Book: Будем жить!



Будем жить!

Анатолий Галкин

Будем жить!

Глава 1

Казалось, что лежащий на столе мобильник специально выбрал для звонка эту минуту, когда в комнате на втором этаже дачного дома зависла тишина.

Еще недавно Максим возбужденно шутил, подливал в бокалы вино, произносил тосты о красоте сидящей напротив него Кати, вспоминал их давнюю любовь, удивлялся их тогдашней глупости, разлучившей их на долгие годы.

Потом… Что было потом? Да, он в первый раз спросил её о том, что в анкетах называется семейным положением. Катя ответила так как он и предполагал: «Есть муж. Есть сын…» Всё нормально. А как ещё могла ответить тридцатилетняя женщина? Да ещё такая красивая… Максим убеждал себя, что другого ответа он и не ждал. Но врать себе не получалось. Ждал! Ему хотелось от неё томного вздоха и признания: «Я до сих пор одна. Было много предложений, но после тебя мне никто не нужен…»

Катя вглядывалась в его глаза. Ей казалось, что Максим всё понял, но она ошиблась.

Глядя Максиму в глаза, Катя произнесла фразу, которую в последние дни повторяла сотни раз. Эти слова ей очень не нравились. Они отдавали дешевым мексиканским сериалом, но других она придумать не могла.

– Ты всё правильно понял, Максим. У меня есть ребёнок, который очень похож на тебя… Это твой сын… Ему десять лет.

В комнате повисла тишина, которой и воспользовался мобильник Максима. Он добросовестно прозвенел мелодию о Венском лесе. Помолчал и, обиженный невниманием запищал старый австрийский вальс снова… Когда трели Штрауса зазвучали в третий раз, Максим понял что мобильник в некотором смысле спасает его от идиотского положения. После десяти секунд молчания изображать бурную радость было уже поздно. Предлагать девушке сделать аборт тоже поздно…

Максим взял трубку, из которой послышался незнакомый голос:

– Меня за вами прислали, Максим Петрович. Вам срочно в офис надо вернуться.

– Вы кто?

– Сидоров я. Из охраны. Новенький я.

– Вы где?

– Да здесь я рядышком. У ворот вашей дачи.

– Что случилось?

– Сплошной кошмар! После банкета кто-то в ваш кабинет забрался. Сейф пытались вскрыть… Ужас! Меня за вами ваш зам прислал, Забровский Игорь Игоревич.

– Сейф не вскрыли?

– Нет. Охрана спугнула…Сейф почти целый. Дырок только много.

Они его газовой сваркой пытались… Замок опять же покорёжили. И горелым изнутри тянет. Но, я думаю, вскрыть не смогли… Хотя, может и вскрыли.

– С тобой, Сидоров, всё ясно… Жди внизу. Сейчас спущусь.

Максим виновато посмотрел на Катю и вдруг понял, что она не такая как все другие. Вернее он смотрит на неё не так, как на других. Все остальные отличались лишь степенью знакомства: незнакомки, мимолётные знакомые, очень близко знакомые… Только что Катя была одной из них. И вдруг всё перепуталось. Все его знакомки-незнакомки затуманились, отошли на десятый план и их заслонила одна Катя, одна единственная… Нет, оно и на самом деле так. Насколько Максим понимал в этих делах, только Катя могла произнести: «Я мать твоего ребёнка…» Не будущего ребенка, не младенца запеленатого, а десятилетнего пацана…


Дрожащим голосом Максим попросил:

– Только не уезжай, Катюша. Я через час вернусь. Гнать буду но вернусь через час… Ты позвони своим. Соври что-нибудь. Только не уезжай.

– Некому мне врать, Макс. Я девушка свободная. Сын наш в Крыму. Муж у своей мамы ночует… Он, можно сказать, уже бывший муж. Развожусь я со Щепкиным.

– Щепкин? Витька? Как это так получилось?

– Элементарно, Макс! Одиннадцать лет назад ты исчез, а он оказался рядом… Подполковник милиции… Забудем о нём. Псих он и сволочь… Ты, Максим, назад будешь ехать, так не гони. Никуда я не денусь. Приберу пока, кровать постелю. Где у нас спальня?

Последние слова добили Максима окончательно. Он почувствовал, что не сможет произнести и двух слов. Ответом на последний вопрос Кати был жест. Максим застыл в позе памятника, указывающего путь в светлое будущее.

Катя расхохоталась, подскочила, поцеловала, развернула Максима лицом к лестнице и шлёпнула по заду.

– Беги, любимый … Я буду ждать тебя.

Скатившись с лестницы, Максим пробежал через холл и остановился перед входной дверью. Она была не заперта. Более того – она была приоткрыта… Странно!

За калиткой странности продолжились: метрах в пятидесяти от ворот весело мигал огоньками джип «Чероки». Такого авто на фирме Максима не было. Да и все сотрудники по примеру шефа поддерживали отечественного производителя и катались на скромных «девятках».

Максим быстрым шагом подошёл к джипу, но в последний момент тот рванул с места, и, взвизгнув тормозами, замер под дальним фонарным столбом. Из окошка водителя высунулась голова и закричала:

– Бегите сюда, Максим Петрович. Там неудобно было. Лужа там.

Максим даже не стал осматривать место, где только что стоял джип. Дождей не было уже месяц и лужи там не могло быть потому, что её там быть не могло.

На бегу Максим уже приготовился высказать охраннику Сидорову всё, что он о нём думает… Максим Жуков считал себя излишне мягким и деликатным человеком, но в нужные моменты умел круто строить фразы из ненормативной лексики. И не в один этаж.

Джип блестел под фонарём всеми оттенками мокрого асфальта. Грязь на машине была, но только на одном месте – на заднем номерном знаке.

Яростный Максим уже схватился за ручку джипа, но тот вдруг заревел и рванулся вперёд. Всё это было так неожиданно, что Макс потерял равновесие и, пролетая вслед за машиной, скатился в придорожную канаву. Переломов и сотрясений он не получил, но коленка была разбита, рубашка на плече порвана, а щека проскользила по зарослям шиповника.

Лёжа в канаве, Макс вдруг ощутил под левой рукой холодный булыжник. Небольшой с антоновское яблоко. А по звуку мотора было понятно, что джип опять остановился в пятидесяти метрах. Эти два обстоятельства слились в элементарный план действий.

Максим встал и, сжимая в руке булыжник, захромал к машине, из которой опять появилась морда водилы Сидорова:

– Как же я так неаккуратно! Я думал, Максим Петрович, что вы уже сели… Бегите сюда. Я подожду.

– Подожди, друг Сидоров. Я быстро не могу. Ногу подвернул.

Коленка у Максима болела, но не очень. Он мог даже бежать. Однако, двигался медленно, хромая и покачиваясь. Сидоров должен быть уверен, что его соперник деморализован и почти обездвижен.

Максим продвигался неторопливо, изображая, что его оставляют последние силы… Когда до ненавистного джипа оставалось чуть больше пяти метров, он спружинился и рванулся к заднему бамперу.

Еще до того, как взревел мотор и шины стали плеваться мелким дорожным гравием, Максим успел стереть грязь с части номерного знака.

А еще он успел перекинуть в правую руку булыжник и метнуть его в спину удаляющегося врага.

В темноте он не увидел своей победы, но по звонкому звуку дробящихся осколков он понял, что не промахнулся.

И это еще не вечер! Завтра Максим найдет раненого зверя и добьет. А куда он денется этот «Чероки» с номером «пять, пять, два» и без заднего стекла?

Макс пошарил в кармане – мобильник оказался счастливей своего хозяина. Ни одной царапины.

Телефон дежурного в офисе ответил сразу:

– Фирма «Форт». Слушаю вас.

– Это ты, Ларин?

– Так точно, Максим Петрович.

– У нас все в порядке?

– За время моего дежурства происшествий не случилось.

– А где Забровский?

– Ваш зам с вами отбыл. Сразу после банкета… И больше на связь не выходил.

– Понятно… Счастливо отдежурить, Ларин.

Нажав кнопку отбоя, Максим понял, что звонок в офис только запутал дело. Это хорошо, что там «происшествий не случилось», но джип-то был… На шутку это не очень похоже. Даже на дурацкую.

Максим направился к дому и с его приближением в голову стали приходить приятные мысли. Вот сейчас Катя встретит его, пожалеет, вытащит из щеки колючки шиповника, разденет, помоет, смажет коленку йодом и поведет в спальню.

Калитка была распахнута настежь. Входная дверь в дом тоже.

Раньше Максим не замечал, что деревянная лестница в его доме так скрипит. Или просто никогда раньше он не поднимался по ней так осторожно и в такой тишине. Он даже успел подумать: «Мертвая тишина» и через три секунды с ужасом понял, что был прав…

В комнате многое изменилось, но Максим смотрел в одну точку, в кресло, где сидела Катя. Он даже не замечал, что платье на ней разорвано, что содержимое из её сумочки разбросано по полу, что вокруг валяются стулья, тряпки, книги… Он смотрел на рукоятку ножа, который торчал в Катиной груди. Даже не на всю рукоятку, а на самый ее конец, где был знакомый ему скол, щербинка величиной с копейку.

Это был его нож! Очень давно на пикнике от бросил его в сосну. Два раза воткнул, а на третий разбил у ножа рукоятку… Об этом знали все… Потом нож постоянно лежал на его рабочем столе. И об этом знали все… И сегодня утром он тоже лежал.

Максим потянулся к ножу, но вдруг вспомнил фразу из какого-то детектива: «…вынимать можно или на операционном столе, или из трупа».

Рука безвольно скользнула по рукоятке и уперлась в грудь – мягкую, теплую и липкую… Максим отдернул руку и машинально вытер кровь о рубаху.

У него перед глазами возник удаляющийся джип. В нем не мог быть убийца, но там соучастник. И его еще можно догнать.

Максим схватил со стола барсетку с деньгами и документами и бросился вниз к машине. Час назад он думал, что придется провожать Катю и ключ оставил в замке зажигания…

Уже перед входной дверью он услышал визг сирен… Оказавшись на крыльце он увидел, что через калитку врываются крепкие ребята в серой форме.

Когда ему заломили руки за спину, на участок вошел майор, а с ним двое гражданских в необычной форме одежды; старушка в халатике на ночную рубашку и ее муж, отставной генерал в трусах и телогрейке. Это были добродушные соседи Максима, которых, понятное дело, только что сорвали с кровати и пригласили в качестве понятых.

Майор быстро поднял всех на второй этаж и сразу же нашел нужную комнату:

– Смотрите, понятые. Это убитая. Обратите внимание на нож у нее в груди. Рукоятка с особым сколом… а это наш подозреваемый. Кровь на рубашке, щека расцарапана… Картина преступления, очевидно, такая: он пытается ее изнасиловать, рвет ей платье…

Майору надо было бы стать актером. Он говорил громко и убедительно жестикулировал. Его единственными зрителями были понятые, но он, вероятно, считал, что они сидят в двадцатом ряду.

Тем временем два сержанта делали свое дело. Один, ухватившись за автомат, перекрыл дверь. Второй же, веселый коротышка раскрыл наручники и, чуть позвякивая ими, подошел к Максиму.

На стресс, как и на алкоголь, люди реагируют по-разному. Одного заклинивает, а у другого голова начинает работать в сто раз быстрее. Максим относился ко второй категории. За эти секунды под звон наручников он понял две вещи. Первое: в такой ситуации любой суд признает его виновным. Хоть дюжину присяжных позови, хоть пять дюжин… И второе: под окном машина, а в ней ключи зажигания.

Максим слишком высоко протянул руки. Коротышка машинально встал на цыпочки и развел локти. Он никак не ожидал, что вялый, подавленный майоровским криком подозреваемый возьмет его за бока, поднимет в воздух, развернет и бросит к двери.

Оба сержанта покатились в сторону лестницы и вставали долго, мешая друг другу. А стоявший спиной майор даже услышав грохот не смог быстро оторваться от зрителей.

У Максима было пять секунд, во время которых он схватил барсетку с документами, взлетел на диван, вышиб плечом окно и выбросился на пологую крышу веранды. Несколько кувырков и он свалился около своей машины, раздавив шикарный куст пиона… Теперь надо вырулить на площадку, для разгона чуть подать назад и на скорости вышибить ворота вместе с замком.

Первым наверху пришел в себя майор. Он выхватил у коротышки автомат, рывком открыл второе окно и попытался прицелиться по мятущейся внизу машине. Он стрелял по крыше над местом водителя, но «девятка» уже рванулась к воротам и очередь прошила задние сидения и багажник.

Вторая очередь угодила в пустоту: в соседский забор, в дорогу и в поваленные на нее ворота.

Майор отошел от окна и протянул автомат коротышке, но тот глупо улыбался и невнятно докладывал:

– Врача надо, товарищ майор.

– Кому?

– Потерпевшей… Она не совсем убитая. У нее только вид такой…обманчивый. Шок у нее и легкое ранение.

– Как легкое? А нож по самую рукоятку?

– Я посмотрел. У нее, товарищ майор, грудь такая… пышная, а лезвие у ножа, должно быть, короткое…

Майор подошел к креслу… Катя медленно приподняла ресницы, осмотрелась, прикрыла рукой оголенную грудь и попыталась встать…


Максим сразу же оставил мысль догнать «Чероки». И время потерял много, пока с ментами разбирался. И, главное, через пять минут на него объявят план «Перехват». Значит, от погони надо отрываться «партизанскими тропами». А такие дороги Макс знал хорошо. После дальних пикников ему часто приходилось возвращаться на дачу так, чтоб ни один пост ГАИ по дороге не встретился.

Погоня… Две пары фар вслед за «девяткой» скакали по дачно-проселочным дорогам. Скакали и не отставали. Даже приближались… Макс вспомнил о смешном сувенире, который ему вручили полтора года назад и который все это время пылился в багажнике.

На крышке коробочки были изображены две молоденькие певички со звонкими голосами и с неприличным поведением. Сувенир назывался так же, как и одна из их песен: «Нас не догонишь!»

В коробочке был десяток ежей, сваренных из гвоздей среднего размера. Попадись такой на дороге и любой шине каюк.

На ровном участке бетонки Максим притормозил, выскочил к багажнику, извлек коробочку, мысленно поблагодарил шутника, вручившего ему эту безделушку и разложил на дороге все десять ежей.

Пока он возился погоня приблизилась. Уже набирая скорость в зеркало заднего вида Максим успел заметить как закрутило и отбросило в кювет первую машину. Вторая ударилась ей в крыло и вовсе перевернулась.

Максим понял, что теперь жить станет легче, жить станет веселее. Он даже попытался вспомнить мотивчик и пропеть песенку неприличных девочек: «Нас не догонишь… Нас не догонишь…»

В три часа ночи ему надоело петлять по лесным дорогам и элементарно захотелось спать.

Москва осталась далеко позади. Впереди редкие деревеньки, леса и Ока. Через нее вброд не переехать. А мосты лишь в крупных городах. Там-то его и ждут… С рассветом надо в каком-нибудь овраге бросить машину, купить у местных мужиков одежду… Купить одежду? А в барсетке у него только доллары. Местный народ, должно быть, не очень доверяет этим зеленым бумажкам…

«Девятка» резво скатилась с пригорка в березовую рощу… В предрассветный час Максим никак не ожидал встретить кого-нибудь на проселочной дороге. Да и за кустами он не мог их видеть.

В глубине рощи перегородив дорогу стояли две машины. Одна была довольно далеко, а та, что поближе, съехала с колеи и кособоко уткнулась капотом в заросли орешника. Перед ней лежал мужчина в белой рубашке, а трое других стояли рядом и методично били лежащего ногами.

Максим понял, что нарвался на легкую бандитскую разборку. Встревать в нее не хотелось, но тормозить и разворачиваться было уже поздно.

Вдавив поглубже педаль газа, Максим попытался проскочить… Не удалось!

Один из бандитов вскинул автомат и полоснул сначала по колесам, потом по лобовому стеклу. «Девятка» задергалась, соскользнула с дороги, два раза перевернулась и замерла, встав на свои собственные дырявые колеса.

Максим выполз из машины, но после кувырков по поляне не смог сразу встать на ноги. Тем более не мог бежать. А надо было бы!

От стоявшей у орешника машины отошел один из троих. Начало светать и Максим хорошо видел, что в руке бандита поблескивает ствол пистолета. «Хорошо, что не автомат. Им мог бы издалека добить. А тут подойдет почти вплотную и прицельно – контрольный в голову…»

Бандит шел вразвалочку, растягивая удовольствие. Он видел, что Максим жив, что он с ужасом смотрит на приближающуюся смерть, что лежит в странной позе с разбитой коленкой, с вывернутой правой рукой и с кровью на рубашке.

Бандит подошел очень близко. Поиграл пистолетом: сначала направил ствол Максиму в грудь, потом в нижнюю часть живота, вздохнул и начал прицеливаться в голову.

Больше медлить было нельзя. Резким ударом левой руки Максим выбил ствол, а правой рукой обхватил ноги противника. Рывок – и парень, хватая руками воздух, рухнул на спину. Затылок очень удачно впечатался в корявый березовый корень.

Бандит пришел в себя секунд через двадцать. За это время Максим стянул с него черную ветровку, рубашку, бейсболку… Когда парень начал приподниматься, Макс навел ствол, отвернулся и нажал спусковой крючок.

Все это происходило за разбитой «девяткой» и братки саму схватку видеть не могли… Выстрела же они ждали.

Максим в черной ветровке и американской кепочке вразвалочку приближался к месту, где двое били ногами лежачего. В промежутках они о чем-то спрашивали пленника. Кроме ярких ругательств основным значимым словом был вопрос: «Где?»



Приближаясь, Макс пониже натянул бейсболку… Первого удалось вырубить просто: он был абсолютно лысым и ничто не смягчало удар рукоятки пистолета… Второй же стоял в трех метрах и у него был автомат… Пришлось стрелять.

Максим Жуков был родом из очень приличной семьи. Все его предки, насколько он мог знать, были из той прослойки, которая именовалась интеллигенция. И, казалось, все они – учителя, юристы, врачи, художники – все они собрались вместе и гневно смотрят на своего непутевого потомка, на первого в их роду душегуба…

Лысый пошевелился, что-то замычал и даже попытался подняться. Это несколько приободрило Максима – одним трупом на его совести меньше… Не дожидаясь, пока его противнику вернется боевой дух, победитель рванул на груди рубаху, располосовал ее и связал невнятно матерящегося бандита.

Пока Макс занимался непривычным для себя делом, пошатываясь, встал тот, кого недавно избивали.

Спасенный был неопределенного возраста. Синяки на лице и всклоченные чуть седые волосы делали его похожим на вокзального бомжа. Одежда, особенно после долгого ползанья по болотистой лужайке, тоже соответствовала образу бездомного бродяги. Подходило все, кроме глаз и выражения лица.

Максим вспомнил фразу из знаменитого фильма: «У тебя же, Шарапов, десять классов на лбу написано!» Так вот у спасенного бомжа на лбу было не только десять классов. И даже не высшее образование. А минимум – аспирантура физмата.

Морщась, он ощупал свои ребра и удовлетворительно заметил:

– Все цело. Я так и думал… Убивать меня они не собирались. Им меня живого заказали…

Он вдруг резко повернулся к своей машине и, пошатываясь, поспешил к тому месту, где почти уткнувшись в лобовое стекло лежал на руле водитель. Пулевое отверстие в районе виска с очевидностью говорило, что пульс можно не прощупывать.

«Бомж» повернулся к подошедшему Максиму:

– Жаль парня… Простите, я вас даже не поблагодарил.

– Пустяки.

– Хорошенькие пустяки. Это профессионалы. Один троих стоит. Считайте, что вы одним махом девятерых уложили… А я и спасибо вам не сказал, и не представился… Иванов Иван Иванович.

Максим улыбнулся. Псевдоним был очень очевидным, из разряда: Иванов – Петров – Сидоров… И еще: бомж – Иванов, называя свое имя, шаркнул ножкой и наклонил голову. Ну, прямо как в пажеском корпусе или в английском королевском клубе.

– Меня зовут Максим. Честное слово!

– Верю… Только зря вы, Максим, тому типу автомат оставили. Хотя правая рука ему не подчиняется, но… Вот он и глаза открыл.

Максиму опять полегчало. Второй труп соскочил с его совести и предки уже смотрели на него не так сурово.

Автоматчик был ранен в плечо. Причем, навылет. Рана не простая, но далеко не смертельная. Только бы кровью не истек.

Пока возились с перевязкой, на поляне появился третий труп. Он шел с поднятыми руками и с прострелянным ухом. От удара затылком о березовый корень и от выстрела в упор он оказался в полном шоке. Ему бы в лес бежать, а он шел к тому, кто только что стрелял в него.

Максиму еще раз полегчало. Убийцей он не стал, а значит, не опозорил свой род потомственных интеллигентов… Предки Макса удовлетворенно переглянулись и спешно улетели назад в свои райские кущи, по пути обсуждая, что потомок их парень неплохой, но стрелок никудышный…

Когда повязали бандита с рваным ухом, Иванов опять подошел к своему шоферу.

– Жаль парня. Не надо было ему со мной связываться… Что делать будем, Максим? Пойдем-ка к твоей «девятке». Там все обсудим без чужих ушей.

Если Иванов надеялся, что «девятка» на ходу, то зря. Максим точно знал: пробиты оба передних колеса. В моторном отсеке тоже могло быть все перебито, но это уже и не важно – без колес все равно не поедешь.

Больше всего Иванова заинтересовала дырка в багажнике и над задним сиденьем:

– Странненько… Не машина, а решето. Это отчего тут у тебя такое, Максим?

– Стреляли.

– Понятно… В тебя сегодня дважды стреляли?

– Дважды.

– Первый раз как-то сверху. С моста что ли?

– Из окна.

– Бандиты?

– Менты.

– Я, Максим, не вправе тебе вопросы задавать. Не я тебя спас, а ты меня… Можешь в двух словах пояснить свои проблемы?

– Могу… Вчера вечером меня подставили. Кто-то на даче убил мою знакомую, а все улики на меня… Пришлось бежать.

– Верю… Пойдем работать. Нам надо этих троих гавриков загрузить в их машину и оставить где-нибудь на большой дороге. Здесь их могут долго не найти, а этот с плечом до вечера не дотянет… Не люблю трупы оставлять… У тебя документы с собой?

Максим протянул барсетку. Иванов вынул паспорт Максима, одобрительно оценил толстую обложку, усилил ее пачками долларов и весь этот сверток засунул вглубь барсетки, во внутренний карман под молнией…

До своей машины бандиты доковыляли сами. Убитого водителя Максим с большим трудом переместил в свою девятку. В последний момент Иванов снял с него куртку и передал Жукову.

– Держи. Там во внутреннем кармане бумажник с документами. Твой бумажник! И документы твои. Теперь ты Станислав Силаев… И, кстати, Стас, могу сказать, что погибший в своей «девятке» Максим Жуков был очень на тебя похож.

Иванов надел на руку убитого барсетку с паспортом Максима, плеснул в салон два-три литра бензина и махнул рукой.

– Иди, Стас, к машине… Я сам зажгу.


К полудню они были уже в ста километрах от того места, где на шоссе оставили машину с бандитами. Сюда, к большой реке они добирались на нескольких попутках, запутывая след.

Бессонная ночь и нервные заморочки выбили их из колеи. До того места, куда они направлялись, было три часа хода, но ноги упорно не хотели идти вперед. Иванов скомандовал:

– Привал! До восьми вечера спим, а к полудню будем дома.

– И что это за дом?

– Очень для нас подходящий дом. Это, Стас, сторожка смотрителя шлюза… Очень уютное место. За сто метров все колючей проволокой огорожено… «Нива» старенькая в гараже. Моторка своя… Шлюз, правда, уже двадцать лет не работает, но должность такая осталась. Со служебной площадью и зарплатой в двадцать баксов… И еще, Стас, не называй меня больше Ивановым. Я теперь Гуркин Илья Ильич… Понятно, что я такой же Гуркин, как ты Силаев, но по документам так, а значит, так оно и есть… Зови меня просто Ильич.

Они нарезали охапки осоки у реки, постелили под кустами и завалились спать под стрекот кузнечиков и веселый гул шмелей.


Сторожка смотрителя оказалась солидным каменным домом. Сооружение было облупившимся, с ржавой залатанной крышей, но крепким, достаточно просторным и уютным. Особенно вечером, когда они разжигали огонь в русской печи.

Дом стоял на узкой полоске земли между собственно шлюзом и Москвой-рекой. До ближайшей деревни было три километра, но ее жители сюда не ходили. По весне все вокруг заливало водой и домик смотрителя оказывался на островке.

Когда вода спадала, то на огромном пространстве вокруг шлюза оставалось множество болотистых озер с зарослями осоки и кое-где ивы. Подхода к реке не было и рыбаки это место не жаловали.

Зато на островке вокруг сторожки речной откос зарос огромными деревьями и обещал удачную рыбалку. Но все это за двумя рядами колючей проволоки, которыми тридцать-сорок лет назад огородили «стратегический объект».

Первые осенние месяцы охрана шлюза провела в трудах праведных. Они готовились к зиме. Пилили и кололи заваленные ураганом березы, закупали ящиками продукты, совершая рейды на моторке или в сухую погоду на старенькой «Ниве».

Максим отпустил усы и стал почти неотличим от фотографии в паспорте, где значилось: Силаев Станислав Петрович, уроженец города Керчь.

У Стаса в сторожке оставался чемоданчик с архивом: документы, фотографии, письма. Всматриваясь и вчитываясь во все это, Максим начинал считать жизнь незнакомого ему человека своей жизнью. С ним случилось нормальное раздвоение личности. Он очень жалел парня, сгоревшего в «девятке» и часто ловил себя на мысли, что думает о погибшем как о Максиме Жукове, а жалеет его он, Стас Силаев.

Но Гуркин не мог проникнуть в душу нового Стаса и понять, что тот не просто вошел в роль и сжился с персонажем, а полностью перевоплотился в него без всякой системы Станиславского. Кроме того, мудрый Ильич понимал, что, сверяя документы, менты будут смотреть на фото, а не на внутренний мир. Поэтому он часто ворчал:

– Похоже, но не одно и то же… Ты, Стас, сильно изменился за последний месяц. Надо бы тебя чуток подправить. Уши немного оттопырить, скулы выделить… Нос нормальный, но когда сбоку смотришь, горбинки не хватает…

Это оказалось не ворчание ленивого смотрителя шлюза, а размышления человека дела.

Через неделю Ильич отвез Стаса в Коломну и на неделю сдал его в маленькую частную и практически подпольную клинику. За все время Стас в этом заведении видел лишь главного, возможно, единственного врача и одну медсестру. Скорее, медтетю.

Врач оказался весельчаком и из его трепа Стас понял, что секретность клиники вынужденная:

– Вы, дорогой мой, у меня первый мужчина за последние два года. Обычно я удовлетворяю дам. Почти вся местная элита женского пола через меня прошла. Их лица, разумеется… Так вот, каждая из них, появившись с новым лицом, заявляет, что прилетела из Парижа. Для них очень важно не как их омолодили, а кто это сделал. Это две большие разницы для них: гладил их морщины какой-нибудь Жан-Жак с Елисейских полей или доктор Фрумкин со второго Пролетарского тупика… Обидно. Не за себя, а за… Державу обидно.


Вид возвратившегося Стаса полностью удовлетворил Гуркина:

– Вот теперь тебя люблю я, вот теперь тебя хвалю я, наконец-то ты, Силаев, на себя, брат, стал похож… Давай-ка по рюмашке и к столу. Праздник у нас сегодня.

– Какой?

– День рождения.

– Чей?

– А ты, Стас, давно в свой паспорт заглядывал? Сегодня 4 октября. Твой день рождения. Как у Есенина, кстати… А стукнуло тебе сегодня двадцать восемь… А сколько Максиму было?

– Тридцать два.

– Так вот, еще один повод выпить. Ты почти на пять лет помолодел. Ровно через два года по второму разу будешь тридцатник отмечать… Пойдем к столу. Я всю неделю ждал твоего возвращения.

Гуркин действительно ждал Стаса. Ждал и смог удивить. Открыв заслонку русской печи он вытащил на стол поднос с гусем, вокруг которого румянилась картошка и с десяток сморщенных ароматных антоновских яблок.

После пятой рюмки шутливый разговор начал становится задушевным.

– Мы с тобой, Стас, здесь в развалюхе живем, но мы люди. Ты согласен? А есть другие. Не люди они, а выродки. Но они наверху и себя почти богами считают… Вот этого нельзя терпеть. Ты согласен?

– Согласен я. Нам давно поговорить пора. Я же вижу, Ильич, что ты эти полтора месяца ничего меня не спрашивал о нем… о Максиме.

– Да, берег я тебя. Не хотел до времени рану бередить. А теперь пора… Наливай, Стас! Выпьем за месть. Те, кто подставил Максима Жукова не должны торжествовать. Делали они свое грязное дело осознано и жестоко. И наша месть будет жестокой, но честной и красивой.

– А кому мстить, Ильич? Если бы я знал.

– Верный вопрос… Но у нас с тобой две головы. И они не только для того, чтоб шапки на них носить. У нас целая зима впереди. Помозгуем и вычислим этих выродков… Мне правда легче было. Я мстил, точно зная кому и за что… Ты мою историю не забыл?

Такое Стас забыть не мог. Дело не только в ярком сюжете, дело в том, как Гуркин рассказывал о своей жизни, в блеске глаз, в интонациях, в которых была и любовь, и яростная ненависть, и сладкое торжество мести.

Илья Гуркин к сорока годам имел все: крепкую семью, просторную квартиру в центре Москвы и модную профессию программиста. В своем «почтовом ящике» он занимал самую высокую неруководящую должность. Он был ведущим специалистом и имел прозвище «компьютерный гений».

С началом перестройки все развалилось. Но не для всех. Гуркин с друзьями начал развивать банковское дело. Потом они перескочили на нефтяной бизнес. И везде Илья Ильич был ведущим специалистом и соответственно «гением», сначала банковским, а потом нефтяным.

И вдруг в какой-то момент, когда доходы стали зашкаливать за сотню миллионов баксов, все развалилось, но так аккуратно, что все денежки Гуркин и все его фирмы и фирмочки перешли к трем его друзьям. Он бросился к ним. Ему посочувствовали, но предупредили: «Не дергайся. Твой поезд ушел. Будешь качать права – пожалеешь». Он не послушался…

Для оплаты адвокатов пришлось продать квартиру и все, что в ней было, но дела упорно разваливались, не доходя до суда.

Гуркин понял, что судебные тяжбы не приведут к успеху и стал применять другие способы борьбы.

Он должен был понять, что те, кто его предал, не остановятся ни перед чем. Но он не чувствовал этой опасности.

Однажды вечером он притормозил свою машину возле станции метро. Через минуту возвращаясь с пачкой сигарет он сначала увидел столб огня, а потом взрывной волной его впечатало в один из киосков… В машине оставалась жена Гуркина и двое детей.

Что произошло дальше Стас не совсем понял. Спрашивать Ильича после таких воспоминаний было неудобно, а сам он завершил рассказ несколькими сумбурными фразами: «Я мстил им три года… Из квартиры взял компьютер и две тысячи баксов. Хватило как раз до первых успехов… В разных городах углы снимал. Неделями на воздух не выходил… Прошлым летом я вернул свои деньги, потом разорил вчистую тех троих выродков. Мне бы остановиться, но не смог. Вошел во вкус. Я слишком много знал и умел. Начал крушить самых жирных акул… Этим летом понял, что доигрался. Обложили меня, обложили… Стаса Силаева… ну того, первого я недавно к своим делам привлек и о нем они ничего не знают… Нам бы с тобой до весны продержаться… Ты представляешь, что в кейс миллион долларов влазит, а в средний чемоданчик до десяти лимонов…»

Вот такое странное завершение истории жизни Гуркина. Стас хорошо все запомнил, но до сих пор многого не понял. Как Ильич «крушил акул»? И каких? Почему здесь на шлюзе надо дожить до весны? И при чем здесь чемодан с десятью лимонами?


– Так ты, Стас, помнишь историю моей жизни?

– Это то, что ты на рыбалке рассказал? Конечно помню… Я только до конца не понял, как и кому ты мстил.

– Я еще недомстил. Самое главное впереди… Обо мне потом. Давай-ка твоих врагов выявлять. С завтрашнего дня будешь рассказывать мне о Максиме. Все, от первого крика до нашей встречи. Все: у кого игрушку в песочнице отобрал, у кого невесту отбил, у кого контракт выгодный отнял…


Гуркин был человек слова и дела. Со следующего дня они работали лишь до обеда. Потом садились за стол и Стас говорил, говорил, говорил… Ильич умел слушать, как это делают исповедники, хорошие врачи и адвокаты. Не было никакого желания что-то скрывать или приукрашивать. Тем более, что речь шла о Максиме Жукове, о человеке, который никогда уже не появится на этой земле…

Через неделю Стас закончил жизнеописание. Тридцать два года уместились в семь вечеров. Было немножко обидно за несчастного Максима Жукова. Кроме последнего дня все в его судьбе было очень гладко. Сильно он никого не обижал. И вообще: не был, не участвовал, не привлекался… Последнее, правда, не совсем верно. Привлекался! Но всего-то на пятнадцать суток и не за дело, а по дурацкой ошибке, по странному стечению обстоятельств. И было это очень давно, одиннадцать лет назад. И было это в ту самую ночь, когда он счастливый возвращался от Кати. Конечно счастливый! Произошло то, о чем он мечтал последние месяцы. И теперь он точно знал, что и Катя об этом мечтала… Он шел по ночной Москве и думал о предстоящей свадьбе. Не витал в облаках, а думал конкретно: у кого и сколько занять денег, где отмечать, покупать ли костюм или сойдет старенький твидовый пиджачок. Вопросов было много, но был один, самый главный – когда. Как бы сделать эту свадьбу не через два месяца, и не через один, а через неделю. Или еще лучше – через три дня… Он шел по полуночным переулкам и вдруг из подворотни на него рванулась толпа. Ну не толпа, а человек шесть или семь. Максима схватили и сразу же началась драка. Все били двоих. Не сильно, но основательно. Их катали по грязной дороге, пинали ногами, рвали одежду. При этом все громко орали. Выкрики были злобные, хулиганские и большей частью непечатные.

Через минуту начали зажигаться окна в соседнем доме, через две минуты разбуженные и возмущенные граждане звонили в милицию, а еще через десять минут послышался вой сирены. И моментально со сцены исчезли статисты. Всех как ветром сдуло. Остались только главные герои: двое побитых и Максим… Он бы тоже убежал, но не смог. Пострадавшие цепко держали его.

Потом они, эти пострадавшие дали показания, что Максим Жуков с дружками напал на них «из хулиганских побуждений»… Обыватели, глазевшие из ближайших окон, с удовольствием подтвердили эту версию.

Одним словом – получил пятнадцать суток и радуйся, что легко отделался…

Все это было давно и воспринималось как неприятный эпизод жизни Максима Жукова. Даже трагический эпизод, поскольку он разлучил его с любимой девушкой. Но прямой связи с последними событиями не наблюдалось. Во всяком случае ее не видел Стас Силаев. А старик Гуркин видел! Он во многих областях был «гением», а сейчас старался выглядеть гением сыска:



– Итак, Стас, тебя в твоей жизни подставляли дважды… Не тебя, понятное дело, а того, который Максим Жуков… Ты улавливаешь связь? Как только Максим в интимном месте встречается с некой Екатериной, то через час появляется милиция и вяжет этого самого Максима. Уловил связь времен?

– Нет… Это простое совпадение.

– Ох, и наивный же ты Станислав. Я и сам такой был, но поумнел. Не бывает таких совпадений. Не верю!

– Да я и сам все вижу. Только не хочется про Катю думать…

– Так она тут, возможно, и не при делах. А вот ее муж для нас первый подозреваемый. Напомни его фамилию.

– Щепкин Витя… капитан милиции.

– Капитан? Это, Стас, он тогда был капитаном, а сейчас наверняка полковник… Он тогда Катю твою хотел и решил тебя убрать. Мешал ты ему. Все сходится! Тогда он тебе пятнадцать суток дал, а сейчас расщедрился на пятнадцать лет… Это все, Стас, версия. И не самая хорошая.

– Почему же? Все очень логично. Катя сказала, что собралась с ним разводиться. Вот он от злости, от ревности и ее, и меня… Обоих одним ударом.

– Все так, но это плохая версия.

– Почему?

– Законы жанра нарушаются. В любом детективе самый подозреваемый оказывается в конце невиновным… Надо нам других искать. Вот, например, твой заместитель. Фирма твоя кому досталась?

– Ну, фирма не совсем моя. Хотя, договор так составлен, что Забровский наверняка мою долю на себя перевел и теперь у него контрольный пакет… Неужели это он меня…

– Не думаю, Стас. Он тоже слишком на поверхности лежит. Надо глубже копать… Вот, ты говорил, что Катя на телевидении какую-то передачу готовила? Ты сказал – убойный сюжет. О ком это?

– Про убойный сюжет она сама сказала… У Кати была своя программа. Название очень скромное: «Провинция». В последнее время о думском депутате Афонине. Он из города Дубровска.

– Вот это уже теплее. Депутаты они к своей цели прут как танки. Ради своей цели они на все готовы.

– Не все же такие.

– Согласен, Стас. Не все! Но большинство. А исключения только подтверждают правило… Итак, депутата Афонина делаем первым подозреваемым!

Гуркин начал входить во вкус. На последней фразе он вскочил и начал вышагивать из угла в угол. В глазах появился азарт и предвкушение удачи… Так бывает на рыбалке. С первой поклевкой душа начинает трепетать в ожидании небывалого успеха: или наживку проглотит щука огромных размеров, или, в крайнем случае, случайно заплывший сюда осетр.

– Итак, Афонин это раз. Твой заместитель Забровский это два. Мент Щепкин, муж Екатерины это три… Хорошо, но мало. Давай еще думать… Вот, ты говорил, что сам главный редактор к тебе в камеру приходил? Это, когда ты на пятнадцать суток загремел?

– Не в камеру, а в милицию. Начальник отделения нам для разговора свой кабинет уступил.

– Я помню, Стас, помню. Теперь представь: ты был тогда репортеришка без году неделя. Салага без волосатой руки. И вдруг тебя заметают почти на ограблении. Темной ночью, а еще в составе банды, которая вся сбежала. Что надо было с тобой сделать?

– Уволить.

– Именно! И вдруг сам Семен Петрин, ведущий рупор свободной прессы идет в милицию и уговаривает тебя ехать специальным корреспондентом на Дальний Восток. Срочно ехать! Он даже билеты на поезд принес.

– Да, я как вышел из кутузки через три дня, вещи схватил и на вокзал.

– Именно! Он тебе и часа свободного не оставил. Почему? Не хотел чтобы ты искал тех двоих, кто тебя на нары устроил, тех свидетелей, которых ты якобы бил и грабил… Или он не хотел, чтоб ты с Катей встретился. Главное то, что кто-то убрал тебя на пятнадцать суток, а потом Семен Петрин убрал тебя из Москвы на пять лет… Отлично, есть у нас четвертый подозреваемый… Наверняка еще кто-нибудь есть. Возможно, самый главный… Информации у нас не хватает. Тут чистой дедукцией не возьмешь. Откуда, например, джип появился, который тебя от дачи уводил? Надо его найти… А менты почему так быстро на месте оказались? Кто им скомандовал? Надо выяснить… А те два свидетеля, которые тебя на пятнадцать суток упекли? Они, понятно, роль свою отыграли, а кто этим театром руководил?

Гуркин уже не мог остановиться. Он начал расследование, а это оказалось очень увлекательной игрой. Еще недавно он считал, что они будут тихо сидеть в этом доме до весны, а потом рванут в Киев и далее через Одессу в Вену, где у Гуркина было все: и квартира, и загородный дом, и маленькая фирма, исправно работавшая под руководством австрийского директора, имевшего яркую фамилию Вагнер.

Надо было сидеть здесь до весны. Тот, кто искал Гуркина, был человеком упорным и, как все рыжие, хитрым. Но у любого упорства есть свой предел. Еще осенью «Рыжий» наверняка искал Гуркина на всех дорогах. К зиме должен был утомиться и поостыть, а весной вообще плюнуть и на Гуркина, и на чемодан, в котором тихо лежали шесть с половиной миллионов долларов.

Последние годы Илья Гуркин был хакером. Не жуликом и не бандитом, а мстителем с очень неплохим доходом. Он заранее составил список тех, кто разрушил его жизнь, кто уничтожил его семью. «Рыжий» был в этом списке последним.

Гуркин мстил чисто. Трупов после себя он не оставлял, но пытался выпотрошить клиента до основания. Каждую акцию он готовил месяцами и все проходило гладко. Разоренные были в шоке, но ответного удара не следовало. Никто так и не смог выяснить причину своих несчастий.

Последний блин оказался комом. «Рыжий» вычислил Гуркина в самом разгаре акции. Разорения он избежал, но все-таки лишился огромной суммы и бросил все силы на ее возврат. Началась опасная для Гуркина игра в кошки-мышки. Тогда на лесной поляне Максим Жуков застал кульминацию этой игры. Кульминацию, но не конец…

Итак, Гуркин загорелся расследованием истории Максима Жукова. А ради святого дела можно чуть-чуть рискнуть. Да и весна уже не за горами… Завтра надо поехать в Коломну, найти шустрого частного сыщика и поставить перед ним ряд задач. И нельзя откладывать. Пока лед на реке крепкий и «Ниву» выдержит спокойно.

С началом зимы, когда сухопутную дорогу от их дома начало заваливать сугробами они только так и выбирались в город: скатывались на лед, полтора километра вдоль берега и выезд на нормальную укатанную шоссейку.

Снега в этом году намело столько, что ворота к шлюзу, находившиеся в ста метрах от дома, были завалены до самого замка. Метровый слой снега. И даже если его расчистить, открыть ворота, то «Нива» застрянет в первом же сугробе. Здесь нужен вездеход или хороший мощный джип.

На всякий случай Гуркин взглянул в окно. Вот он вдалеке забор, на котором не видно висячего замка. А за забором…

За забором двое крепких ребят в черных кожанках лопатами отгребали снег. Еще двое таких же крепышей стояли около черной машины, около хорошего мощного джипа. Эти двое стояли неподвижно, прижимая к правому плечу приклады автоматов. Гуркину даже показалось, что он видит маленькие черненькие дырочки в стволах и они направлены в это окно, прямо ему в грудь.

Боковая дверь джипа открылась и на снег выполз еще один тип. Вероятно, он был старший в этой команде. Он был без шапки и в лучах заходящего солнца огнем сверкнула копна рыжих волос.


Стас почувствовал что-то неладное, когда Гуркин замер у окна, но дальнейшей реакции деда он никак не ожидал. Илья Ильич развернулся и во вратарском прыжке бросился на пол. Еще в полете он закричал:

– К окну не подходи! Стрелять могут…

Лежа на ковре Гуркин вдруг почувствовал, что ему больше всего хочется ничего не делать: ни вставать, ни прятаться, ни бежать. Полежать бы спокойно хоть три минутки. Но даже этого времени у них не было. Вот-вот команда «Рыжего» полностью откроет ворота, потом те двое сменят лопаты на автоматы, короткая стометровка до дома и максимум через пять минут в дверь застучат приклады.

– Значит так, Стас. Срочная эвакуация! Я в гараж, готовлю машину. А ты собери документы, деньги и сразу ко мне.

– А где деньги брать?

– Ах, да… На чердаке у трубы куча мешков. Под ними чемодан. Красноватый такой, итальянская кожа… Только осторожно, он очень тяжелый.

Кто-то, строивший этот дом, очень здорово придумал – в гараж можно было попасть прямо из кухни. Пустяк, который спасал им жизнь, так как крыльцо дома было под прицелом.

Ворота в гараже были уже приоткрыты, вещи погружены, мотор «Нивы» тихо урчал, готовый взреветь и померяться силами с черным джипом. Но в последний момент Гуркин схватил канистру и бросился в дом.

Он не успевал расплескать бензин по всем углам. Он просто сдернул крышку и опрокинул свою ношу на ковер. Еще три секунды и горящий факел из свернутой в трубочку газеты летит к дивану, прямо в центр разрастающейся перламутровой лужи.

Уже на кухне Гуркин услышал стук в дверь и грубые выкрики. Почти сразу же прозвучала оглушительная автоматная очередь, сбивавшая замок.

Выходя из кухни в гараж, Гуркин погасил свет, прикрыл дверь и успел подумать, что очень скоро все здесь, и эта дверь, и выключатель – абсолютно все будет гореть синим пламенем.

Стас напряженно ждал за рулем… Гаражные ворота открывались наружу и «Нива» без лишнего шума выползала на площадку, обдирая борта о ржавые края железных створок… Поворот направо и пологий спуск к реке.

Уже на льду Стас получил последние указания:

– Ты особо не гони. За мыском, где большая береза, лед совсем тонкий. Неделю назад он уже под нами трещал. Мы, возможно и проскочим, а они потяжелее будут… Ох, не люблю я трупы за собой оставлять.

Стас и сам все понимал. В зеркале заднего вида он уже заметил догоняющий джип, из открытых окошек которого высунулись фигуры в черном… Очень неприятно чувствовать себя мишенью.

До большой березы оставалось не больше сотни метров. Пули летали, обгоняя «Ниву», а в нее попало не больше пяти. С треском разлетелось заднее стекло, было сбито боковое зеркало, остальное досталось багажнику и, возможно, чемодану из итальянской кожи. Главное, что шины не были пробиты.

Стас перед участком с тонким льдом вдруг начал притормаживать и дергать руль, заставляя «Ниву» неприлично вилять задом. Преследователи ждали именно этого. Они лупили по шинам и легко поверили, что обездвижили противника.

Гуркин нужен был им живой и стрельба мгновенно прекратилась.

Перед тем, как остановиться, «Нива» описала большую дугу и замерла у мыска с большой березой.

Черный джип не стал повторять дурацкого маневр. Как любой уважающий себя внедорожник он предпочитал переть напролом. До «Нивы» было всего-то сто метров по тонкому льду.

Лед проломился сразу под всеми колесами, но скорость была высокая и джип выскочил вперед и вверх. Он пролетел метра полтора и попал в самое удачное место… Джип уходил под воду неторопливо, с достоинством.

Стас вышел из раненой «Нивы» и сделал первый шаг, проверяя крепость льда.

– Ты посиди пока, Ильич. Я к ним поближе подойду. Может, помощь кому нужна.

Он смог пройти не больше двадцати шагов. Дальше начались трещины, которые заливала вырвавшаяся из плена вода.

Да дальше и не надо было идти. Джип был совсем рядом. Не весь, а только верхняя часть крыши… Левые дверцы заклинила вставшая ребром льдинка, а с правой стороны над крышей появилась рыжая голова. Она не просила о помощи и кричала что-то монотонное на манер младенцев: «У-а-а-а»!

Стас не сразу понял, почему рыжий не плывет от джипа к крепкому льду, где ему можно было бы помочь. И только, когда черная крыша скрылась под водой, Стас сообразил, что рыжий вылез в окно, но зацепился ногой за ремень безопасности. Над водой оставалась только его голова, а он все дергался, пытаясь освободится от пут, и уныло на одной ноте вопил.

Вероятно, что в джипе оставался еще воздух и погружение головы растянулось на минуту или две.

Стас хорошо видел как вода дошла до подбородка, потом вой сменился бульканьем и вскоре над поверхностью оставалась только рыжая кочка. Но и она скрылась… Все в этом мире имеет свой конец.

С такими философскими мыслями Стас возвратился к счастливой «Ниве». Гуркин сидел неподвижно и был бледен.

– Зацепило меня, Стас. В последний момент что-то в позвоночник бухнуло.

– Что?!

– Я поразмышлял и думаю, что это пуля. Но слабенькая. Багажник прошила, оба кресла и на излете до меня добралась.

– Так там синяк?

– Если бы… Ноги отнялись. Не чувствую я их… Давай осторожненько в Коломну к известному тебе доктору Фрумкину… Но в любом случае мы с тобой весной переедем… в Киев, а потом в Вену. Там теперь наш дом…

Уже перед самой Коломной Стас спросил:

– Врагов ваших теперь можно не опасаться?

– Так нет у меня больше врагов. «Рыжий» был последним и самым ярким. Жаль, Стас, что ты его не видел.

– Видел я его… Минуты две или три.

Глава 2

Двое немолодых уже мужчин спорили, но как-то вяло. Сергей Павленко был уверен, что вскоре уломает своего друга, а Игорь Савенков тоже был уверен, что согласится, но ему очень хотелось покапризничать.

– Не понимаю, Игорь! Впервые у твоего детективного агентства будет клиент иностранец. Представь, твоя «Сова» начинает окучивать дальнее зарубежье.

– «Сова» не моя, а наша. Прикажи и я поеду.

– Не могу я приказать. Я лишь соучредитель. А ты генеральный директор. Я даже уволить тебя не могу.

– А очень хочется?

– Так, Савенков, приехали… Давай с самого начала… Уважаемый, Игорь Михайлович. Я очень вас прошу полететь в Вену и выполнить работу для моего австрийского партнера по бизнесу. Мне это очень важно… Нижайше прошу.

– Клиент австрияк, а я немецкий знаю с грехом пополам.

– Игорек, это такой же австрияк, как я турок. Зовут его Илья Ильич Гуркин. Он всего пять лет как в Вене обосновался… Так летишь?

– Не полечу. Я самолетов боюсь. Никак не могу понять, как эти железные коробки летают… Как залезу в самолет, так у меня сразу мандраж начинается и сердцебиение излишнее.

– Хорошо, поедешь поездом. Сам тебе достану билеты в элитный вагон. С баром и сауной.

– А почему этот австрияк сам не может в Москву приехать? Не уважает?

– Уважает! Даже очень уважает, но не может. Инвалид он. Все время на коляске.

– Давно он так?

– Деталей не знаю, но так понял, что лет пять назад с ним что-то приключилось.

– Бандитская пуля?

– Возможно. Да нам какая разница. Тебе он платит хорошие деньги. Я с ним заключаю выгодный контракт. И все довольны… Так едешь?

– Один не поеду. Мне нужен будет Олег Крылов.


– Естественно! Я так Гуркину и сказал, что ты привлечешь лучших сыщиков «Совы». А «Сова», сказал я, это лучшее детективное агентство России.

– И, возможно, всего мира.

– Именно! Так я беру вам билеты? На завтра?

– На послезавтра… Умеешь ты уговаривать, Павленко. Потому ты и успешный бизнесмен.

* * *

Офис Гуркина находился в пригороде Вены, в так называемом Венском лесу.

Это название напомнило Савенкову Елисейские поля в Париже. В том смысле, что полей никаких нет, а название есть. Так и в Венском лесу – бюргерские дома есть, рестораны есть, горы, куцые рощи, замки с лужайками есть, а никакого леса нет.

Офис Гуркина занимал участок соток на тридцать и очень напоминал стандартный дом на Рублевке: красный кирпич, башенки под зелеными остроконечными крышами, верандочки, балкончики и множество всяких загогулин.

Здесь же на участке располагалась небольшая православная часовня, вокруг которой теснились молодые березки.

Все это означало, что Гуркин не зря носит имя Илья и что он не собирается отрекаться от святой Руси. Австрийский паспорт русскую душу не переделает.

На вокзале сыщиков встречала строгая дама бальзаковского возраста, которая старательно демонстрировала достаточно сносный русский язык. Она была сосредоточена, внимательна и излишне предупредительна. После нескольких попыток Олега стало ясно, что наших российских шуток она не понимает. Или переводит их уж слишком дословно. Или не умеет улыбаться.

Истинная арийка на первых минутах встречи передала Савенкову подробную программу их пятидневного вояжа в Австрию, из которой следовало, что деловой части отводится всего лишь два часа в первый день и столько же в последний. Остальное время – культурный отдых: поездка в Зальцбург на родину Моцарта, прогулка на яхте по Дунаю, Венская опера, два музея, три ресторана и масса других симпатичных мелочей. Савенков даже обиделся на себя, на свою глупость. Ведь в разговоре с Павленко он мог проявить настойчивость и отказаться от щедрого клиента.

В кабинет Гуркина они вошли ровно в три часа дня, как и предписывалось программой.

Хозяина совершенно не стесняла его коляска. Он выкатился из-за своего рабочего стола навстречу сыщикам.

– Рад приветствовать у нас в Австрии! Особенно москвичам рад. родной город… Как вам наш Венский лес?

Савенков считал себя дипломатом. При ответах на такие вопросы откровенность ни к чему. Надо выразить сдержанное восхищений, что доставит удовольствие хозяину. Именно это собирался сделать Савенков, но Олег его опередил:

– Так леса мы и не видели. Одно название от него осталось.

– Верно, молодой человек! Название, в котором аромат истории… Я, кстати, в Москве жил на улице Земляной вал. Так там тоже никакого вала не было… А Охотный ряд или Кузнецкий мост. Ни охотников, ни кузнецов, а в названиях тот самый аромат истории… Давайте переходить к делу. Раз вы приехали, я понимаю, что вы согласны мне помочь? Так, Игорь Михайлович?

– Да, но мы совершенно не знаем суть дела. Для окончательного согласия нам надо представлять хотя бы контуры наших действий. Насколько они будут законны и вообще…

– Абсолютно законны. Никого не надо будет убивать. Наркотики перевозить не надо. Оружие тоже исключается… Речь идет о моем погибшем друге. Пять лет назад его крепко подставили. Убили его любимую женщину, а все улики подработали на него. Ему пришлось бежать и в тот же день он погиб, сгорел в своей машине… Мне надо знать, кто его подставил. Ну, как, Игорь Михайлович, берется ваша «Сова» за такую работу?

– «Сова» берется. Это ее профиль… Но теперь, Илья Ильич, нам нужны подробности.

– Понимаю. Так сказать, фамилии, адреса, явки… Вся эта информация у меня записана. Я вам потом передам, а пока послушайте живой рассказ. Так сказать, сказки Венского леса… Жил в Москве парнишка Максим Жуков…


Проводив сыщиков, Гуркин вернулся за свой стол. Он ждал своего компаньона.

Вся беседа с трех скрытых камер транслировалась в кабинет Стаса Силаева. Личная его встреча с московскими гостями не планировалась. И не потому, что в нем могли узнать Максима Жукова. Коломенский кудесник доктор Фрумкин сделал ему новое лицо. Да и прошедшие пять лет австрийской жизни наложили свой отпечаток: появился западный лоск, уверенность в себе, доброжелательность, благородство… Нет, ни Савенков, ни Олег Крылов, пользуясь старыми фотографиями Максима Жукова, не смогли бы уловить даже мимолетное сходство с удачливым венским бизнесменом Стасом Силаевым. Дело было в другом. Гуркин боялся, что в ходе подробного рассказа о жизни Жукова, Стас выдаст себя выражением лица, непроизвольными замечаниями.

Одним словом, всю беседу Стас провел в своем кабинете перед большим экраном. Он имел возможность брать изображение с разных камер, увеличивать его, всматриваясь в незнакомые лица московских сыщиков.

Когда беседа завершилась, он подошел к окну, проводил взглядом машину с гостями и только после этого направился к Гуркину.

– Ты молодец, Ильич. Мне даже показалось, что жизнь Жукова ты знаешь лучше, чем я… Ну, как тебе сыщики?

– А тебе?

– Не знаю. На первый взгляд не внушают доверия. Невзрачные они какие-то.

– Ну, ты, Стас, даешь! Где это ты видел, чтоб сыщики на первый взгляд были… взрачные.… Этот бельгиец, у которого волосы напомажены, и кончики усов торчком стоят…

– Пуаро?

– Именно он! Так этот Пуаро на первый взгляд пижон и лох. Он, конечно, не невзрачный, но на сыщика никак не тянет.… А старушка, что по английским деревням бегает?

– Мисс Марпл?

– Именно! Так ты согласись, Стас, она вообще божий одуванчик… Или этот, что орхидеи на крыше выращивает…

– Ниро Вульф?

– Именно! Так он толстый, как бочка. И из своего дома ни ногой. Не инвалид, а хрен его из дома вытащишь. На первый взгляд очень невзрачный тип, а сыщик первоклассный.

– Ты прав, Ильич. Но это все книги. Или кино… У этого Савенкова глаза слишком добрые и лысина на темечке.

– Лысина, Стас, это признак большого ума. Мысли внутри распирают и волосы выдавливают. Как у меня… А глаза у Савенкова и впрямь не как у железного Феликса, не сверлят тебя насквозь. Умные глаза!

– Возможно… А Крылов не очень серьезный. Красавчик и весельчак. На таких женщины пачками вешаются.

– Ну, ты, Стас, критикан. Тебе не угодишь… Я же все выяснил. «Сова» лучшая детективная фирма в Москве. Я же специально на Павленко вышел, зная, что он совладелец «Совы». Я же с ним не очень выгодный для нас договор заключил… Давай, Стас, будем по результатам судить. Савенков обещал полный отчет через два месяца. Или раньше… Готовься в Москву, Силаев. Через три месяца будем открывать наше представительство в российской столице.

* * *

Обсуждать предстоящую работу в перерывах между пивным фестивалем и венской оперой не очень хотелось. Отдыхать, так отдыхать!

Только в поезде, на пути к Москве Савенков решил провести производственное совещание. В районе Смоленска путем бросания монетки разделили сферы поиска: Олег начинает шерстить все события, связанные со странной посадкой Жукова на пятнадцать суток. Дело сложное, с учетом срока давности – было это шестнадцать лет назад.

Савенкову, соответственно, достался эпизод с убийством Кати Стариковой или по мужу Щепкиной. Произошло это всего пять лет назад, но, похоже, что здесь Жукова подставляли профессионалы, те, кто умеет прятать концы в воду.

Точки зрения на предстоящее дело были близки. Олег считал, что им очень повезло: они получили огромный аванс за дело, которое выглядит не таким уж сложным. Савенков по тем же основаниям считал, что они «вляпались». Солидные деньги за простую работу есть по сути дела бесплатный сыр. Теперь каждый шаг надо делать осторожно, ожидая захлопывающейся мышеловки.

– Ты посуди, Олег, зачем Гуркину тратить десятки тысяч евро за информацию о том, кто когда-то подставил его погибшего друга. Зачем? Что он с ней потом будет делать. В рамочку вклеит и на стену повесит?

– Я так думаю, шеф, что он мстить будет. За пять лет его совесть замучила, что он за друга не поквитался.

– Допустим! Сейчас он хочет мстить, но не знает кому. Мы наводим его на нужного человека. Гуркин нанимает убийцу… Так кто мы в этом раскладе? Наводчики при мокром деле! Ох, не нравится мне все это…

– А почему вы решили, шеф, что Гуркин будет убивать обидчика. Мстить можно интеллигентно. Через прессу, например.

– Ага, через суд, через партком, профком… Я тоже, Олег, надеюсь, что наш дорогой Илья Ильич не дубоватый злобный мститель… И еще одна маленькая деталь. Ты помнишь, что Гуркин говорил о последних часах жизни Жукова?

– Помню… Погоня от ментов. Он бросает им шипы под колеса. Потом уже под утро случайно налетает на бандитскую разборку.

– Именно! О шипах Гуркин мог от ментов узнать. Версия с разборкой тоже очевидна. Но проскочила фраза: «Максим решил проселочными дорогами пробраться на Украину». Откуда Гуркин мог знать, что решил Жуков, если тот через пару часов сгорел в своей машине? Что это, оговорка?

– Возможно, что оговорка… Выпустил слово «вероятно».

– А если, Олег, не оговорка?

– Тогда получается, что Жуков жив, а в машине сгорел кто-то другой. Получается, именно он, Максим Жуков заказывает нам расследование и он сам хочет мстить.

– Это, Олег, версия, но вполне вероятная… Не лежало у меня сердце к этому делу. Но хватит ныть! Деньги получены, и надо работать. Еще неизвестно, что мы накопаем. Возможно, что не так страшен черт, как мы его себе представляем… Пора собираться. Москва на горизонте.

* * *

Олег Крылов уже давно снял погоны. Он привык быть частным сыщиком. К хорошему быстро привыкаешь.

Деньги в «Сове» он получал не очень регулярно, но на круг значительно больше, чем на государевой службе.

Опять же, относительная свобода. Всего один начальник и тот достаточно покладистый и не глупый. Не заставляет писать гору ненужных бумаг: планов, протоколов, отчетов. Нет, иногда приходится кое-что записывать, но это когда надо, а не когда положено иметь данную бумагу с массой резолюций типа «Согласовано» или «Утверждаю».

Есть и другие преимущества в жизни частного детектива. Но Олег часто ловил себя на мысли, что немного завидует тем, кто остался служить. Завидовал даже получаемым ими побрякушкам, медалям за выслугу лет, благодарностям в приказе, премиям в тридцать баксов.

Дело в том, что у частного сыщика и задачи частные. Крылов работал для конкретных и не всегда добропорядочных граждан. Он искал похищенных бизнесменов, обличал неверных жен, защищал жуликов от наезда бандитов. При этом он не мог гордо сказать: «Служу Отечеству!» А его друзья, теперь уже капитаны, майоры и даже подполковники, они могли так сказать.

Правда, Олег хорошо знал, что Отечеству они служили далеко не все рабочее время. Они научились кормиться, используя свою информированность и товарный знак своей грозной конторы. И почти никто не нарушал закон. Так, чуть-чуть выходили за рамки инструкций и перешагивали через этические нормы.


Все милицейские дела Олег решал через Виктора Шацкого. Тот лет десять назад перескочил в МВД, в элитное подразделение, именовавшееся «собственная безопасность». Предполагалось, что здесь работают самые чистые, самые честные и вообще самые-самые… Подполковник Шацкий тоже так считал, но за свою информацию деньги от Олега получал исправно…

Виктор Шацкий редко бывал в своем кабинете. Но Олегу повезло. Даже вдвойне. Первое – телефон откликнулся мгновенно. Второе – Виктор был искренне рад звонку Олега и не изображал, как обычно, занятость важного чиновника, которого какой-то частный сыщик отвлекает по мелким стодолларовым делам.

– Ты не представляешь, Олег. Я только что о тебе вспоминал. Ты мне очень нужен.

– И ты мне очень нужен. Просто совпадение.

– У тебя очень сложный вопрос?

– Пустяки. Мне, Витя, нужна информашка по сто десятому отделению. Было такое пятнадцать лет назад.

– Не может быть! Или ты уже в курсе дела? Уже пронюхал?

– Да я только начал нюхать… Что стряслось?

– У меня к тебе просьба помочь. И тоже по этому же отделению. Давай не будем по телефону. Проведем моменталку на нашем месте через двадцать минут.

– Согласен. Но через тридцать. Раньше не успею.


Короткая конспиративная встреча или на жаргоне «моменталка» затянулась на час. Они бродили в переулках в районе Малой Бронной и уточняли план завтрашней операции. Дело было вот в чем…

Недавно обычные менты проводили обыск у обычного братка. Все бы ничего, но в тайнике вместе с золотишком и пачками баксов обнаружились ксерокопии из старого милицейского агентурного дела. Поскольку это были не их документы, проводившие обыск менты не стали их скрывать.

Далее выяснилось, что бывший милицейский агент, упоминавшийся в том деле, за месяц до этого убит.

Виктора Шацкого не очень интересовал погибший стукач, а тем более погоревший на чем-то браток. Важно, как секретные документы попали к «классовому врагу». Если украли, то почему не было шума. А если кто-то сделал копии и продал бандитам, то он есть «оборотень в погонах», а значит клиент службы СБ.

Конечно, это дело можно было бы и замять, но подобные ксерокопии находили и раньше. И значит, что это не единичный случай, а тенденция. Но главное – в стране вдруг объявили сезон охоты на оборотней.

Расследование повесили на Витю Шацкого и взяли на контроль. Подполковнику ничего не оставалось, как рыть землю копытами.

Дело не было очень сложным. Все ксерокопии оказались старыми, восьми – десятилетней давности. Сняты они были прямо из дел бывшего сто десятого отделения милиции.

Применив дедукцию, Шацкий отсеял маловероятных кандидатов в оборотни и выявил главного подозреваемого. Им оказался полковник Фильчиков, шесть лет назад ушедший на пенсию.

Дальше начались сложности. Дед постоянно жил на даче. Следить за ним было дорого, сложно, да и без толку. Когда еще ему вздумается продать секреты Родины?

Прямой обыск тоже не годился. С одной дедукцией не пойдешь за санкцией. Да и оборотень слишком опытный. Просто так полковников даже в милиции не давали… Фильчиков мог хранить архив на своей даче, а мог и у дачной соседки, или на квартире сына, или у своей бывшей жены. Всех не обыщешь!

Вот тут и пришла Шацкому на ум простая оперативная комбинация. Кто-нибудь, но не из ментов, представляется частным сыщиком и просит совета по старым делам. Обещает хорошие деньги, а за документы вообще огромные… Если хорошо сыграть, старик должен клюнуть.

И тут Шацкому пришла очередная умная мысль. Зачем представляться частным детективом, когда таковой имеется. И не просто хороший актер, а отличный артист.

Виктор уже собирался позвонить Олегу Крылову, как тот объявился сам.

* * *

При ближайшем рассмотрении оказалось, что Иван Иванович Фильчиков живет не на даче, а в большой деревне, в поселке, передние дома которого выстроились вдоль Калужского шоссе.

Участок отставного полковника был самым дальним и самым крайним. С двух сторон широкие дороги, а еще с двух – чисто поле. Так что подогнать поближе автобус с ОМОНом не получалось. Им пришлось зашторить окна и притаиться у церкви. Там же затаилась и штабная «Газель» с техникой, с Шацким и с его ребятами.

Выскакивая из микроавтобуса, Олег проверил работу микрофона, произнеся на разные лады известную театральную проговорку: «А что говоришь, если говорить не о чем?»

Шацкий кивнул, поднял вверх большой палец и, сняв наушники, без всякой конспирации крикнул уходящему Олегу:

– Не забыл? Мы начинаем работать по кодовому слову «свадьба».


Так получилось, что Фильчиков жил в своем доме один. В его детстве в этой избе было всегда многолюдно и весело.

Родовое гнездо пустело постепенно. Сначала сам Иван ушел в армию, а потом застрял в московской милиции. Потом умер старый дед. Потом братья разлетелись по стране. Недавно умерли родители.

За много лет до выхода на пенсию Иван Иванович мечтал вернуться в дом своего детства и возродить все, достроить, починить, перепахать… Но жена его была городская и наотрез отказалась менять кран с горячей водой на студеный колодец. Спорили они долго. Иван даже пытался перетащить на свою сторону детей, которые к тому времени уже переженились и произвели немногочисленное потомство. Фильчиков азартно говорил про чистый воздух, про парное молоко, про «босиком по траве», но осекся при первом же вопросе детей: есть ли в их загородном доме линии для подключения к Интернету…

Фильчиков обиделся на всех и уехал один. Среди перевезенных в деревню вещей были два чемодана, о содержимом которых он говорил жене коротко: «Это мой архив».

Верно говорят, что каждый человек родом из детства… Дед Ивана работал в соседнем городке на обувной фабрике и каждый вечер, возвращаясь домой, извлекал из обшарпанной сумки лоскуты кожи, набойки, коробочки с гвоздями и баночки с клеем.… Потом на этой же фабрике работал и отец. Он был электриком, и в доме стали появляться мотки провода, ящики с выключателями, розетки, лампочки…

Сам Иван Иванович, работая в милиции, понимал, что оттуда тащить нечего, кроме информации. Он долго терпел и только за пять лет до пенсии сделал с очень любопытных документов ксерокопии и принёс их домой.… Через два года был заполнен первый чемодан.

Он тренировал свою интуицию, выискивая из вороха проходящих мимо него документов те, которые могут представлять реальную ценность. Это стало весёлой игрой. Фильчиков очень радовался, видя на экране каких-нибудь беспечных депутатов или чиновников, думающих, что за ними всё подчистили. Дела-то на них уничтожили, но копии документов здесь, в чемодане на шкафу. И этот чемодан становился похожим на сундук, что подвешен на дубе. А в сундуке заяц, в нём утка, в ней яйцо, в котором игла, а на её конце политическая смерть некоторых кощеев.

Возможно, Фильчиков сильно преувеличивал силу своих бумажек. Для многих, набравших вес персон, они были бы как слону дробина. Однако, документов было много и продавать было что. Только Фильчиков не торопился. Торговлю он решил оставить на черный день. И эти чёрные дни начались с переездом в деревню: нижние брёвна избы прогнили, забор покосился, печь завывала, дымила, но не грела…

Только в начале этой игры совесть Фильчикова испытывала некоторые угрызения. Но и в газетах и с экранов его уговаривали, что в России все воруют. Это неизбежно, а значит нормально. Те, кто не ворует, есть лохи, растяпы, дураки и вообще – белые вороны… Фильчиков очень не хотел быть птицей-альбиносом. Он хотел быть таким как все.


Фильчикова Олег увидел издалека. Старик работал за забором на картофельном поле. Он ходил по грядкам с ведром, из которого периодически доставал мягкую метёлку и окроплял чахлые кустики.

Бывая на даче у Савенкова, Олег прошел курс молодого огородника. Самые основы. Зелень картошки он мог отличить от укропа и свёклы.

– Что, папаша, колорадского жука травим?

– Не травим, а отпугиваем. Отвар у меня из разных травок… Фирменный.

– Ну и как жук? Пугается?

– Ничего его не берёт. Ни травки, ни химия. Пытался я отравой какой-то поливать. А жук сидит себе, морщится, но продолжает жрать… Ты ко мне по делу или про жуков потрепаться?

– По делу, Иван Иванович. Меня зовут Олег Крылов. Я частный детектив.

– Частный? Ну, проходи в избу.

Впустив Олега, хозяин не только прикрыл калитку, а запер её на навесной замок.

Уже у дома Олег оглянулся, и вдруг ему стало жалко всей этой красоты… Новенькая, ладненькая калитка была покрашена в два цвета. С двух сторон от неё цвели высоченные мальвы. И вдоль забора, и вдоль узкой тропинки каждый участок земли был занят цветами, кустами и кустиками… А минут через двадцать Олег должен будет сказать сигнальное слово, Шацкий даст отмашку и группа суровых ребят, выворотив калитку, рванётся вперёд, сметая армейскими ботинками и мальвы и флоксы, и прочую разноцветную красоту…

Фильчиков не спешил. Освободив стол, он водрузил на него пластиковую бутылку с холодным квасом, два простых стакана и пепельницу. Осмотрев всё это, он решил, что не всё готово для переговоров. Вышел и вернулся с маленьким букетом: три белых розы в склянке из-под бразильского кофе.

– Присаживайтесь, молодой человек… С частными сыщиками давно не встречался. Вы, Олег, в какой фирме работаете?

– Агентство «Сова». Вот удостоверение.

– Не надо. Сейчас никаким корочкам веры нет.… А о «Сове» вашей я слышал. Даже с начальником вашим общался. У него фамилия тоже на сову похожа. Савицкий?

– Нет Савенков.

– Точно! Плотненький такой, лысоватый… Умный мужик. Но не из наших, не из ментовских… Вы тоже, Олег, с Лубянки?

– И там пришлось потрудиться, но очень мало. Я почти сразу улетел на вольные хлеба… У меня к вам, Иван Иванович, маленький вопрос, но сложный. По очень давнему делу… Наша фирма коммерческая, и мы оплачиваем услуги.

Олег заметил, что сразу же в глазах деда загорелись огоньки. Сам он не пошевелился и, как говорят, ни один мускул не дрогнул на его лице, но глаза оживились.

– И много, Олег, я могу получить за свою… платную консультацию?

– От рубля и выше… Шучу, Иван Иванович. Если информация существенная, дав ещё с подтверждением, то мы готовы платить до двух тысяч.

– Баксов?

– Ну не рублей же. Две тысячи североамериканских долларов. Не огромные деньги, но побольше вашей годовой пенсии.

– Да уж… А что значит информация с подтверждением?

– Справочка какая-нибудь… выписка из дела. Одним словом, любая бумажка.

– Это сложнее…но посмотрим. Называйте, кто вас интересует.

Олег протянул бумажку, которую Фильчиков перечитал несколько раз. Ему явно не понравилась мера наказания в пятнадцать суток. Он ворчал, что такого барахла у них в те времена было навалом, и не всех регистрировали.

Очень разговорчивый Фильчиков всё же подошёл к книжной полке и взял с неё «Справочник огородника». Олег сразу понял, что в обложку вклеена тетрадь, из которой торчали полоски с буковками. Нужная страница нашлась сразу.

– Вот повезло, так повезло! Есть у нас Жуков Максим Петрович. И дата совпадает… Только тогда на него уголовное дело завели. Грабеж.

– Странно.

– И ничего странного, Олег. Как дело завели, так и закрыли. А поскольку Жуков уже сидел, перевели грабёж в мелкое хулиганство. Что-нибудь в этом роде было… Если я принесу основные документы по этому делу… копии, разумеется… я могу сейчас получить оговорённую сумму?

– Да, но… мне нужны ещё данные о потерпевших и свидетелях. Кто они на самом деле, какие они давали показания…

– Олег, можете не продолжать.

Фильчиков схватил «Справочник огородника» и бросился к двери, нона пороге вдруг замер, развернулся и неуверенной походкой вернулся к столу.

– Я не хочу быть занудой, но могу я взглянуть на деньги?

Олег пожал плечами, изобразил лёгкую обиду и вытащил из кармана конверт, который недавно получил от Шацкого. Очевидно, что все купюры были пересчитаны и, как водится, пропитаны какой-нибудь светящейся бякой… Стараясь не прикасаться к будущим вещдокам, Олег вывалил на стол двадцать зеленоватых бумажек.

Демонстрация портретов американского президента вполне удовлетворила Фильчикова. Он развернулся и ускоренным строевым шагом опять бросился к двери.

Отсутствовал он долго. Олег видел из окна, что Фильчиков забежал в сарай. Возможно, что документы были спрятаны далеко, а возможно, что приходилось сверяться со «Справочником огородника», делая полную подборку. Оказалось – второе.

– Вы посмотрите, Олег, что я вам принёс… Дело по Жукову завёл Витя Щепкин. Но важно другое: кто есть потерпевшие? Это некто Петрин и Афонин. За год до этого оба попались на валюте и их на этом завербовали. Чьи они агенты?

– Щепкина?

– В точку… Но этот документик самый интересный. Щепкин выписал материальное поощрение этим ребятам за работу по делу Жукова. Какая, на фиг, работа, если они потерпевшие… Так я пересчитаю деньги? А потом ещё кое-что о Щепкине расскажу. Витя сейчас большой человек. Генерал…

Олег мог ещё долго потрошить старика, но где-то рядом в душном микроавтобусе сидит на наушниках Шацкий со своей командой. Все в диком напряжении. Все на низком старте. Все ждут заветной отмашки … Все деньги Фильчиков перещупал. Пора начинать

– Жалко Жукова, Иван Иванович. Его Щепкин посадил, а у него через неделю должно было быть важное событие.

– Какое?

– Свадьба!

После произнесения кодового слова Олег считал секунды, ждал атаки и одновременно слушал Фильчикова. Тот успел сообщить, что бывший его подчиненный Виктор Щепкин теперь возглавляет милицию города Дубровска. А губернатором в этом Дубровске некто Афонин… А не тот ли это Афонин, который…

Последняя версия Фильчикова была просто великолепной, но он не успел её до конца сформулировать. На улице взвизгнули тормоза, послышались устрашающие крики, предсмертный скрип ломаемой калитки, топот ботинок по мальвам и флоксам…

Иван Иванович бросился к двери и попытался заблокировать её своим телом. Ему это удалось, но только на пять секунд. Олег же за это время сгреб со стола ксерокопии, сложил их и засунул в самый дальний карман.

Когда дверь отбросила от себя пенсионера Фильчикова, в избу ворвались орущие люди в масках. За ними довольный Шацкий со своей бригадой. А за ними тихие испуганные понятые. И начались следственные действия по закреплению улик, полученных при захвате «оборотня».

Понятые кивали головами, стараясь всё запомнить… Вот деньги они светятся в ультрафиолете… Вот пальцы пенсионера, они тоже светятся… Вот его сарай, а в нем чемоданы, а в них документы, на которых грозное слово «Секретно»…


По дороге к Москве Шацкий, как будто вспомнив о чем-то, хитро уставился на Олега.

– Не понял я тебя, Крылов. Мы с тобой совсем другую легенду разрабатывали. Куда тебя понесло? Какой-то Жуков, Щепкин, пятнадцать суток…

– Это мне интуиция подсказала.

– Ну и ладно. В каждом деле важен конечный результат. А он в нашу пользу. Такого оборотня взяли… Я твой должник, Олег… Что ты там хотел узнать по сто десятому отделению? Не отпал ещё вопрос?

– Отпал, брат. Напрочь отвалился.

– Жаль. Придется долг коньяком отдавать.

Глава 3

Очевидно, что жена для частного сыщика есть явная помеха. Перелистайте в своей голове все мировые детективы и вы не найдёте ни одного добропорядочного семьянина. И у большинства великих сыщиков, что настораживает, есть более молодой друг, помощник, компаньон, который восторженно смотрит на своего шефа и внимает его мудрой дедукции и индукции.

Дамы-сыщицы тоже почти все без второй половины. Только у одной есть нечто непонятное, аморфное. То ли муж, то ли приходящий друг с компьютером. Математик, одним словом.

Савенкова выручало то, что у него была не просто жена, а жена любимая. И даже, временами, понимающая… Кроме того, у них были дети, внуки, собака и дача. А значит, летом Савенков был совершенно свободен, как классический сыщик. Мог вечерами встречаться со свидетелями обоего пола, мог ночами думать и курить трубку. Мог, но его постоянно тянуло туда, на участок за не докрашенным забором. Тянуло к жене, к внучкам, к яблонькам.

Вот и сейчас Савенков стремился поскорее закончить это странное австрийское дело, в раскрытии которого не было никакого смысла, кроме отработки щедрого гонорара. Действительно по-человечески можно посочувствовать этому парню по имени Максим Жуков. Подставили его жестоко, но бежал он сам, и сам попал под бандитскую разборку. Да и было это пять лет назад. За эти годы тысячи таких Жуковых пали в борьбе за передел собственности. Что произойдёт, если Савенков вычислит тех нехороших людей? Ничего! А если он не обнимет жену лишний раз, если не польёт огород…

Савенков радовался, что ему достался эпизод пятилетней давности. Хуже Олегу, которому приходится копаться в милицейской заморочке, которая случилась шестнадцать лет назад. То, что эти истории связаны между собой, большой вопрос. Даже два больших вопроса. Хотя…

Самым конкретным в эпизоде на даче был джип «Чероки» цвета мокрого асфальта с разбитым задним стеклом и с номером «пять, пять, два…»

За эти годы с машиной всё могло произойти. Джип мог давно сгореть в доменной печи, ему могли сменить цвет или номер, могли даже вставить заднее стекло. Но на момент события этот «Чероки» был! И хозяин у него был! И всё это зафиксировано в бумагах, которые предоставят Савенкову завтра днём. Всё это сделают старые, добрые и не бескорыстные друзья сыщика.

Это будет завтра, а пока… Пока Савенков решил посетить фирму «Форт», ту, которой когда-то успешно руководил Максим Жуков. Фирма была частная, и попасть в неё детективу, тоже частному, было сверхсложно. Особенно без повода, который заинтересовал бы руководство этого «Форта».

Савенков мог бы придумать какой-нибудь красивый повод для встречи. Мог, но не хотел. Он использовал прямой полулегальный ход.

Дело в том, что несколько лет назад, выполняя стандартный заказ о супружеской измене, «Сова» натолкнулась на огромную налоговую недоимку. Сумма, как говорят американцы, имела шесть нулей, и исчислялись в деньгах не наших, а тоже американских… Налоговики были очень рады. Рад был и Савенков пока надеялся, что если не десятая, то хоть сотая часть спасенной для государства суммы пополнит бюджет «Совы». Но государство решило не обижать благородного сыщика деньгами. Важнее моральное поощрение. Его поблагодарили, трое больших начальников пожали ему руку и на память выдали красную корочку налоговой службы с фотографией и печатью. В удостоверении, в графе «должность» прямо значилось, что Савенков Игорь Михайлович является «почетным сотрудником».

Так вот этой корочкой Савенков пользовался часто. Она была подлинная, а значит, ничего противозаконного он не делал. Просто при виде слов: «Налоговая служба» у любого частника в глазах начиналась лихорадка. Туманным взглядом он успевал уловить рельефную печать, золотистый герб, подписи. Не только должность, но и фамилию обладателя удостоверения заранее виноватый бизнесмен, как правило, не читал. А если и читал, то воспринимал без вопросов. Есть же старший сотрудник, есть оперативный, есть главный, а есть и почетный. Нормально!

Охрану и секретаршу «Форта» Савенков преодолел быстро. В последний момент из директорской двери выскочил некто с испуганным взглядом. Стало ясно, что руководство уже в курсе и ждет.

Савенков вошел в кабинет, как генерал в каптерку старшины. Он хотел ошеломить, но это оказалось уже лишним. Директор был готов к приему опасного гостя.

В своё время вместе с удостоверением Савенков получил кучу сувениров: значки, вымпелы, авторучки. Всё это пока не пригодилось. Зато огромный кожаный блокнот с гербом и золотыми буквами: «Налоговая служба» использовался как приложение к корочке. Савенков вынимал его первым, клал поближе к хозяину кабинета и потом долго доставал очки и авторучку.

Откинувшись в кресле, Савенков начал беседу, местами, переходящую в допрос.

– Давайте знакомиться… Игорь Михайлович. Место моей работы, я полагаю, вам известно.

– Да, мне доложили… Я – Лившиц Илья Борисович… Фамилия через «в» пишется. Некоторые, знаете, через «ф» пишут.

– А через «б» вас ещё не писали? Знал я одного Либшица. Вел его дело недавно… Так вы местный директор?

– Да, пока я.

– А почему «пока»… Впрочем, вы правы, Илья Борисович, всё в нашей жизни временное… У меня к вам вопрос по старому делу. Знаю, что есть срок давности. Потому и сам к вам пришел, а не повесткой вызвал,… Кто был директором фирмы пять лет назад?

– Жуков… Максим Петрович, если я не ошибаюсь. Меня тогда ещё здесь не было… Жуков умер. Погиб. И директором стал его заместитель Забровский.

– Но Жуков был хозяином фирмы.

– Именно. Мне сразу же пришлось переводить все документы на Забровского. Сразу, пока наследники не объявились… Но всё абсолютно законно. Я юрист и ни один комар ничего не подточит… Забровский попросил, я сделал и стал его замом.

– А почему вы стали директором? Где сейчас Забровский?

– Так он в Дубровске. У него там три крупных завода и другая собственность.

– Олигарх областного масштаба?

– Можно и так сказать. Но, Игорь Михайлович, наши налоговые дела какое к этому имеют касательство?

– Всё в нашей жизни связано… Вот погиб Жуков и вдруг Забровский через пару лет становится маленьким олигархом. А юрист Лившиц становится директором. Связано это или нет? Подумайте… Можно не отвечать. Дайте мне список тех, кто работал при Жукове, включая уволившихся. И с домашними адресами…


После ухода Савенкова директор бросился к телефону. Он знал, что Забровский ответит сразу. Это был номер мобильника, который шеф всегда носил с собой.

Докладывал Лившиц бодро и четко. Споткнулся только на простом вопросе о фамилии визитёра.

– … Это я уточню. У Гали должна быть запись. Уточню и перезвоню.

Но и секретарша Галя глупо хлопала глазами.

– Не записала я. Он мне ткнул документ, я как увидела, что из налоговой, так сразу к вам… Вы ведь приказывали, что всякое такое начальство срочно и без волокиты.

– Приказывал… Я до этого приказывал, чтоб всех посетителей записывать. Что вот теперь делать?

– Так у охраны спросим. Они у незнакомых посетителей долго документы крутят.

– Спроси! Только быстренько, Галя. Бегом!

Галя бегала всего три минуты. По её сверкающим глазам было ясно, что она вернулась с информацией.

– Всё узнала, Илья Борисович… Они его запомнили. И фамилию запомнили, но не всю.

– Не понял.

– Запомнили только, что она не длинная и не короткая. И начинается она на букву «С»… Что-то вроде Сатановский или Савушкин.

– Спасибо… А теперь, Галина, слушай меня. Ты этому хмырю список наших сотрудников давала?

– Давала. Так вы же сами приказали.

– Не перебивай, а слушай… Перезвони всем и от моего имени прикажи: если появится некто Игорь Михайлович из налоговой, то просмотреть его документы, переписать фамилию и лишь после этого…

– И после этого начинать беседу.

– И после этого молчать. Ни слова ему больше! Разболтались…

* * *

Олег приступал к этому делу без особого энтузиазма, но после деревенской операции появился азарт. Особенно после того, как с помощью всё того же Вити Шацкого установил нынешнее положение основных фигурантов того старого дела. Собственно, пока их было всего трое, не считая самого Максима Жукова. И на тот период их статус был очевиден: мент Щепкин и два его агента – Петрин и Афонин. Найти бы их да поговорить откровенно. Может быть, тот же Щепкин не выполнял план по вербовкам и решил заарканить молодого журналиста Жукова. После такого спектакля с «грабежом» выбор был бы у парня небогатый: или на нары, или дать подписку о сотрудничестве и стучать, стучать, стучать.

У Шацкого был очень жалкий вид, когда он передавал Олегу информацию. Он явно нервничал и раза три повторил: «Только без ссылок на меня. Я тебе ничего не говорил…»

Нервничать было от чего. С такими людьми Шацкий предпочитал не связываться. Ладно еще Щепкин. Он всего лишь генерал-майор и руководитель областного УВД… Ладно Петрин. Он всего лишь хозяин ряда газет и маленьких телевизионных каналов. Но вот бывший стукачок Афонин стал фигурой из высшего эшелона.

Владимир Викторович Афонин успел за это время многое. В бурные годы великих надежд он всплыл на поверхность и совершенно незаметно для себя оказался в думском кресле. Там он просидел долго, набирая вес в прямом и переносном смысле. А в удобный момент перескочил в другое, еще более солидное кресло. Он стал губернатором Дубровска, областного города, из которого тридцать лет назад бежал, проклиная свое родное захолустье.

Вся эта информация стала для Олега Крылова особенно увлекательна из-за одного обстоятельства. Петрин был хозяином основных газет города Дубровска и фактически руководил губернским телевидением.

А Щепкин, который генерал милиции? В каком городе он охранял покой граждан? Именно, в Дубровске!

Вот с этой самой информации и появился у Олега азарт. Уже и так было что сказать заказчику-австрияку. Но появилось желание размотать этот клубок до последней нитки. Не станет же рыбак, поймавший первую плотвичку, бежать домой, ощущая, как в глубине ходят огромные рыбины. Надо только бросить им подкормку, подвести наживку, выждать поклевки, подсечь и выводить на берег…

Редакция еженедельника «Факты» с точки зрения охраны напоминала проходной двор. Молоденький страж в холле проверял пропуска только у тех, кто эти пропуска ему протягивал. Остальные вбегали в здание и выбегали из него, даже не взглянув на охранника.

Оказавшись у лифта, Олег сразу же приметил подходящую жертву. Рядом стояла девушка чуть за тридцать с совершенно незамужним взглядом и неприметной внешностью. Такие очень ценят приветливость, ласковое слово.

В голове у Олега мелькнуло что-то из системы Станиславского, что-то о внутреннем перевоплощении. Нужно было быстро создать образ умного, доброго и очень стеснительного парня… Немного сутулости, руки нервозно теребят молнию на куртке и взгляд: долгий на пол и короткий на объект.

Три повтора и она заметила. В лифте она подумала, что этот приятный парень хочет с ней заговорить. К восьмому этажу она уже нетерпеливо ждала этого. Начать первой она не могла. Мама ей с раннего детства внушала, что порядочная девушка сама не начинает разговор.

В коридоре она замедлила шаг до предела… Парень шел сзади, молчал и скромно изучал паркет.

Она разозлилась, развернулась и решила сказать ему все, что он заслужил:

– Простите, я хотела… Вы, вероятно, хотели меня о чем-то спросить?

– Хотел.

– Спрашивайте.

– Неудобно. Я, наверное, вас отвлекаю.

– Что вы! Начальник уехал. У меня сейчас куча времени… Меня Мариной зовут.

– Очень приятно… Тогда я спрошу… Ох, извините. Я должен представиться – Олег Крылов. Писатель… начинающий. Мой главный герой журналист. А я вашу кухню не очень знаю. Боюсь исказить правду жизни… Мне не сплетни нужны, а тонкости взаимоотношений.

– Понятно… А сколько лет вашему герою?

– Около сорока. Он сразу после института попал в такой же еженедельник, как ваш.

– Понятно… Давайте так: я запру кабинет и вы меня проводите домой. А по дороге я вам все расскажу.

Провожались они больше трех часов. И шли не многолюдными дорогами, а пустынными задворками.

Все это время Марина говорила. Она очень живо и точно давала характеристики различным типам журналистов, подкрепляя их конкретными случаями из жизни. Все это было интересно. Иногда очень весело, иногда грустно. Из всего вороха информации Олег с трудом выуживал нужные для дела фактики. Их было мало, но они были. Один из них оказался просто шокирующим.

Газету «Факты» основал некто Семен Юрьевич Правдин. Он же руководил еженедельником и в те времена, когда там начал работать Максим Жуков. И именно этот Правдин вызволял Макса из милиции, и именно он срочно прямо с нар отправил парня в дальнюю командировку.

Все это Олег знал. А шокирующим было то, что Правдин, как можно было догадаться, не настоящая фамилия, а журналистский псевдоним. По паспорту гражданин Правдин был Петриным и тоже Семеном Юрьевичем.

Только вчера Олег узнал, что мент Щепкин намеренно подловил бедного Макса Жукова, инсценировав ограбление. И помогали провести эту подлянку агенты Щепкина. И один из этих, якобы, ограбленных носил фамилию Петрин.

Не надо быть глубоким аналитиком, чтоб сообразить: Сергей Семенович Петрин есть прямой потомок, то бишь, сын Семена Юрьевича Петрина, скрывавшегося под псевдонимом Правдин.

Факт был важный, но ничего не прояснял, а только запутывал дело. Тем более, что старший Петрин недавно умер и на пенсию ушел его бессменный заместитель Леонид Маркович Гейман. В еженедельнике остались только молодые, да ранние. И что было шестнадцать лет назад, когда они еще в школу ходили, им неведомо и совершенно неинтересно…

Олег и Марина не все три часа топтались по улочкам. Два раза они забредали, а какие-то садики-скверики и садились на самую дальнюю лавочку в самом неприметном уголке. Место было подходящее, и Марина ожидала, что Олег попытается ее обнять. Она точно решила, что в этом случае следует отстранить его руку и сурово посмотреть в глаза. Не зло, но решительно… Она ждала, но он не обнимал, и отстранять было нечего. Олег лишь задавал наводящие вопросы, переписывал телефоны из ее записной книжки.

Около своего дома Марина вспомнила, что в их огромном подъезде уже давно перегорели все лампочки. Ее всегда это злило, а сейчас обрадовало. Здесь в полумраке на прощание он попытается ее поцеловать. Она подождет несколько секунд, потом вырвется и побежит к лифту. Всячески надо показать, что она не такая, которая с первого раза позволяет…

Заходя в подъезд, Олег сразу понял, что сейчас окажется в дурацкой ситуации. Если он сейчас горячо поблагодарит Марину, пожмет ей руку и удалится, то все это будет трусливо, глупо и нелепо. Но и обнадеживать ее нельзя.

В потемках, почти не видя ее лица, Олег промямлил что-то благодарственное, нежно обнял за плечи, чуть притянул к себе и ткнулся губами в горячую щеку. Большего он не мог позволить. Во-первых, он женат. Во-вторых, он женат давно и счастливо…

Олег, как подобает скромному мальчику, смутился, развернулся и поспешил к выходу. Уже открыв входную дверь, он оглянулся. В потоке уличного света было хорошо видно, что Марина застыла на месте. Она провожала его взглядом, а в искрящихся глазах была и вера, и надежда, и любовь.

Он уходил быстрым шагом и очень старался не побежать. Тогда бы он совсем был похож на мелкого воришку, который обобрал бедную девушку и дал деру… Олег был уверен, что завтра Марина будет радостно ждать его звонка, послезавтра она будет ждать звонка с тревогой, потом замкнется и неделю будет ходить с красными глазами… А он-то при чем?!

Олегу вспомнилась фраза мудрого Савенкова: «Мы как врачи. Для пользы дела иногда приходится делать больно». Мысль достаточно примитивная, но от нее стало легче и пришла возможность рассуждать… Итак, завтра… Марина завтра будет радостно ждать его звонка, а он поедет к Леониду Гейману. По словам милой девушки, оставленной в темном подъезде, этот старый еврей был правой рукой Правдина, его другом, соратником, собутыльником и, возможно, душеприказчиком. То, что уже не сможет рассказать Петрин-Правдин можно попытаться вытянуть у пенсионера Геймана. Старики словоохотливы, когда есть благодарный слушатель.


Олег пробирался по колдобинам из рыжей глины мимо строительной техники, мимо еще не установленных высотных кранов, мимо штабелей из огромных железобетонных столбов, которые совсем рядом вколачивали в землю, создавая фундамент будущей элитной высотки. Один из таких домов уже был построен и на нем монтировали зеленые остроконечные башенки. Дом, что был справа, дорос уже до десятого этажа.

Раньше на всем этом пространстве теснились панельные пятиэтажки. Места, где недавно стояли эти снесенные дома легко определялись по окружавшим их деревьям. В некоторых участках огромные клены и березы четко повторяли контуры разрушенных зданий.

Конечно, через год здесь будет все красиво: дорожка, беседки, газончики и прочий зеленый евроуют. Но сейчас картинка была тоскливая, наподобие заброшенного кладбища. Еще весной здесь были дома, в которых полвека рождались, любили и умирали люди. В начале шестидесятых они справляли здесь новоселье, радовались жизни, сажали вокруг домов тоненькие клены. Сейчас деревья стали большими и все еще охраняют места, где стояли дома. Но нет ни домов, ни людей, растивших эти клены.

Нет, один дом все-таки остался. Он торчал как изба-развалюха среди строящихся дворцов. Именно туда шел Олег. Именно там жил Леонид Гейман и еще три семьи злостных уклонистов от переселения, тормозящих чей-то рывок в светлое будущее.

Леонид Маркович открыл Олегу не сразу. Он ожидал подвохов и от местных властей, и от строительной фирмы, от судебных приставов, от участкового, от будущих хозяев высотки. Для всех них он был смутьяном. На самом же деле Леонид Маркович оказался добрейшим стариком. Просто у него был крепкий характер и своя правда.

– Проходите, Олег. И сразу же закрываем дверь. На все три замка. Я сейчас в глухой обороне… Вы как назвали Максима Жукова, я сразу понял, что вы не из тех, не из моих сатрапов… Как вам моя обстановочка? Вы, понимаю, в блокадном Ленинграде не жили? А мне пришлось. Очень похоже. Только с продуктами значительно лучше.

Действительно, однокомнатная квартира напоминала просторный блиндаж. Часть окон была закрыта щитами. В центре большой комнаты громоздилась неуклюжая буржуйка. На кухне старинный примус. По углам ведра со стратегическими запасами воды. И везде – свечи, свечи. Олег понял, что отопление и электричество в доме отключили еще зимой. Отсутствовала вода и, судя по характерному запаху, другие удобства тоже.

– Леонид Маркович, но вам же должны были дать квартиру.

– Предлагали, Олег. Но где? В Южном Бутово.

– Отличный район!

– Возможно… Но ты пойми, Олег, я здесь в центре Москвы пятьдесят лет прожил.

– Но это и не совсем центр.

– Не совсем… Представь, Олег, Москву, как мишень для стрельбы. Бутово это «молоко». В крайнем случае – единичка. А здесь восьмерочка. Не самое «яблочко», но почти центр… Да, поехал бы я в это Бутово. Там и кислорода больше, и дома чистенькие, веселенькие. Меня один факт возмутил. Прихожу я как-то к одному чиновнику. Он такой молодой, довольный жизнью и сладкий весь как «Сникерс». Прошу я его дать мне квартиру здесь, вон в той высотке. А он говорит, что там даже однушки почти сто метров. Это, говорит, не про вашу честь. Сопляк! Чести у меня мало? Да я за свою жизнь ни копейки не украл, а у него на руке «Картье» на три его годовые зарплаты… Однако, Олег, за что боролись, на то и … Давай я примус разожгу и чайку попьем.

Олег не знал, чем он расположил к себе старика Геймана. Возможно, он просто умел хорошо слушать. Так уж устроен человек. Ему больше понравится не тот, кто целый час дает тебе добрые советы, а тот, кто целый час внимательно слушает твою болтовню.

За чаем Леонид Маркович, не дожидаясь наводящих вопросов, сам перешел к главной теме.

– Не поверишь, Олег, я знал, что кто-нибудь когда-нибудь придет ко мне и спросит про Максима Жукова. Я перед этим парнем вину чувствую. Не свою, но… Я Семена Правдина не осуждаю. Тем более теперь, после его смерти. Но он, Сема, маленькую подлость в отношении Жукова совершил. И за все надо платить.… Давай, Олег, я еще чашечку налью.

Леонид Маркович говорил долго, подробно, но суть сводилась к следующему…

У Семена Правдина был сын Сергей. Умный парень, но балбес. Связался с нехорошей компанией. Увяз в наркотиках, валюте и однажды его с друзьями заловили. Поймали, но не посадили.

Сотрудник милиции, который держал Сергея Петрина на крючке, постоянно угрожал, что оформил материалы, даст им ход с вытекающими последствиями лет на пять.

Отец балбеса Семен Правдин периодически давал менту крупные суммы в долг без отдачи и столь же периодически плакался в жилетку своему сотоварищу Леониду Марковичу.

Так Гейман узнал семейную тайну Правдина-Петрина. Узнал он и имя злого мента – Виктор Щепкин.

На пике всего этого напряжения произошел дикий случай с Максимом Жуковым – его могли обвинить в ограблении двух прохожих. Гейман всего год знал Максима, но был уверен, что такого не могло быть, потому что не могло быть никогда.

Потом вдруг выяснилось, что дело Жукова ведет все тот же Щепкин. Стало ясно, что вызволить парня можно. Вопрос в цене.

Цена приятно удивила. Всего-то надо было отправить Максима в длительную командировку. Но подальше, где плохо со связью. И срочно, прямо на поезд в день выхода из кутузки.

Правдин даже ходил в тюрьму к Жукову и сделал тому предложение, от которого невозможно отказаться. И так, и так – Сибирь. Но лучше гулять по ней свободным журналистом от еженедельника «Факты», чем отмерять кубометры на лесоповале.

Провожали Максима оба компаньона. Уже в вагоне он написал и передал Семену Юрьевичу письмо для своей невесты.

– Вот в этом письме, Олег, вся соль. Я случайно нашел его в сейфе Семы Правдина. Через год! Ну, думаю, забыл он передать. Пойду я к этой девушке и покаюсь… Ее саму, Катю Старикову, не нашел, но мне указали на ее подружку. Поговорил я с этим милым созданием. Передал для Кати письмо и вдруг узнаю, что невеста Максима давно уже замужем. Через месяц после его отъезда выскочила… Не успел я опомниться – новый удар. Муж Екатерины тот самый Мент поганый, Виктор Щепкин. Вот такой круговорот судьбы!

– Леонид Маркович, и вы не спросили Правдина об этом письме? Почему не передал? Забыл или еще что-нибудь?

– Не спросил. Помнил, осадок в душе был, но спросить стеснялся. А когда перестал стесняться, Сема возьми и помри. Теперь и спросить не у кого… Я и рассказываю тебе, Олег, так подробно, чтоб с собой эту историю не уносить. Вроде как снял с души маленький грешок. Все легче стало.

Гейман подошел к книжному шкафу и стал копаться в пыльной колоде записных книжек.

– У хорошего журналиста, Олег, ни один контакт не пропадает. неизвестно, кто и когда может вновь понадобиться. Вот и Лена Ивлева понадобилась… Перепиши, Олег, ее телефончик. Это подружка Катина. Такая хохотушка, трепачка. Сейчас ей около сорока… Так приятно мы пообщались… Мне вот какая мысль пришла: может мне плюнуть на все, да поехать в Южное Бутово?


Редко бывает, чтоб за шестнадцать лет человек ни разу не сменил свой домашний телефон. Но Лена Ивлева откликнулась сразу. Судя по ее голосу, за это время она не сменила и характер. Именно так ее анонсировал Гейман: веселая, жизнерадостная, игривая.

Олег честно представился частным сыщиком, отчего Елена Егоровна пришла в восторг. Даже телефонный разговор с мужчиной, да еще такой мужественной профессии, доставлял ей нескрываемое удовольствие.

Место встречи выбрать было сложно. Квартира Иевлевых была исключена сразу и категорически. «У меня странный муж, Олег. Он подкармливает всех местных старушек, и они стучат ему ежедневно. Иногда в письменном виде…»

По той же причине отпадали улицы, дворы и скверы около дома. Если встречаться на вольном воздухе, то очень далеко и желательно изменив внешность.

У Лены был обширный список возможных мест встречи. Из предложенного Олег выбрал салон красоты. Характеристика его была следующая: «Салон дорогой и старушки туда не ходят. Холл в глубине и из окон не просматривается… Есть запасный выход».

Когда Лена положила трубку, Олег долго еще пережевывал ее фразы. Было весело, но мысли приходили философские. До чего же все люди разные! До чего же все семьи разные. Вот эти ведут постоянную игру «казаки-разбойники».

До встречи с разбойницей был еще час. А вот казак, очевидно, лох. первым делом не старушек надо вербовать, а поставить простенькую прослушку на свой домашний телефон. Ревность не должна замутнять разум. И если ты этого не сделал… Или сделал? И сегодня о тайной встрече ревнивцу будет стучать агент «Парикмахерша».

Взаимоотношения в семье Иевлевых были Олегу любопытны, но так, для спортивного интереса. Главное, разговорить Елену по тем старым эпизодам: о Кате, о Максиме, о неотправленном письме… Олег любил решать сложные задачи. В данном случае «разговорить» вообще не было задачей. Задачей было остановить разговор.

– Это была ужасная история. Я вам, Олег, прямо скажу – это было море страстей. Мексиканский сериал! И до сих пор еще нет последней серии… Представьте, Олег, ситуацию: Катюша только пришла работать на телевидение. Впереди карьера. Впереди спонсоры и Познеры. Ей еще не до замужества, а рядом два обожателя. Как было в песне: слева кудри токаря, справа кузнеца… Максим нежный, ласковый. Песни ей под гитару пел про солнышло лесное. А Витя Щепкин страстный, с орлиным взглядом. Ах, как он ее ревновал! Мой муж младенец перед ним… И вот однажды Катюша сдалась Максиму. Все детали я от нее самой знаю. За час до того она ни о чем таком не думала и вдруг порыв страсти. Непреодолимое влечение. Со мной так часто бывает… Дальше идет сплошной ужас. Ночью, уходя от Кати, Максим грабит двух прохожих.

– Но согласитесь, Лена, все это не очень логично. После минут счастья с любимой пойти на грабеж. Да и характер у Максима не тот. Кто Визбора под гитару поет, не может…

– Может! Очень даже может. Я сама документы видела. Щепкин Кате все протоколы принес, свидетельские показания, экспертизы всякие… Катюша тоже не сразу поверила. Но я ей популярно все объяснила. Ей самой показалось, что она была у Максима первая. А это все ставит на свои места. Вы поняли, Олег?

– Не понял.

– Как бы вам поделикатней? В тот день Максим потерял одну очень важную вещь. Это и было толчком.

– Что он потерял?

– С вами не соскучишься, Олег! Невинность он потерял. А для мужика это страшное дело. Гром и молния. Взрыв эмоций. А у Максима этот взрыв пришелся прямо на крышу. Она и поехала. Вырвались дикие инстинкты. Он и грабанул. Логично?

– Логично. Но, думаю, что все было не так… Есть у меня еще вопросик. Уж если вы так откровенно о своей подруге, то…

– О подруге? Она мне теперь никто! Пять лет назад вдрызг разругались.

– И был повод?

– Какой там повод? Пустяк… Всего один разок она меня со Щепкиным застала. И не в постели, а так, накоротке. И сразу посуду бить. Шлюхой меня обозвала… Сама-то, дура, чуть не развелась из-за пустяка. Тот дикий случай на даче помешал. Вы о нем знаете, Олег?

– Да, конечно… А почему Катя тогда вышла замуж за Щепкина?

– Все с моей подачи… Она как узнала, что беременна от Максима, сразу ко мне. Ревет. Аборт делать не хочет, а отец ребенка сначала в тюрьме, а потом и вовсе исчез. Пришлось мне все устраивать. Чуть не силком ее под Щепкина подложила. Потом вся свадьба на мне была… Счастливые сроков не наблюдают. Щепкину – месяц туда, месяц сюда – без разницы. Он до сих пор считает, что Федор его сын. Катька трепанула ему один раз, когда разводиться собралась, но он, похоже, не поверил.

– Да, трагическая история. И Максима жаль. И Катю Старикову.

– А что ее-то жалеть? Живет себе генеральшей в особняке. Дубровск, конечно, не Москва, но и не Урюпинск… Я позвонила месяц назад, а она все носом крутит. Не хочет мириться.

– Как месяц назад?

– Ну, может быть, два месяца назад. Или полтора…

– Так она жива?!

– Живее всех живых… Это вы подумали, что ее тогда на даче Максим убил? Вовсе нет! Нож грудь проткнул и по ребру скользнул. Легкое ранение. Только маленький шрамик остался. Сама я его не видела. Мы же с ней в ссоре. А Витя мне как-то показал, какой он из себя… Маленький такой шрамик. Вот здесь.

Иевлева быстро оглядела пустой холл и сдвинула вниз край платья на груди. И так нехилое декольте спустилось ниже допустимых пределов.

Краснеть Олег не стал, но проявил заботу:

– Лена, не стоит на себе показывать. Плохая примета.


Очевидно, что детективные романы Иевлева читала и об основах конспирации слышала. Она покинула холл первой. Шла неторопливо, спокойно, не оглядываясь.

А неподготовленный Олег оглянулся и успел заметить, как хозяйка салона проводила его взглядом и потянулась к телефону. Он готов был поспорить, что знает, чей номер она набирает.

В этой ситуации следовало бы предупредить Елену Иевлеву или хотя бы пожалеть её. Но Олегу не хотелось делать ни того, ни другого.

А вот Савенкову позвонить надо. То, что Катя Старикова жива, очень меняло дело. Не кардинально, но существенно… Хотя для австрийского клиента, возможно, дело менялось кардинально.

Олег набрал номер, но шеф не откликался. Такого обычно никогда не было. Савенков со своим мобильником не расставался.

После двадцатого гудка Олег отключил телефон, переждал минуту и набрал опять.

Глава 4

Губернатор был строг и с подчиненными умело держал дистанцию. Но генерал милиции Щепкин, находясь в кабинете Афонина, пользовался рядом привилегий. Он мог сесть без приглашения, мог называть губернатора по имени и на «ты», мог в мягкой форме высказать несогласие с некоторыми его действиями. Но всё это наедине, без посторонних глаз и ушей.

Подчиняться Виктор Щепкин умел. Иначе он никогда не стал бы генералом. Он хорошо овладел искусством смотреть в глаза начальству. Во взгляде должна быть гамма интонаций. Если кто думает, что на начальника надо смотреть подобострастно, то он ошибается. Ничего не говорит и поговорка: «Ты начальник – я дурак». Начальство не любит дураков. Оно любит умных, но не умней себя. Оно любит уважающих себя, но не подобострастных, угождающих, не угодливых, инициативных, но без своеволия. И все это должно отразиться в глазах подчиненного, в интонациях его голоса… Щепкин всё это умел.

Но в общении с губернатором Афониным была дополнительная сложность. Щепкин старался забыть, что Афонин был когда-то его агентом, что они вместе делали мелкие и крупные пакости. На словах он об этом не вспоминал никогда, но во взгляде могло промелькнуть.

Формально сейчас начальник УВД города докладывал губернатору о криминальной обстановке. Фактически же Афонин и Щепкин обсуждали предстоящие выборы. До них было пять месяцев. И много и мало.

– Давай, Виктор, ещё раз оценим списки моих возможных соперников. С Ямпольским всё понятно. Это основной мой конкурент. Кто ещё?

– Да нет больше никого. Остальные – мелюзга. По проценту голосов отщипнут и то рады будут… Плохо другое. Рейтинг Ямпольского растет, а твой падает. Не любит тебя народ.

Щепкин и сам понял, что сказанул лишнее. Про рейтинг ещё так-сяк. Но про народную любовь – это зря.

Губернатор на эту реплику прореагировал длительной осуждающей паузой. Он вытащил из стола трубку и пачку папирос «Три богатыря». Две папироски разломал, выкрошил табак в трубку, примял и начал раскуривать. Только после этого Афонин продолжил беседу.

– Ты говоришь, Витюша, что мой рейтинг падает? Не мой, а наш… Если меня не выберут, то я останусь в политике. Я навсегда останусь экс-губернатором. А ты слетишь на следующий день. И станешь ты пенсионером с одной потребительской корзиной… Так почему народ Ямпольского любит?

– Лозунги привлекательные.

– Какие?

– Говорит, что коррупция. Говорит, что у тебя в администрации воруют.

– У нас, Витя. У нас воруют. А ты, мой главный мент не сообщаешь мне, кто ворует!

– Так все воруют.

– Мне не нужны все. Мне нужны две-три яркие фигуры. И хорошо бы связанные с Ямпольским. Я брошу толпе этих оборотней в пиджаках… Значит так, я выступлю по телевидению и призову к беспощадной борьбе… Потом ты начинаешь их ловить. По одному в неделю… За месяц до выборов начинаем суд и выносим суровый приговор.

– Понял. Всё подготовлю.

– Какие ещё у Ямпольского лозунги?

– Говорит, что всю промышленность города ты сдал Забровскому. Он местный олигарх, а ты, извиняюсь, под его дудку пляшешь.

– Наглая ложь! Ты же знаешь, кому на самом деле принадлежат заводы… С Забровским я договорюсь. Мы направим к нему контрольную комиссию. Она выявит недостачу по мелочам. Он, Забровский, повинится, всё выплатит, а я распоряжусь эти деньги отдать пенсионерам… Лучше сейчас крохи отдать, чем новый губернатор всё перекопает… О чём ещё вещает Ямпольский?

– Про коттеджи на берегу водохранилища. Незаконно, говорит. Богатые гадят в нашу питьевую воду.

– Отлично! Подбери пару кандидатов, что с краю построились. И под бульдозер их. Я сам за рычаги сяду, когда телевидение приедет… Кстати, как у нас с телевидением?

– В нём, Володя, основная для нас опасность. Формально там на три четверти наши ребята. А народ смотрит оставшуюся часть. «Здравый смысл», например. Самая вредная передача.

– Да, Баскаков ведет её мастерски… Попробовать его перекупить?

– Не получится, Володя. Ким Баскаков из романтиков. Желает, чтобы все честно жили. Дурак! Не знает, в какой стране живёт.

– И перекупить нельзя, и убрать нельзя… Придумай что-нибудь, Щепкин. Ты же мастер был спектакли устраивать. Думай!


Фантазия у Виктора Щепкина работала отлично. Много думать генерал не любил. И что думать, когда в твоих руках вся информация, хорошие исполнители и много денег.

График ведущего передачи «Здравый смысл» Кима Баскакова был известен. Сегодня в пятницу после прямого эфира он поедет на свою дачку, где его уже ждёт невеста Лариса Серпинская. В маленьком магазинчике около речного вокзала он купит три бутылки красного вина и еды на две персоны. Потом он поедет к лесным озёрам по шоссе мимо поста ДПС. Всё это будет увертюрой к спектаклю. Само действие начнётся на посту.

Щепкин следовал за «Нивой» Баскакова, не упуская её из вида. И у поста он остановился в двадцати метрах за ней. Он видел, как у Кима Юсуповича проверили документы. Осмотрели салон, багажник и пригласили водителя в своё нависающее над дорогой гнездо из стекла и бетона. И сразу же к машине Баскакова подкатил джип, из которого выскочили двое. За несколько секунд они что-то взяли из «Нивы», что-то положили внутрь и рванули вперёд по шоссе.

Через пять минут гаишники отпустили Баскакова. Им было приказано не применять силу и даже не хамить. И Щепкин видел, что они всё сделали правильно. Телевизионщика проводили до машины, улыбались, козыряли и виновато разводили руки в стороны. Ошибочка, мол, вышла.

Взглянув на часы, Щепкин усмехнулся: всё шло по плану. Джип сейчас паркуется в кустах у дачи Баскакова. До его приезда им надо, всего лишь, проверить работу «жучков». И можно не спешить. Сама акция начнется минут через двадцать. Или через сорок. Тогда, когда молодые влюблённые хлопнут по бокалу вина. А это они сделают обязательно. За последний год Щепкин достаточно хорошо изучил повадки Баскакова. Работа у него нервная, но за рулём ни капли. Поэтому, бросив баранку он вбежит в дом, чмокнет жаждущую любви невесту, взглянет на разобранную кровать и потянется к штопору… И ведь не водку пьёт, а красное сухое… Интеллигент!


Отца Ким Баскаков не любил. И не только за то, что очень давно он бросил их с мамой. Это уже забылось. Но об отце постоянно напоминало отчество. Любое другое, но славянское имя не служило бы постоянным уколом по самолюбию. Он болезненно не хотел иметь никакого отношения к мусульманству, к востоку или, тем более, к Кавказу. Но ему постоянно напоминали, что он сын какого-то Юсупа, что корни его там и что он из тех, которые…

Связи с отцом он не поддерживал и только недавно узнал, что Юсуп Баскаков неплохо устроился в Москве. Более того, за последний год его фамилия стала мелькать в репортажах о заседаниях Правительства.

Думая о предстоящей свадьбе, Ким Юсупович пару раз вспоминал об отце. Были такие предательские мыслишки: а не послать ли пропавшему родителю приглашение на свадьбу сына. Да не на домашний адрес послать, а прямо в министерство. Пусть подергается…

Любовь с политикой мешать нельзя, но свадьбу Ким запланировал не на определенное число, а «сразу после губернаторских выборов». Впрочем, и свадьба к любви не имела прямого отношения. Уже три месяца он жил с Ларисой Серпинской, считая себя её мужем. Он ни от кого её не скрывал, но, представляя её, произносил: «моя невеста». И вот эту нестыковочку Ким собирался разрешить сразу после выборов. И это должна быть не просто свадьба, а пир победителей. Шафером будет новый губернатор Викентий Ямпольский. Иного не дано. Иного Ким даже представить себе не мог.

Если в своих установочных данных Баскакову не нравилось отчество, то у своего любимого кандидата в губернаторы не нравились и фамилия, и имя, и профессия. Всё это не для захолустного Дубровска. Тем более, что основная масса избирателей живет в далёких губернских деревнях и поселочках. Там адвокат – нечто непонятное. Там адвокат это жуликоватый тип в бабочке, который защищает воров и убийц… А имя с фамилией? Ямпольский вообще звучит как Березовский или Ходарковский… То ли дело у соперника, у действующего губернатора – Владимир Афонин. Имя многим напоминает Ильича, которого многие ещё тихо любят. А фамилия… Афоня – он и Африке Афоня. Простецкий мужик. Свой!

Задержка на посту ГАИ Баскакова не насторожила. Да и скорость он действительно чуть-чуть превысил. Единственно – было обидно, что менты его не узнали. Когда тебя узнает на улице каждый второй, то кажется, что тебя знают все. Кажется, но это не так.

Рейтинг у передачи Баскакова был по общепринятым меркам огромный – до сорока процентов. Но задержавшие его гаишники вполне могли входить в оставшиеся шестьдесят процентов, которые вместо «здравого смысла» с физиономией Кима Баскакова смотрят сериал с милашками или клипы с песнями и плясками. Или они вообще никогда не смотрят ящик, а пьют на лавочках, гуляют с бабами или ловят рыбу на пруду…

Эпизод с гаишниками забылся сразу же, когда впереди появились первые дачные дома. Еще несколько поворотов и он просигналит у ворот своего участка…

Но сигналить не пришлось. Лариса ждала его у распахнутых ворот. Они начали целоваться прямо у машины. Потом, быстро схватив сумки, вбежали в дом.

Киму всегда нравилось, что Лариса именно так встречает его. Она никогда напрямую не говорила, что соскучилась, что любит его, что хочет его. Но это все чувствовалось в каждой мелочи. И, прежде всего во взгляде. Никогда и ни у кого Ким не видел таких глаз. Они одновременно были и скромные, и игривые, и простодушные, и умные… А еще на даче никогда не было безукоризненного порядка. Это напоминало бы номер «люкс» в шикарной гостинице, где все блестит, все на своих местах и все так чистенько, что противно. Вернее – неуютно.

Возможно, что Лариса все делала интуитивно. Эта дача, пусть временный, но их первый семейный очаг. И Ким должен каждый вечер стремиться сюда, под крышу дома своего. А дом это не идеально убранный гостиничный номер. И она здесь не горничная… Дом – это и беспорядок на кухонном столе, и остывающий на подоконнике утюг, и платье жены, брошенное на спинку стула.

Но главное – это, кровать. К приходу Кима она всегда была разобрана, и даже край одеяла был призывно отброшен к центру. Это был явный намек, наивный и смешной. Тем более, что скромная Лариса словами никогда не говорила «про это». Возможно, это и нравилось Киму в своей невесте… Конечно, не только это, а еще многое, многое…


Щепкин нашел джип не сразу. Но ребята сделали все правильно. Они поставили машину за кустами так, что от дачного проселка ее не было видно. И опять же развернули ее носом в сторону березовой рощи, за которой выезд на основное шоссе.

Щепкин пристроил свою машину и переместился с джип, который на ближайшие двадцать-тридцать минут будет штабом операции.

С заднего сиденья джипа хорошо был виден экран, на котором вскоре развернется действие почище гамлетовского финала. «Не пей вина, Гертруда!»

На передних сидениях джипа суетились двое весельчаков, которых Щепкин знал уже лет десять. Подчеркивая особые с ними отношения, он звал их по добродушным кличкам: Ежик и Чижик. Первого из-за жесткой и всегда короткой растительности на голове, а второго из-за фамилии – Пыжиков. Он, второй, успел пожить под кличкой Пыжик, затем Чижик-Пыжик и лишь в последние годы Щепкин сократил его благородное двойное погоняло до короткого – Чижик.

Щепкин был привязан к этим ребятам. Он им доверял. Эти могут предать любого, но не его. Он успел втолковать им, что если ему будет плохо, то им будет очень плохо. И только так!

О возможном предательстве думал только Щепкин. Да и то лишь иногда. А Ежик и Чижик ни о чем таком и не думали. Зачем? Им и так хорошо. Шеф обеспечивал их всем необходимым, а работой загружал не часто. Правда, эта работа бывала и пыльной, и грязной, и мокрой, но периодической. Остальное время можно было свободно гулять и жить в свое удовольствие…

Когда на экране появился Ким Баскаков, все замерли. Видимость была приличная. Камера была всего одна и скрывалась где-то над окном за карнизом, но она выхватывала стол в центре комнаты и кровать за ним.

Было хорошо видно, как Ким взял одну из бутылок и стал срывать с горлышка фольгу, перед тем как вогнать в пробку штопор. Для Ежа и Чижа это были очень волнительные минуты.

– Не должен заметить. У меня шприц тоненький был. А фольгу я ногтем заполировал… На одной бутылке чуть иголку не сломал. Туго шло.

– Ты, Чижик, на местных винах тренировался. В тех бутылках не пробки, а дерьмо. Клиент же предпочитает фирменный сухач, где пробки покрепче.

– Да, дорогое вино… И зачем сразу три бутылки взял? Еле успели все три зарядить…

Ким тем временем разлил вино по бокалам… Они не стали даже садиться за стол. Выпили стоя и Лариса сразу же пошла к кровати. А Ким исчез с экрана.

Щепкин начал было нервничать, но Ежик быстро успокоил. В его глубокомысленных фразах была сермяжная правда:

– Вы не волнуйтесь, шеф. Сейчас клиент появится. Никуда он не денется… Вон она уже все с себе сняла. Вы бы от такой ушли далеко? Я бы не ушел… А препарат через пять минут действует. Я на бомжах проверял. Любого вырубает. Очень безотказная штука.… А вот и наш клиент появился.


Эту шутку Ким задумал давно. Видеокамера уже месяц стояла на верхней полке серванта между книгами. Лариса наверняка ее видела, но внимания не обращала. Стоит себе камера и стоит. Но вся хитрость была в том, что стояла она заряженная и направленная на кровать. Оставалось только в нужный момент нажать кнопку, и с достаточно хорошим качеством пленка запечатлела бы самые сокровенные моменты их любви.

Сказать об этом Ларисе Ким не мог. Она наверняка бы не согласилась. А если бы вдруг он ее уговорил, то не было бы у нее легкости, страсти, азарта. Не было бы ничего, что он в ней любил. Был бы сплошной зажим и одеяло по самую шею… Или еще хуже. Она могла подумать, что он вообще извращенец и гнусный тип.

Нет, Ларисе о видеокамере он сказать не мог. И мысли у него были самые чистые и романтические. Он хотел без всякого просмотра спрятать кассету и вытащить ее лишь через двадцать пять лет. Вот соберутся они с Ларисой праздновать серебряную свадьбу, а в ночь перед этим он подарит жене воспоминания о начале их любви.

Киму очень хотелось, чтобы так и было. Но он никак не решался включить камеру. А сегодня решился!

Подходя к серванту, он почувствовал, что ноги плохо его слушаются, а в голове какое-то странное возбуждение. Он подумал, что все это от предвкушения необычного праздника. Первый раз в жизни он будет заниматься этим под объективом камеры. И пусть этого никто ближайшие четверть века не увидит. Но он-то будет знать, что есть маленькая коробочка, в которой… Дальше мысли начали путаться. С чего бы это? Не от бокала же вина… Странное вино.

Ким успел включить камеру, развернуться и сделать три шага к кровати… Лариса уже разделась, но не юркнула как обычно под простыню, а легла на спину, странно раскинув руки… И глаза почему-то закрыла. Обычно она игриво наблюдала, как он раздевается. Это даже превратилось в некую игру, когда он, стоя перед ней и изображая дикую страсть, срывал с себя и подбрасывал рубашку, брюки и все остальное…

Он несколько раз встряхнул голову, пытаясь вернуть теряющееся сознание. Потом с трудом стянул с себя рубашку и попытался найти ремень на брюках… Он еще почувствовал, как его тело вяло, безвольно и очень медленно сползает на пол. Последнее, что он видел – симпатичные коленки Ларисы. Он уткнулся в них лицом и отключился.


– Клиент испекся!

Ежик мог бы это не говорить. Все трое внимательно наблюдали за экраном, а картинка была отменной.

Щепкин жестом приказал затихнуть и ждать.

Три минуты они безмолвно наблюдали на экране неподвижные фигуры: распластанное на кровати тело Ларисы и сидящего у ее ног Кима.

Наконец Щепкин скомандовал:

– Пошли! Только не бежать. Идем тихо, прогулочным шагом.

Обитатели ближайших дач вели жизнь затворническую. Никого не тянуло на прогулки за околицей. А за садами, кустами и заборами вечерняя дорога почти не просматривалась.

Замок на калитке Чижик вскрыл в одно касание. Почувствовав гордость от своего мастерства, уже проходя к дому по тропинке, он решил обернуться сделать замечание:

– Повторяемся мы, шеф. Уже пятый раз на даче работаем. Менять надо тактику… А участок похож на тот, подмосковный. И дачка, как у того парня. Я даже фамилию его запомнил – Жуков… Пять лет уже прошло.

На слова Чижика никто не обратил внимания, а сам он замолк, работая над замком входной двери. Эта штучка оказалась посложнее и с первого захода не открылась. И с пятого тоже… Чижик занервничал, руки его задрожали, отмычка задергалась, звякнула и легла на нужное место. Нарушая вечернюю тишину, замок звонко щелкнул, а открываемая дверь противно скрипнула.

В огромной комнате было все, как на экране: вино на столе, Лариса на кровати, полураздетый Ким на полу у ее ног.

Работали четко. Каждый по своему плану.

Чижик вскрыл узкий и высокий сейфик в углу комнаты. Вытащил оттуда патроны и охотничье ружье, числившееся за гражданином Баскаковым К.Ю. Эту «тулку» неделю назад проверял участковый и Чижику был известен и вид патронов, и мягкость курков, и все такое… Он зарядил оружие и поставил его у окна.

В это время Ежик собрал со стола «заряженные» бутылки, заменив их на такие же, купленные вслед за Кимом в том же магазине. Одну бутылку пришлось вскрыть и выплеснуть в окно часть содержимого. Это для Ежика была самая трудная работа.

Сам Щепкин работал с ампулами и шприцами. Жених с невестой получили по слабенькой дозе героина, а разбросанные по кровати стекляшки с иголками получили отпечатки пальцев Кима Юсуповича.

Основную работу все трое закончили почти одновременно. Оставались последние штрихи. Громкие и кровавые.

Щепкин подошел к оружейному сейфику и быстро выбрал охотничий нож с гладкой, удобной для снятия отпечатков рукояткой… Выбирать было из чего. Беспомощно сидящий на полу Ким Баскаков был большой любитель острых предметов.

В ожидании команды Ежик стоял у кровати и разглядывал лежащую на спине девушку. Конечно, ничего для себя нового он не увидел. За свою жизнь он успел насмотреться на женщин в любых видах. Эта худышка волновала его не своими формами, а ситуацией. Только вот она разомлела, собралась отдаться своему жениху и – бац! Облом… Теперь над ней стоит он, Ежик. И он может сделать с ней все, что захочет. Но сделает то, что прикажет шеф… Щепкин протянул Ежику нож:

– Не усердствуй особенно. Ткни раза три-четыре. И легонько – пусть живой останется. Жалко ее… Рукоятку протри и вложи ему в левую руку. Наш клиент левша.

Следить за работой Ежика Щепкин не стал. Генерал не был сентиментальным. Ему приходилось и стрелять по живым мишеням, и бить мужиков в самые болезненные места, и применять при допросах легкие пыточки. Но резать ножом беспомощную, а главное симпатичную в своей наготе девушку. Это слишком!

Кроме того, у Щепкина были и свои дела.

Он подошел к окну, раздвинул створки, взял ружье и прицелился. До соседнего дома было около сорока метров. В окнах второго этажа горел свет, и за шторами мелькали силуэты обитателей.

Лишние трупы никому не нужны. Щепкин дождался момента, когда случайные мишени отошли от окна, и дуплетом из двух стволов пальнул крупной дробью в соседний дом.

Сначала послышался звон разбитого стекла. Потом женские визги и мужской мат… Счет пошел на секунды и, отбросив в угол ружье, Щепкин скомандовал:

– Быстро уходим… Ежик, девушка жива?

– Да что я изверг? Чуть-чуть ее подрезал… Мне самому ее жалко.


Они успели вывести машины на шоссе до того, как у ворот дачи Баскакова появился первый человек. Это был естественно, сосед из дома с разбитыми окнами и продырявленными занавесками. Он собрался устроить грандиозный скандал, потребовать компенсации ущерба, но перед калиткой его пыл сначала поубавился, а потом и совсем затух. И, правда! Кто он есть такой? Пенсионер. Бывший чиновник ниже среднего уровня. Дачник, у которого ежегодно урожай или долгоносик сжирает, или тля поганая… А кто сосед? Это человек, постоянно мелькающий на экране. Это фигура влияющая на политику… Ну захотел господин Баскаков пострелять из дробовика. И пусть! Не убил ведь никого.

Умиротворившись, сосед Кима с простым именем Иван и не менее простой фамилией Петров побрел назад, рассуждая про себя о возникших вдруг житейских заботах: «Стекла мне брат вставит. Он давно хотел приехать, да повода не было… Шторы жена заштопает. Там всего-то два десятка дырочек… А ваза хрустальная, что вдребезги разбилась, та туда ей и дорога. Всегда глаза мозолила. Ее еще друг на свадьбу подарил, а друг этот сволочью оказался…»


Щепкин подошел к джипу и машинально прикоснулся к заднему стеклу. Ровно пять лет назад шальной Жуков разбил его. Пора бы уже и забыть об этом эпизоде. Там столько всего было, такие страсти бушевали, а ярче всего запомнился этот стеклянный пустяк. Странно устроена человеческая психика…

Чижик мог играть без суфлера. Он уже достал сотовый телефон, уже набрал нужный номер и только ждал отмашки. Щепкин кивнул и мобильник послал вызов на пульт дежурного УВД:

– Милиция? Я тут около дачи Кима Баскакова. Выстрелы слышал, крики душераздирающие. Наверняка убийство… Кто говорит? Случайный прохожий. Доброжелатель.

Чижик отключился и вопросительно взглянул на шефа. Тот пожал плечами и одобрительно фыркнул. Все вместе означало: «Сносно! Хотя могло быть и лучше… Учишь вас олухов, учишь…»

По предварительной договоренности после этого звонка Ежики-Чижики получали недельный отпуск, который должны были провести за сто верст от Дубровска… Через открытое окно Щепкин вбросил в джип пачку крупных купюр и взмахнул рукой. Машина сорвалась с места. Через минуту она была так далеко, что ее почти не было видно. Только в лучах заходящего солнца сверкало заднее стекло.

До самого последнего момента, когда джип скрылся за холмом, Щепкин не мог отвести глаза от этого блеска. Ему показалось, что это сверкающий глаз, который подмигивает ему. И не просто так, а ехидно… На Западе в подобных случаях полицейские бодро шагают к психоаналитику и проводят долгие нудные сеансы, очищая свою голову от призраков. Но наши ребята крепче тамошних копов.

Щепкин громко и смачно выругался. Закурил. Потом повторил все это еще раз и понял, что «практически здоров».

Он достал мобильник и набрал номер оперативного дежурного:

– Полковник Сорокин слушает.

– Это ты Степаныч? Опять тебя на субботу поставили? Не берегут у нас ветеранов… Какие новости?

– Все спокойно, товарищ генерал… Звонок только странный был. Прохожий сообщил о стрельбе на даче журналиста Баскакова.

– И что ты сделал?

– Думаю пока… Если это мальчишки петарды взрывают, то чего туда бригаду гонять… А если…

– Вот именно! Недальновидно рассуждаешь, полковник. Баскаков это не бомж с помойки. Перед выборами это личность губернского масштаба. Тут рисковать нельзя… Бригаду срочно на выезд! Кто у нас на посту?

– Следователь Игрунков.

– Нормально! И криминалистов к нему… Вот еще что: вызови бригаду «Скорой». Раз выстрелы были, то и пострадавшие могут быть… И еще одно: позвони на все каналы телевидения и в газеты. Раз он журналист был, то пусть они все сами сфотографируют, осмотрят место преступления, в каком состоянии жертва…

Щепкин понял, что заговорился, сказал лишнее. Об этих деталях еще никто не знает… Плохо! Но Сорокин туповат и в психологические тонкости не вникает.

– Все понял, Сорокин?

– Так точно, товарищ генерал!

– Выполнять!

– Есть!

В исполнительности Сорокина можно было не сомневаться. А вот в его памяти… Забудет ветеран медиков вызвать и девушка может очень просто загнуться от потери крови. Жалко!

Щепкин вдруг опять вспомнил о сложности человеческой психики. Ему ведь было жалко девчонку, потому что она голая на кровати лежала. Была бы она в джинсах и куртке или вообще в пальто и все. Абзац! Ему бы тогда было совершенно наплевать на ее раны, и возможную смерть от потери крови… Щепкин опять подумал о психоаналитике. Огляделся на пустынной дороге. Громко выругался. Закурил, и через минуту все тараканы из его головы разбежались.


Понятыми пришлось пригласить соседа с женой. В первый момент это смутило следователя Игрункова. Пенсионер Иван Петров мог быть по этому делу и потерпевшим. Но три разбитых стекла, дырявая занавеска и ваза от друга-подлеца не шли ни в какое сравнение с покушением на убийство гражданки Серпинской Ларисы Евгеньевны.

Игрунков чувствовал, что в этом спектакле у него третья роль. Первыми были телевизионщики и журналисты. Они сверкали вспышками и софитами. Они снимали все и всех, попутно уничтожая улики и иную доказательную базу.

В другое время Игрунков шуганул бы их всех, направил бы их к их журналисткой матери. Но полковник Сорокин со ссылкой на генерала Щепкина потребовал не препятствовать гласности: «Народ должен знать правду! Тут дело политическое. Не шути с этим, Игрунков».

А Игрунков вообще шуток не любил. Тем более с генералами.

Потом приехали медики и быстро уволокли раненую и приходящего в себя Кима Баскакова. Игрунков хотел надеть на него наручники, но медики не дали это сделать. Пришлось отправить вслед «Скорой» машину сопровождения с сержантом. Не отпускать же подозреваемого без конвоя.

Игрунков громко объявил журналистам, что через три минуты он выгонит всех. Здесь, мол, место преступления. И свободу слова здесь ограничивает время и он, следователь Игрунков.

Понятой Иван Петров был пока ни при деле. Журналисты толпились, сверкали вспышками и отпихивали его все ближе к серванту, на котором между книг стояла привлекательная штучка… Перед уходом на пенсию Петров много раз намекал на свою мечту о видеокамере. Он надеялся, что это и будет отходной подарок от товарищей по работе. Но товарищи оказались хозяйственными и подарили новоиспеченному пенсионеру шуруповерт. Очень полезная вещь, когда надо постоянно вкручивать – выкручивать. Но через день Петров зашурупил все, что можно: повесил две картины и построил лавочку у мангала…

Журналисты просто придвинули Петрова к видеокамере. Он дотрагивался до нее щекой. Стоит только протянуть руку… И он протянул руку, но этого никто не заметил… Он сунул ее под куртку и прижал подтяжками. Именно в этот момент Игрунков заорал:

– Все, время кончилось! Прошу освободить место проведения следственных мероприятий… Пошли все отсюда вон!

Последующие два часа Петров провел с чувством страха и с радостным ожиданием. Ему не терпелось взять в руки его новую камеру, погладить ее, поглядеть в глазок… Камеру Петров воспринимал как сувенир от дачного соседа, от безвременно ушедшего в колонию Кима Баскакова. За порезанную девушку ему дадут лет пятнадцать… Хорошо бы двадцать… Вернется, тогда и получит свою камеру назад. Он же не вор, Иван Петров. Он временно взял. На добрую память…

Понятых Игрунков отпустил в первом часу ночи. Перед этим и Петров, и его вторая половина подписали пачку карточек с изъятыми отпечатками пальцев, еще какие-то бумажки и под занавес главный протокол осмотра места преступления.

Трудно было не заметить, что понятой Петров косит под Сталина, плотно прижимая локоть левой руки к своему боку. Но у следственной бригады мелькало в глазах от обилия вещдоков, и кособокий сосед подозреваемого их совершенно не интересовал.

Ничего не заметила и жена Ивана Петрова. Она всю дорогу дремала. И не то, что бы ей все это было безразлично. Нет! Ее это очень сильно волновало, но спать хотелось еще сильнее.

По дороге домой пенсионер Петров решил, что такой сонной жене нечего говорить про камеру. Это его добыча. А через неделю он поедет в город, вернется веселый, покажет супруге эту вещицу и сообщит, что купил ее у забулдыги за бутылку.

Засыпая на скрипучей кровати, воришка Иван Петров под храп жены размышлял о цене добычи. Стоит ли она пять сотен баксов? Больше или меньше?

Он и представить себе не мог, что в сарае среди инструментов и тряпья лежала вещица, в которой жизнь и свобода десятков людей. А еще в этой камере результат будущих выборов, власть над губернией, а значит и огромные деньги. Не сотни баксов, а сотни миллионов…

Но главное, что старик Петров спрятал в сарае свою обеспеченную старость. Это при хорошем раскладе. А при плохом – на полке пылилась его смерть.

Глава 5

Можно ли в огромной Москве найти джип, у которого пять лет назад разбили заднее стекло? Нельзя!.. Но если очень хочется, то можно. Все дело в цене, а деньги на оперативные расходы у Савенкова были. И еще – у него списки людей, через которых можно было добыть любую информацию.

Эта профессия называется посредник. Очень удобная должность… При взятках, например… Если вы даете посреднику деньги за некую услугу, то это не взятка. Тот же не чиновник и вы знать не знаете, как и что он будет делать. А потом посредник дает деньги в долг сыну чиновника. И это формально не взятка. А сын просит о чем-то папашу… Одним словом: взятка есть, а по одному звену цепочки доказать ничего нельзя.

Утром Савенков встретился с одним из таких посредников. По первым фразам стало понятно, что тот накручивает цену. Он долго говорил о трудностях задачи, о том, что людям пришлось провести десятки срочных встреч с агентурой, прошерстить сводки ГАИ, проверить множество автомастерских.

Савенков ждал, когда начнется разговор о новой цене, но он ошибся. Просто посредник в свою очередь боялся, что клиент снизит ставку. Такое часто бывало. Правда, заказчик иногда на свой запрос получал полную туфту, аккуратно сработанную липу, очень похожую на правду.

На этот раз оба участника сделки были абсолютно честны. В безлюдном месте Савенков передал остаток оговоренной суммы, а посредник протянул конверт, в котором был только один листочек с тремя десятками строк: номер джипа, дата смены заднего стекла, мастерская, полные данные на хозяина авто, включая его кличку – Чижик.

Любопытной была последняя фраза из этого документа. Гражданин Пыжиков Василий Иванович по кличке Чижик не был судим, не привлекался, не подозревался ни в чем конкретном, но имел очень плотные связи в уголовном мире и ходил там если не в авторитете, то далеко не в шестерках.

Уже через час Савенков был в районе Каланчевки, на пятом этаже дома, который в полученном документе значился как место жительства Василия Пыжикова.

Дверь открыла испуганная женщина не первой молодости. Но и не второй. Так, лет на тридцать пять с хвостиком.

По первым же фразам Савенков понял, что не его грозный вид устрашил женщину. Просто глаза у нее были такие: трепетные и навыкате. А это создавало впечатление постоянного испуга и тревоги. Разговор же она начала весело и бесконечно.

– Проходите, проходите… Вы от Васи?

– Да, некоторым образом…

– Он всегда через разных людей пересылает. Вы в Москве раньше бывали?

– Бывал.

– Вы ночевать останетесь?

– Не планировал. Да и неудобно как-то…

– Ой, об этом не беспокойтесь. Мне Вася доверяет на все сто… Да и из тех, кто у меня ночевать оставался, дураков не было. Боятся Васю! Ни один ко мне не приставал. Даже обидно.

– И давно вы так?

– Три года… Он как уехал в этот дурацкий Дубровск, все считал, что временно. А там то одна работа, то другая. И постоянно надо при хозяине быть.

– Но в Москве-то он бывает.

– Редко. Три-четыре раза в год. Заявится на недельку и…

Хозяйка на минуту замолчала, задумалась, и вдруг ее испуганные глаза сделались томными, игривыми. И все лицо преобразилось, и фигура.

Савенкову стало неудобно. И правда говорят, что во взгляде можно прочитать многое, что глаза есть зеркало души… Глядя на женщину Савенков и читал, и видел картинки из тех редких медовых недель, когда ее Вася по кличке Чижик прилетал из Дубровска. Картинки были столь откровенны, что это напоминало неприличное подсматривание в замочную скважину. Пришлось прервать воспоминания одинокой женщины.

– И долго Василий вас мучить собирается?

– Еще месяц. Это как выборы сложатся. Если их губернатор проиграет, то Вася вернется. А выиграет, то я тогда в этот драный Дубровск перееду. А что?

– И верно. С милым рай и в Дубровске. Я думаю, что Василий уверен, что вы к нему переедете. Он даже квартиру купил в соседнем доме. У вас его адрес записан?

– Записан. Да я и так помню: Садовая, двадцать пять, квартира пять.

– А будете жить на той же улице, но дом двадцать семь, квартира семь… Запишите!

Женщина рванулась искать бумагу и ручку, а Савенков выскочил в коридор… Уже в лифте его догнал визгливый вопрос:

– А деньги где? Мне Вася должен был деньги переслать…

– Деньги с другим приедут. Меня Вася просил только новый адрес передать. Адрес и привет…

Дверь лифта захлопнулась, и Савенков поехал вниз, оставляя в одиночестве испуганную женщину, имя которой он как-то не успел узнать. Да и зачем ему лишняя информация.


Секретарша фирмы «Форт» Галя еще вчера обзвонила всех, чьи телефоны она дала таинственному посетителю с фамилией, начинающейся на букву «С».

Она самым строгим голосом передала приказ Лившица, что если им позвонит этот седоватый лысоватый толстяк, то надо… первое: узнать его фамилию, второе: договориться о встрече, третье: срочно сообщить шефу, четвертое: не болтать лишнее.

Галя как-то забыла, что в этот список себя она внесла под первым номером. Ведь нужны были люди, работавшие еще с Жуковым, а она попала на фирму в день ее основания. Вот она честно и вписала себя первой. Вписала и забыла. По крайней мере, звонок Савенкова был для нее полнейшей неожиданностью. Как пароходный гудок в пустыне.

Только положив трубку, Галина поняла, что не выполнила первый пункт задания. Но, вспомнив многократно повторимое ей слово «Срочно» она начала выполнять третий пункт:

– Илья Борисович! Он мне звонил!

– Кто?

– Вчерашний посетитель. Который из налоговой.

– Понятно… И не надо говорить шепотом. Спокойнее… Ты, Галочка, фамилию его узнала?

– Не совсем… Он представился как Игорь Михайлович.

– Это я и так знаю. Я же просил фамилию… Дальше что? Ты встречу ему назначила?

– Назначила. Все точно сделала, как вы говорили.

– Где?

– У кинотеатра «Аврора». Я рядом живу, в Теплом Стане.

– Я знаю… Когда встреча?

– Через двадцать минут.

– А раньше не могла? Мне же в Дубровск надо позвонить, ребят надо собрать и еще до твоего Теплого Стана… Значит так, Галюнчик, тяни время. Там рядом парк, почти лес. Гуляй с ним и тяни время. Часа два мне надо.

Возникла короткая пауза… Утром прошел хороший дождь, и Галина представила, как будет два часа таскать толстяка по дорожкам и при этом еще выполнять пункт номер четыре требовавший не болтать лишнего. А что такое это «лишнее». В таком случае легче молчать вообще. Так вот ходить по мокрому лесу и молчать… Галя всхлипнула пару раз. Сначала тихо для себя. Потом погромче для Либшица.

– Не смогу я, Илья Борисович.

– А ты смоги. Постарайся как-нибудь.

– Молчать я два часа не смогу.

– Так не надо молчать, Галенька. Не надо… Ты ему песни пой. Станцуй. Соблазни его, в конце концов.

– Старый он для меня. Да и грязно сейчас в лесу.

– Ну, ты, Галя, даешь! Я же не предлагаю тебе на спину ложиться. Насчет «соблазни» это я так сказал, в переносном смысле… Но держи его как хочешь! Хоть к дереву привяжи… Все! Время пошло. Будь на связи. Сотовый из рук не выпускай.

Галя действительно уже опаздывала на свидание. Она бросилась к зеркалу и за одну минуту подкрасила брови-ресницы, мазанула помадой по губам и пару раз чесанула щеткой по волосам. Для толстяка сойдет!

В последний момент Галя вспомнила одно из указаний шефа. Она вспорхнула на табуретку и из верхнего ящика антресолей выудила моток шпагата с карандаш толщиной. На этикетке значилось: «Пять метров». Хватит!


Нельзя сказать, что Савенков не волновался, ожидая Галину. За свою жизнь он сотни раз назначал женщинам свидания и никогда не был спокоен. В молодые годы он волновался от предвкушения новых соблазнительных ощущений. Ожидая жену, нервничал, что она опоздает, перепутает время или место встречи. При деловых свиданиях он тревожился только о результате. Он не любил проигрывать и суматошно просчитывал возможные варианты. Что выгодней: улыбаться или пугать, взывать к совести или откровенно покупать? С мужчинами деловые беседы строились проще. Сильный пол, как правило, и более логичен, более предсказуем. Они четко знают, чего боятся, кого и за сколько готовы предать… Зато женщины эмоциональны и болтливы.

Галина сразу потащила Савенкова в глубину лесопарка. Он покорно месил грязь, воспринимая это как добрый знак. Похоже, она не хочет, чтоб их видели вместе, а значит, знает и готова выложить какую-то тайну.

Начало разговора было долгим и бессистемным. Обо всем и ни о чем. О погоде – природе, о конфетах – пряниках. И оба собеседника были довольны. Савенков считал, что изучает объект, выискивает слабые стороны, готовясь к наступлению. А Галина считала, что успешно тянет время.

О Жукове Савенков упомянул невзначай. Он спросил, отметили ли на фирме пятилетие гибели основателя.

– Хотели, Игорь Михайлович. Старожилы фирмы, ну те, кто знал Макса, за неделю до этого шушукались. И все решили, что не стоит ничего отмечать.

– Почему так? Его не любили?

– Очень даже любили. Но суда-то не было. И никто нам не сказал, что Жуков не виноват. Мы соберемся, станем поминать, а этот вопрос будет висеть… И еще: тогда пять лет назад все это случилось после банкета. Теперь все и боятся совместных застолий.

– Да, я знаю о том банкете… А вы, Галя, тоже на нем были?

– Так я все организовала. Закупила все, стол накрыла.

– Жуков много пил в тот вечер?

– Совершенно не пил. Он же за рулем… Я так все в деталях помню. Особенно его глаза. Жуков жесткий начальник, а тут преобразился. Весь вечер на Катьку Старикову смотрел. И взгляд такой покорный, нежный, влюбленный… На меня так никто еще не смотрел.

– Екатерина сама с ним поехала или он ее долго уговаривал?

– Сама! Как кошка побежала к машине… Да я сама бы за такими глазами побежала.

– Да, ужасная история… И Максима жалко. И Катю жалко.

– А ее-то чего жалеть. Сама вляпалась. Этим телевизионщикам только сенсации нужны. И на кого, главное, компромат начала собирать. На депутата Думы! А сейчас он вообще губернатор…

Обычно фразу «прикусила язык» говорят в переносном смысле. Но Галина на последних словах, сообразив, что именно говорит лишнее, так быстро захлопнула рот, что действительно прикусила язык.

Молчание затягивалось. Галина понимала, что надо как-то разрядить обстановку, увести мысли толстяка от ее последних слов. Пусть он забудет о том, что Катька Старикова готовила передачу про Афонина и наскребла нехилый компромат… Галина сама узнала об этом случайно. Давно замечено, что начальники привыкают к секретаршам и со временем считают их лицом неодушевленным. Вроде предмета мебели. Вроде шкафчика… И вот однажды Забровский и Лившиц обсуждали при ней и о компромате на Афонина, и о несостоявшейся передаче, и о ненайденной кассете с почти готовым фильмом.

Больше молчать Галина не могла.

– Вот вы говорите, Игорь Михайлович, что жаль Катю. А я говорю: нечего ее жалеть. Жуков погиб, а она живет себе припеваючи.

– Как живет?!

– Хорошо живет… Так вы думали, что она погибла? Фигушки! Легкое ранения. Недельку отлежала и к мужу под крыло. А через год становится вообще генеральшей. Только что не в Москве, а в Дубровске… Чего ее жалеть?

Галина опять сообразила, что возможно сболтнула лишнее… Нет, она же говорила Лившицу, что не сможет продержаться два часа… Рука машинально скользнула в сумку и уткнулась в моток шпагата. А впереди на дороге лежала березовая дубина. Не оглобля, не ветка, не палка, а именно дубина: с пивную бутылку толщиной, в пять бутылок длиной.

Поравнявшись с березовым дрыном Галя игриво прощебетала:

– Я, Игорь Михайлович, отстану на минутку. Вы только не оборачивайтесь.

Савенков был не маленький мальчик. Он хорошо знал, что у женщин вдруг могут возникнуть проблемы. Или колготки надо подтянуть, или лифчик расстегнулся, или еще серьезней… На этом мысли Савенкова временно прервались, Дубина глухо ударила точно по лысине и с треском разломилась.

Он успел сделать два шага в сторону, успел прислониться спиной к осине и только потом начал сползать на землю…

Сознание возвращалось не сразу все, а по кусочкам, по фрагментикам. Сначала из темноты возник белый туман, на котором стали проявляться силуэты деревьев. Потом появились краски, звуки… Потом вспомнилась Галя, поправляющая колготки… «Ни черта она не поправляла! Она подняла оглоблю и огрела меня по лысине… Никогда не страдал по своим волосам. Но если б они были, мог бы и не потерять сознание… Дубиной по лысине! Это жестоко! Нельзя поворачиваться к женщинам спиной…»

Это были не слова Савенкова, а его мысли. Сказать это он не мог по двум причинам. Первое: некому. Второе: весь его рот занимала противная, пахнущая духами тряпка.

Попытка выпихнуть кляп языком не удалась… Он скосил глаза и увидел торчащий изо рта клочок ткани с характерным узорчиком… Захотелось выть от обиды.

Это был носовой платок коварной Галины. Мало того – гуляя по лесу, она несколько раз доставала его и элегантно ликвидировала им последствия легкого насморка.

Савенков попытался привстать. Глухо! Дернулся вправо. Потом влево… Нет сомнений, что вязала его женщина. Не туго, но и не слабо. Плотненько, крепко и аккуратно.

Зазвонивший в кармане сотовый сделал ситуацию еще более обидной…

Мокрый грязный лес был пустынный, но не совсем. Здесь вполне могли гулять собачники с собачатами и бабушки с внучатами. Но Савенков сидел далеко от основных дорожек, сидел в небольшом овражке, да еще за кустами. Ничем привлечь к себе внимание он не мог. Не мог махнуть рукой, не мог крикнуть. Получалось только тихо стонать или мяукать. Это удавалось хорошо.

Савенков промяукал не более десяти минут. Тут сзади послышался шорох, сопение и быстрый топот четырех лап.

Еще мгновение и прямо перед сидящим сыщиком вырос нестриженный, абсолютно грязный и очень любопытный пудель. Именно про этих четвероногих говорят, что они ещё не люди, но уже и не собаки.

Савенков тяжело вздохнул, покачал головой и максимально приблизил к собаке своё лицо с торчащим платком и умоляющими глазами. А ещё он попытался мысленно внушить простую собачью команду: «Укуси платок! Дерни за него, будь другом».

Человек и сам себя понять не может. Где уж нам познать собачью душу. Что им двигало? Любопытство? Сострадание? Но пудель приблизил свою мордочку, дохнув на Савенкова теплом и свежестью, чуть оскалился, зацепил зубами край платка и потянул на себя.

Слушая от Савенкова поток ласковых слов, пудель печально посмотрел на капроновый канат и не стал даже пытаться его перегрызть. Он в прыжке развернулся и убежал.

Теперь Савенков мог кричать. Он уже начал подбирать слова. «Караул» – старомодно и глупо. «Спасите» – вяло и стыдно. «Помогите» – тоже не солидно.

У него мелькнула мысль, что пёсик может вернуться. Он очень умный барбосик, зайчик, солнышко…

Пуделя звали Алиской. И вернулась она не одна, а с пятилетним созданием в джинсах, курточке и бейсболке… В кармане Савенкова ещё раз призывно зазвонил сотовый.

– Мальчик, пожалуйста, вытащи из кармана телефон…

– Я девочка.

– Извини, дорогая. Нажми вот на ту кнопочку…

– Я знаю. У меня такой же аппарат, только с цветным дисплеем.

Девочка глянула на экран, прошептала про себя и сообщила: «Вам какой-то Олег звонит».

Затем она включила телефон и поднесла его к уху Савенкова.

– Привет, Олег. Ты где?.. Как в Теплом Стане? Я что, час на звонки не отвечал?.. Понятно. Интуиция тебя не обманула. Сижу привязанный к дереву… Двигай за «Аврору». За ней телефонный узел, поликлиника и на опушке леса стадион. Двести метров прямо и сто пятьдесят направо по лесу. Ты звони, а я кричать буду… «Ау» буду кричать.


Всю дорогу до дачи Савенков стонал. И не от боли. Голова болела ровно настолько, как и положено при небольшой ссадине и шишке. Но обидно! Бывшего полковника бьёт поленом хлипкая девица. Это удар не только по лысине, но и по престижу фирмы. Завтра придется натянуть бейсболку и две-три недели прикрывать позор…

Олег всё понимал. Он отлично знал характер шефа и вел машину молча. Тем более не допускал шуточек, которые вертелись на кончике языка.

По дороге они затоварились продуктами на несколько суток. Больному требовался покой и отдых на природе.

Савенков был посажен в кресло с видом на заросший сорняками сад. Пока Олег суетился по хозяйству, его шеф капризничал.

В нормальное состояние духа Савенкова привёл запах шашлыка. Сразу же захотелось есть, жить, работать.

После первой рюмки начался разбор полетов. Итогами Савенков был явно доволен:

– Всё, Олег! По этому делу мы больше не работаем. С одной стороны – мне своя голова дороже всех австрияков вместе взятых. А с другой, мы всё сделали. Без некоторых деталей картина ясная… Давай систематизировать.

Он освободил половину стола, достал бумагу, карандаши, надел очки. На листочках стали появляться схемы: овалы с фамилиями, связи между ними.

– Смотри, Олег, сюда…Это старое дело, что ты копал… Есть девушка Катя. Её любят двое: Жуков наш и злой мент Щепкин. У этого мента есть два агента, которых он крепко держит на крючке: Петрин и Афонин. Видя, что Катя предпочла Жукова, Щепкин инсценирует грабёж. Но в суд тащить Жукова ему боязно. Якобы потерпевшие Петрин и Афонин могут провалить дело. Два-три вопроса адвоката и они поплывут… Тогда, с помощью отца Петрина Жуков направляется в командировку и временно исчезает, а обманутая Катя быстренько бежит замуж за Щепкина.

– Она не только обманутая, она беременная от Жукова.

– Это детали, Олег… Хотя, возможно, нашему австрийскому другу будет любопытно узнать, что у Жукова есть сын по имени Фёдор… Так, по первому эпизоду есть вопросы?

– Нет, Игорь Михайлович. Всё отлично, даже есть подтверждающие документы.

– Вот и хорошо. Завтра начинаю писать отчёт… Теперь второй эпизод.

– Вот здесь есть вопросы.

– Не вопросы, Олег, а вопросики. Мелких деталек мы не знаем. А основа очевидна… Итак! Катя руководит программой на ТВ. А замом у неё Петрин. Возможно, что Щепкин пристроил своего агента к жене. Возможно?

– Вероятно.

– Так, поехали дальше… Катя получает компромат на Афонина и готовит передачу, а Петрин быстренько предупреждает своего старого дружка, который теперь аж депутат Думы. Ты в этом сомневаешься?

– Пока всё точно.

– У меня всегда всё точно… К этому времени Катя разлюбила Щепкина.

– Да и не любила она его никогда!

– Не лезь, Олег, в эти тонкие материи. Нам факты нужны, а любовь это не факт… Ну, скажем так: Катя разочаровалась и готова была к разводу. А тут ещё, как чёрт из табакерки, выскакивает Жуков. Появился, не запылился… Все действующие лица?

– Не все, шеф. Есть ещё некто Забровский, который засиделся в замах у Жукова и метил на место хозяина фирмы.

– Итак, Олег, кому было выгодно устранить Жукова и притормозить Екатерину? С Забровским мы разобрались. Кстати, он и нож из кабинета Жукова выкрал… Теперь Афонин.

– Ему в первую очередь выгодно. Возможно, что Катя держала при себе кассету с готовой передачей… В любом случае про компромат на Афонина все забыли.

– Хорошо, Олег… Теперь Щепкин.

– Он в глазах Катерины предстал спасителем, а Жуков убийцей… Щепкин хотел сохранить семью и сохранил. После этого случая Катя сникла, ушла с телевидения и о разводе забыла.

– Всё правильно. Теперь Петрин.

– Он сразу же занял место Екатерины, стал руководителем программы… Да и вообще, Игорь Михайлович, для всех это была огромная услуга Афонину. А губернатор Дубровска умеет платить по счетам. Теперь все под его крылышком и очень даже не бедствуют.

– И Пыжиков там со своим джипом «Чероки». Там же, вероятно, и неизвестный, кто на даче орудовал ножом… Всё, Олег. Завтра составляем отчет, и я еду в Вену. Больше мы своими башками рисковать не будем. Итак засветились сверх меры… Не нам с губернаторами тягаться.

– Пожалуй, правильно… Игорь Михайлович, а там, в лесу, зачем вы женский платок с земли подняли?

– Очень хочется вернуть его девушке Гале. Встретить бы её и воткнуть эту тряпку… куда-нибудь.

* * *

Вена показалась Савенкову родным городом. Когда впереди возник сказочный шпиль кафедрального собора и характерные бирюзовые крыши дворцов, появилось странное волнующее чувство, будто он возвращался домой после долгой разлуки. И что ему, русскому человеку, родившемуся в Одессе, этот чопорный западный городишко? С какой стати он так влез в душу? Но не только старинная Вена в этом виновата. Савенков знал, что с таким же волнением он приехал бы в Прагу, в Неаполь, В Париж, в любой город, где когда-то был, а значит оставил часть своей души… Не нужен нам берег турецкий и Африка нам не нужна. Но это пока мы там ни разу не были…

Гуркин принял незамедлительно. Даже казалось, что на этот день он отменил все встречи и совещания.

Улыбки и приветствия заняли не больше минуты. Потом Илья Ильич схватил отчет и начал, что необычно, читать его вслух. Делал он это неторопливо и громко. Он был похож на лектора, читающего доклад перед микрофоном. Или действительно где-то был спрятан микрофон?

Только в двух местах отчета Гуркин проявил эмоциональность. Там, где говорилось о сыне Жукова, о пятнадцатилетнем Фёдоре, а ещё при сообщении, что Катя Старикова жива. Эта фраза была повторена дважды.

Отложив отчет, Гуркин потер от удовольствия руки и начал извиняться.

– Дальнейший разговор, Игорь Михайлович, может вам не понравиться. Он может напоминать допрос. Но я очень люблю подробности. Вы уж простите… И очень прошу с полной откровенностью.

– Нет проблем, Илья Ильич… Буду откровенен, как перед адвокатом или врачом.

– Кстати, о врачах.… У вас на голове, ну там, где очень мало волос, свежая рана. Это производственная травма?

– Да… Я так и знал, что этого вопроса не избежать… Мне стыдно, но меня огрела поленом женщина. Девушка по имени Галя. Она была секретарём ещё у Жукова. Потом работала на Забровского, а теперь сидит у кабинета Лившица… Итак, о ссадине на моей лысине. Я сам позвонил ей и договорился о встрече в Теплом Стане…

Савенков рассказал обо всём подробно: о долгой прогулке по грязному лесу, об испуге Галины, о капроновых верёвках, о сопливом платке, о милом пуделе по имени Алиса, о девочке, похожей на мальчика. Сказал он и о том, что, выходя с Олегом из леса, они чуть не столкнулись с группой бравых ребят, среди которых был и Лившиц и Галина.

Вам надо быть осторожней, Игорь Михайлович. Опоздай Олег, мы бы с вами не беседовали.… Простите.

– В Москве они меня не найдут. Они даже фамилии моей не знают.

– Почему вы так решили?

– А Галина меня раза три о ней спрашивала, а я отшучивался.

– Понятно… Теперь давайте о гражданине Пыжикове из Дубровска…

Допрос затянулся на три часа. Сначала Савенков говорил о своих встречах. Потом пересказывал похождения Олега… Странно, но подробный отчет на бумаге не вместил и половины от добытой сыщиками «Совы» информации. Живой рассказ включал массу мелких деталей, интонаций, эмоций.

Напоследок Гуркин выложил перед Савенковым несколько пачек с разноцветной весомой валютой.

– Здесь то, о чем мы договаривались. Но я ещё хочу сделать вам подарок. Вы помните женщину, которая встречала вас в первый приезд?

– Да… Фрау Марта, по-моему. Такая истинная арийка.

– Верно… Она готова завтра на своей машине повезти вас в любую точку Европы. Вояж дней на десять… Советую в Италию. Флоренция, Рим, Неаполь, дней пять на берегу моря. А номера я закажу в лучших отелях. Не отказывайтесь, Игорь Михайлович… Считайте, что это компенсация за ранение.

– За шишку и ссадину? Это слишком шикарно… Но я согласен.


У людей, потерявших способность видеть, развивается осязание, лишенные слуха становятся зорче… Гуркин был прикован с коляске пять лет и ему стало казаться, что у него развился нюх. Не обоняние, а прозорливость, способность понять нутро человека, ощутить его чувства, желания, тревоги…

После ухода Савенкова можно было ожидать, что Максим Жуков, давно уже привыкший к имени Стас Силаев, мгновенно прибежит к своему старому другу. Но Гуркин чувствовал, что его друг сейчас принимает важнейшее решение. Его поездка в Москву на открытие филиала фирмы была запланирована давно. Но сейчас Стас решается посетить Дубровск. И не на три дня. Его миссия потребует не меньше месяца.

Стас пришел к Гуркину только через двадцать минут. Весь разговор он слышал и, если надо было обсуждать, то не отчет и не рассказ Савенкова.

– Я вижу, Стас, что ты все решил.

– Да.

– В Дубровск поедешь?

– Да.

– Мстить нехорошо. Да и опасно.

– Знаю, Ильич. Но иначе не могу.

– А я не могу тебя удержать… Сегодня закажу полную справку по Дубровску: обстановка, карты, персоналии. Кто есть кто. Включая слухи и сплетни… Удачно, что у них выборы скоро. В этой суматохе легче затеряться.

– Я думаю, Ильич, что мне не стоит ехать от нашей «Фортуны». Уж очень напоминает мою бывшую фирму «Форт».

– Верно, Стас… Есть у меня еще одна фирмочка. Замороженная, но вполне легальная. С сегодняшнего дня ты директор фирмы «Красс». Завтра пошлю в Дубровск прямо на Афонина факсы: хотим, мол, построить у вас гостиницу и еще что-нибудь. Посодействуйте. К вам едет наш директор… А теперь самое главное! Мстить, Стас, можно разными способами. Постарайся без крови,… без большой крови.

– Я постараюсь…

* * *

Проводив Савенкова в Вену, Олег занялся скучными делами, связанными с фирмой «Сова» как юридическим лицом. Никакого творчества. Надо заплатить за аренду офиса, написать отчет для налоговой, купить пару огнетушителей.

Сам Олег не считал себя педантом. Он и не был таковым по большинству вопросов. Не был буквоедом, формалистом. Но если поставленная задача не решена до конца, с таким положением он смириться не мог. Если в обычном кроссворде оставалось два-три неразгаданных слова, то он мог отложить его в сторону, зная, что вопросики лягут на подсознание и ответы всплывут в голове сами собой. Иногда через день, иногда через месяц…

В деле Жукова оставалась загадка. Компромат на Афонина был главнейшим поводом к тому, что случилось на даче пять лет назад. Что было бы в той несостоявшейся передаче? Допустим, что кассету и все студийные записи уничтожили. Допустим, что Катя Старикова, тихо живущая при муже в Дубровске, будет молчать. Допустим, что будут молчать и два-три сотрудника, вместе со Стариковой готовившие материалы к эфиру. Не скажут они ничего первому встречному. А если найти к ним подход?

Катя Старикова вела программу «Провинция» на канале БКТ. На первый взгляд ни то, ни другое слово не грело, но оба они легли на подкорку и, когда Савенков восхищался видами Вены, в голове Олега всплыла старая записная книжка, где рядом с чьей-то фамилией стояли эти три буковки – БКТ.

Через час поисков телефонная книжка была найдена. Еще минут десять Олег терзал ее от корки до корки пока среди тысячи близких и шапочных знакомств не натолкнулся на запись: Сизова Юля, секретарь, БКТ.

Как он мог забыть, где работала Юля? Правда, они никогда не говорили о работе…

Сотни девушек были симпатичны Олегу, не больше пять таких, на ком он мог бы жениться. Но он ждал одну, на которой не мог не жениться… Юля не стала такой. Что-то чуть-чуть не сложилось. Они расстались давно и, как ему казалось, без обиды и озлобления…

Договорились встретиться в кафе. По телефону Олег не решился спрашивать о Кате Стариковой. Юля вполне могла ее и не знать или помнить лишь визуально. Но она не только знала Катю. Юля Сизова пять лет назад была сотрудником программы «Провинция», секретарем на все руки.

– Олег, ты обо мне только из-за этого вспомнил? Тебе Старикова понадобилась?

– Очень хочется соврать… Но я никогда о тебе не забывал. Это правда! Считай, что Катя Старикова удачный повод для нашей встречи… Кстати, ты помнишь передачу о депутате Афонине. Она была почти готова, когда случилось…

– Понятно, Олег… Давай поедем ко мне на дачу.

– Юля, я занят очень. А дача… она…

– Понятно. Это в твои планы не входит. Ты примерный семьянин, а на даче я могу тебя соблазнить. Ишь, размечтался! На даче сейчас мой сын и моя свекровь. А к вечеру приедет муж.… Но на даче есть еще и документы, которые тебе нужны… Екатерина позвонила мне на следующее утро. Она сказала, что уходит с телевидения и попросила вычистить ее кабинет и выбросить все бумаги… Сейчас у меня на даче все, что относится к той передаче. Так едем или ты занят?

– Едем… Твой муж водку или коньяк предпочитает?

– Он из МИДа.

– Понятно, виски надо покупать…

Она пять лет лежала на чердаке. Это была стандартная конторская папка с кирпич толщиной и с завязками с трёх сторон.

В дачной суматохе Олег успел лишь вскользь просмотреть бумаги. Зато в офисе «Совы», разложив добычу на своем рабочем столе, он ощутил себя победителем.

Читать пришлось долго и, в конце концов, образовалось три кучки. Первая большая – в ней мусор, кое-что говорящий о передаче, но не имеющий отношения к Афонину. Во второй документы поинтересней: намёки, наводки, вопросы, данные о потенциальных свидетелях, интервью с которыми, возможно, были смонтированы на кассете. В кучке под номером три было всего пять листочков, но документы для Афонина убийственные. Подлинники, да ещё частично писанные его рукой. За каждую такую бумажку тогдашнего депутата Думы можно было сажать и надолго. И сейчас для губернатора Афонина по этим материалам срок давности не истёк.

Из двух главных российских вопросов первый для Олега не представлял теперь сложности. Кто виноват – понятно. Но что делать? Савенков уже вчера должен был всё доложить Гуркину и направлять сейчас эти бумаги в Вену это как махать кулаками после драки… Направить листочки в прокуратуру и ждать вызова к следователю: «Кто вам дал эти бумаги? Зачем вы следили за губернатором? А не превысило ли ваше детективное агентство свои полномочия? Почему вас финансировали из Австрии?» Нет, связываться с прокуратурой – себе дороже.

Дальнейшие ходы Олег просчитать не успел. В офис «Совы» буквально ворвался Сергей Павленко.

Олег любил давать прозвища. Не для широкого использования, а так, для себя. Когда он узнал, что Павленко и Савенков в стародавние времена вместе учились в школе, то Сергей Сергеевич получил кличку «Одноклассник». Потом стало ясно, что богатенький Павленко основной учредитель «Совы» и вообще финансовый благодетель. И он стал для Олега «Хозяином». Но во все времена Сергей Павленко оправдывал самое точное прозвище – «Ураган».

Работа сыщика – не всегда беготня. Даже когда все сотрудники «Совы» собирались вместе, то часто в офисе сохранялась вдумчивая тишина. Все что-то анализировали, сопоставляли факты, соображали. Но если вдруг появлялся Хозяин, то всё преображалось. Он весело и громко кричал, хвалил, ругал. Он бегал по комнатам, размахивая руками. Он обязательно выставлял на стол спиртное со всеми вытекающими последствиями… Ураган, да и только.

– Я знал, Олег, что ты на месте. Зря Савенков всех в отпуск распустил. Скучно у вас стало… Перебирайся сюда за большой стол и рюмочки захвати… Срочное задание, Олег. Большая работа предстоит.

– Но…

– Я всё понял. Только что звонил Савенкову. Он тебя благословил на новое дело. Ты хоть знаешь, где сейчас Игорёк?

– Я думаю, что шеф сейчас в Москву едет.

– Ха-ха! Он с какой-то фрау в Италию направился. Сейчас горы пересекает. Переход Савенкова через Альпы… Кстати, Олег, австрийцы очень довольны «Совой». Гуркин просто в восторге от твоей работы… Теперь вот новый клиент. И тоже очень для меня важный. Заместитель министра, понимаешь.

– Что там случилось у этого заместителя?

– Вот это правильно, Олег! Деловой подход. Сразу быка за рога. Давай по рюмочке за успех… Так вот, этот чиновник давно приехал из провинциального города. И там оставил жену с ребёнком.

– Бросил?

– Не надо так прямо, Олег. Оставил и не поддерживал с ними отношений… И вдруг ему звонит девушка, невеста его сына.

– На свадьбу зовёт?

– Если бы! Она из больницы звонила. Ножевые ранения. И, якобы, её ранил жених. Но она этому не верит. Всё было хорошо, потеряла сознание, очнулась – в больнице, а жених в тюрьме.

– У нас по Жукову похожая ситуация была. Подставили его.

– И здесь очень может быть. Этот жених, Баскаков его фамилия, он там местный Познер или, скорее, Караулов. А на носу выборы. А он против губернатора попер… Собирайся, Олег. Местные адвокаты уже в курсе, что из Москвы первоклассный сыщик приедет.

– Куда ехать-то, Сергей Сергеевич? Не на Дальний Восток?

– Поближе. Город называется Дубровск… Что с тобой, Олег? Ты что замер? Знакомые места? Бывал раньше в Дубровске?

– Нет, но много о нем слышал. Губернатором там некто Афонин, милицией руководит генерал Щепкин, почти всю прессу держит Петрин, а местным олигархом работает Игорь Забровский… Вы Савенкову говорили, куда меня посылаете?

– Да нет, Олег. Я в общих чертах. Даже не сказал, что не в Москве… Так, держи командировочные. Ты завтра поедешь?

– Сегодня, Сергей Сергеевич. И, возможно, что скоро вернусь… Есть у меня подход к губернатору Дубровска.

Глава 6

В школьные годы все девочки мечтают о девятнадцатом веке, где платья с кринолинами и декольте, где бриллианты, где балы с мазурками, где любовь с дуэлями… И появляются в тетрадках рисунки девиц в пышных нарядах, в альбомчиках стихи, в записочках волнующие слова. Всем хочется туда, в золотой век от Пушкина до Тургенева. Но не дальше! Уже у Чехова уже нет ни блеска, ни романтики. Все женщины его поры постоянно чем-то недовольны. Им всегда скучно и душно. Они стонут и ноют. Или отвезите в Москву, или не рубите мой вишневый сад.

Катя тоже мечтала о красивых временах. И не только о балах. Ей хотелось жить в тихом городе. В собственном доме, перед которым палисадник, а за ним – старый сад с прудиком и беседкой.

Всё это она получила. Щепкину удалось поселиться почти в центре Дубровска, в старом купеческом доме. Был там и камин, и сводчатый подвал, и мебель с гнутыми ножками, и не очень старая домработница. Почти гувернантка.

Кате казалось, что с переездом в Дубровск она стала совсем другим человеком. Забылось всё: суетливая Москва, нервозная работа на телевидении, Максим Жуков, постоянно приносивший ей несчастья.

Первые годы она полностью отдалась воспитанию сына и обустройству особняка. Современная мебель заменялась старинной, появились картины в золотых рамах, самовар и персидская кошка.

Денег хватало на всё. Катя старалась их не считать. Иначе получилось бы, что она живёт не на одну генеральскую зарплату мужа. И не на две. И даже не на пять… Она решила, что всё это мужские дела, а в них лучше не лезть.

С Афониным она встречалась часто. С какого-то момента они, что называется, начали дружить семьями. И ни разу губернатор не упомянул о той несостоявшейся передаче. Даже не намекнул… А не знать об этом он не мог.

Не вспоминал о том эпизоде и Сергей Петрин, с которым тоже приходилось часто встречаться. Не вспоминал и муж… И Кате начало казаться, что всего этого не было. А если и было, то вовсе не так. Ну не мог милейший Володя Афонин нанимать киллера. И взятки не мог брать. А если и брал, то не за то, о чем говорилось в тех документах. Да и сами бумаги могли быть фальшивыми. Смонтировали и ей подсунули. А потом эти же враги Афонина и свидетелей подобрали. Уговорили их, подкупили, напоили… Всё странно, непонятно и туманно. Лучше об этом забыть… И Катя почти забыла. Перестала вспоминать.

Последний год её жизни в Дубровске оказался самым сложным. Ничего не изменилось, но это-то и было причиной хандры. Ей стало скучно.

Дом обустроен, быт налажен, сад ухожен. Любящий муж приходил домой поздно и был всегда ласков, но как-то однотонно.

Воспитание сына тоже закончилось. В пятнадцать лет он разрешал себя покормить, обеспечить одеждой и соответствующими его возрасту игрушками и, пожалуй, всё. Даже убирать в его комнате было нельзя. А уж воспитывать или вторгаться в его личную жизнь, было вообще невозможно… Нет, он был приветлив, но на любые робкие вопросы о школе, о здоровье, об успехах в спорте – ответ был один: «Нормально!»

Из развлечений, кроме телевизора, были периодические пикники с губернатором или без него. А ещё местный театр с десятью премьерами в год. Актёры были неплохие, но уж очень знакомые. Заранее было ясно, кто и с какой интонацией произнесёт очередную фразу, как взмахнёт руками, изображая радость или горе…

Подсознательно Катя искала чего-нибудь, что взбаламутит её жизнь, наполнит эмоциями. Любыми: радостью, страхом, любовью. Она искала приключений.

И маленькое приключение случилось год назад: в театре она познакомилась с мужчиной чуть старше себя. Через неделю он позвонил ей на сотовый и попросил о встрече.

Она не могла скрыть радости. Возможно, ему казалось, что она радуется ему, но она получала удовольствие от самой ситуации. Тайное свидание с другим мужчиной, пустынные аллеи парка, возможность откровенного разговора обо всём. Нет, никакой измены мужу пока не было и это не планировалось. Но будоражили даже лёгкие намёки и сама возможность развития отношений.

Её новый знакомый имел благородную профессию адвоката и привлекательное своей необычностью имя – Викентий.

Адвокат был человек свободный. Жена его несколько лет назад сбежала к другому, и Катя была этому очень рада. Не тому, что сбежала, а тому, что она, Катя, не делает никакую женщину несчастной, не обманывает никого. Никого, кроме Щепкина… Ещё при первой встрече она сообщила адвокату: «У меня есть муж». Твердо сказала, но мимоходом. Так, для сведения. Адвокат понял и больше эту тему не поднимал. И она не поднимала.

Друг о друге они знали только имена и номера сотовых. Встречались каждую среду под дубом старого парка в пять часов вечера.

За этот год она всласть наговорилась о том, что волновало её душу. Она и до этого любила поговорить, но на вечеринках разговоры светские, с домработницей хозяйственные, с мужем любовные, с сыном никакие.

С Викентием Катя могла говорить о главном, о том, что никому больше в Дубровске было неинтересно. Она не скрывала от него ничего, кроме двух вещей: её теперешнего положения и последней встречи с Максимом Жуковым.

Ей казалось, что и адвокат от неё ничего не скрывает. Но у него был свой секрет. Она поняла это, когда в киоске увидела газету с его фотографией и статьей под заголовком: «Викентий Ямпольский – наш кандидат в губернаторы…» Кстати, это была единственная в городе газета, которую не финансировал Серёжа Петрин.

Адвокат Ямпольский быстро стал популярной в городе личностью. О нем везде шушукались, а в полный голос его продвигал в своей передаче Ким Баскаков. Делал это он виртуозно. Уж Катя со своим телевизионным опытом могла это понять. Он не только умело поднимал адвоката, но жестко, издевательски опускал Афонина.

На встречи по средам новые обстоятельства никак не отразились. Только места для прогулок выбирались ещё более безлюдные.

Неделю назад Викентий позвонил Кате и, заметно волнуясь, сообщил, что сегодня не сможет встретиться.

Катя не удивилась. Несколько дней назад произошел нелепый, дикий случай с Кимом Баскаковым. Почти все городские газеты раздули этот эпизод, смакуя подробности. Правда, факты действительно были вопиющими.

Особенно запомнилась Кате статья самого Петрина. Общий её смысл: в трёх фразах: «Баскаков был рупором Ямпольского. Но Баскаков хулиган, дебошир, наркоман и почти убийца. Каков поп, таков и приход».

Ещё в одной газете сообщалось, что Лариса Серпинская залечит раны и тогда на суде даст показания, как Баскаков, друг Ямпольского, собирался её «напоить, зарезать и изнасиловать». Последовательность действий была более чем странной, но бумага терпела и не такое.

Катя хорошо понимала, что после такой атаки Викентий может сложить крылья и лечь на дно. Или вообще уехать из города. Но скорее всего он начнёт борьбу… И в том, и в другом случае не до прогулок с симпатичной ему женщиной. Но в очередную среду адвокат позвонил и попросил о встрече, как обычно в парке у старого дуба…

В первый раз они говорили о политике.

– Я не верю, Катя, не верю, что Ким мог такое сотворить! Но как адвокат я вижу безвыходность ситуации. Все факты против него. Никаких зацепок… А суд проведут перед самыми выборами.

– А что сам Баскаков говорит? К нему уже допустили адвоката?

– Говорит, что потерял сознание… Это не спасает. Совершил, но в бессознательном состоянии… Кстати, и Лариса говорит, что потеряла сознание. Но у обоих в крови героин и их отпечатки на шприцах… Нет, я буду бороться до конца! Они не только Кима подставили. Они весь народ мордой в грязь. Правили вами и будем править. И нет на нас управы!

– Вы это о ком, Викентий?

– О губернаторе. Афонин и его команда. Забровский – основной финансист, Петрин – повелитель умов, Щепкин – держиморда… Я, Катя, возможно, говорю лишнее, но я вам верю… Всё это организовал Щепкин.

– Почему вы так думаете? Он, конечно, не подарок, но не злой и до какой-то степени порядочный.

– Это лирика, Катя. А у меня факты есть. Не улика, но подозрительное совпадение… Мы Киму адвоката из Москвы вызвали. Молодой парень Саша Хлебников. Молодой, но шустрый. Он раскопал, что подобный случай был с женой Щепкина. Пять лет назад. В Москве и тоже на даче. Тоже хотели подставить какого-то бизнесмена, но он сбежал и погиб… И ещё – та женщина тоже не видела нападавшего.

– Да, не видела… Он подошел со спины, обнял, ударил ножом в грудь, и я сразу потеряла сознание.

– Вот! И Лариса была без сознания… Постой. Что значит: я потеряла… Постой…

– Да, Викентий… Фамилия моего мужа Щепкин.

– Что?!

* * *

Ещё десять дней назад губернатор Афонин только внешне сохранял бодрость духа и уверенность в победе. Но те, кто его хорошо знал, не могли не заметить в его глазах нервозность, растерянность и даже панику.

Формально для таких настроений повода не было. Центральная пресса Дубровск не ругала, но и не хвалила. Просто не замечала…Местная не только хвалила, а и восхваляла… Опросы показывали стабильную популярность губернатора.

Всё хорошо, но Афонин нервничал. Он всегда доверял своей интуиции, называя её «звериным нюхом». Так вот сейчас этот нюх всё время сигналил об опасности. Он говорил, что Московские журналисты просто застыли в стойке и ждут команды «фас». А словословия в родных дубровских газетах уже не смешат народ, а начинают его злить… Врёт и статистика, говорящая, что избиратель горячо любит своего губернатора. Все опросы народа проводятся, не выходя из кабинетов. И составляют их те, кто готов лизать все части тела действующего губернатора.

Но главное, о чём вопила интуиция, это местное телевидение. Оно ежедневно выливало на Афонина по бочке мёда. Но в каждую сладкую ёмкость зловредный Ким Баскаков умудрялся засунуть ложку дёгтя… И, ведь как, стервец, передачу свою назвал – «Здравый смысл». Всё, значит, остальное есть болезненная бессмыслица и только у него здравый смысл…

Всё это было давно, десять дней назад. Сейчас вся ситуация перевернулась тормашками вверх и интуиция Афонина пела бравурные марши. В глазах губернатора появились победные искорки. Он, конечно, ещё не выиграл, но почти уже…

Афонин готов был и к ордену представить Щепкина, и в звании его повысить, но не всё в его силах. Да и не стоит так уж явно шить белыми нитками.

Вероятно от волнения губернатор не мог открыть замок своего сейфа. Только с третьей попытки он вогнал ключ, провернул его два раза и распахнул тугую, тяжелую дверцу.

Всё это время Щепкин стоял в центре кабинета по стойке смирно. Он был в генеральской форме, и это придавало ещё большую торжественность церемонии награждения.

Афонин извлёк из сейфа сумочку, Которую некоторые называют барсеткой. Она была увесистой и толстенькой.

– Ордена будут потом. Обязательно будут! А пока, Виктор, получи премию. То, что ты сделал, деньгами не оценить, но и лишними они не будут… Бери!

– Служу губернатору!

– И очень хорошо служишь… Как тебе удалось так ловко Баскакова обгадить? Стрельба, наркотики, девка голая… И журналисты вовремя на месте оказались, Теперь ни у кого сомнений быть не может. Всё документально зафиксировано. Фото-видео… И с соседом интервью хорошо получилось. Испуганный такой, глазки бегают. Как его? Иванов, Петров, Сидоров.

– Петров.

– Черт с ними, с Петровыми! Не в них дело. И даже не в Баскакове. Главное, что Ким одной ниточкой с Ямпольским был связан. Почти его правая рука. А какой поп, такой и приход… Народ быстро это сообразит. Народ у нас не дурак.

Слушая всё это, Щепкин никак не мог понять Афонина. Показалось, что тот совершенно искренне считает Баскакова подлецом, а себя кристально честным борцом за интересы народа…

Возможно, поэтому ему, Щепкину, никогда не стать губернатором или депутатом. Не умеет он перевоплощаться, не может врать с честными глазами… А Афонин может. Он артист первоклассный.

Дальнейшая беседа походила больше на инструктаж. Щепкину пришлось даже сесть за стол, отложить барсетку с премией и записывать указания руководства. Чувствовалось, что план битвы за второй срок губернаторства был продуман до мелочей.

Афонин говорил об организации суда над Баскаковым, о необходимости «утечек» информации в ходе следствия, о группах скандирования, о лозунгах, о палаточных городках в центре Дубровска, о создании отрядов спасения демократии.

– Всё продумано, Виктор. Вскоре начнём их обучать в бывшем пионерлагере. Сначала сотников, потом десятников. Цвет вот только не могу придумать для флагов, шарфов, бантиков.

– А с цветом-то какая сложность?

– Ты не прав, Виктор… Цветов много, но все заняты. Черный – траур, белый – поражение. Красный и коричневый по понятным причинам не подходят… Зелёный – ислам.

– А если голубой. Цвет неба и…

– Стоп! Ты на что меня толкаешь? Ты бы ещё розовой предложил… У нас регион традиционных взаимоотношений. Мы не Амстердам какой-нибудь.

– Может быть оранжевый?

– Я, Виктор, думал об этом. Но не поймут нас люди. Засмеют. Получится какой-то фарс с горилкой… Я пока склоняюсь к сиреневому.

Афонин замолчал и отошёл к окну. Глядя на пустынную площадь, он представлял на ней толпу с сиреневыми флагами. У всех одинаковые галстуки, а у девушек косынки, или даже платья. Все хором скандируют: «А-фо-нин!».

Даже сейчас, после ареста Кима Баскакова, у соперника Афонина ещё оставались шансы. Но такого сиреневого напора Ямпольскому не выдержать. Сила толпы увлечет неустойчивых избирателей…

С трудом Афонин отошел от окна и возобновил беседу.

– Я тебя, Виктор, не только из-за премии вызвал. Есть для тебя очень конкретное задание… Утром мне звонил австрийский бизнесмен. Хочет построить у нас конфетную фабрику, гостиницу и ещё что-то.

– Так это отлично! Перед выборами это просто подарок… Западные деньги устремляются в Дубровск! Новые рабочие места, передовые технологии.

– Я всё это понимаю и сам… Так ты, Виктор, устрой австрийца в нашем гостевом домике. Приставь к нему надёжного человека.

– А он надолго?

– На месяц. Или на два… Он и отдохнуть у нас хочет. Возможно и до выборов его задержим… А ты срочно изучи его биографию, связи, привычки и всё такое.

– С иностранцами это сложно.

– Он не совсем иностранец. Он бывший наш… Запиши его данные: Стас Силаев из Вены. Фирма «Красс».

* * *

Ещё в Москве Олег кое-что узнал об адвокате Хлебникове, который за два дня до этого улетел в Дубровск. Сведения были обрывочные. Не ясно, кто его нанял для ведения дела Кима Баскакова, почему выбор пал именно на молодого Сашу Хлебникова, а не на какого-нибудь зубра с высокомерной улыбкой, животиком и бабочкой.

Хлебников всегда ходил в отличниках. Для адвокатской практики это хорошо, но не очень. Все положительные характеристики о нём, которые успел раздобыть Крылов, имели двойной смысл: «скрупулёзный парень, законник, педант…». В этих словах и в чуть иронических интонациях Олег улавливал истинное отношение к молодому адвокату: «Формалист, буквоед и зануда. Трусоват он и ни на какой риск не пойдёт. Трудно с ним дела делать».

Олег Крылов принял этот психологический портрет к сведению. Педант – не самая страшная личность. И не таких приходилось уламывать. Сработаемся!

Главное, Олег узнал, где в Дубровске остановился Саша Хлебников. Более того, наставник молодого адвоката обещал позвонить ему, сообщить о приезде сыщика из «Совы» и посоветовать взаимодействие. В рамках закона, разумеется.

Дубровск оказался очень уютным городком. Промышленная часть и новостройки спрятались за холмом и не мозолили глаза, а старый город сохранил очарование русской провинции. Смени вывески на магазинчиках, убери с крыш антенны и можно фильм про Бальзаминова снимать.

Гостиница, где остановился адвокат, была из тех же времён, из позапрошлого века. Возможно, она и название своё сохранила. Слово «Восход» политически нейтрально. Так гостиница могла называться и при Николае, и при Иосифе, и при Владимире.

Крылов хорошо знал, что даже в самых захудалых городах есть два-три гостиничных номера со стационарной техникой: микрофоны напиханы везде, включая туалет.

Если дело Баскакова сфабриковано и связано с выборами губернатора, то адвокат есть самая подходящая фигура для поселения в такой «технический» номер.

Как в самом дешевом детективе Олегу пришлось найти парнишку, почти беспризорника, который за один доллар согласился без лишней суеты найти номер адвоката Хлебникова и передать ему записку.

Минут двадцать ожидания, и Олег начал волноваться. Беспризорник вполне мог не сделать дело, а вместе с долларом сделать ноги.

Но парни из Дубровска ещё сохранили честь. Пацан прибежал на сквер взмыленный и довольный.

– Едва нашёл. Ключа на доске нет, а номер заперт. Я искать… В душе нашёл. Под холодной водой стоит и дрожит.

– Почему под холодной. Так у нас летом горячую воду не включают. И так тепло… А я долго по коридорам бегал. Туда-сюда.

Парень посмотрел на Олега глазами голодного спаниеля и последнюю фразу повторил ещё раз.

Олег понял и дал пацану ещё доллар…

Узнать Александра Хлебникова было несложно. Из гостиницы вышел человек в тёмном костюме, в очках и при галстуке. Влажные волосы были зачёсаны сверхаккуратно: волосок к волоску… Отличник!

Согласно записке адвокат перешёл улицу и направился в сквер к фонтану с Купидоном. Правда, в фонтане давно уже не было воды, а Купидон лишь угадывался без правой руки, лука и стрел.

Олег следил не столько за адвокатом, а больше за гостиничной дверью… И точно – секунд через двадцать оттуда вышел некто и, сохраняя дистанцию, пошёл за Хлебниковым.

Нельзя сказать, что субъект стопроцентно выглядел как филёр. Топтуны, они тоже люди и имеют индивидуальность. Но есть в облике и в действиях нечто общее. Так, мужик ни разу не взглянул на адвоката. Вправо – да, влево – да, а на Хлебникова только мельком, переводя взгляд… Или дистанция – двадцать метров, не ближе и не дальше. Притормозил адвокат, уточняя дорогу к Купидону, и мужик остановился. Зашагал Хлебников, и тот потопал… Олег даже улыбнулся и загордился: нас не проведёшь!

Где-то вдалеке загрохотал трамвай. Остановка его рядом, в десяти метрах за фонтаном.

Олег подошёл к Хлебникову, стараясь не засвечивать перед топтуном своё лицо.

– Привет, Саша. Я Олег Крылов.

– Здравствуйте… Только почему нельзя было в гостинице встретиться? Зачем надо было ко мне этого хулигана подсылать?

– Хулигана? Он хороший мальчик.

– Хороший? Он дверь в душ выломал. Так дёрнул, что крючок в стену отскочил.

– Он очень старался. За валюту парень работал… Я всё объясню, Саша. Сейчас некогда. Наш трамвай подходит. Тихонечко обходим Купидона и по моей команде летим на заднюю площадку.

Очевидно, что такого адвокат Саня Хлебников не ожидал. Он не стал задавать вопросы, а покорно поплёлся вокруг фонтана.

Трамвай уже стоял на остановке. Вышли из него трое. Входила лишь одна старушка. Она долго возилась со своей сумкой на колёсиках. Основная её часть уже протиснулась в дверь передней площадки. Ещё две-три секунды, и нервничающий уже водитель закроет дверь.

Олег схватил адвоката за руку и рванулся к трамваю… Они проскользнули в сходящиеся створки.

Проделывая этот финт, Олег спиной чувствовал, что топтун держит дистанцию. Это всего пять секунд бега, но вполне достаточно для отрыва.

Трамвай дернулся и начал набирать скорость, когда по его борту раздались глухие кулачные удары. Теперь всё зависело от характера водителя. Если там сердобольная мамаша, то может остановиться и открыть дверь.

Нет, за рычагами трамвая сидела зловредная баба, и вагон только ускорял своё движение по рельсам.

Нельзя сказать, что Хлебников всё понял, но, посмотрев на отставшего от трамвая мужика, он перевёл взгляд на Олега:

– Мы от него бежали?

– От него… Сейчас он найдёт машину и будет догонять. Так что, на первой же остановке выскакиваем и бегом в переулочки… Первый раз в жизни от хвоста на трамвае ухожу…

Обстоятельный разговор они начали только на окраине города, на пустыре, переходившем в овраг.

Олег говорил шепотом и постоянно оглядывался. Они чисто оторвались от наружного наблюдения, и он ничего не опасался. Но ему было необходимо сохранять для Хлебникова чувство напряжения, радость от удачно проведённой операции!

Очевидно, что адвокат в таких переделках не бывал, и теперь в его крови адреналина выше крыши. Теперь для него Олег – сообщник, подельник, боевой товарищ, которому нельзя отказать в любой просьбе.

Олег это чувствовал и использовал состояние адвоката на всю катушку:

– Ты пойми, Саня, мне очень нужно с Баскаковым переговорить. Ты когда к нему собирался?

– Через два часа.

– Отлично! Мы с тобой немножко похожи. Почти близнецы. И одежда у тебя приметная. И очки… Когда я всё это напялю, ты сам меня с собой перепутаешь.

– Не так уж мы с тобой похожи. Но дело даже не в этом…

– Никаких возражений, Саня. На святое дело идём. Парня из тюрьмы выручать… Так что у тебя Баскаков просил, когда ты у него первый раз был?

– Сигареты просил принести. И ещё просил полный список изъятых у него на даче вещей. Из протокола обыска переписать.

– Ты сделал выписку?

– Сделал.

– А зачем она Баскакову? Ты подумай, Саша. Пошевели мозгами.

– Не знаю, он мне даже не намекнул.

– Не получилось, значит у вас душевного контакта. Не поверил он адвокату. Теперь придётся мне рисковать.

– Вот именно, Олег – рисковать. А я не люблю риска. Что мне делать, если тебя схватят?

– Не боись, Саня. Во-первых, меня не схватят. Во-вторых, если меня схватят, то ты сообщишь, что на тебя напал неизвестный, отобрал документы, раздел и к дереву привязал… Хватит лясы точить. Мне ещё к твоей одежде привыкнуть надо. Давай сюда очки, пиджак, галстук…

– Штаны тоже снимать?

* * *

В камере Баскакова было четыре койки. Четыре шконки, если использовать тюремный жаргон.

Ким раньше снимал репортажи из местной тюрьмы и знал, что в таком помещении содержали человек по восемь, а иногда и больше. Его же камеру превратили в «сучью будку», в одиночку для особоопасных, для смертников.

Он и был для местной власти особоопасным. И следствие по его делу будет особым, и суд. Об этом можно догадаться и не имея семи пядей во лбу. Тут и трёх достаточно.

Особое недоверие вызвал у Кима адвокат. Уж такой гладенький, правильный и лохообразный. Подстава для дураков… Впрочем, если адвокат работает на губернатора, то и с этой паршивой овцы можно добыть клок шерсти. Ни Афонин, ни Щепкин не могут догадаться, зачем подследственному список изъятых вещдоков. Более того, они могут считать, что копия протокола обыска подавит волю Баскакова. Ведь в этой бумажке будут числиться шприцы с наркотиками, нож, которым кололи пострадавшую Ларису Серпинскую, ружьё, из которого стреляли по окнам соседа Ивана Петрова. И на каждом предмете пальчики Кима Баскакова. Эти улики должны размягчить любую волю. Даже железную.

Но обо всём этом Баскаков знал. Он даже испытывал своеобразное уважение к тем, кто всё это сработал. Не состряпал, а сработал – чисто, красиво и профессионально…

Баскакова интересовало только одно: есть ли в списке изъятых с «места преступления» вещей видеокамера. Это могла быть единственная, но стопудовая улика в его защиту. А если она в протоколе изъятия, то всё, кранты, сливайте воду.

Идя на очередное свидание с адвокатом Хлебниковым, Ким думал только об этом списке. И ещё о Ларисе. Он знал, что она жива и выздоравливает. Это радовало, но не очень. По логике действий генерал Щепкин должен или сломать её, превратив в свидетеля обвинения, или не допустить на суд. Не допустить любыми способами, вплоть до самых крайних.

Перед дверью кабинета Ким развернулся лицом к стене и чуть приподнял заведенные за спину руки в наручниках. Но конвоир сначала открыл комнату, впихнул в неё Кима и только потом занялся браслетами. Обращаясь к адвокату, прапорщик монотонно произнёс:

– У вас час времени. Закончите раньше, нажмите на кнопку…

Баскаков сразу понял, что перед ним не адвокат. Вернее, не тот, кто приходил в прошлый раз. Этот только косил под того, первого.

На всякий случай, ещё до ухода конвоира, Ким громко и чётко произнёс:

– Здравствуйте, Саша Хлебников. Вы принесли копию протокола?

В ответ Крылов вытащил из кейса бумагу, помахал ею, положил на стол и прихлопнул ладонью. Это ещё больше убедило Баскакова, что это не Хлебников. Тот вёл себя скромно, суетливо и боязливо. А этот проныра, любитель театральных жестов и вообще авантюрист.

Дверь за конвоиром захлопнулась, и сразу же гавкнул наружный засов. Они остались в кабинете одни, но каждый прекрасно понимал, что комната, возможно, просматривается и уж наверняка прослушивается.

Сели за стол друг напротив друга. Баскаков наклонился вперёд и пальчиком поманил «адвоката». Крылов послушно наклонился и подставил ухо. Он услышал именно ту фразу, которая и должна была первой прозвучать в этой ситуации:

– Ты кто такой?

Баскаков сразу же развернулся и подставил ухо. Олег послушно выпятил губы и зашептал:

– Я не адвокат. Я сыщик из Москвы. Меня зовут Олег Крылов.

Опять смена позиции и теперь уже ехидно шепчет Ким Баскаков:

– И кто же тебя нанял Олег Крылов? На кого ты работаешь?

– Считай, что меня наняла твоя невеста. Лариса сама позвонила в Москву.

– Кому? Моему отцу? От него никакой помощи я не приму!

– Так я и знал! Но надеялся, что Ким Баскаков не полный идиот. Ошибся… Мне уходить?

– Ладно, Олег, проехали… Я просмотрел список и думаю, что у меня есть шанс. Железное алиби.

– Какое?

– Не скажу. Не верю тебе… Верю, но не до конца. Сделай для меня две вещи, тогда поверю полностью… Первое: выведи Ларису из больницы и спрячь где-нибудь.

– Сделаю! Я тоже боюсь, что ей угрожает опасность… Что ещё?

– Устрой мне побег.

Глава 7

Первые минуты Силаев очень волновался. Он никак не ожидал, что губернатор пригласит в кабинет всех заинтересованных лиц.

Меньше всего Стас боялся, что его узнает сам Афонин или Петрин. Двух этих прохвостов он видел полтора десятка лет назад и то – накоротке. Первый раз на улице во время драки. И мельком у следователя на опознании… Эти двое могли вообще забыть эпизод с неким Максимом Жуковым, а уж опознать его в образе Стаса Силаева после великолепной пластической операции…

Со Щепкиным он встречался чаще, но в те же далёкие годы. И происходило всё это в шумных компаниях, в тесных комнатках, темных от сигаретного дыма и тумана от дешевого портвейна… Правда, Щепкин мент. За годы службы у него могла развиться профессиональная память на лица. Очевидно, не развилась.

Самым опасным был Игорь Забровский. Шесть-семь лет назад Силаев, тогда ещё Макс Жуков, был его начальником и общались они по три раза на дню… Но и Забровский, бросая взгляды на гостя из Европы, никоим образом не проявил волнения от узнавания… Силаев хорошо помнил, что его бывший заместитель уж очень прагматичен и напрочь лишён воображения. Для него никогда не может быть того, чего не может быть. И сидящий напротив австрийский бизнесмен никогда не может быть Максом Жуковым, который так удачно сгорел в своей машине. Не может быть и всё! Даже если и уловилось что-то знакомое в глазах, в жестах, в голосе.

С лица Афонина не сходила улыбка. Он успешно подводил к завершению встречу высокого австрийского гостя:

– В наш медвежий угол не часто залетают бизнесмены такого уровня. А зря! Все условия есть. Прибыль можно лопатой грести… Вы – первая ласточка, а значит вам основной почёт и уважение. Разместим мы вас в особняке на берегу реки. Машину из моего гаража за вами закрепим и ещё вот этого бравого парня, как шофёра, секретаря и вообще…

Скромно сидевший в дальнем углу мужчина резво вскочил, вытянулся и шаркнул ножкой… Силаев сразу всё понял и, стараясь не улыбаться, спросил:

– Он военный?

– Да, господин Силаев. Не буду скрывать. Майор Гуров из ведомства товарища Щепкина.

– Так значит, господин Гуров полицейский.

– Скорее, милицейский… Но это и хорошо. Кроме дел и отдохнуть надо. А у Щепкина по этой части всё схвачено: вертолёт есть, катера, вездеходы. Всё для охоты, рыбалки и пикников… Увеселительные заведения, казино и театры, под его, опять же, надёжной защитой. Как у нас говорят: под его крышей… Мы не Таиланд, но и по женской части развлечения можно организовать. Очень широкий выбор…


Пока Вася Гуров вел машину, Стас пытался его изучить. Сразу было понятно, что майор службой дорожит и дешево не продастся.

– Отличные здесь места, майор. Всё такое натуральное. Дикая природа… У нас в Австрии тоже красиво, но всё как на макете. Чистенько, ровненько. В лесах газонная трава как на футбольном поле. Ни тебе бурелома, ни покосившейся избы. Неуютно как-то.

– Это точно! В Европе всё искусственное. Эрзац. Порядка много, а души нет. Мы же не немцы какие-то. У нас всё наоборот. Души много, а порядка нет… У меня тоже душа к природе тянется.

– У тебя дача хорошая?

– Да никакой ещё нет. Не заработал.

– Жаль… А давай я тебе, майор Гуров, дачу подарю. С большим участком и на берегу реки.

Гуров притормозил, повернулся, взглянул на Силаева очень жалобно, быстро перевёл взгляд наверх, на крепление светильника и неожиданно бодро ответил:

– Спасибо за предложение, господин Силаев, но принять его не могу. Слишком дорогой подарок и очень на взятку похоже. А это у нас не принято. У нас никто в России взяток не берет.

– Тогда я попрошу генерала, чтоб он вас поощрил.

– И это не надо. Не за награды работаем… Вот уже и приехали, господин Силаев.

От машины до особняка надо было пройти по парку около ста метров. Этого им хватило для обстоятельной и взаимовыгодной беседы. На первых же метрах майор притормозил Стаса и спросил напрямик:

– А вы серьезно готовы были мне дачу подарить?

– Серьёзно.

– Просто так?

– Конечно же, нет. За просто так никто деньги не даёт. Мне помощь нужна. Я в Дубровске никого не знаю, а ты, Вася, очень подходящий человек.

– Что делать надо? Работа не пыльная?

– Не пыльная и не мокрая… Ты сколько в месяц получаешь? Лучше, если в евро.

– В евро не пересчитывал. А в долларах до двухсот баксов выходит.

– Тогда держи, Вася, две тысячи евро. Это твой годовой оклад. Это аванс. Маленькая частичка от того, что ты получишь потом.

– Так что мне делать?

– Пока ничего… Тебя ко мне Щепкин приставил?

– Он.

– Так ты не говори генералу ни о нашем разговоре, ни об этих деньгах.

– Да, что я дурак?!

* * *

На следующий день Крылов сделал три важных вещи: купил по доверенности вполне сносную «Ладу» серого цвета, снял недалеко от города дачку и заставил переодеться Хлебникова. В темном костюме с галстуком тот был как бельмо на Дубровске. Его было видно со всех сторон.

Теперь в простеньких джинсах, в серой футболке и бесцветной куртке он сливался с массой Дубровских парней, что позволяло легче уходить от топтунов. А их теперь было трое. И была при них машина, которая спокойно может догнать трамвай.

Дубровские менты были простоваты. Они в шпионских академиях не обучались. Поэтому они обложили только центральный вход в гостиницу. Один из них с газетой сидел в холле, другой в черной «Волге» караулил прямо под вывеской «Отель», а третий топтался около фонтана с Купидоном, поближе к трамвайной остановке.

Саша Хлебников еще раз вспомнил полученную от Олега инструкцию, сделал глубокий вдох, натянул бейсболку и вышел из своего номера. По узкой боковой лестнице он, минуя холл, спустился прямо в ресторан гостиницы. Пролетев пустой зал, адвокат нырнул в комнатку, где отдыхали две скучающие официантки. Одна хотела что-то сказать ему, но поленилась.

Хлебников рванулся дальше, в кухню. Там повариха не поленилась и выдала громкую, грозную, невнятную фразу. Слов Саша не разобрал, но по тону угадывалось стандартное: «Ходют тут всякие! Работать мешают…»

Дверь во внутренний дворик была открыта и там, как и обещал Олег, стояла его серенькая «Лада».

Садясь в машину, Хлебников очень старался скрыть свой восторг и волнение:

– Куда едем?

– Вперед.

– Понятно… Я чисто ушёл от погони?

– Чище не бывает. Даже погони не было… Ты, Саня, как струна натянутая. Аж звенишь. Расслабься и получай удовольствие. Завтра сложнее будет.

– Почему?

– В первый раз ты оторвался на трамвае, и они утроили штат, и даже машину им дали. А завтра их будет десять человек и три машины. Окружат гостиницу сплошным кольцом.

– И как мы будем уходить?

– Через чердак. Они наверняка крышу забудут перекрыть. Ты поднимешься, а я подлечу на вертолете.

Пауза была длинной. Хлебников догадывался, что это могла быть шутка. Хотя с другой стороны… Крылов, он такой, он может и на самом деле. Но где он возьмет вертолет?

Перед самой больницей Крылов остановился у цветочного киоска и прихватил две охапки красных роз. Размещая их на заднем сидении, Олег увидел сосредоточенное лицо Хлебникова, размышлявшего о вертолете.

– Ты понял, Саня, зачем я цветы взял?

– Зачем?

– Для конспирации… Все врачихи и санитарочки будут не на нас, а на букеты пялиться. Никто не должен запомнить наших лиц!

Паркуясь у ворот больницы, Олег заметил не очень характерный для Дубровска джип «Чероки». Номер той самой машины где-то был записан. После лихорадочных поисков Крылов ещё раз взглянул на джип. Точно! Это он, и хозяин его некто по фамилии Пыжиков.

Краем глаза Олег заметил очень важную деталь – правое стекло у «Чероки» не было закрыто до конца. Оставалась щель, в которую свободно могла пролезть рука.

Надо было срочно принимать решение. Если Пыжиков здесь, то приехал он сюда не к тёще на блины. Он наверняка у Ларисы Серпинской. И может случиться что угодно, если уже не случилось.

Олег глянул на дверь больницы: оттуда вышли двое чем-то очень похожих друг на друга мужиков. Интуиция подсказывала, что один из них хозяин джипа Пыжиков… Счет пошел на секунды.

Крылов выхватил из кейса малюсенькое устройство не больше копейки величиной. Эти приборчики бывают разной формы и цвета, но имеют общее название – жучок.

Выскочив из «Лады» Олег в три прыжка достиг джипа и в одно касание вклеил «жучок» за обшивку под крышей «Чероки». Он все делал быстро, но нарвался-таки на окрик:

– Эй, мужик! Ты что это возле моей машины делаешь? Пошел вон.

– Красивая машина. Я только посмотрел и погладил немножко.

Как можно беспечнее Олег вернулся в свою «Ладу», закрыл окна и включил приёмник почти не отличимый от сотового телефона. Послышался голос хозяина джипа:

– Странный парень. Проверить бы его… Погладил он.

– Да не бери в голову, Чиж. На твою джипу весь город пялится… Это как с бабой красивой. Выгуливаешь её, а каждый встречный глазами её ест, и погладить хочет, хотя у каждого дома своя старая лада имеется.

– Меня сейчас одна баба интересует. Что с этой девкой недорезанной делать будем?

– Шеф приказал или уговорить, или убрать.

– Не уговаривается она. Ты же сам слышал. Я ей и деньги предлагал, и угрожал… Напакостит она на суде. Надо убирать. Но только без крови. Вколоть десяток доз героина и порядок… Только ты колоть будешь. Тебя она в лицо не видела. Наденешь беленький халатик и вперёд.

– Поехали.

– Куда?

– А ты думал, я ампулы в кармане ношу?

Заурчал мотор, заглушающий голоса. Но слушать больше было нечего. Всё важное уже сказано.

Когда джип скрылся за поворотом, Олег взял цветы, схватил адвоката и потащил всё это к больничной двери.

На первом этаже путь попыталась преградить молоденькая санитарка, но получила охапку роз и быстрый гипнотизирующий треп из уст Крылова:

– Мы из комиссии по предотвращению насилия над женщинами. Ваша пациентка Серпинская подвергалась? В какой она палате? Она сейчас даст показания и это спасёт многих девушек… Со мной адвокат. Александр, покажите служебное удостоверение.

Лариса в комнате была одна. С ней Олег тоже говорил быстро и четко: кто он, кто Хлебников, а главное, что нужно срочно бежать.

– Но, Олег, у меня даже одежды здесь нет. Дали вот старый халат и всё.

– Это действительно вопрос. В халате не очень симпатично, а без него неприлично… Саня, быстро раздевайся.

Новые джинсы Хлебникова были Ларисе чуть великоваты. Зато бесцветная футболка и бесформенная куртка легли точно по фигуре… Под бейсболку убраны не очень длинные волосы и получился вполне приличный парнишка.

Олега с Ларисой уже на пороге палаты остановил вопль Хлебникова:

– Постойте! А как же я?

Он стоял около койки в одних трусах. И ещё в очках. Олег даже пожалел его.

– Я вернусь за тобой, Саша. Через час. А ты пока накройся с головой и изображай Ларису.

– А если врач?

– Придумай что-нибудь… Скажи, что шёл мимо, устал и прилёг.


Олег понимал, что через час он за адвокатом не вернется. Не успеет! Но он был уверен, что даже если Пыжиков с дружком вернутся раньше, то ничего страшного не произойдет…

«Чероки» появился около больницы через двадцать минут после бегства Олега с Ларисой. Только Чиж оставил машину на задворках. Незачем им светиться. Из палаты Серпинской в первый раз их выпроваживала сестра, которую насторожил громкий разговор. Но тогда девица была жива. Это алиби. И второй раз их видеть не должны.

Они проникли в больницу через открытое окно первого этажа. Всё складывалось удачно. В кабинете людей не было, но на вешалке болтались белые халаты огромных размеров. Как раз две штуки.

Поднявшись к палате Серпинской, они разделились. Чиж остался на стрёме, а Ёжик, обнажив шприц, вошёл:

– Просыпайтесь, больная. Последний укольчик.

Но девушка и не думала просыпаться. Она лежала на боку, натянув одеяло до самой макушки. При этом зад выпирал очень даже соблазнительно.

Ёж посчитал, что будить можно не только криком. Раз он сейчас врач, то это существо бесполое. И ему, врачу, позволено разбудить пациентку легким похлопыванием по филейной части.

После первого же прикосновения одеяло откинулось и с кровати спрыгнуло явно не женского вида существо в трусах и очках.

Ёжик выронил шприц и машинально произнёс:

– А где больная?

– Я за неё… Она куда-то исчезла. А я иду мимо. Смотрю: кровать пустая. Дай, думаю, прилягу, отдохну. Очень я устал за последнее время…

* * *

После выхода на пенсию Иван Петров много читал. Не газеты – они руки пачкают и нервируют. И не любовные романы он читал – не тот возраст, не возбуждают. И не классику – от нее скулы сводит.

Пенсионер Петров пристрастился к детективам. Он и подумать не мог, что это увлечение поможет ему в конкретном деле.

Приватизировав во время обыска видеокамеру Кима Баскакова, он не сказал об этом никому. Даже жене! Он просто слышал, как все сыщики из прочитанных им книг энергично советовали: «Это же элементарно, Петров! О чем знают двое, о том знают все. Особенно, если второй – женщина…»

Еще он знал, что вещь должна отлежаться. Он неделю не подходил к камере, которая была завалена тряпками на самой дальней полке самого дальнего сарайчика.

За эти семь дней Петров с огромным трудом достал инструкцию к камере такого типа. Прочитав её, он купил соединительные шнуры.… Теперь он ждал, когда жена на целый день уедет в город. Дождался!

Перемотав кассету в начало, Петров не стал записывать прямо на неё. Такой у него был характер. Он не любил ничего выбрасывать, рвать, уничтожать. За свою жизнь он многократно натыкался на случаи, когда избавишься от вороха листочков с телефонами, а на следующий день понадобится именно тот номер, который ты ликвидировал.

Четко по инструкции пенсионер присоединил камеру к своему телевизору и начал просмотр… Он не удивился, что запись была из жизни арестованного Баскакова.… Вот журналист с девушкой возле стола, на котором бутылки… Вот она раздевается. Совсем разделась!

Иван Петров заёрзал на стуле и выключил камеру. Для такого просмотра нужна повышенная конспирация. Он закрыл окна, задернул шторы и проверил засов на двери. Порядок!

Со своим личным сексом Петров не так давно завязал. Всё прошло удивительно безболезненно: он не хотел, а жена и не требовала. Но здесь совсем другой случай. Его на кассете Баскакова завлекал не интим как таковой, а возможность увидеть чужую тайну, подсмотреть то, что обычно скрывают от чужих глаз.

Устроившись поудобней, Петров опять включил камеру… Голая девушка пошла к кровати, но уж очень шатаясь. Или пьяная, или в полном возбуждении от предстоящего… А вот и сам журналист. И тоже не очень в себе. С трудом снимает рубашку, разворачивается к камере и садится на пол…

Камера долго снимала два неподвижных тела: обнаженное и полуобнаженное.

Потом появились люди: один, другой, третий. Третьего Петров знал. Это был начальник местного УВД генерал Щепкин.

Троица работала четко по известному им плану: один заменил все бутылки на столе, другой манипулировал со шприцами.… В руках у генерала появилось ружьё.

При звуке выстрела Петров вздрогнул. Он понял, что Щепкин стрелял в него, в окно его дачи… От обилия информации у пенсионера голова пошла кругом… Если стрелял генерал, то этого не делал журналист. И девушка пока без ножевых порезов, а Баскаков в полной отключке и не в состоянии на неё покуситься.

Последняя непонятка быстро разрешилась. Один из мужиков взял нож и без особого азарта начал резать голую девицу. Та не кричала, но на её теле начала появляться кровь, и Петров зажмурился. Он не переносил вида человеческой крови.

Открыл глаза он минут через десять, картинка не изменилась. Только троица исчезла, и крови стало больше. Пенсионер опять зажмурился, хотя и не так сильно.

Раскрыл глаза он на звук множества голосов. Это в комнату вошла следственная бригада… Потом начался гвалт – это ввалились журналисты.

На последних кадрах Петров даже увидел себя, и это лицо ему не понравилось. Не солидный человек на заслуженном отдыхе, а жлобская морда, жадно глядящая в объектив камеры и соображающая, как спереть эту вещицу.


Иван Петров долго не возвращался в себя. Такое потрясение с любого бы снесло крышу. Но вот тут-то и помогла жажда к чтению. Опять сыщики из романов начали нашептывать варианты авантюры, при которой из одной видеокамеры можно сделать десять.

И Петров пошёл на поводу у детективов. Он взял лист бумаги и стал сочинять письмо.

Писать без заголовка он не хотел – текст будет куцый, как пиво без пены. Но из стандартного выбрать было нельзя: это не заявление, не справка, не рапорт. Наконец, само родилось точное название бумаги: «Анонимка».

Дальше пошло быстро: «господин генерал! У меня есть вещь, от которой зависит ваша жизнь и честь…».

В конце Петров чуть не испортил отличную бумагу. Рука сама чуть не вывела подпись. Но он вовремя остановился и подписал: «Доброжелатель».

Теперь предстояло доставить письмо генералу. Через милицию – нельзя! Там секретутки из входящей почты обязательно вскроют и проштампуют. Не они, так какой-нибудь адъютант… Нет надо или в машину подбросить, или в квартиру.

Особенно Петрову понравилось, что в письме он не предлагал немедленную встречу. Если генерал согласен заплатить за кассету, пусть поместит в местной «Вечерке» объявление о продаже платяного шкафа… Почему шкафа? А ничего лучшего для пароля никто не придумал.

* * *

В первые дни после приезда Силаева в городе мало кто знал об этом знаменательном событии. Афонин выжидал и готовил почву. Он неоднократно выходил на экран местного телевидения и внушал, что спасение в иностранных денежках, которые надо завлечь в город. И тогда в Дубровске всё забурлит, закипит и потом расцветёт. Для понимания жителями мысль не очень сложная. Поди, плохо, когда забугорные дяди будут мешками привозить и раздавать свои фунты-франки-тугрики?

Будущие избиратели вяло соглашались с Афониным, но в приход иностранных бизнесменов в Дубровск не верили. А если и верили, то как раньше в приход коммунизма – заманчиво, но недостижимо… Так вот, приезд Силаева – богатого человека из богатой Австрии, должен был встряхнуть город, взбодрить тех, кто верил в Афонина и заставить сомневающихся уверовать в губернатора.

Исходя из этой логики, появление перед народом Силаева должно быть ярким и неожиданным. Шоу под фанфары!

И вот это главное действие началось на лужайке перед губернаторским особняком, где собрался почти весь цвет города. Работали две телекамеры. Рядом с трибуной бегали фотографы. На заднем плане толпились дети с разноцветными шариками, а за ними девушки с одинаковыми улыбками.

В первых же словах, представив публике выдающегося австрийского бизнесмена Станислава Силаева, губернатор назвал его и почетным гостем города, и надёжным деловым партнером, и предвестником возрождения Дубровска.

Под вспышки фотокамер последовало рукопожатие и короткое ответное слово гостя. Силаев просто вынужден был сказать именно то, что от него ждали. Он благодарил, заверял, вселял надежду. Для себя он включил в свой спич несколько намёков. Но только для себя. Их понял бы ещё Илья Ильич Гуркин, но он был в Вене и крепко сидел в своей инвалидной коляске. А здесь, в Дубровске ни Афонин, ни его дружки не среагировали на правильные слова о честности, о справедливости, о том, что каждый всей своей жизнью доказывает право на богатство и счастье.

После Стаса было ещё несколько коротких выступлений: от бизнеса – Забровский, от общественности – молоденькая актриса, от молодежи – студент в очках, от детей – отличник, приветствовавший гостя на сносном немецком языке.

В небо взлетели шарики, заиграла музыка и охрана стала проводить зачистку: от губернаторского особняка удалялись все, кроме приглашенных на банкет.

Столы были накрыты в лесу, поближе к реке. И там тоже был помост с микрофоном. Только выступления здесь назывались тостами…

Для Стаса самым важным во всем этом шоу было то, что местные начальники приглашались на банкет с женами и детьми. А значит, генерал Щепкин должен был быть с женой и сыном. С его, Стаса, сыном…

Всё шло по сценарию, автором которого был Афонин. Он же был и постановщиком спектакля. По его отмашке к «генеральскому» столику подходила очередная пара: важная городская персона с женой. Губернатор приятными словами представлял персону Силаеву, поднимали бокалы, улыбались.

Несведущему человеку очень трудно понять расстановку сил в окружении первого лица. Это не в армии, где твой вес соответствует звездочкам на погонах. Здесь все сложнее… Первым на представление был приглашен Игорь Забровский, что очень в духе времени: деньги решают всё!

В своё время Силаев знал жену своего заместителя. Наташа Забровская явно не была красавицей: пухленькая курносая женщина с умными, добрыми и сомневающимися глазами… Теперь рядом с Игорем стояло милое создание, скроенное по типу куклы Барби… Силаев взглянул на нее с любопытством, но без восхищения. Женская красота его всегда настораживала. Он считал, что в каждом человеке есть своя мера хороших качеств. И если в эту меру отсыпано слишком много красоты, то на доброту, ум, порядочность места не остается. А если уж девушка очень умна, то о красоте и доброте говорить не приходится.

Вторым Силаеву был представлен генерал Щепкин с супругой.

Не смотреть на Катю Стас не мог. Он и боялся, что она его узнает, и хотел этого.

Всё происходило очень быстро. Их глаза встретились, но всего на две– три секунды… Это только говорят, что можно читать по глазам. Это самообман! Как ни старался Стас, ничего «прочесть» во взгляде Кати он не смог. Там было естественное любопытство, волнение, игривость, доброта. Но узнала ли она в нем Макса Жукова? Можно ли возродить любовь? Как ему вернуть сына?


Ощущалось, что торжество близится к завершению. Афонин предложил всем спуститься поближе к реке, к пристани. Как раз в это время, совершив лихой разворот, причалил белоснежный катер с небольшой каютой. На причал выскочил майор Гуров и отдал честь губернатору.

Афонин увлек Силаева поближе к катеру, а потом развернулся и поднял вверх руки, призывая к тишине:

– Я знаю, что наш гость любитель рыбалки и охоты. А мы хотим подольше его у нас задержать. Вот для этого мы решили предоставить ему этот катер в полное распоряжение… Стреляйте уток, господин Силаев, ловите щук, любуйтесь окрестностями нашего замечательного Дубровска и подольше оставайтесь с нами.

Переждав аплодисменты, Афонин продолжил:

– Не хотите ли, господин Силаев, прямо сейчас за штурвал? Майор Гуркин поможет. Он хорошо в этой механике разбирается.

Неожиданно для всех на пристань выскочил шестнадцатилетний парнишка:

– Я тоже могу помочь! Я эту яхту лучше Гуркина знаю. Я уже второй год на ней катаюсь. Её в прошлом мае для рыбоохраны купили…

Афонин бросил злой взгляд в толпу, выискивая родителей парня, а потом с улыбкой повернулся к Силаеву:

– Это Фёдор. Сынок генерала Щепкина. Очень активный мальчик…И действительно хорошо знает катер.

– Вот и отлично, господин губернатор. Тогда мы сейчас втроем и поплывем… Федор! Бегом на борт!

Силаев подмигнул парню, а того долго просить не надо было.

Фёдор сам встал за штурвал и живо пояснял Стасу назначение рычагов, кнопочек, лампочек… Они шли против течения на полной скорости. Уже через минуту катер скрылся за поворотом.

Их ждали на пристани. Ещё предстоял последний губернаторский тост в честь гостя и прощальный салют. Но, получив любимую игрушку, Федор об этом не думал. Молодой и недальновидный. А Силаев не вспоминал о банкете, поскольку первый раз в жизни стоял рядом с сыном и разговаривал с ним… И только Гуркин суетился и жестами намекал, что пора бы и возвращаться.

На обратном пути за штурвал поставили майора. Идя по течению, можно было не форсировать двигатель. Стас усадил сына на палубе, и теперь они говорили не о системе управления катером, а о других, о житейских вопросах.

– Ты почему, Федя, этот катер яхтой называешь?

– Так красивее… Катер, это транспорт для работы, а яхта – для удовольствия.

– У меня есть две свои яхты. Одна на Дунае. Домик у меня недалеко от Вены… А вторая – на стоянке рядом с Венецией. Настоящая морская яхта. С парусом.

– Здорово!

– А ты, Федор, в Европе бывал?

– Почти нет. Только в Греции и в Испании. Но только на пляжах и вообще это не Европа.

– А что для тебя – Европа?

– Лондон, прежде всего. Очень хочется старинные замки посмотреть…

И Париж это Европа, и Германия, и даже Италия.

– А Австрия?

– Тоже ничего…

– А ты всё лето здесь в Дубровске собираешься провести? Я вот что предлагаю, Фёдор. Не хотел бы ты вместе со своей мамой пожить в Вене… Пока я здесь, то мои сотрудники сопроводят вас в Лондон, Париж, Амстердам. По недельке в каждом городе. Я приглашаю и всё за мой счет, разумеется… А потом я приеду, и мы с тобой на яхте под парусом вокруг Италии… Ты поговори с мамой, если хочешь…


К своему особняку Силаев и Гуров направились на катере. Плаванье было коротким. Всего-то надо было мысок обогнуть и в заливчике причалить к деревянным мосткам, от которых шла тропа к дому.

В катере Гуров молчал, а, оказавшись на берегу, сошёл с дорожки, увлекая за собой Стаса. Было ясно, что предстоит важный разговор… За последние дни они почти сдружились. Хотя дистанция и оставалась. Майор так и не решился называть Стаса по имени, но вместо заморского «господин Силаев» перешел на уважительное и очень русское обращение «Петрович».

– Послушай, Петрович, очень важная информация. Я сегодня утром у губернатора был.

– Так и я только что от него.

– Не шути, Петрович. Слушай дальше… Был я у него со Щепкиным. Спрашивали о тебе подробно.

– А ты?

– Всё им рассказал. Не бойся, Петрович. Я им всё доложил, как мы и договаривались… Потом Щепкин сообщил Афонину результаты твоей проверки. Справку о твоем детдомовском детстве. О том, что ты в девяностых в какой-то банде был. Фотографии твои десятилетней давности.

– Ну и как я на них, похож?

– Я не видел, Петрович. Но они говорили, что похож. По биографии твоей у них одно сомненье – не могут понять, как и когда ты разбогател.

– Я и сам не могу понять. Оно как-то само получилось… Я чувствую, Вася, что было там ещё что-то важное.

– Было… Я уже говорил, что в Дубровске по делу Баскакова начал работать московский адвокат Хлебников. Так Щепкин узнал – из Москвы к нему в пару прибыл сыщик из фирмы «Сова».

– Откуда?

– Из «Совы». Детективное агентство так называется… Так вот эти ребята выкрали из больницы пострадавшую, невесту Баскакова и, похоже, готовят какую-то каверзу для Афонина.

– А как фамилия сыщика?

– Крылов… Олег Крылов.

– Я так и думал… Вот что, Вася. Мне надо с этим Крыловым срочно встретиться.

– Не получится, Петрович. Это самое важное из сегодняшнего разговора… Щепкин узнал, где они спрятались. Все трое: адвокат, сыщик и невеста. И сегодня он посылает туда людей.

– Милицию?

Если бы! Он туда пару своих ребят посылает. И, похоже, что этим троим кранты. Щепкин так и намекнул Афонину: «Больше они никого никогда беспокоить не будут».

– Когда это должно произойти?

– Сейчас где-то. Щепкин сказал, что после захода солнца.

– Где тот дом, знаешь?

– Знаю. На машине минут за двадцать доехать можно. Только я на это дело не пойду. Одно – информацию продавать, а другое – головой рисковать.

– Жаль, Вася. А я хотел тебя в Австрию забрать. Мне там нужны надёжные люди… Ты хочешь в Австрию?

– Хочу… Пошли к катеру, Петрович. По воде мы через десять минут у того дома будем.

– Ты пистолет взял? И шокер?

– Всё взял, Петрович. Уже в катере лежит… Я же знал, как оно обернётся.

– Однако, ты, Василий – аналитик.


Река в том месте, где стоял дом, была тихая, заросшая по берегам камышами. Только в одном месте была маленькая чистая заводь, в которую с берега спускались мостки. А чуть повыше стояла простенькая рубленая баня.

Это место из окон дома видно не было, но дальше пришлось, согнувшись пробежать через огороды. Минутный бросок – вперёд и вверх.

Одно из окон дома было открыто. Справа от него встал Стас, слева – Гуров. После бега по картофельным зарослям хотелось дышать глубоко и шумно, но внутри дома что-то происходило. Совсем рядом за окном кто-то со скрипом выдвигал ящики комодов, кто-то стонал, кто-то хихикал. Потом вдруг раздался вполне внятный, спокойный, чуть хриплый голос:

– Я пойду, джип поближе к крыльцу подгоню. А ты собери все их вещи и порядочек наведи. Хозяева должны считать, что дачники вдруг уехали.

– Слушай, Чиж, а если записку на столе оставить. Спасибо, мол, и всё такое…

– Можно… Только пару слов и печатными буквами. Нечего нам улики оставлять… Проверь кляпы. Начнем грузить, а они заорут.

Последняя фраза обнадежила: трупы орать не могут. Значит и Крылов, и адвокат, и Лариса пока живы.

Майор Гуров смотрел фильмы про спецназ. Он на пальцах попытался сообщить Стасу, что, по его мнению, в доме двое бандитов, что для их захвата они должны разделиться и ползти, окружая дом. Стас всё понял и даже соорудил из большого и указательного пальцев колечко, международный знак, который в Дубровске обычно звучал, как «Окейчик!»

Они поползли. Майор не выпускал из рук своё табельное оружие. А Силаев сжимал электрошокер – короткую черную дубинку с двумя блестящими рожками на конце.

Стас первым заметил, как джип «Чероки», стараясь не помять цветы, пятился задом, приближаясь к крыльцу. Он был очень похож на тот джип пятилетней давности. Совсем такой же. Такой же или тот же?

Водитель, которого назвали Чиж, вышел из машины и начал подниматься на крыльцо. Он был так близко, что Стас не выдержал, вскочил и, вытянув вперед руку с электрическим оружием, рванулся вперед, вонзил шокер под правую лопатку Чижа и нажал кнопку.

Все сработало отлично! Чиж даже чирикнуть не успел. Только взмахнул руками и стал падать назад с самой верхней ступеньки крыльца, подминая под себя и шокер, и Стаса… Все сработало хорошо, но очень шумно.

Второй бандит выскочил из дома, оценил обстановку и начал действовать. Сделал всё это он гораздо быстрее, чем Стас выбрался из-под шокированного Чижа.

Гуров слышал шум, но помочь мгновенно не мог. Дорогу загораживала задняя часть крыльца и примкнувший к нему джип.

Пока майор обогнул препятствие, Ёж уже оседлал Стаса, заломил назад его левую руку и заканчивал заламывать правую. Хорошо было то, что ежик работал очень усердно и заметил приближение Гурова только в последний момент. Он успел поднять голову и заметить летящую на него рукоятку пистолета… Зря он поднял голову. Удар смягчила бы короткая, но густая стрижка – ежик. А так рукоятка «Макарова» припечатала его в лоб. В самый центр.

Первым делом майор рванулся в дом. Пошатываясь, за ним поплелся помятый в схватке Стас.

Пленники были живы, но спеленатые бельевыми веревками напоминали три лежащие рядом мумии с кляпами во ртах.

Правила хорошего тона, не предписывают надо ли первой развязывать женщину. Она лежала в центре, и удобней, оказалось, сначала освободить пристяжных.

Первым вскочил на ноги освобожденный от пут злой Крылов. Вторым поднялся испуганный Хлебников.

Во время освободительной операции все почему-то молчали. Майор передал Стасу веревки для бандитов, поднял тряпку, которая только что была кляпом. Хитро подмигнул всем и жестом позвал за собой.

Расстановка фигур под крыльцом не изменилась. Качественный шокер надолго вырубил Чижа, и тот не трепыхался. А вот Ёж открыл глаза. И туманным взглядом обозрел окрестности. Он начинал соображать, начинал вспоминать и эти воспоминания его не радовали… Потом на крыльце появились четверо суровых мужчин и начали угрожающе приближаться.

Майор Вася Гуров заметил на себе взгляд Ежа и только тогда рванул на себе рубаху и заорал, размахивая тряпкой-кляпом:

– Он убил Ларису! Она задохнулась от этой тряпки! Я жить не буду, если сейчас не замочу эту гадину! Не держите меня!

Олег действительно чуть-чуть придерживал майора. Хотя и он, и все остальные, кроме Ежа, начали вспоминать, что нечто подобное уже происходило в каком-то военном фильме. Тот эпизод был в красивом белорусском лесу, в августе сорок четвертого.

Похоже, что Ежик этот фильм не видел. Или ему вообще сейчас было не до фильмов. Он испугался по– настоящему. Сдрейфил в натуре… Когда пальцы орущего Васи сомкнулись у него на горле, он зашипел:

– Не убивал я её. Это всё Чиж сделал… Мы не сами. Мы приказ выполняли.

– Чей приказ? Колись, сука!

– Щепкина… генерала. Он нас угрозами заставил.

– А деньги откуда? Кто вам платил?

– Забровский всё финансировал.

– А руководил всем Афонин?

– Не знаю… Но Щепкин всегда повторял, что мы на губернатора работаем.

Олег Крылов вдруг решил воспользоваться ситуацией. Он подскочил к Ежу и, пытаясь попасть в тон криков майора Гурова, заорал:

– А пять лет назад этот джип был у дачи Максима Жукова? Это ты резал Катю, жену Щепкина?

– Я… Но это случайно вышло. Щепкин просил её только поцарапать, а нож сам соскочил.

Майор даже взвыл от такого признания:

– Так на тебе не только кровь моей сестры?! Не жить тебе… Моли бога, чтоб Лариса не умерла. Тогда у тебя может быть шанс. Но только, если повторишь перед видеокамерой всё, что сейчас сказал… Вяжите их, ребята. Второй тоже глаза открывает.


Эвакуацию завершили быстро. Последним вышел Олег, и ключ от дома положил на крыльце под коврик.

Первой выехала с участка «Лада». Олег решил проехать два-три километра вперед. Засады впереди не должно было быть, но осторожность не помешает.

Гуров на джипе свернул на боковую улочку и спустился вниз к реке. Поближе к оставленному катеру.

– Вот что, Петрович. Ты сможешь нашу посудину до особняка доставить?

– Смогу.

– Тогда плыви. А мы в другое место поедем.

– Куда?

– Стыдно мне признаваться, Петрович… Ты мне дачу обещал подарить? Не врал?

– Нет, конечно.

– Вот и я тебе поверил. Даже успел домик подыскать. Хозяину задаток дал, и ключи у него забрал… Хороший домик. Там и гараж есть на две машины. И подвал крепкий для братков… Когда разместимся, я успею в город за видеокамерой смотаться. А ночью проведу допрос по всей форме. Ты не против, Петрович?

– Нет, конечно.

– Тогда профинансируй видеокамеру. Со штативом.

Глава 8

Проводив мужа на работу, Катя опять легла и незаметно для себя заснула.

Её разбудил телефонный звонок. Такой назойливый, противный… она надеялась, что он устанет и замолкнет, но нахальные трели были всё громче и злее. Постепенно исчезла надежда снова нырнуть в сон. Пришлось открыть глаза, повернуться на другой бок и потянуться за трубкой.

– Ну почему так долго, Катя? Я уже волноваться начал. Сбегай быстренько в кабинет. Посмотри, не торчит ли в сейфе связка ключей. Я утром один документик оттуда брал и мог…

Пришлось встать и сонным шагом тащиться в кабинет, который был рядом, но очень далеко.

Сейф был вмурован в стену. Дверка была приоткрыта, а на ней действительно топорщилась связка ключей.

Катя вернулась к телефону и максимально бодро сообщила всё, что видела.

– Отлично! А я уж боялся, что где-то по дороге… Ты запри сейф и ключи держи при себе. Я через часик заеду за ними.

Второй поход в кабинет уже не был таким сложным. Полная бодрость ещё не пришла, но сон испарился, и голова работала почти ясно.

Катя никогда не копалась в бумагах мужа. Ни в столе, ни тем более в сейфе. В молодые годы у нее был журналистский азарт. Ей страстно хотелось раскрывать чужие тайны, выводить жуликов на чистую воду, срывать маски, разоблачать.

Тогда она хотела стать звездой журналистики. И подошла к этому вплотную. Выход в эфир с документами по депутату Афонину сделал бы её знаменитостью. Несколько скандальной, но звездой.

Это могло бы быть. А что получилось? Любимый Жуков чуть не убил её и сам погиб. Нелюбимый Щепкин спас её, сделал генеральшей, и теперь она предана ему. Жулик Афонин стал губернатором, благодетелем и другом семьи. А главное – у нее развилась апатия. Не ко всему, а только к политике, к журналистике и к другим высоким материям. Ее стали волновать совсем другие вещи – приземленные, бытовые, женские.

Но ничто не вечно. Последняя встреча с Ямпольским заставила её задать себе несколько вопросов. Что, если Жуков не виноват, и его просто подставили? Кому было выгодно устранить Макса и притормозить её вместе с её разоблачениями? Почему тот случай так похож на случай с Баскаковым?

Попытка ответа на эти вопросы рождала версии и кучу новых вопросов. У Кати ещё не появился азарт, но начало пропадать равнодушие.

Вот и сейчас… она не могла просто захлопнуть дверку сейфа, запереть, бросит ключи в карман халата и пойти на кухню. Ещё десять дней назад она сделала бы именно так, а сейчас не могла. В этом сейфе должны быть ответы. Если не на все вопросы, то хоть на один. Если не ответы, то намеки на них…

Катя распахнула сейф… Первое, что бросилось в глаза – стопка долларов в банковских упаковках. Удивительно, но не очень. Давно уже было понятно, что семья живет не на генеральскую зарплату. До сих пор её удовлетворял ответ, что у мужа кроме работы есть свой маленький бизнес. Нехорошо, но лучше об этом не думать. И она не думала. До сих пор!

Рядом с колодой баксов лежали документы, перетянутые простыми резинками… Катя взяла верхнюю пачку – три загранпаспорта: на мужа, на нее и на сына. Она знала, что они существуют. Эти документы несколько раз использовались для полетов к теплому Средиземному морю… Удивило то, что сейчас в эти паспорта были вложены записочки с названием банка, номером счета, шифром и суммой. Последняя цифра была небольшая, но пятизначная.

Катя взяла следующую пачку – тоже паспорта и почти близнецы только здесь она была под своей девичьей фамилией – Старикова. И Федор был Стариков, и муж. Странно, они-то никогда не носили эту фамилию.

В следующей пачке паспортов вся семья носила фамилию Власовы…

Во множестве папочек она не нашла ничего интересного. Были подборки на чиновников среднего уровня: кто, как и сколько ворует. То, что называется компромат.

Последним ей в руки попал простенький конверт на имя Щепкина. Подпись «Доброжелатель» говорила о том, что это очередная кляуза… Катя машинально прочла первые пять строк и замерла.

Потом она несколько раз читала письмо, стараясь почувствовать интонацию автора, его возраст, характер, образ жизни.

Да, это вымогатель, но не профессионал и требует он не так много. Только что в сейфе Катя видела в двадцать раз больше денег… Самое главное – чувствовалось, что этот человек пишет правду. У него действительно есть кассета, на которой «некий генерал милиции руководит налетом на дачу некого журналиста». Такое трудно сочинить. Но даже если это враньё, то зачем посылать его Щепкину. Туфтой генерала не испугать, а вот правдой…

Катя вернулась к одной из первых папок, в которой был всего один листочек. Просто список людей с краткими пометками. Тридцать пять человек. Первая группа – журналисты. Потом – следственная бригада, понятые, санитары… Очевидно, это те, кто был на даче Баскакова. Очевидно, среди них Щепкин ищет автора письма. Очевидно, что в письме – правда…

Из сейфа Катя взяла только два загранпаспорта. Свой и сына.

Федор в это время сидел внизу на кухне. Он что-то жевал, играл с кошкой и смотрел телевизор. Одновременно он мечтал. О домике на Дунае, о замках Шотландии, о парусе над Средиземным морем, когда за кормой остаётся Венеция.

Он был уверен, что мать не согласится на эту поездку. Вчера он сообщил ей о предложении «австрияка». Мать обещала подумать. Но по снисходительной улыбке было ясно, что это вежливый отказ.

Увидев, как она спускается вниз, он спросил её, но без надежды. Так, для успокоения души:

– Ты уже подумала? Давай поедем! Я в этом Дубровске помру… Так ты решила?

– Решила… Решила поговорить с господином Силаевым. Я не знаю насколько он все это серьезно…

– Он не похож на трепача. Очень душевный мужик. И глаза у него такие располагающие.

– Ты, Федя, можешь его найти? Я не хочу все это обсуждать по телефону.

– Понял. Уже бегу. Найду его и организую вам тайную встречу… Слушай, мать, а если он не шутил и ты согласна, то когда мы полетим?

– Хоть завтра… Только сначала в Москву. Самолеты из Дубровска в Европу не летают.

* * *

Было понятно, что сегодня утром Щепкин начнет поиски по всем направлениям. Формально он будет искать пропавшую из больницы свидетельницу и исчезнувшего адвоката, а фактически их, сыщика Крылова и своих головорезов.

Спрятаться в новом, ещё не купленном доме майора Гурова было можно, но надо было не общаться ни с кем, не выходить и вообще – сидеть тихо. Но обстоятельства требовали действий.

Рано утром майор повез Силаева в город. Повод более чем правдоподобный: иностранец соскучился по западным развлечениям и решил просадить лишние деньги в единственном казино Дубровска. А находилось это злачное заведение рядышком со зданием УВД.

Пока Стас наблюдал завораживающий бег рулетки, Гуров навещал своих коллег в Управлении. Но это только должно было казаться, что он от скуки зашел потрепаться. На самом деле он был на задании, в разведке. Главная цель – разговорить кого-нибудь из следователей, ведущих дело Кима Баскакова.

Всё шло значительно проще, чем Гуров мог себе представить. За последние дни он стал легендарной личностью. Простой майор получил задание лично от Щепкина, а результаты докладывал не только генералу, но и губернатору. И это делало его очень нужным человеком, тем, кто скоро взлетит наверх и потянет за собой друзей. Каждый старался войти в этот близкий круг. Каждый, кого встречал Гуров, дружелюбно улыбался и вываливал на майора и все сплетни, и служебные тайны.

Не отличился оригинальностью и следователь Игрунков:

– У меня, Вася, с этим журналистом идет сложный психологический поединок.

– Не понял. Там же все доказательства как на тарелочке с каёмочкой. Бери и сажай.

– Точно! Но это самый простой вариант. А мне предложили политическую комбинацию… Только тебе могу сказать. Слушай, если этот Баскаков согласится сотрудничать и перед выборами выступит с разоблачениями Ямпольского…

– Какими разоблачениями?

– Не важно, Вася! Он может сказать, что тот ему поставлял наркотики, что Ямпольский голубой, что он народ за быдло считает… Что произойдет после этого?

– Афонин победит без вопросов. Он и сейчас лидирует, но не очень уверенно.

– А нам нужна убедительная победа… Вот я и стараюсь. Предложим Баскакову замять его дело.

– С такими уликами?

– Именно, Вася! Наркотики он признает, но в меньших дозах, для личного употребления. Снимаем обвинение! Далее, стрелял по вороне, а попал в окно соседа. Мелкое хулиганство! Далее, играл с ножом и неосторожно уронил на девушку. Несчастный случай!

– Ты всё это Баскакову объяснил? Ну, что можно закон развернуть в нужную сторону?

– Именно! Но не для всех, а только для хорошего человека.

– И что Баскаков?

– Обещал подумать… Послушай, Василий, у нас начальник отдела на пенсию готовится. Ты со Щепкиным не обсуждал возможную замену?

– Пока не обсуждал… Но готов тебя предложить.


Гуров подкатил к сверкающему пальмами входу в казино и минут десять ждал Силаева. А когда тот появился, то майор милиции выскочил с водительского кресла, обогнул машину и распахнул перед Стасом дверцу. Очевидно, что из окон Управления за этой сценой наблюдает ни один десяток глаз. И обязательно найдется тот, кто доложит об этом Щепкину. А это хорошо! Генерал, наставляя Гурова, так и говорил, что иностранного гостя надо обслуживать уважительно, так, как они там у себя привыкли.

Машина летела по Дубровску на полной скорости. Гурову нетерпелось доложить результаты разведки, но в черной «Волге» он соблюдал конспирацию. Очень большая была вероятность того, что Щепкин впарил в салон жучка. Дубровск город небогатый, но такая техника в оперативно-техническом отделе УВД была… Стас это тоже понимал и всегда говорил только о вещах приятных для ушей Щепкина и Афонина.

– А ты, майор, в казино не играешь?

– Редко. Только когда премию большую дают.

– И правильно! Я вот сегодня проигрался. Немного, но неприятно… Зато телевизор в холле посмотрел.

– И что показывали?

– Меня! Мое выступление на вчерашнем банкете. Красиво я говорил о будущем Дубровска. Как Остап Бендер в Васюках… Получается, что перед выборами я помогаю Афонину.

– И правильно, господин Силаев! Наш губернатор – замечательный человек. Мудрый, справедливый. Все наше Управление за него голосовать будет.

– Согласен, майор. И команда у него отличная. Тот же Щепкин.

– Да, наш генерал – профессионал. Умный, честный. Все наше Управление его любит.

– Я решил, майор, остаться в Дубровске до выборов и всячески содействовать Афонину… Странное чувство, когда себя на экране видишь. Неузнаваемая личность. И голос чужой и внешность.

– Это у всех так. Вот снимали нас однажды в большой компании. Я потом смотрю на экран: всех узнаю, а себя нет. И каждый говорит то же самое… Неправильно мы себя воспринимаем. Не в том ракурсе. Нам кажется, что мы одни, а мы другие…

Гуров притормозил около летнего ресторанчика на окраине городского парка. Здесь можно было поговорить.

Первым делом майор выложил Стасу содержание беседы со следователем Игрунковым. Потом сообщил о вполне понятных действиях по поиску пропавшей из больницы Ларисы Серпинской. Искали только её, Хлебников, похоже, не засветился.

Последняя информация была из разряда любопытного, но непонятного:

– Был я, Петрович, у розыскников. Им лично Щепкин поручил добыть образцы почерка вот у этих лиц… Они список размножили, а я экземплярчик прихватил. Смотри, это следственная бригада, супруги Петровы – понятые, а это все – телевизионщики и журналисты. Одним словом, все, кто присутствовал на обыске дачи Кима Баскакова.

– Понятно… Ничего непонятно! Зачем Щепкину их почерка? Какие у тебя соображения, майор?

– Есть одно, но общего плана. Я думаю, что существует анонимка, которая пришла лично Щепкину, и он не хочет ее показывать. Сам будет почерка сверять… Так что Петрович, едем на совещание. Ребята заждались. И еды им надо захватить.

– Сейчас поедем… Ты мог бы, Вася три сотовых телефона достать?

– Не вопрос. Сейчас на рынок за продуктами заедем. Там у входа всегда барыга стоит.

– И еще, Вася, пистолет. Можно без патронов, можно поломанный, но внешне боевой… Твой бы «Макаров» подошел, но ты же его из рук не выпустишь?

– Не могу, я присягу давал… Но дома у меня есть конфискованный «Вальтер». Без бойка, но вид грозный.

– Подойдет… И еще, Вася, достань домашний телефон Щепкина. Я обещал парнишке этому позвонить, Федору. Понравился мне он … я его как сына полюбил.

* * *

Нельзя сказать, что в штабе Викентия Ямпольского царил разброд и шатание, но некоторое уныние висело в воздухе. И было от чего! Все прошлые опросы внушали уверенность в победе над Афониным. Шесть против четырех.

Сегодня была получена последняя справка с анализом мнений жителей губернии. Все было ожидаемо, но очень обидно. После ареста Баскакова народ не поверил в его виновность, но стал остерегаться голосовать за Ямпольского. Все происходило по старому армейскому анекдоту, когда хорошего майора решили повысить в должности. И вдруг какой-то кадровик вспомнил десятилетней давности историю с этим майором: «Что-то там было. То ли он шинель украл, то ли у него украли… Повременим с назначением».

Все в штабе понимали, что рейтинг Ямпольского можно поднять. Но для этого должно совершиться чудо.

Ребята вокруг Викентия были молодые и азартные. Они умели собирать митинги, агитировать, клеить плакаты. Но готовить чудеса они не умели.

Был, правда, в штабе один неугомонный, который пытался сам доказать невиновность Кима:

– Ребята! Я новую информацию раздобыл. Сногсшибательную! Она все на свои места ставит… Помните, что с женой Щепкина подобный случай произошел. И тоже на даче.

– Знаем, Юра. Но это было пять лет назад, и никакой связи между этими эпизодами нет.

– Есть связь! Есть… Я сегодня нашел человека, который видел машину Щепкина возле дачи Кима.

– Когда?

– Вечером.

– До стрельбы или после?

– Вот стрельбу этот мужик вообще не слышал. Говорит, что очень пьяный был… Я понимаю, что источник ненадежный.

– Вот именно, Юра. Хилый фактик. Ни о чем он не говорит.

– Не говорит, но бросает тень на Щепкина… Теперь дальше! Я узнал, что в ту пятницу Петрин звонил на студию и во все редакции. Он предложил всем не разбегаться, а ударно поработать часов до восьми.

– Нормальная забота о дисциплине. В пятницу с обеда никого не найти. Вот хозяин и беспокоится… Ни о чем, Юра, этот факт не говорит.

– Не говорит, но бросает тень на Петрина. Как будто он знал о том, что произойдет… Теперь Афонин! Он тоже в этот день задержался до девяти вечера. Никогда такого не было.

– Понятно, Юра. Этот факт бросает тень на Афонина… Нам не тени нужны, а факты. Пока все они против Кима. И отпечатки и шприцы и все, все, все… Даже фотографии, которые твои коллеги, Юра, наснимали на даче… Ясно, что Баскакова подставили. Но не поможет даже свидетель, который это видел. Вот если бы кто-то заснял эту провокацию. Но это из области чудес… Бери, Юра, плакаты и дуй в Заречный район. Будем бороться до конца.

* * *

Им пришлось разделиться. Гуров поехал на рынок за продуктами и домой за пистолетом, а Стас остался в парке.

Их планы разрушил звонок Федору. Стас не надеялся на конкретный ответ. Понятно, что парню хочется в Европу, что он мечтает проплыть на яхте мимо Венеции. Но одного его не отпустят. А Катя не сможет оставить мужа. И главное, что приглашающий господин Силаев должен до выборов оставаться в Дубровске, а значит, к кому в гости ехать?

Стас ожидал получить вежливый отказ, но голос Федора звенел от радости. Он сразу передал трубку матери, а Катя попросила о срочной встрече. Он не мог отказать, хотя дел очень серьезных было выше крыши. Он не мог отказать потому, что в ее голосе слышалась прямая и явная тревога.

Не скрывая недоумения, Гуров уехал, несколько раз повторив, что вернется на это место ровно через час.

В парке в этот момент почти никого не было… Больше всего Стас боялся, что Катя узнала его вчера на банкете и сейчас начнутся слезы, упреки, признания. Этого не избежать, но когда-нибудь потом. Только не сейчас!

По первым словам Силаев понял, что ошибся. Она его не узнала. Но он все равно старался отводить глаза и изменять мелодику речи.

Катя чувствовала, что Силаев спешит и занят сейчас какими-то делами. Поэтому она говорила быстро, четко, стараясь не упустить самое главное.

Она сказала, что если, он подтверждает свое приглашение, они с Федором с удовольствием поедут. И срочно, даже сегодня вечером.

Катя очень волновалась. Из всего, что она говорила, Стас понял самое важное. Она не хочет обманывать «господина Силаева». Срочность поездки вызвана не только желанием посмотреть на Голубой Дунай… Стало понятно, что Катя нашла в документах мужа письмо, из которого можно было понять, как подставили журналиста Баскакова. И еще сообщалось, что руководил этим ее муж, генерал Щепкин… Возможно, это ложь, но у нее есть и другие основания подозревать мужа. А пока все не выяснится, она не может жить с человеком, который…

– Я все понял, Екатерина. И у меня в жизни было много сложных поворотов… С визой вопросов не будет?

– У нас открытая Шенгенская виза.

– Хорошо. А что вы скажете мужу?

– Я позвоню ему из поезда. Скажу, что вдруг появилась возможность погостить в Европе по приглашению хорошего друга. Ведь это правда?

Силаев вдруг понял, почему в свои молодые годы полюбил именно Катю, почему любил ее всю жизнь, почему любит сейчас.

Ей совершенно не обязательно было сообщать почти незнакомому господину Силаеву о настоящей причине ее практически бегства из Дубровска. Могла бы поулыбаться, поблагодарить, пококетничать. Но она не могла врать. Даже мужу она собиралась по телефону сказать правду. Не всю, но правду.

Естественность и честность – вот что он любил в ней. Ни грамма фальши, ни капельки актерства, позерства, желания наложить грим на душу.

Все будет хорошо, Катя. Только не берите с собой много вещей. В Вене вас всем обеспечат… Мне будет нужен номер вашего поезда. В Москве вас встретит человек из посольства и посадит на самолет. А в Вене вас сразу привезут к моему другу Илье Гуркину. Он все устроит. Только обязательно дождитесь меня… Жаль, я Федора не увижу целый месяц.

По дороге на новую дачу Гурова молчали. Стараясь не думать о Кате, Стас пытался сопоставить всю полученную за сутки информацию и составить план действий. Он почему-то решил, что должен возглавить сложившуюся вчера дачную подпольную группу.

Первым пунктом плана Стас поставил освобождение Кима Баскакова. Не юридическое, а фактическое. Организация его побега. Зачем Ким просил Крылова о побеге? Этот журналист не настолько глуп, чтобы не понимать: мгновенно все будет перекрыто, и дальше Дубровской губернии ему не убежать. А здесь его поймают или сразу, или через пять дней. Ну, десять.

А если у него есть алиби и для его поиска и нужен всего день. Со слов Крылова, журналист почти намекнул ему об этом…

Дачные подпольщики действительно были голодны. При этом особенно волновался адвокат Хлебников, заявляя, что недостойно держать в подвале пленников без еды. Женевская конвенция не велит.

Совещание совместили с обедом. Все ели, кроме Стаса. Он раздавал руководящие указания.

– Олег, сейчас отвезешь господина Хлебникова в тюрьму. В смысле – на свидание с его подзащитным. Только надо твою «Ладу» немножко замаскировать. Вдруг ее засекли.

– Номера бы сменить.

– Это сложно. Сделаем так. Я видел в гараже ржавый багажник. Надо срочно его прицепить на крышу. А сверху доски или баулы.

– Понял, товарищ начальник. Пошел выполнять.

– Теперь с вами, господин Хлебников. Вас к Баскакову пропустят?

– Думаю, да. У меня открытый пропуск. В любое время встречу с подзащитным должны разрешить.

– Отлично! Сейчас я набросаю схему местности около коттеджа губернатора. Вы, господин адвокат, проносите ее в тюрьму, показываете Баскакову, он запоминает все до сантиметра, после чего вы на месте уничтожаете эту бумажку.

– Ее надо сжечь?

– Сжечь! Можно и проглотить… Теперь дальше, я передаю вам короткий текст. Вы учите его наизусть и передаете Баскакову. Но тихо, чтоб ни один микрофон не услышал. Ясно?

– Ясно. А потом мне сюда возвращаться?

– Нет, господин Хлебников. В гостиницу и только в гостиницу. Вы уже два дня там не были.

– Вот именно. А если спросят? Или скажут, что милиция меня искала?

– Отшейте их! Пусть не лезут в личную жизнь. Может быть, вы любовницу богатую завели и у нее ночевали.

– Какую любовницу?

– Любую, Саша, любую! Машу или Наташу. Неважно! Важно то, что вы должны безвылазно сидеть в своем номере и условными фразами информировать меня о ходе дела… Мы с майором купили три краденных мобильника. Для связи с вами пусть будет этот, красненький.


«Ладу» с Олегом и Хлебниковым провожали у ворот. Действительно это была совсем другая машина. Даже если ее засекли у больницы или у дачи, которую снимал Олег, то на эту пыльную развалюху с досками на багажнике никто и не взглянет.

Олег уже начал выводить машину за ворота, когда затрезвонил его мобильник. Пришлось притормозить.

Разговор был долгий и, очевидно, не очень приятный. Олег даже заглушил мотор и вышел из машины, собираясь сделать важное заявление:

– Это мой шеф звонил. Савенков Игорь Михайлович. Он в Дубровск приехал. На вокзале меня ждет. Я адвоката в тюрьму заброшу, а потом за шефом и сюда его привезу. Не возражаете?

Олег обращался ко всем, но смотрел на Силаева, признавая его старшинство.

– Конечно, не возражаем. С удовольствием познакомимся с твоим шефом. А что это он так вдруг?

– Обыск в московском офисе «Совы» был. Негласный шмон. Сейф не вскрыли, но в столах все бумаги переворошили. И Савенков считает, что это наши подопечные поработали – Щепкин и компания. Короче, разозлили шефа. А когда он злой, он решительный и сообразительный. Да он вообще мудрый мужик. Аналитик!

Стас чуть не ответил: «Знаю. Он мне еще в Вене очень понравился».

Олег только увидел, что Силаев промямлил что-то одобрительное и махнул рукой. «Лада» опять взревела мотором и вышла на круговую дистанцию: дача – тюрьма – вокзал – дача.

* * *

Огромный кабинет Афонина имел довольно унылый вид и многим напоминал о прежних хозяевах этого помещения. Когда-то, в годы самой ранней юности губернатора здесь восседал первый секретарь обкома.

Можно было бы найти деньги и закупить шикарную мебель, провести евроремонтик с мрамором и красным деревом. Но все это после выборов. Пока все должны видеть, что губернатор на себя ни копейки народной не тратит.

Из украшений в углу кабинета был флаг и на стене, наподобие иконостаса, несколько фотографий: наверху огромный печальный Президент, а чуть пониже и поменьше групповые фото – Афонин и президент, Афонин и спикер, Афонин и народ.

Но так было лишь в основном представительском кабинете, куда допускались чиновники среднего уровня, ходоки, просители, журналисты и прочая общественность. Совсем рядом, за стенкой был у Афонина еще один зал, который назывался «комнатой отдыха». Здесь дизайнеры поработали на всю катушку.

Естественно, что Щепкина губернатор принимал не в «сарае», а в личных апартаментах. И не потому, что тот генерал, а потому, что друг, повязанный одной веревочкой.

– Ты садись, Виктор, и начинай докладывать, а я пока виски налью. Или тебе водку?

– Так день же в самом разгаре. И жара на улице.

– Я тебе не пить предлагаю, Щепкин, а поднять тост за успех нашего дела. Есть успехи?

– Есть. Но и неудач полно. Я с них начну.

– Правильная тактика, Щепкин. Последние слова запоминаются ярче… Я так понимаю, что ни невесту Баскакова, ни московского сыщика захватить не удалось?

– Более того, Володя – мои ребята исчезли. Соседи по даче слышали шум, видели две машины и все. Абзац! Ни тех, ни этих не можем найти.

Генерал замолчал, ожидая губернаторского гнева. Но Афонин сосал виски и изображал полнейшее спокойствие.

– Продолжай.

– Еще одна непонятная вещь. В Москве мои ребята обыск в офисе «Совы» провели. Не смогли, идиоты, сейф вскрыть. Но и в столах достаточно нашли. Записки с нашими данными. Кое-что о Максиме Жукове. О каком-то бизнесмене из Вены.

Щепкин опять помолчал, но гнева не последовало. Афонин мягко отмахнулся:

– Ты мне, Витя, свою кухню здесь не излагай. Ты мне выводы давай. А пока это кисель на воде. Что-то там «Сова» нами заинтересовалась. Так мы и раньше об этом знали. Ты бы поймал их сыщика, выпотрошил его и тогда бы докладывал… Закончились неприятности?

– Да. Теперь о хорошем. Ким Баскаков согласился завалить Ямпольского.

Не проявлявший до сих пор эмоций Афонин вскочил с кресла, зашвырнул в угол стакан с остатками виски и с горящими глазами начал быстро ходить по кабинету и издавать победные звуки:

– Отлично! Вот это успех! Вези его срочно в студию и пусть весь день в камеру обличает Викентия. Пусть сочиняет на ходу любую грязь. Никто уже не успеет проверить.

– Все хорошо, Володя. Но Ким не просто так согласился. Он гарантий требует.

– Так дай ему любые гарантии. Дай свое честное генеральское слово, что после выборов мы замнем его дело.

– Он не от меня требует гарантий, а от тебя. У него два условия. Встреча с тобой на природе, на лужайке возле твоего коттеджа. И второе: его адвокат должен быть где-то рядом. Возможно, он какие– нибудь бумажки попросит подписать.

– Согласен! Я на все условия согласен. Если он завалит Ямпольского, то можно что угодно ему обещать. Сегодня же сообщу во все газеты, что согласен на дебаты с Викентием. И там, на прямом эфире врубим разоблачения Баскакова. Это его сразу с ног свалит… А адвокат нашелся?

– Да. Сегодня вернулся в гостиницу и сообщил, что две ночи провел у любовницы по имени Наташа. Потом поднялся в номер, позвонил этой Наташе и сказал, что очень доволен встречей и общением. Все прошло как по маслу.

– А она?

– Молча бросила трубку.

– Странно. Хотя это его личная жизнь, но ты установи эту Наташу и проверь… Итак, сообщи адвокату, что я буду встречаться с Баскаковым завтра в полдень.


home | my bookshelf | | Будем жить! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу