Book: Властелин страны кошмаров



Властелин страны кошмаров

Стивен Галлахер

«Властелин страны кошмаров»

Глава 1

Семнадцатая вела себя как последняя сука, впрочем — как всегда.

Звучало это смешно, но Бруно не замечал юмора. Запертые в загоне собаки вечно злились на тех, что еще находились на дневной прогулке, но он подметил, что семнадцатая бесновалась больше других. Она металась с лежака на пол и обратно, и остальные пять лаек, запертые вместе с ней, жались в сторонке, чтобы дать ей место. Однажды, когда Бруно был недалеко от клетки, он видел, как две собаки не успели вовремя убраться с дороги. Теперь они ходили покусанные, в рубцах и шрамах.

Просто она его ненавидела. Она понимала его, как никто другой, и боялась. Бруно облокотился на щетку в крайнем загоне, который он только что подмел, и слушал, как она мечется за грубой деревянной стеной. По полу змеились потеки воды, поблескивая под лампами дневного света. Солнечные лучи никогда не заглядывали сюда.

В дальнем конце загона тихонько скулила одна из собак. Почти над самой головой Бруно — потолок едва достигал шести футов — было слышно, как по доскам непрерывно скребут когти. Шесть похожих на медвежат эскимосских собак на крыше вели себя все беспокойнее, словно к ним по невидимым проводам поступал сигнал тревоги.

Сибирячка в соседнем загоне все металась с пола на лежак, с лежака на пол.

Она ненавидела его.

— Это взаимно, — сказал он вслух и удивился, как резко в холодном воздухе прозвучал его голос.

Прыжки повторялись без сбоев, ритмичные и мощные, словно стучал паровой движок.

«Через пару недель в лаборатории понадобится еще одна собака, — подумал он. — Небось не обрадуешься, попав туда».

Вдруг все смолкло. Было только слышно, как капает вода из шланга, намотанного вокруг трубы в проходе под люком, ведущим на крышу. Даже собаки наверху перестали скрести когтями по доскам.

Бруно ждал, но все было по-прежнему тихо.

— Четвероногие ублюдки! — пробормотал он и стал дальше подметать пол.

Через минуту он кинул щетку в проход. Кое-где по углам еще оставались солома и помет, но с него было довольно. Отцепив электрическую дубинку, которая висела на петле у бедра — Бруно по опыту знал, это лучшее средство воздействия, когда требуется безоговорочное послушание, — он поднял люк, чтобы впустить в загон собак, находящихся снаружи. Они ворвались в клетку, вскакивая на свои лежаки, заползая в клетушки под ними. Они еще не успели устроиться, как он захлопнул крышку люка. Горящие злобой глаза наблюдали за ним, когда он выходил из загона и запирал за собой дверь.

В клетке у семнадцатой по-прёжнему было тихо.

Тот, кто строил это помещение, предпочел красоте прочность. Такие толстые деревянные перегородки обычно ставили в хлеву. Дверь каждой клетки крепилась тяжелыми металлическими петлями. Придерживая дубинку на боку, Бруно приник к проволочному глазку.

Внутри было довольно темно, но ничего необычного он не заметил. Три неповоротливые гренландские собаки лежали на нарах, еще одна наполовину высунулась из клетушки под лежаком.

Чтобы осмотреть углы, Бруно наклонился ближе.

У самого его лица просвистел снаряд из костей и мускулов.

Он отпрянул назад, держа дубинку наготове, но собака не могла его достать в любом случае. Сибирячка рвала пол когтями, и рычала, и брызгала слюной, прижав оскаленную морду к сетке, глаза побелели от ярости, но сетка была прочная и выдержала. Собака отскочила и снова бросилась вперед. На этот раз на сетке остались сгустки крови.

Бруно наблюдал, как она снова и снова кидается на сетку, но ее ярость понемногу затухала.

Зарычали собаки в других загонах, как будто взревел моторами целый парк тяжелых грузовиков. Наверху, на крыше, снова кто-то стал возбужденно носиться и царапать когтями по доскам. Сибирячка кинулась на него еще пару раз, и тогда он достал дубинку и ударил электрическим концом по сетке, когда она прыгнула вперед. Будет теперь скулить от ожогов целый час, если ее не вырубит шок.

Кто следующий? Он напрягся в ожидании.

— Какого черта вы тут делаете? — вдруг раздался удивленный голос.

Бруно обернулся.


Больше всего Мишлен Бауэр не любила сидеть в комнате отдыха с биноклем и следить за богатыми туристами, которые время от времени заходили на станцию одолжить ездовых собак, чтобы подурачиться на леднике. Но что она могла поделать? Их приводила Рашель Жено, а Рашель Жено была падчерицей главы фирмы. И сотрудникам станции приходилось мириться с их присутствием и надеяться, что эти визиты будут краткими и туристы не будут совать нос на объекты.

Она попробовала настроить бинокль. У нее вечно болела от него голова. Объекты ее наблюдения казались не больше булавочной головки там, вдали, где солнце ярко освещало ледник и все было покрыто легкой дымкой. От этого ей было ничуть не легче. Еще дальше вставали острые, покрытые прожилками льда горы.

Кажется, кого-то не хватает. Их должно быть семь, но она видела только шестерых.

Похоже, телохранитель принцессы устроил перерыв, сказала себе Мишлен и, решив, что пора последовать его примеру, опустила бинокль и потерла глаза.

Смотреть в комнате отдыха было особенно не на что: унылая обстановка напоминала захудалый молодежный лагерь. Станция была расположена в Швейцарии, на полпути к вершине горы. Маленький железнодорожный полустанок находился на линии, по которой ездили тысячи фанатов лыжного спорта, но здесь почти никто не останавливался. На станции было двадцать сотрудников, в основном немцы и французы. Четыре большие лаборатории и три операционные, используемые в основном для вскрытий, около тысячи крыс и три дюжины лаек, которые остались с тех времен, когда станция была собачьим питомником. На собаках изредка проводили опыты, но результаты нуждались в проверке: у них был замедленный, «северный», обмен веществ. Никаких оригинальных исследований здесь не проводили, только предварительные испытания готовой продукции: монотонная процедура получения научных данных, анализировать которые будут другие.

За ее спиной Джонни Тостевин пересек комнату, направляясь к кофейному автомату. Интересно, догадается он принести ей кофе или придется его просить?

Она опять подняла бинокль.

Этот ледник, в отличие от других, не был похож на реку льда с неторопливым течением, скорее он выглядел как заполненная снегом котловина, слегка накренившаяся под укрывшими ее горами. Он был далеко не так безопасен, как казалось. Ни один лыжный маршрут с верхних курортов не пролегал здесь из-за глубокой расселины и угрозы снежных обвалов.

— Что там происходит? — голос Джонни Тостевина раздался прямо у нее за спиной. Кофе он ей, конечно же, не принес.

— Болтаются без дела, — ответила Мишлен.

— Они уходили на обед?

— У них было с собой шампанское в корзине. А сейчас они гоняют собак по кругу.

Джонни презрительно хмыкнул:

— Эта чертова дочка председателя. Чтоб она ногу сломала!

Мишлен положила бинокль на стол у окна и, не испытывая желания просить его о чем-нибудь, пошла добывать себе кофе. Джонни захотел взглянуть на то, что происходило вдалеке. Он поднял бинокль и стал наводить фокус. А Мишлен потратила целых полчаса, чтобы настроить резкость для себя! Внезапно она возненавидела все вокруг, это была вспышка ярости против изоляции и окружающих людей, и нехватки светской жизни, и отвратительного телеприема, и потрепанных журналов, переходивших из рук в руки.

У окна зазвонил внутренний телефон. Ей не пришлось подходить: трубку взял Джонни.

Кофе больше не было. Но гнев уже покинул ее, оставив чувство горечи и опустошения. У нее были мозги и честолюбие, и того и другого — больше, чем у дюжины Джонни Тостевинов. Как только она отслужит свой срок, то уж постарается достичь кое-чего получше и помасштабнее в компании. Джонни, в отличие от нее, уже получил все, на что мог рассчитывать. Но он по-прежнему снился ей не менее раза в неделю, и это ее раздражало.

— Ты шутишь, — холодно сказал он в трубку, и Мишлен мгновенно поняла: что-то случилось.

Еще несколько секунд Джонни слушал, затем положил трубку.

— Неприятности в загоне, — сказал он и направился к двери.

Мишлен кинулась за ним, позабыв о том, что нужно продолжать наблюдение.

«Неприятности в загоне» всегда означали только одно — Бруно.


Когда Мишлен появилась внизу у клеток, отстав от Джонни шагов на пять, там уже собралась добрая половина служащих центра, все говорили разом, стараясь перекричать воющих псов. Сотрудники расступились, чтобы пропустить Джонни, и тогда Мишлен увидела чью-то фигуру на голом цементном полу. Это был молодой человек в джинсах и лыжной куртке, которого она никогда не встречала раньше. Он лежал на спине, куртка и рубашка были распахнуты до пояса, и Шантал, одна из лаборанток, склонилась над ним, пытаясь прослушать сердце.

— Я ничего не слышу! — в отчаянии повторяла Шантал. — Я совсем ничего не слышу.

Джонни присел рядом и попытался нащупать пульс на шее. Было тесно, всем пришлось расступиться, чтобы дать ему место. В этот момент Мишлен заметила Бруно. Мрачно скрестив руки на груди, он стоял в стороне от других, и Мишлен в ту же секунду поняла, что внутреннее чутье ее не обмануло. Бруно ей никогда не нравился. Долговязый и нескладный, запущенный, как многие полярные исследователи, он имел привычку вечно что-то выковыривать из бороды и внимательно изучать добытое.

Джонни взглянул на Шантал:

— Искусственное дыхание делала?

— Сразу же.

— Сколько он был в отключке перед тем, как ты начала?

— Я не знаю. Недолго. Спроси Бруно.

Но вместо того, чтобы спрашивать Бруно, Джонни обратился к остальным:

— Давайте перенесем его из этой берлоги в одну из смотровых!

Ему пришлось кричать из-за жуткого воя, поднятого растревоженными собаками.

Четверо подхватили мужчину и потащили его, как бревно. Мишлен, вошедшая в дверь последней, теперь придерживала ее, пока они выносили тело.

— Может, я делала что-то не так? — повторяла Шантал. — До сих пор я работала только с собаками.

Они принесли его в смотровую номер четыре, которая была оборудована как самая настоящая операционная, только все здесь было на четверть меньше, чем обычно, и положили на операционный стол. Ноги молодого мужчины свесились по краям. Двое поддерживали его, пока Джонни снимал лыжную куртку. Он перебросил ее Мишлен:

— Посмотри в карманах, выясни, кто он такой, — и повернулся к остальным. — Что с ним произошло? С чем мы имеем дело?

Без лишних слов пострадавшему надели кислородную маску, Джонни начал массаж сердца, кто-то встал к баллону с кислородом. Грудная клетка мужчины начала вздыматься и опускаться, будто живая. Просматривая карточки и бумаги, которые она нашла во внутреннем кармане лыжной куртки, Мишлен поймала себя на мысли, что думает о нем как о мертвом. Если прошло больше четырех минут до того, как Шантал начала приводить его в чувство…

Он приехал в свите Рашель Жено, хотя раньше в этой компании его никто не видел. Очевидно, он пришел со стороны ледника, вывихнув плечо при падении. Мишлен почла за лучшее не упоминать о том, что она ничего не заметила. Наверное, в это время она как раз возилась с настройкой бинокля. Дагмар, сестра-хозяйка центра, направила его в медпункт, но он, очевидно, свернул не туда и в конце концов оказался у загона для собак. По версии Бруно, он принял незваного гостя за потенциального грабителя или соглядатая и разрешил возникшую проблему, врезав ему промеж глаз электрической дубинкой. После чего мужчина рухнул как подкошенный.

— Он англичанин. Джеймс Харпер, — сказала Мишлен, заглянув в его паспорт. Она слегка запнулась, выговаривая «Джеймс». — Преподает в одной из международных школ в Гштааде.

При этих словах Джонни взглянул на нее, не сбиваясь с ритма.

— Простой учитель? Не «золотая молодежь»?

— Я только что просмотрела его бумаги. Он точно не из богатых.

Джонни продолжил массаж, хотя уже порядком устал. Теперь он крепко призадумался. Мишлен без труда читала его мысли.

Маленький Ризингер, сводный брат Рашель Жено, учился в одной из международных школ. Это было небольшое, весьма дорогое заведение, которое специализировалось на интенсивном обучении посольских детишек. Персонал обычно набирали через агентства за границей, платили им мало, квалификации не требовали, но во время каникул у них появлялась возможность вращаться в таких кругах, которые в противном случае они разве что увидали бы в рекламе «Мартини». Если Джеймс Харпер был только учитель, взятый на одну поездку, и никто в компании его не хватился…

— Пульса по-прежнему нет, — сказала Шантал.

Она принесла стетоскоп из соседней комнаты и прижала его к бледной коже на груди англичанина. На лицах остальных появилось тоскливое выражение, потому что после всех усилий англичанин подавал не больше признаков жизни, чем кусок мяса.

Кто-то другой взялся делать массаж сердца, какой-то лаборант привез каталку с кардиографом и пытался сообразить, куда бы лучше приладить датчики. Джонни посветил в глаза англичанина, но, видно, он имел весьма смутное представление о том, что надо делать. Монитор ЭКГ после подключения демонстрировал обнадеживающий выброс сигнала всякий раз, как на сердечную мышцу оказывали давление, но когда массаж на минуту прекращали, экран показывал прямую линию.

Джонни обратился к безмолвной толпе вокруг:

— Какие будут предложения?

— Укол адреналина в сердце, — предложил кто-то.

— В этом корпусе есть адреналин?

В ответ все только пожали плечами.

— Как насчет новой формулы ЭПЛ? — сказала Мишлен.

Джонни взглянул на нее:

— Что такое ЭПЛ?

Так назывался новый препарат. Мишлен проводила с ним опыты больше шести недель.

— Это стимулятор, — сказала она. — Его формула отличается от адреналина, но по некоторым характеристикам есть сходство. Взгляни на него. Хуже не будет.

Все посмотрели на англичанина, в свете операционных ламп бледного как смерть.

— Неси, — сказал Джонни.

Она помчалась в свою лабораторию, схватила два пузырька с ЭПЛ и самую длинную и прочную иглу для шприца, какую нашла. На обратном пути в конце коридора, ведущего к операционной, она заметила Бруно. Похоже, он слонялся там, пытаясь выяснить, что же происходит, но не испытывая желания подойти поближе. Когда он увидел ее, его сдуло, словно привидение.

Все расступились, пропуская ее. Никаких изменений на операционном столе не произошло. Немногое из того, что она узнала про ЭПЛ за шесть недель опытов, можно было применить к представителю рода человеческого. Так что они здорово рисковали.

Она сказала, обращаясь к Джонни:

— Если это поможет, все будет отлично. А если нет и кто-то заметит место прокола, что тогда?

— Попробуй замаскировать его, — сказал Джонни, — найди веснушку какую-нибудь или родинку.

С минуту она разглядывала кожу англичанина, потом сказала:

— Веснушек нет. Я сделаю прокол через сосок.

Даже Джонни не мог заставить себя глядеть на это.

Они бились над ним еще с полчаса, но было уже ясно, что они зря теряют время. Каждый успел поработать или у кислородного баллона, или массируя сердце. Прямая на мониторе ЭКГ изогнулась только раз, когда кто-то споткнулся о провод.

Наконец Джонни протянул руку и выключил операционные лампы.

— Я иду наверх звонить в Базель. Расскажу о наших сложностях, а там будет видно, что они решат.

— Разве не надо сообщить в полицию? — спросила Шантал.

— Нет, не думаю. Будем делать вид, что ничего не произошло, во всяком случае, до тех пор, пока нам не прикажут иначе. Все возвращаются к своей работе как ни в чем не бывало. Если спросят про учителя, вы ничего не знаете. Кто-нибудь, разыщите Бруно и втолкуйте ему, чтобы он это хорошенько усвоил. Я запру эту комнату, ключ оставлю у себя.

Один за другим они вышли в коридор, подавленные зрелищем смерти. Коридор проходил почти через все здание; в окна вместо стекол были вставлены полупрозрачные панели, которые пропускали только бледный, как бы размытый дождем свет. Мишлен смотрела, как Джонни запирает за ними дверь.

Англичанин лежал как прежде, руки и ноги свешивались со слишком маленького стола.

Мишлен прикрыла ему лицо лыжной курткой.

Джонни пропадал большую часть вечера и вернулся далеко за полночь. Из отдела «Специальных проектов» на полноприводном «мерседесе» прибыла команда, преодолевшая опасный подъем по разбитой колее. Они увезли Джонни и кое-что еще — тяжелый мешок. Рашель Жено и ее друзья уехали часа на два раньше. Похоже, никто из них не заметил отсутствия учителя; скорее всего англичанин был не самым заметным членом их компании.

У Бруно хватило здравого смысла держаться в сторонке. Он укрылся внизу, в загоне для собак, и, возможно, проводил время в раздумьях о будущем, задавая себе глубокомысленные вопросы типа: будет ли у него вообще какое-нибудь будущее, когда фирма с ним разберется.



Был почти час ночи, когда Мишлен обнаружила Джонни в комнате отдыха: вид у него был измученный, он тяжело рухнул на потертую старенькую софу. Джонни взглянул на нее. Глаза его были обведены черными кругами, но в них не было мрачного выражения «прощай надежда», которое она ожидала увидеть.

— Ну что, уладилось? — спросила она.

— Это длинная история. Утром я соберу совещание и все расскажу.

— Не забывай, это я воткнула иглу. Я хочу знать сейчас.

Он вздохнул и на мгновение прикрыл глаза. Он слишком выдохся, чтобы спорить.

— Мы отвезли его обратно в школу. Там человек пять или шесть сотрудников, больше никого. Мы дождались, пока экономка ушла, а остальные сели в школьный микроавтобус и уехали в Гштаад. Тогда мы вошли, раздели его и положили в кровать, зажгли настольную лампу и оставили рядом с ним раскрытую книгу, словом, создали видимость какого-то приступа во сне.

— А потом будет проведено вскрытие, у него найдут ЭПЛ. Может быть, даже найдут прокол в сердце и следы ожога. Что тогда?

— Мы подбросили наркотики на дно его бельевого ящика — гашиш, кокаин. Никто особенно не будет ломать голову над тем, откуда взялись следы ЭПЛ на хроматографе, если под рукой столько наркоты. Решат, что он принял это сам. В остальном нам остается положиться на случай. Ты хорошо сделала прокол. Мы стерли капельку крови, и больше ничего не проступило.

— И это все? Не будет заявления в полицию, не будет объяснений?

Джонни посмотрел в пол и потер щеку, словно она начала неметь.

— Формулировка из Базеля была такая: «Не будем выносить сор из избы». Но боюсь, что этим дело не кончится.

— В каком смысле? — осторожно спросила Мишлен.

— Похоже, будет внутреннее расследование, сотрудников перебросят на другую работу, а центр могут вообще закрыть.

Такая перспектива казалась Джонни не слишком заманчивой. Скорее всего ответственность за несчастный случай придется нести ему как начальнику объекта, несмотря на то, что это Бруно так мастерски владеет электрической дубинкой. Куда бы он ни двинулся отныне, его путь пойдет под уклон. Впервые за время их знакомства Мишлен сочувственно похлопала его по руке. Он рассеянно сжал ее руку в ответ.

Но Мишлен вряд ли заметила это пожатие. Отныне Джонни Тостевин был для нее конченым человеком и посочувствовала она ему чисто рефлекторно.

Мишлен уже начала обдумывать планы на будущее.


А в это время на окраине одного из самых модных швейцарских курортов микроавтобус «фольксваген» по скрипящему снегу подрулил к знаку «Стоп» на повороте перед пустующим зданием школы. Дверцы машины открылись, из нее вылезли трое парней, головы которых приятно гудели в результате хорошо проведенного времени и импортного пива.

— Глядите, Джимбо вернулся, — сказал один из них.

Двое других подняли головы туда, где под карнизом светилось единственное окно.

— Пойдем узнаем, чего он добился от принцессы, — сказал другой, и, нагруженные банками «Стеллы Артуа», спотыкаясь, они двинулись в дом.

Поначалу их было четверо, но Дитер, молодой выпускник-математик из Майнца, ухитрился выдать себя за лыжного инструктора, и две юные американки взяли его с собой на какую-то вечеринку. Вторым был недоучившийся физик из Австралии, двое других были новички, попавшие в международную школу через то же агентство, что и Джим Харпер. Среди них не было ни одного обладателя официального педагогического диплома, но они неплохо ладили с мальчиками и оценки в конце года всегда бывали хорошими.

Они с грохотом совершали восхождение по задней лестнице мимо спального этажа.

— Черт! — воскликнул австралиец, попав на верхнюю площадку, где были расположены комнаты персонала. Раздался грохот — все банки, которые он держал, посыпались на пол. Он кинулся вперед, в голове мгновенно прояснилось.

Джим Харпер лежал на полдороге к площадке. Его тело было обмотано простыней, которая тянулась за ним по полу. Остальные постельные принадлежности — свидетельство долгого и мучительного продвижения к телефону-автомату на площадке — образовали след, ведущий к распахнутой двери его комнаты. Он преодолел две трети пути, но сейчас лежал неподвижно. Одна рука протянута вперед и плотно прижата к доскам пола, словно бледная когтистая лапа поверженной статуи.

Австралиец, который два лета работал спасателем в бассейне, перевернул Джима на бок и, убедившись, что дыхательные пути свободны, стал приводить его в чувство.

Он взглянул на своих приятелей, которые беспомощно стояли, разинув рот.

— Срочно звоните в «Скорую»! Он еле дышит.

Глава 2

— Здесь вечно льет дождь. — Голос Боба Макэндрю эхом отозвался в пустынных обшарпанных комнатах трехэтажного дома. — Надо было покупать лодку вместо дома.

Начало не слишком вдохновляющее, но это была первая настоящая работа за целый год, и Джим Харпер не хотел сразу ее лишиться. Он промолчал. Вздрогнув от холода, он стал раздумывать, удастся ли в пыльном камине разжечь огонь. Можно будет узнать, как только семейство Макэндрю удалится, хотя он особенно не обольщался. Похоже, в этом доме не жили годами, и дымоходы скорее всего забиты сажей и старыми птичьими гнездами.

Макэндрю стоял у большого эркера, самой выразительной детали в комнате. Одно из стекол треснуло и было заклеено скотчем. От этого панорама города и моря вдали казалась картинкой, разрезанной на части. По стеклу стекали бусинки дождя. Джим ждал, но Макэндрю не шелохнулся. Казалось, какая-то мрачная мысль промелькнула в его глазах, пока он стоял, глядя в пространство. В глубине комнаты, в тени, стояла жена Макэндрю, закутанная с ног до головы в дорогие белые меха. Она ни разу не заговорила с тех пор, как появился Джим, их новый сторож. Она следила за Макэндрю, как львица за своим детенышем.

— Боб? — мягко спросила она.

Макэндрю услышал ее. Он взял себя в руки и отвернулся от окна.

— У вас есть вопросы? — обратился он к Джиму.

— Как мне будут платить? — поинтересовался Джим.

— Каждый четверг в городском отделении банка. Вам нужно зайти и предъявить удостоверение личности, а дальше они все знают сами.

— Да, но…

— Вас что-то не устраивает?

— Дело в том, что почти неделю мне не на что будет жить.

— А как же ваш аккредитив?

— Я все потратил на дорогу сюда, — сказал Джим.

Макэндрю посмотрел в потолок и вздохнул. Он считал себя серьезным бизнесменом и не мог понять людей, чей мир вращался не так быстро или был менее упорядочен.

— Ты можешь позвонить утром в банк, правда, милый? — сказала Линн Макэндрю.

Макэндрю нахмурился.

— Так дела не делают.

— Будет тебе.

Голос из полутьмы звучал мягко, убеждающе. Наверное, он подействовал. Джиму было приятно сознавать, что ему кто-то симпатизирует. Он понимал, что его вид не внушает особого доверия. Побриться он не мог вот уже два дня, а подержанное пальто, которое он носил поверх старенькой кожанки, было на два размера больше, чем нужно. Неподалеку на голом полу стоял его чемодан и потихоньку отдавал назад влагу, которую впитал за время долгого пути к Дому на Скалах.

— Хорошо. — Макэндрю выдержал длинную паузу, словно к этому решению он пришел самостоятельно. — Я уполномочу их произвести первую выплату пораньше. Но остальные чеки вы будете получать в установленный срок. У нас есть договор, и свою часть обязательств я выполню. Надеюсь, вы будете выполнять вашу.

— Что конкретно вменяется мне в обязанность?

— Ваше дело до весны отгонять цыган и любителей занимать чужие дома. Я заколотил все окна и вставил новые замки. Запирайте двери на ключ, даже когда выходите на пять минут. Чтобы не было никаких животных и гостей. Местный агент будет время от времени заезжать с подрядчиками, чтобы осмотреть дом. Больше никого не впускать. Ясно?

Джиму показалось, что он будет жить в состоянии непрерывной осады.

— А что, кто-то будет ломиться?

— Три-четыре дома на побережье стоят пустые. На них часто покушаются бродяги и подростки. Сделайте так, чтобы стало известно: этот дом обитаем.

Макэндрю достал бумажник, перебрал пачку визитных карточек, вынул одну и протянул ее Джиму.

— Будут проблемы — звоните агенту.

Джим взял карточку. Адреса на ней не было, только номер телефона. Он поинтересовался:

— А телефон в доме есть?

— Нет. На верхних этажах и электричества нет. Вода, пригодная для питья, только на кухне.

— Скажи ему про пол, — напомнила Линн Макэндрю.

Но Макэндрю только пожал плечами, словно это не имело никакого значения:

— Некоторые доски прогнили. Вы отправляетесь прогуляться в темноте по спальным комнатам, а оказываетесь в подвале со сломанными ногами и задницей, полной заноз. На вашем месте я просто позабыл бы о существовании верхних этажей.

Он глубоко вздохнул и огляделся, как будто сырой, холодный воздух комнаты мог напомнить ему о том, что он позабыл сказать. Джим попытался прикинуть, во сколько обойдется стремление сделать дом пригодным для обитания, но потерял счет нулям, когда Макэндрю обратился к жене:

— Я хочу проверить, все ли окна в порядке. Проведи его по дому и передай ключи, хорошо?

Джим взял чемодан и вслед за Линн Макэндрю прошел на кухню. Пол здесь был покрыт старым линолеумом, стены покрашены глянцевой краской, с потолка свисала стосвечовая лампочка без абажура. Большую часть пространства занимал обеденный стол. Вокруг него стояло три разномастных стула. Рядом находилась пожелтевшая плита. Возможно, когда-то она служила жертвенником, такая она была большая и старая.

— Вот это дом! — сказал Джим, как ему показалось, дипломатично.

— Вот это развалюха, — поправила его Линн Макэндрю.

Она подошла к столу, на котором стоял картонный ящик из-под «Чивас Ригал», в котором хранились два ключа с биркой.

— Боб ведет себя так, словно он тут хозяин.

— А разве нет?

— Боб — банкрот, не восстановленный в правах. Ему не принадлежит ничего. Все это записано на мое имя.

Джим поставил чемодан на пол.

— Что-то в ваших словах не слышно энтузиазма, — сказал он.

— А его и нет. Это отвратительный старый дом в мертвом городе. Однажды Боба уже постигла здесь неудача. Думаю, не последняя. Теперь он хочет что-то кому-то доказать.

Она протянула Джиму два ключа.

— Один от парадной двери, другой от черного хода. Но я думаю, никто в здравом уме не полезет сюда.

Она улыбнулась.

У нее были темные волосы и бледная кожа, бледная даже на фоне белого меха. При ближайшем рассмотрении она оказалась не такой пожилой и не такой замкнутой, как можно было подумать.

— Не говорите так, ведь это моя работа, — произнес Джим.

— Жаль, что мы не можем предложить вам что-нибудь получше.

— Все в порядке. Вы мне ничем не обязаны.

— Возможно. Но я чувствую себя обязанной доктору Фрэнксу, а это кое-что значит. — Ее лицо посерьезнело. — Когда дела у Боба шли хорошо, я приканчивала бутылку «перно» за два дня, пока чуть не отравилась. Алан Фрэнкс откачал меня и запустил мотор снова. А потом, когда дело Боба начало прогорать, у меня все как рукой сняло. Разве это не странно? Я не могу перенести мысли о его успехе, но когда он катится вниз, со мной все в порядке. Я больше не притрагиваюсь к спиртному, хотя пуританкой не стала.

Она кивнула на картонную коробку.

— Тут вы найдете кое-что спиртное, электрический обогреватель и еще несколько вещей, которые немного скрасят вам жизнь.

— Спасибо, — сказал Джим.

Где-то в глубине дома раздался стук молотка.

Линн Макэндрю огляделась вокруг.

— Я думаю, все будет хорошо. У вас, я имею в виду. Я слышала, какой у вас выдался тяжелый год.

— Надеюсь, все будет отлично.

— Прогуляйтесь в город, познакомьтесь с кем-нибудь. Устраивайте вечеринки. Вряд ли тут можно что-нибудь испортить, правда?

— Но ваш муж сказал…

— Он боится, что про этот дом узнают кредиторы и захотят наложить на него лапу. Говорю вам, постарайтесь немного развлечься. Пусть все плохое останется позади, хорошо?

В эту минуту вернулся Макэндрю, и Джим не успел ничего сказать в ответ. В руке Макэндрю держал новенький молоток, на ручке еще остался оранжевый ценник.

— Я как раз советовала нашему сторожу устраивать тут оргии, — сказала его жена.

— Очень смешно. — Макэндрю повернулся к Джиму. — Электрические пробки в холле, вода перекрывается в садике перед домом. Хотите узнать что-нибудь еще?

— Пожалуй, нет.

— Хорошо. — Макэндрю убрал молоток в карман. — Нам еще нужно успеть уложить вещи, чтобы не опоздать на самолет.

Они вышли во двор. С двух сторон его окружали надворные постройки. С третьей был забор и двустворчатые ворота. Выступ крыши служил навесом над дорожкой к дому. Линн и Джим укрылись под ним от дождя, пока Макэндрю, подняв воротник, торопливо открывал дверцу «БМВ».

— Хорошая машина, — сказал Джим.

— Мы ее взяли напрокат, — тихо ответила Линн. — В отличие от виллы, куда мы сейчас едем, ее мы занимаем временно.

Макэндрю наклонился и открыл пассажирскую дверь. Пришло время отправляться.

— Берегите себя… как правильно: Джеймс? Джим?

— Друзья зовут меня Джимбо, — сказал Джим Харпер.

Глава 3

Мокрый шифер и туман — только это осталось в памяти Джима после первой недели пребывания в городке, где ему предстояло провести всю зиму. Дом, в котором он жил, был расположен в миле от города, на крутом обрыве у моря. Стоя у эркера в большой гостиной, Джим мог одним взглядом охватить всю набережную. На берегу был довольно большой пляж, в дальнем его конце виднелся металлический пирс. По нему стало опасно ходить, и его закрыли десять лет назад. Еще дальше был мыс, а за ним — весь остальной мир, по которому Джим так соскучился.

На следующий же день он зашел в банк и уладил свои дела с помощью педантичной блондинки. У нее на груди была табличка с надписью «Мисс К. Приор». Весь день потом он размышлял, как можно расшифровать это «К.», и закупал банки и пакеты с едой, чтобы начать обживать кухню. Вечером, когда наступили неуютные сумерки, но окончательно еще не стемнело, он опять спустился в город. Где бы он ни слонялся в тот вечер, он все время возвращался к железным воротам у входа на пирс.

Правда, в других частях города не было ничего особенно привлекательного. Большие отели времен короля Эдуарда, выходившие на набережную, были закрыты по случаю мертвого сезона, и жизнь в городке почти замерла. Многие магазины были заперты на засов, пассаж на набережной забит фанерой. На часах летнего театра не было стрелок, а касса в несколько слоев была оклеена прошлогодними афишами.

Казалось, все улицы — серые, крутые и пустынные — вели к пирсу.

Он не мог понять, почему так получалось, и задумался, облокотившись о парапет, отделявший набережную от пляжа. Металлическая конструкция пирса, нависшая над песком в ожидании, когда прилив вернет ей утраченные пропорции, казалась выброшенной на берег. Сильнее всего внимание Джима привлекала облупившаяся деревянная башня-фантазия в дальнем конце пирса, над морем. Часть ее когда-то обгорела. Поврежденный участок был обнесен лесами, но никаких следов ремонтных работ не было. Ворота, ведущие на пирс, сверху обмотаны проволокой и заперты висячим замком.

«Да, Джим, — подумал он, — это тебе не Гштаад».

Он получил пару коротких писем от австралийца. В последнем тот писал, что собирается возвращаться домой через остров Бали. Еще Джим узнал, что Рашель Жено, о которой говорилось не иначе как о «недоступной и обожаемой», теперь была в Париже и получала свою порцию тяжкой реальности, смиренно отбывая срок обучения в каком-то доме мод. О своем путешествии австралиец писал, что в нем «много мучений и мало экстаза», и заканчивал пожеланием скорейшего выздоровления. Он тщательно избегал упоминать о каких бы то ни было обстоятельствах той роковой для Джима ночи.

Сам Джим мало что помнил. У него в голове был полный туман, перемежавшийся обрывками кошмаров. Ему здорово повезло, что они осмотрели комнату и спустили наркотики в унитаз, не то из больницы он мог попасть прямо в тюрьму. Но Джим не знал, как наркотики оказались в его комнате, не помнил, что случилось с ним и даже что он делал в предшествующие этому две недели.

Поправлялся он медленно. Вначале его преследовали кошмары, настолько яркие и подробные, что в это трудно было поверить. Потом они прошли, как прошел и частичный паралич, только левая рука потеряла чувствительность и Джим утратил периферийное зрение тоже с левой стороны. Но он этого даже не замечал, просто приспособился поворачивать голову влево немного больше обычного.

А теперь он сторож в доме, куда даже любителей занять чужое жилище не заманишь калачом, спит на раскладушке в кухне этой ледяной коробки на скалах, продуваемой всеми ветрами. У него нет никакой специальности, и для другой работы он не годится, по крайней мере, в данный момент.

У Джима появилась своя теория относительно того, почему Макэндрю хочет отремонтировать этот дом и поселиться здесь. Эта теория возникла, когда Джим любовался панорамой, стоя в эркере большой гостиной. Наверное, Макэндрю хочет смотреть на всех сверху вниз и быть на один шаг ближе к небесам, чем тот город, где он потерпел поражение. Когда Джим смотрел, как прилив бесшумно приближается, чтобы поглотить отшлифованную водой отмель, его внимание все чаще приковывала к себе полуразрушенная китайская башня над ревущим серым морем.



Может быть, он опишет ее в своем дневнике, начатом по совету доктора Фрэнкса. Последнее время он им здорово пренебрегал.

Может быть. Когда-нибудь потом.

Его пожитки были на редкость скудными — только одежда, несколько книг, плакат «Дарк Найт» и старенький приемник, обмотанный изоляцией. Еще предстоял шестимесячный курс лечения, но он старался отвыкать от таблеток, ничего не говоря об этом доктору Фрэнксу. У Джима уже скопился порядочный запас в пластиковом пакете, и ему еще предстояло пожинать горькие плоды своего поведения.

Впереди была долгая зима. Эта перспектива начинала его слегка пугать.

Все время, пока он путешествовал из одного госпиталя в другой сначала в Швейцарии, потом в Англии, он был одержим идеей поскорее вырваться на волю и начать новую жизнь. Но теперь, столкнувшись с реальностью окружающего мира, он стал задумываться, куда это он попал. Хорошо было Линн Макэндрю призывать его к общительности. В морге и то проще: там есть люди, которым можно что-то сказать, даже если они не отвечают.

Если это новая жизнь, о которой он мечтал, то он здорово ошибался.

Все изменилось в тот день, когда Джим нашел бумажник.

Глава 4

Трехэтажный дом с остроконечными чердачными окнами располагался на окраине города. На крыльце, отделанном красной плиткой, было четыре звонка и четыре почтовых ящика с номерами квартир. Никаких имен. В ту минуту, когда Джим раздумывал, что же делать дальше, дверь распахнулась.

От удивления девушка встала как вкопанная. На фотографии просроченного пропуска, который он нашел в бумажнике, была не она.

— Вы кого-то ищете? — спросила она.

— Я ищу Линду Маккей, — сказал Джим. — Она здесь живет?

— Квартира наверху. Но ее нет дома.

— А вы не знаете, когда она вернется?

— Нет. Но я знаю, где ее можно сейчас найти. Пойдемте, я вам покажу.

Она толкнула дверь, щелкнул замок. Убедившись, что дверь заперта, она сделала знак Джиму следовать за ней на улицу.

Девушка шла быстро, и Джим с трудом догнал ее.

— Вы уже успели осмотреться в наших местах? — спросила она.

— Более-менее. Это не заняло много времени, — сказал он и с запозданием понял, что уже встречал ее раньше. — Вы не в банке работаете?

— Да. Представляете, это была самая перспективная работа, какую я смогла здесь найти. Похоже, это не самый процветающий город.

Они свернули на дорогу, которая вела вниз, к центру города. Многие дома были разделены на отдельные квартиры, для сдачи в разгар сезона, на других висели объявления о продаже.

— Я проглядел все глаза в поисках хоть какой-то светской жизни. Ее действительно нет, или я ошибаюсь? — спросил Джим.

— Похоже на правду, — сказала девушка по имени «Мисс К. Приор». — Когда-то были танцы в павильоне на пирсе, но павильон сгорел. Потом был крикетный клуб, но его закрыли, когда Боб Макэндрю разорился. А теперь осталось только кафе «У Спенсера».

— Что это такое?

— Мы как раз туда идем. Это кафе и лавка подержанных вещей. Заведение открылось в 1958 году и с тех пор не претерпело никаких изменений.

Они подошли к перекрестку. Фургон мясника с прогоревшей выхлопной трубой медленно ехал на красный свет.

Девушка тронула Джима за локоть:

— Вон там, под навесом, — указала она.

Светофор переключился, фургон нетерпеливо рванул вперед и заглох. Джим оглядел темно-серый ряд магазинов. Тротуар перед ними был защищен навесом на металлических столбах. Джим укрывался под этим навесом накануне, когда хотел выбрать книги в букинистическом магазине. Магазин был закрыт, лил дождь. Джим заметил маленькое кафе через два дома дальше по улице, но не пошел туда.

— Я знаю это кафе.

— Вот и хорошо. Вы найдете Линду там. По правде говоря, когда идет дождь и библиотека закрыта, там можно найти кого угодно.

Она собралась уходить, послушная молчаливому зову служебного рвения.

— Еще увидимся.

— Конечно, и спасибо вам, — сказал он.

У него возникло странное чувство, словно он терял единственного союзника, которого успел приобрести в этом городе. Джим крикнул вдогонку:

— Что значит «К.»?!

Она обернулась на ходу, помахала рукой и ушла.

Лавка подержанных вещей и церковной утвари занимала всего одну витрину кафе. Там были выставлены пластмассовые святые и картинки с изображением знаменитых религиозных сцен. Все эти запыленные реликвии, истекающие кровью сердца, католические кадильницы были свалены, словно надгробия на парижском кладбище, позади запотевшего стекла. Никаких ценников не было. Джим вошел в кафе.

Линду Маккей он увидел сразу.

Ее бумажник он нашел этим утром на тропе, сбегавшей уступами между скал к городу. Прямоугольный бумажник, который пристегивается карабином, такими пользуются и мужчины, и женщины. Внутри были деньги. Еще там лежали два читательских билета на ее имя, квитанция на ремонт часов, из которой он узнал ее адрес, и пропуск с фотографией. По этому снимку он и узнал ее сейчас. Она оказалась на 3–4 года старше своей фотографии, волосы носила короче. Линда была одна, на столике перед ней лежал раскрытый журнал. Но журнала она не замечала и в мыслях витала где-то далеко.

Она даже не подняла головы, когда он остановился рядом.

— Простите, кажется, это ваше?

Она взглянула сперва безучастно, потом словно очнулась.

— Господи, конечно! — обрадовалась она, но тут же спохватилась, не слишком ли громко говорит, и оглянулась на хозяина кафе.

За стойкой на нее никто не обратил внимания, тогда она заглянула Джиму в глаза. И он увидел, что у нее глаза голубые, почти фиалковые.

— Где вы его нашли? — спросила она.

«Какая разница? — подумал он. — Кажется, я влюблен». И он начал рассказывать ей про тропу среди скал.

— Из вас получился бы хороший детектив.

Она слегка улыбнулась. Эта улыбка словно бы говорила: я вас не знаю, но вы мне симпатичны, вы можете зайти в мой сад, но одно неверное движение — и я умчусь в дом и запру все замки. Сначала ему показалось, что она кого-то напоминает. Пожалуй, нет, решил он потом.

Его рассказ так затянулся, что спустя пятнадцать минут они все еще сидели рядом. А когда она предложила заказать чайник перестоявшегося чая, которым славилось это кафе, Джим отказывался только для вида. Пока ее не было, он сбросил пальто на спинку стула и почти совсем расстегнул кожанку. Он считал, что в этой куртке из хорошей кожи он похож на нонконформиста или борца за свободу. В пальто же он казался себе сиротой-переростком.

Ему было хорошо. Сколько он себя помнил, определенный тип девушек всегда вызывал у него одинаковую реакцию. Австралиец говаривал, что его член, как стрелка компаса, указывает на голубоглазую красотку. Конечно, это вранье… хотя ему хватило десяти минут, чтобы влюбиться в Рашель Жено. Он наблюдал, как она играет в теннис, из окна библиотеки дома Ризингеров.

И чем это кончилось…

Пока Линда Маккей делала заказ у стойки, он взглянул на журнал, который она читала. Журнал был раскрыт на странице, где предлагалась работа. Некоторые объявления были помечены вопросительным знаком. Но журнал был как минимум двухнедельной давности, так что эти карандашные пометки больше походили на укоренившуюся привычку чертить что-нибудь на полях.

Линда принесла дребезжащий поднос. На нем стояли хромированный чайник и керамические чашки, плохо сочетавшиеся друг с другом. Пока она расставляла все это на столе, Джим получил возможность внимательно ее рассмотреть. Волосы, небрежно уложенные в стиле Жанны д’Арк, обрамляли ее продолговатое, с тонкими чертами лицо. На руках не было колец, но в наши дни это еще ни о чем не говорит.

— Где вы живете? — спросила она, и он рассказал о своей службе в Доме на Скалах. Она слышала про Макэндрю — в этом городе трудно было не услышать о нем хоть что-нибудь — и видела сам дом, когда гуляла накануне вечером.

— Вы действительно там живете? — недоверчиво спросила она.

Джим прекрасно понял, что она имела в виду. В своем нынешнем виде дом был мало похож на уютное гнездышко.

— Я разбил свой лагерь на кухне.

— Ну и как там?

— По ночам чертовски холодно.

— Могу себе представить. А чем вы занимались раньше?

Но он постарался переменить тему разговора, чтобы не рассказывать про больницы.

Джим решил, что чай в кафе «У Спенсера» был еще хуже своей репутации, но промолчал, чтобы не нарушить дружеской атмосферы. Украдкой взглянув на часы, он с удивлением обнаружил, что прошло уже больше часа. Новые посетители в кафе не заходили… Все так же сидели у окна невзрачные панкующие девочки-подростки, и старичок читал ту же самую страницу потрепанной книги в бумажной обложке. Джим чувствовал, что встреча подходит к концу… Что бы такое сделать, чтобы знакомство на этом не оборвалось? Она проявила интерес к Дому на Скалах. Может быть, ей захочется осмотреть его?

— Кажется, на сегодня с меня хватит этого заведения, — она произнесла это прежде, чем Джим успел высказать свое предложение вслух. — Может быть, прогуляемся вниз к павильону, или у вас есть дела?

— Ничего особенно срочного, — произнес он небрежно.


Поеживаясь под порывами холодного ветра, налетавшего с моря, они шли по улице и она рассказывала о себе.

Ее мать умерла молодой, отец жил в Корнуолле. Раньше она работала в авиакомпании, потом в компьютерной фирме, которая обанкротилась. В городе она всего несколько недель. Ей была обещана работа в адвокатской конторе, она сняла квартиру, но контора разорилась. И она пополнила ряды местных безработных. Ей приходится что-то подыскивать себе, иначе она потеряет пособие. Ей и так уже намекали, что она живет за счет налогоплательщиков.

— Не знаю, откуда у этих людей представление об окружающем мире. Может, я живу в другом измерении?

Она сказала, что собирается пожить в городе еще. Даже если ей перестанут выплачивать деньги, она все равно останется: у нее есть небольшие сбережения, о которых никто не знает. И вообще, как можно всерьез заниматься поисками работы, если тебе приходится сниматься с места и переезжать каждые два месяца?

Он узнал и кое-что еще. Например, что девушку, которая работает в банке, зовут Ким и что, несмотря на видимость, даже в таком унылом городишке можно познакомиться и подружиться с новыми людьми. А к следующему лету появится работа в гостиницах и пассаже. Конечно, это не бог весть что, но все же лучше, чем пойти на дно.

Ему захотелось рассказать ей что-нибудь интересное, произвести впечатление. «Не попробовать ли старый трюк с лыжным инструктором?» — подумал он, но решил, что в данных обстоятельствах это не совсем уместно.

А потом кое-что произошло, и он выбросил это намерение из головы.

— О нет, неужели опять… — процедила она сквозь зубы.

Старенький автофургон, который только что проехал мимо, разворачивался в сотне ярдов от них. Линда повернулась к Джиму, в ее голосе звучала настоятельная просьба:

— Послушайте, Джим. Сделайте для меня одну вещь. Притворитесь, будто мы знакомы сто лет, и подыграйте мне. Я вам потом все объясню.

В ту минуту, когда фургон поравнялся с ними, Джим почувствовал, как Линда просунула руку ему под локоть.

Мужчина, который вылез из машины, был ровесником Джима, но повыше и потяжелее. Носил он темно-синюю морскую куртку и джинсы, волосы стриг слишком коротко. В этой простецкой одежде он был похож скорее на студента-переростка, чем на работягу.

— Познакомьтесь, это Стивен Федак, — сказала Линда. — Стив, это Джим Харпер. Мы знакомы ужасно давно. Я не поверила своим глазам, когда он запросто вошел в кафе «У Спенсера».

Федак так глянул на них тусклыми, словно стеклянными, глазами, что Джим прекрасно понял всю ситуацию. Линда вряд ли добавит к этому что-то новое.

Игнорируя Джима, Федак произнес:

— Я хотел поговорить с тобой.

— Мы уже поговорили. — В голосе Линды прозвучали предостерегающие нотки.

Джим почувствовал, как ее пальцы сильнее сжали его локоть.

— Послушай, Ким сказала, что не сможет побыть с нами сегодня вечером. Можно, я захвачу с собой Джима? — спросила она.

Судя по выражению его лица, Федак с большим удовольствием обменялся бы рукопожатием с проктологом. Но через мгновение он сделал над собой видимое усилие и взял себя в руки.

— Конечно, почему бы и нет? — произнес он.

— Джим сейчас работает на Боба Макэндрю.

При этих словах Линды Федак посмотрел на него с заметным интересом.

— Это правда? — спросил он, и на его лице появилось приветливое выражение, искреннее, как картонная маска. — Ну, увидимся в семь, — сказал он.

— Ты приедешь в фургоне? — спросила Линда, но Федак покачал головой.

— Надо перегнать фургон к Терри и начать «раздевать» его. Я буду на «фольксвагене».

Джим смотрел, как фургон, погромыхивая и чихая мотором, развернулся еще раз и уехал в сторону набережной. Линда наконец выпустила его руку.

— Извини, что я втянула тебя в эту историю, — сказала она.

— Не извиняйся.

— Ты, наверное, понял, в чем дело.

— Чтобы подыграть тебе, вполне достаточно. Это надо рассматривать как приглашение на сегодняшний вечер, или как?

Она робко улыбнулась:

— Если ты можешь стать выше обстоятельств, под давлением которых это приглашение было сделано.

— Я могу стать выше чего угодно, скажи только, куда мы идем?

— Просто заедем в пару пивных, чтобы передохнуть и забыть на время про этот город живых мертвецов.

Джим тут же вспомнил свой ограниченный гардероб и еще более ограниченные ресурсы:

— Это будут не самые… шикарные заведения, правда?

— Ты имеешь в виду «дорогие»? Нет, приходи в чем есть.


«Ну, ты даешь, Джим», — подумал он. Пока он поднимался по тропинке среди скал — кратчайшей дороге к дому, он радовался, как ловко все у него получилось. Только одно слегка омрачало его настроение — он никак не мог сообразить, что в его поведении привело к такому потрясающему успеху. Впереди его ждал Дом на Скалах, уже не тюрьма, а просто трехэтажное здание с полукруглой крышей, кремовые стены которого начинали шелушиться.

Это приглашение Джим получил очень вовремя. Вся его светская жизнь за последние несколько месяцев состояла из единственной вечеринки, на которую его уговорил пойти знакомый ординатор. Они встречались с двумя медсестрами. Джим подозревал, что все это устроил доктор Фрэнкс, но все равно пошел. Весь вечер медсестры дули пиво и рассказывали, как они принимали участие в «специальных» занятиях студентов-медиков. Имелись в виду занятия по венерическим болезням, проходившие в госпитале дважды в неделю. Джим остался вполне доволен тем, как он справился с этой вечеринкой, хотя его приятель к концу напился вдрызг.

Он нуждался в общении. У него было чувство, словно он жил вполсилы слишком долго и успел к этому привыкнуть.

Кто бы мог подумать?

В конце концов мир не так уж плох.


Джим поднялся в Дом на Скалах и совершенно не удивился, что в дом никто не вломился и не утащил его приемник, гнилые доски пола и рваные обои. В это самое время Линда Маккей задергивала шторы в своей мансарде, хотя до вечерних сумерек было еще далеко. Она наполнила водой бак нагревателя, но принять ванну можно будет не раньше, чем через полчаса.

При свете настольной лампы она неторопливо разделась и облачилась в мягкий халат, местами совершенно поношенный. У нее были и другие халаты, но с этим она никак не хотела расстаться. Он воплощал для нее связь с прошлым. На нем она вышила свое имя — сколько лет назад это было? Давным-давно, в те наивные времена, когда она считала вышивку занятием, достойным внимания.

Она думала о Джиме Харпере. Он наконец нашел то, что ей пришлось подбросить на тропу, недалеко от его жилья.

И вовремя нашел, она уже стала удивляться, что же нужно сделать женщине, чтобы на нее обратили внимание в этом городишке.

Глава 5

Джим пришел на свидание раньше срока. У какого-то дизайнера возникла безумная идея создать беседку-пагоду, и сейчас она стояла на лужайке у моря, окрашенная в зеленый цвет и покрытая многочисленными надписями. В ней свободно гуляли дождь и порывы ветра. Джим стоял и дрожал на самом сухом кусочке пространства, какой смог найти под навесом. Кругом воняло мокрыми газетами и чем-то еще менее приятным.

Линда Маккей присоединилась к нему пятью минутами позже.

— Ну и вечерок мы выбрали, — сказала она, отряхивая складной зонтик. — Я решила прийти пораньше, чтобы ты не попал в неловкую ситуацию. А то Стива ты едва знаешь, а с Терри и вовсе незнаком.

Она имела в виду Терри Сакса, делового партнера Стивена Федака, совладельца автофургона, который они видели сегодня днем, и четвертого участника вечерней экспедиции. Джим чувствовал себя не в своей тарелке и надеялся получше разобраться в ситуации в течение вечера. Он все старался внушить себе, что как бы ни обернулось дело, для него все это не имеет значения. Что ему терять, в конце концов?

— А вот и Терри, — сказала Линда.

Он бежал к ним, съежившись под дождем. Его парусиновый пиджак был на размер меньше, а свитер под ним на размер больше, чем нужно. Спортивные тапочки вряд ли защищали его от луж на дорожках набережной, через которые он прокладывал свой путь. Маленький и щуплый, он был волосат, как мартышка.

Линда представила их друг другу. Капли дождя бриллиантами сверкали в его темных волосах. Терри Сакс был карманным изданием Фрэнка Заппы с огромными простодушными глазами. Руку Джима он пожал кратко и вяло.

Линда спросила его про автофургон.

— Он будет в ремонте, по меньшей мере, неделю. Нужно кое-что заменить.

— А как же ваш бизнес?

Он пожал плечами:

— Будем простаивать, пока просто не на чем перевозить оборудование. Завтра придется сделать несколько телефонных звонков.

Послышалось слабое «би-бип».

— Это Стив, — сказала Линда.

Переждав, пока утихнет очередной порыв ветра, они покинули навес. В этом убежище вновь могли хозяйничать пауки и старенькие привидения, которым было некуда больше податься.

Федак и средство передвижения ожидали их на стоянке, рассчитанной на десять машин, для сотрудников павильона. Когда-то эта площадка пустовала, потому что была обнесена заградительной цепью. Сейчас она стояла пустая из-за отсутствия сотрудников. Средством передвижения служил десятилетний «фольксваген», неумело выкрашенный темно-зеленой краской. Кто-то был настолько безалаберный, что начал было его переделывать и бросил. Об этом говорили пятна грунтовки и полосы шпаклевки, сквозь которые начала проступать ржавчина.

Все трое залезли внутрь: сначала Линда, потом Джим и последним Терри Сакс, который сел на переднее сиденье. Федак сразу рванул с места. Радио в машине работало слишком громко, и Терри пришлось почти кричать:

— А где Ким?

— Около девяти ей должен звонить приятель из Германии, — сказала Линда.

Он кивнул и стал смотреть вперед.

Федак круто развернул «фольксваген», и они покинули стоянку. В машине было невозможно разговаривать: слишком громко играла музыка. Впрочем, двигатель грохотал ничуть не меньше. На заднем сиденье было так тесно, что Джим чувствовал дыхание Линды на своей щеке.

Они ехали вдоль побережья, удаляясь от города и Дома на Скалах. По этой дороге Джим впервые прибыл в город на автобусе. В этих местах полоса пляжа становилась шире, к морю подступали поля. За несколько минут им попались на дороге три-четыре указателя стоянок для трейлеров и жилых автофургонов. Один указатель был замотан брезентом. Владельцы остальных, очевидно, полагали, что достаточно запереть ворота стоянок — и всем станет ясно: наступил мертвый сезон.

По мере удаления от города начались помехи трансляции, и Федак настроился на другую волну. Они свернули на проселочную дорогу, уходившую от моря в сторону пустоши.

Пивная, до которой они добирались около получаса, представляла собой низкое каменное строение. Двор, обнесенный стеной, служил стоянкой для машин и освещался единственным прожектором. Вокруг расстилалось целое море вереска, который пропал, как только Федак выключил фары машины. Они вылезли, отряхнулись и пошли в пивную. Насколько Джим успел заметить, кругом на пустоши не было видно ни одного огонька.

Спустя пять минут Джим сидел за столиком у большого очага. Он уставился в кружку с портером и лихорадочно придумывал, что бы такое сказать.

Линда оставила его одного в незнакомой компании и пошла разыскивать дамскую комнату в этом доме, который когда-то был частью фермы. Джим оказался бы в щекотливом положении, спроси его Федак про их с Линдой предполагаемую старинную дружбу. Поэтому он задал вопрос первым:

— Каким бизнесом вы занимаетесь?

— Чистим с помощью пара, — сказал Терри Сакс. Он ближе всех сидел к огню, и от его одежды шел пар. — Мы потратили все наши сбережения, чтобы купить оборудование и фургон.

— Двигатели машин и всякое такое?

— Кухни в гостиницах, — сказал Федак, сделав видимое усилие, чтобы говорить спокойно. — В щелях и закоулках за сезон скапливается столько дерьма, что вычистить все можно только порошком и паром под давлением. В противном случае санинспектор грозит закрыть заведение. Такую работу только в мертвый сезон и делать. Мы приезжаем и вычищаем все хозяйство. Отвратная работенка.

— Приносит доход? — поинтересовался Джим.

— Почти нет. То оборудование ломается, то фургон встанет. А без фургона мы не можем перевезти баки и компрессор.

Как выяснилось, и Стив, и Терри работали в фирме Боба Макэндрю, которая разорилась. Макэндрю первый открыл в этой части побережья несколько залов с игровыми автоматами еще в те времена, когда видеоигры считались дорогой и бесперспективной игрушкой. За пять лет он развернулся, но потерял все в течение шести месяцев в конкурентной борьбе с японцами. По какой-то необъяснимой причине эта неудача подняла его во мнении большинства жителей города. Благодаря своим трудностям он стал героем.

— Когда дело было на полном ходу, — сказал Федак, — на него работало почти сто двадцать человек. Сейчас они в основном разъехались по разным местам. Если вы, гуляя по набережной прошлым летом, встречали кого-нибудь моложе шестидесяти, можно считать, что вам крупно повезло.

Вернулась Линда, и Федак подвинулся, чтобы дать ей пройти.

— С тех пор все так изменилось, — продолжал он. — Муниципалитет учредил совет директоров. Три недели назад они объявили, что замораживают все субсидии до будущего года, поскольку деньги ушли на административные расходы.

— А мы должны были еще платить за новый фургон, — угрюмо произнес Терри Сакс, глядя, как в стакане лопаются пузырьки. Он заказал светлое пиво с черносмородиновым соком, но к напитку не притронулся. Джим его вполне понимал.

— Это был полнейший крах. — Федак, похоже, разговорился. — У нас уже начало кое-что получаться, а теперь мы опять на самом дне. Еще бы шесть месяцев, и у нас было бы собственное дело. Мы втихаря занимались «левым» программным обеспечением, и Макэндрю ничего про это не знал. Но он прикрыл лавочку до того, как мы успели что-нибудь закончить.

— Я этого не знала, — сказала Линда.

— Нам приходилось помалкивать, — объяснил Терри. — Большая часть того, что мы делали, было незаконно.

— Как это — незаконно?

— Как программа «Дэус» например, — заговорил опять Федак. — Так мы называли «Дэус X», она должна была стать законченной программой-взломщиком. Продать ее официальным путем было невозможно. Мы собирались заключать разовые приватные сделки. Нам платят, мы напускаем «Дэус» на базу данных конкурента нашего заказчика. Это была гениальная идея. Большую часть программы разработал Терри.

— Вы действительно можете это сделать? — спросила Линда.

— Большинство хакеров — взломщиков программ — обычно работают на тех людей, которых грабят. А когда их ловят с поличным, вы о них уже больше ничего не слышите. Посторонним труднее запустить программу-взломщика, потому что локальные сети, как правило, не подключены к модемам. Но стоит попасть в один компьютер, и можно там навести демократию. Терри придумал одну такую программу, называется «Мэгги». Вы вводите ее в компьютер, и база данных превращается в полный хаос. А потом мы работали над одной видеоигрой, мы ее назвали «Понюшка табаку»…

Вскоре бар стал заполняться мужчинами в спортивных пиджаках с платочками на шее и дамами в вечерних туалетах. Линда предложила либо заказать еще по одной, либо ехать дальше.

Когда они вышли на улицу, дождь лил вовсю. Федак побежал за «фольксвагеном», потерявшимся сейчас среди «вольво» и «саабов». Остальные ждали его у дверей. Джим отметил про себя, что Линда молчала почти весь вечер. Сейчас она тихо спросила у Терри Сакса:

— Стив уже пил?

— Перед тем, как мы выехали? — Терри пожал плечами, он явно пытался уклониться от ответа. — Понятия не имею.

«Фольксваген» резко затормозил перед ними. Последние ярды он пронесся юзом, только гравий полетел из-под колес.

Федак включил фары только тогда, когда машина остановилась.

Они загрузились внутрь, дверцы захлопнулись. Не успел Джим отдышаться, как машина была уже на полном ходу.


— Приношу свои извинения, — сказал Федак, оглядываясь вокруг.

Терри, Джим и Линда вслед за ним вошли в пивную.

Когда-то это был большой каретный сарай, стоянка для дилижансов на краю деревни среди вересковой пустоши. Судя по всему, владельцы заведения воспользовались услугами дизайнера. Теперь здание больше походило на кошмарное творение диснеевских художников на тему старушки-Англии.

Народу здесь было больше, но публика такая же. Федак стал протискиваться к стойке, а они втроем заняли столик недалеко от входа, который только что освободился.

Джим посмотрел, не нужно ли помочь Стивену. Но Федак уже успел привлечь внимание одного из барменов и получить заказ, обойдя очередь в пять человек. Никто не сказал ему ни слова, и Джим отлично понял почему. Федак распространял вокруг себя неуловимое, но отчетливое ощущение опасности. Чем больше он расслаблялся, чем охотнее говорил, тем становилось хуже.

Линда расспрашивала Терри о том, чем кончилась его последняя попытка найти работу — неделю назад его вызывали на предварительное собеседование. Он шесть часов трясся в электричке, чтобы поболтать о том о сем и обменяться вялым рукопожатием в конце беседы. Это рукопожатие подсказало ему, что работу он опять не получит. Джим снова взглянул на Федака. Тот покинул стойку, ухитряясь нести все четыре стакана сразу, хотя ему пришлось на полпути сделать остановку, чтобы взять их половчее. Через секунду он двинулся дальше, но Джим успел заметить, как блеснула у него на поясе металлическая фляга, из которой он весь вечер подливал в свой стакан.

Сев за столик, Федак обратился к Джиму:

— Значит, вы живете там, на скалах. Что заставило вас взяться за такую работенку?

— Раньше я был учителем за границей. Но это продолжалось недолго.

— А что случилось?

— Ничего не случилось. Просто работа кончилась, вот и все.

Довольно скоро выяснилось, что Федак вознамерился повеселиться. Единственное, что могло поднять ему настроение в данную минуту, была какая-нибудь неприятность из жизни Джима Харпера.

— Работа сторожа — большой шаг вниз по социальной лестнице, — сказал он.

— Не больший, чем работа уборщика для вас, — ответил Джим.

— Стив! — произнесла Линда, и в ее голосе послышались угрожающие нотки. Трое мужчин посмотрели на нее. Она говорила так отчетливо, что ее слова долетали до соседних столиков. — Ты ведешь себя как мерзавец.

Наступила пауза.

Федак смотрел на Линду и не знал, что сказать. И вдруг, словно что-то сломалось у него глубоко внутри, он опустил голову и угрюмо уставился в свой стакан, наполненный до половины.

Программа вечера подходила к концу. Деньги кончились, стаканы убраны со столика, пора было уходить. Они побрели к выходу друг за другом, прокладывая путь в толпе между столиками. Оказавшись у двери, Джим почувствовал, как кто-то тронул его за плечо. Терри Сакс молча придержал его.

Дверь захлопнулась, Линда и Федак очутились на улице. Небо очистилось, стоянка мокро поблескивала под желтыми фонарями. Две тени остановились на дороге, о чем-то поговорили. Тень повыше повернулась и зашагала прочь. Другая тень чуть помедлила, потом последовала за первой.

Терри Сакс облегченно вздохнул и выпустил руку Джима. Он так ничего и не сказал, даже не взглянул в его сторону.

Они вышли на улицу.

Стоянка была забита, и «фольксваген» остался стоять на дороге, заехав передними колесами на траву. Стоянку окружала непроглядная тьма. Джим медленно подошел к машине, но Федак еще возился с замком.

— Итак, мальчики и девочки, — в голосе Федака звучала напускная бодрость, — еще совсем рано, и мы не успели подружиться. У кого будут предложения по поводу дальнейшей программы?

Предложений ни у кого не оказалось. Бесплатные развлечения не приходили в голову никому. Федак избегал Линды.

Тогда Джим сказал:

— Кто-нибудь хочет взглянуть на новый дом Макэндрю?

— Что мы там будем делать? Устроим маленькую охоту за привидениями? Будем выстукивать стены в поисках секретных панелей и разыскивать скелеты за кирпичной кладкой? А может, просто будем считать дырки от жучка на мебели, пока не уснем?

— У меня есть бутылка.

— Это уже больше похоже на деловое предложение, — сказал Федак.

Они снова набились в машину и поехали в сторону побережья. Дорога почти все время шла под уклон, на первом же длинном спуске Федак выключил двигатель и ехал накатом, чтобы сэкономить бензин.

В ту же минуту Линда наклонилась вперед:

— Я уже говорила тебе, Стив. Или ты заводишь двигатель, или я иду домой пешком.

Федак подчинился. До конца поездки он не произнес больше ни слова.

По шоссе Джим добирался до Дома на Скалах всего один раз, в первый же день по приезде. Тогда он еще не знал про тропу среди скал. Дорога делала несколько резких поворотов, два из которых нависали прямо над морем. Джим ожидал, что Федак будет демонстрировать лихачество, но так и не дождался.

Они оставили машину не на заднем дворе, а у более внушительного парадного подъезда. Пока Джим отпирал дверь, Федак сказал, заметив новый замок:

— Серьезные меры безопасности.

— Непонятно только зачем, — добавил Терри Сакс. — Что он задумал?

— Он боится незваных гостей, — объяснил Джим, переступая порог и включая свет. — Я здесь только поэтому.

В холле висела голая лампочка, никакого ковра на полу не было. В некоторых местах с потолка обвалилась штукатурка и видна была дранка.

— Сквоттеры вряд ли на такое захотят покушаться, — произнес Федак. — Где выпивка?

— В кухне.

— Значит, и мы пойдем на кухню.

Федак целеустремленно двинулся вперед, слегка обеспокоенный Терри Сакс пошел за ним. Джим задал себе вопрос, надолго ли хватит бутылки «Гленфаркласа», полной только на две трети, которую Боб Макэндрю принес ему в дар, сам того не ведая. Он было последовал за остальными, как его снова остановили. На этот раз Линда.

— Пожалуйста, на минутку, — сказала она.

Федак приостановился в дальнем конце холла.

— Джим хочет показать мне дом, — объяснила она. — Идите, мы к вам присоединимся чуть позже.

С минуту Федак пристально смотрел на них. Потом резко повернулся и ушел за дверь, которая вела в задние комнаты.

— Наверху нет электричества, и пол не слишком надежный… — начал было объяснять Джим, но Линда остановила его. В глубине дома хлопнула дверь — Федак разыскивал кухню.

— Это неважно, — сказала она. — Я хотела извиниться.

— За что?

— Стив ведет себя вызывающе, это из-за меня. Не стоило впутывать тебя в эту историю.

— Не переживай.

— Он неплохой, правда. Просто ты видишь его не с лучшей стороны.

— Я знаю, не беспокойся. Я отлично провожу время. Наверное, пора присоединиться к ним?

Линда ничего не ответила. В коридоре было холодно, она обхватила себя руками, чтобы согреться, и улыбнулась ему. «Один взгляд этих глаз способен растопить даже золото», — подумал он.

Кажется, австралиец не так уж неправ, в конце концов.

Они прошли через весь дом, следуя по маршруту, помеченному лампочками, которые Федак включал на своем пути. Он-таки нашел кухню и сидел у плиты, покачиваясь на стуле. Терри Сакс устроился рядом на столе. Оба держали чашки, которые они раздобыли на полке над раковиной. Между ними стояла бутылка, содержимое которой уменьшилось на пару дюймов.

Федак повернулся к Джиму вместе со стулом.

— Мы толковали о тебе, Джимми, — сказал он громче, чем следовало. — Мы считаем, что тебе здесь не слишком удобно, и собираемся кое-что предпринять по этому поводу.

Джим взглянул на Терри Сакса. Лицо Терри выражало только одно — стремление скрыть свои мысли.

— Что, например? — спросил Джим.

— Хотим тебя обеспечить мебелью. Чтобы было немного уютнее.

Теперь Линда посмотрела на Терри, но он сказал:

— Не смотрите так на меня. Я понятия не имею, о чем он говорит.

— Вам и не обязательно знать, — произнес Федак, наклоняясь вперед, так что передние ножки стула стукнулись об пол. Он встал.

— Вы будете только наблюдать. Пошли обратно в машину.

Похоже, Линде это не слишком понравилось. Но Джим был согласен на любой план, лишь бы подольше быть рядом с ней. Ему совсем не улыбалось сидеть в пустом доме и наблюдать, как Стивен Федак методично напивается.

Запирая дверь на замок, Джим услышал, как Линда спросила:

— Стив, с тобой все в порядке? Ты можешь сесть за руль?

— Было бы не в порядке, я бы за руль не сел.

Он едва не врезался в каменный столбик на подъездной аллее.

Выехав из города, они направились в сторону скал.

— Я думала, эта дорога идет в никуда, — сказала Линда.

Терри Сакс повернулся к ней:

— Через пять миль будет старый маяк, а потом тупик.

— Ну-ну, мальчики и девочки. Не надо никаких домыслов. Сидите и ждите. — Федак плотно сжимал руль и смотрел на узкую дорогу, освещаемую только фарами.

Минут десять они молчали, силясь понять, что же задумал Федак. Высокие заборы по обе стороны дороги мешали определить направление, в котором они двигались. Судя по всему, Федак знал, куда едет. В конце концов он свернул в открытые ворота, за которыми было поле, и остановил машину. Выключив двигатель, он вышел, остальные за ним.

Небо очистилось еще больше, кое-где появились звезды, выше облаков выглянул серебряный диск луны. На фоне неба темнел силуэт дома. На лужайке перед ними высились заросшие столбы от ворот. Федак направился прямо туда.

— Послушай, Стив, что ты делаешь? — спросила Линда.

— Это дом Мойнаханов, — обернулся к ним Стив, даже не пытаясь говорить потише. — Уже год, как в доме никто не живет, какие-то сложности с завещанием. Там полно вещей, которыми никто не пользуется. Мы прихватим кое-что для Джимми.

— Но ты же не можешь влезть и просто взять все, что тебе хочется!

Но Федак уже ушел вперед.

— Не мешай, пусть, — тихо сказал Джим. — Скорее всего он даже не попадет внутрь.

— А если попадет?

— Мы не сможем ничего увезти с собой.

Линда все еще сомневалась, хотя ей пришлось смириться. Джим был прав: в машине не хватило бы места даже для настольной лампы. Терри молча шел рядом с ними по дорожке. Кажется, он слегка успокоился, когда понял, что экспедиция не приведет ни к каким последствиям.

Федак уже достиг здания, в темноте его почти не было видно. Дом был большой, с двойным фронтоном в викторианском стиле. Он вполне подошел бы в качестве особняка семейства Адамсов из сериала «Династия». В следующее мгновение он так уже не думал. Линда была совсем близко. Она дотронулась до его руки, чтобы обрести уверенность. Они пошли туда, где в полной темноте Федак пытался открыть окно.

Джим начал немного нервничать. Он говорил себе, что в доме никого нет, что Федак вскоре бросит эту затею и вернется. Но внутренний голос подсказывал ему, что все может обернуться иначе. Судя по всему, Федак пытался сохранить лицо, в основном в собственных глазах.

Послышался скрип, лунный свет чуть блеснул на стекле. Федак ухитрился приподнять нижнюю раму на несколько дюймов, но ее заклинило. Тогда он просунул руку внутрь и пытался открыть окно, помогая себе плечом.

Джим огляделся. Терри Сакс, почти неразличимый в темноте благодаря темной одежде и волосам, неожиданно оказался где-то впереди. Он что-то тихо говорил, но слов было не разобрать. Федак оборвал его, не желая слушать.

Джиму не хотелось подходить слишком близко к дому. Они с Линдой остались в мощеном дворике, который соединял дом с гаражом на две машины.

Линда нервно вцепилась в его пальто и не отпускала. Наклонившись к нему, она тихо сказала:

— Похоже, вся эта вечеринка была ошибкой.

— Только последний пункт программы, — прошептал Джим. — Давай скажем, что заметили кого-то поблизости. Можно соврать, что мы видели машину в гараже.

После долгой паузы Линда сказала:

— В гараже, действительно, есть машина.

Со стороны дома долетел звон разбитого стекла.

— О, черт! — пробормотал Джим.

В ту же минуту на верхнем этаже вспыхнули огни и, что было еще хуже, — грозно залаяли как минимум две собаки. Джим развернул Линду, и они кинулись бежать.

Через несколько ярдов оба споткнулись о траву, пробивавшуюся между каменными плитами, и чуть не упали. Уцепившись друг за друга, они устояли на ногах. Внезапно позади них уличные фонари осветили весь дом. Отпущенные на волю собаки понеслись за ними следом.

Мимо промелькнули две тени — Федак и Терри тоже не хотели попасться и неслись на предельной скорости прямо по дорожке. Джим толкнул Линду под навес гаража в ту секунду, когда собаки выскочили из-за дома. Таких огромных длинноногих доберманов Джиму видеть еще не доводилось.

— Эти гонки нам не выиграть, — задыхаясь, прошептал он упиравшейся Линде.

Не успел он договорить, как собаки пронеслись мимо них. Они бежали без особого напряжения, но уже успели покрыть добрую половину расстояния, отделявшего их от Терри и Федака. «Господи, вот уж это мне совершенно ни к чему», — подумал Джим и огляделся.

Фонари, освещавшие дом, позволили ему разглядеть, что они оказались в закутке, вымощенном кирпичом. С одной стороны была стена гаража, с другой — живая изгородь. Здесь же стояла печка для сжигания отходов, а рядом — деревянная загородка, отделявшая четыре контейнера для мусора. Бежать было некуда.

С верхнего этажа раздался свист. Одна из собак развернулась на бегу и понеслась назад.

— Давай скорей!

Джим подтолкнул Линду к печке. Печкой служила клетка из прутьев. Пока Линда карабкалась на нее, клетка скрипела, раскачиваясь из стороны в сторону, и осыпала их облаком пепла. Джим взобрался рядом с ней. Даже не оглядываясь назад, он знал, что собака несется в их сторону. Джим подсадил Линду на изгородь.

Собака влетела в мощеный дворик и слегка поскользнулась на камнях. Вид у нее был весьма энергичный. Происходило самое волнующее событие в ее жизни за последние месяцы. Линда спрыгнула на землю по другую сторону изгороди. Когда Джим взобрался на изгородь вслед за Линдой, в воздухе, словно захлопнувшийся капкан, щелкнули челюсти добермана… Изгородь была очень густая, цеплялась за одежду и не давала упасть. Наконец раздался треск, ветки отпустили его, и он мешком свалился на мокрую траву рядом с Линдой.

Собака испытала жестокое разочарование. Она носилась взад и вперед по другую сторону кустов боярышника в поисках прохода.

Линда помогла Джиму подняться на ноги.

— Машина там, в поле, — сказана она.

Они побрели вдоль изгороди. Собака пустилась за ними следом по другую сторону.

Земля под ногами была мягкой, местами болотистой. Если доберман найдет где-нибудь щель в изгороди и проберется на их сторону, убежать им не удастся. Они окажутся в весьма неприятной ситуации. Линда оступилась, и Джим обхватил ее рукой, чтобы поддержать. Блик лунного света на металлической поверхности указывал то место, где, казалось, за тысячу миль отсюда, у ворот они оставили «фольксваген».

Неподалеку от них какое-то существо продиралось сквозь изгородь. Оно протиснулось и встало на ноги, рядом тяжело шлепнулась другая тень. Сакс и Федак были исцарапаны ежевикой и совершенно выбились из сил. За ними стал вылезать кто-то третий.

Этот третий рычал, огрызался и пытался схватить их, а они отбивались тем, что под руку попадется. Сакс ухитрился сломать сук и пригнуть его так, что он загородил просвет в кустах и доберман не мог пробраться сквозь изгородь. В эту минуту к ним подоспели Линда и Джим. Все четверо кинулись преодолевать последние метры, отделявшие их от машины. Доберманы в это время усердно рыли землю.

Дверцы были незаперты, ключ в замке зажигания. Они ввалились в машину, не заботясь о том, кто где окажется — все прекрасно расслышали новый свист, долетевший со стороны дома. Джим отлично понимал — это не приказ вернуться назад. Двигатель не завелся раз, другой. Терри Сакс плюхнулся на переднее сиденье как раз в ту секунду, когда собаки подлетели к машине. Они неслись так быстро, что не могли сразу затормозить. Одна из них с разгону влетела на капот, потом на крышу и съехала вниз по ветровому стеклу с жалобным визгом. Машина покачнулась, а Терри Сакс поспешил перекреститься.

Федак запустил двигатель, пару раз взвыло сцепление. Машина понеслась, как камень из пращи.

Кроме Федака никто не шелохнулся. Линду притиснуло в углу, нога Джима запуталась в ремне безопасности. Терри Сакс наполовину сполз на пол. Он заговорил первым:

— Так ты себе представлял нежилой дом?

Федак ничего не ответил. Больше никто не проронил ни слова, пока они не подъехали к Дому на Скалах.

Терри потеснился, чтобы Джим мог выйти, Линда последовала за ним. Двигатель продолжал работать. Федак сидел, положив руки на руль, уставившись в пространство перед собой. Джим уже видел его таким в начале вечеринки.

Джим произнес из вежливости:

— Спасибо, что подвезли.

Линда стояла позади него.

— Поезжайте, — сказала она. На Терри и Федака она даже не взглянула.

— Послушай, Линда… — начал было Терри Сакс, но она покачала головой.

— Все в порядке, Терри. — Сейчас ее голос звучал не так неумолимо. — Нам с Джимом есть что вспомнить. Увидимся завтра.

Терри хотел что-то добавить, но передумал, кивнул и сел обратно в машину.

Стивен Федак взглянул на Джима. В его глазах было не больше выражения, чем у ящерицы. Снова взвыло сцепление, они уехали. Один задний фонарь у «фольксвагена» не работал.

Далеко в море плавучий маяк мигнул, словно падающая звезда. Линда тронула Джима за руку.

— Мне очень жаль, что все так обернулось, — начала она, но тут же нахмурилась. — Джим, ты весь дрожишь.

— Я знаю. Это все собаки. Что-то вроде фобии, взявшейся непонятно откуда. Достаточно мне увидеть щенка на фотографии, и меня прошибает пот.

Он позволил ей взять ключи, провести его в дом и усадить на потрепанный диван в большой гостиной. С ним было все в порядке до тех пор, пока они не пустились в обратный путь. Он не успел испугаться по-настоящему. Но сейчас он ощущал себя, как струна, которую натянули слишком туго. Линда ушла в кухню и вернулась через пару минут. Она принесла полстакана вина.

— На-ка, выпей. — Линда помогла ему поднести стакан к губам. Его руки дрожали, и стакан звякнул о зубы. — Лучше? — спросила она, и он кивнул.

Через пару минут он откинулся на спинку дивана. Еще через две минуты он отключился.

Линда подождала с минуту, потом позвала его по имени. Он не отзывался. Она проверила его пульс. Пульс частил. Она подошла к двери и трижды зажгла и погасила свет в комнате.

Подав сигнал, она прошла на кухню, чтобы все убрать с кухонного стола и приготовить его.

Глава 6

Они въехали во двор, подогнали фургон к самым дверям кухни, вышли и стали выгружать разнообразное оборудование, которое привезли с собой. Некоторые приборы были так велики, что находились на специальных каталках. Уже через несколько минут кухня была забита оборудованием так, что негде было встать. На стол постелили каучуковую простыню, подвесили лампу на шарнирах. Тем временем Алан Фрэнкс провел Линду в большую гостиную.

— Они знают свое дело, — сказал он после того, как представился. — Лучше им не мешать.

Они умело подняли Харпера с дивана и вынесли безжизненное тело, чтобы уложить под лампу. Линда увидела, как голова Джима безвольно упала на грудь, когда его усадили, чтобы снять пиджак и рубашку. Она отвернулась, не желая ничего видеть.

— Вы долго заставили себя ждать. Что стряслось? — спросил Фрэнкс.

— Вечер прошел не совсем так, как планировалось, — сказала Линда. — Я впервые сумела застать его одного.

Фрэнкс кивнул, явно не стремясь больше обсуждать эту тему.

— Это не займет много времени, — сказал он.

Хотя он обращался к Линде, большая часть его внимания была отдана тому, что происходило на кухне.

— Кажется, я чересчур хорошо ассимилировалась тут, — произнесла Линда, — но держу ситуацию под контролем.

Фрэнкс пожал плечами. Его это не касалось. Высокий и темноволосый, он начинал лысеть в свои сорок с небольшим. Глядя на него, можно было подумать, что он недавно побывал в отпуске или регулярно посещал солярий.

— Ваше резюме по этому делу? — спросил он.

— Я только наблюдаю и докладываю. Планы фирмы по вашей части. Мне не рассказали и половины, того, что предполагается сделать.

Она оглянулась через плечо. В эту минуту Джима Харпера переворачивали на бок, чтобы вдоль позвоночника подключить электроды. Фрэнкс был прав, его люди работали быстро. Они уже взяли изрядную порцию крови на анализ, различные соскобы и мазки. Один из них стоял с катетером наготове, чтобы взять мочу, как только представится возможность.

— Ну, теперь вы с ним познакомились. Что вы о нем думаете? — спросил Фрэнкс.

— Пока еще рано делать выводы. Я знаю его всего один день. На данный момент мне кажется, с ним все в порядке.

— Я знаю, — кивнул Фрэнкс, — он весь нараспашку. Он доверяет каждому встречному.

Он искоса взглянул на Линду:

— Готов спорить, что он выложил вам все сразу.

— Да, мы поладили, — сказала она, испытывая неловкость.

Похоже, Фрэнкс считал, что его сотрудники не нуждаются в подробном руководстве. Понаблюдав за ними немного, он прошел через всю комнату к эркеру. Линда старалась держаться спиной к двери, но слышала, как они там двигаются.

Ее прислали в город только три недели назад. Оторвали от привычной работы в главном отделении фирмы в Базеле и едва дали ей время, чтобы пристроить квартиру на время долгого отсутствия. В фирме работало несколько англичан. У многих из них были дипломы получше, чем у нее, или они дольше работали и имели побольше опыта. Она не понимала, почему для выполнения этого задания выбрали именно ее. Руководитель ее секции отпустил какую-то шутку насчет цвета ее глаз, который делал ее незаменимой для этой работы. Но он так и не дал ей серьезных разъяснений по этому поводу.

Отсутствие каких бы то ни было подробностей вообще было характерно для этого дела. По-видимому, Фрэнкс среди своих пациентов набирал добровольцев в контрольные группы для клинических исследований, проводившихся на деньги «Ризингер-Жено фармацевтикалз». Когда среди прочих оказалось имя Харпера, на экране компьютера появился значок усиленной секретности. Это значило, что на него был заведен файл с паролем ограниченного доступа, а у Линды не было допуска к этому файлу. Известно ей было совсем немного — некоторое время назад произошел какой-то инцидент, связанный с именем Харпера и продукцией фирмы. Инцидент считался исчерпанным до тех пор, пока имя Харпера не всплыло вновь.

«Какого черта, — подумала она. — Надо попытаться разузнать хоть что-нибудь».

— Вы вообще-то видели его файл? — спросила она.

— Пока что я имел доступ только к тем разделам, где содержатся медицинские данные. В дальнейшем я рассчитываю получить дополнительную информацию, но пока не знаю всего. Одно я знаю точно. Где-то в Юго-Восточной Азии группа здоровых и сильных косоглазых получала тот же препарат, что и он. Но перенесли они его далеко не так хорошо.

Ей захотелось выведать еще что-нибудь, и она уже было открыла рот, но ее отвлек какой-то шум, долетевший из соседней комнаты. Такой звук производит струя сжатого воздуха. Он прозвучал совсем негромко и через секунду смолк. А когда она повернулась, чтобы заглянуть в кухню, один из сотрудников Фрэнкса, проходя мимо, заслонил ей обзор. Когда Линда снова увидела Харпера, он, как прежде, лежал на спине, электроды с него сняли. Белый, как простыня, в ярком свете лампы он скорее походил на покойника.

— Всего лишь инъекция витаминов. Мы все закончили, — сказал Фрэнкс. — Где он обычно спит?

— Он говорил, что живет на кухне, — произнесла Линда.

Пока выносили лампы и оборудование, грузили все в фургон и временная лаборатория превращалась опять в обычную кухню, Линда держалась в стороне. Поставили раскладушку, Харпера переодели в старенькие шорты и футболку, которые были завернуты в пуховое одеяло, и уложили его на раскладушке. Никто из сотрудников ни разу не заговорил с Линдой, ничем не показал, что замечает ее присутствие.

— Он опять в вашем полном распоряжении, — произнес Фрэнкс. — Первые результаты мы получим через неделю, полный анализ — несколько позже. Вам прислать копию?

— Мне нужны копии всего, — сказала Линда.

Через пять минут никого не осталось, как не осталось никаких следов их пребывания.

Линда осмотрела Джима. Действие снотворного, которое она ему дала, кажется, уже кончилось, и он спал обычным сном. Он не должен был проснуться еще несколько часов, но все равно она старалась не шуметь, пока приводила комнату в прежний вид. Потом она поставила стул у его раскладушки и какое-то время наблюдала за ним. Минут через пятнадцать она встала, поставила стул на место и тихо покинула дом.

Несколькими минутами позже Джим неуклюже повернулся во сне.

В эту ночь его вновь посетили кошмары.

Глава 7

На следующее утро у Джима раскалывалась голова, ужасно болела спина, и ему стоило огромных усилий выбраться из-под одеяла, чтобы включить конфорки плиты и обогреться. Придется раскладушку заменить чем-нибудь другим, даже если не найдется ничего лучше старого матраса, положенного прямо на пол. Казалось, кто-то воткнул раскаленную иглу между лопаток.

К тому же появилась легкая резь, когда он мочился. При мысли о том, в какую развалину он позволил себе превратиться, Джим застонал. Когда-то он был в отличной форме, но в течение последних месяцев зарядка пополнила длинный список дел, которыми он обещал себе заняться когда-нибудь в лучшие времена, которые непременно настанут. Пока же он ограничился тем, что каждый день в течение получаса сжимал резиновый мячик, чтобы сохранить мышечный тонус в левой руке, которую почти не чувствовал. Как-то раз он на целую неделю забросил и это упражнение. Его рука тогда стала превращаться в негнущуюся лапу. Пришлось долго отгибать пальцы, прежде чем он смог снова вложить в них мячик.

Лучшие времена скоро придут. Его не беспокоила мысль о том, что эти времена могут вовсе не наступить.

Только во время завтрака он осознал, что большая часть вчерашнего вечера выпала из памяти.

Он беспокойно потер глаза и виски. Конечно, он все вспомнит. Он восстановил в памяти все, что происходило до того момента, когда Федак и Терри Сакс уехали, а Линда осталась в доме. Но с этой минуты не было даже расплывчатых очертаний и едва уловимых теней, одна пустота, словно время каким-то образом отмонтировали и вновь вернулась та первая неделя после «несчастного случая».

В дверь негромко постучали. Джим никого не ждал, но подумал, что, может быть, агент с каким-нибудь подрядчиком пришли осматривать дом. Он поднялся со стула и пошел открывать.

Утренний воздух был удивительно свеж. За дверью стояла Линда, в руках у нее была картонная коробка. Коробка была большая, и держать ее было неудобно, поэтому Линда не стала дожидаться приглашения и вошла.

— Что это? — спросил Джим, отступая в сторону, чтобы пропустить ее.

Она плюхнула коробку на кухонный стол так, что приемник подскочил.

— По-моему, тебе кое-чего не хватает, — сказала она, открывая незапечатанную крышку и залезая внутрь.

— У меня много чего не хватает, — пробурчал Джим, закрывая дверь. На Линде были вельветовые джинсы, приталенный твидовый пиджак и водолазка. Глядя на нее, Джим испытывал странное чувство, что они уже знали друг друга когда-то прежде. Она выгружала на стол книги в бумажных переплетах.

Он увидел «Магию», «Крутую практику», «Ребенка Розмари». Еще там была парочка романов Джона Стейнбека и больше полудюжины книг Лесли Чартериса в желтых обложках. Им, наверное, лет тридцать, не меньше. Пока он читал названия, она положила сверху «Большие надежды».

— Не уверена, правильно ли я выбрала, но там, в библиотеке около кафе «У Спенсера», их еще сотни.

— Я знаю, про какое заведение ты говоришь. Я заглядывал в витрину, но было закрыто.

— А там всегда закрыто. Нужно перейти через улицу и взять ключ. Я покажу тебе где.

— Ценю твою заботу. Спасибо.

— Если хочешь, я покажу прямо сейчас, — предложила Линда. — Если у тебя нет других планов.

У Джима не было никаких планов на всю предстоящую зиму. Он взял пальто, и они вышли из дома.

Далеко внизу на пляже начинался отлив. За ночь мороз прихватил почву на тропинке, но они все равно спускались медленно. Он рассказывал ей про Боба Макэндрю. Как он осторожно ходил по гнилым доскам верхнего этажа, словно Максвелл со своим серебряным молотком, и как он стоял у эркера, глядя на город внизу, ощущая себя императором, хотя отправлялся в изгнание. Но мысли Джима все время были прикованы к пугающему провалу, который возник в событиях прошлой ночи.

— Что ты будешь делать, когда кончится работа здесь? Опять пойдешь преподавать? — спросила Линда.

— Да нет. Все это было сплошное притворство. У меня даже нет подходящего диплома.

Пока они спускались дальше, он рассказал ей историю своей короткой карьеры, поведал о том, как она внезапно закончилась. Рассказал про Рашель Жено, падчерицу главы фирмы, и как он дважды писал ей в Париж и получил свои письма нераспечатанными. Он считал, что Рашель даже не видела их, не то что читала. Он рассказал ей про наркотики, которые нашли в его комнате, а уж об этом он не рассказывал даже Алану Фрэнксу во время их долгих бесед.

— Я не шизик, — добавил он тут же. — Фрэнкс проверял меня, со мной все в порядке. Правда, он добавляет, что я теперь вроде подпорченного товара и что придется мне учиться жить в новом качестве. У меня нет денег, чтобы поехать к Рашель Жено и узнать ее версию случившегося, так что придется принять его точку зрения.

— Ты ему действительно доверяешь?

— Конечно, — сказал Джим. — Если уж нельзя доверять своему врачу, тогда кому же?

Тропинка, по которой они спускались, вела к прогулочной набережной. Здесь заканчивался пустырь и начинался город. Цементные заплатки на земле показывали, что когда-то здесь стояли скамейки и навесы. Чуть дальше впереди виднелся пирс. Обнаженные опоры его конструкции были опутаны водорослями. Море покинуло их, чтобы вскоре вернуться и скрыть их снова. Когда Джим смотрел на пирс сверху, из окон дома, ему представлялось, что тот напоминает скелет, а разрушенный павильон в конце его — череп. Джим не мог понять, почему эта старая развалина внушала ему подобные мысли.

Джим и Линда остановились у парапета набережной, вглядываясь в свинцовые волны моря и темные тучи на небе. Линда спросила:

— Что ты видишь в своих кошмарах?

Джим помолчал, потому что в эту минуту всплыл и лег на свое место кусочек головоломки из событий прошлой ночи. Потом он начал рассказывать:

— Почему-то это связано с дверью. В самых первых кошмарах она была заперта, и я только слышал звуки, доносившиеся из-за нее. Позднее она открывалась, что-то за ней ожидало меня.

Он облокотился на изъеденный солью парапет набережной. Над водой с криком кружили чайки. Они что-то увидели в волнах.

— Снится, что меня оперируют без наркоза где-то в подвале. Что я тону в каком-то ящике, сгораю заживо. Что с меня сдирают кожу, съедают. Какие-то слепые с белыми дырками вместо глаз. Хуже всего, если в кошмарах присутствуют собаки. Это совершенно необъяснимо, потому что мне всегда очень нравились собаки. Я не мог вынести, когда кто-то жестоко с ними обращался.

— К счастью, все теперь кончилось? — не очень уверенно произнесла Линда.

Джим не ответил. Какой-то предмет в воде привлек его внимание.

— Похоже, что-то свалилось с пирса, — сказал он.

— Где? — спросила Линда.

Он показал.

Чайки скрылись из виду и вновь вернулись. С минуту ничего не было видно в волнах. Но потом прибой отхлынул назад и обнажился задранный кверху нос зеленого «фольксвагена».

Глава 8

Чуть впереди виднелся бетонный пандус, по которому можно было спуститься на пляж. Его перегораживала цепь. До цепи они бежали, по пандусу неслись галопом, но на песке пришлось перейти на шаг.

Джим все надеялся, что они обманулись, что их ввел в заблуждение какой-нибудь обломок дерева или скалы. Надежда теплилась до той минуты, пока волны не отхлынули и не обнажили машину вновь. Она под углом торчала из песка на дне. Теперь только самые большие волны могли скрыть ее целиком. Отлив продолжался, и уже добрых три четверти «фольксвагена» торчали из воды.

Они достигли кромки воды. Машина была в двадцати ярдах от них. Джим пошел вперед, Линда осталась на берегу.

Когда Джим добрался до машины, вода была ему по колено. Похоже, большая часть того, что было скрыто волнами, ушла глубоко в песок. В ледяной воде уже через несколько секунд Джим перестал что-либо чувствовать. Струйки воды лились из отверстий на кузове. Вся машина превратилась в цистерну, наполненную мутно-зеленой морской водой.

— Я никого не вижу внутри! — прокричал Джим, обернувшись к Линде.

Однако сам он испытывал абсурдную уверенность в том, что Стивен Федак и Терри Сакс находятся в машине, что они все еще живы.

Скорее всего Линда не слышала его слов, заглушаемых грохотом прибоя, ведь он тоже не мог разобрать, что она кричала ему. Он поднял голову и увидел — еще одна большая волна неслась к берегу. Джим успел укрыться за машиной, когда волна обрушилась на крышу. Он промок почти насквозь, но избежал удара. Песок бурлил, пенился, затягивал ноги, когда он пробирался к дверце машины.

Он попытался открыть дверцу, но либо ее заклинило, либо она была заперта. Внутри Джим разглядел только очертания рулевого колеса — больше ничего видно не было. Он добрался до пассажирской дверцы, но не смог открыть и ее. Какая-то тень проплыла за стеклом, пока он возился с замком. Ему показалось, что это была рука.

У дальнего конца пирса вздымалась еще одна волна. Он ничего больше не мог сделать. Тяжело переступая, он побрел к берегу, одежда намокала все больше.

Джим подошел ближе и услышал, как Линда отчаянно кричит:

— Что же нам делать?

Ее лицо было залито солеными брызгами и слезами.

За спиной Джима обрушилась новая волна. От ее удара машина покачнулась, но не сдвинулась с места.

— Нужно найти телефон, — сказал он.

В следующее мгновение волна докатилась до него. Она слегка потянула его за собой, словно умоляя вернуться назад. Но Джим упорно шел к берегу, с трудом переставляя ноги. Линда стояла по щиколотку в воде.

— Пойдем, — сказал он, но она все стояла, не в силах сдвинуться с места. — Идем же, Линда.

Он схватил ее за руку и потянул за собой к берегу.

Мокрые и дрожащие, стояли они на набережной, когда через несколько минут подъехал полицейский джип. В машине сидел только констебль тридцати пяти лет, в ведении которого находился городок и большая часть окрестных ферм. На крыше его джипа на несмазанных подшипниках со скрежетом вращалась мигалка. Он не стал ее выключать, когда вылез из машины. Представляться он тоже не стал.

Отлив обнажил дно, и на тихом мелководье «фольксваген» был виден почти целиком. Джим соображал, сколько времени у них в запасе, и жалел, что в последние дни мало обращал внимания на «морское расписание». По его подсчетам, до прилива оставалось часа два, а может быть, и меньше.

Констебль пошел к джипу и открыл заднюю дверцу. Покопавшись внутри, он извлек пару болотных сапог и небольшую лопату, аккуратно завернутую в чистый пластиковый пакет. Натягивая болотные сапоги, он спросил у Линды:

— Может, вы посидите в машине?

Линда покачала головой.

— Нет, я пойду с вами.

— Если в машине кто-то есть, зрелище вам вряд ли понравится, — сказал констебль, но Линда не изменила своего решения.

Джим попытался объяснить:

— Скорее всего мы знаем, кто в машине.

Констебль оглядел этого хилого, мокрого, дрожащего от холода человека и поинтересовался:

— А вы как? С вами все в порядке?

— Пока я двигаюсь, все нормально.

— Кто же там внутри? — спросил констебль.

— Когда мы в последний раз видели машину, — начал объяснять Джим, — в ней сидели Стивен Федак и Терри Сакс. Они спускались с горы по дороге к старому маяку.

— Но, может быть, внутри никого нет, — запинаясь, проговорила Линда.

Было заметно, что она сама не очень в это верила. Джим глядел на полицейского, стараясь уловить хоть какую-нибудь реакцию, которая позволила бы догадаться, что он проводит связь между этой машиной и тревогой, поднятой ночью. Но по лицу полицейского ничего нельзя было понять.

Он шел по краю песчаного наноса, рассматривая «фольксваген» с разных сторон. Ветровое стекло смотрело в небо, а колеса торчали, как лапы загнанного зверя. Передние фары были разбиты, краска вокруг начисто содрана.

Осмотрев все, констебль произнес:

— Он перелетел через барьер. На этой дороге такое бывало и раньше, но я никогда не видел, чтобы машина упала так далеко. Большинство этих «букашек» почти герметичны, они держатся какое-то время на воде, прежде чем затонуть.

Поднимая муть со дна, констебль побрел к машине. Он попробовал открыть дверцы, но они не поддались. Тогда он попытался увидеть что-нибудь через окно. Похоже, он разглядел не больше, чем Джим.

Джим понимал, что должен отвести Линду назад, в город. Но он только поднял воротник пальто, чтобы укрыться от ветра, и постарался унять дрожь. Линда была белее первого снега.

Констебль пошел к ним, качая головой.

— Плохо дело! — Ему пришлось кричать. — Нужно вытащить машину, пока не начался прилив.

Когда констебль подошел ближе, Джим спросил:

— А нельзя взломать машину?

— Нет смысла. Бедолагам внутри мы уже ничем не поможем. Потом нужно будет устанавливать, что произошло с машиной, а для этого она должна быть цела.

Чайки все кричали и кружили над головой, когда полицейский отстегнул свой радиопередатчик и отошел в сторону. Он был единственным полицейским в городе, да еще в мертвый сезон. Но он мог прибегнуть к помощи резервистов, отозвав их с работы, и мог вызвать дополнительные силы, если в таковых будет нужда. Чтобы вытащить этот «фольксваген», понадобится, по меньшей мере, помощь аварийной службы.

Лужа вокруг «фольксвагена» понемногу высыхала. Минут через пятнадцать Джим начал копать под дверцей, но стены ямы снова и снова осыпались вниз. Тем временем появились первые резервисты — обычные люди из магазинчиков и муниципальных контор. Те, у кого с собой были лопаты, начали подкапывать «фольксваген» со всех сторон.

Джим копал и копал, сколько хватало сил. Это спасало от холода и позволяло не смотреть в зеленоватые окна машины. Один раз он взглянул на Линду, стоявшую на песчаном откосе. Он понимал, что пропала та душевная близость, которая только еще возникала между ними. Наверное, это было к лучшему.

Копать было практически бесполезно, все равно, что в ведре с краской. За полчаса усердной работы они смогли вырыть вокруг машины лишь небольшую ложбинку. Двигатель, расположенный сзади, своей тяжестью тянул машину вниз, а вокруг, словно мед, перетекала все более жидкая по мере приближения прилива смесь грязи и песка. Они воткнули лопаты в песчаный откос и, тяжело дыша, стояли у этого частокола в ожидании аварийной машины.

Наконец прибыла темно-синяя аварийка с красно-желтыми мигалками. В кузове находилась электрическая лебедка со стропами. С машиной прибыли трое механиков. Они отвязали цепь, спустились по пандусу вниз и проехали по песку ярдов пятьдесят. Потом машина остановилась, из нее вылез механик и направился к ним.

На нем были засаленные джинсы и синий свитер в таком же состоянии. Констебль двинулся ему навстречу. Механик махнул рукой в сторону аварийной машины и сказал:

— Мы не можем подъехать ближе, песок слишком мягкий.

— У вас есть какие-нибудь доски, чтобы подстелить?

— Есть, но мало.

Констебль оглянулся на «фольксваген». Джим понимал, что полицейский не слишком торопится исследовать содержимое машины, но задержка вызывала чувство разочарования. «Фольксваген» по-прежнему слепо глядел в небо.

— В любом случае — начинайте, — сказал констебль и неожиданно положил руку Джиму на плечо. Механик пошел к аварийной машине.

— Отведите-ка свою подружку куда-нибудь в тепло, — сказал констебль сочувственно.

Линда вернулась с ними на набережную. Она не произнесла ни слова, пока они не прошли по пандусу наверх. Тут она подняла голову и столкнулась нос к носу с Терри Саксом.

На нем была теплая куртка с капюшоном. Лицо выражало полное непонимание. Больше Джим ничего не успел разглядеть — у констебля возникла какая-то идея, для ее воплощения ему срочно понадобился Джим.

— Сбегай вниз и принеси из машины резак для проволоки, — сказал констебль. — Встретимся у входа на пирс.

Джим пустился было бежать, но почувствовал себя, как машина, собранная из заржавленных деталей. Начинала болеть голова, ноющая боль между лопатками сменилась резкими приступами. Он так замерз, что больше не различал, где начинается нечувствительная зона на левой руке.

Джим достал резак для проволоки и двинулся к длинной лестнице, ведущей на пирс. Подняв голову, он увидел опоры пирса, опутанные водорослями, ржавые узкие мостки, уходившие во тьму. Опорные столбы были обмотаны кусками проволочной сетки, чтобы по ним никто не лазил. Брошенное за ненадобностью сооружение — и больше ничего; деревянный настил, ведущий к музыкальному павильону над морем. Почему же при виде этих конструкций у него снова появилось дурное предчувствие, как и тогда, в первый раз, когда он увидел все это с берега?

Вдвоем они справились с висячим замком, запиравшим ворота, хотя сил у Джима оставалось немного. Ворота пронзительно заскрипели; они ступили на дощатый настил пирса. Джим так и не понял, что они здесь будут делать.

Настил, широкий и пустой, простирался ярдов на сто или даже больше, а дальше шли первые строения павильона: мешанина восточных башенок, колонн и минаретов, которые громоздились друг над другом. Венчал это сооружение наполовину разрушенный купол Тадж-Махала, напоминающий пробитый череп.

Джим решил, что внутрь не пойдет. Он этого просто не вынесет.

Констебль пошел вперед, его болотные сапоги гулко стучали по деревянному настилу. У перил лежало что-то, укрытое брезентом. Констебль позвал Джима, чтобы тот помог брезент снять.

Это оказались шезлонги.

Если дело только в этом и он нужен, чтобы помочь с шезлонгами, а после этого может убираться с пирса, тогда он, наверное, справится. Джим сразу понял, что собирался сделать констебль, — вымостить шезлонгами дорожку на песке, чтобы аварийная машина могла подъехать к «фольксвагену» достаточно близко и зацепить его лебедкой.

Они достали из кучи несколько шезлонгов, и констебль свистнул в два пальца, подзывая резервистов. Те все еще пытались откопать машину, но поспешили на зов.

Перебросив дюжину стульев через перила вниз, констебль понял, что напрасно теряет время. Шезлонги не выдерживали даже падения на песок: и холст, и деревяшки сгнили. Констебль громко выругался и дал сигнал отбоя. Резервисты потянулись назад.

Полицейский от разочарования ткнул в брезент кулаком. Оттуда поднялось облако пыли.

— Ничего не выйдет, — сказал он Джиму. — Лучше попробуем достать вашего приятеля из машины.

Когда они снова спустились на пляж, Джим понял причину его пессимизма. Начинался прилив.

Вторая попытка откопать машину привела к тому же результату, что и первая. Более того, казалось, «букашка» погрузилась еще глубже. Джим стоял с резервистами на песчаном откосе и наблюдал, как констебль, взяв лопату, обходил машину в поисках удобной точки опоры. Джим поймал себя на том, что покачнулся, но решил, что ему показалось. Кажется, кто-то из резервистов обратился к нему, но и в этом он не был уверен. Только сейчас он начал понимать, что перестарался. Мокрый насквозь, он больше часа бегал взад-вперед на ледяном ветру. Спрашивается, зачем? Если Федак в машине, он мертв. История закончена, и никто не скажет спасибо Джиму Харперу за то, что он приложил все усилия, чтобы последовать за Стивом. Спина разболелась не на шутку, глаза застилала легкая пелена.

Пока констебль искал точку опоры, пристраиваясь на пороге и упираясь ногой в колесо, набежали первые, пока еще маленькие, волны подступающего моря. Констебль взобрался наверх, поднатужился и подсунул острие лопаты под резиновый уплотнитель ветрового стекла. После первого же нажатия стекло вывалилось, даже не треснув.

Очевидно, в машине скопился газ. Стекло, целое и невредимое, вылетело вперед, а за ним Федак, как чертик из коробочки, неожиданно свалился на своего спасителя.

Полицейский потерял равновесие и рухнул на песок. Федак раздулся и побелел, как рыба-зубатка. В нем с трудом можно было узнать человеческое существо. Много часов провел он в море и уже стал превращаться в обитателя подводного мира. Сзади кого-то вырвало прямо на песок. Джим недоумевал, как такое вздувшееся тело могло помещаться в такой тесной одежде.

— Господи, Фрэнк, давайте его чем-нибудь прикроем, — раздался чей-то голос за тысячу миль отсюда.

Полицейский, поднимаясь на ноги, приказал:

— Кто-нибудь, принесите одеяло, оно в машине.

«Он обращается ко мне», — подумал Джим и, не отдавая себе отчета, побежал к прогулочной набережной. Его легко обогнал самый молодой из резервистов. На вид ему было не больше девятнадцати, хотя на самом деле он, наверняка, был старше.

Парень уже возвращался с одеялом, а Джим не успел даже подняться на пандус. Только сейчас он начал понимать, что, пожалуй, больше не может играть в эти игры и лучше всего уйти куда глаза глядят.

Восхождение по пандусу доконало его. Поднявшись на набережную, он очутился перед толпой народа — старыми дамами и шумливыми детьми на велосипедах. Никто на него даже не взглянул — все с увлечением наблюдали за тем, что происходило вдали, на песке.

Джим оглянулся в последний раз. Красное одеяло закрыло гниющего монстра, раскинувшего вздувшиеся руки, словно пугало.

Джим услышал, как одна дама произнесла:

— Так они наверняка испортят одеяло.


Линда и Терри сидели в кафе «У Спенсера» за столиком у обогревателя. Они пришли сюда не так давно, перед ними стоял нетронутый чай. Линда не подняла головы, когда Джим взялся за стул, только спросила:

— Это был он?

— Думаю, да, — произнес Джим, устаю опускаясь на стул. Его одежда наполовину высохла на ветру, но местами все еще холодила тело. Вызывала зуд проступившая соль. — Сейчас уже трудно сказать. Я думал, ты был с ним, Терри.

Терри Сакс печально покачал головой:

— Мы поссорились, и он вышвырнул меня из машины. Должно быть, он поехал дальше и врезался в ограждение, пока я спускался по тропе.

— Кто сообщит его родителям? — спросила Линда.

— Не беспокойся. Все будет сделано в установленном порядке, — ответил Джим. — Не казни себя, ты ни в чем не виновата.

Она покачала головой:

— Я не должна была вчера так с ним расставаться.

Многое осталось невысказанным, но Джим знал, что ему лучше помолчать. К ним подошла хозяйка с подсиненными волосами. Джим попросил чашку чая, которая осталась стоять нетронутой рядом с двумя другими.

Вскоре стали возвращаться люди с пляжа. Двое кивнули Джиму и рассказали, чем кончилось дело. Никак не удавалось снять тело Федака с машины. Поначалу подумали, что оно запуталось в ремнях безопасности. Кто-то, у кого нервы покрепче, залез в воду и перерезал их, но это не помогло. Начало темнеть, вода все прибывала, тяжелую лебедку все не удавалось подвезти по песку ближе к машине.

В конце концов море заставило их отступить. Полный прилив должен был наступить через четыре часа, но машина уже скрылась под водой. Волны смыли одеяло, и последнее, что они видели, были протянутые руки Федака, уходившие под воду.

Вскоре в кафе пришел констебль, подсел к их столику и выслушал, как Терри Сакс, добавив некоторые подробности, повторил свой рассказ о событиях прошедшей ночи. По молчаливому уговору никто из них не упомянул про вылазку к дому Мойнаханов. Лицо констебля посерело от усталости.

— Дайте мне знать, где вы будете завтра, чтобы я снял с вас официальные показания, — сказал он и повернулся к Джиму. — Вы бы переоделись, а то заработаете воспаление легких.

Итак, все было кончено. Романтическая история длиною в один день, которая не имела продолжения. Джиму лезла в голову кощунственная мысль, что Федак-таки сумел расстроить их с Линдой начинавшийся роман.

Резервист, который выглядел по-мальчишески молодо, оказался стекольщиком Томми Херроном. Он предложил подвезти Джима до дома. Джим переоделся. Чтобы справиться с дрожью, осушил до капли остатки вина в бутылке и сел на раскладушку перед включенной духовкой, чтобы согреться. Очень хотелось лечь и хорошенько выспаться, но он не мог. В полночь он надел пальто, запер дверь и начал спускаться по тропе.

На прогулочной набережной выстроилось много машин. Среди них был и фургон Томми Херрона. На деревянных подмостках висели фонари. Констебль успел связаться со своим управлением, и спасательная служба прислала гусеничные экскаваторы. Если не получится вытянуть «фольксваген», они его просто зачерпнут ковшами вместе с песком.

Джим стоял у парапета набережной среди резервистов, которые были полицейскими по совместительству. Они чаще имели дело с мелкими дорожными происшествиями и потерявшимися детьми. Джима приняли как своего. Кто-то протянул ему пластиковый стаканчик с куриным бульоном. Они смотрели в море, туда, где пересекались лучи прожекторов.

Ждали, пока начнется отлив. Говорили мало. Через час все разошлись по домам. Дно обнажилось, рисунок песчаных наносов немного изменился, но машины не было. Словно Федак залез внутрь, развернул «букашку» и уехал.

Джим-то знал, где Стивен находится на самом деле.

Тело его, возможно, пошло на корм рыбам, но его душа присоединится к другим, ему подобным душам, что теперь навсегда остались в этом городишке. Она полетит в башню над морем, где всю ночь длится карнавал душ, где никогда не смолкает музыка и раздаются аплодисменты оркестру из пяти музыкантов, который живым услышать не дано.

Но Джим услышит эту музыку. Она приплывет к нему поздно ночью, в самые холода подступающей зимы, приглашая присоединиться к веселью и теплу. Дирижер этого оркестра будет время от времени оборачиваться, чтобы взглянуть, прибыл ли Джим, и он будет внимательно осматривать зал пустыми глазницами, прежде чем даст знак продолжать веселье.

Слепому некуда спешить, он может подождать.

Джиму это хорошо известно.

Глава 9

Предварительное дознание состоялось спустя неделю в комнате над «Залом дружеских встреч» библиотеки. Джим явился туда в костюме с чужого плеча. Показания он давал, стоя рядом с отцом Стивена Федака, который молча сидел в одиночестве. Вся процедура заняла не больше пятнадцати минут, это сильно разочаровало трех пожилых леди. Они заняли места в заднем ряду в надежде получить бесплатное развлечение.

Линду на дознание не пригласили, и в зале Джим ее не видел. Он столкнулся с ней в коридоре, когда все уже кончилось. Кругом пахло штукатуркой и воском. Линда стояла в толпе и искала его глазами.

— Джим, ты ужасно выглядишь! — были ее первые слова.

— Я знаю, — согласился Джим, отходя в сторону, чтобы не мешать другим. — Надо было послушаться совета. В результате я провалялся в постели почти всю неделю.

— В том доме? Это плохо кончится.

— Похоже, я становлюсь выносливее. Уже почти все прошло.

Собственные слова показались ему неубедительными. Дело в том, что последние ночи были самыми ужасными со времени его возвращения в Англию. Но он больше не был одинок. Он знал, что кое-кто придет на помощь, если он позовет.

Линда и сама выглядела неважно.

— Я думала, ты меня избегаешь.

— У тебя, наверняка, были дела и поважнее, — сказал Джим, но она покачала головой, словно он говорил ерунду.

— Слушай, мне надо сказать тебе что-то важное.

— Я весь внимание. О чем речь?

Худенький парнишка лет семнадцати, репортер местной газеты, прошмыгнул мимо, на ходу завязывая пояс пальто. Линда потянула Джима в сторону:

— Здесь я не могу говорить. Куда мы можем пойти?

— Тогда давай отложим на потом. Фургон уже отремонтировали, и я обещал Терри помочь погрузить его оборудование.

— Ты совсем не в том состоянии, чтобы работать, Джим.

В ее голосе прозвучало искреннее беспокойство. Джим начат было ее разуверять, но слова его звучали не слишком убедительно:

— Со мной все в порядке, честно. Я всегда выгляжу как побитая собака, даже когда я в порядке.

В ее взгляде сквозило сомнение, и Джим поспешил добавить:

— Похоже, ему нужен не столько грузчик, сколько слушатель.

Линда с минуту помолчала, словно обдумывала, как лучше изложить то, что она собиралась сказать.

— Мне нужно кое-что тебе сообщить. Я не должна была, но… — Она оглянулась и беспомощно пожала плечами. — Эта смерть все изменила.

— Давай встретимся сегодня вечером, — предложил Джим.

У нее на губах появилась жалкая улыбка.

— После этого разговора ты вряд ли будешь ко мне хорошо относиться.

— Не думаю, что это возможно.

Линда хотела еще что-то добавить, но не смогла. Она резко повернулась и вышла.


Костюм, в котором Джим был на дознании, изначально принадлежал старшему брату Терри Сакса. Потом он перешел к Терри, и Терри собирался отдать его переделывать, потому что сам он из костюма буквально выпадал. Терри пришел в Дом на Скалах в среду перед дознанием и отдал его Джиму. Для Джима это был один из самых тяжелых дней. У него создалось впечатление, что Терри хочет поговорить с ним о чем-то другом, а погрузка оборудования служит только предлогом.

Жест был трогательный, и Джим надеялся, что сумел выразить всю свою признательность. Линда считает, что он выглядит не слишком здорово. Видела бы она его тогда!

В тот день он достал со дна чемодана пакет с таблетками и вновь начал принимать их в том порядке, который предписал ему доктор Фрэнкс. Может быть, он сам виноват в том, что вернулись кошмары? Если бы он аккуратно принимал таблетки и не пытался быть умнее других, он, возможно, не оказался бы так быстро в столь плачевном состоянии. Правда, он почувствовал улучшение, но до исцеления было еще далеко.

Бог мой, как же болела временами спина!

Около двух часов к дому подъехал Терри на своем фургоне. Судя по всему, в последний момент он что-то спешно мастерил: и ногти, и руки у него были черного цвета. Жил он у родителей в комнате над гаражом, фургон и оборудование держал внизу. Сейчас его средства производства стояли у последнего заказчика. Чтобы их оттуда вывезти, нужны были двое.

Терри не стал выключать двигатель. Джим сел в машину и положил на сиденье рядом костюм, завернутый в полиэтилен. Они тронулись в путь.

Поначалу они разговаривали мало. Проехали мимо пролома в ограждении над морем, отмеченного теперь сигнальными флажками. Именно здесь Стивен Федак съехал с дороги, ведущей к маяку. Они почти спустились на берег, когда Джим спросил:

— Ты будешь и дальше заниматься этим делом?

— Формально половинная доля принадлежит предкам Стивена, но я не смог заговорить с ними об этом. И вообще, от этого бизнеса одни убытки. — В голосе Терри не слышалось энтузиазма.

— Ты хочешь сказать, что он не окупается?

— Может, и окупается, но не с нашим отношением к делу. Мы не проявляли должного рвения и не слишком придерживались своих обязательств. И душа к нему не лежала. К тому же Стив разрабатывал идеи, налаживал коммерческие связи. Я не представляю, как справлюсь с этим один.

— Что же будет?

Терри только пожал плечами.

Они направлялись к большому отелю, расположенному на набережной. Джим уже проезжал мимо него, когда только приехал в город. Шестиэтажная махина, в которой обои переклеивали три года назад, а водопровод не меняли уже лет восемьдесят. Терри подъехал к заднему крыльцу и поставил фургон под стеклянным навесом, предназначенным явно не для публики. Здесь же громоздились старые трубки дневного света и поломанная мебель. Выйдя из машины, Джим спугнул бродячего кота, который слонялся поблизости.

Старик с обезьяньим личиком в голубом жакете нес какой-то хлам. Он узнал Терри и впустил их в гостиницу. У Джима создалось впечатление, что больше в здании никого нет. Чтобы попасть в помещения кухни, им пришлось совершить целое путешествие по коридорам, мимо некрашеных дверей запасных выходов. Кухня походила на вычищенную операционную, отделанную бежевым кафелем и нержавеющей сталью. Средства производства Терри — тележка, по виду и размерам напоминавшая небольшой генератор, несколько свернутых шлангов и пять больших пластиковых канистр с растворителем — стояли посредине комнаты. Сначала они вывезли тележку. На это ушло минут двадцать из-за многочисленных дверей и порогов, через которые приходилось укладывать мостки. Потом они вынесли пустые баки и рабочие халаты и решили сделать перерыв. О том, что пора прерваться, стало ясно в тот момент, когда Терри сломался. Матерясь, он зашвырнул в фургон связку шлангов для распылителя, даже не взглянув, куда они приземлятся. После этого он потопал обратно в гостиницу. Джим догнал его уже на кухне.

Терри плюхнул чайник на конфорку. На такой огромной плите чайник казался игрушкой. В одной из коробок, которую они не успели вынести, нашлись пакетики с чаем, сухое молоко и две щербатые кружки.

— Ты гость, бери ту, что с ручкой, — сказал Терри.

Споласкивая чайник, грохоча чашками, он топал и рычал, как маленький медведь. Джим молча ждал. Когда все приготовления были закончены, Терри в ожидании чайника принялся вышагивать по кухне из угла в угол, украдкой поглядывая на Джима. Он не умел сердиться, и потому его ярость была недолгой. Вид у него был виноватый, словно у собаки, которая заскочила в дом, чтобы попить из унитаза, а ее застукали.

Терри и сам это понимал. Гнев покинул его.

— Я не создан для этого. — Он уныло опустился на упаковочный ящик. — Если бы кто-нибудь сказал маленькому сыну миссис Сакс, что самым большим достижением его жизни будет уборка дерьма, дохлых мух, жирового налета в чужих кухнях, я думаю, он бы в ту же секунду повесился на оконной раме. Нам не удавалось даже покрыть расходы. Мы пали так низко, что сами стали приплачивать, лишь бы нас пригласили и мы могли называть это работой и держать голову высоко. Какое уж там человеческое достоинство?!

— Можешь не продолжать, мне это хорошо знакомо.

Джим взял другой ящик и сел рядом с Терри.

— Главное, я не обязан заниматься этим. Я запросто могу «сделать» банк, если захочу, и так, что никто никогда не узнает.

— Ты серьезно?

— Конечно, серьезно, — горько произнес Терри. — Я уже все продумал. Разве Стив не говорил тебе, что я самый настоящий гений по части компьютеров? Гений, у которого целая куча писем с отказами о приеме на работу; Я четко знаю, что и как надо сделать. Все основные данные, которые мне нужны, я могу получить прямо с экрана их компьютера, стоя на улице. Для этого мне понадобится только антенна для служебной радиосвязи и телемонитор с широким диапазоном. А потом я как-нибудь проберусь внутрь и на первый раз устрою в их компьютерной системе что-нибудь такое, над чем они поломают голову. Просто как предупреждение: если они не дадут мне работу, пусть не удивляются, что в одно прекрасное утро вся система накроется.

— Ты это здорово придумал. Почему не хочешь попробовать?

— Потому что у меня нет даже чертова компьютера. А без него начать трудновато.

В эту минуту закипел чайник.

Они сидели и разговаривали о «Троянском коне», взломщиках паролей, о компьютерных вирусах. «Мэгги», программа-вирус, которую сделал Терри, съедала память компьютера, а процессор автоматически начинал вычислять число «пи» до миллионных долей. Любой другой компьютер, подключенный к нему, тоже имел все шансы подцепить этот вирус. Еще Терри сказал, что чаще всего паролем служит само слово «пароль».

— Знаешь, когда ты так бушевал, я решил, что ты обиделся на меня, — сказал Джим.

Терри очень удивился:

— Почему?

— Из-за того, что произошло той ночью, когда погиб Стив.

— Но к тебе это не имело ни малейшего отношения.

— Я понимаю. Просто я не знал, как ты к этому относишься.

Но Терри покачал головой:

— Я знал его целую вечность и представляю себе, что он чувствовал. Неважно, сколько тебе лет. Когда ревнуешь, всегда ощущаешь себя пацаном лет пятнадцати и все вокруг опять теряет свой смысл. Жаль, что ты не был знаком с ним раньше. Хотя иногда он бывал не подарок.

— Расскажи о нем, — попросил Джим.

И Терри стал рассказывать, как они учились в школе, как ездили в Грецию на каникулы, как купили машину на общие сбережения, а она больше простаивала, чем ездила; про их поездку в Йорк, когда они опоздали на поезд и пришлось заночевать на станции; что творилось в городе, когда дела Макэндрю шли в гору и казалось, что нет ничего невозможного; и какая настала жизнь после его разорения. Хоть какой-то шанс предоставляли правительственные программы, но оказалось, что это только видимость работы, а не настоящее дело.

Он не смотрел на Джима. Присутствие Джима было необязательно, Терри говорил больше для себя.

Линда Маккей появилась на сцене всего несколько недель назад. Она сняла комнату в доме Ким Приор и никого тогда в городе не знала. Ким однажды привела ее в кафе «У Спенсера» и представила всем.

— Несколько недель — довольно короткий срок, чтобы так втюриться. Он действительно был знаком с ней всего несколько недель? — спросил Джим.

— В таком городишке, как наш, это целая вечность. Ты здесь пожил уже некоторое время. Что ты вспоминаешь о тех временах, когда тебя здесь еще не было?

— Все кажется таким далеким, — согласился Джим, но он имел в виду нечто другое.

— Вот видишь. Линда оказалась самой интересной особой в этих местах за долгие годы, неудивительно, что многие потеряли голову. Стив был не единственным. Но он один повел себя так по-дурацки и стал посмешищем, бедняга. Потому и случилась эта трагедия. Ты тут ни при чем. Ничего нельзя было поделать. Ну, что, снял камень с твоей души?

— Отчасти, — сказал Джим, вставая.

— Он сильно переживал из-за тебя, — добавил Терри. — Но потом он подавил в себе это чувство, особенно когда посмотрел на ваши отношения…

— Что ты имеешь в виду?

— Да ладно тебе, — сказал Терри, криво улыбнулся и взял кружку Джима, чтобы помыть.

Когда с кружкой было покончено, Терри предложил подвезти его домой. Но Джим отказался, сказав, что хочет немного прогуляться.

— Холодный воздух и разминка пойдут мне на пользу, — произнес Джим, разглядывая темнеющее небо через стеклянный навес.

— В этом городе ты можешь получить сколько угодно того и другого, — сказал Терри и добавил после неловкой паузы: — Будь здоров, Джим. Еще увидимся.

— И тебе всего хорошего, Терри.

— Ты знаешь, про банк я говорил несерьезно.

— Я понимаю.

— Это вовсе не значит, что я не смогу или что у меня сдадут нервы. Мне не хватит нахальства. Повсюду одно и то же. Во все времена акулы наедаются от пуза, а приличным людям остается только клевать по чуть-чуть.

С этими словами Терри уехал домой в фургоне, а Джим пешком отправился к Дому на Скалах.

Глава 10

Ранним влажным утром, когда Мишлен Бауэр еще пребывала в полубессознательном состоянии, которое здесь заменяло сон, сапожник снова вернулся и поставил свою палатку опять. Теперь он постукивал молотком, сидя на тротуаре, тремя этажами ниже. Эта дробь дятла вносила разнообразие в хаос уличных звуков — гудки машин, звонки велосипедов, напевные голоса людей на пыльной площади. Вчера один из кубинцев, проживающий этажом ниже, пожаловался на шум администратору гостиницы. В результате два коридорных вышли на улицу и устроили целое представление. Они наорали на сапожника и расшвыряли несколько пар обуви по тротуару. Сапожник свою роль исполнил не слишком удачно. Он молча кивал, улыбался и демонстрировал зубы, цветовая гамма которых напоминала различные породы дерева.

Ночная рубашка липла к телу. Она села в кровати и потрясла головой, чтобы окончательно проснуться. Проект европейской гостиницы, где она жила, возник, очевидно, в голове азиата, который сам в Европе никогда не бывал. Над умывальником красовались три гипсовых утки разной величины, а кнопка у кровати позволяла послушать надоевший музыкальный канал, по которому снова и снова крутили получасовую пленку Джонни Мэтиса. Мишлен была готова к тому, что ее способность быстро адаптироваться несколько притупится после тридцатичасового перелета, но предполагала все же, что сумеет приспособиться через несколько дней. Наступило уже четвертое утро, а она все никак не могла привыкнуть. Она встала с кровати и подошла к окну. Глядя на улицу сквозь сетку от насекомых, она надеялась увидеть хоть что-нибудь знакомое.

Ничего.

Южная сторона площади являла собой бурлящее море соломенных шляп среди рыночных лотков. На северной стороне перед зданием Колониальной администрации когда-то был разбит садик. Теперь стараниями босоногих мальчишек он превратился в голое футбольное поле. Пейзаж был по-прежнему чужим для нее. У Мишлен возникло странное ощущение, словно она впервые заглянула в свою старость: мир продолжает двигаться вперед, а она уже за ним не поспевает. Что случилось с этой самоуверенной крошкой, которая всегда была готова ехать в любое место, куда бы компания ее ни послала?

Ответ был очевиден. «Это все из-за Бруно», — подумала она, глядя вниз.

С течением времени горечь разочарования притупилась, но Мишлен до сих пор с удовольствием представляла, как она устраивает Бруно Вайнгартнеру небольшое хирургическое вмешательство с помощью раскаленного ножа. Это из-за Бруно англичанин умер в загоне для собак, а в результате Мишлен должна была наблюдать, как центр исследований закрыли, а персонал разбросали по обширной империи Ризингеров-Жено. Сама она оказалась на химическом заводе на северо-востоке Франции. Компания поглотила этот завод несколько лет назад, когда Ризингер женился на вдовой матери Рашель, получил контроль над группой предприятий Жено и потом эффектно лишил остальных членов семьи всех прав. Мишлен провела на заводе год, проводя серийные опыты с витаминами и глотая транквилизаторы, чтобы преодолеть депрессию. Иногда она задавалась вопросом, что компания сделала с Бруно. Она ни минуты не сомневалась, что его оставили где-то внутри империи, чтобы можно было заставить его молчать и, если надо, припугнуть. Может быть, ему оставили какую-нибудь надежду на отдаленное будущее, чтобы держать его в форме. Она от души надеялась, что ему совсем несладко там, где он сейчас.

Сама она была настроена вырваться наверх. Новое назначение, возможно, было не более перспективным, чем ее предыдущая работа, но все же это было какое-то перемещение. Она еще не получила инструкций, даже не знала, зачем ее сюда послали. Но она уже прибыла на место и твердо намеревалась заработать несколько очков и вернуться в высшую лигу.

Рикши, облокотясь на оглобли своих тележек, лениво смотрели, как мулы тянут повозки, груженные мешками. Рикши тоже знавали лучшие времена. Туристический бум так и не повторился, немногочисленные русские советники, похоже, сидели по домам. Но рикши все равно слонялись поблизости. Когда подворачивалось что-то, похожее на добычу, они начинали зазывать седоков на ломаном французском и английском. На голове у них были шапки-ушанки, свои зеленые жакеты они туго подпоясывали. В их понимании продолжалось холодное время года, хотя Мишлен казалось, что она находится в сауне.

Что-то привлекло их внимание: они вытянули шеи. На противоположной стороне Мишлен увидела потрепанный «Москвич»-такси, который с шумом и грохотом, немилосердно дымя, прокладывал себе дорогу сквозь толпу. Уже само по себе это было редкое зрелище. «Кажется, дело сдвинулось с мертвой точки», — сказала себе Мишлен.

Такси подкатило к главному входу гостиницы. Значит, ей не удастся увидеть, кто приехал. Несмотря на это, она успела умыться и была почти одета, когда в дверь постучал племянник администратора. На поцарапанном латунном подносе он принес визитную карточку.

Она сразу все поняла, как только увидела логотип фирмы «Ризингер-Жено».


Он сидел в плетеном кресле в холле гостиницы и перелистывал номер газеты «Монд» недельной давности. Он встал, приветствуя ее. Она представляла его иначе. Почему-то она думала, что это будет побитый жизнью типичный представитель окраин империи в соломенной шляпе и не слишком чистом костюме. Но он оказался примерно ее возраста, высокий, слегка загорелый. Его светлые волосы выгорели на солнце. Брюки, рубашка, десантные ботинки были одного цвета — запыленного хаки. Открытый, энергичный взгляд.

— Вы Мишлен Бауэр? — спросил он, протягивая руку.

Он был англичанин, но его французский звучал более чем прилично.

— Да, это я.

— Меня зовут Питер Виверо. Не пропустить ли нам по стаканчику, пока мы будем обсуждать все, что предстоит сделать?

Было еще рано, и кроме них в баре никого не было. Но маленький бармен в бордовом пиджаке и черном галстуке уже поджидал посетителей. Когда они вошли, он вскочил со стула и включил кондиционер. Виверо прошел к стойке и заказал два пива «Тигр», а Мишлен прошла за столик под пластиковой люстрой. Она оправила платье на коленях и постаралась вспомнить, не была ли ее рука потной во время рукопожатия.

— Пиво здесь вечно теплое и вообще изрядная гадость, — произнес он, усаживаясь напротив, — но местную воду пить не стоит, а что-то пить надо. За проект «Октябрь».

— Простите, за что? — вежливо поинтересовалась Линда.

Поначалу Виверо улыбнулся, словно это была шутка. Потом он понял, что она не шутит, и опустил стакан.

— Вы не знаете, что такое проект «Октябрь»?

— Никогда о таком не слышала.

— А что же случилось с экспертом, которого мне обещали прислать? Мне сказали, что будет эксперт, который привлечен к этому делу с самого начала.

— Понятия не имею, — ответила Мишлен.

Виверо выглядел, словно актер, который выучил не тот текст и сейчас оглядывается по сторонам в поисках вдохновляющей идеи, чтобы дальше импровизировать.

— Черт побери! — произнес он, так ничего и не придумав. — В таком случае, прежде чем мы перейдем к инструктажу, я, пожалуй, пошлю телекс в Базель и выясню, что за игру они затеяли.

— Отлично, — заявила Мишлен, — значит, мне придется еще четыре дня торчать в гостинице в полном неведении?

— Я не вижу, что еще можно сделать, раз вы никогда не работали с ЭПЛ и не вступали в контакт с Харпером.

— С Харпером? — переспросила Мишлен, наконец начиная что-то понимать. — Вы имеете в виду англичанина, который умер?

— Я имею в виду первый объект опытов с ЭПЛ, который перенес повышенную дозу и после этого не стал полным маразматиком. Мы говорим об одном и том же человеке или нет?

Выяснилось, что они говорили об одном человеке, но их данные совпадали далеко не во всем. Насколько было известно Мишлен, Харпер умер и на этом все кончилось. Виверо же было сказано, что Харпер как доброволец участвовал в общеанглийской программе исследований, которую осуществлял врач какого-то маленького городка на спонсорские деньги компании. Он молча слушал, как Мишлен излагает свою версию происшедшего.

— Похоже, никто из работающих над этим проектом не обладает полной информацией, — сказал он, слабо улыбнувшись. — Возможно, поэтому мы так мало преуспели.

— Итак, мы установили, что я, сама того не ведая, была задействована в этом проекте с самого начала. Теперь я могу узнать, что я должна делать?

За беседой прошло около получаса, но в баре по-прежнему никого не было. Мишлен обратила внимание на двух кубинцев, которые стояли у самых дверей и тщетно пытались продемонстрировать, что не испытывают к ним никакого интереса. Оба невысокие, кряжистые, одеты в аккуратные летние костюмы, в руках держали «дипломаты». Возможно, они поджидали правительственный лимузин, который ежедневно забирал их в одиннадцать и привозил обратно ровно в шесть.

Виверо тоже обратил на них внимание.

— Днем мы поедем в одно место. Там я все и объясню, — сказал он.

Взглянув на кубинцев, он добавил:

— Ситуация очень щекотливая. А после того, что вы мне рассказали, она стала еще сложнее, чем я предполагал. Нужно соблюдать особую осторожность.

Кубинцы направились к машине, когда Мишлен и Виверо вышли в холл. Бармен выключил кондиционер. Когда кубинцы открыли дверь на улицу, с площади, где заводился автобус, в холл проникло едкое облако дыма.

— Вам стоит переодеться во что-нибудь попроще. Я заеду за вами через час.

Кивнув на прощание, он повернулся и вышел на улицу.

Появление Виверо совершенно изменило ее настроение.

Мишлен почти не выходила на улицу одна. Белый человек был большой редкостью, а уж белая женщина и подавно. Куда бы она ни пошла, за ней следовала толпа ребятишек-полукровок с бамбуковыми чашками для подаяния. Они расспрашивали о жизни на Западе. У большинства были отцы американцы, которых они никогда не видели. Правда, двое-трое носили с собой старые фотографии и показывали ей. Никто из них не просил денег, но в первые же полчаса она раздала все, что у нее было.

Через час, когда Виверо приехал за ней, как обещал, Мишлен уже ждала его в холле. Средством передвижения служил старый американский джип. Смуглый водитель в выцветшей гавайской рубахе был местный. Виверо объяснил, что он немного говорит по-французски и плохо слышит с тех пор, как в 14 лет попал под бомбежку.

Они поехали по широким центральным улицам, проложенным еще французами. Мишлен сидела на заднем сиденье открытого джипа, ухватившись за дугу безопасности. Мишлен сообразила, что скоро они окажутся на извилистых старинных улочках, которые, собственно, и составляли город. Каждый квартал здесь назывался по профессии ремесленников, которые в нем обитали.

Виверо повернулся к ней с переднего сиденья:

— Согласно вашим новым документам вы будете менеджером, представляющим фирму.

Машина обо что-то ударилась, и Мишлен покрепче ухватилась за перекладину.

— Значит, мне придется заниматься продажами?

— Нет, это только прикрытие. Наши люди на месте предупреждены, они все уладят, если возникнут какие-то проблемы. Сейчас мы сделаем небольшую остановку. Я хочу кое с кем вас познакомить.

Десять минут спустя они остановились у обочины дороги, идущей вдоль городского парка. Виверо вышел. Мишлен стала осматриваться. Они стояли перед розовой виллой со старинной колоннадой и балконами. Невысокая каменная ограда была надстроена новым забором высотой в человеческий рост. Виверо направился к открытым воротам и сделал знак, чтобы она следовала за ним. Навстречу им по ступенькам спустился человек, чья гостеприимная улыбка напоминала треснувший арбуз. Он схватил ладонь Виверо обеими руками и начал ее тискать так, словно обрел давно потерянного друга. После короткой церемонии знакомства на ломаном французском он проделал то же самое с рукой Мишлен. Потом он крикнул кому-то в доме, и на улицу выбежали и выстроились по порядку, словно приготовившись для представления, пятеро ребятишек. Старшей была девочка лет четырнадцати, младшему было лет пять. Только через четверть часа Виверо сумел вежливо откланяться и вернуться обратно в машину. Обитатели дома стояли в воротах и махали на прощание, пока машина трогалась с места.

— Что все это значит? — спросила Мишлен, когда они снова выехали на главную дорогу, ведущую из города.

— Это Хоан, — объяснил ей Виверо. — Он контролирует черный рынок наркотиков в этих местах.

— Он обращался с вами по-родственному.

— Непосредственно с ним я дела не веду, но поддерживать хорошие отношения не помешает. И потом я хотел, чтобы он взглянул на вас.

Увидев выражение ее лица, он добавил:

— В этих местах происходит много такого, о чем вы вряд ли прочтете в годовом отчете компании, Мишлен.

Джип был не самым комфортабельным средством передвижения, но никакая другая машина не смогла бы перемещаться по этим красным глинистым дорогам. Дорога шла на подъем, теперь ее с двух сторон теснили пальмы и мангровые заросли.

Когда позволяла дорога, Виверо рассказывал ей про велосипедные караваны через границу, которые везли товары в одном направлении и разнообразную валюту — в другом. В один конец этот путь занимал шесть дней, но прибыль была очень высока. Пока он ей все это рассказывал, они добрались до моста через ущелье, которым была отмечена граница. И тут джип остановили трое вооруженных солдат.

— Все будет в порядке, — успокоил ее Виверо.

Но когда он встал, чтобы поговорить с солдатами, Мишлен почувствовала, какое он испытывает напряжение.

Трое солдат казались совсем мальчишками, но Мишлен уже знала, что это впечатление обманчиво. Их возраст мог колебаться от 19 до 35. После 35 аборигены сразу становились стариками. Пока старший разговаривал с Виверо, они держали автоматы на изготовку, но дула направили в сторону.

Оказалось, солдат их отряда сломал ногу при падении, и нужно было отвезти его в местный госпиталь. Виверо как раз направлялся туда, так что возражать не имело смысла. Солдаты вынесли из джунглей раненого — нога у него была в лубке — и усадили его рядом с Мишлен. Он привалился к дверце и за все время путешествия не произнес ни слова.

Они находились в пути уже более пяти часов, когда наконец начался последний спуск в долину, где был расположен местный госпиталь. Виверо тронул водителя за руку и сделал ему знак остановиться. Джип затормозил на площадке, расчищенной среди густых кустов.

Остановка была сделана ради Мишлен. Рукотворная площадка, вымощенная камнем, позволяла с высоты осмотреть окрестности. Джип остановился посередине, и Виверо вылез, разминая затекшие ноги.

— Идите, взгляните сами, — позвал он.

Мишлен подошла к краю обрыва, откуда открывался прекрасный вид на зеленую холмистую долину. С двух сторон площадки стояли две головы с плоскими носами. Головы были высечены из камня, который уже начал крошиться от времени. Виверо смотрел вниз, на конечный пункт их путешествия.

— Сейчас там госпиталь, а раньше был храм, — объяснил он, когда Мишлен подошла ближе.

За спиной раздался лязг железа: водитель из канистры доливал бак джипа.

— Те, кто путешествовал по этой тропе, обычно останавливались здесь, чтобы произнести благодарственную молитву.

Уже вечерело, солнце клонилось к закату, разбрасывая вокруг золотые лучи. Мишлен посмотрела туда, где среди сплошной зелени на расстоянии двух-трех миль стоял храм, поврежденный взрывом. Длинное и низкое строение пагоды венчала изысканно украшенная крыша.

Благодаря прихотливой игре света и тени обгоревший, местами провалившийся купол производил впечатление… высохшего черепа?

— Программку, сэр? — произнес голос позади Джима Харпера.

— Пожалуйста, садитесь, представление вот-вот…

— Пойду поищу начальника госпиталя, — сказал Виверо, когда путешествие подошло к концу.

Госпиталь возник здесь лет пятнадцать назад как полевой пункт оказания первой помощи. Многое кругом до сих пор напоминало те далекие времена. В госпитале был всего один врач и несколько медсестер, которые кроме медицинских процедур занимались обучением деревенских фельдшеров. Кормить, купать, переворачивать лежачих больных, чтобы не было пролежней, приходилось родственникам больных, которые жили прямо под открытым небом, или под навесом пагоды, или во внутреннем дворике храма. Иногда целые семьи устраивались на соломенных циновках и свернутых постелях вокруг костров, на которых готовили еду. В вечерних сумерках костры горели, как рубины.

Поэтому в палатах госпиталя царила непринужденная атмосфера. В том отделении, куда попала Мишлен, все было совсем по-другому.

На окнах были тонкие занавески, дверь запиралась на замок. Никаких посетителей не было, только пациенты — двенадцать молодых людей, лежавших без движения. Большинство были под капельницами, несколько человек лежали скрючившись, в глубокой коме. Если верить их температурным листкам, у них не было даже имен.

Виверо не стал запирать дверь, он ушел и оставил Мишлен одну среди двенадцати полутрупов. Был еще пожилой санитар, который обретался в дальнем конце комнаты. Помещение освещал единственный фонарь-«молния», и Мишлен удивилась, как санитар ухитрялся передвигаться по комнате в этой полутьме. Когда он повернулся к ней лицом, она увидела его глаза — белые, как бельма, тусклые в своей слепоте, словно каждый зрачок был выжжен прикосновением раскаленной иглы.

Одна рядом с двенадцатью живыми трупами и их слепым смотрителем… Мишлен подумала, что причина, по которой Виверо оставил ее здесь, должна быть очень веской.

Впрочем, может быть, ей самой предстояло разобраться, в чем тут дело.

В полутьме санитар стал приближаться к ней. Толстый и седой, с жиденькими усами и бородкой, он был одет в свободную черную одежду вроде пижамы. Деревянные сандалии на ногах. Постукивая ими, он медленно шел в ее сторону, слегка касаясь рукой спинок кроватей, в другой руке он держал метлу. Когда он остановился, его лицо оказалось в круге света. Мишлен затаила дыхание. Его пустые глазницы уставились прямо на нее. Он склонил голову чуть набок и прислушался. Она стояла не шелохнувшись, затаив дыхание. Наконец он улыбнулся, и Мишлен поняла: старик решил, что он один.

Он прислонил метлу к кровати и зашел сбоку, вытянув одну руку. Нащупал край простыни и откинул ее, обнажив худое скрюченное тело, напоминавшее куклу. Под простыней лежал голый мальчик.

Опираясь одной рукой о матрас, санитар просунул другую руку мальчику между колен. Пришло время поразвлечься.

Вскоре зашевелился юноша на кровати рядом с Мишлен. Из темноты стали доноситься шорохи. Отзывалось каждое тело на каждой кровати, словно невидимым проводом они были подключены к одному и тому же кошмару. Откуда-то донесся тихий стон, в котором было что-то звериное.

Стон перешел в жалобный вой невыносимой муки. Мишлен увидела, что санитар передвинул руку пониже и, ухватив пальцами тощую плоть на ноге, стал выкручивать ее так яростно, словно хотел вырвать кусок.

Мишлен кашлянула.

Слепой застыл, как если бы его неожиданно ударили. Он отпустил ногу мальчика и опять накрыл его простыней. Потом взял метлу и пошел к выходу мимо Мишлен. Он не повернулся в ее сторону, никак не дал понять, что знает о ее присутствии. Сквозь отверстия его глазниц легко можно было заглянуть в ад.

Виверо вернулся в сопровождении сестры, которая привезла каталку, нагруженную свежими капельницами. Мишлен сказала, что хотела бы поговорить с ним наедине.

Он повел ее в сад у храмового купола, напоенный благоуханием цитронеллы, и пока они прогуливались между эвкалиптами, она рассказала ему о том, чему стала свидетельницей.

— Он мучает одного, а корчатся все, — заключила она.

В слабом свете, падавшем из окон храма, Виверо внимательно смотрел на нее. Над темным массивом джунглей поднимался острый серп луны в полночном небе.

— Мы наблюдали этот феномен и раньше, но в такой яркой форме ни разу.

— Что в капельницах? — спросила Мишлен.

— Слабый раствор ЭПЛ в новом варианте. Без этого они бы уже умерли. Это все солдаты, им давали раствор для храбрости. Мы не допускаем, что их нынешнее состояние вызвано именно препаратом, и не признаем этого никогда. Подобного больше нигде не случалось. Похоже, все дело в какой-то одной партии препарата, но почему, мы не знаем.

— Та же партия, что прислали к нам в центр исследований?

— Вероятно, так. Англичанин представляет такой большой интерес для нас именно потому, что выжил и поправился.

Мишлен мысленно вернулась на собачью станцию. Эпетелин, сокращенно ЭПЛ, — так назывался запатентованный препарат фирмы «Ризингер-Жено», стимулятор центральной нервной системы, который был в продаже уже около семи лет. В медицине он применялся для лечения нарколепсии, так называемой «сонной болезни». В остальном это был возбуждающий наркотик со свойствами стимулятора. При передозировке вызывал временное психическое расстройство. В Америке он целый год был в моде как препарат, помогающий сбросить вес. А потом Комиссия по пищевым продуктам и лекарственным препаратам обратила внимание на то, что многие тучные дамы вдруг начали слышать потусторонние голоса. Как раз в это время Мишлен начала ломать голову над тем, как можно легально исследовать возможные побочные эффекты препарата, который уже прошел все тесты и был запущен в массовое производство.

Даже опыты на ездовых собаках обрели свой смысл теперь, когда она увидела странную «массовую» реакцию в палате. Стадность собак делала их идеальными объектами для демонстрации того механизма, который был задействован в данном случае. Ее неприязнь к Бруно еще усилилась: ведь это из-за него прикрыли программу, и она не успела прийти к результату первой.

Виверо произнес:

— Я скажу начальнику госпиталя про санитара, а потом покажу, где вы будете жить.

— Никому ничего не говорите, — попросила Мишлен.

Виверо бросил на нее недоуменный взгляд.

— Я так понял, что слепой санитар — садист?

— Да, конечно. Но он за две минуты продемонстрировал мне больше, чем я узнала за месяц опытов на собаках. Он мне еще понадобится.

Мишлен не стала ждать ответа, она повернулась и пошла к храму. Несмотря ни на что, она намеревалась добиться результатов, которые позволили бы вернуться в Базель с триумфом.

Питер Виверо медленно пошел за ней.

Глава 11

Пока Джим смотрел в сторону, кто-то поменял афишу на стенде у края сцены. Раньше там было написано: «Гаргантюа и Перепетуя: чудеса силы и благопристойной красоты». Теперь Джим прочитал: «В высшей степени забавная и удивительная демонстрация научных фокусов мистера Гранди!!!» Строчкой ниже, буквами поменьше значилось: «Мастерски ассистирует м-р Том Сэйерс, джентльмен-боксер». Джим хотел посмотреть, какой номер значился в программке на столике перед ним. Но она была наполовину залита водой и испорчена.

Он украдкой оглядел толпу вокруг. Большинство смотрело в другую сторону. В глубоком полумраке, нарушаемом пятнами света от зеркальных шаров, крутившихся под потолком, трудно было что-нибудь разглядеть.

Проходила церемония вступления его в братство, карнавал душ. Джим не мог вспомнить, когда ему вручили билет, как он сюда попал. Одно он знал точно: ему хотелось, чтобы представление длилось и длилось и не было ему конца. Потому что когда оно закончится, грянет оркестр и начнутся танцы.

Сцена походила на волшебную коробочку из тьмы и красного бархата, освещенную огнями рампы. Джентльмен-боксер Том Сэйерс стоял в центре. Одетый в кричащий клетчатый костюм, какие Джим видел только в немом кино, Том был красив грубой нафиксатуренной красотой. Словно рубцы от ожогов, его руки сплошь покрывала татуировка. В руках он держал сложенный шарф. Вот он встряхнул им, и шарф стал в два раза больше. Он взмахнул им еще, раз, и вот уже шарф превратился в простыню.

Он расстелил простыню на сцене, на мгновение приподнял ее в середине и затем сдернул совсем. Под простыней лежал, скорчившись, м-р Гранди. Он медленно выпрямился и встал. На его лице улыбки не было.

По толпе пронесся гул одобрения, кое-где даже вспыхнули аплодисменты. Джим глянул на соседний столик. Там никто не двигался и, кажется, даже не смотрел на сцену.

Гранди, бледный как смерть, был одет в поношенный костюм, к которому добавил кашне и перчатки с оторванными пальцами. Голову венчал котелок. Глаза закрывали маленькие черные очки в проволочной оправе, но Джим знал, что прячется за ними.

Сомнительный иллюзионист двинулся к краю сцены. В его медлительной походке было что-то паучье. Его опередил Том Сэйерс, который повесил на стенд новую афишу: «Иллюзия, или Бегство. Камера китайской пытки водой». Гранди обернулся и взмахом руки указал на пустую сцену.

Но оказалось, что сцена больше не пуста. В центре появился двойной люк. Он распахнулся, и оттуда, из огромной цистерны с водой, находившейся под сценой, что-то стало подниматься на цепях. Оно поднималось толчками, и вода расплескивалась по сцене. Вода лилась изо всех швов. Это нечто повисло на ремнях безопасности. Наконец стало ясно, что это зеленый «фольксваген».

Огромные дверцы люка захлопнулись. Машина стала медленно вращаться, освещаемая огнями рампы. Она была точно такой, какой Джим запомнил ее перед тем, как выдавили ветровое стекло — и Федак вырвался из страны кошмаров. Гранди медленно пересек сцену, глядя в зал, но указывая пальцем назад, на Стивена Федака. Тот был жив и пытался выбраться наружу.

Джим ухватился за край стола. Скатерть с него была сдернута. Доски столешницы покрывали плесень и песок. Федак отчаянно пытался открыть дверцу изнутри. Щеки были раздуты, глаза плотно зажмурены от едкой морской соли. Вода все выливалась из машины, но ее уровень внутри почему-то не понижался.

«Эти „букашки“ почти герметичны, — подумал Джим. — Прежде чем затонуть, они долго держатся на поверхности».

Усилия Федака заметно слабели. Над неподвижной аудиторией раздались крики, словно на кладбище включили магнитофонную запись. Федак сжал пальцы в кулак и попытался разбить боковое стекло, но вода помешала ему нанести удар, он даже не донес руку до стекла. Серебряные пузырьки заструились из его губ и носа, жизнь рвалась из него наружу.

Он снова взялся за дверцу. Машина покачивалась от его усилий. Он стал царапать стекло, но никаких звуков не доносилось.

Джим знал: он должен что-то сделать, но продолжал неподвижно сидеть на месте. Даже кричать он не мог.

Голова Федака поникла, волосы шевелились в воде, словно водоросли. Не видя его лица, Джим наблюдал, как жизнь покидает тело и пальцы больше не царапают стекло. Сзади вновь послышались крики.

Вперед выступил Том Сэйерс, джентльмен-боксер. Он успел снять пиджак и засучить рукава, обнажившие руки, походившие на дубовые бревна, опоясанные скрещенными хвостами китайских драконов. Он подошел к краю цистерны, вставил лезвие лопаты в щель дверцы «фольксвагена» и дважды ударил по ней ладонью. После второго удара дверца распахнулась.

Из машины вылился поток воды и целый каскад живой рыбы. Она билась о сцену так сильно, что подмостки ходили ходуном. Том Сэйерс отступал назад по мере того, как груда рыбы все росла, расползалась и множилась. Большие рыбины стучали хвостами так сильно, что их смертные корчи походили на дробь барабана. Некоторые свалились обратно в цистерну, но таких было мало. На сцене извивалась и корчилась целая тонна умирающего серебра.

Кто-то приблизился к Джиму. Он быстро поднял голову. Гранди спустился со сцены и стоял у его столика. На вытянутых руках он держал простую деревянную клетку. Внутри, стараясь выбраться на свободу, билась канарейка. Черные очки Гранди смотрели прямо на Джима.

— Мы должны помнить, почему мы так поступаем, — сказал он шепотом, напоминающим скрежет ногтей по мокрому савану. — А также стоит помнить, что не каждый может это вынести.

А потом безо всякого предупреждения он сделал жест, словно собирался выбросить клетку, но только никакой клетки уже не было.

Гранди улыбнулся. Даже сквозь темные линзы Джим видел, как поблескивают невыразительные белые пятна его глазниц. Гранди протянул вперед руку и разжал пальцы: на ладони лежала мертвая канарейка. У клювика виднелась вишневая капелька крови.

— А теперь пусть играет оркестр, — прошептал он и отошел в сторону.

Том Сэйерс стоял позади него. Судя по всему, пятна на его фартуке оставила засохшая кровь и гной. Много слоев, как на халате хирурга в старину. В руке у него оказался скальпель с трехдюймовым лезвием. Оно блеснуло в свете рампы, когда Сэйерс двинулся вперед.

Джим схватил и поднял столик. Казалось, он ничего не весил. Джим запустил им в Тома Сэйерса, джентльмена-боксера, столик перевернулся в воздухе и ударил его плашмя. Раздался глухой треск, и два дюйма лезвия, пробив столешницу насквозь, показались с другой стороны. Джим кинулся бежать, ко чуть не упал, споткнувшись о стул.

Ему не нужно было оглядываться, он и так знал, что за ним погоня. Он слышал, как трещит, разваливаясь, стол. Это Том Сэйерс крушил его, чтобы извлечь свой нож. Джим задел кого-то, сделанного, как ему показалось, из тряпья и соломы. Еще кто-то упал, пока он прокладывал себе путь, и черепа запрыгали по столу. Мертвая рука преградила ему дорогу, но он оттолкнул ее. Чуть дальше появилась другая рука, которая схватила его и попыталась удержать.

Джим завертелся на месте, стараясь высвободиться. Сэйерс пробирался по костям и пыльным тряпкам, чтобы догнать его. Он выделялся темным силуэтом на фоне освещенной сцены, где по-прежнему покачивались, словно повешенные, рыбины. Что-то грохнуло, Джим снова куда-то мчался.

Под тяжестью его тела дверь распахнулась, но это препятствие его не задержало. Он вырвался из танцевального зала и попал в аркаду.

Аркада была охвачена огнем.

Все кругом было красное-красное. Вдали играла музыка у карусели, и он побрел туда, подняв руку, чтобы защитить лицо от огня. Он двигался по проходу среди будочек предсказателей, игровых автоматов. Он почти падал, почувствовав несколько раз, как гнилые доски расползаются под ногами. Он-таки упал, когда добрался до площадки, на которой вращался большой круг карусели, но тут же вскочил.

Черные лошадки карусели двигались по кругу, подскакивая вверх-вниз в бесконечном галопе в никуда. У многих лошадок были седоки, прибитые к витым столбикам карусели. Тела их склонялись вперед, руки свисали вдоль лошадиных шей. В отблесках пламени Джим увидел крошечного ребенка. Его ручки и ножки болтались в разные стороны, вторя движению лошадки, к седлу которой он был прибит.

Том Сэйерс звал его.

Джиму нужно было правильно выбрать направление. Ведь должен же быть отсюда какой-то выход. Он побежал, огибая карусель. Чьи-то ослабевшие пальцы хватали его за плечи. Он видел и других всадников, и еще будочки, и глубокие тени, плясавшие в отблесках пламени. Джим не знал, куда бежать, любое направление могло завести в тупик. Джим оглянулся.

Боксера он увидел за каруселью, но Сэйерс еще не заметил его. Он стоял, сжимая в руке нож и наблюдая за проносившимися мимо всадниками. Если бы Джим мог раствориться в темноте, пока его не обнаружили, может быть, ему удалось бы ускользнуть.

Несколько всадников на карусели зашевелились. Они поднимали руки, чтобы указать на него. Джим повернулся и кинулся бежать.

Далеко впереди он увидел свой последний шанс.

Она сидела, скрестив ноги, в стеклянной будочке. Пыль не коснулась ее восточных одежд, но цвета их поблекли. «Автомат, который знает все» — было написано у нее над головой, а внизу значилось: «Ответы на все вопросы». Дыхание Джима затуманило стекло будочки, когда он привалился, чтобы задать свой вопрос.

Вблизи было заметно, что ее бледная восковая кожа покрыта сеткой тонких трещин.

— Это карнавал душ, — мысленно сказала она ему. — Пути назад нет.

По ее щеке скользнула хрустальная слеза. Оказалось, что глаза у нее голубые, почти фиалковые.

Две руки схватили его за плечи.

— Джим! — Линда встряхнула его. — Джим, что ты здесь делаешь?


Не было ни карнавала, ни карусели. Никакого пламени тоже не было, только мигающие красные отблески сигнального огня, обозначавшего конец пирса. Они проникали сквозь дыры в крыше аркады. Когда Джим и Линда двинулись назад, к воротам пирса, эти отблески помогали фонарику Линды рассеивать тьму вокруг.

Какое-то время Джим молчал, и Линда не торопила его. Он был смущен, сбит с толку, но больше всего — напуган. Ворота были открыты. Проволока, скреплявшая их раньше, была размотана и висела поросячьими хвостиками. Джим почувствовал, что его ладони горят от порезов, наверное, он получил их, когда возился с проволокой.

Они шли мимо фонарей набережной. Линда крепко и уверенно держала его за руку. Ветер с моря нес брызги пены прочь в темноту. Джим вдруг понял, что не знает, сколько сейчас времени.

— Я ждала тебя почти два часа, — сказала Линда. — Все ломала голову, куда ты мог пойти.

— Как же ты нашла меня?

— Я пришла к тебе домой, все двери были распахнуты. Я поняла: что-то случилось. Джим, я прочитала твой дневник.

Должно быть, она почувствовала, как он напрягся, потому что тут же добавила:

— Извини меня. Я не хотела шпионить, но я не знала, где мне тебя искать. Ты, наверное, сердишься на меня?

— Нет, просто я оказался в дурацком положении.

Вскоре Джим заметил, что они удаляются от Дома на Скалах и вообще от города. В сотне ярдов отсюда набережная заканчивалась и переходила в песчаные дюны, покрытые осокой.

— Куда мы идем? — спросил он.

— Подожди немного, потом все увидишь, — ответила Линда.

Она снова включила фонарик, когда они с набережной спустились на песок. Джим хотел было в последний раз оглянуться на пирс, но удержался. Он прекрасно знал, что именно там увидит: маленькую фигурку Гранди на огромном расстоянии. Полы его пальто будут медленно развеваться. По бокам — две собаки неизвестной породы, темные, как пантеры.

Джим оглянулся. У пирса никого не было.

Похоже, Линда знала, куда идет. Джим шел за ней и не задавал никаких вопросов. Кругом стояла тишина, даже шум моря еле долетал сюда. Вокруг торчали бутылки и банки, застрявшие в песке, словно обломки кораблекрушения в Саргасовом море. Иногда попадались деревяшки, выброшенные морем на берег, они отбрасывали зубчатые тени.

Джим и Линда достигли дощатого настила. Щелястый помост вел с пляжа к темной купе деревьев, что стояли в четверти мили от полосы прибоя. Чем дальше они уходили от берега, тем болотистее становилась земля. Между досок настила пробивалась осока. Они миновали большой деревянный щит, но что на нем было написано, Джим в темноте не рассмотрел.

Под деревьями была расположена закрытая на зиму площадка для домиков-фургонов. Судя по всему, никто за ней не присматривал. Фургоны были большие и новые. Вокруг каждого был огорожен участок земли, иногда попадались сарайчики. Пока Линда разыскивала нужный им фургон, луч фонарика осветил два или три домика, окруженные альпийскими горками и штакетником. Джим встревоженно оглядывался, ожидая услышать окрик сторожа, лай собаки или увидеть внезапно вспыхнувший свет. Но кругом стояла мертвая тишина.

— Иди сюда, — сказала Линда и отперла какую-то калитку.

Джим пошел за ней. Линда перевернула мусорное ведро, стоявшее у дверей, и достала из-под него ключ, которым открыла дверь.

Похоже, Линда хорошо здесь ориентировалась. Пока Джим закрывал дверь, она повернула газовый кран, и через мгновение теплый свет вспыхнул в газовом обогревателе.

Джим на секунду зажмурился. Он очутился в большом и роскошном фургоне. Для фургона он был даже слишком велик, скорее напоминал шикарно обставленные апартаменты.

— Он принадлежит Приорам, — объяснила Линда. — В сезон они его сдают.

— Они знают, что мы здесь?

— Ким сказала, что мы можем приходить сюда, если захотим.

— Но почему?

Линда заколебалась, не зная, что сказать. В том, как она посмотрела на Джима, не было ни поощрения, ни осуждения. Она просто старалась понять его.

Прочесть его мысли. Его мнение о себе она уже прочла в дневнике.


Она нашла его снаружи, в предрассветной тьме и тумане. В сарайчике рядом он обнаружил бутыль с дезинфицирующим раствором «Эльсан» и теперь разбрызгивал его вокруг фургона. Еще немного — и круг, опоясывающий дом на колесах, сомкнется.

— Джим! Что ты делаешь?

— Это от собак, — объяснил он шепотом. — Они не найдут нас, если убить запах.

— Никаких собак здесь нет, Джим. Тебе опять привиделся кошмар.

Он остановился. В бутыли осталось совсем немного жидкости. Линда стояла в дверях домика, накинув на плечи одеяло. На Джиме было пальто. Но до этой минуты он не замечал холода.

Здесь и сейчас никаких собак не было. Он сказал:

— Опять я делаю что-то не так?

— Нам обоим досталось, — сказала Линда. — Иди в дом.

Линда снова заперла дверь, но прятать ключ не стала. Они сбросили пальто и одеяло на пол и поскорее забрались в постель, чтобы согреться. Газовый обогреватель горел, включенный на самый минимум.

Линда уютно устроилась, положив голову Джиму на грудь. Одной рукой она обняла его, словно защищая. Они помолчали.

Потом Джим спросил:

— Что ты хотела мне сказать?

Линда уже засыпала.

— Ты про что?

— Утром. Ты хотела мне что-то рассказать.

— Только не сейчас. Пожалуйста, Джим.

Он не настаивал. Через несколько минут она уже ровно дышала во сне. Сквозь занавеску начинал пробиваться серый свет утра.

Глава 12

Утро.

Они ушли, оставив фургон в прежнем виде, ключ Линда положила под ведро. Ворота площадки были заперты, но они выбрались наружу, пройдя пару сотен ярдов до низенькой боковой ограды, через которую перелезли.

— Похоже, опять будет дождь, — сказал Джим, поглядев на небо.

Он помог Линде спрыгнуть с ограды. Деревья вокруг стояли голые, под ногами — каша из мертвых листьев.

— Скажи что-нибудь более оригинальное про этот город, — произнесла она, отряхивая руки. — Я дам тебе зонтик.

Около получаса они брели по дорожке, которая вывела их на проселок. Они вернулись обратно в город.

В доме Приоров Линда в поисках своего складного зонтика копалась в куче пальто на викторианской вешалке. Где-то в глубине дома играла музыка.

— На, возьми.

Она вытащила зонтик и протянула его Джиму. Зонтик был голубой в цветочек, Джим подумал, что в сложенном виде его вполне можно спрятать в кармане пальто.

— Он слишком яркий для тебя, но это все же лучше, чем ничего.

— Спасибо, — сказал Джим и подумал, что постарается вернуть зонтик при первом же удобном случае.

— Ну, — Линда бросила взгляд в глубину холла, она слегка нервничала, — теперь я, пожалуй, тебя выставлю, пока миссис П. не узнала о твоем приходе.

— Правила внутреннего распорядка?

Она улыбнулась чуть виновато:

— Ты угадал.

Шагая вдоль берега, Джим с облегчением заметил, что небо проясняется. Дождь так и не пошел. Когда он достиг своей тропы и стал подниматься к Дому на Скалах, он достал из кармана резиновый мячик и начал методично сжимать его в левой руке.


Его жилище начинало потихоньку приобретать вид обжитого. Дня через два после того, как он поселился в Доме на Скалах, Джим предпринял осторожную экскурсию на верхние этажи. Он выяснил, что не только ванной можно пользоваться, но и нагреватель воды был в исправном состоянии. Спустя два часа после возвращения он помылся, переоделся в чистое и почувствовал себя так бодро, как с ним давно уже не бывало. Из своих запасов он достал две желтые таблетки и одну белую, запил их водой из-под крана, раздумывая, сколько времени уйдет на то, чтобы вернуться в прежнюю форму. Он пожалел, что так глупо пренебрегал лечением. В конце концов, доктор Фрэнкс знал, что делает.

Джим решил, что может позволить себе пригласить Линду на обед в кафе «У Спенсера». Это, конечно, не отель «Ритц», но и они не Ротшильды. С такими мыслями Джим снова отправился к дому Приоров, предварительно совершив очередной визит в банк. Звонки на дверях не были снабжены никакими табличками, и Джим позвонил наугад. Минуту спустя он стоял лицом к лицу с Ким Приор.

— Выходной? — спросил Джим.

— Полвыходного, но все же лучше, чем ничего. Вы ищете Линду?

— Да. Она дома?

Ким Приор отступила назад, чтобы впустить его в дом. Она была в джинсах и старом свитере, что мало походило на деловой костюм банковской служащей.

— Она вышла по делам, но не надолго. Если хотите, можете подождать ее наверху.

— Разве это не будет нарушением внутреннего распорядка?

Ким Приор улыбнулась:

— Нет никакого внутреннего распорядка. Идемте, я вам открою.

Она взяла ключ в шкафчике на кухне, и они поднялись на два пролета по лестнице, покрытой ковром. Джим поинтересовался:

— Она не будет против?

— Раз это вы, не будет. Видели бы вы выражение ее лица, когда я сказала, что вы прибыли в город.

— Когда это было? — спросил Джим. Ему показалось, что он утерял нить разговора.

— Линда просила меня караулить вас в банке и тут же дать ей знать, когда вы появитесь. Наверное, мне не надо было этого говорить. Хотя, по-моему, это уже не имеет значения. Я так поняла, что вы давно знаете друг друга.

Голос Ким отозвался эхом на лестнице.

— Да, примерно так, — сказал Джим.

Они добрались до узкой двери со стеклянным окошком на верхней площадке. Похоже, все ковры в доме были новые, а вся столярка старая, но свежевыкрашенная белой краской. Она открыла дверь и отступила назад:

— Мне пора бежать. Увидимся позднее.

За дверью была узкая лестница, ведущая в мезонин. Джим начал медленно подниматься. Он здорово нервничал, хотя знал, что в доме никого нет. Лестница заканчивалась квадратной площадкой без окон. Сюда выходили две двери. За первой оказалась спальня, почти все пространство которой занимал двуспальный диван с розовым покрывалом и деревянный комод, задвинутый под скат крыши. С подушки на него сердито смотрел одноглазый плюшевый мишка неопределенного возраста. Джим не стал заходить в эту комнату, прикрыл дверь и пошел осматривать другую.

Гостиная, чистая и довольно симпатичная, являла собой странную смесь стилей, впрочем, как любая меблированная комната. Его взгляд сразу привлек компьютер-«ноутбук», который стоял на письменном столе рядом с телефоном.

Он обошел старенькую софу, чтобы взглянуть на него поближе. Линда говорила, что некогда работала в компьютерной фирме, наверное, он остался с тех времен. Машина была классная, производства какой-то французской фирмы, названия которой он даже не слыхал.

Пока он осматривал компьютер, зазвонил телефон.

Джим колебался, брать ли трубку, телефон все звонил. Наконец, на четвертый сигнал Джим решился и снял трубку. Не зная, что отвечать, он просто сказал:

— Алло!

Но линия была странно мертвой, и поначалу он услышал лишь отзвук собственного голоса на фоне шипевшей пленки магнитофона, так ему показалось.

— Пожалуйста, подключите модем, — неизвестно откуда раздался синтезированный голос. Просьбу повторили по-французски и по-немецки.

Джим включил монитор. Когда шестидюймовый экран загорелся зеленоватым светом, он подключил телефон к компьютерному модему. Отступив назад, он стал наблюдать, как машина оживает.

На загрузку информации ушло меньше минуты, экран потрескивал, по нему мелькали какие-то значки. Наконец, все прояснилось. Джим сел на гнутый стул у экрана и прочитал:

«Ризингер-Жено» АГ** ЦП-В

к вашим услугам— Р/Ж* ОЕОО

11:24 20 сентября Пользователь № 41 линия № # 103

подключено 11:24 20 сентября

Линда Маккей сопроцессор 1274

чистый ВС

загрузка Октябрь 14170001

Октябрь 1410001 — файл Харпер, Джеймс

Пароль?..

Какой пароль могла выбрать Линда? Люди обычно используют в качестве пароля самые простые слова: собственное имя, номер телефона, кличку собаки. Но он не настолько хорошо знал Линду, чтобы сразу догадаться.

Похоже, он ее вообще не знал.

Джим напечатал ее имя. Изображение пропало с экрана. Джим было подумал, что угадал с первого раза. Повезло!

Но через несколько секунд он понял, что запустил какую-то секретную подпрограмму, которая стерла файл из памяти компьютера. Какие бы кнопки он теперь ни нажимал, на экране не появится ничего нового.

Джим выключил компьютер и положил трубку на рычаг.

Если ему повезет, она не узнает, что он здесь был.

Глава 13

Уже месяц сидела Одри Эллис за стойкой администратора в клинике Леди Делисл. Но только теперь она освоилась со своими обязанностями. Главное, вести дела так, чтобы врачи устраивали как можно меньше хаоса в расписании. Для этого пришлось какое-то время наблюдать за тем, кто как работает. Доктор Симз, которая возглавляла клинику и была самым высокооплачиваемым специалистом отделения, требовала от других точности, хотя сама вечно опаздывала и никогда не записывала, кто на какое время у нее назначен. Все равно с ней было проще иметь дело, чем с доктором Фрэнксом, который где-то пропадал целыми днями, а Одри приходилось извиняться за него перед пациентами.

У нее был маленький кабинет-приемная с раздвижным окошком, но она предпочитала сидеть за столом в холле, где были расставлены кресла и искусственные растения. Клиника занимала отдельное здание, построенное 10 лет назад, — мини-комплекс сборных конструкций, увенчанных крышей, которая протекла в первый же год. Клиника стояла на задворках главного здания больницы, которое было построено 150 лет назад под городскую богадельню. Мимо вечно сновали фургоны с грязным бельем. По прошествии четырех недель на новом месте Одри стала глядеть на клинику как на свой второй дом. Пройдет еще недели четыре, и ты совсем тут освоишься, уговаривала она себя.

Ничего тревожного или необычного здесь не происходило. Большинство пациентов, с которыми она общалась каждый день, выглядели настолько нормально, что запоминались с трудом. Все было точно так, как описывала Адель, та девушка, что работала на этом месте прежде, а потом ушла в декрет. Несмотря на это, Одри целыми днями чувствовала себя не в своей тарелке. Дважды она отдавала свой старенький «воксхолл» в мойку машин, которую организовали несколько постоянных пациентов клиники. И оба раза после этого перед поездкой тщательно проверяла багажник. Ей никак не удавалось избавиться от мысли, что один из них скрючился в багажнике, с усмешкой дожидаясь, когда она приедет домой и выключит фары у подъезда. В конце концов, откуда же берутся такие сцены в кинофильмах, если не из жизни?

— Мне нужно повидать доктора Фрэнкса, — сказал кто-то, и Одри, вздрогнув, подняла глаза. Она даже не слышала, как этот человек подошел.

Он был одет в пальто размера на два больше, чем нужно, под мышкой дешевый чемоданчик. Его глаза светились умом, сквозь который проглядывали отблески безумия.

Одри сказала:

— Доктора Фрэнкса сегодня не будет.

Даже если бы он пришел сегодня, как ожидалось, к этому времени его в клинике уже было не застать. Во второй половине дня он уходил.

— Вы можете ему позвонить? — спросил мужчина.

— Прием начнется завтра в десять утра. Если хотите, я могу записать вас…

Он наклонился вперед, опираясь свободной рукой о крышку стола.

— Мне нужна неотложная помощь.

Одри уставилась на его растопыренные пальцы, упиравшиеся в столешницу, отделанную под тиковое дерево. Ей показалось, что он вторгся в безопасное пространство, разделявшее их.

Она спросила:

— Вы у него лечились?

— Я Харпер, Джеймс Харпер. Он меня знает.

— Присядьте, пожалуйста, — произнесла Одри и, воспользовавшись предлогом, отодвинулась подальше от него. — Я посмотрю, что можно сделать.


Джим отошел и сел в одно из черных виниловых кресел в холле. Этих инвалидов списали сюда из другого отделения, и садиться на них нужно было умеючи, иначе они издавали ужасно неприличные звуки. Он положил чемоданчик на колени. Ему пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы спустя несколько минут опустить его на пол и отвернуться. Похоже, он начинал испытывать нездоровую зависимость от этого чемоданчика.

Джим был недалек от истины. В чемоданчике воплощалось все, что у него осталось в жизни, все, на что он мог положиться.

Он покинул клинику не так давно, но кое-что уже успело измениться за время его отсутствия. Вместо дружелюбной Адели, которая называла его Джимми и угощала кофе, появилась новая регистраторша. Эта была ужасно нервной. Он наблюдал за ней через справочное окошко, пока она разыскивала Фрэнкса по телефону.

Фрэнкс не рассердится, когда услышит его историю. Джим прикрыл глаза и настроился на ожидание.

Из игровой комнаты через коридор доносились детские голоса. Там резвились пациенты доктора Гупта из дефектологического отделения. Джим был рад возможности немного посидеть спокойно. Долгие переезды в автобусе всегда вызывали у него приступы тошноты.

Несколько минут спустя регистраторша вышла к нему.

— Доктор Фрэнкс уже выехал. Я сказала ему, что это срочно. Он едет из дома, — сказала она.

— Спасибо.

— Он передал, что вы можете подождать в его кабинете.

«И тут перемены», — подумал Джим, оглядывая кабинет Фрэнкса. Фотографии яхты, и призы, и мягкое «кресло пыток» — все выглядело так же. Но к другим игрушкам оргтехники Фрэнкс добавил компьютер-«ноутбук». Многие предметы в этом кабинете выдавали желание психотерапевта заниматься чем-то более интересным вне этих стен. Там, где другие врачи вешают свои дипломы, Фрэнкс поместил фотографию принадлежащей ему яхты «Розанчик» во время традиционных международных соревнований по парусному спорту «Фастнет».

Джим улыбнулся, прочитав название яхты. «Розанчик»! Ну и ну!

В кабинет Фрэнка зашла регистраторша. Она приостановилась было, увидев, что Джим оказался не там, где бы ему следовало, но потом немного успокоилась. В такой позиции их разделял стол.

Она принесла кое-какие журналы.

— К сожалению, это все, что у нас есть, — сказала она и положила номера журналов «Она», «Дом и сад» и «Пирушку». Все журналы были месячной давности.

— Это что-то новенькое, — сказал Джим и указал на компьютер.

Она нервозно улыбнулась, собираясь уже уходить.

— Это только эксперимент, — объяснила она. — Мы все никак не привыкнем.

Она прикрыла за собой дверь. Только теперь Джим вспомнил, что оставил чемоданчик в холле.

Он хотел было догнать регистраторшу, но дверь оказалась заперта.

Джим уже поднял кулак, собираясь барабанить в дверь, но потом передумал. Она, наверное, и так вообразила, что он насильник-рецидивист или бывший киллер. Ему не хотелось давать пищу ее фантазиям. Ситуация, прямо скажем, не слишком приятная, но, в конце концов, эти тонкие перегородки ничем не напоминают тюремные стены. А если понадобится спешно покинуть помещение, он подтащит стул к двум пустым картотечным ящикам, которые закрывают запасную дверь. Ее верхняя фрамуга приоткрыта.

Хотя после всего того, что на него сегодня обрушилось, он прекрасно обошелся бы без подобных упражнений. Скоро Ким Приор вернется из банка, и Линда узнает, что он побывал в ее комнате. Возможно, ей станет известно, что он принял по телефону сообщение, которое предназначалось ей. Она поймет, что ее прикрытие теперь потеряло всякий смысл. Для Джима началась после этого настоящая гонка с препятствиями, когда он лихорадочно собирал вещи и спускался по тропе в город, чтобы вовремя поспеть на автобусную станцию. По крайней мере, теперь он оказался там, где чувствовал себя в безопасности.

Он беспокойно шагал из угла в угол. Вся эта история начинала действовать ему на нервы, чего нельзя было допускать. Джим снова подошел к письменному столу и взял два мячика для гольфа, своеобразные четки Фрэнкса. Присев на край стола, он принялся катать их между ладонями. За спиной звякнул телефон: кто-то в клинике звонил по городской линии.

Джим обошел стол и сел в кресло Фрэнкса, глубокое кожаное кресло руководителя. Попытался вычислить, сколько времени Фрэнкс будет добираться из дома до клиники. Никогда еще Джим не испытывал такого сильного желания выговориться.

На мячиках был логотип. Джим зажег лампу и поднес их к свету. Надпись почти стерлась, но Джим все же прочитал «Эпетелин — безопасный препарат, снижающий аппетит». Пониже в кружочке стояло название фирмы, но его было не разобрать. Рекламные образцы. Пока Джим лечился в клинике, они появились повсюду: ручки с надписями, рекламные блокноты и любые канцтовары, на которых умещался товарный знак.

Фрэнкс будет недоволен, что Джим перестал принимать лекарства и ставил на себе эксперимент на выживание, но тут уж ничего не поделаешь. Он положил мячики для гольфа обратно на стол и огляделся.

На глаза ему попалась желтая пластиковая подставка с надписью «Ингалятор Иверсин», подставка для ручки — «Пищевая добавка Проботин. Метастатин. Антибактериальное средство Зоналин».

Джим зажег верхний свет. На всех рекламных продуктах стояло название одной и той же фирмы.

Ему показалось, что в комнате похолодало.

Джим медленно передвинул стул поближе к компьютеру. Под экраном осталось продолговатое пятно там, где раньше была наклейка. Компьютер был из дорогих. Джим включил его.

— Это Медик, — загорелось на экране. — Ваш пароль?

Джим помедлил и одним пальцем напечатал «Розанчик».

— Добрый день, доктор Фрэнкс. Кто сегодня наш первый пациент?

— Джеймс Харпер.

— Попробуйте еще раз.

— Харпер Джеймс.

— Харпер Джеймс занесен в специальный файл, доступ к которому ограничен. Ваш пароль?

Джим не мог решиться целую минуту. Но дольше откладывать было нельзя: машина могла отключиться автоматически.

Он напечатал: «Октябрь».

Экран моментально заполнился цифрами и данными. Джим нажал кнопку, и экран погас. Надо было уходить.

Картотечные шкафчики опасно зашатались, когда он влезал на них. Фрамуга открывалась со скрипом. Она вела в комнату пустого хирургического склада. Джим протиснулся в образовавшееся отверстие, на мгновение перенес всю тяжесть тела на полочку, явно для этого не предназначенную, и спрыгнул на плитки пола.

Он прислушался у двери, кажется, все тихо. Склад был тоже заперт, но его можно было открыть изнутри. Джим вышел в коридор, скудный свет гаснущего дня струился сквозь застекленный потолок. Если незаметно забрать свой чемоданчик и выйти, он скроется прежде, чем его хватятся.

Регистраторша ретировалась из холла в свой кабинетик. Она говорила по телефону, повернувшись к справочному окошку спиной. Джим подхватил свой чемоданчик и направился к двери.

С улицы по ступенькам поднимались два санитара в белых халатах. Один маленький, жилистый, с рыжими волосами, другой телосложением и меланхолическим выражением лица напоминал полярного медведя. Джим видел их впервые, но когда они вошли в холл, по их лицам Джим понял, что они узнали его.

Подхватив чемоданчик под мышку, Джим развернулся и бросился бежать.

Санитары еще не успели пересечь холл, как Джим оказался в дальнем конце коридора. Он ввалился в игровую комнату, перескочил через нарисованную пальцами луну, пролетел мимо перемазанных красками ребятишек, смотревших на него с разинутыми ртами, и, не сбавляя скорости, ударил плечом в дверь пожарного выхода. Пломбы сломались, двери распахнулись на улицу, и Джим очутился на пустыре позади больницы.

Джим пересек служебную дорожку. Санитары спешили за ним. Один из них вымазался в краске и сильно прихрамывал. Рядом высилась клиника, словно собор из красного кирпича, опутанный стальными пожарными лестницами. Он перескочил через бордюр и побежал по траве. Где-то сзади к реву сирен добавился автомобильный гудок: санитары чуть не угодили под колеса машины с грязным бельем.

Разрыв между Джимом и его преследователями увеличился, но в любую минуту все могло измениться. Он даже не знал хорошенько, в какую сторону бежит. Ему было известно, что клинику со всех сторон окружает стена высотой в десять футов. Чтобы добраться до главного выхода, нужно было пересечь всю территорию клиники.

Кусты роз хватали за ноги. Казалось он несет не чемоданчик, а тяжелую наковальню. Стараясь держаться поближе к высокой готической стене больницы, он завернул за ближайший угол.

И оказался в западне.

Все выходы и главная дорога находились на противоположной стороне здания. Он стоял во внутреннем дворике больницы, между двумя полукруглыми корпусами. С трех сторон на него смотрели окна пяти этажей, ни одной двери не было.

Джим услышал, как кто-то из санитаров зовет его по имени. Значит, еще не настолько сбился с дыхания.

Они покажутся из-за угла в любую минуту. Джим лихорадочно стал искать окно, любое открытое окно на нижнем этаже. Заметив одно, он побежал к нему. Джим просунул свой чемоданчик, услышал, как тот шлепнулся на пол, подтянулся на руках и влез в окно. Головой он нырнул в потоки горячего пара: кругом стояли аппараты для обработки белья. Они так грохотали, что Джим мог фанфарами ознаменовать свое появление: его все равно никто бы не заметил. Да кругом никого и не было.

Первым делом Джим выглянул в окно. Оба санитара уже были в саду и безуспешно искали его. Наверное, они решили, что он испарился. Джим подхватил чемоданчик и пошел к двери, чтобы послушать, что там творится.

Кто-то шел по коридору.

Помещение было маленькое, и Джим заметил только одно местечко, где можно спрятаться. Если скрючиться и не шевелиться, за барабаном автоклава как раз хватит места. Если кто-нибудь найдет его там, Джим проведет несколько веселых минут, пытаясь объяснить, что он здесь делает.

Для чемоданчика места уже не было. За дверью раздался металлический лязг. Подходящее местечко для чемодана Джим обнаружил на полке, где были штабелями сложены новенькие судна, завернутые в бумагу. Чемодан упал в щель, а Джим рухнул на пол как раз в ту секунду, когда в комнату, пятясь, вошла сестра-негритянка, толкая за собой больничную каталку.

Джим тяжело дышал, но старался при этом не шуметь. А поскольку он почти сложился пополам, в боку начались колики. Он закрыл глаза и попробовал заговорить боль.

— Ты знаешь, что я делаю с теми, кто подглядывает, — вдруг произнесла негритянка. У Джима все похолодело внутри.

Он начал было выпрямляться, но тут до него дошло, что медсестра разговаривает вовсе не с ним.

— Да брось ты, — раздался чей-то голос. — Я совершенно вымотался.

Слова доносились из-за окна. Голос мог принадлежать белому медведю. Джим снова скрючился за барабаном автоклава.

— Сюда никто не заходил? — спросил Медведь.

— Нет. А что? — поинтересовалась негритянка.

— Тут где-то псих один бегает, из психиатрического отделения.

— Еще один? — устало и недоверчиво спросила сестра.

— Да. Закрой окно, хорошо?

«Не смотри на чемодан, — молил Джим, — не смотри».

— Тут и так уже, как у черта в сауне.

— Ненадолго. Пока его не поймаем, — прозвучал в отдалении голос Медведя.

Несколько секунд спустя Джим услышал, как скрипнуло окно, прикрытое негритянкой чисто символически.

«Не смотри на чемодан! — заклинал Джим еще несколько минут, пока она выгружала из тележки мешки с грязным бельем. — И Бога ради, не заглядывай сюда».

Напевая, негритянка закончила работу и повезла каталку из комнаты.


Только бы выбраться из госпиталя! Здесь слишком много ходов и выходов, вряд ли их успели взять под наблюдение. Для этого нужно время. «Не спеши, — приказал он себе. — Постарайся выглядеть естественно».

Джим успел пройти по коридору ярдов пятнадцать.

— Куда это вы направляетесь?

Джим понял: она обращается именно к нему. «Голосок» прозвучал как удар кнута. Джим обернулся и увидел девушку в форме медсестры. Она была маленького роста и казалась не старше подростка, но по голосу ей можно было дать лет тысячу, не меньше.

— Я не туда свернул? — спросил Джим.

При этих словах сестра вздохнула и возвела очи горе, словно собираясь пересчитать плитки на потолке.

— Сюда проходите. Осталось только пять минут, — сказала она.

Он покорно пошел за ней до конца коридора и дальше в двойные двери. Его так ошеломила эта встреча, что он даже не задавался вопросом, куда идет и зачем. Они оказались в женской палате коек на пятьдесят. Шел прием посетителей.

— Благодарю вас, — сказал Джим и понес свой чемоданчик мимо сестринского поста, уставленного цветами и заваленного историями болезней.

Он медленно шел по центральному проходу, по обеим сторонам которого стояли кровати, застеленные больничным бельем, но иногда попадались кружевные простыни, принесенные из дома. У половины больных были посетители. У других кроватей стояли пустые стулья. Зачастую и сами кровати казались пустыми. Их обитательницы выглядели такими хрупкими и старыми, что их трудно было заметить под одеялом.

«Все уже наверняка поняли, что я не тот, за кого себя выдаю», — решил Джим, дойдя до конца прохода. Другого выхода из палаты не было. Когда у него хватило смелости оглянуться, медсестра по-прежнему смотрела в его сторону.

Он остановился в ногах кровати, у которой не было посетителя. Лежащая на ней старушка была желтой и высохшей, словно мумия. Редкие седые волосы аккуратно расчесаны. Глаза, напоминавшие тусклые бусины, смотрели в пространство, не замечая присутствия Джима.

Джим опустил чемоданчик на пол у кровати и придвинул стул, чувствуя себя подлецом.

Старушка была хрупкая, как бумажный змей из папиросной бумаги. Джим тихо произнес:

— Я надеюсь, вы не будете возражать. Я только на минутку и потом уйду.

Уйду куда? Последним его пристанищем была клиника, больше ему некуда было идти. В дальнем конце палаты медсестра разговаривала с одной из нянечек и, кажется, опять смотрела в его сторону. Руки старушки свободно лежали на груди, поверх теплой пижамы. Джим взял ее руку в свои. Словно несколько прутиков очутилось в его ладони. Она не сопротивлялась. Только теперь Джим ощутил, что она сознает его присутствие и испытывает волнение. Ее рука дрожала, как птичка. Как канарейка, которую Гранди между делом раздавил и выбросил, явившись ему в кошмаре прошлой ночью. Может быть, стоило обратить больше внимания на это видение, которое оказалось реальностью, а он не решился ее осознать.

— Я знаю, кто вы, — сказала сестра, остановившись в ногах кровати, и Джим, как после ледяного душа, вернулся к ощущению реальности. Рука старушки все еще подрагивала в его пальцах.

— Миссис Алленби говорит только о своем Джордже, — произнесла сестра, обходя кровать и глядя на бесплотную тень на подушке с профессиональным сочувствием. — Больше ни о чем.

— Правда? — пробормотал Джим, уставясь в пол в ожидании неминуемого разоблачения.

— Она верила, что вы непременно сдержите обещание.

Грейс Алленби уставилась в пространство, напрягая остатки сил на поддержание признаков жизни.

— Я не мог выбраться раньше. Я и сейчас только на минуту, — сказал Джим, чувствуя себя последним мерзавцем.

Сестра наклонилась вперед и, похоже, увидела в старушке нечто такое, чего не замечал Джим:

— Она что-то хочет сказать.

Сейчас она его выдаст! Морщинистые губы чуть искривились. Джим наклонился ближе, понимая, что он это вполне заслужил.

— Джордж! — прошептала она. — Джордж!

Сухонькая ручка пожала его пальцы.

О, Линда.

Глава 14

Вечер.

Площадь Пикадилли, Лондон, станция метро.

Джим слонялся в полосках света и тени, стараясь не попадать в поле зрения видеокамеры, наблюдавшей за входом в метро у него за спиной. Время от времени он глядел, перемещается камера или нет, но кажется, она была зафиксирована на месте. Красный огонек индикатора тускло светил сквозь слой копоти на ее корпусе. Черно-белая свидетельница молчаливо наблюдала за бродягами, зеваками и любопытствующими туристами, что проходили перед ее объективом.

Джим приглядывался уже около часа. Раскалывалась голова, Джим чувствовал себя одиноким и очень хотел есть. Его пригрозили выкинуть из вагона экспресса, который доставил его в Лондон, только за то, что он кричал во сне. В данный момент он был твердо уверен только в одном: те люди, которые лечили его, сами довели его до того состояния, от которого лечили. Он не знал, как или зачем. Но был совершенно уверен в том, что разобраться во всем этом должен сам, союзников у него нет.

Ладно, если нужно, он справится и один.

Вестибюль станции метро служил убежищем для бродяг, которые решили, что на улице слишком холодно. Потолок низкий, полутемно, кремовые когда-то стены пожелтели над выбеленными плитами пола. Толпа скопилась вокруг телефонных автоматов и билетных турникетов, мимо которых лежал путь к эскалаторам. Большинство сразу спускалось вниз, кое-кто просто слонялся, стараясь не привлекать к себе внимания.

Двоих Джим заприметил особо. Они не отходили далеко от выщербленного барьера, отделявшего вход на станцию, во всяком случае, до тех пор, пока не появлялись двое полицейских, совершавших обход каждые полчаса. Тогда эти двое исчезали, словно юркие ящерицы с садовой ограды. В остальное время они с кем-то обменивались репликами, вели переговоры, которые длились не больше минуты, и вообще производили впечатление людей, занятых каким-то потайным делом.

В конце концов Джим решил попытать счастья. Он подошел к ним:

— Есть деловое предложение.

Тот, что был посмуглее, глянул на Джима с подозрением. Обоим было чуть за двадцать, у обоих была угреватая кожа, глаза выдавали ночной образ жизни. У смуглого были жиденькие усы. Он оглядел Джима, приняв в расчет чемодан, одежду от «Армии спасения» и общий облик. В конце концов, он решил, что с Джимом безопасно иметь дело.

Он произнес:

— Деловое предложение какого характера?

Джим объяснил, чего хочет. Смуглый огляделся по сторонам, потом ткнул пальцем в своего напарника и сказал:

— Иди с Бенни. Твое дело уладит он. У него нет судимости, поэтому все дела ведет он.

Бенни-банкир пошел вперед; испытывая нервную дрожь, Джим последовал за ним. Под фонарями, среди толпы он ощущал себя в безопасности, но пустынный переход — это другое дело.

Они миновали темные полуподвальные окна бывшего магазина женской одежды и вступили в длиннющий, ярдов пятидесяти, коридор, выложенный кафелем. Он вел вниз мимо афиш кинотеатров, музеев, рекламных стендов и консультаций для беременных. В дальнем конце коридора Бенни указал на боковой тупичок, железная дверь которого была распахнута.

— Прошу в кабинет, — произнес он как заправский чиновник и, пропустив Джима вперед, последовал за ним. Они очутились в каком-то углу, полном мусора. Доносилось гудение электросушилок из туалетов, расположенных дальше по коридору, вокруг витал запах застарелой мочи тех, кто был слишком пьян или ленив, чтобы пройти еще несколько шагов.

Похоже, Бенни это не беспокоило. Он сказал:

— Ну, что там у тебя?

Джим показал ему чемоданчик и начал было объяснять, что к чему, но Бенни прервал его:

— Ладно, ладно.

Покопавшись в чемоданчике, он выудил четыре таблетки разного цвета. Он их понюхал, разломил, попробовал на язык и, наконец, проглотил, разжевав, как конфеты. Когда они опустились в желудок, он постоял с закрытыми глазами несколько секунд. Потом потряс головой, чтобы прийти в себя.

Джим наблюдал все это представление с некоторым недоверием.

— Вам обязательно пробовать все?

— Да, это моя доля, — объяснил Бенни. — Все же лучше, чем платить те цены, которые назначает Джакко.

— А вам не будет плохо от такой смеси?

— Нет, обычно все быстро выветривается. Хотя бывает, идешь домой, а кажется, что голова повернута в обратную сторону. Погоди еще минутку.

Большую часть этого времени он провел, прислонившись к стене. Опустив голову, наблюдал за своими ощущениями.

Наконец он выпрямился, глубоко вздохнул и опять потряс головой. Потом произнес:

— Молочный сахар.

— Что это значит? — поинтересовался Джим.

— Значит, что все это плацебо, безвредные таблетки, назначаемые для успокоения больного. С таким же успехом ты мог бы принимать изюм в шоколаде, пользы было бы столько же. Даю пятерку за весь чемодан. Мальчишки, с которыми имеет дело Джакко, даже не почувствуют разницы.

Молочный сахар. Фрэнкс долго объяснял про каждую таблетку по очереди: эта транквилизатор, эта снимает приступ психоза, эта снимет побочные явления той… Преднамеренная ложь.

— Я не по поводу денег, но вы… уверены?

Бенни положил руку ему на плечо:

— Верь мне. Я профессионал.

Джим взял, сколько ему предложили, и когда Бенни ушел, добавил эти деньги к тому, что у него было. В целом получилось не густо.

Похоже, впереди у него долгий-долгий путь, нравится ему это или нет.

Глава 15

В то время, когда грузовик высаживал Джима Харпера у ворот гавани в Фолькстоне, на боковой дорожке у клиники Леди Делисл остановилось такси. На счетчике уже была трехзначная цифра, но Линда попросила водителя подождать.

Была полночь, в приемном отделении горел только слабый ночник. Внутри никого не было, но когда Линда нажала ручку двери, оказалось, что дверь не заперта.

Она никогда раньше не бывала здесь. Стоя в темноте, она прислушивалась. Тихо, только слабый скрип двери, которая медленно закрывалась у нее за спиной. Фрэнкс должен ждать ее. Так он передал в телефонограмме, которую приняли в доме Приоров, пока Линда топталась у запертой двери Дома на Скалах, недоумевая, где же Джим.

Сейчас, после разговора с Ким, Линда знала, что он побывал в ее комнате и что надо готовиться к худшему.

Вытянув руку и слегка касаясь пальцами стены, чтобы ни на что не наткнуться, Линда двинулась по коридору. Почти сразу она увидела вдалеке за поворотом свет. Кто-то был в кабинете за углом, и стеклянная панель над дверью выдавала его присутствие.

Она подошла и открыла дверь. Там сидел Фрэнкс. Вид у него был виноватый, словно он не имел права находиться в собственном кабинете.

— Долго же вы добирались, — сказал он, потирая висок.

— Я поздно получила ваше сообщение. Где он?

— Я надеялся это услышать от вас.

Фрэнкс наклонился и положил что-то на стол. Мячик для гольфа покатился вдоль записной книжки и остановился у настольной лампы.

— Он знает, что за ним вели наблюдение?

Фрэнкс в ответ только пожал плечами:

— Одри считает, что он видел свой файл, пока находился в моем кабинете. Бог его знает, как ему это удалось. Вы можете передать тем, кто вас сюда послал, что с этим покончено. Я никогда ничего не слышал ни о Джеймсе Харпере, ни о проекте «Октябрь».

Он указал на компьютер на столе:

— Они могут забирать все это. Я поищу других спонсоров. Зря я ввязался в это дело.

— Мы не можем вот так бросить его, — запротестовала Линда. Фрэнкс снимал помятое пальто с вешалки за дверью. — Он нуждается в помощи.

— Это мы будем нуждаться в помощи, если хоть что-нибудь станет известно, — произнес Фрэнкс.

— Подождите минутку, — попросила Линда. — В тот вечер, в доме, когда ваши люди работали в кухне… Что они с ним делали?

Но Фрэнкс уже шел к дверям.

— Спросите тех, кто вас послал, — сказал он. — Сегодня вечером меня здесь не было.

Глава 16

Джим спускался вниз на эскалаторе.

Тоннель на многие тысячи миль уходил в глубь земли. Мотор изношенный, эскалатор двигался рывками. Джим крепко держался за поручни, пошатываясь каждый раз, когда дергалась ступенька или слабело натяжение цепей. Впереди никого не было, а назад Джим взглянуть не мог. Пытался, но не мог.

Большая часть рекламных плакатов на стенах была выдрана из рамок, но иногда попадались уцелевшие. Чем ниже опускался Джим, тем более дерзкими и вызывающими становились эти яркие фотографии. Почти сплошь реклама нижнего белья, которое больше обнажало, чем прикрывало. Во взгляде девушек на фотографиях было что-то провокационное.

Он пытался вычислить, в какую сторону движется, но часть огней была погашена и в полумраке было трудно что-нибудь понять. Он утратил всякое представление о том, когда он пустился в это путешествие и зачем. Эскалатор двигался с лязгом и грохотом. Когда Джим смотрел вниз, он видел какой-то отблеск, который просачивался сквозь щели там, где ступеньки неплотно прилегали к боковинам. Зеленоватый отблеск, казалось, пульсировал. Джим подумал было, что это вереница огней, освещавших механизмы внизу. Но отблеск пульсировал, словно живой.

Джим взглянул на следующий рекламный плакат. Две девушки зверски убиты, их тела подвешены для фотографирования.

Сквозь лязг и грохот машин до Джима доносились какие-то звуки, как-будто кто-то дышал, а может быть, рычал. Казалось, кто-то, закованный в цепи, трудился внизу, зная, что его мучители вне пределов досягаемости. Следующий толчок эскалатора был таким резким, что Джим чуть не упал. Он покрепче ухватился за поручень и попытался выпрямиться. Ему показалось, что внизу кто-то сдавленно фыркнул.

Плакаты на стенах становились все чудовищнее в своем бесконечном разнообразии. Поверх черно-белой фотографии, изображавшей автокатастрофу, кто-то наклеил лозунг протестующих феминисток. Ниже красовался кровавый отпечаток пальца.

Ступеньки подрагивали. Впереди что-то происходило, но Джим не понимал, что именно. Зеленый свет становился все ярче.

При виде следующего плаката у него на миг замерло сердце. Плакат не был похож на остальные. В тех была завораживающая сила катастроф, здесь же привлекало что-то другое. Девушка стояла обнаженная и беззаботная, удлиненное стройное тело, как на картах Таро. Ее рука легко касалась шеи лебедя. Она смотрела прямо на Джима, ее глаза были какого-то необычного цвета.

Джим потянулся было к ней. Но она уже пропала из виду.

Зеленый свет впереди становился все ярче. Джим решил, что приближается к конечной цели путешествия. Он заметил, что пол под ногами округлился в форме буквы «О», а зубцы гребенки эскалатора торчат вверх, словно клыки. Эскалатор нес его вниз, в глубокую яму, стенки которой напоминали ребристое горло. Джим ошибался. Зверь не приводил эскалатор в движение. Зверь сам был эскалатором.

Вдруг скорость резко возросла, и Джима бросило вперед. Он упал, проскочил преддверие и проскользнул в желудок зверя.

Все вниз и вниз среди непереваренных остатков пищи и глистов. Гранди ждет.

Он смотрит вверх, его слепые глаза испускают зеленый свет. Гранди одет в длинный балахон, покрытый причудливыми символами восточных магических обрядов. Его голова обрита, лицо разрисовано под китайца. Джим несется к нему навстречу, не в силах остановить своего падения.

Гранди протягивает руки. Пришло время позабавиться. Он напевает, и постепенно эти звуки перерастают в вой бешеной собаки.

На лету Джим пытается увернуться, но тщетно.

Руки Гранди настигают его.

В темноте Джим приподнялся и сел. Внезапно его пронзила боль в спине — словно дожидалась, чтобы он окончательно проснулся. Он застыл, пережидая приступ.

Никогда еще боль не была такой острой. Но раскладушка в Доме на Скалах была более комфортабельным ложем, чем некрашеные доски товарного вагона и чемодан вместо подушки. Ощущение раскаленной иглы между лопатками сменилось пульсирующей болью. Спустя некоторое время Джим пришел к выводу, что легче уже не станет, придется примириться с тем, что есть. Пора выглянуть наружу и осмотреться.

Путешествие через Ла-Манш пробило изрядную брешь в его сбережениях, но он тут же сообразил, на чем можно сэкономить, когда прибыл в Остенде около 4 часов утра и пришел на вокзал. Станция была открыта, народу в этот час было мало. Единственный служащий билетов не проверял, а направлял путешественников на нужные платформы. Джим прошел вдоль парижского экспресса. Потом залез в вагон, открыл дверь на другую сторону и спрыгнул на железнодорожное полотно. Проделав это, он пошел дальше вдоль поезда, отсчитывая пыльные бордовые товарные вагоны, которые были прицеплены в хвосте поезда. Он искал пустой незапертый вагон. Найдя то, что ему было нужно, он отодвинул тяжелую металлическую дверь и забрался внутрь. Десять минут спустя поезд тронулся.

Отопления и света не было, зато он ехал бесплатно. Джим так измучился, что металлический грохот вагона только усыпил его. Сколько продолжалось это забытье, он не знал. Вагон стоял на месте, можно было предположить, что они уже достигли Северного вокзала в Париже. Джим встал, чтобы приоткрыть дверь и выглянуть наружу. И тут он застонал.

Его джинсы промокли насквозь.

Грязный пол вагона был посыпан старой соломой. Но он проверял его и убедился, что пол, по крайней мере, сухой. Ощупывая пол еще раз, Джим понял, что джинсы промокли изнутри.

О нет! Какой стыд! Такого с ним не бывало лет с шестнадцати. Он попытался вспомнить, что ему снилось, но все образы уже стерлись из памяти.

Что бы ему ни привиделось, подобного финала не могло случиться.

Джим встал. Край рубашки, прилипший к животу, повис, когда он выпрямился. Джим был в ярости, как если бы его изнасиловали во сне. Он не помнил своего сна, но точно знал: что-то было связано со слепым. Каждый раз после таких снов у Джима возникало ощущение, что им попользовались, как резиновой перчаткой.

Он приоткрыл дверь. Это потребовало всех его сил: подшипники сильно нуждались в смазке. Настроение было мерзкое и подавленное. Что бы ни случилось дальше, сказал он себе, ты пойдешь в ближайшее турагентство и закажешь номер в самой дешевой гостинице, где есть вода. Достоинство любого человека можно унижать до известного предела. Свой предел ты уже определил.

Джим выглянул наружу. Никакого Парижа вокруг не было.

На самом деле он был в пути не больше двух часов. Кругом были поля, вдали виднелся лес в серой предрассветной дымке. Было очень тихо. Джим взял чемодан, открыл дверь пошире и выбрался наружу.

Оказывается, его вагон вместе с тремя другими отцепили и отогнали на запасной путь. Ржавые рельсы, мокрый шлак под шпалами, сквозь который пробиваются сорняки. Джим огляделся вокруг. Было холодно, дыхание вырывалось изо рта белыми клубами. Не имело никакого смысла чего-то ждать.

Вдалеке он увидел какие-то постройки. Скорее всего там была дорога. Ничего не поделаешь, надо идти туда, хотя придется долго топать через поля. Взяв чемоданчик под мышку, Джим пустился в путь. Протиснувшись сквозь негустую живую изгородь, он попал на поле, где солому недавно запахали в землю. Там, где раньше были борозды, длинными рядами тянулись лужи. На ходу Джим помахивал чемоданчиком, но настроение все равно было подавленным. Здорово мешала тупая боль в спине.

Продвигался он медленно: земля от воды стала вязкой, ботинки и джинсы быстро промокли, но Джим старался не думать об этом. Подойдя ближе, Джим разглядел фермерский дом с мансардой, позади — амбар из красного кирпича, окна которого были закрыты рифленым железом.

Залаяли собаки. Джим шарахнулся в сторону.

Обойдя лес, он очутился на капустном поле. Впереди слышался гул моторов на шоссе, Джим решил идти туда. Уже проснулись и запели птицы. Джим шел между капустными рядами в надежде, что осталось преодолеть последнюю изгородь, а там он выберется на проселочную дорогу и идти станет легче.

Добравшись до конца поля, он обнаружил, что пробраться сквозь изгородь невозможно. Пришлось идти вдоль нее в поисках каких-нибудь ворот или калитки. Когда он наконец нашел ворота, то понял, что все это время шел по внешнему краю площадки для кемпинга, запертой по случаю мертвого сезона. Там, где раньше стояли многочисленные палатки, теперь отрастала трава. Площадка была не слишком большой. Похоже, на этом месте раньше было поле или фруктовый сад. Рядом стояла гостиница. Джим рассматривал ее сквозь запертые ворота: старая ферма, которую выкрасили белой краской и покрыли красной черепичной крышей. Джим оказался недалеко от задней стены, где под навесом летние столики и зонты от солнца с надписью «Чинзано» дожидались хорошей погоды.

Справа, отделенный от гостиницы мощеным двором, высился амбар, который теперь превратился в двухэтажный мотель на шесть номеров с крытой галереей и лестницей, ведущей на верхний этаж. На площадке перед мотелем были припаркованы три машины. Услышав скрип открываемой двери, Джим спрятался.

На галерею второго этажа вышла женщина. В руках она несла красный чемоданчик для косметики. Следом с двумя большими чемоданами шел мужчина средних лет. Он прикрыл дверь, они тихо спустились по лестнице и погрузили чемоданы в маленький, слегка заржавевший «пежо». Джим заметил, что ключ они оставили в дверях. Он даже разглядел пластиковую бирку, которая все еще покачивалась. Они развернулись и выехали со двора. У машины были бельгийские номера.

Шум двигателя замер вдали, вокруг снова воцарилась тишина.

У Джима возникла идея, которая не давала ему покоя.

Все окна были прикрыты ставнями. Ни огонька, ни звука. Небо заметно посветлело, в его распоряжении было не так много времени. Весь вопрос заключался в том, хватит ли у него духу?

Джим слегка шевельнулся. Край рубашки уже высох и теперь царапал, как картон. Это стало последней каплей. Перекинув чемоданчик, Джим перелез через ворота и поспешно направился к мотелю. Убедившись, что его никто не видит, он взлетел по лестнице, зашел в освободившийся номер и запер за собой дверь.

Комната с двуспальной кроватью была большая, с потугами на роскошь. Уезжая, постояльцы наспех прибрали ее. Все вещи словно ждали, когда ими займутся профессиональные руки горничной. Напротив окна стоял туалетный столик с трехстворчатым зеркалом. Рядом — цветной телевизор. Джим направился прямо в ванную, по пути избавляясь от чемодана, пальто и куртки. Когда он добрался до ванной, рубашка была уже на полу, одной рукой он расстегивал молнию на джинсах, другой — включал кран. В считанные секунды ванная наполнилась паром и зеркало запотело.

Несколько пушистых розовых полотенец лежали нетронутыми. На раковине остался нераспечатанный кусочек мыла «Люкс». Джим пустил воду погорячее, быстро скинул нижнее белье и залез в ванну.

Он испытал почти невыносимое блаженство. Боль между лопаток стала таять. Через некоторое время, сделав над собой усилие, он сел и начал намыливаться.

Спустя десять минут он покинул ванную. В комнате он обнаружил кофеварку и пакетик с кофе на тумбочке у кровати, сполоснул стакан и поставил вариться кофе. Завернувшись в одно полотенце и вытирая голову другим, он опустился на стул у туалетного столика и оглядел себя в трехстворчатом зеркале.

На него глазели, отражаясь под разными углами, три Джима Харпера. Двое из них были ему совершенно незнакомы. Отдельные кусочки Джима Харпера застыли там, где зеркала под углом отражали изображения друг друга. В общем и целом он выглядел неплохо.

Он поднялся, принес кофе и снова сел у туалетного столика. Кофе был крепкий и внушал надежду, что с его помощью Джим продержится еще немного. Он уселся на стул верхом и стал вытирать плечи.

Через несколько секунд он включил лампочку у зеркала и слегка повернул одно из боковых зеркал.

Против ожидания он ничего не увидел. Он внимательно рассмотрел кожу на спине и не обнаружил ровным счетом ничего. Тогда он растер кожу полотенцем.

Кожа покраснела, и показался маленький белый шрам, который тут же пропал, когда кожа приняла обычный цвет.

Шрам располагался как раз там, где возникала боль каждый раз, когда он слишком долго стоял или много двигался, или спал на твердом. Джим попытался дотронуться до него, но едва смог дотянуться кончиками пальцев. Попытки потрогать шрам причиняли боль. Когда он все же дотянулся до него, то почувствовал под кожей маленький, но твердый бугорок.

Снаружи донесся шум. Джим подошел к окну и чуть отодвинул длинную штору.

Семья из нижнего номера — мужчина, женщина и два светловолосых мальчугана — собиралась уезжать. Джим решил, что он достаточно долго испытывал свое везение. Он достал последние чистые вещи из чемоданчика и начал одеваться. Это не заняло много времени.

Когда он опять выглянул наружу, они все еще были во дворе. Мальчики подносили сумки и ставили их у багажника, а отец размещал их покомпактнее. Сначала Джим хотел было дать им закончить и уехать, и только тогда самому выйти во двор. Но потом решил, что ничего страшного не случится, если его увидит кто-то из постояльцев. Но если он отложит свой уход, и его встретит кто-то из администрации гостиницы, это будет сущим безумием. Он открыл дверь и вышел на галерею.

Экономка здорово удивилась, когда его увидела.

Она стояла всего в нескольких футах от него. Поверх серого платья на ней был большой белый передник, голова повязана льняным платком. Фигурой она напоминала деревенский каравай, а цветом лица — рыбака с траулера. В одной руке у нее была проволочная корзина, полная бутылок, на мясистом локте другой висели рулоны туалетной бумаги и тряпка. Она издала такой вопль, что распугала всех птиц в окрестностях. Прежде чем Джек успел увернуться, ее рука взметнулась и пребольно ухватила его за ухо. Он оказался совершенно беспомощен, когда она потащила его к лестнице.

Когда они достигли ступеней, по лестнице уже поднимался хозяин гостиницы. Смуглый и небритый, в свитере на голое тело. Поднявшись наверх, он с ходу так вмазал Джиму, что тот спиной впечатался в стену.

На мгновение Джим ослеп и оглох, все чувства погасила внезапная вспышка боли. Он пришел в себя в ту минуту, когда хозяин ногой наподдал его чемодан и спустил его вниз по лестнице. Чемодан запрыгал по ступеням, его крышка распахнулась. Джима, ухватив за воротник, отправили следом.

Он ухитрился не упасть. Внизу, чтобы удержать равновесие, он ухватился за перила. Эти двое орали в голос, поспешая за ним, но ему было не до того: глаза заволокло слезами, спину пронзала нестерпимая боль.

Пустой чемодан лежал на последней ступеньке. Споткнувшись о него, Джим упал на камни. Неподалеку валялся его разбитый приемник. Перепачканная одежда разлетелась по двору. Джим попытался встать, но хозяин гостиницы подставил ему подножку, и Джим рухнул снова.

Из носа хлынула кровь. Джим прижал руки к лицу, пытаясь унять кровь. В это время хозяин гостиницы рылся в его вещах, скорее всего в поисках денег. Среди той бури, что бушевала вокруг, Джим с трудом различил чей-то голос, говоривший с американским акцентом… Постоялец, который грузил вещи в машину, обращался к хозяину: «Что случилось? Он что, испортил комнату?» Но хозяин оттолкнул американца и опять сбил Джима с ног, прежде чем продолжить обыск.

«Все, — подумал Джим, — хватит. Реальность хороша маленькими порциями, но иногда небытие все же предпочтительнее».

Испытывая чувство освобождения, он медленно опустился на землю, его лоб коснулся прохладных камней двора и сознание отключилось.

Глава 17

Первым Джима подвез оранжевый с белым «ситроен»-фургон, который походил на маленький автобус, отштампованный из рифленого железа и грохотавший соответственно. Потом — торговец обувью на красной «тоёте». В Париж они въехали к вечеру через предместье Сен-Дени. Спустя пятнадцать минут оказались в густом потоке машин на улице де ла Шапель.

Спереди доносился нестройный хор автомобильных гудков. Полицейский фургон перегораживал улицу, за ним были установлены барьеры. Машины направляли в объезд на соседние улицы. Пешеходам удавалось продолжить свое путешествие, машинам — нет.

Повернувшись назад, Джим разглядывал трех жандармов с винтовками, которые стояли у фургона, включив радиопередатчик на полную мощность. За ограждением он заметил еще несколько полицейских мигалок.

Торговец обувью тяжело вздохнул:

— Бомба или еще что-нибудь в этом духе. В прошлом месяце я попал в такую же историю и в результате добирался до дома четыре часа.

Джим огляделся вокруг. Машины тесно сгрудились, никто не двигался. Джим понемногу вспоминал французский, который успел подзабыть за год.

— Кто за этим стоит? — поинтересовался он у торговца обувью.

Торговец опустил руки на колени:

— Арабы, евреи. Кто их теперь разберет?

…Когда Джим пришел в себя во дворе мотеля, он обнаружил, что лежит на том же самом месте, но в полном одиночестве. Машина с американцами уехала, хозяина гостиницы и его экономки нигде не было видно. Его пожитки по-прежнему валялись вокруг пустого чемодана. Было очень тихо, даже птицы не пели. Только плакал маленький ребенок где-то в гостинице. Когда он поднялся на ноги, что-то со стуком упало на землю. Он нагнулся и увидел простой крестик, сплетенный из высохшей травы, наверное, забытый сувенир давно ушедшего воскресенья, проведенного на пляже.

Странно. Он взглянул на здание гостиницы. Почти все ставни по-прежнему были закрыты. Джим уложил вещи в чемодан, заметив при этом, что его деньги остались целы, и беспрепятственно двинулся в сторону ближайшего шоссе. Плач ребенка быстро потонул в грохоте, доносившемся с четырехполосной магистрали. Может быть, он их чем-то напугал? Увидев, как он лежит там, на земле, они, наверное, подумали, что ранили его или что-нибудь похуже («Давайте перенесем его из этой берлоги в одну из смотровых,»— промелькнуло в его подсознании, но не успел он осознать эти слова, как они уже забылись).

И вот теперь он застрял на одной из боковых улочек Парижа. Водители вылезали из машин, чтобы разглядеть хоть что-нибудь или просто убить время. Торговец опустил стекло и попытался что-нибудь разузнать.

— Весь шум из-за бомбы, — наконец произнес он, поговорив с водителем соседнего «ауди», выключил двигатель и посмотрел на Джима. — Можешь оставаться или иди. Решай сам. Похоже, я уже приехал.

Торговец был прав. Они застряли недалеко от центра. Пешком Джим доберется до нужного места быстрее.

— Спасибо, что подвезли.

— Держись подальше от полицейских, — предупредил торговец, когда Джим вылезал из машины, — они здорово закручивают гайки с тех пор, как кто-то пытался подложить бомбу в Лувр. И не подходи близко к ограждениям, если не хочешь, чтобы тебя обыскали.

Поблагодарив его, Джим взял под мышку свой разбитый чемоданчик и пустился в путь.

На улице царил хаос. Несколько машин попытались было свернуть в боковые улочки и в результате застряли поперек движения. Среди машин прогуливался жандарм и постукивал дубинкой в дверцы, чтобы водители прекратили гудеть, не одну вмятину оставил он после себя. Джим протискивался в толпе, разыскивая проход, который вывел бы его к Северному вокзалу. Вокзал был расположен всего в нескольких кварталах, но все подходы к нему, казалось, были заблокированы. Время от времени он останавливался и прислушивался к долетавшим обрывкам фраз. Из разговоров он узнал, что «понтиак» с немецкими номерами был припаркован во втором ряду у кафе, владельцем которого был еврей. Полицейские ставили заряды на капот и багажник, чтобы подорвать машину. В подтверждение вскоре раздался глухой взрыв, словно разорвалась жестяная банка. Эхо разнесло грохот взрыва на несколько кварталов. Движение по улице после этого возобновилось, и он смог продолжить свой путь.

Джим разыскал бюро «Гостиницы Парижа» под белой неоновой вывеской в отдельном офисе на вокзале. В бюро работали три милые толковые женщины, которые выглядели уставшими под конец длинного рабочего дня. Со второй попытки они подыскали ему дешевый пансион и отправили по месту назначения, вручив оплаченный чек и карту города с помеченным маршрутом.

По пути он поймал себя на том, что опять думает про похожее на кисту новообразование у себя на спине. Если бы не маленький, но явный шрам на этом самом месте, вполне можно было бы заподозрить, что у него возникла какая-то устрашающая опухоль в спине. Наличие шрама успокаивало, но он терялся в догадках, откуда тот взялся.

Пансион, который он разыскал, был втиснут между банком и баром на одной из боковых улочек в районе улицы Лафайетт. Стойка портье располагалась в тесном и темном углу, рядом едва оставалось место для пары кресел и журнального столика. Джим зарегистрировался, получил ключ и стал подниматься по лестнице. Узкий коридор без окон, кремовые стены, красный ковер на полу — так, должно быть, выглядит второсортный бордель, подумал Джим.

Комната оказалась лучше, чем можно было ожидать, судя по прейскуранту. Положив чемодан на кровать и заперев дверь, Джим распахнул высокое двустворчатое окно. Оно выходило во двор. Вечерело. Сегодня он много путешествовал и был не в лучшей форме. Лучше отложить на утро то дело, ради которого он затеял эту поездку. Его спина наконец сможет передохнуть, остается надеяться, что ночь пройдет без видений.

А завтра он разыщет Рашель Жено.

Глава 18

Чтобы ответить на его звонок, у телефонистки коммутатора в Доме моды Акиры ушла целая минута. Джим пытался прикрыть телефонную трубку от приглушенного шума, доносившегося из кафе за спиной, но это было не так просто. Телефонной будки не было, автомат висел прямо на стене в коридоре, соединявшем кухню, туалет и черный ход, через который грузчики вносили ящики с минеральной водой.

Когда на другом конце ответили, он закрыл рукой свободное ухо, отвернулся к стене и сказал в трубку:

— Могу я поговорить с мадемуазель Жено?

В ответ он обычно получал «Кого?» или «Здесь нет мадемуазель Жено». На этот раз он расслышал совсем другое:

— Это невозможно, — сказала телефонистка на коммутаторе.

— Могу я оставить для нее сообщение и попросить вас передать, чтобы она встретилась со мной… — начал было Джим.

— Никаких сообщений я не приму, — перебила его телефонистка, — здесь никого нет. Все в Тюильри, готовят показ моделей.

— Как ее можно найти?

На том конце провода было минутное замешательство:

— Жено? Это та, из Швейцарии?

— Да, да.

— Тогда бросьте даже думать об этом. Ее отец нарочно позаботился о том, чтобы она ни с кем не встречалась.

— Я ее старый друг, — сказал Джим.

— Особенно со старыми друзьями. Всего хорошего, месье.

Джим начал слегка нервничать, возвращаясь на свое место у стойки. В голосе телефонистки было что-то особенное, когда она заговорила о Рашель. С такой интонацией упоминают самую непопулярную девочку в интернате.

Какой-то посетитель подошел купить жетон для автомата, и Джим слегка подвинулся. Кафе было расположено прямо напротив его пансиона. Единственное заведение на улице, попасть в которое можно было не переступая через спящую у входа собаку, хотя кафе было не самое опрятное и оживленное.

Значит, в садах Тюильри что-то готовилось. Надо быть осторожным.

Кто знает, может быть, его уже поджидают?


Два раза в год внутренний двор Лувра и примыкающий к нему сад между правым и левым крылом дворца поступали в распоряжение домов моды. Из строительных лесов, алюминия и стеклопластика вырастали три легких павильона, в которых дюжина модельеров представляла свои коллекции на суд аудитории, состоявшей из покупателей, журналистов, фоторепортеров и туристов, у которых оказались нужные знакомства. Особенно строго эти сооружения будут охранять завтра. Сегодняшний день отводился на установку света и прогоны, поэтому охранников на входе не было. Передвижные барьеры у входа были отодвинуты в сторону. Когда внутрь проехали, блестя алюминиевыми боками, грузовые фургоны и начали разворачиваться на мощеном дворе, Джим прошел следом, и никто его не остановил.

Эти шатры-павильоны казались слишком яркими и эфемерными. Функциональные коробки, которые жили не больше двух недель. Освещение и обогрев обеспечивали электрогенераторы и воздуходувки, установленные на огороженной стоянке. Электропровода и большие ребристые трубы воздуходувки опирались на узорную ограду стоянки и чугунные фонари.

Джим шел вперед, стараясь делать вид, что он имеет отношение ко всему, происходящему вокруг. До приезда в Париж он беспокоился, что своим нарядом будет выделяться из толпы. Но на авеню Опера он вдруг понял, что большинство мужского населения Парижа его возраста носит нечто, напоминающее спецовку мойщика окон или мешковатые пальто, подвязанные поясом. Оказалось, что он одет с шиком.

Ближайший павильон, рядом с которым стояла палатка для прессы, был пуст. Бригада строителей работала снаружи, натягивая дополнительные, оттяжки, чтобы укрепить десятифутовый занавес — ламбрекен, состоявший из разноцветных полотнищ. Предполагалось, что он будет придавать всему сооружению атмосферу цирка. Но полотнища надувались, как паруса, каждый раз, когда поднимался порыв ветра. Джим обошел лестницы и бухты кабеля и прошел в узкую каменную арку, чтобы попасть во внутренний двор.

Здесь-то он ее и нашел.

Алюминиевые двери в ближайший павильон были распахнуты, осветители вносили свою аппаратуру. В дальнем конце зала, освещенный прожекторами, стоял Акира и обсуждал детали предстоящего показа со своей командой. Даже для японца он был маленького роста и в сером костюме выглядел, как аккуратно сделанная кукла. Он стоял у белого подиума и перелистывал записи текущих распоряжений. Вокруг него полдюжины молодых людей обоего пола застыли с таким видом, словно его решение было самым важным из того, что им предстояло сегодня услышать.

С трех сторон подиум окружали восемьсот серых пластиковых стульев, расставленных рядами. За ними и вокруг ложи для прессы оставалось еще много свободного места. Джим остановился у стульев. На некоторое время его захватила активность осветителей. На Рашель он взглянул несколько раз, прежде чем узнал ее.

На ней был широкий бесформенный свитер и джинсы в обтяжку. Она стояла на сцене у начала подиума с секундомером в руке. Год назад она так расписывала свои намерения сделать карьеру в мире моды, что сейчас Джим ожидал увидеть ее, по крайней мере, рядом с Акирой. Насколько он успел заметить, она вообще не входила в состав команды.

Кто-то включил магнитофон, и несколько длинных тощих девиц в повседневной одежде приступили к выполнению своих профессиональных обязанностей. Рашель засекала время каждого выхода и делала пометки в блокноте. Похоже, она трудно постигала азы профессии. У Джима создалось впечатление, что ей не слишком нравится это занятие. Она обладала кожей младенца и сложением принцессы. По сравнению с ней манекенщицы казались тощими и безобразными. Но Джим был единственным в зале, кто это замечал.

Он пошел было к подиуму, но тут увидел чью-то тень, возникшую у сцены. Разглядев того, кому она принадлежала, Джим резко развернулся и вышел из палатки вместе с проходившими мимо осветителями. Оглядываться он не стал.

Джим узнал Даниэля, телохранителя Рашель. Тот бродил по павильону и подозрительно оглядывал всех вокруг. Джиму было известно, что для Даниэля Миндела подозрительность — естественное состояние. Этот кряжистый мужчина лет пятидесяти был похож на глыбу бетона, отлично видел на тысячу ярдов и острижен был так коротко, что голова его казалась бритой.

Джим устроился в парке и стал ждать, когда начнется обеденный перерыв. У людей из мира моды он наступал довольно поздно. Рашель не пошла с остальными. Вместе с Даниэлем она отправилась в дорогой бар на улице де Риволи. Джим последовал за ними на некотором расстоянии. Когда они зашли в бар, он устроился на другой стороне улицы и следил за ними через витрину. Столик выбрал Даниэль, сев таким образом, чтобы наблюдать за публикой и за входом одновременно. После обеда оплатил счет и оставил чаевые тоже Даниэль. Рашель ни разу не заговорила с ним и не посмотрела в его сторону.

Джим понял: если он не выработает какой-нибудь план, до Рашель ему не добраться. Даниэль вечно торчал где-то на заднем плане во время всех вечеринок. Похоже, он был частью семейной собственности. В Париже он тоже держал ситуацию под контролем.

Такси подъехало к бару в пять. Рашель и ее телохранитель сели. Поток машин двигался так медленно, что Джим мог пешком следовать за ними целую милю, но потом потерял такси из виду.

Крепко задумавшись, Джим повернул в сторону своего пансиона.


В этот вечер он пообедал дешевыми блинчиками, которые купил у торговца на бульваре Монмартр. Деньги быстро таяли, и он уже не знал, как и на что будет жить дальше. Он подумывал о том, чтобы пойти в полицию, но что бы он им предъявил в виде доказательства? Только маленький шрам, свои ночные кошмары и стойкое убеждение, что его предали. В голове сложилось представление, что его кто-то к чему-то предназначил, но кто и к чему, он не знал. Он рассчитывал на Рашель, надеясь заполнить пробелы в своих воспоминаниях, но Рашель, как всегда, была далека.

Кто-то заступил ему дорогу:

— Одну минуточку, месье.

Джим поднял голову. Он бесцельно блуждал, засунув руки в карманы и опустив голову. На то, что происходило вокруг, он не обращал никакого внимания. Слишком поздно он понял, что прохода дальше нет и он направляется прямиком к заграждению. Его тут же окружили четверо жандармов из секретной полиции. Одетые во все черное, с пуленепробиваемыми жилетами, они носили кобуру по-ковбойски, чтобы скорее выхватить пистолет, если понадобится. Они наблюдали за Джимом с ленивым интересом, далеким от безразличия.

— Я сделал что-то не так? — поинтересовался Джим, нарочно коверкая французские слова.

— Предъявите, пожалуйста, ваши документы, — сказал один жандарм.

— Я оставил их в пансионе. Я турист.

— В каком пансионе?

Джим назвал пансион, и его отвели к машине. Он думал, что его усадят внутрь и куда-то увезут. Но оказалось, что его просто хотели обыскать и для этого приказали опереться о машину, подняв руки.

Жандарм, который первым заговорил с ним, открыл заднюю дверцу и достал рацию, которая лежала на сиденье. Он включил микрофон и вызвал полицейский участок. Джим слышал, как он произнес:

— Какой-то англичанин.

Тут Джим сообразил: они думают, что он не понимает по-французски.

— Тряпки дешевые, вид изможденный. Говорит, что документы в пансионе д’Аббевиль. У нас еще есть ордера?

Последовала пауза. Джим попробовал было убрать руки с машины, но другой жандарм жестом приказал ему встать в ту же позу. Что ответили по рации, Джим не разобрал. Потом жандарм произнес:

— А что по линии Интерпола? Он и так уже весь исходит потом. Давай, найди хоть что-нибудь.

Джим даже не понял, что его разозлило больше: поза, в которой он стоял им на потеху, или то, как его описали. Он сказал на чистом французском:

— Хотите меня в чем-то обвинить?

Это была ошибка.

Командир вылез из машины и уставился на него в упор. Четыре человека смотрели на него с каменным выражением лица.

Из передатчика отчетливо доносилось:

— На англичанина ничего нет, ордеров нет, по Интерполу сведения еще не поступили.

Они продолжали молча глядеть на него.

О черт, подумал Джим. Ну почему он не мог промолчать? Улочка была пуста, свидетелей не было. Хотя, как ему было известно, свидетели вряд ли помешали бы секретной полиции избить его. Он вспомнил о своей спине и небольшой опухоли, которая появилась между лопатками, вспомнил про взрыв боли в тот день в мотеле, и все внутри у него похолодело, когда он представил, что через этот ужас придется пройти еще раз. Он закрыл глаза, ничего другого ему не оставалось.

(Будь он внимательнее, он услышал бы, как Мишлен Бауэр произносит:

— Вставьте им градусники в анус и подключите каждого к гальванометру… Если они еще раз будут так кричать, тут же дайте мне знать в любое время суток.

И чуть позднее:

— Погодите-ка, что это они делают?)

А потом в дальнем конце Елисейского дворца раздался приглушенный грохот. Послышались крики, завыла сирена.

Кто-то из жандармов отшвырнул его от машины, остальные уже вскакивали внутрь, запускали двигатель. Джим еще пошатывался от этого толчка, а машина уже, газанув на повороте, мчалась вперед, только гравий летел из-под колес. Завыла сирена, машина эффектно завернула на перекрестке, минуя поток встречного транспорта.

«Как вам это нравится?» — подумал Джим.


Вернувшись в свою комнату, он проделал обычную процедуру с резиновым мячиком и попробовал несколько упражнений на растяжку спины. Они немного помогли, но не сняли боль полностью. Джим начал подозревать, что получил какие-то новые повреждения, когда ударился спиной о стену на галерее мотеля. У него было ощущение, что в спине что-то сдвинулось со своего места. Много размышлять на эту тему Джим не стал. Еще меньше ему хотелось представлять, как он лежит лицом вниз на операционном столе, начинает действовать наркоз, и хирург дружелюбно говорит:

— Ни о чем не беспокойтесь, мистер Харпер. Я вызвал специалиста, он поможет разобраться с вашим случаем.

У Джима все начинает туманиться перед глазами, а в дверях операционной возникает улыбающееся лицо Алана Фрэнкса.

Одно было хорошо. Он научился немного контролировать свои кошмары. Сами сны не становились приятнее, но когда он проснулся сегодня утром, то не чувствовал себя такой развалиной, как раньше. Когда боль достигала предела, чувство самоконтроля почти выключалось, поэтому прошлую ночь пережить было легче. Минутная угроза провала в бессознательное, когда он стоял у полицейской машины, была только предчувствием беды. Во всяком случае, он надеялся, что это так. Ощущения, испытанные им в ту минуту, были сами по себе необычны. Он не мог избавиться от мысли, что в них присутствовало какое-то дополнительное измерение.

Хорошее самочувствие утром показалось ему добрым предзнаменованием. Но сейчас, когда боль в спине усилилась, он стал сомневаться, не променял ли он раскаленное железо на дыбу.

Глава 19

За последние два месяца в Париже было двадцать серьезных терактов, в основном против предпринимателей-евреев, правительственных зданий или посольских особняков. Жандармов поднимали по тревоге по десять раз на дню. Полиция заминировала и взорвала более ста машин — мера крайняя, но вполне эффективная для проверки наличия динамита в автомобиле. Прошлым вечером у Елисейского дворца взорвалась «феррари», зарегистрированная в Саудовской Аравии. Судя по всему, там было на что посмотреть. Джим узнал бы об этом взрыве больше, но мужчина за соседним столиком кафе, дочитав, сложил и спрятал в карман номер «Фигаро».

Сегодня вокруг павильонов было полно охраны. Но он опять был здесь, стиснутый представителями прессы в темноте павильона Перро.

По голове молотили волны оглушающей музыки, глаза слепил свет сотни прожекторов, освещавших обитый белым подиум, находившийся в центре битком набитого зала. Невдалеке от Джима кто-то со стремянки пытался фотографировать поверх голов.

Звучало что-то похожее на восточный рок вперемешку со звоном битого стекла. Модели напоминали пижамы с разрезами и ночные рубашки. Каждый раз, когда появлялась очередная порция из четырех девушек, раздавался всплеск аплодисментов, среди моря лиц самоцветами загорались фотовспышки. Женщина рядом с Джимом, точно загипнотизированная, тихо бормотала по-немецки в карманный диктофон, не отрывая глаз от подиума.

Ему здорово повезло, что он сумел пробраться сюда. Вчера он прошел в павильон безо всякого труда вместе с поставщиками оборудования. Сегодня на этом месте стояли охранники и заворачивали обратно всех, у кого не было билета, и тех, кто пытался сунуть взятку. Джим поступил проще. Он обошел украшенный коврами и колоннами проход перед музеем, а потом перескочил через парапет ограждения и оказался на другой стороне. Показ моделей Дома Акиры уже начался, когда он прошел сквозь узкую арку во внутренний двор Лувра. Дверь в павильон была открыта: опоздал какой-то представитель прессы. Джим прошел следом и с уверенностью, которой в себе даже не подозревал, объявил, что он английский корреспондент. Его тут же пропустили.

Стиснутый со всех сторон фотограф со стремянкой искал, где бы ему пристроиться. Белый свитер он накинул на плечи, завязав узлом рукава, к тому же его одеколон имел слишком томный аромат. Джим подвинулся, пропуская его, и стал оглядывать зал в поисках Рашели.

Пижамы сменились варварскими моделями в стиле 1920-х годов в черно-белой гамме. Люди вокруг были полностью поглощены происходящим. Манекенщицы, некоторые из которых были знакомы Джиму по вчерашней репетиции, были как на подбор длинные, плоскогрудые, с одинаково небрежными прическами. Они шагали по подиуму, даже не пытаясь уловить ритм мелодии. Пройдя до конца, они останавливались и одаривали публику высокомерным взглядом, прежде чем повернуть назад. Джим знал, что Рашель на подиуме искать нет смысла. Все свое внимание он обратил на публику.

В полутьме видны были только лица — восторженные, приподнятые кверху, освещенные прожекторами с подиума. Местами свет отражали стекла очков, придавая своим владельцам бессмысленный вид, неприятно напоминавший взгляд Гранди. Джим не видел Рашель. Скорее всего она была где-то за сценой, но он продолжал искать ее глазами. Наконец, показ моделей завершился.

Манекенщицы дружно вышли для прощального тура по подиуму. Все пятьдесят или шестьдесят, сколько их там было, демонстрировали направление новых устремлений Акиры. Они собрались на просцениуме и зааплодировали. Это был знак модельеру. Когда он появился в свете прожекторов, зал взорвался аплодисментами. На поклон Акира вышел в темном костюме и мягкой белой шляпе. Выступив вперед, Акира снял шляпу и бросил ее через плечо. Одна из девушек заученным жестом поймала ее и отправила за кулисы. Девушка, которая подхватила шляпу за сценой, появилась лишь на мгновение, но Джим узнал в ней Рашель.

Акира поклонился, повернулся и исчез за кулисами. Манекенщицы чинно последовали за ним. Аплодисменты смолкли. Когда в зале зажглись огни, все поднялись со своих мест и потянулись к выходу.

Он не мог уйти сейчас. Нужно было как-то добраться до Рашель, к тому же в закулисной суете Даниэль будет не так опасен.

Зал был почти пуст. Репортеры в ложе для прессы собирали свои камеры, упаковывали объективы и фотопленку. Джим стал пробираться к подиуму между рядами кресел. Пол был усеян билетами и коробочками из-под фотопленки. По рядам уже ходили со щетками и пластиковыми мешками для мусора шестеро уборщиков в красных жилетах.

Кто-то продолжал фотографировать за загородкой, отделявшей помещение, где модели переодевались. Подняться на сцену и пройти за кулисы не было никакой возможности: два человека Акиры, одетые в форменные ярко-синие пиджаки с красными галстуками, дежурили на сцене и на все попытки пробраться внутрь только качали головой.

Джим поискал на полу, вдруг кто-нибудь выбросил аккредитационную карточку, которой он мог бы воспользоваться. Места для гостей в зале были отмечены красным шрифтом на розовых карточках, прикрепленных к спинкам стульев: «Мейсиз Калифорния», «Нью-Йорк Таймс», «Обсервер», «Галери Лафайетт», «Блумингдейл», «Нойман-Маркус». «Сакс» с Пятой авеню, должно быть, чем-то обидел Акиру в прошлом году: его представителя усадили в непрестижном шестом ряду. Ничего полезного для себя Джим не нашел.

Судя по всему, из зала за кулисы было никак не попасть. Значит нужно пробираться с улицы.

Когда Джим вышел из павильона на свет, он невольно зажмурился, хотя было пасмурно и моросил дождь. Многие зрители уже разошлись, но кое-кто, спрятавшись под оранжево-желтыми зонтами, еще дожидался, когда откроется соседний павильон. Между этими двумя сооружениями был узкий проход. Мало кто обратил внимание на Джима, когда он нырнул в этот проход и стал пробираться вперед.

Он не прошел и половины пути, как в конце прохода показалась Рашель.


Она остановилась на мгновение и оглянулась, словно опасалась преследования. Потом она побежала навстречу Джиму.

В ботинках на высоких каблуках бежать было трудно. Рашель споткнулась и чуть не упала. Ухватив его за рукав, она сказана, тяжело дыша:

— У вас есть десять франков?

— В каком смысле? — поинтересовался Джим.

Она не узнала его, это он понял сразу.

— Мне нужны десять франков, — повторила она и снова беспокойно оглянулась через плечо.

Не выпуская его рукава, она стала подталкивать Джима к выходу:

— Пожалуйста, побыстрее, мне некогда объяснять.

Когда они покидали внутренний двор Лувра, вокруг палатки для прессы толпился народ. Под струями дождя Лувр совсем не был похож на дворец, он скорее напоминал бессистемно построенное муниципальное здание, каковым и был в нынешние времена. У ограды неподалеку молоденький охранник все еще сражался с любопытствующими туристами. Он отступил в сторону, чтобы выпустить Рашель и Джима. Пробираясь сквозь толпу итальянцев с фотоаппаратами, Рашель снова оглянулась. Джим уже догадался, в чем дело. Она убежала от Даниэля, прекрасно зная, что ему это не понравится.

Очевидно, у нее был какой-то план. Джим вдруг обнаружил, что его за рукав тащат ко входу в музей. Он не вырывался и только поглядывал назад.

Даниэля он заметил сразу же. Хотя тот был довольно далеко, его было хорошо видно на фоне светлой палатки для прессы. Он смотрел по сторонам, не проявляя никаких признаков растерянности. Скорее он походил на некое автоматическое устройство, которое сканирует окрестности, прежде чем обработать информацию и выбрать алгоритм действий. Джим отвлекся и не заметил, как пальцы Рашель скользнули с рукава и оказались в его ладони.

— Ну же, — она тянула его за собой.

У нее был подход к незнакомым людям, в этом ей не откажешь.

Джим раздумывал над этим, пока они поднимались к стеклянным дверям входа. Секунд тридцать уйдет у Даниэля на то, чтобы убедиться, что его подопечная исчезла из охраняемой зоны, и еще тридцать секунд на то, чтобы узнать у сотрудника на выходе, не видел ли он Рашель. В их распоряжении одна минута, не больше, если, конечно, у молоденького охранника не случится внезапного провала памяти.

Судя по всему, Рашель намеревалась затеряться в музее. Они оказались в сводчатом вестибюле Лувра, и тут Джим почувствовал, как ее рука похолодела в его ладони. В центре вестибюля располагалась касса, а по обеим сторонам, за колоннами, — киоски, в которых продавались открытки, книги, копии музейных экспонатов. Два окошка кассы были открыты, к каждому выстроилась неторопливая очередь.

Кажется, Рашель не предвидела никакой задержки на этой стадии побега. В отчаянии от того, что уходит драгоценное время, Рашель уставилась на очередь, не выпуская руки Джима.

В это время мимо них к турникету прошла молодая пара. Обоим было чуть больше двадцати. Бородатый парень и девушка в платочке были одеты в одинаковые оранжевые ветровки и парусиновые брюки, полинявшие от стирки и аккуратно залатанные.

Джим шагнул им навстречу:

— Пятьдесят франков за ваши билеты, — предложил он и отделил банкноту от своих скудных запасов. Молодые люди оторопело застыли на месте. В следующую секунду банкнота исчезла. Джим готов был поклясться, что она растворилась в воздухе.

Пара вернулась в очередь у касс, Джим и Рашель поспешили к турникету. Даниэль был где-то поблизости…

Пройти в залы музея можно было через широкую галерею с узорным мраморным полом, мимо расположенных по обеим сторонам римских скульптур. В дальнем углу этого впечатляющего помещения широкие темные ступени вели к статуе Крылатой победы, походившей на лишенного головы ястреба, размещенного на носу исполинского каменного корабля, который приготовился нанести удар. Им предстояло пройти по открытому пространству, где негде было укрыться. Но Даниэль миновать турникет не сможет.

Торговец обувью, который привез Джима в Париж, рассказывал, что после попытки заложить бомбу в Лувре меры безопасности были усилены. Каждого, кто подходил к контрольному пункту у входа, прежде чем пропустить в музей, проверяли металлоискателем. Даниэль в силу своей профессии должен иметь при себе какое-то оружие.

Пройдя процедуру осмотра, они поднялись на галерею.

Рашель была готова пуститься бегом, но сдерживалась. Выпустив наконец руку Джима, она глянула вверх и, сжав кулачок, подняла его к небесам в знак небольшой, но важной для нее победы. Про Джима она позабыла, больше он был ей ненужен. Позади разразился шумный скандал. Сначала прозвенел звонок, потом раздались крики. Джим оглянулся через плечо. Даниэль пытался прорваться без билета, с двух сторон его держали охранники. На индикаторе металлоискателя горела красная лампочка. Из вестибюля на помощь спешили еще полицейские. Даниэль понимал, что в конечном итоге ему не прорваться, хотя он мог искалечить охранников и в считанные секунды разметать их в разные стороны. Сопротивлялся он для вида.

И тут он заметил Джима.

Их глаза встретились в тот момент, когда на свет извлекали нож Даниэля. Джим понял, что телохранитель узнал его. Еще он понял, что Даниэль про него не забудет. Повернувшись к нему спиной, Джим все еще чувствовал на себе его взгляд, который лазерным лучом впивался в больную точку на спине, ставя на ней отметину на будущее.

Между тем Рашель куда-то исчезла.


Он наконец отыскал ее в коридоре красного мрамора рядом с галереей Венеры Милосской. Вокруг никого не было. Рашель сидела на скамье без спинки и потягивалась, как кошка, наслаждаясь завоеванной свободой. Она заметила Джима, когда он остановился прямо перед ней.

— Ценой небольшого волнения можно купить несколько часов свободы, — произнесла она и улыбнулась ничего не значащей улыбкой. — Не знаю, кто вы такой, но спасибо. Загляните в павильон завтра после обеда, и я прослежу, чтобы с вами расплатились.

— Я не могу ждать до завтра, — сказал Джим.

На ее лице появилось скучающее выражение.

— Дорогуша, не будьте занудой… — начала было она и остановилась, словно по-настоящему увидела его впервые. Небрежный тон исчез.

— О, Боже мой, — проговорила она медленно. — Ведь это ты, да?

— Я все ждал, когда ты заметишь.

— Что с тобой случилось?

— Я надеялся, что ты сама мне расскажешь.

Пока группа десятилетних школьниц, предводительствуемая монахиней, проследовала в сторону Венеры, он сел на скамейку рядом с ней. Рашель не сводила с него глаз, словно не веря тому, что видит перед собой. Неужели он так переменился? Наверное, так и было. Раньше он как-то не задумывался над этим.

В нескольких словах он рассказал ей, как провел последний год. И тут Джим почувствовал, что ее интерес к нему заметно изменился. Удивление, которое обычно испытывают перед аномалиями природы, сменилось чем-то более серьезным.

— Ты считаешь, что я влип в историю? Но попробуй взглянуть на это моими глазами, Рашель, — наконец произнес он. Его голос прозвучал более громко и не так твердо, как ему хотелось.

— Извини, пожалуйста, — мягко сказала она, не сводя с него глаз.

— Можешь не извиняться. Только объясни, что тогда произошло?

— Но я не знаю! Последний раз я видела тебя, когда мы все вместе отправились на собачью станцию. Потом ты куда-то делся, а что было дальше, я не помню.

— Собачья станция? — переспросил Джим.

Они вышли из музея. Рашель хотела оказаться как можно дальше от Лувра, когда Даниэль вновь обретет свободу. Она рассказала Джиму, что пару раз пыталась убежать от него, но удалось это только сегодня. Действуя по указаниям ее отчима, Даниэль обеспечивал безопасность столь старательно, что она задыхалась от такой опеки. Отчитывался Даниэль только перед Вернером Ризингером. Когда она шла в ванную, Даниэль ждал и прислушивался у двери. Однажды она открыла кран посильнее, чтобы заглушить все звуки. Он стал стучать в дверь, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Сегодня рано утром был телефонный звонок из Базеля. После этого ее положение стало еще хуже. Скорее всего они ожидали моего появления, подумал Джим.

Оставив позади дворец, плотно окруженный туристическими автобусами, они пошли вдоль набережной в сторону Иль де ла Ситэ. Дождь кончился. Владельцы зоомагазинчиков выносили на мостовую клетки и корзинки с певчими птицами и щенками.

Услышав слова «Проект „Октябрь“», Рашель разговорилась. Она рассказала, что за последние несколько лет компания использовала названия месяцев для кодовых обозначений крупных проектов. Один из них, «Апрель», фигурировал в международном судебном процессе как незаконная махинация, прикрывавшая взятки, получаемые теми из врачей, кто лоббировал продукцию фирмы. Компания, которой владели ее родные, была достаточно большой. Проигнорировав неловкость ситуации, она организовала судебное преследование и тюремное заключение для сотрудника, из-за которого произошла утечка информации.

— Если это семейный бизнес, как случилось, что ты в Париже и так паршиво проводишь время? — поинтересовался Джим.

Рашель улыбнулась, но в ее улыбке было больше горечи, чем веселья:

— Я начала было проявлять интерес к делам компании, но Вернер не желал ничего об этом знать.

— Почему?

— Потому что я Жено, — она произнесла это таким тоном, словно все и так было ясно.

Рашель поинтересовалась, далеко ли до его пансиона. До пансиона было далеко, но Джим был готов потратить еще несколько франков на метро, чтобы пообщаться с ней подольше. Все оказалось не так просто, как он надеялся. Несомненно одно: дело сдвинулось с мертвой точки. Он боялся, что Рашель, когда он до нее доберется, будет заученно твердить официальную версию. К счастью, его опасения не подтвердились. Мимо цветочного базара они шли к станции метро, и Джим рассказывал ей про шрам, который он обнаружил на спине. Он заметил, что ее интерес возрос еще больше. Она была взволнована, но всячески пыталась скрыть это.

Рашель оглядела его комнату, обозвала ее шкафом, сказала, что прошедший год был худшим в ее жизни, и плюхнулась на кровать. Она даже застонала от удовольствия просто лечь и расслабиться, сцепив руки под головой.

— Ты очень обидишься, если я скажу, что забыла, как тебя зовут?

— Теперь уже нет, — сказал Джим, пытаясь потуже завернуть подтекавший кран горячей воды. Кран тек с того дня, когда он здесь поселился, и до сих пор в борьбе с ним Джим проигрывал. Горячей воды от него он тоже не добился.

Сев на кровати, Рашель спросила:

— Что ты теперь намерен делать?

— Не имею понятия.

— Адвокаты тебе не помогут, можешь быть уверен, у компании со всех сторон есть прикрытие.

— Я знаю.

— У тебя есть деньги?

Джим подвинул один из двух стульев, стоявших в комнате, и сел у кровати:

— Нет. И идти мне некуда и обратиться не к кому.

Она улыбнулась, сочувственно и немного насмешливо.

— Худший год твоей жизни, говоришь?

— У меня были и получше.

Она опять легла. Джим ждал. Год назад, когда он мечтал о ней, похожая сцена являлась ему в фантазиях. Но теперь их связывали чисто деловые отношения. Рашель была по-прежнему хороша, но та заноза, которую она запустила ему в сердце, куда-то затерялась, а место, где она сидела, успело зарубцеваться.

Помолчав, она сказала:

— Я бы могла помочь тебе.

— Каким образом?

— Пока не знаю. Нужно позвонить Роджеру. Это мой двоюродный брат, тоже Жено.

— Замышляешь семейную месть?

— Слишком сложно, чтобы так сразу объяснить. Но послушай, если уж мы возьмемся помочь тебе, ты должен во всем положиться на нас.

— А как насчет Даниэля? — спросил Джим. — Он узнал меня.

— Уж он такой. К тому же он примет это дело близко к сердцу. Теперь они знают, что я с тобой встречалась. Значит, возвращаться мне нельзя.

Уловив настороженность в его взгляде, она добавила:

— Мы затеяли игру с опасными людьми, тебе придется довериться мне.

— Зачем тебе все это нужно?

— Это моя забота. Будь благодарен, что мне это действительно нужно.


Даже после этих слов Джим сомневался, вернется ли она, когда, прихватив мелочь, Рашель отправилась на поиски телефона. Все эти разговоры о том, что ей можно доверять, конечно, хороши, но у Джима осталось так мало денег, что едва хватило бы заплатить в пансионе за сегодняшнюю ночь. И то при условии, что они сумеют утаить от портье присутствие Рашель. У нее самой денег не было вовсе. Уловка, придуманная ее отчимом, чтобы надежнее держать ее под контролем Даниэля.

Она неплохо продумала, как на время избавиться от своего «тюремщика», Даниэля. Непредвиденное препятствие в виде очереди за билетами было не в счет. К сожалению, всю вину за ее побег Даниэль, наверняка, возложит на него. Ведь с точки зрения Даниэля, Джим похитил женщину, которую он охранял, и оставил его в дураках. Джим не будет сильно переживать, если больше никогда не встретится с Даниэлем.

Рашель вернулась через десять минут. Кинув ключи от комнаты на кровать, она сказала:

— Роджер приедет. Он будет здесь завтра утром.

— Зачем он нам нужен?

— Роджер работает заместителем директора на заводе компании в Сен-Назере. Директором там человек Ризингера. Джеймс, мы несколько лет ждали такого случая.

Когда она снова расположилась на кровати, Джим спросил:

— А как быть с деньгами?

— Это Роджер тоже возьмет на себя. Верь мне.

Простые и понятные слова, но для Джима они прозвучали как сигнал опасности. Рашель усмотрела в его истории что-то интересное или полезное для себя. Ему она никогда об этом не скажет. И Джиму стоит об этом помнить.

Глава 20

— Ты плохо себя чувствуешь? — спросила Рашель, когда на следующее утро Джим сел рядом с ней на табурет в кафе.

Табурет был слишком высок, сидеть было неудобно, и Джим невольно поморщился от боли.

— Это пройдет, — сказал он и заказал себе кофе и пустые булочки. Еще одна брешь в тех шестидесяти франках, или сколько там их у него осталось.

— Как ты думаешь, сколько мы еще так продержимся? — спросил он.

— Это будет зависеть от того, сколько времени им понадобится, чтобы вычислить тебя. Под каким именем ты зарегистрировался в пансионе?

— Бруно Вайнгартнер.

— Странно, что ты выбрал такое имя.

— Первое, что мне пришло в голову.

Рашель помолчала, наблюдая, как над чашкой кофе поднимается пар. Видно было, что она прекрасно выспалась в отличие от Джима. Но она провела ночь в кровати, а не на полу. Еще одну ночь ему удавалось в своих кошмарах удерживать дверь запертой. Но с болью в спине он не мог совладать.

Вставая с табурета, она сказала:

— Пойду наберу номер Роджера. Если никто не ответит, я буду знать, что он уже в пути.

Джим отвернулся и стал смотреть в окно, пока она покупала жетон для телефона. Было девять часов утра. Впервые, насколько он помнил, улица не была забита машинами, которые здесь выезжали на улицу Лафайетт. Боль в спине все не утихала. Рано утром он проснулся от того, что зажглась слабенькая настольная лампа. Он повернулся и увидел, что Рашель в одном белье свесилась к нему с кровати. Она откинула простыню, которой он укрывался, и пыталась найти шрам. В полусне он показал ей, где искать, заметив при этом, что там все равно ничего не видно. Она протянула руку и осторожно прощупала позвоночник прохладными пальцами. При этом прикосновении все чувства в нем пришли в волнение, как когда-то. Потом это прошло.

По пустынной улице проехал серый фургон. Он остановился перед его пансионом. Задняя дверца открылась, и из нее высыпали сотрудники секретной полиции. Они вошли в дверь, пятеро несли автоматы дулом вниз.

Джим не шелохнулся, хотя сердце бешено заколотилось. Второй фургон, поменьше, подъехал и встал позади первого. Из него вышли двое полицейских с немецкой овчаркой. С ними был Даниэль. Он неторопливо прошел в пансион.

Подошла Рашель, показала жетон:

— Через пять минут я приду.

— Я пойду с тобой, — сказал Джим и встал, положив на стойку деньги за кофе. Рашель ничего не понимала:

— Это вовсе не обязательно.

Но Джим уже стоял рядом с ней.

— Посмотри на улицу, — тихо, почти шепотом произнес он, — а уж потом решай, обязательно это или нет.

Он дал ей возможность оценить обстановку, а потом, прежде чем она опомнилась, повел в сторону кухни.

Улицу перекрыли до того, как прибыла секретная полиция. Вот почему на ней не было машин. Джим повел ее в задний коридорчик кафе, где висел телефон.

— Каким образом они нашли тебя так быстро? — спросила Рашель.

— Наверное, показали мою фотографию в бюро по найму жилья.

Миновав телефон, он нажал на ручку расположенной рядом двери. Дверь открылась. Пользуясь тем, что никого не было поблизости, Джим втолкнул туда Рашель.

Еще раньше Джим заметил, как через эту дверь доставляли продукты. Значит, она должна вести куда-то на улицу. Они очутились в темном коридоре, впереди в дверном проеме сиял дневной свет. Рашель больше не пришлось подталкивать.

Они очутились во дворе, вымощенном неровными плитами, поросшими мхом. С трех сторон двор окружали дома, с четвертой была стена. Кремовая когда-то краска покрылась копотью, местами шелушилась.

В доме справа была арка, соединявшая двор с внешним миром. Ширина арки была рассчитана на одну машину. От улицы арку отделяли железные ворота с окошками дымчатого стекла. Створки ворот соединяла цепь. Замка, к счастью, не было. Джим распутал цепь и приоткрыл одну створку, чтобы они могли проскользнуть на улицу.

Они очутились на шумной улице Лафайетт всего в нескольких ярдах от того места, где жандармы оттесняли толпу, чтобы пропустить полицейскую машину. Зевак было столько, что Джим и Рашель удалились, никем не замеченные.

Когда они отошли подальше, Рашель поинтересовалась:

— Что теперь будем делать?

— Идем в сторону метро, и не беги.

Они не стали спускаться на ближайшую станцию, а до следующей нужно было пройти несколько кварталов. В этом районе было полно кафе, баров, банков, магазинчиков, но было еще рано и пешеходов было не так много, как хотелось бы Джиму.

Болела спина. Он пытался не думать об этом, но боль не отпускала. Когда он ударился спиной о стену в том мотеле, в его организме начался какой-то процесс, который никак не хотел заканчиваться. Похоже, пытка на дыбе будет стоить раскаленных гвоздей. Рашель шла впереди. Он изо всех сил пытался не отставать. Впереди уже виднелся знакомый светящийся указатель станции метро.

Спустившись слишком быстро по лестнице, он закричал от боли. Несколько пар удивленных глаз уставились на него. Рашель заботливо спросила:

— Что случилось?

Несколько секунд он не мог говорить, только стоял, привалившись к стене у входа на станцию.

— Я чувствую, там, внутри что-то сдвинулось, — произнес он, когда наконец обрел дар речи.

— Ясно. Постарайся просто идти за мной, хорошо?

Он шел за ней. Это было все, на что он сейчас был способен. Они проехали две остановки, сделали пересадку. Перед глазами Джима мелькали облицовочные плитки, туннели, его слух улавливал отдаленные звуки музыки. В какой-то момент он потерял ощущение пространства и времени. Ему показалось, что он опять под площадью Пикадилли, рядом с Джакко и Бенни-банкиром.

Наконец они поднялись на поверхность. Рашель повела его через улицу. Он едва различал машины вокруг. Наверное, его доконала эта ночь, проведенная на твердом полу. А может быть, это была очередная стадия какого-то длительного процесса. Джиму казалось, что кто-то медленно ломает ему позвоночник. Он чувствовал, что выходит из игры.

— Осталось совсем немного, — сказала Рашель. — Ты выдержишь?

— Думаю, что нет, — признался Джим.

Он шел как мертвец. Ощущение реальности окружающего мира понемногу оставляло его, уступая место агонии, затмевавшей все другие чувства. Никогда еще ему не было так плохо, никогда. Это состояние внезапно накатило на него и повергло в ад. Иногда ему казалось, что боль начинает стихать, в следующую минуту она становилась вдвое сильнее. «В глазах Рашель я сейчас выгляжу совершенной развалиной», — промелькнуло в голове. Ему было неловко, но он ничего не мог с собой поделать.

Вокруг была зелень, грохот машин стих. Рашель повернула его и осторожно усадила. Джим оказался на деревянной скамейке. Он сгорбился, стараясь не облокачиваться на спинку.

— Подожди здесь, — голос Рашель долетел до него сквозь туманную завесу. — Мы придем и заберем тебя.

Чтобы кивнуть, Джиму пришлось сделать над собой усилие. Она исчезла из поля зрения. Он попытался реже дышать, ему стало немного легче.

Через несколько минут к нему частично вернулся контроль над окружающей действительностью, Он понял, что находится на городском бульваре. Скамейка для зрителей обращена к двум огражденным площадкам, посыпанным песком. Земля вокруг покрыта лужами. В дальнем углу одной из площадок ржавеет забытый шар. Вокруг ни души.

Он задался вопросом, вернется ли Рашель. Ведь с ее точки зрения, дело оборачивалось не слишком удачно. Джим не обманывался на ее счет и понимал, что никаким сантиментам в их отношениях места нет. Они были вместе, потому что были нужны друг другу. Рашели — по ее собственным соображениям, Джиму — по его причинам, какими бы они ни были. Сейчас никаких планов у него не было. Сколько мог, он действовал в одиночку. Теперь его силы были на исходе.

Кто-то направлялся к нему, пробираясь среди мопедов, оставленных под деревьями. Он было узнал Рашель, но она стала таять и превращаться в кого-то другого. Одежда была та же, но в ней был кто-то более смуглый и массивный. Джим знал эту женщину, но вот имя позабыл. Она тянула за руку какого-то мужчину, который пока не принял никаких определенных очертаний. Джим закрыл глаза и отчаянно попытался удержать контроль над происходящим вокруг. Эти попытки ни к чему не привели, реальность все равно ускользала от него.

Оказалось, что мужчина — это свинья, которая затем превратилась в козла. Потом очертания перестали меняться и выяснилось, что это Гранди, каким Джим увидел его впервые: бритый азиат с глазами-лазерами. Но когда он заговорил, вдруг послышался неуместный и потому смешной бретонский акцент.

— Ты не сказала мне, что он едва жив, — произнес он и куда-то пропал.

Темная женщина потянула его вперед. На ней был белый халат, надетый поверх свитера и джинсов Рашели. Она сказала:

— Помоги мне усадить его в машину.

Но Гранди не стал подходить ближе.

— Ему не нужна обычная машина. Ему нужна «скорая помощь».

Мишлен Бауэр повернулась к нему:

— Черт тебя побери, Роджер. Я что, все должна сделать сама? — сказала она голосом Рашели.

Гранди поморщился, как-будто его кольнули шилом, и направился к Джиму. Джим пробовал крикнуть «нет», но звуки не выходили из его горла. Он напрягался так, что, казалось, сейчас лопнут связки, но по-прежнему ничего не получалось.

Когда Гранди возложил на него руки, Джим понял, что сумеет выдержать. Потом его поглотила тьма.

Глава 21

Впервые ему было так плохо. Не помог даже провал в бессознательное. Боль преследовала его, проносилась сквозь тьму трассирующими пулями агонии, набирая очки, завывая от восторга каждый раз, когда попадала в цель. Джим извивался и корчился, но падению не видно было конца.

На крайний случай существовала еще дверь, та самая дверь в уголке его сознания, которую он всегда старался не замечать. Стоило только вспомнить про нее, и вот он уже очутился перед ней. Дверь была плотно закрыта, но ручка легко повернулась. Никогда раньше он не открывал ее по доброй воле, но сейчас время пришло. Если он не даст двери захлопнуться у себя за спиной, не пройдет весь путь до конца, он сможет остаться на пороге, в безопасной зоне между кошмаром того мира и ужасом этого.

Дверь распахнулась.

Джим на секунду зажмурился. Когда он открыл глаза, потрясение оказалось не таким сильным, как он боялся вначале. Он оказался в пространстве, которое было уже немного знакомо ему.

Он увидел, как крутится черная карусель, обещая путешествие в страну мрака без обратного билета. Карусель, которая кружилась сама по себе, возвращая крики ужаса в мир света. Мимо проносились какие-то тени, по форме напоминавшие огромных медлительных зверей. Они останавливались на месте и мотали головами, почувствовав незнакомые запахи жизни, свежего воздуха. Над горизонтом он увидел пламя, в отдалении послышался вой волков.

Вдруг неподалеку появился кто-то и встал между Джимом и страной, у которой нет названия. Стивен Федак.

Он был бледен, глаза его невольно сощурились, когда он попал в полосу света. Но в остальном он был почти такой же, как в жизни. Джим спросил:

— Каково это — пройти в эту дверь и знать, что возврата назад нет?

— Некоторым из нас тут чертовски холодно, — сказал Стивен. — Ступай назад.

— Ты шутишь, — проговорил Джим. — Там страшно и больно.

Выражение лица Федака не изменилось:

— Здесь не испытываешь боли. Здесь вообще ничего не чувствуешь, ожидая своего часа. Иди назад, Джим.

Джим послушно взялся за ручку двери. Ему показалось, что он по плечо погрузил руку в ледяную воду. Когда он закрывал за собой дверь, то почувствовал, как чьи-то невидимые руки прикасаются к его помертвевшей коже, словно рыбы, объедающие утопленника. Попав в полосу света, падавшую от двери, Стивен Федак прикрыл глаза, потом он пропал.

Джим отступил от двери и поспешил навстречу другим видениям.

Когда Мишлен Бауэр внезапно проснулась, в первую минуту ей показалось, что ее разбудила ящерица, царапнув лапкой за плечо. Но вот она повернулась в кровати и увидела сквозь москитную сетку очертания До Мина. Юный переводчик сидел на земле у ее кровати, за его спиной стоял мальчик, который сопровождал его повсюду. Он был обязан отворять двери или, как это было сейчас, носить фонарь. Мишлен решила, что, наверное, уже очень поздно: мальчик таращил глаза и покачивался, словно его оглушили.

— Они двигались, — сказал До Мин. — Вы велели, чтобы вас предупредили.

Мишлен встала с кровати, придерживая простыню на груди. Она спала без ночной рубашки.

— Как они двигались? — спросила она.

— Кровать номер четыре. И звуки тоже были.

Номер четыре. Самый молодой в этой коматозной группе и, как выяснилось, самый восприимчивый. Хотя до сих пор никаких объяснений этому она не нашла.

— Подождите за дверью! — приказала она.

До Мин повернулся и что-то сказал мальчику. Мальчик оставил ей фонарь, и они вышли в коридор.

Наверняка, ничего особенного не случилось, но все же стоило пойти и посмотреть своими глазами. Одевшись, она взяла фонарь и вышла в коридор, где, присев у стены, ее ждали До Мин и мальчик. Мальчик спал, но До Мин толкнул его локтем и они направились в главное здание госпиталя. Мишлен старалась не смотреть назад: переводчик всегда как-то горбился на ходу и обычно шел, плотно сложив на груди покалеченные клешни, которые когда-то были руками. Она никак не могла привыкнуть к этому зрелищу. Он не мог есть палочками, даже ложкой он пользовался с трудом. Его пальцы словно склеились, кожа так густо была покрыта следами от ожогов, что казалась татуированной. Без помощи мальчика он пропал бы.

На улице еще догорали костры, пахло дымом. Они прошли через внутренний двор храма мимо спящих людей и поднялись по ступеням, которые привели их в запертый корпус госпиталя.

Войдя в палату, она была сильно разочарована. Стояла полная тишина. Слепой санитар ждал их у кровати номер четыре. Каждый раз, когда Мишлен оказывалась рядом с ним, у нее по телу ползли мурашки, словно она сунула руку в карман, а там оказалось что-то липкое и мерзкое. Сотрудники лаборатории в полном сборе! Если попробовать выдать До Минова мальчика за карлика, то можно организовать собственное шоу, демонстрирующее аномалии природы.

Она посмотрела на объект номер четыре. Он лежал на боку без подушки под головой. Матрас был перепачкан слюной. Поднеся фонарь к его лицу, чтобы посмотреть, будет ли реакция на свет, Мишлен спросила:

— Спроси его, как давно прекратились звуки.

До Мин перевел вопрос, санитар что-то сказал в ответ. Даже в звуках его голоса было что-то отталкивающее. Когда он говорил, казалось, что крысы бегают по потолку.

— Он говорит, час назад, может, больше, — перевел До Мин.

— Я велела докладывать немедленно.

Мишлен выпрямилась и обвела их взглядом. Переводчик сгорбился еще больше.

— Не так-то просто это сделать ночью, — сказал он извиняющимся тоном. — Он должен был послать кого-то ко мне, мне надо было одеться и разбудить мадемуазель…

— Хорошо. — Мишлен подняла руку, чтобы он замолчал. — Спроси его, ворочался только этот объект? Или кто-то еще, или они все?

Последовал обмен репликами, и переводчик сказал:

— Он говорит, только этот. Он ворочался, словно видел плохой сон, и он разговаривал.

— Разговаривал? Он имеет в виду настоящие слова или звуки?

— Слов не было, только звуки.

Мишлен снова посмотрела на фигуру, лежавшую на кровати. Он не реагировал на свет и вообще едва дышал. Хотя иногда это состояние ступора было настолько поверхностным, что казалось, он спит и что-то видит во сне. Возможно, так оно и было. Она не наблюдала сходных реакций у других объектов, поэтому не могла с уверенностью выдвинуть какую-то другую версию.

Сегодня, как и в первый день своего пребывания здесь, она не знала объяснения странной связи, которая их объединяла. Признаки появлялись и пропадали и не поддавались контролю. Она пробовала размещать объекты своих наблюдений в разных помещениях. Эффект сохранялся, даже если один из них не мог слышать или видеть других. Но указать конкретные причины и условия, при которых возникал этот эффект, она по-прежнему не могла. Возможно, это была побочная реакция на ЭПЛ или что-то другое, что ей еще просто не пришло в голову.

— Спроси его, действительно ли больше никто не реагировал.

— Мадемуазель должна понять, — начал До Мин, — что слепой человек не может сказать с абсолютной уверенностью…

— Он бы заметил, — сказала она. — Муха пролетит, и то он услышит.

Мишлен уже поняла, что больше ничего не добьется. Мальчик До Мина спал, свернувшись калачиком на полу. Мишлен вдруг захотелось сделать то же самое.

— Ладно, забудем, — сказала она устало, повернулась и вышла из палаты. Работать здесь было так же трудно, как на собачьей станции. У нее за спиной раздались голоса, и До Мин перевел:

— Он говорит, что, кажется, объект страдает болями в спине.

— Пусть даст ему аспирин! — резко ответила Мишлен и отправилась назад в свой москитный саван, чтобы вновь предаваться мечтам о доме.


Бруно не любил, когда собаки затихали, ему нравилось слушать, как они скулят от боли.

Они скулили уже несколько часов, кидались с лаем на сетку, выли и носились по клетке. Бруно проходил через все помещения, оставляя двери открытыми. Так он мог слышать, как мучаются его подопечные, в какой бы части станции он ни находился. В тот день, когда его оставили одного сторожить станцию, Бруно обещал устроить им веселенькую жизнь. Веселье у них уже началось. Чем вызван нынешний приступ ярости, он не понял, но наслаждался им, как мог.

Сейчас все стихло, и Бруно задавался вопросом, стоит ли спуститься вниз и подогреть их еще немного. Он получил бы больше удовольствия, если бы они сражались еще яростнее. Но их свалки по большей части сводились к короткой борьбе за лидерство и заканчивались слишком быстро. Он пробовал морить их голодом. Но и тогда они только подползали на брюхе к смотровому окошку и глядели на него сквозь проволоку. Похоже, теперь у них был общий враг и они забыли прошлое соперничество.

В любом случае они не могли ненавидеть его больше, чем он ненавидел их. Ту Сибирячку в особенности.

Все на станции полетело к черту после той истории с учителем. Виноват был учитель, нечего было совать свой нос туда, куда его не звали. В результате Бруно понизили в должности, назначив его сторожем на неопределенный и, похоже, долгий срок. Бруно было сказано, что ему лучше заткнуться и сказать спасибо, а не то он никогда больше не будет служить в компании «Ризингер-Жено» или другой солидной фирме.

Сначала он думал, что его собираются уволить, но потом понял, что они используют совсем другие методы. До тех пор, пока ему платили зарплату, он был у них на поводке. До тех пор, пока перед ним маячила возможность восстановления в прежней должности после некоторого наказания, он будет делать все, что ему прикажут. Ему приказали убирать, выносить за собаками и провести инвентаризацию оборудования. И все это только за один короткий удар дубинкой.

Бруно открыл еще одну банку пива и опустился на стул в комнате отдыха. От пива у него болела голова, но он просто не знал, как по-другому убить время. Его служебная деятельность полетела к чертям в тот день, когда он понял, что его бросили одного и никто не собирается надзирать за ним или проверять, как он несет свою службу. Теперь он кормил собак раз в неделю. Он отпирал окошко и просовывал в него большие куски замороженной тухлятины. А дальше пусть сами вылизывают их, пока они не растают, и стараются, чтобы требухи хватило надолго. Убирал он только тогда, когда вонь поднималась наверх и проникала в жилые помещения станции. Тогда он со стены снимал шланг и поливал все подряд, включая собак. Это сильно облегчало жизнь.

Допивать пиво не хотелось. Он и так уже опух, все тело болело. Даром пропадал целый кусок жизни, и он ничего с этим не мог поделать. Он, конечно, мог бросить все и уйти, если бы удовлетворился тем, что остаток жизни будет продавать презервативы в каком-нибудь захудалом городишке. Между тем жизнь продолжалась, и новые молодые люди тоже хотели найти свое место под солнцем. Бруно включил радио, чтобы узнать, какое сегодня число. Во время курортного сезона он поднимался на поезде на лыжный курорт, но только даром терял время. Он не умел кататься на лыжах, у него не было денег, чтобы кутнуть в дорогих барах, а его внешность и манеры не позволяли ему являться незваным на какую-нибудь вечеринку.

Бруно опустил наполовину опустошенную банку на стол, крышка которого была испещрена липкими кругами, оставленными предыдущими банками. Он поднялся и пошел, рыгая на ходу. Если нет других развлечений, можно пойти позлить животных.

По пути он зашел в операционную. Там он оставил на перезарядку свою электрическую дубинку, она уже должна быть готова. Он слегка стукнул по стальному операционному столу тем концом дубинки, который был под напряжением. Раздался громкий треск, и в воздухе неприятно запахло нашатырем. На стальной поверхности появилось темное пятно. Дубинка была готова к употреблению.

Он знал: они слышат, как он идет к ним. Все двери отсюда до загонов внизу были распахнуты. Собаки сейчас считают его шаги и цепенеют от страха, ожидая его появления. Бруно не спешил. Ожидание было составной частью забавы.

В коридоре у загонов было тихо. Даже воняло не слишком сильно. Бруно сразу прошел к загону Сибирячки.

Она была на месте и наблюдала за ним. Ее глаза казались кусочками льда, застывшими в прутьях решетки. Остальные собаки тоже глядели на него, но Бруно видел одну только Сибирячку. Она нагнула голову, жесткая щетина на ее загривке стояла дыбом.

— Ты меня не любишь? — прошептал он. — Ты очень хочешь мне это продемонстрировать?

Он поднял руку и нарочно просунул пальцы сквозь прутья. Он уже однажды проделывал такое, сработало просто замечательно. Сейчас Сибирячка кинется на решетку, а Бруно быстро уберет руку и сунет вместо нее дубинку. Остановиться собака уже не сможет, и в какое место бы она ни угодила, вся решетка окажется под напряжением.

Но Сибирячка не двигалась. Бруно просунул руку подальше, чтобы раздразнить ее сильнее. Сибирячка напряглась еще больше, но осталась на месте. Нервная система тут была ни при чем. Хотя уколы ЭПЛ делали и другим собакам до нее, она была первой, кто после этого выжил, и она была крепче, чем казалась на вид. Бруно так пристально смотрел на Сибирячку, что не заметил, как к нему подкрался Гренландец, а потом было уже поздно. Большая эскимосская собака пробралась под смотровым окном, прижавшись к стене, так что Бруно не мог ее видеть. Вдруг до него дошло, что приближается какое-то темное пятно, которое сопит, как проезжающий мимо экспресс, и чьи-то зубы по другую сторону решетки вот-вот сомкнутся на его пальцах. Он отдернул руку, неловко повернулся и ткнул дубинкой прямо в собственное запястье.

Ему показалось, что рука сейчас переломится пополам. Рухнув на цементный пол, Бруно катался по нему, потеряв всякий контроль над собой, а электрическая дубинка лежала всего в нескольких ярдах от него, и тот конец, что был под напряжением, был повернут как раз в его сторону. Конвульсии кончились, но боль не утихала.

Прижимая к себе повисшую, как плеть, руку, Бруно встал на колени. Его запястье было обожжено, сильно обожжено. Лицо залито слезами, дыхание с трудом вырывалось из груди.

Когда он поднял глаза, то увидел, что Сибирячка стоит у решетки и наблюдает за ним.

Бруно хотел было заговорить, но у него ничего не вышло. Бруно было очень больно. Полуослепший и униженный, он побрел к двери. Он думал только о таблетках от боли и мази от ожогов. Придет день, когда он выместит на них свою боль, но это будет потом.

У Бруно сколько угодно свободного времени.

Глава 22

Джим лежал на спине, под головой оказалась подушка, пахнувшая лавандой. Он попробовал шевельнуться и почувствовал, что грудь и плечи спеленуты, как у мумии. Он лежал и размышлял, кто же его раздел.

Крыша наклонно уходила вверх, значит, он был в мансарде, задернутые занавески означали ночь. Его вещи были аккуратно развешаны на плечиках на дверце массивного дубового гардероба. Кроме шкафа никакой другой мебели в комнате не было, только раковина и стул. Кажется, дом был старый, потолок поддерживали балки, стены были заново оштукатурены. Джим не имел понятия, где он находится, кто его привез сюда и зачем. Он даже не знал, который час, потому что часы у него забрали.

Поблизости был кто-то еще: Джим слышал приглушенные голоса. Он попробовал встать, заранее приготовившись к тому, что сейчас его настигнет приступ острой боли. Но ничего не произошло. Спина ныла, но раскаленная железка, похоже, куда-то пропала.

Немного приподнявшись, он отдышался. Теперь он мог осмотреться получше. На раковине он заметил две стальные кюветы, ножницы, около дюжины хирургических лезвий и наполовину использованный большой рулон ваты. Еще стоял пузырек какого-то антисептика, а рядом — фотоаппарат-полароид. Под раковиной лежал пластиковый пакет для мусора, перевязанный проволочкой, судя по виду, полный. На этот осмотр ушли все силы. Джим в изнеможении опустился на подушку.

Голоса звучали глухо, один из них, похоже, принадлежал Рашели. Судя по всему, она устраивала головомойку своему собеседнику, игнорируя его замечания.

Где-то внизу открылась дверь — голоса зазвучали громче — и снова захлопнулась, на лестнице раздались шаги. Сердитый голос все еще звучал у него в ушах, пока Джим пытался сосредоточиться на визитере, который поднимался к нему по лестнице.

Шаги стихли. Дверь приоткрылась, в комнату заглянул молодой человек, несколькими годами младше Джима. Он удивился и занервничал, когда обнаружил, что Джим очнулся.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он.

— Как будто нанюхался кокаина. Как я должен себя чувствовать по-вашему?

В горле у Джима пересохло, и голос звучал хрипло.

— Похоже, все идет как надо.

Молодой человек взял стул, стоявший у раковины, и передвинул его к кровати. Джим решил, что это Роджер Жено. Он был похож на свою кузину, хотя было ясно, что он не такой крутой, если, конечно, это слово можно отнести к такой девушке, как Рашель.

— Сколько я пробыл без сознания? — спросил Джим.

— Примерно пятнадцать часов. — Роджер сел. — Вы были в неважном состоянии.

— А что будет, когда кончится действие наркоза?

— Все будет хорошо. Мы немного привели вас в порядок, вот и все. Рашель вам объяснит.

Джим глянул на инструменты, лежавшие на раковине, и задумался, чем ему грозит подобное «приведение в порядок». Он поинтересовался:

— Могу я хотя бы узнать, где мы находимся?

После минутного колебания Роджер произнес:

— Мы в Гранд Брире. За Сен-Назером, среди болот. Изрядная глухомань. Здесь вас никто не найдет.

— Это ваш дом?

Роджер покачал головой:

— Мы его снимаем.

Внизу послышалось какое-то движение, голоса смолкли. На улице хлопнула дверца автомобиля, минуту спустя Джим услышал, как кто-то запускает двигатель машины.

— Похоже, Рашель удалось подкупить доктора?

— Не совсем так, — сказал Роджер, и Джим заметил, что ему неловко.

Прежде чем Джим успел спросить, что он имел в виду, Роджер заговорил сам:

— Приглашать врача было бы слишком рискованно. Врач обязан заявить о том, что он обнаружил, а мы не знали, что с вами такое.

— Так кто же..

— Мы обратились к главному специалисту завода в Сен-Назере. Не волнуйтесь, он все сделал отлично. Он много практиковал на кроликах.

— Меня оперировал ветеринар?

— Он все проделал очень аккуратно, — настаивал Роджер.

— А если он тоже окажется человеком Ризингера?

Роджер пожал плечами:

— Это уже забота Рашели.

Джим откинулся на подушку. Пятнадцать часов без сознания и четыреста километров дороги не оставили почти никакого следа в его памяти, только смутное беспокойство. Он вдруг почувствовал симпатию к Роджеру. Сейчас, должно быть, часа три ночи, а Роджер на ногах с прошлого утра.

Рашель поднялась к ним несколько минут спустя. Ее глаза победно поблескивали: похоже, последнее слово в споре осталось за ней.

— Либо он на нашей стороне, либо его карьера рухнет. Я поставила его перед выбором, — сказала она.

— Почему же я не чувствую себя в безопасности? — произнес Джим, он все еще переживал при мысли о том, что его оперировал ветеринар.

— Ты в полной безопасности.

Рашель прошла к раковине и стала перебирать хирургический хлам. Она объяснила, что они заманили ветеринара в этот дом, дав понять, что он участвует в секретной работе, откапывая некие скандальные факты, которые будут использованы в борьбе с конкурентами компании. Роджер фотографировал все стадии операции, чтобы использовать в качестве доказательства, и он позаботился, чтобы на нескольких снимках лицо врача было отчетливо видно.

— У него нет лицензии для работы с людьми, — объяснила Рашель. — Он на нашей стороне, ему некуда деваться.

— На нашей стороне в чем? — Джим задал вопрос, одновременно размышляя, принесет ли Рашель снимки, чтобы показать ему, и от души надеясь, что она этого не сделает.

Вместо этого Рашель взяла одну из стальных кювет:

— Это очень важно, Джеймс, — сказала она. — Мы долго ждали такого удобного случая, правда, Роджер?

Роджер пожал плечами, не проявляя особого энтузиазма. Рашель подошла, села на кровать к Джиму и поднесла кювету так, чтобы ему было видно:

— Вот что причиняло тебе мучения.

Джим посмотрел. Она чуть наклонила кювету, на дне скопилось немного воды с кровью. В этой лужице лежало нечто, напоминавшее пластиковую пулю.

— Что это? — поинтересовался Джим.

Рашель взглядом попросила Роджера объяснить технические детали.

— Эта полая пластиковая капсула, — начал он, — используется для постепенного введения некоторых лекарственных препаратов в течение длительного времени. Лекарство растворяют в жидкой силиконовой основе, потом оно просачивается через диффузионное отверстие. Я наблюдал, как похожие капсулы используют во время опытов на крысах и обезьянах, но такой, как эта, прежде не встречал.

Она казалась маленькой и безобидной.

— Вы можете определить, когда мне ее вшили?

— Очевидно, несколько недель назад. Это делается очень просто, вроде выстрела из духового ружья. Ее разместили так, чтобы вы ее не почувствовали и не могли заметить шрам.

— Пока она не сдвинулась с места, — добавила Рашель. — Тогда-то ты и почувствовал ее.

Несколько недель назад! Он не имел представления, когда и как над ним проделали такое. Но по времени это совпадало с возвращением его кошмаров после годичного перерыва. Роджер сказал, что сейчас капсула пуста, возможно, внутри сохранились следы химического препарата, но лично он в этом сомневается. Изначально методика с капсулой была разработана для капельного введения амфетаминов в кровоток животных. Обычно при длительном воздействии большие дозы вызывали нечто вроде психоза.

— Может быть, в этом все дело? — спросила Рашель, но Роджер покачал головой.

— Амфетаминный психоз подробно описан. В этом нет никакого смысла. Мы на верном пути, но нам нужны еще факты.

Конкретные факты. Без них это просто забавная история для воскресных газет. Важно было узнать, что ввели Джиму, где и когда, но больше всего им хотелось знать, зачем это было сделано.

Обсудив все это, они подошли к самому важному моменту: исчезновению Джима на собачьей станции и последующему его появлению в школе несколько часов спустя. Но тут Джим оказался не в состоянии им помочь — он ничего не помнил. Роджер выяснил судьбу станции, заглянув в справочник компании: станция была закрыта, сотрудников разбросали на другие объекты. Джиму показалось, что Рашель злится на него, словно он нарочно скрывает нужную информацию.

Может быть, отчасти она была права. Люди иногда поступают подобным образом, если воспоминания мучительны, разве не так?

Кончилось тем, что Рашель стремительно вскочила, кровать дернулась, Джима пронзила боль в только что прооперированной спине.

— Я пойду сварю кофе, — бросила она, — а ты подумай хорошенько.

Когда разъяренная Рашель проходила мимо Роджера, он зевал во весь рот, да так и застыл с разинутым ртом. Весь дом заходил ходуном, когда она скатилась по ступеням вниз, минутой позже они услышали, как Рашель бухнула кастрюлю на плиту.

— Она это не всерьез, — произнес Роджер.

— Возможно, вы меня обманули. Но, похоже, она расстроена еще сильнее, чем я сам.

Роджер наклонился вперед. Он выглядел усталым. Кажется, он хотел дать Рашель время выпустить пар, прежде чем самому отправиться вниз.

— Это семейное дело, — сказал он.

— Потому что вы оба — Жено, а не Ризингеры?

— Наши отцы были братьями. Вскоре после войны они основали компанию «Жено кемикалз» и широко развернули дело. Но потом отец Рашели умер, когда ей было два года, а через пять лет ее мать снова вышла замуж.

— Ее мужем стал Вернер Ризингер?

— Из «Ризингер фармацевтикалз». Он обхаживал ее на лыжных склонах. Женитьба дала ему возможность контролировать пятьдесят процентов акций компании «Жено», а потом он предложил такие условия слияния компаний, что мой отец не смог устоять. Отец получил основной пакет обычных акций новой компании, переехал в Базель и стал генеральным директором с правом контроля всего дела. Казалось, это выгодная сделка. Но по швейцарским законам генеральный директор не может вводить в правление членов своей семьи. Поэтому, когда Ризингер выдвинул предложение о дополнительном выпуске акций, который увеличил долю его семьи и свел папину часть к минимуму, оказалось, что папа не в силах с этим бороться. А потом, когда они добились того, чего хотели, они его просто уволили.

— А чего хочет Рашель?

— Только того, что принадлежит ей по закону. Мы оба хотим, ведь теперь мы — единственные представители фамилии Жено. Завод в Сен-Назере изначально принадлежал компании «Жено», но мне никогда не подняться выше должности заместителя директора. У Рашели нет даже этого, хотя она интересовалась всем ходом бизнеса с юных лет. А потом подвернулись вы… — Роджер развел руками, показывая, что остальное ясно и так.

— И каковы наши шансы? — поинтересовался Джим.

— Я согласен с Рашель. Пока это только интересная возможность и ничего более. От заявлений толку мало, нам нужны стопроцентные доказательства. Мы не сможем их раздобыть, пока вы не вспомните, что с вами произошло.

Роджер откинулся на стуле, стараясь удержать зевоту. Ему это почти удалось. Внизу хлопали дверцы шкафа.

Джим устроился поудобнее, чтобы не так болели плечи.

— Возможно, в этом вы ошибаетесь, — сказал он.

— Возможно, но я сам так не думаю.

— Хорошо, — медленно произнес Джим. — Когда Рашель сорвет свою злость на мебели, позовите ее сюда, я расскажу, как мы будем действовать дальше.

Глава 23

Охранник на входе взглянул на нее и вежливо улыбнулся. Она припомнила, что пару раз видела его раньше, но он ее не узнал.

— Линда Маккей, из спецпроектов. Мой пропуск нужно перекодировать, — сказала она.

Он взял пропуск, который она положила перед ним, и осмотрел его с обеих сторон. Фотография была старая и нуждалась в замене. Раньше она носила волосы длиннее. Правда, недавно она снова решила их отрастить.

— В чем, собственно, дело? — спросил он.

— Я отсутствовала последние два месяца: была на задании, а теперь не могу пройти в свою секцию. Здесь произошли перемены?

— Возможно, — сказал охранник, седеющий мужчина лет сорока в хорошей спортивной форме.

Линда обратила внимание на его наманикюренные руки. Про себя она подумала, что наверное, неспроста так упорно держится слух, будто все охранники в компании «Ризингер-Жено» «голубые» и это целенаправленная политика с середины семидесятых.

— Я сейчас проверю, — сказал он.

Не вставая, он передвинулся в кресле на колесиках вдоль стола к встроенному терминалу и вставил ее пропуск в какую-то щель сбоку. Щелкали клавиши, пока он печатал, читал и снова что-то печатал. Когда на дисплее сменилось изображение, он сказал, не поднимая головы:

— С домашним адресом у вас все в порядке?

— Все, за исключением почтовой доставки. В ящике лежит корреспонденция недельной давности.

— Хотите, чтобы я послал им жалобу?

— Я сама пошлю им уведомление.

Он читал еще какое-то время, на лицо ему падал зеленоватый свет от панели пульта, потом он достал пропуск и вернул его Линде.

— Вы правы, — сказал он. — Нужно перекодировать. Пока вас не было, понадобилось помещение, и ваше оборудование перебазировали.

— Куда? — спросила Линда.

— На склад. В досье сказано, что никто не знал, когда вы вернетесь, вот и… — Охранник пожал плечами.

— Что мне делать теперь?

— Отнесите свой пропуск Гилберту Машуду в компьютерный зал, он все уладит. Или вы можете оставить его мне, в таком случае вам придется положиться на службу доставки. Вы знаете Машуда?

— Я с ним знакома.

— Вам нужно пройти две разграничительные зоны, — объяснил охранник, когда она собралась уходить. — Наберите двести двенадцать, когда будете у дверей, я отключу сигнализацию.


Она снова была дома. Почему же это ее не радовало?

Домом для нее был не Базель, а комплекс компании «Ризингер-Жено», настоящий город в городе. Он раскинулся на площади равной квадратной миле, был обнесен стеной в двенадцать футов высотой, эдакий индустриальный тематический парк, над которым возвышалась зеркальная коробка административного здания. Когда Линда попала в компанию, здесь еще только расчищали территорию, демонтируя старый завод, убирая рельсы. Уже три года, как комплекс был закончен, а наладить нормальную службу безопасности они не в состоянии.

Все здание было поделено на зоны, для входа в каждую зону требовалась своя степень допуска. Коды допусков были нанесены на оборотную сторону идентификационной карточки каждого служащего в виде голографической схемы. Двери между зонами назывались контрольными пунктами. Небольшие антенны, встроенные в стену, посылали слабые сигналы, схема на карточке модулировала эти сигналы, воспроизводя код допуска. Код поступал в компьютер, и компьютер открывал дверь.

Или не открывал, как это случилось с Линдой.

«Какая тоска», — думала Линда, набирая 212 на стенном телефоне и дожидаясь, пока пост охраны ответит.

Компьютер больше не считывал ее код, значит, он больше не узнавал ее. Она не могла пройти даже в кафетерий, который, как и компьютерный зал, находился в зоне свободного доступа. Если она попытается пройти в двери вслед за кем-то другим, завоют сирены и зона автоматически заблокируется.

Блокировку с двери сняли. У Линды было десять секунд на то, чтобы повесить трубку и пройти внутрь. Пока она шла до следующего контрольного пункта, ей попалось человек двенадцать, знакомых с виду, и одно-два лица, незнакомых совершенно. После того как ее заметили в британской дочерней компании, большая часть ее служебной деятельности прошла здесь то на одной должности, то на другой. Но никогда раньше она не воображала о себе слишком много — так, клерк, не более, — пока ей не дали это последнее задание.

Принимая во внимание, что оно провалилось, она стала задумываться, каким будет ее профессиональное будущее. Ее служебный стол уже убрали, и это только начало.

Чтобы попасть в компьютерный зал, нужно было пройти по коридору из матовых стеклянных панелей, он походил на крытый переход в бассейне с акулами. Терминалы помещались по одну сторону коридора, автоматические процессоры — по другую. Линда просунула голову в комнату с терминалами и сказала:

— Привет, Гилберт. Помнишь меня?

Гилберт Машуд был самым молодым завсекцией во всей компании. Но в свои двадцать девять он был стариком в своей секции. Большинству его сотрудников, похоже, еще не приходилось слишком часто бриться. Услышав ее голос, он поднял голову от табеля учета отработанных часов, который проверял.

— Линда! — В его голосе звучала неподдельная радость. — Ты уже вернулась?

Линда вошла внутрь. Человек шесть операторов сидели, повернувшись спиной к терминалам, попивая кофе, еще двое читали журналы. Картина вполне традиционная до тех пор, пока что-то не выходило из-под контроля.

— Мое задание, похоже, накрылось. Я вернулась, а двери не открываются и мой стол куда-то убрали. Может, они таким образом хотят мне что-то сказать?

— Здесь так не делается. Давай твой пропуск, я посмотрю.

Линда протянула ему пропуск.

— Можно мне пока взглянуть на списки распределений по кабинетам? Не хотелось бы, чтобы меня запихнули в какой-нибудь угол.

— Будь как дома, — сказал Машуд и придвинул ей ближайший стул на колесиках. — Четвертый терминал свободен.

Четвертый терминал стоял рядом с настольным лазерным принтером, который они использовали для распечаток, чтобы уточнить сомнительные места в программе. Линда ввела свое имя в указатель распределения по кабинетам, но в ответ ничего не получила, не появилось даже название ее отдела. Единственное, что она заметила, — это маленький значок рядом со своей фамилией, скрытый символ, который не появился бы на экране обычного компьютера, но она пользовалась четвертым терминалом, на который программисты для собственного удобства вывели все скрытые символы. Этот флажок означал, что кто-то в здании попросил уведомить его о появлении Линды и ее местопребывании.

Когда Линда подошла, Машуд как раз заканчивал перекодировку ее пропуска.

— Пока люди наверху не оформят свои бумажки и не заложат тебя обратно в компьютер, я мало что могу сделать. Я нанес основной код, чтобы ты могла передвигаться по зоне свободного доступа, не наталкиваясь каждый раз на закрытую дверь. В остальных зонах тебе придется звонить в комплекс охраны и просить разрешения.

— Как глупо!

— Потерпи пару дней. К тому же это прекрасный предлог, чтобы зайти ко мне еще раз.

Линда пошла к двери:

— Еще увидимся, Гилберт.

Машуд приложил руку к сердцу, изобразив покорность судьбе.

— Неужели я буду так счастлив? — произнес он.

Кто-то спешил ей навстречу по стеклянному коридору, словно он долго ждал ее возвращения, о котором ему только что сообщили.

— Вы Линда Маккей? Меня зовут Питер Виверо. Можем мы где-нибудь поговорить?

Маленькое кафе-бар выходило окнами в городской парк. Они часто бывали здесь в прежние дни, но теперь многих перевели в другие отделы или даже другие компании. Отделка кафе не изменилась, хотя официант был уже другой. Они сели за угловой столик. Было еще рано, других посетителей не оказалось.

По дороге в кафе Виверо признался, что это он просил отметить значком ее фамилию:

— Я хотел поговорить с вами раньше других. Это касается проекта «Октябрь».

— Это официальный разговор или как? — поинтересовалась Линда.

— Я думаю, «или как» лучше определит сущность разговора.

Сидя напротив него в полутемном баре, Линда заметила на его лице признаки беспокойства. Он походил на человека, который, оглянувшись через плечо, увидел нечто, стремительно настигающее его сзади, от чего он не мог убежать.

— У меня не было полной информации, пока я не вернулся из Азии. Уже тогда все было достаточно плохо, но мне это жить не мешало, Сейчас ситуация совсем другая. Мне страшно, потому что я здорово влип в эту историю.

— Если вы хотите узнать какие-то подробности о проекте «Октябрь», не думаю, что имеет смысл продолжать нашу беседу.

— Сядьте. Вы не скажете мне ничего нового. Например, я в курсе, что вы приняли близко к сердцу все дела подопытного и были на грани того, чтобы открыть ему, что он находится под наблюдением.

Эти слова выбили Линду из колеи. Она рухнула на стул:

— Кто вам такое сказал?

— Никто. Мне передали несколько отчетов, которые я проанализировал. Первое утверждение очевидно само по себе. Второе — только моя догадка, которую я держу про себя. Кажется, я недалек от истины.

Линда промолчала.

Виверо продолжал:

— Вы допускаете что я прав, потому что, вернувшись, вы не нашли своего рабочего стола и не встретили горячего приема. Вам кажется, что вы потеряли свою профессиональную репутацию и вас больше не будут продвигать по службе. Но сегодня утром я видел один из меморандумов, рассылаемых сотрудникам. Там сказано, что вас переводят на более высокооплачиваемую работу и переселяют в апартаменты в более престижном районе.

— Но почему? — удивилась она.

— Потому что вы его подцепили на крючок, и они хотят этим воспользоваться. Вас будут ублажать, пока снова не смогут добраться до него, на этой стадии вы станете его блюстителем. Примерно так они мыслят. Проанализировав отчеты, я понял: вы очень близки к тому, чтобы принять его сторону и все ему рассказать. Если это произойдет, мне бы хотелось, чтобы вы знали, что я не сознавал истинных масштабов проекта, а как только узнал все, я решил поскорее унести ноги, не вызывая подозрений.

— Так объясните мне, чего я по-вашему не знаю.

Он наклонился вперед. Линда никогда еще не видела человека, говорившего серьезнее, чем Питер Виверо в эту минуту.

— Вы в курсе, что ему ввели повышенную дозу ЭПЛ? — спросил он.

— Я знала, что мы должны уладить несчастный случай на медицинской почве, который мог вызвать неприятные последствия для компании.

— А вы знакомы с производственной стороной этого дела?

— Это эпетелин, стимулятор центральной нервной системы, патентованное средство.

— Он был запатентован всего три года назад. Компания столкнулась с большими сложностями при наладке серийного производства, поскольку существуют две зеркальные версии молекулы ЭПЛ. Они не симметричны, при этом правосторонняя молекула на девяносто процентов эффективнее как препарат, чем левосторонняя. Но потом был найден путь, как их можно разделить. Запатентован был декстроэпетелин (правосторонний). Лаево эпетелин (левосторонний) пошел в отходы производства, он составлял половину производимого заводом объема, но годился только на то, чтобы его спустили глубокой ночью в воды Рейна. Так продолжалось, пока кто-то в секторах R и D не выдвинул идею переработать его и выпустить на рынок как слабую форму ЭПЛ, применяемую в больших дозах.

— Я не понимаю зачем.

— Затем, чтобы продавать его под видом уже запатентованного ЭПЛ в тех странах, где не слишком строгий контроль позволяет проделывать подобные вещи. На всех упаковках проставляли просроченную дату на случай возможных претензий. Продажи должны были производиться по каналам черного рынка. Мы и раньше отправляли некондиционные партии или партии с коротким сроком хранения в неразвитые страны, да и связи с черным рынком начались не вчера. Но проект «Октябрь» отличается тем, что впервые разработана вся стратегия — от идеи до воплощения.

— Какое это имеет отношение к Джиму Харперу? — спросила Линда.

— Побочные эффекты, — объяснил Виверо.

Он замолчал, поскольку к ним направлялись три молодых человека, судя по виду, клерки, которые собирались пообедать. Но они сели довольно далеко, и Виверо заговорил снова, только понизил голос:

— Первая партия попала в госпиталь в зоне военных действий. Сотрудники госпиталя принимали его, чтобы переносить длительные нагрузки, когда им приходилось иметь дело с жертвами бомбардировок. Отсутствие психических реакций при длительном приеме и большой дозировке считалось одним из самых больших преимуществ этого препарата. Но передозировка левостороннего ЭПЛ, не прошедшего тестирование, привела к необратимой коме. К тому же картина комы была нехарактерна, поскольку включала постоянную мозговую активность. У потерпевших проявились странные симптомы, которые мы до сих пор не в состоянии объяснить. Одному делают инъекцию, а все остальные вздрагивают, даже если находятся в разных отделениях госпиталя. Одного обкладывают льдом, все начинают дрожать. Харпер получил дозу того же препарата, но в отличие от них выжил. Если сравнивать его видения и некоторые перемены в его психике и то, что происходит с этими людьми, внеся поправку на разницу во времени, можно прийти к выводу, что их подсознание проходит через одни и те же испытания.

— Как вы это объясняете?

— Никак. Это самое необычайное событие в фармакологии, которое мне довелось наблюдать. Но мне хочется поскорее унести ноги, когда я думаю, как это все произошло, пока все не раскрылось и дело не дошло до Нюрнбергского процесса. Это один из вариантов развития событий. Однако это ничто по сравнению с тем, что произойдет, если все и дальше будет развиваться так, как шло до сих пор. Хотите знать мое мнение? Я считаю, что Харпер и остальные не просто подтверждают существование «коллективного бессознательного», открытого Юнгом, Харпер близок к тому, чтобы входить в него и контролировать его осознанно. Именно он — властелин проклятой страны ужасов, хотя сам еще этого не знает. Я не желаю больше иметь с ним дело.

Виверо встал:

— Передайте ему это от меня, хорошо?

Он вышел.

Линда сидела не шелохнувшись, пока один из посетителей, сидевший через столик от нее, не подошел к ней, желая завязать знакомство. Она не взглянула на него, ничего не ответила, не смогла бы даже вспомнить, что крикнули ей в спину эти ребята, когда она выходила из бара на улицу.

Глава 24

Проспав двадцать пять часов после укола снотворного, пару дней Джим осторожно передвигался по дому, прежде чем решился выйти на воздух. «Кроличий доктор» хорошо сделал свое дело. Первое время нельзя было исключить возможность послеоперационного шока, но пока Джим ничего похожего не чувствовал. Ему казалось, будто из него выколотили все дерьмо с помощью выбивалки для ковров, но это было не страшно.

Спасибо Роджеру, он нашел прекрасное укрытие. Река Брир больше походила на обширные болота, покрытые камышом. Дорог было мало, воды много. Когда ему позволили впервые встать с кровати и облачиться в свежевыстиранную одежду, из окна Джим увидел одну только воду. Теперь он часами сидел на стуле и глядел на широкие молчаливые топи, прислушиваясь к тому, что творилось у него внутри, как идет выздоровление Джима Харпера. Время от времени налетал ветер, тогда громко шумел камыш.

Рашель была против того, чтобы он вообще выходил, ему приходилось ждать, пока она куда-нибудь уйдет, он хотел испытать свои силы на улице. Она собиралась в Нант, поскольку не смогла найти в Сен-Назере все, что Джим внес в список необходимых покупок. Роджер отсиживал положенные часы на заводе: незачем возбуждать подозрения клики Ризингеров на этой стадии подготовки, ведь на задуманную Джимом операцию может уйти недели две.

Фермерский дом, в котором они жили, был некогда однокомнатным коттеджем. Его перестроили, когда наступили лучшие времена. Старая часть дома превратилась в пристройку с односкатной крышей, крытой рифленым железом. Дом стоял на острове, со всех сторон окруженном сетью каналов среди болот. С большой землей его соединял мост — кирпичная арка, достаточно широкая, чтобы по ней могла проехать одна машина, а под ней могли проплыть две плоскодонки. Иногда Джим видел, как эти плоскодонки проплывали мимо. В них сидели низкорослые мужчины с обветренными лицами, одетые, словно в униформу, в брезентовые комбинезоны, кепки и высокие резиновые сапоги. Иногда лодки были нагружены камышом или брикетами торфа. Некоторые лодки были оборудованы сетями с лебедкой для ловли угрей. Одну такую лодку, которая часто проплывала мимо, сопровождала большая черная собака; она носилась по берегу, забегала в воду и вылезала на берег, как тюлень.

Еще одна собака. Джим наблюдал за ней из окна. Сознавая, что двери заперты и он в безопасности, Джим тщетно пытался докопаться, что привело этих животных в его кошмары и заставило его бояться их.

Но разве он все еще боялся? Отделить воспоминания о страхе от самого страха было очень трудно. Все, что непосредственно не угрожает самосохранению — просто фобия, а с фобиями можно справиться, так всегда говорил Алан Фрэнкс. Проклятие, он всегда любил собак, не выносил, когда с ними плохо обращались. Что-то заставило его измениться, но он справится с этим, если постарается.

Маршрут его первой экскурсии пролегал до моста и обратно. Вечером Рашель узнала об этом и была недовольна. Но на следующий день он опять вышел на улицу. На этот раз ему удалось обойти весь остров, он покрыл расстояние в несколько сотен метров. На дальнем конце острова он обнаружил уток и гусей в огороженном закутке, который спускался к воде у самодельных мостков из утрамбованного торфа, укрепленного кольями и досками. Заливчик, куда вели эти мостки, весь зарос камышом. Пройдя немного дальше, он увидел сарай, крытый соломой, в котором хранились две просмоленные лодки, закутанные в брезент. Одна из них прохудилась, и отверстие заделали листовым оловом, прибив его гвоздями. Вторая лодка, похоже, была еще в состоянии плавать.

На пятый день Джим отважился покататься на лодке.

К этому времени Рашель махнула на него рукой. Каждый раз, когда она говорила ему «нет», он дожидался, пока она куда-нибудь уйдет, и выскальзывал за дверь. Самое интересное началось в лодочном сарае: он вытащил ту лодку, что поменьше. Он передвигал ее с остановками, каждую минуту ожидая взрыва боли или новых повреждений, но его спина выдержала все без каких-либо осложнений.

Рашель теперь сидела дома, ее снабженческая миссия была окончена, взятая напрокат машина возвращена. Телеграммы были разосланы, оставалось только одно: ждать ответа. Она проводила время за изучением отчетов компании последних десяти лет. Роджер привез их с завода; отчим никогда не позволял ей заглядывать в них. Для Джима было ясно с самого начала, что между ними не будет никакого чувства товарищества, полночных разговоров у камина, никаких обсуждений их общей цели. Рашель стала страшно серьезной, Роджер напоминал старательного, но нервного лейтенанта, с ними было ужасно скучно. Выходя из дома, Джим испытывал большое облегчение.

На воде он пробыл меньше часа и повернул назад, когда почувствовал, что шов на спине начало дергать. Как объяснял «кроличий доктор», нитки сами рассосутся в положенное время, но Джим вовсе не стремился его укорачивать. На горизонте он смог увидеть только шпиль церкви в деревушке Сен-Иоахим, этот шпиль пригодился ему в навигационных целях. Правя на шпиль, он оказался неподалеку от линии электропередачи, которая проходила вдоль дороги. Ориентируясь на нее, он отправился назад на ферму.

Продвигался он медленно, с каждой минутой ему становилось все труднее. Когда он выплыл на середину канала, чтобы обогнуть затопленные ветви поваленного дерева, спину пронзила острая боль. «Давай, работай, — говорил он себе, — почти приплыли». В эту минуту высокие камыши зашумели под порывом ветра, налетевшего с болот. Джим воткнул шест в дно канала, чтобы остановить лодку и переждать ветер, и тут почувствовал медленную разрывающую боль. Ветер стих, вместе с ним миновал приступ боли, но Джим чувствовал себя как выжатый лимон.

Рашель права, слишком рано предпринимать такие вылазки. Но ему не хотелось, чтобы она это заметила. Когда за поворотом канала показался фермерский дом, он выпрямился, вдохнул поглубже и пообещал себе как следует отдохнуть в своей комнате, если ему удастся добраться до дома, не шатаясь.

Перед домом стоял коричневый «форд» Роджера, сам Роджер наблюдал за ним с берега. Когда Джим поравнялся с ним, он пошел за лодкой.

— Рашель назначила тебя сторожем? — поинтересовался Джим, но пронять Роджера было трудно.

— Нет, сегодня я работаю почтальоном, — сказал он, доставая из кармана конверт с телеграммой и вытягивая руку, чтобы Джиму было лучше видно. — Мы получили ответ.

Джим перестал грести, лодку понесло назад.

— Ну и как?

— Он приезжает завтра.


В этот вечер, когда Джим, лежа в кровати, слушал свой приемник, настроенный на волну Би-би-си, Линда стояла у окна своей новой базельской квартиры и смотрела на Рейн. Пятью этажами ниже кто-то вышел из здания и пошел по набережной. Возможно, сосед направляется по дорожке под деревья, где припаркована его машина. Линда еще не встречала никого из своих новых соседей и не знала, о чем с ними разговаривать при встрече. Дом подобного уровня сильно отличался от ее прежних жилищ.

Как могла, она расставила вещи по квартире, но все равно впечатление было такое, словно сюда никто еще не въехал. В квартире было три спальни — что прикажете делать с тремя спальнями женщине, которая живет одна, даже если одна из них не больше стенного шкафа? Любуясь видом из окна, она бы должна благословлять судьбу, а вместо этого она думает, как все плохо и неправильно сложилось.

До сих пор все шло так, как предсказывал Питер Виверо: похвала вместо выговора, и даже несколько слов лично от самого главного человека. За все время работы в компании она даже не видела Вернера Ризингера, только изредка его черный «мерседес» проезжал мимо. И вот она стоит в его офисе, устланном мягкими коврами, и он выходит из-за стола и приветствует ее как добрый дядюшка. Не поверив словам Виверо раньше, она была готова верить теперь. Ее осыпали похвалами, но ничего нового о проекте «Октябрь» или ее роли в нем так и не сказали. У нее возникло ощущение, что ее стараются умаслить и подготовить к чему-то.

Многое из того, что говорил Виверо, оказалось правдой, а как насчет всего остального? Здесь начинались сомнения. Ее не смущала концепция «коллективного бессознательного» — темная, предвечная область мозга, где гнездились мифы, архетипы и примитивные страхи. Она читала комментарии к Юнгу и даже одолела «Семь проповедей мертвым», когда училась на последнем курсе, но теперь поняла, что выполняла обычное учебное задание. Когда пришлось применять эти идеи в повседневной жизни, она не смогла оторваться от обыденных представлений. Как теория это интересно, но предположить, что такое имеет место в реальности — слишком большое потрясение.

«Передайте ему от меня», — сказан Питер Виверо. Но станет ли Джим Харпер ее когда-нибудь слушать, несмотря на все представления о ее полезности, которые имелись у компании? Она готова была рассказать ему о том, что происходит. Она приняла решение в то утро, когда был обнаружен Стивен Федак, утонувший за рулем своей машины: первый несчастный случай там, где поначалу все было так тщательно спланировано. В день дознания она обещала поговорить с ним, а потом не сдержала обещания в ту ночь в фургоне Приоров.

Потом было уже слишком поздно.

Она вернулась в комнату. Что вы обо всем этом думаете, мистер Медведь? Мистер Медведь развалился на диване, его единственный пуговичный глаз смотрел на нее неодобрительно. Линда не стала с ним спорить. Она вспомнила, каким беззащитным и испуганным был Джим, когда разбрызгивал жидкость «Эльсан» вокруг домика-фургона, чтобы отпугнуть собак, которых там не было. Вряд ли ее участие в этом деле способствовало его благополучию, что бы там ей ни говорили. Она была винтиком той самой машины, которая довела его до подобного состояния.

Раньше жизнь казалась ослепительно прекрасной, а будущее лежало перед ней широким проспектом. Теперь все изменилось. Скорее всего Джим Харпер, где бы он сейчас ни был, имел о ней весьма невысокое мнение.

Что вы думаете об этом, мистер Медведь?

Глава 25

На следующий день к вечеру Джим стоял в тени старой пристройки и наблюдал, как, подскакивая на камнях мостика, к дому приближается «форд» Роджера. Машину вел Роджер, рядом с ним сидела Рашель, на заднем сиденье тоже кто-то был. Заехав во дворик перед домом, Роджер круто развернул машину, поставив ее у кромки воды. Заглушив двигатель, он поднял ручник. Роджер и Рашель вылезли из машины, молодой человек на заднем сиденье в замешательстве оглядывался по сторонам.

Рашель поманила его. Открыв дверцу, он вылез наружу. Угасающий свет дня освещай неловкого, неуверенного, неуместного здесь человека, одетого в городской костюм; в руке он держал атташе-кейс. Скорее всего Роджер и Рашель ничего ему не объяснили. Джим поспешил положить конец неловкому положению, в котором тот оказался.

Он шагнул вперед и произнес:

— Привет, Терри.

Терри Сакс обернулся на звук знакомого голоса и уставился на Джима. На нем был тот самый костюм, который Джим одалживал у него, чтобы явиться на дознание. Костюм перелицевали и ушили, но вид у него все равно был поношенный. Лацканы, как у биржевого маклера, и обшлага с пуговицами совершенно не сочетались с бородой и стрижкой. Внезапно Джиму стало стыдно за то, что он обманом заманил Терри во Францию, но он сказал себе, что Терри все равно останется в выигрыше от этой истории, даже если больше никто ничего не получит.

— Что происходит? — спросил Терри. — Я думал, что еду устраиваться на работу.

— Совершенно верно, — сказал Джим. — Заходи в дом, я все тебе объясню.

Они прошли на кухню и расставили стулья вокруг деревянного стола. Рашель приготовила Терри кофе, Роджер принес из машины его сумку, а Джим давал объяснения. Терри сидел, тупо глядя перед собой, такой взгляд был бы вполне уместен на лице дрезденской фарфоровой пастушки. Насколько ему было известно, он приехал на заключительное собеседование в компьютерную фирму, владевшую опытным заводом в Ла Бале. Подробности он узнал из длиннющей телеграммы, посланной, как он полагал, международным агентством по подбору кадров, позднее срочной почтой был доставлен авиабилет, что служило подтверждением приглашения. Час назад его встретили на аэродроме в Ла Бале, после этого началось что-то непонятное.

Когда Джим закончил свои объяснения, Терри не стал терять время на дискуссии:

— «Дэус» не продается.

— Никто не собирается его покупать, — сказал Джим. — Мы хотим взять его напрокат.

Терри окинул их взглядом и осторожно сказал:

— Все не так просто.

Рашель была настроена воинственно:

— Вы привезли его с собой?

— Я захватил все свои записи, как было сказано в телеграмме, но ими пока нельзя воспользоваться. Это только эксперимент. К тому же мы довольно быстро лишились компьютера.

— Вот тебе случай попробовать все еще раз, плюс вознаграждение наличными и билет домой, — сказал Джим.

— И никакого билета, если я не соглашусь? Ты чертовски хорошо знаешь, что у меня нет денег.

Он шмыгнул носом, и тут Джим заметил, что у Терри дрожат руки. Его охватил стыд. Он как-то не подумал, какое потрясение Терри пережил за последние несколько часов: его мечта была близка к осуществлению и тут же разбилась вдребезги.

— Никто не собирается тебя шантажировать. Поверь, Терри, для меня это очень важно.

До этой минуты Роджер молчал, теперь он качался на стуле и смотрел на всех скептически:

— Думаю, мы попросту теряем время. Все это смахивает на детские сказочки, — по-английски он говорил значительно хуже, чем Рашель.

— Это неправда! — Терри был уязвлен до глубины души. — Концепция совершенно надежная, просто у нас никогда не было возможности толком проработать ее.

— Тебе представляется такой случай, — сказал Джим.

— Без компьютера я не смогу начать.

Джим все ждал, когда же прозвучит этот аргумент. Он встал, почувствовав, как тянет спину после гоночных подвигов, совершенных накануне:

— Пойдем со мной.

В процессе завлечения Терри в их ряды настал ключевой момент. Из кухни Джим повел его в самую большую комнату дома.

Там стоял новый терминал, экран дисплея мерцал узорами, демонстрируя готовность к работе. Рядом с компактным компьютером стоял принтер и модем. Терри подошел, чтобы рассмотреть все поближе. Джим заметил, что он колеблется.

Роджер был против покупки этой дополнительной аппаратуры, которую придется заменять, если она не подойдет, и его легко было понять, ведь покупалось все на его деньги. За последние две недели они ухитрились потратить почти все его сбережения. Джим заранее знал, что один вид этой аппаратуры, возможность потрогать ее произведут на Терри гораздо большее впечатление, чем любые просьбы и уговоры. Терри походил на мальчишку, которому протягивали ключи от «феррари».

— Все устройства взяты на пробу, — пояснил Джим. — Если что-то не подходит, ты можешь съездить в город вместе с Рашель и подобрать все необходимое.

Терри старался вести себя сдержанно, но было видно, что его охватил азарт.

— Главный процессор какой? — поинтересовался он.

Джим пожал плечами:

— Это твоя забота. Все, что тебя не устраивает, ты можешь заменить.

Терри немного подумал.

— Когда вы с Линдой пропали, появились какие-то незнакомые люди, которые задавали множество вопросов, — сказал он.

— А как ты думаешь, почему нам пришлось пойти на хитрость, чтобы залучить тебя сюда?

Последовала долгая пауза. Они заговорили о другом.

— Я не желаю знать, в какую ты попал переделку, — заявил Терри.

Терпение Рашели было на пределе. Стоя в дверях, она поинтересовалась:

— Это означает «да»?

— Я еще не решил.

Терри пробежал пальцами по клавиатуре. Он касался клавиш легко, словно не задевая их по-настоящему.

— Я кое-что забыл сказать, — добавил Джим. — Когда работа будет закончена, аппаратуру ты сможешь оставить себе.

Пока до Роджера дошел смысл сказанного, прошло не меньше минуты. Он начал было горячо протестовать на своем родном языке. Но тут Рашель выставила его из комнаты быстрее профессионального вышибалы.

Сопротивление было сломлено. С такой аппаратурой Терри сможет начать собственное дело, и он это знал. Останутся позади бесчисленные собеседования, которые так ни к чему не привели за последние три года. Они заполучили Терри и «Дэус X» в свое распоряжение.

— Машина в порядке, но понадобится кое-что еще, — сказал Терри.

Джим посмотрел на дверь, через которую выставили Роджера, но Рашель уже позаботилась о том, чтобы куда-то его услать.

— Пиши список, — сказал Джим.

Глава 26

Терри Сакс уже неделю пребывал в Гранд Брире, когда Линда Маккей наконец получила перекодированный пропуск. Ни кабинета, ни особого задания ей до сих пор не дали, но теперь она могла хотя бы свободно передвигаться по зданию.

Во всяком случае, так должно было быть.

Она набрала 212 на кнопочном аппарате, висевшем на стене у двери, которая не желала перед ней открываться. Минуту спустя раздался мужской голос:

— Служба охраны.

— Я стою у поста три пятнадцать и не могу войти, — сказала она. — Пожалуйста, снимите блокировку.

— Ваше имя?

— Линда Маккей, спецпроекты.

— Одну минутку.

Линда ждала. Она слышала, как охранник дышит в трубку, как одной рукой печатает на клавиатуре. После короткой паузы он сказал:

— Извините, фрейлейн Маккей, но у вас нет допуска.

— Такого не может быть. Пожалуйста, проверьте еще раз.

— Дисплей у меня перед глазами.

— Тогда это какая-то ошибка.

Мимо Линды прошли двое молодых людей в чистых белых халатах, к лацканам были пристегнуты карточки пропуска. Судя по всему, какие-то младшие помощники старшего лаборанта. Двери распахнулись, и они, не замедляя шага, прошли в следующую зону.

Охранник сказал:

— Мы действуем согласно полученным инструкциям. Обратитесь в административный сектор, я уверен, они во всем разберутся.

Все же какая-то надежда, подумала Линда, кладя трубку.

Эту неразбериху, наверняка, устроил административный сектор. У них ушло почти две недели на то, чтобы перекодировать ее пропуск, с помощью которого она теперь может ходить, по тем же зонам, куда ей открыл доступ временный пропуск, оформленный Машудом. А ей нужно было пробраться внутрь. Если Питер Виверо не отвечает на ее звонки, она встретится с ним лично и будет настаивать, чтобы он привел какие-то доказательства своих слов. Ей пришло в голову, что это — тщательно спланированная проверка на лояльность. Она в это не слишком верила, но это было хоть какое-то разумное объяснение. Если он говорил правду, будущее таило в себе ужасные последствия.

Она замешкалась у двери в компьютерный зал.

Картина, которая представилась ей, напоминала воскресный базар.

Здесь собралось человек двадцать сотрудников: операторы, которых она уже знала, и, вероятно, программисты с верхнего этажа, все вместе они шумели больше, чем включенные компьютеры. Всеобщее внимание было сосредоточено на терминале номер четыре, который был подключен к лазерному принтеру. Из него тянулась распечатка метров на десять, а может, и больше. Каждый кусочек этой распечатки внимательно читали и обсуждали во всех уголках зала. Линда собралась было уходить, но тут Машуд заметил ее. Он поманил ее рукой и сделал несколько шагов навстречу.

— Извини, Гилберт, — объяснила она. — Я, кажется, не вовремя.

Выражение лица Машуда говорило о том, что это еще мягко сказано.

— Ты не поверишь, что здесь творится. Какие у тебя проблемы?

— Старая история с моим пропуском. Опять нужно идти в административный сектор, но я подумала, что могу проверить сама.

— Конечно, и сэкономить себе месяцев шесть. Это очень срочно?

— Ну, в общем, я задействована в проекте «Октябрь», а не могу даже пройти в кабинет.

— «Октябрь»? — тут же отозвался Машуд. — Все наши хлопоты из-за этой мерзости.

Линда глянула на вселенский хаос, творившийся у него за спиной.

— Что у вас происходит?

— Сами не понимаем. Все программы испорчены, и мы не знаем, в чем дело. Приходится просматривать все записи, чтобы навести порядок.

Один из программистов поднял голову:

— Еще пара минут, и я смогу сказать, что случилось.

— Ты что-то нашел? — спросил Машуд, но программист знаком велел помолчать, пока он просматривает один из рулонов.

Чтобы не мешать, Машуд заговорил тише, и Линде показалось, что он делится с ней какими-то секретами:

— Мы получили распечатку состояния памяти, но внесли слишком много изменений, пока все просматривали. Если вся эта каша — результат ошибки при записи, мы будем ее повторять снова и снова.

— Так что же происходит?

— Что-то модифицирует данные, пока они проходят через операционную систему.

— Нечто, называемое «Дэус X», — с торжеством в голосе доложил программист из-за спины Машуда. Начальник секции обернулся:

— Другая программа? — спросил он недоверчиво.

— Совершенно верно, — сказал программист. — К тому же не наша.

На взгляд Линды, ему было не больше девятнадцати, наверное, какой-нибудь вундеркинд, который в свой пятый день рождения уже решал уравнения. Он указал на распечатку, которую держал в руке:

— Придется тебе прочесть все, или ты мне не поверишь, Гилберт.

— Как ее ввели?

— Через телефонную линию, подключенную к базе данных. Линия связи не защищена, так что мы можем проследить, кто и откуда ее заслал. Кто бы это ни был, они знают пароли к файлам проекта «Октябрь». Но интересно другое.

— Попробуй объяснить это наверху.

— Я же сказал, ты не поверишь. Речь идет о программе искусственного интеллекта, направленной на поиск и добычу информации. Она так топорно сделана, словно, ее писали на карманном компьютере.

— Поиск и добыча информации? — повторила Линда, стараясь изобразить на лице простое любопытство.

Услышать про «Дэус X» было все равно, что увидеть собственноручную подпись Терри Сакса, и, насколько ей было известно, Джим Харпер был единственным посторонним человеком, который когда-либо видел пароль к файлам проекта «Октябрь» — на ее собственном компьютере.

— Вроде охотничьей собаки, — объяснил программист. — Запускаете ее по телефонной линии и ждете, когда она вернется с нужной вам информацией.

— Это могло сработать? — спросила Линда.

Ответил ей Машуд:

— Ни в коем случае. Но попытка вполне достойная.

— Некоторые места стоит просмотреть внимательно еще раз, — настаивал программист. — Зная коды доступа, можно перепортить все файлы в основной памяти. Подумай, какую свинью они нам могут подложить накануне сдачи продукции.

— Или с необработанными данными для прикладных программ, — сказал Машуд, его воображение получило толчок к развитию. — Продолжай в том же духе, Жан-Поль.

— Мы снимем копию и все вычистим, — сказал Жан-Поль. — Разумеется, пароли придется заменить.

— Сколько времени это займет?

Жан-Поль пожал плечами:

— Пока не изменим соответствие клавиш выдаваемым кодам, не дольше.

Он присоединился к остальным. На лице Машуда появилась извиняющаяся улыбка:

— Прости, я ничем не могу помочь, пока мы не закончим с этим.

Линда изобразила на лице «Да-да, конечно» и двинулась к двери. Мысль лихорадочно работала, хотелось заполучить распечатку, которую изучали компьютерщики, и разобраться самой, что тут происходит, но именно этого она сделать не могла.

Подойдя к двери, она услышала, как Машуд сказал:

— Ты можешь взять у охраны ключи, оставленные на ночь, и прийти вечером, к тому времени здесь никого уже не будет.

— Охрана не даст мне ключ даже от туалета. Поэтому я к тебе и пришла.

Машуд подошел к ней и, понизив голос, сказал:

— После семи мы будем в кафетерии, можешь зайти и взять мой ключ.

— Ты имеешь на это право?

— Никто ведь не узнает. Охранник с ночным обходом придет в восемь пятьдесят. Просто постарайся, чтобы тебя к этому времени уже не было.

— Но они каждый день меняют расписание обходов.

— Это мы меняем расписание каждый день! — сказал Машуд, постучав себя в грудь, так что в кармашке подпрыгнули авторучки. — Я и великий бог Ваал. Увидимся в семь.


В шесть тридцать она набрала 212 снова.

— Служба безопасности, — произнес другой голос.

— Это Линда Маккей из спецпроектов. Я нашла кабинет, где могу подогнать хвосты по документации, я еще поработаю пару часов. Не посылайте за мной ищеек, хорошо?

— Очень хорошо, фрейлейн Маккей, предупреждение получено. Мы не будем поднимать тревогу.

Компьютер, отслеживавший перемещения сотрудников, имел программу, которая автоматически настраивала режим проверки, если в течение часа служащий не был зарегистрирован на выходе после конца рабочего дня, но ее звонок предупредил эту опасность. Пока она остается в пределах зоны свободного перемещения, можно идти куда угодно. Она начала с посещения кафетерия.

В кафетерии было темно, столики отгорожены веревкой. Огни сияли только в баре, открытом круглосуточно. Машуд, Жан-Поль и двое-трое других сидели вокруг стола у автомата с газировкой. Похоже, все они были возбуждены событиями прошедшего дня.

— В экспертном докладе об этом было сказано еще год назад, — говорил Жан-Поль. — Если вы хотите работать с компьютерной сетью, единственная возможность гарантировать безопасность — блокирующая система шифров.

— Ты знаешь, сколько у нас пользователей? — поинтересовался Машуд. — Придется ввести тысячи индивидуальных шифров и еще больше, если перейти на мультишифровую систему. При этом скорость операций существенно снизится.

— Это кафетерий или зал заседаний? — спросила Линда, ставя стул рядом с Жан-Полем.

Жан-Поль подвинулся, чтобы она могла сесть.

— Привет, Линда. Хочешь кофе? — спросил Машуд.

— Спасибо, Гилберт. Не забывай, у меня мало времени.

— Да, конечно.

Машуд достал связку ключей, выбрал один, повозился, отцепил его от кольца и протянул Линде:

— Может, потом выпьешь с нами?

— Если вы еще здесь будете, — сказала она. — Что мне делать с ключом, если вас уже не будет?

— Кто-нибудь обязательно будет, — сказал Машуд. Жан-Поль закивал головой.

— Хорошо, — сказала Линда и направилась к выходу.


Она шла и время от времени оглядывалась, но сзади никого не было. В стеклянном коридоре, разделявшем два отделения компьютерной секции, еще можно было сделать вид, будто она кое-что оставила здесь днем и пришла в надежде кого-нибудь застать.

Но всякие объяснения потеряли смысл, когда она достала ключ, который одолжил ей Машуд.

Придется поверить на слово, что до восьми пятидесяти она в полной безопасности, в конце концов Машуд должен такие вещи знать. Никто сюда не придет до назначенного времени, если охранников не поднимут по тревоге. Она подошла к двери. Темная тень на стекле последовала за ней.

Открыв дверь, Линда услышала низкий гул кондиционеров, температура упала на несколько градусов. Помещение освещали только дежурные огни. Линда не могла избавиться от ощущения, что она двигается по пещере, в которой обитают неведомые безымянные существа. Даже когда они спали, во мраке горели их глаза: зеленые функциональные огоньки и красные огни индикаторов подключения к сети.

«Давай, Линда», — сказала она себе и включила лампу у четвертого терминала.

Она, конечно, знала, что это будет непросто. Распечатка, которую она видела днем, заполняла три мешка для мусора. Перевязанные проволокой, они ждали, когда уборщик заберет их утром. Хорошо еще, что их в тот же день не отправили в бумагорезку. Впрочем, все, кто работал в главном корпусе, знали, что вспомогательные службы заканчивают работу ровно в пять, в одну минуту шестого они уже направляются к подземной автостоянке. Завтра эти рулоны превратятся в конфетти, но сегодня они страшнее динамита.

Линда умела немного программировать и надеялась, что сумеет разыскать то, что ей нужно. Прежде всего она достала мятые листы распечатки и попыталась разобраться в строках кодировки. Последовательные ряды цифр, неважно, поймет она их или нет, будут означать кусок программы, которая распечатана шаг за шагом, чтобы ее могли проверить те, кто ее составил. Экраны остальных терминалов не вмещали больше двух дюжин строк за раз, поэтому они пустили распечатку на принтер.

Во втором мешке оказались сравнительно свежие цифры, которые она искала. Линда вытянула из мешка рулон побольше и разложила его под лампой. Она почти ничего не понимала, и это существенно облегчало просмотр. В конце концов оказалось, что в этих двух рулонах она не поняла вообще ничего, она отложила их в сторону и вытянула из мешка следующую порцию.

Линда потеряла представление о времени и не знала, сколько у нее ушло на поиск того, что ей было нужно. Посмотрев на часы, она увидела, что прошло больше часа.

Распечатка программы «Октябрь» начиналась с обычной процедуры защиты данных от несанкционированного доступа и включала четыре различных уровня защиты. Она тут же поняла, что нашла то, что искала, поскольку эта всеобъемлющая защита напоминала запертую шкатулку в закрытой комнате. Известный ей пароль «Октябрь» допускал пользователя к самому примитивному, уровню файла. Дополнительные ключи к шифру допускали к более значимым разделам. И только «Валькирия» — распечатка наиболее авторитетных имен и кодов к ним — позволяла получить полную картину.

Линда оторвала нужный кусок и отложила в сторону. Она напала на золотую жилу, но это было еще не все. Наведя порядок в мешках с мусором и убрав их в сторону, она подошла к полке с дискетами, висевшей позади терминалов.

Возможно, слова Виверо не убедили ее, но распечатка сделала это за него. Четыре уровня глубокой секретности при том, что наиболее важная информация доступна только членам правления и начальникам подразделений — с таким ей еще не приходилось сталкиваться. Она знала точно: простое стремление уменьшить неприятные последствия медицинской ошибки не могло служить достаточным основанием для подобной секретности. Если она попадется сейчас, ее не просто уволят, ее посадят. По статье за промышленный шпионаж здесь, в Швейцарии можно крепко завязнуть.

Для дискет было отведено два шкафа. В одном стояли дискеты, находящиеся в пользовании, во втором — те, что должны были вернуться в хранилище, что через две двери по коридору. В них содержались данные, файлы и кусочки программ, к которым обращались только иногда. Если Машуд снял копию с программы «Дэус X», как он собирался, она должна стоять на полке возврата.

Было слишком темно, чтобы прочесть заполненные от руки наклейки на дискетах, нужно было зажигать еще лампу. Пришлось включить большую лампу под потолком, теперь она привлекала к себе внимание, как раздавленный на простыне клоп. Ей пришлось просмотреть пятьдесят или шестьдесят дискет, прежде чем она наткнулась на «Дэус X», стоявший ближе к концу ряда.

С чувством огромного облегчения она погасила лишний свет и осталась в неверном свете ночника у четвертого монитора.

Она придвинула стул к ближайшему терминалу с дисплеем и положила распечатку кодов и шифров к файлам «Октября» рядом на полку. Прежде чем узнать, откуда и каким образом появился «Дэус X», она должна была попасть в систему. Но у нее была распечатка, и она могла выбрать любое важное имя из этой высокопоставленной группы, воспользовавшись его кодом. Несанкционированно влезть в файл — уже весьма серьезное нарушение, но использовать результаты, чтобы проникнуть в следующий файл, — это уже похоже на начало профессиональной деятельности хакера.

— Приступайте, пожалуйста, — отозвалась машина после обычной вступительной процедуры, и Линда глянула на верхнюю строчку дисплея, где высвечивалось время входа в систему.

На ее глазах цифры поменялись с 20.49 на 20.50.

Она не укладывалась по времени, охрана тоже запаздывала. «Спокойно, — приказала она себе, — выключай все и исчезни, пока дежурный не закончит обход». Линда понимала, что она близка к тому, что ей было нужно. Когда охранник уйдет, она может вернуться и закончить все за несколько минут.

Но осуществить этот план было не так просто.

Она выключила лампу и двинулась к выходу. Отворив стеклянную дверь, она в отдалении услышала шаги, которые неумолимо приближались. Охранник появится из-за угла секунд через двадцать, может быть, раньше. Идти ему навстречу нельзя. Уйти по коридору в противоположную сторону она тоже не могла, там проходила граница секции, которую ей было не преодолеть.

Оставался только один выход, хотя и весьма сомнительный. Она шагнула назад в компьютерный зал и заперла за собой дверь.

Она осмотрелась, раздумывая, где бы спрятаться. Дизайнеры, оформлявшие зал, были сторонниками свободного, ничем не загроможденного пространства, что никак не помогало ей в решении текущей проблемы. Нужно было куда-нибудь скрыться из виду, чтобы охранник, осмотрев комнату, мог идти себе дальше. Ей не приходила в голову ни одна причина, по которой ему пришлось бы войти в компьютерный зал. Она от души надеялась, что ему тоже ничего похожего в голову не придет, забираясь тем временем за четырехфутовые лабораторные шкафы, отделанные серым пластиком и матовым стеклом. Она присела в ту минуту, когда луч фонарика скользнул по стене за ее спиной.

Скрючившись, затаив дыхание, Линда прислушалась. Кроме ровного гула вентиляционной установки, перемежаемого глухими ударами, скорее всего, собственного сердца, она ничего не услышала. Как узнать, ушел ли он? Стекло, отделявшее зал от коридора, было толщиной в четверть дюйма, вряд ли она расслышит его удаляющиеся шаги. Нужно выждать какое-то время, а потом не торопясь вылезти в надежде, что он не стоит по другую сторону стекла.

Минуту спустя Линда поняла, что этот план ей не пригодится. Охранник собрался зайти внутрь.

Щелкнул замок. Линда рухнула вниз, словно ее ударили ножом. Идти было некуда, выхода тоже не было. Охранник вошел в компьютерный зал, освещая себе дорогу фонариком, и направился прямо к ней. Она знала, что нужно подняться, сохраняя хоть видимость достоинства, но у нее не было сил.

Охранник остановился и выключил терминал, который Линда оставила включенным. Минуту спустя он уже стоял за дверью, запирая замок.

Какое-то время она приходила в себя. Сейчас он звонил по телефону, висевшему на стене, докладывал на пост охраны о своих перемещениях. Если она вылезет, он может ее увидеть. Такого страха ей испытывать еще не приходилось, хотя это ощущение не было похоже на всепоглощающий ужас, охвативший ее при виде «фольксвагена» Стивена Федака, который обнажился после отлива. У нее выступили слезы облегчения, когда она позволила себе немного расслабиться. «Рыданиями делу не поможешь», — сказала она себе, утирая глаза рукавом. К тому времени, когда, по ее расчетам, можно было без опаски выбраться из укрытия, она уже взяла себя в руки.

По другую сторону стекла никого не было. Линда подошла к терминалу и вновь включила его.


Когда она пришла в кафетерий, Машуда там уже не было. Операторы, среди них она заметила Жан-Поля, все еще разговаривали, сидя за остывшим кофе. Один из них, Линда не знала, как его зовут, в эту минуту говорил:

— Я пробыл год в Беркли и там работал с такой системой. В нее можно спокойно влезть и просмотреть любой файл, отследить такое вмешательство невозможно.

— Чтобы это проделал совершенно посторонний? — изумился Жан-Поль. — С помощью телефона?

— Телефон не играет никакой роли, главное — терминал. Даже студенты изучают, как работать с операционной системой и как ее взламывать.

— Очевидно, при разработке той системы полная секретность не стояла на первом месте. У нас все совершенно по-другому.

После того, что произошло сегодня, это не совсем верное утверждение, подумала Линда. Вслух она сказала:

— Извините, что мешаю. Гилберта нет поблизости?

— Ему пришлось уйти, — сказал Жан-Поль. — Я могу взять ключ.

— Спасибо, — поблагодарила Линда, полезла в карман и достала ключ. В кармане она коснулась пальцами сложенного листка бумаги, на котором были записаны коды «Октября» и ее заметки. Всю дорогу из компьютерного зала она проверяла, на месте ли записка.

— Вы сделали все, что хотели? — поинтересовался Жан-Поль.

— Я с пользой провела время. — Линда сказала чистую правду. — В каком режиме терминалы будут работать завтра?

— Какое время вас интересует?

— Часов десять утра.

— Никаких проблем, — беззаботно сказал Жан-Поль, он бессознательно копировал непринужденные манеры Гилберта Машуда. — В это время всегда бывают свободные терминалы, заходите.

Линда не преминет зайти, а сейчас она мило уклонилась от приглашения на кофе. Она быстро запутается в их технической терминологии, к тому же она не была уверена, что руки перестали дрожать.

Кроме того, ей предстояло кое-что сделать.

Глава 27

— Что-то Роджер невесел, — сказал Джим, когда они на кухне заканчивали поздний завтрак. Роджер хмуро сидел, упираясь локтями в стол.

— Роджер несчастлив, — заявил он. — На глазах у Роджера его последние деньги были истрачены на какого-то засранца. Роджер сломался.

В это время Терри Сакс, «засранец», на «форде» Роджера ехал на рынок в Сен-Иоахим. С тех пор, как он прошлым утром закончил «Дэус X» и заслал его, делать ему было совершенно нечего. Времени прошло достаточно, а ответа все не было. Последний отпрыск фамилии Жено по мужской линии заметно расстроился.

Джим догадывался, каково у него на душе. Роджер не был слабаком, но и фанатизма Рашели в нем не было. Не он формировал обстоятельства, а они его. Сам по себе он так и остался бы заместителем директора, затаив недовольство в душе, не прибегая к активным действиям. Понадобились подходящие обстоятельства в лице Джима Харпера и давление Рашели, чтобы он стал соучастником.

Роджер испытывает понятное беспокойство, интересно, что он скажет, когда увидит счета за телефон, подумал Джим.

Последние четыре дня телефон был в ходу почти двадцать четыре часа в сутки: Терри Сакс передавал базовую программу-взламыватель, чтобы установить, по каким каналам можно запустить «Дэус» в главный процессор компании «Ризингер-Жено». Главный процессор был защищен от такого вторжения и мог поднять тревогу после трех неудачных попыток, но Терри сумел обойти это препятствие, используя личный код Роджера через компьютерную сеть сен-назерского завода. Подключиться к линии частной компании Терри сумел с помощью простого устройства, которое он сам называл «коробкой для сыра». У него ушло почти полдня на то, чтобы все проработать, и всего десять минут, чтобы подключиться, когда Роджер провел его на завод по гостевому пропуску. Смутные воспоминания Джима о процедуре допуска, которую он наблюдал на экране компьютера Линды, послужили для Терри отправной точкой. А дальше, как объяснял Терри, шла обычная хакерская рутина.

Роджеру вовсе не понравилось, что его личный код используют подобным образом. Он отлично обошелся бы без этого. Каждый день ему приходилось ездить на завод, скрывать все, что он знает, и вечером докладывать на ферме те слухи, которые циркулировали в компании. Об исчезновении Рашели в полицию так и не заявили, предполагалось, что это дело внутренней службы безопасности. Официальная версия гласила, что она сбежала с англичанином, который страдал психическими расстройствами, но считался безобидным. Больше всего Джима обидело прилагательное «безобидный».

Завтрак кончился тем, что Роджер запустил стулом в стену и удалился в соседнюю комнату. Он не умел злиться, и приступы ярости переходили у него в замешательство.

Что Джим мог ему сказать? С той минуты, как Терри приступил к работе, он сам находился во власти подобных эмоций. «Дэус» больше походил на далекую мечту, которую два друга могли обсуждать до поздней ночи; в такие минуты все кажется возможным, особенно успех, который придет, как только они решат эту задачку. При свете дня оказалось, что за все надо платить, а задачка написана на песке. Сейчас, при свете дня, «Дэус» не держал удар. Похоже, Джим подложил Терри свинью, заставив его воплотить мечту в жизнь. Не каждому дано выдержать подобное, как однажды сказал Гранди.

Сидя рядом с ним за столом, Рашель произнесла:

— Хотелось бы, чтобы ты оказался прав. Мы многое можем потерять из-за тебя.

— Тогда как я сам уже потерял все, что только можно.

— Я не это имела в виду!

Но это было так.

Она его ни в грош не ставила. Теперь он уже знал, что был для нее не человеком, оказавшимся в трудном положении, а средством для достижения цели там, в галереях Лувра, когда однажды утром рассказал ей свою историю. Она была сильно разочарована и охвачена своей навязчивой идеей, позабыв про все на свете, она вцепилась в него обеими руками. И Джим знал: точно так же она перешагнет через него, как только почувствует, что он больше не представляет для нее никакой ценности.

Джим понимал, что этот момент не за горами: «Дэус», судя по всему, провалился, а он сам совершенно не помнил, как его лечили. Дело было за малым: пока Рашель сама все поймет. Почему-то он был уверен, что это не займет много времени.

Она была права. Это был худший год в его жизни.

Роджер что-то крикнул в соседней комнате.

Через секунду они оказались рядом с ним. Все трое наблюдали, как на экране мелькают цифры и знаки с такой скоростью, что невозможно ничего разобрать.

— Что нам теперь делать? — беспомощно бормотал Роджер.

— Ничего, — сказал Джим. — Терри все подготовил. Ничего не надо трогать, пока не кончится загрузка.

Только бы это было то, что мы ждем, думал он. Ликовать еще рано.

На загрузку ушло четыре минуты, после этого экран вдруг очистился, только мигал курсор, демонстрируя, что машина готова к дальнейшим инструкциям. Джим сел за клавиатуру.

— Давайте посмотрим, что тут есть.

«Прочтите, потом все сотрите, — читали они. — Ваша линия не защищена, ее могут проследить. Далее следует информация по проекту „Октябрь“. Где бы вы ни были, получите информацию и немедленно уезжайте. В следующий раз попробуйте заслать вместо этого „Мэгги“».

— От кого это? — спросила Рашель.

Джим изучал надпись на экране:

— У меня есть слабое подозрение.

Они подвинулись, чтобы Роджер мог просмотреть данные, которые шли вслед за этим сообщением.

— Это профиль программы продукта, — тут же заявил он и через минуту добавил: — Это ЭПЛ, но измененная версия.

Джиму эти слова ничего не говорили, но, судя по всему, они были вполне понятны Роджеру.

Он почитал еще немного, потом возбужденно добавил:

— Здесь собрано все. Мне понадобится несколько часов, чтобы все разобрать, но этого хватит, чтобы отправить их на виселицу.

— У нас нет нескольких часов, — сказала Рашель. — Джеймс! Мы уезжаем.

— Вот так сразу?

— Ты же видел, что там написано. Они могут проследить линию и добраться до нас. Мы не знаем, как давно они начали.

— С этим они вряд ли пойдут в полицию.

— Полиция меня не волнует. Гораздо меньше мне нравится мысль про Даниэля, который может нагрянуть из Парижа.

Одно упоминание телохранителя Рашели заставило Джима взлететь по лестнице к себе в комнату, чтобы собрать то, что в данный момент времени было для него наиболее ценно: новый радиоприемник, две рубашки, немного белья и джинсы, которые не совсем подходили по размеру. У Рашели были самые благие намерения, когда она делала для него покупки, но голова ее при этом была занята совершенно другим. Пока он собирал вещи в две пластиковые сумки, он вспоминал Даниэля, как охранники Лувра тащили его назад, а он с затаенной ненавистью глядел на Джима, и его взгляд, пересекая всю галерею, прожигал Джима насквозь. Его ночные видения стали вполне сносными, особенно с тех пор, как был удален имплантант, но все равно кошмары снились часто, ведущую роль в них играл Даниэль Миндел.

Джим спустился вниз. Рашель была почти готова. Пока Роджер доставал из компьютера бесценные дискеты, Джим спросил:

— Как быть с Терри?

— А как быть с моей машиной? — добавил Роджер.

— Забудь про машину. — Рашель запихивала мыльницу в дорожную сумку, которая уже и так была набита. — Мы выберемся отсюда по каналам. Можешь оставить Терри записку, чтобы он ехал в аэропорт. Потом заявишь в полиции, что машину украли, и фараоны вернут ее тебе.

Роджеру это не слишком понравилось, но ничего другого он выдумать не мог. Джиму ситуация тоже не нравилась. Ему очень не хотелось уезжать и бросать Терри, но, с другой стороны, у того оставалась машина, он мог уехать, пока не нагрянула беда… К тому же у него будет на чем перевезти свою новую аппаратуру.

Душа все равно была не на месте, но Джим сделал вид, что все в порядке. Он оставил Роджера писать записку, а сам отправился доставать лодку из сарая.

Выбираться по каналам долго, зато безопаснее, чем ждать, когда приедет одно из редких местных такси. Им не придется плыть далеко. Нужно только обогнуть тот участок дороги, где Даниэль может загнать их в ловушку, если, конечно, предположить, что он уже близко, но игнорировать такую возможность было не безопасно.

День выдался прохладный, серую поверхность болот морщил налетавший ветер. У сарая его нагнал Роджер. Вдвоем они спустили лодку на воду и сели в нее. Корни и камыши цеплялись за плоскодонку, и Джим вывел ее на середину канала, где было поглубже. В кильватере всплывали и кружились водоросли. Роджер взял второй шест и стал помогать, они подплыли к мосту и оказались перед домом как раз в ту минуту, когда появилась Рашель с сумками в руках.

— Быстро вы управились, — сказала она, спускаясь с их помощью с берега в лодку.

— Да уж. — Джим поднял шест и оттолкнулся, направляя лодку на глубину. — Это место больше не кажется мне таким уж безопасным.


Сен-Иоахим — городок маленький. Рынок вполне соответствовал ему по размерам и ассортименту: продукты здесь соседствовали с одеждой и коврами. То немногое, что Терри помнил из школьного курса французского, звучало так необычно, что послушать его сходились продавцы соседних прилавков. Но он довольно быстро усвоил, что такого понятия, как языковой барьер, просто не существует, если не боишься попасть в дурацкое положение в чужой стране. Он закупил все, что было нужно, наполнив покупками два больших пакета. При этом у него создалось впечатление, что надуть его никто не пытался.

Он припарковал «форд» на городской площади, в тени церковной колокольни. Машине было, по меньшей мере, лет шесть, и это наводило на разные мысли по поводу профессионального статуса Роджера Жено. На площадь к машине Терри вернулся по тихой главной улице, по пути размышляя, в какую авантюру оказался втянут Джим Харпер. Трудно было что-нибудь понять со стороны.

Он бы, конечно, остался и посмотрел, как сработает «Дэус», но намеки Терри понимал хорошо. Роджер в особенности не проявлял желания продолжать с ним знакомство с той минуты, когда он закончил свою работу. Терри задавался вопросом, не шпионаж ли это? Господи, ведь так можно и в тюрьму угодить! С другой стороны, «Дэус» был нацелен на файлы какой-то фирмы, не на правительственные документы, к тому же фирма находилась в другой стране. Проследить их будет трудно, привлечь к ответственности невозможно. Наверное, он в безопасности.

В любом случае лучше убраться поскорее.

За высокой стеной, поросшей влажным мхом, он услышал голоса школьников. Судя по всему, играли ребята лет девяти. Терри было столько же, когда он подружился со Стивеном Федаком. Он заставил себя не думать об этом.

Сдержать это обещание было трудно. Пока Стив был рядом, проверяя его идеи, указывая на недостатки, Терри был уверен, что «Дэус» у него замечательно получится. В своем нынешнем виде программа походила на недоношенного ребенка, хромого, полуслепого, при последнем издыхании. На него надавили, и Терри сделал все, что мог. Но его не оставляло ощущение, что смог он не слишком много.

Он пытался бороться с собой, но мысли независимо от его воли все время возвращались в прошлое. Пока он отпирал багажник и складывал туда покупки, его не покидала уверенность, что он будет вечно проклинать ту ночь.

Наверное, так. Он подвел друга и солгал в полиции. Второй грех только укрепил его в мысли, что он никогда не сможет искупить первый.

Федак не вышвыривал его из машины на дороге, что вела вниз из Дома на Скалах. Просто Терри не вынес, как Федак с горечью и слезами говорил о Линде. Черт бы его побрал, ведь он знал девушку всего месяц! Никогда ему не доводилось видеть Федака в таком состоянии, это тревожило и смущало его. Ему нравилась Линда, но легче от этого не становилось. В конце концов он потребовал, чтобы Федак остановил машину и выпустил его. Терри ушел и оставил его за баранкой, а ведь он был слишком расстроен и пьян, чтобы самостоятельно доехать до дома. Терри понимал, что поступает неправильно, твердил себе об этом всю дорогу, пока спускался по тропе вниз, но к машине так и не вернулся.

Теперь Федак мертв, утонул в своей машине, и его смыло приливом. Терри все думал, каково ему было. Более ужасный конец трудно себе представить: машина медленно заполняется водой и погружается в пучину, вода давит на дверцы, не давая их открыть. Стекла в «фольксвагене» всегда открывались туго, а в панике с ними и вовсе не справиться.

Или Стиву было все равно? А если это не был несчастный случай? Если он нарочно съехал с дороги, а потом сидел и смотрел, как волны кружат машину на месте, и ждал смерти. В любом случае Терри мог и должен был предотвратить это. Теперь он проклят, потому что ничего не сделал. Он это заслужил.

Он пропустил поворот, от которого начиналась дорога к ферме, пришлось разворачиваться и возвращаться назад. Ехать по непривычной стороне дороги было еще полбеды. Сложнее оказалось сидеть в машине с неправильной стороны, требовалось время, чтобы приспособиться. С километр дорога шла вдоль кромки болота. Все кругом выглядело немного не так, как раньше, но он знал, что на правильном пути. На сиденье рядом лежала изрядно потрепанная карта местности, но он не стал в нее заглядывать. Впереди уже виднелись дом и мост, по которому можно было попасть на остров.

Кто-то приехал в гости, подумал он.

Дорогой даже с виду желтый «сааб» стоял перед домом.

Он припарковался рядом. Бока «сааба» были забрызганы грязью после долгого пути. Он вылез из машины и стал доставать из багажника покупки.

Что-то было не так. Он пытался понять что, прокладывая путь на кухню с первым пакетом в руках. После завтрака было не убрано, и ему пришлось расчищать место на столе, чтобы положить продукты. Тишина стояла такая, словно дом вымер. Заглянув в соседнюю комнату, он увидел, что компьютер — его компьютер, который был ему обещан, — выключен.

Рядом лежала записка, подписанная Роджером. Больше Терри ничего не сумел разобрать, потому что Роджер писал по-французски и таким мелким и корявым почерком, что Терри понадобилось бы не меньше получаса на расшифровку. Выделялись два слова в первой строке: «Дэус» и «успех», за ними следовал длинный ряд восклицательных знаков.

«Дэус» сработал! Как иначе надо было это понимать? Очевидно, дальше шла речь о том, куда они уехали и когда вернутся. Сначала он займется обедом, а потом разберется с запиской. Его программа сработала, а ведь он даже не смел надеяться на это. Ну, что скажете?

Он пошел за второй сумкой, в которой было вино и длинные батоны. Отломив горбушку от батона, он жевал на ходу. Ему предстояло кое-что обмозговать. Джим и его друзья остались ему должны некоторую сумму денег и обратный билет, и ему предстояло обдумать, как перевезти компьютер и обойти уплату таможенных пошлин. Он может заплатить на таможне из гонорара, а потом потребовать возмещения расходов в конце года. Да, именно так он собирался все организовать: собственное дело на хорошем оборудовании, которое ведется по всем правилам. Пришел конец тому периоду в жизни, когда он целыми днями сидел дома и смотрел передачи для домохозяек и повторы детского сериала «Улица Сезам».

Терри уже подходил к двери на кухню, когда из зарослей камыша показался какой-то человек.

Судя по всему, он что-то искал. Он отряхивал руки, взбираясь на берег реки, за которым его раньше не было видно. Заметив Терри, он улыбнулся и дружески помахал рукой. Терри не мог помахать в ответ, он стоял и ждал, пока человек подойдет ближе.

Он был одет в утепленную куртку на молнии и широкие брюки — типичный горожанин зимой. Когда между ними осталось не больше шести ярдов, он полез в карман куртки, неловко вывернув руку, и достал нож. Он все еще улыбался.

Терри выхватил из сумки бутылку, швырнул в незнакомца и бросился бежать.

До его слуха долетел стук и глухой удар: судя по звуку, бутылка попала в мужчину, и он упал, но Терри не стал оглядываться. Он еще не достиг машины, когда услышал, что незнакомец снова был на ногах и догонял его. Двери машины были заперты, багажник по-прежнему открыт. Ни секунды не колеблясь, Терри юркнул в тесное пространство багажника, сложился пополам и захлопнул за собой крышку.

Господи, вот уж не думал он, что тут так тесно! В нескольких дюймах от него, за тонкой железкой мужчина царапал замок, пытаясь открыть багажник. Но без ключей у него ничего не получалось, а ключи благополучно лежали у Терри в кармане, он чувствовал, как они отвоевали себе местечко у него в паху.

Очень медленно ему удалось перевернуться на бок. При этом он старался не думать, что будет, если мужчина попробует достать его ножом через тонкую крышку. Облокотившись спиной о запасное колесо, Терри уперся руками и коленями в раму заднего сиденья и стал толкать. Спинка сиденья отскочила и провалилась внутрь салона, Терри последовал за ней.

Теперь можно вздохнуть полной грудью.

Очутившись на заднем сиденье «форда», Терри увидел, что мужчина еще не отказался от своих намерений, он открыл «сааб» и перебирал набор инструментов, предполагая, что Терри никуда не денется. Его точка зрения скорее всего изменилась бы, если бы он увидел, как Терри перебирается на водительское место.

Незнакомец подбежал к «форду», когда Терри завел двигатель. Нож незнакомец по-прежнему сжимал в руке. Но Терри уже почувствовал себя победителем. «Сааб» не сможет ничего ему сделать на узкой дороге в сторону Сен-Иоахима, а в толпе на рынке незнакомец не посмеет его тронуть.

Во всяком случае, Терри на это надеялся.

Двигатель работал, и Терри выжал сцепление. Его правая рука так и не привыкла к ручке переключения скоростей. На мгновение мужчина пропал из виду, потом, когда передача наконец включилась и машину дернуло вперед, Терри увидел, как он отскочил. Он рулил к мосту. Увидев, что машину заносит совсем в другую сторону, Терри понял, что одно из передних колес проколото.

Терри попытался справиться с управлением, но было уже поздно. Машина съехала с площадки, ведущей к мосту, и внезапно встала на мягкой земле. У него была фора в сотню ярдов. Нельзя было ее потерять.

Он выпутается, если сумеет перебраться через мост и достичь деревьев на другом берегу. Терри отпер дверь и выпрыгнул из машины, двигатель которой заглох, а капот почти ушел в воду. По откосу он вскарабкался наверх, на мост, и кинулся бежать.

Всю жизнь он был хорошим бегуном — в школе, в техникуме и пару лет потом принимал участие в кроссах, пока не обленился. Никакой француз средних лет не догонит его теперь. Работая руками и поднимая тучи пыли, он устремился к деревьям.

Что-то несильно толкнуло его в спину. Толчок должен был ему помочь, но одно из легких почему-то наполнилось кровью.

Он сделал еще несколько шагов, но координация нарушилась, руки и ноги болтались, цепляясь друг за друга. Он споткнулся и стал падать, как при замедленной съемке. Он приземлился на колени, выставив ладони вперед, от удара о землю по телу прошли вялые судороги. Он закашлялся, и на земле перед глазами расплылось кровавое пятно. Ничего ужаснее ему в жизни не доводилось видеть, он был так ошеломлен, что не успел испугаться по-настоящему.

Подняться Терри не смог и рухнул на землю. Боли не было, он только сильно ослабел и не мог встать. Он почувствовал, как из спины вытаскивают нож, как его тело переворачивают.

Ничего этого он не хотел. Оказавшись на спине, он стал задыхаться. Он пытался сказать об этом французу, но ничего не получилось, он только слабо кашлянул, кровь пошла сильнее. Она была ярко-красная, вся в пузырьках, почти пенилась, кажется, это опасно.

Француз приподнял его и куда-то поволок, стало легче. Через минуту они оказались у «форда», француз оставил его лежать на земле. Потом он снова поднял Терри и затолкал его на заднее сиденье.

Терри уставился на те разрушения, которые он причинил машине, когда выбирался из багажника, а сейчас и кровь текла прямо на сиденье. Роджер здорово разозлится на него. Француз запихнул в машину его ноги и с грохотом захлопнул дверь. Терри было снова закашлялся, но оказалось, что у него больше нет на это сил. Краски мира блекли, звуки становились все глуше.

С третьей попытки француз завел двигатель и подтолкнул машину с берега вниз. Терри чувствовал, что куда-то движется со спущенным колесом, но определить, куда и зачем, он уже не мог. Француз поддал газу и выпрыгнул из машины на ходу, этого Терри уже не почувствовал.

Он ощутил толчок и осознал, что это значит, когда увидел, как воды Брира вливаются в щели багажника. Только Терри казалось, что это не воды Брира, а морская вода, зеленая, холодная и соленая, и он произнес: «Так вот как это происходит, Стив?» И Стив сказал: «Успокойся, Терри, тебе не будет больно». И когда вода поднялась и начала заливать ему лицо, из глубин появилась рука, которая крепко ухватила его. «Пора», — сказал Стив, и вдвоем они шагнули за дверь, в кромешную тьму.


Даниэль стоял на мосту и наблюдал, как машину заливает вода и она уходит на дно посередине канала. С прощальным всплеском скрылась крыша, вода потемнела от ила, взбаламученного со дна.

Он уничтожил следы шин на набережной, потом проделал то же самое с пятном крови там, где Терри упал и закашлялся. Потом он пошел к «саабу», на ходу насвистывая. Англичанина он упустил, но длинноволосый стал чем-то вроде премии, так что время он потратил не зря.

Проезжая по мосту, Даниэль чуть притормозил. Внизу ничего не было заметно. Какой-нибудь лодочник, проплывая по этому месту, наверное, наткнется на машину, но к тому времени, когда они достанут ее из реки и найдут парнишку, Даниэль будет уже далеко.

С тобой, англичанин, мы встретимся в следующий раз.

И в следующий раз я постараюсь опередить тебя!

Глава 28

Джим и Рашель остались ждать в Беллегарде. Тем временем Роджер на поезде добрался до Женевы, взял напрокат машину и вернулся за ними. У машины были швейцарские номера, поэтому на границе их не остановили, только махнули рукой, чтобы они проезжали дальше. Поначалу Джим не задумывался над тем, куда они едут, а потом было уже слишком поздно, к тому же Рашель задавила его своими аргументами. Сам он предпочел бы ехать куда угодно, лишь бы не в ту страну, где ему угрожает реальная опасность, но Рашель настояла на том, что единственно верный путь — свести его с адвокатами, которые настроены против компании после судебного разбирательства по поводу проекта «Апрель». В их конторе он сможет дать письменные показания под присягой о том, что с ним произошло. Файлы проекта «Октябрь» послужат подтверждением, этого будет достаточно, чтобы организовать процесс, убийственный для компании «Ризингер-Жено». Возможно, Вернер Ризингер сумеет избежать тюремного заключения, но Рашель надеялась, что международное давление поможет добиться его исключения из числа членов правления. Нынешняя структура управления полетит к черту, акционеры начнут паниковать. Тогда они с Роджером отправятся в Брюссель и потребуют возврата имущества Жено, ссылаясь на незаконные действия Вернера Ризингера.

— Хорошо, — сказал Джим. — Надеюсь, что все сложится именно так, но меня сейчас беспокоит собственное ближайшее будущее.

— Ни о чем не беспокойся, — сказали ему.

Они поселились в отеле «Базель-Хилтон». У номера, который они получили, было много преимуществ перед фермой в Брире: ковры лучше, сквозняков меньше, к тому же обслуживание в номерах. Но по другую сторону зеркальных окон простирался Базель, и Джим больше не испытывал желания побродить на свежем воздухе. С высоты девятого этажа он смотрел на Аахенграбен, наблюдая, как мимо проезжают трамваи, направляясь к конечной остановке на площади. Там за стеклом были те, кто знал его, а он не мог даже сказать, сколько их.

— Я думал, деньги кончились, — сказал он Рашель чуть позже.

Некоторые швы не рассосались, и она вытаскивала нитки с помощью щипчиков для бровей и дамской бритвы.

— Как мы оплатим все это?

— Никак. — Рашель действовала осторожно, не причиняя ему боли. — Мы попросим все записать на счет, а потом улизнем.

— Однажды я с друзьями попытался проделать такое в китайском ресторане. Шеф-повар выгнал меня, размахивая мясницким ножом.

— Значит, ты не так взялся за дело.

Этой ночью он осмотрел спину с помощью зеркала в спальне, как когда-то в мотеле. Новый шрам был длиной в три дюйма, свежие швы придавали ему сходство с молнией. Кожа вокруг побаливала, в остальном все было в порядке. Джим ночевал в меньшей из двух спален, в другой поместились Роджер и Рашель. Джиму показалось, что это несколько нарушает традиции, но в конце концов они все же родственники. При мысли об этом он испытывал неловкость. Пока Рашель занималась микрохирургией, Роджер с головой ушел в распечатку с дискеты, которую они получили днем в офисе гостиницы. На следующее утро к завтраку он все еще был занят. Похоже, он работал всю ночь, подумал Джим.

Завтрак привез на тележке маленький египтянин-рассыльный в бесформенном серо-голубом жакете. Его сопровождал младший помощник управляющего лет двадцати с небольшим, который был так очарован Рашелью, что врезался в стену на обратном пути.

— Ешь, не стесняйся, — сказала Рашель, когда дверь за ними закрылась. — Нужно, чтобы ты был в хорошей форме.

— Стараюсь, как могу, — заявил Джим.

Хотя его швы зажили, он пока не чувствовал в себе сил энергично взяться за какое-нибудь дело.

— Твоя надежность как свидетеля значительно возрастет, если ты не будешь походить на скелет. Как думаешь, почему прошлой ночью нам пришлось прятать тебя от портье?

— Из чистой любви к приключениям?

— У нас и так приключений больше, чем достаточно. — Она приподняла крышки с блюд и посмотрела, что было под ними. — Я собираюсь попросить портье, чтобы он прислал кого-нибудь из магазина мужской одежды с образцами. Покажешь, какой у тебя вкус, Джеймс. Сейчас ты выглядишь таким образом, что я не стала бы тебе верить, скажи ты мне, который час.

Он спросил, когда они собираются к адвокатам.

— Завтра. Нам с Роджером прежде нужно кое-что сделать.

Стоя у него за спиной, она прикоснулась к плечу и произнесла с нежностью, происхождения которой он не понял:

— Отдохни хорошенько, Джеймс. Тебе предстоит здорово поработать.


Вернувшись в Базель, Питер Виверо занял квартиру, которая находилась на выезде из города, в пригороде. Если бы его спросили, он не смог бы с точностью сказать, был ли его адрес в файлах, относившихся к проекту «Октябрь». Но адрес там был, ему просто не повезло.

Обычно дорога до дома занимала не больше получаса, но бывали дни, когда времени уходило в два раза больше. Сегодня был как раз такой день, на дороге была пробка, машины еле ползли, потому что в восточном секторе кольцевой дороги произошла авария, во время которой была разлита кислота. Болела голова, отчасти от напряжения, но в основном от выхлопных газов, попадавших в салон машины. Полицейские в кислородных масках жестами показывали, чтобы он проезжал быстрее. Холодный воздух немного помог, но полчаса, проведенных на спине в темной комнате, помогли бы еще больше.

Он припарковал машину на обычном месте и выключил двигатель. За ним было закреплено постоянное место в гараже под домом, но он предпочитал ставить машину так, чтобы ее было видно из окон его квартиры на втором этаже.

Он посидел немного, массируя виски.

Линда Маккей больше не вступала с ним в контакт. Он и сам не знал, жалеть ему об этом или испытывать облегчение. Одно он знал точно: ему хотелось как можно скорее закрыть крышкой эту банку с червями, в которую превратился проект «Октябрь», и унести ноги, не оставив следов. Желательно до того, как это дерьмо неизбежно вылезет на свет. Провернуть все это, не вызывая никаких подозрений, было не так просто, но пока все шло довольно гладко.

Он открыл дверцу и вылез из машины.

— Извините, — вдруг раздался чей-то голос, — вы что-нибудь понимаете в машинах?

Голос принадлежал женщине и звучал так близко, что притвориться, будто он ничего не слышит, не было никакой возможности. Он обернулся и увидел, как она появилась из темноты под навесом.

Его нежелание общаться тут же уменьшилось наполовину. Вторая половина продолжала взывать к дивану в темной комнате. Он сказал:

— Они либо едут, либо нет. Вот и все, что я знаю.

— Я никак не могу завести свою машину, — сказала она беспомощно, и Виверо понял, что ему придется пойти и взглянуть, в чем там дело. Больше он все равно ничего не смог бы сделать, поскольку все его знания по части техники ограничивались той сентенцией, которую он ей уже высказал. Машины либо едут, либо нет. Когда они не едут, он обращается в мастерскую.

Ее машина, уткнувшись капотом в бетонную стену, стояла на стоянке для тех, кто постоянно проживал в доме.

— Аккумулятор в порядке? — спросил он, пока они шли к машине.

Она шагала рядом, в воздухе витал запах ее духов. Это должно было возбудить его, но возросла только головная боль.

— Я не оставляла зажженных фар, ничего в этом духе не было, — сказала она. — Вы живете здесь? Я не видела вас раньше.

В ее голосе звучало достаточно интереса, чтобы Виверо почувствовал, что его поощряют.

— Меня здесь не было какое-то время.

У нее была небольшая красная «фиеста», капот которой уже был открыт. Когда он залез внутрь, чтобы попробовать завести двигатель, он заметил бирку, подвешенную к зеркалу заднего вида.

— Вы взяли эту машину напрокат? — сказал он.

— Она у меня всего пару дней.

Он повернул ключ в замке зажигания. Никакого эффекта.

— Вы можете позвонить им, они пришлют вам другую машину.

— Я видела искру, — вдруг сказала она, и ему пришлось вылезать и идти заглядывать под капот.

— Где?

— Вон там, внизу, — она ткнула непонятно куда. — В этих проводах.

Он прислонился к машине, от души жалея, что они не повстречались, когда он был в лучшей форме и более разговорчивом настроении, а также в состоянии воспользоваться теми последствиями, к которым может привести эта встреча. Сознание того, что у нее в памяти он скорее всего останется олухом, который не в состоянии сосредоточиться на том, что видит перед собственным носом, ничуть не помогало.

— Попробуйте завести еще раз, — предложил он, надеясь, что на его лице написано, будто он знает, что делает, и пока она обходила машину, чтобы залезть внутрь, он наклонился вперед, пытаясь разглядеть искры.

— Я видела вас раньше. — Ее голос глухо доносился из салона машины. — Вы не у «Ризингер-Жено» работаете?

— Откуда вы знаете? — спросил он, но гораздо больше его интересовало, почему один из проводов, идущих к аккумулятору, был отсоединен и свисал сбоку. Он нагнулся пониже, чтобы рассмотреть его внимательнее, благодаря этому движению мешочек с песком, который должен был свалить его с ног, только слегка коснулся его головы, и он растянулся рядом с машиной.

Головная боль пропала — теперь он вообще перестал ощущать свою голову, скорее у него на плечах очутился какой-то раздавленный гнилой фрукт. Он попытался встать, но не смог. Кто-то оттащил его от машины и перевернул на спину. Виверо увидел смутные очертания мужчины и женщины, той самой женщины, они возвышались над ним.

— Достань пропуск, — сказала она мужчине, ее голос звучал так, словно она звала с дальнего конца пустого бассейна. — Ты его едва задел.

— Он дернулся, — оправдывался мужчина.

— Проверь карманы пиджака.

В глазах Виверо мир предстал искаженным и раздутым, словно отражался в колпаке колеса. Виверо понимал, что это не из-за того, что колесо «фиесты» подпирало ему спину. Все дело было в том дрянном суррогате, который он получил вместо головы. Мужчина наклонился к нему, заполнив собой все пространство от края до края. Виверо знал, что должен драться, и он сделал попытку. Интересно, увенчалась ли она успехом.

Очевидно, нет, поскольку мужчине не составило никакого труда обыскать его карманы.

— У него кровь, — сказал мужчина.

— А что тебя удивляет? — спросила женщина.

Кровь. Значит, его ранили. Он, раненый, лежит тут, а они его грабят. Драться он не в состоянии, значит, нужно бежать.

На стоянке его увидит сторож. Все, что нужно, это выбраться из-под навеса на открытое пространство. При нормальных обстоятельствах это не составило бы никакого труда, но достаточно сложно, если приходится думать червивой тыквой вместо головы.

Он попытался встать. Мужчина легко толкнул его обратно и продолжал шарить по карманам, но Виверо снова вскочил. Откуда только силы взялись? Мужчина потерял равновесие и упал навзничь. Виверо уже был на ногах, а открытая стоянка была прямо перед ним.

Кто-то сыграл с ним злую шутку. Все происходящее напоминало съемку фильма в замедленном темпе, все его усилия ни к чему не вели. Он увидел, как женщина приблизилась и оказалась прямо перед ним. Воздух был густой-густой, как мед, он никак не мог сдвинуться с места в этом воздухе. У нее в руке был мешочек с песком.

— Ты же не полотенцем размахиваешь, — объясняла она мужчине, который был где-то сзади, вне поля зрения. — Это нужно делать твердой рукой, вот так…

Мешок с песком превратился в неясное пятно.

Всего несколько минут назад Виверо мечтал о том, чтобы оказаться в темной комнате.

Рашель помогла ему попасть туда.

Глава 29

Джим выслушал все, что они ему объяснили. Роджер говорил мало, но когда подошла его очередь, он показал Джиму сложенную распечатку в папке для бумаг, застегнул молнию на папке и протянул ее Джиму. Рашель помогла ему надеть новый пиджак, и все трое спустились к машине.

На этот раз ему не пришлось пользоваться служебным лифтом. Сейчас, когда его постриг гостиничный парикмахер и на нем была приличная одежда, он выглядел, как никогда респектабельно. Денег они за это не платили, но этот грех Рашель прекрасно могла взять на себя. Джиму нужно было сосредоточиться на том заявлении, которое он собирался сделать адвокатам.

«И сделать убедительно», — сказал он себе.

Рашель обо всем договорилась. Один из партнеров адвокатской фирмы будет ожидать его, и только его одного. Не должно возникнуть ни малейшего подозрения в том, что в одном производстве соединится несколько исковых требований, чтобы никто не подумал, будто компания субсидирует какую-то махинацию с целью дискредитировать обвинения по проекту «Апрель». Джим и файлы «Октября» должны были говорить сами за себя.

Они с Рашель сидели в фойе гостиницы с кондиционером и нервничали среди мрамора и хрома, пока Роджер ходил за машиной. Вокруг них на мягких диванах и креслах сидели бизнесмены, читали газеты и дожидались тех, кому назначили свидание. Минуты через две Рашель тронула его за руку. К дверям подъехала их красная «фиеста», они пошли к машине. Казалось, Рашель нервничает больше, чем он сам.

Джим пригнулся на заднем сиденье, и Рашель, на всякий случай, набросила на него сверху плед. Она вполоборота сидела на пассажирском месте, наблюдая за тем, что творилось на улице. Джим лежал, вцепившись в кожаную папку, словно она могла спасти ему жизнь — так оно, впрочем, и было на самом деле. Он чувствовал каждый поворот машины. Минут через десять после того, как они постояли у какого-то автоматического шлагбаума, он заметил из-под пледа, что в машине внезапно стало темно.

Машина свернула еще раз и начала куда-то спускаться.

Через минуту, когда Джиму разрешили выпрямиться, он увидел, что они оказались на длинной подземной стоянке. Роджер поставил машину в желтой зоне у лифтов. Сам он остался за рулем, Рашель и Джим вышли из машины.

— Пятый этаж, — сказала Рашель и чмокнула его в щеку. — Удачи тебе!

Она села в машину, Джим направился к лифту. Двери открылись перед ним. Он оглянулся, помахал рукой и вошел в лифт.

Двери закрылись. Джим нажал кнопку пятого этажа.

Глядя на свое тусклое отражение в стальных дверях лифта, он не мог избавиться от мысли, что по части конспирации они перемудрили: его ни за что не узнать, если верить тому описанию, которое, возможно, есть в компании «Ризингер-Жено». В следующий раз, когда кто-нибудь предложит ему прокатиться, спрятавшись на заднем сиденье, он потребует машину побольше, чем «фиеста». На пиджаке остались ворсинки от пледа, отряхивая их, он почувствовал, что в верхнем кармашке появилось нечто такое, чего раньше там не было.

Он полез туда и достал пластиковую карточку, на обороте которой был нанесен какой-то металлический узор. Продолжая разглядывать ее, он вышел из лифта на пятом этаже.


В отделе безопасности компании «Ризингер-Жено» раздался телефонный звонок. Дежурный поднял трубку городской линии и сказал:

— Служба безопасности.

— Я звоню по поводу одного вашего служащего. — В голосе женщины слышалась уверенность. — Его зовут Питер Виверо.

— Вам нужно обратиться в администрацию, — терпеливо начал объяснять дежурный, но женщина перебила его:

— Мне нужно поговорить именно с вами. Некто украл его пропуск и воспользовался им в данную минуту. Проверьте и убедитесь сами. А когда Вернер Ризингер глянет на то, что лежит у этого человека в папке для документов, передайте ему, что его падчерица готова обсудить условия сделки.

Она повесила трубку.

Дежурный откинулся на спинку стула. Две-три сумасшедших звонили каждую неделю, когда наступало полнолуние, но этой женщине был известен прямой номер телефона. Похоже, она знает, о чем говорит. Не вставая со стула на колесиках, он подъехал к ближайшему терминалу, набрал свой персональный код и заказал деловое расписание Виверо Питера. Машина выдала две колонки информации. В левой стояло время, в правой — соответствующие контрольные пункты. Виверо, или кто там воспользовался его карточкой, появился на стоянке под административным корпусом шесть минут назад. Три минуты назад он поднялся на лифте на пятый этаж, все необходимые уровни допуска у него были. В данный момент он находился в главном коридоре пятого этажа.

Дежурный охранник вздохнул. Система у них была отлажена, но разобраться с украденным пропуском не так просто, к тому же незнакомцев встречаешь на каждом шагу при таком количестве персонала.

Два его помощника сидели на столе в глубине комнаты и обсуждали новый клуб, который один из них обнаружил на Фрайештрассе. Дежурный встал, чем сразу привлек их внимание.

— Есть подозрение, что на пятый этаж главного корпуса проник самозванец. Перекройте этот сектор и пустим собак.

Глава 30

Почти неделю Джима держали в тюрьме Лонхоф на Леонхардшкирхплац, а потом в фургоне без окон перевезли в другую тюрьму, которая была в получасе езды от города. Он проводил время, лежа на койке и глядя в потолок. Камера была тесная, давно не ремонтированная, к тому же грязная. Окно было слишком высоко и так покрыто копотью, что через него все равно ничего не видно. Всю первую ночь свет не гасили. На следующий день после переезда к нему пришли из английского посольства в Берне.

Посетитель представился как Поль Филлипс, младший атташе. Он был примерно одного возраста с Джимом и, похоже, страдал хронической простудой. В комнате свиданий он выложил на стол досье Джима, записную книжку и коробку бумажных носовых платков. Пальто и шарф он снимать не стал, словно не собирался задерживаться.

— Извините, что так долго не могли до вас добраться, но у нас трое в отпуске. Вам предоставили адвоката?.

— Общественного, — сказал Джим. — Наша встреча продолжалась минут десять.

Филлипс помрачнел:

— Они, наверное, выставят нам счет. Надеюсь, вы не питаете слишком больших надежд, мы не в состоянии вызволить вас отсюда.

— В чем меня обвиняют?

— Промышленный шпионаж по статье сто шестьдесят два швейцарского уголовного кодекса. В Англии это не является уголовно наказуемым деянием, но вы попались в другой стране.

Он достал носовой платок из коробки и затрубил в него почище тюленя:

— У вас одна надежда на то, что «Ризингер-Жено» отнесутся к вам снисходительно из-за вашего… — тут он деликатно помялся — из-за вашей истории болезни. Ничего еще официально не объявлено, но мы слышали, что они, возможно, заберут обвинение назад, если вы согласитесь на принудительное помещение в больницу на некоторое время.

Филлипс улыбнулся и откинулся назад с таким видом, словно он преподнес лучший подарок, на какой Джим только мог рассчитывать:

— Кто знает? Может быть, вы освободитесь уже через год.

— Я предпочитаю судебное разбирательство, — сказал Джим.

Филлипс ушел, всем своим видом показывая, что Джим, по его мнению, вел себя непорядочно, но принести журналы, о которых попросил Джим, все же согласился. Когда он ушел, Джим опять лег на полку и уставился в потолок.

Надзиратели на его этаже считали Джима во многих отношениях образцовым заключенным. Хотя он был необщителен, но не шумел, ничего не требовал и не устраивал беспорядка в камере. Он вздрагивал, когда за ним запирали камеру на ночь, но это было естественно. Похоже, он не собирался читать ничего другого, кроме тех журналов, что прислали ему из посольства через пару дней после визита атташе, и даже этот интерес угас после того, как он нашел и выдрал из журнала одну статью. Старший надзиратель однажды утром зашел в его камеру, когда все были в душевой, чтобы прочитать, что Джим приколол к стене над кроватью. Это оказалась короткая вырезка из «Кемише Рундшау», в которой говорилось о назначении мадемуазель Рашель Жено и месье Роджера Жено членами правления фармацевтической компании «Ризингер-Жено». Вполне невинная заметка, так что старший надзиратель оставил ее на месте, Но через пару дней Джим сам выбросил ее в мусорную корзину.

Дело его не двигалось, предлогом послужила задержка с его медицинской картой, которую выслали из Англии. К нему еще дважды приходил адвокат. Во время одной из этих встреч ему официально было сделано предложение, о котором говорил Поль Филлипс. Он отверг его и повторил свои требования по поводу судебного разбирательства.

Недели через две старший надзиратель потерял всякий интерес к странному англичанину, он обнаружил, что есть дела и поважнее.

Пришлось обращаться к тюремному врачу, потому что ситуация осложнилась. Началось все с эпидемии кошмаров на одном этаже, потом распространилось на весь блок, похоже, это был не обычный тюремный психоз, а нечто более серьезное. Несколько заключенных начинали кричать, как только вечером гасили свет, многие всю ночь вышагивали по камере, стараясь не спать. Проверили возможность пищевого отравления — грешили на токсины или бактерии в воде. В ту же ночь им пришлось выносить из камеры заключенного, сидевшего за хулиганство, его рвало так, что он чуть не захлебнулся. Когда его несли на носилках, санитар обратил внимание на красные пятна на его куртке; внезапно у него началось кровотечение из левого соска, словно у какой-нибудь католической статуи, носящей стигматы. До утра в блоке горел свет и каждую камеру регулярно проверяли. Было замечено, что англичанин ни на что не реагировал. Как всегда, он лежал на своей полке, закинув руки за голову, уставясь в потолок широко открытыми глазами.

На двадцать третий день пребывания в тюрьме стало известно, что обвинение против него сняли. Суда не будет. Он подлежит депортации.


Его освободили только на следующее утро. Он подписал какие-то бумаги, после этого его отвели в раздевалку, где вернули одежду и все вещи, которые он оставил в «Хилтоне». Он оделся в старую рубашку, поношенные джинсы и куртку борца за свободу.

— А с этим что будешь делать? — спросил старший надзиратель и указал на дорогой пиджак и все остальное, что подобрал ему продавец из «Ла мода воларе». Джим оставил все эти вещи лежать кучей на стуле.

Джим посмотрел на офицера. Они были примерно одной комплекции.

— Все это в вашем распоряжении, — предложил он.

Из раздевалки его отвели в пропускник, где его дожидался детектив в гражданской одежде. За счет Швейцарии ему предоставляли билет в один конец до Парижа, где он должен был узнать в посольстве, как ему добираться домой дальше. На ближайшие пять лет ему был запрещен въезд в страну, этот запрет мог быть продлен без его ведома.

Еще один документ подписан, и вот они уже идут по коридору, выложенному паркетом, в конце которого находится дверь, ведущая на свободу. Джим думал, что, очутившись на воле, ощутит нечто особенное, но ничего подобного не произошло. От яркого света на минуту заболели глаза, вот и все. Детектив повел его к полноприводному джипу «субару». Через пять минут они подруливали к стоянке у маленькой железнодорожной станции какой-то боковой ветки. Стоянка была полупуста, мальчишки занимались слаломом, на велосипедах объезжая машины. Детектив проверил, нет ли под колесами битых стекол или камней, и они пошли через стоянку к пандусу, ведущему на станцию.

— Вы поедете со мной до самого Парижа? — спросил Джим.

— Нет, — детектив произнес это таким тоном, что стало ясно, от такой поездки он бы не отказался. — Но пусть у вас не возникает никаких посторонних мыслей. Отсюда до самой границы поезд пойдет без остановок.

Станционные постройки возвышались над железнодорожным полотном на тридцать футов, часть платформы располагалась на мосту, под которым проходили рельсы этой самой дороги. Когда они поднялись по пандусу на самый верх, детектив кивнул человеку в окошке кассы и получил приветствие в ответ. Платформа была пуста, как и застекленный до половины зал ожидания, куда они направились.

Детектив сел, положил свой кейс на сиденье рядом и открыл его. Посмотрев на стенные часы, он заметил:

— Ваш поезд прибудет через полчаса. Хотите почитать журнал?

Джим глянул вниз. Кейс был набит журналами «Подлинные исповеди», рядом лежала пластиковая бутербродница и маленький термос.

— Нет, спасибо.

Детектив пожал плечами и достал один журнал. Джим подошел к окну и стал смотреть на платформу и пути.

— Держитесь так, чтобы я мог вас видеть, — предупредил детектив и исчез за журнальной страницей со сногсшибательным заголовком «Инопланетянин съел моего младенца».

К платформе подошла электричка. Человек шесть вышли из нее и устремились к выходу с платформы. В поезд никто не сел. Двери захлопнулись, электричка отправилась дальше.

На платформе возникло легкое замешательство. Люди расступались, кто-то продирался между ними. Она пыталась успеть на поезд, но опоздала. Последний вагон набирал скорость, когда она добежала до края платформы.

Она смотрела, как он удаляется. Потом медленно повернулась, собираясь уходить.

Их глаза встретились. Никто из них не сдвинулся с места.


— Идите, — раздался за спиной голос детектива. — Можете поговорить. Только стойте так, чтобы я вас видел.

Джим вышел из зала ожидания. Линда не успела отдышаться и слегка дрожала.

— Хочешь, зайдем внутрь, — сказал Джим, но она покачала головой.

— Я пришла предупредить тебя, — сказала она. — Ты напугал их, когда стал настаивать на судебном разбирательстве. В конце концов они закрыли проект и стерли все файлы. Я не знаю наверняка, что они задумали, но я слышала кое-какие разговоры. Если ты сядешь на этот поезд, случится какая-то авария на пути в Париж. Ты понимаешь меня?

— Я понимаю, — сказал он. — Зачем ты опять так рискуешь собой?

— О, Джим. — Она медленно покачала головой, и Джим смущенно отвернулся.

— Тебя сопровождает только один человек? — спросила Линда. — Ты можешь от него избавиться?

— Кажется, придется.

Минуту он обдумывал, как быть.

— Там на стоянке еще крутятся эти мальчишки?

— Я видела, кто-то прогнал их, но они вернулись.

Джим осмотрел платформу. Где-то зазвонил звонок, дежурный по станции вернулся к себе в кабинет.

— На стоянке припаркована японская машина, зеленая с откидным верхом. Дай им денег, чтобы они разбили ветровое стекло, и постарайся, чтобы здесь об этом стало известно.

— Мальчишки не пойдут на это.

— Ради тебя пойдут. А сама тем временем садись в машину — ты ведь на машине?

Она нервно кивнула.

— Поезжай по дороге, которая проходит под железнодорожным мостом, и жди. Я буду там, как только смогу. Теперь давай прощаться, постарайся, чтобы казалось, будто мы расстаемся навсегда.

Они неловко пожали друг другу руки, мгновение спустя это рукопожатие превратилось в крепкое объятие, ни один из них не хотел разжимать рук. Он покачивал Линду и шептал, что все будет хорошо. Она ушла не оглядываясь, Джим вернулся в зал ожидания. Детектив поднял глаза, когда он вошел в комнату.

— Спасибо, — сказал Джим, сел на пластиковый стул и изобразил подобающее уныние. Детектив перевернул страницу и начал читать следующую «подлинную исповедь».

Пару минут спустя Джим услышал вдалеке какие-то крики и звон разбитого стекла. Детектив даже не поднял головы, он углубился в «Моего брата, насильника». Очевидно, он ничего не заметил. Джим сложил руки на груди и постарался сидеть спокойно, ожидая, что будет дальше.

Прошло немало времени, прежде чем появился начальник станции, Джим уже начал волноваться, что раньше подойдет его поезд. Детектив дважды поднимал голову и смотрел на часы, он уже отложил журнал и встал, когда начальник станции легонько постучал в окно. При одном упоминании своей машины детектив уже был в дверях.

— Ждите меня здесь! — приказал он Джиму и кинулся осматривать повреждения.

Джим постоял в дверях, дожидаясь, пока детектив не исчезнет из поля зрения, схватил сумку, в которой были все его пожитки, вышел на платформу и побежал вдоль путей к тому месту, где внизу проходила дорога. Ограждение было невысоким, по пояс. Когда Джим посмотрел вниз, он увидел, как из-под моста выехал и остановился белый «опель». За ограждением шел крутой откос. Джим мог бы перепрыгнуть через ограду и пробраться по откосу вниз на дорогу.

Линда открыла дверцу пассажирского сиденья, когда он оказался на дороге, весь исцарапанный, запыхавшийся, с перемазанными руками. Он прыгнул внутрь и еще не захлопнул дверцу, когда машина рванулась вперед.

— Я сказала только про ветровое стекло, — начала Линда, — но они отделали всю машину.

— Пожалуйста, не надо. Я и так чувствую себя последней скотиной. Никто за нами не следует?

Линда посмотрела в зеркало:

— Кажется, нет.

Джим обернулся, чтобы посмотреть самому; вдали ехала какая-то желтая машина.

— Куда мы отсюда направимся, ваши предложения? — спросила Линда.

— Поехали в Оберланд, — сказал Джим, снова садясь прямо. — Объясню, когда увижу нечто такое, что смогу вспомнить.

Линда была озадачена:

— А что в Оберланде?

— Воспоминания.

Глава 31

Часа через два они уже были в горах к югу от Берна, медленно пробираясь по берегу озера к конечной станции железнодорожной ветки, которая вела дальше в горы. До начала зимнего сезона оставалось еще несколько недель. Джим рассказал, что когда был здесь в прошлый раз, он запомнил крыши, увенчанные тяжелыми шапками снега, и фиакры, запряженные лошадьми, которые катали туристов по расчищенной эспланаде. А сейчас большие отели вроде «Бауривага» или «Европейского» пустовали, цепи загораживали подъездные аллеи, окна были закрыты ставнями. Затемняя дневной свет, над головой возвышались склоны. Пройдя все курортное местечко из конца в конец, они встретили всего несколько человек.

Джим рассказал ей, что Терри Сакс мертв и как это случилось. Он не стал говорить, откуда узнал об этом.

Она тревожно смотрела на него, припоминая слова Питера Виверо. После их первой и последней встречи он несколько дней избегал ее, а потом вообще куда-то пропал. Джим выглядел лучше, чем в те времена, когда она увидела его впервые. Но в нем ощущалась какая-то отчужденность, которой не было раньше. Он походил на человека, увидевшего страну, описать которую не хватает слов, и она снова задала себе вопрос: а вдруг есть доля истины в том, о чем говорил ей Виверо?

Ей захотелось спросить Джима об этом прямо сейчас. Но она не знала как.

Конечная станция горной железнодорожной ветки была расположена на окраине городка, в той части долины, где уже не было отелей и кафе-кондитерских, где на отшибе среди пышной зелени стояли старинные деревянные хижины. Под автостоянку был отведен кусок земли, посыпанный гравием и обнесенный металлическим заборчиком. Линда поставила машину рядом с огромным грузовиком фирмы «Мерседес» и выключила двигатель. Наступила такая тишина, что они расслышали звон колокольчиков, доносившийся с окрестных склонов, где паслись коровы.

Сама станция была расположена в туннеле, прорубленном в склоне долины. Отсюда круто вверх уходили рельсы. В туннеле шли ремонтные работы, поэтому вход загромождали строительные леса и желтый экскаватор, который смахивал на скелет динозавра, еле помещающийся в стенах музея. Они обошли стройплощадку и попали на платформу. Окошко кассы было закрыто, сама будка загорожена досками и бухтами кабеля, но в вагонах уже сидели пассажиры. Джим и Линда прошли через турникет и зашли в вагон.

Вагоны были сконструированы в соответствии с крутым уклоном, под которым были расположены рельсы. Так что проход состоял из узеньких ступенек и сиденья шли лесенкой. В вагоне было пять человек, не считая машиниста-кондуктора, который продал им билеты. Трое железнодорожных рабочих и двое фермеров расположились поблизости от багажного отделения, где у них были сложены какие-то мешки и новенькая оцинкованная тачка. Джим и Линда сели на самом верху, подальше от остальных. В вагон сели еще несколько человек, об этом можно было судить на слух, потому что с того места, где сидели Джим и Линда, их не было видно, а потом мимо них наверх вскарабкался кондуктор, чтобы выполнять обязанности машиниста поезда.

Наконец Линда не выдержала:

— Может быть, я все-таки узнаю, куда мы направляемся?

— В питомник ездовых собак, — сказал Джим.

— Но он закрыт.

— Да, я слышал об этом.

Прозвенел звонок, двери автоматически закрылись, поезд дернулся, и началось медленное, ровное восхождение к дневному свету.

— Если компания заморозила проект и стерла все файлы, имеющие к нему отношение, возможно, это единственное место, где я смогу добыть хоть какие-то свидетельства, — продолжал Джим. — Рашель думает, что я все еще не помню, где расположено это место и что там произошло, но она ошибается. Мне очень хочется помучить их, но главное — выжить самому.

— О каких свидетельствах ты говоришь?

— Какой-нибудь образец из той бракованной партии. Что угодно. Я не могу нанести им поражение, я это понял. Но, может быть, я смогу добиться какого-то перемирия с Рашелью.

— Не исключено, что уже слишком поздно, — сказала Линда.

Джим выглянул в окно.

— Я знаю.

Городок и озеро удалялись вниз по мере того, как сами они толчками, как на буксире, ползли вверх. Они направлялись в те места, куда не вели никакие дороги, хотя там существовали какие-то фермы и лесные тропы, по которым возможно было пробраться, имея в запасе много терпения и полноприводную машину. Через некоторое время они выбрались из полумрака долины, кругом внезапно засиял солнечный свет, вдоль полотна дороги стали попадаться бугорки снега, сохранившиеся в укромных уголках.

— Как случилось, что ты в конце концов вспомнил? — спросила она.

Джим смотрел в окно, пытаясь сформулировать ответ, между тем поезд замедлил ход и их поглотил мрак туннеля длиной в двести ярдов.

Отсюда уже было недалеко.

Он начал путано объяснять, как охрана компании «Ризингер-Жено» спустила на него собак. Они загнали его в угол, и он так испугался, что готов был взобраться хоть на потолок. Испытанный при этом шок, очевидно, высвободил заблокированные воспоминания. Звучало это вполне правдоподобно, во всяком случае, Линда вопросов не задавала. Но это была не вся правда.

Всю правду ему предстояло узнать самому в стране кошмаров. Ему уже нечего было терять, поэтому он стал сильнее и уже не так стойко сопротивлялся зову этой страны; правда, теперь он уже не знал наверняка, ему ли позволили заглянуть туда на мгновение, он ли впустил эту темную территорию в себя. Когда он открыл глаза после того пробного эксперимента, то оказался в окружении самых ужасных кошмаров, рвавшихся на свободу из других камер, и тут он впервые отчасти осознал то могущество, которое обрел с помощью ключа, попавшего в его распоряжение.

«Никогда больше туда не пойду», — сказал он себе.

В туннеле горели дежурные огни, освещая перекопанные участки, укрытые брезентом, инструменты, аккуратно сложенные вдоль стен туннеля. Поезд затормозил и остановился, головной вагон выглядывал из туннеля, стоял поезд ровно столько, сколько понадобилось трем рабочим, чтобы спуститься на железнодорожное полотно. Линда ничего не видела, ей закрывала обзор одна из дверей у входа в туннель, защищавшая от лавин, но спустя несколько минут они уже опять двигались к свету, и она вновь увидела горные склоны. Полотно полого шло вверх, делая длинный изгиб на земле, кое-где покрытой снегом.

— Осталось примерно полмили, — сказал Джим.

Проехав полмили, они заметили на некотором удалении от дороги комплекс домов, стоявших на отшибе. Линда увидела два бетонных здания, соединенных между собой, позади которых простиралось огромное снежное поле, ниже которого была впадина, заполненная ледником. Окошки в зданиях были такие крошечные, словно их проделали вертелом. Расположенные рядом собачьи вольеры были пусты, никаких признаков жизни не было. Когда поезд выбрался из поворота на прямой участок дороги, который должен был привести к следующей курортной деревушке, они увидели, что позади зданий вся земля усеяна гниющим мусором.

Пока они шли по главной улице местечка, в воздухе витал запах древесного угля. Они оказались у самого ледника, гораздо выше линии таяния снега, но пройдет еще месяц, а может быть, и больше, прежде чем снежный покров станет достаточно толстым, чтобы можно было кататься на лыжах. Спортивные магазины были закрыты, прилавки сувениров пусты, террасы кафе укрыты брезентом.

— Что ты собираешься делать дальше? — спросила Линда.

— Спущусь туда, вниз. Но мне бы хотелось, чтобы ты ждала меня где-нибудь у телефона.

Он поднял руку, Как только она начала возражать:

— Подумай сама. Если там есть кто-то вроде сторожа и меня поймают, а на воле не будет ни одного человека, который был бы в курсе, меня просто пристукнут и закопают где-нибудь, это в лучшем случае.

— Куда я должна позвонить, если ты не вернешься?

— В местную полицию. Они вряд ли надежные союзники в таком деле, но я же сбежал от них, так что они должны проявить интерес.

Ей это не нравилось, но она понимала, что он прав.

Она попыталась изобразить улыбку:

— Ты мне нужен целый и невредимый.

— Постараюсь помочь тебе в этом деле, — пообещал он.

Главная улица местечка заканчивалась станцией фуникулера, который поднимал желающих на трассы ближайших склонов и к ресторану, расположенному на вершине горы. У станции они обнаружили единственную кондитерскую, которая была открыта и обслуживала местных жителей и случайных туристов. На застекленной террасе прямо у двери висел телефон-автомат. Сидя за столиком на террасе, Линда смотрела, как Джим удалялся прочь.

Дочка хозяина, девочка лет тринадцати, подошла, чтобы принять у нее заказ, а когда Линда снова посмотрела в окно, Джима уже не было видно.

Ей предстояло самое долгое ожидание в жизни.

Она развязала шарф и положила его на стол рядом с перчатками. На террасе было тепло, но холодный ком застрял у нее в груди и не собирался таять, пока Джим не вернется назад со своими «свидетельствами» или без них. У нее не хватало духу прикинуть его шансы. Какие бы железные доказательства он ни раздобыл, такая огромная транснациональная компания, как «Ризингер-Жено», в состоянии пережить любой урон. Может быть, слетит несколько голов, кое-кого безвинно сделают козлом отпущения, акционеры понесут временные убытки, но в общем и целом результат будет равен нулю.

Не думала она и о собственном будущем. Последние несколько недель она жила потихоньку, стараясь держаться на плаву, оставив свои симпатии при себе, хотя понимала, что долго так продолжаться не может. У нее были сбережения, но небольшие. Она уже обдумывала, как бы исчезнуть вдвоем, поменять имена и выждать время в тихой дыре, вроде того приморского городишки, где они познакомились. На какое-то время это выход, но как долго они там продержатся?

Начать все заново. Предполагается, что такие мысли должны возбуждать энтузиазм, но ее осаждали дурные предчувствия.

Она оглядела остальные столики. В глубине террасы сидели и о чем-то молчали два старика. Ближе к двери одинокий турист сквозь очки изучал складную карту. Так случилось, что в эту минуту он поднял голову, их глаза на мгновение встретились.

Он решил, что это подходящий предлог для знакомства.

— Извините, — сказал он, комкая карту и поднимаясь со своего места. — Кажется, мы приехали на одном поезде. Здесь всегда так тихо?

Линда попыталась улыбнуться, хотя у нее не было никакого желания общаться:

— Говорят, в сезон здесь довольно оживленно.

— Но мне говорили, что здесь можно повстречать разных знаменитостей, — продолжал он уважительно.

— В таком случае вам больше подойдет Гштаад.

— Я уже был там. Тоже никого.

— Тогда Венген, — предложила она. — Один мой знакомый видел в Венгене Роберта Редфорда.

Глаза за стеклами очков загорелись азартом первооткрывателя.

— Я не знал об этом. — Он указал на свободный стул у ее столика. — Вы позволите?..

Линде не оставалось ничего другого, как сделать приглашающий жест. Пропади ты пропадом, устало подумала она.

Он положил карту на стол, сел и стал шарить по карманам в поисках клочка бумаги и ручки. У нее создалось впечатление, что он несколько староват для любителя автографов, ему было, по меньшей мере, под пятьдесят, хотя чего на свете не бывает. На нем была лыжная куртка нараспашку и трехцветная трикотажная рубашка, но лицо по-крестьянски грубоватое, а волосы острижены так коротко, что походили на щетину. Судя по акценту, он приехал из окрестностей Марселя, но Линда не была в этом уверена. Откуда бы он ни прибыл, похоже, он навязался на ее голову.

— Я так благодарен вам, — сказал он, аккуратно что-то записывая. — Это мое хобби.

— Вы собираете автографы?

— Нет, что вы. Я бы не посмел.

Он убрал ручку и записку обратно в карман и снял очки.

— Я просто люблю ездить по всяким местам, вдруг я повстречаю какую-нибудь звезду. В прошлом году в Париже я видел Джаггера. Раньше Монако было вполне подходящим местом, но теперь принцесса погибла.

«Не будь такой придирчивой», — сказала себе Линда. Идти ей все равно некуда, и потом, как должен быть одинок человек, если он получает удовольствие, глядя на чужую шикарную жизнь, подумала она.

— Простите, что докучаю вам, — сказал он.

Линда поняла, что смотрит в окно, туда, где пропал Джим.

— Вы ничуть не беспокоите меня, — ответила она, чувствуя свою вину, потому что он угадал правду.

— Я не хотел вам мешать. Лучше вернусь за свой столик.

— Я же сказала, вы мне не мешаете. Просто я смотрела, не идет ли мой друг.

Он с улыбкой принял ее слова на веру и сел снова. Теперь он стал складывать карту, как положено. Это была глянцевая бесплатная карта, какие выдают в железнодорожных компаниях, на ней были изображены железнодорожные линии, фуникулеры, лыжные маршруты на фоне нарисованных гор.

— Гштаад меня сильно разочаровал. А ведь там живет Питер Селлерс.

— Питер Селлерс умер, — сказала Линда.

Он поднял глаза, что-то в его взгляде потухло. Они потускнели, как глаза рыб на прилавке, мертвые и лишенные любых человеческих эмоций.

— Да, конечно, — произнес он.


Первым делом Джим отправился на станцию, теперь совершенно пустынную. Ремонтные рабочие оставили свои инструменты и материалы под крышей, и он раздобыл себе яркий жилет ремонтника и лопату. Ему казалось, что при такой маскировке он сможет добраться до станции, не вызывая ничьих подозрений. Нужно только идти вдоль полотна железной дороги и делать вид, что он имеет к ней какое-то отношение.

Внутренний голос велел ему повернуть назад. Этот зов трудно было игнорировать.

Земля была влажной и упругой, снежный покров тонкий и ненадежный. По большей части он был не толще корки хлеба и хрустел под ногами, пока Джим спускался. Кругом стояла тишина высокогорья. Впереди на открытом склоне рельсы поворачивали, обходя ледник. Дальше возвышались горные пики, твердые и сверкающие в свете полуденного солнца, как бриллианты.

Один раз он поскользнулся и чуть не упал. Мысли блуждали где-то, убаюканные ритмом спуска. Он попытался вспомнить, о чем думал, но не смог. Последние четверть мили он шел, низко опустив голову, лопату он переложил на другое плечо. Если на станции был сторож, Джим не хотел, чтобы его так легко узнали.

Все расстояние он покрыл за полчаса.

От железнодорожного полотна к зданиям собачьей станции вела железная лестница. На ступенях и поручнях лежал толстый ровный слой снега. Он воткнул в землю лопату, на нее повесил катафотный жилет и быстро и бесшумно спустился по лестнице.

Однажды он уже был здесь, с тех пор прошло больше года. Перед ним оказались три двери, все было в точности, как он запомнил. Ближайшая дверь вела в комнату, где хранили снаряжение. Он вошел в нее в тот день, когда повредил на льду плечо.

Сколько же их было в компании — человек семь? И никто из них не потрудился даже запомнить его имя. Всю неделю они звали его «англичанин» или «учитель», если вообще заговаривали с ним. Среди друзей Рашели оказались немецкий князь, пивоваренная принцесса и французский малый без подбородка, чей отец занимался дизайном гоночных автомобилей, — его звали Клод и он походил на Альфреда Е. Ноймана из журнала «Шальной». Джим оказался в этой компании только потому, что его пригласили пожить в семье Ризингеров, чтобы младший Ризингер получил столь необходимую ему языковую практику. Но тот предпочитал проводить время за приведением в порядок своей поразительно обширной коллекции порнографии. Младшему Ризингеру было пятнадцать лет.

С самого начала Джим не вписывался в эту компанию. Они ничего не имели против него, просто не принимали в свой круг. Легко было поверить, что они так и уехали, даже не заметив его отсутствия. Да, Клод походил на мужской член, удостоенный первого приза, но вся разница между ними состояла в том, что Клод входил в компанию, а Джим Харпер нет. На протяжении долгого пути через ледник Джим понял одну простую вещь: в этой драме он был всего лишь статистом, хотя воображал себя звездой.

А виноват во всем этот сопляк, младший Ризингер. Ну почему его богатая сестричка не родилась уродиной?

Он стоял перед наружной дверью подсобки. Кругом валялся мусор, пивные банки, бумажки, гниющие отбросы. Раньше все это составляло содержимое мусорных мешков, которые выбрасывали за дверь, даже не перевязав. Мешки не складывали у двери, а просто выбрасывали куда Бог пошлет, нимало не заботясь о том, что будет с содержимым при их приземлении.

Начало малообещающее.

Все двери были заперты. Джим прислушался у каждой двери, но ничего не услышал. Он заглянул в окна, не закрытые ставнями, но увидел только пустые комнаты и направился вверх по лестнице на террасу. К этому времени у него уже сложилось впечатление, что на станции никого нет. Заглянув в комнату отдыха, он только укрепился в этом мнении. Никто не станет жить в такой помойке. По всей комнате валялась опрокинутая мебель, пол был усеян пустыми банками и битым стеклом.

Не было смысла скрываться. Он вернулся за лопатой, чтобы попытаться вскрыть дверь.

Запах ударил в нос, как только он вошел. По сравнению с ним «аромат» обезьянника — просто парфюмерная лавка: здесь смешались застарелые запахи тухлого мяса, экскрементов и мочи. Через минуту он немного привык, хотя поначалу раздумывал, выдержит ли он путешествие по станции. Но колебался он недолго, потому что понимал: выбора нет.

Боже, запах становился все хуже! Омерзительнее всего воняло в нижнем коридоре, который вел мимо операционных к загонам для собак, но теперь Джим уже не обращал на запах никакого внимания. Он вспоминал коридор, выложенный плиткой. Вместо окон здесь были стеклянные панели. Вспоминал, как его тащили по этому коридору, дюжина рук подхватила его, а он пытался докричаться до них.

Ему пришлось остановиться на мгновение перед дверью в одну из операционных. Оказалось, что это не та дверь, которую он видел в своих кошмарах, раньше он думал, что так оно и было, но ошибался. Набрав в легкие побольше воздуха, он шагнул внутрь.

Он лежал тогда не в этой комнате, но она была похожа на ту. Операционный стол был поменьше, лабораторного оборудования гораздо больше. Раз оборудование до сих пор не вывезли, у него еще сохранялся шанс что-нибудь найти. Его «средство к достижению цели».

Даже смешно. Он отлично знает, что не найдет здесь ни черта. Что же он надеялся увидеть?

Но когда он пересек комнату, чтобы внимательнее взглянуть на содержимое шкафа с лекарствами, то почувствовал, как надежда возрождается вновь. У шкафа имелись стеклянные дверцы, но стекло было дымчатое, укрепленное проволокой. Он сумел разглядеть смутные очертания коробок с оранжевыми бирками.

Он наклонился, пытаясь прочитать надпись на одной из коробок.

— А я-то думаю, что ты тут ищешь? — сказал Бруно, стоя в дверях.

Глава 32

Джим обернулся так резко, что чуть не упал.

Бруно вошел в операционную, в руке у него была электрическая дубинка.

— Не забыл меня? — любезно спросил он. — Если нет, то должен помнить и эту штуку.

Он стукнул дубинкой по бортику операционного стола. Блеснула голубая вспышка, она сопровождалась звуком, напоминавшим выстрел из ружья.

— Спецотряды полиции такими разгоняют демонстрантов, — продолжал Бруно, любовно глядя на дубинку. — Четыре тысячи вольт, но малый ток. Только я немного усилил ее, так что теперь ток не такой уж малый. Хочешь попробовать еще раз?

На лице Бруно выражалось вежливое любопытство. Похоже, он не переодевался и не мылся больше месяца. На свитере и штанах остались следы какой-то жидкости, которая пролилась и высохла. Его глаза сверкали, словно за ними в пустом пространстве горели лампочки.

— Спасибо, нет, — сказал Джим.

Бруно кивнул:

— Если передумаешь, только шевельнись. Буду рад услужить.

Он нагнулся вперед, опираясь рукой на операционный стол, словно собирался поделиться каким-то секретом:

— Знаешь, я надеялся, что ты вернешься. Мне хорошо жилось раньше, пока не появился ты.

— В этом мы друзья по несчастью.

— А теперь я должен убирать дерьмо и кормить животных и надеяться, что в один прекрасный день заслужу прощение компании. Я действительно рад, что ты пришел. Пошли.

Они вышли в коридор. Бруно держался на расстоянии и следил за тем, чтобы блокировать Джиму пути на свободу. Джим уже однажды познакомился с дубинкой, так что вряд ли захочет попробовать еще раз и будет вести себя благоразумно, рассудил Бруно.

Еще одна причина заставляла Джима держаться подальше от Бруно. Неухоженные собаки здорово воняли, но Бруно распространял еще большее зловоние. У него была перевязана рука, но он не заботился о том, чтобы повязка оставалась чистой. Она насквозь промокла, похоже, рана была инфицирована. Бруно дубинкой показал, что Джим должен свернуть в коридор, идущий вдоль собачьих клеток.

Как только собаки увидели Бруно, тишина в здании взорвалась.

Они изрядно ослабели, но у них нашлись силы продемонстрировать Бруно свою ярость. Бруно улыбался, наслаждаясь их ненавистью. Когда эта яростная вспышка немного пошла на убыль — на это не понадобилось много времени, — он сказал:

— Думаю, я подержу тебя немного здесь. За компанию.

— Когда ты кормил их в последний раз?

— Я потерял счет времени с тех пор, как сломался холодильник. Кормежка у них и так была неважная, даже пока мясо не начало тухнуть. Я давал им гнилых яблок недели две-три назад. Ну и драку они устроили, любо-дорого посмотреть, шерсть так и летела клочьями. Ты придешься им по вкусу.

Жестом он приказал Джиму двигаться дальше. Проходя по коридору, Джим заметил, что во втором загоне все собаки сдохли. Он пытался внушить себе, что его фобия кончилась, поскольку он обнаружил ее причину, и нет никаких оснований для неразумного страха. Но войти в один из этих загонов было действительно страшно. Лайки, обычно такие спокойные и дружелюбные, дошли до предела и уже перешагнули его. В медвежьей берлоге и то было бы безопаснее.

Бруно остановился у одной из дверей и провел дубинкой по проволоке, оставляя голубоватый след. Собаки, наскакивая друг на друга, кинулись от двери. Бруно отодвинул засов и открыл дверь.

— Это загон Сибирячки, — сказал он.

Джим остановился в дверях, он не мог заставить себя войти внутрь. Мертвая собака лежала на полке, и хотя остальные погибали от голода, ее никто не тронул. Шерсть у собак была слишком густая и выступающих ребер видно не было, но лапы напоминали палки, а глаза были похожи на стеклянные шарики. Лайки сбились в кучу в дальнем углу загона и уставились на него. Ростом меньше других Сибирячка оказалась в самой середине, решимости ей было не занимать.

— Не смущайся, давай, — сказал Бруно и ткнул Джима дубинкой в спину.

Раздался треск, в следующее мгновение Джим полетел вверх тормашками к задней стене загона. У него было ощущение, что ему врезали по почкам. Собаки разбежались в разные стороны, теперь большинство из них сгрудилось на лежаке. Когда к Джиму вернулась способность видеть, он понял, что Бруно закрыл за ним дверь. Его лицо появилось в проволочном окошке.

— И еще одно, — сказал он. — На случай, если у тебя возникнут мысли о побеге.

Он поднял в руке висячий замок, чтобы показать его Джиму. Он пропал из поля зрения, продолжая говорить. Джим услышал, как он запирает замок на двери.

— Мне надо кое-что убрать. Надо было это сделать давным-давно. Если бы я знал, что ты опять объявишься, я бы не стал откладывать это дело так надолго. Я еще загляну к тебе, когда закончу, чтобы посмотреть, как тут идут дела.

Его лицо показалось вновь.

— Они пока ведут себя очень спокойно, но не переживай. Я ведь могу придать им ускорения.

Бруно ушел, насвистывая. Внимание собак теперь переключилось на Джима.

Он медленно подтянул колени, закрывая грудь. Джим пытался угадать, насколько они ослабели, прекрасно понимая, что у него не было бы ни одного шанса справиться хотя бы с одной собакой, будь они здоровы и накормлены. Даже теперь он не был уверен в своих силах. Собаки глядели на него, не шевелясь.

Неужели нет другого выхода, только через дверь? Выход был, но Джим его не увидел. В двери имелся люк, но открыть его можно было только снаружи, из коридора. Стены были сделаны из толстых досок, проволока в окошке крепкая.

Сибирячка спрыгнула на пол.

Не приближаясь к Джиму, она стала скрестись в дверь. Один раз она оглянулась на него, потом стала скрестись опять. Означать это могло только одно: она призывала его выпустить их.

— Я не могу, — сказал он.

Собака снова посмотрела на него, прикидывая, как же сделать, чтобы он понял. Она скреблась лапами, тыкалась носом в дверь, снова с силой царапала.

Джим понимал, что выглядит непроходимым тупицей, но ничего не мог поделать. Собаки не собирались вредить ему, во всяком случае, пока. Если бы здесь находился Бруно, ситуация была бы иной, это Джим понимал.

Сибирячка подошла к нему. Он отпрянул было назад, но спина и так уже упиралась в стену. Собака приблизилась к нему и потыкалась носом в руку.

В следующую секунду мир вокруг Джима взорвался.

Он мгновенно все понял: это была вспышка, краткая невероятная вспышка контакта с другим интеллектом, необратимо измененным с помощью ЭПЛ, разрушенным так основательно, что он почти превратился в свою противоположность.

Больше того, Джим смотрел в одинокое зеркало, из которого на него глядели его собственные испуганные глаза.

Сибирячка терпеливо ждала. Джим встал, чувствуя, как одеревенело все тело, как оно ноет после удара. Теперь он знал, чего они добиваются. На мгновение у него возникло странное ощущение, словно его кости соединились между собой в иной скелет, а кожа стала, как неудобный костюм, тесно упаковавший мокрую шерсть, но потом это прошло. Сибирячка шла за ним до самой двери.

На этот раз он внимательно осмотрел люк, через который подавался корм. Тощая собака, настроенная решительно, смогла бы пролезть сквозь него. Он толкнул люк, но сдвинул его лишь на четверть дюйма. Бруно укрепил засов, примотав его проволокой. Пользоваться люком в таком виде было нельзя, но, похоже, Бруно это нимало не беспокоило.

Когда Джим сел на пол и попытался выбить крышку люка ногами, Сибирячка отошла в сторону. Он понимал, что не в состоянии сбить висячий замок, но крышка люка начала поддаваться, проволока слетела с третьего удара, люк он выбил с шестого.

Первой вперед кинулась Сибирячка. Перед тем, как выскочить в коридор, она обернулась и взглянула на Джима. Ее глаза сияли голубым светом, переходившим в фиалковый.

За ней следом потянулись гренландские собаки. Они вели себя спокойно и организованно, словно их действиями руководил единый разум. Джим вздрогнул, глядя, как они протискиваются в коридор, он понимал, что остальные собаки терпеливо дожидаются в проходе, пока вся команда будет в сборе. Он содрогнулся, потому что знал, что за этим последует.

Для Джима люк был слишком мал. Но сквозь отверстие Джим рассмотрел, что ключ от висячего замка Бруно положил рядом с высохшими мазями и антисептиками на доморощенную полку, которая висела на противоположной стене коридора, напротив двери. Джим попытался дотянуться до ключа, но полка висела слишком высоко. В конце концов ему удалось раскачать ее, она свалилась рядом с дверью, содержимое рассыпалось неподалеку, так что Джим смог дотянуться до ключа.


Бруно стоял в операционной. Они ему велели… Что же они велели? Он стоял у операционного стола, прижав руку к голове, в которой царил хаос, мозг отказывался решить эту задачу после долгих леденящих месяцев, когда время почти остановилось, а главным событием дня был поход к раковине, чтобы отлить. Они велели ему… Что-то насчет англичанина. Надо было замести какие-то следы и ликвидировать доказательства.

Наконец он вспомнил.

Он пошел к шкафчику с лекарствами, широко распахнул дверцы и начал выгребать содержимое полок, пузырьки падали на длинный рабочий стол, находившийся внизу. Потом локтем он сгреб всю кучу вдоль стола к раковине, стоявшей рядом. После этого все пузырьки, бутылочки и коробочки он кулаком начал превращать в кашу из картона, жидкости, порошка и стекла. Из кулака заструилась кровь, Бруно пустил холодную воду, чтобы смыть ее. Потом пошел к следующему шкафчику и начал все сначала.

Теперь он озадаченно приостановился. Почему так болели руки? Может, он делает что-то не так?

Дай-ка вспомнить, что они ему говорили?

Пока он стоял и размышлял, сзади на него налетело нечто, размером и весом напоминавшее шкаф. Падая под тяжестью гренландской собаки, очутившейся у него на плечах, лицом он заехал в стеклянную дверцу полки, глаза наполнились осколками стекла, он ударился подбородком о край стола, силы покинули его, он еще пытался ухватиться за что-то и удержаться на ногах, но из этого ничего не вышло.

Время опять остановилось.

Они все вцепились в него и вытащили на середину комнаты. Гренландская собака по-прежнему сидела на плечах, другая прокусила руку и трепала ее, как тряпку. Гренландская собака мягко жевала, не прокусывая, его затылок, и тут Бруно сковал опустошающий спазм ужаса: он понял, чего она хочет. В ту же секунду челюсти собаки сомкнулись с силой парового пресса, зубы скользнули, как ножи, вдоль шейных позвонков, впиваясь в спинной мозг.

Его тело умерло, но мозг продолжал работать. Левый глаз еще что-то различал в кровавой пелене, и этим глазом он увидел, как во все стороны полетели куски мяса и кожи.

Кто-то закричал как ребенок. «Кто бы это?» подумал он.

Что они такое приказали ему?


Раздобыв ключ, Джим услышал, как закричал Бруно.

Крик не смолкал, пока он вставлял ключ в замок, вопли продолжались, когда он несколько раз тщетно пытался повернуть ключ в замке. Ему приходилось так выворачивать руку, что действовать ею он почти не мог. Немного передохнув, он начал все сначала. Бруно еще кричал, когда Джим отпер замок, но когда Джим открыл дверь, крики уже смолкли.

Джим добрался до операционной, навстречу ему выбегали собаки. Они бежали в строгом порядке, залитые кровью и удовлетворенные, он отпрянул к стене, чтобы пропустить их.

Джим пытался не смотреть на Бруно, но это было нелегко. Куски его тела валялись по всей комнате. Плитки на стенах были забрызганы красным, пол покрывали куски кожи и волосы. Дубинка лежала там, где Бруно оставил ее — на краю операционного стола. С того места, где он стоял у раковины, когда собаки напали на него, он не смог дотянуться до дубинки, а без нее его власть над ними кончилась.

Из крана все еще текла вода. Джим удостоверился в том, о чем он и так уже подозревал, потом вышел. С него было довольно. Он присел на корточки у стены в коридоре и постарался глубоко дышать, чтобы справиться с приступом рвоты.

Бруно выгреб все, не только пузырьки с эпетелином, но и все остальные препараты компании «Ризингер-Жено». Он сбросил их в раковину и раздавил, смыв полученный коктейль под струей воды. Не осталось ни одного лекарства, только битое стекло и пустые коробки.

Джим устало поднялся на ноги и пошел отыскивать, чем можно накормить собак.


Мишлен просматривала черновик своего итогового отчета, когда услышала, как что-то скребется поблизости. Крысы, подумала она и, не удержавшись, вздрогнула. На днях она вспугнула двух крыс, когда шла через лекарственный огород. Крысы были жирные, лоснящиеся, и очень шустрые, они юркнули под фундамент. Дважды она видела их во сне.

Черновик занимал всего два листка линованной бумаги. Приказ сворачивать работы пришел поздно, составлен он был в таких туманных выражениях, что ей пришлось читать между строк. Она сделала вывод, что проект «Октябрь» также прикрывается, но никак не могла понять почему. Возможно, на самом верху решили поменять направление исследований, а может быть, все предприятие было как-то скомпрометировано. Пожалуй, она не жалела об этом. Она так и не добилась никаких результатов за все время пребывания здесь. Не так-то просто будет раздуть отчет, чтобы он выглядел мало-мальски достойно.

Она опять услышала, как что-то скребется. Звуки доносились из-за двери.

Открыв дверь, она увидела До Мина. Мальчика с ним не было, и целую минуту он скребся в дверь своими клешнями, пытаясь привлечь ее внимание.

— Идемте скорей, — встревоженно произнес он, не добавив больше ни слова.

Уже на полпути к палате, в которой проводились опыты с ЭПЛ, Мишлен услышала крики. В коридорах вдоль стен были разложены спальные принадлежности, но никто не спал. Испуганные лица выступали из мрака по обеим стенам коридора, пока До Мин и Мишлен спешили туда, откуда неслись эти вопли.

Переступив порог, они словно наткнулись на стену крика. Мишлен содрогнулась, услышав, какая острая боль звучала в этом крике. Слепого санитара нигде не было видно, некоторые пациенты выбрались из своих кроватей.

Кто-то лежат неподвижно, потому что был привязан ремнями, другие свалились на пол. Мускулатура у них слишком ослабела, сухожилия сильно укоротились. В нелепых позах они лежали возле своих кроватей, пытаясь по мере сил принимать участие в происходящем.

Мало кто из пациентов сумел продвинуться далеко. Они сгрудились в дальнем углу палаты — эти кривые, шишковатые, высохшие мумии. Они окружили какую-то жуткую кучу на полу. До Мин остался на месте, Мишлен пошла дальше одна.

В куче на полу можно было различить тряпки, и кости, и сальную красную кожу. Мишлен приостановилась: она поняла, что это. Подойти ближе у нее не хватило духу. Эта куча когда-то была слепым санитаром.

Один из них обернулся и глянул на нее, опираясь на костяшки пальцев и некрасиво подергиваясь. Мертвые глаза его светились каким-то чужим огнем, все его движения контролировал неумелый кукловод. Это был объект наблюдений номер четыре, ее главная надежда.

Он перевел дыхание и затем присоединился к остальным. Его голос добавил еще одну гармоническую ноту к их «пению».

Сгрудившись вокруг своей жертвы, они выли как волки.

Только санитар их уже не слышал.


— Я заходил сюда с леди, — сказал он дочке хозяина кафе. — Куда она ушла?

Девочка нервно огляделась вокруг:

— Она ушла с полчаса назад. С французским джентльменом.

— Каким еще французским джентльменом?

— Тоже туристом. Они поговорили немного и потом вместе ушли.

— В какую сторону?

— К железной дороге.

По пути на станцию Джим пытался убедить себя, что беспокоиться совершенно не о чем. Должно быть, Линда пошла ему навстречу, она же не знала, что последние полмили он решил срезать путь и вышел к деревне с другого конца. А француз, должно быть, турист, как девочка и сказала. Он не может быть никем другим.

Когда он пришел на станцию, странный маленький поезд, путешествующий по горам, как раз трогался в путь. Когда Джим полез через барьер, у него застряла нога и он чуть было не свалился, но в любом случае было слишком поздно, поезд уже отошел от ступенчатой платформы и набирал скорость на спуске.

Что же теперь делать? Спуститься в долину другим путем было невозможно. В голове у него шумело.

— Я здесь, Джим, — сказала Линда.

Она спускалась с верхнего края платформы. Шум поезда был уже почти неразличим вдали, он растворился в безмолвии верхних склонов.

— Извини, если доставила тебе лишнее беспокойство, — сказала она. — Этот престарелый поклонник знаменитостей так прилип ко мне, что я не знала, как от него избавиться. Пришлось притвориться, что я должна встретиться с тобой внизу, в долине, я заманила его на поезд, а потом извинилась и выскочила на платформу, когда двери уже закрывались. Я поступила не лучшим образом, но он пристал как банный лист.

— Ты уверена, что он действительно турист?

Она взяла его за руку:

— Абсолютно уверена. Странно, знаешь, мне тут немного не по себе. Если бы я была кошкой, я бы взъерошила шерсть на спине. Ты ничего не нашел?

— Нет, — сказал он. — Ничего, чем я мог бы воспользоваться.

— О, Джим. — Она сжала его руку.

— Похоже, им удастся ускользнуть на этот раз. Они положили меня на обе лопатки, и я не могу им отомстить. Придется дальше жить тише воды ниже травы и стараться, чтобы меня не заметили.

— Мы что-нибудь придумаем.

— Я в этом не очень уверен, — сказал Джим.

Потом они стали думать, где переждать тот час, который понадобится поезду, чтобы вернуться за ними.

Глава 33

Линда привезла его назад в Базель, в свою квартиру, в основном потому, что им просто некуда было больше податься. За окнами машины сменялись пейзажи гор, шоссе, городских пригородов. Линда поглядывала на Джима, чтобы определить его настроение. Он сгорбился на переднем сиденье, словно кто-то выпустил из него воздух, почти не разговаривал. Всю дорогу он сидел, уставившись на приборную доску или на резиновый коврик под ногами. Кажется, он даже не заметил, как она поставила машину под деревьями на дорожке, идущей вдоль реки. Ей пришлось дважды назвать его имя после того, как она выключила мотор, чтобы он очнулся.

— Вот мы и дома, — сказала она. — Во всяком случае, на какое-то время это наш дом. Пока не решим, что делать дальше.

Он оглядывался как человек, который только что проснулся после глубокого сна. Дом на набережной выглядел современно, и машины, стоявшие вокруг него, были сплошь «ягуары», «мерседесы» или высококлассные скандинавские модели.

— Вот где ты живешь? — Он произнес это так, словно не очень этому верил.

— В данный момент, — сказала она. — Но не думаю, что это будет долго продолжаться. Это жилье мне предоставили в качестве компенсации за те услуги, которые с меня еще не потребовали.

Поднимаясь в квартиру, они никого не встретили, что было большим облегчением. Она не имела представления, были ли среди жильцов дома другие служащие компании «Ризингер-Жено», к тому же после падения в загоне для собак костюм Джима слишком бросался в глаза. Оказавшись в квартире, Линда накинула на дверь цепочку. Джим стоял посредине гостиной, опустив на пол дорожную сумку. Комната была не слишком большая, но почти пустая. Через обеденную нишу можно было пройти на встроенную кухню, с другой стороны две ступеньки вели в спальни и ванную комнату. Хотя Линда развесила по стенам свои картины, казалось, что сюда еще никто не въехал.

Она подошла к нему:

— О, Джим, — сказала она второй раз за этот день. — Что же мы будем делать?

— Я не знаю, Линда. Они у меня отняли все. Похоже, это конец.

Она повернула его лицом к себе и заглянула в глаза:

— Ну, будет тебе. Они поимели нас обоих, но мы еще ходим, дышим. У меня появилось несколько идей.

— Например?

— Адвокаты, письменные показания, пресса. Возможно, мы не сможем победить компанию, но хотя бы защитим себя.

— Об этом не может быть речи, — сказал Джим. — Я теряю контроль над действительностью. Я уже больше не могу доверять тому, что вижу или слышу. Все то время, что я пробыл в тюрьме, мне казалось, что границы исчезли и я свободно перемещаюсь из одного состояния в другое. То же самое случилось в собачьем загоне. Я уже не знаю, где реальный мир, а где нет. Я даже не уверен, что тебе безопасно находиться со мной рядом.

Она стряхнула соломинку у него со щеки:

— Я все-таки рискну.

— Нет, ты не понимаешь, — сказал он. — Я хочу сказать, что это больше от меня не зависит. Я слышу все, что происходит в других сферах, они это тоже понимают. Я стал походить на огонь — подходить близко опасно.

— Я уже сказала, что хочу рискнуть. — Она отступила на шаг и оглядела его с головы до ног. — Ты почувствуешь себя гораздо лучше, если перестанешь походить на зверя, сбежавшего из зоопарка. Давай-ка я покажу тебе, где ванная, а потом сварю кофе. Ты сам почувствуешь разницу.

— Конечно. — Он произнес это так, словно не слишком в это верил.

Она повела его по ступенькам в небольшой коридорчик, соединявший гостиную с остальными комнатами, в том числе с ванной, оборудованной на диво: здесь были золотые краны «дельфин» и ванна, вделанная в пол. Ей случалось жить в квартирах, которые были меньше этой ванной комнаты. Она собралась сказать ему об этом, пока отрывала дверь, но увидела, что Джим стоит как вкопанный. Он уставился на дверь той маленькой комнаты в конце коридора, что была не больше шкафа.

— Что случилось? — поинтересовалась она.

Джим попытался выдавить улыбку.

— Может быть это покажется тебе странным, но не могла бы ты открыть эту дверь и показать мне, что там за ней?

Она посмотрела на дверь. На ее взгляд, дверь ничем не отличалась от остальных, обычная межкомнатная дверь из шести панелей в старом викторианском стиле, окрашенная белой краской, с фаянсовой ручкой. Она вела в так называемую третью спальню, в которой не было окон и которая вряд ли заслуживала названия комнаты из-за своих размеров.

Она распахнула перед ним дверь и зажгла свет. В комнате ничего не было, если не считать картонных коробок, которые остались со времен ее переезда, она сложила их и прислонила к стене. У лампочки даже не было абажура.

— Прекрасно. Спасибо. — Он заметно успокоился.

— Интересно, что ты ожидал здесь найти?

— Ничего. На минуту мне показалось, что эта дверь ведет куда-то еще, вот и все. Я должен был убедиться.

Они пошли в ванную комнату.

— Вот это ванная! Надеюсь, здесь не бывает перебоев с водоснабжением.

— Пользуйся, пока есть возможность. Не запирай дверь, я принесу кофе и присоединюсь к тебе.

— Давай. — Впервые он немного повеселел. — Это должно поддержать моральный дух армии.

Она ушла, оставив его возиться с кранами, а сама направилась в кухню. Теперь она была не одна в квартире, и та больше не казалась ей такой неуютной. Возможно, в данный момент их перспективы не кажутся столь уж блестящими, но если приложить немного усилий и чуточку воображения, она была уверена, что они выкрутятся.

Она вновь почувствовала прилив оптимизма пока включала на кухне свет: за окном уже начало темнеть.

Ее швырнули к стене за дверью, зажав ладонью нос и рот. Ей не хватало воздуха; когда она пыталась высвободиться, ее усилия приводили к тому, что хватка становилась плотнее. Сильные пальцы впивались в шею, перебирали мышцы на горле, отыскивая болевые точки, причиняя ей невыносимую боль.

Продолжалось все недолго. Француз наконец нашел ее «выключатель» и выключил, как лампу.

— Ты не сказала, где у тебя полотенца, — сказал Джим, спускаясь на две ступеньки в гостиную, которая погружалась в сумерки, и тут он замер. Он видел кусок освещенной кухни, но видел не Линду, а какого-то горбатого зверя неясных очертаний, он никак не мог понять, что это за зверь, пока тот не повернулся и не двинулся в его сторону. Теперь Джим различил двух человек, один из которых висел тряпичной пункт, а второй поддерживал его одной рукой.

— Зажги свет, — сказал тот, что повыше.

Джим сначала было колебался, потом оглядел комнату. На стене у ступеней он увидел три выключателя и пошел к ним.

— Медленно, — приказала фигура.

Свет лампы только подтвердил то, о чем он уже догадывался. Даниэль легко держал Линду одной рукой, растопыренные пальцы поддерживали ее за челюсть, так что она висела, как тряпичная кукла. В другой руке он держал нож, кажется, это был тот самый нож из Лувра.

— Кто тебя послал? — тихо спросил Джим. — Ризингер или его дочь?

— Вряд ли это сейчас имеет значение. В любом случае я пришел за тобой.

— Почему?

— Из-за того, что было в Париже. Потому что я профессионал, а ты оставил меня в дураках.

— Я всего-навсего одолжил Рашель десять франков. Я не отвечаю за то, что случилось потом.

Даниэль пожал плечами, словно он прекрасно понимал Джима, но ничем не мог помочь:

— Но ведь я не могу наказать мадемуазель Жено, верно?

Все произошло стремительно. Даниэль даже не закончил фразу, и Джим не успел уклониться в сторону. Никогда прежде не доводилось ему видеть метателя ножей, только в цирке, и он никогда не поверил бы, что кто-то способен двигаться с такой силой и скоростью. Все случилось быстро и аккуратно, как при игре в дартс. Против такого мастера Джим оказался медлительным и неповоротливым, он успел лишь поднять руку — жест довольно жалкий для самозащиты. В ту же секунду он понял, что он уже покойник. Прости, Линда. Я сделал все, что мог, но меня обошли.

Нож прошел под прямым углом сквозь его левую ладонь и застрял в ней.

Рукоятка ножа касалась ладони, лезвие вышло наружу с тыльной стороны. Удар был нанесен так точно, что кровь потекла лишь пару секунд спустя. Даниэль уставился на него, не веря своим глазам, словно надежный и простой прием на этот раз не сработал.

Джим ничего не чувствовал. Лезвие вонзилось в нечувствительную зону, которую он упражнял больше года. Ну и что ему теперь делать?

— Ты отдашь мне нож! — приказал Даниэль и встряхнул Линду, чтобы продемонстрировать Джиму, что ситуацию контролирует он. Но Даниэль уже начал уставать, Джим увидел, что рука, поддерживавшая Линду, стала едва заметно дрожать.

Джим все еще стоял с поднятой рукой, словно нож пригвоздил ее к воздуху.

— Отпусти ее, — сказал он. — У тебя же нет с ней счетов.

— Она была бы уже покойницей, если бы у нас были счеты. С ней разберутся другие. А сейчас отдай мне нож, или у них не будет случая повстречаться с ней.

Джим посмотрел на свою рассеченную руку. Его все еще удивляло, что рука не болит, словно все происходит во сне. На одно короткое мгновение он подумал, что, может быть, это сон, раз эти два состояния слились до такой степени, что он не может различить их. Но его потрясение было реальным, реально было ощущение крови, которая широкой рекой струилась по руке и исчезала в рукаве.

Медленно он опустился и сел на ступеньку.

— Я жду, — сказал Даниэль.

Джим ощущал на себе его взгляд гадюки. Линда не шевелилась, не издавала ни звука. «Разожмись», — приказал Джим своей руке, полагаясь скорее на воспоминание о ее работоспособности, тем самым пытаясь заставить ее повиноваться в тех участках, где больше не возникало обратной связи. Сначала ничего не получалось, но вот его пальцы начали медленно разжиматься.

Он посмотрел на Даниэля.

— Похоже, у меня ничего не выйдет.

— Похоже, у тебя нет выбора.

Рукоятка была шершавая, ее легко удержать в руке. Джим потянул. Поначалу она не поддавалась, потом он почувствовал слабые всасывающие ощущения, исходившие из мертвой зоны, они походили на сигналы из забытой страны. Нож прошел между костями ладони, не задев их, но мышцы отказывались возвращать лезвие обратно.

Наверное, он не смог бы смотреть со стороны, как это проделывает кто-то другой. Правая рука его дрожала от усилий.

Наконец показалось острие.

— Оботри его, — приказал Даниэль.

Джим согнул поврежденную руку, чтобы не капать, склонился над ступенькой и попытался вытереть нож о ковер. Сначала ничего не выходило, он даже уронил нож, но со второго раза пошло лучше.

— А теперь отдай его мне, — сказал Даниэль. — На коленях.

О Господи, одной крови этому парню мало! Джима мучил страх за Линду и душил гнев, который он не смел обнаружить. Джим медленно двинулся к Даниэлю. В эту минуту Линда издала какие-то звуки, всего лишь слабое бормотание, напоминавшее повизгивание сонного щенка. Во всяком случае, теперь Джим знал, что она жива и, возможно, скоро очнется. У него был нож Даниэля, но не было его сноровки в обращении с этим оружием. Их разделяло ярда четыре.

— Теперь возьми его за лезвие и протяни мне, — сказал Даниэль.

Джим сделал, как ему было сказано. Бессловесная скотина, ведомая на убой.

Даниэль взялся за нож.

Джим не отпустил лезвие.

«Если собака в состоянии сделать это», — подумал он, — я тоже смогу.

Даниэль не пытался тянуть нож к себе. Он просто стоял и смотрел на Джима сверху вниз, глаза его вылезали из орбит, рот был разинут от удивления, словно он схватился за провод под напряжением, который теперь не мог выпустить из рук. Джим медленно встал, по-прежнему держась за лезвие. Даниэль наконец выпустил Линду, она упала на пол.

— Ты не понимаешь, что с тобой происходит, Даниэль? Что ж, это естественно. Я целый год пытался понять, даже думал, что схожу с ума.

Даниэль все глядел на него.

— Теперь ты видишь мир таким, каким его вижу я, — сказал Джим. — Мне пришлось научиться с этим жить. Большинство людей видит вещи такими, каковы они есть, но мне довелось увидеть также изнанку вещей. Ты думал, что принесешь мне смерть? Вот что я тебе на это скажу: я был там, ничего особенного в этом месте нет. Бывают вещи и похуже. Хочешь взглянуть какие?

Даниэль пытался покачать головой. У его ног на полу зашевелилась Линда.

— Идем, — сказал Джим, — это тут неподалеку.


Линда очнулась и тут же почувствовала чудовищную боль в шее и плечах, словно в нее вонзали тысячи мечей под разными углами. Голова горела, но воспоминание о последних секундах перед обмороком было ясным. И сейчас она никак не могла увязать это воспоминание с тем, что происходило на ее глазах, когда она оторвала взгляд от кровавой дорожки, которая змеилась на ковре. Она видела, как Джим Харпер ведет за руку француза, словно капризного ребенка, поднимается с ним по ступенькам, заходит в коридор, ведущий к спальням, и оба исчезают из виду.

Она услышала, как Джим говорит французу:

— Я скажу тебе, куда мы идем. Я вижу это место каждый раз, когда закрываю глаза. Я научился жить с этим. Весь вопрос в том, сумеешь ли ты?

Минуту спустя раздался крик.

Линда попыталась встать, но у нее подкосились ноги. Она вновь сумела приподняться, но пришлось ухватиться за край дивана, чтобы обрести равновесие. Она не знала, кто кричит, но понимала, что впервые слышит слабый образчик того, что называется смертным ужасом.

Отпустив диван, она пошла увереннее, направляясь в сторону спальни.

Крик доносился из маленькой комнаты-шкафа в конце коридора. Дверь в комнату медленно закрывалась, словно кто-то внутри потянул ее на себя и занялся другими делами.

Она закрылась, но не защелкнулась и распахнулась опять. В то короткое мгновение, когда комната была изолирована от коридора, все звуки внутри прекратились так внезапно, словно оборвалась пленка магнитофона.

Она подошла к двери и распахнула ее.

Посредине комнаты стоял Джим Харпер. Он был один. В руке он за лезвие держал метательный нож. Линда остановилась на пороге, не решаясь войти, он поднял на нее глаза.

«Что случилось? — хотела она спросить. — Куда он девался?» — Но у нее куда-то пропал голос.

Джим кинул нож на пол и помог ей выйти из комнаты. В гостиной он усадил ее на диван, принес полотенца, намоченные в холодной воде, чтобы приложить к кровоподтекам. В кухне он обнаружил полбутылки виски из магазина, торгующего без пошлины, — она уже успела позабыть об этой бутылке — и уговорил ее сделать несколько глотков. Виски обожгло горло, но помогло избавиться от приступа удушья.

Позаботившись о ней, он сел на диван рядом.

— Я ошибался, — сказал он. — Это еще не конец. Я вынужден покинуть тебя ненадолго. Я не знаю, сколько это продлится.

Она пыталась выяснить, куда он хочет отправиться.

— Не спрашивай. У нас все будет в порядке. Когда я покончу с ними, они не смогут добраться до нас опять.

Потом он отнес ее и уложил в кровать. У нее болело все тело и она слишком устала, чтобы сопротивляться. Он укрыл ее и пристроил Мистера Медведя у локтя.

Когда она проснулась на следующее утро, Джима уже не было.

Глава 34

Прошло несколько недель. За все это время она встретила его лишь однажды. Это случилось на улице в центре города, впоследствии она никак не могла вспомнить, где это произошло, а спустя еще несколько дней стала сомневаться, видела ли его вообще. Их разделял поток машин, она никак не могла перейти на другую сторону улицы, тогда Линда позвала его по имени, пытаясь перекричать уличный грохот, он обернулся и увидел ее. Он казался измученным и возбужденным, словно человек, сжигаемый наркотиками. Она огляделась по сторонам, стараясь отыскать место, где бы перейти улицу, но когда она снова встретилась с ним глазами, он покачал головой. Он произнес что-то, чего она не расслышала, поднял руку и сделал жест, будто мог оттолкнуть ее от себя, невзирая на снующую толпу, машины и разделявшее их пространство. Но оттолкнуть ее было не так просто, и когда поменялся сигнал светофора, она стала проталкиваться к нему, но, добравшись до того места, где он стоял, его не обнаружила, он затерялся в толпе, словно его смыло волной.

Она не слышала, что он сказал, но по губам разобрала:

— Жди. Еще не время.

А ей так хотелось услышать его голос.

Большую часть времени она теперь проводила дома. Она чувствовала себя в большей безопасности за дверью, запертой на цепочку. Она было упаковала свои вещи, потом разложила их опять. Иногда она удивлялась, когда же придет уведомление о необходимости съезжать с квартиры. С компанией она больше не поддерживала никаких контактов, а ей никто не звонил.

Когда она сидела у окна и смотрела на реку, ни о чем особенно не размышляя, мысли ее переносились в городок на берегу моря, состоявший, казалось, из мокрого шифера и тумана. При этом воспоминании она ощущала внезапную боль, словно потеряла райский сад детства. По ночам во сне ей грезилась дверь, которая не открывалась перед ней.

Она сдала свой экзамен. Теперь она ждала.

На свете бывают вещи пострашнее, чем ожидание.


Рашель услышала, как на кухне, вдали от ее спальни, звонит телефон. У ее кровати была установлена отводная трубка, но она отключила ее перед тем, как ложиться спать. «Если мне придется включать телефон и самой отвечать на звонок, утром уволю Дитера», — подумала она.

Через пару минут звонок смолк, но Рашель уже проснулась. Она слышала приглушенный голос Дитера, который разговаривал через две комнаты от ее спальни. Арендная плата за эту квартиру была так высока, что Вернер Ризингер недовольно морщился, когда заверял чек на оплату, но даже в такой квартире внутренние перегородки, похоже, сделаны из тонкого картона.

Не было смысла пробовать заснуть. Она свесилась с кровати и посмотрела на радиобудильник, стоявший на тумбочке. Часы показывали четыре тридцать. Она заставляла себя вставать в пять, чтобы уже в семь сидеть за своим рабочим столом. Так что вполне можно было налить ванну в соседней комнате, кинув туда тот дорогой пахучий состав, который ей принес Роджер, вместо того чтобы пытаться поспать еще полчаса. Найти выключатель она опять не смогла, поэтому откинула одеяло и ощупью двинулась в темноте в сторону стула, на котором оставила свой халат.

Дитер стоял в холле. Поверх пижамы он накинул халат, по лицу было видно, что он еще не совсем проснулся. Очевидно, он шел к ней, чтобы разбудить.

— Вас к телефону, мадемуазель, — сказал он. — Звонят из компании. Говорят, это срочно.

— В такое время? — удивилась Рашель.

— Они настаивают. Некто Гилберт Машуд хочет поговорить с вами.

Машуд? Она слышала о нем, но никогда не встречала.

— Я поговорю из спальни, — сказала она. — Принесите мне кофе.

Квартира Рашели находилась в дорогом особняке, перестроенном и разделенном на отдельные квартиры. Расположен особняк был в пригороде Дормаха, километрах в восьми от города. Прежде здесь размещались по очереди больница, монастырь и музей часов. Сейчас особняк разбили на восемь квартир, которые отделывала команда наиболее перспективных дизайнеров города. Именно поэтому Рашель собиралась как можно скорее выписать из Парижа специалиста по внутренней отделке: стиль квартиры очень напоминал зал ожидания в аэропорту или новейший коммерческий банк. К тому же она до сих пор не могла найти половины выключателей, хотя въехала четыре дня назад.

Сев на кровать, она включила телефон.

— Рашель Жено слушает, — произнесла она в трубку.

— Говорят из компьютерной секции, — послышался голос на другом конце провода. — У нас большие неприятности.

— В такое время?

— Мы провели здесь всю ночь. Мы сражались, но исход битвы неблагоприятен. Боюсь, мы можем потерять центральный процессор.

Она нахмурилась, пытаясь понять: Машуд ли говорит какую-то глупость, или она не окончательно проснулась?

— Как можно потерять центральный процессор?

— Хотел бы я, чтобы кто-нибудь объяснил мне это. Вся база данных искажена, мы ничего не можем поделать, чтобы остановить этот процесс. Мы перевели процессор на автономный режим три часа назад и просмотрели все, кроме архивных копий. Я боюсь их трогать, вдруг функция просмотра копий тоже под угрозой.

— Разве такое возможно?

— Нет, невозможно. Но именно так все и случилось. Я пытался связаться с членами правления, но вы первая, до кого я смог добраться.

— Я приеду, — сказала Рашель. — Постарайтесь связаться с остальными.

Положив трубку на место, она некоторое время сидела неподвижно, пытаясь осмыслить услышанное. Все это было очень серьезно. Через центральный процессор проходили все разнообразные и сложные деловые операции компании. С другой стороны, проблема эта чисто техническая и решение у нее должно быть тоже техническое. Нужно только найти хороших специалистов и вызвать их. Если люди Машуда не в состоянии разобраться в этом, пусть поищут работу в другом месте.

Она не станет принимать ванну, а поедет прямо туда. По первому сигналу тревоги она окажется на месте действия. Она повернулась и только тут заметила, что в комнате кто-то есть. Наверное, Дитер принес кофе, решила она. Вечно подходит так, что его не услышишь. Человек сделал шаг вперед, и она поняла, что ошиблась.

— Привет, Рашель, — сказал Джим Харпер.

Она застыла, почувствовав, как побледнело лицо, ей вдруг стало холодно. Она была в рубашке, но ей показалось, что она стоит голая.

— Джеймс, — выговорила она, улыбаясь, но улыбка плохо держалась на лице. — Как… как ты попал сюда?

— Если постараться как следует, можно многого добиться. Разве ты этого не знаешь? Ведь этому меня научила ты.

Неужели Дитер их не слышит? Хватит ли у нее выдержки, чтобы позвать его. У Дитера есть пистолет.

Джим продемонстрировал ей, что в руках у него ничего нет. Левая рука была неумело забинтована.

— Я не причиню тебе вреда. Я ищу безопасности.

— Ты в полной безопасности, — поторопилась сказать она.

Он только улыбнулся:

— Ты в этом уверена?

За его улыбкой пряталась печаль и усталость человека, который слишком часто сталкивался с изнанкой жизни. Здоровой рукой он взял стул, стоявший за дверью, и перенес его поближе к кровати.

— Я так не думаю, Рашель.

— Я стала членом правления, — сказала она, стараясь скрыть нервозность.

Тем временем он поставил стул прямо перед ней и сел.

— Ты не знал об этом? — спросила Рашель.

— Я хотел принести тебе свои поздравления, но не смог выбраться. Извини.

Рашель посмотрела на дверь, уж теперь-то Дитер должен был что-то услышать. Джим протянул руку и бездумно разглаживал смятую простыню на кровати.

— Что сделано, то сделано, Джеймс. Ты подвернулся случайно. В конце концов компания забрала свой иск обратно.

— Значит, все в полном порядке, — тихо сказал Джим.

Она смотрела на него, пытаясь понять, что он задумал.

— Чего ты хочешь, Джеймс?

Джим взглянул на нее:

— Ты хочешь мне что-то предложить?

— Может быть, тебя устроит сделка с более приемлемыми условиями?

— Это будет нетрудно. Для меня любая сделка окажется лучше того, что у меня есть.

Рашель заставила себя немного расслабиться:

— Давай в четыре утра не будем ходить вокруг да около. Я не могу изменить того, что уже случилось. И не стану притворяться, будто не имела к этому никакого отношения. Это твое дело. Весь вопрос в том, как нам поступить дальше.

— Под словом «нам» ты имеешь в виду компанию?

— Естественно.

Джим наклонился вперед, уперев локти в колени и потер затылок. Он зарос щетиной, словно дня два не брился, покрасневшие глаза говорили о том, что спал он тоже не слишком много.

— Все дело во мне. Не стоило доверять тебе, но, по крайней мере, я знал, с кем имею дело. Но что такое компания? Разве она дышит, спит, плачет? Она может сделать больно, но ей сделать больно нельзя. Можно попробовать бороться с ней, но страдают от этого только те, кто случайно подвернулся под колеса.

Рашель посмотрела на телефон. Интересно, удастся ли ей снять трубку так, чтобы он не заметил? Она спросила:

— Что ты сделал с центральным процессором?

— Просто небольшой вирус, — сказал Джим. — Мне показалось, что это будет вполне уместно.

— Вирус, который сочинил твой приятель?

— Он умер, — сказал Джим.

На нее смотрели глаза, в которых отражался тусклый отблеск лунного света в омуте.

— Я постараюсь что-нибудь придумать для тебя, Джеймс. Я прекрасно понимаю, сколь многим тебе обязана.

Он смотрел на нее по-прежнему, но в его взгляде не было угрозы, скорее сожаление и печаль.

— Ты знаешь, — сказал он, — было время, когда я был готов переплывать реки и сражаться с акулами ради тебя. Ради того, чтобы просто быть рядом с тобой, добиться твоего внимания.

— Мне очень жаль, Джеймс. Но в этом моей вины не было.

Он опустил глаза.

— Да. Я знаю.

Понемногу к Рашели стала возвращаться уверенность. Его внезапное появление потрясло ее, но теперь в ней крепло убеждение, что он действительно ее не тронет. «Я справлюсь с ним», — подумала она и сказала:

— Итак, чего же ты хочешь? Денег?

Он опять взглянул на нее:

— Я уже сказал тебе, я хочу безопасности.

— А я уже сказала тебе, что с тобой все в полном порядке.

Он встал со стула и отодвинул его в сторону, освобождая ей путь к отступлению.

— Мне нужны более надежные гарантии, — сказал он. — Пойдем, ты поглядишь на одну вещь, ладно?

— Конечно, Джеймс. — Она пыталась казаться веселее, чем было у нее на душе. — Я не против.

Он проводил ее до двери в ванную.

Вдруг ей стало страшно зайти туда вместе с ним, она больше не была так уверена в безобидности его намерений. Они находились на третьем этаже, другого выхода из ванной не было.

— Постой. Пожалуйста, — сказала она. — Ты меня пугаешь.

Он отступил на шаг назад.

— Я же сказал, что не причиню тебе вреда. Ты можешь войти одна. Я подожду тебя здесь.

Она кивнула головой, лихорадочно соображая: дверь в ванной запиралась изнутри, и еще там был звонок, чтобы вызывать Дитера. Она испугалась, что он все поймет по ее лицу, и отвернулась. Между тем Джим сел на край кровати, откуда он мог наблюдать за дверью.

Она вошла в ванную комнату и быстро захлопнула за собой дверь. Последовать за ней он не мог. Интересно, что такого она должна была здесь обнаружить?

Сначала она ничего не поняла. Потом не смогла поверить тому, что увидела.

Это была совсем не ванная комната. Она очутилась в каком-то другом месте, кроме того, она была не одна. Кругом были головы с пустыми глазами, никто не проявил никакого удивления, никто ее не приветствовал. Здесь был Вернер. Здесь был Роджер. Ее окружали лица, которые она привыкла видеть за большим круглым столом в зале заседаний правления на верхнем этаже компании — старики с оплывшими телами и маленькими цепкими глазками. Никто, кроме Даниэля, не улыбался. На лице Даниэля была широкая ухмылка. Он опускал свою рубашку.

— Я оставлю тебя тут на некоторое время, — послышался из-за спины голос Джима Харпера. — Я пока не решил, на сколько.

Пока она оборачивалась, чтобы ответить ему, прошло мгновение. Но когда она обернулась, слушать было некому. Ужас медленно сковал ее тело.

Уже несколько недель она грезила о дверях.

Но в этой комнате, в стране кошмаров, их не было.


home | my bookshelf | | Властелин страны кошмаров |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу