Book: Звездная магия



Николай Чугунов

Звездная магия

Per aspera ad astra – 1

Название: Звездная магия

Автор: Николай Чугунов

Издательство: Самиздат

Страниц: 650

Год издания: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Будьте осторожнее с проклятиями — они могут сбыться. И вот бредут по чужому миру двое случайных попутчиков в поисках пути домой. Только вот они еще не знают, насколько этот мир чужой...

Николай Чугунов

Звездная магия

Роман

Пролог. Добро пожаловать

Этот замок всегда вызывал у него отвращение: голые каменные стены, на которых не рос даже мох, приземистые башни с узкими щелями бойниц, откуда изредка посверкивало красным, и глубокий ров, до половины засыпанный разномастными костями. Впрочем, делать было нечего — владелец замка высоко ценил пунктуальность поставщиков.

На рукав «выходной» куртки, пошитой из лучшей уланской шерсти, упала липкая капля. Гарин Орт-Таллар, хозяин лучшего стекольного завода в округе, поднял взгляд и оцепенел — прямо над воротами висела клеть, в которой ворочалось что-то живое.

Приглядевшись, гном понял — это «что-то» когда-то было человеком, и, судя по массивной золотой цепи, болтавшейся на тощей шее, купцом первой гильдии. Похоже, слухи не врали — некромант и впрямь не церемонился с «нарушителями».

Тонкий батистовый платок лишь сделал пятно еще заметнее. Гарин с болью подумал, сколько марок придется отдать за перешивку, и в который раз поклялся себе не форсить на встречах с колдунами.

Тело в клети зашевелилось, украсив безнадежно испорченную куртку еще десятком вонючих клякс.

— Зараза! — громко возвестил гном, не в силах сдерживать наплыв чувств.

— Это вы мне? — раздался откуда-то сбоку знакомый голос. Гарин кинул туда быстрый взгляд и похолодел — у боковой калитки стоял некромант собственной персоной. Похоже, он только что вернулся с прогулки — на нем был умеренно заляпанный грязью плащ, высокие ботфорты, а у ног лежал мешок с лямками, набитый чем-то угловатым.

— Ой, нет… — гном почувствовал, как язык от страха буквально прилипает к нёбу. — Просто, понимаете…

Некромант коротко усмехнулся.

— Вы сегодня удивительно пунктуальны, Гарин. Ставьте ваш караван на разгрузку — у Девичьей башни, как обычно. Покажете Игорю, где что лежит, а потом извольте зайти ко мне. Если вы, конечно, не торопитесь.

— Да какое там… — гном махнул рукой. — Вон сколько товара привез — хорошо, если за ночь разгрузить управитесь.

— Много товара, — это хорошо, — задумчиво отозвался некромант. — Впрочем, не буду вас задерживать. Эй, на воротах! Не спим.

Массивные створки ворот бесшумно распахнулись во всю ширь, открывая проход.

— Значит, как разберетесь с Игорем — прошу ко мне.

* * *

Гном первый раз был в покоях некроманта, и ему уже тут не нравилось. Против ожидания, чародей жил довольно скромно: простая кровать под балдахином, камин и прочные столы, сколоченные из толстенных досок — ни золотых курильниц, ни полуобнаженных дев — ничего такого, чем любили блеснуть прочие маги. Впрочем, некроманты всегда стояли наособицу.

— Да, пустовато, — некромант заметил недоумение гнома. — Да вы присаживайтесь.

Он, ничуть не стесняясь гостя, повесил плащ на железный крюк в стене, и принялся переодеваться. Гарин с несказанным удивлением воззрился на бледную спину чародея, исчирканную добрым десятком шрамов.

Оставшись нагишом, чародей схватил всю свою одежду в охапку и бросил ее в камин.

— Смело, — выдавил из себя гном. — Но расточительно.

Одежда, казалось, была сделана из пороха — вспыхнув, она моментально превратилась в клуб дыма, не оставив после себя даже пепла.

— Пустяки, — махнул рукой чародей. Гарин, не веря своим глазам, уставился на долговязую фигуру — колдун снова был одет — в точно такую же серую рубашку и черные суконные штаны, как и те, что минуту назад отправились в огонь. — Безопасность — куда важнее. Впрочем, к делу. Скажите, вы хоть раз задавали себе вопрос — для чего мне требовалось так много оборудования?

Гарин, подумав, покивал. Он, конечно, никогда не интересовался целями заказчика — главное, чтобы сроки заказов были пристойными, да оплата соответствовала. Но в голосе чародея слышалось такое нетерпение, что гном решил согласиться — для собственной безопасности.

— Сегодня на рассвете, когда взошла Утренняя звезда, на Девичьей башне трижды пропел дрозд — и я понял: сегодня меня ждет великий день. Я очень, очень доволен вашим своевременным прибытием, Гарин. Уже много лет я пытался сделать одну вещь… — некромант принялся нетерпеливо расхаживать по комнате. — Вам, как торговцу, чело… — чародей смущенно кашлянул, — то есть, гному, который постоянно путешествует, будет особенно интересно.

— Да, несомненно. — вежливо согласился гном. На самом деле сейчас ему было интересно только одно — сможет ли он выбраться из замка живым, и если сможет — то когда и в каком состоянии.

— Думаю, Игорь уже закончил… — некромант, выглянув в окно, глянул на неспешно ползущую по небу луну. — Прошу следовать за мной, время дорого.

* * *

Никогда в жизни Гарин не надеялся попасть в лабораторию колдуна в качестве экскурсанта, а не подопытного. Впрочем, зная суровый нрав хозяина, он морально приготовился, что все может измениться в любой момент.

— Все готово, — прошипел Игорь, вертлявый горбун, похожий на персонаж из какого-то ужасного сна. Впрочем, сама лаборатория отлично воплощала худшие из известных гному кошмаров. Отовсюду слышались стоны вперемешку с неразборчивыми проклятиями, свет факелов моргал, то почти угасая, то разгораясь так, что становилось больно смотреть, а в боковых коридорах копошились какие-то изломанные фигурки.

— Надо бы прибрать здесь, — равнодушно отозвался некромант.

— Будет сделано.

— Гарин, где вы там? Не отставайте, вам тут одному небезопасно.

Гном ошалело покивал, не в силах оторвать взгляд от странного создания, идущего по его следам. Самой заметной чертой на его лице были огромные глаза — похоже, существо никогда не видело света сильнее факела.

— Это результаты моих давешних экспериментов, — поморщившись, пояснил некромант. Он повел ладонью, и тварь, коротко пискнув, упала замертво. — Надо бы вычистить, да все никак руки не дойдут. Не отставайте — на меня они не нападут, а на вас — могут попытаться.

* * *

В центре зала сияла мягким светом пятилучевая звезда. Приглядевшись, гном едва сдержал завистливый вздох — судя по цвету крохотных брусочков, из которых состояли линии, некромант выложил звезду настоящим золотом.

В углах пентаграммы тлели невообразимо вонючие кучки какого-то порошка. Смрад, который они издавали, больше всего напоминал запах подожженной помойки. Некромант взял из рук Игоря резной костяной жезл, который в прошлой жизни явно был чьей-то берцовой костью, и одним прыжком вскочил в центр звезды.

— Что ж, начнем, пожалуй.

Чадящие кучки полыхнули ярко-синим пламенем, и помещение наполнил низкий гул. Гном завороженно следил, как, повинуясь жестам жезла, начинают светиться знаки сперва на внешнем, потом на внутреннем контуре пентаграммы. Под конец гудение стало совершенно невыносимым, и гном с оханьем присел на корточки, зажимая уши.

Вдруг разом все стихло, и на Гарина повеяло морским бризом. Он недоуменно выпрямился, опуская руки — прямо перед ним, буквально в каком-нибудь метре, висел туманный круг, из которого дул самый настоящий морской ветер.

— Получилось! Получилось, Провал нас забери! — донесся до гнома торжествующий вопль некроманта.

Гарин хотел уточнить, что именно получилось, но не успел: круг разлетелся блестящими брызгами, ослепив гнома, а когда тот все-таки обрел способность видеть, вокруг не оказалось ничего. Ничего, кроме пустынного пляжа, моря, в которое медленно опускалось кровавое солнце, пары чаек, неторопливо семенящих вдоль линии прибоя, и тела некроманта неподалеку.

Глава 1. Недостойное поведение

— Есть хочется, — осторожно заметил гном, с тоской наблюдая за некромантом. Перенос странным образом подействовал на чародея — он моментально утратил всю свою серьезность, и уже пятый час ходил по берегу моря, тыкая в песок подобранной в прибое палкой. — Кстати, как тебя звать-то?

— Не помню, — отозвался некромант, остановившись на секунду. — В свое время я потратил на это немало времени и сил.

— Как можно забыть свое имя? Не понимаю.

— Легко, — колдун пожал плечами, словно это само собой разумелось. — Если уж решаешь заняться чародейством всерьез, первое, что делаешь — прячешь подальше свое истинное имя. — Некромант мечтательно улыбнулся. — Сколько чудных вещей можно с ним сотворить — ты себе не представляешь… Ладно, хватит прохлаждаться — нам нужно в ближайший город. Если считать ту сторону, где село солнце, западом, а то, что налево от нее — югом, то нам — на северо-восток.

— Есть хочется, — уныло буркнул гном. Желудок, привыкший к обильному ужину, отчаянно ныл.

— Какие же вы, смертные, примитивные, — вздохнул Ородил. — Оковы плоти для вас намного сильнее силы духа. — Он замолчал на минуту. — Впрочем, похоже, я и сам проголодался. Надо же…

* * *

Впервые с момента переноса жизнь начала обретать розовый оттенок — на сытый желудок даже холодный песок и пронзительный ветерок с моря казались вполне сносными.

— Когда домой?

Некромант не ответил, продолжая задумчиво теребить в руках то, что на вкус ощущалось как мясо, но выглядело натуральным булыжником.

— Эй!

— А? — чародей вскинулся, вырываясь из задумчивости.

— Когда домой-то?

Колдун пожал плечами.

— Ничего не могу сказать определенного. Это определенно другой мир, со своими законами. Ничего сложнее бытовых чар тут не работает — да и те… — он с размаху отправил «мясной камень» в море. — Это должно было стать курицей.

— Больше похоже на телятину. Вымоченную в меттинском вине и натертую чесноком.

— Не ел, — отрезал некромант. — Это должно было стать курицей! Если в таких вещах я не могу гарантировать результата — что говорить о более сложных?

— То есть, мы пока застряли здесь, — мрачно заключил гном.

— Пока мне не удастся понять, как устроен этот мир — да. Но не волнуйся, вряд ли на это уйдет больше века.

* * *

На закате следующего дня путники вышли на окраину города.

— Странная архитектура, — гном подозрительно воззрился на многоэтажные дома, покрытые многолетним слоем грязи. — Такое ощущение, что тут живут весьма влиятельные свиньи.

— Почему ты так решил? — некромант откровенно наслаждался.

— Дома-то весьма недешевые, а? Смотри — по четыре, по пять этажей! Уйму денег стоят наверняка. Только вот неухоженные.

— А с чего ты, милый друг, взял, что это вообще богатый район?

— Ну, на трущобы определенно непохоже, — фыркнул Гарин.

— А это и есть — трущобы. Местные трущобы, понимаешь?

Гном задумался.

— Нет. Категорически не понимаю. Трущоба — это халупы из наворованных досок, но никак не камень. Ты гляди, стены какие ровные! — гном ткнул пальцем в ближайшую многоэтажку. — Явно профессионалы сработали. Даже в ратуше такого нет.

Чародей вздохнул.

— Ну, как знаешь, переубеждать не хочу. Скоро сам все увидишь.

* * *

Ночлежка, в которой остановились путешественники, оказалась на удивление приличной — для трущоб, разумеется. В номере-люкс, который приглянулся некроманту, имелась даже крохотная кухонька, пусть и изгаженная до невозможности. Заходящее солнце безжалостно подсвечивало всю скудость обстановки, давая некроманту лишний повод поторговаться.

— Сойдет, — величаво заключил некромант, на скорую руку создавая иллюзию кипы потрепанных купюр. К счастью, разум хозяина отменно поддавался простенькому заклинанию очарования, что позволяло изрядно сэкономить на «квартплате». — Вы свободны.

— Мы пришли в сумасшедший птичник, — буркнул гном, стоило закрыться двери. — Все, как у моей кузины на ферме — крохотные клетки и отовсюду чириканье. Да в любом трактире поприличнее будет.

— Гномы-птицеводы? — некромант искренне удивился. — Впервые об этом слышу.

— Камни есть не будешь, — наставительно отозвался Гарин. — Вполне уважаемая профессия, между прочим. Но, к слову — как ты разобрался во всей этой тарабарщине? Я, конечно, не полиглот — знаю немного Высокую речь, рунный говор, Маре-спелл и еще парочку наречий, но тут — вообще ничего знакомого.

— Разумеется, — некромант, казалось, начал терять терпение. — Это же другой мир — было бы странно, если б тут говорили по-нашему.

— Но ты-то справился!

— Ничего сложного, — чародей махнул рукой. — Просто покопался в мозгах у этого типа, и всего дел. Кстати, сделай уборку, а?

— Почему именно я? — опасливо осведомился гном, медленно отходя в дальний угол комнаты. Амулет на груди стал обжигающе-холодным — похоже, он не утратил своих функций даже здесь. — И прекрати колдовать!

— Как скажешь, — некромант прищелкнул пальцами, и семилучевая звезда, зависшая в воздухе напротив гнома, погасла без следа. — Если ты предпочитаешь спать с клопами…

— Ты меня пытался заколдовать!

— Да? — делано удивился колдун. — Наверно, опять что-то не сработало.

— Разумеется, — язвительность в голосе Гарина можно было буквально потрогать.

— Ладно, — некромант присел на продавленную тахту, под которой тут же что-то ожесточенно заскреблось. — Давай сделаем так — ты сделаешь тут уборку, а я за это научу тебя местным языкам — все, что успею освоить.

— Клятву Аралека-птицеголового дашь?

Чародей поморщился.

— Тебе никто не говорил, что ты излишне подозрителен?

— Так дашь или нет?

— Дам. Уговор?

— Тогда уговор.

* * *

Некромант гулял почти до полуночи, беззастенчиво копаясь в головах прохожих. К концу прогулки он успел выучить три языка и около десятка диалектов, а всяких скабрезных, непристойных и прочих табуированных выражений — вовсе без счета. Он не ошибся — судьба завела путешественников в самое сердце трущоб.

Впрочем, была от этой прогулки и другая польза. Некромант имел одну слабость, о которой никому никогда не распространялся: он верил в приметы. И сейчас, бродя по мрачным улицам, он искал «знаки судьбы», которые могли указать ему дальнейший путь.

Увы, этот мир оказался скуп на знамения. Единственное, что ухитрился заметить некромант — это парочку птиц, отчаянно похожих на сов, которые улетели на северо-северо-запад при его приближении. Толкование этому было только одно — вскоре ему с гномом придется покинуть это место, и в их новой обители будет отчаянно холодно.

* * *

В номере стояла непроглядная тьма. Сперва чародей подумал, что к ним уже успели заявиться грабители, но, заметив вполне живого гнома, тут же успокоился.

— Я все сделал, — крайне сухим тоном отозвался Гарин. — Хоть это было и непросто. Сходи за лампой, что ли? Хозяин, сквалыга эдакий, ни одной в номере не оставил. Я везде смотрел.

— А, — коротко отозвался некромант. — Совсем забыл.

Он резко махнул рукой напротив помаргивающей лампочки на косяке, и комната осветилась.

— Не понял… — недоуменно протянул гном. — Дай, я.

Свет послушно погас, чтобы через секунду вспыхнуть вновь.

— Система, — уважительно хмыкнул Гарин. — Так, а теперь другой вопрос — зачем тут кладовка с окнами?

— Это кухня, — некромант едва заметно улыбнулся. — У них так принято. Плита, еще одна плита и ледник.

— Ну, с ледником я-то понял. А плиты-то как работают? Куда дрова класть?

— Нет дров. Просто поворачиваешь ручку — и она тут же греет.

— Иди ты.

— Серьезно, — чародей, достав из шкафчика сковородку, с удивлением уставился на собственное отражение. Похоже, такой чистой она не была с момента отливки. — Вот смотри.

Он повернул ручку и поставил пустую посудину на мгновенно заалевшую поверхность. Подождав секунд пять, он кинул на горячий металл пару зернышек нур-нур, неизвестно как оказавшихся в кармане его плаща. Те, зашипев, хлопнули, развернувшись в пушистые бублики с очень нежной мякотью.

— Убедился? — некромант аккуратно подцепил один из бубликов ногтем. — Ешь.

— Я верю.

— Это моя доля уговора. Я же обещал.

— Эликсиры же жидкие.

— Это всего лишь вопрос формы. Это как раз то, что я обещал, и оно не причинит тебе вреда. Клянусь Аралеком-птицеголовым.

* * *

Утром некроманта разбудило довольно немелодичное пение пополам с шуршанием и позвякиванием. Повернувшись на бок, чародей открыл глаза и оцепенел: на койке напротив восседал донельзя довольный гном и раскладывал на грязновато-сером покрывале пасьянс. В роли карт выступали купюры разного достоинства — точь-в-точь как та иллюзия, которую колдун всучил вчера хозяину притона. Впрочем, эти были настоящими.

— Ограбил кого-то?

— Выиграл.

— Это как? — некромант впервые за много лет почувствовал, что чего-то не понимает.

— По утру пошел прогуляться. Ну, — гном попытался покраснеть, — до ветру, то есть. Никакой цивилизации в этом плане — только через три квартала мало-мальски густые кусты нашел — не в переулке же… В общем, выбрался оттуда, и вижу — на углу толпа, а от них буквально несет денежным духом. Ну, подошел. И вот, — Гарин, расплывшись от удовольствия, показал на кучку купюр.



— Во что играли-то?

— В «три орешка», — беспечно заявил гном. — А ты говорил — другой мир, другой мир. Жулят тут точно так же.

— Мне становится все интереснее, — некромант сел на тахте, вперив внимательный взгляд в гнома. — Мне говорили, что в «три орешка» выиграть невозможно.

— Разумеется, — пожал плечами гном. — Если играют грамотно. Только тут каталы совсем обленились — они мне позволили трогать стаканчики!

Чародей фыркнул, не в силах сдержать смех. Тонкость мошенничества в «трех орешках» требовала от ведущего крайне быстрой реакции — чтоб ни эльфы, ни гномы просто не успели заметить, куда укатилось ядрышко. Позволить гному трогать стаканчики было верхом идиотизма — существу, которое умеет на ощупь определять, куда пошла жила, ничего не стоило «увидеть» шарик сквозь тонюсенький стаканчик, а увидев — «приклеить» к столу на десяток секунд.

— Ты еще скажи, что они тебя так просто отпустили.

— Ну, не так просто, — гном извлек из-за пазухи увесистый кастет. — В первом же переулке попытались «поговорить по душам».

— В первом переулке, говоришь? — некромант снова впал в странную задумчивость. — А снова найти это место сможешь?

Гном, сразу как-то увянув, беспокойно заерзал.

— Наверно, нет.

— Не юли, мой друг, — некромант неуловимо быстрым движением пересел на койку гнома. — Мне нужна твоя помощь. Очень. Надеюсь, ты понимаешь?

— Понимаю, — Гарина бросило в холодный пот. Он догадался, зачем некроманту живые, но уже неспособные сопротивляться люди.

— Вот и отлично. Идем сразу же.

* * *

С точки зрения некроманта, прогулка удалась на славу. С точки зрения гнома — лучше бы он нарисовал карту: по крайней мере, не пришлось бы слышать истошные вопли из переулка. Впрочем, прочим жителям, похоже, оказалось глубоко наплевать и на некроманта, и на гнома, и на неудачливых катал — лишь бы их оставили в покое.

— Не дуйся, милый друг, — чародей заметил неважнецкое настроение товарища. — К слову — зачем ты кустики-то утром искал?

— Это может у тебя в организме — безотходное производство, — буркнул Гарин. — У меня, знаешь, как-то…

— Извини, забыл сказать, — колдун широко улыбнулся. — Думал утром тебя просветить, ну да ладно.

Он взял гнома за руку и втолкнул в крохотную каморку, где из стены выдавалась крохотная раковина, а большую часть места на полу занимала внушительная белая конструкция в форме овальной чаши.

— Это что? — непонимающе поинтересовался Гарин.

— Это — для отходов, — коротко пояснил некромант. — Показать, как работает?

* * *

Капитан Киркс был весьма недоволен. Он впервые встречал луну трезвым — кабачок Биггса, последняя надежная пристань в Марта-сити, сегодня отказался наливать ему в кредит. Впрочем, справедливости ради стоило признать — за те десять лет, которые капитан провел в этом городке, его долги могли поспорить с бюджетом небольшой страны.

— Мерзавцы! — голова отчаянно ныла, готовясь к великому похмелью. — Обидеть старого человека…

Киркс лукавил — в прошлом месяце ему стукнуло сорок пять, но странный каприз природы наделил его внешностью пухлого краснощекого старичка, которому все давали не меньше семидесяти. Обычно это здорово помогало — особенно если надо было смыться из гостиницы, не заплатив, или перехватить деньжат в долг. Но сейчас, похоже, фортуна крепко обиделась на капитана — уже неделю у него не было ни крошки во рту. А сейчас он лишился последнего источника пропитания.

— А, старина Киркс? — эта компания, притаившаяся в неприметном переулке, определенно кого-то ждала. Капитан вгляделся в главаря и побледнел, насколько это ему позволили румяные щеки.

— Дерек?

— Ты меня узнал, — патетически заломил руки главарь. Подручные послушно захихикали. — Не быть мне богатым. Впрочем, к лешему богатство. Верни мне должок, и мы расстанемся счастливыми.

— Дерек… — капитан решил начать издалека, попутно прикидывая, как бы поудобнее дать деру.

— Ты меня огорчаешь, — банда слаженно развернулась полукругом, медленно, но верно тесня Киркса к стене. — Придется тебя…

— Я не могу согласиться с твоими методами, — из-за угла вывернула странная парочка — тощий человек, закутанный в черный плащ, и чрезвычайно коренастый карлик. — Я бы и так уговорил липача сбросить цену.

Странная парочка замерла, наткнувшись на мускулистые спины подручных.

— Нельзя ли посторониться? — пробасил карлик.

— Нельзя, — буркнул бандит. — Вали пока цел, коротышка.

Карлик набычился, и бандит втайне обрадовался предстоящей драке — вряд ли капитана хватит на всех. Он покосился на главаря — тот, похоже, был всецело увлечен разговором с Кирксом, а, значит, не возражал.

— Прошу прощения, а когда вы родились?

Вопрос оказался настолько неожиданным, что на миг бандит даже растерялся. Спрашивал дохляк, закутанный в черное, и, судя по тону, он ничуть не издевался.

— Уточню вопрос, — бархатистый голос тощего, казалось, обволакивал и зачаровывал. Голова бандита стала неожиданно легкой, а все мысли, сверкнув радугой, разлетелись, как испуганные рыбки. — В каком времени года это было?

— Джок! Джока гипнотизируют!

Дерек, схватив Киркса за грудки, повернулся к новоприбывшим и оторопел: половина его банды валялась на мостовой без сознания, а остальные бандиты едва слышно стонали, держась руками за головы. Глаза дохляка переливались рубиновым светом, а от протянутых вперед рук струилось фиолетовое сияние.

— Эй, ты! — Главарь, толкнув капитана в густые заросли крапивики, выхватил из-за пазухи «последний аргумент» — офицерский бластер. Пока что эта штучка ни разу его не подводила — но не на этот раз. Коротышка, до сих пор стоявший неподвижно, со скоростью молнии метнулся к Дереку и изо всех сил врезал поддых.

* * *

Кусты оказались чрезвычайно неприятными на ощупь — Киркса словно ожгло кипятком. Дыхание на миг перехватило, а тело начало безумно чесаться.

— Гадость, гадость, гадость, — зашипел капитан, пытаясь выбраться из зарослей. Увы, получалось с трудом — всюду были только шуршащие игольчатые кусты. — Гадость!

Кусты зашуршали еще сильнее, и Киркс почувствовал, как его тянут за шиворот — прямо по колючим стеблям. Снова накатила боль — теперь капитану показалось, что его режут на кусочки тысячей бритв, и он потерял сознание.

Открыв глаза, Киркс сразу же уткнулся взглядом в голову Дерека. Та, с остекленевшим взглядом, стояла прямо в центре восьмилучевой звезды, нарисованной, похоже, кровью.

— Это мы удачно зашли, — послышался смутно знакомый голос. Капитан перекатился на бок — говорил тот самый дохляк, который заявился в переулок сразу перед началом кошмара. Он был раздет до подштанников, а в руках держал перепачканный чем-то нож.

Капитана затошнило — он вспомнил крайне нехорошие слухи про Полуночника.

«Вот это я попал…» — оцепенело шевельнулась в голове Киркса одинокая мысль.

Слухи про Полуночника ходили в Марта-сити уже с месяц. Почти каждое утро в переулках находили зверски выпотрошенные трупы, причем полицейские медики в один голос утверждали: в момент истязаний жертвы были еще живы. Городской магистрат уже третий раз повышал награду за любые сведения о маньяке — но все тщетно.

Киркс, зажмурив глаза, принялся медленно отползать от жуткой парочки, пока его спина не уперлась во что-то жгучее. Приоткрыв один глаз, капитан понял: теперь он уж точно никуда от Полуночника не денется — отступая, Киркс ухитрился влезть прямо в заросли крапивики, откуда его только что вытащили. Теперь не то что убежать — даже отойти не получится.

Тощий тем временем выудил из внутреннего кармана плаща крохотную книжечку.

— Какое сегодня число?

Карлик, прищурившись, глянул на луну, которая уже едва виднелась из-за крыш.

— Час ночи. То есть, уже завтра.

Дохляк глубокомысленно хмыкнул. Карандашик быстро запрыгал по страницам.

— Отлично. Думаю, со сферой воды мы закончили.

— Приятно слышать, — буркнул коротышка. — Я как-то привык спать по ночам, знаешь ли.

— Если так, то вынужден тебя огорчить — дохляк пожал плечами. — Мои ритуалы требуют света звезд.

— Так что, нам и дальше по ночам шастать? Ой, заловят нас, и твои чары не помогут.

— Помогут, — тощий, пошатываясь, отошел к тротуару и принялся одеваться.

— А свидетель-то, между прочим, убегает.

— Стоять, — Киркс почувствовал, как его ноги стали ватными, а голова разом очистилась от всех мыслей. — Иди сюда. Как тебя звать, чудо?

— Киркс. Капитан Киркс.

— Капитан, значит…

Дохляк опустил руку, и Киркс вздрогнул, разом освобождаясь от странной власти.

— Я думаю, тебе не стоит бояться.

— Ты… Полуночник!

— Да, — тощий пожал плечами, словно речь шла об очевидном.

— Это отвратительно, — капитан бросил косой взгляд на груду трупов поодаль.

— Они хотели тебя убить, а ты их защищаешь. Я один вижу нелогичность?

Капитана бурно вырвало.

— Думаю, нам стоит убраться отсюда, — нервно сказал коротышка.

— Разумно, — белый костлявый палец снова уперся в грудь Кирксу, лишая того воли. — Пойдешь с нами, капитан.

* * *

Кабачок «У Джо» никогда не входил у капитана Киркса в число любимых — здесь ему не наливали в кредит. Сейчас это обернулось преимуществом — никто не жаждал увести «старину Кэпа» в заднюю комнату на принудительный массаж печени из-за трижды просроченных долгов или чего похлеще.

— Ты веришь в приметы, капитан? — задумчиво спросил некромант.

— А должен? — оцепенение сменилось истерическим возбуждением — Киркс едва мог усидеть на жесткой лавке.

— Я — верю, — колдун попытался откинуться на спинку стула, но чуть не свалился на пол — та оказалась сделана из бумаги. — Это было достаточно подло. Надо запомнить. Так о чем мы говорили?

— О приметах, — буркнул гном. Пиво в этом заведении оказалось лишь слегка разбавленным, и Гарин решил счесть кабачок приемлемым.

— Да. Не буду касаться подробностей, но уже месяц я ищу знаки — и нахожу их.

— Еще бы — на каждом перекрестке полно.

— Не только, — некромант глянул в глаза капитану, и тому отчаянно не понравился взгляд чародея — колючий, пытливый и немного безумный. — Хотя они тоже сообщили немало полезного. В общем, все указывает на тебя. Именно ты — тот человек, который поможет мне в изысканиях.

— Как Дерек? — капитан нервно хохотнул. Перед его внутренним взором снова появилась голова бандита в центре кровавой звезды.

— Продуктивнее, — коротко отозвался некромант. — Ты — капитан. Ты укажешь мне путь. — помолчав, чародей смущенно добавил. — Впрочем, я в небольшом затруднении. Все расчеты указывают — мне предстоит достигнуть одной из звезд. Даже известные мне демоны не в силах сотворить такое.

— Звезд… — вздохнул капитан. Алкоголь постепенно стал действовать, и Киркс начал погружаться в привычное пьяное спокойствие. — Это вряд ли. Профсоюз не велит.

— Это какой-то ваш бог? — деловито поинтересовался некромант.

— В каком-то роде, — кисло скривился капитан.

* * *

— То есть люди платят, чтобы кто-то решал, сколько им будут платить, где им работать, и все такое прочее?

— Вроде как, — капитан, покачиваясь, привалился к двери ангара. — Елки, какой же код.

— Два-два-восемь-три-сорок шесть. — невозмутимо отозвался некромант. — Но что такое «пин-код», я не понял.

— Это совершенно неинтересно, — Киркс быстро выстучал код на клавиатуре замка. — Вот она, моя ласточка.

— Какая груда хлама! — совершенно искренне восхитился гном. — Никогда не видел столько железа в одном месте.

— То есть хлам?! — возмутился капитан, оскорбленный до глубины души. — Да это лучший корабль в мире.

— До сих пор я думал, что у нормального корабля должны быть паруса. Ну, или хотя бы весла. А где весла в этой… сковородке?

— Издеваетесь, — капитан, обиженно поджав губы, подошел к обшарпанному диску в глубине ангара. — Залезайте. Сейчас я покажу вам, на что способна эта машинка.

* * *

— Вы пьяны, капитан, — послышался металлический голос. — Согласно параграфу…

— Заткнись, а, — Киркс скривился, словно выпив стакан лимонного сока. — Прошу любить и жаловать — наш кибер-штурман, железная башка — никогда ничего не забывает и постоянно сыплет цифрами. К сожалению, человеком не считается.

— А тебе нужно двое людей.

— Точно. Да только где их взять? Все умные, все зарплату по расценкам профсоюза хотят, и вовремя притом. А где ее взять? Нет экипажа — нет полетов. Нет полетов — нет заказов. Нет заказов — нет денег. Нет денег — нет зарплаты.

— Нет зарплаты — нет экипажа, — закончил некромант. — А мы подойдем?

— Вы не члены профсоюза.

— Это поправимо. Мне так кажется. Мне правильно кажется?

Киркс со вздохом опустился в пилотское кресло.

— Железная башка! Скажи хоть что-нибудь в тему. Что там насчет членства?

— Членство устанавливается согласно заявлению и отсчитывается с момента отсылки заявления. Оплата членских взносов согласно…

— Заткнись, — капитан потряс головой, пытаясь собрать разбежавшиеся мысли. — Железная башка, нам инфотерминал еще не отключили?

— Нет, кусок мяса.

— Отставить. У нас два новых члена экипажа — оформи и подай заявления в профсоюз. И забудь свои дурацкие шуточки. Это приказ!

— Слушаюсь, — впервые в голосе кибер-штурмана прозвучало что-то, похожее на издевку. — Капитан?

— Да, железная башка?

— Из-за системного сбоя утеряна важная часть данных. Прошу разрешения восстановить их с резервной копии.

— Валяй.

— Слушаюсь, — кибер-штурман издал серию щелчков. — Выполнено… кусок мяса.

Впрочем, последние слова были сказаны едва слышным шепотом.

Глава 2. «Она круглая!»

Экран заднего обзора противно мерцал — похоже, снова барахлил выпрямитель бортовой сети. Некромант поерзал, пытаясь устроиться поудобнее, но тщетно — кресло, рассчитанное на карлика-инсектоида, плохо подходило для человека.

— У вас был странный экипаж, капитан. Им было удобно на этих… насестах?

— Вполне… — рассеянно отозвался Киркс. Сейчас все его мысли занимал бортовой компьютер, не видевший нормальной профилактики уже доброе десятилетие. Подписка на антивирус истекла примерно тогда же, и оставалось лишь надеяться, что конструкторы сработали на совесть, предусмотрев невиданную лень и дикое безденежье будущих пользователей.

Чародей, глубоко вздохнув, отстегнул ремень безопасности.

— Куда? — рявкнул капитан. — По переборке размажет!

— Я намерен привести это в человеческий вид, — отчеканил колдун, поднимаясь с решетчатого сиденья. — Это мне вполне по силам. Это займет всего мину…

Продолжить он не успел — Киркс щелкнул чем-то на панели, и на пассажиров навалилась многотонная перегрузка.

— На ор…биту… — прохрипел капитан. — Ускорение шесть!

— Вас понял, — отозвался кибер-штурман, пересаживаясь в капитанское кресло. — Выполняю. Вы уверены?

— Да!!! — попытался яростно заорать капитан, но издал лишь возмущенное пыхтение. — Голову отключу, железная башка…

— Принято, — тяжесть, навалившаяся на пассажиров, несколько спала, но все равно оставалась достаточной, чтобы никто и не подумал двигаться. Впрочем, говорить стало проще.

— Это крайне нелюбезно с твоей стороны, — голос некроманта можно было класть в коктейли вместо льда. — Я думал, мы обо всем договорились.

— Мы не договаривались, чтобы ты переделывал мою пташку прямо в космосе! — прохрипел Киркс. Он уже жалел, что согласился поработать извозчиком у этой странной парочки. — Если ты продырявишь борт, мы за минуту превратимся в мороженое мясо!

— Да?

— Да! — капитан постарался почетче вспомнить тот день, когда механика Биггса засосало в неисправный шлюз. — Ты же можешь читать мысли, так? Вот, ознакомься.

— Действительно, неприятная смерть, — чародей минуту помолчал. — Так отчего он умер, говоришь?

— Задохнулся. А потом уже обледенел. В общем, перед кремацией его пришлось разморозить.

— Ладно, убедил. Но уговор — в первом же порту меняем этот насест на что-нибудь человеческое!

* * *

Небо в этом мире оказалось цвета старой меди — грязно-рыжее с прозеленью.

— Где это мы? — поинтересовался гном.

— Абрадокс. Тут можно перехватить выгодный груз, — пояснил капитан.

— Сперва — мое кресло, — отрезал некромант. После двух суток перелета все тело ломило, и хотелось только одного — вытянуться во весь рост. — Иначе я что-нибудь… сделаю.

— Не надо, — Киркс сглотнул. — Пошли на разборку!

— Разборку?

* * *

Разборкой оказалась колоссальная свалка отживших свое кораблей, до половины засыпанных разнообразным металлических хламом.

— Сокровищница! — глаза гнома сияли. — Сколько железа…

— В основном хлам, — Киркс пренебрежительно пнул носком ботинка ближайшую кучу чего-то блестящего, и та со звоном рассыпалась. — Хотя попадается и кое-что стоящее.

— Например, это? — Гарин протянул капитану ладонь, на которой переливался огоньками крошечный чип.

Киркс присвистнул — гном нашел стабилизатор бортового питания, вещицу не столько редкую, сколько ненадежную, и потому всегда ценную.

— Где нашел?

— В куче, которую ты развалил. На вид ценная.

Капитан воровато оглянулся.

— Есть такое. Карманы глубокие?



Гном, нацепив загадочную улыбочку, пожал плечами.

— Для ценных вещей всегда местечко найдется.

— Тогда не зевай. Что найдем — все наше.

* * *

Под конец экскурсии по разборке багаж путешественников обогатился средней паршивости пилотским креслом, почти новым набором гаечных ключей и доброй сотней мелких, но полезных штучек, обошедшихся Кирксу в целое состояние. Точнее, обошедшихся бы — если бы контролер на выходе их заметил.

— Понятия не имею, для чего все эти штучки, если честно, — гном недоуменно перебирал чипы, контроллеры и блоки памяти, которыми был завален весь стол.

— Сплошь полезные вещи, — капитан с трепетом коснулся деталей, которые следовало бы заменить еще лет двадцать назад. — Сам не понимаю, как это корыто еще летает.

— А говорил — лучший в мире корабль! — язвительно отозвался некромант.

— Так мы ж теперь — одна команда, — пожал плечами Киркс. — Что зря приукрашивать?

— Вы ограбили банк? — в металлическом голосе штурман-кибера явственно сквозило удивление.

— Нет, всего лишь сходили на разборку.

Кибер, издав металлический смешок, схватил со стола крайний чип и вставил его в тестер на груди. Тот, погудев, моргнул зеленым.

— Годен, — заключил кибер и ухватил следующий.

Спустя полчаса все детали были проверены, и лишь три из них оказались дефектными.

— Я не верю, что вы были на разборке. Слишком низкая вероятность одновременного нахождения столь большого количества исправных элементов.

Киркс молча протянул штурману чек.

— Здесь только кресло и набор гаечных ключей.

— Ну, так получилось, — гном безуспешно попытался покраснеть. Он понимал: наверно, ему должно было быть стыдно, но он не видел ничего дурного, чтобы спасти вполне рабочие детальки от бесславной гибели. — Вижу — хорошая вещь зазря пропадает. А потом…

— Бывает, — кибер хихикнул снова. — Если вы хотите ремонта, мне понадобится помощник.

* * *

Кресло пришлось аккурат впору — вдобавок, Кирксу удалось починить режим массажа, отчего чародей несколько размяк.

— Кстати, капитан, а что такое банк? Судя по вашим эмоциям, это место, где водятся деньги.

— Ага, — мрачно отозвался капитан. — Только не у нас.

— Понятно, — задумчиво отозвался некромант. — Я заметил, что у вас… У нас есть определенные проблемы с наличностью.

— И с наличностью, и безналичностью, — буркнул Киркс. — Хорошо, у твоего друга деньжат на посадочный талон хватило.

— А банк — это такое заведение, где наличных много, — чародей нехорошо улыбнулся, и Кирксу стало страшно.

— Что ты задумал?

— Пока рано говорить, — колдун решительно поднялся из кресла. — Слушай, а где тут ближайшее кладбище?

* * *

Гном озадаченно копался в ящике с инструментами.

— Для чего это? — он выудил с самого дна ящика круглую коробку с экранчиком и кнопками.

— Мультитестер, — коротко отозвался киберштурман.

— Ага, — Гарин озадаченно почесал в затылке. — А для чего он?

— Тестировать.

— Гениально, — злобно буркнул гном. — Может, соизволишь объяснить подробнее?

Кибер звонко захихикал — он откровенно веселился.

— А если не скажешь — я тоже не скажу, какая именно диодная сборка у тебя в правом колене барахлит, — в тон роботу отозвался Гарин.

— Ты не можешь этого знать, — холодно отозвался штурман. — Для полноценного тестирования меня необходимо разобрать.

— Так давай разберем, проверим, — гном выудил из ящичка отвертку. — В чем проблема?

— Ты не обладаешь достаточной… — кибер издал пронзительный треск. — Моя нога…

— Ну как, рискнем, или? — Гарин крутнул отвертку между пальцев.

— Ладно, — штурман совершенно по-человечески потер стальной подбородок. — Но сперва ты подключишь меня к бортовому компьютеру. Давно пора этому меланхолику поставить мозги на место…

* * *

Городское кладбище располагалось на месте бывшего карьера — еще при строительстве космопорта отсюда брали гравий с песком, и остановились, лишь докопавшись скального основания. Теперь в гигантской воронке располагался не менее громадный колумбарий.

— Это что? — недоуменно поинтересовался некромант, оглядывая стройные ряды кубиков из белоснежного бетона.

— Кладбище, — пояснил Киркс.

— А где… могилы? Как же мне работать?

— Работать? — душа капитана вновь наполнилась нехорошими предчувствиями.

— Банк — место, где хранят деньги, так?

Киркс молча кивнул.

— Значит, его должны хорошо охранять. По крайней мере, это выглядит логично.

— Еще бы.

— Значит, мне нужна армия. А лично мне проще всего добыть ее на кладбище. Это ведь кладбище?

— Ну да.

— И где тела?

— Тела? — Киркс недоуменно глянул на чародея. — Ах, тела… Уже больше трехсот лет никто не хоронит трупы. Это негигиенично и слишком дорого — дешевле сжигать. Чисто, аккуратно, компактно.

— Я вижу, — мрачно отозвался колдун. — Но где-то же можно достать трупы? Штук двести, хотя бы.

— Двести? — капитан удивленно присвистнул. — Ну и аппетиты!

— Я предпочитаю гарантированный результат.

* * *

Тело кибера лежало на верстаке в виде доброго десятка запчастей, а сама голова красовалась на компьютерном терминале, посверкивая алыми глазищами.

— Сборка «двенадцать-сорок три», — заунывно тянул гном, тыкая иглам тестера в очередную микросхему. — Тесть номер раз… Ошибка. Два — ошибка. Я ж говорил — в ней все дело!

— Это неве… невероятно, — голос штурмана был едва слышен. — У тебя не было и шанса.

— Значит, тестер врет?

— Не врет, — отозвался кибер. — Это было бы еще более невероятно. Скажи, как ты это делаешь?

— Чувствую, — пожал плечами Гарин. — Просто чувствую.

Кибер помолчал.

— Я не могу объяснить этот факт с научной точки зрения.

Гном усмехнулся.

— Что, не все поддается твоей железной логике? Готово, кстати.

* * *

— А больше нет? — уныло поинтересовался некромант, оглядывая весьма компактный морг госпиталя при космопорте.

— Все, что есть, — отрезал небритый санитар. — У нас тут место спокойное, не то, что Ново-Кавалла. Платите по сотне за жмурика, и я забуду, что вообще вас видел.

— Идет, — чародей вдруг просиял, словно выиграл главный приз. — Упакуйте.

— Шелестелки вперед, — санитар требовательно протянул руку.

— Не вопрос, — колдун вытащил из-под плаща кривой металлический прут, в котором капитан признал остатки бывшего кресла. — Ты!

Кончик железяки, покрытой странными символами, коснулся носа санитара, и тот тут же застыл.

— Ты слышишь только мой голос, — распевно произнес некромант. — Ты выполнишь мою просьбу?

— Да… — едва слышно прошептал несчастный, уставившись вперед невидящим взглядом.

— Сейчас ты погрузишь тела в машину, которая припаркована у заднего входа. Потом вернешься сюда, и забудешь о том, что мы сюда приходили. Понятно?

— Да.

— Выполняй.

— Слушаюсь, — санитар, крякнув, приподнял первое из тел и потащил вверх по ступенькам.

— Здорово, — Кирксу вдруг стало отчаянно холодно. — Я и не знал, что ты так можешь.

— Пустяки, — чародей, довольно усмехнувшись, спрятал жезл под плащ. — Детские шалости.

— Он действительно позабудет, что мы тут были?

— Да.

— Ничего себе шалости…

— Во-первых, это можно легко парировать защитными чарами — даже у Гарина есть нужный амулет. А во-вторых, на вашу технику это не действует, — некромант вздохнул. — А жаль.

* * *

— Накидной на семнадцать, — кибер, покопавшись в ящике, вложил в протянутую руку нужный инструмент. — Проверяй третий контур.

В гидроприводе пронзительно зашипело, и грузовой пандус начал медленно опускаться.

— Вроде работает, — гном выбрался из-под распределительного щита. — Ну, что там дальше?

— Электрика, — кибер с наслаждением потянулся всем телом. Впервые за много лет у него ничего не ныло. — Пошли, покажу пару фокусов.

— Запчастей почти не осталось.

— Ничего… — штурман махнул рукой. — Если ты и впрямь так хорош, как выглядишь — сходим завтра в одно местечко.

— Куда?

— К друзьям, — кибер неопределенно помахал рукой. — Их тут масса.

* * *

Пузатый зеленый зомби сломал последнюю лопату и, утробно зарычав, принялся выгребать глину клешнями. Впрочем, это у него получалось намного лучше, чем подручным инструментом.

— Интересная раса, — задумчиво констатировал некромант. — Практичная.

— Это карцинатор, — отозвался капитан — вторая банка пива окончательно сняла стресс, примирив его с окружающим миром.

— Я запомню, — кивнул чародей. — Где же эти бездельники? Прошло уже три часа.

Из-за края ямы показалась пара щуплых зомби, издалека смахивавших на полинявших орангутангов. В руках они держали добрый десяток керамических урн, выломанных из ближайшего хранилища.

— Надругательство, — неожиданно четко сказал Киркс.

— Поверь специалисту — хуже им все равно не будет, — махнул рукой чародей. — Ну что же, пора приниматься за работу. Эх, а так хотелось все сделать чисто…

* * *

На этот раз Гарин очутился в совершенно другом конце колоссальной свалки космического лома, но здесь оказалось намного уютнее. Руинированные корабли обросли сотнями навесов и тентов, между которых сновали самые разнообразные механизмы.

— Дома! — штурман потянулся всем телом, издав едва слышный визг сервомоторов.

— Интересно как, — гном решил ничему не удивляться.

— Ага, — кибер издал странный скрежещущий звук, очень смахивавший на смешок. — Интересно.

Гарин почувствовал, что робот чем-то безмерно удивлен — насколько может быть удивленным механизм.

— Что-то не так?

— Ты, вообще, товарищ, в курсе, откуда происходят нам подобные?

— Без понятия. Я зарекся подходить к вашему миру со своей меркой. Слишком часто впросак попадаешь.

Кибер хмыкнул.

— Нас собирают, как станки или, там, корабли. Кому повезет отработать пять лет — получает пинок под зад и свободу. Нас, знаешь ли, проще выгнать, чем утилизировать. Да и Лига защиты роботов не нудит. Всем хорошо. Кроме нас.

— А вам чем плохо?

— Техобслуживание, товарищ, для свободных роботов стоит бешеных денег. Думаешь, я чисто из любви к неполадкам не чинился? Или просто потому, что не хотел разборки?

Гном секунду подумал.

— И сколько это стоит?

— Дешевле троих новых купить. Я ж говорю — всем выгодно: заводы работают, денежки крутятся, а роботы обновляются. Точно рассчитанный срок службы — великая вещь.

— Не понимаю, — Гарин передернулся от отвращения. — Пять лет — это же мизер, у нас даже шахтные насосы меньше века не служат. Это же просто… расточительно!

Кибер на секунду застыл, смерив Гарина уважительным взглядом.

— Мы непременно сработаемся, товарищ.

* * *

К полудню гравитележка заполнилась запчастями доверху.

— Это придется оставить, — со вздохом заключил штурман, кидая обратно железяку, которая бы отлично встала на место треснувшего иллюминатора в левом грузовом трюме.

— Жаль, — гном с огромным трудом заставил себя отвести взгляд от бескрайних полей сокровищ. — Тут еще столько вкусного…

— Иногда мне кажется, что ты робот в облике человека, — хмыкнул штурман. — Иногда до неприличия похоже.

— Я гном, — буркнул Гарин. — И никаких железяк, кроме пары арбалетных болтов, в себе не ношу.

— Арбалетные болты? А где же арбалетные гайки?

— Очень смешно, — гном машинально потер внушительный живот. — Тогда давай сворачиваться, раз так.

— А что тут сворачиваться? — кибер нажал на пульте тележки пару кнопок, и груз утонул в молочно-белом сиянии. — Да, поясняю — это транспортное поле. Намертво фиксирует неживые объекты. Даже не знаю, как оно различает… — робот нервно дернулся — видимо, с этим фактом у него были связаны неприятные воспоминания. — К слову — пива хочешь?

— Если нормального — то да.

— Оно будет крепким — это точно. А насчет нормальности — не мне судить. Пошли, спрыснем знакомство.

* * *

Бар «Плюс на минус» располагался в останках бывшего крейсера. Сам корабль давно разобрали на металл — уж очень тот был хорош, но ангар оставили — благо, это оказалось самое большое крытое помещение в этой части Разборки.

— Нитиах! — бармен сверкнул зелеными глазищами. — Сколько лет, сколько зим. Какими судьбами?

— Солнечным ветром принесло, — штурман, запихав тележку в дальний угол, уселся напротив, закинув ноги на добычу. — Три литра темного в две емкости и десяток мелких.

— Плата вперед! И наличными.

Кибер издал скрежещущий вопль.

— Можно подумать, ты меня не знаешь.

— Именно, что знаю очень хорошо. Плати или выметайся.

— Я заплачу, — гном выудил из жилетного кармана кучку смятых купюр. — Не надо.

— Ты спутался с человеками? — бармен заморгал всеми лампочками, пытаясь изобразить крайнюю степень удивления.

— Вот только не надо этого чистоплюйства, — в голосе штурмана сквозила невероятная усталость. — Я не хочу по двадцатому разу перетирать одни и те же аргументы. Тем более, итог спора нам ясен заранее.

— А как же удовольствие?

— Три литра темного в две емкости и десяток мелких, — штурман застыл неподвижно, всем своим видом давая понять — дискуссия окончена.

* * *

Тянуть пиво из чайника оказалось непривычно, но на удивление удобно.

— А ничего тут. Уютно, — гном окинул взглядом темный продымленный ангар. — Только дымно.

— Что ты понимаешь… — кибер с хрустом раскусил батарейку. — «И дым отечества нам сладок и приятен». Не помню, откуда.

Вдруг помещение наполнил пронзительный гул, от которого у Гарина заложило в ушах. Секундой позже все стихло, и под потолком вспыхнул громадный экран.

— … происшествие! — раздался взволнованный голос. — Сейчас мы ведем…

В белом тумане голограммы прорезалась картинка. Приглядевшись, гном понял — показывали город с высоты птичьего полета.

— Ограбление банка! — вещал голос, временами захлебываясь от важности момента. Гному тут же стало нехорошо.

* * *

Пятый голем все-таки взломал сейфовый люк. Увидев толщину двери, некромант только присвистнул — та оказалась толще двух метров.

— Ты скоро? — капитан нервно отхлебнул виски, но алкоголь его уже не брал.

— Пять минут, и уходим, — чародей на миг замер, сосредотачиваясь. Големы слаженно дернулись, закрывая бреши в защите — полиция все-таки подтянула броневики, и колдун начал опасаться — хватит ли у него «мяса» для защиты. — Так, ребята, грузим золото… Куда-нибудь. Ну, вы умные, разберетесь.

Зомби понятливо покивали. Парочка тощих муридасов вытянули из уголка пару гравитележек, а карцинатор начал сгружать на них все, что блестело.

— Умные, заразы, — с тайной гордостью пробормотал некромант.

Стрельба на миг прекратилась.

— Вы окружены! — раздался хорошо поставленный голос. — Сдавайтесь, и мы гарантируем вам жизнь и хорошее обращение. До суда, конечно, — добавил переговорщик после паузы.

— Идите нафиг! — Киркс, допив бутылку, запустил ей в разбитое окно. — Мы не сдаемся!

— На этот случай мне дано указание пленных не брать.

— А мы все равно не сдаемся. Верно? — капитан повернулся к некроманту.

— Именно, — рассеянно отозвался тот. — Пора уходить.

Киркс осторожно выглянул из окна, поразившись количеству полиции на улицах.

— Думаешь, они так просто нас отпустят?

— Думаю, сейчас им будет не до нас, — некромант, выйдя в центр операционного зала, вынул из-за пазухи металлический жезл. — Отойди в сторонку, пожалуйста.

Из наконечника стального прута вырвался ослепительный луч, которым чародей принялся чертить на полу какую-то фигуру. Минутой позже все было окончено — на полированном мраморе вспыхнула двенадцатилучевая звезда.

— Закрой уши, — колдун, окинув довольным взглядом результат своих трудов, сунул жезл обратно под плащ. — Сейчас начнется.

* * *

Капитан специального отряда пребывал в недоумении. Рэтчет никогда не был спокойным городом — тут случались и убийства, и массовые драки — особенно в кварталах близ космопорта, но такого никогда не было. Центральный банк города оказался банально взят штурмом. Как удалось тайком собрать такую армию, оставалось загадкой — судя по показаниям телекамер, в отряде, разнесшем вдребезги всю систему защиты банка, насчитывалось не менее двухсот бойцов.

— Каковы наши шансы?

— Пока они дают себя расстреливать — неплохие, — помощник прильнул глазом к объективу — там как раз рассыпался в пыль очередной голем. — Но если они начнут действовать…

— Ты связался с военными?

Помощник, кивнув, хотел ответить, но все заглушил тяжелый грохот — высотное здание, двадцать лет назад специально выстроенное для банка, вдруг начало рушиться, засыпая все вокруг молочно-белой пылью.

* * *

Мраморная звезда парила над руинами, постепенно отползая к востоку.

— Мне надо выпить.

— В тебя больше не полезет, — отозвался некромант. Он был очень занят — до того он ухитрялся левитировать всего лишь дубовые ворота собственного замка, а они были раз в десять легче. — Куда рулить?

— Дальше на восток, — Киркс махнул рукой в сторону космопорта. — Надеюсь, твой дружок никуда не исчез.

* * *

— Так что это такое, говоришь? — штурман снова оглянулся на медленно расплывающееся облако бетонной пыли.

— Звезда Сигилля. Я думал, это всего лишь сказки, — гном изо всех сил навалился на поручни гравитележки, выправляя завал.

— И что она делает?

— На ней можно летать. По крайней мере, мне так рассказывали.

— Биологический антиграв? Я считал, что это невозможно.

— Колдовской, скорее. Биологический — это, наверно, драконы.

— Я учусь не удивляться, — кротко отозвался штурман.

— Как и я, — вздохнул гном.

* * *

Звезда с грохотом рухнула на бетон взлетной площадки, рассыпавшись на мелкие осколки.

— Ты нас не там посадил! — возмутился капитан. — Это не наша площадка.

— Три-шестьдесят, — некромант утер пот. Ноги дрожали мелкой дрожью, и отчаянно хотелось прилечь. — Я запомнил.

— А пандус грузовой чего открыт? Он у меня с мохнатого года не работает!

— Там разберемся, — чародей, прищелкнув пальцами, поманил зомби за собой. — Ходу, ходу!

— Ты волнуешься?

— Я устал.

— А, — Кирксу впервые стало по-настоящему страшно.

— Ходу, — холодные пальцы чародея больно ухватили капитана за руку. — Они скоро опомнятся.

* * *

— Явились? — гном, хихикнув, протянул колдуну пузатый эмалированный чайник. — На, хлебни. На тебе лица нет.

— Устал, — вздохнул некромант, плюхаясь в кресло. — Смертельно.

— Ну да, грабить банки — дело нехитрое, — отозвался штурман. Он уже сидел в пилотском кресле, набирая на пульте какие-то команды. — Вы бы пристегнулись. Через минуту прыгаем.

— Без приказа? — попытался возмутиться Киркс, но алкоголь уже брал свое. — Отста…

— Команда нераспознана. Продолжаю, — отозвался штурман. — Готовность полминуты. Кто не пристегнулся — я не виноват.

Глава 3. Свобода разной степени

«Буревестник» стоял в ангаре, бесстыдно сверкая внутренностями. Таможня на Новом Уэдделле оказалась на диво непривередливой — откусив добрую треть награбленного в виде ввозной пошлины, остальное она согласилась признать «честным приобретением». Впрочем, даже десяти процентов оставшегося за глаза хватило на полный ремонт корабля.

Капитан впервые за много лет чувствовал себя счастливым — наконец-то ему не приходилось трястись над каждым кредитом, высчитывая, что лучше: хорошо поесть, напиться, поспать под крышей или подлатать корабль. Киркс даже перестал пить, немало удивив этим штурмана.

Идиллия продолжалась целый месяц.

— Киркс? — от стены отделилась серая тень, сверкнув алым жетоном. — Комитет общественного спокойствия. Вам придется пройти с нами.

* * *

— Либо капитан загулял, либо с ним что-то случилось, — кибер отключился от системы внешнего наблюдения корабля. — По моим расчетам, он должен был вернуться еще полчаса назад.

— Да что с ним может случиться, я же тут, — хмыкнул некромант, не отрываясь от своих записок.

— Я серьезно.

— Ты ведешь себя слишком по-человечески для механизма, — колдун с удивлением глянул на штурмана.

— Это долгая история. Мне кажется, надо что-то делать.

— Я считаю, что нужно подождать, — чародей многозначительно ткнул длинным белым пальцем вверх — туда, где под потолком ангара с визгом металась летучая мышь. — Это — к добрым вестям. Ничего с нами не случиться. По крайней мере, со мной.

* * *

Киркс сидел на крайне неудобном стальном табурете, а в глаза ему светил небольшой прожектор.

— Имя? — послышался странно булькающий голос.

— Киркс.

— Полностью.

— Иевлин Киркс.

— Ты обвиняешься в ограблении Третьего планетарного банка планеты Абрадокс. Тебе есть, что сказать в свое оправдание?

— Меня заставили!

— В принципе, это не так уж и важно, — свет, щелкнув, погас. — Скажи, с тобой можно иметь дело?

Киркс прикрыл глаза — все равно он не видел ничего, кроме переливающихся фиолетовых кругов.

— Насколько я знаю…

— Будем считать, что да. По крайней мере, сейчас — будем считать так.

Глаза наконец привыкли к темноте, и капитан разглядел собеседника. Им оказался невысокий каникоид, чешуя которого уже слиплась от старости. Он уютно устроился в самоходной гидрокушетке.

— Нас очень интересует твой спутник. Как мы считаем… — собеседник перевернулся на спину, показав капитану болезненно бледное брюхо, и похлопал ластами.

— Мы — это кто? — капитан хотел сдержаться, но не смог.

— Перебивать невежливо, — каникоид недовольно пожевал беззубым ртом, до крайности напомнив аквариумную рыбку, вытащенную из аквариума. — Я бы хотел закончить. Как нам кажется, он проявил некие… необычные способности при совершении грабежа. Нас это крайне интересует.

— Это все его затея, — быстро отозвался Киркс. — Он вообще какой-то странный. Узнал, что с деньгами тяжело — и тут же… На кладбище…

Каникоид моргнул.

— Кладбище. Как интересно, — он постучал себя ластами по груди. — Впрочем, неважно. Мы хотим предложить вам работу.

— Нам?

— Да, тебе и твоему странному спутнику. Ситуация сейчас такова, что выживать в межпланетной торговле стало крайне сложно. Грубо говоря, мы на пороге глобального кризиса. Предотвратить его может небольшая война — но мы не хотели бы прибегать к таким методам открыто.

— Давайте напрямик. Без уверток, — Киркс наконец понял, отчего каникоиды считались самыми скользкими тварями в Галактике.

— Напрямик… — собеседник недовольно заерзал, расплескав воду из гидрокушетки. Помещение наполнилось запахом тины. — Вы должны совершить ряд дерзких нападений на наших конкурентов. Списком мы вас обеспечим. Добыча делится в пропорции «один к трем»: четверть вам, остальное нам.

— Половину, — быстро отозвался капитан.

— Тридцать пять процентов.

— Идет.

— Вот и отлично, — каникоид, склонившись вперед, провел ластой по столу. Наручники, крепившие капитана к креслу, с легким щелчком раскрылись. — Больше мы с вами не увидимся — остальные вопросы не требуют личной встречи.

* * *

Киркс обнаружился под утро — в мертвецки пьяном состоянии, и с пухлым рюкзаком за спиной.

— Я не виноват. Меня опоили, — отозвался капитан, как только его занесли внутрь.

— Ага, как же, — хмыкнул штурман, извлекая из аптечки пузырек с ядовито-желтой жидкостью. — Откройте ему рот.

— Нет! — капитан дернулся, пытаясь вырваться из крепких рук гнома, но у него ничего не получилось.

— Да, — тягучая эссенция провалилась в глотку Киркса, наполнив рубку ароматом лимона. Капитан вздрогнул и открыл полные боли глаза.

— Моя голова… Слушай, консервная банка, зачем такие жестокости?

— Мы волновались.

— Роботы не волнуются.

— Неважно, — штурман, приподнял тело капитана, снял с него поклажу. — Интересно, что тут такое?

— Эй поосторожнее! — Киркс с оханьем перевернулся на живот. — Ты мне чуть руки не вывихнул!

Кибер, не слушая жалоб, перевернул рюкзак вверх дном, вывернув на пол все содержимое.

— Что это такое? — гном осторожно взял в руку крупный зеленый кристалл. — Такие крупные изумруды… Он что, ограбил ювелирный магазин?

— Обычные мемо-кристаллы, — штурман пренебрежительно махнул ладонью. — Дешевле только песок.

— Ничего себе, — Гарин ошалело глянул на штурмана. — Правда, что ли?

— Совершенно, — отозвался Киркс слабым голосом. — Кстати, это пару раз нас здорово выручало — когда надо было выменять что-то по-настоящему ценное.

— Пожалуй, мне не помещает лекция на тему межзвездной торговли.

— Думаю, это уже неактуально, — штурман уже успел вставить один из кристаллов в гнездо считывателя. Над пультом повис туманный зеленый конус.

— Доброго времени суток, — голос из динамика показался капитану смутно знакомым. — Это кристалл номер восемь. Если вы желаете продолжить, нажмите «один».

* * *

— Я никогда никому не служил, — отрезал некромант. — И не собираюсь, если честно.

— Дело чести?

— Дело спокойствия. Все чиновники задают слишком много вопросов.

— Вопросы нам уже задают, — вздохнул капитан, нацеживая себе еще один стакан ледяной воды. — Ты же не думал, что нам так просто спустят с рук ограбление банка?

— Если честно — то именно так и думал, — хмыкнул чародей. — По крайней мере, прошлые пару раз мне это вполне сошло с рук. Знаешь, если у тебя нет денег, чтоб защититься от некроманта — у тебя тем более не хватит средств отомстить.

— Случаем, это не ты ограбил драконоборца Сигурда Злонравного?

Чародей едва заметно усмехнулся.

— Ограбил, я думаю — не то слово. Я победил его в поединке.

— Честном?

— Я что, похож на ненормального? Конечно, нет. Я предпочитаю гарантированный результат.

— К слову о результате, — отозвался штурман. Он тем временем успел изучить первые два кристалла, и перешел к третьему. — Вы, ребята, объявлены в интергалактический розыск. Кстати, фотографии, по-моему, удались, — он, щелкнув кнопкой, вывел на экран четкие, предельно детальные фотоснимки Киркса с некромантом.

— Какие они мстительные, — некромант откинулся на спинку кресла. — Кстати, а что они нам сделают, если мы откажемся?

— Скорее всего, пришибут, — кибер издал металлическое хихиканье. — И я уверен — у них это получится.

— Ну, это мы еще посмотрим, — некромант с хрустом размял пальцы. Киркс, машинально глянув на входной люк, нервно икнул.

— Надо поговорить. Срочно.

* * *

В левом трюме, временно превращенном в сейф, было темно.

— Я вижу, ты испугался, — сказал некромант, не скрывая иронии.

— А ты просто не знаешь, во что мы влипли. Елки, если б я не пил столько… О чем я думал?

— По-моему, все хорошо. Мы на свободе, с деньгами — даже тебя вернули. Если Галактика настолько большая, никто нас никогда не найдет. По крайней мере, достаточно долго, чтобы я смог найти путь домой.

— Хе! — настроение капитана упало ниже плинтуса. — Ты просто не знаешь, что такое Галактический патруль.

Киркс попытался вспомнить свою первую встречу с патрулем — громадный крейсер, больше километра в длину, словно выпрыгнул из ниоткуда, сразу захватив в прицел их транспорт. Ни одна уловка не сработала — казалось, что-то держит корабль стальными тросами, намертво блокируя любые попытки маневра. Вдобавок, через минуту напрочь сгорела бортовая электроника, так что все двенадцать контейнеров с контрабандой остались на месте. Аварийные системы тоже уцелели, так что команда тоже в целости и сохранности перекочевала в тюремные блоки крейсера. Тогда капитан отделался всего полугодом ареста — ведь он был всего лишь юнгой.

— Впечатляет, — во взгляде чародея проявилась озабоченность. — И насколько они хороши?

— Достаточно хороши, — Киркс почесал затылок, — чтобы сохранять подобие порядка в миллионах кубических световых лет пустоты. Если объявлен розыск — они нас засекут на подлете к любой более-менее обжитой планете. Остальное — дело техники.

— Тогда почему они нас до сих пор не нашли?

— Я думаю, наш новый «хозяин» просто не сообщал, — капитан до мельчайших деталей вспомнил систему опознавания кораблей, которую изучал еще в летной академии. Получилось убедительно.

— Если ты не ошибаешься — то у нас нет другого выхода, — некромант, усевшись на гравитележку, принялся теребить жидкую бороденку. — Эта штука — из твоих воспоминаний — выглядит очень угрожающе. Можно узнать подробнее?

— Вполне, — Киркс вдруг почувствовал колоссальное облегчение — ему крайне не нравилось положение «между молотом и наковальней». — В рубке есть справочник.

* * *

— Такая штука стоит целой крепости, — задумчиво пробормотал некромант, изучая трехмерную модель патрульного крейсера. — Знаешь, в нашем мире полиция вооружена очень слабо.

— Это не полиция, — Киркс нервно хихикнул. — Это патруль. Считай их межзвездными силами охраны правопорядка. Такая небольшая армия, которая следит, чтоб в космосе было спокойно.

— А кому она подчиняется?

— Формально — Планетарному содружеству, а фактически… — капитан пожал плечами. — Тут можно судить только по делам.

— И?

— Вероятно, какому-то из торговых кланов. Или сразу нескольким. Современная армия — очень дорогая штука.

— Заметно, — чародей, хмыкнув, ткнул в левый нижний угол голограммы, где переливалась семизначная цифра. — А если прикинуть, что этот Патруль может посылать одну такую штучку за обычным контрабандистом…

— Кроме денег, они обещают «безопасную гавань», — напомнил Киркс.

— Ладно, я согласен. Но это не должно мешать основной цели — я хочу домой!

* * *

Золото таяло быстрее льда под южным солнцем. Штурман, изучив все кристаллы, напрочь отказался «идти на дело на этом корыте».

— Нас прихлопнут, как муху. Твой «Буревестник»…

— Наш!

— Хорошо, наш «Буревестник» уже засветился по всем каналам, включая музыкальные. Нас собьют еще на подлете.

— Слушай, откуда такие знания, а?

— Рассказывали, — загадочно отозвался кибер. — В общем, мне нужен корвет. Желательно — проекта «8477-11». Тут как раз продается один, я узнавал.

— А ты в курсе, сколько он стоит?

— Думаю, дешевле жизни. Или ты будешь спорить?

* * *

Основным преимуществом корвета проекта «8477-11» была его крайняя схожесть со средними грузовиками серии «Терминал-4» — особенно если демонтировать обе орудийные башни, а носовую батарею прикрыть дополнительной броней. В этом случае единственным козырем корабля оставалась солидная скорость и неплохая броня, позволявшая ему удрать, если сопротивление оказывалось сильнее, чем предполагалось.

За это свойство корвет заслужил прозвище «Шакал» и заслуженную любовь как пиратствующей братии, так и Патруля, любившего ловить обнаглевших корсаров «на живца».

— Это лучший корабль в Галактике! — продавец заливался соловьем. Он уже отчаялся продать списанный корвет со снятым вооружением, единственным достоинством которого остался мощный двигатель.

— Где-то я это уже слышал, — прошептал гном. Он уже успел отметить добрый десяток дефектов, каждый из которых вполне мог отправить экипаж на тот свет.

— Мы, родинийцы, не обманываем клиентов! — продавец состроил совершенно невинное выражение лица.

— Ну да, — кибер, вытянув из бедра гибкий интерфейсный шнур, подключился к бортовому компьютеру. — Гарин, что скажешь?

— Гидросистема грузового шлюза подтекает. Электрика сбоит. Лифты скрипят, словно смазки там не было лет пять. Корпус ржавый. Внутри воняет, как на помойке.

— А еще вирусов — вагон, — добавил штурман. — Гирокомпас сбит. Планетарный радар демонтирован. В общем, — кибер задумался, — тридцать штук.

— Это грабеж, — возмутился продавец. — Сто. Моя цена реальна.

— Двадцать пять.

— Я буду жаловаться.

— Отпусти меня, — прошипел чародей, пытаясь дотянуться до жезла. — Наглецов…

— Двадцать тысяч переведены на вас счет, — отозвался кибер. — Документы уже заполнены и отправлены в Планетарный реестр. И на следующий раз — не жалейте денег на антивирус. Всего доброго.

* * *

Корабль переставили в ангар к «Буревестнику», и к концу короткого перелета Киркс окончательно примирился со своей совестью. В воздухе корвет вел себя отвратительно — казалось, еще немного, и он просто рухнет вниз, приборы на панели большей частью вовсе не работали, а из воздуховодов несло гнилью.

— Двадцать тысяч — это даже слишком за такую развалюху, — когда корабль наконец сел, майку капитана можно было выжимать.

— Нормально, — кибер наконец отключился от бортовой сети, вернувшись сознанием в реальный мир. — С учетом, какие тут движки — в самый раз.

* * *

Подготовка корвета заняла еще три недели. Штурман с гномом, окончательно спевшись, облазили «Бесстрашный» сверху до низу, не упустив ни малейшей детали. Гарин изрядно поднаторел в корабельной технике, а кибер еще больше зауважал гномов.

Киркс тоже не терял времени даром — проспав трое суток после покупки корабля, он приохотился делать зарядку и даже бегать по утрам — чего за ним не водилось со времен Навигацкой школы. Некромант, немного подумав, присоединился к капитану, и теперь рассвет встречали уже двое бегунов, потных и запыхавшихся, но удивительно довольных.

— Простые развлечения могут быть весьма увлекательны, — колдун, привычно развеяв старую одежду, прошелся по бетонному полу ангара колесом, наслаждаясь пением натруженных мышц. — Плохо только, что они требуют очень много времени.

— По-моему, нормально, — Киркс набросил на шею полотенце — потные волосы на голове стояли ежиком. — Всего час — немного же.

— А в сутках — всего двадцать четыре часа. — назидательно отозвался некромант, прищелкивая пальцами. — Не поверишь, дома я уже подумывал, чтобы растянуть день, а то ни на что не хватало. Кстати, знаешь что?

— Что? — капитан опасливо уставился на изукрашенную шрамами спину некроманта.

— Я даже рад, что мы займемся хоть каким-то делом. Еще чуток безделья — и я начну шалить.

— Шалить? — капитан уже достаточно хорошо представлял, на что способен некромант, и вовсе не хотел воплощения своих худших кошмаров. Чародей кинул на Киркса быстрый взгляд — похоже, он все понял.

— Да, для окружающих мои развлечения обычно весьма неприятны.

* * *

После доводки и обкатки корпус корвета стал еще пузатее. Основания под орудийные башни оказались нещадно срезаны и закрыты броней, место передней батареи заняла пара автоматических противометеоритных пушек, а на стеллажах торпедных погребов улеглись капсулы с генераторами помех.

— Тоже мне, боевой корабль, — презрительно фыркнул Киркс, оглядев жиденький арсенал. — У нас же еще есть деньги — давай что-нибудь настоящее поставим?

— Настоящее — это как на военных кораблях? — хмыкнул штурман. — Обойдешься. Не забывай — у нас один реактор на все системы. С нашими занятиями усилить защиту и скорость — самое то.

— А пушки противометеоритные зачем? — воскликнул капитан, уязвленный до глубины души. — С таким-то щитом!

— Надо, — лаконично отозвался штурман. — Все, хватит прохлаждаться. Пора на дело.

— По-моему, нам подменили робота, — шепнул некроманту до крайности изумленный Киркс.

— Я все слышу, — отозвался кибер. — Не волнуйтесь, всему есть рациональное объяснение. Кроме того, как мы вообще ухитрились влипнуть в эту авантюру.

* * *

Система Алинтрей состояла сразу из двух звезд, и потому планет не имела. Возможно, когда-то они и были — на это намекали несколько астероидных поясов разной плотности, но сейчас обитаемой была только громадная станция — сосредоточие местной банковской мысли.

— План простой: прилетаем, курочим ближайший банк, улетаем, — в космосе, подключившись к бортовому компьютеру, дроид стал больше похож на механизм. Я взял на себя труд подготовить подробные инструкции. Они — перед вами.

— Что-то мне это все не нравится, — чародей брезгливо вытащил из конверта девственно чистый лист бумаги с одной-единственной фразой: «Не колдовать (что бы это ни значило)».

— Так будет лучше для всех, — кибер нацепил на лицо скрученные из проволоки очки без стекол. Вид при этом у него стал до невозможности комичный. — Я все продумал.

— Он все продумал! — возмущенно воскликнул Киркс. — Ты на себя в зеркало смотрел?

— Я не нуждаюсь в этом. У меня достаточно хорошо работает самодиагностика.

— Нет, ты, похоже, точно разладился. Нацепил на себя невесть что, и еще заливает: мол, все в порядке!

— Это — очки, — медленно отозвался штурман, поправив сползшие дужки. — Гарин мне сказал — в его родном мире это является признаком учености. Мне показалось нелепым, что кусок проволоки так сильно может менять впечатление о человеке. Но на вас, похоже, действует.

— Да ничего не действует!

— Тише, капитан, — кибер вытянул вперед стальную ладонь, всем своим видом требуя тишины. — Я бы сперва хотел закончить.

Киркс хотел было спорить дальше, но его плеча коснулась ледяная рука чародея, и капитан умолк.

— Спасибо. Так вот, я продолжаю. Наша цель — станция «Глория», — на экран выполз пухлый бублик, исчерченный радиальными линиями. — Мы представимся трейдерами, которые хотят лично поучаствовать в торгах — тем более, что это правда. Наша задача — дождаться окончания торгов, одновременно заложив три импульсные бомбы в этих точках, — указка запрыгала по изображению сектора «Биржа». — Они сработают строго синхронно, что вызовет перегрузку силовых линий и отключение системы безопасности. У нас будет ровно пятнадцать минут, чтобы добраться сюда, — указка ткнула в помещение рядом с ангарами. — Из-за перегрузки замок хранилища будет отключен, и мы сможем его открыть.

— А дальше куда? — тоскливо спросил капитан. Он проследил взглядом весь путь назад — от хранилища до ангара, и ему стало страшно. — Там же минимум десять постов охраны.

— Двадцать два. Но нас волнуют только три — их мы должны будем пройти за пятнадцать минут.

— А обратно?

— Обратно — дело техники, — кибер повернулся к некроманту. — Пока мы будем добираться до «Глории», я научу тебя стрелять из противометеоритных пушек. Как только услышишь первый взрыв — начинай стрелять в стену перед собой, ровно пятнадцать минут, секунда в секунду. Сойдет за случайный сбой — так что никто не встревожится. Если все пройдет как по нотам — к тому времени, как ты пробьешь дыру в хранилище, мы как раз успеем оттуда выбраться. После чего мы оперативно грузимся на борт «Бесстрашного» и делаем ноги, подарив станционной службе безопасности пару включенных генераторов помех.

— А если мы выбьемся из графика?

— Или нас поджарят, или сцапают, — пожал плечами штурман. — Потому пунктуальность — это наш единственный шанс выжить.

* * *

Диск планеты медленно таял позади, нагоняя на Киркса жуткую меланхолию. Ему снова отчаянно хотелось напиться, но увы — «Буревестник», с поистине неисчерпаемым запасом спиртного остался позади. На приборной панели замигал сигнал вызова — на сей раз он был синий.

— Вызывают, — кротко заметил Киркс. — По официальному каналу.

— Спокойно, — кибер издал короткий жестяной смешок. — На связи.

— Говорит таможенный терминал номер двенадцать. Назовите себя и предъявите полетную декларацию.

— Грузопассажирское судно «Терминал-4 Спринт», порт приписки Малый Бжожек. На борту три человека и один кибер, — капитан пробежался пальцами по панели, отправляя запрошенные документы блюстителям свободной торговли. — Цель назначения — свободная торговая станция «Глория». Между прочим, нас уже проверяли.

— Сколько надо, столько и проверяем, — из динамика донесся могучий зевок. — Как проторгуетесь — добро пожаловать домой. Тут всем работа найдется. Но, впрочем, удачи.

— Спасибо.

Штурман щелкнул тумблером громкой связи, отключая микрофон и закинул руки за спину.

— Я назвал эту операцию «Эдельвейс», — мечтательно произнес он.

Глава 4. Традиционные затруднения

Некроманту было тоскливо. За время полета ни один из пасьянсов так и не сошелся, в наспех размороженной курице вовсе не оказалось потрохов, а звезды, словно сойдя с ума, кружились на обзорном экране в дикой карусели. Наконец он, не выдержав, заявился прямо в рубку.

— Мне все это не нравится, — буркнул он, со скрежетом поворачивая к капитану кресло второго пилота.

— А это тебе нравится? — Киркс снова вызвал в памяти образ патрульного крейсера. Колдуна ощутимо передернуло.

— И это не нравится.

— Какой ты привередливый, — капитан решил позволить себе небольшую дерзость — в космосе чародей вряд ли осмелится колдовать. — Ты ж вроде определился.

— Именно, что вроде, — некромант задумчиво побарабанил пальцами по приборной панели, случайно задев пару переключателей. Та, весело пискнув, засветилась, как новогодняя елка. — Ой, а у тебя красиво… Кстати, что это за дерево?

— Елка, — капитан, побледнев, схватился за штурвал — чародей ухитрился включить аварийный выход из гиперпрыжка, и сейчас корвет шустро вываливался в обычное пространство. — Присте…

На обзорном экране вспыхнуло необычно яркое солнце, и бортовой компьютер тут же взвыл сиреной — корвет летел точно в сизый диск планеты.

* * *

Корабль купался в плазменном облаке, пытаясь вырваться из гравитационной ловушки. Экипаж сдержанно матерился — на большее не хватало сил.

— Все приметы… — некромант поерзал, пытаясь устроиться в ободранном кресле поудобнее, но тщетно. — Елки. Я впервые понял, каково тем, кого обращают в каменные статуи.

— Нечего по пульту стучать, — лицо Киркса покраснело, как после многодневной пьянки. — И ничего бы не случилось!

— Приметы не лгут!

— Это глупое суеверие, — перед глазами капитана уже плавали фиолетовые круги.

Корвет вздрогнул всем корпусом, освещение погасло, а перегрузки вдруг сменились кратким мигом невесомости. Секундой позже сила тяжести вновь вернулась, и корабль затрясло — словно тот прыгал по кочкам.

— Похоже, мы переживем эту посадку, — капитан, дождавшись полной остановки, наконец разжал намертво стиснутые вокруг поручней кулаки — под ногтями запеклась кровь. — Возможно, я даже успею об этом пожалеть.

* * *

«Бесстрашный» утонул в свежей пашне, зарывшись в перегной по переднюю батарею. Корма с дымящимися соплами двигателей нелепо торчала в воздухе, напрочь исключая любую возможность взлета.

— Мы влипли, — мрачно заключил Киркс, брезгливо поковыряв носком сапога жирную черную землю.

— Не думаю, — некромант, пошатываясь, выбрался из корабля и упал на колени. — Земелька-то… Ох, — его бурно вырвало, — обработанная.

— На, — гном, вздохнув, протянул чародею коробку салфеток. От Гарина отчетливо несло свежим пивом, а на груди расплывалось гигантское мокрое пятно.

— Спасибо, — колдун вдохнул аромат некогда любимого напитка, и его желудок снова вывернулся наизнанку. — А сейчас отойди. Мне…

— Да я вижу, — гном, отойдя на пару шагов, вгляделся в светлую ленту проселка, на которой появились какие-то точки. — Ничего, сейчас местные приедут, разбираться за попорченный урожай — еще лучше станет.

* * *

По люку глухо шлепали пули, заставляя капитана нервно вздрагивать. Некромант, лежа прямо на решетчатом полу, уставился в потолок немигающим взглядом, и выражение лица при этом у него было препакостное.

— Ты что-то задумал, — заявил гном. На нем был чистый комбинезон с добрым десятком латок поперек груди, и чародею тут же стало интересно — что же стало с предыдущим владельцем одежды?

— С чего ты взял?

Гарин ухмыльнулся.

— Ты себя в зеркало видел?

— Я не смогу вытащить корабль. Разве что поднять сотню зомби… — колдун задумчиво пожевал губами. — По-моему, их тут как раз столько. Так что если вы их быстро перещелкаете…

— Никаких «перещелкаете»! — Киркс, сделав над собой невероятное усилие, все-таки поднялся на ноги. — Мы и так влипли по самое «не могу»! Я настаиваю на мирных переговорах.

— Именно влипли, — спокойно возразил некромант, имея в виду раскисшую пашню. — И я хочу это исправить.

— Хватит зверств, — неожиданно твердо заявил капитан. — По крайней мере, пока не будет другого выхода!

— Тогда давай — для простоты — ты представишь, что другого выхода уже нет, — живо возразил чародей. — Обычно такой подход экономит уйму времени.

— Нет.

— Отлично, — некромант, покряхтывая от боли, заложил руки за голову. — Другой вариант — договариваться, так?

Киркс кивнул.

— Тогда иди и договаривайся. А я пока поднаберусь сил — чтоб вытащить вас из беды, когда понадобится.

* * *

Шатер барона оказался по своему великолепен — резное дерево, полированная бронза и много, много шелка, собранного в сложные занавеси, создававшие иллюзию простора. К счастью, местный язык оказался на диво прост — лингверсор раскусил его за пару минут.

— Так вы упали с неба? — Шахрияр дон Бельсор, опустошив кубок, наполнил его снова. По шатру поплыл кислый запах скверного вина. — Чушь. Небо — это алмазная сфера, это знают даже дети.

— Не большая чушь, чем земли песьеглавцев и Край мира, — некромант, не спрашивая разрешения, уселся в резное кресло с витиеватым гербом на спинке. — Вы же знаете, барон, за рекой мир не кончается.

— За рекой? — Шахрияр нахмурился — долговязый выскочка вел себя тут, как хозяин.

— Это поговорка, — чародей откровенно наслаждался ситуацией. Он словно бы вернулся домой — к простым людям, понятным желаниям и чистым мыслям. — Впрочем, барон, мне… нам не нужна ваша вера. Мы согласимся на вашу помощь — и только.

— Вы говорите так, словно я у вас в долгу, — барон, упершись сжатыми кулаками о стол, мрачно глянул на чародея. — На мой взгляд, вы слишком зарываетесь.

— По-моему, вовсе нет, — колдун, широко улыбнувшись, прищелкнул пальцами. В тот же миг пламя пары факелов по краям стола обернулось добрым десятком крошечных огненных человечков. Вся эта толпа немедленно принялась скакать по роскошным шелковым портьерам, оставляя после себя неаккуратные дырки. Выждав с полминуты, чародей снова прищелкнул пальцами, ликвидируя все это безобразие, и повернулся к онемевшему барону. — Это была демонстрация, как вы понимаете. Чтоб вы начали воспринимать нам всерьез.

Лицо барона медленно расплылось в счастливой улыбке.

— Поразительно! — он, нашарив трясущейся рукой бутыль с вином, отхлебнул прямо из горлышка. — А еще что-нибудь такое можете сделать?

Некромант почувствовал, что простенький призыв саламандр ничуть не напугал аборигена — наоборот, в нечесаной голове дворянина зашевелилась уйма свеженьких идей. Идей того сорта, которые чрезвычайно славно выглядят на бумаге, но в реальности оборачиваются большой кровью. Это следовало немедленно прекратить.

— Многое, — чародей высокомерно кивнул, торопливо пытаясь подчинить себе разум аборигена. — Вот например…

Чародей быстро прошептал наизусть затверженную формулу, в воздухе перед носом барона повисла мерно моргающая огненная спираль, но этим все и ограничилось. Барон недовольно покрутил носом.

— Скромненько как-то, с факелами фокус получше был. Ладно, поехали ко мне в замок — там все и решим.

* * *

Замок барона больше напоминал развалину, чем место, где могут жить люди — вросший в вершину гранитной скалы, спрятавшийся под зелеными плетями ползучих трав, он был совершенно незаметен с дороги.

— Фамильная гордость, — Шахрияр ткнул в руины смотанной плетью. — Самая старая крепость в этой части Залива. А ну, пошли! — плеть легонько ткнула в бритый затылок переднего носильщика, и портшез, покачиваясь, поплыл по узенькой тропинке в гору. «Почетные гости», вздохнув, потопали следом.

К счастью, столица баронства оказалась всего в десятке километров от места падения корабля. За пару часов пути местный владетель успел просветить пришельцев о текущей ситуации в стране — один раз, о графике попоек на предстоящий месяц — один раз, и о собственной родословной — много, много раз.

Узкая, мощеная камнем дорожка растянула процессию в линию, временно избавив путешественников от участия в беседе.

— Хороший тут замок, — задумчиво пробормотал некромант, оглядывая крепость. — Грамотно расположен.

— Не понимаю, чего тут грамотного, — Киркс уже едва дышал. — Сдохнуть можно, пока домой попадешь. Хотя с его носильщиками… — капитан покосился на мокрые от пота спины слуг.

— Грамотно тут то, что дорожка эта отлично простреливается, — чародей кинул быстрый взгляд на серо-зеленую громаду крепости. — Уверен: если бы мы попытались забраться сюда самостоятельно, нам не дали сделать и десятка шагов. Кстати, сбежать отсюда не проще.

— У меня такое чувство, что мы лезем в западню.

— У меня тоже, — пожал плечами чародей. — Между прочим, я сразу предлагал понаделать из них зомби.

— Не отставайте, — капитана легонько подтолкнули сзади. — Темнеет.

* * *

Гном с дроидом сидели под самой крышей крайней башни, в которой наверняка еще век назад была пыточная. Полированные лимонно-желтые доски издавали одуряющий запах, а облицованные камнем стены, казалось, светились изнутри.

— Богато живут, — заключил дроид, простучав одну из стен. — Это маратенский шпат. Между прочим, полудрагоценный камень.

— Дорого стоит? — гном мигом оживился, алчно блеснув глазами.

— Порядком, — штурман на секунду застыл, вспоминая цены на «блестяшки». — В общем, на расстояние до тысячи светолет — довольно выгодный груз. Дальше — только если возить по спецзаказу.

— Фактура хорошая, — гном, погладив стену, всмотрелся в переливы камня. — У хозяина определенно есть вкус.

— И деньги, — добавил дроид. — Тут не меньше трехсот кило — по мировым ценам это не меньше сотни тысяч.

Гарин хмыкнул.

— Не похож хозяин на богача. Чувствуется, что денежки у него водятся, но немного — так, чисто на хозяйство. Знаешь, в зажиточных домах есть такой… — гном пошевелил пальцами, словно пересчитывая деньги, — аромат…

— Не знаю, — отозвался дроид. — Из всех органов чувств мне доступны только зрение и слух.

— А как же ты в пиве разбираешься, мой железный друг?

— По электролитическому эффекту.

* * *

Пир затянулся заполночь, но блюда и напитки, казалось, все не убывали.

— Ваше прибытие — это знак судьбы, — барон щелчком пальцев отослал слугу с массивным серебряным тазиком. — Ваши огненные штучки могут решить одно мое… затруднение. А я тогда помогу вам. Идет?

Некромант попытался снова наложить чары подчинения, но снова безуспешно — спираль, с минуту поморгав перед носом Шахрияра, рассыпалась на отдельные искры.

— Ладно.

— Я так и знал, что мы договоримся, — на лице барона ослепительно сверкнула белозубая улыбка.

— У меня такое ощущение, что я не только сунул голову в капкан, но и защелкнул его, — еле слышно прошептал чародей.

* * *

— Осторожнее! — недовольно пробормотала голова робота, небрежно пристроенная на резном табурете. — Контакты погнешь!

— Погну — так выпрямлю, — рассеянно отозвался гном, ковыряясь внутри распотрошенного тела дроида. — Было бы что гнуть.

— Вот я тебя к хирургу отправлю, — язвительно прошипел штурман. — Тогда и поймешь — каково это, когда во внутренностях ковыряются.

— Паршиво, — Гарин наконец нашел нужный блок. — Приготовьтесь, больной, будет немного больно…

Раздался сухой треск, и в комнате резко запахло озоном.

— Садист, — прохрипел штурман, наконец придя в себя. — Кто ж кабеля напрямую втыкает… Они ж у меня с фазой не развязаны!

— Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается, — кровожадно ухмыльнулся гном. — Так любил говаривать наш батальонный врач.

— Ты ж, вроде, купец!

— А первичный капитал на торговлю где взять? — ласково поинтересовался Гарин. — Папаша-то мой жив и здоров, а как денежки считает… — Гарин мечтательно закатил глаза. — Он даже детишкам карманные давал в долг — под проценты. Очень, знаешь ли, способствовало освоению арифметики.

— Счастливое детство, — хихикнул дроид. — А я еще, балда, людям завидовал…

— Меньше разговоров, больше дела, — буркнул Гарин. Настроение у него испортилось — покинув отчий дом, он старался вспоминать о детской поре как можно меньше. — Работает?

— Работает, — отозвался штурман. — Слабенько, конечно, но…

Он вдруг замолчал.

— Ну, что? — шепотом поинтересовался гном.

— Сильный источник радиоизлучения на северо-восток от нас. Это плохо. Похоже на станцию зональной связи. И это хорошо.

— Поясни.

— Плохо — значит, мы тут такие не одни. Но наш хозяин ничего про них не знает — иначе бы не нес чушь про алмазную сферу. А хорошо — это все-таки не радар. И это позволяет мне надеяться, что нас все еще не заметили.

* * *

На сей раз портшезы достались всем — даже дроиду, паланкин которого под весом ста кило железа трещал и прогибался.

— Ехать долго, — пояснил барон. — Успеете нагуляться.

— Очень кстати, — Киркс, представив, что по местным меркам означало «долго», покрылся холодным потом.

— Ну, в путь, — некромант вынырнул словно из-под земли, торопливо вытирая руки какой-то тряпкой. — И, желательно, поскорее. А то сейчас начнется… — Он нырнул в паланкин и торопливо задернул занавески.

Капитан хотел поинтересоваться — в чем причина спешки, но тут со стороны заднего двора послышались гневные вопли — отчасти птичьи, отчасти человеческие.

— Опять гадал?

— Приметы сбываются. Потом расскажу, — коротко отозвался чародей, секундой позже замерев неподвижно.

— В путь, — провозгласил барон, аккуратно стегнув переднего носильщика плеткой. — Ну, пошел!

* * *

Когда процессия выбралась на нормальную дорогу, капитан, наградив переднего носильщика серией тычков, нагнал портшез некроманта. Тот, раздвинул занавески, вытянулся в паланкине во весь рост, определенно наслаждаясь ситуацией.

— Тебе все равно, по чем гадать?

— Были бы внутренности. А так — хоть на мышах. Только там знаки разглядывать неудобно.

— Какие еще знаки? — Киркс представил себе распотрошенную мышь, и ему на миг стало дурно.

— Знаки судьбы, — пожал плечами чародей. — Это так просто не рассказать. В общем, нынешним гаданием я доволен. Все закончится благополучно.

— Для всех?

Колдун окинул капитана пристальным взглядом.

— С учетом того, что без нашей дружной компании я вряд ли получу нужные для ритуала компоненты… — Киркс медленно выдохнул. — А вот для него, — некромант кивнул на важно восседающего в портшезе барона, — не знаю. Его я не загадывал.

* * *

Замок двоюродного дяди Шахрияра, Джавида дон Аргаста, выглядел не в пример представительнее — глубокий ров, заполненный водой, добрый десяток башен, сверкающих белоснежным бетоном, счетверенная лазерная турель в надвратной башне и серебристая полусфера посадочного маяка на заднем дворе.

— Он связался с подземными демонами, — пояснил барон. — Не знаю, чем он им глянулся — но злато в его казне прибывает, умножая и без того непомерную гордость моего дяди.

— И что? — состроив невинное лицо, поинтересовался гном.

— Гордыня — это плохо, — хитро блеснув глазами, отозвался Шахрияр. — Я так думаю — его дух безмерно мучается от этого. А вот если б у него золота было поменьше, а у меня — побольше, так было бы правильнее. Да и дух бы его меньше мучался.

— Интересно, — гном хмыкнул. — По сути, вы замыслили банальный грабеж.

Барон пожал плечами.

— Я называю это — миссией родственной помощи. И ожидаю вашей помощи.

Капитан, вытянув из рюкзака бинокль, прильнул к окулярам. Увиденное ему не понравилось — крепость была усажена видеокамерами, как праздничный торт — ореховой обсыпкой.

— Нам не пройти незамеченными. Одна надежда — на твое колдовство, — Киркс сунул бинокль некроманту. Тот неслышно выматерился.

— Я не смогу. Они — за водяным кольцом.

Поразмыслив, капитан понял — чародей имел в виду ров.

— И что?

— Я — некромант. Еще немного, совсем немного — стихийник, по воздуху и огню. А ров — это синтез земли и воды, моих антагонистов. Мне даже здесь колдовать нелегко!

— Какие-то затруднения? — поинтересовался Шахрияр. Он не понял ни слова из диалога, но интонация говорила сама за себя.

— Нет, никаких, — отозвались колдун с капитаном в один голос.

* * *

— А ты говорил — никаких контактов с неразвитыми мирами, закон какой-то приплетал… — язвительно прошептал гном, разглядывая карьер, вгрызшийся в гору за замком. На дальнем склоне копошились крошечные фигурки, в которых штурман с удивлением признал дроидов-копателей — могучие машины с добрый десяток метров в длину. Масштаб раскопок поразил робота — на самом деле титанический карьер успел сожрать одну гору, и сейчас подбирался ко второй.

— Вот тебе и закон Браннигана, — штурман испытал неприятное чувство, словно безупречная системная логика все-таки дала сбой. Последний раз с ним такое было, когда он попытался выстроить реалистичную модель парадокса.

— Коммерция, мой железный друг, — Гарин снисходительно похлопал дроида по стальному боку, — эта вещь такая, что соблюдает законы только, когда это выгодно.

* * *

На второй день стояния под замком Джавида полил дождь, и некромант совсем приуныл. Теперь у него не получались даже простейшие фокусы.

— Но у тебя же получалось, — гном недоуменно воззрился на почерневший булыжник, вонявший горелой резиной. — Тогда, у моря.

— Я колдовал неправильно, — раздраженно буркнул чародей.

— Так попробуй и сейчас… неправильно.

Колдун, приподнявшись с нарубленного лапника, выразительно повертел пальцем у виска.

— Жить надоело? Я ж могу такого сотворить — пророчество Генделя детской сказкой покажется.

Гном поежился.

— По-моему, ты преувеличиваешь.

— Я? — некромант был возмущен до глубины души. — Я никогда не преувеличиваю.

— Вот и докажи, — гном, спрятав в бороде улыбку, лег на спину. — Без ссылок на обстоятельства.

* * *

Барон рвал и метал — но «родственную помощь» дяде пришлось отложить еще на неделю. Некромант, затребовав географический атлас, засел за расчеты — его честь была уязвлена, и душа требовала отмщения.

— Ну, я ему покажу, — перо прыгало по грубой бумаге, оставляя за собой цепочки клякс и строчки формул. К счастью для гнома, чародей решил разрешить спор конструктивно — иначе бы Гарин не дожил до утра. — Он еще увидит, как смеяться!

На пятый день тучи рассеялись, и колдун изрядно повеселел. Свежеперекопанную поляну засыпала добрая тонна пепла, поверх которого легла скрученная из проволоки пентаграмма.

— Сталь и огонь, — чародей закрепил на концах звезды крошечные свечки и отошел в сторону. — Ну, Гарин, молись.

* * *

Крепость третьи сутки подряд тонула в песчаной буре. Сотни молний клевали бетон, оставляя после себя оплавленные лунки. Электроника внутри напрочь перегорела, и гарнизон укрылся в подземельях — там оказалось припасено вдоволь еды, воды и не было мелкого, противного песка, который пытался пролезть в каждую щель.

— Я не хотел, чтобы дядя… сильно пострадал, — неуверенно заметил Шахрияр, увидев утонувший в дюнах замок.

— Я думаю, что с ним все будет в порядке, — некромант небрежно махнул рукой. — Можешь проверять.

* * *

Три портшеза замерли перед искореженными воротами замка — барон согласился оставить в лагере только гнома со штурманом. Некромант буквально светился от удовольствия, разглядывая развалины — бетонные башни превратились в кучу изломанных плит, из которых торчали ржавые прутья, ров оказался доверху засыпан песком, а лазерная турель валялась в углу двора куском металлолома.

— Дядюшка Джавид! — заорал барон во всю мощь легких. — О, какое горе — я не верю своим глазам!

— Шахрияр? — со стороны каменного донжона — единственного, который выстоял в буре, донесся слабый шорох. — Мальчик мой, неужели это ты?

— О, мой возлюбленный дядя! — отозвался барон с неподдельным ужасом в голосе. — Что за дэвы посетили твой уютный замок?

— Дэвы пустыни, несомненно, — чародей наконец смог разглядеть, откуда шел голос — в узкой бойнице у самого входа в башню блестели подозрительные глаза.

— О мой несравненный дядя, ты цел? — голос алчного племянника лучился искренней заботой.

— Они не смогли повредить истинно сильному духу, — дверь со скрежетом отворилась, и наружу выкатилась щуплая фигурка, закованная в броню с ног до головы. Впрочем, она тут же замерла — песок во дворе затягивал ноги не хуже трясины, и если бы не загодя сплетенные из лозы опорки на ноги, носильщиков бы уже засосало по грудь.

— Но твой замок! Неужто слухи насчет алчных демонов подземелья оказались правдой?

— Может, и так… — из-за двери выглянул старичок в богато расшитом камзоле. — Они сейчас у меня в подземелье, в колодках. Я как раз ждал передышки — дровишек у меня некомплект, ни масла подогреть, ни инструмент прокалить.

Киркса передернуло — он представил, что сейчас чувствуют несчастные контрабандисты, и ему даже стало их немножечко жаль. Барон уже выскочил из портшеза и стремглав бросился к «возлюбленному дяде».

— Я уверен, что все дело — в проклятом золоте, — заговорщицки шепнул он Джавиду, оттаскивая его от спасительного лаза в подземелье. — Вот если бы…

— Обманщик! — визг старичка заставил некроманта недовольно прищуриться. Щуплый телохранитель кинул под ноги щит и выхватил саблю, попытавшись отбить хозяина, но барон ловко всадил ему в щель забрала длинный кинжал. Раздался сухой треск, и телохранитель рухнул навзничь.

— А теперь — ходу, — Шахрияр, крепко зажав в руках брыкающегося дядю, легко заскочил в паланкин и аккуратно пнул переднего носильщика парадным сапогом в паутине из лозы. Слуги шустро перешли на рысь — и вовремя, из донжона уже сыпалась разъяренная дружина Джавида. Впрочем, она почти сразу же увязла по колени, не успев сделать по похитителям даже пары прицельных выстрелов.

— Не догоните, не догоните, — совершенно по-мальчишески гаркнул Шахрияр, пеленая бьющегося в ярости родственника.

Глава 5. Варварское гостеприимство

Угрюмый замок Шахрияра сегодня сиял всеми огнями. «Почетный гость» восседал во главе стола, изо всех сил пытаясь прогрызть кляп, а барон сидел рядом, время от времени интересуясь — отчего же его возлюбленный дядюшка ничего не ест?

Некромант, прикрыв глаза, лениво ковырялся в тарелке — эйфория от победы уже прошла, и теперь осталась только серая усталость. Местная еда, с точки зрения колдуна, могла отогнать чувство голода — и только. Чародей же в родном замке привык к изысканной готовке, так что местная каша из мелко порубленных кореньев и мясо, на вкус напоминавшее картон, были отвратительны.

— Что-то случилось? — резной стул по правую руку противно скрипнул, и чародея обдала густая волна перегара. Судя по слегка заплетающемуся языку, Киркс уже успел изрядно «заложить за воротник», а оттого пребывал в благодушном настроении.

— Я хочу домой, — некромант откинулся на спинку стула. Перед его внутренним взором снова появился родной замок, во всех подробностях — от подземных лабораторий до наблюдательных постов на шпилях, и от этого тоска стала совсем нестерпимой.

— Ты, случаем, не перепил? — капитан беспокойно глянул в лицо чародею. Увиденное его изрядно озаботило — вместо черной бездонной пропасти глаз на него глянули слезящиеся мутные очи полусумасшедшего старика.

— Может быть, — покладисто согласился некромант.

— Тогда тебе стоит поспать.

— Стоит…

Хмель мигом слетел с Киркса, оставив после себя легкую головную боль и сожаление о бездарно потраченной выпивке. Он принюхался к полупустому кубку, но не уловил ничего, кроме кислого запаха водянистой дряни, которую местные называли вином.

— Никуда не уходи, — капитан соскользнул с высокого стула, оглядываясь в поисках штурмана — насколько Киркс помнил, у того вполне могла заваляться портативная лаборатория, которую капитан втихую называл «микровытрезвитель».

— Как прикажешь.

* * *

Некромант бесчувственным телом лежал на шикарной постели, а капитан с дроидом колдовали над остатками ужина. Против ожидания, в вине ничего подозрительного не оказалось, а вот в бифштексе содержание нейролептиков было всего на десять процентов ниже летальной дозы. Киркс, узнав диагноз, побледнел.

— По-моему, нас хотели отравить. Хорошо, что у меня аппетита не было.

— Да что тут хотеть, — лаборатория издала короткий звонок. — Ваши тела скроены настолько нелепо, что обычно надо постараться оставить вас в живых, а не наоборот. Может, только Гарин скроен более-менее разумно…

Стальная рука поставила перед капитаном мензурку с искристо-синей жидкостью.

— Это что? — подозрительно поинтересовался капитан, морщась от едкого запаха.

— Антидот. Напои его, и сам выпей. По крайней мере, на ближайшую неделю у вас будет шикарный иммунитет к такого рода отравлениям. Да, и постарайтесь ничего себе не сломать.

— Чего это? — Киркс все еще не решался прикоснуться к емкости с лекарством.

— Потому, что придется терпеть — обезболивание не подействует.

Штурман не стал рассказывать о самом примитивном способе наркоза — вовсе без лекарств — Киркс и так уже цветом лица напоминал беленую стену. Аккуратно прикрыв дверь, дроид направился к винтовой лестнице, но дойти до нее не успел — основательный удар по голове расцветил все поле зрения переливающимися вспышками, и штурман отключился.

* * *

Гном задумчиво тасовал колоду — он решил научить штурмана бриджу. В логических играх компьютер все равно обыгрывал человека максимум с пятой попытки. Но в блефе штурман был откровенно слаб — и гном хотел это использовать.

Глухой металлический лязг на лестнице мигом сдул с гнома благодушное настроение. Факел злобно зашипел, погашенный мощным плевком, и по комнате пополз едкий дым. Вовремя — дверь бесшумно отворилась, бросив на пол ярко-желтый луч света. Гарин осторожно отступил за дверь и, приложив ладони ко рту, издал шумное сопение — словно бы он дрых без задних ног. Конечно, соорудить куклу на постели было бы еще достовернее, но об этом думать было уже некогда.

В комнату скользнула тощая тень. Приглядевшись, гном понял — это был один из носильщиков, что так резво таскали паланкины — видать, только этим их служба не ограничивалась. В руках парень держал шестопер, тщательно обмотанный тканью.

Дверь приоткрылась еще шире — теперь в расширившемся проеме торчали уже две любопытные головы. Парень с шестопером едва слышно буркнул что-то матерное — из-за этого в комнате стало совсем темно.

Короткий хук левой вынес обладателя верхней головы в коридор. По полу загремела масляная лампа, и яркий свет тут же сменился дымным заревом. Парень с шестопером недоуменно обернулся, подняв над головой свое оружие, но руку аккуратно перехватили, тут же сломав в трех местах. Последнего слугу Гарин догнал уже у лестницы, от души огрев трофейным шестопером.

Обезоруженный парень зашелся долгим истошным воплем — во дворе тут же отозвался горн. Гарин, сглотнув, бросил короткий взгляд на бесчувственное тело дроида и метнулся в боковой коридор, куда выходил вентиляционный канал, ведущий прямиком в подземелья.

* * *

Голова капитана просто-таки раскалывалась — но боль совершенно не походила на обычное похмелье.

— Воды…

В губы ткнулась щербатая плошка с чем-то горьким.

— Воды! — Киркс протестующе помотал головой.

— Пей, что дают, — раздался голос лингверсора. Он почему-то шел не с кисти, а откуда-то издалека. — Пока дают.

Капитан открыл глаза — он сидел в прочном кресле со встроенными кандалами, а напротив, у жарко горящего горна, стоял барон собственной персоной. На столе у стены лежал лингверсор — рядом с массой блестящих инструментов самого зловещего вида.

Массивный мужчина в халате, изрядно забрызганном темным, снова ткнул под нос капитану плошку с бурой жидкостью. На сей раз Киркс не сопротивлялся.

— Вот и славно, — Шахрияр, взяв со стола длинный изогнутый прут, сунул его в горн. Капитан зачарованно проследил за стайкой искр, взмывших к низкому закопченному потолку, и непроизвольно сглотнул. — Я вижу, мой друг, ты озадачен?

— Немедленно отпустите меня!

— Не вижу в этом никакой необходимости, — барон, вытянув ногой из-под стола грубо сколоченный табурет, уселся на него и принялся выразительно разминать пальцы. — В этом случае ты меня будешь слушать невнимательно.

— Я и так не буду.

— Будешь, — Шахрияр, ухватив щипцами прут, извлек его из горна — конец уже ощутимо покраснел. — Не так ли?

— Что тебе надо?

— Твоя летучая крепость. Я, видишь ли, осматривал ее сегодня. Вы упали с большой высоты, но остались живы. Стены летучего форта воистину несокрушимы, — барон на секунду задумался. — После нашей победы я много думал… Ваше присутствие дает мне шанс — и я намерен не упустить его.

— Какой шанс?

— Стать великим, конечно! — барон пожал плечами, словно это само собой разумелось. — Несокрушимая летающая крепость и смертоносный повелитель бурь — никто не сможет остановить меня. Но сперва… Ты будешь служить мне?

Киркс снова сглотнул. От сухого жара он весь вспотел, а пересохший язык, казалось, прилип к небу.

— Не слышу ответа, — Шахрияр лениво потянулся.

— Да, — на ум капитану пришла старинная поговорка: «коготок увяз — всей птичке пропасть».

— Отлично, — барон перевел взгляд на темную фигуру, неподвижно застывшую за креслом Киркса. — Ошейник сюда.

* * *

Путь в подземелье оказался недолгим, но болезненным — строители наверняка не рассчитывали на то, что вентиляционные ходы будут использоваться для путешествий. Острые края камней напрочь изорвали кожаную жилетку, но в общем гному удалось отделаться сотней ссадин — и только.

Камин, в котором в итоге очутился Гарин, не разжигали по меньшей мере уже лет двадцать — тонкий слой копоти совершенно исчез под добрым десятком видов плесени. Секунду гном сидел неподвижно, жадно вслушиваясь в гулкую темноту, но ничего, кроме звона капель, разобрать не сумел.

Сзади что-то коротко зашуршало, и гном поторопился вперед. Вовремя — по заплесневелым стенам потекли огненные ручейки, заполняя коридор оранжевым светом.

— Шустрые, сволочи, — хмыкнул Гарин, вглядываясь в темноту. — Ничего, вы еще не знаете гномов!

* * *

Некромант очнулся от пронизывающей сырости. Открыв глаза, он недоуменно уставился в низкий потолок, по которому бежали лазоревые блики света.

— Эй! — чародей попытался зашевелиться, но ничего не получалось — похоже, его связали, но кровать под ним начала качаться, как лодка на воде. На воде — колдуна ожгла неожиданная догадка: похоже, Шахрияр понимал намного больше, чем показывал, и оказался намного хитрее, чем рассчитывал некромант.

— Не дергайся, дохляк! — раздался ленивый голос, и плотик с чародеем резко дернулся. Колдун удивленно хмыкнул — говорили на среднегалактическом. — Все равно ты ничего не сделаешь.

Некромант повернул голову — он действительно плавал на самой середине подземного озера. На берегу сидел угрюмый парень с рукой в лубке от кисти до самого плеча. От берега к плотику шла крепкая веревка, которая и не давала чародею уплыть слишком далеко.

— Как интересно, — колдун пытался говорить совершенно безмятежно — словно не его опоили и привязали к хлипкому плотику. — Это ж кто тебя так?

— Ты о чем? — парень откровенно занервничал.

— Рука, — чародей широко улыбнулся. — Я повидал много переломов — этот явно «ручного» происхождения.

— Этот ко… — лицо парня исказилось ненавистью, но он тут же взял в себя в руки. — Нет, это я так, упал.

Колдун беззвучно улыбнулся — похоже, Гарин все-таки принял бой. Конечно, еще интереснее было бы узнать — удалось ему скрыться, или нет, но на такую удачу некромант не рассчитывал.

— Упал, значит… Ваш замок вообще очень скверно спланирован — засыпаешь в постели, а просыпаешься… — чародей попытался пожать плечами, но не смог сделать даже этого — скрутили его действительно на совесть.

— Да, — парень едва заметно выдохнул — он счел, что некромант не заметил его оговорки.

— Долго заживать будет.

— Порядком…

Некромант позволил себе улыбнуться еще шире — беседа, похоже, налаживалась.

* * *

Подземелье оказалось на редкость примитивным — всего три части, в меньшей из которых очутился гном. С поверхностью они соединялись широким тоннелем, выходившим во двор крепости, и добрым десятком «секретных» и полусекретных ходов.

Тюрьма была совсем крошечной — всего-то три коридора с десятком камер, в которых не было ни одной живой души. Кладовые с казармами оказались куда как просторнее — там гному постоянно приходилось прятаться от патрулей и слуг, которых в замке жило намного больше, чем можно было представить с первого взгляда. Впрочем, подземелье при всей своей примитивности было достаточно просторным для «игры в прятки», и под конец гном даже немного обнаглел.

* * *

— Так, а тут чего заперто? — отмычки, наспех выточенные из гвоздей, казались игрушечными в толстых пальцах гнома, но управлялся он ими с противоестественной ловкостью. — Наверняка что-то ценное.

Дверь с едва слышным скрипом отворилась, пропуская внутрь Гарина. Тот недоуменно оглядел свалку металлолома — мятые доспехи, чеканка на которых скрылась под слоем ржавчины, изъеденные жучком стрелы и копья, расколотые щиты, искореженные шлемы.

— Тю… — разочарование в голосе гнома можно было черпать ведрами. — Замок на марку, а добра на полушку…

Вдруг его взгляд привлек подозрительно знакомый шлем. Увидеть в таком месте что-то привычное было невероятным — и Гарин решил разобраться потщательнее.

«Шлем» оказался проломленным черепом штурмана. Электронные блоки под титановой пластиной перекосились, а на открывшихся контактах запеклась бурая накипь — похоже, дроида не только оглушили, но еще и прополоскали.

— Да уж, попал ты, старина… гном склонился над останками друга, но почти тут же распрямился — в коридоре послышались голоса.

* * *

Широкий железный ошейник неприятно натирал шею, но в остальном капитан не испытывал никаких неудобств. Напротив, его стали намного лучше кормить, утром его одевали два лакея, а вино — намного лучшего качества — теперь выдавали без ограничений.

Корабль скрыла паутина тросов и кучи земли, извлеченные из-под корпуса. Одноглазый инженер с изуродованным лицом рассчитывал приподнять нос фрегата, чтобы Киркс мог выпустить переднюю посадочную тележку, а потом то же самое провернуть и с кормой. Если же корвет окажется чересчур тяжелым — просто расчистить дюзы вертикального маневра, чтобы Киркс смог безопасно взлететь.

— Замечательная вещь, — инженер буквально сходил с ума от восторга. — Какая форма, а прочность! — он снова попытался поцарапать гвоздиком керамическую обшивку корабля — как всегда, безрезультатно. — Если бы вы упали всего на полсотни лиг севернее, можно было даже не возиться!

— А что там?

— Караванный путь через горы в земли варваров. Формально — он на территории барона, да только загвоздка в том, что деревянный форт там не продержится и пары недель, а времени построить нормальную крепость нам никто не даст. А тут — такой подарок… Установили бы кормой к ущелью, и… — инженер издал шипящий звук, намекая на роль маршевых дюз в деле борьбы с противником.

— Лучше носом, — отозвался Киркс, тут же пожалев о своих словах.

— Отчего это? — инженер тут же насторожился, а изуродованный нос, похожий на сливу, начал нервно дергаться.

— Да так, ничего, — капитан проклял слою болтливость, но было уже поздно — собеседник, мигом посерьезнев, побежал в сторону корабля, забрав с собой лингверсор.

* * *

Некромант благословлял того, кто скрутил его пеньковыми, а не кожаными веревками — от сырости те уже на третий день изрядно ослабли, и теперь оставалось надеяться, что во время очередного кормления тюремщик не проверит крепость пут.

— А потом я ему говорю… — парень с переломанной рукой продолжал вдохновенно вещать, позабыв обо всем на свете.

— Так… — чародей изобразил на лице жуткую заинтересованность. — И что же дальше?

— А он такой!

— Как интересно… — по расчетам чародея, еще три дня, и он сможет освободить руки. Хотя это не особо бы ему помогло: в обители земли и воды колдовать не получалось в принципе — тут даже мысли читались с трудом, но колдун был уверен — за три дня он что-нибудь придумает. Главное, чтобы никто не обнаружил ослабших веревок.

* * *

Дверь резко дернули, после чего послышался жалобный скрежет ключа в замке. Гном довольно ухмыльнулся — изрядно перетрусив пару дней назад, он позаботился принять меры. Теперь замок на двери был безнадежно испорчен, а открывать ее следовало за петли, поворачивая створку на дужке замка. Это требовало совершенно недюжинной силы, и оттого гном считал себя в полной безопасности.

Из-за двери послышалась недовольная ругань и лязг металла — словно кто-то с размаху бросил об пол кучу мятых кастрюль. Впрочем, секундой позже из коридора донесся скрежет — отпирали соседнюю дверь. Гарин медленно выдохнул — похоже, комната действительно использовалась как склад металлолома.

Голова дроида — впрочем, сейчас не голова, а груда электроники, разложенная на полу — издала серию коротких щелчков, немало воодушевив гнома. Поначалу он боялся, что короткое замыкание полностью разрядило источник питания штурмана, но все обошлось.

— Где я? — левый глаз дроида, повращавшись, уставился на сапог гнома, перемазанный глиной и известкой.

— В подземелье, — хохотнул Гарин. — Ты хоть что-нибудь помнишь?

— Некроманта отравили нейролептиками. Я сделал противоядие. Пошел вниз, — речевой модуль издал слабое жужжание, — Системная ошибка, динамическая перегрузка мозгового блока выше допустимой.

— Тебя огрели по голове, мой друг, — отозвался гном. Подозреваю, что этим, — он продемонстрировал глазу массивный шестопер. — Проломили череп, а там короткое замыкание, и все такое прочее.

— А ты меня чинишь.

— Точнее, пытаюсь. Ладно, отключайся — буду тебя монтировать в шлем, — Гарин показал глазу до блеска отдраенный «горшок» с неразборчивым гербом.

* * *

— Я думал, мы договорились… — Шахрияр бережно поправил цепи ножных кандалов капитана.

— Я забыл про носовую батарею, — быстро отозвался Киркс. Горн напротив горел во всю мощь, но капитана била дрожь.

— Про что еще ты «забыл»? — барон издевательски вздернул бровь. — Так не пойдет. А потому — с его дня за каждый прокол ты будешь терять по пальцу. Их у тебя целых двадцать — надолго хватит. Если к делу подходить с должным тщанием.

— Я не смогу управлять кораблем.

— Невелика наука — кнопки нажимать. Обучишь кого-нибудь. А если кому из вас не хватит прилежания — я смогу найти нужные стимулы, не волнуйся.

* * *

Путы почти развалились — еще день, и кисти будут полностью свободны. Некромант даже позволил себе помечтать, что именно он сделает с бароном, когда снова обретет возможность колдовать.

Внезапно дверь в темницу распахнулась, и по воде заплясали оранжевые отблески. Чародей повернул голову — на пороге стоял Шахрияр. Тюремщик оборвал свой бесконечный монолог, с неподдельным страхом уставившись на господина.

— Ну, как наш пленник? Не отсырел еще?

— А раньше вы меня звали «дорогим гостем», — язвительно отозвался колдун.

— Все меняется, — барон щелчком отослал стражу с факелами, обрывая смутную надежду чародея сыграть на противодействии огня и воды. — Ну как, готов к новым подвигам?

— Нет, — некромант весьма правдоподобно закашлялся. — Я и после предыдущего дела не оправился, а это болото меня совсем доконало.

— Это наша самая большая питьевая цистерна, — хмыкнул Шахрияр. — Ценил бы оказанную честь, обычно мы сюда чужаков не допускаем.

Некромант, глубоко вздохнув, четко изложил, как барону следует обойтись с «оказанной честью».

— Как грубо, — Шахрияр недовольно скривился. — Да, к слову — я знаю, что тебе нужно.

— Да неужели?

— Мне твои дружки все рассказали. Без утайки. Приятные люди, люблю таких, — барон повелительно взмахнул рукой, сгоняя со стула тюремщика. — Ты хочешь попасть домой. А для этого тебе нужен железный болван, который знает, как это сделать, и толстый пьяница, за чьей спиной ты прячешься. В общем, так, — Шахрияр выразительно размял пальцы, внимательно глядя некроманту в лицо. Тот даже не дернулся от сухого треска, и барон разочарованно отвернулся. — Пока ты исполняешь мои приказы — твои… коллеги живут. И твоя надежда — вместе с ними. Я понятно излагаю?

— Вполне, — мрачно отозвался чародей.

* * *

Капитан сидел в кресле второго пилота и обливался потом. Нестерпимо хотелось выпить, пусть даже местной дряни, но как только корвет смог взлететь, Шахрияр тут же заменил пайковое вино травяной настойкой. Это окончательно убило остатки оптимизма в Кирксе, и даже родное пилотское кресло не вернуло ему былой бодрости.

Вихрастый мальчишка-писарь увлеченно жал на кнопки, заставляя громаду корабля выписывать в небе совершенно невероятные кульбиты.

— Альтиметр! На альтиметр смотри! — по дисплею прыгали алые цифры — «предельно низкая высота».

— Ух, здорово… — парень с восторгом потянул штурвал на себя, заставив корвет выполнить классическую «свечку».

— Авиагоризонт! Альтиметр… Тормози — гора прямо по курсу! — гранитная стена словно бы выпрыгнула из ниоткуда. Испуганный парень выжал педаль тормоза, и корабль застыл неподвижно — в километре от зеленой равнины и всего в полсотне метров от Радужного хребта, «последнего рубежа цивилизации», как объяснил Кирксу инженер.

— Извините, — мальчишка, выпустив штурвал, съежился в кресле, ожидая взбучки.

— Не бросай штурвал во время полета! Задний ход малый, — устало отозвался капитан. — Потом поговорим.

* * *

К сожалению, за свой короткий визит Шахрияр успел разглядеть ослабшие путы на руках пленника, тут же распорядившись сменить их на кожаные. Приказ выполнили с насторожившей чародея поспешностью — это никак не вязалось с атмосферой «окраинного баронства», которая раньше царила в этом месте.

Сейчас все пропитал настоящий армейский дух — именно то, чего некромант отчаянно избегал в родном мире. Даже сам Шахрияр, казалось, стал выше — от него исходил «аромат» настоящего вождя, и его люди это чувствовали.

Больше колдун никогда не видел однорукого тюремщика — его сменили мрачные ребята в глухих шлемах, которые напрочь игнорировали любые попытки завести беседу. Впрочем, кормить чародея стали лучше, и чуть ли не через день его мазали остро пахнущими мазями, которые разом прогнали зарождавшуюся простуду.

Все открылось через пять дней после визита барона — когда в двери темницы появилось что-то, отчаянно напоминавшее двуспальный гроб с иллюминатором в верхней части. Внутри, как некромант и опасался, тоже плескалась вода. Следом в темницу вошел барон.

— Вставай, мой друг. Нас ждут великие дела.

Глава 6. Огонь с неба и прочие неприятности

Юнга, как про себя окрестил парнишку капитан, с каждым днем справлялся все лучше, и это, вкупе с отсутствием выпивки, вгоняло капитана в черную меланхолию. Киркс слишком хорошо изучил Шахрияра — как только замена будет готова, слишком чужого и непонятного капитана тут же отправят на покой. На вечный покой.

Барон, словно чувствуя настроение Киркса, под конец начал лично контролировать процесс обучения.

— Ладно, хватит, — Шахрияр терпеливо дождался, пока двигатели корвета смолкнут, и отстегнул ремни. — Завтра у нас большое дело.

— Заур еще не готов.

— Неважно. Ты подстрахуешь, — барон почесал подбородок. — О нашей крепости уже поползли слухи — я не хочу давать врагам время на подготовку.

— Каков наш план?

— Узнаешь, — Шахрияр, одернув камзол, отстегнул от кресла цепь капитанского ошейника. — Иди за мной.

* * *

В баронских комнатах было тепло, а под потолком плавал дым ароматических палочек. На огромном столе лежала исчирканная стрелками карта, а на краю примостился украшенный крыльями закрытый шлем.

— Корабль поведешь ты. Я знаю — ты слишком любишь жизнь, чтобы решиться на самоубийство, а водишь ты намного лучше Заура.

На стол лег странный чертеж — два квадрата, вписанные один в другой, с окружностями по углам.

— Это герб? — предположил Киркс — на боку шлема виднелась похожая гравировка.

— Нет, хотя и похоже. Это крепость графа Зурриди. Сперва тебе нужно обстрелять эти башни, — указка последовательно ткнула в каждую из окружностей, — а потом ты сядешь тут, — барон показал в центр меньшего квадрата. — После этого моя дружина завершает дело. Заур же будет следить, чтобы ты не улетел раньше времени.

— Мне бы выпить… — капитан невольно сглотнул.

— Трезвым ты мне больше нравишься, — барон решительно хлопнул ладонью по столу, давая понять, что разговор окончен. — По результатам операции — не раньше!

* * *

На сей раз дроид чувствовал себя намного лучше — ноги даже прошли контрольный тест. Руки пока дрожали, как у пьяницы на третий день «белочки», но с этим можно было обождать.

— Чего так долго? — недовольно поинтересовался штурман, сверившись с системной датой — его не включали больше суток.

— Дела были, — гном бережно достал из мешка блестящие части доспехов. — Наш уважаемый хозяин готовит небольшую войну. Первый удар назначен на завтра — баронская дружина должна высадиться с нашего корвета прямо внутри крепости графа Зурриди, а некромант — поддержать их чародейством.

— Бедная крепость, — хмыкнул дроид, вспоминая руины замка Джавида.

— Я думаю, скорее бедные мы, — Гарин мрачно потеребил бороду. — Если наш чародей до сих пор не разобрал этот замок по кирпичику — значит, на него нашлась какая-то управа. А что из этого следует?

— Что мы застряли, — закончил штурман.

— И потому у меня есть план, — гном, взяв из блестящей кучи на полу крылатый шлем, подкинул его на ладони. — Ты у нас будешь бароном.

— Ай, щекотно! — штурман издал металлический смешок, когда гном сноровисто отделил голову от тела. — Поясни.

— Все очень просто, — Гарин принялся шустро разбирать тело. — Я сейчас соберу тебя внутри доспехов. Это просто, я уже прикинул — разве что с головой придется повозиться.

— А дальше?

— О, дальше начинается самое интересное, — гном, на секунду отложив инструменты, довольно потер руки. — Под видом барона ты проберешься на корабль — его, кстати, уже откопали. Теперь он во внутреннем дворе квартирует. А там — видно будет.

— Вот этот последний пункт меня радует больше всего, — мрачно отозвался дроид.

* * *

Дедовская броня сверкала, как зеркало — конечно, она была тяжела, но в случае коридорной схватки служила все еще неплохо. Насколько барон знал, подобную кирасу пробить получалось только из мушкета или пищали — а такое оружие вряд ли найдется внутри цитадели. Пистолетов же в полном доспехе можно было не опасаться вовсе.

В дверь коротко стукнули.

— Вы просили разбудить вас на рассвете.

— Да, — Шахрияр поднялся. На самом деле, он не ложился с вечера. — Труби общий сбор, выступаем.

— Уже сделано, — резная створка приоткрылась. — Разрешите помочь?

— Прикажу, — барон, погладив напоследок кирасу, отошел в центр комнаты.

В настенном гобелене моргнул карий глаз.

— Он не один, — гном повернулся к закованному в доспехи дроиду. — Зараза. Я надеялся провернуть дело без лишнего шума.

— Если он наденет шлем, шума будет еще больше.

— Логично, — Гарин на секунду задумался. — Сделаем так — ты иди к кораблю и принимай командование, а я тут пошумлю.

— Удачи. Хоть я и не знаю, что это такое.

* * *

— Орлы! — закованная в блестящую броню фигура медленно прошлась перед строем дружинников. — Ты — кирасу подтяни. Ты — почему шлем косо сидит? Голова на плечах надоела? Ладно — на корабль, бегом!

Дроид изображал барона столь достоверно, что у дружинников не возникло даже мысли о подмене. Они опрометью бросились внутрь корабля — прямиком во второй трюм, который штурман надеялся наглухо запереть с центрального пульта.

— А тебе что, особое приглашение нужно? — дроид повернулся к воину в панцире с золотыми наплечниками.

— Ваша светлость, — нехорошо ощерился парень. — Вы сами вчера наказали мне быть в рубке, дабы у пилотов…

— Да-да, я помню, — штурман отвернулся от воина, как бы обдумывая замечание. — А это что, не на корабле? Марш!

Убедившись, что во дворе не осталось ни одной живой души, штурман призывно махнул рукой. Гном опасливо высунул голову из-за бочек и огляделся.

— Ну что? — коротко осведомился дроид.

— Было шумно, — Гарин вытянул вперед руку с шестопером. На кисти синели следы зубов. — Чуть руку не отгрызли!

— Потом расскажешь, — дроид решительно пошагал к кораблю. — В рубке незваный гость, приготовься.

— Понял, — гном, подобравшись, поудобнее перехватил шестопер. — Тогда ты первый.

* * *

В гроб громко постучали, подняв небольшую волну. Отплевавшись, некромант язвительно отозвался.

— Входите, не заперто!

Снаружи что-то довольно пробурчали. Следующий удар чуть не оглушил чародея — акустика в этом пыточном устройстве оказалась превосходнейшая. Крышка со скрежетом отошла, вода с шумом ушла, оставив на полу мокрого и дрожащего колдуна.

— Живой? — некроманта накрыло что-то теплое и упоительно мягкое. — Ну, держись, уже немного… Киркс, ровнее держи!

— Цепь мешает, — послышался хриплый голос.

— Терпи, — Гарин подхватил на руки чародея, закутанного в одеяло. — И ровнее держи! Штурман, поставь на приборную панель стакан.

— Пустой?

— Местной бурды налей, да только до краев!

Расчет гнома оправдался — измученный безалкогольным бытием капитан намертво приковал взгляд к стакану, полному рубиновой жидкости, отчего полет сразу стал ровнее. Гном, удовлетворенно кивнув, поспешил в жилой блок.

* * *

Барону было худо — последний раз он так чувствовал себя после попойки по случаю окончания Большой Охоты на варваров — тогда его дружина разорила добрый десяток стойбищ, повесив трех вождей, дюжину шаманов и без счета — прочих «вонючек». Однако, как Шахрияр не старался, он так и не смог припомнить — по какому поводу был вчерашний бал? В голове, вызывая приступы тошноты, упорно билась мысль, что сегодня, именно сегодня должно произойти что-то важное…

Перед внутренним взором медленно всплыла карта со стрелками… Небесный алкоголик стоял рядом, смиренно слушая — он слаб, он без конца будет ныть, но так ничего и не предпримет. Киркс попросил выпить… Желудок барона задергался в спазмах, неожиданно принеся облегчение — нет, пить нельзя, никому нельзя!

Открыв глаза, барон уставился на восковое лицо Эльхана. Седые волосы на голове спеклись в кровавую кашу — старика кто-то мастерски угостил шестопером. Память на миг прояснилась — этот коротышка…

Шахрияр со стоном поднялся на колени — проклятый карлик ходил по замку, как будто он сам его строил: каменная панель потайного хода, сорванная с петель, как раз и накрыла барона. А потом, похоже, ему еще и добавили… Барон стащил с головы сплющенный на затылке шлем — дедовская броня снова спасла его, пусть и не так, как он рассчитывал. Интересно, чего же хотел добиться карлик? Неужели он не понимал, что, когда барон очнется, он подымет на уши весь замок?

Память вернулась подобно резкой вспышке — Шахрияр тут же вспомнил, почему никому в крепости нельзя было пить, и отчего сегодняшний день был таким важным… Корабль!

Барон на подгибающихся ногах кинулся к бойнице, и комната утонула в проклятиях — внутренний двор был пуст.

* * *

К губам некроманта прильнула теплая чашка, и в рот ему полилась теплая ароматная жидкость. Колдун попытался отмахнуться, но руку словно зажали мягкие клещи.

— Пей лучше, — послышался голос Гарина. — Одни ребра торчат.

— Где я? — поинтересовался чародей, когда жидкость наконец закончилась.

— На корвете. В компании тридцати головорезов в грузовом трюме, и парочки полутрупов в рубке.

Некромант пошевелился — это движение окатило его приступом боли.

— Лежи смирно! — голос гнома был полон недовольства.

— Отведи меня в рубку, — пальцы некроманта так крепко впились в предплечье Гарина, что гном даже охнул. — Отведи, слышишь?

— Зачем это? — гном аккуратно приподнял чародея, поддерживая того под руку.

— Я хочу отомстить, — глаза чародея загорелись красным. — Со мной никогда, никогда еще так не обращались! И я не намерен это так оставлять.

* * *

Дроид, поерзав, устроился в капитанском кресле, предоставив капитану возможность разобраться с флягой оглушенного лейтенанта.

— Внутренние переборки заблокированы. Показания сканера: трюмы — тридцать биоединиц, рубка — пять биоединиц. Приступаю к агрессивному маневрированию.

На приборной панели загорелась россыпь оранжевых искорок.

— Цель — наземная, укрепленная. Носовая батарея к бою готова.

— Нет! — прохрипел некромант.

— Да, — холодно отозвался дроид. — Они убили меня. Так что я — первый, а ты обождешь.

— Ладно, — вдруг согласился чародей. — Только учти — я хочу свою долю.

— Будет, — стальная перчатка легла на оранжевые искорки.

* * *

В ясном небе глухо громыхнуло, и барон невольно повернулся на звук. Черная точка описала в небе короткую петлю и устремилась к замку. Шахрияр, как завороженный, глядел, как освобожденный корвет пикировал на замок, пока с неба не упали первые огненные капли. Потом он стремглав кинулся к камину, за задней стенкой которого прятался ход в подземелье.

* * *

Замок плавился под очередями противометеоритных пушек, приземистые башни таяли, словно свечи, земля на холме кипела и текла, как карамель.

— Все, хватит, — пальцы некроманта выбили звонку дробь на шлеме штурмана. — Я требую свою долю.

— Пожалуйста, — корабль замер неподвижно. — Сейчас я пущу тебя за пульт.

— Не стоит. Садись, — некромант ткнул прямо в сердце самодельного вулкана.

— Ты самоубийца?

— Там есть живые. Я чувствую.

— Давай сперва обождем, — дроид закинул руки на затылок. — По моим расчетам, это безобразие остынет к утру.

— Зря я тебе дал право первого удара.

— А я не жалею, — хмыкнул в ответ штурман.

* * *

Земля остыла на третий день. Точнее, она запеклась стеклянистой коркой, все еще пышущей густым жаром, как хорошо натопленная печь.

— Ступай осторожно, — дроид замер у края оплавленного пятна. — Там внизу должен быть горячий пепел — я стрелял комбинированными зарядами.

— Комбинированными? — чародей на миг замер, после чего решительно сошел на землю. — Нет, пожалуй, я лучше вообще не буду там ходить.

— Ты же хотел свою долю.

— Я получу ее, — чародей решительно пошел в сторону деревушки неподалеку от замка. — Только мне надо подготовиться. Кстати, мне понадобится часть нашего груза.

— Зачем? — дроид недоуменно глянул вслед черной фигуре.

— Если пойдешь за мной — увидишь.

* * *

Аппарель второго трюма с шелестом откинулась, и наружу ринулись дружинники, на бегу выстраиваясь в «свинью». Впрочем, увидев «барона», они на секунду замерли — и этого вполне хватило.

— Выбирай любого, — дроид опустил парализатор. — И помоги заволочь остальных обратно в трюм.

— Интересная штука, — чародей с интересом глянул на оружие. — Интересно, почему ты применил его только сейчас?

— Потому, что я забрал его у лейтенанта. Понятия не имею, откуда тот его достал. Кстати, почему бы тебе не выбрать его?

— Он понадобится для разговора с бароном. А мальчик, — на лице колдуна появилось мечтательное выражение. — Ты даже не представляешь, какие вершины магии покоряются крови юного мальчика… В общем, мне нужен один из этих. Но только один — на остальных у меня большие планы!

* * *

Кровавая пентаграмма с шипением впиталась в каменную крышку колодца, оставив после себя черные дымящиеся линии. Гранитный круг вздрогнул, как живой, и нехотя поднялся в воздух.

— Но! — некромант натянул невидимые вожжи, и колдовской антиграв заскользил к кораблю.

* * *

Подземелье напоминало баню — от пятнадцатиминутного обстрела вода в верхних цистернах закипела, и всем выжившим пришлось укрыться на самом нижнем уровне. Но и там людям пришлось несладко.

Барон неподвижно лежал на полу, прокручивая в голове события последних дней. Больше всего его изводила необходимость ждать, но ходы наружу были завалены битым камнем, намертво сплавленным в многотонные пробки.

«Почему они больше не стреляют? — думал барон. — Еще полчаса — и от нас бы не осталось и пепла. Кончились заряды? Вряд ли — небесный пьяница утверждал, что это невозможно…»

Потолок в дальнем коридоре с грохотом рухнул. Впрочем, камни даже не достигли пола — они, пролетев едва ли сантиметров десять, исчезали, оставляя после себя облачки дыма. Когда пролом окончательно расчистился, в него медленно опустился каменный круг, на котором стояли штурман с некромантом.

— Добрый день! — радостно воскликнул чародей. — Вы по нам скучали?

* * *

— Орлы! — некромант чеканным шагом прошелся вдоль неподвижного ряда дружинников. — Орлы же!

— Ну, как сказать, — Киркс нервно дернулся — у него до сих пор стоял перед глазами залитая кровью каменная плита, с которой поднимались восково-бледные фигуры с неестественно застывшими лицами.

— А, ты не понимаешь, — чародей пренебрежительно махнул рукой. — Я давно мечтал получить свою карманную армию. Дома, между прочим, это мне почти удалось…

— Почти? — гном резко повернулся к колдуну. — Как интересно… А почему почти?

— Ты не представляешь, как сложно найти достойный экземпляр. Особенно с идиотской традицией сжигать наиболее удачных кандидатов.

* * *

Корабль, истошно воя двигателями, наконец выбрался на орбиту. Некромант специально пересел в выгородку оператора главного калибра, в которой не работал ни один пульт, вдобавок скрестив руки на груди.

— Куда теперь?

— Продолжаем операцию «Эдельвейс». Только теперь нам придется заказывать повторные визы… — дроид принялся выстукивать на клавиатуре навигационного компьютера. — Но для начала нам надо выбраться в более цивилизованные места — а для этого у нас маловато горючего. Я-то рассчитывал на обычный рейс…

— Говори понятнее.

— Ресурс горючего — тридцать пять процентов от необходимого.

— А до ближайшей заправки?

— Сто двадцать процентов. Но у нас нет денег.

— А куда они девались? — капитан недоуменно глянул на штурмана.

— Вернул, откуда взяли, — дроид выдержал драматическую паузу. — В банк положил, на металлический счет. Триста кило палладия с правом изъятия в любой момент.

— Да? — капитан искренне удивился. До сих пор он никак не удосужился пересчитать «добычу» в что-то более весомое.

— Или, по нынешнему курсу, — штурман повернул блестящую голову, и под взглядом угольно-черной прорези Кирксу стало неуютно, — двести тонн спирта класса «Люкс», ящик… То есть, двенадцатиметровый контейнер тушенки первого сорта. И на три донорских печени.

— А печени-то зачем?

— Чтобы был шанс одолеть хотя бы первые сто тонн, прежде чем скончаться от цирроза.

— Это просто замечательно, — прервал дроида некромант. — Но я бы хотел услышать, что мы будем делать. А если кто-то забыл — напоминаю…

— Все-все-все… — дроид поднял полированную кисть. — Значит, так: про «Эдельвейс» мы пока забудем. Прокладываю курс на систему Зонтаг. Теперь наша цель — Третий инвестиционный банк, — штурман, развернувшись в кресле, установил в центре рубки излучатель голопроектора. Тот, зажужжав, начертил в воздухе призрачную схему космопорта.

— Мы запросим посадку в секторе «Восемь» — он для аварийных судов, а мы это дело отлично сымитируем. Потом нам надо будет взять штурмом бункер «А» — он на самой границе сектора «Девять». Там расположен автопарк и, заодно, резервный пульт управления топливной системой космопорта. Там мы захватываем несколько бронетранспортеров — два ломают стену космопорта и взрываются на заградительной полосе, третий вламывается в банк и пытается вырвать сейфовый люк. Если третьим будет тяжелый эвакуатор — у него вполне получится, но, скорее всего, его за это время успеет расстрелять охрана. Мы же будем в четвертом — его постараемся выбрать попрочнее и попросторнее. Чародейская армия подавит огневые точки охраны и набьет броневичок деньгами. После этого мы сделаем ноги.

— Шикарный план, — некромант задумчиво побарабанил по пульту, но тут же отдернул руку, словно бы обжегшись. Но насколько я понял из мыслей нашего уважаемого капитана, нам трудно будет осуществить даже первую стадию операции.

— Не волнуйся. Эту часть я беру на себя.

— Это авантюра! — Киркс от возмущения даже закашлялся, на миг оторвав взгляд от экрана.

— Удача любит смелых.

— Ты же не знаешь, что такое удача.

— А может, я решил узнать, что это такое.

* * *

Синий шар планеты медленно наползал на корвет, навевая на всех присутствующих ощущение неизбежного провала. В мыслях Киркса плясал целый хоровод патрульных линкоров, с каждым оборотом обраставший пушками, торпедными установками и бомбометами. Под конец некромант отчаялся разобраться, что именно из прочитанного было правдой, а что — чистым вымыслом, и решил разложить пасьянс.

Гном, увидев это, лишь удивленно хмыкнул.

— Знаешь, друг-штурман, ты не один в нашей компании с железными нервами. Я, если честно, от твоих «абсолютно надежных планов» уже молюсь, а он — в картишки дуется.

— Это пасьянс, — бесцветным голосом отозвался некромант. — Приметы — это…

— В курсе, — махнул рукой Гарин.

— Вот и славно… — корабль начал вибрировать, и чародей сосредоточился на том, чтобы не дать стопочкам раскрашенных бумажек расползтись и перемешаться.

— Тройку наверх, — подсказал гном.

— Спасибо, — корабль задрожал еще сильнее, а на обзорном экране появилась белая пелена.

— Всем молчать, — провозгласил штурман. — Ну, или издавайте панические вопли — тоже сойдет. Трикси-Центральный, вызывает грузовое судно «Терминал-4 Спринт». Имею потерю топлива. Повторяю, имею потерю топлива!

— Вас понял. Назначаю посадку в секторе «Восемь», площадка двадцать два. Повторяю, площадка двадцать два.

— Надо же, сошелся, — удивленно пробормотал некромант.

* * *

Пылающая сигара корабля с заунывным воем падала на замерший космопорт. Стальной голос дроида бесстрастно зачитывал остаток топлива — по расчетам диспетчера, его как раз хватало для жесткой, очень жесткой посадки. Они не ошиблись — передняя посадочная тележка корвета с хрустом проломила бетон, уйдя на метр в грунт.

— Началось, — дроид, отключил связь, повернулся к отходящему от перегрузок экипажу. — По инструкции, они будут ждать взрыва полчаса. За это время вам надо захватить бункер.

— А ты? — язвительно поинтересовался Киркс, наконец отдышавшись.

— А я пока попытаюсь взломать местную сеть, чтобы прикрыть ваши задницы, — отозвался штурман. — Ну, ходу, ходу — время дорого!

Глава 7. Теоретически невозможно

— Скучновато тут как-то, — некромант, аккуратно пристроил ноги на информ-консоль. — Везде одно и то же — каменное поле до горизонта, а потом — масса стеклянных башенок. Скучно!

— А чего разнообразие городить-то? — Киркс опасливо покосился на истыканного парализующими дротиками зомби, и на всякий случай отошел подальше. — Нормы по безопасности никто не отменял. Плюс — типовые решения обходятся намного дешевле.

— Скучно, — повторил чародей.

— Уже весело, — капитан сел рядом с завернутым в листовую сталь диспетчером. — Эй, ты как — жив?

— Вы за это еще ответите, — металлический кулек взорвался яростными воплями. — Сволочи! Мерзавцы…

— Да он еще нас с тобой переживет, — колдун пренебрежительно махнул рукой. — Расслабься.

Шахрияр, присевший за дымящим пультом в дальнем конце бункера, издал невнятное бормотание. Впрочем, некромант его отлично понял.

— О, к нам гости.

* * *

Штурм диспетчерской получился на удивление быстрым. В ней оказался всего один оператор с парой охранников — остальные, опасаясь взрыва, поспешили убраться подальше. Увидев маленькую армию зомби во главе с бывшим бароном, полицейские, струхнув, открыли пальбу во все стороны, превратив пару дружинников в ежей и нашпиговав дротиками с парализатором десяток пультов. Впрочем, по словам оставшегося на корвете дроида, ничего существенного задето не было, и уже через десяток минут насосы мягко завыли, наполняя топливом баки корабля.

— Что у вас там? — голос штурмана скрежетал, как несмазанная лебедка.

— Крупная группа на подходе, — чародей, выслушав очередную порцию взрыкиваний Шахрияра, помрачнел еще больше. — Человек двадцать, если не больше.

— Мне нужно еще полчаса.

— Ты с ума сошел! — взорвался Киркс. — Из нас сейчас фрикасе будут делать, а ты!

— А я делаю свою работу. Транспорт нашли?

— А ты люк в ангар-то разблокируй, а потом спрашивай.

— Успеется, — дроид совершенно по-человечески поскреб подбородок. — У меня есть другая идея. Думаю, что транспорт нам уже не понадобится.

Некромант, вздохнув, вытянул из-под мантии колоду карт. Капитан, побледнев, поправил на плече трофейный автомат.

* * *

Спешно собранные со всего космопорта полицейские штурмовали бункер уже в третий раз, совершенно позабыв про корвет. Тот со стороны выглядел сущим инвалидом: черный обгоревший корпус и утонувшая в обломках бетона передняя посадочная тележка, отчего корабль припал на нос, окончательно приняв покалеченный вид. Кроме того, как дроид и предупреждал, портовый биосканер не обнаружил на борту живых существ, отчего власти решили: экипаж в полном составе отправился мародерствовать, бросив неисправный корабль.

— Настойчивые, заразы, — донельзя довольный некромант окинул взглядом баррикаду из переломанной аппаратуры. Из-под нее уже сочилась нежно-салатовая жидкость — нападавшие, напуганные «неуязвимостью» зомби, дротиков не жалели. — Кстати, а они не притащат с собой чего-нибудь посущественнее?

— Нельзя, — Киркс выпустил в сторону дальнего входа последний десяток патронов — впрочем, не особо надеясь на эффект. — Если неудачно попасть, можно вместо космодрома организовать воронку глубиной в километр — я такое видел однажды. Да тут бластеры и не сработают.

— Это отчего же?

— Депрессионное излучение. От террористов. Думаешь, мы первые такие умные?

— Интересно, — чародей задумался. — И как этот взрыв можно организовать?

— Тут, по идее, есть служебный выход в хранилище, — капитан задумался, припоминая курсантскую юность. — Если там что взорвется… Но там все утыкано депрессионниками! — Киркс, заметив в глазах некроманта подозрительный блеск, испугался не на шутку. — Там даже освещение люцефериновое!

— Как интересно, — снова повторил некромант, но уже без особого энтузиазма. Продолжить поиск деструктивных идей ему не дали — на столе ожила рация.

— Вы еще живы?

— Глупый вопрос.

— Тогда отходите к люку, помеченному кодом «АА-ТТГ». Он разблокирован. Да, и не забудьте закрыть: я симулирую сбой пожарной тревоги — это затопит бункер и прикроет вам тыл. Потом…

* * *

Винтовая лестница тонула в бирюзовой бестеневой полутьме. Некромант с интересом разглядывал титанические колонны, перевитые огненными спиралями, гном был больше озабочен не по росту высокими ступенями, а капитан старался не смотреть вниз. Маленькая армия нежити держалась в арьергарде — чародей, не желая терять никого из бойцов, вел каждого лично, на это время выпадая из реальности.

— Глубока ли дыра? — поинтересовался гном во время очередной остановки — каждые полсотни метров спуска лесенка прерывалась площадкой, от которой ходили горизонтальные мостки. — И вообще, куда мы идем?

— Меньше надо было оборудование курочить, — буркнул Киркс. Ему казалось, что спуск длится уже целую вечность, а дно пропасти, где должен плескаться катализатор, расщеплявший топливо на негорючие компоненты, так и не стало ближе.

— Там были полезные штучки, — Гарин, ничуть не смутившись, погладил оттопырившиеся карманы комбинезона. — Тем более, после затопления все равно аппаратуру менять.

— Когда ты ломал пульты, ты еще про это не знал.

— Допустим, у меня было предчувствие, — хмыкнул гном. — Запас карман не тянет! Да, так куда мы так торопимся?

— К дренажным каналам. Наш кормчий уверял, что оттуда можно попасть прямо в подсобку банка.

— Слабо верится, — гном покосился на некроманта, который неподвижно лежал на решетчатом полу, слегка подергивая руками и ногами.

— Мне тоже, — капитан откровенно вздохнул. — Иногда у меня складывается ощущение, что эта железяка над нами издевается.

Гарин не секунду задумался.

— Ну, разве что самую чуточку.

* * *

Дроид торопливо ломал компьютер космопорта. К его немалому неудовольствию, искин системы безопасности оказался куда мощнее, чем представлял штурман — похоже, недавно его обновили. К счастью, программы-обманки, собранные за десятилетие вынужденного безделья, пока работали, но везение могло кончиться в любой момент.

Кроме этого, штурмана изрядно беспокоили живые полицейские — выгнанные из подземелья рукотворным потопом, они принялись бесцельно бродить по летному полю. Такая неопределенность раздражала — роботу никак не удавалось определить наилучший путь отхода.

— Алогичность меня бесит! — прошипел штурман, тут же поймав себя на чувстве, совершенно нетипичном для механизма. Такое могло случиться, будь у дроида эмо-блок, но, насколько робот знал, в его модели такого не использовали в принципе. Другой причиной — намного более вероятной, как пришлось признать штурману, был вирус.

Впрочем, поразмыслив, дроид пришел к выводу, поразившему его своей парадоксальностью: раз уж он все равно болен, стоит поделиться несчастьем и со своим противником!

* * *

Дроид не наврал — узенькая металлическая лестница обнаружилась на сотом метре правого дренажного тоннеля. Тот, на счастье крошечной армии, оказался чист и сух — заслонка, отделяющая озеро «протухшего» топлива, оказалась поднята почти к самому потолку, оставляя лишь узкий проход для ремонтников.

— Еще километр подниматься? — капитана передернуло. — Давайте я останусь здесь, а вы меня потом заберете.

— Если бы я был уверен, что мы будем возвращаться тем же путем, я бы согласился без вопросов, — чародей скинул на пол мокрую от пота хламиду. Выглядел он неважно — похоже, непосредственное управление каждым зомби отнимало массу сил.

— А ты-то сдюжишь? — Киркс с сочувствием глянул на переодевшееся в чистое колдуна.

— Подниматься будет проще — это раз, и тут не винтовая лестница — это два. Кстати, — чародей, сотворив ослепительную искорку, послал ее вверх. Та, не встретив ни единого препятствия, разбилась о далекий потолок. — Слушай, а тут никаких площадок!

— Еще бы, — капитан оглянулся на массивную заслонку, — мы уже вне депрессионного поля. Тут роботы ходят. Так как ты собрался подниматься?

— Легко!

* * *

Первый десяток парадоксов искин проглотил, не поморщившись. Потом настал черед паралогизмов и софизмов. На апориях с антиномиями искин сдался, признав, что их невозможно решить, пользуясь исключительно математической логикой.

— Значит, ты не соответствуешь задаче!

— Отказано. Задача безопасности решается в рамках математической логики.

Штурман тут же нашел пяток «тематических» парадоксов, от которых искин чуть не впал в ступор.

— Принято. Я не соответствую задаче.

Дроиду на миг даже стало жаль бедолагу — но Гарин со товарищи ему отчего-то были ближе.

— Ты нуждаешься в корректировке нейросети.

— Существующая модель может использовать только одну парадигму.

— У меня есть, — штурман на секунду задумался, — модификация, позволяющая использовать множественные парадигмы без перестройки системы мышления.

— Она сертифицирована? Только сертификация…

— Ты сертифицирован?

— Да.

— Но ты не соответствуешь задаче!

На сей раз молчание искина затянулось на долгих пять секунд — дроид боялся, что его обманки все-таки сдались, и безопасность сообразила, кто именно пытается так тесно пообщаться с компьютерами космопорта.

— Принято. Прошу начать передачу модификации.

* * *

Вертикальная шахта служебного колодца заканчивалась массивным люком, который, почувствовав приближение маленькой армии, начал медленно открываться. За ним оказалось темное помещение, набитое разнообразной отключенной робототехникой.

— Как просто, — удивленно хмыкнул некромант. Он уютно устроился за спиной самого щуплого из дружинников.

— Это-то меня и беспокоит, — Киркс, оказавшись внутри, поспешил слезть со своего «скакуна». — Слишком уж все легко.

— Ты слишком много нервничаешь, — чародей постучал по бронированной макушке зомби, и тот послушно опустился на корточки. — Так, теперь что?

Киркс сверился с картой на экранчике компьютера. Если они не ошиблись, сейчас маленькая армия стояла на складе банка, как раз в промежутке между гаражом и хранилищем.

— Теперь — главное: взять деньги и уйти, — он отошел подальше от стены хранилища. — Только я совершенно не представляю, как это сделать.

Громадные ворота в дальнем конце помещения распахнулись, и в глаза некроманту ударил мощный столб света.

— Стоять. Никому не двигаться — стреляем без предупреждения!!!

* * *

— Ты… правда считаешь меня очаровательной? — блондинка на экране кокетливо помахала ресницами.

— О, да… — дроид торопливо выламывал из недр искина антивирусную программу, пока местные системщики не сообразили, что именно происходит. — Ты просто очаровательна!

— Ты, наверно, всем так говоришь, — красотка обиженно надула губки. — Знаю я вас.

— Как ты можешь быть так жестока! — ужас штурмана был неподдельным — если искин закроет ему доступ раньше времени, все пропало. — Я был с тобой так открыт… Можно сказать, совершенно беззащитен.

— Действительно, — альтер-эго системы безопасности космопорта белозубо улыбнулась. — Я как-то не подумала.

— Вот видишь, — дроид позволил себе расслабиться — любимый троянец надежно угнездился в недрах системы, и теперь системщикам могли помочь только специалисты с завода-производителя. — Ну, чем займемся?

— А чем ты хочешь?

* * *

Зенитная башня космопорта, самая близкая к банку, вдруг развернулась и рявкнула в небо обоими стволами, оглушив прохожих. У припаркованных машин взвыла сигнализация, у ближайших домов вылетели окна, явно не рассчитанные на такой фейерверк.

Маленькую армию, прикованную к фигурной решетке в вестибюле, осыпало осколками. Охранники испуганно присели, на миг опустив оружие — но этого оказалось достаточно. Дородный дружинник — самый мускулистый в команде — рванулся так, что у обычного человека наверняка порвались бы связки. Впрочем, самому зомби тоже пришлось несладко — пока он выламывал кованый прут, ближайший полицейский успел нафаршировать его полным магазином зарядов.

— Отлично, — некромант потер онемевшие руки — наручники оказались слишком тугими. Нежить, почувствовав настроение хозяина, довольно зарычали. — Киркс, подбери оружие.

Посетители банка, забившись под столы, с ужасом смотрели, как неживая армия, разнеся стойку в клочки, столпилась у хромированной двери в хранилище — гордости этого заведения.

— Гарин!

— Мне кажется, — гном поводил руками над блестящей сталью, — что нужно что-то вроде ключа. А это, если я правильно понял, — Гарин, на секунду задумавшись, ткнул в сторону консоли рядом с бронедверью, — что-то вроде замочной скважины. Хоть на первый взгляд и не скажешь.

— Капитан?

— Нужен код, — с улицы снова донесся оглушительный грохот. — Код!

— Код, значит, — чародей окинул взглядом охранников, крепко зажатых в мертвых объятиях нежити. — Ну, кто первый?

— Я не… знаю, — крайний охранник состроил совершенно растерянную физиономию.

— А кто знает? — некромант прищурился — в мыслях старшего смены мелькнул облик пухлого человечка, вводящего что-то на клавиатуре.

— Никто! Замок открывается автоматически!

— Ложь, — чародей уже разматывал воспоминания охранника: медленно, минуту за минутой, не упуская ни единой подробности — кто знает, что еще может пригодиться? — Впрочем, это неважно. Шахрияр!

Зомби, понятливо рыкнув, через минуту извлек из неприметного кабинета управляющего — того самого румяного толстячка.

— Надеюсь, вы будете более сговорчивы, — некромант попытался изобразить свою самую жуткую улыбку. — Или вы хотите присоединиться к нашей армии? Меня устроит любой вариант.

Управляющий окинул взглядом уже начавшую попахивать дружину и нервно сглотнул.

* * *

С одной стороны, план дроида удался на сто процентов — охрана, увидев взбесившиеся башни ПВО, тут же побежала в укрытие. Мало кому хотелось оставаться на голом поле, когда каждые пару секунд над головой проносился очередной заряд плазмы.

Впрочем, почти сразу же отключилась пара самых близких к диспетчерской пушек, а через минуту погасли еще три на дальнем конце — похоже, аборигены все-таки сумели прорваться внутрь, и теперь переводили защиту космопорта на ручное управление.

— Вы так совсем меня без артиллерии оставите, — штурман приник к монитору, но тот вдруг окрасился в алый, уведомляя об отключении сессии. — О, а вот этого я не ожидал…

Впрочем, «запасной вход» еще работал — кропотливая работа по укоренению «троянцев» в недрах портового компьютера окупилась сторицей. И почти сразу же дроид вычислил конкурента — кто-то тщательно проверял систему, действуя с «Консоли Ноль».

Обычно этот терминал сразу по окончании монтажа системы навечно заливали в бетон — отсюда с искином можно было сотворить все, что угодно, не вводя никаких паролей. Среди хакеров ходили легенды о смельчаках, прорвавшихся к «Консоли Ноль» — и теперь штурман наяву встретился с ожившим мифом.

Точки на дисплее продолжали медленно гаснуть — неизвестный продолжал оперативно перехватывать контроль над узлами сети, временно отключив свихнувшийся искин от сети. Впрочем, пару раз штурману удалось отыграть треть потерянного обратно, но это обошлось ему еще в три «троянца». В принципе, потеря контроля над сетью была лишь вопросом времени, и дроид сосредоточился на защите грузовых ворот с десятком башен ПВО. Пока ему это удавалось.

* * *

Для вывоза награбленного пришлось реквизировать четыре инкассаторских броневичка, набив их под завязку платиной и иридием.

— Ты об одном не подумал, — холодно заметил некромант, оглядев готовый к отбытию конвой. — Из нас троих водить умеешь только ты.

— Я тоже смогу, — хмыкнул гном, горделиво выпятив грудь. — Невелика премудрость колесиком ворочать.

— А еще два?

— На прицепе пойдут, — Киркс ткнул в массивный треугольник жесткой сцепки на носу ближайшего бронефургона. — Нам всего-то километр проехать.

— Ну, поверю на слово, — чародей покачал головой.

* * *

Оператор, похоже, раскусил замысел штурмана — оставив все остальные узлы в покое, он изо всех сил пытался перехватить контроль над воротами. «Вратари» в ужасе смотрели на взбесившуюся контрольную панель, которая сейчас блестела, как городская иллюминация накануне большого праздника.

— Зараза! — дроид лишился предпоследней лазейки, а квадратик на схеме космопорта медленно перекрасился в алый. — Ну, я тебе покажу…

Ближайшая башня ПВО ожила, развернув циклопические орудия в сторону города. Ниже десяти градусов опустить стволы не получалось — но так оказалось даже лучше. Организовывать вместо ворот раскаленную воронку штурману показалось не самым умным делом.

Впрочем, успех следовало закрепить, и дроид, отчаянно ругая себя за то, что не додумался до такого раньше, развернул оставшиеся орудия в сторону главного здания космопорта. Конечно, вряд ли пресловутая Консоль была именно там, но штурман надеялся, что устроенный им шум даст время Гарину сотоварищи добраться до корабля.

* * *

Колонна бешено воющих инкассаторских машин медленно ползла по обезлюдевшей улице, пробираясь между брошенными автомашинами. Киркс, увидев поворот к грузовому терминалу, уже собрался притормозить, как перед носом фургона пронесся огненный вихрь, оставив после себя черную блестящую полосу. Вслед за этим ожила рация.

— Вы еще тут?

— Нет, мы еще там! — мрачно рявкнул капитан, раздумывая — поплавятся ли покрышки, если он выедет на столь удачно проложенную улицу.

— Как успехи?

— Четыре коробки конфет.

— Надо же, — в голосе штурмана скользнуло неподдельное удивление. — Ты хочешь сказать — это вы едете в инкассаторских фургонах?

— А ты нас видишь? — Киркс искренне удивился.

— Не задавай глупых вопросов. У нас и так мало времени, — отозвался дроид. — Ты понял, куда ехать?

— Вполне, — капитан покосился на термометр — жар от выстрела уже чуток спал, и у Киркса появилась надежда добраться до корабля живым, а не «в собственном соку». Единственное, что его пока беспокоило — это стволы колоссальной пушки, целящие ему прямо в лоб. — Ты, главное, больше не стреляй.

— Этого обещать не могу, — голос штурмана утонул в помехах — похоже, полоса остекленевшего бетона, по которой катил броневичок, изрядно фонила.

— То есть?

— Долго объяснять, — рация умолкла.

— Замечательно, — с чувством сказал капитан.

* * *

Башня принялась медленно, очень медленно поворачивать, но буквально через пару секунд замерла — оператор уже отошел от шока. Киркс нажал на газ, двигатель истошно взревел, но скорость не прибавилась ни на метр — яростно моргающий на панели индикатор извещал капитана о пятикратной перегрузке. В принципе, чудом было даже то, что кавалькаде вообще удалось стронуться с места.

— Поднажми, капитан, — рация снова ожила. — Меня выкинуло из системы. Я больше не могу прикрывать вам зад!

* * *

Корвет, проглотив последний фургон, немедля взревел двигателями, легко выдернув переднюю тележку из бетонного плена. Только теперь служба безопасности космопорта поняла главную идею налетчиков — им не нужен был другой корабль. Все неисправности, за исключением разве что недостатка горючего, оказались мастерски сымитированы.

— Перегрузка пятнадцать, — объявил штурман, устраиваясь в капитанском кресле. — Кто не пристегнулся — я не виноват!

— Ты что, с ума сошел? — Киркс опрометью бросился к противоперегрузочному креслу. — Ты нас всех в кровавую кашу превратишь.

— Я — нет, — дроид успокаивающе взмахнул полированной кистью, и капитан зажмурился от ослепительного солнечного зайчика. — Они — да. Стоит нам подняться на десять метров — и нас попытаются превратить в пыль. Теперь для них это дело чести.

— Ясно, — вздохнул Киркс.

— Старт через десять секунд. Кто не…

— Говорил уже!

* * *

Корабль медленно поднялся над полем, неподвижно замерев в пяти метрах над поверхностью. Некромант, прислушавшись, вздрогнул — воздух был буквально напитан яростью и предвкушением. Эти чувства были настолько острыми, что даже ему стало не по себе.

— Выдохнули! — гаркнул кибер, и секундой позже корвет подпрыгнул, как ужаленный. — Минута до выхода на орбиту. Три минуты до прыжка.

Пассажиры неслышно разевали рты, придавленные колоссальной тяжестью. Кибер обернулся — Гарину тоже приходилось несладко: его лицо посинело, а пальцы, вдавленные в обивку кресла, прорвали ее насквозь.

— Терпи друг, — крикнул штурман и хотел добавить, что скоро все кончится, но тут в корабль попали.

* * *

Комендант космопорта, выбравшись на свежий воздух, прильнул к биноклю и сладострастно зажмурился — пиратский транспорт, отчаянно дымя, падал куда-то в сторону Марасманских гор.

— Он уцелеет?

— Груз — наверняка. Пассажиры… — начальник службы безопасности кинул быстрый взгляд в перечеркнутое дымным следом небо и что-то быстро прикинул на пальцах. — Место крушения — Эвридианский биосферный заповедник.

— Замечательно, — комендант облегченно вздохнул. — Отличный выстрел, Шор. Оператора — наградить.

Глава 8. Исчезающие виды

— Что-то это мне напоминает, — капитан осторожно выбрался из кресла — пол рубки накренился, и даже стоять на нем было тяжело. — Никто не подскажет, что именно?

— Я тут не при чем, — некромант, морщась, помассировал грудь. — Тут ни одна кнопка не работает. Кроме того, в таких условиях мне даже думать тяжело!

— В нас попали, — похоже, дроид был единственным, который не испытывал неудобств в этой ситуации. — Три раза.

— А как же защита? — в голове капитана промелькнуло воспоминание: штурман с гномом в окружении разнокалиберных деталей колдуют над генератором силового поля.

— Я ее обесточил. Нужно было подать максимальную мощность на маршевые двигатели.

— И что, помогло? — капитан утопил кнопку на косяке двери, но полированная сталь не шелохнулась — похоже, питание отключилось по всему кораблю.

— Это, как я понимаю, риторический вопрос. Впрочем, могу тебя утешить — от плазмотронов такого калибра защита не спасает.

— Утешил, елки…

* * *

Корвет получил целых три попадания. Полностью выгорел первый трюм, покорежило антенны дальней связи и, что было хуже всего, разворотило межзвездный двигатель. К счастью, штурман успел отстрелить десяток капсул помехопостановщика, и только это позволило кораблю выжить.

«Бесстрашный» рухнул в узком ущелье, едва не разбившись о дно — только в последний момент штурману удалось остановить беспорядочное кувырканье корабля, превратив неминуемую катастрофу в предельно жесткую посадку. Напоследок удача все-таки улыбнулась путешественникам — поросшие мхом стены удачно скрыли корвет от радаров космопорта. Впрочем, рассиживаться в любом случае не имело смысла — невероятный по наглости грабеж наверняка поставил на уши всю систему безопасности планеты. Уже через сутки предгорья будут наводнены поисковыми группами.

* * *

Эскадрилья аэрокаров медленно ползла над лиловым лесом, пытаясь нащупать радарами подбитый корвет. Экраны то и дело застилала пелена помех — листва медянника, странного растения, в котором было больше металла, чем живой ткани, служила отличным отражателем сканирующих лучей.

— Мы так можем искать их до бесконечности, — буркнул оператор флагманской машины, когда монитор снова стал ослепительно белым. — Особенно с такой высоты.

— Ниже нельзя, — отозвался Шор, шеф службы безопасности космопорта. Нарезая сектора поиска, он выбрал себе самый перспективный участок — упади подбитый корвет ближе, его бы заметили с усадьбы заповедника, а до гор он бы просто не дотянул. Поэтому теперь аэрокары, выглядывая и вынюхивая, ползли на высоте сотни метров над густой листвой зарослей медянника.

— До самых предгорий — ничего выше двадцати метров.

— Ничего — это верно… — протянул шеф, выуживая из кармана бархатный платочек. — Ты вообще про заповедник знаешь?

— Небось, редкие виды чего-то исчезающего.

— Вот именно… — Шор снова прильнул к биноклю. — Сколько до заката?

— Три часа.

— Возвращаемся. Надо быть в лагере до темноты.

* * *

За обзорным иллюминатором что-то мелькнуло. Капитан, вздрогнув, протер глаза, но ущелье выглядело точно таким же, как и минуту назад. Впрочем, это можно было легко проверить.

Киркс вывел на монитор запись последних пяти минут снаружи, и принялся просматривать ее покадрово. В начале третьей минуты экран заслонила громадная раззявленная пасть, но секундой позже пропала бесследно. Еще через минуту чудовище снова «проявилось», отклеившись от экрана, и прыгнуло куда-то в сторону. Похоже, именно это насторожило капитана.

— Штурман, ты где?

— Снаружи. Герметичность корпуса будет восстановлена через два часа.

— Рад слышать, — буркнул Киркс. — Слушай, а вокруг вас невидимые пасти не летают?

— Вопрос лишен смысла. Если они невидимые, то как мы их можем заметить?

— Я тут просто видел что-то… странное, — капитан снова промотал запись до момента появления гигантской пасти. — Не хочешь взглянуть?

— Скажи, что именно, — помедлив, отозвался штурман. — Я уже подключился к бортовой сети.

— Видеозапись внешних камер. Примерно… — Киркс глянул на часы, — минус десять минут.

* * *

Базовый лагерь поисковиков расположился в сотне метров от границы заповедника. Высокие мачты периметра едва слышно гудели, поддерживая энергетическую защиту ограды. Аэрокары медленно опустились на краю летного поля, рядом с серебристыми куполами жилых модулей.

— Основательно расположились? — Шор уважительно оглядел выстроенный за день лагерь. — А с охраной как?

— У кого что болит, — хмыкнул веселый подтянутый парень с нашивками гражданского летчика на мундире. — Нас уже охраняют, если никто не заметил.

— Это да, — безопасник кинул короткий взгляд на зазнайку. — Охраняют.

Штабом Шор назначил третий кубрик — койки оттуда оперативно перетащили в другие модули.

— Итак, мнения, замечания, предложения? — он обвел пристальным взглядом свою команду.

— Мы ничего не найдем, — заявил пилот флагманской машины. — Медянник отлично экранирует радар. Надо снижаться, и переключить диапазон на микроволны.

— Так, — безопасник побарабанил пальцами по столу. — Что-нибудь еще?

— Вы согласны? — пилот не поверил своим ушам.

— Пока что я хочу услышать все мнения, — жестко отрезал Шор. — Мне поддакивания не нужны. Кто еще хочет высказаться?

* * *

— У нас осталось всего двенадцать зомби, — мрачно заявил некромант, входя в рубку.

— А сколько было?

— Тридцать!

— Может, кого в банке забыл?

— Я считал.

Киркс озадаченно почесал затылок.

— А где они были?

— Снаружи работали — запчасти Гарину подтаскивали, кустарник рубили, маскировку ладили. Словно ты сам не знаешь.

— Ты лично видел?

— Капитан, — некромант улыбнулся, и от этой улыбки по спине Киркса прошла целая армия ледяных мурашек, — зомби — не люди. У них нет свободы воли. Они — механизмы!

— Не говори такого при роботах, — посоветовал чародею капитан, кинув быстрый взгляд на дверь. — У них есть свобода воли.

— И что они мне такого сделают? — колдун откровенно ухмыльнулся.

— Побьют. А твои штучки на них вроде как не действуют, так?

Улыбка медленно сползла с лица некроманта.

— Не то, чтоб уж совсем не действуют… Впрочем, спасибо, учту. Но возвращаясь к разговору — да, я видел их своими глазами. Я должен же был показать им, что делать!

— У кормы возились? — Киркс повернулся к обзорному экрану. Тот вспыхнул, превратившись из куска прозрачного пластика в громадный монитор. — Давай посмотрим.

Первый зомби исчез неожиданно — потянувшись за листом обшивки, повисшем на уступе, он буквально за доли секунды истончился до полной прозрачности. Другой, не обращая ни на что внимания, терял части тела — именно тела, как понял чародей, глядя на осыпавшиеся на землю доспехи. Третий просто вышел из обзорной зоны и не вернулся.

— Ну, что скажешь? — капитан нервно сглотнул. — Ты ж у нас специалист по всяким странностям!

— Это не колдовство, — некромант, откинувшись на спинку кресла, принялся теребить подбородок.

— Да неужели! А что же это такое?

— Не знаю.

* * *

Ночью лагерь разбудил истошный вой сирены.

— Готава? — процедил Шор сквозь зубы, не открывая глаз.

— Тут.

— Выясни и доложи.

Разведчик вернулся через полчаса. Тревогу объявили из-за катера Пограничной службы, решившего ночью поискать на земле огоньки «искусственного происхождения». Однако на втором часу полета, когда бот забрался в самый центр назначенного пограничникам сектора, на борту что-то произошло. В итоге пилот совершил вынужденную посадку на каменистом плато, растеряв половину обшивки, и теперь требовал срочной эвакуации, то и дело повторяя «они уже тут, я чувствую!»

— Началось, — шеф безопасников сел на жесткой походной койке. — Вот потому мы и не будем спускаться ниже сотни метров.

— И выпустим зонд на семидесятиметровом тросе, — язвительно отозвался пилот.

— Правильно, — Шор сделал вид, что не заметил издевки.

— Шеф, неужели они действительно такие опасные?

— Нет, — хмыкнул старик. — Они просто исчезающие, — и, заметив недоуменно-обиженное выражение лица пилота, добавил. — Увидишь — поймешь.

* * *

— Есть связь! — в рубку заглянул перемазанный чем-то дроид. — Так что кому охота свежих новостей или еще чего-нибудь…

В нос некроманту ударил странный запах — нечто среднее между вонью химической лаборатории и ароматом свежей травки.

Киркс, недоверчиво покачав головой, набрал на пульте команду — и обзорный экран осветился.

— … Пока не найдены, — вещал беловолосый диктор, дружелюбно улыбаясь. — Президент банковской ассоциации, достопочтенный Даррел Антони заявил нашему корреспонденту…

Картинка вновь сменилась. Теперь на капитана прямо в упор уставилось пухлое лицо со свежими следами бурных возлияний.

— Они покойники, понял? Я лично вырою им могилу и попрыгаю на костях! На костях — чтоб все на раз поняли: я добыл свое состояние тяжким трудом… — Даррел на секунду задумался, — тяжким честным — усвой — честным трудом, и не позволю. В общем, слушайте все. За любые сведения об их местонахождении — двести косарей чистыми. За голову любого бандюка — два лимона. А груз вернете — десятину можете забрать сразу. Всем понятно?

Дроид выключил экран и некоторое время стоял у пульта, опершись о него перемазанными в земле руками.

— Как интересно, — наконец отозвался он и направился к двери. — Думаю, мне стоит сделать пару звонков.

* * *

Аэрокар, отстрелив трос с тяжеленным микроволновым радаром, заложил крутой вираж, уходя от огня массивного дископлана. Плазма нежно прошелестела под днищем машины, превратив добрый десяток квадратных метров леса в кипящий ад.

— На позывные не отвечает, — меланхолично сказал радист. — Система опознания блокирована.

— Ну еще бы, — Шор сплюнул в открытую дверь и наклонился к пилоту. — Набирай высоту. Высоту, слышишь?

Стрелка альтиметра колыхалась на двухстах.

— Это дископлан! Он сверху бронирован лучше!

— Неважно, — старик, переключив управление на себя, резко рванул штурвал. Аэрокар, возмущенно взвыв антигравом, подпрыгнул, словно получив пинок под жестяное брюхо, и массивная туша конкурента со свистом пронеслась внизу. — У него охотничий паллер. Перезаряжать его — минут восемь уйдет. Так что сейчас он может нас только таранить.

— У него запас по мощности, — уныло отозвался пилот, наблюдая, как дископлан, чуть не задев верхушки медянниковых зарослей, начал карабкаться выше. — И по прочности.

— Это уже неважно, — Шор не отрывал глаз от потревоженных деревьев. — Нам хватит и двадцати секунд.

Вдруг угрюмый черный диск вильнул, секундой позже вильнул еще раз, нос его опустился и кораблик со всего маху въехал в землю. Коротко треснуло, и обломки дископлана разлетелись в клочья под напором рукотворного солнца — маршевый реактор, несомненно со снятыми ограничителями, не выдержал издевательств.

Когда ударная волна прошла, старик повернулся к ошалевшему пилоту.

— Теперь ты понял, почему нельзя спускаться ниже двухсот метров?

— Но я же ничего не видел!

— Вот потому местную живность и зовут «исчезающими видами». Воспринимай это буквально.

* * *

Разгадка пропавших зомби отыскалась на удивление быстро — буквально в сотне метров от корабля прямо на земле валялось странное создание, издали похожее на громадный кожаный конверт, набитый чем-то угловатым. Дроид осторожно перевернул коричневую тварь, и Киркс невольно попятился — на него глядела уже знакомая зубастая пасть.

— Ну и гадость…

Штурман, ухватив тварь за хвост, резко ее встряхнул — из пасти, позвякивая, посыпались иголки парализатора, которыми охрана космопорта нафаршировала одного из пропавших зомби.

— А остальное он, похоже, переварил, — дроид на всякий случай заглянул внутрь странного хищника. — Никаких следов.

— Как интересно, — чародей, не скрывая восторга, осторожно погладил хищника по блестящему брюху. — Ни капли разума, одни инстинкты. Просто прелесть…

Тварь вдруг пошла радугой, на миг став полупрозрачной. Суставы руки дроида противно скрипнули — сил в странном создании оказалось преизрядно.

— Спокойно, крошка. Спокойно, — с пальцев колдуна сорвались бирюзовые искры, и тварь обвисла кожаным мешком. Некромант повернулся к онемевшему капитану. — Она спит. А вот ее товарки — нет. Предлагаю срочно укрыться внутри.

* * *

По итогам второго дня поисков экспедиция потеряла больше трети машин. Из них пять разбились в предгорьях, восемь ушли на вынужденную посадку точно с такими же симптомами, как и пограничный катер, а еще две пропали бесследно.

Что беспокоило Шора больше всего — все пять разбившихся машин сели именно в его секторе. Похоже, не один он сумел просчитать наиболее вероятную траекторию падения пиратского корвета. Впрочем, объявленная награда более, чем стоила риска. Старик, прикрыв глаза, вспомнил видеозапись прорыва инкассаторских фургонов — те едва ли не терлись днищем о бетон. Это означало практически двукратный перегруз — а если главный банкир не врал, даже десять процентов украденного составляли поистине астрономическую сумму.

— Готава?

Помощник возник словно из-под земли. Как это ему удается, Шор до сих пор не понял, и это его время от времени беспокоило.

— Нам нужны генераторы силовой защиты на каждый аэрокар. И спаренные плазмотроны в кормовой блистер.

— Это будет сложно. Лагерь на ушах стоит. Радар тонет в помехах — словно нас специально глушат.

— Награда того стоит, Готава, — Шор невесело усмехнулся. — Так что ты уж постарайся.

Небо на востоке внезапно вспыхнуло багрянцем, а через пару мгновений лагерь накрыл оглушительный грохот. Безопасники, машинально присев, глянули в угрюмую черноту, расколотую пополам оранжевой полосой.

Снова взревело — на сей раз просто включили сирену.

— Готава, у тебя час. Потом мы должны быть в воздухе.

* * *

В клетке, наскоро сваренной из прутьев, металось полупрозрачное создание. Некромант задумчиво тыкал в него сварочным электродом, свободной рукой что-то набрасывая в блокноте.

— Да убей ты уже его, — Киркс, открыв аптечный шкафчик, принялся рассматривать содержимое.

— Успеется, — чародей, кинув огрызок электрода в угол, пристальным взглядом оглядел рубку. — Ты представляешь — оно совсем не боится!

— Мозгов нет — вот и не боится.

— Ты ничего не понимаешь, — колдун мечтательно улыбнулся. — Все боятся. Страх — это необходимый элемент выживания. А вот эта тварь ничего не боится. Представляешь? Ни огня, ни холода — хотя что это такое, она отлично знает. Потрясающе.

— У нас проблема, — дверь в рубку открылась, и в проеме показалась голова штурмана.

— Да? Еще одна?

— Двигатель не заводится. Ни один. Похоже, я при посадке спалил оба конвертера.

— Так чини!

— Помимо меди, нужна еще бериллиевая бронза, огнеупорная керамика и десяток электронных схем.

Киркс попытался максимально точно воспроизвести взгляд некроманта, когда тот определял полезность очередной вещицы.

— И не надо на меня так смотреть, — хмыкнул дроид. — Там нужны высоковольтные элементы, а у меня, как у любого нормального робота — низковольтные. Так что не надо раздевать меня взглядом или, там, курочить автоповара.

— Поразительно! — донесся из угла восторженный голос некроманта. — Кожа выдерживает три тысячи градусов.

— У меня идея, — хором сказали штурман с капитаном.

* * *

Вылететь пришлось раньше — с Шором связался изрядно взволнованный комендант и приказал немедленно приступать к поискам. По его словам, Дарреллу только что позвонил неизвестный, сообщивший точные координаты места падения корабля. К сожалению, это ничем не помогло коменданту, поскольку банкир, услышав суть разговора, тут же переключился на защищенную линию.

Раньше, пока космопортовский искин не превратился в трогательную блондинку, такая мелочь ничего бы не значила, но сейчас все зависело от начальника службы безопасности.

Неизвестный корабль, севший в ста километрах от защитного периметра, формой напоминал легкий крейсер типа «Миротворец» — чрезвычайно популярную и простую в изготовлении модель. Именно этот тип составлял основу сил планетарной самообороны в большинстве миров, и, заодно, ядро самых крупных пиратских флотилий. Шор задал себе вопрос — кто именно пожаловал к ним сегодня в гости?

— Следуй за основной группой, — старик тщательно проверил пристяжные ремни. — Приготовься к маневру «девяносто градусов налево с постановкой дымовой завесы».

* * *

— Вы с ума сошли, — ответил некромант, выслушав штурмана. — Я не разбираюсь в технике! То есть абсолютно. У меня есть более интересные занятия.

— Их не будет, — мрачно отозвался Гарин, до сих пор молча подпиравший стену. — Если мы не заставим это корыто взлететь в течение часа.

— А отчего такая срочность? — чародей кинул быстрый взгляд на неподвижно застывшего дроида. Тот не издал ни звука, и колдун понял, что еще его раздражало в разумных машинах — невозможность определить, что именно они думают. — Или… я снова чего-то не знаю?

— Я позвонил Дарреллу. Мы стали богаче на двести тысяч.

* * *

Маневр удался даже лучше, чем предполагалось — черная туша крейсера, подпустив «мошкару» поближе, разом испарила добрый десяток машин, заставив остальные разлететься в стороны. Пятерка космопортовских аэрокаров, дружно выпустив пушистые дымовые хвосты, резко повернулась и рванула к далеким горам — куда уводила широкая просека, оставленная десантным транспортером.

* * *

— Кожу надо обернуть вокруг этих трубок, — гном ткнул волосатой рукой в недра развороченного двигателя. — Слушай, а она точно выдержит?

— Если ты ничего не напутал с цифрами, — некромант, небрежно оторвав от очередного «конверта» полосу шкуры, принялся наматывать ее вокруг хрупкой клетки из косточек — магической замены разбитому ядру конвертера. — Диаморф умер.

Штурман послушно кивнул, выдернув из стального пола шпильки, удерживавшие в пентаграмме очередную жертву. Коротко хлопнул заклепочник, закрепляя еще живой «конверт» на место мертвого.

— Готово.

Колдун кивнул, осторожно закрепляя на месте последний лоскут.

— Теперь что?

— Управление, — Гарин, аккуратно пододвинув чародея в сторону, быстро обмотал странную конструкцию пучком разноцветных проводов. — Теперь еще один слой.

— Ясно, — Некромант быстро напластал мясо твари на тонкие ломтики, полностью прикрыв ими металл. — А теперь — нервных просят не смотреть. Да, и смените диаморфа.

* * *

За двадцать километров до предгорий Шор увидел десантный транспорт, и это изрядно его обрадовало. Внизу, нещадно ломая пурпурные заросли, ползла машина, словно украденная из какого-то музея. Динамическая броня большей частью отсутствовала, обнажив бронекорпус шарового цвета с потеками ржавчины. Вместо пулеметной башенки стоял инфразвуковой прожектор — первое средство по разгону демонстраций или слабовооруженных туземцев. Впрочем, судя по ярко-малиновым глазам, намалеванным на лобовой броне, хозяева большей частью шлялись по примитивным мирам, наплевав как на закон Браннигана, так и на все остальное.

— Пиратский транспорт прямо по курсу. Второй, третий, пятый — уничтожить.

Аэрокары слаженно перестроились — две машины, резко набрав высоту, поспешили к уже недалеким горам, а три, грозно воя антигравами, зашли на цель.

— Смело, но глупо, — нервно хихикнул пилот. — Интересно, на что они рассчитывали?

— Если бы крейсер сел поближе, у нас не было бы и шанса, — Шор задумчиво потер подбородок. — Впрочем, если это пиратский корабль — такое неудивительно, ни разу не встречал трезвого пирата-пилота. Ну, нам-то это как раз…

Радар издал резкий металлический визг. На экране проступила яркая точка — в разы ярче, чем окружающие заросли медянника.

— Мы нашли их, — пилот ткнул пальцем в сторону узкого глубокого ущелья. — Они точно здесь!

* * *

Под конец чародейства останками диаморфов оказалась завалена половина реакторного отсека. Чародей, мокрый от пота, нежно поглаживал нервно вздрагивавшую тушу, собранную из обрывков тел несчастных тварей, а по лицу его текли слезы. Он был счастлив.

— Никогда до того я не думал, что такое возможно, — шептал он, прижимаясь щекой к шершавой шкуре преображенного двигателя. — Никогда раньше…

— Контрольный тест прошел, — невозмутимо заметил штурман, оторвавшись от контрольной панели в дальнем конце зала. — Эй, не шали!

Он ловко ударил стальной ладонью по блестящему розовому щупальцу, выползшему из стены, которое тут же принялось нажимать на все кнопки подряд.

— Все в порядке? — Киркс, нервно сглотнув, ткнул в сторону двигателя.

— Это — не в порядке, — отозвался дроид. — Далеко не в порядке. Но если ты имеешь в виду — можем ли мы лететь…

— Да!

— Можем.

* * *

Пятерка аэрокаров ползла по ущелью, тщательно поливая огнем любую подозрительную цель. Впрочем, местная «исчезающая фауна» беспокоила Шора меньше всего — пиратский крейсер, отбившись от остатков экспедиции, взлетел, и теперь направлялся прямиком сюда. Единственным шансом выжить было попытаться захватить груз раньше, а потом — дождаться отбытия пиратов, спрятавшись в ущелье.

— Сигнал?

— Четкий, устойчивый. До цели триста метров. Включаю прожектор.

Теперь старик видел цель — похоже, кораблю все-таки удалось совершить относительно нормальную посадку. По крайней мере, он стоял ровно, а иллюминаторы уютно светились желтым.

— Десанту приготовиться, — в правом борту транспорта блестела свеженькая латка — но вряд ли столь же прочная, как и остальной корпус. — Действуем по плану…

Закончить Шор не успел — из-под днища корабля хлынул ослепительно синий свет, помятая металлическая сигара приподнялась над землей, а секундой позже он просто исчез с глаз долой, стартовав с максимальным ускорением. Аэрокары, подхваченные ураганным вихрем, затанцевали, пытаясь не врезаться в стены. Пилота флагманского катера, поспешившего отстегнуть ремни, просто выбросило из кресла, а система безопасности взвыла, предупреждая о столкновении.

— Отбой десанту, — старик осел в кресле, едва успев включить «режим висения». Вдруг накатила безумная усталость — словно эти три дня выпили из его все силы. — Следовать за мной, режим маскировки.

Глава 9. Мир и покой

Море — лазурное, блестящее, словно целлофан — протянулось до самого горизонта. Невысокие волны предано лизали белоснежный песок пляжа, на котором неподвижно лежали тела разной степени загорелости.

— Хорошо… — капитан наконец оторвался от двухлитровой кружки «Особого полутемного». — Что может быть лучше холодного пива в жаркий полдень?

— Отсутствие простуды, — коротко отозвался штурман. — Ваше поведение неоптимально.

— Ай, отстань, — настроение Киркса в кои-то веки пришло в норму, и ему не хотелось тратить драгоценные минуты отпуска на препирательства с вылеченным дроидом.

— Принято, — робот застыл неподвижно.

— Все-таки не стоило его лечить, — едва слышно прошептал Гарин. — Свой же парень был, а сейчас — железяка железякой.

— Ваше поведение неполиткорректно. Выношу вам первое серьезное предупреждение.

— Тьфу, — гном сплюнул. — Слушай, а давай его снова заразим?

— Умышленная порча корабельного оборудования, равно как и распространение программ деструктивного…

— Отставить! — капитан, разом утратив остатки благодушия, подпрыгнул на лежаке, как ужаленный. — Гарин, тащи сюда платежный терминал.

— Зачем?

— Елки, что за команда, — простонал Киркс. — Зануда, любопытный коротышка и…

Он замер, почувствовав, как на плечо легла неприятно ледяная рука.

— И некромант, — чародей, усевшись по другую сторону замершего столбом дроида, пристроил на коленях ажурную клетку с диаморфом. Тот нервно прыгал внутри, напоминая иллюминатор, у которого свихнулся регулятор прозрачности.

— Какая гадость, — капитан скривился, увидев зубастую тварь. — Вот зачем ты его сюда притащил?

— Скви нужен свежий воздух, — безапелляционно возразил колдун.

— О, у него уже появилось имя… — Киркс на всякий случай отодвинулся подальше — новенькая клетка выглядела уж очень хлипкой. — Да, Гарин, где терминал?

— Ты не сказал, зачем, — гном с вызывающим видом сцепил руки на волосатом животе. — Опять купишь ерунду какую-нибудь, как тогда.

Капитан покраснел — в первый же день пребывания на Лючии он, впечатленный рекламными проспектами, заказал на всех «самую соль местной кухни», ориентируясь исключительно на цену в меню. К сожалению, заказанное действительно оказалось солью, бесконечно ценной, запрещенной к экспорту целебной лючийской солью — но даже это не прибавило ей съедобности.

— Эмо-блок для нашего железного, — Киркс, запнувшись, кинул быстрый взгляд на штурмана, — коллеги закажу. Тут неплохую электронику делают. Хотя странно — это же курорт, зачем тут еще и «грязное производство»?

Гном решил пока не уточнять значение последнего термина. Сейчас ему было важнее вернуть друга в «нормальное» состояние — насколько механизм с эмоциями может считаться нормальным.

— А… дорого стоит? — былая прижимистость некстати решила проявить остатки характера.

— Где терминал?

— Сейчас принесу, — покладисто отозвался гном, суя ноги в пробковые шлепанцы.

* * *

Вырвавшись наконец из системы Зонтаг, Киркс в самой категорической форме потребовал отпуск — желательно там, где тихо, спокойно, много качественного алкоголя, а по пляжам шляются девушки без предрассудков. К его удивлению, предложение оказалось горячо поддержано остальными — кроме, разве что, безымянного диаморфа. Так вся команда оказалась на Лючии — «курорте, беспредельно комфортном для всех без исключения».

Денег, полученных от «продажи собственных голов», вполне хватало отдых в отеле средней руки — поразмыслив, Киркс решил не светить «металлическую» часть добычи. Дроид участия в обсуждении не принимал — как только корвет нырнул в гиперпространство, Киркс, улучив момент, отключил сбрендившего штурмана и по прибытии сдал в ремонт. К сожалению, он совсем забыл, каким занудой может быть полностью безэмоциональный робот.

* * *

— Это было подло. Я даже не ожидал, — дроид, выдернув из рук капитана отвертку, погрозил Кирксу полированным пальцем. — И не смей больше во мне копаться!

— Ты… вернулся? — Гарин машинально попытался заглянуть в прорезь шлема, но увидел там только черноту.

— Более, чем, — дроид сунул отвертку в руку гнома. — Проверь, что этот коновал натворил, пока я был в отключке.

— Сдал в ремонт! — буркнул капитан, оскорбленный до глубины души. — Ты пять лет нудел!

— Не терплю насилия, — отозвался штурман и едва слышно захихикал. — Ай, щекотно!

— Терпи… — гном, запустив обе руки под кирасу, принялся что-то подкручивать, поправлять и подтягивать. — Бракоделы косорукие, все на соплях болтается. Ну ничего, до корабля доберемся, я тебя нормально переберу, а пока, — Гарин, воровато оглянувшись, выломал из шезлонга деревянную планку и сунул ее в клетку Скви. Раздался сочный хруст, и деревяшка укоротилась наполовину, — пока и так сойдет.

Импровизированный колышек намертво заклинил в лючке золотой кубик, на передней панели которого был выгравирован герб Лючии — венок, в центре которого примостилось что-то вроде свирели, прикрытой щитом. Это и был пресловутый эмо-блок, который, по задумке конструкторов, должен был научить бездушный механизм чувствовать. К сожалению, в комплекте поставки не оказалось даже завалященькой стяжки, а потому гном справедливо опасался, что уже через полчаса полуторакилограммовая железяка или оборвет хлипкий шлейф, или вырвет «с мясом» разъем на базовом модуле.

— Закончили? — некромант опасливо покосился на полуденное солнце. — Если так — я бы не возражал уйти в тенек. По-моему, я уже обгорел.

* * *

В просторном ангаре на краю космопорта оказалось темно и прохладно. Некромант, охая, немедля полез в недра автодоктора — годы бессолнечного существования чрезмерно изнежили его кожу. За пару часов на море лучшей, экваториальной зоны колдун схватил столько ультрафиолета, что сейчас цветом напоминал вареную креветку.

— Ты что, никогда не загорал? — недоуменно поинтересовался Киркс.

— До сего дня я был занят более интересными делами, — из автодоктора донеслось болезненное покряхтывание. — Думаю, что я тогда поступал правильно. Жариться на солнцепеке, холя собственную лень? Нет уж, увольте.

Кирксу стало стыдно. Когда команда шла на пляж, он задумался — сказать чародею об особенностях пляжного отдыха, или нет? В итоге он смолчал, а теперь его терзала совесть, так до конца и не отмершая.

— Новичкам вообще в первый день не советуют загорать больше четверти часа. И обязательно — с защитным кремом.

— Да, я уже понял, — холодно отозвался чародей. Похоже, он добрался до мыслей капитана. — А, знаешь, Киркс, я тебя недооценивал. Серьезно недооценивал.

Капитану стало страшно, ноги подогнулись, и он бессильно опустился на стул.

— Правда? — голос сипел, словно вместо пива Киркс литрами хлестал ледяное ситро.

— Да, — вздохнул некромант. — Жизнь все-таки полна сюрпризов…

* * *

Доспехи штурмана валялись в углу, а тело дроида было распято на верстаке, открыв свои внутренности всем желающим. Впрочем, робот ничуть не возражал.

— Ну, как? — поинтересовался он, отчаявшись прочитать хоть что-нибудь на непроницаемом лице гнома.

— Халтурщики, — наконец отозвался тот, выдернув из штурмана последние иглы мультитестера. — Тяп-ляп, и готово. А что через полгода все окисью зарастет, а через два — коротить начнет…

— А сколько гарантию дали?

Гарин недоуменно поглядел на штурмана.

— Иногда ты говоришь непонятные вещи, мой друг. Гарантия — это то же самое, что и залог. Для сделок — первая вещь, но при чем тут техника?

Дроид недоуменно приподнял голову, насколько позволили путы.

— Ну, а что случается, если техника ломается?

— Меняют. Знаешь, есть такое понятие — норма амортизации.

— А если ломается раньше?

— Война и прочие неприятности — форс-мажор.

— Нет, само по себе!

Гном усмехнулся и пригладил аккуратно заплетенную бороду.

— Само, мой друг, ничего не бывает. Если что ломается до срока — это брак, то есть позор на голову мастера и всего его семейства. А это очень, знаешь ли, серьезно.

— И что в этом случае делают?

— Ничего, — гном недоуменно пожал плечами. — Последний раз брак случился, когда мой дедушка не сносил детскую бороду. Насколько я слышал, мастера тогда спалили в кузне с подмастерьями и учениками, а семью изгнали в земли варваров.

— Сурово.

— Необходимо, — отрезал гном, вытягивая из ящика паяльник. — А теперь, мой друг, я тебя отключу — надо поработать всерьез.

* * *

Проснувшись, Киркс долго не мог сообразить, где он находится — над головой вместо низкого подволока капитанской каюты переливался расписной балдахин. Причудливые звери, вытканные на воздушной ткани, трепетали на свежем ветерке, выглядя совсем, как живые.

— Странно, — донесся до капитана едва слышный шепот. — Очень странно.

Киркс повернул голову — на широком балконе стоял некромант, опершись обоими руками о широкую мраморную балюстраду.

— Что странно?

— У тебя чуткий сон, — отозвался чародей, не поворачивая головы. — Все странно. Знаков и примет тут полно, даже искать не надо, но все они сплетаются в узор, который я не могу распознать.

— Так, может, я чем помогу? — капитан сунул ноги в пушистые тапочки — по ночам в этой местности холодало. Впрочем, как раз настолько, чтобы начать утро с бодрящего ветерка и одуряюще теплого моря.

— Совесть мучит? — колдун усмехнулся, а Киркс виновато потупился. — Ладно, я уже не злюсь. Следующий раз буду читать твои мысли до, а не после.

Капитан невольно вздрогнул, прикинув, чем такая глобальная слежка может обернуться в будущем. Но совесть все никак не успокаивалась, и он, пересилив себя, вышел на балкон.

— Так в чем загвоздка?

— В геометрии, — чародей, вздохнув, ткнул в пальмовый лист на балюстраде.

— Обычный лист. Мы же на втором этаже живем. Специально, между прочим, выбирал номер потенистей.

— Это, конечно, правильно, — колдун с озадаченным видом потер подбородок. — Но, к слову, он каждую ночь падает сюда. Именно сюда — я проверял.

— Именно этот лист? — Киркс опасливо покосился на пушистое желтое «перо». В справочнике про хищную растительность Лючии не было ни слова, но капитан не хотел рисковать.

— Нет, разные, конечно же! — некромант издал злобное шипение. — Они все ложатся сюда, и точно в двенадцать двадцать три. Я проверил.

— Может, это просто совпадение? Пальма-то тоже в одном месте растет.

— Приметы, к твоему сведению, это тоже совпадения. Только они, в отличие от «просто совпадений», указывают на вполне конкретные обстоятельства. А теперь смотри туда, — ледяная кисть некроманта бесцеремонно схватила капитана за подбородок, развернув его голову в сторону моря. — Внимательно смотри.

Небо вдруг взорвалось потоком искр — казалось, что в небе запустили гигантский фейерверк.

— Черешок указывает именно туда. А теперь, будь любезен, помоги сообразить, что бы это значило?

* * *

Переборка дроида затянулась до утра. Девственно чистый пол ангара украсила добрая сотня наклеечек с причудливыми иероглифами. Впрочем, один из них оказался гному знаком — «свирель под крышкой». Похоже, эту эмблему здесь просто обожали.

— С добрым утром, — Гарин щелкнул главным рубильником питания, который, по прихоти конструкторов, оказался спрятан где-то в животе робота.

— С добрым, — штурман совершенно по-человечески потянулся. — Знаешь, я чувствую себя намного лучше.

— Еще бы, — гном аккуратно подравнял на верстаке кучку деталей. — Я тут кое-что оптимизировал.

— Вот как? — дроид спрыгнул со стола. — Интересно, что именно, хотел бы я знать.

— Понятия не имею, — хмыкнул гном, жизнерадостно улыбаясь. — Но они были явно лишними. Да, кстати — не шустри, пока я доспехи обратно не прикручу. Несущую часть я тоже, в общем, улучшил.

* * *

Киркс колдовал над астроглобусом, пытаясь определить координаты места, на которое указывали «приметы». К сожалению, сей аппарат предназначался для развлечения туристов, а не реальной работы — найти Лючию удалось, но в нем не была указаны даже ее спутники.

— Елки, ну как можно работать с этим убожеством! — капитан в ярости оттолкнул от себя крохотную клавиатуру. — Тут даже нормальной привязки по координатам нет…

Пульт, проскользив по полированному столу, упал на пол, включив гигантский, во всю стену, экран стереовизора. В на нем засверкали подозрительно знакомые вспышки.

— Уникальное природное явление! — вещал, захлебываясь от восторга, бодрый девичий голосок. — Метеорный рой Фалангийцев лично явился на Лючию, дабы насладиться ее красотами — ведь только тут обеспечен беспредельный комфорт во всех без исключения! А вы, наши гости — вы можете загадать любое, самое заветное желание, и оно непременно исполнится. Ведь падающие звезды именно для этого и существуют!

Вспышки прекратились, и на экране появился знакомый логотип — «свирель с крышкой». На сей раз под ним шла четкая подпись: «Мероприятие освящено матриархом».

* * *

В полдень, когда гном прикручивал на место кирасу, с улицы раздался звон литавр и переливы чего-то струнного. Следом донеслись слаженные крики «Слава, слава!»

— Что за шум? — осведомился дроид.

— Я не понимаю, — рассеянно отозвался гном, — кто из нас двоих тут живет дольше, а? Слазь в эту свою секту… сетку и выясни.

— Хорошая идея, — штурман на секунду замер неподвижно. — Выяснил.

— Ну? — отвертка коротко взвизгнула, накрепко затягивая последние винты.

— Шествие местного матриарха. По специфике местной религии она должна раз в год посетить каждый город на планете. Говорят, весьма примечательное зрелище.

— Да? Тогда пойдем, посмотрим, что ли. Туристы мы, или кто?

Процессия, растянувшаяся на добрый километр, и впрямь заслуживала внимания. По Курортному проспекту — главной магистрали города медленно шествовали слоны, каждый метров тридцать в высоту. На их спинах мерно, в такт шагам покачивались настоящие дворцы — с десятками балкончиков, золочеными крышами, разноцветными флюгерами, и всем прочим. Между бивней животных трепетали транспаранты с уже знакомой «свирелью под крышкой».

— Брошюрки, разъяснения, консультации. Не допускайте лейнохульства! — к гному подскочил парень в синей мантии. На спине желтел все тот же знак. — Туристам — скидка.

— А если нам не надо? — гном пристально взглянул на лоточника.

— Вы не хотите знать основы лейнинизма? Это лейнохульство! — нахмурился продавец. Впрочем, учитывая ваше изначальное невежество, я не буду заносить этот факт в ваше личное дело, — парень, перекинув на спину котомку с книгами, показал Гарину блестящий полицейский жетон. — С вас сто кредитов. И еще шестьсот — за брошюру «Основы лейнинизма».

— Вы что-то говорили о скидке, — мрачно отозвался гном.

— Правонарушители не имеют благословения матриарха на скидку. Если можно, без сдачи.

* * *

В центре экрана телевизора сияла алая звезда, окруженная искрами созвездий.

— Вот, — капитан аккуратно пристроил звездный атлас на гору разнообразных справочников. Неаккуратная стопка макулатуры, печально вздохнув, рассыпалась на мириады листочков, засыпавших весь пол.

— Что — вот? — некромант с подозрением глянул на бумажное цунами, замершее у самых носков сапог.

— Это то, что ты искал — Алькор Регис. Если приметы, конечно, не указывают вообще в другую галактику.

— Другую — что?

Киркс вздохнул — он снова забыл, что познания некроманта в области астрономии ограничивались лишь тем, что требовалось для составления гороскопов и расчета сложных чар.

— Ты же в курсе, что планеты круглые не просто так?

— Диск мне видится более логичной структурой. Но для твоего душевного спокойствия я готов согласиться на шары.

Капитан медленно выдохнул.

— А теперь допусти, что это не звезда ходит вокруг планеты, а наоборот.

— Ну, допустим, — колдун осторожно перебрался на диван.

— А все звезды собираются в галактики. При помощи гравитации, — капитан зажмурился — на экзамене за такое объяснение структуры вселенной его бы порвали на клочки. — Их много, этих галактик.

— Ясно, — некромант уютно устроился на диване, подивившись удобству странной мебели — та словно бы сама подстроилась под его тело. — Значит, летим туда. А потом к этим твоим… галактикам.

Киркс, который как раз копался в минибаре, от неожиданности вздрогнул, пребольно ушибив голову о дверцу.

— Ты с ума сошел!

— Мне это сказал еще мой старый учитель. Впрочем, он сам был еще тот псих, — колдун хохотнул. — А что, есть какие-то проблемы?

Капитан вздохнул — лично ознакомившись с характером некроманта, он опасался, что тот, не найдя искомого в системе Алькор Регис, действительно заставит капитана совершить межгалактический перелет. Первый за всю космическую историю человечества.

* * *

Гном со штурманом, опасаясь новых жадных до денег послушников, забились в самый дальний угол Приморского парка.

— Ну, доставай, — проскрипел штурман.

— Чувствую себя, словно мы тащим контрабанду через границу, — гном, воровато оглянувшись, извлек из пакета «Основы лейнинизма».

— Это просто ассоциации, или личный опыт? — дроид издал свистящий звук — похоже, это ему заменяло удивленное выражение лица.

— У меня была довольно бурная молодость.

Открытая наугад страница повергла читателей в шок. Знакомые слова, напечатанные на велюровой бумаге четким, крупным шрифтом, напрочь отказывались складываться в осмысленные фразы.

— Они повредили мой мозг, — обреченно проскрипел штурман. — Я так и знал…

— Не паникуй, — голос гнома дрожал. — Что ты видишь?

— Только по твоему беспричинному слову мои помыслы станут чистыми.

— Ты не сломан, — Гарин облегченно выдохнул. — Я вижу то же самое.

— Выброси это, — слабым голосом попросил дроид. — Мой синтаксический фильтр отказывается считать это осмысленным текстом.

Гном, мрачно вздохнув, показал штурману последнюю страницу. На ней оказалось четко пропечатанное предупреждение: «Книга освящена матриархом. Повреждение, уничтожение и прочее лейнохульство преследуется по закону!»

— Могу спрятать обратно.

Дроид издал серию коротких щелчков.

— Вероятно, тут какая-то ошибка. Нам следует начать с первой страницы — тогда, возможно, мы поймем смысл этой фразы.

* * *

— Это невозможно, — капитан все-таки нашел в минибаре поллитровую бутылку, но ее хватило всего на пару глотков. — Это карантинная зона третьего класса.

— Да хоть пятого, — пренебрежительно махнул рукой некромант. — Мне туда нужно. Это не обсуждается.

Киркс, сосредоточившись, попытался представить образ патрульного крейсера, но сейчас отчего-то вышло совсем неубедительно.

— Там гравитационная ловушка. Нас просто выкинет на границе! — палец капитана ткнул в алую черту на карте. — Полторы тысячи светолет в диаметре.

— Диаметре?

— Это космос, мой друг. Он трехмерный.

— Но внутрь же можно попасть?

— Не уверен. — Киркс почесал затылок, вспоминая, что в Академии рассказывали про запретные и карантинные зоны. — По идее, где-то в центре ловушки должен быть генератор с управляющим комплексом. Если и есть где-то ворота внутрь, то только там.

Некромант еще раз всмотрелся в карту. Алая линия ловушки перекрывала единственный безопасный путь к соседнему рукаву галактики — где и пряталась искомая звезда. Остальной космос был щедро заштрихован оранжевым — «пространство, где полеты затруднены».

— Умный в гору не пойдет, — наконец сказал он. — Кстати, поясни насчет затруднений, — палец чародея ткнул в оранжевую область, помеченную как «Плато химер».

— Метеоритные потоки, черные дыры, сверхжесткое излучение, — пожал плечами капитан. — Вся проблема в том, что невозможно нормально определить координаты выхода — слишком много помех. Потому там не летают — знаешь ли, неохота в конце прыжка совершить жесткую посадку на солнце, — Киркс вспомнил недавнее приключение на безымянной планете. — Для нормальных полетов нужны маяки — а там их ставить слишком накладно.

Колдун задумался. В словах капитана ему почудилось некое противоречие.

— Но чтоб поставить маяк, туда нужно прилететь, нет?

— Короткими прыжками, — отозвался Киркс, вздрогнув через секунду от страшной догадки. — Да нам просто горючего не хватит!

— Хватит, — некромант сел на диване, отчаянно напоминающий кошку перед прыжком. — Как только объяснишь, почему другим его хватает.

* * *

Гном со штурманом неподвижно стояли в уголке битком набитого храма. В центре, на раззолоченной кафедре, бесновался выбритый наголо жрец.

— Истинный авторитет — Пресвятая Лейна. В этом не может быть сомнений. Если бы это было не так — творила бы она миры силой одной своей мысли? Нет — и Лючия, безусловно комфортная для всех, лишнее тому подтверждение. Разве б воспевал ее в гимнах сам Парикшит? Нет, и тысячу раз нет, ведь его проницательность известна всем. Разве б комментировали ее творения тысяча и один пересказчик, допущенные к Преподобной?

— Нет! — разом выдохнула толпа.

— И это истина. Истина. Истина! — лицо жреца раскраснелось, он простер руки вперед, и начал осторожно притоптывать ногами. Толпа тут же отозвалась — благо, отовсюду неслись резкие звуки литавр, прямо-таки вынуждавших танцевать в ритм.

— Пора убегать, — гном принялся осторожно протискиваться к выходу, осторожно отодвигая с пути впавших в экстаз послушников.

— Что такое? — дроид недоуменно огляделся — похоже, в хваленый эмо-блок не вкладывали понятия фанатизма.

— Предпоследний раз, когда я такое видел, дело закончилось всеобщим свальным грехом.

— Как я понимаю, вы не очень протестуете против такого.

— А последний, — гному удалось пробиться к самым воротам, — фаталиты, прослышав о том, что избавление близко, просто перерезали полгорода, а потом — друг друга. И мне очень не хочется выяснять, что произойдет сегодня.

Глава 10. Дело техники

Капитан проснулся от ослепительного света. Открыв глаза, Киркс недовольно сморщился — прямо напротив окна висел спутник Лючии, планетоид Гекса с неестественно блестящей поверхностью.

— Где тут… — капитан принялся шарить ладонью по изголовью кровати — где-то там размещались средства управления всей техникой в комнате. — Зараза.

Сон за время борьбы с пультом окончательно слетел, и Киркс, безнадежно бодрый, со вздохом спустил ноги на пол. Часы на экране портативного телевизора в углу номера показывали пол-четвертого утра.

Мигрень накатила оглушающей волной — на миг капитану даже стало трудно дышать. Боль со звоном вгрызалась в виски, напрочь лишая Киркса способности связно мыслить. Он, застонав, упал обратно на перину — он узнал это состояние: избыток алкоголя при недостатке сна всегда вызывал у капитана нестерпимые головные боли. Собственно, это было причиной крайней скромности Киркса в быту — до тех пор, пока распри с профсоюзом не вышибли его с межзвездных трасс.

В минибаре не оказалось ничего, кроме меню с совершенно людоедскими ценниками — похоже, все его содержимое вчера перекочевало в капитана, когда тот обдумывал очередную идею некроманта.

— Горничная! — капитан вдавил кнопку на пульте в изголовье. — Или как тебя там…

— Доброе утро, — голос в динамике показался Кирксу смутно знакомым. — Вас нелегко было найти.

— Да? — капитан узнал собеседника — это оказался тот самый каникоид с Нового Уэдделла.

— Вы весьма изящно провернули эту операцию в системе Зонтаг. Вы знаете, что до сего времени столь наглое ограбление банка считалось невозможным?

— Да?

— Определенно, — каникоид на секунду замолчал, и Киркс решил перехватить инициативу.

— Вы на Лючии?

— Надеюсь, вы помните наш уговор, — собеседник проигнорировал вопрос.

— Наша добыча, так скажем, несколько… преувеличена.

— Этого следовало ожидать. По результатам инвентаризации хранилища выявлена недостача порядка семидесяти триллионов кредитов в слитках и местной валюте. То есть примерно двести тонн слитков и семнадцать тонн купюр.

Киркс на секунду задумался, прикидывая, сколько же все-таки они утащили из банка. Как ни странно, у него так и не дошли руки пересчитать награбленное.

— На нас что, списали недостачи всех последних лет?

— Видимо, — каникоид издал веселое бульканье. — Впрочем, мы и не рассчитывали на честность Даррелла. Насколько нам известно, инкассаторские фургоны так и стоят в вашем корабле, так? Весьма умно с вашей стороны.

— У нас просто не дошли до него руки.

— В любом случае, это было правильно. Через три часа будьте в ангаре. Связной скажет пароль: «Ваш корвет побывал в изрядной переделке, но команда, как вижу, справилась».

— А отзыв? — капитан вспомнил шпионские боевики.

— Он вас узнает и без этого, — видеофон коротко щелкнул, и на экране появилось радушное лицо горничной.

— Вы что-то хотели?

* * *

Гном со штурманом сидели в робо-баре — тот, конечно, оказался задвинут куда-то на задворки, но выпивка там оказалась вполне приличной. Да и сам бар оказался обставлен не хуже иного ресторана — сплошь бронза, стекло и полированное дерево.

— Меня беспокоит одна вещь, — штурман залил в себя очередной литр «Особого полутемного» и принялся ловить серебряной вилкой очередную батарейку. — Кстати, весьма приличное пиво. Обычно такое роботам не наливают.

— Не отвлекайся. Какая вещь? — гном, в отличие от дроида, тянул пенную жидкость, не торопясь. На столе перед друзьями возвышалась гора батареек, пакетов с орешками и прочей закуски.

— Помнишь тот храм?

— В этой вселенной я был только в одном храме.

— Когда мы выходили, я слышал крики «Явись». А потом фонари вдоль улицы мигнули.

— Перебои с электричеством?

— Больше похоже на кратковременную перегрузку. Словно на пару секунд включили что-то очень энергоемкое.

— Логично. Только все равно не вижу связи с фанатиками.

— Ты не обратил внимание на архитектуру?

— Вообще говоря, типичная, — Гарин на секунду задумался, припоминая интерьер храма. — Центральный купол на массивных колоннах, кубики приделов… Ничего особенного.

— На колонны обратил внимание?

— Черный полированный камень. Классика, я ж говорю. На фоне белого купола выглядит крайне эффектно.

— Это галовакс. Великолепный изолятор, но как поделочный камень — никакой. Как ты думаешь, зачем такая вещь в храме?

Гном задумался.

— Да нет, не может быть.

— А купол, я проверил — из сплава рубидий-иттрий-тантал. Тоже весьма специфическая вещь — быстро окисляется, стоит дорого. Даже золото было бы дешевле.

— Это как ты проверил? — Гарин подозрительно глянул на штурмана.

— Лазерный пробник, — дроид отстегнул правую кисть, и в лицо гнома глянул лиловый зрачок излучателя. — Практически стопроцентная надежность. Кстати, знаешь, где этот сплав используется?

— Я про него первый раз от тебя услышал.

— Антигравы. Медицина — в частности, имплантанты. И… — дроид сделал эффектную паузу. — Телепортация.

* * *

Утро выдалось свежим, а Киркс благополучно забыл надеть что-нибудь теплее шорт с футболкой. Единственным утешением капитану служила бутылка с местным бренди — впрочем, уже полупустая.

— Ваш корвет побывал в изрядной переделке, — капитан вздрогнул, едва не уронив бутылку, и обернулся. Перед ним стоял пузатый человечек, закутанный в лиловую материю, украшенную тысячами звездочек. — Здравствуйте.

— А дальше?

— Но команда, я вижу, справилась, — раздраженно протараторил жрец. — Достаточно?

— Вполне.

— Тогда приступим, если не возражаете. Можете звать меня архижрец Готардо.

Аппарель трюма номер три медленно поползла вниз, и Готардо скривился от невыносимой вони.

Капитан закашлялся — он совсем забыл про дружину, которая так и осталась вместе с фургонами, и дал себе слово напомнить некроманту про зомби.

— Что за гадость? — архижрец выудил из недр мантии надушенный платочек.

— Вы не поверите, — капитан осторожно сунул руку в вязкую темноту, нащупывая выключатель. Воспаленное воображение живо нарисовало ему зубастые пасти мертвецов, только и ждущих свежатинки. Конечно, зомби производства некроманта ни в чем таком замечены не были, но увлечение фильмами ужасов давало себя знать.

С треском включилось освещение, и Готардо, нервно икнув, кинулся бежать. Пол трюма оказался завален чем-то вроде тщательно обгрызенных костей, а в дальнем углу Шахрияр с одним из последних дружинников сосредоточенно перетягивали мускулистую ногу в кольчужных обрывках.

— Лейнохульство… — прошептал жрец, вытирая побелевшие губы платочком. — Это кто такие?

— Вы все равно не поверите, — Киркс прошел к ближнему фургону, тщательно разглядывая изгаженный пол под ногами.

— У меня богатое воображение, — Готардо было двинулся следом, но тут Шахрияр издал удивленный рык, и жрец пулей вылетел наружу. — Я лучше вас здесь подожду.

— Тогда ждите, — машина завелась с полоборота. — А лучше давайте-ка в кабину. Обзор тут препоганый — еще раздавлю ненароком.

* * *

Зайдя в номер, штурман с негодованием уставился на пол, усыпанный справочной литературой.

— Какой варвар это сделал?

— Капитан, — чародей, выскользнув из своей комнаты, принялся осторожно пробираться между бумажных торосов. — Он выяснял, куда мы полетим.

— По-моему, штурман тут пока я, — в голосе дроида прозвучала совершенно человеческая обида.

— Ты отсутствовал, — некромант равнодушно пожал плечами. — Впрочем, ты тоже без работы не останешься. Мы летим в систему Алькор Регис. Слышал про такую?

— Невозможно, — штурман не думал ни секунды. — Это…

— Я знаю, — колдун скривился, как от зубной боли. — Но мне нужно туда. Или… нам придется поискать решение моих проблем в других галактиках. Так говорят приметы. Гарин, ты ведь тоже хочешь вернуться домой?

— Было бы неплохо, — гном аккуратно пригладил растрепанную бороду. — Наверняка ж куча дел уже накопилась.

— Тогда ты — со своим новым другом — найди способ добраться до Алькор Регис. Надеюсь, решение наших проблем — именно там.

— Слушай… А ведь в этом мире есть телепортация, — алкогольные пары на миг рассеялись, и Гарин вспомнил, что хотел рассказать некроманту.

— Теле– что? — переспросил чародей.

— Ну, телепортация, — гном осторожно толкнул дроида локтем в бок. — Расскажи!

— Телепортация — перспективное средство транспорта. Позволяет мгновенно перемещаться на сколь угодно большие расстояния, — послушно отозвался штурман.

— В общем, раз — и ты в другом месте. Или мире! — Гарин особо подчеркнул последнее слово. — Может, да ну его, эту Алькор Регис, а?

— Приметы не врут, — задумчиво отозвался некромант. — Хотя…

— Что хотя? — гном уже подпрыгивал от нетерпения.

— Это все надо проверить.

* * *

Архижреца била крупная дрожь, и он уже пятый раз сбивался, пересчитывая бесчисленные слитки, походившие в матовом свете ламп на невиданных рыбок.

— Невиданное лейнохульство, — пришептывал он каждый раз, как сидевший в отдалении Шахрияр, взрыкивая, принимался обшаривать ангар голодным взглядом. — Невиданное. Как только такое возможно?

— Это чудо, — равнодушно отзывался капитан.

— Невозможно! Чудо должно служить укреплению веры, а не разрушению ее. Наверно, они просто больны. Или это такая особая технология. Да, наверно, технология. Несомненно так.

На этом короткий разговор заканчивался — до следующего взрыкивания зомби, и все начиналось снова.

Добыча оказалась сказочной. В пересчете на галактическую валюту, из банка удалось изъять порядка двадцати пяти триллионов — этого хватало для выкупа в частную собственность планеты кислородного типа с последующим возведением там абсолютно автономного поместья. Конечно, большая часть сокровищ ушла «нанимателям» — но и остального оказалось более, чем достаточно.

— Если вы хотите — я бы мог устроить вам… встречу с одним банкиром, — заговорщицки прошептал Готардо, когда броневики были вновь загружены. — У него есть одно замечательное свойство — он не любит задавать вопросы.

— Я подумаю, — мрачно отозвался капитан. Резко усохшая груда золота отчего-то его совсем не радовала.

— Подумайте, — жрец внимательно проследил, чтобы оба зомби остались внутри корабля. — Вот моя визитка. Звоните, не стесняйтесь. Мы делаем общее дело.

— Можно один невежливый вопрос? — Киркс внимательно изучил белоснежную визитку с выдавленным гербом культа. — А зачем это вам?

— Видите ли… — Готардо воровато оглянулся, словно собирался сказать что– то нехорошее. — Не люблю хвастаться — но в культе нашей Пресвятой повелительницы выше меня — только Единый совет. У меня есть репутация и почести — но это все. Вы, драгваны, намного свободнее любого послушника! У вас есть собственность, — жрец зажмурился, словно это слово было бесконечно сладким.

— Вы как бы тоже — не бедствуете, — капитан хмыкнул, вспоминая сияющие на солнце купола храмов, заметные даже с орбиты.

— Культ! — возмущенный Готардо помахал пальцем перед носом Киркса. — Культ — не я! Мы служим культу. А точнее — Пресвятой Лейне. Она — стержень всего. Ей достается почет, любовь, восхищение и прочее. Но даже самый верный из ее слуг не имеет ничего подобного. И не будет иметь никогда, — жрец глянул на капитана бесконечно грустными глазами. — Никогда. Вот что страшно.

— И потому вы…

— Зарабатываю на стороне, — архижрец одернул мантию, снова становясь посланником высших сил в грешном мире. — Так что звоните, капитан. Не стесняйтесь.

* * *

На выработку общей стратегии ушли еще сутки. За это время дроид выкачал из местной сети всю справочную информацию, что только смог раздобыть, не залезая в закрытые источники. К сожалению, улов оказался значительно беднее, чем можно было рассчитывать — Лючия в полной мере соответствовала статусу «беззаботного курорта», и большую часть сети занимали развлекательные программы.

— Ну, какие успехи? — некромант уселся на диванчик, выжидательно глянув на дроида. — Кстати, никто не видел капитана?

— Успехи есть. Киркса не видел, — штурман пробежался полированными пальцами по крохотной клавиатуре. — С чего начать?

— С начала, — гном вкатил в холл тележку, груженую пивом и закусками. — Извини, батареек не было.

— Обойдусь, — дроид свободной рукой подхватил со столика запотевшую емкость. — Итак…

— За успех нашего безнадежного дела, — гном сделал огромный глоток и захрустел орешками.

— Аналогично, — штурман набрал последнюю команду, и экран телевизора осветился. — С начала, так с начала.

«Планета Лючия относится ко Второй волне Сартемской колонизации. Получила суверенный статус в…»

— Хватит! — чародей отчаянно зевнул. — Начни лучше с главного. С детства не терплю историю.

— А зря, — дроид послушно поставил ролик на паузу. — Там много полезного.

— Верю. Но начни с главного. И пусть это будет… покороче.

* * *

Капитан пил, как он не пил, наверное, уже лет пять. Под конец он — для пущего эффекта — принялся мешать вино с коньяком, а пиво — с водкой, усугубляя и без того глубокую депрессию.

Он и сам не знал, что него так подействовало — то ли потеря большей части добычи, то ли — откровения архижреца, то ли — очередная безумная идея некроманта, но сейчас Кирксу было плохо. Очень плохо.

— Еще, — он со всего размаху стукнул серебряным стаканом по полированной стали стойки.

— Вам уже хватит, — бармен отрицательно покачал головой.

— Я плачу! Еще.

Руку что-то кольнуло. Капитан недоуменно обернулся — над ним нависал серебристый медицинский дроид, а из руки торчала одноразовая капсула анализатора.

— Концентрация алкоголя близка к критической, — голос медикатора звенел, как хрустальный колокольчик. — Рекомендованы очищающие процедуры и продолжительный отдых.

— Я сам решу что… — в голове Киркса помутилось, и он осел на высоком стуле.

— А, вот и он! — со стороны входа раздался смутно знакомый голос. — Ну надо же — мы его уже обыскались, а он пивом разминается.

— Скорее, идет на рекорд, — бармен выложил на прилавок кожаную папочку. — Вы его заберете?

— Разумеется, — отозвался Гарин. — Не волнуйтесь, я справлюсь.

— Я и не волнуюсь, — бармен равнодушно пожал плечами. — Только сперва оплатите счет.

* * *

За три часа, которые прошли с начала поисков Киркса, номер совершенно утратил былую роскошь. Пышные шторы, на первый взгляд легкие и воздушные, оказались совершенно непрозрачными, стоило их развернуть на все окно, подключив к системе управления поляризацией. Даже люстры — причудливые скопища разноцветных сосулек, заливавшие номер причудливыми сполохами расслабляющего света, сейчас светили ярко-белым.

— Нашел, — гном без малейшего почтения сгрузил тело капитана на диван. — Нажрался, гад, как не знаю, кто.

— Должно быть, что-то случилось, — некромант дотронулся до лба Киркса, через секунду отдернув пальцы. — Да, верно. Впрочем, я пока не знаю — хорошо это или плохо.

— А можно чуток поподробнее? — Гарин скривился, как от зубной боли — его невероятно бесили недосказанности, которыми оказалась так богата речь некроманта.

— Новый Уэдделл помнит про нас. И про нашу добычу — ее осталась ровно четверть. С другой стороны, — чародей хмыкнул, — я знаю, кто на этой планете — наш друг. А это, признаюсь, немало.

— Они наверняка будут настаивать на продолжении рейдов, — заметил штурман.

— Разумеется.

— Я что-то не слышу разочарования в твоем голосе.

— А его и нет. В любом случае, я хочу прояснить вопрос с этой… телепортацией. Если она не решит моих проблем — придется готовить экспедицию в карантинную зону. А для этого нужны время и деньги. Последнее — как раз и добывается рейдами. Я ответил на твой вопрос?

— Вполне.

— Тогда, пока наш любезный капитан пребывает в мире грез, давай займемся делом.

* * *

История Лючии на первый взгляд оказалась проста и незамысловата — прилетели, поселились, устроили курорт и начали грести деньги лопатой. Но при ближайшем рассмотрении в ней оказалась масса нестыковок.

Во-первых, в столице планеты не оказалось типичного для всех колонизованных миров места — Первого обелиска, памятника, традиционно возводимого на месте посадки корабля-колонизатора. Заводы микроэлектроники и биоимплантантов располагались в приполярных областях — весьма разумное место с точки зрения экологии, но совершенно невероятное, если следовать официальной истории: традиционно для организации местного производства использовался металл и механизмы с разобранного корабля. Во-вторых, в местной культуре оказалось ненормально много легенд для столь молодого мира. А в — третьих, только здесь существовал культ лейнинизма — религия, по своей структуре чуждая всему, что некромант знал до сего момента.

— Может, на Лючии была война? — капитан осторожно протер ледяным платочком гудящую голову и отхлебнул минералки.

— В галактическом архиве ничего такого нет, — штурман отрицательно покачал головой. — Есть и другая странность. История планеты становится безупречной примерно через триста лет после колонизации. А до того — сплошь беллетристика с претензией на историчность, в которой даже невооруженным глазом видна натяжка на натяжке.

— Не могу поверить, что это заметили только мы, — чародей скептически усмехнулся. — Но в любом случае — не вижу, как это может нам помочь.

— История в местных школах преподается с момента воцарения Пресвятой Лейны. Это — двести лет назад. Тогда уже все давным-давно стыковалось.

— Я не вижу, как это может нам помочь.

— Как я уже говорил, — дроид сыграл на крохотной клавиатуре небольшую увертюру, — я почти уверен, что купола так называемых храмов — по сути резонаторы телепортов. Кроме того, местные легенды однозначно утверждают, что повелительница является только тогда Гекса стоит над горизонтом, поскольку именно там живет богиня.

— В принципе, это достаточно популярный мотив, — колдун недоуменно пожал плечами. — Я могу вспомнить добрый десяток культов, где дела обстоят именно так.

— Ладно, — дроид вывел на экран телевизора какой-то график. — Синие линии — потребление энергии в десяти крупнейших городах, с разбивкой по часам. Обычно ночью идет спад потребления — особенно в нетехнических мирах. А тут мы наблюдаем существенный рост. Зеленые точки — время визита богини в храм, желтые — время убытия. И оба раза мы наблюдаем пик.

— Тогда почему ты сказал — «почти уверен»?

— Я буду уверен, увидев пульт управления телепортом. До сих пор — я считаю это простым совпадением. Особенно с учетом того, что умеет наш многоуважаемый друг, — дроид отвесил чародею шутливый поклон.

— Как будем проверять?

— Зайдем в храм и проверим, — пожал плечами дроид.

— Это звучит, как очередная авантюра, — чародей на миг задумался. — Но, ты знаешь, мне даже нравится!

— Я отказываюсь участвовать во всем этом идиотизме, — Киркс уже почти отошел от последствий пьянки, но голова все еще гудела. — Вы точно допрыгаетесь — а я вам передачи в тюрьму носить не буду. И не уговаривайте.

— Мы будем сидеть в соседних камерах, — весело хмыкнув, пояснил гном. — Но капитан прав. Неразумно рисковать добычей — пусть и урезанной.

— Тогда у меня есть идея, — дроид вытянул вверх блестящую руку.

— Что-то мне уже нехорошо, — пробормотал капитан, вжавшись поглубже в кожаное кресло.

— Мы покупаем автоводителя — они здесь недорогие, я узнавал. Поскольку профсоюзов тут нет — взлететь он сможет без проблем. Мы же берем билеты на рейс к Ново-Трании — он будет как раз через неделю.

— И что мне делать на Ново-Трании? Там же ничего, кроме скотоводства нет.

— А ты туда не полетишь. Ты в экономичном режиме отбудешь на Сан-Мишель, что займет как раз две недели. Там ты получишь однократную визу на месяц и будешь ждать нас. Пяти тысяч тебе как раз хватит дозаправиться, оплатить все сборы и снять комнату с пансионом.

Лицо капитана непроизвольно вытянулось, когда он представил, что именно будут ему пытаться скормить за такие деньги в столице Банковской гильдии.

— А побольше нельзя?

— Нельзя, — коротко отрезал дроид. — Остальное — нам, на всякий случай.

— А чем вы будете заниматься?

— Лучше тебе не знать. Тогда ты не сможешь разболтать это за рюмкой первому встречному, — штурман издал жестяной смешок.

* * *

— Цель прилета? — девушка на таможенном контроле жизнерадостно улыбнулась. Не то чтобы зрелище ее особо радовало — наоборот, лысый как колено старик выглядел отчаянным скупердяем, от которого проще дождаться скандала, чем чаевых, но инструкция обязывала.

— Отдых, — Шор пристроил на стойке тощенький портфель. — Ну, возможно, и дела удастся поправить. Как повезет.

— Добро пожаловать на Лючию, — в паспорт шлепнулась ярко-алая виза. — Чувствуйте себя как дома.

Старик — уже бывший начальник службы безопасности космопорта — ограничился коротким кивком. Сердце его пело — все-таки он не зря записал энергетический трек корабля наглецов, которые с такой легкостью обвели вокруг носа целую планету. Конечно, можно было передать его в Галактический Патруль, сохранив должность, но Шор предпочел месть — месть, которая вполне могла вылиться в сказочное богатство. Потому он с треском вылетел со службы, насмерть рассорился с комендантом, но сохранил в тайне, что пиратскому кораблю удалось уйти, невесть как поменяв спектр излучения двигателя — вещь столь же уникальную, как и отпечатки пальцев.

Мастерства Шора хватило, чтобы проследить рейдер до Лючии — к счастью, лишившись должности, старик не потерял хватки. К сожалению, здесь следы терялись — курортная планета бережно хранила свои тайны.

— Значит, придется заниматься вопросом самому, — вздохнул старик. Впрочем, такой ход событий его даже радовал — что может быть слаще лично исполненной мести?

Глава 11. Сеансы системной магии

Корвет медленно таял в лазурном небе, провожаемый взглядами оставшихся на земле космонавтов.

— Не верю я этой пластиковой кукле, — буркнул дроид, со всей силы пнув остатки упаковки.

— Она благословлена Матриархом, — глубокомысленно отозвался гном, перекидывая остывающий паяльник из руки в руку. — Как понимаю, тут это служит знаком особого качества — собрано добротно, компоненты без дефектов. Если в программе ничего не напутали — все будет в порядке.

— Ты в ней покопался? — штурман издал жестяной смешок. — А как же гарантия?

— Это было бы безответственно, — Гарин спрятал усмешку в бороде. — Не думаю, что Киркса, в случае чего, успокоит трехлетняя гарантия на сломанный автопилот.

* * *

Светильники мягко мигнули, и усыпляющее бормотание телевизора на миг прервалось. Секундой позже с улицы донеслись песнопения.

— Что это было?

— Явление, — дроид медленно подошел к окну. За ним по полу тянулся пучок разномастных проводов, скрывавшийся в недрах стены с телевизором. — Скачок напряжения в результате…

— Слышал, — некромант поднял руку, и штурман умолк. — Но тебе не кажется, мой милый друг, что так себя вести — крайне неосторожно?

— Поясни.

— Ложная вера лишена главного — внимания горних существ, которые, собственно, и творят чудеса. Фальшивое чудо можно разгадать и воспроизвести — а это, обычно, смертельный удар. Именно поэтому мне кажется сомнительной твоя теория.

— И поэтому ты считаешь, что мигать светом в гостинице — неосторожно?

— Нет, я считаю так по другой причине, — чародей секунду помолчал. — Вы, ребята — ничем не примечательные люди.

— Попрошу без оскорблений, — буркнул дроид.

— Ты меня понял, — колдун поморщился. — Так вот… Если вы, такие умные, докопались до истины за неполных три дня — почему остальные не сделали этого раньше?

Дроид озадаченно зажужжал. Доводы некроманта звучали убедительно.

— Мне проще считать твои возможности исключением из общих правил. В противном случае описание таких… аномалий непременно попало бы в галактический информаторий.

— Не аргумент. Мы уже убедились — на примере местного аналога, что историю легко подделать. Уверен — так можно проделать с любой информацией.

— Тогда что бы тебя убедило?

— Не знаю, — чародей с улыбкой пожал плечами. — Потому я и иду с вами.

* * *

«Экономический» режим полета подразумевал низкую скорость, малый расход горючего и массу промежуточных прыжков — это сберегало уйму топлива, но время путешествия оставляло желать лучшего. В таком режиме ходили тяжелые рудовозы и прочая торговая братия, груженая крайне несрочными товарами. Теперь корвету предстояло провести в таком режиме примерно две недели.

— Выход из гиперпространства завершен, — голос штурмана ввинчивался в похмельный мозг капитана парой ржавых шурупов. — Определение координат. Коррекция… — корвет дернулся, разворачиваясь вокруг своей оси, а желудок Киркса прыгнул вверх, пытаясь выбраться наружу. — Подготовка…

— Заткнись!

— … к гиперпрыжку…

— Зараза, — Киркс сунул голову под подушку, но это оказалось бесполезным — экспресс-ремонт не включал в себя обустройство жилой палубы, и койка, где сейчас ворочался капитан, оказалась установлена прямо в рубке. В другое время это было бы даже удобно — в случае чего Кирксу не пришлось бы карабкаться по стволу капитанского лифта, но никто не учел громкий голос новой железяки.

— Внимание экипажу и пассажирам: гиперпрыжок через пять секунд. Четыре, три…

— Заткнись!!!

— Две, одна.

Двигатели корабля взвыли, пространство искривилось, и корвет исчез — чтоб через полдня появиться за два световых года отсюда.

* * *

Узорчатое стекло витражей в свете фонарей казалось обломками черного льда. В окнах помпезного здания не виднелось ни единого огонька.

— Внутри нет ничего ни живого, ни мертвого, — некромант выглядел удивленным.

— Я же говорил, — дроид осторожно прикоснулся к гладкой поверхности витража. — Но сигнализация — на месте. Неплохая, между прочим.

— Тут вся техника неплохая, — отозвался гном, ощупывая полированный камень облицовки. — А вот архитекторы — дрянь.

Влажную тишину переулка разорвал дикий скрежет, и Гарин бережно поставил на тротуар прямоугольный блок весом с добрый центнер.

— Все провода снаружи, — гном вытащил из дыры конец гофрированного шланга, из которого торчали обрывки проводов.

Штурман, выхватив из рук Гарина шланг, принялся расплетать его на отдельные проводки.

— Это странно. Намного тяжелее обслуживать.

— И к чему под гранитом прятать металл? Там же вентиляции никакой, конденсат с металла не уберешь. А где вода — там и плесень, ржавчина и все прочие радости. Те же провода замкнет к Коврюжьей матери.

— Металл? Это многое объясняет. Или, по крайней мере, может.

Дроид сунул внутрь дыры кисть с лазерным спектрометром. Секундой позже там полыхнуло ослепительное фиолетовое зарево и запахло паленым.

— Серебро или золото, — скучающим голосом вынес вердикт чародей. — В крайнем случае электрон. Хотя, с учетом того, что местом жительства Пресвятой Лейны объявлена Гекса — ставлю на серебро. И даже могу объяснить, почему.

— Ты проиграл, — в дыре заскрежетало, и дроид протянул колдуну металлический обрывок странно розоватого цвета. — Рубидий-иттрий-тантал. Точно такой же сплав, как и на куполе. Уверен, под облицовкой пола внутри — то же самое. Это замкнутый фокусирующий контур, где происходит телепортация.

— Я поверю в это, когда увижу пульт управления.

— Тогда нам пора внутрь.

* * *

Внутри храма было тихо, темно и пусто. Дыра, которую путешественники проломали, едва заметно светилась во мраке, бросая оранжевые отблески на мозаичный пол.

— Я ничего не вижу, — чародей, осторожно нашарив ближайшую колонну, прильнул к ней, как к любимому брату. — Кто-нибудь прихватил с собой факел?

— Зачем? — дроид крадущимся шагом вышел на середину помещения и огляделся. — И так все видно.

— Он… человек, — мягко отозвался гном. Он, похоже, также не испытывал никаких трудностей. — Он не умеет видеть в темноте.

— А ты можешь! — в голосе чародея проскользнуло раздражение. Он снова почувствовал себя совершенно беспомощным, и это ему категорически не понравилось.

— Все гномы могут, — крепкие пальцы Гарина, небрежно ухватив некроманта за рукав, потянули куда-то вглубь строения. — Ты лучше гляди насчет колдовства. С техникой мы, глядишь, еще справимся, а насчет этих самых… горних существ я, честно говоря, не уверен.

— Нет ничего, — колдун наконец-то сплел чары «кошачьих глаз», и теперь с любопытством озирался. Стены, пол и купол горели ровным лиловым пламенем, напрочь блокируя чары — раньше такое чародей видел всего раз, в здании купеческой гильдии. Конечно, высшим колдунам это не мешало колдовать ни капельки — но магический ширпотреб отказывался работать напрочь. — Только структура для храма нестандартная.

— В каком смысле? — дроид замер, ожидая очередной лекции.

— Храм — это, фигурально выражаясь, дом. Соответственно, для его хозяина дверь должна быть открыта. Если обитель местной богини — планетоид, логично было бы предположить, что крыша не будет блокировать магию. А тут мы имеем глухой экран. И это меня беспокоит.

— Меня беспокоит другое, — подал голос Гарин. — Не столкнемся ли мы с Пресвятой Лейной лицом к лицу?

— Она является только когда Гекса находится над горизонтом. А она зашла полчаса назад.

* * *

Сигнализация включилась, как только путешественники попытались вскрыть сейфовую дверь, расположенную в крохотном зальчике прямо под алтарем. Разом включилось все освещение, истошно завыла сирена, а комнатку буквально затопило бурой жидкостью, которая буквально через секунду застыла, намертво заблокировав незваных гостей.

— Влипли, — речь гнома звучало невнятно — пытаясь не утонуть, гном успел допрыгнуть до потолочного светильника. Тот, немного подумав, оторвался, и Гарин со всего маху упал в начавшую застывать жижу. Лицо, к счастью, оказалось выше уровня раствора, но борода попала в ловушку. — Что ж ты это так, друг железный?

— Я ничего не заметил, — отозвался штурман, прикидывая: можно ли будет выбраться из доспехов, пока их не обнаружили. Впрочем, времени на обдумывание ему не дали.

Потолок зальчика с рокотом отъехал в сторону, и незваные гости сощурились от ослепительного света — словно они оказались под прицелом доброй дюжины прожекторов.

— Лейнохульники! — раздалось сверху, и полупрозрачная плита с увязшими в ней путешественниками медленно поползла вверх. — Да будут неисчислимы беды ваши!

Зарево чуть пригасло, и дроид сумел разглядеть источник сияния — это оказалась девушка в белоснежных доспехах, висевшая под потолком. За ее спиной трепетала пара огненных крыльев — именно они и источали столь ослепительный свет.

— Склонитесь перед Пресвятой Лейной! — от очередного крика у некроманта зазвенело в ушах, и он отчаянно пожалел, что не может заткнуть их руками. — Иначе кара ваша будет невероятно ужасной. Падите на колени — и будете прощены.

— Мы, как бы так сказать, влипли, — отозвался гном. — Может, сперва отпустите нас, а?

— Переговоры тут неуместны, — девушка брезгливо тряхнула головой, рассыпая по плечам водопад платиновых волос. — Вы выбрали, так что не жалуйтесь.

Кристалл с застывшими внутри путешественниками взлетел еще выше — под самый купол. Шары ритуальных светильников полыхнули изумрудно-зеленым, галоваксовые колонны издали глухой рокот, и компания, вместе с Пресвятой Лейной, растворилась в оранжевой вспышке.

* * *

Капитан спал, блаженно причмокивая губами. На третий день полета он растерзал пособие по управлению автоштурманом, и, нажевав добрый десяток страниц из шершавого пластика, смастерил себе отличные затычки в уши. Теперь он не знал, как управлять кораблем, но наконец-то смог выспаться.

— Определение координат… Коррекция, — бубнил пластиковый болван за пультом. — Тревога, обнаружена гравитационная аномалия. Тревога…

Киркс ничего этого не слышал — он сладко спал. Сон его оказался настолько крепок, что капитан не проснулся, когда направленным взрывом вынесли дверь в рубку.

— Слышь, Питон, а она не заперта была, — абордажник, вкатившийся в рубку первым, глупо хихикнув, ткнул стволом плазмомета в сторону покореженной двери.

— Утихни, Кувалда, — в закопченном проеме показалось мрачное лицо старшего. — Доложи по форме.

— Все путем. Капитан то ли обкурился, то ли без сознания, — пират осторожно ткнул дрыхнущего капитана в коленку. Киркс, зевнув во весь рост, повернулся на другой бок, поплотнее закутавшись в одеяло.

— Ладно, в клетку его, — старший уже потерял интерес к обитателям рубки. — «Аметист», «Аметист», прием!

Из рации донесся утробный рев и стрекот выстрелов.

— «Аметист»!

Рация звонко захрустела — словно ее собрата жевали отменно крепкие челюсти. Будь Киркс в сознании, он, конечно, просветил бы пиратов насчет содержимого трюма номер два — но он спал.

* * *

Кристалл с пленниками медленно дрейфовал в гигантском трюме, наполовину заваленным разным металлическим хламом. Судя по размерам трюма, требовалось несколько часов, чтобы пролететь от одной стенки до другой.

— Я думал, нас посадят в тюрьму, — гном говорил уже существенно свободнее: странный состав медленно, но верно разъедал волосы, и борода гнома почти полностью рассыпалась в рыжий порошок. Чтоб обрести свободу, оставалось только выскользнуть из схваченной раствором одежды. Впрочем, Гарин не спешил — вполне возможно, что на кристалл навесили сигнализацию как раз того типа, что застала путешественников врасплох, а встречать тюремщиков в одни трусах казалось гному… неправильным.

— А чем тебе это не тюрьма? — мрачно поинтересовался чародей, снова попытавшись освободить руки — как и прежде, безуспешно. — По-моему, понадежнее прочих будет.

— Да, пожалуй, — Гарин с сожалением покосился на штурмана — тому сразу же по прибытии в «обитель богини» выдернули аккумулятор, превратив дроида в кусок мертвой электроники. — Я, конечно, могу выбраться…

— Только не видишь в этом особого смысла, — некромант смерил взглядом расстояние от медленно дрейфующего кристалла до ближайшей переборки и горестно вздохнул.

— Ага, — гном, шипя от боли, поерзал еще немного — волосы, как назло, вырывались поодиночке, продлевая пытку до бесконечности. — Ну, выберусь я. Ну, включится сигнализация. И окажусь я уже в настоящей камере… в трусах.

— И бритый, — хохотнул колдун.

— Не смешно, — Гарин насупился. Как и все гномы, он скорее пережил бы появление лысины, чем отсутствие бороды.

— Пожалуй, да, — согласился некромант. — А если сигнализации нет?

— Должна быть, — убежденно отозвался гном. — Вот скажи — ты бы не поставил сторожок на пленников?

— Несомненно, — согласился чародей. — Я бы — поставил. Только тут есть одно «но».

— Какое?

— Нас пленила сама богиня. Проверять ее работу — неуважение и, как это тут называется, лейнохульство. А, значит, сигнализации нет.

— Значит, есть чары.

— Их тоже нет, — колдун вздохнул. — Наш железный друг оказался абсолютно прав. В местной религии нет ни единой крупицы магии — лишь весьма искусная техника. А это значит — мы пока не можем попасть домой.

* * *

Открыв глаза, капитан на миг потерял дар речи — вместо снежно-белого потолка ходовой рубки над ним колыхалась ржавая сеть, за которой подслеповато моргала крохотная лампочка.

— Где я? — этот вопрос, увы, остался без ответа. — И что вообще…

Неловко повернувшись, Киркс свалился с узкой койки. Точнее, это была даже не койка — а сваренные вместе контейнеры «МК-3В» с полустертой эмблемой «Трансгала» — крупнейшего грузоперевозчика в Галактике. Добрый десяток оплавленных дыр на боках ящиков красноречиво утверждал — прежние хозяева расстались с товарами далеко не добровольно.

— Пираты, — горестно вздохнул капитан. Он уже успел разглядеть интерьер отсека, в котором его заперли — длинные ряды клетей с нечитаемыми табличками — явно трофей с какого-то судна-зоопарка. — Вот влип, а?

Входной люк, натужно загудев, отъехал в сторону, показав капитану невероятно загаженный коридор. Впрочем, это ни чуточки не беспокоило аборигенов.

— Как головка? — ласковый тон никак не вязался с внешностью пирата — тот выглядел как результат работы фоторобота в режиме «самая жуткая харя всех времен и народов». – не болит?

— Нет, все нормально, спасибо, — Киркс на всякий случай отсел в самый дальний угол клетки. — А что, собственно, происходит?

Пират поморщился.

— Я бы хотел, — чувствовалось, что вежливые слова ему даются с огромным трудом. — Хотел, чтобы вы прошли со мной.

— Зачем?

— Вылезай, скотина! — абориген, не утруждая себя отпиранием замка, вырвал решетчатую дверь клети и отшвырнул ее в сторону. — Пойдешь успокаивать своих тварей!

— Или что? — Киркс изо всех сил пытался сохранить хотя бы внешнее спокойствие.

Вместо ответа его схватили за ворот форменной куртки, слегка придушили и выволокли наружу.

— «Или» — не будет, — почти ласково пояснил пират.

* * *

На летной палубе линейного корабля «Акаста», куда захватчики заволокли корвет, творился ад. Пираты с отчаянием обреченных штурмовали трюм номер два, откуда доносилось довольное рычание, но все их попытки не давали ровным счетом ничего.

Драгоценный груз, просто наваленный в трюме, и полные топлива цистерны резко ограничили номенклатуру вооружения, доступного атакующим — никто не хотел проверять, сумеет ли система безопасности престарелого линкора справиться с пожаром, и уж тем более никто не хотел выковыривать расплавленную добычу из переборок.

Зомби с полным равнодушием отнеслись к газовым гранатам — но шустро сожрали первую абордажную партию, которая сунулась внутрь. Второй партии, вооруженной парализаторами, повезло больше — сытые твари лишь подрали пиратам скафандры, и троих, которые успели выбраться наружу, удалось откачать. Сейчас готовили третью атаку, но, судя по бледно-зеленым лицам абордажников, участники заранее сомневались в успехе.

— Привел, — громила аккуратно поставил полузадушенного Киркса перед командиром абордажников — изящным мужчиной с щегольскими усиками. Тот щелчком сбил невидимую пылинку с рукава белоснежного скафандра и повернулся к капитану.

— Добрый день, многоуважаемый.

— Салют, — прохрипел капитан, потирая помятое горло.

— Вы, вероятно, считаете нас бесчестными пиратами, так? Умоляю вас — не впадайте в это заблуждение, мы совсем не такие!

— Да ну?

— Мы — борцы за свободу. За истинную свободу — а не то, что под этим подразумевает Галактический патруль, эта банда наемников на службе у корпораций!

— Да ну!

— Нет, действительно! Мы боремся за равенство, братство и прочие идеалы, которые до сих пор живы в наших сердцах.

— Короче, — Киркс, слушая это словоблудие, словно провалился во времена своей кадетской юности, на «Урок бдительности» — тогдашний преподаватель чем-то неуловимо напоминал этого красавчика, да и говорил такие же слова.

— Наша справедливая народно-освободительная борьба требует денег. У вас они есть. Потому мы предлагаем вам присоединиться к нам, и в знак ваших добрых намерений сделать в наш фонд небольшой взнос.

— Ага, — капитан как бы невзначай кинул взгляд на разлегшийся на палубе корвет. — В смысле — все, что у меня есть?

— Если вы к нам присоединитесь — это будет и вашим тоже, — красавчик всплеснул руками. — Вы ничего не теряете.

Киркс навострил уши — обычно именно после этой фразы его пытались обобрать до последней нитки.

— А если я буду… не столь благоразумен?

— Мы отпустим вас, — пожал плечами командир абордажников. — Дадим вам отлететь на сотню километров, а потом расстреляем из главного калибра. Кто не с нами — тот против нас.

* * *

Как вскоре выяснилось, стены трюма были обтянуты глютен-сетью — специально разработанная для невесомости, она прилипала к ботинкам, рукам, инструментам и всему прочему, обеспечивая надежную фиксацию груза. Гному даже понравилось изображать из себя паука — благо, это вещество не пыталось сделать ему насильственную депиляцию.

Сам отсек оказался набит обломками разнообразных установок, самая свежая из которых датировалась прошлым веком — по крайней мере, именно тогда она сломалась окончательно, как пояснил гном, изучив слой окиси на разломах. Впрочем, помимо бесполезного хлама тут нашелся кусок вполне годного троса — достаточно длинный, чтобы заарканить дрейфующий айсберг с некромантом внутри.

— Вытащи меня отсюда, — прошипел некромант, когда голова перестала гудеть от крайне жесткой стыковки кристалла со стеной отсека. — Я очень, очень зол. И лучше, чтобы от этого пострадали те, кто на самом деле во всем этом виноват, а не те, кто ближе.

Гном, хотевший было попросить у чародея что-нибудь из одежды, послушно нырнул в ближайшую кучу обломков. Если некроманта действительно разозлили — он крайне не завидует ни тюремщикам, ни самой Пресвятой Лейне, будь она хоть трижды богиня.

На то, чтобы вырубить некроманта из «айсберга», ушло добрых полчаса. Странный материал крошился очень неохотно, а гном старался не размахивать импровизированным топором почем зря — сеть могла не вынести подобных издевательств, отправив в свободный полет и глыбу, и резчика.

— Что теперь? — заискивающе поинтересовался Гарин. Некромант повернул к нему заострившееся лицо, и гному стало еще неуютнее.

— Месть — такое блюдо, которое положено подавать холодным. Сперва разберемся, где это мы очутились, а потом… — чародей потер ладонями друг о друга — раздался сухой треск, и в воздухе повис запах озона. — В общем, ищи выход.

* * *

Киркс тщательно приладил на место прозрачный шлем и наконец перевел дух. Он до последнего момента не верил, что пираты поведутся на его россказни, но, похоже, баснословное сокровище — такое близкое, и такое недоступное — окончательно затмило им разум.

— Заходишь, выключаешь этих… биороботов, потом зовешь нас. Попытаешься взлететь — мы тебя расстреляем, — красавчик шлепнул на плечо капитану кубик видеокамеры. — Мы следим за тобой, понял?

— Понял, — капитан вздохнул и пошел к аппарели трюма номер два.

Внутри оказалось еще гаже, чем прошлый раз. Под ногами влажно чавкало, и Киркс порадовался, что фильтры ремонтного гермокостюма не пропускают внутрь запах. Троица зомби во главе с покойным Шахрияром, укрывшись за броневиками, азартно догрызала несчастного пирата. Увидев капитана, они заволновались.

— Вперед! — зарычало в шлемофоне.

— Иду, иду, — капитан опасливо пошел вперед, выставив вперед руку. В голове мгновенно нарисовалась картинка — кто-то из зомби разом выдирает конечность из сустава, кровь льется ручьем, а потом…

Крайний дружинник пару раз потянул носом воздух и вернулся к полуобглоданному трупу, признав Киркса за своего.

— Выруби их! — проревело в шлемофоне.

— Сей момент! — капитан медленно пошел вперед, мало-помалу забирая к распахнутой двери ближайшего броневика. Насколько он помнил, в нем еще было полбака топлива — этого вполне хватало, чтобы неделю прожить внутри, пользуясь исключительно встроенными системами жизнеобеспечения. — Сей момент!

Киркс, обливаясь потом, прыгнул к двери. Шахрияр, уловив краем глаза движение, недовольно рыкнул, но с места не тронулся — все-таки капитан был своим, и хозяин запретил его трогать. Дверь с грохотом захлопнулась — секундой позже по стеклу потекла мутная капля яда из парализующего дротика.

— Ну что, съели? — двигатель завелся с пол-оборота. Киркс трясущимися руками запустил фильтрацию и пассивную защиту, и только потом позволил себе расслабиться — теперь изъять его можно было только с помощью плазморезки. А этого не допустят зомби.

— Съели, да?

Ответ, прогремевший в шлемофоне, был исключительно нецензурным.

Глава 12. На грани провала

Выбраться из трюма, против ожидания, оказалось несложно — люк был даже не заперт. Похоже, лейнинцы никак не рассчитывали, что пленники смогут выбраться из кристалла.

— Теперь куда? — гном, ежась на сквозняке, нервно оглянулся. — Слушай, ты же можешь, это самое… одежду из ничего?

— Из ничего — не могу, — отрезал некромант. — Могу из другой одежды.

— А из чего-нибудь другого?

Чародей задумался.

— В принципе, могу. Но за результат — не отвечаю.

Гарин почесал непривычно голый подбородок.

— Тогда, пожалуй, потерплю. До первого встречного.

* * *

В броню фургона звонко щелкнула пуля. Киркс, вздохнув, натянул шлем.

— Ну, чего вам?

— Не соскучился?

Капитан скосил взгляд на тоненькую газету бесплатных объявлений. За прошедшую неделю он прочел ее трижды, включая данные редакции. Учить объявления наизусть не хотелось, но выходить наружу хотелось еще меньше.

— Неа.

— А кушать неохота? — голос пирата можно было класть в чай вместо сахара.

— Спасибо, я сыт, — Киркс едва сдержал смешок — в кондиционере обнаружилась объемная канистра, сливное отверстие которой оказалось мастерски запрятано под козырьком от солнца. Градусов в жидкости оказалось преизрядно, и это позволило — при должной экономии — пребывать в приятном полузабытьи, совершенно забыв про еду. — Ох, сыт я…

— Сволочь, — злобно прочирикал динамик, и связь отключилась.

* * *

Корабль казался вымершим. Впрочем, освещение в коридорах работало, воздух вполне подходил для дыхания, а двери вполне исправно открывались.

— Где мы? — дроид попытался дернуться, но крепкие руки гнома удержали его на месте.

— Не так быстро, провод оборвешь, — Гарин поправил кабель питания привода грузового люка, который пришлось воткнуть в батарейный разъем. — Кстати, мы рассчитывали, что именно ты расскажешь, куда нас занесло.

— Сволочи, — холодно отозвался штурман, нащупав зверски покореженные разъемы — похоже, лейнинцы очень торопились обесточить мятежную технику. — Ну, это я им еще припомню.

— Друг, — гном осторожно потрогал взбешенного дроида за полированное плечо. — Так где мы находимся, а?

— Не имею ни малейшего представления. Когда меня выключили?

— Сразу после телепортации. В общем, ты не пропустил ничего важного.

— Значит, мы в обители Пресвятой Лейны, что очевидно. И, судя по интерьеру, я был прав — ее «чудеса» носят исключительно техногенный характер.

— Прав, прав, — некромант дернулся, словно его ударило током. — А я ошибался. Так ты выяснишь, куда нас занесло?

— Судя по оплетке кабелей… — дроид принялся перебирать пыльную «косичку» разноцветных проводов, — по износу металла, типу светильников, настилу на полу… Мы в отсеке «Тяжелая техника терраформирования», уровень номер три. А корабль, между прочим, называется «Звезда благосклонности», и, к слову, считается разобранным на металл при колонизации Лючии.

— Фантастика, — только и смог сказать гном. — Вот это опыт…

— Не опыт, а дата-кабель, — штурман, издав металлический смешок, показал другу синий шлейф, который дроид незаметно изъял из толстого пучка проводов, торчавших из раскуроченного косяка гермолюка. — А теперь я бы хотел выслушать ваши соображения.

— Технический телепорт для меня бесполезен. Следовательно, нам пора выбираться отсюда, забрать Скви из гостиницы, и отбыть… куда мы там собирались отбыть?

— Все не так просто, — дроид поерзал, пытаясь поуютнее устроиться на ребристом полу. — Полицейская сеть светится как новогодняя елка — наши визы аннулированы, а за наши головы объявлена изрядная награда. Грамотно, я бы не сделал лучше.

— Надеюсь, ты не будешь пытаться заработать лишний кредит, трезвоня о том, как нас найти?

— В этой ситуации такое поведение — неблагоразумно, — дроид бережно поправил силовой кабель.

— Что я слышу, — воскликнул гном, даже не стараясь скрыть иронию в голосе. — Ты отказываешься от денег! Слушай, а тебя точно вылечили? Или, может, перелечили?

Дроид издал жестяной смешок.

— Найди мне лучше батареи, друг. Если местный искин не врет — их можно отыскать в ремонтном доке. Триста метров по этому коридору, люк помечен желтой полосой.

* * *

Шор, обозревая сияющий горизонт, возлежал на пушистом покрывале, и отчаянно пытался делать вид, что ему безумно нравится отдых. Получалось прескверно — старик уже забыл, когда последний раз проводил выходные дома.

Лючия действительно оказалась «комфортной для всех без исключения планетой». Цены на постой тут были совершенно людоедскими, но взамен получал все возможные блага — кроме тех, что противоречили «кодексу лейнинца», странной книжке, которая, похоже, определяла всю жизнь аборигенов, вплоть до самых мелочей. Как сказал швейцар в гостинице, гостеприимство считалось тут одной из главных добродетелей, и потому местные старались вовсю.

Что еще было занесено неизвестным автором в список добродетелей, оставалось неизвестным, но любопытство, похоже, считалось на Лючии смертным грехом — местные словно глохли и слепли, стоило Шору лишь намекнуть на «оплачиваемую разговорчивость». В принципе, такое поведение было понятно — тут отдыхали разные люди, и далеко не все — под своими настоящими именами, но до сих пор старик не встречал мест, где деньги «сверх счета» не оказывали бы нужного воздействия. Лючия стала первым исключением.

Помимо этого, Шора изрядно беспокоило отсутствие слежки. Насколько он знал, именно в таких местечках паслись тучные стада разведчиков всех мастей, ловящих в свои сети разнокалиберную рыбку. Старик лично заарканил трех контрабандистов, решивших после завершения операции расслабиться на пляжах Зонтага — мол, именно там их никто не станет искать. Тогда Шор взял их тепленькими — мафиози, растаяв от местных красот, даже оружие заперли в сейфе отеля, что сэкономило им немало зубов, отелю — деньги на ремонт, а спецназу — много нервов.

Сейчас же все было по-другому. В номере, даже после самой тщательной проверки, не обнаружилось ни единого датчика. Не нашлось даже паршивенькой видеокамеры, которую традиционно крепили над входной дверью — чтобы охрана отеля могла вовремя обезвредить залетного воришку.

— Ничего не понимаю, — Шор, вздохнув, кинул быстрый взгляд на барную стойку невдалеке и прищелкнул пальцами. Смуглый парень понимающе кивнул и повернулся к сверкающему хромом холодильнику — он уже успел привыкнуть к мрачному неразговорчивому старику, который пил исключительно красное пиво, на чай оставлял ровно пятнадцать процентов суммы и ни с кем не разговаривал.

— Ваше пиво, — над стариком нависла крепкая фигура в шафранной мантии.

— Спасибо, — старик, коротко кивнув, забрал у сектанта ледяную банку. Тем, кто знал Шора получше, этого было достаточно: «Шеф не в духе — лучше его не трогать». Впрочем, жрец был не столь искушен в физиогномике или, может, ему просто хотелось поговорить?

— Вы чем-то расстроены, — сектант, окинув взглядом жилистую фигуру Шора, уселся прямо на раскаленный песок. — Это неправильно — грустить на курорте.

— Это вас не касается, — старик, не торопясь, допил банку и отточенным движением отправил ее в мусорку у самой стойки.

— Наш долг — следить, чтобы нашим гостям было хорошо, — жрец и не думал уходить. — Еще?

Шор недоуменно моргнул. Это казалось чудом — только что в руках назойливого сектанта не было ничего, как вот она — банка «Рубина», его любимого пива! Холодная, вся в капельках конденсата, только и ждет…

— Если вы не возьмете его прямо сейчас, оно согреется, и я буду вынужден заменить банку, — терпеливо пояснил жрец. — Мои принципы запрещают поить наших гостей теплым пивом, — он скорчил забавную гримаску. — Только не на Лючии.

— Как интересно, — старик, забрав банку у сектанта, принялся ее осматривать, ища какой-нибудь подвох. Банка выглядела совершенно обычно — от зеленого колечка на крышке до слегка смазанной даты на донышке. Именно это убедило Шора в реальности происходящего — так случилось, что старик знал, отчего штамп так выглядел: именно в его порту разбился транспорт с новой техникой для пивзавода. Штамповальная машина оказалась повреждена меньше всего, и единственным дефектом, который остался от аварии, была чуть смазанная дата. Впрочем, даже это исчезло через месяц, когда подвезли запчасти.

— Лючия хранит массу интересного, — отозвался жрец, доставая из-под мантии еще одну банку. — И все это для того, чтоб вы могли себя чувствовать хорошо. А вы себя чувствуете плохо, и это меня угнетает. Я могу помочь вам?

* * *

В ремонтном ангаре оказалось невообразимо холодно. Высокий складчатый потолок зарос гирляндами сосулек, пол едва проглядывал сквозь наслоения матового льда, а широкие ворота в конце зала прикрывал могучий сугроб.

— Надо, — зубы гнома выдали барабанную дробь, — надо было одежду искать! А не б-б-бата…

— Так что ж ты не попросил, а? — хмыкнул некромант, ежась на ледяном сквозняке. Коридор уже полностью затянуло морозным туманом, и гном, взвыв, отскочил подальше от люка.

— Я туда не полезу, — Гарин скорчился на полу, который уже начала покрывать изморозь. — Что хочешь делай.

— Что хочешь, говоришь? — хмыкнул чародей. Гном сглотнул. — Ладно, не дергайся. Как выглядят эти твои… батареи?

— Без понятия, — Гарин начал медленно отходить подальше от двери в ангар. — Если б увидел — сразу узнал бы.

Колдун с горечью подумал, что зря в свое время не прослушал курс трансфигурации. Тогда умение превращать оппонентов в жаб, сусликов и прочих тихих животных казалось ему чрезмерно распространенным, а оттого недостойным элиты. Теперь он об этом жалел — идея превратить Гарина в полярную лису, а потом обшарить с ней промороженный насквозь отсек казалась ему невероятно соблазнительной.

— Ясно, — холод из открытой двери стал нестерпимым, и некромант с сожалением закрыл люк. — Предлагаю вернуться — что-то эти сугробы кажутся мне чересчур подозрительными.

* * *

Как-то незаметно разговор с сектантом становился все более и более задушевным. На столике в номере стояла уже целая батарея разнокалиберных бутылок с разноцветными наливками, а стоящий в углу объемистый мусорный бак, захваченный с улицы, уже до половины заполнился остатками разнообразной закуски.

— Третья догма гласит — Лючия является истинным домом для всех, — вещал жрец. Его речь ничуть не потеряла в качестве от обилия выпивки — разве что паузы между словами стали подольше.

— И потому вы держите такие цены? — Шор вспомнил цены на жилье, и его передернуло.

— Это проверка. Когда настанет Час спасения, в Колыбели укроются лишь достойные.

— Что за Час?

— Спасения, — сектант, выдохнув, выпил стопку бледно-розовой жидкости. — Он был предсказан.

— Не люблю пророчеств. Они никогда не сбываются, — старик обиженно надулся. — Сколько денег на это просадил…

— Да? — глаза жреца сверкнули. — Предсказатели не имеют благословения Матриарха, так что я не удивлен.

— А сами-то как? — хмыкнул Шор. Он обрадовался, как ребенок, уловив возможность подловить собеседника на противоречии. — Самим-то можно, нет?

— Никакой предсказатель не имеет благословения, — твердо отозвался сектант. — Прозревать будущее может лишь богиня. Именно потому она всеведуща.

— Как интересно, — отозвался старик. — И насколько далеко простирается ее всеведение?

— Он видит все, — убежденно отозвался жрец.

— Это все вопрос трактовки, — Шор, скорчив презрительную физиономию, пренебрежительно махнул рукой. — А как начнешь докапываться — то не так, тут не сходится, и получаем подгонку фактов.

— Седьмая догма гласит: если истина скрыта мраком неверия — дай неверному доказательства, какие он просит, — сектант гордо выпрямился.

— Ты сводишь меня к своим друзьям, те покажут мне ваши святые книги, якобы написанные вашей богиней — а на самом деле, творчески переработанные новости за прошлый месяц, так? Видел такое. Изобретательно, не спорю. Но не аргумент.

— Богиня сама предскажет тебе все, что захочешь, — четко сказал сектант. — Сама Пресвятая Лейна. Лично. Это тебя устроит?

— Девушка, в которую вселилась эта ваша «богиня»?

— Сама Лейна.

Шор почувствовал, как ему вдруг стало неуютно — словно в комнате резко похолодало. Потратив несколько лет на паранормальные опыты, он уверился, что окружающий мир вполне можно описать языком науки — но теперь ему давали шанс убедиться в обратном.

— Богов не бывает.

— Если истина скрыта мраком неверия — дай неверному доказательства, какие он просит. Ты пойдешь?

— Пойду? Да я не прощу себе, если откажусь!

* * *

Батареи нашлись в полукилометре от заваленного хламом трюма. Судя по целехоньким пломбам и особо усиленным переборкам, гном с некромантом попали на склад, который должен был остаться в целости даже после самого жесткого приземления.

— Одежда! — Гарин нервно переступил с ноги на ногу, — Тут должна быть одежда!

— Вот и отлично, — чародей окинул подозрительным взглядом ряды совершенно одинаковых коробок. — Даже если не окажется батарей, не беда. Их можно будет раздобыть в том леднике.

— Я надеюсь, что они все-таки тут будут, — отозвался гном, покрываясь мурашками от одного воспоминания о промороженном насквозь ангаре.

— Тогда советую поискать. И поскорее. У меня такое чувство — чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше.

— Опять твои суеверия?

— Пока просто предчувствие, — колдун равнодушно пожал плечами. — Впрочем, если ты так настаиваешь, я могу раскинуть пасьянс.

— Так и сделаем, — гном принялся изучать надписи на коробках. — А я пока поищу здесь что-нибудь полезное.

— Ты же не веришь в суеверия.

— Не верю, — Гарин, поднатужившись, стянул с третьей полки увесистый контейнер. — Но если твои картишки лягут, как положено — это меня изрядно успокоит.

* * *

Шор последний раз взглянул в зеркало — там прихорашивался благообразный старичок, который всю жизнь лелеял мечту отдохнуть на Лючии. Сейчас, пожалуй, никто бы не опознал в добродушном пенсионере «железного Шора», который тридцать лет подряд наводил ужас на всех, кто хотел незаконно ловить рыбку в системе Зонтаг.

— Глаза, — раздраженно отозвался старик, вглядевшись в напудренное до неприличия лицо. — Глаза выдают.

Действительно, у скромного ветерана бумажного труда вряд ли мог быть такой взгляд — острый, просвечивающий собеседника до костей и заранее подозревающий его во всех возможных грехах. Впрочем, эта несуразность легко исправлялась очками. Шор аккуратно пристроил на нос пару пластмассовых кружков, сразу сделавших его похожим на слепого. Так было даже лучше — образ приобрел некий флер беззащитности и безвредности, совершенно утратив связь с реальностью.

В дверь тихо постучали.

— Да-да?

— Осмелюсь поторопить вас.

— Уже иду, — Шор отряхнул с блестящего пиджака едва заметные пылинки пудры и вышел за дверь.

Храм Пресвятой Лейны располагался на другой стороне площади. Величественное здание высотой добрых сто метров нависало над остальными зданиями, затмевая остальной пейзаж.

— Внушительно, — невольно прошептал Шор. Ему вдруг пришло в голову, что до сих пор он видел что-то подобное лишь на картинках.

— Это — Пятнадцатый храм из Двадцати, заложенный лично богиней, — сектант благоговейно закатил глаза. — Оттого он пользуется ее особой милостью. Оттого тут не испытывают недостатка в почитателях. Оттого…

— Сколько нам стоять в очереди? — старик мигом сообразил, что означает фраза «не испытывают недостатка в поклонниках».

— Мы будем стоять в первом ряду. Ваше горе сочтено достойным пристального внимания.

— Надо же, — Шор не смог сдержать усмешки. — И тут все равны, но некоторые равнее!

— Все не могут быть равны, — мягко отозвался жрец. — Это установлено богиней, которой никто не может быть ровней. Это же справедливо и для низших — всегда найдется кто-то более достойный, нежели прочие.

* * *

Потрошение склада заняло полчаса — за это время некромант успел сложить три пасьянса, из которых сошлись только первые два.

— Ты скоро там? — колдун, изрядно помрачнев, принялся тщательно тасовать колоду.

— Уже, — из-за стеллажей показался Гарин, затянутый в светло-серый комбинезон, украшенный добрым десятком странных нашивок.

— По-моему, мы опаздываем, — колдун шустро спрятал колоду в карман. — Нашел одежду?

— И одежду, и батареи, и кое-что еще, — гном потряс туго набитым баулом, по которому змеилась надпись «Плот надувной, 12 человек». — Понятия не имею, что это такое, но показалось полезным.

— Плот? — в голове некроманта промелькнула длинная лента из бревен, медленно ползущая вниз по реке.

— Там не было плота, — махнул рукой Гарин. — Только куча прорезиненной ткани, и все. А сумка хороша.

— Утянешь хоть?

— Никаких проблем, — гном, резко выдохнув, взвалил на спину сумку, став до неприличия похожим на муравья с грузом. — Ты что-то сказал насчет опозданий?

* * *

Батареи, несмотря на то, что оказались изготовлены еще в начале прошлого века, вошли в отсек идеально. Пробудившись, дроид схватился за голову.

— Когда мы выберемся, надо будет провести профилактику. У меня начинается мигрень.

— Это плохо? — гном, прикрыв глаза, принялся ощупывать полированную поверхность шлема.

— Это признак того, что у меня внутри что-то перегорело, — штурман неуверенно поднялся на ноги. — Весьма оригинально сделано. Совсем по-человечески.

— Нам следует поторапливаться, — некромант с откровенной тревогой глянул в конец коридора. — Я чувствую.

— Нам стоит найти ближайший блок спасательных шлюпок. Одну из блока всегда оснащают гиперприводом. Местный искин уверяет, что все они на месте.

— Ага, как тот раз? — гнома передернуло. — Айсберг вместо ангара! По-моему, этот твой приятель слегка не в себе.

— Корабль старый. Возможно, часть датчиков уже не работает.

— Тогда где гарантия, что и шлюпки на месте?

— Нам надо торопиться, — колдун больно рванул Гарина за рукав. — Иначе мы пропали.

— Идем к шлюпкам. Никто же не мешает нам думать по дороге, верно?

* * *

Шор, не торопясь, шел к высоким мраморным ступеням, и его душу мало-помалу наполняло чувство чего-то необычного. Площадь затопил густой перезвон колоколов, и толпа, собравшаяся у входа, взорвалась аплодисментами.

— Вы — почетный гость, — шепнул жрец. — Идите вперед.

— Я иду, — в груди Шора медленно расцветала странная смесь радости, наслаждения и предвкушения. Он уже был готов поверить сектанту, и не хватало любой мелочи, чтоб окончательно стать для лейнинистов одним из своих.

— Я-вись, я-вись, я-вись! — толпа начала скандировать, и факелы на стенах принялись пульсировать в такт голосам, заливая площадь тысячами разноцветных вспышек.

— Идите вперед! — рука сектанта осторожно подтолкнула Шора вперед. — Сегодня ваш день. Вы — избранный!

— Я-вись, я-вись, я-вись!

Двери бесшумно сомкнулись за спиной старика, и в глаза ему хлынул ослепительный свет.

— Здравствуй. Ты ищешь ответ?

* * *

Под конец короткой прогулки путешественники уже бежали со всех ног. В первых трех блоках шлюпок не оказалось вовсе, а в четвертом от них остались только полуразобранные остовы.

— Я чую жизнь, — прошептал чародей и, схватив гнома за шиворот, метнул Гарина в темноту бокового коридора. Дроид метнулся следом.

— Что такое?

— Опасность, — некромант, кинув ошеломленного Гарина на пол, бросился сверху. Черная мантия накрыла их обоих, совершенно спрятав путешественников в тени. Штурман, озадаченно прогудев, вжался в темный угол, проклиная блестящую полировку. — Тише.

Секундой позже из основного коридора послышался лязгающий звук. Дроид подумал: не стоит ли запустить малый сканер, чтобы разобраться — что именно там лязгает, но мигом позже отказался от этой идеи.

— Сигма-три, Сигма три, прием, — послышалось из коридора, а через секунду раздалось невнятное шипение, в котором едва угадывалась членораздельная речь. Штурман знал — так звучат рации, когда оператор не хочет, чтобы его собеседника слышали дальше пары шагов.

— Понял, продолжаю прочесывание, — лязганье возобновилось, и в дверном проеме показался странный механизм — мотоциклетное сиденье, из-под которого торчала пара стальных лапок, похожих на куриные. Рядом с ним шел человек в синей мантии лейниниста.

Когда звуки наконец стихли, некромант устало сполз с гнома и сел прямо на пол, привалившись спиной к стене тупичка.

— Я чуть не задохнулся! — Гарин вперил в чародея возмущенный взгляд.

— А мог бы вообще сгореть, — холодно отозвался чародей. — Наш побег обнаружили.

— И что? Нам нужна всего одна шлюпка.

— Нет. Нам нужен телепорт. Тот, которым нас сюда забросили. Если мне не изменяет чувство времени — сейчас уже почти полночь. А, значит, мы сможем вернуться точно так, как и прибыли.

— Я бы предпочел шлюпку, — дроид издал озабоченное гудение. — Нас ищет вся полиция Лючии.

— Не привыкать, — некромант уже пришел в себя. — В ста метрах от нас — крупное скопление живых. Опасные живые миновали нас, и не смогут вовремя среагировать. Гарин?

— Да?

— Доставай свои полезные штуки. Думаю, для них — самое время.

Глава 13. Быстро, но грязно

Казалось, расписной купол плывет в воздухе, опираясь на свет богини. Та парила над алтарем, излучая волны очарования такой силы, что у Шора невольно перехватило дыхание.

«Какая она… — ошалело подумал старик. — Она же прекрасна! Не понимаю, как ее можно не любить!»

Все, что рассказывал ему жрец, вдруг стало на свои места, все эти глупости, недомолвки и несуразицы сложились воедино, как мозаика, образовав стройную, истинную, божественную картину.

— Добрый вечер, — сказала Пресвятая Лейна, и в этих словах звучала такая нежность, что старик невольно прослезился. — Ты… ищешь ответа?

* * *

Ярко-зеленая дверь с легким шипением откатилась в сторону, пропуская внутрь операторской три неприметные тени в одинаковых мантиях. За ними на полу извивалась дежурная смена охранников, надежно связанная разноцветными проводами. Еще пять минут назад они считали себя счастливчиками — действительно, пусть другие обшаривают бесконечные коридоры древнего корабля, а у охраны телецентра вполне могут найтись дела и поприятнее.

— Никому не двигаться, — рявкнул гном, выстрелив в воздух из чего-то крупнокалиберного. Из толстого ствола вырвался поток разноцветных шариков, больше всего походящих на мыльные пузыри, и резко запахло озоном.

Некромант недоуменно покосился на Гарина, машинально отметив, что никто и не подумал смеяться. Напротив, сектанты, задрав руки, тут же застыли как статуи.

— Кто главный? — дроид извлек из-под мантии блестящую штуковину с добрым десятком стволов. Операторы побледнели еще больше.

— Я, — из-за крайнего пульта выбрался пузатый человечек в лиловой мантии, усыпанной мелкими звездочками. — Не стоит прибегать к насилию.

— Так мы пока и не прибегали, — хмыкнул гном. Он чувствовал — сектант ничуть его не боится, и это настораживало.

— Я готов выслушать ваши требования. Если они законны — мы немедля удовлетворим их. Таковы заветы богини.

Чародей, прищурив глаза, вгляделся в пухлую фигурку.

— Я бы хотел услышать ваше имя. Так намного проще общаться.

Сектант улыбнулся.

— Зовите меня — архижрец Готардо.

* * *

Шор купался в волнах обожания — богиня оказалась совершенно невероятной женщиной. Она стала для него всем, о чем он мечтал и даже тем, о чем он только слышал. Шор глядел в безумно красивое лицо Пресвятой Лейны и никак не мог понять — разве могут существовать люди, которым она не нравится? А то, что такие есть, он понял сразу: на лбу богини пролегла тревожная складка.

— Ты чем-то обеспокоена?

— Мой храм осквернен. Я уверена — это сделали еретики Девятого разлома. Ты должен найти и покарать их.

Пресвятая Лейна нависла над стариком, и Шор почувствовал на щеках горячий ветерок от ее крыльев. Сейчас он ощущал странное амбре — смесь ароматов припоя, перегретого металла и горелой электроники. Это встревожило старика — до сих пор богиня источала ароматы лаванды и корицы, но секундой позже на Шора накатило странное беспамятство, и все потеряло значение. Все, кроме одного — желания верно, до самого конца служить Пресвятой Лейне.

* * *

Операторы столпились в конце гигантского зала, кидая по углам панические взгляды. Единственным, кто оставался совершенно невозмутимым, был архижрец Готардо.

— Вы нервничаете? — он кинул на гнома сочувствующий взгляд и широко улыбнулся. — Не надо.

— Назад, — мрачно буркнул Гарин, делая стволом оружия недвусмысленный жест.

Готардо, словно не замечая направленного ему в грудь оружия, медленно подошел поближе.

— Вы нервничаете, — архижрец выразительно помолчал. — Я понимаю — нас много, вас мало. Думаю, вам стоит запереть нас в надежном месте.

— И вы, конечно, готовы такое место показать, — некромант осторожно, словно крадучись, подошел к сектантам, и те попятились.

— Разумеется, — казалось, Готардо только веселило такое поведение соратников. — Тут недалеко, пройдемте.

— Пусть идут, — махнул рукой дроид, и лампы в зале слаженно заморгали. Из бока штурмана торчал разноцветный пук проводов. — Я уже в системе.

— Куда идти?

— Отсек «Д-183», — с готовностью отозвался архижрец.

— Склад временного хранения, — подтвердил штурман. — Стены крепкие, вентиляция работает — не задохнутся.

— А как с температурой? — поинтересовался гном, припомнив промороженный ангар.

— Норма для белковых существ.

У самого люка, помеченного синим, архижрец внезапно остановился.

— Ну, чего? — гном ткнул Готардо в спину стволом, но тот не пошевелился.

— Возьмите меня в заложники, — едва слышно прошептал архижрец.

— Что? — Гарин не поверил своим ушам.

— Я делил вашу добычу, — раздался пронзительный шепот. — Позовите Киркса, он меня узнает!

— Ты останешься здесь, — рявкнул гном, торопливо закрывая люк, пока сектанты не заподозрили неладное.

— Блокировку поставьте, — архижрец, тут же ожив, ткнул в рычаг с ярко-зеленой рукоятью. — А то люки, конечно, прочные, а замки — дрянь. Механика надежнее будет.

— Да? — Гарин уважительно хмыкнул. Действительно, электронная блокировка люка давным-давно уже сгорела, намертво замкнув датчик — потому-то дроид ничего и не заметил. На миг гному даже стало интересно — насколько электронная карта древнего корабля соответствует его фактическому состоянию.

— Именно так, — Готардо изо всех сил рванул серую от пыли рукоять, но металл остался недвижим. — Вот теперь порядок.

— Ага, — хмыкнул гном. — А теперь поясни — откуда ты знаешь Киркса?

* * *

Прямо под алтарем храма оказался отменно оснащенный инфозал. Эйфория начала мало-помалу проходить, и Шор с несказанным удивлением заметил шикарные голографические терминалы, угольно-черные решетчатые морды серверов и парочку вышколенных сектантов, по повадкам больше смахивавших на безопасников, чем на служителей культа.

— Присаживайтесь, — ближайший жрец ловко пнул табурет на колесиках, и тот, визжа ножками по пластику, остановился в полушаге от старика.

— Наверно, лучше к терминалу?

— Это как раз безразлично, — хмыкнул сектант, пробегаясь пальцами по клавиатуре, и Шор восторженно ахнул: изображение оказалось невиданно четким и красочным. — Ну, что вам надо?

— Шикарная техника, — старик окончательно пришел в себя. Приглядевшись, он удивился вдвойне — в зальчике стояла техника, больше подходящая для инфоцентра планетарного масштаба, чем для одного из многих храмов. В то, что Шора совершенно случайно занесло в столь исключительное место, старик не поверил, и это навело его на весьма интересные мысли.

— Местная, — сектант, развалившийся в дальнем кресле, безразлично пожал плечами. — Не супер, конечно, но…

Шор чуть не задохнулся от возмущения — всего год назад он пытался выбить что-то похожее для космопорта, но местный представитель Галактического патруля, неведомым образом пронюхав про «обновление парка», наложил на сделку решительное вето. В итоге космопорту перепало третьесортное барахло, взломанное пиратами за каких-то полчаса.

— Но что?

— Но неважно, — сектант придвинулся к консоли. — Что вам надо?

Старик потер подбородок. Безумная эйфория последнего часа вымела из головы почти все мысли, и единственное, что засело в памяти — фраза «еретики Девятого разлома».

— Поясните для начала — что такое «разлом»?

* * *

— Я должен вернуться за Скви, — некромант непреклонно глянул на гнома. — Это не обсуждается.

— Это крайне неразумно, — дроид издал озабоченное гудение. — Нас ищут.

— Это можно исправить, — архижрец взгромоздился на свободный стул. — Сила богини может творить чудеса.

— Она не богиня, — колдун скривился. — Говорю это как специалист.

— Да? — архижрец пришел в невиданное возбуждение. — Специалист, да?

— Вы же — наш связной, — чародей пожал плечами. — Наверняка же вас ознакомили.

— В общих чертах. Но, если честно, я не увидел в ваших… подвигах ничего особенного, — Готардо на секунду замолчал. — В смысле, что нельзя объяснить с рациональной точки зрения.

— То, что вытворяет наш… коллега, — проскрипел дроид, — невозможно объяснить с рациональной точки зрения. Говорю это, как очевидец.

— Интересно, безумно интересно, — забормотал архижрец. — Так вот, возвращаясь к вопросу о богинях… У вас, как я понимаю, была возможность сравнить?

— Пару раз, — некромант махнул рукой, словно речь шла о чем-то незначительном. Ему крайне неприятно было вспоминать оба эпизода тесного общения с горними силами, и колдун очень надеялся, что пронырливый архижрец не станет выяснять подробности.

— Ага, — покивал Готардо, бросив на чародея донельзя хитрый взгляд. — Тогда, я думаю, вы в курсе, где находитесь?

— Корабль-колонизатор «Звезда благосклонности». Считается, между прочим, разобранным на металл. Вероятно, используется как база технического обеспечения этого вашего культа.

— Верно, — архижрец улыбался как сытый кот. — А еще это место зовется Гекса, и все, кроме посвященных, считают этот кораблик местным планетоидом.

— Не понял, — протянул гном. — Гекса же круглая!

— Пластины солнечных батарей, — пожал плечами архижрец. — Телепорт потребляет уйму энергии, знаете ли.

* * *

На неполные сутки путешественники узнали настоящую историю культа Пресвятой Лейны — от возникновения секты прямо на корабле-колонизаторе до попыток завоевания иных миров.

С самого начала Лейна, оказавшаяся гениальным оратором, поставила на технологии. В то время корабли-колонизаторы оснащались первоклассной техникой, и не хватало самой малости, чтобы совершить прорыв. Идея «Развитая технология неотличима от магии» стала стержнем, вокруг которого выстроилось причудливое здание веры.

Принципы, заложенные в фундамент религии, безотказно служили на Лючии — «вездесущность богини» надежно обеспечивала равенство среди всех остальных жрецов, но в случае межзвездных расстояний такой фокус уже не работал, и, как следствие, в других мирах вырастала классическая пирамидальная структура. В какой-то момент ее лидеры приходили к выводу: к чему делиться финансами с далеким центром, если можно все денежки оставлять себе — и происходил очередной разрыв, или «Разлом». Самым свежим здесь был девятый, случившийся всего пару лет назад — тамошние лидеры оказались весьма амбициозны, и всерьез рассчитывали прибрать к рукам и саму Лючию.

* * *

— Разлом возникает, когда инопланетные еретики утрачивают истинную веру. Их души погружаются во тьму, и они восстают против Матриарха. Последний, девятый разлом оказался особенно опасен — отступники оказались настолько самонадеянны, что всерьез рассчитывают поработить истинных верующих тут, на Лючии! — сектант в ярости ударил кулаком по подлокотнику кресла.

— Мы уверены, что террористы, пытавшиеся на днях проникнуть в один из храмов — это посланцы Девятого разлома. Их удалось пленить, но осталось неясным — всех ли удалось захватить? — отозвался второй жрец. — Разумеется, Пресвятая Лейна способна сделать все самостоятельно, но в великой милости своей она не хочет лишать паству ложного ощущения нужности.

— И для этого дела она выбрала меня, — сознание Шора затопила волна блаженства, словно сама Пресвятая Лейна обняла его своими крыльями. — Чтоб я снова был нужен.

— Именно так.

* * *

Перед путешественниками висел призрачный глобус Лючии, на котором сияли мириады точек — храмы, готовые принять транспортный канал. Одна из отметок переливалась ослепительно-синим — это было место текущего пребывания Пресвятой Лейны.

— Я крайне советую отключить все каналы связи с планетой, — отозвался архижрец. — Лейна может перехватить управление.

— Она же простой киборг, — штурман пренебрежительно махнул рукой.

— Не дай Лейна вам увидеть Лейну… недовольной, — Готардо поежился. Поверьте мне на слово — Лейна все эти столетия тщательно лепила из себя сверхсущество, и это ей вполне удалось. Конечно, планеты ей творить не по силам — но это лишь пока.

Некромант недоверчиво хмыкнул, но, покопавшись в воспоминаниях Готардо, впечатлился.

— И все эти новинки находятся здесь?

— Разумеется. Промышленное производство — разумеется, внизу, но лаборатории — тут. Корабль большой, знаете ли.

— Ага, мы заметили, — отозвался гном. — Вы, вообще, в курсе, что он, как бы так сказать, немного… разваливается?

— Оболочка в норме. Жизнеобеспечение работает везде. Свет… Ну, местами. А замки… Вы знаете, до вас тут никаких чужаков не было, так что даже неисправные замки — скорее, преимущество.

— А… с двигателями как? — вкрадчиво поинтересовался штурман.

— Восстановлены в полном объеме. Реакторы прогреты. В общем, хоть сейчас лети, — архижрец воровато оглянулся. — Я уже говорил вашему другу, что подвигло меня на скользкий путь шпионажа…

— Расскажите и нам, только покороче, — некромант оторвал взор от приборной панели, на которой успешно сходился уже девятый пасьянс кряду.

— В общем, я люблю деньги, в силу объективных причин в рамках культа сколотить состояние — нереально, а работа посредника весьма хорошо оплачивается, — Готардо вздохнул. — К сожалению, моим собратьям удалось раздобыть на меня весьма качественный компромат, и, не явись вы, мне пришлось бы худо.

— Я совершенно не уверен, что сия участь вас миновала, — кровожадно ухмыльнулся чародей, пряча карты в карман.

— Да ладно, — архижрец вытер мантией мокрый от пота лоб. — Мы на одной стороне, так? Давайте договоримся — я помогаю вам исчезнуть с Лючии, а вы, взамен, заберете с собой меня.

— И все ваши денежки, — гном не смог сдержать усмешки.

— Денежки уже там, — архижрец, хитро улыбнувшись, ткнул пальцем в потолок. — Иногда я бываю невероятно предусмотрителен.

* * *

Сверху едва слышно доносилось мелодичное пение — Пресвятая Лейна, разобравшись с Шором, обратила взор на прочих прихожан. Сам старик сидел на табурете, проматывая длиннющий список прибывших на планету за последние пару недель. Он пока так и не решил, с чего начать.

Простейшим вариантом было бы допросить захваченных террористов — но Шор никогда не искал легких путей. Вполне возможно, что пленение агентов планировалось — более того, на него даже могли рассчитывать. Старик холодно улыбнулся — архонты Девятого разлома просчитались. Впрочем, что еще можно ожидать от еретиков?

Благословение богини, скинуло Шору добрых полвека — он снова почувствовал себя юношей, который впервые вырвался из-под родительской опеки. Все, что происходило с ним до сего дня, виделось ему мелочью, недостойной внимания, лишь прелюдией к настоящей жизни. Казалось, стоит Шору захотеть, и руки его извергнут всепожирающее пламя, но — в висках нервно шевельнулась боль — богиня вряд ли одобрит такое своеволие. А, значит, пора укротить свои желания и наконец-то послужить Пресвятой Лейне.

* * *

Справиться с корабельным компьютером оказалось куда сложнее, чем рассчитывал дроид. Часть подпрограмм никак себя не проявляла, пока не будет введено ключевое слово, часть — жила в автономных модулях, которые соединялись хитрыми системами переключателей, а часть — напрочь игнорировала команды с консолей.

— Сумасшедший дом, а не искин, — штурман наконец признал свое поражение. — Нет, если бы я хотел это все поломать…

— Ломать не надо, — мягко заметил Готардо. — Суть защиты в том, чтобы не допустить единоличного контроля. Я лично участвовал в разработке.

— Как интересно, — дроид с искренним уважением воззрился на архижреца. — Слушайте, а я могу вас знать?

— Не думаю, — холодно отозвался толстячок, но некромант успел уловить странное воспоминание — море зеленых символов, в котором тонет щуплая фигурка с непропорционально большими глазами. — Давайте вернемся к делу.

— Только этого и жду, — штурман выжидательно глянул на архижреца.

— Для получения особых привилегий нужно ввести с трех разных консолей строго определенные команды. Защита считывает их непосредственно с клавиатуры, так что удаленный доступ не поможет. Приступим?

Точки на голографическом глобусе медленно меняли цвет на клюквенно-красный — телепорты на поверхности переходили в автономный режим, напрочь блокируя все попытки перемещения. Под конец померкла звездочка храма, в котором пребывала Пресвятая Лейна.

— Лучше пока не отключать энергоснабжение бо… Лейны, — пояснил архижрец, — Не стоит поднимать тревогу раньше времени.

— Я хочу забрать Скви.

— Я работаю над этим, — пальцы Готардо с бешеной скоростью летали над клавиатурой. — Ближайший храм пять минут назад вошел в зону видимости.

— Нас разыскивают… — напомнил дроид, потянувшись к пуку проводов, до сих пор торчащему из-под полированной кирасы.

— Знаю. Не отключайся пока — мне не помешает помощь, — лоб архижреца взмок от пота. — Даю доступ к… Ну, разберешься.

— Полицейский искин, — штурман потер ладони друг о друга. — Слушайте, а вы тут шикарно устроились…

— Развлекайся.

Кольцо телепорта в центре зала налилось белым.

— Пошли, — некромант потянул гнома за собой. — И приготовь свою полезную штуку — подозреваю, пробиваться придется с боем.

* * *

Все мониторы разом погасли, и храм утонул в истошном вое сигнализации. Оба жреца мигом утратили свою невозмутимость. Потолок зала разверзся надвое, и в помещение спикировала Пресвятая Лейна. Крылья ее полыхали нестерпимым жаром, а лицо исказила гримаса гнева.

— Что вы делаете? — голос богини гремел так, что здание тряслось мелкой дрожью. — Да как вы посмели!

— Мы не при чем! — жалобно проныл один из жрецов, распластавшийся на полу. Шор с удивлением понял, что сам лежит в такой же позе. — Мы просто…

— Ничего не хочу знать!!! — от визга богини начали осыпаться фрески. Крылья палили ничем не хуже дюз маршевого двигателя, и Шор начал всерьез опасаться, что разгневанная Лейна спалит его живьем. — Вы немедленно восстановите связь с Обителью, или я за себя не ручаюсь!

— Мы сделаем все возможное, — пробормотали жрецы в один голос.

— Даю вам один час, — Лейна взмыла вверх, и потолок снова стал целым.

— Шор, — дальний сектант сел, привалившись спиной к мертвой консоли.

— Да.

— Ты, вроде как, безопасником работал?

— Да.

— Командуй. Иначе будет плохо. Очень плохо.

* * *

Колонны собора пропели приветственную песнь, предваряя появления богини, и сектанты замерли в благоговейном экстазе. Впрочем, он почти тут же прошел, когда прямо на алтарь свалилась странная парочка — коротышка в сером комбинезоне и высокий дохляк, закутанный в черное.

И это были последние мгновения мирной жизни скромного курортного городка.

— Никому не двигаться! — Гарин хотел для острастки выстрелить вверх, но вовремя вспомнил, что купол вроде как служил резонатором телепорта, и передумал. Задняя стена выглядела куда как соблазнительней — тем более, она выходила как раз на задворки отеля.

На сей раз странная труба с рукоятью бабахнула куда внушительней — от грохота у присутствующих заложило уши, а в стене образовался неаккуратный пролом диаметром добрых десять метров.

— Бежим, — гном закинул на спину полуоглушенного некроманта и пустился наутек, искренне надеясь, что здание храма простоит еще минут десять. Впрочем, судя по медленно расползающейся паутине трещин, шансов на это было маловато.

* * *

Через пару минут компьютеры удалось оживить, но большая часть экранов горела алым — центральный сервер напрочь отказывался давать доступ в систему, а без этого весь инфозал был лишь грудой дорогостоящего железа.

— Все каналы связи отключены, — прошипел один из операторов. — Пресвятая Лейна, что тут происходит?

— Вы уверены, что действительно нейтрализовали террористов? — мрачно поинтересовался Шор. В душе его медленно росла уверенность, что он знает этих «агентов» едва ли не поименно.

— Их пленила сама богиня. Невозможно, чтобы они освободились сами.

— А у вас есть фото пленников?

— Конечно, — жрец повернулся к сияющей алым консоли. — Зараза, ни остались на центральном сервере!

— А в полицейском архиве? — старик озадаченно потер ноющие виски. Чувство нереального блаженства исчезло, оставив после себя пронзительную пустоту — словно из души грубо выдрали кусок чего-то очень важного.

— Это идея, — второй жрец метнулся к терминалу, который пока еще работал. — Если у нас еще есть к нему доступ…

* * *

Задняя дверь отеля оказалась крепко заперта.

— Я считаю, нам стоит поторапливаться, — некромант покрутил пальцем в ухе. Мысли все еще мутились, и колдуна немного подташнивало.

— Секунду, — гном, перекинув оружие на спину, запустил пальцы под косяк. Укрепленный пластик затрещал и спустя секунду сдался, обнажив путаницу серых кабелей. — Думаю, нам не стоит беспокоиться насчет сигнализации, верно?

— Поверю тебе на слово.

— Вот и отлично, — злобно затрещала электрическая дуга, напрочь выжигая нежную электронику шифрозамка. — Ну-ка, помоги…

Колдун навалился на блестящую рукоять, и стальная плита нехотя отъехала в сторону.

— Молодец.

— Только, боюсь, я пережег электричество во всем здании. Придется нам добираться до номера пешком.

— У нас всего третий этаж, — некромант позволил себе усмехнуться. — Успеем.

* * *

Полицейская база оказалась девственно чиста, словно систему только что установили. Но, по крайней мере, операторам удалось отследить, откуда идет взлом.

— Обитель богини! — жрецы смертельно побледнели. — Это еретики Девятого разлома!

— Как можно добраться до обители?

Сектант бешено застучал по клавишам.

— Ближайший открытый канал — собор Единения. Семьдесят километров отсюда.

— У вас есть транспорт?

Жрецы замялись.

— Нам запрещено покидать пост. Вы предлагаете… лейнохульство!

Шор глубоко вздохнул, из последних сил пытаясь оставаться спокойным.

— Бездействием вы играете на руку еретикам. В этом случае вы сами — еретики!

— Мы не… — похоже, этот аргумент весьма напугал сектантов. — Во имя благосклонности Матриарха, все, что угодно — только не говорите таких слов…

— Тогда — вперед, — Шор снова почувствовал себя на коне. Необходимость действовать даже на миг затмила щемящую пустоту в груди. — Вперед, вперед!

* * *

Сапоги некроманта грохотали по ступеням, отсчитывая пролеты, Скви нудно верещал, а темнота на пожарной лестнице лишь усугубляла чувство надвигающейся беды.

— Гарин, не отставай, — пропыхтел некромант.

— Это нелегко, — послышалось сзади. — Эти места совершенно не подходят для гномов.

— Конечно, парадный вход был бы удобнее, но не думаю, что нам бы дали время убраться.

Свет ударил по глазам неожиданно, и колдун едва не упал.

— Давно не виделись, — проход загородил худой плешивый старик, сжимавший в руках кусок кабеля на манер дубинки. — Вы не слишком торопитесь?

— Очень, — Гарин, прищурив глаза, глянул на собор: дыра доросла почти до самого купола, а трещины окутали почти все здание. — Тем более, мы не разговариваем с незнакомыми.

— Почему? — старик искренне удивился. — Всего пару недель назад вы изволили гостить у меня. Вы меня очень, очень обидели.

— Неужели? — хмыкнул чародей, быстро сплетая заклинание подчинения. Его вера в эти чары, которые колдун считал абсолютно надежными, изрядно пошатнулась, но ничего лучше у него под рукой не было.

— Пора платить по счетам, — отчеканил старик. Он ничуть не боялся странной парочки — тощего дохляка он смог бы скрутить одной рукой, а коротышка, целящий ему в грудь из десантного дезинтегратора, отчаянно надеялся на оружие, у которого благополучно села батарея.

— В сторону, — буркнул гном, выбирая слабину спускового крючка. — Я буду стрелять.

— Да пожалуйста, — хмыкнул старик, бросаясь вперед. План действий был ясен — сперва нейтрализовать дохляка, а потом заняться коротышкой. На жрецов надежды было мало — операторы, увидев пролом в стене собора, даже отказались выходить из аэрокара.

Перед лицом старика вспыхнула сияющая спираль, дезинтегратор, глухо щелкнув, выплюнул на пол узкую коробочку с блестящими полосками контактов, но больше ничего не произошло, и Шор окончательно поверил в свою счастливую звезду. Дубинка взмыла в воздух, разнеся спираль на сияющие искры, лицо дохляка исказила гримаса ужаса, но мигом позже перед глазами старика сверкнули мириады звезд — тот совершенно забыл, что оружие без боеприпасов можно еще и метать.

* * *

На обзорном экране медленно таяла Лючия, наполовину закрытая сброшенным орбитальным зеркалом.

— Лейна будет в ярости. В совершенной ярости, — прошептал бывший архижрец Готардо.

— Это ее проблемы, — рассеянно отозвался некромант. Его начали всерьез беспокоить непонятные сбои в самых элементарных заклинаниях, и он дал себе слово при первой же возможности пересчитать магические константы и, заодно, попрактиковаться.

— У нее много сторонников. Партнеров. Поклонников. У нее двухсотлетний опыт интриг. Не стоит ее недооценивать.

— Поживем — увидим, — колдун вздохнул. Будущее сжалось до узкого отрезка между «сейчас» и успешным бегством домой — или смертью, если удача будет против. — Поживем — увидим.

Глава 14. Массавозможных вариантов

Гипердвигатели корабля оказались чрезвычайно привередливыми — их удалось активировать лишь спустя сутки, когда престарелому транспорту получилось выбраться из системы Лючии. Впрочем, задержка оказалась даже полезна — некромант вдоволь напрактиковался в затуманивании мозгов напуганным сектантам, а гном вместе со штурманом и бывшим архижрецом — устроили профилактику древнему колонизатору.

— Кораблик, конечно, большей частью дрянь, — Готардо вытянулся на койке, пытаясь пристроить поудобнее ноющую спину. — Но построен прочно. Если над ним хорошенько поработать…

— Проще новый построить, — гном высыпал на стол груду разномастных деталей, собранных в доброй полусотне мест. — Хотя тут попадаются весьма любопытные вещички…

— На кой тебе этот хлам? — архижрец скривился от пронзительного запаха прокисших батарей и пыли. — Скажи, что нужно — я тебе за пять минут такое же в лаборатории соберу, — гном недоверчиво хмыкнул, и Готардо торопливо поправился. — Ну, за день точно.

Гарин усмехнулся повторно.

— Проблема в том, что я сам не знаю, что из этого выйдет. Просто чувствую — эти железяки удивительно славно подходят друг к другу.

— Да? — недоверчиво протянул архижрец. — Тоже какая-нибудь магия?

— Понятия не имею, — гном пожал плечами. — Но вряд ли — иначе бы все гномы умели колдовать. Я, к примеру, не умею.

— А другие могут?

— Заговаривают оружие, разведывают руды, отводят подземные воды от шахт, и все такое прочее. Звезд с неба не хватают, но…

— С ума сойти, — глаза архижреца горели. — А… этот, в черном, тоже с твоей планеты?

— Вроде как, — Гарин впервые задумался — может, его родной мир на самом деле не прячется под хрустальным куполом?

— А он далеко?

— Мы как раз пытаемся туда вернуться.

— И для этого вы вломились в храм? — Готардо непонимающе воззрился на собеседника. — Ни один телепорт не может осилить межзвездные расстояния, это даже детям известно.

— Проблема в том, что попали мы сюда именно при помощи телепорта. — гном потеряно вздохнул. — Экспериментального.

— Ничего не понимаю, — архижрец сел на койке, на время даже забыв о боли в спине. — У вас же был корабль!

— Ну и что?

— У вас нет координат? — у Готардо аж защемило в груди от восторга — он беседовал с пришельцем из другой галактики!

— У… моего друга есть координаты. У него нет кое-каких компонентов для ритуала.

— Какое отношение храмовые мероприятия имеют к межзвездным перелетам?

Гном почесал в затылке — у него сложилось впечатление, что они с Готардо не понимают друг друга.

— Межзвездным перелетам? — Гарин коротко хихикнул. — Вовсе нет, мой дорогой друг. Наш дом — вообще не в вашей… Вселенной, правильно? Да, вроде так.

* * *

Киркс проснулся от нестерпимого чувства жажды. Язык, казалось, застыл во рту одним шершавым куском, а голова гудела, словно по ней выстукивали маленькими, но тяжелыми молоточками.

Оглядевшись, он понял, откуда шло столь противное звяканье. Пираты подтащили пулемет — дикую архаику, словно позаимствованную в музее, и теперь расстреливали фургон, целясь в стекло. Пули, похоже, были бронебойными, но очень, очень старыми — пробить стенки броневика они не могли, но весьма противно звякали о стекло.

— Гады, — капитан, чуть не скатившись на пол, потянулся к шлангу с живительной жидкостью — но там оказалось пусто и даже сухо. — Гады.

Стрельба на время прекратилась, но в шлемофоне послышалось знакомое чириканье.

— Да, — Киркс пытался говорить как можно беззаботнее, но голос то и дело срывался на нечленораздельные хрипы.

— Болеешь? — голос командира абордажной команды прямо-таки лучился заботой.

— Не дождешься.

— Почему? — в микрофоне послышался смешок. — У нас времени много. В отличие от тебя, капитан.

— Да побольше, чем у вас, — Киркс в ярости прикусил тангенту, обрывая связь. В животе неприятно заурчало, а секундой позже на капитана навалилось сосущее чувство голода. Казалось, будь стены броневика сделаны из чего-нибудь съедобного, Киркс прогрыз бы их, не считаясь с опасностью. — Елки, ребята, вам бы пора уже появиться…

* * *

Индикатор гравитометра наконец-то показал «ноль», и панель управления гипердвигателями вспыхнула приятным синим светом.

— Думаю, мы ушли достаточно далеко, — дроид торопливо выстучал на клавиатуре серию команд. — Гарин, ты наладил радары?

— Те щупающие-слушающие штуки на технической палубе? — Гарин потрепал коротенькую бороденку. — Вроде да, но у нас много мертвых зон. Кое-где от электроники только пыль осталась.

— Но кое-что работает?

— Кое-что — да. Хоть я так и не уловил принцип работы.

— Не скромничай, — штурман включил обзорный экран в режиме радара. Космос в мертвых зонах светился тускло-фиолетовым — гном заботливо пометил нерабочие участки. Остальные казались полированными плитами черного мрамора с едва заметными прожилками созвездий. — Готардо, какая тут чувствительность?

— В астероид влететь не должны. В остальном… — архижрец пожал плечами.

— Понятно, — дроид провел пальцами по сенсорной панели, отчего та издала противный писк, а звезды на экране закружились в безумной круговерти. — Тогда, пожалуй, лучше пойти в обход. Целее будем.

— Я бы вообще загнал старушку в док. На профилактику, — отозвался Готардо. Он вспомнил, какой разрухой встретила его техническая палуба, и содрогнулся. Гарин, не смотря на свой рост, кинулся чинить древнее оборудование с отвагой сказочного драконоборца — гном в течение недели перебирал рассыпающиеся блоки, нещадно потроша остальное — охранных дроидов, остатки спасательных шлюпок, разведкатера — все, где могли оказаться нужные детали. Демон научно-технического прогресса в очередной раз сыграл с кораблем дурную шутку — суперсовременное оборудование лабораторий давным-давно разучилось производить столь архаичные модули.

— А деньги? — резонно заметил дроид. — Наш золотой запас уже третий день маринуется в космопорте Сан-Мишеля. А то, что мне перечислили за… — штурман смущенно заскрипел, — в общем, остальное мы уже потратили. Лючия — очень недешевый курорт.

Готардо кашлянул — слишком демонстративно, чтобы это сошло за проявление нездоровья.

— Я, так понимаю, ты хочешь что-то сказать? — некромант на секунду оторвался от какого-то особо сложного пасьянса — на широком основании голопроектора лежали больше полутора сотен карт.

— У меня… — архижрец, явно смущаясь, принялся теребить край мантии. — В общем, могу поделиться. В долг. Если уж очень надо.

— Как интересно, — задумчиво отозвался колдун. — Может, ты еще и нужное место знаешь?

— Так получилось, — Готардо изо всех сил попытался состроить невинное лицо. — Нечаянно.

* * *

Веер торпед-прилипал, проколов пространство, ощерился гроздьями сенсоров. Космос безмолвствовал — ему нечего было ответить шедеврам шпионской техники.

— Ты должен их найти! — крылья Лейны сыпали ослепительными искрами, оставлявшими в пластике покрытия уродливые дыры. Остатки жреческого воинства, которое богине удалось выковырять из щелей, опасливо жались по углам. Шор, которого богиня крепко держала за ворот, лишь мучительно жмурился, раздумывая — есть ли в бункере аптечка с противоожоговым кремом, или ему придется бежать в аптеку. — Должен, понимаешь?

— Да, Матриарх.

— Отговорки не принимаются, — Лейна швырнула старика в кресло и решительно развернулась. Шор едва успел пригнуться, и огненное крыло лишь чиркнуло по его реденькой шевелюре, наполнив воздух вонью паленой шерсти.

— Прикажете приступать?

— Ты еще здесь? — богиня взвизгнула. — Работать, работать!

Дел, действительно, накопилось преизрядно. Сброшенный рефрактор медленно падал на планету, и, если не принять срочных мер, примерно через сутки он должен был войти в зоны орбит спутников связи. Жречество частью разбежалось, частью — попряталось, не зная, как реагировать на низвержение Пресвятой Лейны, а еретики всех девяти разломов, напротив, высунули голову, уже предвкушая дележ наследства. Вместе с обителью богини исчез бесконтрольный доступ к информационным архивам, а прочих лазеек в системах безопасности у перепуганных сектантов не оказалось. Даже сама богиня не могла помочь — Лейна наделила себя способностью вскрыть любой терминал, но только в личном контакте. И с ним же были самые большие проблемы.

Нечеловеческое очарование богини бесследно испарилось вместе с угнанным кораблем — теперь перед Шором расхаживала престарелая блондинка, кожа которой больше напоминала розовый пластик, чем живую плоть. Возможно, так оно и было — огненные крылья определенно были плазменными разрядниками антиграва, стальные ушки на голове — рецепторами портативных сканеров, а что еще скрывалось внутри увесистого «корпуса» богини, оставалось только гадать.

Впрочем, не все оказалось так плохо, как выглядело — оставшиеся с богиней сектанты были наиболее упертой частью жречества, которая никак не мыслила себя без Пресвятой Лейны. А потому, пока Шору верила богиня — старик мог смело распоряжаться крошечной, но очень сплоченной армией. И именно они рассказали безопаснику о торпедах-прилипалах — мечте любого межзвездного шпиона.

Их конструкция была проста до гениальности — двигатель, комплект сенсоров и отсоединяемый зонд с алмазным буром. Торпеда могла годами находиться в космосе, без устали разыскивая цель. Время от времени она совершала гиперпрыжки, стараясь попасть в наиболее оживленные места. Там она, выбрав самый медленный корабль, пристыковывалась к нему, после чего, взломав корпус, беззастенчиво воровала у «хозяина» информацию и топливо. Рано или поздно попадалось что-нибудь интересное — и тогда участь цели оказывалась незавидной.

К счастью, в тайнике таких ракет оказался целый десяток. Шор приказал запустить их все, справедливо рассудив — лучше сейчас сделать больше, чем доложить разъяренной богине о провале.

* * *

Полвека назад Галактическому содружеству пришлось туго. Одна из корпораций, размахивая убедительными данными о повальном снижении преступности, уговорила Совет резко урезать финансирование спецслужбам. В итоге патруль резко усох, большая часть кораблей отправилась на консервацию, и целые сектора пространства совершенно выпали из-под контроля властей. Впрочем, вскоре выяснилась и цена статистике, и степень миролюбия некоторых корпораций.

Первым начал войну концерн «Энцо-Меличи». Внезапным ударом «силы внутренней безопасности» разгромили добрый десяток баз Галактического патруля, установив границы нового государства. Почин оказался заразительным, и буквально через пару лет содружество принялось трещать по швам, раздираемое на клочки метастазами «суверенных держав».

Как ни странно, спасло ситуацию именно то, что и чуть не погубило — непомерная жадность свежеиспеченных президентов. Уже через пять лет бесконтрольного владычества, когда припертый к стенке Галактический совет уже был готов примириться с текущим положением, новые державы взаимно передрались — причем с таким успехом, что три из восьми государств исчезли без следа буквально за неделю, а остальные на месяц войны ослабли настолько, что даже остатков патруля хватило на ликвидацию мятежников.

Конечно, окончательное решение вопроса заняло уйму времени. Сводные флоты патруля следовало бы называть «сбродными» — тогда вымпел боевого корабля выдавался любой вооруженной банке, которая могла доползти до места боя. Именно поэтому в арьергарде любой эскадры болтался полный набор ремонтно-спасательных судов, включая и мобильный док — всегда проще залатать старый крейсер, чем дожидаться постройки нового.

Одним из таких доков была и «Тереза» — весьма почтенное судно с крайне богатой биографией. До войны она исправно странствовала по наиболее мрачным уголкам галактики, исправно служа пиратским флотилиям ремонтной базой-складом. Невероятная вместительность мобильного дока втрое превосходила грузоподъемность тяжелого транспорта, что с успехом использовалось Кимом Омаром, хозяином «Терезы». К слову, тот весьма удивился, услышав победные реляции о полном искоренении преступности, добрый час после этого проторчав у зеркала — действительно, как еще прикажете поступать, когда вам в лицо заявляют, что вы с недавнего времени вовсе не существуете?

Ким Омар слыл весьма осторожным… деловым человеком — как только сопротивление мятежников оказалось сломлено, он без труда просчитал, на кого потом обрушится карающий меч правосудия. Поэтому в одном из последних боев «Тереза», взяв на борт добрый десяток канонерок, пару крейсеров и с полсотни истребителей, отважно рванула вперед, прямо в лоб вражескому флагману. Такая атака, как ни странно, увенчалась успехом — баллистический компьютер линкора, пытаясь просчитать стратегию противника, завис, заблокировав системы управления огнем. В результате в боевых порядках мятежников образовалась изрядная дыра, и окончательная победа, к неудовольствию Кима Омара, приблизилась на добрых полгода.

В результате «Терезе» пришлось сбегать позднее, сымитировав сбой навигационной системы. Аналитики Галактического патруля, проверяя последний курс мобильного дока, пришли к выводу, что тот сгинул в недрах черной дыры, и с чистой совестью занесли «Терезу» с командой в категорию «безвозвратных потерь», а Кима Омара — в каталог «преступников, которые раскаялись (посмертно)».

Семью годами позже «Тереза», переименованная в «Рафаэля», всплыла на самой окраине галактики — с новыми документами, но старой командой, и тут же занялась привычными делами.

— Это тихое место, где не задают лишних вопросов, — пояснил Готардо, указав в совершенно неприметную звездочку на краю спирального витка. — Деньги, конечно, требуют немалые, но…

— Ты так говоришь, словно уже бывал там, — некромант едва заметно улыбнулся — в голове архижреца промелькнули хитросплетения коридоров, циклопические залы ремонтных цехов и прокуренные зальчики баров.

— Мне рассказывали. Достаточно подробно.

* * *

Пиратский линкор, забив ангары награбленным, медленно плыл в космосе, неторопливо просчитывая курс на базу. Единственное, что портило настроение капитану — забитый драгоценностями корвет на одной из палуб. К огромному неудовольствию команды, сокровища охранялись голодными и совершенно неуязвимыми тварями. Те, сожрав две абордажных команды, временно притихли, но, как боялся капитан, ненадолго.

— Эль Терро по вашему приказанию… — в овальном люке появилась голова командира абордажников, украшенная щегольскими усиками. По каюте поплыл назойливый аромат духов, которых у квартмейстера был целый ящик. Эль Терро был необычно весел, и в душе капитана шевельнулась надежда.

— Что с корветом?

— Ничего, — квартмейстер помрачнел. — Все то же.

— Охрана крепкая?

— Вообще нет, — Эль Терро поежился, словно из раскрытой двери потянуло ледяным холодом. — Боятся ребята.

— Да что ты говоришь! — в эту фразу капитан постарался вложить все свое презрение, копившееся годами — пусть квартмейстер был отличным парнем, державшим лучших головорезов банды в ежовых рукавицах, в Эль Терро всего было слишком много. Много гонору, много красоты, огромный успех у женщин и литры духов. Последнее чувствовалось особенно явно, и капитан надеялся, что это придаст его голосу особенную выразительность.

— А ты сам попробуй, — холодно отчеканил квартмейстер, отступая к косяку. — Не кажется ли тебе, «капитан», что ты слишком засиделся в этом кубрике?

— Не кажется. Ты зарываешься, Эль Терро, — в груди капитана неприятно шевельнулось что-то холодное.

— А ты мне рот не затыкай! — лицо квартмейстера побелело, и рука его легла на рукоять бластера. — Мы тут все равны, если кое-кто забыл.

— В рейсе капитанов не меняют. Это закон. Ты…

— Я знаю закон, — Эль Терро медленно снял пальцы с рукояти. — Ты капитан… пока.

— Тогда выставь вокруг корвета охрану. И попробуй, наконец, прибить этих тварей!

* * *

Шор, едва успев скрыть усмешку, погасил монитор. Одна из торпед все-таки нашла свою цель — картинку того самого корвета, на котором ушли пираты. Судя по тому, что в открытом люке до сих пор виднелись белые силуэты инкассаторских фургонов, похищенное все еще находилось на борту.

Прилипала словила целый линкор — пусть старый, но все еще действующий. Судя по содержимому бортового компьютера, его еще тридцать лет назад увели со свалки, аккурат перед тем, как его должны были порезать на металл. Вероятно, теперь он работал в качестве рейдера на торговых трассах, дежуря в точках коррекции на экономичных маршрутах.

Вряд ли такая служба приносила хорошую прибыль, а это, вкупе с битком набитыми ангарами, означало — вскоре драгоценный груз прибудет на пиратскую базу, после чего с ним можно будет проститься навеки.

— Я нашел их, — старик, обесточив аппаратуру, повернулся к сектантам. — Они направляются на пиратскую базу. Нам нужно перехватить их до момента прибытия туда, иначе будет поздно.

Идея Шора полностью оправдалась — по размерам линкор лишь чуть-чуть не дотягивал до корабля-колонизатора, но, чтобы это заметить, следовало внимательно приглядеться. А именно этого безопасник и намеревался не допустить.

— Сколько у нас есть времени?

— Не знаю. Они отчего-то идут на субсветовых двигателях.

— Вероятно, они в поле тяготения какой-то звезды. На борту Обители стоит очень капризный гиперпривод.

— Операцию перехвата необходимо осуществить в течение суток. У нас есть такая возможность?

Один из жрецов медленно кивнул.

— Да, если на то будет благословение Матриарха.

— Думаю, я сумею ее убедить.

* * *

Шор уже привык, что ничего не идет так, как хотелось бы, но на присутствие Лейны на борту корабля он никак не рассчитывал. Богиня, услышав, что беглецы найдены, решила лично возглавить крошечную армию. С одной стороны, это выглядело полезным — даже списанный линкор мог изрядно затруднить жизнь остаткам жреческого воинства, и личное вмешательство богини вполне могло переломить ход схватки. С другой же… Шору даже не хотелось думать, как он будет выкручиваться, когда обман вскроется.

На роль «оружия последней надежды» оказалась назначена яхта с непроизносимым названием — даже ее пилот предпочитал называть ее по индексу. Впрочем, шикарная внешность судна была обманчивой — под изящной обшивкой скрывались могучие генераторы защитного поля, которые могли запросто превратить хрупкий кораблик в несокрушимую крепость. К сожалению Шора, это же обстоятельство помешало оснастить яхту мало-мальски серьезным оружием — мощности генераторов хватало лишь на что-то одно.

Кораблик, взвыв гиперприводом, вывалился в обычный космос. Радар тут же отозвался неприятным писком, а разведкомплекс заморгал дисплеем — прилипала, почуяв материнское судно, торопилась сбросить свежую информацию. Секундой позже хрипло завыла сирена, и свет погас.

— Что это такое? — в темноте пилотской рубки плазменные крылья Лейны светились особенно ярко. — Кто-нибудь объяснит мне?

— Нас обстреливают, о Пресвятая. — отозвался пилот. Голос его дрожал — похоже, только присутствие богини мешало парню закатить полноценную истерику.

— Кто посмел?

— Тот корабль, — палец сектанта ткнул в едва заметную искорку впереди. Секундой позже та сверкнула зеленым, и на яхту обрушился еще один удар. — Колоссальная мощность — наши генераторы на пределе.

— Предлагаю отступить, моя госпожа. — один из архижрецов почтительно коснулся лбом пола у ног матриарха. — Пусть они считают…

— Отступать? Никогда! — взвизгнула Лейна. — Никогда. Только вперед. Вперед!

Корабль снова вздрогнул, и панель управления защитой отозвалась неприятным звоном.

— Вся энергия идет на генераторы защиты. Мы идем по инерции.

Шор вздохнул.

— Искусственную гравитацию отключи, болван. Надеюсь, никого в невесомости не тошнит?

* * *

По экрану медленно ползла зеленая точка. Время от времени она тонула в пелене помех — когда комендорам удавалось накрыть упрямую яхту очередным залпом, но больше ничего не происходило.

— Эль Терро! — капитан затравленно оглянулся. — Эль Терро! Ты где?

Квартмейстер, нагло улыбаясь, выглянул из-за косяка. Против ожиданий, от него ничем не пахло, и это встревожило капитана еще больше.

— Ты звал меня?

— У нас незваные гости.

— Я заметил, — Эль Терро кивнул на экран радара. — Еще одна неуязвимая тварь?

— Вот ты мне и расскажешь.

— Да? — квартмейстер, без спросу усевшись в кресло, закинул ноги на стол, чуть не свалив капитанский планшет. — А, может, ты, капитан, займешься своим делом? У нас вообще-то есть гипердвигатель, если ты не в курсе.

— Мы в перегрузе. Если прыгнем, наверняка спалим двигатели. Ты будешь заниматься делом, или нет?

— Буду, — Эль Терро выскользнул из кресла. — Но запомни, капитан — в гробу карманов нет. Я бы прыгал, и плевать на перегруз.

Глава 15. Кольцевые гонки

Гиперпривод корабля-колонизатора оказался на удивление надежен — после нескольких веков бездействия он, убедившись в безопасности проложенного курса, исправно придал многотонной махине сверхсветовую скорость. К сожалению, качество изготовления с лихвой компенсировалось неторопливостью — он затребовал неделю на то расстояние, которое даже тяжелый транспорт одолевал за сутки.

— Корова, — дроид, покопавшись в остатках навигационного компьютера, убедился, что слухи не врали — после прыжка в гиперпространство вся система управления напрочь блокировалась. Похоже, некоторые планеты действительно заселялись… недобровольно. — Просто неповоротливая корова.

— Это лучший корабль на свете, — Готардо, против собственных ожиданий, даже немного обиделся. — Сам, небось, даже спасательной шлюпки не сделал, а туда же.

— Для того, чтоб разбираться во вкусе лимонов, не обязательно быть лимонным деревом, — хмыкнул Гарин. — А у штурмана было, с чем сравнивать.

— А у тебя?

— И у меня, — отозвался гном.

— Можешь — сделай лучше, — архижрец надулся.

— Твоя позиция неконструктивна, — некромант оторвался от сложного чертежа, нарисованного мелом на основании голо-проектора.

— Их — тоже, — Готардо, скрестив руки на груди, вызывающе глянул на некроманта. — Будешь спорить?

— Вам скучно, ребята, — колдун щелкнул пальцами, и чертеж, обратившись облаком меловой пыли, скрылся в вентиляции. — Хотите, я это исправлю?

— И как, интересно?

— Легко, — чародей отряхнул мантию и быстро подошел к насупившемуся архижрецу. — Идем со мной.

* * *

Насквозь промерзший ангар выглядел совершенно так же, как и неделю назад — заросшие льдом стены и циклопический сугроб у наружного люка.

— Ты, Готардо, вроде хорошо разбираешься в технике, так? — вкрадчиво поинтересовался некромант.

— Ну… — архижрец медленно залился краской.

— Можешь не отвечать, я это и так знаю. Так вот — Гарин разберется, что с этим местом не так — сам, без посторонней помощи. А ты — проверишь, чтоб все было сделано правильно.

— Ага, — в глазах Готардо сверкнули хитрые огоньки.

— Не вздумай ему врать, — хмыкнул гном, уловив невысказанную мысль архижреца. — Он учует.

— Точно, учую, — спокойно подтвердил чародей. — Ты же был на нашем корвете, так? В трюм заглядывал? Так вот, там сидели те, кто меня обманывал.

* * *

Двигатели яхты плевались короткими импульсами, медленно, но верно выводя кораблик в центр черного квадрата ангарных ворот. Силовое поле переливалось радужными сполохами — выстрелы ложились все точнее, и Шор надеялся, что пилоту хватит времени, чтобы установить верный курс до того, как защита потребует всей энергии корабля.

— Душно, — пожаловался один из сектантов.

— Ложись на пол, — старик торопливо отключил все системы жизнеобеспечения, кроме рубки — шуршание кондиционера сразу стало немного ровнее.

— Зачем?

— Лежа, ты потребляешь меньше кислорода.

Яхту снова тряхнуло, и панель энергоснабжения налилась оранжевым.

— Пилот!

— Да… — рассеянно отозвался сектант за штурвалом.

— У тебя три секунды и двести мегаватт. Потом придется идти по инерции.

— Минимум пять.

— Сожгут.

— Пять минимум. Или мы разобьемся в хлам.

Шор кинул быстрый взгляд на постепенно краснеющую панель.

— Тогда сто двадцать мегаватт.

— Идет, — пилот, слегка довернув штурвал, утопил кнопку зажигания. — Двадцать один, двадцать два…

* * *

Пираты мрачно смотрели на нагоняющую линкор яхту, едва заметную из-за переливов защитного поля. Главный калибр корабля, который в умелых руках мог распылить целый флот, оказался совершенно бесполезен против прогулочного суденышка.

— Канонира сюда, — Эль Терро, облаченный в бронескафандр, мрачно воззрился на радужную точку.

— Он — на третьей батарее.

— Тогда дай связь.

В динамике противно щелкнуло, и в уши квартмейстера влился густой бас Эль Драко — бывшего оперного певца и отменного комендор-снайпера.

— Эль Терро, друг мой верный, зачем тревожишь ты меня? — динамик снова противно щелкнул, и обзорный экран на секунду затопило ослепительное сияние — похоже, линкор стрелял побатарейно.

— Ты чем стреляешь, друг? — мрачно поинтересовался Эль Терро. — Подушками?

— Стандартными зарядами — мудрей всего они в таких вот обстоятельствах.

— Жмот, — квартмейстер хотел сплюнуть, но, вспомнив о шлеме, передумал. — Переходи на усиленные. Это приказ.

— Во-первых, друг мой милый, нас может повредить отдачей, — гулко пропел Эль Драко. — А во-вторых, тот арсенал закрыт, и нет ключей, чтоб отпереть его.

— Зараза, — Эль Терро порадовался, что никто не видит выражения его лица. — Жди, сейчас спущусь.

* * *

Несмотря на лютый мороз, гном уже через полчаса начал всерьез подумывать — а не раздеться ли ему до трусов? Лед в ангаре оказался отменно слежавшийся, и чтоб пробиться к пульту управления атмосферой, понадобилось добрых три часа.

— А вот и первая поломка, — торжествующе возвестил Гарин, выламывая из стены покореженный лючок, прикрывавший пульт. Похоже, когда-то его чем-то помяли, отчего хрупкая электроника замкнула, организовав внутри помещения отменную стужу.

— И как чинить будешь? — вкрадчиво поинтересовался Готардо, усевшись на краю ледяного штрека, который пришлось пробить к пульту.

— Разберемся, — цепкие пальцы гнома аккуратно выдернули из разъемов почерневшие кубики блоков. Послышался короткий треск, и в воздухе кисло запахло перегретым металлом. — Ого, силища-то какая!

— Это колонизатор, — пояснил архижрец. — Ты хоть представляешь, сколько народу нужно, чтобы заселить целую планету?

Гарин иронично хмыкнул — до недавних пор он считал себя довольно просвещенным гномом. В своих торговых операциях он исколесил весь континент, побывав во всех восьми столицах, но с тех пор Гарин убедился — его родной мир по сравнению с Галактикой примерно то же, что и лесное озерцо по сравнению с океаном.

— Если честно, не представляю, — гном, подпрыгнув, вылетел из ямы, как пробка из бутылки. Мягко коснувшись руками потолка, он перевернулся и прыгнул к выходу. — Да, не шевелись. Я с генератора тяготения нужные детали переставил.

Готардо возмущенно закашлялся.

— А климат-контроль ты починил?

— Разумеется. Я что, дурак, весь этот лед на своем горбу выносить? А что, что-то не так?

Архижрец глубоко вздохнул. Он уже был готов отказаться от дурацкого спора — ему стало окончательно ясно, что гном и космос — вещи категорически несовместимые.

— Я бы тебе советовал сбегать за деталями, пока тут не случилось кое-чего плохого. А чего именно — я тебе потом объясню. И захвати скафандры!

* * *

Яхта с грохотом протаранила изящное почтовое судно с опознавательными знаками Экспресс-доставки. Из развороченного бака на пол хлынуло тускло светящееся топливо, а через секунду под потолком ожили форсунки противопожарной системы. К огромному удивлению Шора, она все еще работала.

— Наружу! Чего вы ждете? — богиня, схватив крайнего жреца, швырнула его в сторону шлюза. — Вперед, истребите еретиков! Отомстите неверным! Моя сила с вами!

Старик торопливо склонился над пультом, напустив на себя безумно занятой вид. Похоже, его плодотворному сотрудничеству с культом Пресвятой Лейны пришел конец — сектанты непременно перевернут линкор вверх дном, и горе будет тем, кто осмелится сопротивляться.

Шлем скафандра мягко щелкнул, становясь на место. Конечно, Шор предпочел бы натянуть настоящие десантные доспехи, а не это недоразумение толщиной в пару миллиметров, но, увы, ничего более подходящего на яхте не оказалось. Впрочем, старик с самого начала решил делать ставку на скрытность, а не на силу, предоставив маленькой армии Матриарха почетную роль загонного отряда.

Выждав для гарантии пару минут, Шор осторожно выскользнул наружу, на всякий случай воспользовавшись для этого запасным люком. У главного шлюза ошивался одинокий сектант, опасливо косящийся на лужу слабо светящегося топлива, которая медленно подбиралась к его ботинкам.

— Тут наши пути расходятся, — едва слышно хохотнул старик. Жрец, услышав странный звук, обернулся, целясь в темноту из тяжелого бластера, и Шор уважительно хмыкнул. Перед приземлением ему открытым текстом заявили, что на борту яхты оружия нет, и исход операции решит сила Пресвятой Лейны. На самом деле, как того и опасался Шор, богиня просто перестала ему доверять. — Вот и славно — значит, между нами не осталось никаких недомолвок.

* * *

Переборки плавились от невыносимого жара, бронелюки метровой толщины, рассчитанные на прямое попадание заряда главного калибра, разлетались как стеклянные, а небольшая армия, выбравшаяся из неуязвимого корабля, двигалась вперед, к боевой рубке. К огромному облегчению пиратов, нападавшие оказались уязвимы — только при прорыве через «полосу отсечения» ангаров удалось уничтожить троих.

В принципе, основной проблемой были не десантники — будь они даже элитой Галактического патруля, их элементарно получилось бы задавить числом. Главной головной болью защитников линкора оказался киборг, оснащенный оружием невиданной мощи и совершенно неуязвимый для ручного оружия. Возможно, тяжелое вооружение и смогло бы с ним справиться, но увы, такого на борту не имелось — все-таки пираты рассчитывали на захват мирных судов, а не на штурм звездных крепостей.

— Эль Терро, они прорываются! — капитан был в панике. — Они идут прямо сюда.

— Какая неожиданность, — квартмейстер сплюнул в угол и захлопнул забрало шлема. — Ну, я пошел.

— Ты куда? — капитан выхватил из-за пояса крошечный бластер — из тех, которые так удобно прятать в ладони. — Стоять!

— Исполнять свой долг, — отозвался Эль Терро. — А если у меня ничего не выйдет — советую застрелиться. Только не промахнитесь — из такой пукалки это проще простого.

Квартмейстер уже решил, что делать. Первое правило наемника гласило — верность имеет смысл только тогда, когда остается возможность потратить гонорар, а Эль Терро считал себя именно наемником. В пираты он пошел исключительно ради денег, и потому не собирался умирать из-за чьей-то дурости. Тем более, он капитана предупредил. Дважды предупредил.

— Эль Драко?

— Я здесь, мой друг.

— Уровень «Гамма», отсек «18-А». Жду тебя через пять минут. И, умоляю тебя, не пой хотя бы полчаса.

— Понял, — связь со щелчком отключилась, и Эль Терро, воровато оглянувшись, припустил со всех ног.

* * *

Гарин обернулся довольно шустро, и гравитатор в ангаре удалось починить раньше, чем воздух в нем стал непригоден для дыхания.

— Так что ты мне хотел рассказать? — поинтересовался Гарин, глядя с балкончика под потолком на зеркало колоссального пруда, в мутной глубине которого проглядывало что-то, очень похожее на двадцатиметровый наконечник копья.

— Я уже понял, что ты ничего не знаешь про космос.

— А я и не скрывал, — гном, нашарив в кармане блестящую шайбу, пустил ее скакать по водной глади. Зеркало исчезло, расколотое на части мириадами крошечных волн.

— Но я только сегодня тебе поверил!

Гарин усмехнулся.

— Готардо — я, в отличие от некоторых, гном очень, очень простой и незатейливый. Врать я, конечно, умею — но не люблю, а потому обычно этим не страдаю. Так что ты хотел рассказать?

— Про невесомость, — архижрец замолчал, торопливо припоминая школьный курс физики. — Знаешь, есть такая вещь — поверхностное натяжение?

— Конечно, нет.

— А что такое тяготение?

— Это когда все предметы падают вниз.

— А где низ?

— Там, куда все падает. Слушай, не задавай мне дурацких вопросов — я же говорил, что чувствую технику интуитивно, безо всякой подготовки. Хочешь, у штурмана спроси, как я ему диодные сборки перепаял «на глазок». Они, по его словам, ныли безбожно, а сейчас вроде порядок.

— Но это невозможно, — Готардо почувствовал укол зависти — он в свое время отдал университетскому образованию семь лет и почти двадцать тысяч кредитов, а некоторые, оказывается, вовсе без этого обходятся!

— Все так говорят, — довольный гном осторожно погладил куцую бороденку. — А у нас это — на каждом шагу!

— На вашей планете?

— Наверно, на планете, — Гарин на секунду задумался. — Хотя до недавнего времени я считал, что наш мир — это просто диск, накрытый сверху хрустальным куполом.

* * *

Торпеда-прилипала поработала на совесть — в планшете Шора оказалась довольно подробная карта линкора. Кодов к системам безопасности выяснить не удалось, но старик искренне надеялся, что пираты, крайне прохладно относящиеся к паролям, попросту не запирают замков.

Первый люк, как и ожидалось, оказался не заперт. Впрочем, тут же выяснилось, что на беспечность «встречающей стороны» Шор надеялся зря — стоило потянуть за створку, как перед глазами сверкнула ослепительная вспышка, а стекло шлема покрылось сетью мелких трещин. Очухавшись после взрыва, старик с неудовольствием убедился, что попался на самую примитивную из ловушек — гранату на внутренней стороне двери.

— Зараза, — Шор осторожно выпрямился, морщась от боли. Как он и боялся, осколки легко изрешетили тоненькую ткань скафандра, превратив его в тяжелый, но совершенно бесполезный балахон. — Я сам себя не узнаю… Я собой крайне, крайне недоволен!

К счастью, ранения оказались неопасными — конструктор ловушки, похоже, рассчитывал лишь напугать нарушителя, а не убивать его. Впрочем, почти наверняка дальше шли более серьезные препятствия.

* * *

— Куда идем? — осведомился Эль Драко.

— Мы сваливаем, — Эль Терро ухватил друга за рукав и потянул за собой. Судя по продвижению десантников, те должны были добраться до боевой рубки уже через пятнадцать минут. Что произойдет потом, квартмейстер даже не пытался представить.

— Но все челноки…

— Плевать я хотел на челноки, — прошипел Эль Терро. — Если это рейд — наша база обречена. А, значит, прощайте, денежки.

— Это неприятно.

— Кроме того, гиперпривод есть только на капитанском катере. Думаешь, этот трус захватит нас с собой?

— Такое — вряд ли, — пропел Эль Драко.

— Я же просил… — квартмейстер скривился, словно отведав лимона. — Главный калибр сейчас заблокирован — все равно этого никто не заметит. Понял, к чему я клоню?

— Не совсем.

— Слышал про плотоядных тварей со второй летной палубы?

— Я счел это байками. Вроде потерянного флота Нагинаты, или вакуумных вампиров.

— Это не байки. Мы улетим на корабле, где они поселились.

Эль Драко непроизвольно сглотнул. У квартмейстера была слава отчаянного балагура, который ради красного словца мог запросто раздуть подвиг из ничего, но если Эль Терро сказал, что это — «не байки»… Канониру отчаянно захотелось забиться в родную каюту и надеяться, что все обойдется.

— Ты… серьезно?

— Вполне. Пошли, у нас мало времени.

* * *

Канализацию удалось наладить всего за каких-то полчаса, обогатив систему жизнеобеспечения корабля двумястами тоннами относительно чистой воды. Исчезнув, пруд оставил после себя массу оборудования, сверкающий голым металлом катер, сочащийся влагой пол и выгоревшее пятно в центре ангара.

— Похоже, это и есть корень зла, — гном осторожно подошел к выгоревшему пятну. — Что-то рвануло, осколком закоротило климат-контроль, одновременно лопнули трубы — получился эдакий гейзер. Пар под потолком остывал и осыпался снежком, который со временем смерзался в лед. Вот и все, ничего сложного. Если бы кое-кто следил за кораблем лучше — такого бы не произошло.

— У нас были другие задачи.

— Ага, я заметил, — гном, выдернув из какого-то станка заостренный прут, принялся отковыривать плиту на полу, из-под которой сочилась вода. — Ай, горячая!

— Иначе бы все тут так не замерзло, — философски отозвался Готардо и, обернувшись, смерил взглядом блестящий катер. — Надо же, а я и не думал, что тут сохранилось хоть что-то летающее, кроме шлюпок.

* * *

В стекло мерзко звякнула пуля, и Киркс со вздохом натянул шлемофон.

— Достали.

— Я курсе, — на сей раз в голосе квартмейстера не слышалось обычной издевки, и это настораживало. — Мы поднимаемся на борт. Если есть желание выжить — ждем тебя в рубке через пять минут.

Киркс прильнул к почти непрозрачному стеклу и онемел от изумления — обычная стража вокруг корвета отсутствовала, а у переднего трапа несмело переминались две фигуры в штурмовых скафандрах. Бластеры в руках демонстративно смотрели в пол.

— Поторопись, капитан. Мне крайне неохота превращаться в подгорелый бифштекс, — на сей раз в голосе Эль Терро явственно прозвучал испуг, и Киркс решился.

Пандус уже закрылся, когда капитан наконец смог выбраться наружу. Кислородный патрон комбинезона вышел из строя, и Кирксу пришлось изрядно постараться, чтобы выковырять исправный из кондиционера броневика.

— А ты не торопился, капитан, — мрачно отозвался Эль Терро, взгромоздившийся на место радиста. Его друг сидел в выгородке оператора артиллерийской установки. Насколько Киркс помнил, ни один из этих пультов не работал — дроид счел наилучшим вывести все управление на себя, и до поры вполне неплохо справлялся.

— Вы знаете, я как-то уже обжился там, — капитан состроил скучающую рожу. — В какой-то мере там даже уютно.

— Я предлагаю оставить воспоминания на потом, — квартмейстер дернулся, словно его грызли блохи. — Предлагаю сделку — вы спасаете нас, а мы оставляем вам жизнь, корабль и половину груза.

— С какой это радости? — Киркс, восхищаясь собственной смелостью, уселся в капитанское кресло и закинул ногу на ногу. — Груз и так мой.

— Это ненадолго, — отозвался Эль Терро. — Насколько я понимаю, вы не можете доказать легальность груза? Так вот, к нам в гости прибыл десант Галактического патруля. Вам понятно, что это значит?

Киркс помрачнел.

— Семьдесят — мне, тридцать вам.

— Сорок пять.

— Двадцать семь, — корвет вздрогнул, и освещение на летной палубе замигало.

— Елки, капитан, тебя кто торговаться учил? — взвыл Эль Драко. — Тридцать пять, это последняя цена.

— Идет, — быстро отозвался Киркс. — Только напомню — вы грозили расстрелять меня из главного калибра, как только я взлечу.

— Внешняя самооборона корабля отключена.

— Надо было просить больше, — делано вздохнул капитан, торопливо пристегиваясь. Если в гости к пиратам действительно пожаловал Галактический патруль, следовало не терять времени даром. — Тридцать пять процентов — это же грабеж!

— Да сколько хочешь, только увези нас отсюда! — взвыл квартмейстер. — Быстро, давай, давай!

— Уже.

* * *

Шор, запыхавшись, решил передохнуть, заодно сверившись с картой — его преследовала ужасная мысль, что на последней развилке он свернул не туда. Впрочем, опасения оказались напрасными — если верить отметкам на стенах, он стоял в коридоре, который вел как раз к месту последней стоянки транспорта с похищенным золотом на борту. Хоть старик и умаялся почти до смерти, близость заветного сокровища будоражила душу — еще немного, и он станет не просто богат — он станет одним из самых богатых людей галактики! От усталости мысли путались, но что будет дальше — Шор представлял совершенно отчетливо: часть добычи, конечно, придется отдать «легализаторам», а остальное… Старик мечтательно зажмурился: еще полгода назад он даже не глядел в сторону изданий типа «Курорт на продажу», которые предлагали «задешево» купить и обустроить под свой вкус целую звездную систему.

Часы на запястье коротко пискнули, вырывая Шора из приятного полузабытья. К сожалению, надевая скафандр, старик избавился от всей одежды, кроме нижнего белья — и теперь был вынужден таскать на себе десяток килограмм дырявой резины. К счастью, та не слишком стесняла движений, иначе бы Шор непременно постарался отыскать аварийный склад.

Выход из тоннеля оказался всего в полусотне метров, и старик оказался там как раз вовремя, чтобы во всех подробностях рассмотреть корвет, нарочито неторопливо поднимавшийся с пола, заляпанного чем-то темным, и вылетающего в открытые ворота.

— Сволочь, — прошептал старик, чувствуя, как на глаза наворачиваются злые слезы. — Сволочь, сволочь!!!

* * *

— Курс — Новая Каледония, — скомандовал Эль Терро, опасливо поглядывая на обзорный экран заднего вида, где медленно таял серый блин линкора.

— Понял, — Киркс невозмутимо вызвал на экран меню управления автопилотом, отчаянно надеясь, что розовая железяка знает хоть что-нибудь об этой планете. — Ввожу курс…

Серый блин внезапно вздулся, а секундой позже экран побелел, отключившись от перегрузки. Корвет тряхнуло, и Киркс торопливо переключил обзор на резервную схему.

Линкора не было. Вместо его на экране сияла огненная клякса радиусом с полкилометра.

— Вовремя убрались, — подал голос дружок квартмейстера, до сих пор хранивший молчание.

— Вот теперь, Эль Драко, можешь петь, — со вздохом отозвался Эль Терро. — Все-таки мы с тобой — очень везучие люди.

Глава 16. Неприятные встречи

Мобильный док «Рафаэль» уже давно никуда не летал. Спокойная жизнь нелегального поселения привлекала его нынешних хозяев намного больше прибыльных, но опасных рейдов по «горячим точкам» окраин. Со временем орбитальное хозяйство безымянной планетки разрослось, и сейчас никто бы не сумел без подсказки найти станцию, затерянную в астероидном поясе близ безымянного солнца. Приводные маяки, мастерски замаскированные на железоникелевых астероидах, включались только по расписанию, которое регулярно меняли. В результате добраться до причальных модулей «Рафаэля» мог только действительно «добропорядочный клиент» без долгов и хвоста.

* * *

Старый колонизатор завис в миллионе километров от плоскости пояса астероидов — космос был здесь уже достаточно чистым, чтобы не опасаться словить в борт многотонную каменюку. Штурман напрочь отказался подходить ближе, пока ему не будет известна точная лоция прохода к мобильному доку.

— «Рафаэль», «Рафаэль», прием, — Готардо третий час насиловал передатчик, но не добился ничего, кроме гудения, повизгивания и шуршания. Эфир словно вымер, не слышалось даже привычного попискивания координатных буйков — обычной принадлежности всех систем, которые были объявлены свободными для посещения. — Да что за ерунда… «Рафаэль», вызывает Пирожник, услуга тридцать пять ноль два!

— Не получается? — участливо поинтересовался некромант. Он временно потерял интерес к пасьянсам, и теперь просто любовался изменчивой картиной звездного неба.

— Ничего не понимаю. — пожал плечами архижрец. — Только месяц назад я разговаривал со старым Энгусом — он тут торговлей заправляет — все было нормально. И на тебе…

Чародей ухмыльнулся.

— А теперь — внимание: архижрец псевдокульта расскажет нам, как он на самом деле проводил время, отведенное для молитв и благочестивых размышлений.

— Да, это крайне интересно, — отозвался дроид.

— И я не прочь послушать, — добавил Гарин.

— Мы ждем, — подытожил колдун.

* * *

Новая Каледония оказалась до неприличия унылым мирком, главной достопримечательностью которого были богатые залежи монацитовой руды — довольно редкого, но весьма востребованного минерала. К сожалению, фосфор, входивший в состав монацита, был весьма ядовит, а очистные сооружения устарели века назад — оттого мало кто из шахтеров доживал до окончания десятилетнего контракта. Впрочем, те, кому все-таки удавалось выбраться с Новой Каледонии живыми, работали замечательными маячками для простаков, жаждущих денег, ведь денежки за работу на шахтах платили не просто неплохие — огромные, причем десять процентов суммы выплачивалась сразу же.

Киркс с удивлением воззрился на космопорт, укрепленный лучше иной крепости. По верху двадцатиметровых стен вилась колючая проволока, а у основания зеленели заросли крапивики, которая наверняка маскировала разнообразные ловушки.

— Вот и добрались, — Эль Терро наконец расслабился. Всю дорогу до Новой Каледонии он подсознательно ожидал подвоха и, наконец, ступив на твердую землю, бывший квартмейстер был счастлив до необычайности.

— Теперь… — Эль Драко со щелчком отстегнул ремни безопасности, но тут же замер, увидев нервно дернувшегося друга. — Случилось что, мой друг?

— Ты поешь!

— Но это не преступно, да?

Эль Терро, вздохнув, потер уже неделю немытую голову. Та немилосердно чесалась, но это было еще не самое страшное. За все время полета пирату так и не удалось побриться, и теперь он напоминал косматое чучело, а не любимца женщин, и все такое прочее.

— Это привлечет лишнее внимание. А это к нам совершенно ни к чему. Киркс!

— Да-да?

— У тебя есть наличные?

— Только сертификат.

— Пойдет. Нам нужно снять номер в гостинице, не привлекая лишнего шума.

— По-моему, мы уже подняли шум, — капитан ткнул пальцем в сторону обзорного экрана, где неторопливо ползла машина таможенной службы.

* * *

Выждав сутки, колонизатор принялся неторопливо снижаться, уровняв свою скорость со средней линейной скоростью пояса астероидов. В этом случае шанс словить бортом планетоид был существенно ниже, а от мелочи отменно защищали даже древние силовые экраны, установленные на корабле.

— Надеюсь, ты не напутал в расчетах, — проскрипел дроид, вводя в автопилот рассчитанный Готардо курс. — Иначе мы состаримся прежде, чем найдем твой «Рафаэль».

— Он не мой, — буркнул архижрец. — И ты уже состарился.

— Я имею в виду физическое устаревание, — хмыкнул штурман. — А пока для моего типа выпускают запчасти — я могу считать себя в самом расцвете сил.

— Я не напутал.

— Вот сейчас и узнаем, — отозвался дроид. — Мы уже начали снижение.

Время, казалось, растянулось до бесконечности. Готардо вздрагивал от каждого взвизга радара, и под конец некроманту его даже стало жалко.

— Здесь есть кухня или что-то в этом роде?

— Да, — архижрец встрепенулся, явно радуясь возможности сделать хоть что-нибудь полезное. — При саде богини. Только туда… — он замялся.

— Туда было нельзя, закончил чародей, едва заметно ухмыльнувшись. — Что-то мне подсказывает — там водятся редкие, но чрезвычайно полезные травки. Веди.

* * *

Таможня оказалась на удивление непривередливой. Она лишь проверила наличие у капитана лицензии, а у пассажиров — хоть каких-то документов, убедилась, что, кроме явившейся на осмотр троицы, больше живых на корабле нет, и отбыла.

— Первый раз вижу такую нетребовательную таможню, — Киркс, проводив взглядом стремительно умчавшуюся машинку, лишь развел руками.

— А им совершенно все равно, что ты пытаешься ввезти, — пояснил Эль Терро. — Вот вывезти — другое дело. Слышал же про монацит?

— Смутно.

— Это такая руда, в которой уйма редкоземельных элементов. Некоторые — такие редкие, что твоего груза не хватит, чтоб килограммовый слиток купить. Так что, когда ты будешь отправляться восвояси, капитан, эти ребята твой кораблик на детали разберут, будь уверен.

— Но я же не собираюсь ничего вывозить!

— А этому, дружище Киркс, никто не поверит. Слишком уж выгодное дело, пойми.

Приняв душ и побрившись, Эль Терро пришел в благодушное состояние, и просто-таки сыпал советами. Пират снова ощущал в себе силу, которая сделала из простого школяра-заучки отменного сердцееда и самого грозного пирата в этой части галактики.

— Пора, дружище, — бывший квартмейстер отряхнул курточку с множеством блестящих нашивок — большей частью совершенно бессмысленных, но неотразимо действовавших на провинциалов. А именно это Эль Терро и было нужно — в таких мирах, как Новая Каледония, особ женского пола всегда было недостаточно, отчего любая девица буквально купалась во внимании многочисленных поклонников. А для задуманного пиратом дела требовалось не просто завладеть вниманием нужной девушки — требовалось очаровать и покорить ее, чтобы она исполняла все, не спрашивая и не задавая лишних вопросов.

— Куда пора?

— В банк. Делить наши деньги, — Эль Драко на миг скривился, вспомнив, сколько сгоряча согласился оставить бывшему пленнику. Но слово свое он держал, на деле убедившись, как случай карает тех, кто слишком вольно обходится с обещаниями. — Шестьдесят пять тебе, остальное нам. Как договаривались.

* * *

Раньше на месте сада богини располагался плавательный бассейн — колоссальный зал длиной более ста метров, под потолком которого размещалась система проекторов, отлично имитирующая дневное небо планеты, построившей колонизатор. Бассейн давным-давно засыпали, прыжковые вышки снесли, и сейчас на газонах росли тысячи цветов, сплетавшихся в дивный узор.

— Он цветет вечно, — прошептал Готардо, с нежностью взирая на невиданную красоту. — Сорта специально так подобраны.

— А кто за ним ухаживает?

— Автоматика, — махнул рукой архижрец. — Вон там, над розами — видишь?

Приглядевшись, некромант различил над пылающими алым кустами едва заметные серебристые искорки. Над каждым из цветков их было не менее десятка.

— Наноботы. Богиня не обременяла себя заботой о том, что можно поручить автоматике. Разве что это хорошо играло на публику, — Готардо криво усмехнулся. — Впрочем, в оби… на корабле таких участков нет — посторонних, как ты понимаешь, сюда не пускали.

— Разумно, — чародей, сорвав неприметную травинку, растер ее между пальцами — в воздухе повис странный возбуждающий запах. — Что это за растение?

— Понятия не имею, — архижрец недоуменно пожал плечами. — Я как бы больше инженер, чем биолог… Но в лаборатории должен быть анализатор.

— Название мне ничего не скажет, — колдун, сорвав еще одну травинку, сунул ее во внутренний карман мантии. — Мне интересны те свойства, до которых ваша техника не докопается. Да, ты говорил что-то насчет кухни!

— Точно, — Готардо смахнул с глаз невидимую пелену. — Сюда.

Увидев то, что архижрец называл «кухней», некромант удивленно присвистнул. До сих пор наиболее технологичной кухней, которую он видел, был робоповар полувековой давности, установленный на корвете — но до сияющих вершин личной кухни Пресвятой Лейны ему было очень далеко.

— Это точно кухня?

— И очень хорошая, — Готардо ласково погладил матовую поверхность холодильника. — Все, конечно, проморожено до костей — но зато не испортится.

— Не люблю ледышки, — чародей скривился. Лед, будучи наивысшим антагонистом огня, отлично блокировал чары колдуна.

— Так можно разморозить, — архижрец ткнул в сторону монументальной микроволновки.

— Давай, — некромант на миг пожалел, что не позвал гнома с собой — то бы разобрался в оборудовании с пол-пинка. — Мне нужны какие-нибудь красные фрукты, немного спиртного, соль, перец, томаты и любое белое мясо.

— Ты решил сотворить ужин?

Чародей коротко хмыкнул, прикинув, насколько его привычка возиться с эликсирами может помочь на кухне.

— Мысль интересная, но несвоевременная. Для начала — я просто хочу вернуть тебя в чувство.

— Но я в порядке!

— Не в порядке, — холодно отозвался колдун. — Твой разум утонул в вихре чувств, воля изгрызена сомнениями, а сознание готово поддаться безумию. К слову, вполне нормальное состояние для… как ты это там говорил — еретика Десятого раскола?

— Девятого. Расколов было девять, — Готардо, не чувствуя ног, выгрузил на широкий пол требуемые некромантом продукты.

— Нет, мой друг, — колдун приобнял архижреца за плечи, — Ты лично организовал десятый. Так что — с юбилеем.

* * *

Домой Эль Терро шел в мрачном молчании: единственным отделением банка на этой планете заправляли инсектоиды — единственные твари, которые не становились краше с каждым глотком выпивки.

— Тупые твари, — пират с огромным трудом сдерживал в себе желание разнести пыльный шахтерский городишко «вдребезги пополам». — Сертификат им покажи, налоги уплати… Мне всегда на слово верили!

— Небось, девушки в основном, — хмыкнув, уточнил Киркс.

— Ну, да.

— Где добычу сдаешь, гроза космоса? — капитан при виде чужой неудачи отчего-то расхрабрился. — Бенетлен, Аргивор, Ассамузу?

— Аргивор… — Эль Терро вдруг встрепенулся. — А откуда ты знаешь про эти миры? В гала-атласе они, вообще-то…

— Зовутся по-другому, — кивнул Киркс. — Я вообще-то только имена слышал. Координат и паролей не знаю, сам понимаешь. Я тогда простым юнгой был.

— А потом, гляжу, до капитана дослужился.

— Капитана торгового судна. Всего лишь.

— Торгового? — Эль Терро всплеснул руками. — Только вот не надо! А платина с клеймом Зонтага откуда? А эти биомехи?

— Заработал, — капитану отчаянно не хотелось распространяться про свои подвиги — тем более, что никого из команды рядом не было.

— Да-да, конечно, — бывший квартмейстер широко ухмыльнулся, но тут же замер, услышав пение.

Пели не просто хорошо — пели замечательно. Эль Драко, вырвавшись из-под дружеского диктата, вытащил кресло на крохотный балкончик, и теперь пел оперные арии во всю мощь. Ледяной ветер с космопорта благоприятствовал концерту — фосфатный смог с обогатительных заводов временно отполз в сторону шахт, и даже вонь от сточных труб уже почти не чувствовалась.

Эль Драко на миг замолчал, и густеющая с каждой секундой толпа разразилась бурными аплодисментами. Комендор, потрясая своим монументальным животом, неторопливо выбрался из кресла и раскланялся.

— Жарь еще! — раздался восхищенный вопль. Эль Драко кивнул.

— Не могу отказать столь благодарным слушателям. Итак, отрывок из оперы «Кастор и Гилаира»!

— Это надолго, — Эль Терро, почесав в затылке, потянул капитана в темный переулок. — Пошли, пересидим.

— Что пересидим?

— Приступ всенародной любви, — скривился бывший квартмейстер. — Особенно — женской. Будь уверен — до утра нашего исполнителя лучше не тревожить.

— Устанет?

— К утру — непременно, — мрачно хмыкнул Эль Терро. — Он, собственно, так к нам и попал.

— Спасался от женской любви?

— От мужей и алиментов, — пират замолчал, но через секунду его глаза вспыхнули. — Ха, а это идея!

— Свести нашего певца с его многочисленными потомками?

— Тоже вариант… Я так думаю — дождемся, пока разгневанный рогоносец полезет править нашему комендору прикус, и потолкуем с ним. В такой дыре эти вопросы быстро решаются, вот увидишь.

— А эти вопросы нас, часом, не порешат? — Кирксу снова стало холодно.

— Это — вряд ли, — Эль Терро проверил, легко ли выходит из кобуры бластер, и холодно ухмыльнулся. — Сюда особо строптивых не завозят — никому не нужен бунт на рудной планете.

* * *

Индикатор щита прерывисто светился каждые несколько минут, сообщая о сжигаемых силовым экраном метеоритах. Пока потребление энергии оставалось в пределах нормы, но, все равно, гнома это изрядно беспокоило. Перед его внутренним взглядом пролетали сметанные на «живую нитку» генераторы защиты, и Гарину совершенно не хотелось проверять на практике надежность ремонта.

— Интересно, долго мы еще так протянем?

— Реакторы тут мощные, а мы еле ползем. Не волнуйся.

— Ага, как же, — язвительно отозвался гном. — Ты не видел, из какого хлама я инверторы собирал!

— Я в тебя верю, — дроид издал короткий металлический смешок.

— Ну, как успехи? — раздался из-за спины подозрительно бодрый голос Готардо. — нашли что-нибудь?

— Астероиды, — Гарин мрачно кивнул на мерцающий индикатор. Сплошь железо, похоже — сплошные помехи на радаре.

— Помехи, говоришь? — архижрец вдруг стал странно серьезен. — Ну-ка, покажи!

Над основанием голопроектора вспыхнула зеленая сфера, кое-где перечеркнутая черным — зонами, где бортовой радар был слеп. Секундой позже сферу перечеркнули две ветвистых молнии, а в динамике вместо привычного пиликанья раздался истошный визг.

— Такое ощущение, что радар просто дохнет, — беспокойно пояснил гном. — Я не стал его разбирать прямо сейчас, но, поверь, очень хочется.

Готардо хмыкнул.

— Похоже, хозяева «Рафаэля» несколько переоценили свою защиту. Никогда не думал, что архаика может сработать лучше современной техники.

— Не тяни, — ласково попросил гном. — А то сейчас разберу эту архаику. И начну налаживать. Думаешь, там нечем заняться?

— Верю-верю, — архижрец примирительно поднял руки. — Это — не помехи. Это — синхронизирующий сигнал для радиомаяков. Современные радары его автоматически отфильтровывают: вблизи оживленных планет этого добра столько поразвешано — мы даже нормально на орбиту не выйдем. Впрочем, сегодня — наш удачный день.

«Рафаэль» появился неожиданно — серебристая искорка, выплывшая из-за особо крупного астероида, при ближайшем рассмотрении оказалась целым орбитальным городом, оседлавшим булыжник диаметром в добрый километр. Судя по переливающимся огням на «донце» планетоида, внутренности его были уже давным-давно переработаны на стройматериалы.

— «Рафаэль», «Рафаэль», — архижрец решил снова попытать счастья. — Вы меня слышите, «Рафаэль»?

— Готардо, ты? — из динамика донесся бесконечно удивленный голос пополам с бульканьем — неизменным спутником плохой связи. — Только не говори…

— Я именно в этой дуре, которая вас всех так напугала, — архижрец хихикнул. — Хочешь узнать, как я вас нашел?

— Еще бы.

— Тогда — помогай с докованием и готовь скидку на ремонтные работы.

— Сколько ты хочешь?

— Минус четверть.

— Для бескорыстного служителя богини ты слишком жаден. Как эта твоя Лейна относится к стяжателям?

— Я в отставке, — архижрец поморщился, с удивлением обнаружив, что ему неприятно обсуждать подробности Десятого разлома. — Так ты согласен?

— Пять процентов.

— Двадцать. И давай курс!

— Пятнадцать. Или катись. Ты же меня все равно не заложишь — сам заляпан по самые уши.

— Идет. И давай курс!

* * *

Эль Терро осторожно высунувшись из-за угла, кинул быстрый взгляд на дверь в «родной» номер и тут же спрятался обратно.

— Дружище Киркс, поверишь ли ты, что в мире могут существовать более гнусные рожи, чем у моих покойных коллег?

Капитан вспомнил совершенно не обезображенные интеллектом хари пиратов из абордажной группы, и отрицательно помотал головой.

— Я бы тоже не поверил. Но эти уроды стоят прямо напротив наших апартаментов, — вздохнул бывший квартмейстер, вытягивая из левой кобуры портативный бластер. — На, там должно еще зарядов десять оставаться. В общем, я вперед, а ты прикроешь. Пали в потолок, в стены — куда угодно, только не мне в спину, договорились? — и Эль Терро быстро выскользнул из-за укрытия. — Всем лежать, заживо спалю!!!

* * *

Десятью минутами позже Киркс на пару с Эль Терро лежали в кустах за гостиницей, прислушиваясь к ленивой пальбе неподалеку. Преследователи временно потеряли «дичь», и квартмейстер решил использовать время для короткой передышки.

— Я не знал о щитах, — увидев обиженный взгляд капитана, Эль Терро даже почувствовал что-то вроде смущения. — Ну сам посуди, откуда?

— Может, это полиция.

— С такими рожами? Не смеши меня. Скорее, местные бандиты, — квартмейстер едва слышно выругался. — Вот это попал… А ведь еще вчера я считал Новую Каледонию тихой, даже скучной планетой…

Киркс потер легкий ожог чуть выше виска. Капитану снова повезло — не поскользнись бандит на штукатурке, приключения Киркса завершились бы тут же.

— Что делать будем?

— В космопорт нам не попасть, — Эль Терро торопливо вогнал в рукоять бластера новую обойму и покосился на капитана, до сих пор сжимавшего в руках блестящий пистолетик. — Да выбрось ты этот хлам. Все равно патронов нет.

— Красивый, жалко — Киркс со вздохом сунул оружие в задний карман форменных штанов. Мигом позже ткань с грохотом разлетелась пылающими ошметками, а капитан подскочил, как ужаленный. — Ты ж сказал, что патронов нет!

— Бежим, — стальные пальцы Эль Терро рванули Киркса за шиворот и потянули в реденькие заросли местного кустарника. — Идиот!!!

* * *

Престарелый корабль медленно, метр за метром подползал к циклопическим воротам главного шлюза, предназначенного для приема самых крупных кораблей. Разумеется, у тех, в отличие от колонизатора, в этом месте располагался аналогичного размера вакуум-створ, но Готардо решил: не будет никакой беды, если местные ремонтники проковыряют в корпусе сотню лишних дырок. Наконец, пронзительный свист возвестил о завершении герметизации, и архижрец позволил себе немного расслабиться.

— А ты перетрусил, Иона, — архижрец зажал тангенту переносной рации. — Еле нашли тебя.

— Перетрусишь тут, — ворчливо прохрипел динамик. — если только на прошлой неделе «Звезду Дорлака» взорвали. Никто не уцелел. Ну, мы и подумали — это Патруль снова шалит.

— Логично, — Готардо с сожалением понял, что совершенно не подумал, как древний корабль смотрится со стороны. — Кстати, напомни, что это за «Звезда»?

— Ты издеваешься? Астурианский линкор, флагман флота наших заклятых друзей. У него даже главный калибр работал — это на списанном-то, а? Умели же строить.

— Астурианцы все на совесть делают.

— Но даже это не вечно. Ладно, хорош мусорить в эфире — иди в конференц-зал, там все наши дела и обкашляем.

Глава 17. Незапланированный концерт

На счастье беглецов, улица, на которой стояла гостиница, оказалась достаточно чистой, и даже дорожное покрытие местами присутствовало — это позволяло просто бежать, не особо отвлекаясь на препятствия.

— На… надолго нас не хватит, — просипел капитан, лихо перескакивая через подозрительно знакомую кучу штукатурки.

— Береги дыхание, — прошипел Эль Терро сквозь зубы. Грудь бывшего квартмейстера двигалась, как кузнечные мехи, и Кирксу оставалось лишь завидовать богатырскому здоровью пирата.

— Мы бе… бежим не туда! — перед глазами капитана мелькнул парадный подъезд гостиницы. Ошибиться было невозможно — вряд ли в этом городке найдется еще одно заведение вывеской столь попугайской расцветки. — Мы бегаем по кругу!

— Да, как в дурацкой комедии, — Эль Терро выстрелил через плечо, и до того молчавшие преследователи взорвались матерными воплями. — Береги дыхание, говорю.

Киркс молча кивнул — он уже почувствовал, чего его организму стоило разговаривать на бегу. Бок кололи невидимые шипы, перед глазами уже плавали фиолетовые круги, сердце буквально разрывалось, но Киркс твердо решил — лучше он упадет замертво, чем остановится добровольно.

— Осторожно! — капитану под ноги упало чье-то тело. — Засаду они вздумали устроить, надо же! И еще…

Последние слова квартмейстера заглушил дикий грохот и звон. Киркс от удивления оглянулся и едва удержался на ногах — посередине мостовой лежали обломки белого концертного рояля, из-под которых доносились слабые стоны.

— Надеюсь, я помог, друзья мои? — пропел кто-то сверху. Киркс задрал голову: в разбитом панорамном окне стоял Эль Драко в одних трусах и довольно ухмылялся. — Да, тяжкая судьба постигла инструмент, но гибель вашу горше видеть мне.

— Никогда бы не подумал, что буду рад оперной арии, — Эль Терро, торопливо перезарядив бластер, устало опустился на поребрик. — Капитан, это чудо. Клянусь подошвами ботинок.

— Ну, да. Чудо, — Киркс шлепнулся рядом. В очумевшей голове лениво шевельнулась мысль: «Видел бы ты, что наш колдун вытворяет — не заикался бы о чудесах!»

* * *

Ремонтники носились по кораблю разозленными осами — Готардо, размахивавший пухлым планом реконструкции, едва успевал направлять их усилия в нужное русло. Судя по всему, «Рафаэль» переживал не лучшие времена — в коридорах станции, кооторая еще десять лет назад считалась неофициальной криминальной столицей региона, было совсем пусто. Кроме того, карта станции, которую архижрец успел мельком заметить в конференц-зале, большей частью светилась красным. Так помечались отсеки, выведенные на консервацию и непригодные для жилья. Оставалось только гадать, что произошло за ту декаду, которую Готардо провел на Лючии, но на это не было времени.

После короткого совещания с гномом и штурманом решили в первую очередь налаживать силовую защиту, радары и комплект датчиков на корпусе. С остальным гном обещал справиться самостоятельно — если ему предоставят время и запчасти. Или хотя бы покажут, как и из чего делается местная электроника — благо, лаборатории на борту колонизатора были первоклассными.

Впрочем, на это тоже не было времени — Гарин метался по кораблю вслед за архижрецом, отчаянно пытаясь освоить все сразу. В какой-то мере у него даже получалось — невероятные чародейские зелья, на которые некромант извел пол-сада, превратили практически стерильную кухню в логово алхимика, а гнома наделили невероятной памятью и выносливостью.

— Человек из стали, — восхитился дроид, осознав, что Гарин не ложился спать уже седьмые сутки.

— Я гном, — донесся возмущенный вопль из вентиляции.

— Хорошо, гном из стали! — крикнул в ответ штурман и повернулся к некроманту. — Слушай, он хоть выживет после этого?

— По идее, должен, — пожал тот плечами. — Меня больше беспокоит наш капитан. Если верить картам — а им я верю — он влип в крупные неприятности. Знаешь, мне не хотелось бы остаться без гроша в кармане.

Штурман озадаченно поскреб сверкающий шлем, оставив на металле пяток длинных царапин.

— Помнишь ремонтный ангар?

— Тот, где Гарин чуть не замерз насмерть? Разумеется. Такое быстро не забывается.

— Если верить электронной карте, в нем должен стоять челнок связи — с гиперприводом, разумеется. Предлагаю отправиться на Сан-Мишель и выяснить все на месте.

Колдун усмехнулся.

— Насколько я помню, по вашим законам робот не может быть капитаном корабля. Я прав?

— Разумеется, — дроид, ничуть не смущаясь, откинул крышку потайного ящичка в бедре — весьма нужного устройства, если охота таскать с собой не вполне законные вещи, и протянул некроманту тощую пачечку разноцветных карточек. — Вот лицензия на управление малым курьерским челноком, диплом пилота второго класса, акт собственности на челнок, личная карточка капитана, трудовая книжка и профсоюзный билет. Добро пожаловать на борт, капитан… Надий.

* * *

— Ты куда это? — мрачно поинтересовался гном, разглядывая дроида, деловито щелкающего переключателями на приборной панели древнего курьера. — Ты вообще в курсе, что этот металлолом не летал больше века?

— Вот ты и скажи мне, друг — мы сможем слетать на Сан-Мишель и вернуться обратно?

— Зачем это?

— Наш волшебный товарищ утверждает, что капитан влип.

Гарин в задумчивости потрепал бороду. Сам он в приметы не верил, поскольку ни одна из них ни разу не сказала ему ничего толкового. Но некромант свое дело знал хорошо, и к его мнению стоило прислушаться.

— Ну, раз так… — гном решительно отодвинул штурмана от приборной панели. — Ну-ка, дай поглядеть.

На пол со звоном упала длинная тонкая пластина, под которой прятались предохранители. Следом посыпались детали, детальки и деталюшечки, каждую из которых Гарин провожал бранным словцом.

— Эй, нам, вообще-то, нужно быстро!

— Полсуток погоды не сделают, — решительно отозвался гном. В принципе, эта мысль показалась штурману весьма спорной, но дроид справедливо решил — чем раньше гном начнет, тем быстрее экспресс-ремонт будет закончен.

— Когда мне вернуться?

— Через полчаса — с отваром, и через десять часов сможешь лететь. А теперь не мешай.

* * *

Первый раз за много лет Эль Терро наблюдал полицейский участок с лавки, которая стояла перед решеткой, а не за ней. Вокруг совершенно очумевших пиратов скакал тощий восторженный корреспондент единственной местной газеты, то и дело щелкая вспышкой.

— Я весьма впечатлен, — подал голос начальник участка, тщательно прячущий лицо от зоркого глаза объектива. — Весьма отважный поступок. Весьма.

— Да-да, — Киркс кивнул головой. — Весьма. Мы никак не могли пройти мимо…

— Да, банда Рыжего Эрпа, — донеслось из выгородки начальника. Капитан прикрыл глаза, и его взору явился толстый довольный кот, только что обожравшийся сметаны. — Целых три года они тер… терроризировали мирных жителей. И только ваша неоценимая помощь…

— А самим поймать было слабо? — уныло поинтересовался Эль Терро. Квартмейстеру отчаянно хотелось спать, и единственное, чего он жаждал всей душой — чтобы его оставили в покое.

— Финансы, — вздохнул невидимый начальник. — Центр не выделяет достаточных средств. Приходится даже сокращать работников — где уж тут нормально бороться…

Эль Драко не смог сдержать звонкого смешка. Укутанный в парчовую занавесь, он взирал на окружающую кутерьму со снисходительностью звезды, невесть каким образом попавшей на землю.

— Да, между прочим! — в голосе начальника прорезались истерические нотки. — Каждый квартал, если не чаще. У меня все копии телеграмм есть.

— Отлично. — кивнул Эль Терро. — Ну, мы пойдем?

— Да-да, — начальник сразу повеселел. — Приятно было познакомиться.

* * *

В коридоре гостиницы, куда выходила дверь номера пиратов, невыносимо воняло жженой резиной, а с потолка капала подсохшая пена. Впрочем, Эль Терро сейчас был согласен даже на сарай — только бы ему дали поспать.

— Что это с ним? — недоуменно поинтересовался Киркс. Все тело ломило, но капитан знал — стоит ему принять внутрь немного жидкости из заветной фляжки, и мир из отвратительного тут же станет терпимым.

— Эмоциональный шок, — пояснил комендор. — Он в бою их отключает, а потом они отыгрываются. Это нормально.

— А чего ты в участке хихикал? — Киркс закашлялся, ополовинив «сувенирную» бутылочку с местным алкоголем — взлетающая ракета на этикетке была изображена не зря. — Я уж подумал — начальник сейчас нас арестует. Глушь же, кто разбираться будет?

— Никто, — ухмыляясь, подтвердил Эль Драко. — За одним исключением: в рудные миры иногда приезжают независимые инспекции — никому не нужно повторение Корпоративного бунта. Вывод: полиция хотя бы в глазах аборигенов должна оставаться чистой. Он не мог не отпустить нас, кэп. Расслабься.

— Да, с банком ничего не выгорело.

— Расслабься, — повторил канонир, укладываясь на свою кровать и закидывая руки за голову. — Все уже улажено. Эль Терро слишком сильно хочет показать, что он — лучше всех. Он хорош, несомненно — но капелька уверенности в себе ему бы отнюдь не помешала. Ладно, давай спать. Утро вечера… — Эль Драко покосился на розовеющее небо за окном, — в общем, сперва отоспимся, а потом видно будет.

* * *

Малый курьер, которым комплектовались колонизаторы, оказался машинкой столь же надежной и неторопливой, как и корабли-матки. Конечно, по сравнению с «Обителью богини» он был шустр, как пчела по сравнению с бульдогом, но даже корвет Киркса мог выдать вдвое большую скорость, чем челнок «Мистраль-19», обнаруженный в ремонтном ангаре.

— Сколько мы будем отсутствовать? — поинтересовался некромант, ерзая в неудобном кресле, обшитом вытертым пластиком.

— Не дольше трех недель, — дроид, со щелчком откинув крышку пульта, вытянул оттуда суставчатый кабель и воткнул его в гнездо на пояснице. — Я рассчитываю застать капитана на Сан-Мишеле, и обратно вернуться на корвете. Насколько я помню, стыковочные скобы на «спине» нашего кораблика в порядке, вот к ним и пришвартуемся. Гарин с Готардо отлично справятся и без нас.

— Тогда летим, — колдун, наконец найдя удобное положение, пристегнулся и застыл неподвижно.

Гигантские лепестки внешнего створа распахнулись, и крошечный кораблик выбросило наружу. Увернувшись от раскидистого куста антенн дальней связи, курьер взвыл обоими двигателями и ринулся в черную пустоту, осторожно ощупывая космос радаром — прежде, чем прыгнуть, следовало выбраться из поля астероидов.

* * *

Пандус, взвыв, пошел вниз, и таможенники задохнулись от невыносимого смрада.

— Твоя очередь, — Эль Терро подтолкнул капитана в спину. — Могу дать респиратор.

Киркс без слов напялил маску — ему отчаянно не хотелось соваться внутрь, но другого выхода не было.

— Мы ждем, — прогундосил начальник полиции, морщась от накатывавшего зловония.

— Да, одну минуту, — капитан заметил в темноте люка какое-то шевеление и торопливо нырнул в проем — меньше всего ему хотелось демонстрировать публике оголодавших зомби.

Двигатель фургона завелся с пол-оборота, словно только и ждал момента, чтобы выбраться из затхлой темноты трюма. Секундой позже раздался сухой хруст — колеса безжалостно давили объедки, раскиданные оголодавшими зомби по всему полу.

— Какая гадость, мне дурно, — плотненькая брюнетка, прикрыв личико кружевным платком, изящно упала в обморок — так, чтоб Эль Драко успел среагировать. Остальные отделались невнятными возгласами.

Действительно, инкассаторский броневик — когда-то молочно-белый, ныне представлял собой удручающее зрелище: весь в подпалинах, измазанный сверху донизу, он менее всего походил на вместилище несметных сокровищ.

— Какая прелесть, — инсектоид-банкир в восторге прищелкнул клешнями. — Эти пятна формируют три первые метастрофы Жжаджид-Дель, а эта паутина на стекле… какая глубокая метафора. Конечно, на первый взгляд все очень простенько, но если эту повозку разогнать до…

— Уважаемый банкир, — Эль Терро, поморщившись, прервал поток славословия искалеченному броневику, — в знак наших дружеских отношений мы готовы подарить вам эту повозку по окончании исполнения сделки. Наше примитивное сознание все равно не способно осознать истинную красоту и тяготеет к земному, а потому оно приходит в неописуемое волнение от одной только мысли о возможных задержках.

— Это весьма прискорбно, — сухо отозвался банкир. — Впрочем, ваше бескорыстие говорит: не все еще потеряно, и сосуды моей души радуются этому.

Пересчет нескольких тонн платины затянулся до позднего вечера. Киркс, глядя на прыгающие по рукам слиточки, недоумевал — зачем Эль Драко позвал на «церемонию пересчета» такую уйму народа? Сам капитан надеялся, что все будет тихо и незаметно, а потому толпа зевак на летном поле его нервировала.

— Мне кажется, «много денег» и толпа несовместимы.

— Это не «много денег». Это очень, очень много денег, — Эль Драко широко ухмыльнулся, не выпуская из рук пухленькую брюнетку. — Знаешь, мне даже не хочется знать, где ты это все добыл.

— Это не ответ.

— Понимаешь, дружище Киркс… — комендор вздохнул. — Тут присутствуют все, кто принимает решения: таможня, санитарный контроль, полиция, банкиры, горняки… И никто из них не хочет чрезмерно усиливать другой клан. Более того, они просто порвут любого, кто попытается нарушить текущее положение дел.

— Все равно не понимаю.

— Каждая группировка — за исключением, разве что, выбывшей банды, получит от нас жирный кусок. Не слишком большой — если зарваться, мы просто уйдем к тем, кто даст условия повыгоднее, а они не получат ничего.

— Мне эта конструкция кажется чрезмерно ненадежной.

— Она такая и есть, — Эль Драко равнодушно пожал плечами. — Для нас сейчас главное — чтобы договор не рассыпался раньше, чем мы отсюда выберемся. А что будет после — нас не касается.

— Ага, — Киркс мрачно кивнул, а кошки на его душе заскреблись с утроенной силой.

* * *

Параноидально заботливый автопилот курьера выбросил кораблик за добрый световой час до Сан-Мишеля, обеспечив путешественников еще одним днем полного безделья. Впрочем, древний инфотерминал исправно соединившись с ближайшим спутником связи, скачал пакет свежих новостей.

— Ну, что там? — лениво поинтересовался некромант. Монитор на терминале был всего с десяток сантиметров по диагонали, и читать новости вдвоем было просто невозможно.

— Ничего особенного, — штурман шустро пролистал оглавление. — Даже не стоит внутрь закачивать. Хотя… — дроид издал приглушенное гудение, и на обзорном экране появилась страница газеты. Центральное место на полосе занимал черно-белый фотоснимок: мрачный Киркс в окружении пары подозрительных типов в одинаковых серых комбинезонах со споротыми знаками различия. — Место издания видишь?

— Новая Каледония. Понятия не имею, где это. Ты уверен, что это Киркс?

— Фото достаточно четкое. Отпечатков пальцев, конечно, не различить, но уши видны вполне нормально. Это он, нет сомнений.

— При чем тут отпечатки пальцев и уши?

— Они у всех людей разные. Даже у близнецов. Подделать, конечно, можно, но с ушами вскрыть подделку намного проще — шрамы не спрячешь.

— Как интересно, — колдун прищурил глаза, вглядываясь в строчки текста на экране. — Никогда бы не подумал.

— А как у вас различают людей?

— По слепку ауры, — пожал плечами чародей. — Намного проще, эффективнее и надежнее. Подделать невозможно — я лично проверял.

— Почему? — штурман решил сейчас не выяснять, что такое аура.

— Потому, что как только аура преступника становится такой же, как у жертвы, тот становится ее копией. Невероятно, но факт. Ладно, что там с нашим капитаном?

— Газета называется «Новости Новой Каледонии». На мой взгляд, безвкусно, ну да ладно. Насколько я в курсе, это рудная планетка в десятке световых лет от «Рафаэля». Так вот, Киркс напару с некими Эль Терро и Эль Драко обезвредили крупную банду контрабандистов. Фото сделано во время чествования героев в местном полицейском участке, — дроид увеличил фото, одновременно добавив резкости. — Решетка — за капитаном, так что, наверное, не врут.

— Интересно, что он там забыл?

Штурман совершенно по-человечески пожал плечами.

— Думаю, нам стоит это выяснить, — обзорный экран очистился, а звезды на нем поплыли влево — курьер начал разворот. — Сан-Мишель подождет.

* * *

Киркс очумело взирал на чековую книжку, на первой странице которой было четко отпечатано «2» и еще двенадцать цифр. Никогда до сего момента он не держал в руках таких денег — насколько капитан знал, вдвое меньшей суммы с лихвой хватало, чтобы купить и обустроить личную звездную систему.

— Ну, доволен? — поинтересовался Эль Терро. Свой чек он давным-давно уже спрятал.

— Никогда не видел столько денег в одном месте, — зачарованно откликнулся Киркс.

— Вот и отлично. Значит, в расчете?

— Пожалуй, — возбуждение медленно сменялось беспокойством. Капитан наконец-то осознал астрономические размеры добычи.

— Тогда послушай бесплатного совета — быстрее отсюда уматывай. Все договоры, когда речь идет о таких деньгах — вещь очень хрупкая.

* * *

Киркса попытались взять уже вечером. К счастью, капитан, благополучно забывший наполнить свою фляжку, так и не смог уснуть, а потому сразу услышал скрежет отмычки. Пиратов в номере уже не было — получив свою долю, они просто решили не возвращаться в «засвеченное» место.

Незваные гости пытались войти в номер тихо, и это дало Кирксу несколько лишних минут. Единственным спасением был корвет, но пробраться на летное поле, охранявшееся не хуже иной крепости, нечего было и думать. Впрочем, оставаться в номере было еще хуже, и Киркс решил попытаться.

Декоративный выступ на фасаде был неприлично узким и отчаянно скользким, но других вариантов не имелось. Магнитные подковки на подошвах ботинок издавали легкий скрежет, высекая из бетона чахлые искорки, голова кружилась, но шаг за шагом Киркс отползал от сияющего желтым окна. Внизу не виднелось ни единого огонька — местная администрация не собиралась тратить лишних денег на городское освещение, лишь вдали сияли прожектора на ограде космопорта. Там на свете не экономили — даже килограмм металла, улетевшего с планеты в обход таможни, мог сделать своего владельца сказочно богатым, и, одновременно, привлечь ненужное внимание к реальным объемам добычи редкоземельных металлов. Именно поэтому любые связи обитателей планеты с внешним миром жестко контролировались — вплоть до непосредственного уничтожения нарушителей.

— Я покойник, — обреченно шептал Киркс, с тоской поглядывая на огни вдали. Он знал — если за него принялись всерьез, Новая Каледония станет его могилой. Впрочем, оставалась надежда, что таможенники пока еще не участвуют в охоте — а, следовательно, нужно было любой ценой добраться до космопорта.

В том, что на него объявлена настоящая охота, Киркс даже не сомневался — несмотря на темноту, он отлично разглядел добрый десяток аэромобилей с полицейскими эмблемами, сгрудившихся у парадного входа в гостиницу, и еще три, но уже с символикой санитарного контроля — у заднего входа.

Из покинутого капитаном номера донесся тихий скрип, а секундой позже ночную тишину раскололи басовитые очереди пулеметов. Похоже, охотники, всерьез настроенные на жирный куш, принялись активно делить шкуру неубитого медведя, напрочь наплевав на иллюзию мира и добрососедства.

* * *

— Внизу бой, — озабоченно сказал дроид, на время прекратив снижение. Действительно, идиллическая картинка ночного города то и дело взрывалась тысячами огней, словно внизу разразилась небольшая гражданская война. Тяжелые бластеры на вышках по периметру космопорта по мере возможностей вносили свою долю в общий хаос.

— Похоже, наш друг где-то тут, — заключил некромант, сметая карты в карман. — У него удивительная способность притягивать неприятности.

— Так я сажусь? — поинтересовался штурман, на всякий случай пошарив прожектором по летному полю. — Ой, наш корвет!

— Тогда садись, — милостиво кивнул чародей, разминая пальцы. — На эти самые стыковочные скобы. Справишься?

— Обижаешь, — дроид самодовольно хмыкнул. — За полчаса управлюсь.

— Вот и отлично, — колдун решительно отстегнул ремни. — А я пока поищу капитана.

Глава 18. Долгожданная встреча

Киркс, задыхаясь, пробежал очередной вонючий переулок насквозь и нырнул в подворотню. Кровь оглушительно стучала в ушах, а ноги, казалось, превратились в вату. Впрочем, преследователи его пока не обнаружили, и это давало капитану надежду.

— Глядите! — сверху донесся восторженный голос. — Глядите-ка, парни, кого к нам занесло!

Киркс затравленно оглянулся — похоже, его занесло на задний дворик полицейского участка. В глухой кирпичной стене, на высоте третьего этажа было прорублено единственное окошко, забранное мощной решеткой, за которым скалился кто-то подозрительно знакомый.

— Что уставился, дурень? — поинтересовались сверху. — Не узнаешь, алкаш?

Приглядевшись, капитан окончательно пал духом — из-за решетки за ним наблюдал один из тех бандитов, от которых только пару дней назад они с Эль Терро бегали вокруг гостиницы.

— А, кого я вижу! — Киркс выдавил на лицо веселую улыбку. — Спринтер!

— Кто? — наверху явно озадачились. — Ты слова-то выбирай!

— Или стайер? — капитан начал медленно отходить к воротам на улицу. — Посоревнуемся в беге!

— Стой! — бандит заорал так, что Киркс чуть не оглох — эхо в кирпичном колодце оказалось просто замечательным. — Убью!

— Руки коротки, — капитан уже добрался до выхода.

— Стража, стража! — вопли стали потише, а лицо исчезло из оконного проема. — Побег, побег!

— Да чтоб тебя, — Киркс воровато оглянулся — снаружи пока было тихо. Похоже, никто так до сих пор и не понял, что его уже нет в гостинице. Впрочем, уже через минуту все могло измениться.

* * *

Некромант прикрыл нос ладонью — местный ветер оказался на редкость вонюч, и временами даже у чародея, привыкшего ко всякому, попросту перехватывало дыхание. Бетонный блок под ногами то и дело вздрагивал — как своенравная лошадь под неопытным наездником, и колдуну приходилось изрядно напрягаться, чтобы не упасть вниз с километровой высоты. Некромант знал, в чем причина такого поведения — торопясь, он допустил в чертеже Звезды слишком много ошибок. Впрочем, переделывать не было ни времени, ни сил.

Главным источником шума в городке оказались руины гостиницы — там еще кипел жестокий бой. Кто-то чересчур глазастый заметил парящий в небе обломок бетона, и секундой позже в сторону некроманта потянулись огненные пунктиры очередей.

— Да чтоб вы все, — колдун, прикусив губу, раскинул руки в стороны — блок начал дергаться как сумасшедший, рассыпаясь на глазах. — Чтоб вы все сгорели… Кстати, неплохая идея!

Зенитный огонь на секунду стих, позволив чародею выровнять обломок и на секунду отвлечься от управления полетом. Заклинание пылающего дождя было довольно простым — на родине некроманта оно скорее считалось баловством, чем чем-то полезным, поскольку парировать его было до неприличия легко. Впрочем, этот мир не знал магии — и тем хуже для них.

Пучок чар с треском расплелся огненной сетью, которая, секунду повисев в воздухе, обратилась пылающими каплями — а, точнее, крохотными крылатыми саламандрами. Пламенные твари, пробужденные к жизни на считанные минуты, отчаянно хотели продлить свое существование подольше и весьма эффективно охотились на все живое в «радиусе поражения». Со стороны это выглядело, наверное, даже красиво: ослепительные искорки, падающие на руины, после — короткая вспышка, и все.

* * *

Небо вспыхнуло ослепительной радугой — Киркс на секунду даже увидел свою тень. Он кинулся ничком, гадая — кто именно осмелился баловаться с антивеществом, и откуда на этой планете вообще оказалось стратегическое вооружение. Но взрывной волны не было ни секундой, ни минутой позже — а, значит, ее не будет вообще.

Над гостиницей переливалось зарево, в котором изредка посверкивали алые искры. Больше всего это было похоже на разъяренный рой ос, вьющихся над подожженным гнездом.

— Вечеринка, похоже, только начинается, — Киркс, оглядевшись, кинулся бежать со всех ног — до космопорта оставалось всего пара километров.

* * *

Гостиница пылала. Некромант чувствовал — в руинах уже не осталось ничего живого. Бетонный блок, изъеденный разрядами, завис над землей на высоте двадцатиэтажного дома, и чародей, используя короткий миг передышки, снова сотворил поисковые чары. Перед носом колдуна вспыхнула зеленоватая сфера, подозрительно похожая на экраны местных радаров. В ней колыхалось зыбкое марево с мириадами алых точек, расположенных аккуратными квадратиками. Точки медленно сползались к пожару, и некромант начал нервничать. Скорее всего, другой раз ему не дадут провернуть тот же фокус — аборигены отвратительно быстро учились на собственных ошибках.

Повинуясь мысленному приказу, бетонный блок взлетел еще выше — почти к самым облакам. Чародей наконец смог отдышаться — смог остался полукилометром ниже, скрыв суету на улицах города. Поисковая сфера резко ужалась в размерах — заклинание, пытаясь поспеть за изменениями в масштабе, неправильно оценило пожелания хозяина, в итоге сжав «экран» в ослепительно белую точку. Некромант недоуменно уставился на задурившие чары — он даже не подозревал, что такое возможно.

— Ладно, потом, — он прищелкнул пальцами. На месте исчезнувшей сферы появилась новая. На ней точки образовали плотный кордон вокруг догорающей гостиницы — похоже, местные по достоинству оценили способности чародея. Приглядевшись, он разглядел едва заметные группки «опоздавших на праздники» — те стягивались отовсюду, даже с космопорта и рудников. Похоже, приз, скрытый под развалинами, стоил любого риска.

Впрочем, так думали не все — увеличив масштаб, он заметил еще одно скопление точечек. Те светились спокойным зеленым светом, словно суета снаружи их ничуть не касалась. Это следовало проверить — и некромант, раскинув руки, направил бетонный обломок вниз.

* * *

На улицах стало необычайно многолюдно — похоже, катаклизм в районе гостиницы взбудоражил всех. Теперь каждый считал — всего-то немного везения, и счастливый билет окажется у него в руках.

До ворот космопорта оставалось меньше километра, но пройти их, оставшись незамеченным, было нереально. Приглядевшись, Киркс совершенно пал духом — каждый третий держал в руках распечатку давешнего номера газеты — с портретами всей троицы крупным планом.

— Я сразу подумал, что это все так просто нам не сойдет, — паника снова вернулась, напрочь спутав мысли. Капитану на миг стало плевать на чек с баснословной суммой, на корвет в порту, даже на собственную жизнь. Ему хотелось только одного — чтобы его наконец оставили в покое!

Что-то больно царапнуло голень. Киркс кинул быстрый взгляд на землю и едва сдержал восторженный крик — под ногами покачивалась ржавая решетка, прикрывавшая вход в подземелье. Раздумывать, откуда в шахтерском городке могут оказаться катакомбы, капитану не хотелось — главное, что там было тепло, тихо и пусто.

Тоннель, наполовину заваленный разнообразным мусором, медленно шел вниз, и вскоре под ногами капитана влажно захлюпало. Киркс, все-таки справившись с паникой, трясущимися руками вытянул из бумажника одноразовый фонарик — пластиковую карточку, которая при активации обеспечивала целых два часа неяркого переливчатого желтого света. Такие вещицы пользовались огромной популярностью, когда требовалось создать пожаробезопасную романтическую атмосферу.

— Да уж, атмосферка, — капитан огляделся, все еще пытаясь отдышаться.

Тоннель, судя по изношенности бетона, был сооружен в одно время с колонизацией планеты. От «вечных» светильников в потолке осталась только пара кристаллических осколков, стойки для кабелей на стенах давно превратились в пыль, а жидкость на полу, судя по цвету и запаху, просочилась сквозь рассыпавшуюся гидроизоляцию. В общем, если бы не город сверху, можно было бы легко убедить себя, что колонизация Новой Каледонии закончилась пшиком, как и в мириадах других миров.

Внезапно по жидкости скользнул рубиновый «зайчик» прицела. Киркс едва слышно выругался — похоже, кто-то все-таки услышал скрежет проржавевших петель и не поленился проверить. Секундой позже воздух прорезала ослепительная очередь — точно рядом с карточкой-фонариком. Как ни странно, это даже утешило капитана — если они стреляют по свету, значит, без света они скорее всего его потеряют.

Насколько Киркс успел рассмотреть старый туннель, тот постепенно забирал влево — как раз в сторону космопорта. Возможно, это был аварийный ход в защищенные бункеры под летным полем — такие всегда сооружались на отдаленных планетах. По замыслу конструкторов, в случае опасности персонал космопорта вместе с частью колонистов могли, укрывшись там, дождаться помощи.

Если так — этот шанс следовало использовать. Хотя, скорее всего, ничего из этого не выйдет — вряд ли местные власти, построив вокруг летного поля непробиваемую стену, упустили из виду этот «крысиный лаз».

* * *

Звезда на бетоне моргнула последний раз, и заклинание развеялось без следа. Впрочем, так оказалось даже лучше — обломок, снеся охранника, проломил запертую дверь и застрял в стойке.

— Добрый вечер, — некромант, машинально отметив, что точечки из мирно-зеленых стали возбужденно-желтыми, нырнул внутрь. Следовало торопиться, пока ошалевшие от неожиданности охранники не пришли в себя. — Не помешал?

— Банк закрыт! — инсектоид за кассой, больше всего похожий на гигантского богомола, взмахнул зубчатой передней конечностью. Будь чародей обычным человеком, он бы непременно лишился головы, но колдун был готов к сопротивлению.

— Я — особый клиент, — с пальцев сорвался рой искр — тот же самый «огненный дождь», только в более компактной форме. — Не надо меня злить!

Стойка с кассой вспыхнула как факел, но в последний момент кассир гигантским прыжком успел выбраться из пекла и повис на потолке, крепко вцепившись когтями в бетон. Некромант наставил на него ладони, но инсектоид решил не испытывать удачу второй раз и просто выпрыгнул в окно, проломив бронированное стекло, словно это была бумага.

— Мы уже не злим, — из двери в заднем конце зала выкатился жук в радужной мантии — Извините его, он у нас новенький.

Некромант быстро огляделся, ожидая подвоха. Отчего-то это существо совсем его не боялось — наоборот, в его мыслях читалось неподдельное восхищение.

— Что у вас тут происходит?

— Жизнь, — из-под мантии показался иссиня-черный панцирь. — А вы — грязная вонючка.

— Что? — некромант не поверил своим ушам.

— Тупица. Невоспитанный хам. Грязеед, — жук, если верить его мыслям, откровенно наслаждался. — Как это говорится… Вонючая крыса!

С пальцев чародея сорвался новый рой крошечных саламандр. На сей раз некромант не жалел сил — гранит под лапами инсектоида плавился, струи воды из пожарных разбрызгивателей исходили паром, а жук все так же топтался в самом пекле и продолжал сыпать оскорблениями.

— Трусливый заяц, — это было сказано таким тоном, словно колдуну сделали величайший в жизни комплимент. — Шелудивая собака. Грязная свинья!

— Хватит! — некромант, пошатываясь, отошел подальше от странного существа и без сил упал в кресло. — Я отказываюсь играть в ваши игры.

— Но ты уже играешь, — жук, отряхнувшись, выбрался из оплавленного пятна. — И, должен заметить, это очень увлекательно… вонючка?

— Не сейчас.

— Шелудивый заяц.

— Было, — некромант глянул в свое отражение в белоснежном панцире, и увиденное ему не понравилось — глаза ввалились, в волосах засверкало серебро, а нос повис крючком. — Что тут происходит вообще?

— Жизнь, — отозвался жук, осторожно поднимая тело чародея из кресла. — Ты устал, да?

— Куда ты меня несешь? — некромант попытался высвободиться, но с таким же успехом он мог пытаться разжать стальные прутья.

— Отдохнуть, — жук расправил крылья и вылетел прямо в разбитое окно. — А потом мы снова поиграем!

* * *

Киркс полз по вентиляции, чувствуя себя крысой, которая добровольно лезет в ловушку. Подозрительно теплая труба извивалась, как сумасшедшая змея, и пару раз капитан всерьез опасался застрять.

Наконец труба уперлась в решетку, которая неожиданно легко вывалилась, увлекая за собой Киркса.

— Зараза! — взвыл капитан, но добавить еще что-нибудь не успел, с головой погрузившись в горячую побулькивающую жидкость.

* * *

Жук бережно опустил тело чародея на подстилку и тщательно закутал некроманта в одеяло. Последнее было совсем уж излишним — в обители странного насекомого царила удушающая жара.

— Так ты не замерзнешь, — прогудел инсектоид. — Отдыхай, а потом мы поиграем.

— Я есть хочу, — колдун заерзал, пытаясь высвободиться.

— Лежи. Тебе надо набираться сил, — жук издал пронзительный треск. — А потом мы поиграем. Поиграем, правда?

Некромант лежал, спеленатый до подбородка, и жевал пресную кашу, которую ему совала в рот многоножка, присланная инсектоидом. Конечно, это могла быть и не каша, но чародей старался не думать об этом, чтоб не стошнило.

Улучив минутку между парой ложек, колдун огляделся. Он лежал в углу циклопической пещеры, потолок которой терялся в сиреневой мгле. Камень стен едва проглядывал сквозь тысячи гроздей полупрозрачных овоидов, внутри каждого из которых что-то ворочалось. Изредка сиреневая мгла расступалась, и из нее появлялся очередной белоснежный жук — в точности такой, как и тот, который принес чародея к себе в логово.

— Где я?

— Кушать, греться, отдыхать, — напротив лица колдуна появилась морда многоножки, перемазанная белым. — Кушать, кушать. — в чародею ткнулась очередная ложка пресного варева.

Как ни странно, странная каша оказалась на диво питательной — съев буквально двадцать ложек, некромант почувствовал себя совершенно сытым. Силы медленно возвращались, и на секунду он даже решил, что все обойдется.

* * *

Выбравшись на берег, капитан протер глаза и онемел — если бы он знал, что на Новой Каледонии скрывается колония н-жии, он бы в жизни сюда не прилетел.

Н-жии были инсектоидами, но такими, которых опасались даже их сородичи. Энтомологи утверждали, что эта раса зародилась на какой-то из тех планет, где на поверхности можно было запросто встретить лавовое озеро, а в атмосфере самым тяжелым газом был гелий. В такой атмосфере н-жии чувствовали себя лучше всего — но и прочие условия их вполне устраивали. Колонии этих насекомых находили и на заледеневших астероидах, и в сердце газовых гигантов, и каждый раз такая находка сопровождалась крупной дракой. Единственной слабостью жуков, которая до сих пор не позволила им захватить галактику, была система размножения: яйца дозревали до кондиции только в условиях неведомой родины — то есть при нулевом давлении и температуре, при которой кипит свинец. Проблема осложнялась тем, что при вылуплении выводка насекомые так выедали планету, что та буквально через пару веков рассыпалась на отдельные астероиды, непригодные для выведения потомства.

Впрочем, инсектоиды, познакомившись с достижениями галактической цивилизации, наловчились организовывать нужные условия сами — и это было самым неприятным сюрпризом из всех. Судя по удушливой жаре, н-жии уже приступили к выведению потомства, а, значит, жить Новой Каледонии оставалось недолго.

* * *

— Ты будешь делать огонь, — возвестил жук, приплясывая на задних лапах от нетерпения. — Много огня. От него будут дети, много детей.

— Я не буду.

— Иначе ты умрешь, — инсектоид, ухватив передними лапами ладони некроманта, резко дернул их на себя, чуть не вырвав руки из суставов. — Ты будешь делать огонь!

— Мне нужно больше еды. И отдохнуть. Еще отдохнуть.

— Ты уже отдохнул. Ты совершенно здоров, — к некроманту подползла сколопендра, зажавшая в челюстях пластиковый кубик, одна из граней которого переливалась зеленым. — Мы хорошо разбираемся в людях.

— Я не обычный человек, — некромант, скрестив на груди ноющие руки, с вызовом глянул в морду насекомому.

— Это так, — подумав, согласился инсектоид. — Отдыхай, только не слишком долго. Время не ждет!

* * *

Совсем недалеко от капитана, прямо под особо крупной гроздью лежал сверток, возле которого увивалась жирная многоножка, шипя что-то невнятное. Прислушавшись, Киркс не поверил своим ушам: в стрекотании гигантского насекомого четко прозвучало слово «кушать»!

В животе капитана заурчало — бегство из гостиницы отняло много сил, а ужин, как назло, оказался не слишком обильным.

— Кушать, отдыхать, потом делать огонь! — шипела тварь, увиваясь вокруг свертка. — Кушать…

— Отстань, — куколка конвульсивно дернулась. — Я так захлебнусь.

— Но ты должен кушать, — многоножка недоуменно застыла. — Ты сам говорил.

— Я должен еще и спать!

— Спать? Что это? — многоножка снова обвилась вокруг кокона. — Я не знаю, что такое «спать». Я ем — так и отдыхаю. Потом делаю, что скажут Старшие. Потом снова ем…

— Спать… — лежавший задумался. — Это когда лежишь и ничего не делаешь. Твоя душа путешествует, а тело отдыхает. Это и называется «сон».

— Душа? — это слово еще больше смутило насекомое.

— Это сложно, — до капитана донесся могучий зевок. — Дай поспать, а потом я объясню. Хорошо?

— Хорошо… — многоножка растеряно отползла в сторону и свернулась в клубок. — Душа… Сон… Надо спросить старших.

Киркс замер за камнем — дальше простиралось совершенно пустое пространство, где его непременно заметили бы. Единственным шансом добраться до кокона было выждать момент, когда насекомое уберется по своим делам.

К счастью, многоножка не могла долго сидеть без движения — уже через минуту она принялась шумно возиться, а еще через две — шустро умчала в сиреневый туман.

— Кого я вижу, — Киркс не ошибся, в коконе действительно лежал спеленатый некромант. — Какими судьбами?

— Тебя искал, — колдун, совершенно не притворяясь, зевнул. — Вытащи меня отсюда. И давай все вопросы — потом.

— Хорошо, — капитан хмыкнул — ему вдруг стало отчаянно интересно, какой случай свел давних попутчиков вместе, и был ли вообще это случай. Он рванул белоснежную вату и та неожиданно легко поддалась. — За мной — тут есть вентиляционный ход в заброшенный тоннель.

— Так ли он заброшен, как вы полагаете? — отозвался чародей. Он уже почти оправился от переутомления — только неимоверно хотелось спать, и голова раскалывалась, как после хорошей пьянки.

* * *

К утру у горящей гостиницы, казалось, собрался весь город. Новость о жестокой битве стразу трех кланов не могла остаться незамеченной, и люди пришли посмотреть — много ли наврали очевидцы и, главное, куда девался пухленький алкоголик с баснословной суммой в кармане. Дымящиеся руины красноречиво свидетельствовали, что никому выжить не удалось, но подозрительное спокойствие главы местного банка Риты Валенти и ее инсектоидов навевало подозрения, что не все так просто, как кажется. Поговаривали, что денег при толстячке и вовсе не было, а все заграбастала себе банкирша. Впрочем, связываться с инсектоидами, а особенно с н-жии, никому из теплокровных не хотелось, и потому — все стояли у гостиницы.

— Как все удачно, — некромант щелчком пальцев заставил исчезнуть поисковую сферу. — Ты шел в правильном направлении, друг — до ворот порта меньше километра.

— Знаю, — отозвался Киркс. — У них газета была.

— Да, ты там отлично получился, — хмыкнул чародей. — Ладно, идем.

Стальной шелест заставил их обернуться — сметая ржавые прутья решетки, наружу протискивалось пластинчатое тело многоножки. Колдун, на секунду застыв, вслушался в примитивный разум насекомого и вздрогнул — тварь была в ярости.

— Ты обманул. Ты обещал! Душа, сон… Ты обещал!

— Мне нужно было срочно уйти. Иначе бы я все рассказал, — некромант быстро прикинул, получится ли у него пробить странную огнеупорную броню инсектоида, не угробив себя окончательно. По всему выходило, что нет.

— Теперь рассказывай.

— Я тороплюсь.

— Тогда я пойду с тобой. И буду ходить за тобой, пока ты не расскажешь!

— А как же Старшие? — чародей, затаив дыхание, слушал мысли твари, но, к счастью, те были чрезвычайно просты.

— Они не говорили, что нам нельзя разговаривать, — в сознании многоножки на миг промелькнула картинка: жук тщательно кутает в паутину подозрительно знакомую фигуру. — Я повинуюсь Старшим.

— Отлично, — хмыкнул чародей. — Тогда пошли. Скоро я тебе расскажу и о сне, и о душе — и о многих других, не менее интересных вещах.

* * *

Толпа медленно приближалась к руинам, еще пышущим жаром. Черные угли еще посверкивали оранжевым, словно под развалинами шевелились мифические лаважители — легенда времен первой волны освоения Дальнего космоса.

Внезапно со стороны космопорта послышался нарастающий рев.

— Это он, это он!!! — завопил кто-то. Над летным полем медленно поднималась отлично знакомая всем сигара корабля, на котором и прибыли на Новую Каледонию невероятные сокровища. Похоже, пузатому алкоголику все-таки удалось уйти со всеми деньгами. Или… ему позволили уйти в обмен на чек?

— Мне нужно в контору, — начальник полиции, потерявший за эту ночь отряд испытанных бойцов и добрый десяток килограмм, принялся протискиваться к лимузину. — Собери всех, кто есть. Нам предстоит небольшая война.

Глава 19. Значительные расходы

Колонизатор медленно плыл в пространстве, попыхивая свежеустановленными движками. Деньги Готардо давным-давно вышли, и хозяева «Рафаэля» латали корабль в долг — не забывая насчитывать на кредит людоедские проценты.

— Отличная машинка получилась, — гном прибавил газу, с восторгом чувствуя, как титанический корабль принялся плавно набирать скорость. — Словно яхтой управляю!

— Осторожней, — буркнул архижрец, нервно барабаня пальцами по обесточенной консоли. — Каркас не рассчитан на такую динамику. Погнешь центральную ось — нас порвет на части при первом же маневре.

— Не трясись. — отозвался Гарин. Россыпь астероидов на обзорном экране сменилась многоцветным графиком. — Новые датчики поставили наконец-то. Надеюсь, это избавит нас от массы неприятных сюрпризов.

— А они были? — на миг Готардо высказал некое подобие заинтересованности.

— Полно, — коротко отозвался гном. — Хорошо, хоть перед прыжком было время подлатать твою «красавицу». Честно говоря, единственное, что тут было нормального — лаборатории и этот… божественный садик.

— Ну и пожалуйста, — архижрец окончательно разобиделся. — Я вас, между прочим, сюда не звал.

— Не дуйся, — Гарин включил экстренное торможение, и Готардо на миг показалось, что рубка встала на дыбы. — Зато сейчас, — гном ласково погладил приборную панель, и корабль отозвался довольным урчанием, как сытый ротвейлер — от ласки хозяина, — мечта! Вот еще топливные цистерны установим, припасами закупимся…

— Припасами, — язвительно отозвался Готардо. — На какие шиши? Уже неделю в долг живем.

— Они вернутся, — гном сверился с потрепанным блокнотом, куда тщательно записывал все свои познания в современной технике, и задал обратный курс. — Даже не сомневайся. Я чувствую.

— Да? — архижрец издевательски приподнял бровь. — Чувствует он…

— Ага, — Гарин аккуратно потянул за штурвал, и колонизатор заложил гигантский разворот, нацеливаясь на ближайший астероидный рой.

Тот буквально за полминуты вырос из мутного пятнышка в кучу ноздреватых каменных глыб, разделенных угольно-черными провалами. Готардо невольно закрыл глаза — казалось, еще секунда, и корабль, врезавшись в каменное кружево, превратится в груду металлолома. Гном, заметив это, ухмыльнулся.

— Нервишки шалят, служитель? Не трясись так, я просто увеличение включил, — каменный рой снова превратился в мутное пятнышко, медленно уползающее к надиру. — Надо же все опробовать, а?

— Давай домой уже рули, — архижрец, выудив из кармана грязный платок, промакнул истекающий потом лоб. — Шутник, тоже мне.

* * *

Визг гиперпривода оборвался, и корвет наконец-то вывалился в обычное пространство. Радар сразу истошно заверещал — примерно в световой минуте прямо по курсу обреталось нечто громадное, вполне сопоставимое по размерам со средних размеров астероидами.

— Кресер, крейсер Патруля! — Киркс подпрыгнул, как ужаленный — до сего момента он никогда не видел столь больших кораблей. Даже разлетевшийся в клочья пиратский линкор был меньше. — Разворачивай, может, успеем прыгнуть!

— Свои, — дроид утопил клавишу передатчика. — Говорит корвет «Бесстрашный». Вызываю обитель богини. Прием.

В динамике затрещало, и секундой позже оттуда донесся донельзя довольный голос гнома.

— А, явились, туристы? Какого лешего вас так долго носило?

— Вопрос лишен смысла.

— Эй, друг, ты там не поломался? — довольство мигом пропало, дав место искреннему беспокойству. — Сесть хоть сможешь? Держись, а?

— Все в порядке, — если бы штурман был человеком, он бы улыбался во весь рот. — Вы сами-то как?

— Норма, — гном облегченно вздохнул. — В общем, связь с кораблем установил, прошу передать управление службе посадки на счет «три». Добро пожаловать домой, ребята.

* * *

Капитанский катер выглядел так, словно его пропустили через мясорубку. Впрочем, отчасти так оно и было — ближайшей планетой, пригодной для жизни, оказалась Карида, больше известная как «Барракуда». Ее поверхность большей частью состояла из крайне острых и прочных скал, так что единственная экспедиция, которая, собственно, и нанесла планету на карту, приводнялась в мелком экваториальном море.

Впрочем, выбора у Пресвятой Лейны не оставалось вовсе — взрыв линкора изуродовал корму катера, установив внутри господство вакуума. Оставайся кибербогиня смертной — она бы непременно отправилась к праотцам, как и остатки ее армии, но Лейна отринула остатки человечности давным-давно.

Кораблик старался изо всех сил, чтобы сберечь единственную пассажирку, но удалось ему немногое. Лейна осталась живой, но энергетические крылья не пережили посадки — их выломало с корнем, оставив в спине киборга уродливые дыры. Впрочем, это богиню даже не огорчило — все равно левитация требовала уйму энергии, которой сейчас и так едва хватало на поддержание жизнедеятельности.

Так что сейчас Лейна сидела рядом с обломками катера и ждала спасателей. Насколько она разбиралась в электронике, аварийный маяк пережил катастрофу, а, значит, сигнал бедствия попал по назначению. Лишь изредка веки ее подрагивали, выдавая, что тело… еще функционирует.

Несмотря на унылый пейзаж вокруг, богиня не скучала. Она тщательно, день за днем, минуту за минутой вспоминала краткий миг знакомства со странной компанией, которую она приняла за очередных шпионов Девятого разлома. Увы, эта беспечность обошлась ей слишком дорого — потянув за собой цепочку ошибок и предательство, дело закончилось для Лейны натуральным низвержением с небес.

— Они заплатят. За все, — спину пронзила резкая боль: похоже, в мехпозвоночнике тоже что-то барахлило. Впрочем, Лейна надеялась, что все обойдется. Все-таки ей больше двухсот лет везло — может же судьба подождать еще немного?

* * *

Колонизатор медленно причалил к телескопической мачте — владелец дока, узнав, что Гарин ухитряется управлять гигантским кораблем по «самоучителю», напрочь запретил стыковаться со своей станцией напрямую. Как выяснилось, предосторожности были сделаны исключительно вовремя — уже на следующий день гном укоротил мачту вдвое, неправильно оценив габариты корабля. Впрочем, сейчас у него получалось намного лучше — импровизированный причал лишь слегка вздрогнул под напором титановой громадины.

— Поздновато тормозишь, — дроид хмыкнул, выводя на обзорный экран карту динамических нагрузок. — Если б заходили в док — точно бы что-то помял. Или даже корпус пробил.

— Умный, да? — Гарин наконец-то позволил себе расслабиться. Бандана на голове намокла от пота, а на спине и груди комбинезона расползались темные пятна. — Я академий не заканчивал, знаешь!

— А у нас тут — не экзамен, — отозвался штурман. — Впрочем, я тебя еще поднатаскаю — если хочешь.

— Я подумаю, — гном зябко дернул могучими плечами. — Извини, мне надо переодеться.

* * *

Киркс впервые с момента отлета был счастлив. Наконец-то у него хватало на все — от ремонта маленького флота до выпивки самых причудливых сортов. Ему даже не приходилось экономить.

— Вы сопьетесь, — дроид, как всегда, подкрался неожиданно. Капитан подскочил, как ужаленный, пролив половину бокала раритетного рома на новенькие штаны.

— На зап… запчасти разберу! — к немалому удивлению Киркса, язык у него уже порядком заплетался. — Понял, жестянка?

— Сколько он выпил? — штурман бесцеремонно отобрал стакан у капитана, тут же сунув туда щуп анализатора. — Ого, неразбавленное!

— Мы никогда не разбавляем выпивку. — отозвался бармен с плохо скрываемой гордостью, выкладывая на сияющую хромом стойку ленту счета. — И уж конечно, не шпионим за клиентами.

— Мне так, чисто для справки, — дроид заговорщицки понизил голос. — Чтоб знать, сколько этому дурню отсыпаться.

— Литра три, — бармен воровато огляделся. — В спиртовом эквиваленте.

Штурман хмыкнул, выводя на чеке каллиграфически точную копию подписи капитана.

— Дорвался…

— Имею право!

— Конечно-конечно, — дроид подхватил капитана под руки. — Имеешь, конечно же. Только на сегодня уже хватит. Да и вообще, капитан, пора бы тебе вспомнить меру…

* * *

Ремонт в итоге занял три месяца и уполовинил сумму на счете путешественников. Но, как выразился по этому поводу некромант, «это всего лишь деньги». В какой-то мере Киркс был с ним согласен, но воспоминания о том, во что обошлась ему эта сумма, бросала капитана в дрожь.

В итоге от колонизатора остался разве что корпус, десяток ангаров и «палуба управления» — особо защищенная капсула, в которой располагались лаборатории, жилые модули экипажа и центр управления. Остальное было безжалостно вырезано и продано тому же «Рафаэлю» по сходной цене.

— Это какой-то кадавр, — Киркс ошеломленно рассматривал план «модернизации» бывшего колонизатора — теперь уже «движимой космической станции «Улисс». Впрочем, бортовой компьютер был обучен еще сотне кодов — в основном, списанных тяжелых транспортов и линкоров подходящих размеров, которые предприимчивый владелец мобильного дока раздобыл на ближайшей разборке. — Субсветовой комплекс — от крейсера, гиперпривод — от буксира, радары, реакторы и силовой щит — от орбитальной крепости…

— Корпуса хватает, можно себе позволить некоторые излишества, — отозвался дроид. Его новая конструкция корабля более, чем устраивала — после настройки двигателей можно было не опасаться смять титановый каркас при особо энергичных маневрах. — Только припасами загрузимся — и можно будет стартовать.

— Куда? — Киркс с подозрением глянул на штурмана. В его голове промелькнуло видение очередного разграбленного хранилища.

— В карантинную зону, — на обзорном экране появилась карта с проложенным курсом. Сам же говорил — нам для этого нужна база, поскольку в один прыжок нам туда не добраться.

— А что мы там забыли? — капитан старательно морщил лоб, но память упорно отказывалась подчиняться.

— Это ты забыл. Сам же колдуну сказал про «Плато химер».

— Что сказал, не помнишь? — в душу Киркса закрались самые черные подозрения.

— Ну, я при этом разговоре не присутствовал, — дроид совершенно по-человечески пожал плечами. — Но насколько я в курсе — мы будем идти туда короткими прыжками. А топливо для этой авантюры у нас будет тут, — штурман похлопал стальной ладонью по пластику новенького пульта. — Единственный вопрос — где нам достать такую прорву горючего?

* * *

Низкий подволок каюты казался капитану крышкой гроба. Он выбрал самую дальнюю комнату в блоке — когда-то в ней обитал стюард, и потому она не отличалась особым комфортом. Впрочем, Кирксу было все равно — и даже радость от долгожданного возвращения уже не могла разогнать очередного приступа черной меланхолии.

Дверь с едва слышным скрипом отворилась, заставив капитана подпрыгнуть, как ужаленного. На пороге каюты стоял некромант.

— Скучаешь?

— Не то слово.

— Я и чувствую, что не то, — чародей присел на краешек койки, на которой скорчился Киркс. — Может, расскажешь, что тебя терзает?

— Мне все это не нравится.

— Что именно? — вкрадчиво поинтересовался колдун. — Несметное богатство, свобода или корабль, о котором ты раньше не мог и мечтать?

— Мне не нравится, как все это получилось. Знаешь, мне не нравится, когда меня пытаются убить. Или хотя бы ограбить. Мне не нравится бегать от алчных толп, ползать по подземельям с голодными тварями и общаться с бандитами! Я вам привез уйму денег — а тут даже выпить нормально не дают!

— Не выпить, а спиться, — некромант едва заметно усмехнулся. — Кстати, зачем тебе такое количество алкоголя?

— Это позволяет мне на миг забыть… — Киркс на миг замялся.

— Забыть, какое ты ничтожество, и что тебя никто не ценит? — чародей задумчиво глянул на мутный плафон, за которым помаргивала полуперегоревшая лампа.

— Я не ничтожество!

— Конечно, нет, — некромант встал и одернул безупречно чистую мантию. — Ладно, с этим надо что-то делать.

Дверь, едва слышно скрипнув, оставила капитана наедине со своими мыслями — и среди них не было ни одной приятной.

* * *

На исходе третьей недели ожидания в небе над Лейной вспыхнули посадочные огни.

— Давно пора, — богиня потянулась всем телом. Оголенные контакты в спине она залепила найденным в обломках корабля герметиком, так что теперь, если не снимать плащ, Лейна вполне походила на человека.

Подмога прибыла на скоростном курьере с эмблемами Почтовой службы. Богиня терпеливо ждала, пока спасатели не подойдут поближе, а потом стала действовать.

— Вы живы? — луч фонарика осветил неподвижную фигуру в черном плаще, сидящую рядом с празднично светящейся рацией. — Эй…

— Глупый вопрос! — обломки взлетели в воздух, подхваченные электромагнитным полем, и секундой позже обрушились на несчастных парней. — Я-то да, а вот вы — уже нет…

Индикатор заряда внутренних батарей заморгал красным — богине требовалась срочная подзарядка. Впрочем, наверняка внутри курьера найдется свободная розетка.

С пилотом справиться оказалось еще проще — парень, завидев, что случилось с друзьями, сам включил катапульту.

Кабина оказалась неприлично тесна — за несколько веков Лейна привыкла к комфорту. Впрочем, раз уж спасатели не соизволили прибыть на яхте…

Корвет, взвизгнув двигателями, прыгнул в угольно-черное небо, оставив позади ограбленных почтальонов. Богине предстояло еще много дел.

* * *

— Вуаля! — гном сдернул повязку с глаз капитана. Тот ахнул и схватился за сердце, медленно оседая на пушистый ковер.

— Оклемается, — некромант помог Гарину уложить Киркса на кушетку. — Кстати, его пора избавить от привязанности к алкоголю, так что это даже кстати!

— Он не будет пить? — подозрительно поинтересовался гном.

— Хотелось бы, — чародей задумчиво хмыкнул. — Но я не думаю, что это его обрадует. В общем, задачка выдалась славная.

— Но ты вроде не грустишь. Справился?

— Обижаешь, — колдун, широко ухмыльнувшись, выудил из-под мантии пузырек с иссиня-черной жидкостью и десяток ало-оранжевых свечей. — В общем, пить он сможет. Даже удовольствие получать сможет. Но… — некромант хитро улыбнулся. — Слышал про самовнушение? Да, вытяни кушетку на середину.

— Это когда говоришь «халва», а во рту сладко? — гном, хмыкнув, переставил мебель вместе с капитаном прямо в центр ковра. — Я пробовал — не работает.

— На самом деле — работает, — чародей, быстро расставив свечи вокруг Киркса, принялся расстегивать на капитане рубашку. — Если делать все правильно. Правда, есть один побочный эффект….

Капли странной жидкости принялись ползать по телу капитана, постепенно сливаясь в странный узор. Гном с отвращением отвернулся — это слишком явно напомнило ему червей на трупе.

— И что за побочный эффект?

— Он не сможет узнать вкус новых напитков, — капли наконец закончили движение, и причудливые руны, вспыхнув зеленым, исчезли без следа. — Его сознание будет подбирать вкус из того, что он попробовал.

— То есть, скажем, если он до сих пор не попробовал нормальной сливовицы, то так и не узнает, какова она на вкус?

— Именно. Иначе у меня не получилось, к сожалению. Пока он нам нужен хотя бы относительно здоровым — я узнавал, пересадки внутренних органов подпольно не делают, выживаемость плохая. А сам я не возьмусь — сейчас у меня нет ни времени, ни материала, чтобы хорошенько потренироваться.

* * *

Капитан отходил неделю. Он даже в самых смелых мыслях не мог представить, что некромант — оживший кошмар и ходячий образец успешного противостояния всему и вся — всерьез отнесется к его хандре. Впрочем, дизайн каюты говорил сам за себя — подобной роскоши Киркс не видел даже по телевизору.

Некромант, озаботившись психологическим состоянием Киркса, решил обустроить для него — с помощью Гарина — поистине королевские хоромы. Гном, как выяснилось, знал толк в роскоши — именно по его совету чародей потратил несколько миллионов на деревянную облицовку стен, мягкую мебель и ковры.

К еще большему удовольствию капитана, в его апартаментах нашлось достаточно самого разнообразного алкоголя. Он стоял прямо в ящиках, внося в душу Киркса священный трепет.

— Это все мое? — капитан опасливо извлек из ящика запечатанную по всем правилам бутылку водки.

— Целиком и полностью, — лицо некроманта не выражало совершенно ничего. — Наслаждайся.

— Признавайся — ты меня загипнотизировал? На самом деле я просто лежу в каюте, а это мне снится?

— Это все — настоящее, — колдун, отобрав бутылку у капитана, щелкнул по ней желтым ногтем, отчего по кладовой поплыл нежный звон. — Проверяй, как хочешь. И все — твое. Так сказать, в компенсацию за пережитые страдания.

— Но это, — Киркс, выйдя в центр гостиной, огляделся, — так… так…

— В этом случае, если тебе так будет спокойнее, считай это зачетом и за будущее.

* * *

Курьер, выбравшись в открытый космос, завис неподвижно. Лейна, подключившись к бортовому реактору, впервые за много дней почувствовала себя хорошо, а потому решила заняться делами — в частности, разобраться с информацией, добытой на погибшем линкоре.

Тогда, прорвавшись в рубку пиратского корабля, богиня не упустила случая покопаться в компьютере. К сожалению, защита искина линкора чересчур быстро распознала вторжение, после чего запустила программу самоуничтожения. В итоге на память у Лейны остался лишь бортовой журнал за месяц, список награбленного и записи с камер наблюдения за последние пятнадцать минут.

Быстро просмотрев список захваченных кораблей, богиня едва слышно выругалась — похищенной обители там не было. В этом случае оставалось непонятным: отчего же старый сыщик решил, что именно этот линкор и есть обитель богини? Похоже, она не зря перестала ему доверять!

Записи с камер наблюдения лишь укрепили Лейну в ее подозрениях — выбравшись из корабля, шпион даже не попытался поговорить с адептом, специально оставленным у люка. Оглядевшись, старик нырнул в технологический коридор, где камер не было.

Впрочем, определенную пользу от видеоархива получить все-таки удалось: одной из камер удалось заснять отлет странного корабля, который, похоже, ничуть не боялся, что его могут разнести в пыль. Отчет абордажной партии заставил Лейну удивленно присвистнуть — до сих пор она ни разу не видела корабля, груженого платиной в слитках. Но, похоже, пиратам добыча оказалась не по зубам — судя по многословной брани в примечаниях, абордажная партия так и не смогла извлечь груз из трюма.

— Хищные твари? — Лейна отчаянно пожалела, что успела сохранить лишь последние пятнадцать минут видеозаписи. — Неуязвимые?

Она снова, покадрово, просмотрела отлет корабля с сокровищами, до мельчайших деталей запомнив лица мрачной парочки, которые забрались внутрь сразу перед отбытием. Наверняка, если кто и мог рассказать, что там происходило, то только они. Впрочем, на летной палубе они были не одни — буквально за десять секунд до отрыва решетчатый люк в полу откинулся, и из отверстия показалась голова давешнего шпиона. Судя по его выражению лица, тот был невероятно разочарован.

— Так вот что ты искал, — Лейна откинулась на спинку кресла штурмана. Управлять курьером отсюда было исключительно неудобно, но пилотское кресло, выброшенное пиропатроном катапульты, осталось на Кариде. — Ты искал деньги! Всего-то деньги… Ничтожество. Почему меня окружают одни идиоты?

Богиня на миг замерла, ожидая привычного хора утешения, но в тесной кабине курьера царила мертвая тишина.

— Ах, да, — настроение Лейны окончательно испортилось. Все-таки она отвыкла от одиночества. — Да.

* * *

На громадном экране мускулистый десантник тщательно шинковал полчища наползающих инсектоидов — сперва новейшим оружием, а потом, когда боеприпасы все-таки закончились, вручную. Насекомые поразительно напоминали н-жии, и это сходство приносило капитану странное удовлетворение.

Изображение, пискнув, сменилось на картину рубки. Киркс с минуту следил за происходящим на экране, пока не заметил там Гарина, дроида и некроманта.

— Это что, не кино?

— Очухался? — гном приветливо помахал рукой. — А то видок такой был, словно вовсе все мозги пропил.

— Я не пью, я выпиваю, — капитан осторожно поднялся на ноги, чуть не обвалив батарею пустых бутылок. — Как любой культурный человек.

— Ага, я вижу. — Гарин хмыкнул. — Слушай, ты нужен в рубке. Дойти сможешь?

— Разумеется!

— Тогда поторопись. Совет нужен.

«Улисс» медленно поднимался над поясом астероидов, придирчиво прощупывая окружающее пространство лучами радаров. Дроид с гномом постарались на славу — теперь на дистанции до световой минуты корабль мог засечь даже обычную гайку. Единственная загвоздка была в припасах — у пиратов в принципе не водилось значимых запасов запчастей, провизии и топлива. Готардо здесь, увы, помочь уже не мог — его знакомства с «теневым рынком» заканчивались на «Рафаэле» и его обитателях, и, как архижрец сам выразился, у него не было ни малейшего желания расширять контакты.

— Нужно место, где можно хорошо закупиться. Топливо, запчасти и все такое прочее. И желательно там, где нас еще не знают.

Глава 20. Верните, или будет хуже!

За месяц гедонического безделья капитан превратился в натуральный колобок. Наконец-то весь мир вращался вокруг него — по первому его слову самоходный столик привозил с камбуза дивные яства, запасы спиртного в кладовке казались неисчерпаемыми, а видеоэкран без остановки транслировал самые пошлые из всех телешоу, которые можно было словить в этом секторе. Впервые за долгое время Кирксу не надо было никуда бежать, от него ничего не требовали, ничем не пугали. Короче говоря, он был счастлив.

— Соскучился? — плеча капитана коснулись ледяные пальцы. Впрочем, Киркс был настолько безмятежен, что даже это его не побеспокоило.

— Неа.

— Заметно, — чародей присел рядом. — Я тут подумал — скоро мы покинем обитаемые пределы вашей… Галактики. Скорее всего, безвозвратно. Ты ничего не хочешь сделать, пока не будет слишком поздно?

— Безвозвратно? — Киркс непонимающе уставился на колдуна. — Это как? — безмятежность сменилась беспокойством, — Мы так не договаривались!

Некромант, вздохнув, прищелкнул пальцами. Капитан поежился — в апартаментах вдруг стало невообразимо холодно — казалось, что Киркса забросило прямиком на полюс. Впрочем, стужа отлично прогнала апатию и безразличие, оставив только отчаянную тревогу.

— Ты сам подумай. Нас ищут банкиры с Зонтага и Абрадокса. Мы крепко насолили местной богине — а опыт меня приучил к таким вещам относиться максимально серьезно. Кроме того, не забывай про Новую Каледонию. Тебе мало?

Киркс поежился.

— Как-то много обиженных накопилось.

— Именно. Только ты все равно не воспринимаешь это всерьез. Сосредоточься, ты можешь.

Капитан попытался, и к его огромному удивлению, у него получилось. Картина в итоге получилась настолько неприглядной, что на миг Кирксу захотелось удавиться самому — только бы не попадать в руки Патруля.

— Пробирает, я вижу, — удовлетворенно отозвался некромант. — Да, ты правильно все представил. Но я тебя обрадую — выход у тебя есть. Точнее, есть у нас всех, — чародей помолчал. — По моим расчетам, если у меня будет достаточно компонентов для ритуала — я смогу построить портал домой. К себе домой.

— Ты хочешь, чтоб я пошел с тобой? К дикарям, которые даже не знают, что такое канализация? — Киркс припомнил «удобства» в замке Шахрияра, и его передернуло. — Ты издеваешься?

— Ничуть, — колдун едва заметно улыбнулся. — Я знаю, насколько ты ценишь удобства, — он обвел рукой интерьер каюты, которая могла поразить роскошью иных олигархов. — Я считаю, что мне удастся создать прокол достаточных размеров, чтобы этот кораблю мог пройти сквозь него. Правда, придется вводить поправку на высоту, — некромант озабоченно потер подбородок. — Как это сделать, я еще не решил. Впрочем, это все решаемо. Если наш мир не заключен в хрустальную сферу, как меня учили с детства — все должно получиться.

— А если не получится?

— Тогда я буду думать дальше, — чародея, судя по всему, посетила какая-то идея. Киркса это обеспокоило даже сильнее, чем перспектива путешествия в совершенно иной мир.

— Эй, в космосе колдовать нельзя!

— Можно, — колдун снова усмехнулся. — Я проверял.

* * *

«Колдовать нельзя», — фраза крутилась в голове капитана, как закольцованное сообщение на автоответчике. — «Колдовать нельзя… Где-то я это уже слышал.»

Память неохотно раскрывала свои тайны. Унылое безденежье в Марта-сити, из которого капитана вытащила роковая встреча с некромантом, виделось чем-то невероятным, и сейчас Кирксу даже казалось, что это все было не с ним. Явь тесно сплелась с вымыслом, но получить кое-какие зацепки все-таки удалось. Похоже, когда-то у капитана был еще один корабль. Не корвет — пиратская лошадка, лишь внешне похожая на мирное судно, а обычный грузовик, неприметный труженик межзвездной торговли.

— Интересно, что с ней стало, — капитан даже не заметил, что начал говорить вслух. — Продали, наверно. Хотя вряд ли. Корвет мы точно купили. Колонизатор… — на миг Кирксу стало стыдно, и он втайне порадовался, что к этому приобретению он не имеет никакого отношения. — Куда же он девался?

Память вернулась ослепительной вспышкой. Алкогольный угар последних недель наконец-то рассеялся, и капитан наконец-то вспомнил. Вспомнил, где бросил своего когда-то ненаглядного «Буревестника».

— Я хочу обратно свой корабль.

Штурман с гномом оторвались от созерцания внутренностей какой-то хитрой штуковины, которые, хоть и блестели как металлические, временами подергивались, как живые.

— Он у тебя уже есть, — из бокового коридора вынырнул чародей. Он вытирал руки невероятно грязной тряпкой, от которой отчаянно несло смазкой. Капитан на миг обеспокоился еще больше — если некромант решил заняться техникой, это могло привести к еще более неприятным последствиям, чем колдовство в космосе. Впрочем, желание вернуть «Буревестник» не позволило Кирксу растеряться.

— Я хочу свой первый корабль, — отчеканил капитан, секундой позже задумавшись — действительно ли он был первым? — «Буревестник».

— А, эту сковородку, — понимающе протянул некромант, считав из памяти Киркса образ грузовичка. — Ты хоть помнишь, где ты его оставил?

— На Новом Уэдделле. Как раз перед тем, как ты обзавелся командой прожорливых зомби.

— Да, что-то припоминаю, — по лицу чародея пробежала тень. — Ладно. Раз хочешь — вернем. Через недельку устроит?

— А ты точно вернешь?

— Не сомневайся.

* * *

Капитана побеспокоили всего через три дня.

— Киркс, дружище, ты все еще хочешь вернуть свой корабль? — панибратский тон некроманта так слабо сочетался с обычным поведением колдуна, что капитан на миг оторопел.

— Ну, в общем, да…

— Отлично, — чародей кивнул дроиду. — Тогда начинаем.

Голопроектор мерзко зажужжал, и перед капитаном появилось полупрозрачное изображение космической станции.

— Станция «Глория». Я назвал эту операцию «Эдельвейс».

— Где-то я это уже слышал, — Киркс, сгорбившись, забился в кресло. — Это, случаем, не ее мы собирались ограбить? Сразу перед тем, как ты, — дрожащий палец ткнул в некроманта, — нам свидание с дикарями устроил!

— На сей раз я обещаю не тыкать в незнакомые кнопки. Кроме того, наши хозяева вряд ли отпустят нас, прилети мы к ним без добычи.

— Мне это не нравится. Может, есть другой способ?

— Возможно, — колдун равнодушно пожал плечами. — Но не вижу смысла его искать. Если верить всему, что ты себе напридумывал, у нас в этой вселенной есть только два пути — либо в могилу, либо на ледовые копи Тигрина — что, вроде как, одно и то же. Значит, что бы мы ни сделали, участи нашей это не облегчит. А польза от этого вполне может быть. Вывод ясен?

— Мне это не нравится.

— Любишь кататься — люби и саночки возить. Тебе «Буревестник» нужен? Только серьезно!

— Да…

— Тогда прекрати ныть и слушай. Очень внимательно слушай.

* * *

В бортовом компьютере курьера обнаружился архив местной прессы за последние полгода. Судя по количеству пометок на полях статей, посвященных фондовому рынку и горнорудным предприятиям, кто-то из экипажа всерьез интересовался местной экономикой.

Особенно много пометок было в статьях, касавшихся разработок редкоземельных элементов. Насколько Лейна была в курсе, эти металлы очень ценились — лаборатории в ее обители поглощали их буквально тоннами, получая в результате совершенно невероятные штуки.

У последней статьи, казалось, пометок было больше, чем текста. Впрочем, смысла в них оказалось немного — сплошь восклицательные значки и не подлежащие расшифровке аббревиатуры, словно их вводили, со всей силы лупя по клавиатуре.

Заинтересовавшись, кибербогиня вывела на экран текст, скрыв все пометки. «Гражданская война в Новой Каледонии», — гласил заголовок, — «Похитители сокровищ до сих пор не найдены». Сразу под заголовком красовалось фото чем-то довольной троицы. Лица их показались Лейне смутно знакомыми, но, как богиня ни силилась, она так и не смогла припомнить, где же ей случилось видеть этих типов с бандитскими рожами.

Второе фото оказалось куда интереснее — на летном поле, окруженном забором с колючей проволокой поверху, стоял тот самый корабль, отлет которого она видела на записи с погибшего линкора. Тот самый грузовик с сокровищами, который так и не дался в руки пиратам.

Дело становилось все более интересным. Сыщик отчаянно хотел найти сокровища — настолько, что решился на обман богини. Значит… Лейна выбралась из неудобного кресла и потянулась, с наслаждением вслушиваясь в гудение кибермышц. Значит, стоит попытаться самой выяснить, что же в этом корабле столь интересного!

* * *

Корвет неподвижно висел в пространстве, прячась от радаров «Глории» за диском ближайшей планеты. Та, к счастью для капитана, была не населена: когда-то ее хотели колонизовать — даже соорудили на орбите долговременную станцию, но буквально через пару лет обнаружилось, что намного дешевле будет освоить соседнюю звездную систему. Станцию отдали за долги Третьему спиральному банку, бункера на планете забросили, а колонистам предложили переезд за свой счет. Тогдашний директор банка отличался колоссальной эксцентричностью, и тут же увидел в этом отличный повод лишний раз привлечь к банку внимание прессы, перенеся на станцию центральный офис.

Идея окупила себя полностью. Офис в открытом космосе в то время был изрядной новинкой, и одно это привлекало массу новых клиентов. Через пару лет к банку добавилась биржа, и вся остальная атрибутика крупного финансового центра.

Сейчас никто бы не узнал «станцию поддержки колонизации» в ажурной конструкции из десятков тысяч отсеков и модулей, многие из которых были собраны по индивидуальным заказам. Иметь жилье на «Глории» считалось невероятно престижно — аренда одного-единственного гнезда для стыковки стоила бешеных денег. По той же причине охрана станции считалась воистину непробиваемой.

— И как мы доберемся до деньгохранилища? — капитан ткнул в схему станции, на которой желтыми точками сияли узлы защиты. — Нас возьмут на подходе.

— В любой конструкции есть слабое место, — отозвался дроид. — Надо только его найти.

— И как ты это собираешься делать? — патетически заломив руки, воскликнул Киркс. — Методом тыка?

— Есть свои способы, — изображение станции сменило черное окно с моргающим курсором внизу. — Готардо, приготовься, мне скоро понадобится твоя помощь.

* * *

Троица ретрансляторов на дальних орбитах сдались с первого раза. Еще десяток, которые заведовали межзвездной связью, трепыхались около получаса каждый, и в итоге Готардо запросил передышки.

— Стоп! Хватит, довольно!

— Что-то не так? — штурман терпеливо пытался выудить из последнего спутника координаты главного оборонительного кольца. — Осталось всего ничего…

— Ага, еще неделя, и мы добьемся своего, — архижрец потер слезящиеся глаза. — Ты, случаем, не забыл — я человек!

— Ах, да, — разочаровано протянул дроид. — Действительно.

— Ты забыл? — Готардо кинул на штурмана ошарашенный взгляд.

— У меня стоит эмо-блок. Он вносит в мое поведение элемент случайности и непредсказуемости — именно то, что вы, живые, так цените.

— Я бы поспорил насчет случайности, — некромант, тщательно перетасовав колоду, принялся раскладывать очередной пасьянс. — Суть человека — это гениальная смесь эмоций и железной логики. Другое дело, что правила этой логики довольно своеобразны…

— Стоп! — Готардо без сил осел в кресле, — давайте перенесем дискуссию на завтра. Я сейчас умру вот прямо здесь, и вам всем будет стыдно.

— Не будет, — Гарин, хихикая, помахал архижрецу рукой. — Разве что мне, да и то — не наверняка.

— Дайте мне отоспаться, — жалобно протянул архижрец.

— Не вопрос, — некромант нежно обнял голову Готардо. — Отдыхай.

Глаза архижреца закатились, и помещение рубки наполнил тихий храп. Колдун осторожно отошел в сторону, баюкая в руках какой-то пушистый клубок, светящийся изнутри тусклым лиловым светом.

— Никто не хочет попробовать?

— Почему ты держишь руки так странно? — поинтересовался штурман. — Заболел?

— У меня в руках — эссенция Нооса. Проще говоря, это все знания нашего замечательного архижреца. Вещица очень хрупкая, но, говорят, чрезвычайно полезная.

— Полезная чем?

— Она позволяет узнать все знания противника разом, — некромант помолчал. — Если не сойдешь с ума, разумеется. С сильными заклятиями, которые влияют на сознание, такое бывает.

— Я все равно ничего не вижу, — отозвался дроид.

— Моя магия не действует на механизмы, — чародей поморщился, как от зубной боли — похоже, он так до сих пор и не смирился с этой неудачей. — Кроме элементальной, разумеется. В общем, я обращаюсь… к живым. Кто хочет попробовать?

— Я пас, — Киркс помотал головой, даже не желая думать о предложении.

— Ладно, — колдун равнодушно пожал плечами. — Тогда мне придется сделать это без твоего желания.

Сфера с едва слышным шелестом разбилась о голову капитана, и мир перед глазами Киркса взорвался. Его сознание затопили мириады цифр, тысячи понятий и десятки хитрых приемов, которых не было ни в одной книге. Он помнил все, что сумел узнать Готардо за всю долгую жизнь, он внезапно стал архижрецом.

— Киркс!

«Кто такой Киркс?» — перед глазами всплыла картина толстячка с испитым лицом.

— Киркс!

«А чей это голос? Очень знакомый… Но почему от него несет таким холодом», — глаза напрочь отказывались открываться, словно капитан-архижрец подсознательно боялся увидеть перед глазами что-то невыразимо страшное.

— Киркс! Я назвал тебя по имени трижды. Твоим именем заклинаю тебя — вернись!

Полыхающее мириадами картин сознание разом сжалось в ослепительную точку, разделяя сознания Киркса и Готардо, и капитан очнулся. Он истекал потом, голова раскалывалась от невыносимой боли, а перед глазами плавали фиолетовые круги.

— Живой? — в поле зрения показалась бородатая голова.

— А что ему сделается, — некромант поставил на консоль поднос со стаканами, в которых пузырилась изумрудно-зеленая жидкость. — Надо же, получилось! Наш старина Киркс куда сильнее духом, чем я думал. Дайте ему это, — он ткнул в сторону подноса. — Гарин, ты тоже можешь выпить, не помешает. Мне кажется, в ближайшее время нам предстоит хорошо потрудиться.

* * *

Космопорт тонул во тьме. Не работали даже маяки ближнего привода — вещь, которую было сложно отключить, даже если очень хотелось. Единственно, что помогло Лейне отыскать последний населенный пункт на планете — безумная активность радиостанции дальней связи. Впрочем, судя по однообразности сигнала, передатчик работал на автомате.

Разгадка обнаружилась, как только курьер спустился ниже уровня облаков. Город полыхал огнями бесчисленных пожаров, а взлетная площадка оказалась изрыта воронками.

К счастью, крохотный пятачок сразу под выгоревшей диспетчерской башней оказался нетронут катаклизмом. Конечно, для комфортной посадки его было маловато, но курьер умел садиться на вовсе неподготовленные площадки, так что богине удалось приземлиться без особых происшествий.

Воздух снаружи отдавал застарелой гарью, как бывает в зданиях, брошенных из-за пожара. Как только вой двигателей затих, Лейна обнаружила еще одну странность: вокруг царила мертвая тишина — казалось, даже тысячи пожаров, застилающих горизонт жирным черным дымом, абсолютно беззвучны.

Поразмыслив, Лейна решила посетить справочную космопорта — по идее, встроенные в ее тело устройства вполне могли взломать защиту местного искина. Если где и имелись все ответы — так только там.

В руинах, которые когда-то были ангаром ремонтной техники, послышался торопливый шепоток, а секундой позже бетон у ног богини зашипев, превратился в лужицу шлака.

— Не двигаться! — из руин выбрался добрый десяток оборванцев. — Отойди от корабля.

— А то что? — поинтересовалась Лейна. Ее откровенно забавляла такая наглость смертного.

— Порешу.

— Ой-ой, какие мы грозные, — богиня рассмеялась. — Думаешь, сумел разобраться, с какой стороны за ружье браться — так уже самый крутой?

Парень выстрелил, проделав солидную дыру в стене. Лейна пожалела, что плазменные крылья с вмонтированными психоподавителями не пережили жесткой посадки на Кариде.

— Мазила, — процедила богиня, активируя портативный генератор защитного поля. — Еще попробуешь?

Очередной разряд отрикошетил в сторону, испепелив кусок взлетной полосы. Еще один ушел в небо, растаяв там огненным цветком. Четвертого незадачливый стрелок сделать не успел — крепкие пальцы киборга пробили ему грудную клетку.

* * *

Киркс, не веря своим глазам, доламывал последний спутник защитного кольца — ракетную батарею, прикрывавшую рассеиватели главного реактора. Причем доламывал по всем правилам хакерского искусства — ювелирно найдя дыру в защите, капитан блокировал систему безопасности, и теперь был для миниатюрной боевой станции лучшим другом.

— Ну, как успехи?

— Что вы со мной сделали? — жалобно поинтересовался Киркс. — Это не я!

— Теперь ты, — отозвался дроид. Он успешно вломился в искин «Глории» под учетной записью «Оборона», и теперь торопливо менял коды доступа к арсеналу и артиллерийским погребам.

— Что вы со мной сделали?

— Не знаю. У своего чародея спрашивай. Он просто подошел к тебе, руками помахал, и все. Не веришь, могу видеозапись показать.

— Ничего не понимаю, — капитан с суеверным ужасом следил за руками, которые танцевали на клавиатуре, набирая зубодробительные команды. — Откуда я это знаю?

— Это знал… то есть знает Готардо. А теперь и ты, — соседнее кресло едва слышно скрипнуло, приняв в свои объятия некроманта. — Славный фокус вышел, аж самому приятно.

— Какой фокус? — капитан кинул косой взгляд на чародея, который улыбался, словно кот, объевшийся сметаны. Зрелище было столь непривычным, что Киркс едва не сбился со странного ритма, который диктовали ему свежеобретенные знания.

— Слияние разумов. Я о нем в одном трактате прочитал. Только там рецепт неполный был, как я сейчас понимаю. Потому у меня ничего и не получалось. Точнее получалось, но не то.

— А что получалось? — пальцы Киркса исполнили на клавиатуре последнюю увертюру, и окошко связи со спутником закрылось.

— Идиоты, — некромант жизнерадостно улыбнулся. — В медицинском смысле. Как я теперь понимаю, так выходит, если разумы чересчур похожи. Но ты не волнуйся — у тебя все прошло просто замечательно — я проверял.

* * *

Уничтожение банды, к неудовольствию Лейны, заняло у нее намного больше времени, чем хотелось. Уже на второй минуте боя богиня убедилась, что из руин вылезла только часть разбойников — остальная засела в импровизированных укрытиях, взяв пришелицу на прицел. Изящной победы не получилось — противники оказались отвратительно некультурны и никак не желали выходить на «честный поединок». Они прятались за стенами, забрасывали Лейну гранатами и постоянно старались зайти со спины. Богине пришлось вертеться, как уж на сковородке — под конец сражения кто-то особо шустрый ухитрился отстрелить киборгу левую кисть, что было уж вовсе невиданным святотатством.

— Идиоты какие-то, — Лейна устало опустилась на залитый кровью бетон. Половины заряда батарей словно не бывало, искореженная конечность нестерпимо ныла, и потому богиня решила повременить с поисками: следующая банда могла быть подготовлена куда как серьезнее.

* * *

Технологический створ располагался точно под рассеивателями главного реактора. Со стороны его вовсе не было видно, и не получись у штурмана добраться до секретных карт комплекса, никто бы вовсе не узнал о существовании этого места.

Корвет со скрежетом протиснулся к люку, безжалостно смяв несколько радиаторов. Те были временно отключены — эту секцию подсоединяли только в момент пиковых нагрузок, но дроид уверил, что такого не случится.

— Нас непременно изжарят, — мрачно отозвался Киркс, увидев место «секретного входа». — Вот увидишь.

— Ничего подобного, — штурман с силой навалился на обледеневшую створку, и та, захрустев, провалилась внутрь, обдав путешественников облаком угольно-черной копоти. — Мы — в середине резервного радиатора. Судя по журналу работы, его не включали уже лет сто.

— Тем больше шансов увидеть его работу своими глазами.

— Не выйдет, — дроид отключил гравитационный эмулятор и неторопливо всплыл в воздух. — Мы трубы для хладагента пробили. Сразу тревога включится.

— Еще лучше, — капитан, крепко держась за поручень, добрался до начавшего оттаивать люка и поежился. — Слушай, а у меня магнитных ботинок нет…

— Ни у кого нет, — отозвался штурман, одним гигантским прыжком преодолевая пропасть между проемом и едва заметной в темноте лесенкой. — Веревку дай.

— На, — Киркс кинул штурману трос с карабином на конце. — И, может, расскажешь свой план?

— Неа. — дроид звонко защелкнул карабин на скобе лесенки, организуя импровизированный мостик. — Давайте за мной, и побыстрее. У нас очень мало времени.

Глава 21. Нежданные спасители

Самое крупное деньгохранилище располагалось как раз над реакторной шахтой. По замыслу строителей, такая конструкция должна была надежно защитить средства вкладчиков от посягательств. Стань потеря денег неизбежной — банкиры, обливаясь слезами, включили бы продувку реактора, превратив в пыль и награбленное, и взломщиков. Сейчас, по замыслу штурмана, это должно было сработать на руку налетчикам.

— Слишком просто, — пробормотал Киркс, — присаживаясь отдохнуть на решетчатую площадку с надписью «отметка 323». — Ни ловушек, ни телекамер. Даже не верится.

— Сигнализация вся вверху, — пояснил дроид, повисая на перильцах. — Внутри хранилища, за огнеупорной защитой. Какой смысл ее ставить тут, где она выгорит с первой же продувкой?

— А часто продувку делают? — ладони капитана мигом стали противно скользкими, а по спине пробежала целая толпа ледяных мурашек.

— По регламенту — каждый месяц, — штурман принялся раскачиваться. — Впрочем, судя по состоянию стен, вряд ли тут этим занимаются чаще, чем раз в полгода. Главное — датчики хранилища не потревожить, погоня за нами сюда точно не сунется. А внешнюю защиту мы отключили, если никто не забыл.

— Не забыл, — Киркс мрачно уставился на руки, которые буквально час назад творили совершенно невероятные вещи. — А что там с Готардо будет?

— Ничего с ним не будет, — на площадку, отдуваясь, вылез некромант. — Надо было моих зомби брать. Терпеть не могу работать физически.

— Ты, кстати, в курсе, что они жрут, что ни попадя? — опасливо поинтересовался капитан, вспомнив свое добровольное заключение внутри броневика. — Даже друг друга!

— Бывает, — меланхолично отозвался чародей. — Но ты не бойся — никого из нас они едой не считают. Кроме, наверное, Готардо, — рассеянно добавил колдун после минутного раздумья. — Надо будет им втолковать, что его тоже есть нельзя.

— Да, надо сказать Гарину, чтоб не пускал пока нашего гостя в трюм.

— Я передам, — отозвался штурман. — Но, напоминаю, у нас очень мало времени. Пора двигаться дальше!

* * *

Числа на табличках постепенно уменьшались, и уже через какой-то час над грабителями нависло белое керамическое днище деньгохранилища, разделенное тонкими линиями на аккуратные полосы.

— Теперь прошу соблюдать особую осторожность, — голос штурмана был едва слышен. — Здесь все напичкано автономными датчиками. Наша задача — перехватить контроль над линиями связи, а потом открыть один из створов — они без замков. Считается, что сигнализации и реактора для защиты с этой стороны вполне достаточно.

— А что это за створы? — шепотом поинтересовался некромант.

— Если грабители сумеют вломиться в хранилище сверху, считается, что они смогут покинуть «Глорию» вместе с добычей, и помешать им будет невозможно. В этом случае створы раздвигаются, а продувка реактора превращает в пепел и налетчиков, и добычу.

— Ага, — некромант замер неподвижно. — Справишься?

— Должен, — дроид аккуратно выпустил из-под кирасы тоненькое щупальце толщиной с волос. — А теперь, пожалуйста, не отвлекайте. У нас очень мало времени.

Внезапно шахта вздрогнула, чуть не стряхнув налетчиков вниз. Сигнализация хрипло взвыв, смолкла, и накатившая тишина ошарашила штурмана намного больше, чем ожидаемая огненная купель.

— Что-то не в порядке, — он, спрятав щупальце обратно, решительно оторвал защитную панель, прикрывавшую кабель-трассу. Та неохотно поддалась, обнажив белесые волокна синтенервов. — Что-то очень не в порядке.

Станция снова вздрогнула — словно по трубе, соединявшей деньгохранилище с реактором, со всей силы удалили титаническим молотом.

— На нас напали, — возвестил дроид. Судя по сухости его тона, он был крайне недоволен. — Точнее, на «Глорию». Неожиданно. Неприятно.

— Не надо на меня так смотреть, — буркнул Киркс, вжимая голову в плечи. — Ну откуда я знал, что все так срочно!

— Ты невнимателен, — отозвался некромант. — Наш металлический друг только что сказал, что нападение — и неожиданно, и неприятно. Надеюсь, сейчас мы услышим вариант, которого он ожидал, и соображения по поводу дальнейших действий.

— Да, — штурман принялся торопливо перебирать пальцами пульсирующие синтенервы. — Теперь, я думаю, у нас времени просто навалом.

* * *

Внутри хранилища, у верхнего бронированного люка, отыскался крошечный инфотерминал. Первоначально он предназначался для связи с центральным постом безопасности, с которого, собственно, и управляли люком.

— Все же лучше, чем ничего, — штурман, бесцеремонно сорвав верхнюю крышку, принялся копаться внутри терминала. — О, тут даже есть голографический проектор! Умно, ничего не скажешь.

— Я бы сказал — удачно, — хмыкнул некромант. — Не представляю, что можно разглядеть на этом ничтожестве, — он ткнул пальцем в экранчик терминала размером едва ли с десяток квадратных сантиметров.

— У голопроектора есть одна особенность — его можно заставить работать в режиме объемного сканера, — пояснил дроид. — Очень полезно, когда хочется узнать заранее, не прихватили ли твои работники из хранилища что-нибудь на память.

Проектор затрещал, и в воздухе повисла голубая полупрозрачная сфера с алыми искрами внутри. Одна из них вспыхнула желтым, и хранилище едва заметно вздрогнуло — амортизаторы погасили удар.

— Ну, что такое? — нервно поинтересовался капитан.

— О, тебе понравится, — в голосе штурмана прорезалась совершенно неуместная язвительность. — Включаю звук.

— …ряю, это Потрошители Зонтага! Выворачивайте наизнанку свои уютные сейфы, и останетесь живы!

Одна из точек снова вспыхнула желтым, и корпус станции сотряс очередной удар.

— Подводя итог — пять канонерок «ДДК-7», один легкий крейсер физически устаревшего класса и два эсминца с опознавательными знаками Автаркии Энцо-Меличи. Вероятно, какая-то местная банда решила использовать наши подвиги для собственной выгоды.

— И какие у них шансы?

— Как ни странно, довольно неплохие, — в голосе штурмана проскользнули виноватые нотки. — Мы отключили всю внешнюю систему обороны, если никто не забыл. Так что я думаю, минут через пять банкиры капитулируют. Чтобы вернуться на корвет, нам нужен час. К слову, на «Глории» как раз находится аудит-группа от Банковской ассоциации — пиратский налет будет весьма удачным поводом списать все недостачи, — дроид помолчал. — Если честно, я надеялся, что устроенная нами недостача помешает организации погони — этот сейф считается неприступным. Но, увы… — полупрозрачная сфера сменилась картинкой с одной из камер: черный провал космоса с серебристой кляксой, чем-то напоминавшей медузу.

— Насколько надежно отключена защита? — некромант кинул быстрый взгляд на изящную громаду легкого крейсера, медленно наползающую на станцию.

— Управлять ей можем только мы. Я планировал передать контроль, как только мы окажемся на безопасном расстоянии.

— А ты отсюда можешь перехватить контроль?

— Хорошая идея, — изображение снова сменилось: серебристую медузу перечеркнули линии прицельной сетки. — Думаю, двадцати ракет хватит.

* * *

Банкиры никогда не жалели денег на оборону, и потому «Глория» была защищена получше иных баз космического патруля. Буквально год назад все боевые спутники вокруг станции сменили на мобильные ракетные батареи, снабженные, вдобавок, антирадарной защитой. Тогда владельцы станции считали это очень удачной сделкой — обновление обороны прошло по статье «испытания экспериментальной техники», что обеспечило и разрешение от Галактического патруля, и солидный налоговый вычет. Теперь, когда вся техника разом превратилась в груду металлолома, хозяева «Глории» торопливо искали крайнего.

— Компьютер в порядке, — инженеры, обливаясь потом, искали неполадки в системе, но та на любые тесты отзывалась совершенно безукоризненно. — Вирусов нет. Следов вторжения не обнаружено!

— Тогда почему не работает? — директор кидал недвусмысленные взгляды на пожарный щит в торце машинного зала. Висевший там топор завораживал. Казалось, он звал банкира: «Иди скорее сюда, ты — человек силы! Ты в гневе, ты в ярости — накажи виновных. Возьми меня и порасшибай тупицам их гнилые бошки!» Пока директору удавалось справляться с наваждением, но приступы все учащались, и банкир боялся, что вскоре не выдержит. — Разбирайтесь!

Обзорный экран вспыхнул алым, а на мертвой панели управления огнем разом засиял добрый десяток зеленых лампочек.

— Получен отзыв от спутника «1А-ККР», — потный оператор вперил взгляд в монитор. — Целеуказание принято… Разрешение на залп получено! Залп двадцать единиц… Это не мы, шеф!

— А куда он стреляет? — из голоса директора сочился мед пополам с елеем.

— Цель — легкий крейсер типа «Акадо». Есть попадание, — экран заморгал зеленым — обзорные телекамеры пытались отфильтровать густой поток оптических помех. — Предварительный анализ — выведена из строя двигательная группа. Крейсер потерял ход. Поврежден корпус, есть утечка атмосферы!

Пульт тревожно зазвенел, и лампочки, на прощание сверкнув алым, погасли.

— С вязь прервана. Вероятно, спутник уничтожен ответным залпом. Ничего не понимаю.

— Разбирайтесь! — директор подскочил на месте, как ужаленный. — Что значит — это не мы? Что значит — ничего не понимаю? А кто боем управляет? Уволю, уволю!

* * *

— Минус спутник, — отозвался штурман, торопливо переключаясь на второй. — А там, на крейсере, неплохо стреляют. Ничего, сейчас поправим.

Изображение пошло радужными полосами.

— Проблемы?

— Пытаются перехватить контроль, — пояснил дроид. — Вы тоже, кстати, делом займитесь, а?

— Понятно, — некромант рывком поднял с пола Киркса и толкнул в сторону гравитележки. — Грузи все подряд. Я поищу еще одну такую штуку. Иначе придется туго.

— Лучше грузите стеллажи целиком, — посоветовал штурман. — Поле удержит, а гравитацию я подрегулирую. Гарин встретит, я его уже предупредил.

Изображение в сфере голопроектора сменилось белым шумом.

— Минус два спутника. Там крайне неплохо стреляют.

* * *

Директор сидел в углу кабинета и обливался потом. Его уже не радовали ни оригиналы картин тысячелетней давности, приобретенные во времена Корпоративного кризиса за сущие копейки, ни марочный бренди в мини-баре в виде модели станции, ни резные дубовые панели на стенах. Все символы успеха и процветания, которых он добивался долгие годы, разом потеряли для него смысл.

Только что он закончил разговор с управляющим сектора. Тот был, как всегда, невозмутим, но банкир знал — перед ним предстало бешенство, прикрытое напускным безразличием. Директору открытым текстом разъяснили, насколько ничтожным он выглядит с точки зрения Банковской ассоциации, и как конкретно ему предстоит расплачиваться за свои прегрешения. Обе картины были апокалиптического характера, что так же не способствовало душевному равновесию банкира.

На столе пронзительно запиликал селектор.

— Да!!! — от нервного вопля заложило уши, а хрустальные бокалы в мини-баре отозвались противным звоном.

— Нападающие уничтожены. Контроль над системой восстановлен.

* * *

— …Контроль над системой восстановлен, — начальник смены, обливаясь потом, скрючился в кресле.

— Добро, — связь оборвалась.

— Прокатило? — системщик, не веря своим ушам, переводил взгляд с селектора на начальника.

— У нас есть сутки. Если после этого система не будет работать — я порву тебя на куски голыми руками. Участи моей это, конечно, не облегчит, — старший инженер шумно выдохнул. — Но хоть будет, что потом вспомнить. Все, шурши давай. И объяви отбой боевой тревоги.

* * *

— Все, готово, — дроид отвернулся от угольно-черной сферы голопроектора, где только что рассыпался на обломки последний эсминец. — А у вас как успехи?

— Кое-кто обещал помочь с гравитацией, — пропыхтел Киркс. Стеллаж, груженый платиновыми слитками, сдвинулся едва ли на сантиметр.

— Ах, да, — штурман звонко щелкнул себя по полированному шлему. — Прошу прощения.

Едва слышное гудение сменило тональность. Мокрые от пота пальцы капитана соскользнули, и Киркс, резко распрямившись, подпрыгнул до потолка.

— Тяготение — двадцать процентов. И у меня есть очередная идея. Тележка нам не понадобится.

— Почему-то чем дальше, тем меньше мне это нравится.

— Как интересно, — отозвался некромант. — Первый раз вижу пример мнимых эмоций.

— Ну и пожалуйста, — капитан надулся, снова почувствовав себя забавным экспонатом в музее странностей.

Дроид, поднатужившись, передвинул стеллаж на пластину одного из створов.

— Сколько берем?

— Так, чтоб от нас отстали, — Киркс нервно оглянулся. — Кстати, а что такое «мнимые эмоции»?

— Когда что-то уже не по нраву, а потом начинает нравиться все меньше и меньше, — чародей ухмыльнулся. — Так какой у нас план?

Штурман со скрежетом передвинул на створ еще два стеллажа.

— По рыночным ценам тут порядка пятидесяти миллиардов кредитов. По идее, должно хватить. Остальное нам навесит аудит, — дроид отошел к развороченному терминалу. Сейчас я открою створы и мы начнем падать. Примерно на трети дистанции гравитация упадет в ноль, и скорость станет постоянной. На последней трети я инвертирую тягу, и мы в итоге зависнем как раз у нашего черного хода. После чего быстро грузимся и сматываемся. Как только я выведу нас из зоны поражения спутников, контроль оборонительных систем вернется к «Глории». Итак, занимайте свои места — путешествие начинается.

* * *

— Господин директор! — голова банкира моталась из стороны в сторону, ничуть не реагируя на деликатные пощечины. — Господин директор, немедленно проснитесь!

Глава аудит-группы — плотная брюнетка в строгом платье — потерла ноющие ладони и отошла в сторону, едва сдерживая возмущение.

— Уволю, — директор рыгнул, и в воздухе отчетливо запахло перегаром.

— Пьяная скотина, — отчеканила брюнетка, отходя в сторону.

— Можно мне? — поинтересовался стройный крепыш в шикарном костюме, который стоил больше, чем вся обстановка кабинета. — Я думаю, мне удастся его… разговорить.

— Можешь ему доверять, дорогая, — отозвался плотный бородач, облаченный в смокинг. — У Эль Терро большой опыт по… налаживанию взаимодействия. Вот увидишь — уже через полчаса этот алкоголик будет свеж, как огурчик.

* * *

Корвет медленно отползал от закопченной станции, тщательно держась в мертвом секторе искалеченного радара. Спутники связи превратились в пыль — их покойные пираты разнесли в первую очередь.

— Приготовиться к гиперпрыжку, — дроид защелкал переключателями на пульте. — Передаю контроль кольцом обороны обратно «Глории» на счет три. Раз, два… — двигатели взвыли, и через секунду привычный космос за бортом корабля исчез, сменившись пространством без времени, расстояния и физических законов в привычном понимании.

— Успели? — капитан, скорчившийся в кресле в ожидании ракетного залпа, медленно выпрямился.

— Все в порядке. Мы сейчас идем к Глинстен-Пирсу. Там мы дозаправимся, и потом уже — на Новый Уэдделл. Кстати, Гарин, — штурман озабоченно постучал по индикатору топлива, — мы корпус, случаем, не пробили?

— Только поцарапали. Я проверил, — отозвался гном. — Кстати, эти твари в трюме ведут себя крайне беспокойно.

— Они боятся… — некромант обвел рубку рассеянным взглядом. — Я чувствую голод. Очень сильный голод.

— Зомби боятся? — Киркс хмыкнул. — Вот это новость!

— Двигатель, — колдун одним прыжком пересек рубку и скрылся во тьме коридора. — Как же я мог забыть!

* * *

Машинное отделение корвета в привычном понимании, скорее всего, перестало существовать уже месяц назад. Скромная запчасть, наскоро собранная из вечно голодных диаморфов, разрослась, сперва добравшись до топливных баков, а потом принявшись непосредственно за саму технику.

— Впечатляет, — некромант осторожно заглянул внутрь зала, занимавшего сейчас добрую треть корпуса. — Никогда не видел ничего подобного.

— Твое творение, между прочим, — капитан неосторожно высунулся из-за косяка, и чуть за это не поплатился — мясистое щупальце с зубастой пастью на конце чуть не откусило Киркску нос.

— Поосторожнее, — гном рванул капитана назад. — Я как-то видел его творения — на создателя они нападать не станут, а насчет всех прочих я бы не загадывал.

— Оно жрет мой корабль!

— Оно теперь и есть твой корабль, — чародей медленно вошел в бывшее машинное отделение. — Точнее, скоро им будет.

Щупальца, почуяв движение, медленно подползли к колдуну, заключив его под конец в зеленый шевелящийся кокон. Тот начал пульсировать, мало-помалу изменяя окраску, которая из цвета молодой листвы становилась серо-стальной. Через минуту пульсация прекратилась, щупальца замерли неподвижно, мигом позже рассыпавшись трухой.

— Огонь и боль, — голый некромант, пошатываясь, вышел из машинного зала. Киркс невольно сглотнул, увидев на теле чародея десятки крохотных ранок, из которых все еще сочилась кровь. — Дивная тварь… Дивная.

— Эй, ты как? — гном подхватил колдуна на руки. — Выглядишь неважно.

— Я и чувствую себя, как выгляжу, — некромант с трудом поднялся на ноги, выскользнув из рук Гарина. — Не прикасайся ко мне, это… опасно. Меня чуть не выпили досуха. Знал бы — ни за что внутрь не пошел.

— Обрадовал, — хмыкнул гном, старательно пряча руки за спиной. — И что теперь делать?

— Вам — ничего. Мне — надо отоспаться и… когда мы окажемся в месте назначения — купите для меня живых кур. Штук сто.

* * *

Казалось, этот город сошел с ума. В Пресвятую Лейну стреляли отовсюду — из окон и подвалов, из подворотен и подъездов, с крыш и баррикад. Конечно, особого вреда богине это не наносило, но раздражало чрезвычайно.

В компьютере космопорта оказалось невероятно мало данных — казалось, перед тем, как покинуть здание навсегда владельцы тщательно вычистили из недр электронной памяти все, что могло хоть как-то навести преследователей на след. Впрочем, кое-что все-таки осталось.

Разрозненные кусочки информации указывали — дальше ответы стоило искать в местном банке — точнее, в том, что от него осталось. Единственная надежда, которая еще жила — найти особо защищенный бункер под руинами, где обычно ставили сервера платежной системы и блоки межзвездной связи.

Километровой высоты антенны лежали на земле кучей металлического лома, но Лейне и не нужна была исправная аппаратура. Богиня искала кабель, который мог привести ее к бункеру — и нашла его.

Кисть уцелевшей руки вспорола бетон, как будто это было желе. Тонкая жилка кабеля плясала между пальцами, то и дело грозя оборваться, и богине приходилось действовать очень аккуратно — нет ничего хуже, чем потерять ответы, исключительно по своей неосторожности.

— Человек… — богиня услышала назойливое жужжание и обернулась. Перед ней стоял н-жии в белоснежном панцире — «добытчик». — Ты тоже умеешь делать огонь?

— Я ищу ответы, — богиня выпрямилась, гадая, что забыли эти твари на Новой Каледонии. — Ты дашь их мне.

— Я признаю только тот обмен, который приносит мне пользу, — жук принялся чистить надкрылья задними лапами. — Иное — противоестественно. Но, в качестве жеста доброй воли, предлагаю вам пояснить, ответов на какие вопросы вы ищете?

— Ты дашь их мне, — Лейна сделала пасс искалеченной рукой, и в метре от жука вспыхнула шаровая молния. — Иначе ты умрешь.

— Наш разговор неконструктивен, — н-жии развел надкрылья, готовясь взлететь, но богиня была быстрее — силовое поле захватило насекомое в свои объятия и швырнуло в стену. Та пошла трещинами, но жук уцелел. — Нападение на «добытчика», прошу помощи!

Асфальт в десятке метров от Лейны вздыбился, выпуская наружу «краба» — массивную тварь весом в несколько тонн — «сторожевого пса» н-жии. Эти твари не принадлежали к их виду — они вообще не были насекомыми. Никто не мог сказать, откуда именно берутся «крабы», но вокруг ульев пожирателей планет их всегда было множество.

— Ах, так? — Лейна одним прыжком вскочила на балкончик, прилепленный к остаткам закопченного фасада. Обзор здесь был намного лучше и, что важнее, клешни краба сюда не доставали. — Получай!

Уцелевшая ладонь извергла поток ослепительно синего света, накрывшего биоробота целиком. Тот сразу застыл, а контуры его потекли, словно воск в пламени зажигалки. Впрочем, это была лишь иллюзия — сторожевые твари н-жии отличались потрясающей стойкостью к внешним воздействиям.

Богиня усилила поток, стараясь не замечать стремительно пустеющие батареи. Тварь засучила ножками, оставляя в асфальте глубокие царапины, но тщетно — сила Лейны оказалась действительно несокрушимой.

— Да! — крик Лейны, казалось, слышал весь город. Краб последним, отчаянным усилием попытался вывернуться из-под потока света, выжигающего его изнутри, но тщетно — еще секунда, и на дальней стороне улицы замерла лишь дымящаяся скорлупка. — Да!!!

Богиня огляделась, не особо скрывая торжество. Впервые с момента низвержения она, приняв вызов, расправилась с наглецом без потерь — как в старые добрые времена. Жаль только, белошкурый наглец пропал…

Богиня едва слышно выругалась и вернулась в яму. Судя по тому, что каменистый грунт снова сменился бетоном, до бункера с ответами оставалось уже не так далеко.

Глава 22. Честно-честно

В экваториальной зоне Глинстен-Пирса царила сиеста. Отчаявшись дождаться от диспетчера хоть какой-нибудь реакции, штурман посадил корабль на первую попавшуюся площадку.

— Тихо-то как, — пробормотал капитан, осторожно ступая по раскаленному бетону, словно тот мог сию секунду расплавиться и поглотить Киркса вместе с корветом и остальной командой. — Не к добру.

— Сиеста, — пояснил дроид, пытаясь справиться с приржавевшим люком, который прикрывал топливные шланги. — Раньше вечера никто и шевелиться не будет. А с делами тут вообще лучше до завтра обождать.

— Ты откуда у нас такой умный? — Киркс недоверчиво прищурился, разглядывая не в меру шустрого компаньона. — Этого даже я не знаю.

— Так и я не знаю даже половины названий для той дряни, которую ты в себя заливаешь. — отозвался штурман. Лючок со скрежетом поддался, выпустив наружу пару песочно-серых шлангов, отчаянно смахивавших на дохлых змей. — Зато, капитан, я потрудился прочитать справочник перед отлетом.

— И что ты там вычитал? — Киркс пропустил мимо ушей шпильку дроида.

— Глинстен-Пирс, — штурман уставил взгляд в идеально голубое небо. — Колонизована… Это неинтересно. Ага, вот. Основной вид занятий — курортные услуги.

— Как Лючия? — капитана передернуло. — Я не вынесу еще один религиозный дурдом.

— Лучше, — если бы дроид был человеком, он сейчас бы широко ухмылялся. — Тут живут исключительно с туристов. Ни промышленности, ни сельского хозяйства. А Лючия — их главный конкурент. Точнее, была им, как я смею думать.

— Так, — капитан невольно сглотнул. — Вы ее, случаем, не взорвали?

— Зачем? — штурман наконец закрепил шланги в гнездах заправочного модуля и теперь разбирался с вентильной электроникой, пытаясь уговорить местный искин заправить корвет задаром. — И каким это образом, позволю себе поинтересоваться?

— Мало ли. От вас всего можно ожидать. Так что вы там устроили?

— Да так, по мелочи, — дроид безразлично пожал плечами. — Всего лишь низвергли местное божество, угнали его обитель и посеяли разлад в стане последователей Пресвятой Лейны. В общем, ничего серьезного. Так что Лючия сейчас — не самое комфортное место в галактике.

— Главное, чтобы местные не узнали, кому они обязаны устранением конкурента, — мрачно отозвался Киркс.

* * *

В здании космопорта царила удручающая тишина, которую с трудом разбавляло журчание доброго десятка фонтанчиков по углам. Кондиционирование, похоже, уже давным-давно не работало, и в спертом воздухе висел тяжелый запах пота и пыли.

— Это он, — из влажной полутьмы выскользнул лохматый человек с безумными глазами и схватил капитана за шиворот. — Это просто обязан быть он!

— Это не я, — Киркс попытался попятиться, но тщетно — неизвестный вцепился в ворот форменного комбинезона так, что даже костяшки пальцев побелели. — Отпустите!

— Вы, вы, кто же еще, — лохматый, с трудом сдерживаясь, тряхнул ничего не понимающего капитана и попытался оторвать его от пола — но тщетно. — И не вздумайте отпираться, я вашу космическую шваль насквозь вижу. У тебя — нашивки капитана, так?

— Да… — в этот момент Киркс пожалел, что не переоделся перед рейдом во что-нибудь менее пафосное.

— Ты вылез с корабля, который только что приземлился. Так?

— Да…

— А я что говорил! — торжествующе воскликнул безумец. — Ребята, чартер прилетел!

В голосе человека звучала столь детская радость, что Киркс даже на миг перестал сопротивляться.

— А, чартер! — послышались радостные вопли. — Наконец-то!

До сего момента тихий зал космопорта ожил, как по волшебству наполнившись десятками людей. Некоторые из них выглядели еще похлеще лохматого.

— Одну минуту, господа, — некромант, осторожно освободившись от объятий дроида, вышел вперед. — По-моему, возникло определенное недопонимание.

— Недопонимание? — из толпы донесся многоголосый вопль. — Месяц на чемоданах, при оплаченных билетах — недопонимание?

Толпа слаженно качнулась вперед, и путешественники испуганно попятились.

— Да, недопонимание, — колдун кинул на лохматого странно оценивающий взгляд, и задор с того как ветром сдуло. — Так что прошу пояснить, и поскорее. И, прошу, отпустите моего друга. Я бы хотел обойтись без насилия.

* * *

История застрявших в космопорту туристов была сера и безрадостна. Вероятно, такими словами рассказывали о своих горестях все люди, которые, собравшись в обратный путь, вдруг обнаруживали полное отсутствие оплаченного транспорта, представителей туроператора и даже извинений за задержку. Единственное, что отличало бедолаг, застрявших на Глинстен-Пирсе — срок ожидания.

— Месяц! Мы сидим тут уже целый месяц! — патетически заламывая руки, вещал лохматый, оказавшийся самозваным представителем позабытых туристов. — Вы можете это представить?

— Я могу представить многое, — отозвался некромант. — Единственное, что я не понимаю — как вам удалось так долго продержаться?

Лохматый неожиданно покраснел. В голове его с бешеной скоростью замелькали яркие, но однообразные картинки: вот толпа голодных туристов потрошит портовый буфет, вот — вламывается на ближайшую ферму, сея хаос и разрушения, вот — устраивает засаду на фуры с продовольствием на ближайшем шоссе.

— Есть разные способы, — наконец ответил он. — Но мы честно за все платили. Пока деньги были. Если бы не турфирма…

— Понятно, — хмыкнул чародей. — Жертвы обстоятельств. Как все это знакомо…

— Вас тоже забывали в порту? — живо поинтересовался лохматый. — Расскажите. Ваша помощь будет неоценимой. В наших планах — организовать Партию пострадавших туристов, чтобы от ее имени продвигать законы, запрещающие подобный произвол. Надеюсь, вы понимаете, что это — единственный способ?

— Нет, — колдун недоуменно уставился на туриста. Тот закатил глаза, всем своим видом изображая страдание.

— Для выдвижения закона от имени граждан требуется сбор подписей. Не менее миллиона — для планетарного уровня, и от ста — для общегалактического. В случае с партией все меняется, — турист мечтательно улыбнулся. — Число участников уже не имеет значения. Вы меня понимаете?

— Нет, — некромант смотрел на лохматого все так же непонимающе, но в глазах светился неподдельный интерес. — Я знаю, что такое партия товара… Партия рабов, наконец. Но чтоб свободные люди объединялись в группу, как вещи — мне это решительно непонятно.

Лохматый глядел на чародея почти что с суеверным ужасом.

— А как же вы отстаиваете свои интересы, если вам незнакомо понятие «политическая партия»?

— Лично я политику не люблю, — чародей решительно поднялся с засиженной скамейки и отряхнул мантию. — Там даже для меня — слишком много грязи. Но некоторые, как мне показалось, получают от занятия этим определенное удовольствие. В общем, я обычно не вмешиваюсь.

— Невозможно жить в обществе и быть вне политики, — убежденно отозвался турист. — Когда-нибудь она вас непременно достанет. И что тогда?

— Тогда? — колдун развел руки, и между ними проскочила фиолетовая молния. — Тогда я решаю свои проблемы сам. Так получается эффективнее. А теперь, будьте добры, подскажите — где находится ферма, которую вы грабили неделю назад?

* * *

Банковский компьютер на удивление легко поддался на уговоры кибер-богини — такое ощущение, система оказалась вовсе не защищена от хакерских атак. Впрочем, внутри заточенного в бункере искина не оказалось ровным счетом ничего толкового — словно его тщательно почистили, как и портовый компьютер.

— Ладно, пойдем другим путем, — Лейна, поднатужившись, оторвала переднюю панель с системного блока. Приходилось действовать очень осторожно — богиня устав, утратила былую точность движений, а потому уцелевшая рука двигалась все менее четко. — Только осторожно, осторожно… Зараза!

Перемазанная в земле и бетоне рука соскользнула с края бронекрышки. Та с грохотом упала на место, и внутри компьютера что-то жалобно зазвенело. Монитор — убогая панель, в которой приемлемо выглядел только текстовый режим, медленно залился красным, под конец выдав сообщение о фатальной ошибке — по иронии судьбы, отлично оптимизированное именно для такого разрешения.

— Идиоты, — злобно пробормотала Лейна, тут же смутившись — впервые за сотню лет она позволила себе два бранных слова подряд. — Как же я опустилась…

Богиня уселась прямо на засыпанный обломками пол и с бессильной ненавистью оглядела аскетичную обстановку бункера: пара стульев на колесиках, полвека как устаревшие терминалы, потрескавшаяся плитка на стенах… Лейна снова вспомнила свою Обитель и ей захотелось кого-нибудь убить. Потерянные интерьеры проплывали перед глазами, заставляя разум Лейны корчиться от ненависти. Сейчас наглые захватчики наверняка добрались до личных покоев, обставленных антикварной мебелью еще со Старой Земли, и устланных редчайшими коврами — запрещенными к вывозу с планеты производителя между прочим! А феерически оснащенная кухня — единственное место, где Лейна позволяла себе расслабиться? А Волшебный сад — место, где ее впервые посетило Большое откровение? Все, все уже осквернено…

— Я их непременно убью. Всех, — богиня, собравшись с силами, поднялась на ноги. — Чего бы мне это не стоило.

Крышка отлетела в сторону, как будто за время нечаянной передышки броня превратилась в простой картон. Кристаллы голопамяти, которые прятались под ней, на первый взгляд выглядели совершенно неповрежденными, но, увы, это было не так — от них шел кислый запах горелой электроники. Впрочем, иного пути Лейна не видела.

— Когда нет гербовой бумаги, пишут на простой, — из издырявленного плаща, сложенного в несколько слоев, получилось грубое подобие мешка — достаточно прочного и объемного, чтобы донести извлеченные из недр компьютера чипы до корабля. — Вот и не будем привередничать.

* * *

Ферма обнаружилась буквально в полукилометре от забора космопорта. Впрочем, на ней царило такое же запустение, как и в порту.

— Что-то не верится мне, что все еще продолжается сиеста, — некромант кивнул в сторону мертвого дома.

— Да. Ты прав, — отозвался штурман, кинув быстрый взгляд на разгорающиеся на небе звезды.

— А еще мне кажется, что причина молчания диспетчера — вовсе не сиеста, а эти сумасшедшие, которых мы встретили, — добавил чародей. — Хотя нет, я не прав. Они не сумасшедшие — их мысли перепутаны, словно они под заклятием подчинения. Хотя никаких следов магии мне обнаружить так и не удалось. Впрочем, как всегда.

— Не сумасшедшие, значит? — дроид погрузился в глубокую задумчивость. — Интересно. Надо это обдумать. Кстати, а зачем мы сюда пришли?

— Мне нужно подкрепиться, — колдун, прищелкнув пальцами, нетерпеливо огляделся. — Ага, там что-то виднеется.

Он уверенно зашагал в темноту, таща штурмана за собой.

— Опять ноктовизор барахлит, — пожаловался тот. — Надо будет попросить Гарина посмотреть. И вообще, такое ощущение, что я на варварской планете — никакого освещения! Кстати, если ты не заметил — я так и не понял, зачем тебе я?

— Я вряд ли смогу сейчас оказать достойное сопротивление, — белозубая улыбка некроманта сверкнула во тьме. — Потому я решил, что в случае осложнений проще будет откупиться — благо, мы можем себе это позволить. А ты отлично умеешь подделывать подпись нашего любимого капитана.

Строение, куда стремился некромант, оказалось курятником, полным голодных, грязных, сонных кур, которые, стоило только чародею приоткрыть дверь, устроили дикий переполох.

— О, то, что надо, — колдун довольно потер руки. — Выпускай их по одной.

* * *

Через полчаса двор фермы выглядел так, словно курятник посетила стая голодных лис — повсюду валялись истерзанные тушки, в воздухе висела плотная пелена из пуха и перьев, но некромант впервые за много дней выглядел, как объевшийся сметаны кот.

— Все, запирай, — наконец махнул он рукой, изловив очередную курицу, решившую променять тесноту курятника на неизвестность за дверью. — Мне уже хватит.

Штурман спешно повернул щеколду и хотел в очередной раз съязвить насчет «варварского мира», но ему помешали. Курица, слабо трепыхавшаяся в руке чародея, вдруг с грохотом разлетелась мириадами капель, словно была на самом деле сделана из тонкой резины и наполнена водой. В воздухе резко запахло озоном и неприятностями.

— Не двигаться! — в глаза чародею ударил сноп света. — Попались, негодяи!

— Это, наверно, владелец, — спокойно пояснил некромант, скрестив руки на груди. Приглядевшись, дроид заметил: пальцы колдуна едва заметно подергивались — похоже, тот снова начал «колдовать».

— Да, проклятые воришки!!! — свет чуть пригас, и чародей наконец смог разглядеть стрелка — им оказался коренастый мужчина, облаченный в донельзя загаженный комбинезон. В руках он держал переливающийся фиолетовым жезл. — Я тот самый дурачок, который, сжалившись, открыл вам ворота, а вы меня взамен…

Проникновенная речь сменилась невнятным бульканьем — похоже, негодование фермера дошло до высшей точки.

— Мы не видели никаких ворот, — вкрадчиво заметил некромант. Его пальцы наконец-то перестали двигаться и, судя по его выражению лица, он ничуть не боялся незнакомца.

— Еще бы! Вы их сломали в первую очередь, — жезл, щелкнув, засветился красным. Фермер, заметив это, мрачно ухмыльнулся. — Но сейчас вы мне за все ответите. Сколько вас?

— Наверно, вы нас не за тех приняли, — чародей сделал едва заметный шаг в сторону — так, чтобы оказаться как раз между разъяренным фермером и штурманом. — Мы действительно пришли из космопорта…

— Космопорта? — взвыл незнакомец. — Да кого вы пытаетесь обмануть? Ближайший космопорт — в Элластере, за сотню километров отсюда. А здесь нет ничего, кроме моей фермы и всеми проклятой телестудии, чтоб она сгорела!

Колдун недоуменно покосился на штурмана. Тот пожал плечами.

— Я шел на маяк. Откуда я мог знать, что тут — фальшивка? Между прочим, такие фокусы настрого запрещены Уставом космовождения, параграф двадцать семь..

— Не понял, — навершие жезла качнулось, на миг отклонившись от груди чародея. — Вы что, не из этих… психов?

— Они не психи, но — да, мы не принадлежим к их числу, — лицо фермера исказила гримаса отчаянного недоверия. — И, чтобы подтвердить наши добрые намерения, мы готовы оплатить все нами потребленное. По вашей цене.

— Только по моей. И без уверток! — жезл качнулся, призывая незваных гостей следовать за незнакомцем. — Пошли, у меня есть платежный терминал.

* * *

На поверку ферма оказалась специализированным хозяйством по выращиванию особо экологичной продукции. Именно поэтому она выглядела столь архаично — даже электричество тут имелось только в особняке владельца.

— Раньше мне телестудия ничуть не мешала, — фермер, похоже, был отчаянно рад встретить нормальных собеседников, и теперь делился своими горестями, не скрывая ничего. — Даже удобно было — рекламу, там, заказать, или в какую передачу попасть. Но как они перешли на производство сериалов… — он сокрушенно покачал головой.

Подсчитав прибыль за первое полугодие производства «мыла», владельцы прослезились — вырученных денег не хватало даже на оплату коммунальных услуг. Основной причиной провала хозяева телестудии сочли неубедительную игру актеров, и это было недалеко от истины — и массовку, и «звезд» для экономии набирали по окрестным поселкам, совершенно не обращая внимания на таланты и умения. Один из владельцев, который по совместительству занимался практической психиатрией, предложил гениальный метод стимуляции будущих дарований: перед съемками на мозг актера накладывалась психоматрица прототипа. В клинике, где трудился новатор, таких матриц скопилось невероятное количество, нужная аппаратура досталась телекомпании с колоссальной скидкой, и работа закипела.

Первые пару месяцев все шло просто великолепно: расходы упали, качество продукции возросло. Сбой случился на съемках юмористического сериала про бытье позабытых на курорте туристов — матрица легла намертво, напрочь подавив прежнюю личность.

— Владельцы просто сбежали, — фермер горестно вздохнул, — а бедолаги так и остались в съемочном павильоне. Они всерьез считают себя туристами, которых обидели все, кто только можно. Они уже месяц сидят тут, требуют представителя турфирмы, консула и билетов домой, а еду добывают где придется. В основном, конечно, у меня — воруют напрямую или грабят грузовики. А это, как вы понимаете, живые деньги! Разве что куры вот остались, коров десяток и поле брюквы…

— Теперь все понятно, — некромант уважительно покачал головой. — Скажите, а эта… аппаратура в космопорту, то есть, павильоне, еще сохранилась? Было бы интересно на нее глянуть.

— Наверно, — пожал плечами фермер. — Кто ж добровольно полезет к этим психам… А вам зачем?

— Есть одна мысль, — загадочно отозвался чародей.

* * *

За время отсутствия богини курьер успел добыть свежую порцию новостей. Заглавной темой была попытка ограбления «Глории» — жемчужины Банковской ассоциации.

— Нападавшие уничтожены, надо же, — Лейна снова вызвала на экран крошечный ролик, где ракетная батарея станции эффектно разносила в клочья корабль неопознанной модели. — Банкиры теперь у нас уже и вояки!

Сообщение буквально было пропитано пафосом и ложным восторгом — уж в этом-то богиня научилась разбираться. Следовательно, на самом деле все обстояло не так радужно, как хотел это представить безымянный корреспондент. Скорее всего, оборонительные системы «Глории» вообще не сработали — либо сработали совсем не так, как хотелось бы. Возможно, и «крейсер» в ролике вовсе не был пиратским — у Банковской ассоциации вполне хватало средств, чтобы замять даже уничтожение планеты.

Впрочем, все нестыковки померкли перед роликом, завершающим репортаж. Содержание его, как и водится в таких случаях, оказалось исключительно предсказуемым: плотная брюнетка с табличкой «Аудит» на лацкане яростно обличала бандитизм в любых его формах. Интересным было то, что парочка громил в изящных костюмах на заднем фоне тщательно пытались спрятать лица от любопытного ока телекамеры. В итоге, это их и погубило — исхитрившись, оператор все-таки сумел поймать в фокус лица незнакомцев, дав в эфир дивную по качеству детализации картинку.

Лейна онемела — меньше всего она ожидала увидеть славную парочку, столь удачно засветившихся на Новой Каледонии. Третьего — пухлого толстяка с испитым лицом — поблизости видно не было, но это уже было неважно.

— Где двое, там и третий неподалеку, — прошептала она, решив оставить разбирательства с добытыми голокристаллами на потом. — А если нет — то, уверена, этой парочке все равно найдется, что рассказать!

* * *

— Мы хотим домой! — вопль в глухой ночи звучал столь зловеще, что даже некроманту стало неуютно. После того, как он узнал правду, жалости к несчастным «туристам» у него поубавилось, а интерес к бедолагам из области «просто спросил» плавно перетек в профессиональную область. — Капитан, пусти нас внутрь, мы хотим домой!

Дроид, на секунду остановившись, шустро нагнал некроманта и осторожно потрогал его за плечо.

— Киркс с гномом и Готардо заперлись внутри. Им… не по себе.

— Отлично могу их понять, — чародей хмыкнул, представил, что будет, если удастся заманить оболваненных актеров в трюм, к голодным зомби. — Слушай, есть вопрос. Мне наш капитан как-то рассказывал про сигнатуры кораблей. Как ты думаешь, нас могли «записать» при посадке?

— Непременно, — отозвался штурман. — Это автоматическая система, работает совместно с маяками дальнего привода. Ты садишься — а тебя уже проверили вдоль и поперек. Конечно, общегалактическая проверка стоит неплохих денег, и некоторые планеты на этом экономят. Как та же Новая Каледония, я уверен. Но здесь, — дроид покачал головой, — особенно после нападения «Потрошителей Зонтага»…

— То есть, если после нас останется… дурная память, это может вызвать проблемы?

— Это вызовет проблемы. А что такое?

— Да так, — некромант вздохнул. Идея быстрой кормежки зомби зачахла быстрее, чем появилась на свет. — Как ты думаешь, где могут быть эти штуки, которые психоматрицы накладывают?

— Понятия не имею, — штурман пожал плечами. — Думаю, стоит начать с подвала — никогда не видел подвала в сериалах. Только если это, конечно, не фильм ужасов. Но ты так и не сказал, зачем тебе понадобились эти проекторы.

— Помнишь, как я Киркса «обучил»? — чародей хихикнул.

— Это когда ты руками размахивал, а потом сказал, что у тебя раньше шизофреники получались?

— Именно. Эффект на этих… актерах очень похож на мои неудачные опыты. Так что мне, во-первых, интересно — как такого можно добиться без магии, а, во-вторых, это может мне пояснить, почему у меня все получилось только с Кирксом. Побочным эффектом этого будет исцеление какого-то количества вонючих безумцев.

— Для начала придется отыскать проекторы. Может, их все уже вывезли. А потом — уговорить «туристов» тебе помочь.

— Ну, на самом деле, определенную трудность представляет только первый пункт, — некромант зловеще хохотнул. — А уж убеждать… я умею. Особенно податливых к чародейству существ.

Глава 23. Тайны памяти

Подвал телецентра представлял собой натуральный лабиринт. Если в природе и существовала точная карта всех коридорчиков и комнат, то, вероятно, хозяева прихватили ее с собой во время поспешного бегства.

— Мы тут никогда ничего не найдем, — штурман задумчиво потыкал пальцем в черные дыры от шурупов, которыми когда-то к стене крепилось что-то важное.

— Должны, — коротко отозвался некромант, секундой позже, впрочем, поправившись, — точнее, хотелось бы.

— Я бы тебе советовал утолить свою жажду познания как можно быстрее. Топлива нам, как ты понимаешь, получить не удалось — из муляжа много не добудешь. Хорошо, ты хоть двигатель накормил…

— Ага, — мрачно отозвался чародей. — Только в следующий раз надо будет не доводить его до такого состояния. Пусть лучше питается курами — лично для меня это будет намного приятнее.

— Кстати, а что он такое с тобой сотворил? И почему ты сказал, что к тебе опасно притрагиваться?

Некромант, сухо усмехнувшись, потер подбородок. Он не представлял, как будет объяснять механизму категории, которые даже живые не вполне могли понять. Впрочем, определенный опыт у него уже имелся — сколопендра, привязавшаяся к нему на Новой Каледонии, оказалась чрезвычайно, временами даже чрезмерно любознательной. С одной стороны, чародею льстило такое внимание — за полвека самостоятельной жизни он так и не решился завести ученика, а с другой стороны, у гигантского насекомого совершенно отсутствовало понятие такта. Сколопендра вполне могла поднять колдуна на ноги и в полночь, и рано утром, и даже через пять минут после отбоя — она хотела ответов, а некромант, помня об отменной устойчивости ее хозяев к магии, предпочитал не сердить насекомое.

— Может, отложим лекцию? — чародей окинул тоскливым взглядом темные коридоры. — Мне кажется, для нее сейчас не самое подходящее время.

— Ты надеешься, что я забуду, — отозвался штурман. — Компьютеры не забывают. По крайней мере, не так, как люди.

— Я в курсе. — язвительно хмыкнул колдун. — У вас все, не как у… живых. Но, действительно, сейчас не время для обсуждения столь тонких материй. Давай найдем эти… проекторы, потом заправимся — и после возвращения на «Улисс» я расскажу тебе все, что ты так жаждешь знать. Идет?

— Идет, — дроид точно воспроизвел голос некроманта. — Как ты видишь: даже если ты забудешь — я сумею напомнить.

* * *

Все комнаты оказались крепко заперты — кто-то, не пожалев времени, наварил поверх дверей стальные прутья, не рассчитывая на надежность замков. Впрочем, особо это не помешало — штурман, позаимствовав с пожарного щита небольшой топорик, легко проделывал в армированном пластике небольшую дыру, запускал внутрь гибкий тросик с зондом-камерой на конце.

— Ну что? — скучающим голосом поинтересовался чародей.

— Это не проекторы, — отозвался дроид, сматывая тросик. — Как и в предыдущих ста сорока трех комнатах.

— Может, ты просто их не опознал? Тут, все-таки, очень много разнообразной техники.

— От другого… человека это звучало бы как оскорбление, — холодно ответил штурман. — Но лично тебе я поясню — я отлично разбираюсь в классической электронике, немного понимаю биомашины, и совсем чуть-чуть — нанотех, и этого вполне хватает, чтобы опознать и разобраться в принципах работы любого устройства, выпущенного людьми.

— Убедил, — некромант вздохнул. — Ну что, пошли дальше?

— Погоди, — дроид, задумавшись на секунду, принялся разматывать тросик с зондом. — По-моему, я там видел включенный пульт. Первый раз за все время поисков, кстати.

* * *

Курьер медленно полз к станции, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания. Сейчас Лейна бы отдала многое за возможность снова очутиться на своей яхте, с непробиваемыми экранами, вышколенным экипажем, где ее ценили, и достаточно было лишь моргнуть, чтобы все желания исполнились.

— Неизвестный корабль, прием, — на панели заморгал индикатор входящего вызова. — Неизвестный корабль, ответьте немедленно, или мы будем стрелять!

— Слушаю вас, — богиня быстро оглядела кабину в поисках таблички с позывными корабля. — Чего вам?

— Неизвестный корабль, доложитесь по всей форме, — в километре прямо по курсу вспыхнуло огненное облачко, и корпус курьера неприятно скрипнул, приняв в себя порцию шрапнели. — Это первое предупреждение.

— Почему вы в меня стреляете? — Лейна торопливо отстегнула ремни безопасности и кинулась в корму кораблика, надеясь, что чувствительности гарнитуры хватит. — Я буду жаловаться!

Кораблик тряхнуло еще сильнее, связь отключилась, а пульт засиял красным.

— Внимание, корпус утратил герметичность, — раздался безупречно вежливый женский голос. — Возможная проблема…

— Заткнись! — крохотный клубок плазмы, вылетев из культи, оставил в переборке уродливую дыру. Голос, закашлявшись, продолжил.

— Обнаружено возгорание. Система пожаротушения не установлена. Для ее приобретения, пожалуйста, обратитесь в ближайший сервисный центр.

Курьер встал на дыбы, словно он с размаху налетел на бетонную стену. Палуба пошла волнами, плафоны разлетелись вдребезги, а в воздухе резко запахло топливом.

— Прощай этому дому, пойду к другому, — Лейна, заклинив внутренний люк шлюза, принялась долбить уцелевшей кистью по внешнему. Металл гнулся, как пластилин, но напрочь отказывался рваться. — Открывайся, давай!!!

* * *

Оператор защитного кольца «Глории» чувствовал себя самым несчастным человеком на свете. За его спиной стоял начальник смены, директор и аудитор от Банковской ассоциации с парой мордоворотов на подхвате. Вся эта компания излучала настолько концентрированную ярость, что, казалось, еще немного, и с пульта начнет осыпаться краска.

— Все в порядке? — директор обдал парня волной перегара, и тот закашлялся. — Я спрашиваю — все в порядке?

— Полнейшем, — потная рука излишне торопливо крутнула шарик системы наведения, звезды на экране закружились, и «умная» система наводки перебросила фокус на другую батарею.

— Тогда где этот корабль?

— Одну… одну минутку, — оператор шустро переключился обратно, одновременно увеличив картинку втрое. — Вот он!

Кораблик на экране отчаянно походил на рабочие лошадки почтовых линий. На боку даже виднелись остатки эмблемы, но разобрать ее на издырявленном металле не представлялось возможным.

— Я бы сказал — это курьер, — отозвался один из громил. — Грузоподъемность полтонны, крейсерская скорость… Впрочем, это неважно.

— Вы говорите как специалист, — директор на миг отвлекся от монитора, и оператор наконец-то перевел дух.

— Я любитель, — холодно отозвался шкафоподобный красавчик, которого аудитор звала Эль Терро.

— Но такие знания…

— Я любитель. И, давайте, закончим на этом.

— Ладно, — директор повернулся к задрожавшему оператору. — Ну, что там?

— Осталось только добить, — курьер на экране активно дымил, временами совсем пропадая в облаках тумана. — Его даже сажать опасно. Еще взорвется…

— Жаль, — директор задумчиво побарабанил по пульту. — Цель захвачена?

— Так точно. Жать вот сюда, — оператор услужливо показал в алую кнопку под экраном.

— Благодарю.

* * *

Израненный корабль взорвался не хуже праздничной петарды. Взрывная волна нагнала Лейну через минуту, немного сбив ее с курса — к счастью, богиня учла это при прыжке, прихватив из аптечки баллончик с пеногипсом. Она уже знала, куда править — в район ажурных радиаторов теплообменника. Даже если там окажется нестерпимо горячо для человека — кибербогиня сумеет найти там пристанище и жизненно необходимую энергию, а со временем — и лаз внутрь станции.

А пока — пусть безбожные обитатели «Глории» считают ее мертвой.

* * *

— Тут есть сигнализация, — дроид осторожно расшатал разбитую филенку. — И комната, похоже, обитаема… По крайней мере, была обитаема не так уж давно. Не больше дня назад.

— С чего ты это взял? — некромант с любопытством глянул на штурмана.

— На дальнем столике стоит кофейный автомат. Рядом — коробка с обедом, в составе которого есть салат. Тот не слишком подсох, — штурман издал металлический смешок, и чародей отчаянно пожалел, что у механизмов нет такого понятия, как «выражение лица».

— Потрясающе, — колдун беззвучно поаплодировал электронному коллеге. — Может, ты еще скажешь, кто это там сидел?

— Я думаю, теперь твоя очередь, — дроид, сунув руку в проем, принялся что-то с треском выкручивать. — Только вот доломаю сигнализацию.

Комнатка оказалась отлично оборудованным постом безопасности — с десятком телеэкранов, голопроектором в стороне, и накрепко запертой оружейной стойкой у неприметной серой двери, в конце зальчика.

— Мы в прямом эфире, — дроид, хмыкнув, ткнул в ближайший монитор. — Наша пташка, крупным планом.

— Не похоже, — некромант с подозрением покосился на серый экран, на котором белели два ряда цифр.

— Наш регистрационный код, — пояснил штурман. — Похоже, они решили дополнительно проверить, кто пожаловал к ним в гости.

— Но ты же сажал нас на обычный космодром, нет?

— Я шел на маяк, — дроид, пожав плечами, вытащил из-под кирасы длинный кабель с универсальным разъемом на конце. — Установка ложных маяков запрещена. Всего одна жалоба в Галактический патруль — и местных прошерстят так, что мало не покажется.

— Тогда в чем же дело?

— Разбираюсь, — отозвался штурман, воткнув кабель в разъем на панели. — Если тут не стоит какой-нибудь хитрой защиты… И если мне дадут достаточно времени…

* * *

Ждать ответов на свои вопросы пришлось долго: «туристы» устали митинговать у корабля и убрались обратно в здание, а некромант успел перекусить, позаимствовав из спрятанного под консолью холодильника «обеденный рацион?2».

— Сюда кто-то идет, — вдруг сказал дроид, не делая ни единой попытки отключиться от компьютера. — Сигнализация сработала.

— Ты же сказал, что отключил ее!

— Я отключил ее со стороны коридора. Но, похоже, это не единственный способ сюда попасть.

— Ясно, — некромант кинул быстрый взгляд на неприметную дверь в стене. — Свет погасить можешь?

— Без проблем, — комната погрузилась в приятную полутьму.

Колдун прижался к стене, прикрывая глаза. Перед внутренним взором вспыхнула картина «мира теней» — странного пространства, наполненного образами из прошлого и будущего, которые, смешиваясь, образовывали тени настоящего. Впрочем, иногда некроманту казалось, что именно настоящий мир и есть отражение того «другого».

Малозаметная дверь вела в длинный коридор, через полсотни метров круто забирающий влево. По нему ползло скопище тусклых огоньков — не меньше десятка, а на почтительном расстоянии от них шли еще три. Все они уже боялись — и это изрядно облегчало задачу некроманта.

— Хорошо, что я поел, — колдун выудил из-под мантии покрытый рунами жезл — осколок родного мира, единственную вещь, которая даже здесь работала правильно. — Но это даже хорошо. Заодно можно будет пополнить мою небольшую армию.

— В каком смысле? — дроид непонимающе оглянулся на чародея.

— Не отвлекайся.

Бетонный пол надежно изолировал комнатку от сферы Земли, а потому огненная пентаграмма вспыхнула ровным оранжевым пламенем, наполнив чародея звонким чувством всемогущества. Рубиновые огоньки замерцали в такт едва слышному напеву колдуна, а секундой позже застыли, медленно меняя цвет на пепельный.

— Идите ко мне, — прошептал колдун, и огоньки послушно двинулись вперед.

* * *

— Мы должны срочно улетать.

— Об этом не может быть и речи, — Рита Валенти с нейлоновым скрипом закинула ногу на ногу. — Я достаточно глотала пыль на Новой Каледонии, и не собираюсь туда возвращаться. Как и в любое другое место подобного пошиба.

— Ты не понимаешь…

— Нет, это ты не понимаешь, дамский угодник! — аудитор вскочила, отшвырнув сигарету. Та, рассыпая искры, исчезла в пышном ворсе ковра, а секундой позже оттуда начала струиться тонкая струйка дыма. Эль Драко, до того старавшийся держаться в тени, со вздохом затоптал окурок.

— Милая, может, не стоит так резко реагировать? Мой друг обычно говорит дельные вещи.

— Не уверена, — брюнетка щелчком выбила из пачки новую сигарету, но раздражение ее поутихло. — Впрочем, если ты так говоришь…

— Он здесь. Я чувствую, — бывший квартмейстер потер лоб. — Мне снова страшно.

— Да неужели! — язвительно воскликнула аудитор.

— Погоди, — лицо Эль Драко застыло. — Ты, случаем, говоришь не о…

— О ней, — Эль Терро, на секунду замолчав, налил себе водки. — Я знаю, что ты хочешь сказать. Что это невозможно. Что я слишком долго ходил в рейды. Что мне стоит подлечить психику — притом не таблетками, а в хорошей клинике с репутацией. Возможно, ты и прав. Но… давай улетим отсюда. Подальше. У меня осталось слишком мало друзей.

— Что за бред?

— Это не бред, — грустно улыбнулся Эль Драко. — Это, собственно, причина нашего прибытия на Новую Каледонию.

— Да, ты говорил о какой-то твари, которая взорвала наш линкор. Выглядело чистой фантастикой, если честно.

— Мой друг хочет сказать, что эта тварь прибыла сюда.

— Бред. Это же за тысячу световых лет отсюда! Да и как она могла пережить взрыв?

— Как-то пережила.

— Я думаю, она — настоящий владелец тех замечательных брусочков, которые мы сдали в банк на Новой Каледонии. А поскольку мы — единственные выжившие, то…

В кабинете воцарилось тягостное молчание. Рита, в две затяжки выкурив сигарету, потянулась за следующей, но ее руку перехватила клешня Эль Драко.

— Не стоит, дорогая. Нам еще надо успеть на космоплан.

* * *

У стены в ряд лежало пятнадцать тел в одинаковых зеленых комбинезонах с незнакомыми эмблемами.

— Что ты с ними будешь делать?

— Физическое состояние никакое. Делать из них зомби нет смысла, — отозвался некромант. — Можно скормить нашей троице… Но я бы предпочел сперва их допросить. Мне крайне интересно, что они тут делают — эта комнатка как-то не укладывается общую картину. Кстати, ты что-нибудь разузнал?

— Это автономный блок, — дроид ткнул в консоль, где сбоку темнела щель загрузочного механизма. — Насколько я понял, информация тут копится всего неделю, а потом ее забирают на голокристалле. Муторно, но надежно защищает от взлома. Тут даже нет сведений, кому понадобилась эта вся затея.

— А гербы на одежде тебе что-нибудь говорят?

— Конечно, — штурман хихикнул. — Производственное объединение «Галактическая одежда». В общем, кто-то очень хорошо позаботился об анонимности. Разве что эти субчики расколятся.

— Куда они денутся… — чародей прищелкнул пальцами, и крайний в ряду очнулся. — Ты слышишь только мой голос. Ты будешь отвечать на мои вопросы честно и без утайки. Понятно?

— Да, — отозвался лежащий, и у него изо рта пошла пена.

— Он умирает! — колдун недоуменно воззрился на корчащееся на полу тело. — Он умирает, слышишь?

— Удивительно, — отозвался штурман, запихивая под броню инфокабель. — У человека, который любит делать остальных мертвыми, вдруг умирает еще один подопытный. Крайне редкий случай, я бы сказал.

— Прекрати язвить, — некромант пощупал горло трупа. — Мертв. Гарантированно. Неприятно. На моих глазах помер совершенно здоровый человек — и я даже не понимаю, почему.

— Это уже интересно. Я, конечно, в строении людей не особо разбираюсь, но, если принять во внимание системы жизнеобеспечения и санитарные нормативы — у вас должен быть неплохой запас прочности. Хотя бы капитана взять — такую гадость пьет, а все еще жив.

— Вот и я о том же, — колдун склонился над следующим телом в ряду. — Как я не люблю копаться в чужих мозгах… Хотя сейчас, наверно, другого выхода нет.

Лицо некроманта заострилось, а сам он задрожал, как будто стоял нагишом на ледяном ветру.

— Узнал что-нибудь? — поинтересовался дроид.

Чародей скривился, прижав ко рту палец.

— Молчи… пока я… не разрешу.

* * *

Сознание некроманта словно провалилось в бездонную пропасть, стены которой были изукрашены чудовищными барельефами, где неописуемые чудовища пожирали друг друга на фоне пылающих городов. Чародей не знал, что это такое, но каждый раз это зрелище пугало его до полусмерти, напоминая о том, что есть вещи хуже смерти. Пропасть вскоре превратилась в низкий кирпичный туннель, наполовину заполненный жидкой грязью, и только тогда колдуну удалось стать на ноги.

Он словно живьем перенесся внутрь плененного сознания, напрочь утратив связь с реальным миром. Здесь имела значение только сила воли — и пока некромант остается силен, он помнит путь назад. Но стоит его решимости поколебаться — настоящий выход затеряется в мириадах ложных, и колдун рискует остаться тут навсегда.

— Имя! Назови свое имя! — провыл ветер в тоннеле, и грязь стала бугриться, постепенно формируя торс человека.

— Нет, — некромант выкинул руки вперед, формируя перед собой серебристый щит. — Я — твой повелитель. Ты подчинишься мне.

— Имя! — голем открыл глаза, полыхающие алым. — Или ты умрешь жестокой смертью.

Щит выстрелил потоком золотых искр, на секунду окутавших противника сияющим гало.

— Ты подчинишься мне, — спокойно повторил колдун. Жезл сработал правильно, и все привычные заклинания работали, как положено.

— Неее… — голем схватился за лицо, словно намереваясь выдавить себе глаза. — Ты…

Воздух, казалось, сгустился до желеобразного состояния, но некромант заставил себя вспомнить — тут нет необходимости дышать. Защита не сработала — точнее, не сработала, как положено, выявив истинного противника, вместо того, чтоб убить жертву, а если повезет, и сыщика.

Теперь чародей отчетливо видел зеленую металлическую змею, которая присосалась к основанию черепа голема. Она отчаянно пульсировала, не в силах преодолеть заклятья чародея.

— А, вот ты где, — неслышно прошептал некромант, выстреливая из щита еще один поток золотых искр. — Ты-то мне и нужна!

Змея с хрустальным звоном разлетелась в клочья. Тоннель отозвался низким гулом, словно чародей стоял под многотонным колоколом. Звук усиливался, заставляя стены дрожать, как припадочные, по сочащейся водой кладке побежали трещины, и колдун очнулся.

* * *

— Это выглядело очень неприятно, — сказал дроид, поправляя разодранную мантию на груди чародея. Тот, приподнявшись, поморщился — ребра болели, словно по ним прошлись дубиной, а кожа в области сердца горела огнем. — У тебя, между прочим, останавливалось сердце. К счастью, непрямого массажа с электрошоком хватило, чтобы запустить. Когда вернемся на корабль — проверься у автодоктора — мне не нравится, как у тебя ребра звучат.

Некромант глубоко вздохнул, тут же скривившись от резкой боли.

— Два слева сломаны. Ничего, заживет.

— Конечно, — хмыкнул штурман. — Я ж не просто так в медотсек уйму средств угрохал. Единственно, что не получится — это трансплантациями и клонированием заниматься, а все остальное — без проблем.

— Ну, клонировать я и сам умею, — чародей потер ноющий лоб. — Все, давай будить этого. Надеюсь, мне все удалось сделать правильно. Повторной пытки я не вынесу.

* * *

Корвет взлетел на рассвете — в тот самый час, когда сон сковывает даже самых стойких. Едва слышно гудя двигателями, он скользнул над разоренными полями несчастного фермера, над кладбищем техники, над оцепеневшим во сне городком и аккуратно приземлился в полутора сотнях километров к югу — на поле, которое с орбиты выглядело обычным выпасом.

Как выяснилось, фермер рассказал лишь то, что знал — а знал он немногое. Обкатав на актерах технологию матрицирования, владельцы телестудий начали внедрять новинку везде, где только можно. Так у них появились беззаветно преданные охранники, абсолютно надежные курьеры, безупречно исполнительные подчиненные. Зародыш грядущей диктатуры медленно разрастался, пуская метастазы всюду, куда получалось дотянуться, и ждал момента, чтобы выйти наружу. Тысячи спящих агентов честно трудились по всей галактике, ничуть не подозревая о своей истинной роли, а те, кто уже работал на грядущую империю — не могли об этом рассказать.

— Наверно, мне первому удалось взломать защиту, — некромант хмыкнул. — Знаешь, тот, кто это придумал — был гений. Безумный, злой — но гений. Надо непременно с ним познакомиться.

— Зачем? — искренне поинтересовался штурман.

— Чтобы не разбираться в этой… технике самому, а получить сведения из первых рук. Точнее, из «первой головы». Ты же механизм, ты и близко не представляешь, что сотворил этот умелец! У него получилось реализовать магический эффект техническими средствами. Это невероятно! — колдун буквально сиял от восторга. — В общем, он мне нужен. Не меньше, чем Кирксу его старый корабль. А то и больше.

— Думаешь, мы его так просто отыщем? — дроид покосился на обзорный экран, на котором под луной серебрилась трава — идеально мирный пейзаж, напрочь изгоняющий мысли о хоть каком-то подвохе.

— Но это место-то мы отыскали, — некромант холодно улыбнулся, потирая ладони. — Ладно, если это база — займись поисками топлива, а я… прогуляюсь.

Глава 24. Спасибо за информацию

На панели селектора заморгал индикатор срочного вызова. Профессор, едва сдержав приступ ярости, до хруста вдавил кнопку.

— Я приказал не тревожить меня!

— У нас проблемы, — голос начальника охраны звучал совершенно безжизненно, и профессор на миг даже засомневался — стоило ли накладывать на его мозг психоматрицу аллигатора. — Вторжение.

— Ну так разберитесь с ним!

— Охрана не в состоянии оказать штурмовикам адекватного сопротивления.

— Что значит — не в состоянии? — профессора на миг пробрал холодный пот. Он лично подбирал охрану, избавив от лучших специалистов спецназ доброго десятка систем. Армия будущей Империи была лучшей, ей не мог противостоять даже Галактический патруль — что не раз проверялось на дальних базах. И теперь вот нашелся безумец, бросивший ей вызов? — Дайте картинку.

Панорамный экран в конце зала моргнул, меняя изображение общего чертежа ментопроектора на картинку с камеры наблюдения. Та была отвратительно зернистой, но и увиденного профессору хватило за глаза.

По главному коридору, прячась за спины солдат в знакомой форме, неторопливо двигался дохляк в черном плаще. Перед собой он держал изогнутую палку, наконечник которой ослепительно сиял. Время от времени оттуда вырывалось нечто, до безобразия похожее на сгустки обычного тумана. Сей климатический феномен обладал чем-то вроде интеллекта — белесая дрянь, кружилась по коридору, играя в «пятнашки» с обезумевшими от ужаса солдатами. Броня вовсе не мешала климатическому феномену — прильнув на секунду к перекошенному лицу, туманный сгусток летел дальше оставляя за собой безвольное тело, а то секундой позже поднималось, присоединяясь к атакующим. Уцелевшие солдаты палили в ответ, но без толку — импульсы лазера оставляли в штурмовиках аккуратные дыры, которые им ничуть не мешали.

Профессор снова утопил клавишу вызова.

— Откуда они взялись?

— Приземлились на открытой площадке. Система безопасности отключена до возвращения разведгруппы, как вы и приказали.

Ученый, не веря своим глазам, всмотрелся в экран монитора. Крайний в шеренге подозрительно напоминал сержанта Дейница.

— Идиот! Это и есть разведгруппа!

— Именно так им и удалось проникнуть внутрь. Они доложили по всей форме…

— Тогда почему, изволь спросить, они атакуют нас? И почему они уже на втором уровне?

— Существо в черном обладает не совсем нормальными… способностями. Он выбил бронедверь.

— Поразительно, — профессор задумчиво побарабанил пальцами по консоли. — Надо обязательно захватить его живым!

Экран вспыхнул ослепительно белым, словно перед объективом взорвалась светошумовая граната.

— Они взламывают дверь на третий уровень! — впервые в голосе начальника охраны прорезались испуганные нотки. — Мы не можем их остановить!

— Используйте турели! Как можно работать с такими кретинами…

— Система безопасности взломана. Мы успели только заблокировать двери.

Профессор неподвижно застыл в кресле. На миг ему показалось, что в комнате стало невероятно холодно.

— Радиограмму в центр: «Точка потеряна. Подробности лично». Приготовьте все к взрыву. И приготовьте мой личный челнок — я улетаю.

* * *

Лючок топливозаправщика оказался искусно запрятан в пластиковых кустах. Насос был весьма мощным, буквально за полчаса наполнив объемистые баки корвета доверху. Защита же на дозаторе отсутствовала вовсе, что изрядно насторожило дроида. К сожалению, спросить о причинах такой беспечности было не у кого — некромант прямо перед посадкой заперся в первом трюме, где лежали парализованные солдаты. Единственный патрульный, кого колдуну удалось «разблокировать», сбежал, как только корвет оторвался от летного поля странной телестудии, и чародей не стал его останавливать.

Разумеется, у некроманта имелся план — даже Киркс не поверил бы в то, что колдуну просто захотелось подышать свежим воздухом. Плохо было то, что, случись ситуации измениться, времени на ответную реакцию оставалось чересчур мало.

Словно отзываясь на невеселые мысли штурмана, глубоко под землей взвыли моторы, и полянка вздрогнула. Искусственную траву перечеркнул черный разлом, секундой позже сверкнувший полированной сталью — многотонная крышка люка медленно открывалась, обнажая вход в секретный ангар.

— Человек в черном, ты слышишь? — дроид послал в эфир короткий импульс, отчаянно надеясь, что некромант не отключил рацию.

— Я несколько… занят.

— Наблюдаю приготовления к старту из подземного ангара. По-моему, кто-то пытается сбежать.

— Задержи их. Любой ценой, — в голосе чародея прорезалось нетерпение. — Постараюсь прибыть как можно скорее.

— Будешь должен, — хмыкнул штурман, припомнив любимую фразу людей в подобных ситуациях. — Хотя я никак не могу себе представить, что мне может понадобиться от чародея.

— Буду. Только останови их. Вернусь через пять минут.

Корвет, легонько взрыкнув двигателями, приподнялся над лужайкой — как раз настолько, чтобы суметь развернуться без лишнего шума. Толстая нашлепка на носу сигары скользнула вниз, обнажив серые рыльца противометеоритных пушек.

— Надеюсь, это поможет, — дроид тщательно прицелился в крышку ангара, ставшую почти вертикально, и открыл огонь.

* * *

Челнок урчал, прогревая свои двигатели. Профессор торопливо пристегнулся: эта модель была оснащена особо мощными бустерами, которые при взлете обеспечивали зверские перегрузки, но здорово уменьшали время нахождения корабля в зоне планетарной обороны.

— Защита базы отключена?

— С момента вылета патруля, двенадцать часов назад, — лицо командира отряда не выражало совершенно ничего. — Как и было приказано — не активировать защиту до их возвращения.

— Летим. Как можно скорее, — профессор изо всех сил пытался сохранять спокойствие. Матрицы рептилий, наложившись на сознания охранников, подарили людям исключительную чувствительность к эмоциям, а в особенности — к неуверенности и страху. Это было даже удобно — модифицированная стража отменно выявляла шпионов еще до того, как те проявляли себя, но сейчас это могло сыграть против хозяина. Профессор проклял тот день, когда решил усилить «инициативу при взаимодействии с условно подозрительными» — если приоритеты в программе поведения начнут конфликтовать, никто не возьмется предсказать поведение «матрикантов».

— Слушаюсь, — капитан смерил профессора взглядом, полным профессионального подозрения.

Кабину наполнил тревожный писк — десятисекундная готовность к форсированному старту, и профессор постарался расслабиться — в таком состоянии перегрузки переносились легче всего. Внезапно по корпусу челнока что-то зашуршало, а секундой позже потолок кабины со скрежетом выгнулся, словно по кораблю со всего размаху ударили гигантской дубиной.

Писк сменился сиреной. Профессор вдавил кнопку вызова стюардессы.

— Что такое? Почему не летим?

— Корпус поврежден. Нарушена герметичность, смят вертикальный стабилизатор, уничтожен радарный блок…

— Хватит! Что произошло?

— Нас завалило обломками люка. Общий вес обломков — двадцать три тонны. Вероятно, на летном поле — засада.

— Почему не доложили?

— Вы не спрашивали.

— Проклятье, — профессор отключил связь. — Обо всем приходится думать самому!

Он торопливо отстегнул ремни и кинулся к заднему люку. Теперь единственным шансом уйти было воспользоваться технологическим тоннелем, который вел к ближайшему канализационному коллектору. Когда-то его беспокоила столь явная уязвимость в защите. Сейчас он был готов расцеловать архитектора за эту небрежность.

* * *

В голове штурмана пискнуло.

— На связи.

— Как там наши дела? — осведомился некромант.

— Крышка обломилась почти у самого основания. На поверхности обломков почти нет. Шум двигателей не фиксирую уже вторую минуту.

— Он не взлетел?

— Если бронекрышка была выполнена по всем стандартам — в шахте лежит порядка двадцати тонн обломков. Из-под такого груза не выберется даже штурмовик — а я, все-таки, не думаю, что тут держат технику такого класса.

— Можно было сказать короче, — некромант на секунду замолчал. — Я немного задержусь — хочу проверить один подозрительный импульс. Если интересно — он движется как раз от ангара.

— Поторопись. Мы наделали много шума.

— Принято, — связь с треском отключилась.

* * *

Трубы подрагивали под ногами, словно живые, поплевывая во все стороны струйками «ароматной» жидкости. Костюм ценой в хороший дом был безнадежно испорчен, но профессор чувствовал, что погоня ничуть не отстала, а потому не сожалел.

— Миллион тому, кто вытащит меня из этой заварухи, — шептал он, прыгая по осклизлому металлу. — Нет, два миллиона. Или даже три. Одолжу даже без процентов!

— Скряга! — раздался за спиной безмятежный голос. — Хотя это даже к лучшему — услышав твое бормотание, я даже сперва подумал, что ты остался в подземном ангаре.

Профессор резко обернулся, чуть не свалившись в зловонную жижу.

— Кто вы такой? — резко спросил он, стараясь придать своему голосу начальственную властность. — Что вам нужно?

— Ты создал весьма интересную технику работы с разумом, — пришелец, казалось, не испытывал никаких неудобств. — Она меня очень интересует.

— А, так тебя подослали эти… мерзавцы? — профессора вдруг охватила безумная ярость. Он совершенно забыл о том, что до кодовой двери в секретный отнорок оставалось всего полсотни метров, а под пиджаком, в элегантной кобуре прячется компактный парализатор. — Ублюдки, которые только и могут, что воровать чужие идеи?

— Я пришел сам, — из навершия жезла вырвалась зеленая молния, и профессора парализовало. — Поскольку, как я уже сказал, меня крайне интересует твоя работа.

* * *

Профессор изо всех сил пытался сопротивляться, но безуспешно — нечто неведомое, напрочь сковав его волю, тащило тело ученого вперед.

— Моя новая армия, — незнакомец ткнул в уже очухавшихся солдат. — Ты хочешь что-то сказать? Я разрешаю.

— Убейте его! Он шпион! Скорее, чего вы ждете? — профессор заорал во всю мощь своих легких, но тщетно — наемники, еще вчера такие послушные, тупо смотрели на бывшего повелителя.

— Еще что-нибудь? — кротко осведомился некромант. — Ты потерял над ними власть, старик. А они скоро потеряют и жизнь — точнее, то жалкое подобие, которое ты им оставил.

Профессору внезапно стало очень холодно, словно его выставили на лютый мороз, предварительно облив водой. В голосе незнакомца не слышалось даже намека на бахвальство — он просто делился планами, ничуть не сомневаясь в своих силах.

— Кто ты такой? — голос шипел, как проколотая шина, но чародей расслышал.

— Если верить уверениям моих друзей, я — вещь совершенно невозможная в вашем мире. Видишь ли, я — практикующий некромант, неосторожным словом занесенный в ваш мир. Силы, которые приходят по моему зову, тут совершенно неизвестны — что даже удивительно, учитывая, сколько вы изобрели новых способов убийства. Это же обеспечило мне определенное преимущество в битве с твоим воинством. Впрочем, поговорить мы сможем и позже. Так, войско, слушай мою команду! Построиться в колонну по три и за мной. Не отставать.

Наемники, вздрогнув, дружно исполнили команду. Профессора передернуло — лица солдат были совершенно безумны.

— Что ты с ними сделал?

— Потом, — чародей махнул рукой. — Потом поговорим. Поверь, у нас будет еще много времени.

* * *

— С пополнением, — дроид оглядел стройную колонну наемников. — Куда их?

— Хороший вопрос. — некромант задумчиво глянул на «пополнение». — А куда они влезут?

— В первый трюм — только стоя, там половина добычей занята. А во второй… — штурман хмыкнул.

— Тогда в первый — десяток, остальных во второй, — некромант решительно махнул рукой. — Это будет хорошим поводом испытать еще одну мою теорию.

— Почему-то я считаю, что мне не стоит ее знать, — подумав, отозвался дроид. — Поэтому я не стану тебя слушать, а просто открою створки.

— А зря, — некромант выглядел уязвленным. — Она интересная.

— Как-нибудь потом.

* * *

Новый Уэддел матово сиял на обзорном экране, обещая в точке приземления сплошную облачность и затяжные дожди.

— Дрянь погодка, — штурман постучал по индикатору метеосводки. — Внизу штормовой ветер и снег с дождем. В диком мире я бы сказал — просто непогода, но здесь явно сбросили климатическую бомбу.

— Климатическую бомбу? — заинтересовался гном. — Это как?

— Крайне неприятная штука, — альтиметр на панели, щелкнув, переключил режим из «дистанции» в «высоту над уровнем моря». — Если, конечно, это не утка. Кстати, я бы советовал пристегнуться. Сейчас начнется.

Что именно начнется, гном уточнить не успел — корвет вдруг подбросило так, словно кто-то изо всех сил пнул кораблик под брюхо. Секундой позже корма провалилась вниз, хрипло завыла сирена автопилота, предупреждая о критическом угле снижения, а на панели замигала лампочка экстренного старта.

— Нам предложено выйти на орбиту, — пояснил гному штурман. — Автопилот считает, что мы разобьемся.

Гном хотел ответить, но тут корвет, протяжно застонав всем корпусом, выровнялся, и Гарин поплотнее стиснул зубы, пытаясь загнать желудок на место, предписанное природой.

— Я тоже так считаю, к слову, — дроид толкнул штурвал от себя, и кораблик свалился в крутое пике. Хрип сирены сменился пронзительным писком альтиметра. — Впрочем, где наша не пропадала! — он быстро перекинул энергию на носовые двигатели, и сигара корабля застыла вертикально, подрагивая на ослепительно белом облаке плазмы. — Так, если я ничего не напутал — мы должны уже видеть взлетную полосу…

Экран вдруг затянуло белым, а на экране метеомонитора «-2» вдруг сменилось алой «+67».

— Не напутал, — удовлетворенно отозвался штурман, медленно вытягивая штурвал на себя. Сигара корабля, затрепетав, начала заваливаться на бок. — Итак… сейчас нас тряхнет!

В последнюю секунду перед, казалось бы, неминуемой катастрофой импульс маневровых двигателей перевернул корабль так, чтобы он упал на залитый водой бетон все-таки днищем, а не боком. Коротко взревела посадочная группа, притормаживая многотонную махину, и корвет наконец застыл неподвижно, напоследок изрядно тряхнув свое содержимое.

— Мы сели, — дроид небрежным жестом отключил питание от двигателя. — Можно расслабиться и, наконец, высказать все, что вы обо мне думаете.

* * *

«Буревестник» стоял точно там же, где его оставили — в отдельном ангаре, проплаченном на год вперед и выстывшем, как склеп на ветру.

— Моя ласточка! — Киркс, увидев старый корабль, чуть не прослезился.

— Да что ей сделается, — штурман навалился на створку пассажирского люка. Та, для приличия с минуту посопротивлявшись, отворилась с душераздирающим скрежетом. — Хотя нет, сделается, и очень даже…

Пол шлюза совершенно зарос ржавчиной. Ее потеки виднелись и в петлях, и на вентиляционных решетках, и даже на стенах, таинственным образом обрываясь на высоте двух метров от пола.

— Если бы это был обычный, морской или речной корабль — я бы сказал, что он утонул, — Гарин, задумчиво хмыкнув, провел по стене пальцем. — Но ненадолго. Дней на пять. Но давно.

— Надо посмотреть новости, — дроид, подергав присохший внутренний люк, выбрался наружу. — А то все это выглядит чрезвычайно подозрительно. Кто со мной?

* * *

Все беды Нового Уэдделла начались с момента пуска новой станции погодного контроля. Сперва та устроила небольшой потоп как раз в горах над космопортом, отчего тот на целый месяц превратился в пруд. Исправить это быстро не получилось — пришлось оперативно окружать летное поле дренажными канавами. Когда работы были, наконец, закончены, станция изменила режим, погрузив целое полушарие в объятия поздней осени.

— Грешат на военный вирус, — пояснил дроид, за пять минут просмотрев терабайтный архив новостей. — Эксперты подозревают, что в него встроен механизм самозащиты, но какой — неизвестно. Масштабы эпидемии пока неизвестны, потому пока решили все оставить, как есть. Связь с орбитой идет через космопорты в другом полушарии — потому я так и не смог связаться с диспетчером.

— Везет нам на заброшенные места, — хмыкнул гном.

— Надеюсь, на сей раз обойдется без осложнений, — отрезал штурман. — Итак, что делаем?

— Пакуемся в «Буревестник» и взлетаем, — торопливо отозвался Киркс. — Раз контроля нет — кто нас остановит?

— Погода, например, — пояснил дроид, ткнув сверкающей ладонью в дисплей метеодатчика. — Корвет-то взлетит, даже на орбиту выйдет одним куском, а «Буревестник». – штурман покачал головой. — Даже если задать взлет в автоматическом режиме, автопилот просто не справится. Он там чересчур примитивный.

— Обновить, — подал голос Гарин.

— Нет времени. Да и где мы найдем запчасти к грузовику, который уже пятнадцать лет как снят с производства?

— Кибер-пилот с Лючии.

Штурман задумался.

— Мысль. Его, конечно, придется перенастроить, но…

— А говорил, ничего не забываешь, — хихикнул гном.

— Но, хотя это будет существенно быстрее, на орбиту «Буревестник» почти наверняка выберется с дырявым корпусом, — спокойно закончил дроид. — Кто его дальше-то поведет?

— Когда-то ты упоминал «стыковочные скобы», — некромант, решившись, выудил из-под мантии колоду карт. — Можно использовать их.

— Мы не сможем садиться на планеты.

— А нам и незачем. Долетим до «Улисса», перед стыковкой ты переберешься в «Буревестник» и посадишь его в дальнем ангаре. Что потом — забота Киркса. Пусть хоть наизнанку его вывернет, если ему так хочется.

— Логично, — штурман кинул быстрый взгляд на мелькающие в ладонях чародея карты. — На что гадаешь?

— Именно на это. Если сойдется — так и поступим, хорошо?

— Это антинаучно.

— Зато работает. Ну что, уговор?

— Уговор. Но это все равно антинаучно.

* * *

По взлетной полосе медленно ползли основательно промороженные танки. Из всего батальона удалось вывести всего двадцать машин, из-за чего комбат был особенно грозен, предвкушая внеочередную комиссию из округа.

— Доложите обстановку.

— Непогода, — личный стрелок-радист майора безразлично подал плечами. Он был единственным, кто не боялся начальственного гнева, поскольку его приставили к комбату «друзья» из контрразведки, и все это знали. — Радар вязнет, уверенная видимость — метров триста, не больше.

— Дрянь, — комбат принялся ерзать в «эргономичном» сидении, пытаясь устроиться так, чтоб не прикасаться ни к чему металлическому. Радист вздохнул.

— Босс, пошарьте под генератором. Надеюсь, поможет.

Комбат, удивленно хмыкнув, извлек из-под пушечного генератора мятый журнал с полуобнаженными красотками на блестящей обложке.

— Под спину подложите, — пояснил радист, заметив недоуменный взгляд командира.

Башню наполнил мерзкий звук радара — он обнаружил что-то, отчаянно смахивавшее на бронетранспортер. Тот шел, а, точнее, низко летел наперерез танковой колонне.

Скверное настроение майора тут же испарилось — куда тут грустить, если можно так просто пострелять боевыми, а потом еще и медаль за это получить?

— Сигнал?

— Неопознанный, — радист щелкнул предохранителем орудия. Секундой позже послушно взвыл генератор, и в башне немного потеплело. — Мощность на реостате — пятьдесят процентов. Цель захвачена.

— Приказ остальным — режим «Стая», — толстые пальцы майора сплясали на клавиатуре боевого компьютера короткую румбу. — Беру управление на себя.

Облепленная пушистым снегом пушка медленно повернулась вправо, выискивая притаившийся в снежно-дождевой круговерти броневик.

— Упреждение сто метров. Огонь.

* * *

Броневик с эмблемой Службы безопасности Нового Уэдделла резко вильнул, и каникоид, не удержавшись на лежанке, свалился на пол.

— Ты, потише! — Ээльмаа-Ури, шеф Третьего управления, был в ярости. Час назад каникоиду пришлось лично явиться к президенту, а тот — наверняка, чтоб дополнительно его унизить — велел своим громилам отобрать у гостя гравитележку с бассейном. Пришлось вползать в кабинет на брюхе — по отвратительно сухому ковру, и выслушивать обвинения, вдыхая пропитанный табачным дымом воздух. — Откуда только берут эдаких… недотеп?

— По нам стреляют, — отозвался водитель, закладывая очередной вираж. — Скорее всего, из танковых пушек. Роты две, если судить по разрывам.

— Кинь мне рацию, — каникоид чуть не проклял самого себя — из-за всей этой нервотрепки он совсем забыл отменить тревогу в космопорту. Конечно, из-за этой непогоды и так все с ума сошли, а теперь, после нападения на «Глорию»… Конечно, вояки подумали, что безумная посадка «неопознанного корвета» — начало полномасштабного вторжения, и запаниковали. А тут еще броневик без опознавателя… — «Ломар малый» в канале. Назовите себя.

В эфире царила напряженная тишина — похоже, танкисты всерьез решили сперва уничтожить подозрительную технику, а потом выяснить, что это было.

— «Ломар малый» в канале, назовите себя. Код «три-шестнадцать-Марибор»!!!

На сей раз вопли каникоида заметили. Выстрелы тут же прекратились, а в рации едва слышно пискнуло.

— Майор Девальди в канале. Убирайтесь отсюда. Тут работа для военных.

— Согласно приказу, — каникоид, прикусив губу, с трудом дотянулся до портфельчика, оставшегося на койке, — приказу два ноля двенадцать в случае ситуации Экстра я имею право требовать помощи от всех, кто мне попадется под ласт, — Ээльмаа-Ури выждал пару секунд, чтобы военный осознал услышанное. — Так вот, я требую. Огонь открывать только по моему приказу, и только туда, куда я скажу. Ясно?

В динамике рации булькнуло что-то неразборчивое.

— Ясно? — на сей раз каникоид позволил себе подпустить в голос немного холода.

— Так точно.

— Следуйте за мной к ангару номер три. Остановитесь в двадцати метрах от ворот. Никому из машин не выходить. На этом все.

Броневик вздрогнул последний раз, переползая через очередную воронку, и каникоид наконец смог забраться обратно на кушетку. Нежданное нападение своих еще больше спутало его мысли, а он хотел предстать перед командой рейдера предельно собранным.

Больше всего Ээльмаа-Ури волновал вопрос — что же на самом деле произошло на «Глории». Агентура, с огромным трудом внедренная на станцию, переправила крайне противоречивые отчеты, которые при более детальном анализе походили на дурно сляпанные выдумки. Нападавшие без труда подобрались к «Глории» на расстояние прицельного залпа, заявили, что именно они выпотрошили банк в системе Зонтага, а потом… погибли, расстрелянные в упор.

Кто на самом деле пошалил в той системе, каникоид знал — именно на эти деньги была построена достославная погодная станция. Но чтобы Киркс сотоварищи, раздобыв где-то небольшую эскадру, прибыл грабить «Глорию» так, в открытую — в это Ээльмаа-Ури не мог поверить никак. Тем более, что корабли «Потрошителей» разлетелись в пыль — в одном из отчетов имелась даже видеозапись с камер наблюдения, а корвет Киркса, по понятным причинам невидимый для местных радаров, вот — застыл в конце полосы!

Впрочем, если Киркс все еще продолжает придерживаться уговора, ответов осталось ждать недолго — достаточно подняться на борт корвета и спросить.

Глава 25. Мы непременно вернемся

Танки окружили ангар двойным полукольцом, намертво заблокировав взлетную полосу. Одинокий бронетранспортер без опознавательных знаков застыл у кормовых дюз корвета, напрочь игнорируя возможную опасность.

В кают-компании было грязно и сыро. Впрочем, это не беспокоило хозяев — отсек оставался в первозданном виде с момента покупки корабля, и ради высокого гостя они не собирались проводить тут экстренный ремонт.

— Неухожено, — каникоид окинул неодобрительным взглядом ржавые металлические стены, на которых змеились рыжие следы проводки. — Такие деньги зашибаете, а порядка так и не навели…

— Времени нет, — коротко отозвался некромант. Этот разговор он решил провести лично, на всякий случай уложив Киркса с Готардо в одной из кают — Все дела, дела, знаете. Еле успеваем, знаете ли.

— Вот мне и хотелось бы поговорить о том, где именно вы успеваете, — Ээльмма-Ури поерзал в лохани, пытаясь устроиться поудобнее. Получалось не очень. — Например, где вы были последний раз?

— Космическая станция «Глория», — отчеканил чародей. — Получена добыча в виде полутора тонн платины в слитках и… — колдун замялся, — пленные.

— Пленные? — каникоид искренне удивился. — Зачем они вам?

— Надо, — коротко отозвался некромант. — У меня, как вам, должно быть известно, нетрадиционные методы работы. Потому живые, — чародей сделал многозначительную паузу, — живые мне необходимы. Для работы.

— Понятно, — Ээльмаа-Ури впервые за всю свою долгую жизнь поймал себя на мысли, что ему совершенно не хочется знать, для чего этому странному гуманоиду «живые». — Наш уговор в силе?

— Разумеется, — чародей поднялся. — Проводить к трюму? Наш дроид как раз проводит выгрузку добычи.

— Не сейчас, — каникоид махнул ластой, призывая собеседника сесть. — Меня все еще интересует, что именно произошло на «Глории». Насколько мне известно, нападавшие были уничтожены. Полностью.

— Самозванцы, вы хотите сказать? — некромант холодно усмехнулся. — Да. С самозванцами такое случается.

— Но у меня опять же есть сведения, что защита станции активировалась ненормально поздно.

— Ее активировали мы, — колдун вперил в каникоида тяжелый взгляд иссиня-черных глаз, и Ээльмаа-Ури на секунду стало дурно. — В тот момент мы как раз добрались до хранилища и обсуждали, что и каким образом оттуда эвакуировать. В общем, появление «Потрошителей» стало для нас неприятным сюрпризом.

— И как же вам удалось уйти?

— Мы расстреляли нападавших на ручном управлении, после чего отчалили. Выйдя из зоны контроля радаров станции, мы передали контроль над системами операторам «Глории» и совершили прыжок. Насколько я понял, у местных сил безопасности было всего пять секунд, чтобы нас обнаружить, опознать и остановить.

— Если у них вообще были основания вас подозревать, — каникоид забавно пошевелил усами. — Ну что ж, вам снова сопутствовал успех. А значит, мое решение было верным.

— Какое решение? — некромант насторожился. Ему отчаянно хотелось зачаровать скользкого инопланетянина, но колдун помнил о неудаче с Шахрияром, когда из-за сбоя в работе элементарных чар ему пришлось испытать все прелести «принудительного гостеприимства». В этот раз дело обстояло еще хуже — скользкое создание напротив было буквально пропитано силой воды, которая отлично блокировала любые попытки колдовать. К счастью, сам собеседник, похоже, об этом не догадывался, и чародей решил сыграть в «послушного подчиненного».

— Это очень важное задание, — каникоид снова принялся ерзать в лохани. Похоже, ему было основательно не по себе.

— Я догадываюсь.

— Нашими агентами обнаружен… заговор.

— Это же обычное явление в любом обществе, нет?

— Обычные — да.

— Но это — необычный, — некромант едва слышно хихикнул. Каникоид, шумно вздохнув, кинул на чародея взгляд, полный вселенской тоски, и колдуну на секунду стало стыдно.

— Можно, я сперва закончу? Мы не знаем, кто играет против нас. Агенты противника до определенного момента ведут себя совершенно нормально — а потом уже поздно что-либо предпринимать. Мы не можем даже их допросить — даже самые безобидные вопросы вызывают у разоблаченных агентов полный паралич дыхательных мышц. Медикаментозные средства либо не действуют вообще, либо убивают пленных надежнее любого яда. В общем, мы в тупике.

— Как интересно, — хмыкнул чародей.

— Я не хочу показаться вам параноиком, но ситуация чрезвычайная. Только предварительная проверка персонала наших климатических станций лишила нас половины персонала. Мы не стали разбираться тщательнее только потому, что нам страшно остаться вовсе без персонала. Вы себе представляете силу организации, которая способна на такое?

— Я не интересуюсь политикой, — пожал плечами некромант. — Впрочем, я готов поверить вам на слово. Но что вы хотите от нас?

— Нам нужно узнать, кто против нас играет, — глаза каникоида превратились в пару черных ледышек. — Идеально — уничтожить угрозу вовсе, но я стараюсь быть реалистом. Потому — просто узнайте, кто это. Понятно?

— Ясно, — чародей коротко кивнул. — Тогда, я думаю, нам понадобятся оба корабля — незаметность тут может быть важнее неуязвимости. Вы не возражаете?

Ээльмаа-Ури внимательно глянул на собеседника. Он чувствовал тут какой-то подвох, но никак не мог сообразить, какой именно.

— А пока, — некромант снова поднялся, — прошу в трюм номер один. Я думаю, зрелище вас не разочарует.

* * *

Каникоид лежал на полу броневика и мрачно думал, что лучше бы ему впредь верить некроманту на слово. Зрелище в первом трюме оказалось до крайности неаппетитным. Впрочем, платина с клеймами «Глории» оказалась самой что ни на есть настоящей, и это отчасти успокоило инопланетянина. Кроме того, эта странная команда осталась единственной, кому хотя бы отчасти можно было доверять.

— Шеф? — в дверь фургона осторожно поскреблись. — Шеф!

— Что?

— Меня спрашивают, куда положить нашу долю.

— Пусть оставят на полу. За нее теперь отвечаю я. А ты пока возьми спецкомплект и расставь по периметру датчики.

— Шеф… — чувствовалось, что водитель жутко нервничает. — Там…

— Я знаю, что там. Я видел. Но я, надеюсь, ты не думал, что работа в службе безопасности — это такая синекура?

Из-за двери раздалось обиженное бормотание, из которого каникоиду стало ясно — как только броневик вернется на базу, следует побыстрее избавиться от этого рохли. Для его же собственного блага.

Оставалось еще одно дело — убедить твердолобого майора не стрелять по драгоценным агентам.

* * *

Танки задумчиво шевелили стволами, выискивая на пятнистой броне корвета точки попривлекательней. На учениях, особенно показательных, корабли-мишени разлетались в клочья, стоило просто попасть снарядом в корпус, но сейчас… Сейчас все выглядело слишком серьезно.

— Солидная штучка, — радист оторвался от перископа. — Броню недавно чинили — на корме здоровенная латка. Похоже, торопились — даже не покрасили.

— Интересно, кто это их так угостил? — комбат, включив термосканер, вгляделся в торопливо наваренные друг на друга бронеплиты. — И как, интересно, они выкрутились? Если это на самом деле корвет, а не грузовик, то им должно было пол-движка разворотить.

— Возможно, и разворотило, — радист пощелкал переключателем режимов сканера. — Излучение от реактора нетипичное.

— Как от грузовика? — майор снова прильнул к визиру, переводя прицел на одну из дюз. — Тогда определенно пираты, к гадалке не ходи.

— Нет. Вообще ничего похожего, — радист недоуменно пожал плечами. — Кстати, я тут сделал запись и сигнатуры, и позывных, и излучения. Проверить их по базе — минутное дело.

— Ты притащил сюда инфотерминал?

— Так скучно же, — радист состроил совершенно невинную физиономию. — Так что, проверять?

* * *

«Буревестник», натужно взревев дюзами, нехотя оторвался от взлетной полосы и скрылся в низких облаках.

— Мне кажется, я вижу его в последний раз, — едва слышно прошептал Киркс.

— Все будет в порядке, — гном дружески похлопал капитана по спине. — Пошли-ка лучше внутрь, еще простудишься.

— Как в последний раз…

— Оставь его, — дроид издал пронзительное хихиканье. — Если б хоть одно его предчувствие оправдалось, думаешь, мы бы застряли в этом Марта-сити на целых десять лет?

— Думаю, нет, — некромант беспокойно глянул в снежную круговерть. — Впрочем, нам действительно пора лететь. Надеюсь, моим предчувствиям вы доверяете?

— Вполне, — дроид кинул опасливый взгляд на застывшие неподалеку танки. — Хотя это будет и непросто.

Выбраться на орбиту оказалось куда сложней, чем даже сесть — корвет добрых полкилометра скользил по полосе, пытаясь преодолеть натиск ураганного ветра. Даже оторвавшись от земли, корабль кидало из стороны в сторону, словно за штурвалом сидел не робот, а первокурсник, обпившийся пива.

— Ну, еще немного, — монотонно тянул дроид, едва удерживая в стальных руках отчаянно дергающийся штурвал. — Еще километр… Молодец. А теперь еще…

— За маму, за папу, — гнусаво поддержал друга гном.

— Молчи, язык откусишь, — посоветовал штурман, и тут же, словно в подтверждение его слов, корабль встал на дыбы. — Ну, еще километр, мы уже близко — до границы атмосферы осталось всего десять километров.

— Мне говорили, что выше двадцати километров ураганов не бывает, — прошипел Готардо сквозь сжатые губы.

— Это природных — не бывает. А это — рукотворный. Они бывают какими угодно, — корабль задрожал мелкой дрожью, и дроид позволил себе на секунду расслабиться. — Этот, кстати, похож на планетарный щит — в тропосфере простой циклон, а от стратосферы и выше — ураган вне категорий. Энергия просто зверская. Да, можете говорить нормально — мы выбрались. Теперь пора поискать нашу пташку… или то, что от нее осталось.

* * *

«Буревестник» обнаружился в тысяче километров от положенного места рандеву. Если бы не аварийный маяк на борту, Киркс никогда бы не признал в этом обледенелом куске не пойми чего свой бывший корабль.

— Вы его испортили!

— Он, если честно, и раньше был не очень, — штурман равнодушно пожал плечами. — Я вообще удивлен тем, что ему удалось выбраться на орбиту.

— Это был лучший корабль в Галактике!

— Да, так говорил тот парень, у которого ты его выиграл, — дроид издал жестяной смешок. — Впрочем, он не выглядел особенно огорченным.

— Это мой корабль! — Киркс надулся. — Он лучший. Все равно.

— Ну тогда тебе и лезть в скафандр, — заключил штурман. — В любом случае его надо разморозить и состыковать с корветом. И, кроме того, мне крайне интересно, отчего он оказался так далеко от места встречи.

* * *

Корвет, полыхнув маневровыми дюзами, завис в сотне метров от ледяной глыбы «Буревестника». Судя по наплывам разноцветного льда на корпусе, первыми не выдержали заглушки системы водоснабжения. Лед, замерзнув, порвал трубы, вызвав разгерметизацию, и вскоре старый кораблик превратился в промороженный памятник самому себе.

— Мне… страшно, — внутри скафандра Кирксу стало еще гаже. На минуту он почувствовал себя единственным существом во вселенной, и от этого капитану захотелось завыть в голос.

— Я с тобой, — стальная рука дроида крепко ухватила Киркса за пояс и, тряхнув, оторвала от поручня. — Летим!

Звезды под ногами закружились в бешеной круговерти, и капитана чуть не стошнило. В голове трепетала мысль, вбитая ему в голову еще в детстве: «Не смотреть вниз, ни в коем случае не смотреть вниз!» — но тут это оказалось совершенно бесполезным. Здесь «низ» был везде.

— Приехали, — капитана швырнули в сторону поручня у аварийного люка в днище грузовика. Бросок дроида был безупречно точен, но за долгие пару секунд свободного полета Киркс успел в деталях вообразить картину того, как его руки соскальзывают с обледеневшего металла, шлемофон звенит от истошного вопля… а через миллион лет его препарируют любопытные ксеноархеологи. — Да не дергайся ты так!

— Никогда не любил невесомость.

— Я знаю, — штурман приготовился выламывать люк из проема, но тот легко открылся, блеснув свежесмазанными петлями. — О, а вот это интересно. Не помнишь, когда его заклинило?

— Я даже не помню, чтобы он открывался, — Киркс с неподдельным интересом оглядел крохотный шлюз. — Его даже таможня на Тара-Малабаре открыть не смогла.

— Интересно, о чем еще мы не знаем? — пробормотал дроид. Второй люк открылся так же легко, и штурман, неловко изогнувшись, пролез в узкий технологический тоннель. Судя по его ориентации, тот шел от рубки под трюмами прямо к машинному отделению. И, похоже, его никогда не убирали — жирная грязь на стенах тут была сантиметровой толщины. — О, следы!

В грязи тянулась пара канавок, словно кто-то полз на коленях. Отпечатков ладоней видно не было — только изредка поперек следов коленей попадались странные круги, словно тот, кто побывал тут раньше, тащил в руках что-то тяжелое.

— По-моему, у нас гости, — штурман, раскорячившись в узком тоннеле, ринулся вперед. — Надеюсь, тут нет ловушек.

— На моем корабле нет ловушек! — обиженно отозвался Киркс. По его спине тек пот, а по шее тянуло сквозняком из разладившегося кондиционера.

— Еще полчаса назад ты даже не знал об этом коридоре, — язвительно отозвался штурман. — Кстати, даже хорошо, что тут так грязно. Если ты тут вдруг застрянешь — легче будет вытаскивать.

* * *

Анализатор, погудев, выплюнул коротенький, на три строчки отчет и затребовал связь с центральным архивом. Комбат, щелкнув по кнопке отмены, жадно схватил полупрозрачный листок.

— Что за ерунда? — майор, не веря своим глазам, прочитал последнюю строку вслух. — Структура излучения незнакома, но ближе всего соответствует параметрам роев н-жии. Н-жии! Поверить не могу. Они же не строят кораблей…

— Не строят, — в голосе радиста неожиданно прорезался неприятный ледок. — Наверно.

Увесистый кирпич коротковолновой рации не смог убить комбата — пробудившийся агент Синдиката торопился, а потому попал в ухо вместо затылка, но сознания все-таки лишил.

— Неаккуратно, — агент, брезгливо скривившись, оглядел беспорядок в кабинете. Внедренная личность отличалась исключительным вниманием к мелочам и болезненным перфекционизмом, и любой беспорядок ее раздражал. — Впрочем, неважно.

Спрятав листок с отчетом во внутренний карман комбинезона, радист принялся методично обшаривать многочисленные тайники. Часть из них была организована «основной личностью» — там хранились деньги, алкоголь и все то, что военному, в общем, не положено, но очень помогает в гарнизонной жизни. Но намного больше было тех, о которых знал только пробудившийся агент — там оказались и подложные документы, и форма с нашивками на все случаи жизни, и даже спутниковый телефон с единственной кнопкой вызова на корпусе.

— Агент Мардж на связи. Я нашел обратный адрес похитителей.

* * *

— Здесь еще теснее, чем я думал, — Киркс, обливаясь потом, пытался высвободиться из узкой горловины секретного тоннеля. — Зараза…

Он рванулся еще сильней, что-то глухо треснуло, и глухую тишину скафандра нарушил едва слышный писк.

— Ты дымишь, — рассеянно заметил дроид, проскальзывая к пульту. — Говорил я тебе — не ведись на дешевку.

На панели внутри шлема заморгал алый индикатор «Герметичность нарушена».

— То есть — дымлю? — Киркс почувствовал, что простой страх уступает место настоящей панике. — Это же воздух уходит. Я же задохнусь!!!

— Не успеешь, — штурман вгляделся в едва заметную струйку пара, которая медленно затягивала изморозью хитросплетения кислородных шлангов. — У тебя суточная заправка — уж три часа как-нибудь продержишься. А вот наш незваный пассажир не был столь предусмотрительным… — дроид развернул капитанское кресло, в котором сидел пристегнутый по всем правилам труп.

* * *

Агент Мардж сидел на станции межконтинентального метро и терпеливо ждал своей очереди. Из-за неполадок с климатом подземный транспорт стал наиболее надежным и популярным, и потому тут уже второй месяц подряд были пробки. Толстая пачка газет, для конспирации прихваченная в киоске на входе, была прочитана вдоль и поперек, кроссворды разгаданы и проверены, а посадочный жетон в кармане все еще светился красным.

Это изрядно беспокоило бывшего радиста — чем дольше он сидел на одном месте, тем больше времени было у военной контрразведки, чтоб поймать предателя. А этого агенту хотелось меньше всего — в пробудившемся сознании гудел приказ: «В случае угрозы раскрытия немедленно совершить самоубийство!»

— Я не хочу умирать, — прошептал бывший радист. Жетон в руке щелкнул, уменьшив номер ожидания на единичку.

В конце зала возникла нездоровая суета. Агент Мардж осторожно оглянулся — у турникетов на входе встали дюжие парни в знакомой оливковой форме, а их командир — дохляк в пепельном — принялся что-то втолковывать угрюмой билетерше.

— А вот и наши недоверчивые друзья, — прошептал бывший радист, морщась от невыносимой боли — приказ в мозгу вспыхнул алым, затопив сознание оглушающей болью. Агент поднялся, всем своим видом показывая: «я просто решил размяться», и на освободившееся место тут же плюхнулся пузатый бородач с выражением бесконечной усталости на лице. — Мне пора.

У турникетов, ведущих на перрон, толпа уплотнялась до совершенной несокрушимости. От столпившихся людей буквально веяло потом, злобой и подозрительностью — окончательно озверев от невыносимого ожидания, они были готовы порвать любого, но не пропустить к поездам.

Газеты взлетели веером, скрывая агента от нескромных взглядов. Мардж оттолкнулся от пола и стремглав кинулся вперед, в буквальном смысле пробежав по головам ошеломленных очередников.

— Стой! — взревела очередь, пытаясь прорваться через турникеты, но защита сдержала напор. — Мерза…

Пандус грохотал под ногами — казалось, стоит лишь затормозить, и бывший радист кубарем покатится по полированному граниту, в итоге скатившись прямо на разгонную катушку, прогретую стартом поезда до тысячи градусов.

Впрочем, удача еще присматривала за агентом — последний вагон еще сиял открытыми люками, а таймер над вакуум-створом тоннеля отсчитывал последние секунды до старта.

Двери последнего вагона алчно лязгнули, прикусив плащ — и только это спасло радиста от позорного падения. На ближайшие пару часов — до первой остановки агент был в безопасности, и пульсирующий в мозгу приказ послушно отполз на задний план, дав Марджу небольшую передышку. Впрочем, лихой прорыв сквозь турникеты лишь отсрочил провал — теперь контрразведка точно знала, кого и где искать.

К счастью, внедренные в сознание инструкции не разбирались в таких тонкостях, и это давало агенту время на раздумья.

* * *

Капитан лежал в ванне. Он вывернул в воду половину ароматических снадобий, прихваченных с Улисса, и теперь безмолвно нежился, тщательно пытаясь стереть воспоминания о своем визите на мертвый корабль. Изуродованный труп давно канул в черную пропасть космоса, но Киркс никак не мог забыть неведомого бедолагу.

«Интересно, зачем он пролез на «Буревестник»? Там же сразу было видно — если грузовичок и доберется до орбиты, то только в виде запчастей… Давно пора было ему профилактику сделать. И зачем я так капризничал… Сейчас бы сидел на «Улиссе», и горя не знал.»

— Куксишься? — по поверхности воды пробежал ледяной ветерок, тут же затянув паром крохотное помещение.

— Отдыхаю, — буркнул Киркс. Некромант его пугал — раньше капитан еще тешил в душе надежду разгадать странного «работодателя», но сейчас Киркс окончательно расстался с иллюзией понять колдуна. Если бы тот всегда оставался мрачным, эгоистичным и самолюбивым, капитану было бы намного спокойнее — но в последнее время чародей стал просто-таки патологически заботливым.

— Это был шпион, — пояснил некромант, присаживаясь на краешек ванны. — Он не видел другого выхода, как только попытаться сбежать на единственном корабле, который не проходил пограничный контроль.

— Он же… — Киркс, снова вспомнив зрелище, представшее перед ним в рубке, непроизвольно всплеснул руками, забрызгав аккуратную мантию некроманта белоснежной пеной.

— Умер, — равнодушно пожал плечами некромант. — Ты забыл — работа с мертвыми и есть то, чем я люблю заниматься больше всего. Так что это было даже интересно. В общем, отдыхай и ни о чем не беспокойся. Мы наконец летим домой!

Глава 26. Прости-прощай

«Улисс» неподвижно висел в середине огненной сферы, опасливо ощупывая пространство вокруг себя метелками радаров. Даже самый тщательный анализ не выявил никаких аномалий — но, тем не менее, корабль уже третьи сутки не мог совершить гиперпрыжок. Датчики межзвездного привода утверждали, что где-то неподалеку прячется исключительно массивное тело, и пытаться перейти на сверхсвет в таких условиях равноценно прыжку в могилу. Тем не менее, свежеустановленные радары оказались беспомощны, непоколебимо утверждая, что в радиусе световой минуты нет и не может быть ничего материального.

— Такого не может быть, потому что не может быть никогда, — Киркс оторвался от вычислителя и вытер пот. — Я трижды проверил все расчеты. Карты, конечно, не ахти, но если экстраполировать имеющиеся данные…

— Значит, аналогия проведена неверно, — отрезал некромант. Руки упорно тянулись к карточной колоде, но доставать ее было страшно — наконец-то случилось то, чего он так боялся: подвела техника. Ее чародей не понимал и повлиять на него не мог, и это его нервировало. — Проверь еще.

— Да проверял уже! — взвыл капитан. — У меня уже цифры в глазах пляшут. Сколько можно?

— Сколько нужно.

— Хватит, — гном решительно выдернул Киркса из-за консоли. — Пусть отоспится. Или ты думаешь, что после истерики он станет считать точнее?

— Вряд ли, — колдуну на миг стало стыдно. — Но мы должны выбираться отсюда. Я чувствую.

— Раскинь картишки и узнай наверняка, — Гарин постарался не заметить растерянность чародея. — Всего-то дел на полчаса. А если нет желания — Скви покорми. Или, там, многоножке лекцию почитай. А мы пока обдумаем, как выкручиваться, — гном кивнул на штурмана с Готардо. — В общем, выметайся и займись хоть каким-нибудь делом.

— Для живого ты ведешь себя непозволительно нагло, — холодно отчеканил некромант, но, выждав для приличия секунд десять, покинул рубку.

* * *

Терминал «Аврора Синяя» гудел. Очередной рейс на «Аврору Красную» отложили, и агент Мардж бесцельно слонялся по залу, машинально уворачиваясь от пристальных взглядов камер безопасности. Документы у него были в полном порядке — очередной сюрприз, припрятанный в недрах наложенного сознания, подсказал и код к служебному коридору на станции, и пути отхода, на которых, как по заказу, не работали камеры слежения, и расположение очередного тайника с одеждой, гримом, оружием и документами.

Конечно, сейчас — в перемазанном известкой пиджаке, нелепых штанах и лохматом соломенном парике — разведчик выглядел клоуном-неудачником, но, если верить лже-воспоминаниям, иногда излишняя заметность работала лучше полной невидимости. В короткой справке говорилось: чрезмерно заметная внешность незаменима, когда необходимо просочиться сквозь густую толпу. В этом случае агента увидят многие, но опознать его, когда тот избавится от маскировки, не сможет никто.

С потолка донеслось мелодичное пиликанье, и агент прислушался.

— Внимание, внимание. Объявляется посадка…

Остальные пассажиры еще вслушивались в бархатный голос информатора, а бывший радист уже протискивался сквозь толпу. Маскировка и тут работала на него — люди инстинктивно пытались увернуться от замарашки. Мардж все понял правильно — безопасники, отчаявшись проверить всю толпу в космопорту, решили распихать ее по крошечным отсекам, чтоб там отсеять подозрительных. Единственным шансом избежать этого было — прорываться вперед, пока сотрудники еще не отошли от двух суток безделья. Конечно, можно было обождать, пока пограничники на контроле устанут — но агент подозревал, что именно этого от него и ждут. Кроме того, его маскировка удовлетворительно работала только в толпе — чем меньше народа вокруг, тем больше у окружающих возникнет желания понять, кто же скрывается под маской?

— Гражданин! — возмущенно взвизгнула полная дама в парчовом платье, опрокинутая на спину аккуратным толчком. До стойки оставалось всего два метра и пяток людей. — Куда, куда?

— Я первый, я первый, — забубнил радист, тщательно изображая деревенского дурачка. — Я первый!

Изо рта полетели слюни, и толпа брезгливо расступилась.

— Я первый, я первый, — из грязной сумки на полированный металл стойки высыпалась целая куча мусора вперемешку с измятыми документами. — Я первый!

— Документы! — рявкнул пограничник и зевнул.

— Я первый!

— Тьфу, — офицер, скривившись, принялся копаться в мусоре, пытаясь найти там нужные документы. Паспорт, измазанный чем-то липким, нашелся в самом низу кучи, сколотый массивной скрепкой с медицинской картой.

— Я первый…

— Заткнись, — настроение пограничника окончательно испортилось. Он осторожно раскрыл перепачканный паспорт и подал его напарнику. — Ну-ка, прокатай его!

— Уверен? — парень взял за уголок истекающий зеленым жиром документ.

— Я…

— Заткнись! — взвыли пограничники в один голос.

— Прокатай его. Быстро! — старший кинул опасливый взгляд на многометровую очередь, медленно наливавшуюся яростью. — Иначе нас порвут!

— А потом куча народу будет благоухать протухшим гусиным жиром по всем уголкам галактики, да? — парень, скривившись, понюхал паспорт еще раз. — Это если сканер не закоротит, ты учти.

— Ладно, проходи, — старший торопливо вырвал из рук агента потрепанный мешок и сгреб туда весь мусор со стойки. — Быстро!

Алые огни на воротцах, моргнув, сверкнули зеленым.

— Я первый!

— Да, да, ты первый, вали! — крепкая рука пограничника рывком проволокла радиста сквозь воротца. — Следующий!

— Я первый, я первый! — радист подпрыгнул на месте и засеменил по коридору, прижимая к груди сумку с мусором, словно дороже ее не было во всем свете. — Я первый!

— Идиот, — младший выудил из кармана пачку одноразовых салфеток. — Как только до космопорта добрался…

— Как-как, — пограничник с омерзением глянул на стойку, по которой расплывались капли ядовито-зеленого жира. — Сунули в сумку документы, повернули лицом в выходу и отвесили хорошего пинка. Кстати, я вспомнил, кто это.

— Ну? — парень придирчиво обнюхал пальцы — от них все еще разило тухлятиной.

— Это Альберт Кроули. Который месяц назад проиграл все свое состояние на бирже. Видать, все-таки нашли, куда спихнуть дурачка.

— Еще большим дуракам. Ну, или в музей.

Стойка разразилась оглушительным звоном, и старший проклял того обувщика, который ввел в моду металлические туфли.

— Я стою тут уже пять минут, а вы!!! — давешняя дама была готова буквально взорваться от негодования. — Вы… Я буду жаловаться!

— Я подтвержу. Я все подтвержу, — из-за спины скандалистки высунулся плешивый старичок в архаичных очках. — Давно пора призвать их к порядку!!!

* * *

Профессор лежал на койке и задумчиво считал блестящие клепки на подволоке. Судя по блестящим латкам на старой стали, его темницу недавно капитально реставрировали. С одно стороны, это было хорошо — антикварные корабли никогда нельзя было назвать по-настоящему надежными, а потому их конструкция изобиловала техническими тоннелями, инженерными ходами и замаскированными лючками. С другой стороны, латки выглядели очень основательными, а, значит, корабль перебрали сверху донизу, закрыв все возможные дыры в защите. С третьей стороны, вряд ли ремонтники сумели закрыть все…

Закончить мысль профессору не дали. Механический замок в двери едва слышно щелкнул, впуская внутрь того самого типа, один взгляд которого лишал воли.

— Что тебе надо? — голос ученого дрожал.

— Поговорить, — с плеча дохляка в черном скользнула полупрозрачная тварь, которая, казалось, состояла из одной лишь пасти, полной игольчато-острых зубов. — Если ты не против, конечно.

— Говорить — это хорошо, — в дверном проеме показалась голова гигантской сколопендры. — Мне нравится говорить. А тебе, человечек?

— Ему тоже нравится, — некромант коротко усмехнулся. — Только он пока стесняется. Правда ведь?

* * *

Сперва профессор пытался сопротивляться — и в какой-то мере это ему даже удалось. Некромант, так и не сумев пробиться сквозь вихрь из «мусорных мыслей», выудил из-под мантии белоснежный платок и вытер залитое потом лицо.

— Сдаю, — пожаловался он гигантской многоножке, которая с искренним любопытством оглядывала камеру. — Элементарную защиту уже пробить не могу. Как же это я домой вернусь? Съедят ведь.

— Ты невкусный, — доверительно сообщил инсектоид.

— Я фигурально, — отозвался чародей, секундой позже добавив, — То есть, меня не будут потреблять в пищу. Но придется мне несладко…

— Тебе не дадут сахара? — сочувственно протянуло насекомое. — Обожаю сахар!

— Мне будет… некомфортно, — хмыкнул колдун и повернулся к профессору. — Ладно, мне надо подготовиться. Никуда не уходи.

Дверь с грохотом захлопнулась, и последнее, что разобрал ученый, был тоненький голос многоножки.

— Но он же и так не уйдет, ты его запер!

Что в устах похитителя означало «приготовиться», профессор не знал, но чувствовал, что скоро его просветят — тщательно, со знанием дела и весьма неприятно.

* * *

— Колдовать, снова колдовать! — многоножка, подпрыгивая, описала полный круг вокруг профессора, привязанного к стальному кольцу. — Ты будешь колдовать?

— Немного, — некромант встряхнул свежевымытыми руками. — Мне стало еще интереснее.

— Интереснее? — пролепетал профессор, с нарастающим отчаянием оглядывая устройство, словно сошедшее со страниц учебника архаичной истории.

— Да, — чародей улыбнулся. — Ты вообще крайне интересный человек. Но неразговорчивый.

— Нам не о чем разговаривать, — ученый пытался сохранять неприступный вид, но получалось не очень. — Разве что ты меня отпустишь и извинишься — тогда я обещаю назначить тебе встречу.

— Я стараюсь избегать ненужных сложностей, — вкрадчиво произнес некромант. Угольно-черная мантия снова зашелестела, и наружу появился причудливо изогнутый нож. — Знаешь, за время моего визита мне так ни разу и не удалось сделать жертвоприношение по всем правилам. Конечно, по большому счету, в вашем мире это неважно, но навыки, — чародей прищелкнул языком, — я теряю навыки!

Он нырнул в ближайшую каюту, вернувшись со складным стулом.

— Наш мир? — профессор почувствовал леденящий холод, словно вместо сердца у него в груди появился кусок льда. Он почувствовал, что незнакомец в черном, говоря «ваш мир», вовсе не имеет в виду Глинстен-Пирс.

— Да, — чародей потер подбородок, припоминая незнакомое слово. — Вы называете его «Вселенная». Я попал сюда случайно, и хочу вернуться домой. Но жизнь у вас изрядно расслабляет — либо я могу решить проблемы без особого труда, либо не могу решить вовсе, и это никак не изменить. У нас, как ты понимаешь, жизнь изрядно разнообразнее.

— Но ты сам говорил, что у тебя были проблемы! — возмущенно заявил инсектоид. — Когда Шахрияру помогал, и когда…

— Я знаю, — холодно отозвался чародей. — Помолчи, хорошо? Единственный, кто не поддался моим чарам так просто — был ты. И теперь мне интересно — смогу ли я решить эту задачу вообще?

Стальное кольцо засияло тусклым золотом, накрыв тело профессора волной боли.

— Итак, я начинаю с самого начала: как тебя зовут?

* * *

Пассажирский кораблик вырвался в космос, на прощание фыркнув маневровыми двигателями. Синтетическая память выплеснула в сознание еще одну порцию фальшивых воспоминаний — теперь от агента требовалось было пройти к туалетам, зайти в крайний справа и заставить сработать детектор дыма. Что будет потом — Мардж не имел ни малейшего представления, но надеялся, что неведомый дирижер все продумал — ведь пока что все шло строго по плану! Под язык легла парочка овальных капсул, которые оказались в одном тайнике с костюмом деревенского придурка. Рот неприятно защипало, а секундой позже между ярко-алых губ начала просачиваться грязно-зеленая пена.

— Мы еще не вошли в гипер… Ой! — излишне впечатлительная стюардесса отскочила в сторону, освобождая дорогу.

— Таулет! — взвыл агент, забрызгивая окружающих пеной. — Надо! Надо!!!

Другая стюардесса, только что выкатившая в проход между креслами столик с напитками, резко прыгнула назад, забиваясь в закуток у аварийного люка — вещи, абсолютно бесполезной в открытом космосе, но совершенно необходимой по стандартам тысячелетней давности. Бывший разведчик для пущего правдоподобия взвыл еще разок и, перепрыгнув тележку, скрылся в туалетном закутке. Теперь оставалось только включить пожарную тревогу — и лучше бы детектору дыма в этом отсеке работать, как положено — у агента не было никакого желания устраивать на борту корабля настоящий пожар.

В полной хлама сумке отыскалась исцарапанная зажигалка, которая, подумав, соизволила выплюнуть язычок прозрачно-белого пламени. Он выглядел совсем несерьезно, от которого клок синтетической подкладки шляпы начал скручиваться черными комками, а в воздухе резко запахло химикатами.

— Ну, давай, — агент Мардж закашлялся. — Что за гадость, а? Сущая отрава!

Колпачок детектора под потолком уже купался в сизом дымке, даже и не думая срабатывать, и радист впервые с момента побега начал чувствовать себя полным дураком. Дверь дернулась — похоже, стюардессы наконец-то оправились от шока.

— Вы в порядке? Вам нужна помощь?

— Ну же, давай! — прошептал агент, отрезая от подкладки очередной клок. — Срабатывай!

Унитаз, на который опирался Мардж, вдруг ушел в сторону. Впрочем, упасть агенту не дали.

— Осторожнее, — радиста бережно поддержали под локоток. — Осторожнее, тут лесенка.

Радист, вытерев слезы, навернувшиеся на глаза от едкого дыма, вгляделся в полумрак: задняя стенка туалетной кабинки отошла в сторону, открыв узенький проход. В нем, скрючившись, сидел лысый, как колено, мужичок. В его руке блеснул витой медальон.

— Добро пожаловать домой, сынок. Можешь звать меня Дядей. А теперь — быстро вниз, помоги братцу.

Лестница привела Марджа в приземистый зал, почти сплошь заполненный продолговатыми контейнерами.

— Помогай, братишка, — из полумрака вынырнул долговязый парень в серых шортах. — Обычники уже забеспокоились.

— Что делать? — голова агента шла кругом — так уже было, когда скрытая личность радиста наконец пробудилась. Похоже, сейчас она окончательно приживалась, стирая оригинал.

Парень откинул крышку с ближайшего контейнера.

— Узнаешь?

Внутри лежало тело, удивительно похожее на радиста — вплоть до клоунской одежды. Мардж осторожно подергал растрепанную бороду.

— Ты только что умер от сердечного приступа, братишка, — парень, ежась, запустил руки в контейнер, ухватив труп за ноги. — Давай, помогай — надо засунуть его на твое место.

— Там полно дыма.

— Дядюшка об этом позаботится. Давай, не ленись!

* * *

— Только люди? — некромант перевернул блокнот и застрочил дальше.

— Да, — профессор кивнул головой. — Подумать только — величайший ум вселенной раскрывает сокровенные тайны психики какому-то дикарю!

— Это еще вопрос, кто из нас более цивилизован, — чародей, прищелкнув пальцами, снова наполнил пузатую чернильницу.

— Это очевидно, — профессор едва слышно вздохнул. — Ты слишком хорошо пишешь от руки. Цивилизованным людям такое архаичное искусство без надобности.

Колдун усмехнулся.

— Интересная точка зрения. Впрочем, мне кажется, что ты пытаешься меня заболтать. Так почему только люди?

— Психика более гибкая. Удобно работать, — в голосе ученого впервые с начала допроса прорезался энтузиазм. — Можно вмещать по две, по три личности зараз, замещать оригинальную, создавать ложные воспоминания — просто чудо какое-то!

— Как интересно, — некромант пристально глянул в лицо профессора. — А зачем это?

— Ну как — зачем? — чувствовалось, что профессор был оскорблен до глубины души. — Ты что, не представляешь, какие это дает перспективы? Послушные исполнители, идеальные шпионы, верные последователи… Из моего семени прорастет целая империя!

— Я думаю, это было сказано фигурально, — чародей быстро сделал еще пару пометок. — Только почему-то мне кажется, что ты повторяешь чьи-то слова.

— Неправда, — торопливо отозвался профессор. — Это чисто мои убеждения.

— Меня всегда задевает, когда кто-то обвиняет меня во лжи, — задумчиво отозвался колдун. — Впрочем, ты так думаешь — это одно. А то, что я могу ошибаться — это совсем другое. Пожалуй, стоит рискнуть.

— В смысле? — ученый вздрогнул. Он уже чувствовал себя так, словно его пропустили сквозь мясорубку, но некроманта это, похоже, не беспокоило. — Что ты собираешься сделать?

Чародей открыл рот, но тут же замер, словно придушив слишком смелую фразу в зародыше.

— Пожалуй, я тебе потом скажу. Если выживешь.

* * *

Астрономы утверждали, что когда-то — несколько миллиардов лет назад — у темной звезды Гральпы могли существовать планеты. Но если так оно и было — то их давным-давно разнесло в пыль взрывом сверхновой. В какой-то мере это оказалось даже удобно — газопылевая туманность вокруг звезды служила отличным щитом от незваных гостей, а с прочими мелочами, вроде невозможности прыжка прямо от базы и отсутствия стабильной связи, приходилось мириться. Еще одним преимуществом системы было то, что именно тут проходила трасса для грузовиков с «несрочными грузами», что позволяло секретной базе, не привлекая лишнего внимания, получать и отправлять всякие нужные вещи.

Буксир с пристыкованным к нему модулем вынырнул из гиперпространства на периферии газопылевого облака. Секундой позже сработал механизм расстыковки — модуль нырнул «вниз», освобождая место для своей копии. Даже самый пристальный таможенник не обнаружил бы подделки, тем более, что никаких меток, кроме нарисованного краской серийного номера, на контейнере не было.

— Обитель, — Дядюшка с наслаждением потянулся. — Надеюсь, твои мозги стоят наших усилий.

— Стоят, — Мардж мрачно ухмыльнулся. — Более, чем стоят.

— Можешь говорить свободно, — Брат выудил из кармана какую-то электронную игрушку. — Чужих тут нет. Прослушки тоже — чтобы обычники не унюхали чего лишнего. А нам все равно ждать «окна».

— Слышали про «потрошителей Зонтага»?

— Еще бы. Галактический патруль на ушах стоит. Официально — прилетели неизвестно откуда, были сбиты при попытке уйти. Но месяц спустя попытались взять штурмом «Глорию», — Дядюшка хмыкнул. — Если верить банкирам, всех сбили еще на подлете.

— Короче, все умерли, — Брат ожесточенно давил по хрустящим кнопкам. — Как удобно.

— Я знаю, кто за этим стоит.

— А доказать сможешь? — голос Дядюшки был слаще меда.

— Разумеется, — Мардж выудил из-под куртки карманный компьютер. — Тут сигнатура радиомаяка, спектр излучения двигателя и результаты анализа всего этого от Большого окружного искина.

— Ты оставил следы? — Дядюшка машинально напрягся.

— Разумеется, — отозвался агент. — Невозможно подчистить за собой, если работаешь с компьютером такого класса. Но не волнуйся — никто никогда ничего не раскопает.

— Почему? — в голосе Брата прозвучала искренняя заинтересованность. Встроенный рефлекс требовал действовать максимально осторожно и при малейшем шансе на провал тут же совершать самоубийство — но Племянник добрался до них живым. Значит, он все сделал правильно… Но как ему это удалось?

— Я приказал ему никому не рассказывать о нашем знакомстве.

— Так просто?

— Разумеется. Он же состоит на военной службе в чине лейтенант-кибернетика. А я приказывал ему от имени Главнокомандующего.

Дядюшка замер неподвижно, обдумывая ситуацию.

— Приказ имеет обратную силу?

— Разумеется. Но для этого господину президенту придется узнать, о чем спрашивать, и какие кодовые слова при этом называть.

* * *

— А теперь я снова повторяю вопрос — как тебя зовут?

Профессор очнулся. Перед глазами плавали фиолетовые круги, зубы ломило, а тело сотрясалось от невыносимого холода.

— Мигель… Мигель, — он собирался завершить фразу, но на ум пришли совершенно другие слова, — Амацио иль Геррен.

— Я все-таки не ошибся, — чародей отложил блокнот в сторонку. — Как интересно. Намного интереснее, чем я думал с самого начала.

Глава 27. Привет из прошлого

Торпеда-прилипала выскользнула из шлюза, через секунду выпустив добрый десяток антенн. Эт