Book: Одет для убийства



Одет для убийства

Питер Чейни


Одет для убийства

ГЛАВА 1

НЕРВНЫЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Дождь пошел сразу же, как только Гаунт закрыл дверь своей конторы. Стоя около двери, подняв воротник пальто, он усмехнулся, увидев аккуратную фигуру своей секретарши Джозефины Дарк, идущей к автобусу, сопротивляясь ветру, который грубо заворачивал ей юбку вокруг стройных ног.

Гаунт поискал в кармане пальто сигарету и закурил, прикрыв зажигалку ладонью. Он посмотрел на фосфоресцирующий циферблат ручных часов. В десять звонил Зона. Джозефина, по указанию Гаунта, сказала, что он будет в "Серебряном кольце" в одиннадцать часов.

Была четверть одиннадцатого.

Гаунт ступил на мокрый тротуар, злорадно подумав, что было бы неплохо, если бы Зона поволновался еще четверть часа. Клиентам, которые звонят ночью, явно нервничая, всегда полезно немного подождать: в этом случае они менее склонны спорить о гонораре.

На перекрестке он стал ждать кэб под защитой навеса.

Ему было 38 лет, шести футов роста, лицо длинное и тонкое, большие глаза карие, светящиеся особым блеском. Одежда его была дорогой и хорошо сидела на его квадратной фигуре, суживающейся к тонкой талии и бедрам. Примечательным был подбородок, выдававшийся вперед и квадратный книзу. Портрет дополнялся ироничным ртом и изогнутым носом. Мужчины обращали внимание на его лицо из-за подбородка, а женщины – из-за рта.

Ожидая кэб, он начал думать о Зоне. Он размышлял над тем, почему тот так нервничал. Если кто и был в Вест-Энде достаточно умным, чтобы не волноваться, так это был Марио Зона. Гаунт подумал, что тот, возможно, волновался из-за женщины. Он усмехнулся от нескольких ассоциаций, пришедших ему в голову. Потом вспомнил Рикета.

Знает ли он что-нибудь о Зоне? Последний раз, когда Гаунт видел инспектора, с которым был в дружеских отношениях, Рикет упомянул имя Зона в связи с ночными клубами, и в частности с "Серебряным кольцом".

Кэб вывернулся из-за угла. Гаунт остановил его и попросил, чтобы его отвезли в клуб "Коза". Там он закурил сигарету и попытался расслабиться. Пятью минутами позже он открыл зеленую дверь на третьем этаже здания на площади Беркли. В узком холле за письменным столом сидел Созис – хозяин. Он улыбнулся частному детективу.

– Добрый вечер, – поздоровался Гаунт. – Я полагаю, мистер Рикет здесь?

Созис скривился:

– Здесь, где же еще, – он мрачно пожал плечами. – Какого черта пытаться попасть в клуб в эти дни? – проворчал он. – Они забиты или людьми, у которых нет наличности, или полицейскими, только отпугивающими людей, которые ее имеют.

– Скверно, – произнес Гаунт.

Он пересек холл, дойдя до узкого прохода, и откинул портьеру. У стойки стоял Рикет, разговаривая с краснокожим типом в коричневом костюме. Гаунт заказал выпивку и отнес свой стакан на свободный столик в конце комнаты. Он сел и стал ждать.

Но ему не пришлось ждать долго. Через три минуты Рикет, отделавшись от типа в коричневом костюме, подошел со стаканом немецкого пива. Он сел напротив Гаунта.

– Ну, Руфус, – проговорил он, – как твои детективные успехи? Гаунт усмехнулся.

– Тебе следовало бы знать, – ответил он. – А что поделывает инспектор Рикет? Все мучается с теми ребятами с ипподрома?

Рикет в свою очередь усмехнулся. Он протянул два пальца и взял сигарету, которую предложил ему Гаунт.

– С ними все в порядке, – сказал он. – Дело в шляпе. А что ты тут делаешь? Какое-нибудь дело с шантажом?

– Не знаю, – ответил Гаунт. Лицо его приняло выражение полного безразличия.

– Честно говоря, – продолжал он, – я ищу Зону. Он звонил мне вечером.

Инспектор поднял брови.

– Что с ним такое? – небрежно спросил он, слишком небрежно.

– Откуда я знаю, – ответил Гаунт. – Его голос звучал немного испуганно, по крайней мере так сказала моя секретарша.

Рикет снова улыбнулся.

– Должно быть, дело обстоит туго, если Зона испугался, – предположил он.

Он закурил сигарету и посмотрел на Гаунта через пламя спички.

– Ты знаешь, Руфус, – сказал он, – я в некотором роде отношусь к тебе доброжелательно, несмотря на тот факт, что вытащил для тебя пару каштанов из огня в свое время: я имею ввиду процесс, который принес мне мало хорошего. Но я не хочу, чтобы ты сделал настоящую ошибку.

Гаунт посмотрел на него озадачено.

– Не стоит об этом говорить, сказал он. – А что ты подразумеваешь под серьезной ошибкой, Рикет?

– Хорошо. Ты помнишь дело Стенфорда в прошлом году? У нас все было закончено по этому делу: специально уполномоченный комиссар дал мне инструкции арестовать его. Потом ты в последний момент предоставил его алиби. Это алиби было липовым, и ты это знал, но оно спасло Стенфорда от тюрьмы.

Гаунт сказал примиряюще:

– Думаю, ты ошибаешься, Рикет. Я никогда не сделал бы ничего подобного.

Рикет выпустил изо рта клуб дыма.

– Допустим, я тебе поверил. Во всяком случае, я хочу тебе кое-что сказать, и мне бы не хотелось, чтобы ты это забыл, Руфус. Даже частный детектив, такой, как ты, циник, достаточно благоразумен, чтобы не иметь дело со Скотленд-Ярдом. Там есть люди, которые только и ждут удобного случая, чтобы наброситься на тебя.

– Ну, ладно, ладно, – согласился Гаунт. – А что я делаю? Пью, чтобы укрепить свои нервы? А почему я беспокоюсь о Зоне?

Рикет докончил свое пиво.

– Я не раскрою никакой тайны, если скажу, что Зона находится на грани порядочности последние шесть месяцев. А ты не слышал об одном месте в Манчестере?

– Нет, – ответил Гаунт небрежно. – Расскажи мне о нем.

– Он приобрел игорный дом на окраине Манчестера. Это – одно из его дел. Один – в Бирмингеме, один – в Бристоле, один – в Глазго, и, возможно, еще больше десятка, о которых мы не знаем. Все виды развлечений имеются в этих домах, и мы даже получили несколько жалоб. Люди были так жестоко обмануты, что даже готовы идти на риск опозориться, чтобы только рассчитаться с Зоной!

Гаунт зевнул.

– Меня не интересует периферия, инспектор, но меня интересует "Серебряное кольцо".

– Это – скверный клуб. Я бы хотел, чтобы его закрыли.

– Некоторые изысканные люди навещают его, – возразил Гаунт. – Готовят там прилично и мне говорили, что выступления там в кабаре чудесные. Видел ли ты когда-нибудь выступление в кабаре?

– Рассказывайте все по порядку и без прикрас. Тогда я вам скажу, стану ли я заниматься вашим делом!

Он выпустил изо рта кольцо дыма и наблюдал за ним.

– Хорошо, – согласился Зона. – Я боюсь, вот и все!

– Это вполне определенно и понятно, – сказал Гаунт. – Но кого вы боитесь?

– Вы видели ту девушку, которая пела в зале, – ответил Зона, – когда вошли? Это – Миранда Грей. Я знал отца этой девушки. Однажды он оказал мне очень важную услугу. Я устроил его дочь сюда и из нее кое-что вышло. Она – красивая девушка. Я к ней привязался, вы это понимаете?

– Да, понимаю, – ответил Гаунт.

– Шесть месяцев назад, когда она пела в моем заведении в Манчестере, – продолжал Зона свой рассказ, – она влюбилась в кого-то, по крайней мере, она думала, что влюбилась. Таким образом, я дал ему работу, потому что он был привязан к ней. Его имя Лоример, Майкл Лоример. Он – мой менеджер.

Зона поднял свой стакан с коньяком и стал медленно его потягивать.

– Я взял его сюда потому, что он очень хорошо работал в Манчестере, – продолжал он. – Я поручил ему присматривать за всеми моими заведениями. Я не хотел вам говорить, но там иногда играют в немного азартные игры, мистер Гаунт. Небольшие партии после окончания выступления в кабаре, когда клуб закрывается. Вот так мы делаем наши деньги. Его обязанностью было контролировать и присматривать за выручкой различных клубов. Три месяца назад я обнаружил некоторые расхождения в отчетах. Я сказал ему об этом, но ничего не изменилось. У меня были реальные причины считать, что это был Лоример.

Гаунт закурил новую сигарету от окурка старой.

– Ну, что ж, тут не нужен детектив, чтобы сказать вам, что делать в этом случае, – сказал он. – Все, что вам нужно сделать,

– это вышвырнуть его.

Зона снова вытянул руки.

– Это не так-то просто, – возразил он. – Он может знать очень многое.

Гаунт поднял брови.

– Может? – удивился он.

Зона отпил еще немного коньяку и затем сказал:

– Две недели назад я решил, что моей обязанностью является предупредить Миранду, так как думал, что она делает большую ошибку по отношению к Лоримеру… что он не настолько хорош. Она не приняла моего совета и очень рассердилась. У меня есть все основания считать, что она рассказала ему все. С этого времени произошло несколько странных случаев. Кто-то включил газ в моих апартаментах, не побеспокоившись зажечь его, в то время как я спал ночью. К счастью, рано утром зазвонил телефон возле моей кровати. Если бы не он, то я, возможно, был бы теперь мертв. Я думаю, что это был Лоример.

– Понятно, – сказал Гаунт. – Следовательно, вы думаете, что он хочет убрать вас со своей дороги. Почему?

– Я скажу вам, – сказал Зона. – Три или четыре недели тому назад я думал, что мне выгодно навести справки о прошлом нашего мистера Лоримера. Я получил определенную информацию, которая не имеет значения в данный момент. Думаю, он, возможно, знает, что я имею эту информацию. Не думаю, что Лоример был бы рад, если кто-нибудь, а особенно полиция, получила эту информацию. Полагаю, он ни перед чем не остановится, чтобы убрать меня с дороги.

Гаунт выпустил еще одно кольцо дыма.

– Хорошо, – проговорил он, – что от меня требуется?

Зона нагнулся и открыл ящик письменного стола, вынул из него пачку банкнот и пододвинул ее к детективу.

– Здесь 500 фунтов, – сказал он. – Я хочу, чтобы вы охраняли меня. Завтра вечером у меня будет немного свободного времени. Я хотел бы с вами поговорить и рассказать об этих делах. Возможно, вы смогли бы прийти и выслушать меня?

Гаунт поднялся.

– Хорошо. Когда и где?

– Возможно, в половине восьмого, – сказал Зона, поднимаясь. Он выглядел немного раскованнее. – Я жду вас в апартаментах Клиндейль на площади Беркли.

– Я знаю, где это. Я буду там в половине восьмого, – пообещал Гаунт. – Спокойной ночи.

Он положил пачку банкнот в нагрудный карман, направился к двери и открыл ее. Выходя из комнаты, он столкнулся лицом к лицу с той девушкой, которая пела в зале. Он дружелюбно улыбнулся.

– Добрый вечер, мисс Грей, – произнес он. – Мне понравилась песня, которую вы пели.

Она посмотрела на него. Он мог заметить, что ее рот был гневно сжат. Ее голубые глаза сверкали.

– Я полагаю, что вы – мистер Гаунт? – воскликнула она. – Знаменитый мистер Руфус Гаунт, возможно, новый телохранитель Зона?

Гаунт тихо прикрыл дверь за собой.

– А вы не думаете, мисс Грей, что Зоне нужен новый телохранитель? – спросил он.

– Я так не думаю, – она решительно рванулась к двери за его спиной. – Мне не нравится этот прелестный маленький заговор, который он затевает против Майкла. Я не собираюсь его поддерживать.

– Не собираетесь его поддерживать? – усмехнулся Гаунт. – А что же вы собираетесь делать?

– Я найду, что делать, мистер Гаунт, – ответила она. – Зоне следовало бы лучше поберечься. Он заходит слишком далеко.

Голос Гаунта был очень мягок.

– Вам не нравится мистер Зона, – сказал он, – не так ли? Она посмотрела ему в глаза.

– Не особенно, – ответила она. – Возможно, я только начинаю узнавать кое-какие вещи о нем, о человеке, который только прикидывается другом моего отца и моим.

– Это очень интересно, – сказал Гаунт. – Почему бы вам, если вы так увлекаетесь Лоримером, не прийти ко мне и не рассказать мне все? Я буду в своей конторе на Кендунт-стрит завтра в пять часов. Или вы считаете это прогулкой в пасть льва?

Она подняла голову.

– Я не боюсь ни вам, ни кого бы то ни было, мистер Гаунт, – воскликнула она. – И я хочу, чтобы вы знали, что если Зона или кто-нибудь другой еще попытается подстроить Майклу ложное обвинение, я не остановлюсь ни перед чем.

Гаунт усмехнулся.

– Я полагаю, что вы шли сказать все это Зоне? – спросил он. – Ну что же, не смею вам мешать. Спокойной ночи, мисс Грей.



ГЛАВА 2

ДЕВУШКА С РЕВОЛЬВЕРОМ

Когда Джозефина Дарк пришла в контору, Гаунт сидел в своей обычной позе, развалившись в кресле у огня, положив ноги на каминную решетку, поглощенный тем, что пускал кольца табачного дыма.

– Мисс Миранда Грей ждет вас за дверью, – сказала Джозефина сразу же. – Но судя по ее взгляду, я не думаю, что вы пользуетесь у нее большой популярностью.

– Я бы удивился, если бы относился к такому сорту людей, – усмехнулся Гаунт. – Позови ее сюда.

Он убрал ноги с каминной решетки и сел за письменный стол, держа сигарету во рту.

Вошла Миранда Грей. Гаунт бросил на нее мимолетный взгляд, заметив при этом великолепно сшитый костюм, короткие перчатки, маленькую ножку прелестной формы, роскошный лисий мех, обрамлявший белый овал ее лица. Он поднялся и пододвинул к ней свой портсигар.

– Садитесь, мисс Грей, – предложил он. – Возьмите сигарету, а я позвоню, чтобы вам принесли чашечку чая.

Он нажал на кнопку звонка на своем столе.

– Благодарю вас, – сказала она. – Не…

– Не беспокойтесь, – перебил ее Гаунт, все еще усмехаясь. – Не кажется ли вам, что мы могли бы стать друзьями? Хватит у вас духу решиться на такое?

Она сняла свои меха. Детектив, все еще глядя на нее, пытался вспомнить, когда видел в последний раз такую привлекательную женщину.

– А это возможно, мистер Гаунт?

Джозефина Дарк принесла чашку чая. Гаунт подождал, пока она вышла, затем встал спиной к камину, улыбаясь Миранде.

– Я не вижу никакой причины, почему мы не могли бы стать хорошими друзьями, – произнес он дружелюбно. – Понимаете, мисс Грей, существуют два типа частных детективов: один тип, который верит в то, что клиент всегда должен быть прав, и другой тип, который предпочитает иметь трезвый ум. Предположим, вы и я, мы оба открыли карты. Считаете ли вы, что это могло бы помочь делу?

Немного подумав, она проговорила:

– Почему бы и нет? И, возможно, мне следует признать, что я была с вами груба вчера вечером.

– Не тревожьтесь об этом, – сказал он. – Вы были рассержены. У вас бывают вспышки гнева, не правда ли?

Она улыбнулась. Гаунт заметил красоту ее маленьких белых зубов.

– Боюсь, что да, – согласилась она. – Это – мой недостаток, но это никогда не продолжается долго.

– Хорошо. Ну, теперь мы узнали друг друга. Вы бываете раздражены иногда, а я обладаю трезвым умом. Итак, я начинаю открывать перед вами свои карты. Вероятно, я слышал только об одной стороне дела от мистера Зона. Он сказал, что ради вас дал работу в Манчестере Майклу, которым, насколько я понимаю, вы увлечены. Он говорит, что кто-то его здорово надувает, и он подозревает Лори-мера. Сказал, что взял на себя труд проверить репутацию Лоримера, и, видимо, нашел ее изрядно подмоченной. Он полагает, что тот знает об этом, и потому опасен. Кажется, кто-то однажды открыл газ в апартаментах Зона. Он утверждает, что не может отделаться от Лоримера потому, что тот может знать слишком много. Это одна сторона дела. Возможно, вы не всему верите?

Она решительно сжала губы.

– Это нечто иное, как сплетни, ложь, причем дикая ложь, мистер Гаунт, – воскликнула она. – Майкл – самый хороший человек в мире. Уж я-то знаю. Я даже собираюсь выйти за него замуж. Теперь я расскажу вам другую часть истории.

Я начала работать на мистера Зона очень давно. Я была рада получить эту возможность. Я всегда хотела быть певицей и это был мой шанс. Мистер Зона всегда прикидывался другом моего отца. Я верила этому потому, что в то время не было причины не верить этому. Теперь я этому не верю.

Я встретила Майкла, когда пела в одном из клубов Зоны, в "Клубе пиратов" в Манчестере. Зона увидел меня с ним и стал расспрашивать о нем. Я сказала ему, что мы с Майклом любим друг друга. Мистер Зона казался весьма добрым. Он предложил Майклу поступить к нему на работу, добавив при этом, что это было бы прекрасно для нас обоих.

– Вы думаете, у него были какие-то скрытые мотивы? – поинтересовался Гаунт.

– Я в этом уверена, – ответила она. – Я твердо убеждена в том, что Зона нанял Майкла потому, что у того не было никакого опыта работы в ночных клубах. Он ничего о них не знал. Зона смотрел на него, как на молодого дурака, который мог бы пойти работать в Манчестерский клуб в качестве менеджера и который должен был взять все на себя, если бы дела пошли плохо, и принять ответственность, которая непосредственно падала бы на плечи Зона.

– Принять на себя, но что, мисс Грей? – спросил он.

Он бросил окурок в огонь и закурил новую сигарету.

– Я точно не знаю, – ответила она, – но Майкл узнает и тогда скажет.

Гаунт молча курил в течение нескольких минут. Он думал о своем разговоре с инспектором Рикетом вчера вечером. Не узнал ли случайно Лоример то, о чем подозревал Рикет?

– Что вы думаете по поводу того, что там произошло? – спросил он.

Она покачала головой.

– Я не знаю, я могу только предполагать, что там происходило что-то незаконное. Вероятно, Майкл понял, что оказался между чувством преданности ко мне и, возможно, к Зоне и интересам дела. Я верю, Майкл сказал Зоне то, что он знает, и предложил прекратить эти незаконные дела, какими бы они ни были. Думаю, это испугало Зону, и я думаю, что не только Зону. Его старые друзья и компаньоны могут догадываться, что Майкл знает слишком много.

– Я понимаю, – сказал Гаунт. – Итак, вы думаете, что этот телефонный звонок Зоны был первым шагом в заговоре, затеянном против Майкла с целью подстроить ему ложное обвинение?

Она кивнула головой.

– Я уверена в этом.

Гаунт подошел к окну и выглянул на улицу. Там было темно, и в пятнах света, падающего от фонарей, он видел потоки дождя, лившего как из ведра.

– Объясните мне, почему Лоример не пришел сегодня сюда с вами? – спросил он. – Не думаете ли вы, что если то, что вы сказали, правда, то следует раскрыть карты. Мне кажется, что каждый вращается в своем кругу. Вы чего-то боитесь, ваш друг чего-то боится. И я тоже?

Она невесело улыбнулась.

– Вы не кажетесь человеком, которого можно легко испугать, мистер Гаунт. Чего вы опасаетесь?

– Единственное, чего я боюсь, что не докопаюсь до правды, – ответил он, – или доберусь до истины настолько поздно, что успеет произойти непоправимое, прежде чем я смогу что-либо предпринять. Но вы не ответили на мой вопрос, почему не пришел сегодня с вами Лоример?

– На это есть простая причина, – ответила она. – Его нет в Лондоне. Я его отослала отсюда.

Гаунт поднял брови.

– Вероятно, вам кажется это подозрительным, мистер Гаунт, – продолжала она. – Я видела, как у вас в глазах промелькнула искра недоверия. Мне потребовалось много труда, чтобы убедить Майкла покинуть Лондон, но думаю, это будет самое лучшее. Считаю, что Майклу надо вернуться в Манчестер и попытаться получить свою старую работу, чтобы выбраться из этой атмосферы недоверия и подозрений. Разве это неблагоразумно?

– Нет, я так не думаю, – сказал Гаунт. – Но если он подвергался опасности, когда находился у Зоны, то он будет в еще большей опасности в Манчестере. Пока он был там, Зона и компания следили за ним.

Она кивнула головой.

– Итак, вы пришли к моей точке зрения, мистер Гаунт?

Тот покачал головой.

– О нет, мисс Грей. Я работаю на Зону, так как взял у него деньги. До этого у меня не было причины не верить тому, что он мне рассказал. Имейте это в виду, – он усмехнулся. – Многие люди, кажется, думают, что он – мошенник. Может быть, я тоже так буду думать, там будет видно.

Он взял еще одну сигарету из серебряного портсигара, лежавшего на столе.

– А не думал ли Майкл, покидая вас, что вы подвергнетесь какой-нибудь опасности?

– О, да, он так думал, – подтвердила она. – Мне пришлось долго убеждать его уехать. Он уверен, что Зона и его друзья ни перед чем не остановятся. Думая, что Майкл что-то знает, они будут безжалостны и ко мне. Вот почему он мне сказал, что я должна носить с собой пистолет. – Она щелкнула замком сумочки.

Гаунт сжал губы.

– Неужели дело обстоит так уж плохо? – удивился он. – А вы умеете обращаться с пистолетом, мисс Грей?

Она улыбнулась.

– Достаточно хорошо. Я неплохо стреляю, хотя мне никогда не приходилось пользоваться таким пистолетом, как этот.

– Дайте мне взглянуть на него, – попросил он.

Она открыла свою сумочку и достала из нее блестящий кольт 32 калибра.

Гаунт подошел к ней, взял у нее из рук оружие и осмотрел его.

– Это – отличный пистолет, – сказал он. – У меня у самого есть такой. Этот пистолет обладает предохранителем новейшей конструкции. Но я сомневаюсь, что он также хорош, как старая модель. Минутку.

Он открыл дверь, вышел в другую комнату и вернулся через несколько минут с другим пистолетом. Он объяснил ей отличие двух пистолетов, показал предохранительный механизм нового типа. Затем вернул ей оружие.

– Может быть, Лоример и прав, неплохо иметь пистолет. Но я так не думаю, – он усмехнулся. – Убежден, что убивают тех, кто носит оружие, – добавил он.

В ее глазах появилась решимость.

– Я решилась, мистер Гаунт, – произнесла она. – Мы начнем раскрывать карты. Я все утро думала об этом перед тем, как отправить Майкла. Я собиралась откровенно поговорить с Зоной. Так или иначе, а я хочу добиться от него правды. Я собиралась прекратить это неясное дело и обеспечить безопасность Майклу и себе.

– Не слишком ли вы драматизируете, мисс Грей? Это дело действительно настолько серьезно, как вы утверждаете?

– Да, – кивнула головой она. – Сегодня днем я звонила Зоне. Я собиралась встретиться с ним в его квартире в семь часов. Это произойдет так или иначе. Я собираюсь предупредить его, что сделаю все возможное, чтобы защитить Майкла, что бы ни случилось.

Гаунт ничего не сказал. Он думал о своем визите к Зоне в половине восьмого. Возникла пауза. Они могли слышать, как дождь стучал в окна, потом Гаунт сказал:

– Разрешите дать вам совет, мисс Грей. Не ходите к нему. Оставьте это дело.

– Почему вы так говорите? – удивилась она.

Он пожал плечами.

– Назовите это предчувствием, – ответил он. – Но я раскрыл вам свои карты, поэтому отвечу. Я собираюсь нанести визит Зоне в половине восьмого вечера. У нас с ним будет долгий разговор. Может быть, я распутаю его. Возможно, что кое-что из того, что вы мне сказали, – правда. Но Зона – тертый тип. Вероятно, он зашел слишком далеко. Посмотрим, что он собирается мне сказать. Думаю, смогу дать ему хороший совет. Я думаю, что это будет самое лучшее, не правда ли?

Она поднялась.

– Наверное, мистер Гаунт, – согласилась она. – Вероятно, вы честны со мной. Во всяком случае, я тоже собираюсь быть с вами честной. Мне нечего больше добавить. Не знаю, на чьей стороне вы в данный момент. Но ведь вы работаете на Зону, и пока это так, я не стану рисковать. Хочу, чтобы мы с Майклом были счастливы. Сегодня вечером я увижусь с Зоной и покончу с этим делом раз и навсегда.

Гаунт невесело улыбнулся.

– Хорошо, мисс Грей, – продолжал он, – делайте, что хотите. Скажите мне, во сколько вы пойдете в клуб?

– Не слишком поздно, – ответила она, приводя в порядок свои меха. – Я хожу туда обычно в половине двенадцатого.

– Понятно, – сказал Гаунт. – Я хочу сделать вам предложение. Давайте пообедаем с вами завтра в девять часов вечера. Мы оба увидим Зону. Возможно, мы сможем обменяться еще несколькими идеями к нашему общему благу. Как вы смотрите на это?

Она посмотрела на него. Он был рад, что она улыбалась.

– Бывают моменты, когда вы мне очень нравитесь, – воскликнула она. – Да, я бы хотела с вами пообедать. Благодарю вас.

– Отлично, – сказал Гаунт. – Мы встретимся в ресторане Ладрела в девять часов. Я буду вас ждать, хорошо?

– Это будет прекрасно, – согласилась она. – До свидания, мистер Гаунт.

Он закрыл за нею дверь, как только она вышла из комнаты. Затем снова вернулся в свое кресло и стал пускать кольца дыма.


* * *


В шесть часов зазвонил телефон в соседней комнате. На столе Гаунта загудел зуммер. Он снял трубку.

– На проводе мистер Зона, – услышал он голос Джозефины. – Он хочет говорить с вами. Он уверяет, что это крайне важно.

– Хорошо, соедините меня с ним.

Гаунт подождал. Послышался хриплый голос Зона.

– Зона, что с вами случилось? – спросил Гаунт. – Вас плохо слышно.

– Я плохо себя чувствуют, мистер Гаунт, – ответил Зона. – Я сильно простудился и целый день дома.

Гаунт усмехнулся.

– Берегите себя, – посоветовал он. – Было бы очень плохо, если бы вы получили воспаление легких. Он этого можно умереть.

– Я могу умереть от других причин, Гаунт, – ответил он. – Я позвонил вам потому, что у меня сегодня был телефонный разговор. Кто-то старался выдать себя за Миранду Грей.

– Я не понимаю, – удивился Гаунт.

– Кто-то выдал себя за нее. Та женщина позвонила в четыре часа дня и говорила очень угрожающе. Она сказала, что отправила Лоримера из Лондона и что я не смогу до него добраться, так как он находится в безопасном месте. Она предупредила меня, чтобы я не пытался его искать. Если я стану что-либо предпринимать против него, она меня убьет.

ГЛАВА 3

СМЕРТЬ ЗОНЫ

Была четверть седьмого. Гаунт стоял у окна, глядя на улицу. Дождь кончился, но свет уличных фонарей отражался на все еще мокром асфальте. Он зевнул, вернулся к столу, закурил и позвонил Джозефине. Когда она вошла, он сказал:

– Нам попалось оригинальное дело.

– Что вы имеете в виду? – спросила она, улыбаясь.

– Что имею в виду? Зачем меня наняли? Мне было заплачено – очень хорошо заплачено! – за то, чтобы я присматривал за Зоной, который боится Лоримера. Вот и все.

Он засмеялся, глядя на нее. Она снова улыбнулась.

– Это, кажется, превосходный случай для вас, – одобрила она. Гаунт подошел к камину.

– Вы должны позвонить Ренделу в Манчестер, – продолжал он.

– Скажите ему, пусть попытается связаться по телефону с клубом Зоны, который там находится, "Клубом пиратов", кажется? Скажите, чтобы провел все тихо. Пусть разузнает, что происходит после того, как клуб закрывается. Скажите, что мне эти сведения нужны как можно скорее.

– А что мне делать после этого? – поинтересовалась она.

– После этого вы можете идти домой, – ответил он.

Она закрыла свой блокнот и вышла из кабинета. Гаунт вернулся к своему креслу возле камина, как обычно поставил ноги на каминную решетку. Он размышлял над некоторыми деталями довольно странного разговора с Зоной прошлой ночью, и о беседе с мисс Грей сегодня днем. Он думал о несоответствиях, небольших неувязках, которые никак не укладывались в эту историю.

Прошло минут пять. В соседней комнате Джозефина разговаривала с Рендлом. Она обладает очень приятным голосом, – подумал он.

Зазвонил телефон. Гаунт снял трубку и ответил. Это была Миранда Грей.

– Это мистер Гаунт? – спросила она.

Гаунт ответил, что это действительно он.

Он был удивлен ее звонком. В ее голосе звучала нотка беспокойства, почти страха.

– В чем дело? – спросил он ее. – Что случилось?

Она засмеялась высоким истерическим смехом. Вдруг перестав смеяться, сказала совершенно спокойным тоном:

– Случилось большое несчастье, мистер Гаунт. Я убила Зона… Гаунт передвинул сигарету в другой угол рта.

– Вы не бредите? – поспешно спросил он. – Вы понимаете, что говорите?

– Да, понимаю, – ответила она. – Я его застрелила. Он мертв. Это ужасно! Что мне теперь делать? Я в баре, – продолжала она. – Я сразу же пришла сюда.

– Хорошо. Теперь слушайте, – приказал Гаунт, – ни в коем случае ничего не предпринимайте. Сидите и пейте. Советую пить лимонный сок, потому что у вас истерика. Сейчас я приеду. Буду через пять минут.

– Хорошо, – пролепетала она, – я буду вас ждать. Пожалуйста, приезжайте побыстрее.

Гаунт повесил трубку. Он бросил сигарету в огонь и с минуту стоял, глядя на мерцающие угли. Затем он подошел к вешалке в углу кабинета и надел пальто и шляпу. Когда он выходил через приемную, Джозефина закончила разговор с Манчестером. Она проговорила:

– Зря вы заказывали разговор. Я только что говорила с Рендлом.

– Все в порядке, – усмехнулся Гаунт. – Иногда я люблю звонить непосредственно. Случайный звонок иногда забывается. Спокойной ночи, Джози.

– Спокойной ночи, мистер Гаунт, – ответила она мягко.

Он закрыл за собой дверь.


* * *


Миранда Грей сидела за самым дальним от стойки столиком в коктейль-баре у Лаурела. Она смотрела прямо перед собой и курила сигарету. Она сидела, не двигаясь, и смотрела в одну точку.

Гаунт подошел к стойке и заказал виски с содовой, потом пересек бар и сел рядом с ней.

– Ну? – спросил он. – Мне не понравилось то, что вы мне сообщили. Прежде всего, это правда?

Она молча кивнула, затем провела языком по губам. Гаунт заметил, что ее губы были белые от страха.

– Ну, и что же? – повторил он. – Вы лучше расскажите мне, как это получилось. Должно быть, внезапно?

Она снова кивнула.

– Выпейте, – посоветовал он. – Думаю, это вам необходимо. Смотрите на вещи реально. Не расстраивайтесь так.



Она взяла стакан. Он заметил, что у нее дрожали пальцы. Она сделала маленький глоток и поставила стакан на стол.

– Теперь, – сказал Гаунт и его голос был мягким, тихим и убедительным, – расскажите мне все. – Он достал свой портсигар: – Закурите, вам это может помочь!

Она начала свой путаный монолог.

– Когда я вышла из вашей конторы, я взяла кэб и поехала домой. Когда я вошла к себе, то нашла записку, напечатанную на машинке. Она была от Зоны. Каким-то образом, я не знаю, он узнал, что я виделась с вами. Подозреваю, он следил за мной. Он предъявил мне обвинение в вероломстве, закулисных делах, словом, высказал все, что он обо мне думает… Ясно, что совершенно напрасно было пытаться предпринимать что-нибудь за его спиной, что он узнал о том, что я отправила Майкла из Лондона, что все, что бы я ни делала, все бесполезно. Он сообщил, что узнал все, что хотел о Майкле, что он знает о нем достаточно много, чтобы засадить его в тюрьму, и что он собирается это сделать в ближайшее время. Он написал, что я такая же плохая, как и Майкл, и что с этого времени он считает меня своим врагом, что наша встреча отменяется, так как он не хочет меня видеть, и что самое лучшее, что я могу сделать, это убраться с его пути.

– Вы сохранили эту записку? – спросил он.

Она покачала головой.

– Я скомкала ее и бросила в огонь. Я не соображала, что делала. Но я знала, что должна видеть Зону. Я была ужасно зла, буквально переполнена гневом. Бросилась вниз по лестнице, села в первый попавшийся кэб и направилась к нему. Он открыл дверь и улыбался, как друг. Когда я вошла к нему, что-то замерло во мне, но это не охладило моего гнева. Мы вошли в кабинет. Он сел за письменный стол и не предложил мне даже сесть. Потом спросил, что мне нужно. Я сказала ему о записке и о том, как она меня расстроила. Попыталась узнать у него, что он под всем этим подразумевает. Потом он стал говорить мне еще более ужасные вещи. Он предъявил Майклу самые страшные обвинения, обвинил и меня в том, что с самого начала, как мы стали у него работать, мы ничего не делали, кроме махинаций за его спиной…

Кроме того, он заявил, что Майкл был организатором всех незаконных махинаций, которые происходили в клубе, и что, по мнению Майкла, сам он не мог заниматься всеми этими делами, только боясь шантажа. Он сказал, что именно эта причина заставила его обратиться к вам за помощью. Что, сделав это, он узнал, что я пыталась дозвониться до вас за его спиной. Он был просто ужасен!

Он кричал, что я не зря беспокоилась о Майкле, что он сделает все, чтобы тот попал в тюрьму, что я могла бы считать себя счастливой, если бы не была с ним. Я пыталась сдерживать себя. Я открыла сумочку и нащупала в ней пистолет. Я не знала, что мне делать. Вынула пистолет и сказала Зоне, что он – лгун и мошенник, что использовал Майкла только в качестве подставного лица и что, возможно, делал это с самого начала и что полиция узнает об этом теперь. Еще я ему сказала, что он даже меня использовал для своего плана: именно через меня взял на работу Майкла.

Я пообещала, если он не оставит в покое Майкла и меня, убить его. Показала ему пистолет. Он сказал, что я всегда была хорошей актрисой, но эта моя любительская игра ничего для него не значит.

Никого в своей жизни я так сильно не ненавидела, как Зону. Я наставила на него пистолет и выстрелила. Я стояла около его письменного стола в нескольких футах от него. Он упал вперед. Я увидела красное пятно на левой стороне его головы.

Вдруг я поняла, что наделала. Я выбежала из комнаты, закрыла за собой дверь, прошла через холл, захлопнула дверь и пошла по коридору. Мне все время казалось, что я вот-вот упаду в обморок. Я не знала, что мне делать, потом вспомнила о вас. Вошла в телефонную будку, но позвонить не решалась, нас ведь могут подслушать. Я вышла, взяла кэб и поехала сюда.

Она уткнулась в ладони и зарыдала. Гаунт увидел, как вздрагивали ее плечи. Он с минуту молча курил, глядя на нее, потом криво улыбнулся.

– Майклу сильно повезло, у него есть женщина, настолько привязанная к нему, что готова ради него пойти на убийство. Однако, это был не самый лучший выход из положения, не правда ли? Возьмите себя в руки, слезы вряд ли тут помогут!

– Да, это не выход, это очень глупо. Теперь нет никакой надежды.

– Я бы этого не сказал, – произнес он. – Пока вы живы – надейтесь. Где ваш пистолет?

Она взяла себя в руки.

– В моей сумочке.

– Дайте мне его, – попросил он, – только очень осторожно, чтобы никто не видел.

Она нащупала замок своей сумочки, открыла и пододвинула ее по столу к Гаунту. Он достал пистолет и положил его в свой карман.

– Что мне теперь делать? – спросила она его.

Гаунт выпустил изо рта кольцо дыма, наблюдая за ней.

– Ничего, – ответил он. – Идите домой, ложитесь и постарайтесь отдохнуть. Потом я с вами свяжусь.

Она смотрела на него и ее глаза были полны страха.

– Что вы собираетесь делать? – спросила она.

Гаунт пожал плечами.

– Пока ничего не знаю, – ответил он. – Это зависит от обстоятельств, но в данный момент я хочу удостовериться в том, что все это правда. Я хотел бы сам взглянуть на Зону. Идите домой.

– Хорошо, – согласилась она. – Но не следует ли мне пойти в полицию с повинной.

Он опять усмехнулся. Каким-то странным образом она успокоилась от его усмешки и от вида его белых, крепких зубов, которые показались в улыбке.

– Это вы всегда успеете, – сказал он. – Идите домой. Я свяжусь с вами. Лучше припудрите ваш носик, на вас лица нет.

Спустя пять минут они покинули бар. На улице он взял кэб и велел отвезти ее домой, назвав адрес. Сам он пошел по Риджент-стрит. Остановив другой кэб, он попросил, чтобы его отвезли на площадь Беркли.

Он остановил кэб у подножия холма Хэй, расплатился с возницей, пересек площадь и оказался у дома Зона. У двери он остановился, довольный тем, что благодаря темноте он оставался невидимым, хотя сам мог видеть все. Он подождал несколько минут, пока лифтер не подал лифт наверх на вызов с верхнего этажа.

Гаунт распахнул стеклянную входную дверь и вошел в холл. Посмотрел указатель: квартира Зоны на втором этаже. Он бесшумно поднялся на лестнице и прошел в коридор. Тут ему снова повезло. Апартаменты Зоны находились за левым поворотом коридора.

Он пошарил в своих карманах и извлек оттуда два кусочка слюды. Сделал из этого некое подобие ключа, вставил в замочную скважину и стал крутить до тех пор, пока выступ в замке не зажал слюду, потом он вынул ее и осмотрел. Отметина на прозрачном материале в точности повторила внутреннюю поверхность замка. Он достал из кармана ножницы и начал резать кусок слюды. Менее чем через две минуты дверь была открыта.

Он вошел в прихожую, закрыв за собой дверь. В холле горел свет и Гаунт увидел перед собой закрытую дверь. Он отворил ее и вошел в комнату.

Зона лежал на своем письменном столе. Кресло, в котором он сидел, откатилось назад, когда его тело упало на стол. Его ноги в коленях были выпрямлены, пальцы рук сжаты. На столе возле его головы натекла лужа крови.

Гаунт нащупал в кармане сигарету и закурил. Затем он натянул перчатки и стал ходить по комнате, рассматривая расположение мебели. Он сконцентрировал свое внимание на столе и предметах, которые там находились.

В дальнем конце стены за столом была дверь. Гаунт открыл ее и зажег свет. Это была спальня. Он тщательно обследовал комнату, обратив внимание на то, что двойное окно выходило на пожарную лестницу, спускающуюся на улицу. Гаунт усмехнулся, так как вспомнил, что для Зоны было характерно иметь апартаменты с черным ходом.

Он выключил свет, вернулся в кабинет, закрыв за собой дверь спальни. Постоял несколько минут, куря и размышляя. Затем сунул руку в карман и достал кольт, который дала ему Миранда Грей. Он вынул обойму, осмотрел ее, оттянул затвор и понюхал ствол. Одного патрона не хватало. Он нашел гильзу у стола и поднял ее. Затем осмотрел другие девять патронов в обойме. Усмехнувшись, он положил пистолет обратно в карман.

Он стоял и смотрел на Зону, который больше никогда не сможет вести дела своих клубов, хотя именно во избежание этого грек заплатил ему 500 фунтов прошлой ночью в расчете на профессиональные услуги.

В другом конце комнаты все еще продолжал гореть огонь в камине. Гаунт бросил туда свой окурок и закурил новую сигарету. Затем он сел в кресло возле камина. Через пару минут он поднялся, подошел к телефону на столе Зоны и набрал номер 1212 Уайтхолл.

Когда ему ответил Скотленд-Ярд, он попросил к телефону инспектора Рикета.

Он все еще улыбался, почти весело.

ГЛАВА 4

СЮРПРИЗ

Было восемь часов, когда Гаунт услышал, как на улице остановилась машина. Он вышел в прихожую и открыл дверь. Затем вернулся в кабинет и постоял, глядя на Зону. Сигарета свисала с его рта. Он был там, когда вошел Рикет.

Гаунт указал ему на труп на дальнем конце стола, и Рикет с безразличным видом человека, для которого смерть и убийства были обычным делом, подошел и остановился, глядя на то, что когда-то было Марио Зоной.

– Вы правильно сделали, что так быстро позвонили мне, – сказал он наконец. – Как вы здесь оказались?

Гаунт спросил:

– Я полагаю, вы вызвали врача и фотографа?

– Они будут здесь через двадцать минут, – ответил Рикет.

– Хорошо, – одобрил Гаунт дружелюбно. – Вы ведь знаете, Рикет, что я люблю играть с открытыми картами.

Рикет улыбнулся.

– Вам не следовало бы забывать, что я уже знаю, как вы играете с открытыми картами. На вашем месте я не стал бы что-либо скрывать.

– Я не намерен этого делать, – сказал Гаунт, при этом предложив инспектору свой портсигар. – Закуривайте и слушайте. Я расскажу вам все, что знаю. Зона звонил мне в контору. Он казался встревоженным и хотел меня видеть. Я подумал тогда, что у меня будет возможность увидеться с вами в клубе "Калво". Надеялся, что вы можете что-либо знать о Зоне. Итак, я упустил свой шанс. Да, вы были там и, очевидно, кое-что узнали о нем. Между прочим, я не думаю, что вы были один.

Рикет удивленно поднял брови. Он снял шляпу и положил ее на стол рядом с креслом.

– Что вы имеете в виду? – спросил он.

– Я приехал в клуб "Серебряное кольцо" около полуночи прошлой ночью, – продолжал Гаунт. – Первое, на что я обратил внимание, была девушка, которая пела в кабаке. Это была самая красивая девушка из тех, которые там когда-либо были. Она все знала.

Потом я увидел Зону. Он был встревожен, во всяком случае, то, что он мне рассказал, не могло его не встревожить. Он рассказал мне вкратце, что обнаружил недостачи в городских клубах и в некоторых клубах на периферии. Он подозревал своего менеджера – Майкла Лоримера.

Очевидно, Зона дал ему работу из-за Миранды Грей, звезды кабаре, дочери старого друга Зоны, которая была влюблена в Лоримера. Я сказал Зоне, что если он подозревает Лоримера, единственным исходом для него было его уволить. Зона ответил, что сделать это невозможно, потому что тот очень многое знает.

Это заставило меня вспомнить о вас, Рикет. Одно время я думал, что Лоример заподозрил что-то в делах Зоны, интересующее и вас. Но Зона представил это совсем в другом свете. Он предположил, что махинации в клубах, как в Лондоне, так и на периферии, были организованы самим Лоримером. Он пошел дальше. Сообщил, что результатом его подозрений является то, что навел о Лоримере справки. И узнал некоторые вещи об этом молодом человеке, которые тот не хотел бы предавать гласности. Зона полагал, что Лоример способен на все, чтобы заставить его, Зону, замолчать.

Рикет кивнул.

– Очень интересно, – согласился он. – Продолжайте, Гаунт.

– Я условился встретиться с ним сегодня вечером, – продолжал тот. – Он собирался мне все рассказать. Когда я выходил из его конторы, то столкнулся с Мирандой Грей. Или она как-то услышала телефонный звонок Зоны, когда он звонил мне, или подслушивала под дверью, во всяком случае, она знала, о чем мы с ним говорили. Она собиралась пойти к нему и сказать ему все, что она о нем думает.

Я решил, что она, возможно, придет и ко мне в контору, чтобы поговорить и со мной. Внушил ей мысль, что я – очень простодушный парень, и хотел бы выслушать обе стороны.

Так вот, она пришла ко мне сегодня днем и рассказала вполне определенную историю. В ее рассказе Зона выглядел злодеем, а ее жених Лоример – героем. Они договорились встретиться сегодня вечером в семь часов. Она была очень зла на Зону и считала это дело очень серьезным. Ей удалось убрать Лоримера из города, потому что она боялась, что Зона попытается подстроить ему ситуацию с ложным обвинением. Итак, я договорился с ней пообедать, чтобы она мне рассказала, что у нее вышло с Зоной.

Гаунт кинул окурок в огонь и закурил новую сигарету.

– В семь часов, – продолжал он, – Миранда позвонила мне в контору. Она при этом сообщила, что убила Зону, застрелила его. И я не могу сказать, что был сильно удивлен.

Рикет раскрыл глаза.

– Почему? – спросил он.

– Я вам отвечу, – продолжал Гаунт. – Когда она была в моей конторе днем, она рассказала мне о своем разговоре с Лоримером, в котором она настаивала, чтобы он уехал из города. Он дал ей пистолет для защиты. Она показала мне его. Это был автоматический пистолет 32 калибра. Причем она сообщила, что Лоример очень опасался, чтобы она не предприняла чего-нибудь в его отсутствие. Он думал, что, возможно, ее жизнь подвергается опасности. Когда она пришла сюда, у нее была крупная ссора с Зоной, в результате которой она его убила.

Рикет пошарил в кармане и достал кисет и трубку. Он стал набивать ее табаком.

– Мне нравится, как ты распутываешь это дело, Руфус, – сказал он. – Ты говоришь, что у них была ссора и в результате ее Зона был убит. Это может кое-что значить.

– Точно, – подтвердил Гаунт. – Если бы у меня было больше подробностей, я бы сообщил их тебе. Но я с тобой согласен в том, что это кое-что значит. Это могло бы означать, что Миранда вышла из себя, вынула пистолет и убила Зону. Но вторым толкованием могло быть и такое: Зона угрожал ей пистолетом и она убила его при самозащите.

Рикет стал смеяться.

– Думаю, ты меня немного опередил, Руфус, – произнес он. – Если эта женщина – Миранда Грей, выстрелила при самозащите, то где пистолет, которым Зона ей угрожал? Ты ничего не заметил, когда пришел сюда?

– Ничего, – ответил Гаунт. – Я бы никогда не сделал подобного, ты же знаешь это, Рикет. Но если ты войдешь в спальню, то увидишь двойное окно, которое выходит на пожарную лестницу. Увидишь, что оно прикрыто, но не заперто изнутри на задвижку. Предположим, она убила Зону при самозащите, если еще кто-нибудь был в спальне, он мог войти после того, как она ушла, взять пистолет из руки Зоны и спуститься вниз по пожарной лестнице.

– Очень хорошо, – кивнул Рикет. – Что ты собираешься делать? Разве состряпать обвинение против этой Грей? – Он заговорщически улыбнулся: – Она случайно не подружка твоя, а?

Гаунт ответил спокойно:

– Я никогда не встречал ее до прошлой ночи.

– Тогда я не понимаю, почему мы должны обращать внимание на все эти подозрения, – удивился инспектор. – Ты говоришь, она позвонила тебе и сказала, что застрелила Зону. Полагаю, если бы она застрелила Зону при самозащите, то уж сообщила бы об этом, не так ли?

Гаунт поднял руку.

– Не жди от меня ответа на этот вопрос, Рикет, – воскликнул он. – Даже если я отвечу, то дело все равно не прояснится. По-видимому, тебе придется добиться этого утверждения от мисс Грей. Думаю, она собирается сказать все, что она хочет сказать. И я полагаю, что это будет правдой.

– Где она? – поинтересовался инспектор.

– Я не знаю, – ответил Гаунт. – Думаю, она поехала к своей матери, которая живет где-то в деревне, но рано или поздно она вернется в свою квартиру. Вы ее достаточно легко найдете.

– Конечно, мы найдем ее, Руфус, – пообещал Рикет. – Знаешь, мне бы хотелось верить всему тому, что ты говоришь, хотя мне кажется, что симпатии твои на стороне мисс Грей. Я могу прекрасно понять любого человека, который хотел бы убить Зону. Но у меня может быть только профессиональная точка зрения. Судя по тому, что я здесь услышал, дело в шляпе. Это – типичный случай убийства.

Гаунт сел в кресло напротив Рикета.

– Объясни, почему ты так думаешь? – попросил он.

– Мне это кажется чрезвычайно простым, – ответил Рикет. – Вчера обстоятельства прижали Зону. Теперь мы оба знаем, что Зона был в опасности. Этот парень не был ребенком. Он не испугался бы из-за какого-то пустяка. – При этом он усмехнулся: – Он знал, что Гаунт – один из самых дорогих детективов в Лондоне. А я никогда не слышал, чтобы Зона бросал деньги на ветер.

Итак, мы можем сказать, что вчера наступила кульминация в некотором роде. Из твоего рассказа ясны отношения между Зоной и этим парнем по имени Лоример, его управляющим, о котором Зона сказал, что тот его обворовывает, и которого Зона опасался, и Мирандой Грей – невестой Лоримера, которая заявила, что настолько боялась за Лоримера, что отослала его отсюда. Это типичный треугольник между двумя мужчинами и одной женщиной, с небольшим воровством внутри него.

Естественно, девушка является заинтересованным лицом. Она беспокоится о Лоримере. Сам факт, что она его отослала, говорит о том, что она боялась за него. Теперь мне кажется, единственная причина, почему она отослала Лоримера, заключается в том, что она боялась за его жизнь. Другими словами, Миранда Грей предполагала, что у Зоны был шанс убить Лоримера.

Совершенно очевидно, что этот шум действовал девочке на нервы. Думаю, вполне понятно, почему Лоример, уезжая, беспокоился и за нее. Он чувствовал, что Зона будет всем этим сыт по горло: ведь она уговорила Лоримера убраться отсюда.

Рикет примял табак в своей трубке концом карандаша, который достал из нагрудного кармана. Затем снова раскурил ее.

– Женщины – это забавные штучки, – изрек он.

– Ты всегда был психологом, Рикет, – восхитился Гаунт.

Тот улыбнулся.

– Это вы мне говорите, – сказал он. – Вы – частные детективы – думаете, что только у вас варит котелок. Хорошо, после того как она увиделась с тобой в твоей конторе, она намеревалась встретиться с Зоной. Она говорила, что собиралась встретиться с Зоной, а что это значит? Так или иначе это означает соглашение, не правда ли? Возможно, она думала, что может получить от Зоны какие-нибудь гарантии в том, чтобы он оставил Лоримера в покое. Зона не был готов дать их. Более того, он, возможно, сказал ей все, что думает о Лоримере и что собирается предпринять.

Ей это не понравилось и тут же пришло в голову застрелить Зону. Другими словами, ясный, простой, очевидный случай преднамеренного убийства потому что у нее в сумочке был пистолет, когда она шла к нему.

Гаунт поднялся. Он услышал, как к дому подъехала еще одна машина. В ней должны были приехать доктор и фотограф из Ярда. Он повернулся и возвратился к камину, став к окну спиной, глядя на Рикета.

– Думаю, ваша версия этого дела не первоклассная, Рикет, – произнес он. – Но в ней есть маленький момент, который вовсе не выдерживает критики.

Рикет поднял брови.

– О, да, – сказал он. – Конечно, какой?

– После того как Миранда Грей позвонила мне, – объяснил Гаунт спокойно, – я видел ее. Я встретился с ней в коктейль-баре и мы вместе выпили. Именно тогда она мне рассказала, что собирается поехать к матери.

– Еще бы, – хмыкнул Рикет. – Я еще не встречал женщины, которая не смылась бы сразу после убийства.

– Все это хорошо, – сказал Гаунт, – но дело в том, что она не убивала этого человека. Я знаю, что она не убивала.

Рикет поднялся.

– Послушай, Руфус, что ты имеешь в виду? Ты меня разыгрываешь, да?

– Я никогда не разыгрываю, – сказал Гаунт. – Я только говорю, что произошло.

Он сунул руку в карман и вытащил автоматический пистолет, который он взял у мисс Грей.

– Этот пистолет был у мисс Грей, когда она приходила увидеться с Зоной, – продолжал он. – Я попросил его у нее и она отдала, когда мы были в баре. Он заряжен десятью патронами. Посмотри на него. Один из них отстрелян, но если тебе захочется вынуть обойму и посмотреть патроны, то ты увидишь, что все патроны в этом пистолете холостые. Пистолет был заряжен только холостыми патронами, таким образом, она не могла убить Зону.

Рикет протянул руку и взял пистолет. Он вынул обойму, оттянул большим пальцем пружину и высыпал патроны на ладонь. При этом он свистнул.

– Да, это – холостые патроны, – подтвердил он. – Все в порядке.

Он постоял некоторое время, глядя на девять патронов, лежащих в его руке. Потом он посмотрел на Гаунта.

– Ты говоришь, что впервые встретил Миранду Грей только прошлой ночью? – спросил он. – Ладно, Руфус, я верю тебе. Но ты знаешь, что я думаю?

– У меня недостаточно хорошо варит котелок, – усмехнулся Гаунт. – Скажи мне, что же ты думаешь обо всем этом?

– Этот пистолет был в твоем распоряжении примерно около часа. Если бы ты захотел, то у тебя было достаточно времени заменить патроны.

Гаунт продолжал улыбаться.

– Не говори так, Рикет, – сказал он. – Это только предположение, а его нужно еще доказать.

ГЛАВА 5

ДЖЕРАЛЬДИНА

Было десять минут десятого, когда Гаунт покинул апартаменты Зоны и пошел в направлении Болл-стрит. Он вошел в телефонную будку на углу и набрал номер телефона Миранды Грей.

– Это говорит Гаунт, – проговорил он, когда услышал в трубке ее голос. – Я хотел бы, чтобы вы очень внимательно выслушали меня. У меня нет времени на объяснения. Прежде всего, вы не убивали Зону. Вы это понимаете? Вы только думали что убили. Вы не убивали его потому, что патроны в вашем пистолете были холостые.

Он слышал, как она тяжело дышала.

– Но… – начала она.

– Никаких "но", – отрезал Гаунт. – Я вам говорю, что патроны были холостыми. Я только что из квартиры Зоны. Инспектор полиции Рикет из Скотленд-Ярда все еще там. Он собирается встретиться с вами и взять у вас показания, но некоторое время он не будет вас беспокоить, потому что я сказал ему, что вы уехали к матери. Что бы я хотел, чтобы вы сделали немедленно, так это то, чтобы вы уложили чемоданы, взяли кэб и переехали в отель "Сигнет" на площади Буффера. Зарегистрируйтесь там под именем мисс Стивенсон из Глазго. Я хочу, чтобы вы были там в течение одного-двух дней. Я представлю вас Рикету, когда наступит время. И не ходите сегодня в клуб. Кстати, кто теперь будет вести дела?

– Вольф Ленел, секретарь Зоны. Но я не понимаю…

– Вам этого и не требуется, – перебил ее Гаунт. – Но если вы сделаете все, что я сказал, то думаю, смогу помочь вам выпутаться из этой истории. Если нет, вам придется плохо. Вы собираетесь выполнить мои приказания?

– Я не вижу, что мне остается еще делать, – пролепетала она. – Я даже не могу думать. Я боюсь.

– Еще бы вам не бояться, – сказал Гаунт. – Собирайтесь и отправляйтесь в отель. Не забудьте, вы – мисс Стивенсон из Глазго. Я вам позвоню.

– Хорошо, – согласилась она, – я сделаю все, как вы говорите.

Гаунт повесил трубку. Он пошел по Болл-стрит, пересек площадь Гановер и направился к "Серебряному кольцу". Когда он туда вошел, клуб только начал заполняться людьми. Он сел за столик и заказал виски с содовой. Затем поискал в кармане сигареты, обнаружил, что они кончились, и подозвал продавщицу газет, которая стояла со своим лотком на другой стороне балкона. Она подошла к нему. Гаунт подумал "прелестная крошка". Это была хорошенькая блондинка небольшого роста с исключительной фигурой. Детектив заметил, что ее туфли и чулки были очень дорогие для девушки, работающей в ночном клубе.

Гаунт взял с подноса пачку сигарет. Девушка была бледна, а руки, державшие поднос, дрожали. Неожиданно у него мелькнула мысль.

– Как зовут тебя, дорогая? – спросил он, с улыбкой глядя на нее.

– Меня зовут Нелли Винтер, – ответила она, – но все называют меня Джеральдиной.

– Отлично, Джеральдина, – воскликнул Гаунт. – Ты должна мне кое-что рассказать. Когда ты в последний раз видела мистера Зону?

Она посмотрела на него. У нее вдруг расширились глаза.

– Итак, вы знаете об этом? – спросил он. – Это правда, Джеральдина?

Она подняла голову.

– Я не знаю, о чем вы говорите, – ответила она, при этом у нее задрожали губы.

Гаунт попробовал по-другому.

– Где вы были в этот вечер около семи часов?

Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Я не собираюсь отвечать вам на ваши вопросы, – отрезала она. – Почему я должна это делать?

Она повернулась и ушла. Гаунт поднялся и пошел в гардероб. Там на барьере стоял телефон. Гаунт сказал гардеробщице:

– У меня была договоренность с мистером Зоной встретиться в семь вечера. Мое имя Гаунт. Я детектив. Я расследую для него дело. Он случайно для меня ничего не оставлял?

– Нет, сэр, – ответила девушка. – Он звонил около половины седьмого, но о вас ничего не говорил.

– Зачем он звонил? – поинтересовался Гаунт и пододвинул ей фунтовый билет.

– Он сказал, чтобы я передала Джеральдине, если она здесь, чтобы она поторопилась.

– Спасибо! – поблагодарил ее Гаунт.

Он вернулся в бар по правой стороне лестницы и потихоньку постучал в дверь конторы Зоны. Кто-то ответил:

– Войдите.

Гаунт вошел в контору. За письменным столом Зоны сидел мужчина и разбирал бумаги. Ему было лет 45, коренастый, интеллигентный человек.

– Вы – Вольф Ленел, секретарь Зоны? – спросил Гаунт.

Ленел улыбнулся.

– Я работаю на него, – проговорил он. – Он нравится мне. Если сказать вам правду, то никто еще мне так не нравился, как он.

Гаунт открыл пачку сигарет, предложил ему и взял себе.

– Между нами, Ленел, – сказал он, – почему Зону не любили?

Тот двусмысленно улыбнулся. Гаунт мельком заметил, что у него очень крепкие и белые зубы.

– Женщины, – ответил он. – Ему взбрело в голову, что все женщины, которые на него работают, должны стать его наложницами.

– Я знаю, – произнес Гаунт, – существует много ночных клубов и их владельцев, вроде этого. – Он выпустил кольцо табачного дыма: – Держу пари, что он был очень груб с этой крошкой Джеральдиной.

Он заметил судорожное движение пальцев Ленела при упоминании имени девушки.

– Если это не секрет, мистер Гаунт, – сказал Ленел, – какова сейчас ваша точка зрения? Я узнал вчера от Зоны, что вы пришли, чтобы расследовать расхождения в счетах?

– Именно так, – подтвердил Гаунт. – Вы знаете, что Зона заплатил мне вчера вечером, а когда мне платят, мне нравится делать свою работу. Между прочим, если вы собираетесь вести его дела, я бы мог предостеречь вас и Джеральдину от опасности.

Тот посмотрел на него. Глаза его были враждебны.

– Нет никакой нужды впутывать се в эту историю, – проворчал он. – Эта девушка – хорошенький ребенок. Ее все любят. Зачем впутывать ее в убийство Зоны.

– На это есть своя причина, – возразил Гаунт. – Вы знали, что у нее было свидание с Зоной сегодня вечером?

– Я не знал, – ответил Ленел. – А вы?

Гаунт усмехнулся.

– О да, я знал, – сказал он. – Я только что купил у нее эти сигареты. Я заметил, что она сильно испугана, и спросил у нее, когда она в последний раз видела Зону. Она не удостоила меня ответом. Однако я обратил внимание, какое впечатление произвел на нее мой вопрос. Для того чтобы окончательно удостовериться, я вышел и поговорил с девушкой из гардероба, которая отвечала на телефонные звонки. По-видимому, Зона проходил там в половине седьмого и попросил передать Джеральдине, чтобы она поторопилась. Она сказала мне все, что я хотел знать.

Ленел начал быстро говорить, но Гаунт остановил его движением руки.

– Я ничего не предполагаю, – объяснил он, – и вам не нужно беспокоиться, Ленел, даже если вам Джеральдина очень нравится. – Его улыбка стала еще шире: – Это вовсе не значит, что подозревается всякий, кто был тут в это время. Почему она хотела увидеться с Зоной?

Ленел поднялся и стал ходить по комнате.

– Послушайте, мистер Гаунт, мне бы хотелось играть с вами в открытую, – он повернулся. – Я скажу вам правду, – произнес он. – Я чертовски рад, что Зона мертв, и любой в этом заведении рад этому. Зона был развратником.

Гаунт кивнул головой.

– Я тоже так думаю, но даже если человек и развратник, то это не дает права убивать его.

– Джеральдина была в этот вечер здесь потому, что я сказал ей пойти туда и сказать Зоне, чтобы он убирался раз и навсегда, – сказал Ленел. Он погасил в пепельнице свою недокуренную сигарету. – Зона делал невыносимой жизнь этой крошки в течение месяца. Она – прелестная девушка, мистер Гаунт. Ей 24 года. Мне всегда казалось, что здесь происходят не совсем чистые дела. Наверху, после того как мы официально закрывались, творилось что-то особое. Не сомневаюсь, что Зона хотел заставить Джеральдину принять участие в этих оргиях. Но что именно там происходило и что именно он хотел заставить делать Джеральдину, я не знаю. Она мне не говорила.

Сегодня днем, я как раз был здесь, она пришла в клуб и рассказала мне об этом. Она всегда мне симпатизировала, – добавил он застенчиво. – Но была очень осторожна. И на то были свои причины. Как и все, она боялась Зоны. Возможно, у него было что-нибудь против нее или он ее просто запугал.

Я сказал ей, что для нее самое лучшее увидеться с Зоной и сказать ему, что она мне все рассказала, тогда бы он оставил ее в покое. Я посоветовал ей просто позвонить ему по телефону и сказать, что хочет его видеть, не говоря о чем будет разговор. Она так и сделала. Позвонила ему отсюда, и Зона назначил ей встречу на без четверти семь. Но, по-видимому, если то, что вы говорили, правильно, то она не пришла к нему в назначенное время. Он послал ей записку, чтобы она поторопилась уже после того, как она ушла.

Гаунт закурил еще одну сигарету.

– Очень интересно, – проговорил он. – Ну, а теперь, Ленел, скажите мне еще кое-что. Вы знаете Зону достаточно хорошо, и я думаю, вы знаете людей, которые на него работали. Кто из них больше всего хотел смерти Зоны? Если бы он не был убит, кого бы вы поставили в списке первым, кто бы хотел его смерти?

Ленел подумал и ответил:

– Вы, наверное, мне не поверите, если бы я в этом списке поставил первым самого Зону?

Гаунт поднял брови.

– Зону? Что вы имеете в виду?

Ленел положил локти на стол и посмотрел на Гаунта.

– Я думаю, что он готов был пойти на самоубийство, – произнес он. – В течение прошлого месяца я слышал, как он не раз говорил, что устал ото всех дел и в два счета с этим покончит. У него на это была причина, – продолжал он. – У него были затруднения из-за денег. Две недели назад с ним произошел обморок. Он пошел к врачу и тот сказал ему, что его сердце в очень плохом состоянии. Не думаю, что он мог бы долго протянуть.

Он взял карандаш и стал чертить линии на бумаге.

– Странная вещь, – изрек он. – Когда вы пришли и сказали, что кто-то убил Зону, первое, что мне пришло в голову, было самоубийство.

Гаунт ничего не ответил. Он сидел молча и курил. Ленел поднялся и стал ходить по комнате.

– Последнее время Зона был ужасно странным, – продолжал он. – Очень скрытным. Я знал о многих его делах за последние два года, но в течение последнего месяца он был очень замкнутым. Я часто ходил к нему домой, практически каждый день, чтобы обсудить выручку предыдущего дня, и получить от него необходимые указания. Несколько раз, когда я приходил позже обычного, дверь квартиры была заперта, и несмотря на то, что я звонил, никто не отзывался, хотя я слышал, что там внутри кто-то есть.

Три дня назад, когда я был там, из квартиры послышался странный шум, как будто кто-то пилил дерево. Накануне днем, когда Зона был в конторе, он послал меня на квартиру за какими-то бумагами. Он дал мне свой ключ, который обычно хранил здесь. Я забыл его вернуть. Вчера я пошел туда во второй половине дня положить обратно документы, которые брал. Я не позвонил, а открыл ключом дверь и поднялся по лестнице. Я вошел в кабинет. Все книги были сняты с полки и в беспорядке валялись на полу. Края ковра были загнуты и комната выглядела так, как будто здесь произошло целое сражение. Когда я вернулся и рассказал об этом Зоне, он посоветовал мне заниматься своим делом.

– Благодарю вас, Ленел, – сказал Гаунт и поднялся. – Я думаю, что вы были очень откровенны.

На его лице сияла улыбка. Но за этой маской был скрыт напряженный анализ. Ему в голову пришла одна мысль: Ленел принял известие о смерти Зоны очень спокойно…

– Я с вами еще увижусь, – попрощался Гаунт.

Затем он взял в гардеробе свою шляпу и плащ, подошел к телефону, набрал номер Скотленд-Ярда и спросил, не вернулся ли еще Рикет, а если да, то нельзя ли позвать его к телефону. Через минуту в трубке послышался голос Рикета.

– Послушайте, Рикет, – попросил Гаунт, – не сделаете ли вы мне одолжение? Я хотел бы взглянуть еще раз на апартаменты Зоны. Это возможно только с вашей помощью, и я больше не хочу действовать так, как в прошлый раз.

– Я рад этому, – ответил Рикет. – Тогда я удивился, как это вам удалось открыть ту дверь. Хорошо, Гаунт. Если вам хочется туда заглянуть, то это можно сделать. Внизу вы найдете вместе с портье моего человека. Я дам ему по телефону указание, чтобы вас впустили. Между прочим, – продолжал он, – я хотел бы завтра получить от вас ответ, как бы сделать, чтобы эта Миранда Грей дала показания. Мы не можем ее найти. Ее нет в ее квартире.

– Она приедет, – пообещал Гаунт. – Я поговорю с ней завтра насчет ее показания. Возможно, они будут более интересными, чем вы думаете.

ГЛАВА 6

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ САМОУБИЙСТВА

Была половина одиннадцатого, когда Гаунт появился в квартире Зоны. Он показал свою визитную карточку полицейскому, который дежурил внизу, и поднялся в квартиру Зоны.

Оказавшись один в кабинете, из которого было убрано тело его хозяина, он закурил сигарету, сел напротив камина и углубился в размышления.

Недавний разговор с секретарем Зоны заставил его взглянуть на все с новой и, пожалуй, поразительной точки зрения. Он чрезвычайно заинтересовался информацией Ленела относительно его последнего визита в квартиру, что здесь был беспорядок, книги были разбросаны по полу.

Гаунту показалось, что Ленел пытался внушить ему свою мысль. Он подошел к книжным полкам и тщательно осмотрел их. Было видно, что книги с левой стороны были не тронуты, поскольку на них лежал тонкий слой пыли. Но было заметно, что с правой стороны полки, ближайшей к письменному столу, книги недавно снимались.

Гаунт стал снимать их с полки и складывать в кучу на полу. Когда снимал книги с правой стороны, он заметил небольшую задвигающуюся панель, вделанную в заднюю стенку книжного шкафа. Она открывалась довольно легко. За этой панелью находилось углубление в форме коробки.

Гаунт зажег спичку и осмотрел его. Оно было пусто. Он закрыл панель и поставил книги на место. Он подумал, что было бы очень странно, если Ленел не видел этой панели, когда был в квартире, ведь книги были сняты. Невозможно не увидеть ее. Гаунт позволил себе улыбнуться. Было похоже, что Ленел не все сказал.

Он так старался обратить его внимание на книги. Другой пункт, который Ленел тщательно подчеркивал, заключался в том, что ковер был загнут. Гаунт посмотрел вниз на желто-коричневый с черной каймой ковер, на котором стоял письменный стол. Потом он зашел за стол и осмотрел края ковра. Они были тщательно прибиты к полу, но под самим столом он заметил, вокруг того места, где находились бы ноги человека, сидящего за столом, ковер не был прибит. Он отодвинул в сторону кресло, зажег спичку и тут же присвистнул от удивления. Вдоль правой стороны стола добрые двенадцать дюймов были обрезаны. Он ухватился за обрезанный край и оттянул его. Восемнадцать дюймов паркета под ним были вырезаны.

Гаунт выбросил догоревшую спичку и зажег другую. Он нашел объяснение шуму пилы, который слышал Ленел. Он сунул руку в отверстие. Вынимая ее, он почувствовал, как его пальцы нащупали крошечный бугорок, торчащий из края выреза в полу. Он нагнулся ниже и осмотрел его. Это оказалась шляпка гвоздя, на которую была намотана веревка. На ее конце, очевидно, был подвязан груз. Он крепко схватил веревку и потянул ее. Когда три или четыре фута ее были вытащены, глаза Гаунта заблестели при виде тех предметов, которые были привязаны на ее концах. На одном конце был привязан пистолет, на другом пресс-папье.

Гаунт положил их на стол, пододвинул кресло и стал рассматривать. Пистолет оказался автоматическим кольтом 32 калибра, точно такой же модели, которую принесла Миранда Грей. Держа пистолет в носовом платке Гаунт вынул обойму и осмотрел ее. Там было 9 патронов, десятого не хватало. Гаунт вспомнил, что нашел одну отстрелянную гильзу на ковре во время прошлого визита. Он размышлял, от какого пистолета была эта гильза?

Он поднялся из-за стола, прошел через комнату и снова сел у камина. Это было возможное объяснение теории Ленела о якобы самоубийстве Зоны. Было совершенно ясно и очевидно целое приспособление для этого. Тип, решивший совершить самоубийство, мог сесть за стол, держа в руке пистолет, из которого собирался застрелиться. К рукоятке пистолета была привязана веревка, к другому концу которой было привязано пресс-папье. Оно должно было быть опущено в отверстие в полу под столом. После того как пистолет выстрелил, он должен был бы выпасть из руки, которая нажала на спуск и груз на конце веревки должен был бы утащить его через щель в полу. Ковер, сделанный из плотного волокна, распрямился бы, приняв прежний вид, а оружие исчезло бы. Остался бы только труп.

У Гаунта губы расплылись в циничной улыбке, когда он понял, что это приспособление было также превосходно как для убийства, так и для самоубийства. Такой план мог придумать только умный убийца. Все, что нужно было сделать ему, – это разрезать ковер и сделать отверстие в полу, в то время, как Зона отсутствовал. Привязать веревку к пресс-папье было бы очень просто уже после убийства. Гаунт понял, что если бы не шляпка гвоздя, торчавшая из половицы, к которой была привязана веревка, то пистолет, возможно, никогда не был бы найден после того, как он ушел. Ему также стало понятно назначение отверстия за нижней полкой. Именно здесь Зона хранил свой пистолет.

Гаунт стал размышлять о Ленеле. Он имел ключ от квартиры Зоны. У него была прекрасная возможность попасть в квартиру просто для того, чтобы приготовить это приспособление на случай, когда бы это ему понадобилось. Ленел, возможно, знал, где хранится пистолет. Был ли Ленел убийцей и сказал ли он Гаунту обо всем этом просто для того, чтобы сконцентрировать внимание детектива на этих пунктах, чтобы навести его на пистолет и пресс-папье, которые он, Ленел, аккуратно и не спеша повесил через гвоздь, чтобы Гаунт мог их найти?

Если это было так, то идея Ленела была понятна. Он хотел, чтобы Гаунт поверил, это Зона приспособил эту маленькую хитрость, чтобы покончить с собой. Но при этом решил, что если устроить исчезновение пистолета, то подозрение в убийстве падет на кого-нибудь другого. Кто бы мог быть этот другой?

Несомненно, последним лицом, которое было в квартире Зоны перед тем как мертвое тело уже было обнаружено, была Миранда Грей, которая видела Зону в семь часов.

Не для того ли Зона назначил встречу Гаунту на семь тридцать, чтобы он обнаружил его труп и заподозрил бы в убийстве Миранду Грей? Планировал ли Зона проститься с миром, который ему опротивел и, реализуя свой жестокий план, отомстить Лоримеру и девушке, которых можно было заподозрить? Или Ленел выработал новую программу действий и провел ее очень близко к концу до благополучного завершения?

В этой теории была только одна неувязка. Ленел знал, что Джеральдина должна была увидеться с Зоной раньше, этим же вечером. Он знал, что она собирается встретиться с ним потому, что сам ей это посоветовал. Следовательно, если бы Ленел не знал, что кто-то собирается увидеться с Зоной после того, как его посетила Джеральдина, то он бы автоматически стал подозревать Джеральдину.

Гаунт закурил очередную сигарету и стал размышлять над этой загадкой, которую ему предстояло разрешить.

Его мысли вернулись к разговору с Мирандой Грей в тот вечер в ресторане Лаурена после убийства Зоны. Она сказала, что Зона послал ей записку, в которой просил ее не приходить.

На. первый взгляд, эта записка означала, что у Зоны не было никаких коварных замыслов относительно Миранды Грей, так как, если бы она не пошла на квартиру, то не могла бы подозреваться в этом убийстве, но она сказала так же, что записка была оскорбительной, что она содержала обвинение против нее. Написал ли Зона эту записку, зная характер Миранды, зная, что она непременно явится к нему на квартиру требовать объяснений?

Гаунт понял, что записка от Зоны – ни помощь, ни помеха. Она ничего не разъяснила.

Он направил свои мысли на инспектора Рикета. Здесь, по крайней мере, было одно светлое пятно в этом деле. Гаунт понимал, если бы не его информация, что Миранда Грей сказала ему, что она убила Зону, Рикету пришлось бы обшарить квартиру Зоны частым гребнем, в поисках тайны возможного убийства. Рикет нашел бы обрезанный ковер под столом, выпиленный паркет, веревку, пистолет и пресс-папье и стал бы подозревать самоубийство. Ну… а почему бы ему и не подозревать самоубийство?

Гаунт позволил себе отвлечься. Одно было определенно: кто бы ни подготовил самоубийство, кто бы ни приготовил все так тщательно, он сделал все это до смерти Зоны… После убийства на это уже не было времени. Зона был жив в семь часов, когда Миранда Грей пришла к нему. Она думала, что это она застрелила его, но Гаунт кажется знал объяснение всему этому.

Было ли возможно, чтобы Зона сам соорудил этот нелепый аппарат смерти и использовал его? Гаунт решил, что только два человека могли приготовить это приспособление для самоубийства. Одним из них был Ленел, другой – сам Зона.

А возможно, был и третий. А если Джеральдина? Если то, что сказал Ленел, было правдой, было более чем вероятно, что ей случалось бывать и раньше в квартире Зоны. Вполне допустимо, что Зона мог дать ей ключ. Гаунту показалась странной ее реакция, когда он разговаривал с ней в клубе: она не хотела говорить о том, что произошло.

Гаунт швырнул окурок в камин и стал ходить по комнате. Во всяком случае новое доказательство заставило бы Рикета подумать.

Он усмехнулся при мысли, что теперь бы Рикет поверил его рассказу, поверил бы, что автоматический пистолет, из которого Миранда Грей стреляла в Зону, был заряжен холостыми патронами. Гаунт увидел, как бы он мог заставить его поверить в это.

Он сам себе удивился: почему он брал на себя весь этот труд? Ведь обнаружив "изобретение" Зоны, не было никакой видимой причины продолжать расследование. Это уже дело полиции. Ему это ничего не давало… Но подсознательно он понимал: причина была – Миранда Грей.

Ему в голову пришла мысль, что он позволил себе слишком заинтересоваться этой молодой женщиной. Гаунт встречал много женщин, и некоторые из них ему нравились, но в ней было что-то притягивающее, что-то очень привлекательное.

Он стал думать о Майкле Лоримере. "Кем бы он ни был и откуда бы он ни был, – думал Гаунт, – он должен считать себя счастливым, будучи помолвленным с такой девушкой, как Миранда Грей". Хотел бы он знать, что подумает Лоример, когда завтра прочтет в газетах о смерти Зоны… Или то, что предприимчивый Рикет решил выбрать для публикации.

Но Рикет, возможно, ничего не станет делать до завтрашнего утра. Он будет разыскивать Миранду Грей. Он будет делать это даже и потому, что не сомневается, что она убила Зону, и что он, Гаунт, по причине, только ему известной, умышленно вынул боевые патроны и заменил их холостыми.

Гаунт пожал плечами. Затем он подошел к столу, снял трубку и позвонил в Скотленд-Ярд Рикету. Через минуту он уже слышал его голос.

– Слушай, Рикет, – сказал он спокойно, – я звоню тебе из квартиры Зоны. Я только что обнаружил интересную улику. Зона не был убит.

– Да что ты говоришь? – воскликнул Рикет. – У тебя сегодня блестящие идеи, не правда ли, Руфус? Это – одно из самых изящных убийств, которые мне приходилось когда-либо расследовать. Прежде всего, молодая женщина звонила тебе и сказала, что лично убила Зону. Затем ты делаешь поразительное открытие, что пистолет, из которого, как она говорит, убила Зону, был заряжен холостыми патронами, и теперь ты мне говоришь, что он вообще не был убит. Я полагаю, что следующее, что ты мне можешь сказать: он жив, а тело, которое мы забрали на квартире, даже и не существовало.

Гаунт засмеялся.

– Зона мертв – все правильно. Я говорю, что он не был убит. Если ты приедешь сюда, я докажу тебе это.

– Посмотрим, – засомневался инспектор. – Да, тебе придется доказать это. Кто-то собирается мне доказать, что эта работа была проделана призраком за одну минуту. Кстати, нет ли у тебя идеи насчет того, где сейчас находится Миранда Грей? И я не хотел бы, чтобы ты валял дурака, Руфус. Ты же знаешь, что закон на моей стороне. Думаю, ты все-таки найдешь эту молодую женщину. Как насчет этого?

– Я так же думаю, Рикет, – сказал Гаунт, улыбаясь при этом. – Ты сможешь с ней увидеться, когда только захочешь!

– Понимаю, понимаю, – проговорил Рикет. – Не пора ли тебе все же сказать, что случилось с Зоной?

– Конечно, – спокойно ответил ему Гаунт. – Он покончил жизнь самоубийством.

ГЛАВА 7

МОТИВ УБИЙСТВА

Была полночь, когда Гаунт вошел в телефонную кабину и позвонил в отель «Сигнет». Он попросил к телефону мисс Стивенсон. Пока он ждал ответа, он закурил сигарету и поздравил себя с тем, что в голове у Рикета теперь царит сумятица от его оригинальной идеи относительно убийц Зоны. К тому же, надо думать, он серьезно поверил в возможность самоубийства.

Когда Миранда Грей подошла к телефону, он спросил:

– Как дела, мисс Стивенсон? Я как раз собираюсь пойти в свою контору на Кендукт-стрит. Думаю, вы могли бы взять такси и тоже приехать туда. Понимаю, что очень поздно, но дело очень важное.

– Хорошо, – ответила она, – я сейчас приеду.

Гаунт повесил трубку и отправился у контору. Он вошел, зажег свет и оставил входную дверь открытой, потом сел за письменный стол и погрузился в размышления.

Через четверть часа Гаунт услышал, как входная дверь внизу тихонько открылась. Он прошел в приемную и стал там ждать. Как только она вышла из темноты коридора в хорошо освещенную комнату, он заметил страх и беспокойство в ее глазах и в ее опущенных плечах. Гаунт закрыл за нею дверь и жестом пригласил в свой кабинет.

– Сядьте в большое кресло и отдохните, – предложил он. – И можете расслабиться. Хотя вы еще не совсем выпутались из этого дела, но думаю, что вы, безусловно, уже спасены. Думаю, нам удалось опровергнуть версию, будто вы убили Зону.

– Но я действительно в него стреляла, – сказала она безнадежным голосом. – Я в этом уверена!

– Вы можете дать отдых вашим мозгам, – посоветовал ей Гаунт. – Я вам говорю, что вы этого не делали. Даже Рикет, детектив-инспектор, ведущий расследование этого дела, начинает в это верить.

Он предложил ей сигарету и дал прикурить.

– Вот что произошло, – начал он. – Согласно вашему рассказу, когда вы выстрелили в Зону, он сидел за письменным столом. Вы стояли справа от стола. Вы выстрелили в него. Вы сказали мне, что не увидели, как из его головы сбоку появилось красное пятно. Оно было с левой стороны. Затем вы увидели, как он упал вперед. После этого вы повернулись и поспешили уйти.

Вся версия заключается в том, что если бы вы задержались там еще пять-шесть минут, то увидели бы, что Зона пришел в себя и сидит за столом, не подозревая, что сделали с его креслом.

Гаунт глубоко затянулся сигаретой, медленно выпуская из ноздрей дым.

– Дело заключается в том, что когда вы нажали на спуск, то выстрелили холостым патроном. Пыж от этого патрона попал ему в голову с левой стороны. Естественно, сделал ранку, а также оглушил его, так как расстояние в восемь футов весьма незначительное, так что человека вполне могло оглушить.

В следующий момент пуля, которая действительно убила Зону, была выпущена с другой стороны стола. Она вошла в голову справа, как раз за виском, а вышла из нее слева. Инспектор Рикет не нашел этой пули. Причина, по которой он не смог ее найти, заключается в том, что убийца отыскал ее и унес с собой.

Она кивнула, а потом выдохнула со вздохом облегчения.

– Как прекрасно, – улыбнулась она, – думать, что это не я убила Зону! Я поняла, что не было никакого оправдания, кроме того, что я честно не знала, что делаю.

– Я могу поверить этому, – сказал Гаунт. – Вы были в такой ярости, что действовали почти бессознательно. Но вы еще не выпутались из этого. Не следует забывать, что вы одной из последних видели Зону. Все будут подозревать вас. Ведь кто-то же убил его, хотя в данный момент Рикет готов поверить, что более чем вероятно, что он застрелился сам.

– Почему? – удивилась она.

Гаунт рассказал ей о том, как обнаружил второй автоматический пистолет, который нашел висящим на гвозде в отверстии в полу.

– Эта версия самоубийства немного притянута за волосы, – сказал он. – Давайте рассмотрим ее. Если Зона хотел покончить жизнь самоубийством и проделать это таким образом, чтобы подозрение пало на вас, он должен был бы, во-первых, знать, что вы должны прийти к нему в определенное время, во-вторых, что у вас будет с собой пистолет.

Он должен был не только быть уверен в этом, но также знать систему вашего пистолета и его калибр. Конечно, можно сказать, что ему не обязательно было знать эти вещи, но при условии, что он сам соорудил свое хитрое приспособление, вы подозревались бы в любом случае. И даже если у вас действительно не было пистолета, когда вы пришли к нему, полиция стала бы придерживаться версии, что он был у вас с собой, а потом вы избавились от него после убийства.

Она кивнула. Гаунт пустил кольцо дыма.

– Здесь может быть и другая версия, – продолжал он. – Более правдоподобная: пистолет был у вас с собой. Я ее никому еще не высказывал, это – моя собственная версия.

Она подалась вперед.

– Что за версия, мистер Гаунт? – спросила она.

– Давайте примем ее ради одного аргумента. Тот факт, что второй пистолет был автоматическим кольтом 32 калибра, не было совпадением. Кто бы ни положил его туда, где я его нашел, имел определенное намерение положить туда пистолет того же калибра, что у вас. Можете ли вы найти определенную причину того, почему именно использовался пистолет этого типа?

– Нет, не могу, – покачала головой она. – Неужели эта причина может быть?

– Очень хорошая причина, мисс Грей, – улыбнулся он ей. – Вспомните, кто дал вам этот пистолет? Пистолет, который был у вас в сумке, когда вы пришли к Зоне?

– Конечно, Майкл, – ответила она. – Но…

– Неужели же вы не понимаете? – удивился он. – Не мог ли знать тот, кто соорудил это приспособление, что у Майкла был автоматический пистолет 32 калибра? Не кажется ли вам, что в этом случае подозрение пало бы на Майкла? Неужели вы не понимаете, ведь если кто-то знал, что у Майкла есть пистолет 32 калибра, и соорудил приспособление с мыслью, что там обнаружат именно этот пистолет, таким образом навлек бы на него подозрение в убийстве?

– Я понимаю, – произнесла она. – Но если кто-то и замышлял, чтобы подозрение пало на Майкла, как бы они узнали, что полиция нашла бы то, что нашли вы? В конце концов, полиция не нашла это, не правда ли?

– Точно, – согласился Гаунт, – но единственная причина, почему они не нашли, заключается в том, что они это и не искали, а единственная причина, почему они не искали, в том, что я им сказал, что убийца – это вы, что вы сами сознались в этом. Они поэтому и думали, что нет никакой необходимости искать.

Очень просто могло быть так, что человек, желавший, чтобы подозрение пало на Майкла, сам пойдет к Зоне, а не вы. Тогда бы они рассуждали таким путем. Если Майкл был в квартире, а потом обнаружили труп Зоны, то подозрение автоматически падает на него, нашли бы они спрятанное оружие или нет. Полиция узнала бы, что между Майклом и Зоной была вражда. Мое доказательство подтвердило бы это, так как Зона сказал мне, что он подозревает его. Даже если бы они и не нашли второго пистолета, то у Майкла была бы куча хлопот, чтобы снять с себя подозрение.

Если бы они не нашли второго пистолета, то они могли бы считать, что Зона покончил жизнь самоубийством. Но тогда возникает очень хороший момент, опровергающий эту версию. Пуля, которая убила Зону, та, что вошла в него и вышла из шеи, должна была быть где-то в квартире.

– Я понимаю, – кивнула она. – Следовательно, это означает, что произошло убийство? Кто-то убил Зону? Но вы сказали, что полиция думает, что в данном случае произошло самоубийство.

– Они так думают, – сказал Гаунт, – но только по одной причине.

Он смотрел на нее и загадочно улыбался.

– По какой же? – спросила она.

– Это – способ, каким Зона мог бы покончить с собой, а пуля не была найдена, – сказал он. – Если бы Зона стоял спиной к столу, очевидно, положение, если бы он хотел, чтобы оружие самоубийства исчезло бы через прорезь в ковре, было такое: слева от него был бы край книжной полки и окно, которое было открыто. Принимая во внимание траекторию пули, она могла легко вылететь в окно, после чего Зона, падая, мог бы сделать полуоборот и оказаться в положении, в котором я его нашел. В том случае, он, вероятно, лежал бы на правой стороне стола лицом к нему и, возможно, лежал бы на боку.

– Он так и лежал? – спросила она.

– Нет, – ответил Гаунт. – Он лежал в странном, нелепом положении. Однако, – продолжал он с усмешкой, – я обманул Рикета, сказав, что, когда я обходил вокруг стола, то случайно задел его ногой и он перевернулся.

Она смотрела на него с изумлением.

– Почему вы это сделали? – воскликнула она. – Вы кого-то покрываете?

– Не знаю, – усмехнулся Гаунт. – Если я и пытаюсь кого-то выгородить, так это вас. Во всяком случае, Рикет наполовину удовлетворен версией о том, что Зона, который, по словам Ленела, был сыт по горло жизнью и вообще всем, Майклом Лоримером и остальными, мог изобрести изощренное приспособление для того, чтобы подозрение пало на Майкла. Я думаю, что он собирается и дальше так думать.

– Я понимаю, – сказала она. – А что бы вы хотели, чтобы я теперь сделала? Мне не нравится жить в этом отеле под чужим именем. Я чувствую, что теряю присутствие духа.

– Вам не нужно больше жить там, – ответил он. – Ход рассуждений Рикета в данный момент мешает ему арестовать коголибо. Завтра утром газеты напечатают о смерти Зоны. В них будут материалы дознания следователя, ведущего это дело. Но Рикет его несколько отсрочит, чтобы дать время следователю навести дальнейшие справки. Ну, а это будет для него не очень легким делом.

Завтра утром вы можете вернуться к себе и возобновить обычный образ жизни. Я повидаюсь с Ленелом и скажу ему, что завтра вы появитесь в клубе.

– Хорошо, я сделаю это. Вы непредсказуемы, не правда ли?

– Я? – удивился Гаунт. – Почему?

Она поднялась, погасила сигарету в пепельнице и стояла, глядя на него, сидящего в кресле за столом.

– Вы только что сказали, что инспектору Рикету будет очень не просто навести справки. Почему? Не собираетесь ли вы что-либо предпринять, чтобы затруднить их?

– Почему я должен это делать? – усмехнулся он.

Она провела рукой по лицу.

– Я не знаю. Кроме того, что вы кажетесь мне странным человеком, вы делаете самые странные вещи. Я до сих пор поражаюсь, почему вы так заботитесь обо мне, стараетесь снять с меня подозрения в то время, как я сама думала, что убила его?

Гаунт закурил новую сигарету. Его улыбка была более цинична, чем когда-либо.

– Существуют логичные мотивы для всего, что я делаю, мисс Грей, – произнес он. – А если вы хотите знать, почему Рикету будет нелегко навести справки, я скажу вам. Если бы Рикет знал правду, то ему пришлось бы здорово побеспокоиться. Вы были не единственным человеком, кто приходил в тот вечер к Зоне, на квартиру.

Ее глаза расширились.

– Не единственная? – спросила она. – Кто же еще приходил туда?

– Джеральдина, продавщица сигарет в клубе, – ответил Гаунт, все еще улыбаясь. – Она была там. Зона звонил в клуб в шесть тридцать и оставил для нее записку, чтобы она поторопилась. Если бы она сразу же пошла к нему и вошла бы с главного входа, тогда она появилась бы и ушла до вашего прихода. Но она этого не сделала. Только одного человека видели входящим в квартиру Зоны тем вечером, и это были вы.

– Но я не понимаю, – недоумевала она. – Если она пошла туда и не вошла с главного входа, как же она могла увидеться с Зоной?

– Она вошла туда по пожарной лестнице, – ответил Гаунт. – Ленел сказал мне, что Зона сделал ее жизнь несчастной. А что это означает? Вы знаете, каким человеком был Зона. Он не хотел, чтобы привратник и служащие знали, что его посещала одна из продавщиц сигарет. Он договорился с ней, чтобы она воспользовалась пожарной лестницей.

Она кивнула.

– Бедная Джеральдина! – сказала она. – Мистер Гаунт, вы ведь не думаете, что она могла сделать все это, правда ведь? Она кажется таким ребенком.

Гаунт снова улыбнулся.

– Всякое может быть. Вам это следует знать. Вам, кто несколько часов назад думал, что убил человека! Если вы могли это сделать, то почему не могла этого сделать Джеральдина? Но то, что она воспользовалась пожарным входом, еще не значит, что она убила Зону. Может быть, еще кто-нибудь знает про этот ход.

– Кто же еще? – спросила она.

– Ленел, – сказал Гаунт. – Даже слепому видно, что он неравнодушен к Джеральдине. Именно он посоветовал ей пойти и разделаться с Зоной раз и навсегда. Очень странно, что Зоне пришлось позвонить в клуб и выразить свое негодование, так как она к нему не пришла, хотя и обещала это сделать. Может быть, она никогда не ходила туда, потому что знала, что туда ходит кто-то другой.

– Я не понимаю, – произнесла Миранда. – Вы имеете в виду, что…

– Я имею в виду, что Ленел сказал ей. Она должна договориться с Зоной о встрече, чтобы убедиться в его присутствии в это время в квартире. Потом, возможно, сказал ей, чтобы она туда не ходила, а пошел сам, вошел в дом по пожарной лестнице и сам убил его.

ГЛАВА 8

СДЕЛКА

Была половина второго, когда Гаунт появился в клубе «Серебряное кольцо». Он откинул в сторону тяжелые портьеры, которые закрывали вход, и остановился на минутку, разглядывая присутствующих, хорошо одетых мужчин и женщин, разговаривающих тихими голосами о последних новостях в газете.

Он стоял, курил сигарету и искал глазами Джеральдину. Но ее нигде не было. Потом он пошел по балкону и вышел через боковую дверь. Постучал в дверь кабинета и вошел. Ленел сидел за письменным столом и разбирал какие-то бумаги. Глядя на него, Гаунт подумал, что если Ленел – убийца, то у него железные нервы.

– Вы выглядите так, как будто бы у вас дела идут хорошо, Ленел! – воскликнул он. – Отсутствие Зоны, кажется, не очень отразилось на ваших клиентах?

Тот пожал плечами.

– Они ничего не знают об этом, и когда узнают, их будет еще больше. Они очень любят дела такого сорта. Им нравится танцевать в заведении, владелец которого только что убит.

Гаунт кивнул и закурил сигарету, потом подвинул стул и сел напротив.

– Где Джеральдина? – поинтересовался он.

– Я отправил ее домой, – ответил Ленел. – Она растеряна. У меня был с ней разговор. Я рассказал ей все, что говорил вам.

Он вызывающе посмотрел на Гаунта.

– Что здесь произошло еще? – спросил тот.

Ленел положил свою авторучку, потом взял сигарету из ящика, стоявшего на столе, закурил ее и откинулся на спинку кресла.

– Здесь много чего произошло, – сказал он. – Прежде всего, здесь бы детектив-инспектор Рикет. Он задал кучу всяких вопросов. – Он посмотрел на Гаунта: – Кажется, у него в голове есть идея, – продолжал он, – что наша звезда кабаре – Миранда Грей – убила Зону. Он интересовался вами тоже. Он хотел знать, как давно вы с ней знакомы.

– Что еще он хотел знать? – усмехнулся Гаунт.

– Он интересовался, оставил ли Зона завещание или нет. Я сказал, что оставил. Оно здесь в кабинете.

– О! – воскликнул Гаунт. – Это уже интересно. И кому же Зона оставил свои деньги?

– Большая часть из них переходит к Миранде Грей, – ответил Ленел. – Зона говорил мне, что собирается составить другое завещание. – Он цинично улыбнулся: – Но похоже, что у него не было на это времени.

– Я понимаю, – сказал Гаунт. – Для Миранды это хорошо. Сказал ли Рикет еще что-нибудь?

– Да, – ответил он. – Он говорил очень открыто. Он сказал, что Миранда Грей думает, это она убила Зону, и что некоторое время спустя вы обнаружили, что она не могла этого сделать, так как пистолет, которым она пользовалась, был заряжен холостыми патронами.

Его улыбка сделалась еще шире.

– И вы этому поверили? – спросил Гаунт.

Ленел пожал плечами.

– Послушайтесь меня, Ленел, больше не делайте ошибок, – предупредил Гаунт. – Я – опасный парень для тех, кто против меня. Если я говорю, что пистолет был заряжен холостыми патронами, то вы должны этому верить. Вы понимаете это, иначе…

– Иначе что? – спросил он.

Гаунт рассматривал горящий кончик своей сигареты.

– Миранда Грей была не единственной, кто виделся с Зоной в тот вечер примерно в то время, когда он был убит, – продолжал Гаунт. – Ваша подружка, – он поднял руку, не давая возразить Ленелу, – не нужно это, Ленел, оспаривать. Все знают, что ваша подружка Джеральдина была там же и при более подозрительных обстоятельствах, чем мисс Грей.

– Неужели? – сказал Ленел. – А как вы можете это доказать?

– Привратник в этом доме все время был на месте в то время, о котором идет речь. По крайней мере, Миранда Грей честно и открыто вошла в парадный вход, а Джеральдина – нет. Она вошла туда по пожарной лестнице.

– Это дьявольская ложь! – воскликнул Ленел.

Гаунт пожал плечами.

– Может быть, – согласился он, – но девушка из гардероба может подтвердить, что Зона позвонил в половине седьмого Дже-ральдине и сказал, чтобы она поторопилась. Я не верю тому, что она пошла туда раньше семи часов, если она вообще пошла.

– Что вы под этим подразумеваете? – спросил Ленел. – Если она пошла вообще?… Думаю, вы не сомневались, что она была там?

– Она могла не быть там, – спокойно ответил Гаунт, – но может быть, она не хотела говорить, что была там. Дело в том, что если она скажет, что была там в это время, то тем самым она может доказать, что кто-то другой, более заинтересованный, не был там.

– Я понимаю, – сказал Ленел. – Таким образом Джеральдина кого-то покрывает, не так ли? А кто бы, по вашему, это мог быть?

– Вы, – проговорил Гаунт. – У вас столько мотивов убить Зону – больше, чем у кого бы то ни было. Вы увлечены Джеральдиной и вы сами говорили мне, что Зона сделал ее жизнь несчастной. С другой стороны, очень странно, что вы посоветовали Джеральдине пойти и увидеться с ним. Скорей, я бы подумал, что вы могли пойти туда сами.

– Это было бы умнее, – согласился Ленел, – не правда ли? Если бы я пошел туда и затеял ссору с Зоной, то потерял бы работу. Я не был бы тогда здесь, чтобы следить за Джеральдиной. Я – не дурак, Гаунт.

– Конечно, нет, – ответил Гаунт. – Меня очень заинтересовал способ, на который вы сами меня навели – на шкафчик за книжной полкой. Способ, на который вы сконцентрировали все мое внимание – на ковер. Знаете ли вы что-нибудь о приспособлении для самоубийства, которое я нашел под письменным столом Зоны, а? Не вы ли его соорудили, Ленел?

Тот усмехнулся.

– Об этом я знаю только то, что мне рассказал инспектор Рикет, – ответил он.

Гаунт кивнул.

– Не рассказывайте мне сказок, – возразил он, – но я хорошо помню, что у вас был ключ от квартиры Зоны. Вы были там и слышали, как кто-то пилил. Это было, когда кто-то выпиливал те паркетины. Вы были там и знали, что книги были сняты, а ковер отогнут. Мне или Рикету не составит большого труда проверить, что именно вы выпилили пол.

– Хорошо, – сказал он, – докажите это.

– Совершенно верно, – кивнул Гаунт, – именно это я и сказал Рикету, когда он предположил, что я вставил в пистолет Миранды Грей холостые патроны.

Гаунт погасил в пепельнице сигарету, затем откинулся в кресле и достал портсигар. Он предложил Ленелу сигарету, и тот взял ее. Гаунт закурил и стал спокойно рассуждать.

Ленел ничего не говорил. Он молча курил, наблюдая за Гаунтом.

Наконец, тот произнес:

– Ну, так или иначе, у инспектора Рикета возникло несколько подозрений. В настоящее время он сконцентрировал все свое внимание на Миранде Грей. Полагаю, он готов принять ту точку зрения, будто бы я зарядил ее пистолет холостыми патронами после того, как она убила Зону. Но эта версия сохранится только если он опровергнет версию самоубийства. Я даже полагаю, что он сделает все возможное, чтобы опровергнуть ее.

Ленел кивнул и сказал:

– Если Рикету удастся доказать, что Зона не покончил с собой, то Миранде от этого не поздоровится. Все косвенные улики указывают, что это она убила его.

– Неужели? – спросил Гаунт. – Это вы так думаете, Ленел, – он наклонился вперед и уставился на него: – Я не допущу того, чтобы ей пришили это дело. Она мне нравится.

– А кому нет? – сказал Ленел саркастически, – особенно теперь, когда она будет стоить около 25 тысяч фунтов!

Гаунт тихо присвистнул.

– Значит, столько ей оставил Зона?

Ленел кивнул и заулыбался.

– Это стоит того, чтобы попытаться доказать ее невиновность, не правда ли? – спросил он. – Ради этого стоит потрудиться и заменить обойму в ее пистолете…

Гаунт выпустил кольцо дыма. Он смотрел, как оно плыло по кабинету, а потом сказал:

– Я не стал бы на вашем месте так стараться повесить это дело на Миранду Грей. Если вы, Ленел, все же попытаетесь, то я устрою такое, что вам станет жарко.

Тот поднял брови.

– Как страшно! – воскликнул он цинично. – А как вы собираетесь это сделать?

– Повторяю, если у Рикета возникнет мысль, – резко сказал он, – что идея самоубийства фальшивая, если он действительно решит, что Зона не покончил самоубийством, и начнет копать, и если он попытается возбудить дело против Миранды Грей, то я дам ему знать, что Зона звонил Джеральдине, чтобы она поторопилась прийти к нему. Я собираюсь ему сказать, что у нее было с ним свидание и что вы очень интересуетесь Джеральдиной и посоветовали ей пойти туда. Я собираюсь даже предположить, что вы сами могли пойти туда и посмотреть, что с ней случится. Вы обеспечили себе алиби, скажем, с половины седьмого, до половины восьмого?

Ленел улыбнулся.

– Как ни странно, но нет, – ответил он. – Я гулял в Вест-Энде.

– Понимаю, – сказал Гаунт. – Ну что же, это позволит так же подозревать и вас.

Тот пожал плечами.

– Я полагаю, да, – ответил он.

Гаунт поднялся и стал небрежно расхаживать по кабинету.

– Конечно, – повернулся он, – существует возможность еще одного подозреваемого, о котором мы все забыли.

Ленел удивленно поднял брови.

– Другого нет, – возразил он. – кто же это в таком случае? Гаунт перестал ходить.

– Как насчет Майкла Лоримера? – сказал он. – Предполагается, что он уехал в Манчестер. Но мы не знаем, поехал ли он туда. Он мог сойти с поезда на первой же остановке и вернуться в Лондон. У него была веская причина, чтобы сделать это. Мы знаем, что он беспокоился о Миранде. Кроме того, у него мог быть и другой мотив. Возможно, он знал о завещании Зоны, знал о намерении Зоны переделать свое завещание, исключив из него Миранду Грей. Ну что же… это могло быть мотивом. Например, собирался жениться на ней. Если бы она была наследницей, он бы остался в выигрыше. Конечно, в том случае, если Зона был убит до того, как смог изменить свое завещание.

Ленел ничего не сказал. Некоторое время он курил молча, а затем произнес:

– Вы не сможете воспользоваться версией. Я не очень враждовал с Лоримером, он относился ко мне неплохо, и он любил совать нос в дела, которые его не касались. Но это – не повод, чтобы иметь что-нибудь против него.

Я знаю, что он поехал в Манчестер, и я знаю, что он уехал утром рано. Он позвонил мне и сообщил, что уезжает и хочет попытаться найти там работу. Я ответил, если у него будут трудности, то ему лучше всего обратиться к Брикету, управляющему местного клуба, потому что тот знает множество людей в Манчестере и, вероятно, сможет его устроить.

Он добрался до Манчестера благополучно. Он звонил мне из клуба после ленча. Брикета там не было, но Лоример звонил к нему домой и договорился с ним о встрече вечером. Они уже виделись, и тот устроил Лоримера на работу к своему знакомому. К сожалению, вы не сможете включить его в список подозреваемых.

– Это очень печально, – усмехнулся Гаунт. – Нам придется исключить его. Таким образом, мы вернулись к тому, с чего начали, к трем подозреваемым: Миранде Грей, Джеральдине и к вам, в том случае, если Зона не покончил с собой.

Он сел в кресло напротив письменного стола. Гаунт улыбался и прямо смотрел на Ленела.

– Послушайте, Ленел, – продолжал он, – почему бы вам не взяться за дело надлежащим образом? Я готов с вами сотрудничать, если вы не против.

– Что вы имеете в виду? – спросил он.

Он смотрел очень заинтересованно и очень подозрительно.

Гаунт закурил новую сигарету. Его лицо было очень ласковым. Оно имело открытое, искреннее и доверительное выражение.

– Зачем нам причинять неприятности друг другу, – примирительно сказал он, – когда решение так просто. В данном случае все сводится к единственному обстоятельству. Все, что нам нужно сделать, – это обратить внимание на одно обстоятельство.

– Я понимаю, – сказал Ленел, – а что это за обстоятельство?

– Оно заключается в следующем, – холодно сказал Гаунт. – Если Рикет будет уверен, что пистолет мисс Грей был заряжен холостыми патронами, это высвободит ее от подозрения, не так ли? В таком случае, если он перестанет ее подозревать, то будет более склонен принять версию самоубийства. Конечно, если я намекну ему, что Джеральдина была там и что вы к ней благоволите, то он тотчас же заинтересуется вами, как подозреваемым. Но у меня нет причины говорить ему об этом в том случае, если…

– Если что? – поспешно спросил Ленел.

Гаунт наклонился над столом. Он смотрел на Ленела. Его лицо улыбалось, но взгляд был тяжелым.

– Если бы вы могли сказать Рикету, что пистолет Миранды Грей был заряжен холостыми патронами, если бы вы смогли сказать ему, что Лоример как-то раз намекнул вам, что пистолет заряжен обоймой с холостыми патронами. Возможно, я добьюсь, что Лоример подтвердит это. Он скажет все, что угодно, чтобы помочь Миранде.

Гаунт замолчал, а Ленел растянул рот в улыбке.

– Я заключу с вами сделку, – продолжал Гаунт. – Вы подержите мою версию с холостыми патронами, а я собираюсь забыть, что Джеральдина была там. Больше никто этого не знает, так как она поднималась по пожарной лестнице.

Потом я добьюсь, что и Лоример подтвердит это, и Рикет ничего больше не сможет сделать. Он, правда, может предполагать, но доказать ничего не сможет. Тогда он снова вернется к версии самоубийства.

– Понятно, – сказал Ленел. – А Миранда Грей получит 25 тысяч фунтов и выйдет замуж за этого молодого идиота Лоримера. Вы, возможно, тоже получите неплохой кусок от нее за то, что поможете ей выпутаться, а что я буду иметь?

– Вы все получите, – ответил Гаунт. – Я ничего не скажу Рикету ни о Джеральдине, ни о ее визите к Зоне, как и о том факте, что вы – ее дружок и не очень любили Зону… А когда я получу тот кусок, о котором вы сказали, я прослежу за тем, чтобы вы получили половину. Ну как?

– Мистер Гаунт, вот это дело! – сказал он, с улыбкой поднимаясь.

ГЛАВА 9

ХА-ХА-ХА!!!

Гаунт закрыл за собой дверь кабинета, и пошел по маленькому балкончику, который опоясывал ярус клуба. Он посмотрел на часы. Была половина третьего. Он вдруг ощутил, что очень устал. Он также понял, что Ленел не будет так поздно звонить Джеральдине о сделке, которую он заключил. Он будет ждать до утра, так как знал, что она тоже устала и была измотана. Гаунт нехорошо улыбался. Это даст ему время сделать то, что он хотел. Многое зависит от беседы, которую он намеревался провести с Джераль-диной до того, как Ленелу удастся с ней поговорить.

Он закурил и направился к выходу. Клуб был почти пуст. Несколько пьяных, которые сидели до тех пор, пока музыканты не стали явно зевать, забирали в гардеробе свои шляпы и плащи.

Гаунт подождал, пока они ушли, а затем обратился к девушке за стойкой. Это была та самая девушка, которой он дал фунтовую бумажку.

– Как узнать новый адрес Джеральдины? У вас он есть? – простодушно спросил он.

– Я не знала, что у нее новый адрес, – удивилась она. – Я и не знала, что она переехала с Карлос-стрит.

– Я думал, что она переехала в номер 15.

Девушка пожала плечами.

– Она не могла туда переехать, насколько я знаю, – возразила она. – Вчера вечером она еще была в номере 9, потому что мистер Ленел послал туда ей записку.

Гаунт кивнул и вышел. Эта улица была почти рядом с клубом. Он дошел до нее за несколько минут.

Он звонил в дверь дома 9 в течение добрых десяти минут, прежде чем кто-то подал признаки жизни. А затем грязная женщина в красном фланелевом халате высунулась из окна второго этажа и спросила, что ему нужно.

– Я из Скотленд-Ярда, – легко солгал он. – Очень сожалею, что побеспокоил вас в такое время, но мне нужно сказать несколько слов Нелли Винтер.

– Ладно, – ответила женщина, – я скажу ей.

Двумя минутами позже она открыла дверь и провела Гаунта в плохо освещенный холл. Справа была небольшая гостиная.

– Подождите здесь, – сказала она. – Я пришлю ее к вам.

Гаунт закурил и стал ждать. Спустя минут пять пришла Джеральдина. Она выглядела устало, под глазами у нее были черные круги.

– Вы ведь не полицейский? – подозрительно спросила она. – Если да, то почему вы не сказали это, когда разговаривали со мной раньше?

– Садитесь и расслабьтесь, Джеральдина, – Гаунт любезно улыбнулся и указал на кресло по другую сторону камина. – Садитесь, – повторил он, – и закурите. Я хочу с вами немного поговорить.

Он подошел к двери и закрыл ее, а затем вернулся и встал, глядя на нее сверху вниз.

– Вы совершенно правы, – сказал он, – я – не полицейский. Вы отлично знаете, кто я такой. Мое имя – Гаунт. Я был приглашен мистером Зоной, чтобы расследовать расхождение в финансах клуба.

Он умолк на мгновение и, затянувшись, выпустил из ноздрей клубы дыма. Все это время он внимательно наблюдал за ней.

– Я имел разговор с вашим другом, – продолжал он. – Вольфом Ленелом. Мы с ним пришли к соглашению, что ни один из нас не хочет неприятностей, связанных с убийством Зоны. Я сказал ему, что не думаю, чтобы у него была необходимость говорить инспектору Рикету, что вы были вчера вечером в квартире Зоны.

Ее пальцы судорожно вцепились в перила кресла.

– Как вы узнали, что я была там? – воскликнула она. – Это он вам сказал?

– Нет, – ответил Гаунт беззаботно. – Я совершенно случайно узнал об этом и только проверил этот факт у него. Он знал, что никто другой не смог сделать этого, как бы ни старался скрыть, потому что вас кое-кто видел.

Он сел на стул, стоящий за ним, и весело посмотрел на Джеральдину.

– В целом ситуация заключается в следующем, – снова сказал он, – мисс Грей тоже приходила увидеться с Зоной в тот вечер, что и вы, но и кто-то еще приходил туда же. Мы с вами знаем, кто был тот другой, Джеральдина.

Он бросил на нее проницательный взгляд. Она попалась в ловушку.

– Это Вольф вам сказал? – поспешно спросила она.

Гаунт беспечно кивнул.

– То, что он мне сказал, и то, что я сказал ему, останется между нами, – ответил он. – Но причина, по которой я пришел сюда в такое время, заключается в том, чтобы привести в порядок факты таким образом, чтобы мы все могли говорить одно и то же. И не будет иметь большого значения тот факт, что вы приходили увидеться с Зоной… Кроме того телефонного звонка в половине седьмого, когда он сказал, чтобы вы поторопились.

Гаунт немного помолчал, а затем рискнул:

– Почему вы не пошли туда сразу же?

– Как я могла? – ответила она. – Когда я разговаривала с Вольфом об этом днем, он сказал, что я должна пойти и встретиться с Зоной и что он пойдет вместе со мной. Когда мы разговаривали в клубе, пришел Зона и велел, чтобы я пришла к половине седьмого. Он предупредил, что двойные окна в его спальне будут открыты, так что я смогу пройти к нему по пожарной лестнице. Но я не хотела идти к нему, я просто не хотела идти туда одна. У меня было достаточно от него неприятностей раньше. Надеюсь, Вольф сказал вам, что Зона – не особенно приятный мужчина, особенно, когда он привязан к девушке.

– А он был привязан к вам? – удивился Гаунт.

– Слишком привязан, – она улыбнулась, – чтобы это могло мне нравиться…

– Если Зона делал вашу жизнь невыносимой, Джеральдина, – просто сказал он, – то почему вы с этим не покончили и не отвязались от него? Хорошенькая девушка, вроде вас, могла легко найти себе работу.

– Но я оставалась там ради Вольфа, – ответила она. – Он хотел, чтобы я осталась там.

– Хорошо, продолжайте дальше.

– Вольф сказал, что все, что мне нужно делать, – это ждать, пока он не придет ко мне, а потом мы пойдем к Зоне и поговорим с ним. Но потом что-то изменилось, и он не смог пойти. Он сказал, что мне нужно идти самой, а он придет туда попозже.

– Понятно, – сказал Гаунт. – Итак, вы покинули клуб до половины седьмого, до того, как Зона позвонил вам?

– Да. Я пошла домой, переоделась и немного подождала. Я не хотела встречаться с Зоной один на один. Я отправилась туда сразу же после семи, и когда я оказалась в переулке позади клуба, то увидела Вольфа, спускающегося по пожарной лестнице. Я окликнула его, но он меня не слышал. Спустившись на землю, он пошел в другую сторону. Я очень удивилась, почему он не подождал меня, а потом подумала, что он не сделал этого, возможно, потому, что решил, что я могу прийти с другой стороны улицы, значит он шел, чтобы подождать меня с другой стороны.

Я думала, что была права, но когда я поднялась почти до середины лестницы, он повернулся и пошел назад. При этом он поднял глаза и увидел меня, а я помахала ему рукой, продолжая подниматься.

Когда я добралась, то увидела, что окна не были закрыты. Я обернулась и увидела, что Вольф поднимается вслед за мной. Тогда я распахнула окно и вошла в спальню Зоны.

Дверь между спальней и его кабинетом была приоткрыта и я могла видеть правую половину кабинета. Я увидела правую руку Зоны и часть его плеча. Его рука лежала на столе, и в ней был пистолет, к которому была привязана веревка.

Я почувствовала ужас. Вольф мне не раз говорил, что не будет удивлен, если Зона однажды покончит с собой, и я подумала, что именно это он и сделал. Единственное, что я хотела, так это выбраться оттуда. Я вышла через окно, закрыла его за собой и стала спускаться вниз по лестнице вместе с Вольфом.

Я спросила его, что случилось с Зоной, и почему он не остановился, когда я звала его. Кроме того, я сказала, что видела, как он спускался по пожарной лестнице. На это он ответил: «Что за чертовщина пришла тебе в голову?» Потом я сказала, что видела через полуоткрытую дверь на столе с пистолетом, руку Зоны и что по положению его тела было видно, что Зона мертв.

Вольф сказал: «Боже мой, давай выберемся отсюда». Мы посмотрели на улицу внизу, там не было ни души. Мы прошли через площадь и направились к Мойнт-стрит. Вольф сказал мне, что когда он пришел в переулок и не увидел меня, то подумал, что я пришла раньше и могла уже подняться в квартиру. Тогда он поднялся по пожарной лестнице, открыл окно и заглянул в кабинет, но там никого не было. Он сказал, что дверь, ведущая из кабинета в коридор, была закрыта, поэтому он решил, что Зоны нет. Не найдя меня у Зоны, он спустился, чтобы встретить меня. Он сказал, что Зона, должно быть, был в коридоре, когда он заглянул в комнату и, возможно, пока он спускался, а я поднималась, Зона вернулся, взял пистолет и застрелился.

Потом он спросил меня, как я узнала, что Зона мертв, если я не заходила в комнату. Я ответила, что не знаю, но все выглядело именно так.

Гаунт ничего не сказал. Он не поверил рассказу Джеральдины, хотя и понимал, что она, должно быть, думала, что говорит правду.

Детектив, чей ум сразу же вникал в суть вопросов, понимал: непохоже на то, чтобы Зона вышел, оставив незакрытыми свои окна. Гаунт думал, что Зона не выходил, но возможно, Ленела устраивало, чтобы Джеральдина рассказывала так. Он встал.

– Спасибо, Джеральдина. Я, конечно, знал все это. Ленел мне рассказал почти тоже. Все оказалось очень просто. Мы забудем о вашем визите к Зоне. Идет?

Джеральдина кивнула. Она выглядела очень растерянной.

– Мне наплевать на все эти разговоры, – произнесла она. – Мне это очень нравится: пока был жив Зона, я его боялась, но теперь он мертв, а я все равно боюсь.

Гаунт надел шляпу.

– На вашем месте я бы ни о чем не беспокоился. Из всей этой истории беспокоиться нужно только одному человеку.

Она быстро взглянула на него.

– Кому же это?

– Убийце, – усмехнулся он. – Доброй ночи, Джеральдина.

Он вышел. Он медленно дошел до своего дома, расположенного неподалеку от его конторы на Кендунт-стрит. Он ужасно устал. Если что-то и случается, то уж все сразу. Перебирая в уме все произошедшее, он подумал, что очень много сделал за прошедший день. Что даст ему следующий?

Было уже десять часов, когда Гаунт проснулся. Пока он принимал душ и одевался, он мысленно репетировал свой предстоящий разговор с инспектором Рикетом. Он подумал, что этот разговор будет несколько странным. Но пока сам не собирался идти в Скотленд-Ярд. Ему хотелось дать немного времени, чтобы Ленел и Джеральдина смогли встретиться, поговорить между собой и окончательно условиться о том варианте, которого они оба будут придерживаться. Ленел будет взбешен и пожалеет о сделке, которую заключил.

Гаунт усмехнулся.

В одиннадцать часов он вошел в свою контору. Джозефина принесла ему почту и он стал просматривать письма. Он наполовину прочел первое из них, когда зазвонил телефон. Он снял трубку и услышал голос Миранды Грей.

– Мистер Гаунт, мне кажется, вам нужно знать, что полиция здесь. В соседней комнате сержант из Скотленд-Ярда, присланный инспектором Рикетом. Он говорит, что я должна пойти с ним. Они хотят поговорить со мной.

Гаунт улыбнулся.

– Все в порядке, Миранда, – подбодрил он ее. – Надеюсь, вы не возражаете против того, что я называю вас по имени? Вы только не беспокойтесь. Идите туда и расскажите инспектору все, что он захочет. Я не думаю, что это серьезно.

Он может задать много вопросов, как обычно, но не сможет опровергнуть то обстоятельство, что ваш пистолет был заряжен холостыми патронами. Держитесь спокойно. Я позвоню вам днем.

– Я должна сказать вам кое-что очень важное, – вдруг проговорила она. – Надеюсь, что все будет так, как вы говорите. До встречи, мистер Гаунт.

– Минутку. Вы звонили еще кому-нибудь, кроме меня?

– Да, – ответила она. – Я звонила в Манчестер Майклу и говорила с ним. Утром я получила от него письмо.

– Понятно. И что же он сказал?

– То же, что только что говорили вы. Он сказал, чтобы я не беспокоилась, и что он немедленно возвращается в Лондон. Он еще сказал, что, как только вернется, пойдет в Скотленд-Ярд и преподнесет им сюрприз.

– Ну и ну, – удивился Гаунт. – Значит, сюрприз? Ну, ладно, не волнуйтесь. Я позвоню вам. До свидания.

Некоторое время он сидел молча, держа трубку, и смотрел на нее, потом усмехнулся. Его усмешка была еще более сардонической, чем обычно. Пока что все шло, как надо.

ГЛАВА 10

ПРИЗНАНИЕ

Было двенадцать тридцать, когда Гаунт встал из-за стола, надел шляпу, вышел в приемную и сказал секретарше:

– Я собираюсь пойти позавтракать. Если позвонит Рикет и будет спрашивать, где я, скажите, что не знаете. Только сообщите, что я вернусь днем.

Во время ленча Гаунт вспомнил свой разговор с Джеральдиной. Ему было трудно понять замечание Ленела, услышанное от Дже-ральдины. Ленел сказал: «Давай выберемся отсюда». Это было несколько странное предложение в устах человека, услышавшего, что его хозяин мертв.

Его слова о том, что он не хотел быть замеченным и замешанным в это дело, были глупостью. Гаунт подумал, что для Ленела было бы естественным пойти и посмотреть на тело, даже из простого любопытства, а потом позвонить в полицию. Почему он этого не сделал?

Было уже три часа, когда Гаунт вернулся в контору. Он прошел в свой кабинет и позвонил Рикету. Когда тот взял трубку, Гаунт сказал:

– Привет, Рикет. Я звоню, чтобы кое-что сообщить. Есть несколько вещей, которые вам нужно знать.

– Что ты говоришь? – удивился тот. – У меня тоже есть кое-что, о чем бы я хотел поговорить.

– Что беспокоит тебя, Рикет?

– Я послал сержанта за Мирандой Грей, считая, что настало время везти ее сюда, чтобы поговорить. Она ответила, что поедет, но сначала ей нужно позвонить. Она прошла в спальню и закрыла дверь. Она не знала, что я отдал приказ прослушивать ее телефон еще вчера вечером. Я получил запись всех ее разговоров. Сначала она позвонила в Манчестер своему дружку Майклу Лоримеру и сказала ему, что Зона мертв, и она замешала в это дело. Потом она сказала, что ее ждет полицейский, чтобы доставить в Ярд. Он ответил, чтобы она не волновалась, потому что он знает, что она невиновна. Потом он добавил, что сразу же возвращается в Лондон, чтобы преподнести какой-то сюрприз. Это был ее первый телефонный разговор. Второй был в вашу контору и вы все знаете.

Наступила пауза и Гаунт сказал, все еще улыбаясь:

– Да, я все знаю, что было сказано. Ну и что?

– Немного позже мы еще вернемся к этому разговору, – ответил Рикет. – Примерно через двадцать минут после этого мне позвонил этот парень. Майкл Лоример из Манчестера. Он сказал, что звонит с вокзала, где ждет поезда, и что мне нет необходимости допрашивать Миранду Грей, потому что это он убил Зону. Я ответил, что это очень интересно, и спросил его, когда он это сделал и как попал в квартиру. На это он мне ответил, что поднялся по пожарной лестнице, вошел через открытое окно и застрелил Зону. Случилось это в пять часов.

Гаунт рассмеялся.

– Вот это да! Это же – первоклассное признание!

– Это – ерунда, а не признание, – ответил тот. – Прежде всего, мы знаем, что Лоример был в Манчестере и не мог быть здесь в пять часов. Во-вторых, известно, что Зона был жив после шести, так как он звонил из своей квартиры в клуб гардеробщице и отдал ей кое-какие распоряжения. Мы проверили время звонка. Было 6.56. Из этого следует, что Зона в это время был еще жив.

– А гардеробщица уверена, что с ней говорил именно Зона? – спросил Гаунт.

– Она клянется в этом.

– Понятно, – сказал он. – Это очень интересно, Рикет. И ты считаешь, что это признание – чепуха?

– Совершенная чушь и ты тоже это знаешь. Как и причину, по которой он «сознался».

– Я тоже? – невинно улыбнулся Гаунт. – Так почему он это делает?

– Потому что он хорошо знает, что Миранда Грей убила Зону, убила из пистолета, который он дал ей перед отъездом в Манчестер. Он, вероятно, не думал, что она сумеет им воспользоваться за такое короткое время. Теперь он сделает все, чтобы вытащить ее из этого дерьма. Он будет здесь в четыре часа, и я смогу с ним поговорить.

– Я понял, – сказал Гаунт, – что полиция абсолютно уверена, что Миранда убила Зону?

– Да, – ответил тот, – теперь я больше чем уверен.

Гаунт уловил в его ответе ударение на слове «теперь».

– Почему, Рикет? Что заставило тебя утвердиться в этом?

Немного помолчав, Рикет ответил:

– Слушай, Руфус, мы всегда были более или менее друзьями, и я хочу предостеречь тебя. Я скажу, почему теперь уверен, что Грей – убийца. Ты поймешь мое предостережение. Ты знаешь парня по имени Вольф Ленел?

– Как же, очень хороший парень. Он был секретарем Зоны.

– Ну так вот, этот Ленел был здесь. Он сказал, что ты заменил патроны на холостые в ее пистолете, и никто не сможет доказать, что именно она его убила. Поэтому-то я теперь уверен, что она – убийца.

Гаунт щелкнул языком и его лицо побледнело.

– Хорошенькие вещи ты обо мне рассказываешь, Рикет. Еще немного и ты обвинишь меня в соучастии в убийстве. Потом заявишь, что я был там в это время и поддерживал ее, пока она стреляла в Зону.

Рикет запротестовал:

– Ну, зачем же так. Мы просто хотим получить от тебя объяснение. Это же и для тебя будет самое лучшее.

– Всегда готов объясниться. Ты говоришь, что в четыре часа ждете Лоримера. Может быть, я тоже смогу подъехать? А где Миранда Грей? Что вы с ней сделали?

– Я отпустил ее домой, но она под следствием. Я не могу ее задерживать, пока не опровергну эту ерунду, которую несет Лоример. Я допросил ее. Она мне все рассказала, что произошло. Она сказала, что ты заглядывал в обойму и, что она не знает, были там патроны боевые или холостые. Она тебе поверила. Вернее, ей хотелось поверить.

– Прекрасно. Я подъеду к четырем часам, Рикет?

– Ладно.


* * *


Была половина пятого. Рикет сидел в своем кабинете и бесцеремонно разглядывал Майкла Лоримера и Гаунта. Гаунт со свисающей с его губ сигаретой тоже наблюдал за Лоримером. Молодой человек был весь уныние, его руки непроизвольно сжимали подлокотники кресла, и он переводил умоляющий взгляд с Рикета на Гаунта.

– Нехорошо, мистер Лоример, – увещевал его Рикет, – но я могу понять ваши чувства. Я даже симпатизирую вам, но вы все же должны понять, что в полиции сидят не дураки. Ваше так называемое признание – чушь. Оно не выдерживает никакой проверки. Вы говорите, что убили Зону в пять часов, а мы знаем, что он был жив даже после шести, точнее, в 6.56. Он звонил в клуб и говорил с гардеробщицей. Когда я спросил вас, где находился Зона, когда в него стреляли, вы сказали, что он стоял у стола. Когда же я спросил, куда вы попали, стреляя в него, то вы ответили, что в левую половину головы, но это опять-таки не так, потому что пуля поразила Зону в правую половину.

Рикет взял сигарету из коробки на столе и закурил. Он смотрел на Лоримера и улыбался.

– Так что если собрать все это вместе, то для человека, заявившего, что он – убийца, вы знаете не слишком много об этом деле, – продолжал Рикет. – И, наконец, самое главное, это то, что мы знаем, где вы были в это время. Вы были в Манчестере в «Клубе пиратов», пытаясь найти управляющего, который обещал дать вам работу. Единственная возможность попасть к пяти часам в Лондон – это самолет, но мы проверили и знаем, что вы им не воспользовались.

Рикет встал и обошел вокруг стола, потом положил руку на плечо Лоримера.

– Вот такие-то дела. Я не в восторге от вашей попытки выгородить другого. Мы знаем, кто убил Зону, и это – не вы. Вы можете возвращаться в Манчестер к своей работе и забыть обо всем и… о Миранде Грей. Думаю, она – совсем неподходящая девушка для такого парня, как вы.

Лоример встал. Встал и Гаунт. Они вместе двинулись к двери.

– Минутку, Гаунт. Я советую тебе забыть о том, что пистолет был заряжен холостыми патронами.

Гаунт усмехнулся.

– Может быть, я и приму твой совет, Рикет, а может, и нет. До свидания.

И он закрыл за собой дверь.

– Да, вот так-то, – сказал Гаунт. – Рикет сказал мне, что вы позвонили ему и сознались в убийстве. Но я сразу же понял, что он считает это ерундой, поскольку у него было свидетельство гардеробщицы. Вот если бы Зона не звонил в 6.56, а вы говорите, что застрелили Зону в пять часов, тогда бы вас обвинили в убийстве. И то, если бы Рикету не было точно известно, что вы в день убийства были в Манчестере. Ну ладно, пошли куда-нибудь выпьем, я хочу с вами поговорить.

– Все это слишком ужасно. Я не верю, что Миранда сделала это. Не верю и все.

Гаунт пожал плечами.

– Боюсь, в последующие 24 часа вам придется принять тот факт, что Рикет собирается обвинить ее в убийстве. Это как раз то, что он собирается сделать.

Лоример уныло кивнул. Они перешли улицу и пошли в направлении Виктория-стрит. В это время Лоример споткнулся и чуть не упал. Гаунт схватил его за руку.

– Осторожнее и поберегите свои нервы, – посоветовал он ему.

– Вы ничего не добьетесь, если будете нервничать. Миранде можно помочь, если очень повезет.

– Вы думаете, что у нас есть еще шанс? – спросил Лоример.

Гаунт кивнул.

– Думаю, есть, но это – только шанс. Дело в том, что я рассказал ему свою историю. Сказал, что это я заменил патроны в пистолете на холостые. Об этом я сказал Ленелу, а он рассказал Рикету. Я надеялся перехватить вас раньше и договориться, сообщив, что пистолет Миранды был заряжен холостыми патронами, когда вы передавали его ей. Однако… Рикет успел раньше и вот результат.

Они вошли в кафе на Виктория-стрит. Гаунт видел, что Лоример на грани истерики. Рука его дрожала, когда он подносил чашку ко рту. После некоторого молчания он произнес:

– Я надеюсь, вы сумеете что-нибудь сделать? Рикет мне говорил, что вас нанял Зона, чтобы вы занимались его делами. Полагаю, что Зона кое-что рассказал вам обо мне?

– Да, – кивнул Гаунт, – но я не поверил этому. У меня есть свое мнение по поводу таких людей, как Зона.

Лоример попытался улыбнуться.

– Но это не объясняет, по каким причинам вы хотите что-то сделать для Миранды.

– Мы оба знаем, – ответил Гаунт. – Но мы еще не закончили.

– Он перегнулся через стол: – У меня в руках есть еще козырная карта. Мне нужно время, чтобы разыграть ее.

Лоример широко раскрыл глаза.

– У вас есть еще что-то? Вы на самом деле можете обставить Рикета?

– Не сейчас. Но может случиться, что мне понадобится ваша помощь. Где вы остановились?

– Я буду в Вайд-отеле в Олдвиче.

– Прекрасно. Теперь поезжайте туда и оставайтесь там. Не пытайтесь увидеть Миранду. Обождите немного. Я позвоню вам где-то после восьми. Вероятно, мне нужно будет где-нибудь с вами встретиться и поговорить. У меня есть одна мыслишка, еще очень неопределенная, и я еще не все обдумал.

– Я сделаю все, чтобы вам помочь, но не могу ли я узнать хотя бы что-нибудь?

– Еще не время. Я же сказал вам, что у меня есть козырная карта, и, когда придет подходящий момент разыграть ее, я обещаю рассказать вам все.

ГЛАВА 11

ОСТРИЕ НОЖА

Гаунт постоял на Виктория-стрит, глядя на исчезающую в сумерках фигуру Лоримера. Потом он двинулся по направлению к Уайтхоллу. На полпути он остановил проезжающий мимо кэб и велел отвезти себя к дому Зоны. Войдя в холл, он увидел ночного привратника. Гаунт сунул ему банкноту.

– Меня зовут Гаунт. Я – частный детектив. Я работал на мистера Зону перед тем как его… Могли бы вы дать мне кое-какие сведения?

– Все, что захотите. Что бы вы хотели узнать?

Гаунт закурил.

– Я был сегодня в Скотленд-Ярде. Инспектор Рикет сказал мне, что вы говорили ему, будто мистер Зона звонил вам из своей квартиры в 6.56.

– Верно.

– А вы уверены, что это было в это время.

– Абсолютно уверен, сэр. Здесь в холле есть часы. Мне их видно со своего места. Это – электрические часы и они всегда ходят верно.

– Понятно. А теперь повторите мне, что он вам сказал?

– Он попросил меня принести ему бутылку спиртного. Я согласился, хотя мне это страшно надоело. Я только дошел до двери, как телефон снова зазвонил. Я вернулся и ответил. Это снова был Зона. Он сказал, что уже не нужно никуда ходить.

– А вы уверены, что это был именно он?

– Совершенно. Я бы узнал его голос из миллиона.

– Спасибо, – сказал Гаунт и вышел. На улице он остановил кэб и поехал к Миранде Грей. Когда он звонил в ее квартиру, то заметил человека на другой стороне улицы. Он усмехнулся. Рикет не давал ей ни одного шанса.

Горничная провела его в гостиную, где он увидел Миранду, глядевшую на пламя камина. Глаза у нее провалились и были обведены черными кругами. Она выглядела совершенно больной. Услышав, что он вошел, она повернулась.

Гаунт приветливо улыбнулся.

– Знаете, Миранда, у меня такое чувство, что вы всю эту историю воспринимаете слишком серьезно. Сядьте и успокойтесь.

Он предложил ей сигарету, достал зажигалку и дал ей прикурить.

– Трудно воспринимать иначе. И я не понимаю, как вы можете говорить мне, чтобы я была повеселее. Полагаю, я все воспринимаю так, как нужно, я теперь взглянула в глаза действительности. Я – убийца, это я убила Зону.

Гаунт кивнул.

– Точно, но это так думаете вы, а не я.

Она внимательно посмотрела на него.

– Но вы же так не считаете, а просто хотите вселить в меня хоть какую-нибудь надежду.

– Ну, нет, – заявил он. – Я говорю это абсолютно точно. Мне, правда, нужно время, чтобы подтвердить свои слова, а Рикет теперь, когда Ленел сказал ему, что это я подменил патроны в пистолете, стал очень подозрительным.

Она удивленно посмотрела на него.

– Так это вы заставили его сказать все инспектору?

– Да, – кивнул он. – Я знал, Рикет поверит, что мое свидетельство о холостых патронах ложное, и пошлет за вами полицейского. Я подумал, что это будет неплохой работой для его ума.

Она продолжала удивленно смотреть на него.

– Мистер Гаунт, вы пытаетесь мне доказать, что это не я убила Зону?

– Разумеется, – ответил он. – Но пойдем дальше. Я знаю, что совершенно невозможно, чтобы вы его убили.

Ее глаза были широко открыты.

– Почему?

– Я хотел бы задать вам несколько вопросов, не отвечая на ваш. Слушайте внимательно. Вчера вечером вы позвонили мне в контору и сказали, что застрелили Зону. Сколько времени прошло между этим звонком и вашим уходом из квартиры?

Она немного подумала.

– Примерно минут пятнадцать.

– Я так и думал. Теперь я попрошу вас пообещать мне не выходить на улицу, не звонить по телефону и никого не видеть, пока я этого не разрешу. Обещаете?

Она улыбнулась.

– У меня нет оснований доверять кому бы то ни было, но самой странно, по какой причине я вам доверяю?

– Прекрасно, – усмехнулся Гаунт. – И еще один вопрос. Вы знаете, что Зона оставил вам много денег?

Она немного помолчала, а потом сказала:

– Несколько раз он говорил, что кое-что оставит мне. Он говорил, что хочет кое-что сделать для дочери своего друга. Но я над этим не задумывалась.

– Удивились бы вы, если бы узнали, что он оставил вам 25 тысяч фунтов?

– Конечно, – ответила она.

– Он так и сделал. Ленел рассказал мне о завещании. Еще одно, прежде чем я уйду. Я, вероятно, позвоню вам ночью. Я хотел бы, чтобы вы ответили, когда я позвоню. Согласны?

– Сделаю все, что вы говорите. Я же сказала, что доверяю вам…

– Вы – хорошая девочка. Не беспокойтесь. Я позвоню. До свидания.

На улице он посмотрел на часы. Было шесть тридцать. Постояв минуту и закуривая, он составил план действий. Потом он подозвал кэб и поехал в клуб «Серебряное кольцо».

Клуб был почти пуст. В гардеробе девушка протирала пустые стаканы, а уборщицы подметали пол и расставляли столы.

Гаунт прошел по балкону через небольшую дверь и остановился перед дверью конторы. Затем без стука открыл дверь и вошел в кабинет.

Ленел сидел за столом в своей обычной позе. Напротив него с сигаретой сидела Джеральдина.

– Добрый вечер, – поздоровался Гаунт.

Он достал портсигар и вынул из него сигарету. Ленел довольно холодно наблюдал за ним.

– Я хотел бы поговорить с вами, Ленел. Хорошо, что и Джеральдина тоже здесь.

Тот пожал плечами.

– Не думаю, что у вас есть еще что мне сказать. Думаю, ваша встреча с Рикетом вас не порадовала.

Гаунт усмехнулся.

– Не валяйте дурака, Ленел. Вы думаете, если вы все рассказали ему, так я испугался?

Он пододвинул себе стул и сел.

– Мы с вами заключили сделку, – сказал Ленел, – и вы обещали ничего не говорить о посещении Джеральдиной квартиры Зоны. Я, со своей стороны, должен был подтвердить, что Лоример говорил мне, что пистолет, который он дал Миранде, был заряжен холостыми патронами. Ну, я скажу, как поступили вы. Прямо от меня вы отправились к Джеральдине расспрашивать ее, что произошло, когда мы ходили к Зоне. Это нарушило наше соглашение. Поэтому я и рассказал Рикету, что ваша версия о холостых патронах фальшивая…

Гаунт кивнул.

– Но тем не менее, вы не рассказали инспектору о том, что вы и Джеральдина были в квартире Зоны. И не собираетесь этого делать, как я это понял.

– Нет, не собираюсь. Джеральдина может подтвердить все, что я говорю.

Гаунт усмехнулся.

– Она? Вы хотите сказать, что Джеральдина подтвердит то, что вы сказали ей? Ее свидетельство бесполезно. Она видела, как вы спускались по лестнице из квартиры Зоны, когда она вошла в переулок. Она видела, как вы свернули и пошли по направлению к Беркли-стрит. Но она может поверить вам на слово, что вы видели Зону и что делали.

– Что вы хотите этим сказать?

– Я хочу сказать, что вы нагородили кучу вранья. Я думаю, что вы видели, когда забирались по пожарной лестнице до появления Джеральдины. Вы не заметили ее, когда спускались, иначе бы вы остановили ее. А вы заторопились в Беркли-стрит, надеясь встретить ее и остановить. Когда вы шли обратно, то увидели ее на пожарной лестнице. Вы помчались наверх и встретили ее, когда она спускалась. Когда она сообщила вам, что она видела, вы сказали: «Давай выберемся отсюда». Почему вы так сказали. Если бы вы не знали, что там произошло, то почему вы не пошли и не посмотрели сами, что там случилось? Почему вы не позвонили в полицию?

– Почему? А зачем мне нужно было это делать? Я не хотел увязнуть в этой истории.

– И вы пытаетесь заставить меня поверить в это? Ну, я вижу лицо Джеральдины. Она согласна со мной. И еще. У нее было назначено свидание с Зоной на более раннее время. Она пришла к вам и сказала, что не хочет идти, так как боится. Думаю, это – правда.

А что сделали вы? Вы сказали, что пойдете с ней, но не пошли. В конце концов дотянули до того, что Зона звонит сюда и говорит, чтобы Джеральдина поторопилась. Это было в 6.30. И что же? Вы посылаете ее одну, говоря, что придете встретить ее. Когда вы приходите, ее еще нет. Вы поднимаетесь в квартиру и видите там что-то, что вас весьма удивляет, потом спускаетесь, чтобы позвонить в Манчестер и поговорить с Майклом Лоримером. Как вы узнали, что он в Манчестере? Миранда Грей уговорила его уехать только вчера утром. Она проводила его. А вы знали, что он там. Вы позвонили в «Клуб пиратов» и говорили с ним.

Гаунт замолчал и посмотрел прямо в лицо Ленела. Он заметил, что у того на лбу выступил пот. Гаунт перевел свой взгляд на Джеральдину. Глаза ее были широко открыты от удивления.

Гаунт усмехнулся.

– Вы удивлены, Джеральдина? Даже вы удивлены игрой, которую ведет ваш дружок, – он погасил сигарету и закурил новую. – Может, мне сказать вам, зачем вы звонили в Манчестер? Ладно, скажу.

Он подался вперед со стулом, его голос звучал тихо:

– Когда вы догадались, что Зона кое-что рассказал мне, вам это не очень-то понравилось. Возможно, у вас были для этого достаточно веские причины. Может, это вы ответственны за те затраты, которые беспокоили Зону. На следующее утро вы явились в контору рано утром и заглянули в личные бумаги Зоны. То, что вы хотели найти, вы нашли. Вы нашли завещание. В течение утра случилось что-то, заставившее вас позвонить в Манчестер, не так ли, Ленел? И я знаю что. Понимаете, я – хороший отгадчик.

Тот ничего не ответил. В глазах его был ужас.

Гаунт продолжал:

– Вы были осторожны, но тем не менее все получилось не очень-то хорошо для вас. Я собираюсь выяснить, как вы стали соучастником убийства, и как получилось, что Джеральдина – тоже соучастница. Понятно?

Гаунт встал и посмотрел на Ленела сверху.

– Послушайте меня, Ленел. Это – самое лучшее, что вы можете сделать, чтобы оградить себя от неприятностей. Мой вам совет, оставайтесь с Джеральдиной здесь. Мне думается, что Рикет пошлет кого-нибудь, чтобы поговорить с вами. Если он это сделает, помните, что говорить нужно только правду. Пока, Ленел! До свидания, Джеральдина.

Он надел шляпу и вышел. Когда он вышел, Ленел посмотрел на Джеральдину. Лицо ее было сурово. Она спросила:

– Значит, ты солгал мне, Вольф? Будет лучше, если ты скажешь мне правду.

ГЛАВА 12

ПИСЬМО

Было десять часов. Гаунт сидел в своей конторе за столом и слушал, как дождь стучит за окнами. Потом погасил сигарету, снял трубку и позвонил инспектору Рикету в Скотленд-Ярд.

– Думаю, пора положить карты на стол, Рикет.

– Это было бы прекрасно, Гаунт, – ответил тот. – Но я не знаю, что интересного в твоих.

– Ладно. Может быть, тогда ты мне просто скажешь кое-что. Полагаю, вы собираетесь арестовать Миранду Грей?

– Да. Все бумаги находятся у комиссара и я с минуты на минуту жду его указаний, чтобы арестовать ее по обвинению в убийстве.

– Ясно. А теперь послушай меня. Я не могу видеть, как ты делаешь из себя идиота. Если ты решишься ее арестовать, то сделаешься всеобщим посмешищем.

– Понятно, – с сарказмом в голосе сказал Рикет. – А что ты скажешь о таком пустяке, как гильза, найденная около трупа?

– Выслушай меня, только очень внимательно. Я сказал Ленелу, что подозреваю, что гильза из пистолета, из которого был убит Зона, принадлежит Миранде Грей.

Ну, так это – вранье. Тебе должно быть интересно узнать, что я заряжал ее пистолет холостыми патронами в своей конторе до того, как она пошла к Зоне. Сделал я это не один, а в присутствии своей секретарши Джозефины Дарк. А то, что я вынул из ее пистолета, я положил в ящик стола в моей конторе. Как это вам нравится?

Последовала пауза, а потом восклицание.

– Я подумал, что для тебя это будет сюрпризом. Слушай дальше. Я полагаю, что вам бы хотелось кого-нибудь арестовать за убийство Зоны. Мы оба, ты и я, знаем, что он не совершал самоубийства. Я даже знаю, кто это сделал. И если ты хочешь арестовать убийцу, то сможешь сделать это еще сегодня ночью. Но для этого ты должен делать то, что я скажу.

– Как мне надоели твои штучки, Гаунт! Что еще?

– Многое. Теперь о том, что тебе надо делать. Для начала я советую послать кого-нибудь в клуб «Серебряное кольцо» и допросить Вольфа Ленела и Джеральдину. Я видел их не так давно. У меня был с ними странный разговор, и я оставил его в состоянии, когда нужно говорить только правду, так что я думаю, будет легко получить от них показания. Если ты будешь говорить с ними по отдельности, то заметишь, что их показания идентичны. Кроме того, есть еще кое-что, что бы мне хотелось, чтобы вы сделали, но об этом не по телефону. Я к тебе приеду.

– Договорились, – сказал Рикет. – Буду у себя. Надеюсь, ты сможешь все это доказать?

Гаунт усмехнулся.

– Не сомневайся, Рикет. У меня свои методы работы. Я буду в четверть первого. А пока потерпи.

Он повесил трубку, закурил сигарету и несколько минут сидел, наблюдая за кольцами дыма. Потом встал, вышел в приемную, взял телефонный справочник и нашел номер отеля в Олдвиче. Он вернулся за свой стол, набрал номер отеля и попросил соединить его с Лоримером. Соединили его сразу же, и голос Лоримера, напряженный и ожидающий, прозвучал в трубку:

– Это вы, Гаунт? У вас все нормально?

– Не знаю. Получается так, что Миранда наверняка не виновата, и это легко доказать.

– Потрясающе! А что произошло!

– Выяснилось, что вчера где-то после шести Зона написал письмо. Оно было адресовано мне. Он отправил его портье и попросил отнести в мою контору. Нет никакого сомнения в том, что письмо было важным, очень важным, потому что Зона знал, что я приду к нему в половине восьмого. Значит, он хотел, чтобы я узнал о чем-то как можно скорей. Это было настолько срочно, что он не мог дождаться моего прихода. Портье говорит, – бойко врал Гаунт, – что Зоне кто-то звонил перед тем, как он отправил письмо.

– Ясно. А что было в этом письме?

– Не знаю, потому что этот идиот, портье не прислал его мне. Он положил его в карман, занялся другими делами и забыл. Сегодня он дежурит и час тому назад обнаружил его. Он позвонил мне и сказал, что занесет письмо после дежурства, часов в десять.

Предположим, у него был телефонный разговор с убийцей. Предположим, Зона узнал, что его жизнь в опасности, и послал мне сообщение об этом, указав при этом имя человека, звонившего ему.

– У вас есть какая-нибудь идея или намек, кто бы это мог быть?

– Да. Я думаю, что этот человек – Вольф Ленел.

– А что вы хотите от меня?

– Ничего. Я просто подумал, что вам будет интересно узнать, что было в письме. Портье сказал, что придет в десять. Приезжайте в четверть одиннадцатого. В конторе никого не будет. Идите через приемную прямо ко мне в кабинет. Входную дверь я оставлю открытой.

– Хорошо, я буду.

Гаунт, посмеиваясь, повесил трубку. Потом он встал, надел пальто и шляпу и отправился в Скотленд-Ярд.

Рикет смотрел на него беспокойно.

– Надеюсь, ты не ошибаешься и твоя новая теория получит веские доказательства?

Гаунт пожал плечами.

– Я же сказал, что зарядил пистолет Миранды Грей холостыми патронами перед тем, как она пошла к Зоне. Так что убить его она не могла, следовательно, там был кто-то другой, кто сделал это. Хочешь знать, кто это?

Рикет кивнул.

– Ну, будем надеяться, что ты прав. Комиссар тоже считает, что против Миранды все подстроено. Он уверен, что улик против нее у нас маловато. Ты не думаешь, что это сделал Ленел или Джеральдина? Мне кажется, что между ней и Зоной было что-то. Как считаешь?

– Тебе не удастся заставить меня заговорить раньше, чем я захочу этого, – ответил Гаунт. – Сначала я хотел бы осветить несколько неясных вопросов, которые, как я считаю, могут помочь выяснить личность убийцы. Потом вам это пригодится. Сначала вернемся к вчерашнему полудню. В это время ко мне в контору пришла Миранда Грей. Когда она пришла, то даже и не пыталась скрыть, что у нее в сумочке есть пистолет. Это как бы говорит о ее потенциальной возможности быть убийцей. Но какое-то шестое чувство подсказало мне, что делать. Я знал, что характер у нее вспыльчивый. Я сказал ей, что у меня такой же пистолет, но более безопасный. Я взял ее пистолет и свой и вышел в приемную. Я вспомнил, что у меня есть обойма с холостыми патронами. Я вынул ее обойму, зарядил холостыми, а ее обойму положил в ящик письменного стола. Моя секретарша все это видела. Она и сейчас там. Миранда думала, что она убила Зону. Что же дальше? После шести мне позвонили. Звонил Зона и сказал, что он останется дома, так как очень простудился. Голос у него был хриплым и я подумал, что это от простуды. Голос, который я слышал в трубке, был не голосом Зоны. Теперь-то я знаю, что звонил не Зона, звонил убийца. Он сказал мне, что Миранда звонила ему в полдень и угрожала, что убьет его.

Вам понятно?

Рикет кивнул.

– Ну, – продолжал Гаунт, – ты помнишь, что сказал тебе портье Зоны? Он сказал, что в 6.56 звонил Зона и попросил прислать ему спиртного. Портье говорит, что это был голос Зоны. Он узнал его голос. Это был настоящий Зона, не простуженный и с нормальным голосом.

Рикет присвистнул. Это его заинтересовало.

– Меня очень занимал вопрос, почему Зона позвонил и попросил прислать спиртное, – продолжал он. – Ну, так я догадался. За пару минут до его звонка Миранда, стоя справа от стола, выхватила пистолет и направила его на Зону, а потом нажала на спуск. Пыж, выскочивший из холостого патрона, ударил его с левой стороны и на какой-то мгновение оглушил. Миранда, увидев кровь на его голове, решила, что убила его, и выскочила из квартиры. Но Зона быстро пришел в себя и позвонил портье с просьбой прислать спиртного, чтобы промыть ранку. Портье говорит, что когда он подошел к двери, чтобы отнести заказ, зазвонил телефон. Звонил Зона и отменил свою просьбу. Это как раз то, что рассказал вам портье, а, Рикет?

– Все правильно, – кивнул тот.

– Не показалось ли тебе странным, что Зона вдруг отменяет то, что сам просил две минуты назад?

– Это меня удивляет, но я не вижу в этом никакого объяснения.

– А я вижу, – в очередной раз усмехнулся Гаунт. – Зона позвонил вниз и попросил принести спиртное, но в этот момент кто-то вошел в кабинет из спальни. Этот человек поднялся по пожарной лестнице. Это был убийца. Зона не был особенно удивлен, поскольку убийца позвонил ему раньше и предупредил, что придет к нему. Зона не хотел, чтобы его беспокоили во время разговора, поэтому он сразу же позвонил вниз, и отменил свое распоряжение.

– Ну что же, это вполне возможно. Но почему ты так уверен, что убийца звонил и договорился с ним о встрече? – спросил Рикет.

– Это просто. Зона условился с Джеральдиной о свидании после полудня. Но она не пошла, поскольку Ленел велел ей не ходить. Она тянула время, выжидая, когда туда можно будет пойти вместе с ним. В половине седьмого Зона позвонил в клуб и сказал, чтобы Джеральдина поторопилась. Почему он так сказал? Потому что хотел повидаться с ней до прихода убийцы.

– Понимаю. Тогда, возможно, у Ленела была причина не пускать туда Джеральдину.

Гаунт кивнул.

– Да, очень веская причина. Ну и последняя неясность, это якобы самоубийство. Кто бы это ни был, он основательно потрудился для того, чтобы нашедшие тело Зоны, вероятно, полицейские, решили, что он совершил самоубийство. Так что видите, Рикет, мы имеем дело с очень умным убийцей. Этот человек приготовил два варианта: первый – это Миранда Грей, которую заподозрят в убийстве, а возможно, и обвинят, а если нет, тогда можно решить, что это было самоубийство. В общем можно сказать, что благодаря этому настоящий убийца окажется вне подозрения.

Гаунт встал.

– Если не возражаешь, я воспользуюсь твоим телефоном.

Рикет кивнул. Гаунт подошел к телефону и позвонил Миранде. Когда она взяла трубку, он сказал:

– Добрый вечер, Миранда. Я думаю, что все ваши беды закончились. Скажите, звонил ли вам Ленел со времени нашей последней встречи?

– Нет, – ответила она. – Мне вообще никто не звонил, исключая, конечно, Майкла.

– Я полагаю, что у вас был прекрасный разговор? – усмехнулся он.

– Это действительно было прекрасно. Он сказал, что очень хотел, чтобы я знала, он со мной душой и сердцем в этом ужасном деле, и первое, что он сделает завтра утром, – это получит специальное разрешение, чтобы мы могли сразу же пожениться.

Гаунт кивнул.

– Восхитительно. Верная любовь ведет к благополучному концу. Доброй ночи, Миранда. Думаю, что мы скоро увидимся.

Гаунт положил трубку и повернулся к Рикету.

– У меня свидание в моей конторе в 10.15, Рикет. Мне бы хотелось, чтобы в 10.20 ты тоже пришел ко мне. Дверь с улицы будет открыта. Приходи прямо в приемную. Я буду в кабинете со своим посетителем. Там есть вентиляционная труба. Я уверен, что через нее все будет хорошо слышно. Тебе это будет интересно. И я думаю, что еще до двенадцати ты получишь своего убийцу.

ГЛАВА 13

ИНТЕРВЬЮ СО СМЕРТЬЮ

Было девять часов вечера. Гаунт сидел за пишущей машинкой и писал письмо самому себе. Наконец, он закончил, перечитал еще раз, откинулся на спинку кресла, сложил письмо и сунул его в карман.

Ровно в 10.15 он услышал шаги в коридоре. Гаунт прислушался. Услышав, что открылась входная дверь, он встал, прошел в кабинет и открыл дверь. На пороге стоял Майкл Лоример.

– Входите, Лоример, – приветливо сказал он. Он прошел к своему столу и указал Лоримеру стул напротив. – Не нужно задавать вопрос, который вот-вот сорвется с ваших уст, – сказал он. – Миранда спасена. Я знаю, кто убил Зону. Они получат убийцу!

– Вы получили письмо? – спросил Лоример.

Гаунт кивнул, сунул руку в карман и достал письмо, которое только что напечатал.

– Я прочту его вам. Это письмо Зона написал за несколько минут до своей смерти. Я предполагаю, что он написал его из чувства мести.

– Слушайте, – и он начал читать:


«Дорогой Гаунт! Хотя вы и придете ко мне в 19.30, я пишу вам эту записку о том, что обнаружилось сегодня. Прошлым вечером я сказал вам, что не могу избавиться от Лоримера потому, что он может много знать. Несколько часов назад он звонил с вокзала. Он только что вернулся из Манчестера, вернулся двухчасовым поездом и сразу же позвонил мне. Я не могу все написать, что он говорил по телефону, потому что это будет слишком долго, но он пытается меня шантажировать. Он сказал мне, что если я не расстанусь с некоторой суммой, то окажусь в тюрьме. Я понимаю, что это – блеф, но я испугался.

Сначала я собирался отказаться от встречи, но потом решил все же выслушать его.

Полагаю, сейчас он на пути ко мне. Он сказал, что будет лучше, если я никому не скажу о его визите. Мне не понравилось его предупреждение, оно меня напугало. После этого я решил написать вам на тот случай, если со мной что-нибудь случится. Возможно, это звучит слишком драматично, но с тех пор, как мы виделись, я сделал открытие, которое меня пугает. Два или три дня назад мой секретарь Ленел сказал мне, что когда он однажды пришел в мою квартиру, он не смог войти, и слышал звук, похожий на звук пилы. В другой раз он нашел книги, разбросанные на полу. Сегодня я осмотрел квартиру и обнаружил, что мой пистолет, хранившийся в тайнике, за книгами, исчез. И я обнаружил так же, что кто-то выпилил дыру под моим столом и пистолет висит в ней на веревке, один конец которой привязан к гвоздю, а другой – к пресс-папье. Я все оставил так, как было, чтобы вы потом посмотрели на это.

Марио Зона»


Гаунт бросил письмо на стол и улыбнулся.

– Не слишком-то хорошо для вас, Лоример?

– Какая ерунда, – с отвращением заговорил тот. – Зона специально все это придумал, чтобы у меня были неприятности с полицией. Я…

– Помолчите, – Гаунт встал. – Вы убили Зону. Вы это хорошо знаете, и я тоже. Так о чем спорить?

Лоример рассмеялся.

– Вот как! Может быть, вы пожелаете рассказать мне, как я сделал это? Я-то этого не знаю. Я был в Манчестере. Все могут это подтвердить.

– Чепуха, – возразил Гаунт. – Ленел разговаривал с вами во время ленча. Сразу после этого вы уехали. Вы выехали двухчасовым поездом и попали в Лондон в шесть часов. С вокзала вы позвонили Зоне, а потом ко мне в контору. Изменив голос, вы сказали, что вы дома и что звонила Миранда, угрожая убить вас. Это был умный ход, потому что, уговорив ее обзавестись оружием, якобы для самообороны, и зная, что она вскоре должна встретиться с Зоной, вы точно рассчитали, что ее заподозрят в убийстве. Так что все должно было быть удачным, только я перезарядил ее пистолет холостыми патронами.

– Понятно, – сказал Лоример с саркастической усмешкой. – Предположим, я действительно собирался зайти к Зоне. Таким образом, вы, наверное, считаете меня совершенным дураком, если думаете, что я предварительно звонил ему.

– Вы позвонили ему, – уверенно сказал Гаунт. – Вы позвонили ему, так как хотели узнать, будет ли он дома один, когда появитесь вы. У Зоны должна была состояться встреча с Джеральдиной. После вашего звонка он сразу позвонил в клуб, чтобы она поторопилась. Она должна была быть у него, когда вы явитесь к нему. Зона думал, что будет в безопасности, если у него будет кто-то сидеть, даже если это – девушка. Он знал, что вы не будете пытаться убить его в чьем-то присутствии.

– Ну, это уже кое-что. Если Джеральдина была там и не видела меня, никто не сможет доказать, что я там был. Вы блефуете, Гаунт.

– Я? – холодно спросил он. – Я не блефую и вы это хорошо знаете. Джеральдина опоздала к Зоне, потому что ее заставил так поступить Ленел. А заставил он так сделать потому, что знал о вашем визите к Зоне. Во время телефонного разговора, когда он сообщил вам, что нашел завещание Зоны, в котором тот оставляет все Миранде, вы сказали ему, что собираетесь повидать его. Ленел был этим очень удивлен. Он знал, что вы хотите кое-что получить от Зоны, к тому же тот мог в любой момент изменить завещание. Ну, а так у него не оказалось шансов изменить его. Вы убили его и Миранда Грей оказалась его наследницей, поэтому-то вы позвонили ей сегодня вечером и сказали, что завтра получите специальное разрешение, чтобы пожениться! – Гаунт помолчал, чтобы его слова лучше дошли до Лоримера. – А потом, когда ее повесят за убийство Зоны, вы получите эти деньги.

Лоример смотрел на него. Его глаза казались узенькими щелочками.

– Должен сказать, что у вас достаточно мозгов, Гаунт, – произнес он. – Но боюсь, вам долго не придется ими пользоваться.

– Ну, я так не думаю, – возразил он с улыбкой. – Может быть, вас интересует, что произошло в квартире Зоны в 6.56? Так я вам расскажу.

Он погасил сигарету.

– Сначала вы позвонили Зоне, потом – мне, притворившись, что это – Зона, после чего направились к нему. Там вы увидели Миранду, входящую в дом, и поднялись по пожарной лестнице, вошли через окно в спальню, прослушали их разговор, увидели пистолет, направленный на Зону, видели, как он упал на стол, и она убежала. Вам, должно быть, было очень приятно, что она стреляла в него из-за вас, а потом вы очень удивились, увидев, что покойник вдруг ожил и звонит вниз, прося принести спиртное, – Гаунт закурил. – И вы решили, что этим делом нужно заняться самому. С пистолетом в руке вы вошли в кабинет и приказали Зоне позвонить вниз и отменить свое распоряжение.

Лоример злобно усмехнулся.

– Вы – хороший отгадчик, Гаунт. Продолжайте, это очень интересно.

– Я очень рад, – сказал Гаунт, продолжая. – Зона очень испугался. Вы сказали, что вам нужны деньги и много, иначе вы расскажете, что знаете о нем. Зона стал говорить, что нелегальные дела в клубе вы начали вместе с Ленелом, что он все рассказал мне и не позволит шантажировать его.

Гаунт выпустил кольцо дыма и смотрел, как оно плывет по воздуху, а потом продолжал:

– Вы не обратили внимания на его слова. Вы сказали, что утром дали пистолет Миранде для самообороны и только что видели, как она выскочила отсюда, так что теперь никто не помешает вам убить его, поскольку в убийстве заподозрят ее, а не вас, так как у вас есть алиби. Вы – в Манчестере, это могут подтвердить Брикет и Ленел. Зона попытался выиграть время. Он надеялся, что этот кошмар прекратится, если придет Джеральдина. Вам стало ясно, что нужно спешить, так как пора вернуться в Манчестер. Тогда вы застрелили Зону. И когда вы уже уходили, вас осенило. Ленел говорил вам о завещании Зоны, в котором он оставляет деньги Миранде. Вы вспомнили о той инсценировке убийства, вернее, самоубийства, которую вы подготовили. Если представить дело так, что Зона покончил с собой, то вы получите и Миранду и деньги.

Вы усадили его за стол, вытащили пистолет, привязанный к веревке из дыры в полу, и вложили ему в руки. Пока вы все это делали, появился Ленел. Он тоже поднялся по пожарной лестнице и видел, как вы вложили пистолет в руку Зоны. Он стал спускаться и увидел Джеральдину. Он быстро спустился и сделал вид, что не заметил ее, и забежал за угол. Он вернулся тогда, когда она поднялась по лестнице. Она увидела из спальни плечо и руку Зоны с зажатым в ней пистолетом. Он приказал ей не вмешиваться в это дело, так как знал, что вы еще не ушли. Он уже решил, что в случае, если полиция сочтет, что это – самоубийство, при помощи шантажа поделить с вами деньги, которые Зона оставил Миранде.

– Знаете, Гаунт, вы – неплохой детектив, – сказал Лоример.

– Еще бы. Но, к несчастью для Ленела, вмешался я. Я сказал Джеральдине, что знаю, что она была в кабинете Зоны, и есть вероятность того, что ее обвинят в убийстве. Это испугало Ленела. Он любит Джеральдину. К этому времени он уже знал, что полиция отбросила версию самоубийства, потому что, к несчастью для вас, вскоре после вашего ухода началось трупное окоченение. Тело соскользнуло со стула, куда вы его усадили, упало в сторону, и пистолет провалился в дыру. Все, что хотел Ленел, – это защитить себя и Джеральдину, но и вас он не хотел вмешивать. Поэтому он попытался навлечь подозрение на Миранду Грей. Он пришел в полицию и сказал, что я зарядил ее пистолет холостыми патронами уже после убийства. Меня это ничуть не обеспокоило, так как я знал, что смогу опровергнуть это в любой момент. Но это доказывало, что он связан с вами.

Гаунт погасил сигарету и откинулся на спинку стула. Глаза его были устремлены на Лоримера, который сказал:

– Все верно. Очень неудачно, что Зона написал эту записку.

Гаунт усмехнулся.

– Он не писал. Он никогда не писал этой записки. Я сам напечатал это письмо на машинке. Я знал, что если скажу вам, что Зона написал мне эту записку, а я еще не получил ее и получу только сегодня вечером, то вы примчитесь забрать ее. Вы хорошо понимали, что это может разрушить ваше алиби. И вот вы и пришли ко мне за этим письмом.

Лоример сунул руку в карман пальто, а когда вынул ее, в руке у него был пистолет. Совершенно спокойно он прицелился в голову Гаунту.

– Вы абсолютно правы, Гаунт. Я пришел сюда за этим письмом. Неважно, кто его написал. Вы знаете обо мне слишком много. Все же у меня есть еще шанс выбраться, но сначала я уберу вас. Я убил Зону, убью и вас!

– Прекрасно! – сказал Гаунт, глядя на часы.

Было 10.25. Гаунт, ловивший каждый звук, слышал каждое движение в приемной.

– Мне это совсем не нравится. Мне хочется, чтобы вы хоть немного послушали меня. Думаю, мы с вами можем договориться и повесить все на Ленела.

– Вот как? Интересно. И как вы это устроите?

– Выслушайте меня, – громко заговорил Гаунт. В это время дверь в приемную стала потихоньку открываться. – Вот как мы устроим…

Он достал сигареты, взял одну себе, а потом протянул портсигар Лоримеру. В тот момент, когда тот брал сигарету, Рикет ворвался в приемную и схватил его.

Гаунт резко присел, так как Лоример нажал на спусковой крючок, и пуля просвистела в миллиметре от его головы. Пока Гаунт поднимался, Рикет выдал Лоримеру жесточайший свинг, и тот упал без сознания. Гаунт закурил, а Рикет достал пару наручников и защелкнул на запястьях Лоримера. Затем вытер свой лоб.

– Хорошая работа, – похвалил он. – Ты не тратил время зря, Руфус.

– Ну, Рикет, ты получил своего убийцу и слышал все, – улыбнулся он в ответ. – Надеюсь, ты нашел эту историю интересной?

– Очень интересной. И между прочим, я на сто процентов согласен с ним. Ты – чертовски хороший детектив. Ну, ладно, обсудим это позже. Сейчас я вызову машину и отправлю этого парня в красивую и удобную камеру.

Он направился к телефону. Гаунт встал и взял свою шляпу.

– Я вас покидаю. Приглядывайте за Лоримером. Если я понадоблюсь, Рикет, дай мне знать. Закрой контору и входную дверь, когда будете уходить.

Рикет усмехнулся.

– Хорошо. Я смотрю, ты очень торопишься, а?

– А почему бы и нет? – спросил Гаунт, тоже посмеиваясь. – Ты что, считаешь, что я зря потратил столько времени и просто так дал возможность этому парню выстрелить в меня?

– Ты говоришь о Миранде Грей? – засмеялся инспектор.

– Верно, Шерлок. Я собираюсь навестить ее. Скажу ей, что теперь она может быть совершенно спокойна. Но собираюсь сказать и кое-что еще, а вот что именно, тебе знать не следует.

Лоример зашевелился. Послышался шум подъезжающей машины.

– Не забудь пригласить на свадьбу, но должен сказать, Руфус, что никогда бы не подумал, что ты можешь влюбиться в женщину с характером Миранды Грей.

Гаунт еще раз усмехнулся и ответил:

– Я – любитель острых ощущений.

И вышел, весело насвистывая.


home | my bookshelf | | Одет для убийства |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу