Book: Еще один глоток



Еще один глоток

Питер Чейни


Еще один глоток

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Понедельник

ВИСКИ ПРИДАЕТ ТРЕЗВОСТИ

I

Беллами соскользнул с высокого табурета, нетвердой походкой подошел к окну и остановился, раскачиваясь на каблуках и глядя вниз, на Кондуит-стрит. Бармен приготовил виски с содовой и стал до блеска натирать хромированную крышку стойки. Беллами обернулся и привалился спиной к окну, наблюдая за барменом.

Он был высокого роста, стройный и смуглый. Одет безукоризненно, хотя строгий серый костюм его и не был нов. Под глазами у Беллами виднелись темные круги. Он выглядел очень усталым, и было в нем что-то порочное. Большие карие глаза смотрели хмуро.

Низким, довольно хриплым, волнующим голосом он спросил:

– Почему никто сюда не идет? Мистер Марч не приходил, Сидней?

Он направился к бару. Сидней ответил:

– Нет, я его уже несколько дней не видал. Хотите верьте, хотите нет, сдается мне, и у него туго с деньжатами, как у всех из-за этой проклятой войны. Когда они у него водились, уж он умел их потратить.

Беллами взобрался на высокий табурет, взял стакан виски с содовой и осушил его. Потом глянул на Сиднея. Тот приготовил ему еще один. Беллами затянул мотивчик:

Вот чудесный старый виски

Пей его, пей его…

Бармен прервал его:

– Нет, мистер Беллами, давайте другую споем.

Беллами перегнулся через стойку, приблизив лицо к Сиднею, и они затянули в унисон:

Коль сержант украл твой ром – поделом.

Коль сержант украл твой ром – поделом.

Ему положена рюмашка,

А он желает пить бадьей

Непросыхающим пьянчужкой

Известен в роте он родной.

Черт с тобой!

Они оборвали исполнение на высокой ноте. Это было ужасно. Беллами поднял стакан и выпил. Бармен проговорил:

– Мистер Беллами, хотите верьте, хотите нет, но ваш долг составляет пять фунтов четыре шиллинга.

Беллами мрачно взглянул на него и проворчал:

– О, Господи! Пять фунтов четыре шиллинга. Этого не может быть! – и, поразмышляв немного, добавил: – Сидней, меня тошнит. Сколько тебе надо выпить, чтобы тебя стошнило?

Бармен задумался на минутку:

– Хотите верьте, хотите нет, но, сколько бы я не выпил, меня никогда еще не тошнило.

Беллами встал, подошел к стулу, на котором лежало его пальто, и, с трудом попадая в рукава, надел его.

– А я надеялся, что мистер Марч зайдет, – сказал он. – Где его носит, черт побери? – Он пошарил в карманах: – Сидней, у тебя есть шиллинг?

Бармен полез в карман, достал монету и положил на стойку. Беллами взял ее, подошел к "фруктовому" автомату, стоявшему у стены, опустил монету в щель и нажал на ручку.

Когда завод кончился, в окошке автомата один за другим показались три золотистых лимончика. Раздался щелчок – и в руку Беллами упал золотой кружок. Беллами слабо улыбнулся. Он отнес золотой к бару и положил на стойку.

– Первый раз в жизни выигрываю в автомате, – сказал он. – Пять фунтов. Я остаюсь должен заведению четыре шиллинга. Ну, с этим мы справимся как-нибудь.

– Что вы говорите, мистер Беллами? – отозвался Сидней. – Поздравляю с выигрышем. Хотите верьте, хотите нет, но вам следовало бы поставить такой автомат прямо у себя дома.

Беллами кивнул. Ему очень хотелось, чтобы Сидней прекратил все время повторять "хотите верьте, хотите нет". Бармен налил в стакан двойную порцию "Хейга". Беллами постоял, раскачиваясь с носков на пятки, потом надел перчатки, шляпу и, бросив: "До свидания, Сидней", – вышел.

Бармен услышал, как он неуверенно спускается по лестнице, ухмыльнулся, взял не выпитый Беллами стакан виски с содовой и спрятал его под стойку бара.

На улице было темно и холодно. Засунув руки в карманы, Беллами брел по Кондуит-стрит. Снег хрустел у него под ногами. Он повернул на Бонд-стрит, потом – к Олбимарл-стрит. Его снова начало тошнить. Дойдя до середины Олбимарл-стрит, он заглянул в какое-то парадное. Там тускло мерцала вывеска: "Малайский клуб. Второй этаж. Открыто". Беллами вошел и стал подниматься по лестнице. Дойдя до лестничного поворота, он свесился на секунду через перила, а потом сел на ступеньки и, закрыв глаза, прислонился к стене. От паров виски, которое он пил почти весь день, у него кружилась голова.

Слева от него на крохотную лестничную площадку выходила дверь туалета. Справа по лестнице вверх Беллами видел приоткрытую двустворчатую дверь "Малайского клуба". Сквозь щель виднелся накрытый для ужина стол. Он встал и начал карабкаться по ступенькам. Толкнув, открыл дверь.

"Малайский клуб" представлял собой зал в форме буквы "L", бар находился за углом от того места, где стоял Беллами. Он направился к нему и пьяно улыбнулся блондинке за стойкой.

– Привет, радость моя, – воскликнул он, – как поживает моя блондиночка?

– Отлично, – усмехнулась та в ответ и бросила быстрый взгляд в зал на единственную посетительницу.

Беллами перегнулся через стойку и, оглядев блондинку от тщательно уложенных локонов до аккуратненьких туфелек, проворковал:

– Тебе когда-нибудь говорили, конфетка, что в тебе что-то есть? Есть, есть, точно. Сильный призыв пола. Ты – почти уникальная женщина. На днях, когда погода станет получше, я тобою займусь. Скажу тебе тогда, что глаза у тебя словно аметисты и что до твоих бедер никому, кроме меня, не должно быть никакого дела. Может быть, я напишу тебе стихи. Вот такой я человек!

– О, мистер Беллами, будет вам. Вы же говорите это всем девушкам подряд.

– Ты бесстыдно лжешь, – возразил Беллами. – Ты – единственная женщина, которую я когда-либо любил по-настоящему. Когда-нибудь, когда я буду свободен, напомни мне рассказать тебе, что я думаю о тебе на самом деле.

– Это будет замечательно, – улыбнулась девушка.

Он снова перегнулся через стойку и прошептал ей что-то на ухо.

– Мистер Беллами! – глаза ее засверкали, – вы обладаете бесподобным нахальством!

– Это – единственное, чем я еще обладаю, – ответил Беллами. – Что бы мне выпить?

Девушка, улыбаясь ему, подумала, что в Нике Беллами было неотразимое обаяние – если бы только он не пил так много. Почему он никогда ничего не делает?

– Клин клином вышибают, – усмехнулась она.

– Отлично. Тогда двойной "Хейг", – потребовал он, обнажив в улыбке ровные белые зубы под маленькими черными усиками.

Девушка колебалась.

– А вы собираетесь за него платить, мистер Беллами?

Он рассеянно взглянул на нее:

– Почему вы спрашиваете?

Она явно испытывала неловкость.

– У вас долг здесь более семи фунтов, мистер Беллами. Управляющий не велел ничего давать, пока вы его не погасите.

Он ничего не ответил, пошарил в кармане пальто, достал портсигар, открыл его и извлек сигарету.

Дама, сидевшая на другом конце зала у камина, встала и подошла к бару. Это оказалась женщина среднего роста, с весьма привлекательной фигурой, светловолосая. У нее было милое лицо с правильными чертами и синие-синие глаза. На ней был отлично сшитый костюм, подчеркивавший округлости ее фигуры, шелковые бежевые чулки-паутинка. На маленьких ножках – лодочки из великолепной кожи на каблуках дюйма в четыре высотой. На черном крепдешиновом тюрбане спереди – маленькая бриллиантовая брошь в форме вопросительного знака.

Она приблизилась к бару, встала позади Беллами и тихим учтивым голосом произнесла:

– Не огорчайтесь, Ники. Выпейте за мой счет.

Она заказала два двойных виски с содовой. Беллами улыбнулся ей.

– Кто бы вы ни были, вы – прелесть, – воскликнул он. – Это очень любезно с вашей стороны. Учитывая, сколько денег я оставил в этом баре, они могли бы увеличить мой кредит на стоимость еще одного стаканчика, – он слегка кивнул: – Моя фамилия Беллами. Здравствуйте.

Дама рассмеялась.

– Очень приятно, – ответила она. – Но почему вы делаете вид, что не знаете меня? Мы ведь встречались. – Она одарила его улыбкой: – Не в моих правилах угощать незнакомых мужчин, Ники.

– Неужели мы знакомы? – удивился Беллами. – Я не мог забыть такую женщину, как вы. Интересно, где мы встречались? Вы уверены, что это был действительно я?

– Я видела вас раз шесть, – напомнила она. – Обычно у Фреди Мотта. Я была там с Харкотом Марчем в тот вечер, когда вы выиграли в покер сразу 120 фунтов, видела я и как вы немного проигрались. Но это вполне естественно, что вы меня не запомнили: большую часть вечера вы были слишком навеселе, чтобы что-нибудь помнить.

– Знаю, знаю, это ужасно. Каждое утро я даю себе слово бросить пить, потому что это мешает работе. Но к вечеру постепенно прихожу к выводу, что это работа мешает выпивке, – и добавил мрачно: – мне нравится пить.

Он осушил стакан.

– Это я вижу, – заметила дама. – Еще стаканчик?

– Вы очень любезны, – ответил он.

Она заказала еще два виски.

– Если вы захотите вспомнить меня в следующий раз, я – Айрис Берингтон, мисс Айрис Берингтон.

Он кивнул:

– Ну, конечно! Теперь я припоминаю. Я как-то видел вас с Харкотом в каком-то клубе. Он, наверное, ваш друг. Он и мой старинный друг. Мне очень нравится Харкот. Но вы – больше.

– Харкот – забавный парень, – согласилась она, – одна беда, та же, что и с вами, – пьет многовато.

– Не может быть! Вы не похожи на пьющего человека, – воскликнул Беллами.

Она рассмеялась:

– Вы неисправимы. Впрочем, вам это, наверное, многие говорят.

– Многие женщины, – уточнил он беззаботно. – Но мне это нравится.

Потом он взглянул на нее серьезно.

– Айрис, вы восхитительны. Как-нибудь я буду свободен, я должен сказать вам все, что я о вас думаю.

– Несколько минут тому назад вы точно то же самое говорили барменше, – улыбнулась она.

– Знаю. Но разве вам не известно, что история неизбежно повторяется?

– А вы воспринимаете себя как историю?

– Фактически история – это мое второе имя. Во всяком случае, дорогая, если бы вы были Клеопатрой, я бы попытался стать удачливым Марком Антонием.

Он подошел к стулу, где оставил свою шляпу.

– Мне пора идти, – сказал он. – Я должен где-то быть и с кем-то встретиться. Вспомнить бы только, где и с кем. До свидания, Айрис. Еще увидимся. И теперь выпивка за мной.

Она положила свою ладонь на его.

– Я часто здесь бываю, обычно около одиннадцати вечера. И всегда буду очень рада вас видеть, Ники.

– Это очень мило с вашей стороны, – проговорил Беллами. – Знаете, – добавил он театрально: – видимо, все дело в моей роковой красоте.

– Не сомневаюсь, что так оно и есть, – с улыбкой поддержала она его. – Пока!

Она вернулась на свое место у камина. Беллами подошел к двери. Взявшись за ручку, он обернулся:

– Послушайте, если вы случайно встретите Харкота, передайте ему, что я хотел бы с ним повидаться.

– Конечно, скажу, – откликнулась она. – Где вы хотите с ним встретиться?

– Ну, где-нибудь здесь, – неопределенно ответил Беллами. – Видите ли, мы с ним ходим в одни и те же клубы и бары. И поскольку нас одинаково мучает жажда, мы просто не можем не пересечься с ним рано или поздно. Привет, дорогая.

И он вышел.


II

Когда автомобиль свернул на Норфолк-стрит и остановился у здания, где находился офис, Вэнинг посмотрел на часы. Было самое начало седьмого. Он велел шоферу ждать.

Быстро пересекая улицу по направлению ко входу, он думал о том, что на улице чертовски холодно, и о том, пойдет ли Фреда на вечеринку к Кэроле. Он пнул носком туфли мешок с песком – штабеля таких мешков были сложены у входной двери. Вэнинг был крупным, сильным и плотным мужчиной с широкими плечами и двигался он с ловкостью и уверенностью человека абсолютно здорового. Красное круглое лицо его несколько расширялось книзу, отчего шея казалась толстой, и несло отпечаток решительности, ума и чувствительности характера.

Он поспешил вверх по лестнице, перешагивая через три ступеньки. На втором этаже остановился, чтобы закурить, а затем проследовал по коридору и толкнул половинку двустворчатой двери, табличка на матовом стекле которой оповещала, что здесь находится Международная торговая корпорация Вэнинга с ограниченной ответственностью – мнимая организация, под вывеской которой действовало бюро "Ц".

Он миновал внешнюю контору, где одиноко восседал за столом единственный служащий, среднюю, где усердно трудилась дюжина мужчин и две женщины, и вошел в свой собственный кабинет. Закрыв за собой дверь, он посмотрел на секретаршу. Она стояла перед большим письменным столом красного дерева, покрытым стеклом и освещенным одной мощной настольной лампой. Лицо у нее было перекошено. Вэнинг с минуту глядел на нее, а потом перевел взгляд на стол.

На столе были разложены пять газет, свернутых нужными статьями наружу: три немецких, одна турецкая и одна румынская.

Тремя широкими шагами Вэнинг подошел к столу и остановился, глядя на газеты и сразу начав читать немецкую. Боковым зрением он видел руку секретарши на крышке стола – пальцы ее дрожали.

Рухнув в кресло, он принялся за перевод турецкой статьи. Минуту спустя, закончив чтение, он проговорил: "О, Господи!…"

Загасив окурок, снова закурил. Лицо его было мрачным.

– Звонил сэр Юстас, – доложила секретарша. – Они уже все знают. Он хочет видеть вас как можно скорее. Я сказала, что вы вернетесь в шесть часов.

Он кивнул.

– Здесь кто-нибудь знает, Мэри?

Она покачала головой.

– Нет, конечно. Никто. Я сама перевела с турецкого.

Вэнинг встал, подошел к окну, отдернул тяжелую штору и некоторое время стоял, уставившись в черноту улицы. Секретарша глядела на его широкую спину и тяжелые плечи. Когда он обернулся, она отвела взгляд.

– Третий случай, – произнес он. – Вы ведь не знали этого, правда? Но это – третий случай. О, Боже… меня это пугает… проклятье! И что, черт подери, я должен со всем этим делать?

– Сэр Юстас сказал, что вам не следует принимать это слишком близко к сердцу; он предполагал, что вас это страшно расстроит. Он просил меня это вам передать. Он сказал…

– Оставьте, Мэри. Я не нуждаюсь в его сочувствии. Единственное, что мне нужно, – это схватить проклятого предателя.

Подойдя к двери, он открыл ее и прорычал через плечо:

– Позвоните сэру Юстасу. Скажите ему, что я выехал, – и хлопнул дверью.

Секретарша прошла в другой конец большого кабинета, к своему столу и начала шарить в ящиках в поисках аспирина. Аспирина не было. Снимая телефонную трубку, она плакала.

Вэнинг остановил машину в конце Уайтхолла, у пересечения с Аллеей Птичьих Клеток, вышел и пешком прошел ярдов пять-десять – до Веллингтоновских казарм. Затем толкнул железные ворота, пересек небольшой садик и позвонил в дверь старинного особняка, задней стеной выходящего на Аллею.

Дверь открылась тотчас же. Пожилой дворецкий, видимо, ожидавший Вэнинга, сказал:

– Сюда, пожалуйста, сэр. Сэр Юстас ждет вас.

Вэнинг снял пальто, проследовал в сопровождении дворецкого по коридору и вошел в теплый, ярко освещенный кабинет. Слуга доложил о нем и исчез.

Вэнинг приблизился к столу, за которым работал заместитель министра, и неожиданно выпалил:

– Сэр, это ужасно, черт побери! Вы наверняка узнали об этом одновременно с нами.

Заместитель министра кивнул.

– Немецкие и турецкие газеты мы получаем очень быстро. Думаю, они пришли к нам тогда же, когда и к вам.

Он встал, обошел вокруг стола и поздоровался с Вэнингом за руку. Его тонкое лицо многоопытного человека было невозмутимо, он улыбался.

Указав на кресло у камина, он вернулся к столу и принес коробку с сигарами. Достав две сигары и обрезав их концы, предложил одну из них Вэнингу, одновременно давая ему прикурить из золотой зажигалки. Потом сел в кресло напротив Вэнинга.

– Я предполагал, что вы очень расстроитесь из-за этого, Вэнинг, – начал он. – Вам все это кажется весьма загадочным и вы подозреваете, что в этом замешан кто-то из вашего бюро. Что ж… Я не хотел бы, чтобы вы придавали этому слишком большое значение, и должен сказать, что министр придерживается того же мнения. Ваше бюро сделало столько полезной работы, что вам незачем преувеличивать опасность этого инцидента. Тем более что…

Наклонив вперед свою большую голову и посмотрев на заместителя министра тяжелым взглядом, Вэнинг перебил его:

– Благодарю вас, сэр Юстас. Очень любезно, что вы все это говорите, и очень любезно со стороны министра отметить, что в этой войне мы принесли кое-какую пользу. Но я не настолько глуп, чтобы не понимать, что во многом наша работа сводится на нет этими инцидентами. Я отдаю себе отчет в том, что несу полную ответственность за отдел "Ц", что мои сотрудники – это мои сотрудники и что если происходит утечка информации, то вина в конце концов лежит на мне, – он беспомощно пожал плечами.

Замминистра улыбнулся и не спеша осмотрел зажженный конец своей сигары.

– Может быть, вам станет легче, когда я сообщу вам нечто, подтверждающее истинное отношение министра к вам, Вэнинг, – спокойно сказал он. – Вероятно, вас немного успокоит то, что, независимо от "инцидентов", как вы их называете, министр оценивает вашу работу настолько высоко, что вас включили в очередной список для получения наград. Его улыбка стала еще любезнее.



– Курите спокойно свою сигару, – добавил он. – И расслабьтесь. Вы – слишком ценный сотрудник, чтобы ломать голову над такими вещами. Кстати, – продолжал он, – вы перестанете так терзать себя, если узнаете, что ни министра, ни меня нисколько не удивил тот факт, что геббельсовская организация протянула щупальцы к вашей пропаганде еще до того, как вы сумели ее развернуть. Можно даже сказать, что мы ждали этого.

По мере того как брови Вэнинга ползли все выше вверх от удивления, улыбка заместителя министра становилась шире.

– Видите ли, – продолжал он, – есть два аспекта у этого дела – очевидный и не столь очевидный. Позвольте мне прежде всего остановиться на вашем собственном положении.

Он аккуратно стряхнул пепел в пепельницу на подлокотнике кресла.

– За шесть месяцев до объявления войны вы зарегистрировали Международную торговую корпорацию Вэнинга – как бы международную организацию, занимающуюся импортом, а на самом деле представляющую собой "крышу" для деятельности отдела "Ц"

– наиважнейшую организацию для распространения профсоюзнической пропаганды во вражеских и нейтральных странах. Вы сами подобрали штат сотрудников. Но не следует забывать и того, что, прежде чем быть зачисленным в ваш штат, каждый сотрудник прошел тщательнейшую проверку в спецуправлении Скотленд-Ярда. И спецуправление несет равную с вами ответственность.

– Это, конечно, так, – кивнул Вэнинг, – но…

– В конце сентября, да, думаю, именно тогда, – продолжал замминистра, – произошел первый инцидент. Материалы, подготовленные вами для нейтральных стран Центральной Европы, появились в балканских газетах дня за три до того, как они были выпущены за пределы вашего отдела. Они были напечатаны не в том виде, в каком вы намеревались их опубликовать, а в искаженном, фальсифицированном и обнародованном как бы специально для того, чтобы обратить их против нас самих и свести на нет предполагаемый эффект, даже если бы мы оказались круглыми идиотами и все же напечатали бы их после этого.

Нет никаких сомнений в том, что сотрудники Геббельса получили каким-то образом копии этих материалов и, передернув их, преподнесли в таком виде народам Балкан.

Вы помните, – ровным голосом продолжал заместитель министра,

– что тогда министр, вы и я устроили совещание. Мы решили, что вы частым гребнем прочешете штат своих сотрудников и под предлогом экономии средств избавитесь от всех, на кого могло упасть хоть малейшее подозрение. В результате этого прочесывания были уволены трое. Боюсь, я помню фамилию только одного из них.

Он вопросительно взглянул на собеседника.

– Тремя уволенными были Харкот Марч, Фердинанд Мотт и Николас Беллами, – перечислил Вэнинг.

– Совершенно верно, – кивнул заместитель министра, – я запомнил только Беллами по причине, о которой скажу позже. Мы предполагали, что с уходом этих троих все остальные ваши сотрудники вне всяких подозрений. Тем не менее в ноябре имел место новый случай утечки информации и вот теперь, в январе, – еще один, самый серьезный, – он медленно затянулся сигарой.

– Устроенный кем-то из нынешних моих сотрудников, – подхватил Вэнинг.

– Может быть, лишь отчасти, – не согласился замминистра.

– Я хочу отметить еще один момент, чрезвычайно важный. После того как вы уволили Марча, Мотта и Беллами, министр счел целесообразным установить за ними наблюдение. Если помните, мы решили, что вы изобразите крайнее сожаление в связи с необходимостью расстаться с ними и будете считать своим долгом поддерживать с ними неформальные связи.

– Так я и делал, – ответил Вэнинг. – Время от времени приглашал их на ужин, а моя жена – на свои вечеринки с коктейлями. Это, разумеется, не дало никаких результатов.

– Но, – продолжал замминистра, вы, конечно, помните, что гораздо более важным решением мы сочли тогда, чтобы спецуправление не спускало с них своего бдительного ока.

– Я с этим был не согласен, – резко возразил Вэнинг. – И ясно дал понять, сэр, что не имею против этих троих ничего конкретного.

– Я помню, – сказал заместитель министра. – Вы считали, что это будет не совсем честно по отношению к ним. Это были люди, на которых пало очень неопределенное и, возможно, необоснованное подозрение и ими как бы пожертвовали.

– Даже выражение "неопределенное и необоснованное подозрение" неприменимо по отношению к Беллами, сэр Юстас, – возразил Вэнинг. – Я охотно воспользовался случаем избавиться от него, но потому лишь, что он пил, как извозчик, был страшно ленив и небрежен в работе. Когда хотел, он умел работать, но желание это посещало его крайне редко. Вот почему я избавился от него.

– Я помню, вы все это тогда объясняли, – мягко напомнил заместитель министра. – Никаких подозрений, даже самых незначительных, Беллами не вызывал. Все дело было лишь в его лени и пьянстве. – Он снова улыбнулся: – И это-то как раз и представляет интерес.

Вэнинг удивленно поднял брови.

– Вы хотите сказать…

– Да, именно это я и хочу сказать. Спецуправление, по каким-то им одним известным соображениям, пришло к выводу, что именно здесь следует искать конец веревочки. Они совершенно уверены, что, будь эта веревочка чуть подлиннее, интересующее нас лицо само затянуло бы на себе петлю. И они намерены предоставить ему такую возможность. Для обсуждения этого дела мы с вами и собрались.

– Стало быть, кто-то из моих служащих, – предположил Вэнинг, – из нынешних моих служащих…

– Плюс кто-то, кто находится снаружи, – добавил заместитель министра и положил наполовину сгоревшую сигару на край пепельницы. – Спецотдел считает, что кто-то из ваших мелких служащих – из тех, кто не выполняет ответственную работу, но имеет тем не менее доступ к документам и кто не разделяет принципов вашей пропаганды, – находится в контакте с кем-то за пределами отдела, с кем-то, хорошо знакомым с вашими методами, что позволяет ему работать с сырыми материалами, предоставляемыми напарником, и передавать их в ведомство Геббельса еще до того, как вы выработаете свою окончательную версию.

Он стоял спиной к огню, заложив руки за спину.

Вэнинг кивнул.

– Что они предлагают?

Замминистра улыбнулся.

– У них есть план, – сказал он, – который, как они считают, поможет получить необходимые доказательства и информацию о методе работы этих двоих. План состоит вот в чем.

Харбел из спецуправления, который руководит операцией, просит вас неукоснительно следовать его инструкциям, это ему очень поможет. Так вот, он просит вас связаться с этим Беллами, которого вы выгнали за леность и пьянство, и рассказать ему все об утечке информации, в том числе и об этом последнем случае. Легенда такова, что вы страшно всем этим обеспокоены и что вы на свой страх и риск просите его, Беллами, разузнать, как это могло произойти. Скажите ему, что опыт работы в вашем отделе будет в этой связи очень для него полезным, а вы готовы щедро снабжать его деньгами. Фактически вы неофициально назначаете его следователем, который время от времени будет отчитываться лично перед вами в том, как идет расследование.

Вэнинг вскочил с места. Лицо его пылало. Глаза смотрели сердито.

– Харбел, должно быть, абсолютный, клинический сумасшедший, сэр Юстас, – воскликнул он. – Было бы безумием давать в руки Беллами нити такого расследования. Этот человек – горький пьяница. К обеду он уже всегда пьян. Он вообще редко бывает трезв, если бывает. У него от виски произошло размягчение мозгов. Он ленив, некомпетентен и постоянно болтает. Через десять минут после того, как он получит такое задание, о нем будет известно всему свету, он будет болтать о нем во всеуслышание в каком-нибудь баре или клубе в Вест-энде. Идея поручить это дело Беллами бессмысленна – это невозможно!

Заместитель министра кивнул.

– Я прореагировал поначалу точно так же, – сказал он. – Боюсь, я выразил свое возмущение даже сильнее, чем вы. Но идея на самом деле вовсе недурна. Во всяком случае, Харбел хочет попробовать, а он – специалист по делам, связанным с утечкой информации. У него есть резонное объяснение тому, почему он считает нужным привлечь Беллами.

– Какое же? – поинтересовался Вэнинг.

Заместитель министра кротко улыбнулся Вэнингу.

– Вэнинг, Беллами – человек, которого они ищут. Харбел почти уверен, что Беллами, работая на пару с одним из ваших людей, организует утечку. Первую операцию он провел сам. Затем уволенный вами, он вступил в контакт с кем-то из сотрудников – может быть, с какой-нибудь легкомысленной дамой, говорят, он пользуется у них успехом, – и этот "кто-то", кто выполняет у вас сравнительно маловажную работу, снабжает Беллами сырьем. Остальное он делает сам.

Харбел вовсе не считает Беллами дураком. Напротив, он уверен, что тот весьма умен, что это – блестящий человек. Хотя спецуправление почти абсолютно полагается на своего человека, им нужна кое-какая дополнительная информация. Они считают, что таким образом смогут ее получить, что, если Беллами согласится расследовать дело и докладывать вам, он рано или поздно выдаст себя: его донесения неизбежно будут строиться так, чтобы отвести подозрения от себя, потому что на самом деле он – преступник и, естественно, знает это. А тот факт, что вы обратитесь к нему с подобным предложением, придаст ему уверенности в том, что он может водить нас за нос. Понимаете?

– Понимаю, – ответил Вэнинг. – Боже мой… Беллами… Ники Беллами… Кто бы мог подумать?

– Вот-вот, – согласился заместитель министра. – Это всегда бывает человек, которого трудно заподозрить.

Вэнинг пожал плечами.

– Ну, что ж, полагаю, спецуправление знает свое дело, – решил он.

Замминистра согласно кивнул.

– Поверьте мне, они хорошо знают свое дело. Значит, вы встретитесь с нашим приятелем Беллами и дадите ему поручение, – он снова улыбнулся. – Вы вручите ему конец веревки, на которой он сам себя вздернет.

Вэнинг кивнул.

– Отлично, сэр Юстас. Будет сделано. Сегодня же вечером по возможности свяжусь с ним.

– Это было бы замечательно. Я сообщу об этом Харбелу. Да, Вэнинг, не ограничивайте нашего друга в деньгах. Пусть веревка будет шелковым шнуром.

Он протянул Вэнингу руку.

Вэнинг вошел к себе в контору в семь часов и обратился к секретарше:

– Найдите мне Николаса Беллами – того, который работал у нас. Позвоните ему домой. Выясните, где он, и сообщите мне.

Выходя из комнаты, секретарша сказала:

– Звонила миссис Вэнинг. Она спрашивала, собираетесь ли вы сегодня на вечеринку к мисс Эверард.

Вэнинг отрицательно мотнул головой.

– Я останусь поработать здесь. Когда найдете мистера Беллами, соедините меня с ним.

Уже у самой двери он окликнул ее. Она остановилась и обернулась.

– Мистер Беллами поддерживает приятельские отношения с кем-нибудь из наших сотрудников? – как бы невзначай спросил он.

Она подумала с минуту.

– Кажется, он встречается с двумя-тремя людьми из множительного отдела, – проговорила она наконец.

– Ага, – одобрил Вэнинг и улыбнулся, – а когда вы видели его в последний раз?

Она вспыхнула.

– Я ужинала с ним неделю назад, мистер Вэнинг, – ответила она и тихо закрыла за собой дверь.

Зазвонил один из телефонов на столе Вэнинга – отдельная линия, соединяющая его с домом. Он снял трубку. Это была Фреда.

– Ты приедешь домой ужинать, Филип? – спросила она. – И как насчет вечеринки у Кэролы?… И…

Он перебил ее.

– Послушай, Фреда, это опять случилось, опять… – сказал он мрачно.

Последовала небольшая пауза, затем послышался ее дрожащий голос.

– Ты хочешь сказать, что опять выкрали…

– У них оказались материалы, над которыми мы работаем. И они уже опубликовали их в Германии, Турции и Румынии, причем так замечательно все извратили, что это нанесет нам непоправимый ущерб. Что ты об этом думаешь?

Она судорожно вздохнула.

– О, Филип, это ужасно…

– Но это еще не все, Фреда, – продолжал он. – Я только что вернулся от сэра Юстеса. Спецуправление кое-кого подозревает. Кое-кого, кто не работает у нас, но получает материалы через какого-то нашего сотрудника и по-своему их интерпретирует. И как ты думаешь, кто этот человек? Это – Беллами… Ники Беллами… этот пьяница – гнусный предатель!

– Боже милостивый, Филип. И что они собираются предпринять?

– У них есть план. Сначала он мне не понравился, но чем больше я о нем думаю, тем остроумнее он мне кажется. Расскажу, когда вернусь. Но ужинать дома я не буду и к Кэроле пойти не смогу. Буду работать допоздна. Я должен в свете последних событий пересмотреть все наши материалы.

– Бедный Филип, – промурлыкала она нежно и добавила: – не волнуйся, все будет хорошо. Я попрошу Харкота поехать со мной к Кэроле. Он звонил и приедет скоро на коктейль.

– Хорошо, – сказал Вэнинг. – Но ни ему, ни вообще кому бы то ни было ни слова о Беллами. Будь осторожна. Чтобы у тебя даже голос не дрогнул, если будешь произносить его имя. Это должно храниться в строгой тайне, пока мы его не накроем. Пока, дорогая.

Он повесил трубку.

Он слышал из-за двери, как его секретарша без остановки крутила диск телефона, пытаясь разыскать Беллами.


ГЛАВА ВТОРАЯ

Понедельник

ЛОВУШКА ДЛЯ БЕЛЛАМИ

I

Было без четверти восемь, когда Вэнинг вошел в бар ресторана "Беркли", прошел прямо к свободному столику и сел. На другом конце зала Беллами в широком пальто с каракулевым воротником увлеченно беседовал с миловидной дамой.

Вэнинг наблюдал за ним. Беллами что-то рассказывал. Он перегнулся через стол, сопровождая рассказ быстрыми движениями пальцев. Женщина в элегантной зеленой шляпке, откинувшись на спинку стула, слушала с явным интересом. Когда Беллами закончил, они оба рассмеялись. Затем он встал, склонившись над столом, сказал ей несколько слов, приподнял шляпу и перешел к столику Вэнинга.

– Послушайте, Филип, не могли бы вы кое-что для меня сделать? – попросил он. – Я только что выпивал вон с той дамой. Позовите официанта и скажите, чтобы он записал это на ваш счет, не возражаете?

– Вы настолько на мели? – спросил Вэнинг.

– Ага, – подтвердил Беллами, – даже еще хуже. – И бодрым голосом продолжил: – мне сегодня чертовски не повезло. Я выиграл во "фруктовом" автомате пять фунтов, но, дьявол их побери, я был должен в том баре пять фунтов четыре шиллинга, поэтому, конечно, пришлось отдать выигрыш. Довольно противно, вы не находите, Филип?

– Вы не производите впечатления слишком бедного человека. Это пальто с мехом стоит немалых денег.

Беллами ухмыльнулся. В голове у Вэнинга мелькнула мысль, что, если бы Беллами немного привел себя в порядок, он был бы весьма привлекательным парнем.

– А я и не знал, – ответил Беллами. – Это не мое пальто.

Вэнинг взглянул на столик, где сидела знакомая Беллами.

– Ваша приятельница уходит, – предупредил он.

Женщина, с которой до того сидел Беллами, встала. Вэнинг увидел, что ей лет сорок, но выглядела она прекрасно. Она послала Беллами прощальную улыбку, он помахал в ответ рукой.

– И кто же это такая? – поинтересовался Вэнинг.

– Чертовски милая женщина, – усмехнулся Беллами. – Я не знаю, кто она. Я ее никогда прежде не видел.

– О, Господи, но это же "Беркли"! Неужели вы вот так просто подсели к этой даме, заговорили с ней и угостили вином?

– Почему бы и нет? – широко открыв глаза, удивился Беллами. – Я очутился за ее столиком. Она оказалась женщиной с чувством юмора. Ей понравилась история, которую я ей рассказал.

– Надеюсь, это была приличная история? – спросил Вэнинг. Беллами поднял брови.

– Абсолютно. У меня все истории приличные. Забавные – и не слишком рискованные. Двойной "Хейг", пожалуйста. Так чему я обязан этим свиданием?

Вэнинг подозвал официанта и сделал заказ.

– Ники, я не хочу, чтобы вы очень уж налегали на спиртное. У меня для вас есть работа.

– Бог ты мой! – воскликнул Беллами. – Наконец, свершилось! У меня будет работа. Какой кошмар!

– Вы хотите сказать, что не желаете никакой работы?

Беллами ответил елейным голосом:

– С тех пор, как вы, Филип, коленкой под зад вышибли меня из своей конторы, я делал все возможное, чтобы избежать какой бы то ни было работы, но, похоже, она меня все же настигла, – он наклонился к Вэнингу: – Вы просто не можете без меня обойтись. Великая тайная организация – отдел "Ц" – не может обойтись без маленького Ники.

– Забудьте про отдел "Ц", – прервал его Вэнинг. – Помните только о Международной торговой корпорации Вэнинга.

– Хорошо, – согласился Беллами, – я же только вам это сказал.

– Я знаю, Ники, но вы слишком много болтаете. Если вы согласитесь на работу, вам придется прекратить болтать и прекратить пить.

– Это ничего не объясняет. Расскажите мне подробнее о самой работе, – попросил Беллами.

Он полез за сигаретами, а Вэнинг, глядя на него, вспомнил оброненную заместителем министра фразу: "Харбел вовсе не считает Беллами дураком. Напротив, он уверен, что тот весьма умен, что это – блестящий человек". Вэнинг подумал, что либо Харбел сумасшедший, либо Беллами – великолепный актер. И вовсе не смешно, если Беллами при его уме, стратегическом даре и выдержке крадет и продает врагу государственные тайны.



Официант поставил на стол стаканы. Беллами нашел наконец свой портсигар и открыл его. Внутри оставалась одна-единственная сигарета. Он протянул портсигар Вэнингу, но тот покачал головой и достал свой.

– Берите мои, Ники. Слушайте и не перебивайте. Вы удачливее, чем думаете. У вас появился шанс сотворить добро.

– Слушаю, – кивнул Беллами, – я весь – внимание.

Вэнинг понизил голос.

– Прежде всего, я попрошу вас мысленно перенестись назад, в сентябрь. Тогда я был вынужден уволить вас, Марча и Мотта, так как мы сокращали штаты. Мне было страшно жаль, ведь хоть вы и были несколько беспорядочны в работе, дело делали блестяще. Во-вторых, вы лучше тех двоих понимали, что именно мы делаем и как работает наша организация. Я больше сожалел о вас, чем о Харкоте или Фреди Мотте. Представляете поэтому, как я рад, что вы снова можете на меня работать? Но не совсем так, как прежде.

– Продолжайте, Филип, – разбодрил его Беллами, – у меня сердце колотится от любопытства.

– Коротко говоря, в отделе "Ц" создалась весьма серьезная ситуация. Весь последний месяц я работал над очень важным материалом, предназначенным для румынских и турецких газет и для одного-двух балканских изданий. Это была отличная работа. Но каким-то образом она попала в руки Геббельса. Сначала он получил копию наших материалов, потом вывернул их наизнанку и опубликовал свою версию в немецких, румынских и турецких газетах. Он выбил у нас почву из-под ног. И это уже в третий раз. Первый был в сентябре, второй – в ноябре.

Беллами поджал губы.

– Дела неважные, Филип, – посочувствовал он. – Подозрительно. Кто-то в конторе шпионит?

– Похоже, что так, – ответил Вэнинг и осушил свой стакан. – Очевидно лишь одно, Ники. Кто-то из сотрудников, кто имеет доступ к материалам, по которым готовятся мои заключения, – может быть, кто-то из научно-исследовательской группы – выносит их из офиса и передает кому-то, у кого есть возможность быстро передавать их в Германию.

Беллами кивнул.

– Вероятно, это делается через Голландию. Голландия кишит немецкими шпионами – все с фальшивыми бородами. А чем я могу помочь?

– Вот чем. Вы найдете эту подозрительную личность. Вас в офисе все любили, Ники. Все, особенно женщины. Вы с кем-нибудь из них поддерживаете связь?

– С одной-двумя, – небрежно обронил Беллами. – Встречаюсь иногда.

– Вот и хорошо, – одобрил Вэнинг. – Вам придется активизировать эти отношения и завести новые. Я полагаюсь на вас – вы сможете догадаться, кто преступник. Я хочу, чтобы вы поработали со мной и на меня. Но дело надо сделать быстро, Ники. Положение у нас плохое. Отдел "Ц" – очень важная государственная организация. Она должна быть вне подозрений.

Беллами рассеянно кивнул.

– Все это так, но не думаю, чтобы мне много удалось сделать. Если я даже сойдусь с кем-то из сотрудников, вряд ли кто-нибудь признается мне, что продает секретные материалы Германии. Тем не менее, мне всегда хотелось быть сыщиком. А вы даете мне возможность проверить на практике две-три идеи, которые у меня есть. У вас-то есть какие-нибудь предложения?

– Да, я пришлю вам список всех сотрудников отдела, а также все сведения о них, какими мы располагаем. Вам нужно будет это проверить внимательнейшим образом. Спецуправление уже проверяло этих людей. Но вам следует обратить внимание на тех, кто поменял место жительства после того, как начал работать в отделе, завел новые знакомства, связи. Еще одно: можно биться об заклад, что тот, кто продает наши секреты, получает за это хорошие деньги. Последите за женщинами, которые покупают много новых вещей, за мужчинами, которые тратят больше денег, чем прежде, или заводят новых любовниц, или делают что-нибудь в этом роде.

– Я вас прекрасно понимаю, Филип, – сказал Беллами, – и работа мне эта абсолютно подходит, но она требует немалых расходов, знаете ли.

В его тусклых глазах вспыхнули огоньки.

– Об этом я позабочусь, – ответил Вэнинг. Он засунул руку во внутренний карман пальто, извлек оттуда конверт и положил на стол.

– У вас будет столько денег, сколько нужно, Ники, – пообещал он. – У меня только одно условие. Вам нужно сократить выпивку. Предстоит действительно серьезная работа. Здесь сто фунтов, – сказал Вэнинг. – Это для начала. Жду отчета от вас к концу недели. Вы будете представлять мне отчеты каждую неделю – подробные письменные отчеты о том, что вы сделали, чем меньше нас будут видеть вместе, тем лучше. Когда отчет будет готов, звоните лучше моей жене. Фреда будет вам передавать, где мы встретимся, – где-нибудь в Вест-энде. Местечко вроде этого – лучше всего. Всегда можно подумать, что мы встретились случайно – вы ведь постоянно пропадаете в барах. Если вдруг мне в голову придет что-нибудь стоящее, я пошлю записочку вам домой. Понятно?

– Абсолютно, – ответил Беллами. – Я хочу сказать, что это очень благородно с вашей стороны, Филип, дать мне этот шанс. Думаю, он подоспел как раз вовремя.

– Что вы имеете в виду?

– Похоже, я начал немного надоедать Кэроле, – он слегка пожал плечами. – Мне показалось, что я ей уже не нравлюсь так, как раньше. Со дня на день жду, что она объявит мне о расторжении нашей помолвки. А то, что вы сказали, быть может, немного поправит дело.

– Вот еще что, Ники. Не болтайте об этом и, ради Бога, не напивайтесь, потому что, если вы напьетесь, вы все выболтаете.

– Но Фреда, полагаю, должна будет все знать, – сказал Беллами. – Она будет сегодня на вечеринке у Кэролы?

– Да, – ответил Вэнинг, – она сказала, что Харкот заедет к ней на коктейль и отвезет ее туда. Я буду допоздна работать в конторе. Ей вы можете сказать, если хотите.

– Фреда наверняка будет рада, – улыбнулся Беллами. – Она уже давно пытается заставить меня найти работу. Будто для такого человека, как я, сейчас есть хоть какая-нибудь работа. – Он склонился над столом, подавшись вперед: – Беда в том, Филип, что я – слишком яркая фигура для обыкновенной работы, – сказал он беззаботно.

Вэнинг криво усмехнулся.

– Ну, вот теперь у вас будет необыкновенная работа. И вы сможете продемонстрировать свои яркие таланты, – он встал и протянул Беллами руку. – Ну, Ники, желаю удачи. Не подведите меня.

Беллами взглянул на него снизу вверх. Вэнинг видел блеск в его глазах. Глядя в эти глаза и стараясь проникнуть сквозь них глубже, понять, что у Беллами на уме, Вэнинг вдруг увидел какой-то намек на того, другого человека, таившегося за внешней оболочкой Беллами. Он приподнял шляпу и вышел.


II

На Пикадилли Вэнинг взял такси и поехал обратно в офис. По дороге он думал о Беллами, как бы глядя на него уже совсем другими глазами.

Будет забавно, размышлял Вэнинг, если спецуправление не ошиблось и Беллами окажется действительно башковитым малым, которому достало ума и умения организовать систему передачи секретных материалов во вражеские руки.

Очень будет забавно. Но Вэнингу трудно поверить, что у Беллами было двойное дно. Все, что он знал о Ники, – его леность, его способность днями напролет накачиваться спиртным, бездельничать, его неприспособленность к самым рутинным делам в повседневной жизни – все это представлялось штрихами к совсем иному портрету.

Впрочем, подумал Вэнинг, что-то в Ники все же всегда было. Какой-то особый кураж. Взять, например, случай с" дамой у "Беркли". Вроде бы Ники просто пришел на встречу с Вэнингом, сел за один столик с ней, а через несколько минут уже свободно болтал с женщиной, которая, если Вэнинг что-нибудь в этом смыслит, является настоящей леди. И не только он увлеченно болтал, но и она слушала его с интересом и удовольствием, позволила ему угостить ее, что он и сделал, хотя в тот момент ему нечем было даже расплатиться за выпивку! Чтобы вести себя подобным образом, надо чем-то обладать. Либо совершенно детским складом ума и легкомыслием, не позволяющим дать себе отчет в том, что нарушаешь элементарные правила общественного поведения, либо четкое осознание того, что ты – другой, чувство собственного могущества, позволяющее пренебрегать всем.

Вэнинг задержался на этой дилемме. Он вспомнил, что Ники всегда умел найти подход к женщинам. Все дамы в отделе его любили, помогали ему в работе, "прикрывали" его перед начальством, если он совершал какую-нибудь очень уж большую глупость. Даже жена Вэнинга Фреда, узнав, что Беллами – один из троих, увольняемых под предлогом сокращения штатов, проявила к нему явное сочувствие. Она была немало удивлена и потрясена, когда он сообщил ей, что Беллами подозревают в причастности к утечке информации.

Вэнинг попытался вспомнить, как это случилось в первый раз. Он перебирал всех троих, уволенных тогда, – Беллами, Марча и Мотта. Ему было интересно знать, что думает Ники об остальных двух теперь, когда его назначили "сыщиком" (при мысли об этом на лице Вэнинга появилась сардоническая ухмылка), когда у него завелись деньги и он получил возможность отвести подозрения от себя, наведя их на других?

Вэнинг "поиграл" этой идеей. Он представил себе, как Беллами, вообразив себя ушлым и осторожным ловкачом (каковым и считает его спецотдел), возьмется за дело. Он обязан каждую неделю представлять Вэнингу доклад. Следовательно, что-то он делать должен. Что же? Казалось, есть только один выход, который позволит ему представить хоть какую-то видимость результатов и в то же время создать надежную "крышу" для себя.

Он наверняка начнет разрабатывать версию Харкота Марча и (или) Фердинанда Мотта. Он резонно предположит, что, поскольку уволены были трое, но его Вэнинг выбрал, чтобы вести расследование, то наилучшим выходом для него из этого трудного положения будет симулировать активное наблюдение за Марчем и Моттом. Поскольку в свое время их взяли на работу в отдел "Ц", они располагают всей необходимой информацией о его структуре, знают, как организовано размножение материалов, и, следовательно, сумели бы устроить их утечку. Единственное, что им понадобилось бы, – это помощь кого-нибудь из нынешних сотрудников отдела и примерное представление о направлениях нашей пропаганды.

Беллами понимает, что любому из них было бы нетрудно получить необходимую для этого информацию. Стоило лишь найти общий язык с одной из дам, работающих в исследовательской группе. А уж этой даме достаточно было сообщить им по глупости, например, что она изучает статистику поставок продовольствия в Германию, чтобы Харкот или Мотт без особого напряжения сообразили, что Вэнинг готовит кампанию "Дефицит продуктов в Германии", которую предполагает развернуть через 2-3 месяца. Оба они легко представили бы себе, под каким углом зрения Вэнинг будет рассматривать представленные ему данные, и все, что им нужно было бы сделать, это выбрать несколько сотен слов из его текста и послать их в Германию. Все остальное сделает Геббельс. Зная же, когда Вэнинг собирается открыть кампанию, он легко сорвет ее, опередив публикацией материала, в котором будет достаточно достоверных фактов из вэнинговой статистики, чтобы читатель поверил в него, но они будут передернуты настолько, что эффект получится прямо противоположным и собственная публикация Вэнинга окажется просто бессмысленной.

Улыбка Вэнинга стала еще шире. Вот эту линию Ники и будет разрабатывать. Чем больше он обо всем этом размышлял, тем выше оценивал план спецотдела. "Дайте ему кончик веревки подлиннее – и он сам затянет на себе петлю", – сказали они. Что ж, веревка теперь в руках Беллами. Длинная веревка! И единственное, что ему осталось сделать, это накинуть ее себе на шею. Остальное сделает Харбел из спецотдела.


III

Беллами покончил со своим виски с содовой, долгим, внимательным взглядом окинул зал, встал и вышел на улицу. Он посмотрел на свои наручные часы: была четверть девятого.

Он прошел по Пикадилли, свернул на улицу Полумесяца, дошел до ее середины, зашел в подъезд к себе на третий этаж, вошел в ванную комнату и открыл кран. Потом он прошел в спальню и позвонил Кэроле.

– Привет, Ники, – сказала она. Голос звучал холодно, сухо и небрежно. Ему нравился ее голос.

Он спросил:

– Кэрола, ты одна?

– Нет, у меня Ванесса, она зашла по дороге домой, – последовала короткая пауза. – Ты пьян, Ники, или что-то еще?

Он хмыкнул в трубку.

– Не очень. Я в том состоянии, которое можно охарактеризовать, как "легкое и приятное". У меня потрясающие новости, Кэрола. Я получил работу. Я работаю на Филипа Вэнинга. Это совершенно конфиденциально и все такое.

– Как чудесно, – произнесла Кэрола. – Расскажи подробней.

Он рассказал – рассказал все.

– Как замечательно, – воскликнула она. – Ники, ты теперь станешь таким важным. Тебе придется гораздо меньше пить, ты это понимаешь? Ты не сможешь делать такое важное дело, если будешь большую часть дня на взводе. Понимаю, что я не должна никому об этом говорить. Никому, Ники?

– Ну, Ванессе можешь рассказать, но чтобы она держала язык за зубами. Никому ни слова. Я имею в виду, что Ванесса не должна говорить это ни одной живой душе.

– Хорошо, – сказала Кэрола. – Я скажу ей, что это – страшный секрет. Ники, интересно, почему Филип поручил это дело тебе? Он думает, что из тебя получится хороший сыщик? Это странно, не находишь?

– Ничего странного, дорогая. У меня масса скрытых талантов. Вот подожди – увидишь!

– Я бы хотела увидеть сдержанность в употреблении спиртных напитков, – строго сказала она. – Я устала от жениха, который не просыхает. Не смей ничего пить до моей вечеринки. И ничего не придумывай. И не спорь со мной, пожалуйста!

– О'кей, шеф. Прибуду к девяти. И постараюсь быть паинькой. Пока, Кэрола! – он повесил трубку.

Присев на край неубранной постели, Беллами начал раздеваться, затем, накинув старый купальный халат, проследовал в ванную. Он долго чистил зубы и совсем недолго принимал ванну, после чего надел хорошо скроенный, но старый вечерний пиджак и меховое пальто. Пересчитав десять десятифунтовых купюр, выданных Вэнингом, положил их в карман.

Потом вышел и взял такси до Пикадилли. Остановив машину возле "Хэтчета", он почти уже было вошел туда, но передумал и повернул на Олбимарл-стрит. Войдя в парадную дверь "Малайского клуба", поднялся по лестнице. Бар был пуст. Блондинка-барменша увлеченно читала вечернюю газету. Подняв голову, она улыбнулась Беллами.

Он достал десятифунтовую бумажку и положил ее на стойку, сказав:

– Это в уплату долга, блондиночка. Сдачу оставь себе.

Она выразила чрезвычайное удовольствие.

– Вошли в полосу везения, мистер Беллами?

Он улыбнулся. Она отметила, что у него красивые зубы. Он склонился над стойкой и очень тихо прошептал:

– Скажи-ка, мне одну вещь. Кто эта дама, которая поставила мне виски сегодня вечером? По-моему, она прелестна. Она, наверное, часто бывает с мистером Марчем?

– Не знаю. Иногда они сюда заходят.

Он кивнул.

– Давай мы с тобой хорошенько выпьем, – предложил он. – Это помогает. Мне – как всегда.

Она налила.

– Дела идут из ряда вон плохо, – пожаловался он и пристально посмотрел на нее. – У тебя прелестный ротик, милая. Форма губ что надо и идеально подобрана помада. Восхитительный ротик. Большинство женщин красят губы слишком темной помадой.

– А вам не нравится вкус темной помады, не так ли? – она посмотрела на свое отражение в зеркальной панели и добавила, – вы – нахал, мистер Беллами.

– Вовсе нет, – печально ответил он. – Я не умею обращаться с женщинами. Они не видят во мне никакой пользы. Это ужасно.

Она улыбнулась.

– Ну, уж! А я слышала, что они падают перед вами как кегли, – она поправила выбившийся локон. – Взять хотя бы эту миссис Берингтон сегодня.

Он покачал головой.

– У меня здесь нет никаких шансов, дорогая. Что я могу? К тому же это было бы нечестно по отношению к моему другу. Мистер Марч мне глотку перережет…

– Мне кажется, мистер Марч ей порядком надоел. Она не любит скупых мужчин.

Беллами поднял брови.

– Этого я не допущу! Харкот вовсе не скуп. Что угодно можно о нем сказать, только не это.

Она пожала плечами.

– Ну, ладно, не скуп. Значит, дело в другом.

– Боже мой… ты хочешь сказать, что он стеснен в средствах? Харкот стеснен в средствах… не может быть!

Она улыбнулась, словно говорила: "Я бы могла вам много чего рассказать, если бы захотела".

Беллами разменял десятифунтовую банкноту и пошел играть на "фруктовом" автомате. Проиграл два фунта, посмотрел на часы. Было полдесятого.

– Вот, что я тебе скажу, – заявил он. – Мы выпьем сейчас маленькую бутылочку шампанского. Я чувствую себя отлично. И мне хочется с тобой поболтать.

– Вы – просто умора, мистер Беллами, – сказала она и пошла в кладовку за шампанским.

Когда она вернулась, Беллами стал рассказывать ей истории о людях, которые сколачивали и теряли большие состояния. Они осушили бутылку. Беллами заказал еще одну.

Через десять минут она уже называла его Ники.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Понедельник

ВИСКИ ДЛЯ ДАМЫ

I

Когда Беллами прибыл на вечеринку к Кэроле, он был уже навеселе. Даже прогулка от "Малайского клуба" через площадь Беркли не смогла нейтрализовать последствий, произведенных несколькими бокалами шампанского и стаканчиком рома "Бакарди".

По дороге он размышлял о Кэроле. Он прекрасно понимал, что случай был совсем не подходящий, чтобы являться к ней в таком виде, и испытывал некоторые угрызения. Он помнил, что она позвала двух или трех своих чопорных родственников. Зная, что и в обычном-то состоянии они не больно жаловали его, он подумал, что нынешний не безупречный его вид лишь укрепит их сомнения.

Кэрола встретила его в холле. Она улыбалась. Беллами, который слегка покачивался, передавая пальто и шляпу горничной, заметил, как улыбка стала гаснуть на ее лице, и почувствовал легкий укол совести. Они стояли друг против друга в некоторой неловкости.

Кэрола была среднего роста. Овал ее лица красиво обрамляли рыжие тициановские волосы. С тех пор как они познакомились, Беллами очень часто думал об их необыкновенной красоте. Черты ее лица были тонкими, правильными, а темно-голубые глаза спокойно смотрели на мир, который она считала недурным местом, чтобы в нем не происходило.

Беллами полагал, что лицо ее свидетельствует о глубине ума и тонкости чувств, и знал, что большинство ее родственников недоумевают, какого черта она в нем нашла. Усмехнувшись про себя, он подумал, что, по существу, готов был разделить их недоумение.

Даже он понимал, что стыдно компрометировать Кэролу на публике. Но по размышлении заставил себя утешаться тем, что пьющий человек не может позволить себе быть столь щепетильным по поводу таких мелочей.

– Ты под мухой, Ники, – холодно сказала она и, слегка повысив голос, добавила: – а ведь я просила тебя быть трезвым.

Он неопределенно усмехнулся.

– Все в порядке, Кэрола. Я не так уж пьян и обещаю не напиться. Я буду невинен и мил, как новорожденный голубок.

Не успела она ответить, как появился Харкот Марч. Позади него Беллами краем глаза заметил Айрис Берингтон, которая успела уложить волосы со времени их недавней встречи. Оценил он и ее строгое, хорошо сшитое вечернее платье.

– Привет, Кэрола… Привет, Ники, – сказал Харкот. – Холодно, идет дождь и война.

Он глуповато улыбнулся, решив, что здорово пошутил.

Беллами начал шарить по карманам в поисках портсигара. Он смотрел на Марча и думал о том, что не любит его. Кэрола за руку поздоровалась с Айрис Берингтон. Беллами нашел портсигар, закурил, предложил Марчу и тот достал зажигалку.

Харкот Марч был невысокого роста, предрасположенный к полноте. Это был тип мужчины, которые всегда носят отлично сшитую одежду, но она кажется чуть-чуть тесноватой для них. Беллами с некоторой неприязнью отметил, что воротничок его рубашки на добрый дюйм уже, чем ему нужен. Над ним нависала красная складка шеи. Лицо у него было круглое, из тех, что часто покрываются веснушками, с большим носом, испещренным сетью красных прожилок, свидетельствующих о том, что он выпивает. Беллами с надеждой подумал, что его собственный нос никогда таким не станет.

Марч засунул зажигалку в карман с замысловатой эмблемой и похлопал по нему. Он любил подобные жесты. Самые обычные, банальные действия он производил с театральной напыщенностью, словно намеренно стремился привлечь внимание окружающих.

Затягиваясь сигаретой и желая прогнать начинавшуюся головную боль, Беллами размышлял о том, что могла найти в этом человеке такая очаровательная женщина, как Ванесса Марч. Это был тот самый случай соединения красоты и животного начала, но последнее здесь было начисто лишено какого бы то ни было благородства. Это было ничтожное животное.

Они все проследовали в гостиную – обширное Т-образной формы помещение с высокими потолками. Основание буквы "Т" было длинным, а "крылья" уходили вправо и влево двумя нишами в конце зала. Из левой ниши дверь вела в спальню Кэролы, из правой – в обеденный зал.

Внутри было полно народу. Прислонившись к дверному косяку Беллами рассеянно разглядывал публику – кругом накрахмаленные сорочки, многие на пожилых с военной выправкой, составлявших большинство мужской части родственников Кэролы. Ему показалось, что один-два из них взглянули на него подозрительно. Он представил себе, как они обмениваются впечатлениями о нем друг с другом и со своими женами: "Это Беллами. Он снова пьян. Черт бы подрал этого малого! Какого дьявола Кэрола в нем нашла?"

Он побрел через зал, прокладывая путь прямо через небольшие группки гостей, и вошел в правую нишу. У стены здесь стоял длинный стол, сервированный всевозможными напитками. Беллами попросил большой стакан виски с содовой и, потягивая его, подумал, что после рома и шампанского вкус виски не слишком приятен. Оттуда, где он стоял, хорошо видна была вся комната. В конце ее о чем-то оживленно беседовали Харкот Марч и миссис Берингтон. Беллами решил, что разговор был серьезным: хотя она время от времени улыбалась Харкоту и оглядывалась по сторонам, видно было, что в промежутках между этими "жестами на публику" беседа была напряженной и не слишком добродушной. Айрис Берингтон была чем-то раздражена, как показалось Беллами.

На другом конце комнаты, по диагонали от Харкота, сидя на диванчике, Ванесса Марч разговаривала с дядей Кэролы. Иногда она бросала взгляд через зал на Харкота с Айрис. Однажды Беллами показалось, что губы ее зловеще искривились. Он подумал, что Ванессе должно быть неприятно наблюдать за любовной размолвкой своего мужа и его дамы в доме друзей.

Когда дядя Кэролы отошел, Беллами приблизился к Ванессе и сел рядом.

– Привет, Ванесса, – поздоровался он.

Она взглянула на него.

– Привет, Ники. Как дела?

– Все в порядке, – ответил он. – Одно плохо: виски нынче слишком дорого, поэтому стаканы не бывают достаточно полными.

Беллами отметил, что Ванесса – очень привлекательная женщина. Черные волосы великолепно оттеняли безупречную белизну кожи ее лица. Большие мерцающие карие глаза, трепетная тонкость красиво очерченных губ в сочетании с грациозностью стройной фигуры и ярко выраженным личностным началом производили поразительное впечатление.

Беллами бросил взгляд на Харкота и тихо икнул.

– Знаете, Ванесса, я с вами согласен.

– Что вы имеете в виду? – рассмеялась она.

Он широко улыбнулся ей.

– Я согласен с тем, что вы думаете о Харкоте. Он – круглый дурак, вот кто он. Знаете, Ванесса, вы – восхитительная женщина. Я, как и любой мужчина, повидал на своем веку немало миловидных женщин, но, пожалуй, никогда не встречал такой обворожительной, как вы. И поэтому Харкот – первоклассный балбес, если может ухлестывать за этой крошкой Берингтон. И еще, – добавил он серьезно, – я считаю, что это нахальство с его стороны привести ее на вечеринку к Кэроле. Уверен, что Кэрола ее не приглашала.

Ванесса слегка улыбнулась.

– Как ни странно, она ее пригласила, Ники. Она пригласила мисс Берингтон по моей просьбе. Я предпочитаю, чтобы Харкот был с ней, но трезв, чем оставался при мне, но напился бы.

– Вы – необыкновенная женщина, Ванесса, если способны так поступать, – восхищенно произнес он.

– Ники, дорогой, – ответила она, положив руку на его колено, – эти разговоры совсем не в вашем стиле, и вы так говорите только потому, что немного навеселе, ведь правда? Вы ведете себя не так, как обычно ведет себя тактичный Ники. И в конце концов Харкот меня мало волнует. С какой стати? Он меня раздражает. Уже давно. Он глуп… бездеятелен… он – круглый идиот.

Беллами расплылся в улыбке.

– Ну, так им и надо. Мне нравится, когда женщина рассуждает вот так. Знаете, Ванесса, если бы я не был так увлечен Кэролой, я бы мог серьезно увлечься вами.

– Это очень мило с вашей стороны, Ники, – рассмеялась она. – Но позвольте мне дать вам совет. Если вы так увлечены Кэролой, вам следовало бы чуть поменьше пить. Похоже, ей это уже начинает надоедать. – Она понизила голос: – Она сказала мне, что вам поручили расследование дела об утечке информации или что-то в этом роде в отделе "Ц". Почему бы вам не воспользоваться случаем, Ники, и не перевернуть страницу?

– Забавно, что вы это говорите. Каждое утро, обычно около десяти часов, я сам даю себе слово "перевернуть страницу". И даже начинаю ее переворачивать, но проклятая страница оказывается такой тяжелой где-то к двенадцати часам, что лишает меня сил и возвращается на прежнее место.

Вдруг лицо его озарилось.

– Смотрите, вот Ферди.

Фердинанд Мотт вошел в гостиную, подошел к Кэроле и поздоровался с ней за руку. Это был высокий, красивый мужчина. Глядя на него, всякий невольно вспоминал о кавалерийских офицерах, что вообще-то было странно, потому что Фердинанд никогда в армии не служил. У него были прекрасные манеры, и с ним было приятно общаться. Улыбка почти никогда не сходила с его лица.

– Хотите выпить, Ванесса? – спросил Беллами.

– Нет, благодарю вас, Ники. Не сейчас. Мне скоро нужно идти.

– Ну, а мне необходимо выпить, – сказал Беллами. – Посему, если позволите, я пойду что-нибудь принесу себе.

Он встал и отправился в правую нишу. Наблюдая, как он скользит между группами беседующих гостей, Ванесса подумала, что движения его всегда грациозны – даже когда он пьян.

Беллами увидел, что Мотт пьет виски с содовой, и велел налить себе того же.

– Ну, Ники, как дела? – спросил Мотт. – Как жизнь?

– Все в порядке, Ферди, спасибо, – ответил Беллами. – Ну, а жизнь – проклятая штука. – Голос его чуть-чуть зазвенел:

– Моя вечная забота – деньги.

Мотт дружелюбно улыбнулся.

– Теперь это – общая забота.

Он протянул Беллами портсигар. Беллами взял сигарету и стал искать в карманах зажигалку. Потом посмотрел на Мотта. Взгляд у того был неприветливый.

– Как поживает этот ваш чертов мошеннический клуб, Ферди? – спросил Беллами.

Улыбка Мотта несколько поугасла.

– В клубе все в порядке, Ники, спасибо. Однако, я не разделяю вашего мнения о нем. Это – вовсе не мошеннический клуб.

Беллами неприятно рассмеялся.

– О, конечно, нет! – согласился он. – Но я только почему-то ни разу не выиграл там и паршивой копейки и не видел никого, кто бы выиграл. В вашем клубе, Ферди, есть пара игроков, которые могли бы демонстрировать ловкость рук на сцене.

Беллами говорил громко. Несколько человек, стоявших поблизости, обернулись.

Мотт процедил сквозь зубы:

– Послушайте, Ники, вы пьяны, и я не собираюсь здесь с вами ссориться. Если вам кажется, что в моем клубе что-то не так, приходите ко мне в кабинет, там поговорим. – Он перешел на шепот: – Там у меня будет возможность выбить тебе зубы и заставить проглотить их, ты, пьяный ублюдок.

– О, неужели?! – воскликнул Беллами. Он отступил на шаг и выплеснул свой стакан прямо в лицо Мотту.

– О, Боже мой…! – воскликнул кто-то.

Мотт достал платок и начал вытирать перекошенное яростью лицо. Человек в белой униформе, обслуживавший стол с напитками, почувствовал себя неуютно. Один или двое из гостей, предвидя развитие скандала, поспешили из ниши в главный зал. С пустым стаканом в руке Беллами глупо улыбался– глядя на Мотта, потом подошел к столу и поставил стакан.

Поспешно и тихо появилась Кэрола. Она ухватила правой рукой левую руку Беллами и толкнула его от стола с напитками к двери столовой. Очутившись внутри, он прислонился к столу. Почти дрожа, Кэрола стояла перед все еще полуоткрытой дверью.

– Ники, – сказала она, – пожалуйста, сделай мне одолжение. Возьми пальто и шляпу и убирайся отсюда. С меня достаточно.

Она стащила с пальца обручальное кольцо и протянула его ему. Он рассеянно взглянул на кольцо, но не сделал даже попытки взять. Она сделала два шага вперед и опустила кольцо в нагрудный карман вечернего двубортного пиджака Беллами.

– Между нами все кончено, Ники, – проговорила она. – Вот уже три месяца большинство моих друзей и все родственники называют меня дурой из-за того, что я с тобой помолвилась, и утверждают, что ты – просто пьяница; что ты не умеешь хотя бы вести себя как джентльмен. Говорили даже, что тебя интересуют только мои деньги. Мне уже давно все это начало надоедать, но сегодня, узнав, что ты получил работу, я подумала, что это может стать для тебя счастливым случаем.

– О, черт! – сказал Беллами.

– Пьяный, ты просто невыносим, – продолжала Кэрола. – Ты не умеешь пить. Ты устраиваешь сцены. Пожалуйста, уходи. Я больше не хочу тебя видеть.

Беллами взглянул в полуоткрытую дверь. За ней на ковре он заметил тень.

– Понятно, – сказал он. – Значит, это – твой прощальный привет. Ну, что ж, Кэрола, как знаешь. Хотя я не понимаю, почему мне нельзя сказать Мотту правду о мошенничестве, творящемся в его проклятом клубе. Конечно, если же…

Голос его сделался саркастическим.

– Если не что, Ники? – не столь уверенно спросила Кэрола. Он начал искать по карманам портсигар.

– Почему ты не скажешь мне правду, дорогая? – спросил он. – Я догадался обо всем уже некоторое время назад. Дело в том, что ты, черт побери, влюбилась в Ферди Мотта… – он указал на открытую дверь. – В человека, который стоит за дверью и изо всех сил слушает, что здесь происходит, дьявол его возьми!

Он оттолкнулся от стола и стоял, покачиваясь. Она нервно оглянулась на дверь.

– Какие у меня шансы против единственного и неповторимого Ферди Мотта? – заплетающимся языком произнес Беллами. – Единственный и неповторимый Фердинанд – маленький Божий дар женской половине человечества, который никогда не бывает под мухой, у которого всегда водятся в карманах деньжата, которому не приходится выписывать чеки, прекрасно зная, что они вернутся с пометкой на обороте: "ремитенту в виду отсутствия средств на счете плательщика". Фердинанд надежен, у него отличные манеры и с ним приятно водить знакомство, даже несмотря на то, что он – владелец грязного игорного клуба.

Беллами перевел дыхание.

– Ну, ладно, дорогая моя, – примирительно сказал он. – Конец так конец. Так тому и быть. И большинство твоих друзей вместе со всеми твоими родственниками могут собраться и поздравить друг друга с тем, что ты избавилась от Ники – от плохого парня, короля пьяниц, гордости коктейль-баров, который рано или поздно запятнал бы фамильный герб Эверардов так, что тот стал бы похож на вывеску гостиницы "Стефенз".

Он икнул.

– Мое сердце слишком переполнено, чтобы что-нибудь еще сказать. А может быть, это – результат взаимодействия виски с ромом и шампанским. Как бы то ни было, я ухожу. До встречи, любовь моя… Смотри, не пожалей!

Он протиснулся у нее за спиной в дверь и через гостиную проследовал к выходу.

Мотт вошел в столовую. Кэрола сидела на стуле возле стола, обхватив голову руками. Она всхлипывала.

– Не беспокойтесь, Кэрола, – успокоил ее Мотт. – Вы все сделали правильно. Дорогая, он не достоин такой девушки, как вы. Он не только глуп, он невозможен.

В холле дворецкий помог Беллами надеть пальто. Когда он открывал дверь, Беллами спросил:

– Сомс, миссис Марч здесь?

– Нет, сэр, – ответил Сомс. – Они с мистером Марчем ушли минут двадцать назад.

– Понятно, – сказал Беллами. – А миссис Берингтон?

– Она тоже ушла, сэр.

– Очень плохо. Похоже, придется идти одному. Спокойной ночи, Сомс.

Он почти уже вышел, когда в холле появилась горничная.

– Мистер Беллами, вас к телефону. Это – миссис Вэнинг, – сказала она.

Беллами вернулся. Горничная проводила его в правую часть дома, в стороне от гостиной. В конце коридора стоял телефон. Он снял трубку.

– Привет, Фреда, – сказал он, прислонившись к стене и закрыв глаза.

Фреда говорила хриплым голосом:

– Ники, не могли бы вы кое-что для меня сделать? Передайте Кэроле, что мне очень жаль, но я не смогу приехать к ней. Скажите, что я страшно простудилась. А вас я прошу оказать мне услугу.

– Все, что пожелаете, дорогая.

Голос ее звучал настойчиво:

– Я хочу, чтобы вы приехали ко мне, Ники. Это важно. Можете взять такси и приехать прямо сейчас? Войдите через боковую дверь. Я оставлю замок в кабинете Филипа на предохранителе. Звонить не надо. Пожалуйста, не ходите через парадную дверь.

– Хорошо, Фреда, – ответил Беллами. – Все это звучит странно и таинственно. Сейчас приеду.

Он неуверенным шагом пошел обратно в холл и там торжественно сказал дворецкому:

– Пожалуйста, передайте мисс Эверард поклон от мистера Николаса Беллами и скажите, что миссис Филип Вэнинг выражает сожаление по поводу невозможности прибыть на вечер к мисс Эверард по причине простуды. И сделайте книксен ее дяде!

– Непременно, сэр! – ответил дворецкий и закрыл за Беллами дверь.


II

Устроившись на заднем сидении в углу Беллами раскурил сигарету от окурка предыдущей. Выбрасывая окурок в окно, он рассеянно отметил, что ночь была темнее обычного и все еще шел дождь,

У него болела голова. Он сказал себе, что было полным идиотизмом пить "Баккарди" после шампанского. Любому известно, что это – лучший способ окосеть. Он усмехнулся печально, вспомнив, что он хотел опьянеть.

Такси ехало по Маунт-стрит. Квартира Вэнинга находилась всего в нескольких ярдах оттуда. Беллами настроил мысли на Фреду Вэнинг. Ее звонок заинтересовал его. Что могло случиться, что заставило Фреду просить его приехать так срочно? Беллами не знал ничего, что вынудило бы эту женщину спешить. Она была человеком в высшей степени сдержанным, уравновешенным, хладнокровным и независимым. Такая поспешность с ее точки зрения, была равнозначна признанию собственной слабости.

Поискал в карманах мелочь, чтобы расплатиться с таксистом. Потом вспомнил о Кэроле. Она была весьма резка и, давая ему отповедь, выглядела довольно эффектно. Она всегда выглядела эффектно, когда сердилась. А за дверью, старательно прислушиваясь, стоял этот проклятый Ферди Мотт, обнажив, скорее всего, в дежурной улыбке свои ослепительные зубы и одобрительно "похлопывая себя по плечу". Ну, что ж… Ферди понял намек. Беллами вышел из игры, и Ферди не станет терять времени, чтобы воспользоваться ситуацией в своих интересах. Во-первых, он был – всегда был – влюблен в Кэролу, во-вторых, он терпеть не мог Беллами. Все складывалось для Ферди отлично.

Для Ферди всегда все складывалось отлично. Беллами вспомнил подробности карьеры Фердинанда Мотта. До начала 1939 года он ведал всеми внешними связями некой производительной фирмы. Ему хорошо – слишком хорошо – платили. А толку от него было мало. От него уже хотели избавиться, как подвернулся Вэнинг, и Ферди был принят в штат отдела "Ц". Для этой работы он был не так уж плох, имел вкус к тому, чтобы быстро и легко готовить материалы для печати.

Когда в ноябре произошло сокращение и он, Беллами и Марч были уволены, стало очевидно, что только Мотт знает, что ему делать. Он решил основать свой клуб – и это оказалось, черт бы его побрал, прекрасной идеей.

Беллами считал, что Ферди был недурным психологом. Он понял, что, когда начинается война, люди сначала становятся взбудораженными, а потом им все надоедает, и решил, что если есть подходящее время для того, чтобы нажиться на игорном бизнесе, то это именно военное время. Требовались лишь хороший уютный дом, правильно подобранная клиентура и красивая умная женщина, которая завлекала бы гостей. О лицензии на торговлю спиртным беспокоиться не стоило. Просто надо было предоставлять клиентам все, что они пожелают, и надеяться на чистую прибыль. Мотт выжимал из своего клуба все, что можно.

Для такой работы он был самый подходящий человек. Его любили. Он всегда хорошо держался и улыбался, был отлично одет, готов в любой момент угостить кого угодно, прекрасно умел поддерживать беседу, имел великолепные манеры и нравился женщинам – ну, во всяком случае, определенному типу женщин, не слишком разборчивых. Мотт умел произвести впечатление хорошо воспитанного человека, даже если он таковым не являлся, и его клуб посещали некоторые вполне приличные люди. А если случайно один-два игрока за столом оказывались немножко ловкачами, в этом Мотт не обязательно был виноват, он мог об этом и не знать. Беллами широко улыбнулся, вспомнив, что грубость, допущенная им в доме Кэролы, не была абсолютно ничем спровоцирована. В ней не было никакой необходимости, но Беллами хотел рассердить Мотта и добился своего.

Он мрачно подумал, что Ферди сейчас обхаживает Кэролу.

Беллами вздохнул, постучал по стеклянной перегородке, делая знак водителю остановиться, не слишком твердо держась на ногах, вышел из такси и расплатился. Вдоль улицы тянулись шикарные жилые дома. Беллами вспомнил, что Фреда просила его войти через боковую дверь.

Он повернул в переулок справа от их дома, затем в проход, разделявший два блока, и дошел до их черного хода. Толкнув дверь, вошел и стал подниматься по лестнице на третий этаж. Там он проследовал вдоль задней стены квартиры Вэнингов, зашел в закуток, куда выходила задняя дверь кабинета Филипа Вэнинга, и подергал ручку. Замок был на предохранителе, как и сказала Фреда. Беллами открыл дверь, вошел и тихо закрыл дверь за собой. Свет был включен.

Он пересек кабинет, открыл противоположную дверь, прошел через довольно большую столовую в гостиную. Он ожидал увидеть здесь Фреду и был удивлен, не найдя ее.

Он прошел дальше через короткий коридор, ведший в спальню и ванные. Раз или два он позвал: "Фреда!" – никто не ответил. Потом увидел, что дверь в ее комнату в конце коридора полуоткрыта. Он подошел и постучал. Ни звука в ответ. Беллами толкнул дверь и вошел.

Первое, что он увидел, была нога Фреды. Она свисала с кровати – это была очень красивая нога. Беллами походя заметил, что на ней была изысканная туфелька на очень высоком каблуке.

Очевидно, она спала. Беллами пришла в голову забавная мысль подойти к кровати и запечатлеть на ее носике быстрый поцелуй. Он пересек комнату и приблизился к постели. В нескольких шагах от нее он остановился, тупо глядя на Фреду, которая, по всей вероятности, была мертва.

Беллами тихо присвистнул сквозь зубы и, скорее по привычке, чем почему бы то ни было еще, взглянул на часы. Была четверть двенадцатого.

Он подошел ближе и внимательно посмотрел на Фреду. Нельзя сказать, что она прекрасно выглядит, подумал он и тут же добавил про себя, что едва ли кто-нибудь выглядит хорошо, будучи задушенным, а именно это и случилось с Фредой. Беллами отошел и снял пальто. Он повесил его на стул, сверху положил шляпу и отправился в ванную. Открутив холодную воду, ополоснул лицо и руки, после чего вытер кран носовым платком. Затем вернулся в спальню, достал из кармана пальто перчатки, надел их.

Долгим, изучающим взглядом окинул Фреду. На ней было черное вечернее платье, прекрасно гармонировавшее с ее высокой прелестной фигурой. С одной стороны подол задрался – там, где нога свисала с кровати. Прическа была недавно сделана. Сверху на Фреде было полупальто из горностая. Оно распахнулось, и полы его лежали на постели.

На столике, с той стороны от кровати, где стоял Беллами, лежала прелестная маленькая шляпка – из тех черных бархатных шляпок, которые женщины надевают, отправляясь вечером куда-нибудь, где по правилам этикета шляпа необходима. Беллами мрачно посмотрел на нее, затем снял одну перчатку, провел рукой по краю мехового жакета и запахнул его на теле Фреды. Притронулся рукой к ее лбу и снова надел перчатку.

Обогнув кровать, он осмотрел ночной столик. Электрическая лампочка на нем была зажжена, и на полу между столиком и кроватью Беллами заметил что-то вроде листка бумаги и авторучку. Он наклонился и поднял их. Это была ручка, которой всегда пользовалась Фреда, а другой предмет представлял собой остатки ее блокнота. В нем оставалось всего два листка – бумага была приятного дымчатого цвета. На верхнем листке Фреда, очевидно, начала писать ему записку. Он прочел: "Дорогой Ники, мне нужно срочно повидать Вас ради Вашей собственной…"

Это было все. Вероятно, что-то отвлекло ее, и блокнот упал на пол рядом с кроватью. Беллами положил ручку обратно на пол, вырвал верхний листок из блокнота и положил его в карман. Сам же блокнот вернул на то место, где нашел его.

Выйдя из спальни, он проследовал через маленький коридор в столовую, подошел к серванту. Внутри стоял серебряный поднос с тремя чистыми стаканами. Беллами взял один из них и поставил на крышку серванта. Затем снял перчатки, взял поднос и сбросил два других стакана на пол. Они разбились, осколки он оставил там, где они упали. Поставив поднос обратно в сервант, он взял третий стакан, достал графин с виски и сифон и отнес все это в спальню.

Налил в стакан большую порцию виски, влил немного содовой, попробовал. Потом подошел к кровати, поднял руку Фреды и прижал к стакану ее пальцы. Отпустив руку, он вставил край стакана между мертвыми губами. Затем поднял стакан к свету, чтобы убедиться, что помада хорошо на нем отпечаталась.

Поставив стакан, графин и сифон на ночной столик, прошел в ванную, выпил холодной воды и тщательно вытер полотенцем стакан.

Вернувшись в комнату, надел перчатки.

Зазвонил телефон в углу комнаты.

Беллами сунул руки в рукава пальто, взял шляпу и, бросив прощальный взгляд на Фреду, вышел. Свет он оставил включенным. Быстро пройдя маленький коридорчик, столовую, кабинет Вэнинга, он оказался в боковом коридоре. Замок он оставил на предохранителе. Телефон продолжал звонить.

Быстро и тихо он сбежал вниз по лестнице и вышел на улицу. Дождь шел по-прежнему.

Он поднял воротник и медленно двинулся по проходу между домами, повернул на Шеперд-маркет, потом – на Пикадилли. Остановился на минуту, чтобы закурить, и двинулся по направлению к своему дому на улице Полумесяца.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Понедельник

НИКАКОГО АЛИБИ

I

Лежа на кровати, Беллами глядел в потолок. Какое-то время спустя он осознал, что в комнате холодно. Встал, зажег электрокамин и бросил подбитое мехом пальто. Подвинул кресло к камину, сел, нащупал в кармане сигарету, из которой наполовину высыпался табак, закурил и стал думать о Фреде.

В голове его роились самые разные мысли и фантазии. Он стал перебирать их, исследуя одну, другую, пытаясь выстроить из них логическую цепочку. Это было нелегко.

Одна мысль доминировала. Если существовала на свете женщина, которая, казалось, никогда не могла попасть в какие бы то ни было гнусные обстоятельства, могущие привести к убийству, то это была Фреда.

Тем не менее, кто-то ее убил.

Глубоко затянувшись и медленно выпуская дым колечками, Беллами стал размышлять о женщинах, которых убили. Слова "женщины, которых убили" задержали его внимание. Большинство женщин, погибших насильственной смертью, каким-то образом, вольно или невольно, отчасти были виновны в своей гибели.

Если мотивом преступления была ревность, значит, они дали повод к ревности. Если грабеж, значит, у них было что-то настолько ценное, что это делало риск убийцы оправданным. Сколько бы ни напрягал свое воображение Беллами, единственное, что ему пришло в голову в качестве причины убийства Фреды, была месть.

Размышляя таким образом, Беллами вдруг осознал, как в сущности мало люди знают друг о друге. Когда кого-нибудь убивают, больше всего поражены бывают его близкие родственники и друзья, которые считали, что знают абсолютно все об образе мыслей жертвы, ее привычках, знакомых, и общей атмосфере, ее окружавшей.

И они всегда так удивляются, когда происходит убийство, что это лишний раз доказывает, как мало на самом деле они знали о специфических, интимных и зловещих обстоятельствах, опутывавших несчастную жертву.

Когда речь идет о насильственном убийстве, правда неизменно оказывается невероятнее любой фантазии. Люди, пишущие о преступлениях и расследующие их, утверждают, что убийство всегда логично, имеет вполне определенный мотив и ведет к нему строгая последовательность событий.

Но в действительности так бывает редко. С точки зрения обычного здравого смысла, убийство представляется нелогичным и очень часто бессмысленным. Несколько дней тому назад он сам читал в газете, как некий человек в ночном клубе подошел к другому, которого он даже не знал, и ударил его по голове бутылкой шампанского. Это был пусть алогичный, но факт. В романе же он выглядел бы смешно.

Беллами представить себе не мог, что кому-то понадобилось убить Фреду. Это было невозможно, насколько он знал и насколько его знакомство с Фредой позволяло ему судить об этом. Она была красивой, замкнутой и хладнокровной женщиной, всегда изысканной, всегда в хорошем настроении, никогда попусту не обремененной заботами о чем бы то ни было и о ком бы то ни было, насколько он знал, у нее не было никаких странных и таинственных склонностей или связей, которые могли бы привести к ситуации, чреватой убийством.

И Фреда казалась счастливой. Достигнув возраста, когда большинство женщин начинают беситься, пытаясь то ли обрести что-то, то ли избавиться от чего-то, становясь то чересчур любвеобильными, то мужененавистницами, она являла собой почти уникальный пример человека, удовлетворенного своей жизнью. Беллами был уверен, что никто не мог хотеть убить Фреду, но легкая сардоническая улыбка искривила его рот при мысли о том, что кто-то был вынужден убить ее.

Улыбка, однако, исчезла с его лица, когда он осознал, что сам имеет отношение к обстоятельству, о котором старался не думать, неприятному для него обстоятельству, зловещему и компрометирующему. Заключалось оно в том, что кто бы ни убил Фреду, все сложилось так, что подозрение падет на него, на Беллами.

Он загасил сигарету, встал, прошел в столовую и налил себе большой стакан виски с содовой. Ему нужно было выпить. Потом вернулся в спальню и снова сел у камина. Пошарив в кармане, он достал листок дымчатой бумаги, вырванной из блокнота Фреды, и перечитал записку: "Дорогой Ники, мне нужно повидать Вас ради Вашей собственной…" Она была написана аккуратным решительным и неторопливым почерком Фреды. Слова "ради Вашей собственной" заинтересовали его. Можно было предположить, что она собиралась написать "ради Вашей собственной пользы". Он печально усмехнулся. Даже если это было ради его собственной пользы, он уже никогда не узнает, зачем она хотела его видеть.

Что же случилось? Фреда начала писать записку. Затем вдруг почему-то внезапно остановилась. Может быть, она решила, что писать не следует, что дело такое неотложное, что нужно увидеться немедленно и позвонила Кэроле, попросив его приехать сейчас же?

Сначала Беллами подумал, что убийство произошло как раз в тот момент, когда она писала записку, и бумага с ручкой выпали у нее из рук. Но по размышлении эта идея оказалась маловероятной, если не вовсе невозможной. Трудно было представить, что Фреда писала, лежа на кровати в меховом пальто, Беллами вспомнил, что в комнате было очень тепло.

Он снова закурил, хотя у него уже и так пересохло и было кисло во рту от бесконечного курения. Потом подошел к окну, отдернул занавеску и вперился в темноту ночи. Он ничего не видел, не слышал, как дождь барабанит по стеклу. Унылая ночь, подумал он, и вернулся к камину.

Через несколько минут он подошел к телефону и позвонил в "Малайский клуб". Он узнал голос блондинки барменши на другом конце провода. Беллами прикрыл микрофон носовым платком и сказал:

– Алло, это – мистер Браунинг. Мистер Берингтон не у вас?

Блондинка ответила, что ее нет. Беллами спросил, не собиралась ли она прийти, добавив, что он – старый друг миссис Берингтон. Барменша сообщила, что миссис Берингтон не собиралась приходить, но звонила и сказала, что идет в клуб Мотта. Беллами поблагодарил и повесил трубку.

Несколько минут он стоял посреди спальни и смотрел на дверь. Затем выключил камин, взял шляпу и вышел. Он пошел на Пикадилли, и взял такси, велел водителю ехать в клуб Мотта.


II

Беллами попросил таксиста остановиться на Аллее акаций в Сантджанском лесу. Он свернул на пустынную дорогу, прошел по ней ярдов пятьдесят, а затем зашагал по длинной выложенной камнями дорожке, ведущей к клубу Мотта.

Ферди отлично спланировал подходы к своему клубу, подумал Беллами. Длинную мощеную дорожку, вдоль которой стояли кадки с вечнозелеными растениями и которая упиралась в аккуратненькую синюю дверь, тускло освещали затемненные синими фильтрами корабельные фонари. Это возбуждало романтический настрой у человека, приближавшегося к игорному дому.

Беллами толкнул синюю дверь, вошел и очутился в коридоре, который шел через переднюю часть дома, где находились личные апартаменты Мотта. Он был демонстративно устлан шикарным ковром, а стены украшены гравюрами на охотничьи сюжеты.

В конце коридора находилась маленькая застекленная конторка, через которую игроки должны были проходить, прежде чем попасть собственно в клуб.

Беллами остановился посредине коридора и закурил. В конторке, покуривая сигару, сидел Лейтон – цепной пес Мотта. Беллами видел, как он отложил в сторону газету, которую читал.

Беллами приветливо улыбнулся, подходя к конторке и, войдя, как ни в чем не бывало, сказал:

– Добрый вечер, Лейтон! Какие новости?

Без всякой враждебности Лейтон ответил:

– Из тех, что могли бы вас заинтересовать, – только одна. Бар для вас закрыт, вы не можете войти.

Улыбка Беллами стала еще шире:

– Не может быть. Полагаю, это – недавнее распоряжение босса. Но он не имел этого в виду на самом деле. Ферди никогда бы не закрыл двери бара передо мной. Перед кем угодно, но не передо мной.

Лейтон ответил:

– Мне очень жаль, но таков приказ, который я получил. Управляющий не велел вас пускать.

Когда Беллами сделал шаг по направлению к двери в противоположном конце конторки, Лейтон встал.

– Не затевайте ничего, в противном случае мне велено вышвырнуть вас вон.

– Не будьте дураком, Лейтон, – спокойно проговорил Беллами, все еще улыбаясь, – вы прекрасно знаете, что вам нельзя устраивать здесь никакого шума, чтобы не навлечь подозрений. Мотту это не понравится и очень навредит его бизнесу.

– Очевидно, Мотт считает, что вы – неподходящая фигура для его бизнеса, – ответил Лейтон, – и в том, чтобы выбросить вас вон, нет ничего предосудительного. Зачем строить из себя идиота? Уходите.

– Уходить?

Голос Беллами был абсолютно спокойным. Он неожиданно сделал шаг навстречу Лейтону, а затем, быстро отступив в сторону, нанес ему резкий короткий сокрушительный удар в челюсть, абсолютно неожиданный для Лейтона.

Лейтон упал навзничь, отбросив при этом в сторону стул. Когда он начал вставать, Беллами наклонился, схватил его за грудки и резко поднял. И пока Лейтон все еще не обрел равновесия, снова ударил его в челюсть.

Лейтон грузно рухнул и остался лежать. Он смотрел на Беллами жалобно и почти уважительно.

– Больше никаких глупостей, Лейтон, – предупредил Беллами. – Ты надоел вместе с легендой о твоей невероятной жестокости. Смотри на вещи попроще и лежи спокойнее. Если я ударю тебя еще раз, я тебя убью.

Лейтон ничего не ответил.

Через дверь в противоположном конце конторки Беллами вышел в переднюю. Это была большая комната с баром в углу, за которым усталая личность в белой униформе протирала стаканы. Беллами быстро пересек комнату и вышел в правую дверь. Пройдя через еще один короткий коридор, открыл дверь в конце и вошел в кабинет Мотта.

Мотт сидел за столом и курил. В кресле у стола в наброшенном на плечи меховом пальто сидела Кэрола.

У Мотта поднялись брови. Он бросил сигарету в пепельницу. Кэрола взглянула на Беллами. Ее глаза были очень темными и враждебными.

– Все в порядке, Ферди, – сказал Беллами, – не волнуйтесь. Я не пьян и не доставлю вам неприятностей. Наоборот…

Он оглянулся и увидел Лейтона, появившегося на пороге, потирая ушибленную скулу.

– Все в порядке, Лейтон, – произнес Мотт, – я сам справлюсь. Беллами достал портсигар.

– Я должен извиниться перед вами обоими, – проговорил он, закуривая. – Я гнусно вел себя у Кэролы, Ферди. Бог его знает, что на меня нашло. Вы не хуже меня знаете, что я вовсе не имел в виду того, что наговорил. – Он взглянул на Кэролу: – Это относится и к тебе, Кэрола. Просто не знаю, что со мной случилось сегодня вечером. Я выпил шампанского, а потом рому. Не самая лучшая смесь. Готов сказать и сделать все, что угодно, чтобы загладить свою вину, если это возможно.

Мотт заулыбался.

– Что касается меня, все в порядке, Ники. Но знаете, вы ставите своих друзей в довольно трудное положение. Никогда не знаешь, когда вы сорветесь с крючка, а если это случается, вы можете быть очень грубы.

– Знаю, – согласился Беллами. – Я – гнусный тип. Беда в том, что я всегда бываю чертовски груб с людьми, которые мне небезразличны, а не с теми, до которых мне нет дела. Надеюсь, ты простишь меня, Кэрола?

Она пожала плечами.

– Я прощу тебя, Ники, но между нами все кончено, – мягко сказала она. – Ты должен понять это. Это на самом деле решено. Я просто не могу так больше.

– Я не осуждаю тебя, Кэрола. Но у меня слишком мало друзей, чтобы я мог позволить себе их терять.

– Забудем об этом, – Мотт дружелюбно улыбался. – Конечно, я страшно огорчился, когда вы предположили, что у меня здесь не все делается честно. Но я уверен, что на самом деле вы так не думаете.

Кэрола встала.

– Ты прощен, Ники, – сказал она, – но что касается моей дружбы, тебе придется пройти испытательный срок. Пойду попытаю счастья в рулетке, Ферди, – закончила она и вышла через боковую дверь в главный зал.

Беллами уселся в кресло у стены. Вид у него был совершенно несчастный. Мотт встал, подошел к бару, достал бутылку виски, сифон и два стакана.

– Выпьем, Ники. Не могу, чтобы между нами что-то стояло, вы же знаете. Но вы так глупо сами себе вредите.

Беллами печально усмехнулся.

– Действительно, я приношу себе не слишком много пользы. Потерял Кэролу. Какой я дурак! И это в тот самый момент, когда у меня появился шанс…

Мотт кивнул.

– Кэрола мне рассказала. По секрету, разумеется, и я никогда никому не скажу ни слова. Вы – жуткий осел, Ники. У вас хорошая голова – как бы вы ни старались испортить это впечатление – и Вэнинг понимает это, если доверяет вам такую работу. Это – очень важная работа. Неизвестно, к чему она может привести, – он подумал с минуту. – Для Вэнинга это очень серьезно. Он душой и телом предан этому своему отделу "Ц". Сама мысль о возможности утечки, должно быть, терзает его сердце.

– Да, – кивнул Беллами, – он страшно огорчен всем этим. Но, какого черта он хочет, чтобы я ему нашел, я не понимаю. Дьявол его знает, с чего надо начинать в таком деле.

– Ну, не думаю, что это вызовет у вас особые затруднения, Ники, – весело улыбнулся Мотт. – Ручаюсь, что здесь замешана какая-нибудь женщина.

Он встал и протянул Беллами стакан виски с содовой.

– Меня удивляет, что утечка информации не случается в правительственных структурах военного времени еще чаще, – сказал он.

– Посмотрите, как они работают. Кому-то пришла в голову мысль создать отдел "Ц" – прекрасная идея. Отлично. Первое, что им нужно, – штат квалифицированных специалистов. Они назначают какого-нибудь ответственного за отдел, вроде Филипа Вэнинга, первоклассного работника, знающего свое дело и абсолютно надежного,

– они делают все возможное, чтобы найти именно такого человека. Затем встает вопрос о штате. Это тоже должны быть специалисты высокого класса. Но проверке этих сотрудников уже не уделяется такого внимания. Если у претендента или претендентки есть необходимые профессиональные качества, автоматически предполагается, что они обладают и должным чувством патриотизма и прочими моральными характеристиками.

Он стряхнул пепел.

– По каким-то неизвестным причинам начальство решает, что все его служащие вне подозрений. И даже если какие-то сомнения в отношении их существуют, поскольку они представляются отменными патриотами, позволяют слишком много болтать. Начальство редко осознает, что есть тип людей, которые любят выставлять себя напоказ. Предположим, такой человек выполняет очень важную и секретную работу и владеет всеми возможными государственными тайнами.

Он затушил окурок.

– Такой человек может выдать что-нибудь "случайно". Он никогда не сделает это намеренно. Но какое это имеет значение? Мы все встречаем мужчин и женщин, работающих в правительственных структурах, которые повсюду ввязываются в споры. В ответ на чье-нибудь замечание такой человек в решающий момент поднимает брови и сокрушенно улыбается, словно говоря: "Как вы неправы и сколько я мог бы вам рассказать по этому поводу, если бы имел право говорить", не давая себе отчета в том, что уже само его поведение в этой ситуации может дать иному наблюдателю богатую пищу для размышлений.

– Вы правы, Ферди, – согласился Беллами. – Вы абсолютно правы.

Он допил виски и встал.

– Везет в картах – не везет в любви, – вспомнил он, – пойду проверю, верна ли поговорка. – Он посмотрел в сторону игорного зала: – Во что сегодня играют, Ферди?

– В рулетку, – ответил Мотт. – А Харкот Марч пытается собрать компанию для покера. Я сам присоединюсь к ним через несколько минут.

Беллами двинулся к двери. Мотт торопливо сказал:

– Одну минутку, Ники.

Беллами остановился и, улыбаясь, спокойно смотрел на Мотта.

– Я хотел сказать о Кэроле, – с некоторой неловкостью начал Мотт. – Я без ума от нее. Уже несколько месяцев я схожу по ней с ума. Естественно, я никогда ей об этом не говорил. Я не из тех, кто ставит палки в колеса друзьям. Но сегодняшний скандал в ее доме меняет дело, Ники. После того как вы ушли, я поговорил с ней и, боюсь, раскрыл свои карты. Вы ведь знаете, как это бывает.

– Знаю, – кивнул Беллами.

– Я не думал, что у меня есть хоть какой-нибудь шанс, – продолжал Мотт. – Но, похоже, Кэроле я не неприятен. Она сказала, что, по существу, давно уже поняла, что вы с ней не подходите друг другу по темпераменту.

Он встал, засунул руки в карманы брюк и подошел к камину. Стоя спиной к огню, он наблюдал за Беллами.

– Разумеется… между нами нет ничего определенного, – сказал он, – но Кэрола дала мне понять, что через какое-то время мы можем быть помолвлены. Здесь у меня дела идут неплохо, к тому же я собираюсь продать клуб и поселиться где-нибудь в деревне.

Он замолчал на мгновение, потом продолжил:

– Я считал, что должен вам об этом сказать, Ники. Думаю, вам лучше все знать.

Беллами пожал плечами.

– Спасибо, старый бабник, – проворчал он. – Я рад, что вы мне сами это сказали. В каком-то смысле это даже к лучшему. Не остается никаких иллюзий. – Он вздохнул. – Ну, желаю удачи, черт бы вас побрал, Ферди. "Счастлив в картах – несчастлив в любви". Клянусь Юпитером, сегодня я должен сорвать банк!

Он пошел в игорный зал. Вокруг рулетки сосредоточилось восемь или девять человек. Кэрола играла, а Дйрис Берингтон сидела напротив нее. Через открытую дверь, выходившую в бар, Беллами увидел Харкота, у которого был не очень радостный вид. Он пил в одиночку.

Беллами подошел к рулеточному столу. Миссис Берингтон взглянула на него. Когда их глаза встретились, она изящно и призывно опустила ресницы. Он улыбнулся ей.

Крупье крутанул колесо. Это был высокий бледнолицый, худой молодой человек туберкулезного вида, которого Ферди Мотт нашел в одном из первоклассных игорных залов Мейфера. Вид у него был усталый и измученный. Он обратился к Беллами:

– Уже половина первого, мистер Беллами. В это время взимается плата за участие в игре. С вас два фунта.

Беллами достал две однофунтовые бумажки и вручил их крупье. Он поставил пять фунтов на черное в тот момент, когда крупье бросал шарик, и пробормотал: "Rien ne va plus"[1]. Когда шарик остановился, Беллами увидел, что выпало черное поле. Он подождал, пока ему пододвинут выигрыш, взял деньги и произнес: "Не везет в любви – везет в игре", – улыбнулся Кэроле. Она ответила короткой холодной улыбкой.

Участники снова стали делать ставки, а Беллами отошел от стола и вышел в бар. Харкот Марч приступал к четвертому стакану виски с содовой.

– Как дела, Харкот? – спросил Беллами.

– Отвратительно, будь они прокляты, – оскалился Марч. – Денег нет ни черта. Я ненавижу эту войну, меня озноб пробирает до кончиков пальцев и хуже этого ничего не бывает.

– Думаете? – сказал Беллами. – Это потому, что вы другого ничего не испытывали. Ягодки еще впереди.

Он попросил бармена налить ему виски с содовой.

– Послушайте, старина, – обратился Харкот к Беллами, – вы прославились сегодня у Кэролы, кажется? Там не очень-то приветствовали ваше поведение. Слышали бы вы, как вас крыл после вашего ухода старый Реннифру, дядя Кэролы. Да! Не любит он вас!

Беллами улыбнулся.

– Я знаю. Я навеки испортил свою репутацию в глазах Эверардов. Ерунда. Это не смертельно. Исправить здесь ничего нельзя, следовательно, надо с этим смириться.

Нетвердым голосом Харкот произнес:

– Женщины – дьявольское отродье. Если бы не они, у мужчин была бы чертова прорва времени.

Беллами продолжал улыбаться.

– Вы хотите сказать, если бы не одна женщина, у мужчины было бы полно времени, чтобы развлекаться с другими. Угостите меня сигаретой, Харкот.

Марч достал портсигар и Беллами взял сигарету. Марч положил портсигар – богато украшенный – обратно в карман с неизменной эмблемой и сказал:

– Странно все это с женщинами. То, что вы сказали, – более-менее правильно. Мужчина тратит множество усилий, стараясь заполучить одну, а когда добивается своего, начинает думать, сколько бы времени у него было, чтобы развлекаться со множеством женщин, если бы не она.

Беллами выпустил колечко дыма.

– Вы мудры, как Соломон, Харкот, – польстил он. – Единственное, что вам действительно необходимо, – это выпить.

Он сделал знак бармену, и тот смешал большую порцию виски с содовой. Беллами передал стакан Марчу, который стал пить большими глотками.

– Жизнь такова, какой ты ее сам делаешь, – разглагольствовал Беллами. – Рим не в один день строился. Все хорошо вовремя. И большой привет!

Он прислонился к бару.

– Проблема в том, Харкот, – продолжал он, – что жизнь была бы прекрасна, если бы стояла на месте. Но ничто на месте не стоит. Что-нибудь обязательно случается с регулярностью, которую легче было бы переносить, если бы выпивку давали бесплатно.

Харкот, слегка качаясь, кивнул.

– Вы – философ, Ники, вот вы кто.

– Совершенно верно, – согласился Беллами. – Я из тех, у кого всегда остается терпение. А все получает тот, кто умеет ждать. Все, что больше никому не нужно! – добавил он со смехом и стряхнул пепел: – Жизнь-то в порядке. Это люди виноваты: они никогда не бывают довольны. Им всегда мало. Если вещь совершенна, они обязательно должны сделать что-нибудь, чтобы ее испортить. Какая-нибудь мелочь может принести массу вреда.

Он улыбнулся, словно что-то вспомнив.

– Помню один очень забавный случай, который окончился смертью, – сказал он. – Когда я жил в 1932 году в Оклахоме, то любил ходить в одно кафе под открытым небом, которое находилось сразу же за чертой города на большом шоссе. Хозяином его был некий Джо – совсем не плохой парень.

Джо был без ума от женщины, которая по вечерам, проезжая мимо, заходила выпить кофе и съесть гамбургер. Это была чрезвычайно элегантная городская дама, и ей доставляло огромное удовольствие поддразнивать Джо. Он бывало смотрел на нее глазами быка, пораженного любовным недугом. У него и вес был бычий – около двухсот двадцати пяти фунтов.

Джо потратил массу усилий на то, чтобы нарисовать придорожную вывеску. Надпись на ней гласила: "Закусочная "У Джо". Всегда в ассортименте самые лучшие блюда. Выбирайте!"

Однажды, когда элегантная леди проезжала мимо ресторана уже после его закрытия, ей в голову пришла грандиозная идея. Думаю, она была немного навеселе в тот вечер. Она вернулась в Оклахому, привезла художника, писавшего вывески для ресторана Джо, и велела ему кое-что приписать на его вывеске.

Когда на следующее утро Джо явился на работу, он прочел на ней: "Закусочная "У Джо". Всегда в ассортименте самые лучшие блюда. Выбирайте! Но выбирайте поосторожнее".

– Неплохо, – хмыкнул Харкот. – Что же сделал Джо?

– Застрелился, – ответил Беллами. – Ему это не показалось забавным. Для него ведь это было последней соломинкой.

– Уверен, что она очень веселилась, – сказал Харкот, – считая, что здорово это придумала, а на самом деле довела бедного простофилю до самоубийства. Ну, и какова мораль сей басни? Должна же быть мораль.

– Конечно, – сухо сказал Беллами. – Я часто задумываюсь над тем, какова мораль моей собственной жизни. Нечего роптать на женщин, Харкот. Посмотрите на женщину, которую вы завоевали. Такую женщину, как Ванесса, найти не так-то просто. В ней есть все – она красива, умна и понимает мужчин.

Марч кивнул.

– Черт… – пробормотал он, огляделся и понизил голос до шепота. – От Ванессы меня тошнит.

Голос его зазвучал зловеще.

– "Она красива, умна и понимает мужчин", – пробормотал он, подражая Беллами. – Тьфу!

Он проглотил остатки виски и со стуком поставил стакан на стойку, требуя снова наполнить его.

– Ну, ладно, – мягко рассмеялся Беллами. – Ладно. Но вы должны все же признать, что хоть и не бредите в настоящий момент Ванессой, она дает вам полную свободу и не устраивает никакого шума. Она и бровью не ведет, даже когда вы выставляетесь перед ней с этой крошкой Берингтон.

– Чепуха! – воскликнул Марч. – Почему она должна беспокоиться, если я появлюсь с Айрис? В конце концов Айрис ничем не лучше других. Она – такая же чертова маленькая вымогательница. Есть у мужика деньги – она хороша, нет – большой привет. Надоели они мне все до смерти. Я предпочитаю карты! – Он неуклюже подмигнул Беллами и побрел в игорный зал.

Беллами, обходя бар, стал рассматривать картины на стенах. Он почти докурил сигарету, которую дал ему Марч. Быстро взглянув на бармена, увлеченного вытиранием стаканов, он загасил сигарету в пепельнице и моментально сунул окурок в карман брюк, потом отправился в игорный зал.

Фердинанд Мотт, Марч и трое других мужчин начали партию в покер. Они прибавляют не меньше, чем по три фунта, – высокие ставки, подумал Беллами. Он подошел к рулеточному столу и постоял там, наблюдая. Ему показалось, что, когда он смотрел на Кэролу, она отводила глаза. Он улыбнулся ей на прощание, она не ответила и он отошел.

Вернувшись к игравшим в покер, он сел в кресло поодаль. Все сделали ставки и на кону было около пятидесяти фунтов.

Харкот закрыл банк десятью фунтами, Беллами подошел, встал за его спиной и увидел, что у него на руках была пара валетов. Три карты, которые он поменял, ничего не прибавили. Но он тем не менее положил еще десять фунтов.

Беллами вернулся на место. Краем глаза он мог видеть оттуда карты Мотта. У того было четыре дамы. Остальные трое игроков уже спасовали. Когда очередь дошла до Мотта, он сделал то же самое. Харкот показал двух своих валетов, и сгреб банк, в котором было уже фунтов семьдесят пять.

Беллами ахнул про себя. Ему было интересно, почему при практически беспроигрышной карте Мотт сдался. В голову приходило только одно объяснение – он намеренно проигрывал Марчу.

Беллами закрыл глаза. Он сидел, расслабившись, словно спал. Через полчаса он "проснулся" и взглянул на игру.

Лицо у Марча пылало – он выигрывал около двухсот фунтов.

Беллами отправился в бар. По пути он прошел рядом с рулеткой. Айрис Берингтон посмотрела на него. Он сделал почти незаметное движение головой в сторону бара.

Бармен сидел на стуле позади стойки и дремал. Беллами заказал виски с содовой. Спустя минуту вошла миссис Берингтон.

– Айрис, я хочу вам показать интересную картинку, – сказал Беллами. – Вот идите сюда и посмотрите.

Она пересекла комнату вместе с ним. Они остановились перед акварелью. Беллами тихо прошептал.

– Айрис, мне нужно с вами поговорить. Где-нибудь, где мы будем одни. Это действительно весьма срочно.

Она тихо рассмеялась.

– Действительно, Ники? Ну, что ж. Через несколько минут я поеду домой. Сейчас полвторого. Ждите меня у меня дома. Это дом в Каларендона, в глубине Брук-стрит. Я буду там в четверть третьего. Ждите в нижнем вестибюле.

– Спасибо, – сказал Беллами.

Она вернулась в игорный зал. Беллами пошел в кабинет Мотта, взял пальто и шляпу. Когда он вошел в игорный зал, миссис Берингтон снова играла в рулетку. Он пробормотал: "Всем спокойной ночи", – и вышел.

Беллами шел по улице минут десять, а затем взял такси до Брук-стрит. В машине он привалился к спинке сидения и расслабился. Он был уставший, но вовсе не в плохом настроении. Он думал о Марче.


ГЛАВА ПЯТАЯ

Понедельник

КЭРОЛА "ВЫХОД" – АЙРИС "ВХОД"

I

Беллами сидел в нижнем вестибюле дома Кларендона и курил в ожидании миссис Берингтон. В вестибюле было холодно и пусто.

Он вспоминал плохо скрываемое самодовольство на лице Ферди Мотта, когда тот рассказывал о помолвке с Кэролой. Беллами цинично улыбнулся. Он попытался представить себе Ферди – после того как он расплюется с клубом – в роли помещика. Во всяком случае, Ферди постарается казаться таковым. Он видел, как Ферди шагает по полям в новеньких бриджах, в элегантных верховых сапогах и охотничьей куртке, немного кричащей и слишком облегающей.

Беллами стал размышлять о карточной игре. Почему Мотт умышленно позволил Марчу выиграть две сотни фунтов? Беллами, наблюдавший за игрой из-под полуопущенных ресниц, видел, что остальные три игрока были ни при чем. Когда банковали они, Мотт играл нормально, но когда они пасовали, оставляя розыгрыш банка ему и Марчу, который к тому моменту играл совсем уже безрассудно, поскольку был пьян, Мотт снова и снова бросал карты, хотя Беллами точно знал, что они у него выигрышные.

Он немного поежился, когда открылась входная дверь и вместе с миссис Берингтон, кутающейся в меха, в вестибюль ворвался поток холодного воздуха. Он посмотрел на нее с новым интересом, пытаясь понять, что она хочет от жизни. Айрис была авантюристкой, ищущей своего шанса, это он знал. Блондинка из "Малайского клуба" рассказала ему это после трех бокалов шампанского. Но его особенно интриговала их связь с Харкотом, даже если она приближалась к концу.

Его занимал также вопрос о финансах Марча. Харкот не был хорошим игроком, профессионалом. Конечно, у его жены Ванессы были свои деньги, но, как и у всех после начала войны, доходы ее сильно сократились. Было совершенно очевидно, что к Харкоту она расположена не слишком хорошо и, следовательно, вряд ли дает ему деньги.

Откуда же тогда брались у него деньги и почему, если то, что говорит барменша из "Малайского клуба" правда, поток их внезапно иссяк?

– Привет, Айрис, – воскликнул Беллами. – Очень мило с вашей стороны откликнуться на мои заботы в столь поздний час.

– По-моему, поздний час – самое время для того, чтобы откликаться на заботы мужчин, – сказала она многозначительно. – Пойдемте наверх. Здесь жутко холодно, Ники, – голос ее звучал мягко и призывно.

Они подошли к лифту. Беллами открыл и закрыл дверь шахты. Она нажала на кнопку четвертого этажа. Пока лифт поднимался, она спросила:

– Что случилось, Ники? Может быть, даже что-то не одно? Он поднял брови.

– Я знал, что вы догадливы, Айрис, – улыбнулся он, – но я не думал, что настолько. Итак, вы считаете, что случилось одна или две вещи сразу?

Она кивнула, обнажив в улыбке превосходные зубы.

Лифт остановился на четвертом этаже. Они вышли. Беллами последовал за ней по коридору. Обстановка выглядела дорого. Он мимоходом подумал, что арендная плата должна быть не малой.

Она отперла дверь своей квартиры. Они вошли. Сняв пальто и шляпу, Беллами оставил их в холле и вслед за миссис Берингтон прошел в гостиную. Комната была уютной и хорошо обставленной – можно сказать, слишком хорошо обставленной. Пылал большой камин.

– Итак, Айрис, я хотел бы знать, в чем, вы считаете, состоит моя конкретная проблема?

Она сбросила шубу на стул, подошла к бару и достала графин с виски, сифон и два стакана.

– Опыт подсказывает мне, дорогой, что мужчина всегда бывает озабочен одной из двух проблем – деньги и женщины. Разумеется, если очень не повезет, он может страдать по обеим причинам одновременно.

Беллами криво усмехнулся.

– Думаю, у большинства мужчин одна из этих проблем порождает другую. Они почти автоматически следуют друг за другом.

Она принесла ему его стакан и, остановившись очень близко от него со своим стаканом в руке, посмотрела прямо в глаза.

– Не думаю, что вы принадлежите к тому типу мужчин, которые страдают по двум этим причинам сразу, – пробормотала она. – Не могу представить себе, Ники, чтобы у вас были проблемы с женщинами.

Он удивленно поднял брови.

– Не можете? Почему же?

Она перешла к камину, и поставила свой стакан на каминную доску, затем вернулась, обвила руками его шею и поцеловала в губы. Это она делать умела. Тело ее тесно прижалось к нему. Наконец отступив, она произнесла с восхитительной гримаской:

– Я хотела это сделать с того самого времени, когда увидела вас впервые. Вас это удивляет?

– Жаль, что я не знал этого раньше, Айрис, – ответил он, – улыбаясь ей. – Вы только что сказали, что не можете себе представить, чтобы у меня были проблемы с женщинами. Похоже, у меня будет масса проблем с одной из них.

Он смотрел на нее, подняв одну бровь. Ей это показалось забавным и очень привлекательным. Она накрыла его ладонь своею.

– Не беспокойтесь, Ники. Со мной у вас проблем не будет. Я из тех женщин, которые не создают проблем.

Беллами отхлебнул немного виски. Она, вернувшись к камину, подняла свой стакан ко рту.

– За вас, Ники… – весело провозгласила она, – и за меня! Он рассмеялся.

– Вы – уникальная женщина, Айрис. Вы хотите сказать, что из-за вас ни у одного мужчины никогда не было проблем?

Она уселась в кресло подле камина и положила ногу на ногу – ноги у нее были великолепные, стройные, с изящными лодыжками. Подумав, она ответила:

– У одного мужчины были проблемы из-за меня, но только у одного, насколько я помню. Разумеется, когда я говорю "проблемы", я имею в виду серьезные проблемы.

Беллами подошел и встал по другую сторону камина.

– Полагаю, если я скажу, что этим беднягой был мистер Берингтон, я ошибусь?

– Вы будете правы, – кивнула она. – Но даже и в этом случае я доставила не слишком много хлопот. Просто я развелась с ним. А он этого вовсе не хотел.

– А, так вы, стало быть, маленькая охотница за алиментами?

– Если хотите, Ники, – ответила она. – Но не очень удачливая. Боюсь, замужество было самой большой ошибкой в моей жизни, и без того далеко не гладкой, – она озорно взглянула на него.

– Я была слишком молода, когда вышла за Берингтона. Я думала, у него больше денег, чем оказалось на самом деле. Вот почему алименты не так велики, как хотелось бы.

– Это – довольно печальный мир, – сказал Беллами. – Но что касается вас, думаю, в море осталось достаточно жирной рыбки. Не меньше, чем уже выловлено.

– Думаете? – произнесла Айрис, она вдруг стала серьезной. – Не заблуждайтесь на мой счет, Ники. Вы считаете меня всего лишь авантюристкой, но даже если это так, вас это беспокоить не должно. С вас взять нечего. И все же должна вам сказать, сэр, что бывают авантюристки и авантюристки.

Он рассмеялся.

– Вы меня заинтриговали, Айрис. Вы – просто прелесть.

Он подошел к бару и взял сигарету. Возвращаясь, как бы невзначай, сказал:

– Когда вы вошли сегодня вечером, я отметил, что выглядите превосходно. Мне понравилось, как ветер треплет юбку вокруг ваших щиколоток. Вы грациозны. Вы, наверное, очень интересны.

Он подошел, склонился к ней и поцеловал в кончик носа.

– Если вы не знаете, подсказываю, что мой рот – чуть ниже, – улыбнулась она.

Он сел на канапе и сказал:

– Не отвлекайте меня. Я хочу выяснить один момент. Вы сказали: есть авантюристки и авантюристки. Вы принадлежите к первой или ко второй группе, и чем они друг от друга отличаются?

– Есть тип авантюристок, который меня совсем не привлекает. Такая авантюристка смотрит на мужчин в общем. Если она видит, что в "этой пещере есть золото", она начинает копать. Мне это совершенно не нравится. Это неартистично.

– Понимаю, – кивнул Беллами. – Стало быть, вы разборчивы. Вы изысканы в выборе мужчин. Ваш избранник должен обладать определенными качествами?

– Именно. Если я копаю золото, мне нужно, чтобы его владелец был, по меньшей мере, интересен мне.

– Можно мне еще виски? – улыбнулся он.

– Вам можно все, что угодно, – ответила она с улыбкой. – Пожалуй, и мне налете немного.

Он принес стаканы.

– Я вас все еще интригую? – спросила Айрис.

– Больше, чем когда бы то ни было, – ответил Беллами, – потому что для утонченной авантюристки вы слишком часто "сходите с рельсов".

– Что вы имеете в виду, сэр?

– Я имею в виду, что если вы любите искать клады в интересных местах, ваши землеройные операции вокруг Харкота Марча удивительны. – Он посмотрел в потолок: – Я не могу себе представить более потасканного, плоского, бесполезного, неинтересного и абсолютно ужасного человека, – с точки зрения женщины, конечно, – спохватился он, – чем Харкот Марч.

Она посмотрела на огонь.

– Согласна с вами. Харкот именно такой, как вы сказали. Но Харкот был особым случаем.

– Был? – брови Беллами снова поползли вверх.

– Был! – повторила она и мило рассмеялась. – Я не так глупа, чтобы одновременно вести игру с двумя мужчинами столь разных темпераментов, характеров и взглядов, как вы с Харкотом Марчем. С Харкотом покончено.

– Теперь вы будете вести игру со мной? – цинично улыбнулся Беллами. – Дорогая, вы заставляете меня чувствовать себя рыбой.

– Не валяйте дурака, Ники, – сказала она. – Думаю, вы – единственный в мире мужчина, который никому не позволит играть собой. Пожалуй, я никогда не встречала мужчины, у которого было бы такое острое чутье на женщин.

– Клянусь Юпитером, – воскликнул Беллами, – так оно и есть. А сейчас меня мое чутье не подвело?

– Ни чуточки, – продолжала она. – Вы гораздо умнее, чем кажетесь. Я часто думала о вас, о том, как вам удается существовать и откуда вы берете деньги.

Беллами состроил ей гримасу.

– Я начинаю вас бояться, Айрис.

– Не беспокойтесь, Ники, – успокоила она. – В сущности, я не любопытна. Я не прошу вас сказать мне, где вы берете деньги.

– Пока они у меня есть, не так ли?

– Мне это даже и не важно, – сказала она, откинувшись на спинку кресла и заложив руки за голову.

– У вас прекрасная фигура, Айрис, – похвалил он, – особенно, когда вы вот так сидите.

– Я знаю, – ответила она. – Иначе зачем бы я так именно и села?

Оба рассмеялись.

– Ники, хотите верьте – хотите нет, но мне совершенно безразлично, есть ли у вас деньги или нет. Мне вы интересны. В вас есть что-то, что заставляет меня делать стойку. Меня привлекают две вещи.

– Какие же?

– Прежде всего, – сказала миссис Берингтон, – вы исключительно привлекательны как мужчина. Во-вторых, женский инстинкт подсказывает мне, что вы ненадежны и очень опасны. Женщины любят ненадежных и опасных мужчин, как бы они это ни отрицали.

Беллами пожал плечами.

– Я не опасен. Я ничего не делаю, – произнес он кротко.

– Конечно, – подхватила она. – Но вы можете. Когда я сказала, что вы опасны, я имела в виду, что такую женщину, как я, такой мужчина, как вы, может решительно свести с ума.

– Может быть, – согласился Беллами. – Но вы всегда можете остановиться, в любой момент, когда пожелаете, не так ли, дорогая?

– Это может оказаться не так-то просто, – печально возразила Айрис. – Кстати, этот весьма интимный разговор увел нас в сторону. Вы ведь сказали, что вам нужно срочно повидать меня по поводу… чего?

Лицо Беллами стало очень серьезным.

– Послушайте, Айрис. Когда я говорил с вами сегодня вечером, я чувствовал, что могу попасть в переделку. То, что вы сказали по поводу своей якобы увлеченности мною, с одной стороны, облегчает дело, с другой – нет. Позвольте мне дать вам совет. Если бы я был такой женщиной, как вы, я не очень якшался бы с такими мужчинами, как я. Эффект может быть взрывной. Дело в том, что мне нужно алиби.

– Как волнующе это звучит, – проговорила она. – Как в кино. С чем это связано? С женщиной, вероятно? Или мне лучше не задавать вопросов? Какого рода алиби вы хотите, Ники?

– Вы ушли от Кэролы сегодня всего на несколько минут раньше меня. Куда вы пошли?

– О, милый, вы допрашиваете меня как окружной прокурор. Ну, если вы желаете знать, сэр, я пришла сюда, чтобы переодеться перед тем как идти в клуб Мотта.

– Кто-нибудь видел, как вы сюда входили?

– Никто не видел. Портье был наверху. В лифте я ехала одна.

– А отсюда вы поехали прямо к Мотту?

– Да, – кивнула она. – Я ушла отсюда где-то без двадцати двенадцать.

– Хорошо. Вы не будете возражать, если – довольно щекотливая ситуация – если я скажу, что пришел сюда с вами выпить минут на двадцать двенадцатого и был с вами, пока вы не ушли?

– Почему бы и нет? – согласилась она, гася сигарету. – Все это очень таинственно. Уж не хотите ли вы, чтобы я помогла вам избежать вызова в суд в качестве свидетеля?

– Что-то в этом роде. Так прикроете меня и скажете в случае необходимости, что я был у вас приблизительно между четвертью двенадцатого и вашим уходом в клуб Мотта без двадцати двенадцать?

– Хорошо, Ники. Я сделаю это для вас с удовольствием, – она посмотрела на него сухими блестящими глазами. – Но я буду ждать вознаграждения.

– То есть, вы собираетесь меня шантажировать? – уточнил он.

– Отдаю себя в вашу власть. Вы ведете себя как искушенная мошенница.

Она встала.

– Ну, Ники, если называешь себя "деревенской простушкой", нужно быть готовой к тому, чтоб в любой момент защищать свою честь. К тому же моя первая просьба не слишком обременительна.

– Нет? Что же это за просьба?

– Пообедайте со мной завтра, Ники, – сказала она. – Я хочу поговорить с вами. Я угощу вас лобстером и милым женским участием. Придете?

– Я буду здесь точно в назначенный час, – пообещал Беллами.

– Я обожаю лобстеров, а еще больше – женское участие. Мне его всегда недоставало.

Она рассмеялась.

– Если я хоть что-то понимаю в жизни, у вас его было больше, чем достаточно. И Бога ради, не пейте так много. Сегодня у Кэролы вы выступили не лучшим образом.

Он пошел в холл, она помогла ему надеть пальто.

– Интересно, почему женщины всегда хотят перевоспитать меня? – спросил он. – Не думаю, что это честно.

– Я не хочу вас перевоспитывать. Я не собираюсь вас перевоспитывать. Просто хочу, чтобы вы чуточку меньше пили. Понимаете?

Она подставила ему лицо для поцелуя.

– Спокойной ночи, Казанова, – произнесла она. – Постарайтесь быть паинькой. И не опаздывайте к обеду.

Она тихо закрыла за ним дверь.

Потом вернулась в гостиную и остановилась, глядя на огонь.


II

Беллами медленно шел обратно домой. Дождь сменился колючим восточным ветром, и он с благодарностью поднял теплый каракулевый воротник своего пальто.

Он размышлял о своем алиби. Интересно, сможет ли Айрис Берингтон сохранить твердость духа и не отказаться от своего обещания, когда узнает, что произошло в то самое время, когда Беллами якобы был с ней?

Обнаружили ли уже Фреду Вэнинг? Вообще должны были уже обнаружить, подумал он. В любом случае Филип Вэнинг вернулся, конечно, домой к полуночи, – он редко задерживался на службе позднее. Беллами вдруг понял, что тот телефонный звонок, который сопровождал его отступление из дома Вэнингов, был скорее всего звонком Филипа. Вероятно, он позвонил Кэроле и узнал от нее, что Фреда не пришла из-за внезапной простуды. А поскольку Фреда не подходила к телефону, он забеспокоился.

Беллами переключил свои размышления на Айрис. Он считал, что Айрис тоже может в недалеком будущем представлять довольно сложную проблему. Она вовсе не была неопытной женщиной, пораженной внезапной любовью, страстью к случайному знакомому.

У нее на уме всегда была выгода. Бели такая женщина, как Айрис, влюблялась, это было серьезно. И Айрис была не из тех, кто легко сдается. Она вообразила, что влюблена в него, и она всех чертей на ноги поставит, если поймет, что он просто использовал ее в своих интересах.

То, что произошло сегодня вечером, особой роли не играет.

Ну что могут значить два поцелуя? Но если дело пойдет дальше – а похоже, что ему придется предпринять дальнейшие шаги, если он хочет обеспечить себе алиби, – тогда ему придется принять игру и делать все, что требуется. Или, по крайней мере, делать вид, что это так.

Он спрашивал себя, почему он вдруг решил там, в клубе Мотта, попросить ее о помощи. Он знал об Айрис очень мало и не сомневался, что предпринимает чертовски опасный шаг. Если бы она послала его с этим его алиби, ситуация сложилась бы для него весьма не просто – ну, разумеется, если полиция в этом промежутке времени не обнаружила бы какого-нибудь другого подозреваемого, против которого обстоятельства и улики свидетельствовали бы еще определеннее, чем против него.

Поворачивая на Пикадилли и направляясь к улице Полумесяца, он вздохнул, жизнь – и смерть – зависела от таких мелочей. Если бы Фреда не попросила его войти через боковую дверь, он прошел бы с парадного входа и швейцар увидел бы его. В этом случае Беллами мог немедленно поднять тревогу, обнаружив труп Фреды, и все было бы в порядке.

Впрочем, подумал он, даже в этом случае его положение было бы немного сомнительным. Это было так не похоже на Фреду – звонить кому бы то ни было в одиннадцать часов вечера и просить срочно прийти.

По какой-то ему самому не понятной причине Беллами чувствовал, что с этой тайной связан Харкот Марч. Вэнинг ведь сказал ему, что Марч будет у Фреды на коктейле, а потом отвезет ее на вечеринку к Кэроле. Почему Фреда так внезапно простудилась и не смогла поехать? Разве она могла не знать об этом, когда звонила Вэнингу на службу, ведь это было совсем незадолго до того?

Что же случилось с Фредой в тот вечер? Что-то должно было случиться. Что-то достаточно серьезное, чтобы вывести ее из обычного состояния невозмутимости и заставить принять решение не ездить к Кэроле, а позвонить Беллами и попросить его приехать к ней тайно и срочно.

Почувствовала ли Фреда – впервые в своей бесстрастной и безоблачной жизни, – что ей грозит опасность и захотела, чтобы кто-то был рядом? Но почему в таком случае она не позвонила Филипу?

Ответ на этот вопрос Беллами, пожалуй, знал. Что бы не произошло, ничто не могло заставить Фреду оторвать Вэнинга от работы. Если бы даже она и предполагала, что может случиться нечто, что требует присутствия мужчины, способного ее защитить, она бы все равно не стала беспокоить мужа. А Беллами был как раз из тех, к кому она обратилась бы скорее всего. Он был мужчиной, которого женщины не стеснялись обременять просьбами. Именно тот самый тип.

Повернув на улицу Полумесяца, он сунул руку в карман брюк за ключом от входной двери. Подойдя к ней и вставляя ключ в замочную скважину, он увидел, как от соседнего подъезда отделилась какая-то тень. Человек остановился возле Беллами. Руки он держал в карманах плаща, шляпа его была немного сдвинута набекрень.

Это был мужчина средних лет, коренастый, с блестящими глазами на круглом спокойном лице.

– Чем могу быть полезен? – поинтересовался Беллами.

Человек вынул из кармана правую руку и протянул Беллами какую-то кожаную книжечку с прозрачным целлулоидным окошком. Беллами посветил фонариком. Это было удостоверение офицера полиции, инспектора уголовного розыска Мейнела.

Беллами вернул удостоверение, приветливо улыбнувшись.

– Я хотел бы поговорить с вами, если вы не возражаете, сэр, – сказал полицейский.

– Что случилось? – спросил Беллами и полез за портсигаром.

– Убийство, сэр, – ответил Мейнел. – Убита дама по имени миссис Филип Вэнинг, в доме Хайда. Нам сообщили, что она звонила вам вечером в дом мисс Эверард около одиннадцати часов. Мы подумали, что вы можете располагать информацией, которая окажется полезной, сэр.

– Господи Боже мой! Какой ужас! Бедная Фреда!

Он открыл дверь.

– Входите, пожалуйста, инспектор, – пригласил он и отступил, пропуская Мейнела. Закрывая дверь, он заметил, как полицейская машина, оборудованная радиосвязью, стала медленно приближаться вдоль бордюра к дому.

Инспектора будут ждать.


ГЛАВА ШЕСТАЯ

Понедельник

ЗАТКНИСЬ, ЛЖЕЦ!

I

Беллами провел Мейнела в гостиную, зажег свет и, пододвинув кресло, бодро произнес:

– Присаживайтесь, инспектор. Вы, должно быть, страшно замерзли, ожидая на улице?

Полицейский кивнул и улыбнулся.

– У нас работа такая, мистер Беллами. Надо сказать, я предпочитаю работать в летнее время.

– Как насчет того, чтобы выпить? – спросил Беллами, направляясь к бару.

– Благодарю вас, сэр, – ответил сыщик, – я никогда не пью на службе.

Беллами приготовил виски с содовой для себя, потом пододвинул кресло и сел по другую сторону камина, медленно потягивая из своего стакана и с любопытством разглядывая Мейнела. Он предположил, что тот – человек не слишком блестящего и гибкого ума, но одновременно с этим ему в голову пришла мысль, что он, вероятно, ошибается.

В Скотленд-Ярде были, пусть очень мало, по-настоящему умные сыщики, и, хотя жизнь и работа не сводила Беллами близко с сотрудниками уголовно-следственного отдела, он знал, что английская полицейская система весьма эффективна. Эти парни из уголовного розыска были очень спокойными и скромными, любезными и готовыми всегда помочь. В то же время они были чрезвычайно настойчивыми и цепкими. Они не запугивали, не были грубы, тем более не применяли даже самых легких форм допроса третьей степени, но их упорство, умение тщательно разрабатывать мельчайшие детали, невинные, но хорошо обдуманные вопросы – все это представляло опасность, пожалуй, большую, чем допрос третьей степени.

Беллами поставил стакан на каминную доску, закурил и предложил полицейскому. Тот покачал головой.

Беллами тихо сказал:

– Это просто ужасно. Миссис Вэнинг была моим другом. Я работал прежде у ее мужа, мне его очень жаль. Чертовское невезение.

Полицейский кивнул.

– Это – действительно тяжелый удар, сэр, – согласился он. – Очень тяжелый, конечно. Нужно признать, что мистер Вэнинг – человек поразительного самообладания, но даже для него невыносимо вдруг узнать, что твоя жена задушена.

– О, Боже! – воскликнул Беллами. – Задушена…! Кошмар. Это кажется почти невероятным. Я уверен, что у миссис Вэнинг во всем мире не было ни единого врага. Просто не могло быть. Она принадлежала к совсем другому типу женщин.

– К какому именно? – вкрадчиво спросил инспектор.

Беллами помолчал немного и наконец сказал:

– Есть женщины, внезапное убийство которых, не произвело бы впечатления неожиданно разорвавшейся бомбы. Думаю, вам известен такой тип, инспектор. Они вовсе не обязательно становятся замешанными в преступлении. Они могут быть вполне милыми дамами, но при этом в них есть некая червоточина, или странность, или даже какое-то яркое достоинство. Представьте себе, к примеру, что женщина представляется – совершенно невольно, разумеется, – под убийство, потому что она настолько мила, что не может в нужный момент сказать "нет". Я могу себе представить женщину, которая может оказаться жертвой убийства потому, что она до известной степени любопытна или до известной степени ревнива.

Он затянулся и продолжил:

– Любая несчастливая женщина может стать жертвой. Если более или менее нормальный человек чувствует себя несчастным, он старается что-то сделать. Мужчины пускаются в приключения с женщинами. Женщины начинают думать, как мужчины. Это – естественная защитная реакция.

Но Фреда не была такой. Она не просто была совершенно счастливой, она была умиротворенной. Никто бы не мог загнать ее в угол или угрожать ей. Она была для этого чересчур честна, чересчур прямодушна и замкнута. Она была внутренне так богата, что могла внутри себя найти убежище от любых временных неприятностей. У нее были книги, которые она обожала, счастливый дом, множество друзей, которым всегда можно позвонить. Она не из тех женщин, которые могут оказаться втянутыми в историю, чреватую убийством. Это – просто совсем другой тип.

Он взглянул на инспектора и улыбнулся. Мейнел подумал, что, когда улыбается, Беллами похож на озорного школьника. Это его слегка шокировало.

– Следующую лекцию, – иронично сказал Беллами, – я прочту в четверг в главном зале. Буду иметь колоссальный успех, – он сердито выпустил струю дыма.

Мейнел пренебрежительно улыбнулся.

– Забавно, сэр, но когда кого-нибудь убивают, люди обычно говорят о нем именно это. Никому в голову не приходит, что у обычного человека с улицы – я не имею в виду грабителей, карточных шулеров или проституток, я имею в виду самых обычных людей, – что у такого человека могут быть враги. Но, к несчастью, оказывается, что они были.

Он чуть опустил уголки губ.

– Во всяком случае, один враг у миссис Вэнинг был.

Беллами покачал головой.

– Все равно мне трудно представить себе, чтобы кто-нибудь хотел убить Фреду Вэнинг, – он швырнул окурок в камин. – Расскажите мне, инспектор, что же там произошло?

Мейнел опустил шляпу, которую держал в руках, на пол у своих ног, откинулся в кресле и сказал:

– Естественно, сэр, нам известно не слишком много, но факты, которыми мы располагаем, таковы: похоже, что сегодня в одиннадцать часов вечера миссис Вэнинг была еще жива, ибо как раз в этот час она позвонила на службу своему мужу и говорила с его секретаршей. Мистер Вэнинг, который был в другом помещении на той же улице, вошел сразу же после того как секретарша повесила трубку. Он не отзвонил жене немедленно, так как секретарша объяснила ему, что миссис Вэнинг в ответ на ее заверения, что мистер Вэнинг сделает это как только вернется, просила передать ему, чтобы он позвонил в половине двенадцатого.

Мистеру Вэнингу это, разумеется, показалось несколько странным, – продолжал полицейский офицер. – Он не мог понять этого.

Беллами кивнул.

– Должно быть, у нее были веские основания не хотеть, чтобы он звонил раньше половины двенадцатого.

– Совершенно верно, сэр, – согласился Мейнел. – Я тоже так подумал. Похоже, миссис Вэнинг ожидала кого-то между одиннадцатью и половиной двенадцатого. Вероятно, ожидала, но могла быть и другая причина.

Беллами вопросительно поднял бровь.

– В половине двенадцатого мистер Вэнинг, который к тому времени закончил работу, – продолжал Мейнел, – попросил секретаршу соединить его с миссис Вэнинг. Там есть отдельная линия связи с его квартирой – с гостиной, и секретарша, естественно, воспользовалась ею. Гудки были нормальные, но никто не отвечал.

Тогда спустя несколько минут она позвонила по телефону коммутатора, находящегося в привратницкой дома Хайда, ночной портье соединил ее с квартирой Вэнингов – аппарат с этим номером стоял в спальне миссис Вэнинг, но и теперь никто не ответил.

К тому времени мистер Вэнинг уже начал беспокоиться: где жена, что случилось? Он попросил портье подняться в квартиру и посмотреть дома ли она.

Портье поднялся, открыл дверь своим ключом и нашел миссис Вэнинг лежащей на постели у себя в спальне. Она была задушена.

Беллами снова поднял бровь.

– Похоже, тот, кого она ждала между одиннадцатью и половиной двенадцатого, был не очень добрый человек.

– Совсем не добрый, – согласился Мейнел.

Беллами бросил окурок в камин и закурил еще одну сигарету – последнюю. Как бы между прочим он спросил:

– Ну, а какое я могу иметь к этому отношение?

– В сущности, никакого, сэр, – ответил инспектор. – Мы просто подумали, вдруг вы что-нибудь знаете. Обнаружив труп миссис Вэнинг, портье позвонил ее мужу и попросил его немедленно приехать, так как случилось нечто ужасное. Потом он набрал три девятки и сообщил в полицию. Я немедленно выехал.

– И у вас нет никаких определенных идей, инспектор?

– Пока нет, сэр. Фотографы и дактилоскописты еще не закончили свою работу. Может быть, они что-нибудь подскажут. Дело в том, – продолжал Мейнел, – что, придя в себя после шока, мистер Вэнинг сказал мне, что, судя по предыдущему телефонному разговору, его жена собиралась на вечеринку к мисс Кэроле Эверард. Как видно, она передумала и не поехала.

Я поехал к мисс Эверард, решив, что, может быть, миссис Вэнинг звонила туда. Я должен был проверить все, сколь малой ни была вероятность что-то узнать. Там дворецкий и сообщил мне, что миссис Вэнинг звонила сразу же после одиннадцати и просила к телефону вас. Вот я и подумал, сэр, – закончил он, чуть ли не извиняясь, – что вы можете знать нечто, могущее нам помочь.

– Я был бы рад, – сказал Беллами. – Совершенно верно, миссис Вэнинг действительно позвонила мне, и время вам сказали более-менее верное. Я тоже думаю, это было сразу после одиннадцати. Она сказала, что простудилась и не сможет приехать, и просила передать извинения мисс Эверард. Мисс Эверард была моей невестой, – добавил Беллами. – Уходя, я попросил дворецкого ей это передать.

– Понятно, – мягко сказал Мейнел. – Нет необходимости спрашивать, виделись ли вы с миссис Вэнинг после того?

Беллами удивленно поднял брови.

– С какой стати? – сказал он и, поколебавшись, добавил: – конечно, я понимаю, инспектор, что вы должны все проверить и что звонок миссис Вэнинг ко мне вынуждает вас спросить, где я был, тем более, что этот звонок последовал сразу же после ее звонка мужу.

Тон его сделался конфиденциальным.

– Хочу быть абсолютно откровенным с вами, инспектор. Обязан быть, – он пожал плечами. – Но я надеюсь, то, что я вам сообщу, останется строго между нами. – Он смущенно улыбнулся: – Видите ли, здесь замешана еще одна женщина.

Мейнел понимающе улыбнулся.

– Что ж, сэр, наша работа требует, чтобы мы делали свое дело как можно успешнее, но при этом никого не ставили в затруднительное положение. Единственное, что нам нужно знать, кто убил миссис Вэнинг. Я, конечно, не могу давать никаких обещаний, но поверьте, что Скотленд-Ярд не заинтересован в разглашении информации, касающейся интимной жизни граждан, если это не имеет отношения к делу.

– Отлично, – кивнул Беллами. – Просто дело в том, что я был помолвлен с мисс Эверард, и она расторгла нашу помолвку как раз во время этой вечеринки. Сказать вам правду, я пришел туда немного навеселе. Ей это не понравилось и мы повздорили.

– Конечно, – Беллами криво усмехнулся, – я вел себя не лучшим образом. Я уже на вечеринке добавил пару стаканчиков виски с содовой и после ссоры с мисс Эверард на зло ей сговорился с одной знакомой дамой.

Мейнел понимающе кивнул.

– Понимаю, сэр, мужчины обычно так и поступают. Уверен, что вы были очень расстроены. Мисс Эверард – очаровательная женщина, – добавил он без всякой связи, помолчал и сказал: – А… э… как имя этой дамы? Видите ли, быть может, нам придется проверить это.

– Конечно, – ответил Беллами. – Это была миссис Айрис Берингтон. У нее квартира на третьем этаже дома Кларендона в глубине Брук-стрит.

Инспектор достал записную книжку и записал адрес.

– Вы сказали, что пошли туда пешком, сэр? – спросил он. – Можете ли вы сказать, когда вы пришли?

Беллами немного подумал.

– Точно сказать не могу, но это не трудно вычислить. Миссис Вэнинг позвонила мне в три-четыре минуты двенадцатого. Я ушел минут пять спустя. К дому Кларендона я шел довольно быстро, потому что было холодно. Думаю, это заняло минут десять-двенадцать. Наверное, я пришел туда между четвертью и двадцатью минутами двенадцатого.

Сыщик кивнул.

– Понимаю, сэр. А по дороге вы нигде не видели миссис Вэнинг? Вы вообще нигде не видели ее после того, как ушли с вечеринки?

– Господи, конечно же нет, – удивленно воскликнул Беллами. – Как я мог ее видеть? Если я правильно понял, она просила Вэнинга не звонить ей до половины двенадцатого, так как ждала кого-то у себя дома? Зачем бы она стала выходить?

– Это – интересное соображение, – ответил полицейский офицер. – Но следует принять во внимание один факт, который, думаю, вы со мной согласитесь, кажется немного странным.

Как я вам сказал, в квартире Вэнингов два телефона. Отдельная линия, соединяющая ее со службой мистера Вэнинга, и общая – через коммутатор в привратницкой. Так вот, миссис Вэнинг не пользовалась ни одной из них, когда звонила в контору мистера Вэнинга в одиннадцать часов. Обычно, звоня ему на работу, она использовала отдельную линию. На сей раз она этого не делала. Не пользовалась она и другой линией, через коммутатор, так как портье, заступивший на дежурство без четверти одиннадцать, сообщил, что из квартиры Вэнингов никаких звонков не было. Следовательно, она не могла звонить из дома.

– Значит, она выходила? – догадался Беллами.

– Совершенно верно, сэр, – ответил Мейнел. – Она должна была выйти. И у нас есть некоторые соображения на этот счет. Из квартиры есть другой выход, через коридор, ведущий к черному ходу. Замок здесь был на предохранителе. А при выходе через черный ход, в конце переулочка, есть телефонная будка.

Мне кажется, что по какой-то причине, известной лишь ей самой, миссис Вэнинг вышла из дома через черный ход и воспользовалась автоматом, чтобы позвонить сначала мужу, а потом вам.

Мы знаем от портье, что ни один из этих звонков не был сделан через коммутатор, и мы знаем от секретарши мистера Вэнинга, что его жена не звонила по отдельной линии связи. Следовательно, она, должно быть, выходила, а убита была вскоре после возвращения… так, по крайней мере, я думаю.

– Почему вы так думаете? – спросил Беллами.

– Потому что она была в шубе, сэр. Она не успела снять ее, и шляпка была там, куда она ее бросила, на ночном столике. Вряд ли она намеренно осталась в шубе, так как ярко горел камин и в комнате было очень тепло.

Конечно, – продолжал инспектор, – ее мог убить какой-нибудь негодяй, проникший в квартиру через черный ход, пока она разговаривала из автомата. Он мог видеть, как она вышла из дома и прошла в телефонную будку в конце переулочка. Он легко мог воспользоваться открытой дверью черного хода, подняться на третий этаж и в поисках поживы обнаружить, что боковая дверь в квартиру Вэнингов открыта.

Он, скажем, вошел и стал шарить по дому, а миссис Вэнинг вернулась и застала его у себя в спальне. Тогда он убил ее. Это, конечно, только предположение. Такое могло случиться.

– Но вы не слишком верите в эту гипотезу? – спросил Беллами.

– Честно говоря, нет, сэр. Я бы очень хотел знать, зачем миссис Вэнинг понадобилось звонить мужу и вам? Вот, что я хотел бы знать, но, боюсь, я никогда этого не узнаю, потому что она уже ничего не расскажет.

Он как-то зловеще усмехнулся.

– Однако продолжайте, пожалуйста, ваш рассказ, сэр. Вы сказали, что пришли к миссис Берингтон между четвертью и двадцатью минутами двенадцатого. Что было потом, сэр?

– Мы с миссис Берингтон выпили, – ответил Беллами. – Она тоже была на вечеринке и ушла незадолго до меня домой, чтобы переодеться – она собиралась пойти в клуб. Мы поболтали минут десять-двенадцать, а потом вместе вышли. Она отправилась в клуб Мотта в Сентджанском лесу, а я – сюда, домой. Я чувствовал себя очень неприятно, потому что понимал, что свалял дурака на вечеринке. Поэтому я решил, что мне следует поехать в клуб Мотта и забрать миссис Берингтон. Я не хотел оставаться один. Так я и сделал. Я взял такси и поехал в клуб.

– А обратно вы приехали вместе с миссис Берингтон?

– Нет, – ответил Беллами. – Не вместе. Видите ли, в клубе было много знакомых. Поэтому я ушел раньше и ждал ее в вестибюле дома Кларендона. Она вскоре присоединилась ко мне.

– Понимаю, сэр, – сказал сыщик. – Очень любезно с вашей стороны, что вы были так откровенны. Излишне говорить, что все, что вы мне доверили, будет рассматриваться, как конфиденциальная информация.

– Рад слышать это, – Беллами благодарно улыбнулся, – в конце концов миссис Берингтон может не понравиться…

– Совершенно верно, – подхватил Мейнел. – Ей, конечно, будет неприятно, если информация о вашем визите станет общественным достоянием. Но не думаю, что вам следует об этом беспокоиться, мистер Беллами.

Он начал натягивать сильно поношенные перчатки.

Беллами открыл портсигар. Он был пуст. Когда он закрыл его, Мейнел достал свой – старомодный, гладкий, тяжелый портсигар.

– Возьмите, сэр, – предложил он. – Это те, что вы курите.

Он передал портсигар Беллами, тот поблагодарил и взял сигарету. Мейнел встал.

– У вас, конечно, нет никаких предположений относительно этого убийства, сэр? – спросил он. – Вы не знаете, к примеру, кому могла мешать миссис Вэнинг? Я имею в виду кого-то, о ком миссис Вэнинг знала, что этому человеку прекрасно известно все о ней? Или кого-нибудь, кто был знаком с ней достаточно хорошо, чтобы позвонить ей заранее, – звонки в ее квартиру днем были, но мы не можем узнать, откуда – и назначить встречу где-нибудь вне дома?

Беллами покачал головой.

– Она была знакома с массой людей, – сказал он. – Но я не знаю ни одного, кто мог бы хотеть ее убить. Она была замкнутой женщиной. Счастлива в замужестве. Очень любила своего мужа, не думаю, чтобы у нее мог быть роман на стороне. Я говорю "не думаю", потому что, инспектор, вы не хуже меня знаете, что можно быть знакомым с женщиной долгие годы и очень мало знать о ней при этом, особенно это касается любовных дел.

Полицейский кивнул и поднял шляпу.

– Вы абсолютно правы, сэр, – вздохнул он. – Догадываюсь, что это будет чертовски трудное дело. Как полицейский, я прекрасно знаю – еще по тем четырем годам, которые я проторчал на улице как постовой, – что нужно искать мотив преступления. А я не помню убийства, в котором было бы меньше очевидных мотивов, чем в этом.

Он двинулся к двери.

– Спокойной ночи, сэр, и благодарю вас. Извините, что отнял у вас столько времени в такой поздний час.

– Ничего, – ответил Беллами.

Он проводил офицера вниз и постоял, пока полицейская машина отъехала. Затем тихо закрыл дверь и поднялся к себе в гостиную.

Несколько минут он сидел неподвижно, глядя на огонь. Затем пошел в спальню и отыскал в телефонном справочнике номер коммутатора дома Кларендона. Позвонил и попросил соединить его с миссис Берингтон. Ему сказали, что у не прямая линия и дали номер.

Беллами поблагодарил и набрал его. Он слышал гудки, но никто не отвечал. Он повесил трубку и, улыбаясь, долго смотрел на аппарат. Стало быть, Айрис куда-то ушла. Беллами даже мог догадаться куда. Он пошел обратно в гостиную, облокотился на каминную доску и задумался об Айрис Берингтон, Харкоте Марче и инспекторе Мейнеле. Мейнел был очень любезен и откровенен – слишком откровенен. Беллами достаточно хорошо был знаком с работой уголовного розыска, чтобы понимать, что обычно его сотрудники не обсуждают вероятные версии убийства со странными типами вроде него, – если, конечно, у них нет для этого веской причины.

Он сунул руку в брючный карман и извлек окурок, который положил туда в клубе Мотта, окурок сигареты, которую дал ему Харкот Марч.

Он пристально рассмотрел его. Сигареты назывались "Марокко" – уникальная смесь кипрского и турецкого табака, Марч всегда курил их.

Беллами подошел к письменному столу в углу комнаты и взял конверт. Вложив в него окурок, он запер конверт в стол.

Потом отправился спать.


II

Инспектор Мейнел остановил полицейскую машину на Кэннонроу, вышел, сказал водителю, что он свободен до утра, и медленно пошел через двор Скотленд-Ярда.

По дороге в свой кабинет он грустно посмотрел на часы – была половина пятого. Он подумал, что по большому счету жизнь полицейского офицера мало похожа на путь, устланный розами, и что в любом случае у него будут неприятности с этим убийством миссис Вэнинг.

Как большинство сыщиков, Мейнел любил расследовать дела, в которых был хоть какой-нибудь определенный мотив. Он уже подсознательно пришел к заключению, что дело об убийстве миссис Фреды Вэнинг станет одним из "нераскрытых преступлений". Он не очень давал себе отчет в том, почему так думает, но думал именно так и сожалел, что дело поручили ему.

Он открыл дверь своего кабинета и вошел. Грирз, констебль, который был помощником Мейнела, сидел за столом и зевал во весь рот.

Мейнел подошел, остановился у стола, засунул руку в перчатке в карман пальто и извлек старомодный гладкий портсигар.

– Есть что-нибудь новенькое? – спросил он.

Грирз кивнул.

– Готовы снимки и обнаружена масса отпечатков пальцев, мистер Мейнел. Я ждал на тот случай, если они потребуются вам немедленно.

Мейнел свободной рукой извлек из кармана чистый носовой платок и завернул в него портсигар.

– Возьми это, Грирз, и скажи, чтобы сверили эти отпечатки с теми. Все отпечатки на этом портсигаре принадлежат мистеру Николасу Беллами. Я протер портсигар перед беседой с ним. Потом предложил ему сигарету… в общем старый трюк.

Грирз взял портсигар.

– Я буду ждать. Скажи там в лаборатории, чтобы мне позвонили сразу же, как будут результаты.

Грирз вышел.

Мейнел снял шляпу, пальто, набил вересковую трубку и уселся за стол, покуривая в ожидании.


ГЛАВА СЕАЬМАЯ

Вторник

НИЧЕГО. КРОМЕ ПРАВДЫ

I

Было одиннадцать часов, когда горничная разбудила Беллами. Он сел в постели, выпил чаю и просмотрел первую страницу газеты. Об убийстве ничего не было.

Он встал, пошел к окну и выглянул на улицу Полумесяца. День был ясный и холодный. Беллами поежился в своей красной шелковой пижаме, вернулся к кровати и сел. Он сидел минут пять, глядя в пол и размышляя. Затем снова встал и, подойдя к гардеробу, открыл его. Внутри висела странная коллекция костюмов. Слева – новые и хорошо сшитые, чем дальше вправо – тем менее новые и хуже скроенные. Крайние справа – и вовсе старые и потрепанные.

Беллами зевнул и выбрал отличный синий костюм в тонкую полоску. Бросив его на кровать, он направился к телефону и набрал номер Кэролы.

– Доброе утро, дорогая, – проворковал он. – Представляю себе, как ты должна меня ненавидеть. Какой я мерзавец! Но ведь ты простишь меня? – голос его звучал капризно.

Кэрола ответила:

– Ты – жуткая личность, Ники. У меня сейчас моя тетушка. Она как раз рассказывает мне, какой ты – отвратительный тип и поздравляет с тем, что я от тебя отделалась. Но я сказал ей, что все же буду держать тебя под рукой, вроде домашнего котенка. Ты знаешь, в тебе, несмотря ни на что, есть нечто милое.

– Знаю, – согласился Беллами. – Иногда я даже сам себе немного нравлюсь. Но в одном я уверен – я предпочел бы быть твоим домашним котенком, чем фаворитом королевы племени шеба. Будет ли мне позволено лицезреть тебя или ты отправишь меня в африканские джунгли на большую охоту? Полагаю, это обычная практика в отношении отвергнутых поклонников?

– Конечно, но я не хотела бы поступать так с тобой, – ответила Кэрола. – Я слишком люблю львов. Ты, наверное, изобрел бы какую-нибудь систему, чтобы обмануть их. Однако я буду в баре ресторана "Беркли" в двенадцать. Мы с Ванессой там встречаемся. И если ты вдруг окажешься поблизости…

– Я буду там с боем курантов, – сказал Беллами. – Надену новый костюм. Я собираюсь начать новую жизнь. И как! Ты удивишься!

– Хорошо, – рассмеялась она. – Только веди себя прилично, Ники.

– Кэрола, – проговорил он тихо, – неужели тебе действительно нравится Ферди Мотт? Ты ведь не можешь влюбиться в этот портняжный манекен, а?

Голос ее стал строгим.

– Занимайтесь своими делами, мистер Беллами, и не лезьте в мои. Иначе я не позволю вам выпить с нами коктейль. До свидания. – И она повесила трубку.

Беллами закурил и начал исполнять причудливый танец на ковре в спальне, прекратившийся лишь тогда, когда Беллами почувствовал, что у него замерзли ноги.

С последним полуденным ударом часов Беллами вошел в бар ресторана "Беркли". В углу сидели Кэрола и Ванесса Марч. Подходя к ним, он подумал, что, пожалуй, редко встретишь двух таких красивых и замечательных женщин вместе. На Ванессе была новая шуба из кляма и соответствующая шляпка. Ее черные волосы были красиво уложены, глаза мерцали.

– Доброе утро, дамы, – поклонился Беллами. – У меня есть для вас сегодня прекрасные шелковые чулки – по два шиллинга за пару, прочность гарантируется. К каждой паре прилагается пара шелковых подвязок, совершенно бесплатно – единственное условие: продавцу должно быть позволено надеть их на вас.

Ванесса рассмеялась, обнажив белые зубы.

– Вы чудак, Ники.

– Доброе утро, Ники, – произнесла Кэрола. – Я надеялась, ты явишься сюда сконфуженным, а ты выглядишь вполне счастливым.

Беллами сел и сделал знак официанту. Изобразив гримасу покаяния, он обратился к Кэроле:

– Послушай, дорогая, не сыпь соль на рану. Я – ужасный человек и мне стыдно за вчерашнее, ты даже не знаешь как. – Он перевел взгляд на Ванессу: – Вот вы мне сочувствуете, не правда ли? Вы должны мне сочувствовать, вы ведь знаете, что я обожаю вас с того момента, когда впервые встретил. Я совершенно без ума от вашей фигуры, Ванесса.

Она улыбнулась.

– Скажите, Ники, есть ли на свете женщина, с которой вы не пытались бы флиртовать?

– Конечно, нет, – ответила Кэрола. – Думаю, нет ни одной, которой бы он не сказал, что любит ее.

– Это правда, Николас? – спросила Ванесса. – Если да, то вам, должно быть, очень часто дают отпор?

– Дают, – согласился Ники. – Но очень часто и отвечают взаимностью. В общем дебит с кредитом сходятся. Я – очень добродушный тип, – добавил он задумчиво.

Посмотрев на Кэролу, Ванесса сказала:

– Шокирует, не правда ли? Не знаю, что ты в нем нашла.

– Сама не знаю, – ответила Кэрола. – Должно быть, мне его жалко. Думаю, он не совсем в своем уме.

– Мне не нравится, когда меня жалеют, – запротестовал Беллами. – Я – достаточно сильный мужчина. Женщины инстинктивно чувствуют мое великодушие.

Ванесса в ужасе всплеснула руками.

– О, Боже мой, – воскликнула она.

Официант принес коктейли.

– Вчера я выиграл пять фунтов, – похвалился Беллами. – Дурак, что не стал играть дальше. Чувствую, что выиграл бы кучу денег.

Кэрола поинтересовалась, почему.

– Потому что кому не везет в любви, тому везет в игре, – печально ответил Беллами. – После того как ты дала мне от ворот поворот, Кэрола, я решил, что должен выиграть состояние. Вместо этого я выпил виски с Харкотом и увидел, как он выиграл состояние. Хотите верьте, хотите нет, – сказал он, обращаясь к Ванессе, – но ваш старик-муж вчера выиграл немалые деньги.

– Неужели, – удивилась Ванесса, – как интересно!

– Совершенно не интересно, – возразил Беллами. – Он просто отнял их у Ферди. А я думал, что Ферди хорошо играет в покер.

Ванесса поджала губы.

– Этого я не знаю, но знаю, что Харкот – никудышный игрок. Как, впрочем, и вообще никудышный человек.

Кэрола мягко заметила.

– Ну, Ванесса, ты слишком строга к Харкоту.

Ванесса взглянула на Беллами, потом перевела тяжелый взгляд на Кэролу.

– Ты так думаешь, дорогая? – она посмотрела на часы. – Уже четверть первого. Мне нужно идти. У меня назначена встреча во время обеда. Оставляю вас, постарайтесь все уладить.

Она поднялась, Беллами встал, провожая ее.

– И помните, – добавила Ванесса насмешливо, – если даже вам не удастся договориться насчет помолвки, почему бы вам не остаться просто добрыми друзьями?

– О'кей, подруга, – сказал Беллами, – отправляйтесь прямо домой и не промочите ноги.

Ванесса кивнула Кэроле на прощание.

– До свидания, дорогая. Ники, вы – чудак!

И ушла.

Беллами сел и допил коктейль, потом посмотрел на Кэролу и сказал:

– Заметила ли ты, любовь моя, что вон там за углом в маленьком коридорчике, ведущем в ресторан, повесили недавно очаровательную картину?

– Нет, а что?

– Я хочу, чтобы ты ее увидела. Она просто восхитительна. Пойдем.

Он встал. Пожав плечами, она тоже поднялась и последовала за ним. Беллами прошел через бар в коридорчик. Коридорчик был пуст. Он остановился, глядя на пятно на стене.

– Ну, не чудесна ли она, дорогая? – спросил он.

– Ники, не валяй дурака, – сказала Кэрола. – Здесь нет никакой картины.

– Что ты хочешь этим сказать? – удивленно спросил он. – Ты, наверное, сошла с ума!

Когда она повернулась к нему, он обнял ее. Она не сопротивлялась. Так они стояли довольно долго, слившись в поцелуе. Когда он отпустил ее, она мягко сказала:

– Ты – настоящий сумасшедший!

Он улыбнулся ей, потом с кривой ухмылочкой заметил:

– Ты ведь не расскажешь об этом Ферди, правда? Пойдем выпьем еще по коктейлю. А потом мне нужно будет уйти. У меня обед с дамой.

Они вернулись в бар. Не успели они снова сесть за столик, как Кэрола воскликнула:

– Смотри, Ники, Ванесса идет обратно!

Беллами повернулся на стуле. Ванесса как раз входила в дверь. В руке она держала газету. Лицо у нее было напряженное. Она подошла прямо к столу и рухнула на стул.

– Боже мой! Это ужасно. Кто-то убил Фреду.

Она бросила на стол дневное приложение к "Вечерним новостям". Взглянув на газету, Беллами прочел шапку. Они переглянулись, Беллами пробормотал:

– Невероятно! Я не верю!

Он быстро взглянул на Кэролу. Та проговорила:

– Бедный, бедный Филип! Это убьет его. Кто же мог сделать такое?!

Ванесса покачала головой.

– Я иду домой. Ужасно себя чувствую. Какой кошмар! Вы знаете, меня как будто кто-то подтолкнул под руку купить газету. И когда я увидела это на первой странице, я чуть в обморок не упала.

– Думаю, нам нужно выпить, чтобы прийти в себя, – предложил Беллами.

– Нет, – твердо возразила Кэрола. – Ванессе совсем плохо. Я отвезу ее домой. У меня машина за углом. До свидания, Ники.

Беллами встал и сказал: "Пока". Проводив взглядом выходивших из бара женщин, он заказал себе еще один коктейль.


II

Беллами медленно двигался по направлению к дому Кларендона. Лицо у него было задумчивое. Интересно, видела ли Айрис Берингтон дневное приложение к "Вечерним новостям", думал он, и знает ли уже об убийстве Фреды? Даже если нет, наверняка кто-нибудь позвонил и сообщил ей.

А если так, то она быстро сообразила, что алиби, которое она прошлой ночью согласилась ему обеспечить, касается именно того времени, когда скорее всего и было совершено убийство. Это же очевидно. Она, конечно, поняла, что речь идет не о том, чтобы спасти его от вызова в суд "как свидетеля", и не о любовной истории. Речь идет об убийстве. А поскольку это так, она будет вынуждена сказать Беллами, что не может его покрывать.

Пересекая Беркли-сквер, Беллами осознал, что для Айрис будет невозможно подтвердить его алиби. Она – вымогательница, пусть разборчивая, но профессиональная вымогательница. Алименты, которые она получает от бывшего мужа, весьма скудны, и она должна иметь кого-то, кто оплачивал бы ее счета.

Находясь в столь ненадежном положении, она не могла позволить себе каких-либо осложнений с полицией. Такие женщины, как Айрис, этого никогда не допускают. Их отношения с мужчинами не должны становиться достоянием публики. Тем более, нельзя оказаться замешанной в деле об убийстве. Ему было лишь интересно, как она будет оправдываться.

Она встретила его улыбкой. Беллами отметил, что при дневном свете квартира выглядела очень красиво. Когда они проходили мимо столовой, он увидел, что стол накрыт к обеду. Он последовал за ней в гостиную и остановился у камина, покуривая и наблюдая, как она подошла к бару и вернулась с двумя коктейлями в руках. Аккуратно поставив стаканы на каминную доску, она взяла его лицо в ладони и поцеловала в губы.

– Это ужасно, Ники, правда?

– Напротив, – ответил он, – я нахожу, что это было прекрасно. Что тебя огорчает?

Она взяла с диванчика и передала ему газету.

– Фреду Вэнинг убили, – сказала она. – Ты не знал? Он не ответил на вопрос.

– Это действительно довольно ужасно, – согласился он.

Он знал, что пока он делает вид, что читает газету, она внимательно наблюдает за ним.

– Ты ведь не знала Фреду? – спросил он.

Она покачала головой.

– Это была очаровательная женщина, – сказал Беллами. – Блестящая и красивая. Бедная Фреда.

Он передал ей ее коктейль и отпил из своего стакана.

– Это лишь доказывает, что смерть подстерегает нас там, где ее совсем не ждешь, в любой момент.

Айрис встала, подошла к окну и посмотрела на улицу. Рот Беллами стал растягиваться в улыбке. Вот сейчас, подумал он, она скажет, что выходит из игры. Спустя минуту она отвернулась от окна, взяла сигарету из шкатулки в баре, закурила и выпустила колечко дыма, наблюдая, как оно плывет по комнате.

– Ники, дорогой, я сегодня интересно провела утро.

Она посмотрела на него серьезно, а потом уголки ее губ насмешливо приподнялись.

– Не хочешь ли узнать, как?

– Разумеется, я хочу знать все, что касается тебя. Расскажи – я весь внимание.

Она невозмутимо произнесла:

– Сегодня около двенадцати ко мне приходил офицер из полиции. Инспектор из отдела расследований уголовных преступлений Скотленд-Ярда, некто мистер Мейнел.

– А, симпатяга Мейнел, – произнес Беллами.

Она села на диванчик и положила ногу на ногу.

– Да, он очень славный, Ники, – подтвердила она и насмешливо посмотрела на него. – Он очень интересовался тобой.

– Вот как? – спросил Беллами беззаботно. – Что же он тебе сказал?

– Очень много всего. Он был очень любознателен. Рассказал, что им известно об убийстве миссис Вэнинг. Сказал, что она звонила тебе во время вечеринки у Кэролы Эверард сразу после одиннадцати и что убили ее, вероятнее всего, между этим временем и тридцатью пятью минутами двенадцатого.

Сказал, что они обязаны проверить абсолютно все, сколь незначительным оно бы ни казалось, если это имеет отношение к делу, и что он хотел бы знать, что делала в это время я. Сказал, что знает от тебя, будто ты был здесь, – это было записано у него в записной книжке.

– Понятно, – улыбаясь, сказал Беллами. – И что же ты ему поведала?

Она тихо засмеялась.

– Ну, конечно же, Ники, я сказала ему, что это – правда. Мы же договорились с тобой вчера, что я должна сказать, – она слегка приподняла брови.

– Его удовлетворил твой ответ? – поинтересовался Беллами. Голос его звучал по-прежнему беззаботно.

– Да и нет, – ответила она. – Он задал мне массу вопросов, но я, как мне кажется, удачно на все ответила. Тогда он протянул мне лист бумаги, который извлек из кармана, и попросил написать свои показания и подписать их. Сказал, что если я хочу подумать, он даст мне такую возможность.

Она встала, подошла к нему и остановилась у него за спиной, совсем близко.

– Я ответила, что мне не о чем думать, что, если человек говорит правду, ему обдумывать нечего. Поэтому я села за этот вот стол и записала свои показания – все в точности так, как ты ему сказал. И подписала. Он ушел. Выглядел вполне довольным.

Беллами облегченно вздохнул.

– Ты вела себя очень смело, Айрис. Чертовски смело!

Она улыбнулась и промурлыкала:

– Значит, ты считаешь меня хорошей девочкой? Отлично, сэр. Можете меня за это поцеловать. А потом мы будем обедать. Ты все еще хочешь лобстера? У тебя не пропал аппетит?

Беллами улыбнулся, потянул ее к себе и поцеловал:

– Ничто не может испортить мне аппетит, Айрис. Пошли, расправимся с лобстером.

Было три часа. Беллами сидел в кресле в гостиной. Айрис пристроилась у него на коленях. Ее руки обвивали его шею и она то и дело целовала его в губы. Он вынужден был признать, что она прекрасно владеет техникой этого дела. В Айрис была энергия, которая заражала его.

Наконец она сказала:

– О чем ты думаешь, Ники? Тебя что-то тревожит?

Он отрицательно покачал головой.

– Меня редко тревожит что-либо. В этом мало толку.

– Можешь мне не рассказывать, – улыбнулась Айрис и снова поцеловала его. – Мне трудно представить себе тебя озабоченным. Чем бы то ни было – даже если это связано со мной, – она надула губки.

Он просунул одну руку ей под колени, а другой обнял за плечи и встал, подняв ее таким образом. Потом положил на диван у камина. Отойдя и стоя спиной к огню, он смотрел на нее. Она ему улыбалась.

– Ты гораздо сильнее, чем кажешься. Вообще ты – странный человек.

Он кивнул.

– Я – помесь Хэкеншмидта с Кларком Гейблом, – усмехнулся он лукаво и закурил. – Думаю нам надо вместе поужинать. Ты наденешь шикарное вечернее платье, а я – фрак, несмотря на войну, в твою честь. Мы отлично поужинаем в "Савое", там всегда весело. Выпьем бутылку хорошего шампанского, будем много танцевать и болтать. А потом…?

Он помолчал и посмотрел на нее, подняв одну бровь.

Она рассмеялась прелестным мелодичным смехом.

– А потом…? – повторила она. – Ну, насчет "потом" посмотрим, когда время придет. Ты мне позвонишь?

– Я позвоню в восемь, – он посмотрел на часы. – А теперь мне надо идти.

Она вскочила, сделав лишь одно быстрое и ловкое движение.

– Принесу щетку и стряхну пудру с лацканов твоего пальто, – игриво сказала она. – Конечно, я могла бы этого и не делать, но следующей женщине это может не понравиться.

Она обернулась, выходя из комнаты, и улыбнулась ему через плечо.


III

В три часа зазвонил телефон в кабинете инспектора Мейнела. Грирз снял трубку:

– Это старший офицер Харбел из спецуправления, – доложил он. – Хочет с вами переговорить.

Мейнел выразил удивление и взял трубку.

– Это Мейнел, сэр.

– Добрый день, Мейнел, – сказал Харбел. – Я должен извиниться, что вторгаюсь в ваши владения, но у меня есть для этого серьезные основания. Вы что-нибудь узнали уже по делу миссис Вэнинг?

Мейнел поднял брови. Какого черта спецуправление интересуется расследованием дела об убийстве?

– Очень немного, мистер Харбел, – проговорил он. – Я виделся сегодня ночью с неким мистером Беллами. Миссис Вэнинг звонила ему сразу после одиннадцати. Он отрицает, что видел ее. Согласно его устным показаниям, у него есть алиби. Он сказал, что был у знакомой дамы. Я повидался с ней сегодня утром и она подтвердила его показания.

– Понятно, – сказал старший офицер.

– Но, – продолжал Мейнел, – алиби липовое, сэр. Мы нашли отпечатки пальцев Беллами по всей квартире Вэнингов. Были его отпечатки на стакане, из которого она, видимо, пила, на графине с виски и на сифоне. Нам известно, что раньше времени убийства он там не был, следовательно, его алиби – это сговор между ним и его дамой.

– Благодарю вас, Мейнел, – сказал Харбел. – Вы не собираетесь пока предпринимать никаких решительных мер? Требовать ордера на арест или что-то в этом роде?

– Вообще-то, сэр… – начал Мейнел.

– Послушайте, Мейнел. Мне лучше раскрыть свои карты, а то вы будете недоумевать, почему это спецуправление сует свой нос в ваши дела. Дело в том, что мы тоже интересуемся Беллами, но в другом плане, более серьезном, – это связано с делом государственной важности, к которому, вероятно, и убийство имеет отношение.

– Да, сэр, понимаю, – сказал Мейнел.

– Потяните расследование, – попросил Харбел. – Задержите его хотя бы на недельку. А Беллами пока предоставьте действовать по собственному усмотрению. Как только я получу от него то, что мне нужно, все остальное отдам вам… если останется, что отдавать. Понимаете?

– Да, сэр, – ответил Мейнел. – Отлично понимаю и все так и сделаю.

Он повесил трубку и хмуро посмотрел на Грирза.

– Вот так всегда, – проворчал он. – Получаешь хорошенькое дельце. Думаешь, что оно у тебя в кармане – и тут проклятое спецуправление сует в него свой нос и путает тебе все карты как раз в тот момент, когда ты нащупал нить. О, черт…

Он пожал плечами, засунул руки в карманы и стал смотреть в окно.

– Я бы закончил это дело в два дня, – добавил он.

– Удача – вещь капризная, мистер Мейнел, – сказал Грирз.

– Но тем она слаще, когда ее поймаешь.


IV

В четыре часа Беллами прибыл в Скотленд-Ярд. Он спросил инспектора Мейнела. Три минуты спустя его провели в кабинет Мей-нела. Инспектор сидел за столом и курил трубку. Когда Беллами вошел, он встал и приветливо улыбнулся.

– Садитесь, сэр, – пригласил он. – Сегодня мерзкий холодный день, не правда ли? Чувствуешь себя подавленным и даже не знаешь почему.

Беллами достал портсигар и закурил. Мейнел снова сел и посмотрел в блокнот, лежавший перед ним. Беллами чуть придвинул стул к столу и положил на край стола черную мягкую шляпу.

Он глубоко затянулся, выпустил дым, вытянув губы, и сказал:

– Полагаю, многие совершают ошибки, давая показания по делам об убийствах, не так ли, инспектор?

– Не знаю, сэр, – ответил тот, – мне приходилось расследовать не так уж много дел об убийствах. А что вы имеете в виду конкретно?

– Я имею в виду, что я свалял большого дурака, – сказал Беллами. – Все, что я говорил вам о том, будто, покинув вечеринку мисс Эверард, отправился в дом Кларендона к миссис Берингтон,

– ерунда. Я не видел миссис Берингтон после вечеринки до тех пор, пока не приехал в клуб Мотта.

– Понимаю, – невозмутимо сказал Мейнел.

Он встал, подошел к окну и глядел в него, стоя спиной к Беллами.

– Так что же вы хотите мне рассказать, мистер Беллами? – спросил он.

– Я хочу вам прежде всего сказать, что я – первоклассный идиот, – ответил Беллами. – И подтвердить это заявление, рассказав правду, всю правду, ничего, кроме правды.

Мейнел вернулся за стол.

– Рад слышать это, сэр. Видите ли, я знал, что вы ходили вчера вечером к миссис Вэнинг. Мы нашли отпечатки ваших пальцев по всей квартире.

Если вы полностью хотите отказаться от того, что сказали мне вчера, я не возражаю, – продолжал он. – Если хотите дать другие показания, я буду очень рад их выслушать. Если вы сами хотите. Я хочу, чтобы вы знали, что если вы сейчас сделаете какое-либо заявление, оно будет считаться добровольным, потому что я не требую его. А если вы хотите сначала посоветоваться со своим адвокатом, что ж… Я ничего не буду иметь против.

– Благодарю вас, инспектор, – сказал Беллами, – я хотел бы рассказать, что произошло прошлой ночью. Готов сделать заявление, но прежде позвольте попросить вас об одолжении.

Мейнел поднял брови.

– Вы уже виделись с миссис Берингтон? – спросил Беллами.

– Да, сегодня утром, мистер Беллами, – ответил Мейнел. – Она подтвердила ваше алиби.

– А, черт! – выругался Беллами. – Какой я был проклятый дурак, когда втянул ее в это дело!

Мейнел улыбнулся.

– Ну, ладно, сэр. Все понятно. Поскольку никому это не причинило никакого вреда, это не имеет значения. Конечно, мы не любим, когда из нас пытаются делать дураков, но если человек вовремя все осознал и хочет исправить вот как вы сейчас, если не ошибаюсь, и если его ложные показания не помешали нам выполнять свой долг, мы тоже не хотим быть занудами.

– Это очень любезно с вашей стороны, – Беллами вздохнул облегченно. – Я говорил вам, что нравлюсь миссис Берингтон. Вот я и попросил ее подтвердить мое алиби еще до того, как она узнала об убийстве. Она, наверное, думала, что мне это алиби нужно для какого-нибудь ревнивого мужа – не более того, согласилась и, судя по всему, сдержала слово. Я страшно рад, что у нее не будет из-за этого неприятностей.

Мейнел выбил золу из трубки и посмотрел на Беллами – в его глазах прыгали искорки.

– Многие женщины предоставляют нам фальшивые алиби, мистер Беллами. И всегда делают это ради мужчины. Трудно представить себе, чего только женщина не сделает для мужчины, которого любит. Но вам нечего беспокоиться о миссис Берингтон… пока.

Он нажал кнопку у себя на столе. Быстро вошел констебль Грирз.

– Мистер Беллами желает дать показания в связи с убийством миссис Вэнинг, Грирз, – обратился к нему Мейнел. – Будет быстрее, если вы запишете с его слов.

Грирз сел за свой стол и распахнул блокнот. Мейнел сказал Беллами:

– Расскажите все своими словами, сэр.

Беллами кивнул.

– Вчера вечером сразу после одиннадцати часов, как раз в тот момент, когда я уходил от мисс Эверард, мне позвонила миссис Вэнинг. Она попросила меня передать мисс Эверард, что не сможет прийти, так как простудилась. Она также попросила меня немедленно к ней приехать, сказала, что дело срочное.

Я поехал в такси, остановился у фасада дома, но вошел через боковую дверь. Так она велела. Я вошел в квартиру через второй вход, прошел в гостиную, но миссис Вэнинг там не было. Когда я позвал ее, она ответила из спальни и велела мне войти. Я вошел. Она лежала на кровати в шубе.

Мы немного поговорили. Она сказала мне, что я слишком много пью и теряю всякие шансы на брак с мисс Эверард. Я был немного раздражен тем, что она читала мне нотацию. Она попросила принести виски из столовой. Я пошел, но, идя назад с подносом, споткнулся и два стакана разбил. Они упали на ковер. Оставался только один. Я принес его, графин и сифон в спальню, приготовил виски с содовой, выпил. Она попросила сделать и ей и сказала, что будет пить из того же стакана. Затем она снова попыталась читать мне проповедь и я сказал, что больше этого терпеть не могу. Я немного выпил в тот вечер, словом, я взял шляпу и вышел из квартиры тем же путем, что и вошел. Я оставил ее лежащей на кровати со стаканом виски в руке.

– Так или иначе ваши показания нам помогут.

– Как вы думаете, я вам еще понадоблюсь? – спросил Беллами.

– Не сегодня, сэр, – ответил Мейнел. – Если вы нам будете нужны, мы свяжемся с вами. Разумеется, сэр, вы не собираетесь покидать город?

– Нет, – заверил его Беллами, – я никуда не еду.

– Превосходно, – сказал инспектор. – Итак… До свидания, сэр…

– До свидания, – попрощался Беллами, улыбнулся Мейнелу и вышел.

Когда дверь за ним закрылась, Грирз посмотрел на Мейнела. Мейнел сардонически усмехнулся и начал набивать свою трубку.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Вторник

РАСПЛАТА ДЛЯ АЙРИС

I

Беллами полулежал в парикмахерском кресле, ему делали массаж лица. Он любил эту процедуру. Можно было подумать – пока лицо покрыто полотенцами, массажист не может не разговаривать с вами, ни ожидать ответа от вас. Не то, чтобы Беллами возражал против того, чтобы парикмахеры разговаривали с клиентами. Вовсе нет. От парикмахеров можно многое узнать, особенно от этого. Мендел был очень хорош.

Сняв холодное полотенце с лица Беллами, парикмахер продолжил с того места, на котором остановился:

– Я сказал ей, что не стану этого больше терпеть, мистер Беллами. Я сказал ей: "Убирайся отсюда, сука, пока я не дал тебе раз". Это ее жутко поразило, честное слово. Она попыталась что-то изобразить из себя и голосом Греты Гарбо сказала: "Что?… Неужели вы ударите женщину?!" "Почему бы и нет? – ответил я. – Ведь вы же ударили бы меня, если бы случай подвернулся, что, нет?"

Она немножко подумала, а потом говорит: "Да, ударила бы. Если бы не была леди. Но я – леди – и потому игнорирую вас и ваши грязные оскорбления. А если вы хотите знать, кто вы есть, я вам скажу". Ну, я говорю: "Ну, давайте, скажите". А она: "Скажу". И сказала: "Вы – ублюдок, вот кто вы такой". Я ей: "О'кей, леди. Значит я – ублюдок, да? Отлично. Теперь все стало на свои места. И я тоже кое-что вам скажу. Если вы родились в законном браке, то я рад, что я – ублюдок. Ну, что, съели?"

Она говорит: "Мосье Мондел, вы считаете себя джентльменом? Вы заманили меня сюда под предлогом, что бесплатно сделаете "морскую волну". Вы стали приставать ко мне, а когда я сказала, что не сегодня, вы пригрозили вылить всю краску на мой перманент. И у вас хватает чертова нахальства золотом писать на своей вывеске "Придворный парикмахер?!"

Затем она вскидывает голову и заявляет: "Ну, погодите, пока мой друг мистер Жюль Деларуш вернется с отдыха. Подождите, подождите! Я приведу его сюда и заставлю вас повторить некоторые ваши оскорбления. И если он не оторвет ваши грязные уши, я очень удивлюсь".

А я ей отвечаю: "Вы действительно удивитесь, потому что, если под своим другом мистером Жюлем Деларушем вы подразумеваете Джимми Мака – а именно таково его настоящее имя, то вчера вечером люди из отряда по борьбе с проституцией и игорными домами Скотленд-Ярда замели его в его собственном притоне на Мэддокс-стрит. Не думаю, чтобы отдых его скоро закончился. Эти ребята подержут его, по крайней мере, годика два, а к тому времени душ из хны станет для вас так же привычен, как сальные пятна на завивочных щипцах Вам остается только обесцветить тогда свои волосы до голубизны и всем говорить, что ваша мать была французской маркизой".

Ну, она встала, гордо выпрямилась и говорит: "О'кей, Мондел, я пыталась обращаться с вами как леди, но вы этого не понимаете". А потом так надменно продолжает: "А что касается того, что Джимми замели, мне что до этого? У меня других друзей полно, влиятельных друзей".

Она идет к двери и с тоской так произносит: "Я делала ошибки и я за них расплачивалась. Но я должна поблагодарить вас, мосье Мондел. Вы кое-чему меня научили. Преподали мне урок. Никогда в жизни я больше не буду поддерживать отношений с такой низкой личностью, как вы, ради каких-то шести сеансов косметического массажа и окраски волос хной". И выкатилась. – Парикмахер вздохнул: – Она была славная девчонка, мистер Беллами, клянусь!

Беллами согласился:

– Должно быть, именно так.

Откуда-то с верхних этажей отеля до него донесся неясный шум.

Парикмахер начал спрыскивать волосы Беллами одеколоном, Беллами спросил у него:

– Мондел… а что сталось с тем игорным залом, который Лайли Пурселла с мужем держали на Джермин-стрит? Они еще в деле?

– В деле ли они, мистер Беллами? – переспросил парикмахер. – Еще как! У них теперь заведение в Найтрсбридже. Фаро, железка – все, что хотите. К двум часам утра там яблоку негде упасть и становится жарковато. Вы ведь не ищете приключений, мистер Беллами? – улыбнулся он.

– Как знать, – с улыбкой ответил Беллами. – У меня есть приятель, который хочет проиграть немного денег… Ему нравится железка.

– Ну, если так, сэр, – сказал парикмахер, – вам нужно лишь позвонить по телефону Найтсбридж 78654, добавочный 2, и спросить Лайли. Я буду с ней говорить и предупрежу, что вы можете позвонить. Она позаботиться о вас, сэр… и о вашем друге.

– Спасибо, – поблагодарил Беллами.

Он встал с кресла, дал парикмахеру фунт, надел пальто, черную мягкую шляпу чуть-чуть набекрень и вышел. В лифте поднялся в верхний вестибюль, прошел к телефонной будке и позвонил в "Малайский клуб". Спросил, нет ли там мистера Марча. Блондинка сказала, что он там. Беллами поинтересовался, в каком он состоянии.

– Мне кажется, немного подавлен, – ответила барменша. – Похоже, ему не повезло в чем-то. Позвать его?

Беллами ответил утвердительно и стал ждать. Спустя какое-то время Марч взял трубку.

– Привет, Харкот, – сказал Беллами, – это Ники. Страшно холодно, вы не находите?

– Дерьмо. Вы что, позвонили, чтобы сообщить мне об этом? Беллами рассмеялся.

– Не совсем. Я еду сейчас за дамой, веду ее ужинать, а потом, может, встретимся? Я хотел бы вас повидать, Харкот. Нам нужно кое-что обсудить вместе.

На другом конце провода возникла пауза. Потом Марч проворчал:

– Да? Ну что ж… я буду здесь в одиннадцать.

– Хорошо, – весело откликнулся Беллами. – Я за вами заеду. – И повесил трубку.

Закуривая, он задержался немного у телефонной будки. Он улыбался.

Две нарядно одетые женщины, идущие в ресторан, бросили на него оценивающий взгляд. Одна сказала другой:

– Это Ники Беллами. Ужасно симпатичный, правда, дорогая? Но очень опасный.

– В самом деле? – промурлыкала другая. – А ты откуда это знаешь?


II

Беллами и Айрис Берингтон сидели за столом у стены в дальнем от танцплощадки конце ресторана "Савой".

– Люблю "Савой", – сказала Айрис. – Люблю оркестр и здешнюю публику. Я счастлива. Я люблю тебя, Ники.

Он улыбнулся.

– В самом деле, Айрис?

Он подозвал официанта и заказал еще бутылку шампанского.

Когда ее принесли, он налил и сказал:

– Если бы ты ходила в кино и видела хоть один гангстерский фильм, ты бы знала, что значит "расплата". Знаешь, что это?

– Думаю, что да, Ники, – улыбнулась она. – Это когда кого-нибудь пристреливают или прирезают, заливают цементом, сбрасывают на рельсы или крадут у него любимую девушку… за то, что он совершил нечто, требующее возмездия. Вот это и есть расплата. Так?

– Правильно, – подтвердил Беллами. – Тогда мы сейчас выпьем эту бутылку… которая пока и будет для тебя расплатой.

Он посмотрел на нее поверх бокала. Рот его улыбался, но взгляд был тяжелым, она это видела.

– Что за идея, Ники? – удивилась она. – Ты ведешь себя несколько театрально. – Она была заинтригована.

– Айрис, ты влипла, – произнес он, – сильно влипла в очень плохую историю. Может быть, я тебя из нее вытащу, а может быть, и нет. Это будет зависеть от того, как ты себя поведешь.

Она смотрела на него с недоумением.

– Какого черта, Ники, ты имеешь в виду?

– Я имею в виду вот что, – ответил Ники. – Не думай, что ты поймала меня в сети вот так, в один момент. Я очень хорошо знаю таких, как ты, дорогая. Ты тверда как скала, своего не упустишь и никогда ни для кого не сделала бы ничего бескорыстного.

Он осушил свой бокал шампанского. Она ничего не говорила.

– Ты думала, что я клюнул на чушь о том, что ты в меня влюбилась? – продолжал он. – Милая моя, ты никогда в жизни ни в кого не влюблялась. Ты слишком жестока и, разумеется, слишком эгоистична, чтобы рисковать ради такой странной перелетной птички, как я.

Взгляд у нее сделался тяжелым.

– Что ты хочешь этим сказать? – тихо спросила она. – И я хотела бы знать, почему это я влипла в очень плохую историю, как ты выразился?

– Я тебе скажу, – ответил Беллами. – Все из-за того алиби, которое ты любезно подтвердила, когда тебя навестил Мейнел. Бьюсь, я проявил некоторую неосторожность. Когда я просил тебя сказать, что был у тебя, в твоей квартире в то время как кто-то старательно душил Фреду Фэнинг, я совершенно забыл, что оставил в квартире Вэнингов кучу отпечатков своих пальцев.

Он сделал небольшую паузу.

– Видишь ли, я был там. Я пошел туда от Кэролы Эверард.

Она посмотрела куда-то через танцплощадку. Вид у нее был испуганный.

– О, Боже, – сказала она. – Какая же ты свинья, Ники… Что теперь они со мной сделают?

Он пожал плечами.

– Могут даже посадить как соучастницу преступления. Конечно, они подумают, если ты знала меня достаточно хорошо, чтобы помочь мне получить фальшивое алиби, то ты прекрасно знала и то, что я был где-то там поблизости, когда произошло убийство.

Он закурил.

– Они умеют быть очень жесткими, когда захотят.

Он протянул ей свой портсигар и дал прикурить.

– Ради Бога… – пролепетала она, – что я должна делать?

– Это я скажу тебе через минуту, – небрежно ответил Беллами. – А пока хочу рассказать тебе, почему ты на самом деле была готова подтвердить мое алиби, почему на самом деле тебе так хотелось сообщить полиции, что в то самое время ты была со мной. Рассказать?!

– Ну, давай, – согласилась она, неподвижно впердив в него взгляд.

– Дело в том, что ты действительно не предполагала, что я был в квартире Вэнингов. Но ты предполагала, что там был кто-то другой. И этот кто-то потом явился к тебе. Ты была так уверена, что этот кто-то побывал у Фреды и убил ее, что сразу же ухватилась за возможность обеспечить мне алиби, которое доказывало бы, что и ты была со мной. Понимаешь, Айрис?

– Понимаю, – ответила она.

– А теперь послушай меня, дорогая, – небрежно продолжал Беллами. – Предлагаю тебе сделку. Я, конечно, понимаю, что и сам в довольно трудном положении, но я, кажется, знаю, как из него выбраться. Если ты готова вести себя подобающим образом, думаю, я смогу вытащить и тебя.

Она цинично улыбнулась.

– За плату?

– За плату, – кивнул он.

Она раздавила окурок и нетерпеливо спросила:

– Ну, и какова же она?

– А плата вот какова. Ты должна будешь сказать мне правду – почему ты была готова обеспечить мне алиби и почему ты продолжала стоять на своем, даже когда к тебе явился Мейнел и ты поняла, что он интересуется моими передвижениями во время убийства Фреды.

– Допустим, я тебе это скажу. Откуда я знаю, что ты сделаешь все, чтобы уладить мои дела с полицией?

– Если ты скажешь мне правду, – ответил Беллами, – если на заданный мной вопрос ты ответишь исчерпывающе – правду, всю правду, ничего, кроме правды, то я прямо отсюда отправлюсь в Скотленд-Ярд и скажу им, что был в квартире Вэнингов, что уговорил тебя подтвердить мое фальшивое алиби и что, когда ты говорила с Мейнелом, ты еще не знала, что все это может иметь отношение к убийству.

Она допила шампанское. Официант, болтавшийся поблизости, снова наполнил стаканы.

Она долго смотрела прямо на Беллами, потом попросила:

– Можешь дать мне сигарету.

Беллами дал.

– Попробую использовать этот шанс, – проговорила она. – Я нахожусь между дьяволом и морской пучиной. Ставлю на дьявола. Я скажу тебе то, что ты хочешь. Но если ты не уладишь мои дела в полиции…

Беллами поднял руку.

– Никаких угроз, Айрис. Я обещал позаботиться о тебе… если ты будешь хорошо себя вести.

Она глубоко затянулась и сказала:

– Это был Марч. Вчера он явился ко мне приблизительно в половине двенадцатого.

Беллами перебил ее:

– Почему ты начинаешь со вчерашнего вечера, Айрис? Почему бы не начать с самого начала? – он насмешливо улыбнулся ей. – Однажды ты обмолвилась, что Харкот Марч не был твоим фаворитом, что он тебе не очень-то и нравился. Ты сказала, что у тебя были особые причины копать на его территории. Так что это были за причины?

– А как ты думаешь? – рассмеялась она. – У Харкота были деньги – много денег, а я деньги люблю.

Беллами кивнул.

– А потом деньги кончились? Да?

– Именно. Харкота с деньгами еще можно терпеть, – рассмеялась она немного хрипло. – Но Харкот без денег – это хуже зубной боли.

Беллами усмехнулся.

– Хорошенькая же вы были парочка. Вы, должно быть, иногда ссорились?

Она кивнула.

– Я хотела порвать с ним, а он не хотел. По-своему он любил меня. Два дня тому назад – накануне того дня, когда мы с ним были у мисс Эверард, – мы поговорили начистоту. Я заявила ему, что не могу больше терять времени, встречаясь с ним, если он не достанет где-нибудь денег. Он пообещал что деньги у него будут. Я сказала, что не верю ему, что он твердит это уже две или три недели.

– Ага! – воскликнул Беллами. – И что он ответил?

– Сказал, что на этот раз точно будут, что уже завтра он кое-что получит.

Беллами улыбнулся и покивал головой.

– А ты случайно не спросила его, от кого?

Она немного помолчала, потом, взглянув на него, сказала:

– Спросила. И он сказал.

Беллами поднял бровь.

– Это становится интересным. И от кого же Марч рассчитывал получить эти деньги?

Она повертела бокал, держа его за ножку, и через минуту произнесла:

– Он сказал, что собирается увидеться с Фредой Вэнинг, что он будет у нее на коктейле около девяти, а потом привезет ее к мисс Эверард. Он сказал, что получит деньги от нее, что она обязательно их ему даст.

Беллами поднял обе брови.

– Очень интересно. И она дала?

– Нет, – ответила Айрис. – Поэтому-то он и позвонил мне и взял на вечеринку меня.

– Так вот о чем вы так серьезно беседовали там, – протянул Беллами. – Я сразу понял, что между вами что-то происходит.

– Ну, естественно, с меня было довольно. Я ведь думала, что он действительно собирается достать деньги у Фреды Вэнинг. Он был в ярости – на себя, на меня, а больше всего на нее.

– Естественно, – согласился Беллами. – Харкот и в лучшие времена не очень-то сдержан. Расскажи, что случилось потом?

– Мне все надоело, – рассказывала Айрис, – и я уехала. Как я поняла, он собирался с женой домой.

– Чудная перемена, не правда ли? Кстати, Айрис, что ты думаешь о миссис Марч?

– Ничего, – улыбнулась она. – Я вообще не думаю о женах своих мужчин. С какой стати?

– Разумеется, – согласился Беллами, – это был глупый вопрос. Итак, сначала Харкот собирался домой с женой?

– Собирался, – продолжала она. – Но не поехал. Когда он пришел ко мне в полдвенадцатого, он был насквозь мокрый. Он сказал, что шел пешком. Выйдя от мисс Эверард, они поссорились с женой, она взяла такси и поехала домой. Он сказал, что ходил по улицам, обдумывая все. Должна сказать, выглядел он ужасно.

– Понимаю. И ты ему не поверила.

Она сердито раздавила окурок.

– Честно сказать, нет. Когда он стоял в холле, я посмотрела на него и вдруг мне пришло в голову, что он был у миссис Вэнинг снова и что случилась беда. Было на то похоже. Я тут же прогнала эту глупую мысль. Он спросил, что я собираюсь делать, не поеду ли я куда-нибудь. Я ответила, что еду в клуб Мотта. Он сказал, если я хочу, он поедет переоденется и вернется за мной и отвезет меня туда.

Она пожала плечами.

– Я не стала возражать. Он поехал, сменил пальто, вернулся и мы отправились к Мотту.

– Ему вчера там повезло, – сказал Беллами. – Я видел, как он выиграл две сотни. Может быть, потому, что ему не повезло в любви?

Она цинично усмехнулась.

– Я с ним порвала и выбросила его из головы. Потом в клубе ты сказал, что тебе нужно срочно поговорить со мной. Мне стало любопытно. Кроме того, я всегда чувствовала к тебе какую-то симпатию, это ничего не значило, но так оно было. Когда ты сказал, что тебе нужно алиби, я подумала, что это что-то заурядное, что ты влип в историю с какой-нибудь женщиной или что-нибудь в этом роде. Я бы сделала это для любого, кто мне симпатичен. Увидев утром газету, я испугалась, подумала, что догадка, пришедшая мне в голову вечером, была верна, что Харкот действительно снова ездил к миссис Вэнинг, что они поругались и он ее убил. Я бы не поручилась, что это невозможно, и была рада, когда ты попросил меня сказать, что я была с тобой. Мне не хотелось иметь никаких контактов с полицией.

Только я прочла газету, явился инспектор. Вот тут я струсила по-настоящему. Думала, он будет спрашивать меня о Харкоте. Как только он представился, я решила твердо держаться версии о твоем визите ко мне около полдвенадцатого, что бы ни случилось. И держалась.

Естественно, меня удивило, – продолжала она, – что он расспрашивал о тебе и сказал, что был у тебя, но я стояла на своем. У меня в голове засела мысль, что Харкот был на месте преступления. Я думала, может быть, Мейнел пытается меня подловить, но была тверда. Господи, какая же я была дура! Похоже, Харкота там не было. Это ты, кажется, там был!

– Откуда ты знаешь, что Харкот не был там? – спросил Беллами. – Харкот ушел от Кэролы раньше меня. Я до одиннадцати был там. А у миссис Вэнинг я провел всего две или три минуты, и, когда я уходил, она была жива. У Харкота было время, чтобы… – Он сделал паузу: – заглянуть туда и поспеть к тебе сразу после половины двенадцатого.

Она злобно проговорила:

– Меня тошнит от Харкота и меня тошнит от тебя. Меня тошнит от всего этого дела.

– Не сомневаюсь, – подхватил Беллами. – И не столько тошнит, сколько пугает. – Он перегнулся к ней через стол: – Ну, ладно, Айрис. Думаю, ты сказала правду, и думаю, когда я расскажу свою историю полиции, они оставят тебя в покое. Но я дам тебе совет. Держись подальше от Харкота Марча. Уверен, он опасен, очень опасен.

– И это говоришь мне ты! – воскликнула она. – Значит, Харкот опасен. Отлично, но, черт меня подери, если он опасен хоть наполовину так же, как ты.

– Кажется, ты утверждала, что тебе нравится то, что я опасен? Ты передумала?

– Передумала! – отрезала она. – Решительно передумала. И что касается тебя, то, надеюсь, я уже сослужила свою службу?

– Согласен, – сказал Беллами. – Но как бы то ни было, ты получила свою бутылку шампанского и я сейчас посажу тебя в такси, ты отправишься домой и будешь размышлять о грехах мужчин, особенно одного из них.

– Не надо сажать меня в такси. Я сама могу взять машину. Прощайте, мистер Беллами. Благодарить вас не за что и будьте вы прокляты!

Она встала, запахнула свой палантин и вышла из ресторана.

Беллами проводил ее взглядом, а потом закурил еще одну сигарету.


III

Беллами появился в "Малайском клубе" сразу после одиннадцати. Харкот Марч сидел за столом в дальнем конце зала, у камина. Беллами заметил, что он под мухой. С ним был худой мужчина, которого можно было принять за кого угодно, и хорошо одетая дама.

Дама была стройной и миловидной. Она сидела в элегантной позе, демонстрируя красивые ноги. По внешнему виду ее можно было принять за леди. На ее лице было выражение сильной усталости и некоторого раздражения.

Беллами подмигнул блондинке-барменше и прошел к столу Марча.

– Салют, Харкот, – весело приветствовал он его. – Я, как видишь, пунктуален.

Марч хрюкнул. На нем был вечерний пиджак, но на лацканах пальто виднелись следы пролитого коньяка. Беллами подумал, что выглядит он довольно старым, страшно усталым и обуреваемым противоречиями. Посмотрев на Беллами мутным взглядом и с трудом удерживая голову в вертикальном положении, Марч проворчал:

– Ну… и на кой ляд вы так пунктуальны? Кому это нужно? Объясните, мне это, Беллами.

Беллами улыбнулся.

– Я даже и не знаю… Пунктуальность – единственная моя добродетель, поэтому я дорожу ею. – Он перевел взгляд на женщину: – Наш друг Харкот иногда забывает о правилах вежливости, например, может не представить своих приятелей друг другу. Моя фамилия Беллами. Здравствуйте.

Она ответила ему улыбкой.

– Рада с вами познакомиться. Я – Фенелла Рок, а это, – она указала на сидевшего напротив нее мужчину, – мистер Ланселот.

Мистер Ланселот очень грубо отрезал:

– Ну, и что дальше?

Беллами пропустил грубость мимо ушей и сел.

– Добрый вечер, мистер Ланселот. Может выпьем? – и посмотрел в направлении бара.

– У нас разговор, – сказал Ланселот. – Личный разговор.

Беллами вскочил.

– О, простите, я вам помешал, – начал он.

Но женщина перебила:

– Не валяйте дурака, Ланс… никакого личного разговора у нас не было. Почему тебе всегда хочется выглядеть грубияном?

Беллами улыбнулся ей. Она отметила, что у него отличные зубы и красивый рот.

– Я вовсе не хотел нарушить вашу компанию, – сказал он ровным голосом, – но мне нужно поговорить с Харкотом, и я хочу, чтобы он осознал то, что я собираюсь ему сказать, – он послал Марчу дружелюбную улыбку. Марч ответил ему угрюмым взглядом.

– Не собираетесь ли вы учить меня, сколько мне пить, Ники? Если да, можете убираться вон. Еще не родился такой человек, которому я позволил бы указывать мне, когда кончать пить.

Ланселот подхватил:

– Так его, Харкот! – и посмотрел на Беллами злобными, налитыми кровью глазами.

Беллами беззаботно улыбнулся.

– Вы ведь не хотите действительно сказать, чтобы я уходил, Харкот? Нет?

Он прикурил и сквозь пламя зажигалки посмотрел на Марча.

Ланселон саркастически заметил:

– Мне кажется, никаких сомнений на этот счет быть не может. Когда я учился в школе, "убираться" означало не что иное, как "убираться".

– О, значит, вы учились в школе? – удивился Беллами. И прежде чем Ланселот успел что-нибудь ответить, повернулся к даме.

– Эти ребята, кажется, действительно хотят побеседовать с глазу на глаз. А что если мы с вами тем временем пойдем и выпьем что-нибудь в баре?

– С удовольствием, – ответила она.

Они встали. Направляясь к стойке, Беллами обернулся и взглянув на Ланселота через плечо, усмехнулся.

Они уселись за стойкой на высоких табуретах, и он заказал напитки. Когда их принесли, он сказал:

– За вас, миссис Рок. Несколько лет назад, когда я жил в Штатах, я знавал женщину, очень похожую на вас. Она тоже была чрезвычайно мила и привлекательна…

Она рассмеялась.

– А вы – первоклассный нахал, мистер Беллами. Это у вас привычка такая – ворваться в компанию и тут же увести из нее единственную даму?

Улыбнувшись, он развернулся на стуле и стал смотреть в дальний конце зала на Ланселота, который беседовал с Марчем.

– Вы хотите сказать, что мистеру Ланселоту это не понравилось? – спросил он.

Губы у нее слегка дернулись.

– Меня Ланс не очень волнует, – ответила она. – Он мне поднадоел.

– Забавно, – произнес Беллами. – Женщине, о которой я вам рассказывал – это было во Флориде, тоже надоел тогда некий мужчина. Ее сильно раздражало, когда он напивался. Он, бывало, слишком часто говорил: "Еще чего скажешь!" Думаю, именно это ее и раздражало.

Однажды вечером, – продолжал Беллами, – когда он выпил больше, чем обычно, и слишком уж надоел ей своим "Еще чего скажешь!", она предложила ему искупаться, сказав, что знает одно чудесное местечко. Было страшно душно и, думаю, идея искупаться в прохладной воде ему понравилась. Словом, они надели купальные костюмы и поехали к речушке, о которой она говорила.

Он с ходу нырнул. А она не потрудилась предупредить его, что речка кишит мокасиновыми змеями – самыми страшными из всех. Если они нападают, человек и глазом моргнуть не успевает…

Фенелла слегка поежилась.

– Тут-то ему и пришел конец, – догадалась она. – Нельзя сказать, чтобы эта дама была слишком добра.

– Нет… Этого сказать нельзя, – согласился Беллами. – Не добра, конечно, но мила, с ней было приятно поговорить.

Ланселот подошел и встал позади них.

– Вам никогда не случалось быть лишним? – спросил он, с некоторым трудом выговаривая слова.

Беллами оглянулся, улыбаясь, а затем обратился к миссис Рок.

– Как вы думаете? Я действительно лишний?

– Нет, – ответила она. – Вы мне нравитесь. Привет, Ланс.

– Леди не считает, что я здесь лишний, – сказал Беллами. – Выпьете что-нибудь?

Ланселот в ответ заявил Беллами:

– Мне нужно сказать вам пару слов.

Беллами осушил свой стакан и предупредил даму:

– Я вернусь через минуту.

Он встал, вышел из зала, спустился по лестнице до ближайшей площадки и повернул к туалету. Там было пусто. Ланселот шел за ним. Закрыв дверь, он прорычал:

– Слушай, я не знаю, кто ты, черт тебя подери, такой, но я тебе кое-что скажу…

Беллами усмехнулся и предупреждающе вытянул вперед руку.

– О, нет, – сказал он. – Ты мне ничего не скажешь. – И он врезал Ланселоту прямо по зубам.

У того перехватило дыхание. Затем он отступил и нанес резкий сокрушительный удар в сторону Беллами, но тот легко перехватил его руку и молниеносно сам ударил Ланселота сбоку в челюсть. Раздался сухой треск.

Ланселот осел на пол.

– Иди-ка ты домой, – посоветовал Беллами. – О миссис Рок можешь не беспокоиться. Я о ней позабочусь. Мне кажется, она очень мила. И не спорь, Ланселот. А то я тебя покалечу… и мне это доставит большое удовольствие.

Ланселот поднялся на ноги. Его слегка качало, когда он пытался отряхнуть пыль с костюма слабыми пальцами.

Беллами направился к двери.

– Здесь на улице есть стоянка такси, – указал он. – Садись в одно из них и поезжай домой. Тебе нужно хорошенько выспаться. Уходи сейчас же. Если покажешься в баре, я тебя прибью. Понял?

Ланселот что-то промямлил. Беллами проследил, как он, заплетаясь, побрел к выходу, потом вниз по лестнице и на улицу. Тогда он закурил и вернулся в бар.

Фенелла Рок взглянула на него лукаво. Беллами отметил, что у нее хорошая фигура и что она умеет одеваться.

– Значит, Ланс не вернется? – спросила она.

Беллами заказал два сухих мартини, улыбнулся и поправил галстук.

– Он неважно почувствовал себя, сказал, что, наверное, приболел, и поехал домой. Просил передать вам свои извинения.

Она криво усмехнулась.

– Очень жаль, что он прихворнул, мистер Беллами. А вы, видимо, содрали кожу на костяшках пальцев, когда открывали дверь? – она посмотрела на его правую руку.

– Ах, это… – махнул он. – Да, это я так неудачно постучал в дверь. Очень неосторожно с моей стороны.

Блондинка поставила на стойку два мартини и стрельнула глазами в Беллами. Миссис Рок заметила:

– Кажется, вы ей нравитесь.

– Я часто здесь бываю, – ответил он. – А вам я нравлюсь? Она рассмеялась.

– Вы производите освежающее впечатление, мистер Беллами. Я в восторге от вашей техники.

– Благодарю вас. Давно ли вы знаете Марча?

– Мы встречаемся иногда то тут, то там. Харкот – забавный парень, как, впрочем, по-своему, и Ланселот, – она пожала плечами. – Большинство мужчин, с которыми я знакома, немного странные, – добавила она с неопределенной улыбкой.

Беллами допил свой мартини.

– Вот, что я вам скажу. Давайте-ка мы с вами и с Харкотом отправимся поиграть в карты в Найтсбридж, к некой мисс Лайли Пурсел-ле. Мне нужно поговорить с Харкотом, а у него – плохое настроение. Надеюсь, с помощью вашего благотворного влияния, а также небольшой карточной партии мне удастся его исправить. Согласны?

Она поставила свой стакан на мраморную крышку бара, повернулась на высоком стуле и долгим внимательным взглядом окинула Беллами, потом посмотрела на свое отражение в зеркальной стене и поправила выбившуюся прядь волос.

– Хорошо, – согласилась она. – Я всегда была рисковой девчонкой.

– Не сомневаюсь в этом, – ответил Беллами. – Я люблю рисковых девчонок. Иногда, если они хорошо себя ведут, они получают пятьдесят фунтов.

Она вздохнула.

– Я поняла, что полюблю вас, как только увидела… Ники, – промурлыкала она.

Беллами заказал еще два мартини.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Вторник

ЖЕЛЕЗКА – ЛЮКС

I

Ночь была черной как смола. Водитель такси, согнувшись над рулем, напряженно вглядывался в темноту перед собой. Машина медленно ползла вдоль белой кромки левого тротуара Бонд-стрит, затем повернула на Брутон-стрит и осторожно поехала к Беркли-сквеа со скоростью двадцать миль в час.

Беллами сидел на заднем сиденье рядом с Фенеллой Рок. Его ноздри время от времени улавливали аромат ее духов. Он узнал их – это были "Vers mon Cocur"[2], очень дорогие духи.

Беллами размышлял о Фенелле – подходящая ли это фигура для того, что он задумал? Может быть, решил он…

По другую сторону салона, спиной к водителю, напротив миссис Рок, сидел Харкот Марч. На ночном воздухе его окончательно развезло. Он был пьян в стельку, сидел, опираясь на руку, лежавшую на подлокотнике, голова его болталась, когда машина подпрыгивала, в глазах проглядывала вечность, хоть он был и жив.

Фенелла Рок немного отодвинулась, когда Харкот чуть не упал ей на колени. Беллами вытянул руку и оттолкнул его обратно на сиденье.

– Спокойно, Харкот. Сейчас с вами все будет в порядке. Посидите и расслабьтесь.

Марч хрюкнул. Миссис Рок сказала:

– Он – забавный парнишка, правда ведь? Почти трогательный, вы не находите? Или у вас вообще ничто не вызывает сочувствия?

Беллами усмехнулся куда-то в темноту.

– Не знаю. Я вообще мало понимаю в сострадании.

– Я тоже, – произнесла она. – Когда-то понимала, но теперь все позади. Сострадание – это так трогательно, – засмеялась она и добавила: – это было глупое наваждение, если хотите.

Повернувшись к ней, он возразил:

– Ничего подобного. Думаю, это было прекрасно. Как одна из сюжетных линий в кино… значит, вы находите Харкота трогательным?

Ее колено в темноте коснулось его ноги.

– Да, нахожу. Он чертовски глуп, конечно, но в конце концов все мужчины чертовски глупы – о присутствующих, разумеется, не говорят, – Беллами различил в темноте ее улыбку. – Дело в том, что Харкот – не в моем вкусе…

Ее голос, чуть хрипловатый и призывный, смолк.

Такси съехало с Беркли-сквеа и пробиралось теперь сквозь Чарлз-стрит. Беллами посмотрел на светящийся циферблат своих часов. Была половина первого.

– А кто же в вашем вкусе, Фенелла? – спросил он.

Она тихо засмеялась.

– Я никогда этого не знаю, пока не попробую на зуб.

Она взяла сигарету из протянутого Беллами портсигара. В отсвете, отброшенном пламенем зажигалки, он увидел четкий овал ее щеки и чувственный вырез ноздрей. Он бросил быстрый взгляд на Харкота: подбородок бедняги утонул в воротнике.

Беллами вспомнил об окурке сигареты, которую Харкот дал ему в клубе Мотта и который он сохранил. Сейчас окурок лежал в конверте в ящике его стола на улице Полумесяца.

Неожиданно она спросила:

– А вообще, что все это значит? Я начинаю себя чувствовать агентом Икс-42 – таинственной шпионкой, имеющей доступ к секретным материалам в любом посольстве на континенте и умеющей замечательным образом дойти до двадцатой главы, так и не будучи соблазненной.

Беллами рассмеялся.

– Ничего подобного. Никакой романтики. Единственный, от кого вам, возможно придется, защищать свою честь, – это Харкот.

Она вздрогнула.

– Вот этого-то я и боялась. Мне не хотелось бы показаться излишне любопытной, но, конечно же, интересно знать, что это за спектакль, в котором я исполняю, кажется, существенную, хоть и неинтересную роль! То есть, я хотела бы знать, куда я отправлюсь потом?

– Это очень просто, – ответил Беллами. – Дело в том, что у Харкота есть пара сотен, которые он вчера выиграл в покер. Харкот с двумястами фунтов мне совершенно не нужен. Чтобы служить мне службу, он должен быть без двух сотен… Понимаете?

– Не уверена, сэр Гэлахад, – ответила она. – Следует ли понимать дело так, что суть этой забавной, но гнусной интриги состоит в том, чтобы обыграть Харкота на двести фунтов?

– Более-менее правильно. Видите ли, Фенелла, прежде чем мы покинули "Малайский клуб", я позвонил некой мисс Лайли Пурселле, которая содержит довольно изысканный притон, куда мы сейчас и направляемся. Она устроит нам небольшую тихую партию в железку в отдельном кабинете. Лайли будет играть сама, будет играть ее приятель – джентльмен по имени Тони, не думаю, чтобы у него когда-нибудь была фамилия, – вы я я. В том состоянии, в котором пребывает сейчас Харкот, мы его возьмем голыми руками за какой-нибудь час. Он будет выходить из алкогольного ступора, а в этот момент люди склонны к безрассудству. И с кем бы он ни играл, он будет класть не ту карту. Я понятно объясняю?

– Понятно, – ответила Фенелла. – И это все?

В ее голосе слышалось некоторое разочарование.

– Не совсем, – сказал Беллами. – К тому времени, когда Харкот проиграет все деньги, он будет почти трезв. Тогда все пойдут выпить и закусить, а я немного поговорю с Харкотом.

Он стряхнул пепел с сигареты.

– Когда я закончу беседу с ним, – продолжал Беллами, – он будет, полагаю, несколько подавлен. Вы выиграете фунтов шестьдесят-семьдесят, а мисс Пурселла должна отобрать у него остальное – фунтов сто или около того.

– Это уже немного интереснее, – сказала Фенелла.

– До этого момента все ясно, – продолжал Беллами. – Ну, а потом… насколько я знаю Харкота, ему потребуется женское участие. Вам нужно будет дать ему понять, что он вам небезразличен. Вы можете даже поехать к нему – он сейчас дома не живет, снимает квартиру на Кондуит-стрит для своих интимных встреч, или в какой-нибудь клуб.

Она опять вздохнула.

– Ничего себе предстоит вечерок!

– В любом случае к утру Харкот, думаю, будет в обычном состоянии возбуждения и опьянения. Скорее всего, он уснет на диване.

– А мне тогда, как пай-девочке, идти домой? – спросила Фенелла.

– Нет, – невозмутимо ответил Беллами. – Этого вам как раз делать не следует. А следует вам, пока он будет спать, тщательно прочесать квартиру. Я хочу, чтобы вы прошлись по ней густым гребнем. Включая дымоходы, отошедшие паркетины и все остальное. Сможете?

– Пока я вас слушаю, продолжайте, – ответила она. – Это действительно становится забавно. Что я должна искать?

– Документы, – сказал Беллами. – Любые бумаги, заметки или документы, имеющие отношение к пропаганде. Все, что вам покажется существенным. Вероятно, вы что-нибудь найдете, но вообще-то не думаю.

– Знаете, теперь я вижу, что это вы – агент Икс-42. Наверное, у вас в кармане – комплект фальшивых усов? Вы не будете проверять меня в какой-то из этих моментов?

– Нет, – заверил ее Беллами.

Она снова вздохнула.

– А то я боялась.

– Я не Икс-42, – возразил Беллами. – Я бы, может быть, и хотел быть им, но… Просто я пытаюсь выпутаться сам из очень неприятной истории, вот и все. Понимаете?

– Нет, – ответила Фенелла, – не понимаю. Но это не важно. Ну, а что мне делать потом?

– Вы позвоните мне завтра в обеденное время, – сказал Беллами, – телефон в книге, и скажете, нашли вы что-нибудь или нет. В любом случае, вы договоритесь с Харкотом увидеться снова на следующий день. Вы не будете отходить от него ни на шаг и проследите, чтобы он пил достаточно для того, чтобы все время быть тепленьким и смирным. Вечером, часов в девять, можете отвезти его в "Малайский клуб". Я вам туда позвоню. Я добавлю к вашему сегодняшнему выигрышу сколько нужно, чтобы получалась сотня. Идет?

– Идет, – согласилась Фенелла. – Я страшно рада, что мне не придется прятать труп или убивать кого-нибудь за эти деньги.

Беллами торжественно произнес:

– За убийство, золотко, я плачу дороже.

Такси со скрежетом остановилось у кромки тротуара. Харкот Марч открыл глаза и пьяным голосом пробормотал:

– Где это мы, черт побери? Я думал, что мы едем играть в железку. Когда Беллами включил фонарик, Харкот вперил в них взгляд и сидел, бессмысленно моргая и облизывая сухие губы.

Пока Беллами выбирался из машины, Марч спросил у миссис Рок:

– Что, черт возьми, происходит? Кажется, Ники пытался тебя трахнуть, Фенелла?

– Да, конечно, – ответила она. – Я старалась отбиться от него с помощью шляпной булавки, но ничего не вышло.

Он икнул.

– О, Господи. И что ты сделала?

Выходя из машины, она небрежно бросила через плечо:

– Сдалась. Что мне оставалось делать? Я кричала, звала тебя на помощь, но ты спал.

Беллами всунулся в машину, сгреб Марча и вытащил наружу.

– Боже мой, – прохрипел Харкот. – Вы слышали, Беллами? Фенелла сказала, что вы изнасиловали ее, пока я спал. Я никогда этого себе не прощу!

Беллами взял Марча под руку. Они направились к мисс Пурселле.


II

Было самое начало четвертого.

Мисс Пурселла – крупная, пережженная перекисью блондинка с водянистыми голубыми глазами, тщательно следящая за фигурой, собирала карты за столом, покрытым зеленым сукном. Тони – латиноамериканец с черными лоснящимися волосами, который присматривал За домом и служил ей главным партнером, пошел вниз за виски с сифоном. Фенелла Рок, видя, что мисс Пурселла осматривает ее фигуру и платье с некоторой женской завистью, поправила выбившийся локон перед зеркалом у камина.

Марч, отяжелевший, почти трезвый и угрюмый, сел в кресло в конце комнаты, дрожащими пальцами зажигая сигарету.

Беллами, обходя хорошо обставленный кабинет и разглядывая гравюры на стенах, подмигнул мисс Пурселе, которая, играя в юную девочку, прощебетала:

– Миссис Рок, нам нужно попудрить носики. Давайте подождем мужчин внизу – там в гостиной намного теплее. Пошли… Выпьем кофе. Мне необходимо выпить кофе.

– Да, – поддержал ее Беллами, – ступайте. Мне нужно перекинуться словечком с Харкотом.

Он подошел к Марчу, пододвинул кресло. Тони принес виски, содовую и стаканы, поставил все это на стол и удалился вместе с дамами.

Беллами подошел к столу, налил виски с содовой в два стакана, вернулся и вручил один Марчу.

Сев напротив и ласково посмотрев на него, Беллами начал:

– Чертовское невезение, Харкот.

Марч согласно кивнул.

– Проклятье! Я радовался утром, как идиот, потому что вчера ночью у Мотта в клубе выиграл две сотни. Это было уже что-то. И вот я снова в полной дыре. Это просто ужасно, черт возьми.

– Да, конечно, – согласился Беллами. – Но у вас были ужасные карты. Послушайте, Харкот, хотите я одолжу вам немного денег? Я могу вам дать двадцать фунтов.

– Клянусь Юпитером… вы – отличный парень, – проговорил Харкот.

Беллами достал из кармана пачку денег и, вручив Марчу две десятифунтовые банкноты, принялся за виски. Минуту спустя Марч произнес:

– Вы, кажется, хотели мне что-то сказать, Ники?

Беллами кивнул, лицо его стало серьезным.

– Харкот, я не хочу поднимать волну, но, думаю, вы влипли в плохую историю. Боюсь, Айрис донесла на вас.

Марч засопел и очень тихо спросил:

– Что, будь вы прокляты, это значит, Ники?

Беллами достал из портсигара две сигареты, протянул одну Марчу, другую сунул себе в рот. Достал зажигалку, дал прикурить Харкоту и закурил сам, потом сказал:

– Вчера вечером кто-то убил Фреду, Харкот. Это вы знаете, читали в газетах. Полиция задавала мне кое-какие вопросы, так как Фреда звонила мне в дом Кэролы сразу после одиннадцати, а убита была, как они считают, в промежутке между одиннадцатью двадцатью и одиннадцатью тридцатью. Они не установили точного времени.

– Ну и что? – спросил Харкот. – Мне чертовски жаль Фреду, но какое это имеет отношение ко мне?

– Я вам скажу, – терпеливо продолжал Беллами. – Дело в том, что вы пришли к Айрис в половине двенадцатого, и она подумала, что вы были у Фреды. Она знает, что вы с Ванессой поссорились, выйдя от Кэролы, и что вы ушли куда-то один. Она сказала, что, явившись к ней, вы поведали, будто бродили по улицам, ваше пальто было мокрым до нитки, но она не сомневается в том, что вы были у Фреды.

– Это – бесстыдная ложь, и я близко не подходил к дому Фреды. Это – гнусное вранье…

Беллами пожал плечами.

– Может быть, – согласился он. – Но полиция уже была у Айрис. Там есть такой Мейнел – сыщик, которому поручено это дело. Он уже побывал у Айрис и, вероятно, прибудет снова.

Он наклонился к Марчу.

– Видите ли, Марч, беда в том, что в подобных делах полиция прежде всего ищет мотив. Они мне сказали – этот самый Мейнел сказал, что в этом деле ни у кого совершенно нет никаких мотивов для убийства Фреды. Но они быстро изменят свое мнение, когда Айрис заговорит.

Харкот уставился на Беллами. Его толстые пальца, державшие стакан, дрожали. Лицо сделалось белым как мел.

– Господи, Ники, – простонал он. – Господи!… Неужели они думают, что это я ее убил?

Беллами пожал плечами.

– Во всяком случае, Харкот, у вас-то как раз мотив есть, – ответил он. – Айрис сообщила, что вы сказали ей, будто должны были зайти к Фреде на коктейль и отвезти ее потом на вечеринку к Кэроле, но на самом деле поехали к ней за деньгами. Айрис также сказала, что вы были в отчаянии из-за денег и уверяли ее, что получите изрядную сумму от Фреды. Думаю, полиции это покажется немного странным, не находите?

Видите ли, Айрис доложила еще, что вы не нашли с Фредой общего языка насчет денег и страшно рассердились на нее, у Кэролы вы были в жутком настроении и, по ее заслуживающему внимания мнению, вы, отослав Ванессу домой, отправились обратно к Фреде и между вами произошла шумная ссора. Айрис дошла даже до того, что сказала – прошу обратить внимание: я не поверил этому ни на секунду, – будто она не поручится, что вы не могли выйти из себя и наброситься на Фреду. Все это звучит довольно зловеще.

Он отхлебнул глоток виски.

Марч дрожал. У него дергались руки и ноги. Тоненьким голоском он произнес:

– О, Боже, Ники. Неужели они повесят это на меня? Это невозможно. Что мне делать? – лицо его вдруг вспыхнуло гневом. – Эта проклятая Берингтон… Она заграбастала все мои деньги и шипела на меня, как сволочная змея. Это она все подстроила.

Беллами кивнул.

– Незавидное у вас положение, Харкот. Кстати… если вы не ездили к Фреде после вечеринки у Кэролы, где вы были? Должен же был хоть кто-нибудь вас видеть.

– Проклятье! Никто меня не видел! Я просто слонялся по улицам. Мне все осточертели: Фреда, Айрис – все.

– Значит, Фреда вам осточертела? – уточнил Беллами. – На вашем месте, я никому бы об этом не говорил, Харкот. Я, конечно, верю, что вы просто слонялись по улицам, но согласитесь, старина, звучит это совершенно не убедительно: чтобы такой человек, как вы, бродил по улицам в кромешной тьме, под проливным дождем?!… Вряд ли кто-нибудь в это поверит.

– Вы думаете, не поверят? – пробормотал Марч. – О, Господи! Им придется поверить, иначе, черт меня дери, что же мне делать? Что мне им говорить?

Беллами спокойно ответил:

– Послушайте меня Харкот. Все не так уж безнадежно – пока. В конце концов такого человека, как вы, нельзя обвинить только на основании косвенных улик. Это невозможно.

И еще, – продолжал он, – в нашей стране обвинение обязано доказать, что человек совершил убийство. И им придется это сделать. Таков закон. Вам не нужно доказывать свою невиновность. С какой стати? Одного подозрения далеко не достаточно. Правда, эти полицейские дьявольски дотошны, надоедливы и дело свое, надо отдать им должное, знают.

Он взял стакан из дрожащих рук Марча, подошел к столу и наполовину наполнил его неразбавленным виски.

– Выпейте, Харкот, – предложил он. – Это вас успокоит, старина…

Марч одним глотком опорожнил стакан и сморщился – было слишком крепко даже для него.

– Я вам советую сидеть тихо и молчать, – наставлял его Беллами. – Живите так, будто ничего не случилось. А я ни с кем это обсуждать не собираюсь. Если полиция к вам явится, расскажите им все, как было, и будем надеяться, что они вам поверят. Я бы не стал очень волноваться по этому поводу.

– Я хочу еще выпить, – попросил Марч. – К черту полицию!

Беллами налил.

– Им придется доказать свои подозрения, – заявил Марч. – Нельзя разбрасываться голословными обвинениями. Чтоб им ни дна, ни покрышки!

Беллами кивнул и бодро подхватил:

– Вот так-то лучше. Выпьем еще на дорожку и поплетемся. Кстати, вы можете захватить миссис Рок. Кажется, она к вам неравнодушна…

– Что, черт возьми, вы имеете в виду? – удивился Марч. – Ведь она мне сказала, что вы…

Беллами широко улыбнулся.

– Она разыграла вас. В машине она мне поведала, что считает вас очень интересным мужчиной, так как у вас есть характер, мужество и чувство юмора.

Марч расплылся в улыбке.

– Ну, вообще-то это так, – кивнул он самодовольно. – Я не люблю хвалиться, но, думаю, кое-что хорошее во мне есть.

Беллами направился к двери.

– Я скажу миссис Рок, чтобы она одевалась, и пойдем.

Харкот кивнул и нетвердым шагом пошел к графину с виски.

Беллами посадил Фенеллу Рок и Марча в такси. Марч завалился в угол. После пережитого шока и выпитого виски он был совсем без сил.

Фенелла попрощалась с Беллами за руку.

– Благодарю за чудесный вечер, – проговорила она.

Когда она убрала руку, Беллами почувствовал оставленный в его ладони листок – ее визитную карточку.

– Мне было страшно приятно, Фенелла, вы – прелесть.

Она перевела взгляд на Марча, спавшего в углу заднего сиденья, и сказала:

– Ну, пока я оказалась в выигрыше – я имею в виду свой выигрыш. Спокойной ночи, Ники, дорогой. Навестите меня как-нибудь и расскажите что-нибудь еще.

Он протянул руку через окно машины. В руке были четыре сложенные десятифунтовые банкноты. Ее длинные пальцы тут же сомкнулись вокруг денег.

– Доброй ночи… Фенелла, – попрощался он.

Он улыбнулся ей на прощание, и такси тронулось. Стоя на краю тротуара, он разорвал на мелкие кусочки ее визитную карточку, и бросил в сточный люк.


III

Домой Беллами приехал в четыре часа утра. Он прошел в гостиную, бросил пальто на диван, включил электрокамин и некоторое время стоял перед ним, глядя на его раскаленное чрево. Потом пошел в кухню и поставил чайник на плиту. Ожидая, пока он закипит, Беллами ходил взад и вперед по коридору, попыхивая сигаретой.

Приготовив себе чай, он отнес его на подносе в гостиную, поставил на край письменного стола и, выпив две чашки, сосредоточился на письме, которое собирался писать.

Несколько минут он размышлял, затем взял лист бумаги и вывел:


"Моя дорогая Кэрола!

Мне очень трудно писать это письмо, тем более, что оно адресовано тебе. Знаю, как надоел тебе за последнее время, но я очень надеялся, что, получив у Вэнинга работу, о которой ты знаешь, сумею действительно взять себя в руки и начать вести себя как все добропорядочные люди.

Должен тебе сказать, что меня ничуть не удивило то, что ты дала мне отставку после безобразной сцены, устроенной в твоем доме. Это было и в самом деле отвратительно, но я, зная, как тебе нравится Мотт, все еще надеялся, что какой-то слабый шанс у меня есть. Однако теперь, когда ты узнаешь то, что я собираюсь рассказать, боюсь, все будет действительно кончено, ибо это не сделает меня лучше в твоих глазах, хотя на сей раз я и не виноват.

Дело в том, что я попал в довольно трудное положение в связи с убийством Фреды. Позвонив мне во время твоей вечеринки, она не только просила меня передать тебе, что не может приехать из-за простуды, но и сказала, что ей необходимо срочно видеть меня, и велела приехать немедленно. Я поехал к ней. Боковая дверь, которая из кабинета Филипа ведет к черному ходу, выходящему в маленький тупик на улице, была на предохранителе. Она меня об этом предупредила. Я вошел, но нигде не мог ее найти, и на мой зов она не откликалась.

Наконец, я заметил, что дверь в спальню приоткрыта и внутри горит свет. Я постучал и заглянул внутрь.

Бедная Фреда лежала на кровати. Она была задушена.

Первая пришедшая мне в голову мысль была, наверное, глупа, но она была продиктована инстинктом самосохранения. Конечно, правильнее всего было бы тут же сбежать по лестнице к портье и вызвать полицию. Но я этого не сделал. Единственное, о чем я подумал тогда, – это что кто-то убил Фреду, но почти наверняка в убийстве обвинят меня.

Теперь я перехожу к наиболее важному моменту, а именно в связи с ним мне нужен твой совет. Ты знаешь меня как никто другой, моя дорогая, и тебе известно, что, каковы бы ни были мои прегрешения, они обычно бывают результатом оплошности, которая усугубляется еще и тем, что я люблю выпить, не всегда серьезен, и часто ленив. Но ты прекрасно знаешь, что я не способен убить человека.

Дело в том, что, когда я смог, наконец, отвести взгляд от Фреды, я увидел в пепельнице еще дымящийся окурок сигареты. Можешь себе представить несообразность этой сцены – женщина, которую я хорошо знал, лежит задушенная на своей постели, а в пепельнице дымится сигарета. Казалось вполне естественным подойти и погасить ее. Но подойдя, я испытал шок.

Он сигареты осталось достаточно, чтобы увидеть название марки – "Марокко", той самой, которую курит Харкот Марч. Фреда никогда их не курила, она вообще не любила турецкие сигареты.

Размышляя об этом теперь, с учетом того, что узнал позднее, я уверен, что, когда я вошел в квартиру, Харкот Марч был в спальне, он только что положил зажженную сигарету на край пепельницы. Услышав, что кто-то идет, он поспешил скрыться незамеченным и забыл окурок. Думаю, он перебежал в маленькую гостиную, напротив спальни Фреды, оставив дверь приоткрытой, а когда я вошел в спальню, выскользнул из квартиры.

Если требуются доказательства, вот они: миссис Берингтон – дама, с которой в последнее время встречался Харкот, – сообщила мне, что он явился к ней совершенно промокший и в ужасном состоянии. Она считает, что Харкот убил Фреду. У нее есть серьезные основания так считать.

Уже какое-то время они с Харкотом ссорились из-за денег, и накануне того дня Харкот сказал ей, что скоро деньги у него будут – очень скоро, завтра. Она спросила, где он собирается их взять, и он ответил, что собирается их взять у Фреды. Он сообщил ей, что поедет к Фреде на коктейль, чтобы потом отвезти ее к тебе. Вот тогда-то он и намеревался взять у нее деньги.

Очевидно, у него ничего не вышло. Он не привез Фреду к тебе, и мы знаем, что предлог, который она выдвинула в качестве своего оправдания, – что она, мол, простудилась – несостоятелен, потому что в тот же вечер, чуть раньше, она сказала Филипу Вэнингу, что собирается к тебе.

Как бы то ни было, Харкот заехал за миссис Берингтон и привез на вечеринку ее. Миссис Берингтон утверждает, что он был в ярости, говоря о Фреде.

Как ты знаешь, Харкот ушел от тебя вместе с женой, а миссис Берингтон – одна, чуть раньше. Но Харкот поехал с Ванессой домой. Похоже, они повздорили на выходе. Ванесса взяла такси и отправилась к себе на квартиру, между тем как Харкот, по его словам, бродил в темноте под проливным дождем до половины двенадцатого. В этот час он появился у миссис Берингтон.

Неважная история, не так ли, Кэрола?

Я пытаюсь в ней разобраться лишь потому, что валял дурака и влип. Когда ко мне пришли из Скотленд-Ярда, узнав, что Фреда звонила мне во время твоей вечеринки, я сразу же сказал, что в тот день у Фреды вообще не был Позже понял, что это смешно: в квартире полно отпечатков моих пальцев. Поэтому я отправился в Скотленд-Ярд, к инспектору – это некто по фамилии Мейнел, – и рассказал ему другую версию. Но и теперь всей правды не сказал Сказал лишь, что видел Фреду, несколько минут говорил с ней и оставил ее живой, лежащей на кровати.

Думаю, я с самого начала был идиотом. Нужно было сразу же говорить правду.

Полиция, несомненно, в какой-то степени подозревает меня в настоящий момент, но я знаю, что могу легко отвести от себя эти подозрения, если пойду и скажу им "правду, всю правду, ничего, кроме правды". Однако, сделав это, я скомпрометирую Харкота. Если я расскажу все, как было, сложится ситуация, весьма опасная для него. И хоть он – странный парень и никто из нас ему особенно не симпатизирует, но определенные правила игры требуют, чтобы я молчал, пока не посоветуюсь с тобой.

Кэрола, я знаю, что ты порвала со мной и все же прошу тебя оказать мне эту любезность. Я хочу, чтобы ты показала это письмо Ванессе и попросила ее честно и искренне сказать, было ли что-то между Харкотом и Фредой. Я удивлялся, почему Ванесса вдруг так резко охладела к Харкоту и почему Харкот, который всегда был исключительно скромен в отношениях с дамами, так же внезапно стал ухлестывать за каждой хорошенькой женщиной, встречавшейся на его пути.

Дело вот в чем. Если Ванесса считает, что между Харкотом и Фредой что-то было – хотя любому, кто знал Фреду, поверить в это почти невозможно, – тогда я буду считать, что это он убил Фреду.

Я брошу это письмо прямо в твой почтовый ящик, чтобы ты получила его рано утром. Поговори, пожалуйста, с Ванессой и скажи, что я хотел бы повидаться с ней завтра в любое время.

Ванесса – чудесная женщина. Она – твоя подруга, и мне кажется, у нее нет основания питать неприязнь ко мне. У нее будет время все обдумать. Она успеет решить, что ей сказать мне, когда я приду. Если она верит в худшее, то я буду иметь полное право сообщить полиции правду. Я вынужден спешить.

С самыми добрыми пожеланиями,

Всегда твой,

Ники."


Беллами положил ручку, перечитал письмо, сложил его, вложил в конверт, написал адрес, надел шляпу, пальто и вышел.

Идя по улице Полумесяца, он тихонько что-то насвистывал.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Среда

ЧАЙ НА ДВОИХ

I

Беллами проснулся в двенадцать часов. Подойдя к окну, он некоторое время смотрел на улицу Полумесяца. День был тусклый и унылый. Беллами размышлял о Харкоте и Фенелле, особенно о Фенелле.

Какое-то смутное воспоминание вертелось у него в голове – Фенелла имела какое-то отношение к клубу Мотта. Он подумал, что она могла быть одной из тех дам, которых Мотт нанимает чтобы завлекать в клуб игроков. Если это так, она, скорее всего, расскажет Мотту о своих приключениях с Беллами и Марчем.

Предположим, она это сделает… Беллами усмехнулся, позвонил, чтобы принесли чай, и отправился в ванную.

Когда он вышел оттуда, поднос уже стоял на столе. На нем лежали также два или три письма. Одно из них было от Вэнинга.

Беллами присел на кровать и вскрыл его. В конверт из манильской бумаги был вложен список сотрудников отдела "Ц" с адресами, было указано, кто из них сменил адрес за время работы в отделе, а также содержались сведения, представленные, продумал Беллами, вероятно, спецуправлением, об их финансовом положении, их родственниках и любовницах, если таковые имелись.

Он просмотрел список, разорвал его на мелкие клочки и выбросил в корзину для бумаг. Затем снова сел на кровать и стал читать письмо Вэнинга.


"Мой дорогой Ники!

Мне довольно трудно писать это письмо. Прежде всего потому, что случившееся с моей бедной Фредой выбило меня из колеи так, что не могу выразить этого словами. Чувствую, однако, что от сумасшествия меня может спасти только работа, только она может удержать меня на краю пропасти. Фреда всегда так болела за мой отдел, хотела, чтобы моя работа была успешной. Она мечтала стать леди Вэнинг… Бедная девочка. Вот почему, в память о ней, я должен выяснить все обстоятельства, приведшие к утечке информации. И в этом, как Вам известно, я в той или иной степени полагаюсь на Вас.

Посылаю Вам список лиц, служащих в отделе, и всю имеющуюся у меня информацию о них. Если Вам понадобится что-то еще – что-то конкретное – дайте мне знать, я предоставлю Вам все необходимые сведения.

Сегодня мне звонил сэр Юстас. Похоже, правительство немного торопит его с этим делом и он хотел бы получить от меня отчет о ходе расследования как можно быстрее. Поэтому, если вы не возражаете, Ваш отчет о проделанной работе должен быть у меня до конца недели – в пятницу, в крайнем случае, в субботу. Я добавил бы к нему некоторые свои соображения, и сэр Юстас убедился бы, что дело движется.

Позвоните, если я Вам нужен. Я стараюсь заполнить работой каждую минуту своей жизни. Это – единственный для меня выход. Уничтожьте это письмо по прочтении и постарайтесь не потерять список.

С сожалением узнал о Вашем разрыве с Кэролой. Вы – несчастный глупец, Ники. Кэрола – прекрасная девушка, и для Вас это большая потеря. Вчера я мельком виделся с ней у Клэриджей и она выразила надежду, что эта новая работа поможет Вам начать все сначала. Надеюсь, она не ошиблась.

Желаю удачи,

всегда Ваш,

Филип Вэнинг."


Беллами дважды прочел письмо и сжег его. Одеваясь, он фальцетом напевал: "Веселый месяц мой". Только он завязал галстук, как зазвонил телефон.

Это была Фенелла, которая бодрым голосом проговорила:

– Доброе утро, Ники. Как вы себя чувствуете? Я – ужасно. Провела безумное утро с Харкотом и нуждаюсь в поддержке, я просто разваливаюсь.

Он ухмыльнулся в трубку.

– Однако звучите вы как целое существо, детка. Есть ли у вас что-нибудь для меня интересное?

– И да, и нет, – ответила она. – Вчера вечером мы встретили в "Монастыре" Айрис Берингтон, и там произошла небольшая сцена… ничего особенного… я имею в виду, что физически никто не пострадал. Но в доме у Марча я ничего не нашла.

– Вы хорошо все обыскали?

– Я? – рассмеялась она. – Я перевернула все, разве что обои не отклеивала.

– Понятно, – сказал Беллами. – Где сейчас Харкот и где вы?

– Харкот дрыхнет без задних ног. Он похож на крокодила в обмороке и его храп, наверное, слышен даже в Перу. Я говорю из автомата напротив – в табачной лавке. Я съездила домой и переоделась. Должна вам сообщить, сир, что за вами вечернее платье. То, в котором я была вчера, теперь никуда не годится – оно пострадало, когда Айрис запустила в Харкота кружкой с горьким пивом.

Беллами рассмеялся.

– Видно, у вас действительно был тот еще вечерок! Можете встретиться со мной через полчаса в коктейль-баре отеля "Карл-тон"? Как думаете, Харкот проспит еще часок?

– Безусловно, – ответила она. – По его виду можно точно сказать, что он проспит до будущего года. Вас это устраивает?

– Замечательно! – воскликнул Беллами. – Вы успеете пообедать со мной, купить себе новое платье на обратном пути и подежурить у останков затонувшего корабля, пока он мне не понадобится сегодня вечером. Пока, Фенелла.

Он повесил трубку, закончил одеваться, спустился вниз и велел консьержке все телефонные звонки переводить ему в отель "Карлтон".


Он заканчивал второй мартини, когда появилась Фенелла. Она очаровательно выглядела в темно-сером костюме и сделанной к нему на заказ шляпке из бархата. Она сияла улыбкой, была свежа и привлекательна, словом, была похожа на остальных хорошо одетых дам, обедающих в ресторане. Беллами подумал про себя: интересно, что у нее в прошлом? Скорее всего, старая история, которая с небольшими вариациями повторяется с тех пор, как на земле живут мужчины и женщины.

Она выпила двойной сухой мартини, затем удобно устроилась в кресле, приняв грациозную позу, и предложила:

– Лучше я сначала скину с плеч дело, Ники, потому что я не люблю мешать дело с обедом. А вы?

Он улыбнулся ей, заказал еще два коктейля и попросил ее рассказывать.

– После того как "мы с вами расстались, Харкот находился в каком-то коматозном состоянии, пока мы не подъехали к его дому. Потом он подышал свежим воздухом и заявил, что не желает идти домой. Я была этому рада, поскольку, хоть и умею постоять за себя перед лицом любого подвыпившего джентльмена с хорошими манерами, вовсе не была уверена, что справлюсь с Харкотом, если им действительно овладеет страсть.

– Харкот, обуреваемый страстью, – перспектива не из приятных, – согласился Беллами. – Что-то вроде расшалившегося бегемота.

– Вот-вот, – подхватила Фенелла, – а я не привыкла иметь дело с расшалившимися бегемотами. Не доводилось встречаться пока.

– Это плохо, Фенелла. Продолжайте.

– Харкот объявил, что мы едем в "Монастырь", – рассказывала она. – Спросил, не возражаю ли я, я ответила, что мне все равно, где пить и что, если никто не будет заставлять меня исполнять там танец с опахалом, я ничего не имею против.

Итак, мы отправились в "Монастырь". Всю дорогу Харкот жаловался, один или два раза я чуть было не разрыдалась. Главной темой было то, что его никто не понимает, жена его на дух не переносит, женщины его обманывают, он проиграл все деньги и практически все, что могло с ним произойти, произошло, поэтому смерть была бы для него счастливым избавлением.

– Очень похоже на Харкота, – подтвердил Беллами. – А что делали вы?

– Я была с ним очень мила и по-женски, как могла, его утешала. Напомнила ему, что самый темный час наступает перед рассветом…

– Это был чрезвычайно остроумно, Фенелла. Уверен, вы также сообщили ему, что "пока человек жив, всегда остается надежда".

– Скорее всего, да, – согласилась Фенелла весело. – Я обрушила на его голову все известные мне мудрые афоризмы и старинные пословицы. Похоже, что успех превзошел мои ожидания, так как Харкот вдруг стал озорным и повел себя эксцентрично, попытавшись слишком уж интимно отблагодарить меня за слова утешения. К счастью, мы как раз подъехали к "Монастырю" и он упал с сиденья. Таким образом, я вышла из передряги с минимальными потерями в виде растрепанной прически и порванных чулок – шелковые чулки так легко рвутся…

Она допила коктейль и взяла протянутую Беллами сигарету.

– Какое-то время после этого он вел себя очень мило, – продолжала она, – если не считать того, что танцевать с ним, – все равно, что бороться с белым медведем. Тем не менее, все было в порядке, пока туда не явилась Айрис Берингтон с каким-то молодым человеком. Харкоту это не понравилось. Он стал отпускать грубые шутки по адресу Айрис. Сначала тихо, но по мере того, как он проглотил два огромных стакана виски, голос его становился все громче.

Беллами сочувственно кивнул.

– Он действительно немного перепил, – продолжала Фенелла, – и в конце концов молодой человек, сопровождающий Айрис, подошел к нашему столу и сделал ему вежливое представление. Харкот страшно разозлился и заявил, что ничего дурного про Айрис не говорил, кроме того, что она – грязная корова, что она способна украсть золотые коронки изо рта своей спящей матери и что она завоевала в возрасте пятнадцати лет первое место на состязаниях по краже младенцев. А в остальном она – очаровательная женщина, если такие женщины вообще в вашем вкусе.

Фенелла изящно стряхнула пепел.

– Думаю, молодой человек был несколько обескуражен. Во-первых, он был в форме летчика Королевских военно-воздушных сил и не хотел попадать ни в какую историю – это был очень симпатичный юноша, во-вторых, думаю, он был введен в заблуждение Айрис. Она, видимо, рассказала ему о себе какую-нибудь душещипательную историю, а он, будучи человеком простодушным, поверил.

– Знаю, – улыбнулся Беллами. – Королевские военно-воздушные силы чрезвычайно эффектно действуют в воздухе. Там у этих ребят должна быть стопроцентно "моментальная реакция"… Но Айрис – это нечто совсем другое…

– Можете мне не рассказывать, – пробормотала Фенелла. – Если бы я служила в военно-воздушных силах, я бы предпочла иметь дело с дюжиной "мессершмиттов", чем с рассерженной Айрис. Так или иначе, – продолжала она, – я взглядом дала понять летчику-лейтенанту, что Харкот пьян, и он меня понял. Он посоветовал Харкоту не валять дурака и сидеть тихо и спокойно.

Харкот ответил, что он всегда спокоен, а теперь, когда Айрис отняла у него все до последнего пенни, ему и вовсе ничего другого не остается, как сидеть спокойно. Он сказал также, что если бы он служил в военно-воздушных силах и встретился с такой женщиной, как Айрис, он бы сел в свой самолет и улетел прочь так, словно за ним гналась тысяча чертей. И добавил, что он ничего не имеет против нее лично и что многие мужчины могут с ума сходить по ней, но, если бы была его воля, он бы назначил ее в правительственную комиссию по экономике, потому что стоило бы только нацелить Айрис на Германию – и он, Харкот, ставит последнюю свою пуговицу против игрушечного слоника, что она обобрала бы всю страну за пару недель.

– Харкот, должно быть, был очень забавен, – вставил Беллами.

– К тому времени, – продолжала Фенелла, – Айрис, уставшая ждать своего спутника, сама появилась на сцене и взяла ситуацию в свои руки. Она была очень сердита. Она очень грубо оборвала Харкота и запустила в него кружкой пива. Целилась она прямо в него, но и мне на платье вылилось полкружки. Я не слишком огорчилась – это было не такое уж замечательное платье, к тому же я подумала, что вы наверняка купите мне новое.

– Вы так подумали?… А что было потом?

– Всем стало немного неловко, и я решила, что мне нужно уговорить Харкота уехать домой. Они с Айрис молча смотрели друг на друга ненавидящим взглядом. Потом Айрис сказала ему, чтобы он не смел к ней больше приставать, а он в отместку назвал ее "стукачкой самого гнусного пошиба" и заявил, что ей придется отвечать перед законом, если она будет распространять свои клеветнические домыслы о том, что он делал в понедельник вечером. Она спросила, откуда у него такая информация, и он ответил: "От Беллами". Тогда Айрис посоветовала ему не слишком доверять тому, что говорит Беллами, и выразила уверенность, что сам Беллами очень скоро окажется за решеткой.

Харкот заявил, что прекрасно может позаботиться о себе сам, если только речь не идет о ней, на что Айрис весело возразила, что это он так думает, а по ее мнению, он – первостатейный идиот и ему лучше бы поостеречься Беллами, потому что Беллами – очень опасный человек.

– О, Боже, кто бы мог подумать! – воскликнул Беллами.

– Надеюсь, это не правда, – сказала Фенелла, – полагаю, вы выглядели бы слишком невинно за тюремной решеткой. Как вы думаете, мне позволили бы приходить и кормить вас булочками?

Они рассмеялись, и он предложил:

– Пошли обедать.

Они отправились в ресторан. Беллами заказал обед. Когда официант ушел, Фенелла сказала:

– Конечно, как я уже говорила, все это – не мое дело, и я вовсе не любопытна, но мне хотелось бы знать, из-за чего весь этот сыр-бор, чтобы не схлопотать еще один пинок, который я получила в жизни больше, чем достаточно.

– Никакого "сыр-бора", моя дорогая, – ответил Беллами. – А что касается вас, моя дорогая, то ваша миссия почти окончена.

Она прелестно надула губки и проворковала:

– Очень жаль, как раз в тот момент, когда мне это начало нравиться.

– Все хорошее рано или поздно кончается, – философски заметил Беллами, приподняв одну бровь. – Дело в том, что после обеда я попрошу вас вернуться к Харкоту. Кстати, как вы попадете к нему? Если он спит, его и пушками не разбудишь…

– Не беспокойтесь, Ники. У меня есть ключ. Я сняла его с брелока Харкота. Я очень предусмотрительна насчет таких мелочей.

– Чудесно, – одобрил Беллами. – Значит так, побудьте с Харкотом до вечера. Может быть, он повезет вас куда-нибудь поужинать. Потом, часам к девяти, доставьте его в "Малайский клуб". Я приеду туда вскоре после этого, и вы передадите мне его с рук на руки. Идет?

Она кивнула и ответила:

– Очень хорошо. Не думаю, что я смогла бы выдержать его слишком долго. Во всяком случае, не в закрытом помещении. Обещаю, что доставлю его туда к девяти.

Она сделала паузу и добавила:

– Мы еще встретимся когда-нибудь? Мы с вами?

Беллами одарил ее широкой улыбкой.

– Не думаю, – ответил он. – Да, наверняка, и для вас будет лучше, если мы больше не увидимся. Как справедливо заметила вчера Айрис, я – человек очень опасный.

Она согласно кивнула.

– Знаю. Но я неравнодушна к опасным мужчинам… из-за этого у меня всегда были неприятности. Было бы куда спокойнее стричь какого-нибудь Харкота, который ни в чем опасном замешан быть не может.

После обеда Беллами велел принести букет фиалок. Расплатившись за обед, обернул стебельки четырьмя пятифунтовыми банкнотами и вручил цветы Фенелле.

– Это на новое платье, – объяснил он.

Явился посыльный и сообщил, что мистера Беллами вызывают к телефону. Фенелла встала.

– Ну, Ники, прощайте. Мы увидимся еще сегодня вечером, но я могу официально попрощаться с вами уже сейчас. Спасибо за фиалки и лишнюю двадцатку. Я куплю интригующее вечернее платье и каждый раз, надевая его, буду вспоминать вас.

– Надеюсь, вы часто будете надевать его, Фенелла, – он дружески улыбнулся ей.

– Я сама возьму такси, – сказала Фенелла. – А вы идите к телефону. Если когда-нибудь вам понадобится кого-нибудь отравить или умыкнуть, звоните.

– Непременно.

Он проводил ее взглядом, закурил и пошел к телефону. Это была консьержка с улице Полумесяца. Она сказала, что звонила мисс Кэрола Эверард и просила передать мистеру Беллами, что миссис Марч будет рада видеть его у себя около четырех, к чаепитию.


II

Когда Беллами вошел, Ванесса разливала чай, возлежа на диване. Она была очень красива, хотя вид у нее был весьма усталый и немного озабоченный, На ней был длинный халат цвета пармских фиалок, облегавший ее стройную фигуру, фиолетовые сандалии и очень тонкие шелковые чулки завлекательного бежевого тона. Бусы и браслет из венецианского стекла украшали ее шею и запястье.

По другую сторону камина скромно сидела Кэрола в черном костюме и черно-белом вязаном свитере. Очаровательная шляпка-ток из леопардовой шкуры была наискось надвинута на лоб, а такая же шубка небрежно брошена на спинку стула.

Ванесса подняла голову, взглянула на Беллами и улыбнулась.

– Вам чай или виски с содовой, мой бедный подозреваемый? Впрочем, я сама знаю ответ.

– А вот и ошибаетесь, – возразил Беллами. – Я теперь – совершенно другой человек и пью чай. Как тебе это нравится, Кэрола?

– Мне это очень правится, Ники, – ответила та. – Но мы страшно волнуемся за тебя, за Филипа и вообще из-за всей этой истории. То, что случилось с бедной Фредой, слишком ужасно. Никто из нас не может поверить, что это – правда. Мне все время кажется, что сейчас зазвонит телефон и бедняжка попросит меня прийти к ней поболтать.

Ванесса сказала своим нежным голосом:

– И мне тоже. Это просто ужасно, ведь правда? Наверное, когда-нибудь это пройдет… Но это ужасно. Я никогда не забуду, какой испытала шок, когда купила газету и увидела это на первой странице.

Кэрола встала.

– Я ухожу, – проговорила она. – У меня масса дел, а вы прекрасно обойдетесь и без меня.

Беллами подал ей пальто и как бы между прочим сказал:

– Бьюсь об заклад, у тебя свидание с Ферди.

– Как ты догадался? – удивилась Кэрола. – Почему бы и нет? Он – теперь мой кавалер. И тебе также следует знать, Ники, что мы помолвлены.

Он взглянул на новое кольцо на ее безымянном пальце и состроил гримасу.

– Так мне и надо, – сказал он. – Сыпь мне соль на рану Кэрола. Я чувствую себя, как Лю Хуанчин…

– А кто это и чем он знаменит? – спросила Кэрола, натягивая перчатки.

Беллами принял чашку чая, протянутую Ванессой.

– Это – один тип из китайской мифологии, – пояснил он. – Он был замечательным парнем, но влюбился в дочь одного из местных богов. Однажды она сошла с пьедестала и сказала Лю Хуанчину, что он ей нравится и что, несмотря на свое божественное происхождение, она согласна выйти за него замуж.

Эта новость словно громом его поразила. Он был совершенно помешан на этой девушке, но и подумать не смел, что она когда-нибудь снизойдет до него, поэтому он впал в прострацию – понимаешь, что я имею в виду? Словом, он был так взволнован и переполнен радостью, что пошел наклюкался каким-то местным зельем – саке, что ли – и не просыхал несколько месяцев…

Кэрола улыбнулась.

– А что сделала божественная невеста?

– Она, конечно, страшно рассердилась и вышла замуж за какого-то другого типа.

– И тогда Лю Хуанчин понял, какого свалял дурака? – осведомилась Кэрола.

– Ничего подобного. Ибо, будучи на все сто процентов дочерью бога, девушка оказалась никудышной женой. Возвращаясь вечерами домой, старина Лю Хуанчин, спрятав лицо в воротник, останавливался, бывало, у ее дома и слушал, как она пилит своего мужа. Потом он злорадно улыбался, отправлялся домой и зажигал в алтаре перед своим идолом пару лишних благовонных палочек в благодарность за то, что боги избавили его от участи, которая хуже смерти.

Ванесса рассмеялась.

– Все бесполезно, Кэрола. Ники неисправим, у него всегда найдется какой-нибудь неожиданный аргумент.

– Неисправим? – переспросил Беллами. – Но она никогда и не пыталась меня исправить. Вместо этого она променяла меня на Ферди Мотта. Ну скажи, Кэрола, неужели он умеет так же хорошо целоваться, как я? Строгим тоном Кэрола ответила:

– Это к тебе не имеет никакого отношения. Это – сугубо личное дело, мое и Ферди, – потом снова рассмеялась: – Пока, привет вам обоим, – и вышла.

– Шикарная девушка, – вздохнул Беллами. – Каким же я оказался идиотом!

Ванесса грациозно пожала плечами.

– За что боролись, Ники, на то и напоролись. Честно говоря, я не думаю, что это – ваша самая большая беда.

Беллами посерьезнел.

– Знаю. Вы видели письмо, которое я написал Кэроле?

Ванесса кивнула и налила себе чаю.

– Ничего во всем этом нет хорошего, вы со мной не согласны, Ники?

– Это гнусно, – ответил он. – Я думал обо всем этом, пока у меня ум за разум не стал заходить. Будь я проклят, Ванесса, если я знаю, что делать.

Ванесса внимательно посмотрела на него, поставила чашку на столик рядом с диваном и заложила руки за голову. Беллами отметил, что красота ее почти совершенна и что в ней был какой-то абсолютный покой, который трудно выразить словами. Конечно же, в ней что-то было.

– Единственное, что вы должны сделать, Ники, – посоветовала она, – и если у вас остался здравый смысл, вы сделаете это, не задумываясь, – пойти в Скотленд-Ярд к офицеру, который занимается этим делом, и рассказать ему всю правду. Если вы это сделаете, вы спасены. Если нет, вас будут подозревать.

Он кивнул.

– Вы, конечно, правы, но если я это сделаю, они наверняка арестуют Харкота. Они его тут же схватят.

Он пошарил в нагрудном кармане пиджака и извлек конверт, а из конверта – окурок сигареты, которую Харкот дал ему в клубе Мотта.

– Посмотрите на название, Ванесса, – показал он. – "Марокко". Это сигареты, которые курит только Харкот. Я нашел этот окурок еще дымящимся в пепельнице у постели бедной Фреды. – Беллами лгал с легкостью, которая дается лишь долгой практикой: – Он был там. Клянусь чем угодно, он был там, когда я вошел в квартиру. Он спрятался и выскользнул при первом же удобном случае, когда я был в спальне.

Ванесса улыбнулась и протянула руку к чашке.

– Похоже на Харкота. Большую часть жизни он потратил на то, чтобы проскальзывать и выскальзывать из разных мест и ситуаций.

– Вы не любите его, Ванесса? – спросил Беллами.

Она улыбнулась, и это была жесткая улыбка.

– Я испытываю к нему отвращение.

Ванесса открыла ящичек с сигаретами и взяла одну из них. Беллами приблизился и дал ей прикурить. Склонившись над ней, он оценил прелесть ее глаз, глядевших на него снизу вверх.

– Я знаю о Харкоте столько, сколько не знает никто, – сказала она. – Так уж случилось: мы были женаты семь лет. И за все это время я не видела, чтобы он сделал что-то бескорыстно или повел себя порядочно. Если бы я не позаботилась о последних своих грошах, он бы и их промотал, как промотал все, что у меня было, когда я выходила за него. Бог его знает, почему я стала его женой, – с горечью воскликнула она. – Если есть на свете законченная дура, так это была я.

Беллами согласно кивнул.

– Я знаю, Харкот – тяжелый случай. Хотя какое право имею я говорить об этом?! Я и сам от него не далеко ушел.

Ванесса улыбнулась.

– Здесь не может быть никакого сравнения, – твердо возразила она. – Никакого. Ваши прегрешения – это, скорее, промахи. Вы пьете больше, чем нужно. Вы не слишком прилежны в работе. Вы – забавный человек, Ники. Но в глубине души вы – славный парень. Любая знающая вас женщина это подтвердит. К тому же вы щедры и бескорыстны и никогда не присасываетесь к людям как паразит.

Ее лицо исказила гримаса.

– А Харкот способен украсть последний медяк у спящего нищего.

Беллами достал портсигар и закурил. Спустя некоторое время он спросил:

– Ванесса, вы можете мне кое-что сказать? И не сердитесь на меня за этот вопрос. Как вы думаете, между Харкотом и Фредой что-нибудь было?

Ванесса затянулась сигаретой, потом выпустила дым через ноздри и ответила:

– Вы хотите знать, был ли у Харкота роман с Фредой?

Беллами кивнул.

– Да, именно это я хочу знать.

– Конечно, был, – сказала Ванесса холодно. – Я знала это уже давно. Я и на следующий ваш вопрос отвечу. Вы спросите, что общего могло быть между такой хладнокровной, замкнутой, сдержанной женщиной, как Фреда, и такой грубой скотиной, как мой муж? И я вам скажу.

Беллами продолжал курить.

– Несколько месяцев тому назад я велела Харкоту убираться вон, потому что не желала делить его с целой кучей случайных женщин и дешевых шлюх, тем более, что все они тратили мои деньги. Словом, я его прогнала. Он не возражал. Не думаю, чтобы ему хотелось вести жизнь порядочного человека. Итак, он убрался. Я не обсуждала этого вопроса с друзьями, так как здесь нечего было обсуждать.

Вот тут-то он и вцепился мертвой хваткой во Фреду. Филип был страшно занят на своей новой службе, редко бывал дома. Фреда чувствовала себя покинутой. Харкот постоянно бывал у нее – то на чай зайдет, то на коктейль – и искал сочувствия, бил на жалость. Он не такой уж безмозглый. Видимо, было в нем в тот момент что-то, что тронуло Фреду. Так или иначе, она ответила на его притязания. Я знаю это точно, потому что задалась целью выяснить, так ли это. Мне хотелось лишь удовлетворить свое любопытство… больше ничего.

– О, Господи, – воскликнул Беллами. – Кто бы мог подумать? И вы считаете, что Фреда давала ему деньги?

Ванесса рассмеялась.

– Мой дорогой Ники, не будьте так наивны. Харкот может взять деньги даже из дароносицы в церкви, если никто не видит. Конечно же, он брал деньги у Фреды. На что бы он иначе существовал?

Беллами выбросил в камин окурок и закурил снова.

– Это просто ужасно, Ванесса, да? Грош нам всем цена. Все мы считались в той или иной мере друзьями с тех пор, как Харкот, Мотт и я начали работать у Филипа в отделе "Ц". Мы, конечно, догадывались, что вы с Харкотом не очень ладите, но я представить себе не мог, что все так плохо.

Он помолчал немного, потом заговорил.

– Ванесса, вы думаете, что это Харкот убил Фреду? Я знаю, что вы так думаете. Я чувствую.

Ванесса спустила ноги на пол быстрым изящным движением. У нее были восхитительные ноги.

– Ради Бога, Ники, – сказала она. – Что с вами? Неужели это не ясно, как день?

Она бросила окурок в пепельницу, стоявшую на столе.

– Послушайте, Ники, подумайте сами, как все было. Харкот каким-то таинственным, только ему известным способом добился того, что Фреда стала ею любовницей. Вы хорошо знали Фреду. Это была замечательная женщина. Восхитительная. Но… почему-то – это знала лишь она одна – даже несмотря на то, что муж ее обожал, она пожалела Харкота или вошла в его тогдашнее положение. Казалось бы, что Харко I этого должно было быть достаточно. Но не тут-то было. Не такой Харкот. Ему мало того, что такая женщина, как Фреда, стала его любовницей. Ему нужна была еще и эта ужасная Берингтон. И у него хватало наглости платить за ее благосклонность деньгами, которые он брал у Фреды. У него хватало бесстыдства таскать ее за собой повсюду, привести ее даже на вечеринку к Кэроле. Если вы хотите знать, почему Фреда не пришла туда, сказавшись больной, так именно из-за этого. Когда она сказала Харкоту, что у нее больше нет денег, он предпринял наступление. Он умышленно поехал, взял эту хищницу Айрис Берингтон и привез ее к Кэроле… это был вызов всем нам.

А потом случилось самое плохое… с его точки зрения, конечно. Берингтон сообщила ему, что он ей надоел. Что без денег он ей не нужен. Поэтому-то он в ярости и вернулся к Фреде. Он приехал к ней злой, ненавидящий, пьяный и убил ее. Конечно же он ее убил.

Беллами кивнул.

– Вы правы, Ванесса. Совершенно очевидно правы. Все мои сомнения, связанные с ложными представлениями о дружбе и порядочности, здесь неуместны. В конце концов убийство есть убийство.

– Что вы собираетесь делать, Ники?

– Я завтра же поеду в Скотленд-Ярд и все расскажу Мейнелу. В конце концов я должен думать и о себе.

Ванесса кивнула головой.

– Конечно, – согласилась она, – вы безусловно должны это сделать. Если у Харкота есть какое-нибудь алиби, пусть он сам его представит. Я не утверждаю, что он хотел убить Фреду, множество убийц не собираются убивать, но убивают, не так ли? Пусть Харкот заботится о себе сам. Почему это должны делать вы?

– Не знаю, – ответил Беллами. – Разве что потому, что в Харкоте всегда было что-то жалостное.

– Вот именно, – угрюмо подтвердила Ванесса. – Проклятая жалость. Из-за нее я и вышла за него замуж. У меня он тоже вызывал жалость. Думаю и Фреда попалась на эту удочку и поэтому давала ему деньги. Жаль, что его жалость не удержала его от убийства. Бедная Фреда вовсе не вызывала жалости, теперь ее убили, а вы жалеете человека, который убил ее, потому что он вызывает жалость. Боже мой… это ужасно… ох, уже эти жалостливые люди!

Беллами встал.

– Вы – настоящий друг, Ванесса. Огромное вам спасибо, – приподняв одну бровь, он улыбнулся ей. – И спасибо за чай.

Ванесса тоже встала.

– Отправляйтесь в Скотленд-Ярд и расскажите им всю правду. Иначе вы будете еще одним человеком, вызывающим жалость.

Она наклонила к себе его голову и поцеловала его в губы.

– Мне давно хотелось это сделать, – сказала она. – Главным образом потому, что вы – идеальный в моем представлении мужчина, несмотря на все то поверхностное, чем вы прикрываетесь, словно маской. Ну, теперь идите, Ники, мне нужно причесаться.

– О'кей, босс.

В дверях он задержался и, обернувшись, сказал:

– Харкот был дураком. Как можно променять такую женщину, как вы, на какую-то Берингтон?! Он, наверное, чокнутый.

И вышел, широко улыбаясь.

Было пять часов. Беллами взобрался по лестнице в "Малайский клуб". Там было пусто. Блондинка послала ему улыбку из-за стойки.

– Как поживает миссис Рок? – ехидно спросила она.

– Двойной виски с содовой, пожалуйста, – ответил он. – А почему ты о ней спрашиваешь?

– Я вчера вечером наблюдала за вами. Когда Ланселот стал затевать ссору, я знала, что вы его припечатаете. И она знала. Ей не нравится этот Ланселот. Ей было это очень приятно, я видела по ее глазам.

– Если он ей не нравится, почему же она с ним ходит? – поинтересовался Беллами. – Ее же никто не заставляет, не так ли?

Блондинка-барменша криво усмехнулась.

– Она работает на Ферди Мотта, владельца клуба. Они с миссис Берингтон приводят туда своих посетителей, а Мотт платит им за это комиссионные.

– А… – протянул Беллами.

Он выпил виски с содовой и направился в другой конец зала к телефонной будке. Набрав номер отдела "Ц", он попросил мистера Вэнинга. Когда тот взял трубку, Беллами сказал:

– Филип, спасибо за письмо и сведения. Я не буду вам ничего говорить по поводу Фреды, вы сами знаете, что я чувствую. Единственное, что можно вам посоветовать сейчас, – это работать так, чтобы чертям жарко было, чтобы не оставалось времени думать об этом.

– Спасибо, Ники, – поблагодарил Вэнинг.

– У меня для вас кое-что есть, Филип, кое-какие соображения насчет утечки. Мне нужно повидаться с вами. Сегодня вечером можно?

– В баре "Беркли" в семь. Подходит?

– Отлично, – воскликнул Беллами. – Послушайте, Филип, вы только что получили нокаутирующий удар. Вы готовы выдержать еще один? Справитесь?

– Не беспокойтесь, – мрачно ответил Вэнинг. – После того, что случилось, я выдержу все, что угодно. Хуже уже ничего быть не может.

– Хорошо, – сказал Беллами. – Тогда до семи.

Он повесил трубку, проследовал обратно к стойке и заказал еще порцию виски с содовой.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Среда

ТАКТИЧНОЕ ИНТЕРВЬЮ

I

Беллами сидел у себя в гостиной перед камином и курил. Он размышлял о предстоящей беседе с Вэнингом, отдавая себе отчет в том, что она будет нелегкой. Жизнь бежит быстро, иногда слишком быстро, подумал он.

Он позволил себе мысленно вернуться к тому, что произошло, начиная с вечера понедельника, когда Вэнинг поручил ему расследование обстоятельств утечки информации.

Он встал и начал ходить по комнате. Теперь он сосредоточился на Фенелле Рок. Его первая догадка насчет этой очаровательной дамы подтвердилась. Она была одной из тех цепких женщин, которых Мотт использовал, чтобы поддерживать постоянный поток посетителей в своем игорном клубы.

Он усмехнулся, представив себе, как Фенелла рассказывает Мотту обо сем, что случилось с ней за последние сорок восемь часов. Она должна будет сообщить Ферди все о Харкоте и его проигрыше у мисс Пурселлы. Улыбка Беллами стала еще шире, когда он представил, что подумает Ферди, узнав, что две сотни, которые он так старательно проиграл Харкоту в понедельник, так же старательно отнял у него Беллами.

Фенелла расскажет Ферди о своем визите в квартиру Харкота, о том, как искала там секретные материалы отдела "Ц", и о том, что Беллами еще не кончил проверять Харкота – она должна привезти его вечером в "Малайский клуб" и передать Беллами, который еще что-то собирается с ним делать. Ферди придется не на шутку задуматься.

В четверть седьмого Беллами надел пальто на меху и черную мягкую шляпу и отправился в "Беркли". Вечер был пронизывающе холодным. На улицах – кромешная тьма, лишь изредка мелькали блики от фонариков прохожих, да тусклый свет автомобильных фар. Гнусный вечер, подумал Беллами.

Вэнинг сидел в углу бара. На первый взгляд, он выглядел как всегда. И только приблизившись к столу, Беллами заметил глубокие складки, пролегшие у него на лице, и тяжелую усталость во взгляде. Филип получил тяжелый удар, подумал Беллами. Интересно, как он перенесет следующий?

– Привет, Ники, – поздоровался Вэнинг.

Голос был ровным, как всегда. Беллами увидел, что пальцы на его правой руке – короткие трудовые пальцы – крепко сжаты так, что побелели суставы. Для Вэнинга настали тяжелые времена.

– Я собираюсь сказать вам кое-что весьма серьезное, – начал Беллами, – и должен признать, что ни с кем другим не решился бы говорить так откровенно, как с вами, Филип. Но вы сказали, что готовы к этому. Что ж, старина, да поможет вам Бог это перенести. Вести неприятные.

Вэнинг усмехнулся.

– Я уже сказал вам по телефону, что теперь уже ничто не может произвести на меня сильного впечатления. Я пришел к такому состоянию, когда мне хочется только одного – загнать себя работой и постараться обо всем забыть.

Беллами кивнул.

– Да, это именно то, что вам нужно, Филип.

Он закурил. Ни один из них не произнес ни слова до тех пор, пока официант не принес заказанные Беллами напитки. Потом Вэнинг сказал:

– Итак, у вас есть какая-то идея насчет этих утечек, Ники, не так ли?

– Да, – подтвердил Беллами. – У меня множество идей, Филип. Трудность состоит в том, чтобы отобрать нужные.

Он глубоко затянулся и медленно выпустил дым из легких.

– Даете ли вы себе отчет в том, Филип, что дело это весьма деликатное? Думаю, каким бы ни был результат расследования, правительство захочет все сохранить в тайне. Публике незачем знать о подобных вещах, не так ли?

Вэнинг вздохнул.

– Это – чистая правда. Но не это должно нас сейчас занимать. Нам нужно найти того, кто несет ответственность за утечки.

– Буду говорить прямо, Филип, и начну с вечеринки у Кэролы. Помните, вы сказали мне, что Фреда там будет, что Харкот заедет к ней на коктейль, а потом отвезет к Кэроле. Вы знаете, что никакой простуды у Фреды не было, иначе она бы вам о ней сообщила.

– Не понимаю, какое это имеет отношение…

Беллами поднял руку.

– Знаю, что не понимаете, Филип. Слушайте дальше и не перебивайте. Дело в том, что Харкот не привез Фреду на вечеринку, а привез туда Айрис Берингтон. Фреда же осталась дома. Харкот ушел от Кэролы до меня. Ушел с Ванессой. Я собирался уходить один вскоре после одиннадцати, но тут позвонила Фреда. У нее был очень странный голос. Она попросила меня передать Кэроле, что не сможет приехать из-за простуды и спросила, не соглашусь ли я приехать к ней прямо сейчас – у нее было что-то срочное. Она велела войти через боковую дверь, сказав, что оставит замок на дверях вашего кабинета на предохранителе. Меня, конечно, это удивило. Я был немного навеселе, но у меня хватило ума сообразить, что Фреда не стала бы просить меня приехать в такой час зря.

Вэнинг неотрывно смотрел на Беллами. Глаза его расширялись от удивления.

– Я взял такси и поехал к ней, – продолжал Беллами. – Вошел в квартиру, прошел через ваш кабинет в гостиную. Фреды нигде не было видно. Я прошел в коридор и позвал. Никто не ответил. Тогда я постучал в дверь спальни, которая была приоткрыта, и просунул в нее голову. Я увидел ее лежащей на кровати. Она была уже мертва, Филип. Можете себе представить, что я почувствовал? Но что меня поразило, так это – окурок, дымившийся в пепельнице. И это был окурок сигареты "Марокко" – эти сигареты курит один Харкот. Совершенно очевидно, что он только что был там, и я уверен, что в тот момент он все еще находился в квартире!

– О, Господи! – воскликнул Вэнинг.

Затягиваясь сигаретой, Беллами поздравил себя с тем, что научился так легко и складно врать.

– Уверен, что он явился к Фреде сразу же после ее звонка мне, – продолжал он. – Конечно, он не знал, что я к ней тоже еду, и она ему не сказала этого, так как была напугана. Она, быть может, радовалась, что я должен приехать. Харкот убил ее незадолго до моего приезда и, вероятно, пока я был в спальне, он сидел в маленькой гостиной напротив, а потом, воспользовавшись тем, что я был в шоке, выскользнул.

Вэнинг молчал. Он смотрел на стол прямо перед собой.

Беллами ровным голосом продолжал:

– Я обнаружил несколько интересных вещей. Во-первых, когда Харкот раньше в этот вечер приезжал к Фреде на коктейль, он рассчитывал получить от нее деньги. Он был уверен, что она их ему даст, Филип, – а теперь держите себя в руках, – потому что она уже довольно давно снабжала его деньгами. Я знаю, что в этот раз она ему отказала. Знаю, потому что он сам сказал об этом Айрис Берингтон. Айрис также сообщила мне, что он был в ярости и что она уверена, будто, уйдя от Кэролы, он поехал к Фреде снова, поссорился с ней, потерял голову и убил ее.

Это предположение подтверждается и тем, что у Харкота нет алиби на это время. Он говорит, что бродил в темноте по улицам. Кто же в это поверит? Чтобы Харкот бродил по улицам под дождем?

– Боже мой! – воскликнул Вэнинг. – Это ужасно. Но это же смешно. Это…

– Самое плохое впереди, Филип, – перебил его Беллами. – Но вы должны знать и это, – он загасил окурок. – Видите ли, Филип, мы, мужчины, бываем такими эгоистами. Иногда не видим, что творится у нас под носом. Вы полностью отдались работе в отделе "Ц", трудились, как негр на плантации, – двенадцать-пятнадцать часов в сутки. И, вероятно, не отдавали себе отчета в том, что не оказывали Фреде должного внимания.

– Что, черт возьми, вы хотите этим сказать, Ники? – удивился Вэнинг.

Беллами мрачно объяснил.

– Филип, Фреда была любовницей Харкота. Ванесса заподозрила это какое-то время назад и провела расследование. Сегодня днем она сказала мне, что знает это наверняка. Никаких сомнений. Вероятно, потом Фреде он надоел. Может быть, она узнала, что у него связь с Айрис Берингтон. Это, как я понимаю, и стало причиной беды.

У Вэнинга опустились плечи.

– Боже мой, Ники! Как это ужасно! Я не могу в это поверить!

– Филип, боюсь, вам предстоит узнать нечто еще более страшное.

Вэнинг начал хрипло смеяться.

– Это уже невозможно! Вы хотите сказать, что может быть что-то ужаснее того, что вы мне уже сообщили? Не смешите меня.

– Послушайте, Филип, – не сдавался Беллами. – Насколько я понимаю, вы – не слишком богатый человек, и Фреда могла себе позволить расходы, хоть и достаточные, но не чрезмерные.

Вэнинг подтвердил это кивком головы.

– Вот я и спросил себя, – продолжал Беллами, – откуда же у Харкота брались такие большие деньги? А деньги у него были большие. Эта Берингтон – вымогательница самого высокого класса. Чтобы иметь с ней дело, мужчина должен располагать очень большими средствами.

– К чему вы клоните, Ники? – спросил Вэнинг. – И позвольте мне кое-что вам сказать: я не верю в то, что Фреда давала Харкоту деньги. У нее их было не больше, чем всегда. Как же она могла его субсидировать? Где бы она взяла столько денег, чтобы Харкот мог сорить ими по всему Лондону?

– Вот именно, Филип, – подхватил Беллами. – А теперь подумайте. Где Харкот с Фредой могли взять такие деньги? Подумайте, Филип.

Вэнинг сжал кулаки. Затем пальцы его расслабились и он ухватился за подлокотник кресла.

– О, Господи милостивый, – пробормотал он. – Вы хотите сказать…

– Да, хочу, – подтвердил Беллами. – Я хочу сказать, что именно здесь зарыта собака в истории с утечкой информации. Фреда знала, чем вы занимаетесь, у нее был доступ к документам, когда вы работали дома. Она передавала бумаги Харкоту, а Харкот их продавал. Неужели вам это не ясно? Неужели вы не видите, как все сходится? Это не такая уж сложная мозаика, Филип, если подогнать несколько фрагментов.

Беллами закурил.

– Если взглянуть на дело с этой точки зрения, оно представляется весьма несложным.

Вэнинг поднял голову.

– Ники, все это страшно. Но, да простит меня Господь, я верю вам. Теперь я начинаю думать…

– Вот-вот, – подхватил Беллами. – Когда человек даст себе труд задуматься, он начинает вспоминать мелкие детали, которые раньше казались незначительными, – он пожал плечами: – А теперь послушайте, Филип. У вас своя работа, у меня – своя. Вы мне поручили это расследование, и хоть раз в жизни я намерен довести дело до конца. Мы с вами оба против Харкота, но нам не следует действовать грубо – это было бы слишком просто. Действовать надо хитро.

– Почему? – спросил Вэнинг.

– Причина очевидна, – ответил Беллами. – Можете мне поверить, что Харкота повесят за Фреду. Разумеется, когда это произойдет, можно будет считать, что эту часть своих долгов он заплатил. Но есть ведь еще кое-что, что мы должны узнать от него: кому и как он продавал секретные материалы. Не думаю, что это будет трудно сделать.

– Я хочу еще что-нибудь выпить, – неожиданно заявил Вэнинг.

Беллами прервал свою речь до тех пор, пока официант не принес новые напитки. Вэнинг залпом выпил двойную порцию виски с содовой, после чего сказал:

– Ну, хорошо, Ники, продолжайте. В чем состоит ваш замысел?

– А вот в чем: если мы прижмем Харкота, думаю, он заговорит. Он сейчас в таком состоянии, что долго сопротивляться не будет. Он напуган, подавлен и сломлен. У него нет ни гроша.

– Стало быть, он тоже сломлен… Я чертовски рад этому, будь он проклят. Надеюсь, он испытывает все муки ада…

Беллами кивнул.

– Я понимаю, что вы должны сейчас испытывать, Филип. И сочувствую. Полагаю, если бы у Харкота были деньги, он бы уже давно сбежал. Но я не хотел, чтобы он улизнул, и позаботился об этом.

Вэнинг удивленно поднял брови.

– В понедельник вечером. – пояснил Беллами, – Харкот выиграл пару сотен в покер в клубе Мотта. К тому времени он уже знал, что Айрис Берингтон дала ему отставку, поэтому уверен, он бы немедленно смылся, имея двести фунтов в кармане. Тогда я пригласил его поиграть в железку и устроил так, что каждый раз, когда он играл против банкомета, у него оказывалось на очко меньше. Он много проиграл. У него сейчас нет ничего, кроме двадцати фунтов, которые я ему одолжил.

Слабая улыбка мелькнула на лице Вэнинга.

– Неплохо, Ники. Похоже, вы вкладываете в эту работу всю душу.

– Не сомневайтесь, это именно так, – ответил Беллами. – Между нами говоря, я еще питаю слабую надежду на то, что Кэрола даст мне последний шанс. Мне почему-то кажется, что у нее осталось какое-то чувство ко мне. Во всяком случае, хочу попробовать. И начать, думаю, надо с того, чтобы заставить Харкота делать то, что мне нужно.

– Желаю удачи, Ники, – сказал Вэнинг. – Но вы еще не сказали, что собираетесь делать.

– Это очень просто, – ответил Беллами. – Моя идея состоит в том, чтобы заставить Харкота во всем откровенно признаться. Давайте займемся этим сегодня же вечером. Зачем терять время? В любом случае я собираюсь пойти завтра в Скотленд-Ярд и рассказать обо всем, что случилось в понедельник вечером. Сначала я ведь им наплел всяких небылиц, потом сказал лишь полуправду. Завтра я выложу все от А до Я.

Но, полагаю, сегодня мы сможем прижать Харкота. Кажется, он уже созрел для того, чтобы расколоться. В конце концов, у человека на совести убийство, а также сознание того, что он – презренный предатель, силой вынудивший Фреду помогать ему в краже секретных материалов.

Я устроил так, что в девять вечера он будет в "Малайском клубе" – это неподалеку отсюда. Думаю, к тому времени, когда я за ним заеду, он уже примет несколько стаканчиков и будет тепленьким и сговорчивым. Я хочу привезти его к вам, Филип, часов в десять, и тут мы с вами возьмем его в оборот. Мы расскажем ему все, что знаем, и все, что об этом думаем.

– Что ж… – согласился Вэнинг. – Кажется, ваш план не плох, Ники.

– Вы знаете Харкота, – продолжал Беллами. – Зажатый в угол, он начинает врать, но чем больше врет, тем больше выдает себя. Клянусь чем хотите, что мы сможем заполнить все пробелы в этом деле, выслушав историю, которую он нам поведает. У него, к тому же, не будет времени что-нибудь придумать. Он вынужден будет импровизировать, а я не думаю, чтобы он был большим умельцем в этом деле.

Итак… когда он расскажет нам свою небылицу, мы сообщим ему то, что знаем мы. Видите ли, если мы добьемся от него признания насчет Фреды и полиция схватит его именно за это, удастся избежать огласки по делу о пропаже секретных материалов. Если его повесят за убийство, никому ни о чем больше не надо будет беспокоиться, правда, мы, конечно, должны будем вытянуть из него, кому он продавал материалы и как они попадали за границу. Быть может, он связан с кем-нибудь, кто переправляет их через Голландию и Бельгию?

Вэнинг согласился.

– Думаю, ваш план хорош, Ники. Но есть одна вещь, которую я хотел бы оговорить. Я полностью за то, чтобы прижать Харкота, и согласен сделать это сегодня же, почему бы и нет? Но я настаиваю на одном обстоятельстве…

Он заколебался и Беллами ободрил его:

– Продолжайте, Филип…

Потирая лоб, Вэнинг сказал:

– Это касается Фреды. Я хочу поговорить с Харкотом о ней. Мне нужно знать, где я совершил ошибку и как удалось ему заставить такую первоклассную женщину, как Фреда, уступить притязаниям такого мелкого подлеца, как он. Вы меня понимаете, Ники?

– Конечно, Филип. Конечно, я вас понимаю. Как вы хотите это устроить?

– Вы привезете его в десять, как и собирались, – сказал Вэнинг утомленно, – и подниметесь в мою квартиру. Затем вы скроетесь и оставите меня на часок с ним наедине. Мне нужно с ним поговорить. Я не причиню ему никакого вреда. Я сейчас нахожусь уже за гранью ненависти к нему и не собираюсь беседовать с ним о секретных материалах – это я оставлю на потом, когда вернетесь вы.

– Хорошо, – согласился Беллами, – давайте так и сделаем.

– Вы вернетесь в одиннадцать, – излагал свой план Вэнинг. – К тому времени я вытяну из него всю правду о его отношениях с Фредой. Я буду знать все, что мне нужно. А потом мы сможем нажать на него и выудить всю необходимую нам информацию об утечке.

Беллами осушил свой стакан.

– Хорошо, Филип, сделаем как вы хотите. Я приведу его в десять или около того.

Вэнинг встал.

– Вы хорошо потрудились, Ники. Я не ошибся, поручив это дело именно вам. Я знал, что вы умеете работать, если захотите. Ну, до встречи. Пока, Ники, – и он медленно вышел.

Беллами посмотрел ему вслед и вздохнул, а потом заказал виски с содовой.


II

Выйдя из "Беркли", Вэнинг немного постоял в растерянности, потом пошел по Пикадилли. Взяв первое попавшееся ему по пути такси, он велел отвезти себя домой.

В машине он сидел с опущенной головой и сложенными на коленях руками, стараясь сосредоточиться, заставить себя думать.

Выйдя из такси, Вэнинг вошел в парадное и поднялся на лифте к себе в квартиру. Там он прошел в гостиную.

Старший офицер спецуправления Харбел стоял перед камином и курил трубку. Это был высокий тощий человек с волосами цвета стали, в очках с роговой оправой. Он походил на кого угодно, только не на старшего офицера спецуправления. Сочувственно улыбнувшись Вэнингу, он сказал:

– Ну… как вы?

Вэнинг снял пальто. Вид у него был очень усталый. Бросив пальто на стул, он пересек комнату и подошел к бару. Смешав два стакана виски с содовой, принес их к камину. Один вручил Харбелу, с другим уселся в кресло, вид у него был измученный.

Харбел отхлебнул из своего стакана, поставив его на каминную доску позади себя и сказал:

– Ну, что придумал наш ловкий друг? Даю голову на отсечение, выдумка была недурна.

Вэнинг встал и заходил по комнате.

– Недурна? – переспросил он. – О, Боже! Недурна!

Он перестал ходить и остановился напротив Харбела.

– Знаете, что я вам скажу, Харбел? Я недооценивал Беллами. Я не знал, что он так умен. Мне следовало бы принести ему извинения. Его хитрость граничит с гениальностью. Но я вам скажу кое-что, что вас удивит…

– Меня ничто не может удивить, – ответил Харбел.

– Это удивит и вас, – угрюмо заметил Вэнинг. – Я не верю, что Фреду убил Беллами.

– Что?! – вскричал Харбел.

– Послушайте частично то, что мне сообщил сегодня Беллами, – правда. Это должно быть правдой, так как, по его словам, у него есть доказательства, а он не так глуп, чтобы говорить это, будучи не в состоянии их предъявить.

Харбел кивнул и снова взял свой стакан.

– Понимаю. А кто же, по его мнению, убил миссис Вэнинг?

– Беллами утверждает, что это Харкот Марч. И я, честно говоря, склонен поверить ему, а я обычно не делаю скоропалительных выводов. Я с самого начала предполагал, что в отношении утечки информации Беллами будет стараться бросить тень либо на Фердинанда Мотта, либо на Харкота Марча. Я так думал, потому что представляется наиболее легким способом для него самого выйти сухим из воды.

– Я тоже так думал, – согласился Харбел.

– Но разве вы не видите, Харбел… Разве вы не видите, что он задумал? Он понимает, что у него в руках первоклассные доказательства, уличающие Марча в убийстве. Он утверждает, что может в любом случае доказать, что Марч убил Фреду. Догадываетесь теперь, каков этот план?…

– Да, это очевидно, – нахмурился Харбел. – Он хочет сказать, что и секретные материалы крал Харкот Марч. Он пытается связать два преступления в одном. Уверен, что обстоятельства сложились на сто процентов в его пользу. Миссис Вэнинг нам уже ничего не расскажет… ну, а… если удастся повесить на Марча убийство, то ни одному его слову никто уже не поверит. Неплохо придумано. Весьма остроумно.

– Да, – согласился Вэнинг и снова заходил по комнате, – я сегодня получил несколько ужасных ударов, мне трудно об этом говорить. Но вы должны знать правду, Харбел.

Ванесса, жена марча – это очень достойная женщина, сообщила сегодня Беллами, что у Марча с Фредой был роман. Она говорит, что он был любовником Фреды. Оглядываясь назад, я вынужден признать, что Марч, видимо, действительно чем-то ее привлекал. Она всегда пыталась навязать мне его слова, заставив восстановить на работе, просила дать ему еще один шанс. И он всегда ошивался у нас в доме.

Вэнинг в отчаянии опустил плечи.

– Вы же знаете, как это бывает, Харбел. С тех пор, как началась эта проклятая война, даже уже несколько раньше, я оказывал Фреде мало внимания. Все мое время отнимала работа. Но, конечно же, я никогда не мог допустить и мысли о том, что такое может произойти. Ну, а Ванесса Марч, видимо, допустила. Она провела собственное расследование и обнаружила, что это – правда, так она и сказала Беллами.

Кроме того, он выяснил – это ему сообщила Айрис Берингтон, подружка Марча, что в тот вечер, когда у мисс Эверард была вечеринка, Марч ожидал получить деньги от моей жены. Она отказалась их ему дать, и он был страшно зол на нее.

– Я начинаю понимать, – проговорил Харбел.

– Вы же видите, как все сходится, – продолжал Вэнинг. – Фреда поссорилась с Марчем и не пошла на вечеринку. Ей пришлось придумать какой-нибудь предлог, поэтому она позвонила Беллами перед его уходом от мисс Эверард и попросила передать ей, что простудилась. Но это не было главной причиной звонка. Она сказала ему также, что ей необходимо немедленно с ним повидаться, – догадайтесь зачем.

Бедная Фреда была до смерти напугана. Ей казалось, что Марч обязательно вернется. Она не хотела оставаться одна. Ей нужно было, чтобы кто-то был рядом, и она решила, что самый подходящий для этого человек – Беллами. Ей жутко не повезло – Беллами опоздал. Он сказал мне сегодня, что, приехав, застал Фреду уже мертвой и что в пепельнице еще дымился окурок сигареты Марча. Беллами считает, что в тот момент Марч был еще в квартире, прятался в какой-то другой комнате, а потом выскользнул.

Если все это Беллами действительно может доказать, похоже, что он прав насчет Марча. Во всяком случае, я не могу себе представить Беллами в роли убийцы. Не такой он человек. А Марч такой.

– Знает ли Беллами, что говорит Марч по поводу того, чем он занимался в отрезок времени, когда было совершено убийство? – спросил Харбел.

– В том-то и дело, – ответил Вэнинг. – У Марча нет алиби. Он говорит, что бродил в темноте по улицам. Это – просто чушь.

– Ну, вот и мотив, который так жаждал найти Мейнел, – сказал Харбел и снова нахмурился. – Мейнелу не очень-то понравится, что я в той или иной степени воспользовался им. Полицейский офицер, расследующий убийство, страшно не любит, когда спецуправление сует ему палки в колеса. Но ничего не поделаешь, Мейнелу придется это пережить. Он-то ведь думает, что убийца – Беллами.

Харбел начал набивать трубку.

– Это ужасно для вас, Вэнинг, я понимаю. Но это – действительно единственный реальный мотив. Если то, что утверждает Беллами и миссис Марч, правда, то это – старая, старая, всем известная история.

– Это очень неприятно, – с несчастным видом проговорил Вэнинг, – но боюсь, так оно и есть.

– А наш друг Беллами воспользовался ситуацией на все сто процентов, – подхватил Харбел.

Вэнинг цинично усмехнулся.

– Это ситуация словно специально для него придумана, – сказал он. – И у него хватило наглости заявить мне сегодня, что Харкот получал секретные материалы от Фреды, которая была в курсе моих служебных дел и имела доступ к бумагам. Надо отдать ему должное, придумано виртуозно.

– Да уж! – согласился Харбел. – Но пусть это вас не тревожит. Я уверен, что Беллами – человек, которого мы ищем в связи с утечкой пропагандистских материалов.

Вэнинг подошел к бару и взял сигарету.

– Я все же не понимаю, чего он добивается, – сказал он. – Обратите внимание, Харбел, он настолько уверен в себе, что предложил привезти Харкота ко мне сегодня вечером, чтобы заставить его выложить все начистоту.

Харбел удивленно поднял брови.

– Он действительно уверен в себе, – сказал он и раздумчиво и после минутной паузы добавил: – не пугайтесь того, что я вам сейчас скажу, Вэнинг, но, будучи совершенно уверенным, что Беллами продавал секретные материалы, я точно не знаю, откуда он их доставал…

У Вэнинга рот открылся от изумления.

– Боже милостивый, Харбел, вы же не хотите сказать…

Харбел пожал плечами.

– Я ничего не хочу сказать, – ответил он. – Я только собираю факты. Разве вы не понимаете, Вэнинг… если секретные материалы передавала Беллами миссис Вэнинг, то, зная, что Марч был ее любовником, он, несомненно, постарается свалить все на него. В конце концов, кто станет верить Марчу?

В отчаянии Вэнинг признался:

– Я уже не знаю, что и думать. Скоро я буду не в состоянии думать вообще.

Харбел постарался успокоить его:

– Не волнуйтесь. Давайте сделаем все так, как хочет Беллами. Я сказал сэру Юстасу, что, если мы дадим Беллами достаточно длинный кончик веревки, он сам затянет на себе петлю. Давайте же отпустим веревку еще чуть-чуть. Примите участие в разбирательстве, которое он жаждет устроить над Харкотом Марчем. В конце концов вам будет небезынтересно услышать, как станет выкручиваться Марч, а Беллами придется быть очень сообразительным, чтобы все уложилось в его замысел.

– Не беспокойтесь, он очень сообразителен, – заметил Вэнинг.

Харбел улыбнулся.

– Спокойно, Вэнинг, у меня в рукаве спрятана козырная карта и, когда придет время, я ее достану, – он взглянул на часы. – Мне нужно идти. Хотел бы я присутствовать при вашей сегодняшней встрече с Беллами и Марчем, мне бы это было чрезвычайно интересно. Но во всяком случае вы подробно расскажете мне потом обо всем.

Кстати, – добавил старший офицер, – сегодня мне придется побеседовать с Мейнелом, раскрыть перед ним все карты и попросить затаиться на несколько дней. А то он, не дай Бог, все нам испортит. Ведь Марч все равно никуда от нас не денется.

Он подошел к Вэнингу и протянул ему руку.

– Не принимайте все так близко к сердцу, – посоветовал он. – Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь попадал в более трудную ситуацию, чем вы сейчас. Но со временем, знаете ли, все проходит. Впереди всегда новый день.

Они пожали друг другу руки.

– Хотелось бы мне в это поверить, – ответил Вэнинг. – Но мне кажется, что все грядущие дни будут отныне иметь привкус минувших, что всю оставшуюся жизнь я буду проклинать себя за то, что не был достаточно внимателен к Фреде.

Он вздохнул, поднял плечи.

– Я дам вам знать о том, что произойдет здесь сегодня вечером, Харбел. Не может же Беллами лгать, выкручиваться и плести интриги вечно.

– Конечно нет, – ответил Харбел. – У него уже достаточно длинный конец веревки в руках, поря затягивать петлю. До свидания, Вэнинг.

И он вышел.


III

Беллами стоял перед автоматической рулеткой в баре Сиднея на Кондуит-стрит. Он опустил в щель шиллинг и дернул ручку. Проиграл.

– Хотите верьте, сэр, хотите – нет, – сказал Сидней, смешивая виски с содовой, – жизнь похожа на одну из этих чертовых машин. Выиграть невозможно. Я это всегда говорю.

– Сидней, – спросил Беллами, – почему вы каждое свое высказывание предваряете словами "хотите верьте, хотите – нет"?

– Ну, – ответил Сидней, – это же понятно, мистер Беллами. Потому что это – ваше дело.

– Что, черт возьми, вы имеете в виду?

– Верить или не верить – это ваше дело, – серьезно сказал Сидней.

Беллами усмехнулся.

– Понимаю. Я не думал, что объяснение может быть таким простым. А почему жизнь напоминает вам один из этих автоматов?

– Видите ли, мистер Беллами, – сказал бармен, – обычно я говорю вполне очевидные вещи. Когда вы ставите на красное, выпадает черное. Когда вы ставите на черное, выпадает красное. Угадать ничего, будь я проклят, невозможно, правда?

– Во всяком случае, очень редко, – согласился Беллами.

– Жизнь – как колода карт, – продолжал Сидней, полируя стойку бара. – Каждый раз, когда вам кажется, что вы вытащили туза, обнаруживается, что его нет на самом деле.

Он оперся подбородком на руку и печально посмотрел на Беллами.

– У меня тоже свои неприятности, мистер Беллами. В прошлом году я приударил за одной девицей, которая работала здесь неподалеку манекенщицей на фабрике одежды. Если бы, черт меня дери, я был бы поэтом, я бы вам рассказал, что у нее за фигура! У этой девчонки там, где нужно, было именно столько, сколько нужно. Она, правда, демонстрировала одежду больших размеров, но это вовсе не значит, что фигура у нее была бесформенная. Я хочу сказать, что в ней – хотите верьте, хотите – нет – было и количество и качество. И хоть сам я тощий, мне это очень нравилось.

Это было приблизительно год тому назад, – продолжил он. – Я делал все, что мог, чтобы добиться этой девушки. Причесывался на пробор и все такое прочее. Хотите верьте, хотите – нет, я просто из кожи вон лез, чтобы заполучить ее.

– Удалось? – поинтересовался Беллами.

– Нет, – ответил Сидней, – так и не удалось. Я тогда немного играл на бегах и мне везло. Каждая лошадь, на которую я ставил, приходила первой, как штык. Я имел деньги, но не имел девицы.

В один прекрасный день я пошел в игорный дом тут неподалеку и попытал счастья в фаро. Я проиграл все до последнего гроша. Ну, я и подумал, что раз мне теперь не везет в игре… Напялил шляпу и бросился к ней, как гончий пес. Я был на последнем пределе – сейчас или никогда. Уж теперь-то я ее завалю.

Позвонил. Дверь открыла хозяйка. Я ее оттолкнул и рванул наверх, прямо в спальню Хелены. Но, скажу я вам, я снова стукнулся мордой об стол…

– Она по-прежнему не была к вам благосклонна, Сидней? – спросил Беллами.

Сидней покачал головой.

– Не совсем так. Она была в постели с парнем из отеля "Конные гвардейцы". Он не упустил случая врезать мне, должен признаться… Вот так-то вот, видите, как оно получается?

Беллами бросил в автомат еще один шиллинг, поставил на красное и дернул ручку. Выпало красное, и выигрыш со звоном посыпался в желоб автомата.

– Ну вот… – сказал Сидней. – Что я вам говорил? Хотите верьте, хотите – нет.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Среда

ТРЕТЬЯ СТЕПЕНЬ В ОБЛЕГЧЕННОМ ВАРИАНТЕ

I

Беллами явился в "Малайский клуб" в четверть десятого. На нем был вечерний костюм, он выглядел безукоризненно и казался совершенно счастливым.

Фенелла Рок сидела у стойки и потягивала двойной мартини с вишенкой в стакане. В противоположном углу Харкот Марч, не слишком твердо державшийся на ногах, играл на одном из "фруктовых" автоматов.

Беллами повесил шляпу на крючок и подошел к стойке. Фенелла обернулась и одарила его улыбкой.

– Я бы хотела угостить вас, Ники, – предложила она.

Он улыбнулся и она заметила про себя, что было в его внешности нечто весьма привлекательное… приятное и дружеское. Она отдавала себе отчет в том, что это – лишь маска, что на самом деле он был либо страшно опасен, либо жесток, либо очень хитер. Она не знала, каков он точно. Но ей нравилось болтать с ним и приятельствовать. В отношениях с мужчинами она была экспериментатором и ей казалось, что дружба с Беллами напоминает дружбу с красивым тигренком. Приятно смотреть на него, играть с ним и все время испытывать восхитительное чувство опасности – вдруг он неожиданно бросится на тебя и вопьется своими острыми когтями или зубами.

– Спасибо, Фенелла, – согласился Беллами. – Я бы выпил мартини – большой стакан.

Она заказала, а затем нежным голосом произнесла:

– Ну, Ники, я выполнила ваше задание. Вон он, в углу, дожидается вас. Хотя он этого и не знает. Он думает, что мы сейчас поедем в "Монастырь". Вам придется вывести его из заблуждения.

– Спасибо, дорогая, – поблагодарил Беллами. – Я сделаю это, когда придет время.

Он сделал глоток. Фенелла, затаив дыхание, словно бы от страха спросила:

– Что вы сделали с этим несчастным дьяволом, Ники? Он в ужасном состоянии – собственной тени боится. Вы его чем-то напугали до смерти. Его так жалко, знаете…

Беллами расплылся в улыбке.

– Не пытайтесь изображать материнскую заботу, Фенелла.

– Я не пытаюсь, – резко ответила она. – Материнские чувства – не совсем мой стиль, если вы успели заметить. Но мне кажется, что стыдно, черт возьми, дурачить бедного человека только потому, что его в чем-то подозревают.

Он положил руку ей на плечо. Фенелла резко повернулась и посмотрела ему в глаза. Они были холодными как льдинки. Она вдруг испугалась и вздрогнула.

Беллами спокойно сказал:

– Фенелла, дорогая… сколько женщин погубили свою карьеру только потому, что были любопытны или делали скоропалительные выводы или пытались защищать людей, подобных Харкоту, от того, в чем они сами виноваты. Послушайтесь моего совета – занимайтесь своим делом… так будет безопаснее…

Фенелла пожала плечами и, слегка улыбнувшись, согласилась.

– Вероятно, вы правы, Ники. Беру свои слова обратно.

Она допила свой мартини и Беллами, заказав, еще два, дружелюбно взглянул на нее.

– Так-то лучше, Фенелла. Оставайтесь хрупкой, но мудрой женщиной, – он помолчал, закуривая, – и Бога ради, не пытайтесь служить двум господам одновременно. Это – пагубная привычка.

Фенелла посмотрела на него с удивлением.

– Что вы хотите сказать этим, Ники?

– Вы работаете на Ферди Мотта, – ответил он. – Ходите, ищите, знакомитесь с разными людьми, которые не прочь поиграть в картишки, приводите их к Мотту и получаете за это комиссионные. Ну и славно. Это – ваш бизнес, и если он вас устраивает или если вы ничего другого не можете найти, все более-менее в порядке.

Он глубоко затянулся и медленно выпустил дым.

– Но как только вы начнете сочувствовать таким "птичкам", как Харкот, вы вступите на скользкую стезю, – ровным голосом поучал Беллами. – Сочувствие не доводит до добра, если вы сочувствуете не тому, кому следует. Оно может поставить вас в весьма затруднительное положение. Кончайте с этим, Фенелла.

– Наверное, вы правы. Я больше не буду, – пообещала она.

– Будете, – все еще улыбаясь, возразил Беллами. – Вы же не перестанете быть сама собой. Покойной ночи, дорогая.

Он повернулся и прошел в другой конец стойки.

– Послушай, блондиночка, – обратился он к барменше. – дай-ка мне виски с содовой и стакан содовой с ангостурой[3] – это я возьму сейчас. А пока я буду говорить с мистером Марчем, ты приготовишь мне в плоской четвертьлитровой бутылке из-под виски другую крепкую смесь, которую я возьму с собой, – одна треть виски, одна – бренди и одна – джина…

– Господи Боже мой, ну и смесь! – воскликнула блондинка. – Вы хотите, чтобы вас вывернуло наизнанку?

Она поставила на стойку то, что он заказал сначала, и добавила.

– Остальное сейчас приготовлю. Для кого бы оно не предназначалось, пусть примет мои соболезнования.

Беллами отошел от стойки с двумя стаканами в руках. Проходя мимо Фенеллы, он уловил аромат ее духов и взглянул на ее отражение в зеркальной стене бара. Лицо у нее было белое и застывшее.

Он проследовал в угол, где Харкот все еще играл на автомате, и сказал ему:

– Харкот, вот содовая с агностурой. Сядьте, выпейте и послушайте меня.

Марч сердито огрызнулся:

– С кем это вы, черт вас дери, Ники, разговариваете? Я хотел бы, чтобы вы зарубили себе на носу…

– Сядьте и заткнитесь, – прервал его Беллами. – Бели вы закроете рот и откроете уши, я, может быть, спасу вас от веревки, на которой иначе вы будете болтаться месяца через два. Я сказал "может быть". В вашем нынешнем положении, Харкот, театральные выходки неуместны.

Марч сел за стол. Беллами заметил, что у него дрожат руки. Он поставил перед ним содовую с агностурой.

– Выпейте. Все сразу. И послушайте меня.

Марч взял стакан и залпом осушил его.

Беллами раздавил окурок, закурил новую сигарету, отпил из своего стакана и осторожно поставил его на стол.

– Если вы будете слушать меня внимательно и делать то, что я скажу, обещаю вам, что все будет в порядке. Вам нужно лишь молчать и не прерывать меня своими дурацкими замечаниями, потому что вряд ли вы можете сказать что-нибудь, о чем я сам уже не догадался. Вам ясно, Харкот?

– Ясно, – ответил Харкот. – Никаких обещаний я давать не буду. Я вам не доверяю, Беллами. Но я слушаю.

– Вот и отлично. Мне совершенно безразлично, доверяете вы мне или нет. Но вы будете делать то, что я скажу, по двум причинам. Вот по каким. Если вы не сделаете того, что я вам велю, вы будете болтаться на веревке за убийство Фреды Вэнинг, будьте уверены. Это первое. Второе: если вы сделаете то, что я скажу, завтра вечером я дам вам сто фунтов. Думаю, вам этого будет достаточно, особенно теперь, когда источник ваших доходов перекрыт…

– Что, будь я проклят, вы можете знать об источнике моих доходов?

Беллами сардонически усмехнулся.

– Все, – сказал он невозмутимо. – Я знаю так много, что об этом незачем даже говорить. Вы будете сидеть молча?

– Ладно, – согласился Марч, – слушаю. Кажется, мне придется вас выслушать: сто фунтов позарез нужны.

– Не сомневаюсь, – кивнул Беллами. – И когда вы их получите, Харкот, послушайтесь моего совета – устройте себе отдых где-нибудь подальше. Поезжайте в деревню и перестаньте пить. Тот образ жизни, который вы ведете, не для вас.

Марч вертел на столе свой стакан.

– Мы выйдем отсюда через пару минут, – продолжал Беллами, – и отправимся на квартиру к Филипу Вэнингу. Не удивляйтесь, Харкот. Я еще не сказал самого главного…

У Скотленд-Ярда есть все улики против вас, – спокойно предупредил он. – Это – готовенькое дело. Улики косвенные, правда, но масса людей была приговорена к повешению по косвенным уликам – у вас нет ни малейшего шанса. Выслушайте спокойно, какое дело вам шьют.

Они считают, что Фреда Вэнинг в течение некоторого времени была вашей любовницей. Есть человек, который готов в этом поклясться, а Айрис Берингтон может подтвердить это тем, что вы сами рассказывали ей, как собирались получить от Фреды деньги в понедельник вечером.

Вы должны были в этот вечер сопровождать Фреду на вечеринку к Кэроле Эверард и поэтому заехали за ней. Потом вы поссорились, и она не дала вам денег. Тогда вы повезли к Кэроле Айрис Берингтон и рассказали ей, что поссорились с Фредой и что та не дала вам денег.

Вы ушли от Кэролы с женой. Но она одна поехала на свою квартиру, а вы неизвестно куда отправились, хотя утверждаете, что бродили в темноте по улицам. У вас нет алиби. Вам никто не поверит. Вы приехали к Айрис снова вскоре после одиннадцати тридцати и вид у вас был такой, что в гроб краше кладут. Она уверена, что вы снова были у Фреды и что вы ее убили. И присяжные поверят, что вы ее убили. Попробуйте здесь что-нибудь доказать.

Марч открыл рот, но Беллами не дал ему ничего произнести:

– Заткнитесь. Я сказал, чтобы вы только слушали. В этом ваш единственный шанс.

Марч пожал плечами. Казалось, что он стал меньше ростом. В глазах его был ужас.

– Вэнинг хочет вас видеть, – продолжал Беллами. – Он хочет вас видеть, так как страдает от вполне простительного в его положении любопытства. Ему хочется узнать, как такому типу, как вы, удалось сделаться любовником женщины такого высокого класса, как Фреда. Я оставлю вас наедине обсудить эту часть дела.

Но в нем есть и другая – и, с вашей точки зрения, гораздо более важная часть, – продолжал свой рассказ Беллами. – Если вы еще не знаете этого, я вам сообщу, что трижды, начиная с сентября, кто-то продавал неприятелю планы пропаганды отдела "Ц". Следствие занимается и этим. После первой утечки информации выгнали Ферди Мотта, вас и меня… это было в сентябре. Думаю, нас выгнали потому, что каждый из нас мог иметь к этому отношение. Ничего конкретного против нас не было, но правительство желало себя обезопасить.

С тех пор они все время пытались найти, кто же виновен в краже секретных материалов. Мне кажется, что сейчас Вэнинг знает это. Ему в голову пришла идея, что его жена передавала документы кому-то, кто их продавал. И он считает, что этим "кем-то" были вы.

Если у вас хватит ума, то, разговаривая сегодня вечером с Вэнингом, вы признаетесь, что он прав. Я не хочу, чтобы вы отрицали ни то, что убили Фреду, ни то, что торговали секретными материалами. Меня не интересуют ваши возражения. И никого они не будут интересовать. Вам следует помнить это. Что меня интересует, так это – факт, о котором я сейчас скажу.

Теперь слушайте внимательно. Я совершенно уверен, Харкот, что у них достаточно оснований, чтобы повесить вас за убийство Фреды, но если у вас хватит ума дать понять Вэнингу, что это вы продавали секретные материалы, которые передавала Фреда, то могу обещать, что вы будете в полной безопасности. Хотите знать почему? А вот почему.

С точки зрения правительства утечка секретных материалов – дело, гораздо более важное, чем убийство Фреды Вэнинг! Так и должно быть. Одно дело – преступление против личности. Другое – государственная безопасность. Тем более в военное время. Понимаете разницу? Очень хорошо.

Если вам удастся связать в одно два преступления, вы спасены. Как только вы заявите, что Фреда действительно снабжала вас секретными материалами, а вы их продавали, их будет заботить только одно: каким образом вы их продавали. Они захотят узнать, кому вы их сбывали, где это происходило и как они попадали в Германию.

Соображаете, Харкот, что здесь есть чем поторговать? Они не повесят вас до тех пор, пока вы будете давать им информацию. А вы можете заключать с ними сделки. Такое бывало и раньше… поверьте мне. Если вы зароните в их головы идею, что вы – именно тот человек, который продавал государственный тайны, они будут беречь вас, как зеницу ока. И сыграй вы точно, вы избежите наказания как пить дать. Но если ошибетесь… что ж, тогда мне вас жаль. Можете тогда говорить, что хотите, отрицать что угодно – вас повесят за убийство Фреды Вэнинг, это так же точно, как то, что меня зовут Николас Беллами. Можете все это обдумать.

Марч ничего не ответил. Его словно обухом по голове ударили. Он сидел, вперив взгляд в пространство прямо перед собой. Пальцы его дрожали. Глаза расширились.

Беллами встал и пошел к бару. Блондинка-барменша приготовила смесь, которую он просил, в плоской четвертьлитровой бутылке из-под виски. Беллами взял ее и положил в боковой карман брюк. Заказал два виски с содовой и отнес их за стол, где сидел Марч.

– Выпейте стаканчик, Харкот. Это поможет вам собраться, – предложил он.

Марч выпил виски и хриплым голосом проговорил:

– Я ужасно себя чувствую, Ники. Я не понимаю, на каком я свете. Все это похоже на какой-то спектакль, что ли. Мне все время чудится, что вот сейчас я проснусь, и окажется, что все это мне снилось.

– Такой кошмар не приснится, – возразил Беллами. – Подобное может случиться лишь наяву. Это такая правда, которая страшнее любого вымысла. Ну, поехали… нам пора к Вэнингу.

Харкот встал, выпрямил плечи и сказал:

– Хорошо, Ники. Видит Бог, я собираюсь последовать вашему совету и сделать именно то, что вы говорите. В конце концов, какое значение имеет то, что я скажу Вэнингу. Я всегда могу завтра от своих слов отказаться. Я не давал присяги, и квартира Вэнинга – не зал суда.

Беллами кивнул.

– Вы совершенно правы, Харкот. Думаю, вы поступаете очень мудро.

Марч встал на ноги, немного покачался и сказал:

– А я думаю, что вы – сам дьявол. Будь я проклят, если это не так.

Беллами расплылся в улыбке.

– Опять вы правы, Харкот. Выход – там.

Он взял Марча под руку и повел его к двери.


II

Такси ползло в кромешной тьме к площади Беркли. Беллами, доставая сигарету, слышал, как тяжело дышал Марч. Не без цинизма, он подумал, что пришла пора Харкоту заплатить свои долги обществу, и вдруг сказал:

– Фенелла – очаровательная женщина, не правда ли, Харкот?

Марч неловко заерзал.

– Она мне нравится. В ней есть что-то, что я люблю, – она добрая.

Слова с трудом выталкивались у него изо рта. Беллами пришлось сосредоточиться, чтобы разобрать их.

– Мне эти женщины во как надоели, – продолжал Марч. – Все они будь прокляты, без исключения. Всю жизнь меня преследуют неприятности и всегда из-за женщин. Мне нужно найти такое место, где их нет совсем, но нельзя… от них нельзя скрыться.

– Но ведь Фенелла вам нравится, – мягко возразил Беллами.

– Да, – ответил Харкот. – Нравится. Ничего не могу с этим поделать.

В темноте Беллами кивнул головой.

– У меня есть основания полагать, что и вы ей небезразличны, Харкот. Несмотря на ваше пестрое прошлое. Вы, кажется, много беседовали с Фенеллой в последние сутки?

– Мне необходимо было с кем-нибудь поговорить, – жалобно произнес Марч. – Молча, я бы сошел с ума.

– Понимаю, – заметил Беллами. – Вы и сейчас, уверен, чувствуете себя не лучшим образом.

Он полез в карман и достал бутылку со смесью, приготовленной блондинкой-барменшей.

– Сделайте добрый глоток, Харкот, – предложил он. – Это крепкое пойло, но очень хорошее. Оно вас взбодрит.

– Спасибо, – ответил Марч.

Он взял бутылку. Когда огненная микстура обожгла заднюю стенку горла Харкота, Беллами услышал глухое рычание.

– О, Боже, – прохрипел Харкот более низким, чем обычно, голосом. – Это действительно крепкое пойло.

Беллами посмотрел в окно и понял, что они находятся ярдах в ста от дома Хайда. Он отнял у Марча бутылку, положил ее в карман пальто и велел шоферу остановиться.

– А теперь пройдемся немного, Харкот, мы уже почти приехали. Свежий воздух прочистит вам мозги, – он улыбнулся. – Вы должны быть покладисты и невозмутимы во время этого интервью.

Беллами вышел из машины, расплатился с водителем, включил свой электрический фонарик и помог выбраться Марчу.

Несколько шагов Харкот сделал твердо, но после того как свежий ночной воздух добрался до его легких, выпитое начало сказываться. Он стал качаться из стороны в сторону и, если бы Беллами не держал его под руку, наверняка бы упал.

– Держитесь прямее, Харкот, – посоветовал Беллами, – в таком виде появляться там не годится, знаете ли. Вы ведь должны быть начеку.

– О, Господи, – сказал Марч. – Я, кажется, пьян.


Беллами позвонил в квартиру Вэнинга. Отнимая руку от кнопки звонка, он уже приветливо улыбался. Левой рукой он крепко держал Марча под локоть.

Вэнинг открыл дверь, посмотрел на Беллами, потом на Марча.

– Входите, – пригласил он.

Он стоял у двери, пока Беллами вел Марча внутрь квартиры.

– Ну, вот он, – сказал Беллами. – Лично я думаю, что он здорово пьян. Я надеялся, найти его трезвым.

Вэнинг взглянул на Марча. Он был очень бледен, лицо его словно застыло, резко обозначились скулы.

– Ну и тип, – проворчал он.

Марч ничего не произнес. Он стоял, поддерживаемый Беллами, голова его глупо падала то в одну, то в другую сторону. Беллами провел его через холл и короткий коридор в гостиную и подтолкнул к дивану у камина. Голова у Марча откинулась назад, он потерял сознание. Беллами стал спиной к камину и достал портсигар. Он глядел на Марча с циничной улыбкой. Когда вошел Вэнинг, Беллами сказал:

– Не думаю, что он так "хорош", как представляется, Филип. Он быстро напивается, но так же быстро трезвеет. Полагаю, минут через двадцать он будет в порядке. Дайте ему тогда стакан содовой – это прочистит ему мозги… может быть!

Вэнинг кивнул и с отвращением посмотрел на развалившуюся на диване фигуру. Вынимая сигарету, Беллами подумал, что понадобится гораздо больше, чем двадцать минут и стакан содовой, чтобы привести Марча в более-менее разумное состояние.

– Мне нужно идти, Филип, – сказал он. – Оставляю этого борова на вас. Вернусь после одиннадцати. К этому времени постарайтесь закончить со своим делом. И мы примемся за него вместе.

– Хорошо, – ответил Вэнинг.

Беллами вышел. В дверях он оглянулся. Вэнинг стоял у изголовья дивана и глядел на Марча так, словно это было какое-то диковинное животное.


Беллами направился к площади Беркли. Он взял такси на ее западной стороне и поехал в "Малайский клуб". Там у стойки было с полдюжины посетителей. Но Фенелла уже ушла. Беллами прошел к дальнему концу стойки и заказал мартини, спросив у барменши:

– Значит, миссис Рок ушла?

– Да, – с вызовом ответила та. – Вы, кажется, начинаете охотиться за ней? Так вот, мне кажется, что вы ей уже не нравитесь, как прежде, – насмешливо добавила она.

– Вот как? – удивился Беллами. – А почему, как ты думаешь?

– Будто сами не знаете. Любой, кто видел, как вы с ней разговаривали сегодня, понял бы, что она была чем-то страшно расстроена. Это так на нее не похоже, она ведь всегда улыбается.

– Правда? – сказал Беллами. – Ну, что ж, все мы иногда кого-нибудь огорчаем, блондиночка. Приходится. Случается, мы сами себя огорчаем. Помню, одна женщина как-то в поезде…

– Да? – заинтересовалась блондинка, поправив свежевыкрашенный локон. – Бьюсь об заклад, это случилось в Америке.

– Почему? – удивился Беллами. – Почему именно в Америке?

– Все ваши лучшие истории произошли в Америке, – ответила блондинка.

– Ты совершенно права, – согласился Беллами. – Это очень подходящее место для всяких историй. В Лондоне никогда не случается ничего волнующего.

– Рассказывайте сказки! – воскликнула девушка. – Но что же с этой женщиной?…

– А, ничего особенного. Я ехал в поезде, это был "Чикагский экспресс" и заметил ее во время обеда. Она сидела в вагоне-ресторане за столиком неподалеку от моего. У нее была самая восхитительная фигура, какую я видел в жизни. Высший класс. Я сидел и гадал, какое же у нее должно быть лицо.

– Понимаю, – вставила блондинка, – естественное любопытство.

– Правильно, – подхватил Беллами. – Естественный ход мысли таков: если у женщины очень хорошая фигура, значит, лицо ей не соответствует. Во всяком случае, я сгорал от желания увидеть ее лицо. Спустя какое-то время она встала и проследовала в вагон для обозрения – он был прицеплен в конце состава.

Я пообедал, пытался читать, но не мог сосредоточиться на книге, – продолжал Беллами. – Мне не давало покоя лицо этой женщины.

– Вероятно, вы пошли и взглянули на него? – весело предположила блондинка. – Вы были удивлены?

– Был ли я удивлен? – воскликнул Беллами. – Я прошел через весь состав к наблюдательной платформе. Она была там. И она была… негритянкой… черной, как уголь…

– Уверена, что вы были разочарованы.

– Был, – подтвердил Беллами. – Когда она обернулась, я стоял, облокотившись о перила, и я был так потрясен, что упал с поезда.

– Боже милостивый! – вскрикнула блондинка. – И что же было потом?

– Потом? Все кончилось очень плохо. Навстречу как раз шел другой поезд, который меня переехал. Я скончался в страшных мучениях спустя час.

– Ну вы и выдумщик! – засмеялась она. – Никогда не знаешь, шутите ли вы или говорите всерьез.

– Я это знаю, – сказал Беллами. – Это мне и нужно.

Он допил виски и вышел.


III

Было без четверти одиннадцать. Беллами стоял посередине своей спальни на улице Полумесяца в окружении массы одежды. Он тщательно складывал ее в большой чемодан, тихо мурлыкая себе под нос какую-то песенку.

Наконец он закончил, оттащил чемодан в угол комнаты и посмотрел на часы. Потом подошел к телефону и набрал номер Кэролы Эверард.

Ответила горничная. Мисс Эверард нет дома. Беллами спросил, где она, у него к ней важное дело. Горничная сообщила, что мисс Эверард ушла в клуб Мотта минут пятнадцать тому назад. Он повесил трубку.

Закурив, надев пальто и шляпу, он вышел. Пустынные улицы были совершенно темны. Беллами включил фонарик и стал пробираться к дому Хайда. Он пытался угадать, что произошло между Вэнингом и Марчем, но склонялся к тому, что, скорее всего, не произошло ничего.

Десять минут спустя он звонил в квартиру Вэнинга. Вэнинг открыл дверь. Стоя в холле, он хмуро смотрел на Беллами.

– Ну, Филип, – сказал Беллами, – надеюсь, вы узнали все, что хотели?

Он сделал шаг внутрь и собирался уже снять пальто, когда Вэнинг предупредил:

– Вам незачем раздеваться, Ники. Разве что если вы хотите поговорить со мной. От него – никакого толку. Он пьян в стельку. Все это время он проспал, как свинья.

Беллами облегченно вздохнул:

– Я рад, что он еще жив. Я был почти уверен, что вы задушите его, если он скажет что-то, что вас огорчит. У вас потрясающее самообладание, Филип.

Вэнинг проводил его в гостиную.

– У меня нет никакого самообладания, оно мне и не нужно, если речь идет о Марче, я просто с нетерпением жду того дня, когда его повесят.

– Я тоже, – подтвердил Беллами.

Он открыл портсигар и достал сигарету. Марч по-прежнему лежал в углу дивана, там, где Беллами его оставил, и спал тяжелым сном, хрипло дыша.

– Филип, нельзя ли мне получить еще немного денег? У меня кончаются, – попросил Беллами.

Вэнинг кивнул.

– Я могу дать вам еще пятьдесят, Ники, – пообещал он. Беллами улыбнулся.

– Дайте сто, Филип, если можно. Вы сказали, что будете давать мне столько, сколько понадобится, и, надеюсь, вы не будете возражать, что я ваши деньги отработал. Кроме того, дело еще не кончено.

Вэнинг вышел и вернулся через пару минут с десятью десятифунтовыми банкнотами, которые и вручил Беллами.

– Полагаю, вы имеете в виду, что еще не добились признания от этого, – он указал рукой на фигуру, откинувшуюся на спинку дивана. – Думаете, получится?

– Не сомневаюсь. Я знаю, как это сделать.

– А вы самоуверенны, Ники, разве нет? – спросил Вэнинг. – Могу я поинтересоваться, как вы собираетесь получить от него признание – о секретных материалах, разумеется?

– Очень просто, – ответил Беллами. – Эта птичка сейчас как раз в подходящем для такой беседы состоянии. Я лишь сообщу ему, при каком единственном условии у него есть шанс избежать виселицы…

Вэнинг вопросительно поднял брови:

– А разве такой шанс существует, Ники?

– Между нами говоря, думаю, что да, – ответил Беллами. – Предположим, он не послушается совета и откажется признать, что убил Фреду. В конце концов против него имеются лишь косвенные улики. Но, – он зловеще улыбнулся Вэнингу, – но ведь косвенные улики имеются и против меня. Я приходил сюда к Фреде, не так ли? И Фреда все еще была жива в начале двенадцатого, так как говорила со мной по телефону в это время, стало быть, должна была быть живой. Так… а задушенной она была обнаружена вскоре после одиннадцати тридцати. Я же был здесь как раз в этом промежутке времени. Если у Марча будет толковый адвокат, он легко воспользуется старым приемом и освободит от ответственности своего клиента, переведя подозрение на кого-нибудь другого – кто-нибудь другой, это я. Принимая во внимание все обстоятельства, в том числе и то, что присяжные могут не поверить в историю с еще дымившимся в спальне у Фреды окурком сигареты Марча, которую я им расскажу, суд присяжных может, знаете ли, вынести вердикт "не виновен"…

Вэнинг подумал немного, потом сказал:

– Вы – незаурядный человек, Ники, клянусь. Когда вы рассказывали мне о том, что Фреду убил Марч, вы так умело подогнали факты, что у меня никаких сомнений не оставалось – все было именно так, как вы говорите. Когда же вы говорите, что, быть может, Марч и не убийца, я начинаю думать, как присяжный в суде, и чувствую, что уже не уверен в этом.

– Марч – убийца, – улыбнулся Беллами. – Но вопрос в том, признается ли он, что крал секретные материалы. Если да, то они захотят узнать у него массу других вещей, не так ли? Думаю, он сможет тогда вертеть ими, как захочет. Может быть, даже и вообще выйдет на свободу… кто его знает.

– Понятно. Но вы в любом случае рассчитываете добиться от него признания?

– Да, – ответил Беллами. – Я сейчас отвезу его домой и останусь с ним, пока он не протрезвеет. А когда он начнет трезветь, будет самое подходящее время поработать с ним, и я не сомневаюсь, что получу оба признания: насчет Фреды и насчет пропаганды отдела "Ц". После чего я попрошу у вас еще двести пятьдесят фунтов и устрою себе милый тихий отдых вдали от здешней безумной толпы.

– Вроде бы, все правильно, – кивнул Вэнинг. – И вы думаете, что сможете покончить с этим делом уже сегодня?

– Совершенно верно, – подтвердил Беллами. – И вооружившись добытыми признаниями, я пошлепаю к своем другу, инспектору Мейнелу, который в настоящий момент, как я понимаю, уверен, что убийца – я, и все ему расскажу. Полагаю, он будет несколько раздражен и сердит на меня, но мне не привыкать, на меня и прежде сердились.

– Вы – не трусливого десятка, Ники, должен вам сказать. Вас запугать не легко.

– Какой толк в том, чтобы пугаться? – возразил Беллами. Он подошел к дивану и стал трясти Марча, который неловко зашевелился. – Не помню случая, чтобы испуг кому-нибудь помог. Это – неплодотворное состояние… определенно неплодотворное.

Марч открыл глаза, часто моргая, бессмысленным взглядом обвел комнату, посмотрел на Вэнинга.

– Вот прекрасный образчик испуганного в усмерть человека, – показал на него Беллами. – Он напуган до смерти, собственной тени боится. Конечно, во многом он обязан своим положением пьянству. Но если бы он был в здравом уме и не парализован страхом, он мог бы еще задать нам перцу.

Он наклонился, продел свои руки под мышки Марча и рывком поднял его на ноги. Марч стоял с глупым видом.

– Филип, сделайте одолжение, позвоните консьержу, чтобы он вызвал нам такси, – попросил Беллами. – Я отвезу нашего приятеля домой, суну его голову под холодную воду и поработаю с ней.

Вэнинг подошел к телефону.

– Думаю, у вас будет прекрасная возможность осмотреть его квартиру, – посоветовал он. – Может быть, найдете что-нибудь интересное.

– Уже сделано, – ответил Беллами. – Я позаботился об этом. Но там ничего не нашли.

– Да, разумеется, – согласился Вэнинг. – Марч слишком хитер, чтобы прятать что-либо в собственной квартире. Если у него есть что прятать, он спрятал это очень хорошо.

Вэнинг попросил консьержа вызвать такси.

– Не будьте с ним слишком суровы, Ники, – попросил он, повесив трубку. – Вы ведь знаете закон о применении силы при получении признания.

Беллами рассмеялся.

– Да, но у меня свой метод. Когда-нибудь я изложу его в книге, предназначенной для начинающих. Я назову ее "Третья степень в облегченном варианте".

Он подхватил Марча и повел его к двери.


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Среда

НОЧЬ, СОЕДИНИВШАЯ ВСЕ КОНЦЫ

I

Беллами вытащил Марча из такси на Кондуит-стрит и прислонил его к стене. Тот бормотал что-то невразумительное.

Беллами расплатился с шофером, достал из кармана Марча связку ключей и открыл парадную дверь, после чего подтащил Марча к себе и на пожарном лифте поднялся с ним наверх. На указателе в холле он прочел, что квартира Марча на третьем этаже.

Он открыл дверь тем же ключом, нашарил выключатель, зажег свет, поискал спальню, отвел туда Марча и тот рухнул на постель. Потом Беллами спустился вниз и запер парадную дверь.

Вернувшись в квартиру, закрыл за собой дверь и, пройдя в спальню, некоторое время стоял, разглядывая спящего Марча. Он размышлял над репликой Вэнинга о том, что Марч слишком хитер, чтобы прятать что-либо в собственной квартире и что если у него есть что прятать, он спрятал это очень хорошо.

Беллами склонился над Марчем, развязал галстук у него на шее, расстегнул ворот рубашки, перевернул его на спину и стал методично обыскивать. Он обшарил все его карманы и не нашел ничего, кроме обычных мелочей, которые все носят в карманах.

Потом заглянул внутрь пиджака. В подкладке был потайной кармашек – портные иногда делают такие кармашки для своих клиентов. Беллами сунул в него пальцы и нащупал сложенный листок бумаги. Он достал его и, развернув, поднес к свету.

Внутри бумажки был ключ от автоматического американского замка. Губы Беллами начали растягиваться в улыбке. Это была улыбка счастья.

Бумага была того же типа, какой всегда пользовалась Фреда, – дымчатого оттенка. Совершенно очевидно, что листок вырван из ее блокнота. Он идентичен тому, на котором было написано ее незаконченное письмо к нему и которое он нашел у постели мертвой Фреды.

На этом листке текст был отпечатан на машинке. Записка датирована десятью днями раньше и послана из квартиры 142, Джордан корт, Сентдонский лес, Сев.-Зап. 8. Записка гласила:


"Добрый вечер, глупый, старый Харкот,

ты оставил это здесь прошлой ночью. Ты так и голову потеряешь, если только тебе ее раньше не оторвут.

Ф."


Беллами сложил записку и положил ее вместе с ключом в карман пиджака. Сидя на стуле, он некоторое время наблюдал за тяжелым сном Марча. Затем встал и обошел квартиру. Она была экономно, но удобно обставлена, однако запущена, везде было полно пыли. Именно в таком мете и должен жить Харкот, подумал Беллами.

Он прошел на кухню. В буфете нашел пачку соли и банку горчицы. Взял из шкафа стакан, на три четверти наполнил его водой из-под крана, добавил туда соли и горчицы, размешал.

Оглянулся в поисках тазика, нашел его, отнес рвотное средство и тазик в спальню и занялся спящим пьяницей. Пять минут спустя он курил сигарету, наблюдая, как Марч, чье дыхание стало гораздо свободнее, снова спал.

Жизнь – не такая уж плохая штука, подумал Беллами. Конечно, она выкидывает порой самые неожиданные коленца, но в общем она недурна. Более того, она полна приключений. Случается разное, но если человек не теряет самообладания и действует последовательно, он оказывается в выигрыше.

Многие слишком легко сдаются и отказываются что-либо делать, просто сидят и пускают в потолок дым колечками. У людей вроде Марча нет ни выдержки, ни способности просчитывать свои действия наперед и предвидеть их результат, к тому же страх и алкоголь лишают их решимости…

Он подумал о Кэроле, которая дала ему отставку, потому что он слишком много пил – при этой мысли он сладко улыбнулся, и о Фенелле Рок – у этой есть и выдержка и смелость.

Он подумал, что Фенеллу надо взять на заметку, она может пригодиться. Она не задает лишних вопросов и будет играть честно, без подвоха, конечно, если у нее не будет особой причины хитрить.

На сей раз Фенелла схитрила. И проболталась. И не только сама проболталась, но и Марча заставила говорить. Она проболталась Ферди Мотту, во-первых, потому, что он – ее работодатель, и, во-вторых, потому, что ей хотелось узнать у Мотта кое-что о Марче. Она хотела спросить, действительно ли Марч так ужасен, как описывает его Беллами. Вообще-то это не имело для нее значения, и причина тому с женской точки зрения была самая, что ни на есть уважительная. Дело в том, что она любила Марча.

Беллами задумался об этом. Женщины – странные существа. Вот, например, Фенелла – женщина жесткая, привлекательная и по-своему умная – влюбляется в Марча потому лишь, что ей его жалко. Ванесса права, когда говорит, что у Харкота есть единственное достоинство – умение вызывать жалость, если это можно назвать достоинством, конечно. Ванесса сказала, что она и замуж-то за Марча вышла потому, что ей его было жалко. А теперь вот Фенелла влюбилась в него и пытается ему помочь как может по той же причине.

Беллами отложил сигарету в пепельницу и наблюдал, как она тлеет. Она напомнила ему ту историю, которую он сочинил о дымящимся окурке, оставленном Марчем у постели убитой Фреды. Это была виртуозная придумка, подумал он.

Он загасил сигарету, закурил другую и взял шляпу. Но постоял немного, глядя на Марча, и направился к выходу. Вдруг застыл неподвижно лицом к двери, засунув руки в карманы, так как догадался, что кто-то поднимается по лестнице.

Он услышал, как открылась дверь спальни – в дверном проеме появилась Фенелла Рок. На ней была новая очень модная шубка из скунса. Вид у нее был усталый.

– О, Боже, Ники… – сказала она. – Можно ли от вас хоть где-нибудь скрыться? Вы, кажется, начинаете меня преследовать. Почему, ради всего святого, вы не оставите этого бедолагу в покое? – она махнула рукой в сторону лежавшего на кровати Харкота.

– Дорогая, вы неблагодарны, – ответил Беллами. – Поскольку Харкота накачали отвратительным пойлом, вам следовало бы подумать о нем раньше. Я нянчил его здесь, как ребенка.

– Так зачем же вы ему дали сначала то пойло? – тихо спросила она.

Подойдя к Марчу, она потрогала его лоб.

– Я не хотел, чтобы он сказал лишнее, – ответил Беллами. – Ему бы это не пошло на пользу. Поэтому я решил, пусть он лучше вообще ничего не говорит. Беда Харкота в том, что он говорит слишком много и не вовремя.

Она скинула шубку, взяла предложенную Беллами сигарету и села у туалетного столика, глядя на Беллами.

– Вы же не думаете, что в самом деле можете влюбиться в типа вроде Харкота, а, Фенелла? – спросил Беллами.

Она пожала плечами.

– Наверное, каждой женщине, даже такой, как я, нужно о ком-то заботиться. И не говорите мне, что я – круглая дура. Сама знаю. Но знание – одно, а жизненная ситуация – другое. Даже если я знаю, что я – дважды распроклятая дура…

Беллами выпустил колечко дыма.

– Почему дважды? – спросил он.

Она неловко заерзала.

– Харкот – сам по себе не подарок, видит Бог, – объяснила она. – Он – безответственный, глупый, пьяница. Он пьет, как извозчик, потому что напуган. Он тоже попал в очень плохую историю… Это само по себе ужасно. Но тут еще, в самый разгар всего, являетесь вы…

Беллами подумал, что у нее весьма волнующий голос, особенно, когда она усталая.

– Я? – вставил он. – А что такого сделал я, Фенелла?

– Вы играете на его нервах, как на струнах, – ответила она. – Вы совершенно безжалостны. Он в полном раздрызге. Он панически боится вас. И я думаю, что вы ошибаетесь на его счет… Я действительно так думаю.

– Что вы думаете, Фенелла?

– Думаю, вы боитесь, что убийство Фреды Вэнинг повесят на вас. Мне это сказала Айрис Берингтон. Она, кстати, слиняла. Думаю, правильно сделала. Но я и сама могу сложить два и два. Вы боитесь, что вас обвинят в убийстве, и делаете все, что можете, чтобы перевести подозрение на Харкота. Он – глупец, но он не мог этого сделать, я уверена. У него бы храбрости не хватило. Беллами мягко рассмеялся.

– Вот так новость. Никогда не слышал, что для того, чтобы убить, нужна храбрость.

Она пожала плечами, вид у нее был несчастный.

– Я не это имела в виду, – возразила она. – Вы знаете, что я хотела сказать: что у Харкота нет ничего, что нужно, чтобы выкарабкаться из трудной ситуации, не то что у вас. Он – как испуганный ребенок. С каждой минутой он отчаивается все сильнее и хватается за что угодно, за любое предложение, готов делать абсолютно все, чтобы хоть как-то себе помочь, даже если на самом деле это лишь усугубляет для него ситуацию. Как бы мне хотелось знать, что нужно делать?…

– Для чего? – спросил Беллами.

– Чтобы помочь себе и ему, – ответила Фенелла. – Если бы у меня осталась хоть капля здравого смысла, я бы занималась своими делами и бросила его на произвол судьбы. Но у меня не осталось здравого смысла. Я люблю его самым дурацким образом и верю, что, если ему чуточку помочь, из него могло бы что-нибудь получиться. Наверное, просто у него никогда не было случая попытаться.

Беллами закурил новую сигарету.

– Все это свидетельствует лишь о том, что вы его любите. Ну, что ж… почему бы и нет? Но вам нечего бояться, Фенелла. Кстати, вы о нем что-нибудь знаете?

– Не так уж много, – сказала она. – Только то, что он сам о себе рассказывал. И боюсь я не за себя. Боюсь того, что связано с этим убийством. Думаю, его положение очень опасно. Если эта хищница Берингтон будет свидетельствовать в суде против него, его можно считать повешенным.

Она обхватила голову руками и заплакала.

– Фенелла, я кое-что вам скажу. Может быть, это вам поможет, может быть, нет. Я знаю о Харкоте все, что нужно знать. Самое худшее, что я могу о нем сказать, это что он – шантажист весьма дурного пошиба. Вам нравятся шантажисты?

– Это зависит от того, почему они стали шантажистами. Никто шантажистом не рождается.

Беллами встал и взял шляпу.

– Вы – на плохом пути, Фенелла, – предупредил он. – Вы любите Харкота, несмотря на все, что он сделал и чем является. Впрочем… у каждого есть и свои положительные стороны. Если хотите, можете доставить его завтра около шести в "Малайский клуб" на встречу со мной – я дам ему сто фунтов. Проследите, чтобы он был трезв… А потом советую вам поехать куда-нибудь отдохнуть. Думаю, Лондон – не подходящее место для Харкота.

Она бросила на него быстрый взгляд.

– Почему вы должны давать ему сто фунтов? – спросила она. – И потом… Вы, думаете, ему дадут уехать? Его не арестуют?

Беллами улыбнулся ей вполне дружелюбно, без всякого раздражения. Она поймала себя на мысли, что он – роковой мужчина и обладает некими качествами, которые ставят его выше обычных жизненных тревог и забот. Он может вынашивать замыслы, использовать людей в целях их осуществления, делать людей несчастными, дергать их за веревочки, словно марионеток, и при этом всегда оставаться хладнокровным и невозмутимым, действовать спокойно, говорить ровным и таким волнующим, хрипловатым голосом. Интересно, какого типа женщина могла бы понравиться Нику Беллами? Если он вообще способен любить женщину…

Он был уже у дверей. Продолжая улыбаться, он сказал очень спокойно:

– Я собираюсь дать Марчу или вам, мне все равно, сто фунтов за то, что он сделал сегодня то, что я велел. Он выучил свою маленькую роль и даже если он был слишком пьян, чтобы произнести ее, уверен, он бы произнес, если бы только мог.

Беллами открыл дверь.

– Его не арестуют, – сказал он. – Это я вам обещаю, Фенелла. Спокойной ночи, дорогая…

И тихо закрыл за собой дверь.


II

На улице было очень холодно. Беллами быстро шел обратно домой. Там в гостиной он подошел прямо к корзине для бумаг и стал вынимать из нее клочки, которые выбросил туда, когда паковал вещи.

На дне корзины лежало две-три дюжины визитных и деловых карточек всевозможных форм, изготовленных на разной бумаге и исполненных разными шрифтами. Он достал их, аккуратно разгладил и начал перебирать, что-то разыскивая. Наконец, нашел то, что искал. На карточке было написано:


"Мистер Джон Пеллинг,

Частное сыскное агентство Фрейзера.

14 Джеймс-стрит, Западный округ,

Центр 26754".


Он пошел в спальню, скинув пальто и пиджак, открыл чемодан и стал вытаскивать вещи. Найдя те, которые ему были нужны, он переоделся: надел довольно поношенный синий костюм из сержа с длинными лацканами и черный галстук. Поверх этого – коричневое пальто. Из шкафа достал шляпу-котелок.

Он закурил, вынул из кармана скинутого пиджака записку с ключом, завернутым в нее, которую прежде взял из пиджака Марча, и поднес к свету.


"142 Джордан корт,

Сентджонский лес, Северо-запад, 8.

Добрый, глупый, старый Харкот,

ты оставил это здесь прошлой ночью. Ты так и голову потеряешь, если только тебе ее раньше не оторвут

Ф."


Значит вот как. Ему пытались внушить, что 142 Джордан корт – это "любовное гнездышко" и Харкот однажды забыл там свой ключ, а Фреда послала его ему с этим мягким упреком.

Здесь, подумал Беллами, в этой записке конец всей истории. Его последняя гримаса.

Он положил записку и ключ в карман, надел котелок, выключил свет и вышел. Пройдя прямо на площадь Беркли, он нашел гам единственное такси и велел водителю ехать в Сентджонский лес на Джордан корт. Пока машина медленно отъезжала от тротуара, он откинулся в углу заднего сиденья на спинку, расслабился и, бормоча что-то про себя, закурил.

Ночной портье на Джордан корт был коренастый человек с квадратным лицом, однорукий с тремя ленточками на лацкане форменного кителя, означавшими ранения. Он посмотрел на Беллами сквозь окошко своей будки, находившейся в главном вестибюле. Позади него на стене висели часы, которые показывали час ночи.

– Моя фамилия Пеллинг, – представился Беллами деловым тоном. – Я из частного сыскного агентства Фрейзера.

Он вручил портье визитную карточку, тот прочел ее и приветливо улыбнулся Беллами.

– Бракоразводное дело… да? – подмигнул он.

– Да, – кивнул Беллами.

– Понял, – ответил портье. – И кого же вы тут выслеживаете, интересно? Могу догадаться и уверен, что не ошибусь. Провалиться мне на этом месте, если речь идет не о 142-й квартире на четвертом этаже в восточном крыле.

Беллами довольно усмехнулся.

– Угадали с первого раза, – подтвердил он. – Стало быть, вы тоже замечали?…

Он достал бумажник и принялся извлекать из него десятифунтовую бумажку. Портье внимательно наблюдал за этим процессом.

Беллами достал банкноту и положил бумажник обратно в карман. Вертя бумажку в пальцах, он смотрел только на нее.

– Я всегда говорил, что 142-я квартира связана с какой-то зловещей тайной, – сказал портье. – Только на прошлой неделе я сказал своему напарнику из западного крыла, что в один прекрасный день там что-нибудь случится. Чертова заколдованная квартира. Я всегда это говорил.

Беллами начал складывать банкноту.

– И что же в ней такого таинственного?

– А мы никогда не видели нанимателей… в самом деле, никогда. Почему, скажите на милость, даже агент по расселению никогда их не видел? Квартиру кто-то снял по телефону – какая-то женщина. Затем она внесла плату за шесть месяцев вперед. Квартира шикарно меблирована и арендная плата была ого-го! Все распоряжения отдавались тоже по телефону. Так рассказал мне агент по расселению.

Ну, вот, жиличкой была женщина, высокая, с красивой фигурой. Я ее никогда толком не видел. Да и никто из нас ее не видел. Она никогда не входила через парадный вестибюль. Проходила через боковую дверь в восточном крыле, шла по коридору и поднималась по лестнице. Никогда не пользовалась лифтом. И всегда приезжала после восьми вечера. Днем ее ни разу не видели. Слуги, которые убирают в квартире, говорят, что часто в ней никого не бывает несколько дней подряд. Например, так было предыдущие две недели.

Мой напарник из западного крыла говорит, что иногда поздно вечером приезжал мужчина. Он никогда не мог его как следует рассмотреть. Этот мужчина тоже не пользовался лифтом. Входил всегда через одну из боковых дверей подальше от лифта, шел по коридору и поднимался по лестнице пешком. Они действовали очень осторожно.

– Да, уж, это точно, – согласился Беллами.

Портье кивнул.

– Конечно, – сказал он, – мы делали вид, что ничего не видим. Нам не положено проявлять любопытство. Это – очень дорогие апартаменты и хозяева обязаны предоставить жильцам полную свободу как они желают, если при этом не нарушаются условия договора. Я обычно получал тридцать шиллингов чаевых ежемесячно из квартиры 142. Но мне их никогда не давали из рук в руки, а посылали через контору домовладельца. Вот это осторожность, правда?

Беллами просунул сложенную банкноту через окошко портье и сказал:

– Мне бы хотелось подняться и осмотреть квартиру. Я скажу вам, что буду искать. Мы уверены, что пара, за которой мы следим, бывала здесь, они пользовались квартирой как "любовным гнездышком". По тому, что вы сказали, опознать женщину трудно, а я должен быть уверен. Если я буду уверен, что это именно то место, мы установим постоянное наблюдение и накроем их, когда захотим.

Портье кивнул.

– Что вы хотите найти? – спросил он.

– Ну, – ответил Беллами, – я буду искать что-нибудь, что подтвердит пребывание интересующей нас женщины в этой квартире. Мы, например, знаем, какими она пользуется духами. Здесь тоже может оказаться флакон. Может найтись случайное письмо или что-то в этом роде, что убедит меня – это действительно она. А когда я в этом удостоверюсь, я попрошу вас или вашего коллегу позвонить мне в контору, когда они явятся сюда оба. Разумеется, мы не предлагаем вам работать за просто так.

Портье подцепил десятифунтовую бумажку.

– Хорошо, мистер Пеллинг, – сказал он. – Идите и осмотритесь там наверху. Как я уже говорил, там недели две никого не было. Вам никто не должен помешать, а если она вдруг придет и застанет вас в квартире, скажите, что вы – комендант и проверяете, хорошо ли делается уборка. Оставьте здесь пальто и шляпу и все будет выглядеть правдоподобно.

Беллами осклабился и, снимая пальто, похвалил:

– Вижу, вы – опытный ночной портье.

Тот полыценно улыбнулся.

– Я не впервые сталкиваюсь с бракоразводными процессами. Побудь вы с мое в этой шкуре, вы бы тоже ко всему привыкли.

Он обернулся и снял ключ с доски, висевшей позади него. Затем открыл дверь своей клетушки, принял у Беллами пальто и шляпу и вручил ему ключ.

– Езжайте на лифте, – посоветовал он. – Нажмите на кнопку четвертого этажа. Третья дверь по коридору направо от лифта.

Беллами взял ключ, поднялся на лифте на четвертый этаж и открыл дверь ключом, который дал ему портье. Закрыв ее за собой, он включил свет и достал из кармана ключ, который нашел вместе с запиской в потайном кармане Харкота. Ключи были идентичны.

Беллами обошел квартиру – она была большая и хорошо обставленная. В ней было две спальни, гардеробная, кухня, облицованная кафелем, роскошная ванная. Все это он внимательно осмотрел, повсюду включив свет.

Гостиная оказалась просторной, со вкусом оформленной и спланированной комнатой. В углу стоял большой письменный стол орехового дерева. Беллами подошел и подергал верхние ящики, они не были заперты, но оказались пустыми. В нижних ящиках обеих тумб лежали разрозненные книжки в мягких переплетах, старые газеты и справочники. Во всем этом не было ничего, указывающего на их владельца.

Он дошел до самого нижнего ящика. Здесь царил идеальный порядок. Сверху лежала стопка французских романов в желтых обложках, а под ней аккуратно сложенные бумаги. Беллами вынул романы, положил их на пол, затем извлек бумаги и разложив на столе, стал изучать.

Это, насколько он мог понять, были машинописные копии важнейших статей, опубликованных в английской и зарубежной печати. На каждой стояло вверху название газеты и дата публикации. К иностранным текстам прилагался подстрочный перевод.

Беллами просмотрел страницу за страницей стопку больших листов, затем перешел к стопке, состоявшей из листов половинного формата. Они были сколоты вместе и покрыты плотным машинописным текстом.

Губы Беллами начали растягиваться в улыбке.

Он нащупал в кармане портсигар и закурил.

Это было подробное изложение работ отдела "Ц" за последние два месяца. На каждой копии стояла пометка: предназначается ли этот материал для печати союзнических или нейтральных стран.

Беллами наклонился и положил французские романы в бумажных переплетах обратно в ящик. Поверх них он положил первую стопу бумаг. Вторую оставил на столе.

Приведя все в прежний порядок, он задвинул ящики, затем взял со стола большой конверт, сложил пополам, вложил в конверт и заклеил. Достав авторучку, он написал на конверте: "Фердинанду Мотту, клуб Мотта, Сентджонский лес, Северо-запад. Лично в руки".

Положив конверт во внутренний карман пиджака, он выключил свет во всех комнатах, осторожно закрыл входную дверь и спустился вниз.

– Все в порядке, – сказал он ночному портье. – Это – та самая пара, за которой мы охотимся. Я нашел несколько ее носовых платков с инициалами в шкафу, в спальне. Я все оставил там, как было.

– Ну и хорошо, – ответил портье.

Он выдал Беллами пальто и шляпу, Беллами их надел, а ключ вернул портье.

– Вызовите мне, пожалуйста, такси, – попросил он. – Если удастся.

– Здесь всегда есть такси, – сказал портье. – Сейчас позвоню. И если вам что-нибудь еще понадобится, дайте знать. Только тихо. В конторе не любят скандальной огласки.

– Буду иметь в виду, – сказал Беллами и закурил.

Когда подъехало такси, он велел шоферу ехать в клуб Мотта.


III

У клуба Мотта Беллами расплатился с таксистом, прошел по дорожке ко входу – дверь была открыта – и дальше по коридору внутрь дома. Посередине коридора сидел в своей будке сторожевой пес Мотта. Он преданно улыбнулся Беллами.

Беллами кивнул в ответ и проследовал дальше. Проходя мимо двери, ведущей в игорный зал, он открыл ее и заглянул внутрь. Играли в карты за двумя столами. Среди игроков за дальним из них был Мотт. Девять-десять человек играли в рулетку.

Беллами тихо прикрыл дверь и направился дальше к двери, ведущей в кабинет Мотта. Постучал. Женский голос ответил: "Войдите".

Он открыл дверь и вошел. У письменного стола в кресле сидела и курила Кэрола. У стены с противоположной от стола стороны были сложены чемоданы и дорожные сумки. Дверь в игорный зал была широко распахнута. Через нее Беллами хорошо видел профиль Мотта.

– Привет, Ники, – сказала Кэрола, тоже взглянув на Мотта через открытую дверь.

– Добрый вечер. Или доброе утро, золотко, – ласково ответил Беллами. Подойдя к двери, он поприветствовал и Мотта.

Мотт обернулся и помахал ему рукой.

– Заходите и выпейте что-нибудь, Ники, – крикнул он, весело улыбаясь.

Беллами прислонился к дверному косяку, вполоборота к Кэроле.

– Итак, вы уезжаете, – сказал он, глядя на багаж у стены.

– Правильно, Ники, – игриво ответила Кэрола. – С вокзала Виктория завтра вечером. А на следующий день в Париже наша свадьба.

Она посмотрела на Беллами со злорадством:

– А не жалеешь, что жених – не ты?

Тот ответил ей широкой улыбкой.

– Ничего не хотел бы так, как этого. Я нахожу тебя очаровательной и не могу ни на миг представить себе тебя рядом с таким человеком, как Ферди Мотт. Но разве женщин поймешь? – он пожал плечами, продолжая улыбаться ей.

Кэрола состроила ему гримасу и сказала:

– Ты пил слишком много. И мне пришлось выбросить тебя из своей жизни. Мне это было больнее, чем тебе. Я ведь по тебе с ума сходила, Ники. Я и теперь так люблю тебя, что готова, кажется, съесть.

– Что ты говоришь? Скажи, а что же вызывает у тебя такое чувство ко мне?

Она пожала плечами.

– Не знаю. Мне нравится, как сидят на тебе костюмы, как ты ходишь, я никогда не встречала человека, который целовался бы так, как ты. И голос у тебя совершенно особый, волнующий, с какой-то странноватой ноткой. Мне к тому же говорили, что ты весьма опасен для женщин… и я знаю массу дам, которые от тебя без ума. А ты можешь быть холодным, как айсберг…

– Тише, – перебил ее Беллами. – Ферди услышит. Мне бы не хотелось испортить ему вечер. Скажи, а тебе нравится, когда тебя целует Ферди? Это приятно?

– Иди к черту, – ответила Кэрола. – Ничего я тебе не собираюсь рассказывать. И у меня есть на то основание: я не знаю, приятно ли это. Ферди еще никогда меня не целовал и не поцелует до свадьбы.

Беллами наблюдал за Моттом, который был весьма увлечен игрой. Отвернувшись от двери, Беллами вынул из внутреннего кармана конверт.

– Милый, не собираешься ли ты раздеваться? – шутливо спросила Кэрола.

– Сиди там, где сидишь, – произнес он. – Я не хочу, чтобы Ферди что-нибудь увидел. Это – мой свадебный подарок ему. Я сейчас пойду выпью с ним, а ты – пока мы будем в баре – открой один из чемоданов и положи это внутрь, чтобы завтра, распаковывая вещи, он меня вспомнил.

Кэрола быстро сунула конверт под себя и сказала:

– Слушаюсь, мой господин, все будет так, как вы пожелаете. Думаю, это последнее, что я могу сделать для тебя до своего отъезда с Ферди.

– Да, наверное, – согласился он. – Я буду думать о тебе завтра. Она не ответила. Мотт только что отошел от игорного стола и направлялся к ним.

– Завтра около восьми я собираюсь встретиться с Ванессой. Я передам ей привет от тебя.

– Да, пожалуйста, – попросила Кэрола. – Знаешь… если я больше тебя не увижу… Спокойной ночи, Ники.

– Спокойной ночи, Кэрола, – ответил он и пошел навстречу Ферди. – Привет, Ферди. Как насчет вашего предложения выпить?

Они отправились в бар на противоположном конце игорного зала.

Кэрола закрыла дверь кабинета, подошла к багажу, сложенному в углу, и выбрала большой чемодан, в котором еще торчал ключ. Открыв его, она сунула конверт под сложенные в чемодане костюмы. Потом открыла дверь и вернулась на прежнее место.

Мотт заказал два больших виски. Он улыбался. Беллами подумал, что у него слишком счастливый вид. Когда подали напитки, Мотт сказал:

– Ну… за вас, Ники. Вы знаете, что мы завтра уезжаем. В пятницу мы собираемся пожениться в Париже. Вернемся через три недели, и тогда я куплю поместьице и заделаюсь сельским жителем.

– Трудно себе представить! – воскликнул Беллами. – Кстати, Ферди, можно задать вам вопрос?

– Пожалуйста, – ответил Мотт, осушив стакан.

– В прошлый понедельник я видел, как вы тут играли в покер с Харкотом и еще двумя мужчинами. И вы намеренно проиграли ему пару сотен. Почему?

Мотт бросил быстрый взгляд на Беллами и, сразу же опустив глаза, ответил:

– Ну, знаете… у старины Харкота были тяжелые обстоятельства. Эта дама, Берингтон, поставила ему очень жесткие условия. Насколько мне известно, он был совершенно сломлен. Мне было жаль его – тем более, что это был тот самый вечер, когда я понял, что Кэрола подала мне надежду.

– А… – понимающе кивнул Беллами.

Он допил виски и, ставя стакан, заметил:

– У меня было неверное представление о вас, Ферди. Я не думал, что вы способны на такой великодушный поступок. Вот еще одно подтверждение тому, как плохо мы знаем друг друга.

Он открыл портсигар и протянул его Мотту. Когда они закурили, Беллами сказал:

– Ну… мне пора домой. Желаю вам обоим большого счастья.

– Благодарю вас, Ники, – ответил Мотт. – Надеюсь, вы верите, что мне искренне жаль, что я увел у вас девушку.

Направляясь к двери, Беллами бросил через плечо.

– Не волнуйтесь, Ферди. У меня никто еще никогда не уводил девушку… если я сам не хотел этого.

И вышел.


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Четверг

И НАСТУПИЛА ТЕМНОТА

I

Беллами проснулся в начале седьмого. Он лежал на спине, заложив руки за голову и разглядывая тени, отбрасываемые на потолок электрокамином. Настроение у него было вполне мирное, он был всем доволен.

Выбравшись из постели, подошел к окну. Был грустный вечер. С противоположной стороны улицы Полумесяца дул холодный восточный ветер и его завывание было весьма подходящим звуковым сопровождением темноте вечера, казавшейся гуще обычной.

Отойдя от окна и что-то тихонько насвистывая, он постоял в своей тонкой шелковой пижаме у камина, согревая ноги.

Потом начал искать сигареты. Случайно нашел одну в гостиной, закурил, пошел в ванную и пустил воду. Долго лежал в ванне, прокручивая в голове события последних дней.

В спальне зазвонил телефон. Поначалу Беллами не обратил на него внимания, но телефон настойчиво продолжал звонить и у Беллами не выдержали нервы. Кто бы это мог быть? Он подумал, что это – Кэрола, но тут же прогнал эту мысль: Кэрола была слишком умна, чтобы звонить ему на квартиру, если только это не было дело чрезвычайной срочности.

А почему бы и нет? Он вспомнил о Ферди Мотте, его путешествии в Париж и бодро выругался по его адресу. Быстро выскочив из ванны и завернувшись в полотенце, он побежал в спальню. Но когда он туда прибежал, телефон уже смолк. Вернувшись в ванную, Беллами вытерся, побрился, а потом пошел в спальню одеваться. Он надел вечерний костюм, который оставил наверху, когда паковал вещи накануне, затем позвонил и послал рассыльного за сигаретами. В ожидании его возвращения Беллами сидел на кровати. Рассыльный принес сигареты, и в тот же момент снова зазвонил телефон.

Беллами взглянул на часы – четверть восьмого. Это была барменша из "Малайского клуба".

– У меня для вас сообщение, – проговорила она. – Звонила миссис Рок. Я уже пыталась связаться с вами. Ей нужно вас видеть. Она сказала, что это очень срочно. Вы назначили ей свидание здесь попозже, но она была бы вам чрезвычайно признательна, если бы вы могли прийти прямо сейчас. Она будет здесь с минуты на минуту.

– Хорошо, блонди, – сказал Беллами. – Когда она появится, предупредите ее, что я уже еду.

– О'кей, – весело откликнулась блондинка. – Надеюсь, у вас есть новые байки?

– Куча, – заверил ее Беллами. – Но я никогда не рассказываю их по телефону. Видишь ли, блонди, они много теряют, если не подкреплены обаянием моего зрительного образа.

– Понимаю, – ответила она. – Вы – просто чудак.

– Видит Бог, да, – согласился Беллами весело и повесил трубку.

Выждав пару минут, он снова снял ее набрал номер Уайтхолла.

– Это Беллами, – сказал он. – Я буду минут через сорок пять. Предупредите сэра Юстаса.

Повесив трубку, он закурил, потом набрал номер отдела "Ц" и попросил мистера Вэнинга.

– Привет, Филип, – сказал он. – Мне нужно вас видеть. Все идет хорошо. Я все узнал от Марча. Теперь он у нас в кармане. Но нам нужно повидаться.

– Хорошо, Ники, – ответил Вэнинг. – Я буду дома в половине девятого. Можете прийти в это время?

– Да, буду, – ответил Беллами.

Походив с минуту по комнате, он позвонил Ванессе.

– Ну, Ники, – спросила она, – вы сделали то, что я вам посоветовала? Сходили в Скотленд-Ярд и рассказали им все?

– Да, – заверил ее Беллами. – Я донага разоблачил перед ними свою душу. Я интеллектуально обнажился. Рассказал им все, что знал. Сообщил, что у вас самые красивые ноги во всем западном полушарии и что, когда вы идете, у меня остается лишь одно желание – следовать за вами и наблюдать восхитительное покачивание ваших прелестных бедер. Я сказал…

– Вы – безумец, – перебила она своим низким голосом. – Вы способны говорить хоть о чем-нибудь серьезно? Или вы им сказали всю правду, идиот вы эдакий?

– Сказал ли я правду? – изумился Беллами. – Но вы же слышали, – ложь легко слетала с его языка, – я сказал им все, что знал об этом деле. Они собираются арестовать Харкота.

– Я так и думала, – сказала Ванесса. – Это будет для меня ужасно.

– Не берите в голову, детка, – успокоил ее Беллами. – У вас ведь останусь я. Я вас обожаю и сделаю для вас практически все, что угодно. Я сплю в пижаме, внутри которой пришит ваш портрет.

– Хватит валять дурака. И скажите, что вам нужно.

– Божественное создание, я звоню вам потому, что виделся вчера вечером с Кэролой, точнее, уже сегодня утром, и сказал ей, что мы с вами встретимся сегодня около восьми за коктейлем. Я думал, она вам сообщила это по телефону перед тем, как отправиться в свадебное путешествие. Я звоню, чтобы сказать, что могу заехать только в половине десятого. Это не слишком поздно?

– Для вас, Ники, никогда не бывает поздно, – пошутила Ванесса. – Я все равно ужинаю дома. Буду ждать. Приезжайте и взбодрите меня, чудак вы мой.

– Будет сделано, – ответил Беллами и ухмыльнулся в трубку. – Пока, радость моя.

Повесив трубку, он подошел к письменному столу, отпер верхний ящик и достал автоматический пистолет "кольт" 32-го калибра. Вынув из него пустую обойму, он зарядил в нее два патрона, вставил обойму обратно, взвел курок, чтобы патрон встал в казенник, поставил пистолет на предохранитель и сунул его в карман брюк.

Надев шляпу и пальто на меху, Беллами спустился в вестибюль, нажал кнопку вызова домоправительницы и сказал ей:

– Я уезжаю. Вещи собраны, кто-нибудь за ними завтра заедет. Я загляну, быть может, около полудня, чтобы забрать почту, тогда увидимся. Доброй ночи, – и вышел.

На Пикадилли взял такси и велел ехать в "Малайский клуб".

Фенелла Рок сидела за тем самым столиком, за которым она сидела с Харкотом и Ланселотом в вечер их знакомства – в дальнем конце зала.

Беллами окинул его взглядом. В конце стойки мирно беседовали что-то потягивая два посетителя. Блондинка была занята – смешивала коктейли.

Беллами подошел к стойке и весело обратился к ней:

– Блонди, сделай-ка два очень сухих мартини и принеси их вон за тот столик.

Потом подошел и сел напротив Фенеллы Рок.

– Что случилось, Фенелла? – спросил он.

Она посмотрела на него угрюмо. Под глазами ее пролегли глубокие тени, лицо было напряженное, без кровинки.

– Харкот мертв, – сказала она.

Беллами вынул портсигар, блондинка принесла два мартини.

Беллами взял сигарету, поднес ее к губам Фенеллы, дал ей прикурить, закурил сам. Блондинка вернулась за стойку.

– Не принимайте этого близко к сердцу, Фенелла, – посоветовал он. – Это очень жестоко, но такова жизнь. Что с ним случилось? Он не…

– Нет, – прервала она, – он этого не сделал сам… Он так повеселел после нашего с ним разговора сегодня днем. Пошел в клуб Мотта. Ушел оттуда в начале седьмого, и не был особенно пьян. Его сбила машина возле Аллеи акаций. Что это была за машина, неизвестно. Водитель скрылся в темноте. Харкот был страшно изуродован. Должно быть, он скончался сразу же… О, Боже!…

– Зачем он пошел в клуб Мотта? – спросил Беллами.

– Кто-то позвонил ему и передал сообщение, оставленное для него Ферди Моттом. Некто хотел с ним встретиться и, судя по всему, срочно. Он мне не сказал, по какому поводу.

– Вам было бы легче, если бы вы поплакали, – сказал Беллами. – Почему вы не плачете?

– У меня нет слез, – ответила она. – Я словно окаменела. Не хочу больше жить. Устала от всего. Уже давно. Потом вдруг появился Харкот и ощущение усталости от жизни прошло. Теперь оно вернулось и не отпускает ни на миг, это невыносимо.

– Выпейте, – он пододвинул ей стакан, – вам станет легче. И помните, Фенелла, что бы ни случилось, все не так страшно, как кажется. Всегда есть надежда впереди. Боюсь, это – слабое утешение для вас, но должен вам сказать, что для Харкота это – лучший выход.

– Разве смерть может быть благом для кого бы то ни было? – удивилась она.

Он слегка пожал плечами.

– Для Харкота в настоящее время – да. Он был замешан в очень плохой истории. Не умел ни думать, ни жить, ни пить. Кроме того, через пару дней вы узнали бы о нем правду и, поверьте, вам бы она очень не понравилась. Это – гнусная правда. А теперь вам не нужно ее знать. Вы можете продолжать думать о нем хорошо.

– Все действительно так плохо? – спросила она.

– Очень плохо, – ответил он. – Не думаю, чтобы ваше чувство к Харкоту сохранилось надолго. Эта автокатастрофа уберегла вас от страшного разочарования.

Тень слабой улыбки мелькнула на ее лице.

– Вы бываете страшно милый порой, Ники. Вы утешаете меня. Как ни странно, я почти верю в то, что вы говорите о Харкоте.

– Вы не любили его на самом деле, дорогая, – с улыбкой сказал Беллами. – Вы думали, что любите его. Вам нужно было любить кого-нибудь или что-нибудь, потому что у вас слишком доброе сердце, чтобы просто ходить по Вест-энду среди этих подонков, околачивающихся в барах и так называемых клубах, и приводить их к Мотту играть в железку, фаро или рулетку.

И когда появился Харкот с его жалобным видом, вы были уже готовы влюбиться. Вот вы и влюбились в него. Тем более, что вам казалось, будто я стараюсь спровадить его в тюрьму за убийство или что-нибудь еще.

– Может, вы и правы, Ники, – согласилась она. – Но я все же чувствую себя ужасно.

– Все время от времени мы так себя чувствуем, – улыбнулся он ей. – Что-то случается или не случается помимо нашей воли. Ставишь на красное, выпадает черное. Сейчас вам выпало черное, вот и все. В следующий раз, когда вы поставите на красное, может быть, красное и выпадет. У жизни ведь две стороны. Нужно лишь относиться ко всему спокойнее и уметь расслабляться. Больше просто ничего не остается.

Фенелла снова взглянула на Беллами, в глазах ее забрезжил слабый свет.

– Хотелось бы, чтобы так оно и было, Ники, – тоскливо произнесла она.

Беллами сунул руку во внутренний карман пиджака и достал десять десятифунтовых банкнот.

– У меня идея, – сказал он. – Это сотня, которую я обещал Харкоту. Теперь она ваша. Уезжайте куда-нибудь – в деревню где-нибудь в Девоншире или Сомерсете, где нет коктейль-баров и где люди здороваются со всеми, даже с незнакомыми.

Поезжайте куда-нибудь, где вы сможете есть простую пищу, много спать, гулять по полям. Забудьте Пикадилли и Харкота и все эти грязные притоны и прочие здешние дешевые приманки. Единственное, что вам нужно, девочка моя, – это привести себя в порядок. Через месяц вы сами себя не узнаете.

Он подтолкнул к ней деньги.

– Спасибо, Ники, вы действительно очень великодушны. Может быть, я именно так и поступлю. Если да… то где я вас найду… когда-нибудь… снова?

– Я сам вас найду, – пообещал Беллами.

Он улыбнулся ей, взял шляпу и вышел из клуба.

Когда он ушел, она положила деньги в сумочку и начала пудрить носик.


II

Беллами пошел к цепочке такси, выстроившихся вдоль тротуара ярдах в пятидесяти от "Малайского клуба". Он велел шоферу высадить его у Веллингтонских казарм.

Сидя сзади, он обдумывал события, выстраивая их мысленно в логическую цепочку. Мерцающий свет фар, внезапно возникающий и тут же исчезающий в темноте, казался ему столь же эфемерным, сколь и большинство других так называемых жизненных реальностей.

Он вспомнил о Марче. Марч заплатил свой долг обществу. Это вне всяких сомнений. Даже если орудием возмездия стал неопознанный автомобиль…

Быть может, Харкот переплатил, но Беллами своим практическим умом счел, что Марч с его порочностью и слабохарактерностью, его неспособностью найти свое место в жизни или хотя бы взглянуть ей прямо в глаза, теперь был в большей безопасности – чем где бы он ни был.

Улыбка Беллами стала мягче, когда он подумал о Кэроле. Вот это женщина! Характер ровный, красивая, хладнокровная, надежная, никогда не сделает того, чего не следует… абсолютно чужда мелочности, жадности, подлости…

А Фенелла? Беллами хмыкнул. Он не слишком сочувствовал ей. Она забудет Марча так же быстро, как влюбилась в него и решила, что влюбилась. И тихой деревне в Девоншире или Сомерсете, конечно, предпочтет шикарный морской курорт вдали от бомбежек, где мужчины – по-прежнему мужчины и женщины чертовски этому рады.

Такси остановилось у казарм. Беллами вышел, расплатился с шофером и двинулся по направлению к Уайтхоллу. Потом вдруг свернул в железные ворота дома, выходящего задней стеной на Аллею птичьих клеток, пересек маленький палисадник и позвонил в дверь.

Пожилой дворецкий открыл и сказал:

– Добрый вечер, мистер Беллами. Сэр Юстас ждет вас.

– Давненько не видел вас, Чарлз, – сказал Беллами. – Почти забыл, как вы выглядите.

Он оставил в холле пальто и шляпу и проследовал за дворецким через длинный коридор в теплый, хорошо освещенный кабинет.

Заместитель министра сидел за столом лицом ко входу. Справа от стола в глубоком кресле у камина устроился Харбел, старший офицер спецуправления.

– Добрый вечер, сэр Юстас, – поздоровался Беллами. – Добрый вечер, Харбел.

– Ну, Ники, – сказал Харбел, – принес ли ты добычу? Полагаю, она у тебя в кармане, иначе бы ты не явился.

Замминистра выдвинул ящик стола и достал коробку сигар. Обойдя с ней вокруг стола, он вынул три из четырех лежавших в ней сигар и тщательно отобрал среди них одну. Срезал кончик и вручил Беллами, затем протянул золотую зажигалку и дал прикурить.

Беллами с удовольствием раскурил сигару и вдохнул дым полной грудью.

– Вы знаете, сэр, это – чрезвычайно хорошие сигары, – сказал он. – И это большое удовольствие, когда тебя угощает сигарой и подносит огонь заместитель одного из министров Ее Величества. Это вдвое улучшает их качество.

– Кажется, вы не утратили вкуса к жизни и чувства юмора, Беллами – заметил заместитель министра. – Я начинаю подозревать, что вы приятно проводили время.

Беллами хмыкнул.

– Я обнаружил у себя неограниченную способность к потреблению разного рода спиртных смесей, сэр, – ответил он. – Кстати, Харбел, тебе следовало бы кого-нибудь послать на Малборо-стрит проверить там кое-какие притоны. Я не против греха и ничего не имею против картежного шулерства, но я не выношу разбавленного виски. Это уж слишком…

– Харбел сказал мне, что у вас с ним сегодня был долгий телефонный разговор, что он в курсе всего и удовлетворен ходом дела, – сказал сэр Юстас. – Это так? Или мне следует знать что-нибудь еще?

Затянувшись сигарой, Беллами ответил:

– Есть кое-что, чего я не сообщил Харбелу, сэр. Я этого тогда еще не знал. Мне сообщили об этом только что. Марч мертв. Его сбила насмерть машина в Сентджонском лесу сегодня вечером. Водитель скрылся. Это – единственное событие, которое произошло со времени нашего с Харбелом разговора.

Сэр Юстас посмотрел на Харбела.

– Что это может означать для вас, Харбел? Многое ли это меняет?

Харбел пожал плечами и взглянул на Беллами.

– Это упрощает дело, сэр Юстас, – ответил за него Беллами. – Думаю, позволив мне действовать по своему усмотрению, вы не были бы разочарованы результатами. В конце концов, именно результат вас и интересует, главным образом, насколько я понимаю.

Заместитель министра открыл сигаретницу и, взяв сигарету, медленно раскурил ее.

– Мне нужно быть уверенным, что утечка информации не повторится. Что касается всего остального – действуйте, как считаете нужным. Я вполне удовлетворюсь знанием того, что вы сочтете нужным мне доложить.

– Не думаю, что вы хотите знать что-нибудь, кроме этого, сэр. И полагаю, что лучше вам больше ничего не знать, – сказал Беллами.

– Святая простота, да? – улыбнулся сэр Юстас. – Что ж, я готов, как уже сказал, предоставить вам свободу действий. Когда дело будет официально завершено, я, быть может, позволю себе проявить немного любопытства. – Он взглянул на Беллами. – И когда же я смогу доложить министру, что дело кончено, Беллами? – спросил он.

Беллами прислонился к стенке камина. Под тяжестью тела "кольт" врезался ему в бедро.

– Думаю, сегодня ночью, сэр, – ответил он. – Останется лишь стряхнуть осколки в корзину, да написать на папке "Закрыто".

Замминистра встал.

– Приятно слышать. Что ж, предоставляю вам сметать осколки в корзину.

Он протянул руку.

– Спокойной ночи, Беллами. Мы все вам очень благодарны. Я знаю, что это была неприятная работа.

Беллами пожал протянутую ему руку и вышел, Харбел последовал за ним.

– Отличная работа, Ники, – похвалил он. – Тебе немедленно вручат железный крест.

– И я его заслужил, – парировал Беллами. – Ты протираешь штаны, сидя у телефона и целыми днями с удовольствием ничего не делая, в то время как я вынужден спиваться в грязных притонах. Это британцу не к лицу.

– Конечно нет, черт возьми, – согласился Харбел. – Но ты же из всего извлекаешь удовольствие. В то время как все остальные сотрудники твоего отдела мерзнут и мокнут по задворкам, выслеживая шпионов, и занимаются другими малоинтересными вещами, ты только пьешь целыми днями и занимаешься любовью с красивыми женщинами ночи напролет. И тебе еще за это платят!

– А надо бы еще и повышение по службе дать, – подхватил Беллами. – Ты только вообрази, сколько лет я должен был потратить на изучение премудрости: что следует и можно сказать какой женщине, чтобы тебе не оторвали уши!

– Бедный старина Ники, – проворковал Харбел. Он достал у Беллами из кармана портсигар и взял сигарету.

– Черт возьми, хотел бы я знать про Марча, – сказал он. – Что это, совпадение или?…

– Нет, не совпадение, – ответил Беллами. – Это – умышленное убийство, неожиданная блестящая идея.

Харбел подал ему пальто.

– Держи меня в курсе всего, сообщая сразу же, как что-то узнаешь, – попросил он. – Тебе ничего не нужно?

– Нужно, – ответил Беллами. – Мне нужен хвост – толковый парень, который прилипнет ко мне, когда я выйду из "Малайского клуба" – я сейчас туда иду, – минут через двадцать и будет сопровождать повсюду. Что ему делать, сообщу, когда придет время.

– Хорошо, – сказал Харбел. – Я распоряжусь. Я пошлю Лейзенби. Спокойной ночи, Ники. Будь умницей.

– Постараюсь, – ответил Беллами. – Пока, мой милый длинноногий начальничек… Не промочи ноги! И если сегодня попозже захочешь со мной повидаться, ищи меня в баре у Сиднея на Кондуит-стрит.

Беллами уселся на высокий стул перед стойкой бара в "Малайском клубе" и заказал двойной мартини – очень сухой. Принеся стакан, блондинка сказала:

– Видели бы вы, что тут было полчаса назад! Вы бы животик надорвали от смеха.

Он поинтересовался, почему.

– Помните девушку, которая служила в баре клуба Фалоппи? – спросила блондинка. – Думаю, она была одной из самый милых и симпатичных девушек в округе. Так вот, она была здесь. С парнем, за которого, по ее словам, собирается замуж. Вы никогда ничего подобного не видели. В нем росту метр с кепкой, и такого уродца я с роду не встречала. Забавное зрелище, скажу я вам. Гледис высокая, стройная и стать у нее королевская – вы понимаете? Вмести они производят жутко смешное впечатление. Любовь зла…

– Это точно, блонди.

– Уж я ее предостерегала от замужества, – продолжала блондинка. – Я ей говорю: "Выйдешь замуж – тебя заездят, – вот что я ей сказала. – Замужество – ловушка и обман". Но все без толку, она ничего не слышит.

– Понимаю. Забавно, правда? Я вспоминаю одну даму из Пенсильвании…

– Господи, я так и знала. Пока я рассказывала вам эту историю, что-то мне подсказало: как только я закончу, вы начнете мне рассказывать о какой-нибудь женщине, с которой где-нибудь встречались.

Она застенчиво взглянула на него.

– Когда вы вернулись сюда в понедельник вечером и угостили меня шампанским, я подумала – на секундочку только, что чуть-чуть нравлюсь вам.

Выражение лица у Беллами сделалось трагическим.

– Нравишься блонди, – подтвердил он. – Если бы только я мог тебе все рассказать! Мне вообще нельзя иметь дела с женщинами. Тому есть причина – страшная причина.

– О, мистер Беллами, я не знала… простите меня, – воскликнула девушка.

– Я влюбился во французскую графиню, когда мне было семнадцать лет, – начал Беллами хриплым голосом. – Она была обворожительна. Никогда не видел женщины, подобной ей. Мы должны были весной пожениться. Я оставил ее всего лишь на один вечер, а когда вернулся, обнаружил, что она окосела. Это было ужасно. Моя бедная, бедная Ортанс стала такая косая, что, сидя рядом со мной за столом, начинала есть из моей тарелки. Я не мог этого вынести…

– Боже, – вскричала блондинка, – ужас какой! И что же вы сделали?

– Убил ее, – ответил Беллами невозмутимо. – Положил ее в дорожную сумку и выбросил в реку. С тех пор я даже не взглянул ни на одну другую женщину. Ее глаза все еще преследуют меня.

– Вы – дьявол, – сказала блондинка. – Я подумала сначала, что вы рассказываете правдивую историю. Ну, а что же с женщиной из Пенсильвании?

– Она была неповторима и очень миловидна. Ей было сорок лет и у нее было четыре дочери. Трое замужем, а четвертая собиралась выйти замуж.

Ее мать не одобрила жениха. У него не было ни денег, ни перспектив, ни вида – ничего. Однако девушка превратила жизнь матери в сплошной кошмар, так что та пообещала, что если, навестив своих замужних сестер, она вернется домой и у нее все еще не пропадет желание выйти замуж за своего друга, она согласится.

И девушка уехала. Первая ее сестра жила в Оклахоме. Прибыв к ней на ферму, девушка застала там людей шерифа, описывающих имущество. Бедная женщина сидела на полу в пустой спальне с синяками под обоими глазами, которые наставил ей накануне муж, перед тем, как сбежать с соседкой-блондинкой.

Девушка села в поезд и поехала ко второй сестре, которая работала в прачечной в Сан-Франциско. Ее муж сбежал в первую же ночь, прихватив все ее драгоценности, а также наличные деньги. Она сутулилась, так как вечно стояла, склонившись над корытом, и у нее был хронический бронхит и воспаление коленного сустава. Это был второй урок.

Наша героиня отправилась к третьей, последней замужней сестре, которая жила в Голливуде. Приехав, она обнаружила, что муж ее сестры в общей сложности женился шестнадцать раз и все его жены живы. Ее сестра была, кажется, десятой.

Тогда она вернулась домой…

– Ну, думаю, она хорошо усвоила урок и после всего этого уже не хотела замуж? – предположила блондинка.

– А у нее и выбора не осталось, – сказал Беллами весело. – Вернувшись домой, она обнаружила, что в ее отсутствие мамаша сама вышла замуж за ее жениха. Это был страшный удар для девушки. Она недели три выясняла, кем же будет доводиться ей ребенок от этого брака, а когда поняла, что ее бывший жених теперь ее отчим, а его сын будет ей внуком, она отравилась…

– И умерла в страшных мучениях… знаю, знаю, – подхватила блондинка. – Это очень забавный конец. Наверное, где-то здесь должна быть мораль.

– Не видел, – ответил Беллами, слезая с высокого табурета. – Последний раз, когда я встречался с этой дамой, она страшно рассердила меня. Прошла мимо, сказав лишь: "Здравствуйте". Пока, Блонди…

Он взял шляпу и вышел.


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Четверг

ЕЩЕ ОДИН ГЛОТОК

I

Беллами стоял на улице у входа в "Малайский клуб". Он прикуривал, держа зажигалку близко к лицу, чтобы Лейзенби мог его опознать, затем двинулся к площади Беркли.

Здесь на стоянке ожидало его такси. Беллами сел в одно из них и назвал шоферу адрес – дом Хайда. В заднее стекло он видел огни машины Лейзенби, следующей за ним.

Вэнинг открыл дверь. Он курил трубку, лицо уже не было таким напряженным.

– Привет, Ники, – сказал он, – рад вас видеть.

Вэнинг закрыл дверь, Беллами снял пальто, шляпу и они направились в гостиную.

Там Беллами подошел к камину и оттуда наблюдал за Вэнингом, достававшим стаканы из бара.

– Виски? – спросил Вэнинг, держа в руках графин.

– Да, Филип, пожалуйста. Еще один глоток, я, пожалуй выпью… возможно, мы последний раз пьем вместе.

Он вынул портсигар и усмехнулся, глядя прямо на Вэнинга. Тот удивился:

– Не понял, Ники. Это намек?

Принимая от него стакан, Беллами ответил:

– Это вы здорово придумали – убрать Марча. Похоже, на озарение. Вы точно знали, что убийство Фреды повесят на Марча и, убив его как раз в нужный момент, ибо вы думали, что я уже рассказал в Скотленд-Ярде свою компрометирующую его историю, вы как бы ее блестяще подтвердили: конечно же шанс, что это примут за самоубийство, был очень велик.

Вэнинг отошел обратно к бару. Осушив стакан, он поставил его.

– Вы что, сошли с ума, Ники? – спросил он. – Что с вами? По-моему, вам следует обратиться к врачу. Вы хотите сказать, что Харкот действительно мертв?

– Харкота сбил насмерть и скрылся с места происшествия какой-то автомобиль на Аллее акаций, это случилось сегодня вечером, в начале седьмого. Харкот был страшно изуродован. Думаю, вы наехали на него два или три раза, чтобы убить наверняка. В такой час в тех местах никогда не бывает никого.

Вэнинг засунул руки в карманы и смотрел на Беллами неотрывно. Тот продолжал усмехаться. Усмешка была зловещей. Губы растянулись, обнажив белизну зубов.

– Это было проще простого, – продолжал Беллами. – Вы думали, что сегодня я пойду в Скотленд-Ярд и выложу им весь этот бред про Марча, и вы знали, что там поверят. У них были к тому все основания. Вы позвонили сегодня утром Мотту и велели ему приказать кому-нибудь связаться с Марчем ближе к вечеру и вызвать его в клуб Мотта. Харкот пошел туда, потому что надеялся увидеть там вас… он хотел вас видеть.

– В самом деле? – спросил Вэнинг, все еще неподвижно стоя у бара. – Можно узнать, почему?

– Ему нужны были деньги, – объяснил Беллами. – Те деньги, которые он не смог выколотить из вас раньше, потому что вы сами их не получили. Вот зачем вы ему были нужны. Что ж… он опять не получил денег, зато получил мощный удар – да, удар здесь подходящее слово.

Он с видимым удовольствием затянулся сигаретой.

– Имейте в виду, Филип, я не очень симпатизировал Харкоту, – ровным голосом сказал Беллами, – он был мелкий, глупый человечек. Он все равно бы плохо кончил.

– Так, ну теперь я уверен, что вы сошли с ума, Ники, – повторил Вэнинг. – Я и прежде думал, что у вас не все винтики на месте, но если мы собираемся продолжать эту комедию, позволено мне будет спросить, когда именно я убил Харкота? Мне хотелось бы знать. Интересно ведь.

Беллами кивнул.

– Могу понять ваш интерес, Филип. И причина тоже весьма интересна. Совершенно очевидно, что вы вынуждены были убить Харкота, ибо, хоть он и не блистал умом, нужно было быть полным идиотом, чтобы не догадаться, что Фреду убили вы. Вы знали, что он будет держать язык за зубами до тех пор, пока чувствует себя в безопасности. Вы также прекрасно знали, что как только он поймет, что подозрение падает на него и что он может быть арестован, он заговорит и выложит все. Вы были уверены и в том, что, пока этого не случилось действительно, он будет вести себя тихо, так как вы представляли собой источник его доходов.

Вэнинг подошел к дивану и сел. Он достал портсигар и взял сигарету. Выглядел он совершенно невозмутимым, хотя Беллами видел, что у него немного дрожат пальцы.

– Вы странный малый, Ники, – произнес он. – Помню, раньше я думал, что вы – самый большой простофиля на свете. Теперь думаю, что вы весьма неглупы.

– Многие принимали меня за простака, Филип. Это не привело их ни к чему хорошему, – ответил Беллами.

Вэнинг закурил.

– То, что вы говорите, очень интересно, – сказал он. – Но это, разумеется, чистая теория. Никто – в ближайшую тысячу лет – не сможет доказать, что я убил Харкота, и вы это знаете.

– Вы совершенно правы, – сказал Беллами и как бы невзначай добавил: – но я могу доказать более-менее легко, что вы убили Фреду. Ирония состоит в том, что мне не придется этого делать. Вы мне не позволите.

– Не позволю? – голос Вэнинга звучал также ровно, как голос Беллами. – Вот это уже действительно интересно. Значит, я не позволю вам доказать, что убил Фреду? – он откинулся на спинку дивана. – Кстати, – спросил он, – почему вы так уверены, что я убил Фреду, а равно и Марча? Похоже, я поставил убийства на поток, – он мило улыбнулся. – Вам бы сценарии для кино писать, Ники. У вас прекрасное чувство драмы.

– Неплохое, – согласился Беллами. Он прислонился к стенке камина и засунул руки в карманы пиджака.

– После первой беседы с Мейнелом – инспектором, расследующим убийство Фреды, – это было совсем не трудно, Филип, проще пареной репы. Видите ли, вы все хорошо придумали. Но вынуждены были действовать в спешке и не обратили внимания на мелочи, которыми при других обстоятельствах не пренебрегли бы. Сейчас я объясню, что имею в виду.

Он выбросил окурок в камин.

– Дело в том, Филип, что я хочу заключить с вами сделку. Думаю, это подойдет нам обоим. Вы готовы вести деловой разговор?

В глазах Вэнинга появился тщательно скрываемый блеск.

– Слушаю вас дальше, Ники. Продолжайте. Выкладывайте, что там у вас еще. Внимательно слушаю. Если мне станет очень смешно, можно ведь и посмеяться. Вы не обидитесь? А когда вы закончите, можно будет еще раз посмеяться над предлагаемой вами сделкой…

Беллами ухмыльнулся.

– Вы никак не хотите сдаваться, правда, Филип? – он пожал плечами. – Впрочем… это значения не имеет. Вы в конце концов все равно примете мои условия. Но сначала мне нужно вас подготовить.

– Конечно, – саркастически предположил Вэнинг, – это будет стоить мне кучу денег? А платить нужно сразу?

– Более или менее, – ответил Беллами.

Взяв очередную сигарету, он довольно долго ее раскуривал, наблюдая за Вэнингом сквозь пламя зажигалки.

– Харкот начал требовать у вас деньги несколько месяцев тому назад, – приятным голосом начал Беллами. – Он стал вас шантажировать, узнав, что его жена Ванесса – ваша любовница. Бьюсь об заклад, ему это не понравилось. В конце концов, если мужчина и женщина прожили вместе семь лет, и если женщина красива, как Ванесса, этому мужчине – даже будь он олухом вроде Харкота – неприятно узнать, что один из его приятелей ее любовник.

Он стряхнул пепел в камин.

– Вам не нужен был скандал, Ванессе тоже, – продолжал Беллами. – Вы решили откупиться. Но для этого были нужны деньги. Тогда вы начали продавать секретные материалы. Вы были без ума от Ванессы. И я могу это понять. Она – женщина именно того типа, который обожают солидные мужчины вроде вас. Для нее вы были готовы на все. Все вы и сделали. Даже совершили убийство.

Итак, первая утечка случилась в сентябре. И, конечно, правительство забило тревогу. Тогда вам в голову пришла блестящая идея. Вы избавились от Марча, Мотта и меня. Марча вы не хотели иметь под боком в любом случае, Мотт вам нужен был за пределами отдела, а я был источником постоянного раздражения: небрежен в работе, слишком много пью – словом, вы и меня вышибли.

К тому времени Марч ушел от Ванессы и стал жить отдельно. По-своему, по-глупому он сердился и считал, что, отбирая у вас с Ванессой все до последнего гроша он вас тем самым наказывает. А тут появилась Айрис Берингтон, которая сулила ему кучу удовольствий, покуда у него водятся деньги. Харкот думал, что так будет продолжаться вечно.

Теперь подходим к главному. У Марча кончились деньги и вас он припирал к стенке. И правительство вас тоже теребило. Айрис Берингтон решила порвать с Харкотом, потому что он сел на мель. Она ему так и заявила. Вот тут он взъярился не на шутку. Он сказал вам, что если вы срочно не достанете денег, так, чтобы он смог удержать Айрис, он пойдет к Фреде и все ей выложит. Догадываюсь, что вы попросили его немного подождать, пообещав достать деньги. И тут вы организовали третью и последнюю утечку. Но, к сожалению, агент господина Геббельса не торопился расплатиться и отношения между Марчем и вами накалились до предела. Точнее, это произошло в прошлый понедельник.

Вэнинг швырнул окурок в камин и сложил руки на груди.

– Предполагалось, что Харкот отвезет Фреду на вечеринку к Кэроле в понедельник вечером, – продолжал Беллами. – Вероятно, накануне он пригрозил, что если денег не будет, он обо всем скажет Фреде. Вы думали, что он блефует. А он действительно решился. Вы снова попросили его немного подождать – не верилось, что он может зарезать курицу, несущую золотые яйца, но у Харкота был другой план. Он хорошо знал Фреду и понимал, что сообщение о вашей связи с Ванессой поразит ее в самое сердце. Но он так же хорошо знал, что больше всего на свете Фреда не переносит скандалов, и думал, что она, дабы избежать огласки, найдет для него немного денег. Во всяком случае, достаточно, чтобы удержать Айрис хоть на время. Он сообщил Айрис, что получит деньги от Фреды, но не объяснил, почему именно от нее.

Остальное вы знаете. Он поехал к Фреде, выпил у нее и все ей рассказал. Естественно, Фреда решила не ездить к Кэроле. Она попыталась связаться по телефону с вами. Ей это не удалось, так как в это время вы инструктировали меня, как найти виновника утечки информации. Расставшись со мной, вы вернулись в свою контору. Вам сказали, что звонила Фреда, поэтому вы снова ушли, может быть, поужинали где-нибудь, а потом отправились домой. Вам было интересно узнать, хватило ли у Харкота нахальства действительно выдать вас Фреде. Вы вошли в дом через боковую дверь из тупичка, поднялись по служебной лестнице и появились в квартире из двери черного хода. Фреда была дома. Вероятно, минула половина одиннадцатого – Фреда сказала вам все, что о вас думала, не стесняясь в выражениях. Это бы все ничего, но в процессе разговора она осознала тот факт, что вы давали Марчу крупные суммы денег. Он, видимо, ей и это сообщил. Она, надо думать, спросила, где вы их брали и именно тут страшная догадка пришла ей в голову… что это вы продавали планы секретной пропаганды…

Беллами замолчал и бросил на Вэнинга тяжелый взгляд. Тот молча глядел в пол. Беллами выкинул окурок и закурил новую сигарету.

– Это уже было немного чересчур, не так ли, Филип? – сказал он. – Вы потеряли самообладание… правильно?… задушили Фреду. Затем начали соображать, как бы замести следы. Долго думать не пришлось, идея возникла сразу. Вы принялись организовывать алиби для себя.

Достали из гардероба Фредину шубу и надели на нее. Бархатную шляпу бросили на столик рядом с кроватью. Все это вы сделали потому, что собирались связаться с Ванессой по телефону и попросить ее позвонить вам на работу, назваться Фредой и передать чтобы вы позвонили домой в одиннадцать тридцать. Потом ей следовало позвонить к Кэроле, попросить к телефону меня, опять-таки назваться Фредой, поведать мне, что простудилась и пригласить к себе весьма срочно. Поскольку предполагалось, что Фреда простужена и чем-то взволнована, хриплый, не совсем обычный голос подозрений не вызвал.

Ванесса, не зная, зачем он это делает, согласилась. Для вас она была готова на все, не так ли, Филип? И тогда ведь она еще не знала, что вы – убийца. Вы велели ей сделать эти звонки в начале двенадцатого. Это позволило вам вернуться в офис почти сразу же после звонка Ванессы, притворившейся Фредой. Первоклассное алиби! Его подтвердят секретарша, я, и горничная Кэролы, которая позвала меня к телефону.

Но вы понимали, что Ванесса-то будет звонить не из дома Хайда. А звонки Фреды должны были бы исходить оттуда. Нужно было придумать причину, по которой Фреда звонила не по прямому проводу, соединяющему вашу квартиру с офисом, и не через коммутатор. Вот зачем вы надели на нее шубу. Это должно было свидетельствовать о том, что она выходила и с улицы звонила вам и мне.

Вот здесь-то вы и оступились, Филип. Очень серьезно оступились. Придя и обнаружив труп Фреды, я поинтересовался, почему она лежит на кровати в шубе. И потрогал мех рукой. Он был совершенно сухим, так же, как и ее волосы. И на бархатной шляпе не было следов дождя. Так я понял, что она никуда не выходила. Зачем же, подумал я, она надела шубу в такой теплой комнате?

Вскоре я это понял. Когда Мейнел сообщил мне, что Фреда звонила не из дома, я догадался, что на самом деле звонила не она, а какая-то другая женщина, а убийца надел на нее шубу, чтобы внушить следствию мысль, что она выходила.

Беллами усмехнулся.

– Вам остается лишь сожалеть, что вы не учли дождливую погоду, – шуба Фреды должна была быть намокшей.

– О, Господи, – прохрипел Вэнинг, – какой же я идиот! Забыть о дожде!

– Именно, – дружелюбно согласился Беллами. – Ну, а догадаться, кто звонил, было нетрудно. Кто знал, что я на вечеринке у Кэролы? Кто бы она ни была, эта женщина должна была знать, что я там. Ванесса ушла раньше меня. Значит, это должна была быть она. А когда эта Берингтон сообщила мне, что Харкот собирался получить от Фреды деньги, я догадался об остальном.

Вы думали, что все безукоризненно организовали. Было два великолепных претендента на роль убийцы: Марч и я, Берингтон кричала на всех углах, что Харкот убил Фреду. Поэтому я фальсифицировал еще одну маленькую улику – окурок сигареты, чтобы вас окончательно успокоить и получить возможность добыть остальную необходимую информацию.

Вы позаботились о том, чтобы Харкот держал язык за зубами, позвонив Мотту и велев ему организовать Харкоту выигрыш двух сотен фунтов в покер. Это должно было успокоить его на время, пока вы не получите деньги. Харкот сидел тихо. Он, скорее всего, подозревал, что Фреду убили вы, но не собирался никому ничего говорить, покуда вы снабжали его деньгами. А прежде чем ему стало бы выгодно заговорить, вы его убили.

Раз Харкот мертв – всем ясно, что он – убийца и, не выдержав угрызений совести, бросился под машину. Вы организовали еще одну ловкую штуку. Когда я привез к вам Харкота пьяным, вы подложили ему в карман напечатанную на машинке записочку и ключ. Записка была якобы от Фреды к нему. Вы прекрасно знали, что обслуживающий персонал Джордан корта никогда толком не видел ни вас, ни Ванессы, когда вы приезжали туда на любовные свидания. Полиция, да и кто угодно поверил бы, что это было любовное гнездышко Харкота и Фреды. Еще один аргумент в пользу того, что он ее убил. Еще один мотив.

Конечно, вы рассказали Ванессе об убийстве Фреды, но не сообщили истинной причины, почему это произошло. Может быть, вы сказали ей, что убили Фреду, так как она угрожала привлечь Ванессу к суду по бракоразводному делу. Таким образом, Ванесса оказалась вашей соучастницей. Представляю себе, как она была испугана и потрясена, но убедила себя, что вы совершили это, потеряв контроль над собой, а также из страстного желания спасти ее репутацию. Женщина способна сделать все для любимого мужчины.

Все, что мне осталось проверить, замешана ли в этом Ванесса. Для этого я написал на имя Кэролы письмо, в котором высказал предположение, что Харкот был любовником вашей жены, и попросил показать его Ванессе. Потом я поехал к ней. Она схватила наживку – сообщила мне, что точно знает о любовной связи Харкота и Фреды, что именно поэтому она его выгнала и именно поэтому он убил Фреду. Бедная Ванесса… она делала все, что могла, чтобы спасти вашу голову. И вы оба думали, что все будет в порядке.

Ну, и, наконец, я, разумеется, съездил в Джордан корт и нашел копии секретных материалов, заботливо вами туда подложенные. Это должно было доказать, что Фреда продавала их, а следовательно, они с Марчем и есть виновники утечки информации.

Все вроде бы складывалось великолепно, но на самом деле было далеко не так. Правда, Филип?

– Вы что-то говорили о сделке, – напомнил Вэнинг. – Давайте лучше о ней поговорим. Вы ведь и сами влипли. И кое-что вы тут рассказали неверно. Если вы думаете, что подозрение в краже секретных материалов падает только на Фреду и Харкота, вы заблуждаетесь.

Он наклонился вперед, улыбаясь.

– На Фреду, Харкота и на вас. Вам, вероятно, интересно будет узнать, что спецуправление с самого начала подозревало именно вас. Это, конечно, очень хорошо, что вы так ловко разведали, кто убил кого, но это не спасет вашей собственной шкуры. Если вы достаточно умны, вы будете играть в мою игру, оставите их при убеждении, что Марч убил Фреду, и, быть может, это облегчит вашу собственную участь. Вероятно, мне удастся еще помочь вам. Сам Харбел из спецуправления сказал мне, что только и ждет случая сцапать вас. Я и работу-то эту вам поручил потому только, что они меня об этом попросили… я…

– Поберегите ваше красноречие, Филип, – прервал его Беллами. – Я работаю в спецуправлении уже семь лет. Весь этот спектакль – моя идея. Мы дурачили вас. Нам нужно было знать, кому вы продаете материалы и как вывозите их из страны. Теперь мы все это знаем. Это просто. Вы уволили Ферди Мотта, чтобы он держал этот конец веревочки в своих руках. Раз он не работал больше в отделе "Ц", он был вне подозрений. Он затеял свой игорный бизнес. Не имея достаточно средств, чтобы как следует здесь устроиться, он стал уже говорить о покупке земли в сельской местности. Мотт расскажет все, когда придет его черед.

– Если его поймают, – вставил Вэнинг. – Он, вероятно, уже во Франции.

– Не думаю, – ответил Беллами с усмешкой. – Видите ли за ним присматривает Кэрола. Она с самого начала работала вместе со мной. Вся эта история с нашим разрывом из-за моего пьянства была подстроена, так же, как и та ссора во время вечеринки. Я знал, что Ферди от нее без ума и если он будет думать, что она дала мне отставку, он попытается занять мое место. Что ж, это было как нельзя более кстати: теперь она могла не спускать с него глаз.

– Вы все предусмотрели, не так ли? – с горечью сказал Вэнинг.

– Я старался, – скромно ответил Беллами. – Кстати, Филип, вы тоже поступили весьма находчиво, "обронив" записку Фреды ко мне у ее постели, когда вернулись домой. Вы надеялись, что я ее не найду, а полиция найдет. Догадываюсь, что она начала ее писать потому, что вы ей сказали, будто это я краду документы, а после разговора с Марчем решила позвать меня и поговорить, убедить меня прекратить это, быть может.

Случайно я заметил, что в блокноте под этой неоконченной запиской оставался лишь один листок. Его-то, полагаю, вы и использовали, чтобы напечатать ту фальшивую записочку якобы от Фреды к Харкоту.

Вэнинг пожал плечами.

– Ну, что ж, похоже, надо играть в открытую, – мрачно сказал он, – и признать, что я потерпел неудачу… Вот и все. Жизнь, будь она проклята, – забавная штука, не так ли, Ники?

– Да, просто обхохочешься, – с сухой усмешкой ответил Беллами.

Вэнинг встал, подошел к бару и налил себе виски с содовой.

– Что за сделку вы мне предлагали, Ники? – спросил он. – Она еще в силе?

– Да, – ответил Беллами.

Он сунул руку в карман и, достав "кольт", положил его рядом с камином.

– Естественно, мы не хотим, чтобы все получило огласку, – сказал он. – Убийцу Фреды найдут. Марч погиб под колесами автомобиля, а вы, не сумев пережить смерть жены, пустили себе пулю в лоб. И лучше сделать это поскорее…

Вэнинг резко обернулся.

– Это – дьявольская сделка, – сказал он хрипло. – Какая же мне от нее выгода?

– Вы до самой смерти не будете повешены, – ответил Беллами. – И Ванессу спасете. Вот смысл сделки. Сейчас у вас под окнами стоит сотрудник спецуправления. Он все время будет наблюдать за вами. Если завтра утром вы будете еще живы, вас схватят и вы пропали. Тогда и Ванессу арестуют как "фактическую соучастницу" убийства Фреды. К чести Ванессы будет сказано, я не думаю, что она знает о вашем участии в краже документов. Боюсь, этого она не перенесет.

– Не перенесет, – отозвался эхом Вэнинг. – Это уж точно… И это хуже всего.

Он налил себе еще.

– Ники, вы обещаете, что, если я все сделаю, как вы хотите, ее оставят в покое?

– Обещаю, – ответил Беллами. – Даю честное слово.

Вэнинг осушил стакан.

– Хорошо, Ники, – проговорил он. – Сделка состоялась.

Он склонился над баром.

Беллами вышел в холл, надел пальто и шляпу, посмотрел в гостиную через открытую дверь. Вэнинг стоял все так же, склонившись над баром.

– Вы уходите, Ники? – спросил он. – Ну, пока…

– Прощайте, Филип, – сказал Беллами и тихо закрыл за собой входную дверь.


II

Когда Беллами появился, Ванесса читала какой-то роман, сидя у камина, и, погрозив ему пальчиком, сказала:

– Посмотрите на часы – вы опоздали. А я и не знала, что среди ваших пороков числится и необязательность.

– Простите, Ванесса, – сокрушенно ответил Беллами. – Я был весьма занят – мне пришлось выпить немного сверх нормы сегодня вечером. Это оказалось довольно трудно сделать, не выйдя за рамки назначенного времени.

– Вам нужно чем-нибудь заняться, – посоветовала Ванесса. – Стать уполномоченным гражданской обороны, что ли.

– Знаю, – согласился Беллами. – Но я не люблю работать. Работа – погибель для пьющего класса.

Он уселся в кресло напротив ее и закурил.

– А как насчет того расследования, которое вы проводили по поручению Филипа? – поинтересовалась Ванесса. – Полагаю, здесь вы тоже не слишком себя утруждаете? Вы неисправимы, Ники.

Она отложила книгу на маленький столик позади себя, потом посмотрела на дверь и вскрикнула:

– Боже мой!

Беллами тоже обернулся. В дверях стояла Кэрола.

– Ради всего святого, что случилось? – спросила Ванесса, широко раскрыв свои красивые глаза. – Разве вы с Ферди не собирались пожениться в Париже? Что произошло, Кэрола?

Кэрола взглянула на Беллами – глаза ее смеялись.

– О, это было совершенно ужасно, я страшно взволнована, – обратилась она к Ванессе. – Когда мы прибыли на вокзал Виктория, какие-то люди подошли и повели Ферди в кабинет начальника станции, где был устроен досмотр его багажа.

– Говори яснее, Кэрола, – сказал Беллами. – Что они нашли, если, конечно, нашли? Быть может, они боялись, что Ферди собирается вывезти из страны немного меда для своего медового месяца?

– Вы не поверите, – продолжала Кэрола, – но они нашли у него полно секретных материалов, тех самых, которые искал Филип. Похоже, что это Ферди их крал.

– Боже милостивый, – воскликнула Ванесса. – Как странно. Интересно, что скажет по этому поводу Филип? Видите, Ники? Полиция оказалась расторопней вас. Вам следовало бы заподозрить Ферди. Он никогда не был мне слишком симпатичен.

– Это лишний раз доказывает, – сказал Беллами, – как плохо мы знаем… я это всегда говорю. Ну, Кэрола, – он обернулся к ней, – теперь, когда Ферди показал себя не с лучшей стороны я хочу еще раз попытать счастья – перевернуть страницу и начать новую жизнь. Я буду безупречен. Ну, как, согласна? Ты же готова целовать мои следы…

Кэрола присела на ручку кресла и посмотрела на него сверху…

– Ты – редкий наглец, Ники! Но может статься, я дам тебе еще один шанс, – она улыбнулась ему одними глазами.

Он поднялся и сказал:

– Ванесса, я увожу эту молодую даму, чтобы компенсировать потерянное время. А тебе пусть это послужит уроком, Кэрола. Никогда больше не отказывайся от мужчины на том основании, что он ленив, не слишком прилежен и пьет, как извозчик, и не бросайся в объятия смазливого похитителя государственных секретов. Это к добру не приведет. Пошли, женщина.

Он обнял Кэролу за талию и повел к двери. Обернувшись, он бросил через плечо:

– Прощайте, Ванесса. Будьте умницей и не промочите ноги.

Ванесса рассмеялась. Они вышли.

На улице, в темноте Беллами обнял Кэролу. Они стояли так молча, слившись в поцелуе, пока неловкое покашливание полисмена-резервиста не прервало их объятия.

– Я возьму тебе такси. Поезжай домой. А я зайду в бар к Сиднею. Мне туда могут позвонить. Я позвоню тебе попозже и дам указания насчет ужина где-нибудь в ресторане, ты – легкомысленная девочка.

– Слушаюсь, сир, – игриво-покорно ответила она. – Но ты должен признать, что я была очень хорошей девочкой. Как я сопротивлялась Ферди! Этого словами не описать. Надеюсь, ты был так же добродетелен, как я?

Беллами ответил с ухмылкой:

– В ходе расследования мне, конечно, приходилось давать разным женщинам всевозможные обещания. Я это делал, конечно, нехотя, но обязан был выполнять свой долг любой ценой. Понимаешь?

– Еще бы! – сказала Кэрола. – Если я еще раз увижу, что ты привлекаешь к расследованию каких-нибудь женщин, я покажу тебе, где раки зимуют!

Он остановил проезжавшее мимо такси и посадил в него Кэролу.

– Au revoir, малышка, – сказал он. – Все получилось довольно интересно, ты не находишь?

– Все в порядке? – спросила она. – Все действительно в порядке?

– Все будет в порядке, – заверил ее Беллами. – Я провел большую работу с Вэнингом. Скоро увидимся…

Он скрылся в темноте.


III

Беллами вошел в бар Сиднея на втором этаже одного из домов на Кондуит-стрит.

– Алло, мистер Беллами, – радостно приветствовал его Сидней. – А я все думаю, куда вы подевались. Хотите верьте, хотите – нет, никто из постоянных посетителей больше не заходит. И мистер Марч даже не был. Двойной "Хейг"?

– Правильно, – ответил Беллами.

Он наклонился над стойкой бара, Сидней сделал то же самое с другой стороны так, что головы их сблизились. Беллами начал петь, Сидней тут же подхватил и они затянули якобы в унисон. Это было ужасно:

Коль сержант украл твой ром – поделом.

Коль сержант украл твой ром – поделом.

Ему положена рюмашка,

А он желает пить бадьей,

Непросыхающим пьянчужкой

Известен в роте он родной.

Черт с тобой!…

В будке в углу зазвонил телефон. Беллами сказал:

– Это меня, – и пошел в угол.

Звонил Харбел.

– Все в порядке, Ники. Лейзенби звонил десять минут назад. Он был в вестибюле дома Хайда и слышал выстрел. Они поднялись вместе с портье. Вэнинг хорошо выполнил задание.

– Ну, вот и все, – подвел итог Беллами.

– Пресса узнает все завтра утром, – сказал Харбел. – Самоубийство, спровоцированное напряжением военного времени и смертью жены. Все концы сходятся. Я долго беседовал с Моттом. Завтра он сделает откровенное признание. Все в порядке.

– Начальник, – попросил Беллами, – можно мне получить отпуск?

– Бери неделю, – разрешил Харбел. – Дело с союзниками на восточном побережье не терпит. В конце следующей недели ты должен будешь к нему подключиться. И без глупостей!

– Ты – гнусный негодяй, – сказал Беллами. – Я собираюсь жениться.

– Это пожалуйста, – ответил Харбел, – можешь жениться сколько хочешь в течение недели. Пока, Ромео.

– Пью за твое здоровье, – сказал Беллами и повесил трубку. Вернувшись к стойке, он выпил свой виски и надел шляпу.

– Пока, Сидней, – попрощался он. – Еще увидимся.

– Доброй ночи, мистер Беллами, – ответил Сидней.

Когда Беллами выходил, в бар вошла дама – хорошенькая и со вкусом одетая. Она заказала себе выпить и спросила у Сиднея:

– Кто этот человек? Я с ним иногда встречалась, обычно в клубе Фалоппи. Очень интересный мужчина. Чем он занимается?

Сидней пожал плечами:

– Хотите верьте, хотите – нет, он просто плейбой. Он ничего не делает, миссис Лейк. Просто слоняется и немного выпивает…

Примечания

1

Хуже не будет (франц.).

2

К моему сердцу (франц.).

3

Горькая кора, добавляется в напитки и используется в медицине.


home | my bookshelf | | Еще один глоток |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу