Book: Аквамарин для Марины



Аквамарин для Марины

Оксана Сергеевна Головина

Аквамарин для Марины

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.


© Головина О., текст, 2019

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2019

Глава 1

Солнце уже село, оставляя золотую полоску над морем, которое тихо шептало, ударяясь теплыми волнами о босые ноги. Она постояла немного, глядя на безмятежно колыхавшуюся стихию, и вновь пошла вперед, желая поскорее оказаться на любимом месте.

Где-то дальше, разливаясь над пляжем, тихо звучала музыка. Наверняка доносилась из новенького отеля, который не давал покоя ее отцу. Говорят, его хозяин подписал договор с самим дьяволом, раз смог так успешно вести дела, не прилагая к этому особых усилий. А впрочем, какое ей дело до этого человека? Вот он, ее маленький кусочек счастья…

Марина вдохнула глубже, подставляя лицо ветру, слишком теплому даже для вечера. Он подхватил ее волосы, золотистым шелком скользнувшие по открытым плечам. Никого. Как всегда тихо и безмятежно. То, что нужно после долгого дня. Девушка поглядела на несколько камней, темневших в воде. Ее интересовал только один из них: большой, полукруглый, самый светлый.

Марина потянула за тонкие ленты и развязала на плечах бретельки легкого сарафана. Он скользнул к ее ногам, оседая невесомым белоснежным облаком. Небольшой кулон, подаренный ей сегодня утром на пляже неизвестной девочкой, устроился в ложбинке между грудей прохладной льдинкой. Оставляя свою единственную одежду на берегу, Марина пошла к воде, ощущая под ногами мелкую гальку. Еще немного – и свежая вода приняла ее, обволакивая обнаженное загорелое тело.

Она любила море, любила всем своим существом. Казалось, что стоило только коснуться воды просто кончиками пальцев, как на душе становилось легче и светлее. Мать любила говорить ей, что все дело в имени и месте рождения. Она, видишь ли, специально к морю рожать приехала и все мечтала о девочке, светловолосой да голубоглазой. Вот и домечталась…

Марина вдоволь наплавалась и добралась до любимого камня. Девушка привычно села на него, перекинула мокрые волосы на одно плечо и позволила воде стекать с них прозрачными солеными ручейками.

Для удобства она подогнула длинные ноги и просто смотрела на колыхавшееся море. Конечно, вечерние вылазки нельзя было назвать разумными. Особенно после того, как эта часть пляжа стала частной и была выкуплена владельцем одного из самых престижных отелей на побережье. Белоснежный трехэтажный «Аквамарин» тонул в щедрой зелени, заманивая клиентов отменным сервисом и шикарными номерами.

Но сегодня она решила, что это будет последний раз, и просто не могла не прийти. «Еще один раз», – велела себе Марина. Просто попрощаться, и только. Еще один раз. Девушка закрыла глаза и, склоняя голову набок, тихо запела. Никогда, ни при ком она не позволяла себе подобного, только оставаясь с собой наедине, отдавалась своему маленькому секрету.


Поднос свалился с прикроватной тумбочки, и стоявшие на нем бокалы со звоном разбились. Но молодые люди были слишком увлечены друг другом, чтобы заметить это.

– Не останавливайся, Вик… Не останавливайся! – со стоном выдохнула рыжеволосая любовница, впиваясь длинными яркими ногтями в его спину.

Почему они все говорят одно и то же? Будто он и в самом деле встал бы и ушел посреди процесса, промелькнуло в голове Виктора.

– Еще!

Где-то сверху раздавался глухой смех и голоса их приятелей, веселившихся под открытым небом.

– О, Вик! – фальшиво застонала Линда, будучи начинающей «перспективной» актрисой.

Наверняка надеялась, что он не заметит ее отвратной игры. Виктор более не был нежен. Он знал, что причиняет боль, но его охватило дикое желание заставить лежащую под ним женщину проявить хоть каплю искренности.

– Мне… мне кажется, мне кажется, я… – страстным шепотом проговорила Линда.

– М-м? – Непогодин приподнялся на руках, нависая над нею.

– Мне кажется, что я люблю тебя! – со стоном выдохнула она, продолжая изгибаться под ним.

– Что?.. – Мужчина даже остановился, понимая, что желание моментально пропало.

Что за идиотка? Виктор отпрянул от Линды, оставив ее в растерянности лежать на смятой постели.

– Ви-ик! – потянула Линда, надувая припухшие губы. – Ну вернись, прости…

Он еще раз чертыхнулся, надевая легкие штаны и чувствуя, как его сердце выплясывало какой-то бешеный ритм. Странно, с чего бы это? Выпил он не так много, а голова шла кругом. Виктор даже не обернулся на голос своей спутницы, поднимаясь на флайбридж. Здесь было пусто. Двое его приятелей со своими пассиями развлекались в салоне или уединились подобно ему в одной из трех оставшихся кают. Свежий воздух немного отрезвил его, но Виктор все же ухватился руками за перегородку, когда изображение перед глазами внезапно перевернулось.

– Да какого черта?.. – Мужчина заставил себя дышать ровнее, глубже и закрыл глаза.

Сколько сейчас времени? Виктор понятия не имел. Ветер трепал его темные волосы, сдувая влажные пряди со лба. Мужчина пытался сосредоточить внимание на мерном шуме плескавшегося за бортом моря, радуясь тому, что музыка сейчас звучала совсем тихо, позволяя его расслышать. Но потом прислушался, склоняя голову набок.

Наверняка показалось. Но Виктору пришлось едва ли не перевеситься через борт, поскольку встречный ветер явно донес до него голос. Едва слышный, легкий, он лился, словно соединяясь с шумом волн, а то и вовсе исходя от них.

– Что было в этом вине? – Мужчина тряхнул головой, отгоняя наваждение, но дурнота только усилилась.

Стоило быть разумнее и спуститься вниз, в салон. Но Виктор задержался. Он решил, что наверняка сошел с ума или перегрелся на солнце, но продолжал вглядываться в силуэт. Девушка сидела на огромном камне, перебирая пальцами длинные светлые волосы, которые окутали ее тело. Она болтала в воде ногами и тихо пела. Ногами же болтала?..

– Ты в своем уме, Непогодин? – Мужчина скривился от очередного приступа головной боли и отвращения к своим же собственным мыслям.

Теперь ему русалки мерещились! Он еще раз посмотрел на камни и мрачно усмехнулся. Пусто. Так и знал. Всему виной надоедливая девица и бутылка «Passito di Pantelleria», привезенная его приятелем с острова Пантелерия, что близ Сицилии. Каверзин еще посмел нахваливать и первое, и второе! Что ж, стоит заменить и вино, и ту, что занимала его каюту.

Именно так Виктор и собирался поступить, но стоило ему развернуться, как в висках бешено застучало, а перед глазами возникла белая пелена. Через секунду мужчина понял, что ноги больше не держат его и он летит в некую пустоту…


Вот дурочка! Как могла не заметить громадину больше двадцати метров длиной? Блестящий темно-синий борт яхты был слабо виден в сумерках, но яркие огни и белоснежный верх не заметить было просто невозможно.

Но не само присутствие судна встревожило, а затем и испугало ее. Кто-то стоял на флайбридже. Видно было плохо, девушка различала только белоснежные брюки. Двигался мужчина странно и неуверенно, пока Марина не поняла, что незнакомцу явно плохо. Внезапно он посмотрел прямо на нее и, казалось, даже смог разглядеть! Тогда девушка словно очнулась, быстро соскользнула с камня в воду и спряталась за ним. Оставалось надеяться, что ее лицо скрыли волосы и темнота.

– Почему он не возвращается вниз? Ведь еле стоит, – прошептала Марина, чувствуя, что ее пробирает дрожь, несмотря на теплую воду. – Уходи давай же, пока не свалился…

Ее худшие опасения подтвердились: через мгновение мужчина просто перевалился через борт и полетел в воду. Он упал спиной, даже не взмахивая руками и не пытаясь удержаться на поверхности. Вода просто сомкнулась над незнакомцем, словно и не было никого.

– Эй… – Марина инстинктивно подалась вперед, выплывая из-за камня. – Эй!..

Почему никто не кинулся искать его до сих пор?! Ведь не один на яхте! Она могла бы позвать на помощь, и по всей вероятности ее могли услышать, но она же была голышом, да еще забралась на территорию частного пляжа!

– Что же ты невезучая такая?.. – Девушка набрала побольше воздуха и нырнула, отталкиваясь ногами от камня и ускоряясь.

Марина подплыла совсем близко к яхте, пытаясь отыскать упавшего мужчину. Белое пятно маячило в глубине, но ей пришлось всплыть на мгновение на поверхность, чтобы глотнуть воздух и вновь нырнуть. Спускаясь все ниже, девушка протянула руку и порадовалась тому, что удалось схватить незнакомца за запястье. Она потянула мужчину вверх, подняла его голову над поверхностью воды и, продолжая удерживать его одной рукой, поплыла к берегу.

Тащить тяжелое тело по гальке оказалось еще сложнее. В итоге, забывая о своей наготе, девушка склонилась над спасенным незнакомцем. Она запрокинула его голову и приоткрыла мужчине рот, намереваясь делать искусственное дыхание. Марина повторяла действия вновь и вновь, уже начиная опасаться того, что была слишком медлительна и просто опоздала с помощью.

Когда же он наконец принялся судорожно кашлять и хватать ртом воздух, девушка опасливо отодвинулась, скрываясь в темноте. Мужчина вяло повел головой, слабо приподнял руку, словно пытаясь что-то схватить в пустоте, но она вновь безвольно опустилась, и он затих без движения.

– Эй… – тихо позвала Марина, – эй, вы в порядке?

Вопрос звучал более чем глупо, и она это прекрасно понимала. Незнакомец не отвечал, и девушка осторожно приблизилась к незнакомцу и теперь стояла перед ним на коленях.

Он дышал ровно, странно, будто и в самом деле спал. Марина все меньше понимала происходившее, но протянула руку и убрала мокрые пряди почти черных волос с его лба. На вид мужчине было около тридцати, а возможно и того меньше. Девушка рискнула прикоснуться к подбородку незнакомца, ощущая под пальцами колючую щетину.

Чувствовала она ее и губами, делая ему искусственное дыхание. Нужно было убегать скорее, но Марина словно совсем потеряла страх и наклонилась над мужчиной ниже. Она разглядывала его безмятежное лицо, при этом осыпая широкую грудь незнакомца своими волосами.

– Интересно, какого они цвета? – вздохнула девушка и только тут заметила, что мужчина приоткрыл глаза и смотрел на нее рассеянным взглядом.

Марина ахнула, резко отстраняясь от него, но незнакомец успел протянуть руку, пытаясь удержать свое видение. Все, что удалось, это коснуться нежной влажной кожи и ощутить, как скользнули по лицу холодным шелком длинные волосы. Виктор тяжело приподнялся, чувствуя страшное головокружение и едва различая, где находился. Он поглядел на воду и услышал тихий всплеск.

– Черт… – Виктор потрогал голову, пытаясь унять боль. В руке была зажата длинная серебристая цепочка с прозрачным голубым камнем.

Глава 2

– Дура… дура… какой кошмар… – Ойкая, Марина пробежала по асфальтированной дорожке, оставляя темные мокрые отпечатки босых ног.

Как бы пробраться домой так, чтоб никто не заметил? Девушка подтянула лиф сарафана, понимая, что одну лямку вообще не завязала, и ленты болтались, подхваченные ветром. Мокрая ткань облепила ее, и толку от этой невеликой одежды было мало. Что голая, что в нем… Но стоило и этому порадоваться. Хорошо, что успела подхватить свою одежду, когда сбегала, как последняя трусиха.

– Только бы не запомнил… Только бы не узнал… – прошептала девушка и прокралась вдоль дома.

Роскошный сад скрывал двухэтажный особняк своей яркой листвой. Марина зацепилась краем сарафана об одну из веток цветущего куста роз, снова ойкнула, освободила одежду и поспешила дальше. Широкая терраса, располагавшаяся вдоль стеклянного фасада дома, осталась позади.

Вроде свет нигде не горел. Может, везение не оставило ее окончательно? Девушка затаила дыхание, остановилась возле одного из высоких открытых окон своей комнаты и тихонько отодвинула штору. Тишина. Она приподнялась на цыпочки и подтянулась на руках, забираясь на широкий подоконник. Еще немного, и девушка спрыгнула на прохладный пол комнаты.

– Неужели спаслась? – Марина облегченно вздохнула и прошла к ванной, намереваясь смыть с себя морскую воду.

По дороге она кинула взгляд на журнальный столик. Часы показывали полночь.

– Кошмар… – Девушка дернула ленту на плече, но, вместо того чтобы развязать ее, только сильнее затянула узел.

Марина сердито стянула лямку и потратила еще, как ей показалось, не менее получаса, чтоб снять сарафан. Закидывая его в угол ванной комнаты, Марина встала под душ, наслаждаясь теплыми струями. Они успокаивали ее тело, приводя и нервы в порядок. Или это она себя так убеждала?

Девушка вздохнула, закрыла глаза и подставила лицо под воду. И зачем только решилась сегодня на это безумие? Ведь если бы не уговорила сама себя вернуться на этот пляж, то и не оказалась в такой нелепой ситуации!

Марина провела ладонями по волосам, убирая их за спину, и задумчиво прислонилась к стеклянной перегородке душевой кабинки. Не приди она, и тот мужчина наверняка бы утонул. Девушка коснулась пальцами губ.

– Они ведь подобрали его? – Марина взволнованно вздохнула.

Она слышала крики на яхте. Мужской голос, а затем чей-то пронзительный визг. И зачем так пищать? Девушка вышла из душа, обернулась большим белоснежным полотенцем и вернулась в комнату. Феном волосы сушить не стала, боясь, что услышит одна из сестер. Марина хорошенько промокнула пряди краем полотенца, затем надела любимую хлопковую ночнушку и забралась под тонкое одеяло.

Время шло, но уснуть так и не удавалось. Марина продолжала ворочаться, не находя себе места. Ветер колыхал легкие шторы. Шум моря, казалось, был слышен и отсюда.

– Кто ты такой? – Девушка закрыла глаза, четко представляя себе черты лица незнакомца.

Он был красив по-своему. Но она так и не разглядела его глаза, до сих пор гадая, какого они могли быть цвета. Почему это волновало ее до сих пор? Марина чувствовала какую-то странную ответственность за этого мужчину, словно была чем-то ему обязана. А ведь все с точностью до наоборот!

– Он никогда не узнает, – девушка поджала губы, – это и к лучшему. Так правильно.

Но мысленно она никак не соглашалась с собой. Ноющее чувство в районе груди заставляло снова и снова возвращаться к событиям на пляже. Марина положила ладонь на грудь, желая поправить кулон, и ее глаза распахнулись шире. Украшения не было. Она села на постели, лихорадочно соображая, где могла потерять подарок. Вполне возможно, что цепочка оборвалась, когда она просто плавала. Точно. Так и было…

– А если на берегу? А если потеряла рядом с ним? – Девушка тихо застонала и упала на подушку, укрывая ее влажными прядями.

– Ах, ладно тебе! – успокоила саму себя Марина.

Можно подумать, этому человеку было дело до какой-то безделушки. Он едва не утонул. Сейчас занят своим здоровьем и думать забыл о том, каким образом очутился на берегу. Все так и обстоит.

– Да. Он никогда не узнает, – прошептала девушка.

Ближе к утру Марина поняла, что надеяться уснуть было наивно. Она поднялась с кровати и подошла к окну. Летом рано светает. Видно так хорошо, что можно спокойно бродить по дому и не бояться наткнуться на что-нибудь и разбудить тех, кому повезло больше ее.

Марина тихонько открыла дверь и прошмыгнула в кухню. Там она достала из холодильника бутылочку йогурта и, сделав глоток, взглянула на настенные часы. Скоро пять. Примерно через четыре часа прилетает Виолетта. Марина поклялась сестре, что встретит ее.

Старшая из пяти дочерей семейства Шиманских прибывала из Москвы. Виолетта – папина гордость – в свое время блестяще закончила МГИМО. Теперь она мужественно изучала «Актуальные проблемы стран Азии и Африки». При своих редких наездах домой Летта любила посвящать ее в важнейшие социально-политические и этно-религиозные процессы, происходящие в традиционных восточных обществах, поскольку другие сестры как-то ловко умудрялись спрятаться.

Марина поставила пустую бутылочку на стол и перекинула волосы на одно плечо, жалея, что не связала их. Сестра собиралась погостить недельку, затем вернется в Абуджа. Она скучала по Виолетте. Они были наиболее близки, но, к сожалению, последние три года виделись все реже. Желая подражать сестре, Марина выбрала тот же институт, учась на третьем курсе «лингвистики». Английский давался ей легко, и она все еще лелеяла надежду однажды присоединиться к Летте, помогая в ее работе.

– Ты чего не спишь? – раздался сонный голос, и в кухню вошла Даша, ероша свои короткие светлые волосы.

Девушка схватила со стола пустую бутылочку, скептически поглядела на нее и бросила в мусорку.



– А ты чего? – Марина принялась сплетать косу.

Дарья – вторая после Виолетты. Она, при всей своей внешней хрупкости, серьезный менеджер в международной транспортно-логистической компании. Возвращается в Москву в воскресенье, а значит, снова ехать в аэропорт…

– Приснилось что-то, вот и проснулась. Кофе хочу. – Даша зевнула, прикрываясь ладонью.

– Вера еще спит. Давай я сама приготовлю. – Марина повернулась к столешнице и распахнула дверцы одного из шкафчиков.

Будить домработницу было бесчеловечно, ей и так доставалось от них. Раз явились в такую рань, то будут сами себя обслуживать.

– Хочешь, я с тобой съезжу за Виолой? – Сестра присела на высокий стул, глядя, как Марина готовила кофе.

Чудесный аромат наполнил кухню, прогоняя сонливость.

– Ты хотела отдохнуть – отдыхай. Иначе все короткие выходные пройдут в дороге. – Девушка поставила перед Дашей чашку и белое плетеное блюдо с домашним треугольным печеньем, которое вчера испекла их домработница.

Марина присела рядом и подперла подбородок ладонью, принимаясь задумчиво помешивать ложкой дымившийся напиток.

– Ты же пьешь без сахара, что ты там мешаешь? Странная ты, всю ночь не спала, что ли? – Дарья отпила свой любимый кофе со сливками и потянулась за печеньем.

– С чего ты взяла? – вздрогнула Марина. – Просто проснулась рано.

Сестра усмехнулась.

– Да ладно, вижу же, что не спала. Говори, в чем дело? – Даша посмотрела на младшую взглядом прокурора.

– Я решила волосы обрезать. – Марина скорчила рожицу и потрясла головой, осыпая плечи золотыми локонами.

– Дурочка, – Дарья даже отодвинула чашку, возмущенно глядя на сестру, – не буду с тобой разговаривать, если посмеешь это сделать. Так и запомни. Что придумала?

Кажется, удалось увести тему разговора от опасного русла. Теперь пусть Даша возмущается до тех самых пор, пока она не сбежит в аэропорт. Главное, чтоб не заводила разговор о прошедшей ночи! Марина быстро допила горячий напиток, едва не обжигаясь им, и поднялась со стула, намереваясь скрыться в своей комнате.

– Я съезжу к подруге, – предупредила ее Даша, – если будет звонить Артем, говори, что Анны нет. Она просила.

– Ладно, – вздохнула Марина и побрела по коридору к себе в спальню.

Артем был мужем средней сестры. Анна в очередной раз пыталась спасти свой брак и теперь пряталась в родительском доме, в надежде, что ее супруг примется искать свое пропавшее «счастье». Он и начнет, еще бы. При состоянии-то Анны! Чертов альфонс. И почему сестра упорно отказывалась видеть его истинное лицо? Девушка сердито хмыкнула, ее так и подмывало сказать нахалу какую-нибудь гадость, но это личное дело Анны. Лезть в дела сестры Марина не собиралась.

У нее оставалось еще достаточно времени, чтоб привести себя в порядок, предаться ненужным мыслям и отправиться в аэропорт. Очередной солнечный день начинался, а с ним и надежда на то, что все вчерашние переживания остались в прошлом. Марина взволнованно прижала ладонь к груди, убеждая себя в правоте своих слов.

Глава 3

– Не нависай надо мной! – сквозь зубы проговорил Виктор, когда его друг попытался убедиться в том, что он не собирается отдать Богу душу.

Каверзин усмехнулся и отошел от кресла, в котором сидел хозяин дома.

– Кажется, ты в порядке, Непогодин, – протянул светловолосый мужчина и расслабленно устроился напротив друга на одном из диванов в большой гостиной.

– Твоими молитвами… – мрачно отозвался Виктор.

Он нервно расстегнул ворот бледно-голубой рубашки и кинул взгляд на свои наручные часы.

– Уже восемь часов!

– У тебя целый час, Вик. – Денис закинул ногу на ногу, поигрывая носком дорогого ботинка. – И как ты умудрился запить обезболивающее вином? Ну скажи мне?

– У меня болел чертов зуб… – Виктор поднялся с кресла и прошелся по гостиной.

Затем он остановился у открытой террасы, на которую можно было выйти прямо из комнаты. Каверзин решил, что он сам виноват? Пусть так и думает. Это Виктора устраивало. Об истинных причинах своего вчерашнего состояния он намерен говорить с Линдой лично.

– Ты мог утонуть! Черт, ну и напугал ты нас вчера. – Мужчина хмыкнул, кивая. – Твоя подружка так вопила, что я решил – это сирена береговой охраны.

– Не говори мне об этой девице, – холодно потребовал Непогодин.

– Ладно. Хорошо, что тебе хватило сил выплыть. И хорошо, что все закончилось. Я действительно испугался, – глухо проговорил Денис.

– Ни черта мне не хватило… – едва слышно пробормотал Виктор, и его глаза сузились.

Мужчина засунул руку в карман светлых брюк и вытащил цепочку. Намотав ее на пальцы, он поднял украшение на уровне своего лица, рассматривая кулон. Он мерно покачивался, сверкая голубым прозрачным камнем.

– Ты опять смотришь на это украшение. Когда ты купил его? Кому? – Каверзин подошел к другу и положил руку ему на плечо, также рассматривая вещицу. – Дешевка какая-то.

– Это аквамарин, – сухо пояснил Виктор.

– Где ты его взял?

Непогодин задумался. Снова и снова он прокручивал в голове воспоминания о прошлой ночи, но ничего, кроме головной боли, они не приносили. Как вышел на флайбридж, как хотел сказать своему помощнику отослать глупую девицу обратно, подальше с глаз, – это он помнил четко. А потом все казалось плодом разгулявшегося воображения.

– Она потеряла его, – коротко ответил Виктор и вернул украшение в карман.

– Кто потерял его? – не унимался Денис.

– У нас мало времени. Самолет прилетает через полчаса. – Хозяин дома расправил воротник рубашки. – Ты со мной?


Марина выгнула спину, пытаясь застегнуть молнию на платье, потом подвязала волосы, вновь распустила их, хоть и сомневалась, что это была хорошая идея в такую жару. Она взяла с кровати белую сумочку и вышла из дома. Солнце сразу начало припекать. На ярком синем небе не было ни одного спасительного облака. Марина поспешила к машине. В салоне было прохладно, так хорошо, что вовсе не хотелось покидать его.

Девушка выехала со двора, сворачивая на нагретую солнцем дорогу. Путь лежал вдоль набережной. Море блестело, грозя ослепить своим великолепием, и терялось за тонкой линией деревьев. Вскоре перед Мариной показались строения небольшого аэропорта. Девушка оставила машину на парковке и вошла в двухэтажное белое здание. Внутри оно казалось гораздо больше.

Марина прошлась по блестящему, почти зеркальному полу и подняла голову вверх, глядя на прозрачный потолок. Голубоватое стекло создавало ощущение пребывания на дне моря. Казалось, еще немного, и, заглядывая внутрь здания, проплывет какая-то гигантская рыбина.

До прилета сестры оставалось минут десять. Думая, чем занять себя, Марина огляделась. Людей было мало. Пожилая парочка так мило держалась за руки, что стало немного завидно. А там, дальше, мать пыталась успокоить двух своих детей, которые абсолютно не обращали внимания на ее угрозы и шиканья. Стоило к семье подойти высокому широкоплечему мужчине с двумя рожками мороженого, как мальчишки моментально притормозили и уже покорно ожидали угощения.

А вон там… Марина едва не подалась вперед. В какой-то момент девушке показалось, что глаза решили сыграть с ней злую шутку. Этот мужчина – он стоял к ней боком, хмуро глядя на часы, пока его друг или коллега что-то пытался объяснить ему. Стараясь не стучать каблуками, на цыпочках Марина подошла к рекламной стойке. Она понадеялась, что отсюда обзор будет лучше, а сама она останется незамеченной. Это ведь он, тот самый незнакомец, которого она вчера спасла? Марина затаила дыхание.

– Точно он… – испуганно прошептала девушка и сосредоточенно принялась перелистывать какую-то брошюру, стоило товарищу прекрасного незнакомца глянуть на нее.

Какой ужас! Они примут ее за ненормальную. Но оба были слишком занятыми, чтобы обращать внимание на странную девицу, и Марина вновь стала рассматривать парня.

Высокий. А глаза серые, обрамленные густыми черными ресницами. Ей вдруг захотелось разглядеть их поближе. Черты лица резковаты, рот неулыбчивый, но чувственный. Марина моментально поджала губы, вновь ощущая солоноватый привкус морской воды. Буквально вчера она касалась этого человека.

Все казалось таким странным и волнительным, что девушка даже прослушала, как объявили посадку. Очнулась Марина только тогда, когда оба мужчины покинули здание аэропорта. Она смотрела им вслед, и ее охватила паника. Девушка приказала себе собраться и поспешила к показавшейся у дверей сестре. Ее губы тронула счастливая улыбка.

– Летта! – Каблуки Марины застучали по плитке, когда она поторопилась подойти к Виолетте.

Молодая женщина возвышалась над остальными прибывшими пассажирами, словно амазонка. Щедрые формы подчеркивало бежевое платье, которое так оттеняло загорелую кожу, что она казалась мулаткой. При виде младшей сестры Виолетта опустила небольшую дорожную сумку на пол. Марина обняла женщину, они восторженно пообнимались, потом поняли, что мешали проходить суетившимся людям, и отошли в сторонку.

– Я думала, что ты забыла обо мне, – возмутилась Виолетта, с укором глядя на младшую сестру.

– Прости, я не успела выйти и ждала тебя в здании, – попыталась оправдаться Марина. – Ты хорошо долетела?

Сестра принялась рассказывать о том, что некий господин с пышными усами два раза за время полета успел сделать ей предложение, и она едва устояла от такого «соблазнительного» заявления. Девушка кивала ей, привычно улыбаясь, но вот только не слушала в этот раз. Все ее внимание было поглощено группой людей, которые неспешно проходили по залу аэропорта. Опять он! Теперь в компании нескольких человек, говоривших явно на итальянском. Удивительно, но ее незнакомец легко отвечал своим гостям, вновь заставляя Марину любоваться каждым движением и этим низким, с хрипотцой, голосом.

– Эй, слышишь меня? – Ее чувствительно ущипнули за бедро, и девушка очнулась.

Марина потерла больное место и сердито посмотрела на сестру.

– Я тут распинаюсь, а она слюни пускает, – проворчала Виолетта и повела сестру на улицу.

– Я просто задумалась! – фыркнула Марина, чувствуя, как лицо вспыхнуло.

Быстрый стук каблуков привлек внимание Виктора в тот самый момент, когда автоматические двери распахнулись. Яркое солнце немедленно ослепило его. Удалось разглядеть лишь тонкий силуэт и медовый поток волос, подхваченный ветром. Затем двери закрылись, и видение исчезло. Мужчина тряхнул головой, понимая, что его ожидали прибывшие партнеры и Денис. Каверзин ухмыльнулся, отчего Виктору захотелось свернуть другу шею. Что за идиотская улыбка?


Виолетта села рядом с водительским местом и, снова негодуя, проследила за взглядом сестры. Марина застыла с ключами в руке и забыла закрыть дверцу машины. Обе сестры наблюдали, как на дальней части парковки садились в машину несколько человек.

– Мы едем? – повышая голос, произнесла Летта.

– Да, прости. – Девушка очнулась, и вскоре они выехали на дорогу.

– Держись подальше от этих людей, – внезапно отозвалась старшая сестра.

– Что? – Марина кинула удивленный взгляд на сидевшую рядом женщину.

– За дорогой следи! – потребовала сестра. – И держись подальше от сына Федора Непогодина.

– Кого? – подавилась воздухом девушка.

– Тот мужик, на которого ты так скромно пялилась.

– Я просто смотрела… Будто нельзя, – обиженно проворчала Марина. – И почему это мне нельзя на него смотреть? Он женат?

Она сама испугалась того, что это могло оказаться правдой, а потом своих же мыслей. Какая разница, женат он или нет? Кажется, вблизи этого мужчины она теряла здравый смысл.

– Нет, – хмыкнула Виолетта, – этот черт скорее удавится, чем женится. Не родилась еще достойная «его величества». А когда родится, то он уже старым корчем будет.

– Ты так хорошо его знаешь? – поджала губы Марина.

– Нет. Мы с Виктором не знакомы лично. Да я и не стремлюсь.

– Тогда почему так категорична в заявлениях? – нахмурилась девушка, сама не понимая, почему кинулась защищать этого Виктора.

Виктор. Теперь у него появилось имя. Это обрадовало ее.

– Достаточно того, что я о нем слышала. И того, что благодаря Федору Непогодину наш отец потерял «золотой» контракт!

– Все это слухи. Нельзя верить им одним, – возразила ей Марина.

– Отец убьет тебя, если узнает, что ты интересуешься этим человеком. Поверь мне, тебе не нужны эти проблемы. Лучше расскажи, как там Антон? – перевела тему Виолетта.

– Пф-ф. – Младшая сестра умолкла, следя за дорогой.

Нашла кого вспомнить. Она рассталась с Антоном пару месяцев назад, еще до сессии. С тех пор и не виделись. Когда освободилась, сразу же приехала на побережье, чтобы провести здесь остаток лета. Не собиралась она говорить о своем бывшем парне.

– Что молчишь? – спросила сестра.

– Мы приехали, – ответила Марина, игнорируя вопрос.

Как бы разузнать все подробно у Виолетты, не вызывая при этом подозрения? Обидно, что она была так негативно настроена к этому Непогодину. И чем он так насолил сестре, если они даже не были знакомы? И что за контракт?

С ней отец не говорил о своей работе, некоторые вопросы обсуждал со старшими сестрами, все больше с Леттой и Дарьей. Марина же была любимым, но вечным ребенком, несмотря на свои годы. А двадцать один – это вам возраст! Это уже причина быть серьезным. Но не для отца.

Стоило машине въехать во двор, как на террасу выбежала Анна. Сестра с писком кинулась обниматься, и сцена в аэропорту повторилась. Марине оставалось терпеть и ждать, пока и ее стискивали в объятиях, словно это она приехала домой после долгого отсутствия.

Когда удалось высвободиться из крепких пухлых рук сестры, девушка улизнула в прохладу дома. Спасаясь бегством в своей комнате, она перевела дух. Пока Анна займет «гостью», у нее есть полчаса. Потом ее непременно кинутся искать, и не удастся избежать долгих разговоров.

Марина сняла босоножки и прошлась босиком по полу. Она подошла к журнальному столику и взяла свой нетбук. Кто лучше всего расскажет о нужном человеке? Конечно же господин «Гугл». Девушка удобно устроилась на небольшом диванчике, рядом трепетали на ветру легкие занавески, успокаивая взгляд своим мерным покачиванием. Марина подложила под спину пару мелких подушек и принялась печатать. Пальцы пробежались по клавиатуре, набирая нужное имя.

– Кто же ты такой, Виктор Непогодин? – Девушка просмотрела первые попавшиеся страницы.

Этот мужчина был довольно популярен. По крайней мере нашлась не одна фотография с его персоной. Везде он был при костюме, хмурый и сосредоточенный. Взгляд такой, что мурашки пробежались по спине. Ни одного «неформального» снимка. Встречи, презентации, деловые переговоры…

Одна фотография Марине приглянулась особенно. Фотограф сделал снимок, когда мужчина не позировал. Виктор смотрел куда-то в сторону, и легкая тень улыбки коснулась его губ в этот момент. Интересно, куда он смотрел? Что вызвало эту самую улыбку? Черты лица были почти безмятежны. Всего мгновение, запечатленное неизвестным фотографом, но говорило о многом. Или говорило только ей?

Марина вздохнула и приблизила фотографию, рассматривая лицо мужчины. В тот раз она не боялась, что ее застигнут с поличным. Серые глаза с теплым дымчатым цветом. Вот, значит, как. Они совсем не вязались со всем его решительным и угрюмым видом.

Глава 4

Виктор Непогодин руководил московским филиалом «Grandezza» – русско-итальянской строительной компании. Об успехах его «правления» красочно и подробно было расписано на официальном сайте компании и множестве других страниц. Но это были лишь сухие факты и статистика, совсем не привлекательная для Марины и не удовлетворяющая растущее любопытство ни на грамм.

Эти данные ничего не говорили о самом Викторе как о человеке. Но теперь стало предельно ясно то, что Непогодин трудоголик. Его отец владел несколькими отелями, включая тот самый «Аквамарин», который отчего-то не давал покоя ее отцу. В чем причина – «Гугл» молчал.

– Возможно, папа хотел купить эту землю? – Марина перекинула волосы на плечо, поскольку они мешали обзору. – Или они не поделили что-то еще?

В дверь настойчиво постучали, и девушка поняла, что время уединения вышло. Пришлось закрыть нетбук и отозваться. В комнату заглянула домработница Вера и пригласила в столовую, сообщая, что уже все готово для завтрака. Поздний он сегодня вышел, а все потому, что ожидали приезда Виолетты. Сестра не могла есть в самолете, теперь у нее была отличная возможность.

Марина поблагодарила добродушную женщину и босиком, как была, отправилась в столовую. Летом ее оборудовали на открытой террасе второго этажа. Деревянная мебель и обилие ярких цветов делали пребывание на воздухе просто замечательным. Что уж говорить об открывавшемся виде на море. Анна и Летта уже сидели за круглым столом и о чем-то воодушевленно спорили. Как подошла младшая сестра, они не заметили и подскочили обе, едва Марина положила им прохладные ладони на плечи.

– Как тебе удается так бесшумно ходить? – проворчала Анна.



Ее пышная грудь колыхнулась, когда она вздохнула. Из всех пяти сестер природа наградила Анну Шиманскую самыми щедрыми формами, которые та безуспешно пыталась «согнать», в итоге срываясь и заедая тортиком.

– Ее скоро ветром сдует, – подлила масла в огонь Виолетта.

Анна шмыгнула носом, глядя на золотистое платье сестры. Марина помнила, как выбирали его вместе. Анна все надеялась, что найдется подходящий ей размер, но такового в бутике не оказалось. Консультант не слишком корректно выразилась, предположив, что эта модель подойдет только «девушкам с тонкой костью», и поплатилась своим рабочим местом. Уж Анна постаралась. Теперь она глядела, как вожделенное платье болталось на младшей сестрице, и с завистью вздыхала.

– Куда делась Дашка? – Виолетта намазала джемом тост и соблазнительно откусила его.

Затем старшая сестра довольно ухмыльнулась, глядя на ржаные сухарики, которыми хрустела Анна, запивая кофе без сахара. Рисковала Летта, ой и рисковала, подумалось Марине.

– Даша к подруге заехала, им нужно что-то обсудить до ее отъезда, – пояснила девушка.

Плечи Виолетты напряглись при этих словах, и она отставила свою любимую чашку.

– А я, значит, не настолько важна, чтобы тратить на меня время до отъезда. – Сестра поджала губы.

Судя по всему, аппетит ей испортили.

– Не дуйся, Летт. – Марина подалась к Виолетте и потерлась щекой о ее плечо.

Она что-то тихо проворчала, немного остывая, и снова принялась есть.

– Когда вы отца видели? Приезжал на берег? – спросила старшая.

– Пару недель назад был, – отозвалась Анна и покосилась на свой телефон, который лежал возле вазы с фруктами.

– Все ждешь? – хмыкнула Летта.

– Мое дело – ждать или не ждать, – сухо отозвалась средняя и переложила мобильник ближе к себе.

– И давно ждешь? – не унималась Виолетта.

– Я не жду! – Анна поправила бретельки своего синего сарафана. – Я знаю!

Маленькие изящные сережки в ее ушах, привезенные отцом из последней поездки, сверкнули сапфирами, и Марина замерла с вилкой в руке. Машинально она второй рукой потянулась к груди, желая поправить цепочку, которой больше не было. Теперь и ей есть расхотелось и появилось желание сбежать подальше от этих бесполезных и утомительных разговоров.

– Извините, но мне что-то нехорошо… – Марина тихо поднялась, отодвигая свой стул. – Я прилягу ненадолго. Увидимся позже.

– Иди, – кивнула ей Летта, – меньше на солнце будь в такую жару. Отоспишься, и покажу, что привезла тебе.

Сестра подмигнула ей, вызывая улыбку. Девушка поспешила покинуть террасу и спустилась к себе. Закрывая комнату на ключ, она прошла в гардеробную и выбрала короткие джинсовые шорты с топом. Марина аккуратно сняла платье и переоделась в удобную одежду. Волосы сплела в две простые косы, закрепила их резинками в тон бледно-розовой майке и подошла к подоконнику.

Врать нехорошо. Врать плохо. Это факт. Но что поделать, если по-другому не сбежать? Она и правда чувствовала себя не очень хорошо и действительно отправлялась к себе. Но куда «к себе», этого Марина не уточняла. И это, как говорится, уже проблемы сестер…

Хотя пару часов ее не кинутся искать, думая, что спит. То что нужно. Марина соскочила с подоконника во двор и тихонько пробралась к задней части дома. Там, уже не боясь быть замеченной, она побежала к запасным воротам. Отсюда так легко было попасть к морю.

Солнце вздумало прикрыться легкими облаками, и девушка решилась на некоторое безумие – прогуляться пешком до одного заветного места. Место было знаменитым, одной из главных достопримечательностей побережья, но Марина точно знала, в какой момент оно будет принадлежать только ей. Ни одного туриста: только море, скалы и она. Теплоход, который мог легко доставить ее, совсем не подходил. Он привезет с собой толпу зевак, а это уж совсем лишнее.

Марина купила рожок мороженого и побрела по берегу моря. Она обошла шумные пляжи с толпой визжащих от восторга детей. Были здесь и дородные матроны в ужасном бикини на несколько размеров меньше, чем нужно, и девицы, которые решили, что пары шнурков достаточно для купальника, и мужчины, явно растерявшиеся от этого цветного изобилия дамских тел.

Шла Марина долго, часа два, по самой кромке воды. Босоножки вымокли, девушка сняла их и теперь держала пальцами за разноцветные ремешки. Было невероятно приятно побродить босиком.

Вскоре она дошла, устала, но достигла желанного места. Вот она – скала, которую так удачно прозвали в народе «Парус». Марина провела ладонью по ее шершавому, нагретому солнцем боку. Скала впечатляла своей необычностью, мощью и таинственностью происхождения. Иногда природа умудряется сотворить нечто действительно чудное.

«Парус» стоял в одиночестве, в нескольких метрах от берега, в самом море – узкий, высокий, больше тридцати метров в высоту. Волшебным образом он не падал и не разрушался уже многие века.

Своими очертаниями скала действительно напоминала парус, отсюда и пошло название. В ее нижней части было странное отверстие, и никто не мог точно сказать, каким образом оно там появилось. Наивным туристам обычно рассказывали, что во времена Русско-турецкой войны турецкое ядро сделало пробоину в скале. Но ученые и исследователи опровергали эту версию. Они считали, что отверстие появилось здесь под воздействием волн и ветра. Но были и романтики вроде Марины, которым нравилась легенда о том, что именно к скале Парус был давным-давно прикован сам Прометей. Ведь недаром станица около скалы основана выходцами из Греции…

Девушка погладила камень и присела рядом, глядя на море. Солнце то выглядывало из-за белоснежных облаков, то вновь скрывалось за ними, и от этого цвет моря менялся от темно-синего до ярко-голубого. Марина мечтательно вздохнула. Как было бы замечательно исчезнуть на неопределенное время и не обсуждать семейных проблем Анны, неудачного урожая племени «тумба-юмба» в пересказе Летты, деловых отчетов и большой задницы у шефа Дарьи и очередной несчастной влюбленности Юльки, второй из сестер, которая сейчас отдыхала в Испании.

– Хочу… Чего хочу? – Марина согнула ноги и обняла их руками, затем опираясь о колени подбородком.

Босоножки она поставила рядом, продолжая любоваться бескрайним морем. Там, вдалеке, показалась белоснежная точка. Она все приближалась, правда, не к берегу, а плывя вдоль него, и девушка смогла разобрать, что это была одна из многочисленных яхт. Кто-то тоже решил скрыться ото всех? Или веселился там, в компании своих друзей?

– Интересно, почему ты был один тогда? – Марина закрыла глаза, возвращаясь мыслями к вчерашней ночи.

Как хорошо, что Виктор остался жив. Выходит, даже от нее бывает польза! Ей захотелось вернуться домой и снова посмотреть на ту самую фотографию, которую сохранила. Конечно, она ее сохранила. Почему? Марина не знала. Но взгляд этого мужчины, пусть и смотрящего не на нее, в сторону, волновал и заставлял сердце биться чаще.

Говорят, если человек спасен кем-то от гибели, то их судьбы становятся связанными. Очередная сказка, но было приятно заблуждаться на этот счет. Марина спрятала улыбку, опуская голову.


Едва они вошли в номер отеля, как Линда потянула Непогодина за галстук и поцеловала. Виктор не ответил, глядя на любовницу потемневшим взглядом. Но казалось, она не замечала опасности, уверенная в своих чарах. Линда полностью убедила себя, что в этот раз он не устоит. Тонкая ткань ее платья была едва ощутима, позволяя понять, что под ним не предполагалось белья. Руки женщины проникли под пиджак Виктора, и она погладила мужчину по спине снизу вверх и прижалась к нему всем телом.

– Я испугалась вчера. Думала, что мое сердце просто выскочит из груди, – медленно потянула Линда, – оно и сейчас так сильно бьется, хочешь проверить?

Женщина завела пальцы за тонкие бретельки и стянула их с плеч, обнажая грудь. Она качнула бедрами, позволяя платью скользнуть по гладкой коже и упасть к ее ногам. Линда переступила через свою одежду, вновь вплотную подходя к любовнику. Виктор холодно наблюдал за ее попытками соблазнить его, затем произнес:

– Довольно.

– Вик! – Линда возмущенно фыркнула. – К чему этот тон? Ты все еще плохо себя чувствуешь после вчерашнего?

Она перекинула волосы за спину, не теряя надежды пробудить в Викторе желание.

– А ты как думаешь? – мрачно осведомился Непогодин и сделал шаг к ней, заставляя в испуге отступить. – После того, как кое-кто подмешал мне в вино пару таблеток.

Линда приоткрыла рот, задохнувшись от его слов. Она запаниковала, намереваясь хоть что-то ответить в свою защиту, как ей в лицо полетело собственное платье.

– Прикройся, будь добра.

– Вик… – умоляюще простонала женщина.

– Прикройся, если не хочешь идти через весь отель, сверкая своими жалкими прелестями, – сквозь зубы процедил Непогодин. – А я в тебе ошибался. Ты еще большая идиотка, чем предполагалось.

– Я просто хотела… извини… понимаешь, я хотела… – Линда дрожащими руками поспешила надеть платье, кое-как ей это удалось.

– Чего ты хотела? Чего, черт возьми?! – зарычал Виктор. – Интересный способ убийства!

– Я не собиралась убивать тебя! – захлебываясь воздухом, прокричала любовница. – Она мне сказала, что ты просто не сможешь себя контролировать, и все! И все, Вик!

– Кто?! – навис над нею Непогодин, и его лицо исказилось от презрения. – Кто сказал? Что за бред ты несешь?

– Лилька – костюмерша. Она сказала, что после этих таблеток мужчины себя не контролируют и не могут прервать… – Линда всхлипнула и обхватила себя руками, глядя на Виктора взглядом несчастной жертвы.

Не подействовало. Мужчина стал еще мрачнее, если это вообще было возможно. Он нервно хмыкнул, обходя любовницу кругом.

– Поясни-ка мне одну вещь: ты настолько глупа, что хотела забеременеть таким образом? Ты серьезно надеялась на это?

– И что, если так? – фыркнула Линда. – Наши отношения…

Его губы презрительно изогнулись.

– Отношения? – Пальцы Виктора стиснули ее подбородок и приподняли его. – Никаких отношений никогда не было и не могло быть в принципе.

– Не смей говорить, что просто спал со мной! – Она попыталась освободиться от руки Виктора, но его пальцы только сильнее сжались.

– Боже, какая жалкая игра. – Непогодин с отвращением отпустил ее, убирая руки в карманы брюк. – Паола пополняла твой счет в банке, сполна оплачивая оказываемые «услуги». Проверь карточку и освежи свою короткую память.

– Я люблю тебя, это ничего не значит? Да? Как ты можешь быть таким, Непогодин? Ты бесчувственный скот… – зашипела от бессилия Линда, краем глаз поглядывая на дверь.

– Я не подам в суд, – сухо произнес Виктор, – только потому, что не желаю больше видеть тебя. Ни секунды лишней. Убирайся.

– Вик!

– Убирайся! – выкрикнул в гневе мужчина, в глубине души радуясь тому, что в этом номере была неплохая звукоизоляция и постояльцы не сбежались на вопли.

Глава 5

Линда всхлипнула, прижимая руки к груди, и выскочила за дверь. Виктор слушал удаляющийся по коридору стук каблуков, но не спешил выходить. Прежде ему нужно было успокоиться. До сих пор в голове не укладывалось! Он выругался сквозь зубы. Едва не умереть из-за подобной глупости! Из-за такой идиотской выходки?!

– Проклятие… – Непогодин взъерошил волосы и машинально потянулся к карману брюк.

Кулона в кармане не оказалось. Холодок пробежал по спине, и Виктор поспешно вышел в коридор. Где мог потерять? Видимо, когда переодевался к обеду.

– Черт!

В его номере была горничная, но Виктор грубо велел ей убираться и принялся искать пропажу. Украшение как назло не попадалось на глаза. Он заглядывал, куда только мог, перевернул постель и свою гардеробную, но кулон пропал.

– Черт… – Мужчина замер на мгновение, затем его осенила догадка, и он почти бегом ринулся в коридор.

В коридоре было пусто.

– Куда делась? – Непогодин прошел к фойе, намереваясь отыскать горничную, которая убиралась в его комнате.

Впереди мелькнуло форменное платье, и он быстрым шагом нагнал девушку. Горничная испуганно оглянулась, не понимая, чем вновь вызвала гнев хозяйского сына.

– Ты, послушай, – перевел дыхание мужчина.

Он сдул темную прядь с глаз, чувствуя, что голова пошла кругом после недолгого преследования. Вчерашнее «купание» до сих пор сказывалось.

– Послушай, – он постарался говорить мягче, жалея, что разговор с бывшей любовницей так выбил его из колеи, – ты же только что убирала в моем номере. Так?

Девушка закивала, стискивая дверную ручку.

– Ты не находила там цепочку с кулоном? Синий камень такой. Небольшая вещица, она очень важна, черт возьми! – Виктор уперся одной ладонью в стену, шумно вздохнул и уже спокойнее поглядел на девушку. – Так ты видела ее?

– Если это то украшение, о котором вы говорите, то я оставила его в ванной, на полочке под зеркалом. Оно лежало на полу, и я не знала, куда лучше…

– Спасибо, спасибо тебе… – Непогодин похлопал горничную по плечу и оставил ее в растерянности, торопясь вернуться обратно в номер.

Дойдя до него, мужчина толкнул дверь и пошел прямиком в ванную комнату. Вот он, блестит камнем на полке. И как не заметил, когда обыскивал все? Виктор поднял цепочку и уже более спокойно прошел в самую большую из трех комнат номера, которую использовал как гостиную.

Он присел на небольшой диван и вновь поднял перед собой руку, разглядывая украшение. Кулон все покачивался перед глазами. Этот голубой камешек, словно маятник гипнотизера, заставлял возвращаться к событиям прошлой ночи вновь и вновь.

Виктор закрыл глаза и откинулся на высокую спинку дивана, пытаясь прислушаться к своим ощущениям. Именно они рассказывали ему больше, чем глаза, которые могли и обмануть. Холодный шелк, скользивший по его груди… Ее волосы? Должно быть, длинные, обязательно длинные. Почему? Черт его знает. Голос, он слышал его. Наверняка она что-то говорила, но не мог вспомнить ни слова.

– Почему ты сбежала? – глухо проговорил Виктор, открывая глаза.

Он чувствовал себя полным идиотом. В этом его старательно убеждали и окружающие, все как один считали, что ему стоило меньше пить, чтоб не мерещилось всякое. Непогодин фыркнул и поднялся с дивана. Он снял легкий пиджак и бросил его на подлокотник, оставаясь в рубашке.

– Почему сбежала? – Виктор вышел на просторный балкон номера и принялся смотреть на полосу моря. – Неужели совсем не хотелось благодарности?

Он оперся ладонями о белый каменный бордюр, нагретый на солнце до такой степени, что стал почти нестерпимо горячим. Мужчина сощурился, наблюдая за отдыхавшими на пляже людьми. Возможно, где-то среди этой толпы была и она.

Незнакомка и правда не хотела побыть героиней? Не хотела насладиться тем моментом, когда все узнают, что именно ею спасен отпрыск Федора Непогодина, который «нажрался» и свалился за борт своей яхты, пока его дружки продолжали пить и развлекались с девицами легкого поведения…

– Еще существуют такие женщины? – Виктор отошел от края балкона. – Она точно не человек…

Он вернулся в комнату и зашел в гардеробную, чтобы переодеться. Его телефон зазвонил как раз в тот момент, когда Виктор снял рубашку. Он нажал кнопку громкой связи.

– Я уже вернулась, – доложил мелодичный голос с едва уловимым акцентом, – как вы себя чувствуете? Мне уже сообщили о ночном происшествии.

– Я в порядке, Паола, – хмыкнул Виктор, застегивая пуговицы на манжетах рубашки. – Как добралась?

– Прекрасно. Буду в отеле через…

– Не нужно, – перебил помощницу Непогодин. – Я не желаю находиться здесь.

– Тогда где же? – невозмутимо поинтересовалась женщина.

– Закажи столик в «La Pergola». Часиков на восемь, – довольно потянул Виктор.

– Очень смешно, – не меняя тона голоса, отозвалась собеседница. – И как вы собираетесь к восьми вечера оказаться в центре Рима?

– Я плачу тебе за то, чтобы ты делала невозможное возможным, дорогая Паола.

– Вижу, вы действительно в порядке, – вздохнул телефон, – я уже в фойе. Вы в номере?

– Да.

– Я вхожу.

– Жду, – ухмыльнулся Непогодин.

– Я действительно вхожу, – еще раз предупредила помощница и открыла дверь.

– Я одет и я один, – Виктор вышел к женщине, на ходу лениво застегивая рубашку, – будь смелее, Паола.

Помощница расправила манжеты безупречной тонкой блузки и только едва приметно покачала головой. Гладкие темные волосы Паолы Кьяри были собраны в идеальный хвост. Черные легкие брюки и высокие каблуки туфель делали женщину еще выше, и это при том, что они с Виктором были почти вровень ростом. Непогодин закончил приводить в порядок одежду и, удостоверяясь, что его «сокровище» на месте, в кармане брюк, вновь поглядел на помощницу.

– Напоминаю вам о запланированной встрече на восемь вечера. По ранее оговоренному плану она пройдет в ресторане отеля. – Паола прошлась по гостиной. – Завтра прибывает господин Камилло Ариосто.

– Со своей женой, – мрачно дополнил Виктор.

– Именно. – Помощница поглядела на своего босса, приподнимая тонкую бровь. – Какие будут распоряжения по этому поводу?

– Эта ненормальная спутала мне все планы. – Непогодин чертыхнулся, убирая руки в карманы брюк.

Он сжал в ладони кулон, прохладная льдинка словно успокаивала его. Черт возьми, талисман он себе нашел!

– Еще бы хозяйку твою найти… – Мужчина задумчиво нахмурился, забывая, что был в комнате не один.

Паола терпеливо ждала, уже более чем хорошо зная привычки своего начальника. Порой это могло затягиваться на часы. Хотя сегодня время у них было ограничено.

– Кого вы собрались искать? – поинтересовалась Кьяри, заставляя Виктора очнуться.

– Девушку, которая спасла меня, – сердито объяснил мужчина.

– Вас нашел господин Каверзин, – медленно проговорила Паола, недоверчиво поглядывая на начальника.

– Он ее напугал. Точно, напугал, – кивнул сам себе Непогодин, игнорируя слова помощницы, – так!

Он развернулся к ней, припоминая о вечерней встрече.

– Да? – Паола приготовилась слушать.

– До восьми часов найди мне кого-нибудь для сопровождения.

Кьяри уже набрала воздуха, намереваясь ответить все, что думает по поводу этого заявления, но Виктор остановил ее, мрачно добавляя:

– Мне нужна замена Линде! Сегодня отличная возможность проверить, на что эта девица будет годна. Завтрашняя встреча с Ариосто должна пройти безупречно.

Камилло будет намного благосклоннее к подписанию договора с партнером, вокруг которого будет увиваться некая дамочка, похожая на его драгоценную супругу. Эта парочка слишком увлечена семейными узами, считая брак едва ли не священным действом.

– Я могу настоять на нежелательности подобного действия? – Паола глядела на босса почти обреченно.

– Нет! – Виктор направился к выходу из номера.

– Где, по-вашему, я должна искать эту женщину? – возмутилась Кьяри.

– Мне тебя учить, с кем связываться в подобных случаях? – сухо кинул ей Непогодин.

– Это может иметь нежелательные последствия, – настаивала на своем Паола, зная, что рисковала вызвать гнев начальства.

– Ты должна сделать невозможное возможным, Паола.

Он вышел, оставив помощницу негодовать в одиночестве. Теперь, когда ее никто не мог видеть, Паола сжала кулаки и, переходя на родной итальянский язык, высказала все, что думает по поводу полученного задания.

– Когда он женится? – вздохнула Кьяри. – Может, хоть тогда станет легче?

Она подошла к зеркалу, поправляя и без того безупречную прическу. Итак, у нее оставалась всего пара часов, чтоб найти хоть мало-мальски приличную кандидатуру на роль предполагаемой будущей госпожи Непогодиной.

Паола вышла в коридор, и ее каблуки тихо застучали, когда она направилась к лифту. Ей нужно связаться с некоторыми людьми, список которых она хранила на подобные экстренные случаи. Но ни разу не приходилось подпускать женщину, присылаемую из эскорта, так близко к предполагаемым партнерам.

Нет, не в такой роли. Линда, хоть и не раз была отмечена репортерами в скандальных статьях, все же была дочерью своего отца, который мог заткнуть рты, когда требовалось. С нее иной спрос, хоть и была она до дрожи неприятной лично для Паолы. Но никогда в жизни Кьяри не позволила бы личным чувствам повлиять на работу. Представляя, какому риску подвергнется завтрашняя встреча, она принялась обмахиваться брошюрой, которую взяла на ресепшене, когда остановилась в фойе отеля.

Глава 6

Стоило Марине вернуться, как в двери бесцеремонно забарабанили кулаком. Она поспешила отозваться и нырнула под одеяло, отчаянно изображая сонливость. Конечно же это была Анна. Сестра вошла в комнату, остановилась у постели и дернула за край одеяла, стаскивая его с головы Марины. Девушка потянулась и зевнула.

– Почему ты спишь с мокрой головой? – фыркнула Анна, глядя на копну спутанных влажных волос сестры.

Вот и снова этот взгляд. Марина нехотя села, приглаживая растрепанные пряди. Зависть. Казалось, что Анна могла испытывать к ней только это чувство.

– Летта мне уже весь мозг вынула, – проворчала сестра, – теперь твоя очередь развлекать ее.

Анна не стала дожидаться, пока Марина ответит. Она вздохнула, показывая всем своим видом великую скорбь по поводу ее тяжкой участи, и оставила сестру одну. Девушка поднялась с постели, понимая, что теперь никуда не деться. Ей нужно было переодеваться и топать в гостиную. Марина накинула длинную хлопковую тунику. Оранжевый цвет отлично оттенял загорелую кожу. То что нужно.

Теперь она поспешила к сестре. Виолетта уже сидела на диване, таская клубнику из большой вазы на витой длинной ножке. Устоять перед таким соблазном было невозможно, и Марина присоединилась к ней, откусывая крупную ягоду.

– Уже лучше? – поинтересовалась Летта.

– Угу, – подтвердила младшая сестра, протягивая руку за очередным лакомством.

– Так чего прискакала одна? Все лето тут отсиживаться будешь? – Виолетта откинулась на удобную спинку светлого дивана, закидывая ногу за ногу и покачивая носком босоножки.

– Да, я хочу пробыть тут до середины августа как минимум, – пояснила Марина.

Ну вот, сестра снова решила завести этот разговор. И зачем, спрашивается, допытываться? Сказала же, что не желала вспоминать этого идиота!

– Что с Антоном? А? – продолжила допрос Летта. – Вроде неплохой парень, не дурак.

– Дурак! – Марина подогнула ноги, устраиваясь удобнее. – Летт, просто знай, что этот субъект не стоит внимания твоей любимой сестры…

Она поморщилась, дурачась, и Виолетта усмехнулась, с теплотой проведя ладонью по золотым волосам младшей сестры.

– Поняла тебя. Раз говоришь, что не стоит, значит – не стоит. Смотри, что я тебе привезла. Думала, что перед своим Антоном покрасуешься, а теперь решай сама, куда надеть. – Виолетта потянулась к столику и взяла с него блестящую коробку с логотипом своего любимого бренда. – Держи.

Марина приняла подарок и сразу принялась открывать его. Внутри оказалось платье. Прохладная дымчатая ткань была практически невесомой, и казалось, что просто растворится, едва дотронешься до нее. Тонкие бретельки сплетались из серебристых нитей, из такого же материала был выполнен второй слой платья, словно покрывавший его тонкой сетью.

– Нравится? – приподняла бровь Виолетта.

– Еще как! Спасибо! – Марина подалась вперед и обняла сестру, целуя ее в щеку.

– Развейся вечерком с подругами. Чего все в комнате сидишь да дикарем по берегу ходишь?

– Я подумаю над этим, – счастливо улыбнулась младшая сестра.

– Интересно, кто поймается в эти сети, – замурлыкала Летта, затем стала серьезной и нахмурилась. – Гляди, чтоб всякий планктон не цеплялся!


Уже позже, ближе к вечеру, пришлось покинуть дом и «развеяться». Марина сбежала с радостью, не выдерживая домашнего шума, и теперь прислонилась боком к дверце машины. Она терпеливо дожидалась, пока подруга отыщет нечто «отпадное», как сама девушка выразилась. Зоя, дочь их соседей и по совместительству ее «сезонная» подруга, нервно притопывая, в который раз обыскивала свою сумочку.

– Сейчас… сейча-а-ас… – Гладкие черные волосы упали ей на глаза.

Зоя топнула ногой и сердито убрала пряди за ухо. Затем она сделала последнюю попытку обыска и наконец счастливо взвизгнула, вытаскивая из сумочки пару глянцевых приглашений.

– Ты не представляешь, чего мне стоило их получить! – застонала подруга и подошла ближе к Марине. – Ты везучая, Шиманская.

– И в чем же мое везение? – усмехнулась девушка и взяла одно приглашение у подруги.

Марина села в машину и принялась рассматривать жемчужный фон с серебристым тиснением. Глаза девушки расширились, стоило ей прочитать логотип.

– «Аквамарин»?

– В новеньком отеле намечается отличная вечеринка. Там будет Макс Стоцкий! – восторженно отозвалась Зоя и села на водительское сиденье.

Яркая красная машина тронулась с места и легко понесла их по пустой дороге.

– Кто? – пробормотала Марина, не сводя взгляда с маленького куска бумаги в руке.

– Макс Стоцкий! Пф-ф! – хмыкнула подруга и поправила легкую шляпу. Встречный ветер пытался сорвать ее с головы девушки. – Ты что? Только не говори, что не смотрела его «Роковое мартини»!

Марина скривилась. Зоя повелась на очередного актеришку. Эта слабость к слащавым мальчикам, мелькающим по телевизору, ее до добра не доведет. Но сейчас кое-что другое беспокоило ее больше увлечения подруги. «Аквамарин»! Марина зажмурилась и тряхнула головой, осыпаясь золотистыми прядями. Что за невезение? Последнее время она просто притягивает неприятности!

– Зой, а Зой, – девушка изобразила свою самую убедительную улыбку, – может, лучше в «Эклер» сходим? А? Там неплохо, открытая терраса и…

– Нет, нет и нет! – ткнула в нее пальцем подруга. – Я такую возможность не упущу!

Черт… Марина, вздохнув, прислонилась к спинке сиденья и обреченно поглядела на приглашение. Конечно, часть ее ужасно хотела хоть издалека увидеть сына владельца отеля. Ведь он не пропустит такое мероприятие? На это она тоже надеялась. Но что делать, если отец узнает о ее визите к конкурентам? Если кто-то из сестер дознается, ей конец.

– Зоя, меня отец убьет, если узнает, что я была в этом отеле! – Марина решила действовать иначе. – Он не очень ладит с Непогодиным…

– Откуда он узнает? Боже, твой отец понятия не имеет, чем ты тут занимаешься. Когда ты видела его в последний раз? Пф-ф! Мы приехали, так что кончай ныть, Шиманская.

Зоя сверкнула белозубой улыбкой и заехала на стоянку, выискивая свободное место. Марина позволила подруге взять себя за руку и потащить к крыльцу отеля. Она велела себе не думать о возможных последствиях и чувствовала, как сердце принялось колотиться все сильнее с каждым шагом. Увидит или нет? А что, если Виктор ее узнает? Марина прижала ладонь к щеке, надеясь, что не вздумает краснеть не к месту.

– Ты только посмотри, – произнесла Зоя, проходя через холл отеля, – зачем вообще их надели? Так можно и голыми заявиться!

Подруга ткнула Марину локтем в бок, кивком головы указывая на несколько девиц, обернутых дорогими лоскутами ткани. Назвать это платьем язык не поворачивался. Голыми… Марина зажмурилась и нервно потянула вниз подол короткого платья, не желая вспоминать свое ночное купание.

Кажется, теперь в каждом слове и взгляде ей будет это мерещиться. Гостей в «Аквамарине» встречал уютный просторный холл, декорированный в классическом стиле. Тут вам и роскошные ковры, и кожаная мебель. А из огромных окон открывался отличный вид.

Приятная музыка успокаивала и отвлекала от мучивших ее мыслей. Марина прошла за подругой к внутреннему двору, через который они намеревались подняться на одну из открытых террас, где, собственно, и была вожделенная вечеринка.

Пожалуй, ей могло бы здесь понравиться. Три обширные террасы занимали весь верхний этаж отеля, оттуда открывался прекрасный вид на море и ночной город. Здесь был и открытый бассейн, вокруг которого оборудовали отличную зону отдыха. Марина приоткрыла рот, замечая прекрасный искусственный водопад.

– Прикинь, на территории комплекса есть ресторан, салон красоты и даже бутик! – хмыкнула Зоя, увлекая подругу к лестнице. – Идем, чувствую, будет весело!

Как же весело! Девушка тихо порадовалась, что здесь столько народу и она может остаться незамеченной. Возле барной стойки они присели на высокие стулья. Зоя, недолго думая, схватила коктейли с подноса официанта, проходившего мимо них, и вручила один подруге.

Здесь музыка звучала громче, и приходилось соприкасаться головами, чтобы расслышать друг друга. Марина рискнула попробовать напиток, который неожиданно приятно освежал. Спиртного в нем было мало. Слишком мало для Зои, и она уже возмущенно высматривала что-нибудь покрепче, попутно рассказывая подруге о счастливчиках, приглашенных на вечеринку.

Оставалось удивляться, откуда она знала половину этого народа, и Марина никак не могла расслабиться, чувствуя себя здесь совсем лишней, несмотря на всеобщее веселье. Зоя только больше расстроила ее, принявшись восторженно пищать, когда на специально сооруженную небольшую сцену поднялся молодой мужчина.

Рубашка пижона была до пояса расстегнута, демонстрируя присутствующим дамам гладкую, словно у юноши, грудь. Он что-то произносил, но слов было не разобрать за шумными девицами, которые приветствовали господина Стоцкого. Да Марине и не особо интересно было то, что он декламировал. Затем приглашенная «звезда» запела, и словно зомби Зоя поплыла через площадку поближе к своему новому кумиру. Марина окликнула подругу, но та только томно вздохнула, хватая по пути очередной бокал.

– С таким же успехом ты могла прийти сюда одна, – сказала Марина.

Она обвела толпу взглядом. На противоположном крае площадки было гораздо уютнее и свободнее. Марина поднялась со стула и прошла между столиками, пробираясь к кованым перилам. Здесь можно было расслышать шум моря, а ветер с берега отлично освежал. Девушка оперлась руками о прохладное ограждение, стараясь не замечать фальшивых нот в звучавшей песне. Ей захотелось заткнуть уши и сбежать отсюда.

Марина оглянулась, замечая синее платье подруги в толпе танцующих гостей. И как ей удавалось получать удовольствие, где бы ни находилась? Девушка отправила Зое сообщение на телефон о том, что вышла подышать воздухом, и решила спуститься вниз, во внутренний двор.

По мере того как девушка спускалась, музыка становилась все тише. О счастье! Марина прошла вдоль подсвеченного бассейна, глядя на сверкавший водопад. Казалось, что вода текла из настоящих скал. Дизайнеры отлично постарались, создав впечатление нетронутой природы.

– Она должна была явиться десять минут назад!

Марина вздрогнула от неожиданности и обернулась. Вдоль бассейна нервно прогуливалась молодая женщина, продолжая разговаривать по телефону. Ну вот, и здесь нет покоя. Девушка вздохнула, надеясь, что незнакомка закончит разговор и уйдет.

– Серебристое? Я предупреждала вас, что девушка должна быть одета подобающе. Вам платят достаточно, чтобы я не слушала подобные оправдания, господин Котов! – Паола поджала губы, слушая извинения мужчины.

Опаздывает! Как можно быть такой безответственной? Хотя что можно ожидать от особы, оказывающей подобные услуги? Все же это никуда не годилось. Кьяри поправила воротник блузки. Сделалось душно, несмотря на вечернюю свежесть.

– Я жду в фойе. У вашей «сотрудницы» пять минут. После этого она может не торопиться. Переведенную сумму возвратите с процентами за несоблюдение обязательств. – Паола отключила мобильник. Марина покачала головой. Кажется, у кого-то вечер тоже не задался. Женщина быстрым шагом прошла к входу в отель. На мгновение она остановилась у открытых стеклянных дверей, поправила прическу и поторопилась войти внутрь.

«Пожалуй, последую ее примеру», – Марина вздохнула и пошла на лившийся из отеля свет.

Жаль, она действительно надеялась увидеть хозяйского сына.

– Совсем чуть-чуть, – тихо поспорила сама с собой девушка.

Сможет ли она вообще когда-нибудь увидеть его снова? А вдруг Виктор Непогодин покинул побережье? Эта мысль вынудила Марину растерянно остановиться посреди фойе, прижимая к себе маленькую сумочку. Он был в аэропорту. Значит, вполне мог улететь тогда. Марина печально поникла, а настроение окончательно испортилось. Девушка окинула взглядом пустое помещение, а когда повернулась, чтобы идти, столкнулась с кем-то плечом. Потирая ушибленную руку, она с удивлением заметила ту самую незнакомку, которая беседовала по телефону у бассейна.

– Простите, я не заметила вас, – с виноватой улыбкой проговорила Марина.

Паола только поправила блузку, тихо извиняясь в ответ. Она успела отойти ровно на шаг, затем пришлось остановиться, поскольку заметила на лестнице знакомую фигуру своего босса. Виктор неспешно спустился, и по мере того как он приближался, у Марины все сильнее стучало сердце. Бежать? Стоять? Девушку охватила паника, и она отвернулась, вновь прижимая к себе сумочку.

– Что же ты прячешь от меня, Паола? – Мужчина отодвинул помощницу в сторону и уставился на незнакомку.

Эта легкая сетка на серебристом платье вызвала у него ухмылку. Она из тех, кто раскидывает сети, или сама попалась в нее? Ножки у «рыбки» отличные. Что же до остального, то Виктор нахмурился, не понимая, отчего она вздумала рассматривать входные двери, а не того, кто ей платит.

– Кого я, по-вашему, прячу? – Кьяри возмущенно пожала плечами, и тут ее осенило.

Эта девушка, и это платье… По телефону сообщили, что нанятая ею особа будет в чем-то подобном. Ну что же, явилась, значит. Отлично.

– Мы собирались подняться, но вы опередили нас, – пояснила помощница.

Непогодин только хмыкнул в ответ. Теряя терпение, он обошел Марину кругом и остановился. Это был самый волнующий и пугающий момент в ее короткой жизни. Девушка замерла, боясь пошевелиться перед этим красивым неулыбчивым мужчиной и пытаясь убедить себя, что все происходящее просто дурной сон.

– Оставь нас, – потребовал Виктор, обращаясь к своей помощнице.

Паола коротко кивнула и, окинув девушку недоверчивым взглядом, отошла от них, отправляясь к лифту. Узнает? Узнает или нет? Марина мысленно перекрестилась и заставила себя улыбнуться. Непогодин приподнял темную бровь, и уголок его губ дрогнул.

– Ты опоздала, – коротко заявил он.

Глаза Марины распахнулись шире. О чем этот мужчина говорил? Он поглядел на свои наручные часы и вновь вернулся взглядом к девушке.

– Моя помощница ввела тебя в курс дела?

Девушка отрицательно помотала головой. Виктор нахмурился.

– Следуй за мной. – В его неожиданно приятном голосе слышалось нетерпение.

Куда он ее звал? Сильная ладонь решительно обхватила запястье Марины, и Непогодин увлек ее за собой.

Глава 7

– Встреча назначена на восемь часов. Все, что тебе нужно, это просто улыбаться и молчать, поняла? – грубо спросил Виктор.

Девушка растерянно кивнула, когда они остановились перед входом в ресторан. Непогодин продолжал держать ее за запястье, вновь быстро окидывая взглядом. Достаточно хорошенькая. Пожалуй, такие всегда производят впечатление милой девочки, которая ложится спать в девять вечера, и исключительно в обнимку с плюшевым медведем. Вот оно, обманчивое впечатление. Только посмотрите, черт возьми, покраснела? Такое вообще возможно?

Виктор только хмыкнул и потянул присланную «сообщницу» в просторный уютный зал ресторана, который был расположен на верхнем этаже отеля. Они подошли к самому дальнему столику, зарезервированному Паолой, и Марина позволила мужчине придвинуть ее стул. Виктор обошел стол и сел напротив, словно их должно было присутствовать только двое.

Что этот человек задумал? За кого он ее принял? Марина с удовольствием развеяла бы его заблуждения, но боялась лишний раз пошевелиться. Пусть лучше ошибается, тогда она сможет быстренько ускользнуть в дамскую комнату и навсегда исчезнуть. Главное, чтобы Виктор не дознался, что она не кто иная, как дочь Шиманского. А уж тем более не нужно было напоминать ему, что это именно она вторглась без разрешения на его частный пляж и купалась там голышом, распевая песни… Такого позора Марина бы не перенесла.

Деловой партнер и его жена задерживались. Виктор еще раз кинул взгляд на часы и расслабленно откинулся на спинку удобного стула. Что же, отличная возможность внимательнее разглядеть девицу. Волосы ее были собраны в аккуратную прическу, и ему вдруг захотелось, чтоб незнакомка распустила их, но он сдержался, складывая руки на груди. Ворвавшийся из открытого окна порыв ветра растрепал волосы девушки. Непогодин склонил голову набок, и тут до него дошло.

– Ты вообще разговаривать умеешь? Или немая?

Марина приоткрыла рот, намереваясь хоть что-то ответить на эти слова, но просто не нашлась что сказать. Она вздохнула, понимая, что выглядела наверняка совсем глупо.

– Прекрасно! – ухмыльнулся Непогодин. – Не женщина, а мечта.

Молчит, а это смущение! Браво. Вот это актриса. Куда уж тут дурочке Линде. Виктор был доволен, думая о том, что стоило повысить выплачиваемую сумму Кьяри. Постаралась помощница. А еще сомневалась. И где откопала это сокровище?

Марина заставила себя посмотреть ему в глаза. Зачем? Хотела с близкого расстояния увидеть их и сравнить со снимком, который совсем недавно так глупо разглядывала у себя в комнате. И зачем это сделала? Сейчас взгляд мужчины казался темнее наверняка из-за приглушенного освещения ресторана. Но ее платье, искрясь, отражалось в его глазах, придавая им почти мистическое выражение. Пожалуй, она засиделась. Все, Шиманская, налюбовалась, мечту осуществила, правда, весьма странным образом. Но как загадала, так и получила! Теперь беги…

– Я оставлю вас на минуту. – Девушка заставила себя совершенно невинно улыбнуться и поднялась со стула.

Главное, не броситься наутек, а дойти до выхода спокойно, решила про себя Марина. Но Виктор поднялся следом и улыбнулся в ответ. По крайней мере она так наивно полагала. Как оказалось, рад был Непогодин подошедшему мужчине, а ее слова, по-видимому, вовсе пропустил мимо ушей.

Марина сердито нахмурилась, но в следующее мгновение ее бесцеремонно развернули лицом к гостю, прибывшему в сопровождении супруги, и тяжелая рука собственнически легла на плечи неудачливой беглянки.

– Евгений, Таша, позвольте представить мою… – Виктор замялся, вдруг понимая, что забыл спросить имя своей сегодняшней спутницы.

Да и черт с ним, все равно на время. Мужчина кинул взгляд в окно и улыбнулся, глядя на блестящее море. Кажется, он придумал, как будет ее звать.

– Позвольте представить мою Марину.

Непогодин снова просиял улыбкой, и девушка замерла в его руках, едва услышала собственное имя. Откуда узнал?! Или просто угадал? Какой кошмар! И что теперь? Кажется, он затеял что-то странное. Пытался выдать ее за свою знакомую перед этими людьми? Но зачем это делать Виктору Непогодину? Будто у этого мужчины не хватало женщин, которых можно было попросить сходить с ним на встречу. Пока Марина размышляла и пыталась освободиться, пальцы Виктора крепче сжали ее плечо, молча указывая на то, чтоб она прекратила свои попытки.

Недолго думая, девушка наступила на его ногу каблуком, и Виктор, не ожидая подобной выходки, выпустил свою «жертву». Ему пришлось и дальше улыбаться гостям, хотя взгляд его не обещал ничего доброго. Но Марина и не собиралась выяснять, что это ей сулило. Она радостно поприветствовала супружескую пару и схватила свою сумочку с края стола.

– Я буквально на минуточку. – Девушка заставила себя улыбаться и поспешила спастись бегством.

Но Таша тут же сообщила, что и ей надо в дамскую комнату.

– Черт… – тихо прошептала Марина, когда женщина взяла ее под руку, так тепло и просто, что стало не по себе.

– Я здесь впервые, – пояснила Таша, – но, признаться честно, просто очарована. Представляешь, задержались потому, что я попросила Женю дать мне на закат посмотреть! Знаю, что бессовестная. Я – такая.

Знакомая Виктора хихикнула, и они прошли в переднюю комнату, в которой было установлено несколько умывальников. Таша поправила короткие темные волосы и посмотрела в зеркало на Марину.

– Только Виктору не говори, ладно? – вздохнула она. – Муж будет врать, что ему с работы позвонили, потому и не успели вовремя. Мужчинам всегда нужно выглядеть солидно.

Таша тихо рассмеялась, вызывая ответную улыбку у Марины.

– Я не скажу ему, – уверила она гостью.

Как же сбежать? Может, когда эта женщина в кабинке закроется? Марина принялась усердно поправлять макияж, но Таша делала то же самое и вовсе не собиралась отходить от нее. Девушка совсем расстроилась, понимая, что план ей не удался.

– Вы очень мило смотритесь с Непогодиным, – промурлыкала гостья и повернулась, глядя на Марину своими темно-карими глазами. – Мне казалось, что ты рыженькая… Что-то я рассеянная последнее время.

Таша вздохнула, и Марина нервно улыбнулась.

– Где вы познакомились? – продолжила свой допрос гостья.

– Ты не поверишь… – одними губами прошептала несчастная пленница.

Спасением стало то, что их уединение было прервано несколькими девушками, шумно ввалившимися в дамскую комнату. Марина поторопилась выйти в коридор, ссылаясь на то, что их наверняка заждались. Таша согласно кивнула, еще раз поправляя и без того аккуратное каре, и вышла вслед за ней. Обе задержались у входа в зал ресторана, глядя на сидящих за столиком мужчин. Виктор и Евгений о чем-то беседовали, а потом почти одновременно повернули головы и посмотрели на своих спутниц.

В висках у Марины застучало от этого взгляда. Губы Виктора тронула легкая улыбка, и девушка не удержалась, отвечая ему тем же. Боже, что она делала? Какая магия управляла ею? Ведь не могло быть ничего искреннего в этой улыбке. Непогодин ведь просто играл перед своими гостями по неизвестной ей причине.

Сейчас она так просто могла развернуться и уйти. Какая разница, что подумают о ней эти люди? Она видит их в первый и последний раз, но в душе Марина уже понимала, что останется. Ей хотелось видеть эту улыбку, адресованную именно ей. Пусть всего только раз, только сегодня вечером. Ведь она заслужила этот подарок. Видимо, у нее на роду написано спасать этого мужчину. Не смогла она унизить Виктора перед друзьями или партнерами по работе и бросить у них на глазах.

– Мы идем или будем любоваться этими красавцами отсюда? – спросила Таша, склоняясь к уху девушки. – Ты смотри, осознают свое счастье. Даже забыли свои чертовы дела!

Марина вздохнула и прошла следом за новой знакомой к столику. Мужчины разом поднялись, придвигая своим дамам стулья. Марина повернула голову к Виктору и наткнулась на его холодный осуждающий взгляд. Это никак не вязалось с тем, что она совсем недавно видела.

Мужчина сощурился, пользуясь тем, что пара напротив отвлеклась друг на друга, и наклонился к ней. Его теплое дыхание коснулось вспыхнувшей щеки Марины, когда Виктор вознамерился высказать ей все, что думает по поводу недавней выходки с каблуком. Но его отвлекли, и мужчина только коротко коснулся губами плеча своей спутницы, а затем отпрянул, откидываясь на спинку стула.

Марина напомнила себе, что нужно дышать, моргать и вообще двигаться, и неловко потянулась за бокалом с водой. Сам Непогодин был невозмутим. Таша надула губы и обиженно посмотрела на мужчин.

– Я вот тут интересовалась у Марины, как вы познакомились, – обратилась она к Виктору. – Вы встретились на побережье или в Москве? А может, это произошло на одной из мощеных улочек Вероны? Дорогой, ты помнишь сад Джусти?

Теперь Таша повернулась к мужу. Евгений только молча кивнул, отправляя в рот очередной кусочек со своей тарелки.

– Выбери тот вариант, который тебе больше всего нравится, – самодовольно усмехнулся Виктор. – У тебя всегда было хорошо с фантазией.

– На самом деле мы познакомились в Риме, – вздохнула Марина. Она увидела, как напрягся Непогодин, впиваясь в нее своим серым взглядом. Девушка невинно улыбнулась и продолжила: – Это произошло у фонтана Треви. Он всегда смущается, когда я вспоминаю. – Марина хлопнула ладонью по плечу Виктора, продолжая сочинять.

Хотел, чтоб она изображала его девушку? Вот и получи…

– И как это было? – отложила вилку Таша, теперь с восторгом слушая новую знакомую.

– Когда я увидела его, то подумала: «Что может такой мужчина делать у этого фонтана?» Виктор не был похож на тех туристов, которые приходят к нему, чтобы бросить монетку и загадать желание.

– Дорогая… – прокашлялся в кулак Непогодин, понимая, что ситуация выходила из-под контроля, – это совсем не интересно.

– Еще как интересно! – возразила Таша и снова принялась слушать Марину. – Продолжай.

– И вот я не поверила своим глазам!

– Да ну-у? – ахнула гостья. – Он ее бросил?!

– Я все же настаиваю… – попытался вмешаться в разговор девушек Виктор.

Евгений только страдальчески покачал головой, давая понять, что затея бесполезная и нужно просто смириться.

– Бросил, – утвердительно кивнула Марина.

Глава 8

Присутствие Таши помогло ей немного расслабиться, и Марина даже позабыла на время, что была лишь нечаянной пленницей сидящего рядом мужчины. Причем Виктор и в самом деле держал ее за руку, каждый раз целуя пальцы, едва на них смотрели гости, и сильно сжимая их с совершенно невинным видом, когда «невеста» опять порывалась сказать что-то «лишнее».

И как можно быть таким притворщиком? Друзья искренне радовались за негодяя, льстя ей и рассыпаясь в комплиментах «чудесной паре». Не предполагала Марина, что вечер пройдет в таком неожиданном обществе, когда принимала предложение Зои. Интересно, как там ее подруга? Девушка покосилась на сумочку. Телефон до сих пор молчал. Хотя, может, она присылала сообщение и его просто не было слышно из-за шума?

Когда ужин закончился, знакомые Виктора стали прощаться. Таша обняла Марину, словно они были знакомы бесконечно долго. Евгений по очереди пожал им руки, и с обещаниями вскоре снова увидеться Непогодин попрощался с парой. Едва его гости вышли из ресторана и скрылись в темноте коридора, Виктор развернулся к своей спутнице.

– Для начала – браво. Справилась. Если не брать в расчет моего желания заклеить этот прелестный ротик скотчем – ты справилась.

– Зачем вы врали этим хорошим людям? Они, в отличие от вас, были искренними, – не выдержала Марина.

– Тебе платят не за то, чтобы ты вопросы задавала, – холодно заметил Виктор.

Вот тебе и номер! Марина от удивления опешила. Ей, оказывается, еще и приплачивали? Точнее, тому, кто должен был занять это место сегодня. Все, хватит с нее приключений. И так слишком много подарков для этого человека. И какова благодарность? Еще и недоволен.

– Вы не платите мне ни копейки, – возмутилась девушка, обошла стол и глянула в сторону выхода из ресторана. – Не знаю, что вы задумали, но я просто подыграла вам, чтобы не выглядели жалко перед вашими друзьями. А сейчас – доброй ночи!

– Какого черта? – глухо пробормотал Виктор, хватая ее за руку повыше локтя и привлекая к себе.

– Это моя фраза, – приподняла подбородок Марина, – это я должна была сказать в тот момент, как вы схватили меня в фойе и потащили в этот ресторан. Или в «Аквамарине» принято хватать ни в чем неповинных гостей и принуждать их ужинать с кем попало?

Она сама не понимала, что ее заставило все это говорить. Ведь надеялась тихонько улизнуть. Теперь же хотелось просто стукнуть сумочкой по голове этого самонадеянного человека. Казалось, Виктор был оглушен ее словами. Его серые глаза потемнели, словно небо перед грозой, и он мотнул головой, явно не веря ни единому ее слову.

В сумочке Марины зазвонил телефон, и она высвободила руку, пытаясь понять, кто это мог быть. Когда достала мобильник, то поняла, что ее наконец кинулась искать Зоя. Неужели налюбовалась на свою «звезду»? Девушка покачала головой и кинула быстрый взгляд на Непогодина.

– Как своевременно. Прощайте. И больше не обманывайте своих друзей. Не думаю, что их у вас много. С таким характером их не может быть много.

Дожидаться ответа Марина не стала. Сумочку прихватила с собой и торопливо вышла на открытую террасу ресторана, чтобы спуститься по лестнице вниз, к выходу из отеля.

– Какого?.. – Виктор, не ожидая подобного, просто опешил на какое-то мгновение.

Что, черт возьми, происходило? Эта женщина заявила, что он ошибся? Как он мог ошибиться?!

– Кьяри… – прорычал Непогодин, а затем кинул взгляд на террасу. – Ты же не побежишь за ней, в самом деле?

Виктор спрятал кулаки в карманы брюк, моментально наматывая на пальцы прохладную цепочку.

– Не побежишь ведь?..

Он тихо выругался и широким шагом пошел к выходу из ресторана, намереваясь перехватить беглянку. Сначала нужно остановить ее, а потом убить Паолу. А может, наоборот! Желание придушить помощницу было слишком велико, но не сильнее, чем негодование по поводу заявления незнакомки.

Виктор спустился по главной лестнице, не останавливаясь, он прошел через фойе и притормозил лишь на крыльце. После яркого освещения зала глазам пришлось привыкать к летней ночи, но он прекрасно разглядел блеснувшее серебром платье.

Марина на мгновение замерла, держась за открытую дверцу машины, и, сама не зная почему, повернула голову, встречаясь взглядом с Виктором. Он был в ярости. Девушка немедленно села на сиденье рядом с водительским местом и поторопила подругу, намереваясь сбежать отсюда как можно дальше. Машина рванула с места, и Непогодин еще долго смотрел ей вслед. Он несколько раз одними губами повторил номер, желая запомнить его. Раз Кьяри устроила все это, пусть теперь ищет девицу и разбирается с ней.

Виктор вытащил из кармана брюк телефон и нажал кнопку быстрого вызова. Паола ответила незамедлительно, словно всегда ждала его звонка. Сейчас даже это раздражало Непогодина.

– Запиши цифры! – потребовал без объяснений мужчина, и помощница потянулась к своему блокноту, красивым почерком фиксируя полученную информацию.

– Чей это номер машины? – поинтересовалась Паола.

– А вот это ты немедленно и выяснишь! – мрачно велел Непогодин.

– Что произошло на ужине? Девушка не подошла? Устроила скандал? – Женщина отставила в сторону чашку с недопитым кофе и поднялась из-за стола.

– Просто найди эту машину, – сквозь зубы проговорил Виктор.

– Расскажите подробнее, – потребовала Кьяри, уже стоя за его спиной.

Как она это делала? Непогодин провел ладонью по лицу и нервно сошел с крыльца во двор. Паола последовала за ним, словно тень.

– Эта девица утверждает, что ее не нанимали для сопровождения. Она заявила, что я ей не плачу. Я хочу знать, Кьяри, кого ты притащила мне на этот ужин! – мрачно проговорил мужчина. – Это ты во всем виновата!

Черная бровь Паолы скептически изогнулась, и Виктор чертыхнулся.

– Неужели и в самом деле возможно подобное совпадение? – задумчиво проговорила помощница.

Она совершенно спокойно отнеслась к привычному для своего шефа недовольству.

– Я свяжусь с агентством и все выясню.

– Уж потрудись. – Виктор нахмурился и посмотрел в сторону моря. – Если она сболтнет лишнее, сама знаешь, какие будут последствия.

– Я соберу всю возможную информацию. Что вы намерены предпринять? – поинтересовалась Кьяри.

– Пройдусь немного…

Не оглядываясь на помощницу, мужчина неторопливо пошел к пляжу. Какое счастье, что сегодня отдыхающих было совсем мало. Несколько человек веселились под зонтиками, чуть дальше орали какие-то девицы, будто их кто-то резал. Виктор устало вздохнул и пошел к той части пляжа, которая сейчас пустовала. Здесь вообще редко бывали люди. Почему, он не понимал. Ему самому казалось, что это место было просто прекрасно.

Непогодин снял ботинки, бросил их на песок и спустился к самой воде. Он немного закатил легкие брюки и вошел в воду, ощущая ее свежую прохладу. Его взгляд остановился на группе темневших камней. Виктор закрыл глаза и даже нахмурился, пытаясь оживить воспоминания.

Волосы у незнакомки были такие длинные, они сверкали под светом луны и казались серебряными. И голос… Он открыл глаза и снова посмотрел на самый большой камень. Из отеля доносилась музыка и мешала ему сосредоточиться. Виктор прошел в воде к тому месту, где его нашли товарищи, и снова остановился. Смешно было надеяться отыскать что-либо на этом куске песка. Его истоптали столько ног! Он вытащил из кармана кулон, поднимая его перед собой, и посмотрел на прозрачный камень.

– Как же мне тебя найти?

Идею с кулоном Непогодин отбросил сразу. Можно себе представить, сколько девиц заявит, что именно они потеряли его в ту ночь. Нет, это было просто смешно.

– Нужно было установить тут камеры, – проворчал Виктор и снова спрятал свое сокровище в карман.

Теперь он кинул взгляд на отель, сверкавший ночными огнями. Эта девушка, кто она такая? Как вообще там появилась? Почему смолчала, если действительно не была прислана из агентства? Если она разболтает об этом ужине, нет, если расскажет о том, что он, Виктор Непогодин, представлял ее как свою невесту, то стоило ждать того, что эти новости разлетятся по всем газетам.

– Черт…

Всю обратную дорогу Марина промолчала, откинувшись на спинку сиденья и глядя на ночное небо. Голова кружилась, а свежий ветер обдувал разгоряченное лицо, оставляя на губах солоноватый привкус моря. Зоя все пыталась расспросить подругу, куда та пропала так надолго, но девушка только соврала, что встретила знакомую и заговорилась с нею.

– Представляешь, он мне свой телефон дал! – Зоя помахала глянцевой визиткой.

– Веди аккуратнее, – велела ей Марина.

Хоть у кого-то вечер задался. Она повернула голову, пытаясь разглядеть отель, из которого так поспешно сбежала, но «Аквамарин» терялся среди пышной зелени и не был виден с этого куска дороги. Как Виктор смотрел на нее тогда, у машины! Марина взволнованно обняла себя руками, едва слушая щебетание довольной подруги. Ей удалось разозлить Непогодина. Это точно. Она была рада наконец оказаться возле дома. Этот вечер окончен, нечего и беспокоиться. Пусть теперь сам заботится о том, что сказать своим друзьям. «Я тебе плачу не за это…»

– Вот же гад! – возмутилась девушка, тут же привлекая внимание Зои.

Подруга уже остановила машину перед крыльцом дома Марины, теперь интересуясь, кто же так разозлил ее.

– Да так, никто. Просто вспомнила, как сегодня столкнулась с одним человеком на лестнице и он даже не извинился, – соврала девушка первое, что пришло в голову и торопливо попрощалась с подругой.

Зоя недоверчиво посмотрела на нее, но смолчала, просто желая спокойной ночи. Марина подождала, пока ее машина скроется из вида, и поднялась на крыльцо. В доме было тихо и темно. Свет не горел ни в одной из комнат, видимо, все уже давно улеглись спать. Девушка тихонько прошла по коридору, поднимаясь по нескольким ступенькам, ведущим к входу в гостиную. Здесь она смогла услышать, как тихо звякнула бутылка о бокал, и Марина сердито вздохнула, прекрасно понимая, что происходило.

– Он так и не позвонил. – Девушка прошла через просторную комнату и заглянула в кухню.

Так и есть. Анна сидела за столом, подпирая одной рукой хмельную голову, второй отчаянно пыталась попасть горлышком бутылки в бокал. Не выходило. Марина подошла к сестре и отобрала бутылку. Она поставила ее на столешницу и села на соседний стул.

– Ань, – тепло позвала сестру девушка.

– Чего приперлась сюда? – шмыгнула носом Анна, залпом допила содержимое своего бокала и с размаху бросила его в стену.

– Ну что ты творишь, а? – Младшая сестра взволнованно поднялась со стула и присела рядом со столом, пытаясь собрать осколки.

– Убирайся! – фыркнула Анна. – Все валите к черту…

Она опустила голову на стол и закрылась руками. Плечи ее вздрагивали от рыданий.

– Ань. – Марина выбросила большие осколки в мусорку, подошла к сестре и осторожно обняла ее за плечи.

– Уходи! – всхлипнула Анна. – Не хочу тебя видеть!

– Ты же знаешь, что Артем позвонит. – Марина провела ладонью по волосам сестры, но та резко отбросила ее руку.

Анна повернула к Марине раскрасневшееся лицо, и в ее глазах было столько ненависти, что младшая сестра слегка отступила.

– Вечно ты лезешь со своей жалостью! Всех ты любишь, всех жалеешь, все ты понимаешь! Да что ты вообще можешь понимать, чертова кукла Барби?! – выкрикнула Анна, пьяно отмахиваясь от Марины рукой.

– У меня самолет утром, – раздался ледяной голос Дарьи, словно призрак возникшей в дверном проеме кухни. – Еще хоть один звук услышу – убью всех.

Глаза сестры недобро сузились, и на кухне повисла тишина.

– Страдаешь из-за большой задницы и тупой головы? – едко кинула она Анне. – Меньше жри и сходи в салон, перекрасься в брюнетку. Вдруг интеллект зародится. А ты!

Дарья повернулась к Марине, притихшей у столешницы.

– Прекрати жалеть всех убогих. Нашей сестрице жалость не поможет. Пока самой не надоест быть идиоткой, ничего не изменится.

– Пожалуй, я пойду… – Марина осторожно проскользнула мимо сестры в коридор, в который раз сомневаясь, была ли Дарья вообще из их семьи или ее подкинули некие темные сущности.

Оставалось искренне жалеть сотрудников компании, в которой работала сестра.

Глава 9

Сидя в глубоком кресле, Паола закинула ногу на ногу и удобнее взяла телефон.

– Вы произвели перевод суммы, которая была выплачена нами за предоставление услуг вашим агентством.

Мужской голос уверил, что их нерадивая «сотрудница» была уволена, и он надеется, что это неприятный момент улажен. Кьяри не стала тратить свое время на разъяснения этому человеку, что никогда в будущем не воспользуется его услугами. Она отключила телефон и задумчиво постучала ухоженными пальцами по краю журнального столика.

– Кто же ты такая? И зачем тебе понадобилось притворяться тем, кем не являешься? – Женщина нахмурилась и поднялась с кресла.

Отойти далеко она не успела. На столике зазвонил мобильник, вынуждая наклониться к нему и поднять.

– Так быстро. – Паола приняла вызов и поднесла телефон к уху.

Вот что значит хорошо мотивированный сотрудник. Чеки порой творят чудеса.

– Говори.

Она вышла на открытую террасу и остановилась у ограды, глядя на море.

– Повтори, – потребовала Кьяри.

По мере того как получала отчет от своего человека, помощница чувствовала, как противно застучало в висках.

– Не могло быть ошибки? – Женщина возмущенно вздохнула. – Ты точно не ошибся?

Паола нервно нажала на кнопку на телефоне.

– Боже…

Она несколько раз прошлась по террасе, пока не почувствовала, что достаточно успокоилась. Делая пару глубоких вдохов, Кьяри вернулась обратно в номер, а затем вышла в коридор, намереваясь отыскать своего босса.

– Никто меня не слушает! Никто меня не ценит! – возмущалась помощница, и ее акцент стал еще сильнее от негодования.

Виктор вернулся к себе, но не отвечал на стук в дверь. Паола набрала его номер, но трубку никто не брал.

– Я вхожу! – проворчала она и толкнула дверь. – Даже не запер!

В комнатах было темно. Виктор не потрудился включить свет, и Кьяри сделала это сама.

– Где вы? – Она прошла через гостиную, замечая открытую на террасу дверь.

Шторы легко подхватывал ветер, и женщина отодвинула их в сторону, выходя на свежий воздух. Непогодин сидел в плетеном кресле и угрюмо глядел на берег.

– Почему вы не отзываетесь? Почему не отвечаете на звонок? – возмутилась Паола.

– Ты сегодня слишком шумная, – обронил Виктор и отпил из своего бокала.

Помощница отобрала его у начальника и, к немалому изумлению мужчины, допила вино.

– Что происходит? – осведомился он. – Ты узнала, кто владелец машины?

– Я вас неоднократно предупреждала, что это плохая затея! – возмутилась Паола, складывая руки на груди и нервно перебирая пальцами рукава блузки.

– Говори! – потребовал Непогодин.

– Машина принадлежит Зое Веремьевой.

– Веремьева? – задумался Виктор. – Это дочь Дмитрия Веремьева, у него здесь дом на берегу?

– Верно, – сверкнула глазами Кьяри.

– Она брюнетка. Я видел ее. Не подходит.

– Еще бы не подходит! Это не она!

– Кто та девушка, что была с нею в машине? – спросил Виктор. – Ее подружка? Сестра? Кто она, Паола?

– Нам удалось опознать девушку на записи одной из камер.

– И?! – не выдержал Непогодин.

– Вы назвали своей невестой дочь Шиманского. Поздравляю.

– Ты… – Виктор подавился воздухом и резко поднялся с кресла. Он ткнул в помощницу пальцем, твердо заявив: – Ты ошибаешься! Черт… Это просто невозможно! Это бред!

– Это факт.

– Я видел его дочь, у этой девицы задница шире моих плеч… Она старше меня! Это не может быть дочь Шиманского, – попытался убедить себя Виктор.

– У Аркадия Шиманского пять дочерей, – доложила Паола, – вы успели познакомиться с двумя. Анна – средняя сестра, вы только что восхитились ее щедрыми формами. И Марина – младшая из…

– Из этого серпентария! Проклятье. Что эта девица делала в «Аквамарине»? Неужели папочка велел разнюхать что-то?

Глядя на истерику своего босса, Кьяри получила несказанное удовольствие (хотя об этом Непогодину не обязательно было знать) и невинно поинтересовалась:

– Что будете говорить своему отцу?

– Черт… – простонал Виктор и провел ладонью по лицу. – Черт!

– Вы послушаете моего совета? – поинтересовалась помощница.

– И? – угрюмо глянул на нее Непогодин.

Он подошел к перилам и сердито ударил по ним ладонями.

– Вам нужно встретиться с этой девушкой, – предупреждая вспышку ярости, твердым голосом заговорила Паола. – И решить все цивилизованно!

– Она хорошо повеселилась сегодня, – сквозь зубы процедил Виктор. – Какова актриса!

– Встретиться и поговорить, – настойчиво повторила помощница.

– Я убью ее, – так же твердо отозвался Непогодин.

– Нет. Вы не убьете ее. Вы договоритесь о встрече. Нет, – сама себя поправила Кьяри. – Я договорюсь о встрече, и вы мило побеседуете. Возможно, это просто недоразумение.

– Ты веришь в подобные совпадения? Серьезно? – сощурился Виктор, и его глаза недобро потемнели. – Мой отец уже несколько лет грызется за каждый кусок земли с компанией Шиманских. Тебе напомнить, каким образом контракт на строительство этого отеля достался моей семье?

– Я об этом прекрасно осведомлена, – проговорила Паола, – но не стоит впутывать в эти вопросы девушку. Не думаю, что Аркадий подослал свою дочь.

– Не бывает таких случайностей. Не бывает такого. – Виктор замолчал, моментально ощущая, будто снова погружался в холодную воду с головой. – Ладно, Евгений уезжает утром. Может, и не узнает никто…

– Ты представляешь, с кем я ужинала сегодня? – Таша восторженно вздохнула, прохаживаясь по номеру отеля.

Она подтянула край широкого полотенца, которым обернулась после душа, и прислонилась к открытой двери балкона.

– Да, мы с Женей сегодня остановились в «Аквамарине», – продолжила говорить женщина, – нет, Женя еще в душе. Так вот, Вик был с Мариной Шиманской. В обнимку! Я сама глазам своим не поверила! Весь вечер я пыталась выяснить у Непогодина, как они сошлись. Ты не представляешь…

Таша мечтательно вздохнула и удобнее взяла мобильник.

– Да! И я всегда считала, что они должны ненавидеть друг дружку, как и их отцы. А тут такая пара! Не-е-ет! Вик сама нежность, таким я его еще не видела. Весь вечер с нее взгляда не сводил!

Девушка села на край кровати и пошевелила пальцами босых ног.

– Да я уверена, что серьезно. Нет, ну сама подумай, стал бы Вик тогда представлять ее? Да-да-да! Ладно. – Таша посмотрела на мужа, который выходил из ванной, обтирая волосы небольшим полотенцем.

Второе, то, что побольше, было обернуто вокруг его бедер. Она с удовольствием наблюдала, как стекали по телу мужчины капельки воды, и, быстренько прощаясь с подругой, отбросила телефон в сторону.

– Дорогой! – промурлыкала Таша.

Евгений остановился на входе в комнату, глядя, как жена поднялась с кровати и сбросила с себя полотенце.


Он ворочался в постели полночи, в итоге сердито зарычал и уткнулся лицом в подушку, продолжая мысленно перечислять ругательства. Не помогло ни вино, ни мысли о том, что все просто дурной сон, который растает утром. Виктор услышал, как зазвонил телефон, и не глядя потянулся к нему. Мужчина перевернулся на спину, нащупал мобильник на прикроватной тумбочке и приложил его к уху.

– Слушаю. – По его груди скользил приятный свежий ветерок, который врывался через открытые настежь двери, ведущие на террасу.

Непогодин отбросил ногой тонкое покрывало.

– Какого черта ты звонишь мне в… – Виктор сощурился и пригляделся к часам, – в три часа ночи, Каверзин?!

Голос друга заставил его скривиться и, недоумевая, поглядеть на мобильник.

– Умом тронулся или перепил вчера? – Мужчина обратно приложил телефон к уху. – С чем поздравить? Что скрывал от тебя? Что?!

Виктор резко сел на кровати.

– Кто кого прятал? У кого от тебя секреты? – зарычал Непогодин. – Она мне не невеста!

Он с негодованием слушал Дениса, который передавал последние «сплетни», полученные от своей подружки.

– Таша… – застонал мужчина и упал обратно на постель.

Каверзин несколько раз позвал его, и Виктор включил громкую связь.

– Почему именно Марина Шиманская? – спросил Денис. – Вы собираетесь объединить капиталы? Ты делаешь это для нового проекта?

– Нет! – выкрикнул Непогодин.

– Да ладно, я же понимаю. Конечно, отец захочет убить тебя, но ход неплохой. Ариосто понравится девочка, – продолжил Каверзин.

Виктор удивленно посмотрел на телефон.

– Ты что, знаком с нею?

– Я видел Марину только раз, вместе с отцом, на выставке цветов в Ницце. Она показалась мне приятной. Почему ты так зол на нее?

– Эта стерва… – начал было Виктор, но осекся и замолчал, закладывая руки за голову и изучая потолок. – Хотя…

– Что ты там бубнишь себе под нос? Громкую, что ли, включил? Эй, Вик! – проворчал Каверзин.

– Ничего, я думаю.

– Так что там с капиталом? Мне начинать готовить изменения в проекте?

– Ничего не трогай! – велел Непогодин.

– Так почему именно Марина? Ты блондинок вроде не любишь. Все твердил, что у них кисель вместо мозгов…

– О не-ет, – сквозь зубы процедил Виктор, – у этой штучки мозги есть, и я узнаю, что ей нужно.

– Так тебя поздравлять или как? – зевнул Денис. – Я что-то не понял.

– Не нужно меня поздравлять! – Непогодин полностью отключил телефон и забросил его на кресло.

Он поднялся с постели и принялся нервно вышагивать по комнате. Так, что бы эта девчонка ни задумала, он должен держать ее на виду до подписания договора. Рисковать проектом и расположением Ариосто он не мог. Деловой партнер с семьей приезжает уже завтра. Это займет пару дней. Не больше. Главное, чтоб все шло по плану.

– Значит, ты просто закончишь то, что начала. Тебе понравилось играть? – хмыкнул Виктор. – В таком случае завтра у тебя премьера, детка!

Паола должна была получить адрес ее дома. Непогодин снова посмотрел на часы. Он уже знал, чем займется этим утром.

Глава 10

Дарья была готова к восьми утра, хоть выезжать из дома нужно было только к девяти. Всем остальным домочадцам также полагалось бодрствовать и провожать сестрицу в аэропорт. Неизменный ритуал. Таким образом «вторая» сестра пыталась привить остальным обитательницам родительского дома взаимную привязанность. Впрочем, определенного успеха она достигала. Все объединялись в желании поколотить ее.

Марина поглядела на свое отражение в зеркале. Даже золотистый загар не мог скрыть синяки под глазами. Казалось, что теперь они выделялись еще ярче. Вот тебе и бессонная ночь. Нет, она не особенно волновалась о прошедшем «свидании», скорее виной был короткий сон, но настолько яркий и неожиданный, что она вновь и вновь прокручивала его в голове и вздыхала от переполнявших ее чувств. Девушка провела пальцами по губам, моментально ощутив, как сильные руки вновь скользят по ее телу, а прохладные губы накрывают ее рот.

– Ты точно умом тронулась, Шиманская…

Как ей мог присниться этот человек? После всего, что он вчера устроил? Тем не менее сегодня она ощущала себя так, словно провела с Виктором бурную ночь.

– Лучше бы совсем спать не ложилась. – Марина сплела косу и перекинула ее за спину.

Затем девушка поправила отвороты простых джинсовых шорт, убедилась, что яркая голубая майка на тонких бретелях ровно облегала ее, и поспешила выйти из комнаты. Шум в гостиной подсказал, где искать сестер. Дарья нетерпеливо расхаживала вдоль стеклянной стены, поправляя манжеты своей блузки. Завидев Марину, она скептически оглядела ее наряд.

– Ты на пляж собралась? – сердито поинтересовалась сестра.

– Тебя провожать, – просто ответила девушка.

– Переоденься, будь добра. Это плавки, а не шорты!

– Брось, они достаточной длины, – не подумав, поспорила Марина.

– Достаточной для чего? – повысила голос Дарья.

– Чем она еще занимается, таскаясь по клубам до ночи? – хмыкнула Анна, поднимаясь с дивана.

– Ты вообще-то о своей сестре говоришь, – глухо отозвалась Марина.

– Да ты что? А я не знала, – передразнила ее «средняя».

– Прекрасное утро… – отрывисто вздохнула девушка и пошла к ступенькам, на выход из гостиной.

– В этом серпентарии оно всегда «прекрасное», – потянула Дарья. – Переоденься!

Марина только тихо проворчала, вовсе не собираясь следовать наказу сестры. Со второго этажа спустилась Виолетта в легком халатике. После перелета она чувствовала себя не очень хорошо, поскольку трудно было привыкнуть к разнице во времени.

– Уже достали? – одними губами проговорила старшая сестра, и Марина с улыбкой кивнула.

Летта закатила глаза, качая головой. Ее волосы, собранные в длинный хвост, скользнули по шелку халата. Она хотела попрощаться с сестрой, а Марина решила ожидать во дворе, не желая лишний раз вступать в спор. Дойти до ворот ей не удалось, потому что сестрицы следом за ней вышли на крыльцо, продолжая кидать друг другу «комплименты».

– Я велела тебе надеть нормальное платье! – заявила Дарья.

Марина поджала губы и хотела обернуться, но подъехавшая незнакомая машина не дала ей этого сделать. Дверца черного авто открылась, и при виде вышедшего оттуда человека у девушки перехватило дыхание. Виктор неспешно захлопнул дверцу и вальяжно прислонился к боку машины, снимая солнцезащитные очки. Мерзавец выглядел просто потрясающе в белых легких брюках и расстегнутой на несколько пуговиц рубашке. Непогодин сверкнул фирменной улыбкой и проговорил:

– Доброе утро, любовь моя! – Хрипловатый низкий голос заставил Марину вздрогнуть и едва ли не броситься наутек.

Боже! Что этот мужчина делал у ее дома? Любовь моя?! Девушка повернула голову и заметила, с каким лицом Анна смотрела на Непогодина. Понимая, что совершала очередную глупость, Марина изобразила на лице восторг. Она вернулась взглядом к Виктору и внезапно раскрыла объятия навстречу нежданному гостю.

– Доброе утро, любимый! – Марина запищала от деланого восторга и побежала к нему.

Запрыгивая на руки к Непогодину, девушка обхватила талию мужчины ногами.

Виктор машинально поддержал ее, благо девица оказалась легкой. Но, признаться честно, пока не имел понятия, что делать со своей «любовью». Черт! Все должно было идти по плану! По его, Виктора Непогодина, плану…

– Нет, да она просто издевается, – фыркнула Анна, глядя на обнимающуюся парочку.

– Ты не хочешь нас представить? – поджала тонкие губы Дарья.

Ладони Виктора бесцеремонно скользнули под тонкую ткань шорт, продолжая удерживать девушку, и он медово улыбнулся, глядя на нее потемневшим взглядом.

– Не хочешь нас представить? – проговорил мужчина.

– Не хочу, – прошипела ему на ухо Марина, – убирайся вон!

– Как скажешь, дорогая. – Непогодин прижал ее к себе сильнее одной рукой, второй покопался в кармане брюк и достал связку ключей.

Он воспользовался брелоком и опустил крышу на своей машине. В следующий момент Марину усадили на пассажирское место рядом с водительским сиденьем, и пока она опомнилась, Виктор уже сидел рядом.

– Я украду вашу сестричку, дамы. – Мужчина ухмыльнулся, и машина рванула с места.

Анна что-то крикнула им вслед, но Марина не расслышала. Она возмущенно ударила по руке Виктора:

– Останови немедленно!

– Не раньше, чем мы побеседуем, – сухо отозвался Непогодин.

– Я не собираюсь говорить с тобой, – возмутилась девушка, – останови, или я выпрыгну на ходу!

По ее тону Виктор с удивлением понял, что его «невеста» не шутила, и чертыхнулся, понимая ненормальность происходящего. До чего он дошел? Мужчина остановил машину и, пока Марина не исполнила свою угрозу, поднял крышу.

– Выпусти меня немедленно, – дрожащим от гнева голосом потребовала девушка, когда не успела открыть дверцу, так как ее запер Виктор.

– Я открою ее, как только ты сядешь спокойно и мы поговорим, – по слогам, как малому дитяти, проговорил мужчина.

Марина с трудом убедила себя выслушать его. Не растеряйся она вчера, когда Непогодин тащил ее в ресторан, то ничего подобного не случилось бы. Нет, не согласись она с решением Зои вторгнуться в этот проклятый отель, и все могло быть иначе. Именно! Сейчас бы провожала Дарью и выслушивала нытье Анны.

Марина покосилась на своего похитителя. Невероятно, но перспектива оказаться запертой в одной машине с Виктором показалась ей гораздо приятней, чем остаться со своими родными сестрами.

– Ты успокоилась? – серьезно спросил Непогодин.

– Говори, что хотел. – Марина перекинула косу на плечо и сердито посмотрела на него.

Виктор вздохнул и вновь опустил крышу машины. Свежий ветер коснулся лица девушки, подхватив тонкие пряди волос. Непогодин поймал себя на мысли, что некоторое время просто смотрел на нее. Смотрел на то, как золотистые пряди скользили по загорелой шее, на ее глаза, и не мог понять, что они ему напоминали. Потом вспомнил о кулоне, который лежал у него в кармане, и нахмурился.

– Откуда ты взялась?

– Ты выкрал меня из моего же дома. У тебя с памятью проблемы? – возмутилась Марина.

Виктор вздохнул и сжал ладонями руль.

– Вчера. Как ты оказалась в отеле?

– Пришла с подругой.

– С какой целью? – мрачно осведомился мужчина.

– Надеялась… – Марина осеклась, путаясь в своих мыслях.

Она надеялась увидеть его. Как она могла сказать этому человеку, что так желала увидеть его, хоть на мгновение? Виктор шумно вдохнул. Черт, когда она так смотрела на него, то он просто забывал, что хотел допросить негодяйку и потребовать играть на его условиях! Эти глаза… Казалось, что они смотрели в самую душу.

– Надеялась на что? – повторил Виктор. Его голос звучал гораздо мягче, чем он того желал.

– Я надеялась встретить там одного человека. – Марина умолкла и принялась оттягивать шорты, они внезапно показались ей ужасно короткими.

– Встретила? – Виктор откинулся на спинку сиденья.

– Да.

– И?

– И лишний раз убедилась в собственной глупости… – Девушка сложила руки на груди, теперь глядя на какой-то цветущий куст у дороги.

Непогодин вновь принялся рассматривать ее. Неужели Кьяри оказалась права? Не сходился образ в его голове с тем, что видел перед собой. Это и раздражало и успокаивало одновременно. Виктор тяжело вздохнул и устало провел ладонью по лицу.

– Почему вчера ты смолчала? Почему не остановила меня? – спросил он и увидел, как плечи девушки напряглись.

– Все произошло слишком неожиданно, – тихо отозвалась Марина, – я просто растерялась.

– Черт… – Мужчина закрыл глаза и прислонился к подголовнику.

– Что такого страшного произошло? Разве твои друзья не ушли в хорошем настроении? Что такого?

– Они были в слишком хорошем настроении, – пробормотал Непогодин, – в таком хорошем, что теперь только вон та собака не знает, что Виктор Непогодин назвал своей невестой дочь Шиманского!

Псина у обочины звонко тявкнула, и мужчина застонал.

– И она знает…

– Как знает? Кто знает? Почему знает? – взволнованно пробормотала Марина. – Откуда они меня знают?

– Я вот все думаю, – отозвался Виктор, игнорируя ее вопросы, – мой отец обогнал твоего отца в последнем контракте. Мне глубоко плевать, что там у этих двоих за игры. Мне интересно, насколько может быть случайным совпадение, что в тот самый момент, когда моей компании предстоит важная сделка, появляется дочь конкурента и все планы летят к чертям?

– Я понятия не имела, что ты окажешься там, – возмутилась Марина и тут же закусила губу.

Мужчина сощурился, глядя на нее, и его губы изогнулись в холодной усмешке.

– Ты врешь. Вот сейчас, – он указал пальцем на ее лицо, – ты знала, что я буду там.

Как же объяснить, что скорее надеялась? А еще припомнила вчерашние слова сестры насчет того, что должна держаться подальше от всех Непогодиных, а особенно вот от этого наглого типа! Когда Летта дознается о том, что она сотворила сегодня во дворе, а уж тем более о вчерашней выходке… Ей конец! И зачем нужно было злить Анну и выскакивать на руки этому мужчине?

– Ты слышишь меня? – проворчал Виктор.

Оказалось, что Марина пропустила половину тирады в свой адрес, пока размышляла о предстоящей казни.

– Я знала, что отель принадлежит твоей семье. Да, мне не стоило туда приходить. Моя глупость – это я уже признала. Если помешала твоей сделке, то уж извини, никаких дурных намерений у меня не было. Все? Я пошла! – Девушка дернула ручку двери, но Виктор схватил ее за запястье.

– «Уж извини»? Серьезно? – Серые глаза потемнели от негодования. – Ты могла бы признаться мне во время ужина. Вызвать в коридор, в конце концов, хоть намекнуть. Но ты наслаждалась своей игрой. Тебе было забавно мое заблуждение.

Мужчина нахмурился и продолжил:

– Твоя «растерянность» поставила под угрозу целый проект. Это тысячи рабочих мест, а у этих людей есть заботы поважнее, чем трясти своей чудесной попкой на вечеринке. Например – кормить семью! И я отвечаю перед этими людьми. Этот контракт будет заключен. И ты, в качестве компенсации, поможешь его подписать.

– Я не собираюсь… – Марина попыталась освободить свою руку, но Виктор сильнее сжал ее запястье.

– Да уж, кого я пытаюсь призвать к ответственности? – Непогодин скользнул взглядом по ее одежде.

Марина моментально ощутила себя полностью раздетой, и ей захотелось прикрыться. Она высвободилась от его захвата и сложила руки на груди. Отчасти Виктор был прав, и это задевало больше, чем все остальные его слова. Она должна была намекнуть ему, хоть на ухо прошептать, но предпочла поддразнить в тот вечер. Что ж, наигралась, Шиманская? Хотела увидеться с ним? Поближе побыть? Иногда исполнение желаний страшнее, чем их несбыточность…

– Что тебе от меня нужно? – сухо отозвалась девушка.

– Сегодня на побережье приезжает человек, с которым я намерен заключить выгодную сделку. Он прибывает со своей семьей.

– И?

– И ты продолжишь делать то, что у тебя так блестяще получается.

– И что же это?

– Врать, – мрачно пояснил ей Виктор.

– Я не вру, – снова возмутилась Марина.

Не убирая голову с подголовника, Виктор повернулся к своей пленнице и с укором поглядел на нее.

– «Когда я увидела его, то подумала, что может такой мужчина делать у этого фонтана? – Непогодин томно вздохнул, передразнивая девушку, и пафосно прижал руку к груди. – Он не был похож на тех туристов, которые приходят к нему, чтобы бросить монетку и загадать желание…»

– Ладно, – отозвалась Марина, – возможно, совсем немножко.

Он скептически хмыкнул.

– Сам тоже хорош, – возразила девушка, – ты врал своим друзьям. Что? Ни одна женщина добровольно не желает ужинать с Виктором Непогодиным?

Марина едко улыбнулась, натыкаясь на ледяной взгляд мужчины.

Глава 11

– Тебе не приходило в голову, что это Виктор Непогодин не желает ужинать с пустоголовыми девицами, которые годны лишь согревать постель, а на людях их хочется пристрелить, – неожиданно устало проговорил ее похититель. – Мне нужна была женщина, которая умеет в нужное время помолчать, а при необходимости быть достаточно очаровательной. Нормальной, понимаешь?

– Видимо, не в тех местах ты себе девушек ищешь, – вздохнула Марина.

– Видимо, не в тех, – согласился Виктор и принялся выстукивать бессмысленный ритм пальцами по рулю.

– Никто не поверит, что мы встречаемся.

Девушка попыталась заглянуть ему в лицо. Непогодин повернулся к ней, и их лица оказались совсем рядом.

– Вот почему-то уверен, что ты будешь достаточно убедительна.

Теплое дыхание Виктора коснулось ее, и Марина взволнованно убрала прядь волос за ухо, отодвигаясь к дверце.

– Если моя семья узнает… Когда моя семья узнает… Что за невезение. – Девушка вновь попыталась оттянуть шорты до колен. – Моя семья уже знает. Они меня убьют.

– Об этом стоило подумать прежде, чем бросаться ко мне на шею, – сухо проговорил Непогодин. – Не волнуйся, я обеспечу тебе защиту от угроз семейства. В ответ на твою «услугу» я позабочусь о сопутствующих сложностях.

– А твой отец? – недоверчиво поинтересовалась Марина. – А мой?

– Я же сказал, что ты будешь под моей защитой, пока выполняешь свою работу, – твердо отозвался Виктор.

– А потом?

– Когда договор будет подписан, сможешь заявить во всеуслышание, что Виктор Непогодин негодяй и подлец. И что ты бросила его.

– И тебе все равно? – удивилась Марина.

– Поверь, в данном случае мне плевать на то, что напишут в чертовых газетенках. Я уже сказал тебе, что меня интересует. Каков твой ответ?

– Всего на пару дней?

– На пару дней. – Виктор кивнул темной головой.

– И ты обо всем позаботишься?

– И я обо всем позабочусь.

– Что именно от меня потребуется? – уточнила Марина.

– Пара ужинов в компании моего делового партнера и его супруги. Возможно, нужно будет появиться на людях вместе, чтобы было достовернее, и…

– И?

– Это время поживешь в моем номере, в «Аквамарине».

– Да ты точно головой ударился, когда… – Она осеклась и быстро вышла из машины, хлопая дверцей.

– Когда что? – недоверчиво сощурился Виктор и вышел следом за беглянкой.

– Когда сегодня утром вставал с постели, – кинула ему Марина.

Подумать только! Что придумал?!

– Вот и проследишь, чтоб этого больше не произошло, – ухмыльнулся Непогодин.

Девушка оглянулась, не веря своим ушам и сомневаясь в его рассудке.

– Я не собираюсь жить с тобой. Это… это неправильно…

Он закатил глаза и засунул руки в карманы брюк.

– Еще скажи мне, что ты смущена, черт возьми. – Пристально разглядывая ее, Виктор обошел девушку кругом.

– Я, по-твоему, кто? – возмутилась Марина.

– Хотел бы я это знать, – задумчиво вздохнул Непогодин, – но вариантов у тебя немного.

– Хотелось бы озвучить их все.

– Отлично. Я оставлю тебя в родительском доме. Сейчас привезу обратно, нежно поцелую и пожелаю хорошего дня.

Марина отпрянула от него, как от огня. Пусть Дарья улетела, так что одной опасностью меньше. Но! Оставались Виолетта и Анна. Девушка с ненавистью посмотрела на своего похитителя.

– Едем домой, дорогая? – поддразнил ее Виктор.

– Ты ужасный человек.

– Прекрасно. Не выношу лживых восторгов. – Непогодин щелкнул пальцами перед лицом Марины. – Как я уже сказал тебе, по окончании нашей договоренности можешь делать и говорить что тебе заблагорассудится. Вмешиваться не стану. Сможешь и дальше развлекаться на вечеринках и плескаться в море. Но эти дни должны пройти безупречно.

– Я уеду с побережья, когда это закончится, – тихо отозвалась Марина и вернулась обратно в машину.

Виктор повернулся к ней и некоторое время постоял так в задумчивости. Затем сел на водительское сиденье и вывел машину обратно на дорогу.

– Ты будешь вольна делать то, что захочешь.

Какое ему было дело до того, чем будет заниматься девчонка, когда они разойдутся? Чем дальше, тем лучше. Виктор снова посмотрел на свою спутницу и встретился с ней взглядом. В тот же момент он резко затормозил, судорожно хватая ртом воздух, словно вновь нахватался воды. Марина испуганно подалась к нему, схватив его за плечо.

– Эй… – тихо позвала девушка. – Эй, ты в порядке?

В голове все шумело, а перед глазами плыло. Черт! Да что за дела? Виктор со стоном закрыл глаза и опустил голову на подголовник. Эти слова, почему они звучали так знакомо? Кто-то коснулся его щеки, и он словно снова оказался на том берегу, лежащим на мокром песке.

«Эй, вы в порядке?» – произнес кто-то над ним, и в следующий момент по лицу и груди скользнули мокрые волосы. Виктор резко открыл глаза, понимая, что сидит в собственной машине. Никакой воды, здесь сухо и безопасно, он просто перегрелся на солнце. Именно! К тому же врачи предупреждали, что возможны слабость и головная боль, так что все под контролем.

– Может, лучше я сяду за руль? – раздался рядом испуганный женский голос.

Непогодин повернул голову, глядя на свою «невесту». Проклятье! Совсем лишнее то, что она была всему свидетелем. Но сейчас девчонка была права. Лучше ему не вести.

– Выходи… – потребовал мужчина и открыл дверцу, собираясь пересесть.

– Может, тебе нужно в больницу? – с участием поинтересовалась Марина.

Видимо, последствия ночного «купания» были более серьезными, чем она думала. Жаль, что не смогла тогда оказать ему достойную помощь.

– Нет. Я в порядке. Езжай к отелю. – Виктор сел на пассажирское место и, откидываясь на спинку, снова закрыл глаза. – Езжай.

– Ладно. – Девушка вздохнула и рискнула сесть за руль.

Вскоре машина тронулась с места, и пришлось снова ехать к «Аквамарину». Руки на руле заметно дрожали, и Марина радовалась тому, что Виктор этого не видел. Чем ближе они подъезжали, тем сильнее хотелось развернуть машину и сбежать. Соблазн был велик. Но Марина прекрасно знала, что домашние разборки окажутся куда страшнее.

Девушка припарковалась на указанном Виктором месте. Он тряхнул темной головой, словно проверяя, что она снова не вздумает кружиться, и, убеждаясь, что спокойно дойдет до отеля, вышел из машины. Марина только потянулась к ручке, чтобы открыть свою дверь, как Непогодин чудесным образом уже оказался рядом.

Да как он мог так бессовестно играть? Мужчина улыбнулся, распахнул перед нею дверь и помог выйти. Марина бросила быстрый взгляд на двор отеля, понимая, что они больше не были одни. Конечно, притворщик! Девушка медово улыбнулась в ответ и приняла его помощь.

Виктор собственнически обнял девушку за талию и повел ко входу в отель. Марина незаметно ущипнула его за бок, заставляя стереть с лица самонадеянную ухмылку, хотя руку свою он так и не убрал. Ладно, она потерпит, но и Непогодину сладко не придется. Решил, что она будет сидеть и хлопать ресницами перед его гостями? Хотел невесту – получит. Она будет самой любящей, самой настоящей, такой, что у жениха диабет разовьется от этой сладости.

Меж тем Марину продолжили куда-то тащить. Та самая молодая женщина, которую Марина встретила здесь же вчера, с приоткрытым ртом уставилась на них и замерла посреди зала. Бедняжка даже выронила свой ежедневник.

– Кьяри! Вышла встречать нас? Похвально. – Виктор прижал Марину к своему боку и звонко чмокнул девушку в щеку. – А я вот любовь свою похищать ездил. Еле удалось через все ограждения к ней пробраться. Но мы справились. Да, дорогая?

– Боже… – Паола взяла себя в руки и стиснула свой блокнот так, что пальцы побелели.

Женщина перевела взгляд на Марину, прекрасно заметив, что девушка была совершенно согласна с тем, что Виктор повредился умом. Данный факт Кьяри порадовал, хоть она это не показала. Стоит убраться из фойе и не привлекать к себе ненужного внимания! Хотя о чем это она говорила? Ее босс уже позаботился о том, чтоб новости о его «женитьбе» распространились, словно чума.

– Сеньор Ариосто прибывает через три часа, – напомнила Паола Виктору, поджимая губы.

– Отлично, – улыбнулся Непогодин, – подготовь все необходимое и подбери ей подходящую одежду.

Мужчина окинул Марину внимательным взглядом.

– Что не так с моей одеждой? – тихо поинтересовалась девушка.

– Голой я разрешаю тебе ходить только по номеру, дорогая, – проговорил Виктор ей на ухо, едва касаясь его губами.

А пока Марина пыталась придумать, что съязвить в ответ, ее просто подтолкнули вперед, к лестнице. Они поднялись на верхний этаж, где располагался номер Непогодина. Стоило девушке войти, как она поняла, что помещение было построено специально для хозяина. Кроме центральной гостиной тут имелись еще две комнаты. Это Марину обрадовало. Значит, у нее будет своя спальня и не придется находиться в компании этого узурпатора. Виктор опустился на удобный диван, откинулся на его высокую спинку и расслабленно вздохнул. Пусть Марина и была зла на своего похитителя, но все же заметила, что, несмотря на загар, мужчина был бледен и выглядел уставшим.

– Уверен, что тебе не нужно в больницу? – сказала Марина с сочувствием.

– Уверен, – ответил ей Непогодин, – сядь, не маячь…

Он не договорил, поскольку в сумочке Марины ожил телефон. По звучавшей мелодии девушка прекрасно поняла, кто ей звонил. Итак, известия о ее побеге и скором «замужестве» достигли Виолетты. Она горько вздохнула и отвернулась от Виктора, не выдержав его пристального взгляда. Затем решилась достать мобильник и принять вызов.

– Летта! – нервно усмехнулась Марина. – Что-то случилось?..

Идиотский вопрос, но ничего другого в голову не пришло.

– Что Анна сказала?.. – ломким голосом поинтересовалась девушка у сестры. – Ни с кем я этим не занималась!

Марина вспыхнула и принялась нервно ходить по гостиной, забыв о том, что позади нее сидел хозяин номера. Виктор нахмурился и наблюдал за тем, как его невеста пыталась оправдаться перед одной из своих сестер. Чем больше Марина говорила, тем сильнее было его желание придушить того, чей голос тихо звучал из динамика. Она вообще понимает, что не обязана перед кем бы то ни было отчитываться? Мужчина принялся нервно выстукивать пальцами по подлокотнику.

– Что я должна? – повысила голос Марина.

Она так разволновалась, что не заметила, как нажала кнопку громкой связи. Голос Виолетты прозвучал на всю комнату.

– Тогда, в аэропорту, я говорила сама с собой? Верно? Или ты меня за дурочку держала? Делала вид, что не знаешь Непогодина, а теперь оказывается, что спишь с этим мужчиной? – возмущенно проговорила старшая сестра.

– Летта, прекрати!

– У тебя полчаса на обратную дорогу. Немедленно явись домой! У нас будет долгий разговор, – вздохнула женщина.

Виктор не выдержал. Он подался вперед, схватил девушку за талию и вынудил сесть к себе на колени (только для того, чтоб было удобнее добраться до ее мобильника, как уверил он себя).

– Кажется, кто-то не заметил, что ее сестра уже давно совершеннолетняя, – мрачно проговорил Непогодин. – Моя женщина свяжется с вами, когда будет свободна.

Виктор отключил телефон полностью, раньше чем ошеломленная Марина успела отнять его.

– Отдай немедленно! – Девушка потянулась за мобильником, но только сильнее придвинулась к своему похитителю.

Их лица оказались рядом, и мужчина довольно улыбнулся.

– Поверь моему опыту, это лучший вариант. – Устраиваясь удобнее, Виктор немного наклонился вперед, и их губы словно случайно соприкоснулись.

Буквально мгновение, но Марина вспыхнула, отпрянула и попыталась встать. Виктор удержал ее одной рукой. В это время в дверь кто-то настойчиво постучал.

– Войдите! – велел Виктор.

– Отпусти, это уже переходит все… – проворчала девушка и повернула голову, заметив Кьяри, помощницу Виктора.

Теперь, когда Непогодин ослабил свои объятия, Марина смогла подняться и сердито оправила майку. Обе женщины встретились взглядами и поняли друг друга без слов. И как она работала с этим человеком? Это какие нервы нужно иметь?

– Паола! – Непогодин поднялся с дивана и прошелся по комнате. – Ты, как всегда, вовремя.

Помощница невозмутимо провела ухоженными пальцами по краю своего блокнота и посмотрела на босса в ожидании распоряжений.

– Мне нужно встретиться с Каверзиным, уладить кое-что. Оставляю вас одних. Надеюсь, что вы друг дружке волосы не повыдергиваете и не разнесете мой номер, – ухмыльнулся мужчина. – Посвяти мою «возлюбленную» во все детали встречи. Рассчитываю на тебя, Кьяри.

Виктор вышел, и они остались в номере вдвоем, по очереди вздыхая.

– Я Паола, помощник сеньора Непогодина, – представилась Кьяри.

Кьяри протянула Марине руку, и та тепло пожала ее ладонь, с первых минут проникаясь симпатией к этой женщине.

– Марина.

– Ответьте на главный вопрос: как вас угораздило попасть в подобную ситуацию и в чем ваша заинтересованность? – Паола жестом пригласила присесть на диван, и они уселись друг напротив друга.

– Я оказалась не в том месте и не в то время, – вздохнула девушка.

– Особым везением вы не отличаетесь? – Кьяри позволила себе улыбнуться краешком губ.

– Трудно поспорить.

– Требовать от вас полной правды бессмысленно, – продолжила помощница, – но я хочу знать ваш вариант развития событий. С самого начала. Прошу, поделитесь.

Марина прислонилась к удобной спинке дивана и посмотрела в окно. Свобода была так близко. Рассказать этой женщине правду? Вроде разумный человек. Но, судя по реакции Виктора, он все может перевернуть с ног на голову и решить, что спасение было подстроено. А вдруг он посчитает, что это по вине ее семьи с ним случилось несчастье?

Девушка вздрогнула. Нет, если между их отцами кипят шекспировские страсти, то уж лучше она промолчит. Так и быть, поможет негодяю, пусть и получит от семьи по первое число. А потом просто уедет с побережья и забудет обо всем как о дурном сне.

– Вы так напуганы, – раздался рядом голос Паолы, и Марина вздрогнула.

– Нет-нет, – улыбнулась гостья, – просто повздорили с сестрой, вот я и задумалась немного. Простите.

– Причиной это ссоры явился Виктор Непогодин? – поинтересовалась Кьяри, хоть прекрасно знала ответ.

– Нет, – мотнула головой Марина, – я сама виновата. Вы хотели знать, что я думаю о происходящем?

– Верно.

– Пожалуй, я признаюсь в том, что мне был интересен ваш начальник.

– Даже так? – удивилась Паола.

– Да. Я увидела его вчера, в аэропорту, когда встречала сестру. Летта рассказала мне о том, кто такой Виктор.

– И?

– Мне стало интересно, насколько верны эти слова. Когда подруга пригласила на вечеринку в отель, я должна была отказаться, понимаю это, но любопытство одолело. Я просто собиралась подышать свежим воздухом и уже уходила, когда мы столкнулись в фойе. Виктор прав, я должна была сказать ему, что он ошибся и я не тот человек, которого ожидали.

– Но вы смолчали?

– Да. Сначала просто растерялась, потом захотелось позлить его немного, потом стало жаль бросать перед друзьями. Я не думала, что наша встреча повторится. Виктор приехал сегодня утром к моему дому, и сестры видели это.

Паола только покачала головой, и ее длинные гладкие волосы, собранные в хвост, скользнули с плеча за спину.

Глава 12

– Сеньор Камилло Ариосто очень ценит семейные узы, – продолжила разъяснять Кьяри, прохаживаясь перед прикрытой дверью, за которой в очередной раз переодевалась Марина.

Несколько заказанных ею нарядов были доставлены прямо в номер из бутика, каталог которого любезно предоставила помощница Виктора.

– Семьянин, значит, – пробормотала девушка, закусывая губу от усердия.

Молния наконец поддалась, и Марина смогла застегнуть платье. Она довольно ухмыльнулась, предвкушая «восторг» своего ненаглядного жениха. Хотел, чтоб она не расхаживала голышом при гостях? Что вы, она позаботится о своей добродетели…

– Сеньора Летиция уговорила Камилло взять в поездку Киро, их годовалого сына, – продолжила пояснять Паола.

Марина расправила складки на платье и посмотрела на свое отражение в зеркальной двери шкафа. Маленькая месть. Совсем маленькая, но от нее стало теплее на душе. Она находилась в хозяйской спальне, и сейчас вся постель была забросана привезенной одеждой.

– Летиция – это жена Ариосто? – уточнила девушка.

– Все верно, – отозвалась Паола и, судя по ее голосу, явно теряла терпение, – нам следует поторопиться. Пора в аэропорт.

– Почти готово, – предупредила помощницу Марина и еще раз повертелась перед зеркалом.

Ее губы тронула счастливая улыбка.

– Жди меня, любимый. Спешу к тебе, ле-чу-у-у… – нараспев проговорила пленница и тут же прикрыла рот пальцами.

Нет, петь она в этом доме не собиралась. Если учесть последние события, то вообще охоты не было. Марина снова подумала о прибывающих гостях Виктора. Помощница предупредила, что семейство вздумало взять с собой ребенка, да еще такого маленького! Можно представить себе, как был счастлив этим фактом Непогодин. Этот мужчина наверняка сбежит при первой же возможности.

Сама Марина понятия не имела, что делать с детьми, поскольку нянчить племянников ей не довелось. В этом они с Виктором были похожи. Девушка провела ладонью по блестящей тяжелой косе, которую для большего эффекта перебросила на плечо, и удовлетворенно вздохнула.

– Готово.

Марина толкнула дверь и вышла в гостиную. Блокнот выпал из рук Паолы, и женщина даже не сразу нагнулась, чтобы его поднять. Черная бровь Кьяри привычно изогнулась, и помощница только покачала головой.

– Вам не нравится мой выбор? – невинно спросила девушка, хлопая длинными ресницами.

– Могу я поинтересоваться, с чем он связан? – Паола наконец подняла ежедневник и обошла Марину кругом, изучая ее светло-серое трикотажное платье.

Оно было таким длинным, что едва ли не касалось пола. Узкие рукава до запястий, воротник стойка. Оставалось повесить на шею распятие. Девушка полностью смыла макияж и сплела волосы в длинную косу. Можно было только гадать, что натворил ее босс, чтобы вынудить бедняжку обрядиться монахиней.

– Мой жених очень ревнив, – вздохнула Марина, прохаживаясь в обновке по гостиной.

Неожиданно платье оказалось удивительно удобным. Материал был таким легким, и она могла не переживать, что свалится с тепловым ударом. Наверное…

– Ревнив? – эхом повторила Кьяри.

– Верно, – обернулась к ней девушка, – очень переживал, что кто-то кроме него будет любоваться моими ногами.

– Вот как? – Паола мысленно готова была ее придушить, но внешне никак этого не показала. – Прошу… нас уже ждут.

По ступенькам идти стало сложнее, пришлось придерживать длинный подол и представлять себе, что она вовсе не бледная моль, а самая что ни на есть дама, которая спускалась по лестнице своего замка. Воображение немного помогло, но стоящий в фойе «принц» испортил все впечатление. Виктор возмущенно оглядел Марину, затем перевел потемневший взгляд на помощницу. Только Непогодин собрался было отчитать Кьяри, как она сказала:

– Ваша невеста очень старалась, чтобы угодить вам. Надеюсь, вы по достоинству оцените ее усилия.

Паола поджала губы, чтобы, не дай бог, не улыбнуться.

– Я убью ее прямо на этих ступеньках, – тихо заявил Виктор, намереваясь отправить девушку обратно в номер переодеваться.

Как такие вещи вообще могли попасть в каталог?! Какой должна быть женщина, чтобы выбрать подобный мешок? Он не сомневался в кругленькой сумме, которую выложила Паола за этот наряд, хоть выглядел он как платье монахини! К великой досаде Непогодина его гости уже были на лестнице, и он просто не мог исполнить свою угрозу. Марина, поигрывая своей золотой косой, спустилась к Виктору и принялась ходить вокруг него, словно демонстрируя свой наряд.

– Я знала, что тебе понравится, дорогой. – Девушка подалась к нему и, несмотря на плескавшуюся в серых глазах ярость, звонко поцеловала в щеку. – Люблю тебя радовать.

– Я ведь запомню эти слова, дорогая, – тихо ответил Непогодин. Прозвучало угрожающе, и Марина хотела отпрянуть от него, но жених придержал ее за руку повыше локтя и добавил: – И заставлю повторить. Например, вечером.

Виктор потянул девушку к выходу из отеля, понимая, что времени на то, чтобы она переоделась, уже не осталось. Паоле было велено остаться в «Аквамарине» и проследить за тем, чтоб ужин прошел без неожиданностей. Он был так зол, что не выдержал бы двух женщин в одной машине. Черт! Он бы отослал их всех и вздохнул с облегчением. Как Ариосто выдерживает свою жену? Десять лет одна и та же женщина перед глазами…

Виктор велел Марине садиться в машину, захлопнул с ее стороны дверцу и сам сел на водительское место, молча продолжая размышлять. У Камилло и Летиции было четверо детей. Все мальчики. Киро – младший из сыновей. Они задумали взять его с собой в поездку, и Непогодин покосился на свою спутницу. Как она воспримет ребенка? Наверняка терпеть не может детей.

Марина была откровенно рада тому, что Виктор не поднял крышу. Несмотря на то что время шло к вечеру, жара не спадала. Кажется, она перехитрила сама себя. Долго ли выдержит в этом платье? Девушка повернула голову и посмотрела на своего похитителя. Белая рубашка, белые брюки. Видимо, он был от природы смуглый, но темный загар только ярче контрастировал со светлой одеждой.

– Не вздумай выкинуть какой-нибудь номер, когда они сойдут с трапа, – предупредил Марину Непогодин. – Поверь, тебе не понравится видеть меня злым.

Виктор следил за дорогой и не смотрел в ее сторону. Может, оно и к лучшему. Не собиралась она срывать его сделку. Зачем запугивать? Или этот мужчина совсем не умел говорить иначе? Марине вдруг захотелось увидеть, каким он был с теми, кто ему дорог.

– Наверное, таких людей просто не существует… – тихо проговорила девушка и принялась смотреть на приближающееся здание аэропорта.

– Что? – Непогодин кинул на нее быстрый взгляд, заводя машину на парковку, но Марина только пожала плечами, не собираясь повторять.

Самолет прилетал через пятнадцать минут. Виктор вышел из машины и потянулся, разминая затекшую спину. Затем неспешно повернулся к своей спутнице. Марина немедленно прекратила обмахиваться ладонью и изобразила безмятежность.

– Тепло ль тебе, девица? – Уголок губ Непогодина дрогнул. – Тепло ль тебе, красная?

Издевался? От возмущения Марину кинуло в жар, и она едва не застонала.

– Ни капли! – Невеста громко хлопнула дверьми и направилась по дорожке в сторону здания аэропорта.

Там был кондиционер, там было ее спасение. Виктор вошел следом, убирая руки в карманы брюк, и скривился, глядя на серую тряпку, скрывающую фигуру девушки. Ему захотелось сделать вид, что он не имеет к Марине никакого отношения, чтобы не показаться идиотом перед другими.

Но глядя, как легко Марина шла, будто едва касалась ногами земли, он невольно залюбовался ею. Коса девушки искрилась золотом, несколько прядей выбилось из нее, и ветер немедленно подхватил их. Мужчина нахмурился, вспомнив, что уже видел нечто подобное.

– Это была она… Это точно была она! – встрепенулся Виктор, проходя мимо Марины и продолжая лихорадочно вспоминать.

– Теперь ты сам с собой разговариваешь? – Она скептически посмотрела ему вслед.

– Это была она. – Непогодин притормозил и повернулся к своей спутнице.

– О ком ты говоришь? – нахмурилась Марина.

– Не важно… – Виктор взъерошил ладонью волосы.

Девушка пошла за ним к зданию аэропорта, поскольку самолет уже заходил на посадку. Марина приставила ладонь ребром ко лбу, пытаясь четче все разглядеть, но яркое солнце не давало нормального обзора. На улице было так невыносимо жарко и душно, что она поспешила войти в зал ожидания.

Там она со стоном прислонилась к холодной стене и от удовольствия даже закрыла глаза. Ей было абсолютно все равно, что происходило вокруг. Одна минутка для себя. Она это заслужила. Виктор остановился рядом, глядя на ее безмятежное лицо. Не заснула ли? Вот глупышка. Решила позлить его своим нарядом? Пожалуй, так и свалится с тепловым ударом. Это было совсем лишним. Еще немного помучает ее и предложит переодеться.

– Ты не похожа на своих сестер, – задумчиво проговорил Непогодин. Марина открыла глаза.

Он стоял совсем близко, опираясь рукой о стену рядом с ее головой. Кажется, этот мужчина просто не знал, что такое соблюдать дистанцию.

– И чем же я на них не похожа? – нахмурилась девушка.

– Яда в тебе меньше. На каплю, – хмыкнул Виктор и повернулся, глядя на прибывших пассажиров.

Марина без труда узнала семейство Ариосто. Эта была единственная пара с ребенком. К удивлению девушки, Летиция оказалась женщиной со щедрыми формами, обтянутыми замечательным хлопковым платьем. Роскошная копна каштановых волос рассыпалась по плечам, и с одним из локонов с удовольствием играл румяный крепыш. Походке сеньоры Ариосто можно было позавидовать. На таких каблучищах, а шла так легко, будто сумочку под мышкой держала, а не сына. Чем-то гостья напомнила Марине великолепную Софи Лорен в молодые годы.

Камилло был худощавым шатеном, ростом даже повыше самого Непогодина. Мужчины неожиданно тепло поприветствовали друг друга, пожали друг другу руки, похлопали по плечам. Марина растерянно улыбнулась и вспыхнула до кончиков ушей, едва Летиция подмигнула ей и, наклоняясь к самому уху девушки, что-то проговорила на итальянском. Увы, бедняжка не поняла ни слова. Гостья рассмеялась грудным смехом, удобнее взяла сына и поинтересовалась, знает ли «сеньорита» английский. Марина уже бодрее закивала, и Летиция повторила вопрос, так же шепча ей на ухо.

– Витто все такой же ревнивец? – Госпожа Ариосто снова усмехнулась и от души поцеловала девушку в щеку.

– Совсем немножко. – Марина заставила себя улыбаться и надеялась, что это вышло натурально.

Она уже в сотый раз успела пожалеть о том, что нарядилась так нелепо. Рядом с гостьей Марина ощущала себя жалкой серой мышью и желала сбросить ненавистное платье. Пока она размышляла о своем несчастливом положении, Киро успел завладеть длинной косой и теперь восторженно наматывал ее на свой кулачок.

Марина осторожно освободила свои волосы и встретилась взглядом с Виктором. Он сощурился, глядя на нее, и подошел в сопровождении Камилло. Неужели и правда боялся, что она сможет обидеть ребенка? Марина не успела и с места сдвинуться, как Непогодин обнял ее за талию и развернул лицом к своему гостю, представляя их друг другу.

К счастью девушки, Ариосто говорил на русском, как и помощница ее жениха. Марину тепло поприветствовали, и им снова пришлось выходить под жаркое солнце. В этот раз Непогодин поднял крышу, поскольку в машине находился ребенок. Мальчик стал беспокойным, и Летиция пояснила, что сын не спал всю дорогу. Ему был необходим отдых.

Пока они ехали к отелю, малыш наигрался своей новой игрушкой – косой Марины и задремал, не выпуская волос из рук. Девушка сидела, не шевелясь, не желая разбудить сопевшего бедняжку. Киро устроил босые ноги на ее коленях, а голову на коленях матери. Летиция мягко гладила его по вьющимся волосам и с улыбкой посмотрела на Марину.

– Нельзя так его баловать, иначе станет совсем капризным, – тихо проговорила гостья.

Девушка глянула на мальчика, но Летиция кивнула головой в сторону водительского сиденья, указывая на Виктора, который увлеченно беседовал со своим партнером.

– Не стоит скрывать себя за этим. – Женщина обвела пальцем в воздухе силуэт Марины. – Витто все время рычит, но это лишь…

Гостья умолкла, поскольку машина остановилась у «Аквамарина» и им следовало выходить.

Глава 13

Ужинали они на открытой террасе, откуда открывался отличный вид на море. Малыша Киро оставили на попечение няни, нанятой Виктором на время приезда гостей. Пока ребенок отдыхал в номере, его родители могли с удовольствием наслаждаться спокойным вечером.

Наслаждалась бы им и Марина, даже в этой странной компании, но ужасное платье раздражало все больше, а сидящего рядом мужчину хотелось душить долго и мучительно. И это несмотря на то, что именно сегодня Виктор Непогодин был само очарование. Видимо, сказывались два выпитых бокала вина. Марина мысленно согласилась с этим выводом и потрепала по щеке своего «возлюбленного».

– Какой же ты милый… – вздохнула девушка.

Непогодин посмотрел на ее порозовевшие щеки. Кажется, его невеста вообще не умела пить. Он ненавязчиво отобрал у нее бокал и поставил рядом воду. Виктор прекрасно видел, что девушка продолжала мучиться в нелепом платье, но никак не желала сдаваться и признавать, что была не права. Что же, сегодня Марина была достаточно очаровательна с его гостями, и он видел одобрение в глазах Камилло. Значит, девчонка заслужила небольшое поощрение. Так и быть, он смилуется и позволит ей переодеться.

Только Виктор набрал воздуха, чтобы порадовать свою спутницу, как Летиция, бурно повествуя о впечатлениях от последней поездки в Токио, взмахнула рукой, переворачивая поставленный для Марины стакан с водой. Девушка только успела ахнуть, как вся грудь и живот оказались залиты, благо что не вином.

Гостья немедленно вскочила со своего места, извинилась и потянула Марину за руку, сказав мужчинам что сеньорите нужно привести себя в порядок. Стоило им удалиться, как Виктор нервно скомкал салфетку, которой хотел помочь невесте промокнуть платье, и бросил ее на скатерть. Камилло усмехнулся.

– Кажется, им с нами скучно, Витто, – проговорил гость.

– Видимо, так и есть, – вздохнул Непогодин, пытаясь скрыть разочарование.

Летиция ведь сделала это нарочно! Он посмотрел в сторону выхода с террасы. Интересно, решила помочь из женской солидарности? Или утащила Марину подальше, чтобы расспросить наедине? Эта мысль Непогодину не понравилась. Совсем не понравилась. Летиция Ариосто была не так проста и беззаботна, как любила казаться незнакомым людям. Пойти за женщинами он не мог, это выглядело бы более чем глупо, но и ожидать их возвращения нервов никаких не хватит.

– Хотел спросить, – произнес Камилло, – как здоровье Федерико? Я слышал, что твой отец сейчас в Москве.

– Отец бодр, как никогда, – невозмутимо соврал Непогодин, не собираясь посвящать посторонних в то, как себя чувствует язва его дорогого родителя. – Он в Москве. Говорил, что побудет в «Аквамарине» пару недель. Но наверное, дела задержали. Должен был приехать еще дней десять назад.

– Отель чудесен, – Камилло откинулся на спинку плетеного кресла, – твой отец отлично завершил проект.

– Да, неплох, – отозвался Виктор, – но я бы завершил его иначе.

Гость рассмеялся, складывая руки на груди.

– Я всегда говорил это своему отцу. Мы спорили, даже когда тот был при смерти. Порой мне кажется, что он даже умер на спор… – вздохнул Камилло и покачал головой.

Непогодин поддержал улыбкой откровение Ариосто. Конечно, Камилло говорил это своему отцу. Как и многое другое, что удалось выяснить человеку Виктора. Он хорошо подготовился, понимая, что результат должен быть стопроцентным. Гость не должен колебаться, когда ему предложат поставить подпись на контракте.

Марина стянула мокрое платье и сердито бросила его на кресло в спальне Виктора. Она была более чем благодарна находчивой сеньоре Ариосто за такой подарок. Теперь, стоя в одном белье, девушка смотрела на разбросанную по постели одежду. Что ей выбрать? Марина вздохнула, не замечая, как вошла Летиция, и вздрогнула, стоило женщине заговорить.

– Прости, что не сделала это раньше, дорогая, – усмехнулась гостья и подняла кончиками пальцев одно из платьев.

Летиция повертела наряд, скептически разглядела его и отложила в сторону.

– Его не надеть без белья, а бретели ужасно жмут! Поверь моему опыту, у «Reff» вся летняя коллекция должна гореть на костре, – закатила глаза гостья.

Пока Марина натянуто улыбалась, женщина по-хозяйски перебирала вещи и выудила из разноцветной горы очередное платье из легкой тонкой бледно-голубой ткани. Летиция протянула его девушке и что-то восторженно проговорила, снова переходя на свой родной язык.

Марина не стала переспрашивать, просто снова улыбнулась и поспешила надеть выбранный наряд. Короткое платье едва доходило до колен и было впору, а форма лифа позволяла забросить подальше бюстгальтер. Сейчас Марина любила всех, даже оставшегося наверху мужчину. Да, счастье вернулось в ее жизнь.

Девушка кинула взгляд на выключенный мобильник и помрачнела. Разговора с Леттой не избежать, и прятаться было глупо. Как только она освободится, обязательно перезвонит сестре. Этим твердым решением Марина и успокоила себя ненадолго.

– Ты волнуешься, дорогая? – Летиция тепло обняла девушку за плечи, провожая обратно на террасу.

– Все еще неловко, когда Виктор представляет меня своим друзьям. – Марина велела себе улыбаться и быть убедительной.

Пусть все свалит на смущение, лишь бы гостья не заподозрила ничего. Непогодин не предупреждал ее о том, что придется оставаться наедине с этой женщиной. Так они не договаривались.

– Вы совсем недавно объявили о своих отношениях, верно? – с приятным акцентом поинтересовалась Летиция.

– Да, – жарко закивала Марина, – так и есть. Вы не представляете, как это волнительно. У меня складывается ощущение, что все люди только и делают, что смотрят на меня и обсуждают это событие.

– Любопытство – оно такое. – Летиция рассмеялась и пожала плечо своей собеседнице. – Вы прекрасно смотритесь с Витто.

– Спасибо. – Марина обрадовалась, что они наконец дошли до террасы, и даже ускорила шаг, собираясь быстрее сесть.

Непогодин поднялся со своего места и просто замер, глядя на подошедшую невесту. Он протянул руку, чтобы отодвинуть ее стул, но понял, что протянул ладонь к девушке, сам не понимая зачем. К его радости, Марина не заострила на этом внимания и просто вложила свою руку в протянутую ладонь. Виктор склонился и мягко коснулся губами ее прохладных пальцев.

– Ты прекрасна, – тихо проговорил он, восхищенно глядя на невесту.

И это была правда, черт возьми. Невесомая ткань струилась по ее телу, словно морская вода, и Виктору нестерпимо захотелось ощутить ее под своими пальцами. Он хотел прикасаться к этой женщине…

– Спасибо, – тихо ответила Марина.

Она вспыхнула, словно могла прочитать мысли стоящего перед нею мужчины, и поспешно села на свой стул, сама придвигая его. Виктор тряхнул головой, будто таким образом развеивая наваждение, и сел рядом.

– Я такая неловкая, – усмехнулась Летиция, – кажется, твое любимое платье испорчено.

Гостья подмигнула Непогодину, и он вынужден был улыбнуться в ответ.

– Это всего лишь тряпка, и я благодарен, что ты помогла освободить от нее мою невесту, – пояснил Виктор.

Остаток вечера они провели за легкой беседой, обсуждая погоду на побережье и прелести материнства. Когда разговор заходил о детях, Летицию было не остановить. Мужчины смирились, только кивая и потягивая напитки из бокалов. Когда же гости отправились в свой номер, Марина поспешила подойти к перилам на террасе и оперлась на них, глядя вниз. Она слишком захмелела, хоть и выпила не больше глотка с тех пор, как сняла противное платье. Виктор подошел к ней и остановился рядом:

– Давай пройдемся.

– Куда? – испуганно глянула на него Марина.

– По берегу, – пояснил Непогодин.

– Сейчас почти час ночи.

– Не любишь поздние прогулки? Зря. Ночью море особенное.

– Не люблю, – соврала Марина.

Не нужно, чтоб этот мужчина видел, как загорелись ее глаза от одного только упоминания о прогулке. Сегодня был чудесный вечер, а вода должна быть невероятно нежной, и можно пройтись босиком по воде. Девушка скользнула взглядом по лицу Виктора и остановилась на загорелых ключицах, внезапно представляя, как касалась их губами. Проклятый сон… Такой явный, словно и в самом деле они были близки. Марина поспешила отвернуться и притворилась совсем сонной. Она зевнула, прикрываясь ладонью, и заявила:

– Я хочу прилечь.

– Тогда идем в номер, – ухмыльнулся Виктор.

– Пошли гулять… – Каблуки девушки застучали по каменному полу, и она поспешила к ступенькам.

Непогодин неспешно отправился следом, спускаясь по лестнице во внутренний двор отеля. Музыка здесь звучала отчетливее, ненавязчиво и мягко, видимо, из открытого бара. Мужчина быстро догнал беглянку.

Его рука собственнически обхватила Марину за талию. А стоило девушке сердито попытаться скинуть ее, как Виктор ловко развернул ее к себе лицом и крепко прижал к груди. Едва Марина ощутила исходящее от мужчины тепло и прекрасный, едва уловимый запах мужской туалетной воды, как голова у нее пошла кругом. Нет, это все вино.

– Не смей пользоваться ситуацией… – едва слышно проговорила девушка, заметив прогуливающихся поодаль постояльцев отеля.

Она не могла откровенно оттолкнуть своего «жениха», но и позволить ему распускать руки тоже не собиралась. Тем временем ладони Виктора скользнули выше, теперь касаясь ее открытой спины. Не ожидая от себя подобной реакции, Марина выгнулась, поддаваясь на эту простую ласку. Виктор усмехнулся.

– Может, все-таки в номер? – Он приподнял одну бровь.

В следующий момент Непогодину пришлось стиснуть зубы и тихо выругаться, поскольку туфелька невесты достаточно болезненно наступила на его ногу. Марина довольно улыбнулась и беззаботно схватила Виктора за руку, быстро увлекая за собой. Продолжая прихрамывать и чертыхаться, мужчина был вынужден следовать за нею, не желая привлекать к ним лишнего внимания. Ничего, когда затащит негодяйку в номер, тогда и посмотрим, кто кого…

Едва дорога кончилась, Марина остановилась и принялась снимать туфли. Чувствуя, что сейчас завалится набок, девушка нагло уперлась головой в грудь своего спутника и продолжила расстегивать ремешок на обуви. Он не поддавался, голова все кружилась, и Марина вздохнула, согревая рубашку Виктора своим дыханием. Запах моря и этого мужчины пьянил еще больше. Как она могла так легко напиться?

Виктор проворчал что-то и велел невесте стоять смирно. Когда она не послушалась, то встряхнул ее легонько, присел рядом и потребовал держаться за его плечо. Марина подчинилась и с удивлением поняла, что Непогодин принялся разувать ее.

Сняв обувь, Виктор резко поднялся, вручив девушке ее сверкающие туфли. Марина поддела ремешки пальцем и, покачивая ими, пошла к берегу. Перед «Аквамарином» пляж песчаный, хотя здесь повсюду мелкая галька. Виктор неспешно пошел следом, глядя на тонкий силуэт девушки. Она остановилась у кромки воды, и теперь волны касались ее ног.

Мужчина и сам разулся, бросил ботинки на белый песок и привычно закатал штанины. Он подошел к Марине и остановился рядом, ощущая свежесть воды босыми ступнями. Девушка глубоко вздохнула, любуясь сверкающим морем. Вода блестела, освещенная луной, и чертовски манила к себе.

Она отчаянно подавляла желание стянуть тонкие бретельки платья и нырнуть в свежую глубину. Стоило признаться себе, что пляж у «Аквамарина» был ее любимым местом на побережье. И почему он достался этому человеку? Отец не должен был проиграть и упустить такую возможность – получить эту землю. Хотя… Марина повернула голову, глядя на Виктора.

– Может, это все из-за тебя? – вздохнула девушка, скользя задумчивым взглядом по стоявшему рядом мужчине.

– О чем ты? – нахмурился Виктор, не понимая ее.

Сейчас его волосы казались совсем черными, а глаза сверкали, словно звезды.

– Ты красивый.

Марина произнесла это, как печальнейший факт, и Непогодин совсем растерялся. Кажется, вино и эта женщина – несовместимы. Невеста продолжала вздыхать и все так же косилась на него, сердито сдувая светлую прядь волос с глаз.

Глава 14

Марина немного приподняла платье, не желая намочить его, и вошла в воду по щиколотку. Виктор засунул руки в карманы брюк и пошел рядом. Он посмотрел на знакомые темные камни и нахмурился. Затем понял, что остановился, глядя на этот кусок пляжа. Ну вот, опять.

Пальцы сжали цепочку в кармане, и Виктор задумался. Интересно, где сейчас его спасительница? В тот день она выходила из аэропорта, а значит, была небольшая надежда, что она не улетела с побережья. Она кого-то встречала? Виктор еще сильнее нахмурился, понимая, что не успел разглядеть того, кто был с незнакомкой. Встречала мужчину? Мужа? Любовника? Брата? Черт!

– Погоди… – тихо пробормотал Непогодин, – погоди…

– В чем дело? – отозвалась Марина.

Но мужчина ладонью закрыл ей рот, заставляя умолкнуть.

– Каверзин мог ее разглядеть. Точно, мог ведь. Постоянно глазеет по сторонам. Нужно связаться с ним.

Виктор собрался сделать это немедленно, но понял, что оставил свой телефон в номере. Тем временем Марина умолкла и с приоткрытым ртом смотрела на покачивающийся перед ее лицом кулон. Знакомый, с мелкой щербинкой на боку, он поблескивал цепочкой, которую ее спутник намотал на пальцы. Какой кошмар! Неужели подобрал тогда на пляже? И носил с собой? Зачем? Почему? Кошмар…

Марина попятилась, спотыкаясь в воде. Виктор попытался ее удержать и схватил за вырез платья той же рукой, на которую была намотана цепочка. «Невесту» он поймал, но украшение соскользнуло с пальцев прямо ей на грудь, и девушка тихо ахнула, ощущая холод и смущение.

– Черт… – Непогодин притянул Марину к себе и, к ее ужасу, собрался вытащить цепочку.

– Эй! – Она отвела его руку, которую наглец пытался засунуть за глубокий вырез платья. – Что это ты делаешь?

– Верни немедленно, – потребовал Виктор.

– Пф-ф… – Марина спьяну решила позлить своего «жениха».

С довольной улыбкой она немного оттянула ткань платья под грудью, уверенная, что теперь украшение свалится прямо в воду. Но чуда не произошло. Непогодин мрачно смотрел на почти обнаженную грудь девушки и не понимал, к чему эти покачивания бедрами. Она совсем голову потеряла от вина? Что она делала? Марина готова была зарычать. Проклятый кулон зацепился за кружево на ее трусиках и теперь болтался, не желая падать, как бы она ни старалась. Виктор снова тихо чертыхнулся и подошел к невесте вплотную, глядя в глаза.

– Замри и советую не шевелиться, – потребовал ее спутник.

Прежде чем Марина собралась ответить, ладонь Виктора скользнула по ее бедру, приподнимая тонкую ткань платья. Еще немного, и пальцы уже исследовали прохладную кожу, поднимаясь к белью, на котором повисла цепочка. Она задохнулась от собственных ощущений и наглости Непогодина и намерилась высказать ему все, что думает, но только прерывисто выдохнула, обдавая его своим дыханием.

Виктор совсем не спешил, стараясь не порвать драгоценную цепочку, и его пальцы забрались за тонкую резинку на ее белье, пытаясь освободить украшение. Она, видно, совсем с ума сошла, раз позволяла ему прикасаться к себе. Отгоняя наваждение, девушка уперлась ладонью в грудь мужчины, отталкивая от себя, но Виктор и так отстранился, пряча спасенное сокровище в карман брюк.

Марина сердито поправила платье и прошла мимо него в сторону отеля. Почему он хранит эту цепочку? Неужели так дорожит ею, что все время таскает с собой? Вот странный… По дороге девушка вспомнила, что бросила на пляже туфли, но желания возвращаться за ними не было. Ну и пусть. Дойдет и босиком. Она закусила губу, теперь вспоминая, что так и не позвонила домой. Делать это сейчас было неразумно, ведь время уже за полночь. Или рискнуть? От мысли о предстоящем разговоре у Марины совсем испортилось настроение.

– Устала? – неожиданно поинтересовались за ее спиной.

Марина обернулась и встретилась взглядом с Виктором. К ее немалому удивлению, мужчина держал в одной руке свои ботинки, а в другой – ее туфли. Пошел босиком, как и она?

– Устала, – глухо отозвалась Марина и поспешила к лестнице.

Непогодин усмехнулся и посмотрел ей вслед. Странная девушка. Он никак не мог постигнуть ее. Все, что бы ни предположил, разбивалось, словно волны о камни на берегу. Камни… Он машинально обернулся, глядя на полосу берега, видневшуюся из большого открытого окна.

– Интересно, Каверзин уже спит или нет?

Виктор поглядел на обувь, которую держал в обеих своих руках, и вздохнул. Затем он пошел к лестнице с твердым намерением позвонить своему приятелю, и снова вернулся мыслями к сбежавшей девушке. Почему она согласилась? Почему не послала его к чертям? Почему оказалась в отеле в тот вечер? Столько «почему» и никаких ответов.

Виктор прошелся по широкому коридору, заметив силуэт невесты у дверей своего номера. Она ведь в любом случае получит по первое число от своего дорогого родителя, так почему тянет и не сбегает сейчас? Было что-то, чего он не знал, и это начинало раздражать.

Марина вздрогнула от неожиданности, видимо, задумалась о чем-то. Небольшая пластиковая заколка свалилась с ее волос, и теперь они хлынули потоком по ее плечам.

Непогодин пошел медленнее, не без удовольствия разглядывая свою спутницу. Марина наклонилась, чтобы поднять заколку, и тонкая ткань платья натянулась, облегая фигуру и открывая взгляду стройные ноги. Девушка тут же выпрямилась, ловко собрала волосы и подколола. Виктор разочарованно вздохнул и, не говоря ни слова, открыл дверь номера. Затем кивнул, предлагая девушке заходить. Марина прошла в знакомую гостиную и неожиданно зевнула.

– Можешь идти в душ, – отозвался Непогодин. – Спальня там.

Он указал рукой, в которой держал мобильник, на ту самую комнату, в которой Марина не так давно переодевалась.

– Я буду занят некоторое время, так что спокойной ночи. – Виктор прошел через гостиную и скрылся в той комнате, в которую гостье сегодня так и не удалось заглянуть.

Решил сам спать в гостевой? Ей отдал свою спальню? Вот это великодушие. Марина хмыкнула, приложила ладонь к шумевшей от хмеля голове и вяло прошла в комнату. К ее немалому удивлению, в спальне был идеальный порядок. Даже постель перестелили.

Марина подошла к шкафу и отодвинула дверцу. Все брошенные ею наряды ровным рядком висели на вешалках. Гостья закрыла шкаф и снова вернулась к кровати. На краю лежала тонкая серебристая коробка, а на ней небольшая карточка. Девушка подняла ее, читая свое имя. Виктор позаботился? Марина скептически поморщилась. Скорее всего, постаралась строгая Паола.

Девушка открыла коробку и вздохнула, глядя на кремовую пижаму. Помощница Виктора оказалась предусмотрительной. Марина прихватила шелковые шортики и майку на тонких бретельках, и поспешила в ванную. Прохладная вода освежила ее и позволила немного расслабиться. Она так бы и стояла в душе до утра, но заставила себя выйти и вернуться в комнату. Пижама сидела идеально и была такой легкой, что не чувствовалась на теле. Марина проворно забралась под тонкое одеяло и со стоном облегчения раскинула в стороны руки.

– Наконец-то этот день кончился.

Интересно, что сейчас делал Непогодин? Тоже лег спать? Сегодня был сумасшедший день. Начался он со ссоры с сестрой, а закончился тем, что она стала невестой конкурента отца.

Анна наверняка уже доложила отцу о выходке младшей сестры, еще и приукрасила, чтоб сильнее позлить. Оставалось только молиться о том, чтоб Аркадий Шиманский выслушал ее до того, как придушит. Марина принялась отрешенно гладить ладонями покрывало. Что было бы, объяви они с Виктором о своей помолвке по-настоящему? Сейчас, зная, что это лишь игра мужчины в соседней комнате, она воспринимала все иначе. Но будь ее чувства (или чувства Виктора) настоящими…

– Они у него вообще имеются? – проворчала Марина, устраиваясь удобнее.

Затем она грустно вздохнула, поскольку поняла, что поторопилась назвать свои чувства фальшивыми. Этот мужчина притягивал ее и тревожил. С того самого первого раза, когда увидела Виктора на берегу, словно кто-то связал их одной невидимой нитью.

Девушка натянула одеяло до самого подбородка. Ничего, всего пара дней – и она сбежит. Как трусиха. Верно, именно так. И больше не увидит этого человека. Она забудет Виктора Непогодина и песчаный пляж «Аквамарина», как обычный сон. С такими мыслями Марина закрыла глаза, заставляя себя расслабиться и заснуть.


Виктор нервно вышагивал по кабинету, затем остановился и прислонился боком к своему столу. Он звонил Денису так долго, что почти разрядил телефон.

– Я тебя убью, Каверзин… – пробормотал мужчина и сдался.

Он сердито затолкал мобильник в карман брюк и посмотрел на дверь. Его невеста уже спит? Или до сих пор в душе? От этих мыслей тело немедленно отозвалось желанием, и Виктор шумно вдохнул, а затем усмехнулся. Глупышка действительно решила, что ему нужна вторая спальня? В номере была лишь одна кровать, во второй просто не было необходимости. Интересно будет понаблюдать за ее лицом, когда поймет это.

– Где тебя носит? – мрачно пробормотал Непогодин, снова думая о том, что не смог связаться с другом, как планировал.

Он потянулся к телефону, но потом велел себе успокоиться и дождаться утра. Где только найти терпение? Виктор отпрянул от стола, прошелся по кабинету, не глядя потянулся к выключателю и погасил свет. Затем он вышел обратно в гостиную и посмотрел на двери спальни.

– Спит или нет?

Виктор стянул галстук и расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке. Он прислушался к шумевшему за открытой террасой прибою. Ветер дул с моря, и создавалось такое ощущение близости воды, что казалось, стоит сделать шаг, и ноги окунутся в ее прохладу. Мужчина в задумчивости постоял посреди комнаты. Остаток ночи можно было потратить на прогулку по берегу, чтобы отвлечься от мыслей, которые не давали покоя.

– Где же ты сейчас? Кто ты? – на выдохе проговорил Непогодин.

Он подошел к двери спальни и приоткрыл ее. Тишина. Свет не горел ни в комнате, ни в ванной, видимо, девушка уже легла. Виктор бесшумно прошелся по комнате и остановился возле кровати. Так и есть. Боже, вы только посмотрите на это. Приютилась на самом краешке, того гляди свалится. Марина спала на боку, и ее волосы струились по плечам и спине. Казалось, что на ней не было никакой одежды.

Виктор обошел кровать и склонился над девушкой, удостоверяясь, что она не упадет, пока он будет в ванной. Он хотел пододвинуть Марину ближе к середине постели, но понял, что только разбудит. Она ровно дышала, и ее лицо было таким безмятежным. Непогодин присел на корточки рядом с кроватью и некоторое время просто наблюдал за тем, как девушка спит.

И с каких это пор он, Виктор Непогодин, подглядывал за спящими девицами в собственной постели? После того падения с яхты с ним явно происходило что-то подозрительное. Мужчина протянул руку и взял прядь волос. Она выскользнула из пальцев и упала на загорелое плечо Марины. Взгляд Виктора переместился на грудь девушки, едва прикрытую тонкой тканью, затем на стройные ноги, и он резко поднялся, прерывисто выдыхая.

– Черт…

Даже когда спит, от нее одни проблемы! Непогодин отошел от кровати, схватил в шкафу смену белья и скрылся в ванной. Он продолжил тихо чертыхаться и встал под душ. Затем пустил воду сильнее, словно наделся, что ее шумом сможет заглушить свои мысли. Когда решил, что достаточно спокоен, Виктор быстро обтерся небольшим полотенцем. Он переоделся и вернулся в спальню. Девушка все так же спала на краю. Непогодин только хмыкнул и прилег рядом, удобно расположившись в самом центре кровати.

Он заложил руки за голову и закрыл глаза. Завтра предстояло столько дел, нужно поспать хоть пару часов. Виктор почти задремал, когда почувствовал, что девушка принялась ворочаться. Он открыл глаза и повернул голову, глядя на свою соседку. Марина попыталась обнять подушку, но ее рука поймала пустоту, и она едва не свалилась на пол. Непогодин подался к девушке и вовремя успел подхватить ее, сердито привлекая к себе.

Марина проснулась и испуганно ахнула, понимая, что была прижата спиной к мужскому телу. Рука незнакомца собственнически удерживала ее за талию, не давая шанса отодвинуться. Девушка в панике попыталась высвободиться, но знакомый голос властно велел:

– Прекрати!

– Что ты делаешь в моей постели?! – возмутилась Марина.

– Это моя постель, к твоему сведению, и единственная, – сонно пробормотал Виктор, его рука поднялась выше, останавливаясь в опасной близости от ее груди. – Так что если не намерена добавить реалистичности своей роли, «невестушка», то прекрати ерзать.

Марина немедленно замерла, тут же чувствуя дыхание на своей шее, когда мужчина усмехнулся ее покорности.

– Что значит – единственная?.. – едва слышно проговорила девушка.

Боже, от Виктора исходило такое тепло, а от его близости кружилась голова. Все, чего она сейчас хотела, это повернуться к нему лицом, и… и что? Этот мужчина заставлял голос разума звучать все тише, что пугало и волновало одновременно.

– Это означает отсутствие каких-либо вариантов, – глухо отозвался Непогодин, продолжая удерживать свою невесту.

– Такого уговора не было, – снова возмутилась Марина, – у тебя есть еще та комната, напротив гостиной!

– Это мой кабинет, – коротко пояснил Виктор, устраиваясь удобнее, – просто спи.

Просто спи? Да как это вообще возможно в данной ситуации? Марина несчастно зажмурилась. Она все пыталась придумать, что ответить человеку за ее спиной. Затем поняла, что руки Непогодина уже не сжимали ее с прежней силой, а грудь, к которой она была бесцеремонно прижата, мерно вздымалась и опускалась в такт спокойному дыханию мужчины. Он уже спал? Спал?! Серьезно?..

Неужели так вымотался за прошедший день? Или сказывалась слабость после случившегося? Марина немного выждала и рискнула повернуться к Виктору. Он расслабленно перевернулся на спину, продолжая спать, а она все смотрела на его лицо. Вновь глаза его закрыты, и вновь она рядом, как и тогда, на берегу. Девушка склонилась над Виктором и приблизила свое лицо к его лицу. Что она делала, Марина не понимала, но через мгновение уже касалась его губ легким поцелуем.

Сердце как бешеное заколотилось в груди, и она резко отпрянула от мужчины. Одна прядь волос скользнула по груди Виктора, но девушка не обратила на это внимания. Она быстро отвернулась и укрылась тонким одеялом, скрываясь под ним по самую макушку.

Непогодин открыл глаза и растерянно поднес руку к лицу, касаясь пальцами губ. Затем повернул голову и посмотрел на свою невесту, которая захватила все одеяло, это в такую-то жару, и закопалась в него с головой. Марина поцеловала его, пока думала, что он спит? Тайком? Зачем? Что за девушка?..

Глава 15

Марина повертелась в постели и открыла глаза. Спутанные волосы мешали что-либо рассмотреть, и девушка попыталась сдуть их с лица. Когда ничего не вышло, пришлось сесть и тряхнуть головой. Теперь она вообще ничего не видела, но шевелиться было лень. Свежий ветер врывался из открытого окна и приятно холодил спину. Через мгновение девушка очнулась и резко повернулась на постели. Пусто.

Виктор уже проснулся и ушел. Это лучшее, что могло произойти после вчерашней выходки. От неловкости Марина закрыла лицо руками. Как она могла решиться поцеловать его? Как?! Хорошо, что он спал и находится в прекрасном неведении. Значит, и переживать не о чем.

– Верно. Ничего не было. Просто ничего не было. – Марина потянулась и опустила ноги на пол.

В номере совсем тихо, оставалось только гадать, был ли Непогодин здесь или же ушел куда-то. Уточнять это в таком виде девушка не собиралась. Она побрела к шкафу, раскрыла дверцы и принялась подбирать одежду.

Платье кофейного цвета показалось Марине достаточно подходящим, она сняла наряд с вешалки и тут же поспешила в ванную. Там девушка закрылась, чувствуя себя в некоторой безопасности, и принялась переодеваться. Ее охватило какое-то непонятное волнение, скорее всего вызванное предстоящим звонком домой или встречей с хозяином номера.

– Какой кошмар…

Марина неловко скинула пижаму и попыталась надеть платье. Пальцы не слушались, волосы попали в молнию, и девушка даже вскрикнула от боли. Она сердито попыталась освободить застрявшую прядь, но безрезультатно.

– Да что за невезение такое? – простонала Марина, понимая, что одной ей точно не справиться.

Придется просить помощи у Виктора. Она закрыла глаза, мысленно досчитала до десяти и глубоко вдохнула, заставив себя успокоиться. Ну какое ей дело до того, что о ее персоне думал этот мужчина? Почему ее вообще волновало то, что думал Непогодин? Сочтет совсем глупой, может, захочет быстрее от нее избавиться.

– Стыдно-то как… – прошептала Марина и отважилась отпереть дверь, затем осторожно выглянула в комнату.

Пусто. Девушка на цыпочках пробежала через спальню, все так же не имея возможности толком выпрямиться, и вышла в гостиную. Она даже обрадовалась, когда увидела, что Виктор был здесь. Он стоял к ней спиной, засунув руки в карманы брюк, и смотрел в окно, на полосу пляжа.

– Доброе утро… – пробормотала Марина и рискнула приблизиться к жениху.

– Доброе. – Виктор повернул голову в сторону своей невесты, и его брови удивленно приподнялись.

Девушка стояла, немного наклонив голову, а волосы в беспорядке легли на плечи и раскрасневшееся лицо. Марина сдула их с глаз и виновато улыбнулась.

– Не поможешь? – Она состроила несчастное лицо.

– Я должен помочь снять его или надеть? – Непогодин выглядел уставшим, словно не спал всю ночь.

И чем занимался? Он обошел девушку кругом, встал за ее спиной и понял, в чем беда. Золотистая прядь была безжалостно зажата молнией.

– И как ты умудрилась? – тихо проговорил Виктор и принялся освобождать волосы из плена застежки.

– Не думаешь же ты, что я сделала это нарочно? – проворчала Марина, убирая волосы и позволяя мужчине лучше разглядеть платье.

Потом поняла, что теперь Виктор видит и ее голую спину. Ладно, главное освободиться.

– Возможно, это часть какого-то коварного плана, – тихо усмехнулся Непогодин, и через мгновение спасенная блестящая прядь скользнула по плечу девушки.

Марина хотела повернуться к нему, но Виктор не позволил этого сделать и легко застегнул молнию на платье.

– Спасибо.

Девушка смущенно отступила от жениха, но Виктор схватил ее за плечи.

– Погоди, – глухо проговорил он, и Марина замерла, не зная, чего ожидать.

– Что? – испугалась она. – Что случилось?

– Ты… Будь готова через полчаса, позавтракаем вместе с Ариосто. – Виктор не дал девушке ответить, развернулся и просто вышел из номера.

Марина повернулась и посмотрела на закрытую дверь. Только полчаса? У нее опять не оставалось времени, чтоб позвонить Летте. Но и держать телефон отключенным столько времени она не могла. Кто-кто, а старшая сестра была тем единственным человеком, чье волнение было искренним.

Понимая, что никуда не денется от этого разговора, Марина вернулась в спальню и взяла телефон с прикроватной тумбочки. Девушка включила его, тяжело вздохнула и нажала кнопку быстрого вызова. Виолетта отозвалась после пары гудков, видимо, держала мобильник рядом на случай, если младшая сестра додумается позвонить. Марина сглотнула ком в горле и заговорила:

– Доброе утро, Летт…

– А оно доброе? – проворчала сестра. – Где ты сейчас? Я полночи не спала.

– Я в «Аквамарине». – Девушка принялась свободной рукой расчесывать волосы. – Со мной все в порядке.

– В порядке? Да я готова придушить собственными руками этого коб…

– Летта! – ахнула Марина и поморщилась от слов сестры. – Виктор не… не такой!

– И ты уже успела это выяснить? – сердито поинтересовалась Виолетта. – Я не позволю Непогодину испортить жизнь моей сестре. Ты должна вернуться домой. Эта шутка затянулась.

– Летт, прошу, прекрати все это. – Марина поглядела на свое отражение в зеркальной дверце шкафа – ну вот, щеки уже принялись розоветь от волнения.

Ничего нового сестра не скажет, только поссориться и не хватало для полного счастья. Порой ей искренне мечталось быть единственной дочерью в семье, и в этот момент Марина завидовала Непогодину. Виктор был один. Девушка глубоко вздохнула, расправила плечи и придала своему голосу твердости.

– Не вынуждай защищаться от тебя, Летт. Хватит говорить так, словно мне семнадцать. Я всегда прислушивалась к твоему мнению, и этого ты не можешь отрицать. Но сейчас я не желаю, чтобы за меня выбирали, с кем мне встречаться и кого любить. Вам и дела не было до Антона, когда мы были вместе. Никто не удосужился поинтересоваться, кто он и чем занимается, а теперь все озаботились моим благополучием. Я решу это сама. Ни отец, ни ты – я сама.

– Сейчас ты можешь говорить что угодно, убеждать или спорить, но это не изменит моего мнения. – Виолетта взволнованно вздохнула. – Я знаю, что ты у меня не дурочка, но всегда была слишком впечатлительна и постоянно витаешь в своих фантазиях. Понимаю, что не удастся переубедить тебя в данный момент, и не хочу, чтоб ты боялась возвращаться домой, если что. Ты меня поняла? Ты всегда можешь вернуться домой и все мне рассказать. А я… Я покричу и выслушаю. А потом убью его!

Последние слова сестра произнесла таким голосом, что Марина почувствовала, как холодок пробежал по спине. Зная Летту, она не сомневалась, что угроза будет выполнена. Да, Виктор Непогодин в реальной опасности. Старшая из Шиманских самолично столкнет его за борт.

– Я вернусь домой через пару дней, – торопливо проговорила Марина, понимая, что времени у нее оставалось совсем мало.

– Ты же понимаешь, что отец уже в курсе? – потянула Виолетта.

– Это плохо…

– Это очень плохо, дорогая! Возьму нашего родителя на себя, но тут ничего не обещаю, честное слово.

– Папа грозился приехать? – осторожно поинтересовалась Марина.

– Он заканчивает дела в Вене. Приедет, как только освободится. Велел притащить тебя домой и запереть в комнате.

– Кажется, он все еще думает, что я в начальной школе, – пробормотала девушка. – Летт, мне пора бежать. Я обязательно позвоню и не буду отключать телефон. Со мной действительно все хорошо, потому что я там, где хочу быть…

Шторы в комнате колыхнулись, предупреждая о том, что входные двери были открыты. Марина быстренько убрала мобильник и обернулась. Виктор остановился посреди спальни и теперь смотрел на нее, словно хотел убедиться, что на этот раз она ничего не вздумает учудить с одеждой.

– Ты готова? – поинтересовался он.

– Да. – Марина кивнула для убедительности.

Заколка блеснула на ее волосах, и Виктору вдруг нестерпимо захотелось, чтоб девушка распустила их. Почему все время подкалывала или сплетала? Этой ночью он смог касаться ее, держать в своих объятиях, чувствовать прикосновение ее тела и прохладного шелка волос. Глядя на Марину, Непогодин пришел к мысли, что желает, чтобы скорее наступил вечер. Супруги Ариосто уже ожидали их, и стоило бы поторопиться, но он все повторял про себя ее последние слова: «Я там, где хочу быть».

Она так естественно лгала родной сестре? Но прозвучало искренне, и оставалось гадать, что творилось в голове этой девушки. Черт! Его мучило любопытство. И пары дней совершенно недостаточно. Совершенно…

– Так ты готова? – снова спросил Виктор.

– Я же ответила тебе, – удивилась Марина. – Мы можем идти.

Что-то Непогодин с самого утра был слишком растерян и витал где-то в своих мыслях. Наверняка обдумывал очередной коварный план или мечтал о том, как бы повыгоднее заключить сделку. Между тем Виктор жестом предложил своей спутнице выйти в коридор. Марина вышла первой, ощущая на себе его внимательный взгляд. Она не выдержала и обернулась к нему. Непогодин замер, нервно пряча руки в карманы легких светлых брюк.

– В чем дело? – сухо поинтересовался он.

– Ты сегодня еще более странный, чем обычно, – тихо отозвалась Марина и поспешила по пустому коридору к лестнице, ведущей на первый этаж.

– Чем обычно? – проворчал сам себе Виктор, догоняя ее. – Прозвучало так, будто она знает меня, черт возьми.

На верхних ступеньках широкой лестницы Непогодин придержал Марину за руку, вынуждая притормозить, а затем под ее сердитым взглядом взял девушку под руку, привлекая к себе.

– Не споткнись, дорогая. – Виктор очаровательно улыбнулся, и Марина не нашлась что ответить, только выдохнула и позволила мужчине свести ее вниз, в просторное фойе.

Кьяри нигде не было видно, и Марина огляделась в поисках помощницы Непогодина среди постояльцев отеля. Интересно, где сейчас была эта странная женщина? В ее обществе Марина чувствовала себя куда увереннее, чем в объятиях «жениха».

Стоило этому мужчине коснуться ее, и вновь мысли мешались в голове, заставляя сомневаться в реальности происходящего. Как же сложно становилось с каждым подобным моментом убеждать себя, что все это игра и не более того.

Виктор отпустил ее руку только для того, чтоб обнять за талию и мягко, но настойчиво подтолкнуть вперед, к выходу во внутренний двор отеля. Днем тут оказалось еще замечательнее, чем запомнилось Марине при прошлом посещении «Аквамарина». Небольшой водопад сверкал на солнце, а аромат многочисленных ярких цветов кружил голову.

Сеньора Ариосто нежилась в теньке на плетеном шезлонге, потягивая прохладный напиток, а глава семейства помогал сыну делать свои первые шаги. Киро восторженно пищал, пытаясь добраться до воды, а отец что-то серьезно говорил ему.

– Не позволяй Летиции устраивать тебе допрос, – произнес Виктор на ухо своей невесте и не преминул коснуться губами ее открытой шеи. – И прекрати превращаться в статую каждый раз, когда я тебя касаюсь. Это слишком очевидно, черт возьми.

– Так не касайся, – кинула ему в ответ Марина. – Можно подумать, сам никогда не делал ошибок.

– Когда это было? – Виктор полностью повернулся к девушке, на какой-то момент, совсем забывая о своих гостях.

О чем она говорила? Когда это он смущался подобным идиотским образом?

– Хочешь сказать, что так безупречен? – поддразнила его Марина, наблюдая, как в серых глазах уже сверкали молнии.

Главное, не хватить лишку.

– Вот именно, – хмыкнул Непогодин и замолчал, поскольку девушка приблизилась к нему вплотную и теперь смотрела совершенно непонятным ему взглядом.

Он задержал дыхание, когда Марина подняла руки, протянула к нему, и теплые ладони с нежностью коснулись его лица. Она провела кончиками пальцев по щекам мужчины, задерживаясь на подбородке, затем приподнялась на цыпочки и едва коснулась его губами.

Едва уловимое касание, а затем вновь этот взгляд, от которого застучало в висках.

– Еще никогда Штирлиц не был так близок к провалу – Марина со вздохом покачала головой и радостно помахала рукой Летиции, которая уже поднималась со своего шезлонга, замечая их.

– Полнейшая глупость! – сухо отозвался Виктор, схватил невесту за руку и повел ее вдоль бассейна.

Глупость, нелепость, бессмыслица. Это простой интерес, чертово любопытство, и не более того!

Глава 16

Никогда, никогда-никогда не давайте обещаний… Ни к чему хорошему это не приведет. В этом Виктор Непогодин убедился на личном опыте, стоя на небольшом мостике перед мерно покачивающейся на волнах яхтой. Голова его моментально пошла кругом.

– Черт… – тихо пробормотал Виктор и заставил себя улыбаться, когда подошли его гости.

И зачем было приглашать супругов Ариосто прогуляться под парусом? Хотя разве мог он тогда знать, что едва не утонет перед их приездом?

– Она красавица! – воскликнула Летиция, глядя на блестящий темно-синий борт «Гвеневры».

– Красавица… – пробормотал Виктор и поморщился, стоило Киро пронзительно запищать, указывая пухлым пальчиком на пролетевшую чайку.

Проклятие! Ноги словно приросли к деревянному мосту, и он не мог заставить себя сделать и шагу. Нужно было подниматься, а он все продолжал угрюмо глядеть на свою яхту.

Ариосто отобрал сопротивляющегося малыша у жены, Непогодину только и оставалось, что приветливо сделать жест рукой, приглашая гостей проходить. Глава семейства поднялся на борт, за ним последовала Летиция. Виктор стиснул зубы и схватился обеими руками за край ограждения, сжимая его так, что пальцы побелели.

Прекрасно понимая, что его беспокоило, Марина подошла к мужчине сзади и рискнула обнять за талию. Стоило Виктору вздрогнуть от неожиданности, как она прижалась щекой к его спине. Наверняка он сочтет ее сумасшедшей, но порыв был таким естественным.

– Что ты делаешь? – тихо проговорил Непогодин, глядя на то, как мягко бились волны о береговые камни.

– Всего лишь то, что положено делать невесте, когда ее любимому нужна поддержка, – отозвалась Марина, так и не разнимая рук.

Боже, до чего приятно обнимать его, но это никуда не годилось. Их ждали, и нужно было подниматься на борт. Раз уж так Виктор желал подписать свой договор, то стоило помочь ему преодолеть несколько ступенек. Как он вообще спал после той ночи? И что же сказал доктор? Все так серьезно? Или просто появилась боязнь открытого моря после несчастного случая? Марина вздохнула.

– Ты хорошая актриса, – меж тем отозвался Непогодин, не собираясь признаваться, что действительно успокаивался в объятиях девушки.

В глазах перестало темнеть, и его уже не качало из стороны в сторону.

– Да, – скрывая неожиданную обиду, ответила Марина, – я актриса хоть куда.

Виктор искренне верил, что она притворялась каждый раз, когда изображала на людях его невесту. Наверное, ей стоило радоваться этому. Ведь узнай Непогодин об истинных чувствах дочери конкурента, что тогда? Посмеялся бы над нею? Или добил своим безразличием? А может?.. Хотя о каком «может» она сейчас думала?

Виктор повернулся к Марине, и какое-то время они просто смотрели друг на друга, пока она не поняла, что нервно мнет рубашку на его спине.

– Идем. Нас ждут. – Непогодин взял Марину за руки повыше запястий и немного отстранил от себя, – поднимайся.

– Верно. Нехорошо заставлять твоих гостей ждать. Это ужасно. В самом деле! – Каблуки Марины сердито застучали по деревянному мостику, когда она прошла мимо Виктора.

Он, недоумевая, посмотрел вслед девушке. Ее голос звучал так, будто обиделась. Вроде старался не язвить, ничего ведь не сказал. Какого черта она дулась? Марина едва не споткнулась перед небольшим трапом. Вдобавок ко всему заколка упала с волос прямехонько в воду.

Девушка ахнула и немедленно присела на самом краю, протягивая руку через перила. Неужели и в самом деле думала, что могла бы достать украшение? Золотая завеса волос скрыла лицо девушки, и, продолжая ворчать, Непогодин подошел к ней.

– Я куплю тебе другую. Что ты делаешь? Она утонула. – Виктор склонился, взял невесту за руку и вынудил ее подняться.

Марина послушалась, понимая, что вела себя нелепо, поддавшись эмоциям.

– Жарко. Мне нужно собрать волосы. – Она принялась сплетать косу, пока Виктор вновь не остановил ее, не желая, чтоб девушка это делала.

Кажется, его желание исполнилось, она все-таки распустила свои волосы. Прекрасные волосы. Довольный, он подтолкнул Марину в спину, приглашая подняться на борт громадной «Гвеневры». Руку Виктор не убрал, ощущая под пальцами гладкость золотистых прядей. Они поднялись на палубу, и он почувствовал, как желудок возмутился, стоило глянуть на море за бортом. Киро продолжал беззаботно лепетать и восторгаться беспокойными белоснежными чайками, оставалось только позавидовать ему.

Непогодин заставил себя улыбаться гостям и предложил супругам Ариосто пройти по широкому бортовому проходу в небольшую приватную зону, оборудованную удобными диванами. Но конечно же Летиции захотелось подняться на флайбридж. Скрипя зубами, хозяин яхты стал подниматься по ступенькам.

– Почему ты не предупредил меня, чтобы я надела обувь удобнее? – делано возмутилась Марина, указывая на свои туфли, и протянула Виктору руку. – Теперь вся ответственность на тебе.

– Да? – Мужчина немного растерянно принял ее ладонь, и для верности Марина сплела их пальцы.

– Да, – она улыбнулась, – только попробуй отпустить мою руку, предупреждаю, в истерике я страшна.

– Верю на слово… – отозвался Виктор, шумно вдохнул свежий воздух и повел невесту за собой, теперь явно увлеченный новой «обязанностью».

Камилло взял у жены беспокойного сына и теперь что-то разъяснял ему, переходя на свой родной язык. Не понимая ни слова, Марина засмотрелась на удаляющуюся полосу берега. Погода сегодня отличная, на небе ни облачка. И вид с борта яхты был чудесен. В какой-то момент она поняла, что хотела оказаться здесь с Виктором лишь вдвоем, без необходимости развлекать гостей и притворяться. Девушка поглядела вниз, на спокойное море. Снова у нее возникло желание разуться и броситься в воду, чтобы освежиться.

– Хочешь сбежать? – проговорил рядом Виктор.

Он оперся спиной на бортик, не желая глядеть вниз. Его вид моря вовсе не радовал.

– Этот вопрос ко мне или ты сам с собой говоришь? – поддела его Марина.

Непогодин нахмурился, но тут же нехотя отпустил руку невесты и прошел к Камилло. Марина некоторое время смотрела, как мужчины беседовали, обсуждая оснащение «Гвеневры» и свои деловые вопросы. Подавляя растущее волнение за Виктора, она повернулась к подошедшей Летиции.

– Здесь на побережье чудесно спится. – Женщина прислонилась боком к ограждению, подставляя лицо встречному потоку ветра. – Киро ни разу не просыпался до утра, что удивительно.

– Мне здесь тоже хорошо спится, – улыбнулась Марина.

Точнее, спалось раньше, до той самой злополучной ночи. И винить некого, кроме себя. Ее маленький рай больше не радует своим спокойствием и безмятежностью. Как жаль, что совсем скоро его придется покинуть. В этот момент Марина поняла, что имела в виду вовсе не побережье, а мужчину, стоящего вместе с Ариосто.

– Ты что-то бледна сегодня. Может, спустимся вниз, в салон? – с некоторым беспокойством поинтересовалась Летиция, придерживая свою легкую шляпу.

Ветер так и норовил сорвать ее и унести прочь.

– Нет! – наверное, слишком поспешно и нервно ответила Марина, но тут же улыбнулась, видя удивление сеньоры Ариосто.

– О, моя дорогая! – внезапно от души рассмеялась женщина, заставляя Виктора и Камилло глянуть на нее. – Поверь мне, сейчас лучше оставить их одних. Если уж начали обсуждать дела, то это бесполезно.

Летиция подошла к мужу и отобрала Киро.

– Покажешь мне каюты? – поинтересовалась гостья.

Марина побледнела сильнее, понимая, что вновь попалась.

– Марина впервые на «Гвеневре», как и вы. К сожалению, мне никак не удавалось затянуть ее сюда. Бедняжку укачивает, и она боится открытой воды, – пришел на помощь Непогодин.

Летиция скептически посмотрела на девушку, затем на хозяина яхты и снова рассмеялась, махнув на него рукой.

– Ты точно не о себе говоришь, Витто? У этой малышки даже имя морское. Все чего она боится, так это тебя без присмотра оставить!

Киро воспользовался тем, что мать отвлеклась, и простодушно протянул руки, желая перебраться в объятия Марины. Девушка воспользовалась этим моментом, чтобы скрыть свое смущение, и не без удовольствия приняла мальчика у Летиции.

– Идем, Киро. Ты как мужчина будешь сопровождать дам, чтобы им не было так волнительно. Посмотрим, как у дяди Вити тут все интересно. – Марина деловито принялась беседовать с ребенком и спускаться по ступенькам.

Затем, понимая, что это было вовсе не безопасно в таком положении, она сняла туфли. Босой ногой девушка отодвинула их в сторону на лестнице, чтобы не мешали проходу, и теперь уже уверенно пошла вниз. Виктор обреченно посмотрел вслед невесте, испытывая жгучее желание догнать ее и вновь схватить за руку, но вместо этого продолжил беседу с Камилло.

Он выдержит эту чертову прогулку! Осознание того, что Марина была где-то поблизости, дало ему силы побороть дурноту. Виктор решил уговорить Ариосто спуститься и продолжить разговор в прохладе салона.

Именно туда сейчас и вошла Марина в сопровождении гостьи. Помещение оказалось достаточно просторным, как и обеденная зона, и было со вкусом меблировано. Судя по дизайну, тут Виктор доверился своей помощнице. Видимо, странного обожания «Гвеневры», как многие владельцы, Непогодин не испытывал.

Салон был отлично освещен естественным светом благодаря большим панорамным окнам по правому и левому бортам. Они насчитали четыре каюты с собственными ванными комнатами и еще одну – самую большую, хозяйскую. Марина приказала себе не думать, что могло происходить на огромной двухспальной кровати.

Девушка быстро закрыла дверь, не желая и приближаться к ней. С Летицией они вернулись обратно в салон, теперь забавляясь тем, что показывали Киро, как нажатием одной кнопки прямо из салона в море выдвигался балкон. Наверное, самое идеальное место, чтобы любоваться закатом…

Глава 17

– Марина, Марина, Марина… – Федор Непогодин удобнее устроился в кресле и еще раз кинул взгляд на предоставленные помощником снимки.

Они хаотично лежали на столе в его кабинете рядом с чашкой недопитого кофе. Федор сощурился от яркого солнца, бьющего из раскрытых штор. Внезапно противно взвизгнули шины чьего-то автомобиля. Непогодин поморщился, но поленился подняться и закрыть окно.

– И как долго это длится? Только подумай хорошенько, прежде чем мне ответить, – предупредил Федор свою собеседницу.

Он включил громкую связь и сцепил пальцы рук в замок. Улыбчивая светловолосая девушка смотрела на него со снимков в компании своего отца.

– Марина. Марина… – снова нараспев проговорил Непогодин.

– Я работаю на вашего сына, – раздался из динамика сосредоточенный голос Кьяри, – вам стоит допросить его лично.

– Я задал этот вопрос тебе, Паола. – Голос Федора прозвучал резче.

– Несмотря на ваши требования, повторюсь, что я отчитываюсь только перед своим начальством, – твердо отозвалась помощница сына.

Чертова баба! Непогодин мысленно зарычал, но только поправил галстук, вновь откидываясь на спинку кресла.

– Ты же прекрасно знаешь, насколько невыносимой я могу сделать твою жизнь, если продолжишь молчать.

Даже без ответа Федор понял, о чем подумала в этот момент Кьяри. Да, своего сына в этом деле ему не переплюнуть. Как она вообще терпит этого наглеца? В чем магия? Сколько он ей платит?!

– Я просто хочу услышать все от самого адекватного человека, которому могу доверять. Ты же не хочешь, чтоб я ссылался в своих действиях на прессу и прочие сплетни? – начал с другого края Непогодин.

Тишина в динамике и короткий вздох подсказали мужчине, что он был на верном пути.

– К кому еще я могу обратиться за помощью, как не к тебе, Паола? Я всего лишь отец, который волнуется за своего ребенка. – Он даже изобразил скорбь на лице и задержал дыхание в ожидании ответа.

– На один ноль больше, – коротко ответила Паола.

– Что? – растерялся Федор и даже подался вперед, едва не смахивая глянцевые снимки на пол.

– Каждый раз, когда я отказываю вам, он прибавляет к моему чеку один ноль, – пояснила помощница.

– Я даже боюсь уточнять эту сумму! Мой сын сошел с ума?! – не выдержал Непогодин.

– Что вы, сеньор Федерико, – с мягким акцентом проговорила Кьяри. – Ко всему нужно подходить с разумным энтузиазмом. Докладывай я боссу о каждой попытке, и моя зарплата составила бы годовой бюджет Новой Каледонии.

– Разве это было так часто? – возмутился Федор и даже поднялся с кресла.

– Согласно статистическим данным за прошлый месяц…

– Где Витька тебя нашел, Кьяри? – зарычал Непогодин, кидая сердитый взгляд на несчастный мобильник.

– Я всего лишь один из соискателей, который прошел собеседование на предлагаемую вакансию.

– И в чем же было твое преимущество перед другими претендентами? – хмыкнул мужчина, снова присаживаясь в кресло.

Она была единственной в тот день, кто отказался переспать с этим наглецом! Но об этом Кьяри не собиралась распространяться, как и о прочих делах своего босса. Никакие провокации любопытного родителя не подействуют на нее. Понимая, что ничего не добьется от помощницы сына, Федор прервал разговор и снова посмотрел на фотографии.

– Как вовремя, верно, Аркадий? – потянул Непогодин. – Никак не успокоишься? Решил, что достанешь меня с помощью одной из своих девчонок?

Шиманский надеялся, что нервы ему потреплет? Ох и зря, Аркашка! Ох и зря! Довольная ухмылка коснулась губ мужчины. Он ловко подхватил один снимок, на котором красовалась младшая дочь его конкурента.

– Ну что, невестушка, будем знакомиться. Так сказать, радоваться счастью молодых. Внуков с твоим папенькой ожидать будем…


Киро самозабвенно играл новой заколкой Летиции и с взятой из каюты Виктора подставкой в виде небольшого кораблика. От усердия мальчик даже высунул язык и, сидя на удобном диване в главном салоне, совершал героические маневры. Они сопровождались периодическими «у-у-у-у» и «бу-бу-бу», что подтверждало опасения женщин: заколка терпела полное поражение, и шансов на спасение от эскадренного миноносца у нее не было.

Марина прислонилась к удобной спинке небольшого диванчика, стоявшего с противоположной стороны просторного помещения. Летиция устроилась рядом, закидывая ногу на ногу и поигрывая носком своей яркой туфельки. Девушка только сейчас вспомнила, что так и ходит босиком, поскольку оставила свою обувь на лестнице.

Светлый ковер на полу оказался таким мягким, что она была довольна тем, что в данный момент могла дать отдых босым ногам. Летиция отпила сок из высокого стакана, поставила его на круглый столик и глянула на сына. Киро зевнул и, бросая игрушки, потер кулачками сонные глаза.

– Кажется, кому-то пора спать, – улыбнулась Марина.

– Соня. Ведь еще рано, – шутя возмутилась гостья, – видимо, укачало в море.

Летиция уже поднялась и собралась подойти к сыну, как на лестнице раздался голос Камилло. Марина не поняла ни слова, но видимо мужчина звал жену. Сеньора Ариосто вздохнула и повернулась к девушке:

– Дорогая, я оставлю тебя ненадолго?

– Конечно, мы справимся, – заверила ее Марина.

– Киро, на тебе вся ответственность. Береги сеньориту! – Летиция подмигнула девушке и, выйдя из салона, стала подниматься по одной из лестниц наверх.

Когда гостья скрылась из виду, Марина также поднялась с дивана и подсела к ребенку.

– Наш адмирал устал после сложного сражения? – Она ласково провела ладонью по волосам Киро. – Такое случается. Значит, нужно отдохнуть.

Киро снова заразительно зевнул, заставляя Марину повторять за ним и прикрываться ладонью.

– Ну вот, теперь и я зеваю. Давай, пока мы вернемся и наши мужчины решат все вопросы, ты еще успеешь вздремнуть. – Марина потянулась к нескольким небольшим подушкам, которые были рассыпаны вдоль свободной части дивана. – Смотри, у дяди Вити столько добра здесь. Тебе хватит.

Понимая, что ребенок навряд ли разобрал хоть слово из сказанного ею, девушка удобно устроила одну из подушек и легонько похлопала по ней, приглашая мальчика прилечь. К ее радости, Киро подобрался на четвереньках ближе и, оставаясь в таком смешном положении, опустил голову на предложенную подушку.

– Удобно, да? – скептически поинтересовалась Марина.

Мальчик улыбнулся, собираясь продолжить баловство, но глаза предательски закрывались.

– О-оп! – Девушка потянула Киро за ноги, выпрямляя их и помогая ребенку лечь удобнее.

– Касон… – сонно пролепетал Киро и требовательно посмотрел на свою непонятливую няньку.

– Что? – Марина наклонилась к нему ниже, придерживая распущенные волосы.

– Касон. – Мальчик протянул руку и коснулся губ Марины, снова расстроенно повторяя: – Касо…

– Что ты лепечешь? Я совсем не понимаю… – Она разволновалась и улыбнулась, чтоб поддержать Киро. – Ты же не Карлсона зовешь, верно?

– Мамма касон! – Мальчик снова коснулся губ Марины.

– Ты хочешь, чтоб я тебе спела? – осенило девушку. – Мама поет перед сном?

Стоило попробовать, пока ребенок не расплакался. В любом случае она ничего не теряла. Марина снова ласково принялась перебирать мягкие пряди волос мальчика и тихо запела. Затем она улыбнулась, когда поняла, что оказалась права. Киро расслабился и, закрывая глаза, снова удовлетворенно повторил непонятное «касон».

Девушка склонила голову набок и продолжила свою песню. Она не знала автора да и сомневалась, что сама мелодия была передана точно, но любила эту историю о неизвестной девушке, которая ждала свою любовь на берегу. Слова лились, и она так увлеклась, что сама закрыла глаза, не замечая происходившее вокруг, забывая свое обещание не петь и молчать, надеясь остаться неузнанной.

Глава 18

Виктор отдал распоряжение капитану на внутреннем посту управления и, убеждаясь, что чертова «Гвеневра» направлялась обратно к берегу, немного перевел дыхание. Радовало одно – Камилло был расположен к обсуждению дел и совместного проекта, и он со спокойной душой мог велеть Каверзину проверить окончательный вариант контракта. Завтра супруги Ариосто вернутся в Рим. Самолет гостей взлетит в полдень, так что осталось совсем немного и игра будет окончена.

Непогодин поднял одну руку перед собой, глядя, как на двух пальцах покачивались брошенные его сбежавшей невестой туфли. Он что, нанялся носить за ней обувь? Кажется, это начинало входить в привычку. И что за манера ходить босиком? Мужчина прислушался к голосам Летиции и Камилло, которым захотелось полюбоваться морем в приятном уединении, чтобы сохранить воспоминания по возвращении домой. Виктор был несказанно рад возможности спуститься вниз, к каютам.

Он преодолел несколько ступенек лестницы и остановился, поскольку решил, что сознание играло с ним злую шутку. Голос – он слышал его снова. Виктор задержал дыхание и постарался бесшумно пройти дальше, к дверям салона. Ему не послышалось. Он не сошел с ума, она действительно пела. И единственной женщиной на борту, которая могла оказаться неизвестной певуньей, была Марина.

Виктор прислонился лбом к прохладной поверхности стены, которая их разделяла. Почему этот голос звучит так знакомо? Он точно сходит с ума… Мужчина на мгновение закрыл глаза, глубоко вдохнул и бесшумно толкнул пальцами дверь в салон.

Девушка не замечала его. Марина сидела на диване, рядом со спящим ребенком, и, тихо покачиваясь, продолжала петь. Золотистые волосы вторили ее движению, мягко струясь по плечу. Каюта перед глазами Виктора поплыла, и он тряхнул головой, удерживаясь рукой за дверной проем.

Туфли тихо стукнули одним каблуком по металлической окантовке двери, и Марина поняла, что больше не одна. Она подняла взгляд на вход в салон и немедленно прижала палец к губам, при этом забавно хмуря брови и вынуждая мужчину не шуметь, иначе разбудит Киро. Непогодин молча кивнул и тыльной стороной ладони обтер лоб, когда ощутил, что его покрыла испарина. Черт! Трижды – черт! То, как она только что сидела, и это покачивание головой, и этот голос…

– Тебе плохо?

Прохладная ладонь коснулась его щеки, и только тогда Виктор понял, что девушка уже успела подняться с дивана и подойти к нему. Марина взяла у него свои туфли, тихонько поставила их на пол и выпрямилась, глядя на мужчину тревожным взглядом.

– Укачало? – поинтересовалась она. – Ты хоть завтракал? Так и стоял под открытым солнцем на верхней площадке? Почему не ушел в тень?

– Слишком много вопросов… – пробормотал Виктор, стараясь не делать лишних движений.

– Идем, я отведу тебя в каюту. Тебе нужно прилечь, – голосом, не терпящим возражений, проговорила Марина.

Не дожидаясь, пока Непогодин начнет что-то ворчать в ответ, она вынудила его выйти обратно в небольшой коридор. Благодаря недавней «разведке» девушка уже знала, где находились нужные помещения, и без труда смогла бы отыскать хозяйскую каюту.

– Идем-идем, хватит упираться, – велела Марина мягко, но упрямо подталкивая Виктора в спину.

– Послушай, я понимаю, что это прозвучит нелепо, но я хочу спросить… – негромко отозвался Непогодин и остановился, не давая девушке довести себя до каюты.

– О чем? – Марина также остановилась, глядя на него с недоверием. – Что случилось?

Он уже набрал воздуха, чтобы произнести то, что так мучило, но только выдохнул и устало потер переносицу. Нет, звучало бы решительно идиотски. Что он хотел спросить у нее? За их спинами раздался плач сонного ребенка, и Виктор покачал головой.

– Как я понимаю этого парня. – Он положил руки на плечи Марины, немного отодвигая ее в сторону, и прошел по коридору обратно к лестнице, ведущей на флайбридж.

Оттуда девушка услышала его громкий голос:

– Летиция! Тебя требует младший наследник!

Гостья немедленно отозвалась и принялась спускаться вниз, в салон. Марина поняла, что до самого возвращения в отель им не удастся побыть наедине. Виктор изображал безмятежность, отменно играя свою роль перед супругами Ариосто, хоть беспокойный Киро и капризничал, вызывая головную боль. Интересно, о чем Непогодин хотел поговорить с нею?

Марина хотела было устроиться вместе с Летицией на диване, но Виктор удержал девушку за руку, привлекая к себе, и вынудил присесть рядом с ним. Небольшой диванчик с прохладными деревянными подлокотниками явно был маловат для них обоих, или это ей казалось, поскольку Непогодин практически прижал ее к себе.

Вел он себя странно, и взгляд был каким-то непривычным, но Марина все списала на плохое самочувствие мужчины. За отвлеченными разговорами и попытками развлечь Киро они добрались до берега. Мысленно Виктор целовал песок и обнимал землю, как Робинзон Крузо. Внешне же он только жестом руки пригласил гостей к своей машине, намереваясь отвезти к «Аквамарину». В салоне мальчик снова уснул и мило сопел, устраивая голову на коленях матери. Кажется, это было самым удобным местом для сна у бедняги Киро.

Марина сняла сандалии с ребенка и тихонько положила его ноги на свои колени. Замечательный малыш, сколько еще ему предстояло совершить путешествий с родителями, а затем и самостоятельно. Летиция подалась к Марине и тихо проговорила на ухо, стараясь не разбудить сына:

– Витто приболел и не хочет признавать это, верно?

– С чего вы это взяли? – Глаза Марины расширились от волнения, и она встретилась взглядом с Виктором в зеркале заднего вида.

Сеньора Ариосто снова решила допросить ее? Неужели догадалась о самочувствии Непогодина и теперь это как-то повлияет на заключение сделки? Хотя что тут удивительного, если Виктор с самого начала их поездки походил на зомби.

– Его укачало немного. Может, съел что-то несвежее, – попыталась оправдаться Марина.

Летиция тепло обняла девушку одной рукой за плечи:

– Ты очень беспокоишься о Витто. Это искренне, и я рада. Не стоит таиться, если плохо себя чувствуешь. Скажи ему, и пусть мальчик отдохнет.

– Но все и так в порядке, просто он… – Марина замялась, и ее плечо немного пожали, вынуждая утихнуть.

– Только между нами, – продолжила гостья. – Камилло уже подготовил все для этой компании, когда летел на встречу. Еще в Риме у него не было сомнений. Не могу смотреть, как глупые мужчины изводят себя и подрывают здоровье, играя в свои «важные» игры.

– Правда? – заговорщицки прошептала Марина, поворачивая голову и едва не сталкиваясь лбом с Летицией.

– Истинно.

– Я так рада, что у Виктора все получилось. – Девушка устало улыбнулась, машинально поглаживая босые ножки Киро. – Это прекрасно.

– Тогда почему столько грусти в голосе? – продолжила допрос гостья, но машина уже остановилась, прерывая их разговор.

– Приехали, – так же шепотом отозвалась Марина.

– После обеда мы с Камилло и Киро хотим немного побыть наедине и прогуляться. – Летиция как сообщник подмигнула девушке и подняла на руки сына, осторожно выходя из машины.

Марина молча кивнула ей, находясь в смятении чувств от услышанного. Она была бесконечно рада провести хоть немного времени наедине с Виктором и была счастлива за него, зная теперь, что контракт практически подписан. Но также становилось все яснее, что ее роль подходила к концу и время утекало, словно песок между пальцами. Так неумолимо, что сердце сжалось.

Ей стоит позаботиться о брони. Нужно будет позвонить в аэропорт и заказать себе билет. Она не собиралась задерживаться и на час на побережье после того, как скажет Виктору Непогодину «прощай». Там, в Москве, ей будет легче забыть и это море, и серые глаза своего неулыбчивого «принца». Одна последняя ночь, а на рассвете она, как андерсеновская Русалочка, обратится пеной морской и исчезнет. Ведь знала, что так и будет, но опять увлеклась невозможными фантазиями.

– Ты в порядке? – Голос Виктора вернул Марину к реальности.

Он протянул невесте руку и помог выйти из прохладного салона под жаркое солнце. Горячий асфальт обжег босые ноги, и девушка осознала, что так и не обулась. Она приподнялась на цыпочки, стараясь хоть как-то уменьшить боль, и решила, что лучшим выходом будет поскорее добраться до прохлады крыльца отеля. Каждый шаг давался с трудом, и от того еще обиднее стала схожесть с неудачницей из старой сказки.

– И шла она как по острым ножам… – Виктор догнал девушку в два шага и легко поднял на руки.

– Что? – ахнула Марина, оказываясь в спасительных объятиях.

– Ты ведь знаешь, что если приняла человеческий образ, то тебе уже не сделаться вновь русалкой, – на полном серьезе заявил Непогодин и понес ее к входу.

Марина порадовалась тому, что супруги Ариосто уже скрылись из виду и не являются свидетелями подобной сцены.

– Ты точно перегрелся на солнце… – растерялась девушка.

Решил цитировать Андерсена? Вот уж не думала она, что этот человек был знаком с детскими сказками.

– Есть немного, – тихо ответил Виктор и, изобразив очередную улыбку, вошел в прохладный холл.

– Дальше я пойду сама, спасибо за помощь. – Марина замолчала, понимая, что размыкать руки вовсе не хотелось, и продолжала обнимать за шею своего уставшего «принца».

Он остановился посреди большого нижнего зала, не обращая внимания на удивленных посетителей отеля.

– Как же там дальше?.. Не видать тебе больше ни дна морского, ни отцовского дома, ни сестер. Хотя насчет сестер – это спорный вопрос, – продолжил говорить Виктор.

– У тебя уже руки дрожат, – перевела тему Марина. – Я тяжелая. Ты устал, отпусти…

– Тебе есть что мне сказать? – внезапно глухо спросил Непогодин, глядя своей спутнице в глаза.

– Русалочка была глупой и превратилась в морскую пену ради безответной любви, – ответила Марина, чувствуя, как все тело напряглось, словно от тревожного предчувствия.

– Это принц был идиотом, – как-то отрешенно проговорил Виктор и упрямо понес свою спутницу к лестнице.

Когда он стал подниматься по ступенькам на второй этаж, то услышал, как в кармане брюк зазвонил телефон. Наконец-то объявился Каверзин! И где его черти носили больше суток? Пока Виктор размышлял о том, как перезвонит товарищу, когда они окажутся в номере, Марине удалось освободиться от его рук и встать на пол.

– Ответь, это может быть что-то важное. – Девушка торопливо прошла к нужной двери и уже возле нее поняла, что ключи были только у Непогодина.

Он неспешно приблизился к своей спутнице, затем долго выискивал связку в кармане, игнорируя звонивший мобильник.

– Тебе стоит показаться врачу, – проворчала Марина, не понимая поведения Виктора, и прошла в гостиную, когда он открыл дверь. – Ты все еще не пришел в себя. Опасно оставаться в таком состоянии.

– На этот счет есть отличная китайская мудрость, – также проворчал в ответ Непогодин и кивнул в сторону своего кабинета, – мне нужно переговорить с партнером. Отдыхай пока. После решим, чем занять вечер.

Виктор не стал ждать ответа невесты и вошел в соседнюю комнату, прикрыв за собой дверь. Марина некоторое время смотрела на нее, размышляя над словами Непогодина.

– О какой мудрости он там говорил?

Кажется, становится только хуже. Нужно будет попросить Кьяри приглядеть за боссом, когда она уедет. Тревога не отпускала Марину, когда она прошла в спальню. Девушка бросила на постель свою сумочку, опустилась на прохладное покрывало и раскинула руки в стороны, отрешенно глядя на потолок. Затем посмотрела на часы, стоявшие на прикроватной тумбочке. Уже четыре часа дня.

– Время – вода… – Марина потянулась к сумочке и достала из нее телефон.

Она набрала знакомый номер и терпеливо дожидалась, пока диспетчер примет вызов. Стоило мелодичному женскому голосу зазвучать в динамике, девушка привычно поинтересовалась по поводу брони на завтрашний день. Конечно же свободные места имелись, к ее немалому разочарованию. Когда их не было? Супруги Ариосто отбывали в полдень, а ее «побег» ожидался на шесть часов вечера.

– Почему нет рейса раньше? – Марина отложила телефон и села на постели.

Придется заехать домой, как и обещала Летте. Она могла бы бросить свои вещи в комнате и позже попросить домработницу выслать их, но без документов не обойтись. Хорошо, что отца задержали важные дела, сейчас не было совершенно никакого желания спорить с ним и что-то доказывать.

Глава 19

Виктор оперся на край стола и набрал номер товарища. Слишком долгие гудки! Только звонил же, куда делся?

– Где тебя носит? – мрачно пробормотал Непогодин, едва услышал голос друга. – Я не могу связаться с тобой со вчерашнего дня!

Слушая сиплое ворчание Дениса, Виктор вздохнул.

– Как можно умудриться простыть в такую погоду, Каверзин?

Дальше пришлось терпеливо выслушивать, как друг «пылал» со смертельной температурой и что каждое слово давалось ему с пыткой.

– Ты слишком много трепешься для того, кому больно говорить, – скептически проговорил Непогодин.

Он потянулся к графину с водой и налил себе полный стакан, из которого отпил половину.

– Дело есть. Да, важное, – мужчина устало потер переносицу, – с договором все в порядке, о нем позже. Я что спросить хотел, позавчера в аэропорту, ты помнишь, девушка там была. Длинные светлые волосы, платье такое… черт… золотистое, кажется.

Непогодин подошел к окну, раздвинул легкие занавески и поглядел вниз.

– Каверзин, ты меня слышишь? Мне нужно знать, видел ты эту девушку в зале ожидания или нет, – мрачно проговорил Виктор.

Друг что-то проворчал в ответ, и Непогодин с досадой вздохнул.

– Просто ответь, Ден. Для меня это очень важно.

С надеждой, словно ожидая приговора, Непогодин оперся свободной рукой о подоконник, чувствуя, как дрожали пальцы, сжимавшие мобильник. Каверзин начал глухо отвечать, зевая через каждое слово, и по мере того как он говорил, Виктор мрачнел, а в висках противно пульсировало. Он не сразу понял, что друг отключил телефон, и все так же стоял у окна, неотрывно глядя на море.

Море оглушительно шумело, а перед глазами все поплыло. Виктор попытался удержаться за край подоконника и провалился в темноту.

Все померкло буквально на минуту, он был просто уверен в этом. Кажется, он действительно перегрелся на солнце. Именно так. Других объяснений Виктор придумать не мог. Сейчас нужно просто открыть глаза, просто открыть… Он с усилием заставил себя выполнить задуманное и тихо чертыхнулся, когда увидел перед собой знакомый темный силуэт.

– Косу где припрятала? Я все еще жив… – пробормотал Непогодин, заметив, что лежит в постели, укрытый тонким одеялом.

Кьяри привычно окинула босса своим сканирующим взглядом.

– Вы упали в обморок, словно юная девица… Теперь понимаете, что к словам доктора стоит прислушиваться?

– Не начинай, Паола. – Виктор не смог скрыть смущения, которое он испытывал от нелепости произошедшего, и это чувство стремительно перерастало в раздражение и тревогу.

Он кинул взгляд в окно и снова тихо чертыхнулся. Уже вечерело.

– Сколько времени я провалялся в этой кровати? Где Марина? Кто еще в курсе, что я…

– Лишились чувств? – поддразнила начальство Паола. – Сколько вопросов.

– Отвечай, – потребовал Виктор и медленно сел на кровати, затем опуская обе ноги на пол.

Дурнота не вернулась, и это, несомненно, радовало.

– Супруги Ариосто не в курсе. Ваша невеста позвонила мне, как только обнаружила вас в кабинете, и я вызвала доктора.

– Где Марина? – снова спросил Виктор и рискнул подняться с постели.

Тело слушалось его, голова хоть и кружилась немного, но он крепко стоял на ногах.

– Наверху. В ресторане, – пояснила Кьяри, скептически глядя на взъерошенного мужчину.

– В ресторане? – удивленно переспросил Непогодин.

– К ней пришла сестра. Я предложила сеньоритам перекусить в спокойной обстановке, – невозмутимо продолжила Паола, но затем тень тревоги коснулась ее лица, буквально на мгновение, – вы же понимаете, как напугали всех нас? Ведь велено было отдыхать и исключить малейшие стрессы. А если бы случилось непоправимое?..

– На этот случай я указал тебя в завещании, Кьяри, – Виктор похлопал помощницу по руке, чуть выше локтя, – так что все в порядке.

Он прошел мимо Паолы, на ходу принимаясь расстегивать пуговицы на рубашке.

– У вас нет сердца, – проворчала за его спиной помощница.

– Так и есть, – устало усмехнулся Виктор, перестал бороться с непослушной одеждой и просто стащил рубашку через голову.

– Что вы намерены делать?

– Принять душ.

Паола вздохнула и нахмурилась, замечая большой синяк на плече начальника. Такое счастье, что он не ударился головой о край стола, когда падал…

– Вы ведь не собираетесь проделать то же самое в душе? – Помощница деловито обошла своего босса вокруг, желая видеть его лицо.

– Не терзай мое воображение, Кьяри, – проворчал Виктор, накидывая смятую рубашку на одно плечо.

– Если почувствуете, что снова кружится голова, то немедленно выходите из кабинки, – проговорила Паола, игнорируя слова начальства. – Полагаю, вам не понравится, если в следующий раз вас обнаружат в таком положении еще и голышом!

– Я здоров! – Непогодин отогнал глупые мысли о том, что в словах помощницы могла быть хоть капля правды, и направился к ванной комнате.

Открывая двери, мужчина притормозил и повернул голову к Паоле:

– Кто из сестер явился в «Аквамарин»?

– Старшая из дочерей Шиманского – Виолетта, – пояснила Кьяри, – никаких военных действий не намечалось, когда я видела обеих в последний раз.

– И когда это было?

– Полчаса назад.

– Она была расстроена?

– Разумеется, бедняжка нашла вас и очень переживала!

– Я не о себе говорю, черт возьми, Кьяри, – Виктор хлопнул ладонью по двери, – а о встрече с сестрой.

– Марина была взволнованна, когда явилась старшая сестра, но о чем они говорили, я не знаю.

– Ты можешь идти, Кьяри. – Непогодин вошел в ванную и захлопнул за собою дверь, оставив помощницу одну в комнате.

Там он прислонился спиной к стене, ощущая ее прохладу, и вытащил из кармана брюк цепочку. Виктор поднял руку, наблюдая за тем, как перед его глазами мерцал и покачивался кусочек аквамарина.

– Ты спасла меня тогда ночью? Это ведь была ты?


Марина растерянно крутила на столе чашку с кофе, слабо прислушиваясь к словам сестры. Сейчас все ее мысли были с человеком, оставшимся в номере отеля. Проснулся Виктор или еще нет? Усатый доктор уверил, что опасности для жизни нет, но если так и дальше продолжит, то непременно загремит в больницу. Может быть сейчас, когда сделка практически завершена и ничего больше не потревожит его, то сможет успокоиться и хорошенько отдохнуть?

Марина с трудом представляла себе Непогодина валяющимся до обеда в постели и попивающим витамины. Так проснулся он или нет? Она была рада тому, что рядом с Виктором осталась подежурить Паола. Вот уж кто проследит и проконтролирует все что угодно… но хотелось самой оказаться в этот момент рядом. Девушка украдкой глянула на часы, но Виолетта заметила это и нахмурилась.

– Что у тебя происходит? Ты меня не слышишь? – Сестра отодвинула свою маленькую сумочку на край стола. – Видимо, действительно не слышишь.

– Прости. – Марина постаралась улыбнуться как можно естественнее, но Летта не повелась.

– Ты представляешь, в какой ярости отец? Хоть какой-то страх у тебя остался?

– Что его так рассердило? Он ведь уже знает, что я здесь, – отозвалась Марина.

– Боже, я говорю сама с собой! – Летта нервно отодвинула от себя тарелку с салатом, к которому так и не притронулась. – Федор Непогодин утром сделал заявление перед журналистами.

– О чем? – встрепенулась Марина.

– Поздравил сына с помолвкой. И не забыл добавить к своим словам, что скоро соберет все «жемчужины» на побережье. Сначала отель, теперь дочь конкурента прыгнула в объятия его единственного сына. Он выставил нашего отца неудачником! – нервно фыркнула Виолетта.

– Погоди, так папа Виктора признал нашу помолвку? Как? Как он мог подтвердить это?

Она сама не заметила, как повысила голос, и пришлось виновато утихнуть, когда на их столик принялись обращать внимание посетители ресторана.

– Я не знаю, в какие игры играет Федор, мне главное, чтобы ты как можно скорее покинула «Аквамарин». Лучше будет, если совсем уедешь. Я заберу тебя с собой. Пробудешь все лето в Абуджа.

– Нет. – Марина категорично помотала головой, рассыпав волосы по загорелым плечам. – Я не могу уйти сейчас.

– Не глупи! Мы все поддержим тебя, ты только должна сделать правильный выбор. От этих людей нельзя ожидать ничего хорошего. Держись от Непогодиных подальше. Ну почему ты не слушаешь меня? Сама же понимаешь, что сейчас отцу придется ответить на вызов Федора, и он конечно же будет все отрицать. Он из принципа не отдаст тебя этой семье, не переживет, если и в этот раз Непогодин «выиграет».

– Я не приз и играть с собою не позволю, – возмутилась Марина, – ни Федору, ни отцу не позволю. Пусть ведут свои дела в кабинетах, а семью оставят в покое!

Она поднялась из-за стола, и Виолетта встала следом за сестрой.

– Что ты намерена делать, Марина? Разве ты не позволяешь обращаться с собой как с игрушкой, оставаясь здесь? Что с тобой происходит?

– Так сложно понять, что со мной? – Голос Марины дрогнул, а на глаза навернулись слезы. – За всеми этими родительскими разборками ты хоть раз действительно задумывалась, что происходит со мной? Твоя сестра влюбилась, Летта. Прими как факт.

– Ну почему именно он? – Старшая сестра вздохнула и оперлась одной ладонью на край стола.

Вот тебе и заехала домой отдохнуть. Каждый раз проблемы создавала Анна, теперь головная боль от младшей из сестер Шиманских.

– Он сделает тебя несчастной, этот Виктор. Не хочу видеть, как ты плачешь, Мариш, – с чувством проговорила Виолетта. – Он такой же, как его отец.

– Летта, хватит, прошу. – Марина устало обхватила себя руками, словно таким образом защищалась от всего мира. – Мне пора идти. Я была рада тебя увидеть, несмотря на весь этот разговор. Скоро увидимся.

– Марина. – Виолетта попыталась остановить ее, но девушка коротко поцеловала сестру в щеку и попрощалась.

– До завтра, Летта. – Марина прошла к выходу из ресторана, заставляя себя не оглядываться.

Их отцы – два серьезных деловых человека – дошли до того, что впутали в свой спор собственных детей!

– Нельзя, чтобы Виктор сегодня узнал об этом заявлении. – Марина поспешила пройти мимо бассейна, надеясь как можно скорее вернуться обратно в номер.

Даже к лучшему, если он до сих пор отдыхает и не проснулся, подумалось девушке. Ни к чему еще одна порция волнений. И Ариосто знать об этом тоже не нужно. Пусть спокойно уезжают, оставляя об этом визите только хорошие впечатления. Проходя мимо ресепшена, Марина увидела Паолу. Помощница Виктора что-то сосредоточенно помечала в своем вечном блокноте и не заметила, как девушка подошла к ней.

– Паола. – Марина окликнула женщину, и та немедленно повернулась к ней, убирая свои записи.

– Вы уже вернулись. – Кьяри внимательно посмотрела на невесту начальника.

Она отметила про себя, что девушка совсем недавно плакала и явно была чем-то взволнована. Видимо, разговор с сестрой прошел с очередными осложнениями. Неужели люди не могут просто поужинать, просто держать друг друга за руку и болтать о глупостях? Они же сестры. Сама Паола была третьей из семи детей в семье. Четыре сестры и три брата – разве не счастье? Пусть сейчас они виделись редко, но не могли наговориться, когда собирались в родительском доме на дни рождения отца и матери, а также любимые праздники.

– Почему вы здесь? Как себя чувствует Виктор? – с волнением поинтересовалась Марина.

– Он проснулся. Собирался принять душ, когда я уходила, – пояснила Кьяри.

Девушка облегченно вздохнула, услышав эти слова от помощницы Непогодина. Но тут же опомнилась и подступила на шаг ближе к Паоле.

– Вы уже в курсе того заявления, что сделал папа Виктора?

– Да, – коротко кивнула Кьяри. – Ваша сестра приходила обсудить этот вопрос? Вы в порядке?

– Виктор тоже знает? – ответила вопросом на вопрос Марина.

– Сеньор Каверзин плохо себя чувствует, поэтому есть шанс, что еще не поделился новостями. Думаю, что замечательно будет, если вы удостоверитесь в этом лично, – кивнула Паола.

– Точно. – Марина попрощалась с помощницей Виктора и поспешила к лестнице.

Отлично, что Летиция и Камилло решили сегодня провести вечер в компании друг друга. Хоть в чем-то повезло. Девушка прошла по широкому коридору второго этажа и остановилась перед нужной дверью. Здесь она опять вспомнила, что была без ключей, и вздохнула. Марина собралась постучать и уже подняла руку, когда услышала за спиной голос Кьяри.

– Возьмите. – Паола протянула девушке свой дубликат, чем немало ее удивила. – Полагаю, что вам они пригодятся.

– Нет. – Марина отрицательно мотнула головой. – Ключи от дома должен вручать его хозяин. Раз он этого не сделал, то на это были свои причины.

– Люди должны учиться говорить, – тихо проворчала Паола. – Вы, русские, все надеетесь, что обладаете способностью читать чужие мысли. Вы не говорите друг с другом. От этого все проблемы. Все нужно обсуждать, решать совместно. Попробуйте, вам понравится.

– Я… попробую, – нервно улыбнулась Марина.

– Иногда все обстоит вовсе не так, как нам кажется. Возможно, кто-то занимает гораздо большее место в чьей-то жизни, чем думает. – Кьяри слегка толкнула ладонью дверь, и та приоткрылась. – Иногда мы не получаем ключей только потому, что дверь всегда для нас открыта, сеньорита Марина.

Девушка набрала воздуха, чтобы что-то ответить, но Паола уже развернулась и направилась к лестнице, оставляя ее одну в пустом коридоре. Виктор не запер номер специально для нее? Он ждал ее? Марина осторожно открыла дверь и тихо вошла. Гостиная была пуста. Девушка прошла по комнате и посмотрела по сторонам. В кабинете или в спальне? Или вообще успел куда-то выйти, пока они отсутствовали? А может?.. Ужасные картины того, как несчастный Непогодин без чувств лежал где-нибудь в соседней комнате, заставили Марину торопливо подойти к кабинету.

Он был также не заперт и пуст. Девушка вернулась в гостиную и подошла к спальне. Не останавливаясь, она резко распахнула дверь и остановилась на пороге. Виктор также замер с поднятыми руками, в которых держал белоснежную майку.

Глава 20

– Почему ты поднялся? Как себя чувствуешь? – с тревогой спросила Марина и рискнула подойти к Виктору ближе.

– Я в порядке, – ответил Непогодин и принялся натягивать майку. – Спасибо…

– За что? – Девушка сделала еще один шаг, глядя на жениха.

Сейчас он походил на взъерошенного щенка. Ей немедленно захотелось пригладить эти влажные после душа волосы, что она и сделала.

– За все – спасибо. – Виктор перехватил ее руки.

– Ты бы поступил так же, как и любой другой человек. Так что не стоит благодарности. Это просто…

– Я не имею твоей уникальной возможности оказываться в нужное время в нужном месте, – глухо проговорил мужчина. – Я все пытаюсь найти причину, хоть одну, по которой заслужил это. Но знаешь, их просто нет. Я еще раз спрошу – тебе есть что мне сказать?

Виктор посмотрел ей в глаза.

– Пока ты придумываешь очередную ложь или решаешься сказать то, что надеюсь услышать, буду говорить я. Идем со мной. Здесь дышать нечем. Пройдемся по берегу.

Он продолжил удерживать девушку за руку и увлек ее за собой к выходу. Марина позволила Непогодину увести себя из отеля, слишком ошеломленная его словами. Солгать? Признаться? Что именно он имел в виду? Говорил так, словно уже знал о всем. Мужчина замедлил шаг на самом берегу. Он разулся, оставил ботинки на песке и подошел к воде.

Марина последовала за Виктором и остановилась рядом. Было так тихо, что слышались только шум волн и едва различимая музыка, которая звучала из отеля. Девушка подняла голову и посмотрела на своего спутника. Он перевел взгляд с моря на Марину и провел пальцами по ее щеке, убирая подхваченную ветром прядь волос.

– Сестра приходила к тебе из-за заявления отца, верно? – спросил Виктор. – Верно. Так и есть. Я прошу прощения за его слова и решу этот вопрос.

– Он сам собой решится завтра, – отозвалась Марина, понимая, что кто-то уже успел показать Непогодину то видео. – В любом случае не стоит ссориться со своим отцом.

– Завтра уезжают Ариосто, – проговорил Виктор.

– Верно, – кивнула девушка, а про себя добавила, что следом и сама покинет побережье.

– Я хочу, чтобы ты осталась, – продолжил Непогодин, заставив ее замереть. – Никаких контрактов и договоров. Никаких идиотских условий. Просто останься. Не смотри на меня так. Я не пьян и не собираюсь угрожать тебе. Завтра не уходи. Я разберусь с журналистами, обещаю. И с отцом. Черт, со всеми твоими сестрами, хоть это практически невыполнимо. Не уходи.

– Почему?.. – Марина осеклась, когда Виктор достал из кармана брюк знакомую цепочку, и кусочек аквамарина качнулся перед ее взглядом.

Он сдержался, видя смятение девушки, которое она не успела скрыть. Узнала пропажу…

– Вы похожи, – ответил мужчина, – можно разглядывать бесконечно и каждый раз находить новую грань. У каждой свой оттенок, все зависит от того, под каким углом посмотреть. Хочу узнать их все. Хочу узнать тебя.

– Боюсь, ты будешь разочарован…

Виктор устало вздохнул и терпеливо продолжил говорить, не обращая внимания на явное желание девушки броситься наутек. Она уже оглядывала берег в поисках отступления. Что же творилось у нее в голове, как бы он хотел знать.

– Некоторое время назад газеты писали о том, что сын Федора Непогодина напился в стельку и свалился за борт своей яхты, – проговорил Виктор, продолжая смотреть на Марину. – Его нашли на берегу, неподалеку от отеля. Все считают, что выжил он каким-то чудом и сам сумел добраться до берега.

– Наверняка так и было… – едва слышно проговорила девушка и заметила, как потемнел взгляд Виктора.

– Можешь и ты считать меня идиотом, но видишь те камни?

Марина повернулась и проследила за рукой Виктора. Конечно, он указывал на те самые злополучные камни, на одном из которых она распевала в ту ночь. Сейчас они четко виднелись на фоне розового закатного неба.

– Перед тем как отключиться, я слышал голос, – задумчиво проговорил Непогодин. – Было темно, и голова раскалывалась, но я помню песню и готов поклясться, что видел девушку на одном из тех камней.

– Отель совсем рядом, там постоянно играет музыка, и тебе могло показаться.

– Она говорила со мной, когда я был на берегу, – упрямо продолжил Виктор, – и уверен, что именно она вытащила меня из воды. Девушка спасла меня, но потом почему-то исчезла. Она существует. Я верю. Я ищу ее, чтобы отблагодарить. Но каждый раз, когда нахожу след, то он ведет к одной и той же девушке. И тогда я начинаю сомневаться в том, что не сошел с ума.

– Почему?

– Вот и я хочу спросить – почему? – Виктор еще ниже склонился к Марине. – Почему она сбежала? Почему прячется от меня? Боится? Вполне возможно. Я достаточно постарался, чтобы это было заслуженным.

– Это не так. – Марина мотнула головой и уткнулась лбом в грудь Виктора. – Возможно, у нее есть свои личные причины, чтобы сбежать.

– Причины? – спросил Непогодин. – Какие же?

– Возможно, ей нельзя было находиться здесь. Возможно, ты отблагодаришь ее тем, что не станешь искать? – с надеждой спросила девушка, прижимаясь к груди Виктора щекой.

– А если нет?

– Вдруг тебя спас страшный байкер с длинными волосищами, который до-о-олго-долго делал тебе искусственное дыхание, а затем сбежал, потому что боялся получить в челюсть… – Марина обняла Виктора за талию, ощущая, как теплая вода ласкает босые ноги.

Мужчина тихо усмехнулся и в ответ обнял ее за плечи одной рукой.

– Почему именно с длинными волосищами? – поинтересовался он, и его губы вновь тронула улыбка, когда он почувствовал, как напряглась в его руках Марина.

– Что почему? – испуганно проговорила она.

– Я ведь ничего не говорил о длинных волосах.

– Я… просто так предположила. Все байкеры волосатые, – попыталась оправдаться Марина и закусила губу, понимая, что попалась.

– В любом случае я благодарен этому «мужику» и хотел бы вернуть то, что он обронил, когда сбегал, – продолжил Непогодин. – Вкус у него странный, но все мы не идеальны.

– Это несерьезно, – проворчала Марина.

– Согласен. – Виктор склонил голову и коснулся губами плеча девушки, а затем положил на него подбородок. – Та незнакомка – она спасла меня тогда ночью, вытащила на берег из воды, и я всю свою жизнь буду благодарен ей. Хочу, чтобы она это знала.

– Возможно, она знает, – прошептала Марина и сильнее схватилась пальцами за край его майки, не давая отстраниться.

Смотреть Виктору в глаза она сейчас не смогла бы, сгорая от смущения.

– Возможно. Так почему ты пришла ко мне в тот вечер? – снова спросил Виктор. – Наверняка морская ведьма запросила что-то весьма ценное взамен.

В его голосе было столько мягкости, что Марина растерялась, не сразу поняв, что Виктор застегнул на ее шее украшение.

– Я хотела увидеть тебя, – едва слышно произнесла девушка.

– Я перед тобой, – так же тихо проговорил Виктор.

– Мое любопытство привело к тому…

– Что я нашел тебя, – не дал ей договорить Непогодин, – но мне гораздо интересней, как ты оказалась на пляже ночью. Что ты здесь делала?

– Просто хотела последний раз поплавать, и все, – заставила себя признаться Марина. – Я люблю этот пляж. А после того, как твой отец купил землю, она стала частной территорией. Я плавала здесь в последний раз, честное слово!

Она подняла взгляд на Виктора и немедленно утонула в глубине его глаз. Сейчас они были такими же темными, как и небо за его спиной.

– Значит, ты тайком пробралась на частный пляж, чтобы поплавать, хм… – Он потер подбородок. – И как часто это проделывала?

– Почти… – Она замолчала, поджимая губы.

Почти каждый день! Но не признаться же в этом? И так неловко.

– А что насчет песни?

– Все, с меня хватит! – проворчала девушка, чувствуя, что покраснела до самых кончиков ушей. – Подумаешь, увлеклась немножко.

Она прошлась по мелководью, позволяя мягким волнам биться о босые ноги. Только бы не продолжил допрос!

– Подумать только, сколько интересного я пропустил. – Виктор догнал Марину в несколько шагов и просто пошел рядом, убирая руки в карманы мокрых брюк. – Покажешь мне, как забиралась на эти камни.

– Нет! – Она снова слишком ярко представила себе, как голой распевала под луной, так наивно предполагая, что никто не мог увидеть ее.

Видимо, то же самое представил себе и ее спутник, поскольку сбоку раздался его голос:

– Это было прекрасно: длинные золотые волосы укрывали тело, а голос завораживал. Я просто обязан услышать это еще раз. И увидеть… – Виктор хотел сказать что-то еще, но зазвонивший в кармане телефон отвлек его и вынудил умолкнуть.

– Ответь, это может быть важно, – проговорила Марина.

Не сводя со своей спутницы взгляда, Непогодин достал мобильник и принял вызов.

– Ты еще жив, Каверзин? Вот только не надо «кто бы говорил», – проворчал Виктор. – Хватит напоминать мне об этом. Что с контрактом?

Мужчина нахмурился и некоторое время молча слушал своего партнера. Затем устало произнес:

– Ясно. Погоди минуту. – Виктор провел кончиками пальцев по плечу Марины и, отведя телефон в сторону, проговорил: – Прости. Мне нужно перепроверить документы. Есть большая вероятность, что этот… что Ден мог пропустить что-то. Когда у этого парня температура, его лучше запереть в комнате и выбросить ключи. Я съезжу в офис. Сейчас тебе лучше вернуться в отель. Провожу и возьму машину. Идем.

Непогодин обнял Марину за плечи одной рукой и снова приложил мобильник к уху, теперь уже обращаясь к своему простывшему товарищу:

– Я буду через тридцать-сорок минут. Просто дождись меня, Ден.

Они добрались до центрального входа в «Аквамарин», и Виктору также пришлось подняться в номер. Брюки вымокли и были испачканы мокрым песком. Он переоделся и на минуту задержался у самой двери, а потом вернулся в гостиную и привлек к себе Марину, которая вздумала помахать ему на прощание.

– Мне ведь не стоит запирать эти двери?

– Нет, – отозвалась девушка и коснулась губами его уже колючего подбородка.

– Не сбежишь? Иначе придется связать тебя и устроить на заднем сиденье, – недоверчиво нахмурился Виктор, – я постараюсь не задерживаться.

– Ты постарайся вести машину аккуратнее, а если почувствуешь, что голова кружится, то немедленно остановись и сразу звони.

– Я сказал, что в порядке.

– Врешь ведь, – возмутилась девушка.

Виктор не ответил, наклонился к невесте, и его губы коснулись ее губ. Марина ответила на поцелуй, обвивая его шею руками. Его пальцы скользнули по бедрам девушки, поднимаясь к талии, и Виктор ощутил прохладу ее кожи на спине, не укрытой тонкой тканью платья. Черт! Каверзин, гори в аду… Он прижал Марину к себе, не желая отпускать, но должен был идти. Виктор еще раз поцеловал девушку и отстранился.

– Будь осторожна, – глухо проговорил он. – Не выходи из номера. Если что, звони Паоле. Она явится быстрее супермена.

Марина кивнула, мало прислушиваясь к словам Виктора. Он уже вышел и закрыл за собой дверь, но она все еще стояла посреди гостиной, ощущая его объятия и недавний поцелуй. Все происходящее – правда? Она ведь не спит?

– Будь осторожен.

Глава 21

Машина неслась по пустой дороге, и полоса моря мелькала между высокими деревьями, сверкая в свете почти полной луны. Небо было чистым, свежий встречный поток воздуха отлично бодрил, и Виктор порадовался тому, что не поднял крышу. Он рассчитывал задержаться на пару часов, зная, что практически все было подготовлено заранее и оставалось только перепроверить, перед тем как завтра он и Ариосто поставят свои подписи.

Сумасшедшие несколько дней. Невероятные несколько дней. Он провел ладонью по лицу, стирая усталость. Что-то удивительным образом изменилось за это время, буквально витало в ночном воздухе, электризуя его. Виктор глянул в зеркало заднего вида, словно мог сейчас увидеть оставленный «Аквамарин». Сегодня его ждали, и этой ночью он хотел спешить, чтоб вернуться назад. Это казалось таким естественным и вызывало улыбку.

Вскоре Виктор оставил машину на парковке перед нужным зданием. Еще подъезжая, он заметил черный внедорожник Каверзина, который был припаркован неподалеку от входа. Виктор вышел из машины и кинул взгляд на верхний этаж. Свет горел в окнах, где располагался их офис. Денис наверняка спит за столом.

Виктор поздоровался с охранником, когда вошел в фойе. Охранник кивнул ему, не удивленный тем, что Непогодин появился на работе в такое время. Он был частым гостем, особенно в этом месяце. Чихание товарища было слышно и в коридоре. Виктор торопливо прошел по нему и толкнул дверь нужного кабинета.

– Пчха! – Денис несчастно поморщился и уткнулся лбом в стол.

– Боже, какое жалкое зрелище, – проворчал Виктор.

– Жестокий, – шмыгнул носом мужчина и потянулся к очередному бумажному платку.

Стопка их лежала на краю рабочего стола. Непогодин сел в свое кресло и бросил на разложенные папки связку ключей.

– Что по контракту, Ден? Ты связывался с римским офисом? Что по нашим вопросам? – хмуро осведомился Виктор.

– Все сделал. – Каверзин со стоном откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. – Готово все, только перепроверь. Черт, два раза это делал, но все равно боюсь, что мог что-то пропустить. Я знаю, что я сволочь.

– Давно понял? – ухмыльнулся Виктор и потянулся к папкам.

– Угу. – Денис снова чихнул, и кресло под ним тихо скрипнуло кожаной обивкой. – Где твоя Шамаханская царица?

– Шиманская, – рыкнул Непогодин, перебирая документы.

Денис заложил руки за голову и глянул на товарища.

– Сколько правды было в сегодняшнем заявлении Федора? Что за отношения у тебя с Мариной? Действительно женишься? Хочешь добить Шиманского?

– Мне плевать, чья она дочь. Марина мне действительно нравится, Ден. Не позволю никому в это лезть, так что и ты язык придержи, как друга прошу.

– Понял, не дурак, – серьезно кивнул Денис, – но с отцом что делать будешь?

– Неправильный вопрос, Ден. Что отец теперь делать будет. – Виктор почувствовал раздражение, вновь вспоминая интервью отца перед журналистами. – У нас уговор был. Я его предупреждал: он в мои дела не вмешивается, и я в его дела не лезу. Отец решил, что с моей помощью своего конкурента достать сможет? Не пройдет такой номер. Он сделал официальное заявление без моего ведома, даже не удосужился связаться со мной. Трофеи он собирает! Теперь получит ответ. Я подобное отношение терпеть не намерен.

– А что Марина? Шиманский еще не надумал нанести ответный удар? Прямо шекспировские баталии, черт возьми. Интересно ты живешь, Вик! Апчхи! – Каверзин зажмурился и снова потянулся за платком.

– Давай убирайся отсюда со своими соплями, Ден. – Виктор кивком головы указал на входную дверь. – Не могу на это смотреть.

– А как же ды? – Мужчина поднялся и с сомнением посмотрел на друга.

– Дикак! – поддразнил его Непогодин. – Разберусь. Иди уже давай.

Денис, так и не оставляя сомнений, потянулся за своей легкой курткой, хоть и было тепло, по мнению Виктора. Он накинул ее на плечи и попрощался со своим партнером.

– Позвони, когда будешь выходить, ладно? Я волнуюсь.

– Ты моя мать, Каверзин? Иди, лечи своих микробов! – Виктор попытался сосредоточиться, намереваясь закончить проверку.

Денис ушел, и вскоре Непогодин услышал, как отъехала машина от парковки. Вроде бы стало тихо и ничего не могло теперь отвлечь, но все равно сконцентрироваться на работе оказалось нелегко. Образ Марины не покидал его. Виктор не мог заставить себя думать о контракте. Воспоминания о прошедшем разговоре не давали ему покоя. От одной только мысли о том, что девушка чувствовала, находясь рядом с ним все это время, подвергаясь нелепым обвинениям и подозрениям, он стискивал зубы так, что становились видны желваки на смуглых скулах.

– Черт… – Он отодвинул бумаги от себя, прислонился к спинке кресла и посидел так некоторое время с закрытыми глазами.

Нужно было собраться, закончить работу и забрать итоговый вариант с собой. Непогодин тряхнул головой и вновь вернулся к документам. Несколько раз он поглядывал на телефон, который положил рядом с собой. Появлялось желание позвонить в отель и услышать голос Марины. Затем Виктор убеждал себя, что уже за полночь, девушка могла уснуть, и не хотел ее тревожить. Когда он в который раз убедился, что все готово, то спрятал бумаги в темную папку, забрал ключи и мобильник и покинул пустой офис.

Охранник оживился, когда Непогодин спустился вниз, и попрощался с ним, мысленно надеясь, что теперь можно вздремнуть. Черный «БМВ» отъехал от здания офиса и понесся обратно по такой же пустой дороге. Виктор устало повел плечами, стараясь следить за дорогой. Сейчас он думал о словах отца. Это злило и тревожило. Зато прогоняло сонливость. Завтра он свяжется с Федором. Как только самолет Ариосто взлетит, отцу придется его выслушать. Уголок губ Виктора дрогнул.

– В этот раз ты перегнул палку, отец…

Изображение перед глазами внезапно поплыло, и пришлось резко жать на тормоза, слушая пронзительный визг шин. Виктор судорожно выдохнул и до боли стиснул пальцами руль. Гул в голове прекратился, позволяя нормально видеть. Мужчина чертыхнулся, понимая, что машина стояла едва ли не поперек дороги. Он осторожно съехал на обочину и остановился, переводя дыхание.

– Порядок, Непогодин. Порядок… – он велел себе расслабить мышцы в теле и прислонился затылком к подголовнику, – порядок…

Где-то в кармане брюк раздался сигнал сообщения, и Виктор потянулся к телефону. Стирая испарину со лба, он повернул к себе экран. «Как дела?» Номер Марины. Беспокоилась о нем? От этого осознания в груди стало теплее, и Виктор ощутил себя спокойнее, чувствуя, что головокружение отпустило его. Большим пальцем он набрал короткий ответ «Отлично» и отправил его.

Непогодин собрался было уже затолкать телефон обратно в карман, когда он вновь зазвонил. Приложив мобильник к уху, он услышал знакомый женский голос, который так же поинтересовался его самочувствием.

– Кьяри, почему ты не спишь? – пробормотал Виктор.

– Почему вы не взяли шофера? Или вызвали бы такси! Вы разобрались с документами? Когда намерены вернуться в отель? – спросила помощница.

– Скоро буду. Все в порядке. Доброй ночи, Паола.

Виктор бросил мобильник на пассажирское сиденье рядом с собою и снова взялся за руль.

– Ну что, попытка номер два…


Марина перекинула волосы на плечо и удобнее устроилась на постели. Она скрестила ноги по-турецки и посмотрела на лежащий рядом мобильник. Уже второй час ночи, но Виктор до сих пор не вернулся. Она сонно вздохнула и провела пальцами по экрану телефона, словно таким образом могла коснуться мужчины, который находился где-то там, в ночи.

– «Отлично»? Ты ведь правду не скажешь, верно?

Мобильник молчал. Марина потянулась за одной из подушек, обняла ее руками и положила на нее подбородок. Сколько раз она прокручивала в мыслях их последний разговор! Сколько раз терзалась в сомнениях! Вот то, о чем она мечтала: любимый мужчина протянул ей руку, попросил остаться. Радуйся, глупая. Но вдруг это просто благодарность за спасение? Вдруг он просто перепутал чувства и считает себя обязанным ей?

Он хотел узнать ее лучше? Но что особенного может быть в ней для мужчины, подобного Виктору Непогодину? Вокруг него крутились яркие, совершенные женщины. Все, на что она годится, – это молчать, стоя у его плеча. Марина вновь потянулась к телефону, желая позвонить в аэропорт и отменить бронирование, но вместо этого отодвинула мобильник от себя.

Пусть сегодняшний вечер для Русалочки стал неожиданно волшебным, сказочным, пусть таким он станет и для ее уставшего принца, который уже открывал дверь в номер. Сейчас этого было достаточно. Марина вернула подушку на место и повернулась к двери, когда Виктор тихо приоткрыл ее, явно боясь разбудить. Мужчина неспешно прислонился к дверному проему и посмотрел на нее.

– Почему ты до сих пор не спишь? – Голос его звучал тихо и тепло, в нем даже слышалось волнение, которое Непогодин явно пытался скрыть.

– Мне не хотелось, – соврала Марина и пододвинулась к спинке кровати, выпрямляя затекшие ноги.

Она пошевелила пальцами и глянула на Виктора.

– Ты разобрался со своим другом?

– Да, – спокойно отозвался Непогодин и подошел к ней ближе. – Тело сбросил на свалку, а машину загнал в море. Не найдут хотя бы некоторое время.

– Вот уж…

Марина хотела было возмутиться, но неожиданно Виктор опустился на постель, кладя голову на колени девушки.

– Устал? – шепотом спросила она и, проведя ладонью по его щеке, стала перебирать темные пряди волос.

– Нет… – пробормотал мужчина, сам не заметив, как закрыл глаза.

– Собрался спать обутым? – поинтересовалась Марина и наклонилась к его лицу, чтобы поцеловать в переносицу.

Виктор привлек ее к себе и мягко коснулся губ. Прохладные гладкие пряди струились по плечам Марины и переливались всеми оттенками серебра. Они пахли морем, или он снова фантазировал.

– Извини, что заставил столько ждать. Дорога заняла больше времени, чем я рассчитывал. – Виктор отогнал прочь воспоминания о том, как битый час просидел в машине, пытаясь прийти в себя.

Полнейшая ерунда. Такая несущественная сейчас, когда она рядом. Эта девушка невероятным образом держала его «над водой» все эти дни и не давала задохнуться. Единственное, чего он желал, чтоб она не исчезла вновь.

– Главное, что ты в порядке, – ответила Марина, теряясь под взглядом Виктора.

Сегодня в нем было нечто новое для нее, пока необъяснимое, и он притягивал, заставляя на время забыться. Непогодин медленно провел пальцами по изгибу ее шеи. Марина почувствовала, как теплая волна прошла по всему телу, когда мужчина придержал ее за подбородок и приподнялся на постели, чтобы поцеловать. Чувственные губы Виктора дразнили, медленно пробуя ее на вкус, и она ответила ему. Он потянул девушку на себя и снова лег, устраивая ее на своей груди.

– Ты ведь не исчезнешь, верно? – тихо спросил Непогодин, прижимая Марину к себе и окутывая своим теплом.

Но ответить ей он не дал, закрыв рот поцелуем, словно боялся услышать ее слова, проснуться утром и понять, что снова был в плену собственных иллюзий и все это лишь привиделось.

– Если ты исчезнешь, то я буду искать тебя. Всегда. Я не остановлюсь.

– Кого ты будешь искать, Виктор? – спросила она честно, сама пугаясь своей прямоты. – Ту, что по случайности спасла тебя, или дочку конкурента твоего отца, которая едва не сорвала тебе сделку?

Она почувствовала, как руки Виктора напряглись на ее спине, но отстраниться Марине он не дал, привлекая к себе еще сильнее.

– Ты решила, что я из благодарности прошу тебя остаться? – Теплые ладони принялись гладить ее волосы и спину, будто успокаивая таким образом.

Она кивнула, уткнувшись лицом в грудь Виктора, и слушала, как гулко билось его сердце.

– Я не знаю ту девушку, которая спасла меня, Марина. Все это время рядом со мной была только ты, не она, – проговорил Непогодин и шумно вздохнул, собираясь с мыслями, – впервые я задумался об этом, когда ты тайком поцеловала меня, считая, что я сплю. Это было так странно, черт возьми… Глупость, но я до утра не мог заснуть. Если другие так бездарно изображали влюбленность, чем невероятно раздражали, то ты первая женщина, которая притворялась, будто тебе плевать на меня, и заботилась, когда думала, что я не вижу. Ты как будто смотришь на меня другими глазами, видишь совсем не то, что остальные. И в этом отражении, в твоем взгляде, и я вижу себя другим. Тем, кто лучше, чем есть на самом деле. Достойнее, что ли. По невероятной для меня причине ты вдруг решила, что я стою твоих чувств. Неужели сбежишь и не дашь мне шанс стать немного удачливее идиота принца? Только представь, как в газетах напишут, что Виктор Непогодин спился с горя, отрастил бороду и бродил по побережью, собирая пустые бутылки… Я перепишу эту сказку. Ты веришь?

Марина ласково провела ладонями по его груди и плечам. Подавшись к Виктору, она поцеловала его подбородок.

– Верю.

Глава 22

Виктор сел на постели, продолжая удерживать Марину на своих коленях. Он снова коснулся ее легким поцелуем, намереваясь затем подняться и снять одежду. Но желание, которое сдерживал все эти дни, охватило его. Губы Виктора вновь завладели ее ртом, прерывая все слова, не нужные сейчас. Марина ответила ему, открываясь навстречу требовательной ласке и запуская пальцы в темные пряди его волос.

Не переставая целовать ее, Виктор поднялся во весь рост и только тогда отпустил девушку. Она скользнула вдоль его тела и встала на ноги. Решая помочь, Марина провела ладонями по его груди, останавливаясь возле верхней пуговицы рубашки. Она расстегнула ее и поцеловала ямочку у него на шее. Непогодин шумно вдохнул.

Девушка справилась с очередными пуговицами и коснулась губами оголенной груди, чувствуя, как от ее прикосновений сокращаются его мускулы. Затем Марина вытащила рубашку из брюк Виктора. Теперь она провела пальцами по его животу, поднимаясь к груди и плечам, и стянула рубашку полностью, продолжая целовать открытую кожу. Не выдержав того, что девушка дразнила его, Виктор отобрал у нее одежду и бросил на кресло. Марина закусила губу, сдерживая улыбку, и запустила пальцы за его ремень, принимаясь теперь расстегивать пряжку.

– Это месть? – отозвался Непогодин хрипловатым от возбуждения голосом.

Ответом была ослепительная улыбка, которую он немедленно поцеловал. Его язык скользнул в ее рот, опьяняя, дразня. Марину бросило в жар, колени беспомощно подогнулись. Она проговорила, обдавая Виктора своим теплым дыханием:

– Ты решил остаться в брюках?

– Действуй…

Марина взялась за язычок молнии и потянула его вниз, не отводя при этих действиях взгляда от Виктора. Руки девушки скользнули по его бедрам, стаскивая брюки. Виктор был великолепен, и Марина замерла, наслаждаясь игрой мышц на его сильном теле.

– А теперь, – глухо проговорил Непогодин, – моя очередь.

Глаза его потемнели. У нее перехватило дыхание от этого взгляда. Виктор убрал волосы Марины за спину, и его пальцы дотронулись до тонких бретелей ее ночнушки. Легкая ткань послушно соскользнула на пол, окутывая босые ноги Марины, словно морская пена.

Взгляд Виктора жадно скользил по загорелому телу девушки так, словно он сейчас касался ее. С удивлением мужчина отметил, что золотистый загар был ровным, следов от купальника на девушке не было. Затем он поднял взгляд, в котором Марина прочла то желание и восхищение, которое Виктор испытывал. Она переступила через лежавшую ночнушку и подошла на шаг ближе к нему.

Непогодин привлек ее к себе, ладони его ласкали спину девушки, путаясь в распущенных волосах и спускаясь к ягодицам. Наконец его рука потянула вниз узкие шелковые трусики, освобождая ее от последней одежды.

Виктор поднял Марину на руки, поднес к расстеленной кровати и опустил на прохладную постель. Сейчас в ее мыслях был только он. Все остальное не имело значения. Марина чувствовала, как сильные руки Виктора обнимают ее и как захлестывает желание принадлежать только ему.

Виктор окунул пальцы в ее прохладные волосы, наслаждаясь их тяжестью. Он скользнул губами вниз по ее шее, спускаясь к груди девушки. Под его бесстыдным взглядом она поднималась и опускалась в такт сбивавшегося дыхания. Виктор медленно склонился над Мариной и прильнул губами к ее груди. Она прерывисто выдохнула, выгибая спину и впиваясь пальцами в его плечи. Тихий стон девушки вызвал в нем новый прилив желания.

Он продолжил целовать ее, скользя губами по плоскому животу, прокладывая влажную дорожку все ниже, проводя пальцами по внутренней стороне бедра, от колена вверх, ощущая под ними ее податливое тело и заставляя Марину терять контроль от этой ласки.

– Люблю тебя, – прошептала она одними губами, задыхаясь от чувства невероятной близости.

Марина обвила ногами бедра Виктора, принимая его в себя. С жаром отвечая на каждое движение, едва не сводившее ее с ума, она полностью отдавалась этому чувству. Когда же страсть утихла, она лежала, крепко прижавшись к боку Виктора, приходила в себя и смотрела, как тяжело вздымалась его грудь. Утомленная, девушка закрыла глаза. Последнее, что она почувствовала перед тем как уснуть, – тепло его губ на своей руке.


Проснувшись утром, Марина осторожно повернула голову, но Виктора рядом не было. Девушка посмотрела на часы и с ужасом поняла, что было уже полдесятого. Она быстро поднялась, откинула край тонкого одеяла и попыталась взглядом найти свою одежду.

Ночнушка лежала на подлокотнике кресла. Марина торопливо, буквально на цыпочках подошла к креслу, быстро надела ночнушку и только тогда открыла шкаф, чтобы выбрать одежду для сегодняшнего дня.

Приняв душ и приведя себя в порядок, Марина выглянула в гостиную. Виктор уже переоделся к встрече гостей. Белоснежные брюки и черная рубашка с расстегнутым воротом очень ему шли. Непогодин был явно погружен в свои мысли. Марине стало любопытно, о чем он сейчас думал.

– Проснулась? – Виктор обернулся к девушке, словно почувствовал ее появление. – Я собирался разбудить тебя через несколько минут.

– Доброе утро. – Марина улыбнулась, желая разрядить немного неловкий момент.

Конечно же таким он был только для нее, но что уж поделать, раз таков его характер. Ответная улыбка Непогодина заставила Марину замереть. Она была такой открытой и простой, такой искренней, словно этот человек неизвестно как долго не видел солнца и вот теперь оно взошло.

– Доброе. – Виктор подошел к ней и коснулся губ легким поцелуем.

Затем он окинул Марину внимательным взглядом.

– Ты наверняка голодна. Поднимемся в ресторан, перекусим. Затем встретимся с Камилло и Летицией, согласна? – спросил он.

Сопротивляться смысла не было. Стоило подняться на открытую часть площадки ресторана и сесть за стол, как голод дал о себе знать. Тосты выглядели так аппетитно, а кофе замечательно бодрил. Марина с удовольствием позавтракала в компании Виктора и даже была рада вскоре увидеться с супругами Ариосто.

Виктор пояснил, что уже успел с самого утра увидеться в офисе со своим гостем, а теперь и официальным деловым партнером. Пока женщины и обаятельный Киро спали, мужчины вершили свои дела. Марина отпила кофе и посмотрела на своего спутника поверх чашки.

– Ты завершил все, что хотел? Я рада.

– Не все. – Непогодин откинулся на спинку стула и проследил за полетом чайки над морем.

– Что-то еще случилось? – Марина отодвинула от себя чашку.

– Ничего непреодолимого, – усмехнулся Виктор и накрыл ее ладонь своей. – Идем? Нужно вовремя прибыть в аэропорт. Учитывая юный возраст Киро, нельзя все рассчитать точно, поэтому лучше действовать с хорошим запасом времени.

– Да, он быстро утомляется, – согласилась Марина и поднялась из-за стола вслед за своим спутником.

Виктор взял девушку за руку, сплетая их пальцы, и повел за собой, намереваясь спуститься по внешней лестнице во двор отеля. Так можно было сэкономить немного времени.

Супругов Ариосто они встретили у полюбившегося Марине искусственного водопада. Знакомый писк Киро подсказал, где искать гостей.

Мальчик тянул руки к воде, и Камилло, удерживая сына на руках, наклонился, чтобы малыш мог поиграть. Ребенок окунул обе ладошки в фонтан, и его восторгу не было предела. Летиция проговорила ему что-то ласковое на родном языке и помахала рукой Марине и Виктору.

– Витто, ты тоже негодяй, как и Камилло! – заявила женщина и поправила свою чудесную легкую шляпу.

Летиция была так проста и при этом элегантна в каждом движении, что все невольно засмотрелись на нее. Марина удивилась словам гостьи.

– Почему они негодяи?

– Мог бы разбудить, когда уходил. – Летиция делано сердито поглядела на мужа. – Мы бы успели поболтать с Мариной. Занимаются делами и при этом совершенно не думают о своих прекрасных женщинах.

– Именно о тебе я думал, моя дорогая, когда позволил выспаться перед полетом. – Подошедший Камилло поцеловал супругу в щеку, и Киро потянулся к матери на руки, намочив ее платье мокрыми ладонями.

– Нам пора. – Ариосто тепло похлопал Виктора по плечу и кивком головы указал на выход.

Когда мужчины прошли вперед, Летиция поравнялась с Мариной и заговорщицки подмигнула ей.

– Я вижу, что у Витто даже румянец появился. – Она усмехнулась и, удерживая одной рукой сына, обняла Марину другой рукой за плечи. – Я так рада за вас, дорогая. Береги его и позволяй ему беречь тебя. Поверь, Витто справится.

Марина улыбнулась гостье. Они подошли к машине Виктора, и Летиция радостно сообщила:

– Мы с Камилло будем рады видеть вас в Риме. В июле мой день рождения, так что отвертеться не удастся! – Гостья бодро присела на заднее сиденье машины и устроила Киро у себя на коленях.

– Я уже говорил об этом с Витто, – подтвердил Ариосто опасения Марины, – ждем вас с ответным визитом.

Гость улыбнулся девушке и сел в салон рядом с Виктором. Осталась стоять только Марина, ошеломленная этой новостью, пока Непогодин мягко не намекнул, что им пора ехать. Девушка села рядом с Летицией, и машина тронулась с места. Мысли не давали Марине покоя. Она и Виктор в Риме? Вдвоем, как простые туристы, без заморочек и условностей. Как же заманчиво звучало…

Гостья отвлекла Марину от размышлений, вынуждая поддерживать беседу. Они проговорили до самого аэропорта, и девушка была рада тому, что благодаря Летиции время пролетело незаметно. Когда машина встала на парковку, Киро уже сонно потирал пухлыми кулачками глаза и зевнул, не понимая, куда опять собрались эти странные взрослые. Солнце уже припекало, и Марина с удовольствием ощутила, как прохладная ладонь Виктора коснулась ее открытого плеча.

– Идем, внутри гораздо свежее, – проговорил он, приглашая девушку пройти ко входу в здание небольшого аэропорта.

Ее каблуки застучали по гладкому полу просторного помещения, и Марина вновь кинула взгляд в сторону касс. Отойти сейчас она не могла и пока думала об этом, услышала, как в сумочке зазвонил телефон. Она извинилась перед гостями и достала мобильник. Виолетта. Что ей понадобилось именно сейчас? Марина приложила телефон к уху и подняла взгляд к прозрачному потолку над их головами.

– Что случилось? – поинтересовалась девушка. – Я сейчас немного занята, Летт.

– Где ты? – спросила старшая сестра, и по голосу Марина поняла, что та была расстроена.

– В аэропорту.

– Не говори, что собралась улететь!

– Я провожаю, а не лечу, – вздохнула Марина в ответ на слова сестры.

– Отец дома, – продолжила Виолетта, – все что могла, я сделала, но он все еще сердит. Так что готовься.

– Спасибо за предупреждение. – Девушка услышала короткие гудки и убрала телефон обратно в сумочку.

И хотя она заставила себя улыбнуться, будто ничего не произошло, Виктор почувствовал ее настроение. Он нахмурился и поинтересовался, что у нее приключилось.

– Все в порядке. – Марина погладила Киро по золотистой голове, понимая, что пришло время им прощаться.

После долгих объятий с Летицией и последних «напутствий», а также пожеланий скорой встречи от Камилло гости проследовали на свой рейс. Стоило им с Виктором остаться одним, как он взял невесту за руку повыше локтя и привлек к себе.

– А теперь говори, что случилось. – Он смотрел на нее с таким участием, что Марина почувствовала, как глаза увлажнились.

– Звонила Летта, – произнесла девушка ровным голосом, не желая беспокоить Непогодина своими проблемами.

– И что же за новости твоя сестра принесла, раз ты готова расплакаться? – глухо поинтересовался Виктор и повел девушку прочь из здания аэропорта. Едва они вышли на улицу, как жара окутала их, а встречный порыв ветра привычно оставил на губах горьковатый привкус цветочной пыльцы. Марина высвободила свою руку и повернулась лицом к Виктору.

– Папа приехал. Она хотела предупредить меня, – пояснила девушка.

– Понял. И что же теперь? Вы друг дружку пугаете главой семейства? «Царь Тритон» настолько страшен? – осведомился Непогодин. – Я встречусь с ним и все проясню.

Виктор не договорил, поскольку его взгляд остановился на парковке, к которой подъезжала черная машина. Она остановилась, и водитель вышел, придерживая полы форменного пиджака под порывами горячего ветра.

– Это его машина, – отозвалась Марина. – Папа прислал за мной своего водителя. Мне нужно вернуться домой.

Мужчина приветственно кивнул хозяйской дочери и остановился, ожидая, когда она проследует за ним. Девушка вновь посмотрела на Виктора, решая, как ей поступить.

– Ты не можешь бегать от него или вечно прятаться. Иди поговори с отцом. Что бы ты ни решила, к чему бы ни пришла – все будет хорошо. – Тыльной стороной ладони он провел по щеке Марины. – Иди.

– А ты? Что будешь делать ты? – с тревогой спросила она.

– Я закончу то, что должен, и буду ждать тебя. А если вздумаешь исчезнуть, то мой мое решение ты уже знаешь.

Марина кивнула ему и пошла в сторону ожидавшей машины. Виктор проводил ее взглядом и простоял так некоторое время, даже когда черный автомобиль скрылся из вида за яркой аллеей. Марине нужно сделать свой выбор и открыться семье. То же ожидало и его. Пусть Федор Непогодин не удосужился явиться на побережье, это не помешает ему связаться с отцом и все окончательно выяснить. Виктор сжал в руке связку ключей и направился к своей машине.

Глава 23

Марина поднялась по нескольким ступенькам на крыльцо дома и на минуту задержалась перед дверьми. Затем открыла их и прошла внутрь дома. Разговор был слышен из гостиной, и девушка улыбнулась, узнав голос отца. Что бы ни произошло – она соскучилась по нему.

– Явилась! – хмыкнула Анна, показываясь из коридора и кутаясь в свой любимый халат. – Иди, порадуй папочку.

– И тебе добрый день, Анна, – невозмутимо отозвалась Марина и направилась в гостиную.

Аркадий спорил о чем-то со старшей дочерью на повышенных тонах, и это заставило девушку ненадолго задержаться.

– Ты вернулась, Мариш. – Виолетта заметила приближение сестры и поманила ее рукой, предлагая входить.

– Здравствуй, пап, – проговорила Марина и прошла в светлую комнату. – И тебе привет, Летта. Меня «вернули». И ты об этом прекрасно знаешь. Хоть я и сказала тебе, что сегодня сама заеду домой.

– У меня не так много времени, чтобы ожидать, когда ты надумаешь вернуться. – Аркадий не поднялся с кресла, только окинул Марину хмурым взглядом и велел старшей дочери оставить их наедине.

Нехотя Виолетта подчинилась, не желая бросать сестру. Она тепло поцеловала Марину в щеку, когда выходила, предупредила, что будет поблизости и отгонит прочь любопытную Анну. Девушка откликнулась на ласку сестры и согласно кивнула ей, затем повернулась к отцу.

Светловолосый мужчина с мрачным видом «восседал» в глубоком большом кресле, словно на троне. Марина вдруг представила, как глава семьи Шиманских сжимает в руке грозный трезубец, повелевая всеми бурями и морской пучиной… Аркадий нахмурился еще больше, закинул ногу на ногу и положил руки на подлокотники.

– Присядь, – велел отец.

Марина прошла к соседнему дивану и опустилась на него, расправляя край платья. Она склонила голову набок и с улыбкой посмотрела на мужчину.

– Черт возьми, это просто нечестно! – воскликнул глава семьи, понимая, что хмуриться уже не выходило. – Я репетировал этот момент все последние дни!

– У тебя очень натурально вышло, пап, – подбодрила его Марина и поднялась со своего места.

Она подошла к отцу и привычно села на пол рядом с ним, кладя голову ему на колени.

– Я приехал, как только смог, – проговорил Аркадий, и его тяжелая ладонь коснулась волос дочери, поглаживая их. – Зачем вообще нужно было появляться в этом отеле? Сестра ведь велела тебе держаться подальше от семьи Непогодина. Видишь, к чему приводят подобные глупости? Ну и заставила же ты меня поволноваться…

– Пап, и слова журналистов, и заявление Федора Непогодина – это правда. Они не солгали о нас с Виктором. – Марина подняла глаза на отца, заметив, как он вновь хмурится.

– Как может быть правдой то, что моя дочь связалась с этими негодяями? – глухо проговорил Аркадий и поднялся с кресла. – Если бы я мог предположить хоть на минуту, что все так и обстоит, то прилетел бы немедленно. Я велел Летте спрятать тебя в доме от нашествия этой «саранчи-папарацци», будучи уверенным в том, что все это наглая ложь! Федор Непогодин не получит мою дочь. В этот раз я не намерен отступать.

– Да при чем здесь Федор, пап? – Марина поднялась в полный рост, возмущенная словами отца. – «Получит»? Я не вещь! Ваша непонятная вражда не имеет никакого отношения ко мне и Виктору. Не желаю участвовать в этом. Не впутывай меня в это, пожалуйста.

Ее голос звучал умоляюще, и Аркадий отвернулся к окну, складывая руки на груди. Смотреть на дочь он сейчас не мог – был слишком зол.

– «Аквамарин» должен быть нашим совместным проектом, – проговорил Шиманский.

– Что? – недоверчиво отозвалась Марина.

Она подошла ближе к отцу и обняла его со спины, прижимаясь к ней щекой.

– Совместным?

Аркадий шумно вздохнул и накрыл своей ладонью руки дочери.

– Верно.

– Вот как… – едва слышно прошептала Марина. – Ты никогда не говорил мне об этом, пап.

– Не было повода, – сухо ответил Аркадий.

– Что между вами произошло? – осторожно поинтересовалась девушка.

– У Непогодина провалился предыдущий проект, он потерял достаточно внушительную сумму. Чтобы окончательно не утратить доверие акционеров, ему нужен был туз в рукаве. И Федор его нашел. Он провернул все блестяще, надо признать. Я до сих пор не могу доказать незаконность его действий. Но этот мерзавец знает, каким образом заполучил «Аквамарин». Он присвоил себе проект. Даже названия не изменил, хотя оно было мною предложено. И теперь этот человек смеет утверждать, что получит и тебя? Так легко, так безнаказанно! И я должен просто спокойно смотреть на это?

– Если все так и было, то мне очень жаль, пап. – Марина обошла отца кругом, чтобы теперь видеть его лицо. – Но Виктор не имеет к этому никакого отношения. Ни к действиям отца, ни к отелю. Он им не владеет. У него своя компания, и он не такой человек.

– Виктор – сын своего отца, – твердо проговорил Аркадий.

– Виктор – мужчина, которого я люблю, – произнесла Марина с чувством, не отводя взгляда от отца.

– Немыслимо!

– Несправедливо, если он будет расплачиваться за действия Федора.

– Я никогда не одобрю этих отношений. Возможно, однажды ты скажешь мне спасибо.

– Возможно, однажды ты недосчитаешься одной из своих дочерей, – холодно сказала Марина и сникла. – Я никогда не стану сравнивать Виктора с кем бы то ни было, приписывать ему чужие подвиги или подлости. Важны лишь его действия, его поступки. Пусть я буду хоть трижды глупой и ошибусь, но не желаю всю жизнь жалеть, что поддалась чужим словам и не доверилась себе.

– Ты вынудишь меня…

– Нет, – она мотнула головой, – ты вынудишь себя сам. Это будет только твое решение, и винить в последствиях можешь только себя. Если Федор Непогодин нарушил твои права, то решай этот вопрос через суд или с ним лично. Если он ведет себя подобным образом перед журналистами, то не поддавайся на эту провокацию. Он не думал о своем сыне, когда делал заявление. Думал только о себе. Не используй и меня так же, пап. В данном случае это делает нас с Виктором только более похожими в сложившейся ситуации.

– Я не могу простить его, – сухо проговорил Аркадий, измученный сомнениями.

– Тогда посмотри на это с другой стороны, – предложила Марина. – Пусть этот человек украл один из твоих проектов, которых у тебя будет еще море, но ты украл у него сына. Причем единственного.

– Х-м…

– И теперь Федор до самой глубокой старости будет жить с осознанием того, что дочь Аркадия Шиманского запустит лапки в его состояние и будет транжирить его денежки… – Марина скрючила пальцы и состроила страшную рожицу.

Аркадий скептически посмотрел на дочь, и она виновато улыбнулась.

– Прости, что заставляю так волноваться, мне очень жаль. – Марина снова порывисто обняла отца, вдыхая запах одеколона, знакомый с детства. – Спасибо, что все рассказал, и спасибо, что выслушал.

– Чем же он тебя так привязал, этот Виктор? – уже немного остывая, проворчал Аркадий.

– Может, это не он, может, это судьба?

– Значит, мне тебя не удержать?

– Нет.

– И ты все решила?

Марина кивнула, и ее взгляд остановился на двери в гостиную. Она тут же плотнее прикрылась, выдавая тот факт, что их бессовестно подслушивали.

– Ничего не меняется, верно? – вздохнул отец семейства.

– Ничего… – вздохнула в ответ дочь.


Слушая голос отца по громкой связи, Виктор прошелся по своему кабинету.

– Я сейчас похож на человека, который решил позабавиться? – мрачно проговорил он. – Но раз у тебя такое приподнятое настроение, улучшу его еще больше.

Непогодин повернулся к столу, на котором лежал включенный телефон.

– Можешь поздравить меня лично, не через своих ручных папарацци.

– С чем? – нервно проговорил Федор.

– Как же, – продолжил Виктор, – твой единственный сын женится. Что ты там говорил об отцовском счастье?

– Вить, дай мне пару дней. Шиманский поймет, что ничего у него не вышло со своим «засланным казачком», и можешь делать что хочешь, – не чувствуя настроения сына, отозвался Федор.

– Мне давно не требуется твоего разрешения на то, чтоб действовать так, как я желаю, – холодно проговорил Виктор, – но поскольку ты все еще мой отец и единственный член моей семьи, то говорю это сейчас. Я не знаю, из-за чего вся ваша война с Шиманским. Мне плевать на то, кто из вас больше прав, а кто виноват. Но хочу, чтоб ты знал и помнил до последнего вздоха, что Марина Шиманская была тем самым человеком, который спас меня. Она вытащила меня, черт возьми. И только благодаря ей ты сейчас можешь говорить со мной. Это удивительная женщина. После матери – она самая важная женщина в твоей жизни, отец. Потому что также подарила жизнь твоему сыну. А возможно, подарит и внуков.

Виктор замолчал. Молчал и старший Непогодин.

– Я не хочу, чтобы ты сейчас говорил со мной, отец. Не так. Теперь мне нужно идти. Надеюсь, что в следующий раз я не буду разговаривать со своим телефоном и смогу увидеть твое лицо.

Непогодин устало подошел к столу и провел пальцами по экрану телефона, отключая его. Он повернулся к открытому окну и посмотрел на улицу. Ему нужно было возвращаться в отель. Время так медленно тянулось.


Уже вечерело. Виктор в очередной раз подавил желание схватить телефон и позвонить Марине. Он вышел на террасу своего номера и оперся ладонями на каменный бордюр. Небо розовело у самого горизонта, и все звуки в это время казались тише, даже встречный ветер едва-едва доносил шум прибрежных волн.

Мучаясь в ожидании и находясь в полном неведении того, что творилось в это время в доме Шиманских, Виктор посмотрел вниз, на внешний двор отеля. Сегодня в городе какой-то фестиваль, и здесь царила непривычная тишина. Все отправились любоваться праздником. Что-то словно поманило его, и Виктор покинул номер для того, чтоб спуститься вниз и пройтись по пустынному пляжу.

Он спрятал руки в карманы брюк и побрел по песку, глядя на полосу прибоя. Все больше сомнений одолевало его. Марина всего лишь задерживалась? Или решила поддаться уговорам собственной семьи и теперь даже не думала о том, чтобы вернуться?

Можно было просто позвонить и задать мучивший вопрос, но он не поддался собственному порыву, желая, чтобы в этот раз Марина сама приняла решение. Она знает, что ее ждут. И если придет, то просто потому, что иначе не сможет.

Виктор прошел уже достаточно далеко от «Аквамарина», и теперь отель поблескивал яркими огнями где-то там, за его спиной, будто в другом мире. Он остановился у кромки воды и тогда услышал ее волшебную песню. Наверняка так и пели мифические сирены, и теперь он прекрасно понимал, почему шли за этим голосом моряки, не жалея собственной жизни.

Она сидела на потемневшем от морской воды камне, и длинные распущенные волосы укрывали ее тело. Она протянула к нему руки, и Виктор даже не помнил, как разулся, бросая ботинки и ключи с мобильником на песок.

Через мгновение прохладная вода приняла его в свои объятия, и он поплыл, стремительно сокращая расстояние между ним и его любовью. В этот раз знакомое головокружение не вернулось к нему. Он видел только Марину и слышал волшебный голос.

Виктор подплыл ближе и теперь удерживался одной рукой за край шершавого камня. Он тряхнул головой, чтобы с волос стекла вода, и посмотрел на Марину. Она опустила ладонь на камень рядом с собой и улыбнулась Виктору.

– Ты просил показать тебе, как забраться сюда, – произнесла она, дожидаясь, пока любимый устроится с ней рядом на камне.

– Ты пришла… – на выдохе проговорил Виктор и провел пальцами по плечу девушки.

Она улыбнулась этой ласке и подалась к нему, заставляя сверкать в последних лучах садящегося солнца осколок аквамарина на ее груди.

– Я пришла. Разве могло быть иначе? – отозвалась Марина.

– И больше не исчезнешь? – Он коснулся ее прохладных губ.

– И больше не исчезну. – Она ответила на его поцелуй, позволяя своему «принцу» без слов понять то, что чувствовало ее сердце.

Эпилог

Стоя на открытой площадке флайбриджа, Марина повернула голову и посмотрела на Виктора. Он протянул руку и вытащил из прически девушки заколку, распустив ее волосы. Белоснежный подол платья стелился вокруг босых ног его жены (туфельки валялись где-то в салоне).

Марина подступила к мужу ближе, и он обнял ее за талию, привлекая к себе. Его легкая белая рубашка была расстегнута на пару пуговиц, а галстук и пиджак он забросил, уже сам не помнил куда. Яркое солнце делало волосы Марины золотыми, а ее улыбка и сознание того, что теперь эта девушка принадлежит только ему, кружило голову и заставляло сердце колотиться от счастья.

Море блестело за бортом «Гвеневры», унося их прочь от берега и недавней суеты. Церемонию решено было провести у моря, в кругу самых близких людей. Виктор тихо усмехнулся, вспоминая, что единственными представителями с его стороны были только дорогая Паола и растроганный Каверзин, который вздумал пустить скупую мужскую слезу от радости за друга.

Своей же армией подружек невесты его жена могла бы гордиться… Явились все сестры без исключения, румяные и искренне взволнованные, даже та пышка, кажется, Анна. Затем вместе с Мариной они стояли под увитой цветами и лентами аркой и приносили свои символические клятвы. А потом они обменялись кольцами – символами того, что теперь они принадлежат друг другу. Всем сердцем и всей душой, без остатка.

А затем их благословляли и посыпали горстями разноцветных лепестков, провожая к борту «Гвеневры». Остаток сегодняшнего дня и предстоящую ночь они проведут в море, вдвоем. Завтра самолет унесет его и жену в Рим, где они намеревались провести свой медовый месяц, посвящая его друг другу.

Аркадий еще до церемонии тепло пожал руку будущему зятю. Его присутствие на свадьбе дочери говорило о многом. Общались они с Виктором мало и сдержанно, но вежливо, что давало надежду на более близкие отношения с тестем в будущем. Виктор был благодарен Шиманскому за этот шанс и не сомневался, что тот прекрасно понимал это.

Его отец так и не решился прийти, не желая оказаться в «окружении» семейства Шиманских. Виктор не настаивал. Правда, он получил от Федора письмо, но до сих пор не решился открыть его. Даже сейчас письмо лежало среди горы свадебных подарков на одном из диванов.

Виктору и Марине еще предстояло открыть послание и узнать о том, что белоснежный «Аквамарин», который сейчас прятался среди густой зелени на побережье, теперь принадлежал им. Он являлся свадебным подарком Федора Непогодина, желавшего таким образом загладить свою вину перед сыном и невесткой.

Виктор снял с волос Марины один лепесток, который запутался в ее прическе, и пустил его по ветру. Приподнявшись на цыпочки, девушка обняла мужа.

– Наконец-то мы одни, дорогой, – шутя проговорила она и коснулась его губ легким поцелуем.

– Никогда бы не подумал, что эта фраза может звучать так заманчиво, – ответил Виктор и подхватил жену на руки.

Он спустился вниз, пронес Марину через просторный салон и остановился перед дверью самой большой из кают, которая была украшена гирляндами цветов. Виктор глянул на Марину.

– Наконец-то мы одни, дорогая. – Он улыбнулся и поцеловал жену, одновременно толкнув дверь ногой.

Влюбленные остались наедине, дверь закрылась. На ней качнулось большое бумажное сердце, привязанное голубой атласной лентой к одной из гирлянд. Кому-то из сестер пришло в голову вывести на нем своей губной помадой: «И жили они долго и счастливо. Не верьте Андерсену»…


home | my bookshelf | | Аквамарин для Марины |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу