Book: Красный Треугольник



Красный Треугольник

Антон Чиж

Красный Треугольник

© Чиж А., 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Когда началось?

Да какая разница.

Этот сон всегда приходил незаметно. Сначала появлялась дыра в виде правильного круга, в ней виднелось небо в отсветах, на котором за ошметками туч прятались звезды.

Хватаюсь за металлический прут. Шуршит и отваливается ржавчина, ладоням скользко. Подтягиваюсь, носком ботинка нахожу опору. Поручни дрожат, крошится кирпич. Одолеваю ступеньку. Теперь выше, только выше. Ползу к цели в темноте. Мышцы сводит от страха, нестерпимо чешется нос. Но надо вперед. Туда, где круг в темноте.

Я уже близко. Круг сужается. Задеваю невидимые стенки плечами. Еще усилие – и вот я уже ловлю свежий ветерок. Поручень рвется в кулаке, успеваю вцепиться в сколотый край. Поднажал – и вот я уже наверху.

Ночной город лежит передо мной огненной картой. Улицы залиты лавой машинных фар под гирляндами фонарей. Их отражения пляшут в черной мгле канала.

Перекидываю ногу, чтобы оседлать Башню Вождя. Я точно знаю, что она называется так. Разбитый кирпич колет в пах, шевелиться боюсь, жму стенку коленями, как плохой наездник. Так высоко, что дышать страшно.

Ветер толкает, падаю животом на кирпичи.

Удержаться бы хоть как-то.

Зачем я здесь? Не знаю. Надо сделать что-то важное, настолько важное, что от этого будет зависеть… Что? Не знаю.

Веселый город рядом, рукой достанешь. Но та жизнь недосягаема, как будто отрезанная от меня темной чертой. Я вне её. Я внутри чего-то другого.

Внезапно понимаю, что сижу на горловине печной трубы, такой старой, что кладка может развалиться от крепкого щелбана. И тут накатывает… Нет, не страх спускаться по ржавым сходням, а что-то совсем другое. Как будто лопнула струна. Кристально-чистое отчаяние. Зарыдать бы, завыть, но слез нет, и голоса тоже.

И тут я вспоминаю, что должен сделать. Перекидываю другую ногу и сижу, балансируя на двух кирпичах. Стоит только чуть сильнее нагнуться, совсем немного – и…

В реальность меня возвращает шум из соседней квартиры. Пролетарии встают рано.

Смотрю на будильник – еще остается час-другой сна. Я лежу в постели и не могу разобрать, что же такое приснилось, от чего осталось ощущение тревоги? Что-то видел и забыл. Заворачиваюсь в одеяло и как убитый сплю до звонка будильника…


Так повторялось много ночей.

Я просыпался и забывал.

Но в одно долбаное утро, когда успеваешь продрать глаза, залить в кишки кофе, обдаться свежим шампунем и успеть на офисную каторгу, я вспомнил сон.

Ну, вспомнил – и вспомнил, подумаешь, проблема. Поехал вкалывать.

Если б я знал…

44-й до Эры Резины

Тимур не мог сообразить, где они познакомились. Еще недавно понятия не имел об этом парне, а вот он стал вдруг приятелем, которого можно было хлопнуть по плечу, ткнуть в живот, крепко пожать ладонь и спросить «ну, как ты?» – и обоим станет понятно, о чем идет речь. С Федором оказалось легко: можно и пива выпить, и почесать языками обо всем на свете – как с неразлучным другом, с которым дрался в детском саду, дразнил девчонок в школе и напивался в хлам на первом курсе. В общем, прожил сознательную жизнь. Вроде бы Федор тоже работал в банке.

…Получив обед из трех блюд, Тимур уже открыл рот, чтобы влить в него ложку борща, как вдруг приметил этого самого Федора, который высматривал кого-то среди сидящих за столиками. Бросив ложку в тарелку с борщом, Тимур замахал, привлекая к себе внимание Федора.

Федор бухнулся напротив и, не заказав даже кофе, но, пошутив над хилой закуской клерка, спросил:

– Ты ведь занимаешься закупками?

– Мебель и канцелярия, – кивнул Тимур, снова приступая к остывающему борщу. – В нашем отделе каждый на своей теме, сам понимаешь.

– Случайно нет крупного заказа?

– Как раз формирую начинку нового отделения. А что такое?

– Есть выгодные поставщики.

– Насколько выгодные?

Федор озвучил: процент хороший, просто отличный. Старые поставщики стали прижимисты, пеняли на кризис, жадничали, больше трех процентов отстегивать не хотели, да и то норовили оформить его скидкой. Тяжелые времена требовали новых подходов. Не без интереса Тимур спросил:

– Что за волшебники? В городе и окрестностях я всех знаю.

– Их название тебе ничего не скажет, к тому же они его часто меняют, такие чудаки, – усмехнулся Федор. – Ты погугли и сразу их найдешь, наверняка в первой десятке. Главное, на адрес смотри: на Обводном канале.

– А сам не можешь?

Федор прикрыл глаза пятерней:

– Мы с компьютером не дружим. Да, стыдно, но что поделать. А ты как найдешь – звякни, подброшу тебя к ним в офис в качестве платы за труды, заодно возобновлю знакомство.

Вернувшись в офис, Тимур вошел в Сеть. Поиск выдал четыре адреса, которых он не знал. Одна конторка, ООО «Надежда», действительно располагалась в глухом конце набережной Обводного канала. Путь не близкий, практически другой конец города. Стоило ли напрягаться?

Он принялся обзванивать незнакомые номера. В первом месте намек решительно не поняли, в другом поняли, но цена была такой, что после такого заказа пришлось бы танцевать краковяк перед службой экономической безопасности. Третий телефон молчал.

Осталась «Надежда». Ответил приятный женский голос, не визгливый, с ноткой щекочущей близости, манящий и обещающий. Кроме приятных эмоций, цены в «Надежде» оказались не просто интересными, а какими-то подозрительно выгодными. Притом все товары имелись на складе, и поставка была без предоплаты.

– У нас особые отношения с мебельными фабриками, – объяснила милая девушка, назвавшись Алисой. И напрямик заявила, что их фирма учитывает интересы заказчиков, а новых – особенно. Контора располагалась на территории бывшего завода, снимала офис и склады.

Навар поднимался густой и сладкий. Такое дело нельзя было откладывать. Тимур стремительно подписал бумажки, связался с Федором и через полчаса уже ехал в его новенькой «бомбе».

Федор успел переодеться в кожанку с большими карманами и благородными потертостями, свитер грубой вязки, с воротником, закрывавшим горло, и даже вязаную шапочку с шарфом, как будто на улице была не ранняя осень, а глубокая зима. На заднем сиденье покачивался горный рюкзак, набитый под завязку, из-под брезентового клапана выпирало цевье альпийского топорика.

– Как они называются? – спросил Федор, резко дернув передачу.

– ООО «Надежда»… – ответил Тимур и тревожно спросил: – Это точно не кидалово? Уж больно прайс интересный.

– Надежда, говоришь? – усмехнулся Федор. – Надежда не обманет. Тебе понравится.

– А это зачем? – Тимур покосился на рюкзак.

Но тут под колеса метнулся очередной придурок, игнорирующий пешеходные переходы, а когда обошлось, Федор завел шутливый треп…

Пробивались через гиблые пробки центра города, ожесточенные сумрачной погодой, мокрым асфальтом и желанием каждого переть, как ему вздумается. Объехали остатки двух аварий, свернули с Московского проспекта на Обводный канал, толкаясь в плотном потоке, миновали бывший Варшавский вокзал, ныне прозябающий в роли торгового центра, протащились мимо Балтийского вокзала, с которого население обычно стартует на огороды, и отстояли дежурный затор у моста. Но как только проскочили перекресток, дорогу словно вычистили. Да и кому интересно тут ошиваться: жилых кварталов нет, магазинов нет, развлекухи нет, только старая дорога к торговому порту.

Над набережной возвышалась крепостная стена красного кирпича. Не бетонный сарай, экономичное изделие советской промышленности, а имперская кладка в пять этажей на века. Посредине каменного вала с шеренгами пустых окон громоздилась уступами башенка с плоской крышей, циферблат без стрелок и пара покосившихся букв эпохи социализма. Мертвый завод встречал бастионом павшим, но не сдавшимся.

Не остановившись, проехали вдоль красного здания до угла, где завод прерывался Старо-Петергофским проспектом, лихо развернулись и помчали обратно.

Неожиданно Федор тормознул так, что в Тимура врезался ремень безопасности.

– Приехали!

Припарковались невдалеке от главного входа, у которого не было ворот, а между соседними корпусами перекинулась дуга бетонного виадука, под которой пролез бы крейсер. Каменное коромысло держало перемычку из немытых стеклоблоков. В стене виднелась прорубленная дверь, давно заброшенная, над гнилым косяком торчал обрывок вывески, от которой остались буквы: «…делия».

Федор внимательно огляделся, вдруг снял куртку и свитер, под которым обнаружился скрытый тельняшкой бронежилет, и беззаботно подмигнул:

– Махнемся не глядя?

В этот момент Тимур был уверен, что так и надо поступать, а потому предоставил приятелю любимую курточку кельвинакляйна с пиджаком и рубашкой. Чужой свитер пришелся в пору, но кожанка оказалась великовата.

– Тут недалеко. – Федор застегнул молнию наглухо. – Мимо «лежачего полицейского» свернешь за разваленный домик, увидишь что-то вроде площади, на которую выходят три заводские улицы. Метрах в тридцати будет четырехэтажное здание. Наверняка наткнешься на вывеску «Надежда».

Вытащив с заднего сиденья рюкзак, с виду тяжелый, Федор закинул его на плечо и с грохотом захлопнул дверцу машины:

– Жди у входа на лестницу, скоро буду, – помахал он, как будто прощаясь навсегда, и быстрым шагом удалился.

Тимур поежился. Вещь с чужого плеча тянула и давила, в карманах что-то пряталось.

Вблизи величие завода истощалось до убогости. Свободному въезду мешал шлагбаум, перемотанный скотчем, вместо проходной торчала перевернутой пирамидой будка из линялых досок, изнутри тренькал приемник, а на порожке задрых барбос, уткнув нос в грязные лапы. Будку подпирал охранник в черной форме, пропуск не выписал, а допустил в «Надежду» ленивым кивком небритого подбородка.

«Лежачий полицейский» приятно спружинил. Позади что-то хлопнуло, словно открыли банку с газом. Тимур оглянулся: охранник, привалясь к сторожке, посасывал пиво из банки, шлагбаум ветхо дрожал.

За углом полуразваленного сооружения действительно оказалась развилка дорог. Территория бывшей промышленности встретила обвалами стен красного кирпича. Ведущая непонятно куда ржавая одноколейка. Лысые окна, груды мусора и строительного щебня, тут и там гнутые металлические конструкции навроде орудий пыток или хитрых подъемников, раскуроченных великаном. Оборванные провода качались на сквозняке. Кое-где торчали кустики, мох сползал по стенам, будто завод покинули много столетий назад. Тишь, уныние, тоска…

Что казалось странным: примет коммерческой деятельности не замечалось. Ни контейнеров, ни снующих ребят-менеджеров, ни водил-экспедиторов с «бычками», ни мелких и даже крупных оптовиков. Покой заброшенного хутора. Даже звуки города сюда не доносились.

Тимур отчетливо начал понимать: на мертвом заводе опасно. Опасно – и все! Чем именно опасно, было неизвестно, но чувствовалось здесь что-то неуловимо неприятное – такое, что ему расхотелось навариться, а захотелось как можно скорее унести отсюда ноги.

Федор не показывался. И Тимур повернул обратно.

Но охранник замахал ему:

– Иди-иди, они близко, не заплутаешь!

– Война, что ли, прошла? – чтобы хоть как-то разогнать свой страх, попытался пошутить Тимур.

– Само развалилось…

И Тимур снова зашагал вперед.

Вывеска нужной ему фирмы действительно тут же показалась. Над дверным проемом торчал баннер с радостным возгласом «Добро пожаловать в ООО «Надежда», точно такая же надпись виднелась на уровне четвертого этажа под белыми стеклопакетами, за которыми наверняка и находился офис. Контора нашлась, а Федор нет.

Погода портилась. Из реденькой мороси родился дождик, холод пробрался Тимуру под шерстяной свитер и кожанку. Тимур поежился, терпение кончалось. Приятель запропастился, девушка Алиса ждет с контрактом, а он стоит тут и не заходит. «Все, – решил Тимур, – опаздывать невежливо, сосчитаю до ста и двину в офис». Но, дойдя до «двадцать один», он сбежал от ледяного дождя и заскочил в подъезд.

Наверх вела лестница с массивными щербатыми ступенями и старинными крепкими перилами. Лифта не было. Когда ставили этот домище, о них не догадывались. Никаких электрических лампочек – освещение составлял дневной свет из сводчатых окон. Батарей центрального отопления тоже не наблюдалось. На лестничные площадки выходили черные лакированные двери без табличек. В кафельном полу Тимур разглядел поворотные круги с литыми печатями, от которых разбегались пересекающие друг друга узенькие рельсы. Одни соединяли черные двери, другие вели от глухой стены до обрыва лестницы. Зачем они были нужны, Тимур не понял.

Доковыляв до четвертого этажа, он задохнулся – такими высокими были ступени и длинными лестничные пролеты.

Белая дверь гостеприимно призывала табличкой «Надежда». Изможденному путнику открыла милая девушка в очень короткой юбке.

– Как вы нас нашли? – приветливо улыбнулась Алиса, поскольку по голосу Тимур понял, что это была именно она.

– Легко, – соврал Тимур, с трудом переводя дух. – Что ж тут за развалины?

– Бывший завод резиновых изделий, – объяснила Алиса. – Галоши делали, шины и тому подобное. Скоро будет реконструкция под деловой квартал. Мы успели купить помещение по выгодной цене.

Офис благословенной конторы натужно сиял галогеновыми лампами. Идеальный порядок, бежевый кафель, белые стены, столы «металлик», ни веселого плаката или кактуса в горшке, у мониторов ни одной мелкой игрушки, папки в геометрическом порядке. Ничего личного и лишнего.

А вот Алиса оказалась дельным специалистом. Общий язык нашелся легко, как у тех, кто привык покупать-продавать. По каталогу были выбраны офисные мебеля, без которых невозможно трудиться во славу акционеров, Алиса оформила контракт, набросала бюджет и тут же откинула процент.

– Наши платеж зашлют, постараюсь, чтобы сегодня. Так я загляну? – спросил Тимур.

– У нас все сразу. – Алиса отсчитала порцию пятисотенных купюр. – Ничего, что евро? Надеюсь, в следующий раз обратитесь к нам.

Клятвенно пообещав, Тимур прикинул, когда на таких заказах он сможет купить себе серебристый «Ниссан-Тиана».

– У нас хорошие позиции по бакалее. Интересует? – проворковала Алиса.

– Эту тему ведет мой коллега, – выскочил из приятной задумчивости Тимур.

– Возьмите на пробу, вдруг пригодится. – Девушка выудила из недр шкафа упаковку минералки по двести пятьдесят миллилитров, запайки копченых колбас, наборы сыров, четвертушку хлебной нарезки и крошку-бутылек виски для полетов. – Оптовики предоставляют раздаточные экземпляры, это бесплатно.

Не найдя сил отказать, Тимур спрятал халяву в пластиковый пакет, выданный радушной хозяйкой, и нацелился на выход. Но Алиса опередила:

– Прошу простить за неудобство, там прохода нет, началась погрузка.

Действительно, что-то визжало, словно глыбу металла тянули по камням.

– Прошу за мной… – И, грациозно покачивая бедрами, она зацокала в глубь офиса. Симпатичные «булочки» еле скрывались юбчонкой, узкая талия походила на хваткую рукоятку, колечки рыжих волос терлись друг о друга с медовым перезвоном. Захотелось спросить номер ее мобильного.

Офис растянулся на целый этаж, но был пустым: горели мониторы, кресла от столов отодвинуты, на спинках кресел висели пиджаки и отдыхали сумочки, но сотрудники отсутствовали. Вероятно, был обеденный перерыв.

Алиса приложила магнитную карточку к невидимому замку, открылась белая дверь. Девушка-мечта улыбнулась стандартно, провозгласив с легкой печалью:

– Не забывайте нас!

На лестничной площадке Тимур рискнул узнать, что она делает сегодня вечером, но белая створка двери поглотила улыбку.

Появилось дурацкое ощущение, что он здесь уже был – буквально острый приступ дежавю. Особенно смущали мелочи: поворотный круг с игрушечными рельсами, крюк в стене, как будто тот же, ступенька с пятном краски, чугунный столбик с отбитым букетом. Быть этого не могло, потому что та лестница, по которой Тимур поднимался, находилась с другой стороны здания.

Стараясь ни на что не обращать внимания, Тимур выскочил наружу. Федора и здесь не было. Напротив красовалась погрузочная зона, маленький перрон с навесом и рельсы одноколейки.

Погода вконец испортилась, дождь барабанил по кожанке.

Обогнув корпус, Тимур остановился в растерянности. Красные стены, пустые окна и кучи мусора – вроде бы те же. Но короткого пути к шлагбауму, сторожке и Обводному каналу не обнаружилось, равно как и охранника, псины и даже лежачего «полицейского». Вместо них торчало трехэтажное брошенное строение с окнами, в которых сохранились отдельные стеклоблоки. К нему жались флигели поменьше.

Тимур был уверен, что не страдает пространственным кретинизмом: если вошел в здание в точке «А», вышел из него в точке «Б» с другой стороны, то вернуться обратно – не по лесу бродить. Невозможно заблудиться, гуляя вокруг одного дома. И хоть Федора не было, он точно вернулся на прежнее месте. Вот и баннеры…



Тимур поморгал, потряс головой и даже похлопал себя по щекам. Зарядка не исцелила, глаза упрямо видели то, что им показали. То есть – ничего.

Баннеры исчезли. Каким-то образом пропали и белые стеклопакеты. Вместо них сиротливо зияли дырки.

43-й до Эры Резины

Налево – трехэтажный корпус с пологой крышей и пустыми рамами. Ворота заперты наглухо. Направо – пустырь с развалинами котельной, в разбитую стену глядят бока кочегарки. Чем дальше Тимур отходил от корпуса, в котором находился офис ООО «Надежда», тем менее знакомым казалось окружающее пространство. Не узнавал ничего, ни единого камня или железяки. Стало зябко, дождь не переставал. А еще у Тимура появилось идиотское чувство, что за ним следят. Несколько раз оборачивался: пусто. Но в затылке ныло, словно кто-то в него целился.

Побродив в окрестностях, Тимур принял мужественное решение вернуться и спросить у Алисы дорогу, а лучше – попросить дать ему провожатого.

…Поначалу Тимур подумал, что проскочил этаж. Перегнулся через перила и сосчитал пролеты. Затем, на всякий случай, одолел подъем наверх и вернулся обратно. Безусловно, был на четвертом. Только белая дверь почернела и потеряла табличку «Надежда». Окончательно не веря своим глазам, он размахнулся и саданул кулаком по черной створке. Отозвалось эхо, как из пустой горы, а кафельный пол мелко вздрогнул.

Вокруг что-то началось. Казалось, корпус пробуждается от спячки. Из-за черных дверей нарастал гул, словно по железной дороге несся состав. Что-то лязгало, шипело, скрежетало и поворачивалось. Лестница дрожала.

И не было Федора, чтобы объяснить, что происходит.

За дверями убегал и возвращался перестук колес, словно отправлялись и прибывали вагоны. Шумело весело, трудовой напор отдавался в ступеньках, но до него никому не было дела.

И тогда Тимур открыл дверь и вышел за порог корпуса.

То, что предстало его взору, еще меньше походило на правду. Перед ним сидело на корточках существо, весьма отдаленно напоминавшее человека. Его мордочку обтягивала грязная тряпица, глазенки, налитые ярко-багровым цветом, не мигая, пялились на Тимура. Выглядело это пугало живописно: поверх трех слоев одежки на нем надет расстегнутый плащ из зеленой резины, на босых ногах вьетнамки, прихваченные до икр жгутом для гимнастики, за спиной – куль, державшийся ремнями, а шею оттягивала переметная сума.

Бродяга воздел руки, словно сдаваясь в плен, хлопнул ладонями и каркнул:

– Сделка?

На всякий случай Тимур поискал взглядом возможных дружков, в глухом месте бомжи редко ошиваются поодиночке. Но экземпляр с багровыми глазами, видимо, промышлял один. И чертов Федор, как назло, куда-то запропастился.

– Вали отсюда, – пока еще дружелюбно посоветовал Тимур.

– Мирная сделка!

– Свободен, убогий.

– Почем водица, пришлец?

– Тысяча евро, – ответил Тимур.

Разумеется, пошутил. Но бомжара, нырнув в котомку, прошуршал и кинул пачку денег. Тимур поднял ее ради любопытства: евро в сотенных купюрах, не засаленные, настоящие – все-таки он не зря трудился в банке и научился отличать произведения народного творчества от европейских дензнаков. Откуда у ханурика такие сбережения? Но сейчас выяснять было точно не время – и «котлета» отправилась к остальным деньгам, что были при Тимуре.

– Заметано, дам воду, если покажешь выход.

– Сделка назначена! – завопил богатенький нищий.

Упаковка минералки взлетала высоко. Тимур был уверен, что уродец растеряется и выйдет прикольно. Но бомж хладнокровно выждал, когда добыча устремится к точке падения, и с ловкостью поймал упаковку на лету. Такого великолепного прыжка от голодранца ожидать было невозможно. Чтобы прыгнуть из сидячего положения, нужны мышцы лягушки, этот же тип выглядел доходягой. Как удался фантастический подскок, Тимур не понял, зато ощутил уважение к доходяге.

Побаюкав пластик, как мать младенчика, тот вдруг разодрал упаковку, рывком свинтил пробку с бутылки и с наслаждением принюхался. Он наслаждался запахом обычной воды! А ведь с такими доходами в каждом ларьке его встречали бы как дорогого гостя.

Бродяга вытянул черный блестящий язык и принялся поливать его. Тонкая струйка ударяла в мякоть языка и отскакивала брызгами, глотать он не пытался, а равнодушно проливал минералку, за которую отвалил сумасшедшие деньги. И только пялился на струйку багровыми глазенками. Жизнь на помойке даром не прошла, совсем тронулся, бедняга.

Тимуру стало совестно издеваться над больным человеком, и он миролюбиво попросил:

– Ладно, брат, воду получил, показывай дорогу.

Заморыш сладострастно облизнулся, до скрипа завинтил бутыль и спрятал в котомке.

– Туда уходи. – Кривая лапка махнула неопределенно.

Тимур еще собирался уточнить: «туда» – это куда именно? – как парень рванул. Убегал он стремительно, но странно, как разумный мячик: высоко подпрыгивая и почти не раздвигая ног. Результат вышел на зависть олимпийским чемпионам. Банковский работник и рта открыть не успел, как бомж юркнул за угол дома, а это от того места, где они только что находились, метров сорок, не меньше. Только в лужицах, по которым он проскакал, круги по воде дрожали. Был – и исчез. С его пропажей примиряла штука евро в кармане. Но вот что странно: откуда бродяга знал, что в пакете есть вода?

Затянувшееся отсутствие Федора смущало. Сам затеял, сам привел, сам поменялся одеждой, и – исчез. Может, блуждает где-то поблизости?

– Фе-дя! – во все горло позвал Тимур.

Эхо катилось по закоулкам, замирая среди заводских строений.

Время поджимало, требовалось вернуться в банк, отчитаться перед шефом, не забыв выложить на стол его долю.

Холодало. Ждать и торчать на одном месте было бессмысленно. Оставалось одно: идти прямо до тех пор, пока не выйдет хоть куда-нибудь или не повстречает аборигена. Все-таки бывший завод, а не тайга, выход найдется.

Тимур наметил проход между корпусами, но тут за домом кто-то истошно завопил.

42-й до Эры Резины

Он вырос в спальном микрорайоне и хоть пробился в чистенький мирок, но законы улицы усвоил накрепко. Правила учили: если ты один и рядом нет кодлы дружков, уноси ноги от криков о помощи. Заступаться надо только за себя, да и то, когда выхода нет. Благородные долго не живут, своя голова дороже, что поделать.

Почему Тимур кинулся навстречу визгу, он и сам объяснить не смог бы. Наверное, показалось, что в беду попал Федор. А на этот счет уличный закон имел четкое понятие.

Сидя все больше за столом да рулем, Тимур поотвык от спринтерских забегов. Но сейчас себе понравился: дистанцию одолел и даже не запыхался. И потому, когда выскочил за угол, сразу понял: это – не глюк мозга, хватившего лишку кислорода, все происходит на самом деле, с кристальной четкостью реальности.

На пятачке, свободном от битого кирпича и железного лома, суетились три согбенные фигурки в зеленых плащах и вьетнамках на босу ногу. Двое мертвой хваткой вцепились в руки пойманной жертвы, а третий вонзился в горло и тянул на себя голову. Кряхтя, жадно урча и дрожа от нетерпения, стая рвала пойманного бедолагу. Рвала буквально: кости уже вырвались из суставов, с треском лопались кожа и сухожилия. Жертва была еще жива, ее вопли переходили в визг. Но это не мешало трудягам – от усердия под холодным дождиком с них валил пар, а они тянули и тянули с бешеной силой, без устали и жалости.

Нет, это не Федор. Попался тот самый богатенький бомж.

Сбитый с толку нереальностью происходящего, Тимур остолбенел.

Бедняга еще трепыхался, но мучения его долго не продлились. С сочным хлопком лопнула кожа на шее, рвавший голову полетел кубарем, сжимая добычу в руках. Под треск плечевых суставов два других варвара разлетелись в стороны. Обезображенное тело плашмя завалилось на спину, но шар, надутый за спиной у каждого из этих существ, не дал упасть, подбросил его и перевернул на бок.

Откинув ненужные члены, стая налетела на тушку. Все трое пихались и огрызались, чтобы урвать лучшее. Наконец, самый ловкий завладел вожделенным и отвалился в сторону. Добычей стала бутыль воды, всего-навсего.

Возня стихала. Двое отставших прикончили упаковку минералки. Одному досталось две, а последнему целых три бутылочки. Разгоряченные, но довольные, они уселись рядышком, дружески толкаясь и устраиваясь у шара жертвы, что-то оживленно обсуждая.

Тимур хорошо знал, когда наступает время оказаться как можно дальше, и осторожно попятился. Тут же мордочка, обмотанная до самых багровых зенок, уставилась на него, рот под грязной тряпкой прошамкал радостно:

– Пришлец чистый!

Как по команде вылупили свои глазки и другие рожи, также расплываясь в улыбочках.

– Что, местные, лютуете не по-детски? – выложил Тимур заученным напором и сплюнул через щербинку между зубами, как бывало во времена сложной юности. Он знал: страх показывать нельзя.

– Пришлец свежий! – радостно сообщил сидящий по центру и поднялся. Напарники последовали его примеру.

Что будет дальше, Тимур знал, силы на переговоры тратить не стал, а присмотрел железяку. Схватив ее, он двинулся на троицу. Оборванцы, цепко держа воду, радушно улыбались.

Для первого удара Тимур выбрал среднего, скорее всего заводилу. И постарался врезать так, чтобы вырубить его без добавки. Железка долбанула заморыша по плечу, ткнулсь во что-то упругое, тельце слишком легко полетело назад, спружинило и отскочило. От ударов проворной железки остальные мячиками разлетелись в разные стороны.

Добивать павших Тимур не спешил, а перевел дух, все-таки лет десять без практики, и приготовился к продолжению. Существа вскочили, пьяно покачиваясь, уставились на него с ужасом, переглянулись и кинулись врассыпную, высоко подскакивая на прямых ногах. Смылись тараканьим выводком, стремительно и позорно.

Вдалеке кто-то из них заорал сигнальной трубой:

– Пришлец лютый явился!

Тимур отшвырнул оружие победы.

– Пришлец лютый явился! – Крик с истерическим надрывом подхватили на многие голоса.

Тимур побрел к растерзанному телу.

– Пришлец лютый явился!!! – разбегался во все стороны клич этих странных безжалостных существ.

Обрубок богатенького бомжа, перемазанный сырой грязью, так и валялся, примотанный спиной к непонятному шару. В отдалении мокла голова, уставившись стеклянными глазами на туловище. Котомку разодрали в клочья, вывалив мелкое барахло с пачками долларов, фунтов и евро. Для помоечного бомжа парень был сказочно богат. Прикоснуться к грязным деньгам Тимур не посмел. Удивляло другое: бедняга должен утопать в лужах собственной крови, но ее не было, а там, где суставы вырвали с мясом, виднелись черные сгустки, блестящие и в каплях дождя. Выглядело это странно. Настолько, что Тимур не заметил, как загляделся на изуродованный труп и забыл об осторожности.

Когда до сознания вполне дошло, чем он занимается, Тимур отпрянул и стал соображать: сотрудник банка приехал на деловые переговоры, сорвал куш, но вместо того, чтобы уже сидеть в офисе, полез в драку с бомжами, а теперь оказался рядом с реальным жмуриком. И если появятся менты, а они это умеют делать в самое неподходящее время, придется объяснять ой как много: начав с того, какое он имеет отношение к растерзанному бедолаге, и закончив тем, откуда в кармане шесть штук евро. В лучшем случае – с ними придется попрощаться. Это если дежурный следопыт попадется покладистый. А, не дай бог, честный, тогда…

Тимур огляделся: кажется, никто его не видел, надо было смываться, и как можно дальше. На всякий случай он раскидал ботинком возможные следы рядом с трупом и кинулся наутек.

Далеко бежать не пришлось, Тимур снова оказался у развилки заводских улиц, где должен был находиться проход на Обводный канал. Но его не было.

Отчаяние и страх накатили внезапно.

– Фе-дор! – заорал Тимур. – Где ты?! Федь-ка! Выходи!

На плечи кто-то прыгнул и, обдав вонючим смрадом машинного масла с древним потом, зашептал:

– Тихо! Вы шо?! Умом сошел, нет?

С разворотом Тимур скинул чужие руки. Перед ним в позе стартующего бегуна присел старичок с крючковатым носом и обветренным лицом. Шара за спиной не наблюдалось, белки глаз выглядели обычно, да и казался он на удивление миролюбивым, этаким уютно-домашним сантаклаусом, правда, без намека на бороду. Незнакомец больно вцепился в локоть и приказал:

– Так шоб за мной, быстро и тихо! И без вопросов, ну!

Нагибаясь, как под обстрелом, дедок припустил к дальнему корпусу с выбитыми окнами. Не очень понимая, что происходит, Тимур постарался не отстать.

Дождь упрямо барабанил в спину.

41-й до Эры Резины

Благодетель (Тимур надеялся, что это именно добрый помощник, а не вредитель) двигался не по годам проворно, перескакивая через две ступеньки и не сбавляя темпа. Тимур изо всех сил старался не отставать от него. Они забежали в распахнутые ворота ангара, потом за проломом стены вынырнули к узкоколейке, добрались до пятиэтажного корпуса, поднялись вроде бы на третий этаж, потом на два ниже, потом снова вверх, дальше Тимур совершенно сбился и покорно следовал за зеленым пятном плаща. Ему лишь показалось, что двигаются они не вперед, а как бы по кругу.

Наконец, прыткий дед сбавил ход.

Между окнами и рядом дверных проемов оказался узкий коридор. Пол густо покрыл листопад страниц вперемешку с шестеренками, зубчатыми колесиками, болтами и прочей слесарной дребеденью. Валялась содранная с петель дверь с табличкой «Старший мастер». Прежде чем сорвать, ее долго пытали, нанося многочисленные увечья, а более всего досталось табличке. Крашеная жестянка удержалась лишь чудом, на одном гвозде, другие вырвали с мясом.

Тимур осознал, что слишком долго для нормального человека рассматривает рухлядь, при этом пуская слюну, держась за колени и дыша, как мерин после гонки. А его спутнику было хоть бы что. Дедуган прижался к дверному проему и резким взмахом руки велел Тимуру сесть. Тому уже было так равнобедренно, что он послушно шмякнулся на пятую точку и замер.

Старик приблизился к скосу, опасливо выглянул на улицу, быстро озираясь, резко присел, на карачках шмыгнул вдоль подоконника, вытянулся по другую сторону и опять произвел осмотр местности отработанным приемом заправского вояки.

На вид ему было не меньше семидесяти. Лицо его сморщилось черносливиной, толстые губы навыкат были нездорового сиреневого цвета, зато богатырские брови торчали крыльями мохнатой бабочки. Дедушка был суров, как древний идол.

Видимо, разведка показала, что опасности не ожидается. Дед скомандовал Тимуру ползти.

Поползли.

В конце коридора оказалась лестница с остатками советского кафеля и уцелевшими перилами. Тут старикан поднялся во весь рост как ни в чем не бывало и, напевая шаловливый мотивчик, направился вниз, игриво виляя полами плаща. Смена настроения была слишком резкой. Как можно изображать бегущих по лезвию бритвы и вдруг с ходу забыть осторожность? Этого Тимур не понял. Кое-как разогнулся, отряхнул колени изувеченных брюк и поплелся следом.

Большую часть нижнего помещения, скорее всего цеха, занимали широкие столы. Сверху глядели пустые корыта ламп дневного освещения. Витал затхлый дух химического склада. Пол оккупировала невообразимая свалка: штабеля заплесневелых валенок, мятые жестяные банки, бумага, рваный картон. Серый свет валился сквозь забеленные окна. Судя по гордому виду старика, это было место его обитания.

Спаситель широким жестом распахнул плащ и спросил:

– И шо вы себе думаете?

Тимур признался, что ничего не думает, потому что разучился это делать за последний час. И особенно не понял, почему надо было так бежать.

– А если темнец таки оказался, шо тогда?

– Кто-кто? – искренно не понял Тимур.

Старичок проигнорировал вопрос и, сощурившись, поинтересовался сам у себя:

– А который у вас час?

Выставив запястье, он обнаружил, что стекло наручных часов покрывает паутина трещин, а стрелки сбились на половину первого. Видимо, часы пострадали совсем недавно.

– Какая жалость! – Хозяин часов театрально заохал. – Позвольте сказать, шо меня таки звать Йежи. А вас?

Тимур назвался.

– Да? Вот так? Любопытно. Тогда позвольте спросить, нет?

– Валяйте…

– Зачем ты пришел сюда?

Тимур решил не заметить переход на «ты», все-таки человек старше на полвека, не меньше, и ответил приветливо:

– Контракт подписывал, тут наши поставщики офис снимают, возил бумажки с печатями.

– Что ты хочешь?

– Как раз об этом. Дурацкая история, но я заблудился. Помогите мне…

– Кто ты такой?

– Офисный менеджер, считаюсь белым воротничком, но гоняют, как обычного работягу. Так я…

– Ну и ладно… – Старичок присел на краешек стола. – Так шо тебе помочь?

– Где тут ближайший выход?

Йежи хлопнул себя по ляжкам:

– Как же ты здесь оказался?

– Друг привез, а сам куда-то подевался.

– И друг пропал? Ай-яй-яй! – Йежи кивал, как резиновая собачка. – А может, звонок другу, нет?



Простая мысль показалась прямо-таки откровением. Тимур сунул руку в карман и вспомнил, что новенький айфончик остался в куртке, которую сейчас носит Федор. Вместе с паспортом и пачкой пластиковых карточек. Выругавшись сквозь зубы, он похлопал по остальным карманам, что-то похожее на трубку болталось в нагрудном. Тимур извлек нокиевский слайдер: сигнал был. Набрал номер, свой естественно, прошел один гудок, второй, и телефон мирно разрядился.

– Шо, не работает, да? Ой-вэй! Кто бы мог подумать: чудо техники дало осечку! – Кажется, старый мерзавец издевался. – Так шо хочешь с меня?

Сослав бесполезную вещь в задний карман брюк, Тимур унял раздражение и сказал так громко и медленно, чтоб разобрал и глухой:

– Где тут выход к Обводному каналу, уважаемый? Хотя меня устроит любой.

– Выхода нет.

– Как? – Тимуру показалось, что он ослышался.

– Отсюда выхода нет. Не ясно?

– Что за бред?

Йежи уставился на Тимура, не мигая:

– Шо, ты не понял?

– Что?

– Шо попал. Это шо?

– Завод какой-то.

– «Завод какой-то»! – передразнил Йежи гримасой. – Вот, например, в этом цеху, знаешь что? Шили лучшие аэростаты. Ты представляешь, шо такое аэростат? Это такая махина, что ой-йой. А, между прочим, шили нежные пальчики дам с хорошим воспитанием, не иначе! Шоб стежок аккуратно ложился. А какой был материал! Просто сказка – легкий, прочный, тут где-то завалялся рулончик. Так могу уступить.

Последние сомнения растаяли: дедок был с крепким приветом, что не удивительно – живет на свалке, питается кое-как, свихнешься и не заметишь. С таким надо только лаской:

– Так что насчет выхода?

– История такая. – Йежи сцепил пальцы замочком. – Лет сто пятьдесят назад два умных еврея притворились немцами и сложили маленький гешефт в России, шоб делать калоши. И построили-таки Товарищество Русско-американское Резиновой Мануфактуры «Треугольник». Короче, «Т.Р.А.Р.М.». Дело пошло дай бог каждому. Скоро вся империя ходила в галошах «Треугольника». Потом пришли большевики, им тоже нужны были галоши, а все больше шины. Так что заводик стал «Красным Треугольником», был флагманом индустрии. Но капитализм вернулся, флагман сел на мель и разбился вдребезги. Все развалилось. Ты меня слушаешь?

– Да. И что?

– Так вот ты тут.

– Где?

– Ой, вэй! В «Красном Треугольнике». Поздравляю, нет?

– Это всё? – Тимур уже не сдерживал раздражение.

– Тебе мало?

– Было приятно, мне пора…

– Да? А минералки не осталось?

Повернулся Тимур слишком быстро:

– Как ты узнал, что у меня была вода?

– Шо тут знать? – Йежи воздел руки к потолку и предполагаемым за ним небесам. – Удивил! Положено. И паек. Так как?

Тут Тимур обратил внимание, что до сих пор намертво сжимает пакет: целлофан пообтерся, но от фатальных дыр устоял. Разжав затекшую пятерню, Тимур выудил из пакета первое, что попалось, и протянул бедному старичку герметичную запайку твердой копченой колбасы.

У того округлились глаза:

– Это шо, мне? Так даешь?

– Спасибо за помощь. – Тимур еще хотел скроить на лице дежурный «чииз», но как-то не покатило.

Йежи схватил нарезку трясущимися пальцами, обнюхал по-собачьи, погладил и спрятал в глубины одежек.

– Водицу торбнику продал, нет? – спросил, облизнувшись.

– Кому?

– Валютой взял?

– Нет, – как мог честно, соврал Тимур.

– Таки сохрани. Растапливать годится. Скажу, шо доллары горят лучше, они из тряпки, а в еврики красок напихали, голограммы всякие, фольга, так шо ими без толку, только дым.

Болтовня этого старика становилась уж больно мутной, а бред приемлем в небольших дозах. Тимур привык относиться к жизни просто и того же требовал от нее.

– Мне пора, рад был и все такое…

Йежи соскочил со стола:

– Можно-таки нескромный вопрос? Шо у тебя в карманах? Деньги не в счет.

Вопрос оказался неожиданно интересным. Раз Федор хозяйничает в его куртке, отчего бы не узнать содержимое кожанки? Друг ведь не обидится на такую шалость.

Личный досмотр выявил: швейцарский ножик, старенький ронсон, ключи от машины с брелоком и кое-какая вещица, которую он, нащупав, показывать не стал – просто так на всякий случай, пусть будет, как туз в рукаве. Зато предъявил жестяную коробочку со стеклышком, за которым проглядывала крохотная лампочка. Старинный гаджет заинтересовал Йежи. Крутанув выпирающие лепестки, он сдвинул рифленую пимпочку, и жестянка ожила.

– О! – почтительно протянул старик. – Эта вещь, понимаю. Таки может быть…

Что он хотел сказать, Тимур не дождался и попрятал чужое добро по карманам.

– Скажите, хоть в какую сторону ближайший выход?

Прежде болтливый, Йежи как воды в рот набрал, вроде задумался о чем-то, сдвинув крылья-брови.

– Ну и пес с тобой! Сам выберусь, – сорвался Тимур.

– Может быть…

– Что «может быть»?

– Если что, ищи их в Низких цехах.

– Заметано. Как тока – так сразу. Не волнуйтесь, все будет отлично.

– Отлично? Ой-вэй! Переживи-ка сначала Ночь.

– Сам не околей.

Йежи вдруг резво метнулся к простенку и толчком отворил шаткую дверцу:

– Убирайся.

40-й до Эры Резины

На улице обнаружилась новая неприятность: потемнело так, что и на пяти шагах не разобрать дороги, заводские стены маячили черными пятнами. Здорово похолодало, дождь лил, как заводной.

Укрывшись в развалинах под ржавым навесом, где оказалось неожиданно сухо, Тимур выглянул за отбитый край стены. Окружающее показалось знакомым: кажется, сюда он вышел из офиса «Надежды», только с другой стороны заводской развилки. Скорее всего старый придурок устроил цирк с беготней ради своего удовольствия, не было никакой опасности. Но спросить с него не получится: дверь норы Йежи, растворившись в серой мгле, потерялась из виду. Надо идти вперед, или хоть куда-нибудь, вот только никак не сделать первый шаг. Что-то удерживало Тимура в относительно безопасном месте. Слушая стук дождя по крыше, он стоял и прикидывал, какой получит нагоняй от шефа, с тоской поглядывал на измочаленные лакостовские ботиночки, с отвращением чувствовал, как остывает на спине пот, мечтал о горячей ванне с паром, но не шевелился, а всматривался и прислушивался.

Громадины корпусов плавно слились с наползающим вечером. Метнулась тень с горбом-шаром, в окне показалась костистая мордочка, заозиралась и пропала. Поблизости прошуршали торопливые шаги, словно пробежал ребенок… Среди ободранных камней бурлила тайная жизнь. Вилась кругами, словно принюхиваясь и выбирая добычу.

Пробрал озноб, Тимур заставил мозги шевелиться. Проще всего – храбро выйти из застенка и ломануться напрямую. Но это было совершенно невыполнимо: натолкнуться в темноте на свору бомжей – развлечение еще то. Вернуться и заночевать у Йежи выходило безумием: пробыть до утра в берлоге бродяги – потом неделю в ванне отмокать, а одежду сразу выбросить.

Все-таки он убедил себя, что бояться нечего, и выглянул. Впереди никого не было, во всяком случае, на быстрый взгляд. Стал подгонять тело, уговаривая: «давай, браток, топай», но даже ступню от земли не оторвал. Просто не мог сдвинуться, торчал как вкопанный, даже проверил, не приклеились ли подошвы к земле. Коленки поднимались, а вот шагнуть… Животный инстинкт приказывал не шевелиться.

Приступ случился без предупреждения. Голод скрутил кишки крутым узлом, захотелось не просто есть, а жрать, жрать остервенело. Из брюха с урчанием выскочил рык голодного слона. Организм требовал немедленно бросить в топку килограмм-другой белков и углеводов.

Тимур сел на корточки, выудил из мешка нарезку колбасы, разодрал запаянный край и стал пихать в рот ломтик за ломтиком, торопливо жуя и глотая недожеванное, но лишь распаляя голод. Чувство сытости не наступало, но Тмур упрямо жевал.

Тут он увидел, что движется человеческое существо. Оно шло сгорбившись, часто втягивая носом воздух и сопя. Верно, определило, откуда несет вкусным, уставилось на корытце из-под колбасы, присело на корточки, зачарованно разглядывая опустевший пластик. Полудурок казался вполне мирным, но совсем ку-ку: только вконец свихнувшийся бомж напялит на кумпол обрезок детского мячика, наденет резиновую накидку без рукавов, перетянутую медицинскими жгутами, как матрос пулеметными лентами, а голые до икр ноги обвяжет все теми же жгутами. На ступнях его по местной моде были вьетнамки.

Чучело облизнулось и приблизилось на полшажка. Даже в сумраке было заметно: белки его глаз отливают кобальтовой синевой.

Сегодня Тимур не был расположен к милосердию и социальной ответственности перед малоимущими, а потому схватил бетонный обломок и метнул существу в лоб. Бомж упал навзничь, но, не пикнув, тут же бойко вскочил и растворился в темноте. Как и не было.

Чувство голода пропало так же внезапно, как появилось. Заглянув в пакет, Тимур обнаружил лишь две запайки. В приступе обжорства он уничтожил три упаковки колбасы, две сыра и весь хлеб. Он облизал пальцы, насухо обтер их о погибшие штаны и смачно рыгнул. Теперь организм требовал напиться.

Сунувшись откупорить бутылочку воды, Тимур пожалел, что удачно продал ее. Потому что пить было нечего. Просто нечего. Из жидкости остался крошка-бутылек виски, но язык, как назло, требовал каплю обычной влаги. Под ногами приятно чернела лужа, на сырые кирпичи звонко капало, но пить было нечего. Нечего пить было! В ушах скандировал крик: «Пить! Пить! Пить!»

Теперь Тимур думал только о глотке чистой воды. Перед глазами всплыла упаковка хрустальной минералки, которую он отдал за штуку евро. А ведь сейчас медленно оторвал бы краешек целлофана, вынул бутыль, она бы мягко легла в ладонь, плотная, приятная, студеная, крышечку бы открутил, бутылку бы поднес ко рту, и потекла бы, родимая, в нутро. А как ее лакал урод с горбом! Его воду. Его чистую водицу…

Тимур щелкнул себя по носу, отгоняя воспоминания. Но пить все равно хотелось нестерпимо. Осталось одно: подставить ладони и ждать, пока в линии судьбы наберется лужица. Накопленную влагу он слизнул как святыню – во рту сразу появился химический привкус. Но это была вода. Кое-как приноровившись, утолил жажду. Можно было идти, но кругом он не видел ни зги.

Где-то вдалеке крикнули тревожно и протяжно, зов подхватили разными голосами, и он пронесся совсем близко. Тимур расслышал:

– Ночь спущена!

Клич пронесся над крышей и исчез в закоулках. Шуршал хилый дождик. Тишина оказалась крайне неприятной. Тимур решил, что не двинется с места: замерзнет, промокнет, простуду подхватит, что угодно, но в темень – ни шагу.

Ночь расположилась по-хозяйски. Над темными полотнами стен угадывались силуэты крыш в зареве городского света. Метрах в трехстах, ну, в полкилометре отсюда, текла нормальная жизнь: можно было сесть в такси, поехать по освещенной улице, завалиться в кафешку, позвонить ребятам или подруге, потупить за теликом. А Тимур сидел в развалинах мертвого завода и боялся шевельнуться. Невозможно поверить.

– В натуре, безумие! – согласился Тимур вслух.

В детстве он болел страхом темноты. Казалось, там, в черной вате, притаились. Стоит шагнуть, как неведомые твари примутся кружить под ногами, щекотать шею и дышать в щеки, вот-вот коснутся склизкими пальцами и заглянут в лицо… В темноте Тимур испытывал беспомощное отупение, но в семь лет он победил страх. Просто заставил себя подняться по темной лестнице, и все кончилось. Сейчас темнота взялась за старое. Как и тогда, Тимур услышал тюканье сердца в зубах. А еще ощутил, что поблизости прячутся. Кто-то ждет и готовится, выбирая удобный момент. Кто-то пришел за ним, в этом он почему-то не сомневался.

Тимур приказал себе встать.

Где-то поблизости раздался голосок, но скоро оборвался тоненькой стрункой. Что-то тяжко шлепнуло раз-другой, затихло. Послышался шорох, как будто тянули по песку куль.

– В цех волоки! – крикнули высоким голосом.

Теперь оно приближалось. Может, это темнец, которым пугал Йежи?

Загнав свой страх поглубже, Тимур медленно попятился к видневшейся дырке, если повезет – дверному проему. До него оставалось метра четыре, не больше, главное, не шуметь. Почти справился. Но под каблуком хрустнуло.

Ничего не произошло. Но Тимур почувствовал: пора улепетывать, как заяц, не оглядываясь. Он припустил. И сквозь грохот сердца услышал погоню. С Йежи бежал неизвестно от чего, а вот сейчас его на самом деле догоняли.

Метнувшись в пустой проем, Тимур разобрал лестницу и кинулся вверх. Не думал, что будет делать в следующую секунду и куда бежит, как спрячется или загонит себя в ловушку. Его гнал инстинкт, желание выжить, хотя шансов это сделать практически не было. Сзади нагло топали, тяжело, но проворно.

Почти на ощупь, Тимур выскочил на площадку и уткнулся в пустоту: гигантское помещение цеха было расчерчено тенями подпорок. Он заметался в поисках хоть какого-то укрытия или лазейки, но кругом было чистое пространство. Не спрятаться, не скрыться. Наугад рванул в сторону и уткнулся в простенок бытовки. Все, это конец, загнали в угол, деваться некуда, шорох разлетающегося мусора стремительно приближался. Внезапно тело само заставило Тимура пригнуться. Над темечком что-то просвистело, стукнулось об стенку и с глухим чмокающим звуком отлетело обратно.

И тогда Тимур выхватил спрятанный козырь, сжал в кулаке и, как мог далеко вперед, выкинул руку. Ощутив мягкий тычок, нажал пуск и стал давить не переставая. Голубые молнии разряжались с сухим хрустом.

Недолгая тишина закончилась звуком рухнувшего врага. Электрошокер Федора выручил. Теперь можно было убежать, спрятаться по-настоящему и дождаться утра. Измученное тело умоляло дать деру, но Тимур победил его. Нащупал в кармане ронсон, нажал педальку, турбопламя загудело пчелкой. Синий язычок освещал так слабо, что поверженного разглядеть не удалось. Тимур решился на крайнюю меру: вынул евро и хладнокровно поджег. Красочная бумага загорелась с праздничным треском, прибавляя света. Поднес валютную лучину, чтобы рассмотреть, кого же он вырубил.

На холмике сапожных стелек, свесив голову, скрючился некто маленького роста в резиновом плаще химзащиты и кожанке с костяными пуговицами. Рука его сжимала нечто вроде короткой палицы с торчащими штопорами. Что любопытно: от запястья к рукоятке тянулся резиновый жгут, чтобы палицу можно было кинуть и вернуть. Оружие казалось диким, и названия-то ему не было, кроме летальник, но для пробивания затылка хватило бы.

Тело не шевелилось. Тимур поднес догорающую купюру к лицу и разглядел, что победил женщину, скорее молоденькую девицу, довольно милую, хотя косметика и сережки ее не украшали, потому что их не было, а шрамов хватило бы на трех мужиков. Девочка, видимо, бойкая, так и норовила влезть куда не следует. Одно казалось странным: уж больно тихо отдыхала она от ударов электричества.

Бумажка догорела, прихватив пальцы. Ругнувшись, Тимур пожертвовал второй сотней, тронул девчонку за грязную шею и не нашел пульса. Нет, это невозможно. Бытовой шокер может привести к обмороку, но убить им практически нереально, только в редчайшем случае, если у несчастного стоит кардиостимулятор. Судя по лихому виду, со здоровьем у девицы было все в порядке, бегала она как лань. Тимур откинул рукав плаща и опять поискал у нее пульс. Как ни старался он уловить трепет вены, но под нежной кожей не ощущалось признаков жизни.

Третья сотня высветила неутешительную правду: только что им был убит человек, то есть женщина, молодая, хоть и дикая. Конечно, это была самооборона и все такое, но деваться некуда: счет открыт.

Что делать теперь? Звать на помощь поздно, да и некого. Тащить ее в отделение и сдаваться ментам, чтобы впаяли по полной, а потом сгинуть на зоне? Или бросить все, как есть, и бежать без оглядки? Стоит ли жизнь этой бомжихи расплаты его жизнью – устроенной и правильной, за которую положено столько сил, за которую Тимур бился, чтобы навсегда вырваться из спального района и от дружков, спившихся и побитых наркотой?

Внизу что-то зашуршало. Тимур вскинул бумажный факелочек. В темноте обрисовались мордочки, замазанные копотью, и голые телеса не толще скелетов, лишь на бедрах были покрышки. Сидя на четвереньках, существа преданно уставились на Тимура, как стая дворовых псин, сидели и… виновато улыбались. При блеклом свете евро белки их глаз цвели молодой зеленью. Бомжи оказались совсем уж диковинные, на улицах и в переходах таких не встретить. Тимур засмотрелся с некоторым интересом, не чувствуя опасности.

– Долю малую молим, пришлец лютый, – прошамкал зеленоглазый.

– Чего? – не понял Тимур.

Видимо, это сочли разрешением. Ближний шмыгнул к телу и ногтем ловко чиркнул по горлу. Тонкая красная линия пересекла шею девицы и вздулась багровой жижей.

Деньги потухли.

Когда Тимур сумел разжечь четвертую сотку, он увидел, что черномазые голыши аппетитно слизывают сгустки крови и жадно ковыряются в ране.

Его вывернуло прямо на ботинки, до дна очистив желудок. Один из едоков, оставив угощение, подполз на четвереньках, виновато осклабился и принялся жадно слизывать блевотину. В щербатую челюсть Тимур врезал ботинком. Стайка цветноглазых испуганно затихла, ожидая кары, но, видя, что продолжения расправы нет, подхватила падаль и поволокла в темноту. Летальник покорно тянулся за мертвой рукой, застрял, резиновый жгут напрягся, и дубинка, упорхнув в темноту, шлепнулась во что-то.

Пока догорала бумажка, Тимур выбрался из цеха. Внезапно его осенило, как можно найти дорогу. Он вспомнил, что научился неплохо летать, правда, во сне. Техника проста: оттолкнуться сильнее, поймать поток воздуха и управлять руками, как элеронами. С хорошего толчка можно пролететь метров сто, воздух плотный, как кисель, надо правильно лечь, поджать живот, не дышать, главное, забраться повыше. Для этого как раз подходил корпус, видневшийся через двор.

В лихорадочном возбуждении не считая этажи и сожженные деньги, Тимур одолел лестницу и выбрался на последнюю площадку, где и нашел, как нарочно для полета, высокое окно с широким подоконником. Отсюда он доберется до соседней крыши, потом – до следующей, а там, глядишь, окажется на Обводном.

Тимур уже закинул на подоконник ступню, радостно готовясь к взлету, когда что-то бренькнуло. На пол вывалилась связка ключей Федора. Бело-синий брелок сигнализации приветливо мигнул зеленым диодом.

Взглянув на ботинок у края окна, на дружелюбный брелок и опять на ботинок, Тимур с размаху залепил себе пощечину, крепко добавив по другой щеке. Холод пополз по спине, пальцам, ступням, остужая разгоряченный мозг. Тимур съехал на кафельный пол, поближе к брелоку. Под задницей хрустнул пластик – старая «Нокиа» превратилась в запчасти. Осколки полетели в окно, Тимур не отрывался от брелока: зеленый глазок подмигивал, как будто утешал и советовал не распускать нюни, мол, все уладится, брат.

И он поверил.

Собрался было раздавить бутылек виски, но передумал: впереди долгая ночь, надо иметь свежую голову, чтобы дожить до утра, чего бы это ни стоило, да хотя бы ради брелока или назло Йежи. Бутылек и остатки колбасы пристроились в обширном кармане кожанки.

Перебравшись в угол, Тимур сжался, притянув коленки, и выставил электрический меч, на котором осталось два деления. Главное, не заснуть, но шуметь, стараясь согреться, нельзя, неизвестно кого принесет нелегкая ночью. Стал вспоминать любимые фильмы, стараясь прислушиваться к тому, что происходит поблизости.

Ночь жила в странных звуках, доносящихся издалека.

Похлопав веками, Тимур приказал себе не спать.

39-й до Эры Резины

Кажется, где-то кричали. Тимур вздрогнул и прорвал пелену сна. Открыв глаза, он увидел муть пасмурного утра и шокер перед собой.

Крик приближался. Тимур напрягся. Эх, все-таки не уследил и провалился в сон! А ведь казалось, всю ночь не сомкнул глаз, так и просидел, держась у зыбкой границы сна. Все пялился, казалось, на лестницу, видел какие-то тени, потом оказался в рыбачьей лодке, тянул из воды полную сеть. Или вроде бы сидел под ветвистым деревом – и опять находил себя на кафельном полу. То вдруг видел смутный силуэт той, с которой расстался, но все еще не мог забыть. Кажется, она приходила, стояла молча, не стремясь помочь или утешить, и исчезала в зыбком приливе другого сна. Кажется, он даже улыбнулся такому приятному видению и крепче стиснул рукоятку шокера. Но все это было наваждением.

Крик стал яснее.

– Ночь ушла! – расслышал он.

Весть пролетела мимо окна и устремилась вдаль.

– С гребаным добрым утром, – нарочно вслух сказал Тимур. – Кофе с булочкой в постель.

Тело промерзло до полной нечувствительности, когда же он рискнул шелохнуться, то не справился с мышцами. Колени не желали разгибаться, а руки саднило и сводило, будто их засунули в крапиву. Пальцы не желали выпускать шокер. Что-то похожее испытывал, наверное, Железный Дровосек, когда совсем заржавел.

С огромным трудом Тимур встал. А потом, с огромным трудом и испытывая боль во всем теле, нагнулся, чтобы поднять брелок. Тимур присматривал за ним всю ночь: верный друг бодрствовал и утешал, пристроившись на полу. И теперь был бережно спрятан к деньгам.

Чтобы пережить мучительные страдания тела, Тимур оперся об оконный проем. Замер и посмотрел вниз. Внизу расстилались поля округлых крыш в лохмотьях ржавчины, похожие на улей с гигантскими ячейками. «Треугольник» строили раз и на века, его план был могуч и ясен: к длинным прямым корпусам примыкали узкие перемычки, соединяя все строения замкнутым радиусом. Даже отсюда было заметно, что завод похож на город, в котором есть кварталы, улицы и площади, расположенные по закону строгой пропорции и цели. В планомерно вытянутых двориках чувствовалась забота настоящего хозяина-творца. Немецкая логика указала цеха ставить так, чтобы с максимальной быстротой доставлять изделие к следующей обработке. Багрово-красные строения мертвого гиганта внушали неожиданное уважение и особое удовольствие, какое порой вызывает картина величественного упадка. Тимур невольно залюбовался и вдруг приметил за краем заводских крыш желтеющие дома на той стороне Обводного канала. И хоть затянутое тучами небо не пропускало солнца, сигнал пробуждения был подан.

Прорезался отдаленный гам машинных клаксонов, дребезжание тяжелых грузовиков, голоса радиостанций, визг трамваев и прочая какофония звуков, какие выплескивает проснувшийся город. Обычно раздражающий шум показался сейчас прекрасным. Вчерашний день, с беготней, трупами и приступом голода, виделся теперь заурядным кошмаром. Боль в мышцах утихла, Тимур сделал вывод, что ненароком впал во временное помешательство. Страх поблек, Тимур даже усмехнулся – до какой глупости дошел. Надо же, показалось, что убил шокером агрессивную бомжиху и вообще как ребенок заплутал в трех домах. А ведь надо всего-то пройти по большой заводской улице, которая непременно выведет уж если не на Обводный, то на Розенштейна или Старо-Петергофский.

Вынув пультик, он навел его в окно и отправил сигнал. Ответное пиканье «бомбы» услышать было невозможно, но мигающая кнопка подтвердила: сигнализация работает успешно. Значит, машина Федора на месте. Не без мстительного удовольствия Тимур подумал, что приятель наказал себя, поменявшись одеждой. Может, бедняге, даже пришлось спуститься в метро, ничего, пусть помучается, будет наукой.

От этих мыслей настроение резко пошло вверх. Откинув страхи, Тимур не мог понять, с чего это его переклинило: уже два года крепче коньяка ничего не употреблял.

– Пришлец лютый месреза отпустил! – вдруг заорали где-то за крышами.

Тимуру не было дела до местных странностей, пора на работу. Наверное, уже восьмой час, только и успеть встать под душ и переодеться.

Крик разлетался по дворам и закоулкам завода все дальше.

И тут в нижнюю челюсть Тимура словно всадили гвоздь, садистски провернув раз-другой. Тимур застонал и схватился за больное место. Недолеченный зуб мстил за ночевку на холоде, принявшись зудеть и напоминать о том, как ему плохо. Чтобы дотерпеть до дома, требовалось немедленное тепло. Тимур стянул шарф Федора, после трех попыток замотал челюсть, но вместе с головой: получился шерстяной хиджаб. На улице так не походишь, любой патрульный заставит вывернуть карманы, но до машины добраться – сойдет. Не обращая внимания на капризы зуба, Тимур покинул ночное убежище в отличном настроении.

В темноте он не мог вчера увидеть, куда именно спрятался, но теперь, осмотрев дворик между цехами, нашел все те же следы разрухи, высаженные окна и раздробленный кирпич. Выход вел через полукруглую каменную арку, на которую опирался меньший корпус.

– Тимур! – позвал негромкий голос.

Он не испугался, а удивленно осмотрелся – кто может звать его в пустом дворе, может, Федор объявился? Живых среди каменных развалов не замечалось. Не слуховая же галлюцинация, в конце концов.

– Тут я! – опять сообщил невидимка.

Это становилось неприятным. Слишком много дел, чтобы играть в прятки. Тимур, не оглядываясь, отправился к арке.

– Куда, ты? Здесь я!

Один из больших камней зашевелился, открывая довольно худого человека, в летной куртке и очках сварщика на лбу, над которым пышно кустилась кудряво-черная шевелюра. Фокус объяснился просто – незнакомец прикрылся плащом под узор камней, искусство маскировки, не более.

Присмотревшись, Тимур не смог понять: знаком этот тип или нет. Может, где-то встречались? Рядового бомжа тот явно превосходил.

– Куда делся, тебя все ищут, – тревожно-громко прошептал курчавый.

– Ищут меня?

– Чингиз разослал всех, уж думали, Темнец тебя достал, тогда совсем плохо, глас что-то странное доносит, дескать, пришлец какой-то лютый явился, да и вообще, пока тебя не было, ситуация резко ухудшилась. Чингиз сказал, что надо очень, понимаешь – очень, торопиться, все тебя ждут, а тебя нет… А я Чингизу говорю, наверное, он след учуял, решил выждать Ночь, давай, говорю, утром покараулю, он любил, говорю, раньше в цеху Полетов схорониться, там-то тебя искать бесполезняк, понимаю, так я на выходе решил побыть. Чингиз разрешил. И вот ты тут, молодец, а что, плащ не нашел?

Выслушав торопливый бред, Тимур решил виду не показывать: скорее всего обитают тут не только бомжи, но и сумасшедшие, клиники закрыли, вот они и подались сюда, среди руин веселее. Оставалось неясно, откуда ненормальный знает его.

– Где выход? – спросил Тимур и дружелюбно улыбнулся.

Шизик, кажется, обиделся:

– Ты что, проверяешь меня? Это же я, Мик!

– Так, где выход?

Тип с нежным имечком «Мик» и ростом под два метра надул губы и пробурчал:

– Ищем всегда, отыщем с победой. Теперь доволен?

– Спасибо, – вежливо поблагодарил Тимур, убедившись в правильном диагнозе: совсем идиот. – Пойду я, дел много, всего тебе доброго.

– Пойдешь? – удивился Мик до такой степени, что даже рот открыл. – Куда пойдешь? Ты, Тимур, наверное от перехода утомился. Вот-вот… Я не обижаюсь… Давай рюкзак, помогу донести.

Зуб опять прихватил, и Тимур плотнее затянул шарф на челюсти. Хуже было другое: в бреде субъекта появилась еле уловимая логика. И от этого стало тревожно, словно смутное подозрение, не дородившись мыслью, выползало из глубин, неуверенно царапая. Тимур решился попробовать его на прочность:

– Рюкзак остался у Федора.

– Да ты что? – Мик хлопнул себя по ляжкам. – Весь рюкзак?! Вот уж беда так беда. Все, пропали. Что Чингиз скажет? Даже не знаю… Столько надежд… Как это случилось?

– Я его не нашел, – сказал Тимур уклончиво.

– То есть хочешь сказать?.. – Мик закрыл рот ладошкой, словно страшась исторгнуть кощунство. – Ты прошел… А проводник…

Тимур изобразил неопределенный жест.

– И рюкзак с ним?

– Скорее всего.

– Ну вот, пришла беда, откуда не ждали. Что теперь делать?

Тимур не знал ответа не только для Мика, но и для себя.

– Как говорит Батый: слезы лить – только воду изводить. – Мик запахнул плащ, растворившись в кирпичной среде, голова его, как в балаганном фокусе, повисла в воздухе. – Я в цех, обрадую Чингиза. Ты дуй следом, надо решать, что делать. Пусть Чингиз голову ломает.

Накинув капюшон, Мик снова стал совершенно невидимым и стремительно выскочил в арку.

Одна малоприятная подробность прояснилась наверняка: Федор зачем-то якшался с этим сумасшедшим и, судя по всему, с целой бандой психов, везя им рюкзак, набитый какими-то очень ценными вещами. Может, таблетками? И топор приготовил, чтобы не скучали без дела. Допустим, это имело какое-то разумное объяснение. Но для чего понадобилось втягивать его, Тимура? Взял бы сам, да и привез в любое время, а то выдумал целую историю про выгодного поставщика. Нет, про это не выдумал, откат мирно почивал в кармане рядом с контрактом. Тогда зачем Федьке понадобилось тащить рюкзак?

Ругнув себя, что тратит драгоценное время на всякую чушь, Тимур направился к арке. Но как только вступил под свод, откуда ни возьмись, под ноги метнулась тень и замерла, подставив спину в рабском поклоне.

– Пришлец лютый, помилуй! – На Тимура почтительно уставилась мордочка с ярко-голубыми белками глаз. Этот смахивал до неприличия на вчерашнего любителя колбасы, угощенного кирпичом, и, кажется, странное слово «пришлец» перепоясанный бомж обращал именно к нему. Других адресатов не имелось.

– Как ты сказал? – переспросил Тимур.

– Пришлец лютый, дозволь поведать?

И этот идиот. Не будет же нормальный бродяга бухаться на колени и носить вьетнамки осенью.

– Чего надо? – неласково спросил Тимур.

– Место тебе назначено, – важным тоном ответил синеглазый.

– Вали отсюда, пока цел…

– Не серчай, пришлец лютый! – Бомжара с размаху хлопнулся лбом об асфальт. – Честь большая, тебя просят. Прислан дорогу указать.

– И кто же меня хочет видеть?

– Честь большая, не гневайся.

Парень с опаской посматривал снизу вверх, отчего его худая мордочка вытянулась в щучий оскал. Угостить бы посланца в челюсть ногой и отправиться своей дорогой, но любопытство часто берет верх над разумом, захотелось узнать, кто же приглашает на встречу. Серым утром чувство опасности притупилось и не давало о себе знать, а скрытый шокер прибавлял храбрости.

– За мной следуй, пришлец. Изволишь?

– Хрен с тобой. Но потом покажешь ближайший выход. Усек?

– Как изволишь, пришлец.

– Эй, что за дурацкий «пришлец»?

– Так ведь ты пришлец и есть… как же иначе.

– Меня называют Тимур.

Провожатый вздрогнул, спрятал на груди трясущуюся лапку и, выпучив синие зенки, проблеял:

– Не серчай, не признал, послали меня.

– Нужен ты мне больно. Самого как звать?

– Лизнецы мы. – В голосе его послышалось что-то вроде гордости. – Разве Тимур не знает?

– Кого и куда ты лизнец, это твое личное дело. Звать-то так? Имя свое помнишь?

– Лизнецы мы…

Тимур пожалел, что начал прения с умалишенным. Переступил через согбенную спину и предоставил лизнецу обогнать его, указывая курс. Чудик в резиновой безрукавке забежал вперед и, согнувшись, указал ручками, куда гостю следовало добропожаловать. Во рту у парня появилась продолговатая трубочка черного вещества, которую тот жевал, причмокивая. Тимура уже ничего не удивляло, даже если бы этот жалкий тип разделся догола и полез на стену.

Минули одну арку, за ней – другую, рядом с третьей лизнец согнулся чуть не до земли и сообщил:

– Место назначенное.

Следовало понимать, что Тимуру полагается войти в очередной цеховой дворик.

Посреди него виднелось одноэтажное строение с разобранной крышей. Может, трансформаторная будка или мелкий склад, да что угодно. Домишко покрылся диким кустарником, тянувшимся с холмов строительной помойки. Окружающие стены в три этажа были густо прорежены окнами с множеством дырок в стеклоблоках. Тишина и покой царили в уютном местечке.

Осмотревшись, Тимур так и не нашел, кому понадобился. Никто не спешил навстречу. Может, Йежи опять пошутил? Наверняка, больше некому.

Мысленно подбирая достойную кару старому бомжу, Тимур повернул к арке и обнаружил полное исчезновение лизнеца. Его место заняли два персонажа, возбуждавшие интерес, несмотря на схожесть одежки. Каждый из них имел за плечами плащ химзащиты приятно-болотного цвета, тело прикрывал резиновый кожух, перехваченный крест-накрест ремнями, далее располагались штаны, казавшиеся плотными, концы которых были заправлены в здоровенные сапоги, а колени прикрыты кусками автомобильных шин. Разглядеть лиц не представлялось возможным потому, что головы наглухо обтягивали старые лётные шлемы, а глаза – закопченные очки, вроде слесарных. Но совсем неигрушечные предметы сжимали резиновые перчатки электриков.

Тот, кто был слева, оперся в асфальт металлической трубой, с двумя рядами ручных гантелей, торчащих, словно восьмиконечный якорь. Этот предмет так и хотелось назвать шестогант. А вот другой вертел деревянным черенком с насаженной шестерней, в которую косичками вделали цепи с мелкими шестеренками на концах. Тимур успел подумать, что хорошо бы назвать это орудие цепопик. Невольным движением Тимур показал, что собирается прорвать их ряды. Шестогант с цепопиком нацелились на отражение любой атаки, а уж такой хилой – тем более. Бойцы не проявляли агрессивность. Просто указывали, что надо обернуться…

Тимур бесстрашно показал им спину.

На вершинке мусорной кучи восседало довольно объемное тело, затянутое в ту же резину, ремни, штаны и сапоги с галошами. Вот только шлем и слесарные стекляшки не скрывали одутловатое лицо и всклоченные волосы. В таком возрасте, на взгляд Тимура – хорошо за сорок, украшения в виде мешков под глазами не выглядело аморальными. Даже у женщины. Это, без сомнений, была женщина в зрелом возрасте. Резиновый жакет указывал размер груди не меньше четвертого.

– Прости, что послал лизнеца. Не знал, что ты. С пришлецом попутал, – сказала она усталым голосом. – Темнец наказал их брать.

Тимур молча кивнул, не понимая, зачем дама говорила о себе в мужском роде. Поза ее выражала скрытое достоинство, если не властность. Возможно, так показалось потому, что опиралась она о палицу с торчащими кувалдами и резиновыми трубками между ними, ни дать ни взять – молотильник, так что могла послужить моделью для «витязя на распутье».

– Позволь спросить, раз повстречались?

Тимур изъявил согласие.

– Зачем тебе понадобился Мурьетта?

Происходящее становилось все более похожим на спектакль в исполнении бродячей труппы сумасшедшего дома, но, помня про цепопик и шестогант в тылу, Тимур счел за лучшее подыграть, заодно проявив чудеса догадливости. Он понял: спрашивают о ночной охотнице.

– Так вышло.

– Решил вернуться в наш цех?

– Пока нет.

– Он теперь должен занять место Мурьетты.

Сейчас Тимура устроил бы любой вариант, лишь бы скорее оказаться на Обводном. Он был готов вступить хоть в пионеры, а не только в цех. И потому решился на блеф:

– Да, знаю.

– В самом деле, готов прийти к нам?

– Скажем так: думал.

– Думал? – Женщина с молотильником удивленно подняла брови. – О чем ты?

– То есть на каких условиях.

– Разве тебе не известно?

– Хочу услышать от… тебя. Еще раз. Мог упустить какие-то важные детали.

Грозная дама стиснула вершок молотильника и очень вежливо спросила:

– Тимур, я готов повторить тебе условие столько раз, сколько захочешь. Но почему скрываешь лицо? Разве я не открыт перед тобой. Зачем прячешься?

Большой опыт уличных стычек, когда врага лучше запугать и обмануть, чем использовать силу, не оставлял надежды: хитрость провалилась. Пора было идти ва-банк. Он развязал шарф, подставляя ветерку щеку с нывшим зубом.

Женщина улыбнулась:

– Тебя зовут Тимур?

Отпираться не стал.

– Жалко, лизнец спутал… – добродушно сообщила она. – Так это ты, пришлец лютый?

– Видимо, да…

– И ты справился с Мурьеттой?

– Это была самооборона. Она напала первой. Я просто защищался.

– Тебе не в чем оправдываться, победил сильного врага. Гордись. Ты везучий и сильный, хотя по виду и не скажешь… Можешь называть меня Вито.

– Я не знал, что…

– Но позволь спросить: как голыми руками смог одолеть Мурьетту? То был лучший месрез.

Кем считалась погибшая девица, теперь уже наверняка – погибшая, Тимур не понял, а переспрашивать было не с руки, мало ли что придумают больные люди. Главное: стучать в ментовку она явно не собиралась.

– В армии прошел курс спецподготовки, – на всякий случай соврал Тимур и добавил: – Разведрота спецназа ВДВ, Хабаровская дивизия.

Ничего более страшного выдумать не смог, но храбрые ребята сзади не дрогнули, Тимур присматривал за ними краем глаза. Зато на Вито произвел нужное впечатление.

– Мурьетте повезло, его отпустил достойный враг, это хорошо, – без тени печали сказал она. – Но позволь спросить, почему не взял летальник?

– Мне не надо её… его оружия, у меня оружие повсюду. – Тимур широким жестом обвел дворик. Чувствовал, что зарывается, но не мог остановиться.

– Достойно! – Вито склонила взлохмаченную голову. – В таком случае мое предложение в силе.

– Я подумаю…

– По закону отпустивший месреза занимает его место в цеху.

Любопытно, что Вито избегает слова «убить», откуда у сумасшедших такие причуды?

– А если не соглашусь?

– Тогда должен доказать, что имеешь на это право. Готов?

Прикинув шансы, Тимур не нашел даже захудалого: шокер для цепопика с шестогантом – просто игрушка.

– Согласен, но мне надо вернуться в город по важному делу, и тогда…

– Выхода нет, – равнодушно проговорила Вито.

– То есть? Что значит нет?

– Твоя жизнь изменилась навсегда. Прежняя закончилась. Считай, что ты умер. И родился заново. Все, что происходит – на самом деле. Не сон, не галлюцинация. Все по-настоящему. Из Треугольника выхода нет. Потому что его нет. Тебе достаточно?

– Простите, Вито, это бред. Город через несколько стен, и…

– То, что ты называл городом и привычной жизнью, находится поблизости. Но туда ты не попадешь никогда. Потому что там – Далёко. А ты здесь. Ты в Треугольнике, хотя мы называем Внутри. Обратно дороги нет: ни по крышам, ни через стены, ни под землей, ни хитростью, ни умом. Не трать силы напрасно.

Не собираясь наступать на вчерашние грабли, Тимур медленно выдохнул и даже изобразил деловой «чииз»:

– В таком случае у меня вопрос: как может быть?..

– У пришлеца всегда много вопросов, – оборвала Вито. – От него зависит, на какие успеет найти ответы. Глупые пришлецы узнают мало потому, что их быстро отпускают. Но ведь ты умный? Попробуй жить. И тогда сделаешь много открытий, может быть, удивительных. Что ответишь?

Сосчитав про себя до пяти и убедившись, кто сумасшедший, Тимур сказал:

– Заметано, принимайте в команду.

Вито жирно улыбнулась:

– Чтобы быть принятым в цех, пришлец должен выполнить три условия. Во-первых, заплатить…

– Сколько?

– Плата обычная…

– Евро возьмете?

– Упаковка колбасы.

Он готов был поддержать шутку, но, глянув на даму, обнаружил: это на полном серьезе. За деньги у них – колбаса? Отлично. Жаль – не камешки.

Вытащив предпоследнюю запайку, Тимур вежливо протянул ее Вито. Та стремительно кинулась, вырвала упаковку из его руки, прижалась к целлофану носом, сладострастно охнула, но, словно застеснявшись, скроила жуткую личину и запрятала еду в тайниках плаща.

– Плата принята! – торжественно объявила она.

– Что теперь?

– Ответы.

– Легко.

– Зачем пришел сюда?

– Договор с подрядчиками.

– Какой?

– Секрет фирмы.

– Кем был в Далёке?

– Менеджером.

– Каким?

– Самого среднего звена, само собой.

– Где?

– В банке. Что-нибудь еще?

Тимур буквально кожей ощутил, что ляпнул что-то не то. Вито, до сих пор непринужденно поигрывая рукояткой молотильника, вдруг напряглась и уставилась недобрым взглядом. И тут от страха и отчаяния его прорвало. Тимур заорал во всю глотку:

– Образование не интересует? Диплом? Опыт работы? Справку Два-НДФЛ не надо? А то я сбегаю…

– Пришлец-то и вправду лютый, – с довольным видом сообщила Вито. – Хорошо, что ты не презренный мозак.

Тимур был полностью согласен, хотя понятия не имел, кто они такие.

– Остается последнее, самое легкое, – продолжила она.

– Давайте уж скорее…

– А все готово.

На расстоянии удара изготовился хозяин цепопика, кованые косички нетерпеливо кружились, шестеренки хищно звякали.

– Выбери любое оружие, – доброжелательно предложила дама. – Клайд будет честно ждать.

Искать Тимур не собирался, а нагло тянул время. С задумчивым видом подошел к мусорной куче, высматривая путь отступления. Как назло, дверей на первых этажах не имелось, а подскакивать до железной лестницы, свисавшей на хлипких петлях, он не рискнул. Поединка было не избежать. Он подобрал трубу с рогатым концом и с тоской отправился на ристалище.

Вскинув руку, Вито свистнула:

– Лей-не-жалей!

Противник был и тут же исчез, подпрыгнув с ровного места на три роста. Будто в замедленной съемке, Тимур следил за его приближением, видел, как замахнулся цепопик, плавно изгибаясь, летит к голове. Последнее, что заметил: стремительно растущая шестеренка.

Темнота.

Разжав веки, узрел на фоне серого неба статую: Вито возвышается, попирая облака. Кажется, еще и давит ему на грудь пяткой.

– Пришлец устоял! – услышал он глухо, словно через стену. – В топку его.

38-й до Эры Резины

Темнота жала, душила, лишая сил, как клейкий сироп. Неужто его закатали в асфальт живьем? Лихорадочно глотая омерзительно-теплый воздух, Тимур смог унять этот страх. Но тут же накатил другой: что он спеленут по рукам и ногам, забит в гроб. Тимур судорожно дернулся, ощутил, что совершенно свободен, только лежит на чем-то твердом. Но где он? Может, помер? Вокруг кромешная тьма и ничего более. Ад? Нет, для места мучений грешников слишком тихо.

В полной темноте человек теряет ощущение верха и низа. Тимуру казалось, что если шевельнется, то свалится в пропасть или взлетит надутым шаром. Пребывать в таком состоянии долго невозможно, и так скромные остатки разума рассыпятся окончательно. Сойти с ума в полной темноте, должно быть, довольно скучно.

Уперев локти в твердое, он приподнялся, не зная, что за этим последует. Случилось полное ничего. Тогда Тимур осторожно вскинул ногу и уронил. Раздался глухой «бом», как в железной бочке.

В дальнем углу, если во тьме есть дальний угол, что-то зашебуршало, и тихий голос спросил:

– Здесь кто-то есть?

– Я, – произнес Тимур, прислушиваясь к ватному эху, и добавил: – Есть. Кажется…

– Вы где? – опять спросил кто-то, наверняка не эхо.

– Тут, – ответил Тимур, потому что не знал, где именно.

– Вы считайте, я подползу на звук.

– Что считать? – Голова Тимура работала с перебоями.

– Да хоть натуральный ряд…

– Кого?

– Один, два и так далее…

– Один, два… три… – напрягшись, выдавил Тимур, но дальше пошло легче.

На счет «семь» кто-то тронул его за колено.

– Нашел! – прошептали из темноты. – Здравствуйте.

Тимур промычал что-то.

– Вы не против, если я сяду к вам плотнее? Все равно ничего не видно, а говорить надо тише, могут услышать…

Сейчас Тимур был согласен на все и только спросил:

– Где мы?

– В топке, конечно.

– Все-таки в аду?

– Это настоящая топка для пережигания золы.

– Зачем?

– Чтобы добавлять в резину, от этого она становится черной и крепкой. Между прочим, главный секрет дореволюционного «Треугольника». Если выберемся отсюда, во что я уже не верю, будете чумазым, как из печки. Здесь слой гари в палец толщиной.

Простые слова придали бодрости. Резво взяв себя в руки, Тимур встряхнул мозгами, отчего их затопила еще более сильная, чем зубная, боль, но это было пустяком. Зато снова нашел себя.

– Меня Димой зовут, а вас?

Тимур назвался.

– Познакомились, – сообщил Дима из темноты. – Как вы сюда попали?

– Приехал заключить выгодный контракт.

Послышался тихий вздох:

– И я клюнул на глупейшую приманку. Наша компания отхватила заказ на программное обеспечение для какого-то министерства, и шеф на радости согласился поменять компьютеры…

– Нашли в сети ООО «Надежда» с таким офигительным предложением, что невозможно было не приехать? И еще откат обещали?

– Почти верно, – печально согласился Дима. – Только про откат я не понял, а фирма называлась ООО «Возможность».

А ведь Федор рассказывал, что полезная контора часто меняет название. Все просто: под разными вывесками заманивают доверчивых лохов, дают денег, а потом… Что «потом» – не понятно. Смысла во всем этом не было ни на грош. Если бы хотели убить, ограбить или заставить переписать квартиру, то он давно бы разлагался под слоем мусора на городской свалке. Все, что происходило вторые сутки, не поддавалось нормальному объяснению.

– Вы сколько в Треугольнике? – спросил Дима, словно извиняясь.

– Со вчерашнего утра… Кажется…

– Так это вы пришлец лютый?

– Откуда эта идиотская кличка?

– Так ведь глас был…

– Какой, на фиг, глас? – Тимур почувствовал, как его захлестывает волна здорового бешенства. – Какой пришлец? Что за бред собачий?! Что за хрень?! Твою мать!

Ругаться в кромешной тьме оказалось муторно: непонятно – кричишь вслух или про себя, эхо мешает.

– Простите, не хотел вас обидеть, – подал голос воспитанный парень. – Но лучше не кричать, могут услышать и прийти раньше срока.

– Кто?

– Месрезы.

– Это банда сумасшедшей лесбиянки, которая называет себя Вито и говорит, словно мужик? Или её напарнички, один, значит, Клайд, а второй, неужто Бонни?

– Извините, мне кажется, вы еще ничего не знаете…

– Не знаю, – решительно согласился Тимур. – И, честно говоря, знать не хочу. Меня интересует только одно…

– Выхода нет, – перебил невидимка. – Извините, его действительно нет.

– Дима, вы кто по профессии?

– Математик, то есть занимаюсь программированием систем…

– Короче, человек рациональный, не придурок обдолбаный. Тогда объясни, Дима, как может быть, что в разрушенный завод, под боком у центра города, можно попасть, а выйти из него нельзя? Пусть стада бомжей и сумасшедших поверили, им все равно, но ты как на это повелся?

Ответа не последовало, Дима помалкивал.

– Эй, напарник. – Тимур вслепую ткнул куда-то в область его бока. – Ты жив?

– Я все время об этом думал, – тихо ответили из тьмы.

– О чем?

– Как такое возможно.

– И много надумал?

– Появление территории, в которую можно попасть, но выйти нельзя, в принципе не противоречит фундаментальным законам физики… Если рассматривать «Красный Треугольник» как черную дыру, но не в астрономическом смысле особой формы материи, которая затягивает свет и не выпускает из себя никакие волны, и даже может менять пространственно-временной континуум…

– Старик, заканчивай лекцию, и так тошно.

– Извините, давно не с кем было поговорить… Так вот, я сделал кое-какие прикидки, и получается довольно простая математическая система, которая…

– Значит, в административной границе города Санкт-Петербурга появилась черная дыра? С чего вдруг?

– На это вопрос ответ в принципе невозможен.

– Мне плевать на твои принципы! – Тимур повернулся к Диме, но темнота уничтожила эффект. – Как отсюда выбраться, умник?

– Я попал в Треугольник, наверное, больше десяти ночей назад, точно не знаю, часы разбились, а телефон потерял. – Теперь Дима говорил жестко и уверенно. – Я пытался найти выход среди цехов и улиц. Я прятался, выживал и все время стремился найти выход. Забирался на крыши и пробирался по ним – бесполезно. Нашел старые подвалы, определил направление, но все равно никуда не вышел. Я искал решение этой задачи, как никакой другой. А у меня, между прочим, красный диплом, и мои работы считаются образцом математических решений! Доступно излагаю?!

Хоть и темно, но Тимур понял, что парень сильно разволновался, не следовало затевать драку, когда результат непредсказуем.

– Не кипятись, – примирительно попросил он. – Может, тут избушка на курьих ножках водится? Ведьмы с лешими? Русалки на ветвях не сидят?

– Почему вы мне не верите?

– Я себе не верю.

– Но факты…

– Какие факты? – Тимуру меньше всего хотелось получить доказательства странного чувства, которое старательно глушил, а оно упрямо просилось наружу.

– Разве вы не заметили, как странно здесь одеты люди…

– Это бомжи, что ли?

– …как необычно ведут себя и говорят? А знаете почему? Потому что они живут нормально для Треугольника, только так, как здесь можно выжить.

– Слизывать кровь с трупа тут считается нормальным?

Димка вежливо хмыкнул:

– Наверное, видели голышей с покрышками на бедрах? Это лужники.

– Они вампиры?

– Они голодны. В Треугольнике главное богатство – вода и пища. Воду собирают, когда идет дождь. А едой может быть все, чем можно питаться, особенно Теплой Водицей, она сытная.

– Что?

– Ну так здесь называют кровь…

Тимуру привиделось, как мерзкие существа расправляются с Мурьеттой, и рвотный комок снова подкатил к горлу. Тимур глубоко задышал, видение отступило.

– А колбаса тут вместо денег? Копченая – валюта, а вареная по какому курсу?

Раздался звук, будто кто-то голодно облизнулся, но Тимура это мало взволновало:

– А что означают все эти лужники, месрезы, лизнецы, мозаки какие-то…

– Извините, я не знаю точно. – Дима выпустил пар и теперь снова стал застенчивым юношей, судя по голосу. – Тут много кого собралось. Есть, например, гласники, глабы есть, да мало ли кто. Но больше всего живцов – у них нет своего цеха, выживают сами по себе, как смогут. Стараются быть незаметными, и глаза у них серые, потому что пыль едят. А вот лужники, кажется, самые презираемые, пьют воду из луж, отчего белки их глаз позеленели, сами понимаете: бывшее производство, в почве много отходов меди. Лизнецы, это что-то вроде цеха прислужников, только они жуют резину, чтобы не чувствовать голода. От этого их белки синеют.

– А месрезы?

– Охотники. Их очень мало.

– Кого ловят?

– Всех, кого найдут. Когда глас объявит Ночь.

– Глас – это крики, которые я слышал?

– Да, его несут гласники, но их мало кто видит, очень скрытные. Зато все слышат.

– И все эти полудурки – обычные люди?

– Самые настоящие, из плоти и крови.

– Слышал про каких-то темнецов, а это кто?

– Не знаю, – слишком резво ответил Дима, будто не хотел касаться неприятной темы.

Молчание повисло в темноте. Тимур старался поверить, но сознание яростно сопротивлялось, этого не могло быть потому, что не могло быть никогда. Он просто приехал за контрактом, его подвез хороший приятель Федор, пусть даже и пропавший, а этот – в темноте рядом с ним – местный сумасшедший, они часто строят такие красивые теории, что начинаешь верить. Ну, конечно, так и есть. Только нельзя ни в коем случае показывать, что разгадал хитрость.

– Зачем же месрезы нас держат? – аккуратно спросил Тимур.

– Вот это странно. Понимаете, они никогда не отпускают свою жертву, ой, простите, я имел в виду, здесь не принято говорить «убивать»…

– Уже понял.

– Так вот, месрезы только оглушают и забирают Теплу Водицу, причем делают это сразу и только Ночью. Они никогда не берут в плен. Меня поймали при свете и засунули сюда. К сожалению, не знаю, как давно. А вас?

– Тоже… Там сейчас утро.

– Вот видите, как странно.

– Может, потому, что они называли меня пришлецом?

– Пришлецом называли потому, что для местных – вы новенький, еще не стали никем.

– А кем же можно?

– Это решать Треугольнику.

– Ты, брат, на кого уже выучился?

– Только пришлец… Извините, случайно не найдется кусочка еды?

– И выхода отсюда нет? – Тимур не собирался отдавать последнюю колбасу первому встречному в темноте.

– Это так. – Дима охнул совсем по-бабьи.

– И что же делать?

– Просто жить. Поверьте, это уже подвиг.

Безумия более чем достаточно, понял Тимур. Он не намерен отдавать свою Теплу Водицу, не будет глотать из луж или жевать резину и тем более охотиться по ночам, он собирается быть самым лучшим из возможных вариантов – самим собой. Так что пора выбираться, тем более что зуб в темноте присмирел, наверное, испугался. И головная боль отступила.

Тимур бесполезно поглядел по сторонам и спросил:

– Не проверял, как отсюда вылезти?

– Вот там… ой, вы же не видите, что-то вроде стыка. Может быть, дверца выпускного отверстия. Но без света не определить.

Без надежды, похлопав по карманам, Тимур обнаружил, что месрезы благородные бандиты: вещи не тронули. Нащупав продолговатую коробочку, покрутил металлические лепестки с ржавым треском и, с надеждой замерев, щелкнул пимпочкой. Хилый лучик, утонув в темноте, уперся в худющую физиономию, которую украшали треснувшие круглые очки. Владелец их крепко зажмурился, отчего стал похож на смешного утенка – трогательного и беззащитного. Рассчитывать на помощь такого ботаника не приходилось, настоящий Дохлик, что тут говорить.

– Ух ты! – все еще жмурясь, воскликнул Дохлик. – У вас свет! Просто чудо. В Треугольнике нет электричества.

– Как нет?

– Совсем нет. Отрубили, как и воду. Зачем ток на мертвом заводе?

– Показывай выход.

Фонарик пробивался из последних сил. Ползли на коленках, стараясь не шуметь, выходило медленно, пришлось делать остановку и снова заряжать ручной аккумулятор. Наконец, желтый кружок света нащупал вертикальную стенку: добрались до предела котла.

Дохлик принялся шарить в черном иле и вправду покрывшем дно, замер и возбужденно прошептал:

– Нашел!

Посветив в черноту, где виднелась ладонь парня, Тимур разглядел только копоть.

– Не перепутал?

– Надо расчистить… Я постараюсь…

Черная грязь от давности стала вязкой и неподатливой. Дохлик распыхтелся, освобождая еле заметный контур заглушки. Тимур освещал, экономя силы, пока в полу обрисовался круглый стык. Не выпуская фонарик, поднялся, сколько дала труба, уперся плечами и со всей силы саданул пяткой. Стальной кожух оказался не хуже колокола, волна пробрала до печенок, но дверца не шелохнулась.

Пленники затаились. Снаружи было тихо. Неужто месрезы беспечно оставили котел без караула?

– Хватит, – испуганно попросил Дохлик. – Они обязательно услышат.

– Боишься, что отпустят?

– Как вам сказать…

– Не дрейфь, брат, скоро будешь заплетать синус в косинус дома. – Тимур бодрился, но не был уверен в успехе: створку могли держать винты или просто заварить снаружи. Передав фонарик Дохлику, он вытащил оружие швейцарских офицеров и открыл самое длинное лезвие.

Щель была очень узкая, нож пропихивался еле-еле. Но все-таки двигался. Вдруг лезвие уперлось намертво. Тимур осторожно потыкал, пока не попал в пустоту – щеколда нашлась, оставалось самое трудное. Фонарик у Дохлика в руках ходил ходуном.

Половчее ухватив рукоятку ножа, Тимур постарался не думать, как швейцарская сталь выдержит, выбрал правильное направление наугад, притиснул лезвие к краю щеколды и надавил что было сил. Рукоятка врезалась в ладонь, металл заскрипел, но щеколда не шелохнулась.

– Может, мне попробовать? – неуверенно предложил математик.

Тимур пристроил нож с противоположной стороны задвижки, теперь уже надеясь на чудо или нарост ржавчины, кое-как изогнулся мостом и саданул ботинком, не жалея пальцы. Щеколда дрогнула и поддалась. Вдохновленный надеждой, он жал и жал под медленный скрежет, так что не заметил, как задвижка съехала. В ту же секунду дверца отвалилась, впуская столб света.

– У нас получилось! – восторженно проговорил Дима.

Вот теперь медлить было нельзя. Бережно укрыв нож-спаситель в куртке и отобрав фонарик, Тимур пихнул бесполезного напарника:

– Шагай первым.

Дохлик послушно засунулся в отверстие и нырнул. Внизу глухо шлепнулось.

– Как дела?

– Нормально, ногу ушиб.

– Месрезов нет?

– Кажется, нет…

Тимур выждал, прислушиваясь, уперся о край дырки, неспеша опустил ноги, стараясь рассмотреть, куда предстоит падать, и выскользнул «солдатиком». Приземлился мягко и даже не кувыркнулся. Успел заметить просторный цех, котел на металлических козлах. Все вышло неожиданно гладко, лишь одно было странно. Дохлик стоял на коленях, словно готовясь к покаянию, от очков остались покореженные дужки. А над ним с плавным шорохом пролетали шестеренки. Клайд (видимо, это был он) вращал цепопик, следя за Тимуром.

Дохлик виновато и беспомощно улыбнулся, неумело подмигнув, выговорил губами «беги!» и схватил колени месреза в охапку.

37-й до Эры Резины

Спасение сулили ворота. Благородству – не время, да и не знаком Тимур с этой штукой. А потому рванул, считая форой секунды три: на большее Дохлика, нет, все-таки – Димки, не хватит, взмах цепи укоротит подвиг. И успел прорваться на простор, когда услышал звуки погони. Тимур бежал вдоль стены цеха, ища хоть какой-то поворот или укрытие. Как назло, серый корпус тянулся без конца. Свист цепей слышался все ближе, еще немного – и полоснут шестеренками от души. Каждым прыжком Клайд сокращал расстояние.

Впереди объявилась диковинная махина. Тимур на бегу смог разобрать, что это вагонетка, летящая по узкоколейке. От колес тянулась цепочка до маховика с велосипедными педалями, которые яростно вращал малорослый водила.

Увернувшись от прицельного взмаха цепопика, Тимур на бегу ухватился за край вагонетки, подпрыгнул и мешком повалился на дно. Железное чудо понеслось, не сбавляя ход. Вскоре погоня Клайда отстала.

Вагонетка прыгала на ухабах. Тимура кидало от стенки к стенке, на которой громоздилась стальная надпись «Галоши Треугольникъ Т. Р.А.Р.М. С.-Петербургъ 1860», голова надрывалась болью, вокруг грохотало и скрежетало, но было удивительно хорошо, так, что мысли о судьбе Дохлика отодвинулись на потом.

Водила с железным котелком на голове и мотоциклетными очками, у которых осталось только одно целое стеклышко, а второе заменяла фанерка, навалился на рычаг. Под вой тормозов вагонетка сбавляла скорость до тех пор, пока не встала вовсе. Высунувшись, Тимур обнаружил тихий перекресток меж цеховых стен. Пора выходить?

Невдалеке, где обломок воздуховодной трубы свисал до земли, двигался силуэт с шаром за спиной. Ковылял, тяжко переваливаясь и шатаясь, как заводная кукла с поломанным механизмом. Чем дальше удалялся одинокий шароносец, тем больше у Тимура крепчала уверенность, что это не кто иной, как его знакомец – богатенький бомж. Поверить, что тело, вчера разодранное на три части, сегодня разгуливает средь бела дня, было невозможно. Значит, это все-таки другой торбник, похожий, как две зеленые горошины, на вчерашнего. И хоть Тимур заметил разодранную суму, из которой торчала головешка пластиковой бутылки, все равно заставил себя убедиться, что совершенно точно это незнакомый бомж. Торбник свернул за угол, благополучно прервав Тимуровы сомнения.

Между тем водила уперся ломом в чугунный круг, на который въехала тележка, хорошенько поднажал и заставил конструкцию медленно повернуться. Вагонетка поменяла направление и покатила куда-то в глубины завода. Тимура будто не замечали.

Однако как только колымага затормозила, шоферюга оглянулся и буркнул:

– Приехали. Вылазь.

Покинув уютное пространство, устланное резиновыми стельками, Тимур огляделся: вокруг теснились домишки одинакового красно-бурого кирпича, совсем трущобы, двухэтажные, ветхие, над ними вилось переплетение лохматых трубопроводов.

– Плата!

Неуклюже одолев край вагонетки, Тимур гордо спросил:

– Евро возьмете?

– Ты что, пришлец, закон не знаешь? – рыкнул спаситель.

– Смотря какой…

– Плата едой. Или Теплу Водицу сцеживай.

Товарно-денежные отношения гражданина не интересовали. Он сурово уставился в целое очко, нечесаная бороденка в следах сажи угрожающе растопырилась. При этом он откровенно поигрывал разводным ключом, от паровоза, наверное. Доказать право на бесплатный проезд сил не осталось, голова у Тимура гудела растревоженным колоколом. И он попер внаглую:

– Ты что, несчастный, с месреза плату требовать вздумал? Все темнецу донесу!

Водила пробормотал что-то гневное, впрочем, не отрывая от сиденья зад, и рыкнул:

– Плюнуть бы, да жаль на тебя воду изводить, пришлец лютый… Темнецом пугать вздумал… В другой раз на Супермарио не рассчитывай. Чтоб тебе утро не увидеть!

Под яростное кручение педалей драндулет исчез за поворотом.

На негнущихся ногах Тимур доплелся до ближайшего провальчика между стеной с пожарной пристройкой и рухнул. Требовалась передышка, чтобы собраться.

Тимур кое-чего добился в жизни потому, что быстро освоил простую истину: надо делать только то, что выгодно, за все платить конкретную цену и усилия прикладывать к тому, что приносит пользу. Каждую копейку заработал собственным горбом, а потому знал им цену. Родителей богатеньких у него не было, а те, что имелись, дальше своих шести соток ничем не интересовались. Тимур рано понял, что не потянет свой бизнес, да и хлопотно это, намного выгоднее пристроиться на хлебное место и потихоньку складывать центик к доллару, не хапая много и не жадничая, делясь, с кем следует. В результате не по годам мудрой политики у него образовалась хоть однокомнатная, но собственная квартирка с почти выплаченным кредитом родному банку, немного свободных денег в «голубых фишках» и возможность загорать с очередной девочкой под звездными пальмами. Тридцатник маячил на горизонте, Тимур наслаждался всеми благами, которые позволяют деньги, прочно стоял на ногах и не видел ни единой причины, которая могла бы его свалить.

Но сейчас, прижав к кирпичной стенке голову, снова разрывающуюся от боли, с синяком в полщеки и ладонями, перемазанными сажей, в чужой куртке и собственных измазанных штанах, обнаружил себя в глубочайшем нокауте. В такую бессмысленную историю он не вляпывался никогда. Бывали проблемы и передряги, но из них было ясно, как выбраться. Впервые в жизни Тимур совершенно не знал, что предпринять. Мало того что все-таки убил человека, так еще и оказался в каком-то гиблом месте, из которого не выбраться. Уже трое сообщили радостную новость, что отсюда «выхода нет». Принять это Тимур отказывался. Готов был поверить в базу инопланетян под Лувром, но то, что нормальный, сильный, вменяемый, непьющий мужик не может выйти с территории разрушенного завода – никогда.

Зуб, помалкивавший до сих пор, предательски дернул челюсть. Хоть зубная боль помогает забыть любую другую, Тимур стащил шарф, чудом уцелевший, и замотался бедуином. В наступившей тоске уже намерился точно прикончить бутылек виски, но тут в плечо стукнул камешек.

Из-за угла строил рожи Мик, энергично вращая рукой. Кудрявый знакомец с опаской осмотрелся, перебежал, согнув свои два метра роста в три погибели, и прижался к стене.

– Чего расселся? – прошипел он. – Чингиз ждет давно. Сидишь тут, понимаешь, а мы там носимся как угорелые… Нечего тут… Отдыхающим пристроился…

Тимур еще подумал, не послать ли энергично юношу куда подальше, но его подхватили за плечи и толчками погнали через улицу.

– Да что с тобой? Клея, что ли, нанюхался?

Видимо, это была местная шутка: несмотря на очевидный режим конспирации, Мик загоготал.

Миновав стальные козлы, забитые баррикадой лысых шин, они оказались у старой трансформаторной будки с отчетливым призывом: «Стой! Высокое напряжение! Убьет». Мик распахнул дверцу, ухватился за высоковольтный предохранитель и дернул. Открылось потаенное убежище. Тимура толкнули. Он послушно нагнул голову, чтобы пролезть, сделал пару шагов, чуть не свалившись с подлой ступеньки. За ней оказалась низенькая комнатка с чудовищно грязными окнами да коптящей горелкой. Около желтого пламени виднелся абрис человека в плаще.

Мик подошел к горелке и выставил ладони к пламени:

– В тенечке отдыхал, представляешь, Чингиз? Каков красавец, да?

– Отвечай, – командирским голом произнес тот, кого назвали Чингизом.

Тимур разрывался между болью в голове и в зубе и потому равнодушно спросил:

– О чем?

– Для начала: где рюкзак.

– Я же говорил, у Федора остался… Он сам не появился?

– Кто? – насторожился Чингиз.

– Федор, конечно…

Чингиз уставился на Мика с немым вопросом.

– Переход был тяжелый, не в себе чуток, – пояснил тот.

– Почему не пришел сразу, зачем пропадал Ночь?

Тимур понял, что спрашивают его.

– Да на меня месрезы охотились, пришлось отбиваться.

Кажется, Чингиз собирался выпрыгнуть из себя:

– Что?!!

– Ты что несешь… – начал было Мик, но его резко оборвали, а Тимура очень вежливо спросили:

– Где выход?

Требовалось не ударить в грязь лицом, и так изрядно пострадавшим.

– Ищем всегда, отыщем с победой, – повторил то, что слышал утром.

Чингиз удовлетворенно кивнул, подхватил горелку и поднес поближе к гостю.

– Зачем замотал лицо?

– Зуб болит.

– Сними, ты же в цеху, среди своих.

Хоть бы все эти странные игры и угадывание чужих паролей скорее закончилось! И Тимур сдернул зубную повязку. Чингиз не шелохнулся, внимательно разглядывая незнакомца, и напряженно спросил:

– Ты кто?

– Допустим, Тимур…

– Вот как?

– Как папа с мамой назвали. Скажи, уважаемый, к вам Федор не забегал? А то у него моя куртка, а у меня его ключи от машины… Федора знаешь? Такой высокий, рюкзак у него, кстати, альпинистский, еле в машину влез… Молчать не вежливо, я же не денег в долг прошу…

Чингиз отшатнулся и заорал:

– Строй!

Мик отпрыгнул к окну, в руке у него появился предмет, похожий на толстую резиновую трубку, в оба конца которой всадили топорики. Дверь, скрытая простенком, распахнулась, влетела парочка, так быстро, что плащи их еще парили, когда те приняли боевую стойку. В полутьме различались крупный и поменьше. Вроде бы один мужик, а другая – лысая девка. Каждый вооружен резиновой трубкой, один предпочитал натыкать в нее тесаки, а другой – широкие лезвия. В хилом свете горелки выстроился боевой, без всякого сомнения, отряд психов, вооруженных если не до зубов, то до рук – точно. Более всего грозным орудиям подходило название махобой. Тимур отметил, что ему явно нравится давать названия здешнему оружию, приветливо сделал ручкой и сказал:

– Как дела, коллеги? Спасибо, у меня – отлично.

– Признайся, кто ты? – Чингиз нагнетал угрозу.

– Менеджер банка, приехал оформить контракт, заблудился, не могу выйти, блуждаю тут со вчерашнего дня, помогите, люди добрые, добраться до Обводного канала или хоть Старо-Петергофского, хорошо заплачу. Готов отдать все, что есть – целую тыщу евро. Договорились?

– Откуда знаешь тайный клич?

Тимур махнул на кучерявого:

– Он проболтался.

– Я?! Да вы что! Вранье, как есть?! Ничего не говорил! – Мик изобразил оскорбленную невинность. – Надо такое придумать, подумайте? Чтоб я сказал, да…

– Молчать! – рявкнул Чингиз. – Как тебя зовут?

– Друзья зовут Тимур, родители – Тёма, любимые женщины – Тёмик, шеф – Василич, а по паспарту я… К сожалению, не покажу, остался в куртке у Федора. Верьте на слово.

– Как ты попал в Треугольник?

– Сначала на «бомбе», потом – ногами.

– Так это ты – пришлец лютый?

Тимур хотел поклониться, но в голову отдало колющей болью.

– Вот это беда! – вдруг выпалил Чингиз и знаком приказал своим сблизиться. Они зашептались кружком, Мик зло поглядывал за вражиной.

Наверное, решалась его судьба, но Тимуру было совершенно наплевать. Лишь бы затянувшийся кошмар кончился, и чем скорее – тем лучше. Он готов был даже сдаться в ментовку, взяв на себя и Мурьетту, и еще, сколько ни навесят. Только бы оказаться там, где действовали законы, пусть жестокие, но понятные.

Совещание кончилось. Присяжные вынесли решение и собирались огласить вердикт, для чего вытянулись в боевую шеренгу.

– Зачем ты пришел сюда? – торжественно провозгласил Чингиз.

Тимур издал неконтролируемый стон: кошмар отправлялся по кругу.

– Что это значит?

– Это значит – достали. То месрезы гоняют, то торбники за бутылку воды своего раздирают, то придурки голые кровь лижут, кто еще остался? Всех давайте! А, забыл: еще темнеца…

– Откуда Темнеца знаешь, пришлец? – крикнул кто-то из строя.

– Мой лучший друг, блин! А что?

Чингиз выдвинулся и возвестил:

– Итак, пришлец, узнай свою участь. Ты достоин…

Решение стаи осталось неизвестным, потому что стекла разлетелись в осколки, а на комнатку обрушился град кирпичей, железной арматуры и даже автомобильных покрышек. Боевой отряд немедленно занял оборону. В простенке распахнулась дверь, за которой никого не было.

Дальнейшее знакомство с Чингизом и его командой не сулило ничего интересного. Перемахнуть и пробежаться по спинам залегшего на полу отряда оказалось удивительно легко. Вот только шарф зацепился за косяк двери и пропал там навсегда.

36-й до Эры Резины

Выскочив на свет, Тимур бросился к переулку и долго петлял между домишками, пока не наткнулся на крупные цеха. Замедлив бег, он вознес хвалу неизвестному спасителю, а когда совсем притормозил, чтоб отдышаться и проверить погоню, поклялся: если выберется, ноги его не будет на утреннем джогинге, хватит, набегался досыта.

Впереди завиднелась вывеска, гнутая из стальных прутьев, «Мясцо. Потрошки. Мозгочки». Тимур еще обрадовался, что наткнулся на продуктовую лавку, но в глазах потемнело, горло сдавило, в икры впилась боль, равновесие подкачало, а мир закружился волчком.

И тут выключили.

Дальше – «белый шум».


…В руки что-то впилось, безжалостно терзая. Попытавшись вздохнуть, Тимур понял, что сделать это не так-то просто, вернее больно: тело почему-то вытянулось в струну, легкие еле трепыхались, и любое движение причиняло истинную муку.

Заставив мозг очнуться, он обнаружил, что щеки плотно сжаты его же бицепсами, руки затекли и уже не подчиняются. Задрав подбородок, Тимур обнаружил, что его запястья схвачены массивными кандалами, от которых тянутся цепи до кронштейна в потолке. Изловчившись глянуть вниз, Тимур убедился: тело болтается над каменным полом.

В безвыходной ситуации даже храбрец ищет хвостик спасения, становясь ребенком, который защищается от демонов одеялом. И Тимуру хотелось верить, что глаза, не привыкнув к темноте, просто обознались или не разобрали толком. Хотя честной половиной мозгов сразу усек все. Видение было это столь дико, что он – парень из спального гетто – трусливо зажмурился.

Когда ты на цепях с задранными верхними конечностями, мир выглядит необычным и познавательным. Растаяли грозовые облака, многое потерялось из виду, и даже показались нелепыми прежние обиды на судьбу. Потому что зрелище предстало угнетающее и величественное.

И Тимур храбро глянул тьме в лицо.

Свет падал из невидимой дырки, так что на камнях получилось довольно правильное пятно. Строго по его линии держалась цепочка тел – все, как на подбор, превосходящие массой бегемотов средней упитанности. Одеяния, кроме широченного резинового фартука, они не имели, отчего казалось, что увесистые груди выскочат непременно. Почти обнаженная дама за центнер весом – зрелище на редкого любителя. Но когда она перед тобой вместе с дюжиной подружек – такого не выдержит и отчаянный извращенец. Однако эти чудовища считали себя соблазнительными: на раздутых щеках пылали круги румян, а куличи причесок держались благодаря воткнутым в них игривым спицам-заколкам, как у заправских гейш. Еще в воздухе витал какой-то сладковато-прокисший запах, какому не было объяснения, но тревогу он нагнетал изрядную.

Хватив эротики через край, так, что вполне мог заработать импотенцию, если выживет, Тимур задушенно пискнул:

– Эй, что творите?

Милые тётушки, зрачки которых были окрашены в доселе не виданный Тимуром желтый цвет, тихонько загомонили, прямо как за чашкой кофе.

– Быстро отпустили… Я этот… Мессер, тьфу, как его… Короче, всех, блин, порву! Поняли?!

Общество приняло новость бурно, но гомон стих, как отрезало.

– Не месрез ты, а пришлец свежий, – сказал в тишине чей-то голос уверенно и ласково, словно имел право и не на такое. И сразу Тимуру расхотелось спорить и бороться за выживание, а только расслабиться и ожидать, как с ним поступят: прикончат быстро или помучают.

В круг света двинулось раздутое резиновое брюхо, пухлая ладошка размахнулась и шлепнула об пол металлическим изделием, по виду зубной щеткой. Только вместо щетины торчали хищно отточенные штыри, а между ними болтались резиновые трубки с шестеренками. Другого названия, кроме как шестокол, Тимуру в голову не пришло. Да-да, и на краю бесславной гибели он продолжал давать названия местным орудиям убийства – ну что за напасть?

В наступившем затишье вождиха (наверняка это была именно она) придирчиво осмотрела висящего с пяток до лба, как избалованный покупатель разглядывает меховую шкурку, опять хлопнула шестоколом и провозгласила:

– Пришлец годен!

Товарки ответили одобрительным треском. И тогда, вздев шестокол, она затянула новогоднюю песенку. Прочие телеса взялись за руки и двинулись натуральным хороводом.

Впервые Тимур служил елочкой. Не беззаботный смех, а лютая ярость охватила его, такая, что снова захотелось жить, а если не получится – отдать ее задорого. С наслаждением он вколотил бы в глотку каждой хористке всю песенку по куплету, вот только руки были заняты.

Утренник окончился. Поставив руки в боки, тетки стояли и пялились на Тимура с добродушным зверством.

– Ох, не знаете, с кем связались! Я лютый, слыхали?! Ох, всех достану! Мало не покажется! – пообещал Тимур, задыхаясь.

Вождиха аккуратно ткнула шестокол ему под ребро и сообщила:

– Пришлеца – на дозревание.

На этом саммит закрыли. Дамы гуськом поплелись в темноту. Скрип невидимой двери – и вот уже Тимур оставлен в одиночестве.

Он вспомнил, как в подобной ситуации поступают настоящие герои любимых фильмов. Вот, к примеру, Три Икса – сделал кульбит: закинул ногу за перекладину и выпутался.

Дерзнув повторить трюк, пленник лишь оборвал кожу на запястьях, так что добавилась новая боль. Лучше висеть и не трепыхаться. Все равно – конец кино. Ожидать после такого приема чай с вареньем и расспросами о родителях крайне оптимистично. Даже со скидкой на местные порядки, вряд ли тут принято вешать желанного гостя на цепь.

Внизу что-то прошелестело.

Тимур покрутил щеками, скосил глаза, но никого не заметил.

– Ну как? – спросил хриплый девичий голосок.

– Нормально. – Тимур постарался углядеть, кто бы это мог быть, уж больно знакомыми показались интонации.

– Знаешь, что с тобой будет, пришлец?

– Расскажите…

– Скоро узнаешь.

– Отлично.

– Зачем ты здесь?

– Заблудился, не могу дорогу найти. Не подскажете? А то психи разные пугают, говорят, выхода, нет.

– Выхода нет.

– Да? Ну, тогда, может, познакомимся? Меня Тимур зовут. А вас?

– Я знаю.

– Как, простите?

– Это про тебя глас был: пришлец лютый?

– Кажется, да.

– Что смог?

– Да так, раскидал кое-кого… Можно вас попросить?

– Ты не можешь просить, пришлец.

– Отлично. – Тимур постарался вложить в реплику максимум доброжелательности. – А вы не могли бы как-то встать так, что б я вас видел? Разговор с красивой девушкой, которая…

– Откуда ты знаешь, пришлец, что здесь красивая девушка?

Пудрить мозги Тимур умел блистательно, но сейчас требовалось мастерство виртуозное, чтобы появился шанс, крохотный и малюсенький, но все-таки шанс:

– Такой голос, как у вас, может быть только у настоящей красотки!

За спиной послышались шаги, и в поле зрения появился затылок с черными, коротко обкромсанными волосами. Сердце тревожно ёкнуло. А она, как будто нарочно, предъявила лицо медленно. И хоть оно изрядно исхудало, его вполне можно было узнать.

– Машка?! – завопил Тимур из последних силенок. – Ты?!

– Этого имени нет, – ответила женщина, недавно любимая. – Называй меня Салах, пришлец.

35-й до Эры Резины

Жизнь с Машкой пролетала как на американских горках. Каждый день начинался с нуля, что будет через минуту – было неизвестно, настроение ее менялось радикально и неожиданно. Смеется, ластится – и вдруг уставится в стену и рыдает. Если Тимур спрашивал «что случилось», Машка яростно царапалась, могла и кулачком двинуть. Шторм возникал и затихал внезапно, после чего Машка без сил падала на диван. Тут надо было подойти, погладить ее по голове, как ребенка, и спросить: «Ну, что случилось?» Обычно после этого Машка бросалась на шею и, утирая слезы, начинала лепетать, что увидела паутинку, которая оторвалась и полетела, и это напомнило ей, как хрупка наша жизнь, как мало нам отпущено, как надо ценить мгновения. Девица обожала выворачивать себя наизнанку – и Тимура заодно. Но бывало и похлеще. Иногда она устраивала игры, про которые лучше не вспоминать. Причиной всему была ее работа: на голых нервах, духота, кругом вредные привычки. Машка трудилась у шеста стриптиз-бара.

Прожив с ней два года, каждый день которого переполнял экстрим, Тимур сломался. Но продолжал бы терпеть, только Машка вдруг исчезла.

Сейчас женщину, по которой он сходил с ума и верил, что любит больше всего на свете, Тимур узнал с трудом: плащ с маскировочным рисунком под цвет камней, кожанка, армейские штаны, заправленные в шнурованные ботинки, на которые надеты галоши, а еще дикая прическа. Чужой, подтянутый, настороженный зверек.

– Как ты могла?! Пропала на год! – затараторил Тимур, задыхаясь. – Не простилась, никто не знает, где ты, а ты здесь?! Как ты могла?!

– Не кудахтай, пришлец.

– Машка, что ты наделала?! Я без тебя жить не мог! Чуть крышей не поехал!

– Меня зовут Салах, пришлец.

– Прости, Ма… Салах. Когда ты ушла, я же есть-пить не мог, все забросил, только о тебе думал! У меня даже не было никого с тех пор, понимаешь! А ты…

Она молчала, равнодушно наблюдая за агонией пленника.

Ради собственного спасения натиск чудовищной лжи надо было продолжать, все равно больше ничего не оставалось.

– Машка, любимая моя! – воскликнул Тимур. – Родная!

– Сколько прошло ночей? – спросила она чуть неуверенно.

– Год! Да больше! Гребаных четыреста дней!

Девица выскочила из поля зрения.

Все, конец, перегнул палку.

Заскрежетал невидимый механизм толей, Тимур плавно нырнул, стремясь к твердой почве, как вдруг пятки поехали вверх, и тело проделало кульбит, перевернувшись головой вниз. Теперь мир перекосило, на Машкином лице рот поместился над глазами.

– Какая ты красивая! – беззастенчиво соврал Тимур.

Разглядеть за слоем грязи, шрамов и болячек прежнее очарование мог только человек с особо богатым воображением или в полной безысходности.

Приблизившись, Машка обдала тошной вонью.

– Можно тебя поцеловать, любимая? – мужественно попросил Тимур. Кровь прилила к голове, и стало безразлично: да хоть унитаз облизывать.

– Зачем пришел?

– Тебя искал! Юлька вспомнила, что ты уехала по каким-то делам на «Красный Треугольник», решил поискать тебя здесь. И вот попал!

На мгновение показалось, что Машка рванулась впиться в губы.

– Ты не знаешь, куда попал.

– Так объясни… Кто эти упитанные тетки?

– Глабы.

– Что им от меня надо?

– У них простые и полезные желания.

– Да пес с ними! Главное, тебя нашел! – как настоящий актер, воскликнул Тимур. – Давай выбираться отсюда, родная.

– Выхода нет.

Когда-то он думал, что красивее этих глаз ничего нет на свете. Но и сейчас, глядя на них сквозь кровавые пузыри, которые вспыхивали и лопались в сознании, Тимур понимал, что они все равно были прекрасны. Но, кажется, это было единственным во внешности Машки, что осталось прежним. И пока Тимур не утонул совсем в этих прекрасных глазах, он подал сигнал бедствия:

– Я так долго тебя искал…

И полетел вниз. Шмякнулся затылком об пол, освобожденная цепь съехала на живот. Обессиленный Тимур долго лежал не шевелясь, ожидая, когда схлынет кровяная слепота, но как только смог разобрать в полутьме очертания предметов и спасительницу, открывавшую кандалы, попытался встать. Его здорово повело, он ухнулся на камни, но, упрямо тряхнув головой, кое-как заставил себя принять вертикальное положение, широко расставив ноги и балансируя.

Машка взирала на его муки с любопытным равнодушием и наконец проговорила:

– Торопись, скоро они вернутся.

Тимур улыбнулся сквозь тошноту:

– Спасибо, что выручила.

– Не в первый раз, – хмыкнула Машка и, взвалив на плечо, как раненого бойца, поволокла прочь.

Тимур старался честно облегчить ей ношу, кое-как перебирал ботинками, отталкиваясь от земли. Подруга оказалась неожиданно выносливой, профессиональная гибкость всегда была при ней, но раньше справиться с Машкой Тимур мог буквально одной левой.

По заводским улочкам они блуждали долго, держась в тени корпусов. Тимур уже топал на своих двоих, обнаружив кроме пунцовых следов на запястьях еще и саднящую рану на икре. Наконец, Машка выбрала какой-то темный уголок в заброшенном цеху, напоминавшем остатки слесарной. Больше притворяясь сомлевшим, Тимур расселся у холодной батареи отопления и осторожно спросил:

– Как меня поймали эти бабищи?

– Аркан на шею, шестокол под ноги.

– Ловко… – кивнул Тимур, отметив, что термин «шестокол», оказывается, тут придумали до него. – Так это ты была, когда… в окна?

– И винт на задвижке котла. – Машка кошкой взлетела на шаткий стол, накрылась плащом и почти слилась с окружающей разрухой. Только глазенки горели знакомым безумием. – И Супермарио вызвала… И лестница, где ты провел Ночь. Все я.

– Так я тебя видел на самом деле? И ты ничего не сказала! Почему?

– Меня опередил Мурьетта. Первый пошел по следу. Но я был рядом. Пришлец одолел лучшего месреза и выскочил в Ночь. Ему опять повезло, и он спрятался в цеху Полетов. Я шел за ним и увидел, что он забился в угол, словно жалкий лужник. Но ты жив. Это очень странно.

– Но ведь я старался…

Машка злорадно улыбнулась:

– Тебя должны были отпустить, пришлец. Вот так…

Неуловимо возник махобой, блеснув циркулярными пилами. Точный взмах резиновой трубки – и над головой Тимура прошелестели ветерки. Оружие исчезло стремительно, как и появилось.

– Хочешь убить меня своими руками? – устало спросил он.

– Здесь говорят «отпустить», пришлец.

– А мне глубоко и полноценно наплевать… Маша.

– Не смей называть меня так…

– Почему? Знаешь, если тебе охота играть в индейцев, жить среди руин, бомжей и сумасшедших – твое личное право. А я хочу домой. И мне пофиг, что ты стала называть себя как лесбиянка – «я был, я шел»… Для меня ты Машка, Машуха, Машенька, Мария Викторовна, в конце концов. А теперь можешь снести мне череп своими пилками.

Тимур демонстративно подставил шею под острый диск циркулярной пилы, прикрепленный к тяжелой резиновой трубке.

– И вправду, пришлец лютый. – Машка смотрела на Тимура, как раньше: склонив буйну головушку.

– А ты кто, месрез, что ли?

– Нет. Я хуже.

– Приятно слышать. А можно?..

– Нельзя, – перебила Машка. – Ты рассказал Чингизу правду? Попал вместо… Федора?

Следовало быстро соображать: она все знала, все слышала и все-таки вытащила из цепей. Почему? Совершенно не похоже на прежнюю Машку: та устраивала скандалы и за меньшую ложь.

– Это так важно?

– Знаю, с кем имею дело, – вдруг сказала она со знакомой наглой интонацией. – И помню, кто ты в Далёком. Ясно, пришлец?

Опять пугает. А вот это зря. За последние двое суток Тимура пытались убить раза четыре, разбили лицо шестеренкой, поранили ногу, изрезали руки кандалами, он чуть не получил кровоизлияние в мозг, болит зуб, да еще продал бомжу за штуку евро упаковку воды. После такого можно отучиться от страха. Тимур нагло зевнул и спросил:

– И чем ты меня хочешь удивить?

Не раздумывая, как будто заготовила ответ заранее, Машка выпалила:

– Выхода нет.

– Уже слышал… Правда, что ли?

– Я бы не стал Салахом.

Неужели не врет? И что ему делать? Он ведь добровольно не просился в этот сумасшедший дом? За что попал? Ничего особо плохого не сделал, чтобы так мучиться. Нормальный средний человек, ну, пускай, обыватель, да – в меру подлый, не лучше других, а как иначе зарабатывать хлеб свой? За что наказание?

Как будто подслушав, Машка изрекла:

– В Треугольник попадают не по доброй воле.

– Ну все, теперь мне стало куда легче. – Тимур игриво обмахнул себя ладошкой, как будто зажарился. – И что?

Пантерой прыгнув со стола, Машка уселась напротив и заявила:

– Это загадка.

– Я пить хочу, – вдруг пожаловался Тимур, перебив Машкин пафос.

– Пей из луж.

– Чтобы я стал лу`жником? Нет уж, спасибо.

– Разве не хочешь?

– А не пошла бы ты? – Там, где сжимали кандалы, кровоточили ссадины. Тимур рассмотрел их – не мешало бы, конечно, это дело обработать.

– Это хорошо, – удовлетворенно сказала Машка. – Но странно, пришлец. Этого мало. Иначе я бы тебя давно отпустил. Не забывай об этом каждую секунду.

– Спасибо, Ма… товарищ Салах… У тебя нет йода?

Внезапно ухватив его запястье, Машка принялась зализывать ранку, как волчица, которая исцеляет своего раненого несмышленыша. Глаза ее закрылись, она напряглась, кажется, в наслаждении, а быть может, от сосредоточенности, как будто точно участвовала в древнем ритуале, который открывал ей тайный источник жизненных сил. И хоть она всего лишь ритмично водила кончиком язычка по его запястью, Тимур испытал чувство глубочайшего покоя и защищенности. Он полностью расслабился и позволил Машке делать все, что она захочет. Раньше она так не умела, или скрывала, хитрюга.

Тщательно и жадно вылизав обе руки, девушка завершила процесс исцеления неприлично сытым звуком.

Слегка обалдев, Тимур открыл шею и предложил:

– Добавить не хочешь?

– Как был идиот, так и не вылечился, – равнодушно изрекла Машка, втягивая губы. – Теплая Водица твоя жидкая и невкусная, Далёким пропитана. Я с прошлой Ночи не ел, а так раны быстрее затянутся. Пришлец, что с тебя взять.

Бордовые полоски, обработанные слюной, затянулись. Ему вдруг захотелось совершить что-то приятное для этой ненормальной, хоть самую малость.

Тимур протянул упаковочку с колбасой:

– Спасибо за все, что ты сделала. Сделал… Колбаса у вас тут имеет значение.

Машка жадно облизнулась:

– Не могу брать плату от пришлеца.

– Может, выпьем виски? Или тут сухой закон?

Машка резко встала.

– Тим… Ах, зараза… Скоро могут начаться… очень плохие вещи. В которых тебе не уцелеть. У тебя один выход: забудь, что было в Далёком, забудь про удобства, еду, спокойный сон, туалетную бумагу, дезодоранты, телевизор, горячий кофе, свежие трусы, безопасные бритвы, суши, мягкие подушки, мартини с маслиной – их больше не будет. Забудь про любовь, секс и привязанности – здесь они не стоят ничего. Забудь про развлечения и отдых. Быть живым – вот твое развлечение. Выпусти зверя, которого убаюкал проклятый комфорт. Стань настоящим. Или стань едой. Здесь это просто. Ты меня понял, пришлец?

Тимур растерянно повторил:

– Так что же мне делать?

Машка рывком поставила его на ноги, сама запахнулась в плащик и повелительным тоном приказала:

– Следуй за мной, пришлец. Но следуй в отдалении.

– Слушаюсь, Мария Викторовна.

– Я Салах. Запомни, пока жив…

И обстриженное существо выпорхнуло наружу.

34-й до Эры Резины

Одноэтажный домик с облупленной, но все еще ярко-желтой известкой на стенах примостился сам по себе. Большие красные здания отступились, немного стесняясь его. А домик вроде бы этого не замечал, стоял себе, опираясь на толстобокие колонны под прямоугольной крышей. В некоторых окнах сохранились стекла, вход украшали обрубки гипсовых персонажей. Домик казался древним, но крепким.

Насладившись архитектурой сполна, Тимур спросил:

– Что за хоромы?

Они спрятались за кучкой щебня, Машка внимательно осматривала окрестности:

– Таможня, разве не ясно.

– Да ты гонишь? – вырвалось у него. Признать за домиком столь приятное учреждение, даже насилуя фантазию, он никак не мог.

Машка беззастенчиво отвесила ему подзатыльник и скомандовала:

– Пошел, пришлец…

– Зачем мне таможня? Виски декларировать?

– Дальше – сам.

Тимур с неохотой выбрался из-за шаткого, но укрытия, тем более не хотелось отрываться от теплого и надежного плеча подруги.

– Трусишь, пришлец лютый?

– Просто не хочу расставаться, Ма… прости, Салах.

– Я буду здесь.

– Ну, хоть намекни, для чего мне туда идти-то?

– Узнаешь.

Тимур поплелся к массивной двери, по виду дубовой, и вежливо постучал. Ответа не последовало, зато в некотором отдалении явилась персона в резиновом жакете, перепоясанном жгутами, яростно жующая черную дрянь. Лизнец присел на корточки, выставив ободранные колени, и уставился с синеглазым любопытством.

Тимур постучал сильнее. Створки не шелохнулись, а вот зритель издал радостно-чавкающий звук, как болельщик с набитым ртом. Показать слабость или сомнения в присутствии Машки было недопустимо, и потому приличный обломок кирпича полетел прямо в голову лизнецу, но угодил в коленку. Существо повалилось на бок и отползло зализывать рану.

Обозлившись, Тимур забарабанил нещадно. Дверь загудела, на той стороне обнаружилось движение. Створка дрогнула и отворилась, высунулся предмет для встречи гостей: палка, на которую присобачили деревянное перекрестие от елки, но вместо дерева торчал частокол оточенных гвоздей. Прямо гвоздопика, не иначе. Следом выполз седой шар волос, под ним обнаружились лоб, глаза и нос.

– Уходи живым, – визгнул радушный хозяин.

Этот карлик с помятой морщинами физиономией напугать не мог, как ни старался. Тимур прикинул, что бы такое сказать, и не нашел ничего лучше, как изобразить по блатному:

– Привет, таможня! Я от Вито.

Швабра с гвоздями не шелохнулась, храбрый вояка моргнул белесыми зрачками и поинтересовался:

– Чего надо?

– Дело перетереть бы…

– Нет ничего, уходи…

– Э, таможня, че за дела? Мне что, с пацанами из цеха вернуться?

Гном сощурил крысиные глазки:

– Не цеховой ты. Пришлец свежий. Теплый еще…

Тимур понял, что переговоры надо срочно вернуть в конструктивное русло. Подобрав ближайший булыжник, Тимур двинулся на волосатый одуванчик. Тот зашипел, тыкая в воздух гвоздатым орудием. Но в развитие событий вмешался глас, прилетевший из-за корпусов:

– Пришлец лютый глаб избежал!

Новость отправилась во все стороны Треугольника, за крыши и корпуса.

Дверь немедля распахнулась, гвоздопика миролюбиво уткнулась в землю, а хозяин предстал во всей красе. Шинель на четыре размера больше, причем дореволюционного покроя, стелилась шлейфом, но была по местной традиции схвачена крест-накрест резиновыми бинтами, а из-под нее торчали кокетливые мыски сапог. Присмотревшись к пугалу, Тимур понял ошибку: это же самая настоящая старуха.

Бабка недовольно фыркнула:

– Плата есть?

– Колбаса, что ли? Сколько угодно.

Она сожмурилась, видимо, предвкушая удовольствие:

– Здесь жди… – И дверь захлопнулась.

Отпустив ненужный камень, Тимур покосился: видела Машка его маленький подвиг? Жаль, не разобрать маскировку ее плаща.

Явившись, старуха-таможенница предъявила всего-навсего набор одежды: резиновый плащик без рукавов, красные вьетнамки и моток резинового бинта, чтобы все этого легло по фигуре. Тимур злобно фыркнул: ему предлагали костюмчик лизнеца. И если он этот костюмчик примет, то… Догадка была яркой, как вспышка шокера.

– Ты что, старая, вздумала? – взъярился он, как смог, и даже уткнул руки в боки.

Уговаривать гномицу не пришлось, она умчалась и притащила новый набор: ватник, стеганые штаны, кожаный фартук и резиновые полусапожки, которые любят уборщицы.

– Плату давай, – потребовала запыхавшаяся бабуся.

Тимур не знал, что означает этот наряд, но решил не соглашаться из принципа:

– Опять дуришь? Ну, все, карга…

Старушка проворно растворилась и в третий раз приволокла вполне сносные вещички: пиджак двубортный добротного шерстяного сукна, синие галифе, черную водолазку и резиновые ботфорты, как на рыбалку. А еще в наборе была прелестная шапочка для плавания.

Тимур приглядывался, так и эдак, не зная, что делать с этим добром. И уже собрался принять дар, как заметил, что бабушка следит с хищным интересом, словно ожидая, когда он даст слабину. Что-то шептало ему в ушко ласково: «бери-бери, все будет хорошо», отчего становилось приятно и мутно, как на первом свидании, когда желание и страх борются в паху, а руки предательски потеют. В этом простом деле – взять одежду, показалось, скрыт смысл, который нельзя до времени узнать, но угадать надо сейчас. И от этого будет зависть многое, если не все. Как проверка вслепую.

Он сделал, что сделал: схватил старуху за копну волос, где прятались уши, приподнял и хорошенько тряхнул, так что тряпки из ее рук попадали.

Бабка охнула и обмякла:

– И правда, пришлец лютый…

Закрепляя успех, Тимур еще раз встряхнул тельце и для острастки заорал:

– Одежду мою давай, поняла?! Быстро! – И уронил легкую ношу на пол.

От крика матушка слегка ошалела, запуталась в полах шинели, но кое-как справилась и, собрав не пригодившийся костюмчик, снова поплелась внутрь. Тимур двинулся следом.

– Нельзя тебе, – рискнула она помешать, но лихой гость тюкнул ей в пушистый затылок.

Активно пахло плесенью, столбы пыльного света прорезали голое пространство, потонувшее в темноте. А сразу от входа убегала вниз металлическая лесенка. Таможенница заковыляла по ступенькам бойко, Тимур спускался с опаской, хватаясь за хлипкие перильца.

Ступив на прочную землю, он обнаружил подвал, уходящий вдаль темным туннелем, необъятный настолько, чтобы вместить улицы двухэтажных вешалок-шпалер, забитых одеждой. Сколько здесь платьев, пальто, шинелей, курток, пиджаков и трикотажного хлама, трудно представить, а сосчитать невозможно: любая оптовая база померла бы от зависти, армию можно было одеть и еще останется. Как-то раз Тимура водили на киностудию подобрать маскарадную одежду для корпоратива. Костюмерная фабрики грез показалась сказочным изобилием, но перед этим царством вешалок съежилась бы как нищенка.

– Что, пришлец лютый, таможни не видал? – нахмурилась старуха.

– Видели не раз. Какая ж это?..

– Самая настоящая. Поставлена на Старо-Петергофском тракте в одна тысяча восемьсот втором году для содержания таможенного товара. Так и стоит.

– А ты, мать, с основания тут служишь? Ветеран?

– Глупый пришлец… Таможни не знает.

– Тут же завод, какая таможня?

– Завод потом строили. – Бабуля печально вздохнула. – Вырос, все загородил. Про таможню забыли. Так и стоит. Жди, заплутаешь.

Хозяйка зашаркала в полутьму. Тимур прислушался: бабушка прытко топотала среди поднадзорного имущества. Силуэты одежды выглядели как живые, казалось, стоит коснуться одного – и оживет армия призраков.

Таможенница явилась бесшумно, неся вешалку. На плечиках болталась куртка черной кожи с накладными карманами на груди и на шлицах, сшитая по армейскому образцу. Под ней висел толстый свитер с высоким горлом, разделенным зиппером, черное галифе, портупея с широким ремнем, юфтевые сапоги и летный шлем. Суконная рубаха с косым воротом, портянки и кальсоны на завязках довершали гардероб. От лощеной кожи и доброго сукна исходила приятная сила, форма околдовывала и звала принять.

– А где плащ и галоши? – упрямо спросил Тимур.

– Пришлец торопливый! – Старуха ухмыльнулась. – Старье скидывай, плату давай, некогда мне.

О брюках и рубашке жалеть было нечего, но вот свитер и кожанка Федора, как с ними быть? А приятель виноват больше всех, шарф уже потерян, и остальное – не жалко.

– Отвернись.

– Ишь, нежные пошли… – проскрипела старая, но все же отвернулась, показав скрюченную спину.

Тимур перепрятал главное достояние, и уже не спеша – деньги.

– Хозяйка, а подвал далеко уходит?

– Выхода нет.

– А может, поискать? Я тебе всю колбасу отдам и даже бутылку виски. Ну, как? Покажешь выход, бабушка?

– Его нет.

Тимур покорно скинул Федькину кожанку.

Когда последняя одежда пала, старуха подобрала ком и понесла в темноту.

Обновка пришлась как нельзя впору и сидела так, словно шили специально на него. Тимур даже вспомнил, как накрутить портянку, чтобы нога окуклилась. Полотняная рубаха льнула к телу, поясной ремень схватил надежно, а два плечевых укрепили спину. Сапоги новенько скрипели, шлем залихватски сел на затылок. Стало тепло и удобно, озяблость последних суток покидала тело, даже болячки затихли. И без зеркала было ясно: он выглядит внушительно, прямо-таки боец-молодец.

Старуха вернулась и уставилась, неодобрительно хмыкая.

Тимур игриво подмигнул:

– Эй, таможня, как сидит?

– Таможню прошел. Ты во Внутри, пришлец…

Наглое торжество, что хорош собой, бодр, силен и красив, как античный бог, только потому что напялил форму, лопнуло, обнаружилась пустота. Вопреки разуму и логике Тимур вдруг поверил, что действительно попал в чуждый мир, про который знал только, что из него выхода нет. И форма не спасение, а приговор. Это не игра, это навсегда, он в Треугольнике…

– Плату давай.

Тимур сунул упаковку колбасы.

– Спасибо, что помогли, – сказал он в печали. – Простите, что я вас там…

Нежно распахнув пластик, старуха втянула костлявым носом аромат, бережно подцепила кусочек и вернула остальное.

– Оставь, тебе еще много чего…

Тимур механически сунул еду в карман:

– Я могу идти?

– Глупый мальчишка, – вдруг по-доброму буркнула бабка.

– Что, простите?!

– Зачем ты пришел?

– Купить кое-чего для офиса… На это всех ловят?

– Каждому свое… Погоди-ка, так ты купец?

– Да какой купец, менеджер отдела закупок.

Таможенница вытаращила глаза так, что серые зрачки выкатились наружу, и только выжала:

– Значит, ты?..

Что хотела сказать, осталось неизвестным, потому что занемогла от хохота так, что шевелюра затряслась одуванчиком. Кое-как успокоившись, она отерла сопли и заявила:

– Так тому и быть.

– Уважаемая, помогите мне в виде исключения. Вы же здесь все ходы знаете. Помогите, мне домой охота. А я уж отблагодарю…

Таможенница опять посмотрела волком:

– Каждому свой удел. Что поищешь – то и сыщешь. Теперь уходи.

Дверь таможни захлопнулась с оскорбительным грохотом.

Оправив ремни, как заправский лейтенантик, Тимур двинулся на показ Машке.

Но ее нигде не оказалось. Ни за кучей щебня, ни в других уголках двора. Тимур тщательно обыскал и облазил все. Бешеная исчезла бесследно.

33-й до Эры Резины

Краски неба указывали, что дело идет к вечеру, а там и Ночь близится. Куда делся отважный Салах? Не в ее характере бросить начатое на самом интересном месте. Может, понадеялась, что старуха-таможенница смогла его отпустить? А может?..

Догадка, простая и страшная, шарахнула так, что Тимур бросился бежать не раздумывая, правильно ли он поступает или лучше поберечь шкуру. Он не помнил дороги, надеясь, что интуиция выведет.

Маяком служила кованая вывеска.

Сбавив темп, Тимур огляделся, повторяя манеру Йежи и Машки, но подозрительного не заметил, или не смог, а потому выбрал оружие главного калибра – внезапность. Тишайше подобраться, и… Дальше он просто не представлял, что будет делать. Застегнул шлем и прокрался к ближнему окну, покрытому слоем коричневой краски, на каждом шагу проклиная скрип новеньких сапог.

Отбитое стекло показало, что его ждет. В логове по-прежнему было сумрачно, пространство цеха разграничивали металлические стойки в стиле «северный модерн», с завитушками и лепестками. На них опирались металлические балки с кронштейнами. Средства для подъема тяжестей не пустовали, а поддерживали коконы из черной резины. Каждый болтался на цепях, как в люльке. С одних капала мутная жижа, другие сонно покачивались.

Стая глаб сбилась в плотную кучу, сверкая голыми задами. Под общий труд напевалась песенка, вернее, хоровой мотивчик без слов, какое-то эстрадное старье про миллион алых роз. Что интересно: все шестоколы были мирно собраны в пирамидку.

Заскрежетала цепь, поднялось голое тельце с задранными на кандалах руками. Жертва была худощава, выпирающие бедра и острые грудки казались игрушечными, черные пряди криво остриженных волос торчали иглами.

Тимур бешено сжал кулаки: все-таки опоздал, глабы нашли ее и отомстили. Пока примерял проклятую форму, Машку оглушили, притащили сюда и уже разделали: по тельцу бежали тонкие кровавые ручейки.

Бегемотицы выстроились в хоровод и затянули новогоднюю «елочку», которую Тимур люто возненавидел. Руководила все та же тетка, как жезлом размахивая шестоколом.

Что из оружия у него? Шокер с парой зарядов. Для отчаянной мести слишком мало. Тимур оглянулся, ища что-нибудь подходящее. Под ногами нашлась ржавая крышка от варочного чана – вполне сойдет за щит, а на меч смахивал железный лом с расплющенным цевьем. Снаряжение тяжеловато, но махать можно, а для предстоящего боя, короткого и бессмысленного, большего и не надо. Отомстить не за Машку, а за себя. И пусть, как у них тут говорится, его «отпустят», но он размозжит парочку голов за то, что жизнь его пошла прахом, за все страхи и унижения, которые он испытал. На душе стало легко и празднично, так что будь что будет. Он перестал бояться, словно уже умер.

Стая как раз выстроилась рядком – для внезапного нападения лучше не придумаешь. Подняв лом, как карающий меч, Тимур бросился с воплем Ахилла, штурмующего Трою.

Глабы повернулись на крик: прямо на них несся пришлец лютый, с перекошенным лицом и железной дубиной, которой нещадно колотил в громадную крышку.

Пока глабы придут в себя, пока кинутся к шестоколам, будет несколько секунд, чтобы нанести максимальный урон. Потом неминуемо придется отступать, они загонят в угол и разделают подчистую. Сдаваться и висеть живым на цепях не будет. Каким бы коротким ни вышел последний бой, жирные запомнят его надолго, в страшных легендах будут передавать и худеть от ужаса. Так он решил, так и будет.

Тетки стояли как вкопанные, выпучив желтые глаза. Противник Тимура, видимо, испытал глубочайший шок.

Лом раскручивался для героического удара, как вдруг стадо слоноподобных рухнуло на колени и припало к земле, ну не дать не взять – крепостные перед грозным барином, а будут их карать или миловать – на то воля барская, все готовы снести с покорностью. Враг сдался, только холмы задниц торчат.

Кое-как совладав с разгоном, Тимур затормозил перед этой композицией. И растерялся. Он готовился к отчаянной, но заведомо обреченной на поражение битве, крошеву и месиву, которые только и может наделать полный неумеха, а тут вдруг противник подставляет голые спины: бей, сколько хочешь. Гнев, подогретый отчаянием, испарился: ведь Тимур ждал не победы, а мечтал отвести душу. Но разве годятся для этого беззащитные тетки?

Еще не веря, что так просто закончилось, Тимур покрутил ломом, ставшим неуклюжим, хлопнул о щит и рявкнул:

– Кто старший? Выходи!

Глабы уперлись лбами в пол и нестройным хором прогундосили:

– Пришлец лютый, помилуй нас…

– Я сказал: старший ко мне! Всех отпущу, вашу мать!

В поле голых задов заколыхалось и, распихав товарок, к ногам Тимура подползла самая выдающаяся спина. Не смея поднять взора, тетушка жалобно попросила:

– Я вожу, пришлец, помилуй нас.

– Как звать?

– Матильд… – Она приподняла лоб, обнаружив желтки глаз, и снова бухнулась.

Тимур собрался отвесить пинок или рявкнуть что-то грозное и страшное, но не смог, потому что готовился умирать, а не вести переговоры. И как теперь поступить, совершенно не ясно: Машка наверняка мертва, тело ее можно снять, но что с ним делать дальше? Закопать где-нибудь поблизости или приволочь в город? И что он там расскажет? Если дослушают до конца, то два варианта: или сразу отвезут в психушку, или сначала посадят лет на десять. Ах, ты, да ведь выхода из Треугольника нет, так что и тащить некуда.

Молчание затягивалось. Глабы начали осторожно приподнимать головы.

– Лежать! – грозным воплем под грохот лома о крышку навел жесткий порядок Тимур.

– Пришлец лютый, помилуй…

– Матильд, кто на цепях?

– Так ведь пришлец свежий, – с некоторым удивлением ответила вождиха.

Радостная надежда звякнула в серебристый колокольчик.

– Снять быстро!

Глабы повиновались с охотой и удовольствием. Цепь поехала, обнаженное тельце скользнуло листиком, его освободили от кандалов и поднесли грозному захватчику.

Девица оказалась симпатична, вполне во вкусе Тимура: и челка такая игривая, и цветом шатенка, и все у нее на месте. Вот только не Машка.

Напряжение спало, вместо пьянящего чувства победы Тимур ощутил глухую усталость. Он совершенно запутался. Думал, что идет на смерть ради любимой девушки, можно сказать, первый и последний раз в жизни хотел совершить красивый поступок бесплатно, нет, ценой собственной жизни, а закончилось это все полной ерундой. Незнакомая девица, к тому же не мертва, а мирно спит, дышит ровно и глубоко. Ее не убили, а усыпили. И кровь на ней – потеки бурой ржавчины.

– Что прикажешь, пришлец? – встревожилась Матильд.

Неопределенно махнув ломом, дескать, уберите с глаз долой, Тимур вдруг понял, что не испытывает естественного желания овладеть молодым женским телом, но списал это на нервотрепку.

– Благодарим, пришлец справедливый, – обрадовалась Матильд, и тело девчонки незаметно уплыло за распластанные спины.

– Встать! – приказал Тимур.

Матильд повиновалась. Вблизи толстуха не казалась такой уж отвратительной. Глухой фартук целомудренно прикрывал ее спереди, и если бы не болезненная желтизна в глазах, могла сойти за вполне милую тетку, конечно, для ценителя сдобы. А застенчиво спрятав за спину ручки, она и вовсе обернулась нашкодившей первоклашкой.

– Зачем вы меня поймали?

– Так ведь ты же пришлец, – неуверенно ответила Матильд.

– Я Тимур!

– Прости, Тимур лютый, не ведали! – Она порывалась бухнуться в ноги, но герой стоял близко, а подруги распластались позади. Так что Матильд обошлась глубоким поклоном и добавила:

– Честь для нас, ты первый пришлец, кто нас избежал.

– И что бы вы со мной сделали?

– Так ведь как полагается…

Подробности узнавать расхотелось, и Тимур тему сменил:

– Салаха знаешь?

– Как не знать, такой знатный…

Машку можно было называть как угодно, но только не «знатной»: папа – автомеханик, мама – сборщица, с аристократическими кровями ей не повезло.

– И чем это она… то есть он, такой знатный?

– Так ведь противец страшный…

Тимур был не уверен, что понял правильно, но показывать поверженному врагу незнание местных смыслов не стал. Известно главное: глабы даже не представляют, кто его освободил, и уж тем более не жаждут отмщения. И тут в голову Тимуру пришла прямо-таки блестящая мысль:

– Матильд, веришь, что я могу тебя отпустить прямо сейчас?

Тетка боязливо потупилась:

– Как не верить, такой страх…

А стадо плаксиво затянуло хором:

– Тимур лютый, помилуй нас…

– Отвечай, как перед карающим судьей… – грозно возвысил он голос.

– Уж как иначе, лютый…

– Где выход?

Матильд отважно уставилась желтыми глазищами и отчеканила:

– Выхода нет.

Тимур сумел не дрогнуть и не показать виду, что милая глаба убила последнюю искру надежды. Как ни странно – стало легче. Не надо сомневаться, верить, надеяться, все ясно окончательно. Пора выживать. Откаты точно никому совать не придется.

– Точно нет?

– Коли б был, разве ж это все надо… – И Матильд по-хозяйски повела рукой по цеху, указывая на коконы с тихой гордостью.

– Что в них?

– Так ведь мясцо спеет, что ж еще?

– А потрошки где?

– И потрошки есть, и мозгочки свежие, всего дадим, лютый. Хоть и дела теперь пошли – хуже некуда.

– Что так? Кризис? – Победитель позволил себе иронию.

– Пришлец не идет. Ты вот избежал, одного еще достали, так ведь такой дохлый, что накормили да отослали, что с него вырастет. Вот только одного девца-пришлеца и раздобыли, так-то вот.

– А у того, дохлого, очки были?

– Дужки одни круглые.

Тимур насторожился:

– Когда его отпустили… тьфу, то есть выпустили?

– Ты избежал, так его привели.

– Куда ушел, знаешь?

– Как не знать. Сказал, что в Пустом цеху схоронится.

Положив лом на плечо, Тимур легонько толкнул Матильду щитом, от чего складки жира закачались, и скомандовал:

– Показывай дорогу.

32-й до Эры Резины

Ближний путь пролегал через обитель глаб. Шлепая голыми пятками и раскачиваясь, точно перегруженный пароход, Матильд пересекла цех и открыла в дальнем его конце дверку. Ход вел через неширокую улочку в соседний цех. Там Матильд с трудом поднялась по пожарной лестнице, вызывая неизбежный вопрос: как с такой прытью можно охотиться на пришлецов; затем прошла по коридорчику и вывела Тимура к зеву вентиляционный трубы.

– Туда, пришлец лютый. Сама приведет…

– Дамы вперед.

Матильд покряхтела, но повиновалась безропотно. А вот победитель глаб пожалел: перед носом елозили студенистые половинки задницы во всех анатомических подробностях, от которых разило так… В замкнутом контуре трубы дышать было нечем, Тимур вдыхал ртом, чтобы не чувствовать нестерпимую вонь, забыл считать повороты, не представляя, где они сейчас ползут, и жаждал скорее выбраться. Клаустрофобия тихонько шепнула: я уже начинаюсь? А еще пришлось волочь с грохотом и скрежетом свой щит и меч. Без них было страшновато остаться наедине с безоружной глабой.

Впереди очертился контур мертвого вентилятора, между лопастями хватало места для худощавого тела. Но глаба и не думала отступить, она уперлась лбом и принялась напирать так, что металлический лепесток крякнул и покорно загнулся под недюжинной силой. Она втиснулась в дырку плечами, покрутилась, как медведь в берлоге, расширяя пространство, – и вот проход готов. Тимур прополз в дырку, даже головы не нагнув.

Матильд внезапно уменьшилась в объеме и, охнув, исчезла. Как раз чтобы Тимур успел задержаться перед обрывом. Вентиляция резко уходила вниз. Там, внизу, Матильд лежала на спине, как жук, и не могла подняться, беспомощно шевеля конечностями. Тимур мстительно спрыгнул ей на живот, оказавшийся мягче перины. Матильд застонала.

Тимур съехал с жиров и благородно помог даме встать.

– Здесь?

– А как же… – тяжело дыша, прошептала она.

– Обманешь – порву на котлеты.

– Да что ты! Разве можно… Мы понимаем ведь… Избавь меня, пришлец лютый.

– Ладно, вали отсюда. Но помни: я за тобой наблюдаю. – Тимур строго погрозил пальцем.

С трудом поклонившись, Матильд потопала восвояси.

Цех оправдывал название. Все, что Тимур видел до сих пор, даже близко нельзя было сравнить с просторами Пустого цеха. Потолки темнели где-то в заоблачной вышине, а другая стена терялась вдали. Но ничего более примечательного, чем слой мусора, закрывавшего бетонный пол, тут не было.

Тимур кашлянул раз, потом другой и обнаружил, что изрядно задохнулся в трубе, дышать стало трудно, словно легкие забили песком.

Внимательный осмотр не обнаружил живой души. Наверное, Дохлик прятался, маскировался. Как ему выжить иначе?

Тимур пошел по мусору, не глядя под ноги, и крикнул:

– Дима!

Ему ответило долгое-долгое эхо.

– Димка! Вылезай! Не бойся! Это я Тимур!

«Ур-ур-р», – отозвалось эхо.

Невдалеке произошло движение, мусорная кучка распалась, и над ней открылась голова, прикрытая куском резины. Пялились напуганные глаза, впрочем, совершенно белые, и молодое чистое лицо. Парень следил из укрытия и не подавал признаков того, что хочет знакомиться.

Спрятав лом за щит, чтобы не пугать местное население, Тимур дружелюбно улыбнулся, мучаясь напавшим кашлем:

– Привет! Гха… Давно тут? Гха…

Абориген молча кивнул.

– Не видел такого щуплого в очках без стекол? Гха… Димой зовут?

Теперь чудик мотнул отрицательно.

– Эй, друг, говорить умеешь?

Мусор посыпался листопадом, появился тип среднего роста, чуть выше Тимура, не щуплый, но и не упитанный, нормальный. Укутан он был в набор одежек, то ли пальто, то ли халатов, на голову накручена тюрбаном шелковая материя с кистями – знамя флагмана резинового производства. Оружия при нем не было заметно, и токов угрозы не ощущалось. Несколько мгновений странный тип рассматривал Тимура в упор и вдруг изрек:

– Да.

– Отлично. Как дела? – Тимур не был уверен в полной вменяемости обитавшего на этой помойке.

– Тебе чего?

– Знакомого ищу. Гха… Должен в этом цеху обитать.

– Тут я.

– Как тебя звать? Меня – Тимур, слышал, наверное?

– Нет.

Парень был явно тормознутный, что не так уж плохо для места, где любой норовит или цепопиком заехать, или махобоем угостить. И потому Тимур дружелюбно повторил:

– Звать-то как?

– Забыл.

– Кем будешь: пришлец? Лизнец? А может, лужник? Живец, нет? Или кто другой? Гха…

– Не знаю.

– Давно в Треугольнике маешься?

– Не помню.

– А кем был на гражданке, то есть… в Далёком?

– Я забыл.

А ведь дело-то совсем плохо: мужик явно в ступоре. Не все тут просто: либо жив – либо отпустили. Вот, пожалуйста, живехонек, а почти овощ.

– Чем питаешься? – спросил Тимур с сочувствием и кашлем.

Чудик вынул за хвостик крысиную тушку, выеденную изнутри.

Тимур бровью не повел, но бедолагу искренно пожалел и потому совершил поступок неожиданный: поделился кусочком колбасы. Странный тип принял кругляшок копченой колбаски с тихим изумлением, как будто не знал, что надо с ним делать.

– Жуй, вкусно, – подсказал Тимур. Проклятый кашель мучил и терзал. Больше в вентиляцию ни ногой. Здоровье дороже.

Обиталец медленно пожевал колбасу и выплюнул.

– Не понравилось?

– Нет.

– Ну, раз так, будь здоров. – Тимур собрался протянуть на прощание руку, но вовремя опомнился. – Не знаешь, кстати, отсюда выход есть?

– Выход есть! – прошептал тихий безумец.

– Из цеха?

– Выход есть из Треугольника!

– Не может быть, – невольно сказал Тимур, забыв про кашель. – И где он?

– Самому выход не найти… – Сумасшедший вдруг заговорил бойко. – Но есть местная легенда, даже не легенда, а миф, да нет, какой миф, скорее слух, который все слышали, но никто подробностей не знает. Так вот, слух гласит, что есть некий, как бы его назвать – обиталец, который знает, где выход. Вернее, не знает, а указывает его. Да что я говорю, выпускает любого, кто его найдет…

– То есть отпускает? Убивает?

– Да нет же! Именно выпускает живым и здоровым, просто указывает, куда надо выйти.

Доверять бурной тираде человека с помойки не было резона. Тимур и не поверил, но сделал вид:

– Как его зовут?

– Закройщик. Его точно зовут Закройщик. Почему? Неизвестно. Но Закройщик указывает выход. Все знают, только найти его не могут. Кто нашел – уже вернулся к себе домой.

– Он что, прячется?

– Если бы прятался, давно бы нашли. Не знают, кто именно Закройщик. Рядом ходит, а не знаешь, что он Закройщик. Может быть, даже я? – Парнишка хитро подмигнул.

– Может, его просто нет?

– Есть. Все знают, многие уходили.

– И как его искать?

– Никак. Закройщик сам решит, что нашел тебя.

– А если найдешь и поймешь, что это Закройщик, что делать, чтобы выпустил?

– Не знаю, я там не был.

– Это заметно.

Его застали врасплох, вылили ушат ледяной воды или что еще бывает в таких случаях. Ведь Тимур убедил себя, что выхода нет и надо приноравливаться, и вот надежда подала голос. Хоть голосок у нее больно придурошный.

Тимур собрался расспросить безымянного знакомца о Закройщике, но за стенами пронесся глас.

– Пришлец лютый глаб отпустил! – проорали где-то поблизости и понесли весть дальше.

Незнакомец изобразил восторг лицом и заискивающе спросил:

– Весь цех отпустил?

– Бред какой-то. Никого я не…

– Что спрашиваю, и так по тебе видно.

– По мне видно что?

– Прими уважение, пришлец лютый.

Житель помойки склонился в глубоком поклоне, не хватало разве, чтоб поцеловал руку и назвал доном. Где-то из глубин интуиции долетел до Тимура сигнал тревоги, неясной и потому вдвойне опасной.

31-й до Эры Резины

Стена Пустого цеха растворилась в наползающей мгле, а вдалеке Тимур увидел вывеску с надписью из трех слов. Местный народец толпился под этой вывеской. Кого тут только не было! И франты в резиновых жакетах, и согбенные под тяжестью шаров, назначения которых Тимур так до сих пор и не понял, были персонажи и в кожаных фартуках, и в ободранных ватниках, одетые в зеленые плащи и огромные сапоги химзащиты. Позади всех жались голые тельца с покрышками на задах. Толпа явно что-то ждала.

Грохоча по камням ломом, Тимур гнал, надрывая легкие сухим кашлем, и уже разбирал смутные личины, недвижно уставившиеся в глубь цеха.

В долю секунды по стае пробежал шорох – и все живое бросилось врассыпную. Разбегались в молчании, только самые отчаянные позволяли себе трусливые взгляды. Так страшен казался наступавший.

Воцарилась каменная пустота – все попрятались. Но из-за укрытий следили опасливые глаза всех расцветок.

Парадная дверь была распахнута, вывеска кособоко качалась, закрашенные окна зияли выбитыми дырками. Тимур осторожно шагнул в Цех, принял лом в боевое положение, закрылся крышкой и опасливо выглянул из-за нее.

В Цеху мало что изменилось: резиновые коконы покоились на цепях, снятое еще при Тимуре голое тело девицы отдыхало на полу, и издалека было видно – белое и чистое. Необычной была тишина – было так тихо, что, казалось, слышно падающую пыль.

Продвигаясь понемножку вперед и привыкая к полутьме, Тимур не особенно смотрел под ноги. И вдруг запнулся обо что-то мягкое. Устояв, отпрыгнул и разглядел, что помехой была массивная черная туша в резиновом фартуке, недвижно покоящаяся на спине. Лежала она так мирно, вытянув толстые ручки по швам, что казалась спящей. Голова ее неестественно запрокинулась, открыв мясистый шрам через шею, как голодный зев. Глаба привольно раскинулась в темнеющей луже. Рядом покоилась другая, и дальше еще и еще. Пол-цеха было покрыто их телами. Словно глабы приняли гибель равнодушно, просто попадали там, где их настигли удары. Кто-то лежал на боку, многие на спине, те же, кто надеялся спастись, падали на живот, выставив голую спину с застывшим задом. Крови натекло столько, что сапоги Тимура начали увязать в ней, тягуче застывающей.

Глаб перебили стремительно: не пригодившиеся шилопики торчали в козлах. Две дюжины увальнистых теток посекли так мастерски, что у них не осталось шанса выжить. Кто-то очень ловкий устроил избиение младенцев. Вопрос в том, способен ли на такой подвиг Тимур? Мог ли в припадке гнева устроить весь разгром и забыть начисто? Нет, с облегчением пришел к выводу он, одному такое не под силу, тут требовались маленькая армия или сверхспособности. К тому же глабы погибали под ударом чего-то острого, рассекавшего, как бритва. При всем желании тупым ломом так не наработать. Тимур не сошел с ума настолько, чтоб не помнить, как порешил столько народа. Но почему глас сделал героем побоища его?

В голой девчонке открылся серьезный недостаток: вместо сердца торчал вывороченный бутон мяса. На этот раз красотка была мертвой по-настоящему. Мертвее некуда.

Внезапно Тимур понял, что его так смущало: резиновые коконы висели неподвижно. Недавно раскачивались и шевелились, будто там что-то творилось. Теперь черная оболочка скрывала неживое. Или убитое. Подтверждение догадки виднелось на ближнем коконе: резиновую ткань пересекал разрез, внизу собралась лужица, пополняемая редкими каплями. Картина разгрома стала полной: живых, даже если прятались в резине, не оставили. Здесь правили бал не безумие или припадок ярости, а безупречный расчет – точный и безошибочный. Но глас был уверен, что это его рук дело. Его, Тимура…

В дальнем конце цеха открылась дверка, в нее ввалились два массивных тела. Они шагнули и замерли в нерешительности. Приняв боевую позу, Тимур крикнул:

– Кто здесь?

– Мы, конечно… – ответил нерешительный голосок.

– Сюда идите, чтоб я видел.

Толстобокие существа послушно заковыляли по-утиному, заняли пятно уходящего света и потупили желтые глазки. Та, что поменьше, пряталась за широкоплечую.

– Помилуй нас, пришлец лютый, – печально проголосила широкоплечая глаба, самая храбрая из двоих.

– Что здесь произошло?

– Помилуй нас…

– Кончай ахинею нести! Дошло?!

– Покоряюсь, пришлец лютый… Не знаем, за пришлецами ходили, никакого не нашли, а тут вот такое… Глас слышали… Честь тебе и хвала, пришлец лютый…

– Еще одна глупость – и вот… – Тимур грозно потряс ломом, отчего глабы немедленно пали на колени. Пришлось не менее грозно гаркнуть, чтобы они встали.

– Почему вы решили, что я ваших… отпустил?

– Так ведь глас был.

– Но меня здесь не было, я с Матильдом ушел!

– Как прикажешь, пришлец лютый… Нам неведомо, за пришлецами ходили.

Выжили эти глабы самым прозаическим образом: их не было в цеху. Они ничего не видели и не могли знать, кто тут постарался.

Храбрая глаба тяжко вздохнула и попросила:

– Дозволь, пришлец лютый, мясцо собрать.

– А то пропадет добро, – поддержала другая.

– Совсем пропадет, ага.

– А Тепла Водица пропала уже.

– Так и мозгочки пропадут, сберечь надо… Дозволь?

Слушая это ахинею, Тимур честно не хотел понимать, что от него хотят. Упрямо не хотел.

– Где Матильд? – опять крикнул он, не совладав с испугом.

Глаба приложила ладошку к бровям, осмотрела холмики и ткнула пухлой ладошкой ему под ноги:

– Туточки…

Шею вождихи располосовал глубокий шрам. А ведь Машкиной резинкой так разделать – одни махом. Неужели она? Вот уж кто точно мог разойтись так, что костей не соберешь. Это в ее характере – рубить с плеча, а потом извиняться за ошибку. За что же она на пышных теток взъелась? Уж не за его пленение – точно.

– Дозволь мясцо прибрать?

– Чего? – Тимур выплыл из раздумий. – А… да…

Толстухи подхватили тушу и поволокли к свободному крюку, закрепили кандалы в ногах подруги и со скрипом подняли цепи. Руки свесились, голова болталась на кромке кожи. Глабы аккуратно сняли фартук, складки жира волнами пали, увлекая за собой чудовищные дыни грудей.

Напало странное оцепенение, Тимур просто стоял и смотрел как заторможенный на то, что творилось на самом деле.

Та, что помладше, принесла ржавый таз, широкоплечая выбрала из козел шестокол, приноровилась и ловким движением рассекла туше живот. С чмокающим хлюпом вывалился клубок кишок.

Тимур зажмурился и выскочил на воздух.

Выводок обитальцев, которые подсматривали за происходящим в Цеху, стремительно бросился по укрытиям. Лишь один, самый нерасторопный, споткнулся, растянулся на камнях и, понимая, что деваться некуда, в ужасе забился под стену. Мелко дрожал, пустая оправа очков сбилась с носа.

– Дима! Привет! – закричал Тимур и приветственно помахал ломом.

Приятель по заточению не был расположен к дружеским объятиям и выглядел прямо-таки невесело: осунувшийся, в следах копоти, на ногах драные ботинки в галошах, закутан в линялый плащ, вместо штанов какие-то обноски торчат.

– Дим, ты что придуриваешься? – дружелюбно укорил его Тимур.

– Помилуйте меня, пришлец лютый…

Непонятно, как ему удалось уцелеть под цепями месреза, но мозги математика явно пострадали.

Отшвырнув щит и меч, Тимур присел на корточки и сунул Диме черную ладонь:

– Спасибо, что выручил, брат…

Дохлик коснулся и сразу отдернул руку:

– Не за что… Извините, а вы меня не хотите?

– Как мужчину? Не хочу.

– И отпускать не будете?

– Тебя цепопиком по затылку врезали?

– Нет…

– А какого ж ты тогда чушь несешь? Зачем мне тебя отпускать?

Дима замер, ожидая расправы.

– Ладно, математик, давай рассуждать логически. – Тимур, как роденовский мыслитель, подпер кулаком подбородок. – С чего взял, что я кого-то отпустил?

– Глас был…

– А если глас врет?

– Но по вам же все и так видно, извините… – Дохлик имел в виду что-то очень конкретное.

После осмотра куртки обнаружилось: везде – от лацканов до карманов красовались следы засохших брызг. Как после ржавого фонтана. Требовалось срочно найти объяснение, чтобы убедить не Диму, а себя.

– Так ты про эти пятна? Да ты неправильно понял, старик, это не кровь, – вальяжным спокойствием попытался обмануть своего собеседника Тимур.

– Я прекрасно знаю, как засыхает Тепла Водица, – вздохнул Дима.

– Нет, конечно, это кровь, но только другая.

– Вы кого-то еще отпустили?

– Только глаб, но не их… Самих… Ну, то есть… Тьфу, никого я не отпускал!

Все больше плутая в честных объяснениях, которые вдруг выворачивались наизнанку, Тимур заметил, что Дима, вжавшись в стену, ничему не верит, кроме собственного страха, и решился на почти правду:

– Понимаешь, мне надо было выручить одного человека. Вернее, думал, что надо выручить. Взял этот лом и щит и пошел в цех глаб. Чтобы его выручить. А когда пришел, его там не оказалось. Чтобы глаб попугать, стал бить ломом в крышку. А на лом попало всякой гадости, какой у них пол залит. Вот потому и брызги.

По глазам Дохлика было ясно, что парень не верит ни единому слову. Срочно вернуть доверие и разрядить обстановку мог только кусочек колбасы. Как назло, из цеха выползли уцелевшие глабы, храбрая несла на вытянутых руках черный куль, по виду резиновый, и, протянув его в сторону Тимура, поклонилась в пояс, как встречают с хлебом-солью:

– Не побрезгуй, пришлец лютый.

Тимур покосился на Дохлика, тот шепнул:

– Надо принять обязательно.

Тимур взял в руки подношение и почувствовал что-то теплое и мягкое. Глаба изогнулась и торжественно сдернула с подарка оболочку.

– Это что такое? – слишком громко спросил Тимур.

– Лучшее подрезали, самый смак!

– Я спрашиваю: это что такое?!

Глаба схватилась за груди, выпучив желтые глазенки:

– Дак ведь мясцо, свеженькое, от самой сдобной взяли… Вот тут, изволь, окорочок, а вот вырезка, со спинки сняли, без прожилок, хоть сейчас на уголек. Не побрезгуй, пришлец лютый, от чистого сердца. И платы не требуется, у нас теперь много мясца заготовлено, благодарим вас земным поклоном. Может, мозгочки свежие желаешь?

Килограмма три, а то и четыре отборного мясца, можно сказать, парной глабятины, сладковато попахивало, кровь сочилась.

Дима вежливо подсказал:

– Вам оказано редкое уважение…

Как-то раз Тимур вляпался в приготовление обеда в четыре руки с девушкой, и ему, как мужчине, подсунули разделывать свежекупленную вырезку. После недолго боя кусок стал похож на кровавого ежика, а рваными ошметками покрылась вся кухня. Эта битва с мясом привела к тому, что девушка решила поискать настоящего мачо. Зато Тимур искренне восхищался мясником-виртуозом на Сытном рынке, который орудовал топором, как скрипкой. Вот это было зрелище! Ни одного промаха, острие ложилось в мякоть изысканно точно. Шматки мяса, представшие сейчас взору Тимура, были освежеваны не хуже, только у широкого края прицепился сиротливый лепесток кожи, на котором виднелись родинки. При некоторой фантазии они составляли треугольник.

Дима жадно сглотнул:

– Мясцо очень приличное.

Тимур вспомнил, где видел эти родинки, по еле уловимому запашку вспомнил и владелицу. Даже разделанное, мясо несло въедливым кисляком, от которого Тимур чуть не задохнулся в трубе. Так пахла она. Действительно, поднесли самое лучшее и достойное: мясцо их вождицы. Бедная, бедная толстуха Матильда, она же Матильд…

Глабы пятились к цеху, слаженно повторяя:

– Всегда рады, и плату возьмем скромную.

Мясцо расправило резиновые крылья, взмыло, описало дугу и шлепнулось с глухим причмокиванием у дальней стены. На добычу мгновенно нашлась стая охотников – человечину, от которой отказался Тимур, мгновенно растащили. Перепачканные счастливцы разбредались, пряча по котомкам кусочки отборного мясца.

Дима следил за пиршеством, видимо, страстно желая присоединиться, но финал торжества наступил без него.

– Мясцом брезгуете, а глаб отпустили. Зачем же? – спросил он с досадой.

– Пошел ты…

– Не привыкли, еды боитесь.

– Я не голоден.

– Это возможно. Но я предполагаю другую версию…

Тимур уже дозрел отвесить Дохлику затрещину, но поблизости невидимый голосок заверещал:

– Салах пришлеца метит!

И понесся дальше.

Не проронив ни слова, Дима отшатнулся, прикрылся плащом и пустился наутек.

Окрестности очистились, как будто их вымели, последняя живая душонка – лядащий лужник – убралась подальше. Тимур глянул в даль улицы: никого, кто бы мог наделать такой переполох. Но как только повернулся, обнаружил конкретную причину.

30-й до Эры Резины

Она приближалась не спеша, не прячась, прямо нацеленным курсом, четко посередке между заводских корпусов. И хоть была внешне спокойна, волны необузданной ярости накатывали ее штормом. Все живое, чуя неизбежную беду, попряталось перед наступлением цунами. И только один-одинешенек Тимур возвышался на ее пути.

– Привет! – вякнул Тимур с трусливой ухмылкой.

Потому что слишком хорошо знал, что означает эта холодная собранность. Та, прежняя Машка, достигнув такого просветления, могла натворить что угодно. Например, вылить кастрюлю кипятка на подругу, не вовремя подмигнувшую ее парню. Что поделать – бешенство стриптизерши. Справиться с этим нельзя, можно только отойти в сторону и переждать. Но это было в мире под названием Далёко. А что творится в стриженой башке сейчас – страшно представить. Похоже, все-таки она разделала глаб, обманула глас и вот теперь намерена убрать ненужного свидетеля.

Недавно любимая девушка медленно надвигалась, поигрывая махобоем и буравя немигающим взглядом – в такой ситуации любой рыцарь подмочит гульфик.

Тимур ощутил странное безволие в руках и спросил с непринужденной обидой:

– Ты куда пропала?

– Подними! – процедила сквозь зубы Машка.

– Что сделать?

– Оружие подними, пришлец…

Как ни в чем не бывало, Тимур нагнулся, поднял с земли и протянул Машке свой металлолом.

Взмах резиновой трубки отсек добрый кусок от щита.

– Ух ты, здорово! – восхитился Тимур, у которого мелко тряслось в солнечном сплетении. – А еще раз можешь?

– Ты будешь драться.

– С женщинами – не дерусь…

– Сейчас я тебя отпущу…

Зашвырнув подальше лом и сорвав летный шлем, Тимур бухнулся на колени:

– Сделай милость.

Играл ва-банк: у девицы хватило бы дури отмахнуть ему голову.

Пауза затягивалась. Тимур глянул и обомлел: Машка, кусая губы, рыдала, слезы лились тонкими ручейками. Он кинулся, чтобы обнять ее и прижать, но удар махобоя отрезал ему путь.

– Не подходи! – в лютой ненависти прошипела Машка.

– Да что случилось?!

– Гад ты…

– Что?!

– Гад ты, Новиков. В Далёком был гадом ползучим и здесь отличился.

– Салах… тьфу, Машенька, да что я сделал? Я же тебя пошел искать…

– Врешь, мразь.

– Я вру?! Да знаешь, что я…

– Готовься, сейчас отпущу… За все сразу.

– Да, пожалуйста. Но скажи хоть: за что?!

Пилы взвизгнули и зависли, Машка проговорила медленно:

– Новиков, зачем ты глаб отпустил?

– Послушай, Маш…

– Они ведь добрые были, милые, славные, совершенно беззащитные, как коровы. Теплые, кормили меня всегда, ласковые, никто от них плохого не видел, мясцо растили, всех кормили, а ты… Ты, пришлец поганый, даже не представляешь, что наделал! Я-то думал что-то важное принесет, а он, видали, какой герой ловкий – беззащитных теток как куриц перерезал. Вот ведь подвиг! Сколько чести! Разоделся в ремни и кожанку, надо же, каков герой! Еще тихоней притворяется, а оказывается, вон какой стервец, пришлец…

Машку прорвало, и Тимур понял, что самое страшное, когда надо опасаться за свою шкуру, миновало, теперь будет легче.

– Пожалуйста, делай со мной что хочешь, убей, отпусти, съешь живьем, но сначала выслушай…

Пришлось все-таки отскакивать от летящей циркулярной пилы. Машка хоть и не старалась попасть, но судьбу махобоем лучше не испытывать, так что Тимур занял безопасное расстояние. Пока подруга затихала, размазывая свежую грязь по щекам, нельзя было терять ни мгновения, второй шквал мог последовать внезапно.

– Попробуй соврать, пришлец, я прекрасно знаю, как ты это делаешь.

– Правда, и ничего, кроме правды, – пообещал Тимур. – А потом, пожалуйста – отпускай.

– И отпущу, – сказал она так, что Тимур поспешил начать оправдываться, забыв о подозрениях. Он старался говорить логично, последовательно и убедительно, но пируэты махобоя мешали сосредоточиться. Может, поэтому он говорил искренно.

Машка выслушала, подозрительно насупившись, и мстительно заявила:

– Вот ты и попался, пришлец! Не знаешь, что в Пустом цеху никто не обитает. Даже последний лужник не сунется.

– Это почему?

– Там нельзя обитать. Не знал, что врешь? Так знай: там раньше перемалывали серу, все пропитано желтой пылью. Невозможно находиться, большая газовая камера. Что теперь соврешь?

– А я-то думал, откуда кашель! Чуть не загнулся, – сказал Тимур и продемонстрировал, как, бедный, надрывался. – Но ведь с кем-то я разговаривал? Тот парень серы не замечал.

Испытав все запасы проницательной суровости и не найдя, к чему придраться, Машка спросила уж не так подозрительно:

– Кто он?

– Сказал, что не помнит.

– Как выглядел?

Допрос становился уж больно придирчивым, усилия тратились на затрапезного бомжа. Между тем стемнело основательно, Тимур уже с трудом видел воительницу на фоне стен.

Как ни старался Тимур, не смог выжать внятных примет:

– Да никак не выглядел, доходяга, конкретно сумасшедший, сказал несколько фраз, закопался в ворох мусора и пропал. А так самый заурядный тип.

– У него белое пятно вот здесь?.. – Грязный пальчик уткнулся в остаток челки.

– Не заметил. На мужиков, в отличие от тебя, не заглядываюсь. Кстати, у меня большая претензия: ты куда делась от таможни?

Машка что-то проворчала и решительно заявила:

– Не твоего ума дело, пришлец… Бери оружие, скоро Ночь огласят.

– Опять махач? Ну, уж нет…

– Удержи крепко, остальное сам сделаю.

– Может, поорешь на меня, и засчитаем за драку?

– Так надо, пришлец…

Ему предлагалось исполнить роль мальчика для битья, тренировочного чучела или, в лучшем случае, музейного экспоната. Еще вчера такое предложение парню, выросшему в крупном жилом массиве, где нож в бок получить куда проще, чем диплом, стало бы смертельным оскорблением. Даже от любимой девушки. Но после исполнения «елочки» в кандалах Тимур отнесся к новому испытанию на удивление покорно, без возражений подобрал в кирпичной пыли лом и крышку, закрыл голову летным шлемом и выставил свой меч как можно дальше.

– Так сойдет?

Начал раскручиваться махобой, пилы тоненько секли воздух.

– Только Ма… пардон, Салах, когда будешь бить, помни: я обратно не приклеюсь.

– Что?

– У вас тут принято сначала разорвать на куски, а потом сложить как ни в чем не бывало. Так я еще не умею.

Пилы воткнулись в землю, Машка подскочила:

– Повтори, что ты сказал.

– Да ничего я не сказал. – Тимур утомился попадать в подводные ямы и ловушки на каждом слове. Вроде деваться людям некуда, а сложностей придумано больше, чем в Далёке. – Ну, разорвали кореша своего приятеля на куски, а потом он гулял живой и здоровый.

– Сам видел?

– Нет, знакомый рассказал.

– Кто?

– Торбник, кажется.

– Значит, началось… – проговорила Машка с тихим отчаянием.

Перемена настроения казалась слишком резкой, даже для отставной стриптизерши: выронив оружие, она схватилась за голову, присела на корточки и принялась раскачиваться, как маятник.

Что Тимуру оставалось делать: то ли бросить металлолом и начать ее утешать, то ли терпеливо ждать, когда пройдет само? На всякий случай он тихонько спросил:

– Маш, что случилось?

Она подскочила как ужаленная и завертела махобоем:

– Стой смирно, чтоб не задел.

Посыпался град стремительных ударов, замелькали галоши да резиновый шланг. Если бы бой случился на самом деле, уцелеть бы Тимуру не пришлось. Крышка прощалась с последними кусками, Тимур сжимал лишь ее ручку и куцый обрубок серединки, а лом сократился до жалкого отростка. Машка остановилась как раз вовремя.

– Пришлец Салаху устоял! – вдруг завопили хрипло.

Голос эхом начал повторяться, разлетаясь по темным корпусам и неся весть. А навстречу уже спешила другая:

– Ночь спущена!

– Быстро за мной, – приказала Машка и тенью метнулась от цеха.

Бросив бесполезные ошметки своего оружия, Тимур поспешил за ней. Накопив опыт преодоления развалин в темноте, он почти не терял из виду Машкин плащ. А когда терял – она ждала за ближайшим поворотом.

В этот раз догонялки прошли без азарта. Машка заскочила в трехэтажный корпус, сбежала по лестнице в подвал, заставила Тимура забиться в глухой угол, приняв позу зародыша, скинула плащ и накрыла его с головой.

– Тебе надо выжить Ночь, – приказала она. – Твое оружие: тишина.

– Понял.

– Это значит: терпеть.

– Отлично.

В ладонь ему уткнулась рукоятка, из которой торчал остро заточенный штырь напильника, забытая игрушка шального детства.

– Для чего? – спросил он.

– Черепа вскрывать, мозгочки доставать, – удивилась Машка такой наивности пришлеца. – А тебе на самый крайний случай. Не вздумай исчезнуть. Я приду утром.

И призрак бесшумно растворился.

29-й до Эры Резины

Первые минуты в тишине Тимур не смел и шевельнуться, но выносить такой режим – мука нестерпимая. И он рискнул, приподнялся и выяснил: его засунули в заброшенный склад тары. Над головой виднелось полукруглое оконце, пахло гнилым деревом и столярным клеем. Здесь было спокойно, почти уютно, а за окном властвовала Ночь.

Тимур прислушался. С улицы доносился шепот и крик, слышался глухой стук: может, месрезы охотились, а может, просто камни осыпались.

Захотелось пить, нестерпимо, так, что язык превратился в комок густого асфальта. А воду взять неоткуда. Тимур закрыл глаза и приказал себе спать, но ничего у него не получалось. Испытать столько за день – растратить весь адреналин, отложенный до старости. Ведь и свежую человечину предлагали, и в кандалах мучили, и в железную бочку запихивали, и зуб болел, и что-то там еще…

Мысли путались, из темных щелей мозга полезла такая откровенная бредятина, что Тимур испугался: уж не свихнулся ли ненароком. Спросил себя: какой сегодня год, месяц и число. Кажется, помнил, значит, все не так уж плохо на сегодняшний день. Но проверку нельзя было останавливать. Что еще спросить? Дату рождения? Помнит. Пароль к «визе»? Помнит. К «мастеркард»? Тоже. Что же забыл? Ведь наверняка что-то забыл очень важное. Забыл, что хочет пить. Нет, об этом нельзя… Ну, конечно – Федор! Интересно, как теперь этот гад справится без ключей. Его-то брелок здесь, в кармане, подмигивает зеленым глазком, он теперь настоящий друг… А зачем Федор притащил его сюда? Так есть выход или нет? И зачем так настойчиво расспрашивала о Пустом цехе Машка? И как же пить хочется!..

Вопросы сплетались, из-под них прорывались картинки недавно увиденного, булькали звуки, как будто что-то шептали на ухо, музыка тренькала, да мало ли чего…

Жажда незаметно отстала, Тимур провалился в спасительное забытье.

А очнулся – и не смог разобрать: спит он или видит наяву. Кругом темень, Ночь в своем праве, но в дальнем углу обозначилось движение. В подвале появилась бесформенная тень, другая прошмыгнула следом. Рассмотреть гостей было невозможно – два пятна, да и только. Наверняка не Машка. Каков приказ? Его оружие – тишина, помнит. И все же Тимур нащупал в кармане рукоятку шокера.

Одна из фигур крутилась, словно осматриваясь, затем отступила к деревянным ящикам. Другая шла спокойно.

– Здесь никого нет и быть не может.

Голос у говорившего был приглушенный, узнать невозможно. Зато неясность силуэтов объяснилась просто: незнакомцы закутались в плащи, опустив капюшоны, попробуй, узнай.

– Всем ведомо, что к этому месту нельзя приближаться. Если что, лу`жники поднимут тревогу… Что ты решил?

– Пока не знаю. – Второй говорил как будто через тряпку.

– Нет времени, надо выбирать.

– Что получу?

– Значительно больше, чем может предложить он.

– А если откажусь?

– Тогда ничего не будет. Для тебя точно.

– Ты меня отпустишь?

– Конечно, нет, но потом будешь жалеть.

– Не уверен.

– Подождем и посмотрим, кто был прав.

– Дай еще несколько Ночей.

– Их нет. Решение сейчас.

– Можно вопрос?

– Спрашивай.

– Сколько раз?

– Три.

– Что пережил?

– Разве не знаешь? Самое глубокое отвращение… Что решил?

Пришедшие молчали, тишину подвала доставал шум Ночи. Зашуршал плащ, одна из теней протянула руку, тускло блеснул продолговатый предмет.

– Прими или отпусти, – донеслось.

Забрав дар, взамен тень протянула баночку, не больше, чем из-под крема для лица. Склянка запрокинулась рядом с пятном головы, послышался звук глотка. Угощавший раскрыл объятия, тень, выпившая что-то, в эти объятия упала. Наконец, послышалось:

– Все хорошо, ты с нами. Чтобы не выдал запах, натрись соляркой или поешь мясца. Скоро ощутишь, как все меняется…

– Не бойся, я справлюсь…

– Я верю. Теперь о деле…

Разобрать, о чем они зашептались, стало невозможно, долетал лишь слабый шорох, ни внятного словечка. Тимуру вдруг ужасно захотелось узнать подробности, почему-то это стало особо важным для него.

– Правильно, – вдруг отчетливо произнес один из незнакомцев.

– Что мне сделать?

– Пустишь весть, когда придет случай… Ты уже в силе. Пора, наш верный друг.

Первый пропал в черноте, на миг явившись в открытом проеме и исчезнув за дверью. Оставшийся не двигался, словно выжидая.

Ладонь, сжимавшая рукоятку напильника, взопрела, Тимур перестал дышать и услышал, как по барабанным перепонкам бьет его собственное сердце.

Ударил свет, настоящий, от электрического фонарика. Лучик пробежал по подвалу, выхватывая стены и рухлядь, проехал по Тимуру, ослепив на мгновение, и равнодушно побежал дальше. Маскировочный плащ спас.

Бесшумно приблизившись к горке ящиков, незнакомец скинул верхние. Под ними обнаружился чан. Звякнула крышка, что-то булькнуло, и снова послышался тихий лязг металла. По подвалу растеклась отвратительная вонь: смесь перегноя и резины. Тимур зажал нос. Незнакомец насторожился и провел фонариком, как прожектором по границе.

Тимур замер. Надо ждать и терпеть.

Свет наконец померк. Снова раздался шорох сдвигаемых деревянных ящиков, еле заметный шелест подметок, скрип двери, на мгновение показался силуэт в дверном проеме. И наступила окончательная тишина.

Еще долго Тимур не дышал в полную силу. Он видел то, чего никак не должен был знать, за это наверняка не сносить головы. Вот только от кого? И можно ли рассказать об этом Машке? Да и было ли что-то? Может, приснился бред, как в прошлую ночь. Так – вернее всего: ничего не было.

Тимур уговаривал себя и приводил разумные доводы, пока не провалился в беспамятство.

Разбудил его глас:

– Ночь ушла!

В это утро зажатые мышцы поддались куда легче, тело показало чудеса выживания, но жажда схватила арканом. Но поделать с жаждой было нечего – только терпеть.

Тимур был так занят приведением себя в чувство, что прозевал явление Машки: она возникла словно из воздуха и уставилась на то, как он делает массаж конечностей.

– Еще жив? – с легкой досадой спросило безжалостное создание и отобрало заточку. – Как пережил Ночь?

Тимур проскрежетал сухим языком:

– Спал.

– Такая выдержка? Не ожидал от тебя.

Кажется, Машке очень хотелось спросить о чем-то, ее буквально распирало от любопытства, но Тимур не стал ей помогать: спал, и точка.

Что-то дивно булькнуло, и появилась наполненная водой грелка. Припав к ее горловине, Тимур ощутил, что жидкость попахивает резиной с краской, но ведь течет, течет! – жадно глотнул и опомнился, когда опустошил всю емкость до капли.

– Извини, я не пил двое суток… Не волнуйся, соберу тебе воду.

Скатав резиновый сосуд, Машка заметила равнодушно:

– Так поступают все пришлецы…

И наградила инструкцией: сейчас он должен сосчитать до десяти, выйти, накрывшись плащом, и сразу по стенке свернуть налево.

Тимур исполнил все, как велено.

Машка настигла его около очередной арки, без церемоний отняла плащ и отдала новый приказ: идти по другой стороне улицы, осторожно замечая, куда следует она. В общем, как чужие.

Пропетляв двориками, одолев несколько развилок, обогнув открытые площадки, она привела Тимура к пожарной лестнице, и молодой козочкой взобралась на последний этаж. Там и ждала, пока запыхавшийся пришлец одолеет последнюю площадку, и вдруг прошла сквозь стену. Чудо разоблачил сквозняк: нарисованная кладка шевелилась.

Высунулась взъерошенная голова:

– Будешь говорить только правду.

– Когда было иначе?

– Если не поверят, тебя отпустят.

– Давай уже скорее, что ли…

Напротив цехового окна, разбитого до основания, возвышался человек в плаще. Грозно скрестив руки и не подавая признаков, что хочет знакомиться с гостем, он выхватил махобой и заорал:

– Строй!

Откуда ни возьмись, выскочили трое, размахивая боевой резиной, пока лишь угрожая. Один был знаком: свирепо насупившись и рыча, как голодный барс, готовился к растерзанию Мик. А вот парочку пришлось узнавать заново: рыжий верзила и стриженная налысо девица со шрамом на щеке. Зрелище для утра – не радостное. Но что интересно: глаза у всех – чистые, беленькие.

– Салах, твое место в строю!

Машка замялась, но все же выхватила шланг с лезвиями:

– Не спеши, Чингиз…

– Это пришлец Темнеца! Он глаб отпустил!

– Ты ошибаешься…

– Салах – в строй!

С неохотой девица повиновалась.

Надо было подыскать хоть что-то для приличия. Бой будет не короткий, а мгновенный, но умирать вот так – с пустыми руками не хотелось, парни со двора Тимура бы не одобрили. Заточку отобрала Машка, а кроме ломаных стульев и горы резиновых сапог защищаться тут было нечем. И тогда он пошел с последних козырей: швейцарский ножик перехватил лезвием назад, как учили старшие, а шокер выставил вперед, широко разведя руки.

Изготовку Чингиз осмотрел с некоторым уважением:

– Смирись, пришлец, сцедим Теплу Водицу и отпустим легко.

– Пошел ты…

– А ведь и вправду лютый, – проговорила стриженая девица, глухо, по-мужицки.

– Да, лютый! А ты – гондон штопаный! Понял, фраер дешевый. И хоть на всю твою кодлу меня не хватит, но будь уверен, падла, хоть одного с собой утащу! Подходи, кто первый, убогие! Я псих, у меня и справка есть! Тебя, падла, порисую и выйду, а на тебя собаки ссать будут!

Все, что тщательно душила и полировала банковская сфера, вырвалось так стремительно, словно и не было многих слоев лака. Природа городского дикаря праздновала побег из заточения, в ушах свистел ветер отчаяния, а во рту тек вкус свободы, неотличимый от соленой крови. Он снова был мальчик с пером, который забрел на чужую улицу и наткнулся на братву не своего квартала. У него один шанс – запугать диким напором. Или принесут его к маме всего в крови и мертвого.

Полублатной напор произвел впечатление. Уже без злобы Чингиз спросил:

– Где взял ножик и шокер?

– А тебе, курва, не похер ли? Ближе подойди – шепну на ушко.

– Отвечай, дурак! – сорвалась Машка.

До сознания наконец долетело эхо того, что произошло: он свалился в самую глухую помойку, про которую и думать забыл, став другим. И вот перемазался снова. Нет, никогда больше. Даже если остались считаные секунды, встретит их с достоинством, а не по-скотски. Странно, что именно сейчас вспомнил слово «достоинство». Давно не слышал, ни к чему оно было. А вот – пригодилось. Ну пусть будет с достоинством. Все равно конец. Пропади все пропадом.

– Федор подарил…

– Когда?

– Подъехали к заводу, сказал, на добрую память. Кончай волынку…

Вождь дал знак, боевая четверка сгрудилась плотным кольцом. У них опять было совещание, просто демократия какая-то.

Заскочила шальная мысль: а не дать ли деру? Как раз вовремя. Полотнище слабое, прорвется под прыжком. А дальше что? Он один и ничего не знает в Треугольнике, даже если убежит – не выдержит Ночь. На него будут охотиться не только месрезы, но и эти. Кстати, кто они? В какую шайка угодила Машка? Может – противцев? Или у них это цехом называется?..

Совещание закончилось, строй, куда менее опасный, походил теперь на семейную фотографию.

– Есть желание? – изрек Чингиз.

– Напиться напоследок. Третьи сутки ни капли.

Лысая девица исчезла и вернулась с прозрачным бурдюком, по виду напоминавшим сильно раздутый презерватив, старинный, а потому крепкий. Надпись «Сделано в СССР» криво растянулась под весом мутной жидкости. Припав к резиновому горлышку, Тимур жадно глотнул воды с вонью ржавых труб. Пил упорно, потому что твердо знал: именно так надо.

Опустевший сосуд ужался в то, чем и был, лысая бережно схоронила его под плащом. Тимур облизнулся:

– Ну что, закончим?

Чингиз опять скрестил руки, как памятник неизвестному полководцу:

– Кем жил в Далёке?

– В банке работаю… работал.

– Хорошо, что не презренный мозак.

– Я тоже рад.

– Как попал сюда?

Страх утонул в гнилой воде, Тимур сдал самый сложный экзамен в своей жизни без подготовки. Просто вынул наугад единственный счастливый билет. А потому не стал нарываться и мирно поведал, как сначала… а потом… и вот… и про глаб, конечно… так что теперь… И даже обнаглев, спросил:

– Может, скажешь, где выход?

– Выхода нет, – механически ответил Чингиз. – Значит, глаб не отпускал?

Тимур сознался.

– Но ведь глас был… Странно.

Давление недоверия стало падать, барометр показал «ясно». Чингиз ослабил гордую осанку и довольно мирно спросил:

– Так что ты видел, пришлец?

– Последние дни богаты впечатлениями.

– Говори про торбника.

– Да, ерунда. Наверное, перепутал.

– Отвечай, пришлец! – опять закричала Машка.

Боевые коллеги покосились с осуждением.

Пришлось вкратце поведать печальную историю богатенького бомжа, его преждевременное разрывание и внезапное явление целым и невредимым.

Грозные убийцы присмирели, задумавшсь о чем-то, понятном только им.

– Хочешь быть за нами? – спросил вождь, раздумывая о своем.

– Опять три условия зададите?

– Зачем? – встрял Мик.

– Месрезы уже меня принимали…

Смеялись на все голоса, кроме Машкиного, но Чингиз быстро подвел черту:

– Этого не может быть. Ты ошибся.

Тимур уже собрался возразить, но помешала Машка:

– Отвечай: согласен?

– Нет вопросов, конечно, согласен…

Последовало холодное знакомство. Мика, оказалось, зовут так, а рыжего амбала – всего лишь Кортес.

– Боксер?

– Дальнобойщик. – Верзиле ошибка понравилась.

Стриженая боевичка была названа Батыем, про Машку сказано что-то невнятное, а про себя Чингиз и вовсе забыл: вождь, что тут говорить. На этом представление окончилось. На всякий случай Тимур спросил:

– Мне что-нибудь полагается сказать?

Чингиз насторожился:

– О чем ты?

– Клятва, что-нибудь вроде «прими или отпусти». Может, контракт подписать?

Чингиз оглянулся, бойцы смотрели сурово.

– Рады принять тебя, пришлец. Будет тебе дело, раз так хочешь…

Однако что именно потребуется от новичка, пояснить отказался, хмурым взглядом окинул вновь принятого и пробормотал:

– Ловкий ты, пришлец, уже до таможни добрался… Может, и в самом деле…

– Что «в самом деле»? – спросил Тимур.

Но вождь уже натянул на лицо непроницаемость:

– Салах обучит тому, что должно.

28-й до Эры Резины

Улицы, пустынные днями, захватило пиршество. Повсюду грудились обитальцы Треугольника с раздутыми животами, лу`жники валялись вперемешку с торбниками и живцами в пьяном отупении, сытно рыгали и таращили разноцветные глазенки. Кто смог – обжирался до потери сознания и, перемазанный кровью, отдыхал под свалившимся счастьем. Дремали в собственной блевотине, прижимая обглоданные куски мясца.

Было мирно, но Машка сохраняла бдительность. Обойдя очередное тело, тревожно заметила:

– Беда пришла… Из-за тебя.

Тимур не смог проникнуться горем, потому что поспевал кое-как:

– Ну, и что? Наелись досыта. При чем тут я?

– Уничтожено все мясцо.

– Глабы новое нарастят.

– Ты глуп, пришлец. Знаешь, что будет?

– Наверное, все то же…

– Ну, так скоро узнаешь…

– Ма… Салах, а ты противец?

Она резко затормозила:

– Кто назвал тебе этот клич?

Опять прыжок настроения, просто качели бешеные, такой характер даже Треугольнику не выправить.

– Матильд. Что он значит?

Сделав вид, что оглохла, Машка заспешила. Зараза такая.

В животе хлюпала водица, которой Тимур выпил слишком много. Заглушить отвратительные звуки он постарался болтовней:

– Когда начнешь обучение? Старший ведь приказал. Вдруг поручит сложное дело, а я не готов. Не хочу провалить, а то перед Чингизом будет неудобно.

Решительная девица указала на стену глухого брандмауэра:

– Здесь выберешь оружие.

На все пространство красного кирпича приходилась лишь драная дверь, над которой скособочилась вывеска из куска жести с подтеками букв: «Отпущалки».

– Заплатишь, сколько попросит.

Наверняка какой-нибудь подвох. Поправив шлем, Тимур постарался нащупать:

– Подскажешь, что выбрать? Может, последнюю модель махобоя?

– Бери то, с чем сможешь справиться.

– А ты?

– Буду ждать здесь.

– Слово, Салах?

– Да ты совсем обнаглел, пришлец…

Машка окрысилась, но что-то вроде обещания бросила.

Замок давно сгнил, петли рахитично погнулись, обнажив ржавые штыри. Дверь скособочилась, угрожая отвалиться.

Внутри Тимура встретила приличная темень. Чадила горелка, сделанная из артиллерийской гильзы, рядом с ней виднелась одинокая согбенная спина. Взлетала цыганская игла устрашающего размера. Хозяин, занятый штопкой, поздоровался с покупателем:

– Чего надо?

Худую мордочку украшал монокль, какие водятся у природных аристократов, над сморщенным лбом гордо торчал седой хохолок. Лавочник походил на больного попугая, выкинутого на помойку.

– Мне бы оружие… – неуверенно попросил Тимур.

– Нету. Уходи, пришлец.

Такой прием был не в диковинку, а потому, не вдаваясь в уговоры, гость шибанул по двери так, что она распрощалась с изрядным кусом фанеры, подобрал за порогом увесистый обломок кирпича и метко бросил в согбенный хребет. Снаряд обязан был угодить в цель, ему просто некуда было деться, но вдруг отлетел, молниеносно отбитый чем-то резиновым. При этом лавочник не очень шевелился, так и сидя спиной к Тимуру. Не оборачиваясь, предложил:

– А ну, еще…

Выскочив, Тимур подхватил стальную арматуру, услужливо валявшуюся в пыли, и побежал на врага. Замахнулся на безоружную спину и со всей дури ухнул по ней. Удар должен был оставить мокрое место. Но железяка пролетела в пустоте и потащила за собой. Увернувшийся хозяин подставил подножку – Тимур растянулся беспомощно и жалко.

– Ловкий пришлец, попробуй еще раз…

Это было уже откровенное издевательство. В пыли и ярости Тимур совершенно забыл, для чего сюда наведался, и принялся рубить с плеча. Со страшным грохотом арматура крушила невинные вещи, а владелец лавки не прятался и не убегал, но оставался неуязвим. Тимур махал арматуриной из последних сил, а наглец даже не задохнулся и монокль не уронил. Наконец, победитель глаб исчерпал запал.

Хозяин как ни в чем не бывало похлопал его по плечу:

– Ай, молодец.

– Отойди… хуже будет… я лютый…

– Да, знаю. – Дядечка печально вздохнул, подобрал горелку и зажег прятавшиеся где-то светильники. Конурка осветилась дрожанием оранжевых язычков, с дымком и чадом. Открылись следы лихой атаки: переломанные коробки, искореженные трубы и разбросанные жестяные банки. Скорее всего лавка когда-то служила котельной.

– Извините, – пробормотал Тимур и отшвырнул железку.

– С пришлецами бывает… Месреза одолел, глаб отпустил, Салаху устоял, такому герою – зачем оружие?

Отчего-то Тимур смутился, захотелось все бросить, пусть Машка издевается и даже отпустит к чертям своим махобоем. Но сдержался и проговорил:

– У меня тут дело намечается…

– Чем платить будешь?

Предложения евро или колбасы лавочник решительно отверг, причем монокль его не шелохнулся, как врос в переносицу:

– Еды теперь сколько хочешь. Может, что-то нужное?

Выбор невелик, пришлось расстаться со швейцарским ножиком. Лавочник принял складное чудо с трепетом, как реликвию, поднес к свету, рассмотрел и остался доволен.

– Не знаете, где найти Закройщика? – доверительно понизив голос, спросил Тимур.

Монокль, не отрываясь, любовался лезвиями:

– Где-нибудь, может рядом. Но ты его не узнаешь. Иди, выбирай там…

На дальней стене обнаружился занавес резинового полотна, а за ним – гигантское пустое пространство неведомого цеха, такое большое, что контуры труб и металлических емкостей лишь угадывались. Переплетения конструкций уходят в темень безграничную, из которой эха не дождаться. Маленькая фигурка человечка в кожаной куртке и летном шлеме пугливо двигалась в безграничной пустоте к единственному светлому пятну – одинокому шкафу старомодного фасона, на который падал свет из недостижимого потолка.

Под жалобный скрип приоткрылась стеклянная дверца, оклеенная жухлыми газетами. Полки ломились под залежами всего, чем бить, махать, резать, колоть, подсекать, валить, кромсать и зашибать насмерть. Тимур попробовал палицу с остриями, примерился к копью, утыканному гвоздями, взялся за резиновую трубку с отточенными шестеренками. Все было не то. И тут в уголке приметилась игрушка из дворового детства: мячик цельной резины, каким играли в хоккей летом, швыряли в стену или друг в друга. Мячик черен, тяжеловат, но в ладони улегся приятно, взлетел и послушно вернулся в руку. Тимур отправил его на пробу в дальнюю стену. Комок резины выбил глубокую дырку и отпрыгнул прямо в пальцы, как верная собака к хозяину.

Лавочник, кажется, забыл про покупателя, опять принялся за штопку, латая изношенную галошу.

– Ничего не взял? – спросил, даже не обернувшись.

Тимур придерживал находку за спиной:

– Да так, мелочь…

– Хвастай, пришлец.

– Вот это глянулось…

Резиновый мячик блеснул лакировкой. Игла замерла, лавочник уставился в изумлении, словно пытаясь спросить: «И где же выдают такие замечательные штучки, и почему я их не заметил?»

– В дальнем углу пылился, еле раскопал. А остальное назад сложил, там порядок, – успокоил покупатель.

Лавочник кивнул, может, в благодарность за усердие:

– А совладаешь?

– Хотите проверить? – заинтересовался Тимур с надеждой на мщение.

Но хозяин отказался:

– Думал, молников больше нет, не попадались давно. Уверен, что годится?

Мячик пронесся стремительно, пригибая огоньки коптилок, пробил стальную трубу и вернулся. Закрывшись локтями, лавочник таращился на бойкую резину:

– Повеселил, пришлец лютый, спасибо…

– Спасибо за покупку, – механически ответил Тимур.

– Что?! – Хозяин уставился на него с остервенением, за которым следует беспощадная драка, когда оскорбление смывают чужой кровью.

Игриво прочистив горло, Тимур рявкнул:

– Говорю, спасибо, что продали оружие…

– А ведь показалось, что ты презренный мозак…

– Нет, я не он…

– И почему молник достался тебе?

– У вас с этим какая-то проблема?

Ответом лавочник не удостоил, выставил спину и принялся за галошу.

27-й до Эры Резины

Куда ведет грозный Салах теперь, было неизвестно, обучение наверняка продолжается, бросать на полдороге Машка не умеет, остается лишь покорно следовать за ней. Строгий учитель крался поодаль и делал незаметные знаки.

А вокруг бушевал праздник объедания, площади и проходы между цехами щедро украсились опьяневшими от мясца. Их было слишком много, и все были сыты. Глядя на изобилие жизни, Тимур ощутил призыв, полноценный, не терпящий возражений, когда нельзя думать ни о чем, кроме куска еды. Чтоб совладать с этим желанием, он представил сочащуюся вырезку от Матильда, но голод был согласен и на это мясцо, даже сырое. В отчаянии Тимур уже готов был вгрызться в остаток колбасы-валюты, но тут его поманили пальчиком.

Коварная девица схватила за портупею и крепко встряхнула, потому что глупый пришлец никак не мог уразуметь, что от него требуют. Машка шипела про то, что он должен, обождав, войти после нее, поклониться и спросить дозволения. Но куда надо сунуться в этот раз, было совершенно непонятно. Видимо, Тимур просто отупел от голода.

Истратив терпение, Машка схватила ремешки шлема и задрала его голову, как собаке на ошейнике. Прямо над ним свисал пластиковый короб молочного цвета с остатками красных слов «Выход свободен». Заводской семафор трудился в опасных цехах, пока не кончилось электричество. Здесь на улице ему было не место.

А вдруг это выход? Тот самый выход. И не нужен никакой Закройщик. И стоит сделать шаг…

И тут Тимур получил по загривку.

– Чего? – очнулся ошалевший Тимур, и до сознания его долетел приказ:

– Следуй за мной на двадцатый счет, пришлец.

Машка опять вошла в стену. Отвратительная местная привычка. Фокус разоблачил зоркий взгляд: в стене имелась самая обычная ниша, за которой чернел проем. Тимур торчал у входа в заведение и не видел этого. Было от чего взъяриться. Честно досчитав до двадцати, заодно придушив надежду на чудо, он отправился за своим мучителем.

Чем служило это помещение резиновой промышленности, нынче понять было трудно. Во всю длину располагался стол, на котором, свернувшись клубочками, дремали существа в разнообразно грязных обносках. Чужака они не удостоили взглядом, как спали, так и продолжили посапывать. В ряд со столом громоздились хилые подобия барных стульев, сколоченные из чего придется. Освещалось пространство крайне пожароопасно: в трехлитровые банки с соляркой были вставлены фитили, на кончиках которых плясали хилые огоньки. Но даже этого света хватило, чтобы разглядеть неприятную подробность: Машки опять не было. Не женщина, а противец какой-то.

Зато навстречу гостю выбежал полный человечек совсем не геройского вида, резиновый фартук кое-как сдерживал круглое пузо, а остатки волос прикрывали желтеющую лысину. Он помахал тряпкой образцово мерзкого вида и улыбнулся, как лужник:

– Заходи, пришлец лютый! «Выход свободен» рад тебе!

Впервые Тимура встречали не оружием, а добрым словом. И это было подозрительно. На всякий случай он коснулся в кармане черного шарика.

– Чего желаешь, пришлец? – тем временем спросили его.

Напрочь забыв все наставления, Тимур уточнил:

– А что есть?

– В нашем трактире есть все, что душе угодно! Выбирай.

– Это трактир?!

– Лучший во всем Внутри! Отменные блюда и цены доступные.

Слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Неужели Машка догадалась и привела поесть?

Тимур сглотнул ком слюны:

– Можно меню?

– Можно. Но его нет. – Трактирщик широким жестом обвел стол: – Выбирай, что хочешь!

Наверняка предлагалось изготовить свежее мясцо из спящих. Сразу обнаружив, что не так уж и голоден, Тимур спросил что-нибудь легкое, типа закуски.

Проявив внезапную радость, трактирщик стал выяснять, с каким вкусом желает закуску гость: меди, земли, белил, травы, с крысиным ядцем, ну, или чистейшую. Чтобы не нарваться, выбор был сделан на последнем блюде.

Хозяин подскочил к неприметному тельцу, выхватил хилую руку и опустил резиновую трубочку, выходившую из сгиба локтя, в банку дремучей свежести. Разжал стальной зажим – в стекло ударила тонкая багровая струйка. Нацедив с два пальца, трактирщик слизнул неупавшую каплю и протянул гостю:

– Наша фирменная: «Чистейшая». Вкус – изумительный. Лучшая во всем Внутри. И очень питательная.

– Это же кро… Тепла Водица?

– А что ж еще! Тут трактир, а не свинарник. Знаешь, на чем настаиваем? Это секрет! Попробуй – пальчики оближешь.

Чтобы оттянуть неизбежное, Тимур стал выпытывать, из чего делают «Чистейшую», как тонкий ценить выясняет, с какого склона виноградника собрана бутыль красного, прежде чем он сделает первый глоток.

– Так ведь живцы нагоняют! – радостно удивился трактирщик. – Чем кормим, такой и вкус. Не побрезгуй!

В банке плавно колыхалась багровая жижа, по стенкам уже засохли струпья.

– Не бойся, пришлец, продукт исключительно полезный. Заедочку желаешь? – Трактирщик протянул блюдо с отбитым краем, на котором аккуратным рядком выложил обрезки резины.

– Я не лизнец, – отказался Тимур.

– Вот и славно. – Хозяин ловко извлек трехлитровую бутыль, в которой густо колыхался желтоватый студень. – Пюре из мозгочков свежайшее, сам понимаешь, отведаешь?

Гость нашел приличную отговорку.

– А мясца свеженького? Ну, уж не обидь!

Не дожидаясь согласия, толстяк метнулся в глубины заведения, вернулся со шматом, который покоился на свежем номере «Космополитен», как на подносе, и заговорчески подмигнул:

– Только здесь понял, зачем нужны гламурные журналы.

– Веселые картинки?

– Мясцо разделывать сподручно.

Полированный глаз дивы смотрел из-под мясца печально. Трактирщик выхватил тесачок и ловко порубил на дольки свежанину, заляпав лик сгустками. Отодрав обложку с порцией мясца, радушно протянул:

– Угощайся.

Тимур спросил, сколько должен. Трактирщик сразу опечалился:

– Все обожрались мясцом глабьим, никто не идет. Так что на первый раз – за счет заведения… Иди уж, ждут тебя…

Резиновый полог, который казался грязной стеной, скрывал коридор, разделенный на отдельные закутки черными кулисами.

– Сюда, пришлец, – послышался знакомый шепот.

На груде резиновых подошв восседала Машка с махобоем наготове. Держа одной рукой мясцо, а другой банку с жидким, Тимур кое-как пристроился и предложил отведать, что трактир послал.

– Испить должен ты, – приказала безжалостная женщина.

Очень хотелось быть послушным учеником. Тимур представил, как коснется губами банки, как багровая жижа приблизится, как надо будет ее проглотить. Это просто, может быть вкусно. Надо лишь чуть-чуть заставить себя. Когда есть хочется, все равно что есть. Ну, вот теперь…

Тимур поставил банку и прикрыл мясной закуской.

– Я не могу. Прости.

Машка недобро насупилась:

– Чтоб исполнить наказ Чингиза, мало оружия. Нужно принять Тёплу Водицу и мясцо. Это твое обучение, пришлец.

– Справлюсь без него.

Махобой сверкнул.

– Ты на волоске, пришлец, стоит дунуть, чтобы его оборвать. Делай, что велено.

Как-то само собой явилось нестерпимое желание испробовать черный мячик на грозном Салахе. Но Тимур уговорил себя повременить: раз уж полез к противцам, нечего жалеть. Может, понравится.

– Хорошо, я отведаю. Но при одном условии…

– Как смеешь, пришлец…

– Смею. А нет – отпускай. Доложишь Чингизу о провале задания.

Машка прикусила губу:

– Говори, пришлец.

– Зачем ты соврала, что выхода нет?

– Выхода нет.

– Есть! – твердо сказал Тимур. – Где найти Закройщика?

Грозный Салах не был готов к внезапному повороту и растерялся:

– Как узнал? Слишком рано…

– Неважно как. Вопрос слышала: где Закройщик?

– Ты не найдешь его, пока он сам не захочет.

– А ты его видела?

– Нет, – слишком уверенно ответила она, и стало ясно: врет. Нагло врет. Дальше можно пытать, резать, жечь раскаленным железом – будет молчать. Из вредности.

Смотав махобой, Машка демонстративно скрестила руки, сделавшись копией Чингиза:

– Теперь готов?

Бывшая подруга достигла высочайшего градуса бешенства, дальше – игра с огнем, но все же Тимур попробовал:

– За что вы ненавидите Темнеца?

Может, и показалось, но грозный Салах расслабился, словно ожидал худшего:

– Ты имеешь право знать… Те, кто попадал в Треугольник, становился кто кем: лужником, месрезом или живцом. Каждый хотел выжить. Был закон: День для покоя и Ночь для охоты. Обитальцы жили сами по себе. Пока не объявился Темнец. Он решил овладеть Треугольником и дать свой закон. Темнец несет зло и погубит всех. Глаб отпустил он. Если не ты…

История походила на пропаганду или пиратский триллер с плохим переводом. Тимур даже не старался поверить. Чтобы Машка сражалась за абстрактные идеалы? Так же невозможно, как делать стриптиз вокруг елки. За всем этим пряталось что-то другое. Сморщив лоб, изображая задумчивость, он спросил:

– Выходит, Чингиз хочет всех спасти?

– Главное – остановить Темнеца.

– А вдруг с Темнецом будет лучше?

– Нет.

– Жрать человечину, пить кровь и жить как дикари – куда уж хуже?

Издав глухой рык, Машка вцепилась в худые коленки:

– Делай, что велено, пришлец!

Вот теперь – точно пора. Тимур поднял грязную банку как бокал, содержимое по цвету от вина не отличить.

– Хочу выпить за то, что, когда найду Закройщика, мы с тобой уйдем отсюда вместе…

– Мое место здесь.

– Ну, тогда – за счастье в личной жизни!

На вкус Тёпла Водица оказалась солоновата, побежала бойко, стало тепло и хмельно, в голову ударил звон небесных колоколов, а может – подземных, перед глазами заплясали диковинные мультики. Но наваждение быстро схлынуло, и организм ответил из своих глубин глухим рыганьем. Тимур отер рукавом рот, швырнул банку, так, что брызнули осколки, и впился в мясцо. Не так страшно, как он боялся. Закусил сладковатым мясцом. Мясцо – как мясцо, прав был Дохлик, жестковатое, жаль, соли нет. А то бы и на сковородочку. Под другой глоток Тёплой Водицы и вовсе пойдет…

Тимур куснул язык, чтобы выкарабкаться из волн дурмана.

А вот учитель остался доволен, видимо расслабился и даже спросил с любопытством:

– Какое оружие выбрал?

Появление черного мячика произвело неожиданный эффект: Машка отпрянула и уставилась на детскую игрушку, словно на гранату с выдернутой чекой. Ну прямо как лавочник.

– Значит, должно быть так, – проговорила припадочная девица с непонятным отчаянием.

Эта мрачность не вязалась с ее бесшабашной натурой, и захотелось разрядить обстановку, да и хмель первого глотка еще не сошел. Раньше Тимур умел развеселить любимую и вывести из любого настроения, сможет и сейчас.

– Гляди, фокус!

Молник вонзился в резиновый занавес, но, вместо того чтобы пронестись вихрем, наткнулся и отскочил обратно. Кто-то охнул, послышался стук упавшего тела.

Машка не развеселилась, а среагировала от души. Стремительный бросок махобоя оставил рваный порез на материи, вторым в одно мгновение откромсал чьи-то ноги, которым не повезло оказаться на его пути. Опять что-то свалилось.

Теперь уже грозный, без сомнения, Салах рванула лохмотья занавеса. На полу корчились тела: у одного – глубокая вмятина во лбу, другой лишился ступней, на срезах зияли черные сгустки. Рядом валялись палки с притороченными заточками – оружие примитивное, но подлое.

– Видишь, что несет Темнец? Видишь, какое зло пришло? – И Машка от души врезала галошей в бок безногого, почти труп поежился.

Пришлось сознаться, но только про себя, что это не так уж очевидно, а спросил Тимур следующее:

– У вас есть оружие, почему им нельзя?

– Лизнецы обычно к оружию не прикасаются. Они пришли за тобой, чтобы отпустить.

Вот этого Тимур позволить никак не мог, а потому схватил за грудки еще живого лизнеца и хорошенько встряхнул:

– Кто послал, паршивец?

Лизнец распахнул голубые глаза и улыбнулся черным ртом:

– Пришлец лютый, помилуй меня…

– Говори, кишки выпущу!

– Лизнецы мы, а как же…

– Оставь, пусть сдохнет, – посоветовала Машка, скручивая махобой. – Быстро уходим. Сейчас появятся другие.

Тимур разжал пальцы, тело шлепнулось и спружинило.

– Этот тип даже Тёплу Водицу не испустил. Так ведь, лизнец?

Парень заулыбался блаженно. Его напарник все еще делал вид, что погиб от шального удара в лоб, но при этом поглядывал из-под прикрытых век.

Странно, что Машка этого не замечала.

– Ты ему ноги отрубила, а он не думает отпускаться. Это нормально? – как можно наивнее спросил Тимур.

Осознав ляп, девица закусила губу и погрязла в нерешительности. Надо было что-то делать, но в экстремальной ситуации эта героическая женщина не могла решиться ни на что. Как похоже на нее прежнюю.

– Давай возьмем «языка»? – предложил зависшему Салаху Тимур. – Причем двух. Может, Чингизу они пригодятся?

Даже не проронив «спасибо за идею», грозный Салах потрудился на славу: скрутил лизнецов их же жгутами, разрубил резиновую штору и закатал их в обрезки. Обрубки ног остались на каменном полу сиротками. Зато образовалось два куля, крупных, но для крепкого сотрудника банка – почти легких. Взяли – понесли.

– Обучение выдержал, – пропыхтела Машка, сваливая куль через порог трактира.

И тут Тимур увидел трактирщика: он тихо блаженствовал. Изо рта его свесился кусок мясца, который тот прожевать не успел: глубокие дырки пробуравили лысые виски. А на свежие мозгочки уже целилась парочка лужников, терпеливо выжидавшая вблизи.

26-й до Эры Резины

Тащить было непросто: по спине тюки скользили, а если волочить – цеплялись за камни. Грузчик из Тимура вышел никудышний. Зато поклажа вела себя мирно, только изредка доносились охи и писклявое кряхтение: отпускаться лизнецы не спешили.

Краснокаменные джунгли уводили в глухие дебри. Упрямо дыша, Машка перла и перла тяжесть. Как ни плохо Тимур запомнил ориентиры, но понимал, что этот путь никак не вел туда, где они оставили Чингиза. И все же он послушно двигался в неизвестность.

Переноска закончилась внезапно – около неприметной арки с облупленной известкой и битыми кирпичами Машка сбросила куль, приказав ждать, и растворилась за поворотом.

Оставленные без присмотра мешки шевельнулись слепыми червяками и замерли. Тимур наградил каждого пинком. Сапог вошел в мягкое, но упругое, как густое желе, признаков жизни пленники больше не подали.

Отдохнуть на земле или усесться на мешки с «языками»? В каждом из вариантов были свои плюсы и минусы. Но выбирать не пришлось. С двух сторон его взяли в «клещи» Кортес и Батый, а в проеме арки нарисовался Машкин силуэт. Даже не ободрив новичка, противцы забрали груз и потащили в глубь цеха. Батый, хоть и девка, несла добытое легко, как Кортес, силища у нее, видать, была завидная.

Тимуру позволили следовать за ними.

Новый штаб цеха расположился на последнем этаже, забитом ломаными станками. Когда-то они обрабатывали, сверлили, обтачивали, пока не превратились в руины зеленого металлолома.

По доброй традиции дикарей мешки пали к ногам вождя.

Чингиз попробовал их на прочность пяткой галоши:

– Откуда?

– Пришлец справился, – доложила Машка, швыряя трофеи. – Их напустили днем…

Перед мощью махобоев палки с заточками казались не страшнее копий дикарей, угрожавших пушкам Британской империи, но противцы выглядели озабоченно, даже слишком для такого пустяка. Про Тимура, кажется, забыли вовсе.

Чиркнул махобой Кортеса, из резинового нутра вывалилась тела. Вмятина во лбу почти изгладилась, но на месте ступней зияли черные срезы. Оба пойманных старались сойти за мертвяков, крепко зажмурившись.

Картинно сложив на груди руки, Чингиз разглядывал добычу в полной тишине. Это была военная хитрость, лизнец клюет на любопытство. Укороченный приоткрыл глаз и тут же сжал веки. Но было поздно. Детскую хитрость застукали.

– Говори, – повелел Чингиз.

Лизнец виновато хмыкнул, растянул личико в улыбке, так что синие глазки сузились, и прогундосил:

– Послали нас, Чингиз ужасный…

– Кто?

– Темнец велик, он все знает…

– Зачем нужен пришлец?

– Салаха назначили, – не выдержал напарник говоруна.

Чингиз выразительно переглянулся с Машкой.

Прямо сейчас разворачивалась история, любопытная и опасная, главным героем которой был Тимур. А он понятия не имел, что тут закручивалось, слепой котенок, да и только. Будут ли посвящать новичка в хитрости и интриги, даже если на кону его жизнь? Еще чего. Пусть сам выпутывается.

– Кто позволил охоту? – строго спросил Чингиз.

Лизнецы завозились, пыхтя и улыбаясь.

– Темнец велик, он все знает, – выпалил безногий.

– А где он обитает?

– Темнец велик, ему все подвластно…

– Что ж, проверим…

Взлетели лезвия, голова лизнеца качнулась, скособочилась на плечо и повалилась в сторонку. Там, где проехал металл, блеснул черный срез. Носком галоши Чингиз подкатил обрубок, схватил за уши и приставил на место. Но голова непослушно отвалилась. Вторая попытка приставить голову обратно закончилась тем же: отсеченный член не желал прирастать, синие глазки застыли стекляшками. Лизнец был мертв, как кусок холодной резины. Оживление опоздало.

Подняв голову за ноздри, Батый тронула черный след и задумчиво спросила:

– Может, пришлец ошибся?

На Тимура уставились три взгляда, которые и поодиночке не сулили доброго, лишь Машка расстроенно отвернулась. Спасибо и на этом. Выходит – теперь он виноват в отсутствии чуда. Стоило ради этого тащить дохляков на своем горбу? И не пришлось бы браться за резвый мячик.

Противцы ждали так, словно новичок должен был сознаться в заговоре или обмане.

И все же, приняв трудный выбор, Чингиз хлестнул махобоем, метко, но безопасно.

Уцелевший лизнец сжался лопнувшим шариком.

– Как оживляет Темнец?

Бедолага дрожал так, что резиновые рукава бились мелкой дрожью.

– Не… неведомо нам, помилуй…

– На куски разрублю тебя, соберет обратно?

– Откуда нам знать, лизнецы мы, помилуй…

Судьба пленника – превратиться в мелкий винегрет, неумолимо приближалась с каждым кругом махобоя.

Но со двора долетел тихий и тревожный свист.

Кортес с Батыем стремительно исчезли, а вернулись, поддерживая еле живого незнакомца. На вид худющему парню было не больше двадцати. Он оказался настолько выше помогавших, что тянулся за теми, кто его тащил, длинным хвостом: сам идти не мог, голова свешивалась, болтаясь из стороны в сторону. После всех явился Мик, запыхавшийся и с лишним махобоем на плече.

Раненого уложили на груду тряпок в пятнах солярки и собрались вкруг. Парень сносил нестерпимую боль, но был без сознания. Стонал тихонько и неживо. Рядом с его горлом торчал обломок палки, из раны виднелся край железного наконечника.

Чингиз только спросил:

– Кто?

– Лизнецы. – Мик с досады швырнул махобой и выругался. – Напали днем, представляешь? Это как? Это что такое?

– Тихо! – рыкнул вождь. – Аттила успел что-нибудь сказать?

– Нет… Истек Тёплой Водицей. Нашел его без сознания. Что это, Чингиз?

Вытянутое лицо противца с тонкими чертами светилось впалыми щеками и худым удлиненным носом, типичный студент-филолог. Более несуразного имени, чем великий гунн-завоеватель, найти ему было сложно.

Аттила все еще был жив, но ни на что не реагировал.

– Надо остановить кровь, – сказал Тимур в тишине.

Чингиз наградил его холодной злобой:

– Ты врач?

– Нет, но…

– Тогда заткнись, – оборвал его Чингиз и решительно поднялся.

За ним встали молча все, кроме Батыя. Лысая нежно погладила Аттилу по лбу, и вдруг, надавив так, что шея выгнулась, резанула по выпуклому яблоку. Кожа лопнула, брызнула кровь.

Тимур слушал хрипы несчастного и не мог понять: для чего эта жестокость, почему своего товарища приговаривают так сразу и столь безжалостно. Просто перерезали мальчишке глотку. Что уж лизнеца жалеть. А пришлеца – и подавно. Беспощадные ребятки собрались, совсем отморозки. Но что же Машка?

Батый держала бурдючный презерватив у шеи Аттилы, пока вены не иссякли, и он затих. Противцы стояли над телом в сонном трансе. Первым очнулся Мик, заметил скорчившегося лизнеца и бросился мстить. Тимуру пришлось отскочить, чтоб не попасть ненароком, но порыв остудил окрик Чингиза – он приказал отнести тело.

Ушли все, кроме Машки. Тимур тронул ее за плащ:

– Это что, врач называется?

– Хороший врач. – Она смотрела сухими глазами.

– Убить… то есть отпустить раненого? Это – нормально?

– У нас нет лекарств. Получил рану – считай, отпущен. Батый поступил милосердно, как врач. Разве в Далёке врач не растягивает муку и все равно получает труп? Разве Батый не вылечил быстро и честно? Вылечить – значит отпустить. Батый хорошо спустил Тёплу Водицу.

– И что теперь?

– Аттила стал мясцом и Тёплой Водицей. Мы будем сыты. Лучшая память о нем.

Оставалась надежда, что все это очередная проверка или дикий розыгрыш. Пока Чингиз не вернулся со следами крови на плаще. Кровь была на нем и на людях его. Вернее, Тёпла Водица. Наверняка и мясцо разделали, чтоб не пропало. И мозгочки не забыли, сейчас стынут в банке.

Тимур поймал себя на том, что не испытывает больше жалости и, в общем, не прочь бы угоститься чем-нибудь от Аттилы. Особенно Тёплой Водицей… Открытие было настолько дико, что Тимур отогнал его как наваждение.

Очередь дошла до лизнеца. Мик подхватил убогое тельце, безвольно обмякшее, и устроил для расправы. Чингиз свистнул резиной:

– Последний раз: как Темнец оживляет?

Жертва зажмурилась, не надеясь на пощаду, но из окна донесся вопль женского голоса:

– Вито ожидает пришлеца лютого!

Махобой спикировал в пол.

– Что значит это? – Угрожающим взглядом Чингиз скрыл растерянность.

Но пришлец лютый понимал еще меньше его.

25-й до Эры Резины

У границы заводского дворика виднелась парочка в одинаково зеленых плащиках химзащиты и слесарных очках. Цепопик и шестогант торчали мирно, однако в них были заметны новшества: среди резиновых шлангов виднелись заточенные штыри. Маленькое воинство возглавила старая знакомая – дамочка по имени Вито, с молотильником, в бодрой готовности. Настроение вождицы пребывало на отличной отметке. Шагнув навстречу, она приложила руку к левой груди и торжественно заявила:

– Счастливой Ночи тебе, Чингиз!

Вождь противцев ответил на расстоянии взмаха:

– И тебе. Зачем пришел?

– За новым месрезом.

– Удачи тебе. Прощай…

– Не шути, Чингиз, за пришлецом лютым мы. Он наш.

Чингиз покосился: строй его бойцов тревожно переглядывался и шептался.

– Чем докажешь?

Вито убрала молотильник, демонстрируя исключительно мирные намерения:

– Ты знаешь закон: отпустивший месреза принимает его место. Пришлец Мурьетту одолел. Глас был. Он наш.

– Разве пришлец может опустить лучшего месреза?

– Сам удивляюсь. Теперь он наш.

Топчась за спинами отряда, Тимур распалялся до каленого бешенства. Им, здоровым парнем, торгуют как рабом на базаре, кинуть мячик – так эта шайка побежит без оглядки, еще не забыто угощение топкой, как раз расквитается с удовольствием.

Почуяв возню и грозное сопение, Машка коротенько саданула локтем, Тимур и угомонился. Как раз вовремя. Чингиз подал неуловимый знак – строй расступился, открывая пришлеца. Растерявшись, Тимур наладил грозный вид, но мячик придержал до обострения ситуации, пусть будет сюрприз.

Вождица месрезов разглядывала новую собственность внимательно и осталась довольна.

– Ты стал хорош, пришлец лютый! Цех ждет тебя! – крикнула она, широко распахнув объятия. – Стань лучшим месрезом!

Тимур лишь мячик сжал крепче.

– Ко мне, пришлец!

– Он не хочет быть месрезом, – кое-как скривил улыбку Чингиз. – Прощай.

Цепопики с шестогантом дрогнули, словно готовясь к боевой изготовке, Вито нахмурилась и откинула край плаща, открывая рукоятку:

– Не дело пришлеца решать. Его обучение закончено. Теперь он наш.

Успехи в учебе не остались незамечены. Может, и вправду кругом невидимые глаза и уши?

– Ты забыл, Вито, другой закон… – Чингиз даже не притронулся к махобою. – Пришлеца можно искупить.

– И кто же… – только начала Вито, но вперед выскочила Машка, вильнула резиновым оружием и крикнула так, чтобы дошло до каждого скрытого уха:

– Салах искупает пришлеца!

Предводитель месрезов помрачнела, запахнулась плащом и отступила. Место ее стремительно занял невысокий вояка и сдернул очки, под которыми открылась симпатичная девичья мордашка, исполосованная шрамами.

– Клайд принимает отказ! – рявкнула девчонка и пригнулась, встав в атакующую стойку.

Машка ответила тем же.

В глухом дворике мертвого завода, невдалеке от косметических магазинов, супермаркетов, бутиков и спа-центров, две девицы готовились порвать друг дружку на мясцо. И в этом не было ничего странного, приз был молод и хорош.

Вито вздела руку и свистнула:

– Лей-не-жалей!

Запели цепи и шестеренки, высоким свистом ответили пилы махобоя. Но амазонки не шелохнулись. Вот-вот начнется кровавое месиво, полетят куски отрубленного мяса, а то и члены. Как тут принято выкупать пришлецов – до первой крови или чистой победы – лучше не думать, если Машка получит тяжелую рану, ясно, что случится. И помочь будет нельзя, просто нечем. Может, вмешаться? Но влезать в бабью драку по понятиям друзей его детства было невозможно. Может, кинуть мячик в Клайда, она заслужила не меньше Вито? Мысли вертелись разные, но Тимур лишь заторможенно пялился. Словно морок навели. Он ждал, что Клайд покажет героический скачок вверх, но воительница лишь крутила шест.

На ристалище происходило что-то странное: вместо лихих прыжков и метких ударов боевые девицы вращали оружием и не двигались с места. На взгляд чужака казалось, что игра идет в «кто кого перестоит», но тайные пружины поединка всем остальным зрителям были понятны. Видимое спокойствие бойцов вызвало прилив бурных восторгов, как на стадионе. На два торжества противцев Клайд с Вито ответили двухголосным воплем.

Напряжение росло, дело близилось к развязке, тишину дворика резали посвисты боевого железа.

И вдруг что-то случилось. Тимур не успел заметить, что именно, только противцы заорали победно и стали обниматься. Клайд уронила цепопик и понурилась, кажется, признавая поражение. Машка тоже опустила махобой, тяжело дыша. Не нанеся удара, обе драчуньи измотались, как после тяжелейшего поединка. И хоть Чингиз остался внешне спокоен, он ухмыльнулся самодовольно и гаркнул:

– Салах пришлеца искупил!

Весть подхватил Глас и понес стремительно.

Батый с Кортесом и Миком бросились обнимать победительницу, хлопали по спине и радостно тискали, Тимур же не спешил, не зная, на что имеет право.

Отряд месрезов покидал поле брани в молчании, замыкала шествие Вито. Уже в арке она обернулась и крикнула:

– Еще встретимся, пришлец лютый! Не скучай!

Дернувшись, чтобы послать вдогонку мячик, Тимур наткнулся на Чингиза – тот смотрел не отрываясь, безрадостно:

– Запомни этот час, пришлец. Салах совершил подвиг. Ты должен отплатить.

Возражений быть не могло, долг – дело святое.

– Выбрал оружие?

Мячик бы предъявлен с готовностью.

– Откуда у тебя это? – вкрадчиво спросил Чингиз, рассматривая черную игрушку с подозрительным интересом.

– В лавке выбрал. Не то, что надо?

Ответил Чингиз не сразу, как будто обдумывал каждое слово:

– Значит, должно быть так. Готов принять наказ?

Тимур был всегда готов. Ожидал чего-то необычного или интересного, на что и мог только рассчитывать дерзающий новичок, например залпом выпить огромную банку Тёплой Водицы. Задание оказалось настолько диким, что если бы не Машка, наверное, Тимур наплевал бы на долг чести и трусливо отказался.

А теперь придется выполнять.

24-й до Эры Резины

Ночь спущена. Время пришло. Тимур вышел из укрытия, сложил ладошки рупором и заорал:

– Пришлец лютый Темнеца метит!

Долгое эхо подхватило глас жадно, страшная весть понеслась по закоулкам. Скоро дойдет до Темнеца, и тогда… Отчаянно не хотелось думать, что будет тогда. Если Темнец ужасен так, как его малюют, дело безнадежно. Выстоять, как Машка – не светит, он просто не умеет так, и Темнец не позволит. Остается надежда на чудо или стремительный бросок мячика. На большее рассчитывать нельзя, да ему и не приказано. Главное – вызвать на бой.

Глас затих, повисла тишина, и тишина нехорошая, словно все обитальцы Треугольника попрятались, потрясенные такой дерзостью. Какую панику навело «мечение» Машки, а тут бросили вызов самому Темнецу. Что-то будет…

На перекрестке, куда вышел Тимур, сейчас лишь ветер гулял. Тимур напряженно вглядывался, но приближение коварного врага ничем себя не выдавало. Может, Темнец испугался и забился в берлогу? А вдруг он невидимый и уже находится за спиной? А вдруг все обойдется? Страхи закипали, мысли сворачивали в сторону безумия, и уже подумалось, что Темнец не услышал вызова, и стоит послать еще один глас, чем вот так исходить паникой в каменной тишине. Об этом его не предупреждали. Тем хуже для них.

Тимур захрипел, прочищая горло, набрал в легкие воздуха – и тут же подавился: от дальнего угла отделилось темное пятно и двинулось прямо на него. Покрывал его черный плащ, а массивный шлем, наподобие каски, защищал голову. Самое удивительное – явившийся нес ярко светящуюся биту, буквально палку света, какое-то невиданное оружие, какому и названия не подобрать. Издалека Темнец внушал безотчетный страх. Дарт Вейдер какой-то с лазерным мечом…

Поддаваться панике было нельзя, испугался на улице – считай, кончен, Тимур это помнил, но что делать, если друзья-противцы, обещавшие быть поблизости, в самый опасный момент куда-то запропастились. Ни одного махобоя в тылу: бросили, гады, подставили, он один и должен выкручиваться сам. Вот и весь наказ – попросту сделали новичка наживкой. Спасибо и тебе, товарищ Салах.

Ужасное существо было в десяти шагах от него, орудие света ритмично дергалось в такт шагам. Крепко сжав последнюю надежду, Тимур почему-то медлил пустить мячик в дело. Не сейчас, еще немного, пусть подойдет, чтобы было надежнее…

Он ближе… Он еще ближе… Он рядом…

Черный незнакомец остановился на расстоянии вытянутой руки, помахал световым жезлом, как будто приветливо, и спросил:

– Вы звали меня?

Холодный свет загадочного предмета осветил полное личико, с румяными щечками, смешным носом картошкой и модными очками. Пришедший лоснился свежестью, пах изумительным букетом коньяка, сигарой и еще чем-то сладостно знакомым, вроде аромата лососины.

Тревожно оглядев черный плащ, роскошно спадавший до пят, под которым виднелся яхтенный джемпер с полагающимися к нему брюками, Тимур не нашел и следа Темнеца.

– Ты кто? – Он все еще пытался уловить опасность.

– Я? – Пухлый беззаботно улыбнулся. – Не узнали в этом костюме? Ну да, как надел, так сам себя не узнал. А ведь сколько мечтал примерить облачение Дарта Вейдера! Что ж – пусть смешно. Но что делать, если у меня слабость к «Звездным войнам». Вы же знаете, я об этом часто пишу. Вот и световой меч джедаев дали, забавно, правда? Включается на рукоятке. Кстати, помог пробираться тут в потемках, пока к вам шел. Не могу припомнить, где мы с вами познакомились?

Человек болтал без умолку и при этом нес полнейшую ахинею: какие джедаи, когда в любую секунду может появиться Темнец. Пока вроде было тихо, противцы попрятались, но наблюдали и ждали. И Темнец, может быть, выжидал.

В полной неразберихе Тимур смог только лихорадочно повторить:

– Ты кто?!

– Фу, как неприятно. Ну, я же Темнов, из «Тумбы»! Если знаете мой никнейм и читали мои рецензии на фильмы, то вы, наверное…

– Что знаю? – перебил Тимур, догадавшись, что случилось.

Человек беззащитно улыбнулся:

– Никнейм «Темнец». Я потому и пошел, что стало интересно: кто же это меня зовет по интернет-кличке. Признавайтесь, вы кто: «Ulf» или «Zomber»?

– Как ты здесь оказался?!

– Да как и ты, приятель! – Темнов помахал световым мечом. – Здорово придумали: вечеринка в костюмах любимых фильмов. Правда, стильно? Вижу, ты к советской классике неравнодушен. Дай угадаю: лейтенант из «Небесного тихохода»? Нет? «В шесть часов вечера после войны»? Я прав?

Первым делом разнес световой меч: стекло лопнуло сухим хлопком. Теперь они не так заметны. Оставаться на месте или спасать этого безмозглого? А вдруг это и есть – шанс?

– Дружище, откуда ты пришел? – дружелюбно спросил Тимур. – А то я перебрал малость и потерялся.

Погрозив пальчиком, Темнов заулыбался:

– Ах, хулиган, меч джедаев сломал… Да я сам брожу-брожу, никак не могу понять, куда делась вечеринка, столько народу, свет, музыка, фуршет, ничего не понимаю. И никого нет. Конечно, здорово на заброшенном заводе такие сейшены проводить, но надо хоть указатели ставить, а то вдруг кто заблудится… Я думал, меня ищут. А ты…

– У тебя есть мобильник или часы?

Все подтвердилось: у телефона кончилась батарейка, а часы встали. Темнов еще болтал о вечеринке, новинках фильмов, свежих бестселлерах, а Тимур лихорадочно соображал, что делать: рассказать правду, так ведь не поверит. Отвести к Чингизу? Его сразу пустят на мясцо. Самому отпустить, чтобы не мучился? Не хотелось тратить силы, ведь мог еще Темнец явиться. Как ни крути, но работать нянькой Тимуру было не по силам, к тому же ему ведь никто не помогал. Йежи не считается. А Машка – тем более.

– Заткнись. – Тимур легонько стукнул по грозному шлему, отдавшему хлипким звуком пластика. – Вот что, кинокритик, слушай и запоминай: ты крепко попал. Ты – в «Красном Треугольнике». Отсюда нет выхода, твоя жизнь – на паутинке, тебя могут отпустить, то есть убить, в любую секунду. Здесь ты – пришлец, прячься и спасайся, пока не поверишь и не поймешь, что тут к чему. Это все, что я могу для тебя сделать. А теперь беги и постарайся пережить Ночь. Найди нору где-нибудь в заброшенном цехе, отсидись. Будет трудно, тебе ведь даже пайка не дали.

Темнов растерянно улыбался:

– Это прикол такой?

– Твое дело, верить или не нет. Спасай свою жизнь, если сможешь. Пошел отсюда…

Человечек в костюме рыцаря темной стороны силы высказал глубочайшее порицание хамству всяких сомнительных личностей, зачем таких приглашать на вечеринки, и обиженно поплелся во тьму.

И он, Тимур, был таким две Ночи назад. Теперь черед этого пришлеца хлебнуть, что суждено. Шансы его невелики. Но что интересно: оказывается, попасть в Треугольник можно разными путями. А выйти – ни одним?

Герой в черном плаще и шлеме удалялся, как вдруг с разных сторон к нему устремились тени. Тимур хотел закричать, остановить, но чья-то резиновая змея уже скользнула по основанию шлема. Тело, лишенное осмысленной опоры, покачнулось и шлепнулось пустым мешком.

Противцы окружили сраженного, грозный Салах держался поодаль. Никто не решался прикоснуться к голове, Чингиз тяжело дышал, словно проделал тяжелую работу, Мика поглядывал на соратников, Кортес равнодушно ждал, а Батый склонилась над шлемом, прикрывавшим лицо.

– Кажется… – неуверенно сказала она.

– Молчать, – оборвал Чингиз, дернул за щиток, шлем остался в его руке. Отрубленная часть Темнова уместилась лбом в случайную ямку, словно прятала глаза от стыда: под ней натекла черная лужица.

И тогда вождь противцев поднял добычу за волосы. Глаза критика закатились, челюсть отвалилась, словно он захлебнулся в восторженном крике, но не справился и выпустил весь дух.

– Это не он, – прошептала Батый.

Чингиз покрутил головой, как дыней на базаре:

– Откуда нам знать?

– Белого пятна нет.

– Ерунда! – огрызнулся вождь. – Мог как угодно измениться.

– Но ведь ты должен узнать…

Еще раз осмотрев часть жертвы, как придирчивый покупатель, он швырнул ее оземь так, что Мик отскочил, чтобы не запачкаться, и гаркнул:

– Пришлец лютый Темнеца отпустил!

Глас разлетался во все стороны с утроенной силой. Весь Треугольник переполнился необыкновенной вестью.

В спину ткнули кулачком, незаметно, но больно, Тимур покосился.

– Как только отвлеку, быстро уходи в левый проулок, – прошептала Машка. – Метров триста дом, на втором этаже дверь, заколочена накрест. Дерни – откроется. Переждешь Ночь. Дальше – сам. Теперь ты чужак.

Глас затих. Настала тишь, корпуса ждали, ждали улицы и арки, ждали пустые окна. Но больше всего ждал Чингиз, даже подался вперед, всматриваясь, словно ответ покажется дрожащим огоньком.

Машка шагнула в круг:

– Я беру слово.

– Не время, – огрызнулся Чингиз.

– Мы ошиблись. Это был пришлец.

Чингиз резко повернулся к нахалке:

– Не бывает ошибок! Мы отпустили двойника Темнеца. Одного из многих. А значит, уменьшили его силу.

– Это ошибка.

Махобой Чингиза вынырнул из-под плаща:

– Салах готов это доказать?

Все внимание Батыя, Кортеса и Мика ушло на стычку. И потому Тимур отступил успешно. Потом еще немного. И еще. В темных углах руин уже поблескивали чьи-то глаза, жадно любуясь остывающим мясцом и Тёплой Водицей, глабьего мясца надолго не хватило, обитальцы снова голодны. Но это мало беспокоило Тимура. Спасаясь, изгнанник слышал, как разгорается перепалка, и хотел только одного: как можно скорее оказаться за углом дома.

Незамеченным он юркнул за угол и побежал, как только мог.

А за крышами уже нарастал глас, пока отчетливо не донес:

– Темнец Чингиза избежал!

Заскочив в невысокий корпус, Тимур пронесся по коридору, весь пол которого блестел кафельными шашечками, выскочил на лестницу, преодолел этаж и уткнулся в дверь, забитую крест-накрест досками, над которой болтался остаток таблички «…тека». Дернул – скрипнула створка, отворилась. Из глубин темноты метнулись всполохи.

23-й до Эры Резины

Ловкая загородка из куска мятой жести укрывала крохотный костерок, который пытался жарить кусочки мясца, насаженные на стальные прутья. Только вот хозяин шашлычков куда-то делся. Судя по всему, не лу`жник и не лизнец – они сырым мясцом не брезговали. Может, торбник тут обитает или живец?

Пламя слепило, обступила густая темнота.

– Эй! – позвал Тимур. – Кто здесь? Выходи, не бойся!

Ответила вязкая тишь.

– Кончай прятаться, это я, Тимур Лютый, ничего тебе не сделаю.

Местный обиталец упрямо затаился.

– Сюда иди, а то мясцо съем.

Страшная угроза не подействовала, но поблизости наметилось тихое шебуршение. Вытащив фонарик, Тимур накрутил аккумулятор и направил хилый лучик в темень. Голые полки, с которых свалили книги, громоздились застывшей бумажной лавой. Тысячи томов, сваленных без жалости в беспомощную кучу. Кругом, куда падал свет, лежали руины поверженных книг. Как в последний день цивилизации, когда накопленные знания будут оценены по достоинству: их соберут в огромный костер, который принесет немного тепла. Обо всем он, конечно, не думал, а просто хотел найти источник шума в макулатурных развалах. Вдруг мелькнул предмет, которому здесь было не место: посреди бумажных гор торчал пригорок зеленого плаща.

Тимур упер фонарик прямо в него:

– Вылезай, попался.

Холмик вздрогнул и постарался стать невидимым. Но у него ничего не вышло. Тимур дружелюбно пнул ногой в ту сторону, там оказалось что-то мягкое и податливое.

– Глухой, что ли?

В плаще образовалась щель и растянулась дыркой с перепуганным личиком.

– Димка! – обрадовался Тимур. – Ты чего придуриваешься? В прятки решил поиграть?

Дохлик был сильно напуган:

– Зачем вы меня нашли?

– И не думал я тебя искать, самому бы схорониться.

– Я вам не верю.

– Это почему?

– Глас был, вы… отпустили Темнеца.

Книги взывали к правде, Тимур напрягся и выложил:

– Никого я не отпускал. Да и не Темнец это был, а какой-то кинокритик по фамилии Темнов, попал сюда с вечеринки. Темнец – его никнейм.

Все еще недоверчиво поглядывая, Дохлик вылез из-под плаща:

– Кто его отпустил?

– Чингиз, а может, и Кортес, я не заметил.

Парень опять трусливо отшатнулся.

– Вы противец? – спросил Дохлик с таким отчаянным ужасом, как будто узнал, что старый знакомый – заядлый вампир.

Тимур поднял ладонь и торжественно сказал:

– Клянусь тебе, брат мой, я просто Тимур. Веришь?

В душе Дохлика боролись страх и любопытство. Победил разум. Парень успокоился.

Костер тлел из последних сил. Усевшись рядом с умирающим огоньком, Тимур вынул пачку евро и занялся бросанием купюры. Язычки набрали силу, быстро разрастаясь, евро горели с треском, как новогодние бенгальские огни. Он прощался с самым прочным основанием той жизни, в которую больше не вернется. К чему деньги, если на них не достать Тёплой Водицы или радость Машке? Деньги стоят ровно столько, сколько могут поддержать огонь, как это просто. Если бы он знал раньше. И ведь на самом деле никогда не испытывал такого удовольствия от денег, как сейчас, сжигая пятисотки одну за другой.

Дохлик притащил кипу книг:

– Варварство, но костер важнее.

– Почему ты боишься противцев? – спросил Тимур.

– Слышал разное…

– Говори как есть. Видишь, сколько денег за твой шашлык отдал.

Дохлик печально вздохнул:

– Говорят, они жестокие и беспощадные. Говорят, их водитель Чингиз Безжалостный может отпустить любого, даже своего. Они бывшие месрезы, но ставшие отдельным цехом. Они всех подозревают, им нельзя верить. Если к ним попадает пришлец, его сразу отпускают.

Слухи явно приуменьшили способности Чингизовой шайки, эти демоны были на все способны. Вот только знать всю правду Димке ни к чему, и так трясется от каждой ерунды. Может, кстати, он знает, почему эти отморозки так окрысились на Темнеца?

– Только слухи… – Дохлик смотрел на коптящий шашлычок. – Они считают, что Темнец принесет Треугольнику огромную беду, погубит всех. Они поклялись найти и отпустить его. И всех, кто с ним. Любой ценой.

– Темнец настолько страшен?

– Всякое говорят… От вас пахнет колбасой…

Вынув упаковку, Тимур протянул Димке три кружочка.

– Не успел поблагодарить тебя за спасение.

Димка обнюхал колбасу как настоящий обиталец и откусил крохотный кусочек. Долго смаковал его, в наслаждении закрыв глаза.

Тимур не спеша подбрасывал в огонь последние крохи отката, пока Дохлик съел колбасу и тщательно облизал пальцы.

– У меня есть немного Тёплой Водицы, – предложил он. – Хотите… То есть хочешь?

Организм радостно отреагировал на предложение, но Тимур отказался себе назло и повторил вопрос:

– Так что про Темнеца?

– В сумме мало известно. Говорят, появился как обычный пришлец, но однажды ему удалось открыть источник. Одни говорят, что он нашел великий дар Резины, другие считают, что получил какую-то силу, делающую его неуязвимым. Я подслушал, как торбники обсуждали несметное богатство, которым владеет Темнец. Ходят слухи, что он хочет одарить этим богатством всех, избавив от страданий, голода и жажды, сделав каждого обитальца Треугольника счастливым.

– Что же тут плохого?

Дима вытащил из стопки две книги и спросил:

– Надо огонь поддержать, как думаешь, кем?

Выбирать предстояло между засаленным томом «Мастера и Маргариты» и не читанным «Войной и миром».

– Да хоть обе. – Тимуру было глубоко безразлично – он читал биржевые сводки.

– Тогда выберу я. И приговариваю к сожжению вот эту… – Дохлик отшвырнул томик в темноту, а другой неожиданно ловко разорвал на половинки, распушил листы и отдал огню; бумага принялась быстро, костерок так разыгрался, что прихватил шашлычки. – Давно мечтал это сделать. Хорошо горит, ошибся автор. За что и наказан. Как приятно быть палачом, как приятно очищать мир от мерзости, столько лет пачкавшей умы. Туда ей и дорога, в пекло.

Глаза Дохлика блестели нехорошим, почти сумасшедшим энтузиазмом

Тимур подобрал шампур:

– Если Темнец такой правильный, за что на него взъелись противцы?

Дима вздрогнул, словно очнувшись после тяжкого оцепенения:

– Я не знаю. Никто не знает.

– Не хотят стать счастливыми?

– Наверное, хотят, но по-своему… Темнец может дать значительно больше, несравнимо больше.

– И что же?

– Вот это и есть тайна. Может быть, противцы что-то знают и пытаются помешать.

– И все это счастье Темнец даст вот так каждому, за здорово живешь?

– Лизнецы шептались, он просит только…

– Душу?

– В Треугольнике, как ты знаешь, один закон: Ночь. Темнец хочет утвердить новый закон. Для этого ему нужна преданность.

– Мура какая-то. – Тимур протянул Дохлику опаленные шашлычки. – Ешь, философ.

– Я математик… А ты по-прежнему не хочешь мясца? Не можешь забыть, что это глабятина? Зря. Это только еда. В Далёке делают то же самое куда изощренней. Не замечал разве?

Запах жареного приятно щекотал ноздри. Тимур не разрешил себе прикоснуться к человечине еще раз, взял из стопки книгу, чтобы пустить в костер. Дохлик вдруг уронил шашлычок и уставился на обложку:

– Давай не будем ее сжигать?

Тимур равнодушно протянул ему бумажный кирпичик.

– Любимая книжка детства?

Дохлик бережно принял томик.

– Просто самая лучшая из всех.

– «Над пропастью во ржи»? – прочитал Тимур на обложке. – Хрень занудная.

– Ты послушай! – воскликнул Дима и принялся читать: – «Я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом – ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело – ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему. Наверное, я дурак». Дима смущенно замолчал.

– Точно: дурак, – согласился Тимур.

Ему стало неловко и тоскливо, словно он оказался в компании, с которой не поддержать разговор, потому что мозгов не хватает.

– Скоро здесь случится что-то важное, я это чувствую, – вдруг сказал Дима. – И все чувствуют. Не зря ты… то есть кто-то отпустил глаб.

– Что же нам делать?

За стеной разнесся шум. Это был не глас и не звуки охоты, а словно катился горный обвал или двигалась маршевым порядком армия, или погонщики перегоняли стадо.

Дохлик набросил на огонь лист фанеры, затоптал его, погрузив библиотеку в полную черноту. Лишь из-под краев листа светились последние угольки. Запахло дымом.

Шум двигался мимо, не стихая.

– Что это? – прошептал Тимур.

– Понятия не имею.

– Зачем костер погасил?

– Если не знаешь, с чем имеешь дело – берегись. В Треугольнике так.

На улице затихало, как будто поток истощался, уносясь вдаль. Тимур предложил взглянуть, что там.

Дохлик повел наверх, нащупал железную лесенку, полез первым, откинул люк и вылез на крышу. Его силуэт показался в прорези ночного неба. Дул ветерок, холодный осенний, но живой. За высокими крышами корпусов дрожало сияние ночного города, пульсировало фонарями и вывесками, такое близкое и недоступное. У них там вечер с телевизором или водкой. Люди в гости друг к другу наведываются, а может в клубы. А тут, рядом, за стеной… Ничего не знают. Счастливцы.

Дима лег на живот у самого края крыши, Тимур опустился рядом.

Внизу оказалось темно и черно, но даже в этой мгле было заметно: по улицам и закоулкам двигаются обитальцы. Прижимаясь к стенам, они старались быть незаметными, но упорно стремились в одном направлении. Где-то там, в глубине завода была цель, ради которой они шли и шли. Что было там, ради чего все не испугались Ночи?

Тимур осторожно толкнул приятеля.

– Понятия не имею, – прошептал Дохлик. – Такое вообще впервые вижу. Гласа даже не было. Не понимаю, что это.

– Кто там?

– Да все, кто есть в Треугольнике. И что они собрались делать Ночью?

От высоты голова закружилась, Тимур отсел подальше и притянул к себе Димку:

– Вот что, брат, дай мне слово, что выполнишь просьбу.

– Хорошо, пожалуйста. – Лицо Димки плохо различалось в темноте.

– Даешь честное слово математика и друга?

– Честное слово… Что я должен сделать?

– Отведи меня к Темнецу.

Дохлик дернулся, но держали его крепко.

– Слово дал. За базар надо отвечать. И не ври, что не знаешь, где его найти. Я понял: ты говорил с ним, ведь так? Так? Вот и молодец… Что ему обещал или он тебе – не мое дело. А вот повидать его мне надо. Очень надо. Помоги, друг.

Парень ловко вывернулся и отсел, потирая плечо:

– Я попробую.

22-й до Эры Резины

В цеху поскрипывали голые кронштейны, ни одного свежего кокона заботливые хозяйки не запасли. То, что было – смели подчистую, праздник обжорства иссяк, обитальцы покинули улицы. Было на редкость тихо, но Тимур жался к стене, стараясь стать незаметным, Дохлик запаздывал, а торчать у всех на виду было рискованно: бесчисленные любители мясца, злые и голодные, скрывались поблизости. Нагретый мячик не покидал ладонь.

Объявился приятель нежданно, проходя мимо, кивнул незаметно, указав следовать за ним. Очень похоже на приемчик грозного Салаха.

Тимур думал о ней всю Ночь. Мирный характер не входил в число ее достоинств. Машка запросто могла выкинуть любой фокус. Но почему она связалась с бандой отпетых ублюдков? Наверное, чтобы выжить. Еще вчера, кажется, учила его быть зверем, и вот показала блестящий пример. Но зачем помогла скрыться? Почему не отпустила, как Батый Аттилу? Да, что тут, мужская душа – потемки, а женская – мрак. Что там прячется, лучше не знать. Особенно у бывшелюбимой.

А вдруг Чингиз разгадал, что она помогла?..

Огромные стены Пустого цеха возвышались отвесной скалой. Внутрь Димка не повел, а свернул к ближайшей арке, за которой оказалась развилка дворов. В глубине одного из них нашлась дырка в стене, они насквозь прошли цех, наполненный металлической рухлядью, и вылезли через окно. Место показалось смутно знакомым, особенно пожарная лестница зигзагом.

– Жди здесь, – сказал Дохлик и стремительно исчез.

Усевшись на кирпич, Тимур стал заниматься именно этим.

Похолодало, кожанку пронизывал осенний ветер. Тимур плотно застегнул летный шлем.

Поблизости объявился сгорбленный бедолага. Чудак напялил столько тряпок, что потонул в них, а голову укутал мотком резиновых лохмотьев, сеток и обрывков гардин. Сильно припадая на левую ногу, обиталец ковылял напрямик. Для черного мячика интереса он не представлял, так что Тимур лениво гаркнул:

– Пошел отсюда!

Лохмотник не внял, а подбирался ближе. Может, глухой или за свертком не слышит? Тимур замахал на него, как на муху, делая страшное лицо и показывая, что сейчас кинет что-нибудь тяжелое. Пантомима того не спугнула, незнакомец заулыбался и был уже совсем близко.

Тимур плюнул с досады и отвернулся.

– Здравствуй, пришлец лютый по имени Тимур. Ты искал меня?

Странный тип уселся, сложив ноги по-восточному и с любопытством разглядывая кожаную одежду Тимура.

Всесильный и страшный Темнец, на которого вели беспощадную охоту Чингиз с Салахом, обязан быть достойным противником, то есть грозным или страшным. Должны быть слуги-уродцы или хоть армия мрачных телохранитей, ну, хоть что-нибудь эдакое. Да и сам Темнец обязан воплощать что-нибудь величественное или хоть властное. А этот… посредственный серенький субъект, похож на старую галошу или порванный шарик. Нет в нем места для величия.

– Сомнения одолели? – вежливым и довольно приятным голосом спросил чудик.

– Чем докажешь?

Гость протянул грелку, в которой булькнуло:

– Тёпла Водица. Свежая.

Нестерпимо захотелось еще раз ощутить особый, манящий вкус крови, Тимур предательски облизнулся.

– Боишься отравы? – Чудик вылил в рот хороший глоток, струйка лилась, отскакивая от черного языка. – Теперь отведаешь?

Приняв грелку, Тимур принюхался: пахло чуть резковато. Как пахнет свежая кровь. Попробовал: у капельки оказался тот самый вкус. Сделал долгий глоток. Влага напоила удовольствием. Стал пить жадно, забыв, что его угостили. И опомнился, когда на дне ничего не осталось. Тимур рыгнул и смущенно вернул емкость.

– Спасибо, но это не паспорт, – упрямо заявил он.

Незнакомец скинул тюрбан: на вихрах белело пятно, как будто природа отметила его, чтобы всегда видеть. Но Тимур уже узнал: это был тот самый забывчивый помоечник из Пустого цеха.

– Что ты хотел?

– Не будешь обыскивать?

Гость засмеялся так искренно, что даже стало не обидно:

– Ты умный и везучий. Только такой пришлец смог бы дожить. Что ты хочешь?

Замешкавшись, Тимур все же выбрал лобовой удар:

– Предлагаю честную сделку: я готов сделать все, что угодно, если ты приведешь меня к Закройщику.

– Ах, вот что… – Гость был разочарован. – Закройщик найдет тебя, когда захочет. Моли кого-нибудь из противцев. Прощай…

Пришедший вскочил проворно, но Тимур быстро сообразил:

– Что можешь дать?

Странный субъект уселся в прежнюю позу так быстро, как будто сложился.

– Ответь, Тимур, о чем ты мечтал в Далёке? Чего хотел больше всего?

Вопрос, конечно, оказался неожиданный, но интересный. О чем может мечтать парень, переживший голодную юность и кое-чего добившийся в жизни? Да много чего… Ну, карьеру, дом свой, машину, яхту неплохо бы, телок классных, по миру поездить. Все как обычно.

– Для чего тебе все это?

Ответ казался таким ясным и понятным, что его не нашлось вовсе, Тимур растерянно промычал что-то нечленораздельное.

Лохмотник улыбнулся:

– Твоя жизнь была подчинена тому, чтобы получать удовольствия. Ты много работал, чтобы получать удовольствия. И ты их получал. И хотел все больше и больше. Ты брал кредиты и работал на них потому, что тебе нужны были удовольствия. Ты не знал, нужны ли они на самом деле, но ты рвался к удовольствиям. И тебе их давали. В еде, в сексе, в одежде, в машинах, в отпуске, в деньгах, в карьере – ты искал удовольствия. А когда они заканчивались, тебе нужны были новые. Ты не заметил, как стал наркоманом удовольствий. Ты стал рабом и пленником удовольствий и комфорта. У тебя на шее крепкий ошейник.

Это было так неожиданно, что Тимур смог выдавить только:

– И что?

– Хочешь снять ошейник? Хочешь стать свободным и счастливым? Хочешь стать самим собой?

– И что я буду иметь с этого?

– Тебе предлагают куда больше, чем должность директора банка.

Тимур потер виски, зажатые шлемом. Голове досталось снаружи за последние дни, а теперь ее разрывают изнутри идиотскими предложениями. Самое неприятное: это точно не розыгрыш.

– И какова цена вопроса?

– Заплатив удовольствиями, ты купишь безграничные свободу и счастье.

– Я должен подумать.

– Правильно. Назад пути не будет.

– Как мне найти тебя?

– У Забытого цеха. Найдешь его по запаху бензина. Приду с Ночью.

Не прощаясь, чудик взвился, накинул тюрбан и стремительно исчез.

Он слишком смахивает на резиновую куклу, чтобы быть Темнецом, решил Тимур. Может, его посланник, вестник, связной или проверяльщик. В лучшем случае – правая рука звезды. Не Темнец, нет, конечно. Жаль, ошибся Димка.

Но если хорошенько подумать, появился шанс, маленький, да верный.

21-й до Эры Резины

Долго, долго бродил Тимур по заводским улицам, странно опустевшим, и не мог найти ориентиры. Все казалось, близко, но за поворотом вырастал незнаемый корпус. Тимур пытался докричаться до Супермарио с вагонеткой, и охрип.

Удача подвернулась лизнецом. Существо было схвачено за резиновый ворот и как следует встряхнуто.

– Пришлец лютый, помилуй меня! – заверещала добыча, жмуря голубые глазки.

– Знаешь, кто я? – грозно пытал Тимур.

– Как не знать, месреза отпустил, глаб отпустил, Салаху устоял – такой страх!

– Хочешь, отпущу? На мясцо пойдешь, Тёплу Водицу сцежу…

Лизнец затрепетал. Но Тимур сунул кусок колбасы в грязный нос:

– А могу дать вот это…

Втянув запах копченого, лизнец сладострастно облизнулся.

– Приказывай, пришлец, покоряюсь.

– Знаешь Салаха?

– Как не знать, противец страшный…

– Скажешь, Тимур Лютый место назначил, важная весть у него. Приведешь сюда. Одна нога здесь, другая – снова здесь с Салахом.

Выпущенный помчался стремглав и постарался заслужить колбаску возвращением. И явился первым, то и дело поглядывая за спину. Но пришлеца не нашел, завертелся в панике, стараясь отыскать пропавшего. Заглядывал во все щели и укромные местечки, но Тимура Лютого нигде не было. А грозный Салах приближался, выпуская махобой:

– Шутить вздумал, лизнец поганый.

– Я нет… Никак… Тут был… – лепетал несчастный посланец, вытаращив синие глазишки.

В дорожную пыль упал кружок колбасы. Подхватив спасительный знак, лизнец указал на груду битого кирпича, из-за которой выглядывал Тимур, низко поклонился и сгинул.

Машка решительно крутанула резиновую трубку:

– Не смей посылать за мной лизнецов, пришлец.

Боевая девица была угрюма и мрачна, но видимых увечий не наблюдалось, вчерашнее столкновение с вождем обошлось без последствий. Конечно, сделала виноватым пришлеца, кого же еще, это она умеет. Одной рукой спасает, а другой предает. Ничего, и это войдет в общий счет.

– Что тебе, пришлец? – Недавно любимая изготовила махобой, дескать, одно неверное слово – и кто-то станет свежим мясцом. Должно быть, что-то очень важное, что сохранит жизнь наглому пришлецу. И он постарался.

– Я знаю, где сегодня будет Темнец.

Она старалась держать себя в руках и не выдать. Но под строго сдвинутыми бровями прыгало разгоряченное любопытство. Наживку Машка заглотнула глубоко. Попалась, лапочка.

И все же она предприняла беспримерный штурм, чтобы узнать, откуда появилась новость, наседала и так и эдак, стараясь загнать пришлеца в угол и выведать: не обман ли это или вовсе – хитрая ловушка. Привыкнув и не к таким поединкам на переговорах, Тимур довольно легко вывернулся, это была его территория и на ней он чувствовал себя отлично. Чтобы врать – нужен ум, это не махобоем вертеть. Наконец Машка сдалась. Получив все козыри, Тимур наотрез отказался открывать их. Сказал, сообщит только Чингизу, в обмен на то, что ему нужно. А нет – уходит.

Побежденный, но грозный Салах швырнула Тимуру резиновый плащ, взявшийся откуда-то из ее заплечных запасов, и приказала следовать за ней. Неслась она стремительно, Тимуру пришлось нелегко. Мешал резиновый плащ, под ним было жарко, как в парной.

Корпуса мельчали, обступал квартал захудалых домишек. Бешеная девица нырнула в высоковольтную будку и скоро выглянула оттуда:

– Войди, пришлец.

Гостя встретил строй во главе с Чингизом и махобоями на изготовку.

– Привет, бандиты! – пошутил Тимур.

Чингиз, еле сдерживая ненависть, процедил:

– Говори.

– После того, как отведете к Закройщику.

Последовали предсказуемые переглядки с Батыем и Кортесом. Что ж, условие стало полной неожиданностью. Противцы обменялись еле различимыми знаками, и вождь припечатал:

– Это невозможно.

Тимур дружелюбно помахал:

– Всем пока. Приятно было пообщаться.

Кортес крутанул махобой, как брелок:

– А может, его это…

– Правильно! – подхватил Мик, тоже размахиваясь.

– Его не тронут. Я дал слово, – спокойно заявила Машка.

Чингиз взорвался:

– Салах, ты готов встать против своего цеха за этого подонка и предателя?

– Я дал слово, – упрямо повторила она.

Сжав черный мячик, Тимур выбрал цель: при обострении ситуации валить главную ударную силу – Кортеса. А дальше как получится. Важно, что Машка на его стороне. Пока. Может, чего-то не знал про нее очень важное? Или Треугольник открыл в бесшабашной стриптизерше не только зверство, но и волю с достоинством?

И вдруг все кончилось. Чингиз скрутил махобой и с печальной усталостью приказал:

– Раз ты, Салах, дал слово, ты и исполнишь.

20-й до Эры Резины

Миссия выполнялась в полном молчании. Как назло, когда хотелось о многом расспросить. Машка замкнулась в глухую броню и на любой, даже подковыристый вопросец не отвечала. Не замечала спутника. Тимур немножко растерялся, ни один испытанный ключик не подошел, девица не реагировала, пока не подвела к неказистому цеху, одноэтажному, но с большими стеклами, забранными решетками. Коротко бросила:

– Здесь.

– Без обмана?

– Я не пришлец. Говори…

Обычно Тимур еще бы поторговался, заручившись гарантиями, но Машкина твердость растопила принципы. Он выложил все, что знал. Грозный Салах дослушал молча, осмыслил и вдруг сказал:

– Это может быть правдой.

Ухватив благоприятный момент за хвост, Тимур спросил:

– Ночью по улицам двигались обитальцы. Зачем?

– Их призвал Темнец.

– И что?

– Очень плохо.

– Что такого страшного сделал Темнец? За что вы его так ненавидите?

Она посмотрела с такой грустью, что у Тимура сжалось в том месте, где, он знал, булькает сердце.

– Ты так и не понял, пришлец. Теперь уже поздно… Закройщик спросит три вопроса. Ответишь правильно. Иначе ничего не будет. Наклонись … – И Машка прошептала простые ответы. Наверное, Тимур знал их давно. Захотелось сказать спасибо, но вместо благодарности спросил:

– Маш, не хочешь уйти со мной от всего этого кошмара?

– Зови меня Салах. Я не могу…

– Может, нам начать все сначала?

– Знай: там все будет по-другому. Ты захочешь вернуться.

– Только за тобой.

– Оставайся на месте.

Она направилась к металлической двери, навроде амбарных ворот, подобрала обломок кирпича и с размаху запустила в створку. Раздался глухой бабах, камень отскочил. Подгоняемый нетерпением Тимур рванулся вперед, но его перехватили и дернули назад. Как раз в тот момент, когда створка распахнулась, выплескивая ушат бурлящей жижи с омерзительной вонью плавленой резины. Еще немного, и Тимур обварился бы как омар. Закройщик встречал гостей бодренько.

Слегка опешив, Тимур пригнулся, резонно ожидая, что дальше могут последовать копья, вилы или цепопик, на худой конец. Однако Машка не выразила намека на беспокойство, не думая скрываться или готовиться к худшему.

Высунулись две кристально лысые головы, ознакомились с результатом и нагло ухмыльнулись.

– Здорово, бродяга! – закричала голова с красными пятнами на скулах.

– Еще не съели? – подхватила похожая на нее, как отражение, но с бородавкой на носу и без пятен.

И обе заржали.

Самое время было появиться третьей. Но вместо сказочного дракона проем заняли два вполне самостоятельных мужских тела средней упитанности, в горелых ватниках на голо тело, спереди прикрытые фартуками толстой резины, как у рентгенологов. На голых ступнях красовались потертые галоши.

Машка выхватила махобой, изобразила фигуру высшего пило-пилотажа и крикнула:

– Честь вам, варильцы!

– Кто из них Закройщик? – тихонько спросил Тимур.

Ответом его не удостоили, зато Машка сообщила лысым:

– Чингиз гостинец прислал.

Они одобрительно закивали:

– Славно! Чего прислал?

– Пришлец свежий! – И Машка развернулась, как ловкий конферансье, объявляющий звезду.

Его разглядывали так тщательно, что Тимуру стало не по себе, а потому он выпрямился, как мог гордо, и даже отставил ногу.

– Добрый день…

– Хитрый какой, чисто вырядился, – поразилась голова с красными пятнами.

Опять обе заржали. Весельчаки и балагуры, что тут поделать, надо терпеть, пока не станет ясно, кто из них Закройщик.

Теперь и Машка разглядывала Тимура с презрительным равнодушием.

– А давай-ка мы его попробуем? – вдруг предложила голова с бородавкой.

– А давай! – согласилась другая.

Выпорхнули ловкие орудия: на резиновой трубке колыхался пучок из четырех топоров. К нему так и просилось название топорник. Лысые завертели шланги так быстро, что лезвия превратились в жужжащие круги.

– Ох, и хорошо пойдет пришлец!

– Ох, и меленько!

Тимур глянул на Машку, ища поддержки, она, скрестив руки, не собиралась вмешиваться.

Не сбавляя махов, лысые двинулись. Надо было что-то делать. Стоять и ждать, пока топорники пройдутся по кожанке, или надеяться, что в последний миг все обернется шуткой – бесполезно. Его провели, обманули и отобрали единственный козырь. Нет здесь никаких закройщиков. Обиднее всего, что это сделала Машка. Спасала-спасала, а в самый неподходящий момент обманула. Остались секунды: или выхватить мячик, чтобы уложить хоть одного, а потом разобраться с предательницей, или спасти шкуру бегством. Но Тимур так и не шелохнулся.

– Пришлец-то лютый, – оповестила Машка. – Мурьетту отпустил, Салаху устоял.

Как по мановению, топорники пали, лысые переглянулись и застенчиво потупили глазки. Испытание кончилось. Опять его проверяли на слабину. Зачем Машке понадобился этот аттракцион? Наверное, так полагалось: Закройщик хотел убедиться, что пришлец достоин его милости. Что ж, было весело

– И вправду лютый? – заискивающе спросила башка с красными пятнами.

– Про тебя Глас был? – подхватила бородавка.

Тимур снизошел лишь до того, что неопределенно мотнул летным шлемом.

– Это честь для нас…

– …заходи, пришлец лютый, гостем любезным будешь…

– …все дадим, что пожелаешь…

Парочка сердечно прижала ручки к груди, изобразив нечто вроде поклона.

Кто из них Закройщик, спрашивать Тимуру было поздно, придется делать вид, что ему все известно. Уже в дверях он оглянулся, надеясь, что Машка помашет на прощание, могут ведь не увидеться. Но сумасшедшая девица отвернулась. Ему вдруг захотелось сказать ей что-то такое, чего и сам не знал, как выразить, какие-то дурацкие, примитивные слова, но такие нужные.

Но ничего этого не случилось.

Тимур шагнул внутрь.

В душном помещении торчала хитрая конструкция из нескольких валиков, установленных друг над другом и соединенных большими передаточными колесами. Аппарат выглядел старинным и потому надежным. На передней панели чернели английские буквы и год из конца позапрошлого века.

Лысый с пятнами, поглаживая крашеный металл, произнес:

– Видал, какая махина? Теперь таких не сыщешь.

– Знаешь, что тут было? – встрял бородавка.

– Тут резину варили…

– …и тянули. Листами прокатывали через вальцы…

– …а теперь мы тут варим помалу.

И парочка залилась смехом.

– Мужики, мне бы Закройщика повидать, – вежливо попросил Тимур.

– Успеешь, успеешь. Зови меня Вкл, – предложил тот, что был с красными пятнами.

– А меня Выкл, – добавил напарник.

– А у тебя имени покуда нет…

– …может, и не будет.

И это снова развеселило. Такие насмешники, просто беда.

– Братцы, у меня мало времени.

– Да ты что?! – изумился Вкл.

– Не может быть! – поддержал Выкл. – Только мы не братцы, не близнецы и даже не родственники. А времени давно нет. Ни у кого.

– Отлично. Где Закройщик?

– А знаешь, пришлец, как галоши в «Треугольнике» делали?

– Сейчас покажем. Берем две заготовки, одну вот такую штампованную, а другую, значит, стельку…

– …аккуратно складываем по шовчику…

– …по шовчику держи…

– …а чтобы они держались, их надо клеем промазать…

– …хочешь попробовать?

Вкл протянул банку с тягучей желтоватой смесью:

– Нюхни, аромат незабываемый.

Свинтив крышку, Тимур опасливо втянул носом. Пахло на удивление приятно, чем-то забытым из детства, похожим на столярный или резиновый клей.

На этом дипломатию можно было сворачивать. Тимур поднялся и заявил:

– Все, мужики, Закройщика у вас нет, я пошел.

И действительно, пойти было куда. Оказалось, в цеху не хватает одной стены, Тимур это сразу не заметил, но теперь приметил. И выходить можно. Он помахал близнецам, даже не родственникам, и отправился. Выход вел прямо к Обводному каналу. Тимур опять увидел будку и шлагбаум. Только охранника с собакой не оказалось на месте, может, обедать пошли. Сразу за шлагбаумом ждал проводник в форменной тужурке с золотыми пуговицами, фуражке с гербом железной дороги, выглаженный и начищенный до блеска. Проводник держал табличку с именем, как встречают на вокзале.

– Прошу за мной, – сказал он и поклонился.

Тимур согласился, потому что тот знал, куда идти.

Прямо под ногами оказался крутой эскалатор. Мотор работал тихо, ступеньки беззвучно возносились, каждую аккуратно подсвечивала голубая лампочка. Тимур шагнул на металлическую поверхность и почувствовал, как мягко и быстро двигается подъемник.

Открылась панорама «Красного Треугольника». Завод был похож на нескончаемый лабиринт. Корпуса цеплялись друг за друга, образуя улицы, дворики, тупики и колодцы. Все территория завода ограничивалась тремя сторонами. Действительно, треугольник.

Тимур въехал в туман, который становился все гуще и плотнее, как будто в молоко добавили желе, проводника потерял из виду, и только в белое месиво уползала лента поручня. Он видел лишь свои ботинки и движение ступеньки. Больше ничего было не разглядеть.

Туман закончился внезапно. Эскалатор подвез к выходу и остановился так мягко, словно уснул. Тимур шагнул вперед.

Теснились шеренги станков и уходили так далеко, что терялись за горизонтом. Вращались зубчатые колеса, маховики крутились не переставая, чтобы на поддон поступало полотно густого черного цвета. Как только оно ложилось, опускалась пирамидка из чугунных кругов, фыркала паром, пресс поднимался, и на ленту отправлялось готовое изделие. Это были галоши. Блестящие, крепкие и надежные, с красной подкладкой. Бесконечные цепочки галош. Цех работал слаженно и четко. Станки не давали сбоя. Каждую секунду выпекали пару и тут же принимались за новую. Пахло горячей резиной. Между рядами станков проносились чугунные вагонетки, груженные испеченными галошами.

Тимур подумал, что не плохо бы прихватить парочку раритета, стал ходить от станка к станку и прикладывал галоши к подметкам. Всякий раз оказывалось то больше, то меньше. У него размер был средний, то есть ходовой, но его как будто не выпускали вовсе. Разозлившись на бесполезные поиски, Тимур схватил пару с ближайшего станка и принялся натягивать на сапог. Резина оказалась каменной. Сколько ни пытался, галоша упорно не желала поддаваться. Даже носок не сумел засунуть. Самое удивительное: найдя огромный размер, Тимур все равно не смог его оприходовать. Ну не ложилась в галошу нога, и все. Мимо текли резиновые реки, но ступить в них не удалось.

Тогда Тимур схватил первую попавшую парочку как сувенир и двинул к эскалатору.

Но его на месте не оказалось. Только станки. Вагонетки проскакивали резво.

Тимур покрутился, но куда выходить, указателей не имелось.

– Выбрали? – спросил проводник. Тимур показал добычу. – Уверены? Размер ваш? Нет ошибки? Всем довольны? Хорошо подумали? О-ля-ля!

– Сидят как влитые.

– Прошу надеть.

Тимур почему-то послушался. Одну галошу засунул под мышку, задрал ногу, как конь для подковы, и принялся натягивать другую. Тянул так сильно, как только мог. Неожиданно галоша лопнула. И забрызгала брюки сгустками грязи. Что интересно: вторая тоже лопнула, хотя никто ее не тянул.

– Это не ваш размер, – заключил проводник.

Тимур согласился.

– Значит, не нашли свой?

Тимур признал очевидное.

Проводник задумался. Тимур понял, нет, угадал: он не знает, как быть в непредвиденной ситуации. Может, ему сбегать за инструкцией?

– Попробуйте эти, – сказал проводник и вышел из своих галош.

Старые, дырявые, потрескавшиеся на носике. В таких и в лужу не войти. Тимуру стало любопытно, он уверенно шагнул, но, видимо, поскользнулся. И упал.

Лежал лицом в пол, который обильно покрывали обрывки резины, капли черной смолы, желтый порошок.

– Сбор каучука начинается с наступлением сухого времени года и продолжается до начала дождливого сезона… – занудно читал над ним глухой голос.

Тимур покосился: Выкл бубнил за старинной книгой:

– …Выбрав подходящее место в лесу, промышленник ставит там свой шалаш и прежде всего прокладывает дорожки между намеченными им деревьями. Добывание сока начинается с самого раннего утра, лишь только является возможность ориентироваться в лесной чаще. Лицо, занимающееся этой операцией, имеет при себе маленький топорик и плетеную корзинку с запасом мягкой глины и множеством небольших жестяных или глиняных сосудов, в которые собирается сок. Подойдя к дереву, он топором рассекает на нем кору на высоте своего роста и тотчас прикрепляет к дереву под нарезом свой сосуд при помощи мягкой глины, принесенной для этой цели…

– Вернулся, – проговорил кто-то сверху.

Тимур попробовал приподнять голову: в темечке загудел набат, по вискам прошел оркестр барабанщиков. Перед глазами плыло.

– Крепкий клеёк сварился, – задумчиво сообщил Вкл.

– Вы что, блин… отравить меня… – кое-как выдавил Тимур.

Его подхватили, приподняли и усадили на что-то жесткое.

– Живой, и ладно, чего лютуешь… – Вкл стал отечески заботлив.

Во рту было так сухо, словно туда засыпали мешок песка.

– Дай воды… Или Тёплой Водицы.

На губы полился ручеек теплой жижи, Тимур лакал как собака, глотая тяжелые капли.

– Не серчай, пришлец, так надо…

– …клеёк пользительный, но так вот, за здорово живешь, никто не хочет…

– …приходится идти на хитрость, не серчай, пришлец.

Напившись, Тимур почувствовал тело в разных кусочках:

– Сами наркоши и меня втянуть хотели? Не выйдет.

– Разок можно. Привыкать не рекомендуем. А разок ничего… да, сварили…

– Хрен с вами, где Закройщик? – спросил Тимур с пьяной удалью.

Братушки переглянулись. Бритые головы пребывали в глубокой растерянности.

– Что ты там видел? – опасливо спросил Выкл.

Тимур расписал, опустив некоторые мелочи.

– Вот так штука…

– Вот, значица, как…

Все эти ахи и вздохи изрядно притомили. Тимур пришел за другим.

– Люди, где Закройщик?

– Все сложнее, чем ты думаешь.

Хватит, перебор, эта игра без него. Кое-как поднявшись, Тимур побрел к дверям. Надежды и шутки кончились. Все-таки его обманули, нет тут никакого Закройщика.

– Пришлец!

Тимур готов был слушать.

– Найти выход отсюда – не главное, – сказал Выкл.

– А что тогда?

– Ты можешь больше, – сказал Вкл.

– Я домой хочу, больше мне ничего не надо, – честно признался Тимур.

– Внутри зреет беда…

– …тебе нельзя уходить.

Тимур дернул воротца:

– Простите, мужики, это не моя проблема.

Моросил мелкий дождик, небо затянулось серыми тучами. Машки, разумеется, не было, ничего удивительного. Зато невдалеке обнаружился кое-кто любопытный.

19-й до Эры Резины

В обвалившемся простенке разгоралась яростная борьба за обладание предметом, навроде куска тряпки. Бой шел между низкорослым существом в резиновой безрукавке и обитальцем в зеленом плаще. Соперники были так заняты друг другом, что не заметили, как появился зритель. Призом была тушка собачонки, от которой шерсть летела клочьями. Лизнец жадно урчал и тянул трупик за лапы. Противник не уступал, при этом норовя заехать ему в бок ногой. Исход поединка не был очевиден. Никто не собирался уступать.

Тимур еще выбирал, кому отвесить пинка, как вдруг лизнец заметил пришлеца лютого, выпустил собачью лапку и бросился наутек. Не ожидая этого, соперник полетел со всего размаху, ухватив добычу, но восстал из битого кирпича и закричал:

– О! Ты?! Ну и ну! Еще жив?

– Йежи, оставь собачку, она дохлая, – услышал Тимур свой голос как будто издалека.

– Шоб выбросить такую роскошь? Сдурел, нет? Видел, как я лизнеца уделал?

Пристроившись на битом обвале, старик принялся запихивать трупик в нагрудную котомку. Добыча шла плохо, растопыренные лапы мешали.

– Приоделся? – пропыхтел Йежи. – Шо себе думаешь?

Прослушав гудящие в голове барабаны и оценив слабость в теле, Тимур счел лучшим опереться о кладку. И пожаловался:

– Старик, меня нагло и подло обманули.

– Сам старик… А шо такое?

– Обещали показать Закройщика, а вместо этого отравили каким-то клеем.

– Ой-вэй! Нюхал клей Откровения?! – обрадовался Йежи. – И что видел?

– Ничего. Калоши не подошли…

– Да? Что ты говоришь! Неужели не подошли? Может, шо еще было?

Навалилась страшная усталость, такая, что ноги сами подкашивались. Не разбирая, Тимур плюхнулся на кирпичный полог:

– Есть хочется, может, найдется кусок хлеба?

Йежи протянул камень-кругляк:

– Только это… Как насчет Тёплой Водицы?

– Нет, не сейчас… У меня виски осталось, раздавим?

– Почему нет? – Йежи утрамбовал собачку, принял открытый бутылек и опорожнил залпом.

– На здоровье чтоб тебе пошло. – Тимур зашвырнул пустую бутылочку подальше.

Ничуть не стесняясь, Йежи сытно булькнул:

– Так шо там про Закройщика?

– Он должен показать выход.

– Да? Значит, выход есть? Ой-вэй.

– Знаешь, Йежи, мне очень хочется дать тебе по шее. Но лень двигаться. Так что ответь по-человечески, раз уж выжрал все виски…

– Ну?

– Кто такой мозак? Или это страшная тайна?

– Да никакой тайны. Поставь точки – поймешь.

Тимур так и сделал. Загадочное слово оказалось сокращением: «менеджер отдела закупок». Это значит его называли «презренным» и готовы были уничтожить на месте. Это он оказался даже не из низшего, а какого-то неприкасаемого сословия Треугольника. Вот на что намекала Машка. Знала, что он – мозак, и не выдала! А он…

Стараясь не расплескать отчаяние перед чужаком, Тимур спросил:

– За что их презирают?

– Мозаки становятся лужниками. И никем другим. Только лужниками.

– Почему?

– Треугольник выворачивает наружу то, что ты есть на самом деле. Мозак умеет только красть по кусочкам и лакать из луж. Тут все честно.

Нет, никогда, никогда этого не будет. Никогда он не прикоснется к луже, не будет слизывать блевотину. Никогда его глаза не станут зелеными, никогда он не наденет резиновую покрышку на голое тело. Пусть хоть весь Треугольник встанет на дыбы. Этого просто не будет.

Йежи подозрительно заглянул Тимуру в глаза:

– Шо такое? Думаешь, кто такие месрезы?

– Менеджеры среднего звена?

– Во, умник… Одна мелочь: название осталось, а вот людишки обносились.

– Что значит?

– Менеджеров развелось, а месрезы вывелись. Порода измельчала. Теперь все больше лизнецами открываются. Впрочем, лу`жников хватает.

– Глабы – кто?

– Разве не ясно? Главные бухгалтеры. Они же мясцо разделывают. Мясцо у них отличное… было. Знаешь, кем были торбники в Далёке? По части финансов и акций. Теперь таскают свое богатство на горбу, все боятся кризиса. Это значит, шоб у них колбаса не сгнила. Ой-ё! Каждому – свое. Живцы вообще ни то ни се. Глаза серые и живут серо, кто чем сможет.

– А Темнец?

Йежи вскочил, огляделся и совсем другим тоном приказал:

– А ну-ка пошли со мной… Что-то дождик зарядил.

Нора старика находилась поблизости. Знакомый запах пыльного хлама вперемешку с химическими реактивами, столы и пустые лоханки ламп дневного света на потолке.

Йежи тщательно затворил дверь, в окнах блекнул мутный свет. Йежи зажег бензиновую коптилку.

– Почему ты спросил о Темнеце? – поинтересовался он, ожидая ответа с напряженным вниманием. – Что тебе от него нужно?

– Мне бы Закройщика найти, чтобы выход показал.

– Почему ты спросил о Темнеце? – Йежи стал жестким и требовательным.

– Потому! – рявкнул Тимур. – Его Чингиз ненавидит, Салах ненавидит, противцы ненавидят. Что он сделал плохого? Он ведь хочет помочь всем. За что его отпускать?

– Ты говоришь как Темнец. Это плохо. – Йежи уселся за стол, вынул рулон резиновой ткани, портняжные ножницы и принялся старательно вырезать правильные куски. Как будто собирался шить новенький костюм. То, что он делал, очень походило на работу портняжки.

Не до конца поверив, Тимур прошептал:

– Ты Закройщик?!

Йежи работал ножницами молча. У него получались трапеции, прямоугольники с круглыми выемками и еще какие-то детали, понятные лишь портным. Как будто шил на глазок новый костюм.

– Ты Закройщик? – повторил Тимур и, вынув остаток колбасы, положил на краешек стола: – Йежи, дорогой, покажи мне выход. Я тут с ума сойду. Не могу больше. Так устал, что просто сам готов себя отпустить. Пожалуйста, покажи выход. Я очень хочу домой. Ну, пожалуйста… Ну что мне, на колени встать?.. А, Закройщик?

Йежи и глазом не повел, кромсая резину:

– Ты нужен здесь.

– Я не смогу…

– Ты будешь хотеть назад, но пути не будет. Тебе будет очень плохо.

– Хуже, чем сейчас, быть не может. Договорились?

– Что ж, раз так… – Йежи отбросил ножницы. – Зачем ты пришел сюда?

– Чтобы найти выход.

– Чего ты хочешь?

– Вернуть Далёко.

– Кто ты такой?

– Чистый от резины.

Йежи схватил ножницы, с головой погрузился в работу и зло буркнул:

– Уходи.

Тимур выскочил в дальнюю дверь так быстро, что даже не сказал спасибо.

18-й до Эры Резины

Снова знакомый пятачок, где-то неподалеку должен быть корпус с исчезнувшим офисом «Надежды». Совсем рядом – выход к Обводному. Должен быть выход. Но его нет.

Ночь скоро. На той стороне пробежал тенью лизнец, в проулке проковылял торбник со своей ношей. Все было на месте. И он был все там же. Тимур осмотрелся, чтобы отыскать дверь, из которой выскочил, но она растворилась в каменных джунглях.

Так нагло и грубо его давно не обманывали. Попросту кинули как последнего лоха. Надеяться не на что. Терять нечего. Последняя запайка колбасы осталась у Йежи, на шокере – одно деление. На мячик надежды мало. Так или иначе, его поймают и отпустят или месрезы, или противцы. Последнее спасение – пойти к Темнецу, ну, пусть не настоящему, но ведь этот придурочный наверняка приведет к самому. А это новый шанс, новая, блин, надежда. Но ведь он и его предал!

Сверкнула лихорадочная мысль: можно все исправить. А заодно хорошенько отплатить господам противцам. И с большим удовольствием – Чингизу. И Йежи не забыть, как без него.

Тимур прикинул по небу: до наступления Ночи не много, надо спешить.

Место, которое назначил замотанный чудик, нашлось на удивление легко. Одноэтажный каменный сарайчик торчал среди высоких корпусов чужаком. И запах от него шел такой знакомый, словно возвращал в Далёко: пахло бензином. Тимур пробрался внутрь через разбитое окно и наткнулся на источник: бочка топлива. Постучал по ней – бочка оказалась полной.

Поднажав, Тимур уронил ее набок и приоткрыл заглушку. По углам собрал обрывки тряпок, бумаг и древних газет, аккуратно смочил в бензине и выложил дорожкой до отверстия. Но дорожка все равно получалась коротковата. Пошарив по карманам, нашел контракт с ООО «Надежда»: бумажки одну за другой смочил в топливе и добавил в цепочку. Вот теперь как раз хватило, чтобы оказаться у двери. Тщательно отерев ладони, Тимур щелкнул зажигалкой.

– Будет вам и Темнец, и шашлык с дымком! – И поднес турбоогонек к краешку бумаг.

Огонь вспыхнул, побежала красная молния. Тимур кинулся наружу, спрятался за углом. По его расчету рукодельный шнурок должен доползти до бочки вот-вот. Но пока было тихо.

Откуда ни возьмись, к домишку приблизилась стайка голышей в покрышках и с любопытством заглянула внутрь. Что-то их привлекло неожиданное и интересное.

– Назад! – заорал Тимур со всей мочи. – Пошли вон!

Лу`жники пугливо заулыбались.

Желто-оранжевый гриб взрыва раскидал тельца голышей, камни и куски крыши. Грохот ударился в стены и понесся по улочкам завода. На какое-то мгновение стало тихо. И вдруг загудело ровно и протяжно. Над развалинами бушевал огненный шквал, закручиваясь тугим канатом. Дворик осветился красным.

Пожарище росло стремительно. В нем прорезался странный звук. Вернее, звук обычный: вой пожарной сирены. Добавилось рычание мотора и визг шин. Из-за корпуса вывернула красная машина в блеске сигнальных маячков с телескопической лестницей, лихо развернулась и встала. За ней спешили другие. Матерясь и перекрикивая друг друга, посыпались пожарные расчеты в шлемах и огнеупорных куртках, разматывая пожарные шланги. Лестницу выдвинули к очагу огня. Старший по рации сообщал о пятом номере пожара. Кто-то орал, что до гидранта не дотянуть, что надо увеличивать рукав. Кто-то вызывал на подмогу соседнюю часть.

Тимур закрыл глаза и сказал себе, что надышался парами бензина, это глюк, ничего серьезного.

В бок заехал твердый ботинок огнеборца.

– Чё разлегся, бомжара? Чеши отсюда!

– Куда? – расслабленными мозгами выдал Тимур.

– Да хоть на хер! Туда вали, придурок! – Брезентовый рукав указал куда-то назад.

Тимур послушно поднялся и оглянулся.

Шлагбаум задран зенитной пушкой, под него то и дело въезжают новые пожарные машины. Чуть дальше, на набережной Обводного канала, скопились зеваки. Охранник лениво любуется на пожар. Даже барбос поднял голову. Выход был там, где ему и полагалось быть, на своем месте. Его невозможно не заметить.

Без надежды Тимур поплелся к шлагбауму. Его больно толкнули в плечо, но он не обратил внимания, боясь, что видение рассыплется миражом. Под ногами веной вздулся шланг, зашипел огонь, потянуло дымной вонью.

Около сторожки Тимур послушно затормозил, ожидая, что у него потребуют права на выход. Но охранник лишь зевнул и уставился на огонь.

– Так я пойду? – нерешительно спросил беглец.

Страж равнодушно пожал плечами, а псина даже не повернула носа. Собака такая.

Задержав дыхание, как перед нырком, Тимур перешагнул линию. Ничего не произошло. Вернее, все осталось на местах. Подъехала черная легковуха, высыпали многозвездные офицеры МЧС. На него не обращали внимания. Тимур миновал гигантскую арку, под которую может въехать корабль, и вышел на набережную. Самого настоящего Обводного канала.

Даже в темноте нашел машину Федора там, где ее оставили. Как ни странно, за прошедшие дни хозяин ничего не сделал, чтобы отволочь тачку на безопасную стоянку. В результате «бомба» лишилась всех зеркал и дворников, заднее стекло было мстительно разбито, по дверцам ползли длинные раны от гвоздей, а на капоте нацарапали краткое слово, прокололи три шины и умело нагадили прямо на крышу. Пролетариат выразил свое отношение к роскоши.

Пискнув брелоком, Тимур занял водительское кресло. Пахло благородной кожей и дорогим одеколоном. Так пахнет сказка. Кошмар закончился. Теперь, понял Тимур, он каждый день будет жить как последний, и все, что осталось там, забудет страшным сном. Даже Машку. Надо скорее домой.

На пассажирском сиденье валялась связка ключей от родной квартиры. Каким-то чудом она выпала и не остались в куртке у Федора. Кошмар действительно кончился.

Мотор нехотя ухнул, крякнул и завелся. Уняв легкую дрожь, Тимур отжал сцепление и тронулся. Машина ковыляла на целой покрышке, немилосердно скособочась. Что он скажет, когда его остановят гаишники в изуродованной «бомбе» без прав и документов? Глубоко наплевать.

На первом светофоре на него уставилась девчонка из «Туарега». Тимур ответил таким взглядом, что глупое существо рвануло прямо на красный свет, чуть не сбив ночного прохожего.

Нестерпимо захотелось оглянуться. В сказах за это следует неминуемая кара, но Тимур посмотрел в зеркало заднего вида. Над кремлевским профилем фабрики вставало багровое зарево. Плясали проблесковые маячки «Скорых». Пожарные делали свое дело. Тушили пожар неизвестного происхождения. Кошмар – позади.

Тимур ехал слишком медленно и оказался у себя на Васильевском Ночью, нет – просто глубокой ночью, когда окна дома были темны.

Дверь квартиры открылась, как обычно. Накатил родной дух, хоть и с примесью затхлости. Прежде всего Тимур включил весь свет – так соскучился по электричеству. Но и этого показалось мало. Он врубил телик, аудиосистему и микроволновку. Все работало и накручивало счетчик. Часы показывали время, телефонная трубка гудела, предлагая позвонить кому угодно. Как это было прекрасно. Даже плесень в пустом холодильнике. Наконец Тимур вспомнил, что разгуливает по дому в грязной форме. Все, от куртки и до кальсон, запихнул в пластиковый мешок, чтобы выбросить утром.

Теперь самое главное. Ванна наполнилась горячей водой, Тимур медленно погрузился в обжигающее тепло и стал пить ледяную воду, открыв на полную мощность холодный кран. Вода имела вкус свинцовой трубы, пахла рыбой, но ее было вдоволь. Какое счастье!

А может, и не было ничего? Может, хватил лишнего с Федором, провалялся в бреду и только сейчас очнулся. Ну, конечно, они же там, за обедом, начали, а потом, наверное, понеслось, и потому он даже не помнит, как оказался дома. Это очень просто проверить.

Тимур осмотрел запястья: тонкие зажившие следы, будто зализанные, пересекали сгиб. А на левой лодыжке остался след содранной кожи.

Ну и что, кошмар все равно кончился.

Он мылся до утра.

Около шести часов Тимур надел чистую одежду и отправился в ближайший круглосуточный маркет. Сонная кассирша и дремлющий охранник не одарили вниманием раннего посетителя.

Тележка катилась мимо еды. Как ее много. Сначала стеллаж с хлебом. В плетеных корзинках любые сорта: черный, белый, сдобный, с семечками, с кунжутом, заварной, лаваш, чиабата и даже бублик. Это безумное, несравненное богатство можно получить всего лишь за деньги. Первым желанием было схватить все сразу. Опомнился, бережно прикоснулся к половинке ржаного и вдохнул восхитительный аромат чуть жженой корочки с горчинкой. И дышал, борясь с желанием пасть на колени. Наверное, даже пал бы, но заметил, что дама, выбирающая мюсли, косо на него поглядывает.

Кинув пяток хлебов и несколько копченых рыбин с соседнего прилавка, Тимур заспешил к отделу колбас и там чуть не свихнулся. Стеллажи копченой, вареной, варено-копченой, сырокопченой, полукопченой, с молоком, со сливками, с сыром, с языком, да кто его знает, с чем, могли привести любого обитальца в шок, даже месреза. А он мог взять все это и съесть, не экономя и не дрожа над последним кусочком. Бросил всего-то десяток палок.

Но безбрежное море еды только распахнулось. Что было дальше, Тимур помнил плохо. Сорвался и мел, что попало, не мог остановиться. Все казалось, что если не взять вот это, вот это, вот это, вот это и вот это, и это тоже, он не сможет наесться. Очнулся он у кассы с тележкой, на которой громоздилась гора.

Кассирша недоверчиво уставилась на раннюю закупку, оценила одежду покупателя на платежеспособность и спросила:

– Ваше?

– Наше, – согласился Тимур.

– Пробивать?

– Бейте.

– Вот это всё?

– Чего не хватит, докупим.

Чек вышел на каких-то жалких несколько десятков тысяч. Глупая кассирша не знала, сколько это стоило бы там. Тимур вдруг понял, что все время думал о Треугольнике. Все, хватит. Больше этого нельзя допустить ни в коем случае. Кошмар кончился. Здесь Далёко.

В дом он принес шесть забитых пакетов, загрузил холодильник до треска полок, но так устал от новых впечатлений, что не смог есть. Ничего, оставит пир на вечер.

Часы показывали восемь. Пора отдаться службе.

17-й до Эры Резины

Володька, приятель из службы безопасности, вытаращился, схватился за скрытый микрофон, чуть не вырвав с корнем, и даже забыл спросить пропуск для проформы.

Тимур приготовился получить изрядный нагоняй, может быть, остаться без премии. На всякий случай запас несколько оправданий, которые пошли бы в ход, судя по ситуации, и даже отмазку, почему не привез контракт. Но как только он вошел в холл банка, сбежалась толпа, обступив Тимура плотным кольцом. Коллеги разглядывали его с плохо скрываемым любопытством и молча, что было странно: все-таки не умер, а прогулял три дня.

Вдруг все рассеялись, пропуская небожителя в эмергильдо-зегновом костюме и тонкой оправе золота на переносице. Первый зам осмотрел мелкого клерка с нескрываемым отвращением и приказал следовать за ним.

В просторный хайтековый кабинет на втором этаже Тимур попал впервые. Сюда и его начальника пускали не часто, а менеджеров среднего звена и вовсе при огромном везении или увольнении по собственному желанию.

Было указано на гнутый стул, скорее тревожно, чем строго, и наместник финансовых богов спросил:

– Что это значит?

Тимур принялся мямлить оправдания. Лепет был безжалостно прерван:

– Как понимать то, что произошло?

На этот вопрос имелось много ответов и ни одного честного.

– Я требую немедленных объяснений.

Пропасть на три дня – суровое преступление, но в голосе босса слышалась неформальная тревога. Тимур признался, что ему требуются уточнения.

– Уточнения? – У начальника недобро поползли очки. – Нашего сотрудника находят зверски убитым в каких-то руинах возле Обводного канала, мы стараемся перекрыть все каналы информации, чтобы у сумасшедших вкладчиков не случился припадок паники, а господин покойник заявляется живым и здоровым. Может быть, вы дадите «уточнения», как такое возможно?

Тимур на всякий случай потрогал себя: нет, кажется, вполне материален, не призрак. Значит, должно быть объяснение.

– Почему решили, что это я?

– На трупе ваша одежда. В карманах – паспорт и служебное удостоверение.

– А кто ездил опознавать?

– Ваш непосредственный начальник.

– Он узнал мое лицо?

Зам аккуратно вычеркнул что-то в ежедневнике:

– Судя по служебной записке, вы направились подписать договор поставки. После чего исчезли на три дня и не появлялись на рабочем месте. Машина осталась на корпоративной стоянке, но телефон не отвечал, дома вас не было. Это вполне достаточно, чтобы объявить вам два выговора и уволить по статье. После чего будет невероятно трудно найти работу в банковском секторе. А мы всячески этому поможем. Я достаточно уточнил ситуацию?

Мерно гудел компьютер, на плоском телевизоре шевелил губами диктор бизнес-новостей, под ним текла строка важной информации и биржевых котировок. Люди напряженно пытались заниматься делом, бороться с кризисом и кое-как зарабатывать на жизнь. В самый неподходящий момент на Тимура снизошло озарение: до всего этого ему нет дела. Удар был столь силен, что менеджер среднего звена тупо молчал.

Босс по-своему оценил случившуюся запинку в деловом протоколе увольнения:

– Предлагаю выход из сложившейся ситуации. Пишите подробное объяснение вашего поступка, точное время и место пребывания, мы рассматриваем, и если находим безопасным для репутации банка в это сложное время, уволитесь по собственному желанию. Вам ясно?

Объяснительная. Расписать охоту Мурьетты, заточение в топке, висение в цеху глаб, поединок Машки и Клайда, да и все прочее. Это показалось настолько забавным, что Тимур улыбнулся.

– Вижу, вы разумный человек, хотя и оступились. Это будет вам хорошим уроком.

А какой урок вынес бы ты, босс, испив Тёплой Водицы, закусив мясцом или получив удар цепопика – вот вопрос?

– Слушаю вас…

Большой начальник милостиво ждет челобитную. Чтобы примерно высечь холопа на ужас остальным. Сочинить жалостливую историю, как встретил девушку своей мечты, а она оказалась обычной проституткой, напоила и обобрала? Можно, конечно. Можно придумать и еще что-то примитивное о выпивке, и о том, как случайно потерял куртку. Чем больше измазать себя дерьмом, тем легче поверит босс. Но надо ли? К чему вранье, если правда так проста, что лощеный мозг топ-менеджера скорее взорвется, чем примет ее. Тимуру стало совершенно безразлично, что с ним сделают и какое клеймо влепят в биографию. Все это показалось мелким, никчемным и беспомощным. Он равнодушно сказал:

– Были дела.

– Что? – Зам даже поперхнулся.

– Я был занят, – отчетливо проговорил Тимур.

Что-то произошло. Как будто на долю мгновения привычный, устроенный и такой уютный мирок большого босса вздрогнул, как от толчка далекого землетрясения, скособочился, открыв ржавые подпорки и разваливающийся фундамент.

Мир вздрогнул и встал на место. Стол для совещаний с матовым стеклом по цене маленькой квартиры стоял как стоял, элитная техника и кресло для богоподобной задницы тоже. На местах оставались роскошный костюмчик и золотая оправа на носу. Вот только босса не было. В его шкуре притулился лизнец, который взирал на Тимура с голодным страхом. Лизнец трясся и не знал, как заслужить милосердие пришлеца лютого. Извивался, голубые глазки выкатились, и резиновая безрукавка ходила мелкой дрожью. Лизнец боялся, что сейчас его отпустят и станет он мясцом. Открытие было необратимо.

Тимур моргнул, зам вернул привычную плоть, но беспомощно глянул на своего подчиненного, вытер рукавом бесценного костюма взопревший лоб и, споткнувшись, засеменил в кресло. Большой начальник спрятался за монитором, сосредоточенно зашлепав по клавишам.

– Я пойду? – спросил Тимур.

– Да-да, конечно, идите… работайте.

– Мне писать заявление?

– Не надо… Зачем же… Все же выяснилось… Спасибо… Все хорошо… Главное, все объяснилось… Мы вами дорожим… Конечно…

Лизнец суетился, стараясь стать полезным, и преданно улыбнулся.

Тимур мстительно саданул дверью так, что референт Инночка, зализанная блондинка, о которой говорили всякое, выронила чашку утреннего кофейка. Теперь весь день пятно на платье.

По дороге в свой отдел он старался ни с кем не встречаться глазами, буркал приветы и уворачивался от разговоров. То, что произошло, не доставило радости. Наоборот: он испытал глубочайшую растерянность. Не так странно, что топ-менеджер банка оказался самым обычным лизнецом: в конце концов, у каждого свои недостатки. Куда хуже то, что босс увидел кошмар лизнеца: безжалостного пришлеца лютого, готового разорвать его на клочки. Увидел и понял. А если не понял мозгами, то уж печенками наверняка. Он не мог ничего знать о Треугольнике и лизнецах. Он просто был лизнецом. Не помог спортзал два раза в неделю с качалкой мускулов. Когда явился хищник, лизнец трусливо поднял лапки. Объяснить превращение наглого начальника в заискивающего слизняка обычными словами сложно. Но они оба увидели друг друга настоящими. И слабый запросил пощады. Что же теперь будет?

Помахав корешам и кивнув шефу за стеклом загородки, Тимур уселся перед компьютером. Любопытство коллег сгущалось кисельной тучей, мужики переглядывались и перемигивались. Наконец, Мишка, державший закупку продуктов, решился:

– Ну, как ты?

Конечно, имелось в виду: «с кем это ты, парень, завис напропалую», а также сколько выпито, потрачено, оттрахано, наворочено и наломано дров. Иного и быть не может.

На морде Тимура была такая равнодушная наглость, что от него отстали.

Он повертелся в уютном кресле, включил комп, уставился в экран. На столе скопилось больше десятка заказов. Но как заниматься такой ерундой, когда жгут две проблемы: кого нашли в его куртке и что случилось с боссом. Конечно, простые ответы Тимур знал, но не хотел принять их, а потому лихорадочно искал любые увертки, даже безнадежные.

Мелодично тренькнул служебный телефон. Подняв трубку, по заведенному порядку сообщил:

– Новиков слушает, добрый день.

Бархатный баритон поинтересовался, не будет ли у Тимура желания в ближайшее время навестить его по важному делу. А лучше прямо сейчас. Недалеко, езды буквально минут десять, если без пробок.

Заглянув в клетушку шефа и стараясь не смотреть ему в глаза, Тимур известил:

– Меня к следователю вызывают, буду после обеда.

И хлопнул дверью без разрешения.

16-й до Эры Резины

Родимая «девятка» по кличке «Танк» ежилась под слоем осенней грязи, закашлялась на повороте ключа, обиженно заворчала, но завелась.

Происшествие случилось на повороте: подрезал «Лексус». Тимур не успел затормозить и слегка чиркнул по задней фаре полированного чудовища. Из зализанного гроба вывалился бычок в черной футболке с золотой цепью для овчарки, вразвалочку подгреб, саданул по дверце ботинком и лениво сообщил:

– Ну, все, козёл, ты попал!

Он даже счел нужным наклониться в опущенное стекло.

Тимур посмотрел прямо в его глаза. Там, за пеленой блатной удали, жался в темный уголочек заурядный лужник, голенький и запуганный, дрожащий от холода в натянутой на бедра шине. Даже белки глаз у него и на самом деле были зеленые. Лужник увидел, что напоролся на пришлеца лютого, а быть может, месреза, или еще страшнее – противца, и хочет только одного – покорно лизнуть карающую руку. Лужник испугался смертельно, пустил слюни и покорно отполз.

Верзила нерешительно отступил:

– Да ладно, братан, не психуй. Все нормально, замнем. Типа, сам виноват. Быковал не по делу. Лады?

Тимур и так дозволил лужнику говорить без спроса, куда уж больше.

Здесь детина приветливо махнул лапкой и крикнул:

– Бывай, братан!

А там лужник удирал, благодаря свои небеса, что остался жив. Наверное, Тимур мог заставить его ползать на брюхе и вылизывать языком колеса. Он мог все. Самое удивительное: браток это понял. «Лексус» визгнул и испарился.

Как ни странно, гаишники, просто обожавшие ощипывать скромную «девятку», сегодня гордо отворачивались. Так что Тимур доехал быстро.

Вместо рядового отделения полиции его пригласили на Литейный проспект в самый большой дом, похожий на гигантский куб с прорезанными в нем окнами, стенами кровавого мрамора во весь первый этаж и дубовыми дверями, способными остановить гранатомет. Вдоль тротуара прогуливался патруль автоматчиков в голубом камуфляже.

Дежурный за толстой решеткой строго спросил к кому, проверил по древнему компьютеру и потребовал паспорт.

Тимур признался в полном отсутствии главного документа гражданина.

Караульный сержант нахмурился и строго изрек:

– Без паспорта нельзя. Где паспорт?

– На трупе остался, – не моргнув, сказал Тимур.

Живец, хоть и в погонах, скукожился, потупил серые глазки и, не глядя, сунул сквозь жерди квиток с красной полосой, набрал внутренний номер, излишне громко назвал фамилию посетителя, получил в ухо подтверждение и только тогда нажал кнопку пуска.

Калитка зажужжала и отворилась, чтобы в нее смог протиснуться человек. Церемониал должен был производить гнетущее впечатление. Словно уже арестовали, и большим счастьем будет, если позволят выйти. С порога свидетеля настраивали: все расскажи, и тогда выпустят из клетки, может быть. Тимур должен был испугаться и ощутить себя ничтожеством. Но пребывал в спокойствии.

Нужный кабинет прикрывала дверь, которую не меняли с тридцатых годов прошлого века. Тимур вежливо постучал.

– Да-да, пожалуйста! – крикнули оттуда добродушно.

Комната оказалось с высоченным потолком, при этом узкая и неудобная. Большую часть ее занимал безразмерный шкаф с глухими дверцами, заменивший одну стену целиком так, что входить пришлось через коридорчик в нем.

Навстречу поднялся невысокий мужчина, неопределенно-зрелого возраста, слегка полноватый, в дешевом костюмчике, сверкающий изрядной лысиной. Сунул пухлую ладошку и улыбнулся так сладко, что на щеках сложились сдобные складочки.

– Спасибо, что нашли время! – проговорил он, стискивая ладонь Тимура мертвым захватом. – Понимаю, что занятой человек, понимаю. У всех теперь проблемы, времени не хватает, кризис, надо стараться. Как у вас с работой? Проблемы не грозят?

Тимур уверил, что пока не стоит волноваться.

– Вот и славно! – Толстячок опять пухло улыбнулся. – Да вы присаживайтесь, присаживайтесь. Надеюсь, долго не задержу, ну, так все равно не на фуршете… Кстати, чаю не хотите? А кофе? Может, минералочки? Да что же вы такой скромный… Ой, забыл… Порфирьев, Иван Петрович.

И он сыграл поклончик.

Тимур промолчал, следователь уж точно знает, как зовут свидетеля.

– Время у нас с вами дороже денег, так я сразу к делу? Да? – Порфирьев порылся в бумагах, выхватил мятый конверт и вытряс хилую стопку фотографий. – Взгляните?

Снимки наверняка были с места преступления. На первом тело располагалось среди битых камней, привольно разбросав руки и неестественно поджав ноги, как замерший бегун. На другом – его можно было обозреть сбоку так, чтобы хорошо просматривался взъерошенный затылок. Последний снимок предъявлял лицо жертвы. Вернее, все, что от него осталось. Там, где должны были находиться черты, пузырилось кровавое месиво. Тимур сожмурился, глубоко вздохнул и вернул карточки.

– Зрелище не из приятных, но что делать, уж потерпите.

Порфирьев как будто случайно разложил фотографии на столе в ряд.

– Понимаю, вопрос странный, но все же: не узнаете потерпевшего?

Нет, это был не Мурьетта.

– Я могу только предположить. – Тимур старался не попадать взглядом на снимки, хотя так и подмывало всмотреться.

– Да что вы? Любопытно, любопытно…

– В банке мне сказали, что нашли кого-то с моими документами. Это так?

Порфирьев шлепнул по столу:

– Проговорились! Вот ведь банкиры. Так и доверяй им тайну вклада, без штанов останешься, правда? И что же вы предполагаете?

– На нем моя куртка.

– Заметил? Молодец, а я бы вот так по фотографии не смог вещичку узнать, что я, рассматриваю их, что ли, это пусть жена делает. Ну, ладно, пустяки. Так как она оказалась на трупе? Вот ведь загадка.

Его мягко подталкивают в ловушку, понял Тимур. Нужно время на то, чтобы сообразить и не сболтнуть лишнего, чего потом он не сможет объяснить. А объяснить нельзя слишком много. Тимур начал аккуратно:

– Несколько дней назад мы с приятелем поменялись одеждой.

– О! Как мушкетеры. И в чем смысл маскарада?

– У него было свидание с девушкой, он застрял по делам, не успел переодеться, заехал ко мне и попросил дать что-нибудь приличное. Друг сильно торопился, и я дал первое, что попалось под руку. Я забыл, что там лежат паспорт, удостоверение и телефон.

Порфирьев делал вид, что слушает вполуха, между тем следил внимательно.

– Когда он заехал?

– Кажется, в понедельник.

– Во сколько?

– В обед.

– Прямо на работу заезжал?

– Конечно. Иначе я бы дал ему что-нибудь другое.

– Как же вас пропустили без удостоверения?

– Охрана меня в лицо знает, забыл, когда в последний раз и показывал.

Следователь сочувственно покивал:

– Да, офисная жизнь – не сахар. Сам вот так же маюсь. Не помните, как звали вашего приятеля?

– Федор.

– Фамилия? Имя, отчество? Где живет?

Надо было что-то отвечать. Как объяснить, что не знаешь о приятеле ничего, кроме имени. Как он вообще стал близким другом? Молчать нельзя. Пришлось выдать историю знакомства институтских времен.

Копать и припирать к стенке Порфирьев не стал, а только спросил:

– Что же это ваш дружок всегда на свидания бронежилет надевал?

Отвечать было нечего.

Иван Петрович смахнул снимки, налил себе полстаканчика газировки, отхлебнул и спросил:

– А где это вы загуляли на три денька? Небось получили от начальства по шапке?

– У моей любовницы муж уехал в командировку. Я поехал с ней за город и застрял. Просто свалился в штопор. Три дня бешеного секса.

– То-то я смотрю, усталый вы какой-то. – Порфирьев хмыкнул и подмигнул. – Ох, молодость, романтика, и осень расцветает как весна. Устои морали пали под напором феромонов. Шалун. Не одобряю, но и не осуждаю… Что ж, друг мой, раз уж получился разговор у нас честный и откровенный, прямо скажу – без протокола, то и я не стану скрывать интерес.

Толстячок метнулся к допотопному сейфу, скрежеща, загнул массивную рукоятку и извлек бумажную папку. Распутав тесемочки, вынул небольшой снимок и показал, не выпуская из рук:

– Узнаете?

Лицо Федора было снято анфас, как на паспорт. Только прическа короткая и без бороды. Тимур подтвердил личность.

Убрав снимок под броню, Порфирьев взял листок, густо запечатанный словами.

– Нарзиев Тимур Мансурович, тысяча девятьсот семьдесят шестого года рождения. Прописан на Васильевском острове, работает таможенным брокером, не женат, детей нет, ближайшие родственники живут в Казани. Обычнейший гражданин. Даже налоги платил исправно. Но вот что странно…

Иван Петрович взял паузу и впился взглядом в Тимура:

– …господин Нарзиев имел склонность пропадать и появляться.

– Как? – невольно вырвалось у Тимура.

– О! Вас тоже заинтересовало?

– Да не очень… Странно, что он называл себя Федором.

– И как долго тянулась вечная дружба?

– Недели две… Не помню точно.

– А если подумать?

Порфирьев переменился, озорной пончик зачерствел и кольнул острым.

Тимур удрученно признал необыкновенную краткость дружбы. И это, кажется, понравилось Ивану Петровичу.

– Тогда придется рассказать вам кое-какие любопытные факты. Но только сугубо между нами. Договорились?

Свидетель не возражал.

– Представьте себе историю. – Порфирьев отхлебнул водички. – Некоторое время назад на улице находят труп с обезображенным лицом. У трупа есть паспорт, и опознать личность не составляет труда. Жмурика помещают в морг и оповещают родственников. Но не проходит и трех дней, как владелец паспорта заявляется живым и здоровым. Оказывается, его ограбили на улице, отняли одежду и документы. Прекрасно, что человек жив и здоров. Плохо, что на районное отделение вешают «глухарь». Проходит еще несколько месяцев, и уже в другом районе опять находят мертвеца с этим паспортом. И что любопытно, история повторяется. Живой труп является за своими документами, получает их по предъявлению своей личности, а менты зарабатывают новый «глухарь». Но на этом история не заканчивается. Хотите угадать, что случилось в третий раз?

– Опять воскрес? – печально спросил Тимур.

– Вот именно! – Порфирьев погладил роскошную лысину. – Такие вот эксперименты с живой природой проделывал не кто иной, как господин Нарзиев Тэ эМ, которого вы ласково зовете «Федор». Но это только начало удивительной истории. Как понимаете, даже в нашей неповоротливой системе иногда умеют кое-что сделать. Как-то раз умная голова сложила нераскрытые дела из разных отделений, и вдруг явилась миру любопытная картина: вроде бы появился маньяк, но какой-то уж больно странный: расписывается на своих преступлениях. А еще повезло определить личности, которые непонятным образом завладевали паспортом Нарзиева. Как думаете, кто они?

– Не знаю…

– Да никто. Самые обычные средненькие обыватели. Только незадолго до смерти у каждого из них появлялся дружок: то Иван, то Николай, то Дмитрий. Родственники дружка не видели, только слышали о нем. Вам это ничего не напоминает?

В кабинете стало душно, словно воспылала невидимая печь. Может, это секретный инфракрасный прибор заработал, чтобы спутать мысли и сбить с толку?

Выдержав прилив жара, Тимур спросил:

– Как их убивали?

Порфирьев на глазах растаял и удовлетворенно кивнул:

– О! Понимаю! Детективчики почитываем, коллега? Тайны следствия или нож в копчике? Вот они ягодки массовой культуры… Правда? Вот именно. Действительно, убивали однообразно: сзади по затылку, чем-то острым вроде топорика. Полголовы то есть сносили. Но нижнюю половину – оставляли. Если интересует, могу показать снимочки…

– Нет, – быстро отказался Тимур. – Вы думаете, и меня…

– Хороший вопрос, господин Новиков. – Иван Петрович опять собрался в плотный комок. – Думаю, ответ известен вам.

– Почему?

– Да потому, друг мой, что уж больно много недоговариваете. Темните, скрытничаете. Помочь не хотите. А зря. Мы ведь вас даже не свидетелем видим. Именно – помощником. То, что выжили, по моему разумению, сильно спутало планы господина Нарзиева. Может, и правда повезло, и секс на стороне спас. А может, и нет. Не знаю, а вы говорить не хотите. Ну, не калеными же щипцами из вас правду тянуть. Да и засунули их куда-то, когда надо – так сразу и не найдешь.

Порфирьев округлил щечки улыбкой. А Тимуру предстояло сделать немедленный выбор. Что-то удержало от того, чтоб нырнуть в омут откровения, и потому он ответил:

– Я рассказал все, как было.

– Пусть так. – Следователь устало вздохнул. – Но если передумаете, не сочтите за труд звякнуть.

Сунул визитную карточку, на которой скромным золотом красовался государев орел, а рядом фамилия и немаленький чин.

– И вот еще. – Порфирьев пасьянсом разложил пять снимков. – Совсем случайно, никого не знаете из этих людей?

Требовалось большая тренировка, чтобы не показать виду. Наверное, Тимур выдал себя с головой. Потому что не был готов к такому сюрпризу. Конечно, он знал всех. Но, чтобы найти шаткое оправдание, указал только на одну фотографию:

– Вот эта…

– Да? Чудненько. Как фамилия ее?

– Борожкова, Мария Викторовна.

Порфирьев согласно кивнул:

– Близко знакомы?

– Она была моей девушкой. Расстались больше года назад. Я ничего о ней не знаю.

– Вот видите! Как помогли! – Порфирьев довольно потер ладошки. – А остальных никак не узнаете?

Теперь уже уверенно Тимур отказался, но уточнил:

– Они имеют отношение к Федору?

Пухлые пальчики ловко сгребли фотографии, утрамбовали по формату и спрятали среди бумаг.

– А вам зачем знать?

– Любопытно, во что вляпалась женщина, на которой чуть было не женился.

– Ну, раз так… – Порфирьев пораженчески поднял руки. – Все эти господа проделывали фокусы в стиле вашего приятеля Нарзиева. Только в отличие от него, их пока не нашли с расквашенным лицом. И никто не подавал заявление об их пропаже, так вот странно. Но их нет. Может, уехали в длительные командировки или подались в леса. Так что я не могу с уверенностью сказать, жива ли ваша прошедшая любовь.

Иван Петрович положил рядом с собой Тимуров паспорт и служебный пластик сотрудника банка «Наш», черкнул на пропуске и хлопнул личным штампиком.

– Так что если вспомните о Федоре или госпоже Борожковой что-нибудь… – он протянул только квиток, – …а также если с вами случится любая глупость, даже и не знаю, что придумать, быстренько сообщите мне. А уж мы поможем. Договорились? И вот еще что…

Тимур напрягся, а Порфирьев мармеладно улыбнулся:

– Прямо не пойму одну мелочишку: и как это вас пропустили в наше учреждение без паспорта? У нас с этим строго. Тоже вот загадка?

Тимур скроил невинную физиономию и свалил все на умение вести переговоры.

– Вот ведь как! – Следователь подтолкнул к нему личные документы. – Вот что значит менеджмент! А мы все по старинке, кнутом да пряником… Ну, ладно. Значит, провожать не надо. Дорогу найдете.

Дверь гулко захлопнулась. В пустом коридоре Тимур был один, но казалось, что рядом не одна пара глаз. Все же он понял, что именно показалось неприятным в этом общительном человеке: сколько ни буравил его треугольниковым взглядом Тимур, но Порфирьев никак не желал показывать себя не кем иным, кроме как самим собой.

15-й до Эры Резины

Возвращаться в офис? Не могло быть и речи. Отмазы более нерушимой, чем «задержали у следователя», придумать сложно. Тимур прыгнул за руль и рванул к дому. У него в кармане так и болтался брелок с зеленым глазком. Он отчетливо представил, что будет, когда «бомбу» Федора найдут рядом с его подъездом, а ее обязательно найдут, раз за дело взялся такой жук, как Порфирьев.

Зачем он промолчал о Треугольнике? Да вот как будто заслонка встала поперек горла. Конечно, Порфирьев не поверил бы, но и в сумасшедший дом бы не упек. Почти наверняка. Зато хоть выговорился бы. А что случилось, если признал бы на фотографиях цех противцев в полном составе? Как объяснить, чем они там занимаются? Ивану Петровичу непременно захотелось бы с ними повидаться. И Салах хорош, конечно. Этот снимок Машки Тимуру ни разу не попадался: смеется, волосы еще длинные по ветру, красота. Весело ей.

Под красный светофор и рев клаксонов добавил газу – не вовремя вспомнил рюкзак с топориком. Вот, значит, для чего друг Федор изготовился. Вот почему одеждой поменялся. Втерся в доверие, заморочил голову и влез в душу. Нет, не так, не втерся, а заставил считать его другом. Как пришлец лютый управлять лизнецом. И спасло буквально чудо, пусть и жестокое. А то лежал бы тихонько на битом кирпиче. На фотографии рюкзака рядом с телом не было. Может, боевой трофей прихватил спаситель.

«Девятка» шмыгнула во двор и проскочила ряды припаркованных машин. Тимур затормозил рядом со своим пятачком, так и не придумав, что делать с изуродованной «бомбой» на проколотых шинах.

Машина Федора осталась ночевать на свободном местечке в дальнем углу двора. Но там, где должна дожидаться раскуроченная «БМВ», мирно спал потертый «Опель». Тимур заглянул под днище «немца»: никаких следов, как будто век здесь торчал. Потыкал брелком в разные стороны – удача свалилась на голову: «бомбу» угнали добрые люди. Так что теперь он чист и неприступен.

Мамаши катали коляски, возвращались работяги на ночную спячку, с деревьев облетала ржавая листва. Грязный рай спального квартала лениво развалился до застроенного горизонта. Мирно и тихо. Отчего же смутная тревога?

На седьмой этаж Тимур поднялся пешком, избегая лифта. В мусорном пакете все еще валялась амуниция. Надо выбросить одежку, как только стемнеет, а соседи впадут в спячку. И не думать о Треугольнике. Просто не думать. Ведь это просто.

Холодильник обнаружил выдающийся запас продовольствия. Будет чем занять челюсти. Он залез под душ, сделав воду горячей, как кипяток, отстоял до легкого ожога и, не вытираясь, прошлепал на кухню. И там долго метал на стол нескончаемые запасы.

В безобразном изобилии сгрудились упаковки колбас, сыры, рыбные и мясные консервы, йогурты и шоколадки, рядом расположилась немаленькая горка хлебов. Все это подпиралось пакетами соков. Нестерпимое богатство, обитальцы лопнули бы от зависти.

Тимур прогнал неправильные мысли, натужно развеселился и разодрал первую попавшуюся запайку. Пахнуло удивительным ароматом копчености и специй, пергамент среза сочился жирными бусинками. Тимур понюхал и уронил колбасу на пол. Оказалось, что есть совершенно не хочется, как эту субстанцию можно жевать и глотать, не мясцо же… Будто голод вывернулся наизнанку.

Нет, есть хотелось, но чего-то другого. Покопавшись в груде снеди, Тимур отчетливо понял, чего хочет: вот сейчас бы глоточек Тёплой Водицы и мясцом закусить…

Нет, нет, ерунда, не может быть. Он просто устал и не хочет есть. Потом разберется.

Босые пятки зябли на кафельных плитках, по телу стыли капли воды. Тимур завернулся в плед, плюхнулся на диван перед телевизором, но желание давить пульт не появилось. Он пялился в пустой экран, пока на темной плоскости не стали проступать удивительные картинки. Кандалы уходят цепями к потолку, лежат холмики глаб, он бежит от Мурьетты, шатаются стенки вагонетки Супермарио, торбники рвут на части богатенького собрата, лужники слизывают кровь и блевотину, прыгает хозяин «Отпущалок», режет отличную резину ножницами Йежи. Он увидел смеющихся Вкл и Выкл, близнецов, но даже не родственников, чувствовал вкус дождевой воды, вспомнил, как пахло в подвале, где он провел вторую Ночь. Он падал под ударом цепопика стремительного Клайда и задыхался в темноте топки, стоял на подоконнике цеха Полетов и чувствовал в ладонях тяжесть отборного мясца Матильда. Он вспомнил грустное лицо чудака, выдававшего себя за Темнеца, которого так хочет уничтожить Чингиз, и Батый хочет, и Кортес, и даже Мика, этот явно затаил на него особую обиду. И везде на экране попадалась Машка – грозный Салах размахивал смертельным махобоем.

Там была настоящая жизнь. Хоть рискуешь пойти на мясцо или получить по затылку шестогантом, но было что-то такое, что заставляло быть самим собой, а не приложением к компьютеру и правилам офисного распорядка. А что здесь, в Далёке, к которому так рвался?

Завтра утром придется натягивать галстук, тащиться в офис и целый день перебирать бумажки, слушать треп приятелей, пилить откаты и делиться с шефом, и так до выходных. А потом шататься по кабакам и клубам, подцепить девку или не подцепить, а просто нажраться в стельку, проспаться до воскресенья, а потом снова ошейник – рабочий день – домой.

Может быть, ему, проклятому мозаку, плюнуть на банковскую пайку и податься в Треугольник лакать лужи? Да ведь не обязательно становиться лужником. Могут же быть исключения. Здесь же силен, может, и там дорастет до месреза. Все может быть. Лучше лизнецом в Треугольнике, чем начальством здесь.

Вот босс и крутой браток поняли, кто они такие на самом деле. Тимуру можно было приказывать им что угодно: трусливый лужник и подлый лизнец покорились его воле.

И что дальше?

Об этом предупреждала Машка? Неужели зря искал выход из Треугольника? Непоправимая ошибка, что он не согласился на предположение посланца Темнеца. Ведь цена-то, выходит, шутейная. Тут удовольствий хоть лопатой накладывай, но что в них толку, если теперь ему нужно совсем другое. Тимур боялся признаться отчетливо, что же ему нужно на самом деле, но уверенная прямота пацана, делающего карьеру, уже трещала под напором смутных желаний.

Серело. В домах напротив зажигались проруби окон. Он сумерничал в полутьме, завернувшись в кокон пледа, и болтался посреди глубочайшей неопределенности своей жизни.

Тоску должен был развеять Интернет. Тимур залез в почту и обнаружил, что с понедельника ящик засыпан спамом под завязку. Вычищая письма десятками, чуть было не удалил одно с незнакомого адреса. Но, вчитавшись в отправителя, снял галочку и открыл.

От «Федора», отправлено под настоящим именем и фамилией:

«Извини, дружище, это письмо ты не должен прочитать. Искренне надеюсь, что оно будет висеть в твоем ящике до скончания Сети. Но если читаешь, значит, случилась беда. Одно радует: наверняка ты уже не сможешь высказать мне, что думаешь, и дать в морду. Конечно, тебе сейчас неприятно узнать, что твой лучший друг, на меньшее я не согласен, оказался… не важно кем. Честно говоря, мне безразлично.

Времени мало, ты позвонил и подтвердил, что ООО «Надежда» ждет с контрактом. Поэтому о деле. Просить прощения мне не за что, так было надо. Если ты каким-то чудом остался жив – это главное извинение. Могу предположить, что ты вернулся в Далёко и теперь не знаешь, как здесь жить. Скажу по себе: я не смог. С каждым разом, когда я возвращался, было все хуже.

Что тебе делать? Решай сам. В качестве искупления вины объясню, как вернуться. Если вдруг припрет. Больше все равно некому…»

Дочитав, Тимур удалил свой ящик со всеми потрохами и расколошматил ноутбук о подоконник. Бесполезная железка больше не понадобится.

Сборы прошли по-тревожному, бодро. Он выскочил, когда зажглись уличные фонари, швырнул на заднее сиденье пакеты, забитые жратвой, прыгнул за руль и, даже не прогрев двигатель, как аккуратно делал и в теплую погоду, сорвался с места. До Обводного канала долетел, особо не заботясь о правилах, въехал на тротуар набережной и хлопнул дверцей.

Кремлевская стена завода высилась неприступным бастионом. Хилые лампочки мазали воду канала и парапет пятнами. Пахло свежим пожарищем. А вот и шлагбаум. Он опущен, за ним виднеются контуры цехов.

Приблизившись к строжке, Тимур постучал. Ответил ленивый тявк пса, сонный охранник скрипнул окошком, уставился злым глазом:

– Чего надо?

– Впусти.

– Погадить негде? – ласково спросил страж. – Вон, под любым деревом на канале, выбирай.

– Мне в Треугольник.

– Куда?

– Мне надо назад. Очень надо.

– А больше ничего? Иди отсюда.

– Ладно… Ищем всегда, найдем с победой. Понял, о чем я? Вернуться Внутри. Ясно? Я чистый от резины. Понял? Ну как, теперь можно?

Охранник вытащил рацию:

– Вот что, парень. Обкурился или не протрезвел, твое дело. Но если не провалишь отсюда, вызываю наряд. Они за две минуты доедут. Врубился?

– А вы знаете как…

– Что «как»?

– Про то, что… там…

– Сваливай, пока цел…

Тимур вынул две крупные купюры:

– Дружище, может, договоримся?

Не разглядев денег, охранник щелканул рычажком и доложил в черное нутро коротких волн:

– База, база, я – Пятнадцатый. Прием! Срочный вызов!

Нарываться дальше – бесполезно. Напрямую входа не было. Федор не соврал.

Подхватив пакеты, Тимур отступил к ограде канала. Великая стена с пустыми глазницами окон тонула в ночи города. Она скрывала другую Ночь. И в глубине той Ночи были они. Каждому надо дожить до утра. Чингизу, Батыю, и последнему лу`жнику, и даже Темнецу. И Машке надо дожить. Она там совсем одна со своим дурацким махобоем. А он здесь и ничего не может сделать. Даже перекинуть упаковку колбасы.

Тимур прислушался, надеясь, что хоть какой-нибудь шум подскажет, что творит Ночь. За стеной не раздавалось ни звука. Словно никого и вправду не было. Треугольник затаился.

Брелок, спасший его от полета, улетел на дно канала. Теперь так надо.

Отъехав, Тимур заметил яркие сполохи пожара и проблески тревожных маячков. Тут же оказался гаишник, лениво вращавший жезл, направляя движение мимо затора: пожарный расчет тушил полыхающий остов. И хоть до него было метров десять, Тимур понял, что это ясным пламенем догорала «бомба» Федора. По дверцам «бээмвухи» тянулся жирный след, а колеса покоились на спущенных покрышках. Костер полыхал весело, в зеркальце заднего вида казался ярким пятнышком, пока не исчез за поворотом.

На Васильевский он долетел стремительно.

14-й до Эры Резины

Пакеты, полные еды, зашвырнул в помойку, чтобы у бомжей сегодня ночью был пир. Набрав код на двери подъезда, Тимур распахнул створку, но замешкался на пороге. Мелькнула узкая тень и с металлическим звоном впилась в створку. Удар был такой силы, что зубчики вгрызлись по основание и застряли. За дверью кто-то лихорадочно дергал, пытаясь вернуть оружию боевое состояние.

Он не стал раздумывать, откуда в мирной новостройке взялся махобой, а кинул резиновый мячик. Раздался смачный шлепок. Черный шарик отпрыгнул в ладонь, а за железной створкой чье-то тело, шурша, повалилось на землю. Тимур был уверен, что одного удара достаточно, но руку держал наготове, когда шагнул внутрь. Волнения и даже беспокойства он не испытывал. Как будто так и должно было случиться.

Лампочку коварно свинтили. На краю темноты лестницы и света дворовых фонарей корчился дождевик, согнутый до земли, как в молитве. Незнакомец убаюкивал рану ладонями. А махобой-то у него был Машкиной модели.

По-уличному резво Тимур саданул своего не-убийцу по печени, парень свалился на бок, но лицо не открыл, сквозь пальцы сочились бурые ручейки. Мячик поразил нос, раненый тихо постанывал. Медлить было нельзя, каждую минут могли появиться соседи.

– Встать! – приказал Тимур и попробовал вырвать махобой. Зубцовка засела крепко, но поддалась усилию.

Пошатываясь, убийца-неудачник поднялся, оказавшись сильно ниже Тимура, и двинулся вон из подъезда.

Тимур схватил его за шиворот:

– Не спеши, еще не познакомились.

Человек замер.

– Это тебе не поможет, – заговорил он гнусаво, как комический персонаж, у которого в кровавой вмятине исчезла часть лица.

– Кто послал?

Тот закашлялся и выплюнул багровый сгусток.

– Говори, или поведу в ментовку. У меня там хорошие знакомые. Они тебя не так обработают.

– Не поведешь, – улыбнулся тип сквозь мучение.

– Почему?

– Нельзя сказать о Треугольнике.

– Мне пофиг твой треугольник. Было покушение на мою жизнь, и я задержал нападавшего. Выкладывай. Федор, то есть Тимур Нарзиев тебя подослал?

– Ты не понимаешь…

– Чего?!

– Возвращенец не должен жить.

– А что так?

– Слишком сильный для Далёка. Нарушит гармонию…

Лицо ночного гостя толком было не разглядеть, ничего в нем особенного не наблюдалось, неспортивный хлюпик, как только махобоем себя не прикончил.

– И что мне делать? – неожиданно спросил победитель.

– Выбора нет, – прогнусавил тот и побрел в сторону шоссе.

Наверное, полагалось пребывать в страхе или впасть в панику, но наступило облегчение, как в первые минуты под душем. Обождав, пока пошатывающийся недо-убийца скрылся за углом дома, Тимур осмотрел двор, задушенный легковушками, скрутил махобой и поднялся в квартиру в отличном настроении.

Лечь спать? Нереально. Требовалось усмирить проснувшуюся энергию. И он позвонил Юльке. Извергнулся поток женских обид, что пропал, затем водопад слез о том, что, как последняя дура, связалась с таким мерзавцем, после чего несгибаемая девица согласилась «бросить все дела».

Примчалась и с порога кинулась на шею. Тимур механически сжал упругое тельце и ничего не почувствовал. Юлька нежно покусывала и всасывала его язык, но ощущение физического равнодушия тормозило.

Она потерлась щекой, нежно, как ей казалось, сжала у него в паху и томно шепнула:

– Я в душ.

С Тимуром творилось что-то совсем не то.

С Юлькой они проводили вечера пятницы до утра понедельника. Иногда пересекались в рабочие дни. Ему нравилась эта штучка, с ней было легко в жизни и интересно в постели, уютно, как с домашней кошкой. Возможно, стоило решиться на что-то большее, вроде семьи. Он даже подумывал: не пригласить ли ее пожить вместе. Девица все чувствовала и умненько рулила им.

Но сегодня было по-другому.

За стенкой шумела вода, дама хотела предстать в свежести. По заведенному обряду, Тимур развалился на простынях и включил панель, передавали городские новости. Пожарный запинался о выгоревших этажах, но жертв не было, потому что завод находится в заброшенном состоянии, без персонала. Корреспондент пролепетала о проблемах промышленности вообще.

– Заждался, милый?

Из-под банного полотенца ножка блеснула каплями, тело призывно выгнулось, подстрекая самца сорвать махровый лепесток. Не хватает титра: «Сними меня нежно».

И тут он увидел. В красивом тельце, за смазливой мордашкой, холеной кожей и дорогой косметикой прятался торбник. Рядовой торбник жадно поглядывал на добро, которым не овладел, и прикидывал, сколько за него придется торговаться. Но когда получит, запихнет добычу в резиновый шар и будет владеть. Владеть, владеть, владеть…

Все встало на свои места. Только вот проблема: как возбудиться на торбника?

Умненькая Юлька уловила, что дело движется не туда, куда надо торбнику.

– Может быть, ты устал, милый? Тогда давай просто ляжем спать… У меня тоже был трудный день. – Она зевнула, вполне натурально.

Что он вспомнил? Машка в кожаной куртке, с немытой физиономией, с махобоем в лапе и вонью несмытого пота… Как она была прекрасна.

– О, милый! Ты мне все-таки рад… – Томно сожмурившись, Юлька скинула полотенце.

Тимур проснулся рано и осмотрел женское тело в его постели. Торбник сладко спал, и снилось ему что-то приятное. Поборов желание схватить махобой, Тимур отправился в душ и долго тер кожу, изгоняя запах торбника.

Когда в прихожей Юлька натягивала пальтецо, он протянул пару долларовых бумажек и колбасу. Хорошо накрашенное личико тревожно натянулось:

– Это что?

– Честная сделка. – Любовник сунул ей в нагрудный кармашек наличные, а палку сырокопченой в сумочку и пояснил накрашенным глазкам: – Торбник сцедил сперму, торбник заработал плату.

Она наградила хлесткой пощечиной, после чего чуть не снесла дверью полстены. Что-то кричала о законченных придурках и ее ногах, которых здесь больше не будет, надеясь, что мужчина кинется за прощением. Но хитрости торбника были Тимуру глубоко безразличны.

Часы пробили половину девятого. Из мусорного мешка призывно торчал край кожаной куртки и зубцы реквизированного махобоя. Но Тимур дал себе еще одну попытку и отправился на поиски галстука.

13-й до Эры Резины

С ним здоровались, отводили глаза и отшатывались, как от прокаженного. В отделе мужики устроили переглядки.

Тимур дал слово выдержать, а особенно не заглядывать окружающим в нутро, натянул стандартную улыбку, извлек прибаутки, которыми надо обмениваться с коллегами, и плюхнулся за стол. Первым делом набрал ООО «Надежда», но механический голос сообщил, что такой номер не существует. И поиск в Сети не выловил фирму: растворилась. Пришлось играть в «минера» до обеда, ничем другим заниматься сил уже не было. По какой-то необъяснимой причине даже шеф его не дергал.

Как только пробил благословенный перерыв, Тимур бодро оторвал зад от кресла, одарил народ улыбкой и двинулся со всеми. Коллеги обрадовались искренно. Еще бы…

В офисной столовой их отдел поместился за столик, и под неспешное жевание начался обычный треп. Говорили о важных вещах. У Сашки появилась крутая телка, и он собирается взять отгулы, чтобы завалиться с ней на уик-энд в Финку. Витька расписывал, сколько ему осталось, чтобы отдать кредит за ремонт и взять новый на крутейший жидкокристаллический телевизор с навороченным фуллашди. Мишка переживал, что его тачка застряла в сервисе – никак не могут подобрать краску в тон.

Тимур шевелил вилкой месиво оливье и с тоской думал, что к этим волнующим темам не испытывает интереса, а честно – сдерживает раздражение. Здоровые мужики, которые могут держать шилопик или махобой, переживают о такой ерунде. А могут ли?

Так и есть: рядом с ним стайка лужников. Галстуки и чистые рубашки не могут скрыть зеленых глаз, дрожащих в вечном страхе спин и молящих о пощаде мордочек. Вот почему мозаков называют мерзкими. Именно – мерзкие. Их участь – пить из луж и пресмыкаться, охотясь за объедками, даже на мясцо их нельзя пустить. Не достойны. Он – другой, он – не мозак. Ни за что. Что они делают? Как посмели сидеть перед лютым?

Тимур до боли укусил губу. Мираж отступил, обнажая вытянувшиеся лица сотрудников отдела закупок. Неужели почувствовали?

Повисла напряженная пауза, коллеги тревожно ждали чего-то.

Сашка кисло улыбнулся:

– Тима, чего ты?

– Как смеешь, лужник, обращать мне вопрос?

Вырвалось само собой. Тимур произнес это, не думая, не соображая, не контролируя. И увидел настоящий ужас, неподдельный ужас лужника, страх крысеныша, которому надо лишь одно: чтобы не убивали слишком часто и позволяли подбирать крошки за хозяином. Если бы Сашка себя видел…

Тимур натужно засмеялся.

Парни, не зная, что делать, подхватили шутку. Мишка выдавил улыбочку:

– Здорово ты это изобразил.

– Это из какого фильма? – заинтересовался Витька.

Пришлось буркнуть что-то неопределенное.

И тут Сашка хлопнул себя по лбу и отчаянно заявил:

– Вот блин!

– Что случилось? – заволновались лужники, то есть нет, конечно, менеджеры.

– Да опять забыл проплатить кредит, уже во второй раз. Все, конец.

– Тебе конец? – вдруг спросил Тимур.

– А кому? Пропала моя кредитная история…

– Отлично, – уверенно сказал Тимур.

Сашка искренно удивился:

– Это почему?

– Забудь кредитную историю.

– Ты что! Если нет кредитной истории – я не человек.

Тимур зацепился:

– Выкинь кредитную историю. Она не даст ни воды, ни мясца. Она не даст тебе выхода… – с жаром заговорил Тимур и не смог остановиться. – Кредитная история делала тебя слабым, потому что потакала твоим желаниям. Да и не твоим вовсе. Тебе навязывают чужие желания, чужие мнения, чужие привычки, которым ты должен следовать. А раз у тебя нет сил – тебе предлагают кредитную историю, тебе дают ярмо, от которого ты не захочешь отказаться. Даже ярмо бывает сладостным. Тебе предлагают наслаждаться и наслаждаться, все больше наслаждаться мелкими наслажденьицами – и как будто манят тебя к Большому наслаждению. Маленькие удовольствия днем, маленькие удовольствия ночью. Без вреда для здоровья. А чтобы ты мог наслаждаться, тебе надо тяжело и много работать. И тогда ты сможешь по-настоящему вкусить наслаждение Большое. Тебе не хватает на наслаждения? Тебе поможет кредитная история, чтобы ты еще больше работал. И не думал работать плохо, иначе испортишь кредитную историю, и в следующий раз тебе не дадут много наслаждений сразу. Кредитная история делает тебя рабом наслаждения. Когда же ты будешь человеком? Теперь у тебя нет кредитной истории. Тебе надо выживать. На самом деле. Тогда ты получаешь единственное настоящее наслаждение. Самое прекрасное наслаждение, доступное человеку, – быть собой. Это наслаждение ты искал в маленьких наслажденьицах. Новая квартирка? Новая машинка? Отдых на Карибчиках? Но что сравнится с удовольствием выжить Ночь? Кредитная история не может подарить тебе такое наслаждение. Так зачем она нужна? Разве не прекрасно быть живым?..

Кажется, Тимур уже орал. Все, кому не повезло оказаться в столовой, уставились на него с окаменевшими харями. А ему стало так хорошо, как никогда. Откуда взялись эти слова? Он не знал. Как будто кто-то говорил за него. Как будто посланник Темнеца чревовещал. Как будто прорвало запруду и все, что копилось все эти годы, пока по камешку он складывал плотину, заглушая и давя себя, вырвалось, освободив нутро.

Троица его приятелей как по команде подхватила подносы и молча свинтила.

Вот теперь проснулся здоровый аппетит, обойдется и без Тёплой Водицы. Тимур накинулся на остывший обед, смел все до крошки и даже вылизал тарелки, нарочно громко, чтобы на него посматривали. Можно наплевать на работу, выкинуть что-нибудь дикое, например разодрать галстук зубами. Кто попробует обуздать его?

Идя по коридорам, Тимур вглядывался в сотрудников банка. То ли Глас про его выходку уже обежал по закоулкам, то ли люди попадались пугливые – никто не посмел взглянуть ему в лицо. Пялились в бумажки, отворачивались. Но и этого было достаточно. С тоской открывал в них Тимур одних лишь лизнецов. Их было слишком много. Изредка попадались торбники, несколько живцов, глабы были на месте всей бухгалтерией. Но ни одного месреза. Ни одного. Специально заглядывал во все отделы – ни единого. Прав Йежи – одни лизнецы. Может, хоть один сидит в тех кабинетах, в которых простой менеджер не бывал?

Вернувшись в отдел, Тимур нагло закинул ноги на стол и стал ждать, что будет. Коллеги усиленно делали вид, что его нет в комнате, каждый забился в свой компьютер, и даже шеф за стеклянной перегородкой изображал, что погряз в срочных бумагах.

Информация о безобразной выходке банковского сотрудника, покусившегося на святая святых – кредитную историю, – уже должна была предстать на суд верховного босса. С минуту на минуту следовало ожидать срочного вызова для написания увольнения по собственному желанию без компенсации. Так смачно плюнуть в лицо банковской системе не мог позволить себе никто. Вот-вот что-то случится.

Время шло, прибегали курьеры, заглядывали референты, звонили телефоны, и ничего не происходило. За меньшее люди теряли место в течение часа, а тут даже не проступок, а посягательство. И ничего! Как будто страх лизнеца в дорогом костюме и золотой оправе очков не позволял указать зарвавшемуся менеджеру на дверь.

Внезапно Тимур осознал, насколько он сильнее этих людишек, ворочающих деньгами в дорогих кабинетах. Им даже не надо приказывать, сами нагнутся. Никто его не тронет и не попросит уволиться, все они будут пресмыкаться и делать вид, что ничего страшного не случилось. Увидеть под лощеной личной, кто перед тобой на самом деле, лужник или лизнец, это значит овладеть им – понял Тимур.

Но фанфары победы молчали. И печаль, не сравнимая с потерей всех акций, проникла в сердце его. В Далёке ему совершенно нечего делать. Да, он любого может подчинить своей воле, но зачем? Чего стоят эти потуги там, в Треугольнике? Ровным счетом ничего. Власть над лужниками здесь не поможет пережить Ночь там.

Может, просить у Сашки, Мишки и Витьки прощение, упасть в ножки Юльке? Но ведь они не изменятся. Они будут теми, кто есть на самом деле. И теперь всегда между ними будет стоять страх, потому что знают своими погаными печенками: Тимур прикажет что угодно, и они подчинятся.

Заглянув к шефу, Тимур как можно покорнее спросил разрешение отлучиться. Любимый шеф с торопливым облегчением отпустил хоть до вечера. Тоже ведь оказался торбник.

По Невскому проспекту осенний ветер сдувал прохожих к домам. Люди кутались в воротники, прячась от сухой пыли и жухлых листьев. Тимур шел медленно и прямо, стараясь рассеянно не замечать прохожих. Но все равно открывал живцов, лизнецов да лужников. Кое-где попадались торбники, проскочила глаба, но и только. И вдруг приметил щупленькую фигуру с толстыми линзами на носу. Парень зябко хохлился и торопился по своим делам, зажав под мышкой матерчатую сумку. Самый настоящий студент-«ботаник», живет книжками да Интернетом, бит в школе и презираем сокурсниками, кормится на стипендию, может, подрабатывает ночным сторожем, в общем, лопух и нахлебник родителей, толку от него в домашнем хозяйстве – никакого, ни одна баба на такое сокровище не позарится.

Но Тимур уставился. Парнишка ощутил взгляд, нащупал, от кого, и ответил. Сомнений не было: настоящий месрез. Первый, встреченный в Далёке. Понятия не имеет, кто он на самом деле, мучается грузом жизни и, может быть, никогда не найдет дорогу в Треугольник. Там ему самое место. Приняли бы в цех и научили всему, дали цепопик или шестогант. Он бы выходил на охоту в Ночь и сцеживал Тёплу Водицу, рвал мясцо и был бы счастлив. Потому что сейчас ему очень плохо, сразу видно.

Парнишка ничего этого не знал, но, видимо, что-то почувствовал. И не удивился, когда Тимур шагнул к нему. Они молча рассматривали друг друга, словно примериваясь к будущей встрече Ночью, когда кто-то из них первый настигнет добычу. Мимо бежали живцы по своим делишкам.

Тимур нашел в кармане остаток «Данхила», протянул пачку. Не спрашивая, очкарик вынул сигарету, щелкнул одноразовой зажигалкой и поднес огонек Тимуру. Так они и стояли, молча курили посреди спешащей толпы. Кто-то на них оглядывался, но это не имело никакого значения. Тимур молчал, не зная, как объяснить. Да и вообще: имеет ли на это право? А парнишка не спрашивал.

Сигареты кончились. Надо было расставаться.

Тимур решился:

– Красный Треугольник. Ищи вход. Будь острожен.

Больше ничего объяснить не мог. Но месрез понял. Или поверил. Не простившись, парнишка ушел своей дорогой.

Побродив на свежем ветерке, Тимур повернул к банку.

На корпоративной стоянке из несвежего «Ситроена» энергично махал Порфирьев.

12-й до Эры Резины

В машине пахло кисляком, словно по выходным в ней возили соленья с дачи. Тимуру предложили чувствовать себя как дома на переднем сиденье.

Иван Петрович сладко сощурился:

– Рад видеть! Красавец, да и только! Модный весь! Как настроеньице? Прогуливаете или в местной командировке, так сказать? А то погодка, сами видите, такая дрянь, хоть в отпуск беги.

– Что-то случилось?

Порфирьев удивленно выгнул брови:

– Вы так думаете?

– Не знаю. Не зря же вы приехали.

Палец следователя погрозил шаловливо:

– Ах ты умник! Все сразу подметил. Каков! Силенок после подвигов амурных поднабрал? Вид вроде бодрый?

– Извините, у меня перерыв заканчивается…

– Понял, понял! – Порфирьев изобразил повинную мину. – И минуточки не задержу… Вопросик-то у меня дурацкий, даже стыдно: с вами происшествий не приключалось, скажем, вчера вечером?

– Каких? – искренно, как ему показалось, удивился Тимур.

– Да любых. Может, кто поздним вечером спросил, как пройти в библиотеку? Или незнакомого во дворе встретили?

– Я и соседей-то не знаю.

– И все-таки?

– Как обычно.

– Да? Ну, как знаете… – Порфирьев полез во внутренний карман, закопошился и достал фотокарточку. – Не взглянете?

На снимке – анфас как для паспорта, мужчина не старше тридцати, обычного, средне невзрачного вида. Ничего характерного. Описать такого невозможно. Десять раз встретишь – и пройдешь мимо. Тимур действительно не знал предъявленного.

За экспресс-опознанием Порфирьев поглядывал цепко.

– Кто он? – Тимур вернул фото.

– Имя и фамилия вам ничего не скажут. Да и профессия у него самая заурядная – менеджер, да и только.

– А я тут при чем?

– Вчера этого товарища, простите, – господина, нашли с проломленным лицом, буквально кровавая каша, на берегу Финского залива, как раз в трех кварталах от вашего дома. И что странно: при нем были ваши фотографии. Показывать не буду, ничего особенного. Обычный набор наружного наблюдения.

– За мной следили?!

– Очень профессионально, судя по снимкам. Вели, как на поводке. Может, и сейчас поблизости? – И Порфирьев скроил озабоченную физиономию.

Тимур был удивлен, так удивлен, что напрягаться не надо.

– Что это значит?

– А то значит, уважаемый Тимур Васильевич… – Порфирьев вмиг преобразился, патока растаяла, металл проступил, – …что вам надо быть со мной откровенным.

– Я вечером был дома. Ко мне приехала любовница, до утра была у меня, могу дать ее адрес и телефон, если…

Иван Петрович досадливо махнул:

– Да бросьте вы! Сериалов насмотрелись? Больно надо мне ваше алиби. Если бы было надо, вы бы еще вчера у меня признательные показания подписывали. Что-что, а это мы умеем.

Тимур не испугался, но поверил. Настойчиво вгляделся в плотную фигуру, но увидел только плащ следователя. Было это неприятно.

– Так что разговор у нас исключительно дружеский… – Порфирьев особо подчеркнул это слово, – …и жду от вас взаимности. Это в ваших интересах. Уж как минимум смогу защитить. Это ведь требуется?

– Что вы хотите?

– Вот так бы сразу! Другой разговор. – Иван Петрович дружески похлопал Тимура по плечу. – Хочу ерунду: расскажите честно, где пропадали три дня на самом деле и какое имеете отношение к «Красному Треугольнику»?

Признание буквально рвалось наружу, но дворовая привычка «своих не сдавать» пересилила. Тимур выдержал пронизывающий взгляд следователя и ответил как ни в чем не бывало:

– На территории «Красного Треугольника» находился офис поставщиков, я туда ездил заключать контракт, но он сорвался.

– Почему?

– Фирма обанкротилась. Сами понимаете – кризис.

Взгляд Порфирьева стал тяжелым и засасывающим, как болото, хотелось избавиться от него любой ценой, даже выложить все, но привычка, вбитая в детстве, опять одолела.

Иван Петрович сердито крякнул и распахнул дверцу:

– Ну, как знаете…

Тимур вернулся в отдел. Пробежала ударная волна: коллеги слишком быстро кинулись за работу. Значит, чесали языки по Тимуровой теме. Делать-то больше нечего.

Распоряжения явиться за увольнением до сих пор не поступило, что было равнозначно чуду. Тимур кинул пальто прямо на свой стол и подошел к Мишке.

Почему он выбрал этого? Мишка слыл весельчаком, любил травить анекдоты и байки, которые все больше находил в Интернете. И при этом был стукачом. В отделе и вокруг знали, что он тихонько докладывает обстановку и присматривает, чтобы не очень зарывались. Это воспринималось как должное, кто-то ведь обязан стучать. На Мишку и не думали обижаться, не отлучали от дружеской компании, лучше уж знать, кто доносит, такие правила игры. Но Тимур захотел именно его. Да и по всем остальным параметрам Мишка подходит.

Приятель затравленно улыбнулся.

– У тебя как с поставщиками? Держатся на плаву? – добросердечно спросил Тимур Лютый, старясь не спугнуть лужника.

Мишка выразил готовность услужить:

– Так, один-два отвалились. А что?

– Есть одна контора, у них вроде как свои ходы на таможню, там прайс такой, что можно брать фурами. Представляешь?

– Что за дырка? – Брат-менеджер клюнул.

– Название забыл, такое невзрачное, что-то вроде «Надежда» или «Шанс». Короче, погуглишь и сразу найдешь. Они сидят на Обводном канале, там есть такой завод «Красный Треугольник», его под склады и офисы переделали. Короче – выгодно.

Мишка обещал заняться немедленно.

Плюхнувшись за стол, Тимур уставился в погашенный экран.

Что означает находка Порфирьева? С раной от мячика гость ночной добрел бы до ближайшей травмы живым и невредимым, а если его нашли на заливе, значит, умереть ему кто-то помог. Возможно, напарники. За ним следили, их много, и кто они – неизвестно. Люди серьезные, придется быть начеку. Федор вон как опасался, даже бронежилет надел, а вляпался у самого входа.

– Нашел! – радостно сообщил Мишка.

Тимур подошел к его компьютеру и заглянул в монитор. Ну что, все правильно он нашел: ООО «Выбор» занимается оптовыми поставками продуктов питания и бакалеи. Офис и склад располагаются там, где и должны.

Лужник преданно ждал команды.

– Звони, не пожалеешь. Потом спасибо скажешь, но я лично предпочитаю старый виски, – пошутил Тимур добрый.

И путь в «Красный Треугольник» начался. Мишка набрал номер телефона ООО «Выбор». Сначала капризным тоном он узнал ключевые позиции закупок, потом осторожно проговаривал каждую позицию, а под конец чуть не сорвался, чтобы ехать с контрактом немедленно. Цены на продукты оказались не просто низкими, а подозрительно низкими. Въедливому менеджеру объяснили, почему можно торговать так, и прямо намекнули на выгоду от сделки. Завтра его ждут в офисе на Обводном канале.

Разгоряченный Мишка только ухал от восторга:

– Ну, старик, если выгорит – с меня причитается. Реально! А это не подстава? Уж больно прайс сладкий.

– Нет, «Выбор» не обманет, останешься доволен, – стараясь быть равнодушным, ответил Тимур. – Когда забил стрелку?

– В десять. Далековато, правда, от метро тащиться. Но за такие пряники можно и пострадать.

– Мне все равно в те края надо. Могу подвезти.

– Ну, вообще супер! Спасибо, друг.

– Сделаем так: к половине десятого подъезжай на «Балтийскую», я тебя там подхвачу.

Мишка принялся изливаться в дружеских чувствах, благодарность лужника текла теплой жижицей. Наблюдавшие это поняли, что погода переменилась на ясную, заулыбались и готовы были кинуться лизнуть руку хозяина.

Тимур терпел все это и даже улыбался в ответ.

11-й до Эры Резины

Выходя из магазинов, он очень старался, но заметить слежку не смог. Когда же открыл дверь парадного, на всякий случай кинул перед собой мячик. Черная сфера вернулась в ладонь с миром. Засады не было. Даже на лестничной клетке Тимур был готов ко всему, но домой попал без приключений.

Остаток вечера и всю ночь отняла подготовка. Кажется, он собрал все, что хотел. Не сумел достать только легкий бронежилет. Запасы и нужные предметы разложил рядами, чтобы ничего не забыть. Все это должна принять огромная сумка из-под хоккейной экипировки.

Собирался Тимур излишне медленно, по сто раз все проверяя и перепроверяя. Упрямо звонил городской телефон, но трубку он не поднял. Теперь уже все равно.

Когда в сумке почти не осталось свободного места, Тимур аккуратно заложил сверху кожанку, летный шлем, постиранное в машинке нательное и прочую амуницию. Молния на сумке еле сошлась, ноша походила на бочку.

К одиннадцати часам вечера все было закончено.

Тимур наполнил горячую ванну и пролежал в ней часа два, тупо уставившись в пластиковый потолок. Телефон все звонил.

Он вышел из воды, выдернул из розеток все электроприборы, не забыв телефон и несчастный холодильник, лег в чистые простыни. Будильник завел на половину девятого, положил голову на подушку и сразу провалился.


…Подскочил от испуга, что проспал. Но оставалось еще пять минут. Тимур долежал до первых трелей, вынул батарейки из будильника и тщательно оделся. Прощаться было не с кем. Тимур посмотрел на дом свой, быть может, в последний раз, не ощутив ни жалости, ни радости, и запер дверь на оба замка.

В назначенное время Мишка топтался на тротуаре, в машину забрался, подрагивая от холода. Оделся менеджер непредусмотрительно легко. Тимур предвидел это, а потому взял для него дополнительный комплект и предложил теплый свитер и куртку, а заодно рубаху. Мишка, даже не подумав о том, зачем ему для переговоров по поставкам нужно переодеваться как на дачу, без разговоров скинул свои одежки, натянув теплое. Его куртка, которую Тимур обменял на свою «для солидности» перед поставщиками, оказалась чуток коротковата.

Резко свернув влево, нарушая предписание знака, запрещающего поворот, Тимур на полном газу пролетел мимо завода. Пассажир помалкивал, тревожно косясь на беспечного водителя. Убедившись, как мог, что за ним нет погони или хотя бы одной и той же преследующей машины, Тимур вывернул вправо, опять проехал мимо завода по набережной и бросил «девятку» на прежнем месте. Сказать «поставил на стоянку» язык не повернулся бы. Кому будет нужен развороченный хлам через полгода? Зимой машина проржавеет под снегом, а весной от нее останется скелет. Хозяин похлопал железного коня по капоту, прося прощения за предательство. Друг отслужил честно.

Мишка вылез и уставился на краснокирпичную стену.

– Ого! – поразился он. – Такая махина. И вроде заброшенная. Туда приехали-то?

– Не сомневайся, – пропыхтел Тимур, вытаскивал тяжеленную сумку.

– Помочь?

– Сам справлюсь.

Лишних вопросов Мишка не задавал, и так было понятно: стукачка раздирает любопытство – что это возит приятель в неподъемной сумке?

Шлагбаум кое-как перекрывал вход, и барбос посапывал, глядя собачьи сны, но охранник сменился. Форма на нем была новенькая, глаженая, сам он пылал охранным рвением, а потому слишком подозрительно осмотрел ранних визитеров с массивным баулом.

– Куда?

– В ООО «Выбор», у нас встреча, – отчитался Мишка.

– Пропуск заказан?

Мишка доложил свою фамилию.

Охранник проверил по журналу и указал подбородком:

– А этот?

– Он со мной, – важно пояснил Мишка.

Но страж просканировал взглядом от подошв до теплой шапочки:

– Что в сумке?

– Образцы товаров, – спокойно ответил Тимур.

– На выходе предъявите. Без материального пропуска не выпущу.

На это Тимур был согласен и легонько подтолкнул Мишку.

Когда перешли «лежачего полицейского», раздался легкий хлопок. Тимур обернулся: охранник вскрыл банку пива, но смотрел им вслед, словно раздумывая: а не завернуть ли чужаков обратно.

Мишка разглядывал остатки фабричной роскоши и удивлялся:

– Охренеть можно! И в таких руинах народ контору держит? Ну и ну… Наверно, аренда копейки обходится, понятно, почему такой прайс.

Развилка трех корпусов оказалась на месте. Невдалеке виднелись свеженькие баннеры, приглашавшие добропожаловать в ООО «Выбор».

– Да вот они! – обрадовался Мишка, увидев надпись. – Молодцы, две вывески повесили, чтоб не заблудиться.

Лестница встретила знакомыми щербинками. Тимур шел первым. Даже с тяжестью одолел три этажа быстро и стал ждать. Мишка, привыкнув к лифтам и эскалаторам, еле переставлял ноги, дышал, как паровой котел, не замечая, что с губ тянется нитка густой слюны. В общем, парень выдохся.

– Вот и пришли.

Мишка ошалело оглянулся:

– Да? Уже четвертый этаж? Они вроде на последнем, а там еще лестница?

Тимур дернул черную дверь и быстро заглянул за нее.

Уходящая вдаль пустота цеха, виднеются только смутные очертания подпорок, тянет холодком и жженой резиной, а у самого порога – одноколейка. Обрывки кабелей и треснувшая известка в разводах гари. Но дальше пространство тонуло во мраке. Что там – не разобрать. Из глубины долетел слабый лязг стальных колес о рельсы. Федор в электронном письме советовал рассчитать точно: как только звук приблизится, распахнуть створку, и пока чугунная вагонетка пролетает лестничную клетку, снести голову новоприбывшему, которого он цинично обозвал «проводником», и самому запрыгнуть внутрь. Проводник, проводник, доведи до двери. Ценой, получается, своей глупой менеджерской жизни…

Надо успеть. Тогда Тимура вынесет.

Тимур незаметно вынул топорик, устроил в ладони и до поры укрыл спиной. Теперь дело за проводником.

Мишка, обливаясь слюнями, заковылял к последнему рубежу.

– Смотри, какая штука. – Тимур показал на поворотный круг в полу, рельсы пока соединяли глухую стену с лестницей. – Видал такую старину?

– А… да… классно… – кое-как выдавил менеджер.

– Давай повернем?

– Зачем?

– Прикольно.

Мишка на все был согласен. Показав, куда упереться руками, Тимур подставил ему ступню для упора. Проводник изготовился к толчку.

– Жми! – скомандовал Тимур.

Мишка натужился так, что раздулись щеки, а лоб стал свекольного цвета, но круг не повернулся.

– Давай, давай, давай! – раззадоривал Тимур Лютый.

Нечеловеческим усилием, когда мышцы задрожали, а пот хлынул из всех пор, Мишка поднажал. Люк скрипнул, покоряясь.

Сил проводнику хватило ровно на столько, чтобы рельсы круга соединили черные двери по разным сторонам лестничной площадки. Ему поплохело, он поднялся еле-еле, разогнуться уже не смог и натужно закашлялся, обрызгав брюки переваренными шматками пищи. Презренный мозак пытался отдышаться.

Железный перестук близился. Мишка по-прежнему ничего не слышал, так умаялся. Быстро ударить топориком, а самому прыгнуть в вагонетку. Пока все, как обещал Федор.

Вагонетка близится.

Топорик готов, шея ждет. Жизнь мерзкого мозака и стукача стоит того, чтобы Тимур Лютый смог вернуться? Конечно, стоит. Один удар – и он там, где хочет быть. Так просто, ведь он справился с лучшим месрезом и наемным убийцей. Ну чего же тогда медлить…

– Слышь, Тим, может, сходишь за меня? – отплевываясь, проговорил Мишка.

Стук колес совсем рядом… Вот теперь… Нельзя медлить…

– А то я совсем расклеился…

Ну! Дверь!!!

Звук замер, как исчез.

Опоздал. Вагонетка умчалась. Будь что будет.

Заткнув топорик за пояс, Тимур вырвал из рук Мишки папку с договором и приказал:

– Уходи.

– Чего?

– Пошел на хер отсюда! – заорал Тимур.

Держась за стенку, Мишка заковылял вниз.

За черной дверью слабел шум убегающих колес.

Поменяв руку под сумкой, Тимур одолел последний пролет. Белая дверь с баннером оказалась на месте. Постучал. Долго не открывали. Наконец створка бесшумно распахнулась, и на Тимура уставился молодой человек в идеально свежей рубашке и строгом галстуке.

– Вы к кому? – спросил он с подозрением.

– Михаил Лебедкин, менеджер отдела закупок, банк «Наш». А вы Яков? С вами я вчера договаривался о встрече?

– Со мной… – Яков пребывал в сомнении. – А что у вас в сумке?

– У нас отделение банка поблизости, бухгалтерия попросила документы закинуть. Побоялся в машине оставить, вот и мучаюсь, – Тимур предъявил очаровательную улыбку.

– Вы точно Михаил Лебедкин?

– Показать паспорт? – Тимур демонстративно полез за пазуху. Но его остановили:

– Ну, что вы, не надо… Договор привезли?

Тимур радушно помахал папкой. И его впустили.

Офис встретил знакомой чистотой. Опять у сотрудников случился обед ни свет ни заря. Яков предложил садиться и разложил прайсы жратвы. Выбрав все, что попалось под руку, Тимур заполнил бумажки и приготовился к откату. Но Яков вроде бы не собирался делиться, официально улыбнулся и уточнил:

– Что-нибудь еще?

– О моих интересах…

– Как только деньги переведут – сразу будем рады вас видеть. Что-нибудь еще?

И это все, встреча окончена? А где паек? Ничего, и без него можно обойтись, сумка ломится от продовольствия.

Яков почему-то направился к прежней двери.

– Вы куда? – насторожился Тимур.

– Проводить вас.

– В эту дверь?

Яков удивился:

– Конечно. А куда же еще? Могу проводить до шлагбаума на Обводном канале, чтобы вы не заблудились, все-таки место незнакомое.

Тимур аккуратно опустил сумку:

– Мне нужная другая дверь.

Яков вежливо улыбнулся:

– Что, простите?

– Я выпустил проводника живым. Вагонетка уехала без меня. Я хочу пройти Внутри через вашу дверь.

– Вы о чем?

– Я пришлец, который нашел выход. И я вернулся. Веди к той двери.

Служащий ООО «Выбор» уселся, убрал каталоги офисной еды и сцепил пальцы.

– Это невозможно, – изрек бесцветным тоном.

– Почему?

– Здесь входят один раз.

– Значит, будет исключение.

– Вы в этом уверены?

– Как в Центробанке.

– Зачем вам, Михаил? Ваш срок еще не пришел.

– Извини, я не Михаил. Я Тимур Лютый. И у меня такое важное дело Внутри, что прямо некогда ждать. Понял?

Сунувшись под стол, менеджер вытащил дисковый телефон, каких Тимур не видел уже лет десять. И хоть пластик пострадал от многих сколов, аппарат заботливо обмотали скотчем и даже подклеили пластилином. Под страшный вой диска Яков набрал две цифры и приложил трубку к уху. Тимур прислушался, гудков не разобрал, кажется, там что-то булькало.

Яков молча ждал. И Тимур ждал. На эту авантюру он решился без всякой подготовки и теперь пойдет до конца. Отступать некуда – в городе наверняка поджидают убийцы. Надолго его не хватит. Почему он пожалел мелкого подонка Мишку, Тимур и сам не понял. Просто не смог, и все. Наверное, он не очень лютый.

За окнами завизжали шины. Оставив Якова слушать трубку, Тимур кинулся к проему. Во дворе дымился пылью черный джип, из которого бойко выскочил Порфирьев, а за ним посыпалось четверо крепких парней в штатском, но со штурмовыми автоматами. Иван Петрович указал на баннеры и отдал команду. Группа ринулась к корпусу.

Яков все слушал.

Подхватив сумку, Тимур бросился в дальний конец офиса. Менеджер опередил его, хоть и держал под мышкой телефонную рухлядь.

– Вам дано право, – на бегу сообщил он с таким изумлением, с каким вещают о свершившемся чуде.

В благодарность Тимур послал воздушный поцелуй.

Входную дверь ООО «Выбор» выбивали отчаянно. Яков приложил магнитную карточку куда-то на одно ему известное место в стене, створка распахнулась. Уговаривать Тимура не пришлось.

– Другого раза не будет, – крикнул вдогонку Яков.

– Не забывайте меня! – успел проститься Тимур, и дверь звонко лязгнула.

На лестничной площадке торчал поворотный круг. Со стен сыпалась штукатурка, отбитые ступеньки вели вниз. Поручни с чугунными столбиками упрямо торчали по бокам. Тимур узнавал каждую деталь. Он действительно вернулся.

И хоть за белой дверью было тихо, он спустился на этаж ниже, на всякий случай.

Мишкина одежка пала на кафельный пол, из сумки появились кальсоны, полотняная рубаха и портянки. Тимур облачился в исподнее, натянул юфтевые сапоги, гимнастерку, свитер, кожанку, перепоясался ремнями и нацепил летный шлем. Черный шарик лежал в кармане галифе, чтобы быть всегда наготове. В другом находился заряженный электрошокер. Охотничий нож с особенным закаленным лезвием прятался в легких ножнах. Альпийский топорик приладился с другого бока. В голенище сапога разместилась короткая финка. Всякая мелочь вроде зажигалки, фонарика и баллончика с паралитическим газом попряталась кто куда. Ничего лишнего вроде часов и телефонов. Он хорошо подготовился.

Со двора несло отвратительным смрадом – смесью выгребной ямы, горелой резины и старой солярки. Еще доносился аромат Тёплой Водицы и тухлого мясца. Это был тот самый запах, которого так не хватало в Далёке. Так пахнет свобода. Лучшего запаха не бывает, если привыкнешь.

Тимур вздохнул полной грудью и шагнул в неизвестность.

10-й до Эры Резины

У порога расселось существо чудовищного, по здравому смыслу, вида. Бомж накрутил на себя ворох бельишка, а за его спиной, под резиновым плащом, бултыхался громадный шар. Заметив выходящего, пугало вздело ручонки, опустило их перед собой, хлопнуло в ладоши и гнусаво заявило:

– Честная сделка, пришлец?

Не говоря худого, пришлец запустил черный мячик. Удар вышел точным, страдалец изобразил кульбит через котомку, сверкнув вьетнамками. Впрочем, тут же подхватился и ошарашенно уставился на чужака. Во лбу бомжа сияла глубокая вмятина, но помирать он не спешил.

– Как посмел ты, торбник, обратиться ко мне?

Вытаращив багровые зенки, обиталец ошарашенно пробормотал:

– Пришлец лютый… вернулся!

Тимур шагнул и, не выпуская сумку, подтянул тельце за грудки:

– Только не пришлец я теперь. Дошло?

Полузадушенный торбник вяло прохрипел согласие.

– Тимур я, Тимур Лютый! Передай Гласу.

Упав на землю, торбник попятился, елозя задом, багровые глазки превратились в крысиные семафоры.

– Прощения молю, приш… Тимур Лютый! – Он подскочил и, отвесив земной поклон, опрометью кинулся прочь.

Небо хмурилось, намекая на скорый дождь.

За ближними цехами взорвался истерический вопль и понесся по закоулкам Треугольника:

– Тимур Лютый вернулся!

На перекрестке заводских улиц возвращенец пристроил баул в укрытие, образованное рваной дыркой в кирпичной стене, и заорал во все горло, усилив звук рупором ладошек:

– Йежи! Вылезай, подлец!

Устроив достаточный шум, дожидаться Йежи Тимур не стал, а быстро исчез в схроне, сунулся в поклажу и приготовил сюрприз.

Поблизости зашуршали камешки, торопливые шаги приближались – и вдруг затихли. Йежи, видимо, не мог найти возмутителя спокойствия и осматривался. Вот оно – самое время.

Осторожно, чтоб не спугнуть удачу, Тимур одолел кирпичный край, прижался спиной к углу цеха, изготовился и прыгнул вперед.

– Па-баммм! – закричал он, вытягивая перед собой подарок.

Вито отшатнулась, но тут же приняла гордую осанку:

– Рад видеть тебя, Тимур Лютый!

От неожиданности Тимур смутился.

– Что это? – Вито сощурилась. – Виски? О, какая роскошь! Из Далёка? Дар цеху? Какое угощение!

Вместо того чтобы оказаться в руке вождицы, бутылка шарахнулась о стену, охнув глухим хлопком, янтарная жидкость обратилась грязным пятном на красных камнях, а в кулаке Тимура остался приличный осколок – «розочка» районной юности. Цветок опасный, как-никак последний аргумент в уличном споре. Тимур половчей перехватил бутылочное горлышко:

– Сейчас узнаешь, какое… – и резко выкинул вперед руку.

До лица бой-бабы скол не добрался, пырнув ветер, Вито прытко увернулась и отчего-то радостно закричала:

– Да ты не лютый, а бешеный!

Теперь намерился к правому глазу вождицы, чтоб стеклышко вошло глубоко, до самого мозга, а если будет промашка – так хоть просто исполосует рожу. Но его отвлекло мельтешение. Обнаружился Клайд в полной изготовке, звенья его могучего цепопика мелодично цокали. И слева произошла перемена – объявился молчаливый Бонни с шестогантом, на котором заметно прибавилось острых жал.

Завод встречал с привычным радушием.

Тимур швырнул «розочку» в Бонни, не мечтая попасть, а хотя бы выиграть важные мгновения, отскочил к стене и приготовил черный шарик. Будет мало – в ход пойдет топорик, а баллончик и нож пригодятся на крайний случай. Трое на одного – ничего нового, будни новостроек. Даже искры страха не пробежало, наоборот: так не хватало маленьких развлечений в скуке банковской рутины.

Вито подняла руку сигналом, лихие девчонки воткнули палки в землю. На драку месрезы не нарывались.

– Мы к тебе с миром! – торжественно заявила Вито и демонстративно укрыла молотильник плащом. – Важная весть тебе.

Тимур ловчее устроил в пальцах ударный мячик и проговорил:

– С миром? Так иди себе, куда шла…

– Тимур, держишь обиду? Но ведь ты проиграл Клайду в честном бою.

– Убирайтесь, наши уже торопятся сюда…

– Чингиз? – Вито недобро хмыкнула. – Занят он сильно теперь. Да и к чему нам Чингиз? Разве мы сами не решим? Разве в тебе мало силы? Знаешь, чего мы хотим?

– Не интересно. Проваливай.

Вито развела руки, словно орлица, которая принимала под крыло:

– Мы хотим, чтобы ты, Тимур Лютый, был с нами! Ты нам нужен.

Кажется, теперь его приглашали в банду по-настоящему. Когда смог пережить, найти выход и снова вернуться. Теперь нужен, а тогда – глупым пришлецом годился на мясцо. Особенная досада свербила по запайке колбасы, которую месрезы так коварно вытянули «вступительным взносом». Хоть Тимур и тешил обиду, но не забыл прихватить свободной рукой альпийский топорик:

– Что, в топку некого сунуть?

– Это было необходимо. – Вито стала похожа на школьную учительницу, которой пришлось наказать любимого ученика. – Нельзя было знать, что ты настоящий. Ты нам нужен!

– И что я за это получу?

– Все, что захочешь.

Обещание было заманчивым, Тимур демонстративно ослабил боевую стойку, повернулся спиной и, не торопясь, полез в дырку, потому что был уверен: месрезы не шелохнутся. И не ошибся. Вернувшись с сумкой за спиной, надетой как рюкзак, Тимур не нашел изменений в диспозиции. Троица мирно ждала.

– Я подумаю, – хмуро сообщил он.

Вито тяжко вздохнула и откинула плащ, демонстрируя молотильник:

– Нет, Тимур, думать некогда. Решай сейчас.

– А если откажусь?

– Тогда мы потеряем отличного месреза. – И хоть девочки не шелохнулись, в них явственно ощущалась готовность к бою.

Все-таки драки не миновать. И Тимур пошел напролом:

– Дай дорогу, останетесь целы.

Вито совсем опечалилась:

– Не надо, Тимур. Ты хоть и вернулся, но не сможешь устоять.

– Месрезы не должны охотиться днем. Разве не так?

– Все изменилось, Тимур, старого закона больше нет. Ты отличный боец, но еще не Салах. Мы не хотим отпускать тебя.

– А ты попробуй.

– Это твое последнее слово?

– Может, поторгуемся?

Тяжко вздохнув, вождица стремительно вооружилась молотильником:

– Ты выбрал свою судьбу, Тимур. Нам будет не хватать тебя… Как жаль…

Боевые девчонки ощетинились цепями и заточками, вот теперь они стопроцентно были настроены серьезно. И это замечательно. Тимур уже ясно видел, как запустит мячик в лоб Клайду, как он увернется от Бонни и одолеет ее, а потом подумает, что делать с Вито. В любом случае умирать Тимур не собирался. С полной сумкой припасов это было бы крайне расточительно.

– Судьбу я буду выбирать сам. А ты, старая курва, засунь жалость твоим девкам поглубже между ног! – Проорав дерзость как можно похабней, Тимур точно знал, что делает: взбешенный враг наполовину побежден.

Кожаные складки на лице Вито сжались, молотильник взвился в стремительном обороте, тетка взъярилась.

Уже лопались молнии надвигающейся драки, уже рука напряглась перед замахом, как вдруг Бонни повалился лицом вперед, а шестогант бессильно обрушился на камни. Позади врага промелькнул зеленый плащ, второй хлопок – и Клайд так же бесславно уткнулся лицом в землю.

Вито растерянно озиралась, не понимая, что напало на ее войско. Но Тимур хорошо видел, кто пришел на помощь. Он так обрадовался, что, почти не целясь, запустил мячик в вождицу. Черный комок стремительно впился в жирный подбородок и вернулся в ладонь хозяина.

Вождица месрезов раскинулась в пыли беспомощным тараканом.

Тимур бросился на нее, отшвырнул молотильник, врезал тетке по ребрам, рассчитавшись за топку, и побежал за другом, который опять пришел на помощь.

9-й до Эры Резины

Йежи удирал, и угнаться за ним не хватало сил. Вот ведь чудак, сделал доброе дело – повалил двух месрезов меткими булыжниками и вдруг опять устроил какие-то прятки с догонялками.

И Тимур бежал. Мимо скользили испуганные рожи торбников и лужников, живцы торопливо уступали дорогу, но Йежи несся избранным маршрутом.

Бежать с груженой сумкой было трудно. Тимур устал так быстро, что не успел даже приблизиться к своему спасителю. Йежи петлял и менял курс, как опытный заяц, уводя в сторону от своей норы.

Отставание увеличивалось.

– Йежи, погоди! – кое-как выкрикнул Тимур.

Старик оглянулся, не сбавляя ход.

И тогда Тимур остановился. Будь что будет, а ему нужно отдышаться. Йежи тоже остановился, но не приблизился.

– Что за дурь, – сам себе удивился Тимур, но тут Йежи поманил его за собой.

Долг благодарности требовал. Тимур побежал трусцой, скорее быстрым шагом. Старина двинулся так же неторопливо, но разрыва не сократил, а когда исчезал за поворотом корпуса, то обнаруживался у дальнего угла.

Вроде бы, прикинул Тимур, они двигаются в сторону Низких цехов, корпуса заметно мельчают.

Тимур попробовал обмануть бегуна и, дождавшись поворота, резко прибавил скорости. Но как только он завернул за угол, Йежи уже ждал на безопасно далеком расстоянии.

Забава стала надоедать. Перехватив надавившие лямки, Тимур ринулся в погоню, но что-то метнулось ему под опорную ногу и подсекло. Тело, ускоренное грузом, устремилось на камни и пребольно шлепнулось. Волчок из неба, каменных стен и улицы завертелся перед глазами. Вдобавок лоб заехал по кирпичу – и шлем не сберег. Тимур распластался, придавленный сумкой, но на этом дело не кончилось: его схватили за ногу и поволокли. Тимур пытался отцепить от себя петлю аркана, но у него ничего не получалось, нужно было хотя бы перевернуться, а это ему не удавалось. Кое-как он смог изогнуться, чтобы разглядеть, кто же все-таки это балует, но сумка мешала. Вот так да! Он оказался совершенно беспомощен: ни затормозить, ни перевернуться. Попытался скинуть сумку, повернувшись на бок, но лишь помог тянущему затащить себя на порог. И вдруг хватка ослабла, аркан соскочил с ноги.

Возвращенец, обозленный до предела, вскочил, собираясь поквитаться, треснув злодею в лоб черным шариком.

Невдалеке маячил силуэт в плаще. Охотник сматывал махобой.

– Машка?! – скорее с досадой, чем с радостью, завопил Тимур.

– Я Салах, не забывай… Прикрой дверь.

Первым делом Тимур избавился от баула и лишь потом, чтобы не давать Машке права командовать, закрыл створку, издавшую ржавый стон.

К легкому сумраку глаза привыкли быстро. Стали видны руины станков и остатки убогой мебели. Видимо, тут находилось что-то вроде слесарной мастерской.

Негероически проковыляв к токарному верстаку, Машка плюхнулась под ним.

– Значит, так… – громогласно заявил Тимур, собираясь подробно отчитать ее за коварную ловушку и вообще высказать все, что накипело по вопросу бывшей подруги, но его резко оборвали, потребовав не шуметь, а лучше заткнуться или хотя бы перейти на шепот.

Тимур глянул на Машку и осекся. Девчонке явно пришлось несладко. Исхудавшее личико обновили свежие ссадины и шрам во всю щеку, под глазами залегли густые синяки, словно она не спала трое суток, волосы спутались. И самым плохим было то, что от нее веяло усталостью поражения, когда солдат разбитой армии отступает много суток подряд, и уже нет надежды, но тупое упрямство не дает сдаться. Грозный противец выглядел не лучше дохлой собачонки Йежи. В зрачках поселилась тоска. И все равно Машка была прекрасна.

Тимур опустился на колени:

– Что случилось?

– Разное… всякое… – Машка облизнула побитые губы. – Зачем вернулся?

– Я не смог. Ты оказалась права.

– Увидел их изнутри? – Она попыталась ухмыльнуться, но лишь скривилась: в уголке рта красовался засохший сгусток.

– Стоило тогда предупредить… Раз уж решили сделать из меня проводника.

– По-другому Тимур не смог бы вернуться… – Машка смотрела прямо, не моргая. – Теперь ты знаешь. И ты сам выбрал проводника, чтобы пройти его путь. Это неизбежно. Иначе сюда не вернуться. Если тебе будет легче, то могу сказать, что я не знала, кого изберет Тимур для последнего возвращения. И никто этого не знал. Важно было доставить груз. Но вместо опытного противца, который нес спасение, вылез проводник, глупый пришлец. И мне плевать, веришь ты или нет.

Эти слова можно было считать официальным и последним извинением, если уж не от цеха противцев, то хотя бы лично от Салаха. Это уже немало. Во всяком случае, Тимуру было достаточно. И потому он сказал:

– Вашего Тимура нашли в городе с располосованным лицом. Рюкзака при нем не было. Я тут ни при чем.

Кажется, Машка что-то хотела спросить, но передумала.

– Я просто ждал его тут, у входа, – подсказал Тимур. – Не дождался, пошел наверх. Вот и все. Я не сносил ему голову, чтобы прыгнуть в вагонетку. И не должен был прочесть его прощальное письмо… Кстати, на меня в городе, или как вы тут говорите, в Далёке, охотился какой-то псих с махобоем.

– Где? – искренне не поняла Машка.

– У подъезда моего дома. Он поспешил и промахнулся. А я нет.

Во взгляде избитой девицы промелькнуло восхищение. А может, Тимуру просто показалось.

– А что потом? – спросила она с интересом.

– Он сообщил, что я нарушаю гармонию, и свалил. Вскоре его нашли с кровавой кашей вместо морды. Кстати, не знаешь, кто он такой?

– Гармонщик.

Теперь пришлось изумиться Тимуру:

– Музыкант?!

– Они уборщики, следят, чтобы из Треугольника не прорвалась дрянь и хлипкая гармония той жизни не была разрушена окончательно.

Тимур изумился высокопарной фразе бывшей стриптизерши.

– Значит, какие-то люди знают о Треугольнике там, в Далёке? – спросил он. – Так хорошо знают, что на вас там охотятся? Как вы на живцов – здесь?

Согласилась Машка нехотя.

Малоприятная догадка, мелькнувшая у Тимура еще в кабинете Порфирьева, окрепла:

– И ты тоже… выходила?

Машка отвернулась, что означало полное и безоговорочное согласие.

– Сколько раз?

Был предъявлен средний палец с грязной каймой обкусанного ногтя, что могло означать «один» или «пошел ты» – с равным успехом. Но куда более важный смысл мелькнул в этом жесте, и Тимур решился:

– Ты собиралась сделать проводником меня, но почему-то передумала. А Федор, ну, в смысле Тимур ваш, просто воспользовался готовеньким. Я прав?

Машка устало опустила голову:

– Зря ты вернулся… пришлец.

– Я не пришлец… Я прав?

– Это уже не важно. Наши тебя отпустят, так Чингиз хочет.

– А ты?

– А мне все равно, я Салах.

Тимур не поверил, не поверил, и все тут, хотя в таком состоянии Машка вряд ли бы стала хитрить. Но вместо обиды и желания получить расплату Тимур понял, что должен сделать. Осознал, чего действительно хочет. И тогда он сказал:

– Я скучал по тебе.

– Салаху плевать, – слишком быстро ответила Машка.

– Я вернулся за тобой. Нет, не так… Я вернулся к тебе.

– Опять врешь, пришлец. – Голос предал Машку и дрогнул.

– Я не пришлец. Я принес еду. Твою любимую…

Побитый, но не сдавшийся Салах голодно облизнулся, но заявил:

– Я сыт, ел мясцо и Тёплу Водицу Аттилы.

– Колбасы, сыр, рыбные консервы, свежий хлеб. С чего начнем?

– Нельзя мне, – вдруг пожаловалась она. – Чингиз почует запах от рук.

Тимур приволок сумку, дернул зипер и достал маленькую стеклянную баночку. Когда жестяная крышка отлетела, Машка зажмурилась. Горка черных икринок съехала на ладонь Тимура, заиграв блестками. Вынести это зрелище противец не смог. Еще борясь с собой и сдаваясь окончательно, Машка зажмурилась и опасливо слизнула кончиком языка верхушку икринок. Канонада вкуса оглушила, Машка замерла, не в силах совладать с забытыми впечатлениями. Сейчас она была самым обыкновенным… совершенством.

– О-о-о… – наконец раздался гимн глухого восторга, и девушка принялась за икру всерьез.

Кормить женщину с руки куда приятнее, чем кормить в зоопарке серну, язык мягче и не царапает. Машка жадно слизала всю банку и на всякий случай прошлась по ладони Тимура, обработав ее дочиста. Было не столько приятно, сколько радостно – новые не испытанные эмоции.

Тщательно облизав губы, грозный Салах спросил застенчиво:

– У тебя там… нет случайно шоколада?

Плитку черного пористого, ее любимого, девушка схрумкала так стремительно, что Тимур только успевал отгибать оберточную фольгу. Пиршество завершила бутылочка минеральной воды без газа.

Машка тщательно прополоскала рот и неожиданно срыгнула.

– После сытного обеда полагается… – Тимур подвернул ноги, предлагая их Машке в качестве подушки.

Любимая захлопала ресницами, борясь с сытым сном:

– Нельзя, я Салах… У нас бой скоро…

Тимур приглашающе похлопал по колену:

– Здесь твой бой.

Соблазн побеждает женщин, даже одичавших. Машка свернулась калачиком и устроилась щекой на мышце Тимуровой ноги. Закрыла глаза, но тут же встрепенулась:

– Кого ты избрал проводником? Я знаю его?

– Один тип с работы. Я его отпустил.

– Да, так надо.

– Нет, отпустил живым. В город обратно. В банк.

Машка с изумлением уставилась на Тимура:

– Врешь?

Пришлось дать ей зуб на отсечение.

– Но как ты прошел?

– Через офис. Сегодня они назывались ООО «Выбор». Кстати, кто они такие? Гармонщики?

– Это невозможно! – воскликнула Машка. – В Треугольник входят раз. Все пробовали второй раз войти самостоятельно, но получалось только с проводником, которому надо снести голову…

– Я исключение. – Тимур опасливо коснулся ее плеча, бешеная Машка не взбрыкнула, закрыла глаза и принялась сопеть, как сытый слоненок.

От нее смрадно разило, просто угнетающе. Но сейчас это было не важно. Убийца, наводящая страх на обитальцев Треугольника, убаюкалась у Тимура на руках. И было это так восхитительно, такое невозможное блаженство он испытал, что если бы предложили выбрать: или вся жизнь, каждая ночь в пьяном сексе, или эти минуты, но быть девственником – Тимур, не раздумывая, согласился бы. Большего, чем сейчас, счастья от общения с женщинами – любимыми, случайными и вовсе по пьянке, он не испытывал никогда. Просто всепоглощающее удовольствие. Ради этого стоило вернуться.

Машка ныряла в безопасный сон, окончательно расслабляясь. И вдруг встрепенулась:

– Надо уходить, Чингиз проверит округу.

– С чего вдруг?

– Тебя должны завести в ловушку. Чингиз поймет, что ты укрылся, и станет искать. – Она тряхнула головой и резво вскочила.

И теперь оказаться беззащитным перед грозным Салахом стало неуютно. Икра съедена, счастье закончилось, мало ли что теперь тигру взбредет в голову. Тимур поднялся.

– За что Чингиз взъелся на меня? Я же выполнил наказ, вызвал Темнеца.

Приведя себя в порядок, Машка распустила махобой:

– Ты колеблешься, можешь уйти. К Темнецу. Этого допустить нельзя.

На всякий случай, чтоб увернуться от внезапного удара, Тимур отодвинулся и сказал:

– Темнец хочет дать всем счастье, а ваш Чингиз только орет, командует да раненых отпускает. Как ты можешь с ним быть?

– Он тебя точно отпустит, – печально проговорила Машка.

Вот ведь: сколько ни корми женщину черной икрой, ответит черной неблагодарностью. И в Треугольнике закон жизни не меняется. Тимур покорно сложил руки:

– Можешь прямо сейчас.

Оживив махобой, Машка направилась к двери:

– Оставайся здесь. Когда я отведу их, уходи как можно дальше, хоть в Глубинные цеха. Только не иди к Темнецу.

– Ну почему? Почему вы его ненавидите?

– Ты все уже знаешь.

Тимур хотел поспорить, убедить, что знает не больше, чем в первый день, но грозный Салах принял неприступный вид. Что тут поделать? Осталось лишь достать трофейный махобой.

– Это вашего Тимура.

Машка мотнула грязными лохмами:

– Незачем… Не уходи к Темнецу, прошу тебя, иначе…

– Что – «иначе»?

– Тебя отпущу я…

Она выпрыгнула на улицу, плотно затворив створку.

Заняв позицию в простенке, Тимур изготовился. Вскоре по улочке пробежал плащ под цвет стен, а за ним другие. Чингиз явно делал обыск.

Высунувшись, Тимур отпрянул – по улице медленно шел Мик, внимательно осматриваясь. Остановился напротив окна мастерской, принюхался, крутанул махобой и двинулся дальше, не оглядываясь.

Словно не заметил нарочно.

8-й до Эры Резины

Дождик накрапывал. По улицам носилось отдаленное эхо тревожных звуков. Словно кого-то мучили и терзали. Пока Тимура тут не было, в Треугольнике на самом деле что-то изменилось. Как будто порвались канаты, поддерживающие Вну`три в равновесии, и теперь, лишенное опоры, оно раскачивается и вот-вот свалится. Раньше звонки опасности бренчали Ночью, теперь не смолкали и днем. Тимур явственно ощущал, как клубится и сгущается вокруг что-то, а потому невольно ускорял шаг, надеясь на везение: все еще он плохо соображал, куда надо двигать. Туда, где, по его расчету, мог ошиваться посланец Темнеца.

Старался двигаться как опытный зверек: прислушивался и часто вертел головой. Но больше рассчитывал на чутье, что помогало когда-то выжить в джунглях спального микрорайона.

За ближайшим поворотом мелькнула чья-то спина. Кажется, лизнец, вот только странный какой-то – тащит длинную палку, вон даже след остался. Черный шарик приготовился к броску. Далеко обойдя угол цеха, Тимур выскочил.

Шагах в двадцати суетилась парочка, неумело тыкая ржавыми прутьями в комок у стенки. Доносилось возбужденное сопение. Подставив спину, жертва мелко подрагивала от каждого тычка. Вдруг измученно охнула, дернулась и уткнулась в босые щиколотки мучителей перепачканным лбом, пустая оправа круглых очков свалилась в грязь.

Мячик саданул лизнецу в основание черепа и повалил сразу. Другой только успел недовольно оглянуться, как получил в переносицу, рухнул на спину избитого и как по горке съехал в пыль.

Размахивая альпийским топориком, Тимур заорал страшно:

– Пошли прочь! Я Тимур Лютый! Всех отпущу!

С трудом очухавшись, лизнецы бросились наутек на четвереньках, сдирая голые колени. Страх пригнул их к земле, не позволив спасать шкурку на двух конечностях. Лишь синими глазенками зыркали: не преследует ли неминуемая гибель?

Тимур был занят. Подобрав изувеченную оправу, помог спасенному подняться:

– Как ты, брат, цел?

Димка-Дохлик натужно закашлялся, сплевывая кровь с песком, торопливо нацепил оптические дырки, словно в них заключалась сила, и вымучил что-то вроде улыбки:

– Спасибо… Все нормально…

Нормально было не все, озверевшие твари успели изрядно отмутузить математика, он нехорошо кашлял, словно легкие его были отбиты. Тимур слышал, как кашляют с отбитыми легкими.

Дохлик привалился к стенке, дыша со свистом:

– Просто чудо… Так вовремя… Думал, уже все, отпустят…

– Почему лизнецы напали днем… Нет, как они вообще посмели напасть? – спросил Тимур, глотая недокипевшую ярость.

– Пойдем, не надо здесь оставаться. – Поманив за собой Тимура, Дохлик заковылял прочь.

Кое-как, с остановками и передышками, они добрались к убежищу, Димка с трудом преодолел лестницу, отпер погибшую библиотеку и плотно затворил дверь. В темноте вспыхнуло пламя коптилки, горы сваленных книг и голых полок являлись из темноты и снова исчезали.

Дохлик устроился у кострища. Сидеть он не смог, а потому припал на бок, пытаясь унять боль. Ему явно стало хуже, кашель сделался непрерывным. Тимур заставил его проглотить таблетку обезболивающего и по глотку напоил раненого чистой водой. Димка задышал ровнее, приободрился.

– Значит, вернулся… Зачем?

– Скучно стало без тебя…

Приятель усмехнулся и закряхтел:

– Теперь ты настоящий противец, Тимур Лютый.

– Я сам по себе. – Тимур вынул упаковку колбасы. – Ешь.

Откуда только сила взялась. Дохлик вонзился зубами в пластик, рванул и, чавкая, принялся уплетать нарезку. Ел с аппетитом, переходящим в восторг.

Там, в Далёке, они понятия не имеют, какое это счастье – вот так жрать. Им не понять это наслаждение. Потому что наслаждение они могут купить, а не вырвать зубами. От этого наслаждение безнадежно портится. Во всяком случае, на вкус Тимура.

Страстно облизав упаковку, Димка засунул ее в стопку книг.

– Сбо… – только и смог выговорить.

– Ну, брат, жив и сыт, рассказывай, что тут случилось.

– Как только Чингиз отпустил всех глаб… – начал Дохлик, но был перебит:

– Откуда известно?

– Все говорят. – Димка удивился такому простому делу. – Его видели, в Треугольнике за каждым камнем глаза или уши, ты же знаешь. Да и кому под силу такое.

– А Глас про меня?

– Так это он же и пустил!

– Ладно, дальше…

– Стряслось обжорство, мясца было вдоволь.

– Видел, дальше…

– Когда мясцо кончилось, все поняли, что еды больше нет. И тогда началось…

– Да не тяни же резину! – не выдержал Тимур.

Дохлик поморгал в пустую оправу и продолжил:

– Старый закон исчез, каждый стал добывать еду как мог. Началась охота всех на всех. Никто не ждал Ночи, а шли за едой, когда подступал голод. Брали мясцо и сцеживали Тёплу Водицу. Даже лужники взялись за палки. По улице стало не пройти. Еда стала единственной целью жизнью. Все логично.

Солярка горела с чадом, над пламенем плясал черный дымок. Радость возвращения истощилась, а сомнения выползли жирными червяками.

– Что же теперь будет? – тихо спросил Тимур сам себя.

– Скоро все кончится, – отозвался Дохлик.

– Почему?

– Все друг друга отпустят. Никого не останется.

– Иди ты, знаешь куда…

– Тебе есть куда идти, а вот остальным деваться некуда. Если ты нашел выход один раз, найдешь его снова. Но только ты.

– Не волнуйся, по знакомству покажу тебе Закройщика.

Дохлик усмехнулся и подавился кашлем:

– Знать Закройщика – еще не значит получить выход. Простая формула. Ты можешь уйти. Может быть, прямо сейчас. Используй свой шанс.

– А ты?

Друг отвернулся, подобрал книгу, развернул и тут же отбросил:

– У нас одна надежда…

– Глабы мясцо разведут?

– Их больше нет. Последних глаб съели.

– Жаль тёток… Так о чем ты?

– Темнец. Если спасет всех, как обещал.

– А что, он может обмануть?

– Темнец не обманет. Но его могут отпустить противцы. Он и так чудом спасся из огненной ловушки, которую они подстроили.

– А ты зачем меня обманул?

Димка с удивлением уставился:

– Обманул?

– Тот тип, с которым ты свел, – это ведь не Темнец? Ведь так?

Сытость – великая сила, способная открыть любую правду. А она оказалась такова: Димка действительно Темнеца никогда не видел, но вот его ближайшего помощника Калошу знал. Наверняка Калоша приведет к Темнецу, раз Тимур вернулся. Почти наверняка.

Из баула Тимур извлек небольшой, но туго набитый рюкзачок, закинул за плечи и попросил спрятать остальной груз в надежном месте, да хоть зарыть под книгами.

Дохлик встревоженно следил за приготовлениями:

– Куда ты? Там же опасно…

Тимур поправил лямки:

– Отсюда – ни ногой, жди, когда вернусь. Подопри дверь, стукну три раза, потом еще два, тогда откроешь. Понял?

Дохлик согласился.

– Где может быть Калоша?

– Видели его в цехе глаб.

Он так и думал. Коптилка проводила до двери и осталась у порога.

7-й до Эры Резины

Кованую вывеску «Мясцо. Потрошки. Мозгочки» повергли в пыль. Дверь болталась на одной петле, натужно скрипя от порыва ветра. Опасность пока не высунула гнилую пасть, тихо и пустынно. И по дороге не пришлось вступать в рукопашную. Пока везло.

Тимур нырнул в проем цеха и отшатнулся, упреждая внезапную атаку. Гулкое эхо ответило топоту подошв. Присел, ожидая нападения отовсюду, но, приглядевшись, был разочарован: от величия глаб остались лишь разбросанные фартуки. Грозные шестоколы, сломанные и целые, валялись на бетонном полу бесполезными палками. Резиновые коконы покоились сдутыми. И лишь чугунные колонны торчали, как памятники кровожадным, но добродушным толстухам. Повсюду гулял сквознячок.

– Калоша, – тихо позвал пришедший. – Ты здесь?

Эхо раскатилось и вернулось ни с чем.

Тимур перестал скрываться. Осенило странное желание: еще разок коснуться знакомых цепей.

Издалека казалось, что с потолков тянутся лианы или худые змеи, так по-живому они шевелились. Но в вблизи плетение звеньев теряло загадочность. На порыжевшем металле проступали глубокие раны, разъеденные кровью, кандалы сонно зевали отпертыми замками.

Погладил цепь. Все-таки добрая память о глабах.

– Что ты решил?

Тимур развернулся с замахом шарика. Но Калоша не шелохнулся. Чудик здорово преобразился. Вместо вороха лохмотьев – зеленый плащ химзащиты, дурацкий тюрбан сменила выцветшая пилотка, из-под которой выглядывал чуб с белой отметиной. Даже руки за спину заложил.

Помахав для привета кулаком с мячиком, Тимур вышел из света.

– Что ты решил?

Как будто расстались минутку назад на полуслове, и вот теперь дружеский разговор, к взаимному удовольствию, продолжается. Не было и намека на мрачную угрозу окончательного выбора, Калоша как будто интересовался: так чем же дело кончится? Он не мелочился на: «зачем ты вернулся» и «как узнал мое имя».

– Могу спросить? – Тимур вдруг почувствовал себя школьником, не хватало только руку поднять. – Когда я увижу Темнеца?

– Как только примешь решение. Считай, что говоришь как с ним.

– Ты сказал, что плата за счастье – удовольствие. Что это значит?

Калоша поклонился, как бы благодаря:

– Вопрос хороший. Но ответ найдешь сам. Темнец лишь поможет тебе. Когда сделаешь свой выбор.

– Не понял…

– Темнец может указать путь. – Калоша укрыл руки в карманах плаща. – Что там, в конце – должен узнать сам.

Подобрав резиновый кокон помягче, Тимур уселся на него, скрестив ноги. Калоша последовал его примеру. Между ними было метра два, достаточно, чтобы заметить опасное движение. На всякий случай мячик Тимур из руки не выпускал.

– Ты вышел в Далёко. – Калоша вздохнул с грустью. – Почему вернулся?

– Там нечего делать.

– Надоели стандартные развлечения среднего класса?

– Со мной что-то случилось.

– Нет, ты выздоравливаешь.

Тимур изобразил глубину удивления.

– Все, что находится за стенами Треугольника, все Далёко до скончания горизонтов, заражено безнадежной болезнью. Имя ему – удовольствие, – уверенно сказал Калоша. – Люди хотели построить лучший и справедливый мир, но соорудили ферму, в которой каждый намертво приделан к поилке удовольствий. Люди не заметили, как стали дойными коровами, производящими деньги за удовольствия. В них вливают удовольствия, а из вымени их струится молочко денег. Вот и все. Получив все блага и счастья, о которых еще сто лет назад невозможно было и мечтать, человечки превратились в коров, годных лишь на мясцо. Так говорит Темнец…

Тимур невольно согласился.

– Там можно жить, если ты готов раскрыть пасть и вливать в себя потоки удовольствий. – Калошу брезгливо передернуло. – Но стоить оторваться от поилки, стоит протрезветь, попав в Треугольник, и что ты видишь? Ты видишь, что те, кто считают себя людьми, на самом деле – животные, кормящиеся удовольствиями. Они не знают истиной цены глотку воды, капле крови, куску свежего мясца, крошке хлеба. Все это они могут купить в любом количестве. Даже мерзкий лужник может в Далёке купаться в удовольствиях. Разве не так?

Чтобы уж совсем не согласиться, Тимуру пришлось пробурчать что-то отрицательно-невнятное.

– Удовольствия заменили счастье, – продолжил Калоша. – Но скоро все изменится. Ты можешь опять стать самим собой, а не животным для удовольствий. Ты можешь стать новым варваром. Вот что предлагает тебе Темнец. Тебе нечего терять, кроме ярма удовольствий. Впереди – огромное счастье и Треугольник, принадлежащий новым варварам. Поэтому Темнец спрашивает: что ты решил?

Окутал странный жар, и Тимур сорвал шлем:

– Я хочу знать: почему противцы стремятся его отпустить?

Калоша благосклонно поклонился:

– Только Чингиз и его люди могут выходить в Далёко. И только они могут возвращаться обратно. Они боятся потерять свою власть над Треугольником. Ведь они приносят сюда контрабанду удовольствий: еду, бытовые мелочи, чистую воду. Они хотят по-прежнему управлять, а Темнец хочет освободить всех – от последнего лужника до месреза, сбросить цепи удовольствия и дать каждому счастье. Чтобы помешать Темнецу, они опустили всех глаб, надеясь голодом подчинить остальных. Им нельзя верить, они всех готовы отправить в западню. Что ты решил?

– Но как…

– Все, что тебе нужно знать сейчас – ты уже знаешь. Что ты решил?

– А если я откажусь?

Калоша пожал плечами:

– Ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не разбрасывал. Будешь охотиться или уйдешь обратно в Далёко. Это твое дело. Что ты решил?

Тихо позвякивали цепи, с улицы долетали смутные шумы, похожие на крики. Где-то там идет охота Чингиза и его команды, где-то среди улиц бродит Машка – грозный Салах. Она хотела, чтобы Тимур открыл в себе дикого зверя, а Калоша предлагает стать новым варваром. Велика ли разница? Во всяком случае, так уверенно счастье еще никто не предлагал. А удовольствиями он и правда сыт. Остается лишь Машка… А Машка простит или пойдет за ним. Выбора действительно не осталось. Да и не нужен выбор.

Натянув шлем, так что кожаные хлястики скрипнули, Тимур поднялся, оправил ремни и сказал:

– Передай Темнецу: пополнение прибыло.

Подскочил Калоша резво:

– Ты выбрал правильно.

– Надеюсь, счастье Темнеца – не кидалово.

– Узнаешь сегодня Ночью.

– Заметано.

– Но прежде ты должен принять вот это… – Калоша протянул матерчатую суму на лямке, в которой что-то пряталось. – Дар Темнеца.

6-й до Эры Резины

Сумерки затопили ржавые крыши и тенями стекли вниз. Цеха погрузились во мглу. Схоронившись за руиной, Тимур ждал.

– Ночь спущена! – пронесся Глас. Охриплый, но дело свое не бросил.

Откуда-то слышались шумы и крики, но вокруг было пустынно. Хрустя каменной крошкой, Тимур направился к возвышавшейся громаде. В темноте Башня, которую Калоша называл Башней Вождя, казалась неодолимой вершиной. Представить, что на такую верхотуру придется лезть в темени, было боязно. Но отступать, понимал Тимур, уже поздно…

Кое-как одолев старую кочегарку, больно обо что-то треснувшись, Тимур добрался до пролома в основании трубы. В камни въелся запах гари. Высоко над головой торчала дырка неба: по тучам прыгали отсветы города, расплывчато блеснули звезды.

Пролезть дальше с рюкзаком оказалось невозможно. Тимуру пришлось оставить его на куче битого кирпича, но холщовая сума с даром Темнеца болталась на шее. Нащупав металлический поручень выше головы, Тимур ухватился. В ладони осталась сыплющаяся крошка, железо проржавело до хлипкости. Другой поручень он поймал в прыжке и торопливо уперся носками сапог в кирпичи. Одолев первый рубеж, Тимур почувствовал, что лезть стало проще. Поручни хоть и дрожали, рискуя вывалиться, но позволяли подниматься вверх.

Руки сводило, тек пот, заползая в глаза и ноздри, подло щекоча и терзая, и не было никакой возможности смахнуть его. Пространство сужалось, оставляя все меньше воздуха. Но ровный круг над головой расширялся.

Где-то на середине пути он выжал последние силы, перехватил железку под локоть и завис между небом и землей. Нужна передышка. Тимур не вдыхал, а сопел и потому не сразу разобрал странные звуки, но, когда угомонился, услышал: в Башне выл несмолкаемый гул, как в раковине морской прибой. Звук манил остаться и раствориться в нем, суля отдых и блаженство. Все будет хорошо, закрой глаза и нырни в мой поток, нырни, нырни…

Проорав в пустоту все матерные завороты, какие выучил в детстве, Тимур наддал с удвоенной злостью. Скоро задел плечами другую стенку и ощутил порыв свежего ветра. Еще несколько усилий. Последний штырь вырвался из кирпичной кладки и остался в кулаке. Тимур рванул отчаянно и успел схватиться за кирпичный край. Снизу долетел стук упавшей железяки.

Перекинув ногу, он уселся на горловине Башни как плохой наездник, сильно сжав меж коленей кладку. В задницу впились острые сколы, но пошевелиться было страшно.

Ночной город лежал огненной картой. Улицы были залиты лавой машинных фар под гирляндами фонарей. Их отражения плясали в черной мгле канала. Текла обычная жизнь, скучная и примитивная, с мелкими проблемками и большими кризисами, с заботами и удовольствиями. Мир был уверен в своей незыблемости. И не догадывался, что творится у него под брюхом.

Ветер легонько толкнул, Тимур вцепился в кирпичный край. Надо же, он не думал, что так трудно будет на высоте, просто панически страшно. Конечно, Калоша предупреждал, но чтобы он, сноровистый пацан, не мог от страха пошелохнуться – такого Тимур не ожидал. В Греции со скал в море прыгал, с балконов сигал, летать не боялся, а тут – паника, столбняк. Он набрал воздух под завязку, разжал пальцы и медленно выпрямился. Если уж решил стать новым варваром, надо сделать все так, как просил Калоша. За ним ведь никто не следит, просто надо преодолеть себя.

Кое-как привыкнув к равновесию, Тимур закрепил победу, разведя руки «самолетиком». Страх и вправду попятился. Стало значительно легче, Тимур даже посмотрел вниз. Отсюда завод казался мертвым морем, на его поверхности вспыхивали огоньки и тут же гасли.

Пора. Из матерчатой сумки Тимур достал предмет, который болтался и бил его по животу весь подъем, изрядно мешая: стеклянная банка, в каких заботливые бабушки закручивают на зиму компоты. Только внутри хлюпала белесая жидкость. Резиновая обертка с горловины слетела, в нос ударил резкий запах: так пахло в обувных мастерских.

Испить до дна. Как велел Калоша.

Справившись с отвращением, Тимур высоко поднял стеклянный кубок, чтобы прокричать ветру и Ночи, как было велено:

– Я Тимур Лютый! Прими меня, мать-резина!

Край банки коснулся губ, в нос шибануло еще резиновей, Тимур задержал дыхание…

Дальше…

На той стороне Башни Вождя кто-то сидел.

Тимур сощурился и обнаружил проводника в форменной тужурке, того самого, что выяснял про галоши, которые Тимур никак не мог подобрать по размеру. Проводник оказался неробкого десятка, он сидел на краю каменного колодца как на стульчике, плотно сцепив руки на коленях. Страх Тимура сжался в комочек и закатился в дальний уголок. Стало легко и свободно. Не страшна высота, и эта Башня, и весь Треугольник, раз рядом Проводник. Проводник не в смысле живца, которому для вторичного попадания в Треугольник нужно снести голову, а Проводник с большой буквы.

Тимур перекинул ногу на другую сторону и широко расправил руки. Столько силы было в нем, что он мог бы лететь и лететь.

– Занят? – как бы про себя спросил Проводник.

– Погода отличная, и ветер попутный! Полетели? – Тимур счастливо улыбался.

– Старая труба кочегарки.

– Ага, помню.

– Хочешь отпустить себя?

– Нет, я теперь свободен.

– Знаешь, что делать?

Снизу донесся отчаянный визг, будто на прочность проверялись свежие тормоза. Тимур повел глазами и заметил, что у стены ближнего цеха мечутся факелы, стягиваясь полукругом. Виднелись тела в резиновых безрукавках. Огни поймали кого-то в ловушку: к стене отступала одинокая тень, к которой тянулись колья. Взмах, и по факелам пронеслись круглые молнии циркулярных пил. У загнанного, как мог увидеть Тимур, оказался плащ под цвет стен и короткие черные волосы, был он худ, но проворен, и лишь число окруживших его не позволяло вырваться. Махобой еще бился, но скоро ему уже не взлететь.

Проводник куда-то делся, видно спустился незаметно. Тимур обнаружил, что растопырился над дыркой трубы, вися на четырех конечностях и с задом, болтающимся в пустоте. Кирпичные сколы впивались в члены, по куртке расползлись беловатые потеки, но банку Тимур сжимал крепко. Засунув драгоценность за пазуху, он медленно опустил ноги, удерживаясь изо всех сил. К счастью, сапог нащупал штырь лесенки. Осторожно перевернувшись, Тимур обратился лицом к закопченной кладке.

Спуск помнил плохо. Замедленное падение под хруст железа и камня, вот он срывается, кое-как успевает зацепиться и падает дальше. Зато героически быстро. Оказавшись на земле и подхватив рюкзак, Тимур рванул к огонькам.

Лизнецы так увлеклись легкой добычей, что забыли осторожность. И когда беда обрушилась черным мячиком, осталось им лишь пуститься врассыпную. Те же, кто не мог, отползали в панике.

Свирепствовал Тимур недолго и обнаружил безоговорочную победу. Враг бежал, оставив на поле боя коптящие факелы.

Спасенная выронила махобой, съехала по стенке и спрятала в ладошках личико. Неужто плачет?

– Как ты? – прохрипел Тимур.

Ответом был лишь всхлип.

– Маш, что с тобой? Тебя ранили?

Упрямая девица мотнула грязными волосами.

– Вот это да! Грозный Салах ревет… – Тимур сел на корточки. – Машунь, все кончилось, хочешь шоколадку?

Машка предъявила один глаз, да и тот сухой:

– Ты испил?

– Что?

– Дар Темнеца.

– Нет…

– Врешь.

– Да о чем ты вообще говоришь? Я тебе спас!

– От тебя запах.

– Какой запах? В дерьмо какое-то вляпался, пока к тебе бежал.

Сочно утерев локтем нос, Машка перестал вздрагивать, как выключили.

– Прости меня, Тема, – попросила она жалобно.

Тимур еще хотел умилиться, за что это дуреха просит прощения, конечно, он простит и готов прямо сейчас прижать ее к груди своей, утопить в поцелуях и все такое. Но этого счастья ему не досталось. Слишком поздно заметил. А когда оглянулся – напротив выстроились полукругом четыре силуэта с махобоями на изготовку. Не успеет он замахнуться, как укоротят на голову. Прав был Калоша: нельзя противцам верить. Машка сыграла приманку, хорошо, надо сказать, сыграла, отчаянно.

Чингиз повел махобоем:

– Будь покорным, пришлец, и мы отпустим тебя быстро. Нам не нужно твое мясцо и Тёпла Водица.

Тимур поправил съехавший летный шлем и крикнул из последних сил:

– Меня зовут Тимуром! Понял, гад! Всех не отпустите! Расплата близка!

Окружившие переглянулись, но ничего не произошло. Чингиз ритмично раскручивал резину:

– Ты отравлен ядом Темнеца. Отойди с миром. Молник против нас бессилен.

– Сейчас узнаем, – пообещал Тимур.

Неуловимая команда запустила махобои, и они завертелись пропеллерами, образуя щиты летающих лезвий.

Тимур беспечно позабыл про подругу: а ведь стоит ей взмахнуть своим оружием, как все будет кончено. Но грозный Салах застыл на корточках, скрыв лицо.

– Поцелуй на прощание!

Машка не шелохнулась.

Тимур прицелился в ближнего.

Из переулка донесся странный звук. Он нарастал стремительно, как сорвавшаяся лавина, но что приближалось, понять было невозможно: вроде глухой топот. Противцы замерли.

Вырвался темный ураган и понесся стеной на них. И был он не из песка, дождя или снега. Тельца в резиновых безрукавках подпрыгивали на прямых ногах, взлетали, падали и опять отскакивали. Как будто опрокинулся грузовик с резиновыми мячиками.

Лавина обрушилась. Тимура подхватили, он вознесся, успев заметить, как Чингиз резко уменьшился, и тут же исчез из виду. Перед глазами с бешеной скоростью пролетали стены и крыши, а желудок испытал взлеты и падения, как в обезумевшем лифте.

Он расслабился и покорно отдался потоку. Главное – цел.

5-й до Эры Резины

Волна прыгунов неслась и неслась вперед.

Вскоре прыжки сократились, и подошвы Тимура ударились о твердь. Тимур кое-как встал на ноги и обнаружил, что доставлен к знакомому месту.

В распахнутые ворота втягивался хвост гигантского змея, с чешуей из покорных спин. Пришли все, кто обитал в Треугольнике: лужники, лизнецы, мрачные живцы, были и такие, кого Тимур видел впервые, согнутые и прямые, скорченные и в силе, в резиновых плащах и полуголые. Они тянулись нескончаемой очередью, топчась и мелкими шажками продвигаясь вперед. А там, в глубине, пылали огни, отбрасывая оранжевые блики.

По толпе пробежал шорох, на Тимура оглядывались, расступаясь и открывая ему дорогу. Шепот несся из уст в уста:

– Тимур… Тимур Лютый… Лютый…

Пальцы Тимура по-прежнему сжимали черный мячик.

Спрятав вспотевшее оружие, Тимур для чего-то поправил перемет холщовки и пошел вперед.

Пустой цех был полон. В полумраке коптящих факелов жались к стенам молчаливые обитальцы. Дальше вповалку грудились тела многих лизнецов и живцов, умаялись, наверное, за день, теперь отдыхали. Посредине на сбитых козлах возвышалась бочка, из днища которой тянулся резиновый шланг, рядом стоял Калоша. Он приветливо распахнул объятия:

– Вернулся!

Тимур возвратил суму хозяину. Внимательно осмотрев отбитое дно банки, Калоша спросил:

– Испил влагу, как должно?

Пришлось заверить, что проглотил все до капли, даже выскреб со дна.

– И уцелел на Башне Вождя! – отбросив поклажу, Калоша обнял Тимура, но при этом незаметно обнюхал. И остался доволен.

– Это великая Ночь! – радостно объявил он. – Сегодня ты пришел к великой Резине. Темнец верил, что это сбудется. Он знал, что ты встанешь рядом. Скоро ты узнаешь, какими силами наделила тебя великая Резина.

Калоша крепко прижал к себе и похлопал по спине. Тимур снес бурную радость терпеливо:

– Где Темнец?

– Еще не время, скоро ты увидишь его. Что еще хочешь узнать?

Выбор был невелик, больше всего хотелось понять, что за товар куплен такой ценой.

Калоша поманил, и к нему торопливо подбежал торбник. Тот самый богатенький бедолага, купивший воду у Тимура и разодранный дружками. Выглядел доходяга вполне сносно, хотя держался кособоко, но сомнений не было: полноценно жив.

Откуда-то появилась металлическая струна, Калоша раскрутил и с размаху хлестнул торбника как плеткой. Отвалился приличный кусок плеча с левой рукой. Но Калоша не успокоился и отсек голову, а затем и половину туловища. Вместо торбника осталась пара ног, да и та пала. На срезах отрубленных кусков собралась густая чернота.

Скрутив струну, Калоша подмигнул. Подбежали два лизнеца и прытко сложили куски тела как конструктор, оставив приличные зазоры. Калоша нацедил белесую жидкость из бочки прямо в ладонь, склонился над обрубком головы и тщательно промазал изнутри. Лизнецы приставили голову торбника к плечам его и крепко сжали. Далее приделали руку и соединили туловище, так что торбник в целом собрался.

Облизав ладони, Калоша пихнул сапогом клееного:

– Вставай, чего разлегся.

Торбник дернулся, подобрал ноги, кашлянул, перевернулся на колени и, отклячив зад, медленно поднялся. Бедолага вздрагивал и ежился, как в новой одежке не по росту.

– Цел? – строго обратился Калоша.

– Благодарен, – прогнусавил торбник, поклонился и поплелся прочь.

К бочке теснились пришедшие, у резинового шланга вставали на колени. Управлявший лизнец открывал зажим – в ладони текло желтоватое месиво. Получивший жадно его слизывал, шатаясь, отходил и падал к другим, приходившим в себя.

– Это и есть счастье новых варваров? – спросил Тимур.

– Что испытал ты на Башне? – в ответ спросил Калоша.

Вдаваться в детали было ни к чему, мало ли что там было, а потому Тимур туманно проговорил:

– Выпил, в голову ударило, очнулся уже внизу.

– Только великий… то есть исключительный, смог бы уцелеть на Башне Вождя, приняв дар великой Резины. Темнец в тебе не ошибся.

– Отлично… Так в чем тут счастье?

– Принимая дар, ты полностью становишься другим, уж поверь мне, – Калоша посматривал за очередью жаждущих. – Она проникает внутрь и замещает кровь, мышцы и кости, а значит, избавляет от человеческих слабостей, за которые нас держат удовольствия. Вскоре тебе не надо будет принимать пищу и воду, ты забудешь о голоде, ты станешь нечувствителен к боли и сможешь совершать со своим телом подвиги, недоступные олимпийским чемпионам. Ты будешь прыгать выше всех, бегать быстрее всех и растягиваться, как резина. И ты станешь неуязвим. Ты видел, что даже глупого торбника нельзя убить. Тебе больше не нужны деньги и кредиты, модные вещи и одежда, успех и карьера, элитные курорты и закрытые вечеринки. Ты забудешь о страданиях секса. Возможно, ты станешь бессмертным, даже Темнец не знает, мы еще в начале познания того, что сулит дар великой Резины. Она дает тебе счастье не страдать от недостатка удовольствий. Приняв Резину, ты станешь новым варваром, потому что станешь собой. Свободным и счастливым. Перед тобой весь Треугольник, и он будет твой. Как тебе такое будущее? Разве это не подлинное счастье. Разве обманул Темнец?

Вообще-то Тимур представлял счастье немного по-иному, во всяком случае, часть его пока еще скрывалась в Машкином теле, пусть даже побитом и вонючем. Но с этой бедой он как-нибудь справится, все равно лучше, чем в Далёке или под махобоями Чингиза.

– И долго надо пить дар, чтобы стать новым варваром?

– Потребуется время. – Калоша подал кому-то знак. – Скоро почувствуешь, какими гибкими становятся члены и как отступают голод и жажда.

– Что будет с Чингизом?

Калоша преобразился, глаза его расширились, как в припадке, а сжатые кулаки мелко задрожали:

– Великое Отрезвление началось! Весь Треугольник пришел к Темнецу! И ты, Тимур Лютый, – с нами! Сегодня их история закончится. Начинается наша!

Скрытое бешенство остыло так же внезапно, как вспыхнуло, он снова стал прежним, скромным и улыбающимся, словно извиняясь за несдержанный порыв.

– А если… – Тимур запнулся, потому что заметил, как к бочке припадает Бонни, лакает и валится без чувств.

Темнец дружески похлопал по рюкзаку:

– Не беспокойся, справимся…

– Их отпустят?

– Конечно, нет. Они тоже примут дар великой Резины.

– Не думаю…

– Темнец не обманет. Это случится сегодня, до окончания Ночи… Тебе пора отдохнуть. Выбери любое место и спокойно вздремни, телу надо впитать дар великой Резины, первый раз всегда тяжело. Теперь ты можешь не бояться – никто не прикоснется к соратнику Темнеца. Ты – под защитой Резины. Завтра Темнец встретит тебя.

Калоша похлопал нового варвара по плечу и скрылся в глубине цеха.

Очередь страждущих терпеливо ждала. Густо витала вонь сапожной мастерской. Те, кто испил дар, пребывали в блаженном бесчувствии. Кажется, они были счастливы.

Тимур почувствовал такую усталость и лень, что справиться с желанием упасть и закрыть глаза пришлось одним способом: затянуть потуже лямки рюкзака и выскочить в Ночь.

Около ворот толпился хоровод обитальцев, в нем промелькнуло испуганное лицо Дохлика, который таки покинул свой пост. Сейчас друг был ни к чему.

Тимур слишком торопился.

4-й до Эры Резины

С крыши высокого цеха было видно очень далеко. Тимур осознал вдруг, что отчетливо видит в темноте. Вернее, не видит, а понимает, что там происходит. Словно обитальцы рисовались в черноте серыми контурами. Наконец, заметил то, что искал: на площадке между трех цехов началась заваруха. Вот туда он и поспешил.

Спины лизнецов плотно теснились друг к дружке, стая, окружив жертву, работала споро, секла и колола. Их было слишком много. Тимур выхватил черный мячик и не мог выбрать, с кого начать, а потому заорал:

– Я Тимур Лютый! Прочь!

Мордочки, перекошенные злобой, обернулись.

– Вон, отродье! Он мой! – Для наглядности Тимур швырнул мячик в подвернувшийся лоб. Стая прыснула врассыпную. И хоть было их предостаточно, чтобы затоптать, но страх перед напарником Темнеца был слишком велик. Нападавшие попрятались в тени корпусов, на перекрестке остался один.

Тимуру показалось, что Чингиз завел руку за спину, чтобы ловчее орудовать махобоем, но, шагнув ближе, он увидел вместо плеча срез. Отсеченная конечность валялась в пыли. Сладостно пахло Тёплой Водицей.

Истекая кровью, Чингиз держался прямо:

– Что ж, пришлец лютый, торжествуй…

Тимур спрятал в руке мячик:

– У меня есть бинты и обезболивающее. Дойти сможешь?

Чингиз скривился от боли:

– Лучше ответь: выпил дар?

– Нет.

– У тебя запах.

– Размазал по куртке.

– Неужели провел Темнеца?

– Так как-то вышло…

Чингиз стал медленно падать вперед, но устоял, отказавшись от опоры предложенной руки:

– Значит, есть надежда…

– Где Ма… Салах?

– Их было слишком много, ты видел, они разорвали строй… Могу просить?

– Конечно…

– За других не боюсь, они справятся. Спаси сестру…

– Кого? – искренно не понял Тимур.

– Машку. Она тут поблизости. Я не смог прорваться. Прости…

– За что?

– Хотел тебя отпустить, так было надо. Она тебе объяснит…

Дернув Тимура за шиворот, Чингиз раскрыл ладонь:

– Передай это ей… Меня Павлом звали… Прощай…

Засунув в карман мелкую железку, на которую он даже не взглянул, Тимур бросился выручать грозного Салаха.

Стая лизнецов окружала противца ужасного с голодной охоткой добить и разделать, Тёпла Водица да мясцо манили.

Теперь Чингиз точно не достанется великой Резине.

На соседней улице было не протолкнуться от зрителей. Зрелище того стоило. Ловко уклоняясь от махобоя, Клайд раз за разом наносил точные удары цепопиком. Циркулярные пилы еще справлялись с атакой цепей, но с каждым взмахом слабели. В этот раз поединок был понятный и жестокий. Совсем немного, и месрез возьмет реванш.

Лизнецы покуда не вмешивались, обступили, с хищным наслаждением следя, но появление соратника Темнеца встретили почтительным отступлением.

А вот Клайд увлекся разящими прыжками и не учуял опасность. Улучив момент, когда прыгающая тварь приземлится, Тимур опробовал альпийский топорик. Вышло неплохо. Шлем месреза, под которым пряталась симпатичная, хоть и злобная девчонка, треснул грецким орехом, извергнув густой поток бурой жижи. Видимо, Клайд еще не стала новым варваром до нужной кондиции. Но проиграла достойно: шмякнулась, не выпустив поникший шест.

Как раз вовремя. Колени героического Салаха подкосились, оружие выскользнуло, и Машка свалилась ничком.

Возня голодных обитальцев затихла.

По-хозяйски взвалив худенькое тельце на плечо, Тимур подобрал махобой, для наведения ужаса покрутил им перед синеглазыми мордами и не торопясь пошел прочь.

Нагонять победителя не посмели.

3-й до Эры Резины

Железная дверь ходила ходуном, но открывать ее не спешили. А когда наконец в ней лязгнуло и отворилась щель, показался топорник – ночных гостей встречали радушно.

– Впусти, Салах ранен, – как мог вежливо попросил Тимур.

Вкл осмотрел ношу и, распахнув ворота, хмыкнул:

– Что, теперь твоя проблема?

Машку положили на лавку. Своими силами она вряд ли выкарабкалась бы, на теле живого места не найти. Бой был страшным. Даже стальные пилы ее оружия погнулись как фольга.

Тимур отказался от помощи близнецов, хоть и не родственников, и справился запасами рюкзачка: обработал раны, забинтовал буйную головушку, которой досталось больше всего, и заставил проглотить лекарства.

Лечение подействовало, Машка перестала стонать и забылась тревожным сном, вздрагивая и постанывая.

Тимур кинул близнецам упаковку колбасы:

– Спасибо, что приютили. Мы переждем Ночь.

Здоровяки переглянулись и вышли. А вернулись с галошами.

– Надевай, – кинул первую Вкл.

– Заслужил, – добавил вторую Выкл.

Галоши были новенькие, блестящие и оказались сапогам впору. Тимур поскрипел обновкой и спросил, что это значит.

– Ты нашел выход, – ответил Вкл.

– И вернулся, – сообщил Выкл.

– И что теперь? – не понял награжденный.

– Будет, как должно. Ты же видел, когда клеек нюхнул.

Братцы заржали, но осеклись, застеснявшись спящей.

– От тебя пахнет. Ты принял дар резины?

Тимур отверг подозрения и счел, что самое время кое-что выяснить:

– Почему Чингиз ненавидел Темнеца?

Вкл дозволил откровение.

– Старые обиды, – он почесал пузо. – Темнец был проводником Чингиза, ты понимаешь, что это значит. Но каким-то чудом выжил и попал в Треугольник.

– И что?

– Где-то, может в Дальних цехах, он нашел запасы резинового клея. Мы-то ему ничего не варили…

– Так значит дар Резины это… – начал было Тимур, но Вкл опередил:

– Оно самое.

– Когда нюхаешь – клей Откровения. Но стоит попробовать… – Выкл зажмурился и охнул. – Такие дела… Хотя мы думаем, Темнец в него что-то намешивает. Иначе у него бы не вышло.

– А я ему зачем понадобился?

Ответ где-то потерялся, близнецы даже не родственники внезапно оглохли. Вкл почесывал шею, а Выкл занимался ногтями, счищая засохшие комки клея.

– Эй, парни, чего заткнулись?

Вкл поманил напарника, они пошептались, кажется, Выкл не соглашался, но старший его уговорил.

– Скажем, но ты должен сразу забыть, – хитро сощурившись, предложил Вкл.

Тимур только плечами пожал: бред какой-то.

– Такое дело вот… – начал Вкл.

– …много Ночей тому был Глас… – подхватил Выкл.

– …не простой, а вещий…

– …все сразу поняли…

– …глас донес, что…

– …явится некий пришлец…

– …который решит участь всех.

На лицах варщиков сияли самодовольные улыбки. Но Тимур не понял:

– Это как?

– Понятия не имеем, – сознался цветущий Вкл. – И никто не знает.

– Темнец приказал месрезам хватать всех пришлецов. На всякий случай.

– Да и Чингиз подстраховался…

До сознания Тимура стало доходить, в какой переплет он попал. Нет, конечно, он не тот, кого ждал Темнец. И Чингиз ошибся. Тогда он случайно свалился в Треугольник. А теперь вернулся совсем за другим. Ошибка вышла. Он не хочет решать участь всех. У него просто нет сил. Только ведь собрался стать новым варваром – и опять обман.

Тимуру срочно требовалось выяснить у близнецов даже не родственников еще много чего, но восстала бледная Машка и приказала слабым голоском:

– Чего расселся, уходим… – И все же добавила мягче: – Идем, Тимур.

2-й до Эры Резины

Ночь медленно отступала за горизонты завода и дальше – за черту города. Невидимая снизу, крыша цеха Полетов упиралась в соседнюю, выкроив потаенную впадину, лощину, закрытую от ветра и любопытных взглядов. Добравшись до укрытия, Машка повалилась на рыжую жесть.

– Здесь переждем, – сообщила она, тяжело дыша. Благодарность за исцеление ран и спасение на поле боя, видимо, приберегалась на потом.

Тимур предложил Машке свои колени как подушку, но в этот раз гордая девица отказалась.

Среди улиц вспыхнул неясный шум, быстро приближаясь.

– Темнец Великий Чингиза отпустил! – донес Глас и понес весть во все уголки Треугольника.

Как будто не услышав, Машка подобрала ноги и накрылась плащом:

– Отдай махобой.

Тимур не любил спорить с женщиной, а тем более – с раненой.

Тронув гнутые пилы и дернув резиновый шланг, она отшвырнула оружие и затряслась, но слезинки не проронила, Чингиз был оплакан насухо.

Что делать: утешать или ждать, когда отгремит? Как всегда, оборвав истерику нежданно, Машка шмыгнула и хмуро спросила:

– Что показал тебе клей Откровения?

– Подслушала? Как нехорошо…

– Отвечай, пришлец.

– Я не пришлец… Там был тип в форме Проводника.

– Дальше.

– Он отдал свои галоши мне.

Машка присмотрелась, словно проверяя – не врет ли, и поверила:

– Ты должен был сразу сказать.

– Что бы от этого изменилось?

– Стал бы с нами.

– Спасибо, не надо.

– Это почему?

– Да хотя бы потому, что Чингиз глаб отпустил.

Ребром ладони она потерла глазницы и заявила:

– Чингиз их не отпускал.

– Это он Глас пустил…

– Нет. Я бы знала… Ты правда чист от резины?

Наверное, надо было сказать, что это до конца неизвестно: чист или не очень – это большой и темный вопрос, что делать, так получилось. Что было на Башне Вождя? И чего не было? Проводник его знает.

– Я не помню, – сознался Тимур. – Сейчас это так важно?

– Да ведь ты… – Кажется, Машка готова была расколоться, выложить что-то интересное, но, как всегда не вовремя, передумала и спросила: – Почему ты выбрал молник?

– Сама наставляла: бери, что удобно. – ответил Тимур. – Мячик мне понравился. Это тоже плохо?

Машка промолчала и демонстративно отвернулась. Понимай как знаешь.

Свет осеннего утра вползал на крыши Треугольника.

– Ночь ушла! – прокричал Глас и разбежался по неведомым тропам.

Тимур придвинулся ближе к Машке:

– Скажи, ради чего все это? Только честно.

Машка фыркнула:

– Мало тебе? Опять? – И вдруг добавила: – Не время, после.

Может, Тимур поспорил бы и настоял, но люк откинулся, в дырку высунулась голова Кортеса. Противец замер, не зная, что делать.

– Свой, – крикнула Машка.

За Кортесом объявились Батый и Мика. Следы ночных боев разукрасили их щедро, но они были живы и даже не сильно ранены, так, царапины да кровоподтеки. Троица расположилась в некотором отдалении. Повисла тягостная пауза, какая бывает, когда никто не знает, как должно вести себя в присутствии постороннего, что говорить, а что держать в секрете.

Тимур кинул рюкзачок:

– Еда и лекарства.

Противцы молча переглянулись и неторопливо, чтобы чужак не подумал, что голодны или мучаются от ран, принялись за щедрый дар. Машка есть отказалась, завернувшись в плащ, смотрела, как светает.

Дул ледяной ветер, собиралось ненастье. Это хорошо, значит, будет вода.

Тимур что-то вспомнил, зашарил по карманам кожанки, но нужное никак не попадалось. Проверяя аккуратней, он уколол палец и вынул железный треугольничек, залитый красной эмалью. Машка вытаращила глаза:

– Откуда у тебя это?

– Чингиз тебе передал, забирай.

Она резко отмахнулась:

– Я не возьму.

– Почему?

Оторвавшись от запайки колбасы, Кортес сообщил со значением:

– Это знак лейтенанта Красной армии.

Тимур повертел вещицу, эмаль светилась изнутри багряным цветом:

– Чингиз был наш командир, это его знак. Раз он попал к тебе, значит, теперь – ты командир, – добавила Батый, заклеивая щеку пластырем.

– Да уж чего ты, в самом деле, бери, и все! – вставил Мика с набитым ртом.

Тимур размахнулся, чтобы выкинуть знак, но Машка вцепилась, зажав его кулак ладонями, и быстро зашептала:

– Не делай этого, Тема…

Три пары глаз уставились на него, перестав жевать и зализывать раны. Побитая, но не сдавшаяся армия ждала.

Тимур опустил красный треугольник в ладонь Машки и сжал ее холодными пальцами:

– Я не тот, кто вам нужен.

– Нет, ты – тот! Чингиз в это верил! – В Машке зажглась остервенелая вера.

– Я не хочу… Я не хочу воевать с Темнецом.

– Ты должен!

– Ничего я не должен. Ваш вождь ненавидел Темнеца потому, что тот был его проводником и выжил. Чингиз заразил этой ненавистью вас. Но я тут ни при чем.

– Ты не знаешь…

– Дар великой Резины делает счастливым, я это видел. Может поначалу противно, и надо заплатить удовольствиями, но зато какие перспективы…

– Придурок! Ты ничего не знаешь! Темнец – это страшное зло! – Машка орала бытовой истеричкой.

Тимур сдержался на последнем пределе:

– Вы взяли всех за горло потому, что таскаете сюда жратву из Далёка, убиваете несчастных проводников и своих же товарищей. Это как называется? Может быть, добро? Да ты и твой братец – вот самое большое зло. Новые варвары избавят Треугольник от вашего ига. Они дадут свободу и счастье.

Батый отбросила запайку и коснулась Машкиного плеча:

– Пора. Он должен знать…

Грозный Салах боролась, боролась с собой отчаянно, не сдавалась, и все-таки одолела себя:

– То, что Темнец нашел дар Резины и хочет опоить ею обитальцев Треугольника, ерунда… – она заговорила как заводная кукла, без эмоций. – Его желания больше. Он хочет найти выход… Не перебивай… Правда, что выходить и возвращаться можем только мы… Если бы Темнец хотел получить выход для себя, он нашел бы его. Но ему мало. Он хочет найти Большой Выход, чтобы выйти из Треугольника с послушной армией живых резиновых кукол, в которых начал обращать обитальцев… Подожди!.. Их ведь нельзя убить, во всяком случае, мы не знаем как. Осталось совсем немного. Скоро Темнец перевернет весь Треугольник и найдет Большой Выход… Его надо остановить. Сделать это можешь только ты… Да, ты! Мы слышали Глас: «Будет тот пришлец, кто не должен, и он спасет всех». Ты прошел вместо Тимура, ты – мозак, но одолел все испытания, ты единственный выжил, ты нашел выход и вернулся, ты видел клей Откровения, ты получил красный треугольник. И только у тебя молник – оружие Темнеца. Это ты…

Тимур ждал продолжения, но, кажется, тайну откопали до дна. С самого начала его держали на коротком поводке и проверяли: тот или не тот, чет или нечет. Испытывали на прочность, чтобы узнать, из какого теста он замешан. И все ради того, чтобы предложить возглавить ораву безжалостных убийц. Надежда оказалась выдумкой: Машка изменилась навсегда, и как бы ни хотелось верить – свихнулась окончательно. Что теперь? Темнец не пустит обратно, а с этими оставаться невозможно. Придется искать Йежи и уходить в Далёко, здесь для него нет места.

Тимур вытряс остатки еды и закинул полегчавший рюкзак на плечи.

– Куда? – насторожилась Машка.

– Будьте живы и здоровы, сколько сможете, – Тимур картинно отдал честь и направился к люку, но краем глаза следил, не появятся ли махобои.

С разбегу Машка вцепилась в его ремни, повисла на них и зашипела:

– Не пущу!

Пришлось аккуратно отрывать женщину и отодвигать ее в сторону. Обычная истерика, какая случалось, когда Машка хотела получить что-то любой ценой.

– Останься… Тимур.

– Иди, командуй своей Красной армией. Только имей в виду, что один из них предатель. Не спрашивай кто, я не узнал его в темноте.

Внизу родился гомон, быстро приближаясь. И вот уже совсем близко разнеслось:

– Тимур Лютый за Темнеца великого встал! Сбылось изреченное! – И Глас стремительно разошелся по закоулкам.

Машка выпустила ремни, глаза ее остекленели, как у бесноватой, оскалившись, она попятилась. Тимур еще попытался ухватиться за соломинку:

– Это ерунда, вранье, я даже не видел его! Честное слово.

Обстановка накалялась стремительно: Кортес и Мика, кажется, готовили под плащами махобои. Лишь Батый не шелохнулась.

Что делать? То ли готовиться к схватке, то ли…

– Маша, осторожно!

Не обращая внимания на близкий край крыши, Машка отступала.

Почему дружки ее не двигаются?

– Назад!

Старая кровля треснула, Машка споткнулась и поползла вниз.

Прыгнув, Тимур успел поймать ее руку, вцепился, матерясь последними словами, но вдруг почувствовал, что опоры нет, а кожанка с него съезжает. Продолжая крепко держать Машку, он наконец уперся коленом в жестяное ребро крыши.

– Отпусти, – попросила Машка тихо и равнодушно.

Тимур напрягся и подтянул ее тельце к себе, но она уперлась и заверещала:

– Отпусти меня!

– Заткнись… – Тимур пыхтел, тянуть стало получаться все хуже, Машка вырывалась слишком резво. – Хочешь, чтоб меня совесть мучила? Не выйдет, у меня ее нет…

– Строй!

Под топотом лопалась жесть, противцы спешили. Тимур поднажал и вытянул Машку, но над ним запели лезвия.

Машка дернулась, выскользнула. Отчаянным нырком Тимур поймал ледяные пальцы, когда галоши бешеной девицы уже болтались в воздухе.

– Батый! Кортес! Убить пришлеца! – заорала Машка.

Тимур закрыл глаза, крепче ухватился за нее и прошептал:

– Дура ты, любимая…

А дальше, вырвав крик из тайных глубин, размахнулся женским тельцем, как атлет метательным молотом, и отчаянным, нечеловеческим усилием, на какое каждый способен раз в жизни, перебросил на его крышу. Он видел, как Машка шлепнулась, как противцы отпрянули, как недвижимо следят за его отходом.

Край крыши медленно уползал, Батый с Миком уплывали за линию водостока. Взглянуть бы на грозного Салаха. Но не пришлось.

Как легко.

Красные стены провожают.

Там, внизу, кто-то стоит.

Это Темнец.

Точно он.

Тимур узнал его.

Но теперь все равно.

Он падал.

Он летит.


…если б знал, как думаешь, что бы сделал?

Обязательно нашел бы способ плюнуть судьбе в ее самодовольную рожу. Скажешь, не выйдет? Уже вышло. Она мне предначертала, а я вот взял, и перечертил. И тебе помогу. Не сомневайся. Это сначала страшно, а потом легко. Потерять свой уютный мирок страшно. Разбить скорлупу страшно. Страшно, даже если очень хочется.

Знаешь, что для этого надо?

Поверить: никакой судьбы нет. Есть ты и больше ничего.

Судьбу придумали, чтобы стоял Четвертый Рим Удовольствий. Есть судьба – значит, деваться некуда, надо покориться удовольствиям, горбатиться на них. А если ее нет, что тогда? Тогда ты свободен. Я это понял. И сделал. Конец, нет больше судьбы.

Они думают, что это их царство удовольствий простоит вечно. Как же они слепы! Поднимается сила, которая сметет жалкий мирок и даст свободу, какой еще не бывало. Мы придем скоро. Мы, новые варвары. Мы придем не с огнем и мечом, а с миром и счастьем. Мы каждого заставим быть счастливым. Эра судьбы закончена, начинается Эра Резины.

Ее давно ждут, поверь мне. В каждом прячется обиталец, который мечтает освободиться и стать собой, настоящим. Те, в прекрасном Далёке, так устали от никчемной и пустой жизни, от кабалы кредитов и семейного уюта, от карьер и отпусков, от комфорта и удобств, от изобилия и проблем, от решения задач – что бы такое выбрать, от моды и дизайна, от кризисов и роста акций, от… Да мало ли от чего… Они ждут спасения. Они как малыши бегут по ржаному полю к пропасти, и кто-то должен их поймать у края. Их спасем мы.

Представь, как это великолепно, когда не надо бояться времени, смерти и отсутствия денег, всего, что называется судьба, и можно творить медленно, поистине на века. Создавать главный шедевр – Себя. Резина ведь очень пластичный материал.

Как думаешь, стоит такое дело жалких бытовых радостей?

Тебе не надоело копошиться рабом?

Стань новым варваром.

Стань свободным.

Стань собой.

Ради этого стоит пожертвовать удовольствиями.

Это того стоит. Обещаю тебе, я – Темнец.

Ты готов?


home | my bookshelf | | Красный Треугольник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу