Book: Цена тревоги



Цена тревоги

Жильбер Галлерн

Цена тревоги

Карине

Пролог

Лес, как ловушка, сомкнулся у нее за спиной, и она сразу утратила способность ориентироваться. В ужасе она бежит, не разбирая дороги, не обращая внимания на ветки, хлещущие по лицу, цепляющиеся за одежду. Одной рукой прокладывает себе дорогу, другую прижимает к груди. Стук сердца отдается острой болью. Пот заливает глаза, но нет времени вытереть лоб.

Звуки погони за спиной перекрывают беспорядочное биение сердца. Он приближается, она уже ощущает на шее его дыхание. Самое ужасное, что он не произносит ни слова. Это сумасшедший, с ним уже не договоришься, он просто ничего не станет слушать. Хочется кричать от ужаса, но дыхания не хватает, да и никто ее не услышит. Они уже в километре от Пуатье. Зря она побежала в этом направлении. Теперь понятно — он специально загнал ее сюда, здесь ей уж точно никто не поможет. Ведь в лицее он был первым по бегу, он точно знал, что сможет догнать ее, как только захочет.

Она спотыкается о корень и падает. Задыхаясь, пытается подняться, но ничего не получается.

Она поворачивает голову и видит его. Он приближается. Она открывает рот в безмолвном крике, но с губ не срывается ни единого звука. В Пуатье звонят колокола, созывая прихожан на мессу.

Увы, теперь уже слишком поздно.

1

Было уже начало сентября, но над Пуатье той ночью сгустилась влажная, тяжелая жара, предвещавшая грозу.

На площади перед мэрией было светло как днем, и Николь на секунду ослепил яркий свет фонарей. Где же они припарковали машину?

Муж обнял ее за плечи, она прижалась к нему, благодарная за это выражение привязанности, и в который раз подумала, что их брак остается счастливым и по истечении тринадцати лет и что, хотя Даниелю уже за пятьдесят, он все так же влюблен в нее. В тридцать семь лет у Николь было достаточно опыта, чтобы осознать, как редко такое случается. Порой ее одолевали сомнения. Она думала о том, что жизнь — это большой обман, ведь ни у кого нет абсолютного счастья. Не будучи суеверной, она иногда боялась, как бы судьба не отплатила ей за все радости, которые подарила раньше.

Толпа зрителей не спеша тянулась ко входу на стоянку «Шарль де Голль», а Николь с мужем медленно шли по спящему городу в направлении церкви. Даниель и в этот раз не изменил своим привычкам и припарковал машину на одной из соседних улочек.

Прожекторы освещали площадь, придавая зданию фантастический вид. Их золотистый свет играл на почерневших от времени камнях зелеными и красными отблесками, скульптуры отбрасывали на асфальт рельефные тени.

Пара вошла в одну из улочек, лучами расходившихся от площади. Здесь было темнее, только освещенные прямоугольники витрин кое-где выступали из темноты.

Следующая улица утопала во мраке: дома стояли на реставрации. Николь и Даниель углубились в переулок между двумя темными фасадами. Боясь оступиться на гравии, покрывавшем дорогу, они медленно продвигались вдоль ограды, тянувшейся вокруг здания с забитыми окнами.

Посередине улочки, вдали от света фонарей, Даниель остановился и привлек Николь к себе. Он был ненамного выше жены, с брюшком, небольшая лысина недавно начала пробиваться на затылке. Но эти физические изменения даже нравились ей, Николь находила, что они придают ему еще больше обаяния. Взволнованная, она обняла мужа, губы их встретились и слились в поцелуе.

— Ну что, голубки, помощь нужна?

Николь вздрогнула так сильно, что ударилась зубами о зубы Даниеля. Она обернулась.

Меньше чем в двух метрах от них в тени ворот стоял какой-то мужчина. Видно было длинное лезвие ножа, блестевшее в темноте.

Застыв от ужаса, Николь почувствовала, как Даниель оттолкнул ее в сторону и повернулся к незнакомцу. Она хотела закричать, но не смогла выдавить ни звука.

— Деньги, живо.

Сколько у нее с собой было? Двадцать евро, не больше. А у Даниеля? Он заплатил за билеты в кино, у него должно оставаться совсем немного. Хватит этого, чтобы бандит успокоился, или это его только рассердит?

Но тут Даниель, который в жизни ни с кем не дрался и был совершенно неспортивным человеком, ответил грабителю:

— Иди отсюда.

Николь похолодела. У ее мужа не было никаких шансов против человека с ножом. Что он хотел доказать?

Ответ не понравился бандиту, он вышел из тени, направляя на них нож. На вид лет двадцать пять, худой, как бродячая собака, отросшие волосы скрывают пол-лица. Одет он был в пиджак, который при нормальном освещении мог оказаться и синим, и зеленым. Николь никак не могла собраться с мыслями. Сердце бешено колотилось, ее била неудержимая дрожь… Она не могла оторвать взгляд от бесконечно длинного лезвия ножа. Мужчина сделал еще один шаг в их сторону. Даниель отступил, наклонившись вперед и выставив руки, словно готовился схватить противника, если тот приблизится.

Они будут драться!

Ее муж будет драться с вооруженным ножом мужчиной вдвое себя моложе из-за нескольких евро!

Внезапно в воздухе просвистел нож, и Даниель отскочил назад.

— Нужна помощь?

Сердце подпрыгнуло у Николь в груди, и ей показалось, что сейчас она умрет от страха. Она повернулась на голос и поняла, что все пропало, увидев высокого мужчину. Свет витрины падал только на одну сторону его лица. Здоровенный детина лет тридцати-сорока, одетый в кожаную куртку. Хотя он и не был похож на первого, Николь поняла, что они заодно. Сообщник, который хотел помочь скорее расправиться с ними, видя, что жертвы сопротивляются.

Николь хотела побежать, позвать на помощь… Но путь был отрезан. Закричать?.. Квартал был на реставрации, здесь никто не жил. Да и кто побежит ночью на помощь незнакомцам?

Они оказались в ловушке.

Даниель тоже это понял. Он не отрывал взгляда от бандитов, машинально вытирая об одежду вспотевшие дрожавшие руки. Повернувшись спиной к стене, он затравленно посмотрел на Николь; все в его поведении выдавало безнадежность. Его отчаяние ранило ее. Через несколько минут ему, может быть, придется умереть, а он беспокоится о ней. Как такое могло с ними случиться? Несколько минут назад она была счастлива, и вот это счастье разлетелось на мелкие кусочки под напором двух оборванцев, повстречавшихся в темном переулке.

Ее охватила паника. Сейчас они погибнут на глазах друг у друга; она вспомнила о детях. Кто дал этим людям право так поступать с ними? Какая несправедливость. Она положила руку на плечо Даниеля, и он вздрогнул, как от ожога. Лицо его было искажено страхом. Николь снова подумала о детях и покрепче сжала сумку в руке. Ничтожное оружие, но это было единственное, чем она располагала. Она придвинулась ближе к мужу. По крайней мере они вместе.

Бандит колебался. Его взгляд перебегал с них на незнакомца. Нож блестел в руке…

Все произошло так быстро, что Николь, думая об этом впоследствии, даже не была уверена, что все хорошо разглядела. Человек в куртке ринулся между ними и грабителем. В этот миг Даниель толкнул ее в сторону и крикнул:

— Беги!

Она споткнулась, едва не упав, но осталась на месте. Что делать? Мысли, как пчелы, роились в голове; она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Послушаться Даниеля и бежать, звать на помощь? Но как бросить мужа в опасности?

Она увидела, как бандит сделал выпад в сторону подбежавшего мужчины, и вскрикнула от ужаса. Только тогда она поняла, что происходит. Просто чудо: этот Бог знает откуда взявшийся незнакомец был на их стороне!

Нож, не встретив никакого препятствия, сверкнул в воздухе. Незнакомец ловко извернулся и схватил своего противника за запястье. Он притянул его к себе и сильно ударил локтем. Раздался ужасный хруст, нож с лязгом упал на землю. Бандит взвыл от боли. Сломанная рука безвольно повисла в рукаве. Мужчина рассмеялся.

— Что, бо-бо? — спросил он.

Парень попятился, споткнулся и чуть не упал. Он постанывал, прижимая к себе руку. Увидев, что незнакомец сделал движение в его сторону, он развернулся и побежал.

У Николь закружилась голова, она почувствовала, что теряет сознание, и схватилась за ограду. Никогда в жизни ей не было так страшно.

Мужчина хотел было бежать вдогонку за бандитом, но тот уже скрылся за поворотом. Наклонившись, их спаситель поднял финку с земли. Несколько секунд повертев ее в руке, привычным жестом убрал лезвие и положил нож в карман куртки.

— Все нормально? — обратился он к Николь.

Она не могла произнести ни слова. Только кивнула. Даниель тоже молчал. Николь увидела, как смертельная бледность разлилась по его лицу, он шатался. Может, ранен?.. Сердце!

— Даниель! Что с тобой? Даниель!

Она чувствовала на себе любопытный взгляд незнакомца. Только что он спас им жизнь, но сейчас был бессилен, он ничем не мог помочь Даниелю. Николь испытала легкое чувство досады.

Навалившись на загородку, Даниель тяжело дышал. Несколько лет назад он перенес инфаркт и теперь регулярно посещал кардиолога. Тот сказал ему, что с таким заболеванием можно прожить много лет, если соблюдать диету, ежедневно принимать капли, избегать стрессов и резких перепадов температур.

Сейчас стресса избежать не удалось. Николь склонилась к мужу, и ее вновь охватила тревога.

Казалось, приступ проходил… Даниель приоткрыл глаза и слабо улыбнулся жене.

— По-моему, отпустило, — выговорил он еле слышно.

Он выпрямился, и Николь подставила ему плечо. Они повернулись к своему спасителю, который не двинулся с места после того, как обратил грабителя в бегство.

— Помогите, пожалуйста. Наша машина в двух шагах.

Незнакомец подхватил с другой стороны пытавшегося что-то возразить Даниеля, и, поддерживая, они довели его до «мерседеса».

Николь усадила мужа на место пассажира и обратилась к незнакомцу:

— Не знаю, как вас и благодарить.

— Всегда готов помочь красивой женщине.

На свету она смогла лучше разглядеть его. Он был почти на голову выше ее. Улыбка казалась искусственной на квадратном лице. Он наклонился к ней, и она заметила ироничный блеск в его глазах. Его что-то забавляет? Николь это не понравилось. Ей стало страшно. Хотя он спас им жизнь, она не чувствовала себя спокойно в его присутствии. Не зная, что ответить, она молчала. Чего он ждет от нее?.. На помощь пришел Даниель.

— Вашу карточку, — сказал он.

Николь и незнакомец одновременно повернулись к нему.

— Вашу визитку, — повторил Даниель. — Дайте нам вашу визитку. Я не в состоянии сейчас… отблагодарить вас. Я позвоню…

Мужчина достал из кармана бумажник, вынул визитную карточку и протянул ее Николь.

— Мартин Лансуа, — представился он. — Агент по безопасности. Я как раз шел на службу, тут смотрю — у вас междусобойчик. Дай, думаю, зайду без приглашения…

Николь заставила себя улыбнуться, беря карточку так, чтобы не коснуться его руки. Она не могла отделаться от первого впечатления. Этот незнакомец той же породы, что и парень, напавший на них. И то, с какой легкостью и жестокостью он расправился с ним, только подтвердило это впечатление.

— Николь Берже, — представилась она. — Мой муж Даниель. Такая удача, что вы оказались здесь в этот момент. Не представляю, как вас благодарить. Но сейчас нам надо скорее ехать домой. У мужа проблемы с сердцем.

— Пожалуйста, поезжайте.

Мартин Лансуа обошел машину и открыл перед ней дверцу.

— Мы, кажется, уже встречались? — спросил он, когда Николь садилась за руль.

Она застыла на месте. Мужчина стоял в ярком свете фонаря. Черты его лица были правильны, но привлекательными их не назовешь. Как лицо манекена — идеально нарисованное, но сделанное из бездушной пластмассы.

— Нет, не думаю, — сказала она наконец.

Он покачал головой, словно удивляясь такому ответу.

— Тем не менее доброго вам вечера, Николь, — сказал он, захлопывая дверцу.

Даниель опустил стекло и высунулся из машины.

— Я позвоню вам, — пообещал он.

Николь включила зажигание, и Мартин Лансуа посторонился, давая «мерседесу» проехать. Она не любила ездить ночью, но сейчас выбора не было. Тревожась за Даниеля, она подумала: «Не лучше ли будет отвезти его в больницу?»

— Поедем домой, — сказал он, словно угадав ее мысли.

Кажется, ему уже лучше. Приступ был несильным. А за выходные он как следует отдохнет. Проезжая мимо Мартина, она помахала ему рукой и нажала на газ.

Доехав до угла, она посмотрела в зеркальце. Неподвижно стоя на тротуаре, Мартин Лансуа смотрел им вслед. Ей показалось, что он поднял руку прощаясь, но не была в этом уверена: его силуэт растаял в темноте.

Вдали прогремел раскат грома, первые тяжелые капли упали на ветровое стекло. Начиналась гроза.



2

Николь нажала на кнопку дистанционного пульта, и кованая железная решетка с элегантным рисунком легко распахнулась перед машиной.

Беспокоясь о муже, Николь в который раз внимательно посмотрела на него. Он улыбнулся:

— Мне гораздо лучше. Просто я переволновался. Извини, что напугал тебя.

Не отвечая, Николь поехала по дорожке, решетка медленно закрывалась у них за спиной. Даниель хотел ее успокоить, но она не могла забыть, как он испугался, когда на них напал бандит. Два года назад, когда у него случился сердечный приступ, все закончилось хорошо. В тот день ему стало плохо на работе, в центральном офисе его предприятия, совсем рядом с Пуатье. «Скорая» приехала очень быстро. Николь тогда сильно испугалась и с тех пор беспокоилась, что невидимый враг неожиданно вернется.

Николь миновала небольшой лесок, затем выехала на покрытую гравием площадку, обогнула черную массу фонтана, при этом лучи фар на секунду осветили мраморное лицо статуи, и остановилась у подножия лестницы. Гараж находился в старых конюшнях за домом, но сегодня Николь предпочла оставить машину на улице. Ей хотелось скорее оказаться дома. Приветливый свет фонаря освещал лестницу.

Луиза и дети, наверное, уже спят.

Подъезжая к дому, она всегда радовалась открывавшемуся виду — замок, возвышавшийся среди деревьев парка. Но сейчас она не обратила на это внимания. Ее беспокоило состояние Даниеля. А если ночью ему станет хуже? Он категорически отказался ехать в больницу. Настаивать было бесполезно, а она бы предпочла, чтобы его осмотрели и подтвердили, что все действительно нормально. Она вышла из машины и хотела помочь Даниелю, но тот уже поднимался по лестнице. Поддерживая его, она чувствовала, как тяжело опирался он на ее руку. Лицо у него вытянулось, он был бледен, казалось, каждая ступенька давалась ему с трудом, хотя он изо всех сил старался это скрыть. Они сразу же прошли в гостиную, и Даниель тяжело опустился в кресло.

— Я напугал тебя, — сказал он.

Николь улыбнулась ему:

— Пойду принесу капли…

Она взбежала по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. В ванной комнате, примыкавшей к спальне, в аптечке нашла пузырек с каплями на основе наперстянки, которые ежедневно принимал Даниель. Отметив про себя, что в запасе остался еще один пузырек, она закрыла дверцу шкафчика.

Даниель тем временем открыл бар и налил им по бокалу виски. Николь поставила флакон на стол:

— Думаешь, тебе можно…

— Это была ложная тревога.

Может быть. Но принимать лекарство с алкоголем — нет, не годится.

Но вслух ничего не сказала. После волнений сегодняшнего вечера она наконец-то была дома, в безопасности. Теперь можно было расслабиться, она чувствовала, как напряжение постепенно проходит. Как же она устала… Но какое счастье, что все хорошо закончилось! Даниелю стало лучше. Ее тревога рассеивалась. Она протянула мужу бокал и взяла свой, усевшись напротив.

— По дороге я думал о том, что произошло, — сказал Даниель. — Ничего бы не случилось, если бы мы не оставили машину так далеко.

Она кивнула. Парадоксально, но, именно боясь нападения, Даниель никогда не парковался на подземных стоянках! Может, теперь он изменит свое мнение.

— Я сделал вывод — мы должны нанять шофера.

Николь чуть не выронила бокал. Шофера? Даниель не дал ей ответить:

— Тебе не надо будет ездить за детьми в школу. Ты не будешь зависеть от их расписания. Шофер мог бы возить их на занятия музыкой и всякое такое… И еще, если мы наймем какого-нибудь здоровяка, он мог бы нас охранять.

Телохранитель! Николь не могла прийти в себя от изумления. Прежде чем она успела возразить, муж продолжал:

— Интересно, можно ли нанять того типа, который нас сегодня спас. Он агент по безопасности. Если бы он нас ждал перед кинотеатром, ничего бы и не произошло.

Это было слишком неожиданно.

— Да ты что, Даниель, зачем нам телохранитель?!

Он раздраженно взмахнул рукой:

— Как ты можешь так говорить после того, что произошло сегодня вечером? Я почти постоянно в разъездах. И теперь буду беспокоиться о тебе и детях.

— Но мы не одни! Есть же Жозеф…

— Жозефу уже шестьдесят лет. Что он может, если на вас нападут? А через год он уйдет на пенсию. Его нужно будет кем-то заменить.

— Брось, Даниель! Кто может на нас напасть?

— Да кто угодно. Сегодняшний случай показал: это может произойти в любой момент.

— Это было в городе, поздно ночью, на пустынной улочке…

Даниель кивнул, сосредоточенно глядя в потолок.

— Тем не менее мне было бы спокойнее, если бы с вами постоянно кто-то находился. Кто может вас защитить в случае чего. Такой, как сегодняшний тип. Видела, как профессионально он действовал?

Николь поежилась, вспомнив, что́ они недавно пережили:

— Настолько профессионально, что напугал меня до смерти. Когда я его увидела, решила, что он заодно с первым.

— Я тоже так подумал, — сказал Даниель.

— И ты хочешь нанять такого человека?

— Когда хотят завести сторожевую собаку, берут скорее волка, чем пуделя, не так ли?

Немного раздраженная этим нелепым разговором, Николь пожала плечами.

— Это уж слишком! Шофер, телохранитель… — недовольно сказала она.

— Торопиться мы не будем. Я с тобой согласен, торопиться ни к чему.

У Николь закружилась голова. Шофер! Ее родители были скромными книготорговцами. Служанка, занимавшаяся кухней и уборкой, уже казалась ей верхом роскоши. Но шофер! Даже прожив с Даниелем тринадцать лет, она еще до конца не привыкла к своему материальному благополучию. Даниель унаследовал бизнес от отца. Предприятие занималось производством пластмасс — упаковок, труб для канализационных коммуникаций и тому подобного. За три последних года дела шли настолько хорошо, что фирма вышла на третье место среди французских производителей.

Нанять еще одного помощника в дом не представляет трудностей с точки зрения финансов. Проблема в другом. Как может она, выросшая в крошечном домике в Шатору, позволить себе, чтобы всю работу в доме за нее выполняла прислуга?

Ей казалось иногда, что она — маленькая девочка из сказки, которую добрая волшебница превратила в принцессу. И что однажды обман раскроется и она все потеряет.

— Послушай, — настаивал Даниель, — я понимаю, тебя это шокирует, но постарайся увидеть преимущества. Даже не говоря о телохранителе. Подумай, сколько у тебя появится свободного времени! Ты разрываешься между галереей, занятиями живописью, детьми, магазинами… Представь, сколько времени ты выиграешь благодаря шоферу! Ты могла бы читать журналы или просматривать прессу, пока он ведет машину… Иногда ему можно будет поручить съездить за покупками или заняться доставкой твоих картин…

Конечно, с одной стороны, такая перспектива привлекала Николь. Нередко она сетовала, что в сутках только двадцать четыре часа. Она писала картины, и в последнее время приобрела даже некоторую известность. А еще управляла картинной галереей, которую несколько лет назад открыла в центре Пуатье. Она обожала своих детей, но частенько раздражалась, когда надо было прерываться в самый разгар работы, чтобы не опоздать забрать их из школы. Матьё перешел в шестой класс, так что проблем стало еще больше. Если бы кто-то смог заниматься детьми, она выиграла бы… Николь еще раз быстро прикинула в уме: она бы сэкономила примерно пятнадцать часов в неделю. Два дня работы! Об этом стоит подумать.

— А мне было бы спокойнее оставлять вас, зная, что вы не одни, — заключил Даниель.

— Подожди, давай не будем торопиться. Мы еще не отошли от шока после этого нападения. Надо было сообщить в полицию…

Даниель махнул рукой:

— Что бы они сделали? Нас даже не обокрали!

— Конечно, это ничего бы не дало. Но нет причин поступать необдуманно… Связываться с этим незнакомцем, как будто он мессия.

Даниель примиряюще улыбнулся:

— Мы хорошенько все обдумаем и еще раз поговорим, ладно?

Николь кивнула. Она выиграла время, но это была лишь отсрочка. Когда Даниель принимал какое-то решение, то шел до конца.

В этот раз Николь твердо решила не уступать, пока не взвесит все «за» и «против».

Почему она так сопротивлялась этому предложению? Ее терзал какой-то необоснованный страх. Не станет ли для нее обузой постоянное присутствие телохранителя — вот о чем надо было подумать. И потом, круглосуточно защищаться от насилия, не значит ли это, наоборот, притягивать его?

Она вспомнила силуэт незнакомца в ночи, прощальный взмах его руки и почувствовала, как в душе зашевелилась глухая тревога.

3

Николь обошла галерею, паркет скрипел у нее под ногами. Поправила картину на стене под взглядом Мирей, своей ассистентки. Ей нравилось это небольшое помещение, состоявшее из двух смежных залов общей площадью метров двадцать. Блестящий паркет, белые стены, светильники на потолке и картины, продуманно развешанные по стенам так, чтобы выгодно оттенять достоинства друг друга. Большинство картин в первом зале принадлежало местному художнику Шарлю Моро, который писал талантливые венские пейзажи. Второй зал обычно был занят работами Николь.

Сейчас она выставляла свои абстрактные полотна, выполненные в ярких тонах. Газеты написали о них несколько лестных статей. В результате многолетних трудов Николь достигла определенных успехов, хотя и не приобрела международной известности. Сейчас она работала над серией картин, где метафорическое письмо перекликалось с абстрактным. В большинстве случаев это были виды фамильного замка и его окрестностей, которые наслаивались на неясные тени, словно сквозь реальность проглядывали параллельные миры… или, наоборот, земные сцены виделись из другого мира.

Эта новая серия картин станет поворотным пунктом в ее творчестве, она чувствовала это. Не важно, как их воспримет критика. Николь знала, что больше не вернется к старой манере письма.

Если работы понравятся, у нее почти не останется свободного времени. Надо будет ездить с выставками по всей стране. Конечно, невозможно совместить это с домашними обязанностями. Шофер, который возил бы детей в школу и в кружки и иногда занимался покупками, был бы очень кстати.

— Ты не очень-то разумна! — заметила Мирей.

Николь повернулась к ассистентке:

— Что я буду делать с этим шофером?

— Да ты только представь! Он подвозит тебя к самой галерее, выходит из машины и открывает тебе дверь. И ты выходишь, как королева! Кондитерша умрет от зависти!

Николь рассмеялась. Мирей было двадцать пять, но иногда она вела себя, словно подросток.

— Да, конечно, причина уважительная.

— Не нужно будет искать место для парковки. К тому же ты всегда обдираешь бока, когда паркуешься…

— Да это же ты ободрала бок моей машины!

— Просто другие были плохо припаркованы!

— Это происходит каждый раз, когда я доверяю тебе свою машину!

— Что ты хочешь, просто сейчас не умеют водить!

Увидев, что Николь нахмурилась, Мирей предпочла сменить тему разговора:

— Это позволило бы тебе чаще бывать здесь. Ты же знаешь, что картины лучше продаются, когда их представляет автор!

В самом деле картины продавались не очень хорошо, прибыли хватало только на то, чтобы покрыть расходы галереи. Но если клиенты приходили в присутствии Николь, они почти всегда покупали какую-то из ее работ. Как будто знакомство с автором придавало картине дополнительную ценность. Если бы ей не надо было встречать детей из школы, она могла бы проводить в галере вдвое больше времени. И именно в те часы, когда посетители наиболее многочисленны.

— Хорошо! Шофер действительно нужен. Но телохранитель!

— Нет, посмотрите на нее! Если бы мой муж раскошелился на кого-то, кто охранял бы мое тело, я бы согласилась не раздумывая!

— Ты же не замужем!

— Тем более!

Николь снова не смогла удержаться от смеха. Мирей работала с ней уже около двух лет. Она была серьезным и компетентным специалистом и сердцем болела за галерею. Николь очень любила приходить сюда и встречаться с Мирей, им было весело вместе. К тому же девушка была красива: высокая брюнетка с короткой стрижкой, тонкими, энергичными чертами лица и прекрасной фигурой. Одета всегда безукоризненно… Одно ее присутствие украсило бы любую галерею.

Николь повернулась к ней.

— Ладно, — наконец сказала она. — Не знаю, что тебе наобещал Даниель, чтобы ты меня уговорила, но у тебя получилось. Согласна на ваши условия. Но только без телохранителя!

Мирей фыркнула и подмигнула ей:

— По крайней мере не отказывайся, не увидев его!

— Мирей!

Притворяясь рассерженной, Николь начала поправлять другую картину, хотя в этом не было необходимости.

В самом деле пришло время подумать немного и о себе. Даниель занят заводом. Дети должны будут продолжать учебу и скоро вылетят из семейного гнезда. Все обязанности по дому выполняла Луиза.

В сотый раз со дня их с Даниелем свадьбы Николь спросила себя: что она делает для семьи? Иногда, когда на нее нападала меланхолия, она думала об этом. И казалась себе ненужным предметом, служащим лишь для украшения замка.

Как всегда, она постаралась прогнать эти мысли. Она — художник. И дохода от продажи ее картин хватило бы на скромную жизнь целой семьи. Конечно, это ничто по сравнению с тем, сколько зарабатывает Даниель. Но она хотя бы знает, что не находится полностью на его обеспечении и принимает участие в расходах.

Она решила, что будущая выставка станет поворотным пунктом в ее карьере! Пусть и за счет каких-то жертв. Она согласна, пусть Даниель нанимает шофера, раз ему этого так хочется!

4

Даниель Берже пробежал глазами автобиографию и посмотрел на своего собеседника. Мартин Лансуа приоделся для собеседования. Узел его галстука был завязан немного криво, но ведь мало кто из мужчин умеет хорошо завязывать галстук. Зато ботинки были начищены до блеска.

Даниель считал, что шофер должен выглядеть представительно. И поэтому Мартин ему понравился.

Поняв, что выдержал экзамен, Мартин доверительно улыбнулся Даниелю.

— Вы всегда жили в Пуатье?

— Да, в Пуатье или в окрестностях. Я родился недалеко отсюда, здесь учился… Когда тебе где-то хорошо, зачем переезды?

Даниель кивнул.

— В анкете написано, что вы проработали в полиции около десяти лет. Почему вы ушли оттуда?

Мартин развел руками:

— Потому что там у меня не было будущего. Я ведь не получил высшего образования. А в наше время невозможно делать карьеру, если у тебя нет диплома. Меня не устраивало до конца дней оставаться в должности подчиненного, и я предпочел уйти.

Даниель одобрительно хмыкнул. Мартин, оказывается, честолюбив. Что ж, похвально.

— И что вы рассчитываете предпринять?

— Хочу открыть охранное агентство, как у капитана Барриля. Вы о нем слышали? Конечно, требуется начальный капитал. Я буду работать с партнером, но на данный момент он работает на… Я не имею права об этом говорить. Когда он закончит, а это произойдет через несколько месяцев, тогда и начнем. А пока я нанялся охранником, чтобы изучить ремесло изнутри, с нижней ступеньки, так сказать. Когда работаешь в полиции, видишь все под особым углом: у тебя есть права, которых нет у других. Если уж я перехожу на гражданскую службу, мне нужно привыкать к моему гражданскому положению.

Даниель положил листок на стол:

— Из этого я делаю вывод, что вас мое предложение не интересует?

Мартин поднял руку:

— Вы неправильно поняли. Служить охранником — это просто. Быстро понимаешь, что к чему. Особенно поработав в полиции! Мне уже нечему учиться в этой области. То, что вы мне предлагаете сейчас, — другая грань моей работы. Шофер и телохранитель… Это хорошая школа.

— Но вы готовы проработать только несколько месяцев…

— В принципе да, но кто знает, что может случиться за это время? Предположим, с моим другом произойдет… несчастный случай. Чего я ему, конечно, не желаю, но в нашем ремесле все возможно. Тогда мой проект отложится. И я смогу остаться у вас на более длительное время. Если же все-таки через несколько месяцев я от вас уйду, я порекомендую вам кого-нибудь вместо себя.

Даниель Берже откинулся в кресле, обдумывая все возможности. Теперь, когда ему удалось убедить Николь, он не может отказаться от своей идеи только потому, что у человека, которого он хотел нанять, другие планы на будущее. Сейчас он свободен и кажется ему очень подходящей кандидатурой. И потом еще неизвестно, чем закончится его проект. Может быть, его друг передумает или с ним правда что-то случится… Невозможно предвидеть будущее.

Он наклонился вперед:

— Благодарю вас за искренность. Именно такой человек мне и нужен. Если вы согласны, я готов нанять вас до тех пор, пока вы не откроете свою фирму. Вашей задачей будет защита моей семьи, и я рассчитываю на вас. А если через несколько месяцев вы захотите уйти, что ж, в таком случае будем искать другую кандидатуру.



Мартин Лансуа улыбнулся:

— Мне это подходит. А я вам, со своей стороны, все объяснил.

Даниель встал и обошел стол, чтобы пожать ему руку. Беседа была окончена.

— Я рад, что мы пришли к согласию. Приходите по этому адресу завтра в конце дня. Я подготовлю для вас комнату. Смотрите, не подведите!

Мартин сжал руку Даниеля и задержал ее в своей огромной руке:

— Не беспокойтесь, я приду. Вам больше не о чем волноваться. Ваша семья станет и моей.

Когда он отпустил руку Даниеля, тот почувствовал что-то сродни облегчению. Кажется, он сделал хороший выбор. Его семья будет в надежных руках. Он проводил Мартина до двери кабинета.

Через час у него назначена встреча с одним из самых крупных клиентов. Он должен к ней подготовиться. Но мысли его постоянно возвращались к разговору с Мартином Лансуа, мешая сосредоточиться на делах. Он доверил этому человеку безопасность своей семьи.

Даниелю приходилось много раз нанимать служащих, но не для такой работы. Правильно ли он поступил? — спрашивал он себя в десятый раз за утро. С самого начала Николь была против. Она лишь уступила его нажиму. Прав ли он, что настоял на своем?

Даниель сел за письменный стол. Просто его доводы убедили Николь, вот что важно. Она никогда не согласилась бы, если бы была решительно против такой идеи.

После того как в прошлую пятницу им удалось избежать несчастья, он был уверен, что прав. В начале третьего тысячелетия мир стал еще более жестоким, более опасным. А из-за постоянных разъездов сам он не мог обеспечить своей семье достойную защиту.

Он попросил секретаря принести ему досье клиента, отключил интерфон и погрузился в чтение. Но его мысли все время возвращались к Мартину Лансуа. Нет, он не должен сомневаться. Он поступает правильно. Этот мужчина позаботится о Николь и детях. Его рукопожатие было сердечным. Он будет защищать его семью, как свою собственную.

И он на это способен. Даниель знал — с таким шутки плохи. Этот человек опасен. Что ж, именно такого он и хотел.

А сейчас надо вернуться к работе.

5

Мартин резко затормозил и остановил свой «БМВ» около ворот. За кованой решеткой среди деревьев просматривался большой дом. Территория была окружена высокой стеной.

Он посмотрел на часы: уже шесть. Выйдя из машины, он два раза подряд нажал на звонок домофона. Собирался нажать еще раз, но в этот момент услышал женский голос:

— Кто там?

— Мартин Лансуа, к господину Берже.

Женщина что-то ответила, но он не расслышал. Послышался щелчок, и решетка поехала в сторону.

Мартин пошел к машине, но тут его взгляд упал на табличку на стене; под плющом, покрывавшим стену, можно было разглядеть всего три буквы: «МАР». Он поднял было руку, чтобы отстранить растения и получше рассмотреть всю надпись, но передумал. Наверно, название виллы. Буквы «МАР» — как в его имени. Хорошее предзнаменование. В этом доме его ждут. Что ж, добро пожаловать, Мартин, блудный сын. Он сел в машину и заехал в ворота.

Дорога, залитая асфальтом, сначала шла прямо, затем поворачивала налево. По обеим ее сторонам тянулись деревья. Мартин присвистнул. Надо же, стена, ворота, прислуга. А парк какой огромный… Да, у Берже деньги есть, и немалые.

Но вкуса им не хватает. Если бы у него была такая вилла, уж он бы развернулся! Например, эта аллея, извивающаяся между деревьями… Он бы срезал их бульдозером и сделал широкую прямую дорогу до самого парадного входа. Он не сомневался — в таком доме обязательно есть парадный вход со ступенями.

Наконец аллея закончилась. Мартин выехал на большую круглую площадку, где вполне хватило бы места для дюжины машин. Каменная лестница вела на террасу, протянувшуюся вдоль фасада. Скорее, дом можно было назвать замком — огромное здание из серого камня с башенками по углам. Семь стеклянных дверей выходили на террасу. На фасад второго этажа выходили также семь окон, а под самой крышей тянулись чердачные окошки.

Выходя из машины, Мартин снова присвистнул. Но осмотр пришлось прервать. Большой черный доберман выбежал из-за угла дома и остановился как вкопанный, увидев Мартина. Собака тихо зарычала, обнажив клыки. Мартин уже прикидывал, успеет ли он добраться до машины, прежде чем собака бросится на него. Маловероятно.

Как раз в этот момент дверь распахнулась, и он увидел Николь. За ней шли девочка со светлыми волосами, заплетенными в две косички, на вид ей было лет восемь-девять, и мальчик постарше.

— Лежать, Бебе! Не беспокойтесь, он не злой, — сказала Николь, обращаясь к Мартину.

Как бы в подтверждение этих слов пес лениво поднялся по ступеням и лег на террасе, уставившись на Мартина. Тот подумал, что скорее всего с собакой он не подружится. В это время Николь с детьми пересекла террасу и подошла к нему. Она была довольно высокого роста, под метр семьдесят. С миловидным лицом, на котором выделялись зеленые смеющиеся глаза. Одета она была в джинсы и широкую рубашку, запятнанную краской. Длинные волосы схвачены обручем. Это делало ее похожей на школьницу.

Мартин представил, какой она была двадцать лет назад, когда училась в лицее, и почувствовал, как у него перехватило дух, — как и в первый раз, когда он ее увидел. Эта женщина просто создана для него.

— Господин Берже сказал мне приехать сегодня…

— Он задерживается и попросил меня встретить вас, — сухо ответила Николь. — Он просил извиниться. Познакомьтесь, это моя дочь Хлоя и ее брат Матьё. Они неразлучны: где один, там и другой!

Мартин наклонился к девчушке, которая пряталась за мать.

— Здравствуй, Хлоя. Ты очень похожа на мою сестру, когда та была маленькой. Я чувствую, что мы подружимся.

Он улыбнулся ей своей самой очаровательной улыбкой, но девочка развернулась и убежала. Пес глухо заворчал.

— Хлоя!

Но та не ответила и исчезла в проеме двери. Доберман поднялся и залаял на Мартина.

— Замолчи, Бебе!

Пес перестал лаять, но не сел. Он посмотрел вслед ребенку, затем перевел укоряющий взгляд на Николь… он явно не знал, как ему поступить. Наконец, решив остаться рядом с хозяйкой, которая беседовала с незнакомцем, он снова улегся, не спуская глаз с Мартина.

— Извините ее, дочка немного диковата. У них каникулы, и вот уже два месяца, как она сидит дома и практически никого не видит.

— Ничего страшного. Просто нужно, чтобы она привыкла ко мне. Со временем, надеюсь, так и будет. А ты, Матьё? Ты-то не убежишь? Нет, ты же мужчина!

Он протянул руку, и Матьё пожал ее. Ему явно понравилось, что его назвали мужчиной.

Мартин повернулся к Николь. Неужели она его не узнала? Вроде он не изменился с тех пор! Она-то уж точно осталась такой же. Красивой и неприступной…

— Извините, что не могу пожать вам руку: я вся в краске.

Он улыбнулся. Ладно, он тоже будет играть в эту игру. Непонятно, специально ли Николь делает вид, что не знает его. Он тоже будет держаться так, словно они незнакомы.

— Прошу вас, не нужно формальностей… Ведь теперь мы будем часто с вами встречаться…

— Вот именно… И надо определить ваши обязанности. Не знаю точно, что сказал вам мой муж, но мне не нужен телохранитель…

— Инструкции вашего мужа были очень точны, и я намерен следовать им наилучшим образом. Прежде всего я ваш шофер, но должен также защищать вас.

Николь недовольно поморщилась, но стала от этого только еще красивее. Она застегнула пуговку рубашки на груди. Мартин понял, что она заметила его взгляд.

— Хорошо, я поговорю об этом с мужем. Пока он не подъехал, Луиза покажет, где вы будете жить.

Тут же на террасе показалась Луиза, словно дух, который появляется, стоит о нем подумать. Она пересекла террасу и подошла к хозяйке. На вид ей было лет шестьдесят. Массивная фигура, затянутая в черное, в белый цветочек, платье. Сверху был надет фартук из голубой холстины. Николь повернулась к служанке:

— Луиза — наша экономка. А еще она готовит, занимается домом… Луиза, познакомьтесь, это Мартин Лансуа, он будет работать у нас шофером. Покажите ему, пожалуйста, его жилье.

Снова обращаясь к Мартину, она уточнила:

— Луиза подготовила вам комнаты над гаражом. Раньше там были конюшни, мы их переоборудовали. Если чего-то не хватает, сообщите, посмотрим, что можно сделать.

Старуха что-то пробормотала, но он не расслышал, и начала спускаться по лестнице. Беседа была окончена.

— Увидимся завтра, — сказала Николь.

Он кивнул ей и последовал за служанкой, которая ждала его внизу. Интересно, Николь правда его не узнала или просто ломала комедию?

6

Матьё с собакой побежал в парк, а Николь направилась в дом. Она прошла длинным коридором, выложенным белыми и черными плитками, миновала массивную дубовую лестницу и вошла в свою мастерскую, которая располагалась в противоположном конце дома. На самом деле это было веранда, задуманная как зимний сад, но садом так никогда и не ставшая. Когда они переехали сюда, Николь влюбилась в это место и оборудовала здесь свою мастерскую. Открыв дверь, она вдохнула специфический и такой привычный запах краски и скипидара. Он помог ей расслабиться. Эта комната была ее вселенной. Здесь она проводила самые счастливые часы — когда писала картины.

— Хлоя?

Николь вышла на середину террасы. Дочки здесь не было. Она скорее всего спряталась у себя в комнате или пошла в парк за братом.

Николь улыбнулась, с нежностью подумав о детях: до конца лета оставалось всего несколько дней. Пусть еще погуляют.

Она посмотрела на холст; на нем был изображен дом, развернутый на три четверти. Само здание занимало только правый нижний угол картины, все остальное пространство представляло собой смесь разных оттенков зеленого — джунгли, из которых выступал замок.

Николь взяла кисть и палитру, выделила желтым цветом окно… отступила, чтобы посмотреть, что вышло. Оттенок был не тот. Она смешала краски, чтобы получить желаемый оттенок желтого. Ничего не получалось. Она разочарованно вздохнула. За время ее отсутствия освещение в мастерской изменилось, на небо набежали тучи. Николь окунула кисти в скипидар, поболтала ими, глядя в огромные окна. Небо еще не скоро прояснится. На сегодня работа окончена. Ей так хорошо работалось, картина быстро продвигалась, пока ее не прервал приезд Мартина Лансуа.

Мартин Лансуа. Чем больше она о нем думала, тем больше ей казалось, что они совершили ошибку. Так ли уж им был нужен этот шофер? Неужели она дала себя убедить просто для того, чтобы ее оставили в покое? Что касается телохранителя… для защиты у них есть Бебе, любой испугается его клыков.

Это в замке. А на улице? Когда они возвращаются со спектакля, например?

В тысячный раз она подумала, что тогда они просто слишком перепугались. Конечно, на них напали, они были в смертельной опасности. Но все эти годы они куда-нибудь ходили почти каждую неделю, и такое случилось впервые. К тому же они поступили неправильно, припарковавшись на темной пустынной улице, идеальной для таких нападений. Но оправданно ли, что теперь в их жизнь войдет какой-то незнакомец?

Мартин Лансуа. Что это за человек? Откуда он? Даниель представил его как отставного полицейского, который только что подал в отставку и собирался открыть свою охранную фирму. Идеальный кандидат на такую должность.

Безусловно.

Но тогда почему она чувствовала такое беспокойство? Еще большее, чем перед его приездом? Потому что заметила, как он заглядывал ей за корсаж? Но с ней такое и раньше случалось, и она никогда не воспринимала это как агрессию.

Или это реакция Хлои и Бебе? Собаке Мартин не понравился, это ясно. Но как раз такова обязанность сторожевого пса — остерегаться незнакомцев.

Что касается Хлои, ей только восемь, и она очень робкая девочка. Ее реакция естественна. Руководствоваться реакцией ребенка, как бы она ни любила свою дочь, было смешно. Нет, зря она так реагирует на приезд Мартина.

Николь закончила мыть кисти и положила их около холста. Ей показалось, что картина потемнела. Яркие зеленые краски, навевавшие мысли о языческом празднике, теперь поблекли в сероватом освещении. Дом, который будто возник из буйной зеленой стихии, сейчас, казалось, поглотят враждебные джунгли.

Николь вышла с веранды, думая, что картина скорее всего загублена.

7

Мартин последовал за Луизой, вышагивавшей перед ним враскачку, словно она находилась на корабле, сотрясаемом бурей.

— Сегодня я убралась в вашей квартире, — сказала Луиза, сворачивая за угол дома.

Они прошли метров двадцать вдоль стены замка, в направлении служебных помещений. Мартин подумал, что в доме, судя по его размерам, должно быть огромное количество комнат.

За домом располагалась широкая мощеная терраса. Она выходила на подстриженный газон, обсаженный деревьями по периметру. К противоположному углу замка была пристроена застекленная веранда, показавшаяся Мартину такой же неуместной, как бородавка на совершенно гладком лице. И зачем так уродовать дом? Если бы он стал владельцем такого места, то сразу же избавился бы от веранды. Справа, в глубине аллеи, Мартин увидел старинную постройку. Тень от нее лежала на газоне. Наверное, это и есть конюшни, о которых ему говорила Николь.

Луиза подвела его к деревянной лестнице, ведущей на второй этаж. Галерея опоясывала домик, на нее выходило много дверей.

Луиза зашла в самую первую, расположенную напротив лестницы.

— Вот здесь вы будете жить, — объявила она.

Комната была огромной. Чувствовался запах мастики. Меблировка простая: деревянные стол и стулья, прослужившие несколько десятков лет и готовые служить еще столько же. Справа около стены стоял сундук, в противоположном углу, около высокого окна, — диван. Здесь же была оборудована кухня, отделенная от комнаты барной стойкой, на которой стоял небольшой телевизор.

Дверь слева от Мартина была чуть приоткрыта. Просунув голову, он увидел маленькую спальню с двухместной кроватью и зеркальным шкафом. Он вернулся в гостиную, одобрительно покачивая головой. Что ж, не «Ритц», конечно, но ничем не хуже его квартиры в Пуатье.

— Сегодня утром я тут убиралась, — повторила Луиза, — продукты в холодильнике. Если вам нужно что-нибудь еще…

Не отвечая, он провел пальцем по барной стойке, потом посмотрел на него. Пыли не было. Мартин повернулся к Луизе.

— Все нормально, — сказал он.

— Конечно, теперь вы сами будете следить за порядком.

Мартин не слушал ее: он открыл окно и осматривал окрестности. Окно выходило на газон, и запах свежескошенной травы наполнил комнату, смешиваясь с запахом мастики. Повернув голову налево, он увидел замок. Любуясь элегантным строением, он вдруг испытал такое чувство, словно вернулся в отчий дом, нашел наконец свой мир, который потерял в прошлой жизни и с тех пор никогда не переставал искать.

Внизу, между домом и газоном, рос густой кустарник.

— Садом занимается ваш муж?

— Да. Вот уже лет тридцать.

— За тридцать лет он мог бы найти время срезать эти кусты.

— Господин Берже доволен работой мужа.

Мартин повернулся. Луиза стояла вытянувшись. Она была похожа на курицу, готовую защищать найденного червяка.

Мартин улыбнулся:

— Меня наняли, чтобы охранять этот дом. Если я решу, что кусты должны исчезнуть, они исчезнут.

Луиза пожала плечами:

— Ну, если вы так считаете… Вам ведь больше ничего не нужно, а то мне надо готовить?

— Конечно. Можете идти.

Он заметил, что ее задел его тон, но она ничего не ответила и вышла из комнаты.

Когда служанка удалилась, Мартин позволил себе расслабиться и улыбнулся. Он всегда мечтал жить в замке, ему наверняка будет здесь хорошо, хотя горничная и приняла его без особого энтузиазма. Он не понял также, почему Николь делает вид, что не узнала его, но со временем это объяснится. Она согласилась, чтобы муж нанял его, это уже кое-что! А пока он войдет в ритм новой жизни. Несколько дней на то, чтобы освоиться, потом он перейдет к действию!

Хозяин замка вернулся домой!

8

Доберман заворчал, и Хлоя похлопала его по голове, чтобы успокоить:

— Тихо, Бебе! Мы же прячемся!

Собака замолчала, но девочка чувствовала, как под шелковистой шерстью собаки напряглись мышцы. Они, не отрываясь, смотрели на деревянную лестницу, ведущую в студию незнакомца, по которой тот поднялся вместе с Луизой.

Наконец Луиза медленно спустилась, держась за перила.

Хлоя сидела на корточках, спрятавшись за кустом, обнимая собаку за шею, и не могла отвести глаз от двери наверху.

9

Мартин сошел с тропинки, чтобы срезать путь через кустарник. Вот уже два дня он жил в замке, но по-настоящему исследовал места в первый раз. Весь предыдущий день он перевозил свои вещи и обустраивался, сегодня утром отвез детей в школу, а Николь в галерею.

После обеда он сопровождал ее в магазин, на этот раз она была одна. Она все так же держала дистанцию, словно они не были раньше знакомы. Он не понимал, что за игру она затеяла, ну да ладно. Значит, у нее есть причины, и он должен к ней приноровиться. Она говорила ему «вы», и он обращался к ней на вы. Он привез ее домой и придержал дверцу автомобиля, когда она выходила. Настоящий хозяйский шофер. После чего он решил немного отдохнуть и объявил, что хочет обойти парк, чтобы ознакомиться с местностью, которую ему предстоит охранять. Николь слегка поморщилась, но ничего не сказала.

Итак, он углубился в парк, который, скорее, можно было назвать маленьким лесом! Здесь была даже небольшая скалистая горка с десяток метров высотой, с вершины которой каскадом падала вода и стекала в резервуар, достаточно большой, чтобы в нем купаться! Владение было огромным. Его окружала трехметровая стена, в которой было два выхода: решетчатые ворота и заржавленная потайная калитка. Невозможно следить за всем этим одному! Да здесь нужна целая армия, солдаты через каждые пятьдесят метров… Но он сомневался, что Берже, несмотря на то что были зажиточными людьми, готовы платить такие суммы. Значит, он один за все в ответе… Мартин испытывал смутное чувство гордости и удовлетворения. Все здесь принадлежало ему. Ему одному. В этом парке он был у себя дома. Здесь его ждали, он это чувствовал.

Он прошел напрямик, возвращаясь к замку. Поросль около дома была такой, как он себе и представлял, глядя из окна: среди разросшихся побегов мог спрятаться любой, кто захочет приблизиться к дому незамеченным.

Немного сбившись с дороги, Мартин спутал направление. Он вышел к замку не в том месте, в котором рассчитывал, и, когда увидел желтую одноэтажную постройку без окон, сначала не понял, где находится. Когда же до него дошло, что это конюшни, он уже практически приблизился к кустам, окружавшим газон.

Он остановился, чтобы сориентироваться, и тут увидел Хлою. Девочка была одета в платьице в голубой цветочек и играла в траве с Матьё и собакой. Ее белокурая головка выделялась на фоне черной собачьей шерсти. Она казалась очень хрупкой по сравнению с братом — тот был выше сантиметров на тридцать — и огромной собакой, под шерстью которой рельефно вырисовывались мускулы. Но это не мешало Хлое вести себя так, словно она была самой сильной из всех. Дети были настолько поглощены игрой, что не заметили его присутствия. Мартин некоторое время наблюдал за ними. Хрупким сложением девочка напомнила ему сестру. Он вспомнил о своем детстве и еще больше уверился в том, что теперь он дома. С того момента как Мартин вошел в замок, у него было ощущение, что он нашел свою гавань, где может наконец бросить якорь. Здесь ждали только его. Во всем он находил подтверждение своей уверенности. Место ему нравилось, хотя его и поселили над гаражом и это немного раздражало. Он знал, что в замке было много свободных комнат. Хлоя рассмеялась, собака затявкала в ответ. Мартин посмотрел на добермана. Это животное не очень-то ему симпатично.

— К сожалению, выбора у меня нет.

Тут Мартин подскочил от неожиданности. Из-за кустов послышался голос Даниеля Берже. Мартин вспомнил, что на газоне стояла деревянная скамья. Даниель, должно быть, сидит там с Николь. Еще немного, и он наткнулся бы на них.

— Если я сейчас ничего не предприму, через пять лет фирма распадется. Весь бизнес распределен среди мировых лидеров, и места для фирм-посредников нет. Чтобы выстоять, нужно или заниматься мелким локальным бизнесом, или выходить на мировой уровень. Но тогда неизбежно столкнешься с крупными фирмами, способными держать конкурентоспособные цены в течение долгих лет, чтобы завоевать рынок. И тут нужно иметь достаточно крупный бизнес, чтобы сопротивляться, или пойдешь ко дну.

— Ты идешь ко дну? — спросила Николь.

Мартин бесшумно присел на корточки, чтобы дети не заметили, что он шпионит за их родителями. У него не было чувства, что он делает что-либо предосудительное, подслушивая беседу. Ему представилась возможность что-то узнать о хозяине, он ею воспользовался. Вопрос выживания в этом жестоком мире.

— Нет, я не иду ко дну. Пока. Но мне нужен компаньон, или меня сожрут.

— У тебя есть кто-нибудь на примете?

— «Кляйн энд Штейнер».

— Немцы?

— Они в той же ситуации, что и я: фирма среднего масштаба, которая рискует со временем потерять свое положение. Наша продукция дополняет друг друга. Я знаю: они заинтересованы в том, чтобы выкупить мое предприятие.

Мартин покачал головой. Продать фирму бошам? Он не мог поверить. Неудивительно, что во Франции все рушится. Если уж предприниматели продают свой бизнес иностранцам… тем более немцам!

— Ты продашь?

— Не знаю. Я хотел бы сотрудничать с ними, но мне уже не двадцать лет…

— Тебе всего пятьдесят! Рановато для пенсии, нет?

— Кто говорит о пенсии? Я мог бы заняться чем-то еще…

— Перестань, я тебя знаю… Это предприятие — вся твоя жизнь! Ведь это ты его создал!

— Скорее, мой отец…

— Твой отец построил завод, но развил производство ты, ты вывел его на мировой рынок. Во сколько ты увеличил его капитал? В десять, в сто раз?

— Не преувеличивай, мне все-таки повезло, я начал не с нуля.

— Конечно, но наладил все дело ты… Думаешь, ты должен продать фирму?

— Не знаю. Меня совсем не привлекает такой поворот. Если бы я мог сохранить дело хотя бы до тех пор, пока дети вырастут…

Мартин выпрямился. Его просто тошнит от Берже. У него проблемы, и, вместо того чтобы решать их как мужчина, он прячет голову в песок. Хуже — этот бизнесмен спрашивает совета у женщины, какое решение ему принять! Словно женщина может разбираться в делах!

Он отошел, качая головой… Бедная Франция!

Мартин понимал теперь, почему Николь его наняла. Она знала о планах своего мужа, и ей нужен был кто-то, на кого можно опереться, чтобы не допустить их осуществления.

Собака подняла голову и смотрела в сторону деревьев, но Мартин этого уже не видел. Он нашел обходную тропинку и решил подойти к замку с другой стороны.

Хлоя с размаху налетела на собаку, и та сделала вид, что хочет укусить ее. Девочка завизжала от радости и напускного испуга. Мартин повернул голову и увидел их сквозь ветви кустов. Берже не должны оставлять ребенка играть наедине с собакой. Животное может быть опасным. Его нужно держать на привязи.

Надо сказать об этом Даниелю Берже.

10

Николь отступила на шаг, чтобы посмотреть, что получилось. Мирей неодобрительно качала головой:

— Я тебе говорила, лучше повесить ее там!

Николь заколебалась. Мирей предлагала перевесить работу на противоположную стену, рядом с двумя другими, все вместе смотрелось бы как триптих. Это была хорошая идея. Но Николь чувствовала, что картина будет смотреться более выигрышно, если ее повесить отдельно, напротив входа.

— Она совершенно теряется одна на этой стене! — настаивала Мирей.

— По-моему, она самодостаточна…

— Возможно, так и есть, но посмотри на две другие работы. Так и кажется, что они ее зовут!

Николь улыбнулась. Мирей всегда немного преувеличивала. Тем не менее она уступила:

— Хорошо. Но если в течение недели ни одну из трех не купят, мы ее перевешиваем обратно. Согласна?

Мирей поспешила повесить картину между двумя старыми работами. В самом деле они очень дополняли друг друга. Николь в который раз подумала, как ей повезло с Мирей. На вид беззаботная, она была очень серьезным, умным работником и обладала точным художественным чутьем.

— А новая картина? Скоро ты ее закончишь?

— Что-то пока плохо продвигается.

— Как? Ты же так хорошо начала и говорила, что работы осталось всего на два-три дня.

— Да, но не знаю, что происходит… У меня не получается. Никак не могу подобрать цвета… Был такой сияющий пейзаж, а теперь мне кажется, что он померк.

— Может, вопрос в освещении?

— Я же не выносила ее из мастерской. Нет, сама не знаю.

— Ты уверена, что тебе не кажется?

— Как это?

— С тобой все в порядке? Может, просто приступ меланхолии?

— Совсем нет. Да и нет причин для этого…

— Все хорошо? Муж, дети?

— Нормально, за исключением мелких неурядиц. Все могло быть гораздо хуже. У Даниеля проблемы с его предприятием, но ничего серьезного, по его словам. А дети… Только вот Хлоя…

— Что с малышкой?

— Ничего страшного, просто она получила несколько плохих отметок подряд, и я вижу, ее это беспокоит.

— А тебя нет?

— Конечно беспокоит, но это ведь не катастрофа… Не стоит так расстраиваться из-за семерки по диктанту…

— Семь? Но ведь она была очень сильна во французском?

— Вот это-то ее и огорчает. Но сейчас ведь только начало учебного года, она еще просто не вошла в ритм…

— Конечно, не волнуйся, все наладится.

— Я тоже так думаю. Ну а теперь, невзирая на домашние проблемы, нам нужно что-то повесить на эту стену!

Николь имела в виду стену напротив входа, с которой они сняли картину.

— Почему бы не тот натюрморт с витрины?

Мирей сходила за ним и прикрепила его к стене. Он смотрелся великолепно. Она отошла на несколько шагов, чтобы полюбоваться на свою работу, и ровным голосом спросила у Николь:

— Ты уверена, что это не что-нибудь другое? Не присутствие ли этого красавца в твоем доме так беспокоит тебя?

— Красавца?

— Твоего шофера. Я видела его сейчас, когда он подвез тебя. Он недурен!

— Мартин? Да ты с ума сошла! Что в нем особенного?

— Не знаю… Он высокий, сильный, мужественный… Знаешь, этого достаточно, чтобы вскружить мне голову!

Николь рассмеялась:

— В таком случае я тебе его уступаю. Он меня совершенно не интересует. И потом, хочу тебе напомнить, я замужем!

— Ну и что? Думаешь, наличие жены очень смущает тех мужчин, которые заигрывают со мной на улице?

— Но я надеюсь, ты не отвечаешь на их ухаживания?!

— Конечно, нет! Ты ведь меня знаешь.

Николь еле сдерживала смех:

— Во всяком случае, если он тебе понравился, не стесняйся. Лично меня он пугает.

— Пугает?

— Ну не то чтобы пугает, но как-то беспокоит.

— Думаешь, он серийный убийца? — спросила Мирей мрачным тоном, понижая голос, как будто боялась, что их подслушают.

— Перестань! Больше не говори так, а то я не сяду с ним в машину. В самом деле я не могу понять, что в нем не так. И мне это не нравится.

Мирей испустила вздох, идущий, казалось, из самой глубины ее сердца:

— Замок, затерянный в чаще леса, волнующий молодой брюнет, молодая талантливая женщина… Прямо история из журнала «Арлекин».

— Ты же никогда не читала этот журнал!

— Мне очень хотелось! Но мои родители просто изводили меня, и я не могла читать то, что мне хотелось!

— Ну конечно!

Тут их беседу прервал посетитель. Поздоровавшись, он начал обход галереи, подолгу останавливаясь перед каждой картиной. Через полчаса он вышел, унося с собой тщательно упакованную картину Моро.

Мирей убрала чек в ящик и посмотрела на освободившееся место.

— Ты уже думала, кого выставлять, когда Моро будет продан?

— Да, у меня есть две-три идейки. В любом случае эти картины останутся у нас еще на два месяца. К тому времени мы узнаем, продлевает хозяин договор или нет.

— Думаешь, Леруа аннулирует контракт?

— Леруа интересуют только деньги. Реставрация в квартале скоро будет закончена, и он сможет сдавать помещение гораздо дороже. А я не могу себе позволить платить больше, чем сейчас.

— Ты могла бы попросить мужа помочь тебе.

Николь повернулась, как ужаленная:

— Об этом не может быть и речи! Эта галерея моя. Я за нее отвечаю. Если я буду просить у него помощи каждый раз, как только столкнусь с какими-то трудностями, что это будет значить? Что я иждивенка!

— Извини, я не хотела тебя обидеть. Но ты зарабатываешь достаточно благодаря галерее. Тебя нельзя обвинить в том, что ты полностью на его содержании!

— Это правда, но я зарабатываю эти деньги продажей моих картин. Галерея еле покрывает расходы. Если бы не было дополнительной прибыли от картин, с финансовой точки зрения она бы не представляла никакого интереса!

Мирей кивнула:

— Конечно. Кстати, я же должна заняться объявлениями о твоей выставке. Ты скоро закончишь?

— Мне остается завершить несколько картин. Но, как я тебе уже сказала, я застряла на последней.

— Надо работать, моя хорошая! Само собой ничего не сделается!

Вместо ответа Николь покачала головой. Конечно, ничего не сделается само собой. Но как достичь нужного состояния души, чтобы передать радостное настроение, если видишь мир через серую призму?

11

Мартин увидел, как Луиза вышла из замка с корзиной, полной мокрого белья, и направилась к лужайке, чтобы развесить его там. Она будет отсутствовать около получаса. Он вошел в дом.

Он начал с осмотра главного коридора, увидел датчик на входной двери, детектор движения в глубине коридора и детектор дыма — в центре. Самая обычная сигнализация. Он обошел весь первый этаж. Везде та же система. Установлена где нужно, но опытного грабителя не остановит. Потом он осмотрел двери и окна, затем перешел к ставням.

Чем дальше он продвигался в своей проверке, тем больше росло его удивление. Просто поразительно. Никогда еще он не видел такой небрежности в установке сигнализации. В таком огромном доме! Если бы дело было в деньгах! Да Берже могли позволить себе последние разработки в этой области. А вместо этого они довольствовались старьем, над которым посмеялся бы двенадцатилетний мальчишка. Их сигнализация не была даже подключена к пункту охраны! Такое отношение к собственной безопасности его просто поразило. Он вошел в комнату, в которой еще не был.

Это была веранда.

Глядя на нее с улицы, он понял, что Николь оборудовала здесь мастерскую. Но зашел сюда впервые.

В плане безопасности это была ахиллесова пята дома: везде окна и ни одного ставня. Но сейчас Мартин забыл, для чего пришел на веранду. Он застыл посреди комнаты с блокнотом в руке. Здесь витали запахи скипидара и краски, смешанные с ароматом духов Николь.

Это было ее царство.

Он пересек веранду. В углу, прислоненные к стене, стояли картины. Он повернул одну. Это был автопортрет Николь, дающей грудь младенцу. Мартин недовольно поморщился. Картина была исполнена с фотографической точностью. Как она могла так выставлять себя напоказ? Хорошо еще, что не вывесила ее в галерее. Он поставил картину, взял другую. Натюрморт. Несколько яблок на углу стола. Они были выписаны с такой точностью и цвета подобраны так реалистично, что это не было даже похоже на живопись. Еще холст. На этот раз пейзаж. Мельница на берегу озера. Существовала ли она на самом деле, или Николь ее выдумала? Потом шло несколько картин с лошадьми, пасущимися в прериях. Куски холста, натянутые на подрамник, превращались под мазками кисти Николь в чарующие картины, дышащие счастьем и покоем. Мартин потрогал рисунок. Он не удивился бы, если бы лошади ожили от его прикосновения, и был слегка разочарован, что этого не произошло.

Мартин поставил картины на место. Он ничего не понимал в живописи: его профессия казалась ему очень важной, не оставлявшей времени для бесполезных хобби. Но он почувствовал, что у Николь есть талант.

Затем Мартин стал смотреть другие картины и был удивлен сменой настроения Николь. Как если бы она вдруг сошла с ума. Она ведь умела рисовать, это было видно из прошлых картин. Но тут были только странные пятна и длинные полоски. Мартин присвистнул. Он смог бы нарисовать сколько хочешь таких, даже с закрытыми глазами! С Николь, конечно, не все в порядке. Когда умеешь рисовать лошадей так, как на предыдущей картине, когда можешь передать такое точное изображение мельницы, когда способен нарисовать такой правдивый автопортрет, как тот, где она кормит ребенка, совершенно нет необходимости малевать эти ужасы.

Если только не сходишь с ума.

Точно, у Николь что-то с головой.

Он увидел еще одну стопку картин — то же самое. Мартин просмотрел все картины одну за другой — тот же отчаянный призыв о помощи: Николь рисовала какие-то странные цветовые пятна, расплывчатые, бесформенные тени, на которые накладывала потом изображения лиц, пейзажей или трудноузнаваемых предметов. Элементы окружающего мира превращались на ее картинах в бессмысленный взрыв красок. Последнее произведение, еще не законченное, стояло на мольберте посреди мастерской. Оно, наверное, отражает ее теперешнее состояние… Своими работами Николь заявляла о собственном помешательстве, она соскальзывала в безумие, удаляясь от реальности…

Мартин посмотрел на картину на мольберте: угол замка возникал из зеленых джунглей, как будто хотел вырваться из них. Он долго стоял перед холстом, размышляя, знает ли Даниель Берже о проблемах жены. Вряд ли. Этот делец думает только о своем заводе — как бы повыгоднее продать его немцам! Неудивительно, что Николь захотела нанять Мартина! Она нуждалась в помощи и знала об этом. Ей необходимо плечо, на которое можно опереться. Нужен кто-то, кто мог бы ее поддержать, направить… Увидев его спустя столько лет, она поняла, что судьба протягивает ей руку.

Он не ошибся. Все признаки налицо. Он появился вовремя.

Мобильный завибрировал у него на поясе, прервав поток размышлений. Это была Николь — просила приехать за ней в галерею.

— Не волнуйтесь, сейчас буду, — ответил он.

Мартин колебался. Должен ли он уничтожить эту картину перед уходом? Несколько порезов скальпелем или удар ногой… Он бы оказал ей услугу. Но разве уничтожить симптом достаточно для того, чтобы победить болезнь? Она сама должна уничтожить свою картину.

Но конечно, по собственной воле она этого не сделает. Она пригласила для этого его. Чтобы он помог ей. Вывел из этого состояния.

И она может рассчитывать на него, он ее вытащит. Силой, если понадобится.

12

В отличие от кабинета Берже на фабрике, где царили сталь, хром и стекло, кабинет в замке был выдержан в старинных традициях и обставлен деревянной и кожаной мебелью. С одной стороны, образ динамичного бизнесмена, с другой — традиционные привычки знати.

Мартин Лансуа сдержал улыбку. Человек, сидящий напротив него, казался ему теперь, когда он узнал о нем побольше, таким напыщенным. Ему хватило недели, чтобы раскусить его. Мартин не мог забыть, что перед ним тот, кто хочет продать свое дело немцам! Он даже не отдает себе отчета, что его жена сходит с ума. Тогда как должен был бы заниматься ею. У этого человека есть все: деньги, хорошая семья, но он всего этого не заслуживает.

Даниель Берже облокотился на стол, соединил пальцы рук и приветливо посмотрел на своего собеседника.

— Итак, — сказал он, — у вас было время осмотреться. Каков ваш вердикт?

Мартин откинулся в кресле и скрестил ноги. Затем поправил складку на брюках и положил локти на подлокотники кресла. Он специально оделся в костюм цвета хаки, что придавало ему вид военного. Он хотел, чтобы собеседник увидел в нем специалиста по безопасности, а не просто шофера.

— Я знаю, вам это не понравится, но ситуация просто катастрофическая.

Он удовлетворенно отметил, что улыбка сошла с лица Даниеля, но остался бесстрастным, продолжая сидеть неподвижно. Он только докладывал о ситуации, которая не зависела ни от одного из них.

— Что, до такой степени?

— Даже хуже. В доме установлена система сигнализации, но она ни с чем не связана. Никакого видеонаблюдения, ничего.

— Так уж ли это необходимо? Ведь дома всегда кто-то есть.

— В принципе да. Но представьте себе: слуги отсутствуют, вы уехали, ваши жена и дети дома, с ними нахожусь я. Кто угодно может войти на территорию, и ваша система сигнализации его не остановит.

— Сирена…

— …она не слышна дальше ворот, а ближайший сосед живет в двух километрах от вас.

Даниель Берже нахмурился, удивленный поворотом дела:

— Что вы предлагаете?

— Следует все пересмотреть. В первую очередь ставни. Их надо укрепить, заменив некоторые на металлические. Также заменить решетку ворот на более мощную, такую, которую не пробьешь машиной.

— Вы полагаете…

— Такое уже случалось. Таран. Обычно такой способ применяется, чтобы пробить витрину, но он годится и для решетки.

— Хорошо. Есть еще замечания?

— Перелезть через стену в некоторых местах сможет даже ребенок. Я бы посоветовал натыкать поверху бутылочных осколков, по крайней мере в самых уязвимых местах, это обескураживает и самых упрямых. Надо поскорее установить их хотя бы кое-где по стене — в целом это будет метров двести. Если кто сунется, тут же наткнется на стекла. Подумают, что они идут по всему периметру, и больше не полезут.

— Хорошо. Этого достаточно?

— Нет. — Даниель вздохнул. — Надо установить систему видеонаблюдения. Когда звонят у входа, вы открываете, даже не видя, кто пришел. Видеокамера избавила бы вас от неприятных сюрпризов. — Даниель кивнул, соглашаясь. — И еще я бы установил несколько камер в некоторых стратегических местах, чтобы можно было наблюдать за всей территорией. Можно было бы устроить пост видеонаблюдения в пустом помещении рядом с моей квартирой.

Даниель колебался.

— Я нанял вас как телохранителя и шофера. И совсем не хотел превращать дом в крепость.

Мартин снисходительно покачал головой. Берже очень предусмотрителен! Он нанял его защищать свою семью, а теперь отступал при первом же упоминании о возможной опасности.

Мартин улыбнулся и наклонился вперед:

— Я вас понимаю. Вы беспокоитесь о том, что все это может за собой повлечь. И вы правы. Поверьте, за время моего пребывания в полиции у меня было немало случаев, когда я присутствовал при грязных делишках. И экономить на этом…

— Не в экономии дело… А в том, что…

— Вы думаете, что вам это не понадобится. Может быть, и так. Но вы должны знать, что насилия в мире становится все больше. Мы живем вдали от кварталов, куда боятся заходить даже полицейские, но дело в том, что такие территории расползаются, как масляные пятна на скатерти. Думаете ли вы, господин Берже, что завтра умрете?

Даниель удивленно посмотрел на него:

— Надеюсь, что нет. А почему вы спрашиваете?

— Но вы ведь застраховали свою жизнь?

Даниель несколько минут сидел молча, обдумывая слова Мартина.

— Я понял, что вы хотите сказать, — наконец уступил он. — Очень хорошо. Вы меня убедили. Делайте то, что считаете нужным.

13

Все последующие дни в замке принимали разнообразных специалистов, которые в основном приезжали из соседних городков.

Каменщики, кровельщики, электрики дефилировали один за другим, и каждый уходил с оформленным заказом.

Марсель Обер занимался бронированными дверями и другими защитными системами.

— Ну и что вы об этом думаете? — спросил у него Мартин.

Мастер с минуту открывал и закрывал деревянные ставни, измеряя их толщину, систему задвижек…

— Жалко заменять такие красивые ставни. Думаю, достаточно будет укрепить их изнутри, поставить крючки здесь и здесь и установить железную планку, которая не даст открыть их снаружи.

— Хорошо. А что с верхним этажом?

— То же самое. Кроме ванной комнаты. В ней можно установить рольставни, таким образом она будет надежно защищена.

Мужчины обошли дом и вышли к веранде.

— О, здесь, конечно, другое дело! — сказал мастер, когда увидел сооружение из дерева и стекла на углу дома. — Это же мечта грабителей!

— Кому вы это говорите!

Они обошли постройку, чтобы осмотреть ее со всех сторон. Николь, работавшая над картиной, увидела их и вышла навстречу.

— Господин Обер будет менять ставни, — объяснил Мартин.

Николь нетерпеливо мотнула головой: было понятно, что ее это совсем не радует. Внезапно Мартин почувствовал раздражение. Он уже не раз отмечал в последнее время, что она с трудом переносит его присутствие; но не надо забывать, что он делал все это ради нее и что именно она настояла, чтобы его взяли на эту работу! Но он в очередной раз сказал себе, что Николь нездорова, у нее нервное расстройство и она не может отвечать за свое поведение.

Тем не менее это длится уже слишком долго; он начинает терять терпение. Нельзя же постоянно ее извинять. Она должна взять себя в руки.

— Итак, каков ваш вердикт? — спросила Николь у рабочего.

— В целом все нормально. Нужно только кое-где укрепить…

— Вы что же, собираетесь изуродовать весь дом?

Обер улыбнулся:

— Не беспокойтесь, мадам. Мы работаем очень аккуратно. Вы ничего и не заметите, но будете в безопасности!

Николь кивнула, соглашаясь, но видно было, что его слова не очень-то ее убедили.

— Что касается веранды, тут, конечно, дела обстоят иначе. Можно поставить металлический ставень на каждую раму, но технически это довольно сложно исполнить, тогда как результат…

— В любом случае об этом не может быть и речи. Эта веранда — моя мастерская. Мне нужно как можно больше света. Ставни не только изуродуют ее, но и помешают проникновению света.

— Я думаю, ее вообще надо снести, — выступил Мартин.

Николь подскочила на месте и метнула на него яростный взгляд:

— Надеюсь, вы шутите?

— Нет никакой необходимости делать это, — вмешался Обер.

Не дожидаясь приглашения, он прошел в мастерскую. Николь хотела было возразить, но передумала и последовала за ним.

Обер остановился перед картиной, стоящей на мольберте. Мартин отметил про себя, что это было то же самое полотно, которое он видел, когда приходил сюда. Кажется, ей никак не удается его закончить. Это было выше его понимания. Ведь совсем нетрудно нарисовать несколько цветных пятен на этом куске ткани! А если у тебя не получается, почему бы просто не выбросить эту мазню и не начать новую картину? Да потому, что она не способна принять решение, вот почему! Потому, что ей нравится такое состояние! Все это доказывает, что она не в своей тарелке и у нее плохо с головой!

— Это вы рисуете? — спросил Обер. — Неплохо. Конечно, я плоховато разбираюсь в абстрактном искусстве. Но дом вышел хорошо!

Николь промолчала. Ее нисколько не тронули его комментарии. Молчание было настолько красноречиво, что Обер закашлялся и прошел в противоположный угол мастерской, к стене, бывшей до постройки веранды внешней стеной дома. Окна и дверь, прорезанные в ней, были почти не видны из-за буйно разросшегося плюща, побеги которого доходили до самого потолка террасы.

— Да, — сказал он после беглого осмотра окон, — так было бы проще всего.

— Что «было бы проще всего»?

— Видите ли, мадам, как вы и сказали, если поставить ставни на окна веранды, они съедят весь свет. Но можно поставить ставни на эти окна и дверь. Таким образом, никто не сможет проникнуть в дом через веранду.

Николь придирчиво осмотрела стену. Потом нехотя кивнула.

— А не достаточно ли просто укрепить все остальные окна и двери?

— Все будет напрасно, если оставить эти окна неукрепленными. Это будет слабое звено в цепи. Знаете, где тонко…

— …там и рвется, я знаю.

— И потом, это все же лучше, чем сносить веранду!

Николь так посмотрела на Обера, что он попятился под ее взглядом.

— Я пошутил… — поспешил объяснить он.

— Вы сможете установить ставни, которые не испортят общего вида?

— Мадам! Я занимаюсь этим ремеслом вот уже сорок лет…

Мартин наблюдал за ними с видом человека, который, теряя время, терпеливо дожидается, чем закончится разговор, результат которого ему известен.

Николь пожала плечами, с сожалением глядя на окна, привычный вид которых скоро изменится. Мужчины вышли с веранды.

Мартин Лансуа вздохнул с облегчением. Мастерская давила на него. Эта веранда выглядит как нарост на ровном фасаде замка. О! Если б это зависело от него… Ее бы просто снесли, и проблема была бы решена.

Но окончательные решения зависели не только от него. В этом доме главный не он. Оставалось только приходить в ярость от собственного бессилия, когда сталкиваешься с таким непониманием. Он прав и знает это. То, что Николь выступает против него, демонстрируя неуместную сентиментальность, только укрепляло его во мнении, что она не в себе. Сейчас он не мог ничего сказать: он был всего лишь служащим.

Пока.

Мастер отошел подальше, чтобы лучше осмотреть дом. Или просто он боялся, что Николь изменит мнение, и предпочел удалиться. Мартин подошел к нему. Мужчины осматривали замок, стоя в центре лужайки. Обер что-то отмечал в блокноте.

Николь неподвижно стояла посреди веранды, повернувшись к ним спиной. Наверное, горевала об окнах.

В который раз Мартин подумал, что ее дела плохи. Целая история из-за какой-то двери, которую надо укрепить! Есть такая болезнь, когда люди сосредоточены на мелких деталях. Может, это как раз тот случай? Как бы то ни было, пора прийти к ней на помощь. Она больна и не осознает этого. Он появился вовремя.

— Нелегкий характер у вашей жены! — словно прочтя его мысли, заметил Обер.

Мартин колебался.

— Это не моя жена, — сказал он наконец.

— Да? — Обер запнулся, смутившись. Потом прибавил: — Во всяком случае, она знает, чего хочет.

Мартин Лансуа только улыбнулся в ответ. В этом-то все и дело. Знает ли она, чего хочет? Но какая разница? Он повернул голову к своему собеседнику и смерил его холодным взглядом:

— Вы закончили?

Мастер понял намек и, быстро сделав еще несколько заметок, закрыл блокнот.

— Когда начинать работы?

— Как можно скорее, — тихо ответил Мартин. — Как можно скорее.

14

Звук мужских голосов отвлек Николь. Она подняла голову. Что еще случилось? Жозеф спорит с Мартином? Маловероятно. Садовник и шофер не разговаривали друг с другом. Она не знала, в чем причина их взаимной ненависти. Бесспорно, простая антипатия со стороны Жозефа, у которого с возрастом портился характер. Да и высокомерные манеры шофера не располагали к общению. Они разговаривали друг с другом только в случае крайней необходимости. Наверное, это Мартин с каким-нибудь специалистом. Вот уже несколько дней они приходили в дом один за другим. Кажется, Мартину нравится все ставить с ног на голову. Он даже хотел снести веранду! В общем, покоя в замке не было, и это очень мешало Николь работать. Сегодня понедельник. Утро начиналось так спокойно. Но это, конечно, не могло долго продолжаться.

Голоса приблизились. Беседа казалась оживленной.

Зная, что сосредоточиться ей не удастся, Николь решила пойти посмотреть, что же происходит. Неужели снова пришел тот толстяк, который хочет везде поставить железные ставни…

Это был не он. Мартин Лансуа разговаривал в прихожей с каким-то незнакомцем. Они осматривали потолок, и незнакомец указывал на углы коридора.

— Можно поставить одну здесь, а другую там, так мы покроем все пространство…

Николь приблизилась. Они не замечали ее…

— Плюс еще одна наверху…

— Извините, господа, «еще одна» что?

Мужчины обернулись одновременно. Николь увидела, как в глазах Мартина промелькнуло раздражение, словно она вмешивалась во что-то, что ее не касается.

— Камера, мадам, — объяснил незнакомец.

— Что-что?

— Камера. Камера видеонаблюдения…

— Я так и поняла. — Она подошла к входной двери и открыла ее настежь. — До свидания, месье.

Мужчина посмотрел на нее с ошарашенным видом и повернулся к Мартину.

— Подождите, Николь…

Николь сделала глубокий вдох, стараясь справиться с яростью, охватившей ее.

— Во-первых, не называйте меня Николь. Для вас я — мадам Берже! Во-вторых, не может быть и речи об установке какой-либо видеокамеры в моем доме.

Мартин хотел возразить. Она увидела, как желваки заиграли на его скулах. Вот бы он закричал в присутствии этого незнакомца, была бы причина тут же уволить его. Но он сдержался и сказал спокойным тоном:

— Это для вашего же блага, мадам Берже. Ваш муж разрешил мне предпринять все необходимое, чтобы обеспечить защиту дома…

— Мы не нуждаемся в установке видеокамер на всех этажах. Не хочу видеть у себя эти грязные штучки!

Незнакомец, стоя в углу, наблюдал за их разговором. Николь почти забыла о нем.

— Это необходимо, — настаивал Мартин. — Если возникнет какая-то проблема, я должен об этом знать…

— Не было никогда никаких проблем, и непонятно, почему они вдруг возникнут! В пятницу я ничего не сказала вам по поводу ставень в моей мастерской. Я согласилась с вами, потому что поставить их действительно надо. Но существует предел, который нельзя переходить, а видеокамера в доме находится уже за этим пределом!

— Господин Берже разрешил мне…

Николь почувствовала, что покрывается красными пятнами. Она ненавидела манеру Мартина ссылаться на ее мужа, словно его разрешение давало право делать в доме бог знает что. Каждый раз у нее возникало ощущение, что он втирается между ней и Даниелем, что он ставит себя даже выше ее мужа, навязывая ей свои взгляды. Она резко перебила его:

— Господин Берже наверняка не знал, что вы задумали. Иначе он посоветовался бы со мной. Нет, даже не советовался бы: он бы сразу отказался. Должно быть, вы неправильно истолковали его слова.

— Мадам, я знаю, что я должен делать…

Он с пренебрежением смотрел на нее, словно взрослый, обращающийся к непослушному ребенку, и Николь подумала, что он наверняка выработал эту манеру, когда работал в полиции.

— Господин Лансуа, есть одна вещь, о которой вы, кажется, забываете, — кто командует в этом доме! Мне очень жаль, что приходится так поступать, но позвольте напомнить вам, где ваше место и где — мое!

Николь замолчала, сама удивляясь своему поведению. Говоря, она невольно приблизилась к нему на несколько шагов и теперь стояла совсем близко. Посмотрев ему в глаза, она испугалась того, что прочла в его взгляде. Ей показалось, что сейчас он ударит ее, не обращая внимания на специалиста по камерам, который стоял рядом с ними, наблюдая за столкновением.

Их молчание было прервано лаем, все трое вздрогнули.

Бебе вошел в дверь, которую Николь оставила приоткрытой. Шерсть на нем встала дыбом, он рычал, обнажая клыки, не отрывая взгляда от Мартина, и, казалось, ждал только команды, чтобы броситься на него и вцепиться ему в горло.

Николь испугалась, как бы пес и вправду не наделал глупостей, и вмешалась:

— Спокойно, Бебе!

Но собака не хотела успокаиваться. Она продолжала смотреть на Мартина.

— Спокойно, — повторила Николь, поглаживая Бебе.

Пес немного расслабился.

Николь чувствовала себя ужасно. В первый раз в жизни она подняла голос на того, кто работал на нее. Все проблемы, возникавшие раньше, решались с помощью спокойного диалога. И никто еще никогда не противился так ее воле.

Должно быть, с Мартином тоже никто еще не говорил таким тоном. Она видела, что он делает усилия, чтобы сдержаться, и на мгновение ей показалось, что он сейчас применит силу, несмотря на присутствие собаки. Конечно, это было нелепо. Мартин всего лишь нанят ее мужем, они могут уволить его в любую минуту. Не будет же он рисковать работой из-за такой глупости.

— Господин Берже сказал мне…

Николь вздохнула. Ее утомила вся эта история. Прилив адреналина, произошедший, когда она яростно выступила против Мартина, оставил ощущение разбитости, она вся дрожала, как после значительного физического усилия.

— Перестаньте прикрываться именем господина Берже, — устало выговорила она. — Мы с господином Берже — одно целое. И я говорю вам, что в доме не будет ни одной камеры. Ясно?

Мартин не ответил. Николь повернулась к специалисту по камерам, не знавшему, куда деться от смущения.

— Месье, весьма сожалею, но мы зря вас побеспокоили.

— Остаются еще камеры в парке… — вмешался Мартин.

Николь повернулась к нему, хотела сказать резкость. Но Даниель говорил ей, что хочет установить камеру на воротах, и это не лишено смысла. Лишь бы их не было в самом доме… Она кивнула.

Мастер вздохнул с облегчением. Он махнул рукой на прощание и быстро вышел наружу. Поколебавшись, Мартин последовал за ним. Уходя, он бросил злобный взгляд на Николь. Она ответила ему тем же.

Затем, глубоко вздохнув, пошла к себе в мастерскую. Бебе с минуту колебался, глядя вслед удалявшимся мужчинам, как будто раздумывал, стоит ли побежать за ними и разорвать хотя бы одного. Но в результате последовал за Николь.

— Она не будет такой гордой, когда ей перережут глотку! — сказал Мартин, догнав специалиста.

Это было сказано достаточно громко, чтобы Николь могла услышать. Она остановилась, готовая побежать за ним и заставить извиниться за свои слова. Но зачем? Эта сцена отняла у нее столько сил.

Она прошла на веранду, собака следовала за ней.

Ей показалось, что краски на холсте еще больше потемнели.

15

Матьё, широко открыв глаза, смотрел, как подъемный кран поднял старинную кованую решетку. Ее металлический узор напоминал ему сказки «Тысячи и одной ночи». У него защемило сердце, когда ее сняли. Новая решетка стояла тут же, прислоненная к стене, и ждала своей очереди. Она была не такая красивая, без всяких художественных излишеств, но на вид гораздо более прочная: она состояла из параллельных прутьев, расположенных на расстоянии десяти сантиметров друг от друга. Наверху она заканчивалась заостренными пиками. Если кто-нибудь решится перелезть через ворота, сразу наткнется на них.

Мартин посмотрел на мальчика и объяснил ему:

— Видишь, когда установят новую решетку, даже ты не сможешь протиснуться между прутьями.

— Значит, мы будем хорошо защищены?

— Как в крепости! И это еще не все! Иди-ка посмотри!

Мартин пошел через парк, не обращая внимания на Хлою, которая давно ждала брата, Матьё побежал за ним. Вот уже несколько дней мальчик следовал за ним повсюду, интересуясь работами, которые велись в доме, для того чтобы превратить замок в неприступную крепость.

Хлоя не проявляла такого интереса. Мартин сравнивал ее с матерью: и та и другая хотели бы подойти поближе, но держали дистанцию. Совсем как его сестра — ее тоже приходилось убеждать сделать то, что он хотел.

Пусть! Если женская половина семьи Берже хочет играть с ним в эти игры, он их поддержит. У него больше терпения, чем у них обеих, вместе взятых. Они еще увидят, кто победит! Ему не впервой.

Он увлек Матьё за собой, шагая через кусты, оставив девочку одну около дороги.

Они вышли к старым конюшням. Мартин поднялся по деревянной лестнице, открыл соседнюю со своей квартирой дверь и посторонился, пропуская мальчика. Матьё присвистнул:

— Ух ты, какой компьютер!

— Лучше. Это наблюдательная станция. Видишь, когда кто-то позвонит на входе, мы сможем увидеть его на экране. И откроем ворота, нажав на эту кнопку. Если же возникнет проблема, смотри! — Он показал на рукоятку, сделанную из красной пластмассы. — Красная кнопка для сигнала тревоги! Нажимаем здесь, вот так, и все блокируется! Невозможно открыть решетку.

— Вот здорово!

— Точно! Понимаешь, если вдруг придут злодеи, мы их не пустим.

— А сквозь решетку можно по ним стрелять!

— Верно. И прежде чем войти на территорию, они потеряют немалую часть своих дружков, уж поверь мне!

— Нам нужно оружие!

— У меня есть.

— Правда?

— Конечно. Умеешь стрелять?

— Из карабина со стрелами у меня неплохо получается.

— А из настоящего пистолета никогда не стрелял?

— Нет…

— Я тебя научу.

— Правда? Здорово!

Мартин улыбнулся. Его появление в доме стало откровением для бедного мальчишки. Отца часто нет дома, и парень получает просто женское воспитание, целые дни проводя с матерью, сестрой и кухаркой! К счастью, теперь он здесь и возьмет дело в свои руки. На прошлой неделе Матьё играл с сестрой в куклы! Эти женщины запросто превратят его в педика, если никто не возьмется за дело. Теперь благодаря Мартину у Матьё есть образец для подражания.

Для начала — приглашение на наблюдательный пункт. Ребенок как зачарованный смотрел на установленную аппаратуру. И было на что посмотреть. Мартин постарался. Он удовлетворенным взглядом окинул пост наблюдения. Жизнь становится интереснее. Конечно, он еще не сделал всего, что задумал. Два дня назад Николь устроила ему глупую сцену по поводу видеокамер, которые он хотел установить в доме. Она не поняла, что все делается для ее же пользы. Не говоря о безопасности, он мог бы наблюдать за Луизой и ее мужем. У него еще нет доказательств, но он бы не удивился, если б узнал, что они обворовывают своих хозяев. Все слуги так делают.

Но Николь была категорически против камер. Надо поговорить с ее мужем.

Все-таки она очень несговорчива. А он не настоял на своем только потому, что там был специалист, да еще эта собаченция чуть в него не вцепилась! Николь не хочет слушать доводы здравого смысла. С ним же обращается хуже, чем с собакой. Не лучше, чем со слугами, во всяком случае. За кого она его принимает? Какая разница! Время работает на него. Пусть она думает, что приструнила его. Сейчас ему это только на руку.

А пока он установит камеры на всей территории, и ему не нужно будет даже выходить из комнаты, чтобы узнать, кто чем занимается.

— Хозяин замка!

— Что?

Он понял, что произнес эти слова вслух. Он забыл, что рядом мальчишка.

— Я говорю, со всем этим оборудованием мы станем хозяевами замка.

— Точно, мы будем защищены. Здорово! А если придут бандиты, мы всех их убьем!

— Всех. До единого.

— Ты уже кого-нибудь убил? — спросил Матьё, восхищенно глядя на Мартина.

Мартин хотел было ответить, но передумал и погладил мальчика по голове:

— А ты как думаешь?

— Думаю, да. Папа сказал, ты служил в полиции, до того как пришел к нам. Ты, наверное, убил много бандитов.

— Очень много! А теперь пойдем, надо следить за рабочими, а то они заснут без нас. Особенно те, черномазые…

Они вышли из комнаты, и Мартин закрыл дверь, еще раз окинув взглядом устройства и картонные коробки на полу, которые ждали, когда их распакуют. Когда все работы закончатся, у него будет настоящий контрольный пункт, откуда виден любой уголок.

— Хозяин замка, — повторил он вполголоса, закрывая дверь.

16

Хлоя сидела на траве, положив голову на колени. Она пополдничала и сейчас наблюдала за работой установщиков. Дома ее ждали уроки. Рабочие только что навесили решетку и теперь приваривали ее. Хлоя не понимала, зачем убрали старую, она была такой красивой — вся белая, с завитушками и арабесками. Новая решетка была скучной, тускло-серого цвета, с частыми прутьями, которые сверху торчали, как пики. Теперь воробьи побоятся садиться на них.

Мартин повернулся к ней. Она попыталась выдержать его взгляд, но глаза этого человека были похожи на два стальных буравчика, которые хотели просверлить ее насквозь. Она вздрогнула, как от прикосновения. Бебе, стоявший рядом с ней, заворчал. Она почувствовала, как шерсть у пса встала дыбом, и обняла его за шею, не столько, чтобы успокоить, сколько, чтобы успокоиться самой.

Мартин улыбнулся ей, что испугало ее еще больше, потом снова повернулся к рабочим. Судя по его непрерывным замечаниям, они работали недостаточно быстро.

Мало-помалу собака успокоилась и согласилась лечь на траву рядом с Хлоей, которая поглаживала ее по голове.

Движение среди рабочих снова привлекло внимание пса. Он поднял голову, посмотрел в их сторону, словно примеряясь, кого укусить первым. Мартин с прорабом пошли вдоль стены по направлению к парку. Хлоя колебалась недолго. Одна она бы ни за что на такое не отважилась. Но с ней был Бебе, его присутствие придавало ей уверенности. Она поднялась с травы и пошла за мужчинами.

Девочка хорошо ориентировалась в парке. Здесь она выросла и, кроме окрестностей каскада, приближаться к которому ей было запрещено, знала все тропинки, все заросли наизусть. Сколько раз они с братом играли здесь в прятки. Она легко догнала мужчин и бесшумно последовала за ними. Шли они недолго, метров двести, и остановились перед потайной калиткой.

— Это здесь, — сказал Мартин.

Рабочий осмотрел дверцу, поднял голову, оценивая высоту стены, потрогал камни…

— Никаких проблем. Несколько облицовочных камней и хорошо оштукатурить. Дверцы как не бывало!

Хлоя чуть сознание не потеряла. Эти двое хотят замуровать их секретную дверцу! Она еле сдержалась, чтобы не выйти из своего укрытия и не сказать им, что они не имеют права этого делать. Она знала, что с Мартином бороться бесполезно. Он гораздо больше ее, она боится одного его взгляда. Как выступить против такого?

Но они замуруют калитку!

— Пойдем, — шепнула она на ухо собаке. — Только тихо.

Ступая бесшумно, как мышка, девочка прошла между кустами, наклоняясь, чтобы мужчины не заметили ее. Дойдя до места, где ее уже нельзя было увидеть, она выпрямилась и побежала. Задыхаясь, она добежала до дома и закричала:

— Мама! Мама! Они хотят замуровать наш потайной ход!

Николь выбежала из мастерской с кистью в руке:

— Хлоя? Что происходит?

Хлоя остановилась, согнувшись из-за внезапного колотья в боку. Николь приблизилась к ней, обеспокоенная. Она испугалась, что девочка где-нибудь поранилась.

— Хлоя! Что случилось? Я ничего не поняла. Что ты говоришь? Успокойся и отдышись…

Наконец заплетающимся языком Хлоя смогла рассказать ей, свидетельницей какого разговора она стала. Когда Николь поняла, о чем идет речь, она взбесилась:

— Ну, это уже слишком! За кого он себя принимает?

Она воткнула кисть в подвернувшийся цветочный горшок и решительным шагом пошла через парк в направлении калитки.

Хлоя с трудом поднялась с травы, Николь отошла уже довольно далеко.

Все еще держась за бок, девочка поплелась за ней. Собака подбегала то к одной, то к другой, останавливаясь иногда с растерянным видом посередине дороги.

Подходя к калитке, Хлоя увидела, что Николь уже разговаривает с Мартином и двумя рабочими, которые начали было копать возле калитки, чтобы положить камни. Они стояли и смотрели на нее, не понимая, что происходит.

— Послушайте, эта дверца представляет потенциальную опасность. Мы только что заменили решетку, но где тонко, там и рвется, а эта калитка слишком хлипкая!

— Я пользуюсь ею, чтобы пойти погулять в лес…

— Вы сможете проходить через главный вход!

— Я не хочу проходить через главный вход. Я хочу жить, как жила. Я привыкла ходить здесь, и буду это делать дальше!

Мартин безнадежно махнул рукой. Хлоя стояла вдалеке, она очень устала и старалась не обращать внимания на все еще колющий бок.

— Вам бы следовало отказаться от прогулок по лесу! Ведь в парке достаточно места для прогулок, разве нет?

Хлое показалось, что Николь сейчас даст Мартину пощечину. Она и хотела этого, и боялась. Она была бы рада, если бы мама поставила его на место. Но та сдержалась и лишь ответила дрожащим от ярости голосом:

— Не вам решать, где мне гулять. Если я захочу пойти в лес, я пойду в лес. И если мне надо будет пройти через калитку, я через нее пройду!

— Послушайте, я уступил по поводу камер несколько дней назад, но…

— Никаких «но»! — ответила Николь высокомерным тоном. Хлоя никогда раньше не слышала, чтобы мама так разговаривала. — Я запрещаю ставить камеры в доме и запрещаю замуровывать калитку. Это ясно?

Мартин скрипнул зубами, и девочка увидела, как сжались его кулаки. Хлоя испугалась, что сейчас он ударит маму. Не надо было ее предупреждать. Зря она сделала это! Мартин сейчас убьет ее! Хлоя хотела закричать. Но Мартин контролировал себя. Может, его остановило рычание собаки.

Бебе весь напрягся, готовясь к прыжку. Хлоя схватила его за загривок, чтобы удержать. Она отпустит его, если шофер сделает хоть жест в сторону Николь.

— О’кей, — капитулировал Мартин. — В итоге решаете вы. Но позвольте хотя бы заменить замок.

Николь колебалась.

— Старый никуда не годится. У вас ведь даже ключа от него нет!

— Нам он и не был нужен. Ну хорошо. Допустим, вы правы. Поменяйте замок. Но не более того. Понятно?

Мартин кивнул. Николь развернулась и только сейчас заметила, что здесь находится Хлоя. Она сделала усилие и улыбнулась ребенку, но девочка увидела, какое бледное у нее лицо.

— Пойдем, Хлоя, — сказала она.

Мартин тоже смотрел на Хлою. Она прочла по его глазам, что он понял, какова ее роль во всей этой истории. Его глаза потемнели. Девочка похолодела от ужаса, прижалась к матери, взяла ее за руку и, уходя, все время оборачивалась.

Мартин не двинулся с места. Он смотрел им вслед.

17

Мартин поехал за детьми в школу и вернется не раньше чем через полчаса. Николь решила воспользоваться его отсутствием и обойти территорию. Когда Мартин был дома, она не чувствовала себя свободной, словно чужая или гость, которого с трудом терпят.

Она осмотрела новую решетку и нашла ее чудовищной. Решетка была выполнена в современном стиле, без намека на воображение, и состояла из углов и совершенно прямых прутьев. Создавалось впечатление, что входишь в центр атомных исследований. Она не должна была разрешать менять ее. Но теперь поздно. И Даниель, с которым она говорила на эту тему, не разделял ее мнения.

Он слишком часто отсутствовал, хлопоча по делам своего предприятия, и испытывал чувство вины при мысли, что не может сам обеспечить семье безопасность. Была ли опасность реальной или воображаемой, в любом случае присутствие Мартина вкупе со всеми предосторожностями, принятыми за последнее время, позволяло ему спокойно заниматься своими делами.

Николь же считала, что все усилия по превращению их замка в крепость далеко превосходят их потребности. Они живут в тихом районе, и Даниель мог бы не волноваться так за безопасность дома. Она прекрасно понимала его беспокойство, но эти нововведения так мешают жить. Николь попыталась поговорить с ним об этом, но он ничего не захотел слушать. Он одобрял все, что предпринимал Мартин. Он видел в нем некоего Супермена, способного защитить их от напастей окружающего мира. Она рассказала ему об инциденте с камерами в доме, но он отказался поверить, что Мартин зашел слишком далеко в своем поведении. Он нашел ему тысячу извинений под предлогом, что тот хотел сделать как лучше! Николь вздохнула. Лучшее — враг хорошего. Теперь она понимает, как верна эта пословица.

Она прошла вдоль стены до самой калитки, которую спасла вчера в последний момент. Место ей нравилось. Здесь она написала четыре пейзажа. По два на каждую сторону стены. Она не представляет себе замок без этой маленькой заржавленной дверцы. Так же как и Хлоя. Конечно, парк достаточно большой, чтобы в нем гулять. Но эта калитка — дверь, ведущая в волшебное королевство. Параллельный мир, куда можно попасть только этим путем. А Мартин чуть было не разрушил все это!

Она подошла к калитке. На ней был установлен новый замок, его блестящий металл выделялся на заржавленных прутьях. Николь знала, что никогда больше не захочет рисовать эту дверцу. В двух метрах от нее стояла прислоненная к стене лестница. Зачем нужна лестница при установке замка? Николь проверила, прочно ли она стоит, и решила влезть и посмотреть. Только оказавшись наверху, она поняла.

Каменщики воткнули осколки бутылок по гребню стены, они торчали остриями вверх в ожидании неосторожного, который решит влезть на стену. Невидимая снизу, ловушка тянулась на десяток метров направо и налево.

Николь спустилась вниз.

Этот уголок парка потерял большую часть своего очарования. Она смотрела на все это, словно видела впервые. Не было дверцы, ведущей в таинственный мир, но было мрачное отверстие в стене из мертвых камней, ощерившихся острыми зубьями, кусок заржавленного металла, изуродованный новым замком.

Как прерванный сон. Прерванный Мартином под предлогом обеспечения безопасности.

Даже освещение, несмотря на солнце, игравшее на молодых побегах, не было таким ярким, как раньше. Николь не видела больше того особого сияния, которое было присуще этому месту. Ее глаза художника видели теперь только серые оттенки. Серый оттенок стены, лестницы, серые перекладины которой напоминали ей новую решетку… Даже цвет самой дверцы, в котором она прежде различала красные и охряные оттенки, казался ей теперь тускло-коричневым, цветом ржавчины и уныния.

Николь медленно пошла к дому, у нее было чувство, что она задыхается, словно парк сжимал ее меж своих стен.

18

Мартин пришел на свой пункт наблюдения и уселся в кресло, доставленное два дня назад. Он быстро нажал несколько кнопок на клавиатуре. Новичок растерялся бы среди такого количества рычажков и кнопок, но Мартин сталкивался и не с такой сложной аппаратурой во времена работы в полиции. Он сам заказал это устройство и мог управлять им с закрытыми глазами.

Пять экранов, расположенных на большом столе, зажглись один за другим, на них высветилось цветное изображение. Всего в парке было установлено двенадцать камер. Некоторые зафиксированы, как, например, камера у ворот, некоторые поворачивающиеся — шесть таких камер было установлено вокруг дома. С минуту он наобум нажимал клавиши, меняя изображение на экранах. Сознание того, что он отвечал за эти механизмы, что без него ничего и не было бы устроено, что он может видеть и слышать, что происходит практически в любом уголке территории, доставляло ему почти физическое наслаждение.

Словно он вдруг стал вездесущим, превратился в полубога.

Мартин вывел на монитор одну из камер, перед ним возникло изображение замка. Покрутив рукоятку, он направил камеру на окна второго этажа. Нажал на кнопку приближения и увидел лицо Николь. Она опиралась локтями на подоконник своей спальни и, улыбаясь, смотрела на кого-то внизу. Мартин включил другую камеру и направил ее на газон перед домом.

Хлоя и Матьё играли в траве со своей проклятой собакой. Девочка, подняв голову, что-то говорила Николь.

Не зная, что за ними следят, мать и дочь улыбались друг другу и беседовали… На одном из экранов проскользнул какой-то силуэт — Мартин на секунду отвлекся. Это была всего лишь машина, проехавшая по дороге мимо ворот. Он снова посмотрел на центральный экран. В окне уже не было Николь. Он удалил изображение, но ничего больше не увидел, и, насколько было видно из-за занавесок, спальня была пуста.

Нажимая на кнопки, Мартин пересмотрел все ракурсы, улавливаемые камерами, но Николь нигде не было. Если бы только он все-таки поставил несколько камер в доме! Он должен был начать в отсутствие Николь, тогда ей было бы поздно что-либо запрещать. Хорошо еще, что в парке он их установил, не советуясь с ней.

Вдруг он увидел ее.

Она входила на веранду, и камера, установленная на задней стене дома, тут же зафиксировала это. Не сознавая, что на нее смотрят, Николь подошла к мольберту, вглядываясь в картину, стоявшую на нем, отступила на несколько шагов, чтобы лучше рассмотреть ее…

Мартин улыбнулся. Очевидно, она никак не могла ее закончить. Сейчас он понял, что поступил правильно, не испортив картину, хотя ему так этого хотелось. Николь скоро поймет сама, что заблуждается и что пора выходить на прямую дорогу. Урок будет усвоен лучше, если она придет к такому заключению самостоятельно.

Если же этого не произойдет, тогда вмешается он.

«Давай! — мысленно подбодрил он ее. — Освободись от этой картины, сожги ее!»

Но Николь взяла палитру и кисть и положила на холст несколько мазков.

Мартин вздохнул. Когда же она поймет, что ошибается и что единственный выход для нее — сжечь картину, а заодно и все предыдущие того же рода и вернуться к нормальным сюжетам? Он наблюдал, как она борется со своим неудавшимся творением, прямо как муха, попавшая в паутину. Подумать только, но ее муж даже не подозревает о ее болезни! Да даже если бы и заметил, Мартин сомневался, что у него хватило бы характера вывести ее из этого состояния. Вот уже три недели он жил рядом с ними и успел составить собственное мнение о происходящем. Николь способна на лучшее, в этом он уверен, но ее надо направлять. Ей нужен кто-то, кто поведет ее за собой, а Даниель на это не способен. Мартин погладил экран, на котором женщина, не подозревая о слежке, озадаченно созерцала картину. А ведь нужно так немного…

Часы на запястье зазвенели, Мартин вздрогнул от неожиданности. В семь он должен ехать за Даниелем в аэропорт. «Великий бизнесмен» возвращался из Франкфурта после недельного отсутствия, чтобы провести выходные с семьей. Несомненно, всю эту неделю он не терял времени, сплавляя свою фирму немцам! Презрительно улыбнувшись, Мартин выключил экраны. Но прежде изменил ракурс камер. Николь не нужно знать, что он может наблюдать за ней! Она устроит ему скандал.

Он поднялся, разминаясь. Три часа… Субботним вечером его приятели наверняка собрались в их привычном кафе. У него достаточно времени, чтобы проехаться перед ними на «мерседесе» по пути в аэропорт. Пусть-ка позавидуют.

19

Николь поболтала остатками виноградного сока в бокале. Почти до конца растаявшая льдинка слабо звякнула. Она вытянулась в шезлонге и подставила ноги под солнечные лучи. Такая погода продлится недолго. Скоро придет осень.

Даниель повернулся к ней. Он сидел в садовом кресле, виски стояло рядом на столике.

— Что тебя беспокоит? — спросил он.

Николь колебалась. Он почувствовал ее тревогу. А у него и так много забот… Она бы должна, наоборот, облегчать ему жизнь, не загружая повседневными заботами, чтобы он мог полностью посвящать себя работе… Но Николь чувствовала, что ей не решить проблему самой. Вот уже месяц, как Мартин работает у них… Меньше месяца, всего недели три! Возможно ли, что ее жизнь настолько изменилась за такое короткое время? С тех пор как он появился, у нее такое чувство, что она не у себя дома. Иногда ей кажется, что она живет в доме с привидениями, где за поворотом коридора можно наткнуться на призрак. Дом, в котором она раньше была так счастлива, казался теперь чужим, даже враждебным. Она должна рассказать об этом Даниелю.

— Я недовольна тем, как изменилась наша жизнь за последнее время.

Даниель, потянувшись за своим бокалом, удивленно поднял бровь:

— Как это?

— Мне кажется, что я живу в тюрьме!

— Послушай, сколько лет мы здесь живем, и ты никогда…

— Мы никогда не меняли столько всего в доме, сколько за последние недели.

— Ты говоришь о защитных устройствах, которые установил Мартин?

— Именно! Каждый раз как я переступаю порог, у меня такое впечатление, что я вхожу в тюрьму! На меня направлена камера, и кажется, что, если мой пульт не сработает, меня прошьет пулеметная очередь!

— Ты преувеличиваешь!

— Едва ли! Я шагу не могу ступить по парку без того, чтобы за мной не наблюдали камеры. И я еще должна была чуть ли не драться, чтобы не дать установить эту мерзость в доме!

— Ты привыкнешь. Камеры ведь не включены постоянно. Они — на случай, если кто-нибудь проникнет в парк. Тогда они позволят наблюдать за перемещением вошедшего, обнаружить его местонахождение…

— Проникнет в парк? Калитку, через которую мы всегда выходили, чуть не замуровали и сделали из нее разве что не бронированную дверь! Стена утыкана бутылочными осколками! Я такого никогда не видела и даже не знаю, законно ли это!

— Мартин — опытный полицейский и знает, что делает. Что касается калитки, то замок так и так надо было менять…

— Я чувствую себя как пленница в крепости!

— Мне очень жаль, что ты так это воспринимаешь. Ты должна понять, я делаю это для тебя и детей. Ты в курсе моих проблем с предприятием. Ты знаешь, что я должен буду уезжать надолго в течение нескольких месяцев… Признаюсь тебе, мне гораздо спокойнее оставлять вас с тех пор, как Мартин появился в доме и приняты меры безопасности. Не забывай, ближайший сосед находится в двух километрах от нас!

— Все я знаю. Но не терпеть же нам целыми днями присутствие этой гориллы только из-за твоего чувства вины по поводу отъездов…

Даниель отвернулся, и Николь поняла, что задела его за живое. Она прикусила губу, жалея о сказанном.

— Извини, я не должна была так говорить…

Он махнул рукой:

— Я понимаю, ты расстроена. Но сейчас мне необходим покой. У меня трудный период. От решений, которые я приму в ближайшее время, зависит наше будущее. Наше и наших детей. У меня нет возможности быть с вами, защищать вас…

— Но нам ничего не угрожает…

— Хотелось бы в это верить. Но после того, что с нами случилось месяц назад, рисковать нельзя. Потерпи немного! Это всего на несколько недель, самое большее несколько месяцев, пока я решу проблемы на фабрике. А пока мне спокойнее знать, что с вами Мартин.

— Вот именно…

— Что такое? Ты же не хочешь сказать, что тебе не нравится Мартин?

Николь поколебалась, провела рукой по волосам, вздохнула.

— Именно, — сказала она наконец.

— Но почему? Он совершил что-то такое, чего не должен был делать? Он что-то украл? Он разбил машину?

— Нет, нет…

— Тогда что же?

Даниель невольно повысил голос, и она поняла, что раздражает его своими завуалированными намеками, жалобами, которые никак не может сформулировать… Она снова вздохнула и попыталась объяснить:

— Не знаю, в чем дело, это смешно, но я не чувствую себя спокойной, когда он рядом! Он здесь для того, чтобы нас защищать, но именно его присутствие меня беспокоит!

Даниель недоуменно посмотрел на нее:

— Он что, угрожал тебе? Были какие-то неуместные поползновения с его стороны?

— Нет, конечно, нет. Я бы тебе немедленно об этом рассказала или уволила бы его, не дожидаясь тебя!

— В чем же все-таки дело?

Теперь Николь пожалела, что завела разговор. Это было мучительно. Она заранее знала, что проиграет. Как мог Даниель, будучи человеком прямым, рациональным, допустить даже мысль, что он должен довериться ее интуиции, уступить беспокойству, которое не имеет под собой никакой почвы?

— Ну, не знаю… Как бы тебе объяснить… Это такое туманное ощущение. Все его поведение… Он всегда появляется там, где меньше всего ожидаешь его увидеть…

— Николь… Кроме обязанностей шофера, он обязан охранять вас. Именно за этим я его нанял. Когда он не ведет машину, он должен удостовериться, что вам ничто не угрожает. Вполне нормально, что Мартин ходит туда-сюда. Он выполняет свою работу!

— Конечно. И тем не менее он меня беспокоит!

Даниель снова внимательно посмотрел на нее, у Николь возникло ощущение, что он все-таки понял, как она расстроена.

— Хорошо, — наконец сказал он смягчившимся тоном. — Ты же знаешь, что я не сделаю ничего такого, что тебе не понравилось бы. Но сейчас мне нужно время. Ты должна понять. Я все для тебя сделаю, только подожди немного! У меня просто нет времени заниматься мелкими семейными неурядицами.

Итак, Николь проиграла, ее жалобы лишь раздражили мужа, он увидел в этом только «мелкие семейные неурядицы». Она молча кивнула.

— Значит, на данный момент оставим все как есть, — продолжил Даниель. — А потом я посмотрю, как сложится ситуация, и, если нужно, уволю Мартина!

— Луиза просила передать вам, что обед готов.

Оба вздрогнули от неожиданности.

Мартин стоял прямо у них за спиной, но ни тот ни другой не услышали, как он подошел. Сколько времени он здесь? Что услышал из их разговора? Николь поднялась с места, покраснев от смущения при мысли, что Мартин скорее всего понял, о чем идет речь. Появление Матьё, выскочившего из зарослей с криком команчей, разрядило обстановку.

— Матьё! Позови сестру, мы садимся за стол!

Матьё укротил воображаемую лошадь, вставшую на дыбы, и, развернувшись, скрылся в кустах.

— Йо-хо! — закричал он. — Поскакали за скво!

Не спеша, Даниель поднялся с кресла, взял два пустых бокала, чтобы отнести их на кухню.

— Спасибо, — сказал он Мартину, посторонившемуся, чтобы дать им пройти.

Они пошли к крыльцу не оборачиваясь.

Николь чувствовала себя неловко и одновременно упрекала себя за это.

Какая разница, что он услышал? Все-таки у нее есть право говорить о служащих со своим мужем.

Но эти аргументы не успокоили ее. Хотя она шла не оглядываясь, взгляд Мартина холодил ей спину, пока она не скрылась в доме.

20

Мартин бесстрастно смотрел им вслед.

«…и, если нужно, уволю Мартина!»

Эти слова звучали у него в ушах. Он сжал кулаки, развернулся и пошел к себе.

Он увидел Луизу как раз в тот момент, когда та собиралась позвать хозяев за стол. Она поручила ему передать им приглашение, и теперь он жалел, что этого не произошло несколькими минутами раньше. Подходя к ним, он сразу понял: что-то не так. Разговор шел в повышенном тоне, и Николь казалась напряженной. Он подошел поближе, решив послушать немного, прежде чем обнаружить свое присутствие, но тут увидел приближающегося Матьё и больше не смог ждать. Интересно, что он услышал бы, подойдя на полминуты раньше?

«…и, если нужно, уволю Мартина!»

Эта загадочная фраза не выходила у него из головы. Что он сделал такого, чтобы вызвать неудовольствие хозяина?

Ничего. Он не понимал.

Значит, гнев был направлен не на него. Тогда в чем же дело?

И вдруг он понял. Это было настолько очевидно, что он удивился, как не додумался до этого раньше.

Даниель ревнует!

Точно.

Николь слишком много говорила о нем. Должно быть, сказала что-то, что не понравилось Даниелю.

Но что она могла сказать?

Не важно. Главное, она это сказала. И это настолько рассердило Даниеля, что он даже заговорил о его увольнении. Он волновался за себя!

Мартин улыбался, поднимаясь по ступенькам. Николь влюблена в него. Другого объяснения нет. И она выдала себя, разговаривая с мужем. Тот даже хочет его уволить. Он вспомнил, как покраснела Николь… Ее щеки так и зарделись, когда она его увидела. Нечего сказать, он производит на нее впечатление. Неудивительно, что ее муж заметил это.

Он вошел в комнату, где располагался пост наблюдения. Хотел было включить камеры, но передумал. Зачем? На них ведь виден только парк да закрытые окна замка. Как жаль, что в доме нет ни камер, ни хотя бы микрофона. Речь теперь идет о его выживании, ведь его хотят лишить работы!

О чем они теперь могли говорить? Ничего важного скорее всего, ведь рядом с ними дети. Но он впадал в ярость при мысли, что они говорят о нем, а он не знает, что именно.

Он развалился в кресле, смакуя новость. Николь влюблена в него! Ну что ж, неудивительно; откровенно говоря, он с самого начала ожидал этого. Эта история только подтверждала, как неудержимо ее тянуло к нему несколько лет назад. Но она воспротивилась этой тяге. Они стали игрушками в руках неумолимой судьбы, а у нее не было сил бороться. Как только он узнал ее в тот вечер, когда на них напали, он понял, что жизнь перевернулась. И звонок Даниеля несколько дней спустя подтвердил это. Он ждал такого момента. Николь настояла, чтобы муж взял его на работу. Это был самый простой способ снова увидеть его. На вид недотрога, Николь была женщиной умной и хитрой.

Она не проявила к нему интереса за весь этот месяц. Так это только доказывает, какая она сильная! Она достойна его. Они бы были хорошей парой. Конечно, нужно, чтобы она немного изменила свое поведение. Но это мало его беспокоило. Он уже видел начинающиеся изменения: достаточно посмотреть на ее картины. Николь становилась другой, даже не подозревая об этом. Нормально, что женщина боится что-либо менять. Но он непреклонен. Благодаря ему гусеница превращалась в бабочку. Его присутствие послужило пусковым механизмом, который превратил неясную предрасположенность в неуемное желание перемены, пусть еще не осознанное. Она дошла до предела, это ясно. Не понимая причины своей тревоги, она чувствовала, что стоит на пороге переворота, что скоро вся ее жизнь изменится. Ему только останется сорвать спелый плод.

При необходимости он поможет ей.

Оставалась проблема присутствия Даниеля, обостренная его враждебностью, после того как он узнал, что его жена увлечена Лансуа.

Сейчас не стоит беспокоиться: Николь удастся убедить своего мужа оставить его на службе. В данный момент он им необходим. Да и доказательств у Даниеля нет, одни подозрения. Но такая ситуация не сможет продлиться долго. Рано или поздно надо будет на что-то решаться. И если он оставит инициативу Даниелю, тот окажется в более выгодном положении: ведь он располагает средствами, о которых Мартин может только мечтать.

Значит, он должен действовать первым.

21

Замечательная новость, ждавшая назавтра Николь в галерее, не улучшила ее настроения. Утром Мирей продала все три картины, по поводу которых они спорили на прошлой неделе, не зная, как лучше их развесить.

— Я тебе говорила, что они смотрятся вместе! — радовалась Мирей. — Вошла пара — и раз! Женщина тут же запала на них, мужчине ничего не оставалось, как достать чековую книжку!

— Очень хорошо. Поздравляю. Наверное, я все-таки тебя не уволю.

— Прекрасно! Ну а ты, как дела с картиной?

Николь пожала плечами:

— Я совсем не продвигаюсь. Делаю один мазок в день, а на следующий стираю его. Такое впечатление, что эта картина как бочка Данаид.

— Может, бросить ее?

Николь выпрямилась:

— Об этом не может быть и речи! Это одна из лучших моих работ! Должна быть, если мне удастся ее закончить. Я в нескольких мазках кисти от шедевра. На моем уровне, разумеется. Отказаться от этой картины для меня все равно что закрыть дверь. Дверь, за которой ждет земля обетованная. Понимаешь, что я хочу сказать?

— Путь к славе?

— Кто знает?

— Но почему у тебя не получается? Ты же так хорошо начала…

— Если бы я знала почему…

— Может, тебе оставить ее на несколько дней, заняться чем-то другим? Почему бы тебе не написать обнаженную натуру?

— Обнаженную натуру?

— Ну да, обнаженную натуру твоего шофера! Я могла бы помочь тебе с освещением…

Николь расхохоталась, представив себе Мартина, позирующего ей обнаженным.

— Ты только об этом и думаешь!

— Ничего не могу поделать, это гормональное… Так как тебе мое предложение?

— Думаю, что в ближайшее время оставлю его без внимания. Но если хочешь увидеть Мартина, такая возможность тебе представится. Мне надо развеяться. Я организую ужин недели через две, придешь?

— Ты пригласишь его?

Николь рассмеялась:

— Вот это мысль! Нет! Конечно, нет. Но я могу прислать его за тобой.

— О! Отличная идея! Я надену мини-юбку, чтобы он увидел мои трусики, когда я буду залезать в машину!

— Не переусердствуй, пожалуйста. Никакого свинства в моей машине! И веди себя достойно, ты же не единственная приглашенная…

— Да ладно, ты же меня знаешь!

— Вот именно…

Николь улыбнулась. Энтузиазм Мирей заставил ее забыть о заботах. Они перевесили несколько картин, чтобы скрыть пустое место, образовавшееся после продажи трех полотен, поболтали о том о сем, о приглашенных на вечеринку… Время пролетело незаметно, и, когда Николь посмотрела на часы, было уже почти четыре пополудни.

— Ну ладно, надо возвращаться, — сказала Николь. — Держись за витрину, я звоню Мартину.

Порывшись в сумке, она нашла мобильный телефон и, нажав на клавишу, набрала номер шофера, заложенный в память телефона.

— Это чудесно! — восхитилась Мирей. — Какой прогресс! Нажимаешь на кнопку, и приезжает красавец! Почему у меня нет такой забавной игрушки!

Николь жестом попросила ее замолчать и, когда Мартин ответил, сказала несколько слов в телефонную трубку.

Затем отключила телефон, убрала его в сумочку и улыбнулась своей ассистентке:

— Прекрасный рыцарь едет за детьми, чтобы не дать их в обиду на пороге школы. Он заедет за мной. И горе разбойникам, которые захотят нас обидеть!

Почему эта фраза звучала так натянуто? Нахмурившись, Николь повесила сумочку на плечо. Она обещала потерпеть присутствие Мартина до тех пор, пока Даниель не решит свои проблемы. Но в первый раз за их совместную жизнь она испытывала чувство, что он бросил ее именно в тот момент, когда ей больше всего нужна была поддержка. Она старалась отделаться от этой мысли, пыталась убедить себя, что слишком прислушивается к своим ощущениям, что у нее всего лишь плохое настроение из-за трудностей с галереей и картины, которую она никак не может закончить.

В сотый раз она сказала себе, что ей нечего бояться: все ее страхи воображаемы. Ей ничего не угрожает, она лишь неправильно истолковывает безобидные события… Ее тревогу нельзя оправдать поведением Мартина. Он делает лишь то, для чего его наняли.

— Прекрасный рыцарь приближается! — объявила Мирей, увидев Мартина через витрину и махая ему рукой.

Николь попрощалась с ней и, выйдя из галереи, перешла через улицу и села в машину. Звук хлопнувшей дверцы отозвался в глубине ее души как клацанье двери карцера, разнесшееся по длинным глухим коридорам.

22

Никто не увидел, как Мартин вошел в спальню своих хозяев. Он делал это уже во второй раз. В первый раз он исследовал место, думая, ставить ли здесь датчики. И решил, что не нужно. Войдя, он прикрыл дверь и, прислонившись к ней спиной, еще раз внимательно осмотрел комнату: широкая кровать, покрытая белым покрывалом с разбросанными по нему голубыми цветами, была освещена лучами яркого послеполуденного солнца. Около окна стоял красивый комод конца девятнадцатого века, над ним висело овальной формы зеркало в богато украшенной золоченой раме. У противоположной стены располагался шкаф, в котором запросто могли бы спрятаться пятеро мужчин, его дверцы были расписаны охотничьими сценами. В углу находился старинный туалетный столик с зеркалом, в котором, должно быть, отражался не один прекрасный женский лик.

Его взгляд упал на маленький, покрытый кожаным бюваром письменный стол, на котором стоял старинный телефон. Скорее, это была копия: аппарат в стиле 1900-х годов — подставка из слоновой кости, диск скрывал клавиши с цифрами… Новейшая техника, стилизованная под классику. Обитый бархатом стул услужливо ждал свою хозяйку, если той вдруг вздумается написать письмо или поговорить по телефону.

Полы были настолько чистыми, что пыли, наверное, не обнаружишь и под микроскопом.

В комнате пахло духами Николь. Мартин с минуту постоял, дав волю воображению. Потом отошел от двери, вышел на середину спальни и вынул из кармана черную коробочку, размером в половину спичечной коробки. Микропередатчик с батареей, гарантирующей ему автономность на несколько недель.

Где его поставить?

Под лампу у изголовья кровати? Он слишком велик, чтобы поместиться туда, да и Луиза, в очередной раз убирая комнату, может наткнуться на него. Туалетный стол — тоже неподходящее место.

За тумбочку? Но служанка помешана на чистоте и наверняка пылесосит там каждую неделю!

Оставались шкаф, изголовье кровати и письменный стол.

Мартин выбрал последнее. Заодно будет слышно все телефонные разговоры.

Он встал на колени и заглянул под стол: единственный ящик чуть-чуть не доходил до задней стенки. Вот сюда-то он и прикрепит микрофон. Здесь его никто не обнаружит, а Мартин сможет прослушивать все разговоры в самой комнате и, может быть, даже в примыкающей к ней ванной, если дверь будет приоткрыта.

Он улыбнулся. Итак, если Даниель снова заговорит о его увольнении, он будет в курсе всего, что замышляется против него.

Но тут он перестал улыбаться. Кто-то шел по коридору, шаги приближались к спальне. Мартин узнал тяжелую поступь Луизы.

Служанка могла направляться куда угодно, но он был уверен, что она сейчас войдет в комнату. Он думал, что она вышла из дома, но, должно быть, Луиза была на первом этаже; наверное, услышала, как он ходит по комнате, и решила прийти посмотреть.

Мартин быстро отполз на четвереньках от стола. Когда дверь спальни распахнулась, он стоял на коленях перед окном и внимательно осматривал подоконник. Он обернулся, притворившись удивленным.

— Что вы здесь делаете? — спросила Луиза.

— Вы же видите… осматриваю окно. Все-таки хочу поставить сюда датчик движения.

Луиза широко распахнула дверь.

— Я бы хотела, чтобы вы дождались мадам, прежде чем входить в комнату.

Мартин удержал реплику, готовую сорваться с губ, и поднялся с колен. Не нужно ругаться со старухой: она может все рассказать патрону.

— О’кей, — сказал он. — Я все равно уже закончил.

Он прошел мимо нее с ледяной улыбкой на губах и вышел в коридор.

23

Луиза посмотрела ему вслед, затем вошла в комнату.

Встав посередине, как раз на том самом месте, где несколько минут назад стоял Мартин, она подозрительным взглядом осматривала комнату. Зачем он приходил сюда?

История с новым датчиком прозвучала неубедительно.

Луиза прошла по комнате, заглянула в ванную: все стояло на своих местах. Она открыла шкаф: все в порядке. Проверила комод, куда мадам складывала свое нижнее белье. Она бы не удивилась, найдя его перерытым. Но нет. Кажется, ничего не тронуто.

И тем не менее.

В растерянности она закрыла ящик.

Она не доверяла этому человеку. Зачем только месье Даниель нанял его? Но кто она такая, чтобы вмешиваться? Хозяева делают что хотят, а слуги должны подчиняться. Этот урок она усвоила еще в юности. С двенадцати лет она работала у них в доме, при ней сменилось четыре поколения. Когда Даниель женился на красавице Николь, она так обрадовалась, словно выдала замуж собственную дочку. У них были очень хорошие отношения с новой хозяйкой.

Но при всей своей любви к Николь Луиза не забывала, что она — прислуга, а Николь — хозяйка. И хоть ей и очень хочется об этом рассказать, она лучше не станет говорить мадам о странном поведении шофера. Она видела, как тот сумел втереться в доверие к месье Даниелю, лучше уж ей не вмешиваться. Да и что она скажет? Что застала Мартина в спальне? А если он будет отрицать? Ведь он там ничего не тронул. Или скажет то же самое, что и ей. Тогда месье Даниель решит, что он поступил правильно, а она вмешивается в то, что ее не касается. А в лице Мартина приобретет себе врага.

Этого ей не хотелось. Ведь она побаивается его. Как только он приехал, она почувствовала — есть в нем что-то неприятное, нечестное.

Жозефу Мартин тоже не нравился. Они обсудили это в первый же день. Их мнения совпали. У ее мужа был с Мартином разговор: тот хотел, чтобы Жозеф срезал кусты, растущие вдоль газона позади дома, и проредил заросли при входе в парк. Жозеф ответил, что ремесло свое знает и парк оставался неизменным со времен, когда дед господина Берже купил его. И без приказа хозяина он ничего менять не будет.

Приказа так и не последовало.

Однако отношения между Жозефом и Мартином оставались натянутыми. Как и с ней, Луизой.

Но супруги не собирались с ним бороться. Они несколько раз обсудили это в первые же дни перепалок с Мартином и решили, что этого человека лучше просто не замечать. Меньше чем через год Жозеф уйдет на пенсию, потом придет черед Луизы. Тогда они уедут в свой домик в окрестностях Дижона, неподалеку от дочки и внуков.

Еще год осталось терпеть этого грубияна. Конечно, не о таком они мечтали, заканчивая службу у Берже, но если он не будет покушаться на их территорию, то все может быть сносно. Пусть оставит их в покое, и они не будут его замечать.

Значит, сейчас она ничего не скажет мадам Берже. Пока у нее не будет веских доказательств, чего-нибудь такого, из-за чего Мартина сразу уволят.

Луиза вышла из спальни, плотно прикрыв за собой дверь.

24

Мартин Лансуа припарковал «мерседес» около кафе с названием «Страшный суд», вошел внутрь и направился в дальний конец помещения, чтобы посмотреть, есть ли кто в соседнем зале. Он поздоровался с двумя-тремя приятелями, те кивнули ему в ответ. Никто, однако, не пригласил его присоединиться. Он подошел к барной стойке. В нем еще клокотала ярость, вызванная внезапным приходом Луизы. Во что вмешивается эта жирная корова? Она только служанка, но забывает об этом! Нужно поставить ее на место. Скоро она пожалеет об ошибке, которую совершила.

Он вытащил из кармана монету и постучал ею по барной стойке, привлекая внимание хозяина, разговаривавшего с клиентом. Не спрашивая даже, что он будет пить, хозяин налил бочкового пива и поставил перед ним.

— Эмиля здесь нет?

— Не видел сегодня. Может, работает… — сказал бармен, рассмеявшись.

Мартин решил на этот раз не обращать на него внимания. Но он не любил, когда плохо говорили о его друге. Косвенно это касалось и его. Раньше он бы ни за что не спустил шутки этому дураку, но с тех пор, как он лишился трехцветного полицейского удостоверения, жизнь сделалась значительно сложнее. Все изменилось, и в кафе, где раньше, во времена работы в полиции, его так хорошо принимали, он опустился до положения обычного клиента. Кроме того, у него здесь накопился уже значительный должок, и не хотелось, чтобы ему сейчас об этом напомнили. Он перегнулся через стойку и сделал бармену знак подойти.

Тот с опаской приблизился к нему, очевидно, опасаясь, что Мартин его ударит.

— Ты видишь много всякого народа, не знаешь, случайно, пары, которую бы заинтересовала работа в замке?

— Какая работа?

— Садовник и мастер на все руки для мужчины, а женщина должна уметь готовить и убирать дом.

— Ты, что ли, нанимаешь? Я видел твой «мерседес», дела, кажется, идут неплохо? У тебя есть еще и замок?

Мартин выпрямился, снисходительно улыбаясь:

— Дела и впрямь неплохи. Хорошо, что я ушел из полиции! Работаю доверенным лицом одного бизнесмена. Управляю его личными делами.

— И тебе нужна прислуга?

— Ну да. И это довольно срочно. Так ты кого-нибудь знаешь?

— Может, и есть кто на примете, надо поговорить.

— Работа непыльная, хозяева добрые, да и зависит-то все скорее от меня. Ты понял?

Бармен сдержанно кивнул и повернулся к подошедшему клиенту.

Мартин проглотил пиво и бросил монету на стойку. Пора ехать за Николь и детьми.

Когда он вышел из кафе, на его губах играла улыбка. Вот будет сюрприз для Луизы!

25

Николь положила холсты на письменный стол. Мирей достаточно разбиралась в живописи, чтобы не спрашивать, здесь ли та картина, с которой она никак не могла справиться. Даже если работа и была бы закончена, то времени покрыть ее лаком у Николь вряд ли бы хватило. Значит, картины здесь нет.

Мирей перебрала работы. Здесь были старые холсты, которые она уже видела раньше.

— Ты все-таки хочешь продать эту?

Она показала на картину, написанную гуашью, где была изображена Николь, кормящая грудью Хлою.

— Да. Она валяется в мастерской уже несколько лет. Я решила от нее избавиться.

— Мне казалось, тебе она нравится.

— Нравится. Но надо уметь расставаться со своими работами. У меня есть настоящая Хлоя, зачем хранить эту картину?

— И ты не пожалеешь, если ее купят?

— Если кто-то захочет это сделать, значит, она ему очень понравилась. Чего же еще желать? Но цену я поставлю немаленькую.

— Чтобы обескуражить покупателей?

— В некотором роде. Если никто ее не возьмет, у меня будет оправдание, что я хотя бы попробовала!

Мирей удивленно покачала головой.

Дверь галереи открылась, и вошла Хлоя.

— О! А вот и принцесса! — воскликнула Мирей.

— Где ты была? — улыбнулась Николь.

— Я покупала журнал!

Девочка с гордостью показала цветное издание. Недавно Николь подумала, что дочка уже достаточно большая, надо давать ей больше свободы, чтобы приучить к самостоятельности, и разрешала время от времени совершать в одиночку мелкие покупки. Что не мешало ей сильно переживать во время отсутствия ребенка.

Сколько детей пропадает каждый год из-за невнимательности родителей! Но Николь понимала, что нельзя постоянно следить за детьми и что лучший способ уберечь их — это научить самих заботиться о себе.

Но все равно она каждый раз облегченно вздыхала, когда Хлоя благополучно возвращалась к ней.

Пока Хлоя рассказывала Мирей школьные истории, Николь просматривала почту за письменным столом. Как всегда по субботам, почты было немного.

Несколько счетов, реклама мебели для коммерческих предприятий — она улыбнулась, подумав, что ее галерея — самое некоммерческое из всех предприятий, — и письмо от владельца помещения, который объявлял ей, что, как она и ожидала, он расторгает договор на аренду.

Она три раза перечитала письмо, чтобы проверить, правильно ли она все поняла. Как это не вовремя сейчас!

Она подняла голову. Мирей уже читала письмо, и сейчас они с Хлоей рассматривали картину Моро в глубине галереи, пытаясь найти в пейзажах очертания животных или людей.

Что же делать?

Закрыть галерею и отослать Мирей на биржу труда? Девушка очень хороший работник, трудолюбивый и серьезный, она без труда найдет себе новое место. Николь может помочь ей устроиться.

Нет, Мирей не пропадет, если закроется галерея. Но ей нравится эта работа. Найдет ли она что-нибудь похожее, или ей придется пойти на первую подвернувшуюся должность?

И что станет с ней самой? Галерея не приносит дохода как такового, но ей хотя бы не приходится ездить по департаменту, а то и по всей стране в поисках места, где бы выставить свои картины. Благодаря этому у нее много свободного времени, которое она использует, чтобы писать новые работы и заниматься семьей.

Нет, терять галерею нельзя.

Как же поступить? Договор аренды подходит к концу, и хозяин ни за что не захочет продлить его. Он являлся также владельцем соседнего помещения, и Николь знала, что ему поступило очень выгодное предложение от сети предприятий быстрого питания — фаст-фуд. Ему, должно быть, предлагают очень хорошие деньги за два помещения сразу. Как бороться с такими противниками, она ведь не может платить в несколько раз больше.

К ней подошла Хлоя:

— Мы нашли дракона среди леса!

— Правда?

— Да! Иди посмотри!

Николь поднялась, девочка взяла ее за руку и повела в соседний зал. Там она показала ей картину Шарля Моро — силуэт среди кустарников действительно походил на дракона. Конечно, нужно было воображение, чтобы разглядеть его, но действительно похоже. Николь улыбнулась при мысли, что сказал бы художник, пожилой человек, совершенно не склонный к фантастическим сюжетам, если бы узнал, что на его картине разглядели дракона.

— Невероятно, правда? — прошептала Мирей. — Я всегда думала, что старина Шарль что-то скрывает. Уверена: если поискать как следует, можно найти еще что-нибудь. Хочешь, я расскажу тебе о его подсознательных образах?

— Оставь его в покое. Не надо искать в картинах то, чего в них нет.

— Если бы это было так!

Николь посмотрела на Мирей комически-свирепым взглядом. Они вернулись в первый зал. Хлоя продолжала рассматривать картины, пытаясь найти другие сказочные персонажи. Николь снова села за стол и вынула чековую книжку, чтобы заполнить чек для оплаты счетов.

— Ты видела письмо Леруа?

— Я прочла его. Меня это не удивляет.

— Что ты будешь делать?

— Искать другое помещение.

Произнося эти слова, Николь поняла, что решение было принято ею давно. Она не бросит галерею. Улыбка осветила лицо Мирей. Значит, она волновалась, хотя не показывала виду.

— Ты думала, я все брошу?

— Учитывая, что это не приносит тебе никаких доходов, а только одни заботы…

Николь покачала головой:

— Как подумаю, что не услышу больше рассказов о твоих подвигах… Нет, не могу с тобой расстаться.

— Я знала, что ты меня приняла на работу не только за то, что я умею печатать на машинке! — прошептала в ответ Мирей с заговорщицким видом.

Николь заполнила последний чек, поставила свою подпись.

— Так ты придешь в следующую субботу?

— А как же!

— Прислать за тобой Мартина?

— Я вся дрожу от нетерпения! Моя соседка умрет от зависти!

У Мирей были кое-какие проблемы с соседкой — женщиной лет пятидесяти, которой не нравился стиль ее жизни. Она пробовала выселить девушку из дома за то, что та якобы шумела по ночам, включая магнитофон на полную громкость, хотя их разделяло две квартиры.

Так как с первой попытки ей это не удалось, она теперь обвиняла Мирей во всех смертных грехах, включая продажность. Устав от нападок старой ханжи, которая видела во всем происки дьявола, Мирей не упускала возможности спровоцировать ее.

— Жаль, что у него нет ливреи и фуражки.

— Если он откроет передо мной дверцу и я сяду на заднее сиденье, это будет уже кое-что!

— Значит, он за тобой приезжает!

— Конечно, ведь тогда я смогу пить целый вечер, не беспокоясь о своих водительских правах!

Николь улыбнулась. Мирей была сдержанна в еде и питье, как верблюд. Но любила дурачиться, изображая развязную девицу. На самом деле она не совершала и десятой доли того, о чем рассказывала. Ее поведение было, скорее, своего рода протестом против родителей, которые хотели, чтобы она поскорее вышла замуж за кого-нибудь из их круга — нотариуса, как отец, или врача, или на худой конец адвоката… Испугавшись таких перспектив, Мирей предпочла уйти из дома и жить одна. Лучше питаться сандвичами, чем оставаться у отца с матерью и продаться в конце концов какому-нибудь господину с туго набитым кошельком. Вот тогда ее можно будет обвинить в том, в чем сейчас обвиняет соседка.

— Хорошо, — сказала Николь. — Значит, он заедет за тобой в восемь. Постарайся быть готовой к этому времени.

— До кончиков ногтей, полковник!

26

Телефон завибрировал на поясе у Лансуа, привычным жестом он поднес его к уху.

— Алло.

— Мартин?

Он поморщился, узнав голос сестры. Нужно завести в телефоне фильтрацию звонков. Чтобы не было неприятных неожиданностей. Он пробормотал приветствие.

— Мартин, я не получила чек!

Конечно, не получила.

— Мартин, мне нужны деньги. Мама вышла из больницы, я получила счет. Ты обещал оплатить половину…

— Знаю, что обещал. И все сделаю, но сейчас это так не вовремя.

— Для меня это тоже не вовремя! Ее страховка оплачивается не полностью, и ты это знаешь! Ты должен помочь…

— Послушай, сейчас у меня трудная ситуация! С тех пор как я ушел из полиции, у меня возникли трудности с деньгами, но все должно наладиться…

— Ты постоянно так говоришь.

— На этот раз я говорю правду! Я нашел работу.

— Опять сторожем?

— Нет. Один бизнесмен нанял меня телохранителем. Он искал кого-нибудь надежного…

— И взял тебя?

Мартин решил стерпеть. Эта дурочка когда-нибудь заплатит за все.

— Послушай, у меня серьезная работа. Я ассистент хозяина. Он доверяет мне во всем! Я живу у него, меня кормят, у меня приличная зарплата. Понимаешь? Я больше не влезаю в долги! Мне словно бросили спасательный круг, теперь ситуация будет только улучшаться. Но мне нужно время. И покой. Я в некотором роде на испытательном сроке, и мной довольны. Скоро у меня будут деньги. Много денег. У меня такие планы. Поверь, моя жизнь совершенно изменится! Но первое время нужно поддерживать определенный уровень, а на это нужны средства.

— Ну конечно. А в это время мы с мамой едим одну картошку и в дверь стучат судебные исполнители!

Мартин вздохнул, раздраженный, как всегда, когда сестра делала ему выговор.

— Я же говорю: сейчас денег у меня нет, но скоро будут. Ты можешь это понять?

На другом конце молчали, и он подумал: лучше бы сестра приехала, чем звонить. Ему легче удалось бы ее убедить.

— Можешь ты понять? Сейчас у меня ничего нет. Я должен был купить новый костюм и рубашки, старые были совсем заношенные… Господи, да у меня долг в банке, как Марианская впадина. И они уже начали беспокоиться.

— Мой банк тоже не хочет больше ничего оплачивать! Ты же обещал…

— Знаю, что обещал. Ты уже это говорила. Повторяю: сейчас ничего не могу сделать, но скоро ситуация улучшится. Вопрос нескольких недель, даже дней! А пока разберись сама.

— Как всегда!

— Вот именно, тебе не привыкать! — Он улыбнулся, но понял, что зашел слишком далеко. — Ну ладно, я пошутил. Послушай, сестричка, ты должна понять мою ситуацию. Я оказался безработным, знаешь, что это значит?

Конечно, она знала. Сама проводила на бирже труда больше времени, чем тамошние сотрудники.

Но черт возьми, это же не его вина, что сестра не умеет ничего делать. Не его вина, что она должна заниматься матерью-инвалидом. Чего она хочет от него? Чтобы он полностью их обеспечивал?

— Мартин…

Голос сестры срывался. Нет, она ведь не начнет реветь по телефону? Чего он не переносил, так это женского плача. И она это знала.

И еще знала, что это не поможет.

Она помолчала, пересиливая себя.

— Мартин, ты обещаешь, что скоро вышлешь мне деньги?

— Ну конечно! Как только смогу. А теперь пока, меня зовет хозяин.

Он отключил телефон, прежде чем она успела что-то сказать. Несколько минут он держал его в руках, ожидая, что снова раздастся звонок. Но сестра не перезвонила. Ладно. Он выиграл еще пятнадцать дней. За это время она найдет способ решить свои проблемы.

27

Николь очень удивилась, увидев, как Мартин идет к ней по газону. Ей казалось, что шофер уехал в город. А он, наверное, все воскресенье не выходил из своей комнаты. Она подумала, что купальник мало что скрывает. Николь была уверена, что Мартина нет. Из его окон так хорошо просматривается вся лужайка.

Но какого черта, она у себя дома и может одеваться так, как ей хочется! И загорать в купальнике на лужайке перед домом — ее святое право!

— Здравствуйте, — поздоровался Мартин, подходя к ней.

— Здравствуйте.

Он присел на корточки, чтобы оказаться на одной высоте с ней, и Николь выпрямилась в шезлонге. Запах его дешевой туалетной воды перебил запах цветов, росших вокруг лужайки. Николь сдержалась, чтобы не скривиться от отвращения и, взяв рубашку со спинки стула, постаралась надеть ее как можно медленнее и естественнее.

Мартин смотрел на нее со странным выражением на лице, и ей стало интересно, о чем же он думает. Угадать было невозможно. Смущение ее нарастало, и она почувствовала, что краснеет. Господи, как глупо! Как он может так на нее действовать? Он всего лишь ее служащий, и она может уволить его как только захочет. Ну, предположим, не сразу, Даниель решил ведь пока оставить его.

— Итак, — сказала она, — вы хотели со мной поговорить?

— Да…

Он перенес тяжесть тела с одной ноги на другую. Должно быть, неудобно сидеть в таком положении, но она не предложила ему присесть в стоявший рядом шезлонг. Не хватает еще, чтобы он возомнил, что у него есть право садиться около нее каждый раз, как она загорает!

— Значит, так… Одна пара ищет работу… и я подумал…

Он колебался, подбирая слова… Это было настолько не похоже на его обычные манеры, что Николь никак не могла взять в толк, что же ему надо. Если он хочет устроить своих друзей, надо было обратиться к Даниелю. Он же, наверное, знает, что она не занимается делами предприятия!

— Луиза и Жозеф уже пожилые люди, им скоро на пенсию…

Николь чуть не поперхнулась, когда поняла, куда он клонит.

— Что?! — воскликнула она.

— Так вот, нужно подумать об их замене. Луизе уже тяжело работать. Более молодая женщина исполняла бы свои обязанности быстрее и лучше. Посмотрите на нее, когда она развешивает белье, она делает это в четыре захода! Что касается Жозефа…

— Луиза и Жозеф работают у нас многие годы. Не может быть и речи о том, чтобы выкинуть их на улицу и взять на их место незнакомую пару, пусть даже и моложе!

— Вы не выкидываете их на улицу… Они могли бы выйти на пенсию…

— Они достигнут пенсионного возраста только через год!

— Они наверняка что-то отложили… Столько времени они работают здесь, не платя ни за жилье, ни за еду…

— Довольно, я не хочу больше об этом слышать.

— Подождите! Представляется такой случай! Те люди свободны, но это не может продолжаться долго. Через год нам, может быть, будет чрезвычайно трудно найти кого-то на их место!

Николь была настолько шокирована дерзостью Мартина, что даже не обратила внимания на это «нам».

— Об этом не может быть и речи. Я решу проблему, когда придет время. На данный момент Луиза и Жозеф вполне меня устраивают, и у меня нет намерения их увольнять.

Она увидела, что Мартин сжал челюсти, а глаза у него потемнели. Она испугалась, что он ударит ее, как это уже было, когда они спорили из-за камер видеонаблюдения.

— Это же нетрудно! Я предлагаю вам нанять людей, которые готовы прекрасно работать, а сейчас эти старики просто пользуются вами! Ведь понятно же, что для вас более выгодно!

Николь задыхалась от возмущения. Она хотела встать с шезлонга, но из положения полулежа сделать это грациозно вряд ли удалось бы, а ей не хотелось выглядеть неловко под взглядом этого человека. Она положила руки на подлокотники кресла, посмотрела ему в глаза и, стараясь не заикаться от ярости, проговорила:

— Благодарю за беспокойство, но до сих пор мы прекрасно обходились без ваших советов и, думаю, обойдемся и впредь.

Мартин выпрямился, во всей его фигуре чувствовалось напряжение. Казалось, он готов броситься на нее. Он возвышался над ней во весь рост, и она еще раз подумала, что сейчас он ее ударит. Кто был дома? Конечно, Луиза. А Жозеф? По воскресеньям он иногда уходил повидать друзей. В любом случае садовник не защитил бы ее от Мартина, который привык драться и был на двадцать пять лет моложе…

— Прошу вас хорошенько подумать…

— А я прошу вас оставить эту мысль. Иначе я и в самом деле кого-нибудь уволю, но это будут не Луиза и не Жозеф.

Мартина передернуло, и его лицо перекосилось от ярости. То, что промелькнуло в его взгляде, испугало Николь. Но это длилось десятую долю секунды, и она подумала, что ей показалось. Мартин в растерянности молчал. Николь воспользовалась паузой, чтобы добавить:

— Господин Лансуа, вы работаете у нас шофером и дополнительно телохранителем. Каким бы образом вы ни воспринимали ваши обязанности, они строго ограничены. Управление персоналом не в вашем ведении. Я была бы вам признательна в будущем, если бы вы придерживались отведенной роли. В противном случае я должна буду предпринять необходимые меры. Вы меня поняли?

Они смотрели друг на друга — Николь снизу, сидя в шезлонге, он — возвышаясь над ней. Она выдержала его взгляд, не моргнув.

— Ладно, — наконец уступил Мартин. — Решать вам.

— Счастлива это слышать. А теперь, если у вас все, я бы хотела продолжить чтение.

Он развернулся и пошел прочь, не говоря ни слова. Николь для вида взяла книгу, но так и не смогла оторвать взгляда от высокой фигуры, широкими шагами удалявшейся от нее. Ее сердце сильно билось под тонкой рубашкой. Она посмотрела вокруг. Поблизости никого не было. Кто пришел бы ей на помощь в случае необходимости?

Она упрекнула себя за эту мысль. Она не должна бояться. Мартин находится здесь, чтобы защищать их. Никакой опасности не существует. Мартин просто хочет придать себе значимость. Важно не поддерживать эту игру, напоминая ему, где его место, если он переходит границы. Как с большой собакой. Чтобы не забывал, кто хозяин. Она усмехнулась. Мартин — сторожевой пес. Ни больше ни меньше.

Она постаралась успокоить дыхание, положила книгу на колени, чтобы унять дрожь в руках. Почему она так разнервничалась? Надо успокоиться. Мартин всего-навсего хотел поговорить с ней об организационных вопросах в доме. Просто он сделал это неловко, да и судьба других людей, видно, мало его интересует.

Почему она так на это отреагировала? Неадекватно, вот как это называется.

Наконец она призналась себе в том, что знала уже давно: она боится Мартина. Он внушает ей смутный страх, который не основан ни на чем конкретном. Ведь такое чувство преследует ее с первой встречи, когда ей показалось, что он сообщник бандита. Страх, основанный только на ее ощущении, что Мартин того же поля ягода, что и бандит, который приставил им нож к горлу.

«Когда заводишь сторожевую собаку, лучше брать волка, чем пуделя», — сказал ей муж, решая взять его на работу. Сейчас эта фраза вспомнилась, не в ней ли, в самом деле, кроется причина ее страха?

Раньше Николь никогда не встречалась с людьми такого типа. Жизнь с Даниелем не подготовила ее к подобным контактам.

Так причина в этом? Просто разный уровень культуры?

Мартин повернул за угол конюшен, он шел к себе. Николь притворилась, что читает, но строчки сливались у нее перед глазами. Ее мучил вопрос: они взяли Мартина для того, чтобы избежать неприятных ситуаций, или, наоборот, это повлечет за собой еще более серьезные проблемы?

Она решила сегодня же вечером поговорить об этом с Даниелем. Если тот вернется домой не очень поздно.

28

Несмотря на твердую решимость не придавать случившемуся больше значения, чем оно того заслуживало, Николь не переставала думать об этом в течение всего вечера. Она поужинала вместе с детьми, вполуха слушая их разговоры, после чего устроилась перед телевизором, переключая его с программы на программу, пока не остановилась на каком-то фильме. Потом она посмотрела еще пару фильмов… а потом пришел Даниель.

Николь едва дождалась, когда он поставит на пол свой кейс, и тут же рассказала ему о разговоре с Мартином.

Даниель в это время снимал ботинки и наконец, облегченно вздохнув, сунул ноги в домашние тапочки.

— И что было дальше?

— Дальше?

— Ну да, что произошло дальше? Он предложил тебе заменить Луизу и Жозефа, ты отказалась и сказала, что это не его дело. А потом?

— А потом ничего, он ушел к себе.

— И все?

— А что ты еще хочешь? Твой шофер позволяет себе нанимать кого-то, чтобы заменить наших слуг, высокомерно воспринимает отказ, и тебе этого недостаточно?

— Послушай, может быть, я не очень ясно определил рамки его обязанностей. Он хотел как лучше. Поверь мне, ты напрасно беспокоишься, он просто принимает свою работу близко к сердцу, и это очень хорошо. Ты что, предпочла бы шофера, который пренебрегал бы своими обязанностями и не считал необходимым даже мыть машину?

— Помыть машину и принимать себя за управляющего в доме — две большие разницы. И когда я говорю «нет», мне бы хотелось, чтобы он понимал, что это «нет»! Он обратился ко мне в таком тоне…

Даниель озадаченно нахмурился:

— Хочешь, я с ним поговорю?

— Нет! Ни в коем случае, — возразила Николь, — если ты будешь говорить об этом, то подорвешь мой авторитет. Он подумает, что я нуждаюсь в тебе, чтобы защититься, и то, что говорю я, не важно!

Даниель нетерпеливо поднял брови:

— Тогда чего же ты хочешь от меня?

Она поняла, что мужа раздражает этот разговор, и пожалела, что завела его.

— У Лансуа такой характер, — продолжал Даниель. — Ничего не поделаешь. Не забывай, что прежде всего он тут как охранник. Я не выбирал услужливого шофера, а взял того, кто способен обеспечить вам защиту! А когда выбираешь сторожевого пса…

— …лучше взять волка, чем пуделя, я знаю!

Она отвернулась и прикусила губу, чтобы не сказать в ответ какую-нибудь дерзость, о которой потом будет жалеть. Она сказала не все, умолчав об откровенно угрожающем поведении Мартина — по крайней мере оно показалось ей таким, — и теперь жалела об этом. Мартин так напугал ее, что она даже не пошла спать, а специально дождалась прихода мужа. Ей нужно было с кем-то поговорить, довериться кому-то, опереться на чье-то плечо… А Даниель находил поведению Мартина всевозможные оправдания.

Нет, не так. Не поведению Мартина, а тому, что она о нем рассказала. Она же ничего не поведала о своих страхах.

Теперь было поздно говорить об этом. Если она сейчас начнет, Даниелю покажется, что она пытается давить на него, пользуясь неправдоподобными аргументами, придуманными в последний момент.

Нет, она не могла ничего рассказать.

Николь почувствовала, как муж положил ей руки на плечи, прижал ее к себе.

— Ну потерпи немного. Знаю, тебе сейчас нелегко. Обещаю, что в следующем году сделаю все возможное, чтобы проводить с вами больше времени. Но сейчас это невозможно, ты должна понять.

— Я понимаю, — ответила Николь. — Не в этом дело…

А если именно в этом? Если она что-то воображает, неверно толкуя поведение Мартина, просто потому, что редко видит мужа? Что, если она загружает его своими заботами? Хоть он и не говорит об этом, она чувствует, что ситуация у него на работе более серьезна, чем можно судить с его слов.

А она вместо того, чтобы поддержать его, только добавляет забот своими историями скучающей женщины. У нее, как говорят, есть все для счастья, а она впадает в меланхолию.

Николь выпрямилась, приняв решение. Если она реально ничем не может помочь мужу в трудный период, то хотя бы должна не добавлять ему забот своим идиотским поведением.

— Может, ты и прав. И беспокоиться не о чем. Не волнуйся, все будет хорошо.

Думая, что успокоил ее, Даниель взял кейс и направился в свой кабинет. Николь обернулась, но он уже выходил из комнаты.

Дверь тихонько хлопнула. Она снова была одна.

Николь выключила телевизор и поднялась к себе.

Только в ванной, расчесывая волосы, она заметила, что по лицу текут слезы.

29

Хлоя, чуть не плача, смотрела, как Матьё уезжает с Мартином.

Она всегда считала среду чудесным днем. Во-первых, не надо идти в школу, во-вторых, выполнив задания, можно целый день играть. Для Хлои это означало все время быть с братом. Старше ее на четыре года, Матьё казался ей полубогом. Он на все знал ответ, был в курсе всех событий. Он был ей и наставником, и сообщником, а когда надо, и защитником…

Но с появлением Мартина все изменилось. Матьё стал проводить с ней меньше времени. Словно околдованный этим человеком, он всюду следует за ним. Моет ли тот машину, или копается в моторе, или обходит парк — Матьё постоянно с ним рядом.

Они скрылись за поворотом, и Хлоя осталась одна.

Хлоя и Матьё играли, когда к ним подошел Мартин. Хлоя, как всегда, сделала вид, что не замечает его. Они никогда не разговаривали друг с другом. Она кратко благодарила его, когда он помогал ей выходить из машины. И всегда боялась, что он заговорит с ней и тогда придется ему отвечать.

Сегодня она сделала вид, что не заметила его. Но Матьё спросил, куда он направляется. Мартин ответил, что идет осматривать парк. Матьё тут же вскочил на ноги и попросился сопровождать его. Мартин кивнул, и мальчик последовал за ним.

Хлоя нехотя тоже поднялась. Но Матьё жестом остановил ее:

— Нет! Патрулирование — это не для девчонок! Слишком опасно!

И она осталась на месте, еле сдержав слезы.

Вдобавок Бебе тоже пошел за ними. Доберман охотно играл с ней, но все же предпочитал компанию брата. Они знали друг друга с самого рождения, вместе росли, вот и сегодня Бебе не колеблясь выбрал Матьё. Он побежал за ним, держась на некотором расстоянии.

Хлоя смотрела им вслед, потом села, обхватив колени руками. Кусая то правую, то левую коленку, она смотрела на круглые следы, которые оставляли зубы на нежной коже. Слезы текли по лицу. Она не знала, почему плачет, — от обиды или от боли, которую сама себе причиняла.

30

Николь поправила непослушную прядь волос и отступила, чтобы рассмотреть картину.

Ничего не получалось. Под каким бы углом она ни начинала, ей не удавалось передать то, что хотелось. Когда несколько недель назад она задумала картину, идея показалась ей замечательной. Она уже представляла себе ее завершенной и знала, что эта работа будет неординарной.

Но ничего не выходило. То, что обычно так легко ей давалось, легкость, с которой она всегда находила нужный оттенок, казалось, куда-то улетучилась.

Ее дар пропал. Кисточки превратились в деревяшки и отказывались подчиняться ее воле. Краски, которые она смешивала, такие яркие на палитре, на холсте тускнели, словно в последний момент к ним примешивался серый цвет.

Бесполезно настаивать: ничего у нее не получится. Она посмотрела на часы и удивилась, увидев, что уже почти четыре часа. Она и не заметила, как пробежало время. Не лучше ли и вправду последовать совету Мирей и заняться другой картиной, отложив эту на время? На сегодня, во всяком случае, хватит. Она проведет остаток дня с детьми. У них начался учебный год, и им, как никогда, нужны ее присутствие и поддержка. Она сняла заляпанную красками блузу, помыла руки и, выйдя на улицу, была ослеплена ярким освещением.

Может, стекла на веранде загрязнились и освещение мастерской стало не таким, как обычно? Да нет, окна совершенно прозрачные. Тогда что же? Само стекло задерживает свет? Но раньше она этого не замечала, а ведь работает в мастерской уже много лет.

Нужно попробовать поработать на улице, пока позволяет погода. Тогда она поймет, что происходит. Наверное, проблема все-таки в ней самой.

Решив, что надо отвлечься, она прошла через кухню и вышла на лужайку.

Хлоя была одна.

Сидя в траве в позе зародыша, девочка трогала коленки губами. У Николь сжалось сердце. Она поискала взглядом Матьё. Улыбаясь, подошла к дочке, делая вид, что не замечает ее состояния.

— Ну что? — спросила она игривым тоном. — Что происходит? Где твой брат?

Девочка подняла на нее наполненные слезами глаза:

— Он ушел с Мартином. Они патрулируют территорию, и он сказал, что это не для девчонок!

Николь почувствовала раздражение, видя, как огорчена Хлоя. Сколько раз она убеждала их играть вместе и не делить игры на мальчишечьи и девчачьи. Но Матьё оставил сестру под каким-то смешным предлогом!

Но что она может сделать? Мартин «патрулировал» парк. Он вбил себе в голову, что в этом заключается его обязанность. Прямо как пятнадцатилетний мальчишка, помешанный на боевиках. Но лучше с ним не связываться. По крайней мере пока он прогуливается по парку, он не вмешивается в ее жизнь. И к тому же это лучше, чем регулировать карбюратор в «мерседесе». В любом случае это ничего не дает. Она не слышит, чтобы звук мотора изменился.

Короче, пусть патрулирует. Но детей-то зачем с собой приглашать! Он здесь не для этого. Ей не нравилось, когда он приближался к детям. Особенно к Хлое. Николь не знала, почему ей это так неприятно. И не хотела раздумывать над этим, боясь прийти к заключению, что у нее параноидальные идеи, но стоило представить, что девочка останется наедине с шофером, ей становилось нехорошо.

— Итак, капрал Хлоя. Мы тоже пойдем патрулировать. Но пусть парк патрулируют мальчишки. Мы же сделаем настоящую вылазку на вражескую территорию. Прогуляемся по лесу. Идет?

Хлоя вскочила на ноги, вытирая слезы рукавом. Она снова улыбалась.

— Нужно взять ключ!

Николь совершенно забыла, что теперь нужен ключ, чтобы выйти за территорию.

— Тогда вперед, за ключом!

Они прошли через дом, взяли ключ в прихожей и вышли через парадный вход.

— Может, возьмем Бебе? — предложила Николь. — Ему не помешает пробежаться. Последнее время он немного потолстел, ты не находишь?

Хлоя надула губы. Она не находила Бебе толстым. Но если мама так сказала…

— Так где же этот бездельник?

— Он убежал с Матьё…

Николь колебалась.

— Тем хуже для него, — наконец сказала она. — Уверена, прогулка ему бы понравилась.

— Подожди!

Девочка сунула два пальца в рот и пронзительно свистнула.

— О! — Николь зажала уши руками. — Я и не подозревала у тебя таких способностей!

— Это Матьё меня научил!

В словах Хлои сквозило восхищение братом. Николь была тронута. Девочка обожает Матьё, а он бросил ее, чтобы сопровождать Мартина в его дурацкой вылазке.

Как дети могут быть такими жестокими? Нет, не дети! В данном случае ответственность на взрослом!

Доберман вылетел из зарослей, как черная ракета, и, подбежав к Хлое, стал прыгать вокруг нее. Она потрепала его по загривку, чтобы успокоить:

— Спокойно, пес! Мы идем гулять!

Они втроем подходили к калитке, и Николь уже вынула ключ из кармана, когда их остановил окрик:

— Эй! Вы куда?

Это был голос Мартина. Она обернулась. Мартин и Матьё подходили к ним с решительным видом. Они были похожи на солдат, наткнувшихся на вражеский батальон.

— Вы же видите, — ответила Николь, — мы хотим прогуляться.

— Почему бы вам не остаться в парке? Ведь…

— Потому что мы хотим прогуляться по лесу.

— Хорошо. Не надо сердиться. Я пойду с вами…

— Не может быть и речи!

— Но моя работа…

— Ваша работа заключается в том, чтобы доставлять нас туда, куда нам нужно. Сейчас мы идем гулять, и вы нам не нужны.

— Между тем господин Берже ясно указал: я должен сопровождать вас, чтобы защищать…

— Он имел в виду наши поездки в город. В случае, когда мы идем куда-то вечером, в ненадежных местах. Но не в четыре часа дня в лесу вокруг дома, куда мы ходили на прогулки уже миллион раз до вашего появления и ничего с нами не случалось!

Мартин выпрямился. Он был одет в рубашку и брюки цвета хаки, которые Николь уже несколько раз видела на нем. Это одеяние и короткая стрижка делали его похожим на военного. Он показался ей жалким. Столько усилий, чтобы соответствовать образу, который он сам себе создал… да он похож на этих кукол в маскировочных костюмах, которых сейчас делают для мальчиков.

— Если с вами что-то случится…

Николь покачала головой. Она устала спорить с ним.

— Ничего с нами не случится. И Бебе мы берем с собой. Никто нам ничего не сделает.

Мартин колебался:

— И все-таки…

Это было слишком. Она не собирается провести здесь целый вечер, выясняя, можно ли ей пойти на прогулку. Последний раз она спорила по этому поводу со своими родителями двадцать лет назад!

— Послушайте, — процедила она, — или вы нас оставите в покое, или я никуда не пойду. Ясно? Мне надо отказаться от прогулки только потому, что вы настаиваете на том, чтобы нас сопровождать?

Мартин понял, что она не уступит, и поднял руки, как бы извиняясь.

— Хорошо-хорошо, — проговорил он. — Вы выиграли. Но я снимаю с себя всякую ответственность, если…

— Не беспокойтесь, вас к ответственности не привлекут!

Николь только сейчас заметила, что Хлоя вложила ладошку ей в руку и что в течение всего разговора она сжимала руку девочки, делая ей больно. Она повернулась к сыну:

— Ты пойдешь с нами, Матьё?

Секунду мальчик колебался.

— Нет, — наконец сказал он. — Мы еще не завершили обход.

Николь почувствовала, как к горлу подступил комок. Она хотела было настоять, но удержалась.

— Ну хорошо.

Она вставила ключ в новый замок калитки и открыла ее. Собака протиснулась между ней и стеной и выбежала в лес, на свободу.

Николь с Хлоей последовали за ней.

Они гуляли больше двух часов, разговаривая обо всем, что только могло интересовать восьмилетнюю девочку.

Хоть Николь и жалела, что Матьё не пошел с ними, она все же была рада остаться наедине с дочкой, такие минуты были бесценны.

Хлоя забыла свои огорчения, и Николь тоже развеялась. Наверное, теперь она сможет еще поработать над своей трудной картиной. Они вошли на территорию замка, Николь неохотно повернула ключ в замке, закрывая калитку. Внезапно ей стало зябко, словно здесь, в парке, царил более холодный климат, и ей снова показалось, что она закрывает за собой дверь своей тюрьмы.

Она встряхнула головой, чтобы прогнать мрачные мысли. Нужно взять себя в руки, иначе закончится тем, что она не сможет больше жить в замке!

Движимая непонятным побуждением, Николь прошла метра два вдоль стены. Наконец она нашла, что искала — ложбинку среди камней, достаточного размера, чтобы там поместился ключ.

— Мартин был бы недоволен! — заметила девочка, поняв, что она хочет сделать.

— Здесь командует не Мартин! — ответила Николь, широко улыбнувшись ребенку.

Хлоя улыбнулась в ответ, гордясь, что мама доверяет ей такой секрет.

Николь была довольна своей идеей. Она спрятала здесь ключ в пику Мартину. Хотелось показать ему, а скорее доказать себе, что его распоряжения мало ее касаются и что она продолжит вести ту жизнь, к которой привыкла. Еще она сделала это для Хлои. Ребенок должен знать, что охранник не распоряжается их жизнью и никогда не будет распоряжаться. И что не нужно его бояться.

Но, пряча ключ, совершая этот символический и смешной жест, она испытывала смутную тревогу. Словно обман Мартина даже по такому пустячному поводу, как ключ, мог повлечь за собой какие-то серьезные последствия, какие — она точно не знала. Она обернулась, боясь, что он вдруг выйдет из-за дерева и станет ругать ее за непослушание.

Она не позволит Мартину испортить себе жизнь. Не следует изменять свои привычки и позволять ему решать, что ей позволено, а что — нет. Она у себя дома, она совершеннолетняя, и он не будет приказывать ей.

Она покачала головой, словно отгоняя назойливую муху, и поглубже засунула ключ между камней.

31

Мартин проснулся словно от толчка. Тело было покрыто испариной, несмотря на свежую сентябрьскую ночь. С минуту он лежал неподвижно, устремив взгляд на невидимый потолок. Интересно, что же его разбудило? В парке раздался лай. Ах, вот оно что!

— Проклятая псина! — пробормотал он.

Он встал с кровати. Может, что-то происходит, раз собака лает? Он должен проверить. Это его работа. Он без сожаления оставил свое ложе со сбитыми простынями. Ему не помешает немного подышать свежим воздухом. Он посмотрел на будильник. Два часа ночи.

Не зажигая света, он натянул брюки, сунул ноги в сандалии. Подойдя к двери, подумал было взять оружие. Собака залаяла снова, но в ее лае не было ничего необычного. Наверное, просто кто-то прошел мимо дома.

Он открыл дверь и спустился по ступеням. Угол дома был погружен во тьму. Надо бы спилить все деревья по периметру дома, но Жозеф и слышать об этом не хочет. Старик такой же упрямый, как и его жена! Ведь нетрудно понять, что эти деревья представляют опасность для обитателей замка. Кто угодно может спрятаться в зарослях!

Темные закоулки словно созданы для всяких жуликов! Мартин не колеблясь вошел в неосвещенное пространство. Собачий лай раздавался теперь редко.

Он вышел к фасаду дома. Доберман стоял на террасе, смотрел на кусты, растущие вокруг дома, и изредка коротко лаял, наверное, на всякий случай.

— Паршивый пес! — прошептал Мартин.

Собака повернулась к нему, заметив его присутствие. Ее пасть приоткрылась, показались внушительных размеров клыки, она глухо зарычала.

— Успокойся, дурак, это я! — Мартин сделал несколько шагов, чтобы собака узнала его, но результат получился противоположный. Или у пса было плохое зрение, или он решил воспользоваться темнотой, чтобы отомстить ему, но он вдруг распрямился как пружина, перепрыгнув одним махом четыре ступеньки. — Бебе! Это я!

Собака не слышала. Она бежала к нему, черной тенью бесшумно скользя над землей. Мартин бросился бежать в направлении конюшен. Он услышал, как пса занесло на повороте, когда они огибали угол дома.

Мартин чувствовал, что сердце его сейчас разорвется. Он не звал на помощь. Это было бесполезно. Пока Берже проснутся и вмешаются, зверюга разорвет его на части. Не останавливаясь, он сбросил сандалии и прибавил скорости. Теперь вместо горячей испарины, которая заливала его при пробуждении, тело покрывал ледяной пот.

Кровь стучала в висках. Мартин был в ужасе, но в голову ничего не приходило. Не мог же он остановиться и бороться с собакой. Единственное, что ему оставалось, — укрыться у себя в квартирке, прежде чем пес догонит его.

Самое кошмарное было то, что собака не лаяла. Когда она его догонит, то разорвет на клочки в жуткой тишине.

Никогда еще Мартин не бегал так быстро. Он добежал до лестницы, удивляясь, что еще жив, и стал подниматься, перепрыгивая через четыре ступени, отталкиваясь руками от перил. Добравшись до площадки перед дверью, он услышал, как собачьи когти застучали по нижним ступеням лестницы.

К счастью, выходя, он не закрыл дверь. Он ввалился внутрь и захлопнул ее за собой. Перегородка содрогнулась, когда собачья туша со всего маху ударилась об нее. Мартин почувствовал, как дверь вибрирует под его ладонью.

Собака поднялась и встала на задние лапы. Она заглядывала через стекло, положив лапы по сторонам оконца.

Какое-то мгновение Мартин думал, что чудовище бросится на него сквозь стекло, чтобы вонзить ему в горло свои клыки. Он подумал о карабине, находящемся в спальне. Пока он его зарядит, собака уже будет в комнате.

Но пес стоял неподвижно, скаля клыки. Он словно колебался. Они смотрели друг на друга с ненавистью.

Потом губы Мартина раздвинула улыбка. До него дошло, что зверь не войдет сюда, не проникнет через порог, чтобы закончить то, что начал. Но глаза Мартина не улыбались, он, не моргая, смотрел на добермана.

— Тебе сегодня повезло… — пробормотал он.

Бебе не пошевелился, не залаял.

— …а ты этим не воспользовался. Упустил такую возможность. Теперь очередь за мной.

32

Мартин оперся на стойку, бармен поставил перед ним пиво.

— Эмиля нет?

— Только что ушел. Пять минут назад.

Мартин скривил рот и поднес стакан ко рту, давая понять, что разговор окончен. Но бармен, казалось, этого не понял. Помолчав немного, он спросил:

— Твое предложение еще в силе? Николя меня достал. Что мне ему сказать? Его жена нашла работу — кассиршей в супермаркете, но, если ты их берешь, ей не стоит и начинать…

— Дело немного затягивается…

— Так нужно же было срочно, ты говорил…

— Знаю, что говорил! Теперешние люди должны отработать две недели… Знаешь, что такое социальное законодательство…

Бармен покачал головой. Нет, он этого не знал. Если он увольнял официанта утром, в полдень того уже не было.

— Хорошо бы поскорей, а то они будут заняты!

— Черт, они могут подождать несколько дней? Я им предлагаю золотое место, а он привередничает, потому что его жене приспичило пойти в кассирши! Нет, я сплю! Что это с ней? Ей не хватает пособия по безработице?

Бармен покачал головой. Лучше он обслужит очередного клиента, чем слушать такое.

Мартин залпом допил свой стакан, бросил монету на стойку и вышел, ни с кем не прощаясь.

На улице он посмотрел на часы. Николь еще не ждет его. У него есть несколько минут. Он перешел улицу, вошел в москательную. Ему надо было кое-что купить.

33

Николь опаздывала, а Мартин не мог найти место для парковки. Он два раза проехал мимо галереи. Во второй раз она увидела его и вышла. Наклонившись к окну, сказала:

— Я еще не совсем закончила. Можете заехать через пятнадцать минут?

Он кивнул, сзади водитель сигналил ему, напоминая, что он здесь не один. Мартин потянул на себя ручной тормоз и схватился за ручку дверцы. Сейчас он выйдет, сгребет этого типа за шиворот, положит его на капот и научит хорошим манерам. Вспомнив, что трехцветного удостоверения у него больше нет, он опустил тормоз и, как только Николь отступила на шаг от машины, нажал на акселератор.

Когда он снова приехал за ней пятнадцать минут спустя, она еще не вышла. Он раздраженно вздохнул. Эта женщина его утомляет! Конечно, не ей же еще четверть часа колесить по району. По этим узеньким улочкам с односторонним движением. Ездить здесь на «мерседесе» — все равно что пытаться втиснуть авианосец в бассейн.

Наконец, когда он уже собирался в четвертый раз проехать мимо галереи, она вышла. В руках у нее была большая картина, упакованная в оберточную бумагу. Он остановился, и она направилась к багажнику, чтобы положить туда холст. Мартин вышел из машины.

— Давайте, я положу, — сказал он, открывая дверцу.

Николь колебалась, но Мартин уже брал картину у нее из рук. Он еле уместил ее в багажнике, подвинув сумку с фирменным знаком москательной. Картина загородила сумку. Мартин боялся, как бы Николь ее не увидела. Она могла поинтересоваться, что это такое, а ему очень не хотелось объяснять. Потом он вернулся за руль, хлопнул дверцей и включил первую скорость. Машина тронулась, никто из водителей стоявших сзади машин даже не успел возмутиться.

— Едем домой? — спросил он, бросив на нее взгляд в зеркало.

— Нет. Поедем к школе, подождем детей.

Он посмотрел на часы. Ждать придется полчаса. Вполне можно отвезти ее в замок и вернуться за детьми. Но если ей не жаль времени… Он украдкой посматривал на нее, ведя тяжелый «мерседес» по улочкам Пуатье, и отметил про себя, что Николь выглядит озабоченной. Погруженная в свои мысли, она, казалось, не замечала ничего вокруг. Он счел момент благоприятным.

— Насчет того, о чем мы с вами говорили, — начал он.

— Что? — Она подняла голову и посмотрела на него. — Извините, я думала о другом. Вы что-то сказали?

— Да, я о том, о чем мы с вами уже как-то говорили. О замене слуг… — Он увидел, как она сжалась, но продолжал: — Нужно решать быстрее. Паре, о которой я вам говорил, сделали еще одно предложение…

— Что ж, пусть принимают его. Кажется, я достаточно ясно вам сказала. Не может быть и речи прогнать Луизу и Жозефа и взять ваших друзей!

— Это не мои друзья, а вы только выиграете…

Николь наклонилась вперед, словно боясь, что он плохо ее расслышит:

— Довольно! Мы затрагиваем эту тему в последний раз! Я не хочу больше об этом слышать! Ясно?

Мартин напрягся и открыл было рот, чтобы возразить, но, взглянув на Николь, передумал. Она была напряжена, как струна, и по ее взгляду он понял, что она не потерпит больше никаких возражений. Он прикусил губу, чтобы сдержаться, и глубоко вздохнул.

— Совершенно ясно, — произнес он наконец.

Он нажал на педаль газа, и «мерседес» вылетел из города, как болид. За городом он еще прибавил скорость. Два перекрестка они проехали нормально. Третий был с круговым движением… Мартин повернул, сбавив скорость, и тут справа прямо ему под колеса выехал «пежо».

Мартин нажал на тормоз и резко вывернул руль. «Мерседес» поехал вбок, а «пежо» проскочил в десяти сантиметрах от буфера.

Николь вскрикнула от испуга, но у него не было времени ее успокаивать. Выругавшись, он нажал на газ и потянул руль. «Мерседес» выровнялся и поехал по кругу.

«Пежо» выезжал перед ними с перекрестка, даже не заметив, что чуть не стал причиной аварии. Пробормотав ругательство, Мартин включил фары и выехал с перекрестка следом за ним.

Водитель «пежо» понял, что так просто от них не отделается, и прибавил скорость.

Мартин хохотнул и тоже нажал на педаль газа. «Мерседес» рванулся вперед. Они быстро догнали идущую впереди машину, видно было, как водитель бросает испуганные взгляды в зеркало заднего вида.

— Мартин!

Николь закричала. Но окружающие звуки слышались Мартину словно сквозь вату. Он даже не обратил на нее внимания. Сегодня она просто достала его, кто-то должен за это заплатить!

«Пежо» старался уйти от погони, но «мерседес» был мощнее. Мартин пропустил две встречные машины. Вдалеке, метров за двести, виднелся приближающийся грузовик.

«Как раз успею проскочить», — подумал Мартин, нажав на газ и резко вывернув руль. Николь вскрикнула, увидев надвигающуюся массу грузовика.

Мартин хохотал каким-то диким смехом.

Грузовик бешено мигал фарами и сигналил не переставая. Он тормозил, шины оставляли глубокие следы в дорожной пыли. Его качнуло, казалось, сейчас он перевернется. Глаза водителя широко раскрылись от ужаса. Он сжимал руль, стараясь совладать с вышедшей из повиновения машиной.

Когда столкновение казалось уже неизбежным, Мартин резко повернул руль вправо. Грузовик пронесся мимо.

Водитель «пежо» отчаянно затормозил и выехал на обочину дороги, скатившись по склону. Мартин тоже повернул, проехал по траве, чуть обогнав «пежо», и остановился.

Он вышел из машины, даже не посмотрев на Николь.

Она вжалась в сиденье, взглядом провожая удалявшийся грузовик, не веря, что за такое короткое время дважды избежала смерти. Через открытую дверцу в машину ворвался запах жженой резины, напоминая, во что они могли превратиться под этой грудой металла.

«Пежо» проехал еще несколько метров по траве. Водитель, потрясенный происшедшим, никак не мог вырулить на дорогу. Наконец мотор заглох, машина встала.

Солнце играло бликами на ветровом стекле, и лица водителя не было видно, но Мартин хорошо представлял его себе: испуганное при виде приближающегося незнакомца, вспотевшее от напряжения. Всего-то надо было соблюсти приоритет, въезжая на перекресток. Он зашел слишком далеко и теперь заплатит за свою ошибку.

Водитель пытался завести машину, но мотор только жалобно стонал. Приближаясь, Мартин разглядел мужчину, склонившегося над стартером. Мотор пискнул и заглох, снова пискнул. Мартин прибавил шагу.

Мотор завелся как раз в тот момент, когда он подошел к машине. Мартин рванул на себя дверцу, но она оказалась закрыта изнутри. Ударом локтя он вышиб стекло и протянул руку внутрь машины. И тут водитель совершил роковую ошибку. Вместо того чтобы включить скорость и тронуться с места, он откинулся на соседнее сиденье, стараясь избежать удара.

Мартин открыл дверцу и схватил его.

— Мартин!

Издалека кто-то звал его. Но это не доходило до его сознания. Мартин выволок водителя из машины и поставил его на ноги.

— Мартин! Нет!

Водитель оказался парнем лет двадцати. Сейчас он научит его уважать других! Мартин размахнулся.

— Нет… — простонал парень.

Кулак Мартина ударил его в челюсть, отбросив на траву метра на три. Парень поднялся, лицо его было залито кровью. Мартин снова приблизился к нему. От удара в живот парень согнулся вдвое. Удар в ухо свалил его на колени.

— Мартин! Остановитесь!

Но Мартин ничего не слышал. Отступив на шаг, он занес ногу и хотел ударить парня по голове.

Но тут кто-то схватил его за руку и потянул назад. Удар не попал в цель, едва скользнув по плечу парня. Он повернулся, готовый ударить того, кто посмел отвлечь его от урока, который он преподавал этому невеже.

— Мартин!

Наконец крик достиг его ушей, и он застыл, сжав кулак. Перед ним стояла Николь.

— Мартин! Перестаньте!

Казалось, прошла вечность. Кулак Мартина застыл в воздухе. Николь вызывающе смотрела на него. Ему хотелось ударить и ее, научить уважать его, показать, кто хозяин…

— Господи, да что вы вмешиваетесь! — наконец выкрикнул он. — Мы только что чуть не погибли из-за этого типа!

— Это из-за вас мы чуть не погибли! Довольно!

Лансуа медленно выдохнул, словно пытаясь избавиться от ярости, клокотавшей у него внутри.

— О’кей, — проговорил он.

По дороге проехала машина, притормозила. Водитель удивленно смотрел на них, но, наткнувшись на свирепый взгляд Мартина, нажал на педаль газа.

Мартин повернулся к незадачливому водителю «пежо», который тяжело дышал открытым ртом, стоя на коленях в траве. Он, должно быть, потерял несколько зубов, кровь капала на его белые брюки, испачканные зелеными травяными пятнами.

— Ты не представляешь, как тебе повезло! — сказал ему Мартин. — Думай об этом в следующий раз, когда соберешься нарушить правила!

Развернувшись, он большими шагами пошел к «мерседесу», стоявшему с распахнутыми дверцами.

Николь с минуту колебалась, раздумывая, сказать ли что-то молодому человеку, который кряхтел в траве. Она наклонилась к нему и протянула руку, но он отпрянул от нее.

— Уходите! — прошептал он. — Уходите!

Поколебавшись, Николь вернулась к машине.

Мартин смотрел на нее в зеркало. Он старался дышать медленно, глубоко, чтобы успокоиться. Этот тип чуть не убил их, черт возьми! И эта гусыня еще защищает его! Она помешала ему проучить мальчишку, посмела перечить ему! Словно это он был не прав!

Николь села в машину, хлопнула дверцей.

— В школу! — приказала она. — Только не превышая скорости!

— Послушайте, поймите меня…

— Довольно! Нечего понимать! Вы чуть не попали в аварию, так вам хотелось свести счеты с этим типом, вот что я поняла!

Мартин не ответил. Машина тронулась с места. Не часто столкнешься с такой неблагодарностью! А ведь он спас ей жизнь.

— Около школы вы меня высадите. Мы с детьми вернемся пешком.

— Но… идти километра два!

— Сегодня я больше не хочу ездить на машине.

Он кивнул, выехал на дорогу и поехал по направлению к школе, стараясь не превышать шестидесяти километров в час.

34

Прежде чем загнать «мерседес» в гараж, Мартин осмотрел его со всех сторон. На нем не было ни единой царапины. «Пежо» даже не задел его. А когда он съехал на обочину, у него было достаточно места, чтобы не попасть в кювет.

Мартин вышел из гаража и пересек газон. Возбуждение от всех этих событий еще не прошло. Черт возьми, если бы Николь не вмешалась, этот тип получил бы сполна! Обязательно надо было вмешаться…

Двери дома были широко открыты. Луиза воспользовалась теплым днем, чтобы проветрить помещение. Не колеблясь, он вошел на кухню. Там никого не оказалось. Пройдя коридором и в который раз подумав, что будь он хозяином такого дома, то обязательно сменил бы этот охровый цвет на стенах, Мартин вошел в салон, подошел к бару и открыл его.

Его еще трясло от ярости, когда он думал о поведении Николь. Даже воспоминание о том, как он успел отделать водителя, не радовало. Он взял бокал и плеснул себе виски «Чивас Ригал». Каков бы ни был Берже, вкус у него неплохой.

Мартин закрыл бар и плюхнулся в кресло, положив ноги на низкий столик напротив. Его он тоже выкинет. В этом доме слишком много дерева, металл подошел бы больше. Он видел металлический столик с дымчатым стеклом в большом магазине в Пуатье, который бы хорошо сюда вписался. Подумать только, эти люди могут позволить себе купить все, что угодно, а пользуются вот этим изношенным столом, дерево уже совсем истертое.

Черт знает что!

Он отпил глоток, алкоголь обжег ему рот, приятным теплом растекся по горлу. Вот как надо жить!

Мартин прикрыл глаза. Если бы он был здесь хозяином! Он представил, как отдает приказы переделать весь дом. Какая жалость, что Даниель Берже, несмотря на то что у него есть средства, так и не смог устроить здесь что-то стоящее! А ведь у него есть для этого все: прекрасный замок, красавица жена, хорошее виски, дорогие машины… Конечно, он не безупречен: и дела ведет кое-как, и домашних не может держать в узде… Но Мартин быстро наведет здесь порядок. Чего здесь не хватает, так это кого-то, кто знает, чего хочет, и умеет добиться своего. Такого, как он.

Недаром его не покидало чувство, что замок ждал его.

— Что вы здесь делаете?

Голос, раздавшийся над ухом, отвлек его от грез. Он открыл глаза, чуть не подавившись виски. Квадратная, как нормандский шкаф, одетая в свое вечное серое платье и голубой фартук, перед ним стояла Луиза, как живое воплощение упрека.

— Вы же видите, прихожу в себя после тяжелого рабочего дня! — резко ответил он.

— Что ж, тогда идите в другое место. Не уверена, что месье будет рад узнать, что вы пьете его виски!

Мартин поднялся на ноги, не спеша допил то, что осталось в бокале. Потом с высоты своего роста смерил служанку взглядом. Он поднял указательный палец и хотел что-то сказать, но передумал. Просто потряс пальцем перед ее лицом и улыбнулся.

Но она не улыбнулась ему в ответ. Он и не ждал от нее этого.

Затем он вышел, не говоря ни слова.

Луиза смотрела ему вслед, потом взяла бокал со стола и пошла на кухню.

35

Николь с детьми вернулась домой около половины шестого. Дети были довольны прогулкой, хотя Матьё и жалел, что Мартин не везет их, как обычно, на машине.

Николь радовалась, что представилась возможность поговорить с сыном наедине. Всякий раз, когда они возвращались на машине с Мартином, у нее возникало чувство, что ее едва терпят в их маленьком мужском кружке. Для Хлои же присутствие Николь было верхом счастья. Николь так хотелось, чтобы это продолжалось всю жизнь. В последнее время у Хлои случались приступы меланхолии, длившиеся иногда часами, и Николь чувствовала себя в эти моменты беспомощной.

Она отослала детей на кухню, где Луиза приготовила для них полдник, потом прошла в мастерскую. Картины, которую она взяла из галереи, там не было. Должно быть, Мартин забыл вытащить ее из багажника.

Прогулка по проселочной дороге успокоила Николь. Когда она выходила из машины перед школой, ее трясло.

Теперь, вспоминая о происшествии, она все же оправдывала реакцию Мартина. Ей тоже приходилось иногда раздражаться на несознательность некоторых водителей. Сколько раз Николь жалела, что она не мужчина: так хотелось намылить шею какому-нибудь нахалу. Но одно дело — мечтать, другое — пережить такое.

Мартин очень испугал ее, когда напал на этого водителя. Бедный паренек был на добрых тридцать сантиметров ниже, но Мартина это не смутило. Он бы покалечил его, если бы она не вмешалась. Николь вздрогнула при мысли об этом. Парень был, конечно, не прав и не заслуживал прощения, но ее испугала реакция Мартина.

Она вышла с веранды на улицу, прошла по газону к гаражу. Ключи должны находиться в машине. Пункт, по которому они с Мартином тоже немало спорили. Сначала он не хотел оставлять ключи в машине. Боялся, что ее украдут из гаража. Когда Даниель сказал, что риска никакого нет, Мартин поднял вопрос о детях — вдруг они нечаянно заведут мотор. Это был последний аргумент, к которому он прибег, но Даниель принял его во внимание. Теперь ключи не торчали в замке зажигания, а лежали за солнечным козырьком. Дети тоже знали об этом, но опасения Мартина не оправдались, и больше не нужно было искать ключи по дому, если вдруг понадобилась машина.

Николь взяла ключи и открыла багажник.

Картина лежала на месте. Это был ее автопортрет, где она кормила Хлою грудью. Когда холст оказался в галерее, Николь вдруг стало жалко продавать работу и она снова забрала ее домой. Двое потенциальных покупателей уже интересовались картиной, но их отпугнула цена. Однако Николь это устраивало. Она не хотела расставаться с ней. Картина напоминала о беззаботном периоде ее жизни. Это было так недавно, но казалось, что с тех пор прошла вечность.

Картина связывала ее с теми счастливыми днями, была как открытое окно в ту, прошлую, жизнь.

Николь поставила картину на землю и стала закрывать багажник, как вдруг взгляд ее упал на пакет с эмблемой москательной в Пуатье. Она открыла его и достала оттуда коробку со средством от сорняков.

— Это для Жозефа.

При звуке голоса у себя за спиной Николь вздрогнула, словно девчонка, которую застукали около шкафа с вареньем.

Это был Мартин. Она не слышала, как он вошел.

— Я пришла за картиной.

Николь оправдывалась, объясняя, что делает в собственном гараже.

Она протянула ему коробку. Мартин взял ее и закрыл багажник.

— Я как раз шел за картиной, чтобы принести ее вам, — сказал он.

Николь кивнула и направилась к выходу.

— Николь…

Она напряглась, повернулась к Мартину.

— Я хочу извиниться. Сожалею о том, что недавно случилось. Не знаю, что на меня нашло, я вел себя как дурак.

Николь колебалась, но он, казалось, говорил искренне. Его мучают угрызения совести. Она расслабилась, решив не обращать внимания на то, что он снова назвал ее по имени.

— Вы меня страшно напугали, — призналась она.

— Знаю. Я не нарочно. Просто не переношу таких водил. В полиции я повидал аварий из-за таких вот придурков, неспособных нормально ездить… Знаете, такого насмотрелся…

— Понимаю. Но кажется, вы и сами превысили скорость!

— Это чтобы его догнать. Вам не угрожала никакая опасность…

Николь скривила губы, вспомнив, на какой скорости ехал грузовик и испуганный взгляд шофера.

— «Мерседес» — хорошая машина. Я не стал бы этого делать, если бы не был в ней уверен.

Николь удержалась от замечания, готового сорваться с губ. Объяснять шоферу, что в любой момент может возникнуть техническая неполадка, было не нужно.

— Хорошо. Но на будущее избегайте подобных подвигов, даже чтобы догнать кого-то. Если бы сегодня в машине были дети, вы уже были бы уволены.

Мартин кивнул, и Николь вышла из гаража, неся под мышкой картину.

Когда она шла по газону, навстречу ей выбежал Бебе.

Она затылком чувствовала взгляд Мартина. Зачем она приняла его извинения? Почему не воспользовалась случаем, чтобы уволить его?

Потому что Даниель против! Даже после того, что произошло, она не была уверена, что он уволил бы Мартина. А еще раз выходить побежденной из спора ей не хотелось.

Ей не хотелось, чтобы муж думал, что она что-то выдумывает, что у нее шалят нервы… Но все-таки упустить такую возможность! Лучшего повода избавиться от Мартина нельзя было себе и представить.

С другой стороны, он ведь раскаивается. Можно ли упрекать его за то, что он так рассердился? Это было так оправданно. Но искренни ли его извинения? Она все же сомневалась.

Николь вошла в мастерскую. Сейчас все равно уже поздно. Она приняла его извинения, сказала, что в следующий раз он будет уволен за такое поведение. Значит, в этот раз его не уволишь.

Слишком поздно возвращаться к этому вопросу.

36

Мартин смотрел вслед Николь. Он должен был держать себя в руках, чтобы не высказать всю правду этой жеманнице! Она его будет учить, как водить машину! Как будто что-то в этом понимает! Правда, со своим мужем-тряпкой она, конечно, и не привыкла к нормальной езде.

Вот чего ей не хватает! Настоящего мужчины! Который не побоится вести себя по-мужски. Даниель Берже небось в жизни своей ни с кем не дрался! Мартин презрительно усмехнулся, вспомнив, как Даниель поднял кулаки, когда на них напали. В тот вечер, если бы не он, Мартин, Берже бы изрезали на кусочки. Интересно, Николь хоть осознала тогда, что еще чуть-чуть — и она осталась бы вдовой?

Наверное, нет.

Она ему всем обязана. А еще вынуждает его извиняться. Да он имел полное право так себя вести! Он сжал коробку, которую держал в руках, потом взглянул на нее. Николь увидела покупку. Поймет она что-нибудь? Маловероятно. Он ведь сказал, что это для Жозефа. Объяснение вполне нормальное.

Доберман проводил Николь до порога мастерской, затем вышел на середину газона и посмотрел на Мартина.

Слегка обнажив клыки, он беззвучно зарычал, как прошлой ночью. Словно предупреждая Мартина.

Тот подбросил коробку в руке.

— Милая собачка, — прошептал он с улыбкой. — Ну что, ням-ням?

37

Матьё схватился за спинку кресла, чтобы удержаться, когда «мерседес» съехал с дороги и остановился перед решеткой. Мартин нажал на кнопку дистанционного управления и снова убрал его в бардачок. Серые решетчатые дверцы медленно распахнулись, мотор нетерпеливо урчал. Матьё просто обожал этот момент. Когда он видел, как ворота открываются от нажатия кнопки, он чувствовал свое всемогущество. Ему казалось, что он вдруг оказался в научно-фантастическом фильме, где все автоматизировано, — он просто обожал такие истории.

Наконец ворота открылись, и Матьё еле удержался, чтобы не сказать что-нибудь типа: «Адмиральский корабль, на базу. Мы готовы к стыковке». Но счел момент неподходящим. Вот уже несколько дней, когда они садились в машину, мама держалась очень напряженно. А точнее, с того дня, когда она пришла за ними в школу пешком. Матьё не знал, что произошло, но догадывался, что случилось что-то необычное. С того дня мама то и дело проверяет, крепко ли у них застегнуты ремни безопасности. И часто опирается рукой на приборную доску или держится за ручку над дверцей, чего раньше никогда не делала.

Сидя рядом с Мартином, она за всю дорогу не произнесла ни слова, глядя прямо перед собой, словно боясь аварии.

И ее не удивило, когда Мартин резко затормозил… Она удержалась за приборную панель.

Матьё в изумлении поднял голову. Почему машина остановилась, вместо того чтобы ехать прямо до дома?

Мартин посигналил.

— Эй, подвинься, жирдяй! — весело крикнул он.

Тогда Матьё увидел, что поперек дороги лежит Бебе.

Собака не двигалась.

Мартин завел мотор и немного двинул машину вперед, но пес даже не поднял голову.

— Да его надо поднимать пинком под зад, — сказал Мартин.

Матьё смотрел, как Мартин выходил из машины. Мама не двигалась, не отрывая взгляда от черной массы, лежавшей поперек дороги.

— Эй! — Мартин приблизился к собаке. — Вставай, лентяй! Хватит спать.

Матьё почувствовал, как ледяная волна поднялась из живота и сдавила сердце. Произошло нечто ужасное, он знал это. Бебе так никогда себя не ведет. Никогда он не ложится поперек дороги, он слишком умен, чтобы не реагировать на подъехавшую машину. Слезы навернулись ему на глаза, но он и не думал их сдерживать. Они с мамой вышли из машины одновременно.

— Бебе!

Они окружили собаку, Мартин встал на колени и потрогал Бебе кончиками пальцев. Матьё услышал, как сзади с сухим стуком закрылась решетка. Звук был настолько неуместным, что Матьё почувствовал, как он словно выпал из реальности, и не мог определить, откуда доносятся звуки: шум ветра в сухой листве, ругательство, сорвавшееся у Мартина, когда тот увидел, что собака не реагирует, чей-то всхлип… У кого он вырвался, у него или у мамы?

Сзади в машине открылась дверца, Николь обернулась:

— Хлоя, иди обратно в машину…

— Но…

— Делай, пожалуйста, что я говорю.

Звук захлопнувшейся дверцы.

Матьё упал на колени, не обращая внимания на острый гравий. Его мозг был словно обернут в ватный кокон, через который ничего больше не могло проникнуть. Он положил руки на собаку, но это не был теплый и милый пес, которого он знал. Под руками было полено, холодное и негнущееся. Он отдернул руки, словно обжегшись, и закричал:

— Бебе!

Николь хотела обнять его, но он с силой оттолкнул ее руку. Что ей надо? Она разве не понимает? Не понимает, что его собака умерла? Умерла! Но она не могла умереть. Это же его собака. Она бессмертна. Она никогда не умрет, и они долго еще будут носиться вместе по парку!

— Бебе! Нет!

— Что происходит? Что такое?

Хлоя опустила стекло в дверце и просунула голову в окно, стараясь увидеть, что они делают.

— Что с Бебе?

Она не может замолчать? Матьё поднял глаза, и его взгляд упал на заросли. Деревья торчали, словно пальцы злой колдуньи, над трупом его собаки. Почему никто ничего не предпринимает? Нужно вызвать пожарных, «скорую», кого угодно, чтобы только спасли его собаку. Она не имеет права умереть! Ее, наверное, можно оживить! Так делают в фильмах! Когда герой умирал, приезжали врачи, делали что-то и спасали его… Бебе не может умереть!

Он бросился на собаку и изо всех сил обхватил ее руками, удивляясь, что она такая холодная, такая чужая.

Мальчик чувствовал, как чьи-то руки обхватили его за плечи и пытаются оторвать от Бебе, но он цеплялся за него, не хотел отпускать своего товарища, зная, что если отпустит его, то потеряет навсегда, его возьмут, унесут и похоронят далеко отсюда в черной холодной яме.

Он снова закричал.

— Перестань, Матьё! Веди себя достойно! Ты же мужчина, да или нет?

Холодный голос Мартина подействовал на мальчика, как удар хлыста. Он вздрогнул.

— Мартин…

— Ну-ка, вставай, пойдем, — приказал Мартин, не обращая внимания на Николь.

Этот командный тон дошел до сознания мальчика, и он послушался. Он не должен плакать. Он же мужчина. Он отпустил собаку, последний раз проведя рукой по черной шерсти.

— Иди в машину, — снова сухо сказал Мартин.

Матьё поднялся на ноги, как автомат. Мама положила ему руку на плечо, но он сбросил ее. В глазах Николь стояли слезы. Матьё услышал, как Мартин сказал, что положит собаку в стороне от дороги, а потом приедет за ней. Он хотел обернуться, но Николь обняла его за плечи и прижала к себе.

Тогда он не смог больше сдерживаться, несмотря на то что решил не показывать своего горя, вести себя как мужчина. Слезы оказались сильнее. Они хлынули из самых глубин его души. Их было море. Он чувствовал, что мог бы плакать так всю жизнь, и они никогда не иссякнут.

Матьё обхватил Николь руками, и они вместе пошли к машине.

Он сел на заднее сиденье. Хлоя тоже плакала, но ему не стало от этого легче: она же девчонка.

Сквозь слезы Матьё увидел, как мама, которая садилась в машину, вдруг остановилась и смотрит в ту сторону, куда Мартин указывал рукой.

Он тоже посмотрел и увидел на земле, в нескольких метрах от машины, маленький коричневый комок. Он не сразу понял, что это было. Потом мама с Мартином завернули за машину, и Матьё через стекло смотрел, что они делают. Они осматривали землю около решетки, Матьё заметил еще два комка. Тогда он понял, что это кусочки мяса, а в них находится яд. Кто-то положил его туда, чтобы убить собаку.

— Я соберу их, — сказал Мартин, садясь за руль.

— Но кто мог это сделать? — спросила Николь, тоже садясь в машину.

— По-видимому, кто-то, кого беспокоил лай.

— Ближайшие соседи живут в двух километрах отсюда!

— Тогда тот, кто регулярно проезжает или проходит мимо ворот и кого Бебе невзлюбил! Может, он укусил кого-то, кто пытался погладить его сквозь решетку…

— Погладить добермана через решетку — да нужно быть сумасшедшим.

— Тот, кто это сделал, наверняка и есть ненормальный.

Он тронул машину с места, и Николь ничего больше не сказала.

Матьё не отрываясь смотрел в окно на безжизненное тело собаки, лежавшее в траве, потом встал на колени на сиденье и продолжал смотреть на мертвого Бебе, пока машина не повернула и ничего не стало видно за деревьями.

Кто-то отравил его собаку.

Кто же?

Он мысленно строил предположения. Но не мог вообразить, кому это могло быть нужно. Насколько он знает, у его семьи нет врагов. Его родители были в хороших отношениях с соседями, хоть и не ходили друг к другу в гости.

Оставалось только одно: это был какой-то незнакомый враг. Один из тех, кого Мартин называет «злодеями». Злодеи преследовали их.

Он не знал, что такого они совершили, чтобы привлечь их внимание, но ему стало очень плохо при этой мысли. Как бороться с врагом, которого не знаешь?

В книгах и фильмах эти люди носили черные плащи, они прокрадывались по ночам, чтобы убивать и грабить. Он вздрогнул, подумав, что Бебе больше не предупредит их своим лаем, если кто-то проберется на территорию.

Отец? Его никогда нет дома. И Матьё знал: плохие всегда приходят тогда, когда хорошие одни дома.

Кроме того, он сомневался в борцовских качествах отца. В этом смысле он не стоит Мартина.

Мартин здесь для того, чтобы защитить их.

Как хорошо, что он здесь! Лучше, конечно, чтобы и Бебе был рядом, но теперь собаки не стало. Остался только шофер, и он убережет их от врагов.

Он поймал его взгляд в зеркале и задорно улыбнулся ему сквозь слезы. Мартин улыбнулся ему в ответ:

— Вот и славно, сынок, ты ведешь себя как мужчина.

Матьё выпрямился. Ему было немного стыдно из-за слез, которые текли по щекам, но он никак не мог их остановить.

38

Николь слонялась по замку. Вечер был печальным. Выплакавшись, Матьё довольно быстро успокоился и старался не показывать своего огорчения. Выйдя из машины с портфелем в руке, он побежал в свою комнату. Николь осталась внизу с Хлоей. Луиза, которая вышла к ним навстречу, увидела, что они плачут. Николь рассказала ей, что произошло: кто-то бросил отравленные кусочки мяса через решетку и Бебе попался на эту хитрость.

Старая служанка ничего не сказала. Лишь посмотрела в сторону гаража, куда Мартин загонял машину. Потом она увела Хлою на кухню, пригласив ее выпить горячего шоколада, и девочка пошла с ней. Николь поднялась наверх. Комната сына находилась в конце коридора. Приближаясь, Николь услышала музыку. Диск, которого она еще не слышала. Прерывистая речь, слова, полные ненависти.

Она постучала, но из-за музыки стука не было слышно. Тогда она вошла в комнату. Сын стоял лицом к окну. Он обернулся, почувствовав ее присутствие. Николь поразилась изменению, произошедшему в нем.

Лицо Матьё было закрытым, жестким. Ему всего двенадцать, но он уже маленький мужчина.

Николь подошла на несколько шагов, но он не сделал ни одного движения навстречу ей.

— Матьё, я знаю, ты огорчен. Это нормально. Мне тоже грустно. Хочешь поговорить об этом?

Он покачал головой и снова уставился в окно.

Николь положила руки ему на плечи, но он стряхнул их резким движением. Она прикусила губу, отступив на шаг.

— Знаешь, Матьё, не нужно стыдиться своего горя. Даже мужчины могут плакать…

— Нет. Мужчины не плачут.

В комнате повисла пауза, похожая на густое черное облако. Николь почувствовала, что надо отступить.

— Ну хорошо. Все равно я с тобой. Если надо будет поговорить, приходи не раздумывая. Если тебе нужно выплакаться, помни, что у тебя есть мама, которая тебя любит и всегда утешит.

Матьё кивнул, и она вышла из комнаты, прикрыв дверь. Закончился какой-то этап. Ее сын решил, что он теперь мужчина. И хотя она знала, что однажды это произойдет, было ощущение, словно ей дали пощечину.

Скоро пришел Даниель. Николь уже звонила ему на работу и рассказала о случившемся. В пятницу у него было не так много дел, как на неделе, и он вернулся домой пораньше. К тому времени как он приехал, Мартин уже убрал труп собаки и отравленные мясные шарики, которые смог найти. Когда муж вышел из машины, Николь увидела, что он сильно подавлен.

Даниель был очень привязан к собаке, и то, что произошло, сильно огорчило его.

Даниель тяжело опустился в кресло. Николь обеспокоенно смотрела на него, просчитывая в уме, сколько времени нужно, чтобы «скорая» приехала из Пуатье и отвезла его в больницу, если ему вдруг станет плохо с сердцем.

Но никаких тревожных признаков не было. Лечение наперстянкой, кажется, давало хороший эффект.

Она налила мужу виски, рассказывая, что произошло. Мартин пришел с «рапортом»: собаку отравили мясными шариками с ядом внутри. По его мнению, есть три основные версии: или им мстят через собаку, или убийца тот, на кого собака хотела напасть и он тоже отомстил ей, или кто-то хочет ограбить замок и начал с того, что избавился от собаки.

Когда шофер вышел, Даниель в который раз заговорил о том, как хорошо, что он его нанял.

— Теперь, когда у нас нет собаки, я бы не был спокоен, оставляя вас здесь одних.

Николь ничего не ответила. Ее взволновала смерть Бебе. Кто мог так их ненавидеть? Или это действительно была месть самому Бебе? Но кто же специально пришел и убил собаку, которая никому не мешала?

Вообще-то единственный, к кому собака в последнее время была настроена враждебно, был сам Мартин. Могло ли… Нет, она даже не хотела об этом думать. Если ей в голову приходят такие мысли, она, наверное, параноик.

Луиза пришла сказать, что ужин готов. Николь боялась, что Матьё не захочет спуститься и останется в своей комнате, наедине со своим горем, но он пришел к ужину, что Николь расценила как подвиг.

В течение всего ужина Николь пыталась разговорить мальчика, но безуспешно. Он замкнулся в своем молчании. Она старалась отвлечь детей разговором насчет завтрашнего ужина, спрашивая у них, что бы им хотелось съесть, ведь они будут ужинать со взрослыми… Хлоя высказала свои пожелания, но Матьё молчал, мысли его витали далеко отсюда. Это волновало Николь, и она попыталась еще раз:

— Матьё! Не надо прятать, скрывать чувства! Я понимаю, что у тебя настоящее горе, но не надо переживать его в своем углу! Ты еще ребенок, и плакать, когда страдаешь, нормально!

Вмешался Даниель:

— Подожди, не будем категоричными. Матьё мальчик. Скоро он станет мужчиной. Он перешел в шестой класс, это для него новая эпоха в жизни, целый мир. И в этом мире мужчины не плачут. Не надо поощрять его оставаться маленьким мальчиком. Матьё становится подростком, ему нужно бросать старые детские привычки.

— Но ему всего лишь двенадцать!

— В этом возрасте взрослеют.

Николь недоверчиво посмотрела на Даниеля. Он ли это говорит?

— Ты не можешь понять, — продолжал ее муж. — Ты женщина, тебя воспитывали соответственно. Ты понятия не имеешь, что такое жизнь мальчишки в этом возрасте. Тебе ничего не прощают! Мальчишке, который заплачет перед своими товарищами, потребуются потом годы, чтобы вернуть их уважение!

— Уважение группки мальчишек…

— …единственно важное в этом возрасте. Примет ли тебя группа — вопрос выживания. Не показывать своих слез, несмотря на огорчение, — минимальный критерий для того, чтобы тебя приняли в подростковый коллектив.

Николь покачала головой. Такие аргументы были недопустимы.

— Группа… А почему не племя? Под предлогом мужественности, смешным и старомодным, нормальные люди превращаются в маленьких бесчувственных дикарей!

— Может быть, но таковы требования общества.

— Обществу не мешало бы измениться!

— Давай прекратим этот разговор, тебе известно, что я думаю по этому поводу, а мне — что думаешь ты. Но ты прекрасно знаешь, что общество, в котором мы живем, строится именно по этой модели. Лучший способ подготовить наших детей защищаться в жизни — это объяснить им систему устройства мира, в котором им предстоит жить, а не расписывать им утопию.

Николь замолчала. Следовало признать, что Даниель прав. Она мечтала об идеальном мире, где царила бы справедливость. Но знала, что он не наступит завтра и что воспитание детей на принципах честности и доверия к ближнему плохо подготовило бы их к тяготам жизни, не защитило бы от общества, становящегося все более эгоистичным.

Несмотря на это, она старалась вложить в детей какие-то моральные принципы, хоть это и не было, наверное, оправданно в обществе, где такие ценности, как честность и порядочность, постепенно отмирали, где политики были нечисты на руку и где религии проповедовали ненависть и нетерпимость… Как объяснить сыну, что он не должен страшиться чувств в этом обществе дикарей? Каким способом сделать из него человека в этом мире, который с каждым днем теряет человеческие черты?

Как помочь детям выжить — научив их быть хищниками в этом мире хищников или научив быть гуманными и вести себя цивилизованно в мире, который становился все менее цивилизованным? Сопротивляться ему каким-то образом или плыть по течению?

Как всегда, Николь не находила ответа на этот вопрос. Как всегда, она почувствовала боль при мысли о том, какой мир они оставят своим детям.

39

На следующий день зашли жандармы, осмотрели мертвую собаку и отравленное мясо. Они задали несколько вопросов, спросили, например, нет ли у них врагов… Даниель ответил отрицательно. Жандармы высказали предположение, что такой красивый парк и хорошие машины в гараже, конечно, провоцируют людскую зависть. Так что не надо удивляться. В этом районе более спокойная криминогенная обстановка, чем в некоторых пригородах Парижа или Лиона, но случаи мелкого хулиганства и разбоя участились.

Это не успокоило расстроенных Николь и Даниеля, которые предпочли бы знать противника в лицо, чем воображать анонимного злодея, творящего слепую месть!

Но найти виноватых в такой ситуации… Полицейские не обнадеживали их: если преступников не арестуют за другую провинность, мало надежды узнать, кто это совершил.

Даниель поблагодарил их и проводил до ворот. Николь занялась подготовкой к приему гостей, думая о том, кто же мог быть настолько жестоким, чтобы из зависти убить собаку. Позже она увидела, как Мартин удаляется в глубь парка, толкая перед собой тачку, в которой она различила раздутый джутовый мешок и лопату.

Она поняла, что это был их пес. Сейчас его закопают, и он навсегда исчезнет из их жизни. Никогда больше он не будет скакать вокруг, когда они будут возвращаться домой, приветствуя их радостным лаем.

Никогда больше…

Она была рада, что Матьё сидел в своей комнате и не видел, как собака отправляется в последний путь.

За обедом Матьё ни разу не заговорил о собаке, но и не улыбался.

Николь не затрагивала больше эту тему, надеясь, что он сам придет к ней, что еще не поздно и ее сын не стал одним из этих маленьких бесчувственных дикарей, о которых ей говорил вчера Даниель.

Наступил вечер. Николь надела нарядное платье, которое очень ей шло. Она любовалась своим отражением в зеркале, жалея, что не часто выпадает возможность нарядно одеваться, когда в комнату вошел Даниель.

— Чудесно выглядишь, — сказал он ей.

— Спасибо. Ты тоже неплох.

Даниель развел руки и слегка поклонился, демонстрируя свой наряд — классический саржевый костюм. Он знал, что хотя бы один из приглашенных, Люсьен Жаврис, непременно будет в джинсах и кроссовках, и не хотел, чтобы тот чувствовал себя из-за этого неловко.

Николь была ему благодарна за это, потому что Люсьен был скорее ее знакомым. Она улыбнулась и обняла мужа.

Он прижал ее к себе, вдохнул легкий запах ее духов и тихонько подтолкнул к кровати. Она высвободилась, смеясь, открыла дверь спальни.

— Сейчас придут гости.

— У нас еще есть время!

— А вот и нет, вспомни, в прошлый раз первые приглашенные пришли на полчаса раньше!

— Ах, чтоб им, невежам!

Они вышли в коридор, и Николь прикрыла за собой дверь.

— И потом, мы должны открыть решетку.

Даниель взглянул на нее:

— Думаю, не надо этого делать.

— Но мы всегда так делаем, когда ждем гостей!

— Да, но не сегодня. После того что случилось с Бебе, будет не очень-то осторожно оставлять ворота распахнутыми настежь.

Николь разделяла его тревогу. После того как убили собаку, она чувствовала себя более уверенно, думая о том, что на воротах стоит хорошая решетка. Если кто-то хочет пробраться к ним, ему будет трудно это сделать. Но ей не хотелось долго думать об этом.

О том, что кто-то следит за ними из темноты, ожидая благоприятного момента, чтобы броситься на них, как ястреб на добычу. У нее кровь стыла в жилах от ужаса при мысли, что надо противостоять невидимому противнику.

Но что подумают их друзья, когда приедут и наткнутся на закрытую решетку? Даниель, казалось, прочел ее мысли.

— Они позвонят, как и все, — сказал он. — И конечно, прекрасно нас поймут, когда мы объясним им причину.

Николь тяжело вздохнула. Значит, они должны жить, как в загоне, опасаясь неизвестно кого. В бессильной ярости она сжала кулаки. О, как бы ей хотелось узнать, кто же это, и как следует его проучить!

40

Мартину не составило труда отыскать дом Мирей. Он давно знал ее адрес. Он узнал, где она живет, в первые же дни своей работы у Берже.

Заехав за Николь в галерею, он увидел молодую брюнетку. Она находилась там постоянно. Завезя Николь домой, он снова вернулся в Пуатье, но на своей машине. За время работы в полиции он научился слежке. Он знал, что, когда следишь в одиночку, требуется особая осторожность, чтобы тебя не заметили. Надо соблюдать дистанцию, но из-за этого рискуешь потерять преследуемого на каждом перекрестке. Он думал, что ему понадобится несколько дней, чтобы выяснить, где живет Мирей, и в тот день надеялся только установить, на какой она ездит машине и где паркуется, но ему повезло. Ровно в семь она закрыла галерею и решительным шагом направилась к центру города.

Он последовал за девушкой, по дороге она сделала несколько покупок и пошла на автобусную остановку. По тому, как она устроилась и посмотрела на часы, Мартин понял, что это надолго. Тогда он пошел за своей машиной, подумав, что, если она не дождется его в этот раз, завтра он проследит за ней с этого же места.

Но он подъехал как раз в тот момент, когда она садилась в автобус, который довез ее до жилого квартала на окраине. Выйдя из «БМВ», Мартин продолжил слежку пешком и увидел, как девушка вошла в четырехэтажный дом. Несколько минут спустя на четвертом этаже открылось окно.

Удовлетворенный результатом, Мартин поехал домой.

Итак, в этот раз он уверенно нашел дом, припарковался перед дверью и посмотрел на освещенные окна на последнем этаже. Из окна высунулась Мирей. Волосы ее были сильно завиты и уложены в сложную прическу, она махнула ему рукой, затем голова ее исчезла, окна квартиры потухли одно за другим.

«Развратная и плохо воспитанная женщина!» — в таких выражениях высказалась о Мирей одна из ее соседок, когда Мартин зашел как-то, чтобы порасспрашивать о ней. Если верить соседке, женщине лет пятидесяти, у которой, судя по всему, никогда не было никакой личной жизни и поэтому она была зла на весь свет, Мирей Сапорта ведет дурной образ жизни. Иногда она возвращается домой с мужчиной, и редко когда с одним и тем же! В последнее время ее провожает мужчина намного старше ее, да он ей в отцы годится, наверное, женатый! Разлучница, вот она кто, мой дорогой!

Мартин вышел, чтобы помочь Мирей сесть в машину. Она улыбнулась ему и скользнула на заднее сиденье. На ней было короткое приталенное серое пальто, под которым Мартин увидел черное платье. Когда она наклонилась, садясь на заднее сиденье, из-под него показалась кружевная подвязка, державшая чулок.

Мартин закрыл дверь и сел за руль. Заводя машину, он смотрел на девушку в зеркало. И что в ней такого, в этой шлюшке? Почему ее пригласили на вечер, да еще ехать за ней надо на другой конец города. Она ведь всего лишь работает на Николь, а он — поверенный у Даниеля! Надо выбрать момент и намекнуть на это Николь. Зачем так близко общаться с обслугой? Он-то хорошо знаком с такого типа женщинами. Да они готовы на все! Образованные или не очень — нет разницы, все они только и мечтают заманить в свои сети какого-нибудь голубка, чтобы содержал их до конца их дней. Отвратительно! Конечно, каждый борется за место под солнцем, но все же! Эти девки охотятся за толстыми кошельками, и как только кто-то замаячит на горизонте, кружат над ним, как гриф над падалью.

А Николь-то, похоже, попалась на это жеманство!

Чем больше он узнавал Николь, тем больше убеждался, что здравый смысл у нее полностью отсутствует. Прежде всего персонал: двое ее домашних слуг, да еще эта ассистентка. Где она ее нашла? Прямо девушка по вызову какая-то! Неужели предварительно нельзя навести справки?

Потом ее друзья. Он знал, что сегодня среди приглашенных будет Люсьен Жаврис. Жаврис! Это номер! Он читал его досье. Участник экологического движения. Подстрекатель. Всегда готовый организовать забастовку под предлогом защиты прав какого-нибудь несуществующего меньшинства… Два раза задержан за курение анаши, оба раза отпущен, так как судья посчитал, что речь шла только о «персональном пользовании».

«Персональное пользование», как же! Если бы Жавриса оставили ему на часок, он бы быстренько выбил из него имя поставщика, а заодно и охоту крутить самокрутки!

И таких вот людей Николь приглашает к себе в дом!

Сейчас он не может ничего предпринять, но скоро ей придется внять голосу разума. Пришло время ее образумить. И так как ее муж на это не способен…

Мартин срезал поворот, проехав перед носом у старичка на «форде-эскорте», — тот только успел глаза раскрыть от удивления, когда увидел, как мимо проскочил «мерседес». Он посмотрел в зеркало заднего вида. У Мирей и в самом деле доступный вид. Настоящая шлюха, если верить соседке. Интересно, что бы она сказала, остановись он в маленьком леске около парка. Это не заняло бы много времени…

Он посмотрел на часы на приборной доске… Нет, времени нет. Его ждет Николь. То есть ее, Мирей!

Мирей молчала. Она поняла его интерес, но первого шага не делала.

Мартин сдержал улыбку. Он так быстро ее раскусил. Она, наверное, уверена, что произвела на него впечатление и, стоит ей развести ноги, он тут же потеряет голову! Как же, жди! Он укротил не одну женщину, и не этой школьнице учить его жить!

Они подъезжали к замку. Он ее довезет, не делая никаких намеков. Она выйдет из машины, подумав, что ее чары не подействовали, что она совершила какой-то промах… Он ее выведет из равновесия.

А позже, ночью, когда он повезет ее домой… то сделает ей сюрприз.

41

Когда Мирей приехала, все гости уже были на месте. Она быстро поднялась по ступеням на террасу и поздоровалась с Николь. Они расцеловались.

Мирей с облегчением смотрела, как удаляется Мартин. За всю дорогу он не сказал ей ни слова, только бросал на нее странные взгляды в зеркало. Радость от того, что за ней прислали шофера, сменилась беспокойством. Никогда еще дорога в замок не казалась ей такой долгой. А два последних километра, когда они проезжали пустынную деревню и примыкающий к замку маленький лесок, и вовсе показались ей нескончаемыми.

Она чуть было не вздохнула от облегчения, когда «мерседес» въехал в ворота, и сдержалась только потому, что не хотела, чтобы Мартин что-то понял. Когда он остановил машину перед крыльцом, она выскочила из машины, даже не дожидаясь, что он откроет ей дверцу.

— Спасибо! — сказала она, устремляясь к ступенькам.

— Что с тобой? — спросила Николь. — Ты не можешь отдышаться, словно совершила забег на четыреста метров!

Мирей улыбнулась в ответ и поцеловала ее. Она совсем не хотела, чтобы Николь заметила ее волнение. Она и так тревожилась в последнее время, и Мирей не хотела усугублять ее состояние, рассказывая о своих глупых детских страхах. Ведь ничего не случилось, так какого черта! О чем говорить? О том, что она испугалась странного молчания Мартина?

Это только спровоцировало бы новые подозрения со стороны Николь…

Она повесила пальто в платяной шкаф.

— Ты уверена, что все в порядке? — с тревогой спросила Николь, стоявшая у нее за спиной.

Мирей не спеша поправляла пальто, разглаживая невидимую складку на рукаве, но, справившись с собой, повернулась к подруге с беззаботной улыбкой:

— Конечно, а что может быть не в порядке?

Николь тревожно вглядывалась в нее несколько секунд, но, кажется, поверила.

— Хорошо, — сказала она. — Поторопимся, ты приехала последняя, все остальные ждут не дождутся, когда познакомятся с тобой.

Они прошли в гостиную, где находилось пятеро гостей, не считая Даниеля, поднявшегося навстречу вновь прибывшей.

— О! Мирей! С Полем и Франсуазой Рюшо вы уже знакомы, разрешите представить Люсьена Жавриса, старого друга Николь, а это Ришар и Шанталь Лами.

Мирей поздоровалась со всеми и села в кресло между Франсуазой Рюшо и Люсьеном Жаврисом. Даниель предложил ей бокал красного вина. Она знала Франсуазу — это была подруга Николь, и она, и ее муж были врачами, однажды Мирей даже обращалась к ней, когда ее врач был в отъезде. О Жаврисе она слышала от Николь. Он был ее преподавателем в университете, участвовал в движении «зеленых». Она даже видела его однажды по телевизору, когда он с группой крестьян принял участие в сносе американского фаст-фуда. Ему было под пятьдесят, высокий, худой мужчина с удлиненным, немного лошадиным лицом, начинающей седеть бородкой и совершенно белой шевелюрой. Мирей подумала, что в жизни он гораздо лучше, чем по телевизору, и что его голубые глаза, должно быть, сражают студенток наповал.

С другой парой она знакома не была и ничего о них не слышала. Должно быть, это были приятели Даниеля, так как они обсуждали какие-то биржевые проблемы. Жаврис время от времени подмигивал ей, показывая, что и он тоже ничего не понимает в том, о чем говорят.

Но что-то было не похоже.

Мирей потеряла нить беседы, когда заговорили о необходимости регламентации предоставления акций крупным фирмам. Она не видела разницы между большими и малыми предприятиями, не понимала, почему то, что было неприемлемо для одних, являлось допустимым для других… Она с трудом подавила зевок, но Жаврис уже перевел разговор на более интересную тему.

— Итак, над чем ты сейчас работаешь? — спросил он у Николь, воспользовавшись тем, что Ришар Лами делал глоток из своего бокала. Николь благодарно улыбнулась ему. Мирей знала, что ее тоже не очень интересовали производственные темы.

— Я готовлю выставку. Работы будут закончены через месяц-другой.

Мирей отметила про себя неуверенность, с которой говорила Николь. Значит, она еще не вышла из творческого ступора, в котором пребывала уже несколько недель.

Жаврис показал на большую картину над камином: пейзаж, среди которого в легкой сонной дымке выступали контуры замка.

— Твои новые работы будут так же прекрасны, как эта? Ты знаешь, что эта картина — моя слабость!

— Так это нарисовали вы? Просто прекрасно!

Восклицание Шанталь Лами утвердило Мирей во мнении, что это не друзья Николь и что они, должно быть, не часто приходили на ужин, иначе знали бы историю этой картины.

— Она не продается, — уточнил Даниель. — Ее купил я и надеюсь сохранить для себя.

— Вы купили картину у своей жены?

Бедная Шанталь не понимала, в чем дело. Николь улыбнулась и пояснила:

— Мы не были знакомы. В то время я жила в Шатору, где родилась и выросла, а Даниель — здесь. Он как-то приехал на вернисаж в Шатору, его привез наш общий друг, увидел эту картину, она ему понравилась, и он тут же ее купил. Так как я сама очень ею дорожила, то должна была выйти за него замуж, чтобы вернуть свой холст. Таким образом я оказалась здесь. Художникам приходится иногда приносить жертвы!

Мирей едва удержалась от смеха, когда Николь испустила тяжкий вздох. Шанталь казалась немного растерянной. Она повернулась к мужу, словно призывая его на помощь. Тот лишь одобрительно покачал головой. Жаврис снова подмигнул Мирей, ее так и подмывало расхохотаться.

В этот момент вошла Луиза. Она что-то прошептала на ухо Николь, та взглянула на бокалы, стоявшие на столике, и так же тихо ответила. Луиза вышла.

После этого еще поговорили об искусстве, о живописи, о том, как трудно выжить художнику в современном мире… Затем Николь пригласила всех к столу.

За столом Мирей оказалась между Жаврисом и Ришаром Лами. Они оказались приятными собеседниками. Вечер ей очень нравился, она прекрасно проводила время, забыв о своих страхах. Когда ужин подходил к концу и она пила вторую чашку кофе и тягучий ирландский дижестив, который оказался очень вкусным, ей подумалось, что это один из самых приятных вечеров в ее жизни.

С Люсьеном Жаврисом они перешли на ты, и он принимал такое положение вещей с отеческим добродушием, что, впрочем, не мешало ему изредка коситься на ее декольте.

Она попыталась несколько раз сказать «ты» и Ришару Лами, но взгляд его жены, сидевшей напротив, пресек подобные попытки.

Было уже очень поздно, когда они встали из-за стола и вышли в холл, чтобы надеть пальто.

Мирей отыскала свое, почувствовала, как его берут у нее из рук и помогают набросить на плечи, повернулась, чтобы поблагодарить. Это был Люсьен Жаврис. У нее внезапно пересохло во рту, голос не повиновался.

«Наверное, я все-таки слишком много выпила», — подумала Мирей.

Потом они вышли на крыльцо, попрощались друг с другом и пошли к машинам.

Николь, провожавшая гостей в одном легком открытом платье, дрожала от вечерней прохлады. Даниель обнимал ее за плечи.

Вдруг Мирей остановилась посреди лестницы. Перед ней стоял «мерседес». Мартин уже открыл дверцу и ждал, стоя около машины.

Жаврис, спускавшийся следом, остановился рядом с ней. Он взглянул на Мирей, на машину, на шофера, словно пытаясь вспомнить, где же он его видел. Потом с улыбкой повернулся к ней:

— Так ты без машины, Мирей? Ты живешь в Пуатье?

Растерявшись от признательности, она схватилась за соломинку, которую он протянул ей:

— На окраине. Прямо у въезда в город…

— Я довезу тебя.

— Мне не хотелось бы…

— Это по пути.

Затем он повернулся к Мартину, который следил за их разговором:

— Вы можете идти. Мне очень жаль. Если бы я знал, что вы ждете, мы бы предупредили вас раньше.

Мирей не знала, что и подумать, когда увидела, как посмотрел на нее Мартин. Она механически улыбнулась ему.

— И все-таки спасибо, — сказала она.

Она поспешила за Жаврисом. Его «форд» не отличался новизной. Конечно, он не так комфортабелен, как «мерседес», но Мирей не променяла бы его даже на лимузин. Он казался ей похожим на сказочную карету.

42

Николь и Даниель смотрели вслед удаляющемуся «форду», пока он не исчез за деревьями. Следом ехал «мерседес». Мартин хотел убедиться, что после отъезда последней машины решетка закроется как следует.

Николь вошла в дом, дрожа от ночного холода, и закрыла ставни в столовой, Даниель закрывал их в холле. В гостиную они вошли одновременно.

— Кажется, Мирей произвела впечатление на Люсьена, — заметил Даниель, открывая окно.

— Если не наоборот.

— Ну, в этом не было бы ничего необычного. Как только мимо проходит кто-нибудь в брюках, Мирей уже лезет на стену.

— Ты несправедлив к ней. Она гораздо менее легкомысленна, чем хочет казаться.

Даниель запер ставни и закрыл окно.

— В любом случае эти двое очень хорошо спелись, чтобы так смеяться прямо в рожу Лами!

Эти слова шокировали Николь. Даниель редко употреблял такие выражения. Только если бывал чем-то огорчен. Она пошла за ним по коридору, ведущему в спальню.

— Это была всего лишь безобидная шутка…

— Не уверен, что Ришар именно так оценит ее. А ты знаешь, насколько он для меня важен в данный момент.

Николь сдержалась, чтобы не ответить ему. Она хотела организовать дружеский вечер, вечер отдыха с друзьями. Даниель же настоял на том, чтобы пригласить Лами. Конечно, Ришар Лами мог очень даже помочь ему в переговорах с немцами, и Даниель рассчитывал, пользуясь обстановкой, сблизиться с ним. Николь была не очень довольна. Конечно, она всегда исполняла свои обязанности жены бизнесмена и не колеблясь организовывала деловые ужины, во время которых делала вид, что ей интересны разговоры всех этих господ, стоивших десятки, а иногда сотни миллионов долларов. Но в этот вечер ей хотелось расслабиться! А Даниель настоял на своем.

Даниель бросил пиджак на кровать и устало потянул узел галстука.

— Надеюсь, он не рассердился на глупые шутки Жавриса, — продолжил он.

— Вы первые начали!

— Мы?

— Да, вы. Скорее, даже ты! Чего ради ты начал развивать перед нами свои теории, каким образом нужно управлять Францией?

— Я только говорил о нашей отравленной собаке…

— Твои намеки не могли оставить Люсьена равнодушным, и ты знал это.

— Ришар не был шокирован…

— Может, хватит? Даже Франсуаза вмешалась в разговор. А ты знаешь, насколько она далека от политики. Вы и в самом деле перешли всякие границы.

Пожав плечами, Даниель бросил галстук на спинку стула и вошел в ванную.

— Все равно не знаю, что ты находишь в Жаврисе. Он смертельно скучен.

— Я так не думаю. Да и Мирей тоже.

— Я уже сказал тебе, что думаю по поводу Мирей.

— И кажется, Франсуаза и Поль совсем не нашли его скучным. А вот твои экстравагантные теории по поводу генетики очень их заинтересовали!

— Это не экстравагантные теории. Я прочел это в…

— Не важно, где ты это прочел. Мне кажется, они подумали, что ты свалился с Луны! А по поводу ворот их мнение совпадает с моим: наша старая решетка была гораздо красивее той, которую установил Мартин.

Даниель вышел из ванной. Николь сняла платье и повесила его на плечики. Даниель смотрел, как она прошла по комнате и вошла в ванну.

— Послушай, — сказал он, — извини, если я тебя чем-то огорчил сегодня вечером. И мне жаль решетку. Старая и вправду была более красивой. Но ты же знаешь, я делаю это для вас. Меня беспокоит ваша безопасность. А теперь, когда Бебе больше нет, я беспокоюсь еще больше. Особенно когда меня нет дома.

— О, если ты будешь проповедовать нелепости такого рода, которыми ты удостоил нас сегодня, тебе лучше отсутствовать.

— Как ты можешь так говорить?

43

Мартин наклонился к передатчику, но ему не удалось услышать ответ Николь. Она, должно быть, в ванной. А микрофон, который он поставил в спальне, недостаточно мощен.

Он посмотрел на экран, но камера, направленная на спальню, показывала только закрытые ставни. С середины октября у Берже появилась привычка закрывать их.

Он уловил только конец разговора. Убедившись, что решетка закрыта хорошо, он на всей скорости поехал обратно к гаражу. Даниель и Николь уже пошли в свою комнату. Он почувствовал по их тону, что назревает ссора. Жаль, что не услышал начало! Но конец разговора был богат эмоциями. Николь водила за нос этого дурака. Он делал для нее все, что мог, и еще и извинялся за это.

Мартин презрительно усмехнулся. Он не понимал этого типа. Как он мог позволять так давить на себя? Мартин был уверен в одном: Берже не заслуживал такой женщины, как Николь. Она и сама давно поняла это. Это проскальзывало в ее тоне, и для тех, кто умел читать между строк, все становилось ясно.

А в таких играх Мартин был специалистом. То, что он понял, было однозначно: Николь надоел муж. Из передатчика не доносилось ни звука. Они, наверное, легли. Или Николь закрылась в ванной, дожидаясь, пока заснет Даниель.

Мартин выключил передатчик и сел в кресло, закинув руки за голову. Эта ссора подтвердила то, о чем он давно подозревал: Николь больше не переносила Даниеля. Он надоел ей. Она поняла, что они не созданы друг для друга, что она теряет с ним время. Она еще молода и не хочет загубить свою жизнь. Мартин улыбнулся. Не случайно кризис назрел именно сейчас. Его встреча с этой парой послужила детонатором, а его присутствие только ускорило неизбежный процесс. Однажды они уже ссорились из-за него. Николь больше не может. Она осознала, что ошиблась, выйдя замуж за Даниеля. Встретив случайно свою первую любовь, она поняла, как заблуждалась. Такие чувства, какие она испытывала к нему когда-то, не забываются. Они тлеют, как угли под слоем золы, и готовы снова разгореться. Мартин опять улыбнулся. Но тлеющие угли грозят превратиться в пожар. И Даниель сгорит в нем. Бедняжке осталось недолго. Николь избавится от него прежде, чем он поймет, в чем дело. Когда не станет Даниеля, Николь останется одна.

Одна — владелица огромного состояния, с двумя детьми в большом доме. Ей нужен будет тот, кто сможет защитить ее детей. А кто лучше его справится с этим? Даже если она будет разыгрывать светскую даму, неприступную красавицу, она скоро поймет, что бесполезно бороться против его чувств, и ослабит сопротивление. Да и повода сопротивляться не останется. У нее ведь не будет больше мужа. Зачем соблюдать условности?

Ничто больше не будет стоять между ними. Они смогут наконец соединиться. Сколько времени он ждал этого. Даже голова кружится от близости цели. Он и Николь вместе. Они поженятся. Первое, что он сделает, это удалит двух лакеев. Тогда они поймут, кто здесь хозяин!

А потом…

Но это уже другая история. Сначала надо обдумать, как удалить первое препятствие. Нельзя рассчитывать на Николь, она может все испортить.

Нет, для такой работы требуется профессионал.

Ну а он-то кто же?

44

На следующее утро Николь решила как следует выспаться. Накануне они с Даниелем заснули поздно. Гости ушли уже за полночь, потом они повздорили. Но на самом деле супруги не держали зла друг на друга и быстро помирились, когда Николь вышла из ванной. Они не спали до самого рассвета, потом, устав, наконец разомкнули объятия и заснули глубоким сном. Было уже одиннадцать, когда Николь наконец открыла глаза. Холодное осеннее солнце светило сквозь решетчатые жалюзи. Даниеля рядом не было. Она прошла в ванную, приняла освежающий душ и слегка накрасилась, чтобы меньше были заметны следы вчерашней усталости.

Проходя мимо комнаты Хлои, она услышала, как та напевает в своей ванной комнате. Николь улыбнулась: нужно будет позвать девочку к обеду, ведь она способна плескаться в воде целый день!

На кухне никого не было. Николь открыла холодильник. Оставалось еще много продуктов. Приготовить обед не составит труда. С улицы доносились какие-то щелчки. Николь прислушалась. Что бы это могло быть?

Она отщипнула кусочек сыра, включила посудомоечную машину. Сегодня у Луизы выходной. Надо будет помыть хрустальные бокалы. Служанка оставила их около раковины… Решив сделать это попозже, Николь вышла из кухни, прикрыв за собой дверь.

Снова щелчки. Четыре. Нет, пять. Потом тишина. Кажется, они доносятся издалека, из глубины парка, может, даже из-за ограды…

Из кабинета Даниеля слышалась тихая музыка. Николь вошла к нему. Муж поднял глаза от документов и улыбнулся ей:

— Спящая красавица наконец проснулась?

— Проснулась, но чувствует себя изнуренной. Что это за звуки?

— Звуки? Какие звуки?

Словно в ответ на ее вопрос, раздалась целая серия щелчков. Они доносились приглушенно, проходя сквозь толщу книжных шкафов, протянувшихся по периметру кабинета.

— Ах это? Это Матьё.

— Матьё?

— Да, Мартин учит его стрелять.

— Что?

— Матьё встал сегодня в плохом настроении. Он никак не может смириться со смертью Бебе. Он ходил кругами, не зная, чем бы заняться… Мартину стало его жаль. И чтобы развлечь Матьё, он предложил научить его стрелять… Они в дальнем конце парка.

Николь не могла слова вымолвить от удивления.

— У Мартина есть оружие? — наконец спросила она.

— Длинноствольный карабин двадцать второго калибра. Ничего особенного, не бойся. Идеально подходит для того, чтобы научиться стрелять…

— Но Матьё всего двенадцать лет!

— Вот именно, пора ему немного повзрослеть. Стать мужчиной. Стрельба — прекрасное упражнение. Это занятие для настоящих мужчин и прекрасно учит владеть собой.

Николь только рукой махнула:

— Я бы все-таки хотела, чтобы меня спрашивали, можно ли моему сыну заниматься такими опасными вещами…

— Опасными… Не будем преувеличивать. Мартин соблюдает все правила безопасности. Он же бывший полицейский, знает, что делает…

— Допустим. Но мне совсем не нравится, что Мартин берет на себя воспитание моего сына!

— Матьё нужен пример для подражания. Я все время в разъездах. Хорошо, что у него есть возможность сблизиться с каким-то другим мужчиной. А Мартин на данный момент — единственный мужчина в доме, когда нет меня.

— Ты забыл Жозефа…

— Жозеф уже старик. А Матьё он, наверное, кажется столетним старцем. Не может же он подражать Жозефу. Мальчишки в этом возрасте предпочитают слушать рассказы об оружии и боевых действиях, а не о том, как прививать черенки!

Николь ничего не ответила, но в груди у нее защемило, как часто бывало в последнее время. Матьё ускользает от нее, уходит в мир мужчин. Она понимала, что должна бы радоваться этому. Ее мальчик растет, развивается, такое положение вещей нормально и даже уже желательно в его возрасте. Но Николь переживала это как потерю, почти как предательство.

— Поверь мне, это не причинит ему вреда, — настаивал Даниель.

Она кивнула и вышла из кабинета, оставив его заниматься своими делами.

Полчаса спустя она уже заканчивала мыть бокалы, когда услышала, как наверху Хлоя добавляет воды в ванну.

Ополаскивая рюмки, она увидела, как мимо окна промелькнули два силуэта.

Дверь кухни, ведущая на улицу, открылась, и вошел Матьё, а за ним Мартин.

Мальчик нес три консервные банки, продырявленные, словно сито.

— Мама, смотри!

Николь улыбнулась ему. Мартин прошел через кухню и прислонил карабин к стене.

Николь никогда не любила оружия. У ее отца его не было, и она никогда раньше не видела оружия так близко. Она испытывала необъяснимое отвращение к этим смертоносным механизмам и не понимала восхищения, которое некоторые мужчины демонстрировали при виде их. Тот факт, что карабин, как незваный гость, стоял теперь на ее кухне, произвел на нее тягостное впечатление. Если бы Мартин вдруг сел и положил ноги на стол, это не шокировало бы ее сильнее. Стараясь скрыть отвращение, Николь улыбнулась.

— Я и не знала, что у вас есть ружье, — обратилась она к Мартину.

— Это карабин. Двадцать второй калибр. Совершенно безопасен, если уметь им пользоваться.

— А вы умеете им пользоваться, насколько я понимаю.

Мартин самодовольно улыбнулся. Можно было представить, какого он мнения о своих талантах.

— Он стреляет отлично! — воскликнул Матьё. — И говорит, что я скоро буду стрелять так же, как он.

— Он и в самом деле способный. Стрелял по этим банкам с расстояния в пятьдесят метров.

Николь не увидела в этом никакой заслуги и потому просто кивнула.

— Ладно, — сказала она. — Очень хорошо, Матьё. А теперь иди вымой руки, скоро мы садимся за стол. Скажи сестренке, чтобы поторопилась.

Матьё вышел, бросив на карабин прощальный взгляд, словно жалея, что не может унести его с собой.

Николь снова взялась за мытье. Мартин не двинулся с места. Она ждала, что он заберет оружие и уйдет, но он стоял за ее спиной. Она чувствовала его взгляд на своей шее, и ей было не по себе.

— Вы что-то хотели? — не оборачиваясь, спросила Николь, решив наконец прервать это невыносимое молчание.

— Да. Я хорошенько все обдумал. И пришел к выводу, что мое присутствие здесь очень изменило ваш образ жизни.

Николь закончила вытирать бокал и поставила его на стол. Не отвечая Мартину, взяла другой. Он что, хочет объявить ей, что уходит от них? Это слишком здорово, чтобы быть правдой.

— Что-то произошло, когда мы встретились на той улочке. В тот момент ваша жизнь изменилась.

У Николь перехватило дыхание. Именно так она чувствовала. Все было так хорошо вплоть до того вечера. Мартин замолчал на мгновение, и на кухне вновь воцарилось молчание, осязаемое, словно какое-то живое враждебное существо. Видя, что Николь не отвечает ему, он снова заговорил:

— Поверьте, я понимаю ваши чувства. С этим не так-то легко совладать.

— Благодарю вас, но…

— Вам не надо ни о чем беспокоиться. Я сам всем займусь. Вы видели, что на меня можно положиться. Я забочусь о вас. И поэтому хочу вас предупредить.

Николь подняла голову от посуды и повернулась к Мартину. Он смотрел на нее пристальным взглядом, и она снова почувствовала себя неловко.

— Предупредить меня?

— Я насчет того мужчины, который вчера к вам приходил. Насчет Жавриса.

Она вопросительно посмотрела на него, но не выдала своего волнения.

— Вам лучше с ним совсем не общаться, — продолжал Мартин, — этот тип небезопасен.

Николь застыла от удивления, потом бессознательно выпрямилась. Она не любила, когда плохо говорили о ее друзьях. А Люсьен был одним из ее лучших друзей.

— Правда?

— Да, даже речи не может быть о том, чтобы с ним общаться. Он состоит на учете в полиции, вы это знали?

Конечно, знала, как она могла этого не знать?

— Это подозрительный тип. На него заведено досье вот такой толщины!

Николь охотно верила. Правительства меняются, но методы остаются неизменны. Оппозиционеры, у которых не хватает благоразумия, чтобы примкнуть к какому-либо лагерю, продолжают бороться за свои идеи, в то время как их бывшие товарищи занимают теплые места, быстро понимают, что в обязанности правителей входит иметь на глазах шоры, а в руках — резинку, чтобы стирать воспоминания о своих клятвах, принесенных в юности.

— Его арестовывали множество раз за нарушение общественного спокойствия и хранение запрещенных законом веществ…

— Хватит.

Она не повысила голоса, но Мартин удивленно замолчал.

— Люсьен Жаврис — мой друг. Это прямой и неподкупный человек. Я в курсе того, что у него несколько раз были проблемы с органами правопорядка. Но может быть, проблем удалось бы избежать, если бы эти органы исполняли свою работу как следует. Тогда у простых граждан отпала бы необходимость прибегать к насильственным методам, чтобы их голос услышали.

— Насильственные методы не решение проблемы…

— Скажите это вашим бывшим коллегам.

Мартин вздрогнул, как от пощечины, и Николь подумала, не зашла ли она слишком далеко.

— Я только хотел вас предупредить, — наконец произнес он.

— Ну что ж, вы это сделали. Благодарю за заботу, но я уже достаточно взрослая, чтобы самой выбирать себе друзей и решать, кого приглашать в дом.

Мартин сжал челюсти. Николь показалось, что сейчас он шагнет к ней, схватит за плечи и будет трясти до тех пор, пока она не согласится с его точкой зрения. Но он сдержался. Закусил губу, чтобы помешать словам, готовым сорваться с языка. Казалось, сейчас он скажет какую-то гадость, его глаза еще больше потемнели. Но он лишь покачал головой:

— Очень хорошо. Я просто хотел предупредить…

— Это сделано. А теперь, если у вас все, я должна домыть посуду и приготовить детям поесть.

Мартин схватил карабин и вышел из кухни. Николь увидела, как он прошел мимо окна в направлении конюшен. У нее закружилась голова, и она схватилась за мойку, чтобы не упасть. Почему она себя доводит до такого состояния?

Почему? Да потому, что у этого человека дар раздражать ее, вот почему! Какая наглость! Высказывать ей свое мнение о людях, с которыми она общается! Критиковать Люсьена, с которым она дружит столько лет! Да за кого он себя принимает, в конце концов?

Головокружение прошло, но ярость продолжала клокотать внутри. Раздражение росло. Она этого больше не вынесет! Сейчас же расскажет все Даниелю и попросит его уволить Мартина!

Николь схватила полотенце, которым вытирала бокалы, и стала промокать руки. Но что она скажет? Если повторит мужу слова Мартина, он полностью с ними согласится. Муж никогда не любил Люсьена, и ей казалось даже, что он немного ревнует ее. Конечно, для этого не было повода, но иногда Даниель мог чувствовать себя лишним в их компании, так как мнения Николь и Люсьена всегда совпадали. Но что она могла сделать? Она познакомилась с Жаврисом задолго до встречи с Даниелем, и, хотя между ними никогда ничего не было, их дружба была большим, чем просто отношения между преподавателем и учеником.

Рассказать Даниелю о разговоре с Мартином значило бы еще больше укрепить его в предвзятом отношении к Люсьену. Он воспользуется случаем и попросит ее меньше с ним видеться. Может быть, даже пойдет на то, чтобы, сославшись на свою работу, настоять на полном разрыве отношений с ним.

А этого Николь не хотелось.

Нет. Она не будет ничего рассказывать Даниелю и просить его уволить охранника.

В ярости она швырнула полотенце на стол и, продолжив ополаскивать бокалы, разбила два из них. Это были ее любимые бокалы, и теперь у нее появился повод поплакать.

45

Матьё бесцельно слонялся, не зная, чем заняться. У сестры последнее время были трудности в школе, и мама решила, что это воскресное утро они посвятят интенсивному повторению неусвоенного материала. И Матьё остался в одиночестве.

Из окна своей комнаты он увидел, как Мартин пошел в глубь парка. Подумав, что можно было бы повторить сеанс стрельбы, как на прошлой неделе, мальчик обрадовался, быстро натянул свитер, сбежал по лестнице, перепрыгивая через ступени, и побежал вдогонку за Мартином.

Но он опоздал: Мартин исчез. И наверное, не услышит, если ему покричать. Тогда Матьё пришпорил воображаемую лошадь и поскакал на другой конец парка.

Он срезал дорогу через кустарник, пробежал через весь парк и вышел к стене. Мартина он так и не нашел. Перед ним возвышалась трехметровая стена. Он вскарабкался на прилегающий к ней холм и, прислонившись к камням, прислушался. Рядом пела какая-то птичка, ее трели разносились по лесу. Матьё задумался. Ему не удалось обнаружить Мартина, и сюда не доносится ни одного звука. Где же он? Он не мог далеко уйти. С этого места поляна просматривается довольно далеко. Значит, Мартин остался где-то в заросшей части парка.

Но Матьё миновал ее, когда бежал сюда. Тогда он должен был бы встретить Мартина. Они, наверное, разминулись, когда Матьё обегал водопад.

Водопад!

Конечно, Мартин пошел туда.

Это место было опасным, и детям было запрещено ходить туда одним. Но он и не будет один… Испустив крик команчей, мальчик «пришпорил лошадь» и галопом спустился с горы. Ветки хлестали его по лицу, но Матьё не замечал этого: он был ковбоем, который скакал навстречу приключениям.

Приближаясь к водопаду, Матьё замедлил ход. Он вошел в запретную зону и, хотя у него была куча оправданий, вспомнил, как мама предупреждала его об опасности. Здесь, за засохшим дубом, начиналась «неисследованная земля». Но несмотря на угрызения совести, которые смутным червячком шевелились у него внутри, мальчик чувствовал приятное волнение. Словно, входя на запретную территорию, он нарушал табу, проявляя смелость, достойную великих исследователей.

Матьё подумалось, что он похож на Лару Крофт — расхитительницу гробниц, героиню знаменитого фильма, проникающую в самую глубь неизведанных земель. Он бы не удивился, если бы стая диких волков внезапно выбежала из зарослей прямо на него.

Он шаг за шагом продвигался вперед, опасаясь, что сейчас небо упадет на его преступную голову, или земля разверзнется под ногами, или, хуже того, из-за дерева выйдет мама и спросит, что он здесь делает.

Подойдя к водопаду, мальчик снова залюбовался дикой красотой этого уголка, как и каждый раз, когда приходил сюда в сопровождении кого-нибудь из взрослых. Перед ним возвышалась пятнадцатиметровая каменная гряда. Темные скалистые гребни были расщеплены в середине, словно от удара гигантского топора, и вода падала из этой расселины в маленький бассейн, образовавшийся за несколько сотен лет под ее напором среди камней.

Из этой естественной заводи вытекал ручей, ширина которого колебалась от двух до трех метров. Ручей был выведен в трубу, что уходила под каменную стену, окружавшую парк, и снаружи впадал в небольшую речку, протекавшую неподалеку. Купаться в ручье, конечно, было разрешено только под наблюдением. Сознавая, что нарушает запрет, Матьё подошел к заводи.

— Ну что, Сниппер, гуляем?

Мальчик поднял голову, чтобы посмотреть, откуда доносится голос. Наверху, на скале, стоял Мартин, возвышаясь над водопадом. Он улыбался. Матьё помахал ему рукой. Мартин сделал приглашающий жест. Но они находились по разные стороны водопада. Нужно было перепрыгнуть ручей. Но Матьё знал, что три метра ему не одолеть.

— Пройди здесь!

Мартин пальцем указывал ему на скалы, окружавшие водопад. Туда вела крутая тропинка. Казалось, по ней не так уж трудно подняться. Матьё колебался. Лезть наверх — значит нарушить мамин запрет, ведь она категорически сказала: даже не приближаться к водопаду! Но он же не один, а со взрослым. Матьё решился и ступил на тропинку. Карабкаясь по уступам, хватаясь за траву и выступавшие из камней корни деревьев и подтягиваясь, он довольно быстро влез на скалу. Он впервые находился здесь. В те редкие разы, когда он приходил сюда с мамой, они ограничивались тем, что стояли на берегу озерца и смотрели на водопад. Конечно, он несколько раз пытался карабкаться по камням, но мама быстро призывала его к порядку.

Когда Матьё выпрямился во весь рост и встал на вершине скалы, ему показалось, что произошло нечто важное: он вступил в новый этап своей жизни, он парил над миром. Он был немало удивлен, обнаружив наверху площадку, метра два в диаметре, окруженную кустарником. Внизу находилось озерцо, по поверхности которого плавали засохшие листья. Он прошел по гребню, идущему вдоль обрыва над текущей водой, и подошел к водопаду. Здесь скала была скошена, словно великан отколупнул ее своим ногтем. Матьё осмотрелся вокруг, ища проход, чтобы пробраться к Мартину, который улыбался ему с другой стороны.

Но прохода не было. Только густые заросли кустов с одной стороны, пропасть — с другой и прямо перед ним — вода, падающая отвесно вниз.

— Чего ты ждешь? Прыгай!

Матьё озадаченно посмотрел на Мартина. Тот, конечно, шутит… Ширина расселины где-то метра два, противоположный берег выше сантиметров на тридцать, а у него нет даже места для разбега. Если он прыгнет, то упадет в пустоту и разобьется о скалы.

— Мама…

— Твоя мама ничего не узнает. И потом, тебе сколько лет? Ты уже немного староват, чтобы все время слушаться маму, тебе не кажется?

Конечно, Матьё казалось, что он давно уже мужчина. И услышанное от взрослого только укрепило его в этом мнении. Но все же! Сможет ли он настолько сильно оттолкнуться ногами, чтобы достигнуть противоположного берега?

— Давай, смелее. Я же это сделал. Ты тоже мужчина, да или нет?

Этот аргумент перевесил все остальные доводы, задел Матьё за живое. Отступив на два шага, он прыгнул. Но прыжок был рассчитан неудачно, он поскользнулся, отталкиваясь от берега.

Чувствуя, что падает, Матьё закричал, выбросил руки вперед, противоположный берег замелькал у него перед глазами…

Он упал на скалу грудью, ударившись с такой силой, что у него перехватило дыхание. Руками он скреб по камням в тщетной попытке ухватиться за выступы. Они были недостаточно глубокими для того, чтобы там поместились пальцы. Мальчик хотел закричать, но сил не хватало.

Над собой он видел Мартина, который, раскрыв глаза и опустив руки, удивленно смотрел на него.

— На помощь! — удалось выговорить Матьё.

Этот взрослый, которым он любовался, которому так доверял, испуганно смотрел на него. Казалось, он застыл от ужаса. Матьё понял, что сейчас умрет, сорвется в пропасть с десятиметровой высоты и разобьется о скалы, и Мартин ничем не сможет ему помочь, ничего для него не сделает. Он растерянно стоял, даже не пытаясь хоть что-то предпринять.

— Мартин!

Матьё закричал, мысль о близкой смерти словно влила в него энергию. Этот крик, казалось, вывел Мартина из ступора. Он встряхнулся, но было поздно! Матьё уже скользил вниз. Оставалось всего несколько сантиметров до гладкой, как яйцо, отшлифованной водопадом скалы.

— На помощь!

Он падал. Сейчас он сорвется вниз с высоты четырехэтажного дома прямо на груду острых камней.

Пальцы скользнули по камням, и в этот момент Мартин схватил его за запястье. Матьё повис в воздухе.

Зависнув над пропастью, Матьё в ужасе озирался вокруг.

— Не отпускай меня! Не отпускай меня! — повторял он.

Матьё поднял голову и то, что он увидел, ужаснуло его. Мартин ничего не говорил. От шока у него перехватило дыхание. Закрыв глаза, он старался собрать всю свою энергию и удержать в пальцах руку мальчика. Он был смертельно бледен, весь напрягся от усилия удержать ребенка.

Матьё увидел в скале трещину, шедшую под нависающими камнями, несколько секунд назад он проехал по ней пальцами. Он протянул левую руку и кончиками двух пальцев вцепился в нее изо всех сил. Когда он согнул руку в локте, чтобы прижаться к скале, ему показалось, что весь массив двинулся ему навстречу.

— Перестань!

Мартин резко выкрикнул приказание, но Матьё его не слушал. Он чувствовал, что Мартин сейчас выпустит его руку, что у него не хватит сил вытянуть наверх сорок восемь килограммов живого веса.

Но тут, шаря ногой, мальчик нашел опору и решил, что уже не погибнет, разбившись об острые камни среди сгнивших листьев, у подножия этого глупого водопада.

— Не двигайся больше, — приказал Мартин.

Но Матьё и не собирался этого делать. Одной ногой он стоял на уступе, левой рукой держался за камни, правой вцепился в руку Мартина и был уверен, что лучшей позиции не найти. Казалось, прошла вечность, пока мальчик, прижавшись к скале, ожидал, когда Мартин переведет дух.

— О’кей, — сказал Мартин. — Поехали. Теперь я потихоньку подниму тебя. Ты готов?

Матьё это предложение не очень понравилось. Ему было так удобно стоять. Мысль о том, чтобы отпустить спасительный уступ и целиком положиться на силу Мартина, была не очень-то ему по душе. Но с другой стороны, он понимал, что не может долго оставаться здесь и единственная альтернатива — это чтобы Мартин отпустил его и пошел за помощью. Но одна только мысль, что мама узнает о его непослушании, была еще более непереносима, чем сама ситуация.

— Хорошо, — еле слышно прошептал он.

Мартин крепче сжал пальцы у него на запястье и начал медленно вытягивать его наверх. Матьё, чем мог, помогал ему, отталкиваясь от камней ногами и подтягиваясь на левой руке, но скоро завис в воздухе, целиком оказавшись во власти этого взрослого. Поравнявшись с краем скалы, он схватился за камень и подтянулся, стремясь поскорее освободить Мартина от своей тяжести.

Матьё в кровь ободрал колени о камни, но не почувствовал боли. Его ужас перед высотой был так силен, что он прошел бы по углям, даже не обратив на них внимания, так ему хотелось скорее удалиться от края пропасти. За несколько секунд он отполз и лег лицом вниз на ледяную скалу.

Тяжело дыша, как бегуны после кросса, они некоторое время лежали неподвижно.

Матьё не верилось, что он спасся. Он заново переживал происшествие, чувствовал, как соскальзывает нога, видел мелькающую перед глазами скалу, представлял себе камни внизу, протягивающие к нему свои заостренные края…

Он снова видел, как Мартин стоит, опустив руки, а он зовет его на помощь…

— Матьё…

Прогнав эти мысли, мальчик поднялся на локтях. Он еще как следует не отдышался, на лбу у него сверкали капли пота. Он взглянул на Мартина, который внимательно наблюдал за ним:

— Да?

— Лучше не рассказывать об этом твоим родителям… Тебе же не разрешают приходить сюда. Если они узнают, что ты чуть не сорвался, тебя накажут… Я бы этого не хотел.

Матьё и сам пришел к такому же выводу. Хотя он жив и здоров и было бы здорово рассказать о таком приключении, лучше будет все же промолчать. Он догадывался, что мама не оценит рассказ о его подвигах. Мальчик кивнул, соглашаясь, и задорно улыбнулся. Мартин, казалось, облегченно вздохнул.

— Да, жарковато мне пришлось!

— Еще бы! Можно сказать, я спас тебе жизнь!

Матьё кивнул. Это правда. Мартин спас ему жизнь.

— Когда я увидел, как ты падаешь вниз, я сначала подумал, что ты меня разыгрываешь! Подумал, что ты шутишь!

Матьё недоверчиво взглянул на него.

— Честное слово! Ты всегда дурачишься, притворяешься мертвым, как будто тебя подстрелили! И я подумал, что ты решил пошутить!

Матьё казалось неправдоподобным, что взрослый человек на самом деле мог подумать, что кто-то будет притворяться, будто падает в расщелину глубиной десять метров. Но тот казался таким убежденным, так искренне удивлялся!

— А потом я понял, что ты не шутишь, когда услышал, как ты закричал! Понял, что это не шутка! И поспел как раз вовремя, чтобы спасти тебе жизнь! Если б не я, ты бы разбился о скалы!

Да, все так и было. Матьё пришлось с этим согласиться: без Мартина он разбился бы в лепешку. Шлеп! И большое красное пятно на камнях. Отвратительно. Он сел. У него еще не было сил встать на ноги: он весь дрожал и боялся, что ноги не послушаются его.

— Как мы выйдем отсюда? — спросил Матьё. — Неужели придется снова прыгать через ручей?

— Перепрыгнем обратно…

Такая перспектива не радовала мальчика, наверное, это отразилось на его лице.

— Я прыгну первым, — поторопился объяснить Мартин. — Буду ждать тебя на той стороне и поймаю на лету.

Матьё поморщился. Мартин не казался ему достаточно сильным для этого.

— Это неопасно, — продолжал тот. — Посмотри: этот берег выше противоположного. Тебе надо просто упасть на него.

В самом деле противоположный берег был ниже на добрых тридцать сантиметров, и прыгать с этой стороны, видимо, значительно легче.

— О’кей, — сказал наконец Матьё.

В любом случае у него не было выбора: или прыгать здесь, или попытаться перепрыгнуть ручей. Но был риск свалиться прямо в воду, если не удастся прыгнуть на три метра.

— Ну хорошо! — сказал Мартин. — Я думал, что ты сдрейфил! Но ты ведешь себя как мужчина, молодец!

Матьё расправил плечи, довольный, что его одобряет взрослый мужчина, которым он так восхищался.

46

Прошло три дня после инцидента с водопадом, о котором Николь так ничего и не узнала. Она увидела ссадины на ногах и руках сына, не больше.

В среду она водила Хлою на занятия фортепиано. После занятий они с девочкой вышли из музыкальной школы и, перейдя улицу, подошли к «мерседесу», где их ждали Матьё и Мартин.

Хлоя села на заднее сиденье, а Николь впереди.

— Что это? — спросила Хлоя, кивая на журнал, который Матьё купил, ожидая ее.

Матьё прижал к себе журнал, чтобы сестра не смогла его увидеть.

— Это не для девочек, — сказал он. — Это журнал для мужиков!

Николь даже подскочила.

— Матьё! Следи за своей речью! — строго сказала она, поворачиваясь к нему.

Никогда ее сын так не разговаривал. Тем более с сестрой. Он все еще прижимал журнал к груди. Николь бросила взгляд на Мартина: казалось, тот сдерживал улыбку. Но он ничего не сказал и тронул машину с места.

Хлоя пыталась разглядеть обложку журнала, но у нее ничего не получалось. Матьё боком прижимал его к дверце машины.

— Говорю же, это не для девчонок! И все равно ты ничего не поймешь!

Слегка встревоженная Николь решила вмешаться. Ей было интересно, что же за журнал купил ее сын и почему он отказывается показать его сестре.

— Хлоя, пристегни ремень. А ты, Матьё, покажи мне журнал.

Матьё искоса посмотрел на мать, словно и ей собирался сказать, чтобы она отстала, под предлогом, что она тоже «девчонка». Но по глазам Николь понял, что этого делать не нужно. Нехотя он протянул ей журнал. Это были комиксы, подписное издание, которое он покупал десятки раз, никогда не делая из этого тайны.

— И из этого ты делаешь секреты?

Она вернула сыну журнал. Хлоя с интересом смотрела на него:

— Я видела, что это!

Матьё пожал плечами и забился в угол. Николь повернулась на сиденье, пристегнула ремень. Как быть в такой ситуации? Ей только кажется или в самом деле между ее детьми начинается разлад? А ведь раньше они были так близки! И естествен ли этот разлад, причиной которому служит генетически запрограммированная эволюция двух детей разного пола с возрастной разницей в четыре года, или он надуман, раздут из-за вмешательства внешнего элемента? Она уже некоторое время отмечала, что Матьё чуждается Хлои, но только теперь поняла всю глубину этого разрыва. И что гораздо более серьезно, сын стал презрительно относиться к ней самой. Еще несколько месяцев назад он делал для нее все, что мог. Для него было вопросом чести помогать сестре преодолевать жизненные препятствия, делясь с ней тем небольшим опытом, который он благодаря старшинству приобрел на четыре года раньше ее. Он терпеливо объяснял ей то, что она не понимала, опускаясь до ее уровня, и поднимал ее до себя, когда видел, что она на это способна.

Но вот уже некоторое время он выказывает по отношению к Хлое лишь презрение и снисхождение. И это презрение основано не только на непонимании девочкой некоторых вещей, непонимании нормальном для ее возраста, но и на каком-то новом чувстве превосходства Матьё. Это чувство основано на том, что он мальчик — два дня назад он даже сказал «мужчина», — а она всего лишь «девчонка».

Николь снова бросила взгляд на Мартина, который, казалось, целиком сосредоточился на дороге, не позволяя себе каких-либо комментариев. Она хорошо знала, где источник этого чувства превосходства мужского пола над женским. Она отметила, что после смерти собаки Матьё сблизился с шофером. Не имея никаких доказательств, Николь подозревала последнего в том, что он внушает ее сыну некоторые идеи, идущие вразрез с ее собственными.

То, с какой скоростью влияние этого человека разрушало принципы, которые она старалась внушить сыну, пугало ее.

Что она может сделать? Поговорить с Даниелем? Поделиться с ним своими страхами, сказать, что для Матьё будет лучше, если шофер уйдет от них? У них уже были разговоры на эту тему, и Николь знала, что ответит муж: «Матьё растет, пришло время расстаться с детскими привычками. Ему нужен мужчина для подражания, и Мартин как раз для этого подходит».

Нет, она не ждет никакой поддержки от Даниеля. До тех пор по крайней мере, пока она не предоставит доказательств плохого влияния Мартина. Или не заставит допустить, что Мартин может быть опасен.

Но как?

Она видела, как Мартин ведет себя с Даниелем: он умеет казаться именно таким, каким надо. И вступать в открытую конфронтацию с ним бессмысленно. Иначе он докажет, что эти обвинения необоснованны. Она уже представляла себе сцену, как Даниель по очереди выслушивает их. Она пытается доказать, что Мартин плохо влияет на Матьё. Мартин же представляет все это как каприз, истерическое поведение.

Нет, прежде чем объявлять войну, нужно собрать доказательства. И единственный способ собрать эти доказательства — это узнать о Мартине побольше.

47

Прошло три дня, а Николь нисколько не продвинулась в своем расследовании по поводу Мартина. Она ничего не знала о нем, кроме имени. Он принес какие-то документы, когда Даниель принимал его на работу, но собеседование проходило на фабрике, и Даниель оставил их там, в своем кабинете. Итак, у нее есть только имя и единственная зацепка: до недавнего времени Мартин работал в полиции.

Идея попросить мужа принести документы и отдать ей явно была не очень удачной. Но какую придумать причину, чтобы Даниель рассказал ей все, что знает об их новом служащем?

В субботу она зашла в галерею. Дела шли в гору: во времена экономического подъема люди вкладывали в искусство больше денег, это становилось надежным вложением средств. Но несмотря на хорошие новости, которые ей сообщила Мирей, Николь никак не могла забыть о своих проблемах. Это было написано у нее на лице. Мирей наконец спросила:

— Да что с тобой? Дела еще никогда не шли так хорошо, а ты все равно выглядишь озабоченной. Тебя волнует, что заканчивается срок аренды?

— И это, и другое… — ответила Николь.

Мирей склонилась к ней, словно чтобы получше расслышать:

— Что другое? Расскажи мне, ты же знаешь, я не нарушу тайну исповеди.

Николь улыбнулась. А почему бы и нет? Ей так нужен совет.

— Это касается Мартина.

Лицо девушки внезапно омрачилось, и Николь только сейчас подумала, что Мирей не упоминала даже имени шофера с той самой вечеринки, когда он ездил за ней. Не случилось ли тогда чего…

— Кажется, ангел пролетел. Но он совсем не похож на Мартина!

Мирей пожала плечами.

— Что произошло? — настаивала Николь. — До того вечера ты только о нем и говорила. Ты так воспевала его мускулы, его мужественный вид… И что же? Он оказался не на высоте?

Мирей отвела взгляд:

— Ничего не произошло. Ведь он даже не отвозил меня домой.

— Это правда! Я прекрасно видела — ты не заставила себя упрашивать, когда Люсьен предложил тебя подвезти.

Мирей покраснела, и по ее губам пробежала улыбка.

— Люсьен — это другое.

— Между вами что-то есть?

— Ничего между нами нет! Мы просто сходили в кино…

— В кино? Ты мне об этом не рассказывала!

Мирей прикусила губу, словно испугавшись, что сказала слишком много.

— Ну же, ты ведь знаешь, что мне ты можешь рассказать все, — поддела ее Николь. — Итак, значит, ты встречалась с Люсьеном?

— Мы сходили в кино, а потом в ресторан, вот и все, клянусь!

— И в ресторан!

Николь забавляло смущение девушки.

— Да, но больше ничего не было!

— Подожди, ты не обязана передо мной оправдываться. Ты большая девочка, Люсьен тоже совершеннолетний, и вы можете делать все, что хотите.

— Ты хочешь сказать, что не…

— Что я — что?

— …сердишься?

— Ты говоришь «сердишься», но имеешь в виду «ревнуешь», да?

Мирей отвела взгляд, как ребенок, уличенный в каком-то проступке. Николь взяла Мирей за подбородок и повернула ее к себе лицом:

— Нет, не ревную. Люсьен — мой друг. И все. У меня нет на него видов. Если вы нравитесь друг другу, я вам даю свое благословение на все, что пожелаете. Успокоилась?

Мирей вздохнула:

— Да! Я так боялась, что ты плохо к этому отнесешься!

— Дурочка! Ничто не доставило бы мне большего удовольствия, чем видеть, как двое моих друзей полюбили друг друга…

— Эй! Осторожнее! Как я тебе уже говорила, ничего еще не произошло… — она подмигнула Николь, — по крайней мере до сих пор. Но если сегодня вечером он не сделает первого шага, я его к этому подтолкну!

— Прекрасный план! Итак, если я все хорошо поняла, ты возвращаешь мне моего шофера?

— О да!

Выражение лица Мирей разительно изменилось. Минуту назад на нем было написано мечтательное, романтическое выражение, а теперь оно было закрытым. Николь даже показалось, что на нем промелькнул… страх. Уверенная в том, что между Мирей и Мартином что-то произошло, она захотела узнать, что именно.

— Ты знаешь, что можешь все мне рассказать. Может, я зря послала его за тобой тем вечером. Что случилось?

— Да ничего, абсолютно ничего. Он приехал вовремя, припарковался перед подъездом и отвез меня к тебе.

— И все? Никаких остановок в пути?

— И все. Никаких остановок. Хотя мне показалось, что он хотел это сделать!

Николь подвинула стул и подсела к подруге:

— Правда? Как это?

— Ну, он все время смотрел на меня в зеркало заднего вида. И ничего не говорил. Ни слова! Признаюсь, я чувствовала себя не в своей тарелке! И я ведь знала, что на подъезде к замку надо проехать через небольшой лесок! Я уже представляла, как мое тело найдут там, разрезанное на куски и завернутое в полиэтиленовые пакеты!

Николь улыбнулась в ответ, но внутри, где-то на уровне желудка, поднялась волна тревоги. Девушка продолжала, по-видимому довольная тем, что теперь может облегчить душу:

— Правда, я чувствовала себя ужасно! Знаешь, это было не так, как когда кто-то западает на меня! Я уже бывала в таких ситуациях и умею себя вести. Но тут… Я чувствовала угрозу! Словно что бы я ему ни предложила, он этим не удовлетворится и будет просить все больше и больше! Будто передо мной был не мужчина, а серийный убийца, как по телевизору показывают! Теперь ты понимаешь, почему я была так рада, когда Люсьен предложил меня подвезти!

Николь кивнула:

— Конечно, понимаю. Ты сейчас выразила все, что я чувствую с самого первого появления Мартина. Когда я на него смотрю, мне кажется, что я на берегу пруда с черными водами, которые подкарауливают неосторожного купальщика, чтобы навсегда утащить его на дно.

Мирей вздрогнула. Это в точности соответствовало ее ощущениям тогда в машине.

— И потом…

Мирей прикусила губу, словно жалея, что заговорила об этом.

— И потом что?

— Нет, ничего, это дурь…

— Но ты ведь хотела что-то сказать.

— Нет, ничего, пустяк…

Николь была обеспокоена. Мирей хотела что-то сказать, но сама себя прервала, словно скрывала что-то. Вместо того чтобы успокоить, эти запирательства только усиливали ее беспокойство.

— Давай же, — настаивала она. — Скажи мне, что ты хотела! Это имеет отношение к Мартину?

— Может быть, и нет, именно поэтому я и не хотела тебе говорить!

— Мирей! Если ты что-то знаешь, даже если у тебя просто какое-то подозрение, ты должна мне об этом рассказать. Хочу тебе напомнить, что я живу с этим человеком практически под одной крышей!

Мирей бросила на Николь испуганный взгляд и вздохнула.

— Хорошо, — уступила она. — Но предупреждаю, может, это не имеет к нему никакого отношения. Так что не тревожься!

— Давай же! Рассказывай!

— Кто-то наводил справки обо мне в моем квартале. Кто-то похожий на Мартина.

Николь застыла на месте. Несколько секунд она сидела, открыв рот… не находя слов.

— Мар… Мартин? — наконец удалось выговорить ей. — Мартин наводил о тебе справки?

— Подожди! Это же не точно. Я сказала «кто-то похожий на него». Чье описание совпадает. Но таких парней полна улица, и все за мной бегают!

Николь увидела, что, несмотря на попытку шутить, Мирей совсем не хочется смеяться.

— Когда это было?

— Где-то неделю спустя после того, как он начал у тебя работать. Я не смогла узнать точной даты. Мне об этом рассказали два дня назад.

Николь раздумывала.

Мартин наводит справки о Мирей. Это весьма похоже на стиль человека, которого ее муж нанял как телохранителя. Вполне в стиле полицейских. Но зачем? Просто чтобы собрать сведения? Чтобы побольше узнать обо всех? Он делал это лично для себя? Все эти действия были слишком характерны для Мартина, чтобы оказаться простым совпадением.

— Что ты собираешься предпринять?

— В том-то и дело, что не знаю! Каждый раз, как я говорю об этом Даниелю, он мне отвечает, что все хорошо и что Мартин подходит для такой роли. Не хочу ссориться с Даниелем из-за этого типа, но и продолжаться так больше не может. Он портит мне сына! А Даниель называет это воспитанием! Даже того, что ты мне рассказала, будет недостаточно, чтобы его убедить. Даниель скажет, что у Мартина большое рвение к работе!

— И ты не можешь его уволить?

— По какой причине? Вот если бы он разрезал тебя на куски, я могла бы обвинить его в загрязнении леса!

— Ой! Может, ты придумаешь историю повеселее, где бы я не фигурировала как главное лицо и меня не находили бы разрезанной…

Николь улыбнулась:

— Я стараюсь, представь себе. Я подумала тоже навести о нем справки, посмотреть, нет ли чего в его прошлом, что дало бы мне аргументы для Даниеля, но не знаю, с чего начать.

— Найми детектива!

Николь замолчала. Она уже думала о том, что самой ей ни за что не разузнать о Мартине, — здесь требуется помощь профессионала…

— Детектива? Но где мне его найти?

— Да напротив, через дорогу.

Николь посмотрела на нее, не понимая. Мирей поерзала в кресле с деланно смущенным видом.

— Видишь ли… я познакомилась с одним типом. Высокий такой, плечистый, брюнет… Этакий латинос, если ты понимаешь, что я хочу сказать…

Николь очень хорошо понимала.

— Он тут прохаживался около галереи. Я поинтересовалась, чем он занимается. Оказалось, у него офис через две улицы. Рядом с магазинчиком обуви, маленькая коричневая дверь. Рядом с дверью красивая такая табличка, где написано: «Норбер Деллюк, частный детектив».

Николь покачала головой:

— Я не могу нанять такого типа…

— А почему нет? Это же его профессия! И потом, эти люди не болтливы. Кроме того, он здесь недавно. Всего шесть или восемь месяцев…

— И ты с ним не познакомилась за эти шесть-восемь месяцев?

— Я его встречала несколько раз во время обеда, но кроме «здрасьте»-«до свидания», он ничего сказать не может. А потом, он женат, — разочарованным тоном ответила Мирей. — И у него ребенку пять лет. Жена встречала его после работы раза два или три.

— Боишься, что тебе выцарапают глаза?

— Да ты что! Скорее это он с нее глаз не сводит.

— Решено. Пойду к нему.

— Супер! Меня с собой возьмешь?

— И речи быть не может! Женатый мужчина… не будем его искушать.

— Я просто предложила, чтобы тебя защитить! С этими любовниками-латиносами никогда не знаешь, чего ждать!

— Благодарю, но, думаю, справлюсь сама. К тому же я тоже замужем…

48

Мартин напряг слух. Он попытался усилить громкость, но лучше слышно не стало. Громче — да, но не лучше. Микрофон, который он поместил в спальне Берже, был недостаточно мощен, чтобы уловить смысл слов, которыми они обменивались.

Тем не менее одну вещь он понял: сегодня вечером Даниель Берже оказался не на высоте. Он бормотал извинения, а Николь старалась его утешить и ободрить. Мартин расслышал только обрывки фраз, которые женщины обычно говорят в таких ситуациях, чтобы успокоить разочаровавшего их мужчину: «Не расстраивайся, такое с любым может произойти, это случайность, ты просто устал, в следующий раз все будет нормально…»

Мартин улыбнулся. Это подтверждало его подозрения: Даниель Берже не способен удовлетворить свою супругу.

Он наклонил голову. Николь снова что-то говорила, звук был четче. Наверное, она перешла на другое место.

— Ты принял настойку наперстянки?

— Конечно! Но какое это имеет отношение…

— Никакого. Я только хотела удостовериться…

Конец фразы потонул в смутном шуме.

Наперстянка. Мартин знал, что это такое: лекарство, которое принимают сердечники в профилактических целях. В высоких дозах оно ядовито.

Он прокрутил в голове сцену их встречи в тот вечер в Пуатье, когда он обратил в бегство напавшего бандита: Даниель, прислонившийся к стене, на грани сердечного приступа, Николь, с беспокойством смотревшая на него.

В спальне стало тихо. Мартин хорошо себе их представлял: неудовлетворенная Николь лежит на спине и смотрит в темный потолок, испытывает досаду, думая о том, сколько же можно жить с этим мужчиной, которого она не любит, которого никогда не любила, тогда как в двух шагах от нее…

Даниель — не тот мужчина, который ей нужен. И этот инцидент — лишнее тому доказательство. Микрофон еще раз помог ему убедиться в том, в чем он был уверен с самого начала.

Он появился как раз вовремя. Ей не к кому было обратиться. Он возит ее повсюду, и за это время убедился, что любовника у нее нет. Она ощущает постоянную нехватку чего-то, к этому прибавляется раздражение на мужа, который не может как следует вести дела. Должно быть, она давно уже мечтает о ком-нибудь более мужественном, более деятельном.

Таком, как он.

Он появился как раз в нужный момент, чтобы занять место этого дурака, который ничего не понимает и совершил большую ошибку, наняв его на работу.

В громкоговорителе не было слышно ни звука. Он выключил аппаратуру, сел в кресло и сплел пальцы на затылке.

Он должен действовать. Николь только что указала ему путь, как за это взяться.

49

Детектив точно соответствовал описанию Мирей.

Лет сорока, высокий, стройный, черноглазый и темноволосый. Норбер Деллюк мог бы рекламировать лосьон после бритья. Он принял Николь в небольшом офисе, который совсем не походил на то, что она себе представляла. Она часто смотрела детективные фильмы и ожидала увидеть старую мебель в темном полуподвальном помещении, куда ее проведет пышная вульгарная блондинка, затянутая в узкое платье кричаще красного цвета.

Вместо этого она увидела небольшую светлую квартирку, детектив был там один. Он провел ее в комнату, переоборудованную под кабинет. Ковровое покрытие темно-коричневого цвета на полу, вдоль светлых стен стоят несколько шкафчиков в стиле Луи Филиппа, некоторым наверняка больше ста лет. Репродукция «Ночных птиц» Хоппера украшала стену между двумя книжными шкафами, заполненными книгами по праву и специальной литературой: судебная медицина, научные книги… Не считая известных полицейских мемуаров и работ по криминалистике всех видов. В углу около окна на письменном столе — компьютер, что вносило в обстановку современную нотку.

Норбер Деллюк указал ей на удобное вольтеровское кресло, в котором она устроилась, пока он обходил стол, чтобы занять место напротив.

Детектив достал блокнот, положил его перед собой и посмотрел на нее, широко улыбаясь:

— Итак, чем могу вам помочь?

Николь колебалась; внезапно ситуация показалась ей нелепой.

— Я, наверное, не должна была приходить… — наконец призналась она.

— Возможно. Но если вы не скажете мне, о чем идет речь, я не смогу вам помочь!

— Наверное, мне лучше уйти.

Она поднялась с места, взяла сумочку и развернулась к двери. Было ошибкой прийти сюда, теперь она отдавала себе в этом отчет.

— Подождите!

Он не повысил голос, но его тон заставил ее остаться на месте.

— Вот что я вам предлагаю, — продолжил он, убедившись, что она его слушает. — Вы мне расскажете, зачем пришли, мы это обсудим, и тогда вы решите, продолжать вам или нет. Согласны?

Николь колебалась.

Деллюк наклонился к ней через стол:

— В основном у тех людей, что приходят ко мне, есть проблема, которую они не могут решить самостоятельно. Иногда я могу им помочь. Не обещаю, что так будет и в вашем случае, но тот факт, что вы кому-то об этом расскажете, поможет вам разобраться в ситуации. Почему бы вам не воспользоваться случаем и не сказать мне, что у вас на сердце?

— Мне кажется, что я пришла к психологу!

Он улыбнулся, и лицо его осветила улыбка. Николь поняла, чем этот мужчина так привлек Мирей. Если он улыбнулся ей так, проходя мимо, неудивительно, что та растаяла!

— Немножко похоже, — согласился он. — Вы не представляете, сколько народу приходит, чтобы просто проконсультироваться, как им поступить в деликатной ситуации. Итак, я вас слушаю.

— Это касается моего шофера…

Николь как будто понесло. Первые фразы дались нелегко, но очень быстро ей стало ясно, что детектив прав: выговорившись, она испытала облегчение. Последние недели она не могла довериться мужу, что же касается Мирей, Николь знала — та всегда готова ее выслушать, но из-за своей щепетильности стеснялась разделить с ней свою тревогу.

Она мало знала о Мартине и не могла упрекнуть его ни в чем особенном. Рассказ занял всего несколько минут.

Детектив помолчал некоторое время после того, как она закончила свой монолог.

— Очень хорошо, — заметил он. — То, что вы рассказали, заставляет меня думать, что надо бы получше узнать о вашем шофере. Я не хочу вас принуждать, и, конечно, окончательное решение за вами, но мне кажется, что, принимая на работу служащего, особенно того, кто будет жить с вами в доме, хорошо бы побольше узнать о его прошлом. Вы ведь ничего о нем не знаете. Может быть, он представил вашему мужу хорошие рекомендации и вам было бы проще узнать обо всем через супруга?..

— Это невозможно. Мой муж — человек очень занятой, и я не хочу докучать ему этой историей, особенно если окажется, что я зря волновалась.

— Тогда в дело вступаю я. Я постараюсь достать сведения о вашем служащем, которые позволят вам судить, можно ли ему доверять. Это займет всего несколько дней. Я занят сразу несколькими расследованиями, но могу приступить к вашему делу одновременно с ними, если только оно не потребует от меня дальних поездок…

Николь покачала головой:

— Давайте так и сделаем… Но хотелось бы получить сведения поскорее.

— Конечно. Он работал в полиции. Легко будет узнать, ушел ли он оттуда сам или его уволили… что было бы, конечно, печально.

Николь кивнула:

— Конечно, все это должно держаться в строгом секрете…

— Само собой разумеется. Не волнуйтесь. Никто ничего не узнает. Вы можете прийти за информацией прямо ко мне, или предпочитаете, чтобы я вам позвонил?

— Я сама вам позвоню.

— В любом случае каждую неделю вы будете получать письменный отчет, где будет записано, что я предпринимал каждый день и о чем узнал.

Николь заполнила чек на сумму, которую ей указал Норбер Деллюк. Когда она протянула ему бумажку, то ощутила, что перейден какой-то рубеж.

Детектив проводил ее до двери:

— Не волнуйтесь, мадам. Через несколько дней вы узнаете все о Мартине Лансуа. И если ему есть в чем себя упрекнуть, вы примете необходимые меры.

Выйдя на улицу, Николь бросила вокруг виноватый взгляд, словно совершила нечто предосудительное. Но с другой стороны, она ведь только защищает свою семью. Разве она не должна знать о прошлом Мартина, раз он живет у них?

Но все равно ей не удавалось отделаться от неприятного ощущения.

Потом сомнения постепенно оставили ее, появилась уверенность: она действует, она не плывет больше по течению. Наконец она взяла судьбу в свои руки.

50

В это время Мартин находился в замке.

Стоял погожий осенний день, и, проветрив дом, Луиза воспользовалась хорошей погодой, чтобы развесить белье на просушку. Увидев, что она вышла, Мартин прошел внутрь через стеклянную дверь гостиной.

Он пересек пустынные комнаты, поднялся по лестнице, ведущей на второй этаж. Дойдя до спальни Николь, Мартин остановился. Он не сомневался в том, что хотел предпринять, он думал о том, чем была для Николь эта комната. Здесь она проводила ночи. Здесь мечтала о нем, когда собственный муж не мог ее удовлетворить. Должно быть, время шло для нее медленно. Мартин хотел бы обнадежить ее, сказать ей, что делает все необходимое и что скоро она станет свободной, но не мог этого сделать. Она предпочла вести себя так, словно они не были знакомы, — несомненно, из-за прислуги, это было единственное объяснение, которое он находил ее странному поведению. Он должен с этим смириться. Но терпеть осталось недолго. Уж он постарается.

Осматривая спальню, он поднял голову, всем телом впитывая атмосферу этой комнаты, куда ему не было доступа. Он втянул в себя воздух. Луиза только что застелила кровать, и окно было открыто для проветривания, но какой-то аромат еще витал в воздухе. Он узнал его: это был запах духов «Пуазон». Ее запах.

Он прошел в ванную, открыл аптечный шкафчик. Маленький пузырек с красной полоской на этикетке был здесь. Наперстянка. Лекарство, позволяющее больному сердцу работать, как хорошо налаженный механизм в часах… если принимать его регулярно и в маленьких дозах. Если повысить дозу, получается обратный эффект: сердце начинает работать в нагрузочном режиме. Мартин внимательно прочел, что написано на этикетке флакончика, чтобы не ошибиться, положил его в карман пиджака. Трудно поверить, что такой незначительный предмет имеет такую власть над человеческой жизнью. И тем не менее…

Он спустился на первый этаж. Луиза все еще развешивала белье. У него было время. Он открыл бар, достал бутылку «Чиваса», виски господина Берже, как сказала Луиза. Он попивал его каждый вечер, чтобы расслабиться, вернувшись с работы. Мартин вылил туда три четверти флакона наперстянки, потом слегка встряхнул бутылку, чтобы растворить лекарство. Безвкусное, без цвета и запаха.

— За твое здоровье! — сказал он с улыбкой, ставя бутылку на место.

Он подстегнет этого храброго Даниеля!

Когда Мартин поднялся на второй этаж, Луизы все еще не было видно. Он вернулся в ванную комнату, налил воды во флакон, потряс закрытую бутылочку. Итак, Даниель будет принимать воду вместо лекарства, а каждый раз, как нальет себе виски, примет немалую дозу наперстянки. Это его здорово встряхнет. Если у него не начнется сердцебиение, больше надеяться не на что!

Улыбаясь, Мартин поставил флакончик в шкаф, на то место, откуда взял.

Внезапно он застыл с вытянутой рукой. В одной из зеркальных дверей шкафа отражалось открытое окно ванной комнаты и кусок сада. Там, около клумбы с цветами, стоял Жозеф. Он пристально смотрел на Мартина.

Он видел, как Мартин поставил флакон на место.

В десятую долю секунды мозг Мартина просчитал все варианты. Их было немного. Если он ничего не предпримет, Жозеф расскажет, что он видел. Мартин не знал, давно ли Жозеф находился здесь, но ясно: он видел достаточно, чтобы все понять. И садовник не станет молчать. Тем более что они в натянутых отношениях.

Если Жозеф расскажет, нет никакой надежды. Мартин потеряет свое место. В лучшем случае. В худшем он выйдет отсюда в наручниках. Значит, выбора нет. Жозефа погубило собственное любопытство. Мартину больше не остается ничего другого. Не его в том вина. Старый пройдоха сам решил свою судьбу. Словно купил веревку, чтобы повеситься.

Мартин закрыл шкафчик и прошел в спальню, будто не заметив присутствия этого проходимца.

Окно спальни было гораздо больше, чем окно ванной. Мартин подошел к нему. Жозеф куда-то исчез. Луиза, должно быть, находится с другой стороны дома. Нужно помешать ее мужу встретиться с ней и рассказать, что он видел.

Мартин перенес ногу через подоконник и спрыгнул на террасу нижнего этажа. Он приземлился на каменные плиты с глухим стуком и тут же выпрямился, потом быстро прошел в сторону зарослей, где скрылся Жозеф.

Кусты перед ним зашевелились, и он услышал звук, похожий на писк зайца, которого преследует лисица. Его губы искривила усмешка. Если бы он не боялся быть услышанным Луизой, то закричал бы от радости.

Он шел на звук ломаемых веток, так что ориентироваться ему было нетрудно. Жозеф не мог уйти далеко, он старше Мартина на двадцать лет. У него нет никаких шансов убежать на этой со всех сторон огороженной территории.

Мартин выбежал на поросшую кустарником поляну, пробежал по ней взглядом. Никого. Но у старика не было времени исчезнуть. Он выругался. Садовник лучше его знает территорию! Мартин специально пошевелил кусты прямо перед собой, но сам пошел в другую сторону.

Времени теряться в догадках не было. Вернувшись, он вновь пересек заросли, окружавшие газон. Садовник, наверное, побежал наискось, чтобы повернуть к дому, где надеялся найти помощь. Он не мог повернуть направо, где насаждения росли гораздо реже и где его сразу было бы видно. Мартин повернул налево, пробежал вдоль кустов до конца газона, затем побежал вдоль дома. И тут он испустил крик радости: в ста метрах от него из кустов выходил Жозеф, направляясь к дому.

Их взгляды встретились, ужас, отразившийся на лице старика, словно придал Мартину сил. Он почувствовал, как огонь пробежал по его жилам: столько у него было энергии. Он ринулся по направлению к садовнику с животным криком, как бегал в подростковом возрасте, когда был самым лучшим бегуном в лицее и никто не мог с ним тягаться.

Жозеф развернулся и побежал. Но сейчас ему было некуда прятаться. Кустарник в этой части парка был не таким густым. Он, должно быть, это понял, так как бежал прямо, не сворачивая, сознавая, что проиграл.

Пробежав метров пятьдесят, садовник свернул в сторону калитки. У него, наверное, был с собой ключ, и он надеялся добежать до нее раньше Мартина, запереть ее за собой и затеряться в окружавшем замок лесу.

Забыв о всякой осторожности, Мартин испустил рык, от которого его жертва подпрыгнула, и побежал наперерез.

Садовник повернулся, чтобы посмотреть, какое расстояние их разделяет, но споткнулся о корень и тяжело упал на землю. Он тут же вскочил на ноги… Но было уже поздно. Теперь Мартин находился между ним и калиткой.

Жозеф снова побежал, слегка волоча ногу.

Мартин возобновил преследование, но не особо старался. Жозеф у него в руках, чем дальше он удалится от дома, тем будет лучше.

Садовник поворачивал вправо, потом бежал налево, испуганно оборачивался. Несколько минут назад он пытался позвать на помощь, но от падения у него перехватило дыхание, и его крик едва долетел до Мартина, находящегося метрах в ста от него. Луиза была с другой стороны замка и не сможет их услышать. Даже если она вернется в дом, то их не увидит. В итоге эти заросли, окружающие замок, которые Мартин так хотел срезать, на что-то пригодились.

Не торопясь, он преследовал Жозефа, уже совсем выбившегося из сил, и раздумывал, что же ему предпринять. Понемногу, словно собака, гонящая отбившегося от стада барана, он привел Жозефа туда, куда хотел.

Старый садовник вознамерился было еще раз побежать к калитке, но увидел, что Мартин отрезал ему путь. Тогда он вернулся на прямую, по которой неукоснительно гнал его Мартин. Каждый шаг приближал их к цели, намеченной Мартином. Скоро они окажутся в углу, образованном двумя стенами, совсем рядом с водопадом.

Садовник уже не бежал. Он просто шел чуть быстрее, чем обычно, согнувшись и прижав руку к животу, стараясь унять колотье в боку, и бросал затравленные взгляды на Мартина, который, насвистывая, шел за ним, словно на прогулке.

Жертва созрела. Мартин испустил крик команчей, вставших на тропу войны, и бросился вперед. Жозеф застонал и снова побежал, не зная, куда направляется, думая только о том, чтобы сохранить дистанцию между собой и Мартином. Именно этого Мартин и хотел: заставить его потерять рассудок, всякую меру, довести до состояния затравленного животного.

Они вышли на берег ручья, туда, куда решил выйти Мартин. Как и было предусмотрено, Жозеф повернул налево, к водопаду.

Мартин прибавил шагу.

Старый Жозеф постарался сделать то же самое, но он так устал и у него так кололо в боку.

Мартин догнал его за полсекунды.

Жозеф понял, что не сможет убежать. Он повернулся к Мартину, подняв руку, защищаясь.

— Нет! Я никому ничего не скажу!

Он выдохнул эту фразу еле слышно, так он устал. Мартин презрительно улыбнулся. Старик стоял на берегу ручья, сзади шумел водопад, со всех сторон они были окружены зарослями, прячущими их от посторонних взглядов. Мартин толкнул садовника в грудь быстрым коротким движением.

Потеряв равновесие, Жозеф взмахнул руками в воздухе, но зацепиться ему было не за что, и он стал падать назад. Он хотел повернуться, но ему это удалось лишь наполовину, и с высоты своего роста он рухнул в ручей. Головой он задел за камень, брызнула кровь, окрашивая воду в алый цвет, но кровь быстро растворялась в течении ручья, и через несколько метров вода снова становилась прозрачной.

Стоя на скалах, обрамляющих ручей, Мартин наблюдал за Жозефом. Садовник хотел приподняться, но был слишком измотан погоней. Он упал набок, глубина ручья в этом месте была всего сантиметров тридцать, но в его теперешнем состоянии ему хватило бы и меньшего, чтобы захлебнуться. Он старался приподнять голову из воды.

— На помощь! — прошептал он. — Сжальтесь…

Мартин наклонился к нему, забавляясь его видом. Как же он был смешон!

Отплевываясь и кашляя, Жозеф оперся на руки и старался не наглотаться воды. Мартин покачал головой. Что-то дело не клеится. Следя за тем, чтобы не намокнуть, он добрался до старика, прыгая с камня на камень. Стоя на одной ноге, другую он поставил Жозефу на спину между лопаток и надавил.

Садовник напрягся, но силы покидали его. Улыбаясь, Мартин усилил давление. Голова Жозефа погрузилась в воду. Он забил ногами по воде, разбрасывая брызги, одновременно руками стараясь схватить ногу, которая его держала. Но у него ничего не получалось, он не мог до нее дотянуться. Жалкие усилия только приблизили его конец. Он выдохся в попытке дотянуться до противника, до которого не мог даже дотронуться. Изо рта у него пошли пузыри.

Мартин с удовлетворенной улыбкой смотрел на то, как они лопались, достигая поверхности воды. Он выждал еще минуты две, но садовник больше не шевелился. Его ноги болтались в воде, как две сухие ветки. Когда Мартин увидел, что старик больше не дышит, он выпрямился.

Никто не мог его увидеть. Все думали, что он проводит утро в своей квартире. Он не бил Жозефа, на теле не обнаружат следов. Подумают, что это несчастный случай.

Мартин сполоснул водой камень, на котором стоял, чтобы стереть следы своих ботинок. И все остальные камни, по которым шел, чтобы добраться до середины ручья.

Вернувшись на берег, он вырвал несколько сорняков, росших на берегу ручья, и сложил их неподалеку от трупа, на случай, если у кого-то возникнет вопрос, зачем садовник пришел в этот уголок парка. Уходя, он постарался идти по камням вдоль ручья.

Нужно быть нечеловечески сообразительным, чтобы установить, что он приходил сюда. В любом случае, учитывая обстоятельства, причин для дотошного расследования не будет: зачем кому-то убивать садовника? Мартин же, напротив, скажет, что видел Луизу из своего окна. Подтверждая алиби служанки, он, таким образом, обеспечит его и себе.

Чего же больше?

Улыбаясь, он пошел по направлению к дому, стараясь держаться дороги среди зарослей — на случай, если кто-то вдруг непредвиденно окажется в этой части парка.

51

Норбер Деллюк припарковался на две улицы дальше указанного адреса. Сказалась старая привычка, благодаря которой человек, с которым он должен встретиться, не будет знать, какая у него машина, если детективу потом придется вести слежку.

За три дня, что прошли с визита Николь Берже, он не терял времени даром. Воспользовавшись немногими сведениями, которые она ему сообщила, он нашел семью Мартина Лансуа. Женевьева Лансуа, его сестра, жила вместе с матерью совсем рядом с Пуатье. По телефону сестра была не слишком общительна, но согласилась принять его в своей квартире.

Квартал выглядел не очень весело. Три старых четырехэтажных здания окружали обшарпанный двор. В доме не было лифта, на лестничной клетке пахло дезинфицирующим раствором и еще чем-то отвратительным.

На серых стенах проступали пятна, словно лестница служила мусоропроводом. Стараясь ни до чего не дотрагиваться, детектив поднялся на второй этаж и остановился перед дверью, на которой была приколота пожелтевшая картонка с надписью «Мадам Флёр Лансуа с дочерью».

Из-за двери было слышно, как по радио расхваливают стиральный порошок. Он сунул руку в карман и включил лежавший там маленький магнитофон, потом нажал на звонок.

Он различил глухой звук шагов, и тут дверь открылась. На пороге стояла мышь.

Сравнение само приходило на ум при виде этой женщины, одетой в серое, с заостренным лицом и грустным испуганным взглядом. Накануне Деллюк видел Мартина, когда тот забирал детей из школы, и сейчас не находил никакого сходства с этой женщиной неопределенного возраста. Она была не старой, не больше тридцати, но казалось, что никогда и не была молодой.

Если бы не картонка на двери, Норбер Деллюк подумал бы, что ошибся этажом.

— Женевьева Лансуа?

Женщина молча кивнула, словно ответ означал для нее какую-то позицию, а она не могла на это решиться. Она посторонилась, чтобы дать ему пройти, и провела его на тесную кухню с пожелтевшими стенами.

— Извините, что принимаю вас на кухне, но мама спит, не хотелось бы ее будить.

Он улыбнулся ей в ответ, чтобы показать, что его это не смущает, и она еще больше съежилась.

Они присели за маленький столик, покрытый клеенкой в красную и белую клетку, в тон занавесок. Норбер готов был поклясться, что в ящике стола лежат такие же салфетки.

Женевьева Лансуа поставила на стол чашку.

— Я приготовила вам кофе, — сказала она.

— Спасибо.

Норбер улыбнулся ей самой теплой своей улыбкой. У него все больше складывалось впечатление, что перед ним испуганная мышь, которая может убежать при любом резком движении.

— Вы легко нас нашли? Улицы плохо обозначены…

Он заверил, что легко, хотя и покружил по кварталу минут десять, отыскивая дом. Бессознательно детектив говорил так же тихо, как она, почти шепотом. Интересно, правда ли мать спит или ее разбудил звонок в дверь? Он вообразил, как та стоит за стеной и подслушивает.

Женевьева налила кофе только Норберу, сама села напротив. Тут же встала, извинилась, достала сахар из шкафчика над мойкой и дала ему маленькую ложку. Норбер, который обычно пил кофе без сахара, положил себе кусочек. Женщина была напряжена, как тетива лука, и он догадывался, что она может сорваться, если он не будет осторожен.

В гостиной, которую он видел лишь краем глаза, входя в квартиру, прозвонили часы. Он на секунду прислушался и улыбнулся Женевьеве, которая испуганно смотрела на него.

— Обожаю звон часов, — сказал он. — У моей бабушки были такие, и когда слышу этот звон, вспоминаю каникулы, которые проводил у нее ребенком…

Лицо Женевьевы оживилось, она пошевелилась на стуле, словно он сделал ей комплимент по поводу ее внешности.

— Часы достались мне от бабушки, — уточнила она. — Они все еще хорошо ходят, я их никогда не чинила!

— Тогда умели работать. Вы выросли здесь?

— Недалеко отсюда. Мама часто переезжала, но когда вышла замуж за отца, они переехали сюда, так как он работал в автосервисе у Мишо. Вы, может, о нем слышали?

Норбер неопределенно махнул рукой, что можно было принять за утвердительный ответ.

— В то время мы снимали маленький домик.

В ее взгляде читались сожаление о прошлом и грусть. Казалось, она размышляет о том, почему ее жизнь не удалась, где она совершила ошибку, из-за чего не осуществились детские мечты?

— Мартин старше вас?

При упоминании имени брата она вздрогнула, как будто ее укололи, и вновь сжалась на стуле.

— Да, на пять лет. Вы хотите принять его на работу?

— Не я, фирма, на которую я работаю. И это еще не точно. Он сам не в курсе, вот почему я просил вас ничего ему не говорить, незачем зря его обнадеживать.

— Я понимаю…

— Речь идет об одной серьезной организации, и мы просто обязаны провести небольшое расследование о человеке, которого собираемся нанять. Ничего личного, я вам уже это сказал. Обычное дело, мы так поступаем всегда.

— Конечно. Я понимаю.

— Итак, ваш брат вырос здесь.

— На самом деле он мне сводный брат.

Норбер удивленно поднял брови. Маленький магнитофончик, который он включил, когда позвонил в дверь, записывал весь разговор, и не было необходимости делать пометки. В основном он всегда полагался на свою память, но иногда, прослушивая беседу заново, отмечал детали, на которые раньше просто не обратил внимания. В данном случае он жалел, что у него не было с собой видеокамеры: поведение Женевьевы Лансуа было гораздо выразительнее ее слов. Каждый раз, говоря о брате, она сжималась, хрустела пальцами, бросала вокруг тревожные взгляды. Самое меньшее, что можно было сказать, так это то, что она, по-видимому, не испытывала огромной любви к нему.

— Ваш сводный брат?

— Да… Его отец ушел из семьи еще до рождения сына, и мать воспитывала Мартина одна. Потом она встретила моего отца, они поженились, и родилась я.

— Лансуа — это фамилия вашей матери или отца?

— Моего отца. Он усыновил Мартина, когда женился на маме.

— И отец Мартина не был против?

— Мы даже не знаем, что с ним. Он никогда не объявлялся. Они с мамой даже и не жили толком вместе…

— Мартину повезло, что ваш отец женился на вашей маме…

— Он так не считает…

Тут она прикусила губу, словно спохватившись.

— Но я не должна так говорить, это ведь не имеет отношения к работе, которую вы собираетесь ему предложить.

— Мне это помогает составить представление о Мартине. Не беспокойтесь, все останется между нами. Он ничего не узнает.

— Вы уверены?

Норбер посмотрел ей в глаза. Он ненавидел обман, но в его профессии не обойдешься иногда без того, чтобы не запачкать руки. Но этой женщине он не причиняет никакого вреда.

— Уверен. Он даже не узнает о моем визите к вам.

Она немного приободрилась, прислушалась к каким-то звукам, доносившимся из спальни в конце коридора. Он подумал, спит ли Женевьева в одной комнате с матерью, или у нее есть отдельный уголок в этой квартире?

— Вы говорили, что Мартин не очень хорошо ладил со своим приемным отцом?

— Я так не сказала. Просто ему не нравилась жизнь, которую мы вели. Мой отец был всего лишь кузовным мастером. Это был добрый и справедливый человек, но он был простой рабочий. Мартин считал, что заслуживает большего. Он часто говорил, что однажды за ним приедет его отец на красивой машине и они вдвоем уедут жить в большой дом.

Норбер понял, как эти слова ранили девочку, которой была Женевьева двадцать лет назад.

— Он мечтал о чем-то великом?

— Он думал, что весь мир ему что-то должен. Обижался на мать за то, что не смогла удержать его отца, обижался на моего отца за то, что тот был всего лишь рабочим… Когда он умер, Мартин даже не пришел на похороны! К человеку, который дал ему свое имя!

— Вы общаетесь с ним?

— Иногда мы созваниваемся, предполагается, что он должен посылать деньги для мамы… Работа, которую вы ему предлагаете, хорошо оплачивается?

— Довольно хорошо. Он должен вам деньги?

Она выпрямилась, словно упоминание об этом ранило ее, словно она стеснялась своей бедности, стеснялась того, что брат не выплачивает ей, что должен… Но тут же ее плечи бессильно опали, и она сказала едва слышно:

— Мама инвалид, лекарства стоят дорого, а я практически не работаю. Он должен мне помогать…

— Но он этого не делает?

Воцарилось выразительное молчание.

— А что произошло с вашей мамой? Это был несчастный случай?

— Односторонний паралич, в результате ссоры…

— С Мартином?

Женевьева ничего не ответила, и Норбер не понял почему — то ли ей не хотелось обвинять брата, то ли она боялась, что Мартина не возьмут на работу и он так и не сможет посылать ей деньги. Норбер решил сменить тактику.

— А каковы отношения Мартина с матерью?

Женевьева пожала плечами, горькая складка появилась около ее губ.

— Она только о нем и думает! Меня будто не существует! В детстве его баловали, как принца. У него не было отца, и ему позволялось все. Мой отец воспитывал его, как своего собственного ребенка! Клянусь вам!

Норбер ободряюще улыбнулся. Он протянул было к ней руку, но передумал. Если он дотронется до ее руки, она, чего доброго, совсем уйдет в себя. Он взял чашку с кофе и отпил глоток. Кофе был чуть теплый, слишком сладкий, это даже и кофе-то нельзя было назвать. Он поставил чашку на блюдце, одобрительно кивнув, словно напиток очень ему понравился.

— Чудесный кофе!

Она благодарно улыбнулась.

— У вас, наверное, была нелегкая жизнь.

Он увидел, как в уголках ее глаз заблестели слезы, и взмолился про себя, чтобы она не расплакалась. Он никогда не знал, как себя вести с плачущей женщиной.

Она снова пожала плечами — этот жест так подходил ей, будто выражал ее жизненную позицию, — и сжала зубы, чтобы сдержаться перед незнакомцем.

— Я привыкла…

— В детстве вы ладили с Мартином?

— У нас пять лет разницы, мы не играли вместе.

— Пять лет… Моя сестра младше меня на шесть. Это было просто чудесно. Конечно, я чувствовал себя старшим, но ужасно ответственным. Я всегда заботился о ней…

Норбер, который на самом деле был единственным ребенком в семье, увидел, как Женевьева снова вся сжалась при упоминании о детских годах.

— Мартин не такой.

— У вас были с ним проблемы?

Из глубины квартиры донесся какой-то шум.

— Мама просыпается, вам лучше уйти. Все равно мне нечего больше вам рассказать. Мартин пошел работать, когда ему исполнилось шестнадцать, и с тех пор мы не часто видимся.

Она говорила торопливым, прерывистым тоном, словно ей срочно нужно было уйти.

На этот раз Норбер взял ее за руку:

— Благодарю вас за ваш рассказ. Мне это очень помогло. Вы, случайно, не знаете кого-нибудь, кто мог бы мне рассказать о его дальнейшей жизни?

Он сжимал ей запястье, она была сейчас так похожа на птицу, которая хочет улететь, не понимая, что привязана к ветке веревкой.

— Нет, не знаю. Я же вам сказала, что мы с ним не часто видимся.

— Вы уверены? Он не встречался с какой-нибудь женщиной, девушкой? С кем-то, кто знал его вне семейного круга, кто мог бы мне рассказать о нем?

— В лицее он был влюблен в девушку…

— О! Вы знаете ее имя?

— Это не имеет значения, она умерла. Потом он пошел работать, и я ничего не знала о его личной жизни.

Снова раздался шум в отдаленной комнате, Женевьева бросала в ту сторону встревоженные взгляды. Норбер даже подумал — может, сам Мартин Лансуа прячется там, в темноте коридора, слушая их разговор. Но нет. Это парализованная старушка звала свою дочь:

— Женевьева? С кем ты разговариваешь? Кто там? Это Мартин?

— Уходите, — прошептала Женевьева. — Она не должна знать, что я с вами говорила, она мне не простит.

— Имя, всего одно имя…

— «Страшный Суд».

Он недоуменно посмотрел на нее.

— Это бар напротив Дворца правосудия, в Пуатье. Там собираются полицейские. Мартин ходил туда, когда работал в полиции, там я всегда могла его найти. Не знаю, ходит ли он туда сейчас. Там вам могут рассказать о нем. Но не говорите, что это я вас туда направила!

Норбер выпустил ее руку.

— Благодарю вас, — сказал он.

Она подтолкнула его к выходу, открыла дверь, и он оказался на лестнице.

— Женевьева! Кто там?

Дверь бесшумно закрылась. Норбер услышал, как женщина ответила, что это говорило радио. Он еще раз посмотрел на картонку на двери. «Мадам Флёр Лансуа и ее дочь».

Тихий маленький ад.

52

Небо нахмурилось. Накануне еще было солнечно, а с утра набежали темные тучи, закрыли солнце, казалось, скоро пойдет дождь. Николь подумала: «Хорошо бы дождь не начинался до окончания похорон. День и так выдался мрачный, а если еще и погода испортится…»

Луиза, выпрямившись, стояла рядом с ней, словно памятник скорби, глаза у нее были красные. Николь было очень ее жаль, она обняла старую женщину за плечи и притянула к себе. Служанка повернула к ней голову и посмотрела на нее. Глаза ее были сухи, но в них таилась глубокая печаль.

— Если я что-то могу для вас сделать…

— Я знаю… Спасибо…

Словно нехотя, кортеж тронулся с места. Николь отпустила Луизу и посторонилась. Луиза со своей дочерью и зятем пошла за катафалком.

Николь не могла поверить в случившееся. Как же Жозеф утонул в таком мелком месте? И зачем ему понадобилось переходить ручей, чтобы вырвать траву на другом берегу? В этом не было никакой необходимости! Скоро начнется зима, и несколько сорняков вокруг водопада совершенно им не помешали бы. Но нет, он начал вырывать траву на одном берегу, бросая ее на землю, потом увидел сорняки на другом и решил, что от них тоже нужно избавиться. Дальнейшее несложно угадать: он переходил ручей, прыгая с камня на камень, поскользнулся, упал, потерял сознание и захлебнулся в ручье тридцати сантиметров глубиной. И это за несколько месяцев до пенсии… Как глупо.

Николь никак не могла примириться с такой несправедливостью. Она вздрогнула от бессильной ярости. Даниель, который шел рядом, обнял ее за плечи, как несколько минут назад она обнимала Луизу. Он ничего не сказал, но ей стало немного легче.

Рядом в молчании шагали Матьё и Хлоя. Дети настояли на том, чтобы проводить Жозефа в последний путь, и сегодня не пошли в школу. Они были потрясены смертью человека, которого знали с рождения и которого воспринимали скорее как дедушку, чем как слугу. Эта внезапная смерть заставила их повзрослеть сразу на несколько лет. Они поняли, что взрослые не вечны, что смерть — не просто сцена из фильма, после которой актер идет на следующие съемки.

Хлоя не могла сдержаться во время панихиды в церкви, и по щекам ее текли слезы.

Что касается Матьё, он держал себя в руках. Утром он настоял на том, чтобы надеть свой самый лучший костюм, сказав, что Жозеф заслуживает того после всего, что для них сделал. Мальчик сжимал зубы, и Николь видела, что он еле сдерживается, чтобы не заплакать. В который раз она с огорчением убедилась, что ее сын уже не ребенок, скоро он станет совсем взрослым. А он ведь еще мальчик… Надо ли, чтобы двенадцатилетний подросток уже умел скрывать свои чувства, не плакать, когда ему грустно? Николь не нравилось думать об этом, и она вновь посмотрела на катафалк.

Луиза и ее родственники следовали за гробом, с ними шел священник, потом сами Берже, а за ними — окрестные землевладельцы и сельские труженики. Николь не знала, что Жозеф был знаком с таким количеством людей, что дружил с ними. Их лица были грустными, лбы нахмуренными, все думали о злой судьбе, которая настигла их друга как раз в тот момент, когда он готовился немного пожить для себя.

Шествие, которое Николь показалось бесконечным, хотя кладбище находилось всего в двухстах метрах от церкви, наконец завершилось, и все окружили могилу, приготовленную для Жозефа. Николь заметила краем глаза, как кто-то подошел к Даниелю. Это был Мартин, одетый в черное. Он был не в очень хороших отношениях со слугами. Но у него хотя бы хватило такта одеться соответственно случаю.

Он что-то говорил Даниелю, который рассеянно слушал его, и Николь тоже стала прислушиваться.

— …надо будет его кем-то заменить. Я как раз знаю пару, которая ищет работу. Это приличные люди. Я уже говорил о них вашей жене.

Николь почувствовала, как по спине у нее пробежала дрожь. Вся ярость, которая накопилась в ней против злой судьбы Жозефа, вдруг выплеснулась наружу, и она еле сдержалась, чтобы не закричать, чтобы не вцепиться в глаза этому типу. Но она только прошептала сквозь зубы:

— Только не сейчас, Мартин. Встаньте на место или уйдите с кладбища!

Шофер вздрогнул, словно от удара хлыстом. Он бросил на нее яростный взгляд, хотел что-то ответить, но, видимо, счел, что здесь действительно не место. Сжав губы, он кивнул и отошел на несколько шагов.

Матьё, стоявший в нескольких шагах от Николь и Даниеля, находившихся ближе к могиле, с минуту колебался, встать ли ему рядом с ними или во втором ряду. Наконец он выбрал второе и встал рядом с Мартином, с другой стороны, как раз напротив родителей. Николь словно кольнуло в сердце, и она чуть не позвала его к себе. Но тут она почувствовала в своей руке маленькую ручку. Опустив глаза, она увидела, что Хлоя смотрит на нее умоляющими глазами. Она сжала в руке тонкие пальчики, и девочка улыбнулась ей грустной улыбкой.

Луиза не сдержалась и заплакала, уткнувшись в плечо своей дочери, которая тоже плакала. Зять, казалось, не знал куда деваться, а священник в это время окроплял гроб святой водой.

Потом все подходили и выражали свои соболезнования. Затем все пошли к машинам, оставленным около церкви. Все, кроме Берже. Мартин ушел на минуту раньше и подогнал машину к выходу с кладбища. Николь это не понравилось, ей показалось, что они продемонстрировали таким образом непочтение к покойному.

Матьё сел на место рядом с шофером, а Николь и Даниель устраивались сзади. Сидя между ними, Хлоя прижималась к матери, держа за руку отца, словно боялась, что они сейчас исчезнут.

Путь домой прошел в молчании. Даже Матьё, обычно очень говорливый и любивший задавать вопросы насчет автомобилей, в этот раз молчал.

Когда «мерседес» остановился около замка, Николь вышла из машины с чувством облегчения и стала подниматься по ступеням.

Дети разошлись по своим комнатам, чтобы переодеться, а Николь и Даниель, сняв пальто в прихожей, прошли в гостиную.

Даниель достал из бара виски и налил себе бокал.

— Знаю, что это было неуместно, и ты хорошо сделала, что осадила его, но Мартин прав — надо будет подумать о замене Жозефа.

Николь села в кресло. Она внезапно почувствовала себя такой уставшей, словно траурная церемония отняла у нее все силы.

— Конечно, но мне не нравится его манера все для нас организовывать.

— Тебе чего-нибудь налить?

— Учитывая обстоятельства, я бы выпила немного порто.

Даниель подал ей бокал и устроился в кресле напротив. Он сделал большой глоток виски и тяжело вздохнул:

— Какое несчастье для Луизы. Они, должно быть, уже строили планы на будущий год, когда оба выйдут на пенсию…

— Они хотели жить поближе к дочке.

— Они тебе так сказали?

— Луиза поделилась со мной.

Николь выпила немного порто, но алкоголь как будто не действовал на нее. Ей не удавалось расслабиться. Тело словно застыло, она никак не могла согреться.

Внезапная смерть Жозефа потрясла ее. События такого рода обычно происходят с другими, знаешь, что такое случается на свете, но где-то далеко, с незнакомыми людьми, которые словно и не существуют вовсе, как персонажи фильма. Но здесь… Злой рок подошел совсем близко, предупреждая, предсказывая грядущие несчастья. По спине у нее пробежал озноб, она сделала еще глоток порто, но эффекта так и не почувствовала.

— В любом случае мне совершенно не понравилось вмешательство Мартина! И еще, мне не нравится, что он настолько завладел Матьё.

Даниель мягко покачал головой:

— Он вовсе не завладел Матьё.

— Чего ж тебе еще? Мальчик проводит с ним все свободное время!

Даниель отпил из бокала, не желая ссориться. Он подержал напиток во рту, проглотил, потом спросил:

— А ты уверена, что просто-напросто не ревнуешь?

Николь хотела сказать «нет», но она сама задавала себе этот вопрос столько раз, что не нашлась что ответить. Только покачала головой.

— Нет, — произнесла она наконец. — Не только это!

— Матьё растет. Он уже в том возрасте, когда начинаешь жить своей жизнью. Он скоро вылетит из гнезда, и мы ничего не можем с этим поделать. Это в порядке вещей. Сейчас около него находится человек в ореоле славы: бывший полицейский, проживший жизнь, которую двенадцатилетний мальчишка находит необычайной! Нормально, что Матьё к нему привязался. Но это не мешает ему любить тебя. Просто в подростковом возрасте мальчишки не хотят больше показывать свои чувства, им кажется, что это немужественно. Ты столкнулась с двойным феноменом: с одной стороны, твой сын сблизился с чужим человеком, а с другой — кажется — я повторяю — кажется, что он отдалился от тебя. Я допускаю, что ты, как мать, волнуешься. Но поверь, ты ошибаешься.

Николь должна была согласиться, что он, конечно, прав, но это не мешало ей страдать. У нее по-матерински сердце болело за сына.

Она страдала и боялась, думая о том, тот ли Мартин, за кого себя выдает, и не совершили ли они ошибку, впустив его в дом.

К счастью, Норбер Деллюк скоро соберет для нее информацию.

Раздался слабый стук в дверь гостиной, и они одновременно повернули головы. В дверях с растерянным видом стояла Луиза.

— Да? — спросила Николь, поднимаясь ей навстречу.

— Я хотела сказать… У меня есть несколько неиспользованных выходных, а дочка просит меня провести несколько дней у нее. И я подумала…

— Ну конечно, Луиза. Поезжайте. Мы справимся, не беспокойтесь. Сколько вы хотите дней?

— О, недолго, неделю или две…

— Нет проблем. Мы переживем…

Николь прикусила язык. Как это у нее сорвалось! Но бедная женщина не расслышала. Она была как в тумане от своего горя. Удар был настолько силен, когда с Жозефом четыре дня назад случилось несчастье, что она до сих пор не оправилась. Они были женаты сорок лет и провели последние годы, работая вместе. Оба были здоровы, еще не думали о смерти, несмотря на преклонный возраст. Они думали, что у них еще будет время немного пожить для себя.

И вот глупый случай разрушил все их надежды.

С тех пор Луиза жила словно под гипнозом. Со вторника она находилась под наблюдением врача, а потом приехала ее дочь и занялась делами. Николь подумала, что вряд ли Луизе хватит двух недель, чтобы оправиться от шока, если такое вообще возможно.

— Спасибо, — просто сказала Луиза.

Глаза ее вновь наполнились слезами, и, опустив голову и волоча ноги, она вышла из гостиной и направилась к себе в комнату.

Николь обернулась. Даниель оставался в кресле, пока она разговаривала с Луизой. Она увидела, что у мужа побагровело лицо. Нервным жестом он потянул узел галстука.

— Все нормально? — обеспокоенно спросила Николь.

Он кивнул с неуверенной улыбкой:

— Нормально. Просто немного переутомился. Я что-то плохо сплю последние ночи. Все эти события не способствуют. Хочешь, чтобы мы наняли кого-то, пока не будет Луизы?

Николь покачала головой:

— Я сама справлюсь! Я еще способна приготовить поесть на четверых. Если она будет отсутствовать дольше, тогда посмотрим, но до тех пор я буду ее замещать.

Даниель допил свое виски и поставил бокал на стол. Он вспотел.

— Ты уверен, что все нормально?

— Да, я, может, немного замерз на кладбище. Я позвоню на фабрику и скажу, что не приеду сегодня. Все равно никаких срочных дел нет.

Николь кивнула, соглашаясь:

— Пойду посмотрю, что можно приготовить на обед. Если понадоблюсь, я буду на кухне.

Когда она выходила из гостиной, он наливал себе второй бокал виски. Внезапно она нашла, что муж постарел. Жесты его были замедленны, и ей показалось, что у него дрожат руки. Смерть Жозефа потрясла его больше, чем он старался показать. Она еще раз подумала об этой дурацкой мужской привычке скрывать свои чувства. Жизнь была бы настолько проще, если бы каждый выражал то, что чувствует! Во всяком случае, она надеялась, что угадала правильно. Она боялась, как бы Даниель не заболел. Дела на фабрике, о которых он говорил, отъезд Луизы, смерть Жозефа и трудности с Мартином — ему хватает проблем!

Она вышла из комнаты и не увидела, как ее муж, слегка пошатываясь, с трудом добрался до кресла. Он провел ладонью по лбу — рука была мокрая, он вытер ее о брюки.

— Да что это со мной? — прошептал он.

Он надеялся, что это не грипп, который уже проник в Восточную Францию. Но если это микробы, есть хороший способ с ними бороться!

Он сделал большой глоток виски, наслаждаясь напитком, приятно жегшим горло.

53

Мартин наступает на нее и хватает своими огромными руками. Она отбивается, но он сильнее ее, ведь ей еще нет и десяти лет. Он берет ее под мышку, словно сверток с бельем, и уносит. Свободной рукой он надевает мягкую маску, и вот он уже ее отец, и все, кто попадается им на пути, говорят: «Здравствуйте, господин Берже!» Она хочет закричать, но не может, потому что он закрывает ей рот своей ладонью. Люди спрашивают: «Куда вы несете Хлою?», а он отвечает: «Она плохо вела себя, я хочу ее наказать!» И люди говорят: «Вы правы, вы же ее отец, в конце концов!» Она хочет сказать, что это неправда, что он вовсе не ее отец, но не издает ни звука, да никто и не слушает, что говорят маленькие дети. И он несет ее к конюшням, но вместо того, чтобы подняться к себе в квартиру, спускается по потайной черной лестнице вниз. Паутина покрывает стены, под ногами шмыгают крысы. Они останавливаются, Мартин сбрасывает маску отца и превращается в черный матовый силуэт, который поглощает весь свет, как бездонный колодец, ведущий в ад, и тут она наконец кричит, и кричит, и кричит, но он смеется, потому что никто не может их услышать.


Николь села в кровати, не понимая, что ее разбудило. Крик снова разнесся по дому, она вскочила и бросилась к двери, не успев даже зажечь свет.

— Что происходит? — спросил Даниель.

Но Николь уже бежала по коридору, освещаемому лишь светом луны, к комнате Хлои, откуда доносились крики. Она открыла комнату и зажгла свет, ожидая увидеть дочь в крови, с перерезанным горлом, или еще хуже…

Она облегченно вздохнула, увидев, что Хлоя одна, цела и невредима, бьется в сетях кошмара.

От испытанного ужаса у Николь подкосились ноги и она упала на кровать рядом с девочкой, которая билась в конвульсиях.

— Что случилось? — спросил Даниель, прибежавший следом.

— Хлоя! Хлоя! Проснись. Это только сон.

Николь тихонько встряхнула ее, и девочка проснулась, бросая вокруг испуганные взгляды. Она увидела отца в проеме двери и испугалась еще больше. Потом она узнала свою комнату, маму… и бросилась к Николь.

— Ну все, все… — приговаривала Николь, гладя ребенка по голове. — Все прошло.

Хлоя прижималась к ней, словно боясь, что она исчезнет, рыдания сотрясали все ее тело. Даниель неловко опустился на колени около кровати.

— Перестань, — старалась успокоить ее Николь. — Это просто плохой сон. Понимаешь? Ты спала, ничего не было.

— Я так испугалась. Он меня унес…

— Кто он?

Девочка отстранилась от матери, посмотрела на отца, открыла рот…

— Не знаю. Черный мужчина. Весь черный.

— Африканец? — спросила Николь.

— Нет, просто черный мужчина, как тень, как… пустота.

В растерянности Николь вытерла Хлое слезы.

— Ничего, — ободрила она ее. — Все закончилось.

Но девочка не была в этом уверена.

— Хочешь пойти спать с нами?

Хлоя так быстро спрыгнула с кровати, что Николь тут же поняла, что она только и ждала этого предложения.

По дороге в спальню Николь размышляла о том, что могло спровоцировать такой кошмар. В первый раз Хлоя просыпается среди ночи. Николь оглянулась назад, на дверь детской, оставшейся открытой и погруженной сейчас во тьму. Ей казалось, что кто-то недобрый следит за ними из темноты.

54

Норбер Деллюк вошел в «Страшный Суд», как зашел бы в любое другое кафе. Хотя здесь было полно полицейских, он не боялся, что его узнают: он не так долго находится в городе, чтобы его узнавали местные полицейские.

Раньше он работал в Парижском округе, но жена очень волновалась, зная, что он посещает неблагополучные кварталы. Однажды он расследовал дело о хищении товара, и ему пришлось много ночей подряд следить за складом в предместье Мюро, и все это время жена по ночам не смыкала глаз. Это продолжалось две недели. К концу расследования у нее появились мешки под глазами, что состарило ее лет на десять.

Норбер знал, что занимается опасным ремеслом. Он принимал меры предосторожности, но иногда просто рассчитывал на удачу, заходя в такие районы, куда и полиция боялась заглядывать без содействия двух групп перехвата на углу улицы, готовых вмешаться при первом же чихе. Жена много раз просила его сменить профессию, но он не мог отказаться от своего дела. Такая жизнь была ему по душе. Лишь с рождением Людовика он понял, что не может больше рисковать, как раньше. Уступая настояниям жены, он решил уехать из Парижа и обосноваться в провинции, в тихом пригороде, где мог бы спокойно растить своего ребенка.

Но профессия сыщика — все равно что профессия врача. Прежде чем обзавестись постоянной клиентурой, нужно успешно провести несколько дел, надеясь, что слухи о хорошей работе разойдутся довольно быстро и доходы начнут покрывать содержание офиса. По приезде он разослал несколько рекламных факсов. Два-три расследования на окрестных предприятиях позволили как-то устроиться на новом месте. Но за это время у Норбера еще не было возможности встретиться с местной полицией. Когда он пошел представляться в комиссариат, то сознательно выбрал момент, когда там было немного народу. И сейчас со спокойной душой зашел в кафе, указанное ему Женевьевой Лансуа: маловероятно, что его кто-нибудь узнает.

Кафе было полупустым — для завсегдатаев еще рановато. За столиками сидели три человека, кто-то пил кофе, кто-то — красное вино. Норбер пересек зал и присел на высокий табурет у барной стойки. Здесь пахло холодным пеплом и чистящим порошком. Пол сиял чистотой, барная стойка сверкала, как зеркало. Из музыкального автомата слышался голос Мишеля Сарду. Норбер подумал, что, наверное, бесполезно искать в этом автомате рэп.

Бармен налил ему пива и принес сдачу. Норбер оставил ему скромные чаевые, потом спросил непринужденным тоном:

— А Мартина нет?

— Мартина?

— Мартина Лансуа. Он полицейский.

Бармен посмотрел на него, словно он свалился с луны.

— Да вы, наверное, давненько с ним не виделись.

— Я был за границей. Только вчера вернулся, и так как знаю, что он частенько сюда захаживает, то подумал…

— Теперь не часто его увидишь. И он больше не полицейский.

— Да что вы? Что же произошло? Он выиграл в лотерею?

Бармен бросил монеты в большой стеклянный бокал, в котором было уже довольно много мелочи.

— Да нет, не совсем. А вы хорошо его знаете?

— Мы дружим со школы. Выросли вместе. Потом он поступил в полицию, а я занялся коммерцией. Я немало путешествую и иногда подолгу отсутствую. У него что, проблемы?

Бармен бросил взгляд вокруг, словно колеблясь, отвечать ли ему. Но видно, сделал вывод, что никто его не осудит за то, что он разговаривает с незнакомцем.

— Слушайте, я знаю совсем немного. Но я все же понял, что бывшие коллеги его избегают. Его уволили после расследования генеральной полицейской инспекции. Кажется, досье было довольно толстым. Жестокое обращение или что-то в этом роде. Говорили также о кражах. Там два типа в тюрьме утверждали, что он у них что-то спер во время задержания… Но это все слухи, на них не надо обращать внимания…

— Конечно…

— Во всяком случае, его уволили при первой же возможности. Вождение в нетрезвом состоянии. Словно это может быть причиной! По-моему, они этим просто воспользовались, чтобы избавиться от него.

Норбер согласно кивнул. Бармен потер невидимое пятно на стойке. Из-под закатанных рукавов рубашки были видны накачанные бицепсы. Норберу стало интересно, занимается ли хозяин заведения культуризмом или мышцы настоящие и он использует их по назначению? Учитывая местную атмосферу, были возможны оба варианта.

— И он больше не заходит?

— Редко.

— Вы не знаете, как его найти? У него нет товарищей?..

— Лучше всего вам будет поговорить с его другом Эмилем. Эмилем Фонтеном. Он всегда здесь обедает.

— И сегодня будет здесь?

— Нет, сегодня нет. Он ведет расследование со своей командой, и я его не видел уже несколько дней. Может, в понедельник придет.

Норбер поблагодарил хозяина, допил пиво и слез с табурета.

У него начинало складываться мнение о Лансуа, и он ему совсем не нравился. Справедливо, что у Николь возникли вопросы на его счет.

Но информации пока недостаточно для того, чтобы делать серьезные выводы. Надо будет встретиться с этим Эмилем Фонтеном и посмотреть, что из него можно вытянуть.

Самое главное выудить у него какие-то сведения, но так, чтобы не насторожить его. А имея дело с полицейским, это не так-то просто.

55

Николь была раздражена больше, чем обычно. Она попробовала продолжить писать картину, над которой работала столько месяцев, но должна была признать: ей не удается создать то, что она наметила, когда начинала. Хуже того, ей казалось, что все усилия только отдаляют ее от цели, и те исправления, которые она внесла на прошлой неделе, представлялись теперь ошибочными. Она не только не достигла намеченного, но напротив — картина принимала совсем не тот вид, который ей хотелось, и казалось, что исправить уже ничего нельзя. Это было совсем не то, что она хотела. Николь стремилась выразить радость и счастье, исходящие от дома, стоящего среди зеленой чащи, а у нее выходила мрачная картина: замок с привидениями, затерянный в лесах и населенный призраками. Может, некоторым любителям такой сюжет и пришелся бы по душе, но это же совсем не то, что ей надо.

Но кажется, теперь у нее нет выбора: или она закончит картину так, как она получается, или ее надо сжечь.

Ни то ни другое ее не устраивало.

Она не могла решиться начать что-то другое, забросив этот холст. Раз уж начала, надо закончить. Даже если она рискует потерять свою душу.

Эта фраза, над которой она посмеялась бы несколько месяцев назад, сейчас совсем не казалась забавной. Слишком много мрачных событий произошло за последнее время. Смерть собаки, гибель Жозефа, сын отдаляется от нее, у дочки проблемы в школе, да еще малышке начали сниться повторяющиеся кошмары, в которых черный человек приходит за ней; заканчивается контракт на аренду галереи, Даниель весь в заботах о своей фабрике…

Слишком много проблем, и, хотя Николь считала себя сильным человеком, казалось, что скоро они доконают ее. Такая перспектива пугала. Хотелось зацепиться за какой-то якорь, чтобы их маленькая семья могла наконец прибиться к островку стабильности в океане мучений. В этом были смысл жизни Николь, ее роль на земле, но она не сможет больше выполнять свою миссию, если сорвется.

Даниель тоже вызывал беспокойство. Она видела, что он озабочен проблемами фирмы, но не решается до конца открыться. Он мало говорил с женой о своей профессиональной деятельности, никогда не испытывая желания посвящать ее в свои дела. И, по правде говоря, она никогда не выказывала интереса к тому, что казалось ей очень скучным занятием. Она занималась галереей, будучи и художником, и администратором, не считая домашних забот, когда нужно было управлять семьей из четырех человек и тремя слугами. Ей этого вполне хватало. Но сейчас Николь жалела, что не принимала большего участия в жизни мужа. Она видела, что он мучается, догадывалась, что не рассказывает ей всего, скрывая проблемы под напускным оптимизмом. Даниель очень изменился за последнее время, по одному его виду Николь догадывалась, что он далеко не так спокоен, как хочет показать. Он стал больше пить. Это верный признак. Даниель никогда не пил много. Но время от времени любил выпить виски. За последнюю неделю бутылка значительно опустела. Гостей у них не было, значит, он выпил все один. Конечно, рано беспокоиться, но все-таки это является признаком того, что что-то не так. Это уже симптом.

Кроме того, алкоголь не действовал на него расслабляюще. Даниель никогда не был резким. Но вот уже неделю он раздражался чаще, чем обычно, стал нетерпелив… Николь ничего ему не говорила, терпела. Ведь и она тоже не без греха.

Во всяком случае, она не делала ему замечаний по поводу виски: один бокал, даже очень большой бокал, по вечерам не может слишком ему навредить.

Сейчас она могла только терпеть, надеяться, что все наладится само собой.

Хотя и знала, что такое случается редко.

56

Мартин Лансуа смотрел на замок из окна своей квартирки. Что-то события развиваются не очень быстро.

Николь вся в нетерпении. Это хорошо заметно в последнее время. Она, наверное, терзается вопросом, чем же он занимается с тех пор, как сказал, что все возьмет на себя, во время их разговора на кухне, — тот разговор хорошо начался, но плохо закончился. Она раздражена, нервничает, может даже вспылить… Она уже несколько раз накричала на своего дурака-мужа, который ни о чем не подозревал.

Как Мартин и надеялся, смерть Жозефа не стали расследовать. Оказалось достаточно вырвать несколько травинок около ручья, чтобы все поверили, что Жозеф был там один. Жандармы и не почувствовали, что пахнет жареным! Он усмехнулся, вспомнив, как полицейский сказал, что нет никаких сомнений в том, что произошел несчастный случай…

Но вот Даниель сдал! У него вытянулось лицо, он ходит медленнее, чем обычно! Внезапно он стал выглядеть на свой возраст. Какая у них с Николь разница? Десять лет? Пятнадцать? Если до сих пор Даниель выглядел довольно моложаво, то последние события взяли свое. Ему можно теперь дать лет шестьдесят!

Небольшое лечение наперстянкой давало эффект. Надо было теперь чем-то его подкрепить. Волнение или простуда должны подстегнуть сердце Даниеля!

Мартин улыбнулся. Теперь не долго осталось. В таком ритме Даниель сложит оружие уже в конце будущего года. Но до конца следующего года — вечность. А чего Мартину никогда не хватало, так это терпения. Он решил ускорить события.

Холодную погоду метеорологи уже обещали. Ему остается организовать какой-нибудь стресс…

57

Чувствовалось, что зима не за горами. Волна холодного воздуха накрыла все окрестности, обещая холодный ноябрь.

Небо темнело, скоро сядет солнце. По крайней мере так можно было предположить, потому что весь день оно пряталось за густыми черными облаками.

Мартин вел машину осторожно. Только что на полпути к Пуатье он чудом объехал покрытый льдом участок дороги. Кроя на чем свет стоит урок музыки, на который он должен был отвезти Хлою, он подумал, насколько лучше было бы оказаться дома, в тепле, с бокалом в руке, чем выезжать в этот чертов холод.

В любом случае, когда он станет хозяином в доме, это занятие будет отменено одним из первых. Музыка — совершенно бесполезное времяпрепровождение, да и неинтересное. Девчонка будет сидеть в замке, а он останется в тепле. Тем более от этой вздорной соплячки не услышишь ни слова благодарности. Он посмотрел на нее в зеркало, но она делала вид, что смотрит в окно, словно не замечая его присутствия. Он сильнее сжал руль. Немного терпения, и скоро она увидит, кто здесь главный. Он ей преподаст урок…

Тут ему в голову пришла идея. Он бросил на девочку взгляд в зеркало, но мать и дочь разговаривали. Ему нужно сначала избавиться от Николь, остаться с малявкой наедине.

Ничего сложного. Надо просто позвонить в галерею из телефонной будки и выдать себя за потенциального покупателя, который желает встретиться с автором картин, прежде чем приобрести несколько из них. Николь будет сидеть в галерее часов до семи…

Они отвезли Хлою на урок, затем он высадил Николь у галереи и отправился за девочкой, которая должна была освободиться меньше чем через час. Найти телефонную кабину не составило труда, трубку сняла Мирей. Хоть раньше они и не разговаривали, он решил из предосторожности изменить голос, и она попалась на крючок, поверив его россказням о том, что он заходил в галерею на неделе и с тех пор все думает о картинах.

Мартин улыбнулся, представив, как Николь согласно кивает своей ассистентке, когда спросил, может ли иметь удовольствие встретиться с художником. Мирей уверила его, что мадам Берже будет ждать, пока он придет со своей женой, чтобы забрать картины, которые его заинтересовали.

Он поблагодарил и повесил трубку.

Мартин еще не дошел до машины, когда зазвонил его мобильный. Он улыбнулся, услышав голос Николь:

— Мартин. Это Николь Берже. У меня изменения. Сможете забрать Хлою из школы и вернуться домой? Я перезвоню попозже, чтобы вы за мной заехали. Где-то часов в семь. Извините, что так вышло…

Он уверил ее, что заедет за ней, когда она скажет. А пока займется девчонкой.

Улыбаясь, он сел в машину и поехал за Хлоей.

58

Николь повесила трубку и улыбнулась.

— Ну что ж, — сказала она, — сегодня вечером будем есть мороженую пиццу!

— Сколько, ты думаешь, картин купит этот тип?

— Не знаю, ты же с ним разговаривала. Он сказал «несколько»?

— Именно, «несколько».

— Значит, не меньше трех. Может, четыре или пять! Ты не представляешь, кто это может быть?

— Нет. Кажется, он заходил на неделе, но я не могу вспомнить.

— Будем надеяться, что он придет не поздно…

— Кто-то хочет купить твои картины, для этого ведь можно и подождать, не так ли?

— Конечно, я подожду до полвосьмого, восьми. Но Даниель не очень хорошо себя чувствует, Луизы нет, и за всем должна следить я!

— Да ладно, перестань волноваться! Дети большие, муж в кои-то веки дома, девочку встретит шофер, а потом отвезет домой!

— Конечно, ты права. Я дура.

Николь заставила себя улыбнуться, но ее терзала тревога. Словно хорошая новость, которую она только что получила, таила в себе что-то плохое. Она посмотрела через витрину на улицу, стараясь угадать, кто из прохожих ее таинственный покупатель, но никто не замедлил шага.

59

Хлоя вышла вовремя. Мартин подождал, пока она заберется на заднее сиденье. Дверь ей он решил не открывать. Он наблюдал за ней в зеркало, пока она закрывала дверцу.

— Пристегни ремень, — буркнул он.

Она положила рядом с собой сумку, словно не слышала, что он сказал. Мартин почувствовал, как у него зачесались руки: так ему хотелось надавать ей пощечин, чтобы она даже имя свое забыла.

— Когда я тебе приказываю, ты должна слушаться!

Девочка посмотрела на него с вызовом:

— Вы не мой отец!

— Все равно! Пристегни ремень.

Она несколько секунд смотрела на него, не двигаясь, потом он увидел, как она сморгнула, взгляд ее слегка затуманился. Медленно, словно стараясь показать, что она сама так решила, а не послушалась его, она взяла ремень и пристегнула его. Мартин холодно улыбнулся ей.

— Хорошо, — сказал он.

Она отвела взгляд, но хоть пристегнулась, и то ладно. Никуда она не денется. А что касается дерзкого поведения, то скоро у него будет время ее усмирить, тогда она поймет, что с ним шутки плохи. Многие пробовали, но потом жалели. Он тронул машину с места.

Николь задерживалась в галерее, Даниель был дома. Пришло время сыграть по-крупному.

«Мерседес» быстро проехал по улицам и оказался на окружном бульваре. Мартин прибавил скорость, и вскоре Пуатье остался далеко позади. Они выехали на сельскую дорогу. Время от времени он бросал взгляд на девочку, неподвижно сидевшую на заднем сиденье. Она ничего не говорила, смотрела в окно. Взгляд был грустный, меланхоличный. Он подумал, что, должно быть, она вспоминала о своей собаке.

Хлоя не любит его. Он знал это. Эта маленькая козявка сразу определилась в своем отношении к нему, с их первой встречи. И что бы он впоследствии ни делал, стараясь заслужить ее доверие, у него не получилось расположить ее к себе. Но скоро все изменится. Он научит ее уважать его. Скоро она чихнуть не посмеет без его разрешения.

Теперь они находились на полпути между Пуатье и замком. Идеальное место. И — знак того, что боги за него, — вокруг никого не было видно.

Он ехал на небольшой скорости, резко повернул руль в сторону, чтобы избежать полоски льда на дороге, машину качнуло. Хлоя вскрикнула, ударившись головой о дверцу. Мартин нажал на тормоз и одновременно крутанул руль. Тяжелую машину развернуло, она встала поперек дороги. Он выровнял ее, отпустил тормоз, колеса съехали на обочину. Несколько минут их крутило на месте.

Когда Хлоя увидела, что они съехали с дороги, она начала кричать.

— Заткнись!

Этого Мартин не предвидел. На траве машина не слушалась его. Ее заносило вбок, и он не мог ничего предпринять. Крики девчонки, которая орала ему в уши, возбуждали ему нервы. Он бы ее ударил, если б у него было сейчас время.

Руль вырвался из рук и крутился сам по себе. Мартин снова схватил его, постарался выровнять машину. Но было слишком поздно. «Мерседес» ткнулся радиатором в противоположный склон, и Мартина бросило вперед. Воздушная подушка взорвалась ему в лицо. Только по прошествии нескольких секунд до него дошло, что машина остановилась.

Хлоя рыдала на заднем сиденье. Он высвободился из подушки, повернулся к ней:

— Ты цела?

Девочка пожала плечами, потирая голову в месте ушиба.

Мартин сжал зубы. Эта соплячка сильно его раздражает. Он совершил над собой усилие, чтобы не надавать ей пощечин прямо сейчас. Но ничего, подождет.

— Не двигайся. Пойду посмотрю, что там случилось.

Повреждения были не очень сильными. Автослесарю не придется долго возиться.

Он вновь сел за руль, попытался дать задний ход и выехать из канавы. Ничего не получалось. Он поворачивал руль вправо-влево, стартовал, давал задний ход до тех пор, пока колеса не начали проворачиваться. Теперь «мерседес» больше не двигался с места. Вот и хорошо.

— Мы застряли, — сказал он девочке, которая продолжала плакать. — Я должен позвонить твоему отцу.

Он вышел из машины, прихватив с собой газету, которую просматривал, пока ждал Хлою. Повернувшись к ребенку спиной, чтобы та не видела, что он делает, он набрал номер замка. Даниель был дома один, он должен снять трубку.

Даниель ответил после третьего звонка.

— Месье Берже, это Мартин Лансуа. У нас проблема.

— Проблема? Что случилось?

Шурша газетным листом в телефон, Мартин стал объяснять:

— Я плохо вас слышу… Ваша жена и дочь… авария… Месье Берже?

— Да! Я плохо слышу. Что произошло? Вы попали в аварию? Они ранены?

Мартин сдержал улыбку, расслышав тревожные нотки в голосе Даниеля.

— Авария, — повторял он, не переставая шуршать газетным листом в трубку телефона. — На выезде из деревни… Ранены… На повороте…

— Алло? Алло? Господи, я вас не слышу! Говорите громче!

— Авария… Ранены… На выезде из деревни… Гололед. Алло! Алло? Я вас не слышу!

— Я сейчас приеду! Никуда не уезжайте!

— Алло! Алло? Черт, проклятый телефон!

Мартин с улыбкой отключил телефон. Потом свернул газету и бросил ее в кусты. Он повесил телефон на ремень брюк и собирался сесть в машину, так как уже успел замерзнуть, когда около него остановился «пежо» с сидевшей в нем пожилой парой.

— У вас проблема? — спросил старичок, опустив стекло.

— Все хорошо, — улыбнулся Мартин. — Все нормально.

— Вы уверены?

— Я же вам говорю. Я только что позвонил, сейчас приедет помощь. И у нас почти ничего не повреждено!

Старичок удовлетворился этим объяснением и, кивнув, поднял стекло и уехал.

Мартин сел за руль «мерседеса» и посмотрел на часы. Нужно где-то минут пятнадцать, чтобы доехать сюда от замка. Берже обычно не ездит быстро. Но если он взволнован, то забудет об осторожности и не подумает о больном сердце. Если он приедет меньше чем через десять минут, значит, он уже созрел.

Он приехал через восемь минут и сорок пять секунд.

«Ауди» остановилась на обочине, резко затормозив, Даниель вылез из машины, глаза его были широко раскрыты. Он даже не надел куртку, на нем была только шерстяная жилетка, в которой он ходил дома. Он побежал к «мерседесу», Мартин вышел ему навстречу.

Весь дрожа, Даниель Берже открыл заднюю дверцу и наклонился к девочке.

— Хлоя! С тобой все нормально? А где мама?

— Успокойтесь, — сказал ему Мартин, — с ней все нормально. А мадам Берже в Пуатье, в галерее. Я же сказал вам по телефону, что никто не ранен…

Берже вылез из машины, смысл слов, сказанных шофером, медленно доходил до него.

— Не ранен? Но мне послышалось… Боже мой! Связь была очень плохая, я подумал, вы говорите, что кто-то ранен!

Мартин снисходительно улыбнулся:

— Мне очень жаль. Немного железо погнулось, но ничего страшного. Я бы вернулся сейчас же, но машина застряла.

— Что произошло?

К Даниелю Берже возвращалось его обычное хладнокровие. Хлоя расстегнула ремень и, выйдя из машины, обняла отца за талию. Он прижал ее к себе, гладя по волосам.

— Моя дорогая, я так испугался! Ты не ранена, точно?

— С ней все в порядке. Я велел ей пристегнуться, она даже не шевельнулась.

Не обращая внимания на яростный взгляд девочки, Мартин пустился в объяснения:

— Я нормально ехал, вы меня знаете, но внезапно на дороге попалась эта полоска льда.

Даниель Берже посмотрел в том направлении, куда указывал Мартин, и увидел пленку льда, покрывавшую часть дороги, в нескольких десятках метров отсюда. Дальнейшее легко можно было себе представить: следы на траве и вывороченная земля говорили сами за себя.

— Мне удалось выровнять машину, но недостаточно быстро, и вот что произошло. И так как я не мог вытащить машину из канавы один, я позвонил вам, чтобы вы приехали за малышкой.

Даниель вздохнул:

— Вы правильно сделали. Спасибо.

Мартин чувствовал, что Даниель так рад, что с дочкой все нормально, что, попроси он сейчас прибавку к жалованью, тот тут же бы согласился. Но ему не это надо.

— Может, раз уж вы здесь, попробуем вытащить ее из канавы? Вдвоем это, должно быть, возможно.

Даниель с сомнением посмотрел на тяжелый автомобиль, который стоял в таком положении, что казалось, сейчас перевернется.

— Лучше позвать техпомощь…

— В субботу вечером? Да можно попробовать вдвоем. Если не получится, тогда поеду за тросом. Но с машиной все в порядке. Не хотелось бы ее здесь оставлять, еще колеса снимут, чего доброго!

Даниель кивнул. Мартин говорил правильно.

— Хорошо, — сказал он. — Хлоя, сядь в ту машину и подожди меня, я помогу Мартину.

Девочка неохотно отпустила его, но послушалась. Мужчины спустились в канаву. Наклоняясь, они начали толкать машину каждый со своей стороны. Но автомобиль не двигался с места.

— Мы не сможем, — заметил Даниель.

— Сможем! Нужно немножко поднажать, я почувствовал, как она немного сдвинулась. Нужно просто, чтобы колеса встали на сухую землю. Потом можно будет выехать задом.

Берже сомневался, но снова нагнулся и начал толкать изо всех сил.

Мартин делал вид, что тоже толкает, и ободрял его:

— Вот-вот! Вы почувствовали? Она сдвинулась!

На лбу у Даниеля выступил пот, но он удвоил усилия. Его легкие ботинки промокли насквозь, рубашка под шерстяной жилеткой прилипла к телу, но он не сдавался, подбадриваемый шофером, который говорил, что чувствует движение при каждом их усилии вытолкнуть эту махину на дорогу.

Но спустя десять минут Даниель все-таки понял, что ему с этим не справиться.

— Это бесполезно, у нас ничего не получится, — выдохнул он, тяжело опираясь на капот.

Он задыхался и снял жилет, несмотря на пронизывающий холод. На спине и под мышками у него выступили пятна пота.

— У нас почти получилось! — сказал Мартин.

Но Берже больше ничего не хотел слышать. Он вылез из канавы, с сожалением посмотрел на испорченные ботинки и остановился, стараясь отдышаться.

— Мы возвращаемся, — наконец сказал он. — Привезем трос, вытянуть ее при помощи «ауди» будет легко.

Мартин кивнул и направился к машине. Даниель Берже протянул ему ключи:

— Сядьте за руль, а то я совершенно без сил.

Скрывая улыбку, Мартин сел на место водителя, в то время как его хозяин устраивался рядом. Казалось, за эти несколько минут он постарел лет на десять. Он откинулся в кресле, положил голову на подголовник.

— Я мог бы вернуться один, — предложил Мартин. — Все равно я поеду за вашей женой в галерею. Мы остановимся по дороге. Не нужно вам больше выходить сегодня.

— Спасибо. Я ужасно утомился.

Мартин тронул машину с места с понимающей улыбкой на губах:

— Да, это видно. Вам лучше всего отдохнуть. В такой холод нет ничего лучше, чем сидеть в кресле около камина с бокалом виски в руке!

В зеркале он перехватил взгляд Хлои и подмигнул ей.

Уже скоро.

60

Когда Николь приехала домой, Даниель сидел перед камином с бокалом виски в руке. Это вызвало у нее раздражение. Она два часа прождала покупателя, который так и не пришел и даже не позвонил, чтобы извиниться. Пока Мирей разговаривала с ним, номер телефона высветился на дисплее, она записала его, как делала каждый раз. Видя, что клиента все нет, Николь позвонила на этот номер, но оказалось, что это телефонная кабина. Конечно, это еще ни о чем не говорило, но все-таки походило на злую шутку.

Кроме того, когда она позвонила Мартину, чтобы тот за ней заехал, он рассказал об аварии, которая с ними приключилась. И хотя он и уверил ее, что Хлоя отделалась легким ушибом, Николь ужаснулась при мысли, чем все могло закончиться.

Возвращаясь, она едва сдерживалась, чтобы не подгонять Мартина ехать быстрее, но, пожалуй, одной неприятности на дороге за день было достаточно, не хватало еще, чтобы что-то случилось и с ней. «Мерседес» стоял на том же месте. Вытащить его из канавы было делом нескольких минут. После чего Мартин сел за руль «мерседеса», и машина завелась с полоборота. Следуя друг за другом, они приехали домой.

Тут-то Николь и обнаружила Даниеля, попивающего виски.

— Тебе бы не надо столько пить!

Замечание вырвалось у нее само собой, когда она увидела, насколько опустела бутылка. Она понимала, что у него заботы, но не рискованно ли смешивать прием лекарства с алкоголем? Даниель только сердито посмотрел на нее, пока она ставила сумочку на комод.

— Сегодня на ужин — пицца, — уточнила она, хотя он ничего у нее не спрашивал. Даниель поморщился. — Знаю! Но Луизы нет, а я занята своими делами!

— Послушай! Что с тобой творится? Я же ничего тебе не сказал.

— Хватает одного твоего взгляда.

Почему она так нервничает? Потому, что таинственный клиент так и не появился? Потому, что она принялась высчитывать, сколько могла бы выручить за картины и как можно потратить полученную сумму? Но Даниель тут ни при чем. Или она просто испугалась, что с девочкой произошло несчастье?

— Хлоя здесь?

— Она наверху. С ней все в порядке.

Николь поднялась в комнату Хлои. Та играла с Матьё и поклялась, что совсем не испугалась и что шишка больше не болит. Николь обняла ее, и Хлоя в ответ прижалась к ней так порывисто, что Николь даже удивилась.

Николь вышла от детей успокоенная. Это была ложная тревога, ничего дурного не произошло.

Она вошла в гостиную с улыбкой на губах, решив приласкаться к Даниелю, чтобы загладить ту резкость, которую проявила по отношению к нему. Ничего плохого не произошло, все хорошо, они все вместе и счастливы…

Даниель лежал на ковре, рядом валялись разлившаяся бутылка виски и бокал.

— Даниель!

Она подбежала к нему, опустилась на колени. Он дышал. Николь расстегнула ему ворот рубашки, потом поднялась и побежала к телефону. Она сняла трубку и набрала номер «Скорой».

Объясняя ситуацию, она одновременно думала, не будет ли лучше попросить Мартина вывести машину из гаража и перевезти мужа в больницу. Но ее собеседник сказал, что «скорая» уже выехала. Тогда она решила ждать.

Николь побежала в прихожую, нажала на кнопку, которая открывала решетку ворот. Потом вновь опустилась на колени рядом с мужем.

Услышав крик, дети прибежали в гостиную и стояли на пороге… Только взглянув на них, она почувствовала, что глаза ее полны слез.

— У вашего папы снова сердечный приступ. Поднимайтесь в свои комнаты. Я вызвала «скорую». Все будет хорошо. Я вам обещаю. Он вернется, как в прошлый раз. Не беспокойтесь.

Потом она взяла ледяную руку Даниеля в свои. Как бы ей хотелось верить в то, что она только что сказала!

61

Как только Мирей закрыла дверь спальни, Хлоя тут же поднялась с кровати. Мирей приехала после звонка Николь. Ей пришлось отменить встречу с Жаврисом, но, когда Николь сказала, что с Даниелем случился новый сердечный приступ и что ей не на кого оставить детей, пока она отвезет его в больницу, Мирей не колебалась ни секунды. Звонок Жаврису — и вот она уже у Берже.

Когда Хлоя увидела отца, лежавшего на ковре без сознания, у нее потемнело в глазах. Конечно, она знала, что у него уже был сердечный приступ, но в тот раз это случилось не при ней. Папа был тогда на работе. Хлоя не видела ни его неподвижного тела на ковре, ни как плачет мама, держа папу за руку…

Потом приехала «скорая помощь». Мама схватила пальто и сумку, отказавшись ждать новостей дома, как ей было посоветовали.

В этот момент приехала Мирей. Женщины молча обнялись, у Николь по лицу текли слезы, Мирей сжимала зубы, чтобы тоже не расплакаться.

— Дети. Их нужно покормить.

— Не беспокойся. Я этим займусь.

— Ты сможешь остаться?

— Если будет нужно, на все выходные. Где мне лучше лечь?

— Наверное, в голубой спальне, Матьё тебе покажет. Я тебя побеспокоила. Спасибо, что ты приехала…

Мирей только поцеловала ее в ответ, и именно это почему-то ранило Хлою. Взрослые так переживают, значит, ситуация и в самом деле тяжелая.

Даниеля положили на носилки, накрыв ему лицо пластиковой маской, и санитары вынесли его на улицу. Увидев их напряженные лица, быстрые, точные жесты, услышав, как они обмениваются сдержанными комментариями, Хлоя поняла, что они обеспокоены. Очень обеспокоены.

Мирей поднялась по ступенькам на площадку второго этажа, где стояли дети, и улыбнулась им натянутой улыбкой:

— Что ж, ребята, сейчас будем ужинать! Пойдемте со мной, совершим налет на холодильник!

Но несмотря на все усилия, было видно, что ее веселье напускное. Втроем они сели за кухонный стол. Мирей сделала бутерброды с ветчиной и колбасой, но никто к ним так и не притронулся.

— В порядке исключения, — сказала Мирей, — мы можем посмотреть телевизор.

Они посмотрели один за другим три комедийных сериала. Но Хлое не хотелось смеяться. Ей не терпелось узнать, что там с папой. Этого ей никто не мог сказать.

В десять часов Мирей решила, что пора идти спать. Матьё с Хлоей показали ей спальню. Но не голубую, а розовую, которая находилась рядом с их комнатами. Мирей ничего не сказала, заметила только, что ей здесь будет очень удобно и что она оставит дверь открытой на случай, если им ночью что-нибудь понадобится.

Потом она зашла к Хлое. Подоткнула вокруг нее одеяло. Девочка обнимала Гризу, своего старого мишку, самого ободранного и некрасивого… но именно его она предпочитала всем другим и ему поверяла свои секреты с тех пор, как научилась говорить.

Когда Мирей уже поднялась, собираясь уходить, поцеловав девочку и пожелав ей спокойной ночи, Хлоя схватила ее за ворот ночной рубашки.

— Мой папа не умрет?

Мирей немного поколебалась, прежде чем с улыбкой ответить:

— Нет. Он просто приболел. Он вернется, как и в прошлый раз.

Но Хлоя поняла, что Мирей не уверена, что она сомневается в своих словах. У молодой женщины глаза были полны слез, и ребенок чувствовал, что она вот-вот заплачет. Тогда она отпустила рубашку, и Мирей выпрямилась. Еще раз погладив девочку по щеке, она улыбнулась, как ей казалось, ободряющей улыбкой, потом тихо вышла.

Хлоя подождала несколько минут, пока ее шаги затихли в коридоре. Потом скинула одеяло, поднялась, подошла к окну и посмотрела на улицу.

Она так и знала!

Он был здесь.

На другой стороне лужайки, на фоне ярко освещенного окна гостиной, четко вырисовывалась тень Мартина. Он стоял перед окном и смотрел на замок. Хлоя не могла видеть его глаз, она видела только черный силуэт, но дрожь пробежала у нее по спине.

— Нет, — прошептала она. — Ты не заменишь моего папу!

Потом она замолчала, потому что знала, что бросает ему вызов. Взрослым все равно, чего хотят дети. Что она может против этого человека, такого большого и сильного?

Тень в окне не шевелилась. Хлоя стояла и смотрела на нее. И вдруг Мартин поднял руку и помахал ей.

В ужасе девочка отступила. И чуть не закричала, наткнувшись на кровать.

Она перекатилась по ней, на четвереньках добралась до подушки, забилась под одеяло, накрылась им с головой, обнимая Гризу, которого не выпускала из рук, и выключила ночник.

Только тут она позволила себе заплакать.

62

Мирей села в кровати, пытаясь понять, что ее разбудило. Она слышала, как поздно ночью пришла Николь. Но никаких новостей не было: Даниель пребывал в коме. Врачи не делали прогнозов. Значит, надежда на выздоровление небольшая. Глаза у Николь покраснели от слез, а когда она прошла в свою спальню и закрыла дверь, Мирей услышала рыдания.

В доме стояла какая-то неестественная тишина. Мирей посмотрела на часы, было шесть пятнадцать утра. Она не была любительницей раннего вставания, что же могло разбудить ее? Без сомнения, какой-нибудь звук. В этом незнакомом доме достаточно легкого скрипа, чтобы ее встревожить. Николь уже встала? Бедняжка, наверное, не спала всю ночь. Ей понадобится дружеская поддержка. После некоторого колебания Мирей решилась наконец покинуть теплую постель и откинула одеяло. Вчера вечером она так торопилась, что даже не успела взять свою пижаму, и нашла какую-то майку в шкафу у Николь. Это была огромная футболка, которая доходила ей только до середины бедер. Дрожа от холода, она подумала, что нужно было найти и халат. Мирей вышла на площадку второго этажа и стала спускаться по лестнице. В кухне слышался какой-то шум. Неужели это Николь уже готовит кофе? В этом огромном доме такой холод, выпить горячего кофе было бы сейчас в самый раз!

Она вошла в кухню и столкнулась нос к носу с Мартином, который оттуда выходил.

— Вы? Что вы здесь делаете?

Он улыбнулся ей чарующей улыбкой и окинул взглядом с ног до головы. Мирей внезапно осознала, что футболка не такая уж длинная, под ней ничего нет, и то, как утренний холод подействовал на ее грудь, шофер, уж точно, заметил. Она скрестила руки на груди. Мартин поднял голову как ни в чем не бывало и посмотрел на нее чистым взглядом, словно ребенок:

— Я пришел немного убраться. Господин Берже упал в гостиной, опрокинул мебель, газеты, бутылку… Я не хотел, чтобы Николь увидела все это, когда проснется.

Мирей отметила, что вымытый бокал из-под виски стоит рядом с мойкой.

— Это мило с вашей стороны, но я бы и сама всем занялась. Как вы вошли сюда? У вас есть ключ?

— Дверь кухни никогда не закрывают…

Она чувствовала себя не в своей тарелке в присутствии этого типа. Почему, когда он сказал ей, что пришел помочь, позаботиться о Николь, своей хозяйке, он назвал ее просто Николь? У нее было такое ощущение, будто он вторгся сюда.

— Хорошо. Я займусь остальным. Вы можете идти к себе.

Он колебался, словно хотел что-то сказать, потом кивнул, прошел мимо нее и вышел через заднюю дверь, унося с собой мешок с мусором.

Он еще и мусор выносит! Мужчина, выносящий мусор по собственной воле, — это такая редкая жемчужина, что любая женщина мечтала бы о таком муже! Мирей рассмеялась бы, если б не это неприятное чувство, которое она испытывала в его присутствии!

Ключ торчал в дверном замке. Как только Мартин вышел на улицу, Мирей пересекла кухню и повернула ключ. Потом осмотрелась вокруг. Раз уж она встала, надо сделать что-нибудь полезное. Она нашла кофе и приготовила его в таком количестве, что хватило бы на целый полк. Потом взяла бокал из-под виски, который уже почти высох, вытерла и отправилась поставить на место в гостиной.

Мартин хорошо поработал: в комнате ничто не напоминало о трагедии, которая произошла несколько часов назад.

63

В соседнем помещении раздался звонок, и Николь вздрогнула от неожиданности. Она смотрела, как бесцветная жидкость из капельницы по трубке стекает к руке Даниеля. Она старалась смотреть на нее, черпая надежду в этом зрелище… Даниель без движения лежал на кровати, глаза его были закрыты, он не приходил в сознание после вчерашнего вечера.

Недавно она говорила с врачом; он только повторил то, что ей уже сказали ночью: «Еще слишком рано строить прогнозы. Надо надеяться».

Надеяться. Конечно, она надеялась. Она только это и делала. Но жизнь Даниеля зависела от этих странных аппаратов с зеленоватыми экранами, по которым бежали графики его сердечных сокращений. Николь возмущало собственное бессилие. Иногда она смотрела на экран с другой стороны кровати, на котором маленькая зеленая точка поднималась и опускалась, словно на русских горках. Дойдя до конца экрана, она пропадала, потом появлялась с другой стороны. От экрана к груди Даниеля тянулись проводки, приклеенные к коже пластырем. Николь смотрела на блестящую точку и мысленно посылала ей всю свою силу, стараясь помочь преодолеть эти бесконечные горки.

Вот уже второй раз Даниель оказывался в этом отделении, подключенный к этим варварским аппаратам, от которых целиком зависела его жизнь.

Теперь Николь отдавала себе отчет, что с того, первого, раза, после его выхода из больницы, она боялась этого момента, зная, что он неизбежно наступит и она не сможет этому помешать. Между тем Даниель старательно соблюдал предписания врачей, она за этим следила. Даже когда он уезжал из дома на несколько дней, он звонил ей каждый вечер и она настоятельно напоминала ему, чтобы он не забыл принять наперстянку.

Зачем все это — чтобы оказаться некоторое время спустя в отделении интенсивной терапии, борясь со смертью?

Нет, не надо думать о плохом. Не надо будить злой рок, который притаился где-нибудь в этой больнице, поджидая первого, кто перестанет сопротивляться. Даниель справится. Как он справился в прошлый раз. Он откроет глаза, устало улыбнется ей и скажет: «Привет, дорогая, я немного не в форме, а что у нас сегодня на обед?» — или что-нибудь в этом роде, что будет свидетельствовать о том, что он жив, что с ним все в порядке, что он вернется домой, к жене и детям…

Даниель не может умереть. Он ей нужен. Он нужен детям. Она знала, что Даниель позаботился об их финансовом положении еще до своего первого приступа, но думала о том, что никакие деньги не заменят присутствия отца и мужа.

Она протянула руку, сжала ледяные пальцы Даниеля в своих.

— Даниель, ты слышишь меня? Вернись. Где бы ты ни был, даже если тебе очень хочется остаться там, подумай о семье, о твоих детях. Ты им нужен. Ты мне нужен. Мы тебя любим. Мы ждем тебя. Возвращайся. Даниель, прошу тебя.

Она почувствовала, как по щекам потекли слезы, но не стала их вытирать. Кажется, пальцы Даниеля слегка дрогнули в ее руке? Нет, ей просто показалось. Маленькая точка на экране продолжала свой непрерывный бег.

64

Норбер Деллюк заказал пиво. Бармен узнал его и поздоровался.

— А! — сказал он. — Сегодня вам повезло больше, Эмиль здесь!

Детектив удивленно улыбнулся:

— Я проходил здесь случайно, значит, мне повезло. Где он?

— Вон тот тип в глубине зала, один за столиком.

Норбер повернулся в направлении, куда ему указывал бармен. Мужчина лет сорока пяти, перед ним стояла кружка пива, которую он задумчиво созерцал. Норбер подумал, что он, наверное, весит килограммов восемьдесят пять при росте метр семьдесят. Коренастый, черные жесткие блестящие волосы, одет в серый костюм, под ним — голубая рубашка с кривой монограммой, вышитой, наверное, слепым, страдающим болезнью Паркинсона. Рубашка была расстегнута, на волосатой груди виднелась золотая цепь, на запястье правой руки — золотой же браслет.

Норбер взял свой бокал и подошел к столику.

Эмиль Фонтен поднял глаза и посмотрел на него. Норбер улыбнулся приветливой улыбкой:

— Здравствуйте, можно присесть?

Бросив взгляд на других клиентов бара, Фонтен, должно быть, счел, что это его особо не скомпрометирует. Он указал на стул напротив, царапнув браслетом по пластиковому столу.

— Я могу вас угостить?

— Моя мама не разрешает мне выпивать с незнакомцами.

— Меня зовут Франсуа Ноде. А вы Эмиль Фонтен. Очень приятно.

Полицейский махнул бармену, прося налить ему еще пива.

— Что вы хотите? — спросил он, когда официант отошел от них.

— Я работаю на фирму, которая хочет кое-кого нанять. Вы с ним хорошо знакомы. Я просто собираю информацию. — Он сделал вид, что не замечает презрительную гримасу, которую состроил его собеседник. — Этот человек хочет работать у нас; вы понимаете, мы хотим собрать о нем сведения.

— Конечно. Как его зовут?

— Мартин. Мартин Лансуа. — Норбер почувствовал, что сумел заинтересовать Фонтена. — Вы его знаете?

Он задал вопрос, заранее зная ответ.

— Некоторое время служили в одной команде.

— Как давно он ушел из полиции?

— В феврале будет два года.

— Почему?

— Почему что?

— Почему он ушел из полиции?

— Вы этого не знаете?

Норбер поморщился:

— Скажем, у меня есть кое-какая информация по этому вопросу, но хотелось бы услышать версию от кого-то, кто хорошо знаком с Мартином.

Фонтен презрительно хмыкнул:

— Он ушел из полиции, потому что мы живем в мире педиков. Вышла историйка. Мартин слегка приложил руку к нарушителю. Учтите, это была законная защита, тот его спровоцировал, хотел ударить. Но сами знаете, какие теперь судьи… Кроме того, тест на алкоголь оказался положительным. И на этот раз не было ничего особенного. Все в рамках дозволенного, но он нарвался на жандармов. Вы же понимаете, какие у нас отношения с этими придурками?

Норбер сочувственно закивал.

— Короче, вмешалась комиссия, всплыли старые истории…

— Какие истории?

— Да дурь всякая. Бездоказательные обвинения. Вы знаете, как это бывает. Если ты хороший полицейский… А Мартин был хорошим полицейским, я вас уверяю, мы вместе работали и показывали блестящие результаты! Короче, наживаешь себе кучу врагов, если не следуешь тютелька в тютельку букве закона. А это, поверьте, не всегда легко, особенно сейчас, когда у любого проходимца больше прав, чем у нас. Короче, старые истории, Мартину не в чем было себя упрекнуть, но знаете, как это происходит: легче посеять сомнение в душе людей, чем потом оправдаться…

— Да уж, поверю словам старого полицейского!

Фонтен посмотрел на него, словно проверяя, не смеется ли Норбер над ним. Тот улыбнулся ему в ответ:

— Так, значит, насчет него распустили слухи… Какие слухи?

— Старая, неинтересная история…

— И все-таки, уволить полицейского…

— Его не уволили! Он сам подал в отставку, когда увидел, какой оборот принимает дело. Понимаете, его достала эта история.

— Конечно. Должно быть, ужасно, когда тебя обвиняют твои же коллеги. Но мне нужны точные факты. Моя фирма не может принять на работу того, кого обвиняют в краже…

— Кто говорит о краже? Это еще не доказано…

Фонтен прикусил губу, поняв, что проговорился.

— Если его досье занималась специальная комиссия, наверное, что-то было. Разве нет?

— Ни о чем это не говорит! У этих ребят на каждого заведено досье! Господи, да разве мы не во Франции живем? Человек невиновен, пока его не признали виновным, не так ли?

Норбер сдержал улыбку. Фонтен явно не принадлежал к тому типу полицейских, которые уважают права своих сограждан и считают их невиновными до тех пор, пока вина не будет доказана. Скорее он сначала выстрелит, а потом попросит предъявить документы…

— Конечно. У вас нелегкое ремесло.

Словно бальзам пролился на душу Эмиля Фонтена. Он смягчился.

— Короче, — сказал в заключение Норбер, — Мартин Лансуа хороший малый, отличный полицейский, честный, павший жертвой недоразумения, и он не смог всего этого перенести, поэтому подал в отставку.

— Точно!

Широкая улыбка осветила лицо Эмиля Фонтена, показались две золотые коронки.

— Спасибо, — сказал Норбер, поднимаясь из-за стола. — Вы меня убедили.

— Счастлив, что мог быть вам полезен.

Норбер положил на стол купюру и направился к выходу, оставив Эмиля предаваться самолюбованию. Он составил себе мнение: Мартин уволился из полиции под давлением государственной инспекции, у которой на него досье, наверное, такой же толщины, как адресная книга. Они воспользовались инцидентом, чьей-то жалобой, чтобы решить спорный вопрос. А Фонтен был замешан в других делах. В данном случае он сумел выйти сухим из воды, но у Норбера не было сомнений. Мартин Лансуа — подонок. И этот толстяк — тоже.

65

Дверь кафе еще не успела закрыться за детективом, как Эмиль Фонтен встал из-за стола с гибкостью, удивительной для такого грузного тела.

Полицейский пересек кафе в несколько прыжков, выскользнул наружу и пошел следом за Норбером.

66

Несколько часов спустя Николь входила в галерею. Мирей встретила ее улыбкой:

— Ну как Даниель?

— Я как раз из больницы. Он все еще в коме. Состояние стабильное.

— Что говорят врачи?

— То же, что вчера и позавчера. Нужно ждать, терпеть… и молиться.

Она вымученно улыбнулась и тяжело опустилась в кресло:

— А здесь что нового?

— Ничего. Народу мало. Ах да! У меня, кажется, есть идея.

— Какая идея?

— Насчет нашего переезда. Я слышала, на улице Францисканцев освобождается помещение.

Николь подняла голову. Улица Францисканцев была очень оживленной, в самом центре Пуатье, в двух шагах от церкви.

— Ты уверена?

— Не на все сто, но, скажем, такое возможно. Было бы здорово, правда?

Николь быстро прикинула. Даже если ежемесячная плата более высокая, чем та, которую она платит здесь, местоположение там намного лучше теперешнего, а значит, можно ожидать и значительного повышения доходов.

67

Мартин Лансуа постукивал по рулю «ауди». «Мерседес» стоял в гараже, ожидая, пока его починят. Стоит продать «мерседес» или оставить обе машины? Надо, наверное, продать «мерседес» и купить что-то более ходкое. Какую-нибудь английскую марку или же «порше»… Что ему больше подходит? «Ровер», «ягуар»…

Телефонный звонок вернул его на землю. Он извернулся, чтобы снять телефон с пояса, и поднес его к уху…

— Алло?

— Мартин? Это Эмиль.

— Эмиль? Как поживаешь, негодяй? Тебя еще не выгнали?

На том конце раздался хриплый смех.

— Еще нет. Я себя веду осторожнее, чем некоторые мои приятели.

Мартин поморщился. Он не любил вспоминать о недавних событиях.

— Я тебе звоню как раз по этому поводу. Сегодня я встретился со странным типом. Ты ищешь работу?

— Да нет, я сейчас работаю и надеюсь на большее. Лучшего мне и не надо…

— Тогда любопытно. Потому что этот тип что-то разнюхивал. Он задал мне кучу вопросов насчет тебя, сказал, что он из фирмы, которая хочет тебя нанять.

— Что это за история? Ты спросил его имя?

— Он сказал, что его зовут Франсуа Ноде.

— В нашем полку таких нет.

— Неудивительно, это его ненастоящее имя. Я за ним проследил. Он сел в машину, я записал номер, потом вернулся в бар, посмотреть, чего я нарыл.

Мартин поморщился. Многословие Эмиля всегда раздражало его. Но он обладал жизненно необходимой информацией, лучше потерпеть.

— И что же ты нарыл? — спросил он спокойно, насколько мог.

— Я вытянул хорошенький лотерейный билетик, да еще и с дополнительным призом!

Мартин вздохнул.

— Я узнал, — продолжал Эмиль, — что машина записана не на имя Франсуа Ноде, а на имя Норбера Деллюка.

— Это имя мне тоже ни о чем не говорит.

— И это нормально. Я узнал также, какова профессия господина Деллюка. У тебя на заднице частник, мой дорогой.

— Частник? Как это, частник?

— Ты отупел, или как? Детектив. Сыщик. Из тех, что копаются в грязном белье.

— Чего он хотел?

— Я тебе уже сказал: информацию о тебе. Он мне задавал вопросы о твоей жизни под предлогом того, что тебя хочет нанять какая-то большая фирма. Ты уверен, что не собирался переходить на другую работу?

— Абсолютно.

— Значит, просто кто-то хочет больше о тебе знать.

Мозг Мартина работал на всю катушку. Кто же захотел провести о нем расследование? И зачем? Ни у кого не возникло сомнений, что с Жозефом произошел несчастный случай. Что касается Даниеля Берже, он еще не умер и никто и не собирался ничего расследовать. В любом случае расследование такого рода не поручили бы частному детективу! Кто-то собирает о нем сведения. Кто? Зачем? Он вздрогнул. Как ужасно, что кто-то следит за ним.

— Ты выяснил его адрес?

— Ты забываешь, что говоришь с полицейским!

Нет, он этого не забыл. Но знал также, что толстяк Эмиль любил, чтобы его умоляли. Нужно было выуживать у него информацию капля за каплей, показывать ему, как много значат его сведения, благодарить его. Он был так устроен. Эта показуха иногда раздражала Мартина, но Эмиль был ему нужен, особенно после ухода из полиции. Он не настолько глуп, чтобы ссориться с единственным человеком из этого круга, который с ним еще разговаривает!

— Пустой вопрос. Я знаю, что ты полицейский, и хороший полицейский. И что ты не позвонил бы мне, не узнав все досконально. Итак? Где я могу найти этого сыщика?

Он записал адрес на клочке бумаги и положил его в карман, поблагодарил старого приятеля, пообещал, что скоро они увидятся и он расскажет ему о себе побольше при встрече.

Потом отключил телефон. Кто же мог запустить детектива по его следу?

Был только один способ узнать это. Офис Деллюка находился в двух шагах. Мартин завел машину.

Телефон зазвонил снова, выведя его из задумчивости. Николь просила заехать за ней в галерею. Он чуть было не послал ее подальше, но в последний момент сдержался. Не сейчас. Немного погодя она узнает, кто здесь хозяин, но сейчас еще слишком рано. Он сказал, что сейчас приедет.

Детектив пока подождет.

68

Во вторник долгожданное чудо наконец произошло. Николь сидела у кровати Даниеля, когда один из аппаратов вдруг издал странный звук. Она подняла голову, едва успев подумать, что бы это могло значить, но в палату уже вбежала медсестра.

Встревоженная Николь увидела, как та наклонилась к мужу и приподняла ему веко.

— Что с ним?..

Вопрос замер у нее на губах. Даниель шевелил головой, чтобы освободиться от руки медсестры. Он открыл глаза, растерянным взглядом посмотрел вокруг. Николь почувствовала комок в горле. Медсестра уже звонила по телефону и просила, чтобы срочно прислали доктора Роера. Пациент из 127-й палаты только что пришел в себя.

Даниель моргал глазами, словно ему мешал яркий дневной свет.

Николь стояла около кровати. Он, казалось, ее не видел или не узнавал. Доктор Роер вошел в палату и с одного взгляда оценил ситуацию.

— Не могли бы вы выйти на несколько минут, пожалуйста?

Николь хотела было возразить, но не стала и вышла в коридор. Мимо торопливо прошла медсестра, неся под мышкой документы.

Даниель пришел в себя! После трех дней комы он возвращается к жизни. Хоть она и ждала этого события с самой субботы, сейчас никак не могла поверить в случившееся. Конечно, еще рано радоваться, именно поэтому врач попросил ее выйти. Он хотел увериться, что Даниель владеет всеми органами чувств.

Что же ей делать, если он стал инвалидом, если его парализовало после такого приступа?

Она только сейчас осознала, что кусает ногти, чего не делала с детства, и сунула руки в карманы. Господи, чем там занят этот врач? Как она ни напрягала слух, ничего не было слышно.

Николь увидела, что по коридору идет женщина с букетом цветов и смотрит на номера палат. Пройдя вдоль всего коридора, она остановилась в конце, недоверчиво посмотрела на дверь, потом пошла обратно, замедляя шаг возле каждой палаты.

Из палаты вышла медсестра, и женщина бросилась к ней. Николь облегченно вздохнула, но потом ей стало стыдно. Просто она не в состоянии сейчас помочь этой незнакомке, вместе с ней искать палату. Женщина что-то спросила у медсестры, потом они вместе завернули за угол коридора.

Дверь палаты Даниеля наконец открылась, Николь обернулась. Врач улыбался ей.

— Не утомляйте его, — сказал он. — Выход из комы — это всегда нелегкое дело как для пациента, так и для близких. Не удивляйтесь, что он еще не в форме. Это нормально. Я даю вам четверть часа, потом оставьте его отдыхать.

Николь улыбкой поблагодарила его. В горле у нее стоял комок и не давал произнести ни слова. Она вошла в палату.

Медсестра налаживала какой-то аппарат, к которому все еще был подсоединен Даниель. Но Николь не смотрела на нее, она не отрывала взгляда от мужа и вдруг оробела, словно это был незнакомец. Он смотрел в потолок, Николь нашла, что лицо у него осунулось.

Сдерживая слезы, она подошла к кровати и взяла мужа за руку.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросила она, но тут же спохватилась, настолько глупо прозвучал вопрос.

Даниель ничего не ответил, с усилием повернул голову и посмотрел на нее. Он слегка сжал в пальцах ее руку, и она удивилась радостному чувству, охватившему ее. Она так испугалась!

— С… тобой… все… в порядке?

Николь больше не могла сдерживаться и разрыдалась. Даниель чудом избежал смерти, а, очнувшись, беспокоится о ней.

— У меня все хорошо, — сказала она. — Не волнуйся. С детьми тоже все в порядке. Им только не хватает тебя. И мне тебя очень не хватает. Но не беспокойся ни о чем. Мы здоровы. И Мартин заботится о нас.

69

Без сомнения, Мартин был бы счастлив, услышав слова Николь Берже, но в эти мгновения он о ней и не думал.

Ему не составило труда найти офис Норбера Деллюка.

Отвезя Николь в больницу, он поехал по адресу, который у него был, и некоторое время наблюдал за входом в здание. Сначала он хотел дождаться появления человека, которого ему описал Эмиль, после чего действовать по обстоятельствам. Но по истечении часа бесплодного ожидания понял, что можно приезжать сюда каждый раз, как у него окажется свободная минутка, но так ничего и не дождаться. Выйдя из «мерседеса», который он только что забрал из автосервиса, Мартин позвонил в офис детектива из телефонной кабинки. После четырех гудков включился автоответчик и проинформировал Мартина, что Норбера Деллюка нет на месте, но можно оставить номер и он перезвонит, как только сможет…

В задумчивости Мартин повесил трубку. Он только что узнал две вещи: детектива нет на месте и секретаря у него тоже нет. Момент был слишком благоприятный. Это был знак свыше, нельзя упускать такую возможность. Николь сейчас в больнице, ухаживает за своим зомби и останется там, пока не закончатся уроки в школе. У него впереди еще целый час. Он проверил, с собой ли у него набор инструментов, который он всегда имел при себе. Замок офиса откроется за каких-нибудь тридцать секунд.

Мартин взял пару перчаток, валявшихся в бардачке машины.

Он был готов.

70

В который раз засада ничего не дала.

Норбер Деллюк посмотрел на часы: как он и думал, было уже около шести, рабочий день закончен. Незачем больше ждать около этого жалкого дома: подозреваемый не выйдет.

Он завел машину, чтобы включить обогрев, и задумался. Его нанял управляющий гипермаркета для расследования кражи товаров со склада. В результате первичного расследования осталось трое подозреваемых, но из них скорее всего был виновен завскладом магазина. Норбер был почти уверен, что виноват именно он, но, несмотря на все усилия, ему не удалось пока найти хоть какое-то доказательство.

Сегодня, как и каждый день с тех пор, как велась слежка, завскладом закончил работу в четыре часа и зашел в кафе «У Мариуса», где был завсегдатаем. Там он выпил бокал пива, которое бармен, ничего не спрашивая, поставил перед ним.

Он ни с кем не заговорил, ни к кому не подошел, не ходил в туалет и никому не звонил. Выйдя из кафе, он прошелся до книжного магазина, где купил какую-то ежедневную газету. Дальнейшее Норбер хорошо себе представлял: завскладом возвращается к себе домой, в квартиру на четвертом этаже, включает телевизор, отсвет которого ложится на окна… Потом, где-то в пол-одиннадцатого, в зависимости от программы, свет гаснет.

Норбер провел две ночи, наблюдая за этими темными окнами, — безрезультатно. Завскладом, закончив рабочий день, спокойно возвращался домой. Если именно он занимается воровством со склада, надо искать какой-то другой способ его подловить.

Детектив развернул машину и влился в общий густой автомобильный поток, направляясь домой. Его небольшая семья ждала его, он торопился. Сегодня особенно. Он затем и переехал в провинцию, чтобы сын видел его почаще. Сегодня мальчику исполняется восемь лет. В багажнике лежала коробка с самой большой пожарной машиной, какую удалось найти. Жена звонила уже два раза, чтобы удостовериться, что он не забыл купить подарок, и, наверное, позвонит еще, если он будет задерживаться.

Он уже поехал по направлению к дому, но развернулся и направился в центр города. Его никогда не оставляло сознание профессионального долга. Он решил, что, поскольку вернется домой пораньше, у него останется время напечатать отчет для Николь Берже. Теперь он окончательно убедился, что Мартину Лансуа нельзя доверять. Даже если и не нашлось ничего убедительного, в чем можно его упрекнуть, в прошлом этого человека слишком много темных мест, слишком много подспудного насилия, более или менее признанных компромиссов, чтобы можно было доверить ему охрану целой семьи. Можно продолжить расследование, докопаться до подробностей, но Норберу казалось, что тех сведений, что у него были, Николь Берже достаточно для принятия решения. Если она захочет продолжить расследование, он продолжит. Это займет больше времени и будет стоить дороже. Самым разумным было бы обойтись теми сведениями, которые он уже собрал, но решение — за ней. Во всяком случае, хорошо, что она пришла к нему: она что-нибудь предпримет, пока не стало слишком поздно.

Но основные данные остались в офисе. Он мог бы взять досье и составить отчет дома, где у него был еще один компьютер. После чего мог бы как следует заняться делом с этим чертовым завскладом!

71

Как и ожидал Мартин, взломать дверь офиса не составило труда.

Ему хватило нескольких секунд, чтобы удостовериться, что в помещении никого нет. В маленькую прихожую выходили две двери — бывшей спальни, переделанной в приемную, и гостиной, оборудованной под кабинет. Кухня и ванная не были перестроены. На окнах висели длинные шторы, так что из соседнего дома не было видно происходящего в квартирке.

Около окна стоял шкаф с какими-то вещами. Порывшись в них, Мартин снисходительно улыбнулся. Здесь были костюмы: и костюм-тройка, и кожаная куртка, и комбинезон механика, и спецовка маляра, к которой прилагалась даже каска, заляпанная краской. Эти детективы все похожи: бедолаги, которые играют в полицейских. В глубине шкафа он нашел сумки: от чиновничьего портфеля до мотоциклетного рюкзака. Мартину стало смешно, но тут он вспомнил о мотоциклисте, которого встретил несколько раз в прошлые выходные. Возможно ли такое…

Это было не только возможно, но очевидно! Мартин, должно быть, давно уже у него на крючке.

Глухое раздражение поднялось в нем, когда он подумал, что этот сыщик вмешивался в его личную жизнь. Черт побери! Да за кого он себя принимает? Есть же законы, запрещающие подобные действия! В любом случае, закон или не закон, этот тип заплатит ему за свое любопытство, он отобьет у него желание следить за собой.

Мартин сел в кожаное кресло, положил руки в перчатках на стол, воображая, как детектив отвечает на вопросы того, кто заказал расследование. Кто же этот таинственный клиент? Даниель Берже? Поздновато. Кто же еще?

На столе не было ни одного документа. Мартин открыл ящики один за другим, но не нашел ничего интересного: там были только бумага для писем, конверты… Всякие канцелярские принадлежности, как в любом офисе, принадлежит ли он врачу, адвокату или детективу. Печать, нож для бумаги, скрепки… Ничего, что могло бы заинтересовать самого жалкого воришку.

Справа от стола стоял компьютер. Мартин включил его. Экран зажегся, компьютер начал загружаться… и внезапно остановился, прося ввести пароль.

Мартин неподвижно сидел перед экраном. Его знакомство с компьютером ограничивалось несколькими играми-автогонками. Угадать пароль… Он напечатал ДЕЛЛЮК, потом ДЕТЕКТИВ, потом ПОЛИЦИЯ… экран погас, высветилось сообщение, что он совершил три попытки, все неверные, что это будет занесено в отчет и что он должен выключить компьютер, а потом снова включить, если хочет продолжить работу. Он выключил компьютер и повернул кресло к металлическому шкафчику, стоявшему сзади. Открыть ящики ему не удалось.

В отличие от компьютера замки никогда не смущали Мартина Лансуа. Он встал и вытащил из кармана связку отмычек необычной формы. Но шкафчик был отличного качества, а Мартин оказался не настолько хорошим взломщиком, как ему представлялось. Замок не захотел открыться даже после того, как Мартин испробовал все имевшиеся ключи.

Он выпрямился, выругавшись вполголоса. Теперь уже нельзя просто уйти, он зашел слишком далеко. Компьютер записал его действия, и детектив поймет, что в офисе кто-то был. Значит, нет необходимости скрывать следы пребывания. Выбора не было. Надо взломать шкаф, раз тот не хочет поддаваться нежному обращению… Он открыл второй ящик письменного стола и взял нож для бумаги. Это был почти настоящий нож. Длинный, заостренный, с крепким лезвием. Должен подойти.

Он ошибся еще раз. Лезвие оказалось слишком толстым, оно не пролезало в щель между верхом шкафчика и краем первого ящика. Но ничего другого под рукой не было. В отчаянии Мартин пнул шкаф ногой, но это не принесло ему облегчения. Он чуть было не ушел. Можно ведь оставить все так, как есть, а потом вернуться ночью с необходимыми инструментами…

Но нет, он не может ждать. Терпения ему никогда не хватало. Он скорее сначала ударит, а потом подумает, такой метод ему всегда удавался. Этот тип ведет о нем расследование. Сует нос в его дела. Словно дамоклов меч навис у него над головой. И в любую минуту может последовать удар, а он даже не узнает откуда. С каждым часом опасность растет. Он должен знать, кто заказал это расследование и зачем.

Он не в курсе, что там выяснил этот сыщик, но подозревал, что ничего хорошего. Недолгая служба в полиции научила его, что достаточно иногда одной маленькой ниточки, чтобы распутать самый запутанный клубок. А ему очень не хотелось, чтобы кто-то распутывал клубок его жизни. Он должен узнать. Быстро. Очень быстро.

Он снова подумал, что компьютер все равно выдаст его. Значит, надо взломать замок. Единственный способ выйти из положения — инсценировать ограбление, чтобы снять подозрения, и даже если Деллюк подумает на него, он не сможет ничего доказать. А он между тем узнает достаточно об опасности, что ему угрожает.

Давай, хватит вилять.

Заостренным кончиком ножа он начал ковырять шкафчик вокруг замка.

72

Норбер Деллюк не смог припарковаться рядом с офисом: все места были заняты. Начал накрапывать дождь, нудный, мелкий, всепроникающий осенний дождь. Как же он ненавидит такую погоду!

Он неохотно вышел из машины. Плащ остался в багажнике: пока его достанешь, все равно намокнешь. Так что он сразу же побежал ко входу.

В несколько прыжков Норбер достиг противоположного тротуара и вбежал в здание.

Ему нужно три минуты, чтобы взять досье Мартина Лансуа, две минуты, чтобы прослушать сообщения, одну минуту, чтобы спуститься вниз… Через двадцать минут он будет дома, в тепле, со своей семьей, выпьет виски, немного поработает над отчетом для Николь Берже.

В сотый раз с тех пор, как он уехал из Парижа, Норбер подумал, что жизнь в провинции совсем неплоха. Он увидит жену и сына в полседьмого вечера! Конец пробкам на окружной дороге…

Он вызвал лифт, и желтая лампочка замигала, показывая, что кабина спускается.

73

Деревянная стружка сыпалась на пол, по мере того как Мартин работал ножом, ее становилось все больше. Еще несколько секунд — и замок освободится. Вырвать его из гнезда будет делом одной минуты.

Внезапно кусок дерева, скрипя, отвалился, стал виден язычок замка; изменив тактику, Мартин вновь вставил лезвие ножа между верхней доской шкафчика и бортиком ящика. Он срезал достаточно дерева, чтобы нож проходил в щель. Он ввел его сантиметров на десять, чтобы можно было нажать на рукоятку, не боясь переломить его.

Рывком нажал на нож.

Он потянул за ручку, ящик выдвинулся, досье лежали там.

Мартин презрительно улыбнулся, документов было совсем немного. Но какая разница, только бы найти то, что его интересует. Он просмотрел с десяток папок, большинство состояло всего из нескольких листков.

Пятое досье было подписано: «Мартин Лансуа». Он запустил руку в ящик и вытащил папку.

На лестнице послышался шум, Мартин поднял голову. Кажется, лифт. Да, он не ошибся, в замке поворачивали ключ. Кто-то пришел.

Все еще держа досье в руке, он бросился за дверь комнаты и прислонился к стене.

74

Норбер Деллюк прошел из прихожей в кабинет. Не поднимая глаз, выбрал из связки ключ от шкафа, где хранились текущие досье.

Выпрямившись, хотел было вставить ключ в замок, но тут увидел, что произошло со шкафом.

75

Мартин смотрел, как детектив входил в комнату. Если бы тот зашел в туалет, прежде чем зайти в кабинет, может быть, Мартин быстро вышел бы из квартиры и Норбер его бы даже не заметил.

Хотя… бегство ничего бы не решило. Этот тип собрал информацию о нем, завел на него досье и, безусловно, все равно держал все факты в голове. К тому же, если детектива сейчас не остановить, он будет продолжать расследование, узнает еще что-нибудь и окончательно расстроит планы Мартина. И это именно в тот момент, когда он наконец увидел свет в конце тоннеля. До желанной цели оставалось потерпеть несколько дней. Наконец-то его усилия могли быть вознаграждены!

Берже умрет, и между Мартином и Николь не останется никаких препятствий.

Он еще не просмотрел досье, но был уверен, что расследование заказано Даниелем Берже. А детектив не преминет отметить связь между событиями, когда узнает, что его клиент умер. И тут такое может начаться…

Так что выбора нет.

Он выпустил досье из рук, и оно упало на пол, но еще до того, как листки успели коснуться пола, Мартин левой рукой закрыл детективу рот, чтобы не дать ему крикнуть.

А правой, в которой находился нож для бумаги, он нанес удар.

76

Ограбление! Именно это подумал Норбер Деллюк в тот момент, когда увидел, как к нему метнулась какая-то тень. Он не успел обернуться. Он только услышал, как папка упала на пол и рассыпалась, в то время как рука в перчатке легла ему на рот.

Он почувствовал, как его тянут назад, потерял равновесие… Перед его лицом мелькнуло длинное лезвие ножа. В какую-то долю секунды он увидел Мартина Лансуа и пожалел, что не был осторожнее. Из всех тех, о ком он проводил расследования в последнее время, этот человек показался ему самым опасным. Но как он мог предвидеть, что Лансуа выйдет на него?

Потом кончик ножа прорезал ткань его пиджака и уткнулся в грудь.

Он не хотел умирать. Не таким молодым. Не раньше, чем его сын вырастет и станет самостоятельным…

Лезвие воткнулось в ребро, которое треснуло под ударом. Невыносимая боль сжала грудь, ее будто охватило огнем. Но он еще не умер. Пока нет. Он еще мог надеяться. Не обращая внимания на боль, он размахнулся и ударил локтем назад, удар попал Мартину в живот.

Мартин охнул, его рука соскользнула с лица Норбера. Деллюк рванулся, пытаясь вырваться, но Мартин все еще крепко держал его. Зажатый между письменным столом и секретером, детектив решил обойти стол. Он ринулся вперед, увлекая за собой Мартина.

Тот, не давая ему двигаться, просунул ногу между его ног… Норбер Деллюк начал падать вперед. Обхватившие его руки не давали ему сделать ни одного движения, чтобы смягчить падение. Оба противника упали на пол вместе, их руки и ноги переплелись.

Норбер в ужасе осознал, что нож направлен ему в самое сердце, и понял, что пропал. Рукоятка ножа первой коснулась пола, плотно застряв в ковровом покрытии… Лезвие скользнуло по ребру, проткнуло плоть и вошло в сердце детектива.

Норбер часто думал о том, правдивы ли рассказы, что в момент смерти перед человеком проходит вся его жизнь. За одну десятую долю секунды он ответил на этот вопрос: он увидел только большую пожарную машину красного цвета.

77

Мартин Лансуа несколько секунд продолжал держать детектива, ожидая, что тот постарается высвободиться. Его внезапная неподвижность удивила Мартина, но тут он понял, что нож для бумаги, рукоятка которого все еще находилась у него в руке, направлен в потолок. Значит, он проткнул сердце Деллюка. Мартин выпустил нож и поднялся на ноги.

Носком ботинка он тронул неподвижное тело, лежавшее на ковре: никакой реакции. Деллюк был мертв. Он погиб случайно, во время драки. Но что теперь? Разве его вина, что тот ринулся вперед и наткнулся на острие? Хорошо, это, конечно, не самоубийство, но Мартин не должен чувствовать себя ответственным за действия этого дурака, неспособного даже оценить ситуацию и бросающегося прямо на нож.

Он взял Деллюка за плечо и перевернул на спину. Это был тот самый мотоциклист, которого он несколько раз видел в прошлые выходные.

В его карманах он нашел записную книжку, пролистал ее. Норбер Деллюк был очень аккуратным человеком. Он отмечал здесь все слежки, день за днем, все встречи, имена людей, с которыми разговаривал… Последние записи касались в основном расследования насчет Мартина Лансуа.

Мартин вернулся назад и застыл от удивления, увидев имя того, кто заказал расследование.

— Николь…

Черт побери! Что это значит? Она что, воображала, что, избавившись от мужа, избавится также и от него? Она думала, что он проделал все это, чтобы его потом выкинули, как надоевшую прислугу, как лакея? Да как она могла додуматься до такого? Как могла допустить, что он ей это спустит просто так? Она что, не поняла в тот, первый, раз? Разве он ей не показал, что не из тех мужиков, которых можно безнаказанно отталкивать?

У него закружилась голова, он зашатался.

Нет. Что он навыдумывал? Что это за история? Эта кровь, вся эта кровь… Он не хотел этого. Этого не было. Ничего не произошло. Это не он. Она не умерла.

Да ведь и Николь здесь. Она выжила. Он всегда это знал! Он сразу ее узнал, тем вечером, среди пустынных улиц…

Но все-таки! Она должна помнить, на что он способен!

Мартин чуть было не разорвал записную книжку, но сумел сдержаться. Нельзя уступать ярости. Сжав зубы, он положил книжку себе в карман и выпрямился. Ситуацию еще можно исправить. Детектив мертв и ничего не скажет. Его заметки у него. Справиться же с Николь труда не составит.

Оставался только компьютер, в котором содержалась информация о текущих расследованиях. Не следует оставлять его здесь.

Мартин открыл шкаф с одеждой, выбрал самую большую сумку, какую только нашел, и вернулся к столу. Он не разбирался в компьютерах, но знал, что вся информация хранится в процессоре. Он отключил его от сети и поставил в сумку, которая все же оказалась маловата — молния не закрывалась. Тогда он нашел в шкафу свитер и положил сверху. Если он кого-нибудь встретит, никто и не поймет, что в сумке компьютер. Потом Мартин собрал свое досье, разбросанное по полу. Среди листков, заполненных убористым почерком, оказались дискета и две кассеты, которые он тоже бросил в сумку.

Закончив работу, он сел в кресло, на место клиента. Из-за стола видны были ноги Норбера.

Итак, Мартин убрал все касающиеся его вещественные доказательства. Но достаточно ли этого? Он подумал о возможностях, которые теперь перед ним открывались. Не надо паниковать. Все хорошо. Партия сложная, но еще есть возможность ее выиграть.

Нужно навести подозрения на кого-нибудь другого! Конечно! Это же очевидно!

Он встал, равнодушно обошел труп и снова принялся копаться в шкафчике с досье. Кроме его дела, Норбер вел в данное время еще три расследования. Мартин выбрал дело о хищении товаров в гипермаркете и сунул досье в сумку. Но сначала вынул из него дискету и положил под стол, словно она случайно выпала. На ковре звук падения не был бы слышен, так что все выглядело вполне естественно.

Это и подумает полиция, когда найдет ее.

Просмотр дискеты займет немного времени, и в их распоряжении окажется обвиняемый. И если у того не будет алиби, никто даже и не подумает прийти к Мартину и задавать вопросы.

Улыбаясь, Мартин взял сумку и вышел из офиса. Он остановился на пороге и еще раз придирчиво оглядел комнату. Это почти произведение искусства. Жаль, здесь нет Николь, чтобы написать картину!

Вспомнив о ней, Мартин поморщился. Он все еще был под впечатлением от своего открытия и не мог сдержать дрожь, думая об этом. Столько двуличия в женщине, ради которой он рискнул всем! Это отвратительно! Но он еще подождет. Как только решится проблема с ее мужем, он займется ею. Тогда она поймет, чего стоит смеяться над ним, пользоваться им, как лакеем!

Он вышел из здания, не встретив ни единого человека.

78

Мартин поставил сумку в багажник «мерседеса». Перчатки сунул туда же. Надо будет от них избавиться. Несмотря на безупречный вид, он знал, что микроскопические частицы крови и кожи Деллюка могли остаться на них и что в лаборатории все это быстро обнаружат. Ему нельзя так рисковать. Он уже почти успокоился. Конечно, нельзя прощать Николь такую двуличность, но теперь Мартин мог спокойно оценивать ситуацию и принимать нужные решения, не совершая ошибок в ослеплении яростью.

Тот факт, что она захотела провести расследование на его счет, был тревожным. Что она, собственно, ищет? В чем может его упрекнуть? Он всегда так хорошо вел себя с ней, старательно исполняя все, о чем его просили… Зачем она наняла сыщика, этого Деллюка? Это был подвох, а он не любил подвохов! Но он хитрее, и если она надеется его переиграть, то будет очень удивлена.

К счастью, он послушался своего инстинкта и взломал офис детектива. Он узнал по крайней мере одну вещь: время торопит. Надо приструнить Николь, и побыстрее.

Следующая неизвестная — это судьба Даниеля Берже. Бизнесмен оказался более крепким, чем казалось, и, несмотря на искусно разработанный план, выжил после сердечного приступа. Пока выжил. Если он не хочет отдавать концы, нужно будет, быть может, ему помочь… Проникнуть в больницу не составит труда. Белый халат, какой-нибудь бейджик на кармане… А там он сориентируется.

Как только он устранит Берже, Николь бросится к нему в объятия. В противном случае он напомнит обо всем, что для нее сделал! Они вдвоем на корабле, не может быть и речи о том, чтобы ему и дальше грести одному, выбиваясь из сил. По истечении траура, скажем, месяцев шести, они могли бы пожениться. После чего… после чего она заплатит за свою подлость. Он не намерен прощать. Николь должна бы это знать. Прощение — он не понимает смысла этого слова.

Звонок телефона вывел Мартина из раздумий. Его рука автоматически потянулась к бедру, он нажал на кнопку связи, поднося телефон к уху.

— Да?

— Мартин, это Николь Берже. Можете заехать за мной в галерею, пожалуйста?

— Еду.

Он отключил телефон, снова прикрепил его к поясу.

Что она делает в галерее? Он оставил ее в больнице, она должна была провести там большую часть дня — все послеобеденное время и часть вечера. И кажется, в ее голосе ему послышались радостные нотки?

Мартин включил зажигание и вывернул из ряда, даже не заметив, что машине сзади пришлось резко затормозить. Любопытно, еще пять минут назад все было хорошо, он держал в руках все нити, а сейчас вдруг почувствовал беспокойство. Словно при приближении катастрофы.

79

Николь улыбалась, когда садилась в машину перед галереей. Он еще не успел задать ей вопрос, но она уже объясняла ему, садясь на заднее сиденье:

— Мой муж пришел в сознание! С ним все в порядке. Я зашла обрадовать Мирей!

Она так радовалась, что не увидела, насколько принужденной была улыбка Мартина.

— Я очень рад за вас, — сказал он. — И за господина Берже, конечно, тоже. Вы уже знаете, когда его выпишут?

— Врачи хотят понаблюдать за ним еще несколько дней. Он пока в интенсивной терапии, но, если все пойдет хорошо, может быть, через недельку.

— Вот уж дети обрадуются!

Николь кивнула и посмотрела на часы:

— Не могли бы вы ехать побыстрее, а то мы опоздаем к выходу детей из школы.

Не отвечая, он нажал на газ.

Николь устроилась на сиденье, глядя невидящими глазами на пейзаж за окном. Ее муж спасен и скоро вернется домой. Ей вдруг захотелось петь, танцевать, бегать по полям с детьми… Откинувшись на сиденье, она внезапно осознала, как устала за последние дни. Стресс, беспокойство, все эти ужасные моменты, которым она должна была противостоять одна, пока Даниель балансировал между жизнью и смертью…

Наконец она сможет расслабиться.

Теперь, когда он вышел из комы, все казалось ей радостным. Она, конечно же, найдет новое помещение для галереи, проблемы с детьми урегулируются, надо только уделять побольше времени Хлое, чтобы девочка смогла наверстать упущенный материал в школе, снова поверила в себя и стала одной из лучших учениц, как и раньше. Что касается Матьё, она должна принять его переход в отрочество и изменения, которые с ним происходят. Даже если ей это не очень нравится.

Мартин же, которому она так не доверяла, не может быть таким плохим, каким казался! Просто он работает с излишним рвением. Им нужно объясниться раз и навсегда, расставив все точки над i. Подумать только, она даже наняла детектива, чтобы следить за ним! Вот идиотка! Завтра же позвонит Деллюку и скажет ему, чтобы остановил расследование.

Покачиваясь на сиденье, Николь закрыла глаза и расслабилась, думая о том, что, проведя вечер с детьми и отпраздновав хорошую новость, этой ночью она хорошенько выспится.

80

Мартин ходил по своей маленькой квартирке из одной комнаты в другую, как хищник, который никак не привыкнет к клетке. Он не мог прийти в себя. Этот детектив собрал о нем столько информации за такое короткое время! Конечно, его сестренка помогла ему! Уж она-то много чего порассказала! Ничего, она еще о нем услышит!

Но это не снимало ответственности с детектива! По какому праву он выспрашивал у его сестры и коллег? Хорошо еще, что Эмиль вовремя предупредил его!

О сестре нельзя сказать того же! Ни слова о визите сыщика! Она ему звонит, только когда нужны деньги! Мартин хотел даже позвонить ей, чтобы высказать, что он о ней думает, но в последний момент передумал. Нет, он сделает ей сюрприз при встрече. И уже очень скоро. Как она могла так предать его? Конечно, это на нее похоже, но все-таки!

Он думал, что она тем не менее боится его и не будет рассказывать всякую чушь первому встречному! И какому первому встречному! И это после того, что он сделал для нее в детстве, чему ее научил… А помощь, которую он ей сейчас оказывает! Женщина без профессии, без будущего, которую он практически содержит, а она ничего не делает…

Вот как она его отблагодарила. Она такая же, как и другие: как только ослабляешь поводья, они этим пользуются, чтобы укусить руку, которая их кормит! Но она подождет, он скоро напомнит, где ее место. Будет знать, как держать язык за зубами, он за этим проследит! Когда он к ней приедет, она пожалеет, что не родилась немой!

Что же касается Николь…

Мартин остановился около окна, глядя на замок, где она жила — счастливая, беззаботная… Как она могла ему сделать такое? Какое наказание, достойное ее преступления, следует придумать?

Он взял со стола бутылку, чтобы налить еще стакан, удивился, что бутылка уже пуста. Он же не мог столько выпить с тех пор как вернулся? Ему казалось, в бутылке еще половина. У него, наверное, галлюцинации. Он вытащил другую бутылку из шкафа и налил стакан до краев. Черт побери, ему ведь надо успокоиться. Надо подумать. Но когда он думал об этом, кровь закипала в жилах.

Не отрывая взгляда от хозяйского дома, он сел за стол и поднес стакан к губам. У него впереди вся ночь, чтобы придумать подходящее наказание.

81

Не подозревая о том, что творилось в квартирке над конюшнями, Николь суетилась на кухне и напевала. Отъезд Луизы несколько дней назад сначала немного испугал ее: надо было заново привыкать готовить, осваиваться на незнакомой территории… Потратив некоторое время на то, чтобы понять, где что лежит, она наконец сориентировалась и сегодня готовила с удовольствием.

Хлоя была с ней и помогала, словно маленькая хозяйка. Девочка так обрадовалась, узнав, что папа пришел в сознание, а потом разрыдалась, бросившись Николь на шею. Николь успокоила ее, как могла, но сама тоже расплакалась. Так они и плакали вдвоем, не зная почему — то ли от радости, то ли наконец прорвались слезы, которые они сдерживали последние дни, боясь, что Даниель никогда не вернется.

Мать и дочка утешали друг друга, каждая старалась убедить другую, что она не плачет и что это не от горя. Матьё же сразу поднялся в свою комнату, чтобы «разделаться с зомби», по его выражению.

Николь была так счастлива, что даже не стала упрекать его. Так рада, что позволила Хлое каждые пять минут крутить настройку радио, разыскивая музыку. Николь решила, что не будет ничего говорить ей, даже если придется слушать рэп. С тех пор как Даниеля забрали в больницу, дочка в первый раз улыбнулась, и Николь не хотела портить ей настроение.

Тем не менее пришлось это сделать, когда Хлоя начала крутить радио уже в пятый раз за четверть часа.

— Подожди!

Хлоя застыла с поднятой рукой, настолько строгим стал голос матери. Она посмотрела на нее, не понимая, а Николь застыла, слушая сводку местных новостей, которую Хлоя случайно поймала в результате своих поисков.

«Тело детектива было найдено его женой, которая не могла до него дозвониться. Полиция завела уголовное дело по факту преднамеренного убийства. Детектив был зарезан ножом. Из достоверного источника мы узнали, что офис жертвы ограблен. Судя по пропавшим вещам, полиция думает, что дело в текущих расследованиях. Убийца унес компьютер своей жертвы. Но он не знал, что Норбер Деллюк располагает еще одним компьютером, кроме того, что находился в офисе. Полиция занимается сбором информации из второго компьютера… Переходим к спортивным новостям…»

Николь рухнула на стул. Хлоя растерянно смотрела на нее.

Норбер Деллюк. Убит! Николь не могла в это поверить. Она же видела его несколько дней назад, он был сама жизнь… Знать, что кто-то его убил, было невыносимо; произошло нечто непоправимое… Она подумала о его семье, о его жене, которая нашла тело… И ужаснулась. А дети? У него есть дети? Какое горе для семьи, которую она не знала. Когда умирает такой молодой человек, это всегда ужасно.

После смерти Жозефа она стала свидетелем горя, которое эта утрата причинила его семье. Но с Жозефом произошел несчастный случай. Детектива же убили. Это, наверное, еще ужаснее для родных. Сознавать, что где-то в городе находится человек, который взял жизнь того, кого ты любишь, из-за какой-то подозрительной истории. Журналист сказал, что полиция ищет подозреваемых среди тех, о ком в данный момент детектив вел расследования…

Николь почувствовала, как у нее перехватило дыхание, словно во время астматического приступа, которыми она страдала в детстве.

Текущие расследования.

И он умер.

И Жозеф умер.

И Бебе умер.

И Даниель чуть не умер.

Она поднесла руку ко лбу, хватая губами воздух.

— Мама! Что с тобой?

Николь кивнула, чтобы успокоить девочку, которая смотрела на нее встревоженным взглядом. Попыталась улыбнуться, но у нее ничего не получилось. Она посмотрела на застекленную дверь кухни, на темное здание бывших конюшен, где сейчас находились гараж и квартира Мартина. В квартире горел свет, внезапно на фоне освещенного окна возникла тень. Николь хотела закричать, но не издала ни звука.

Нет, это невозможно. Только не это!

Хлоя смотрела на нее, ничего не понимая. Она проследила за взглядом матери и вздрогнула, как вздрагивала в последнее время каждый раз, когда смотрела на окна Мартина.

82

Мартин застыл, слушая сводку вечерних новостей. Полиция просматривает файлы другого компьютера…

У этого сукина сына еще один компьютер!

Он хотел поставить стакан на стол, но промахнулся, стакан упал на пол и разбился, но Мартин этого даже не заметил. Он хотел послушать, что же скажут еще, узнать как можно больше, но диктор перешел к спортивной сводке.

Ударом кулака Мартин выключил радио. Второй компьютер! Он принял все эти меры предосторожности зря! Хуже того, эти самые меры наведут на него! Увидев у Деллюка сохраненные дома файлы, полицейские сразу поймут, каких двух досье не хватает в офисе.

А так как его досье будет единственным, пропавшим бесследно, этот факт укажет на него, словно перстом…

С проклятиями Мартин поднялся на ноги.

И все из-за этой дряни! Все шло так хорошо, перед ними было будущее, но нет, она начала выкрутасничать! Он держал ситуацию под контролем, вот-вот они должны были избавиться от ее мужа… Ей же этого было недостаточно, она решила узнать о нем больше! Чтобы его предать! Чтобы когда придет момент, сдать его полиции, притворившись испуганной девственницей!

Он сгреб рукой стоявшую на столе бутылку. Она пролетела по комнате и разбилась о стену, осколки брызнули во все стороны.

Он пропал! Его арестуют, посадят в камеру… Он окажется в тюрьме. А бывший полицейский в тюрьме… Черт возьми, и все из-за того, что Николь его обманула!

Но она заплатит! Он не станет один за все отдуваться!

Мартин встал, взял досье, лежавшее на столе, и, пошатываясь от ярости и выпитого вина, открыл дверь своей квартиры. Он споткнулся на первой ступеньке, затем спустился вниз, держась за перила…

Его окружала темнота. Он находился в темном колодце, в месте без закона и хозяина. Еще несколько часов он может править миром. Полиция придет в замок только утром. Впереди у него вся ночь, чтобы отплатить этой потаскухе за то зло, которое она ему причинила.

Он обошел дом, вышел на лужайку. Окна кухни светились в темноте, похожие на маяк. Он, словно оружием, потряс папкой и направился к дому.

83

Николь вздрогнула от звука разбитого стекла. Она глубоко вздохнула, способность управлять телом вновь вернулась к ней. Она поняла, что в квартире Мартина что-то происходит.

До нее донесся крик. Снова раздался звон стекла, и она услышала, как Мартин стал спускаться по лестнице. Николь знала, что он идет к ней.

— Хлоя… иди к брату. Быстро!

Девочка колебалась. Она не понимала, что происходит, увидела только, как мама внезапно побледнела, бросилась к входной двери и закрыла замок.

— Быстро!

Хлоя бежала по коридору, когда Николь увидела тень за застекленной дверью.

Николь отступила назад, но наткнулась на стол. Она увидела, как Мартин протянул руку, нажал на ручку, толкнул дверь… Дверь не открывалась.

— Открой сейчас же дверь!

Николь не знала даже, что ее поразило больше — то, что шофер обращался к ней на ты, или командный тон, которым он отдал приказ.

Видя, что она его не слушается, Мартин отступил и ударил ногой в дверь. Замок полетел через кухню, а дверь с силой ударилась о стену, посыпались осколки битого стекла.

Мартин стоял на пороге кухни, пошатываясь, лицо его было искажено яростью. На лбу сверкали крупные капли пота, стекавшие на глаза, в которых застыло бессмысленное выражение. Он поднял картонную папку, на которой Николь увидела его имя, написанное черным фломастером.

— Почему? — спросил Мартин.

Так как она не отвечала, он сделал шаг вперед, Николь обогнула стол, чтобы между ними была хоть какая-то преграда. Теперь у нее не было никаких сомнений: именно Мартин убил детектива.

Ее затошнило при мысли, что из-за нее умер человек и что его убийца стоит сейчас перед ней и, кажется, собирается убить и ее. Николь поискала какое-нибудь оружие, но под рукой ничего не оказалось. Ящик с ножами находился с другой стороны стола, вне зоны досягаемости.

— Почему ты это сделала?

— Месье Лансуа, успокойтесь…

— Перестань! Мы одни! Незачем притворяться.

— Притворяться? Я не понимаю… Если бы вы…

— Притворяться, что незнакома со мной! Черт побери, ты ведь не станешь говорить, что все забыла! Даже не старайся, со мной это не пройдет! Мне надоело, что ты ломаешь комедию!

О чем он говорит?

Он сделал шаг, чтобы обойти стол, Николь двинулась в противоположном направлении, чтобы стол оставался между ними. Жалкая преграда, но это было единственное, чем она располагала на данный момент.

— Мама?

— Оставайтесь наверху!

Мартин повернул голову в направлении голоса. Он понизил тон:

— Давай прекращай комедию. Признай хотя бы это!

— Признать что? Вы сумасшедший!

Николь прикусила губу. Во взгляде Мартина мелькнуло бешенство, она поняла, что совершила ошибку, произнеся это слово.

— Сумасшедший! Да, сумасшедший, потому что поверил тебе тогда! Сумасшедший, потому что подумал, что ты и вправду заинтересовалась мной!

— Да о чем вы говорите? Я ничего не понимаю!

Мартин в ярости бросил досье на стол:

— Предпоследний год лицея! Может, тебе это ни о чем не говорит? Ты наплевала на меня тогда, но этого больше не повторится! Я тогда побегал по твоей милости, но теперь кончено. Мне уже не пятнадцать лет! Брось ломать комедию! Я понял, ты меня узнала! В первый же вечер! Потому и сказала мужу, чтобы он меня нанял! Признайся! Ты ведь хотела избавиться от него и воспользовалась мной! А сейчас ты перекладываешь всю ответственность на меня!

— Послушайте, вы ошибаетесь. Я никогда не училась с вами в лицее! Я не из Пуатье. Я выросла в Шатору. Там и училась! Я вас не видела до того вечера, когда…

— Ты врешь! Хватит! Довольно вранья! Ты что, не понимаешь, что все кончено?

Мартин кричал. Он даже не пытался говорить нормально.

— Мама?

— А ты, маленькая нахалка, закрой рот! Тобой я займусь потом. Сейчас я разговариваю с твоей матерью.

Николь почувствовала, как у нее подкосились ноги — такой ужас ее охватил. Она боялась за себя, потому что сознавала, что ей не справиться с этим пьяным разъяренным мужчиной. Она боялась за детей. Мартин рванулся в сторону. Она ринулась в другую. Поняв, что ничего не выходит, Мартин схватил стол и отшвырнул его в сторону, стол ударился о раковину. Удар оказался так силен, что на пол упала ваза. Вода обрызгала стену и выплеснулась на рабочий стол, ваза покатилась по нему.

Николь поймала вазу на лету и бросила ее в Мартина, идущего на нее.

Ваза попала ему в голову, кровь брызнула на стену. Мартин отступил, шатаясь.

Николь воспользовалась этим, чтобы схватить стул и ударить его. Стул скользнул по его плечу. Мартин стал падать назад и головой ударился об угол вытяжки. Он вскрикнул, поднес руки к голове и упал на колени.

Казалось, он сейчас потеряет сознание.

— Дети! Быстрее сюда!

Николь схватила свою сумочку, пока Матьё и Хлоя бегом спускались по лестнице.

Матьё замешкался, увидев Мартина с окровавленной головой, на коленях, шатающегося, словно он вот-вот упадет. Николь схватила мальчика за плечо и толкнула его к выходу из кухни, ведущему на улицу.

— Быстро! На улицу!

Подталкивая детей, она бросила взгляд назад. Мартин уже оправился от удара и пытался подняться на ноги.

К счастью, гараж был открыт. Она побежала в этом направлении, увлекая за собой ошарашенных детей.

Они сели в стоявшую первой машину, это оказался «мерседес». Николь схватила ключи, лежавшие за козырьком от солнца, благословляя день, когда она настояла на том, чтобы Мартин оставлял их в машине. Она повернула ключ и тронулась с места, одновременно включив фары, и выехала на аллею.

В образовавшемся от света фар конусе возник Мартин. Всклокоченный, с окровавленной головой, он был похож на персонаж из фильма ужасов. Увидев его, сидевшая на заднем сиденье Хлоя вскрикнула. Николь резко вывернула руль, объехав Мартина в последний момент. Он отскочил в сторону, ударив кулаком по проехавшей мимо машине.

Хлоя снова закричала.

— Не бойся, — сказала Николь. — Все закончилось. Он не может ничего сделать. У него нет ключей от «ауди». Мы спасены. Матьё, возьми мою сумку и достань пульт от решетки.

Матьё колебался: он был шокирован сценой, свидетелем которой оказался.

— Быстро! — настаивала Николь. — Матьё, мне нужна твоя помощь!

84

Мартин услышал, как завелся мотор «мерседеса», и увидел, как машина пронеслась мимо него, он только успел треснуть по ней кулаком. Потом она объехала его, и он увидел, как красные огоньки исчезли в темноте, повернув за угол дома, — из-под колес полетел гравий. Он потерял ее!

Он пошатнулся, чуть не упал, оперся на стену. Шлюха, как она его покалечила! Но последнее слово будет за ним. Она увидит, кто здесь хозяин. И оба ее сопляка тоже! Когда он покончит с этой семейкой, даже самые близкие родственники их не узнают.

Она ему заплатит и не успеет даже пожалеть о своей выходке!

Опираясь о стену, он завернул за угол дома и с трудом поднялся по ступеням. Пройдя мимо двери своей квартиры, он вошел в комнату, где находились видеокамеры, и упал в кресло. Правой рукой потянулся к красному выключателю, левой включил экраны.

Красная кнопка тревоги. Он безрадостно улыбнулся. Вот это уж тревога так тревога.

— Думаю, мы погибнем здесь, командир, — произнес он, нажимая на кнопку.

— Ладно, солдат, — ответил он сам себе глухим голосом. — Что ж с того, что погибнем, раз мы выполнили свой долг?

Он на секунду прикрыл глаза, преодолевая дурноту. Когда он открыл их, на экранах уже высветилось яркое изображение. Его пальцы сами собой нажали на клавиши: изображение, бывшее на экране, исчезло и появилось изображение решетки ворот.

Она была закрыта, он увидел приближающийся отсвет фар.

Мартин с трудом поднялся из кресла. Ловушка захлопнулась, ему оставалось только достать улов.

85

Николь нажала на акселератор и в тот же момент вывернула руль. «Мерседес» на всей скорости повернул за угол дома, взметнув за собой гравий. Мартина больше не было видно в зеркале заднего вида. Сзади машины зияла темнота. На фасаде замка не светилось ни одного окна. Николь вновь нажала на газ, потом резко затормозила, повернув на аллею, ведущую к воротам, уже вырисовывавшимся в темноте.

Она вновь нажала на газ, прибавила скорость. Каждую секунду ей казалось, что сейчас перед ней на дороге возникнет Мартин. Ведь он может обогнать машину через лесок, пробежав кустарники. Но его не было. С каждой минутой в ней росла уверенность, что они спасены, что Мартин их не догонит. В конце концов, он ранен, вокруг темно… А они в машине. Она схватила сумку, которую бросила на сиденье рядом с собой, садясь за руль, и передала ее назад.

— Матьё! Достань пульт от ворот.

Мальчик не реагировал. Она отпустила сумку, чтобы перехватить руль двумя руками.

— Матьё!

— Что происходит с Мартином? Почему он ранен?

— Он сошел с ума. Он хочет нам зла. Мы должны уехать, покуда он нас не догнал. Достань пульт из моей сумки. Быстро!

Мальчик наконец встряхнулся. Он поднял сумку, упавшую на пол машины, и открыл ее.

— Я его не нахожу! — сказал он, порывшись там несколько секунд.

— Я уверена, что он там. Поищи! Ты знаешь, о чем я говорю?

Матьё лишь пожал плечами в ответ и продолжал рыться в сумке. Безрезультатно.

— Он, должно быть, на дне. Вывали все на сиденье! Торопись!

Матьё перевернул сумку, и на сиденье между ним и Хлоей высыпались пудреница, чековая книжка, какая-то косметика, блокнот для записей…

— Вот он!

Это было как раз вовремя, они приближались к решетке. Николь уже успела подумать, что пульт внезапно исчез, словно по волшебству, или что просто Мартин стащил его у нее. Она облегченно вздохнула.

— Открой, — сказала она.

Она увидела, как Матьё протянул руку между сиденьями, но ничего не произошло.

— Открой, говорю тебе!

— Я пытаюсь!

Николь притормозила. Решетка не двигалась. Николь остановила машину метрах в пяти от ворот. Она взяла пульт из рук сына и с силой нажала на кнопку. Никакой реакции. Она опустила стекло, высунулась наружу и попробовала еще раз. Решетка оставалась закрытой.

— Черт возьми, это невозможно! Не могла же сесть батарейка, она почти новая!

— Нет, — сказал Матьё. — Это тревога.

— Что? Что ты говоришь? Матьё, это не игра!

Она почувствовала, как ее охватывает паника, ей приходилось бороться с собой, чтобы не впасть в истерику. Мартин находится в парке, за ними, он наверняка побежал следом. Сколько у нее еще времени? Всего несколько минут. А Матьё ведет себя так, словно сидит перед компьютером, играя в свои дурацкие игры!

— Да! — настаивал он. — Это не игра. Это красная кнопка — кнопка тревоги! На пульте управления у Мартина есть кнопка. Если ее нажать — все будет заблокировано!

Внезапно до Николь дошло, что говорит сын. Ведь до этого она не знала о кнопке и сейчас не могла поверить в ее существование.

— Это правда?

— Конечно! Мартин говорил мне, что это на случай, если на нас нападут! Можно все заблокировать одним нажатием!

Николь одновременно поняла две вещи. Во-первых, Мартин совершенно безумен. Во-вторых, они — во власти Мартина. С тех пор как он пришел в их дом, он сделал все, чтобы стать его виртуальным хозяином. Он поменял решетку, замки, укрепил стены, где мог, установил видеокамеры… А теперь еще и это! Он самовольно поставил устройство, блокирующее выходы из замка. Сделал их жилище своим домом. Николь почувствовала, как это несправедливо. Этот замок — ее, он принадлежит семье Берже вот уже несколько десятилетий! А этот человек, появившись ниоткуда, сделал из него за несколько месяцев свое владение!

Николь почувствовала, как ее охватила глухая ярость. Никогда она не отдаст свой дом и семью этому человеку. Она будет бороться до конца, не уступит ни за что на свете.

— Пристегните ремни и держитесь за что-нибудь! — приказала она детям.

Те лихорадочно бросились пристегиваться, а Николь дала задний ход. Она отъехала на десять метров, остановилась. Быстро пристегнула свой ремень, потом резко нажала на акселератор.

Казалось, решетка сама двинулась на них.

В последний момент испугавшись того, что хочет сделать, Николь рефлекторно отпустила акселератор и нажала на тормоз. Но машина продолжила движение вперед.

Удар оказался сильным. Сзади раздались крики детей, Николь почувствовала, как ремень сдавил ребра, в лицо взорвалась подушка безопасности.

Решетка не поддалась.

Она посмотрела в зеркало, встретилась взглядом с детьми.

— Все нормально?

Они кивнули, не отвечая, сжимая зубы от боли.

Николь протянула руку назад, нащупала на сиденье между ними маникюрный набор, вытащила из него ножнички. Два раза ткнув в подушку, она проткнула ее. Потом включила заднюю передачу и отъехала назад.

«Мерседес» оставил вмятину на прутьях решетки, которая сотряслась от удара, но не открылась.

Николь остановила машину в пяти метрах от ворот. Если отъехать дальше, она рискует поранить детей, даже если они пристегнуты. Но что еще можно сделать?

Она снова нажала на акселератор, шины завизжали, а тяжелая машина вновь устремилась к решетке.

На этот раз Матьё и Хлоя лучше среагировали на удар, и он показался им не таким сильным.

Но решетка и сейчас не поддалась. Когда Николь отъехала, стало видно, что створки так же плотно прилегают друг к другу, как и раньше.

Она остановилась, снова поехала вперед.

В этот раз решетка погнулась. Николь увидела, что она приоткрылась, и радостно вскрикнула. Но этого было недостаточно.

Смотря в зеркало заднего вида, где она все время ожидала увидеть Мартина, Николь еще раз разогналась и нажала на педаль газа, не ожидая, пока машина остановится.

Удар был очень сильным, решетка прогнулась с металлическим скрежетом. Николь закричала:

— Я ее пробила!

Последний удар, и две створки раскрылись, пропуская машину. Николь еще раз дала задний ход… «Мерседес» не двигался. Во время последнего удара машина пошла слегка вбок, буфер застрял между прутьями, приковав ее к решетке.

Николь нажала на акселератор, «мерседес» опять поехал вбок, запахло жженой резиной. Сдвинувшись с места где-то на полметра, машина встала. Изменив тактику, Николь постаралась подать машину вперед, надеясь вытащить буфер из решетки. Но когда она попыталась отъехать назад, машина не сдвинулась с места.

Она выругалась сквозь зубы. Если у Мартина хватило сил нажать на красную кнопку, нет никакого сомнения, что теперь он направляется к ним. Нужно любой ценой выбраться из парка до его прихода.

— Выходим! — приказала она.

Она открыла дверцу и вышла наружу. В свете фар, точнее одной левой фары, потому что вторая была разбита, она увидела, что буфер и радиатор «мерседеса» застряли между прутьями решетки. Мощной машине удалось вдавиться в препятствие, согнув решетку ворот изнутри, но замок выдержал, и в пространство, образовавшееся между двумя створками, еле пролезут даже дети. Что же касается ее, ей ни за что не пройти сквозь эти тюремные ворота, установленные Мартином. И это не было эвфемизмом, теперь она в этом убеждена. Проклиная Мартина вполголоса, она просчитала возможности. Их было не очень много.

Матьё подошел к ней. Указав на пространство между створками решетки, она сказала ему:

— Полезай туда.

Ребенок тут же ловко вскочил на капот машины, извиваясь, пролез между прутьями и оказался снаружи. Николь повернулась, но Хлою не увидела. Она вернулась к машине и нашла там девочку в слезах, борющуюся с ремнем безопасности, который никак не расстегивался.

— Подожди! Дай-ка я.

Замок покорежился от стольких ударов. Черт возьми, надо же такому случиться! Она нажала на пластмассовую кнопку, нажала изо всех сил — безрезультатно. Мысль, что в это время Мартин бежит к ним по парку, ввергала ее в панику, руки ее дрожали, движения были порывистыми, Николь никак не могла с собой справиться. Она выругалась, увидев, что ничего не получается.

Снаружи до нее долетел шум, и она бросила взгляд в сторону парка. Нет, ничего. Наверное, какое-нибудь животное, потревоженное шумом. Она снова попыталась расстегнуть ремень. Замок не хотел поддаваться, тогда она разжала зажим.

Девочка тут же поняла, чего она хочет, высвободилась из лямки и легко выпрыгнула наружу.

Николь чуть не рассмеялась, радуясь, что дочке удалось освободиться:

— Иди к брату.

Хлоя не заставила себя просить дважды.

Николь хотела было последовать за ней, но остановилась. Телефон! Он лежал в сумке. Если они выйдут на дорогу, то не спасутся, если Мартин будет преследовать их через поля. Телефон может помочь.

Она нагнулась, ощупывая сиденье, на которое Матьё вытряхнул содержимое сумочки. В полутьме было плохо видно, но телефон — достаточно большой предмет, чтобы легко найти его! Она натыкалась на предметы — губная помада, чековая книжка, ручка… Телефона не было.

Он, наверное, упал на пол.

Она провела рукой по полу, но безрезультатно. Господи, он же не мог далеко укатиться!

— Мама!

Николь вздрогнула от крика, словно от удара током. Вылезла из машины. Дети показывали куда-то пальцами.

— Вон он! Вон он!

Она повернула голову в том направлении и сначала ничего не увидела, ослепленная светом фары, освещавшей решетку. Потом различила в темноте силуэт, который не спеша, уверенной походкой приближался к ней.

Она бросила взгляд на ворота. Она ни за что не сможет пролезть сквозь эту щель, дети едва туда протиснулись.

— Спасайтесь, — сказала она им вполголоса, чтобы ее не услышал Мартин. — Идите в направлении к Пуатье. Я догоню вас.

Поняв, что дети сейчас ускользнут от него, Мартин вдруг побежал. Сейчас он будет около нее. Николь помчалась к парку. Дети в ужасе смотрели, как она исчезает в темноте.

Хлоя взяла брата за руку.

— Идем! — сказала она. — Надо спасаться!

Мартин подошел к решетке, ухватился за прутья и яростно потряс их. Раздался звон металла, словно боролись великаны.

— Оставайтесь здесь! Я запрещаю вам двигаться!

Испуганные дети смотрели на взрослого, который угрожал, стоя в двух метрах от них.

Он улыбнулся им, но в улыбке не было тепла.

— Я займусь вашей мамой, потом вернусь за вами. Ни шагу отсюда, иначе она заплатит за это! Понятно?

Оба одновременно кивнули ему одинаковым движением головы.

— Хорошо.

Рассмеявшись угрожающим смехом, Мартин отошел от решетки и растворился в темноте.

На дороге, с той стороны решетки, дети, не отрываясь, смотрели на то место, где он стоял еще минуту назад. Они не двигались, словно привязанные невидимой нитью.

86

Кусты сомкнулись за ней. Николь очутилась в полной темноте. Она с трудом решилась оставить детей, но нужно было обезопасить их и попытаться спастись самой. Мартину никак не открыть решетку. Хлоя и Матьё в безопасности за решеткой, а она сейчас присоединится к ним.

Она поступила правильно — это был их единственный шанс.

Только не паниковать, суметь сориентироваться, но она уже вошла в лес и ничего не видела в темноте.

Сзади, за кустами, чуть светила уцелевшая фара «мерседеса». Она была как маяк в ночи, создавая ложное чувство безопасности. Как ей хотелось остаться около этого света, где можно хоть немного видеть в этой кромешной тьме. Она боялась углубляться дальше в ночь, где поджидала кромешная тьма, но выбора не было. Сейчас придет Мартин, настигнет ее. Она не может стоять на месте и ждать его. А свет фары послужит ей ориентиром: пока он светит в спину, она знает, что идет в нужном направлении.

Протягивая вперед руки, чтобы не наткнуться на дерево или низкорастущие ветки, Николь пошла быстрым шагом, бежать было опасно.

Только не поддаваться панике.

Пройдя несколько шагов, она привыкла к темноте, и ночь больше не казалась такой черной. Листья уже почти опали, и свет луны проникал между стволов. Глаза привыкли к темноте, и Николь стала понемногу различать деревья.

Окрыленная надеждой, Николь ускорила шаг. Если и дальше идти прямо, то можно выйти к окружающей парк стене, к восточному ее углу. Метрах в ста от него находится калитка. Найти ключ в расщелине не займет много времени, и тогда она выйдет наружу, заперев за собой калитку, Мартин останется в парке и не сможет им больше навредить. Вряд ли он носит с собой ключ от калитки, значит, ему нужно будет возвращаться в замок. Пока он ходит за ключом, она найдет детей на дороге, и они будут спасены. Она очень надеялась, что все так и произойдет.

Перед Николь возникло дерево, она обошла его. За ним рос такой большой куст, что пробраться через него не представлялось возможным. Николь обошла куст и вышла к скале. Она не помнила, чтобы в этой части парка были такие скалы!

Обойдя новое препятствие, она остановилась. Значит, она обогнула дерево, потом обошла куст, скалу… Стена должна быть справа от нее… Или прямо перед ней?

Звук ломающихся веток оповестил ее о приближении Мартина. Она не может здесь оставаться, он сейчас настигнет ее. Она пошла прямо вперед, не разбирая дороги.

Николь знала, что потеряла чувство ориентации, и луна, которая снова вышла из-за туч, ничем не могла ей помочь.

А Мартин приближался, продираясь сквозь кусты, преследуя ее по пятам.

Николь должна была углубляться дальше в парк, чтобы он ее не настиг, но она не знала, куда идет, окончательно сбившись с дороги. Понемногу ею начал овладевать страх. Это был другой страх, чем тот, который она пережила несколько мгновений назад, когда в ее дом ворвалось насилие. Это был страх потеряться. Заблудиться в собственном парке! Место казалось ей совсем незнакомым, темным лабиринтом, в котором где-то бродит разъяренный, жаждущий крови Минотавр.

Николь хотела бы остановиться, где-то присесть, подождать, пока придет помощь, отдать себя под защиту полиции, попросить помощи, которой вправе была ожидать, как любой гражданин… Но она знала, что такое невозможно.

Она знала, что, если остановится даже на несколько секунд, Мартин настигнет ее. И от него не дождешься жалости.

87

Ошеломленные приказом Мартина, дети застыли на том месте, где стояли, когда он подошел. Они увидели, как Николь побежала к деревьям, а Мартин приказал никуда не уходить. Трудно было узнать в этом окровавленном монстре человека, которого папа нанял, чтобы охранять их. Потом он побежал в лес за мамой, лицо его было искажено яростью.

Матьё, для которого Мартин был образцом идеального мужчины, находился в состоянии шока. Он неподвижно стоял и смотрел на кусты, в которых скрылся шофер.

Хлоя, открыв рот, старалась сдержать рыдания, рвавшиеся из горла. В отличие от Матьё она не была слишком удивлена новым обликом их шофера. Она всегда знала, что этим закончится. Последние несколько недель она видела кошмары, в которых Мартин превращался в папу, чтобы переоборудовать замок в крепость, начиненную карцерами и черными каменными мешками. Теперь эти сны оборачивались явью, и это не удивляло ее, хоть она и не была к такому готова. Несмотря на то что последнее время она была убеждена, что не сможет справиться с такой ситуацией, и знала, что маленькие девочки не могут тягаться со взрослыми, она не хотела сдаваться.

— Нужно что-то делать, — сказала она.

Матьё, казалось, ее не слышал. Хлоя подумала, что это похоже на кошмар, который она видела по ночам, когда девочка пыталась бежать, но земля налипала на подошвы ботинок и она поскальзывалась и падала.

— Что-то делать! Надо что-то делать!

Она толкнула брата, который от неожиданности пошатнулся и схватился за решетку, чтобы не упасть.

— Что? Ты что?

— Нужно помочь маме! Он ее убьет!

— Это же Мартин!

Матьё смотрел на сестру широко раскрытыми изумленными глазами. Он внезапно вышел из своего виртуального мира и попал в реальность, которую никак не мог понять. Чудовища, за которыми мальчик охотился на экране компьютера, обрели человеческое лицо, и оно оказалось лицом человека, которого он принимал за своего друга…

— Он убьет ее! — настаивала Хлоя. — Мама же совсем одна в парке. Она старается дойти до калитки.

— Калитка закрыта…

— Мы спрятали ключ.

Матьё снова вытаращил глаза от удивления, пораженный такой смелостью. Это выходило за рамки элементарной безопасности! Мартин пришел бы в ярость, если бы узнал!

— Матьё!

Он вздрогнул.

— Мы должны помочь маме! Она потеряется в лесу! Мартин догонит ее и убьет! Мат! Мы ведь хорошо знаем парк! Мы можем найти ее и вывести к калитке!

Он кивнул:

— Да, мы можем.

— Тогда чего же ты ждешь? Пойдем! Мат! Быстро!

— Мартин велел нам никуда не уходить…

— Мартин убьет ее! А потом вернется и убьет нас! Ты видел его. Он сумасшедший!

Матьё встряхнулся. На сей раз на карту поставлено нечто более важное, чем несколько тысяч очков на счетчике в компьютере.

— О’кей. — Он наконец взял себя в руки. — Пойду поищу ее. Оставайся здесь.

— Я тоже…

— Оставайся здесь! Ты только будешь меня задерживать, от нас двоих будет слишком много шума.

Девочка бросила вокруг испуганный взгляд, с ужасом думая о том, что ей придется остаться одной в ночи, в которой где-то бродит Мартин. Но она знала также, что настоящая опасность — в парке, с другой стороны ворот, и что маме грозит гораздо большая опасность, чем ей. Спорить с братом бессмысленно. Каждая секунда была на счету, и она не хотела тянуть время.

— Иди, — сказала она. — И спаси ее!

Она увидела, как Матьё изогнулся, чтобы протиснуться между прутьями, потом залез на капот машины и спрыгнул уже с другой стороны. Потом он исчез в парке, куда несколько минут назад за мамой побежал Мартин.

Хлоя подошла к решетке и схватилась руками за прутья, всматриваясь в темную листву. По щекам ее катились крупные слезы.

88

Мартин остановился, ноздри его раздувались, словно у собаки, идущей по следу. Ночь была полна шорохов. Это был час, когда хищники выходят на поиски своих жертв.

Луна скрылась за занавесью облаков, и он почти ничего не видел вокруг. Мартин пожалел, что не взял с собой фонарь, который всегда стоял у него на наблюдательном пункте, но в спешке он об этом не подумал. А потом он и не предполагал, что придется преследовать Николь, бежать за ней по лесу. В голове у него сложился простой план: он настигает ее около решетки и приводит в замок вместе с обоими сопляками. А после этого…

Почему она убежала? Решетка закрыта, ей некуда от него деться. Куда она надеется убежать?

Калитка заперта на замок. С тех пор как он поменял его, надо брать ключ в доме, чтобы отпереть ее… Значит, Николь скорее всего побежала в замок. Или, может, у нее с собой ключ? Маловероятно, но если это так, то она может ускользнуть от него, пока он идет в другом направлении.

Он посмотрел в сторону дома. Там было абсолютно темно. Он, колеблясь, повернул голову несколько раз вправо-влево.

И все-таки пошел к калитке. Не размышляя больше, он сделал выбор, положившись скорее на инстинкт. На инстинкт хищника, вышедшего на охоту. На свой инстинкт убийцы.

Решение пришло к нему, не оставив другого выбора. Он должен убить Николь, раз она предала его. Он понял, что не нужен ей. После всего, что он для нее сделал, так рисковал, она его отталкивает. Он скомпрометировал себя из-за нее, из-за нее совершил убийство. А теперь она хочет его бросить, отдать на растерзание псам. Он не допустит этого.

Он в тупике! Его приперли к стенке. Полиция вычислит его. Единственный шанс — подставить другого виновного. Другую виновную. Он должен убить Николь, инсценировав самоубийство, и убить детей, чтобы они не проговорились. Если он хорошо разыграет свою партию, они поверят, что Николь убила детей в приступе ярости, а потом убила себя. И повесить на нее смерть детектива будет детской игрой. Ведь это она пошла на контакт с ним!

Мартин сжал зубы. Ну она и наворотила! А ведь они могли бы быть счастливы. Почему же она снова оттолкнула его? После всего, что они вместе пережили в юности. Почему сегодня, когда судьба снова соединила их, она отказывается от счастья, которое само падает ей под ноги?

Зачем она заставила его проделать все это? Чтобы в последний момент отказаться от него?

Почему? Да просто предательство у нее в крови! Еще когда они учились в лицее, она сделала все, чтобы он влюбился в нее. Потом, когда он подступился к ней, она лишь рассмеялась. Она посмеялась над ним!

И он наказал ее. Дал понять, что никто не может безнаказанно смеяться над ним! Но одного урока не хватило, она совершила ту же ошибку годы спустя.

Он пошатнулся. В его мозгу лицо Николь накладывалось на лицо той девочки, которой она была двадцать лет назад. Но откуда вся эта кровь? Он ударил Николь? Нет, еще нет. По крайней мере он не помнит. Но скоро он это сделает. Она поймет, что значит тягаться с ним.

Мартин отвел в сторону ветки кустарника и продрался сквозь заросли, не чувствуя, как колючки цепляются за одежду, втыкаются в кожу. Он ничего больше не чувствовал. Он был как машина, идущая прямо к цели.

Его вела одна мысль. Найти Николь. И убить ее. Еще раз.

89

Николь пригнулась, притаившись в тени большого пня. Мартин находился совсем рядом. Она услышала треск сухих веток, которые он ломал на ходу.

Ей казалось, что внутренности сжались у нее в животе, как ком сырого холодного белья.

Когда она услышала, что Мартин приближается, первым ее порывом было бежать, но она понимала, что это безумие. Бежать в кромешной тьме — значит через полминуты наткнуться на ветку. Поэтому она заставила себя оставаться на месте. Это было нелегко. Ведь Мартин сейчас ее настигнет.

Николь находилась у выхода на поляну, и перебежать ее раньше, чем придет Лансуа, времени уже не было. Она уже представляла себе, как он издаст радостный клич охотника, найдя ее.

Сжавшись в комок около мертвого пня, Николь внезапно увидела его выходящим из-за деревьев: живое воплощение ее кошмаров. Огромный, встрепанный, с безумным взглядом, с протянутыми вперед руками и согнутыми, словно когти, пальцами. Его лицо и одежда были испачканы кровью, но он, казалось, не сознавал этого. Он шел напролом, словно обуреваемый навязчивой идеей, кроме которой ничто не имеет смысла.

В ужасе взглянув на него, Николь отвела глаза, боясь, что он шестым чувством угадает ее присутствие.

Он подошел к поляне, с минуту поколебался, поднял голову, словно принюхиваясь. Он был похож на охотничью собаку, ищущую свежий след…

Николь съежилась еще больше и вдруг почувствовала, что ее одежда вся насквозь пропитана ледяным потом, не столько потому, что она бежала, сколько от страха. Она была уверена, что сейчас он почувствует запах и набросится на нее… После этого ей останется только бежать, надеясь на свои ноги. Но иллюзий она не строила.

Однако Мартин не почувствовал ее присутствия всего в нескольких метрах от него и по прямой пересек поляну. Николь просидела, сжавшись, еще несколько долгих мгновений, прежде чем решилась выдохнуть. Все то время, что он находился неподалеку, она сдерживала дыхание, боясь, что даже малейшее дуновение может выдать ее.

Она не знала, где находится. Полянка была ей не знакома. Она никогда не замечала, что между деревьями есть столько свободного места. Может, раньше она здесь проходила, и скорее всего не один раз, но в темноте предметы кажутся другими. Парк, который она, ей казалось, знала как свои пять пальцев и в котором днем прогуливалась, ничего не боясь, напоминал теперь зловещие пейзажи из сказок о злых колдуньях. Этот парк, ее парк, превратился во враждебный лес, похожий на тот, который окружал Спящую Красавицу или Чудовище.

Она помнила, что в парке были две или три полянки, и, может быть, это и есть одна из них. Но которая? Ошибиться — значило не найти калитку, а такая ошибка могла стоить ей жизни. Николь постаралась вспомнить пройденный путь, направление, в котором шла, изменяя его, когда приходилось обходить препятствия… И решила, что знает, где теперь находится.

Если она не ошибается, калитка находится где-то слева. Мартин пошел в другом направлении. Николь повернула налево.

Но она ошибалась.

90

Матьё вошел в заросли и внезапно оказался словно в другом мире. Как в лучших компьютерных играх. Он остановился. Это была не игра. На этот раз он на самом деле находится во враждебном мире и не сможет начать игру сначала, если его убьют.

В парке обитает гораздо более сильный противник, который убьет его без колебаний, если поймает. Это была правда, в которую ему не хотелось верить, но теперь с его глаз словно спала пелена. Мартин, его друг Мартин, убьет его, если ему представится случай. И убьет маму, если первой найдет ее.

Матьё дрожал всем телом. Его охватил ужас при мысли об опасностях, которые ему угрожали. Страх и сознание того, что он бессилен. Ему только двенадцать лет, Мартин в два раза больше! У него нет никаких шансов. Мальчик уже развернулся, чтобы идти обратно к воротам. Он объяснит сестре, что никого не нашел…

Но он не может так поступить. Он нужен маме. Она где-то в парке, который сейчас похож на смертельно опасные джунгли, и ее преследует дикое чудовище. Наверное, она побежала прямо. Мартин последовал за ней.

Ни мама, ни Мартин не знают парк так, как он. Он здесь родился, здесь вырос, здесь сражался с пиратами, инопланетянами, гангстерами и индейцами… И не этому бывшему полицейскому выгнать Матьё с его территории!

Мальчик повернул направо, через некоторое время уперся в стену и пошел вдоль нее. Пройдя метров пятьдесят, он свернул на еле видную, затерянную в траве тропинку, побежал по ней. На ногах у него были кроссовки, шаги по рыхлой земле были бесшумны. Понемногу он разогрелся, забыл об опасности и думал только о преследовании. Он стал охотником, который ищет дичь. Он неслышно подойдет к маме, и тогда…

Он чуть не попал прямо под ноги Мартину, успев остановиться, когда их пути уже пересеклись. Прижавшись к дереву, Матьё почувствовал, как волосы на голове зашевелились от ужаса при виде этого чудища, рыщущего по лесу.

Он думал, что знает, что такое страх, но при виде убийцы со следами крови на лице, который двигался, словно автомат, в лунном свете, понял, что раньше и понятия об этом не имел. Мартин появился с левой стороны и шел прямо, не глядя по сторонам, как машина, нацеленная на сигнальный огонь.

У Матьё пересохло во рту. Мартин пересек тропинку. Тут луна, вышедшая из-за туч, осветила ему голову. Она была залита кровью. Его безумный взгляд, как намагниченный, казалось, прорезает ночь. Он шел, что-то бормоча себе под нос и посмеиваясь.

— Я убью сучку, как убил кобеля! Я убью сучку, как…

Конец фразы заглушил шум ломаемых веток. Мартин перешагнул через ручей.

Матьё с трудом сглотнул, провожая Мартина взглядом. До сих пор он воспринимал все это почти как игру. Трудная игра, конечно, и ставка была немалая, но все-таки игра. Это не могло быть всерьез. Они по-настоящему ничем не рисковали. Но встреча с этим существом, которое он раньше никогда не встречал и в котором он не узнал человека, называвшего себя его другом, пробудила в нем чувство реальности.

Мартин превратился в дикое животное. Как хищник, идущий по следу, он не отступит. Он остановится, только когда убьет.

Как он убил собаку.

Это новое открытие поразило ребенка — он прислонился к дереву, чтобы не упасть. Ноги не держали его. Казалось, сейчас его вырвет от ужаса. Ему не хотелось больше двигаться, идти по этому лесу, рискуя снова встретиться с чудовищем. Он знал, что, куда бы ни пошел, непременно наткнется на Мартина. Его руки сомкнутся у него на горле и будут душить, рвать на клочки, уродовать… Он не хочет этого! Он всего лишь ребенок, никто не может требовать от него того, что он не в состоянии совершить.

«Ты должен ей помочь!»

Голос Хлои звучал у него в голове с такой силой, что он оглянулся вокруг, словно ожидая увидеть ее рядом. Но нет, он был один. Ему показалось.

«Ты должен ей помочь!»

Именно это она ему сказала. И он обещал.

Выбора нет.

Он выпрямился.

91

Николь поняла, что окончательно заблудилась.

Она уже давно должна была оказаться около стены. Наверное, полянка, которую, как ей показалось, она узнала, оказалась не той и она пошла в другом направлении. Два или три раза обогнув камень или куст, она теперь ходила кругами и до сих пор не понимала этого.

Ей снова захотелось плюнуть на все, сесть, ничего не делать. Подождать, пока наступит день. Не может ведь это длиться вечно! Мартин, наверное, устанет искать ее и вернется к себе?

Нет.

Нельзя на это рассчитывать. Выбора у нее не было: или выйти через калитку, или драться с Мартином. Или вернуться в замок, позвонить по телефону и попросить помощи? Она не предполагала даже, в каком направлении пошел Мартин, и боялась, что он устроил засаду где-нибудь поблизости. Он не знает, что она спрятала ключ в стене, и должен думать, что она попытается добраться до замка, чтобы позвонить по телефону. Он ищет ее где-то здесь.

Николь не знала, что ей делать.

Он был совсем близко, только что она слышала, как он ломал кусты на своем пути. Но внезапно стало тихо, раздавалось только уханье совы.

Что-то большое пролетело между деревьев, потом раздался шорох в ветвях и писк какого-то животного.

Снова тишина.

Даже животные затихли.

И в этот момент кто-то тронул ее за руку. Она дико вскрикнула и ринулась вперед, пытаясь вырваться, упала на колени, почувствовав боль.

— Подожди! Это я!

Николь поднялась на четвереньки, собираясь бежать. Шорох кустов. Она подняла голову и увидела Матьё, который стоял перед ней в свете луны, протягивая руку, чтобы помочь подняться.

Звук погони приближался. Мартин услышал ее крик и со всех ног кинулся на него. Словно в подтверждение этому, он испустил дикий радостный вопль, который подействовал на Николь, как удар тока. Она вскочила на ноги, схватив сына за руку.

Она не могла больше размышлять. Знала только одно: Мартин преследует их и убьет, если найдет. Но Матьё знает лес как свои пять пальцев, и теперь у них есть шанс отсюда выбраться. Она полностью доверилась Матьё, убегая от погони.

Несколько секунд спустя после того, как они покинули тропку, они услышали, как Мартин испустил крик разочарования, увидев, что она убежала.

Николь почувствовала, что Матьё останавливается, ведя ее между деревьями в тень скалы.

— Где мы? — шепотом спросила она.

— Около водопада, — тихо ответил он.

Водопад! Как она могла уйти так далеко от калитки? Она поняла, что без Матьё ей никогда не выйти отсюда живой.

— Нужно идти к калитке. Я спрятала там ключ…

— Он нам помешает. Нужно избавиться от него. Пойдем.

Ничего не понимая, Николь послушно следовала за ним. Разговаривать было некогда. На счету была каждая секунда. Мартин совсем близко, он может наткнуться на них в любой момент. Войдя в лес, Николь очутилась в другом мире, покинула свою вселенную и проникла в колдовское царство теней, где царило кровожадное чудовище. И кто лучше сына выведет ее из лабиринта? Она полностью доверилась ему, сознавая, что он — единственный шанс на спасение, их шанс.

Пока они бесшумно скользили между скал, Матьё посвятил ее в свой план. Это было безумие. Это не могло удасться. Но ничего другого предложить она не могла.

Они выбрались на берег ручья, поднялись вдоль течения и подошли к водопаду. Матьё начал взбираться наверх. Николь последовала за ним, стараясь ставить руки и ноги в расселины, как это делал сын, и вскоре они достигли площадки. Николь никогда раньше не лазила сюда. Она удивилась, увидев, что над ручьем есть маленькое плато. Потом она увидела обрыв между двумя скалами и поняла, что собирается сделать Матьё.

— Нет, — прошептала она. — Я тебе запрещаю! Найдем другой путь!

— У нас нет времени.

Снизу донесся шум: Мартин пробирался сквозь кусты. Словно чтобы поторопить их, он прокричал:

— Я иду, шлюха! Я знаю, где ты! Иду к тебе! Ты мне заплатишь!

Но Николь не могла заглушить свой страх за Матьё. Она посмотрела вниз, на пропасть, которая в темноте казалась еще более глубокой, чем на самом деле.

— Ты не сможешь! — прошептала она.

— Я уже это делал!

Он только не уточнил, что в прошлый раз чуть не упал вниз и что Мартин спас его.

Видя, что она готова уступить, он оттолкнул ее в сторону и разбежался.

И завис в прыжке.

Николь вскрикнула от ужаса, увидев, как сын летит над темной бездной. Внизу звук ломаемых кустов стих.

— Я знаю, где ты! — кричал Мартин.

Матьё тяжело приземлился с той стороны ручья. В темноте он не очень хорошо рассчитал дистанцию. Николь зажала рот рукой, увидев, как он покачивается на краю пропасти, но он выпрямился, качнулся вперед и упал на колени. Поднявшись, он обернулся и помахал матери рукой. Потом исчез в кустах.

Сзади раздался шум: Мартин начал взбираться наверх по камням.

92

Мартин что-то напевал, карабкаясь наверх: Николь решила спрятаться в этом месте — какое хорошее предзнаменование. Здесь он убил Жозефа, здесь убьет и ее. И, как и в случае с Жозефом, полиция ничего не заподозрит. Он сбросит ее со скалы вниз, в ручей, и все повреждения на теле легко объяснятся падением. Утонуть — вполне нормальное решение для того, кто хочет покончить с собой. Грустный конец для нервно истощенной, депрессивной женщины…

После чего ему останется лишь привести сюда детей и проделать то же самое с ними.

Немного везения — и его ни в чем не заподозрят.

Он поднялся на площадку, возвышавшуюся над водопадом. Николь здесь не было. Она не могла никуда деться. Единственной дорогой вниз была та каменистая тропинка, по которой он поднялся. Если она еще не спрыгнула вниз, то должна находиться здесь. А он не думал, что она рискнула прыгнуть с десятиметровой высоты. И потом, он бы услышал. Он улыбнулся при мысли, что она лишь отсрочила свой прыжок, потому что он сам намерен столкнуть ее. Без вариантов. Она, наверное, прячется где-то здесь, но делать это особо негде, и он сейчас найдет ее в кустарнике.

— Это конец, — сказал он со смешком.

Она, должно быть, в ужасе и сожалеет о том, что вздумала им манипулировать. Во время бега по лесу она наверняка поняла, что проиграла, что пришел час расплаты. Спрятавшись где-то, она, наверное, молится, чтобы он ее не нашел, хотя знает, что такое невозможно, что он выманит ее из логова и заставит заплатить за предательство. Мартин не спеша прошел вперед, наслаждаясь моментом, представляя себе, в какой панике сейчас Николь, сидящая в нескольких шагах от него. Он уже видел ее глаза, полные ужаса, в тот момент, когда она поймет, что все кончено. А потом глаза погаснут. Как и в тот раз… Он застыл на месте. В тот раз? Какой тот раз? У него промелькнуло ощущение, что происходящее сейчас уже происходило когда-то. Но нет. Это невозможно. Должно быть, последствие удара головой… Он фыркнул, сморщился от боли, отдававшейся в голове, и вновь двинулся вперед. Он сосредоточился, думая о наказании, которое сейчас понесет Николь.

Мартин достиг середины площадки, когда увидел, что на другой стороне ущелья шевелится куст.

— Я ее наше-е-ел! — закричал он.

Отступив на два шага, он прыгнул.

И с этого момента все пошло наперекосяк.

Николь, которую он думал найти на противоположном берегу, внезапно выскочила из-за скал. Мартин слишком поздно понял, что попал в ловушку, но не успел даже подумать, как это она так раздвоилась.

Вытянув руку, с диким криком Николь толкнула его в тот момент, когда его ноги оторвались от земли. Он инстинктивно вытянул руку, чтобы удержаться за нее, скользнул по плечу, ухватился за рубашку…

Но пуговицы оторвались, и он увидел, как они посыпались вниз, словно маленькие перламутровые звездочки. Мартин стоял на краю пропасти, двумя пальцами держась за рубашку Николь…

Он хищно улыбнулся женщине. Она поняла, что теперь их жизни связаны. Или она вытащит его, или они вместе упадут вниз.

93

Николь не верила в придуманный ими план. Мартин ни за что не попадется в такую грубую ловушку… Потом, спрятавшись в расщелине скалы, она увидела, как он вышел на площадку, пристально глядя на кусты на том берегу, которые шевелил Матьё. Он отступил, чтобы прыгнуть, и в этот момент она бросилась на него, крича, чтобы придать себе смелости.

Она толкнула его, он уже падал вниз, крик радости вырвался у Николь, но застыл у нее в горле.

Мартин извернулся всем телом и ухватил ее за рубашку.

Она увидела, как несколько пуговиц, сверкнув, упали вниз. И вот Мартин улыбается, балансируя на краю бездны. Его улыбка приказывает ей выбирать: помочь ему и вытянуть на берег или погибнуть вместе с ним.

Она попыталась сопротивляться, но он был слишком тяжел, и его ноги соскальзывали в пустоту. Сейчас он и ее потянет за собой…

Николь размахнулась и ударила Мартина по руке, которой он все еще держался за ее рубашку.

Тонкая материя не выдержала, Мартин застыл на краю скалы с куском белой ткани в руке, словно в знак примирения. Но было слишком поздно. Потом медленно, будто нехотя, его ноги соскользнули с обрыва, и он полетел вниз.

Он не вскрикнул, и мгновение, показавшееся Николь вечностью, она ничего не слышала. Потом снизу донесся глухой стук. Не смея поверить в случившееся, Николь несколько секунд неподвижно стояла на краю. Боковым зрением она увидела, как Матьё вышел из зарослей и приблизился к водопаду.

Она осторожно придвинулась к краю скалы, посмотрела вниз.

Длинный темный силуэт лежал на серых камнях. Из-под его головы растекалась лужа крови, в свете луны казавшаяся черной.

— Он мертв? — спросил Матьё.

Николь кивнула, не отвечая. В горле у нее стоял комок. Да, он мертв. Она его убила. И то, что у нее не было иного выбора, ничего не меняло. Раньше она никого не лишала жизни, даже не ставила ловушек для мышей. А теперь она в ответе за то, что лежит там, внизу, в десяти метрах. Она в ответе за это разбившееся о скалы тело.

С этих пор ей придется жить с памятью об этой кошмарной ночи. Дети — как ее дети смогут пережить такое?! Она посмотрела на Матьё, выдавив из себя улыбку.

— Прыгай, — сказала она. — Я тебя поймаю. Только осторожно.

Матьё разбежался и прыгнул. Та сторона была выше, и прыжок не был так опасен, как в предыдущий раз. Он мягко приземлился около нее, и Николь поддержала его, хотя в этом не было никакой необходимости.

Потом, держа друг друга за руки, они спустились со скалы и пошли к воротам.

94

Когда они подошли к калитке, Николь с облегчением увидела, что Хлоя ждет их на том же месте.

Матьё вел маму по парку тропинками, о существовании которых она забыла, он двигался в темноте так же уверенно, словно находился в своей комнате. Без него Николь плутала бы между деревьями всю ночь, думая о том, что только что совершила, но так и не нашла бы дорогу.

Они шли быстрым шагом, стремясь скорее прийти к Хлое, которая, должно быть, вся извелась в ожидании. Николь попробовала стянуть на груди порванную рубашку, но ничего не вышло, она завязала ее узлом на животе и теперь тряслась от ночного холода. Ей показалось, что вдруг резко похолодало, или просто раньше она не замечала холода, убегая от погони? А может, это был могильный холод, холод смерти, которая задела ее своим крылом, на которую она обрекла только что живое существо и которая напоминала ей о том, что теперь всегда будет рядом с нею?

Потом они прошли через заросли кустарника и вышли к Хлое. Девочка стояла недалеко от ограды, словно боясь, что, если она подойдет ближе, кто-нибудь схватит ее в темноте. Когда она увидела мать и брата, улыбка осветила ее залитое слезами лицо.

— Мама!

— Хлоя! Все хорошо, не волнуйся.

— А Мартин?

— Он…

— Ты его убила?

Николь вздрогнула. Да, она убила его. Незачем прятаться за словами. А ей очень этого хотелось. Очень хотелось забыть эту ночь и схватку у водопада, забыть лицо Мартина, падающего вниз с клоком ее рубашки в руке, забыть глухой звук, с которым тело разбилось о скалы… Но как объяснить все это ребенку, которому нет еще и десяти лет?

— Не волнуйся, все кончено, — сказала она. — Иди сюда.

Хлоя покачала головой.

— Давай же, — настаивала Николь, — ты можешь войти, он больше не вернется.

— Вернется. Он в парке.

Николь вздохнула. Девочка сжимала руками прутья решетки, словно хватаясь за спасательный круг. Николь поняла, что настаивать бесполезно.

— Очень хорошо. Тогда я пойду к дому, чтобы открыть решетку, и мы уедем отсюда. Хорошо?

Хлоя закивала головой, соглашаясь, и Николь поняла, что приняла единственное решение, на которое могла согласиться ее дочь.

— Никуда не уходите отсюда. Я вернусь через пять минут.

Николь быстрым шагом пошла по направлению к замку. Дойдя до первого поворота аллеи, она поколебалась, но все-таки решила срезать путь через заросли, чтобы выиграть несколько минут. Ведь Мартин мертв. Она ничем больше не рискует.

Очень быстро она заметила, что совершила ошибку. В этой части парка деревья росли редко и можно было не бояться наткнуться на них в темноте, но земля была неровной, она постоянно спотыкалась на бегу и чуть не повредила себе щиколотку. Тогда она пошла шагом, боясь вывихнуть ногу.

В результате она потратила на дорогу больше времени, чем рассчитывала.

Увидев замок, Николь испытала чувство нереальности происходящего. Он так мирно стоял среди леса, словно ничего и не произошло. Как можно представить, что кто-то только что пытался ее убить и труп этого кого-то лежит сейчас на камнях у водопада, там же, где недавно нашли тело Жозефа?

Жозеф. В свете последних событий Николь задавала себе вопросы по поводу его смерти. Был ли это в самом деле несчастный случай, или ее подозрения оправданны и его убил Мартин, как потом убил и детектива?

И как жить с этими мыслями?

Жозеф, конечно, умер из-за них. Как и Норбер Деллюк, к которому она обратилась. Они оба погибли из-за того, что они с Даниелем совершили ошибку, наняв Мартина.

Дрожа от ужаса, Николь быстро прошла вдоль дома, перепрыгивая через ступени, поднялась по лестнице, ведущей к квартире Мартина. Она сжала зубы, заглушая в себе голос, который нашептывал ей, что Мартин не умер, что он ждет ее наверху…

Но никого не было. Мартин был мертв, и она убила его. Дверь «наблюдательного пункта», как называл его Мартин, была распахнута. Он даже не прикрыл ее, уходя. И не выключил свет. Николь обрадовалась, что не придется входить в темноту.

Подавляя страх, Николь вошла в маленькую комнатку. В глубине ее стоял пульт управления. Экраны были включены, и на центральном экране были видны ворота. Дети стояли каждый со своей стороны решетки и держались за руки, с беспокойством вглядываясь в темноту. Горящая фара освещала их.

— Потерпите, я быстро, — сказала Николь вслух.

Она нашла красную кнопку, о которой ей говорил сын. На самом деле это был рычаг, который фиксировался в двух положениях. Сейчас он стоял в позиции «on», Николь перевела его на «off». На экране Матьё и Хлоя одновременно повернули головы и посмотрели на замок решетки, который, щелкнув, открылся. Но сама решетка не открывалась.

Николь выругалась. Когда же это закончится? Радиатор «мерседеса» застрял в прутьях решетки и мешал воротам раскрыться. Ей нужно что-нибудь, чтобы освободить машину.

Николь посмотрела на большой фонарь, стоявший на столе. Включив его, она спустилась по лестнице вниз. Ей не хотелось дольше оставлять детей одних. Они в ужасе от того, что им пришлось пережить. Но выбора у нее не было. Надо освободить машину.

Она повернула за угол и вошла в гараж, направляясь к стеллажу, стоявшему в дальнем углу. Осмотрела инструменты. Увидела молоток, на всякий случай посветила на пол и наткнулась на железный прут около метра длиной. Вот идеальный вариант. Им можно воспользоваться как рычагом, чтобы распрямить кусок покореженного металла.

Запихнув молоток в карман джинсов, Николь подняла прут. Он был очень тяжелым. Как раз то, что нужно. Держа в одной руке прут, а в другой фонарь, Николь быстрым шагом пошла к воротам. Она торопилась поскорее прийти к детям, которые, наверное, уже устали ждать.

95

Хлоя вздрогнула от щелчка открывшегося замка, внезапно раздавшегося в ночной тишине. Маме удалось его разблокировать! Внезапно ей стало лучше. Все будет хорошо. Мама дошла до комнаты наблюдения и сейчас вернется сюда. Она уже устала ждать. Мамы так долго нет. А вдруг Мартин поднимется с камней, выследит ее и схватит по дороге?

Матьё рассказал ей, как все произошло, но, хоть он и уверял сестру, что Мартин разбился при падении, девочке казалось, что он еще бродит где-то в парке.

А маме как раз нужно пройти через заросли, чтобы вернуться к ним.

Ей казалось, что прошло уже несколько часов с тех пор, как мама ушла, хотя она и понимала, что это не так. Но, стоя с Матьё в темноте, ей трудно было поверить, что им ничто больше не угрожает, что Мартин умер и никогда больше не вернется.

Хоть Матьё и сказал, что видел его труп в крови у подножия водопада.

Матьё, который обычно не упускал возможности рассказать сестре какую-нибудь ужасную историю, в деталях описывая, как погибают люди в компьютерных играх или на кассетах, которые он смотрел украдкой от родителей, на этот раз не стал этого делать. Словно вид настоящего трупа настолько поразил его, что отбил всякое желание говорить о крови и резне.

Но Хлоя не видела трупа. Она никак не могла поверить в смерть Мартина. И почти не удивилась, когда вдруг увидела, как он выходит из кустов. Она знала, что так и произойдет.

Она смотрела на него широко открытыми от ужаса глазами. Он приближался к воротам, огромный, все его лицо и одежда были в крови. Нетвердой походкой он подошел к машине.

Он сейчас схватит Матьё. Надо, чтобы брат пролез через решетку к ней, тогда он будет в безопасности… Она должна его предупредить. Надо ему сказать. Сказать, что Мартин сзади, что он протянул руку, чтобы схватить его…

Матьё увидел ее застывший от ужаса взгляд, открытый в безмолвном крике рот.

— Что с… — Он вздрогнул, когда ему на шею легла рука, закричал, но пальцы Мартина сдавили ему горло. Он отбивался, но, даже раненный, Мартин был сильнее.

Хлоя стояла в оцепенении. Прижавшись к ледяным прутьям решетки, она пристально смотрела на этого человека, и, когда он остановил на ней свой взгляд, ей показалось, что она падает в бездонный колодец. Черный колодец, где царят безумие и ненависть.

— Иди сюда, — приказал он.

Нет. Она не хочет. За решеткой она в безопасности. Пока она здесь, ей ничто не угрожает.

— Иди, или я сейчас сверну твоему брату шею, как курице!

Матьё хотел возразить, но Мартин сжал ему шею так, что мальчик застонал от боли.

— Иди! Сейчас же!

Хлоя не могла стоять и смотреть, как у нее на глазах убивают брата. Плача, она пролезла в отверстие, влезла на капот «мерседеса». Когда девочка оказалась рядом с ними, Мартин выпустил Матьё и схватил ее. Она была такой худенькой, что он одной рукой мог обхватить ее шею. Матьё не двигался.

— Ты лезь в машину и сиди там.

Матьё послушался, Мартин сжал Хлое шею, так что она едва могла дышать.

— А теперь дождемся прихода вашей матери.

96

Почувствовав колотье в боку, Николь слегка сбавила шаг. Она уже приближалась к последнему повороту. На этот раз, наученная горьким опытом, она пошла по аллее. Даже с фонарем в руках по неровной кочковатой земле она дошла бы гораздо медленнее.

— Я иду! — крикнула она, подходя.

Дети не ответили, но она не обратила на это внимания. Наконец-то кошмар закончится. Она повернула… и застыла на месте.

Единственная фара «мерседеса» освещала дорогу с наружной стороны решетки, прутья которой белели в темноте. На фоне черной массы машины возвышался силуэт. Мартин смотрел на нее.

— Подойди, — сказал он.

Николь увидела, что он держит Хлою, и почувствовала, как ее сковал холод. Только сейчас ей стало ясно, что такое страх. Она поняла, что та тревога, которую она испытывала, убегая от него по лесу, ничто в сравнении с тем ужасом, который охватил ее, когда она представила, что он сейчас сделает с ее дочерью, с ее сыном… Матьё! Где Матьё?

Внутри машины шевельнулась тень. Матьё жив. Мартин закрыл его в машине, чтобы он не убежал. Но у него Хлоя. Значит, они все в ловушке.

Что она могла сделать?

— Подойди!

Она покорно пошла вперед, зная, что проиграла. Они во власти этого сумасшедшего.

— Отпустите их, — попросила она. — Я сделаю все, что вы хотите…

Мартин зловеще рассмеялся:

— Конечно, ты сделаешь все, что я хочу. Уже слишком поздно. Ты упустила свою удачу. Подойди ко мне. И брось то, что у тебя в руках.

Николь увидела, что все еще держит в руках стальной прут. Она колебалась. Что, если бросить прут ему в голову? Она слишком далеко от него, не умеет этого делать и может поранить девочку. Но есть ли у нее выбор? Словно прочтя ее мысли, Мартин сильнее сжал Хлое шею, девочка ойкнула.

— Брось это!

Пальцы Николь разжались сами собой, и металлический прут со звоном упал на землю.

— Фонарь тоже.

Она выпустила лампу, та разбилась, упав на землю. Свет погас, и только фара освещала всю сцену.

— Хорошо. Теперь подойди.

Николь почувствовала, что идет к палачу, как автомат, хотя ноги у нее и подгибались. Она шла, зная, что каждый шаг приближает всех троих к неминуемой смерти.

Мартин смотрел на нее с блаженной улыбкой на губах. Улыбкой сумасшедшего.

Правой рукой он держал Хлою, левая без движения висела вдоль тела. Она была сломана. Одна сломанная рука после падения с такой высоты! Николь поразилась подобной несправедливости. Каждый день десятки людей погибают, упав с тротуара, а этот человек встал на ноги после падения на камни с десятиметровой скалы. И лишь сломал себе руку.

Как можно поверить в такое? Может, он и не человек вовсе, а одно из тех непобедимых чудовищ, с которыми Матьё сражался на своем компьютере?

Но нет. Они же не в виртуальной реальности. Мартин — такой же человек, как и они. Его можно ранить, можно убить. Даже если он необыкновенно удачлив и обладает удивительной способностью быстро восстанавливать свои силы.

Внезапно Николь пожалела, что не прикончила его, когда была такая возможность. В это мгновение, когда под угрозой оказалась жизнь детей, она ощутила прилив сильнейшей ненависти и напрочь забыла все угрызения совести, которые испытывала, возвращаясь с водопада в уверенности, что убила Мартина. Она не понимала, как могла испытывать к нему жалость. И если бы у нее была возможность повернуть время вспять, она охотно добила бы его, чтобы покончить с ним раз и навсегда.

Но сейчас поздно. У нее был шанс, но она им не воспользовалась. Теперь ей предстоит заплатить за это. Им предстоит. Всем троим.

Она подошла к Мартину. Их разделяло каких-нибудь два метра. Он улыбнулся ей, и она поняла, что сейчас он убьет Хлою, прямо у нее на глазах, чтобы наказать ее. Она хотела закричать, но не успела.

Раздался звонок, от которого оба вздрогнули. Рефлекторно Мартин выпустил Хлою и здоровой рукой потянулся за телефоном, прикрепленным на поясе.

— Беги! — закричала Николь дочери.

Хлою не понадобилось просить дважды. Она ринулась прочь от Мартина, который слишком поздно сообразил, что натворил.

Он повернулся к Николь, яростная усмешка исказила его лицо. Он хотел схватить ее, но Николь вырвала из кармана молоток и нанесла ему удар по голове.

Металлический набалдашник со зловещим хрустом вошел в череп Мартина. Он пошатнулся. Не давая ему опомниться, Николь ударила еще и еще раз.

Он упал на колени, подняв руку, чтобы защититься.

Не испытывая ни капли жалости к этому человеку, который минуту назад хотел убить ее дочь, Николь нанесла новый удар.

При каждом ударе брызгала кровь, но Мартин не падал. Он стоял на коленях, стараясь отбиться от сыпавшихся на него ударов…

Наконец он повалился назад, и Николь склонилась над ним, подняв молоток над головой, собираясь прикончить его.

— Мама!

Она застыла в этом положении, сжав зубы, чтобы сдержаться…

Матьё подбежал к ней, в руках у него был мобильный телефон, который он нашел в машине.

— Мама, остановись.

Медленно она опустила молоток.

Мартин еще дышал. Удивительно, что он был еще жив после всех тех ударов, которые она ему нанесла. Но кажется, подняться он уже не сможет.

Матьё положил ладонь ей на плечо, и она прислонилась спиной к машине.

— Не двигайся, или я тебя прикончу! — прокричала она свирепым голосом, обращаясь к неподвижно лежавшему перед ней телу.

Она повернула голову. Хлоя шла к ней. Девочка подняла с земли металлический прут и держала его, как бейсбольную биту, готовая ударить Мартина, если тот только шевельнется.

Николь вздохнула. Смогут ли дети забыть этот кошмар? Она вновь почувствовала прилив ненависти к этому человеку и пожалела, что не убила его.

Но смогли бы дети жить с воспоминанием о том, как их мать добивает кого-то ударами молотка у них на глазах? Даже если она делает это для их защиты? Николь предпочитала не знать ответа на этот вопрос. Она взяла телефон из рук сына, телефон, с помощью которого Матьё спас им жизнь. Она взъерошила ему волосы и улыбнулась, мальчик обнял ее, как давно уже не делал этого. Хлоя прижалась с другой стороны, и Николь задохнулась в их объятиях. Гладя Хлою по голове кончиками пальцев — она никак не решалась выпустить из рук окровавленный молоток, — она набрала на телефоне номер службы спасения.


home | my bookshelf | | Цена тревоги |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу