Book: Мир без принцев



Мир без принцев

Соман Чайнани

Школа Добра и Зла. Мир без принцев

Посвящается Марии Гонзалес

Две башни высоко уходят в небеса.

Вокруг – непроходимые леса,

Их покрывает платьем подвенечным

Тумана колдовского пелена.

Две башни, две сестры, что связаны навечно

Как день и ночь, как осень и весна.

Одна приют для тех, кто чист душой,

Для черных сердцем – место во второй.

Бессмысленно задумывать побег,

Из этой школы не уйти вовек,

Тропа отсюда есть всего одна —

Тебя сквозь сказку поведет она[1].

© Бескова А., перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке. Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Часть первая

Мир без принцев

1

Софи загадывает желание

Мир без принцев

Все-таки остается некоторая неловкость после того, как твоя лучшая подруга пытается тебя убить.

Впрочем, Агата легко преодолела это чувство, пока любовалась их с Софи золотыми статуями, которые возвышались над пестрой от солнечных лучей площадью.

– Я не понимаю, почему это обязательно должен быть мюзикл, – сказала она, чихая от запаха гвоздик, пришпиленных к ее розовому платью.

– В костюмах не потеть! – рявкнула Софи на мальчика, отчаянно трепыхавшегося в зловещей гипсовой голове пса, пока привязанная к этому бедолаге девочка (тоже в гипсовой голове, но довольно миловидной собаки) неуверенно шаталась, не видя ничего вокруг. Затем Софи поймала двух помеченных бирками «Чеддик» и «Раван» юношей, которые пытались поменяться одеждой:

– Меняться школами тоже запрещается!

– Но я хочу быть всегдашником! – проворчал «Раван» и оттянул свою унылую черную тунику.

– Мой парик чешется, – хныкнула «Беатрис», зарываясь пальцами в свой белый шиньон.

– Мамочка меня не узнает, – жаловался мальчик в серебряной маске Директора школы.

– И НИКАКОГО НЫТЬЯ ИЗ-ЗА РОЛЕЙ! – прикрикнула Софи, повесив на дочь кузнеца бирку «Дот» и сунув ей по шоколадному мороженому в обе руки. – Тебе нужно набрать десять килограммов к следующей неделе!

– Ты говорила, это будет скромное мероприятие, – вздохнула Агата, наблюдая за пареньком, который балансировал на шатающейся лестнице, пытаясь нарисовать на огромном навесе над входом в театр два очень знакомых зеленых глаза. – Кое-что изящное к годовщине…

– Неужели у всех мальчиков в этом городе фальцет?! – вопила Софи, инспектируя юношей и сверкая зелеными, точно такими же, как на рисунке, глазами. – Наверняка хоть у кого-то голос уже сломался. Наверняка кто-то может играть Тедроса, самого красивого и прекрасного принца в…

Она обернулась в поисках рыжего Рэдли, обладателя торчащих, как у кролика, зубов, который стоял, затянутый в узкие бриджи и выпятив грудь колесом. Софи поперхнулась, подавляя смех, и заклеймила его табличкой «Хорт».

– Это все не так уж скромно, – уже громче заметила Агата, разглядывая двух девочек, которые натягивали на билетный киоск полотно с двадцатью неоновыми лицами Софи. – И совсем не изящно…

– Свет! – гаркнула Софи двум мальчикам, висящим на канатах.

Агата закрылась руками от ослепляющей вспышки света. Подглядывая сквозь пальцы, она увидела бархатный занавес, на котором горела надпись, выложенная яркими круглыми лампочками


Мир без принцев

– Это не слишком простенько для финала? – Софи резко повернулась к Агате, взметнув подол иссиня-черного бального платья. Ее наряд был украшен нежными золотыми листьями, дополнен рубиновым кулоном на ее шее, а тиара из синих орхидей венчала все это великолепие.

– Кстати, это мне кое-что напомнило. Ты сможешь спеть в хоре?

– С ума сошла?! – надулась Агата. – Ты сказала, что это будет небольшое представление в память о похищенных детях, а не какой-то балаган! Я не могу играть кого-то, не могу петь, но тем не менее у нас тут костюмированная репетиция напыщенного шоу, у которого даже сценария нет. А это что? – Она указала на ленту, украшающую платье Софи, на которой красными хрусталиками было выложено:


Мир без принцев

Софи уставилась на подругу:

– Ты правда думала, что я расскажу нашу настоящую историю?

Агата ответила ей хмурым взглядом.

– Ох, Агата, если мы сами не прославим себя, то кто это сделает? – вздохнула Софи, оглядывая просторный амфитеатр. – Мы же Разрушители Проклятия из Гавальдона! Победители Директора школы! Выше нас только звезды! Мы живые легенды! Так, но где же наш дворец? Где наши слуги? На годовщину нашего похищения из этого гнусного городишки они должны воздать нам почести! Им полагается боготворить нас! Они обязаны преклонить перед нами колени вместо того, чтобы слоняться по округе с толстыми, безвкусно одетыми вдовами!

Ее голос гремел среди пустых рядов деревянных стульев. Софи повернулась к подруге и увидела, что Агата смотрит на нее с сочувствием.

– А разве старейшины не дали ему разрешения? – спросила Агата.

Лицо Софи потемнело. Она отвернулась и начала раздавать актерам листки со словами песен.

– Когда это произойдет? – не унималась Агата.

Софи молчала.

– Когда, Софи?

– На следующий день после шоу, – ответила Софи, поправляя гирлянду на огромном алтаре. – Но все может измениться в мгновение ока, когда они увидят наш выход на бис.

– Почему? Что там, с этим выходом?

– Я думаю, с ним все в порядке. Я в нем совершенно уверена.

– Софи. Что будет в выходе на бис?

– Он взрослый человек. Он волен сам принимать решения.

– И это шоу не имеет ничего общего с попытками помешать свадьбе твоего отца?

Софи стремительно повернулась к Агате:

– Почему тебе вообще пришло это в голову?!

Агата взглянула на толстую бездомную старуху в фате, скрючившуюся под алтарем, над которой красовалась табличка «Онора».

Софи сунула Агате листок:

– На твоем месте я бы училась петь.


Девять месяцев назад, когда девочки вернулись из леса, шум поднялся неслыханный. Добрых две сотни лет Директор похищал из Гавальдона подростков для своей школы Добра и Зла. Однако после того как множество детей исчезли навсегда, а сотни семей распались, две подруги смогли-таки найти путь домой. Людям хотелось целовать их, дотрагиваться до них, они даже соорудили их статуи, словно Софи и Агата были богами, сошедшими с небес. По требованию жителей, Совет Старейшин предложил организовать раздачу автографов в церкви, после воскресных служб. Вопросы были всегда одни и те же:

– Они вас мучили?

– Вы уверены, что проклятие снято?

– Вы видели моего сына?

Софи героически предложила нести бремя славы в одиночку, но, к ее удивлению, Агата всегда появлялась на воскресных мероприятиях. В первые месяцы Агата давала ежедневные интервью городскому вестнику, позволяя Софи ее одевать и припудривать. Более того, Агата вежливо терпела общение с маленькими детьми, которых сама Софи на дух не переносила.

– Рассадники бактерий! – брюзжала Софи и, перед тем как подписать очередную книгу сказок, обильно смазывала ноздри маслом эвкалипта. Она заметила, как Агата улыбнулась мальчику, поставив автограф на его книге о короле Артуре.

– С каких это пор тебе нравятся дети? – проворчала Софи.

– С тех самых, как они начали умолять о встрече с моей матерью всякий раз, когда простудятся, – ответила Агата, улыбнувшись так широко, что стали заметны следы губной помады на зубах. – У нее за всю жизнь не было столько пациентов.

К лету поток людей начал иссякать. Тогда Софи пришла в голову идея выпустить плакаты:


Мир без принцев

Агата ошарашенно уставилась на плакат, висевший на двери церкви:

– Бесплатный поцелуй?!

– На их книги сказок, – обронила Софи, вытягивая ярко-красные губки и любуясь своим отражением в карманном зеркальце.

– Вообще-то, звучит не совсем так, – заметила Агата, поправляя обтягивающее зеленое платье, которое она одолжила у Софи. Розовый цвет исчез из гардероба подруги после их возвращения. Скорее всего потому, что он напоминал Софи те времена, когда она была лысой беззубой ведьмой.

– Послушай, мы уже вчерашние новости, – сказала Агата, подтягивая лямки платья. – Пора возвращаться к обычной жизни.

– Пожалуй, на этой неделе на встречи с фанатами буду приходить только я, – Софи стрельнула глазами поверх зеркала. – Возможно, люди не чувствуют в тебе энтузиазма.

Однако никто, кроме Рэдли, ни в то воскресенье, ни в следующее так и не появился. Ни «любовный подарок», который Софи предлагала на одной неделе, ни «ужин на двоих», обещанный на другой, погоды не сделали. К осени плакаты о пропавших без вести исчезли с площади, а дети попрятали свои книжки в шкафы. Мистер Довиль повесил объявление «Последние дни распродажи» на витрину магазина, хотя никакой новой партии сказок в этом году так и не появилось. Теперь девочки превратились в такую же древность, как и само Проклятие. Даже отец Софи перестал ходить вокруг нее на цыпочках. На Хеллоуин он сказал дочери, что Старейшины одобрили его будущий брак с Онорой. Однако благословения у Софи так и не попросил.

Хоть Софи и спешила с репетиции сквозь жуткий проливной дождь, она все равно нашла минутку возмущенно взглянуть на свою когда-то блестящую статую, которая теперь была заляпана птичьим пометом. А ведь она здорово потрудилась для этого изваяния. Сами подумайте: неделя масок из улиточных яиц и диета из огуречного сока – все ради того, чтобы скульптор смог запечатлеть ее во всей красе. И вот результат – изысканный туалет для голубей.

Она обернулась на свое нарисованное лицо, мягко подсвеченное бликами огней театрального шатра, и скрипнула зубами. Шоу напомнит ее отцу, кто должен быть на первом месте. Шоу всем им напомнит.

Она прошлепала по площади в сторону улицы с жилыми домами, из труб которых струился ароматный дымок. Софи могла легко определить, чем каждая семья ужинает: свинина в сухарях с грибной подливкой у Вильгельма, говядина с картофельным крем-супом у Белль, чечевица с беконом и фаршированный батат на столе у Сабрины… Еда, которую любил, но никогда не получал ее отец.

Отлично! Вот и пусть голодает, ей-то что. Подходя к своему дому, Софи втянула ноздрями воздух, надеясь почувствовать запах пустой затхлой кухни – запах, который напоминает ее отцу, что он потерял.

Вот только кухня вовсе не пахла пустотой. Софи вдохнула снова, и манящий запах мяса и молока заставил ее ускорить шаг. Она подбежала к дому, рванула дверь на себя…

Онора как раз рубила свежие свиные ребрышки.

– Софи, – тяжело бросила она, вытирая пухлые руки, – я совсем закрутилась у Бартлеби, мне бы не помешала помощь.

Софи взглянула сквозь нее:

– Где мой отец?

Онора попыталась откинуть плечом свои густые, испачканные мукой волосы:

– М-м-м, они с ребятами устанавливают шатер. Стефан подумал, что будет здорово, если сегодня мы все поужинаем вмес…

– Шатер? – Софи уставилась на заднюю дверь. – Сейчас?

Она распахнула дверь и выбежала в сад. Под проливным дождем, обдуваемые шквальным ветром, оба сына вдовы держали жерди, к которым были привязаны два конца шатра, а Стефан пытался привязать вздымающийся белый шатер к третьей жерди. Как только ему это удалось, ветер лихо сорвал ткань и накрыл ею отца вместе с мальчиками. Софи услышала из-под полотна их веселое хихиканье, а затем наружу высунулась голова отца:

– Вот что нам было нужно! Четвертый!

– Зачем вы устанавливаете шатер? – ледяным тоном спросила Софи. – Свадьба только на следующей неделе.

Стефан выбрался из-под шатра, выпрямил спину и прочистил горло:

– Она завтра.

– Завтра?! – Софи побледнела. – Это то самое завтра, которое сразу после сегодня?

– Онора предложила сыграть свадьбу до твоего шоу, – объяснил Стефан, поглаживая недавно отросшую бороду. – Мы не хотим отвлекать от него внимание.

Софи начало мутить:

– Но… Как это…

– Не беспокойся. Мы заранее объявили в церкви об изменении даты. А Джейкоб и Адам помогут установить шатер вовремя. Как прошла репетиция?

Он обнял шестилетнего мальчика и прижал его к себе.

– Джейкоб сказал, что сумел разглядеть огни даже с нашего крыльца.

– Я тоже их видел! – крикнул восьмилетний Адам, обнимая Стефана с другой стороны.

Стефан поцеловал их в макушки.

– Кто бы мог подумать, что у меня появятся два маленьких принца! – прошептал он.

Софи смотрела на отца, еле сдерживая слезы.

– Ну, расскажи нам, что будет в твоем шоу? – спросил Стефан, улыбаясь ей.

Но внезапно Софи стало совершенно плевать на свое шоу.

На ужин было аппетитное жаркое с идеально приготовленной брокколи и салатом из огурцов. На сладкое – черничный тарт, выпеченный без муки. Однако Софи ни к чему не прикоснулась. Под звяканье вилок она сидела за тесным столом и свирепо сверлила Онору взглядом.

– Ешь, – настаивал отец.

Онора, сидящая рядом с ним, нервно потерла двойной подбородок, избегая взгляда девочки:

– Если Софи не нравится ужин…

– Ты приготовила именно то, что она любит, – отрезал Стефан, не сводя глаз с дочери. – Ешь.

Софи и не думала выполнять приказ. Звяканье вилок стихло.

– Можно мне свинину? – спросил Адам.

– Вы ведь были подругами с моей матерью, верно? – обратилась Софи к Оноре.

Вдова подавилась куском мяса собственного приготовления. Стефан сердито посмотрел на Софи и только открыл рот, чтобы отчитать ее, как Онора схватила его за запястье. Она рассеянно промокнула сухие губы грязной салфеткой.

– Лучшими подругами, да, – сипло подтвердила Онора и сглотнула. – Довольно продолжительное время.

Софи замерла.

– Интересно, что же встало между вами?

Улыбка Оноры исчезла без следа, и вдова уткнулась в свою тарелку. Софи продолжала буравить ее взглядом.

Вилка Стефана звякнула об стол.

– Почему бы тебе не помочь Оноре в лавке после школьных занятий?

Софи была уверена, что ему ответит Адам, но вдруг почувствовала, что взгляд отца обращен к ней.

– Я? – Софи побледнела. – Помочь… ей?

– Бартлеби намекнул, что моей жене пригодилась бы лишняя пара рук, – настаивал Стефан.

Жене. Единственное слово, которое услышала Софи. Не воровка. Не попрошайка. Жена.

– После того как мы сыграем свадьбу, а потом отгремит твое шоу, – добавил он, – ты вернешься к нормальной жизни.

Софи бросила взгляд на Онору, ожидая, что та тоже ошарашена, но вдова только нервно заглатывала огурец за огурцом, едва приоткрывая пересохшие губы.

– Отец, ты хочешь, чтобы мне… чтобы я… – Софи не могла даже произнести эти слова, – чтобы я взбивала м-м-масло?

– А что, нарастим немного мускулов на эти тонюсенькие ручки, – усмехнулся отец, продолжая жевать, а Джейкоб и Адам тем временем не преминули похвастаться бицепсами.

– Но я знаменитость! – взвизгнула Софи. – У меня есть фанаты – есть даже моя статуя! Я не могу работать! Только не с ней!

– Тогда, наверное, тебе следует найти другое дело, которым ты будешь зарабатывать на жизнь, – сказал Стефан, обгладывая косточку. – Пока ты в этой семье, ты должна вносить свой вклад. Или мальчики с радостью займут твою комнату.

Софи задохнулась от возмущения.

– А сейчас – ешь, – бросил он так резко и зло, что она была вынуждена подчиниться.

Наблюдая из противоположной части комнаты за тем, как Агата переодевается в свое старое мешковатое черное платье, Рипер недоверчиво рычал, изредка прерываясь на обсасывание рыбьих костей.

– Видишь? Я все та же старая добрая Агата.

Она захлопнула крышку сундука, набитого одолженной у Софи одеждой, отпихнула его к двери и опустилась на колени перед своим лысым морщинистым котом:

– Теперь ты снова можешь быть со мной милым.

Рипер зашипел.

– Это же я, – сказала Агата, пытаясь погладить его, – я ни капельки не изменилась!

В ответ Рипер оцарапал ее и тут же смылся.

Агата потерла свежие царапины на руке – красные среди других, уже слегка заживших. Она плюхнулась на свою кровать, а Рипер свернулся в заросшем плесенью углу – настолько далеко от нее, насколько позволяла комната.

Она свернулась калачиком и обняла подушку.

Я счастлива.

Она слушала, как дождь стучит по соломенной крыше и, просачиваясь сквозь дыру в потолке, капает в мамин черный котел.

Дом, милый дом!

Цок-цок-цок – вторил ей дождь.

Софи и я.

Она уставилась на голую треснувшую стену. Цок-цок-цок.

Будто меч в ножнах бьется о пряжку ремня. Цок-цок-цок. Сердце застучало в груди сильнее, кровь вскипела раскаленной лавой – все это происходило с ней и раньше. Цок-цок-цок. Черный котел превратился в его черные сапоги. Соломенная крыша стала его золотыми волосами. Небо, которое виднелось в окне сквозь тучи, пролилось голубизной его глаз. Подушка в ее руках обернулась смуглой подтянутой плотью…

– Дорогая, мне нужна твоя помощь, – раздался тонкий голос.

Агата проснулась словно от толчка, все еще сжимая подушку, которая теперь была влажной от пота. Она сползла с кровати и, пошатываясь, поспешила к двери. На пороге стояла ее мать, нагруженная двумя корзинами: одна битком набита корнями и листьями, а другая – головастиками, тараканами и ящерицами.

– Что за…

– Теперь ты наконец покажешь мне, как варить кое-какие зелья, которые ты изучала в школе! – прощебетала Каллиса, выпучив от возбуждения глаза. Обе корзины плюхнулись прямо в руки Агате. – Сегодня было не так уж много пациентов. У нас есть время на зельеварение!

– Мама! Я же объясняла тебе, я больше не могу творить волшебство, – сказала Агата, ставя корзины на пол и закрывая дверь. – Наши пальцы здесь не светятся.



– Почему бы тебе тогда просто не рассказать мне по пунктам, что конкретно вы делали? – спросила мать, взбивая черный купол своих сальных волос. – Покажи хотя бы, как варить бородавочное зелье.

– Послушай, я оставила все это в прошлом.

– Ящериц лучше добавлять свежими? А что еще мы можем с ними приготовить?

– Я уже не помню всей этой ерунды…

– Но они же испортятся…

Хватит!

Но ее мать была непреклонна.

– Прошу тебя! – взмолилась Агата. – Я не хочу говорить о школе!

Каллиса мягко забрала корзину из ее рук:

– Когда ты вернулась домой, я была вне себя от счастья, – она посмотрела в глаза дочери. – Но с другой стороны, я беспокоилась, когда думала о том, ЧТО тебе пришлось бросить.

Пока ее мать оттаскивала корзины на кухню, Агата уставилась на свои черные неуклюжие башмаки.

– Ты знаешь, как я не люблю зря переводить продукты, – Каллиса вздохнула, – будем надеяться, что наши котлы выдержат похлебку из ящериц.

В свете факела Агата шинковала лук и слушала, как мать что-то фальшиво напевает себе под нос, – точно так же, как она делала каждый вечер. Вдруг непонятно почему Каллисе полюбилось их кладбищенское гнездышко и уединенный быт.

Агата положила нож.

– Мама, как понять, что человек уже нашел свое «долго и счастливо»?

– Хммм? – вопросительно промычала Каллиса. Ее костлявые руки бросили в котел горсть тараканов.

– Ну, я имею в виду людей в сказке. Как они это понимают?

– Там должно быть написано, дорогая, – мать кивнула в сторону книги, выглядывающей из-под кровати Агаты.

Агата взглянула на последнюю страницу, где светловолосый принц и черноволосая принцесса целовались на своей свадьбе на фоне зачарованного замка…


Мир без принцев

– Но что, если два человека не могут заглянуть в конец своей книги? – она уставилась на принцессу в объятиях принца. – Как они поймут, что уже счастливы?

– Если им нужно кого-то об этом спрашивать, то скорее всего они несчастливы, – ответила ее мать, топя таракана, который отчаянно не желал тонуть.

Глаза Агаты еще чуть-чуть задержались на принце. А потом она захлопнула книгу и кинула ее в огонь, над которым висел котел:

– Самое время избавиться от этой ерунды! Все остальные давно уже это сделали.

Она снова принялась резать лук, орудуя ножом еще быстрее, чем прежде.

– С тобой все в порядке, дорогая? – спросила Каллиса, услышав, что дочь шмыгает носом.

Агата смахнула с глаз слезы:

– Это от лука.

Дождь закончился, но холодный осенний ветер носился по кладбищу, освещенному лишь двумя с трудом удерживающими пламя факелами над лязгающими воротами. Когда Софи добралась до могилы, ее мышцы сводило, а стук сердца отдавался в ушах, словно умоляя ее держаться от этого места подальше. Капельки пота заскользили по ее спине, и она, зажмурившись, упала на колени в траву и грязь.

Она никогда не смотрела на это. Никогда.

Сделав глубокий вдох, Софи отважилась открыть глаза. Она с трудом смогла различить изображение бабочки, почти стертое временем. Бабочка взмахнула крыльями и застыла над нанесенными на надгробный камень словами


Мир без принцев

Два камня поменьше, оба неподписанные, жались к камню ее матери, словно два крылышка. Пальцы Софи в безупречных белых перчатках начали выдергивать мох из трещин на одном из камней, порядочно заросшем за годы забвения. Пока она вычищала плесень и сорняки, ее уже сильно испачканные перчатки наткнулись на глубокие выемки в камне, явно кем-то намеренно нанесенные, а не просто оставленные беспощадным временем. На камне было что-то выгравировано. Она пригляделась…

– Софи?

Девочка обернулась и увидела приближающуюся Агату, закутанную в драное черное пальто и вооруженную подтекающей свечой в соуснике.

– Моя мама увидела тебя из окна.

Агата опустилась на землю рядом с Софи и поставила свечу напротив могил. Софи долго молчала, прежде чем заговорить.

– Он думал, что это была ее вина, – наконец сказала она, не сводя глаз с двух неподписанных могильных камней. – Два мальчика, оба родились мертвыми. Как еще это можно было объяснить?

Она заметила, как из темноты выпорхнула синяя бабочка и уселась в трещинку на обветшалом надгробии ее матери.

– Все доктора в один голос твердили, что она не сможет больше иметь детей. Даже твоя мать была того же мнения, – Софи замолчала на секунду и едва улыбнулась синей бабочке. – Но однажды это все-таки случилось. Она была так слаба, что никто и не думал, что беременность продлится долго, однако ее живот продолжал расти. «Чудесное дитя» – вот как старейшины назвали его. Отец сказал, что назвал бы его Филипом. – Софи повернулась к Агате: – Вот только девочку Филипом назвать нельзя.

Софи снова замолчала, ее лицо затвердело.

– Она любила меня, несмотря на то, какой слабой я ее сделала. Не важно, сколько раз она видела, как он заглядывает домой к ее подруге и остается там. Софи старалась сдержать слезы: – Онора ведь была ее подругой, Агата. Ее лучшей подругой! Как она могла?!

И она горько заплакала, закрываясь грязными перчатками.

Агата опустила глаза и не проронила ни слова.

– Я видела, как она умирает, Агги. Разбитая и преданная, – Софи отвернулась от могилы. – А сейчас он получит все, что хотел.

– Ты не можешь ему помешать, – мягко сказала Агата, коснувшись ее плеча.

Софи сбросила ее руку:

– И позволить ему выйти сухим из воды?!

– А у тебя есть выбор?

– Ты все еще думаешь, что свадьба состоится? – Софи взвизгнула: – Послушай!..

– Софи…

– Это он должен был умереть! – щеки Софи вспыхнули от гнева. – Он и его маленькие принцы! Тогда я буду счастлива в этой тюрьме!

Ее лицо налилось кровью, и у Агаты мороз пробежал по коже. Впервые после их возвращения домой она увидела смертельно опасную ведьму, таящуюся в ее подруге и жаждущую вырваться на свободу.

Софи заметила, как в глазах Агаты мелькнул страх.

– П-п-п-прости меня… – заикаясь, промолвила она и отвернулась. – Я не знаю, что на меня нашло…

Ее лицо смягчилось, и стало заметно, что девочке стыдно. От ведьмы не осталось и следа.

– Я скучаю по ней, Агги, – прошептала Софи, вся дрожа. – Я знаю, мы обрели свое «долго и счастливо». Но я до сих пор скучаю по своей матери.

Агата, поколебавшись, все-таки дотронулась до плеча подруги. Софи потянулась к ней, и Агата крепко обняла ее.

– Как бы я хотела увидеть ее снова! – твердила Софи сквозь слезы. – Я бы все сделала для этого! Все!

Старые башенные часы пробили десять раз, и между каждым ударом врывались громкие страдальческие стоны. Прижавшись друг к другу, девочки различили силуэт старого мистера Довиля, который катил тележку с остатками книг из своей закрытой лавки. Каждые несколько шагов он останавливался передохнуть, едва справляясь с тяжестью никому не нужных сказок, а затем вновь продолжал путь. Девочки смотрели на него, пока он не скрылся за углом и не затих унылый скрип его тележки.

– Я не хочу кончить, как она, одинокой и… забытой, – выдохнула Софи. – Она повернулась к Агате, пытаясь улыбнуться: – Но ведь у моей матери не было такой подруги, как ты! Ты бросила принца ради того, чтобы мы были вместе. Разве я могу сделать кого-то таким же счастливым? – ее взгляд затуманился. – Я не достойна тебя, Агата. Серьезно, не достойна. После всего, что я натворила.

Агата молчала.

– Кто-то добрый позволил бы этой свадьбе состояться, правда? – Софи мягко гнула свою линию. – Кто-то такой же добрый и хороший, как ты.

– Уже поздно, – сказала Агата, поднимаясь. Встав, она протянула руку Софи.

Софи смиренно протянула свою:

– Мне еще нужно найти походящее платье на свадьбу.

Агата выдавила улыбку:

– Видишь? Во всем есть свои плюсы.

– Конечно, я должна выглядеть лучше, чем невеста! – Софи уже неслась впереди подруги.

Агата фыркнула и схватила факел, висевший на воротах:

– Погоди, я провожу тебя домой.

– Как мило, – сказала Софи, не останавливаясь ни на секунду. – Так я смогу дольше наслаждаться запахом лукового супа, который ты ела на ужин.

– Лукового супа с ящерицами, если быть точной.

– Я правда не понимаю, почему мы дружим.

Две фигуры, будто прилипшие друг к дружке, прошли сквозь жалобно скрипнувшие ворота; свет факела обрисовал две длинные тени на заросшей травой тропинке.

Когда силуэты подруг растворились в ночи, порыв ветра, пролетев через все кладбище, раздул пламя свечи, стоящей в грязном соуснике. Пламя росло и росло, и вот уже стала видна синяя бабочка, так необычно устроившаяся прямо на памятнике. Затем огонек свечи набрался сил и осветил орнамент на надгробиях двух маленьких безымянных могил. На каждом было выгравировано по лебедю.

Один был белый.

Другой черный.

Ветер с ревом пронесся между могилами и затушил свечу.

2

Агата тоже загадывает желание

Мир без принцев

Кровь. Пахло кровью.

Еда!

Проламываясь сквозь деревья, рыча и капая слюной, чудовище неслось на запах. Лапы с огромными когтями перемалывали землю, кромсали ветки, с силой отталкивались от камней. Быстрее, еще быстрее. Вот наконец оно услышало их дыхание и различило следы крови на земле. Один из них был ранен.

Еда!

Оно кралось в кромешной темноте внутри длинного полого ствола дерева, слизывая кровь и чувствуя запах их страха. Чудовище выждало, пока им некуда стало бежать, и вскоре услышало их жалобное хныканье. Мало-помалу они становились виднее – две фигурки в лунном свете, сжавшиеся между поваленным деревом и зарослями колючего кустарника. Старший мальчик, раненый и бледный, обнимал младшего.

Чудовище сгребло обоих и прижало их, плачущих, к себе. Устроившись в кустарнике, чудовище нежно укачивало детей, пока они не перестали хныкать и не поняли, что чудовище было добрым. Вскоре дыхание мальчиков стало глубже, они удобно свернулись на груди у чудовища, которое сжимало их все крепче… все сильнее… до хруста костей… пока мальчики не проснулись, задыхаясь…

…И не увидели перед собой кровавую улыбку Софи.

Софи пулей вылетела из кровати и споткнулась о прикроватную свечку, которая тут же забрызгала стену лавандовым воском. Девочка метнулась к зеркалу и увидела в нем лысую, беззубую, всю в оспинах и бородавках старуху…

– Помогите, – сдавленно прошептала она, закрывая глаза…

Когда она снова взглянула на себя в зеркало, ведьмы уже не было. Там отражалось только ее красивое лицо.

Софи судорожно ощупала свое дрожащее белое личико, стирая с него выступивший холодный пот и проверяя, не появились ли на нем бородавки.

«Я добрая», – успокоила она себя, не найдя ни одной.

Но ее руки продолжали трястись, разум ее метался, не способный вытравить из памяти чудовище. Чудовище, которое она убила в далеком-далеком мире, чудовище, которое до сих пор охотилось за ее снами. Она вспомнила свою вспышку гнева на кладбище… Оцепеневшее лицо Агаты…

«Ты не сможешь быть доброй», – предупреждал ее когда-то Директор школы.

Во рту у Софи пересохло. Она будет улыбаться на свадьбе. Она будет работать у Бартлеби. Она станет есть жаркое, которое готовит вдова, и покупать игрушки ее сыновьям. Она будет счастлива здесь. Прямо как Агата.

Все что угодно, только бы снова не стать ведьмой!

– Я добрая, – повторила она в тишине.

Директор школы наверняка ошибался. Она же спасла жизнь Агате, а та спасла жизнь ей.

Они были дома, вместе. Загадка решена. Директор школы мертв.

Книга закрыта.

«Определенно добрая», – заверила себя Софи и легла обратно в кровать, устраиваясь на подушке поудобнее.

Вот только она до сих пор чувствовала во рту привкус крови.

Жестокий ночной ветер исчез, а туман рассеялся, открыв ослепляющее солнце, такое яркое для ноября, что казалось, этот день создан для любви. Любая свадьба в Гавальдоне и так была событием, но в эту пятницу даже лавки закрылись, а площадь опустела. А все потому, что Стефан был очень известным человеком. Почти весь город собрался сегодня на его заднем дворе под белым шатром. Вишневый пунш и сливовое вино лились рекой, и трое музыкантов, слегка уставших от вчерашних похорон, мило пиликали на скрипках.

Агата не была уверена, что ее старая черная роба – подходящий костюм для свадьбы, но зато эта одежда отлично подходила под ее настроение. Она проснулась несчастной и не имела ни малейшего понятия отчего. «Я нужна Софи счастливой», – сказала она себе.

Но пока девочка тяжелой походкой спускалась с холма, лицо ее с каждым шагом становилось все более хмурым. К гостям в саду она присоединилась уже мрачной как туча. Нужно было срочно перестать отчаиваться, иначе она сделает Софи еще более несчастной…

Внезапно волна розового пронеслась сквозь толпу к Агате и обрушилась на нее, закружив девочку в пышном хороводе мантий и оборок.

– Спасибо, что ты со мной в этот особенный для нас день, – проворковала Софи.

Агата закашлялась.

– Я так счастлива за них, а ты? – радостно спросила Софи, утирая несуществующие слезы. – Это так волнующе! Получить новую мать, двух братьев и каждое утро ходить на работу в лавку, чтобы сбивать, – она сглотнула, – масло.

Агата вытаращилась на подругу, которая сегодня была в своем когда-то любимом платье:

– Ты опять носишь розовое…

– Такое же розовое, как и мое доброе сердце, – прошептала Софи одними губами, поглаживая розовые ленточки на своем платье.

Агата моргнула:

– Они подмешали поганок в пунш?

– Софи!

Обе девочки обернулись и увидели Джейкоба, Адама и Стефана, которые пытались поправить покосившуюся гирлянду голубых тюльпанов, украшавшую алтарь. Мальчики забрались на тыквы, чтобы достать до гирлянды, и приветливо махали Софи с высоты.

– Милые маленькие коротышки, – улыбнулась Софи, – так бы их и съела…

Агата заметила, как зеленые глаза ее подруги на миг похолодели от страха. Но страх тут же исчез, оставив после себя лишь темные круги под глазами. Шрамы от кошмаров. Она уже видела их на Софи.

– Софи, это я, – шепнула Агата, – тебе не нужно притворяться.

Софи тряхнула головой:

– Ты и я, Агги. Вот что мне нужно, чтобы быть доброй, – сказала Софи надтреснутым голосом. – Она сжала руку Агаты и вгляделась в темные глаза подруги. – С твоей помощью я могу держать ведьму внутри себя мертвой. Все остальное я переживу.

Она еще сильнее вцепилась в Агату и повернулась к алтарю.

– Я иду, ребята! – прощебетала она с натянутой улыбкой и унеслась помогать своей новой семье.

Вместо того чтобы растрогаться, Агата почувствовала себя еще более несчастной.

Да что со мной не так?!

Рядом появилась мать и протянула ей бокал пунша, который Агата осушила одним глотком.

– Я добавила пару светлячков, – сказала Каллиса, – чтобы немного осветить твое кислое лицо.

Агата чуть не подавилась пуншем.

– Серьезно, дорогая. Я знаю, что свадьбы гнилая тема, но постарайся выглядеть дружелюбнее, – заметила она и, кивнув в сторону Старейшин, добавила: – Они и так презирают нас. Не надо давать им лишнего повода.

Агата взглянула на трех морщинистых бородачей в остроконечных черных шляпах и серых плащах по колено, которые сновали между сиденьями, пожимая руки гостям. Длина бороды указывала на возраст ее обладателя, и у самого пожилого из Старейшин она была почти до пояса.

– Почему они обязательно должны давать свое разрешение на свадьбу? – спросила Агата.

– Дело в том, что когда начались похищения детей, Старейшины обвинили в этом женщин вроде меня, – ответила мать, вытряхивая перхоть из волос. – Тогда считалось, что если ты не вышла замуж сразу после окончания школы, то ты ведьма. Поэтому Старейшины принуждали всех холостых мужчин жениться, – она выдавила кривую улыбку. – Вот только даже принуждения и угрозы не заставили ни одного юношу взять меня замуж.

Агате вспомнилось, как ни один мальчик не хотел пойти с ней на бал. Пока…

Она помрачнела еще больше.

– Тем не менее похищения продолжались, и Старейшины смягчили свои требования. Теперь они только «одобряют» свадьбы. Но я до сих пор помню, как ужасно они устраивали браки, – продолжала ее мать, закапываясь ногтями в волосы. – Стефан, кстати, пострадал больше всех.

– Почему? Что с ним произошло?

Рука Каллисы дрогнула, казалось, она совсем забыла, что дочь ее слушает.

– Ничего, милая. Ничего, что имело бы сейчас значение.

– Но ты сказала… – Агата не успела договорить, так как услышала, что ее зовут.

Девочка обернулась и увидела Софи, которая махала ей, предлагая занять место в первом ряду:

– Агата, мы начинаем!

Девочки сидели плечом к плечу в двух шагах от алтаря. Агата боялась, что Софи в любой момент может расклеиться. Однако подруга продолжала улыбаться, даже когда ее отец присоединился к священнику у алтаря. Даже когда музыканты заиграли церемониальную музыку, ее лицо оставалось безмятежно спокойным. И даже после того как Джейкоб и Адам, оба в одинаковых белых костюмах, прошествовали по проходу, разбрасывая розы, ни один мускул на ее лице не дрогнул. После месяцев пререканий с отцом, борьбы за его внимание, столкновений с суровой реальностью и…

Софи изменилась.

Ты и я, Агги…

Больше всего на свете девочка желала, чтобы Софи для счастливой жизни было достаточно только ее, Агаты. Чтобы Софи нуждалась в ней так же, как она была нужна ей. И вот наконец Агата обрела счастливый конец для своей сказки.



Вот только сейчас, сидя в первом ряду, она совсем не чувствовала себя счастливой. Что-то в этой свадьбе ее настораживало. Червь сомнения закрался в ее душу. Прежде чем она смогла побороть его, скрипачи приглушили музыку, и все присутствующие поднялись, оглядываясь на Онору, которая неуклюже переваливалась по проходу. Агата внимательно следила за Софи, ожидая, что та все-таки сорвется, но подруга даже бровью не повела и, казалось, легко смирилась с нелепым видом своей будущей мачехи вместе с ее прической-луковицей, пухлым задом и платьем в пятнах, сильно смахивающих на глазурь от торта.

– Дорогие друзья и родственники жениха и невесты, – начал священник, – мы собрались здесь, чтобы сдать свидетелями союза двух влюбленных сердец…

Стефан взял Онору за руку, и Агата почувствовала себя еще чуточку несчастнее. Она ссутулилась и надула губы…

Каллиса, сидящая через проход, бросила на дочь сердитый взгляд. Агата выдавила фальшивую улыбку.

– Счастье рождается из искренности, из желания доказать свою любовь одному человеку, тому, который нам по-настоящему нужен, – продолжал священник.

Агата почувствовала, как Софи трепетно берет ее руку, будто у них обеих есть все, что нужно для счастья, прямо здесь и сейчас.

– Так взрастите любовь, которая заполнит вас полностью, такую любовь, которая будет длиться вечно…

Ладонь Агаты взмокла.

– …потому что вы выбрали эту любовь. Вы сами выбрали именно такой, счастливый конец своей сказки.

С ее ладони уже падали капли пота, но Софи не отпускала ее.

– И теперь вы будете жить вместе долго и счастливо…

Сердце Агаты молотом стучало о ребра. Ее лицо горело.

– И если ни у кого нет возражений, то этот союз скреплен навсегда…

Агата покачнулась, чувствуя прилив тошноты…

– Я объявляю вас…

И тут она увидела это.

– …мужем и…

Ее палец горел золотым сиянием.

Она вскрикнула от удивления, и Софи мгновенно к ней повернулась…

И тут что-то пролетело между ними, раскидав девочек в разные стороны. Агата еле увернулась от еще одной стрелы, которая только слегка оцарапала ее горло. Вокруг раздавался детский плач и грохот падающих стульев. Паникующая толпа пыталась укрыться от десятков золотых стрел, которые со свистом носились в воздухе, то и дело оставляя новые дыры в шатре. Агата огляделась в поисках Софи, но шатер сорвался с креплений и накрыл визжащую толпу, поглотив ее. Девочка могла видеть только неясные силуэты, неуклюже пытающиеся вырваться из-под полотна. Под свист разрывающих ткань стрел, еле дыша, Агата кралась на четвереньках по разбитому алтарю, ее руки цеплялись за растоптанные гирлянды и увязали в грязи. Кто это делал?! Кто способен расстроить свадьбу?!.

Агата застыла. Сейчас ее палец сверкал еще ярче, чем прежде.

Нет, не может быть!

Она услышала девичий крик и узнала голос. Дрожа, Агата пробиралась под перевернутыми стульями, отпихивая от себя жалкие остатки шатра, пока не вывалилась прямо в сад, ослепленная внезапным светом. Она ожидала увидеть перед собой бойню…

Но люди просто стояли там, в тишине, и, не двигаясь, наблюдали за ливнем стрел.

Стрелы неслись из леса.

Агата в ужасе попыталась закрыться, но поняла, что стрелы летят совсем не в нее. Деревенские жители тоже не были их мишенями. Из какого бы уголка леса стрелы ни появлялись, они, вильнув в последний момент, неслись к одной-единственной цели.

– А-а-а-ай!

Софи, пригибаясь, бегала вокруг своего дома и отбивала стрелы хрустальной туфелькой.

– Агата! Агата, помоги!

Очередная стрела чуть было не рассекла ей голову. Софи побежала вниз по холму с бешеной скоростью. Стрелы устремились за ней…


– Кто может желать моей смерти?! – вопила Софи, обращаясь к мученикам на витражах и статуям святых.

Агата сидела рядом с ней на скамье. Вот уже две недели Софи пряталась в церкви, единственном месте, где стрелы ее не преследовали. Снова и снова она пыталась сбежать, но стрелы атаковали ее с удвоенной яростью; они неслись из леса, разрывая все на своем пути, а за ними мчались пики, топоры, кинжалы и дротики. К третьему дню стало ясно, что пощады не будет. Кто бы ни хотел ее смерти, он будет преследовать ее столько, сколько потребуется.

Поначалу Софи не видела причин для паники. Горожане доставляли ей еду (принимая во внимание ее «смертельную аллергию» на пшеницу, сахар, молочные продукты и красное мясо), Агата снабжала ее травами и корешками, которые были ей необходимы для приготовления кремов, а Стефан пообещал, что не будет жениться до тех пор, пока его дочь не вернется домой целой и невредимой. Пока жители города безуспешно обыскивали лес в поисках злоумышленников, «Городской вестник» назвал Софи «храброй маленькой принцессой» за то, что она взвалила на себя тяжкую ношу еще одного проклятия. Старейшины тем временем приказали покрыть ее статую свежей краской. Вскоре детишки снова начали просить автографы, гимн города был переделан в «Благословенна будь, наша Софи», а мужчины по очереди сторожили церковь. Был даже разговор о постоянном соло-выступлении в театре, как только она окажется в безопасности.

– «La Reine Sophie»[2], грандиозное трехчасовое чествование моих заслуг, – с восторгом рассказывала Софи, вдыхая аромат заполонивших церковь букетов, посланных горожанами в знак признательности.

– Немного кабаре, чтобы взбудоражить кровь, щепотку цирковой интермедии с дикими львами и трапецией, а на закуску впечатляющее переложение монолога «Я просто обычная девушка». Ох, Агата, как долго я искала свое место в этом закоснелом, скучном городишке! Оказывается, мне всего лишь нужна была роль, которая мне по плечу!

Внезапно тень волнения пробежала по ее лицу:

– Ты же не думаешь, что они оставят попытки меня убить? Это же самое лучшее, что когда-либо со мной случалось!

Однако атаки усилились.

В первую ночь из леса вылетели зажигательные бомбы, которые спалили дотла дом Белль, оставив всю ее семью на улице. На следующую ночь из-за деревьев вытекло кипящее масло и поглотило уже не один дом, а целую улицу. На дымящихся руинах убийцы оставили выжженное сообщение:


Мир без принцев

На следующее утро, пока Старейшины успокаивали толпу бунтующих горожан, Стефан примчался в церковь.

– Только так я и Старейшины сможем тебя защитить, – сказал он дочери, орудуя молотком и замками.

Агата отказалась уходить, поэтому он запер и ее.

– Я думала, что наша история уже дописана! – плакала Софи, вслушиваясь в скандирование толпы за стеной:

– Отдайте ее! Отдайте ее!

Она плюхнулась на скамью.

– Почему ты им не нужна? Почему злодейка всегда я? И почему я всегда под замком?

Сидящая рядом с ней Агата глазела на мраморную статую святого над алтарем, который изо всех сил стремился к ангелу. Он вытянул сильную руку, выкатил грудь колесом и явно хотел следовать за ангелом, куда бы тот ни отправился…

– Агги?

Агата вырвалась из своих мыслей и повернулась:

– Ты умеешь наживать врагов.

– Я пыталась быть доброй! – настаивала Софи. – Я пыталась быть такой, как ты!

Агата снова испытала это неприятное чувство. То самое, которое она пыталась подавить.

– Агги, сделай что-нибудь, – Софи схватила ее руку, – ты же всегда все приводишь в порядок!

– Может, я не такая уж и добренькая, как ты думаешь, – пробормотала Агата и выдернула свою руку, притворившись, будто ей срочно понадобилось протереть башмак. В хрупкой тишине она ощущала на себе сверлящий взгляд Софи.

– Агги.

– Да.

– Почему твой палец светился?

Агата почувствовала, как все ее мышцы разом сжались.

– Что?

– Я видела это, – тихо произнесла Софи. – На свадьбе.

Агата взглянула на нее:

– Скорее всего, просто игра света. Магия здесь не работает.

– Правильно.

Агата затаила дыхание. Она понимала, что Софи размышляет.

– Но ведь учителя никогда не блокировали наши пальцы, так? – сказала ее подруга. – А магия следует за желаниями и чувствами. По крайней мере, так они нам говорили.

Агата изменилась в лице:

– И что?

– Ты выглядела несчастной на свадьбе, – заметила Софи. – Ты уверена, что тебя ничего не расстроило настолько, чтобы магия заработала?

Агата встретилась с подругой глазами. Софи смотрела на нее так, точно видела насквозь.

– Я знаю тебя, Агата.

Агата вцепилась в скамью, на которой сидела.

– Я знаю, почему тебе было грустно.

– Софи, я не специально! – выпалила Агата.

– Ты была расстроена из-за моего отца, – сказала Софи, – из-за всего того, через что он заставил меня пройти.

Агата изумленно смотрела не нее, а потом кивнула:

– Да. Угу. Ты меня поймала.

– Сперва я подумала, что это ты наложила заклятие, чтобы остановить свадьбу. Вот ведь глупость, да? – Софи фыркнула. – Ведь это означало бы, что это ты направила на меня стрелы.

Агата выдавила хриплый смешок, стараясь не смотреть на нее.

– Просто совпадение, – вздохнула Софи, – как ты и сказала.

Какое-то время они сидели молча, слушая крики горожан на площади.

– Не беспокойся за моего отца. Мы с ним будем в порядке, – произнесла Софи. – Ведьма не вернется, Агги. Пока мы друзья, этого не случится.

В ее голосе не было фальши. Агата удивленно подняла глаза.

– Ты делаешь меня счастливой, – улыбнулась Софи. – Просто мне понадобилось слишком много времени, чтобы понять это.

Агата попыталась удержать свой взгляд на Софи, но глаза ее притягивала статуя святого над алтарем, тянущая руку, точно принц, кинувшийся к своей принцессе.

– Ты увидишь. Мы, как всегда, придумаем план, – сказала Софи, между зевками обновляя слой розовой помады на губах. – Правда, может, сначала стоит немного вздремнуть для поддержания красоты…

Софи, как заправский кот, свернулась клубком на скамье, положив подушку на колени подруги. Агата заметила, что это была любимая подушка Софи. Та самая, с вышитыми обнимающимися принцем и принцессой. А внизу надпись: «И жили они долго и счастливо». Вот только Софи немного подправила принца, воспользовавшись набором для вышивания. Теперь у него были прямые темные волосы, суровые вытаращенные глаза… И черное платье.

Агата наблюдала, как пару раз вдохнув и выдохнув, ее лучшая подруга провалилась в спокойный сон. Казалось, впервые за долгие недели ее не мучали кошмары.

Под крики толпы, звучащие все громче («Отправьте ее обратно! Отправьте ее обратно!»), Агата смотрела на подушку Софи, чувствуя, как в животе шевельнулось знакомое мерзкое чувство.

То же чувство она испытала, когда смотрела на картинку со сказочным принцем на своей кухне. То же чувство у нее было, когда она видела мужчину и женщину, обменивающихся клятвой верности. То же чувство возникало у нее, когда она сжимала руку Софи. Оно становилось все сильнее и сильнее, пока ее палец в конце концов не засветился, выдавая ее секрет. Ужасный непростительный секрет, который легко смог разрушить сказку.

Пару дней назад, наблюдая за свадьбой, которой у нее никогда не будет, Агата загадала желание.

Она пожелала другого конца для своей сказки.

Она захотела прожить свое «долго и счастливо» с кем-то другим.

И тогда стрелы полетели в Софи.

Стрелы, которые не остановятся, как бы сильно она ни хотела вернуть желание обратно.

3

Хлебные крошки

В ту ночь огромный валун, вылетевший из леса, сначала сровнял с землей дом Рэдли, а затем врезался в башню с часами, которая, падая, издала последний тяжкий звон и обрушилась на кричащих жителей, разбегающихся с площади в разные стороны. Вскоре все улицы города были усеяны обломками. Родители, прижимая к себе детей, укрывались в колодцах и канавах, следя за тем, как булыжники метеоритами летают по ночному небу. К четырем утра обстрел закончился, а от города осталась в лучшем случае половина. Дрожащие от страха жители увидели, как вдалеке осветился театр и огоньки на красном занавесе сложились в угрожающую надпись:


Мир без принцев

А Софи беспечно спала и даже не догадывалась о происходящем. Агата сидела с ней рядом, также запертая в церкви, и прислушивалась к крикам и отзвукам ударов. Отдать им Софи – и ее лучшая подруга умрет. Не отдавать Софи – и весь ее город погибнет. Агата сгорала от стыда. Она смогла вновь открыть ворота между мирами. Но для кого? Кто хотел смерти Софи?!

И должен же быть способ все исправить. Если она смогла открыть ворота, она же их и закроет!

Для начала она попыталась заставить свой палец светиться, сосредоточившись на своей злости. Ее щеки раздулись от гнева на убийц, на себя, на свою глупость, но палец почему-то стал даже еще бледнее, чем был. Тем не менее она все равно попыталась наложить заклятие защиты на церковь, но чары, как она и ожидала, не подействовали. Она попробовала молиться святым на витражах, загадывала желание на восходящую звезду, потерла каждую лампу в церкви в надежде найти там джинна, и, когда все ее усилия не увенчались успехом, она выхватила розовую помаду из кулака Софи и написала на залитом лучами рассветного солнца окне:


Мир без принцев

К своему удивлению, она получила ответ:


Мир без принцев

Буквы вспыхнули прямо в воздухе на опушке леса.

Агата заметила, как между деревьями промелькнуло что-то красное, однако разглядеть ничего не успела.

Она написала:


Мир без принцев

Пламя из леса ответило:


Мир без принцев

Она потребовала:


Мир без принцев

Ответом ей было:


Мир без принцев

Агата наспех вывела:


Мир без принцев

Вместо ответа пушечное ядро разнесло статую Софи на куски.

Софи зашевелилась за ее спиной, бормоча что-то о связи плохого сна и угревой сыпи. Окончательно проснувшись, она поднялась со скамейки и, спотыкаясь в темноте, все-таки смогла зажечь свечу. Дрожащий бронзовый свет дотянулся до деревянных перекрытий церкви. Затем Софи сделала несколько упражнений из йоги, съела несколько миндальных орешков, натерла лицо сначала скрабом с грейпфрутовыми косточками, а затем чешуей форели. Закончила она свой моцион нанесением крема из какао.

Софи повернулась к Агате, все еще сонно улыбаясь:

– Доброе утро, дорогая! Какой у нас план?

Но Агата, ссутулившаяся у подоконника, не сводила глаз с разбитого окна. Софи встала рядом. Перед ней открылся город, который буквально сровняло с землей; люди, лишенные крова, выбирались из-под огромных валунов, а валяющаяся каменная голова ее позолоченной статуи сурово смотрела на подруг со ступенек церкви. Улыбка Софи медленно погасла:

– Так у нас нет никакого плана?

БАХ!

Дубовые двери задрожали от удара молотка, сбивающего висячий замок.

БАХ! БАХ!

– Убийцы! – завопила Софи.

Агата побледнела от ужаса:

– Но церковь – это святое место!

Доски захрустели; шурупы выпали, звякнув об пол.

Девочки попятились к алтарю.

– Прячься! – прошептала Агата, и Софи суматошно забегала вокруг кафедры, как обезглавленная курица.

Что-то металлическое лязгнуло в двери.

– Ключ! – завизжала Агата. – У них есть ключ!

Она услышала щелчок замка. Позади нее Софи беспомощно барахталась среди занавесок.

– Прячься сейчас же! – выдохнула Агата.

Дверь с грохотом распахнулась, и она резко обернулась к темному порогу. В слабом свете свечи можно было различить сгорбившуюся черную тень, которая крадучись проникла в церковь.

Сердце Агаты остановилось.

Нет!..

Кривая тень скользнула по проходу, мелькая в свете свечи. Агата опустилась на колени за алтарем. Ее сердце стучало так сильно, что она не могла дышать.

Он же мертв!

Разорван в клочья белым лебедем и пущен по ветру! Перья черного лебедя осыпались мрачным снегом над школой в далеком-далеком царстве! Но сейчас Директор школы, вполне себе живой, крался к ней, и Агата, притаившись у кафедры, сжалась в комочек…

– Позиция уже непригодна для обороны, – послышался голос.

Голос совсем не Директора школы.

Агата выглянула из-за своей руки, за которой пыталась спрятаться, и ее взору предстал Старейшина с самой длинной бородой.

– Софи нужно отвести в безопасное место, – сказал Старейшина помоложе, выглядывая из-за его плеча и приветственно снимая остроконечную шляпу.

– И она должна отправиться туда сегодня же, – добавил самый младший Старейшина, поглаживая свою короткую бородку.

– Куда? – выдохнул кто-то.

Старейшины подняли головы вверх и увидели Софи на мраморном фризе, придавленную статуей обнаженного святого.

– Так ты ТАМ пряталась?! – гаркнула Агата.

– Куда вы меня заберете? – спросила Софи главного из Старейшин, безуспешно пытаясь высвободится из-под статуи.

– Не беспокойся, все уже устроено, – ответил он, надевая шляпу и направляясь к двери. – Мы вернемся за тобой вечером.

– Но как же атаки? – крикнула ему в спину Агата. – Как вы их остановите?

– Все устроено, – повторил тот, что был посередине, следуя за старшим.

– В восемь вечера, – добавил младший, семеня след в след за средним. – И только Софи.

– Откуда вы знаете, что она окажется в безопасности? – запаниковала Агата.

– Все устроено, – повторил главный из Старейшин и запер за собой дверь.

Ошарашенные девочки стояли молча, пока Софи не завизжала:

– Вот видишь? Я же тебе говорила! – Она соскользнула с фриза и сжала Агату в объятиях. – Все будет хорошо! Ничто не сможет разрушить наше «долго и счастливо»!

От облегчения у Софи будто выросли крылья, и она порхала, собирая свои кремы и огурцы в милый розовый чемоданчик. Ведь неизвестно, сколько времени пройдет, пока подруга сможет навестить ее с новой порцией трав. Она оглянулась на Агату, чьи большие темные глаза не отрывались от окна.

– Не тревожься, Агги. Все же устроено!

Но Агата смотрела на снующих меж руин жителей, которые кидали на церковь полные ненависти взгляды, и вспоминала те времена, когда, по словам матери, Старейшины все «устраивали»… Она могла лишь надеяться, что сейчас результаты будут лучше.

Перед закатом Старейшины разрешили Стефану зайти в церковь. Софи не видела его с тех пор, как он их запер. За это время он изменился: борода отросла, одежда стала грязной, а кожа приобрела землистый оттенок. Стефан явно недоедал, у него не было двух зубов, а левый глаз украшал свежий синяк. Так как его дочь была под защитой Старейшин, жители города вволю вымещали свое раздражение на нем.

Софи изобразила сочувственный вид, но ее сердце ликовало. Не важно, какой доброй она пыталась быть – ведьма внутри ее все еще хотела, чтобы отец страдал. Она взглянула на Агату, которая грызла ногти в углу и делала вид, что не прислушивается к их разговору.

– Старейшины сказали, что это ненадолго, – сказала Софи.

– Как только те трусы в лесу поймут, что тебя перепрятали, они заявятся сюда, чтобы проверить. И я буду готов их встретить. – Он почесал свой весь в черных точках нос и заметил, как дочь передернулась от отвращения. – Я знаю, у меня тот еще вид.

– Тебе нужен медовый крем, – сказала Софи, роясь в своей сумке с косметикой, пока не нашла мешочек из змеиной кожи. Однако отец неотрывно смотрел на разрушенный город, и глаза его увлажнились.

– Отец?

– Горожане хотят выдать тебя. Но Старейшины сделают все для твоей защиты. Тем более под Рождество. Они гораздо лучше нас всех, – мягко произнес он. – Правда, никто в городе больше не хочет продавать мне еду. Как же мы выживем?..

Он вытер глаза.

Софи никогда не видела своего отца плачущим.

– Ну, я в этом не виновата, – вспылила она.

Стефан выдохнул:

– Софи, самое главное – чтобы ты вернулась домой.

Софи крутила в руках мешочек с медовым кремом:

– Так, и где ты теперь живешь?

– Вот еще одна причина моей непопулярности, – ответил отец, потирая разбитый глаз. – Тот, кто охотится за тобой, снес все дома – кроме нашего. Лавка с продуктами разрушена, но Оноре все еще как-то удается кормить нас каждый вечер.

Софи сильнее сжала свой мешочек:

– Нас?

– Мальчики переехали в твою комнату до тех пор, пока все не уладится. Мы с Онорой ждем подходящего момента, чтобы закончить свадьбу.

Софи изо всех сил швырнула в него мешочек. Голодный Стефан учуял мед в креме и плотоядно уставился на ее сумку:

– У тебя есть что-нибудь, что мальчишки смогут съесть?

Агата заметила, что Софи на грани обморока, и немедленно вступила в разговор:

– Стефан, ты знаешь, куда Старейшины ее спрячут?

Он помотал головой.

– Но они уверили меня, что ни убийцы, ни горожане не смогут ее найти, – сказал он, наблюдая, как Софи тащит свою сумку на другой конец церкви, как можно дальше от него. Стефан подождал, пока она удалится настолько, что не сможет его слышать.

– Понимаешь, нам нужно ее спрятать не только от этих убийц, – прошептал он.

– Но она не сможет долго продержаться одна, – беспокоилась Агата.

Стефан взглянул в окно на окружающий Гавальдон лес, ставший теперь мрачным и казавшийся бесконечным под заходящим солнцем.

– Что там с вами случилось, Агата? Кто хочет убить мою дочь?

Ответа у Агаты пока не было.

– А что, если план Старейшин не сработает? – спросила она.

– Мы должны доверять Совету Старейшин, – Стефан отвел глаза, – им лучше знать, что нужно делать.

Агата заметила страдание на его лице. «Стефан пострадал больше всех», – вот как сказала ее мать. Но что она имела в виду?

– Я позабочусь о ней, – виновато сказала Агата. – Софи будет в безопасности. Я обещаю!

Стефан наклонился и взял ее лицо в ладони:

– Мне нужно, чтобы ты сдержала это обещание.

Они обернулись к Софи. Девочка сидела на алтаре, крепко прижав сумку к груди.

– Я буду дома к выходным, – пробурчала Софи, – и хорошо бы на моей кровати лежали свежие простыни!


Когда пробило восемь часов, Софи все еще сидела на алтарном столе в окружении подтекающих свечей и слушала, как недовольно урчит ее желудок. Она позволила отцу забрать последние диетические (без масла!) крекеры для мальчиков, но только потому, что Агата практически принудила ее. Мальчишки ими точно подавятся. Эта мысль ее согревала.

Софи вздохнула.

Директор школы был прав. Я есть Зло.

Вот только со всеми своими талантами и колдовством он даже не догадывался, что от этого есть лекарство. Подруга, которая делает ее доброй. Пока у нее есть Агата, Софи ни за что не станет вновь мерзкой, страшной ведьмой.

Агата не хотела оставлять Софи одну, но Стефан настоял. Старейшины выразились четко: «Только Софи», и сейчас не стоило оспаривать их приказы. Сейчас, когда они как раз собирались спасти ей жизнь.

Оказавшись в одиночестве, Софи почувствовала беспокойство. Кажется, Агату что-то тревожило. Она будто бы относилась к Софи настроженно – как тогда, когда Софи грубила ей, витая в мечтах сказочной принцессы. Но сейчас она уже не могла представить себе будущее без Агаты. Не важно, как долго Софи придется прятаться и как тяжело ей будет – она выдержит все, потому что знает: ее ждет подруга. Подруга, которая стала ее настоящей семьей.

Но тогда почему Агата так странно ведет себя последнее время?

Софи заметила, что за прошедший месяц дистанция между ними увеличилась. Во время их прогулок Агата почти не смеялась, отстранялась, когда Софи пыталась ее обнять, и казалась глубоко погруженной в свои мысли. Впервые с тех пор, как они познакомились, у Софи появилось ощущение, что она вкладывается в эту дружбу больше подруги.

А потом эта свадьба. Она притворилась, что не заметила, как ладонь Агаты ходила ходуном, словно хотела выскользнуть из руки Софи. Будто она не могла удержать какой-то страшный секрет.

Может, я не такая уж и добренькая.

Пульс застучал у Софи в ушах. Палец Агаты не мог светиться в тот день.

Или мог?

Она вспомнила о своей матери, которая тоже была красива, умна и очаровательна… У нее тоже была подруга, которой она доверяла… Вот только подруга предала ее, и мать умерла сломленная, в одиночестве.

Софи встряхнула головой, чтобы отогнать ненужные мысли. Вообще-то, ради нее Агата отказалась от принца. Почти пожертвовала своей жизнью. Агата вырвала для них счастливый конец, несмотря ни на что.

В холодной темной церкви сердце Софи билось все быстрее.

Так почему же она разрушила нашу сказку?

Позади нее со скрипом открылись двери. Софи, облегченно вздохнув, повернулась и увидела фигуры в серых плащах, сжимающие в руках черные шляпы.

Только главный Старейшина держал что-то другое.

Нечто более острое.

Когда живешь на кладбище, важно помнить, что мертвым освещение ни к чему. Свет давали лишь два факела над воротами, и кладбище казалось черным-черно, и все, что находилось за его пределами, сливалось в огромное чернильное пятно. Всматриваясь в темноту сквозь разбитые ставни своего окна, Агата видела размытые пятна белых палаток, сооруженных на месте разрушенных домов у подножия холма. Где-то там Старейшины вели Софи в безопасное место. Все, что она могла сделать, – только ждать.

– Мне нужно было спрятаться около церкви, – вздохнула она и лизнула свежую царапину, оставленную Рипером, который все еще шипел на нее, словно Агата была ему незнакома.

– Ты не можешь ослушаться Старейшин, – сказала мать, напряженно сидя на кровати и поглядывая на каминные часы с костями вместо стрелок. – Они вели себя прилично, с тех пор как благодаря вам прекратились похищения. Пусть все так и остается.

– О, пожалуйста, – Агата усмехнулась. – Что мне могут сделать трое старикашек?

– То, что делают все мужчины, когда испуганы, – Каллиса не отрывала взгляда от часов. – Обвинить в ведьмовстве.

– М-м-м-м. И спалить нас на костре, как же, – фыркнула Агата, плюхаясь на кровать.

Напряжение повисло в воздухе. Она села и увидела озабоченное лицо матери, которая все еще смотрела в одну точку.

– Ну ты же не серьезно, мама.

На верхней губе Каллисы выступил пот.

– Когда стало ясно, что похищения не прекратятся, им понадобился козел отпущения.

– Они сжигали женщин? – не поверила Агата.

– Только незамужних. Вот чему их научили книги сказок.

– Но ты так и не вышла замуж, – парировала Агата, – почему же ты выжила?..

– Потому что был человек, который вступился за меня, – сказала мать, наблюдая, как кости на часах замерли на цифре «восемь». – И он заплатил свою цену.

– Мой отец? Ты сказала, что он был гнилой двоеженец, который погиб в аварии на мельнице.

Каллиса молчала, уставившись на часы.

По спине Агаты пробежал холодок. Она посмотрела на мать:

– Что ты имела в виду, когда сказала, что Стефан пострадал больше всех? Когда Старейшины устроили его свадьбу?

Глаза Каллисы точно приклеились к часам.

– Проблема Стефана в том, что он доверился не тому, кому следовало. Он всегда считал, что все люди добрые.

Длинная кость сдвинулась с восьмерки. Плечи матери облегченно расслабились.

– Но никто не хорош настолько, насколько хочет казаться, – мягко произнесла Каллиса, наконец поворачиваясь к дочери. – Я уверена, ты уже знаешь об этом.

Агата впервые за вечер смогла увидеть глаза матери. В них стояли слезы.

– Нет, – выдохнула Агата, догадываясь; к ее щекам прилила кровь.

– Они скажут, это был ее выбор, – проскрежетала Каллиса. – Она же так хотела быть героиней.

– Ты знала, – задохнулась Агата и нетвердым шагом направилась к двери, – ты знала, что они не просто уведут ее…

Мать перехватила Агату на пороге:

– Они знали, что ты захочешь ее вернуть! Они пообещали пощадить тебя, если я продержу тебя здесь до…

Агата отпихнула ее к стене – мать снова бросилась к ней, но было уже поздно.

– Они убьют тебя! – крикнула Каллиса в окно, но темнота уже накрыла ее дочь своим чернильным крылом.

В темноте, спотыкаясь и падая, Агата сбегала с холма. Поскользнувшись в конце спуска, она покатилась по холодной мокрой траве и врезалась в основание палатки. Пробормотав путаные извинения семье, которая приняла ее за очередное пушечное ядро, она стремглав бросилась к церкви. Агата лавировала между десятками бездомных, которые готовили жуков и ящериц себе на ужин, кутали детей в грязные тряпки и собирались с духом перед следующим нападением, которого, как они надеялись, может и не случиться. Завтра Старейшины примутся оплакивать храброе «самопожертвование» Софи, ее статуя займет свое законное место, а жители будут праздновать новое Рождество, освобожденные от очередного проклятия…

С криком Агата рванула дубовые двери на себя.

Церковь была пуста. Вдоль всего прохода тянулись длинные глубокие царапины.

Софи всю дорогу волочила ноги в хрустальных туфельках.

Агата упала на колени в грязь.

Стефан.

Она пообещала ему. Она пообещала, что его дочь будет в безопасности.

Агата согнулась, спрятав лицо в ладони. Это была ее вина. Это всегда будет ее вина. У нее было все, чего она желала. У нее была подруга, у нее была любовь – у нее была Софи. И все это богатство она обменяла на одно желание. Она была злой. Хуже чем злой. Она была той, кто заслуживает смерти.

– Пожалуйста… Я приведу ее домой, – она тяжело глотала воздух. – Пожалуйста… Я обещаю… Я все сделаю…

Но делать было нечего. Софи исчезла. Доставлена невидимым убийцам в качестве выкупа за мир.

– Простите меня… Я не хотела… – Агата плакала навзрыд, размазывая по щекам слезы. Как она может сказать отцу, что его дочь мертва?! Как она будет жить после того, как нарушила обещание? Ее всхлипывания потихоньку затихали, уступая место страху. Она долго не шевелилась.

В конце концов Агата вышла из оцепенения и, ошеломленная тошнотворной догадкой, направилась на восток к дому Стефана. Каждый шаг от церкви давался ей с трудом. Карабкаясь вверх по улице, она почувствовала на ноге что-то липкое и мокрое. Не думая, она стерла с колена грязь и понюхала палец.

Медовый крем.

Агата замерла. Ее сердце стучало так, точно хотело вырваться из груди. На земле были еще следы крема, которые вели к озеру. Адреналин вскипел в ее крови.


Грызя ногти на ногах в своей палатке, Рэдли услышал хруст за спиной и тут же повернулся, но успел увидеть только тень, которая, судя по всему, стащила его кинжал и факел заодно.

– Убийца! – завопил он…

Агата обернулась и увидела, как мужчины выбегают из палаток в поисках таинственного убийцы. А она шла по следам медового крема, словно по хлебным крошкам, и путь ее лежал к озеру. Агата неслась по следу, но крема на пути становилось все меньше и меньше, пока он не исчез вовсе. Остановившись, Агата поискала еще какие-нибудь знаки, а мужчины тем временем приближались, обходя озеро с восточной стороны. А еще три фигуры напротив озера шли на нее с запада. В свете факелов она различила силуэты трех бородачей в длинных плащах…

Старейшины.

Они убьют ее.

Агата растерялась, не зная, куда бежать. Пламя ее факела заметалось, и обе группы преследователей устремились на его огонь.

Софи, где же ты…

– Убейте его! – услышала она крик из толпы.

Агату скрутило от ужаса. Она узнала этот голос.

– Прикончить убийцу! – снова закричал мужчина, и толпа двинулась в ее сторону.

Агата, спотыкаясь, в панике бежала вперед, размахивая факелом среди ветвей. Вдруг около ее уха просвистел какой-то тяжелый предмет, а еще что-то пролетело, скользнув вдоль ребер…

Агата проследила за отблеском света на предмете и поднесла к нему свой факел.

На опушке, поблескивая змеиными чешуйками, лежал пустой мешочек из-под медового крема.

Что-то тяжелое и холодное ударило ей в спину. Агата упала на колени и увидела на земле зазубренный камень. Она обернулась: множество мужчин целились камнями в ее голову менее чем в пятидесяти шагах от нее. А с запада стремительно приближались Старейшины, которые вот-вот столкнутся с ней лицом к лицу…

Агата швырнула свой факел в озеро и погрузилась в кромешную тьму.

Сбитые с толку, преследователи размахивали огнями, ища убийцу. Они заметили тень, проскочившую мимо них в чащу леса. Как стая хищников, почувствовавших кровь, воинственная толпа кинулась следом. Один из загонщиков, тот, что громче всех кричал «Убейте!», отбился от стаи и схватил таинственного убийцу за шею… Тот медленно повернулся к нему…

Удивленный Стефан застыл на несколько секунд. Их хватило Агате, чтобы прошептать ему на ухо:

– Я обещаю!

Затем она выскользнула из его рук и провалилась во тьму. Словно последняя роза упала в могилу и была погребена под черной землей.

4

Красные капюшоны

Мир без принцев

Агата слышала, как голоса стали стихать, свет факелов постепенно рассеялся. Она съежилась в темноте за влажным трухлявым пнем, спрятав свои дрожащие руки в складках черного платья.

Последние отдаленные окрики стихли. Агата не двигалась: в спине, в том месте, куда попал камень, пульсировала боль. Все это время она думала о том, как спасти свою лучшую подругу и вернуться в Гавальдон. Но что их здесь ждет? Кровожадные Старейшины? Новые атаки неизвестных убийц? Целый город, который желает избавиться от Софи?

Она подумала о невинной женщине, которую когда-то сожгли при всем честном народе прямо на площади. Ее желудок скрутило.

Как же мы вернемся домой?

Их будущее в Гавальдоне казалось таким же темным, как и лес, окружавший город. Чтобы вернуться, ей нужно было не просто спасти Софи. Она должна уничтожить убийц, кем бы они ни были, и прекратить их нападения раз и навсегда.

Но она не знала ни как это сделать, ни хотя бы с чего начать поиски подруги. Сотни лет жители городка носились по лесу в поисках похищенных детей и, пройдя его насквозь, оказывались ровно на том месте, с которого начали. Как и другие похищенные дети, они с Софи видели, что лежит за границей леса – опасный мир сказок, которому нет конца. Они были теми счастливчиками, которым удалось вернуться, навсегда запечатав ворота между сказкой и реальностью… Так ей казалось. А на деле достаточно было одного желания – и ворота открылись вновь.

Где бы ни была Софи, она в огромной опасности.

Поднявшись с колен, Агата шагнула в лес, и под ее подошвами захрустели сухие листья. Она осторожно, на ощупь пробиралась вперед, натыкаясь на треснутую кору деревьев и покрытые паутиной ветки… Вдруг она ударилась головой о ствол дерева, и чья-то тень проскочила мимо, прыснув ей в лицо чем-то влажным. С шипением фантом растворился в темноте. На звук со всех сторон леса откликнулся рычащий и воющий хор, словно разбуженный враг призывал к оружию. Ошеломленная Агата стерла с лица что-то липкое и достала из кармана кинжал Рэдли. Что-то зашуршало около ее ног.

Сквозь сухую листву она разглядела два зрачка, зеленый и желтый, которые вспыхнули в подлеске сначала в одном месте, а потом сверкнули в совершенно другом. Агата съежилась у дерева, стараясь не моргать. Когда ее глаза привыкли к темноте, она смогла различить восемь гибких теней, поднимающихся с земли. Они окружали ее, как закручивающиеся кольца дыма.

Змеи!

Вот только они были толще обычных змей, черные как смоль, с плоскими головами и острыми как иглы шипами, торчащими по всей чешуе. Они поднимались все выше и выше вокруг Агаты, наклоняя к ней длинные распахнутые пасти и заглушая шипение друг друга…

Они атаковали все одновременно.

Плевки какой-то слизи пригвоздили Агату к дереву, и девочка выронила кинжал. Она попыталась вырваться, но кислая пленка попала ей в рот и в глаза, поэтому она могла разглядеть только кольцо размытых, покрытых шипами теней. Они обвили все ее тело, вонзив острые шипы в кожу. Пытаясь вырваться, Агата заметила еще одно существо, крупнее остальных, которое свесилось с ветки. Оно обвило петлей свой холодный, черный хвост вокруг ее шеи, и его шипы вонзились ей в горло. Девочка судорожно открыла рот, чтобы вдохнуть немного воздуха, а голова чудовища уже скользила по ее лицу. Прижав свой толстый нос к ее покрытым слизью щекам, оно уставилось на нее своими узкими кислотно-зелеными глазами и… сжало ее горло. Агата задохнулась и закрыла глаза.

Она не чувствовала боли, лишь душа ее быстро перебирала воспоминания, как цветные картинки…

Вот она сидит на берегу озера, положила голову на чье-то плечо. Они сидят обнявшись, рука в руке, солнце впитывается в их кожу, даже дышат они в унисон. Агата заново переживала это беззвучное счастье, это «долго и счастливо» в единственной секунде… Вдруг острая, колющая боль наполнила ее тело, и девочка поняла, что конец близко. Отчанно вцепившись в чужую теплую руку, Агата вгляделась в отражение на озерной глади, надеясь перед смертью увидеть лицо того, с кем ее сказка могла бы закончиться хорошо…

Это была не Софи.

И тут тьму пронзил свет. Змеи с визгом метнулись обратно под сухую листву.

Агата открыла глаза. Изумленная, она оглядывалась в поисках источника света. Через вуаль липкой слизи она наконец разглядела, что это был ее собственный палец, который разгорелся золотым огнем впервые с несостоявшейся свадьбы. Это одновременно и ободрило ее, и привело в уныние. Оба раза это случилось, когда она думала о нем.

«Магия следует за чувствами», – предупреждал Юба. Она явно перестала контролировать и первое, и второе.

И все-таки на этот раз ее палец не потух. Агата озадаченно подняла его и сконцентрировалась на том, что ей нужно оторваться от дерева. Сияние стало ярче, словно ожидало инструкций. Сердце Агаты застучало чаще. Она пересекла границу и попала в сказочный мир. Ее магия вернулась!

Корчащаяся от боли и прилипшая к дереву, Агата едва ли была в силах припомнить заклинания, которым ее учили в школе. Но, восстановив дыхание, девочка смогла произнести простое заклятие, растворяющее любую субстанцию, и сгустки слизи стекли вместе с кровью, оставив ее черное платье липким и влажным. И все-таки ей удалось выжить!

Агата подобрала кинжал Рэдли. Ее палец горел золотым пламенем, и она, держа его над собой как факел, пробиралась сквозь переплетения деревьев в поисках безопасного пути. Девочка вспомнила уроки Юбы. Как и все преподаватели в школе Добра и Зла, старый гном использовал Синий лес в качестве тренировочной площадки. Предполагалось, что этот густой спокойный лес имитирует условия Бескрайних лесов и подготовит студентов к тому, с чем они могут там столкнуться. Агата проскользнула между прогнившими корнями дерева, стараясь не обращать внимания на саднившие порезы по всему телу. Теперь Синий лес казался просто шуткой школьного учителя.

Агата протиснулась между затянутыми паутиной кустами и поспешила к небольшому лазу в чаще, надеясь, что это верная дорога. Она боялась позвать Софи и тем самым дать знать убийцам, что она где-то рядом.

С каждым шагом Агата все сильнее чувствовала обреченность. Она уже дважды оказывалась в Бескрайних лесах, но на этот раз все было по-другому. Сейчас ей не помогут ни школа, ни Тедрос.

Ее палец ярко мигнул.

Тедрос из Камелота.

Наконец-то она произнесла это имя хотя бы про себя. Сейчас, бредя в одиночестве сквозь лесную чащу. Последний раз она видела принца во время своего поцелуя с Софи. Поцелуя, который должен был принадлежать ему. Когда Агата начала растворятся в воздухе, Тедрос потянулся к ней, изо всех сил крича «Стой!».

У нее был выбор – она могла взять его за руку. Могла стать его принцессой. Она знала это и медлила, пока ее тело исчезало между мирами.

Но все-таки она выбрала Софи и исчезла вместе с ней.

Она была так уверена, что сделала правильный выбор! Что это единственный счастливый конец ее сказки. Но чем больше она пыталась забыть Тедроса, тем чаще принц появлялся в ее мыслях. Днем и ночью… Его грустные глаза… Его большие сильные руки, пытающиеся ее удержать, вернуть…

Пока однажды она не вернулась сама.

«Просто найди Софи», – сказала она себе, стиснув зубы и вспомнив обещание, данное Стефану. Нужно вернуть Софи домой живой и невредимой. Очаровательную, безумную, нелепую Софи. Она больше не будет сомневаться в том, что их сказка закончилась хорошо.

Пробираясь через кучи поваленных веток к просвету между деревьями, она подняла горящий палец и увидела, что впереди виднеется широкий поток какой-то тины и ржавчины, тянущийся с востока на запад насколько хватало ее взгляда. Девочка подняла камень и бросила его в странную жижу. Судя по звуку, до дна было далеко.

В ту же минуту Агата заметила два силуэта чуть ниже по берегу, пробующих наступить на красную субстанцию темными копытами – это были рогатый олень и его олениха. После непродолжительного прощупывания почвы они бок о бок скользнули в тину и поплыли к противоположному берегу. Встряхнувшись, Агата подобрала юбку и решила последовать за ними…

Вдруг кто-то схватил олениху, и Агата, споткнувшись, отскочила назад. Три длинные белые, усыпанные шипами крокодильи морды высунулись из тины. Тонкие и острые пасти с огромными круглыми ноздрями и черными хищными зубами вонзились в бедную олениху. Они потянули ее под воду, не обращая внимания на более крупного самца, который, визжа, рванулся к другому берегу, молотя копытами по тине.

Агата не решилась пересечь канал.

С застывшими на глазах слезами она, шатаясь, побрела обратно тем же путем, которым пришла. Где ее подруга? Что с ней сделали? Пытаясь сдержать рыдания, Агата вышла на опушку, не видя перед собой ничего. Кроме, пожалуй, слабых теней веток, похожих на кости… И рваных лоскутов темных облаков… И яркого сияния розового…

Она направила палец на розовую искорку, горящую в лесной чаще, точно маяк, предупреждающий об опасности. Любой другой мог по ошибке принять этот странный огонек за глаз животного. Но Агата знала, что это на самом деле.

Только одно существо на земле могло испускать такой яркий розовый свет.

Не обращая внимания на боль от свежих ссадин, Агата продиралась сквозь колючие заросли, преследуя розовое свечение, которое ослабевало, если девочка останавливалась. Когда ей удалось достаточно приблизиться, она заметила пятна крови на листьях, словно следы раненого зверя. Она расшвыривала сваленные ветки, пробиралась сквозь заросли крапивы и выпутывалась из длинных гибких стеблей каких-то неизвестных растений, пока наконец не уловила легкий аромат лавандовых духов. Агата перепрыгнула через поваленное дерево, чувствуя, что сердце вот-вот вырвется наружу, и оказалась на небольшой поляне…

– Софи!

Подруга не ответила. Отвернувшись, она стояла на коленях за деревом, а ее руки были подняты и связаны над головой. Указательный палец ее правой руки еще несколько раз мигнул узнаваемым розовым светом и погас.

– Софи, – снова позвала Агата. Ее золотой палец похолодел.

Софи не двигалась.

Борясь с растущим внутри страхом, Агата добралась до дерева. Услышав неглубокое дыхание подруги, она медленно коснулась плеча Софи, выглядывающего из-под разорванного платья.

На плече была кровь.

Агата повернула подругу к себе. Руки Софи были привязаны к ветке лошадиной упряжью. На обеих ладонях были неглубокие следы от ножа, которым Старейшины пустили ей кровь и написали ею послание на груди Софи:


Мир без принцев

Лихорадочно орудуя кинжалом, Агата перерезала вожжи. Девочка тщетно пыталась вспомнить хоть какое-нибудь заклинание, способное смыть с подруги кровь и залечить раны. Она коснулась щеки Софи дрожащими пальцами.

– Мне так жаль… – всхипнула она, перерезая последние узы. – Но я верну нас домой… Я обещаю…

Как только Софи освободилась, она закрыла Агате рот своими холодными как лед руками. Агата проследила за ее дикими воспаленными глазами…

Впереди на деревьях висело что-то молочно-белое, покачиваясь в темноте. Агата направила туда свой светящийся палец. К стволам деревьев были прибиты куски пергамента, которые хрустели на ветру, словно сухие листья. Каждый сообщал об одном и том же:


Мир без принцев

С плакатов смотрело лицо Софи.

– Это невозможно! – воскликнула Агата. – Он же мертв!

Она замерла.

Между деревьями мелькали красные всполохи. Они становились все ближе и ближе.

Агата схватила Софи за руку и потащила ее за ствол дерева. Прикрыв рот Софи своей ладонью, чтобы заглушить ее стоны, Агата осторожно выглянула.

Сквозь переплетение веток она разглядела людей в красных капюшонах. У них были стрелы, подожженные с одного конца, свет которых освещал их кожаную форму без рукавов и выглядывающие из-под нее мускулистые руки. Она попыталась сосчитать, сколько же их там было – 10, 15, 20, 25… пока не встретилась взглядом с фиолетовыми глазами одного из них. Оскалившись, он поднял свой лук…

– Пригнись! – взвизгнула Агата.

Первая стрела просвистела над головой Софи, когда обе девочки как раз успели упасть ничком в грязь. Пока они испуганно барахтались в зарослях колючего кустарника, дюжина горящих стрел пронеслась мимо и подожгла деревья рядом. Рука в руке, девочки бросились глубже в лес в поисках укрытия, а красные капюшоны гнались за ними что есть мочи. Подруги добежали до просвета среди деревьев и обнаружили лесную тропу, спокойную и безмятежную в лунном свете. Обезумев от радости, в надежде на спасение, девочки метнулись в сторону тропы, но вскоре остановились.

Тропа раздваивалась. Обе дорожки были темные, узкие и разбегались в противоположных направлениях. Ни одна из них не казалась надежнее другой. Однако девочки кое-что знали о сказках.

Только один путь был верным.

– Куда идти? – сипло спросила Софи.

Агата видела, как слаба и истерзана ее подруга. Она обязана доставить ее в безопасное место. Снова заслышав свист летящих стрел, Агата судорожно переводила взгляд с одной дорожки на другую. Деревья вспыхивали все ближе…

– Агата, какая из них? – повторила Софи.

Глаза Агаты метались в поисках знака…

– Смотри! – удивленно воскликнула Софи.

Агата развернулась к правой дорожке. Светящаяся синяя бабочка выпорхнула из темноты высоко над тропой, забила крылышками и унеслась вперед, словно призывая их следовать за собой.

– Давай же! – Софи, в голосе которой вдруг появилась уверенность, метнулась направо.

– Мы пойдем за бабочкой?! – возмутилась Агата, догоняя Софи и оставляя позади деревья с объявлениями «Разыскивается ведьма».

– Не беспокойся. Она выведет нас отсюда!

– Откуда ты знаешь?

– Быстрее! Иначе мы ее потеряем!

– Ты не понимаешь, через что мне пришлось пройти… – тяжело дыша, сказала Агата.

– Давай не будем сейчас играть в игру, кому было тяжелее, хорошо?

Бабочка полетела быстрее, словно до пункта назначения оставалось совсем чуть-чуть. Вдруг она резко свернула, ее крылышки блеснули и пропали за поворотом тропинки.

Софи схватила Агату за руку и потащила за поворот…

…чтобы уткнуться в тупик из поваленных деревьев.

Бабочка исчезла.

– Нет! – завизжала Софи. – Я же думала… Я думала…

– …что это была особенная бабочка?

Софи покачала головой и закатила глаза, показывая подруге, что та ничегошеньки не смыслит в волшебных знаках, и вдруг через плечо Агаты увидела освещенную факелом фигуру. Совсем близко. Затем еще две…

Капюшоны их догнали.

– У нас было наше «долго и счастливо»… – Софи прижалась спиной к стволу дерева, – это все моя вина…

– Нет… – пробормотала Агата, опуская глаза, – это я виновата.

Сердце Софи сжалось. Ее кольнуло то же чувство, которое появилось у нее в церкви, когда она осталась одна и размышляла о том, как изменилась подруга. Чувство, которое подсказывало, что события последнего месяца не были случайностью.

– Агата… Почему это происходит?

Агата смотрела, как тени вырастают из-за поворота. В ее глазах стояли слезы.

– Софи… Я… Я… Я… совершила… ошибку.

– Агги, не валяй дурака!

Агата не могла смотреть на нее.

– Я опять открыла ее… Я начала нашу сказку…

– Я не понимаю…

– Ж-ж-желание! – Агата заикалась и краснела. – Я загадала желание…

Софи тряхнула головой:

– Желание?

– Я не хотела… Все случилось слишком быстро…

– Что ты загадала?

Агата тяжело вздохнула и посмотрела в испуганные глаза подруги:

– Софи, я пожелала остаться…

– Ваши билеты, – сурово потребовал голос.

Обе девочки оглянулись на тощую гусеницу, которая указывала на дупло. Насекомое было в бархатном фиолетовом смокинге, на голове красовался цилиндр, а усы были лихо подкручены.

– Спасибо, что воспользовались услугами цветочного метро. Здесь запрещено плеваться, чихать, петь, сморкаться, раскачиваться, ругаться, драться, спать, сорить и писать. Нарушение правил повлечет изъятие одежды. Билеты?

Софи и Агата изумленно взглянули друг на друга. Ни одна из них не представляла, как попасть в цветочное метро.

– Послушайте, мистер, – начала Агата, оглядываясь на тени, приближающиеся к повороту, – нам очень нужно попасть туда, но у нас нет…

– Предоставь это мне, – шепнула Софи и стремительно повернулась к гусенице: – Такое удовольствие видеть вас вновь, кондуктор! Помните меня? Мы встречались, когда вы любезно сопровождали наш класс в сад Добра и Зла. Боже, какие чудесные у вас усы! Я просто обожаю правильно закрученные усы…

– Нет билетов – нет поездки, – проворчала гусеница, отодвигаясь.

– Но они же убьют нас! – крикнула Агата, завидев красные капюшоны, которые уже вынырнули из-за поворота.

– Особые обстоятельства должны быть задокументированы по форме № 77 и в письменном виде представлены в канцелярию цветочного метро, открытую каждый второй понедельник с 15.00 до 15.30…

Агата схватила гусеницу и стащила с дерева:

– Пусти нас или я тебя съем!

Кондуктор, крепко сжатый Агатой, побледнел, но не сдался.

– Никогдашники! – вскричал он.

Из дупла вытянулись несколько длинных лоз и, обвив девочек, втащили их внутрь как раз в тот миг, когда стрелы красных капюшонов вонзились в дерево и оно вспыхнуло.

Девочки полетели в яму, а вокруг бешено кружились нежные лепестки всевозможных цветов. Лозы бросили их над захлопнувшейся пастью венериной мухоловки, в обжигающе горячий туман. Зажмурившись, девочки почувствовали, как лозы обвивают их и к чему-то подвешивают, точно марионеток. Когда они осторожно открыли глаза, то обнаружили себя болтающимися над светящимся стволом дерева, на котором было выведено:


Мир без принцев

– Бабочка каким-то образом пропустила нас в метро! – закричала Софи, плотно обвитая зеленым ремнем безопасности. Девочки неслись вперед. – Видишь, она действительно хотела помочь нам!

Когда они проскочили туман, Агата впервые смогла рассмотреть цветочное метро – и от восхищения потеряла дар речи. Прямо перед ней раскинулась впечатляющая подземная транспортная система размером с добрую половину Гавальдона, причем сделанная из растений. Внутри бездонной пещеры извивались огромные стволы деревьев, обозначенные разными цветами, – они пересекались, будто настоящие железнодорожные линии. Каждый ствол перевозил висящих на нем пассажиров, крепко зафиксированных лозой, по всем Бескрайним лесам. Кондуктор тем временем взгромоздился в прозрачную кабинку на зеленом стволе линии Пионов и сварливо объявлял пролетающие остановки в ивовый микрофон:

– Девичья долина! Башни Авалона! Раньон Лейн! Джиннимиль!

Как только пассажир слышал название своей остановки, он тянул за опутывающие его лозы. Они отвязывали пассажира от ствола и бережно переносили его за руку вверх, к одной из многочисленных ветряных мельниц, которые лопастями взбивали воздух и поднимали желающих на поверхность.

Агата заметила, что по их зеленой линии ехали только женщины, щебечущие друг с другом; одни были хорошо одеты, веселы и миловидны, а другие смахивали на ведьм и были крайне неприятны на вид (если, конечно, вы всегдашник). А вот по красной линии (она называлась «линия Розалинда»), бегущей перпендикулярно зеленой, ехала только пара мрачных, неопрятно выглядящих мужчин. Под этими двумя линиями проходила желтая, линия Георгин, на которой также беззаботно болтали весьма привлекательные женщины, едущие рука об руку с нечесаными дурнушками. Эта линия пересекала розовую, линию Сирени, на которой ехали только три потрепанных грязных гнома мужского пола. Агата не могла вспомнить, говорил ли кондуктор о том, что мужчины в метро должны ездить отдельно от женщин, но, если честно, она не могла вспомнить и половины его глупых правил.

Ее отвлекли от размышлений два ярких длиннохвостых попугая цветов тропического леса. Они порхали, предлагая пассажирам стаканы огуречно-сельдереевого сока и фисташковые маффины. Сверху, на светящемся стволе, оркестр официально одетых ящериц под аккомпанемент хора зеленых лягушек играл на скрипках и флейтах барочный вальс. Впервые за несколько недель Агата смогла улыбнуться. Она в один присест проглотила сладкий ореховый маффин и тут же запила его терпким зеленым соком.

Софи, пристегнутая рядом, фыркнула и ткнула пальцем свой маффин.

– Ты собираешься это есть? – спросила Агата.

Софи протянула маффин подруге, бормоча что-то о сливочном масле и проделках дьявола.

– Добраться до дома легче легкого, – сказала она, наблюдая, как Агата поглощает маффин. – Нужно только пересесть в поезд на линию, идущую в обратном направлении…

Агата перестала жевать. Софи опустила глаза туда, куда уставилась ее подруга, – на свои израненные ладони… На свежие следы пут Старейшин, оставшиеся вокруг ее запястий… На алые буквы у нее на груди…

– Мы не можем вернуться домой, да? – вздохнула Софи.

– Даже если мы докажем, что Старейшины солгали, то Директор школы все равно будет преследовать тебя, – печально подтвердила Агата.

– Он не может быть жив! Мы видели, как он умер, Агги, – Софи взглянула на свою подругу. – Разве не так?

У Агаты не было ответа.

– Как же мы смогли его упустить? – растерянно спросила Софи. – Как же мы смогли упустить свое «долго и счастливо»?

Агата поняла, что пришло время закончить разговор, который она начала на поляне. Но глядя в большие глаза Софи, она не смела разбить ей сердце. Нужно как-то все исправить, не дав Софи и намека на то, чего пожелала Агата. Ее желание было ошибкой. Ошибкой, которую она никогда не должна повторить.

– Должен быть способ вернуть нашей сказке счастливый конец, – уверенно сказала Агата. – Нам нужно просто запечатать ворота…

Но Софи, задрав голову, уставилась на что-то позади нее. Агата обернулась.

Цветочное метро за их спинами опустело. Все пассажиры исчезли.

– Агги, – сипло выдавила Софи, вглядываясь в далекий туман.

Теперь Агата их тоже увидела. Красные капюшоны раскачивались над путями на длинных лозах, прыжками приближаясь к их поезду.

Девочки начали рвать свои ремни, но лозы только сжали их крепче. Агата попыталась заставить свой палец светиться, но он не зажигался…

– Агги, они приближаются! – крикнула Софи, заметив, как один из капюшонов прыгнул на соседнюю красную линию двумя путями выше.

– Потяни свою лозу! – крикнула Агата, вспомнив, как другие пассажиры заканчивали поездку. Но как бы сильно она или Софи ни тянули лозы, зеленый ствол уносил их все дальше и дальше.

Агата нащупала кинжал Рэдли и начала перерезать свои путы, не сводя глаз с приближающихся красных капюшонов.

– Оставайся на месте! – крикнула она Софи, прикидывая расстояние до лоз, связывающих ее подругу. Повиснув на своих ремнях, Агата вздрогнула, услышав, как щелкнула пастью гигантская мухоловка, выглянувшая снизу из бездонной ямы с цветами. С боевым кличем девочка раскачалась, оттолкнулась и прыгнула к подруге, пытаясь оседлать дикий ветер в тоннеле…

Агата промахнулась мимо ремней и налетела прямо на Софи, обхватив ее руками и ногами.

Зеленый ствол дерева поменял свой цвет на ярко-оранжевый и начал мигать.

– НАРУШЕНИЕ, – прогудел возмущенный голос в микрофон. – РАСКАЧИВАТЬСЯ ЗАПРЕЩЕНО. НАРУШЕНИЕ. РАСКАЧИВАТЬСЯ ЗАПРЕЩЕНО. НАРУШЕНИЕ…

В вагон тотчас влетела стая зеленых попугаев и начала клевать платье Агаты, пытаясь стащить его. Она уронила кинжал:

– Что за…

– Отстаньте от нее! – пронзительно завизжала Софи и замахала руками, отгоняя птиц.

– НАРУШЕНИЕ, – ревел грубый голос. – ДРАТЬСЯ ЗАПРЕЩЕНО. НАРУШЕНИЕ. ДРАТЬСЯ ЗАПРЕЩЕНО…

По зеленым лозам вниз скользнули ящерицы и лягушки и стали рвать платье Софи. Ошалевшая девочка молотила руками, отправляя ящериц и цветы в свободный полет. Агата надышалась пыльцы и чихнула.

– НАРУШЕНИЕ. ЧИХАТЬ ЗАПРЕЩЕНО. НАРУШЕНИЕ…

Птицы, ящерицы и лягушки сбежались со всех линий, чтобы в наказание раздеть девочек…

– Сматываемся! – крикнула Агата.

– Я знаю! У меня еле-еле нитки держатся, – визжала Софи, отшвыривая от себя лягушку.

– Да нет же! Нужно сматываться прямо сейчас!

Агата кивнула на красные капюшоны, раскачивавшиеся в сторону их линии…

– За мной! – крикнула она Софи и, стряхнув с себя груду разноцветных ящериц, качнулась к следующему креплению. Она оглянулась на подругу, которая сцепилась с канарейкой, атакующей ее воротник.

– Кыш! Это ручная работа! – вопила Софи.

– Немедленно! – взревела Агата…

Софи выдохнула и, оттолкнувшись, перелетела на соседнюю лозу, но промахнулась и, крича, полетела прямо на скрежещущую пасть венериной мухоловки. Агата побледнела от ужаса…

Софи плюхнулась лицом вниз на синюю линию Гибискуса, которая неслась на огромной скорости чуть ниже. Ее руки и ноги обвились вокруг светящегося ствола, и она задрала голову, чтобы взглянуть на Агату, которая выдохнула с облегчением.

– Агги, берегись! – крикнула Софи.

Агата развернулась на своей лозе к одному из капюшонов. Он схватил ее за горло.

Слыша прямо над собой булькающие звуки, вырывающиеся из горла задыхающейся подруги, Софи попыталась встать на свой ствол, но вдруг заметила над головой приближающийся шипастый тоннель. И вовремя – он чуть было не снес ей голову. Софи распласталась на стволе и со свистом промчалась сквозь тоннель. Неожиданно она почувствовала легкое колебание воздуха и медленно повернула голову. Над путями порхала сияющая синяя бабочка.

– Помоги нам! – взмолилась Софи.

Бабочка сильнее замахала крыльями и понеслась вперед. Софи поспешно сползла со ствола и последовала за ней, перескакивая с лианы на лиану. Обезумев от ужаса, Софи пыталась поспеть за бабочкой, как вдруг два красных капюшона спрыгнули прямо перед ней, держа луки и стрелы на изготовку. Как они и рассчитывали, она в страхе обернулась и увидела, что один из банды уже почти свернул Агате шею…

Бабочка спикировала на Софи и с неожиданной силой дернула лозу, на которой та висела. Лоза тотчас обвила запястье девочки, подняла ее над синей линией и на пути вверх сумела заарканить руку Агаты. Капюшоны изумленно оглядывались, метая в девочек ножи и стреляя из луков, но лоза, извиваясь, отбивала любое оружие, пока не доставила девочек высоко к ветряным мельницам. Порыв воздуха всосал их внутрь портала и, кружа в буре лепестков, поднимал все выше, выше и выше…

…пока не выбросил их прямо на цветущее поле.

Стоя на коленях среди высоких красных и желтых лилий, Агата и Софи с облегчением выдохнули. Их лица были расцарапаны, в волосах застряли лепестки, а остатки платьев держались на них только чудом. Обе посмотрели вниз на прикрытую землей дыру, из которой они только что выпрыгнули. Дыра дымилась – кажется, стрелы подожгли лопасти мельницы.

– Где мы? – спросила Софи, ища глазами бабочку.

Агата помотала головой:

– Я не…

Вдруг она заметила, что красная и желтая лилии перешептываются, странно на нее поглядывая.

Однажды она уже видела, как цветы ее обсуждают. На таком же поле. Как раз перед тем, как прилетели феи…

Агата пошатнулась.

Над берегом Озера-на-Полпути парила школа Добра, искрящаяся в лучах красно-оранжевого рассвета. Четыре хрустальные башни, бывшие когда-то двумя розовыми и двумя синими, теперь почему-то все были синими. Над остроконечными шпилями держали флаги стайки лазоревых бабочек.

– Мы вернулись! – задохнулась Софи.

Агата стала белее снега.

Вернулись в место, которое она пыталась забыть, место, где все может пойти не так!

Перед ними сияли закрытые двери замка Добра. Золотые шипастые ворота преграждали путь с Большой Лужайки, зеркальными буквами над ними было выведено:


Мир без принцев

Агата закрыла и снова открыла затуманенные глаза, уверенная, что ошиблась.

Но там все-таки было написано «для девочек».

– Что? – Софи стояла рядом с ней. – Это странно!

– Ну, слова «добро» и «девочка» начинаются с одной и той же буквы, – сказала Агата, – может, одна из нимф перепутала?

Однако затем она заметила, куда смотрит Софи. Ближе к середине вода в Озере-на-Полпути мутнела, постепенно превращаясь в грязную жижу. Вот только теперь жижа не была черной. Она стала ржаво-красной, как тот канал, который Агата обнаружила в лесу. Берег Зла охраняли точно такие же белые крокодилы, как те, что сожрали олениху. Их было минимум два десятка. Они шныряли в грязи, сверкая острыми черными зубами.

Агата медленно перевела взгляд на школу Зла, возвышающуюся на противоположном берегу озера. Три кроваво-красные башни с острыми зубцами выстроились вокруг гладкой серебряной, которая была в два раза выше остальных. На шпилях всех четырех башен реяли черные флаги с алыми змеями на эмблеме.

– Было же три башни Зла, – сказала Софи, прищурившись, – а не четыре…

На том берегу послышались голоса, и девочки поспешили спрятаться в лилиях.

Из леса через ворота замка Зла вбежала толпа разъяренных мальчишек.

На головах у них были красные кожаные капюшоны.

– Это же люди Директора школы! – воскликнула Софи, как только они исчезли в тумане.

Агата побелела:

– Но это значит…

Она повернулась к озеру.

– Она… пропала, – прошептала Агата, имея в виду доходящую до небес серебряную башню Директора школы, когда-то стоящую в самом центре Озера-на-Полпути. – Она просто… исчезла.

– Вовсе нет, – возразила Софи, все еще рассматривая школу Зла.

Теперь и Агата увидела, почему в замке Зла стало четыре башни вместо трех. Туда переместилась башня Директора школы.

– Он жив! – воскликнула Агата, не сводя глаз с серебряного шпиля. – Но как…

Софи показала пальцем:

– Смотри!

Из единственного окна башни, словно нарочно прикрытого вуалью тумана, на них смотрела неясная тень. Подруги могли разглядеть лишь серебряную маску, скрывающую лицо.

– Это он! – прошипела Софи. – Он правит Злом!

– Агата! Софи!

Девочки обернулись и увидели профессора Доуви, спешащую к ним из замка Добра. Она была в своем привычном зеленом платье с высоким воротом.

– Быстрее! Идите сюда!

Когда девочки вбежали вслед за ней через золотые ворота Добра, Агата бросила взгляд на башню Директора школы и тень, маячившую в окне. Она должна будет это сделать – убить его снова, и ее ошибка окажется погребена вместе с ним. Они с Софи вернутся домой, она сдержит обещание, данное Стефану, а подруга так никогда и не узнает, каким было желание Агаты. Глядя вверх на тень, командующую Злом, Агата ждала, что ее сердце наполнится ненавистью, готовя ее к грядущей битве… но ее сердце было занято чем-то другим.

Оно трепетало, как обычно трепещет сердце сказочной принцессы…

…когда принцесса встречает своего принца.

5

Другая школа

Мир без принцев

Пока они с Софи неслись за профессором Доуви по зеркальному коридору, Агата пыталась взять себя в руки. Профессор Доуви была замечательной сказочной феей-крестной, которая всегда приглядывала за ней. Она просто обязана ответить на их вопросы.

– Что это за красные капюшоны? – спросила Агата.

– Как Директору школы удалось выжить? – спросила Софи.

– Почему никогдашники на его стороне? – спросила Агата.

– Тише! – воскликнула профессор Доуви, стирая их следы взмахом волшебной палочки. – У нас нет на это времени!

– Вы совсем не удивились, увидев нас, – прошептала Агата, но фея-крестная не ответила, вталкивая их в пустой зал Добра и закрывая за ними все двери с помощью заклятия.

Несколько месяцев назад Софи разнесла этот зал по кирпичику, когда ее ведьмовская месть обрушилась на Агату и Тедроса. Витражные окна, винтовые лестницы и мраморные полы она превратила в обугленные черепки.

Однако подруги переводили дыхание – и рассматривали полностью отреставрированный зал. Там, где раньше были две розовые и две синие винтовые лестницы, сейчас поднимались вверх только синие, такого же благородного цвета, что и сама башня. Освещенные высокими витражными окнами, лестницы, ведущие в общие спальни, были украшены величественными надписями: «Честь», «Смелость», «Безупречность» и «Милосердие».

Агате всегда был омерзителен жеманный розовый цвет (цвет принцесс), которым раньше были выкрашены башни Безупречности и Милосердия, но теперь, когда они стали синего цвета (цвет принцев), они вызывали у нее смутное беспокойство.

Софи ткнула Агату локтем, и та повернулась, застав подругу глазеющей на обелиск Легенд в центре зала. Он представлял собой величественную хрустальную колонну, увешанную рамками. В каждой рамке был портрет ученика, а рядом красовалась картинка из книжки сказок, иллюстрирующая, кем этот ученик стал после окончания школы. Девочки смотрели на висящих на самом верху всегдашников в золотых рамках, ставших принцессами и королевами, на учениц в серебряных рамках, ставших помощницами или фрейлинами и занявших почетное место в центре обелиска, на тех, кто смог стать лишь служками настоящих героев и поэтому висел в самом низу. Вдруг Софи и Агата заметили кое-что необычное…

– А где мальчики? – спросила Софи, обнаружив, что все их портреты сняты с обелиска.

Агата повернула голову в сторону лестницы Чести: на фризе с рыцарями и королями теперь красовалась принцесса в кольчуге, размахивающая мечом. Софи обернулась на лестницу Смелости, когда-то декорированную изображениями крепких охотников и их верных гончих. Сейчас на их месте была охотница, причем, казалось, даже ее собаки были женского пола. Подруги вертели головами, оглядывая надписи на стенах, которые раньше гласили «ВСЕГДА», а теперь… Теперь там было написано «ДЕВОЧКА».

– Так это действительно школа для девочек? – спросила ошарашенная Агата. – А что случилось со школой Добра?

– Мы не можем сражаться с Директором без мальчиков! – воскликнула Софи.

– Ш-ш-ш-ш! – профессор Доуви прижала палец к губам и помчалась вверх по лестнице Смелости. – Никто не должен знать, что вы здесь!

Девочки поспешили за аккуратным пучком серебряных волос, украшающим голову Доуви, попутно разглядывая фрески в синих коридорах башни Смелости. Если раньше там главенствовал мужской взгляд на сказки и принцы истребляли демонов, заодно спасая беспомощных принцесс, то сейчас сюжеты изменились: Белоснежка разбивала хрустальный гроб собственным кулаком, Красная Шапочка перерезала горло волку, Спящая красавица сжигала свое веретено… Храбрые мужчины, принцы, охотники, которые освобождали принцесс, которые спасали им жизни… просто исчезли.

– Как будто мальчиков-всегдашников никогда не существовало! – прошептала Агата.

– Может, Директор школы убил их всех? – вторила ей Софи.

Вдруг она почувствовала мягкое дрожание воздуха и обернулась. Со стены на них глядела их старая знакомая – синяя бабочка. Заметив, что на нее смотрят, бабочка судорожно плеснула крылышками и исчезла.

– Что это было? – спросила Агата, оглядываясь.

– Быстрее! – сварливо подгоняла профессор Доуви, и девочкам ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Они резво миновали прачечную, где пара двухметровых, парящих в мыльных пузырях нимф стирала синие корсажи; пробежали сквозь обеденный зал, где зачарованные горшки варили шафрановый рис и чечевичный суп; оставили позади гостиную башни Смелости и направились к запасной лестнице. Уставшие и изнемогающие от ран, оставшихся от их приключений в лесу, Софи и Агата с трудом поспевали за профессором, которая оказалась намного выносливее, чем выглядела.

– Куда мы направляемся? – пропыхтела Агата.

– К единственному человеку, который поможет вам выжить, – бросила в ответ фея-крестная, взлетая по ступенькам.

Софи и Агата тотчас припустили быстрее и через пять долгих лестничных пролетов оказались у одинокой белой двери на шестом этаже…

– Кабинет профессора Садера? – спросила Агата, тяжело дыша. – Но он же умер!

Вместо ответа профессор Доуви пробежалась пальцами по выпирающим синим точкам на двери комнаты, когда-то принадлежавшей учителю истории. Дверь беззвучно отворилась, и девочек быстро впихнули внутрь.

У окна стояла худощавая женщина, ее длинная черная коса вилась по пурпурному платью с острыми плечами.

– Вас кто-нибудь видел?

– Нет, – ответила профессор Доуви.

Леди Лессо повернулась к Софи с Агатой, сверкнув фиолетовыми глазами:

– Тогда им пора узнать, что они натворили.


– Это сделали мы?! – вырвалось у Агаты.

– Но нас тут даже не было! – возмутилась Софи, переводя взгляд с декана школы Зла, стоящей у окна, на декана школы Добра, оставшуюся за старым, утопающим в открытых книгах столом профессора Садера. Впрочем, кажется, оба декана уже успели стать бывшими.

Леди Лессо сердито смотрела на их грязные лица:

– В этом мире все имеет свои последствия. Даже концы сказок.

– Но наша сказка кончилась хорошо! – запротестовала Софи.

Профессор Доуви не смогла сдержать стон.

– Почему бы тебе не рассказать нам, как она закончилась? – усмехнулась леди Лессо, неприятно кривя губы.

– Мы разгадали загадку и победили Директора школы! – сказала Софи. – И он умер!

– А мы с Софи смогли отправиться домой, – подтвердила Агата.

– Кларисса, покажи им, как на самом деле закончилась эта сказка, – прорычала леди Лессо.

Профессор Доуви взяла со стола книгу и протянула ее девочкам. Это была тяжелая, толстая книга, обтянутая коричневой овечьей кожей, кое-где на переплете виднелись пятна грязи. Агата открыла первую влажную страницу. Хотя черные каллиграфические буквы были немного размыты, на листе пергамента можно было различить:


Мир без принцев

Софи перелистнула страницу, и перед ней предстало яркое цветное изображение – они с Агатой, замершие перед Директором школы.

Давным-давно, – было написано ниже, – жили-были две девочки.

Агата вспомнила эту строчку. Сториан написал ее в начале их сказки, когда они вломились в башню Директора школы. Листая страницы книги, Агата видела, как разворачивается их отменно проиллюстрированная история: Софи пытается получить поцелуй Тедроса… Агата спасает жизнь Тедросу во время Испытания Сказкой… Агата и Тедрос влюбляются друг в друга… Софи превращается в мстительную ведьму… Директор школы пронзает сердце Софи острым, как кинжал, Сторианом… Агата оживляет подругу поцелуем любви… Осталась последняя страница. И картинка, на которой Тедрос отчаянно пытается дотянуться до Агаты, исчезающей вместе с Софи. Всего два слова подводили итог их истории:


Мир без принцев

Агата почувствовала, как при воспоминании о тех событиях на ее глазах закипают слезы. Они с Софи столько пережили вместе!

– Это идеальная сказка, – кивнула Софи и, встретившись взглядом с Агатой, улыбнулась.

Они довольно повернулись к учителям, которые выглядели ужасно мрачными.

– Это еще не конец, – сухо сказала леди Лессо.

Девочки озадаченно посмотрели на книгу. Их грязные пальцы перевернули последнюю страницу, и они увидели, что нарисовано на обороте.

Там был Тедрос, изображенный спиной к читателю, который один-одинешенек входил в темный туман.


Мир без принцев

– Вот эта книга, например, из Девичьей долины. Но, честно говоря, вы везде сможете ее найти. Даже в Нижнем лесу это самая популярная история.

Софи и Агата недоуменно подняли головы на профессора Доуви, нахмурившуюся за заваленным столом.

– Это единственная история, которую хотят читать.

Теперь девочки заметили, что книги валялись на столе не просто так. Каждая была открыта на последней странице. Некоторые рисунки были сделаны маслом, некоторые – акварелью, какие-то – углем и чернилами; одни языки девочки знали, а другие казались им тарабарщиной. Однако какой бы ни была версия «Сказки о Софи и Агате», заканчивалась она всегда одинаково: одиноким, ненужным Тедросом, исчезающим во тьме.

– Боги, и весь этот бред из-за того, что мы популярны? – спросила Софи. – Чему тут удивляться? Белоснежка и Золушка очень милы. Но кому они нужны, если читатели могут получить меня?

Она повернулась за поддержкой к Агате, но подруга молча смотрела в окно.

– Агги?

Агата не ответила. Она медленно подошла к окну, и леди Лессо, не говоря ни слова, посторонилась. Профессор Доуви за столом Садера затаила дыхание.

Агата выглянула в окно и с высоты оглядела Синий лес и зачарованную площадку для тренировок Добра и Зла, вытянувшиеся за школой разноцветными яркими пятнами. Все было таким же, как обычно – тихим, цветущим, несмотря на осеннюю прохладу, бережно огороженным золотыми воротами с острыми шипами.

Какие-то звуки доносились с другой стороны ворот.

Сначала ей показалось, что там, в Бескрайних лесах, под голыми скрюченными деревьями лежат рыже-коричневые кучи листьев. Затем она пригляделась и поняла, что это не кучи. Это были юноши.

Тысячи мальчиков толпились за воротами в Синий лес в грязном, мерзком лагере. Они так же, как несчастные жители Гавальдона, жались вокруг костров. Агата не могла видеть их лиц, но сумела заметить неопрятные бороды и ввалившиеся щеки, тощие ноги и пятна на одежде и коже, порванные плащи и болтающиеся от голода пояса…

Но что это у них на головах?

Это были не деревенские жители. Это были…

– Принцы, – изумленно выдохнула Софи, которая смотрела на лес из-за ее плеча.

– Это она! – раздался крик из толпы. Все головы повернулись в сторону башенного окна, у которого они стояли.

– Ведьма! Там ведьма!

Все как один, разъяренной толпой, принцы кинулись на ворота…

– Смерть Софи!

– Убить ее!

– Убить ведьму!

Юноши пустили в ход стрелы и камни, обстреливая башню, однако любые снаряды со звяканьем растворялись, столкнувшись с невидимым магическим барьером, закрывающим территорию школы. Толпа рычала и щерилась пиками со знакомыми плакатами «Разыскивается» на острие, которые девочки видели в лесу. Один из принцев, что похрабрее, прыгнул на зубчатые ворота. Золотая ограда зашипела, и бедняга упал прямо на острые колья, выдвинувшиеся снизу. Софи с отвращением отвернулась…

– Как такие могут быть принцами?! – воскликнула девочка.

– Как такие могут быть принцами, – передразнила ее леди Лессо. – Эти принцы стали такими из-за тебя.

Агата и Софи переглянулись.

– Мы не понимаем… – пролепетала Агата.

Профессор Доуви скрипнула зубами. Единственный раз, когда Агата видела фею-крестную в такой ярости, был на первом году обучения: тогда девочка ослушалась учителя и чуть не спалила замок дотла.

– Подумай, Агата! Давным-давно ты верила, что ты злая ведьма. Но тебе было предначертано стать принцессой. Обрести счастливый конец с самым желанным в нашей стране принцем. Это стало бы правильным завершением твоей сказки! И великой победой Добра! Возрождением всех ценностей, которые мы потеряли! Ты должна была победить Директора школы, отправить свою злую подругу домой целой и невредимой и навсегда остаться здесь с Тедросом как его будущая королева. Тебе нужно было просто взять его за руку до того, как вы исчезли. Это была бы правильная сказка. Но вместо этого… – Она метнула на Софи испепеляющий взгляд: – Ты выбрала ее.

– Миленько, – сквозь зубы процедила Софи и тут же продолжила: – Если бы вы хоть немного знали Агату, вы бы поняли, что она никогда не бросит меня ради мальчика.

Она повернулась к подруге, уверенная, что Агата встанет на ее сторону. Но Агата вновь промолчала. Она лишь тяжело дышала, уставясь на свои грязные башмаки.

– Что случилось после того, как мы ушли? – наконец спросила Агата.

– Изгнание.

Девочки повернулись к леди Лессо, которая с содроганием вспоминала:

– После того как вы поцеловались, ученики вернулись в свои школы, но башни Зла вытолкнули из себя всех девочек-никогдашниц. Шестьдесят девочек просто вышвырнули за окно: они пролетели мимо лестниц, кабинетов, кроватей, туалетов, комнат отдыха… И были выброшены на берег. Девочки пытались вернуться обратно, но ворота башни Зла не открывались ни в какую. Никогдашницы попросили убежища в замке Добра, и воодушевленные окончанием вашей сказки всегдашницы их приютили.

– Как только в школу прибыли никогдашницы, башни замка Добра тут же изгнали мальчиков-всегдашников, – продолжила профессор Доуви. – А едва мальчики исчезли, замок волшебным образом превратился в то, что вы сейчас видите – портреты убраны, фрески перерисованы, фризы поменяли сюжеты, руководствуясь вашей сказкой. Школа Добра стала школой для девочек.

И будто подтверждая эти слова, на ее и леди Лессо одежде вместо серебряных лебедей сверкнули синие бабочки. Агата в замешательстве тряхнула головой.

– Но там же не просто мальчики из всегдашников! – она указала на окно. – Там и взрослые принцы!

– То, что произошло здесь, повторилось по всем Бескрайним лесам, – серьезно сказала профессор Доуви. – Ваша история распространялась, как чума. Принцессы заражались идеей о мире без принцев, и принцы как по волшебству выдворялись из своих замков и становились бездомными. Они обратились к ведьмам, чтобы те помогли им разрушить проклятие, но ведьмы тоже прочитали «Сказку о Софи и Агате». Воодушевленные силой вашей дружбы, ведьмы присоединились к принцессам и взяли в свои руки контроль над сказочными королевствами.

– Ведьмы и принцессы теперь дружат? – Софи не верила своим ушам.

– Никто и представить не мог, что такое возможно, пока не была написана ваша сказка, – вздохнула профессор Доуви. – Добро и Зло больше не сражаются друг с другом. Теперь врагами стали мужчины и женщины.

Агата вспомнила пассажиров в цветочном метро – симпатичные женщины мило болтали со странными и чудаковатыми особами… И парочка одиноких, весьма потрепанных мужчин, ехавших обособленно…

– Но мы не хотим, чтобы принцы были бездомными! – вскрикнула Агата. – Мы не хотим, чтобы они были нашими врагами!

– И уж точно мы не хотим, чтобы от них плохо пахло, – пробормотала Софи.

– Из-за вас принцы стали не нужны, – отрезала леди Лессо. – Вы лишили их силы, они устарели. А теперь вы заставили их примкнуть к новому лидеру, чтобы отомстить.

Девочки посмотрели туда, куда был устремлен ее взгляд – на море плакатов «РАЗЫСКИВАЕТСЯ» за воротами с требованием принести голову Софи.

– Директор школы! – наконец вмешалась Софи. – Мы видели его…

– В самом деле? – презрительно усмехнулась леди Лессо.

– Он в башне Зла! Мы должны его прикончить! – Софи обернулась к Агате: – Скажи ей!

У Агаты подозрительно засосало под ложечкой, но она изо всех сил постаралась не обращать на это внимания.

– Но он не мог выжить, – произнесла она, обращаясь скорее к себе, чем к собеседникам, и подняла глаза: – Вы же обе там были. Мы все видели, как он умер.

– Верно, – подтвердила профессор Доуви, – но это не значит, что никто не смог его заменить.

– Заменить?! – разом выпалили обе девочки.

– Естественно, мы с леди Лессо считали, что мы лучшие кандидаты на эту должность, – сказала профессор Доуви, приглаживая блестящие крылышки жуков, украшавшие воротник ее платья. – Но бездомные и ненавидимые принцы нуждались в лидере, на которого могли бы положиться. Мы уверили их, что «Сказка о Софи и Агате» закончилась навсегда. По нашей просьбе Сториан согласился установить и поддерживать гармонию между мальчиками и девочками, как он много лет поддерживал баланс между Добром и Злом. Но когда мы попытались договориться с принцами… – ее лицо потемнело, – случилось кое-то что странное.

Она ткнула пальцем в последнюю страницу сказки и многозначительно посмотрела на девочек:

– Скажите, вы не замечаете ничего необычного?

– Они что, нарисовали Тедроса выше, чем он есть на самом деле? – предположила Софи.

– Вам не кажется, что здесь чего-то не хватает? – подсказала профессор.

И тут Агата вспомнила сборник сказок, валявшийся под ее кроватью. Связанные навечно принц и принцесса…

– Конец, – сказала она, – почему нет слова «Конец»?

Профессор Доуви, пристально глядя на нее, поднесла книгу ближе к свету. Девочки увидели, как под последней строчкой их истории почти выцветшие чернила, которыми было написано слово «Конец», исчезают прямо на глазах…

А потом это слово пропало совсем.

– Что случилось? – выдохнула Софи.

– Видимо, ваша книга снова открыта, – сказала профессор Доуви, пробегая глазами по всем версиям их истории, раскиданным по столу. Слово «Конец» исчезло из всех изданий.

Софи копалась в куче книг:

– Но почему это прои…

– Потому что одна из вас пожелала, чтобы конец стал другим, – бросила леди Лессо, даже не поднимая на нее глаз. – Одна из вас захотела нового «долго и счастливо», и из-за этого наша школа очутилась на пороге войны.

– Какая чушь, – раздраженно проговорила Софи. – Я знаю, что хотела стать принцессой, – но я же не могу, верно? Я видела, что это место сделало со мной, и больше не хочу находиться здесь ни секунды. Даже если Гавальдон и воняет, как лошадиная задница, и там нет ни одного сносного мальчика. Так вот, если я не загадывала желания, то все это определенно ошиб…

Но вдруг она заметила, на кого направлен взгляд леди Лессо, и от щек Софи мгновенно отлила кровь.

Софи медленно повернулась к своей подруге, притихшей в темном углу:

– Агги, во имя всего святого, ты сказала… ты сказала, что ты совершила ошибку… Это же не то, что ты имела в виду, да?

Агата не смотрела на нее.

Руки Софи затряслись.

– Агги, скажи, что ты имела в виду не это!

Агата попыталась найти слова – что-то, чтобы оправдать себя…

– Все это… – Софи не хватало воздуха, – все это случилось… из-за тебя?!

Агата сгорала от стыда. Она резко повернулась к леди Лессо:

– Как мне все исправить? Как мне доставить нас с Софи домой невредимыми?

Преподаватель Зла позволила вопросу повиснуть в воздухе, пока она тщательно изучала свои острые красные ногти.

– Все просто, – соизволила она наконец ответить, поднимая глаза, – вы обе должны одновременно пожелать остаться друг с другом. И только друг с другом. Тогда Сториан напишет «Конец» еще раз.

– И мы покинем школу? – с нажимом спросила Агата.

– И принцы перестанут на вас охотиться. Да, все так и будет. Пока ваше желание истинно.

Агата выдохнула:

– Мы можем все исправить! – Она повернулась к Софи: – Мы сможем вернуть наше «долго и счастливо»! Охота на тебя прекратится, и горожане больше не будут нас обижать!

Софи отстранилась:

– Чего же имено ты пожелала?

– Не стоит об этом, – потупилась Агата.

– Чего еще ты могла хотеть? – настаивала Софи.

– Это была ошибка, Софи….

– Ответь мне.

– Софи, прошу тебя…

Софи смотрела на нее не мигая:

– Чего. Ты. Пожелала?

– Мы сейчас же это исправим! – умоляла Агата.

– Боюсь, ты не сможешь.

Девочки обернулись на голос.

– Сториан должен написать «Конец», чтобы ваше желание исполнилось, – сказала профессор Доуви. – И на сегодняшний день это невозможно.

– Что вы имеете в виду? – вспыхнула Агата. – Где он?

– Там же, где и всегда, – пожала плечами леди Лессо, бросив хмурый взгляд в окно, – у Директора школы.

– Что?! – изумилась Агата. – Но вы же сказали, его кто-то заменил…

Ее сердце затрепетало.

Человек, лицо которого она не могла увидеть.

Агата медленно взглянула на леди Лессо.

– Кто не хочет, чтобы ваш конец оставался таким, каким был? – промурлыкала леди Лессо. – кто жаждет нового конца для вашей истории?

Она держала книгу открытой на последней странице… Одинокий мальчик, входящий в туман…

– Кто услышал желание своей принцессы?

Агата повернулась к окну. Молния сверкнула над башней Директора школы, стоящей на другом берегу озера, и тут же прогрохотал гром. Во вспышке она увидела силуэт в серебряной маске…

Золотые волосы, атлетическое телосложение, блестящий меч в ножнах.

Небо снова потемнело, и силуэт исчез.

Агате стало дурно. Все эти нападения… Все разрушения…

– Его, – прошептала Софи, сползая по стене, – ты пожелала… его!

Агата искала нужные слова, но одного взгляда на Софи, сжавшуюся в жалкую розовую кучку, хватило, чтобы понять – ей их не найти.

– Как, – прошептала Агата, – как он мог услышать мое желание?

– Потому что ты хотела, чтобы он его услышал, – процедила леди Лессо, медленно приближаясь к Агате. – С того дня как ты пропала, Тедрос верил, что однажды ты его позовешь. С того дня как ты пропала, он и его приспешники искали твой городок, пытаясь попасть в вашу часть Бескрайних лесов, пока однажды твое желание не открыло им путь…

Агата побледнела. Леди Лессо зловеще нависла над ней.

– Но твой принц хотел быть уверен, что его принцесса на этот раз сделает правильный выбор. Ему нужно было подстраховаться, чтобы ты не повторила свою ошибку. Поэтому Тедрос выкрал Сториана у нас из-под носа, зная, что башня Директора школы следует за пером, куда бы оно ни делось. Теперь он удерживает Сториана от написания слова «Конец» в вашей сказке, пока не будет уверен, что конец изменится.

Внутри Агаты все похолодело.

– Каким же будет новый конец? – пробормотала она.

Леди Лессо взглянула сквозь нее:

– Смерть Софи.

В покрасневших глазах Софи пылал гнев.

– Тедрос верит, что смерть Софи сделает вашу сказку такой, какой она и должна быть, – произнесла профессор Доуви. – Ведьма погибает. Принцесса наконец принадлежит своему принцу. Конец сказки переписан, как и мечтала Агата.

Агата не могла дышать под испепеляющим взглядом Софи.

– Почему бы вам не оказать Тедросу услугу, – прошипела Софи, – и не убить ведьму самим?

– Это бы все решило, – вздохнула профессор Доуви.

Обе девочки потрясенно уставились на нее.

– Боже, я сказала это вслух?! – изумилась учительница.

– Она и так вскоре умрет, – огрызнулась леди Лессо, – Тедрос рассчитывал, что Софи обратится к нам за защитой. И теперь он и его армия явятся сюда, чтобы прикончить ее.

– Армия?! – на Агате не было лица. – У него есть армия?

– Ты, кажется, забыла о том, что у него теперь есть целая школа, – произнесла леди Лессо.

Агата повернулась к окну. Сквозь пелену дождя она могла различить людей в красных капюшонах, шныряющих вокруг башен замка Зла. На них была форма из черной кожи, украшенная эмблемой с алыми змеями, и блестящие черные сапоги. Она опустила глаза к воротам на границе владений замка, над которыми дугой изогнулась ржавая железная надпись:


Мир без принцев

– Одно маленькое желание – и столько последствий, не так ли? – съязвила леди Лессо, искоса поглядывая на Агату. – В качестве награды Тедрос пообещал тому, кто убьет Софи, половину сокровищ своего отца. Не стоит и говорить, сколько мальчиков из всегдашников и никогдашников согласились на это.

– Как и те принцы снаружи, – добавила профессор Доуви, наблюдая за толпами грязнуль, копошащихся у ворот. – Тедрос знает, что он не может атаковать нас только силами своей школы. Наши учителя не отдадут Софи без боя.

– Поэтому он использует принцев, чтобы форсировать события, – проворчала леди Лессо. – Я создала магический щит по периметру школы, чтобы держать их подальше. Но как только принцы прорвутся внутрь, у Тедроса будет достаточно мечей, чтобы взять наш замок штурмом и убить Софи.

Агата в оцепенении смотрела в окно на красную крепость:

– Сториан находится в школе для мальчиков?

– Достань его и отправь вас с Софи домой целыми и невридимыми… или поцелуй Тедроса до того, как он убьет ее, – мягко сказала профессор Доуви, встретившись с испуганными глазами Агаты. – Поцелуй своего принца от всей души – и вы с ним будете жить долго и счастливо. Софи исчезнет из твоей истории навсегда… И отправится домой одна.

– Домой одна? – Софи распахнула рот, словно ее ударили под дых. – Одна в Гавальдон? А она тем временем получит… его?

– Эта сказка должна закончиться так или иначе, или все мы окажемся втянуты в войну, – кивнула профессор Доуви.

В комнате повисла тишина, лишь отзвуки возни кровожадных принцев доносились из леса.

Софи кинула на Агату уничижающий взгляд и снова свернулась розовым клубочком.

Тедрос. Агата стиснула зубы. Как она могла пожелать мальчика, любовь которого привела к такой дикой ситуации? Мальчика, который собирается убить ее лучшую подругу? Ее старая добрая ведьмовская натура никогда не позволит этому случиться.

– Есть еще третий вариант, – выдохнула она, ураганом несясь к двери: – сообщить Тедросу, что он безмозглый осел!

– Нет.

Агата обернулась.

– Ты пожелала остаться с ним, – зло выдавила Софи, покрываясь пятнами от ярости. – И ты хочешь, чтобы я доверяла вам обоим? Чтобы я позволила вам встретиться?

Агата замерла на месте. Софи была похожа на ведьму еще больше, чем тогда на кладбище.

– Я не хочу вмешиваться в вашу ссору, но настаиваю, чтобы Агата как можно скорее сделала выбор, – рявкнула леди Лессо. – Как только Тедросу удастся снести мой щит и вломиться сюда со своими принцами, жить нам останется очень недолго.

– Мы спрячем вас с Софи в Синем лесу, пока вы не придумаете, что делать, – обратилась профессор Доуви к Агате, доставая связку ключей. – Никто из девочек не должен знать, что вы здесь.

– Почему? – удивленно споросила Агата.

– Потому что, в отличие от двух ваших учителей, они считают, что это самое лучшее, что с ними когда-либо случалось, – ответил кто-то сладким как мед голосом.

Учителя и девочки обернулись. В дверях стояла высокая, изумительной красоты женщина с гладкой как шелк молочно-белой кожей. Она была в ярко-синем платье, украшенном рисунками бабочек. Ее густые каштановые волосы доходили до лопаток, глаза цвета зеленой листвы сверкали из-под тонких темных бровей, а сочные розовые губы были приоткрыты, обнажая небольшую аккуратную щель между блестящими передними зубами.

– Кабинет моего брата? – спросила она, кусая пухлые губы. – Я не была предупреждена, что теперь мы проводим наши тайные собрания здесь.

– Это единственное место, где никто не сможет нас подслушать, – подозрительно осторожным голосом ответила леди Лессо.

– Ну что ж, думаю, я имею право знать о появлении наших дорогих гостей, – с придыханием сказала дама, поворачиваясь к девочкам. – В конце концов, именно они – причина, по которой существует эта великолепная школа.

Софи с Агатой уставились на нее.

– Мы тщательно готовились к вашему появлению, – вымолвила незнакомка, сомкнув свои тонкие брови. – Однако все равно чуть было не пропустили его, – она бросила на двух учителей рассерженный взгляд.

Агата встряхнула головой:

– Но как вы могли знать, что мы появимся?..

– Боже, вы обе выглядите ужасно, – поморщилась женщина и с помощью своего волшебного пальца привела в порядок их лица и платья. Вот только платье Софи магическим образом потеряло свой розовый цвет и стало совершенно белым.

Софи в изумлении схватилась за край платья:

– Что случилось с моим…

– Пойдемте, девочки, – женщина плавно двинулась к двери, – ваши книги и расписания доставят в ваши комнаты.

– Расписания! – профессор Доуви вскочила на ноги. – Эвелин, вы же не думаете, что они будут посещать занятия?

Женщина стремительно обернулась:

– До тех пор пока они находятся в моей школе, они будут посещать занятия и соблюдать правила, которые включают в себя пребывание в школе на время всего обучения. Вы же не возражаете против правил?

Софи и Агата ждали, что профессора найдут что сказать, но Доуви и Лессо остались непривычно безмолвны. И обе они внимательно смотрели на синих бабочек, устроившихся у них прямо на кончиках носов.

– Я вижу, бывшие деканы не сочли нужным сообщить вам о главном изменении в новой школе, – сказала незнакомка, улыбаясь подругам. – Я Эвелин Садер. И я декан школы для девочек. Прошу прощения за спешку. Но не хочу, чтобы все томились в ожидании. Пожалуйста, следуйте за мной!

Как только она развернулась и пошла к двери, Софи заметила, что бабочки слетели с носов учителей и поспешили сесть на платье Эвелин, а затем они волшебным образом слились с его рисунком. У нее перехватило дыхание от удивления.

– И кто же томится в ожидании? – выдохнула Софи.

На платье декана садились новые и новые бабочки и словно исчезали в нем.

– Ваша армия, – не оборачиваясь, ответила Эвелин, словно была в курсе всего, о чем они говорили в кабинете.

6

Ее зовут Яра

Мир без принцев

– Армия, посвятившая себя созданию новых сказок, – проговорила декан Садер, цокая каблучками из синего хрусталя по залитому солнцем проходу из башни Смелости в башню Чести. – Ваша сказка была только первым шагом к тому, чего могут вместе добиться принцессы и ведьмы. Вы поведете за собой всю школу!

– Школу… – подавилась Агата, догоняя ее по ступенькам башни Чести. – Но нам нужно вернуться домой!

– Как видите, бывшие деканы и я имеем на этот счет противоположные взгляды, – заметила декан Садер, окруженная бабочками, летевшими к ней со всех сторон. Бабочки садились на ее платье и точно поглощались им. – Они думают, что вы должны покинуть наш мир, чтобы обрести свое «долго и счастливо». А я считаю, что вы обязаны остаться.

– Но мальчики собираются убить меня, – пожаловалась Софи, догоняя декана. По пути она чувствительно пихнула Агату.

– М-м-м-м, ну, допустим, вы проберетесь в замок, полный жаждущих крови мальчиков, – сказала декан, изящно подхватив подол длинного платья и вступая в зал. – Допустим, каким-то чудом вам удастся освободить Сториана, – она остановилась у покрытых инеем дверей музея Добра. – Но желание не сбудется, если оно идет не от всей души.

Она взглянула Софи в глаза:

– Как ты могла пожелать остаться с Агатой, если знала, что она мечтает о принце?

Потом повернулась к Агате:

– А как ты могла пожелать остаться с Софи, если боялась сидящей в ней ведьмы?

Она наклонилась к девочкам так близко, что они почувствовали аромат ее безупречной, увлажненной медовым кремом кожи:

– Как вы могли пожелать кого-то, кому даже не доверяли?!

Софи и Агата встретились глазами, и каждая ожидала, что другая начнет спорить. Но ни одна не вымолвила и слова.

– Нужно кое-что исправить в вашей дружбе до того, как вы отправитесь домой. И именно здесь вы почините то, что сломано, – произнесла декан Садер, и последняя бабочка нырнула в ее платье. – Сказки научили нас верить, что такие прекрасные союзы, как ваш, не длятся долго. Почему? Да потому, что появляется мальчик, чтобы все испортить. Мальчик, который так боится вашей истории, что готов на все, лишь бы ее уничтожить. Но в моей школе мы учим правде. – Она открыла ледяную дверь, за которой была кромешная тьма.

– Девочка, оставшаяся без мальчика, – это самый лучший конец для любой сказки!

Ее палец загорелся как факел, пламя его взметнулось вверх красным драконом, а потом взорвалось барабанным боем. Агата и Софи отскочили назад…

За дверями были девочки. Они стояли не шелохнувшись, в двадцать рядов, слегка склонив голову. На всех была белая вуаль, ярко-синие шаровары и синий корсаж с эмблемой бабочки, вышитой над сердцем. Девочек было больше сотни, их ряды, вытянувшись среди экспонатов музея, тянулись дальше через заднюю дверь в пустой бальный зал Добра. Выражения их лиц невозможно было разглядеть. Они стояли пугающе неподвижно, их руки были согнуты, а ладони обхватили локти, словно это были джинны, явившиеся на зов. Над ними, почти у самого потолка, парили еще две девочки в белых вуалях. Они сидели на волшебных коврах и что есть мочи били в барабаны, постоянно ускоряя темп.

Только одна девочка стояла в стороне от остальных. Вуаль на ней была синяя, а не белая, волосы ее горели красно-рыжим огнем, а мертвенно-бледная кожа ее тонких рук была покрыта красноватыми веснушками. Она медленно подняла руки…

Барабанный бой прекратился.

Вереща, как дикая птица, девочка выдохнула огромный столб огня, опалив волшебные ковры так, что их пепел долетел до Агаты и Софи. Барабаны ударили еще один раз, и девочка закрутилась в танце живота, сопровождая каждое движение лихим свистом или трелью.

– Один взгляд на нее – и Тедрос забудет о том, кто там кого желал, – холодно заметила Софи.

– Софи, прости меня, – Агата придвинулась ближе к подруге, – мне правда жаль.

Софи отпрянула от нее.

– Я не могу позволить себе потерять тебя из-за мальчика, – настаивала Агата. Но взгляд ее то и дело возвращался к танцующей девочке. Неожиданно она почувствовала укол ревности… Нет, правда, а видел ли ее Тедрос?

Эта мысль ее огорошила. Тедрос хотел убить ее лучшую подругу, а она все еще мечтает о нем?! «Он твой враг, ты, дурында!»

Перед ней всплыло лицо Стефана, умоляющего вернуть Софи домой невредимой. Где была Агата, которая должна была сделать все, чтобы защитить свою лучшую подругу? Та самая Агата, которая всегда контролировала свои чувства? Та самая, которая так хотела быть хорошей и доброй?

Тем временем задние ряды начали подтанцовывать рыжеволосой солистке; движения сильных рук перетекали по рядам вперед. Затем, в неожиданном па, девочки повернулись друг к другу и принялись танцевать парами. Одна рука за спиной, вторая поднята и ладонью прижата к ладони партнерши, затем девочки меняются местами, ни на секунду не размыкая ладоней. Танцующие, в сверкающих синих шароварах и белых вуалях, они были похожи на колышущиеся в воде морские анемоны или медуз.

Несмотря на бурю, бушующую в сердце, Софи улыбнулась. Она никогда не видела зрелища прекрасней, да и девочек, танцующих без мальчиков, тоже.

Агате не понравилось выражение лица Софи.

– Софи, мне действительно нужно поговорить с Тедросом, – шепнула Агата.

– Нет.

– Я же извинилась. Ты должна дать мне возможность все исправить…

– Нет.

– Этот дурак думает, что я хочу твоей смерти! – возмутилась Агата, смахивая с плеча синюю бабочку. – Я единственный человек, который заставит его здраво взглянуть на вещи.

– Принц, который думает, что он Директор школы и обещает половину своего состояния за мою голову… И ты думаешь, он способен здраво смотреть на вещи? – усмехнулась Софи, позволяя бабочке усесться на свою руку. – Я удивлена, что Добро вообще кого-то побеждает, если оно настолько наивно.

Агата взглянула на Эвелин, которая стояла к ним спиной. Скорее всего, она не могла их подслушать из-за громкого боя барабанов и танцующей рыжей девочки, вопящей, как гиена, однако Агату не покидало странное чувство, будто она слышит все, что они говорят.

– Софи, я на секунду сбилась с пути, – прошептала она. – Это была ошибка.

Софи наблюдала, как солистка выдохнула еще один столб пламени.

– Может быть, декан права, – задумчиво произнесла она, больше не стараясь говорить шепотом. – Может, я должна остаться здесь.

– Что?! Мы даже не знаем, откуда она явилась и как стала деканом! Ты же видела, как изменилась в лице профессор Доуви. Ты не можешь доверять Эвелин…

– Сейчас я доверяю ей больше, чем тебе.

Агата могла поклясться, что декан ухмыльнулась, хоть и стояла к ним спиной.

– Ты здесь в опасности, Софи! Тедрос придет за тобой!

– И пусть. Ты ведь этого хочешь, не так ли?

– Я хочу вернуть тебя домой живой и невредимой! – взмолилась Агата. – Я хочу навсегда забыть, что мы вообще когда-либо были в школе Добра и Зла! Мне не нужен Тедрос!

Софи обернулась к ней, рыча:

– Тогда зачем ты загадала такое желание?

Агата застыла.

– Начнем вручение подарков! – распорядилась декан.

– Подарки! – просияв, Софи отвернулась от подруги. – Наконец-то хорошие новости!

Она медленно приблизилась к декану, а девочки в вуалях разошлись к стенам. Казалось, будто раскрываются створки раковины, оставляя широкий проход посредине.

Агата последовала за Софи. Девочка настороженно смотрела по сторонам, помня о том, что этот мир когда-то сотворил с ней и ее лучшей подругой. Чем дольше они тут оставались, тем в большей опасности были. Она должна отправить Софи домой как можно скорее!

Хотя свет в музей проникал лишь через одно маленькое окно, Агата все равно заметила, что музейные экспонаты изменились. Свидетельства достижений мальчиков были изъяты, а вместо них появились реликвии их с Софи сказки: школьная форма Агаты, объявление об обеденных лекциях Софи, записка Агаты для Софи (написанная во время Испытания Сказкой), отрезанный локон волос Софи из комнаты страха (где ее наказывали), а также десятки других экспонатов, каждый из которых бережно хранился под синеватым стеклом. Фреску «Долго и счастливо» на главной стене, где когда-то были изображены принц и принцесса, празднующие свадьбу, скрывала ткань с вышитыми на ней бабочками. От прошлой экспозиции остался лишь небольшой уголок с картинами профессора Садера в дальнем углу комнаты. Их преподаватель истории был пророком и сумел нарисовать каждого читателя, пришедшего из Гавальдона в школу Добра и Зла. Когда Агата искала ответы на свои вопросы, она всегда рассматривала эти картины и находила новые зацепки. Она очень хотела бы сейчас изучить их снова, но две девочки в вуалях уже направлялись к ней по проходу, неся огромную фиолетовую вазу.

– От Девичьей долины, – сказала декан Садер, добавив своему медовому голосу глубины и менторских ноток, – урна от принцессы Ризельды, которая, как и сотни других, услышав твою историю, поняла, что без своего принца будет счастливее. Она спалила дотла его трон и приносит тебе в дар пепел.

Девочки протянули урну Софи и Агате, которые уставились на украшающую подарок резьбу. На ней принц вылетал из окна замка ровнехонько в пасть ждущего во рву крокодила.

– Нам этого не надо, – попятилась Агата.

– Может, поставим ее в мою комнату? – улыбнулась Софи, поворачиваясь к декану.

– Комнату?! – воскликнула Агата. – Софи, ты не останешься…

Но еще две девочки уже приблизились к ним строевым шагом; они несли бамбуковую ширму в восточном стиле.

– От холмов Пиффлпафф, – пророкотала декан, – расписанная вручную ширма из натурального дерева от принцессы Саюри. Прочитав вашу историю, она поняла, что без принцев все принцессы и ведьмы гораздо счастливее.

На одной из изысканно разрисованных бамбуковых панелей были изображены обнимающиеся принцесса и ведьма, а на другой – принц, сильно смахивающий на Тедроса, которого разрывал в клочья дикий зверь.

– Это чудовищно! – не выдержав, воскликнула Агата.

– Поставьте ширму у моей кровати, – проворковала Софи двум девочкам в вуалях. – Кто следующий?

Сверкнув золотым ноготком, декан указала пальцем на проход:

– Подарок из Нижнего леса – гобелен с бездомными принцами…

– Я бы хотела, чтобы профессор Доуви и леди Лессо могли по достоинству оценить такую элегантную женщину, как вы, – Софи льнула к декану, а процессия подарков во славу уничтожения принцев шла полным ходом, являя куклы вуду с лицами принцев, трофейные мечи принцев и даже ковер, сотканный из волос принца.

– А занятия начинаются сегодня?

Декан хищно улыбнулась и плавно отодвинулась от нее:

– Да, и уроки, которе веду я, тоже.

– Ты же несерьезно? – зашипела Агата на Софи. – Теперь ты хочешь пойти на занятия?!

– Будем надеяться, что они переделали классные комнаты, сделанные из конфет, – Софи пригладила рукой волосы, готовясь к длинному дню. – У меня аллергия на их запах.

– Софи, за твою голову назначена награда…

– И наконец, подарок от меня, – объявила декан Садер, стоящая напротив прикрытой тканью картины «Долго и счастливо». – Ученики, ваша старая школа учила вас, что гармония мира состоит в равновесии между Добром и Злом. Но какая гармония может быть между всегдашниками и никогдашниками, если ее нет между мальчиками и девочками? Не случайно читатели вернулись, чтобы присоединиться к нам во славу их неоконченной сказки.

Она в упор посмотрела на девочек:

– И битва за их «долго и счастливо» только что началась!

Она сдернула полотно, закрывавшее картину. У Агаты и Софи перехватило дыхание.

Слова «ДОЛГО И СЧАСТЛИВО», гигантские и мерцающие, по-прежнему выглядывали из-за облаков в верхней части фрески. А вот остальной рисунок изменился.

Теперь на фреске были изображены две вытянутые башни из синего хрусталя, стоящие на разных берегах озера. Несколько девочек, одетых в лазоревую форму, отдыхали на балконах башни, наслаждаясь свежим бризом, другие гуляли по огороженным землям. Некоторые были красивы, другие безобразны, но они работали, жили и даже бездельничали вместе, словно принцессы и ведьмы всегда были закадычными подругами.

Были на этом рисунке и мальчики, если можно их так назвать. В черных рабских лохмотьях, с обезображенными лицами настоящих огров, они копались в навозе, сгребали листья и надстраивали башни. Мальчики были скованы между собой, как каторжники. Их день завершался в грязном бараке за воротами. Надсмотрщицы подавили их волю, и у мальчиков не возникало даже мысли о сопротивлении, они покорились, смирившись со своей участью. Агата подняла глаза на верхнюю часть фрески, где две освещенные солнцем красавицы, обе в хрустальных диадемах, наблюдали за своим королевством, паря среди облаков.

– Это же мы! – восхищенно выдохнула Софи.

– А это… школа, – хмуро добавила Агата.

– Вот ваше настоящее «долго и счастливо», – сказала декан, становясь между Софи и Агатой, – Будьте же снова старостами в этих священных стенах и ведите девочек к будущему без принцев!

Агата поморщилась: это было нарисованное, но все-таки рабство.

– Такая школа – не наше с тобой «долго и счастливо», – сказала она, поворачиваясь к Софи. – Скажи декану, что нам пора уходить!

Но Софи уставилась на картину широко раскрытыми глазами:

– Как мы добьемся всего этого?

Агата остолбенела.

– Точно так же, как и все герои добиваются счастливого окончания их сказок, дорогая, – произнесла декан, легко коснувшись плечей обеих девочек. – Нужно столкнуться со своим врагом лицом к лицу, – она надменно усмехнулась в сторону башни Тедроса, виднеющейся за окном, – и просто сразить его.

Агата и Софи оторопели.

– Мои обожаемые ученики! – декан взметнула руку над собравшейся толпой. – Поприветствуем же наших читателей, которые наконец вернулись в школу!

С громоким воплем толпа сорвала свои вуали и бросилась на Софи и Агату.

– Вы дома! – захлебывалась от восторга Рина, на пару с Милисент стискивая Агату, пока зеленокожая Мона и одноглазая Арахна сжимали в объятиях Софи…

– Не знала, что мы были друзьями… – прохрипела сдавленная Софи.

– Мы на твоей стороне в борьбе против Тедроса, – бодро рапортовала Арахна, на руке которой висела Милисент, точно всегдашники и никогдашники всегда были не разлей вода. – Мы все!

– Вы наши герои, – сказала Рина, обращаясь к Агате, которая отметила, что арабская принцесса, похоже, стала упитанней в нижней части, – Вы с Софи открыли нам глаза на мальчиков!

Пока Агата пыталась подыскать нужные слова, что-то визжащее налетело на них с Софи и сжало девочек в объятиях до хруста костей.

– Мои соседушки! – вскричала Беатрис. – Разве вы не рады? Декан распорядилась поселить вас со мной!

Ни у Софи, ни у Агаты не было времени обмозговать эту катастрофу, потому что обе девочки изумленно уставились на кое-что еще более пугающее.

– Твои волосы! – воскликнула Софи.

– Если нет мальчиков, то и нет нужды выглядеть как глупые принцессы, – заметила Беатрис, гордо поглаживая свою бритую голову. – Только подумайте, как много времени в прошлом году я потратила на Тедроса, балы и постоянное прихорашивание. А ради чего? Сейчас я читаю, учусь, изучаю эльфийский язык… Я, наконец, понимаю, что происходит в нашем мире!

– А что с комнатами красоты? – забеспокоилась Софи.

– Их давно закрыли. Таким понятиям, как «красота» или «уродство», нет места в школе для девочек! – заявила Рина, на которой, как, к своему ужасу, заметила Софи, не было ни капли косметики. – Мы носим штаны, не красим ногти… Мы даже едим сыр!

Софи поперхнулась и повернула голову в поисках декана, но, судя по шлейфу бабочек, та удалилась из музея.

– Я уверена, что немного помады наносить разрешено…

– Ты можешь делать что хочешь! – радостно закивала Арахна, демонстрируя румяна дикого цвета, кое-как нанесенные на ее щеки. – Никогдашники могут ухаживать за собой, а всегдашники не обязаны этого делать. Свобода выбора!

Милисент вклинилась между ними, широко улыбаясь:

– Я, например, не мыла голову целый месяц!

Девочки одновременно отшатнулись, но вдруг на Агату налетел вопящий, грозящий заобнимать до смерти ураган…

– У-у-у-р-а-а-а! Ты здесь! Моя самая лучшая подруга во всем мире! – Кико оторвала взгляд от Агаты и одарила Софи фальшивой улыбкой: – И ты тоже здесь?

Затем Кико снова прижалась к Агате, и ее карие миндалевидные глаза заблестели от слез:

– Ты не представляешь, сколько я молилась, чтобы ты вернулась! И теперь словно небеса спустились на землю! Здесь так здорово, ты увидишь! Мы пойдем на занятия по истории (их ведет декан) и попадем во всамделишные сказки, а потом будут еще уроки танцев, и школьная газета, и книжный клуб, и теперь мы готовим спектакль вместо бала, и мы можем ночевать друг у друга, и…

Кико не смогла закончить, потому что девочки продолжали осаждать Софи и Агату, причем каждая вела себя точно так же – словно они всегда были закадычными подружками.

Агата попыталась оттолкнуть напирающую на нее орду и напролом бросилась к Софи:

– Мы должны убраться отсюда прямо сей…

Она споткнулась и во весь рост растянулась на полу.

– Подпишешь мне книгу сказок? – спросила Жизель, присаживаясь с ней рядом. Когда-то длинные черные волосы принцессы превратились в короткий синий ирокез. Агата бочком отползала назад, пробираясь через орущих фанаток.

Так как девочки продолжали хаотично пихать Софи свои книги, карты и части тела для автографов, Беатрис организовала из них живую очередь и заставила выражать свое восхищение строго по одному. Софи уже не могла различить, кто из них когда-то учился в школе Добра, а кто Зла, так как многие всегдашницы отрезали волосы и запустили фигуры, тогда как никогдашницы, наоборот, увлеклись диетами и экспериментировали с макияжем.

Между тем Агате удалось высвободиться из толпы. Но как только она схватила Софи за руку, чтобы покончить наконец с этим идиотизмом, она замерла.

Танцующая девочка в синей вуали скользила в их сторону. Долговязая как цапля, она шла к ним на цыпочках, пятки ее белоснежных тапочек ни разу не коснулись пола. Она проскакала, как птица, по дорожке, минуя застывших девочек, и резко остановилась напротив двух читательниц. Девочка подняла голову, тряхнув копной рыжих волос, и подняла вуаль.

Софи и Агата смутились.

Они никогда раньше не видели эту девочку, но тем не менее в ней чувствовалось что-то смутно знакомое. И это пугало. У нее был длинный, острый нос, волевой подбородок и близко посаженные голубые глаза. Ее шея была необычно длинна, а короткая блуза открывала идеальные мышцы живота, выступающие из-под бледной веснушчатой кожи. Девочка очень обаятельно улыбалась и заглядывала им в глаза. Вдруг она издала низкий пронзительный вопль, заставивший Софи и Агату подпрыгнуть, послала им воздушный поцелуй и, опустив на лицо вуаль, выскользнула из музея.

Все девочки наблюдали за ней в тупом молчании, но, очнувшись, толпа снова начала напирать на Софи с Агатой, и Беатрис подула в свой свисток.

– Что это было? – спросила Агата у Кико, подписывая ей книгу на коленке.

– Ее зовут Яра, – прошептала Кико. – Никто не знает, что с ней приключилось. Насколько нам известно, она не говорит, не ест и постоянно куда-то исчезает. Наверное, ей негде жить, бедняжке. Но декан по доброте душевной позволяет ей оставаться в школе. Некоторые считают, что эта девочка наполовину стимфа.

Агата нахмурилась, вспомнив костлявых хищных птицы, которые ненавидели никогдашников.

– Как кто-то может быть наполовину стим…

Она сбилась с мысли, потому что наткнулась взглядом на Софи, которая собрала вокруг себя поклонниц и, надменно улыбаясь, раздавала автографы и поцелуи, чувствуя себя как дома.

– Можно я помогу тебе бороться с мальчиками? – вопила Арахна.

– Можно я буду твоей вице-старостой? – прокричала Жизель.

– Можно я буду твоей вице-вице-старостой? – вторила Флавия.

– Сядешь со мной и моими друзьями за обедом? – клянчила Милисент.

– Нет, сядь с нами! – перебивала Мона…

– Как чудесно снова иметь фанатов, – довольно улыбнулась Софи и, не взглянув на ошарашенную Агату, принялась рисовать сердечки над своим автографом. – Стану я возвращаться домой, где я никому не нужна, вместо того чтобы оставаться в раю, где я нужна всем!

– Если ты расстроилась, что будешь жить с Беатрис, не беспокойся, – промолвила Кико, заметив мрачное лицо Агаты, – ты всегда можешь остаться ночевать у меня.

Агата хмуро посмотрела на нее, и до Кико наконец дошло.

– Ты вообще не собираешься оставаться? – сморщилась она.

Толпа вокруг притихла.

– А теперь расскажите мне об этом школьном спектакле, – громко обратилась Софи к Рине. – Вы уже провели кастинг на главную роль?..

Она замолчала, заметив, что все девочки уставились в окно. На другом берегу туман вокруг устрашающей красной башни становился все гуще.

– Если мы останемся, то развяжем войну, – произнесла Агата, обведя взглядом окруживших их учениц. – И вы все будете в опасности. Она повернулась к Софи: – Ты слышала учителей. Мы можем исправить то, что я сделала, без лишних смертей. Без твоей, Тедроса, без чьей-то еще. Мы просто пожелаем остаться друг с другом и можем забыть об этой школе и обо всем, что здесь случилось. Она дотронулась до плеча подруги: – Если мы останемся, это будет Зло. А ты больше не злая.

Софи медленно оглядела толпу ни в чем не повинных девочек, которые, без сомнения, умрут от рук Тедроса и его банды в красных капюшонах. Но Агата забыла предупреждение декана. Они смогут отправиться домой, только если обе искренне захотят этого. А Софи знала, что Агата не сможет пожелать остаться с ней от всей души. Агата не сможет забыть эту школу.

Потому что одной подруги Агате уже недостаточно.

Агате нужен был принц.

– Мы спрячемся в Синем лесу и придумаем план, – тихо сказала ей Агата, отчаянно надеясь сбежать до возвращения декана. – Может, сумеем как-то пробраться в школу мальчиков.

Удрученная Софи молчала…

…пока не встретилась глазами с самой собой, изображенной на фреске.

Парящая над замком, в своей хрустальной короне, она походила на кого-то с такими же золотистыми волосами, изумрудными глазами и мраморной кожей. На кого-то, кто тоже проиграл мальчику свое «долго и счастливо». На того, кто умер из-за этого в одиночестве.

Ты слишком прекрасна для этого мира, милая!

Это было последнее, что ей сказала мама.

«Она хотела, чтобы я нашла другой мир, вот этот, – думала Софи. – Мир, где девочка не кончит свою жизнь так же, как ее мать».

Мир, где они с Агатой будут счастливы.

Мир, где между ними никогда не встанет мальчик.

Мир без принцев.

И только один мальчик все еще стоял у нее на пути. Софи стиснула зубы, и на ее глазах заблестели слезы.

Принц, которого Агата забудет сразу же, как он умрет.

– Это не Зло, Агги, – возразила Софи. – Школа – наша единственная надежда.

Агата насторожилась:

– Софи, что ты имеешь в виду?

– Он говорит, ему нужна я? – гаркнула Софи своей армии. Она ухмыльнулась в сторону башни Тедроса. – Тогда пусть он придет ко мне!

Зал взорвался одобряющими возгласами, и девочки немедленно обступили своего нового лидера:

– Смерть Тедросу!

– Смерть мальчикам!

От лица Агаты отлила кровь; на мгновение ей удалось поймать взгляд Софи, а затем подругу поглотил водоворот поклонниц.

Всего одно желание – и она развязала войну. Войну между двумя сторонами, борющимися за ее сердце. Войну между двумя людьми, которых она любит. Война между ее лучшей подругой и ее принцем.

Душа Агаты пылала от чувства вины, обещание, данное отцу Софи, только что сгорело дотла.

«Мне нужна помощь», – мысленно взмолилась она, наблюдая, как Софи посылает воздушные поцелуи своим солдатам. Кто-то, кто разберется во всем этом. Кто-то, кто подскажет ей, где теперь Добро, а где Зло…

Она сделала несколько шагов от толпы. И ее взгляд привлек странный блеск невысоко от пола. Там, в темном углу, где висели картины Садера. Два маленьких желтых глаза поплыли в ее сторону и зависли в воздухе парой блестящих камешков. Потом еще два зажглись рядом, затем еще два; маленькие тени прятались в полумраке, осторожно выглядывая из-за мраморной колонны.

Три черные крысы внимательно смотрели на Агату, словно откликнувшись на ее зов. Они выскользнули через задние двери, увлекая девочку за собой. Ведя ее к своей хозяйке.

7

Ведьмы составляют план

Мир без принцев

– Итак, давай я подведу итог, – Эстер свирепо взглянула на нее, устраиваясь на гладкой раковине рядом с Анадиль. Обе были в мешковатых черных туниках никогдашниц. – Тедрос хочет убить Софи. Софи хочет убить Тедроса. И если ты не обретешь свое «долго и счастливо» с кем-то из них прямо сейчас, все в этой школе погибнут?

Агата робко кивнула, опираясь на стену из слоновой кости. Они находились в башне Чести, в одной из уборных, с сапфировыми унитазами и раковинами. Агата никогда бы не подумала, что будет так рада встретить двух ведьм. В отличие от других школьниц, эти совсем не изменились. Черно-красные волосы Эстер казались еще грязнее, чем раньше, а татуировка рогатого демона вокруг ее шеи снова стала яркой (в прошлом году после неудачного заклинания она потускнела). Анадиль между тем выглядела даже бледнее, чем обычно, если это вообще возможно для альбиноса с почти прозрачной кожей. Она сидела на раковине рядом с Эстер и дразнила трех своих черных крыс живой ящерицей. А крысы выглядели точно так же, как те, что погибли во время прошлогодней войны Добра и Зла.

– Принц и ведьма мечтают убить друг друга ради тебя, – скрипучим голосом произнесла Анадиль. – На твоем месте я была бы польщена. – Она наблюдала за тем, как ее грызуны распотрошили ящерицу и подняли на нее осоловевшие глаза. – Но, к счастью, я не испытываю никаких чувств.

– Сомневаюсь. Кто вместо умерших питомцев завел себе точно таких же? – проворчала Эстер.

– Послушайте, я голодная, грязная и не спала целую вечность, а армия мальчиков тем временем пытается убить мою лучшую подругу, – сказала Агата дрогнувшим от усталости голосом. – Я просто хочу домой.

– И тем не менее ты пожелала Тедроса, – заметила Эстер, как обычно глумясь над собеседницей. – Что позволяет сделать вывод, что на самом деле ты хочешь вовсе не домой.

Несколько секунд Агата молчала.

– Послушайте, просто скажите, что мне нужно сделать, чтобы никто не пострадал.

– Как будто мы феи-крестные, Ани, – хрюкнула от смеха Эстер, пуская колечки дыма ярко-красным кончиком пальца.

Анадиль нарисовала череп на мраморной стене своим горящим зеленым светом пальцем и добавила:

– Только не такие древние и льстивые.

– Пожалуйста! – умоляла Агата. – Вы же ведьмы. Вы должны знать способ отказаться от своего желания…

– Все так серьезно! – Эстер повернулась и обвела горящим пальцем отраженное в зеркале лицо Агаты, так что оно оказалось заключенным в рамку. – Только посмотри на эту маленькую, беспомощную, потерянную душу! До сих пор носит черное и пытается найти в себе старую Агату… Ту Агату, которая кидалась безголовыми птицами, пускала газы всегдашницам в лицо и любила свою драгоценную Софи больше жизни. – Эстер встретилась с Агатой взглядом в зеркале и усмехнулась: – Но ее больше нет, принцесса.

– Это неправда, – громко возразила Агата, но царапины, оставленные Рипером у нее на руке, полыхнули огнем, укоряя ее во лжи, так, будто были свежими.

– Надо же, когда-то мы хотели, чтобы ты присоединилась к нам, – сказала Анадиль. – И вот ты здесь, боящаяся навредить своей лучшей подруге из-за мальчика.

– Приятно видеть, что вы обе ничуть не изменились, – глухо сказала Агата, направляясь к двери. – Я вспомнила, почему мы не были друзьями.

– В итоге только один из них сможет сделать тебя счастливой, – промурлыкала Эстер за ее спиной. – И вопрос в том, кто это будет.

Агата обернулась и обнаружила, что ведьмы соскочили с раковины и кружат возле нее, словно акулы.

– Софи или Тедрос? – размышляла Эстер.

– Тедрос или Софи? – спрашивала Анадиль.

Обе ведьмы остановились рядом, плечом к плечу.

– Нужно серьезно пораскинуть мозгами, – сказала Эстер, повернувшись к Анадиль. И вдруг обе они уставились на Агату.

– ТЕДРОС! – крикнули ведьмы в один голос.

Сердце Агаты ушло в пятки, но она возразила:

– Но это неправильно! Мне не нужен принц!

Эстер одним движением скользнула к ней.

– Послушай меня, ты, пучеглазая бродяжка! Если ты не поцелуешь Тедроса, школа останется такой, как есть, – прошипела она, снова став похожей на опасную ведьму, которую так хорошо помнила Агата, – Поцелуй его – и все станет как прежде. Принц и его принцесса вместе, а ведьма исчезнет навсегда. Всегдашники здесь, никогдашники там. Школа Добра и Зла вернется на круги своя, и я стану старостой третьего года.

Агата скрестила руки на груди:

– Все ясно. Я беспокоилась о жизни моей лучшей подруги, а вы беспокоились о школе.

– Ты вообще представляешь, что ты сотворила с этим местом, безвольная трусиха? – прорычала Эстер. Ее черные глаза горели. – Ты знаешь, через что нам пришлось пройти из-за тебя?

Она достала из кармана сверток мятого пергамента и бросила его Агате. Девочка развернула изрисованное расписание:


Мир без принцев

Агата вытаращилась на пергамент:

– Но… Это все о…

– …о девочках, ты – непроходимая дура! Все в этой школе о том, как быть девочкой! – Эстер уже визжала. – Ты представляешь, как сильно я пыталась доказать, что я нечто большее, чем просто девочка! А теперь я должна жить в наводненном ими замке! Не получится никакой школы без мальчиков! Даже мы это знаем, хотя скорее убьем себя, чем дотронемся до кого-то из них!

– Вообще-то мы дотрагивались до них, когда танцевали на антибалу Зла, – уточнила Анадиль.

– Заткнись! – загрохотала Эстер, вновь поворачиваясь к Агате. – Никто не любит мальчиков! Даже те девочки, которые сами похожи на мальчиков, терпеть их не могут! От них воняет, они слишком много говорят, все портят и вечно себе на уме. Но это не значит, что мы можем обойтись без них! Это как стимфы без костей! Это как ведьмы без бородавок! Без мальчиков ЖИЗНЬ НЕ ИМЕЕТ СМЫСЛА!

Зеркала задрожали от звука ее голоса.

Агата взмахнула расписанием:

– И учителя не против этих новых правил?

– Почему, ты думаешь, их не было на вашей приветственной вечеринке? – пробурчала Эстер, немного успокаиваясь. – Они так же счастливы от всего этого, как и мы. Но у них нет выбора. Окажи они сопротивление – и кончат так же, как принцесса Ума.

Агата уже заметила, что учитель по общению с животными не упоминалась в расписании.

– Где же она?

– Декан заменила ее урок на занятия охотой, ведь девочки стали независимыми и не могли больше рассчитывать на мальчиков в поисках пищи. Это одно из пяти правил, – вздохнула Анадиль, повернув кран над раковиной, чем здорово напугала устроившихся там крыс. – Ума отказалась вести такой урок, разумеется. Она не собиралась убивать животных, так как потратила всю жизнь на то, чтобы с ними подружиться.

Анадиль погладила своих дрожащих мокрых крыс и подняла глаза:

– На следующее утро лестница вышвырнула ее из замка в лес.

– Там ей наверняка будет лучше, – пожала плечами Агата, невольно обрадовавшись, что больше не нужно изучать крики сов и лай собак с чопорной розовой принцессой. И заметила, что Анадиль буравит ее взглядом.

– Ты вообще помнишь, кто находится в лесу?

У Агаты перехватило дыхание. Принцы. Мстительные, кровожадные принцы.

– Почему декан ее не спасла? – удивилась Агата. – Уму же убьют…

– Ты думаешь, это самое плохое? – рявкнула Эстер, снова вскипая. – Ты представляешь, как сильно никогдашники ненавидят ванные комнаты? Ты знаешь, что у нас желчь закипает внутри, даже если мы просто приблизимся к такой комнате? А прятаться одним в ванной, да еще с сапфировыми туалетами! Вот как сильно мы не хотим возвращаться в классы!

Она так свирепо уставилась на Агату, что та проглотила вопросы о дальнейшей судьбе Умы.

– Ты хочешь, чтобы Софи осталась жива? Хочешь избежать войны между мальчиками и девочками? И, наверное, хочешь, чтобы у всех вас наступило «долго и счастливо»? – глаза Эстер прожигали Агату насквозь. – Тогда поцелуй Тедроса.

Агата чувствовала, как сердце пытается выпрыгнуть из груди. «Это стало бы правильным завершением твоей сказки», – сказала тогда профессор Доуви.

Щеки Агаты покрылись красными пятнами. Предать лучшую подругу? Навсегда бросить Софи? После всего, через что они прошли вместе?!

– Я не могу, – хрипло вымолвила Агата и врезалась спиной в дверь туалетной кабинки.

Вдруг за дверью раздался кашель.

– Что еще? – оскалилась Эстер.

– Теперь я могу выйти? – пропищал знакомый голос.

– Ты останешься там, пока не признаешь, что ты предатель, которых все терпеть не могут, и тебе лучше самой перерезать себе глотку, чем показаться остальным, – прорычала Эстер.

Молчание.

– Агата, можно я выйду?

Агата вздохнула:

– Привет, Дот. Извини! Конечно.

Дверь кабинки медленно отворилась, и появилась всегдашница, которую Агата никогда не видела. Наружу вышла подтянутая обладательница узкой талии и золотисто-каштановых локонов. Агата недоуменно посмотрела на нее и заглянула в кабинку за ее спиной в поисках Дот.

Кабинка была пуста.

Агата медленно повернулась к незнакомке:

– Но ты же… ты…

– …постоянно голодная, – сказала Дот и заключила ее в долгие объятия, из которых Агата с трудом выбралась и уставилась на нее: Дот стала килограммов на пятнадцать меньше, на лице появился легкий уместный макияж: губы накрашены красной помадой, немного туши на ресницах. Ее волосы, каштановые с высветленными прядями, были завиты в упругие локоны и скреплены желтыми блестящими заколками. Она даже закатала свой синий корсаж, чтобы обнажить упругий живот.

– Ты ведь не собираешься разрушать эту школу? – забеспокоилась Дот, грызя что-то похожее на горсть сушеного салата кале.

– Ну, началось! – простонала Анадиль.

– Папочка всегда говорил мне, что я кончу толстой, одинокой и злой, как он, – сказала Дот, сверкая влажными глазами. – Но это место позволило мне стать той, кем я мечтала, Агата! Впервые в жизни я чувствую себя хорошо. А они заставляют меня переживать по этому поводу. Они так много смеялись надо мной, когда я была толстая… А сейчас они издеваются, потому что я худая!

– Поэтому тебе проще сдохнуть, – сказала Эстер.

– Ты просто завидуешь тому, что у меня появились новые друзья, – бросила Дот.

Демон с татуировки Эстер отделился от шеи, наполнился жизнью, будто воздушный шарик, и с остервенением метнул в голову Дот шаровую молнию. Дот успела нырнуть в ванную, и шар взорвался о мраморную стену, оставив там приличную дыру. Маленькая девочка, которая лежала на своей кровати, мирно читая книгу «Почему мужчины никому не нужны», с испугом заглянула в отверстие с другой стороны стены и пулей вылетела из комнаты.

Ворча, Эстер призвала своего демона обратно на шею. Дот поглядывала из ванной на Агату, перекусывая чем-то вроде морковных звездочек:

– Она злится, потому что всем остальным декан нравится.

– Мне нравится только то, что она не может заставить нас носить этот клоунский наряд, – сказала Эстер, бросив злой взгляд на синий корсаж Дот. – Профессор Шикс тайно обучила нас заклятию, из-за которого мы покрываемся заразными фурункулами, как только надеваем эту форму. После двух дней девичьего визга декан сдалась.

– Как получилось, что она стала во главе школы? – спросила сбитая с толку Агата.

– Не надо забывать, как скверно мальчики и девочки начали относиться друг к другу после того, как вы исчезли, – ответила Эстер. – Самый распрекрасный принц проиграл свою принцессу лысой беззубой ведьме! После этого мальчики вдруг стали считать девочек врагами, а девочки мальчиков – бандитами. Когда школа разделилась на школы девочек и мальчиков, это было такое же естественное разделение, как на Добро и Зло. Декан просто воспользовалась этим… и сделала все еще хуже.

– Но откуда она взялась? – спросила Агата. – Она говорит, что она сестра Садера…

– Мы знаем только, что в ту ночь, когда школа заново разделилась, профессор Доуви не смогла вернуться в свой кабинет, – ответила Анадиль. – Она и леди Лессо несколько часов пытались его открыть – и когда наконец открыли… за столом сидела декан Садер.

– Но как она оказалась внутри? – допытывалась Агата, нахмурившись. – И почему никто не выступил против нее?

– Ну, учителя-мужчины попытались, – пожала плечами Анадиль. – И бесследно исчезли.

Агата с недоумением уставилась на нее.

– Пока Доуви и леди Лессо хранили Сториана, у нас был шанс на мир, – встряла Эстер. – Но теперь твой поцелуй с Тедросом – наша единственная надежда. Потому что мы не сможем бороться с деканом.

Она заглянула Агате в глаза:

– Замок на ее стороне.


Пока Софи шла за деканом по синему переходу из башни Чести в башню Смелости, девочки выскакивали то тут, то там, салютуя ей как капитану корабля.

– Смерть принцу! – провизжала прыщавая девочка.

– Живите долго и счастливо, Софи с Ага-той! – прозвенела тоненькая всегдашница.

Софи выдавила улыбку, пытаясь угнаться за деканом Садер по хрустальному тоннелю над озером. Декан, прищурившись, бросила взгляд в окно на шумящих вдали мальчиков. Они собрались за воротами и швыряли палки и камни, чтобы проверить, насколько прочен щит леди Лессо. Декан скривила пухлые губки и ускорила шаг; ее узкая – несколько уже, чем одежды других учителей, – юбка красиво подчеркивала стройные бедра. Спешившая за ней Софи любовалась отражением декана на стенках перехода. Она никогда не встречала никого красивее – даже ее мать не была столь безупречна. Пропорции фигуры декана казались сказочными, губы мягкими, как лепестки розы, волосы блестящими и густыми – она словно сошла с картинки в книге. Интересно, какие средства она использует для кожи? «Даже корень чертополоха не сделает поры почти невидимыми», – подумала Софи и поймала свое отражение в хрустальной стене, чтобы сравнить кожу декана со своей.

Из отражения на нее уставилась лысая беззубая ведьма, покрытая бородавками.

Софи задохнулась от ужаса и закрыла глаза:

Нет!.. Я добрая… Теперь я добрая…

Софи открыла глаза и снова увидела свое прекрасное юное лицо.

– Софи?

С бешено стучащим сердцем Софи повернулась к декану. Та, нахмурившись, выжидающе смотрела на нее от выхода из тоннеля. Софи поспешила к ней, с трудом переставляя заплетающиеся ноги, а проходящие мимо девочки продолжали ей салютовать:

– Смерть Тедросу!

– Смерть принцу!

– М-м-м, когда вы сказали, что Тедроса следует уничтожить, – промямлила Софи, – вы же не имели в виду, что я… я… Я должна это сделать… или что я буду участвовать в чем-то… злом?..

– Принимая во внимание твои прошлые приключения, я думала, ты с нетерпением ждешь этого шанса, – задумчиво произнесла декан.

Софи стерла капельки пота со лба:

– Просто, м-м-м… Я знаю, что у меня устрашающая репутация… но, видите ли, я изменилась…

– Правда? – Декан критически оглядела ее. – А в музее ты казалась готовой возглавить армию.

– Ну, кто-то же должен взять на себя руководство. – Софи не успевала вытирать струящиеся капельки пота. – Но, по правде говоря, я уже давно не ведьма, поэтому, мне кажется, убить Тедроса должен кто-то другой. Кто-то по-настоящему злой, злой прямо сейчас. Могу я порекомендовать Эстер или Анадиль? Обе достаточно пугающие злодейки…

– Ты боишься сразиться с мальчиком, который собирается отнять у тебя лучшую подругу?

Софи медленно подняла глаза на декана, которая широко ухмылялась, стоя у входа в башню Смелости.

– Может быть, потому, что ты точно не знаешь, за что борешься?

Двери волшебным образом распахнулись, и Софи открыла рот от удивления.

Все пять этажей стен по обе стороны от лестницы, заполненной девочками, были увешаны гравюрами, с которых улыбались их с Агатой физиономии. Их лица в обрамлении венцов из звезд белели над сверкающими синими словами:


Мир без принцев

Вместо мускусного запаха кожи, одеколона и шкур животных, который наполнял старую башню Смелости, здесь носился аромат висячих садов, оплетающих хрустальную синюю лестницу и мраморные колонны. При входе в классы лазоревые розы осыпали учеников лепестками, которые низко висящие стебли тут же сметали с пола. Софи шла за деканом вверх по лестнице, где девочки выстроились в ряд, чтобы освободить им путь, и приветствовали их восторженными улыбками. Сквозь перила винтовой лестницы Софи увидела стайку синих бабочек, которые порхали от этажа к этажу и собирались в живые картинки, чтобы позабавить спускающихся девочек – вот стимфа, фея, а вот и лебедь… Декан бросила на них взгляд – и, испуганно затрепетав крылышками, бабочки приклеились обратно к ее платью.

Она свернула на третий этаж, и Софи проследовала за ней в шумный зал. Там расположились никогдашницы в обнимку со всегдашницами. Девочки наблюдали за ожившей сценкой над страницами «Исправленной версии истории леса для учащихся». Все стены здесь тоже были расписаны. На рисунках изображалась идеальная школа для девочек, которые держали в узде порабощенных мальчиков, а лица Агаты и Софи, освещенные неземным сиянием, благословляли происходящее со своих заоблачных вершин.

Рина бросилась к ним с тарелками: на каждой было по яйцу пашот и тосту из муки грубого помола. Арахна протянула им кружки с шоколадной пахтой. В углу небольшая компания девочек репетировала на гобоях, скрипках и трубах, причем Софи уже не могла различить, какая из девочек всегдашница, а какая никогдашница, так как все они были непричесаны и ненакрашены. Мона и Милисент стояли на лестницах и как раз заканчивали наносить на алые розы ярко-синюю краску. Лазоревые капли падали на девочек, которые сражались на деревянных мечах прямо под ними. Откуда-то выпрыгнула Кико и, разбрасывая листовки, прокричала:

– Собрание Книжного клуба сегодня! Присоединяйтесь к Книжному клубу!

Ее голос заглушила песня Жизель и Флавии, которые что-то репетировали, вчитываясь в ноты. Вокруг то и дело открывались и закрывались двери, девочки спешили в свои комнаты после веселой вечеринки, а потом неслись обратно в классы с книжками, не обращая никакого внимания на свои мокрые лица и потные подмышки.

Софи вспомнилась старая школа – никогдашницы по дороге в класс пихали друг друга, всегдашницы часами прихорашивались, и все постоянно соперничали друг с другом. А теперь все девочки здесь и, несмотря на пот, нечесаные волосы и адский запах пахты, благоденствуют и счастливы вместе… без всяких мальчиков.

– Как Агата может не хотеть этого? – вздохнула она.

– Кто-то всегда сопротивляется переменам, – ответила декан, стоящая рядом с ней. – Агата – принцесса и до сих пор верит, что ей нужен принц. Уж тебе-то известна сила этих фантазий.

Софи вспомнила обо всех своих надеждах, о той энергии, которую она направляла на мечты о принцах. У нее было твердое убеждение, что однажды прекрасный мальчик королевской крови умчит ее в свой сияющий замок и наступит вечное счастье. Еще до того как Директор школы их похитил, Агата грубо высмеивала эти ее мечты. «Как будто этот мускулистый божок хоть когда-нибудь поймет тебя, – с презрением говорила Агата. – Нам будет гораздо лучше вдвоем». Она еще хрюкнула в конце, чтобы быть уверенной, что эти слова прозвучат как шутка. Но Софи знала, она была серьезна. Агата всегда считала, что их двоих будет вполне достаточно для того, чтобы жить долго и счастливо.

Неужели ее подругу околдовали? Неужели Агата начала верить в фантазию, над которой сама же смеялась?

У Софи свело желудок. Неужели они с Ага-той поменялись местами?

– Она хочет увидеть его, – тихо произнесла Софи.

Лицо декана стало жестким, и она подтолкнула Софи за лестницу, по которой носились девочки:

– Если она его поцелует, все пропало.

– Она никогда его не поцелует. Никогда, если из-за этого потеряет меня…

– Но она пожелала его, – настаивала декан, наклоняясь к Софи. – Желания идут от души. Попробуй игнорировать их, и они станут только сильнее.

У Софи все похолодело внутри.

Декан погладила ее по щеке, сверкнув золотистыми ноготками.

– Она уже не та девочка, которую ты знала, Софи. Сквозь ее сердце пророс сорняк. И его нужно выдрать с корнем.

Софи склонила голову на плечо декану.

– Я просто хочу, чтобы моя подруга вернулась, – прошептала она.

– И ты ее получишь, как только ее принц будет мертв, – декан ласково улыбнулась. – Вы останетесь вместе навсегда. Никакой мальчик больше не встанет между вами.

Глаза Софи затуманились. Ей хотелось спрятаться на плече декана от всех напастей.

– Скажите, что я должна сделать.

– Держать их отдельно друг от друга, – декан резко отстранилась. – Заставить Тедроса сразиться с нами. И когда он на это решится, ты и твоя армия будете готовы.

– Но я не хочу д-драться… – начала заикаться Софи, чувствуя, как ноют ее невидимые бородавки. – Я т-теперь хочу быть доброй…

– И позволишь подруге поцеловать принца? – спросила декан, глядя на нее. – Позволишь ей обречь тебя на заурядную жизнь в никчемном мире? – она медленно придвигалась к Софи. – Без друзей… без любви… всеми забытой?

Голос Софи ее не слушался.

– Разве не так кончила твоя мать? – спросила декан, придвигаясь еще ближе. Ее губы коснулись уха Софи. – И что же с ней стало?

Софи еле держалась на ногах.

Вдруг чья-то рука сграбастала ее, и раздался визгливый голос.

– Не беспокойтесь! – прощебетала Беатрис декану, утаскивая Софи. – Я покажу ей комнату, выдам форму и расписание!

Она обняла Софи и потащила по коридору.

– Ты можешь себе представить, что когда-то мы дрались из-за мальчишки?

Софи, лишившаяся дара речи, обернулась к декану, так и стоявшей у разрисованной стены, и та по-матерински ей улыбнулась. Постепенно лицо декана растворилось в темноте коридора. Последними исчезли ее мерцающие зеленые глаза, которые слились с нарисованными на стене глазами Софи, следившей с облака за миром без принцев.

Миром, в котором ее лучшая подруга никогда не предаст ее снова.

Софи скрипнула зубами.

Пока Агата не поцеловала Тедроса, у них есть шанс.


В ошеломленном молчании Агата присела на край ванны, сбросив на пол кусочек мыла. Она могла думать только об одном: где бы она сейчас была, если бы не загадала желание.

Ее мать готовила бы обед… чеснок и печень, ароматы из котла смешиваются с могильным запахом ветра, просочившимся сквозь разбитые окна. Она бы плюхнулась на свою кровать, чтобы закончить задание по грамматике, которое нужно сегодня сдать. Рипер, выскочивший из-за угла, зашипел бы на нее, но уже чуть тише, чем вчера. Проглотив последнюю ложку рагу, она бы услышала шорох листвы, мягкое движение… стук хрустальных туфелек на крыльце…

«Пойдем в школу?» – спросила бы Софи.

Они бы неторопливо спустились с холма в своих зимних пальто черного и розового цветов, шутливо перемывая кости мальчикам из их класса, от которых, честно говоря, попахивало коровником.

«Пусть только попробуют на нас жениться», – сказала бы Софи и рассмеялась.

Вот такая у них складывалась сказка. Они были друг у друга, больше им никто не был нужен.

– Как я могла это разрушить! – сказала она срывающимся голосом. Она посмотрела на трех ведьм. – Как я могла загадать такое желание?!

– Потому что ты принцесса, Агата. – Лицо Эстер на мгновение смягчилось. – И как бы сильно ты с этим ни боролась… тебе нужен принц.

Агата сглотнула. Она бросла взгляд на Анадиль – та кивнула, соглашаясь с Эстер. И обе ведьмы вопросительно уставились на Дот – может быть, она захочет с ними поспорить?

Но не в этот раз.

Не дождавшись возражений, Эстэр и Анадиль метнули в нее искрящиеся молнии просто для профилактики.

– Ау-у! Они правы! – скривилась Дот, хрустя звездочкой из сельдерея. – Даже если это значит, что я вернусь ко Злу, и стану толстой, и у меня опять не будет друзей.

Агата тряхнула головой:

– Послушайте, Софи просто нужно простить меня, и все будет в поряд…

– Простить тебя? – фыркнула Эстер. – Ее верная Агата опорочила себя связью с мальчиком, который когда-то был ее принцем… И ты ждешь от ведьмы из-за Дальнего леса прощения? Эй, проснись! В глубине души Софи хочет разорвать тебя на мелкие кусочки.

– Ты не понимаешь, – с жаром возразила Агата. – Софи изменилась – она хорошая…

От накала страстей даже крысы Анадиль прыснули в разные стороны.

– Она никогдашница, Агата, – вздохнула Дот. – Не важно, как сильно ты ее любишь, не имеет значения, сколько сил ты потратишь, чтобы изменить ее – Софи останется злой и одинокой.

– Но уж точно не будет старостой класса, – проворчала Эстер.

Анадиль опустилась на колени напротив Агаты.

– Ты никогда не сможешь искренне пожелать остаться с Софи. Потому что вы с ней не будете счастливы в вашем мире.

Впервые красные глаза Анадиль выглядели по-человечески.

– В мечтах ты снова и снова будешь возвращаться сюда, желая быть со своим принцем. А Софи всегда будет ведьмой, стоящей между вами… Пока ты не поцелуешь Тедроса, – холодная рука Анадиль обхватила запястье Агаты. – Разве ты не видишь? Твое желание было верным.

Агата молча сидела на краешке ванны. Казалось, она опять не может разгадать трудную загадку. И снова только Директор школы знает ответ. Но на этот раз Софи с ней не будет.

– Я должна встретиться с Тедросом одна, – тихо произнесла она.

Дот кивнула:

– Это единственный способ понять, искренне ли ты пожелала остаться с ним.

– И что, если нет? – спросила Агата, перебирая все причины, по которым она может возненавидеть своего принца. – Что, если я все еще буду хотеть отправиться домой с Софи?

– Тогда мы тебе поможем, – проворчала Анадиль.

Агата вспомнила лицо Софи в кабинете Садера, ее убийственно-холодную мину.

– Но как я смогу увидеться с ним, чтобы она об этом не узнала? Мы ведь в одном здании.

– Предоставь это нам, – ответила Эстер, грызя хвостики своих красно-черных волос. – Но это должно случиться сегодня ночью. Я не переживу еще одного дня занятий.

Агата почувствовала облегчение, точно во время проливного дождя на небе появился маленький просвет. В конце концов, она увидит Тедроса. Не важно, что будет дальше. Важно, что это «дальше» вообще будет. Дорога к счастью. Возможность сделать выбор.

Сидя на краю ванны, она вдруг заметила кусочек мыла в форме звезды, валявшийся на полу. Она подняла глаза на огурец в руке Дот, который был точно такой же формы.

– Ты можешь подумать, что это легче, чем делать шоколад, – вздохнула Дот, превращая еще один кусок мыла в репу. – Но через какое-то время все почему-то превращается в сыр гауда…

И тут Анадиль прикрыла ей рот рукой.

Девочки проследили за ее взглядом и увидели синюю бабочку, впорхнувшую внутрь через отверстие в разбитой стене.

Агата фыркнула:

– Это же просто бабоч…

Эстер заткнула ей рот с помощью магии, сверкнув пальцем. Агата задохнулась от боли. Татуированная ведьма уставилась на нее и все тем же пальцем, горящим красным светом, написала в воздухе дымящиеся слова:


Мир без принцев

Агата смущенно кивнула.

Эстер и Анадиль считали на пальцах 5… 4… 3… 2…

Дверь ванной комнаты отворилась, и внутрь просунулась голова.

– Вот ты где, Агата, – улыбнулась декан, а бабочка меж тем подлетела к ее платью и слилась с рисунком. – Через пять минут начнутся уроки, а ты даже не надела форму? Не самое лучшее начало первого учебного дня.

Она бросила злой взгляд на Эстер и Анадиль, будто бы ведьмочки тоже были предвестниками плохого дня. Затем ее глаза остановились на дырке в стене прямо за ними. Мгновение – и пролом волшебным образом затянулся, закрытый отремонтированной стеной.

– Порча собственности – это скорее черта мальчиков, – ледяным тоном сказала она ведьмам. – А затем одобрительно улыбнулась Дот: – Предлагаю вам двоим поучиться у вашей соседки, как быть женственными. Ведь никогда не знаешь… Замок может преподать и вам такой же урок, какой он дал мальчикам.

Эстер и Анадиль занервничали. Это заставило Агату опасаться декана еще сильнее. Она вспомнила странное чувство, возникшее у нее на празднике в их с Софи честь. Будто декан может подслушать любого.

Тогда синяя бабочка опустилась на руку Софи.

Агата глубоко вдохнула.

Бабочка в Лесах… Еще одна в цветочном метро…

Декан была с ними все это время, это она привела их сюда!

А также слышала каждое их слово.

– Мы идем, дорогая? – Декан придерживала дверь, поблескивая длинными острыми ноготками.

Агата проследовала за ней, бросив взгляд в зеркало, как раз чтобы увидеть отражение Эстер, которая подняла яростно сверкнувшие черные глаза и одними губами произнесла последнюю команду: «Сегодня!»

8

Непрощенная

Мир без принцев

– Мы же опоздаем на твое первое состязание! – нахмурилась остановившаяся в дверях Беатрис. В руках она держала две сумки с книгами.

Софи не двигалась, сверля Агату свирепым взглядом.

– Теперь ты хочешь остаться? – зло спросила она, сидя на кровати, которая стояла посредине. На ней была школьная форма, а на голове сияла хрустальная диадема старосты. – Ты же сказала, что оставаться тут – Зло.

Агата, стоящая к ней спиной, глазела на картину, занимавшую всю стену. Когда-то там была изображена приторная сценка, на которой удалые принцы целовали своих принцесс. Теперь там красовалась она, Агата, в реальную величину, дарящая Софи спасительный поцелуй на фоне вспышки синего света.

Я просто увижусь с ним. Я не выбираю его. Я просто… С ним увижусь.

– Так что с этой встречей с Тедросом? – набросилась на нее Софи, вспомнив предостережение декана. – Что скажешь по поводу свидания с твоим принцем?

Агата молчала.

– Ну?! – требовала ответа Софи.

Агата повернулась. Форма была ей велика и сидела на ней, как на вешалке, диадема сползала по волосам:

– Я ведь все еще здесь, разве не так?

Софи выдохнула. Слова декана постепенно улетучивались из ее головы. Как и Директор школы, декан не могла понять всю глубину их дружбы. Агата никогда не уйдет к Тедросу. Софи с Агатой слишком много пережили вместе!

– Ты прощаешь меня? – спросила Агата, озадаченная молчанием Софи.

Софи взглянула на нее, улыбаясь в ответ.

Но вдруг она увидела не Агату.

Софи увидела девочку, выбравшую мальчика, а не дружбу. Девочку, которая ударила ее ножом в спину. Девочку, которая разрушила их «долго и счастливо».

Старое пламя подозрений разгоралось внутри ее с новой силой.

«Прости ее», – уговаривала себя Софи, сопротивляясь ему.

Но ее мышцы словно свело судорогой… Кулаки опасно сжались…

Добро прощает!

Но ее сердце охватывал настоящий ведьминский гнев…

Софи со вздохом спрыгнула с кровати и обняла Агату, заодно поправляя ее диадему.

– Ох, Агги, я прощаю тебя! Я прощаю тебя за все! Я знаю, что ты никогда к нему не пойдешь!

Агата покраснела, пряча глаза.

– Что это за чертова штуковина? – пробормотала она, борясь с диадемой, которая успела снова сползти ей на глаза.

– Э-э-э! Это ваши короны старост, – раздраженно сказала Беатрис, нетерпеливо топнув ногой. – На момент вашего исчезновения ты была лучшей среди всегдашников, а Софи была лучшей среди никогдашников.

– Ну что ж, теперь мы на одной стороне, – просияла Софи, стиснув руку Агаты.

Агата почувствовала, что ее ладонь вспотела, поэтому поспешила выдернуть руку и перехватила сумку с книгами у Беатрис.

– Ну, сегодня рейтинг обнулится и отсчет пойдет заново, – заметила Беатрис. – Если мы когда-нибудь доберемся до вашего первого испытания, конечно.

Софи поспешила за удаляющейся бритой головой Беатрис. Напоследок она оглянулась на Агату, которая, насупившись, изучала корешки своего комплекта книг:

«Мужчины: дикая раса»

«Счастье без мальчиков»

«Руководство принцессы по избавлению от принцев»

– Готова к нашей новой школе? – спросила Софи, придерживая перед ней дверь.

Агата подняла глаза и изо всех сил постаралась улыбнуться.


Пока Агата пробиралась к своему месту, профессор Анемон не сводила с нее глаз. Теперь в синей комнате, сделанной из ирисок, она вела курс «Обезукрашивания». На ее одежде уже не было привычных оборок и рюша. Двадцать девочек внимательно слушали ее, сидя за партами из конфет.

– На этой неделе мы продолжим обезукрашивать себя, избавляясь от всего, что принц ожидает найти в принцессе.

Профессор Анемон шумно вздохнула. Она была полностью лишена своих экстравагантных украшений, перьев, высоко взбитой прически, меховых накидок и всех-всех регалий, которые привыкла демонстрировать. Сегодня на ней была лишь скромная светло-желтая мантия. Даже классная комната казалась голой без всех ее старых «облагораживающих» элементов интерьера: пропало антикварное трюмо, портреты «до-и-после» наиболее преобразившихся учеников, и даже бесконечные полки с принадлежностями по уходу за собой просто-напросто испарились. Уцелели лишь столы из белой помадки, лакричные доски да ирисочные синие стены, на которых повсюду были отпечатки улыбающегося лица Софи и висела надпись в облачке из зефирок:


Мир без принцев

– Итак, – сварливо произнесла профессор Анемон, одаривая Агату очередным обвиняющим взглядом, – давайте вспомним, что мы уже прошли. Сначала мы обезукрасили диеты. Помните: диеты – наши коварные враги, а мы убеждаем девочку есть все, чего душа желает… даже конфеты.

Агата закашлялась. Профессор Анемон так люто ненавидела конфеты, что однажды заставила ее две недели скрести грязную посуду в наказание за то, что девочка съела леденец. Однако всегдашницы не выглядели слишком уж удивленными. Более того, Агата заметила несколько дырочек в помадковом столе Рины, что тотчас объяснило появление у нее «ушек» на бедрах.

– Затем мы обезукрасили прическу. Отказавшись от причесок, угодных принцам – длинных и блестящих локонов, – продолжала преподавательница, – каждая девочка должна поэкспериментировать и найти свой собственный стиль, который кажется ей подходящим.

Агата заметила, как преподавательница скривилась, оглядывая синий ирокез Жизель, лысую голову Беатрис и грязные красные космы Милисент – в бывшем классе профессора Анемон над прическами трудились месяцами, доводя их до совершенства.

– Третье, что мы сделали, – обезукрасили макияж, который является патриархальным оружием, созданным лишь для того, чтобы привлекать мужчин, – вещала профессор, содрогаясь от вида немытых лиц, гордо горящих прыщей и физиономий никогдашниц, которые наносили косметику так, как двухлетний ребенок, оставленный один на один с красками. – Сегодня мы рассмотрим четвертый пункт обезукрашивания.

Она повернулась к доске и резким движением вспыхнувшего пальца вывела на ней слова:


Мир без принцев

Последние буквы она дописывала под жуткий звук царапанья ногтя о доску, и девочки зажали уши.

– Из заданной на дом литературы, – пробурчала профессор, – какие три причины для отказа от розового цвета вы узнали?

Агата насупилась. Прежняя профессор Анемон боготворила розовый цвет.

– Да, Беатрис, – сказала она Беатрис, которая махала рукой, будто ей срочно нужно было отлучиться пописать.

– Розовый цвет ассоциируется со слабостью, беспомощностью и страхом. Но, профессор Анемон…

– Есть еще причина, Дот?

– Розовый – это цвет, противоположный синему. А синий, как известно, является цветом силы и чистоты. Поэтому мальчики заграбастали его себе, не оставив девочкам выбора.

Дот зарделась от гордости, дав пять своему кружку всегдашниц. Эстер выстрелила по ней из рогатки кусочком ириски, и Дот вскрикнула.

– Профессор Анемон… – вмешалась Беатрис…

– Ты уже отвечала, Беатрис! Арахна, назови последнюю причину.

– Розовый – это признак инфекции тканей вокруг раны. И «розовый глаз» значит, что у тебя появился конъюнктивит…

– Напоминаю тебе, что сначала нужно прочитать учебники, а потом отвечать, Арахна, – прикрикнула на нее профессор Анемон. – А также смею еще раз заметить, почему всегдашники и никогдашники должны быть в разных школ… ДА ЧТО ТАКОЕ, БЕАТРИС?!

– Профессор Анемон, почему вы носите розовое?

Профессор Анемон проследила за взглядом девочки и поняла, что речь идет о розовой заколке в форме сердечка, закрепленной на ее светлых волосах. Ее щеки накалились докрасна, готовые вот-вот взорваться…

Затем она заметила бабочку, сидящую на подоконнике.

– О боже! Разве? – Взмахнув волшебным пальцем, учительница превратила розовую заколку в синюю. – С возрастом понемногу становлюсь дальтоником. А теперь запишите в свои тетради, что вы сделали для того, чтобы обезукрасить себя.

Она протопала через ряды девочек, собирая тетрадки и неприкрыто косясь на бабочку, которая вскоре сорвалась со своего места и улетела. Наверное, бабочка могла только подслушивать, но не подсматривать. Агата окинула взглядом синие стены, бывшие розовыми до того, как декан Садер взяла управление школой в свои руки. Софи всегда обожала розовый. А вот Агата этот цвет совсем не любила (он напоминал ей детскую рвоту) – но почему бы профессору Анемон не оформить свой класс так, как ей нравится?

Она взглянула на Софи, сидящую за соседней партой, – та влюбленно смотрела на свое лицо, отпечатанное на стенах из ириски. Аллергия на конфеты, судя по всему, была успешно излечена славой.

– Агги, я тут подумала, – начала Софи, поворачиваясь к ней. – Почему Тедрос до сих пор не попытался с тобой увидеться?

– Что?

– Ты находишься здесь уже целое утро. И никаким Ромео, пробирающимся в окно, и не пахнет. Никаких любовных объятий… Он даже не прислал тебе записку.

Агата напряглась.

– Это не имеет никакого значения, не так ли? – процедила она и сделала вид, что внимательно слушает учителя.

– Ну, это просто еще одна причина тебе тоже не пытаться увидеться с ним, – вздохнула Софи, полируя свою корону старосты. – Кто знает, захочет ли он вообще… В любом случае, первые три урока у нас общие, а потом наши расписания расходятся. Интересно, почему декан нас разделила? Не думаю, что мы даже будем в одном лесном отряде…

Агата во все глаза глядела в окно на укрытый серым туманом мост между школами и уже не слышала щебета Софи. Но слова подруги не шли у нее из головы.

Почему Тедрос не попытался увидеться со мной?

Синяя заколка упала на ее парту и отскочила на пол. Агата потянулась, чтобы ее поднять, как вдруг ее остановила чья-то рука.

– Кларисса в бешенстве, – прошептала профессор Анемон ей на ухо. – Ты должна как можно скорее счастливо завершить свою сказку с Софи или с Тедросом, иначе…

Она замолчала, потому что дверь отворилась, и в класс просочилась собака по имени Поллукс. Вернее, внутрь просочилась ее голова. Она покачивалась на длинной шее над телом антилопы, которым Поллукс, судя по всему, еще не навострился пользоваться.

– Извините, я опоздала, – сказал он, втягивая воздух носом. – У меня было личное совещание с деканом по поводу необходимости форсировать уничтожение всего розового. И в самом деле, мною были обнаружены и немедленно ликвидированы его мерзкие следы на ковре четвертого этажа.

Агата и Софи обменялись пораженными взглядами – каждая, несомненно, подумала об одном и том же. Будучи половинкой двухголовой собаки, Поллукс проиграл битву за их общее тело своему брату Кастору, который преподавал Зло. Так как Кастор был злобной собакой, да еще и самцом, Агата не удивилась, что он был удален из замка вместе с мальчиками. Но до этого момента она была уверена, что и Поллукс…

– …А почему Поллукс говорит о себе в женском роде? – шепнула она Эстер, которая сидела сзади.

Эстер бросила взгляд на слабую челюсть Поллукс, скудный мех и розовые ноздри.

– Я бы сказала, что мужского в нем осталось столько же, сколько розового на том злополучном ковре четвертого этажа.

– Моя дорогая профессор Анемон, – проскрипела Поллукс, – насколько я понимаю, этим утром был неприятный инцидент с розовой заколкой. Возможно, состязание сегодня следует провести мне, раз уж вы не в лучшей форме?

Профессор Анемон недоброжелательно взглянула на нее:

– А как же твой розовый нос?

Поллукс выглядела так, будто ей только что отвесили оплеуху:

– Это… это наследственное…

– До тех пор пока выбор состязания – единственная вещь, которую я еще могу делать в этой школе свободно, я буду это делать. – Профессор Анемон повернулась к ученикам. – Сегодняшнее испытание будет состоять в…

Дверь вновь отворилась.

– ЧТО ЕЩЕ?

Любезно улыбаясь, декан плавно проскользнула внутрь.

– Так как сегодня первый учебный день наших старост, Эмма, то, возможно, будет правильней, если состязание выберу я?

Профессор Анемон что-то мрачно пробормотала и плюхнулась за свой стол из карамелек.

– Поллукс, дорогая, – сказала декан, вставая перед столом профессора и загораживая ее, – может, стоит напомнить нашим старостам, как зарабатываются очки?

– Безусловно, декан, – фыркнула Поллукс. – Все учащиеся в школе для девочек получают оценки на состязаниях. Лучшая оценка – это «1», худшая – «20». Эти оценки в конечном счете определят, кто вы – главная героиня, ее помощница или могриф. Последнее, напомню, означает, что вы будете превращены в животное или растение.

Ученики зашептались; возможно, многие успели забыть, что в этом свободном от Добра и Зла мире некоторые из них все равно закончат свой путь ящерицей или папоротником.

– Согласно решению декана, – продолжала Поллукс, – в нашей новой и улучшенной школе именно оценки третьего года обучения определят вашу дальнейшую судьбу. Поэтому советую со всей внимательностью отнестись к состязаниям…

– И, быть может, Поллукс, – проворковала декан, устраиваясь на столе, спиной к профессору Анемон, – есть еще одна причина, почему сейчас для девочек отличное время заняться своими оценками?

– Комната красоты, – проворчала Агата, вспоминая спа-салоны, поход в которые был наградой для отличниц.

Эстер потрясла головой:

– Сожжены дотла. Это часть процесса обезукрашивания.

– Конечно, декан, – кивнула Поллукс. – Как вы знаете, вонючие принцы в драных лохмотьях укрепляют свои позиции у ворот и готовы убить наших сестер. В связи с сегодняшним прибытием старост они, без сомнения, удвоят число своих людей у границы. Пока наши заклинания отлично справлялись и держали принцев на расстоянии, но мы должны быть наготове, если чары падут. Таким образом, с сегодняшнего дня два ученика с низшими рейтингами будут стоять на охране ворот от заката до рассвета.

Агата скорчила рожу под удивленное гудение девочек. В прошлом году провалиться на уроках Добра значило стать охранником замка Зла, и наоборот. В этом же году те, кто провалится на занятиях, где учат сопротивляться принцам, станут первыми, кого мальчики и убьют. Так много «нового и улучшенного».

– Первое состязание называется «Непрощенный», – произнесла декан. – В рамках защиты друг друга в условиях приближающейся войны вы должны научиться сопротивляться мужскому обаянию. Каждая из вас встретится с фантомным мальчиком из своего прошлого. С тем, к кому вы испытывали какие-то чувства. Безжалостно сразите его, даже если в глубине души хотите простить. Теперь он ваш враг и видит в вас только противника. Чем более жестоко вы расправитесь с ним, тем выше будет ваша оценка.

Агата напряглась. Похоже, она и Софи встретятся с одним и тем же мальчиком.

Первой к доске пошла Беатрис. Декан острым ноготком указала на ее сердце и словно сделала на нем невидимый надзрез. Из призрачной ранки заструился синеватый дымок, который стал уплотняться, и вот уже фантом вылетел из тела Беатрис. Точно призрачный двойник, он отделился от нее. Это был Чеддик – дородный сероглазый всегдашник, который когда-то пригласил ее на бал. В светящейся синей дымке он опустился перед ней на одно колено и протянул розу, сияя открытой улыбкой…

Беатрис направила на него свой горящий палец и тут же взорвала мальчика, от которого остался только опадающий пепел.

– Значительный прогресс, правда? – задумчиво сказала Анадиль своим испуганным крысам, которые выглянули из ее кармана.

Профессор Анемон в ярости вскочила на ноги.

– Эвелин, это соревнование жестоко, бесчестно и, честно говоря, не очень-то связано с обезукрашиванием! – гневно произнесла она. – Поэтому я советую тебе…

И замолчала, потому что из ее стола вытянулись две карамельные клешни, которые схватили ее за плечи и приготовились выкинуть наружу.

– Ты советуешь мне что, прости? – уточнила декан.

– Продолжать, – скрипнула профессор Анемон, и конфетные когти разжались, втянувшись обратно в стол.

Девочки возобновили гудение, выбирая, кто пойдет следующей. Кажется, никто не имел ничего против поступка декана. Между тем Эстер бросила на Агату очередной взгляд «я-же-тебе-говорила».

Все больше учениц справлялись с фантомами, возникающими из их сердец: Кико развеяла по ветру рыжеволосого Тристана, а Жизель заставила загорелого Николаса отрастить косы и на них же его повесила. Дот провалила задание, наградив похожего на хорька Хорта только прыщом. Мысли Агаты вернулись к Тедросу. Она с трудом могла в это поверить, но Софи была права. Если ее принц хотел ее увидеть, то должен был найти способ прийти к ней. Может, она не получила его послание? Потому что записку перехватила декан? Стоит ли ей следовать плану ведьмочек?

Агата подавила крик. Я что, с ума сошла?!

Рисковать жизнью лучшей подруги ради мальчика, которого она едва знает?! Она вспомнила сияющее лицо Софи в их комнате, такое одухотворенное оттого, что они помирились. Это не связано со всегдашниками и никогдашниками. Это не битва между принцем и ведьмой. Эта история была о ней и о Софи, прощающих друг другу ошибки, сражающихся за свою дружбу.

Агата поморщилась от этой коварной иронии – она сама забыла урок, который пришлось выучить Софи, чуть не заплатив за него жизнью.

Ее принц был фантазией. Ее лучшая подруга была настоящей.

Агата глубоко вдохнула.

– Софи?

– М-м-м-м? – ответила Софи, втихаря давая автографы двум всегдашницам.

– Ты уверена, что простила меня?

Софи внимательно и искренне взглянула на нее:

– Агги, ты взяла свое желание обратно. Это все, чего я хотела. – Она потянулась через проход и пожала руку подруге. – Просто дай этому месту шанс, хорошо?

Агата посмотрела в полные надежды глаза Софи. Ту же надежду она видела в глазах других школьниц.

– Есть жизнь и после мальчиков, – сказала Софи, и ее улыбка засияла ярче диадемы на ее волосах. – Ты увидишь!

Впервые Агата и правда допустила подобную мысль.

– Следующей к доске идет Софи, – пропыхтела Поллукс позади нее.

Софи завертелась по сторонам, заметив, что весь класс на нее смотрит.

– Мы тоже участвуем в соревновании? – спросила она, судя по всему, прослушав значительную часть объяснений. – А когда откроются комнаты красоты?

Она с трудом вспоминала правила, пока Поллукс подпихивала ее вперед антилопьим копытом…

– Просто убей его побыстрее, – шепнула ей Агата. – Тебе не за чем сегодня стоять на страже!

– Но я больше не хочу убивать, – захныкала Софи, пока Поллукс подгоняла ее мимо профессора Анемон, которая лишь неодобрительно разглядывала свой стол.

Софи заняла место напротив декана, пытаясь успокоиться. Все, что ей нужно сделать – победить фантома, и они с Агатой спасены, хотя бы на сегодня.

Ведьмы больше нет.

Софи кивнула, готовая сразиться с мальчиком, которого лучшая подруга ей предпочла.

Ведьмы больше нет.

Длинным золотым ноготком декан потянула струйки синего дыма из сердца Софи, медленно, даже элегантно, пока они не начали обретать форму и… вдруг не рассеялись в воздухе.

Софи светилась от гордости.

– Как я и сказала, я на сто процентов хорош…

Боль пронзила ее грудь, и Софи задохнулась.

– О боже!

Агата вскочила на ноги:

– Ты в порядке?

Но теперь из груди ее подруги вырывались клубы кроваво-красного дыма. Софи пыталась сдержать их, задыхаясь и кашляя, но дым буквально извергался из нее. Она подняла испуганные глаза на Агату:

– Агги… помоги… мне…

Агата перепрыгнула через свою парту, но было поздно…

Софи закричала, и из ее сердца вырвался луч красного цвета.

Класс в ужасе бросился за свои стулья, пытаясь укрыться. Агата застыла.

Из тела Софи показалась голова фантома.

Вот только это был не Тедрос.

Это было огромное черное чудовище, получеловек-полуволк, с дьявольскими красными глазами. Его пасть, торчащая из груди Софи, сочилась дымящейся слюной. Софи не могла дышать, в ужасе глядя на него: чудовище приходило к ней в кошмарах с тех самых пор, как она убила его год назад. Теперь оно рождалось из ее собственной души.

Постепенно фантом вылез из тела Софи и выпрямился на двух волосатых ногах с острыми как ножи когтями. Голова его была опущена, а из ноздрей вырывалось пламя.

Чудовище подняло глаза на класс и зарычало.

Оно вихрем пронеслось по рядам, вглядываясь в лица девочек в поисках жертвы. Оно отметало одну за другой и, гневно рыча, снова и снова хватало их и рассматривало. И рычало все злее и злее… пока не встало как вкопанное.

Чудовище медленно повернулось к Агате и улыбнулось, обнажив окровавленные клыки.

– Нет! – крикнула Софи.

Чудовище бросилось через весь класс к парте Агаты и с рыком, полным ненависти, ударило ее когтями. А затем одним прыжком нырнуло обратно в сердце Софи, втягивая за собой клубы инфернального дыма.

Софи закатила глаза и рухнула на пол.

Никто не шелохнулся. Грудь Агаты ходила ходуном, и ей понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя и рассмотреть раны, нанесенные когтями чудовища. Отвратительные розовые шрамы сложились в одно слово:


Мир без принцев

С мерзким, хлюпающим звуком шрамы подсохли и втянулись под кожу.

Дрожащими пальцами Агата дотронулась до своей зажившей груди и медленно подняла глаза.

Профессор Анемон, опустившись на пол рядом с Софи, бережно приводила ее в чувство, водя над лицом девочки волшебным пальцем. Затем она помогла Софи подняться и довела ее до своего стола. Та, тяжело дыша и дрожа, упала на стул.

– Я этого не делала, – задыхалась она, едва слышно. – Это была не я!

– Ш-ш-ш, Агата знает, что ты никогда бы не напала на нее, дорогая. В боевой горячке твоя душа случайно перепутала ее с мальчиком, – утешала ее декан, поглаживая их с Агатой по плечам. – И все-таки, несмотря на небольшую небрежность, это было образцовое исполнение. – Она сделала паузу и улыбнулась ученицам: – Кто следующий?

Профессор Анемон с омерзением посмотрела на декана и пулей вылетела из класса.

Сидя за ее столом, дрожащие Софи с Агатой не смели взглянуть друг на друга. Тем временем растерянные девочки по очереди убивали своих фантомов; им это явно нелегко давалось.

Агата ловила на себе взгляды всего класса: казалось, все поверили объяснению декана и тоже советовали ей довериться Эвелин.

Софи взглянула на нее сквозь слезы:

– Агги, ты же веришь ей? Я прощаю тебя… клянусь…

Но Агата смотрела на Эстер, которая скорчила такое же зловещее лицо, каким пугала ее недавно в ванной комнате, предупреждая о том, что ее желание не останется безнаказанным.

– Пожалуйста, давай освободим Сториана, – произнесла Софи дрогнувшим голосом.

Агата медленно повернулась к ней.

– Теперь мы обе сможем загадать желание от чистого сердца, да? – умоляла Софи. – Ты сказала, что хочешь домой!

Агата не чувствовала облегчения. Только ноющее ощущение страха оттого, что отправляться домой, кажется, уже поздно.

– Агата, – услышала она голос.

Декан улыбнулась девочке:

– Ты последняя, дорогая! Твоя очередь.

Агата потерялась во времени, не понимая, как долго она делает несколько шагов к доске. Она встала перед деканом испуганная и безвольная. Ее грудь горела огнем, точно нацарапанное слово не просто просочилось под кожу, а вытатуировалось изнутри. Впервые она не слышала голосов Добра, убеждающих ее, что подруге можно верить. Вместо этого она слышала, как злые шепотки твердят ей, что уж во второй-то раз она оказалась в школе не случайно.

Потому что она все-таки смогла выбрать правильный конец для своей сказки. Выбрать принца.

Декан навела палец на Агату и вызвала из ее груди струю дыма, да такой силы, что Агату отбросило назад.

Вздымаясь вверх, синий дым закрутился в воздухе, сгущаясь в облако, готовое вот-вот явить фантома…

Но вдруг дым почернел.

Глаза декана широко распахнулись. Тяжелые, как грозовые облака, клочья тумана закрутились быстрее, еще быстрее, сливаясь в ужасный черный вихрь.

Агата с трудом поднялась:

– Что происхо…

В вихре вспыхнула молния, и черный ветер вырвался из воронки наружу, прижимая девочек к полу, расплющивая декана по карамельной парте. Ветер сдул со стен помадку, а затем содрал всех бабочек с платья декана и выстрелил ими, как из пушки, прямо в окно. Закручиваясь и мстительно воя, черная буря сорвала дверь с петель и пригвоздила всех девочек к стенам, не тронув лишь Агату. Софи пыталась прокрасться к подруге, чтобы помочь ей, но ветер швырнул ее через всю комнату прямиком в шкаф. А потом вихрь поднял Агату в воздух и всосал кричащую девочку внутрь воронки.

Задыхающаяся Агата кружилась в воздухе и не видела ничего, кроме черных стен вихря, поднимающихся так высоко, что они закрыли от нее всю комнату. Ветер со страшной силой колотил ее то об одну, то о другую стенку. Он сорвал с нее корону старосты и, раздробив ее на мелкие кусочки, втянул в себя осколки, завывая все громче. У Агаты заложило уши. Вдруг неожиданно ветер стих, и она оказалась в тихом темном сердце бури.

Черные стены вокруг нее начали менять форму, уплотняться и светлеть, становясь четырьмя одинаковыми призраками, стоявшими по четырем сторонам света… Это были маски… Огромные серебряные маски…

За каждой из масок были глаза Тедроса, грозно глядящие на нее со всех сторон.

– Сегодня ночью, – раскатисто пророкотал он. – Пересеки мост.

Агата, крошечная по сравнению с ним, только пролепетала:

– Но… но…

Тедрос исчез. Черный вихрь под аккомпанемент грома втянулся обратно в грудь Агаты, оставив ее посреди притихшей классной комнаты, не уронив ни волосинки с ее головы.

Девочки опасливо выглядывали из своих развороченных укрытий. Все в комнате было раскрошено в пыль. Профессор Анемон, профессор Доуви и леди Лессо глазели на это безумие сквозь дверной проем. Дверь магическим образом поднялась в воздух и шлепнулась перед учителями, словно отвешивая им оплеуху.

– Что это было? – ошеломленно спросила всклокоченная декан. – Кого ты видела?

Агата взглянула на однотонное платье декана, полностью лишенное бабочек. Выходит, сейчас она не может подслушивать. Агата с вызовом посмотрела ей в глаза.

Таинственная улыбка медленно появилась на лице декана, и над головой Агаты загорелась цифра «20». И тут же лопнула, опрокинув на нее дымящихся личинок.

– За безнадежный провал задания, – объявила декан и, приведя себя в порядок с помощью магии, расставила остальные оценки (Дот сражалась с пахнущей гнилью цифрой «19»). Тысяча синих бабочек вылупилась из платья декана, похожего на кокон. Они тут же образовали на ткани новый затейливый узор.

Агата, староста без короны, села, ловя на себе подозрительные взгляды одноклассниц. Эстер и Анадиль, обе с одинаковым встревоженным выражением на лицах, бросились к ней в поисках ответов на вопросы.

– Это ведь был Тедрос? – спросил дрожащий голос рядом с ней.

Агата не двигалась.

– Агги? – голос Софи сорвался. – Что он сказал?!

Агата медлила, но все же подняла глаза на обескровленное лицо подруги…

Ее сердце остановилось.

Что-то виднелось на шее Софи. Прямо под воротником.

Черная бородавка.

– Агги? – Софи сдвинулась, и воротник закрыл бородавку. – Что ты видела?

Агата откашлялась.

– Ну? – спросила Софи, мрачнея.

Агата спрятала свои трясущиеся руки под парту.

– Ты была п-п-права, – заикалась она, стараясь выглядеть смущенно. – Он… он сказал, что он никогда не п-п-придет за мной.

Софи уставилась на нее неверящим взглядом:

– Он… так и сказал?

Мало-помалу взгляд ее изумрудных глаз стал тяжелым, и вот уже два остро наточенных кинжала с подозрением уставились на подругу. У Агаты перехватило дыхание, она чувствовала, как эти зрачки вскрывают ее душу и накидывают петлю на тонкую шейку ее хрупкой лжи. И вот-вот крепко затянут ее…

– Помнишь, что я тебе говорила, Агата? – Софи задыхалась от ярости – она сдавила руку подруги. – Я же сказала тебе, что все мальчики злые!

Ошеломленная Агата уставилась на нее.

– Не беспокойся, Агги. Ничто не остановит нас, если мы будем сражаться вместе, – поклялась Софи; ее корона старосты сияла, словно была волшебной. – Мы отберем у него это перо! Мы получим обратно наше «долго и счастливо». Так же, как и в прошлый раз!

С громыхающим сердцем Агата подняла глаза на Мост-на-Полпути, тонущий в тумане.

На этот раз она знала, что им не быть вместе.

– Сегодня ночью? – Софи с надеждой улыбнулась ей.

Агата ответила ей улыбкой, трясясь от страха. Ее собственный голос показался ей голосом ее принца:

– Сегодня ночью.

9

Симптомы возвращаются

Мир без принцев

– Что, большая бородавка? – Анадиль опустилась на колени в уголке за лестницей башни Чести, увитой синими розовыми кустами. – Ты уверена, что видела ее?

Агата кивнула, кусая ногти, чтобы скрыть трясущиеся руки.

– Она сказала, что прощает меня. Она сказала, что хочет отправиться домой…

– Уже поздно, – отрезала сидящая рядом с ней Эстер и раздавила розу. – Разве ты не помнишь? Когда появляются симптомы, она уже не может контролировать свое Зло. Ты обязана поцеловать Тедроса до того, как она превратится в ведьму, или мы все умрем.

Агата задрожала сильнее; на нее накатили воспоминания о лысой Софи, чудовищной старой карге, убивающей волков, разрушающей замки, обрекающей учеников на все муки ада. Тогда тоже были тревожные звоночки, предшествующие трансформации: кошмары, вспышки гнева… И первая бородавка. В этот раз Агата не сразу заметила симптомы, но они явно возвращались. На свадьбе это были мешки у Софи под глазами, вызванные кошмарами. А ее неистовый вид в кабинете Садера? Ее мрачная улыбочка на приветственной вечеринке? Она старалась не замечать всех этих тревожных сигналов, думая, что ее подруга изменилась. Но Софи не простила ее за желание остаться с принцем. И никогда не простит.

Теперь принц стал единственной надеждой Агаты.

– Сколько? – Агата посмотрела на Эстер. – Сколько времени осталось до того, как она превратится?

– Чудовище было только предупреждением, – задумчиво проговорила Эстер. – Она еще не успела никому навредить по-настоящему.

– Будут и другие симптомы, – кивнула Анадиль. – Но Эстер права. Мы в безопасности, только пока она не начала действовать.

В комнату влетела Дот, громко чавкая бататом в форме розы:

– Значит ли это, что Агата сможет прийти на собрание Книжного клуба сегодня вечером?

– Это значит, что вечером Агата все еще может поцеловать Тедроса, – пророкотала Эстер, подталкивая Агату в сторону наполненного людьми зала. – Но мы не должны подавать виду. Никто не должен догадаться, что она собирается с ним увидеться…

– Погоди секунду, – прервала ее Агата.

– Эстер, подумай: один поцелуй – и мы вернемся к Добру и Злу, – осклабилась Анадиль, воодушевляя подругу, пока они пробирались сквозь толпу девочек. – Тренировки приспешников, уроки по смертельным ловушкам и червивая каша…

– Подожди-ка… – вновь начала Агата.

– Никогда не думала, что буду рада увидеть комнату Страха снова, – Эстер неприятно ухмыльнулась Анадиль.

– Послушайте вы, обе…

– Книжный клуб обсуждает «Без принца и без проблем» – трещала сзади Дот с набитым бататом ртом. – Я разозлюсь, если она это пропустит…

Агата стремительно повернулась к ним:

– Что нужно сделать, чтобы вы меня услышали?!

– В круге ведьм всегда трое, а не четверо, – заметила Эстер. – И это еще одна причина, почему тебе нужно поцеловать Тедроса.

– Об этом я и хочу поговорить! Он не объяснил, как с ним увидеться! – рявкнула Агата, даже не осмотревшись на предмет бабочек-шпионок. Она поспешно приглушила голос: – Только сказал, что я должна пересечь мост.

– Мост-на-Полпути? – уточнила Анадиль. – Ты уверена, что не ослышалась?

– Может, он сказал «погост»? – предположила Дот, кивнув по дороге двум всегдашницам. – Может, нам нужно найти волшебное кладбище и оттуда… А-а-ай!

Она еле успела подхватить свои синие шаровары, которые Эстер только что разрезала.

– Это еще за что?

– А за то, что пытаешься быть и всегдашницей, и никогдашницей одновременно, некормленая тупица! – прошипела Эстер и повернулась к Агате: – Но Дот права. Он не мог сказать «мост».

Агата скривилась:

– Но это именно то, что он…

– Может, это ловушка? – спросила Дот, превращая отрезанные лоскуты штанов в листья шпината.

Эстер и Анадиль уставились на нее.

– Послушайте, – Дот откинула назад волосы, – теперь я знаю себе цену, и, если вы будете вести себя как хулиганки, то я переезжаю к Рине и…

– Налицо слабые проблески интеллекта, скажи? – пробормотала Анадиль.

– Воодушевляющие, но мимолетные, – мрачно заметила Эстер и снова повернулась к Агате: – Это может быть уловка декана. Сложно создать школу без принцев, если одна из старост мечтает увидеться с мальчиком, правда? Может статься, она наколдовала Тедроса, чтобы поймать тебя на попытке встретиться с ним.

– М-м-м-м, представь, что будет, если они обнаружат, что Великая Девичья Надежда собралась бросить их ради мальчика, – промурлыкала Анадиль, кивнув на курсирующих мимо девочек. – Да тебя подадут на ужин под славным беарнским соусом!

У Агаты кровь застыла в жилах.

– Так значит, сегодня я все-таки иду на встречу с Тедросом?

– А разве у тебя есть выбор? – более мягким тоном спросила Эстер, поглядывая поверх плеча Агаты. – Тебе точно не стоит спать с ней в одной комнате.

Развернувшись, Агата увидела взволнованную Софи, спешащую к ней сквозь толпу. Похоже, ей было страшно оставаться одной после урока. Три бабочки порхали следом за ней, приближаясь к Агате и ведьмочкам…

– Но я же живу с ней в одной комнате! – задохнулась раздосадованная Агата. – Как же мне выбраться, чтобы ни она, ни Беатрис не заметили…

Однако Эстер и Анадиль уже приотстали, приложив горящие пальцы к губам. С нахальными ухмылками они сдули дымки с кончиков своих пальцев, красный и зеленый, которые заплясали перед Агатой в воздухе и слились в толстые буквы…


Мир без принцев

Бабочки врезались в надпись и заметались, сбившись с курса.

– Ведьмы собираются помочь нам достать Сториана? – выдохнула Софи, догняя Агату.

Агата повернулась к ней и едва сдержала крик – Софи прикрывала шею шалью со щенятами.

– Это шаль Кико, – угрюмо вздохнула Софи. – Просто здесь такой морозильник, а ты знаешь, как легко я простужаюсь. Маленький процент жира в организме и все такое. Шея ужасно чешется, между прочим. Наверное, ткань жуткая дешевка…

Мертвенно-бледная Агата не сводила глаз с шали. Ведьмы были правы. Нужно провалить все остальные испытания и встретиться с принцем. До того, как появятся остальные симптомы.


Теперь, когда Эстер и Анадиль были на других уроках, Агате стало особенно страшно сидеть рядом с Софи, которая что есть мочи чесала кожу под шалью.

Профессору Доуви, как и профессору Анемон, приходилось вести урок под пристальным наблюдением декана, чье присутствие сводило на нет все попытки бывшего преподавателя курса «Добрых дел» поговорить с Агатой. Но профессор Доуви, казалось, понимала, что у девочки на уме и, рассказывая о системе оценок, кидала на нее многозначительные взгляды.

– И, думаю, стоит повторить следующее, – громко сказала она, сидя за своим столом из леденцов. – Ученики, которые окажутся в конце списка, будут охранять ворота леса сами, без учителей…

– Они все это уже знают, Кларисса, – сказала декан.

– Это значит, что они будут в лесу совершенно одни…

– Кларисса!

Профессор Доуви продолжила урок, кинув на Агату последний многозначительный взгляд.

Учебник «Как избавиться от принца и стать сильнее» являлся замаскированной версией старого курса профессора Доуви под названием «Добрые дела». Было только одно отличие – на конфетной стене класса теперь сияло лицо Агаты, выложенное мармеладками. А ниже появилась надпись:


Мир без принцев

Агата еле сдерживала себя, чтобы не разнести это лицо вместе со стеной в щепки. Разве мало того, что ее лучшая подруга превращается в ведьму? Теперь она еще и девочка с плаката, пропагандирующего рабство! Профессор Доуви, судя по всему, разделяла ее негодование и упорно игнорировала любые недовольные гримасы декана, сопровождающие ее лекцию.

– На самом деле мальчиков, равно как и девочек, угнетать нельзя. Да, действительно, у девочек есть сострадание и чуткость, которых лишены большинство мальчиков. Поэтому время от времени мальчикам и девочкам тяжело понять друг друга…

Сидя на стуле из карамели, Агата посматривала на Софи, чтобы удостовериться, что у нее не появились новые бородавки или не начали выпадать зубы. Если не принимать в расчет, что Софи беспокоил зуд, выглядела она, как всегда, мило. Агата вытянула шею, чтобы заглянуть под шаль и проверить количество бородавок, но Софи заметила ее движение, и Агата притворилась, что как раз собиралась почесать нос.

По столу скользнула рука Софи с запиской:


Мир без принцев

Агата рассеянно улыбнулась. Если она хочет увидеть Тедроса, нужно провалить это состязание. Причем сделать это, не вызвав у Софи подозрений.

– Чтобы выжить, мальчики учатся прятать любые чувства за своей силой, – продолжала профессор Доуви. – Вот почему они ищут в девочках мягкость. Оставаясь мягкой и слабой, вы делаете мальчиков уязвимыми, возможно единственный раз в их жизни. Понять мальчика – значит получить ключ к его приручению.

– И подчинению, – добавила декан, закидывая ногу на ногу. – Как все мы знаем, лучше всего мальчики реагируют на порку и голодовку.

– Лучше всего мальчики реагируют на дружескую поддержку и здравый смысл, Эвелин, – возразила профессор Доуви. – А также на веру в любовь между принцессой и принцем.

Щеки декана вспыхнули. Стены класса задрожали.

– Кларисса, девочки должны иметь право быть счастливыми без этих диких мерзких свиней…

– Что девочкам действительно нужно, так это право знать, почему мальчики заслуживают любви. И право самим делать выбор! Им следует руководствоваться собственными чувствами, а не мнением декана или учителя, – вскипела профессор Доуви и продолжила, повысив голос: – А еще девочкам нужно знать, что этого декана здесь вообще не должно быть!

Декан вскочила. Засахаренные руки вынырнули из стен, схватили Доуви и вышвырнули ее вон из класса, да еще с такой силой хлопнули за ней дверью, что от удара все парты покрылись конфетными крошками. Многие ученицы вскочили на ноги.

Агата побледнела, уговаривая себя сидеть ровно и не дергаться. Девочки вокруг нее изумленно озирались.

– Итак, – начала декан, поворачиваясь к классу. – Приступим к состязанию?

Перешептываясь, девочки расселись по своим местам. Все вели себя так, словно грубое выдворение профессора Доуви было в порядке вещей. Агата тоже постаралась принять невозмутимый вид, помня, что фея-крестная хотела, чтобы Агата во что бы то ни стало встретилась с принцем и сделала окончательный выбор. Но что значили последние слова Доуви? Знала ли она декана Садер раньше?

Неожиданно она обратила внимание на Софи – та остервенело чесалась, сунув руку под шаль. Кажется, она и не заметила, что произошло.

Агата побледнела еще больше и еле сдержалась, чтобы не свалиться без чувств.

С покрытого патокой потолка спустились десятки бобовых стеблей, и декан Садер объяснила, что это часть испытания «Летящая вера», в котором каждая ученица окажется одна на верхушке стебля с завязанными глазами. Чтобы выбраться, она должна слушать указания одноклассниц, которые будут кричать снизу, куда ей следует ступить. Таким образом, перебираясь с листа на лист, со стебля на стебель, она вернется к своей парте. Та, кто доберется до своего места быстрее всех, получит высший балл.

Испытание началось. Беатрис поддерживали все девочки в классе. Арахна и Рина громко вели друг друга к финишу, так же как Милисент и Мона. Софи боялась еще одного прорыва Зла и неукоснительно подчинялась указаниям одноклассниц, страстно желая оставаться «хорошей Софи», тем более после случая с чудовищем. В итоге именно она и выиграла состязание с рекордным временем.

Сев на место, Софи стряхнула со своего платья клок выпавших волос. Она заметила, что Агата, уставившись на нее, затряслась как в лихорадке.

– Ох, это легче легкого, Агги, – сказала Софи, вычесывая еще больше омертвевших колтунов. – Просто слушай мои указания – и все будет в порядке!

Агата с трудом могла сосредоточиться на своем запланированном проигрыше, потому что ее голова была целиком занята лысеющими скальпами, скрытыми бородавками и иными возможными симптомами. Тем не менее ей удалось изобразить замешательство, глухоту и дислексию. Она убедила декана, что действительно разочарована, очень реалистично надувшись при оглашении результатов. Хотя Агата оказалась только второй с конца (Дот случайно прыгнула со стебля в окно и стала лучшей среди худших).

– Но я же так громко кричала! – ныла Софи, расчесывая шею, когда они с Агатой шли по коридору. – Агги, тебе нужно постараться на следующем испытании, иначе ты будешь стоять у ворот всю ночь!

Агата кивнула, стараясь выглядеть подавленной. Когда Софи отвернулась, девочка попыталась заглянуть ей под шаль, но Софи быстро повернулась обратно, Агата согнулась, обхватив руками живот:

– Извини, газы подступают.

– Давай хотя бы сохранять достоинство! – возмутилась Софи.

Они опоздали к началу урока по «Защите от мальчиков», и свободные места оставались только в противоположном от Эстер и Анадиль углу комнаты; ведьмочки отчаянно сверлили ее глазами, желая поговорить. Леди Лессо, бывшая преподавательница курса «Проклятия и смертельные ловушки», словно прочла мысли Агаты и встала поперек двери, преградив дорогу Софи. Прищурив свои фиолетовые глаза, она внимательно разглядывала девочку с ног до головы…

– У меня что, прыщ вскочил? – пробормотала Софи и, покусывая перьевую ручку, все-таки добралась до своего места. Едва присев, она тут же от неожиданности спрыгнула со своего ледяного стула, но, стиснув зубы, села обратно, откинулась назад и хмуро окинула взглядом прохладную комнату, сделанную из мороженого. Помещение в точности копировало старый класс леди Лессо в школе Зла, вплоть до свисающих с потолка засахаренных сосулек. Затем девочка покосилась на Агату, у которой глаза чуть не вылезли из орбит при взгляде на Софи, словно ее только что огрели по голове.

– Агги, ты ведешь себя очень странно, – заметила Софи, отбрасывая обгрызенную ручку.

Агата глотала ртом воздух, не сводя с нее глаз.

Передние зубы Софи почернели.

– Просто здесь очень х-х-холодно, – заикаясь, ответила Агата.

– И ты так вытаращилась на меня из-за этой шали? – хмыкнула Софи, отворачиваясь.

Агата отчаянно замахала Эстер и Анадиль, одними губами произнося «Симптомы! Симптомы!», пока не заметила на себе взгляд Софи, и тут же притворилась, что отгоняет мух.

Бородавки, выпадающие волосы, гниющие зубы…

Успеет ли она встретиться с Тедросом до того, как ведьма вырвется наружу?

По всей видимости, декан решила, что случай с профессором Доуви послужит уроком всем преподавателям, поэтому присматривать за леди Лессо она не явилась. Вместо себя она прислала Поллукс, которая уселась в последнем ряду. На ее плече примостилась бабочка, а сама она так усиленно сопела, точно хотела, чтобы на нее обратили внимание.

– Мальчики подлые, грязные существа, поэтому никогдашницы не выходят за них замуж, – начала леди Лессо, идя по проходу и бросая на всегдашниц неприязненные взгляды. – Но это не причина их убивать.

– Если, конечно, они не нападут на вас, – заметила Поллукс.

Леди Лессо вскинула голову, точно почувствовала неприятный запах, но тут же опустила ее.

– Убийство навсегда запачкает вашу душу, не важно, всегдашница вы или никогдашница. Вы можете убивать только в случае объективной самозащиты или если боретесь со своим немезисом. Но ни первое, ни второе в нашей новой школе вам не грозит.

– Если только не начнется война, вы хотели сказать, – пропыхтела Поллукс.

– Кажется, пришло время выкинуть еще кое-кого, – заметила леди Лессо, сделав вид, будто ни к кому конкретно не обращается.

Собака прикусила язык. Проходя мимо Агаты, леди Лессо бросила на нее озабоченный взгляд и переставила ее в конец списка соревнующихся, словно хотела быть уверена, что девочка точно будет знать, как действовать, чтобы провалиться.

– Во время вашего испытания вы будете защищаться от взбешенных могрифов. Для нападения мальчики могут использовать свое умение превращаться в разных существ. Поэтому вы должны быть готовы ответить им тем же, – произнесла учитель, отбрасывая за спину свою длинную косу. – Но помните, что трансформация в целях выживания высвобождает наши самые потаенные инстинкты. Если ваша душа уже запятнана настоящим Злом, то процесс трансформации может быть нарушен, – ее глаза метнулись в сторону Поллукс. – Пусть эти слова будут предупреждением всем тем, кто так легко смеет говорить о войне.

Чтобы одолеть фантомного могрифа, все девочки должны были сами превратиться в животных. Год назад в лесных отрядах их научили, как трансформироваться в любого зверя, используя визуализацию. Это было простенькое заклятие, поэтому его изучали на первом году обучения вместе с заклинаниями управления водой и погодой (с той лишь разницей, что превращение оставляло складочки на одежде, ведь ее приходилось сбрасывать). Суть состязания была в том, что для победы над противником девочки должны были правильно выбрать животное.

Эстер в облике краба сражалась с гадюкой и, пропустив несколько дерзких укусов, превратилась в ловкого мангуста и легко одолела противника; Беатрис в теле неповоротливого пеликана одержала победу над пираньей; свинка Дот еле унесла ноги от нацелившегося на нее барана – хрюкая, она мчалась в сторону своей сброшенной одежды («Я думала, что мальчикам нравятся милые зверюшки!»).

Агата собиралась сделать все как можно хуже. Поэтому, когда леди Лессо выставила против нее медведя, который яростно колотил лапами в грудь, она просто стояла столбом и в нерешительности чесала затылок:

– Я… забыла…

– Забыла, как трансформироваться? – подозрительно спросила Поллукс. – Девочка, которая провела в облике таракана львиную долю своего первого года в школе?

– У читателей мозги как решето, – вздохнула леди Лессо, стараясь не выглядеть довольной. – Ни с чем не сравнимая безалаберность.

– Похоже, сегодня ночью я охраняю ворота, – шумно плюхаясь рядом с Софи, сказала Агата.

– Н-н-но это значит, что мы не сможем отправиться за Сторианом! – побледнела Софи, обнажая еще больше почерневшие зубы.

Агата вцепилась в свой стул.

– Это бессмысленно, – сказала Софи, сгорбившись. – Ты же обычно хорошо проходишь эти состязания… – Тут ее лицо просияло: – Погоди! Что, если я тоже все завалю, Агги? Тогда я буду стоять на страже вместе с тобой! Мы сможем вломиться в школу мальчиков и отправимся домой!

– Нет! – вскрикнула Агата. – Софи, эта ужасна идея!

Но Софи, готовая проиграть свое состязание, уже прыгала от нетерпения в другом конце класса. Увидев лицо Агаты, леди Лессо догадалась о плане Софи и выставила против нее жирного голубя. Софи превратилась в пушистую розовую кошечку и легко уворачивалась от его слабых клевков.

– О, могучее чудовище! – театрально мяукнула Софи. – Я тебе не ровня!

Агата поймала нервный взгляд Эстер. Если сегодня Софи будет охранять ворота вместе с ней, то как же она выберется к своему принцу?

– Пощади меня, грубое животное! – вопила кошка ковыляющему голубю.

Делано приставив лапку к голове, Софи впрыгнула в свою сброшенную одежду и представила себя человеком, который вот-вот займет последнее место в состязании…

Только ничего не произошло.

Кошка-Софи насупилась и снова произнесла заклинание, но снова не последовало никакого эффекта, только ее лапки стали более пушистыми. Голубь тем временем поднялся в воздух и приземлился ей на голову. Все девочки захихикали, только Агата осталась серьезной, помня, как мастерски Софи разыгрывает представления.

– Я не могу… – обратилась Софи к леди Лессо, судорожно дыша. – Я не могу превратиться обратно…

– Просто сосредоточься! – резко ответила леди Лессо, а хихиканье за ее спиной уже переросло в откровенный гогот.

Ни с открытыми, ни с закрытыми глазами Софи не смогла снова принять человеческий облик.

– Это не я… – задыхалась она. – Что-то блокирует…

Голубь капнул на нее пометом.

– Помогите-е-е-е! – взывала Софи, наполнив весь класс своим рычанием. Даже Агата невольно фыркнула.

– Хватит идиотизма! – проревела леди Лессо и послала в Софи свое заклятие, чтобы остановить этот балаган.

Не изменившаяся ни на йоту Софи удивленно уставилась на нее, но, когда девочка попыталась заговорить, у нее вырвалось только мяуканье.

Смех прекратился.

Раскрасневшаяся леди Лессо указала светящимся пальцем на Софи и повторила заклятие. Софи лишь громче замяукала. Брови леди Лессо поползли вверх, и она повернулась к бабочке, сидящей на ухе Поллукс:

– Найди Эвели…

Но дверь уже открылась, и декан проскользнула внутрь, держа палец наготове. Бормоча странные заклинания, она навела его на Софи, которая начала превращаться обратно в человека. Но Агате и остальным не суждено было расслабиться, так как трансформация прекратилась на середине и Софи, шипя от боли, осталась наполовину человеком, наполовину кошкой.

Леди Лессо побледнела:

– Что-то не так…

Декан забормотала быстрее, взмахивая пальцем, словно шпагой. Однако Софи только дергалась, превращаясь то в человека, то в кошку и обратно под сменяющие друг друга вопли и мяуканье.

– Эвелин, все становится только хуже… – предостерегала леди Лессо.

Декан удвоила усилия, полетели искры, но каждый раз, когда тело Софи начинало увеличиваться, оно тут же сморщивалось обратно. Пойманное в ловушку между двумя обликами, оно менялось все чаще и чаще, становясь похожим на бесформенное пятно. Любопытный голубь подлетел слишком близко и исчез в светящейся дымке вокруг девочки.

У Агаты закружилась голова – ее подруга меняла облик с бешеной скоростью. Вот только что был человек – а вот уже животное… Но вскоре Агата заметила, как что-то в Софи наконец победило. Посреди всполохов пламени тень начала обретать плоть… Вот показалась сморщенная старая кожа… Черные бородавки и шишки… Вот блеснула лысая голова… Из пламени возрождалась…

Агата в ужасе зажмурилась.

Декан выбросила вперед обе руки и выстрелила лучом света. Софи отлетела к стене, разнеся на своем пути стол.

В зловещей тишине Агата медленно приоткрыла глаза. Клубы дыма все еще поднимались над ледяным столом, и она вместе с остальными девочками рискнула под него заглянуть.

– Я… должно быть, отключилась, – сказала Софи, моргая длинными ресницами. На ней была ее одежда, сброшенная ранее. – Я помню только, что пыталась превратиться обратно, а что-то мешало мне…

Она обернулась в поисках голубя.

– Но я его не убила! Значит, я должна охранять ворота!

Леди Лессо медленно подбирала слова:

– Это значит… твоя душа…

– …устойчива к обратным заклинаниям, – закончила декан. – Вы же не станете спорить с этим, леди Лессо?

Леди Лессо снова посуровела, ее минутная слабость исчезла. Но Агата подумала, что она все еще кажется испуганной, даже… грустной.

– Да, конечно, – равнодушно ответила она декану.

Агата заметила, что учительница то и дело бросает взгляды в окно.

– Но я… проиграла? – с надеждой спросила Софи.

– Наоборот, у тебя первое место, – улыбнулась декан, выпархивая из класса.

Софи открыла рот, чтобы возразить, но леди Лессо быстро проставила всем оценки и пулей вылетела из класса, как раз когда взметнулись бабочки, объявляя о конце занятий.

Агата не шевелилась, а девочки рассуждали о том, как удачно декан спасла Софи от некомпетентности леди Лессо.

– Учителя просто завидуют декану, – вздохнула Беатрис.

Агата молчала и нервно посматривала на Софи, которая собирала свои вещи, повернувшись к ней спиной. Декан и правда появилась очень вовремя. Но другие девочки не заметили того, что разглядела Агата: ведьма из-за Дальнего леса вернулась, все ее симптомы вылезли наружу. Если бы декан вовремя не вмешалась…

«Тедрос, – подумала Агата, украдкой повернувшись к двери. – Просто доберись до Тедроса…»

– Агги, я не смогу сегодня составить тебе компанию у ворот, – сказала Софи позади нее. – Но ты ведь не пойдешь к Тедросу?

Агата встала как вкопанная:

– Что? Почему ты об этом заговорила?

– Потому что ты смотришь на меня, как будто я ведьма.

Повернувшись, Агата наткнулась на холодный взгляд стоящей позади нее Софи. Агата взмокла, ее колени ходили ходуном: все тело предупреждало ее, что она вот-вот упадет в обморок, как упала однажды в раскрытые руки Тедроса. Но теперь она падала на руки смертельно опасной ведьмы, а не своего прекрасного принца…

– Твои… твои зубы… – пролепетала она Софи, приходя в себя. – Они… они нормальные.

Софи недоуменно уставилась на нее:

– Мои зубы? Что ты имеешь… – ее лицо стало жестче. – Агата, это были чернила! Просто ручка потекла… И я наглоталась чернил…

– Но твои волосы… – настаивала Агата, – я видела, как они выпадают!

– Да я зацепилась за дурацкий бобовый стебель! – рявкнула Софи. – И ты решила, что я снова превращаюсь в ведьму? Что я снова наброшусь на тебя? После всего, что мы пережили!

Агата смогла лишь проквакать в ответ что-то невнятное.

– Я верю, что ты не предашь меня сегодня ночью, Агги, – произнесла Софи дрогнувшим голосом. – Даже если ты мне не доверяешь.

Глядя, как Софи уходит, теребя потрепанную шаль со щенками, Агата почувствовала себя виноватой.

Но потом она вспомнила о бородавке… Ее-то она действительно видела, бородавку ничто не могло объяснить, кроме симптомов. Софи удалялась, сняв шаль, и Агата пригляделась. Что же было под ней?..

Вдруг чья-то рука потянула ее обратно в класс.

– Лессо солгала декану, – сказала Эстер, закрывая дверь перед носом Агаты. Девочки остались вдвоем в пустом кабинете. – Ты же ее слышала! Душа Софи испорчена Злом! Именно поэтому она не могла превратиться обратно. Вот почему из ее сердца вырвался призрак чудовища, а не какого-нибудь мальчика. Это все объясняет.

– Но… но что это значит?

– А это значит, что на этот раз превращение необратимо! – Эстер продолжала сгущать краски. – Когда Софи превратится в ведьму, она уже не сможет стать прежней! И я же предупреждала тебя, что она хочет отомстить!

– Это ты так решила! Она никого не обидела! И симптомов все еще недостаточно…

– О нет, вполне достаточно! Декан просто этого не замечает, – проговорила Эстер, уставившись куда-то в сторону. – Ты просто обязана поцеловать Тедроса сегодня ночью!

Агата помотала головой, все еще видя перед собой обиженное лицо Софи:

– Я не могу. Я не могу пойти к нему, Эстер. Я должна доверять своей подруге. – Она вздохнула. – Наверное, это даже не бородавка была. Я просто веду себя как параноик, как и в случае с ее зубами и волосами. Мы все просто паранои…

И вдруг Агата заметила, куда смотрит Эстер.

За столом у стены лежал фантомный голубь.

Только он больше не был фантомным.

По леденцовому полу из его искалеченного трупика текла настоящая кровь.

10

Сомнения

Мир без принцев

– Она становится ведьмой! Она превращается и даже не подозревает об этом! – задыхалась Агата, ныряя с Дот в переход к башне Милосердия.

– О нет, она знает, – резко сказала Дот. – Она просто притворяется. Иначе почему, ты думаешь, она носит это дурацкую шаль?

– Мы должны сообщить леди Лессо – она знает, что делать…

– Нет! Ты видела, что стало с профессором Доуви. Мы не можем подвергать учителей опасности.

– Софи была хорошей дома, Дот! – воскликнула Агата. – Она была счастлива…

– Ты хочешь увидеть ее счастливой? Погоди, пока она сделает с тобой то же самое, что сделала с тем голубем!

К счастью, Агата не видела Софи весь остаток дня. Состязания на сегодня подошли к концу, а общих уроков у них не было вплоть до занятий в лесных отрядах. И пока Софи изучала с Анадиль и Эстер «Женские таланты», Агата с Дот спешили на «Историю героинь».

– Ты не можешь снова остаться с ней один на один! – заявила Дот, когда они приблизились к группе девочек, толпящихся на входе в зал Добра. – Спрячься после уроков в комнате Эстер.

Агата все еще видела перед собой мертвого голубя, зияющую дыру на месте его глаза… помнила, как его кровь растекалась по полу…

Она остановилась около сапфировой колонны, хватая ртом воздух:

– Все это из-за моего желания.

– Нет, из-за того, что однажды ты выбрала неправильное окончание для своей сказки.

Агата вгляделась в отражение Дот на полированной поверхности.

– Ты слышала Эстер. Сегодня ночью у тебя есть шанс сделать то, чего искренне хочет твое сердце, – произнесла Дот. – Или Софи окончательно превратится в ведьму.

У Агаты пересохло во рту, будто она боялась произнести эти слова:

– И если… если я поцелую его…

– …она вернется домой к своему отцу в целости и сохранности, как ты и обещала. А ведьма внутри ее будет надежно заперта.

Агата стояла молча. Наконец она нашла силы повернуться:

– Как я сбегу ночью из караула? Другая девочка доложит декану…

– Неужели? – Дот взяла ее руку. – Если я популярна и ношу блестки, это еще не значит, что я хорошая ученица.

– Мы охраняем ворота… вместе?

– Если ты заметила, я выполнила каждое задание еще хуже тебя. Я старалась!

Агата испуганно посмотрела на нее:

– Но даже если я действительно убегу… Что, если я не смогу попасть в замок мальчиков?

– Ты сможешь…

Агата услышала то, что Дот так и не решилась сказать вслух. А та лишь еще сильнее сжала ее руку.

Потому что от этого зависят наши жизни.

Зал Добра, как и в прошлом году, пах солью и утопал во влажной дымке. Его мраморный бальный зал был укутан в изумрудные водоросли. То тут, то там синели следы окислившегося металла; казалось, что ты находишься в старинном соборе, погрузившемся в морскую пучину. Мозаика на стенах описывала историю Великой войны, которая закончилась триумфом злого Директора школы над его добрым братом. Агата присела на скамью. Ей показалось странным, что декан не заменила эти мозаики, например, на те, что изображали бы смерть Директора школы или изгнание мальчиков. Разве она не перекраивает всю историю на свой лад?

Еще более странным было то, что декан не явилась на урок истории, который преподавала, а вместо себя снова прислала Поллукс. Псина невнятно мямлила перед доброй половиной школы:

– У нашего декана возникли срочные дела. На этом уроке вам должны были рассказать о том, как мужчины проявляли жестокость на протяжении веков, и отдельно упомянуть тех, кто особенно в этом отличился.

Она облизнула губы:

– Но декан предложила, чтобы вместо этого каждая из вас рассказала о своем происхождении.

Агата пыталась сосредоточиться на способах проникновения в школу для мальчиков, но поймала себя на том, что вслушивается в истории девочек. Все ученики школы Добра и Зла вышли из сказочных семей. Кроме, конечно, их с Софи, двух читателей, похищенных из Гавальдона. Агата помнила, что мать Эстер, ныне покойная, была той самой ведьмой, которая пыталась убить Гензеля и Гретель, а бабушка Анадиль была уважаемой Белой ведьмой, носившей браслет из костей маленьких мальчиков. А сегодня Агата узнала, что бабушка Беатрис была той самой девушкой, которая перехитрила Румпельштильцхена; Милисент была правнучкой Спящей красавицы и ее принца; Кико – дочерью одного из потерянных мальчиков Неверленда и русалки.

Если всегдашницы обычно указывали обоих родителей, то никогдашницы в лучшем случае сообщали об одном. Так, отец Арахны был грабителем королев; знаменитая зеленокожая мать Моны держала в страхе Страну Оз; отец Дот, шериф Ноттингема, так никогда и не сумел поймать своего немезиса – Робин Гуда.

– А почему никогдашники говорят только об одном из родителей? – спросила Агата у Дот, когда та села.

– Потому что злодеи появляются на свет не из-за любви, – ответила Дот, вполуха слушая, как Рина описывает знакомство своих благородных родителей. – Мы рождены по всем плохим причинам, вместе взятым. Ни одна из них не удержит семью вместе. Леди Лессо говорит, что семьи злодеев как одуванчики – мимолетные и ядовитые. Звучит так, словно она знает об этом не понаслышке. Уверена, что семья Софи хуже всех наших, вместе взятых.

– Нет, у Софи были любящие родители, – начала Агата, но ее голос стих.

«Стефан пострадал больше всех», – сказала ее мать о свадьбе Стефана и матери Софи. Был ли их брак несчастливым с самого начала? Неужели Софи тоже рождена «по всем плохим причинам»? Агата посмотрела на Дот, которая, казалось, прочитала ее мысли.

– Директор школы не просто так хотел взять ее в жены, – предостерегла Дот.

Агата вспомнила его слова: «Ты не можешь быть доброй, Софи. Ты моя».


Теперь, когда Агата считала, что ее лучшая подруга превращается в ведьму, она озабоченно спрашивала себя: был ли прав Директор школы? И почему декан этого не замечает?

– Как вообще кто-то может верить в несусветную чушь, которую пропагандирует декан?! – возмутилась Агата, стараясь отвлечься. – Королевства женщин долго без мужчин не протянут. Как они будут, м-м-м… размножаться и расти?

– Это момент, который мы особенно любим, – осклабилась Дот.

Рабы.

Другим запоминающимся моментом на уроке стало появление Яры, танцовщицы с приветственного парада. Несколько неуклюже она протиснулась внутрь, сверкая рифлеными мышцами и ведя себя так, будто это совершенно нормально – пропустить все утренние занятия и вдруг явиться на вечерние.

– Хочешь рассказать о своей родословной, Яра? – высоким голосом спросила Поллукс.

Яра по-птичьи крикнула, мотнула головой и села.

– Цыгане, без всяких сомнений, – пробормотала Поллукс.

Пока Агата таращилась на сияющее лицо Яры, ее рыже-красные волосы и клубничного цвета веснушки, она снова подумала, что никогда не встречала столь отличной от всех девочки… Но кого же она ей все-таки напоминает?..

– Бродит туда-сюда, как школьная зверюшка, – прошептала Дот. – Это потому что она не может говорить. Декан жалеет ее.

Агата пропустила ланч в обеденном зале, чтобы встретиться с Эстер и Анадиль на крыше башни Чести под моросящим дождем. Дот отказалась с ними идти, ссылаясь на мириады социальных обязательств. В том месте на крыше, где когда-то ютился сад с фигурно подстриженными деревьями, посвященный истории короля Артура, теперь красовалась живая изгородь в память о королеве Гвиневре – жене Артура и матери Тедроса, которая однажды бросила их обоих и больше никогда не появлялась.

– Неудивительно, что Тедрос хочет напасть на нас, – прокомментировала Эстер, глазея на резные сценки из жизни стройной королевы, а заодно прихлебывая жидкую кашу.

– Как декан может делать из нее героиню? – возмутилась Агата. – Она же бросила своего сына!

– Декан считает, что она освободилась от мужского гнета, – съязвила Анадиль, наблюдая, как ее крысы играют каменными осколками разбитой гаргульи, которую когда-то сокрушил Тедрос. – Конечно, она не вспоминает, что Гвиневра сбежала из дому, чтобы скитаться с тощим рыцарем.

Агата уставилась на аккуратно подстриженные фигурки сада, которые выставляли Гвиневру святой. «Ты ведь не думала, что я расскажу нашу настоящую историю?» – с вызовом спросила ее Софи, когда они вернулись домой. Каждую сказку можно перевернуть с ног на голову с выгодой для себя. Хорошее показать плохим, плохое сделать хорошим, и обратно. Именно так было во время войны школ в прошлом году. Даже сейчас Софи клялась, что она добрая и хорошая, хотя все в их истории подсказывало Агате, что подруга уже была на стороне Зла.

– Между школами защитного барьера нет, он стоит только вокруг ворот, – сказала Эстер, обращаясь к Анадиль. – Но Агата не сможет добраться к Тедросу из-за тех крогов в озере…

– Каких крогов? – спросила Агата, поворачиваясь к ним.

– Это шипастые белые крокодилы. Они нападают только на девочек, – поспешила объяснить Анадиль.

Агата вспомнила про поток какой-то жижи, на который наткнулась в лесу, – кроги затащили под воду только олениху, а олень благополучно уплыл. Она еще раз облегченно выдохнула, похвалив себя за то, что не рискнула тогда перебраться на другой берег.

– И сточными трубами она тоже не сможет воспользоваться, так как они забаррикадированы, – размышляла Эстер. – Она даже не может выйти через западные ворота…

– А портал на мосту все еще существует? – спросила Агата, осматривая крышу.

Эстер нахмурилась:

– Я же говорила: Тедрос не мог сказать «мост»…

Дверь за ними распахнулась, и на крышу хлынули бабочки. Они появились как раз вовремя, чтобы услышать, как девочки весело щебечут о том, как же здорово обедать на крыше. Дождь между тем впитывался в их одежду и превращал еду в несъедобную жижу.


Пока хрустальная башня погружалась в сумерки, Агата, все сильнее нервничающая в преддверии ночи, спешила на курс «Женские таланты». Но в отличие от остальных преподавателей, профессор Шиба Шикс даже не пыталась их чему-то учить. Профессор, когда-то внушавшая страх и трепет на уроках «Злодейские таланты», стояла в радужной комнате из леденцов, закутанная в красную бархатную мантию по самые бородавчатые щеки. Она держала в руках поблескивающую записку на украшенной бабочками бумаге.

– Декан только что поставила меня во главе… – она запнулась, – школьной постановки. – Она грузно придержалась за стену позади, чтобы не свалиться от удара. – Пробы начнутся пятнадцатого числа в обеденном зале.

– А что будем ставить? – спросила Беатрис.

Однако профессор Шикс была слишком взбудоражена, чтобы ответить. Нелепо моргая, она пыталась смириться с глянцевыми изгибами леденцов вокруг нее; с тем, что никогдашницы сидели рука об руку со всегдашницами; с тем, что покрытый блестками приказ велит ей режиссировать пьесу для девочек…

– Дьявольская школа! – выдавила она наконец и заставила девочек до конца урока читать «Искусство женских хитростей».

Пока остальные девочки шуршали страницами, Агата разглядывала громадное облако тумана, зависшее над Озером-на-Полпути, столь густое, что она с трудом могла разглядеть за ним вспышки молний. Еще несколько часов, и у нее появится шанс переписать окончание своей сказки. И изменить тем самым весь сказочный мир. Но сможет ли она сделать это? Даже если ее подруга превращается в ведьму, сможет ли она поцеловать Тедроса, зная, что это навсегда?

Вдруг Агата заметила кусочек пергамента, упавший под стул Арахны. Какие-то девочки обменивались записками? Агата подтянула бумажку ногой и подняла. Она узнала оба почерка.


Мир без принцев

Агата смяла записку. Значит, Софи ее подозревает!

Агата спешила в Синий лес на свой последний урок, а в голове у нее пульсировали тревожные мысли: как одновременно пробраться в школу, в которую нет входа, и удостовериться, что Софи не заметит ее исчезновения? Пробегая мимо музея Добра, она заметила два силуэта в приоткрытой двери и знакомую вспышку рыже-красных волос…

– Я дала тебе две недели, – раздраженно произнес голос декана.

– Но я пытаюсь! – ответил ей кто-то низким голосом.

– Если ты хочешь здесь остаться, найди мне…

Декан внезапно замолчала и исчезла. Дверной проем был пуст.

«Странно», – подумала Агата, крадясь из зала. Она была уверена, что голос, который отвечал декану, принадлежал той девочке, которая, как все думали, не может говорить.


Когда-то поляна в Синем лесу была оживленным местом встреч для совместного обеда учеников Добра и Зла. Теперь здесь все заросло кустарником и сорняками. Когда Агата проходила по тоннелю Добра, она увидела гниющий трупик белки на пустом поле и выцветший розовый гребень рядом с ним, похожий на один из тех, что носила принцесса Ума. Тоннель Зла теперь стал тоннелем в школу для мальчиков и был заложен камнями. Мальчиками или девочками, Агата не знала. Даже несмотря на баррикаду, учителя боялись оставлять здесь девочек на обед, и Агате было сложно пробраться в Синий лес, который раскинулся как раз под острозубыми башнями замка мальчиков.

Всего год назад Синий лес был тихим райским уголком, где каждый лист, цветок и стебелек сверкали разными оттенками синего – не самого естественного цвета для растений, который словно напоминал ученикам, что это только симуляция куда более страшного места – Бескрайних лесов. А сегодня здесь кружился по-зимнему промозглый ветер, и Агата могла слышать крики воинственных принцев, долетающие из-за деревьев: «Смерть девочкам! Смерть девочкам!»

В кобальтово-синих полях папоротника девочки поделились на лесные отряды для обучения выживанию в сказках. Кико и Беатрис присоединились к девятому отряду «Лесных нимф» на Синем ручье, Анадиль и Эстер следовали в четвертый отряд «Водяных сирен» в Бирюзовую чащу, а Агата, погруженная в свои мысли, лишь бегло взглянула на флаг третьего отряда. Путь ее лежал в заросли высокого папоротника. По мере приближения девочек крики принцев из Бескрайних лесов стали громче и безумнее, что вынудило Мону, Арахну и остальных из двенадцатого отряда забросать их через ворота синими тыквами. Дикие принцы выстрелили в ответ горящими стрелами, но их поглотил зачарованный щит, висящий над воротами.

Агата, стоявшая под нависающими темными облаками, чувствовала, что война вот-вот разразится, как гроза. Поцелуй Тедроса не просто спасет девочек от ведьмы-из-Софи. Это спасет их всех от бойни, которую учинят принцы, когда сумеют прорваться сквозь щит.

Но как она сможет оставить Дот одну охранять школу от кровожадных принцев? И точно ли ее сегодняшнее дезертирство – единственный способ тайно встретиться с Тедросом?..

– Угадай, кто! – Агата повернулась и увидела Софи в развевающемся синем плаще, которая неслась в ее сторону. – Я смогу постоять с тобой в карауле!

Агата отшатнулась. Других девочек рядом не было.

– Что-о-о?!

– Не могу больше носить эту жуткую шаль. Все эти щенята… Я думала, что сама начну гавкать, – Софи вздохнула. – Беатрис любезно одолжила мне свой плащ, а когда мы были у нас в комнате, я решила выглянуть в окно и увидела оттуда место, где ты будешь стоять на страже! Кстати, а ты знала, что прадедушка Беатрис сшил подвенечное платье Белоснежке? Эта девочка скорее всего душевнобольная, но ткани выбирает столь изящ…

Она заметила лицо Агаты и прочистила горло.

– В любом случае, теперь я знаю, что смогу подстраховать тебя во время дежурства, – Софи толкнула ее локтем и продолжила: – Ведьма бы так не поступила, да?

– Но… но… – Агата разглядывала плащ, который скрывал почти всю Софи, зная реальную причину, почему она выторговала его за шаль. – Н-н-но, как же твой сон-для-красоты…

– Ты бы ведь присмотрела за мной, если бы я стояла в карауле, Агги, – Софи потрепала ее по плечу. – Зачем же еще нужны друзья?

Агата похолодела от прикосновения Софи. Где-то пронзительно закричал голубь.

– Э-э-э… Извини… меня зовут… – пролепетала Агата и стремглав побежала от Софи.

К счастью, Софи не входила в ее лесной отряд. Когда Агата нашла Кико и Дот на краю заросшего папоротником поля вместе с остальными девочками из своего отряда, она первым делом вцепилась в Дот:

– Бородавки!.. Плащ!.. Превращение!.. – Агата задыхалась, хватая ртом воздух. – Ты была права! Она знает!

– Я, кажется, сказала тебе держаться от нее подальше! – прошипела Дот.

– Она будет следить за нами сегодня! Из ее окна!

– Что?!

– Мы должны как-то закрыть ей обзор…

– А я-то думала, ты случайно проиграла состязания, – произнес чей-то голос у нее за спиной.

Агата обернулась и увидела в ужасе глядящую на нее Софи.

Агата попыталась что-то сказать, но взгляд Софи стал ледяным, девочка попятилась в заросли папоротника и убежала.

– Тебе конец, – буркнула Дот.

У Агаты чуть сердце не остановилось.

– Но она… Она, кажется, сильно задета…

– Сколько раз ты будешь наступать на одни и те же грабли, Агата? Она хорошая актриса.

Агата понимала, что Дот права, и у нее засосало под ложечкой.

– Хм.

Обернувшись, девочки увидели нахмуренного старого гнома с длинной седой бородой и смуглой морщинистой кожей. Он вырядился в жуткое платье, остроконечную лиловую шляпу и нацепил шатающиеся туфли на каблуке. Агата закашлялась. Казалось, будто Юба, их учитель мужского пола, превратился в дурно одетую гномиху.

– Я смотрю, наш читатель решил, что это урок болтовни в сказках, – пробрюзжал гном стариковским голосом, который звучал, точно как голос Юбы, только немного выше. – Меня зовут профессор Хельга, и я боюсь, что официальное знакомство мы проведем позже. Не могу задерживать весь отряд из-за вновь прибывших. Теперь вернемся к сегодняшнему уроку…

Агата нахмурилась и ткнула Кико локтем:

– Хм, а это не…

– Мы тоже так думали, – прошептала Кико, – но замок прогнал всех мужчин, поэтому это просто не может быть Юба! К тому же девочки подговорили меня проверить.

– Проверить?!

– Не спрашивай. Просто верь мне, когда я говорю, что это – женщина, – ответила Кико.

– Пойдемте, девочки, – проскрипела Хельга, ведя учениц в лес и опираясь при ходьбе на длинный белый посох. – В прошлом году вы научились отличать обычное растение от могрифа. Сегодня мы узнаем, как отличить могрифа-мальчика от могрифа-девочки. Чрезвычайно полезное знание в наших условиях…

Агата следовала за гномом, понимая, что самое полезное знание и для мальчиков, и для девочек – это знание о том, сколько бородавок скрыто под плащом Софи.


Восемь часов спустя, когда пробило десять вечера, Агата с Дот вернулись в Синий лес в сопровождении леди Лессо и профессора Доуви, помогавших девочкам с экипировкой. Агата несколько раз пыталась поговорить с ними, но обе только шикали на нее, указывая глазами на освещенную светом факелов северных ворот голубую бабочку, которая порхала вокруг. Девочки отчетливо чувствовали страх, с которым учителя защелкивали их нагрудные пластины и наплечники (точно упряжь на лошадях!).

– Я не понимаю, как мальчики это носят, – проворчала Дот, когда леди Лессо натягивала на нее шлем. – Оно все тяжелое, чешется и воняет.

Агата не смогла больше терпеть:

– Послушайте, Софи знает, что я собираюсь увидеться с Тедр…

Леди Лессо со всей силы наступила ей на ногу, и девочка проглотила язык.

Дот, скорее всего, ошибалась, предположив, что у этой женщины могла быть семья. Если бы у леди Лессо был ребенок, она бы придушила его во сне.

Когда профессор Доуви застегивала на ней шлем, Агата стиснула зубы. Какой смысл от феи-крестной, если ты не можешь поговорить с ней? Раздраженная, Агата вспомнила, что случилось после занятий. Когда девочки возвращались из лесного отряда, она мечтала только о том, чтобы прилечь в комнате Эстер. Прошло уже почти два дня с того момента, когда она последний раз закрывала глаза… И недели с тех пор, когда она хотя бы на миг чувствовала себя в безопасности. Она не могла вспомнить, уснула ли она действительно, – все кружилось в призрачном хороводе. Плащи и бородавки… Прикосновение обжигающего красного дождя… Укол рогов… Вкус крови…

Тело Агаты дернулось: «Проснись!»

Но боль ввинтилась в ее живот, затаскивая девочку еще глубже в сон. Она чувствовала, как внутри ее что-то рождалось. Сначала это было белое зернышко, потом появилось размытое молочно-белое лицо, становящееся все больше и больше, пока она не увидела голубые глаза мальчика, которые прорезались прямо сквозь нее…

– НЕТ! – она проснулась в холодном поту на руках у Эстер.

– Ш-ш-ш… это был просто сон… – успокоила ее Эстер. Анадиль, стоящая позади нее, выглядела взволнованной.

– Н-н-но… это же был сон про немезиса… – Агата заикалась от волнения. – Это был Тедрос… его лицо…

– Только злодеям снятся их кровные враги, – Анадиль налила ей кружечку имбирного лимонада, в которую немедленно нырнула одна из ее крыс. – Таким, как ты, принцессам, снится их настоящая любовь, помнишь? Вот почему ты видела его лицо.

– Но… возможно, это ловушка… – как безумная твердила Агата. – Вдруг Тедрос – это не мое «долго и счастливо»…

– В любом другом «долго и счастливо» мы все будем долго и счастливо мертвы! – зарычала Эстер, и татуировка на ее шее нервно дернулась, – Софи вот-вот опять станет ведьмой, Агата! Ты сама это сказала! Возможно, сейчас она уже вся покрыта бородавками!

Испуганная Агата перевела разговор на то, как пробраться в школу для мальчиков, и Эстер с Анадиль принялись объяснять.

– Правда, нет никакой гарантии, что этот путь приведет тебя к Тедросу, – предупредила ее Эстер в конце инструктажа. – Но это наша единственная надежда. Поэтому помни: сначала жди до…

– Вы уверены, что я не должна воспользоваться мостом? – настаивала Агата.

Демон Эстер разъяренно дохнул пламенем в сторону Агаты, и Анадиль была вынуждена его приструнить…

Теперь, когда учителя пристегнули к ним последние элементы их с Дот доспехов, Агата судорожно вспоминала каждый шаг плана своих друзей.

Профессор Доуви наблюдала за порхающими в воздухе бабочками.

– Ночь длинна, – пространно заметила она и добавила, на мгновение встретившись с Агатой взглядом: – Будь осторожна.

– Брось заклинание света в небо, если зачарованный щит падет, – приказала леди Лессо Дот, прикрепляя к ее поясу меч. – Даже не пытайся справиться с принцами одна.

– А почему она может оказаться одна? – раздался позади них голос декана. – Агата же будет с ней рядом всю ночь.

– Конечно, будет, – не оглядываясь на декана, быстро нашлась леди Лессо. – Но Дот славится своими поспешными решениями и взбалмошным поведением.

– Ага, – кивнула Дот, чавкая превращенным в капусту гульфиком. Все равно он был ей без надобности.

Декан улыбнулась:

– Пройдем к вашим постам?

Леди Лессо и профессор Доуви кивнули Агате на прощание, и она заметила, как много в их глазах страха и надежды, точно они отправляли ее на задание, с которого она может и не вернуться.

– Глупые мальчики писают прямо сюда. Вот почему так воняет, – ворчала Дот из-под своего шлема, пока они с Агатой вразвалочку, утопая в тяжелых доспехах, шли за деканом в сторону южных ворот. Учителя остались позади. Агата слышала, как по ходу движения нарастает гудение принцев, и этот звук сливался с отчаянным боем ее сердца.

– Декан Садер?

– Да, Агата?

– Что будет, если Софи снова начала превращаться в ведьму?

– Не думаю, что у нас есть причины для беспокойства, – не поворачиваясь, ответила декан.

– Но, надеюсь, вы обратили внимание на появление симптомов? – настаивала Агата. – Или только мы видим то, чего вы не замечаете?

– Ну, дорогая, – декан бросила взгляд через плечо. – Иногда мы видим то, что хотим видеть.

Она улыбнулась и, оставив их наедине с разъяренным хором принцев, удалилась.

Агата встала как вкопанная; ее последняя надежда на помощь улетучилась.

Теперь только она могла остановить ведьму.

– Агата, смотри! – Дот встала рядом.

Агата повернулась и медленно подняла глаза вслед за ней на залитые лунным светом башни, мерцающие над лесом. Все окна были темны. Кроме одного.

Изумрудные глаза Софи следили за ней сквозь темноту и светились, как звезды.

Агата выдавила улыбку, еле сдерживая слезы.

Когда-нибудь Софи поймет, почему она это сделала.

Здесь, в Синем лесу, далеко от дома, Агата тихо попрощалась с лучшей подругой.

Затем он повернулась и продолжила свой путь.

Ее ждал принц.

11

Двойной переход

Мир без принцев

– Вы обе очень зависимы друг от друга, – зевая, заметила с кровати Беатрис. Она смотрела на Софи, которая устроилась на синем хрустальном подоконнике.

– Просто хочу быть уверена, что с ней все в порядке, – Софи не отрываясь смотрела на двух рыцарей в доспехах, низкого и высокого, стоящих у ворот на небольшой полянке с зарослями синих тыкв.

– Ты говоришь… как… принцесса… – пробормотала Беатрис до того, как ее дыхание стало глубже и она задремала, не обращая внимания на злые крики, доносящиеся снаружи.

Софи едва могла разглядеть источник этих криков через зубчатые ворота, лишь иногда различала темные искаженные лица и лохмотья. Ни в чем в этом мире нельзя было быть уверенной. Принцы могут превратиться в пугающих огров. Принцессы могут обернуться злодейками. Лучшие друзья могут стать врагами.

На глаза Софи навернулись слезы. Она так хотела стать хорошей после возвращения домой! Конечно, она не была идеальной – ее отец мог бы это подтвердить, – но она была Агате верным другом и старалась жить, во всем беря с нее пример. Каждый день она накидывала узду на свои злые мысли, тушила свое пылающее гневом сердце. И что же она получила взамен? Предательство ради принца. Клеймо ведьмы. Отвращение, будто она была заразна! И теперь Агата была в одном поцелуе от того, чтобы отречься от нее навсегда. Софи, хлюпая носом, вытерла глаза. Кто же теперь злой?

Однако время шло, но ни Дот, ни Агата не сдвинулись со своего тыквенного поля, стойко перенося пустые угрозы принцев, продолжающих пускать в них горящие стрелы. Благо любые снаряды поглощал зачарованный щит над воротами. Наступила полночь, потом пробило два часа… затем четыре…

Агата не сделала ни шагу в сторону замка Тедроса.

И даже когда луна утонула в слабом сиянии рождающегося солнца, Агата все еще оставалась на месте, а Софи сгорала от стыда. Эта школа сделала их обеих излишне подозрительными. Похоже, после того что случилось в лесном отряде, Агата опомнилась. Софи утешала себя, что для их отношений было нормально сомневаться друг в друге. Их дружба сильнее любых подозрений. Вскоре они искренне пожелают остаться друг с другом, готовые забыть этот мир. Вот-вот они вернутся домой, как Агата и обещала, а Тедрос исчезнет навсегда.

Прислонив голову к стеклу, Софи поняла, как сильно устала. Адреналин держал ее на ногах два дня, но сейчас ее мысли словно становились текучими, прозрачными и мягко перетекали в дрему…

…Рукой в белой перчатке она убрала наросший мох с заброшенной могилы… На камне была вырезана бабочка… выгравированы на надгробиях рядом два лебедя… один был белый… другой черный… черный точно тень, оторванная от своего хорошего близнеца… будто выдранные перья, брошенные на землю… черный – как жестокое грозовое небо…

Глаза Софи открылись, ярко вспыхнув. Над лесными воротами стало черным-черно, все факелы погасли, и лунный свет будто сдуло с небосвода. Крики принцев стали неуверенными, но вдруг факелы вспыхнули вновь, и лунный свет вернулся. Внезапное затмение ошеломило мальчиков. Но Софи знала, что это было никакое не затмение, а заклинание «Выключи свет». В прошлом году она видела его в действии во время Испытания…

Это было любимое заклинание Агаты.

Софи спрыгнула с подоконника – никто из рыцарей не сдвинулся со своего поста. Софи взвыла и плюхнулась на свою кровать. Хватит паранойи! Нужно поспать. Она уже потянула покрывало, но вдруг остановилась и снова повернулась к окну.

Высокий рыцарь потерял один сапог. Брошенная обувь валялась несколькими метрами дальше, но ни высокий рыцарь, ни низкий не пытались ее достать.

Софи прищурилась и заметила, что частично босая Агата еле стоит, а Дот пытается поддержать ее. Но чем больше Дот старалась, тем сильнее Агата суетилась, размахивала руками, и в конечном итоге оба рыцаря вот-вот должны были упасть на землю. Меч Дот выскользнул из ножен, и она, в ужасе завизжав, потянулась за ним, но было поздно – Агата при падении напоролась прямо на меч, который перерезал ей горло.

Рот Софи открылся, и она готова была закричать, наблюдая, как голова Агаты выкатывается из шлема…

Большая синяя тыква Агаты.

Софи замерла. Дот, вся в мякоти и семенах тыквы, медленно подняла на нее глаза.

Кровь закипела в жилах Софи.

Ее провели!


– К тому времени как Дот снова включит свет, ты должна быть в Бирюзовой роще, – снова и снова наставляла Агату Эстер, – Софи не сможет увидеть тебя через листву. Просто могрифируй во что-нибудь маленькое, а затем как можно скорее доберись до Тедроса.

Но когда над воротами снова зажегся свет, Агата назло указаниям метнулась к замку девочек. Во-первых, она до сих пор не была уверена, что ее способностей хватит для могрфирования. Вспомним хотя бы, что случилось на свадьбе Стефана. Во-вторых, мальчики наверняка защитили свою школу от магического проникновения, не зря же они в прошлом году прошли весь курс рыцарства на кафедре защиты.

Но самое главное, она знала, что правильно поняла своего принца. Не важно, что сказали ведьмы – ее сердце верило Тедросу.

Крадясь босиком обратно к замку девочек, Агата понимала, что у нее есть только один путь – через мост. Она пропустила стайку вылетевших из коридора дозорных бабочек, а затем бросилась из-за обелиска с портретами к лестнице башни Чести и чуть было не слетела с нее кубарем. Она миновала темные спальни, а затем классы, в которых горели свечи, двухэтажную библиотеку Добродетели и сквозь обледеневшие двери выбежала на крышу.

На живой изгороди во славу Гвиневры холодным зеленым светом отражалась луна. От этого в каждой сцене вокруг головы королевы словно светился нимб. Несмотря на то что она была маленькой, когда умерла мать Софи, Агата помнила, что у женщины были такие же узкие бедра, как у этой королевы, и худощавое телосложение, разительно отличающее ее от Каллисы или Оноры. Да, впрочем, от любых матерей в Гавальдоне, которые очень уж жаловали мясо с картошкой. Агата подумала, что вместе мать Софи и пузатая Онора, должно быть, выглядели очень забавно.

Прямо как они с Софи.

Агата отбросила подползающее чувство вины. Сколько раз можно совершать одну и ту же ошибку?!

Продвигаясь дальше, она искала глазами воду – в прошлом году секретный портал на Мост-на-Полпути располагался в фонтане.

Найди сцену с водой…

Неожиданно на самом высоком этаже хрустальной башни Милосердия мигнул огонек. В кабинете декана. Неужели она знает, что Агата сбежала со своего поста?

Агата сдерживала панику и быстро пробиралась вдоль изгороди – вот Гвиневра правит, сидя на троне, вот Гвиневра вместе с рыцарями Круглого стола, Гвиневра обезглавливает великана мечом… «Словно она одна правила Камелотом», – подумала Агата, вдруг почувствовав обиду за отца Тедроса. То и дело оглядываясь на кабинет декана, Агата так и не заметила ни единого намека на воду. Она приблизилась к высокой стене из острых фиолетовых шипов в конце изгороди. Почти потеряв надежду, Агата услышала где-то рядом негромкое журчание.

За стеной был пруд, поблескивающий отраженными в нем звездами. Там резная фигура Гвиневры купала Тедроса, одетого в крестильную рубаху. Агату тронул вид ее принца, такого беззащитного в руках матери… Пока она не увидела ее лицо. Даже несмотря на то что листья живой изгороди смягчали детали, было понятно, что́ бывшая когда-то королева думала о своем сыне. Она смотрела на Тедроса, и рот ее кривился от ненависти.

Она не купала его. Она его топила.

Агата побледнела. Не важно, что случится сегодня, что произойдет с ее историей дальше, Тедрос не должен это увидеть!

Она вновь взглянула на окно кабинета декана и снова заметила отблески факела. Взмолившись и затаив дыхание, Агата прыгнула в пруд с Гвиневрой и тотчас провалилась во вспышку яркого света…

Мгновение спустя она, сухая, оказалась посреди моста под аркой из синего хрусталя и с облегчением выдохнула. Но как только она взглянула на каменный проход в школу мальчиков, облегчения и след простыл.

Теперь она поняла, почему ведьмы не советовали пользоваться мостом.


Розовые перья Софи подрагивали от порывов ветра, пока она в облике ястреба летела в сторону школы для мальчиков. Ей было страшно снова могрифировать после случая с кошкой, но гнев в два счета прогнал страх. Она должна встретиться с Тедросом до того, как Агата его поцелует.

Злые слезы Софи капали на перья. Она потеряла свою мать. Она потеряла своего принца. Она не может потерять еще и свою единственную подругу. Почему все, кого она любит, ее бросают?

«Я не могу потерять Агату, – взмолилась она. – Только не единственного человека, который удерживает меня на стороне Добра! Только не того, кто не дает ведьме ожить!»

Только не Агату!

С птичьим криком, полным тоски, она бросилась к ощерившемуся зубцами замку мальчиков…

ТР-Р-Р-РЩ!

Сквозь ее тело прошел электрический разряд, и она камнем полетела вниз. Софи попыталась взмахнуть крыльями, но каждый сантиметр ее тела был парализован. «Щит от могрифов», – ошарашенно подумала она. Она падала на берег озера со стороны бывшей школы Зла. Ее перья против воли превращались в кожу, клюв – в губы, тело становилось человеческим и больше не могло превратиться в птицу. Она шлепнулась животом на траву в полутора метрах от входа в тоннель Зла. Софи застонала, то и дело шмыгая носом – оказавшись на влажной земле, она тут же промокла и замерзла. На секунду она обрадовалась, что щит трансформировал ее обратно без всяких сложностей, вспомнив, что творилось в классе леди Лессо.

Но страшная реальность тотчас к ней вернулась.

Она валялась голая, в грязи, у входа в школу для мальчиков.

Как она могла быть такой глупой! Конечно, они поставили щит против могрифов! Тедрос не мог оставить свой замок без защиты! Ей было страшно пошевелиться или хотя бы оглядеться. Сколько времени пройдет до того, как мальчики придут за ней? Как теперь она сможет остановить Агату и Тедроса? И как она найдет одежду?

Софи приказала себе не терять сознание и сдержаться, чтобы ее не вырвало. Ей нужно сосредоточиться на поиске одежды или хотя бы нескольких покрытых листьями веток или папоротника погуще. Тогда она соорудит вполне пригодный к носке ансамбль. Она решительно оглядела болотистое место – и застыла.

На земле лежал черный мятый чешуйчатый чехол… Словно змея, правда в два раза длиннее и толще обычной, сбросила кожу. Софи медленно перевела глаза на еще одну сброшенную кожу в несколько метрах от нее. За ней лежали еще две…

Софи подняла голову. Она была окружена старыми змеиными кожами. Их было больше, чем она могла сосчитать.

Даже в темноте она смогла увидеть, как бывшие обладательницы этих кож медленно поднимались из трясины. Кислотно-зеленые глаза горели на уродливых плоских черных головах; их толстые длинные туловища покрывала ощерившаяся иглами чешуя. Софи отскочила, но позади нее вставали новые твари. Извиваясь, они поднимались все выше и смыкались, окружая ее и справа, и слева, и спереди, и сзади, и сверху, и снизу. Одинаково скалясь, они бесшумно высовывали языки и буравили нарушительницу взглядами, выжидая, что она предпримет.

Сделать можно было только одно.

Софи в ярости подняла свой светящийся палец – и змеи, тут же бросившись к ней, пригвоздили широко раскинутые руки девочки к земле, будто распяв ее. Шипы вонзились в ее запястья и лодыжки. Крики Софи потонули в мерзком хриплом шипении, сквозь которое услышала голоса, доносящиеся из тоннеля. Мальчики спешили на сигнал тревоги и были уверены, что она обречена.

– Почему я не могу убить ее? – спросил какой-то проныра.

– Возвращайся на свой пост, – грубо отрезал чей-то низкий голос.

– Но я первый услышал, как сработал поглотитель магии! – заныл проныра. – Это должна быть она…

– Заткнись! – рявкнул низкий голос. – Ребята, оружие на изготовку!

Ногти Софи заскребли землю. «Пожалуйста… Я не хочу умирать…»

Теперь она уже могла разглядеть отблески мечей и тени в капюшонах, спешащие по тоннелю. Их разделяло несколько секунд.

Вдруг боль притупилась, и воспоминание всплыло в ее голове, точно случайно пришедшая на ум мелодия…

…вот змеиная кожа у нее в руках, а профессор Мэнли как раз рассказывает о ее магических свойствах на уроке уродства… ее злое хихиканье наверху башни, когда она натягивала на себя эту кожу… крики всегдашников и никогдашников вокруг… «Куда она делась? Где ведьма?»

– Но я хочу убить Софи! – не сдавался проныра. Но его слова вызвали лишь новый взрыв смеха.

– Да ты и с жабой не справишься, – ответил мальчик с низким голосом. – Не то что с девочкой, по которой сохнешь.

– Я больше по ней не сохну!

Палец Софи сверкнул розовым, когда острые змеиные зубы вонзились в ее ладонь. Она задохнулась от боли, всеми силами пытаясь вызвать в памяти нужное заклинание.

– Тихо! Я ее слышу!

Сброшенные змеиные кожи вокруг нее вздрогнули…

– Внимание… приготовились…

Сотни кож поднялись в воздух над змеями…

– В атаку!

Четверо крепких мальчиков, одетых в черную форму с красными капюшонами, бросились из тоннеля с мечами наголо…

– Черт побери! – прорычал их рослый лидер, обладатель низкого голоса; над его гербом блестел золотой жетон. Змеи, сбитые с толку, раздосадовано шипели друг на друга – под ними больше никого не было. Лидер метнул в них заклинание, и змеи, дрожа, расползлись. Он сорвал капюшон, открыв черные волосы, стоящие ежиком, болезненно-бледные щеки, пульсирующие голубые венки на шее и беспощадные фиалковые глаза:

– Дурацкие поглотители магии!

Уколы от змеиных шипов горели, и Софи сжала зубы, оставаясь невидимой под грудой сброшенных кож.

Последний член отряда высунул из тоннеля свое тощее тело.

– Ты думаешь, я по ней сохну?! – визжал мальчик, срывая с головы капюшон. – Вот подожди, я выиграю сокровище! Только подожди!

Софи сдержала крик изумления. Хорт, которого она помнила, исчез. Его место занял парень с копной черных волос, пробивающейся бородкой и совсем взрослыми блестящими карими глазами.

– Я куплю отцу золотой гроб. Два года он ждет погребения. Мой отец, убитый самим Питером Пэном! – Он уставился на пустую яму. – Ты увидишь, Арик! Я стану тем, кто убьет Софи! Ты даже представить себе не можешь силу моих злодейских талантов!

– Трансформирование в волка на три секунды? – спросил Арик, и мальчики прыснули.

– Это неправда! – взвыл Хорт, догоняя их, направляющихся обратно к тоннелю. – Теперь я могу и дольше! Вот увидите!

Наблюдая, как они уходят, Софи с облегчением выдохнула…

Арик тут же развернулся, обнажив меч. Софи застыла, пока он осматривал место, где она лежала, голая и невидимая. Его фиалковые глаза сузились.

– Что такое, капитан? – спросил один из членов отряда.

Арик прислушивался.

– Пошли, – наконец буркнул он и повел свой отряд с плетущимся позади Хортом обратно в замок мальчиков.

Никто из них не заметил вспышки розового сияния в трясине, которая превратила невидимые шкурки в плащ-невидимку.


Мост был взорван.

Из башен Агата могла заметить только клок тумана, скрывающий середину моста. Но сейчас, стоя в этой холодной густой дымке, она увидела то, что находилось внутри тумана, – куски расколотого камня вокруг зияющей дыры. Что-то ударило в мост с такой силой, что камень с каждой стороны провалился прямо в озеро, ставшее ржавой жижей. Зазубренные куски моста с каждой стороны продолжали ронять булыжники вниз и попадали в белых крогов, которые уже учуяли девочку и тянули вверх свои морды.

Как глупо! И почему я не послушалась ведьм?

Агата попятилась сквозь туман обратно к порталу. Девочка бросила взгляд на светлеющее небо. У нее был в лучшем случае час, чтобы найти другой путь. Не сточную трубу, не крепостной ров или…

Прямо перед ней из тумана возникла бабочка и затрепетала крылышками, наткнувшись на того, кого искала. Тяжело дыша, Агата навела на нее горящий палец и выпустила молнию, но промахнулась, и бабочка проскочила в портал, возвращаясь к декану.

Агата остолбенела. Если ее поймают здесь, история с Тедросом закончится еще раньше, чем успеет начаться. Ведьма, сидящая внутри Софи, убьет их всех.

Ее руки задрожали. Она медленно посмотрела на замок мальчиков, стоящий по ту сторону разбитого моста.

«Пересеки мост», – приказал Тедрос.

«Но это невозможно», – подумала Агата в панике…

Пересеки мост.

Пересеки его!

Агата уставилась вниз на зияющую дыру. В прошлом году, несмотря на все злоключения, она смогла сделать то, чего никто до нее не смог: перебраться из школы Добра в школу Зла. Тедрос верил, что она сможет сделать это снова.

Пересеки мост.

Сердце Агаты клокотало, как вулкан, готовый извергнуться, и все же девочка решилась подойти к пролому. Как только ее босая нога ощутила край каменного откоса, она присела и вытянула руку, взмолившись о том, чтобы ее догадка подтвердилась…

Но в проломе витал только холодный злой ветер.

Стиснув зубы, Агата раскинула руки в стороны и оторвала правую ногу от камня. Но ее нога нащупала лишь ветер. По ребрам стекал пот. Стоит ей еще чуть-чуть наклониться вперед – и она упадет в крепостной ров. Внизу шипастые кроги клацали зубами и баламутили красную жижу, борясь друг с другом за право первым продегустировать новое свежее блюдо.

У Агаты выступили слезы отчаяния – она понимала, что декан может появиться в любую минуту. У нее остался только один выход…

Доверить Тедросу свою жизнь.

Агата медленно выдохнула. Ее левая нога скользила к краю моста, и она наклонилась вперед, полностью отдаваясь своей вере. Вот с щербатого камня соскользнули пальцы, потом стопа, потом пятка… Ее руки судорожно пытались за что-то ухватиться, но хватали лишь воздух… Агата потеряла равновесие и с криком полетела навстречу рву, слепо молотя руками…

И упала на что-то твердое.

Ладони Агаты зашарили по прозрачной поверхности. Какой-то невидимый барьер пружинисто откинул ее обратно на девичью половину моста.

Ее лицо отразилось на прозрачной преграде между школами и неодобрительно уставилось на нее:

– Девочки с девочками, мальчики с мальчиками! Вернись в свой замок или пожалеешь!

Агата побледнела от удивления. Почему все в этой школе стало так плохо?

– Разве я не предупреждала тебя в прошлом году? Добро с Добром, Зло со Злом, – ухмыльнулось отражение. – Но ты решила, что стоишь выше всех правил. Теперь посмотри, к чему это привело.

– Дай мне пройти, – приказала Агата, беспокойно оглядываясь. Декан могла появиться в любую секунду.

– Мы будем счастливее на этой стороне, – ответило ей отражение. – Мальчики разрушают все.

– А ведьма разрушит еще больше, – парировала Агата. – Я пытаюсь спасти обе школы…

– Так теперь все это во славу Добра? – ухмыльнулось отражение. – А вовсе не для девочки, которая мечтала о мальчике?

– Я сказала – дай мне пройти!

– Делай что хочешь. Больше ты меня не проведешь, – ответило ей отражение. – Ты явно девочка.

– И что же отличает девочку? – спросила Агата.

– Все те вещи, которых нет у мальчиков.

Агата нахмурилась:

– А что же отличает мальчика?

– Все те вещи, которых нет у девочек.

– Но ты так и не объяснила мне, кто, по-твоему, является мальчиком или девочкой.

– Я знаю, что тот, кто мечтает о мальчике, должен быть девочкой, – уверенно поведало ее отражение.

– Это почему?

– Потому что девочки мечтают о мальчиках, а мальчики мечтают о девочках, и ты загадала желание, чтобы быть с мальчиком. Это делает тебя девочкой. А теперь отправляйся в свой замок, а не то…

– А кем будет тот, кто поцеловал девочку?

– Поцеловал девочку? – неожиданно насторожилось отражение.

– Да, поцеловал девочку, испытывая к ней искреннюю любовь? – Агата уставилась на отражение.

Отражение ответило таким же пристальным взглядом:

– Определенно это мальчик.

Уголки губ Агаты поползли вверх:

– Точно.

Ее вновь облапошенное отражение оторопело – и в тот же миг растворилось в воздухе.

Агата посмотрела на красную бурлящую жижу на дне огромной пропасти. Дрожа от страха, она вытянула свою бледную босую ногу и на этот раз почувствовала, что дотрагивается до невидимой поверхности.

Агата представила себя со стороны – она парила в воздухе над крогами, которые метались в озере в бессильной ярости, видя, как добыча ускользает из-под носа. Не веря своей удаче, она сделала еще один шаг над пропастью, потом еще один – и так достигла противоположной стороны каменного моста. Она откликнулась на зов Тедроса.

Теперь Софи никогда их не поймает.

Страх покинул Агату, освободив место надежде. Тедрос спас ее от ведьмы, а теперь она спасет его.

В ее животе порхали бабочки, сердце томилось в ожидании приближающейся встречи. Агата бросилась в сторону замка мальчиков, вооруженная только искренней верой в своего принца.


Далеко позади, в тени синей арки школы для девочек, зеленые глаза декана Садер пронзали туман. Наблюдая, как ее ученица исчезает внутри полуразрушенных башен, она не шевельнула и пальцем.

Софи гонится за Агатой. Агата гонится за своим принцем.

Две подруги, когда-то не разлей вода, сейчас разлучены.

Декан развернулась и неторопливо направилась обратно в свой замок.

Будьте осторожны в своих желаниях, девочки.

Она ухмыльнулась, сверкнув в темноте белыми зубами.

И в самом деле, будьте осторожны в своих желаниях.

12

Незваные гости

Мир без принцев

– Подождите! – крикнул Хорт, пытаясь угнаться за Ариком и его командой, пока те следовали по тоннелю с шершавыми стенами, похожими на неровную кожу крокодильей морды. – Разве мы не должны обыскать берег? – Он отчаянно карабкался за ними по сужающемуся тоннелю. – Щит от могрифов просто так не активируется! Поглотитель магии должен был кого-то поймать…

Но Арик и мальчики уже исчезли в глубине коридора. Хорт уставился назад в темный тоннель. Он хотел было обыскать берег самостоятельно, но голова жутко чесалась от вшей, а желудок урчал от голода.

– Бьюсь об заклад, что у девчонок есть нормальная еда, – тоскливо заметил он и поплелся обратно в замок…

Вспышка розового света обожгла ему затылок, и он свалился на пол, ударившись головой о камни.

Когда дрожащие веки Хорта приподнялись, он обнаружил себя лежащим на спине в одном исподнем. Он достаточно часто терял свою одежду по тем или иным причинами и особенно не удивился, пока не посмотрел наверх.

– Что происх…

Его черно-красная форма точно по волшебству отлетела от него и направилась в сторону замка мальчиков, стоящего впереди в теплом свете факелов. А затем она просто растворилась в воздухе.


Как только Софи вошла в полуразрушенный зал замка мальчиков, она еще раз удостоверилась, что плащ-невидимка целиком закрывает удушающе узкую форму Хорта (поначалу она испугалась, что утонет в ней, но, к счастью, у мальчика была узкая грудь и достаточно плоский зад). Под плащом она оставалась незамеченной и уверенной, что ее хотя бы не стошнит от вони, стоящей в замке.

«Здесь еще хуже, чем раньше», – подумала Софи. Запах стоял такой, будто потные носки замочили в уксусе. Это наверняка из-за мальчиков-никогдашников, потому что всегдашники, как девочки, так и мальчики, всегда были озабочены гигиеной. В прошлом году после дуэлей на уроках фехтования они приходили на обед с чистыми мокрыми волосами и пахли свежей мятой – видимо, всем табором отправлялись в ванную после уроков. Как же они выживают в этой крысиной дыре?

Кроме нескольких протечек и облака пыли, зал школы Зла почти не изменился. В конце покосившегося вестибюля она видела три черные покосившиеся лестницы, ведущие каждая в одноименную башню, над которыми были вырезаны названия: «Коварство», «Обман» и «Предательство».

С перил скалились демонические горгульи, держащие факелы в своих пастях. Но как только Софи вышла на свет, она заметила изменения, которые внесли мальчики.

Год назад крошащиеся колонны были украшены танцующими троллями и импами, сливающимися в слово «НИКОГДА». Теперь же фигуры чудовищ объединялись в слово «МАЛЬЧИКИ», а железная статуя лысой беззубой ведьмы лишилась головы. В дальнем конце лестничной площадки виднелась дверь в театр Сказок. Она была запечатана ненормальным количеством замков и щеколд, а все из-за тоннеля из деревьев (ведущего в школу девочек), находящегося за театром. Глаза Софи поднялись на опаленные стены, где тесно висели портреты бывших выпускников, теперь всегдашников и никогдашников вместе. Но только мальчиков. Еще год назад ее портрет висел прямо на этой стене среди прочих злодеев. Теперь же его место заняло самоуверенное лицо Тедроса в ореоле золотых волос. Они с ним были так похожи, что у Софи заныло сердце.

Мы бы идеально смотрелись вместе!

Сверху послышались слабые крики и топот ног. Софи оторвала взгляд от Тедроса, вспомнив все, что он у нее отнял… Ее мечты, ее чистоту, ее достоинство. Но вот Агату он не получит.

Запахнувшись в плащ-невидимку, Софи устремилась по лестнице Коварства на звук криков, не преминув послать назад заклинание, точно воздушный поцелуй, который нашел изображение принца и сжег его дотла.


Агата рассчитывала, что Тедрос будет дожидаться ее в открытой колокольне, сразу на выходе с жуткой полусгнившей лестницы, по которой девчочка с трудом прошла от моста долгие тридцать пролетов. В конце концов, она все-таки пересекла мост, как он и сказал, и пришла к нему, рискуя не только своей, но и чужими жизнями. Однако круглая галерея колокольни была пуста и утопала в тени высокой башни Директора школы. Чего он ждет? Агата размышляла, вглядываясь в его далекое окно.

До того как проснется Софи, оставалось меньше часа, и Агата не могла тратить драгоценное время на недобросовестно рассчитанный план принца. Если Тедрос сам не пришел за ней, то она знала, кто сможет провести ее к нему.


У замка, битком набитого мальчиками, существует два пути развития. Первый: его обитатели преобразуют агрессию в порядок, дисциплину и продуктивность. Второй: они деградируют в обезьян с бушующими гормонами. Когда Софи шагнула на пятый этаж башни Коварства, она поняла, что школа Тедроса развивалась по второму сценарию.

Полуголые мальчики в одних черных набедренных повязках свисали с балок под общее улюлюканье и крики. Они заполняли собой каждый сантиметр душного общего зала, точно вариться в поту друг друга было лучше, чем находиться в собственных комнатах. Прожженный каменный пол был покрыт толстым слоем гниющих банановых шкурок, хлебных крошек, яичных желтков, огрызков ветчины, куриных перьев и следов пролитого молока. Серые кирпичные стены украшали граффити с инфантильными, разжигающими вражду надписями типа «Кому нужны девчонки?! Я ненавижу девчонок!». Надписи сопровождались карикатурами на девочек, которых то пожирали волки, то сбрасывали с башен, а то и выкидывали с кораблей в море. Софи очень осторожно двигалась вдоль стены, рассматривая мальчиков. Впрочем, она и не ожидала от вонючих подлых никогдашников чего-то иного… Пока она не увидела, что это были вовсе не никогдашники.

Волосатый дородный Чеддик свисал с потолка, вопя и лягая двери каждой комнаты в округе, пока симпатичный смуглый Николас швырял в загнанную мышь огненные заклинания. Обладающий королевским профилем Тарквин и мускулистый Оливер по очереди дубасили друг друга по плоским животам; Хиро с милым детским лицом вел конкурс на самую громкую отрыжку; тихий Бастиан барабанил на бонго, как одичалый. Все прервались только на то, чтобы подпеть Чеддику, затянувшему: «Мы мужчины, могучие и свободные, хэй-хо».

Софи ошеломленно моргала. Что случилось с красивыми рыцарями всегдашников? Что произошло с будущими принцами?

«Связаны мы силой и братством, – мычали мальчики, – всевластные боги…»

Дверь одной из комнат с шумом открылась.

– Если в ближайшее время мы не вернемся обратно к Добру и Злу, то я убью вас всех, – прошипел Раван; он был в пижаме, его смуглая кожа блестела больше обычного, а черные волосы были взъерошены. – И так достаточно того, что у нас кончилась еда, мы потеряли наших учителей и оказались привязаны к единственному этажу в этом вонючем замке, на котором еще не затопило туалеты. Все, что вам нужно сделать, – это прикончить одну ведьму, одну жалкую ведьму! Но нет – вы слишком заняты, проводя домашнюю вечеринку!

Вокс, мальчик с оттопыренными ушами, указал на сидящего рядом с ним всегдашника:

– Но ведь охота на ведьм – это работа добреньких, разве нет? – Он зевнул.

– Пока есть девочки, нет разницы между Добром и Злом! – рявкнул в ответ Чеддик. – Прежде всего, мы мужчины!

– Мы мужчины! – подпели всегдашники.

– Мы хотим не спать всю ночь и никогда не мыться? Мы хотим устраивать бедлам и никогда не убираться? Мы хотим метить нашу территорию, как псы? – ревел Чеддик. – Кто посмеет нас остановить?!

«Неудивительно, что здесь так воняет», – подумала невидимая Софи, притаившаяся в уголке. Она покосилась на уходящий высоко в облака шпиль башни Директора школы. Как она доберется туда? И как ей вовремя добраться до Тедроса? У нее скрутило живот от волнения. Возможно, Агата уже рядом с принцем!

Софи потихоньку пришла в себя. Раз она все еще здесь, значит, Агата еще не поцеловала Тедроса и не завершила свою сказку. Софи почувствовала надежду – и прилив сил. Может, Агата вообще не добралась до школы мальчиков.

Она прикрыла уши от оглушающего топанья и обезьяньих криков всегдашников, пока никогдашники один за другим уносили ноги.

– Вы слышали меня! – выл Чеддик, стуча себя по груди. – Кто сможет остановить нас…

Фиолетовое заклятие врезалось в него, заперев его рот на замок. Софи мигом развернулась и увидела Арика, его фиолетовые глаза полыхали гневом. С ним была его верная четверка. Испуганные мальчики выстроились напротив дверей своих комнат, салютуя, пока Арик шел через зал, осматривая каждого из них. Один Чеддик не отдал ему честь. Арик прислонился к стене и заглянул в его серые глаза.

– Смею напомнить, что за проваленное убийство Софи в Бескрайних лесах директор Тедрос сместил тебя с должности капитана, – заметил Арик, поблескивая золотым жетоном. – И, к сожалению, и я, и мой отряд так же не переносим идиотизм, как и наш предводитель.

Из расположенного снизу подземелья раздались крики.

– Мои мальчики смакуют каждую возможность наказать всегдашников. А что до бывшего капитана всегдашников… – Арик улыбнулся Чеддику. – О, комната Страха с гордостью откроется снова.

Покрасневший Чеддик нехотя отдал честь.

– Так-то лучше, – заметил Арик, снимая чары с губ мятежника.

– Как ты прорвался сквозь щит леди Лессо, если никто из принцев не смог? – резко спросил Чеддик. – Почему мы должны тебе доверять?

– Потому что я вложил в эту войну больше, чем кто-либо другой, – холодно парировал Арик, удаляясь.

– Если вы прорвались сквозь щит, почему вы не провели с собой принцев? – крикнул Николас. – Мы бы уже давно убили Софи!

– Точно! – завопил Векс. – Почему Тедрос не поцеловал Агату?

– Почему мы не вернулись к Добру и Злу? – орал Раван.

Все никогдашники скакали, скандируя «Зло! Зло! Зло!», пока Арик не рыкнул на них и они мигом не присмирели.

– Откуда мы знаем, что наш враг только Софи… – огрызнулся он. – Может быть, и Агата тоже?

Никогдашники вылупились на него.

– Н-н-н-но Агата же загадала желание и выбрала Тедроса, – обеспокоенно напомнил Раван. – Она хочет исправить свою сказку… Она хочет восстановить наши школы…

– И как мы можем быть уверены, что ее желание не ловушка? – спросил Арик. – Две девочки сказали, что в их сказке не нужны принцы. Две девочки, поцелуй которых изгнал мужчин из всех сказочных королевств. Две девочки, которые захотели превратить всех вас, ребятки, в рабов.

Наступила мертвая тишина.

Глаза капитана медленно обратились к углу, где пряталась Софи.

– Они могут быть в нашем замке прямо сейчас…

Сердце Софи замерло, капли пота медленно поползли по ее щеке.

– Планировать свое нападение…

Фиолетовые глаза Арика вперились в нее… Капелька пота повисла на плаще-невидимке Софи.

– Вслушайтесь в эти слова…

Его взгляд сфокусировался на капельке, которая сорвалась с плаща Софи и упала на пол…

– Я ПОЙМАЛ ЕЕ! Я ПОЙМАЛ СОФИ!

Мальчики резко обернулись на крики Хорта, который в одном исподнем тащил девочку, одетую в синюю форму, по коридору. Ее голова была скрыта красным капюшоном. Причем пленница не сопротивлялась и, честно говоря, казалось, сама волокла пыхтящего и раздраженного Хорта…

– Я же вам сказал! Я сказал вам, что кто-то там был! Она стащила мою одежду и сожгла портрет Тедроса, а я заметил ее в темноте и теперь получу награду, потому что я поймал… – он сорвал капюшон…

…под которым оказалась Агата.

– Это не Софи! – задохнулся Хорт.

Софи еле сдержала крик.

Арик неспешно подошел к Агате и, обнажив неровные зубы, спросил:

– Как ты попала сюда?

Агата быстро взглянула на его золотой жетон и властно проговорила:

– Сейчас же отведи меня к Тедросу.

– Почему я должен слушаться нарушителя? – рыкнул Арик, и его палец загорелся фиолетовым светом. – Почему я должен доверять подруге ведьмы?

– Потому что я здесь, чтобы спасти вас от нее, – резко бросила Агата.

Арик изменился в лице. Все вокруг молчали как рыбы.

– Софи снова превращается в ведьму. На этот раз навсегда, – у Агаты пересохло во рту, и ее голос дрогнул. Какое-то время она колебалась и наконец взглянула на него: – Мы все в опасности, пока я не увижу Тедроса.

Софи, стоящая позади Агаты, остолбенела от услышанного.

– Сколько времени у нас есть? – спросил Чеддик, выступив из-за спины Арика.

– До тех пор, пока она не выяснит, что я здесь, – ответила Агата, и на ее бледных щеках выступил нервный румянец.

Мальчики что-то забормотали, а Софи замерла в своем углу, не смея шелохнуться и глотая слезы.

Арик глазел на Агату, изучая ее лицо. Свет его пальца погас, и он направился к выходу из зала.

– Иди за мной.

Агата поспешила за Ариком.

Софи тоже последовала за ними и заметила, что ноги ее подруги дрожат. Она знала, что они с Агатой думают об одном и том же.

Агата, может, еще и не поцеловала своего принца. Но ее с Софи «долго и счастливо» исчезло навсегда.


Агата, сжимая кулаки от сильного ветра, спешила за Ариком по щербатому узкому мостику из красного камня, ведущему в башню Директора школы.

– Тедрос знал, что я приду, – сказала она, кивая в сторону уходящего в небеса шпиля. – Почему он не встретил меня?

Арик не ответил. Его жестокие необычные глаза, глубокий, убедительный голос – все это напоминало Агате лучших злодеев. «Как же он прорвался через щит леди Лессо?» – думала она, и в ее голове возникали все новые и новые вопросы. Она надеялась получить ответы на них по пути в башню.

– Что случилось с вашими учителями?

– После того как замки изменились и появилась декан Садер, наши учителя осадили мост, чтобы сразиться с ней, – Арик сделал паузу. – Они так и не смогли перейти его.

– Почему? Куда же они делись?..

Позади них раздался глухой стук, и Арик с Агатой обернулись. Камень сорвался со стен замка и прокатился по мосту.

– Надо бы подлатать его, – заметила Агата.

Арик проследил взглядом за полетом камня и пошел дальше.

– Так что случилось с мостом? – настаивала Агата. – И со стимфами?..

– Одна из многих причин, по которым я терпеть не могу принцесс, состоит в том, что они не могут найти ответы на свои вопросы самостоятельно, – проворчал Арик.

Агата притихла. Под небом, окрашенным новорожденным рассветом, замок мальчиков горел злым красным огнем, а замок девочек, расположенный через озеро, сверкал синим сапфиром. Они стояли друг напротив друга как видения ада и рая. Агата бросила взгляд через перила на берег мальчиков, где на разбросанных повсюду останках многочисленных скелетов резвились белые кроги. Агата спрашивала себя, что за существа могли устроить эту жуткую бойню… А затем разглядела нетронутый череп странной формы, лежащий далеко на берегу. Вот и ответ на ее вопрос по поводу стимфов.

Позади нее раздался визг.

Агата тотчас оглянулась. Никого не было.

– Что там? – окликнул ее Арик.

Агата прищурилась, вглядываясь в пустой мост.

– Должно быть, крыса, – бросила девочка, которой не терпелось продолжить путь.

Когда они приблизились к башне Директора школы, Агата попыталась разглядеть окошко размером с горошину, скрытое за облаком тумана.

– Как же мы попадем туда?..

Арик лихо свистнул, и из окна свесилась толстенная коса из светлых волос, которая с тяжелым стуком плюхнулась на мост. Капитан искоса глянул на Агату и обхватил косу:

– Надеюсь, принцессы умеют лазать по канату.

Нахмурившись, Агата запрыгнула на косу, ее босые ноги сразу зачесались от соприкосновения с высушенными волосами. Поднимаясь наверх к далекому окну, Агата сохраняла ледяное спокойствие, даже несмотря на крогов, которые клацали зубами у подножия башни. Она старалась не обращать внимания и на странное ощущение, словно под ней на косе висит кто-то еще. Она карабкалась все выше и выше, обдуваемая злыми ветрами, которые, казалось, были способны и ведьму сдержать… Однако с каждым движением вверх Агата все меньше думала о Софи, ее беспокоило нечто другое. Отражение на мосту увидело в ней то, чего она не хотела признавать. Вся эта заварушка не ради Добра. Все это ради мальчика.

Пока Агата поднималась в тумане по канату из волос, прежняя девочка со старого кладбища потихоньку исчезала; ее сердце раскрывалось для нового «долго и счастливо». Пальцы девочки покрывались мозолями, по спине градом лил пот, но Агата не сдавалась. Теперь она была так близка, счастливый конец был совсем рядом… Карабкаться выше, еще выше, как принц к самой Рапунцель… Надо найти в себе еще силы… второе дыхание… И вот наконец она увидела острый шпиль, пронзающий небеса.

Арик, висевший над ней, ловко спрыгнул с косы, прибитой у окна, и исчез в оконном проеме кабинета Директора. Агата дождалась, пока канат перестанет трясти, а затем проползла последние сантиметры и заглянула внутрь…

Двое мальчиков скрестили мечи в горячей драке, оба были без рубашек – один, бледный, в красном капюшоне, а другой, загорелый, в серебряной маске. Уклоняясь от ударов и отскакивая, они врезались в книжные шкафы, стоящие вдоль пепельных стен, и опрокидывали красочные сборники сказок прямо на каменный пол. Бледный мальчик слегка ранил загорелого в грудь, а загорелый уколол бледного в голень. Нанеся друг другу одинаковые раны, они снова скрестили мечи.

Теперь бледный мальчик перешел в нападение, тесня загорелого в сторону каменного стола, стоящего у дальней стены. На нем лежал толстый фолиант, открытый на последней странице. Железные цепи тянулись с потолка, удерживая нечто, висящее над книгой… длинный кусок металла, похожий на спицу для вязания, только смертельно остро заточенную… Это было зачарованное перо, отчаянно пытающееся вырваться…

Глаза Агаты округлились.

Сториан!

Агата снова взглянула на сражающихся – глаза бледного мальчика в капюшоне были направлены в сторону закованного пера. Отражая удары бледного мальчика, загорелый отступал к книге и вдруг споткнулся. Бледный мальчик привстал над ним, протягивая руку к перу…

– Арик, – одним движением загорелый мальчик вскочил на ноги и улыбнулся, увидев капитана. Испугавшись, бледный мальчик тут же отдернул руку.

– Вот, говорит, что хочет охранять Сториана со мной, – произнес загорелый мальчик. Он стянул капюшон с бледного мальчика, который оказался рыжеволосым и длинноносым Тристаном, усыпанным веснушками. – Подумал, что стоит испытать его.

– Он не достоин быть здесь, повелитель, – отрезал Арик, сердито глядя на Тристана, который в растерянности уставился на свои башмаки. – Случайные люди непредсказуемы, они делают, что им заблагорассудится. И заслуживают наказания…

– Оставь его. Разве он не ровня остальным ребятам? – спросил загорелый мальчик, снимая серебряную маску Директора школы. Тедрос стряхнул капли пота с густых золотых волос и вложил в ножны свой меч Экскалибур. Он взглянул на отражение в зеркальной рукояти – за год его тело стало сильнее, щеки покрыла светлая щетина, и даже челюсти теперь были сжаты как-то сурово и по-мужски. Он обернулся к Арику:

– Нужно удостовериться, что в этот раз мы справимся, и лишняя пара рук уж точно не помешает. И еще: до того как Софи наконец умрет, у меня же должна быть какая-то компания. Не понимаю, как Директор школы сидел здесь все это время и не перерезал себе глотку от скуки!..

Его голос внезапно умолк. Напротив окна стояла неясная тень, сверкая карими глазами из темноты, словно кошка.

Арик прочистил горло:

– Повелитель, мы нашли нарушите…

Ледяной взгляд Тедроса заставил его замолчать. Все еще полуголый, Тедрос двинулся к окну. С каждым его шагом силуэт становился четче… Вот появились темные волосы… Белая как снег кожа… Тонкие розовые губы, скривившиеся в испуганной улыбке…

Стоящая у окна Агата затаила дыхание; ее щеки полыхали румянцем еще сильнее, чем раньше. Лицо Тедроса стало более жестким, чем она помнила; он стал будто мрачнее. Налет мальчиковой невинности… исчез. Но в глубине его глаз она все еще видела именно его. Мальчика, которого она пыталась забыть. Мальчика, который пришел к ней во сне. Мальчика, без которого ее душа не могла жить.

– Возьми Тристана, и уходите, – наконец сказал Тедрос, не глядя на Арика.

Арик насупился:

– Повелитель, я настаиваю на…

– Это приказ.

Арик схватил Тристана за плечо и толкнул его на канат, оставляя принца наедине с его принцессой.

Точнее, он думал, что оставляет их наедине.


Софи, невидимая под своим плащом, все еще пыталась отдышаться после карабканья по косе. Она скрючилась под каменным столом, где Сториан безуспешно пытался освободиться и дописать их с Агатой сказку. Несмотря на ее визг на мосту (Софи порезала ногу об обломок кирпича), она каким-то образом сумела добраться до Тедроса живой и незамеченной. Но как только Тедрос направился к Агате, временное облегчение Софи сменилось паникой. Она смотрела на принца и принцессу, тонущих в глазах друг друга, и понимала, что ее сказка вот-вот завершится.

Агата выбрала мальчика.

И она ничего не может сделать, чтобы остановить ее.

– Ты… здесь, – произнес Тедрос, прикасаясь к руке Агаты, будто все еще не веря, что она была реальной.

От прикосновения его руки щеки Агаты вспыхнули раскаленным оловом. Она не могла произнести ни слова… Он должен отойти… Ему нужна…

– …рубашка, – выдавила она.

– Что? Ох… – Тедрос тоже покраснел и, схватив с пола черную рубаху без рукавов, тут же натянул ее. – Я просто… Я не подумал… – Его глаза обшарили комнату. – Ты здесь… одна?

Агата нахмурилась:

– Конечно.

– Она не с тобой? – Тедрос перегнулся через окно и глянул вниз на канат.

– Я пришла, как ты и просил, – сказала Агата и добавила: – Пришла ради тебя.

Тедрос с удивлением уставился на нее:

– Но это… Как это вообще…

Его взгляд в мгновение стал твердым, будто со стуком захлопнулась дверь.

– Ты. Ты заставила меня пройти через ад.

Агата вздохнула, готовая к такому повороту.

– Тедрос…

– Ты поцеловала ее, Агата. Ты поцеловала ее вместо того, чтобы поцеловать меня. Ты вообще понимаешь, что ты сделала со мной? Ты понимаешь, что ты сотворила со всем вокруг?

– Она спасла мне жизнь, Тедрос.

– И разрушила мою! – взбесился он. – Всю свою жизнь я нравился девочкам только из-за моей короны, моей удачи, моей внешности – и ничего из этого я сам не добился, между прочим. А ты стала первой девочкой, которая сумела разглядеть меня за всей этой мишурой… Той, которая увидела внутри меня нечто, что заслуживало любви, каким бы глупым и взрывным идиотом я ни был. – Тедрос замолчал, услышав, как его голос дрогнул. Когда он снова поднял глаза, его лицо было холодно и спокойно.

– Но потом каждую ночь я вынужден был засыпать, зная, что я недостаточно хорош. Я должен был жить дальше, помня, что моя принцесса предпочла мне подругу.

– У меня не было выбора! – настаивала Агата.

Тедрос помрачнел и отвернулся.

– Ты могла взять мою руку. Ты могла остаться здесь и отпустить ее домой, – он склонился над последней страницей книги, лежащей под Сторианом. Его тень слилась с тьмой, куда проваливался нарисованный Тедрос. – Не говори, что у тебя не было выбора. У тебя он был.

– Выбор, который мальчику никогда не понять, – Агата взглянула на его спину. – Всю свою жизнь я была изгоем, Тедрос. Никто не оставлял детей рядом со мной, даже не спускал с поводка животных. Когда я стала старше, я спряталась на кладбище, потому что тогда еще не представляла, что теряю. Например, кого-то, с кем я могла бы поговорить. Или кого-то, кто сам хотел бы поговорить со мной. Я начала убеждать себя, что одиночество – это настоящая сила. Что мы все когда-нибудь умрем и будем сожраны червями, так какой смысл вообще… – она замолчала на мгновение. – Но потом появилась Софи. Она приходила после школы, в четыре часа, минута в минуту. Я ждала ее у двери каждый день – «как собака», по мнению моей матери. Всеми силами я растягивала время, которое мы проводили вместе. Я наблюдала за ней, а небо темнело… Она так забавно негодовала, словно тоже не хотела, чтобы я шла домой. Пусть даже она и притворялась, будто считает меня своей подругой. Она дала мне почувствовать себя любимой первый раз в жизни, – улыбнулась Агата, и голос ее был мягким и теплым. – И я знала, что в конце концов все будет хорошо – не важно, какие крутые повороты нас ждут. Мы есть друг у друга в нашем бессмысленном затерянном городишке, мы всегда вместе. И это была самая счастливая история, какую я могла вообразить. Потому что Софи была моим другом, Тедрос. Единственным другом, которого я знала. И я не могла представить жизнь без нее.

Тедрос не двинулся с места и все еще стоял к ней спиной. С трудом он повернулся. Его лицо смягчилось.

– Тогда почему же ты изменила свое желание?

Агата опустила глаза. Она очень долго сдерживала эти слова, боясь произнести их вслух:

– Потому что сейчас мне нужен больше чем друг.

На комнату обрушилась звенящая тишина, нарушаемая только сдавленным шмыганьем, которое, Агата была уверена, должно было исходить от нее, хоть и звучало откуда-то издалека.

Она почувствовала руку Тедроса на своей и взглянула в его ярко-голубые глаза.

– Я здесь, Агата, – выдохнул он. – Рядом.

Агата ощутила слезы на своих щеках.

– Она никогда не простит меня за это, – хрипло выдохнула она, дрожа от обжигающего прикосновения его пальцев, – Софи снова становится ведьмой. Она убьет нас обоих.

Глаза Тедроса сверкнули. Он высунулся в окно, подавая сигнал мечом:

– Нам нужна армия!..

– Нет! – воскликнула Агата, хватая его за рубашку.

– Но ты же сказала…

– Мы можем закончить это. Мы можем… переписать нашу историю. – У Агаты пересохло во рту. Ее слезы высохли. – Он-н-на отправится домой. Как ты и хотел. Никто не должен умереть.

Лицо Тедроса постепенно оттаяло. Он все понял.

Не сводя с него глаз, Агата вынула Экскалибур из его онемевших пальцев. Золотая рукоять оказалась в ее руке. Она увидела страх в глазах Тедроса, почувствовала, как вспотела его ладонь. Она позволила своей руке задержаться на его ладони еще на мгновение. Их глаза были прикованы друг к другу, даже когда Агата отступила, держа лезвие направленным на него. Тедрос наблюдал за ней, раздувая ноздри, вены на его шее пульсировали, желваки ходили ходуном, будто взбудораженные тигры в клетке.

– Доверься мне, – шепнула Агата, крепче сжимая меч…

Затем она повернулась к Сториану и разрубила оковы, сдерживающие перо. Ошарашенный Тедрос кинулся к ней…

Волшебное перо облегченно вспорхнуло на книгу, наколдовав новую последнюю страницу. С него слетела яркая картинка, на которой принц и принцесса стояли в комнате своего замка. Рука в руке, они были готовы запечатлеть новый счастливый «Конец» своим поцелуем.

Тедрос замер, рассматривая картинку. Он услышал, как за его спиной меч звякнул о камень. Он обернулся и увидел Агату, щеки которой пылали.

– И ты останешься здесь навсегда? – у Тедроса словно ком встал в горле. – Со… мной?

Агата вытянула дрожащую руку и дотронулась до него, повторяя это движение за самой собой, нарисованной в книге.

– Сториан напишет «Конец», только если я искренне захочу этого, – тихо произнесла она. – А мое сердце шепчет, что мое «долго и счастливо» должно быть с тобой.

Взор Тедроса затуманился от переполнявших его чувств.

– Принцесса всегда получает свой счастливый конец, – произнес он, вглядываясь в лицо Агаты. – На этот раз, кажется, мне тоже повезло.

Агата молча притянула его к себе за талию. Сгустившуюся вокруг них тишину нарушало только поскрипывание Сториана, который трудился над картинкой. Тедрос видел, как из-под блестящего пера появляются их с Агатой силуэты, сплетенные в объятии… Он всей кожей чувствовал ее прерывистое дыхание… Агата поднялась на цыпочки, приближая свои губы к его…

Вдруг Тедрос отстранился. Из-под кончика Сториана появилась черная тень.

Принц завертел головой по сторонам…

Никого, только перо и они.

– Она здесь, – прошептал он, пятясь назад. – Она где-то здесь!

– Тедрос? – нахмурилась озадаченная Агата.

Тедрос обыскивал пространство за шкафами:

– Где она?! Где Софи?!

– Ее здесь нет, – подойдя к нему, заверила Агата.

Но принц сделал шаг назад:

– Я н-н-не могу… Не могу рисковать, пока ведьма жива…

Глаза Агаты вспыхнули:

– Но она же исчезнет, окажется в другом мире!

– Она ведьма! – вскипел Тедрос. – Пока Софи дышит, она будет искать способ разлучить нас!

– Нет! Ты не станешь вредить ей! Тедрос, это единственный способ…

– В прошлый раз я пощадил ее по твоей просьбе, и она тебя же и забрала, – парировал Тедрос. – Я не могу совершить эту ошибку снова, Агата. Я не могу снова потерять тебя!

– Послушай меня! – обратилась к нему Агата; ее щеки пылали, но голос звучал уверенно и твердо. – Я хочу бросить все ради тебя! Никогда больше не видеть свой дом! Никогда больше не встречаться с матерью! – Агата взяла его за плечи. – Софи уже не часть нашей сказки! Вот почему ты сказал мне прийти сегодня. Потому что ты не хочешь навредить ей. Потому что знаешь, что меня тебе достаточно, – она сжала его плечи сильнее, вглядываясь ему в глаза. – Отпусти ее домой. Пожалуйста, Тедрос! Потому что я не позволю тебе ее тронуть.

Тедрос снова уставился на нее:

– Я и забыл, какая ты странная.

Агата со слезами бросилась ему на шею.

– Да, твоя принцесса странная, – прошептала она, прижимаясь к его груди. – Тебе давно пора было завести такую.

– Ту, которая рассказывает странные истории.

– Какие еще истории?.. – улыбнулась Агата и потянулась навстречу его поцелую…

– Ну, вроде той, в которой я позвал тебя сегодня в замок, – сказал принц.

Агата отшатнулась. Улыбка исчезла с ее лица.

Хлюпанье носом невидимой девочки мгновенно оборвалось, и в комнате стихли все звуки.


Арик в бешенстве мчался по мосту, размышляя: «Женщинам нельзя доверять».

Еще мальчиком он выучил этот урок. Вдалеке он видел, как мелькают белые ноги Тристана, спешащего в сторону замка: «Тоже мне мужчина! Он не имеет права даже называться му…»

Арик остановился.

Он медленно опустился на колени и вгляделся в кусок кирпича, который валялся на земле среди другого мусора. На нем была свежая кровь.

Палец Арика зажегся и выпустил струю пламени в сторону замка, оповещая его отряд.

Потому что он не помнил, чтобы у Агаты была какая-нибудь рана.


Софи, притаившись под столом, наблюдала, как Агата отстранилась от Тедроса, глаза которого тускнели с каждой секундой.

– Ты с-с-сказал, чтобы я пришла, – заикалась Агата. – Ты сказал мне, чтобы я пересекла мост…

– Мы взорвали Мост-на-Полпути, поэтому пересечь его невозможно, – выпалил в ответ Тедрос. – Только ведьминская магия могла привести тебя сюда.

– Но я… Я видела тебя, Тедрос! В классе, внутри урагана…

– Что? – нахмурился он.

– Я видела твое… твое… – голос Агаты стих, она вспомнила слова декана: «Иногда мы видим то, что хотим видеть».

Фантом. Ее сердце создало такой же фантом, как и сердца остальных девочек.

Вот только она, глупышка, приняла его за настоящего Тедроса.

Агата подняла глаза на своего принца. Его горящий золотом палец был направлен в ее сторону.

– Ты вовсе не являлся мне, – прошептала она.

– Как ты добралась сюда, Агата? – спросил Тедрос, закрывая от нее Сториана. Его палец все еще был уставлен на нее, хотя и заметно дрожал. – Как тебе удалось пересечь мост?

Агата отступила назад; ее палец вспыхнул, защищая хозяйку.

– Мне помогла вера в тебя, – с трудом проговорила она, борясь с головокружением.

Горящие стрелы. Плакаты «Разыскивается». Принцы у ворот.

– Значит, дело было не во мне… – сказала она. – Все было ради того, чтобы отомстить Софи…

– Неужели ты не понимаешь? В прошлый раз ты тоже решила, будто знаешь, чего хочет твое сердце, – защищался Тедрос. – Я делаю это ради тебя, Агата. Ради нас.

– Почему ты не можешь довериться мне? – Агата задыхалась от негодования. – Почему она обязательно должна умереть?

Тедрос уставился на их горящие пальцы, направленные друг на друга.

– Потому что однажды ты снова можешь изменить свое решение, – мягко сказал он.

Он поднял на нее глаза, полные боли.

– Однажды ты можешь пожелать, чтобы она была с тобой вместо меня.

– Пожалуйста, Тедрос, – попросила Агата, – дай ей уйти…

– А что, если я попытаюсь причинить тебе боль прямо сейчас? – Глаза ее принца были широко открыты, и в них стоял страх. – Покажется ли она тогда? Спасет ли тебя?

– Ее здесь нет! Я выбираю тебя, Тедрос!

– Теперь недостаточно просто выбрать меня, Агата.

Тедрос смотрел сквозь нее, прямо как тогда, в ее сне:

– В этот раз я хочу быть уверен.

У Агаты перехватило дыхание.

Воспользовавшись мгновением замешательства, Софи выстрелила между ними розовой молнией – Агата отпрыгнула, решив, что Тедрос атаковал ее; Тедрос отскочил, посчитав, что его атаковала Агата. В тот же миг десять красных капюшонов ворвались в комнату через окно и направили острые стрелы на Агату. Окруженная со всех сторон, Агата попятилась… Но глаза ее горели яростью.

– Ты животное! – прошипела она. – Я никогда не выберу тебя. Слышишь? Никогда!

Она произнесла заклинание – свет утренней зари за окном померк, и башня погрузилась во тьму. Секунду спустя снова стало светло, но Агаты и след простыл.

Тедрос развернулся к окну, но канат и мостик, ведущие в башню, были пусты. Его принцесса пропала. Гнев внутри него медленно остывал. Он мог получить счастье здесь и сейчас. Но он вновь позволил своей одержимости местью все испортить. Теперь он остался один на один с зависшим над страницей пером и разрушенным собственными руками счастливым концом своей сказки.

– Она сказала правду, – прошептал он. – Я… Я дурак.

– Не совсем.

Тедрос обернулся. Арик разглядывал только что нарисованную Сторианом картинку в книге: изображение Тедроса и Агаты, стреляющих друг в друга заклинаниями, в окружении вооруженных сторонников принца. Тедрос присмотрелся к картинке и заметил, что на ней был изображен еще кто-то… кто-то, притаившийся под столом в плаще-невидимке, с ликующей улыбкой до ушей.

Взгляды Тедроса и Арика медленно опустились под стол. Софи там давно уже не было.

– Агата врала все это время, – произнес Арик. – Они обе явились сюда, чтобы тебя убить.

Тедрос онемел и с открытым ртом глазел на картинку. Он увидел, как Сториан, запечатлев его бледное лицо, замер в ожидании следующего хода. Тедрос отвернулся.

– Принцы, – скрипуче протянул он. – Самое время ввести их в игру, верно?

Арик ухмыльнулся:

– Я думаю, да.

Тедрос кивнул, отправляя своих приспешников на задание.

– Арик.

Он услышал, как за его спиной капитан остановился.

– Передай им, что теперь награда объявлена не за одну голову. Она за обе.


Когда выглянуло солнце, отчаянная лупоглазая муха как раз прошмыгнула под запертой дверью в театр Сказок, чтобы попасть из замка мальчиков в тоннель из деревьев. Тоннель был заложен камнями. Но муха и правда была очень маленькой. Еле дыша от страха, она пролезала в щели и обползала камень за камнем на своем пути, пока не оказалась на поляне.

Роняя слезы, Агата в облике мухи подлетела к замку девочек и понеслась прямиком в свою комнату, находящуюся на самом верху синей башни Чести. Боясь того, что может там обнаружить, муха влетела в открытое окно. Зацепившись за раму и оставив на ней кусочек крыла, она плюхнулась на кровать своей подруги… Ее подруги, которую она предала, которую обменяла на принца и которую заклеймила ведьмой…

Приподняв одеяло, Агата застыла от ужаса. Потому что она увидела то, что и хотела увидеть с самого начала.

Софи улыбалась во сне, как в свои самые спокойные ночи.

На ее обнаженной молочно-белой шее не было и следа бородавок.

Часть вторая

Мир без принцев

13

Книжный клуб в обеденном зале

Мир без принцев

Луч солнца, сверкая, нежился на поверхности хрустальных часов, циферблат которых был украшен изображением принцессы, вальсирующей с ведьмой. Было уже гораздо больше семи, рассвет разгорелся и погас, уступив место холодному декабрьскому утру.

Софи лежала в кровати полностью одетая и наблюдала за спящей Агатой. Беатрис спустилась к завтраку. Они остались вдвоем.

Запястья и лодыжки Софи все еще саднили в тех местах, где в них вонзились шипы и зубы змей. Ее ноги лихорадочно тряслись после дикой невидимой гонки: из школы мальчиков к старому учительскому балкону над поляной, оттуда мимо поста двух мальчиков-всегдашников, затем вниз, под укрепления, и бегом до тоннеля из деревьев к замку девочек. А уж потом пулей в свою комнату, пока Агата в теле мухи с трудом пробиралась сквозь каменную баррикаду второго тоннеля. Она запихнула плащ из змеиной кожи вместе с формой Хорта под кровать Беатрис и скользнула меж простыней на свою кровать, едва заслышав жужжание Агаты в окне…

И вот они здесь, в человеческом облике, плечом к плечу, как и тысячу раз до этого.

Вот только все изменилось.

Софи внимательно всматривалась в лицо Агаты, пытаясь разглядеть ту девочку с кладбища, которую когда-то знала. Но видела перед собой лишь нежное лицо принцессы. Белоснежная кожа… изящно очерченные губы, которые ждали поцелуя принца…

Принца, который их не поцеловал.

Из-за меня.

Софи накрыла волна стыда. Она помешала желанию Агаты сбыться. Она разбила сердце лучшей подруге.

Софи сдержала слезы. Она честно старалась быть доброй, но тот миг, когда она теряла Агату, тот невыносимый миг, до сих пор стоящий перед ее глазами, снова сделал ее злой. Она опять разрушила счастливый конец, как ведьма, которой была Софи, уже однажды делала.

И теперь, когда ощущение вины проглотило ее почти целиком, Софи неожиданно почувствовала искорку надежды…

«Мне нужен больше чем друг», – сказала Агата.

Что, если она снова сделает Агату счастливой? Если сможет доказать ей, что никакой Тедрос ей даром не сдался? Убедит, что их дружба в сто раз лучше любого «долго и счастливо» с принцем?

А что, если я научу Агату тому, чему она когда-то научила меня?

«Тогда то, что я разлучила Агату и Тедроса, будет оправданно», – думала Софи, лелея надежду. Все, что она сделала прошлой ночью, будет не напрасно. Потому что Агата пожелает остаться с Софи и жить с ней «долго и счастливо». И сделает это искренне.

Если бы только я могла вернуть Агату!

Агата открыла глаза. Она увидела Софи – и вздрогнула.

– Как прошла ночь? – прочистив горло, спросила Софи.

– П-п-прошлая ночь? – Агата отвернулась и принялась подбирать с пола части своей школьной формы. – Она была длиной, знаешь ли… Дот болтает без умолку, – она помедлила. – Ты ведь следила за нами, да?

– Я заснула, – ответила Софи, внимательно наблюдая за Агатой. – Но ведь мне не о чем было беспокоиться, да?

Агата окаменела.

– Фу-у-у, здесь пахнет чем-то горелым, – затараторила Софи, застегивая один из длинных плащей Беатрис поверх своей формы. – Запахи с кухни, вне всяких сомнений. Теперь всегдашницы не брезгуют беконом…

– Софи?

– М-м-м?

– Я должна тебе кое-что сказать.

Софи медленно подняла глаза.

И тут в коридоре раздались леденящие кровь крики, заставившие подруг съежиться от испуга. Придя в себя, Агата кинулась к двери и распахнула ее. Густой дым тут же проник в комнату, а за дверью то и дело проносились едва различимые силуэты девочек и метались синие бабочки. Туда-сюда пролетали нимфы, которые пронзительным криком поднимали тревогу на манер баньши.

– Что происходит? – с трудом выдавила Софи, схватив за руку пробегающую мимо Мону.

– Принцы! Они проломили щит!

Ошарашенные Софи с Агатой взглянули друг на друга.

Откуда-то проревел голос Поллукс, усиленный мегафоном:

– Всем девочкам срочно явиться в музей! Используйте переходы, а не вестибюль! Я повторяю – ни в коем случае не пользуйтесь вестибюлем!

Агата и Софи устремились вслед за Моной к проходу между башнями Чести и Смелости, задыхаясь от едкого дыма.

– Откуда он идет? – визжала Софи, отгоняя темные клубы рукой. Голубой проход напротив нее был весь забит девочками и роящимися над ними бабочками.

– Пойдем! – сказала Агата, оттаскивая ее обратно к ступенькам. – Мы доберемся дотуда через вестибюль…

– Но Поллукс сказала не использовать его!

– С каких пор мы слушаем то, что говорит Поллукс?

Пока они пробиралась сквозь дым по лестнице башни Чести, сквозь прозрачные стены Агата сумела мельком увидеть то, что происходит на озере. Вдалеке грязная, ощетинившаяся оружием толпа принцев прорывалась сквозь дыру в щите над воротами в лес. Они буйным потоком хлынули на берег школы мальчиков. Агата застыла, парализованная страхом. Время нападения выбрано не случайно – вчерашняя ночь не прошла даром. Софи врезалась в нее сзади, и Агата слепо продолжила пробираться вниз, по последнему пролету, ведущему к вестибюлю.

Дым распространялся по башням именно отсюда. Крытая беседка перестала существовать; каждая из четырех стен была истыкана сотнями горящих стрел. Нимфы носились по кругу между четырьмя лестницами, гася водными заклинаниями небольшие очаги огня, а плотный слой мертвых бабочек, устилающий пол, вспыхивал то тут, то там.

– Это все не имеет смысла, – сказала Софи, хватаясь за хрустальные перила. – Зачем им обстреливать вестибюль…

Но вот огонь слегка утих, и девочки увидели, что на мокрые стрелы было что-то наколото: острые наконечники пригвоздили к стенам какое-то послание.

– Софи, гляди!

Софи перевела глаза туда, куда указывала Агата, и заметила неясное темное пятно на полу за лестницей. Это был упавший свиток, серьезно обгоревший, но все еще целый. Пока нимфы подметали пепел и собирали стрелы в вестибюле, Агата ловко перепрыгнула через перила и подобрала его. На свитке стояла кроваво-красная сургучная печать в виде змеи. Софи приземлилась рядом с ней и заглянула в свиток:


Мир без принцев

Софи так сильно сжала свиток в руке, что костяшки ее пальцев побелели.

– Агата, – процедила Софи, взглянув на подругу, – что ты собиралась мне сказать?

Однако Агата все еще не могла отвести глаз от свитка.

В ее взгляде читалось отчаяние. Румянец на ее щеках исчез. Девочка с кладбища вернулась, а желание было забыто. Она посмотрела на Софи, грустная и опустошенная.

– Я должна была послушать тебя, – сказала она дрогнувшим голосом.

Софи осмотрительно выдержала паузу:

– Ты ходила к нему?

Агата кивнула, не смея поднять на нее глаза.

– И он напал на тебя, да? – спросила Софи.

Агата судорожно вздохнула:

– Откуда ты зна…

– Я предупреждала тебя, – прошептала Софи. – Я предупреждала тебя о том, на что способны мальчики!

Агата несмело протянула ей руку:

– Прости меня… Я так виновата…

Софи крепко обняла ее, отгоняя дурные мысли.

Это не Зло прервало вчера их поцелуй. Это все было ради Добра.

Ее подруга вернулась к ней.


Тедрос стоял у окна башни Директора школы, наблюдая, как красные капюшоны Арика досматривают толпу принцев, столпившихся у дыры в пузырящемся лиловом щите. Войти позволяли только самым крупным или хорошо вооруженным. Стоящий позади него Арик стиснул зубы.

– Со всем уважением, повелитель, но это Испытание – игра для слабаков, – презрительно заметил он. – С нашим численным превосходством мы должны штурмовать их замок…

– Не после вчерашней ночи. Эти девочки слишком коварны, чтобы сражаться с ними на их территории, – возразил Тедрос. – Кроме того, на сторону девочек встали бы их учителя. А Испытание поставит всех в равные условия.

– Равные условия! – огрызнулся Арик. – Я решился провести принцев сквозь щит только потому, что ты заверил меня, что вот-вот начнется война!

– Мы должны спасти нашу школу от двух девочек, вознамерившихся ее уничтожить. А не просто грубо ворваться в их замок и устроить резню.

– Когда наши учителя вернутся, они накажут нас за все, что ты сделал, – бросил Арик и сплюнул.

Тедрос швырнул его к подоконнику так, что голова Арика свесилась из окна:

– Помни свое место, неотесанный дикарь! Я впустил тебя в эту школу, я же могу и вышвырнуть тебя обратно.

Арик уставился на него широко открытыми глазами.

Тедрос стащил его с подоконника и вгляделся в даль. В тишине оба мальчика наблюдали, как все больше одичавших принцев пробирается через отверстие в щите.

– Нужно быть сильным магом, чтобы проломить его, – наконец заметил Тедрос. – Сама леди Лессо создала этот щит.

Арик не отвечал.

– Арик, я хочу для нас только честного боя, – сказал Тедрос, поворачиваясь к нему. – Тот, кто выиграет, получит мои сокровища, как и было обещано.

Арик выдавил притворную улыбку:

– Как пожелаешь, Директор.

На стене дернулась чья-то тень, и Арик резко обернулся. Он заметил Тристана, нависшего над скованным, но трепыхающимся Сторианом. Арик оскалился, и Тристану стало не по себе.

– Ох, оставь его в покое, – вздохнул Тедрос. – Мне нужно, чтобы он был начеку. Особенно после вчерашней ночи.

Его взгляд переместился через озеро на школу девочек, сверкающую, как город, целиком сделанный из сапфира. Он видел последние завитки дыма, тающие в воздухе. Объявление об Испытании было доставлено.

– Она врала по поводу Софи все время, пока была здесь? – спросил Тедрос.

– В твоем голосе слышно сомнение.

– Просто она так смотрела на меня и… прикасалась… будто делала это искренне…

– Она напала на тебя. А ее ведьма была здесь, чтобы закончить работенку, – прорычал Арик. – Как ты думаешь, почему она освободила перо? Твоя смерть закончила бы их историю и послужила уроком всем и каждому. Мир без принцев. Мир, в котором девочки правят, а мальчики служат. Конец, – капитан сверлил Тедроса взглядом. – Хорошо, что я вовремя появился, чтобы тебя спасти…

Тедрос потупил взгляд:

– Я осознаю это.

– Это очень тяжелый факт, который следует принять. Сын повторяет ошибки своего отца. И твоя возлюбленная, и его… потеряны из-за другого человека.

Тедрос медленно поднял голову.

– Что бы он сделал на твоем месте? – спросил Арик, его фиолетовые глаза пронзали Тедроса насквозь.

Тедрос отвернулся, ярость снова закипала в его груди. Он посмотрел вниз на варварского вида принцев, марширующих в его замок.

– Она напала на меня, – прошептал он и наконец сам поверил в эти слова.


– Он напал на тебя? – спросила у Агаты Эстер, сидящая в компании Анадиль, Дот и других девочек на полу музея в ожидании прибытия декана и учителей.

– Угу. Уверенный, что я привела Софи, чтобы убить его, – кисло подтвердила Агата. – Причем использовал какое-то странное заклинание. Клянусь, оно выглядело розовым, но появилось слишком быстро, чтобы я могла его разглядеть. Он чуть-чуть промахнулся, а затем ворвались его прислужники.

– Прислужники? – Дот разинула рот от удивления. – Тедроса?

– И розовое заклинание? – поразилась Анадиль, и даже три ее крысы состроили удивленные мордочки. – Ты наверняка что-то не разглядела. Если мальчик использует проклятие розового цвета, то здесь должна быть замешана мощная черная магия.

– Я этого не исключаю, – содрогнулась Агата.

Слухи об Испытании быстро облетели школу, и девочки принялись горячо спорить о том, кого выберут противостоять мальчикам. Пока Софи в ванной смывала с лица следы пепла («Смертельные угрозы смертельными угрозами, а черным точкам на моем носу не бывать!»), Агата улучила момент и рассказала ведьмочкам обо всем, что случилось с ней после заката.

– Это он воплощение Зла. Он, а не Софи, – сказала Агата, думая о глазах своего принца, горящих яростью, и о его дикой жажде мести. – Тот сон был предостережением.

– Так Софи не превращается в ведьму? – спросила удивленная Эстер.

Агата помотала головой.

– И у нее нет никаких бородавок? – уточнила Анадиль.

Агата пристыженно опустила глаза.

– Но ты же клялась, что видела одну! – прошипела Эстер. – А что насчет чудовища? А что скажешь про кошку…

– В последний раз говорю – это была не я! – сердито сказала Софи, протискиваясь между ними. – И я впервые слышу про бородавку. Наши жизни оказались на волоске из-за… бородавки?!

Девочки изумленно уставились на нее. Все, кроме Агаты, которая так и не смогла поднять глаза.

– Вчера ночью мы почти потеряли друг друга, Агги, – смягчившись, сказала Софи. – Но ты должна мне верить. Пока мы с тобой друзья, я счастлива. Пока мы с тобой друзья, никакой ведьмы в помине нет.

– Я должна была стащить для нас Сториана, пока у меня была такая возможность, – пробормотала Агата, вперив взгляд в свои башмаки. – Без сомнения, сейчас я бы пожелала нам счастья от всей души. И мы с тобой уже давно были бы далеко отсюда.

Изумленная Софи покраснела.

– Послушай, кое-что не сходится, – грубо влезла Эстер. – Мы видели, что тот голубь умер…

– Меня не волнует, какие страсти-мордасти вы там видели, – парировала Софи. – Очевидно, что кто-то пытался заставить вас думать, будто я злая. Кто-то, кто хочет настроить против меня Агату.

– Но кто? – спросила Агата, оживившаяся оттого, что есть кто-то другой, на кого можно свалить ответственность за ее предательство лучшей подруги. – Декану нужно, чтобы мы оставались друзьями для борьбы с мальчиками…

– Может быть, это дело рук Лессо или Доуви, которые наколдовали ей симптомы, – предположила Дот, превращая табличку одного из экспонатов в авокадо. – Они всегда считали, что Агате суждено быть с Тедросом.

– А может быть, это были Анемон или Шикс, – сказала Анадиль, связывая вместе хвостики своих крыс. – Они хотят вернуть школы Добра и Зла еще больше, чем мы.

– Или это была та, кто хочет, чтобы я исчезла, – заметила Софи, переводя взгляд на Эстер. – Та, кто хочет стать старостой класса.

Эстер отреагировала на этот выпад, громко пустив газы, не посчитав замечание Софи достойным ответа на словах.

– Послушай, не важно, кто это был. Теперь мы на одной стороне. Против Тедроса, – сказала Агата, беря Софи за руку. – И мы не собираемся участвовать в его дурацком Испытании.

Софи оттаяла. Много времени прошло с тех пор, когда они по-настоящему чувствовали себя друзьями.

– Агги права, – сказала она. – Мы должны не допустить этого Испытания.

– Мы? – спросила Эстер, облокотившись на хрустальный стенд. – А мне кажется, что «Испытание против мальчиков» звучит соблазнительно.

– Самое время устроить небольшую, но миленькую резню, – сказала Анадиль, а связанные хвостами крысы одобрительно запищали.

– А что, я бы не отказалась от раба, – поддакнула Дот.

– Это не игра, дурочки! Если потерпим поражение, мы с Агатой умрем! – гаркнула Софи. – Декан обязана отказаться…

Бабочки вынырнули из-под двери музея, которая тотчас отворилась и впустила внутрь декана. Она, как всегда, выглядела безупречно, причесана волосок к волоску, а вот учителя, следовавшие за ней, казались мрачными и потрепанными. Профессор Доуви и леди Лессо были мрачнее всех.

– Как вы слышали, мальчики вызвали нас на Испытание, – объявила декан; зачарованные факелы выгодно подсвечивали ее безупречное лицо. – И несмотря на то что наши учителя придерживаются другого мнения, я не вижу причин, чтобы отказываться.

У Софи и Агаты перехватило дух.

Агата повернулась к леди Лессо и профессору Доуви; обе они смотрели на нее со страхом, будто знали, что их план прошлой ночью провалился, хотя вездесущие бабочки исключали любую возможность сказать им об этом прямо.

– Школьные состязания будут продолжаться до Испытания, а восемь лучших учениц попадут в команду, – взгляд декана упал на Софи с Ага-той. – Разумеется, два оставшихся места забронировано для наших старост, принимая в расчет, что именно их жизни оказались на кону.

Обе девочки стали еще бледнее.

– Но ведь мы не сможем справиться с мальчиками, Агги! Они быстрее, сильнее, злее, – прошептала Софи. – Нам нужно сбежать домой прямо сейчас или наша песенка спета!

– Мы не можем вернуться домой! – прошипела Агата в ответ. – Сториан все еще в руках Тедроса!

Софи застонала и, цепляясь за Агату, бессильно сползла на пол.

Но вдруг она выпрямилась, ее глаза широко распахнулись.

Агата увидела ее лицо и в ужасе отпрянула:

– Софи, ты же не думаешь…

– Ты сама это сказала! Теперь наше желание сработает! – прошептала Софи. – Мы сможем написать «Конец», и теперь это будет навсегда! Все, что нам нужно, – это перо!

– Ты сошла с ума! Там армия мальчиков, мечтающая убить нас! И даже если по какой-то счастливой случайности нам удастся обойти их, Тедрос и близко не подпустит нас к башне! У нас нет шансов…

– Должен быть шанс, Агата, – настаивала Софи. – Или мы обе умрем на глазах многочисленной публики.

Агата почувствовала подступающую тошноту. Девочки вокруг зашептались, переваривая тот факт, что им предстоит сразиться в смертельном поединке с мальчиками.

– Для тех из вас, кто задумал провалить состязания, чтобы не попасть в команду, я советую хорошенько подумать над своим решением, – начала декан, а пара бабочек, подлетев к ней, утонула в рисунке ее платья. – Ваши оценки за состязания повлияют на общий зачет третьего года обучения, и тем, кто получит самые низкие баллы, предстоит превращение в животное или растение.

Гудение девочек смолкло – слова декана многих заставили задуматься.

– И в заключение сообщу, что в связи с повреждением магического щита леди Лессо в ночное время периметр будут охранять нимфы.

Леди Лессо лишь уставилась на острые металлические носы своих туфель, ее бледные щеки стыдливо порозовели.

– Все уроки и мероприятия будут проходить по обычному расписанию, – продолжила декан, – включая нашу пьесу, которая будет поставлена в канун Испытания, – она улыбнулась профессору Шикс, которая ответила ей каменным выражением лица. – Клубы и внеклассные занятия продолжатся в прежнем режиме…

– Сегодня собрание Книжного клуба! – громко взвизгнула Дот и замахала рукой своим товаркам. – Книжный клуб в обеденном зале…

Ботинок Анадиль врезался ей в зад, и Дот вскрикнула.

– Но из-за текущего состояния замка уроки возобновятся только завтра, – закончила декан, и огонь факелов за ее спиной начал тускнеть. – Я советую вам отдохнуть перед предстоящими напряженными неделями. Мальчики так просто не сдадутся.

Шушукающиеся девочки потянулись из музея вслед за учителями. Профессор Доуви и леди Лессо попробовали отстать, чтобы незаметно перекинуться словечком с Агатой. Однако декан настойчиво выпроводила их из комнаты вместе со всеми.

Плечи Агаты обреченно поникли: она увидела, что леди Лессо и фея-крестная удаляются, когда ей так нужна их помощь. До нее донеслась болтовня ведьмочек.

– Ставлю на то, что Яра сможет всыпать мальчикам, – произнесла Дот. – Видели ее мускулы?

– Яра? – фыркнула Эстер, отгоняя бабочку. – Никто не видел ее уже несколько дней. Может быть, ее сожрал один из крогов.

– Ты правда думаешь, что она наполовину стимфа?

– Она точно наполовину непонятно кто, – буркнула Анадиль, проходя сквозь ледяные двери в компании крыс, бегущих за ней след в след.

Агата еле волочила ноги, идя за ней; Софи пристроилась рядом.

– Послушай, у нас есть целых десять дней, чтобы добраться до пера. Агги, – подбодрила Софи подругу, заметив ее унылый вид. – Всего одно желание – и мы навсегда избавимся от мальчишек!

Агата стала еще мрачнее, и Софи понимала почему.

После прошлой ночи их шансы заполучить перо были так же ничтожны, как и шансы выиграть Испытание.


– Теперь они его никогда не достанут, – пробурчал Тедрос, придерживая ногой трепещущего Сториана. Тристан вставил обратно вынутый кирпич и замуровал волшебное перо под полом башни.

Они все еще могли слышать, как Сториан мечется в своей темнице.

– Помоги мне переставить стол, – сказал Тедрос, и Тристан ринулся поднимать свою сторону тяжелого каменного стола, который они поставили поверх неплотно прилегающего кирпича, чтобы полностью заглушить писк Сториана. Пока Тедрос выравнивал стол, Тристан украдкой провел носком своего ботинка по кирпичу, оставляя еле заметную отметину.

– Итак, – Тедрос окинул взглядом сказку Софи и Агаты, лежащую на столе. – Теперь пусть попробуют переписать свое «долго и счастливо».

– РАБАМИ? – где-то снаружи послышался голоса Равана. – ЕСЛИ МЫ ПРОИГРАЕМ, ТО КОНЧИМ СВОЮ ЖИЗНЬ РАБАМИ?!

Тедрос высунулся в окно и увидел всегдашников, никогдашников и бессчетное количество принцев, толпящихся в узком проходе между башнями; ребята Арика, вооруженные дубинками, с трудом их сдерживали.

– НЕЛЬЗЯ ТОРГОВАТЬ НАШИМИ ЖИЗНЯМИ В КАКОМ-ТО ТУПОМ ИСПЫТАНИИ! – ревел Чеддик, безуспешно швыряя камни в башню Директора школы.

– Ты обещал войну! – кричал неизвестный принц, указывая пальцем вверх, прямо на Тедроса.

– Война! Война! Война! – выли в голос мальчики и принцы, пока приспешники Тедроса пытались оттеснить их обратно к башне.

Тедрос закусил губу:

– Убери разделение на Добро и Зло – и окажется, что мальчики хотят только крови и сокровищ.

– Послушай, ты нужен им там, внизу, – посмел заметить Тристан. – Ты должен снова объединить их в настоящую школу. Как сделали девочки, – он исподтишка кинул взгляд на меченый кирпич. – К тому же тебе нужно выспаться… или, возможно, принять душ…

– От меня уже так плохо пахнет? – спросил Тедрос, принюхиваясь.

Щеки Тристана вспыхнули красным в тон его волосам:

– Н-н-нет…

Новый взрыв воплей раздался снизу, и, выглянув, они обнаружили, что красные капюшоны улепетывают от Хорта, который гонится за ними с горстями дымящегося крысиного помета в каждой руке. А заодно и визжит, как хорек. Тедрос удрученно отвел глаза.

Внезапно взгляд принца вспыхнул:

– Тристан, ты прав! Я им действительно нужен!

Тристан с облегчением вскочил, практически толкнув принца к окну. Тедрос послал в сторону замка золотую молнию, призывая Арика.

– Но я могу справиться с охраной один! – настаивал Тристан.

– Пусть этим займется Арик, – принц поднял с пола тяжелую косу-канат и скинул его в окно. – А у нас с тобой есть работенка.

– Р-р-работенка? – заикаясь, перепросил Тристан.

– Пойдем, – Тедрос подтолкнул его в сторону каната. – Мы с тобой вернем учителей.


Обеденный зал располагался на первом этаже башни Милосердия. Он был светлым и круглым, как арена цирка, и весь уставлен хрустальными столами всевозможных форм. Дот специально выбрала это место для собраний Книжного клуба, потому что рядом была кухня, где булькали зачарованные котлы с едой, постоянно снабжая девочек пуншем и бутербродами. К тому же бабочки-шпионки декана держались подальше от зала, напуганные постоянным звоном тарелок, удушливыми ароматами блюд и зачастую слишком бурными обсуждениями.

Ровно в половину девятого Дот сбежала с лестницы, ожидая увидеть внушительную толпу после очень успешного прошлого заседания, посвященного книге «Позор: тайная жизнь Прекрасного принца». Оно привлекло в клуб стайку новых членов. Эстер упомянула о встрече с Ага-той и Софи после ужина, но Дот было наплевать. Она почистила зубы, обновила макияж и заготовила вопросы для дискуссии. Полностью вооружена! Дот прочистила горло и уже схватилась за ручку двери, как вдруг заметила висящее на ней объявление:


Мир без принцев

Взвизгнув, Дот дернула дверь на себя:

– Что происх…

В пустом зале у стены собрались Анадиль, Эстер, Агата и Софи, сбившиеся в тесный кружок.

– Так ты поможешь нам или нет? – спросила Софи, впиваясь взглядом в Эстер.

– Так и быть, – проворчала Эстер. – Но только потому, что я не хочу видеть, как Агата умрет. А за то, чтобы увидеть твою публичную казнь, я бы даже приплатила.

Софи задохнулась от возмущения.

– Послушай, Софи права. Это наша единственная надежда выбраться отсюда живыми, – сказала Агата, но голос ее звучал неуверенно, словно она все еще сомневалась, что публичное обезглавливание действительно хуже возвращения в замок мальчиков. – Скорее всего, Тедрос уже спрятал Сториана. Нам нужно заклинание, которое позволит задержаться в школе столько времени, сколько потребуется, чтобы найти перо.

– Невидимость? – предложила Анадиль.

– Для нас обеих? Слишком велика опасность, что нас поймают, – возразила Софи, понимая, что Арик сумел обнаружить ее следы.

– А может, снова пересечь скрытый барьер на мосту? – спросила у Агаты Эстер.

– После прошлой ночи они наверняка выставили там охрану, – ответила Агата.

Они все одновременно заметили покрасневшую Дот, которая стояла в дверях и свирепо смотрела на них:

– Сидром раздраженного кишечника?!.

– …показался очень подходящим, да еще и объясняет твою склонность прятаться в туалетах, – заметила Анадиль.

– Но вы не можете отменить заседания Книжного клуба! – заныла Дот, заливаясь слезами. – Я же так завожу друзей!

– Нам было нужно уединенное местечко, так что теперь твой Книжный клуб – это мы. Наконец он снабжает тебя настоящими друзьями. А теперь сядь и заткнись! – огрызнулась Эстер.

Дот, все еще хлюпая носом, подчинилась.

– Должен быть какой-то способ переговорить с Доуви или Лессо, – продолжила Софи, – или хотя бы с профессором Шикс…

– Это слишком опасно, – возразила Анадиль: она еще ни разу не видела учителей без снующих вокруг прислужниц декана. – Если декан заподозрит хоть что-нибудь, она запрет нас здесь. Вы же ее слышали. Он считает, что мы можем выиграть это Испытание!

– А вы не можете просто могрифировать? – простонала Дот.

– Нет, – хором ответили Софи с Агатой.

Агата тут же уставилась на подругу.

– Я имею в виду, что я, конечно, ничего не знаю об их школе, ведь я там никогда не была, но это же очевидно, разве нет? – затараторила Софи, внезапно вспотев. – Мальчики уж точно поставят защиту от могрифов.

Агата лишь внимательнее смотрела на нее. Софи чувствовала, как ее щеки становятся красными, как клюква…

Агата снова повернулась к ведьмочкам:

– Видите, Софи понимает, о чем речь. Нам нужно что-то, чего они не ожидают.

Софи выдохнула, виновато улыбаясь. Однажды она расскажет Агате, что она сделала прошлой ночью. Однажды, когда они будут в безопасности дома, сильнее и счастливее, чем когда-либо раньше.

– Давайте собираться здесь каждый вечер, пока не придумаем план, – сказала Эстер и заметила, что Дот качает головой. – Если ты все еще дуешься из-за своего дурацкого Книжного клуба…

– Дело не в этом, – прервала ее Дот, наморщив лоб. – Вам не кажется странным, что Тедрос напал на Агату?

Софи тут же повернулась к ней:

– Он уже пытался убить ее в прошлом году…

– Только потому, что в прошлом году с ней была ты, а ты разрушаешь все, к чему прикасаешься, – парировала Дот. – Тедрос любит Агату! Он никогда не использует против нее магию. – Напряженно размышляя, Дот превратила брошенную вилку в кочан пекинской капусты. – Кажется, будто мы что-то упускаем.

Дот подняла глаза на Агату и заметила, что девочка тоже смотрит на нее.

– Единственное, что мы упускаем, – это ответ на вопрос, как пробраться в треклятую школу мальчиков, – отрезала Софи и снова вернула обсуждение в прежнее русло: – Нам нужно порыться в библиотеке, чтобы подыскать заклинание…

Агата попыталась включиться в разговор, но ее глаза постоянно возвращались к Дот.

– Агата, – нахмурилась Софи, – ты пойдешь?

Агата встрепенулась:

– Конечно… Разумеется.

Неожиданно она заметила кое-что на запястье Софи, выглядывающем из-под рукава плаща… Крошечные точки от уколов, слегка расчесанные. Где-то она уже это видела. Пораженная догадкой, Агата прищурилась, чтобы лучше рассмотреть следы, но внезапный шум заставил всех девочек повернуться. Двери зала распахнулись, и внутрь просунулась голова Поллукс, подозрительно оглядевшей членов Книжного клуба, в руках которых не было видно ни одной книги.

14

Потерянное заклинание Мерлина

Мир без принцев

Приближалось Рождество. Бабочки воспользовались тихим ночным временем, чтобы украсить самую высокую ель в Синем лесу мишурой и гирляндами с горящими звездами. Никакое смертельное Испытание не могло нарушить праздничные традиции школы.

К рассвету мальчики успели опи́сать это дерево из своих окон, а затем поджечь его.


Пока леди Лессо выставляла оценки, Софи перебрасывалась записками с Анадиль и Эстер, обсуждая, как можно пробраться в школу мальчиков. Агата, сидевшая на следующем ряду, откинулась на спинку своего ледяного кресла, косясь на еле заметные следы на запястье Софи.

К полудню подготовка к Испытанию уже шла полным ходом. Каждое состязание включало в себя борьбу с фантомными принцами, которых учителя старались сделать как можно более мерзкими. Призраки мальчиков с дикими криками прыгали на девочек и пугали их обезображенными, как у зомби, лицами. Похоже, сами учителя потеряли былое неприятие к уничтожению фантомов и требовали от учениц максимально жестоких и эффективных действий. Теперь на кону были жизни девочек, и учителя изо всех сил старались подготовить их как можно лучше.

Софи с Агатой решили изобразить энтузиазм, чтобы декан не догадалась об их плане побега. И, разумеется, Софи прекрасно справлялась со своей ролью, с пугающим неистовством раздирая фантомы мальчиков и поддерживая своих одноклассниц (с не меньшим, впрочем, неистовством). Казалось, симптомы, говорящие о скором превращении в ведьму, мучившие ее последние несколько дней, больше не проявляются. Более того, Агата заметила, что Софи будто бы снова стала прежней доброй, беспечной версией себя. Она дружелюбно хваталась за руку Агаты на переменах, радостно предвкушала их возвращение в Гавальдон и вела себя так, точно Агата никогда и не приходила к Тедросу.

– Старейшины не посмеют обидеть нас, если нападений больше не будет… И лучше я поживу у тебя дома, а не у себя… – решила Софи, когда они шли на урок к Лессо. – Может, после всего этого мне наконец-то удастся поставить свое шоу!

– Если только ты не засунешь в него меня, – проворчала Агата, но ослепительная улыбка Софи заставила ее сдаться.

Агата честно пыталась оставаться подозрительной и выяснить, действительно ли Софи ее простила. Но Софи казалась такой счастливой от того, что лучшая подруга снова рядом!

После всех событий, к которым привело ее бездумное желание, Агата еще сильнее захотела забрать Софи из этой школы. Она ломала голову, ища лазейки в башню Тедроса, но никак не могла нащупать решение. Ее замешательство сказалось на состязаниях, и она расправлялась с призраками, как прежняя Агата-ведьмочка: вонзала в фантомы кинжалы, поджигала мальчиков и холодно наблюдала, как они рассыпаются в пыль. К третьему состязанию все причины, по которым она когда-то ненавидела Тедроса, снова всплыли в ее сознании: его заносчивость, его безрассудство, его вспыльчивость и незрелость…

И все же… Почему ей все еще не дает покоя вопрос Дот?

Агата уговаривала себя, что все поняла правильно. Тедрос напал на нее. Тедрос разрушил их сказку.

Ее искреннее желание остаться с ним навсегда было ошибкой.

И все же… Агата обнаружила, что наклоняет свой стул все сильнее и сильнее, но рука Софи была еще слишком далеко, чтобы хоть что-то разглядеть. Она откинулась еще больше, качаясь на одной ножке стула, пока парта Эстер не оказалась напротив запястья Софи, увеличив его своим ледяным боком, словно лупа. Глаза Агаты чуть не вылезли наружу: она узнала эти слабые следы на нежной коже своей подруги. Глубокие следы от острых как иглы клыков.

Укусы змей.

Где же Софи могла встретить этих тварей?

«В лесу, конечно же», – объяснила себе Агата. Там они и набросились на нее, разве не так? Но укусы на запястье Софи выглядели совсем свежими…

Софи повернулась к ней, и Агата чуть было ни рухнула вместе со стулом.

– Пойдешь со мной в библиотеку? – улыбнулась Софи, протягивая ей руку. – До следующего занятия десять минут. Мы можем взглянуть на шпионские заклинания!

Агата улыбнулась ей в ответ и схватила свою сумку, выкидывая из головы мысли о змеях.

«Больше никаких сомнений. Больше никакого недоверия», – думала она, следуя за своей подругой вверх по лестнице.

Она усвоила этот урок.

Черные оплывшие свечи висели на стенах зала Зла, горя желтыми и зелеными огнями, как глаза змеи.

В центре комнаты стояли в ряд двенадцать гробов, и в каждом из них лежало тело учителя из школы Добра или Зла: загорелый усатый профессор Эспада, который преподавал битву на мечах всегдашникам; лысый, покрытый бородавками профессор Мэнли – он учил никогдашников науке уродства; старый, морщинистый профессор Лукас, преподававший курс рыцарства; пес Кастор, руководивший тренировками приспешников, лежал без одной из своих голов (Поллукс, его голова-близнец, вела самостоятельную жизнь в школе девочек); краснокожий гном (преподаватель никогдашников) лежал недалеко от учителей лесных отрядов – огра, кентавра и лесного духа. Тут был даже Альбемарль, старательный дятел в очках, который когда-то выдалбливал имена всегдашников на таблице рейтингов… Все они дышали в унисон, а их спящие лица были безмятежны.

На полу напротив них, сгорбившись над открытыми книгами заклинаний из библиотеки Порока, сидел Тристан.

– Мы провели здесь всю ночь, – зевнул он, приглаживая свои красно-рыжие волосы. – Магия декана слишком сильна.

– Верно, но если мы не снимем это проклятие, то все до одного превратимся в рабов, – пробурчал Тедрос, просматривая страницы учебника «Довольно спать». – Ты даже не представляешь, какими становятся те две девочки, когда они вместе. Они перемелют нас в фарш, если мальчики не возьмут себя в руки и не начнут подготовку к Испытанию.

Тедрос схватил следующую книгу:

– И если мы хотим иметь хоть какие-то шансы на победу, нам нужно вернуть наших учителей.

– Может, я пока проверю, как там Сториан? – быстро вставил Тристан. – Просто чтобы убедиться…

– Послушай, это просто сонное проклятие. Должно же существовать какое-то заклинание, способное его снять.

– Если только у тебя где-то припрятан оборотень, – фыркнул Тристан, отбрасывая в сторону томик «Заклинания для спящих красавиц».

Секунду спустя Тедрос закрыл последнюю книгу, которую читал, и посмотрел на Тристана. Темные круги под глазами мальчика не могли скрыть даже его красно-рыжие веснушки.

– Так и быть, – решил Тедрос, поднимаясь. – Пойдем обратно…

Вдруг он заметил, что книга, которую отбросил Тристан, открылась на покрытой плесенью странице. Тедрос ногой придвинул книгу поближе к себе.


Мир без принцев

– Не хочется тебя расстраивать, – нетерпеливо начал Тристан, – но в прошлом году Садер рассказывал нам об этом. О том, что оборотни теперь живут только в Кровавом ручье…

– Забавно, – Тедрос поднял вдруг вспыхнувшие глаза. – Не оттуда ли Хорт?


Софи швырнула «Пособие по уловкам и шпионажу» на кучу забракованных ею книг и быстро окинула взглядом двухэтажную золотую библиотеку Добродетели. Если смотреть сверху, то круглый читальный зал представлял собой огромные солнечные часы.

– Нам потребуются месяцы, чтобы пролистать все это добро!

– Везде одни и те же заклинания, – нахмурилась сидящая за столом Агата, листая «Заклинания слежки. Том второй». – Невидимость, маскировка, продвинутое могрифирование. Ничего такого, к чему бы они не были готовы. Нам нужно продержаться в школе для мальчиков до тех пор, пока не найдем способ проникнуть в башню Тедроса. Возможно, на это уйдет несколько дней.

– Дней?! С этими грязными принцами?! Мы умрем от вони, – простонала Софи. Она бросила взгляд на морщинистую черепаху, дремавшую за громоздкой библиотечной стойкой. – Эта штука вообще просыпается когда-нибудь?

Она обернулась к Агате, которая хмуро уставилась на бабочек, только что впорхнувших в библиотеку.

– Не злись, – шепнула ей Софи. – Мы же идеальная команда, помнишь? Вспомни, как ты прошмыгнула на Испытание в прошлом году.

– Теперь все по-другому, Софи. Нам нужна помощь, – быстро прошептала Агата. – А пока декан подслушивает нас, мы ее не получим.

Так как сегодня их расписания различались, Софи отправилась слушать о женских талантах, а Агата тем временем встретилась с Дот по пути на историю героинь.

– Все еще по нулям? – спросила Агату Дот, усаживаясь с ней рядом на лавку из окаменелостей в зале Добра. – Папочка знал бы, что делать, но он в бегах от девы Мэриан. Она стала порабощать всех мужчин в Шервудском лесу после того, как обнаружила, что Робин Гуд посматривает на других женщин. – Жаль, я сама не успела открыть ей глаза!

Голова Кико возникла рядом с Агатой – девочка отчаянно тянулась к ней с соседнего ряда.

– Е-е-е-е! Ты наконец-то пришла на лучший из уроков! Жаль, что тебя не было здесь на первой неделе. Мы изучали историю Золушки. Ты в курсе, что она вышла замуж за принца только после того, как он переписал на нее свое королевство? Потом она бросила его в темницу и правила самостоятельно, притворяясь, что у них счастливый брак. Как выяснилось, мальчики скрывали истинные сюжеты сказок, чтобы выставить девочек слабыми и глупыми! А потом мы оказались в истории Златовласки и понаблюдали, как она сначала приручила трех медведей, а потом пустила их на шубы! А потом мы были в сказке Белоснежки, когда она отравила тех гномов-шовинистов яблоками…

– А? – спросила сбитая с толку Агата. – Во-первых, ничего из того, что ты говоришь, не похоже на правду. Во-вторых, что значит вы «оказались в истории»?

Кико озорно улыбнулась:

– Увидишь!

Сопровождаемая цоканьем каблучков о каменный пол, в зал вошла декан и тут же защебетала:

– Кроме непосредственного боя с нашей командой, мальчики наверняка нашпигуют Синий лес смертельными ловушками. Так же как и мы, – добавила она, поднимаясь на деревянную кафедру. – Но разум мальчика – это, наверное, самая страшная из всех ловушек. Когда задето их достоинство, они прибегают к отчаянным, невообразимым и прямо-таки извращенным мерам. Вы должны быть к этому готовы.

Из-за кафедры она извлекла толстенный фолиант «Исправленная версия истории леса для учащихся» Августа Садера и открыла его где-то в середине. Тотчас на весь зал прогремел ее голос, будто исходивший отовсюду:

– Глава 26: Восход и падение короля Артура.

Над книгой появилось крошечное облако тумана, которое потихоньку рассеялось и явило объемное призрачное изображение. Беззвучная движущаяся картинка показала девочкам самого короля Артура, увенчанного золотой короной, который метался по залам Камелота в одной ночной рубашке.

С заднего ряда Агата с трудом могла что-либо разглядеть:

– Она такая маленькая…

– Подожди… – заговорщицки прошептала Кико.

Декан подняла книгу и со своей фирменной ухмылкой, обнажившей изящную расщелинку между передними зубами, подула на призрачную картинку. Со свистящим «вжи-и-ик» сценка разлетелась на миллион блестящих осколков, которые обрушились на учениц стеклянной бурей. Агата тут же закрыла глаза руками и почувствовала, как ее тело поднялось в воздух, а через какое-то время ее ноги коснулись пола. Она осторожно взглянула сквозь пальцы, закрывавшие ее лицо.

Зал Добра исчез вместе со всеми лавками и остальными девочками. Агата оказалась в кабинете из темного дерева. Все вокруг нее было окутано неясной дымкой, которая создавала ощущение нереальности происходящего. Она пригляделась и заметила бородатого, крепко сбитого мужчину. Седовласый, облаченный в ночную рубашку, отороченную волчьим мехом, он крался в ее сторону. На его голове сияла золотая корона…

Агата задохнулась от изумления. Кико была права. Она действительно оказалась внутри сказки.

Сквозь туман она протянула руку к стене, украшенной замысловатым узором бронзового цвета. Рука прошла сквозь стену, будто Агата была привидением. Король Артур прокрался мимо нее. Его тело мерцало и немного искажалось, как у любого фантома. Семеня босыми ногами по розовому ковру, король направлялся в другой конец зала. Агата легко узнала эту квадратную челюсть и голубые льдинки глаз, которые он передал по наследству сыну. И даже меч с золотым эфесом был знаком Агате. Этот меч она держала в руках две ночи назад.

– Артур встретил Гвиневру в школе Добра и Зла еще до того, как стал королем, – зазвучал голос декана. – С первого дня их знакомства он знал, что она его презирает. Но он все равно заставил Гвиневру выйти за него замуж, грубый и безжалостный, как и все мальчики.

Агата вгляделась в призрачного короля. Есть ли в том, что сказала декан, хоть крупица правды? Или это снова ее сомнительные истории, перевернутые с ног на голову?

Она заметила, что Артур добрался до последней двери коридора и, не издавая ни единого звука, пытался…

– Однако Гвиневра выставила одно условие – они с королем ночуют в разных спальнях, – продолжала декан. – Артур не смел ей возражать, так как Гвиневра вела себя как примерная жена и подарила ему жалкого наследника, о котором он всегда мечтал. И все же король лишился сна. Ночь за ночью он пытался заглянуть в покои своей королевы, но ее дверь всегда была заперта. Но однажды…

Теперь Агата разглядела то, что увидел король. Этой ночью ему удалось взломать дверь в покои королевы. Агата обогнула Артура и заглянула внутрь…

Она успела увидеть, как Гвиневра выбралась в окно, спустилась по шторам вниз и растворилась в ночи.

– На следующее утро за завтраком королева улыбалась как ни в чем не бывало, – продолжил голос декана. – И Артур и словом не обмолвился о том, что видел вчерашней ночью.

В этот миг сценка затуманилась, и декорации поменялись. Агата очутилась в тускло освещенной пещере, где и шагу нельзя было ступить, чтобы не наткнуться на бурлящие сосуды, шкафы с банками и пузырьками (хранящие таинственное содержимое) и десятки исписанных блокнотов. Теперь Артур спорил с древним тощим стариком, белоснежная борода которого доходила до пояса.

– Артур испробовал все, чему научился в школе Добра и Зла, – заклинания невидимости, поиск по следу, могрификацию, – но никак не мог обнаружить, куда каждую ночь исчезает Гвиневра. Его верный советчик Мерлин отказал ему в помощи, настаивая на том, что дела сердечные нужно решать, не прибегая к помощи магии…

Раздосадованный Мерлин вылетел из своей пещеры. Артур было погнался за ним, как вдруг остановился. Его взгляд зацепился за один из открытых блокнотов Мерлина, и он взял его в руки…

– Тогда Артур нашел одно зелье, которое в своем убежище сварил Мерлин…

Глаза короля вспыхнули.

– Использовать это зелье было опасно. Но, по мнению Артура, ему могло помочь только оно…

Дрожащими руками Артур вырвал страницу.

Сцена снова сменилась, и Агата оказалась посреди леса. Мимо верхом на черной лошади, едва различимой в темноте, промчался всадник в капюшоне.

– В тот вечер Артур приказал охране запереть окна Гвиневры. Сам же, закутавшись в плащ с капюшоном, он выбрался из окна соседней комнаты и обнаружил лошадь, ожидающую всадника.

Лошадь остановилась на чернильно-черной поляне. Агата увидела, как неясный силуэт мужчины отделился от тени дерева, до этого скрывавшей его. Он медленно приблизился к всаднику. Но, закутанный с ног до головы в плащ, король Артур не спешился. Он выжидал, пока темная фигура подойдет ближе… еще ближе… Они все еще не могли разглядеть друг друга, как вдруг луна осветила фигуру, крадущуюся из темноты. Агата различила человека со смуглой кожей и крючковатым носом, облаченного в рыцарские доспехи.

– Это был Ланселот. Друг Артура, которого он любил как брата. Мужчина, к которому каждую ночь приходила Гвиневра.

Ланселот приблизился к лошади. Капюшон все еще скрывал лицо всадника. Ланселот помедлил, почувствовав что-то подозрительное… Но тут он заметил изящную дамскую туфельку, выглянувшую из-под облачения всадника. Агата озадаченно уставилась на эту женскую ножку, а влюбленно улыбающийся Ланселот ринулся к лошади. Агата увидела, как он приблизился к всаднику вплотную, затем нежно поднял капюшон, открыв… холодный взгляд голубых глаз короля Артура.

У Агаты перехватило дыхание.

Его глаза сияли вовсе не на мужском лице.

В мгновение ока Артур выхватил меч и вонзил его в живот Ланселоту. Затем лошадь умчала короля обратно в замок.

Сцена начала таять, и Агата снова оказалась в зале Добра среди других притихших и пораженных учениц.

– Заклинание превратило короля Артура в женщину? – выкрикнула ошеломленная Беатрис. – Мужчина… стал… женщиной?

– Ровно настолько, чтобы король смог понять, как его облапошила королева, – ответила декан. – К тому времени, когда действие заклинания прошло и Артур вернулся в Камелот, Гвиневра уже исчезла. Он послал своих людей прикончить Ланселота, но и рыцарь тоже пропал. Ни его, ни королеву больше никогда не видели.

Агата не могла дышать, все еще сомневаясь в том, что увидела. Ей было нужно, чтобы эта история оказалась правдой… Ей нужно спасти их с Софи жизни… Ей нужно…

– Заклинание! – выпалила она, вскакивая на дрожащие ноги. – Где заклинание Мерлина?

– Потеряно, как и остальные его заклинания, разумеется, – ответила декан, закрывая книгу, – Но само заклинание – это не суть повествования, дорогая, – она взглянула на Агату, ослепительно улыбаясь. – Суть в том, что мужчина оказался настолько умен и сноровист, чтобы его найти.

Агата опустилась на скамью. Вокруг нее возбужденно жужжали девочки, разбирая по косточкам каждый кусочек их путешествия во времени.

– Я же тебе сказала, что это здоровский урок! – прошептала позади нее Кико.

Агата лишь вяло кивнула. Вся эта новая информация только множила идеи, ведущие в тупики. Они с Софи могли надеяться лишь на то, что обезьяноподобные мальчики, которых она видела на другом берегу озера, тоже окажутся в тупике.


– Я хочу участвовать в Испытании! – заявил Хорт, который все еще был без штанов, тем не менее кричал на весь зал Зла. – Это мое условие!

– Извини, Хорт, но нам нужны только самые сильные ребята, – ответил Тедрос, отстранив Тристана от ведения этой дискуссии. – Вот почему мы привели сюда принцев. Только Арику и мне не нужно подтверждать свое право участвовать…

– Тебе нужен вой оборотня? Тебе нужен мой злодейский талант? Тогда дай мне место в команде! – надрывался Хорт. Он взглянул вниз на свое исподнее. – И новую форму.

– Послушай, тебе же просто нужно немножко повыть…

– Нет, это ты послушай! Мой отец говорил, что злодеи не могут любить, а я, видишь ли, попытался, – сказал Хорт, не отрывая глаз-бусинок от пола, – бегал за Софи, будто какой-нибудь всегдашник, когда я… Ну сами посмотрите. – Он потер свои щетинистые щеки. – Я выставил себя дураком… И своего отца тоже. Самое меньшее, что я могу сделать для него, – это выиграть сокровища и похоронить его с почестями. Попробовать сделать так, чтобы он гордился мной, даже мертвый. Ты ведь понимаешь, о чем я? – Хорт быстро взглянул на Тедроса.

Лицо принца смягчилось. Он смотрел на покрасневшего от волнения Хорта, нижняя губа которого предательски тряслась. С рождения этому мальчику не досталось ни капли удачи Тедроса, но тем не менее они были с ним очень похожи.

– Никто не будет драться так, как я, – взмолился Хорт, похожий на дрожащую белку. – Никто!

Принц скрестил руки на груди, отчаянно стараясь не придавать его словам значения.

– Хорт, эти девочки хотят моей смерти. Все не так, как было в прошлом году. Это настоящее Испытание, где на кону стоят наши жизни, а я лидер этой школы и несу ответственность за безопасность мальчиков, которые бунтуют против даже малейшей возможности того, что они могут стать рабами…

Хорт скулил как бездомный щенок. Тедрос стиснул зубы.

– И что же будет, если я просто… если я… если… если…

Принц опустил плечи и тихо произнес:

– Арик меня застрелит.

Хорт обнажил острые желтые зубы. Он юлой развернулся к спящим учителям, испустив первобытный крик такой силы, что все его тело судорожно изогнулось, а Тедрос, закрыв уши, прижался к стене. Когда принц вновь взглянул на Хорта, тот уже не был человеком. Он стоял прямо, на двух ногах, но его вздувшиеся мышцы покрывал темный мех. Оборотень неистово ревел и ревел, пока наконец не выдохся.

– Я же сказал, что теперь могу дольше оставаться волком, – рыкнул Хорт, польщенный раздавшимися сверху криками испуганных мальчишек.

Но вой разбудил не только их.

Один за другим учителя начали медленно шевелиться в своих гробах. Мэнли поднялся первым, его покрытое оспинами лицо и все подбородки подрагивали в свете факела.

Тедрос довольно ухмыльнулся и протянул руку:

– Профессор, добро пожаловать в школу для мальчиков…

– Скверную кашу ты заварил, принц! Замок, полный немытых чужаков. Испытание с нелепыми условиями. Условиями, в которые ты нас поставил без нашего ведома, – Мэнли презрительно ухмыльнулся, тяжелой поступью двигаясь к двери. – Быть рабами девочек? Представляю, как будут выглядеть сказки, когда Сториан окажется в руках декана Садер. Мужчины, умирающие в конце каждой истории. Мужчины, которым не везет больше, чем никогдашникам.

– И все же, если мы победим, у нас появится луч надежды, – сказал профессор Эспада, касаясь пола своими остроносыми черными туфлями. Он пристально посмотрел на мальчиков. – Достаточно выиграть это Испытание – и двое проклятых читателей умрут. Их сказка тотчас прекратится… Наши школы снова разделятся на Добро и Зло, как всегда и было.

– Итак, у нас десять дней, чтобы поставить все с головы обратно на ноги, – сказал дятел Альбемарль, следуя к дверям вместе с преподавателями лесных отрядов. – Я подготовлю расписание.

– Я приведу в порядок классы, – вызвался профессор Лукас, преподававший рыцарство.

– А я разбужу этих жалких неудачников! – прорычал Кастор, встряхиваясь всем телом.

Бизл задорно рыгнул и побежал вслед за остальными.

– Но… А что делать мне? – крикнул им вдогонку Тедрос.

– А ты можешь соревноваться за место в команде для Испытания, как и все остальные, – фыркнул в ответ Мэнли.

– Соревноваться? – не веря своим ушам, переспросил Тедрос.

– А я? – захлебывался Хорт, вновь превращаясь в человека. – Он с-с-с-сказал…

– Он здесь больше не главный, – донесся до них голос Мэнли, спускавшегося по лестнице.

Хорт уставился на ошарашенного Тедроса. Принц раскраснелся, пытаясь выдавить хоть слово:

– Но как… как же они узнали?..

Голова Кастора вынырнула из-за двери; его глаза были налиты кровью и горели яростью.

– Если мы спали, это еще не значит, что мы ничего не слышали!


Вот уже пять вечеров подряд Софи и Агата встречались с ведьмочками в обеденном зале на собраниях так называемого Книжного клуба. Девочки пытались придумать, как добраться до Сториана, но пока любой план казался слишком рискованным. С каждым днем Агата все с большим подозрением относилась к каждому новому заклинанию, а Софи вела себя все нетерпеливей. И тем не менее в них обеих росла уверенность, что Испытание состоится. Они решили, что к исходу шестого вечера выберут хоть какой-нибудь план, так как времени оставалось в обрез.

В половину девятого Агата и Дот примчались к обеденному залу, отчаянно сверяя заклинания, но Софи, Эстер и Анадиль ждали их у закрытых дверей.

– У нас есть проблема. – Эстер отступила, открывая объявление, вывешенное на дверях Книжного клуба.


Мир без принцев

– Мы можем переместиться в другое место? – спросила Дот.

– Это единственное место, куда не добираются бабочки, – забеспокоилась Софи. – Мы и так потеряли неделю. Нам нужен план уже сегодня!

Девочки притихли.

– Сдается мне, мы все идем на кастинг «Театрализованного представления женских достижений», – проворчала Агата. Она перехватила обрадованный взгляд Софи и нахмурилась: – Роль ты не получишь.

Десять минут спустя Софи скакала по импровизированной сцене в обеденном зале. Она представляла невообразимый монолог с не менее невообразимым акцентом:

– Услышь меня, пр-р-р-р-ринц Хампердинк! Не будь одурачен ма-а-аим обаянием и кр-р-ра-а-асотой. Я е-а-сть простая женщина. С простым умо-ам и простым сер-р-рдцем, но даже не думай, что с пр-р-ростым духом!

Она взглянула на профессора Шикс и голову Поллукс, возвышающуюся над столом. Обе, моргая, уставились на нее.

– По-моему, неплохо, – промямлила Поллукс.

Внезапно позади Софи показалась рука и втащила ее за занавес.

– Это было не слишком тонко? – спросила Софи, оглядывая весьма скромную стайку девочек, ждущих своей очереди.

– Единственное, что действительно тонко и вот-вот порвется, – это ваши шансы выжить, – вскипела Эстер. – Мы выбираем план, и выбираем его сейчас. Все предлагают свои лучшие идеи.

– Я нашла заклинание «Петля паука», которое крепит тебя к потолку, – предложила Анадиль, облокачиваясь на подоконник. – Вы можете несколько дней прятаться в вентиляции.

– А где я буду мыться? – спросила Софи. – Где я буду есть?

– Что? Есть? – изумилась Анадиль.

– Мы можем послать моего демона стащить перо, – размышляла Эстер. – Наверняка он сможет проскочить через щит.

– А вдруг его поймают? Если твой демон умрет, то и ты тоже, – возразила Софи. – Хотя сейчас, когда я обдумала эту идею, она кажется мне чудесной.

– Может, я превращу вас в овощи? – предложила Дот. – Мальчики не едят овощи.

Все уставились на нее.

– Агги, – спросила Софи, – ты ведь точно что-то нашла?

Все это время Агата тихо ерзала в сторонке, надеясь, что ведьмы сами придумают верный и безопасный способ достать перо. Но теперь ей пришла пора признаться в том, чего она больше всего боялась.

– Нет никакого безопасного варианта, который бы мы могли выбрать, – мрачно произнесла Агата и взглянула на Софи. – Это моя вина. Испытание прикончит нас, и все это из-за меня…

– Но… но… мы не можем умереть, Агги, – пискнула Софи. – Только не сейчас, когда мы снова подруги.

Агата тряхнула головой:

– Они найдут нас, Софи. Используй мы любое из этих заклинаний – они все равно нас найдут…

Она замолчала, потому что ее глаза зацепились за что-то, находившееся по ту сторону окна.

– Агги? – окликнула ее Софи.

Агата приложила согнутые ладони к стеклу, чтобы что-то рассмотреть, а ведьмы собрались вокруг нее.

– О, это же просто Хельга, – фыркнула Софи, наблюдая, как гномиха, одетая в совершенно не подходящее ей лавандовое платье, семенит через Синий лес в сторону своей норы у ручья. – Странно, но она выглядит худее… Я и не думала, что гномы соблюдают диеты. Даже волосы у нее другие! Как будто она… как…

Теперь все девочки изумленно таращились в окно.

– Не может быть! – задохнулась от удивления Эстер.

У гнома, который скользнул в нору Хельги, было платье Хельги, шляпа Хельги, но вот лицо… Лицо, которое на мгновение выглянуло из норы, чтобы удостовериться, что за ним никто не наблюдает, Хельге не принадлежало.

– Но на уроках это определенно была женщина – каждый день оно было женщиной, – сказала Дот. – Это невозможно!

«А вот и возможно», – подумала Агата и растянула губы, подражая улыбке декана. Ведь она уже знала, что есть заклинание, способное вызвать такое превращение. Когда-то потерянное и, очевидно, вовремя найденное.

Заклинание, которое все это время прятало Юбу в замке врага.

Заклинание, которое теперь поможет ей и Софи провернуть то же самое.

15

Пять правил

Мир без принцев

– Я не понимаю, – шептала Софи Агате, – как все это может быть связано с нашим планом проникновения в школу для мальчиков?

Агата пропустила ее вопрос мимо ушей, пристально разглядывая Хельгу, гномиху, привязанную к вычурному креслу-качалке. Ее длинные белые волосы были усыпаны листиками салата.

– Либо ты рассказываешь нам, как тебе это удалось, Юба, либо мы сдаем тебя декану.

– Я нахожу ваши обвинения чрезвычайно оскорбительными, – ответила Хельга натянутым, противным голоском. – Все мужчины были изгнаны…

– Мы видели тебя, Юба, – скрестив на груди руки, настаивала Эстер, стоя рядом с Дот. – Мы видели твое лицо.

– Юба? Я? Ерунда! – Хельга сердито нахмурилась, безуспешно пытаясь дотянуться до своего белого посоха. – А теперь быстро покиньте помещение, пока я сама не позвала декана!

– Пожалуйста! Нам нужна ваша помощь! – взмолилась Агата…

– Но как она может помочь нам с мальчиками? И почему вы зовете ее Юбой? – продолжала приставать Софи, указывая на безвкусно одетую гномиху. – Мне кажется, что я что-то упускаю…

– Необходимость подумать, – буркнула Эстер.

Так как по ночам большая часть бабочек спала, девочки дождались полуночи и по очереди прошмыгнули в Синий лес (правда, Анадиль была поймана Поллукс, и ей пришлось вернуться в школу). Они никак не могли пролезть в крохотную норку гномихи, поэтому Дот превратила землю вокруг в салат кале, и девочки просто протоптали себе путь к ошарашенной Хельге, притаившейся в своем убежище. Пока ведьмы привязывали гномиху к креслу, Агата обшарила миниатюрную мебель и книжные полки в поисках хоть каких-нибудь знаков мужского присутствия, но хрустящее от чистоты белье, засилье цветочных горшков и лиловые обои говорили – нет, даже кричали о том, что ко всему здесь прикоснулась женская рука.

Софи принюхалась к одному из цветочных горшков и нахмурилась:

– Вот странно… Никогда не встречала девочку, которая любила бы гортензию.

Агата хмыкнула в сторону Хельги, точно этот идиотский факт мог подтвердить их подозрения:

– Мы знаем о заклинании Мерлина, Юба. Мы видели его в нашей книге. Мы знаем, что ты использовал его.

– Декан отредактировала все тексты своего брата, чтобы они соответствовали ее плану, – краснея, парировала Хельга. – Кроме того, как я могу знать заклинания Мерлина?

– Легко. Ведь ты его учил, – раздался голос.

Вся компания обернулась к Дот, которая стояла у книжного шкафа, уставившись в «Мою волшебную жизнь» Мерлина из Камелота. Она открыла первую страницу книги и взглянула на гнома.


Мир без принцев

– Разве здесь не должно быть написано «учителям»? – спросила Дот.

В норе повисла тишина.

Агата опустилась на колени напротив старого гнома:

– Выживание в сказках. Вот что вы преподаете, – она взяла морщинистую руку Хельги в свои. – А нам не выжить без вашей помощи.

Взгляд серых глаз Хельги будто приклеился к полу; гномиха долго не находила в себе сил взглянуть на ученицу. И тут длинные белые волосы Хельги начали втягиваться обратно в голову, становясь короткими и жесткими. Все округлости ее лица волшебным образом стали жестче, а кожа – грубее и смуглее, и к тому же у нее начала расти борода. Щеки запали, нос сделался шире, брови гуще, тело вытянулось и похудело… И вот уже перед изумленными девочками сидел сам гном Юба, правда, все в том же лиловом платье и на шатких каблуках.

– Вы не будете возражать, если я переоденусь? – тихо спросил он.

Софи таращилась на своего старого учителя выживания в сказках, который только что превратился из женщины в мужчину. Потрясенная, она повернулась к Агате:

– Ты хочешь, чтобы мы вот так проникли в школу мальчиков? Превратившись в… гномов?

В ответ Агата лишь постучала ее по лбу костяшками пальцев.


Сидя на пыльном шерстяном диване, Агата, Софи, Эстер и Дот держали кружки с чаем из корня турнепса и водили глазами из стороны в сторону, следя за Юбой, который взад-вперед ходил по комнате. Теперь гном был одет в зеленое пальто и оранжевую остроконечную шляпу.

– Ирония процесса обучения в том, что мы зачастую учим тому, чего сами уже давно не можем сделать. Так и я сто пятнадцать лет учил студентов, как выжить в Бескрайних лесах, а сам с трудом могу пережить хотя бы день за пределами школы, – сказал гном, больше не пытаясь искажать голос. – Когда случилось Изгнание, я решил остаться здесь, в безопасности, пока равновесие не будет восстановлено. И единственным выходом для меня было замаскироваться под Хельгу. Никто бы не смог раскрыть меня. Никто бы не смог найти ни одной зацепки, – он сердито взглянул на Софи с Агатой, тесно прижавшихся друг к другу. – Но учитывая, что вы сделали с законами Добра и Зла, я не удивлен, что вы вернулись разрушить законы Мальчиков и Девочек.

Софи оперлась на руку Агаты:

– Честно говоря, я не понимаю, каким образом превращение гномов может что-либо разрушить…

Агата ткнула Софи локтем, и та замолчала.

Юба отхлебнул из чашки и снова сел в кресло-качалку.

– Гномы отличаются от всех других существ в лесах двумя характерными особенностями, – начал он. – Эстер, если ты вспомнишь свою работу на уроке, ты легко назовешь нам первую.

– Во время войны они всегда занимают нейтральную сторону, – уверенно ответила Эстер.

– Так и есть. Гномы ни разу за две тысячи лет не были втянуты в конфликт. Мы ведем себя мирно со всеми народами без исключений.

Софи зевнула и решила подлить себе еще чаю.

– Вторая наша особенность менее известна, и найти ее в книгах невозможно, – сказал Юба. – Гномы рождаются со способностью менять пол.

Софи промахнулась мимо своей чашки и пролила чай на колени Эстер.

– Временно, разумеется, – продолжал гном, не обращая внимания на громкие проклятья Эстер. – Мальчики-гномы могут превращаться в девочек-гномов и девочки в мальчиков по своему желанию до наступления того возраста, когда они навсегда останутся того пола, какого родились.

Теперь Софи опрокинула на Эстер весь чайник.

– Неудивительно, что папочка никогда не подпускал нас к молодым гномам в Шервудских лесах, – заметила Дот, восторгаясь тем, как технично Эстер дубасит Софи подушкой. – Наверное, он думал, что они могут быть заразны.

– Секрет гномов знал не только шериф, – вздохнул Юба. – Был еще и Мерлин, лучший ученик, который когда-либо посещал школу Добра и Зла. Он очень интересовался особенностями гномов. Все свое свободное время он посвящал экспериментам и изучал биологию гномов, зачастую прямо в этой пещере. Он не щадил себя, и его оценки от этого сильно страдали. Вот почему он был определен в помощники отцу короля Артура вместо того, чтобы стать героем своей собственной сказки.

– Но почему Мерлина так интересовали нейтралитет гномов и их способность менять пол? – спросила Агата.

– Потому что он верил, что эти особенности связаны между собой, – ответил Юба. – Он считал, что даже краткий период подростковой трансформации делает гномов терпимее и позволяет лучше понимать других живых существ. Если бы люди могли испытать подобное, они стали бы такими же миролюбивыми, как гномы. Все войны прекратились бы, понятия Добра и Зла навсегда исчезли бы за ненадобностью… оставив человечество совершенным, – Юба сделал паузу. – Он был такой увлеченный парень. Я верил в него.

Теперь и Софи с Эстер, прекратив возню, прислушались к словам гнома.

– Итак, вы помогли ему найти заклинание? – спросила Агата. – Заклинание, которое превращает человеческих мальчиков в девочек, а девочек в мальчиков?

– Это заклинание действует на любое живое существо, но не слишком долго, – кивнул Юба. – К тому же оно довольно опасно, и лучше использовать его под моим присмотром, чем в одиночестве, – гном судорожно сглотнул. – Через много лет после того, как Мерлин покинул школу Добра и Зла, он вернулся ко мне поэкспериментировать с этой формулой. Вот почему я до сих пор храню его рецепт. И не просто храню – я провел серию опытов, чтобы его улучшить. Двадцать лет мы потратили, чтобы создать идеальное заклинание. Но Артур использовал его, когда напал на Ланселота. Вредительство, уловки, месть… Вместо того чтобы принести мир, заклинание Мерлина посеяло хаос и могло разрушить сказочные королевства, а затем уничтожить и все человечество, – слезы блеснули в глазах Юбы. – Мерлин ускользнул за миг до того, как к нему явилась королевская стража. Тем не менее они сожгли дотла его работу, над которой он корпел всю жизнь. Артур, лишившийся жены, лучшего друга и любимого советника, с горя стал пить. И ни я, ни кто-либо другой никогда больше не видели Мерлина.

Юба трясущимися руками поставил чашку на стол:

– Профессор Садер удалил этот эпизод из своей «Истории», боясь, что сей постыдный факт навредит сыну Артура. Но у декана нет к мальчику никакого сочувствия.

– Как и у нас, – сухо бросила Софи, вставая. – Пока мы разговариваем, этот мальчик планирует нашу казнь…

– …а заклинание Мерлина – наш единственный способ проникнуть в его замок, – добавила Агата.

– Так что, будьте так любезны, протяните нам руку помощи, – сказала Софи, раздраженно пыхтя в сторону Юбы, – и мы с моей лучшей подругой сможем отправиться дом… – Моргая, она замолчала на полуслове. – Агги, дорогая? Будь добра, все-таки скажи, как именно заклинание Мерлина нам поможет? Не хочу сказать, что мы зря потратили столько времени или что ты плохо все обмозговала, но что мы можем сделать с этим мерзким заклинанием, которое превращает мальчиков в девочек, а девочек в…

Внезапно глаза Софи полезли на лоб.

– Сейчас начнется, – буркнула Дот.

Софи стремительно обернулась к Агате:

– Но… Но ты же не хочешь, чтобы мы… Ты же не говорила, что…

– И если ты найдешь Сториана… – обратился к Агате гном, – наступит ли в сказочных королевствах мир?

Агата ответила ему грустной улыбкой:

– Мое желание развязало эту войну, Юба. Теперь желание поможет ее закончить.

– В МАЛЬЧИКА?! – завизжала Софи, пораженно прижимая руку к груди. – АГГИ, ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ Я СТАЛА… МАЛЬЧИКОМ?!

– Это единственный способ переписать конец нашей сказки и не быть обнаруженными Тедросом, – ответила Агата, наконец удостоив ее взглядом.

– Но… М-м-м-м-мальчики? Два… м-м-м-мальчика?

Юба прочистил горло:

– Я боюсь, что получится только один.

– Что? – встрепенулась Агата, оборачиваясь…

– Когда бабочки застукали меня за сбором ингредиентов, я оставил свои записи в классе Шибы, – ответил Юба. Сгорбившись над горшком с гортензией, он запустил руку в землю и вытащил оттуда небольшой стеклянный пузырек в форме слезинки, внутри которого светилось что-то фиолетовое. – Когда я чуть позже вернулся за ними, рецепт пропал. Я стар, и память меня подводит, поэтому я не могу воспроизвести его по памяти, как бы сильно я ни старался. Вот моя последняя доза эликсира, – он взглянул на двух девочек. – Этого хватит для того, чтобы одна из вас безопасно пробыла в замке мальчиков три дня.

Агата побледнела:

– Но как теперь вы будете преподавать… Как сможете остаться в школе?..

– Я согласен рискнуть своей безопасностью ради мира, – ответил Юба.

Ни Софи, ни Агата не проронили ни слова, а лишь уставились на дымящееся зелье в его руке.

– Пойду я, – сказала Агата, вставая на ноги.

– Нет! Они убьют тебя! – вскрикнула Софи, хватая ее за руку. – Мы не можем находиться отдельно друг от друга… После всего…

– Кто-то должен вернуть перо… – сказала Агата, освобождаясь от рук Софи.

– Пусть Эстер идет! – бунтовала Софи, выпихивая вперед татуированную ведьму.

– Я?! – взревела Эстер, пятясь назад. – Теперь вы меня в это втянули?!

– Послушай, это моя идея, поэтому пойду я, – отрезала Агата.

– Или Дот! – не унималась Софи, подталкивая вперед Дот. – Она всегда старается быть полезной…

– Я не хочу быть мальчиком! – взвизгнула Дот и убежала от Софи за диван.

– Мы будем тянуть жребий! – тяжело дыша, проговорила Софи, хватая один из блокнотов Юбы и начав отчаянно вырывать страницы…

Юба остановил ее:

– Жизни на острие ножа, две школы воюют… И ты хочешь тянуть жребий?! Нет, нет и нет, – сказал он, пряча склянку в карман пальто. – Разумеется, должен был бы пойти я. Но, зная о миролюбии гномов, мальчики точно меня заподозрят. И если я пойти не смогу, то есть только один способ выбрать того, кто сможет: провести настоящее состязание, как и требует эта школа. И, конечно, нет никаких причин посылать туда Эстер, Дот или Анадиль, которой вы, без сомнения, расскажете все, что произошло сегодня ночью.

Девочки изумленно таращились на него.

– Завтра мы выберем нашего мальчика, – сказал Юба, подталкивая всех гостей к выходу. – Лесные отряды для того и существуют, чтобы определять тех, кто сможет выжить в самых жестких условиях, и тех, кому суждено бесславно погибнуть.

Девочки выбрались из его хрустящего свежим салатом убежища и двинулись в сторону тоннеля. Софи просияла от облегчения:

– Видишь? Эстер достанет перо! Эстер ведь всегда выигрывает…

– Никогда больше не буду заводить дружбу со всегдашницами, – прошипела Эстер и, со всей силы оттолкнув Агату в сторону, затопала между деревьями.

Агата, мучимая чувством вины, наблюдала за тем, как ведьмочка скрывается в лесу.

– В замок мальчиков должна отправиться я, – сказала она Софи. – Как можно доверять столь важный выбор какому-то состязанию? Это глупо…

Дот втиснулась между ними, дожевывая остатки салата:

– Это потому, что ты ничего не слышала о Пяти Правилах.


– А я говорю – мы все специально провалимся, – буркнула Анадиль.

– И закончим школу тритонами? Ну уж нет, спасибо, – проворчала Эстер.

Две ведьмы в черном плелись за Софи и Ага-той, одетыми в синюю школьную форму. Они шли через ворота к месту сбора лесных отрядов.

– Вот чего я действительно не пойму, так это каким образом ты или я вернем Сториана обратно. Башня Директора школы всегда следует за пером. Если мы его раздобудем, она же потащится за нами!

– Представьте, если выиграю я? – встревоженно вклинилась Дот. – Утром, между прочим, я всех вас победила в изготовлении отравленных яблок!

– Только потому, что состязание было связано с едой, – пробормотала Анадиль.

Пребывая в приподнятом состоянии духа, Софи заметила, что Агата с прошлого вечера выглядит хмуро.

– Агги, это действительно лучшее решение, – прошептала ей Софи, а над ними закружилась стайка бабочек. – Эстер достанет перо… Мы напишем «Конец» в нашей сказке еще до того, как декан хоть что-нибудь заподозрит!

Агате не слишком нравилось доверять это дело кому-то другому, но она была согласна с Софи: если на свете есть человек, способный быстро справиться с такой миссией, то это Эстер.

– Только это ведь последнее зелье Юбы, – беспокоилась Агата. – Как же он выживет здесь?

– Я думаю, с ним все будет в порядке, – фыркнула Софи.

Агата проследила за ее взглядом – перед ними напротив моста через Синий ручей сидело целое море девочек. Когда-то сложенный из камня, сейчас мост представлял собой лишь несколько шатких досок, связанных друг с другом толстой веревкой. Девочки молча уставились на старого гнома, стоящего над веревочным мостом.

Он был в лиловом платье и на бессменных шатких каблуках. Лицо его было покрыто красными волдырями, а волосы спрятаны под косынку.

– Это ужасно заразное заболевание неопределенного срока действия, поэтому я настойчиво рекомендую вам сохранять дистанцию, – пугал девочек Юба, стараясь говорить высоким голосом Хельги.

– Итак, теперь, когда вы овладели всеми знаниями, чтобы выжить среди мальчиков, время освежить в памяти Пять Правил, – он бросил многозначительный взгляд на Агату, Софи и ведьмочек, а затем стал выводить в воздухе слова дымящимся посохом:


Мир без принцев

Агата скорчила недовольную гримасу:

– Какой-то сексизм и уж больно упрощенно…

– …сказала девочка, на которую ее собственный принц плюет, а заодно объявляет на нее охоту, – заметила Софи.

Агата прикусила язык.

– На прошлых занятиях по истории вы узнали, что ингертролли – это тролли женского пола. Чаще всего они обитают под мостами в Раньонмилл, – объявил Юба. – И только сегодня нам удалось доставить одну из них под наш мост.

Все девочки начали заглядывать под мост, где другие предводители лесных отрядов освобождали из клетки ингертролля, глаза которой были завязаны. Она была тощей, ее розовая чешуйчатая кожа свисала с костей.

Существо село на корточки и, глупо улыбаясь, принялось почесывать волосатые подмышки и ловить ртом мух.

– Ингертролли очень увлекаются человеческими юношами и пойдут на что угодно, чтобы разлучить их с возлюбленными, – продолжал Юба, неодобрительно поглядывая на Яру, которая неторопливо подошла своей танцующей походкой и плюхнулась рядом с другими девочками. – Если пара ступит на их мост, то ингертролль девочку сбросит, а вот мальчику позволит пройти. В рамках сегодняшнего состязания каждая из вас попробует пересечь мост и не оказаться скинутой. Такого мастерства, если честно, не проявила еще ни одна из всегдашниц или никогдашниц этой школы, – он со значением взглянул на Эстер, – но я думаю, что действительно неординарные ученицы справятся.

Когда девочки выстроились перед мостом, Агата подумала: каким образом 120 учениц успеют по очереди поучаствовать в состязании до конца занятия? Попытка Яры преодолеть мост ответила на этот вопрос.

Яра сделала первый шаг и, визжа, отлетела с моста в заросли еще до того, как успела сделать второй.

Девочки одна за другой осторожно ступали на первую балку и еще только опасливо крутили головой, а ингертролль уже неслась к ним, причмокивая губами и виляя тощим задом.

– Используйте правила! – прокричал Юба, поправив косынку.

Но и эта подсказка не помогла. Дот была заброшена в сосновый лес, Анадиль угодила в Синий ручей, а Эстер очутилась на поле папоротников. Что касается Агаты, то она улетела вслед за Эстер, причем угодила дальше всех – в Бирюзовую рощу.

– По крайне мере ты дошла до второго бревна, Эстер, – вздохнула Агата, вытаскивая иголки из спины. – Похоже, идти все-таки тебе.

– ЙЕ-Е-Е-ЕЙ!

Они взглянули на вопящую Софи, которая болталась на веревочном мосту, как наездник на быке, пока ингертролль пыталась ее вышвырнуть. Софи и сама была бы рада улететь отсюда куда подальше, но у нее была маленькая проблема…

– МОЯ ТУФЕЛЬКА! – вопила она изо всех сил, пытаясь выдернуть из доски застрявший хрустальный каблучок. – ОНА З-ЗА-А-А-С-СС-С-СТР-Р-Р…

– И ты уверяешь, что она изменилась, – нахмурилась Эстер.

– Прежняя Софи помешала бы Тедросу поцеловать меня, – настаивала Агата, содрогаясь от потока ни разу женственной брани, вырвавшегося из уст Софи.

– И ты ей веришь? Веришь, что кто-то другой навлек на нее симптомы? Веришь, что она добрая?

– Сомнения в преданности Софи – самая большая ошибка, которую я совершила. Именно это поставило наши жизни под угрозу, – сказала Агата, а тролль между тем уже перевернула мост, и Софи продолжала вопить вниз головой. – Я верю тому, что вижу сейчас, Эстер. Передо мной подруга, которая готова в лепешку разбиться, лишь бы отправить меня домой живой и невредимой.

Эстер притихла, обдумывая ее слова. На мгновение она забыла о вопящей позади нее Софи.

– Сделает ли тебя эта дружба счастливее, чем отношения с принцем? – наконец спросила Эстер.

Агата напряженно отвернулась:

– Когда-то мне было нужно, только чтобы моя подруга была счастлива, Эстер. А потом я решила, что хочу большего. В этом и загвоздка со сказками. На первый взгляд они кажутся такими складными, но, если приглядеться, станет ясно, что они гораздо запутанней, чем настоящая жизнь.

Эстер буравила ее взглядом:

– Ты будешь счастливее с ней или с принцем?

– Тедрос никогда не любил меня. Если бы он меня любил, он бы мне доверял.

– Она или принц?

– Сейчас моя душа спокойна. И для этого я должна быть как можно дальше от принца.

– Агата…

– Выбора нет, Эстер, – произнесла Агата дрогнувшим голосом. – Больше никакого Тедроса!

Эстер нечего было сказать.

Агата собралась и выдавила улыбку:

– Кроме того, кто вообще сможет любить меня сильнее Софи?

– АГАТА-А-А-А-А, ПОМО-О-ОГИ-И! – взмолился хныкающий голос, и обе девочки обернулись. Софи болталась в спутанных веревках, как взбесившаяся марионетка.

– Ума не приложу, как эта девочка умудряется из кровати-то по утрам вылезать, – вздохнула Агата.

Наконец ингертролль перестала трясти мост и попыталась выдернуть ногу Софи из туфельки, но получила только звонкую оплеуху.

– Как грубо! – отчитывала ее Софи. – Даже принц просил у Золушки разрешения! – Софи с трудом вырвала свою туфельку и шлепнула ею тролля. – А это за то, что вбиваешь клинья между счастливыми парочками, – сказала она, улыбнувшись в сторону Агаты, тогда как тролль от ярости налилась краской и готова была разнести Софи в пух и прах. Софи пристально вгляделась в нее: – Ты знаешь, раньше я была прямо как ты.

Тролль настолько опешила, что растеряла весь пыл.

– Но сейчас у меня снова есть подруга, – прошептала Софи, – подруга, которая делает меня доброй, – она погладила тролля по голове. – Я надеюсь, что и ты однажды сможешь найти друга.

Оставив обескураженное существо позади, она проскакала на одной ноге вперед и присела на камень, чтобы надеть туфельку:

– Теперь я понимаю, почему Агата носит эти ужасные башмаки…

До Софи внезапно дошло, где она находится, и девочка вскочила на ноги.

Юба с выпученными глазами смотрел на нее с противоположной стороны моста.

– Нет-нет-нет! – воскликнула Софи, замахав руками в знак протеста.

– Каждое из девичьих правил было столь умело нарушено, что тебе удалось убедить самого зоркого из монстров, что ты вовсе не девочка! – прочирикал Юба.

Золотая цифра «1» вспыхнула над головой Софи, точно корона.

– Это… это случайность! – визжала она, отгоняя цифру руками, пока над остальными девочками тоже появлялись заработанные ими баллы.

Но гном, не обращая внимания на ее крики, поковылял в сторону своей норы.

– Выглядит, как девочка, ведет себя, как девочка… Кто ж мог знать! – бормотал он себе под нос, а затем, оглянувшись на Софи, усмехнулся. Из его посоха вырвался тонкий дымок и застыл в воздухе:


Мир без принцев

Софи позеленела от злости. Подчеркнуто медленно она перевела глаза на Агату и ведьмочек, которые выглядели еще более потрясенными, чем другие одноклассницы.

Потому что девочка, которая, как они считали, никогда бы не справилась с мальчиком, вот-вот собиралась стать одним из них…

16

Мальчик, как его ни назови

Мир без принцев

– Ты же всегда об этом мечтала, не так ли? Великая роль, достойная тебя! – произнесла Агата, двигаясь с Софи по тоннелю деревьев. – И кто лучше тебя справится с этой ролью?

Кутаясь в плащ, Софи обогнала ее и помчалась по засыпанной снегом полянке. Сугробы переливались в свете факелов. Девочка настояла на том, чтобы ведьмы остались вечером в замке. И так достаточно унизительно, что во время ее превращения будут присутствовать ее лучшая подруга и гном.

Юба осмотрительно выбрал для встречи позднее время, когда большинство девочек были заняты водными процедурами или были на собраниях клубов, а то и вовсе занимались подготовкой к следующим состязаниям. Бабочки в это время уже устраивались поудобнее на перилах и перекрытиях в коридорах: вечером они становились глухими ко всем звукам, кроме уж особенно возмутительных. Беатрис была на уроках эльфийского, а декан заперлась в своем кабинете – значит, у заговорщиков было достаточно времени, чтобы провернуть задуманное.

Софи постоянно спрашивала Агату, как та объяснит исчезновение подруги, но та в ответ только шикала на нее. По большей части потому, что у нее и не было никакого ответа.

– Тебе даже может понравиться быть мальчиком, – убеждала Агата, хрустя подошвами по свежему снегу. – Считай, что это просто твой театральный костюм – думай об этом, как о шоу…

– Вот только зрители мечтают меня прикончить, – огрызнулась девочка.

Софи услышала, как мерное поскрипывание снега за ее спиной замедлилось – Агата остановилась.

– Как я могу оставить тебя с ними одну? – прошептала Агата. Несмотря на теплый плащ, ее била сильная дрожь.

Софи стояла не шелохнувшись и слушала, как часы на башне Чести пробили девять часов и затихли. Снежинки ложились на ее волосы и таяли.

– Все хорошее, что есть во мне, – только благодаря тебе, Агата. Может быть, пришло время и мне сделать что-то хорошее для тебя?

Она повернулась к Агате, и подруга криво улыбнулась ей, прямо как в первые дни их дружбы, когда Агата не могла поверить, что Софи почему-то хочет общаться с ней.

– Я у тебя в долгу, – сказала Агата, и глаза ее заискрились, – даже если теперь буду обязана спеть в твоем мюзикле.

Софи ответила ей такой же кривой улыбкой.

Они заметили, как из норы высунулся посох Юбы и гном нетерпеливо замахал им, приглашая их внутрь.

– Послушай, постарайся попасть в охрану башни – так ты сможешь добраться до пера, – снова заговорила Агата, схватив Софи за руку и потянув в нору. – Берегись того странного заклинания, которое Тедрос использовал против меня…

Но Софи уже не слышала подругу. В ее ушах стоял только бешеный стук ее сердца, и она понимала, что пришло время показать, чего она по-настоящему стоит.


– Есть вопросы по поводу плана действий после превращения Софи? – негромко спросил Юба у Агаты. Его лицо уже очистилось от магических волдырей, с помощью которых он маскировался на уроках. Юба указал глазами на Софи, которая набирала себе воду на кухне, и, понизив голос, продолжил: – Это для нее самый надежный способ проникнуть в башню мальчиков.

– Н-н-но вы уверены, он сработает? – прошептала Агата, умирая от страха за подругу. – А что, если кроги решат, что она…

Агата прикусила язык, потому что Софи перестала качать воду и могла их услышать.

– Софи, мы ждем тебя, – позвала ее Агата и трясущимися руками приоткрыла бамбуковую ширму, стоящую в углу комнаты. – Помни, что заклинание действует всего три дня…

– То есть у Софи есть время только до начала Испытания, – подытожил гном. – Она должна забрать перо и книгу до этого дня.

Гном разжег камин, взмахнув посохом.

– Помни, что башня Директора школы начнет преследовать Софи, как только она заполучит Сториана, и мальчики поймут, что их провели. Агата, ты должна ждать возвращения Софи, готовая сразу же загадать желание. Перо напишет «Конец» в вашей сказке, и вы обе успеете исчезнуть до нападения мальчиков.

В горле у Агаты запершило:

– И Софи сможет опять стать девочкой, как только сбежит?

– Точно так же, как она снова становится человеком после могрифирования в животного. Без побочных эффектов.

– Слышишь, Софи? – обратилась к подруге Агата, вешая плащ подруги на крючок. – Ты сможешь превратиться обратно без всяких…

Но Софи все еще стояла столбом на кухне, мрачно рассматривая свое отражение в стеклянной вазе.

Агата подошла к ней сзади:

– Мы должны отправить тебя туда до темноты.

Софи одарила Агату долгим испуганным взглядом и выдавила улыбку. Отпихнув Агату, она метнулась прямиком к ширме, бормоча себе под нос:

– Раньше в театре мальчики всегда играли женские роли, разве не так? Почему бы не сделать наоборот? Представим, что все это понарошку… Испытание на прочность. А потом заслуженные овации! Браво! Браво, Софи!

Агата сделала знак Юбе, чтобы тот как можно скорее дал Софи зелье.

Несколько мгновений спустя Софи стояла за бамбуковой ширмой, сжимая склянку.

– Это просто игра. Все понарошку, – бормотала она, чувствуя возрастающее сомнение в своих словах.

– Выпей зелье в несколько глотков, – прозвучал голос Юбы с другой стороны ширмы. – Это сделает процесс превращения немного проще.

Глубоко вдохнув, Софи выдернула пробку из склянки в форме слезы. Резкий запах сандала, мускуса и пота ударил ей в нос. Кашляя и чихая, она поспешила заткнуть пробку обратно. Софи держала склянку на вытянутой руке как можно дальше от себя и разглядывала зловещее фиолетовое зелье, клубящееся внутри. Все это уже было не понарошку.

В убежище гнома повисла гнетущая тишина.

– Я сделаю это, если ты не можешь, – мягко проговорила Агата, – просто скажи.

Софи подумала обо всех испытаниях, через которые пришлось пройти ее подруге в прошлом году: пролететь через пламя в облике голубки, несколько недель выживать в облике таракана, рисковать жизнью в канализации, схлестнуться с кровожадным Директором школы…

«Мне нужен больше чем друг», – сказала Агата своему принцу.

Софи вспомнила Агату, обнимающуюся с Тедросом в той башне… такую безумно влюбленную… Софи испугалась и постаралась выбросить эти мысли из головы. Если она все сделает правильно, то покажет Агате, как сильно та нужна ей.

Если она это сделает, Агата больше никогда не будет в ней сомневаться.

В считаные секунды Софи выдернула пробку и залпом выпила зелье. Горько-кислое варево обожгло рот, и она испуганно схватилась за горло, выронив пузырек, который вдребезги разбился об пол. До нее донеслись оклики Агаты, голос Юбы, будто бы останавливающий девочку, а потом голоса превратились в неразличимый шум, потонувший в ее громких задыхающихся вздохах. Кожа на ее лице натянулась, и словно из горячего воска стали формироваться новые черты, а волосы стали жестче и начали втягиваться обратно в голову.

Когда жгучее зелье опустилось из горла на уровень груди, Софи почувствовала, как меняется ее тело. Плечи разошлись и окрепли, разодрав школьную форму по швам, на предплечьях вздулись тугие голубые вены, ноги набухли мускулами, а затем на них появились мелкие, грубые волоски… икры надулись, точно две дыни, и она, окончательно потеряв равновесие, рухнула на колени.

А потом пришел жар. Неистовое пламя прошло сквозь нее и, казалось, выскользнуло дымом из каждой поры, забирая всю былую мягкость ее тела. Когда она подумала, что пик боли уже пройден, боль ударила с новой силой. Каждая частичка Софи была разрушена и построена заново. Софи упала на пол и свернулась калачиком, молясь о том, чтобы все это оказалось дурным сном. Чтобы она проснулась рядом с мамой, которая баюкала бы ее в объятиях, вытирала ей слезы и приговаривала, что все это было нелепой ошибкой. Что ее мать не умерла, и Софи не нужно терпеть столько боли и унижения.

– Софи?

Ответа не последовало.

Агата вырвалась из рук Юбы:

– Софи, ты в порядке?

Так и не услышав ответа, Агата озабоченно взглянула на гнома и опасливо приоткрыла ширму…

За бамбуковой ширмой что-то шевельнулось, и Агата окаменела.

Некто, закутанный в синий плащ с капюшоном, ранее принадлежавший Софи, выступил на свет.

Новому владельцу плащ был заметно мал.

Взгляд Агаты опустился с сильных коленей незнакомца, выглядывающих из-под плаща, на мускулистые икры, волосатые лодыжки и остановился на двух подрагивающих ступнях.

Задержав дыхание, она осторожно шагнула к фигуре. Девочка почувствовала, как Юба цепляется сзади за ее плащ, с любопытством высовываясь из-за ее спины. Агата встала на цыпочки, чтобы дотянуться до капюшона, и опустила его. Шумно выдохнув, она потеряла равновесие и вместе с гномом рухнула на пол. Когда Агата осмелилась поднять глаза, Софи уже успела схватить стеклянную вазу со стола и сползла по стене, с ужасом глядя на собственное отражение.

Она превратилась в более мощную, мальчиковую версию себя: аккуратная квадратная челюсть, ежик пушистых светлых волос, высокие скулы, густые брови вразлет и глубоко посаженные изумрудные глаза. Мальчик получился несколько долговязый, но зато с хорошо прорисованной мускулатурой, он походил на эльфийского принца: удлиненные, загнутые назад уши, тонкий, величественный нос и изящная ямочка на подбородке. Руки Софи, сжимающие несоразмерный плащ, стали мужественными, с крупными костяшками, ее широкие плечи уравновесились подтянутым торсом, а подернутые золотой щетиной щеки пламенели румянцем.

Софи просипела как сдувающийся воздушный шар:

– Я… Я – мальчик…

Вот только голос ее звучал по-прежнему.

– У этого заклинания есть один дефект – твой голос остается прежним, – вздохнул Юба. – Дыши животом и говори на низких тонах, тогда он будет звучать почти правильно. – Он пожевал губы, изучающе ее разглядывая: – И тем не менее убедительное лицо… мощное туловище… Славная работенка, вот что я скажу! Ни один из парней не заподозрит подвоха.

Однако неверящий взгляд Софи не отрывался от ее отражения. Она трогала свое лицо, ощупывала фигуру под плащом – снаружи она явно была мальчиком, грубым и твердым, как скала. Но внутри… Внутри была заперта мягкая, испуганная девочка, которая не хотела расставаться с подругой. Приглядись мальчики получше – и они ее раскусят. Приглядись они получше – и она будет мертва еще до заката.

Она растерянно взглянула на Агату, которая все еще не могла оторвать глаз от отражения Софи – на нее смотрело четко очерченное мужское лицо с острыми чертами.

– Я должна признать, что мальчиком ты выглядишь даже лучше, – наконец изумленно произнесла Агата.

Софи тут же выхватила из вазы цветы и швырнула их в Агату, но та вовремя успела пригнуться. Софи, дрожа, отвернулась.

– Я не знаю, как быть мальчиком, – сказала она высоким голосом, и слезы потекли по ее щетинистым щекам. – Я не знаю, как ходить, как себя вести, как…

– Софи, ты выиграла состязание не случайно, – произнесла позади нее Агата. – Я знаю, ты справишься.

– Не справлюсь, если со мной не будет тебя, – выдохнула Софи.

Агата коснулась спины подруги, ощутив под своими пальцами бугристые мышцы.

– Сейчас нужно, чтобы ты была мальчиком, – сказала она спокойным голосом. – Просто будь мальчиком и отправь нас домой.

Софи с трудом кивнула, пытаясь совладать с пока еще чужим телом и унять дрожь. Вера Агаты постепенно просочилась в нее и мягко обволокла сердце. Они так много вместе испытали, стараясь поддерживать друг друга… А сейчас только она сможет привести их к светлому «долго и счастливо». Подруга права. Софи стала мальчиком и должна вести себя соответственно.

С глубоким вздохом она взяла себя в руки и повернулась на свет.

– Мне нужна одежда, – сказала она резким низким голосом.

Агата уставилась на твердое эльфийское лицо мальчика и, впервые увидев в нем не Софи, а незнакомца, выдала одну из своих старых кривых ухмылок:

– Что тебе нужно, так это новое имя.


Хорт, все еще в одном исподнем, в обнимку с подушкой вертелся в своей дурно пахнущей кровати, а громадный принц храпел на всю комнату не хуже гориллы.

Последняя неделя выдалась скверной. С приближением Испытания учителя захватили власть, объявив, что мальчики обязаны выиграть и восстановить школу Добра и Зла. Ах, если бы Хорта это хоть сколько-нибудь волновало! Завтра начнутся отборочные туры на Испытание, а у него нет ни малейшего шанса попасть в команду. Какая уж там команда – ему даже форму новую не выдали. Вновь прибывшие принцы уже прозвали его Бородавкой, а те, что покрепче, так и вовсе воровали его еду. Теперь, когда Дот здесь нет, ему даже не с кем и словом перекинуться.

Почему он оказался в этом жутком месте? Что такого Директор школы мог в нем увидеть, чтобы затащить его сюда? Хорт и злодеем-то был из рук вон плохим, а уж сыном и подавно.

Хорт потер глаза, вспоминая о своем мертвом отце, который в саду Добра и Зла вместе с еще множеством умерших ожидает погребения. Хорт даже не мог позволить себе купить гроб, поэтому отец гнил под кружащими стервятниками, ожидая, пока им займется Кладбищенский Смотритель.

Хорт стиснул зубы. Если он выиграет Испытание, он получит сокровище и сможет купить отцу самый красивый в лесу гроб.

Если он выиграет Испытание, он отомстит девочке, разбившей его сердце. Больше никто не заподозрит его в мягкотелости…

Ревущий храп ворвался в его дрему и разорвал ее на части. Хорт прижал к голове подушку, надеясь удушить себя до смерти. Не будет никакого приза. Не будет никакого отмщения. Потому что этот волосатый, широкогрудый принц, храпящий на соседней кровати, точно попадет в команду для Испытания, а его худосочное величество нет.

«Если бы у меня был здесь хотя бы один друг», – взмолился Хорт. Всего один друг, который бы позволил не чувствовать себя неудачником. Шмыгая носом, он свернулся клубком у окна, натягивая занавески себе на голову…

И тут же отшатнулся, ошеломленно глядя в окно.

Там, на берегу мальчиков, лежало тело. Его одежда была разодрана в клочья и пропитана кровью. Лунный свет, просочившись сквозь облака, осветил бледную руку мальчика. Хорт успел заметить, как его пальцы слабо дрогнули.

Задыхаясь, он выпрыгнул из кровати и бросился вон из комнаты.

Разумеется, самый лучший способ завести нового друга – это спасти ему жизнь.


– Как тебя зовут? – прогнусавил знакомый голос.

Веки Софи, подрагивая, приоткрылись, и она обнаружила, что лежит на земле крепким животом вниз, а ее сильные руки скованы сзади. Все роскошное изобилие новых мышц больно ныло, а глаза застилал туман. Она мало что могла вспомнить о том, как оказалась здесь. Лишь несколько картинок мелькали в ее голове: вот она переделывает скатерть Юбы в тунику, чтобы прикрыть свой новый, мощный торс («У меня плечи как у слона», – жаловалась она), вот неуклюже бредет за Агатой и гномом на девичий берег озера («Почему все такое тугое!»), вот разыгрывает драматическое прощание («Прощай, достоинство! Прощай, женственность!») – и сразу за этим Юба вырубает ее заклятием оглушения.

Она притворилась, что не услышала, как чуть раньше Агата обсуждала с гномом план, в котором они пускали ее тело плыть по озеру прямо в грязь, кишащую крогами, помня, что последние, по идее, должны вытащить ее на берег мальчишек. Гном заверил Агату, что кроги не смогут причинить мальчику никакого вреда, разве что ущипнуть, но все-таки они с Агатой решили, что благоразумнее сделать так, чтобы Софи во время эксперимента была без сознания. Сама Софи, безусловно, не видела причин возражать. Она взглянула на отметины в форме зубов, капли крови на своей тунике и была благодарна за то, что свои первые несколько часов в облике мальчика она по большей части провела в отключке.

– Как тебя зовут?

Софи осторожно подняла глаза на Кастора, стоящего впереди других преподавателей в черно-красных мантиях. Они рассматривали незнакомого мальчика, лежащего перед ними.

Софи, пошатываясь, приподнялась на колени, ее сердце колотилось как бешеное. Возвращение учителей стало для нее не единственным сюрпризом.

Школа вокруг них была полностью вычищена. Обезьяний режим был свергнут вместе с качающимися на балках-лианах мальчиками. С дверей стерли граффити, а гнилая вонь испарилась. Зал Зла был перекрашен в кроваво-красный цвет, а стены декорированы алыми барельефами со змеями. Три лестницы в вестибюле сверкали свежей черной краской снаружи и кроваво-красной внутри, на обратной стороне ступеней. От этой раскраски они казались вздыбленными змеями с красными животами. На ступеньках собралось больше двух сотен мальчиков, которые с любопытством рассматривали новоприбывшего – десятки знакомых лиц всегдашников, никогдашников и новые физиономии симпатичных принцев. Причем все умыты, вычищены и одеты в новую черно-красную форму.

У Софи пересохло во рту. Она всегда мечтала однажды оказаться в замке, полном прекрасных мальчиков.

Пожалуй, нужно быть более конкретной в своих желаниях.

– Твое имя, мальчик? – прорычал Кастор, хватая ее лапой за горло.

Агата считала эту идею ужасной – дать Софи имя мальчика, которым отец всегда мечтал назвать сына. Так и не рожденного мальчика, которого ее отец любил больше, чем дочь…

Но все остальные имена Софи отвергла.

– Филип, – просипела она, выдираясь из захвата.

Как только она произнесла это имя вслух, что-то внутри ее шевельнулось, точно последняя шестеренка заняла наконец свое место. Она смело взглянула на Кастора.

– Филип с горы Онора, – повторила она низким сильным голосом. – Я проиграл свое королевство мерзкой ведьме. Я пришел, чтобы подготовиться к мести и попробовать получить сокровище.

Среди мальчиков, глазеющих на таинственного принца, пронесся шепоток.

– Это королевство всегдашников? – она услышала, как Мэнли шепотом спросил у Эспады.

– Да, думаю, оно где-то в Девичьей долине, – ответил Эспада, пощипывая усы.

– И как же ты сюда добрался, Филип с горы Онора? – гавкнул Кастор, отпуская горло мальчика.

– Через трещину в щите, – ответила Софи.

– Это невозможно, – заметил голос сверху.

Софи взглянула на Арика и его команду красных капюшонов, которые расположились на лестнице Коварства и нависали над остальными ребятами. На них были красные мундиры, а с пояса свисал хлыст. Остальные мальчишки, казалось, боялись их даже больше, чем раньше. Очевидно, учителя нашли замену волкам, которые блюли порядок в прошлом году.

– Я единственный, кто может пробраться сквозь щит леди Лессо, – Арик бросил на пленника сердитый взгляд. – После того как я впустил принцев, дыра была тщательно запечатана.

Софи встретилась с его фиолетовыми глазами:

– Наверное, тебе стоило потрудиться лучше.

Зрители на лестнице затаили дыхание. Арик и его ребята злобно смотрели на нового мальчика, меньше их и более хрупкого, который тем не менее осмелился бросить им вызов на глазах у всей школы.

Но довольный Кастор только ухмыльнулся в сторону незнакомца:

– Добро пожаловать в школу для мальчиков, Филип!

Софи выдохнула с облегчением: она заметила, что сверлящий взгляд Арика чуть-чуть смягчился.

– Через три ночи мы сразимся на Испытании с девочками, которые угрожали превратить нас в рабов, – объявил пес, обращаясь к мальчикам на лестницах. – Выиграем – и избавимся от двух читателей, которые разрушили гармонию Добра и Зла. Выиграем – и школы снова вернутся к нашим славным традициям!

Мальчики взорвались одобряющими воплями. Софи сглотнула, стараясь выглядеть воодушевленной перспективой собственной казни.

– Состязания, которые будут проходить следующие три дня, определят тех, кто выступит против девочек, – продолжал пес. – Девять лучших мальчиков составят команду. Десятый участник будет выбран тем, кто займет первое место. Пусть это подстегнет вас к дружбе с новыми принцами и формированию союзов.

Все мальчики – и старые, и только что прибывшие – дотошно осматривали друг друга, прикидывая шансы соседа на состязаниях.

– И еще один стимул, – сказал Кастор, – ученик, имеющий самый высокий балл к концу каждого дня, будет удостоен чести охранять башню Директора школы ночью.

Мальчики на ступеньках заворчали – это совсем не казалось им честью. Но Софи была слишком занята своими мыслями, от души радуясь внезапному шансу. Пес, сам того не зная, только что спас их с Агатой жизни. Ей просто нужно выиграть сегодняшние состязания, и она сумеет стащить Сториана уже ночью! Они с Ага-той будут дома к закату!

– У нас нет свободной койки для Филипа, Кастор, – произнес очкастый дятел Альбемарль, изучающий книгу учета. – Замок заполнен под завязку.

Кастор взглянул на нового мальчика:

– Посели его к отстающим. Кто бы из них ни получил низший балл к концу дня, он все равно должен быть наказан.

Улыбка исчезла с лица Софи. Мальчики на ступеньках сдавленно хихикали, пока Альбемарль старательно выдалбливал на рукописи какие-то поправки. Теперь настало время Арику ухмыляться Софи.

«Отстающие? – напряженно думала Софи. – Кто такие отстающие?»

Кастор снял с нее наручники:

– Иди-ка устраивайся, пока не начались уроки. Кто-нибудь здесь хочет показать юному Филипу его комнату?

Чьи-то неуклюжие торопливые шаги раздались на лестнице, и Софи разглядела Хорта, одетого в форму, которая была велика ему на два размера. Он бешено проталкивался сквозь ряды мальчиков:

– Это я! Филип! Это я!

Он выхватил расписание из клюва Альбемарля и кинулся к новенькому:

– Меня зовут Хорт! И это я тебя спас, поэтому теперь мы сможем стать лучшими друзьями, даже несмотря на то что ты всегдашник, – выпалил он, протягивая ему расписание. – Я расскажу тебе про уроки и правила, и ты можешь сесть со мной за обедом и…

Но Софи не слушала. Она не могла отвести глаз от протягиваемого ей листка с только что выбитыми четкими и непреклонными буквами:


Мир без принцев

Вот тебе и ответ про «отстающих».

17

Две школы, две цели

Мир без принцев

– Агата?

Агата вздрогнула, снежинки таяли на ее веках.

– Агата, проснись.

Агата открыла глаза и увидела гладко выбритого Тедроса в синей форме всегдашников, который стоял на коленях подле ее кровати. Его волосы были припорошены снегом. Он нежно откинул черную прядь с ее лица.

– Пойдем со мной, Агата, – прошептал он. – Пока еще не слишком поздно!

Она смотрела в его глаза, а он склонился к ней ближе. Его взгляд был чист и мягок, прямо как в тот день, когда они оба были…

Он потянулся к ней… Она почувствовала его горячее дыхание, а затем сладкий вкус его губ на своих губах…

Агата судорожно очнулась, вся в поту, сжимающая собственную подушку.

На мгновение она задумалась, почему рядом, как обычно, не лежит свернувшийся клубочком Рипер. Но затем воспоминания нахлынули на нее, закружили и выкинули в реальность.

Утренний снег залетал в открытое окно комнаты и, покружившись, опускался на две пустые кровати с балдахинами. Агата смотрела на нетронутые простыни Софи, покрытые снежинками, и не могла дышать. Ее лучшая подруга была в замке врага, рисковала жизнью ради того, чтобы они вернулись домой, причем делала это в облике мальчика, а Агате снился… снился…

Агата вывалилась из кровати, ловя ртом воздух и отгоняя дурные мысли. Это ничего не значит. Просто сухой остаток, след, фантом желания, которое вот-вот будет исправлено. Сейчас для нее важна только Софи.

Она резко повернулась к часам: 7.30 утра. Пятнадцать часов назад она еще была уверена, что Софи жива… Пятьдесят четыре тысячи секунд назад. Они договорились, что на закате каждая из них будет выставлять в окне фонарь: зеленый свет будет означать, что все в порядке и они в безопасности, а красный предупредит о проблемах. Агате оставалось только ждать вечера и, содрогаясь, вспоминать, как ее лучшую подругу, когда-то милейшую принцессу, а сейчас настоящего принца, без сознания волочил в замок мальчиков этот хорек Хорт.

Агата закружилась по комнате, собирая свою форму, все еще слегка нервничая после сна. Прошлой ночью она легко избавилась от Беатрис – пару раз кашлянула на вечерней проверке, нарисовала кусочком свеклы пятна на своем лице и, напомнив о жутко заразной болезни Юбы, отправила ее в комнату Рины. Однако кто-то все еще мог зайти с проверкой.

Агата заковыляла в сторону двери, по дороге засовывая ноги в башмаки. Она должна найти профессора Доуви и рассказать ей все начистоту. В конце концов, Доуви была известной феей-крестной; она сделала себе имя на решении чужих проблем! Но где же они могут встретиться и не быть подслушанными? Шпионы декана неотрывно следуют за учителями, и все ранее безопасные места – ванные комнаты, обеденный зал, офис Садера – уже не были таковыми. Где бы найти такой уголок, в котором бабочки не смогут ничего услышать, даже если туда проберутся! Агата подождала, пока у нее в голове появится решение, и с отчаянием оттолкнулась от двери руками…

Так и не найдя ответа, она плюхнулась спиной на кровать Беатрис и со всей силы пнула башмаком ножку кровати…

Вдруг ее каблук ткнулся во что-то мягкое.

Она заглянула вниз и увидела под кроватью в небольшой лужице подтаявшего снега какой-то тюк. Перевернувшись на живот, она сунула туда руку и нашарила странную, на ощупь гладкую и жирную, кучу. Агата медленно вытянула скомканную одежду, которая расправилась в ее руках и оказалась черно-красной формой и тонким плащом из змеиной кожи.

Держа в руках грязную, в пятнах крови, форму, Агата размышляла: почему Беатрис прячет форму мальчика? Может, она ее нашла где-то в Синем лесу? Почему же она не рассказала об этом? Пальцы Агаты пробежали по черным блестящим чешуйкам плаща. В прошлом году она узнала, что плащи из змеиной кожи делают своего хозяина невидимым. Но зачем Беатрис понадобилось становиться невидимой в собственном замке?

От плаща сильно запахло лавандой, и Агата чихнула. Беатрис, может, и рассталась со своими локонами принцессы, но она все еще одалживала духи у Софи.

Агата запихнула одежду обратно под кровать, уверенная, что странности Беатрис не помогут в решении ее проблемы. Девочкам очень нужна была помощь учителя…

Что-то тихо прошуршало позади нее. Агата обернулась и увидела конверт, который кто-то подсунул под дверь. Сорвав печать-тыковку профессора Доуви, она вынула маленькую карточку, на которой от руки было написано:


Мир без принцев

Единственное место, где их не смогут подслушать.

Агата поняла, что ей не нужно будет рассказывать о том, что они с Софи натворили.

Ее фея-крестная уже все знала.


– Юба рассказал нам все, – произнесла профессор Доуви, прижимаясь в темноте канализационного тоннеля к леди Лессо. Рядом с ревом бежала вода из озера, заглушая ее голос. – И мы потрясены, возмущены и обескуражены несуразностью этого нелепейшего плана…

Агата, краснея, не отрывала глаз от пола.

– …хотя и впечатлены тоже.

Агата разинула рот от удивления и взглянула на своих улыбающихся учителей:

– Что?

– Все, что досаждает этой пахнущей цветами дурехе, заслуживает золотой звезды в моем журнале, – нарочито медленно проговорила леди Лессо.

Профессор Доуви не слушала коллегу.

– Агата, ты могла пожертвовать своей подругой, чтобы остаться здесь со своим принцем навсегда. Ты могла поцеловать Тедроса и защитить свою жизнь. Вместо этого ты предпочла защитить Софи от мести принца, даже зная о ее проявившихся симптомах, – сказала она. – Тедрос поймет, что ты не хотела причинить ему зла, когда вы с Софи напишете в своей сказке слово «Конец». Тогда он осознает, что должен был довериться тебе.

Агата почувствовала, как щупальца ее сна снова потянулись к ней, и мысленно отбросила их.

– Этот преподанный принцу унизительный урок разнесется по всей округе, – продолжала профессор Доуви. – Мы с леди Лессо верим, что этого окажется достаточно, чтобы снова объединить мальчиков и девочек. В конце концов, это тоже правильное окончание вашей истории. Нам нужно только одно – чтобы Софи принесла Сториана и вы обе смогли им воспользоваться.

Агата быстро и с облегчением закивала, но тут же вспомнила о проблеме посерьезней:

– Но как же мы ее прикроем? Как объясним ее отсутствие?

– Юба хороший учитель, он не мог не позаботиться об этом, – сказала профессор Доуви, оглядываясь назад в темноту.

– Приняв во внимание, что ваше участие в Испытании и так гарантировано, он послал записку декану (якобы от Хельги), где предложил оставшиеся три дня лично тренировать вас в Синем лесу, уверив ее, что так ваши шансы победить мальчиков вырастут.

Глаза Агаты округлились.

– И?

– Она неожиданно легко согласилась предоставить вас в его распоряжение до кануна Испытания. Садер считает, что с этого утра вы обе находитесь при Хельге.

– Это же все решает! – с облегчением выпалила Агата.

– Не совсем, – резко сказала леди Лессо: бурлящая вода оставляла мокрые темные пятнышки на ее пурпурном платье. – Мы все еще не знаем, почему исчезли симптомы Софи.

– Она сказала, что они были вызваны чем-то другим… – встала на защиту подруги Агата.

– Допустим, – кивнула леди Лессо. – Однако ведьминские симптомы не могут быть вызваны ничем, кроме магии. Причем гораздо более мощной, чем наша. Поэтому у нас есть два объяснения. Первое – Софи лжет, что простила тебя за желание остаться с Тедросом, и, получается, ты послала к своему принцу смертельно опасную ведьму.

– Нет! – негодующе воскликнула Агата, – Софи теперь хорошая. Я знаю это.

– Ты уверена в этом, Агата? – спросила профессор Доуви, переглядываясь с коллегой. – Это крайне важно.

– После того на что она пошла, чтобы вернуть меня домой? – воскликнула Агата. – Уверена на сто процентов!

– Тогда симптомы действительно были вызваны чьей-то мощной магией, – подвела итог профессор Доуви. – Какой-то впечатляющей силой, которая была рядом с Софи каждый раз, когда появлялся симптом. Мы с леди Лессо пытались предупредить тебя о ней с момента твоего прибытия сюда…

Агата тут же поняла, о ком говорит крестная фея.

– Декан Садер, – выдавила она. – Не может быть! Она же хочет, чтобы мы были друзьями…

– Эвелин очень опасная женщина, Агата, – сказала леди Лессо, и в ее голосе слышалась борьба со странным страхом, который Агата уже замечала в ней. – Если симптомы вызвала она, то нет никаких причин верить, что она хочет вашей с Софи дружбы.

Агата уставилась на нее:

– Но она никогда не хотела, чтобы я думала о Софи как о ведьме…

– Ты ничего не знаешь об Эвелин Садер и о том, на что она способна. – Глаза леди Лессо внезапно увлажнились.

– Что? Откуда вам…

– Потому что мы Клариссой видели, как Эвелин Садер была изгнана из этой школы десять лет назад! – взорвалась раскрасневшаяся леди Лессо. – Из той же самой школы, которая теперь на ее стороне.

Ошеломленная Агата молчала.

– Кто здесь? – раздался голос позади них. Они одновременно повернулись и увидели тень в конце тоннеля, медленно пробирающуюся к ним из тумана.

Профессор Доуви в напряжении сжала губы и схватила Агату за плечи:

– Если ты был однажды изгнан, то школа никогда не пустит тебя обратно! Но ваша с Софи сказка каким-то образом вернула ее, Агата. Теперь она часть вашей истории, так же как в прошлом году ею стал Директор школы. И если это именно Садер вызвала симптомы Софи, то у нее на уме совсем другой конец для вашей сказки.

Агата покачала головой:

– Но Софи достанет Сториана…

– Ты не предполагаешь, что это приходило на ум Эвелин тоже? – прошипела леди Лессо. – Эвелин Садер всегда на шаг впереди, Агата! Следующие три дня она будет думать, что ты в Синем лесу. Это твой шанс незаметно следить за ней, пока не вернется Софи. Ты должна выяснить, почему Эвелин вызвала симптомы Софи! Ты должна справиться там, где мы с Клариссой потерпели поражение. Используй это время с умом, поняла? Это единственный способ удостовериться, что вы с Софи сможете сбежать отсюда живыми! А сейчас иди!

Агата едва могла говорить:

– Я не… Я не понимаю…

Но Доуви и Лессо уже спешили прочь.

– Нам нельзя медлить, – отрезала Доуви.

– Я спросила, кто здесь! – проревел голос.

Агата развернулась к тени, которая прорывалась сквозь туман, и снова взглянула на учителей:

– Но как я…

Однако ни Доуви, ни Лессо уже не было.

Несколько секунд спустя Поллукс выскочила на пустой берег канализационного тоннеля и, ничего не найдя, потащилась вверх по лестнице. К счастью, она забыла осмотреть сам канализационный сток, в котором одна испуганная девочка, стоя по шею в бурных водах, еле держалась за стену. Агата так мечтала перекинуться хоть одним словцом со своей подругой!


– Никогда не думал, что принц станет моим лучшим другом! – болтал Хорт, спеша по канализации никогдашников.

– Куда мы идем? Ты же должен был отвести меня в комнату, – произнесла Софи, убрав любые намеки на страх из своего голоса, который эхом пролетел над красной грязью, сочащейся сквозь стены в промозглом тоннеле. В красно-черной кожаной безрукавке она тяжело шла за мальчиком по узенькому проходу, не привыкшая управляться своим возросшим весом. В блестящей грязи она успела выхватить свое отражение – вихрь светлых волос, челюсть, будто вырубленная по линейке, сильные, со вздувшимися венами бицепсы… Она поспешно отвела глаза.

– Пытался уговорить их разместить нас вместе, но они уже поселили в мою комнату принца из Джинниваля, – сказал Хорт, оглядываясь на новичка. – Теперь, когда учителя вернулись, в школе все четко. Если хочешь знать мое мнение, то Арик и его охотники заставляют этих старых волков выглядеть как пудели. Но не беспокойся! Я уберегу моего лучшего друга от проблем.

Софи нахмурилась. Как так получилось, что, даже будучи мальчиком, она не может отделаться от этого грызуна? Они достигли середины канализационного тоннеля – движение воды между красной тиной и озером было остановлено огромными валунами.

– Но я все еще не понимаю… Почему мы спустились сюда…

– Где оно? – голос Мэнли громыхнул откуда-то сверху и разлился над бурлящей красной жижей.

– Я показал вам, где я его закопал, – оправдывался голос Тедроса.

– А сейчас его там нет. Пока ты будешь продолжать врать, не получишь еды.

– Это все те две девочки! Они прячутся в замке!

– Думаешь, мы бы не узнали, если бы в нашем замке была девочка? – презрительно спросил голос Мэнли. – Это перо до сих пор где-то в башне Директора школы, иначе башня последовала бы за ним. А теперь скажи, где ты его спрятал, иначе я расплавлю меч твоего отца и покрою им туалеты…

– Я сказал вам! Я закрыл его в тайнике под столом!

Сердце Софи перестало биться. Сториан… пропал?! Как же они с Агатой теперь попадут в свое «долго и счастливо»?!

К своему ужасу, она поняла, что выиграть сегодняшнее состязание еще более необходимо, чем раньше. Если перо спрятано в башне, ей потребуется время, чтобы его найти.

У нее засосало под ложечкой, но она проследовала за Хортом и обогнула стену тоннеля, которая перешла в ржавую решетку темницы. В углу виднелась лысая голова Мэнли, а его грузная тень скрывала человека, сидящего на полу.

– Пожалуйста, профессор, вы должны допустить меня до Испытания, – умолял голос Тедроса. – Я же единственный, кто сможет справиться с этими девчонками!

– Ты умрешь от голода гораздо раньше начала Испытания, если мы не найдем перо, – сказал Мэнли, поворачиваясь к двери темницы.

Он заметил, что новый мальчик уставился на него с другой стороны решетки.

– Мальчики не любят лжецов, Филип. Тедрос пообещал, что он поцелует Агату. Пообещал, что вернет школы к Добру и Злу. И что же они получили, поверив ему? Грозящее всем рабство? Неудивительно, что мальчики теперь его ненавидят, – усмехнулся Мэнли, открывая дверь. Перед тем как уйти, он втолкнул новичка внутрь клетки. – Вся школа сегодня на твоей стороне, Филип. Преподай-ка урок этому напыщенному болвану.

Софи обернулась:

– П-п-постойте…

Хорт захлопнул дверь темницы:

– Увидимся в классе, Филип!

– Хорт! Это место не может быть моей комнатой, – крикнула Софи, хватаясь за решетку.

Но этот хорек уже трусил рядом с Мэнли, возбужденно вопя:

– Он сегодня покажет Тедросу, где раки зимуют, профессор! Вот увидите…

Софи медленно повернулась к грязной камере, освещенной лишь одной свечой. Над двумя металлическими каркасами кроватей (без всяких матрасов или подушек) висела холодящая кровь коллекция пыточных инструментов. Софи не могла дышать, вспоминая о том, что случилось здесь год назад с чудовищем. Это место сделало ее злой, здесь она потеряла контроль над собой. Софи в ужасе отвернулась…

Два глаза сверкнули в углу.

Софи попятилась.

– Это правда? – спросил Тедрос из темноты.

– Что? – выдохнула Софи, стараясь по-прежнему говорить низким голосом.

– Тех, кто хуже всех покажет себя на состязаниях, будут наказывать каждую ночь.

– Так сказал пес.

Тедрос медленно выступил из тени. Он похудел по крайней мере на десять килограммов, его форма была покрыта коркой грязи, а голубые глаза воспалены.

– Значит, друзьями нам не быть, так?

Софи отступила на шаг от приближающегося к ней принца.

– Я буду участвовать в Испытании. Ты слышишь меня, парень? – яростно прошипел он. – Эти две девочки забрали все, что еще оставалось у меня в этом мире. Моих друзей, мою репутацию, мою честь, – он схватил новичка за горло и прижал его к решетке. – Я не собираюсь позволять тебе или кому-то другому лишить меня шанса отомстить им.

Задыхаясь в его хватке, Софи подняла руки, защищаясь. Она должна отсюда выбраться! Она должна избавиться от этого тела! Она больше не может быть мальчиком…

Всплеск незнакомой ярости вдруг всколыхнул ее кровь, разбивая страх вдребезги. Ее разум очистился и сосредоточился на мальчике, прижавшем ее к решетке… Мальчике, который разрушил ее мечты… Мальчике, который чуть не лишил ее лучшей подруги… Мальчике, который теперь пытается лишить их обеих жизни. Чужеродная сила взорвалась в ее новых мышцах, разлилась по телу гормональной яростью, и еще до того, как она успела хоть что-то осознать, она с рыком отбросила принца от себя.

– Достаточно грозно для того, кто продул свою принцессу девчонке, – огрызнулась она, пораженная холодностью своего голоса.

Ошарашенный Тедрос замер, позволяя сокамернику схватить себя за воротник.

– Я понимаю, почему она выбрала Софи, – издевался над ним незнакомец. – Софи дарит ей дружбу, преданность, любовь, жертвует собой ради нее. Это самые сильные стороны Добра. А что можешь дать ей ты? Ты слаб, пуст, незрел и скучен. Все, что у тебя есть, – твое смазливое личико.

Новичок притянул принца ближе, и их носы соприкоснулись:

– А сейчас я увижу, что скрывается под ним.

Тедрос покраснел:

– Я вижу перед собой только эльфа-переростка с пушистой шевелюрой, который ничего обо мне не знает…

– А знаешь, что вижу я? – изумрудные глаза незнакомца вонзились в него. – Ни-че-го.

Ярость исчезла с лица Тедроса. На мгновение он стал похож на маленького мальчика.

– К-к-кто ты такой? – заикаясь, спросил он.

– Можешь называть меня Филипом, – холодно сказала Софи и оттолкнула принца.

Тедрос отвернулся, пытаясь совладать с дыханием. Софи увидела его испуганное лицо в отражении металлической стенки кровати и довольно ухмыльнулась.

Ей вдруг понравилось быть мальчиком.

Снаружи зазвенели ключи. Оба обитателя камеры обернулись и увидели одного из капюшонов Арика, который отпирал дверь темницы.

– Уроки начинаются, – буркнул он.


Две сотни мальчиков сражались сегодня за первое место. Две сотни мальчиков стояли между ней и Сторианом. Софи старалась вышагивать так же, как и окружающие ее ученики, спешащие в сторону классов Зла. Выделяться не стоило.

Она промокнула свои подмышки, раздраженная тем, как обильно теперь потеет ее тело. Если бы она знала, что мальчикам все время так невыносимо жарко, она бы прихватила с собой веер или кувшин с ледяной водой. Ее желудок недовольно заурчал, и она отвлеклась на мысли о еде. Эти мальчики такие здоровые, что должны, видимо, устраивать на обед целое пиршество: жареные ножки индейки, бекон, сочная ветчина, стейк с кровью… Она уже могла представить, как откусывает сочный кусок мяса; у нее потекли слюнки…

Софи побледнела и вытерла губы. С каких это пор она думает о мясе?! С каких пор она вообще думает о еде?! Она споткнулась и налетела на Равана.

– Ходьба. Это не так уж и сложно, – нахмурился он и, отпихнув Софи, двинулся дальше.

Софи стояла, опустив глаза, пушистые волосы падали ей на лицо. Казалось, ничего в ее теле не способно гнуться… Словно она была деревянной марионеткой на туго натянутых нитях. Она отыскала глазами Арика – грудь колесом, такой важный и напыщенный, будто был самым сильным жеребцом в табуне. Она изо всех сил попыталась скопировать его.

Софи оглянулась на Тедроса, который тащился позади всех, один, без друзей. Мэнли сказал, что мальчишки отвернулись от него из-за того, что он рискнул их свободой, объявив условия Испытания… Но Софи была уверена, что здесь есть что-то еще. Мальчики любили разрушать то, что сами же и построили, будь то замок из песка или образ идеального принца. А за последние два года Тедрос был самым популярным и невообразимо привлекательным старостой всегдашников, на его месте мечтали оказаться все мальчики. Сейчас же, когда Мэнли наказывал его за пропажу Сториана, они радостно наслаждались его падением, как стая гиен, обступившая слабеющего льва. Софи наблюдала за ним, дрожащим на холодном ветру, продувающем балкон насквозь, его изможденное тело явно страдало от недостатка пищи. Но она не поделилась бы с ним и зернышком.

– Филип! Филип, ты забыл свое расписание! – Хорт протиснулся к ней, потрясая мятым клочком бумаги. – Ты весь день со мной…

Софи сдула волосы с лица и уставилась на бумажку:


Мир без принцев

– Они неделями готовили нас для состязаний с помощью тренировок, лекций и литературы, поэтому тебе понадобится немного удачи, – сказал Хорт, лукаво подмигивая. – Особенно с учетом того, что ты еле передвигаешь ноги. Будто ты провел всю жизнь на высоких каблуках.

Софи тут же покрылась капельками пота. Она до сих пор не могла даже ходить, как мальчик, а сейчас ей нужно обставить всю школу на военном соревновании!

Десять минут спустя профессор Эспада стоял в зале Зла с классом из сорока мальчиков. Перед ними был длинный стол, покрытый черной материей.

– Мы проинформировали декана Садер, что правила Испытания Сказкой будут соответствовать традиции, – заявил он; его гладкие волосы, такие же угольно-черные, как и подкрученные усы, ярко блестели, а неприятная самодовольная улыбочка напомнила Софи младшего из Старейшин – того самого, который расписал девочку ее собственной кровью. – Десять девочек и десять мальчиков зайдут в Синий лес на закате. Команды должны не только сражаться друг с другом, но и избегать ловушек учителей. Та команда, в которой к рассвету останется больше игроков, будет объявлена победителем. Если выиграют мальчики, Софи и Агата будут преданы казни и школы снова разделятся на школу Добра и школу Зла. Если победят девочки, то мы сдадим им наш замок и станем их рабами.

Мальчики начали перешептываться, а Софи почувствовала, что на ее широкой спине выступила испарина.

– Обычно каждому участнику выдается волшебный платок, чтобы он имел возможность сдаться, – продолжал профессор Эспада. – Если вы находитесь в смертельной опасности, то бросьте его на землю, и вы будете немедленно спасены и безопасно покинете Синий лес. На Испытании соперникам разрешается иметь при себе только один вид оружия. На сегодняшнем состязании мы испробуем один из наиболее часто используемых видов…

Он стянул со стола черное полотно, открыв ряды мечей и кинжалов всевозможных форм. Все они выглядели намного острее обычных тренировочных лезвий.

– Последние годы мечи для Испытания затупляли. Но в этом году ставки слишком высоки, и мы не видим причин для излишней вежливости, – сказал Эспада, сверкнув глазами. – Меч требует быстрой реакции и силы. Чтобы поразить противника, вам понадобиться и то и другое. Направьте свой меч в сердце девочки, и пусть она выкинет свой платок и немедленно сдастся.

Он поднял два платка, один красный, другой белый:

– А теперь посмотрим, кто из вас выкинет ваш!

Софи напряглась как струна. Она никогда в жизни не держала в руках меч.

Профессор Эспада вызвал четыре пары мальчиков, которые выбрали себе клинки и мерились силами, пока один не сдавался. Всегдашники и новые принцы неплохо умели фехтовать, а вот никогдашники были мастера прогуливать тренировки, поэтому дуэли превратились в показательные выступления: Чеддик победил Хорта, приставив клинок к его горлу, Раван победил принца Авонли, поддав ему коленом в пах, Арик победил Векса одним только свирепым взглядом…

– Тедрос и Филип, вы следующие, – объявил Эспада.

Софи медленно взглянула на Тедроса, который грозно уставился на нее голубыми глазами. Он не забыл, что она сказала ему в темнице.

– ФИ-ЛИП, ФИ-ЛИП, ФИ-ЛИП! – скандировали ребята вразнобой, а Эспада выдал двум мальчикам их платки:

– Выбирайте оружие.

Глаза Софи заливал пот; ее большие руки затряслись, когда она поднимала со стола длинный тонкий кусок металла…

Хорт ткнул ее локтем и указал:

– Этот же острее, идиот!

Софи схватила короткий клинок, который лежал рядом, и стремительно повернулась к Тедросу, но принц успел заметить ее ошибку. Он держал в руках огромный меч, скалясь на Софи и раздувая ноздри.

– Готовы?.. И-и-и… начали! – гаркнул Эспада…

– А-А-А-А-А-А-А-А-А! – проревел Тедрос, несясь на Филипа, как разъяренный бык.

Софи не смогла справиться со своим мальчиковым телом. Она бросила меч и прижалась к стене, пытаясь нашарить свой платок. Ее длинные сильные пальцы нащупали что-то в кармане, а она смотрела, как на нее бешено несется Тедрос, высоко подняв меч. Вскрикнув, Софи потянула свой платок…

Тедрос споткнулся и шлепнулся прямо ей под ноги.

Софи удивленно уставилась на него, а затем подняла взгляд на Хорта, который, довольно ухмыляясь, убирал свой ботинок с пути Тедроса.

Тедрос хотел схватить свой меч, но Чеддик отбросил его ногой. Принц попытался подняться, и Раван выстрелил в него заклинанием, сбивая с ног. Тедрос завопил от боли, а Софи увидела, как Хорт машет ей и указывает на платок принца. Полная спокойствия, Софи опустилась на колени, вытянула из кармана противника кусок ткани и бросила на пол.

– Филип побеждает! – объявил Эспада, и мальчики одобрительно заревели, пока Софи величественно раскланивалась.

– Но… Но это нечестно!.. – воскликнул Тедрос.

– Умный мальчик создает выгодные союзы, – парировал Эспада, притворно улыбаясь ему.

Число «20» взорвалось над головой Тедроса в виде черных, пахнущих фекалиями клубов дыма. Софи увидела над собой золотую цифру «1» и просияла.

К тому времени, как солнце село, а уроки первого дня кончились, Софи – самый лучший ученик в школе мальчиков – с важным видом следовала обратно в комнату Страха. Все состязания она выиграла нечестно, ведь вся школа тайно помогала Филипу побеждать Тедроса снова и снова. На состязании «Выживание» мальчики отравили его могильных червей, на «Защите против девочек» отпугнули прочь двух его золотых рыбок желания, в «Братстве» отказались стать его партнерами, а перед «Выживанием в лесу» подкинули паука ему в штаны.

Софи подумала, что это действительно странно – все мальчики объединились ради того, чтобы повысить ее рейтинг. И даже новые принцы все как один словно не хотели получить высший балл. Но смотреть дареному коню в зубы она не собиралась. Что касается учителей, то они, так же как и Эспада, закрыли глаза на нарушение правил, желая в первую очередь преподать Тедросу урок за исчезновение Сториана. Мэнли был так доволен, что публично вручил Филипу ключи от темницы, и теперь тот мог свободно входить и выходить из своей камеры. Привилегия, которой нет у отстающих.

Софи отперла клетку и вошла. Она только что вышла из душа, румяная, с полным животом бобовой похлебки и фаршированного гуся. Она горела желанием приступить к дежурству в башне Директора школы. «Если бы Агата видела меня сейчас!» – ухмыльнулась она. Софи не только рискнула съесть бобы – она в мгновение ока справилась со своей миссией! А теперь у нее впереди целая ночь, чтобы найти Сториана. Вскоре Тедрос будет наказан. И уже завтра она и ее лучшая подруга будут дома, вдали от смертельного Испытания…

Она захлопнула двери темницы, и они лязгнули, в воздухе повисло легкое гудение. Быть Филипом оказалось не так уж и плохо. Походка выравнивалась, голос становился все более естественным, дополнительный вес неожиданно стал ее воодушевлять – она почувствовала свою силу. Софи даже привыкла к новому лицу. Она разглядывала свою квадратную челюсть, тонкий нос и мягкие полные губы в отражении копья, висящего на стене с пыточным оружием. Да, Агата была права. Она привлекательна, разве не…

– Ты мухлевал.

Софи обернулась к Тедросу, который одиноко сидел в грязном сыром углу.

– Мне плевать, что я буду наказан или не буду ужинать и даже на то, что все меня ненавидят, – сказал принц, не сводя с нее глаз. – Меня бесит только то, что ты мухлевал.

Софи открыла дверь, чтобы уйти:

– К сожалению, у меня сейчас нет времени на болтовню.

– Ты не лучше Агаты.

Софи застыла.

– Я так любил ее, – пробормотал принц себе под нос. – Я пытался осуществить ее желание. Я пытался подправить сказку так, как положено принцу. Убить ведьму, поцеловать принцессу. Вот как работают сказки. Это же было и ее желание тоже, – его голос дрогнул. – Но если я хотел навсегда остаться с Агатой, я должен был оставить Софи в живых. Мне нужно было послушать свою принцессу. Я бы поцеловал Агату прямо здесь, и мы получили бы наше «долго и счастливо»… Но при этом Агата хитрила. Оказывается, во время нашего разговора она прятала Софи под столом… И она соврала мне.

Софи повернулась. Тедрос сгорбился, спрятав голову в коленях.

– Разве принцесса может быть такой злой? – прошептал он.

Софи смотрела на него, и ее сердце оттаивало.

На Тедроса опустилась чья-то тень.

Принц поднял глаза и увидел Арика, ухмыляющегося из дверного проема.

– Особые обстоятельства, – сказал капитан, хрустя костяшками. – Думаю, я произведу наказание сам.

Тедрос отвернулся, подставляя под удар спину.

Взгляд Арика метнулся к Филипу:

– А ты выметайся!

Сердце Софи ушло в пятки, и она попятилась из камеры. Арик захлопнул дверь прямо перед ее лицом. Она увидела, как капитан приближается к принцу, а затем умчалась, оставив Тедроса его мучителю и убеждая себя, что он заслужил это, заслужил, заслужил!..


На другом берегу Озера-на-Полпути из окна в темной комнате Агата вглядывалась в школу для мальчиков. Ее синий корсаж был в пятнах крови, руки и ноги покрыты синяками и царапинами.

«Скорее, Софи!» – взмолилась Агата.

Если все, что она узнала о декане сегодня, было правдой, у них почти не оставалось времени.

18

Тайная история Садер

Мир без принцев

За восемь часов до этого три ведьмочки взгромоздились на кровать Агаты.

– Расскажи нам все, что ты узнала от Доуви и Лесс! – приказала Дот.

– И подробно! – добавила Эстер.

– И, если можно, в двух словах, – подытожила Анадиль, кивая в сторону трех черных крыс, которые, оскалились и обнажили когти, готовясь защищать узкое пространство под дверью. – Они убьют достаточно бабочек до того, как хоть одна успеет сюда проникнуть. Но рассусоливаться не стоит.

Агата взглянула на подруг; голова у нее шла кругом. После тайной встречи с профессором Доуви и леди Лессо она ждала, когда девочки закончат свои первые уроки, затем разнесла одинаковые записки по комнатам ведьмочек и спряталась в своем шкафу, скрывшись от патруля бабочек и Беатрис, забегавшей в комнату на переменке. Она пряталась до тех пор, пока записки не были получены и прочитаны. И теперь Агата рассказала ведьмам все, что учителя поведали ей в канализации. Ее сердце билось все быстрее и быстрее, будто она заново переживала каждое слово…

– Так они знают декана? – наконец выдавила Дот с полным ртом артишоков.

Эстер сжала кулаки:

– Я заметила, что Доуви и Лессо стали странно вести себя, как только Эвелин Садер появилась в школе. Лессо выглядит как раненый щенок, если декан рядом.

Агата не могла придумать лучшего сравнения. В Эвелин Садер было нечто, превращающее самых злобных учителей в… нормальных людей.

– Помнишь, как декан наказала Доуви за то, что та посмела с ней спорить? – добавила Эстер. – Выглядит так, будто Садер отдавала старый должок.

– Лессо говорит, что Эвелин Садер была изгнана из школы десять лет назад, – продолжила Агата. – И что если ты однажды был изгнан, то не сможешь вернуться обратно…

– Это потому, что только Директор может принимать учеников или учителей в школу Добра и Зла, – сказала Эстер. – Если он изгнал ее, то это окончательно и бесповоротно. Только если он сам не решит взять ее обратно. А сделать это будет тяжело, поскольку он мертв.

– Однако же она здесь. Если уж мальчики сумели протащить принцев через прореху в щите, то и Эвелин могла каким-то образом просочиться, – предположила Агата.

– Даже если и так, то замок должен был вышвырнуть ее в ту же секунду, как она ступила внутрь, – заметила Анадиль. – К тому же я все еще не могу поверить, что мальчикам удалось сломать щит. Им явно помог кто-то, знакомый с заклинаниями леди Лессо.

– Но если Эвелин Садер не разрешено появляться в замке, то как же она может здесь находиться? – спросила сбитая с толку Агата.

– Главный вопрос не «как», а «зачем». Вспомни, что Доуви и Лессо тебе сказали. Она каким-то образом стала частью вашей сказки, – напомнила Эстер. – Так что же мы знаем об Эвелин Садер? Во-первых, она сестра профессора Садера. Во-вторых, у нее хороший слух. В-третьих, ваш с Софи поцелуй вернул ее обратно в школу. Где-то здесь должен быть ответ на вопрос, почему она оказалась в вашей истории.

Агата заметила, что Дот сосредоточенно размышляет, покусывая лист артишока:

– Дот?

– В прошлом году я написала папочке письмо и рассказала об «Истории злодеев» и о том, как скучно преподает профессор Садер. Я вспомнила, что он ответил мне: мол, думал, «она» исчезла навсегда, – сказала Дот. – Папочка учился в школе сто лет назад, и я решила, он все напутал. Но сейчас мне пришло в голову… – она повернулась к девочкам: – Как вы думаете, раньше Эвелин была здесь учителем?

Эстер уже достала из своей сумки тетрадку.

– Глава двадцать восьмая в нашем учебнике истории рассказывает о выдающихся пророках, и в ней упоминаются Август Садер и его семья. Я помню, мне показалось странным, что учитель пишет о своих же родственниках…

– Только ты можешь просматривать главы, которые не были заданы, – буркнула Анадиль.

– Потому что я не хочу кончить в печи, как моя мать, или быть посаженной на кол, как твоя, – отгрызнулась Эстер, листая тетрадку, пока не нашла то, что искала…

– Ну конечно. «Глава 28: Выдающиеся женщины-пророки»! – взвыла Эстер и с силой захлопнула «Исправленную версию истории Леса для школьников». – Юба был прав: она искажает содержание книг, – она уставилась на Агату. – Но ведь лучший способ скрыть свою собственную историю от чужих глаз – это переписать ее, ты так не думаешь?

– Вот чего я совсем не понимаю, – вмешалась Анадиль. – Доуви и Лессо сказали, что декан вызвала ведьминские симптомы Софи?

– Они сказали, что их вызвала или сама Софи, или декан, а мы уже знаем, что Софи тут ни при чем, – ответила Агата, столь же озадаченная. – Но зачем декану внушать мне, что моя подруга ведьма?

– А что, если она хотела, чтобы из-за этого ты отправилась к Тедросу? – размышляла Эстер, кусая губы.

Все замолчали, и даже крысы притихли.

Эстер повернулась к Агате:

– Послушай, мы по уши в состязаниях на следующие три дня. Но учителя правы. Ты должна проследить за Садер и выяснить, что она замышляет. Давайте созывать Книжный клуб каждый вечер и обсуждать то, что тебе удалось обнаружить.

– Но как? – пожала плечами Агата. – Каким образом я прослежу за деканом и останусь… – она вдруг смолкла и перевела взгляд на кровать Беатрис.

– Что такое? – спросила Эстер.

Со стороны двери раздалось шипение и повизгивание. Все девочки одновременно обернулись и увидели, что крысы хватают бабочек, которые всеми силами пытаются проникнуть внутрь.

– Поторопись, – резко сказала Анадиль, – декан вот-вот узнает, что мы что-то замышляем!

– Извини, но мы не можем помочь тебе, – проворчала Эстер в сторону Агаты, подталкивая Дот к двери…

– Вы можете помочь мне воспользоваться вот этим, – раздался позади них голос Агаты.

Ведьмы оглянулись и увидели Агату, которая показывала им блестящий плащ из змеиной кожи.

– Похоже, у Беатрис есть свои секреты, – сказала Агата, поднимая бровь.

Рот Эстер расплылся в широкой усмешке.

Бабочкам послышалось, что комнату покинули четверо, но позже соглядатаи в своем докладе Поллукс настаивали, что видели только трех учениц, выходящих оттуда.


Большую часть дня декан преподавала свою версию истории в зале Добра, поэтому Агата направилась в библиотеку Добродетели, надеясь найти что-нибудь еще об Эвелин Садер.

Скрытая от любых глаз плащом-невидимкой, который, к слову, все еще пах лавандой, Агата прошмыгнула через Приют Гензеля (где профессор Шикс проводила занятие на тему «Уменьшение меча», чтобы волшебным образом уменьшить оружие в руках мальчиков), обогнала профессора Анемон, которая спустила всех собак на Яру, снова притащившуюся с опозданием, в этот раз на состязание по «Магическому спаррингу», прошмыгнула мимо профессора Доуви, которая, казалось, бросила взгляд в ее направлении, но потом вернулась к состязанию по «Дипломатии с мальчиками», заставляя девочек дискутировать с кровожадными фантомами и побеждать их с помощью здравого смысла и сочувствия.

Агата поспешила на черную лестницу, ведущую в библиотеку. Солнечные часы искрились над двумя этажами книг, расставленных на ярко-красных и золотых полках, светящихся в лучах жгучего дневного солнца. Она ринулась к столу библиотекаря – и застыла…

Впервые за два года обучения в этой школе она увидела черепаху бодрствующей. Ссутулившаяся над своим библиотечным журналом, рептилия медленно зачерпывала салат из помидоров и огурцов с помощью пера на своей ручке и тащила его в рот, роняя добрую часть еды себе на колени. Преклонный возраст, больные суставы и черепашья медлительная природа делали каждый укус настолько продолжительным, что за это время можно было бы легко съесть обед из трех блюд. Агата поднялась на цыпочки и проскользнула мимо нее, аккуратно шагая в такт с черепашьим жеванием.

Она поспешила на первый этаж, где хранились исторические книги.

Здесь должно быть что-нибудь полезное, думала Агата, проглядывая полки, пока пара бабочек порхала над ее головой. Что-то такое об истории школы, что Эвелин еще не успела подправить или исключить. Она продолжала читать названия на корешках книг, и у нее сводило желудок от того, что она видела:

«История провалов и поражений принцев»

«Рапунцель: кто был настоящим убийцей гигантов?»

«Хроники фальшивых спасений принцесс»

«Хрупкие мужчины: сокращение числа лишних особей»

«Тайная история развода Белоснежки»

Агата опустилась на пол. Декан скрыла свои следы даже лучше, чем девочка могла себе представить.

В отчаянии Агата подняла глаза и наткнулась на взгляд черепахи, которая смотрела ровно на то место, где она сидела. Девочка не шевельнулась, зная, что ее невозможно увидеть сквозь плащ. Но все же взгляд блестящих черных глаз был направлен прямо на нее. Тяжелые веки опускались и поднимались, но сама рептилия оставалась неподвижна. Все еще не сводя глаз с Агаты, черепаха медленно потянулась толстой лапой назад и отодвинула свой крапчатый панцирь. На свет была извлечена толстая книга, которую библиотекарь положила на край стола. Затем она привела панцирь в порядок и продолжила жевать, переведя взгляд на остатки своего ланча.

Агата уставилась на книгу, освещенную лучами солнца, падающими из окон второго этажа.

Снаружи послышалось хихиканье и приближающиеся шаги. Агата тотчас метнулась к столу, схватила книгу и спрятала ее под плащом как раз в тот момент, когда в библиотеке появились Арахна с Моной, слишком увлеченные болтовней, чтобы заметить легкий ветерок, взъерошивший их волосы.

Под прикрытием плаща-невидимки Агата поднялась выше, на крышу башни Чести, и закрыла за собой ледяную дверь.

Мужественно снося пробирающий до костей ветер, она пробралась через изгородь Гвиневры, обсиженную ленивыми голубями, к сцене у пруда, скрытой стеной лиловых шипов. Она присела на берегу и вытащила книгу из-под плаща.


Мир без принцев

Агата шумно выдохнула и прижала старый учебник к груди. «И правда, если хочешь найти нужную книгу, обратись к библиотекарю», – подумала она, мысленно поблагодарив черепаху. Но что она собиралась найти в книге? Агата нежно погладила шелковую серебристую обложку. На ней было тиснение в виде Сториана в компании двух лебедей – черного и белого.

Она открыла книгу и увидела, что текста в ней нет. Были только россыпи выстроенных рядами объемных точек размером с булавочную головку. Все-таки профессор Садер был слеп и не мог писать историю, но он ее видел и сделал так, чтобы все его студенты тоже могли видеть. Агата пробегала пальцами по рядам точек – и призрачные объемные сценки волшебным образом возникали над открытой книгой, иллюстрируя повествование Садера. Такие же картинки, как те, что декан отредактировала в своем новом издании, те, из-за которых девочки больше не могли отличить ложь от правды.

Агата листала страницы, пока не нашла то, что искала:

– Глава двадцать восемь: Выдающиеся пророки, – раздался теплый низкий голос профессора Садера.

Над страницей появилась небольшая сценка – три старика с бородами до пола стояли в башне Директора школы, взявшись за руки. Агата наклонилась, чтобы лучше рассмотреть происходящее на картинке, а голос Садера продолжал:

– Как мы узнали из первой главы, для всех пророков из Бескрайних лесов характерно следующее: они живут вдвое дольше обычных людей; они стареют на десять лет в наказание, если ответят на вопрос; их тела могут служить вместилищем для духов, но со смертельными для пророков последствиями…

Агата пробежала пальцами по строкам, пропуская одну сцену за другой, пока не остановилась на середине страницы, найдя ряд точек, которые казались более новыми и блестящими по сравнению с остальными.

Заинтригованная, она коснулась первой точки.

Тотчас из тумана выплыло симпатичное мужское лицо. Агата сразу узнала эти седые волосы и карие глаза. У нее перехватило дыхание, и она уставилась на своего старого учителя истории из школы Добра и Зла. А он, в свою очередь, не сводил с нее неморгающих глаз, окруженный голубоватым призрачным сиянием. Агата сглотнула и заставила свои пальцы двигаться дальше…


Садеры – самый древний и знаменитый род пророков и ясновидящих. Последний скончавшийся потомок семьи Садер – Август, который почил в ходе написания «Сказки о Софи и Агате».

После окончания Великой войны между двумя братьями, Директорами школ Добра и Зла, Август Садер полагался на заклинание, которое хороший брат создал перед своей смертью. Оно служило для сохранения баланса между Добром и Злом. Заклятие было скрыто в нагрудных знаках школьной формы учеников. Когда злой близнец нарушил баланс, убив ученика, заклинание активизировалось и вызвало призрак хорошего брата к жизни. Будучи пророком и ясновидящим, Садер пожертвовал свое тело призраку, позволив хорошему брату уничтожить злобного близнеца и восстановить баланс в лесах.


Рука Агаты застыла на странице, ее сердце трепетало. Вот почему эти точки казались новыми. Он добавил описание собственной смерти незадолго до того, как это случилось на самом деле! Девочка смотрела на призрачное лицо Садера, застывшее над книгой. Он мягко улыбался ей, точно так же, как и в тот день, когда она только появилась в школе. И он до сих пор ей помогал.

Агата почувствовала, как ее подбородок задрожал. Она никогда не жалела о том, что росла без отца. Она никогда даже мыслей таких не допускала… до этого момента, когда почувствовала, пусть и на секунду, как это могло быть, если бы отец был с ней рядом…

Слеза упала на призрачное изображение покойного профессора, рассеивая его лицо.

Агата вытерла глаза и с усилием повела палец дальше по новеньким точкам.


Август Садер также считается ответственным за прибытие читателей в Бескрайние леса. Чтобы убийство доброго брата не осталось безнаказанным, Сториан стал писать сказки, в которых Добро всегда побеждало Зло. Это стало вечным напоминанием о том, что Зло беззащитно перед настоящей любовью. Чтобы найти оружие, которое окажется сильнее истинной любви, злой Директор школы связывался с каждым провидцем в лесах, уговаривая его сделать предсказание, пока не нашел Августа Садера. В обмен на позицию преподавателя тот заглянул в будущее и поведал, что искомое оружие появится из-за Дальнего леса. Предсказание Садера получило название «Пророчество о читателе» и стало самым известным пророчеством, сделанным членом исключительно мужской семьи провидцев Садеров.


Агата замерла. «Мужской семьи провидцев»? Она, разинув рот, снова перечитала строчку. Как же тогда Август Садер мог иметь сестру в этой исключительно мужской семье?

Она озабоченно листала страницы, останавливаясь уже не только на новых точках, а просматривая ветвистое семейное древо Садеров и изображения его братьев и племянников… Пока не наткнулась на пустую страницу, означающую конец главы и ее поисков.

«Видимо, Садер решил, что его сестра не стоит упоминания», – подумала Агата, скривившись. Озадаченная, она уже собиралась забросить книжку в пруд, когда вдруг заметила ряд новехоньких и блестящих, пусть и довольно крохотных, точек внизу пустой страницы.

Согнувшись так, что ее нос уже практически касался книги, она дотронулась до первой точки – и из желтоватого тумана выплыл маленький плоский портрет размером с почтовую марку. С портрета улыбалась восхитительная женщина с копной каштановых волос, зелеными, как листва, глазами и пухлыми губами, приоткрывшими щелочку между белоснежными зубками.

Сердце Агаты забилось быстрее, и пальцы заскользили по точкам.


Упоминания заслуживает еще один член семьи Садеров. В награду за свое предсказание Август Садер попросил сделать его учителем истории в школе Добра, а свою сводную сестру Эвелин назначить преподавателем истории в школе Зла. Эвелин Садер была незаконнорожденной дочерью Константина Садера и не считалась членом семьи провидцев Садеров, так как не унаследовала способности провидца.

Эвелин Садер преподавала всего два месяца, а затем навсегда была изгнана Директором школы за преступления против учеников.

Август Садер проводил ее уроки в школе Зла до конца своих дней.


Портрет декана растворился в облачке тумана, как только рука Агаты оторвалась от последней точки на странице. Однако голос профессора все еще звучал в ее голове:

Преступления против учеников.

Настолько ужасные и непростительные преступления, что даже злой Директор школы изгнал учителя с его же родной, злой стороны?!

Сердце Агаты замерло.

Что же сделала Эвелин Садер?

Вдруг над книгой возник горящий красным огнем призрачный портрет декана, которая сурово взглянула на Агату…

– ЗАПРЕЩЕННАЯ КНИГА! – зашипела она. – ЭТА КНИГА ЗАПРЕЩЕНА!..

Тут же одна из страниц стала острой как нож и вылетела из книги. Она набросилась на Агату и начала наносить ей глубокие порезы. Испугавшись, Агата попыталась заставить свой палец вспыхнуть, но из книги вылетало все больше острозаточенных страниц, которые атаковали ее со всех сторон. Агата прижалась к изгороди, отмахиваясь от назойливых страниц и пытаясь сосредоточиться на своей магии, но десятки бешеных листков кромсали ее руки, живот, ноги, пока все тело не превратилось в одну режущую боль. Задыхаясь, она попыталась позвать кого-нибудь на помощь, но сотни страниц, вырвавшись из книги, уже летели к ее лицу, становясь острыми, как лезвие, жаждущее крови. Крича, Агата все-таки заставила свой палец загореться и тут же направила его на атакующие страницы…

Тысячи белых листков, снующих в воздухе, обернулись белыми маргаритками и упали в пруд.

Тяжело дыша, Агата оглядывала плавающие цветы, на которых, словно роса, выступили капельки ее крови.

Снизу, из библиотеки Добродетели, раздался громкий взрыв, и ленивые голуби, воркующие на изгороди, в страхе разлетелись в разные стороны. У Агаты от неожиданности чуть глаза не вылезли из орбит. Она накинула плащ-невидимку и, пошатываясь, прошла сквозь покрытую инеем дверь, спотыкаясь, спустилась по лестнице и прокралась в библиотеку…

Однако хранителя библиотеки за своим столом не оказалось. Там валялась лишь перьевая ручка да остатки недоеденного обеда, разбросанные по журналу. В центре комнаты за библиотечным столом сидели Мона и Арахна. Лица их были бледны, вокруг валялись книги и рукописи, а сами девочки удивленно уставились наверх, в окно второго этажа.

Агата проследила за их взглядами. Девочки смотрели на огромную дыру в стеклянном потолке… Дыра имела форму черепахи.

Позади Агаты раздалось какое-то поскрипывание, и девочка обернулась. Перьевая ручка сама что-то писала в журнале. Она дрожала и будто билась в агонии, а затем, дописав последнюю букву, упала на стол.

С бешено бьющимся сердцем Агата подходила все ближе, пока не смогла различить последние слова черепахи:


Мир без принцев

«Софи, поторопись!» – взмолилась Агата.

Сидя в проеме своего окна на закате, она вглядывалась в школу для мальчиков. Ее синий корсаж был в пятнах крови, руки и ноги исцарапаны и покрыты синяками. Рядом с ней в круглом бумажном фонарике горел зеленый огонь.

Софи должна ответить своим сигнальным огнем с минуты на минуту – зеленый цвет, если у нее все в порядке, и красный, если нет.

Агата посматривала на часы: 19.15… 19.30… Но никакого огонька в школе для мальчиков так и не зажглось.

Агата слышала, как громко бьется сердце у нее в груди, последние слова черепахи намертво врезались в ее память.

До испытания два дня.

Два дня!

Они с Софи должны немедленно сбежать из этой школы.

Ее глаза снова метнулись к часам… 19.45… 19.50…

Никакого огонька со стороны замка мальчиков.

…19.55…

Софи была там один на один с ее принцем…

Ее злым принцем…

Ее злым принцем, которого она целовала сегодня во сне. И он совсем не выглядел злым…

«Заткнись!» – выругалась на себя Агата, снова поворачиваясь к часам.

…уже 20.00…

Она услышала нарастающий гул голосов в коридоре – девочки возвращались с ужина.

Агату бросило в жар. Где бы Софи ни была сейчас – она в беде! Морщась от боли, Агата кинулась к двери. Она должна спасти подругу!

Вдруг девочка замерла. С широко раскрытыми глазами она медленно повернулась к окну.

На другом берегу озера высоко-высоко в небе мелькнул зеленый огонек, еле различимый из-за облаков. Агата подошла поближе к окну и, когда ветер отнес облако, вскрикнула от неожиданности. Зеленый огонек появился вовсе не на балконе или крыше школы для мальчиков.

Он горел в башне Директора школы.

У Агаты перехватило дыхание. Она помахала рукой перед своим фонарем, «моргнув» пламенем.

Далеко отсюда Софи сделала то же самое.

Агата закатила глаза от облегчения – Софи уже в башне! Она освободит Сториана в любую секунду!

Не дыша, боясь спугнуть удачу, Агата накинула плащ и пулей вылетела из комнаты, оставляя позади ведьминские симптомы, поцелуи во сне и даже Эвелин Садер. Сбегая по лестнице, она чувствовала, как заветное перо становится ближе, а их «долго и счастливо» вот-вот сорвется с его кончика. Она будет встречать Софи на берегу: ведь их желание только и ждет, чтобы слететь с их губ. Башня будет преследовать Софи, и мальчики выйдут на бой только ради того, чтобы увидеть, как две девочки, рука об руку, растворяются в лучах света… Испытание не состоится, счастливый конец восстановлен, подруги оказываются дома, их дружба еще сильнее, чем прежде…

Но наступила ночь, налетевшая на девочку порывами ледяного ветра. Время шло, но Софи так и не появилась.

19

Осталось два дня

Мир без принцев

Мальчики, стоящие в очереди за завтраком, немедленно расступились, завидев Филипа, который появился, весь покрытый грязью и пылью, с красными воспаленными глазами и синяками под ними. Да еще и несло от него, как от коровника летом.

Как только зачарованные котлы в обеденном зале Зла вывалили в ее ржавую плошку яичницу, накрыв ее горой бекона, Софи чуть было не расплакалась, но быстро собралась, напомнив себе, что мальчики не плачут. Она уже должна была быть дома, в своем теле, рядом с Агатой, а их «счастливый конец» должен был быть написан и запечатан навсегда. Должна… А на самом деле она сидела здесь, со своими слоновьими плечами, волосатыми ногами и всплесками гормонального гнева, готовая позволить себе гору жирного бекона, которую мальчик, оккупировавший ее тело, ждет не дождется проглотить.

Прошлой ночью Мэнли перехватил ее перед тем, как она приступила к дежурству в башне.

– Мы искали его тысячу раз, – презрительно фыркнул он. – Кастор считает, что нам нужен свежий взгляд.

Когда он удалился, Софи оглядела окружающий ее кавардак и поморщилась: гора разломанных кирпичей, валяющиеся книжки сказок, пыль и сажа повсюду. Однако она все равно надеялась преуспеть там, где они оплошали. Она провела всю ночь, обыскивая кабинет Директора школы, выцарапывая неплотно сидящие кирпичи, обшаривая пространство за шкафами, перетряхивая одну книжку за другой. А меж тем ее с Агатой сказка, казалось, насмешливо поглядывала на нее с каменного стола. И когда с первыми лучами солнца появился Кастор, она встретила его с пустыми руками, точно так же, как и ее предшественники.

– Бестолковый принц. Как неожиданно! – рявкнул пес, пиная лапой пару серебряных кирпичей. – А ведь перо наверняка в этой комнате, иначе башня переместилась бы.

Он взглянул в окно на сапфировый замок, стоящий на том берегу озера:

– Поллукс бы понравилась старая добрая игра в поиски сокровища. Две головы в этом деле лучше, чем одна… – Его большие черные глаза затуманились.

– Позвольте мне продолжить поиски, – быстро сказала Софи, перетряхивая «Гадкого утенка».

– У тебя была возможность, Филип, – прорычал Кастор, толкая ее к окну.

Софи кивнула и поползла по канату из светлых волос, понимая, что напрочь провалила свое задание.

– Передай Тедросу, пусть молится, чтобы мы его нашли, – сказал позади нее Кастор. – Как только Сториан попадет в руки декана, мы все обречены.

Софи молча соскользнула вниз по волосам.

Она рухнула за круглый железный стол, вымотанная ползанием по канату и поисками, и волком накинулась на яичницу с беконом, не обращая внимания на манеры и не утруждая себя использованием приборов. Не соврал ли Тедрос Мэнли и не спрятал ли он перо – прежде всего, от них с Агатой? Или он все же говорил правду и кто-то нашел Сториана и перепрятал его? Если так, то кто? И куда?

– Сториан не твоя проблема, парень, – сказал Чеддик, плюхнувшись за ее стол. Яичница в его тарелке плавала в соусе чили. – Учителя уже неделю пытаются его найти. Просто используют мальчиков в качестве бесплатной рабочей силы.

– Как ты думаешь, почему новые принцы тоже помогали тебе жульничать? – Николас, чавкая хрустящим беконом, сел рядом. – Никто не хочет дежурить у Сториана.

– Тем не менее угрюмая мина Арика стоила того, чтобы выиграть в свой первый день, – глупо улыбнулся Раван, втискиваясь за стол вместе с Вексом и Броном. – Хорошо, что он будет в твоей команде. Сам-то небось планирует, как лучше убить девчонок, а вовсе не заставить их сдаться.

Софи нахмурилась, поглядев на Арика, который сидел во главе стола со своими приспешниками. Все они уплетали тройные порции. Осталось всего два дня до того, как они с Агатой сразятся на Испытании с этими качками. Она должна найти перо сегодня же!

– Спорим, вчера Тедрос не ожидал получить сдачи? – выдал Векс, шевеля остроконечными ушами. – Мы все решили удостовериться, что ты выбил из него всю дурь.

– Как насчет поработать сегодня на бис? – с притворным рвением спросила Софи…

Чеддик хрюкнул:

– Во-первых, «на бис»? Никогда не слышал подобного словечка от мальчика, который не был бы рохлей. Во-вторых, мне кажется, ты уже можешь сам устраивать свои дела. Не хочу, чтобы ты участвовал в Испытании, если не заслуживаешь этого… На кону рабство всех нас.

Софи покраснела. Как же она сможет заступить на дежурство, если ей не будут помогать? Она запихнула в рот побольше бекона, чтобы снова не наговорить лишнего…

– Привет, Филип!

Она увидела Хорта, который пытался усесться рядом с ней.

– Места нет, – сказал Чеддик, подвинувшись и преградив ему путь.

Хорт надул дрожащие губы. Утопающий в своей огромной форме, он выглядел как ребенок, которого турнули с празднования его же дня рождения. Сдавленно хныкнув, он отошел.

Глаза Софи вспыхнули.

– Хорт! Садись здесь!

Сияющий Хорт обернулся и плюхнулся рядом с ней, не замечая ворчания остальных мальчиков.

– Хочешь мой бекон? – затараторил он, спихивая свою горку еды на ее тарелку. – Даже прикоснуться к нему не могу. Отец как-то подарил мне поросенка и сказал, что когда-нибудь я должен буду убить его. Так делают многие злые родители – заставляют детей есть питомцев…

– Тедрос сегодня победит меня, Хорт, – прошептала Софи, стараясь говорить естественно. – Что мне делать?

– Вот для чего нужны лучшие друзья, Филип, – оживившись, прошептал в ответ Хорт. – М-м-м, должен сказать тебе, что ты скрещиваешь ноги прямо как девчонка…

– Так ты мне поможешь? – Лицо Софи посветлело, и она выдохнула с облегчением.

– Точно так же, как ты поможешь мне, когда придет время, – ответил Хорт, неожиданно став очень серьезным.

Софи натянуто улыбнулась и занялась своей горой бекона, молясь о том, чтобы она и ее настоящая лучшая подруга были как можно дальше отсюда, когда этот нюня потребует вернуть должок.

«Должно быть, вчера я пропустила какой-то угол», – думала Софи, пробираясь через канализацию и кусая яблоко. Сториан такой тонкий и острый, что может быть спрятан в трещинах между серебряными кирпичами или даже в корешке книги. И все же почему она не слышала, как он трепещет и пытается вырваться на свободу?

Кровь стучала у нее в висках, и она завернула за угол, оставив позади бурлящую красную жижу. Сегодня она будет искать лучше. Она дернула на себя дверь комнаты Страха, надеясь прикорнуть на пару минут перед уроками…

Тедрос взглянул на нее с кровати, и она встала как вкопанная.

Его глаза были красными и опухшими, под ними виднелись внушительные мешки. Его кожа из загорелой стала мертвенно-бледной, сквозь нее просвечивали все венки. Софи видела, как лихорадочно дрожат его туго натянутые мышцы поверх выпирающих костей. На нем не было синяков. Никаких ран или следов ударов. И все-таки его глаза говорили, что он вытерпел такую пытку, которую выдержит не каждый.

– Что Арик с тобой сделал? – тихо спросила она.

Тедрос согнулся, спрятав лицо в ладонях.

Софи подошла к нему и протянула наполовину съеденное яблоко:

– Пожалуйста…

Тедрос хлопнул по ее ладони, и яблоко откатилось в грязный угол.

– Отойди от меня, – прошептал он.

– Ты должен что-нибудь съесть…

– ОТОЙДИ ОТ МЕНЯ! – прокричал он ей в лицо, его щеки пылали от гнева.

Софи пулей вылетела из клетки, но его крик стоял у нее в ушах всю дорогу.


– Я не буду жульничать. Я не могу, – сказала Софи Хорту, когда они подошли к залу Зла на тренировку по владению оружием, – а если из-за моего жульничества его снова будут пытать?

– А ты хочешь, чтобы Арик тебя, что ли, пытал? – огрызнулся Хорт.

Софи прикусила язык и оглянулась на Тедроса, который, обхватив себя руками, еле-еле волочил ноги. Чувство вины охватило ее…

«Да что со мной не так?!» – разозлилась она на себя, отворачиваясь. С чего это она должна беспокоиться о Тедросе? Почему она переживает за мальчика, который желал ее смерти?!

– Хорошо, тогда действуем по плану, – осклабилась она в сторону Хорта.

– Вот это мой лучший друг, – Хорт расплылся в дружелюбной улыбке. – Мы вдвоем будем отличной командой на Испытании, верно?

Софи нахмурилась:

– Хорт, ты даже и не мечтай попасть в команду Испы…

Но этот хорек, посвистывая, уже умчался вперед.

Мастерское жульничество Хорта и актерские способности Софи помогли ей выиграть первые три состязания, не вызвав подозрений у других мальчиков и учителей. Хорт заклинанием подправил полет ее стрелы, которая угодила ровно в сердце принцессе на состязании в стрельбе из лука. Он же подсказывал ей ответы во время устного конкурса «А знаете ли вы этого монстра?», а заодно пробовал листья ее растений на состязании на выживание «Отменно или отравлено?», так что она осталась здоровой и невредимой. К ланчу Софи заметила, что все мальчики посматривают на Филипа с горы Онора со все возрастающим уважением, будто он действительно заслуживал места в команде Испытания. Даже взгляды Арика стали менее зловещими, словно такие игроки, как Филип, объясняли, зачем он протащил через щит столько новых принцев.

Но Тедрос-то знал, что Филип все еще мухлюет, хотя и слова не сказал мальчикам или учителям. Однако Софи заметила, что с каждым состязанием он смотрит на нее все более мрачно, точно не видит никого коварнее ее. К третьему состязанию он даже не пытался с ней соревноваться. В последней схватке волосатый гигант Мосин, лидер лесного отряда, бросил Тедроса и Филипа на ринг на «Магический спарринг», где нужно было драться один на один голыми руками без всяких правил… Тедрос просто упал на колени и сдался еще до того, как они успели начать, бросив на Филипа испепеляющий взгляд.

Мальчишки одобрительно зашумели, ошеломленные тем, что новичок побеждает второй день подряд. Но, когда Софи заглянула в холодные глаза Тедроса, которые будто сверлили ее, она не почувствовала и капельки радости от победы.


«Почему Софи до сих пор не вернулась?» – думала Агата, торопливо двигаясь по лиловому проходу к башне Милосердия, надежно укрытая плащом-невидимкой. Прошлой ночью Софи выставила зеленый фонарь в окно башни Директора школы, но она все еще не принесла перо. Это могло означать только одно…

Он не смогла его найти!

От переживаний у Агаты участилось дыхание. Каждая секунда приближала их с Софи к Испытанию. Если Софи не найдет это перо… Агата вспомнила предупреждение черепахи, и у нее от страха свело желудок.

Она должна узнать, что задумала декан.

Все утро она провела, прячась под плащом и поджидая Эвелин перед залом Добра, надеясь проследить за ней на переменах. Начался новый урок, и Агата, чуть приоткрыв дверь, заглянула в класс. Сегодня Эвелин рассказывала девочкам о Синей Бороде – леденящую кровь историю о муже, который убил шесть своих жен. К концу урока девочки выглядели неважно.

– Я показываю вам это не для того, чтобы напугать, – каждый раз говорила декан классу. – А только для того, чтобы напомнить, как жестоки будут мальчики во время Испытания. Не рассчитывайте, что они станут спокойно ждать, пока вы выкинете свой белый платок и приготовитесь сдаться.

Она кротко улыбнулась:

– Но и вы не должны давать им никакой пощады.

На одной из перемен декан выскользнула из зала, и Агата попыталась проследовать за ней, однако маневрирование в невидимом плаще в битком набитых коридорах требовало ловкости и изящества, которые никогда не были сильными сторонами Агаты. После того как она четвертый раз потеряла след декана, сломленная Агата облокотилась о стену.

– Серьезно, Поллукс, я в состоянии съесть свой обед самостоятельно, – где-то рядом раздался голос профессора Доуви…

Агата огляделась и заметила пушистую голову Поллукс, сидящую на дряхлом тельце старой совы, истово машущей крыльями в попытке догнать профессора в зеленом платье.

– Происходит что-то подозрительное, – тяжело дышала Поллукс, – голоса в канализации, бабочки, съеденные крысами, призраки, толкающие девочек в коридорах… Декан посоветовала мне приглядеть за вами и Лессо до начала Испытания.

– Может быть, если бы Эвелин не захватила мой кабинет, меня всегда можно было бы найти там и приглядывать за мной было бы проще! – взорвалась профессор Доуви и поспешила вниз по лестнице. Поллукс, пыхтя, понеслась следом.

Глаза Агаты широко распахнулись.

До начала следующего урока оставалось еще тридцать минут, и она стремглав бежала по спиральной лестнице из хрусталя к старому кабинету профессора Доуви. Она искала одинокую белую дверь на шестом этаже, украшенную изумрудным жучком. Теперь на его месте красовалась синяя бабочка. Агата окинула взглядом лестничный пролет, чтобы убедиться, что за ней никто не шел.

Она потянула за серебряную дверную ручку, но дверь была заперта. Агата выставила свой горящий палец и послала в замочную скважину оглушающее заклятие, затем расплавляющее заклинание, а потом отчаянно пульнула замораживающим…

Замок щелкнул.

Возбужденная своей удачей, Агата схватилась за ручку – и вдруг поняла, что дверь открывается изнутри. В панике она успела спрятаться под лестницу.

Дверь широко распахнулась, и оттуда высунулся сначала длинный нос, а затем и все веснушчатое лицо девочки. Ее глаза шныряли туда-сюда, осматривая коридор, а затем она поспешно выбежала из комнаты и ловко спустилась вниз, съехав по перилам.

Агата, свернувшаяся на полу, глазела на рыжеволосую девочку, исчезавшую из поля зрения.

Что делала Яра в кабинете декана?

Вдруг Агата услышала скрип у себя за спиной и обернулась. Дверь кабинета закрывалась и вот-вот была готова защелкнуться на замок…

Она еле успела просунуть свою ногу между косяком и дверью.


Профессор Мэнли дважды заходил в комнату Страха до ужина, обещая покормить Тедроса, если тот расскажет ему, где находится Сториан. Тедрос уверял, что не знает… И другого ответа у него не было. И Мэнли снова оставлял принца голодным.

Свет появлялся в канализации лишь на закате, когда отражение заходящего солнца в озере разбивалось на тысячи лучиков, неся оранжево-рыжее свечение из тоннелей Добра в тоннели Зла. Тедрос сидел на металлическом каркасе своей кровати в кромешной тьме, слушая, как бурлящая у этого берега Озера-на-Полпути грязь бьется о камни. Прошло шесть дней с тех пор, как он ел последний раз. Его сердце билось медленно и вяло, словно сломанный механизм часов. Пустой желудок болел так, что он не мог стоять. Зубы стучали от холода даже в жарких и душных тоннелях.

Сегодняшнего наказания он не выдержит.

Кто-то отпер дверь темницы и со скрипом открыл ее, но принц даже не поднял глаз. До тех пор, пока не почувствовал запах мяса.

Филип поставил перед ним плошку с бараньей отбивной и пюре и отошел назад.

– Я сказал Мэнли, что это для Кастора, – произнес он нарочито низким голосом. – А Кастору – что это для Мэнли.

Тедрос вылупился на этого загадочного принца, который был так силен и в то же время так не-уверен в себе, словно мальчик, который не знал, как себя ведут мальчики. Он слишком много улыбался, слишком близко стоял к остальным мальчикам, слишком много играл со своими волосами, ел подозрительно маленькими кусочками, постоянно ощупывал свое лицо, будто проверяя, не вскочил ли там прыщик… А самым странным в нем были его глаза – большие изумрудные глаза, иногда ледяные, иногда глубокие и беззащитные, будто он колебался, как маятник, между Добром и Злом. Давным-давно Тедрос был очарован такими же глазами…

И тот урок он усвоил.

Тедрос схватил плошку с едой и швырнул ее в каменную стену, запачкав Филипа разлетевшимся жиром. Плошка упала на пол с мерзким клацаньем, а Тедрос, еле дыша, снова сел на свою кровать.

Филип ничего не сказал, лишь присел на краешек своей кровати.

Сокамерники, сгорбившись, сидели друг против друга в гробовом молчании… Пока дверь снова не скрипнула и над ними не нависла тень.

– Нет… – выдохнул Филип, взглянув на Арика и хлыст на его поясе. – Ты же его убьешь!

– А ты не опоздаешь на дежурство в башню? – усмехнулся Арик.

– Посмотри на него! – настаивал Филип срывающимся голосом. – Он не выдержит…

Но лиловые глаза Арика опустились на пустую плошку у кровати Тедроса.

– Воруешь еду, как я погляжу, – он злобно посмотрел на принца, разматывая свой хлыст. – Пожалуй, мы начнем применять дополнительные наказания, раз уж тебе мало.

– Нет! – вскричал Филип. – Это моя вина! Тедрос, скажи ему!

Тедрос холодно посмотрел на него и молча отвернулся.

Он слышал, как Филип затаил дыхание позади него, и вдруг понял то, чего не мог понять раньше. Тень Филипа еще мгновение колебалась на стене, а затем выскользнула из камеры.

– Руки на стену, – приказал Арик принцу.

Тедрос повернулся и положил руки на прогнившую стену.

Он услышал, как Арик щелкнул хлыстом, – и страх сжал его сердце, нашептывая ему, что один из ударов его прикончит. Он не хотел умирать – только не так. Только не еще хуже, чем отец! Тедрос взглянул на тень Арика на стене с хлыстом в руке…

Рука тени поднялась еще выше, размахнулась, и хлыст, с гудением рассекая воздух, понесся к его спине…

Вдруг тень Арика пошатнулась, а хлыст ударил кого-то другого.

Тедрос обернулся.

Филип, держа Арика за горло, прижал его к стене, хлыст обвил окровавленную руку мальчика.

– Скажи учителям, что если кто-нибудь захочет снова его ударить, им сначала придется ударить меня, – прорычал он.

Тедрос с усилием заморгал, не понимая, жив он или уже мертв.

Арик, почти задыхающийся в хватке Филипа, казался испуганным, но все-таки сумел выдавить коварную улыбочку и вывернуться из захвата:

– Ты именно тот, кто нам нужен на Испытании. Тот, кто ставит верность на первое место, – сказал он, отступая к выходу. – Я поговорю с учителями о том, что тебе пора найти более подходящую комнату.

– Мне и здесь хорошо, – рявкнул Филип ему в ответ.

Глаза Тедроса стали размером с куриное яйцо. Он осторожно повернулся к Филипу, который улыбался, а щеки его яростно пылали.

– Или ты сейчас поешь, или я тебя сам убью, – свирепо процедил Филип.

В этот раз Тедрос не возражал.


Агата разглядывала часы в углу кабинета.

Десять минут до конца следующего урока.

Она осмотрела кабинет декана, который оказался на редкость скучным. У профессора Доуви стол всегда был завален сломанными перьями, школьными журналами и манускриптами под тыковками – пресс-папье. А вот рабочее место Эвелин – стол из красного дерева был пуст. На нем стояла лишь тонкая высокая свечка цвета пергамента.

«Зачем сюда приходила Яра?» – спрашивала себя Агата. Она была уверена, что именно Яра разговаривала с деканом в музее Добра. Эвелин говорила что-то о том, чтобы девочка продолжала… Агата отбросила посторонние мысли. Ей нужно сосредоточиться на декане, а не на какой-то чокнутой девчонке, которая может ей ничего и не рассказать…

Агата устроилась в кургузом деревянном кресле за пустым столом. Минуты шли. Она отстраненно уставилась на фитиль свечи.

Декан появилась в тот день, когда школа Добра и Зла стала школой для мальчиков и школой для девочек. Значит, их с Софи сказка не только уничтожила Директора школы, но и каким-то образом сумела вернуть обратно злого учителя истории.

Но зачем?

Агата вспомнила, что ей сказали Доуви и Лессо. Симптомы Софи могли появиться из-за самой девочки или их могла спровоцировать Эвелин. Эвелин и раньше обвинялась в преступлениях против учеников. Она была рядом с Софи при каждом проявлении ее симптомов… Чудовище… Бородавки… испорченный могриф… Почему я не могу выкинуть все это из головы?.. Конечно, это должна была быть Эвелин… Это и была Эвелин…

И все же… А что, если это не она?..

Агата закрыла глаза, позволяя сну увлечь ее… Тедрос выглядел таким спокойным и счастливым, копна его золотых волос блестела, как корона… Она смотрела на его улыбку, на рубашку, не застегнутую до конца, как в тот день, когда он пригласил ее на бал в этой самой школе… Их сказка словно свернула не на ту дорожку… Будто все это было одной большой ошибкой… Она снова и снова прикасалась к его губам, ощущала их вкус, а он держал ее в объятиях. Сердце отчаянно билось в ее груди, и она, прижавшись к принцу, чувствовала, как его сердце вторит ее собственному.

Глаза Агаты распахнулись в пустом холодном кабинете.

Теперь это был не сон.

Ее сердце все еще желало быть с Тедросом.

И желало этого еще сильнее, чем раньше.

Агата залилась краской. Она по-прежнему предпочитает принца своей подруге?! Ее преданной подруге, которая рисковала жизнью, чтобы уберечь их от этого мальчика, которого выбрала Агата? Она со злостью оттолкнулась от стола, проклиная слабую глупую принцессу, которая сидела в ней. Принцессу, которая никак не соглашалась замолчать…

Агата медленно села обратно.

На свече была одна странная зазубрина. Она протянула руку и дотронулась до нее, ожидая прикосновения к воску, но ощутила под пальцами только бумагу. Агата придвинула свечу к себе и присмотрелась – замаскированные под воск бумаги были бережно обернуты вокруг свечи и перевязаны тонкой белой нитью. Агата постаралась взять себя в руки, понимая, что декан может вернуться в любой момент. Она аккуратно развязала нитку, сняла бумаги со свечи и развернула их на столе.

Там было три страницы.

На перовой была карта Синего леса, точно такая же, какую каждый год получали члены лесных отрядов. Там были указаны все необходимые области: заросли папоротника, Бирюзовая роща, Синий ручей…

Агата заметила, что одно из названий было обведено красным, и девочка пристально вгляделась в обведенный кружок:


Мир без принцев

Учителя никогда не водили сюда учеников и, более того, никогда не упоминали об этих пещерах. Скорее всего потому, что путь к ним преграждали отвесные скалы, да и причин исследовать пустые пещеры не было. Зачем же они понадобились декану?

Агата взглянула на другой листок: это было письмо со сломанной сургучной печатью в форме алой змеи. Оно было датировано сегодняшним днем.

Дорогая Эвелин,

Дабы избежать любых неясностей, высылаю тебе правила Испытания:

1. Завтра в полдень я встречусь с тобой у ворот Синего леса. Каждый из нас будет иметь тридцать минут на то, чтобы спрятать ловушки на поле боя.

Исключение – Голубые пещеры, как ты и просила.

2. Учитывая высокие ставки, традиционный осмотр леса перед Испытанием будет отменен для обеих сторон.

3. С обеих сторон будет представлено по десять участников. Каждый из них может взять с собой только один вид оружия по своему выбору. Никто, кроме соревнующихся, не имеет права находиться на месте проведения Испытания.

Лес будет скрыт от наблюдения. Участникам разрешено использование любых магических заклинаний и талантов.

4. Если к рассвету в числе участников все еще будут и мальчики, и девочки, то Испытание будет продолжаться до тех пор, пока останутся либо мальчики, либо девочки.

5. Вне зависимости от результата условия Тедроса будут соблюдены. Если победят девочки, то мальчики сдадутся вашей школе как рабы. Если победу одержат мальчики, то читатели будут переданы нам для казни, а школы снова станут школой Добра и школой Зла. Любое нарушение этих правил сделает условия Испытания недействительными и повлечет за собой войну. Желаю удачи.

Профессор Билиус Мэнли, действующий декан школы для мальчиков

Агата озадаченно нахмурилась. Почему Эвелин захотела, чтобы осмотр леса перед Испытанием был отменен? И зачем она выделила эти пещеры, если они вообще находились за территорией Испытания? Она открыла третью страницу, все еще злясь на себя за то, что до сих пор мечтает о Тедросе…

Ее сердце замерло.

В ее руках был листок, на котором убористым, не слишком аккуратным почерком был написан рецепт зелья, а за ним следовало еще более объемное и доскональное описание его правильного приготовления. Каждый кусочек старой потрепанной бумажки был заполнен подробнейшими комментариями.

Это был тот самый листок, который Юба потерял в классе несколько недель назад.

Сидя в кабинете декана, Агата не могла отвести глаз от клочка бумаги, и в ее голове вертелся один-единственный вопрос, не давая отвлечься на другие мысли.

Вопрос не о том, как Эвелин Садер узнала, что у гнома был рецепт потерянного заклинания Мерлина.

Вопрос о том, как она его использовала.

20

На шаг впереди

Мир без принцев

Стоя на коленях, Тедрос схватил с пола еще один кусочек баранины и вонзился в него зубами, как лев, сдирая мясо с кости, которую затем бросил в кучу других. После того как принц расправился еще с шестью кусками, он, слегка порозовевший, обхватил живот руками, словно стараясь удержать еду.

Дверь темницы скрипнула, открываясь, и он увидел Филипа, проскользнувшего внутрь. Мальчик вспотел, а его рука была в пятнах засохшей крови. Он нес две дымящиеся кружки.

– Так и знал, что ты переешь, – сказал Филип, поставив напротив него чашку с пенящейся жидкостью. – Немного заваренного риса успокоит желудок. Если бы у нас были мята или имбирь, можно было бы сделать приличный дижестив… Софи заметила, что Тедрос уставился на нее, и, прочистив горло, буркнула нарочито мужским голосом: – Пей.

Тедрос дотронулся языком до отвара и, нахмурившись, поставил кружку обратно:

– Опаздываешь на дежурство у Сториана, Филип?

– Я сказал Мэнли, что сначала должен допросить тебя, – без обиняков ответила Софи и села напротив него.

«Вот почему я спасла ему жизнь», – убеждала она себя и, облокотившись на стену, расслабила свои широкие плечи. Потому что Тедрос расскажет ей, где спрятан Сториан. Вот почему. А вовсе не потому, что беспокоилась за него. Софи взглянула на него, и ее мышцы непроизвольно напряглись, точно приготовившись к схватке.

– Скажи мне, где он, Тедрос.

– В последний раз повторяю: мы с Тристаном закопали Сториана, чтобы спрятать его от Софи и Агаты, – сердито ответил Тедрос. – Мы оставили его под отходящим кирпичом. Я не знаю, каким образом он мог куда-то деться из этого тайника, – он заметил, что Филип разглядывает его, и опустил голову: – Послушай, Филип, после того, что ты для меня сделал, я не буду тебе врать.

– Но кто же тогда его взял? – спросила Софи, которую начало мутить от волнения. – Учителя допрашивали Тристана?

– Пф-ф-фф! Он первый отдал бы перо учителю, – проворчал Тедрос, сбрасывая башмаки. – Кроме того, Тристана никто не видел уже несколько дней. Похоже, он исчез как раз до того, как начались уроки. Что ж, его многие не любили.

– Но Кастор сказал, что, если мы не найдем перо, мы обречены…

– Все дело в том, что перо отражает душу своего хозяина, – пробормотал Тедрос, устраиваясь удобнее. – Если оно попадет в руки декана Садер, будь уверен, уйма мальчиков умрет в конце каждой истории. Начиная с моей.

Моей! Это слово ударило Софи, точно пощечина. Это оказалось неприятней, чем перспектива смерти в лесах. Она всегда считала, что это ее история, в которой Тедрос – просто злодей на ее пути. Но теперь она поняла, что Тедрос верит, будто это его сказка… И что он заслуживает своего «долго и счастливо» не меньше, чем она.

– Агата загадала желание, чтобы быть с тобой, – тихо проговорила Софи. – Как ты смог услышать его?

Какое-то время Тедрос молчал, стиснув зубы, а потом произнес:

– Мне было девять, когда моя мать исчезла. Это случилось посреди ночи, я спал в противоположном крыле замка. Я помню, что очнулся в луже собственного пота и, спотыкаясь, понесся к окну, не понимая зачем, только мое бедное сердце болело так, словно уже было разорвано. Последнее, что я увидел, была моя мать, скачущая в лес на моей же любимой лошади, – он вел пальцем по зазору между кирпичами. – Я точно так же проснулся, когда почувствовал желание Агаты. Она хотела, чтобы я его услышал, Филип, – его глаза увлажнились. – И я поверил, что ее желание было искренним.

Софи нервно теребила свои пальцы с неопрятными ногтями.

– Может быть, оно таким и было, – пробормотала она себе под нос. – Может быть, просто что-то… вмешалось.

Тедрос протер глаза и сел прямо:

– Ты хороший друг, Филип. Ведь ты вообще не должен был мне помогать.

Софи покачала головой.

– Я не мог позволить тебе умереть, – прошептала она, не смея взглянуть на него. – Я не мог.

– В прошлом году Софи тоже говорила такое. Поклялась, что защитит меня на Испытании, а затем бросила умирать одного, – сказал Тедрос, ковыряя дырку на своем грязном черном носке. – Наверно, в этом и есть разница между мальчиком и девочкой.

Софи наконец подняла на него взгляд.

Тедрос кивнул:

– Поверь мне, Филип, я-то знаю. Она именно такая злая, как ее описывает сказка.

Софи сглотнула:

– Ты можешь… рассказать мне о ней?

– Она самая красивая девочка, которую я видел, – светлые волосы, прямо как у тебя… И сейчас, когда я начал вспоминать… Глаза у нее точно такие же изумрудные, как твои, – промолвил Тедрос, разглядывая Филипа. Его сокамерник отвернулся, почувствовав себя неловко, и Тедрос быстро перевел взгляд. – Но под этой внешностью ничего нет. Пустота. Каждый раз, когда я давал ей новый шанс, то обнаруживал лишь новые слои лжи и обмана. Казалось, что она просто хочет иметь рядом с собой принца, ни секунды не заботясь о том, кто я на самом деле. Я никогда не понимал, почему Агата считала, что Софи достойна спасения…

– Наверно, потому, что ты не знаешь Агату так, как ее знает Софи.

– Зато я знаю, что Агата хорошая, добрая душа, которая заслужила «долго и счастливо» с любящим ее принцем, – парировал Тедрос. – А теперь она променяла свою настоящую любовь на то, что только притворяется ею. Это с ней сделала Софи. Софи разрушила ее.

– Только потому, что ты заставил свою принцессу выбирать, – не сдавалась Софи, и ее нежное эльфийское лицо вспыхнуло. – Ты сам отвечаешь за свою судьбу, Тедрос. Не Агата. И не Софи.

Тедрос только скорчил гримасу и ничего не ответил.

– Почему у девочки не может быть и то, и другое? – тихо спросила Софи, поглядывая на отражение своего мальчишеского лица в спинке металлической кровати. – Почему она не может любить и своего принца, и лучшую подругу?

– Потому что мы взрослеем, Филип, – сказал Тедрос, вздыхая. – Когда ты юн, ты думаешь, что лучший друг – это все, что тебе нужно на свете. Но как только ты встречаешь настоящую любовь… Все меняется. Ваша дружба уже никогда не станет прежней. Потому что, как бы ты ни пытался сохранить обоих, твоя верность будет принадлежать только кому-то одному, – он грустно улыбнулся своему сокамернику. – Вот в чем главная ошибка Агаты. Она не понимает, что их дружба с Софи была обречена с того момента, когда она позволила себе полюбить меня.

Тедрос сказал то, о чем уже думала и сама Софи. Думала – и отгоняла от себя эти мысли. Но сейчас деваться от них стало некуда. В ту ночь Агата должна была поцеловать Тедроса и потом жить с ним долго и счастливо. В ту ночь Софи должна была отправиться домой одна, оставив свою единственную подругу с мальчиком…

Но она переписала их историю. Она вернула себе подругу.

Но какой ценой!

– Но для меня все это уже не имеет значения. Слишком поздно, – зевнул Тедрос, положив руки под голову. – Я уже больше никого не полюблю.

– Может быть, Софи нуждается в Агате больше, чем ты, – настаивал его сокамерник со слезами на глазах. – Может, чувства к Агате – самые сильные из тех, что Софи когда-либо сможет испытать. Может, Софи тоже совершает добрые дела, в конце концов!

Тедрос поднял голову, пристально глядя на Филипа.

– Разве ты не видишь, Тедрос? Ты найдешь кого-нибудь еще, – произнес Филип дрожащим голосом. – А вот Софи – нет.

– Ты такой же дурной, как и читатели, Филип, – мрачно сказал Тедрос. – Настоящая любовь бывает только одна. Только одна.

Мальчишки пристально взглянули друг на друга, а затем отвернулись и замерли в тишине. Две тени у затухающего факела.

Филип нетвердой походкой двинулся к двери:

– Пойдем.

– Что? – выпалил Тедрос. – Мне нельзя выходить…

– Разница между тобой и мной, – Филип посмотрел на него сверху вниз, – в том, что ты принц, который играет по правилам. А я нет.

Тедрос уставился на своего нового друга, который ждал его, проявляя нетерпение.

– Нужно быть мужиком, чтобы указывать мне, – пробормотал Тедрос, поднимаясь.

Филип держал дверь открытой:

– Даже не представляешь, каким.


Поллукс распекала труппу актеров из пяти растерянных никогдашниц, щедро раскрашенных клоунскими белилами и одетых в несоразмерные китайские халаты. Они стояли на репетиционной сцене в обеденном зале.

– Повторяю в последний раз: вы – живая метафора Испытания… Живые воплощения столетий порабощения женщин и овеществления их образа… Памятник смертельному Испытанию, которое может стоить нам жизни…

– Эта пьеса страшнее, чем само Испытание, – пробурчала Дот Яре, которая, не слушая ее, продолжала воодушевленно готовить паранджи и шляпы в виде лебедей к следующему акту. Дот взглянула на Эстер и Анадиль, которые перешептывались в другой части комнаты, пока красили одну из декораций. Между ними сохранялся пустой кусочек пространства, и Дот решила, что там, должно быть, стоит Агата.

– Если бы я знала, во что превратится Книжный клуб, я бы лучше попытала счастья с хором, – вздохнула она, превращая лебединые перья в рукколу, перед тем как дотащиться до подруг и присоединиться к их беседе.

– Что декан могла сделать с заклинанием Мерлина? – спросила Анадиль.

– Могла ли она сама его использовать? – спросила Агата, слегка откидывая капюшон своего плаща, так что они видели ее огромные карие глаза.

– Во-первых, если бы декан превращалась в мужчину, мы бы заметили, – ответила Эстер. – Во-вторых, видимые или нет, твои глаза слишком большие и слащавые, чтобы воспринимать тебя серьезно.

– Я не знала, что все мы вызвались быть рабочими сцены, – выпалила Агата, пока крысы Анадиль по очереди купались в красках, а затем катались по декорациям.

– Ты не предлагала других мест для встречи…

– Потому что я была слишком занята тем, чтобы не умереть…

– А мы, думаешь, нет? – огрызнулась Анадиль. – Мы вон из кожи лезли, чтобы попасть в команду Испытания на тот случай, если все провалится к чертям…

– А вы не думаете, что декан послала девочку в замок мальчиков? – беззаботно поинтересовалась Дот, хрустя салатными листьями.

Девочки повернулись к ней.

– Тогда это объясняет, почему Софи до сих пор не нашла Сториана, – продолжила Дот. – Декан могла превратить одну из девочек в мальчика и заставить его спрятать перо, чтобы ты не могла загадать желание. Ну, понимаешь, чтобы убедиться, что Испытание пройдет по плану.

Анадиль, моргая, посмотрела на нее:

– Может, мне стоит начать есть овощи…

– И кто же может быть этой воровкой? – косо взглянула на нее Эстер, раздраженная тем, что эта идея не пришла в ее голову.

– Беатрис, – ответила Агата, откидывая капюшон и являя свое лицо. – Ведь это ее плащ, не так ли? И под ее кроватью лежала форма мальчиков! Она обожает декана! Это наверняка она!

– Посмотрим, что мы сможем выжать из нее, – сказала Анадиль, стремительно закрывая своим телом лицо Агаты. – Но осталось всего две ночи, Агата. Софи должна найти Сториана к завтрашнему дню. Где был ее фонарь сегодня?

– Сегодня я ничего не смогла разглядеть. Все заволокло туманом, – несчастным голосом произнесла Агата. – Свой фонарь я оставила на окне, а ее не смогу увидеть, пока небо не расчистится.

– Она должна вернуть это перо, Агата, – кивнула Эстер. – Или мы все отправимся на Испытание.

Если до этого Агата была недостаточно испугана, то лицо Эстер заставило ее желудок сжаться от страха.

– У декана была еще карта Испытания… – заикаясь, начала Агата. – Она отметила Голубые пещеры…

– Голубые пещеры? – усмехнулась Эстер, переглянувшись с Анадиль. – Они только декорация у южных ворот. Глубина этих пещер – всего несколько метров. Что интересного там может быть?

– Поскольку она отменила разведку перед Испытанием, мы не сможем даже заглянуть туда, – произнесла Агата, снова натягивая капюшон и исчезая.

– Только если она сама уже не дала тебе это разрешение…

Агата посмотрела на Эстер, которая лукаво взглянула на свою невидимую подругу.

– Декан ведь думает, что ты в Синем лесу с гномом.


В полночь Агата кралась по Синему лесу к южным воротам, надежно скрытая плащом-невидимкой. Она никогда не видела такого тумана – клочья белого дыма окутывали каждую синюю травинку. Она вглядывалась сквозь туманную мглу, стараясь увидеть замок, возвышающийся на другом берегу озера, но не могла разглядеть ни кирпичика.

«Наверняка это просто совпадение», – думала Агата о том, что единственный способ связи с Софи был нарушен странным погодным явлением.

В сознании Агаты всплыло предупреждение леди Лессо… «Эвелин всегда на шаг впереди».

Она тряхнула головой, отгоняя дурные мысли, и продолжила путь. Девочка шла медленно и осторожно на тот случай, если на пути окажутся деревья или ничего не видящие в тумане животные. В вязкой тишине она почувствовала, что мысли о Тедросе расцветают быстрее, чем она успевает их пропалывать. Чем больше она отвергала его, тем, казалось, сильнее он становился. Как монстр, который питается человеческим сопротивлением. Собрав все силы в кулак, она попыталась сосредоточиться на тумане. Как только она доберется домой, к своему милому кладбищу, она сожжет все оставшиеся книги сказок, какие найдет. Гавальдон тоже станет миром без принцев.

Она почувствовала, как дорога стала забирать немного вверх – значит, она уже прошла тыквенное поле и приближается к южным воротам. Завтрашней ночью будет канун Испытания, премьера чудовищной пьесы Поллукс и объявление состава команды. К тому времени декан Садер и профессор Мэнли наводнят лес своими ловушками. Они оба согласились не считать Голубые пещеры территорией Испытания… Что же декан там скрывает?

Мимо проскакал белый кролик с крольчонком в зубах и исчез в молочном тумане, точно его стерли с листа. Агата ступала очень осторожно, шаг за шагом, пока не увидела впереди сине-голубую скалу.

Голубые пещеры, располагающиеся высоко на утесе с южной стороны, были похожи на три каменных пузыря с тремя круглыми, разного размера входами. Вокруг пещер высились огромные синие сосны. Агата уставилась на пещеры на вершине уступа, не понимая, как до них добраться. Она не хотела могрифировать, чтобы не потерять плащ-невидимку. Поэтому единственное, что она могла сделать – взобраться по голубой сосне и спрыгнуть с нее на утес. К счастью, ветви сосны были толстые и крепкие, и Агата легко взобралась наверх, благодаря острые иголки за то, что они направляли ее руки в густом тумане. Наконец она достигла последней ветки и, глубоко вдохнув, спрыгнула невидимкой на зубчатый камень, лишь слегка мелькнув при приземлении из-за всколыхнувшегося плаща.

Агата рассматривала пещеры напротив нее: три круглых входа разного размера выглядели точно так же, как описанные в истории Златовласки – первая пещера была слишком большая, вторая слишком маленькая, а третья была в самый раз. Она почувствовала, как на ее лбу выступает нервная испарина. Что-то подсказывало ей: в этих пещерах она найдет ответ на вопрос, почему Эвелин Садер появилась в ее сказке… И как планирует ее закончить.

На дрожащих ногах Агата поспешила в огромную первую пещеру, и ее палец вспыхнул золотым светом, как факел. Аквамариновые стены размыто отражали ее светящийся палец и напряженное лицо. Шаг за шагом она продвигалась по зеркальной норе, осматривая каждый сантиметр, но не заметила ничего, кроме пары обеспокоенных ее появлением жуков и червей. Вскоре она уперлась в тупик.

Хмурясь, Агата вернулась, чтобы исследовать вторую пещеру. Но вход в нее был таким маленьким, не больше тарелки, что она смогла туда лишь заглянуть. К тому же эта пещера была так же пуста, как и предыдущая, – горящий палец девочки осветил только стены и несколько островков плесени. Раздраженная Агата высунулась наружу.

«Что я вообще здесь делаю?!» – отчитывала она себя, входя в третью пещеру.

«Я же должна ждать Софи в замке», – думала она, освещая последнюю из трех одинаково пустых пещер. Ее подруга может вернуться с пером в любой момент… А ведь еще в прошлом году их спасением занималась Агата. Она пошла на все, чтобы доставить их домой. А теперь эта роль досталась Софи. Вот почему она выиграла это состязание, чтобы стать мальчиком вместо нее. Софи ее не подведет…

Приглушив свечение пальца, Агата поспешила к выходу из пещеры и вдруг замерла. Позади нее послышался странный гул, похожий на хор негодующих шепотков.

Жужжание нарастало, становясь все громче. Агата медленно обернулась и подняла свой горящий палец, который сиял, моргая, от ее ужаса…

Вихрь синих бабочек обрушился на нее из темноты, жаля ее невидимое тело, словно пчелы, и разрывая плащ на куски. Они двигались целенаправленно, с бешеной скоростью, сдирая змеиную кожу и подталкивая девочку к краю утеса. Сквозь мелькание их крылышек Агата увидела, как постепенно ее тело и одежда становятся видимыми в лунном свете. Лишив ее последнего обрывка плаща, бабочки собрались в рой и неистово замахали крыльями, сдувая девочку с края утеса. Агата с криком полетела вниз. Она падала, молотя туман руками и ногами, пока не плюхнулась копчиком на груду сосновых ветвей. Вся в синяках и ссадинах, она взглянула наверх, где в тумане исчезало облако бабочек, сбрасывая вниз последние лоскутки черных рукавов ее плаща, которые летели над лесом, как пепел.

Агата не могла дышать. Чувство облегчения оттого, что она осталась жива, сменила паника от осознания того, что произошло.

Декан специально подкинула карту в свой кабинет, чтобы Агата нашла ее. Это значит, декан в курсе, что Агата проводит время не с Юбой…

И не с Софи.

Сердце Агаты заныло от тревоги, и она понеслась по туманной тропе, не обращая внимания на боль и пытаясь вспомнить, где находится домик Юбы. Ветки и шипы рвали ее одежду, когда она, пробираясь ползком, осматривала долину между полем папоротников и Бирюзовой рощей. И вдруг девочка заметила струйки черного дыма, поднимающиеся из дыры в земле прямо перед ней. Агата упала на живот и заглянула в небольшое отверстие…

Но она опоздала.

Дом Юбы был уничтожен: все было сожжено дотла, лишь несколько лепестков гортензии лежали в золе. Гнома нигде не было видно.

У Агаты сердце ушло в пятки. Она стояла спиной к Синему лесу и смотрела, как туман волшебным образом расступается, точно его работа здесь окончена. Дымка стала совсем прозрачной, вытянулась в длинный хвост и поползла в сторону школы для девочек, а затем исчезла в окне на самом верху.

Агата смотрела на окно кабинета Эвелин Садер, в которое влетали все новые и новые бабочки, и улыбка декана светилась в темноте, точно улыбка Чеширского кота.

Улыбка, которая ясно давала понять, что декан точно знает, где сейчас Софи…

Потому что Эвелин Садер всегда была на шаг впереди.

Агата с трудом повернулась в сторону школы для мальчиков, теперь отлично видной в лунном свете.

Ни в одном из ее окон не горел зеленый огонек.

Никакого знака от ее подруги не было и в помине.

– А ты не должен искать Сториана? – спросил Тедрос в темном коридоре, двигаясь мимо учительских спален и пытаясь не потерять из виду пушистую светлую голову Филипа. – Уже за полночь…

– Хочу сначала кое-что тебе показать, – сказал Филип, проскальзывая между двумя гладкими каменными колоннами.

– Куда мы идем? – спросил Тедрос, его желудок все еще был переполнен после недавнего пира в темнице. – Я хочу только одного – принять ванну и пойти спа…

Вдруг он замолчал.

Они стояли на учительском балконе, выходившем на Синий лес. Перед ними открывался отличный вид. Странная ледяная дымка рассеивалась в воздухе, точно след ушедшего густого тумана.

Когда воздух над лесом стал прозрачен, Тедрос заметил, что листья и трава искрятся в темноте волшебным синим светом. Ветер летел, перебирая ветки и цветы, точно струны арфы, оставляя за собой мерное звучание и запах океана. Рядом с северными воротами лежали поля синего папоротника, усыпанного серебряными спорами. С каждым новым аккордом ветра ивы роняли множество сапфировых листьев, а тени от Голубых скал на юге ложились на поле синих тыкв.

Тедрос достаточно повидал красивых мест, путешествуя в детстве с родителями, – райские гроты в Бормочущих горах, озера сирен в Эйвонли, оазис с рыбками желаний в Шазабахских песках… Но сейчас принц смотрел с высоты на этот маленький огражденный лес, ничего не знающий об опасностях окружающего мира, и понимал, как может выглядеть рай.

Через две ночи он станет тем, кто превратит это место в ад.

Вдруг он заметил движение у ворот. Чья-то тень украдкой вырвалась из леса…

Тедрос пригляделся…

– Не хочешь составить мне компанию? – спросил Филип позади него.

Тедрос обернулся. Филип сидел на плоском широком мраморном выступе и болтал ногами над лесом.

– Или все же предпочтешь ванну? – насмешливо произнес его сокамерник.

Тедрос взобрался на выступ и подсел к Филипу, чуть ближе, чем он обычно делал. Он не был большим фанатом высоты.

– Как твоя рука? – спросил Тедрос, увидев все еще кровоточащий порез на руке товарища. – Не боишься заражения?

Филип убрал руку в карман, не сводя взгляда с леса:

– Как ты можешь спать, зная, что обрек двух девочек на смерть? Причем они обе любили тебя, ты помнишь?

Тедрос помолчал какое-то время и произнес:

– В сказке всегда три персонажа, Филип. Влюбленные и злодей. В конце кто-то должен умереть. В тот миг, когда Агата спрятала Софи в моей башне, в тот самый миг, когда Агата использовала против меня магию, она сделала злодеем меня, – он пристально взглянул на Филипа. – А мне все равно, какую роль играть, лишь бы спасти свою жизнь.

Тедрос заметил, как его сокамерник краснеет, глядя на него… И вдруг Филип начал смеяться, да так сильно, что у него брызнули слезы.

– Да что, во имя всех богов, случилось? – нахмурился Тедрос.

– Все хотели просто найти любовь, а сейчас хотят поубивать друг друга, – хихикнул Филип, вытирая глаза. – Никто теперь и не разберет, где правда.

– Не сочти за грубость, Филип, но ты-то что в этом понимаешь?

Филип захохотал еще громче, пряча лицо в ладонях.

– Ты даже хуже, чем девочка, – проворчал Тедрос.

Филип уже подвывал от смеха, но, увидев каменное лицо Тедроса, всхлипнул, а затем и вовсе замолчал.

Где-то вдалеке сверчки сбились с ритма. Тедрос уставился вниз: аист переходил вброд Синий ручей, а две белки гонялись друг за другом по перилам моста. Завтра Мэнли и декан девочек расставят ловушки по всему лесу, и животные спрячутся, пока Испытание не окончится и опасность не минует.

– А какой у тебя замок, Филип?

Его сокамерник моргнул:

– Замок?

– Ну ты же принц? Ты же не живешь в палатке, я так понимаю.

– Ах да… Это довольно, м-м-м, маленький… замок. Типа… сельского дома.

– Звучит уютно. Никогда не любил огромные замки. Можно потратить большую часть дня, пытаясь найти нужного человека. С тобой живет вся твоя семья?

– Только мой отец, – грустно отозвался Филип.

– У тебя хотя бы есть отец, – вздохнул Тедрос. – А мне некуда пойти после конца обучения. Просто пустой замок, подворовывающие слуги и разваливающееся королевство.

– Думаешь, ты когда-нибудь еще увидишь свою мать?

Тедрос покачал головой:

– Не думаю, да и не хочу. Отец вынес ей смертный приговор. Когда мне исполнится шестнадцать, я стану королем. И в память об отце я выполню этот приговор, если ее найду.

Филип в ужасе повернулся к нему, но Тедрос быстро отвел взгляд и уставился в небо:

– Тебе пора заняться поисками пера, Филип. Скоро рассвет.

– Как ты можешь причинить вред своей матери? – спросил пораженный Филип. – Я бы все отдал, лишь бы увидеть свою мать снова. Все! Это было бы мое настоящее «долго и счастливо», – он вздохнул, сгорбившись. – Но я не Агата, и мои желания никто не слышит.

– Расскажи мне, какой она была… Твоя мать.

– Ее звали Ванесса. Это значит «бабочка». Я до сих пор помню ее лицо, когда они смотрела, как стайки синих бабочек порхали над лужайкой каждую весну… Она любила говорить, что однажды я улечу, прямо как они – обрету жизнь лучше, чем у нее, в том месте, где будут исполняться все желания. «Не дай никому помешать твоему «долго и счастливо», – говорила она. – Не дай никому помешать тебе найти свою истинную любовь, – сказал Филип срывающимся голосом. – Гусеницы не могут понять бабочку».

Тедрос дотронулся до его плеча. Филип прислонился к нему и наконец позволил себе разреветься.

– Ее лучшая подруга забрала единственного мужчину, которого она любила, Тедрос, – сказал Филип. – Я не хочу кончить, как она. В одиночестве.

Между мальчиками повисла тишина.

– Никогда не встречал мальчика, который хотел бы стать бабочкой, – тихо сказал Тедрос.

Филип взглянул на него. Мальчики смотрели друг другу глаза в глаза, сидя на выступе, их колени соприкасались.

Тедрос сглотнул и спрыгнул на балкон:

– Пойдем. Надо найти это перо.

– Тедрос, подожди меня…

Но принц уже умчался, мелькнув на секунду между колонн, а затем исчез в тени.

Рука Софи медленно опустилась на то место, где сидел Тедрос.

Она приказала себе поспешить в серебряную башню, чтобы за оставшиеся у нее часы найти перо и доставить Агату домой… Она приказала себе немедленно встать…

Но вместо этого она оставалась на месте, одна, над раскинувшимся внизу лесом, пока первые лучи солнца не рассеяли темноту.

21

Красный свет

Мир без принцев

Теперь все три ведьмы считали Агату подругой, несмотря на их крайне слабые способности заводить друзей. Поэтому можно было ожидать, что Эстер, Анадиль и Дот улыбнутся, помашут или хотя бы подвинутся, освободив Агате местечко, когда та вошла в зал Добра на урок истории в последний день перед Испытанием. Однако когда Агата, одетая в школьную форму, с красными от бессонной ночи глазами протиснулась к ним, ведьмочки отреагировали так, будто появление их подруги было самым худшим событием в мире.

– Ты что здесь делаешь? – прошипела Эстер. – И почему тебя видно?..

– Она все знает, – прошипела в ответ Агата.

Три ведьмы повернулись к ней.

– Знает?! – выпалила Дот.

– Что именно? – поинтересовалась Эстер.

Двойные двери позади них распахнулись, и в зал впорхнула декан, держа в руке исправленную версию учебника. Поднимаясь на сцену, она одарила Агату насмешливой улыбкой.

– Рада видеть, что наша староста вернулась со своей тренировки. Уверена, что время было потрачено с пользой, – сладким голосом проговорила она. – Я слышала, что Софи плохо себя чувствует?

Агата проглотила этот укол и свирепо взглянула на декана:

– Она кое-что разыскивает, мы это уже обсуждали.

Все девочки в зале обернулись на декана, сбитые с толку их странными репликами.

– Ох, милочка. Теперь, когда на кону ваши жизни, время ценится на вес золота, – невинно заметила Эвелин. – Как я понимаю, пока она не может найти это «кое-что»?

– Она найдет это, – сердито бросила Агата, и все девочки в зале обернулись в ее сторону. – Вы не знаете Софи.

– А ты ее, конечно, знаешь, – сказала декан, сверкнув глазами. – Бородавки и все такое…

Агата побледнела, а озадаченные девочки в зале зашептались.

– Все, – еле дыша, сказала Эстер. – Она знает… все.

– Сегодня вечером у нас будет праздник накануне Испытания. Мы посмотрим наш роскошный спектакль и огласим список участников команды. Мы с вами устроим настоящий пир в честь наших воинов и пожелаем им удачи в бою с мальчиками, – объявила декан со старой деревянной кафедры своего брата. – Однако сейчас только утро, и у нас остался еще один урок истории в рамках подготовки к Испытанию…

– Она не может знать, что Софи мальчик, – прошептала Дот ведьмочкам и Агате. Она взглянула на двух бабочек над плечом Анадиль и превратила их в брюссельскую капусту. – Во-первых, как она могла узнать, что мы использовали заклинание Мерлина?

– Но ведь именно она и рассказала нам о заклинании Мерлина, помните? – вздохнула Агата. – Она практически благословила нас на поиски.

– Может, все это было частью ее плана, – отозвалась Анадиль. – Разделить Софи и Агату, а затем спрятать Сториана, чтобы им пришлось пойти на Испытание.

– Она могла просто запереть их где-нибудь, – сказала Эстер, мотнув головой. – Зачем выстраивать такую сложную схему, чтобы отправить Софи в замок мальчиков? – ее темные глаза сузились. – Если только…

– Ты говорила с Беатрис? – спросила Агата Анадиль, заметив, как еще несколько бабочек слетели с платья декана и направились в их сторону. – Она должна сказать нам, где перо!

– Не думаю, что это она спрятала его, – влезла Дот. – Я притворилась, будто готовлюсь к Испытанию с несколькими всегдашницами, и спросила ее о свойствах змеиной кожи. Она не имела ни малейшего понятия, что та дает невидимость. Как и остальные всегдашницы. Кто бы ни пользовался этим плащом, он наверняка никогдашник!

Эстер взглянула на нее с внезапным интересом, но Агата только отмахнулась от Дот.

– Беатрис лжет, – возразила Агата. – Это наверняка она!

– Ну, эта лысая голова явно что-то недоговаривает, но сегодня ваш с Софи последний шанс сбежать, – резко сказала Анадиль.

– И ты на сто процентов уверена, что симптомы Софи вызвала Эвелин? – спросила Агату нахмурившаяся Эстер.

– Если бы ты видела лицо Софи, когда у нее выросли волосы на ногах и кадык, ты бы перестала спрашивать, хорошая ли она, – огрызнулась Агата.

Эстер, ворча, почесала татуировку с демоном на своей шее.

– Послушай, мы спорим ни о чем, – вздохнула Агата. – Софи была в башне Директора школы, помнишь? Она зажгла фонарь две ночи назад! Скорее всего, пока мы тут болтаем, она уже нашла Сториана.

– Тогда почему она не зажгла там фонарь прошлой ночью? – настаивала Эстер. – Почему она вообще не зажгла фонарь?


– Ты уже почти лидер команды Испытания! – просиял Хорт, спеша за Филипом на их первый урок. – Поэтому запомни: я помогу тебе, а ты поможешь мне. По рукам?

Софи не ответила. Ее ноги были тяжелыми, дыхание неровным, да еще казалось, что на лбу у нее вот-вот вскочит прыщик. На рассвете она вернулась в подземелье и смогла проспать всего один жаркий и влажный час, до того как Тедрос разбудил ее. Он был умыт, в чистой безрукавке, да еще и держал ломоть свежего хлеба с маслом.

– Я думал, Арик оторвет мне голову за то, что я явился на завтрак, но никто и ухом не повел. Думаю, после прошлой ночи они действительно побаиваются Филипа Варвара, – сказал принц, задорно улыбаясь своему сокамернику. – Давай-ка, мальчик-бабочка, поешь!

Опухшими от сна глазами Софи покосилась на хлеб, щедро намазанный маслом. Ее пустой желудок, как всегда, ворчал, требуя хоть чего-нибудь съедобного, но, даже будучи мальчиком, она старалась держать себя в руках. Она застонала и натянула простыни на свою пушистую стриженую голову.

– Ну тогда не жалуйся, – сказал Тедрос, сам вгрызаясь в хлеб. – Поторопись, если хочешь успеть помыться, Фил. До урока осталось десять минут.

Софи завопила, как раненая обезьяна.

– Признаю, что был тем еще ослом, когда мы впервые встретились, но я рад, что мы стали друзьями, – услышала она слова Тедроса из противоположного конца комнаты. – А еще я рад, что ты больше не будешь ставить мне палки в колеса на состязаниях. Мне нужно выиграть сегодня, чтобы я смог оказаться в башне. Если я сам найду Сториана, может быть, Мэнли даст мне местечко в команде.

Софи, укрытой простынями, стало дурно.

– Чтобы ты мог убить Софи?

– Чтобы я мог защитить тебя от нее.

Софи села, широко раскрыв глаза.

– Ну, помимо остальных дел, – сказал принц, переодеваясь в школьную форму.

На мгновение Софи увидела голую спину Тедроса. Его кожа снова светилась здоровьем, на костях, по сравнению со вчерашним днем, стало как будто немного больше мяса. Этот ровный золотой загар… Его мятный запах после душа…

– Филип!

Гнусавый голос Хорта вырвал ее из оцепенения и мыслей о Тедросе.

– Так мы договорились? – нагнал он ее, когда они повернули в сторону зала Зла.

Щеки Софи уже стали вишневыми от прилившей к ним крови. Агата ждала ее. От нее зависели жизни девочек, а она размечталась о своем почти-что-убийце?!

– Договорились, – поспешно сказала она Хорту, дергающему ее за штанину. – Ты должен помочь мне снова получить дежурство у Сториана.

– Вот это мой Филип! Ребята болтали, что прошлой ночью ты освободил Тедроса, но я знал, что это не может быть правдой. Тедрос поставил всех нас на кон на этом треклятом Испытании. Даже тебя. Меньшее, что мы можем сделать, – это преподать Принцу-Симпатяшке урок…

– Нет. У меня на этот счет свое мнение. Оставь его в покое.

Хорт замер как вкопанный:

– Так ты действительно освободил его прошлой ночью?!

Софи повернулась к Хорту, ее благородное лицо было холодно как лед:

– Даже не думай, что тебя это хоть как-то касается.

Хорт уставился на Филипа, будто тот только что ударил его ножом. Затем он сглотнул и выдавил улыбку:

– Н-н-но… Но мы же все еще лучшие друзья, да, Филип?

Софи притворно улыбнулась.

– Конечно, – сказала она и, не глядя на него, пошла дальше.

– Вот и славно, – снова затараторил Хорт, несясь за ней вприпрыжку. – Просто хочу быть уверен, что ты понимаешь, кто твой настоящий друг.

Софи отстраненно кивнула, стараясь сосредоточиться на Агате, Агате, Агате, но все равно она могла думать только о принце.


– В качестве нашего последнего урока перед Испытанием я решила приоткрыть для вас окошко в мою собственную историю, – сказала Эвелин Садер, ее голос звучал на весь зал Добра.

Агата и Эстер перестали шептаться и удивленно взглянули на сцену. Последним человеком, который, по их мнению, мог пролить свет на прошлое декана, была сама декан.

– Сториан так и не стал описывать мою сказку, но это упущение мы со временем исправим. Это история о моем спасении от дикого мальчика, который привел меня сюда руководить вами, – продолжала Эвелин, величаво возвышаясь над аудиторией. – И сейчас, впервые в истории, мы приоткроем завесу тайны.

Она пробежала пальцами по учебнику, открытому на ее кафедре, и ее страстный голос, уже не принадлежавший ее телу, прогремел на весь зал:

– Глава 28: Выдающиеся женщины-пророки.

Над страницей книги всплыло объемное призрачное изображение старой школы Добра и Зла, подернутое дымкой.

– Думаю, мы должны продолжить чтение, – пробормотала Агате Эстер.

С высоты своей кафедры декан улыбалась ученикам:

– Добро пожаловать в мою сказку!

Она подула на призрачную сценку, и та разлетелась на тысячи сияющих осколков, а затем осыпалась на девочек, шурша и сверкая. Агата прикрыла глаза от непереносимо яркой вспышки света и вновь почувствовала, что проваливается куда-то. Наконец ее ноги мягко коснулись пола. Она открыла глаза и обнаружила, что снова стоит в зале Добра, но трех ведьмочек и остальных девочек рядом не было. Теперь воздух в главном зале был прозрачным и плотным, словно мутноватая пленка; на стенах еще не было столько отложений соли и кальция, а скамьи были заполнены девочками в розовых сарафанах и мальчиками в синих костюмчиках всегдашников.

Агата взглянула на Эвелин, стоящую за деревянной кафедрой. Декан была на десять лет моложе, чем сегодня, ее открытое лицо светилось теплотой. Вот только трепещущие бабочки на ее платье были не синими, а красными.

– Давным-давно я преподавала в школе Добра, а мой брат Август читал лекции в школе Зла, – раздался ее голос из реального времени, рассказывающий историю.

Агата скептически нахмурилась. Профессор Садер в своей книге писал обратное – Эвелин преподавала никогдашникам, и то только потому, что он попросил Директора школы взять ее на работу.

– Но мой брат давно завидовал моей силе, – заявила декан, – и планировал обманом заполучить мою школу в свои руки.

Агата только сильнее нахмурилась. «Ложь», – подумала она. Но все же, когда она взглянула на симпатичных внимательных принцев и улыбающихся юных принцесс, поглощенных уроком, на какую-то секунду все это показалось… настоящим.

– Спустя какое-то время мой брат напал на меня и изгнал из школы…

Окно зала распахнулось, и зеленовато-коричневый туман ворвался внутрь, сметая учеников со скамей. Испуганные всегдашники ринулись к дверям, а туман, как лассо, обвил Эвелин и вытащил ее через окно вместе с красными бабочками, шлейфом тянущимися за ней…

– Но я поклялась, что вернусь после его смерти, – объявила Эвелин. – Я пообещала, что однажды девочки будут защищены от мужского вранья и жестокости…

Агата стиснула зубы, слыша, как кричат выбегающие из зала всегдашники. Сценка становилась все более реальной. Она вспомнила, как Доуви и Лессо на первом году ее обучения отзывались об Августе Садере как об одержимом и опасном человеке… Неужели он внес исправления в учебник черепахи, чтобы скрыть свою историю? Может, это он врал все это время?

Зеленые перья заполнили иллюзорный зал, и призрачные всегдашники ринулись сквозь них вон. Агата закрыла глаза, в ее голове все перемешалось, и она уже не могла понять, что происходит по-настоящему, а что нет…

Пока что-то совсем-совсем настоящее не коснулось кончика ее носа.

Агата открыла глаза и увидела белое лебединое перо, улетающее от нее сквозь дым и спасающихся бегством всегдашников. Оно двигалось в сторону стены с фреской в зале Добра.

Агата последовала за белым пером к мозаичному полотну, где был изображен Директор школы в серебряной маске. Над его вытянутой рукой парил Сториан. У стены перышко опустилось и вонзилось кончиком в нарисованного Сториана, будто перо для письма, готовое творить. Агата инстинктивно потянулась к нему, ее пальцы обхватили перо… Кусочек мозаики под пером вошел в стену и исчез. А затем еще несколько кусочков стены тоже исчезли, открыв небольшой проем, достаточный для того, чтобы туда мог проскользнуть человек. С бешено стучащим сердцем Агата прошмыгнула внутрь дыры…

…И обнаружила себя в слабо освещенной комнате с небольшой дверью из белого мрамора. Она приоткрыла дверь и увидела темный коридор с еще меньшей белой дверью, а за ней коридор – еще темнее с дверью еще меньше, темнее, меньше, темнее… Пока наконец она не оказалась вползающей на коленях сквозь крошечное отверстие в кромешную тьму.

Агата поднялась на ноги в холодной непроглядной темноте и обхватила себя руками, чтобы согреться. Она сосредоточилась на своем растущем страхе и тут же почувствовала, как кончик ее пальца стал нагреваться, а затем слабо замерцал.

– Где я? – прошептала она.

– В той части памяти Эвелин, которую она никому не хочет показывать, – ответил знакомый голос.

Агата осторожно подняла палец вверх, и он вспыхнул, как прожектор.

Девочке улыбался Август Садер.


У Софи остался последний шанс найти Сториана, и она понимала, что ей нужно выиграть большинство из сегодняшних пяти состязаний.

Выиграв первые два, она почувствовала ощутимое облегчение. Конечно, Хорт ей помогал: сначала он магическим образом сломал лезвие ее оппонента в битве на топорах, а потом отвлекал людей от места, где пряталась Софи, в прятках на выживание. Но даже с помощью Хорта она едва обходила Тедроса, который обрел полную силу и в каждом состязании занимал второе место.

Как только Софи вошла в обуглившийся класс профессора Мэнли, она почувствовала, как рука принца легла на ее широкие плечи.

– Похоже, ты опять мухлюешь, Филип.

– Если я найду Сториана, может быть, я смогу остановить твое глупое Испытание, – огрызнулась Софи.

– Вчера ты уже потрудился над его поисками, – фыркнул Тедрос.

– И сохранил тебе жизнь, не так ли? – парировала Софи.

– Тедрос, Филип, прекратите флиртовать, – прорычал профессор Мэнли, проходя за ними в комнату.

Все мальчики уставились на Тедроса и Филипа, которые странно посуровели и тут же отошли друг от друга.

Взволнованная Софи уступила Тедросу первенство в двух следующих состязаниях, постоянно отвлекаясь на мысли, действительно ли принц заигрывал с ней…

«Ну конечно, он не флиртовал со мной, – уговаривала она себя. – Я же мальчик, дурочка. Мальчик!»

– Он отнимает у тебя победу, Филип, – ворчал Хорт, когда они направлялись на последний урок. – Тот, кто выиграет последнее состязание, выйдет на первое место. Ты можешь упустить наш шанс войти в команду! Мы должны подставить его…

– Я сказал «нет», – бросила Софи так резко, что Хорт аж подпрыгнул.

Так как в Синий лес нельзя было попасть до завтрашнего Испытания, выживание в лесу решено было проводить в зале Зла, где и собрались восемьдесят мальчиков и Альбемарль, усевшийся на ржавом канделябре.

– Простой забег вокруг замка, – сказал дятел, поглядывая на них поверх очков.

Софи увидела светящуюся желтую линию, которая магическим образом пролегла по кирпичному полу, пробежала меж ее ступней, вывернула в зал и скрылась вниз по лестнице.

– Тот, кто пробежит по дорожке из желтого кирпича и вернется в зал первым, получит первое место, – Альбемарль с шуршанием достал небольшой журнал из-под своего крыла и зарылся в него.

– По итогам, у Филипа есть небольшое преимущество перед Ариком и Чеддиком в борьбе за место лидера команды и обладание правом выбора десятого игрока на Испытание. Но гонку может выиграть любой.

Софи взглянула на Арика с Чеддиком и остальных негодующих мальчиков, ставших в стойку перед стартовой линией.

– На старт… – чирикнул Альбемарль. – Внимание…

Софи почувствовала хватку Хорта на руке и его влажное дыхание у ее уха:

– Беги, Филип. Беги, как будто спасаешь свою жизнь…

– Марш!

Семьдесят девять мальчиков, как бешеные быки, рванули в сторону двери…

Однако Софи осталась на месте, полируя свои неровные ногти, пока не раздался оглушительный грохот. Она равнодушно вскарабкалась на кучу ревущих тел у двери, удивляясь, как мальчики вообще сумели так долго выживать в природе, если не обладают и толикой здравого смысла, который подсказал бы им, что по лестнице нужно спускаться по очереди. К тому времени как первые мальчишки пришли в себя, Софи уже возвращалась к финишной прямой, только слегка вспотев.

– Похоже, Филип действительно хочет получить дежурство у Сториана? – ухмыльнулся Кастор, тяжелой поступью выступая из-за стонущих мальчиков.

Софи с облегчением выдохнула, сдув с лица свисающие пряди. Сегодня ночью она уж точно отыщет это перо. Она перевернет каждый кирпич, если будет нужно…

– Хотя прошлой ночью он так и не приступил к своим обязанностям, – пес презрительно усмехнулся ей в лицо. – Если ты считаешь, что где-то есть дела поважнее, чем поиск пера, и, по-твоему, что-то другое сможет удержать наш мир в целости – что ж, ради всего святого, скачи туда.

Софи ужаснулась:

– Нет… Я только…

– Векс, ты пришел к финишу вторым. Ты и примешь вместо него дежурство у Сториана, – рявкнул Кастор.

– Нет, нет, нет! – заголосила Софи. – Это сделаю я!

– Слышите, Филип сделает это! – пропищал Векс, явно не обрадованный перспективой провести в поисках бессонную ночь.

– Нет уж. Если Филип станет лидером команды, то ему будет не до этого, – рыкнул Кастор, вглядываясь в журнал Альбемарля. – Филипу нужно сегодня хорошенько выспаться, если мы не хотим превратиться в рабов.

Он угрожающе взглянул на нового эльфоподобного лидера команды:

– Только попробуй сегодня покинуть свою кровать, и я прикую тебя к ней цепями.

Софи еле сдержала крик, а ее сердце готово было взорваться. Сториан!

Она только что потеряла последний шанс найти Сториана!

Задыхаясь, она опрометью кинулась от пса.

Как мы теперь вернемся домой?!

Адреналин взорвался в ее мышцах. Она должна связаться с Агатой. Зажечь красный фонарь в своем окне, и Агата поймет, что ее нужно немедленно вызволять. Софи сипло дышала, по ее ребрам стекал пот.

Без паники!

Агата найдет способ. Агата всегда спасала ее. Они вместе улизнут из замка и спрячутся в лесу. А потом, когда станет безопасно, они вернутся, отыщут Сториана и вернутся домой…

– И еще кое-что, Филип, – сказал Кастор. – Как официальный лидер команды ты заработал право выбрать друга, который присоединится к тебе в борьбе с командой Софи…

Софи уже не слышала пса – только стук своего громыхающего сердца, взывающего к Агате.

– Мальчики, которые считают себя друзьями Филипа, достойными занять место в команде для Испытания, сделайте шаг вперед, – прорычал Кастор.

Всегдашники, никогдашники и заморские принцы принялись перешептываться друг с другом, но вперед выступил только один мальчик.

Теперь все внимание было обращено на Софи, а перед ней с глупой самодовольной ухмылкой стоял Хорт.

Ну конечно. Вот условие, о котором так настойчиво твердил хорек.

Софи вдохнула глубже, пытаясь замедлить бешеное сердцебиение. Ну хорошо, пусть этот кретин будет в команде, ей-то что. Она вообще не пойдет на это Испытание. Один сигнал красным фонарем – и Агата будет здесь, чтобы забрать их домой. Она уже собиралась кивнуть в сторону Хорта, отчаянно желая поскорее выбраться из этого зала и зажечь сигнал тревоги…

Как вдруг из толпы выступил еще один мальчик.

– Я хочу, чтобы меня тоже имели в виду, – сказал Тедрос.


– Профессор Садер! – вырвалось у Агаты, и она сделала шаг вперед, разрезая золотым светом иссиня-черную пустоту.

Перед ней стоял ее седовласый учитель истории, в своем обычном болотно-зеленом костюме. Он спокойно смотрел на нее добрыми карими глазами, будто все еще был жив.

– У нас есть всего пара минут, Агата, а мне нужно так много показать тебе.

– Но как… Как вы оказались здесь? – прошептала Агата…

– Эвелин совершила ошибку, допустив тебя в свои искаженные воспоминания, – ответил профессор Садер, который, казалось, парил в темноте. – Как только ты засомневалась в ее правдивости, ты открыла дверь между вымышленными воспоминаниями и настоящими.

– Так то, что я нашла в учебнике черепахи, было правдой?

– Никакая история не может считаться полностью достоверной, Агата. И за столько времени, проведенного в этой школе, ты уже должна была узнать гораздо больше того, что можно найти в любой книге. Даже в моей.

– Но почему десять лет назад вы заставили Директора школы взять вашу сестру преподавать? И почему он выгнал ее?..

– У нас нет времени на вопросы, Агата, – серьезно произнес ее учитель. – Сейчас ты увидишь настоящие воспоминания Эвелин, не подправленные – истинные, закопанные так глубоко, что она точно заметит, когда их потревожат. Но мы должны рискнуть. Потому что для тебя это единственный способ понять, почему она появилась в твоей сказке. А также единственный способ узнать правду о враге, с которым ты столкнулась.

Агата не могла произнести ни слова, слезы, обжигая кожу, текли по ее щекам. Она ничего не хотела видеть. Она просто хотела остаться с ним в этой темноте, там, где она чувствовала себя безопасно…

– Я должен покинуть тебя, Агата, – мягко произнес ее учитель. – Но помни, что я наблюдаю за тобой, за каждым поворотом твоей истории. И тебе предстоит пройти еще очень длинный путь до того, как она закончится.

– Пожалуйста, нет… – задохнулась Агата, – Не уходите!

Вспышка яркого света возникла на месте профессора Садера, и Агата, заслонившись руками… провалилась в ослепляющее своей белизной пространство.

Затем ее ноги нащупали землю.

Агата открыла глаза и обнаружила себя у полки, под завязку забитой книгами. Воздух был чище, чем в искаженных историях Эвелин, краски более глубокими и яркими, будто с правды наконец сдернули пелену. Она уставилась на разноцветные корешки книг – «Гензель и Гретель», «Принцесса на горошине», «Можжевеловое дерево»… И тут же поняла, где находится.

Повернувшись, Агата увидела Директора школы, склонившегося над Сторианом, который дописывал последнюю страницу сказки. Книга лежала на белом каменном столе. Агата наблюдала, как Директор школы хмурится все сильнее и сильнее, пока зачарованное перо заканчивает финальный рисунок. Директор был в синем одеянии, сверкающая серебряная маска закрывала все его лицо, оставив на виду только сияющие синие глаза да пухлые губы. Сверху над маской были видны белые волосы Директора. Он был так близко и казался таким реальным, что каждый волосок на теле Агаты встал дыбом, хотя она и понимала, что он не может видеть ее.

Как только перо нанесло последние штрихи, Директор школы напряженно вгляделся в рисунок. На картинке был изображен гигант, которого пронзал мечом принц, другой рукой прижимающий к себе принцессу…

– Конец! – рявкнул Директор и с помощью магии швырнул книгу об стенку.

Выпустив струйку дыма, Сториан наколдовал новехонькую книгу с зеленой обложкой. Он открыл ее своим кончиком и начал новую сказку на пока еще пустой странице.


Мир без принцев

На страницу упали тени и, повернувшись, Директор увидел рой краснокрылых бабочек, которые просочились через окно и, собравшись вместе, превратились в Эвелин Садер на десять лет моложе сегодняшней. Вот только она не выглядела доброй Эвелин с ясным лицом, какой она представила себя в своей фальшивой истории. В глазах этой Эвелин горели зло и ненависть, и Агата сразу смогла это заметить.

– Тебе нельзя здесь находиться, Эвелин, – прошипел Директор школы. Он вытянул палец, стирая кусок пола под ее ногами и оставляя вместо него белые полосы…

– Мой брат лжет тебе, – спокойно сказала Эвелин.

Директор школы прервал свое заклинание, оставив Эвелин стоять на маленьком кусочке пола посреди белого забвения.

– Я знаю, что ты принадлежишь Злу, Директор. Ты настолько злой, насколько добрым был твой брат, – произнесла Эвелин, не дрогнув под его взглядом. – И я пришла сказать тебе, что ты выбрал не того профессора Садера, чтобы создать свое будущее.

Директор школы медленно опустил горящий палец, и пол вокруг Эвелин снова восстановился.

– Я знаю, что ты ищешь, Директор, – продолжила Эвелин, танцующей походкой двигаясь к нему. – Сердце, которое обратит вспять проклятие, наложенное на Зло… Сердце, готовое на любое злодеяние во имя любви… Сердце, достойное своего «несчастливого конца»…

Она положила руку ему на грудь, и ее зеленые глаза впились в него.

– И это сердце – мое!

Директор школы стоял не шелохнувшись, уставившись на нее. А затем его губы скривились в неприятной усмешке:

– Уходи, Эвелин. А не то выставишь себя еще большей дурой.

– Август говорит тебе, что та, кого ты ищешь, появится с другой стороны Дальнего леса. Вот почему ты оскверняешь нашу школу этими гнусными читателями.

Несмотря на то что Директор школы повернулся к ней спиной, было видно, как он напрягся.

– Это смертельная ловушка, Директор, – сказала Эвелин. – Я знаю своего брата. Он ведет тебя не к твоей истинной любви, а к тому, кто тебя уничтожит.

Директор обернулся к ней:

– Ты просто завидуешь дару своего брата, как обычный третьесортный прихвостень. Ты не можешь предвидеть будущее…

– Зато могу слышать настоящее, и это намного более мощная сила, – бесстрашно произнесла Эвелин. – Я могу слышать слова, желания, секреты… Даже твои, Директор! Я знаю, что люди ищут, о чем мечтают, за что они готовы отдать жизни. Я могу изменить ход любой сказки и сделать ее конец таким, каким захочу.

– Законы нашего мира запрещают вмешиваться в сказки Сториана, если ты не хочешь быть уничтоженной, – произнес Директор школы, кивнув в сторону пера. – Этот урок я уже усвоил.

– Потому что ты все еще веришь в силу пера. Ты пытаешься прекратить расправу над Злом, не пошевелив и пальцем. Ты пытаешься контролировать перо, которое только и мечтает наказать тебя за убийство твоего брата, – лицо Эвелин стало мягче. – Но я вижу твое сердце, Директор, и, вне сомнений, ты видишь мое. Только ты и я представляем, на что действительно способно Зло. Зло, которое намного величественнее, чем то, о котором можно рассказать в сказке. Поцелуй меня – и на твоей стороне будет любовь. Проклятая любовь столь же сильна, как и истинная. Зачем нам унылое «долго и счастливо»? Пусть у нас будет «вечно и несчастливо»! Наш злой союз будет таким прочным и ядовитым, что у Добра не найдется оружия простив нас. Поцелуй меня – и мы станем крушить Добро. По одной сказке за раз… пока у пера не останется сил!

Директор школы поднял на нее сияющие синевой глаза.

– И ты уверена, что именно ты – моя истинная любовь? – спросил он, медленно наклоняясь… – Та, которую отчаянно ищет моя душа?

Эвелин зарделась в его объятиях, готовая к поцелую:

– От всего моего темного сердца.

Губы Директора школы остановились в сантиметре от ее губ. Он коварно улыбнулся:

– Тогда докажи это.

Сердце Агаты похолодело, когда сценка вокруг нее растворилась, уступив место раскинувшейся во все стороны поляне, где, удобно устроившись на травке, часто проводили время ученики. Но вместо обычно тихого обеда с никогдашниками на одной стороне и всегдашниками на другой на поляне разворачивалось нешуточное сражение. Ошарашенные никогдашники уставились на беснующихся всегдашников, которые нападали друг на друга, не жалея сил: принцы били друг друга палками и тренировочными мечами, а принцессы таскали друг друга за волосы и царапались. Учителя, волки и феи безуспешно пытались растащить их. И словно за кадром кружил рой красных как кровь бабочек. Агата увидела профессора Доуви, выглядящую на десять лет моложе себя сегодняшней. Она бежала мимо нее к леди Лессо, которая только что вышла из тоннеля никогдашников.

– Это Эвелин, – запыхавшись, сообщила профессор Доуви. – Ее бабочки подслушивали разговоры моих учеников и нашептывали им пакости! Мелкие обиды, глупые шутки, оскорбления и ревность мгновенно распространились среди детей и вызвали хаос!

– Среди прочего я всегда учу никогдашников тому, что они должны оскорблять друг друга в лицо. Чтобы избегать таких вот драматических моментов, – промурлыкала леди Лессо.

– Ты декан Зла! В твои обязанности входит следить за ней…

– А дисциплина всегдашников – твоя обязанность, Кларисса, – зевнула леди Лессо. – Может, тебе поговорить с ее братом? Это ведь он ответствен за то, что ее сюда приняли.

– Август отказывается разговаривать с ней или отвечать на мои вопросы. Мы должны действовать вместе! Пожалуйста, леди Лессо! – умоляла профессор Доуви. – Учитель не может быть вовлечен в сказки учеников! Она взбаламутит и никогдашников, это только вопрос времени!

Леди Лессо хмуро смотрела на свою коллегу, раздумывая…

Сценка растаяла, и Агата обнаружила себя внутри замерзшего класса леди Лессо. Перед деканом Зла, сидящим за ледяным столом, стояла Эвелин Садер.

– Я не стану просить тебя снова, – холодно сказала леди Лессо. – Ты прекратишь шпионить за учениками, как всегдашниками, так и никогдашниками, или вылетишь из этой школы.

Эвелин притворно улыбнулась, показав щелочку между зубами:

– И ты ждешь, что я буду выполнять твои приказы? Приказы декана, тайком сбегающего в лес, чтобы проведать там сына, которого она прячет?

Леди Лессо побледнела и уставилась на нее широко раскрытыми фиолетовыми глазами:

– Что ты сказала?!

– Он скучает по тебе, верно? – спросила Эвелин, приближаясь к ней. – Наверняка вырастет таким же слабым, как и его мать.

Леди Лессо секунду казалась ошеломленной, но быстро приняла свой привычный ледяной вид:

– У меня нет сына.

– Так ты и сказала Директору школы, правда? – снова начала Эвелин, подступая все ближе. – Ты ведь знаешь, что на всех никогдашниках в лесу лежит проклятие. Ты-то сделаешь все, чтобы обезопасить себя, и будешь прятаться в школе. Но ни одному учителю Зла нельзя испытывать привязанность к кому-то за воротами. И уж точно это непозволительно декану. Поэтому ты поклялась, что бросишь своего ребенка и посвятишь всю себя преподаванию хладнокровного Зла. – Эвелин нависла над леди Лессо, впившись своими блестящими ноготками в ее ледяной стол. – Но каждую ночь ты по-прежнему пробираешься в ту пещеру, где прячешь его. Каждую ночь ты притворяешься, что у него есть любящая мать, вместо того чтобы рассказать ему правду. Но попомни мои слова, леди Лессо… Однажды твой сын возненавидит тебя еще сильнее именно из-за этого. Потому что вскоре тебе придется выбирать между ним и собой. И мы оба знаем, кого ты выберешь.

– Выметайся! – леди Лессо вскочила на ноги и яростно крикнула еще раз: – ВЫМЕТАЙСЯ!

Но Эвелин уже выскользнула из кабинета, а бабочки метнулись за ней кроваво-красным шлейфом.

Леди Лессо осталась в пустой, холодной классной комнате. Ее лицо горело, по щекам бежали слезы. Декана Зла била дрожь. Услышав голоса приближающихся учеников, она смахнула слезы, и следующий класс никогдашников ввалился внутрь…

Агата едва дышала, когда сцена разбилась на кусочки и она снова оказалась в башне Директора школы. На этот раз Директор был наедине с Августом Садером.

– Леди Лессо и профессор Доуви настаивают, чтобы ваша сестра была немедленно изгнана из школы, – сказал Директор школы. – И принимая во внимание то, как редко мои деканы соглашаются друг с другом, я считаю, что должен выполнить их просьбу, – он смотрел в окно, окидывая взглядом озеро. – Мне нужно, чтобы вы вели уроки Эвелин, когда она уйдет.

– Как пожелаете, Директор, – ответил профессор Садер из-за его спины.

Директор школы повернулся:

– И вы даже не попытаетесь встать на сторону родной сестры? Вы же сами упрашивали меня, чтобы я сделал ее преподавателем.

– Наверно, она была здесь только до поры до времени, – произнес профессор Садер с загадочной улыбкой. – А теперь, надеюсь, вы меня извините, мне нужно вести урок.

Внимательно глядя на него, Директор школы поднял палец. Профессор Садер стал исчезать, будто стираемый ластиком, на его теле появлялись белые полоски… Но вдруг они снова заполнились цветом.

– Последний вопрос, Август, – сказал Директор школы, окликнув его. – Та, которую я ищу… Вы поклянетесь собственной жизнью, что она не из нашего мира, верно?

Профессор Садер не моргнув ответил:

– Да, я клянусь своей жизнью.

Директор школы улыбнулся в ответ и отвернулся:

– Кстати, дайте знать леди Лессо, что ее привилегия выходить за пределы школьных ворот теперь отменена…

Профессор Садер был стерт из его башни ослепительной вспышкой света.

Агата прикрыла глаза руками, пока яркий белый свет не погас и она не смогла взглянуть меж пальцев. Перед Директором снова стояла Эвелин.

Она смотрела сквозь него на сотни студентов, торчавших в окнах замков Добра и Зла вместе с учителями, словно толпа, пришедшая на публичную казнь.

– И ты выбрал моего брата вместо меня? – спросила она, презрительным взглядом окидывая толпу. – Ты выбрал мужчину, который уничтожит тебя, вместо женщины, которая тебя спасет?

– Твой брат не лжет, – тихо произнес Директор школы.

Эвелин резко повернулась к нему:

– Чтобы увидеть твою смерть, он пожертвует не только правдой. Он пожертвует и собственной жизнью!

Директор школы, раздумывая, уставился на Сториана:

– Мой брат поместил частичку своей души в каждый нагрудный рисунок на школьной форме, чтобы быть уверенным, что ученики защищены от меня, – сказал он наконец. – Я тоже не люблю рисковать, если победа не гарантирована. – Он обернулся к Эвелин: – Я боюсь, твое время в этой школе вышло.

Эвелин схватила его за плечи.

– А что, если ты не прав? Если твоя истинная любовь – это я? – отчаянно взмолилась она. – Что, если твоя ошибка будет стоить тебе жизни?

Директор школы взглянул на ее руки, вцепившиеся в складки его мантии.

– Какая преданность… – он ухмыльнулся, заглянув в ее зеленые глаза. – Безусловно, я не могу лишить тебя всех надежд.

Он медленно дотронулся до своей груди и вытянул оттуда призрачную струйку голубого дыма, будто лучик, исходящий от его сердца. Зажав его в кулаке, он поднес его к сердцу Эвелин, наблюдая, как дымок всасывается внутрь ее. Эвелин в ужасе смотрела вниз, а все красные бабочки на ее платье мгновенно стали синими.

– Это моя гарантия, Эвелин, – усмехнувшись, Директор школы нежно провел пальцами по ее щеке. – Если я окажусь не прав, то однажды ты вернешься в эту школу. – Он резко отстранился. – И приведешь с собой мою истинную любовь!

Эвелин хватала ртом воздух…

Директор школы вышвырнул ее из башни синей кометой, которая взлетела высоко над лесом и скрылась за горизонтом.

Только Агата уставилась в беспощадные синие глаза Директора школы, как сценка вдруг вновь растворилась в облаке дыма…

Агата закашлялась и попыталась отмахнуться от удушливого дыма. Вокруг нее с криком проносились всегдашники. Она вернулась в призрачный задымленный зал Добра… Обратно в искаженную историю Эвелин…

Что могло означать только одно.

Агата развернулась и увидела, как Эвелин Садер возмущенно несется к ней через зал, и ее лицо пылает гневом. Эта Эвелин выглядела уже на десять лет старше, и ее бабочки были синими, а не красными. Эта Эвелин, которая наводила на девочку свой смертельно опасный палец за то, что та ворвалась в ее тайные воспоминания, вовсе не была фантомом…

– Так вот почему ты в нашей сказке!.. Каким-то образом ты используешь… – вскричала Агата, отступая. – Ты… Ты возвращаешь его об-б-братно!

Эвелин выстрелила в нее синий молнией, и призрачный зал растаял, явив настоящий. Ведь-мочки кинулись к упавшей на пол Агате, но помочь ей они уже не могли.


Агата.

Агата.

Агата…

Софи переводила глаза с Тедроса на Хорта и обратно. Они оба просили ее выбрать именно его членом ее команды, чтобы против нее же и выступить.

«Сейчас мне нужна Агата», – дрожа, думала Софи. Ей никуда не деться от этого Испытания.

Кастор лапой подпихнул Хорта вперед:

– Каждый из вас может рассказать Филипу, почему именно вы заслуживаете его выбора.

Во взгляде Хорта на Тедроса полыхнула такая ненависть, будто мальчик был готов взорваться.

– Я должен сражаться рядом с Филипом, потому что я не какой-то там друг до первой беды, который мил с тобой только потому, что его сегодня не отшлепали, – он с надутым видом уставился на Софи, его губы дрожали. – К тому же я лучший друг Филипа! Он сам так сказал.

Софи глазела на Хорта, который, уже растеряв весь свой пыл, сейчас больше походил на жалкого крысеныша.

– Ну что ж, я, пожалуй, не лучший друг Филипа, – раздался другой голос позади него. – Зато я помогу ему выжить.

Софи медленно перевела взгляд на говорившего.

– Моя любовь к Агате была самым глубоким чувством, которое я когда-либо испытывал, – начал Тедрос, встретившись с Софи глазами. – Но Филип показал мне, что существуют еще более крепкие и глубокие отношения, например такие, как дружба с братом, о котором я всегда мечтал. Он не такой, как мы, принцы – взбалмошные, твердолобые, вечно себе на уме. Он честный и чуткий, много размышляет, а его чувства искренни. У мальчиков никогда не бывает таких искренних чувств… По крайней мере из тех, которые они не пытаются спрятать. И тем не менее он именно такой, каким должен быть настоящий парень, – крепко сбитый из чести, доблести и доброго сердца. И он стал первым человеком, сумевшим мне объяснить, почему Агату с Софи разлучит только смерть, – Тедрос впился глазами в обескураженное эльфийское лицо Филипа. – Он должен выбрать меня, потому что я никогда не был так предан кому-то, будь то мальчик или девочка… как я теперь предан ему.

Никто в зале Зла не смел проронить ни звука.

Софи прослезилась, уставившись на когда-то-своего-принца. Всю жизнь ей хотелось, чтобы мальчик жаждал ее любви. Но могла ли она подумать, что для этого ей самой придется стать мальчиком?!

– Итак, Филип, ты выберешь Тедроса или Хорта? – спросил Кастор, встав между мальчиками.

Софи с трудом оторвала глаза от Тедроса. Что же она делает! Она должна позвать Агату прямо сейчас!

– ТЕДРОС ИЛИ ХОРТ?! – проревел Кастор, грозно глядя на нее.

Софи успокоила сбившееся дыхание, отгоняя все еще звучащие в ее ушах слова Тедроса. Агата вот-вот отправится за ней.

Не важно, что я скажу. Этого все равно не случится. Испытания не будет.

Но если все-таки будет… Если каким-то образом оно произойдет… Принц, цель которого – убить ее, сейчас просил позволить ему участвовать в этом!

Хорт.

ХОРТ.

СКАЖИ «ХОРТ»!

Имя, созвучное ее мыслям, легко слетело с языка. У Софи будто камень с души упал, и она была готова рвануться зажечь фонарь, чтобы вызвать лучшую подругу…

Но потом она взглянула на Хорта – его крысиная улыбочка исчезла. Его жестоко предали, и он испугался. Софи поняла, что имя, которое она произнесла, вовсе не было именем Хорта.

Софи медленно повернулась.

Тедрос улыбался своему лучшему другу и светился от благодарности и гордости. Он сиял от предоставленной ему возможности защитить Софи-мальчика от Софи-девочки.

Вот только совсем не сияние Тедроса заставило сердце Софи замереть.

А тот свет, который шел из-за его плеча…

…тот, что проникал снаружи в окно зала мальчиков…

…тот, что горел далеко за озером в замке девочек…

…красный свет фонаря, предупреждающий об опасности…

И в этот самый момент Софи поняла, какую ужасную, ужасную ошибку она совершила!

22

Последний герой

Мир без принцев

– Прямо как дома.

Журчание воды аккомпанировало словам мальчика, словно арфа сопровождала песню.

Агата открыла глаза навстречу солнцу, разливающемуся по всей поверхности знакомого озера. Вода подрагивала и переливалась от теплого бриза. На короткий момент озеро застыло, отразив ее мешковатое черное платье и бледное лицо, а заодно и золотоволосого мальчика в синем одеянии всегдашника с ней рядом.

– К-к-как мы здесь оказались? – прошептала Агата, взглянув на него.

– Вот она, моя принцесса, – вымолвил Тедрос, глядя на отражение в воде. – Прежняя Агата покраснела бы как помидор, спрашивая «Где же Софи?».

Агата немедленно покраснела как помидор.

– Так где же Софи? Она в порядке? – выпалила она, поворачиваясь к ослепительно яркому золотому свету, стирающему из пределов видимости все окружение озера. – Она здесь…

– У меня есть другой вопрос, – ответил Тедрос, опуская травинку в воду. – С того момента, как мы познакомились, ты презирала меня. Обзывала убийцей, надутой пустышкой, ослом и бог знает кем еще…

Он опустил еще одну травинку в воду, не глядя на нее:

– Что заставило тебя передумать?

– Я не понимаю… Где мы? – раздраженно спросила Агата, оглядывая огненно-золотой барьер света, ограничивающий их, словно черные стены вихря, который однажды создал фантом ее принца. – Что случилось с нашей сказкой?..

– Это как раз то, что мы оба пытаемся выяснить, правда? Вот почему мне нужен ответ, Агата, – произнес Тедрос, все еще глядя в сторону. – Мне нужно знать, что ты во мне нашла.

На щеках Агаты выступил румянец. Давным-давно она уже была на этом самом берегу. Только она бросала в озеро спички, а не травинки, и спрашивала Софи, что ее подруга нашла в ней…

– Кое-что случилось, – мягко сказала Агата, – только и всего.

Наконец ее принц взглянул ей в глаза.

– То, как ты посмотрел на Софи тогда, когда она оставила тебя на Испытании в прошлом году, – сказала она. – Эта боль на твоем лице. Словно все, чего ты когда-либо желал – это чтобы кто-то заботился о тебе так же, как ты заботишься о нем.

Тедрос зарычал и отвернулся:

– Послушать тебя – я просто как девчонка.

Агата улыбнулась сама себе:

– Это то, что дало мне возможность увидеть в тебе мальчика.

Плечи принца напряглись.

– Мальчика настолько ранимого, насколько и сильного, – сказала Агата, наблюдая за ним.

– И теперь ты думаешь, что я настолько слаб, что могу обидеть тебя, – тихо произнес он. – Ты единственный человек, который смог разглядеть меня настоящего. – Тедрос обернулся, глядя на нее пронзительным, молящим взглядом. – Но все-таки нам чего-то не хватает, какого-то кусочка, да?

Золотая стена позади него раскололась и втянула Тедроса в себя до того, как Агата успела до него дотянуться. Трава вокруг вдруг окрасилась в темно-синий, деревья стали василькового цвета, а озеро вспыхнуло огнем, и над пламенем взметнулись волны…

Агата распахнула глаза в темноте, голова у нее трещала.

Серебряные звезды смотрели вниз с чистого неба. Она приподнялась и увидела, что укутана в одеяло, разрисованное щенками. Рядом потрескивал небольшой костер, у которого сидели две девочки, их лица она не могла разглядеть в темноте. Но полянка была ей хорошо знакома…

– Ты очнулась! – пропищала Кико. – Она очнулась!

Рина подавилась шоколадной карамелькой.

– Я-я-я пойду приведу декана, – заикаясь, сказала она и, покачивая объемными бедрами, скрылась в темноте.

Агата почувствовала, что еле шевелит языком в пересохшем рту и не может произнести ни слова. Руки и ноги были холодны как лед, а кровь в висках начала бешено пульсировать, когда перед глазами замелькали ужасные картины… Красивое умоляющее лицо Тедроса у озера… Испуганное лицо Софи-мальчика… Лицо Эвелин, несущейся на нее…

– Директор школы… надо сказать Доуви, – сипло заторопилась Агата, вспомнив, что произошло до того, как она потеряла сознание. – Она возвращает его к жизни…

– О боги! Декан предупредила нас, что ты будешь немножко не в себе, когда проснешься, – взволнованно произнесла Кико и положила руку ей на лоб. – М-м-м, ужасный жар, ты просто горишь…

– Мы все горим, – прохрипела Агата.

– Декан сказала, что у тебя аллергия на призрачный дым, – будничным тоном произнесла Кико. – Потому что ты читатель и у тебя повышенная чувствительность к таким вещам. Эстер, Анадиль и Дот взбесились и обвинили декана в том, что она что-то сделала с тобой, но все остальные решили, что они тоже надышались дыма. Последнее, что я видела, что Эстер машет из окна каким-то красным фонарем как помешанная. Единственное, что может быть хуже татуированной ведьмы, это татуированная ведьма, съехавшая с катушек. И все-таки проваляться весь день в отключке ужасно жалко, Агата! Даже если у тебя какие-то привилегии есть. Ты все пропустила: объявление состава команды, пир, пьесу, правда, она закончилась раньше времени, потому что прическа Моны попыталась ее сожрать. Эстер ее прокляла, я так счит…

Агата схватила Кико за плечи.

– Перестань щебетать, как бешеная канарейка! – попыталась гаркнуть она своим все еще слабым и прерывающимся голосом. – Декан очень опасна! Я должна поговорить с Доуви и Лессо до начала Испытания…

– Агата, – голос Кико стал твердым и уверенным, – Испытание началось два часа назад.

– Что?! – Агата в ужасе выпустила ее. – Но это… Это…

СОМАН ЧАЙНАНИ Страх не дал ей договорить.

Она с трудом посмотрела вниз и сдернула с себя одеяло. Она была в сапфирово-синей тунике Испытания, сделанной из тонкой-тонкой кольчуги. Также на ней был шерстяной плащ в тон, отороченный серебряной парчой. Из нагрудного кармана с вышитой белой бабочкой поблескивал краешек зачарованного белого платка.

Агата повернулась к запертым воротам в Синий лес. Возвышаясь над ней, они горели волшебным огнем, а серая мутноватая дымка покрывала деревья за ними, скрывая лес от посторонних глаз. Агата приподнялась, чтобы разглядеть, что написано на деревянной доске над западными воротами. Горящие светлячки подчеркивали каждое слово:


Мир без принцев

– Это список тех, кто сейчас в лесу, – сказала Кико. – Они посылают пару каждые десять минут: одна девочка, один мальчик. Сейчас там девять пар, осталась одна. Никто пока не бросил белый платок, никто не сдался…

Но Агата все еще не могла отвести глаз от доски.

Софи? Софи… внутри?!

– Декан сказала, что Софи зашла внутрь с первой парой. Правда, никто не видел, как она туда входила. Но светлячки высветили ее имя, значит, она должна быть в лесу. И слава богу, потому что мы не сможем выиграть без вас двоих. Декан не сомневалась, что ты очнешься…

– Но как Софи может быть на Испытании? – пробормотала Агата, нерешительно направляясь к воротам. – Когда она вернулась? Почему она не помогла мне? Мне нужно увидеть Доуви и Лессо, или…

Над ее головой громыхнули овации:

– А-ГА-ТА! А-ГА-ТА! А-ГА-ТА!

Агата задрала голову на синий балкон замка, на котором собрались ученики, наблюдающие за ней сквозь голые ветви деревьев. Девочки скандировали ее имя, гудели, свистели, разбрасывали конфетти и махали ей яркими плакатами «Вперед, девочки!», «Мальчики = рабы!», «С и А всех спасут!».

Агата прищурилась, чтобы разглядеть самый высокий балкон башни Милосердия, где собрались учителя. Их лица были едва различимы. Но все же она смогла разглядеть силуэты профессора Доуви и леди Лессо, их испуганные лица… И Поллукс, которая сторожила дверь на балкон. Сегодня ее голова покоилась на теле матерого медведя.

– Видишь, Билиус, я же сказала тебе, что она будет готова, – прозвенел голос.

Агата повернулась к декану, которая как раз появилась со стороны западных ворот в компании грушеголового и рябого профессора Мэнли. Рядом с ними парили две зеленоволосые нимфы. Профессор Мэнли взглянул на Кико, и она тут же отскочила прочь, как испуганная овечка. Еще более грозно он взглянул в сторону Агаты.

– Повезло тебе, – усмехнулся он. – Как раз вовремя.

– Действительно повезло, – сказала декан с такой мерзкой ухмылкой, что Агата поняла: это что угодно, только не везение.

Мэнли потащился в сторону восточных ворот.

– Эвелин, еще какое-то жульничество – и на вас на всех откроется сезон охоты, – презрительно бросил он. – Мы посылаем нашего последнего мальчика через две минуты, независимо от готовности вашего читателя.

Как только он исчез, пунцовая Агата повернулась к декану:

– Как ты затащила Софи на Испытание, ведьма? Ты заманила ее в ловушку, когда она вернулась за мной? Ты и ее оглушила?!

Декан подошла к ней. Ее губы скривились в улыбке:

– Ты знаешь, Агата, почему-то в вашей версии сказки я стала злодейкой. В вашей версии я наслала на Софи симптомы… засунула ее на Испытание… Я пытаюсь вернуть сама-знаешь-кого… Но разве ты не слышала? – она взяла в руки лицо Агаты, вонзившись острыми золотыми ноготками ей в щеки. – Ваша версия сказки совершенно неверна.

Агата рассмеялась ей в лицо:

– Да ну? Тогда скажи: если все это делаешь не ты, то кто?

Декан мрачно усмехнулась:

– Как там любил говорить мой брат? Иногда ответ слишком близко, чтобы его увидеть. Иногда ответ, – она прижала свои холодные губы к уху Агаты, – прямо перед твоим носом.

– Ты одна сплошная ложь! – вскипела Агата, отталкивая ее, но декан только шире улыбнулась, точно радуясь тому, что скрывает какой-то мерзкий секрет.

– Отведите ее к воротам, – приказала она.

Нимфы схватили Агату под руки, подняли в воздух и поволокли в сторону западных ворот в Синий лес…

– Нет! Софи выйдет оттуда живой, слышишь меня! – кричала Агата. – Мы обе выйдем живыми!

Но чеширская улыбка декана не исчезла, пока не скрылись за деревьями. Затем они миновали горящие ворота, внеся Агату внутрь, и девочки наверху одобряюще взвыли.

Нимфы поволокли ее в сторону роя бабочек, парящих под доской с именами. Беспомощно изворачиваясь в крепких руках нимф, Агат