Book: Осужденный на игру. G&CI



Осужденный на игру. G&CI

Осужденный на игру | G&C I

Глава 1. Приговорен к игре

От автора:

Начиная свой путь в жанре ЛитРпг, я хотел показать историю максимально живо и саркастично, не отходя от канонов и одновременно скрашивая острые углы дуги характера героя. В своей книге я намеренно показываю развитие истории главного персонажа от момента ассимиляции с паразитирующими на обществе до того, кому не стыдно и цикл посвятить. И пусть вас не смущает наличие в вводных главах жаргона и антисоциальных элементов, то лишь карикатуры, призванные усилить контраст грядущих трансформаций.

Несмотря на то, что я описываю игру и будущее, вы встретите множество весёлых отсылок к нашему времени, ибо многое повторяется по закону спирали. Да и будущее – не всегда синоним лучшего. Нам ли этого не знать?

***

Михаил лежал на своей шконке, стеклянными глазами буравя потолок и закинув руки за голову. Он старался не думать об этом дне, пролистывая всю свою бессмысленную линию бытия – школа-армия-техникум-тюрьма – томно ожидая финала своей жизни. В памяти всплывали такие моменты, как гибель брата в аварии, скоропостижный уход матери в след за Николаем на почве нервных напряжений, постоянно меняющиеся девушки, среди которых так и не нашлось той, что оставила бы отпечаток в его душе; и, наконец, нелюбимая работа, которая и привела его сюда – к воняющей, переполненной асоциальным элементом, камере. Но, несмотря на пропащесть существования, Михаил очень не хотел умирать, растягивая и смакуя каждую секунду пребывания пусть и в этом гадком месте.

На стене, прямо над входом в камеру вещал жидкокристаллический проектор. На экране по темной пещере шли двое: полуобнаженная светловолосая девушка с едва закрывавшими интимные места элементами брони, и высокий, худощавый, смуглолицый парень в потрепанной, волочившейся по пыльному полу подземелья рясе. Девушка несла в руках приготовленный к бою лук с двумя наложенными на тетиву, тускло светящимися стрелами, парень же был вооружен деревянным посохом.

– Вы тоже предвкушаете это!? – нагнетал голос за кадром. – Лучница и темный маг проти–и–и–и–ив дикого и доселе непобедимого Орамазука! Кровавая встреча излюбленных героев после рекламы на первом шоу империи «Ка–ак в сказке»!!! – диктор помпезно растягивал каждое слово.

Экран вдруг моргнул и загорелся синим светом, на котором белым по синему было написано: «Недостаточно кредитов для трансляции».

–Ты че, фуфлыжник!

Прямо со второго этажа нар спрыгнул невысокий, весь испартаченный зек и важной походкой, манерно разведя руки с растопыренными в стороны пальцами, направился к койке у огороженного туалета.

– Я сейчас, я проплатил…они просто трафик подняли, – запаниковал паренёк, лежащий там, и начал спешно набирать что-то на планшете.

Парень с планшетом у туалета попал сюда за сбыт наркотических средств в крупных размерах. По всему было видно, что паренёк неплохой, но блатная масть быстро прознала, что ранее не судимый «пассажир» из небедной семьи. И теперь он вынужден был «греть» хату на постоянной основе: это и передачки, и кабельные каналы, и постоянные платные, запрещённые в тюрьме ништяки с воли, передаваемые через нечистых на руку вертухаев – тюремных охранников. Слова на воле и слова за решёткой имеют разную значимость. К примеру, все, что ты скажешь и за что подпишешься, может быть использовано против тебя – ты в ответе за каждое своё слово. Сказал, что проплатил видео сеанс – значит проплатил. Если это не так, то попал в косяки, то есть толкнул фуфло. За это спросят и вгонят в ещё большие обязательства, а уж пояснять за базар тут умели. Годы практики готовили из рецидивистов ораторов и философов. Это огромная социальная ложь, что тюрьма кого-то исправляет. Озлобляет – да, ломает – да, оголяет самые неприглядные качества – да, но не исправляет. Оно и понятно, если вместе содержать профессиональных преступников и тех, кто попал в тюрьму первый раз, хоть и по тяжёлым статьям. Вот и сейчас разыгрывался спектакль на одного зрителя и жертву одновременно.

– Да ты в натуре не сечешь! Люди на тебя рассчитывали, а ты доверие хаты не оправдал, – продолжал лысый зек, по иронии судьбы носивший кличку «Кудрявый», подходя все ближе к и так угнетенному ситуацией мажору.

– Кудрявый, ну перепутал Сапог. С кем не бывает? – вступился за мажора бывалого вида зек, лежащий на нарах возле стола. – Сапог, ты же просто перепутал?

– Ддда, – промямлил Валерий Сапожников. – Я щаз все исправлю.

– Воот, – продолжал видавший виды зек. – Сапог перепутал и купит сеансов на целый месяц, чтобы хата не огорчалась.

Валерий «Сапог» Сапожников угрюмо всхлипнул и тем самым ответил утвердительно.

– Ну раз перепутал, и если хата ему косяк прощает... – протянул Кудрявый, как бы замахнувшись на мажора, но в последний момент почесав этой рукой у себя за ухом. – Живи, Сапожок.

Кудрявый такой же важной походкой, только преисполненный гордостью за сыгранную роль, вернулся на свою койку.

Михаилу не нравились все эти блатные движения, но робингуды не выживают в таких местах. Конечно, можно было вступиться за мажора. Однако это значило бы противопоставить себя всему уркоганскому единству – отдельному миру, живущему по своим специфическим законам. Тюрьма учила быстро, и Миша предпочитал не вмешиваться не в свои дела, вполне удовлетворяясь тем, что по блатным законам он числился «мужиком» – обычным человеком, коих в местах заключения 80%. Может, жестокий мир тюрьмы сочувствовал ему, но его не проверяли глупыми шутками, не пытались поддеть, или как-то понизить его социальный статус, ведь вокруг всего, что относилось к Михаилу, постоянно витал ореол смерти. Кроме того, что можно поиметь с человека, который «завтра» идёт на смертную казнь?

Проектор вновь включился, тёмный маг вытянул в сторону огромного трёхголового ящера трясущиеся от напряжения руки с двумя кусками сломанного посоха.

– Валез-коус! – Кричал маг.

Заклинание било монстра цепной молнией, шел ожесточенный бой.

– Кара, уходи в портал!!!

Карина лежала в пепле и саже среди костей других игроков, вся в крови и со следами ожогов на упругих частях тренированного тела. Её светлые волосы были похожи на оплавленную мочалку, а обтягивающий игровой панцирь был расколот и больше не держал красивую, выпирающую грудь. В трёх шагах от неё зелёным светом сиял портал.

Чудище, одним прыжком оказавшееся возле мага, полыхнуло пламенем из двух пастей левой и правой голов. Магический щит сработал на первое действие, поглотив пламя, но крупные зубы средней головы ящера скользнули по лицевой части черепа чародея. Экран залило краской. В капсуле погружения в игру «Как в сказке», где находился игрок, клацнули металлические челюсти, обезличивая игрока в реальном мире. Все, кто находился в камере, дружно ухнули:

– В натуре не повезло терпиле.

Трёхголовый монстр, раззадоренный торчащим из предплечья обломком стрелы, обернулся на уже поднявшуюся девушку, которая в мгновение поняла, что её ждёт, и поспешила кувырком исчезнуть в открытом портале прежде, чем пламя заполнило весь экран проектора.

– Итак, мы с вами видели, как погиб маг Петр Шпаченко, спасая ценой своей жизни лучницу Карину. Ну что ж, это игра! И у всякого есть возможность выиграть и проиграть. Если ты готов рискнуть всем ради бессметных богатств, и тебя не пугает обратная цена – жизнь, игра «Как в сказке» – для тебя! Оставайтесь с нами на первом шоу империи!

В камере активно обсуждали поджаренные достоинства Кары, а также тех придурков, кто идут в игру на потеху зрителям, надеясь изменить свою жизнь к лучшему. Корпорация «Счастье и Правда», плотно спаянная с правительством, ещё три года назад запустила проект «Как в сказке». Игрок зарабатывал в игре деньги и получал в жизни реальные имперские денежные единицы – МанКреды. Однако, если он умирал в системе, то капсула убивала его на потеху публике. От смерти можно было откупиться КэшЩитом, переведя на счёт корпорации один миллион МанКредов. Если же такового не было, то игрока постигала учесть его персонажа.

Дверь камеры с хлопком отворилась, в свете тюремного коридора появились очертания в чёрном.

– Марионов, с вещами на выход! – крикнули из света.

Михаил не торопясь встал и побрёл ко входу.

– Пока, Марио! Удачи тебе на суде! – звучало со всех шконок бледному от неминуемой участи заключённому.

«Марио», так прозвали в тюрьме почти всегда задумчивого Михаила – атлетичного двадцатипятилетнего парня, увлекавшегося метанием молота и, по воле нелепой судьбы, работавшего в сфере обслуживания газоводных систем.

Михаила вели на суд, который был стопроцентно проигран. Дело о взрыве в многоэтажном доме имело общественный резонанс – сорок семь пострадавших, двадцать три смертельно, среди них женщины и дети. Во всем, конечно же, был виноват газо и водопроводчик Михаил Марионов, поступивший на должность в жилищную компанию три месяца назад. Причиной взрыва якобы была преступная халатность в перенаправлении энергии на нагревательные котлы, но никак не временной износ газового оборудования, ведь по всем документам капитальный ремонт был в прошлом году.

– Суд присяжных постановил признать Марионова Михаила виновным по статьям: преступная халатность,…

Все было как в тумане. Михаил не слышал пунктов обвинения, в голове шумело. Тем временем судья продолжал:

– …Ввиду невозможности подсудимым прожить в заключении двадцать три человеческие жизни и ходатайства стороны защиты о замене смертного приговора аналогичным по общественному значению, Марионов Михаил Юрьевич, 26.07.3251 года рождения, приговаривается к пожизненному заключению в виртуальную реальность «Как в сказке». Приговор озвучен и обжалованию не подлежит. Приставы, привести в исполнение.

В голове у Михаила все плыло. Сквозь дымку он видел показывающего ему знак победы адвоката, злорадствующие, перекошенные от ненависти к нему лица родственников, заранее заготовленную капсулу виртуальной реальности.

Глава 2. Навязанный путь

Механический голос вырвал Михаила из небытия.

– Выберите расу!

– А какие есть? – пробормотал Михаил, смутно понимая, что тут происходит.

Процедуру накидки персонажа по ТВ не показывали.

– Эльфы, Люди, Гномы, Хоббиты, Орки – доступные из разумных, – перечислила программа. – Вам напомнить характеристики? Эльфы живут больше всех и обладают невиданной ловкостью. Люди…

Михаил прервал перечисление:

– Был человеком по жизни и тут от человеческого не отступлюсь. А судя по тому, что в вашей игрушке происходит, сильно долго пожить мне все равно не дадут.

– Выберите основной класс: Маг, Воин, Вор, Убийца, Охотник, Паладин, Священник?

Михаил, конечно же, служил, но снова становиться воином ему больше не хотелось. К ворам он относился сдержанно, как к силе, с которой необходимо считаться хотя бы в местах заключения. Но к блатным он себя не относил. Клише убийцы ему навязывали все время с начала этого фейкового судебного процесса. Его любовь к животным начисто отмела охотника. Паладин вообще звучало как-то не по мужски что ли, а особо верующим он не был никогда, и Михаил решил не рисковать.

– Я, типа, маг! – методом исключения выбрал осужденный.

– Выберите стихию: Огонь, Вода, Воздух, Земля?

– Ну, я, типа, с водой больше, чем с газами…– пока Михаил думал вслух, программа приняла его выбор.

– Персонаж создан. Вы – маг воды человеческой расы, Ваше магическое имя «Марио».

– Э… железяка, я хотел сказать, что я больше с водой, потому что я водопроводчик! – возмутился Марио.

– Принято. Вы – техномаг гидроинженер первого уровня!

На экране высветились параметры и цифры персонажа:

Марио

Уровень: 1

Сила: 2

Ловкость: 2

Выносливость: 3

Мышление: 1

Удача: 1

Хиты: 5 (Сила + Выносливость); текущие: 5

Мана: 40 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 40

– Э Машина, а почему мышление и удача по одному?

– А потому, Марио, что тебе в жизни-то не очень везло, а судя по твоему лексикону, за мышление тебе придется уже в игре пояснять, – программа перешла на жаргон, чем неслабо удивила игрока.

– Какой же я маг, если у меня мышление один?

– Очень, очень глупый техномаг, выгнанный с факультета водяного волшебства волшебной академии Бладорона за регулярные прогулы и злоупотребления галлюциногенными грибами.

– Да Ты угараешь? Я наркоты в жизни не употреблял!

– А зря, некоторые грибы дают плюс к мышлению или к ловкости. Некоторые могут, конечно, и убить, но ведь ты не посещал занятия и не знаешь, какие, поэтому не волнуйся! Ты из семьи Бросов, и у тебя где-то есть брат, а потому тебя в твоей деревне всегда называли вторым, и ты привык. …И да, если персонаж не отыгрывает свою роль, его подвергают искусственному наставлению на роль.

– Это как? – недовольным тоном спросил новоиспеченный техномаг.

– Это током об елдак! – машина импровизировала в лексике.

«Вот тварь», – подумал Михаил. «Ну доберусь я до тебя еще».

– Твой инвентарь, бродяга: кусок хлеба, гриб с непонятными свойствами и волшебная палочка в виде составного стального магического гаечного ключа. Дает плюс два к урону, если использовать его как ударно-дробящий предмет.

– А заклинания?

Марио начал думать, что программа над ним издевается.

– Из заклинаний первого уровня доступно только создание воды, и стоит оно десять маны.

– Струю воды я, и не будучи магом, мог создавать. Особенно по утрам. Дай что-нибудь поубойнее! – негодовал Михаил.

– Ну вот будешь своей убойной струей костры тушить! Хорошей игры тебе, водопроводчик!

Это звучало, как сарказм, но не успел Марио ответить, как мир вокруг изменился, а сам он оказался на лесной тропинке, ведущей куда-то вдаль. Оглядев себя, он увидел грязную магическую рясу в пол, сумку через плечо и увесистый гаечный ключ в правой руке.

– Зашибись, – выругался маг, заметив, что он бос и абсолютно наг под рясой, но деваться было некуда, и он неспешно потопал по тропе.

Прошло два часа игры и ничего не происходило. Светило солнце, облака плыли над сказочным лесом.

«А тут не так плохо», – подумал Михаил. – «По крайней мере красочнее и свежее, чем в реальном мире, где корпорации загадили всю окружающую среду».

Его размышления прервал писклявый голос откуда-то сверху.

– Эй, путник!?

Марио поднял голову, чтобы увидеть зовущего, однако удалось ему это не с первого раза – мышление в один балл не дало сразу сфокусироваться на точке, откуда исходил звук. В птичьем гнезде, почти под самой кроной сидело существо величиной с ладонь. НПС был похож на уменьшенного человечка.

– Че тебе надо, коротыш? – спросил маг.

– Помоги мне слезть отсюда! – прокричало таким же писком существо.

– А нафига ты туда залез-то?

Михаил поддерживал беседу, ибо НПС – это экспа, опыт по-нашему, деньги. Да и просто так идти по лесной тропе было скучновато.

– Я не залезал, меня коршун унес! – оправдывался человечек.

«Ну что, первый квест», – подумал Михаил и, положив гаечный ключ в сумку, полез на дерево.

В результате этого действия игрок почувствовал, что сразу два параметра – ловкость и выносливость – сложились и прошли проверку сложности. Лезть стало легко и уверенно. Подобравшись к гнезду, Михаил потянулся, чтобы пересадить персонажа в свою сумку, но в гнезде кроме маленького человечка с одним крылом на спине, напоминающим стрекозиное, было что-то еще. Пошарив вслепую рукой, Марио извлек черные солнечные очки со следами когтей на стекле и оправе.

«О! Вот и первый лут», – подумал маг и неспешно стал спускаться вниз, что далось несказанно проще, чем восхождение.

Вновь оказавшись на земле, маг позволил однокрылому коротышу вылезти из своей сумки. Нахальный коротыш жевал его хлеб.

– Ты че, блин, делаешь, коротыш?! – возмутился Миша.

– Я не коротыш, я житель свободного народа Лутиканцев – фей по-вашему. А ты-то сам кто? – пропищал мелкий, не переставая жевать кусок хлеба.

– Да ты реально оборзел, это весь мой паёк на игру!

На этих словах Михаила как будто ударила молния.

«Отыгрыш», – прозвучало в его голове.

Бывший заключённый Михаил Марионов чуть не подавился воздухом от такого программного произвола, но, понимая, что другого выхода нет произнёс:

– Я – маг водопроводчик Марио Брос Два! – зло прошептал Михаил.

– Спасибо тебе, Марио из семьи Бросов, что спас меня из гнезда грифа. Меня зовут Сашуас. Я из семейства лесных фей, как ты понял, и теперь я пойду вместе с тобой, чтобы тоже спасти тебе жизнь.

– Нахрена ты мне нужен?! – возмутился было Марио, но тут же был поражен молнией изнутри – разработчики сюжета явно хотели, чтобы Сашуас шел с ним.



«Вот тебе и нелинейность сюжета», – выругался про себя маг, но вслух произнес только:

– Я рад буду, если ты составишь мне компанию, …падла.

– Что ты говоришь? – переспросил Сашуас.

– Я говорю пАдловила меня судьба, связав с таким чудесным попутчиком.

Перед глазами Игрока всплыла табличка:

Квест «Спасение фея» выполнен!

Опыт: + 2 балла

Инвентарь:

NEW! Очки магического видения

Продолжая свой путь под непрерывную болтовню фея, Михаил никак не мог отделаться от мысли: «Нифига он жрать! Как можно было за один присест кусок на три хита схомячить?»

Глава 3. Капец, дайте три!

Фей говорил. По меркам Марио даже очень много говорил. Потом пел пискляво и не в такт – всю свою отсидку маг предпочитал больше слушать, чем болтать, ведь любое слово в замкнутом коллективе становилось инструментом, который могли использовать против тебя же. Когда ты заходишь в хату – тюремную камеру – первое, на что тебя проверяют синелапые пересидки, кроме первичного знакомства, мол, «кто такой будешь, да по какой статье» – это что с тебя можно поиметь. Поэтому, меньше болтаешь – меньше проблем.

Маг и фей шли по волшебному лесу, точнее Михаил шел, а Сашуас сидел на его плече и надоедал.

– …и я ему говорю: «Ну какой же ты эльф, если у тебя из эльфов только мама!».

– Скажи друг, а у вас, у феев крылья отрастают? А то у меня скоро из правого уха кровь пойдет, – Михаил намекал на то, что можно было бы и помолчать или ехать где-нибудь подальше от уха, например в сумке.

– Я могу на левое пересесть, – весело предложил фей.

– На что тебя мне боги послали…

Марио уже начал привыкать к оборотам игрового мира – еще бы, ведь за каждую неигровую фразу мага били током.

– О! Деревня! – внезапно сказал что-то важное фей.

И правда, среди леса расположилась убогого вида деревушка изб на двеннадцать от силы и, как водится, с колодцем посередине. В душе у Марио что-то екнуло – окна не горели, да и печки не топились.

– Не хорошо это, – сказал маг вслух.

– Не хорошо в лесу ночевать и спать на голодный желудок, – сострил фей.

– В тебя сколько еды влезает? Ты же три часа назад ел! – удивился Марио.

– Ты на мне хоть одну жиринку видишь? Нет? То-то! У меня ускоренный метаболизм! – Сашуас поднял палец кверху.

– Мета…что? – переспросил Марио и на всякий случай поглядел наверх.

– Маг говоришь? – недоверчиво пробормотал фей. – Метаболизм – обмен веществ. Ну, «не в коня овес», «не все коту масленица», «что посеешь, то и пожрешь»!

– Тихо, – прошептал маг. – Мы тут не одни.

В деревне кто-то был. В одном из домов слышались громкие возгласы.

– Давай, старый, толкуй быстрей. Где добро свое и внучку прячешь?!

Спутники крадучись подошли к лачуге, откуда доносились голоса. В доме творилось то, что в уголовном кодексе империи называлось вымогательством с захватом заложников. Трое оборванного вида разбойников угрожали деревянными дубинами привязанному к стулу деду.

Разбойник 1

Уровень 1

3 хита

Разбойник 2

Уровень 2

4 хита

Разбойник 3

Уровень 2

3 хита

Характеристики подсвечивались над их головами зеленым цветом. Марио не поверил своим глазам и снял черные очки, параметры персонажей исчезли.

«Полезный артефакт», – подумал маг.

– О! А ты кто такой? – один из разбойников заметил Марио в окне дома. – Иди-ка сюда, пассажир!

– Да я, собственно, уже уходил, – сообщил бандитам Марио и отступил от окна.

– Куды! Стой! – разбойники кинулись к двери.

В армии приходилось часто драться по всяким глупым причинам, тут же причина была очевидна – его шли убивать, а точнее, бежали убивать. Маг прыгнул к двери и встал у стены, прислонившись к деревянному срубу спиной. Дверь открылась с шумом удара плеча о дверное полотно. На улице показался разбойник второго левла. На радость мага дверь была хлипкой – не рассчитав силу толчка плечом, средневековый бандит сделал вперед несколько шагов по инерции, и теперь Марио был у него за спиной. Замах гаечной волшебной «палочкой»…

Урон: 7

…противник даже не понял, откуда прилетел удар. Гаечный ключ вошел в черепную коробку, как в спелый арбуз. Тело разбойника рухнуло на землю, орошая ее мозговой жидкостью и кровью. Внезапный удар сзади Марио не заметил.

Урон герою: 2

Это было тяжелое попадание, от которого маг упал на землю, но вовремя повернулся к нападающему лицом. Что-то спасло от неминуемого крита, в воздухе всплыла табличка:

Фей Сашуас применил «Энергощит»

Нападающих оставалось двое, и они были с дубинами в руках.

– Струя воды, – крикнул маг, и напор кипятка в девяносто градусов хлынул ближайшему разбойнику в лицо.

Расход: 10 маны

Урон: 1

Доп. эффект: слепота 5 с.

Третий разбойник схватился руками за обожженное кипятком лицо, деревянная дубина рухнула к ногам Марио. Тем временем первый разбойник сократил расстояние до Марио и со всего размаха, было, ударил мага увесистой дубиной по голове... и снова энергощит Сашуаса оградил игрока от потери хитов. Деревяха отскочила от заклинания, и этого мгновения было достаточно, чтобы маг сбил разбойника с ног подсекающим ударом.

Урон: 1

Доп. эффект: оглушение 5 с.

Маг вскочил на ноги и пинком, с разбегу бабахнул в голову лежачему противнику, как по футбольному мячу.

Урон: 4

Первый разбойник кашлянул кровью и, вогнанный в минус один хит, так и остался лежать, теряя признаки жизни. Крики третьего разбойника были недолгими – не дожидаясь пока снимется эффект слепоты, Марио нанес ему несколько ударов ключом по голове. Цель не уклонялась. Удары дали критичиский эффект и третий противник упал замертво.

Марио оглянулся, Сашуаса не было видно. О нем маг как-то не вспоминал в бою, но что-то оттягивало капюшон рясы. В ней спал фей, интенсивно сопя во все лицевые дырочки. Черные очки показывали:

Состояние: 0 маны

Восстановление через 8 часов игрового времени

«Вот тебе и фей», – подумал Марио. – «От смерти меня спас и сам бухнулся в сон».

– Помогите! – жалобно раздалось из лачуги.

Марио вошел в дом. Привязанный к стулу дед внимательно смотрел на своего гостя.

– О святые духи, ты их уделал! – пролепетал дед.

– Ты что тут один делал? – спросил маг, не спеша развязывать пленника.

– Я живу тут, а они нагрянули! – запричитал старикан. – Развяжи меня скорей же, все затекло ужас как.

– Подозрительный ты дед, а вдруг ты оборотень? – сказал Марио и, чуть подумав, добавил, – В таких местах только оборотни и живут.

– Ты, маг, когда опыт получишь, первым делом мышление качай. Стал бы я тут привязанный сидеть, если бы оборотнем был?! – обиделся старик.

Марио прислонил к глазам линзы очков:

Старик

Уровень 99

Сила 1

Ловкость 1

Выносливость: 998

Мышление: 4

Удача: 2

Хиты: 999 (Сила + Выносливость)

Понятно, НПС с запрограммированной выносливостью, чтобы не умер от пыток.

Узел за спиной деда поддался не сразу, но немного терпения и ловкости – и вот седой старик уже потирал запястья от рубцов, оставленных въевшимися в них веревками.

– Чего хочешь проси, мил человек, все равно ничего у меня нет! – продолжил обитатель деревни.

– Ты хоть совет дай, как жить-быть в этом мире? – Марио не скрывал своего разочарования.

– Я тебе даже два дам. Севернее отсюда есть город, туда тебе надо, там квестов много!

– А второй совет? – спросил маг.

– Уходить лучше сейчас, потому что головорезы скоро респаунятся, а если на локации тот же персонаж, то их левлы будут в разы выше, – дед сочувственно развел руками.

– Офигеть, блин, квест...

Маг вышел из дома, чтобы обыскать трупы НПСов. В карманах было немного серебра и меди, буханка хлеба и яблоко. Маг попробовал взять деревянную дубину, но рука не слушалась, а черные очки показывали, что оружие не приемлемо для его класса.

На выходе из деревни перед глазами традиционно всплыла табличка:

Квест «Дед в плену» выполнен!

Инвентарь:

NEW! Буханка хлеба: +4 хита

NEW! Яблоко: +1 хит, +20 маны

*Очки магического видения

Деньги: Золото 0, Серебро 3, Бронза 67

Опыт: + 8 баллов

Марио без лишнего сомнения вложил пять баллов в мышление. Навык вырос до двух, и тут же предельный параметр маны скакнул до пятидесяти, а в спеллбуке появилось новое заклинание «Лечение». В голове зазвучала приятная музыка старой группы «Лесоповал», а над головой вспыхнуло оповещение о повышении левла.

Марио

Уровень: 2

Сила: 2

Ловкость: 2

Выносливость: 3

Мышление: 2

Удача: 1

Хиты: 5 (Сила + Выносливость); текущие: 3

Мана: 50 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 40

Вы получаете 3 ЛВЛ!

Новое заклинание: «Лечение» (+1 хит, -10 маны)

Неизрасходованный опыт: 5 баллов

Суммарный опыт: 10 балло в

Глава 4. Играй хорошо, или умри

Миша не спеша топал по дороге на север. Если верить деду в плену, то через пять часов должен был показаться город. Новое заклинание давало Мише надежду на то, что он умрет не сразу. Опять же жаль, что хиты оно лечило, но не увеличивало их максимальное количество.

– Знаешь ли ты, Саша, что есть миры типа твоего?

– Оу, ну конечно! Миров, их превеликое множество! Вон, взгляни на небо, – оживился фей подкинутой темой для языкочесания. – Сколько звезд! Это светится каждый из миров.

Марио неторопливо поднял голову, темно-синее небо было просто испещрено кучей мигающих точек.

«Небо не такое, как на Земле», – подумал Михаил, но вслух ничего не произнес, памятуя о наказании системой за неотыгрыш роли.

– Есть даже такие, – не унимался Сашуас, - где магии вообще нет, представляешь?

– Охотно, – выдохнул маг. – Мне кажется, моя душа когда-то жила в таком.

– Ну теперь-то все хорошо! – улыбнулся фей. – Теперь ты – грозный маг воды, и нас ждет слава, богатство и румяные девки!

– Или смерть в пасти случайного монстра, – нехотя поддерживал беседу маг, думая о своей удаче, которая все еще была равна единице.

– Ну это вряд ли, – отмахнулся фей. – Мы же герои! Неистовые искатели приключений, а приключенцам всегда везет!

– Ты, походу, со статистикой не знаком, – парировал маг.

– Со стати…статиис, – не смог выговорить крылатый спутник. – Сразу видно, что мышление до двух прокачал. Я ж говорю, не пропадем!

За беседой время не чувствовалось. Город, сияющий разноцветными огнями, находящийся далеко впереди, становился все ближе. Ночь была приятно теплой – все для того, чтобы в начальной локации игрок не испытывал особых сложностей.

– Стой, кто идет?! – крикнули со стены над воротами.

Михаил собрал все свое мышление в кучу и громко произнес:

– Я – великий маг Марио из семьи Бросов, второй из братьев, и мой спутник Сашка.

Электричество болезненно дернуло и Михаил поспешил поправиться:

– В смысле… мой спутник и бард Сашуас из феев!

– Я вижу, что не орк, – хохотнули на стене. – Чего надо?

– Мы отважные герои в поисках работы и ночлега, – пропищал фей.

– Ворота откроются с рассветом. Валите нахрен от стены, пока из вас единорогов с арбалетными болтами между глаз не сделали! – стражник явно ленился открывать ворота.

– А сколько стоит войти днем в город? – фей игнорировал угрозу стражника. – Просто мы можем войти и днем, но тогда один милейший господин не получит серебряную монету.

Наверху замолчали, и на минуту повисла тишина, которую разбавили приближающиеся шаги спускающихся по лестнице армейских сапог. Маленькое окошко в городских вратах отворилось, выпуская наружу тусклый свет масляного фонаря.

– Две серебряные монеты! – потребовали из окна.

– О, милый друг! Взгляни на нас. Разве мы похожи на купцов? – запричитал Сашуас.

– Две серебряные и пятьдесят бронзы! – невидимый из-за света собеседник раздраженно повысил цену.

– Начальник, нам все ясно: две серебряные, так две серебряные, – вмешался в беседу Марио.

– Одну сейчас, а вторую – как запустишь в город, – подкорректировал диалог фей.

Одна монета была просунута в окошко, которое тут же закрылось.

– Ну все, походу ушла денежка с концами, – грустно сообщил фей.

– Да не! Пока у заключенного есть деньги, вертухаи будут продавать ништяки.

Как только он это сказал, боль от электричества заставила упасть на колени. Михаил стиснул зубы, не замечая, что прокусывает себе губу, а тонкая струйка крови скользнула по его лицу из правой ноздри.

В воздухе моргнула табличка:

«Штраф за неотыгрыш роли: -1 хит. Во избежание повторного штрафа повторите фразу корректно»

Голова шумела, а перед глазами менялись цифры таймера обратного отсчета:

30

29

28

27

– Давай же, а то умрешь, – запричитал фей!

В голову ничего не приходило, и даже цифры таймера плыли перед глазами, отдаваясь в мозгу пищащим эхом.

– Повторяй, – шепотом говорил фей. – Злато и серебро баче ключа – находит путь как к дверям, так и к умам стражников.

22

21

20

19

Таймер тикал

– Злато и серебро – лучший ключ к сердцам стражи! – сквозь сжатые от боли зубы простонал маг.

Ток больше не бил. Счетчик остановился. Марио, опираясь на крепостную стену, с трудом приподнялся. Рукавом вытирая кровь со своего лица, маг скомандовал:

– Лечение!

Отток десяти единиц маны ощутился мгновенно, но в душе похорошело, а боль исчезла, как и не было.

Расход: 10 маны

Пополнение здоровья: +1

– Слава Богам, успел! – снисходительно пробормотал Сашуас.

– Эй, Вы! – донеслось откуда-то слева. – Давай сюда!

Оказалось, что в ночное время вход в город был возможен через потайной лаз, на чем охрана ворот, видимо, не слабо повышала свое благосостояние – это могла быть и контрабанда, и незаконные в ночное время входы и выходы путников в город. Маг и фей поспешили к лазу. Там их встретил невысокий охранник крепкого вида – явно из расы гномов.

– Следуйте за мной, и без всяких там глупостей.

Путники побрели по подземному ходу, освещаемому все тем же тусклым масляным фонарем.

В свободной руке гном нес облегченную секиру. Сомнений не было, что в узких коридорах она была страшным оружием, тем более у воина, облаченного в мифриловый доспех. Простому стражу такой не по карману, гном явно жил не на одну зарплату.

Облегченная секира: +5 к урону

Мифриловый доспех: +8 к броне

Как только вторая монета перекочевала в руки гнома, тот потерял всякий интерес к путникам, тихо затворив перед ними внутреннюю дверь в стене города. Марио и Сашуас обернулись. Перед ними расстилался ночной город, ошеломляющий своей пестрой красотой. То был БигинерПлейс – первый город в начальной локации.

В воздухе всплыла табличка:

Квест «Пройти в город» выполнен!

Деньги: Золото 0, Серебро 1, Бронза 67

Опыт: + 8 баллов

– Пойдем, Сашуас, выпьем за удачу: чтобы нам попадались посильные приключения, – предложил фею маг, пустив пять балов в параметр «удача», подняв и ее до двух.

– Это я с радостью! – оживился фей. – Я тут знаю отличную таверну. Я там, знаешь ли, всегда желанный гость!

Марио

Уровень: 2

Сила: 2

Ловкость: 2

Выносливость: 3

Мышление: 2

Удача: 2

Хиты: 5 (Сила + Выносливость); текущие: 3

Мана: 50 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 30

Неизрасходованный опыт: 8 баллов

Суммарный опыт: 18 баллов

Глава 5. Таверна

Таверна «Сытый шмель» находилась, как и обычно водится, возле самой городской стены, в паре сотен метров от ворот – еще не трущобы, но уже в стороне от непосвященных глаз. Ночью тут ходить было весьма опасно, но фей неумолимо вел Марио в это злачное место.

У таверны, как и везде в волшебном средневековье, было грязно. Помои и прочие отходы обитатели чудесной страны лили прямо на улицу, от чего земля под ногами на окраинах городской стены превращалась в пахнущую всеми красками кухни жижу. Маг шагнул на настеленные на пол доски, ведущие в увеселительное заведение.

– В жизни бы не посетил такое место, – проворчал под нос Михаил.



– Да ты чего… тут мало того, что дешево, так еще и задания не слишком сложные, – отговаривал мага фей от желания уйти отсюда восвояси. – Кроме того, у нас с деньгами не густо.

Дубовая дверь заведения поддалась, и приключенцы вошли внутрь. Таверна была как… таверна: барная стойка, несколько деревянных столов и лестница наверх к комнатам для постояльцев. Скучающий бармен – крепкого вида человек в тканой рубахе – скорее всего, он же и хозяин, протирал серой тряпкой пивную деревянную кружку. Вопросительный взгляд непривыкший любезничать с гостями поднялся для того, чтобы кивнуть вверх бровями. Это могло означать что угодно, например: «Че надо?» или «Пялиться будем или заказывать?»

– Нам бы поесть, выпить, комнату на ночь и узнать, нет ли у вас тут какой-нибудь работы? – вышел на контакт с хмурым барменом фей

– Шесть меди – за похлебку, три – за эль, еще пять – за комнату! – буркнул бармен

– Ты же говорил, что ты тут желанный гость? – прошептал Марио фею.

– Я забыл. Это другое место! – оправдывался Сашуас.

– Ла–адно, – протянул маг и высыпал на стойку перед барменом четырнадцать бронзовых монет.

Хозяин таверны наскоро оценил кучу монеток и пренебрежительно смахнул их с барной стойки себе в нагрудный карман. Монеты гулко звякнули о содержимое кармана – бар пользовался популярностью, но, видимо, не в ночное время.

– Наверх и вторая налево! Жратву принесут в комнату.

Марио начинало нервировать это обращение, но он, ничего не сказав, отправился наверх.

– С таким сервисом он тут много не заработает! – утешал мага Сашуас.

– Это если его заработок – это заказы в баре, – вполголоса ответил маг.

– А что может быть, если не заказы? – удивился фей.

Тем временем вторая комната налево была уже близко и оставалось только толкнуть дверь, чтобы попасть в четыре на три метра коробку с окном, кроватью, крохотным столом со свечей в центре и таким же крохотным стулом. Марио сел на кровать, чуть подумал, и лег, протянув босые и грязные ноги.

«Надо было с тех разбойников хоть сапоги стянуть», – подумал Михаил, но вслух ничего не сказал, помня про электрошок и издав только выдох.

В дверь скромно постучались.

– Открыто! – пискнул фей.

Входная дверь могла закрываться только на хлипкий внутренний крючок.

– Милостивые судари, – приятный голос, принадлежащий светловолосой хрупкой девушке, вошел в комнату вперед нее. В руках девушка несла металлический поднос, на котором уместились две кружки эля и пара мисок с чем-то напоминающим кашу. – Ваша еда и выпивка!

– Я же говорил, не все так плохо! – оживился фей.

– Вы, наверное, про моего батюшку? Прошу его простить, он с войны такой, – сочувствующе выпалила девушка, поставив поднос с едой на столик и принялась ловко зажигать огнивом лучины на стенах и свечку на столе.

– Быы–вает, – протянул Марио.

– Приятной Вам трапезы и доброй ночи! – с этими словами девушка скрылась в темном коридоре, прикрыв за собой дверь.

– Ну что, начнем? – потер маленькие ладошки фей.

– Погоди!

Маг вытащил из походной сумки буханку хлеба и отломил от нее крохотный кусочек, макнув его в эль. Под непонимающий взгляд фея Марио отнес этот кусок к щели в углу.

– Что ты…? – начал было фей

– Тихо! – приказал маг.

Не прошло и минуты, как из щели показалась любопытная мордочка крысы. Увидев и обнюхав кусок хлеба, грызун принялся жадно поедать лакомство. Не успев доесть, крыса со стеклянными глазами завалилась на бок, тяжело дыша через высунутый язык.

– Снотворное или наркотики, – заключил маг.

– Как ты догадался? – еще боле удивленно пробормотал фей.

«В телеке смотрел про такие постановы», – подумал Марио, но вслух произнес только:

– Магическое чутье магического мага.

– И что теперь делать?

– Ждать гостей!

Михаил привстал с кровати, чтобы взять из сумки свой гаечный ключ и яблоко.

– У тебя кроме щита есть еще заклинания?

– Есть. Я могу энергоударом четыре хита снять, если попаду. Но сорок маны – это вся моя мана.

– Ну, у меня сейчас будет чуть больше, надо только восстановиться после лечения, – резюмировал маг, надкусывая фрукт.

Пополнение здоровья: +1

Пополнение маны: +20

– А со мной поделиться? – пропищал фей с возмущением.

– Ты и так весь мой хлеб слопал! Совесть имей, я не ел уже сутки. Да и кашу вон принесли. Только эля не налакайся, не откачаю потом...

Фей обиженно что-то буркнул себе под нос и уселся на кровать в ожидании «гостей».

Марио

Хиты: 5 (Сила + Выносливость); текущие: 4

Мана: 50 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 50

Сашуас

Мана: 40 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 40

Глава 6. Привычная схема

Маг потушил освещающие комнату лучины и сел на стул у стены, возле самой двери. Сквозь щель между косяком и дверью пробивался тоненький луч света из коридора. В голове сквозь мышление уровня два начали складываться простые вещи, как например: «Почему в комнате нет окон?».

– И долго мы так будем сидеть? – нетерпеливо спросил Сашуас.

– До наступления кондиции, – отрезал маг.

– Какой кондиции? – удивился фей.

– Нужной! – с каменным лицом пошутил Марио цитатой из старого фильма, который иногда крутили в тюрьме, и чуть подумав, добавил: – Действуем по старой схеме: ты ставишь щиты, я домажу!

Время шло, в дверь так никто и не вошел. Маг и фей не заметили, как уснули на табуретке у дверного косяка. Утро ознаменовалось криком деревенских петухов.

– Отлично, – подумал маг, взглянув на несъеденную на столе еду и две кружки эля.

В дверь скромно постучали, от чего фей проснулся и спросонья поставил энергощит.

Расход: 10 маны

– Отбой, вояка, – прокряхтел маг, вставая со стула. – Войны сегодня не будет. И уже в полный голос обратился к тому, кто пришел к двери:

– Войдите открыто!

– Милостивые Судари чего-то еще желают? – спросила появившаяся в дверях дочь трактирщика.

– А? что? – не понял фей.

– Да, желаем. Еду и эль соберите с собой. Вчера есть не хотелось. И что там по поводу работы для нас?

– Как пожелаете. А по работе лучше уточнить у завсегдатаев внизу.

Интонация девушки была дружелюбной, но по подбору слов чувствовалось, что что-то тут не так.

– Сверток с едой будет ждать вас внизу.

Сказав это, девушка собрала еду на поднос и поспешила удалиться. Спину и шею ломило от сна в сидячем положении.

Сон в неудобной позе: -1 хит

Мана не восстановлена

Поздравляем, что продержались день в «Как в сказке»!

Опыт: + 1 балл

Квест «Первый и последний сон» выполнен!

Опыт: + 8 баллов

Вы получаете 3 ЛВЛ!

Новое заклинание: «Ледяной Щит» (-10 маны; гасит одно физическое действие)

Неизрасходованный опыт: 17 баллов

Суммарный опыт: 27 баллов

Так как МПЦ не видели этих табличек, фей от неожиданности вздрогнул:

– Ой, у меня похоже третий левл. Может эта таверна волшебная и тут за каждую ночь левлы капать будут?

Если Михаил и понимал что-то в шоу «Как в сказке», так это то, что тут опыт не дается просто так.

– Опыт дают за любые грамотные действия, Сашуас, – задумчиво произнес маг.

– Что это значит? – не понял фей.

– А то, что мы с тобой только что избежали боя и, возможно, смерти, подготовившись к нему. И кое-кто откуда-то точно знал, что мы готовы.

Маг пошел вдоль стен, пристально изучая их поверхность, но ничего, как назло, не нашел.

«Кидаю десять баллов в мышление и поднимаю его до трех», – подумал маг и тут же ощутил, как списалось десять опыта и поднялось мышление, а вслед за ним и мана.

– Так, шестьдесят маны на максималках и Ледяной щит – не так плохо, с этим можно жить.

Не успел он оценить свои потенциальные преимущества, как капюшон в его рясе заметно потяжелел.

– Фей? – напряженно спросил маг. – Ты что там творишь?

– Я свои очки в силу и выносливость вкачал. Теперь у меня пять хитов и пятьдесят маны.

Фей ступил на плечо Марио и расправил заметно выросшие крылья.

– Теперь, возможно, я смогу летать!

– Тьфу ты, я думал, кучу наложил, – вслух подумал маг.

– Я ж не попугай какой, – оскорбился Сашуас и решил что-то еще добавить, но маг прервал его жестом руки:

– Погоди-ка!

Новый уровень мышления давал серьезную детализацию текстуры и анализ местности. Маг подошел к противоположной стене, где под креплением для лучины находилась едва заметная дырочка. Прислонив глаз к отверстию, Марио отчетливо разглядел соседнюю комнату.

– Вот оно! – заявил маг. – Они наблюдали за нами через эту щель. Заметив, что мы не едим, не пьем и не спим, а напротив ждем атаки, они решили не нападать.

– Как ты до этого допер? – удивился фей!

– Я свои очки опыта, в отличие от некоторых, в мышление вкладываю, а не в бицепсы! – укоризненно заявил маг.

– Я с детства хотел быть большим и накаченным. Вам людям хорошо – вы все большие, а феев любой обидеть может, – обиженно причитал Сашуас. – Я, между прочим, усердно тренировался, руки, ноги качал, а один хоббит мне сказал, мол, без специальных грибов масса не попрет. А я настоящих мышц хочу, не дутых!

Марио не нашлось, что ответить. Кроме того, он подумал, что, возможно, желание фея стать большим и сильным имеет место на жизнь.

– Успокойся, атлет негенетический! – прервал нытье маг. – Щаз выходим вниз и с каменным лицом берем квесты.

– А как же бандиты? Неужели справедливое наказание не постигнет сей дом порока?

– Обязательно постигнет, – сказал маг и, немного взяв паузу, добавил: – Левле на десятом сюда вернемся с просветительской миссией. Вот у тебя какое заклинание добавилось?

– Молния. Поражает цели, стоящие в ряд, стоит тридцать маны, снимает от двух до пяти хитов всем, в кого попадет, – похвастался фей.

Тут маг поднял голову наверх и удивленно развел руки:

«О Боги! Серьезно?! У него нормальный закл, а у меня Ледяной щит?! – подумал в небо он.

«Ты ж сам хотел быть магом воды, вот и расхлебывай», – незамедлительно ответила программа.

– Марио, куда ты смотришь? – увидев такие телодвижения, спросил фей.

– Спина затекла после сидения на стуле, – соврал маг. – Пойдем скорей отсюда, пока еще какой-нибудь квест тут не выполнили, стоя прямо.

Инвентарь:

NEW! Миска каши (х2): +1 хит

NEW! Эль: эффект неизвестен

Буханка хлеба: +4 хита

Очки магического видения

Марио

Уровень: 3

Сила: 2

Ловкость: 2

Выносливость: 3

Мышление: 3

Удача: 2

Хиты: 5 (Сила + Выносливость); текущие: 4

Мана: 60 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 60

Неизрасходованный опыт: 7 баллов

Суммарный опыт: 27 баллов

Умения Марио (Spell Book):

Струя воды: урон 1, слепота 5 с., -10 маны

Лечение: +1 хит, -10 маны

Ледяной Щит: гасит одно физическое действие, -10 маны

Сашуас

Уровень: 3

Сила: 2

Выносливость: 3

Мышление: 2

Хиты: 5 (Сила + Выносливость); текущие: 5

Мана: 50 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 50

Умения Сашуаса (Spell Book):

Энергоудар: урон 1, -10 маны

Энергощит: гасит одно физическое действие , -10 маны

Молния: поражает четыре цели на одной линии, урон 2-5, -30 маны

Глава 7. Рафи Нож

Внизу магов уже ждали бармен и ещё несколько хмырей обшарпанного вида. Михаил уже с лестницы оценил угрозу. Бармен – крепкий парень, хитов пять, не меньше; не бронирован, но сжимает в руках короткую дубинку (+2 к урону). Худощавый хмырь – четыре хита, со шрамом наискосок лица, умело играющий крупным ножом (+5-6 к урону). Двое бродяг – 3-4 хита, с ножами (+3 к урону). Тот, что со шрамом, был одет в помпезный бордовый камзол, напоказ сверкала позолоченная цепь и под одеждой проглядывала кольчуга минимум минус два к урону, если попадать в корпус.

Михаил понимал, что их ждёт, и решил форсировать события. Остановившись на лестничном проеме, он начал увлекательный диалог первым. В мыслях крутилось начало любого приличного общения: «Здорова, братва», но, помня про наказание за неотыгрыш роли, маг произнес:

– Милостивые государи имеют какие-то вопросы?

– Та медь – это гномье дерьмо, – бармен бросил горсть монет на пол перед лестницей.

«Ты реально попутал рамсы…», – подумал маг, произнеся вслух лишь:

– Не может быть! Вас же всего четверо. Ты, наверное, хочешь, чтобы твоя дочь внезапно осиротела?

Хмыри за спиной бармена хмыкнулими.

– Знаете ли вы, что такое Цепь молний? – продолжал Марио. – Это минус десять хитов каждому, кто будет в этой комнате. А тому, на ком кольчуга, плюс два к урону!

– Не горячись маг, – вмешался в разговор бандит со шрамом. – Мы тебя проверяли на профпригодность!

Отбросы общества шли на мировую, явно давая понять, что у них есть какой-то квест.

– Ну что, Сашуас, поговорим за жизнь гуманную, за кашу манную? – прошептал маг фею так, чтобы никто и даже те, кто наблюдает у экранов телевизоров, не могли слышать.

– Я ни слова твоего не понял, – так же шепотом ответил фей.

– Идите, погуляйте пока! – скомандовал бандит со шрамом своим подопечным, и те развалистой походкой покинули таверну.

Бармен вернулся за стойку, совершенно забыв про разбросанные у лестницы монеты. Главарь же жестом руки пригласил за столик в самом темном углу таверны. Спускаясь с лестницы, Марио одобрительно кивнул, дав понять, что приглашение принято. Едва успели они присесть, как к столику подбежала дочка бармена с тремя кружками эля.

– Меня тут именуют Рафи Нож, – начал бандит.

Заметив, что Михаил подозрительно глядит на кружки с элем, он отхлебнул глоток и подвинул свою кружку поближе к Марио:

– Пей смело!

– Я – Марио, а это – Сашуас. Давай по делу, напитки распивать нам некогда.

Пока он это говорил, фей перегнулся через грань кружки и стал жадно поглощать эль, издавая громкий всасывающий звук.

– По делу так по делу… Тебе деньги нужны, маг?

– Если они не в грязи и не в крови, – уточнил Михаил, ладошкой закрывая кружку для Сашуаса, чтобы тот не нахлестался до орочьего состояния.

– В грязном мире, маг, все будет грязным, – заключил Рафи Нож.

И тут Марио увидел, что Рафи тоже игрок, вынужденный отыгрывать свою роль.

– Давай без философии, что у тебя за дело?

– Меня тут городская стража немного потрепала, и моих ребят стало слегка не хватать для мирного силового паритета.

– Мирового паритета с кем?

– С кем… с диаспорами: с эльфами, гномами и прочими...

– Ты что меня на службу нанимаешь? – улыбнулся маг.

– А почему нет? Ты тут человек новый, а этот город – не самое хорошее место. Выжить тут даже неделю удается не всем, даже если ты офигенный маг.

Рафи дернуло током, но он с улыбкой воспринял эту мелочь.

– Я твоим головорезом не буду, Рафи, – сообщил маг.

– Я к тому говорю, что ЛЮДИ, – Рафи выделил слово «люди» так, чтобы Михаил понял, что речь идёт об игроках, – должны держаться вместе. А ты вон босой, ногой. Цепями молний сыт не будешь!

– Мы сог-лас-ны! – пропищал изрядно опьяневший фей, не замечая укоризненного взгляда Михаила.

– Дел не много, – расплылся в улыбке Рафи. – Сегодня вечером у меня встреча с эльфами на окраине города. Если нас будет достаточно, то сделка пройдет хорошо, без недопониманий.

– Сделка? – переспросил маг.

– Сделка, Марио, сделка. Эльфийский лист сам себя не продаст! Вы пока отдохните нормально. Наверху вас ждёт задаток, одежда и еда, а вечером у нас работа, – привстав, сказал Рафи Нож.

– Брок! – крикнул он бармену, – Это мои друзья. Как ты мог поселить их в той скверной комнате?!

– Это все Милка перепутала! Заселим в нормальную! – оправдался бармен.

– До вечера! – кинул, выходя из таверны Рафи.

Милка, дочка бармена, проводила мага и фея в их новую комнату, которая существенно отличалась от предыдущей. В ней было окно и большой дубовый стол. На двух кроватях лежали какие-то вещи. Вместо ночных горшков комната была оборудована туалетом и ванной – явно гномской выделки. Но как только за спиной уходящей девушки закрылась дверь, Марио жёстко хлопнул рукой фея. Энергощит поглотил удар полностью.

Расход: 10 маны

– Кто тебя за язык-то тянул?

– А что? – непонимающе удивился фей.

– А то, что мы первые сутки в игре и уже участвуем в торговле наркотиками на стороне какой-то группировки, сформированной по этническому признаку.

– Повезло, да?

Воодушевленный фей спрыгнул с плеча Михаила, лег на подушку, скрестил маленькие ножки и зажмурил глаза, приготовившись спать.

– Ты нас убьешь такими решениями, – выдохнул маг.

Фей его уже не слышал. Он спал, сопя в обе ноздри.

Марио осмотрел одежду на своей кровати. Там он нашел голубую рясу, такие носят или модные девушки, или волшебники; кожаные сапоги, посох со стальным шаром на изголовье и шляпу, обычную глупую широкополую шляпу с острой макушкой.

– Я в этом буду как клоун, – подумал маг.

Но, начав примерять вещи, заметил, что они все, как одна, хорошо сидят – ещё бы! В игровом мире нет размеров. Любой шмот можно надеть, и он будет как влитой.

Сон был бы как нельзя кстати. Закрыв дверь на щеколду, Михаил завалился на свою койку и вот уже задремал, как вылезшая перед глазами игровая табличка заставила Мага отвлечься от отдыха:

Инвентарь:

NEW! Посох мага: урон 3 (+1 к заклинаниям), -5 к расходу маны на заклинания

NEW! Красивая синяя шляпа

NEW! Ряса: без особенностей

NEW! Кожаная обувь: без особенностей

Миска каши (х2): +1 хит

Эль: эффект неизвестен

Буханка хлеба: +4 хита

Очки магического видения

Квест «Договорись или плати» выполнен!

Опыт: +5 баллов

Новое заклинание: «Ледяной шторм» (урон 5 при попадании по целям в радиусе 2 м., -30 маны)

– Уважаемая программа, за что заклинание? Я же никуда опыт не вкладывал, – сквозь дремоту спросил маг.

– Заклинание дается за каждую нечетную цифру мышления, – рапортовала программа.

– Так я же давно уже его повысил, почему только сейчас пришло?

– Пинг большой. Не ты один заклинания и умения получаешь!

– Серьезно? Пинг?! Меня за это время убить могли! – возмутился Михаил.

– Так ты и так, вроде, осужден на смерть через игру! – съязвила программа.

– Спасибо тебе большое, – сказал маг, а сам подумал: «Да иди ты нахрен!» и продолжил свой сон.

Умения Марио (Spell Book):

Струя воды: урон 1, слепота 5 с., -10 маны

Лечение: +1 хит, -10 маны

Ледяной Щит: гасит одно физическое действие, -10 маны

Ледяной шторм: урон 5 при попадании по целям в радиусе 2 м., -30 маны

Неизрасходованный опыт: 12 баллов

Суммарный опыт: 32 балла

Глава 8. Мнение общественности

Ток-шоу продолжалось. Ведущий направился к диванам, где располагались вредного вида импульсивные тетки, скорее всего закончившие театральные училища.

– Преступника осудили, и теперь его ждет смертная казнь через игру… – закинул ведущий тему для истерики, после чего поправил очки и передал микрофон одной из сидящих в студии женщин среднего возраста.

– И что, что посадили в игру?! Видели мы ету игру! Ходит там спокойно, пиво пьет, задания выполняет. Он, наверное, уже и забыл, что столько людей по его вине погибло!

Начавшиеся крики с противоположной стороны студии ничуть не прервали ораторшу, а даже раззадорили ее.

– Вы прекрасно знаете, что это халатность строительного управления! Михаил – просто пешка в их игре! – неодобрительный гул аудитории нарастал.

– Это вы скажите нашим погибшим детям! Ходит он там жизни радуется!

– Ну а что Вы предлагаете? – вмешался ведущий, и, как по команде, гул в зале стих.

– Чтобы он там спать из-за того, что сделал, не мог! Костюм чтоб всегда тот самый носил на себе, чтобы помнил, что он – убийца!

Дружные аплодисменты поддержали актершу. Ведущий повернулся, чтобы посмотреть прямо в камеру:

– Уважаемые зрители, вам решать: одеть ли Михаила Марионова, жертву корпораций или кровавого преступника, в костюм водопроводчика, чтобы тот испытал моральные мучения. Голосуйте в прямом эфире, прикладывая свои биометрические паспорта к сенсорам единой сети! Это было шоу «Как в сказке» и с вами я…

Михаил проснулся окончательно. Шоу транслировалось ему прямо в мозг.

– Ты мне спать умышленно не даешь? – обратился он к программе.

– Хочу, чтобы ты знал, что это не моя прихоть, а решение общественности твоего родного вида, – отчеканила программа.

– Тебе не все равно? – удивился маг.

– Представь себе, нет, – программа изобразила что-то типа грусти. – Я – ваша жизнь и я же – ваша смерть. Я с вами с начала и до конца. Я видел лица всех казненных игрой!

– Жалеть я тебя не буду, – пробурчал Марио.

– Они проголосовали, что любое оружие, которое ты возьмешь в руки, будет превращаться в гаечный, газовый или разводной ключ. А любая одежда будет становиться синим рабочим комбинезоном с красной шапочкой, которую нельзя будет снимать, если тебя видят больше двух человек.

– Офигеть! Как я с гаечным ключом буду тут выживать?

– Параметры оружия сохраняются, меняется только визуализация. Обновления входят в силу сейчас!

Михаил повернул голову, на дубовом столе уже лежали синий комбинезон, газовый ключ с параметрами посоха и красная кепка с крупной буквой «М».

Михаил не спеша поднялся и отправился в ванную. Он первый раз мылся в игре. В душе у Михаила копилась обида и какая-то злость. Он до боли стиснул зубы, от чего гримаса лица исказилась до неузнаваемости. И можно было бы подумать, что Михаил, как и многие осужденные на смерть в игре, сошел с ума. Но сознание мага состояло только из злости, а в голове текла легкая незамысловатая мелодия: «та-да-да, тада-тада, да-да да-да да-да та тададам…». Очистив себя от грязи и пота, маг вышел из ванной комнаты. Он обтерся длинным шерстяным полотенцем и подошел к столу с вещами, бросив на них критичный взгляд. Солнечный диск уже не было видно за горизонтом, а значит скоро за ними придет Рафи Нож. Марио натянул красную футболку, потом синий комбинезон. Завершала всю эту композицию кепка с буквой «М» – такая же красная, как и футболка – и коричневые ботинки. Взятый в руки газовый ключ давал уверенность, что с ним можно эффективней колдовать заклинания. Набедренный пояс с кучей слотов для инструментов Марио застегнул последним.

– Вставай, лежебока! – громко позвал маг Сашуаса.

Фей открыл заспанные глаза и тоже проснулся окончательно, увидав прикид напарника.

– О Боги! Что с тобой?

– Время играть!

С этими словами маг хлопнул ключом по ладони.

Глава 9. Силовой паритет

Брови Рафи Ножа поползли вверх, когда он увидел Михаила в его новом прикиде.

– Скоморох меня налево! – выругался Раф. – Это блин что?

– Дай мне твой нож, Рафус, так долго объяснять, – спокойно и тихо попросил Марио.

– Ну, на…

Рафи достал из своего сапога маленький стилет и недоверчиво протянул Марио. Когда нож перекочевал в руки мага, он на удивление Рафуса тут же принял вид современной рабочей отвёртки.

– Укуси меня енот! Такого я ещё не видел!

– Плюс один к урону и пятьдесят процентов к вероятности крита, если попадать в горло или голову, – сообщил маг, отдавая отвёртку, которая в ладони Рафи снова стала ножом.

– Сочувствую, – покачал головой Рафус.

– Не надо, я привыкну, – Марио зло улыбнулся. – Мы, собственно, готовы идти на встречу.

В таверне собирался неслучайный люд. Под одеждой у многих угадывались кольчуги. Все суровы и, на первый, да и на второй взгляд, люто отморожены. Среди различного оружия маг насчитал четыре легких арбалета.

– Ой, куда мы вляпались, – запричитал на ухо магу фей. – Это же бандиты! Арбалеты королевским указом запрещены, за ношение смертная казнь.

Марио удивленно повернул голову на Сашуаса.

– То есть кроме арбалетов тебя в этой ситуации ничего не смущает?

– Еще как смущает! – продолжал шептать фей. – Видок твой глупый вообще.

Тем временем в таверне собралось четырнадцать человек – почти все мечники и один похож на мага, потому что безоружный в сером свободном балахоне. Стук массивной деревянной кружкой по барной стойке заставил бандитов прекратить болтовню и обратить свои взоры на сидящего на ней Рафи Ножа.

– Джентльмены, я собрал вас всех не случайно. Сегодня у нас встреча с долбанными белками! – громким голосом вещал Рафи.

– Это «эльфы» на сленге, – прокомментировал шепотом фей так, чтобы слышал только Марио.

Михаил же сделал вид, что не замечает и внимательно слушал Рафи, чтобы ничего не пропустить.

– Долбанные белки притащат лучников. Поэтому…

Рафи Нож слез со стойки и обратил внимание всех на стол, на котором стояла чаша с фруктами.

– Арбалетчики, делайте позицию вот тут!

Фрукты начали расставляться на столе, Рафус рассадил груши (арбалетчиков) по условным крышам условных прибрежных складских боксов. Дал каждой груше в пару по яблоку (мечнику) для прикрытия позиции. Бананы (маги) в количестве трех штук должны были находиться рядом с кокосом по имени Рафи. Уже знакомая Марио по утреннему общению пара киви также была в авангарде, но на этот раз хмыри-телохранители были в латах, шлемах, со щитами и вооружены копьями. Также у каждого из киви за поясом красовался короткий меч.

Снаряжение телохранителей:

Латы: +6 к броне

Щит: +5 броне

Шлем: +3 к броне

Копье: +11 к урону

Короткий меч: +5 к урону

– Говорить буду я. Маги, прикрываете меня щитами на всякий случай, – Раф обратил внимание на Михаила и Сашуаса. – У белок, скорее всего, будет лежка лучников где-то вооот тут. Поэтому готовьтесь, что из-за реки, с дрянного квартала полетят стрелы. Вопросы есть по диспозиции?

Вопросов не было. Чувствовалось, что многие из собравшихся тут, не в первый раз ходят говорить с эльфами. Марио, Рафус, Сашуас, незнакомый маг в сером и пара телохранителей-киви в доспехах выдвинулись через парадный выход прямо к речным пристаням. Груши-арбалетчики с яблоками покинули таверну через запасной ход.

Вечерний город-крепость по пути к пристаням опустел. Как ни странно, не встретилось ни одного патруля городской стражи. Через полчаса пешего хода ноздри Марио начал раздражать запах рыбных лотков и гниющих сетей. Пристань была пуста от людей и нелюдей. Ветер мирно болтал торговые флаги на спящих пришвартованных кораблях. То тут, то там слышался скрип дерева или намотанных восьмеркой швартовых концов, фиксирующих очередное судно.

Эльфы показались в указанное время. Темная шлюпка скользила по глади из-за поворота реки. В ней угадывались пятеро – пять высоких, хоть и сидящих на веслах, фигур, одетых в темно-зеленые капюшоны. Они причалили к берегу в сорока шагах. Эльфы сошли на пристань и не спеша, легкой походкой приблизились к нам – четыре телохранителя с длинными тонкими мечами (на глаз плюс семь или восемь к урону) и ГлавЭльф, носивший парные клинки.

Рафи нож заговорил первым:

– Приветствую тебя, достопочтенный Пликс Эльласандель! Легка ли была твоя дорога в наши земли?

– Хо-рошь, НоЖ. Ты прек-раснО знаЕшь, от-кудА и сколькО мы везем. У тебя с собой золОто?

ГлавЭльф говорил с жутким акцентом. Он дрожащими пальцами поправил седые волосы, падающие из-под капюшона, чтобы они не закрывали лицо.

– У меня с собой золото. Покажи груз.

– Гру-уз в лоТ-ке! – и ГлавЭльф что-то добавил на своем языке, видимо, кому-то из своей свиты.

– Да, Эльман, принеси мне эту дурь! – продублировал на общекоролевском Рафи Нож.

– Эт-о чис-тый лартокАт, – пояснил эльф.

Когда один из его свиты открыл мешок с листьями прямо на пристани, Марио уловил свежий запах чем-то напоминающий мяту.

– Проверь, – приказал Рафи серому магу, который за весь вечер не проронил ни слова.

Молодой маг в серой рясе выдвинулся вперед. Подойдя к мешку с листьями, он, не спуская глаз со стоящего рядом эльфа, кончиками пальцев вытащил из мешка листок и повертел его на свету от звезд. Листок засветился белым светом, а затем рассыпался на пыль, которую сдуло дыханием речного ветра.

«Заклинание идентификации», – всплыла в голове у Марио бонусная подсказка благодаря прокачанному мышлению.

Серый маг обернулся к Рафи и кивнул. Дождавшись ответного кивка, он вытащил из-за пазухи своей рясы продолговатый сверток. Загадкой стало то, как сверток туда изначально поместился, потому что размеры его явно превосходили пространство, где сверток хранился.

– Тут все, – сообщил Рафи эльфу. – Будешь пересчитывать?

– Мы, эльфы, вэ-рИм людям!

С этими словами ГлавЭльф развернулся и отправился к лодке на пару с тем, кто взял сверток. Пока они не скрылись за речным изгибом, оставшиеся трое эльфов стояли напротив нас, не отводя своих холодных голубых глаз. Марио, как и серый маг заметили шевеление, отличающееся от общего темного пейзажа пристани. То тут, то там отделялись высокие тени. Тени уходили в темноту города. Наконец и те, что стояли возле нас развернулись и легким бегом растворились в темноте.

– Вот твари. Дорон, ты сколько насчитал? – выругавшись, обратился Рафи к магу в сером.

– Двадцать шесть, из них шестнадцать лучников, – наконец подал голос маг.

– Целый взвод притащили… – произнес Раф свои мысли вслух.

По дороге в таверну все молчали. Эльфы дали понять, что их армия превосходит банду Рафа числом раза в два, и Рафа это беспокоило…

Глава 10. Бородатый кидок

Темные переулки портовых улиц, уложенные брусчаткой для удобства проезда телег, могли позволить свободный разъезд двух встречных обозов. Но группа Рафуса выбирала для маршрута более незаметные и непредсказуемые пути.

Взрыв прогремел внезапно. Сашуас поставил энергощит, и смертоносные осколки отрикошетили от невидимой преграды.

Расход: 10 маны (Энергощит)

Вторая бомба, брошенная из темного переулка, катилась под ноги. Маленький огонек короткого фитиля угрожающе шипел сквозь звон в ушах Михаила. В голове все плыло и отдавалось эхом. Рафус лежал контуженный, в дымке к нему полз на четвереньках Маг в сером. Двое телохранителей, среагировав на взрыв, закрывали Рафи щитами. Михаил, не успев прийти в себя, рефлекторно произнес заклинание. Газовый ключ в его руке усилил поток струи воды, заливая катящуюся бомбу. Фитиль железного горшка, напичканного гайками, погас.

Расход: 5 маны (Струя воды)

«Тук! Тук! Тук!» – арбалетные болты ударили в выставленные щиты телохранителей, а один из болтов снова заставил фея поставить магический барьер.

Расход: 10 маны (Энергощит)

– Маг, быстро за щиты! – кричал один из хмырей, и Михаил побежал к щитам.

Арбалетчики расположились где-то в окнах зданий первого этажа. В какой-то миг маг в сером дополз до Рафуса, от контузии крича неимоверно громко:

– Я сейчас приду, не сдавайте позиции. Они попрут за листом!

Мешок с наркотическим листом отбросило взрывом к противоположной стене. Маг обнял Рафуса, и они оба исчезли.

Использовано заклинание «Телепорт»

– Надо отступать и забирать груз, – кричал хмырь. – Щаз начнется!

Из переулка появились и построились в ряд от стены до стены четверо – четверо гномов в латах со щитами и секирами.

– Я спать, народ! – крикнул Сашуас, кастуя молнию.

Электрический поток ударил по шеренге гномов.

Расход: 30 маны (Молния)

Урон от заклинания: -4 /-5 /-3 /-3 каждому и +1 урона за то, что они в доспехах

Остаток здоровья гномов после применения заклинания: 3/ 2/ 4/ 4 соответственно

Шеренга гномов замедлила ход. Двоим из бородатых пришлось очень тяжко – из-под доспехов струился еле заметный дымок. Волшебная молния подпалила тряпьё под броней. Ещё один арбалетный болт отрикошетил от кованого шлема одного из телохранителей – теперь Марио заметил и вторую арбалетную точку: окно второго этажа. Тем временем Сашуас захрапел в подсумке Михаила, но он и так выполнил свою работу – штурмовой строй гномов был серьезно потрепан.

«Очки! Надо надеть очки», – подумал Марио и машинально нашарил их в сумке.

Чудо-артефакт преобразил мир. Бронированная шеренга гномов действительно была хорошо задета – у бородатых в мини строю хитов оставалось, считай, в два раза меньше. Это было отлично, потому что их мифриловые доспехи давали плюс к броне, а значит, в случае прямого попадания копья, хиты гнома снимались бы только за счет силы. А ведь у гномов еще и щиты, и они в полной готовности махать секирами.

Экипировка гномов:

Мифриловый доспех: +12 к броне

Кожные латы: +2 к броне

Щит: +5 броне

Секира: +8 к урону

Экипировка телохранителей:

Латы: +6 к броне

Щит: +5 броне

Шлем: +3 к броне

Копье: +11 к урону

Короткий меч: +5 к урону

Артефакт «очки» подсвечивал легкобронированного гнома с арбалетом, который заряжал свой механизм в окне второго этажа. Марио даже не хотел думать, сколько хитов снимет болт, если попадет туда, куда нужно. Для осознания полной опасности ему хватило того, что головки болтов, попавших в щиты, торчали с другой стороны. И этот факт создавал ощущение, что болт наносит урон от четырех и выше.

Маг вытащил газовый ключ из-за спин щитников и первый раз в своей жизни кастанул «ледяной шторм» по окнам первого этажа, приблизительно туда, где находились основные силы гномских арбалетчиков.

Расход: 25 маны (Ледяной шторм)

Ледяной шторм попал туда, куда нужно. На позиции арбалетчиков разразилась настоящая буря с ранящими ледяными сосульками, беспорядочно рикошетящими от стен помещения.

+1 к урону за рикошет от стен помещения

+1 к урону за использование посоха (газовый ключ)

+5 базового урона заклинания по местности

+3 к урону за попадание в голову

Крики боли заставили двух гномов из шеренги посмотреть назад. Первый этаж дома, из которого велась стрельба, покрылся кровавым инеем. Те, кто были на арбалетах, носили кожаные латы, но шторм поражал и открытые участки, давая дополнительный урон за попадание в голову. Заклинание превратило троих арбалетчиков в куски замороженного, многократно пронзённого летающими сосульками, мяса.

– У меня хватит еще на один такой удар! – крикнул хмырям Марио, когда шеренга гномов кинулась на копейщиков Рафуса. – У левых двух по три и два хита, у правых по четыре, бейте в глазницы!

– Без тебя знаем! – буркнул один из копейщиков, пронзая на его горе вовремя подставленный гномом щит.

Копье пришлось тут же отпустить, так как оно увязло в щите, и выхватить короткий меч. Второй копейщик ударил в ногу одному из наступающих. Расклад был плохой: четыре гнома с лоу хп, но в доспехах, против двух людских щитников. Марио отпрыгнул кувырком в сторону, где лежал мешок с наркотическим листом, и прислонился к стене дома так, чтобы арбалетчик со второго этажа не смог его достать. Гномы ударили секирами как по выучке почти синхронно. Вот что значит работа в строю! Секира одного из гномов расколола щит первого оруженосца, который перешел на короткий меч, но не пробила латную рукавицу, увязнув в тяжелом дереве. Боец тут же нанес контрудар, в глазницу гнома:

Короткий меч: +5 к урону

Попадание в голову: +3 к урону

Сила нападающего: +3 к урону

Суммарный урон: 11

Здоровье гнома до столкновения: +3 хита

Не успел первый гном замертво упасть, как секира второго ударила по незащищенному шейно-ключичному отделу контратакующего, пробив латы. Человек погиб. Два других гнома также синхронно ударили секирами, только один по щиту, поднятому на уровень головы, а другой по ногам. Первая секира увязла в дереве щита, а вот вторая отрубила копейщику левую ногу:

Секира: +8 к урону

Сила нападающего: +4 к урону

Попадание в латы: -6 к урону

Суммарный урон: 6

«У второго оруженосца было всего пять хитов… Введенный таким уроном в ноль хитов в следующий момент боя он потеряет еще один за кровотечение. А значит, маг остается один, с тридцатью маны, на троих тяжело-армированных гномов», – просчитал Марио и ударил по местности ледяным штормом, накрывая заклинанием умирающего человека и троих боеспособных гномов.

Расход: 25 маны (Ледяной шторм)

От заклинания не защищались, так как не видели, от чего защищаться. Поэтому хаотически ранящие сосульки без минусов пронизывали черепа наступающих, шлемы гномов не закрывали лицо.

Сила заклинания: +5 к урону

Попадание в голову: +3 к урону

Суммарный урон: 8 (на одного персонажа)

Заклинание оставило в темном переулке лежать всех, кто был в той куче. Теперь убитые гномы и люди напоминали снеговиков, если бы из снега лепили дикобразов с сосульками вместо иголок. Марио из последних сил подтянул к себе мешок с плотно набитым запрещенным в королевстве листом, прикрываясь им как щитом от бородача, что высовывался с арбалетом из окна в поисках заклинателя. Щелчок арбалета – руку мага одернуло болью. Это болт пробил мешок с наркотой и вонзился в предплечье.

Арбалет: +5 к урону

Попадание в мешок: -3 к урону

Суммарный урон: 2

«Все… походу конец…» – думал Марио, пятясь на карачках назад и все еще прикрываясь дорогостоящим свертком.

Свистящий крик неизвестно откуда взявшейся птицы оглушил спящий переулок. Спикировавший с неба гриф пробил гномскому стрелку голову в области затылка. Птица спустилась в темный переулок, наклонив голову, чтобы лучше видеть последствия боя. Сквозь очки Марио видел наложенное заклинание трансформации. Птица сделала пару прыжков в сторону Марио, и заклинание спало. Перед Михаилом стоял маг в сером. Дорон подошел к Марио, который сидел на грязной, выложенной камнем торговой дороге.

– Живой? – уточнил маг у Марио.

– Вроде зацепило чуток, – промямлил Михаил.

– Давай телепортироваться отсюда, пока остальные карлики не прочухали, что засада не удалась.

Маг протянул Марио руку.

– Хватай!

– А они? – кивнул Михаил на мертвых телохранителей Рафуса.

– А ты воскрешать, что ли, умеешь? – жестко парировал Дорон, схватив Марио за руку. – Или хочешь вместе с ними тут сдохнуть?

Марио открыл было рот, чтобы ответить, но дыхание перехватило – это заклинание «Телепорт» перенесло мага, мешок с листом и Дорона в уже знакомую комнату таверны.

– Приходи в себя, водопроводчик. Похоже, у нас война!

Дорон повернулся спиной и снова исчез. Исчез и дорогостоящий мешок с листом.

Квест «Силовой паритет» выполнен!

Опыт: +2 балла.

Дополнительный опыт: +30 баллов за «Бой в доках»

Вы получаете 4 ЛВЛ!

Новое заклинание: Ледяное копье (урон 15, -50 маны)

– Программа, двадцать опыта в мышление и десять в силу и ловкость, поднимем на один пункт каждый из параметров, – простонал Марио.

Убедившись, что общее количество маны увеличилось, маг использовал заклинание лечения.

Расход: 5 маны (Лечение)

Затем, выложив Сашуаса на его койку, сам лег в кровать, не снимая одежду водопроводчика. Сон пришел сразу, но спалось крайне плохо. Во сне маг снова и снова убивал тех гномов, снова и снова прикрываясь мешком от многочисленных арбалетных болтов.

Марио

Уровень: 4

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 3

Мышление: 4

Удача: 2

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 4

Мана: 70 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 10

Неизрасходованный опыт: 14 баллов

Суммарный опыт: 64 балла

Умения Марио (Spell Book):

Струя воды: урон 1, слепота 5 с., -10 маны

Лечение: +1 хит, -10 маны

Ледяной Щит: гасит одно физическое действие, -10 маны

Ледяной шторм: урон 5 при попадании по целям в радиусе 2 м., -30 маны

Ледяное копье: урон 15, -50 маны

Глава 11. Не доброе утро

Утро не задалось. Снизу в баре было шумно. Марио поднял свою тяжелую голову с подушки, правая рука зудила – от кисти до плеча расстилался синяк, – а пальцы не хотели двигаться без боли.

– Как все прошло вчера? – спросил, жуя кусок куриной ноги, Сашуас.

– Наши победили, – угрюмо сообщил маг.

– А чего так грустно?

– Давай, ты будешь координировать свои действия в бою в следующий раз, – Марио осуждающе посмотрел на фея.

– А что не так? Мы же победили? – отвечал с набитым ртом фей.

– Мы победили не благодаря твоему сну, и, надо сказать, не благодаря мне… – Марио потер опухшую руку. – Вот, смотри, я беру свой газовый ключ и кастую лечение,…

Расход: 5 маны (Лечение)

– …трачу всего пять маны, потому что у меня в руках посох «минус пять маны» при касте, заколдованный под ключ, – пояснил маг. – К тому же у него плюс один к урону. И если бы ты кастовал через него, твоя молния дамажила бы лучше и стоила бы меньше маны.

Рука пришла в норму.

– Кстати, как восстанавливают хиты те, кому недоступна магия? – вдруг задался вопросом Михаил.

– Долго, больно и дорого, – сообщил фей. – Хит в неделю, если все хорошо. Опять же, снятый хит снятому хиту рознь.

– Ладно, впредь кастуй через мой посох, хорошо?

– Хорошо!

– Теперь по твоим параметрам и заклинаниям. От того, как ты прокачен, зависит и моя жизнь тоже. Поэтому давай-ка согласовывай со мной каждую твою прокачку.

– Почему это? – не понял фей

– Потому что у меня мышление четыре, и в следующий раз я тебя оставлю лежать там, где ты уснешь!

Марио сердито указал большим пальцем куда-то в окно.

– Что у тебя по опыту за тот бой?

– Двадцать два!

– Мало. Видимо, как раз за то, что ты во время боя вырубился.

Маг поднял глаза к потолку, считая вслух:

– Так, тебе пришел четвертый левл и полагается одно заклинание… Вкачивай десять баллов в мышление и получишь еще одно.

– О четвертый левл, а я и не заметил! – обрадовался Сашуас. – А еще двенадцать куда кидать?

– В выносливость, качай ее до четырех, вырастет предел по мане и по хитам.

– Сделано, – весело сообщил фей.

Марио одел волшебные очки, чтобы увидеть параметры союзника:

Сашуас

Уровень: 4

Сила: 2

Ловкость: 3

Выносливость: 4

Мышление: 3

Удача: 1

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 6

Мана: 70 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 70

Неизрасходованный опыт: 2 балла

Суммарный опыт: 48 баллов

– Что у тебя с заклинаниями? Должно было прийти два, если конечно боги сегодня не раздают заклинания слишком многим!

Последнюю фразу Марио произнес громко, смотря на потолок, как будто в комнате еще кто-то был, и этот кто-то смотрел именно с потолка.

– И правда, два закла: «Фаер болл» и «Создание батарейки». Марио, я теперь могу заряжать драгоценные камни маной и использовать эту ману в бою!

Новое заклинание: Огненный Шар (урон 10 в радиусе 2 м. от взрыва, урон 1 от горения каждую секунду боя, 50% шанс оглушить цель, -50 маны)

Новое заклинание: Зарядка батарейки (заряжает драгоценный камень до его предела энергоемкости, 10 маны)

– Ну вот, уже что-то! С этим уже можно играть! – Марио удовлетворенно снял черные очки.

– Ты какой-то уставший, не выспался?

– Сон со снятыми хитами восстанавливает меньше маны в процентном соотношении от общего количества маны. Вот у меня сейчас пятьдесят пять из семидесяти, даже пятьдесят теперь осталось.

– А, понятно.

– Серьезно? Понятно?! – саркастически переспросил маг.

– Э…. у нас теперь равное мышление! – улыбнулся фей.

Разговор был прерван стуком в дверь. Не дожидаясь ответа, в проеме появилось уже знакомое лицо мага в сером. Увидев, что Сашуас и Михаил не спят, Дорон шагнул в комнату. Висок Марио легко сдавило, кто-то применил магию.

– Проснулись? – задал Дорон вопрос, который не нуждался в ответе. – Так… «Огненный шар» и «Батарейка», а у тебя «Ледяное копье»…

– Как ты узнал? – спросил Марио.

– Я Маг-Символист. Это первое заклинание в моей школе, только модернизированное.

Дорон перевел взгляд на Сашуаса:

– Достанем тебе драгоценных камней, будешь ману для себя аккумулировать.

– Сам как? – неожиданно для себя уточнил Михаил.

– Сам хорошо, а вот ты, походу, ману не восстановил за ночь. Видимо, спал с минус хитом. Впредь спи с полными хитами. Неизвестно, когда в бой!

Дорон повернулся, чтобы выйти и уже в коридоре добавил:

– Да, вас завал Рафи. Добро пожаловать на войну!Рафи Нож лежал в постели. Если у него и были сняты хиты в том бою, то их вылечили, но вид у него был так себе. Марио и Сашуас расположились на гостевом диванчике, который был мягче любой кровати в этой гостинице. В комнате было пятеро: три мага, Раф и огромный, похожий на орка, лысый и с поломанными в кашу ушами, весь в каких-то неимоверных шрамах, лютого вида НПС.

«Или нет… или игрок?» – думал Марио, но черные очки доставать не решался.

– Ты, Марио, хорошо себя проявил в том переулке. Восемь убитых бородачей против двоих наших, и это в условиях засады, – Раф скорчил гримасу одобрения.

– Я думал, тебе там конец пришел, – ответил Михаил.

– Не, контузило бомбой чуток, у нее пятьдесят процентов шанс оглушить противника гуманоидного типа. Гномы такие в Подгороде клепают.

– Ну, ты же нас позвал не только для того, чтобы спасибо сказать?

– Не только. Ты и лист сберег, и сам выжил, и гномов повалил. Хотелось бы сказать, как короли в сказках, мол, «проси, чего хочешь»…

Рафи улыбнулся через боль – его вот уже несколько раз наказали электрошоком за неотыгрыш роли.

– …но некогда! У нас, походу, война с недомерками.

– Со всеми гномами? – удивился Сашуас.

– Нет, конечно. Только с их криминальными сливками.

– А сколько их, этих гномов? – не унимался фей.

– Гномы настроили в своем Подгороде спортивных залов и привлекают в группировку спортивно-отличившуюся молодежь. Типа тех, кого ты нашпиговал леденцами.

Лицо Рафи вновь посетила улыбка – мысль об убитых врагах доставляла ему удовольствие.

– Их неполная рота, голов восемьдесят, возможно.

– А у тебя? – спокойным тоном проговорил Марио.

– А у меня… а у меня ты почти всех вчера видел. Внизу вот Майкл, твой, кстати, тезка, – Рафи кивнул головой на здоровяка, – и вы – три мага.

– Как ты планируешь драться с двадцатью против восьмидесяти? – мышление Марио заставляло сомневаться в успешности такой войны.

– У гномов нет магов, но зато есть штурмовые арбалеты и бомбы типа той, которую ты водой затушил. Ты, кстати, слукавил! Ты не Энергетический маг!

Раф трясущимся пальцем показал на собеседника.

– Ну да ладно. Главное, что фей – энергетик, а ты мне и как водяной сгодишься.

– Можно личный вопрос? Не при всех.

Рафи кивнул, и Дорон с Майклом вышли за дверь. Михаил удивленно посмотрел на фея:

– «Не при всех» – это и не при тебе тоже.Фей фыркнул, что-то бубня себе под нос, но спрыгнул с плеча и тоже удалился. Марио подсел к кровати Рафуса ближе, чтобы только Рафи и мог слышать.

– Ты тут за что? – прошептал маг.

– А это правда важно?

– Я хочу понять, за кого я пойду убивать.

– Нарушил приказ, покинул со своей ротой высоту, на которой нас использовали как приманку, – повел бровями Раф. – Банально.

– У нас на планете идет война? – удивился маг.

– Конечно же, ты не знаешь, – на лице Рафи вновь всплыла улыбка. – Народ ничего и видеть не хочет, кроме бесконечных телешоу и святых распродаж. Живут, как в сказке. А ты, Миша, задумывался, откуда в игру попадают пожилые люди и, к примеру, несовершеннолетние?

– Откуда?

– Важно не откуда, а за что и почему?

Рафи соединил указательный и большой пальцы кисти, как будто держал в них что-то мелкое. В воздухе моргнуло красным, и текстуры замерли. В разговор входил кто-то из неигрового мира, а запись шоу, если таковая велась, была прекращена.

– Уважаемые игроки, еще один такой разговор, и я вас дисквалифицирую с лишением всех хитов! – вмешалась программа.

– С лишением наших жизней, ты хотела сказать? – обратился к ней Марио.

– Вы, люди, думаете, что чем-то отличаетесь от тех, кто живет в моем мире. Может быть, ваша боль какая-то особенная? – вступила в диспут машина.

– И на основании того, что мы для тебя не особенные нас можно убивать? – предположил Рафус.

– Я, уважаемые игроки, не вижу разницы между теми гномами и вами. Кроме того, вас ко мне подключили особи вашего же вида. Или не так?

– Почему тогда ты с нами говоришь? – спросил Марио. – Почему сразу не убьешь?

– У вашей сюжетной линии рейтинги в три раза подскочили, не заставляйте меня огорчать тюремщиков вашей неигровой гибелью. А чтоб вам было интересней играть, вот вам спойлер: среди гномов, которых, как вы правильно заметили, в четыре раза больше чем вас, тоже есть игроки. Хорошего вам людоубийства со своими.

– Свои все давно в этой гостинице! – жестко парировал Раф.

– Вот и я о том же. Вы убийцы, и не более.

Последние слова программы прозвучали эхом в пустой комнате, а игровое время потекло вновь.

– Будь на стороже, маг, – предупредил Рафус. – Гномы могут и гостиницу целиком подорвать.

– Как же быть? – обдумывая вслух все услышанное, произнес Марио.

– Наступать!

Марио

Уровень: 4

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 3

Мышление: 4

Удача: 2

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 5

Мана: 70 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 50

Неизрасходованный опыт: 14 баллов

Суммарный опыт: 64 балла

Глава 12. Слепая месть

Дубовый стол сотрясся от удара тяжелых кулаков, пламя лучин вздрогнуло и отдалось копотью на низком потолке.

– Как?! Как это случилось?!

Зубы гнома заскрежетали от гнева. Он встал, опершись здоровенными ручищами на скрипящее «дерево».

– Там были маги, Мстислав, – виновато промямлил испуганного вида гном-советник, опуская глаза. – Они наняли стихийника и энергетика, трупы были во льду и обожжены молниями.

– Почему они пошли вдевятером, я тебя спрашиваю! Почему про магов я узнаю в последний момент!?

Глаза гнома налились кровью, а тело колотила крупная дрожь ярости.

– Мы не знали про магов, их наняли вчера! – оправдывался его собеседник.

– Как это было?

Мстислав опустился на стул, повесив голову вниз.

– Они бросили бомбы и начали арбалетный обстрел, но одна бомба была затушена магом, потом он начал поливать ребят льдом. Он вообще отмороженный, накрыл штормом и своих, и наших.

– Как погиб мой сын, твою мать!? – рявкнул Мстислав так, что никто из присутствующих не рискнул бы оказаться на месте докладчика.

– Что-то ударило сзади, пробив затылок.

– Я хочу знать, что его убило, – рычал главарь гномов. – Позовите оракула!

Спустя считанные минуты в комнате появился закутанный в мантии, низкий даже по меркам гномов, персонаж. Оракул, хромая, вошел в круг из собравшихся соплеменников.

– Скажи, оракул, что или кто убило моего Рати? – хрипло спросил Мстислав.

Вошедший гном поднял красные от курений глаза, оглядев собравшихся и показав свою косматую бороду с вплетенными в нее ветками.

– Руны подскажут! Руны не соврут!

Оракул вздернул небольшой тряпичный мешочек к верху, тряся его на каждый слог:

– Ветер темных пещер, руда подземных карьеров, вода ключевых ручьев, огонь подземных горнов!

Прижав мешочек к груди, он запустил вглубь руку и изо всех сил дунул в него. Массивные волосатые пальцы извлекли из мешка две каменные таблички. Гном гадатель поднес их к своему носу, как будто руны обладали запахом, и истерично выкрикнул:

– Маг-символист в теле птицы убил твоё дитя!

– Таверну «Сытый шмель» взорвать! – взревел Мстислав

– Но они уже оттуда эвакуировались и могут пострадать непричастные! – загалдели собравшиеся.

– Взорвать! Головы магов мне на стол! На всех углах развесить весть: даю пять золотых за голову каждого! – гном перешел на крик, брызжа пеной изо рта.

На телешоу «Как в сказке»

Аудитория ухнула, экран показал крупным планом замершее лицо Мстислава.

– Пять золотых за голову каждого, – повторил диктор. – Не слабо, а?

– Напомню, что Дмитрий Пыжиков пришел в игру по собственной воле. Потеряв дом, семью, работу в нашем мире, наш герой начал жить заново в игре. И вот уже двадцать виртуальных лет он радует нас своей игрой. За это время он обзавелся семьей и родил своего единственного сына Ратибора,...

Аудитория как по команде изобразила печаль.

– …предательски убитого в бою серым магом. Что же творится в душе у отца гномьего семейства и по совокупности главы этнической группировки? А вот что! – диктор наращивал темп, нагнетая атмосферу. – Теперь у нашего игрока ничего не осталось ни здесь, ни там! Ничего, кроме мести!

Зал взревел. На экране высветились листовки с рисованными портретами Сашуаса, Марио и Дорона с надписью внизу:

«Их найдут и обезглавят. Ибо нет ничего яростней на свете, чем месть убитого горем отца!».

В игре. Городская речная пристань.

Ночная пристань – это то место, куда нельзя подкрасться незаметно через подкоп, не взорвать из-под земли, а тяжеловооруженной пехоте не подплыть к стоящему на якоре посередине крупной судоходной реки торговому кораблю. Двухмачтовый торговый корабль едва качало течением. На палубе за толстыми щитами одиннадцать человек в латах со штурмовыми арбалетами и даже с маленькой чугунной пушкой ожидали штурма в любой момент, сохраняя гробовую тишину. Однако в трюме кипели споры. Рафи и три мага сидели вокруг пивной бочки, а молчаливый Майкл, полирующий тряпочкой метательные ножи, ютился на ящике у входа.

– Рафи, по мирным я стрелять льдом не буду! – наотрез отказался Марио.

– Ты поди разберись, кто там мирный. Это сегодня он фрукты продает, а завтра он кувалдой тебя по башке вдарит! – продолжал озвучивать свой план Рафус.

– Марио прав, – вмешался Дорон. – Лезть в Подгород – не вариант!

– Ну давай, раз такой умный, давай твои предложения! – жестом руки предложил озвучить иной план Рафус.

– Они ослеплены яростью, но хирдом по площадям к пристани не пойдут, побоятся магии, – рассуждал Дорон. – Таверну правильно эвакуировали, подрывы и диверсия – вполне их тактика.

– И…? – торопил мага с выводами Рафи.

– Нам нужно заручиться поддержкой городской стражи. Потому что война им тоже не выгодна – погибнут непричастные люди и нелюди. Нам нужно подкупить городскую стражу. Я думаю, они тоже не в восторге будут, если Мстислав останется в городе один в случае нашего уничтожения.

– И эльфы, – вставил Марио. – Нам нужны эльфы.

– Эльфы дорого попросят, – покачал головой Дорон.

– Зато с ними нам делить нечего, – парировал Марио. – У них лес, у нас город.

– Я могу телепортироваться к начальнику стражи, твоему строму знакомому, Рафи. Могу нести одного с собой, – сообщил серый маг.

– Ну, тогда я к эльфам, – предположил Марио. – Сашуас, ты со мной?

На лице Сашуаса было написано, что он решает сложную дилемму: остаться на корабле или идти к эльфам.

– Я с одиннадцатью головорезами и этим... – кивнул фей на Майкла, – ...один не останусь. Да и эльфиек я только издалека видел.

– Добро, Марио. Бери лодку и дуй к синим лугам, там их земля. И не затягивай, тут нам без боевых магов тяжело будет

Глава 13. Бегущий бонус

Деревянная весельная лодка почти бесшумно отдалялась от торгового судна. Марио греб веслами в две руки, лицом к корме. Сашуас же наоборот смотрел прямо, вглядываясь в ночную гладь. Массивная цепь, нависающая над водой на выходе из крепости, преграждала путь в городские воды крупным кораблям, но не была проблемой для маленькой посудины. Стена города спала. Спали и одинокие стражники под шкварчащее шипение зажженных факелов. И, несмотря на это, маг вглядывался в стену до последнего, пока поворот реки не скрыл из виду огни бойниц.

– Кажется, без проблем прошли, – заключил Марио.

– Какие могли быть проблемы? – откликнулся фей.

– Гномий болт с арбалета, бомба, огонь со стен... – перечислил свои мысли Михаил.

– Огонь? – переспросил Сашуас.

– Стрельба со стен, – поправился Марио. – Ты, кстати, знаешь, где эти синие луга?

– Приблизительно, – покачал головой фей.

– Ну мы хоть правильно плывём?

– Я думал, ты знаешь, куда гребешь?

– Я? – удивился маг. – Я тут впервые! Ты ж только что сказал, что приблизительно знаешь, где они!

– Ну да, вали все на меня, – возмутился фей.

«Кабздец», – подумал маг.

– Сам такой! – ответил фей.

Марио оставил весла и обернулся.

– Я что-то не понял, ты что, ментальную магию используешь?

– Я ж фей, у нас мысли на другой частоте текут. Ваши мысли слишком толстые для нас, мы их слышим поневоле, если вы думаете громко.

– Есть ещё что-нибудь, что я должен узнать сейчас?

– Есть. Я боюсь летать!

– Как так? Ты ж фей! У тебя вон даже крылья почти отросли.

– Я никогда не пробовал. Меня за это из феев и погнали, – грустно пропищал Сашуас.

– А оборванные крылья?

– Это я сам.

– Как сам? – не переставал удивляться Михаил.

– Страшно летать было, я их нарочно энергоударом и оборвал?

– Ничего, поставим тебя на крыло! – заверил маг. – Каждый день тренируй атлетику крыльев, делай по три тысячи взмахов. Я в магическом шаре такое видел, «рыбалка и спорт» шар назывался.

– Вон на берегу дуб! – перевел беседу в другое русло фей.

– Что с этим дубом!?

– За ним земля эльфов.

– Вспомнил, значит. Давай тогда сходить на берег!

Затащив лодку на каменистую почву, Марио подсадил фея в свою сумку с ключами и стал осматривать местность через черные очки.

– Лес как лес, только дуб светится золотым.

Могучее дерево отобразилось многими пульсирующими лентами. Ленты кружились по его стволу и в одном месте давали пружинистый завиток. Маг подошел ближе. С каждым шагом, приближающим Михаила к узору, место, где сходились светящиеся ленты, начинало пульсировать мощнее, отдаваясь в сердце мага басовыми нотами. Марио не мог поступить иначе. Почему-то не мог. Подняв руку над головой, само собой сжимающимся кулаком он легонько стукнул в обозначенное кружком место. Пространство запело веселой музыкой, а дуб перестал светиться сквозь очки. Зато на вершине дерева из дупла показался гриб. Большой гриб с человеческую голову.

– Мухомор! – подумал Марио.

– Откуда музыка? – удивился фей.

Перед глазами Марио всплыла табличка:

Мухомор: при употреблении +1 к силе, +5 к удаче на 30 мин

Гриб, как будто осознав, что его ждет, ловко соскочил с ветки дерева на лесную траву и принялся удирать, левитируя над землей.

– Че стоишь?! Надо ловить! – крикнул фей.

И Марио побежал, сунув очки в сумку, чтобы не мешали ориентироваться в темноте леса. Гриб был не очень быстр, но зато ему везло – в какой-то момент Марио провалился по колено в грязь при попытке схватить красно-белую шапочку. Продолжая погоню на карачках, совсем не ощущая мокрого комбинезона, маг снова почти нагнал гриб, но тот скакнул на ветку кустарника, которая отпружинив, хлёстко ударила Марио в лицо. Ледяной щит погасил «смертоносную» атаку.

Расход: 10 маны (Ледяной щит)

– Забыл про ключ, – подумал Марио, обреченно наблюдая удаляющийся за деревьями гриб. – Надо ловить с воздуха!

– Сейчас? Я же не могу! – упирался фей.

– Группируйся, а то квест уйдет! – отрезал Михаил.

– Что? – не успел сообразить фей, но уже был подхвачен в трудовую ладонь мага, который замахнулся, собираясь метнуть Сашуаса как снаряд.

– Не нааааааааадо! – верещал фей.

– Лови гриб!!!

Маг хлестко запустил фея в первый в его жизни полет! Изменив траекторию баллистического падения углом наклона крыльев, фей с трудом не вписался в дерево, планируя в нескольких метрах от убегающего гриба.

– Энергоудар! – кастанул фей по своей пятнистой цели.

Гриб не уклонялся, так как у него, очевидно, не было глаз. Энергосгусток тяжелым хлопком жахнул по белой ножке беглеца.

Расход: 10 маны (Энергоудар)

Урон: 1

– Отличный каст! – похвалил сквозь свою одышку Марио.

Фей приземлился на моховую шапку, осуждающе смотря на своего спутника.

– Твои тактические решения чуть меня в дерево не впечатали!

Марио наконец подошел к сбитому с ноги грибу, поднимая заветную цель с травяного настила.

– Няш-мяш – Гриб наш! – обратился он к фею, показывая командную добычу.

– Никогда, слышишь, никогда так больше не делай! – погрозил пальцем фей.

– Хорош ныть! Ты ж парил, как настоящий птиц по глади воздуха! – ладонь мага изобразила горизонтальное движение полета.

– В-уот скажи мни маК, зачШем тебе гри–иП на плюс пять к уд-ачИ? – раздалось откуда-то сверху.

Марио поднял глаза, чтобы увидеть с десяток натянутых луков и угрожающих со всех сторон эльфийских стрел.

– Такой плюс к удаче – серьезный баф. Вы просто не представляете, как нам последнее время не везет, – ответил Марио внезапно окружившим его эльфам, вызвав своим ответом несколько скупых улыбок на продолговатых лицах лесных жителей.

– За тем, что жизнь – боль…, – констатировал фей, поднимая маленькие ручки вверх.

Квест «Первый гриб» выполнен!

Опыт: +3 балла

Инвентарь:

NEW! Галлюциногенный гриб: +1 к силе, +5 к удаче

Посох мага: урон 3 (+1 к заклинаниям), -5 к расходу маны на заклинания

Красивая синяя шляпа

Ряса: без особенностей

Кожаная обувь: без особенностей

Миска каши (х2): +1 хит

Эль: эффект неизвестен

Буханка хлеба: +4 хита

Очки магического видения

Марио

Уровень: 4

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 3

Мышление: 4

Удача: 2

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 5

Мана: 70 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 40

Неизрасходованный опыт: 17 баллов

Суммарный опыт: 67 баллов

Сашуас

Уровень: 4

Сила: 2

Ловкость: 3

Выносливость: 4

Мышление: 3

Удача: 1

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 6

Мана: 70 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 60

Неизрасходованный опыт: 5 баллов

Суммарный опыт: 51 балл

Глава 14. Пликс Эльласандель

– Мы пришли к главному из вас по взаимодействию с людьми!

Марио куда-то вели вслепую, на голове был мешок из черной материи. Он мысленно обратился к Сашуасу:

«У тебя тоже завязаны глаза!?»

– Нет, мне глаза не завязали, – ответил фей.

«Попробуй запомнить путь, которым идём!» – громко думал Марио.

– Как я его запомню?! Я же в мешке сижу полностью! – пропищал фей. – А зачем про глаза спрашивал?

– У фе-Ев все раФ-но памЯть как у рыП-ки, в двух соснАх заблудИтся, – смеялись рядом идущие эльфы.

– Вот щаз обидно было, – сообщил всем присутствующим фей.

– Зато как нЕль-зя точно, – продолжали сопровождающие. – Ваш народЕц приТу-рковат слеКка, но это не ваш-а вин-а.

– А нет, я вспомнИл, ваш-а! – эльфы разразились дружным хохотом.

– Хорош ржать, – прервал окружающих Марио. – Нам нужно к Пликс Эльласанделю.

– Ты, маК, знаешь по-чему мы стреля-Ем двумя, а то и тремя стрелА-ми за раС?

– Потому что не можете изобрести ружья? – предположил Марио.

– Нет, шУт-ник. ПервАя деактивирует щит маКа, вторая пронСает серт-се про-клятое хумАнса.

– А третья? – подначивал Марио эльфов.

– А треть-Я бьёт цель сбоку от тЕбя.

– Познавательно. Вы лучше скажите, почему у вас такой акцент жуткий?

– Потому, хуманс, что говОрить на вашем язЫке противно высшему роду.

– Ну тогда слава роду эльфийскому! – съязвил Марио, отсалютовав ладонью от сердца вверх, но сарказм эльфами не был понят.

– Имеен-но!

«Дебилы», – подумал маг.

– Это долбаный расизм, – прошептал фей, но к его счастью не был услышан высокородными эльфами.

– У-зри мощь гороТа высокОго рода, не долг-а живущий.

С головы Марио сняли мешок. Лучи восходящего солнца ослепили глаза, но, как только маг прекратил жмуриться, взору предстала стена из деревьев. Деревьев, высаженных в ряд на три человеческих роста. Насаждения росли так плотно, что между ними нельзя было просунуть и отвертку, но к вершине они распушались, образовывая естественную площадку для лучников, коих на стене из деревьев было не мало.

– Это чудесно! А где тут вход? – спросил вытащенный из мешка фей.

– Нет вхоТ-а. Лес сам решаЕт, кого пускать, а кого нет.

Древесные стволы-ограды раздвинулись, и отряд, перешагивая через корни, попал внутрь. Убранство эльфийского города поражало симбиозом видов: деревья-дома, деревья-крепостная стена, деревья-стражи. Далёкие родственники энтов, предпочитающие оседлый образ жизни, приняли эльфов как дружественный вид. Серьезный противовес индустриализации. Растения и эльфы сплотились против общего врага – против прогресса. К примеру, дерево-дом было и крепостью, и охранником для любой поселившейся в ней эльфийской семьи, а дерево-страж – десятиметровая в высоту и двухметровая в ширину махина с ядовитыми кончиками подвижных веток – было настоящим танком в средневековом мире.

Дерево-страж (подвид энта оседлого)

Сила: 10

Хиты: 30

Умения (Spell Book):

Кора ствола: +10 к броне

Колющие ветки: +15 урона при попадании, +1 урона в секунду от яда

Метательные шипы: +20 урона, +1 урона в секунду от яда (дерево 1 раз в 3 дня может бросить ядовитые шипы либо вокруг, либо точно в цель)

Щит из веток и сучьев: + 5 к броне

Марио отметил гигантизм видов. Лиственные и хвойные возле людских поселений кардинально отличалась от того, что росло или точнее от того, кто рос на эльфийской земле.

– Я слышу их мысли, они ненавидят тебя, – ужаснулся фей.

– Почему меня? – недоуменно спросил Марио.

– На страда-лись они от люТей и гном-Оф, – пояснил впереди идущий эльф, подводя Марио к крупному дубу, наверное, метров сорок в ширину ствола. – За-ходи в древо, маК, ты при-шел!

Кора исполинского дерева раздвинулась, и до ноздрей донесся запах сырости. Маг шагнул внутрь, попадая в тронный зал. Зал по потолку и стенам был усыпан огоньками мерцающей плесени, отчего было хорошо видно эльфа, одиноко сидящего на корнях.

– Чего ты хочешь? – эхом отозвалось по пустынному залу.

Марио сделал еще несколько шагов, чтобы быть ближе к Пликс Эльласанделю.

– У нас проблемы с гномами, они атаковали нашу колонну по пути в «Шмель».

Эльф улыбался, но улыбался только половиной лица. Мышление, прокаченное до трех, помогло Марио заметить это и натолкнуло на мысль, что другая половина лица парализована, отсюда и акцент. Кстати, акцент… почему эльф сейчас говорит без акцента?

– Да, я видел вашу битву. Красиво это было: восемь недомерков и два хуманса не потревожат больше этот мир своим дыханием.

Взгляд Пликса спустился на Марио откуда-то сверху.

– Теперь все в том мире, маг, увидят, что ты действительно убийца!

– В том мире? – переспросил Марио. – Ты тоже игрок? Почему тебя не наказывают за неотыгрыш?

– Уже наказали, маг, – улыбнулось бледное лицо эльфа. – Взгляни на меня сквозь свои очки, чтобы я не объяснял.

Марио полез было в сумку, но вместо современной сумки на плече висела обычная средневековая – костюм водопроводчика исчез, превратившись в рясу. Марио открыл от удивления рот и достал черные очки, прислонив линзы к глазам.

Пликс Эльласандель, раса: эльф-андед, класс: рыцарь смерти. Вместо параметров очки показывали красный черепок с костями, это означало, что персонаж потенциально опасен, и его левл сильно выше левла наблюдающего.

– Я умер в игре, маг, и мое тело убили в твоем мире! Ты находишься внутри живого существа, и потому текстуры внешнего игрового мира тут не отражаются. Соответственно, наш разговор не видят зрители, и не видит программа-надзиратель. Смотри, тут даже твой фей уснул.

– Ну… то, что фей в самые важные моменты спит, это для меня, допустим, не ново. А вот то, что тут творится, у меня пока в голове не укладывается.

Краем глаза Марио проверил Сашуаса, он действительно спал.

– Ты пришел просить помощи в войне с гномами?

Эльф достал из кармана современную не игровую пачку сигарет и щелчком запульнул одну себе в рот.

– Какое мне дело до войны гномов и людей?

Корни растения поднялись из общего слоя корней, образуя сидячее место с подобием спинки для Марио. Михаил с удовольствием принял приглашение. Сиденье из корней было мягким на ощупь и почему-то теплым.

– Банду Рафуса перебьют на потеху тем, кто убил тебя. Кстати, как тебе удалось выжить без тела?

Пликс закурил и жестом предложил Марио затянуться тоже, но тот отказался:

– Нет, я с армии не курю.

– Давай я тебе как «Как в сказке» буду условия или выбор ставить: тебе инфа по Рафи нужна или почему я жив?

В воздухе запахло обычным земным табаком из обычных земных сигарет с фильтром.

– Рафи насущнее, – выбрал Марио.

– А почему так? На той стороне тоже игрок у которого, кстати, тут погиб сын. Правда не от твоей руки, но какая разница кто кого убьет?

Еще одна затяжка и эльф надолго задержал в легких дым, наблюдая за реакцией Михаила.

– Во-первых, гномы первые рамсы попутали! – как только Марио произнес эту фразу, лицо эльфа искривилось.

– Давай нормальным языком, иначе верну тебе и робу разнорабочего, и электрошок за феню. И что, что они первые начали? Тебя вообще сюда умирать отправили, а ты живой, так радуйся этому! Думаешь Рафи Нож – ангел?

– Рафи за людей играет, и если его убьют, то, во-первых, гномы усилятся в начальной локации, а во-вторых, некому будет дурь гнать! – пытался найти аргументы Марио.

– Ну хорошо. А мне, как верховному владыке эльфийского города, за помощь вам что будет?

– А чего ты хочешь? – поморщился Марио.

– Полцарства, блин, и женится на тебе,… шучу, сантехник.

Парализованная часть лица не дрогнула, а вот другая расплылась в улыбке.

– У меня с гномами пакт о ненападении, поэтому они решили войну с вами развязать.

– Смешно шутишь, в школе в КВН не играл? – улыбнулся Марио.

– За КВН и сослали! – серьезно заявил эльф.

– Правда? – глаза Марио от удивления полезли на лоб.

– Конечно нет. Хочешь, чтобы я в вашу войну влез, договоримся на берегу: семьдесят процентов гномьего общака в золотом эквиваленте – моё.

– Тут, наверное, должно быть слово «и», – предположил маг.

– И,… когда победим, я забираю любую вещь из их сокровищницы без объяснения причин.

– Слушай, ну Рафи может не принять такое предложение, – покачал головой Михаил.

– Дерево Сан! – обратился эльф к потолку зала. – Покажи, пожалуйста, что у нас сейчас делает Рафи Нож.

Серый туман сгустился перед собеседниками, образуя вполне человеческий голографический экран. На экране в каменной камере без окон сидел связанный Рафи Нож со следами насилия на лице.

– Как ты это сделал? – Марио жестом рук нарисовал в воздухе квадрат экрана.

– Это имперский канал, я подписку купил на спутниковое ТВ.

– Нет, как тебе ВСЕ это удалось? Сигареты, спутниковые каналы, выжить после смерти, в конце концов?

– Ты свои ответы, Михаил Марионов, променял на жизнь Рафи Ножа. И да, раз он в плену, тогда восемьдесят процентов на двадцать. Потому как думается мне, что, если его приведут к гномам, некому будет соглашаться на даже на двадцать.

– Согласен на двадцать, но можно у тебя будет эту инфу выкупить? Отслужить как-нибудь? – не унимался Марио, в его сознании возникла надежда на жизнь или даже на свободу.

– Обсудим, маг, а пока надо твоего игрового шефа спасать! – сказал эльф, вставая с кресла-корней. – Пока из него гномью лепешку не сделали.

Глава 15. Ультраправый маг

Красная кепка с буквой «М» скрывалась под бедного вида, массивной накидкой. У интерфейса газового ключа был тоже неоспоримый плюс, его можно было спрятать под этой одеждой. Они возвращались пешком, потому что так было ближе к центральному тракту. Дерево полностью восстановило ману, как будто Марио и Сашуас хорошо выспались, но Марио не смыкал глаз, слушая инструкции Пликса.

– Гномы повезут Ножа по центральной улице, чтобы все видели, что люди лишились последней надежды на главенство, – инструктировал в памяти мага Пликс.

Городская стена предстала перед глазами путников с распахнутыми крепостными воротами и неожиданно большим, в сравнении с обычным днем, числом гномов-стражников.

– Они сделают все, чтобы мы не проникли в город в этот день!

– Почему? – заинтересовался Марио.

– Потому что Мстислав не дурак и играет не первый год. Они знают, что ты пошел за помощью. Скорее всего среди банды Рафи наседка, которая регулярно несет свои яички бородатым.

Марио подошел к неприглядной двери, через которую первый раз вошел в город!

– Не трать ману. Покажешь охране это! – звучало в его голове.

– Кого там нелегкая принесла? – недовольно возмутились из-за двери, в ответ на тяжелый стук газовым ключом по кованой рукояти.

– Вам письмо!

Марио просунул в дверную щель листок, и спустя секунды черные очки подсветили всплывшую табличку:

«Свиток подавления воли» применен!

– Открывай и сопровождай нас. На все вопросы говори «это со мной». В случае боестолкновения защищай, как родную мать! – жестоко произнес маг.

– Это же не этично? – возмутился из-под накидки фей.

– Зато дешево, надежно и практично! – отрезал маг. – Не этично людскую диаспору на эльфийский лист кидать!

– Когда такое было? – удивился Сашуас.

– Ты тогда тоже спал!

У Михаила не осталось смешных шуток, его слегка потряхивало, ведь он шел убивать.

– Расположись на крыше у поворота – это у статуи Птицеголовому богу, – и жди. Примерно в полдень, когда солнце будет в зените, они будут проходить мимо нее.

– Что за странный ритуал, почему нельзя его просто убить, никуда не таская?

– Это их традиция. Будет гномий суд. Конечно же, он вне королевского закона, но этот город – черный город. Закон тут – гномье золото, – продолжал инструктаж эльф.

Обычный рабочий день в торговом городе: толпы спешащих вокруг людей и нелюдей, повозки с воняющей рыбой, лотки с товарами и ор торгующихся торговцев. Адреналин закладывал уши так, что Марио не слышал предложений купить кафтан или дыню, как не слышал и постоянных ответов гнома «это со мной!». Того, кстати, самого гнома, который впускал его в город-крепость в его первый день.

5 хитов

Облегченная секира: +5 к урону

Мифриловый доспех: +8 к броне

Бородач тащился за магом со стеклянными глазами, лишь иногда сурово отвечая назойливым продавцам.

– Милорд купите фрукты!?

– Это со мной!

И продавец отставал, но иногда диалоги затягивались.

– Купи! Купи яйца, страусиные яйца!

– Это со мной! – отчеканил страж.

– Сударь, но ведь не у всех есть страусиные, хотя я ничуть не сомневаюсь в ваших достоинствах! – тараторил невысокого вида хоббит в прозрачных гномих очках. – Купите на пробу?

– Это со мной! – продолжал гном.

– Всегда с вами будут замечательные яйца!

– Это со мной!

– Я не понимаю вашего отказа! – торговец преградил Марио дорогу.

Маг поднял глаза, поглядев в самую душу коммерсанта поверх черных очков.

– Брысь с дороги, – жестко процедил он и сквозь зубы добавил, – Заморожу!

Крыша – это, конечно, хорошо – проще будет уходить, но как туда забраться и сидеть там незамеченным немногочисленной, но все-таки встречающейся городской стражей? Неспешно бредя по центральной улице, маг приметил маленькую цирюльню с прозрачными витринами, опять же из гномьего стекла.

– Ты стоишь у входа в заведение. Как только шествие с пленными будет подходить, выскочишь на дорогу и начнёшь бой с охраной.

Маг зашел в цирюльню, оставив гнома караулить.

Неторопливый, манерный эльф оглядел мага с ног до головы, держа ножницы так, как будто они – бокал дорого вина.

– Тут не подают! – замахал эльф свободной рукой, сделав пару шагов навстречу Марио походкой канатоходца под куполом цирка.

– Убери мне бороду, белка (пренебрежительное обращение к эльфам), а усы оставь подковой (такие в имперских тюрьмах носят только осужденные по националистическим статьям), будто бы я с кентавром подрался!

Михаил скинул с себя накидку, обнажая костюм водопроводчика с феем, потирающим кулаки в набедренной сумке.

– У меня не дешево! – предупредил эльф.

– Один раз живем!

Серебряная монета полетела прямо в руки цирюльнику.

– Дроби свои мысли на кусочки, прячь их от программы-надзирателя, а лучше скрывай за фальшивыми мыслями, – предупреждал в памяти Михаила Пликс. – Они недолжны знать, что ты на пути к «выходу»!

Глава 16. Удар водопроводчика

Гул уличной толпы нарастал, становясь навязчивей и злей. Это были не просто крики, это были жадные до чужой боли молитвы к неведомому жестокому богу.

Рафи Нож гордо стоял в клетке из кованых витых прутьев в три пальца толщиной. Летевшие в узника объедки и тухлятина, несмотря на ограду, все же иногда долетали до цели. О чем может думать приговоренный к казни? Для Рафи время растянулось, и он наслаждался медленно двигающейся повозкой с впряженным в нее мулом. Вот она аптека, с которой он брал поменьше, чем с остальных. А вот и хоббит-аптекарь, зло бросающий в клетку гнилой овощ. Вот лавка сапожника, седого лысеющего мастера, который за ухо забирает из ликующей толпы своих двух балбесов сыновей. И лица, лица, лица… каждое со своей историей и с внезапно проснувшейся ненавистью к бандитствующему игроку.

Рафи видел всех. И запоминал всех. Его бизнес подразумевал определенную специфику, которую умный игрок не мог не учитывать, а Рафи не относился к глупым игрокам.

Вышел к толпе и эльф-цирюльник, оставив Марио в кресле клиента. Зеркало говорило, что небритость была побеждена, и теперь лицо мага украшали усы, бросающие вызов обществу.

– Смотри! Там, на столе фрукты, – прошептал Сашуас. – и эльф как раз не видит.

– С каких пор ты воруешь? – неодобрительно поморщился Марио.

– Ворую? Мы вообще-то еще и убиваем. И ты этому эльфу целый серебряный за усы отвалил! – нахмурился в ответ фей.

Скинув с себя простынь, Марио тоже пошел к выходу, по пути сунув одно яблоко в сумку к Сашуасу.

– Наконец-то этого бандита накажут по заслугам, – озвучил эльф свои мысли.

– Не сегодня, – процедил маг, как раз выходя из цирюльни к зачарованному гному, безразлично стоящему у входа.

Повозка охранялась гномами и людьми. Маг насчитал шесть гномов в доспехах и двоих человек с копьями из числа городской стражи, один из копейщиков вел за узду мула.

– По предыдущим установкам отбой. Атакуй колонну, как только услышишь взрыв! – шепнул Марио гному на ухо, едва наклонившись.

– Сашуас, твой выход. Планируешь в клетку с Рафусом, кидаешь под телегу фаерболл и сразу же ставишь щит. Далее ложишься спать. Перед этим всем скажи Рафи, чтобы падал вниз клетки и закрыл тебя и свою голову руками.

– Так себе план, Марио! – покачал головой фей.

– План хорош. Спать во время боя для тебя норма. Проснешься, все уже закончится. Съешь шляпку гриба на плюс четыре к удаче!

Маг подсадил фея в правую ладонь, закидывая в рот ножку гриба на плюс один к удаче.

– Готов?

– Это унизительно.

Сашуас сморщился, прожевывая гриб, но упираться не стал.

– Три, два, один!

И Марио метнул фея в клетку с узником. Ошибиться было нельзя, но фей вполне мог. Однако в этот раз он сгруппировался, прижав к себе маленькие ножки руками. В момент баллистического падения Сашуас перешел на парящий режим с вращением на раскрытых крыльях, чтобы проскользнуть сквозь прутья клетки.

– Быстро на пол, голову руками закрой и меня под себя! – крикнул уцепившейся за камзол Рафи фей.

Заклинание «энергощит» работает мгновенно, когда маг видит или предполагает опасность. Вот и сейчас бухнувший между мулом и телегой фаерболл был погашен энергощитом падающего в обморок Сашуаса. Рафи Нож послушно осел на дно узкой клетки, закрывая собой спящего фея.

Расход: 50 маны (Огненный Шар)

Расход: 10 маны (Энергощит)

Взрыв сделал свое дело – обломки камней мощеной улицы разлетелись, нанося мелкие раны скопившейся вокруг толпе. В доли секунды вокруг воцарился хаос. Пламя на одеждах разбегающихся людей и нелюдей. Мул с оторванными ногами, не осознавая ничего, еще царапает копытами мостовую. Четыре мертвых гнома и копейщик-человек, попавшие в эпицентр взрыва. Зачарованный гном бежал на то, что осталось от колонны: всего лишь два гнома и человек. Одного из гномов оглушило, он скинул шлем, упал на колени и зажал уши, крича что-то на подземном наречии, из-под натруженных ладоней текла кровь. Гном-охранник не среагировал на подбегающего собрата и получил с размаху короткой секирой по шлему. Даже при силе нападающего равной четырем укороченная секира на плюс пять к урону не нанесла повреждения охраннику. Сталь оставила глубокую отметину на шлеме. Человек-копейщик поспешил к гному на помощь, замахиваясь двухметровым копьем.

– Нет! Не бей его, он под чарами! – закричал копейщику гном.

Тем временем зачарованный гном ударил второй раз, на этот раз в щит конвоира. Марио вышел на линию атаки заклинания, держа в руке газовый ключ.

– Валите к своим шефам и расскажите, что видели, и останетесь живы!

Маг указывал ключом на оставшихся в живых, как бы целясь поверх них. Зачарованный гном нанес еще один удар по щиту. Копейщик же вскинул копье и метнул его в мага. Ледяной щит заставил древко отпружинить.

Расход: 5 маны (Ледяной щит)

Человек, увидев, что копье не принесло результата, побежал в противоположную сторону от Марио.

– Он сделал свой выбор! Не умирай и ты, гном! – крикнул Марио, не сбавляя шаг.

– Он – трус, а у меня тут мои братья полегли!

С этими словами охранник принял очередной удар секиры от зачарованного и наотмашь, плоской частью своего топора, шлепнул по незащищенной голове атакующего, лишая мага живой марионетки, которая все-таки поломала щит гнома-охранника своим последним ударом перед тем, как упасть в глухой нокаут.

– Жаль. Я не хочу убивать лишних.

Марио сделал еще два шага к тлеющей повозке.

– Лишний – это ты!

Гном перешел на бег, одним рывком подхватив дымящийся щит павшего товарища, закрывая им свое лицо и создавая препятствие для прямых атакующих действий в голову. Маг понимал, что прямой удар ледяным копьем не пробьет щит и мифриловый доспех, а гном тем временем быстро бежал прямо на заклинателя.

Выбор был сделан интуитивно. Ледяное копье ударило в ногу.

Урон 4

(15+1 (за использование посоха) - 12 (броня на бедре от мифриловых лат)

Расход: 45 маны (Ледяное копье)

Броня была пробита. Левая нога гнома с мясом вырвалась из тазобедренного сустава ледяным потоком. Так выглядят четыре хита, снятых с существа, у которого всего их пять. Гном упал, вопя от боли, заглушая панические крики бегущих по улице людей. Марио оббежал лежащего, истекающего кровью гнома и заметил того второго, кто был оглушен. Он все еще кричал, но теперь опустившись на локти.

Оставалась всего двадцать маны, этого мало для полноценного боя. Что бы он делал, если бы тот копейщик не убежал или второй гном был на ногах. Но думать было некогда, и маг, используя газовый ключ как рычаг, с силой сорвал замок с щеколды, запирающей клетку. Хорошо, что замок людского производства, а то бы Марио провозился с ним до глухой ночи.

– Рафи Нож! – торжественно произнес он. – Вставай, амнистия!

Деньги: Золото 0, Серебро 0, Бронза 67

Инвентарь:

NEW!

Яблоко: +1 хит, +20 маныПосох мага: урон 3 (+1 к заклинаниям), -5 к расходу маны на заклинанияКрасивая синяя шляпаРяса: без особенностейКожаная обувь: без особенностейМиска каши (х2): +1 хитЭль: эффект неизвестенБуханка хлеба: +4 хита

Очки магического видения

Глава 17. Какова мана на вкус?

Улочки, улочки, улочки. Все как одна: мелкие и извилистые, заставленные ящиками и заваленные мусором. Рафи выбирал путь. Марио казалось, что за ними следуют всадники, где-то позади слышался топот кованых копыт о каменную кладку дорог.

– Еще немного и там, через каналы, можно будет уйти к докам! – на придыхании пояснил вор.

Марио же с трудом дышал, не то, что говорил. Погоня вымотала его полностью. Он как маг был пуст: двадцать маны и газовый ключ – это все, что у него было в запасе. Несказанно мало для вооруженной погони.

В очередном переулке маг встал, тяжело дыша, и оперся на стену дома. Фей спал в подсумке.

– Вот ты где! – на пути выросла фигура в полной экипировке охотника за головами.

Короткий меч: +5 к урону

Щит: +5 к броне

Кольчуга: +3 к броне

Шлем: +3 к броне

Кастовать было нечем, и маг направил ключ на воина.

– Готовься к респауну, гнусный маг!

По телу противника пробежала электрическая дрожь. «Игрок!» – всплыло в голове у Марио, и он взглянул через очки. Перед ним был воин второго уровня.

– У тебя на меня квест, но сегодня не обязательно кому-то умирать! – начал переговоры маг, понимая, что Рафи куда-то исчез, и он в переулке один на один с другим игроком.

– Именем короля, сдавайся, или я тебя обезглавлю прямо тут! – продолжал игрок.

– Яблоко будешь? – спросил Марио, доставая из подсумка спелый фрукт, показывая его войну и откусывая большой кусок.

Мана от яблока начала растекаться по телу кастера.

– Ну как хочешь! – сквозь зубы шепотом проговорил воин и быстрым шагом двинулся к магу.

Маг из последних сил пятился назад, чтобы завершить скорую трапезу, которая давала ему хоть какой-то, но шанс. Марио уже собрался ставить ледяной щит, но удара не последовало. Воин, ойкнув, вздрогнул и упал на колени, как будто обе его ноги одновременно отказали ему.

Урон: 2

– Что это? Где ты мразь?! – кричал воин, уже на коленях размахивая мечом во все стороны.

Марио наблюдал, как из ниоткуда что-то порезало сначала левую руку игрока, держащую щит, и она обмякла, а потом и правую, держащую меч.

Урон: 2

Стон боли сопровождался порезами невидимым лезвием. Из-под кольчуги на руках и ногах начала сочиться бурая липкая жидкость. Лицо игрока побледнело, а из тени шагнул Рафи Нож, которого маг не видел все это время. Вытирая стилет о голенище сапога, вор вальяжно пошел к Марио, через плечо наблюдая за агонией игрока с презрением хладнокровного убийцы.

Доп. эффект кровотечение: урон 1 раз в 3с.

– Ссука! – вскрикнул воин.

Отпустив меч и щит, он пытался достать что-то дрожащими пальцами из подсумки. В окровавленных ладонях игрока появился кекс, посыпанный маковой крошкой.

– Э, нет! – покачал головой Рафи и снова исчез.

Не успел воин поднести кекс ко рту, как спасительное лакомство растворилось в воздухе. Обреченный взгляд игрока поравнялся со взглядом Марио. В глазах читалось что-то умоляющее, но прочитать, что именно маг не успел. Появившейся перед ним Рафи с кексом в руке, не оборачиваясь на упавшее сзади тело, произнес:

– Будешь кекс?

Кекс: +3 хита, +10 маны

– Рафи, это был человек! – пробормотал Марио.

– Вижу, что не эльф! – поднял бровь Рафи, передавая кекс магу.

– Нет, он был как ты или я в другом смысле!

– А убить он тебя хотел в каком смысле? – жестко отрезал Нож. – А то я сразу не разобрал, ты в следующий раз говори, если опасность понарошку.

Это был сарказм. Рафи так долго был в этом мире, что не отличал игроков от НПСов. А может, и не было никакой разницы? Вор шестого уровня убил воина второго уровня. Для игры это всего лишь цифры…

Марио взял кекс, жадно запихивая его в рот, плюс к мане – есть плюс к мане, даже если он соленый и липкий. Так Михаил первый раз попробовал на вкус кровь аватара другого игрока.

Глава 18. Флора и фауна

– Сюда!

Рафи вновь свернул в узкий переулок. Марио ничего не оставалось, как последовать за ним.

– Тебе не кажется, что мы идем вглубь города? – засомневался маг.

– Кажется? Да я, мать моя женщина, уверен в этом!

Вор убрал серую тряпку, закрывающую деревянный поддон, смастеренный из грубой, почерневшей от влаги доски.

– Помогай, кастер.

Беглецы взялись вдвоем за отсыревшие бревна поддона, который когда-то служил подставкой для чего-то тяжёлого, и объединенными силами подняли его, облокотив на стену прилегающего дома. Зияющая дыра в земле, окованная зеленым от сырости, напоминающим медь металлом, вела вниз.

– Вот они! Городские каналы! – удовлетворенно произнес Рафи. – Спускайся первым, у тебя щит и хитов больше.

– А что, там опасно?

– Плотоядные черепахи, хищные растения… фауна и флора, блин, подземного, мать его, мира!

Поддон, служивший канализационной крышкой, хлопнул над их головами, превращая ровный круглый столб света в полосатые тусклые лучи. Марио лез вниз первый. И вот уже показалось дно канала с текущим по центру ручьем городских отходов, как огромная, двухметровая пасть поглотила мага.

Зубья стиснулись. В глазах потемнело. В цветочной камере огромной мухоловки выделился сок ядовитого запаха. Марио уперся спиной в склизкое небо растения, чтобы использовать ноги как домкрат, но сила челюстей была выше его параметров.

– Ману не трать, я сейчас! – донесся сквозь стенки хищника голос Рафи.

Сок цветка не давал концентрироваться. Заклинания не складывались. Ноги и руки обмякли. Темнота поглотила сознание мага…

Удары ладонями по лицу сменялись подергиванием ног вверх. Что-то теребило тело и мешало глубокому сну, крича в самые уши.

– Не спать! – эхом в очень низкой тональности отдавались чьи-то слова.

«Зачем вы меня будите? Мне ведь так хорошо давно не было…»

Вокруг звучала приятная музыка, и все было яркое и поющее. Ходили какие-то улыбающиеся люди и рассказывали друг другу приятные, но невнятные вещи.

«Кого я вижу среди улыбающихся людей? Мой брат Николай?»

– Коля, как ты тут? Ты же погиб лет десять как назад, – обрадовался встрече Михаил.

– Ну, я неплохо. Да и не погиб я вовсе. Подумаешь, врезался в столб, – отвечал, улыбаясь, Николай

– Ты столько всего пропустил. Мама умерла без тебя, она думала, что мы тебя потеряли. А ты тут? – Марио расплылся в наивной улыбке.

– А я тут, – снисходительно повторил фразу брат, и его лицо стало вдруг серьезным и пугающе злым. – А ты вали отсюда, пока машина некроботов в мозг не впрыснула!

Брат с силой ударил Марио по лицу!

– За что? – обиженно произнес Михаил.

– За кашу манную, за жизнь гуманную! – и Рафи Нож отвесил пощечину еще раз.

Марио открыл глаза, лежа вниз головой с задранными ногами, которые тряс Рафи.

– Что это было? – спросонья пробормотал маг.

– Я ж тебе сказал: Флора и фауна!

Вокруг Марио все было залито соком мухоловки, а само растение было неровно срублено под корень, как будто его грызло мелкое животное.

– А это – техника реабилитации, кровь прибывает лучше в мозг!

– Ты знал да, что оно тут? – сурово спросил маг.

– Не наверняка, но посуди сам: попади я в него, ты б что сделал? Ледяным штормом меня накрыл? – развел руками Рафи, опустив ноги Марио на пол. – А я его ножом задамажил. Кроме того, сок этой дряни дает галлюциногенный эффект. Как, кстати, твоя мана?

Марио сел на пятую точку, голова еще кружилась. Удивительно, но мана была полная.

– Восстановилась! – удивленно произнес он.

– Вот! Это потому, что ты выспался! – удовлетворенно заметил вор.

– Я уже мертвых начал видеть, я погибнуть мог! – повысил голос маг.

– Во-первых, не кричи. Черепах привлечешь. А во-вторых, вот ты в прошлой жизни был водопроводчиком? – начал загибать пальцы Рафи.

– И что из этого? – не уловил суть Марио

– А то, что я как военный лучше понимаю в тактике! Ты живой и с полной маной! Эх, жаль… знал бы я, что эта тварь тут сидит, я б тебя попросил меня наверху до фулл хитов полечить!

Вор покачал головой, как качают когда в чем-то не везет.

– Хрен тебе, а не фулл хиты! – огрызнулся Марио, поднимаясь и отряхиваясь от сока мухоловки.

– За спасение не благодари! Ты меня спас, я тебе долг отдал.

– Если говорить аллегориями, то сначала ты у меня занял, а потом моё и отдал!

– Это и есть бизнес, бро! Тебе еще многому предстоит научиться!

Рафи кивнул, диалог казался ему веселым. И это заметил Марио.

– Что конкретно тебя смешит в этой ситуации?

– Знаешь, Миш, – Рафи дернуло током, – меня сегодня на казнь везли, а я живой до сих пор. Значит, не ошибся я в тебе тогда, в таверне.

– У тебя же есть Дорон, маг в сером, он где?

– Нет больше Дорона, – вздохнул Нож. – Символьные маги не блокируют арбалетные болты. Нас предали, маг, и я должен вернуть всем долги.

– Кстати о долгах, Пликс дает тебе за помощь всего двадцать процентов после победы над бородатыми, и я ухожу к нему в группировку.

– Жадность торгаша сгубила… будет твоему Пликсу его восемьдесят, – легко согласился Рафи, весело добавив, – У меня час назад другой процент, менее привлекательный, не слабо мерещился.

Оставшийся путь Рафи не переставая что-то насвистывал. И когда своды медных и каменных тоннелей сменило ночное небо, далеко за стеной города-крепости, игроков настиг честно заработанный экспирианс.

Опыт:

Рафи Нож: +10

+3 за воина

+5 за мухоловку

+2 за тактику

Сашуас: + 20

+17 за массовое убийство стражи

+3 за планирование точно в цель

Марио: +20

+5 за тактику во время освобождения

+5 за попытку сберечь жизни стражников

+8 за уничтожение мотивированного гнома

+1 за взлом замка

+1 за попытку переговоров с воином

Вы получаете 5 ЛВЛ!

Новое заклинание: Ледяная Сфера (-40 маны, создает вокруг мага ледяной шар диаметром 3м и прочностью = 100 хитам, если не разрушен, спадает через 30 минут)

– Хочешь распределить тридцать семь баллов опыта? – заговорила программа, транслируя себя прямо в голову мага.

– Нет, я копить буду, – отказался Марио. – Мне до следующего мышления еще три опыта надо.

– А я вкладываю двадцать в мышление и поднимаю его до четырех! – внезапно пропищал из подсумка с ключами фей. – А в чем это я? И почему у меня полная мана?

– Я тебе потом расскажу…

Маг осуждающе взглянул на безмятежного Рафи.

Марио

Уровень: 5

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 3

Мышление: 4

Удача: 2

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 6

Мана: 70 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 70

Неизрасходованный опыт: 37 баллов

Суммарный опыт: 87 баллов

Сашуас

Уровень: 4

Сила: 2

Ловкость: 3

Выносливость: 4

Мышление: 4

Удача: 1

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 6

Мана: 80 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 80

Неизрасходованный опыт: 5 баллов

Суммарный опыт: 71 балл

Глава 19. Прав ли вор?

– Ну что, спасибо, что спас! – поблагодарил Михаила Рафи, вытягивая вперед для рукопожатия руку со сбитыми в кровь костяшками.

– Ты разве не со мной? – удивился Марио, машинально пожав руку, ведь они стояли на самом краю эльфийского леса.

– К эльфам? Не, я в высоколевловые локации… Надо было еще на четвертом уровне туда свалить, заигрался тут в экономическую стратегию, – улыбнулся вор.

Маг заметил, что у него во рту отсутствует несколько передних зубов.

– Пришел без всего и уйду без всего.

– А как же твои люди на корабле? Ты их бросишь? Как же сокровищница гнома и маг-символист Дорон? Разве ты не хочешь за него отомстить?

– Месть, бро, это не продуктивно, – повел плечом вор. – Как бы смешно ни звучало, но именно из-за неё я не могу вернуться в город. Ведь каждая собака будет думать, что я собираюсь ей мстить за те помидоры, летящие в меня, пока я сидел в клетке. Что касается ребят и корабля, их еще вчера казнили.

– Как это? Откуда ты узнал? – маг был ошарашен новостью.

– Помнишь бармена Брока? Он работал на гномов. Недомерки шарахнули по кораблю из пушек и предложили либо сдаться, либо покормить рыбок. Когда команда сдалась, начальник стражи приказал порубить им всем головы. Он же мне и рассказал это, пока я ждал своей смерти.

– Тем более, есть повод вернуться, – Марио загибал пальцы, – Брок, начальник стражи, Мстислав…

– Воу, воу, воу! Разошёлся! – Рафи примиряюще поднял ладони вверх. – Ты хочешь, чтобы я рисковал своей жизнью, и ради чего? Ради того, чтобы боги смотрели на меня с облаков и пили свое божественное пиво у божественно сияющих шаров?

– Ну а золото, гномья казна? – искал Марио аргументы.

– А зачем мне мертвому золото? А по поводу мести, у Мстислава уже погиб сын, ему сейчас это золото тоже не нужно. Эльфы в город не пройдут, гномы в леса не сунутся, моя империя пала и теперь, как пел классик: «Я свобооодеееен!».

– …

– Бывай, маг! Удачи тебе с эльфами и опасайся ассасинов. Это такие же, как я, только выбравшие ветку «убийцы», гном их за тобой по-любому пришлет.

Марио так и стоял на пороге лесной чащи, молча наблюдая, как удаляется по пыльной дороге беспечного вида, мурлыкающий песенку, переживший свою смерть игрок.

– Может, с ним рванем? – предложил Сашуас.

– Не…у меня контракт с Пликсом, – отрицательно покачал головой Марио, а сам подумал:

«Кроме того, я же должен узнать, почему эльф живет после смерти».

– Жаль, поет хорошо! Мы могли бы по дороге исполнять простые мелодии, – фей разочарованно облокотился на края сумки водопроводчика, безвольно свесив наружу маленькие ручки.

Они свернули в чащу, углубляясь все дальше и дальше, пока не наткнулись на патруль. Вероятней всего, эльфы как раз их и ждали. Снова все повторилось: повязки на глаза, плоские шутки ниже пояса. Однако в этот раз Марио не говорил с ведущими его дозорными. Мысли дробились сами собой. В голове мага играла та простенькая песенка, но по-настоящему он думал о том, прав ли был Рафи, что ушел сейчас, и насколько это рационально с точки зрения выживания в игре.

Глава 20. С мага спрос

– Отличный бой, чел!

Пликс встретил меня широкой эльфийской улыбкой.

– …а что ты,… что ты там ему сказал…? Хочешь фрукт, нет?

– Мои похождения уже показали по ТВ? – печально спросил Марио.

– Конечно! Ты там самый настоящий урод. Они сделали нарезку крупным планом с твоими высказываниями, как ты хищно хомячишь окровавленный пряник.

– Кекс, – поправил я Пликса.

– Кекс...– повторил Пликс. – Тебе рукоплещут как хладнокровному убийце. За тобой, кстати, уже отправили ассасина и палада. Ты теперь для них хуже предателя Рафи Ножа.

– А что не так с Рафи? – удивился маг.

– С ним-то все окей. Сначала он тебя подставил под мухоловку, потом украл твои деньги и спер очки.

Марио проверил кошелек, он был на месте. Однако деньги в нем, судя по весу, точно были заменены на камушки из канализации. Черных очков действительно не было.

– Потом эта история, что у него ничего не осталось, но он не хочет мстить, потому что месть рождает месть.

Пликс широко улыбался, закинув ногу на ногу. Явно ему нравилась эта игра и то, что показывали по ТВ.

– Ты хороший парень, Марио, но тут, в игре, надо быть хитрее.

– Вот гад! – по лицу мага можно было писать картины о том, что нельзя есть лимоны целиком.

– И да, его корабль не расстреляли. Экипаж без проблем вышел из города на судне, – добавил Пликс и вдруг стал серьезным, приняв более удобную для важного разговора позу. – Рафи предал свою команду и обокрал тебя, несмотря на то, что ты рисковал ради него жизнью. Лучше бы ты тогда выбрал ответы на свои вопросы, чем его жалкую шкуру.

– Не лучше, – хмуро пробурчал маг. – Рафи, конечно, как человек – говно, но это не значит, что я должен быть говном.

– Ну-ну-ну, ты же маг с прокаченным мышлением, выражайся более возвышенно, – Пликс вновь улыбнулся, копируя тоном Рафи.

– О низких людях и говорят низко, – покачал головой Марио.

– Миш, Рафи игрок с ролью вора и отыгрывает он свою роль на пять с плюсом. Тебе бы это понять чуть раньше, был бы ты на шажок ближе к своим ответам. Но сделка есть сделка, договаривался я с тобой, а не с ним, с тебя и спрос.

– Какой ещё спрос? – не понял маг.

– Восемьдесят на двадцать навар и одна фенечка с сокровищницы гномов, – напомнил эльф.

– Как я это сделаю, у меня фей постоянно спит, – Марио показал на сумку, в которой действительно сопел Сашуас. – А у меня семьдесят маны на пару чихов льдом.

– Ну, скажем так, фея твоего мы снарядим батарейками, будет чуть дольше бодрствовать. Да и у тебя до следующего мышления чуть-чуть добрать опыта осталось.

– Боюсь, что программа не даст в бою три опыта и уж тем более не даст повысить мышление, пока не закончится батальная сцена.

– А никто и не говорит про то, что надо идти на сокровищницу в надежде на повышение. Ты, Марио, займешься манчкинством.

Эльф глубокомысленно поднял глаза к куполу из светящихся корней дерева

– Это что за хрень? – недоверчиво спросил маг.

– Это прокачка персонажа на мелких, не дающих сдачи, НПСах: птички, рыбки, плотоядные черепахи.

– Ну качнусь я, восемьдесят маны все равно мало, – недоверчиво подсчитал маг грядущие расходы.

– Мышление равное пяти даст тебе высшее заклинание, которое определит твой путь в игре. В твоём случае ты – антигерой, и тебе полагается либо "черная рука", либо "поднятие зомби". Рекомендую выбрать зомби, потому что там шире возможности применения. Черная рука, конечно, крутая пушка, но блокируется магическими щитами и очень много энергии жрет за раз.

– А зомби? – хмуро спросил маг, ему претила сама идея возиться с трупами.

– А зомби – это твои личные инвестиции по мане, – и видя, что Марио не понимает Пликс начал разъяснять: – Перед сном «поднял» одного, выспался. На следующий день «поднял» другого, снова выспался. А там и массово сможешь, и эксперименты разные с трупными модификациями.

– Ну, допустим, убедил. Где взять мелких НПС персонажей, на которых можно прокачаться?

– В глубине эльфийского леса давно поселилась популяция гноллов, ну люди-собаки. У них для тебя квест будет.

Эльф достал из-за пазухи пачку сигарет и принялся ее распаковывать.

– Откуда ты знаешь про квест?

С некоторых пор Марио начали интересовать самые мелкие подробности игры.

– Ну, во-первых, это начальная локация, тут везде квесты. А во-вторых, это же люди-собаки, им всегда что-то от всех надо!

Эльф закурил, чем создал небольшую паузу в своей инструкции.

– Топай туда, а там определимся.

– Мне бы поесть, и батарейку ты Фею обещал, – напомнил Марио.

– Обещал – дам. Дам наводочку: за квест проси у гноллов красный глаз – это такой камень на груди у дочери старосты, он может впитать тридцать маны.

– А отдаст? – недоверчиво уточнил маг.

– А не отдаст, выкоси деревню ледяным штормом. Давно сам хочу, но руки не доходят.

Эльф пустил в воздух облако дыма, которое тут же начало всасываться потолочными корнями дерева.

– С чего ты взял, что у меня дойдут? Я так-то не убийца.

– ТВ обратное говорит, за твою голову уже тридцать золотых обещают. Большие деньги в реальном мире. Сейчас на тебя набежит молодняк, будешь только успевать левлы за них получать. Так что хочешь, не хочешь – придется.

– Я никого не хочу убивать, – отрезал маг.

– Ты для пацифиста не ту игру выбрал. Тебе бы осужденным на тетрис быть.

– Я не выбирал, меня осудили.

Марио от внезапно навалившейся печали опустил глаза.

– Знаю, что не выбирал,… но чем скорее станешь тем, кого в тебе видят зрители, тем больше будет шансов отсюда живым выйти. Убеди их, что игра тебе нравится!

Эльф приподнялся на своем кресле ближе к магу, как будто говорил что-то очень важное.

– Итак, выступаете с феем к гноллам на рассвете.

Пликс снова сел удобно, делая очередную затяжку.

– Приоткрой завесу тайны, как ты это все осилил: с деревом и телевидением, и с жизнью после смерти?

– Не, ну я так не играю, – вновь улыбнулся эльф. – Ты свои ответы в первый раз на жизнь Рафи поменял. Сейчас у тебя со мной договоренность. Выполнишь квест с сокровищницей, приоткрою твою завесу.

– Курить – здоровью вредить!

Марио развернулся спиной к Пликсу, чтобы выйти из дерева.

– Встретишь рыцаря смерти с раком горла, позвони, – небрежно бросил вдогонку эльф.

Глава 21. Енот еноту не друг

Проснувшийся фей выпорхнул из сумки в момент, когда Марио перелезал через лесную корягу.

– Я никуда не пойду, пока ты мне все не объяснишь! – с серьезной физиономией заявил Сашуас, уперев руки в бока.

– Что конкретно тебе непонятно? – Марио развернулся.

– Я постоянно засыпаю, а потом выясняется, что у нас квест. Ты мне ничего не хочешь рассказать?

– А я думал, всё всех устраивает, – повел плечом маг. – Слушай, ну ты реально много дрыхнешь, что ж мне тебя будить?

– Вот сейчас мы куда идем?

– Там в лесу, если двигаться на северо-запад, поселение гноллов. У них возьмем квест, – спокойно пояснил Марио

– А Пликс? – спросил фей.

– Что Пликс? – не понял маг.

– Кто такой Пликс!? – пискнул Сашуас.

– ГлавЭльф, он меня туда и послал! – бровь Марио вопросительно поднялась.

– А есть еще кто-нибудь, кто его кроме тебя видит? А то у меня закрадывается мысль, что это твой невидимый друг, – предположил фей.

– Ты если бы не спал, тоже бы его видел.

– Марио, фантазировать в твоем возрасте это нормально. Но нельзя заключать всю свою замкнутость в одном вымышленном персонаже.

– Хорошо, вымышленный персонаж. Мы все вопросы обсудили и можем уже идти? – развел руками маг.

– Я забыл, что хотел, но я к этому еще вернусь! – угрожающе пропищал фей.

– Ты, кстати, упражнения на крылья не забрасывай, нам нужно, чтобы ты мог летать, а не только планировать, – подсаживая фея в сумку, сказал Марио.

– Хорошечно! – спародировал фей эльфийский акцент.

– Не увлекайся, язык сломаешь.

– Так он же без костей, как его можно сломать?

– У некоторых так точно, без костей.

Марио остановился, принюхавшись. Пахло дымом и жареным мясом.

Деревня гноллов расположилась прямо в густом лесу. Ни тебе полянок, ни тропинок, просто лес с землянками и шалашами. Землянки, поросшие зеленым мхом кое-где дымились – это глиняные печи согревали и кормили мохнатый народец.

Завидев путников, жители, казалось бы, даже не удивились и дальше занимались своими делами, коих было много в деревенской жизни.

– О, смотри! Еноты! – воодушевился фей.

– Ты поаккуратней с определениями. Может, у них, как у нигеров, – серьезно предположил маг.

– В смысле? – не понял фей.

– Ну, только нигер нигера может назвать нигером.

Марио приготовился к удару током, но его не последовало.

– Только енот енота может назвать енотом? – уточнил Сашуас.

« Ваша шутка набрала +10 000 лайков. В качестве приза зрительских симпатий инвентарь пополнен»

Инвентарь:

NEW! Пузырек маны (х5): +50 маны

NEW! Пузырек с хитами (х5): +5 хитов

Посох мага: урон 3 (+1 к заклинаниям), -5 к расходу маны на заклинания

Красивая синяя шляпа

Ряса: без особенностей

Кожаная обувь: без особенностей

Миска каши (х2): +1 хит

Эль: эффект неизвестен

Буханка хлеба: +4 хита

«Прикольно», – подумал Михаил. – «Так тоже можно было?»

– Говорить буду я, а то копьями затыкают, – как ни в чем не бывало оценил потенциал гноллов маг.

Люди-собаки и вправду были похожи на енотов. Енотов вооруженных костяными короткими копьями

Короткое копье: +8 к урону

– Народ, а где тут старосту найти?! – крикнул Марио.

– А кончился староста, – ответил енот, проходящий мимо с охапкой дров.

– Как это кончился? – пискнул из подсумка фей.

– Колодец два дня назад ушел чистить и кончился. Ни воды в деревне, ни старосты.

– Где колодец-то покажешь?

– А что его показывать, вон он, окаянный, стоит посреди деревни, – повел носом енот куда-то в сторону.

Марио повернулся и правда, незаметный на первый взгляд, каменный колодец с уходящей вниз веревкой от ведра.

– Дай-ка мне, дружок, пару веток своих, – обратился маг к еноту.

– Чай не в городе стоишь, своих насобирай!

И енот удалился по своим делам.

– Я что-то не понял, им тут всем пофигу что ли, что у них староста пропал? – удивился фей.

– Такой, значит, староста был, – выдохнул маг.Подойдя к колодцу, они разожгли костер. Первую горящую палку пришлось выпросить в дымящейся землянке. Казалось, что енотов вообще не удивляет появление в деревне чужаков.

«Тактильный зоопарк, блин», – подумал маг.

«Капец там глубоко», – подумал фей, всматриваясь в темноту колодца.

Глава 22. Дарк Лорд

Первый факел был брошен вниз. Воды в колодце действительно не было. Однако летящая вниз горящая палка была жадно схвачена в раз несколькими гигантскими мухоловками.

– Ого… – удивился фей. – Как ты узнал, что они там есть?

– Там всегда кто-то есть, – ответил маг с пародией на боевики, протягивая фею посох под текстурами ключа. – Кастани фаерболл в самый низ колодца.

Фей не спрашивая вытянул руку над краем колодца, отвернул голову, зажмурил глаза и бросил искру заклинания в колодец.

Расход: 45 маны (Огненный Шар)

Глухой взрыв прогремел где-то внизу, и из колодца взрывной волной вынесло зеленые куски растений и слизь.

– На вот, выпей.

Маг передал фею синий пузырек с маной.

Восстановлено 45 маны

– Сосуд не выкидывай, нужно слизь туда набрать. Она галлюциногенная, но ману восстанавливает.

– Откуда у тебя пузырьки?

– Я тут по пути в юмористическом шоу участвую.

«Штраф за неотыгрыш роли: -1 хит»

Расход: 5 маны (Лечение)

Восстановлен 1 хит

– А вообще, Сашуас, мне тут начинает нравиться! Все такое красочное.

Маг макнул палец в ошметки мухоловки и манерно помазал себя за ушами, как будто это был дорогой парфюм.

Восстановлено 5 маны

«Вашу шутку оценили зрители. В качестве приза зрительских симпатий инвентарь пополнен»

Инвентарь:

NEW! Парфюм «Шанель» №25

Пузырек маны (х4): +50 маны

Пузырек с хитами (х5): +5 хитов

Посох мага: урон 3 (+1 к заклинаниям), -5 к расходу маны на заклинания

Красивая синяя шляпа

Ряса: без особенностей

Кожаная обувь: без особенностей

Миска каши (х2): +1 хит

Эль: эффект неизвестен

Буханка хлеба: +4 хита

Мир расцвел красками: ярко-зеленая трава, светло-коричневый колодец, голубые улыбающиеся облака и музыка, везде музыка.

– Го кач-кач!? – произнес на сленге Марио.

– Миша, может ну нафиг эту слизь? – подозрительно посмотрел фей на мага, который, издавая бякающие звуки, одну за другой кидал ветки костра вниз.

Когда же ветки и вовсе закончились, маг вскочил на деревянную стенку колодца, проверил прочность и надежность крепления веревки, а затем, пробулькав губами звук тонувшей бутылки, медленно скрылся из виду.

– Синдром мага, – пояснил фей собравшимся вокруг, удивленным енотовидным гноллам. – Грибы, контузии, эльфийский лист,… не злоупотребляйте короче.

Фей прыгнул в колодец, расправив крылья для планирования на глубину. Планировать пришлось не долго, так как Марио опускался не так резво, как залез на шахту колодца. И потому оставшийся путь до дна колодца Сашуас сидел на красной шляпе, поставив ноги на козырек у буквы «М».

Темнота отступила, как только сброшенные ветки были собраны в пучок и обрызганы дареным парфюмом. Факел засиял ровным светом. Михаила отпустило, и его глазам предстало дно колодца с ошметками зеленых мухоловок и останками предыдущих чистильщиков колодца.

– Лут? – шепотом напомнил фей.

– Ну его нафиг. Он весь в слизи, передоз схватим и сгинем как эти вот, – маг указал на скелеты в ржавых доспехах. – Мухоловки, когда воюют кустарником, знают про свойства своего сока. Видимо тех, кто с ними решал сразиться, сначала отравляли, а уже потом заглатывали целиком.

– Как ты понял? – так же шепотом спросил фей.

– Броня гнилая, но не пробитая. И мечи вынуты из ножен. Глотали целиком и не внезапно, – рассуждал вслух Марио.

– Логично, – согласился фей. – Ну что, го кач-кач?

– Говори нормально, у меня голова еще от слизи не отошла, – поморщился Марио.

– Куда нам? – перефразировал вопрос фей.

– Видимо, туда, – указал Марио факелом в сторону тоннеля, откуда текла слабая струйка ручейка.

Духи и правда были хорошие: мало того, что они приятно пахли, так еще и факел из них светил ровным ярким светом.

Приключенцы продвигались вглубь колодезного подземелья. Частый топот, эхо приближающихся тяжелых лап и горящие красным в темноте глаза не несли ничего доброго. Существо, чем бы оно ни было, бежало прямо на магов. Укус тяжелых черепашьих челюстей напоролся на ледяной щит.

Расход: 5 маны (Ледяной щит)

Марио не придумал ничего лучше, кроме как ударить в ответ ключом по лысой голове рептилии, но большая – с бегемота величиной – черепаха ловко спрятала свою голову в панцирь.

Уклонение

Еще укус и снова ледяной щит.

Расход: 5 маны (Ледяной щит)

Молния Сашуаса ударила в черепаху.

Урон: 2

Расход: 30 маны (Молния)

В суете начавшегося боя он забыл про посох.

– Походу невывозняк! – крикнул Марио. – У этой твари минимум тридцать хитов и броня, тут всей нашей маны не хватит!

Черепаха вновь укусила.

Расход: 5 маны (Ледяной щит)

– Сядем, подумаем!

Марио кастанул сферу льда, присаживаясь на корточки и доставая пузырек с маной.

Расход: 35 маны (Сфера льда)

Восстановлено 50 маны

– Итого у нас три пузырька на плюс пятьдесят маны. У меня снова семьдесят, как и было в наличии. У тебя пятьдесят, – подсчитал Марио.

– А долго твоя сфера держится? – опасливо спросил фей, наблюдая, как черепаха грызет прозрачный лед.

– Минут тридцать, если не устанет грызть лед весом в сто хитов.

Марио постучал по сфере, в ответ черепаха нанесла еще два укуса в место, где были пальцы.

– Но кислород у нас явно быстрее закончится.

– А у тебя то пойло же осталось? – спросил фей.

– Какое пойло? Давай конкретнее, – не понял маг.

– Которым нас в таверне поить пытались?

Марио поискал в подсумке, и правда, в бурдюке было налито что-то булькающее.

– Суть твоих мыслей мне понятна.

Марио приложил факел к ледяной сфере сверху, в недосягаемости для черепашьей морды.

Факел топил лед, но топил его медленно. Капли, падающие в огонь, шкварчали и вызывали струйки дыма, заволакивающего потолок ледяной сферы.

– Так задохнемся раньше, чем протопим бойницу. – Марио убрал факел ото льда. – Попробую кипятком.

К удивлению мага мощность струи кипятка регулировалась сознанием, и уже через две минуты во льду была проделана дырочка, сквозь которую начал выходить скопившийся дым.

Расход: 50 маны (Струя воды х10)

– Хы! – хмыкнул Фей.

– Чего угараешь? – спросил Марио

– Прикинь, в твоей сфере можно курить эльфийский лист! – как дурак улыбался Сашуас.

– Ага, блин, выберемся, запатентую на кафедре прикладной ботаники.

Марио достал из кармана пузырек с маной и разом его выпил, продолжая смотреть на фея, как на сумасшедшего.

Восстановлено 50 маны

– Надеюсь, что это сработает!

Марио приподнялся на носочках, чтобы залить снотворный эль в дырочку. Ледяная сфера со стороны черепахи начала окрашиваться в желтый. Плотоядный зверь в очередной раз укусил лед, принюхался, и на радость магов тонкий ярко-красный язык заскользил по ледяной преграде, собирая лакомство.

– Лучше лизать, чем кусать! – подбадривал черепаху Сашуас, пока Марио на цыпочках подливал эль.

Ледяная сфера таяла, эль кончался, а черепаха так и не засыпала. Маг опустил руки, приготовившись к бою. Ледяной купол пал со звоном бьющегося стекла.

Но черепаха не нападала. Ее чешуйчатая голова повернулась, чтобы взглянуть под углом на приключенцев и издать вопросительный крик:

– Уааааааа?

– Она хочет еще эля! – прочитал мысли животного фей.

– Ну, на.

Марио недоверчиво кинул почти пустой бурдюк рептилии. Животное начало жевать кожаный сосуд. Добравшись до вкусного, её мордаха расплылась в блаженстве.

– Миша, ты, походу, эту тварь на бутылку подсадил, – наклонившись, прошептал на ухо Марио фей.

– Всем привет. Я – плотоядная черепаха. Я тут, потому что перешла с человечины на бухлишко. Привет черепаха! – Марио слегка похлопал себя по костюму свободной рукой, изобразив аплодисменты.

– А я Пликс, курю в сфере лист! – поддержал фей шутку.

– Уходим нахрен отсюда, пока можем.

Маг сделал пару медленных шагов назад, потом еще и еще. Скрывшись за поворотом, он перешел на бег. Бежали маги на свет от входа в колодец, но как только они достигли комнатки, в которую спустились по веревке, спасительного троса на месте не застали.

– А где веревка? – спросил фей Марио.

– А вот на этот случай, Сашуас, нам бы и пригодились твои крылья.

– Чем же?

– К примеру, ты бы мог слетать наверх и задать вопрос енотовой общине, мол, друзья, а где веревка?

– А если бы не сказали? – недоверчиво спросил фей.

– Цепи молний бы сказали, – уверенно предположил маг.

– Уаааааа? – раздалось за спинами.

Черепаха пришла посмотреть, куда это смотрят все. Маг и фей обернулись. Черепаха смотрела на них вопрошающим взглядом, а они смотрели на нее, но кто-то же должен был сделать первый шаг, и Марио бросил зверю буханку хлеба.

– Она же полечится! – умоляюще замотал головой фей.

– Именно! – согласился маг.

«У вас новый спутник!»

Плотоядная черепаха

Сила: 5

Ловкость: 6

Броня: 20

Хиты: 30

Умение: удар панцирем (урон 35)

– Давай для очистки совести осмотрим тут все. Заодно подумаем, как отсюда выбраться, – сообщил фею маг, на что Сашуас только угукнул, еще не отойдя от увиденного.

Опыт:

Сашуас: +40

Марио: +40

+15 уничтоженный куст мухоловок

+15 прирученный пет

+5 тактические действия

+5 спаивание рептилии

– О, отлично! Качаю мышление до пяти и выносливость до четырех.

Марио

Уровень: 5

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 4

Мышление: 5

Удача: 2

Хиты: 7 (Сила + Выносливость); текущие: 7

Мана: 90 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 90

Неизрасходованный опыт: 17 баллов

Суммарный опыт: 127 баллов

Новое заклинание: Поднятие типового зомби. Тип: высшее (расходуется вся мана мага на момент поднятия, зомби выполняет прямой ментальный приказ некроманта)

Зомби:Сила: 4Ловкость: 2Хиты: количество равное мане мага на момент поднятияУмение: «Голые руки» (урон 7)Доп. затраты: 1 день работы зомби ест 10 маны

– Че это ты будешь умнее? – в шутку возразил Сашуас и добавил:

– Я тоже качаю мышление до пяти!

Сашуас

Уровень: 5

Сила: 2

Ловкость: 3

Выносливость: 4

Мышление: 5

Удача: 1

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 6

Мана: 90 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 60

Неизрасходованный опыт: 5 баллов

Суммарный опыт: 111 баллов

Новое заклинание: Черная рука. Тип: высшее (расходуется вся мана мага на момент использования; поражает цели, стоящие в линию, урон 15 по каждой из целей)

Сашуас спрыгнул на панцирь черепахи и тихо заплакал.

– Ты чего? – спросил Марио.

– Мы теперь черные маги, Миша! – всхлипывал фей.

– Ну ничего, можно быть черным, но в душе не быть злым. С этим тоже живут, – утешал фея Марио.

– Я никогда не был так счастлив! – сквозь слезы пропищал Сашуас.

– ….?

– Называй меня теперь «Лорд Дарк Сашуас»! – фей грозно привстал на панцире рептилии.

– Дарк Сашуас, если мы не найдем выход, нас черепаха с мидихлорианами сожрет! – одернул свежерожденного ситха Марио.Инвентарь:

Парфюм «Шанель» №25

Пузырек маны (х2): +50 маны

Пузырек с хитами (х5): +5 хитов

Посох мага: урон 3 (+1 к заклинаниям), -5 к расходу маны на заклинания

Красивая синяя шляпа

Ряса: без особенностей

Кожаная обувь: без особенностей

Миска каши (х2): +1 хит

Умения Марио (Spell Book):

Струя воды: урон 1, слепота 5 с., -10 маны

Лечение: +1 хит, -10 маны

Ледяной Щит: гасит одно физическое действие, -10 маны

Ледяной шторм: урон 5 при попадании по целям в радиусе 2 м., -30 маны

Ледяное копье: урон 15, -50 маны

Ледяная Сфера: создает вокруг мага ледяной шар диаметром 3м и прочностью = 100 хитам, если не разрушен, спадает через 30 минут, -40 маны

Поднятие типового зомби. Тип: высшее. Расходуется вся мана мага на момент поднятия, зомби выполняет прямой ментальный приказ некроманта

Умения Сашуаса (Spell Book):

Энергоудар: урон 1, -10 маны

Энергощит: гасит одно физическое действие , -10 маны

Молния: поражает четыре цели на одной линии, урон 2-5, -30 маны

Огненный Шар: урон 10 в радиусе 2 м. от взрыва, урон 1 от горения каждую секунду боя, 50% шанс оглушить цель, -50 маны

Зарядка батарейки: заряжает драгоценный камень до его предела энергоемкости, 10 маны

Черная рука. Тип: высшее. Расходуется вся мана мага на момент использования; поражает цели, стоящие в линию, урон 15 по каждой из целей

Глава 23. Мёртвая тишина

Марио медитировал. Лучи света от звезд в ночном небе попадали в колодец. «Конечно же, звезды виртуальные», – думал маг. – «Но что, если на виртуальных звездах, просто на картинках в этой жестокой игре тоже есть жизнь?»

В тоннеле эхом отражались бумкающие звуки и звонкий хохот фея. Сашуас развлекался тем, что кидал черепахе какую-то – похоже, что человеческую – кость.

– Ты лучше бы чем-то полезным занялся, – упрекающе окликнул маг фея, совершающего очередной бросок.

– Например? – не оборачиваясь к собеседнику, фей в очередной раз кинул рептилии кость.

– Например, научился бы летать, – пробурчал себе под нос Марио.

В голове мага внезапно всплыл анекдот:

«– Ты что-нибудь ещё умеешь?

– Могу копать, могу не копать.

– А лестницу построить можешь?

– Могу, но долго копать придется».

– Точно! Лестница! – оживился маг.

– Да, Марио, лестницу бы сюда, – скучающе поддержал Сашуас.

– Бери своего питомца и дуй искать, где в стенах почва мягче. Пусть черепаха подкоп наружу делает!

– Идея! Мы ж можем лестницу из земли построить? – доперло до Сашуаса.

– Не, просто сделайте тоннель, уходящий вверх, чтоб можно было по нему карабкаться, – подытожил Марио.

– Эй, еноты?! Я отсюда выберусь, и ваш тактильный зоопарк навсегда на цокольный этаж перенесу! – крикнул маг, но еноты молчали.

– Марио, тут не вариант капать. Вокруг все в камнях, больше похоже вообще не на колодец, а на заброшенную темницу, – после коротких исследований вернулся с докладом Сашуас.

– Выход какой? – не выходя из транса, спокойно спросил маг.

– Ну, к примеру, ты ж теперь некромант, оживи зомби. Черепаха его закинет в дырку, а он нам скинет верёвку, – предложил фей.

– А черепаха тебя не может закинуть? Так-то легче будет.

– Вот ты голова, конечно! – восхитился фей. – Только обещай, что пока меня не будет, ты будешь с черепахой моей играть!

– Если тебя долго не будет, то черепаха, может, и будет со мной играть ещё некоторое время, но лучше найди наверху веревку, – опасливо заключил маг, наблюдая, как рептилия перекусывает человеческую кость пополам.

Фей прикоснулся ко лбу черепахи, они общались ментально.

«Видимо, им проще налаживать контакт как существам с похожим интеллектом», – подумал про себя Марио, но произносить этого не стал, маскируя эту мысль простой песенкой.

Тем временем фей сел на чешуйчатый нос и посмотрел на Марио взглядом, требующим отмашки на начало феерического восхождения.

– Группируйся и лети уже! – не оценил дурачества маг.

– Не учи ученого. У меня, между прочим, полетов на два больше, чем у всех присутствующих, – похвалился фей, и черепаха по ментальному сигналу швырнула Сашуаса к звёздам.

– Даже не смотри на меня, – ответил Марио на взгляд черепахи, требующей совершить бросок какой-нибудь из разбросанных вокруг костей.

Фей не задержался. Наверху стояла полная тишина, когда веревка была скинута вниз. Следом за ней спланировал и Сашуас.

– Друг водопроводчик, в деревне никого нет.

– Как нет, а где еноты?

– Не знаю, – пожал маленькими плечами фей.

– Ладно, полезли наверх, – маг подёргал верёвку, проверяя ее на прочность.

– А как же Дороти? – жалобно спросил фей.

– Дороти? – магу показалось, что он не расслышал.

– Мы не можем ее так просто тут бросить! – Сашуас указывал на черепаху.

– Блин, Саша, это просто черепаха. Она тебе сама сказала, что она Дороти? – Марио пытался воззвать к логике фея, и возможно, это имело место быть, если бы перед магом был персонаж любой другой расы.

– Ты бездушный черный маг, которому плевать на чувства верующих! – пискнул на надрыве фей.

– Чувства кого? – неслабо удивился Михаил.

– Я верю, что она нам нужна, – поставил условие Сашуас и добавил, – без нее я тоже никуда не пойду.

– Ладнооо… – выдохнул маг. Тогда, план «А»: я наверх, а вы копайте подкоп. Встретимся наверху.

– Отлично, мы скоро.

И радостный фей вместе с Дороти удалились копать.

– Черный маг, говоришь? – Марио оглядел обглоданный скелет мечника, и его рука сама собой легла на ключ, экономящий пять маны при касте заклинания.

«Поднятие зомби» сожрало всю ману, кроме пяти, и скелет вздрогнул, а его черные глазницы загорелись голубым, но почему-то совсем не злобным цветом.

– Ну, пойдем наверх, – приказал маг. – Встретишь наверху енотов, отруби им голову, – добавил он и, вспомнив про мухоловки и прочие сюрпризы игры, видоизменил приказ, – первичная цель: охранять меня, лезь первым!

Маг и труп поднялись по верёвочной лестнице. Деревня действительно была пуста. Не дымились дымоотводы, не шныряли гноллы. Казалось, что и не было никаких гноллов, но земля в землянках и засыпухах была ещё тёплая.

Мана равная пяти не слабо клонила в сон, и, выбрав землянку недалеко от колодца, Марио вошел внутрь. Страж по команде остался у входа.

– Охранять. В случае агрессии на меня будить хлопками меча о свою броню.

Последняя команда прозвучала уже на зевке. Радуясь ночной тишине и тому, что Сашуас и черепаха еще не скоро прокопают путь на поверхность, маг поспешил уснуть.

Глава 24. Теплая аура

Звон меча о броню разбудил Мага. Мана восстановилась полностью. Марио поспешил выглянуть наружу, с целью увидеть, что переполошило мертвый будильник.

Еноты шли не стройно, но их было больше, чем в прошлый раз. У них были копья и палки и никакой брони. Гноллы вошли в деревеньку и, завидев зомби, начали окружать вместе с ним и выбирающегося из землянки мага, создавая полосатое кольцо метра в два диаметром.

Марио положил руку на ключ, предчувствуя драку.

– Здравствуй, темнейший маг, и прости нам сию подлость! – вперед вышел опирающийся на посох седеющий гнолл.

– Вы всех гостей пытаетесь черепахе и мухоловкам скормить? – болтал маг, а в уме считал псовые головы, сбившись на сорока с чем-то.

– Всех, милый человек! – с сожалением выдохнул говорящий седой енот.

– Ну, короче, у меня для вас выбор, – предложил Марио. – Первый вариант – колодец я ваш очистил, и награда за квест моя. Гоните красный глаз, камень на груди твоей дочери.

– А второй? – старший гнолл аж оживился от такой наглости.

– А второй – это геноцид по енотовому признаку!

Марио надеялся, что ему за эту шутку дадут снова какой-нибудь бонус, но ничего не происходило, или, возможно, зрители жаждали жертвы.

– Давай разберемся юридически. Я тебе квест на колодец давал? Нет. Я тебе камень обещал? Снова нет, – седой енот дважды разогнул палец на лапе.

– Тогда поступим так: я начну вас всех холодом морозить, а среди мертвых может и камень найдется!

– Я же тебе говорил, что он убийца. И, судя по всему, живодер, – обратился куда-то в чащу енот.

– Я должен был увидеть это сам, – донесся голос от выходящего в круг человека в сияющих доспехах. – Не люблю, когда меня обманывают. А теперь вижу, что пришел к тому, кому надо.

«Жалко очков у меня больше нет, не увижу параметров и класса соперника... Хотя с классом попроще: это либо вар, либо палад», – думал Марио.

– Готовься к смерти, некромант! – спокойно, без лишних эмоций произнес паладин.

Так произносят эту фразу те, кто делает свою работу много-много раз. Охотник за головами двинулся на Марио, снимая с бедра такой же сияющий, как и все его обмундирование, молот, а из-за спины бликующий на солнце золотой щит.

Экипировка паладина:

Щит: +6 к броне

Молот: +5 к урону

Латы: +9 к броне

– Может, договоримся? – Марио нашарил рукой в подсумке пару пузырьков с маной.

– Нет, маг, – щелкнул губами паладин. – Надо было говорить с теми, кого ты убивал.

Палад скастовал закл и устремился к магу. Это была какая-то аура. Она высветилась над его головой в виде щита с отраженной пиктограммой снежинки.

– Убить! – приказал маг зомби, понимая, что поднятый НПС не остановит игрока надолго.

Зомби бесстрашно ринулся на рыцаря в сияющих доспехах. Марио же отбежал в сторону, чтобы паладин и зомби были не на одной линии атаки.

– Раау!

Зомби ударил мечом по подставленному ради такого дела щиту. Палад легко крутанулся вокруг своей оси, сияющий молот окрасился бурым цветом, наотмашь пробив голову мертвеца. Зомби не получил дополнительного урона за попадание в голову, но и этого удара хватило, чтобы бошка мертвеца повисла на тканях под неестественным для дееспособности трупа углом.

– Ледяное копье!– мгновение назад сорвалось с уст мага, а огромная сосулька уже летела в свою цель.

Расход: 45 маны (Ледяное копье)

Урон: 16

Паладин выставил щит и теперь бежал, закрыв им лицо полностью. Лед ударил по щиту, гасящему шесть урона. Оставшиесяповреждения пришлись на кованые латы. Заклинание не пробило физическую броню, но свою лепту внес посох, добавляющий всего единицу к урону, и именно она пробилась до плоти оппонента, сняв хит.

Паладин :

Сила: 5

Ловкость: 5 (-3 за латы)

Выносливость: 4

Мышление: 3

Удача: 3

Хиты: 9, текущие: 8

Мана: 70, текущая: 50

Бросок молота удивил мага, который прикрылся от летящей железки ледяным щитом.

Расход: 5 маны (Ледяной щит)

Щит спас Марио от тяжких телесных, но не от дезориентации. В суете и панике маг не мог собраться и действовать тактически, а медлить было нельзя – паладин бежал. Он находился уже в двух шагах с целью протаранить мага щитом. Противник был весь закрыт броней, и Марио снова кастанул щит.

Расход: 5 маны (Ледяной щит)

Удар. Маг чуть было не потерял сцепление с землей и не повалился от мощного столкновения.

Рука палада подхватила лежащий у ног Марио молот, и он, не раздумывая, нанес молниеносный удар. Еще б мгновение и Марио мог снова повидаться с братом, но краем глаза он успел увидеть бликующий на солнце молот, и щит сработал автоматически.

Расход: 5 маны (Ледяной щит)

Настало время действовать, но маны оставалось всего одна треть. Физикой не вывезти, а броню магия не пробивает. Марио наскоро пытался просчитать свои шансы, тогда как заметил брешь в защите воина. Без долгих раздумий маг ударил ключом сбоку от щита. Нет, это не был удар способный проломить щит или повредить кого-то бронированного. Это был способ завести кастующий ключ внутрь защиты палада – за щит. Струя кипятка взорвалась во все стороны, ошпаривая лицо под забралом шлема палада.

Расход: 5 маны (Струя воды)

– Ааааааа, – закричал атакующий, временно ослепленный взрывом водяного пузыря.

Марио попятился назад, употребляя пузырек с маной.

Восстановлено 50 маны

Ледяной шторм ударил по сектору, где стоял паладин, проникая в щели шлема, половина которого блокировалась эффектом ауры. Палад распрощался еще с четырьмя хитами.

Расход: 25 маны (Ледяной шторм)

+1 к урону за использование посоха (газовый ключ)

+5 базового урона заклинания по местности

+3 к урону за попадание в голову

-50% урона из-за ауры

Ему повезло, так как если бы удача Марио была выше уровнем, то программа сняла бы все пять хитов. Палад все еще был ослеплен, и он не нашел ничего лучше, кроме как восстановить хп, растратив свою последнюю ману. Здоровье восстановилось до семи, маны же осталось лишь десять поинтов.

Он бежал вслепую, понимая, что промедление для него – это смерть. Щит паладина ударил с оглушающим эффектом, но Марио поставил сферу льда, сохраняя себя в ледяном куполе с двадцатью маны.

Расход: 35 маны (Сфера льда)

Тело палада сотряслось от удара, и он приподнял голову из-под щита. Его глаза снова могли видеть, а молот бить. Молоток дважды ударил ледяную сферу, снимая двадцать хитов с препятствия. Марио выпил последний пузырек с маной, поднимая ее до шестидесяти пяти.

Восстановлено 50 маны

Сфера льда могла выдержать еще восемь таких ударов молота. Маг наблюдал, как его сфера рушилась и в момент, когда массивный кусок отвалился от ледяного укрытия, кастанул в ледяной пролом шторм.

Расход: 25 маны (Ледяной шторм)

Урон общий: 9

Урон фактический: 4

Сосульки закружились, накрывая сектор вокруг пала. Крик оглушил рощу, но Марио повторил заклинание еще раз.

Расход: 25 маны (Ледяной шторм)

Урон общий: 9

Урон фактический: 4

Шальные сосульки добили паладина, вогнав его в минус один хит. Тяжелое тело в доспехах с обледеневшим, окровавленным лицом упало возле купола.

Круг гноллов начал сужаться.

– Поздравляю, маг. А теперь твоя очередь умирать. Маны у тебя, я думаю мало! – хлопая в ладоши, предположил главный гнолл.

И он был прав, у Марио оставалось всего пятнадцать маны. Сфера холода могла сдержать еще семьдесят хитов урона, но это ничто, когда её ковыряют добрых полсотни каменных копий. Маг приготовился к рукопашной схватке, сжимая посох в одной руке, а пузырек с хитами в другой.

–Ааааааааааа! – раздался внезапный боевой крик.

Это Сашуас прокопался на черепахе к месту дуэли. Черепаха двигалась необычайно ловко. Разгоняясь и скользя на панцире, она давила и кусала насмерть енотовидных гноллов. Хаос, смерть и останки коварных енотов были везде. Сашуас управлял петом с какой-то непривычной ему жестокостью.

– Того с посохом прихлопни, он тут главный! – крикнул Марио, садясь на дно потрескавшейся ледяной сферы.

Кому-то удалось убежать, кому-то повезло меньше. В этом бою хаотичный хищнический инстинкт рептилии проверял удачу гноллов многократно. Результатом такой проверки стало восемнадцать растерзанных трупов енотолюдей.

Улыбающаяся кровавой пастью черепаха подвезла Сашуаса к сфере Марио.

Фей важно прошелся по зеленой шее рептилии и легонько щелкнул пальцами по льду, от чего тот с трескающим звуком осыпался под ноги мага и на труп паладина.

– Я вот тут подумал, что надо сет ПВЕ собирать. Важнее же ПВП сета, как думаешь? – задумчиво произнес фей.

– Я думаю, что пузырьков с маной нужно больше, – сказал, отряхиваясь Марио.

Его ноги все еще дрожали. Сегодня он снова увидел лицо своей смерти.

Глава 25. Путь домой

Два длинных древесных ствола, скрепленных ветками поменьше, образовали лежанку с рукоятями, закрепленными во что-то типа сбруи для черепахи. Лежанка тащилась медленно – со скоростью Дороти, а на ней спал маг. Возле мага, волоча щит и молот по земле, шел мертвый паладин, поднятый, как и водится, на последнюю ману. На полпути до эльфийского города приключенцев настиг опыт:

Сашуас: +30

Марио: +30

Мародёрство в деревне не дало ничего: ни денег, ни красного камня, ради которого все начиналось; только у паладина было немного наличных: тридцать серебра и двадцать семь бронзы.

Деньги: Золото 0, Серебро 30, Бронза 94

Сашуас сидел на голове Дороти в обрывках материи черного цвета, с прорезями для крыльев на спине. Статус Дарк Лорда не давал ему покоя. Марио немного волновало, что фей запасливо натаскал для черепахи несколько кусков тел – там были руки, ноги и головы енотов, – но малое количество оставшейся маны давали слабость во всем теле, и маг просто лежал на повозке ногами к трупам.

– Тридцать пять опыта в удачу, – хмуро приказал фей.

Сашуас

Уровень: 5

Сила: 2

Ловкость: 3

Выносливость: 4

Мышление: 5

Удача: 4

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 6

Мана: 90 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 90

Неизрасходованный опыт: 0 баллов

Суммарный опыт: 141 балл

– Друг некромант, а ты что будешь качать? – поинтересовался Дарк Сашуас.

– Вот что ты за человек? – проснулся недовольным Марио. – У меня и так маны нет, так ты меня еще и разбудил.

– Я не человек, но тебе, друг по черному ремеслу, я прощаю сию неточность! – пафосно и властно проглаголил фей.

– Выносливость до пяти на сорок опыта! – сонно прошептал Михаил.

Марио

Уровень: 5

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 5

Мышление: 5

Удача: 2

Хиты: 8 (Сила + Выносливость); текущие: 8

Мана: 100 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 25

Неизрасходованный опыт: 7 баллов

Суммарный опыт: 157 баллов

– У тебя левл скоро? – не унимался фей.

– Через три опыта, дадут шестой, – послушно ответил Марио, понимая, что до эльфийского города вряд ли уже поспит.

– Везет, у меня еще девятнадцать не хватает до шестого, – задумчиво подсчитал Сашуас.

– Ты когда левл получишь, какое заклинание выберешь?

– Я планирую изучить улучшение моих заклов, чтобы иметь возможность улучшать зомби, шторма, ледяные сферы.

– А так можно? – удивился фей.

– А кто сказал, что нельзя? Высшее заклинание мне пришло, я могу больше не идти по линии воды.

Понимание концептов магической прокачки пришло с улучшением мышления.

– Получается, я тоже так могу?

– Получается, что так, – также сонно поддерживал беседу маг.

– Крутотень, Миш! Мы теперь можем изобретать свои заклы!

– До шестого левла еще дожить надо. В этом мире это не так и просто.

Марио посмотрел на топающего рядом палада, поймав себя на мысли, что не знает наверняка, игрок это был или НПС. Слово за слово, они подошли к эльфийскому лагерю. В этот раз не были задержаны на границе патрулем.

– Вы можете войти, но без зомби и горы трупов! – донеслось со стены.

– Почему это? – крикнул в ответ Сашуас.

– У нас тут везде жизнь, а ваш зомби и куски гнолов будут разлагаться и пугать детей, – категорично заявили с верху.

– Он не подвержен моральному разложению, он же паладин. И дети не по его части, он скорее по магам был при жизни! – парировал плоской шуткой Сашуас.

– Интересно, – подумал Марио. – Они знают, что ими правит рыцарь смерти?

– Пликс – рыцарь смерти? – шепотом переспросил Сашуас у Марио.

– Это наш с тобой секрет, как темный – темному, – заговорчески шепнул маг в ответ, проклиная себя за распущенные для чтения мысли.

Фей поднял правую кисть вверх и сжал в кулак все пальцы, кроме мизинца, который он загнул крючком.

– Мы – тайное общество меча и орала!

«Хоть не анала», – подумал Маг.

Фей хохотнул, снова прочитав мысль.

– Короче, ушастые, – крикнул Сашуас. – Передайте Пликсу, что черные маги пришли и изволят его лицезреть!

– Ты аккуратней с пассажами! – шепнул Марио. – А то нашпигуют стрелами и скажут, что так и было!

Эльфы впустили всю команду. Дороти, паладину и кускам трупятины указали место в углу крепости, чему Дороти была, в принципе, рада, подозрительно и вожделенно посматривая на бледного паладина.

– Так, я туда не пойду! – начал упираться Фей.

– Что с тобой? – Спросил Марио?

– У меня дежавю. Я когда к этому дереву подхожу, я засыпаю, и все без меня проходит, – указывал Сашуас на исполинский ствол.

– Окей. Тогда я один, а ты последи, чтобы твой пет моего пета не сожрал, – Марио показал пальцем на черепаху, которая в этот момент нюхала щит паладина.

Глава 26. Выходит солнце

Корни главного дерева расступились, впуская Марио под свой темный, усыпанный мерцающий мхом свод. Пликс ждал на своем троне.

«Интересно, он, оттуда вообще слазит?», – подумал маг.

– Мне и отсюда все неплохо видно, – эльф даже не скрывал, что читает мысли.

– Там не было красного камня, – устало упрекнул эльфа маг, так и не выспавшийся по дороге.

– Но квест-то там был?

– Там было сорок или пятьдесят восклицательных знаков, почти над каждым енотом. Какой из них предназначался мне, я так и не понял, – съязвил Марио. – А чуть позже к нам присоединился один паладин.

– Леонид Николаевич Тютюнин, отец двоих детей и дед пятерых внуков? – сжав губы, покивал головой эльф.

– На его молоте не было написано, что он многодетный. А если и было, то я не успел прочитать, ледяной щит мешал, – огрызнулся Марио, проходя вглубь зала, где его уже пару секунд ждало гостевое место из мягких, выросших из земли корней.

– Так ты можешь сходить прочитать. Он в углу моей крепости вместе с черепахой каннибалом и придурком феем, недалеко от горы расчлененных трупов, – теперь Пликс улыбался во весь свой эльфийский рот. – Ты – звезда игры начальных левлов, и насколько долго ты просветишь, зависит только от тебя.

Выдержав паузу, как будто обдумывая перспективы, Марио поднял глаза на эльфа и произнес:

– Мне нечего на это сказать, кроме того, что если еноты – это была шутка, то шутка неудачная.

– Еноты имеют свой участок леса, куда моим эльфам ходить нельзя. Программные коды и НПС маршруты мешают, – Пликс в раз стал серьезным. – Ты их проредил. Молодец. Дам тебе батарейку для твоего DC комикса в черных простынях.

– Спасибо и на том, – качнул головой Марио.

– Так. Так дело не пойдет. Ты, Марио, свои похождения всегда до конца доводи. Ты ж за опытом отправлялся, а сам пришел без трех единиц. Как же шестой левл?

– Так вышло, – пробубнил устало маг.

– Вот что, выйди-ка из дерева, сорви гриб поддубник справа от входа и тут же съешь!

– Поддубник? – переспросил маг, подумав, что Пликс ошибся в названии.

– Потому что под дубом растет. Сидели бы мы в ёлке, был бы подъёлочник, – отмахнулся эльф.

Марио встал и пошел. В его голове крутилась мысль, что если бы его казнили после того суда, то не пришлось бы мотаться туда-сюда, как зомби. Но потом тут же внутренне поправился, ссылая пораженческие настроения на усталость и израсходованную ману. Гриб ждал Марио. Белый, мигающий гриб, раскачивающийся, как будто под какую-то музыку. Маг наклонился ниже и, то ли он был в таком состоянии, то ли это все происходило взаправду, услышал слова ретро песни:

– Alle warten auf das Licht

– Fürchtet euch fürchtet euch nicht

Марио совсем по-лошадиному помотал головой. Если бы это не была виртуальная реальность, то можно было считать, что он сошел с ума. Поющий композицию «Sonne» (Rammstein) гриб был целиком запихан в рот. Маг давился, но продолжал жевать, пока мелодия не прекратилась.

Мир расцвел красками, мана поднялась до максимума, и пришел недостающий до шестого левла опыт. Тело мага ударило судорогой, от которой Марио изогнуло дугой, а обшарпанный синий костюм водопроводчика побелел, как будто кто-то разом выкачал из него все краски и залил матово-белую. В таком водопроводчик может пойти на званый вечер, только вот водопроводчиков не зовут на такие вечера.

Маг шагнул обратно в дерево. Внутри свода из корней звучала та самая песня «Sonne» старой как мир группы Rammstein. Пликс хлопнул в ладоши в такт музыке и, что больше всего удивило мага, запел, даже попадая в такт музыки:

– Раз!.. – Выходит солнце!

Два!.. Выходит солнце!

Три!.. Звезды мы ярче не видали!

Фир-р-р!.. Выходит солнце!

Марио замер в проходе, не зная, что сказать. Но зато Маг уже сформировал в уме свое следующее заклинание – это была возможность дорабатывать уже имеющиеся заклы.

РеПак (цена: 100 маны) – накладывается на изученные спелы или на наложенные заклинания, дает возможность навсегда изменить заклинание.

– Так сказать, переписать программный код закла, – добавил Эльф, как только закончил петь четверостишье.

– Почему я в белом? – с недоверием продолжая себя оглядывать, спросил Марио.

– Во-первых, чтобы кровь была лучше видна – те, кто сюда тебя упрятал, прагматичны, – беспечно ответил эльф.

– …а во-вторых?

– Аллегорический иносказательный контраст. Ты чистым всегда выходишь из дерьма!

Кресло Пликса крутанулось вокруг своей оси.

– Это же не правда.

– Правда-неправда вкусна, как баланда.

Растаман везде всё своё возьмёт,

Что забудет – украдёт…

Снова запел эльф, и только сейчас Марио увидел в его руке маленькую самокрутку из Эльфийского листа.

«Вот и поговорили», – разочаровано подумал маг, смотря на поющего рыцаря смерти.

– Эй, маг? На…

Эльф метнул в Мага зеленым клубком, который Марио ловко поймал. Это был красный камень, завернутый в зеленую тонкую, как и он сам ленту. Такую феньку можно носить на руке или на очень маленькой шее.

– Подумай, что тебе понадобится для взятия их сокровищницы.

Марио только кивнул на слова эльфа и покинул дерево.

Глава 27. Техномаг

Маг вышел ночью под звездное небо, чтобы избежать ненужных случайностей. Он понимал, что каст РеПака навсегда изменит его заклинание ледяную сферу, но нужно было не упасть в обморок без маны, ибо получасовое лежание на льду может принести нежелательные последствия – простуду, например, или даже простатит. От мыслей о виртуальном простатите у Михаила испортилось настроение, но маг гнал эти мысли прочь из своей головы.

К эксперименту Марио подготовился основательно – на гашение манового голода было взято целое лукошко с фруктами. Странное дело – в виртуальном мире были фрукты и овощи, но за все свое пребывание тут маг не видел ни одной фермы или плодоносящего дерева. Конечно, это не значило, что их не было в помине, но например фрукты могли просто респауниться в лотках у торговцев.

Оставшиеся десять очков опыта Марио еще перед выходом вложил в удачу и повысил ее до трех – перед экспериментами с неизведанным она была нужна. Михаил нашел место в центре живой эльфийской крепости. Он гордо встал там, где не сможет ничего сломать. В одной руке – корзинка с едой, в другой – гаечный ключ. Вдох. И на выдохе маг произнес в уме название «ледяная сфера». Воздух вокруг затрещал. Заклинание как будто всасывало в себя молекулы кислорода и добывало из влажного ночного воздуха водород. Оно словно собирало атомную решётку воды, распределяло по шаровидному каркасу и обледеняло её, образовывая массивный ледяной купол.

Расход: 35 маны

Пахнуло волшебным холодом, и было еще что-то, что не типично для этого каста. Прозвучал глухой звук, как будто по ледяной сфере кто-то шлепнул детской школьной линейкой. Марио перебирал в корзинке фрукты. Наконец, нашел банан на тридцать пять маны. Неспешно очистил и уже хотел сунуть его в рот, но вспомнил, что за ним, возможно, наблюдают по ТВ его сокамерники, и по понятиям отломил кусочек.

Восстановлено 35 маны

– РеПак, – тихо произнес маг. – При касте из сферы заклинания автоматически делать отверстие под вектор заклинания.

Расход: 95 маны

Марио сел на корточки, поставив корзинку перед собой. Аккуратно сложил банановую кожуру в нагрудный карман.

«Надо отъедаться быстрее, пока не деактивировался купол», – думал он.

Восстановлено 95 маны

Когда мана вновь наполнилась, маг снова использовал РеПак:

– Отвязать центр сферы от точки на локации, привязать центр сферы к колдующему.

Расход: 95 маны

Сфера льда вздрогнула, да так, что мага подкинуло в воздух. Ледяной шар, в центре которого каким-то странным образом зависал Марио, легко покатился по земле. Корзинка с фруктами рассыпалась по дну шара, и теперь весь этот фруктовый винегрет скользил внутри по полу движущейся сферы. Марио же болтался в невесомости с пятью маны и не в силах дотянуться до фруктов, чтобы восстановиться. За ледяной преградой кто-то смеялся. Марио пригляделся сквозь мутный лед, это был Пликс, выбравшийся из своего дуба.

– Что маг, сделать хотел козу, а получил грозу?

– Я нифига не понимаю! Вроде все правильно задал, – поспешил ответить маг, зависая в холодном воздухе.

– Ну да, отвязал сферу от точки на локации и привязал к себе. Соответственно, ты – это центр в любом случае. Даже если ты этого не хочешь, заклинание помещает тебя в центр сферы, это законы физики нашего мира.

– Что теперь с этим делать?

– Воспринять как опыт. Сейчас заклинание нивелировало твой вес, для этого мира ты ничего не весишь, – пояснил Пликс.

– Как это?

– Ты своими вмешательствами в базовое заклинание мало того, что обрел способность к левитации на время действия заклинания пусть и внутри сферы, но и получил бесплатный урок от этого мира.

– Какой же? – подозрительно спросил Марио и Пликс остановил рукой медленное качение трехметрового ледяного шара.

– Когда меняешь базовый принцип этого мира, мир воспринимает его изменения за истину, и все вокруг подстраивает под новый алгоритм.

– Что это значит?

– Это значит, что законы и физику этого мира нельзя нарушить напрямую, но можно влиять на них через закономерности других таких же законов. Теперь у тебя есть ледяная сфера, в которой ты ничего не весишь. Были бы у тебя крылья, мог бы летать. А вот мой задаток за сокровищницу гномов – мое дерево – это как твоя сфера, только я чуть дольше пользуюсь аналогом твоего РеПака и, как следствие, эффективнее.

На последнем предложении Пликс пригляделся к сфере и что-то из нее выдернул.

– Знаешь ли ты, что сегодня тебе опять повезло?

– Повезло?

Марио чувствовал себя плохо с пятью маны, и его тошнило от болтания внутри.

– Повезло, – повторил эльф. – Это отравленный дротик из духового ружья, – Пликс показал на место, куда ударился шип дротика.

– А значит, твой предположительный убийца еще тут.

– …

У Марио не было слов. Он даже не заметил, как в него пустили дротик. Пликс оглушительно свистнул.

– Лесные стражи, в лагере чужой. Он невидим, искать по теплоте!

Крепость вмиг закишела бегающими, ощетинившимися ядовитыми шипами, энтами. Они искали не долго, но сфера льда уже успела рассыпаться, давая магу доступ к долгожданному фруктовому завтраку.

Восстановлено 95 маны

Пронзённое шипами, опутанное ядовитыми ветвями, подъехало тело гнома. Его схватил энт-страж со смешными маленькими и многочисленными ножками. Гном был весь в рунических татуировках и, как водится гному, был с бородой. Однако с гладко выбритым местом между губой и носом, что не свойственно для этого народца. Зеленое от яда лицо убийцы узнало мага и кашлянуло, сдавленное ветвями, пытаясь что-то сказать.

– Ослабь хватку, – приказал Пликс, отдавая эльфийский меч обратно только что подбежавшему к нему кусту.

Энт ослабил ветви, давая гному дышать.

– Я хочу, чтобы ты знал, маг, что это просто работа, что я не желал твоей смерти по собственной воле, – голос гнома слаб на глазах.

– Как тебя звали, – спросил убийцу Пликс.

– Труб-ис Тум-ан, – последние слова гном выкашлял.

– Зачем же ты пришел убивать? – задал вопрос маг.

– Затем же, зачем и ты. Я – убийца там и был убийцей тут, – он говорил тяжело дыша, сквозь хрип и сап отекающих внутренних органов.

– Пликс, введи антидот этому ассасину, – внезапно предложил Марио.

– Зачем? – резонно удивился Пликс.

– Затем, что мы – не они, – и понимая, что этический аргумент слабо подействует на эльфа, добавил, – он может помочь нам с сокровищницей…

Пликс, недолго подумав, согласился, и в эту ночь никто не умер.

В ходе ночных экспериментов в заклинание «сфера льда» был также добавлен «реактивный двигатель». Работал он на принципах направленного выбрасываемого пара, и шар теперь мог медленно передвигаться по воздуху туда, куда надо. Однако это стоило заклинателю постоянной траты маны, как при использовании спела струя воды. Собственно, на её основе и был собран этот паровой «реактивный двигатель».

Марио

Уровень: 6

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 5

Мышление: 5

Удача: 3

Хиты: 8 (Сила + Выносливость); текущие: 8

Мана: 100 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 100

Неизрасходованный опыт: 0 баллов

Суммарный опыт: 160 баллов

Глава 28. Ассасин

Пыточная комната – то место, куда предпочитают не попадать даже ценой собственной жизни. Если у людей и гномов по большей части работает палач, оперируя хитрыми и не очень устройствами, то у эльфов это было подземелье с живыми стенами и шевелящимися древесными корнями.

Марио неспешно спускался под землю, рассматривая достопримечательности подземных коридоров. А смотреть тут было что. Серпантин лестницы, уходящей вниз, был инкрустирован костями и черепами разных рас. Перила же представляли собой толстый вьюн, опутывавший сотни и возможно даже тысячи мечей, воткнутых в грунт, а теперь намертво застрявших в цепких корнях и ветках растений. Маг мог побиться об заклад, что если бы такую темницу кто-то штурмовал, то он дрался бы с каждым из этих гниющих мечей. В сознании мага вспыхнула картинка, как стены оживают и рубят гнилым железом все, что пытается спуститься или подняться по этой лестнице без спросу Пликса.

– Жутковато, да? – предположил Сашуас, как всегда восседавший на плече мага.

– Ты когда путь черного мага выбирал, ты думал, у тебя под ногами все ландышами будет усыпано?

Марио наступил на очередной выпирающий череп, на секунду опуская глаза вниз.

– Я вообще хотел быть черным властелином! Ну, в смысле носить обтягивающие шмотки и так на орочьем акценте говорить: «Я-я, ундинен, комкхе-комкхе», – произнес фей басом, закатывая зрачки вверх в такт своих фантазий.

– Короче, черный властелин из сказок для взрослых, мне от тебя нужно следующее: стоять за спиной ассасина, читать его мысли и говорить, когда врет, когда нет.

– За спиной – это интересно. Я даже могу взять сырую рыбу и хлопать его сзади по спине, – оживился фей.

– Думаю, это лишнее, – на секунду задумавшись, отверг идею маг.

– Я-я, май дииир фишен! – шептал что-то себе под нос фей, ломая язык, но Марио его не понимал.

Ассасин ожидал на самом дне подземелья, скованный объятьями живого дерева – энта. Его измученное судорогами лицо безразлично смотрело вниз. Маг снял фея с плеча и посадил его на ветку над головой гнома.

– Трубис Туман, ты же игрок?

Марио ударило током за неотыгрыш, а пленник поднял грязные от пыли глаза и исподлобья взглянул на Марио.

Штраф за неотыгрыш роли: -1 хит

– Я не буду тебя пытать. Я не такой, как обо мне говорят. Струя воды, – кастанул маг, задавая в уме параметры: тридцать градусов Цельсия, медленно.

Ладони мага неспешно наполнились прохладной жидкостью. Марио умыл ассасину лицо. Гном не закрывал глаза, смотря прямо на захватчика.

– Да, я тот, о ком ты говоришь, – ассасин кивнул, облизывая влажные губы, остатки яда в его крови давали дикую жажду.

– Ты же тоже мечтаешь попасть домой? – заключил маг, подавая узнику в ладонях набравшуюся воду вновь.

Гном пил жадно, как будто вокруг была пустыня, а не тропический климат, а когда вода закончилась, заговорил вновь.

– Но только не говори, что ты меня возьмешь и отпустишь…

– А если отпущу, что ты сделаешь? – спросил Марио.

– Исчезну с начальной локации, – выдохнул гном, продолжая пристально смотреть на Марио.

– Я подожду, пока ты выйдешь из своего эльфийского домика, и получу свои пятьдесят голды за твою голову, – фей невозмутимо транслировал мысли гнома.

– Уже пятьдесят? – удивился маг. – Был бы я акцией, в меня можно было бы инвестировать.

Гном же опустил голову вниз, теряя интерес к разговору. Он все понимал и был на все сто процентов уверен, что сегодня умрет.

– А давай я перекуплю твой квест на меня? – предложил Марио.

– Это как? – не поднимая головы, пробурчал гном.

– Есть одно место, куда мне не проникнуть. Там куча золота и одна фенька. И самое главное – не обязательно умирать. Мне удалость тебя заинтересовать? – улыбнулся Михаил.

– Говори, какой у тебя квест. Я клянусь, что откажусь от линии на твою голову и возьму твой.

– В этот раз не врет, – сообщил из-за спины фей, стоя на корне и деловито похлопывая по ладони своей свободной руки откуда-то взявшейся селедкой.

Глава 29. Кража феньки

Тень ассасина скользнула по выложенной из крупного белого камня стене. Трубис Туман обходил освещаемые факелами зоны, направляясь в центр самого охраняемого здания в городе – Единого Гномьего Банка. Первая линия охраны осталась позади. Гномы не спали, но, увлеченные игрой в кости, они просто не могли заметить скользящего в инвизе убийцу.

Перед Туманом открывались наполненные механическими ловушками коридоры. Умереть так, наверное, лучше, чем быть отравленным энтским ядом замедленного действия. Руки Трубиса чесались в области предплечий – это организм безуспешно пытался бороться со страшной отравой. Черный маг дал ему сутки. Сутки на то, чтобы выкрасть феньку в обмен на вожделенное противоядие. Не очень хорошая сделка, но Марио, судя по ТВ, был жестоким мясником и даже маньяком, однако никогда не нарушал своего слова.

Ассасин кастанул «кинетическое зрение», и коридор ожил, подсвеченный различными ловушками. Отобразились и незаметные на первый взгляд каменные клавиши на полу, активирующие смертоносные механизмы. Но это было еще не все. Другой вор шагнул бы в широкий коридор, понадеявшись на свои навыки, и непременно бы погиб. Туман же был не вор, а ассасин – с присущим ему природным чувством скрытой опасности.

«Магия», – всплыло в мозгу у гнома.

Тот разочарованно выдохнул, прислонился лопатками к холодной каменной стене и, вытащив маленькую косточку, данную ему эльфами, сломал её. Зеленый свет портала открылся мгновенно, как раз над брошенными на пол обломками кости. Из портала в холл шагнули массивная рептилия, фей, черный маг и мертвый паладин.

– Тут магия, – пояснил гном. – Ни один вор не пройдет. Ловушки отключить не проблема, но чую я, что сначала нужно разобраться с магией.

Марио, весь увешанный фруктами, оценил взглядом уходящий вдаль коридор с золоченой дверью в конце.

– Ты молодец. Мы с Сашуасом сомневались, что так далеко зайдешь.

Маг положил руку на ключ, дающий скидку по мане.

– РеПак! – выдохнул Марио в сторону коридора.

Расход: 95 маны

Заклинание тут же сожрало всю его ману, за исключением пяти. РеПак, брошенный в пустоту, прицепился к висящему там сторожевому заклинанию. В коридоре была установлена магическая вязь, реагирующая на любое изменение воздушного объема. У сторожевого заклинания была и вторая функция – оно мало того, активировало все ловушки, но и извещало кого-то вдали о том, что у сокровищницы чужак.

– Ну что там? – торопил фей.

– Высшее охранное заклинание, – прошептал маг, пытаясь разобраться в принципах сложного заклятия.

– Таймер… ну конечно же! – дошло до Марио.

Он установил отложенную реакцию магического механизма на час вперед. Чужое колдовство приняло таймер, как свое, начав питать его энергией.

– Теперь сигнализация и активация ловушек будет только через час, – сообщил всем собравшимся Марио.

– А чего совсем не отключил? – удивился Сашуас.

– Отключение заклинания могло привести в действие сигнализацию, а так у нас есть целый час. Туман, вырубай систему ловушек!

– Это не проблема.

Ассасин дернул на себя факельный держатель, и механика ловушек отдалась клацкающим эхом откуда-то из-под пола.

– А что проблема? – спросил фей.

– Та дверь.

Гном поспешно зашагал по деактивированному коридору, жестом призывая идти за собой. Марио шел следом, жуя фрукты с питательной маной.

Восстановлено 95 маны

Слева от него безвольно шагал труп паладина – не самое приятное во время еды, но выбирать не приходилось.

Круглая дверь гномьего банка открывалась кодовым замком и одновременным поворотом двух ключей.

– Вот, – заключил ассасин.

– Что вот? Открывай! – пискнул фей.

– Ты вообще разбираешься в классах и ветках? Я – ассасин, а не вор. Моя задача – убивать и ловушки обходить, а красть и замки вскрывать это к вашему другу Рафи.

– Нафиг мы тебя сюда взяли, – разочарованно причитал Сашуас.

– Как я понимаю, чтобы без проблем с порталом за линию стражи зайти и ловушки деактивировать, – парировал гном.

– Сколько у двери хитов? – спросил у Тумана Марио.

– Хитов пятьсот, – навскидку предположил гном.

– Есть мысль, как и рыбку съесть, и голым задом на гнома не влезть?

– Слышь, черный маг, а почему тебя за такие афоризмы током не бьют? – на последних словах гнома передернуло электрическим разрядом.

– Адаптационный юмор. Дарю, – сообщил Марио. – Сашуас, командуй черепахе разгоняться и ломать дверь.

– Будет капец шумно, ты это предусмотрел? – недоверчиво спросил фей.

– План такой: я пойду сферой льда вход сюда закрою, со мной палад, и ассасин. Ты, кстати, тоже со мной. Как дверь сломается, дуй в сокровищницу, бери феньку Пликсу и гонорар ассасину. Нам надо быть быстрыми, иначе портал в эльфийский лес закроется, а в сокровищницу сбежится весь гномский гарнизон. Все готовы?

Глава 30. На фронт

Камера отъезжала, удаляясь от напряженного лица Марио. Все в холле было покрыто инеем – следствие многократного применения заклинаний на ледяной основе. Битва была в самом разгаре. Маг сражался, кидая ледяные заклинания; молотом рубил от плеча мертвый паладин, из невидимости резал и колол Туман. Но гномы шли, и шли, и шли.

– Я достал, уходим! – кричал сквозь лязг металла Сашуас.

В его маленьких ручках сиял зеленым цветом драгоценный камень, выполненный в форме древесного листа. Гномы перестроились и замерли.

– Он мой! – громом раздалось по помещению.

Из освещаемого факелами коридора вперед вышел Мстислав. Гном сжимал в руках два тяжелых молота. Мертвый паладин атаковал первым, но прыжок вара девятого уровня расплющил ему голову ударом сразу двух молотов.

– Уходим! – кричал фей, и все, как ни странно, слушались его.

Дороти первой прыгнула в портал, вторым эвакуировался ассасин.

– Марио замер, как будто само время не давало ему двигаться, а может, это гном бежал быстрее ветра.

«Черная рука», выпущенная Сашуасом ударила Мстислава, он же в свою очередь защищался в берсерк стойке. Скоротечно, буквально на глазах сгнивала его броня, гнили его молоты, покрываясь коррозией. И вот, уже и перекошенное от ненависти и боли лицо начало разлагаться. Но гном шел сквозь высшее темное заклинание, не замечая, что шеренга гномов за его спиной залегла, не желая попадать под течение энергии черной руки.

«Ледяной щит, ледяной щит, ледяное копье!»

Расход: 5 маны (Ледяной щит)

Расход: 5 маны (Ледяной щит)

Расход: 45 маны (Ледяное копье)

Марио парировал двойной удар гномих молотов и контратаковал огромной ледышкой в обнаженную грудь гнома, от чего того отбросило в угол комнаты. Никто бы не выдержал такого удара, но Мстислав не потерял сознание и на долю секунды. И вот уже гном вновь бежал на врага. Марио машинально отступил назад, чтобы принять на себя очередные удары молотом, но оступившаяся нога заставила его упасть спиной прямо в зеленую грань портала.

Картинка на экране в аудитории замерла, сияя замёрзшими пикселями жестокой битвы за сокровищницу.

– Вот так-так, – разорвал повисшую тишину ведущий. – Мстислав опять не отомстил. Хотя вы видели что-нибудь сравнимое с варом в стойке берсерк? А Марио опять удалось избежать наказания за все его злодеяния…

– Ну сколько можно издеваться над простыми людьми? Преступник убивает у нас на глазах, убивает наших детей! – ошалело кричала преклонного возраста женщина.

– Погодите-ка, не все сразу, – пытался успокоить аудиторию ведущий.

– Убить гада! Убить! Пусть ему игра покажется чистилищем! Убить! На войну его урода! – наперебой кричала толпа.

Голоса аудитории приглушили через звуковые микширующие программы, выделяя единственный голос – голос ведущего шоу.

– Голосуйте в прямом эфире, прикладывая свои биометрические паспорта к сенсорам единой сети! Послать ли Марио на убой в самую кровопролитную горячую точку, доступную для его левла, или нет? Цена голосования пять МанКредов без учета НДС! С одного номера можно голосовать несколько раз! Это было шоу «Как в сказке», не переключайтесь!

Марио упал на зеленую траву внутри эльфийской крепости. Оглушительный крик гнома ассасина, казалось, взбудоражил безмятежное утро в эльфийском лесу.

– Ссука! – кричал гном. – Я тут не причем, сука! Меня-то за что?

Программа-надсмотрщик установила массовый чат между Марио и Трубис Туманом.

– Ты помог антигерою, для зрителей ты теперь с ним в команде, – пояснила программа.

– Но я не с ним в команде, за что меня на войну? – кричал гном в пространство.

А Марио только сейчас заметил, что в уголке его зрительного поля появился знак вопросика в красном круге.

– Что за фиговина? – спросил Михаил, вставая с травяного ковра.

– Это квест, к которому надо приступить не раньше чем через сутки, – пояснила прога.

Вам назначен квест:

«Прибыть на поле военных действий, вступив в ряды одной из враждующих группировок»

– Из-за тебя, маг, мы все умрем! – упрекнул Марио Трубис.

– Ты уже умер, когда взял квест на мою голову, – сообщил гному Марио, подбирая с травы спящего Сашуаса.

– У вас есть время, чтобы прийти в себя. Благо, фронт недалеко, – безразлично сообщила программа.

– Подскажи, что нам теперь делать? Поэтапно, – спросил у программы Марио.

– Как я понимаю, про войну вы услышали в первый раз. Поспрашивайте, кто с кем воюет, восстановите силы и в бой. Вон, берите пример с фея. Он, в отличие от вас, уже восстанавливает ману.

Диалоговое окно чата исчезло. Исчезла и программа-надсмотрщик.

– Маг, давай твое противоядие, я выполнил твой квест, – зло прошипел гном.

– Добро!

Маг подобрал с травы мешочек золотых, которые успел насобирать в сокровищнице Сашуас.

– Это тебе за квест Пликса.

– А яд? – требовал гном.

– Трекс пекс фекс!

Марио сделал брызгающие движениями пальцами рук, материализуя воду через создание струи, и предложил чашу из ладоней гному.

– Пей.

Гном пил волшебную воду, не зная, что никакого смертельного яда в его крови и не было. Марио хорошо усвоил уроки Пликса и Рафи Ножа.

– Отдохни пока у черепахи. Я за кое-какими уточнениями к главному эльфу зайду, – хладнокровно пояснил Марио, скрывая внутри души боевой мандраж.

– А у меня, типа, выбор есть? – отвернулся гном, делая вид, что не замечает дежурного энта-стража возле себя.

Глава 31. Война и мир

Как только Марио приблизился к волшебному дубу, его настиг опыт за взятие сокровищницы, за квест Пликса и за тактику с ассасином. Во сне радостно взвыл Сашуас, ему наконец-то пришел шестой уровень.

Квест «Взятие сокровищницы» выполнен!

Квест «фенька Пликса» выполнен!

Опыт:

Сашуас: +50

Марио: +50

Марио

Уровень: 6

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 5

Мышление: 5

Удача: 3

Хиты: 8 (Сила + Выносливость); текущие: 7

Мана: 100 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 45

Неизрасходованный опыт: 50 баллов

Суммарный опыт: 210 баллов

Сашуас

Уровень: 6

Сила: 2

Ловкость: 3

Выносливость: 4

Мышление: 5

Удача: 4

Хиты: 6 (Сила + Выносливость); текущие: 6

Мана: 90 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 0

Неизрасходованный опыт: 50 баллов

Суммарный опыт: 191 балл

– Коплю, еще тридцать опыта до шестого мышления, – как бы для проформы себе под нос вслух подумал маг и перешел порог зачарованного дуба.

На этот раз Пликс ждал его у самого входа, не скрывая нетерпения, словно ребенок, ожидающий подарок ко дню рождения или новому году.

– Давай, ты принес! – Пликс не спрашивал, он требовал артефакт.

– Принес, – утвердительно кивнул маг и протянул эльфу зеленый камень в виде листа.

– Отлично, маг, – Пликс склонился над фенькой, будто пытаясь что-то в ней углядеть.

– Что такого в этом предмете? – невзначай спросил Марио.

– Я могу ответить, маг, но тогда ты потеряешь возможность получить ответы на свои самые главные вопросы.

Эльф повернулся спиной к Марио и не спеша направился к центру древесного холла, где его уже ждало излюбленное кресло.

Марио последовал примеру Пликса и только тогда, когда спина мага облокотилась на мягкие и теплые корни произнес:

– Как жить после смерти в игре?

– А, ты об этом, – бросил эльф, не отрываясь от зеленого листа. – Я думал, ты уже сам догадался.

– Что-то как-то нет, – пожал плечами маг.

– Это игра, Михаил, и игра с приближенным отыгрышем. Но нельзя из быдла сделать интеллигента… – начал рассказывать эльф.

– Я думал, ток с этим справляется, – выдавил печальную улыбку Михаил.

– Да, наработка рефлексов методом токотерапии доктора Павлова – это, конечно, да, но не до конца.

Пликс поднял глаза и, видя непонимание мага, продолжил.

– Подняв свое мышление до пяти, ты не стал умнее в жизни. Но в игре ты должен быть очень умен. Как решить этот резонанс программно? Только выделив под каждого игрока отдельный блок памяти со встроенными программами, ментальными помощниками, и чтоб это все не тормозило игру. Спаять сознание человека с системой. Когда ментальность персонажа несказанно больше, чем ментальность игрока, система создает дубликат. Дубликат полностью синхронизированный с начинкой нашего мозга. Те кто, верит, думают, что это пространство – более удобное место для души человека, и тогда душа может перетечь в игру. Те, кто не верит, говорят про синхронизацию и эволюцию сознания, называя электронный разум этапом эволюции души. И вот я перед тобой, как живой пример такой возможности.

– Но ведь когда умираешь в игре, механика капсулы убивает тело, а все данные об игроке стираются, – резонно возразил Марио.

– Программа самообучается за счет поведенческих реакций людей. Она копирует людскую игру, чтобы дополнять и обучать НПСов. И именно такую копию мы и используем.

– Так все-таки, как остаться в игре, когда умер и не утратить сознание? – возвращал маг эльфа к сути своего вопроса.

– Во-первых, ты должен поверить, что это возможно. А во-вторых, нужно скопировать свое сознание на внешний носитель, – эльф показал драгоценный камень в виде зеленого листа Марио. – И, прикрепив его к коду запуска игры, мы получаем респаун своего сознания на локации, а для системы мы перестаем существовать. Мы – программа, вне программы. Мы – копированные люди. Мы – вирусы в мире машин.

– Методы, расскажи мне методы? – нетерпеливо вопрошал маг.

– Это уже второй вопрос, если даже не третий. Но я отвечу: не разделяй магию и материю в этом мире. Не обманывайся, что это разные вещи. Ту дверь в сокровищнице можно было вскрыть, к примеру, твоим РеПаком, только немного измененным.

– …?

– Код заклинания и код стула, на котором я сижу, это один и тот же код.

– Ну, в двух словах понял, – выдохнул Марио. – У меня еще одна проблема, меня отправляют на войну, ты что-нибудь о ней слышал?

– Да там от войны одно название. Севернее моего леса у кровавого моря клан «Седой бороды» – вождя орков – штурмует крепость НизенФейс уже долгое-долгое время. Классика жанра: с одной стороны орда, с другой альянс.

– И как быть, кого выбрать?

– В альянсе тебя убьют шпионы Мстислава, – покривил лицом эльф.

– Ты предлагаешь воевать за орков и убивать людей?

– Эй, я тебе для чего сейчас устройство системы полчаса рассказывал? Нет никаких Орков и Гномов и Эльфов! Есть только осужденные на игру и чокнутые приключенцы. И те, и те надеются выжить и обогатиться. Обойди НизенФейс с востока и примкни к темным эльфам. Скажи, что от меня.

– У меня последний вопрос: где достать внешний носитель для копирования сознания?

– Сойдет любой драгоценный камень. Качай некромантию и вампиризм, а знания сами придут к тебе. Выдвигайся в ночь. Времени у тебя мало. Запасись едой на первое время, на войне пригодится. Рекомендую изучить каннибализм, это даст ману и хиты, что для хорошего черного мага тождественно.

– Прощай, Пликс Эльласандель, – Марио встал с корней, протягивая эльфу руку для рукопожатия.

– Прощай, Марио Брос два! – Пликс ответил твердым хватом, хватом персонажа, уровня которого маг так и не узнал.

Глава 32 Война

Запах земли сырого окопа перебивала вонь испражнений и трупного разложения. Марио трусцой бежал по земляному коридору, то тут, то там перепрыгивая через гниющие тела орков, гоблинов и темных эльфов.

Небо над полем боя было всегда хмурым, как будто скорбело о сотнях тысяч игроков и НПСов, уложенных на арене неровным кровавым ковром.

– Чертова война!

Маг склонился над трупом темного эльфа, когда-то красивого и с правильными формами – не то, что все иное, что воевало за орду. Губы Марио приблизились к самому уху обескровленного дарк эльфа, как будто маг хотел сказать что-то важное только ему одному. Война учит премудростям быстрее всякого учителя. Не ходи в полный рост – ударит эльфийский снайпер, и вообще не поднимай голову выше окопа, если не раздумал носить шляпу на голове; не произноси заклинание громко – украдет маг альянса и т.д.

Фаза войны перетекла в позиционную. Обе стороны регулярно делали попытки прорваться и всякий раз безуспешно. НПСы респаунились где-то далеко в тылу. Там же их собирали в отделения, взводы, роты и посылали на убой. Картина зеркалилась с обеих сторон. И именно для этого он, маг-некромант, был тут. Его ледяные стрелы никого не интересовали в реальном бою. Раз в четыре часа начиналось полномасштабное сражение – полк на полк. Начиналось и затихало. Боевые маги альянса не дремали, поливая и своих, и чужих цепями молний, ледяными штормами, лучами света.

– Восстань! – властно шепнул Марио на ухо трупу, тратя почти всю ману. – За мной в шеренгу. Голову пригнуть. Оружие с собой!

Это был шестой поднятый труп в шеренге Марио. Судя по классу – вор или ассасин. Тумана, Дороти и Сашуаса маг не видел уже, наверное, с неделю. Туман не проявлял никаких командных качеств и, казалось, был рад воевать порознь от мага. А вот Сашуас напоследок посмотрел Марио в глаза и нарочито грубым голосом выдал толи штуку, толи очередную глупость:

– Я вернусь, Марио! Не заводи себе других феев!

– Дебил, блин…

Гоня смешное воспоминание, Марио упал на дно окопа. Краем глаза он заметил цепь молний, скользнувшую над земляным валом.

– Как они так далеко молнии бросают?

Но вопрос был скорее риторическим. Мало ли как трансформировали свои заклинания высшие маги с той стороны.

Некромант облокотился на земляную стену окопа спиной, используя для сидения какой-то ящик. Шесть трупов безинтеллектуально пялились на некроманта. Потерев грушу о белый комбинезон водопроводчика, маг надкусил очередной фрукт. Это не была трапеза. Это была быстрая подзарядка на скорую руку с одной единственной целью – восстановить ману. Бессмысленные глаза спутников мага молчаливо указывали на куски трупов в окопе.

– Нет, народ. Я не могу поднимать всех, – начал маг монолог с зомбями.

– Ну, нет, точнее, конечно, можно поднять всех, но мертвый солдат должен быть боеспособным!

– Да, боеспособным – это с обоими руками и ногами.

– Кто сказал «обЕими»?

– Вы вообще-то мертвые, вам должно быть все равно на русский язык! – повысил голос Марио.

– Завязывайте,… «я русский выучил бы только за то, что им разговаривал Ленин», – парадировал маг голоса, звучащие в его голове.

– Нашли мне, понимаешь, кумира.

Зомби наблюдали говорящего с ними некроманта. Кто с выпавшим языком, а кто и вообще без нижней челюсти, но маг явно слышал диалог.

– Нет. Ленин и Леннон это разные люди.

– Ну щаз! Вот смотрите, какая разница, – и Марио запел,

– Лишь вчера

Я не верил, что придет беда,

А сегодня в дверь стучит она

О, верю я в свое вчера.

В один миг

Перестал я быть, кем быть привык

Надо мной нависла тень интриг

Вчерашний день явился в миг.*

Тем временем мана восстановилась до полной своей отметки.

– Вот вам хорошо, вы мертвы. А я уже неделю опыта не получаю, не сплю и толком не ем.

Марио посмотрел на свою грудь, обвешанную едой.

– Нет же! Это не в счет!

– Вот вы думаете, это еда для меня? Это еда для вас! Именно она позволяет вам жить после смерти и участвовать в этой мясорубке каждые два часа.

Маг погрозил бананом зомбяку с вывалившимся языком.

В этой глупой войне Марио предусмотрительно держался от кучи молы подальше, отправляя в самую гущу событий лишь ходячих трупов. Какой по счету это состав боевых зомби, он и не считал. За целую неделю некромант толком даже не закрыл глаза.

– О! Марио! – окликнул кто-то мага и тот поднял глаза на до боли знакомого по очертаниям лица гоблина, подбежавшему к нему в окопе также пригнувшись.

– Кудрявый? – предположил маг, вспоминая того, с кем сидел в камере.

Зеленый гоблин утвердительно кивнул.

– Ты как тут? Это же локация от пятого левла и выше.

– Так я – хантер пятого левла, – похвалился кудрявый. – Меня после тебя сразу и осудили.

– А нахера на войну поперся?

– Кому война, а кому мать родна!

Гоблин распахнул кожаную броню, под которой на волосатой гоблинской груди красовалась толстая, с добрый кулак, вязь из золотых украшений.

– Я за месяц арены столько рыжья нагеб, что на воле особняк могу купить.

– С трупов, что ли, снимаешь? – безэмоционально констатировал маг.

– Ну живые не отдают! – хищно улыбнулся гоблин. – В натуре, тут лохмаче, чем на жилухе, лошья косяками.

– А я тоже кое-чем разжился! – прервал гоблина маг, показывая сжатые комочком ладони. – Смотри, может, махнемся?

Кудрявый наклонился над ладонями мага, чтобы лицезреть артефакт, который Марио сжимал в руках и, по всей видимости, желал поделиться.

– Ледяное копье.

Заклинание ударило из раскрывшихся ладоней мага прямо в лицо гоблина, унося в темное небо куски лицевых костей бывшего преступника. Марио безвольно опустил руки на колени, когда безголовый труп упал к его ногам. Маг снял очередной банан левой рукой с нагрудной разгрузки и жадно откусил его прямо с кожурой. Правая же рука кастера сдернула с безголовой шеи гоблина добытые мародёрским путем золотые украшения и сунула их в поясную сумку водопроводчика.

Некромант посмотрел на небо, и фокус камеры приблизил его измазанное сажей и копотью окровавленное лицо так, чтобы голубые глаза мага заглянули во все дома зрителей шоу «Как в сказке».

– Теперь все довольны?! – бросил он фразу в небо, освободившейся ладонью протер правый глаз от попавшей в него снежинки и с сарказмом продолжил, видимо, для одному ему знакомой аудитории:

– Беспредел, да? …фигли тут попишешь, АУЕ братва, «вечер в хату» и тому подобное!

– И да, пацаны, банан – это не только еда, но и несколько единиц маны, а не хер в руке.

С этими словами маг еще раз откусил фрукт.

Марио

Уровень: 6

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 5

Мышление: 5

Удача: 3

Хиты: 8 (Сила + Выносливость); текущие: 7

Мана: 100 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 100

Неизрасходованный опыт: 50 баллов

Суммарный опыт: 210 баллов

* перевод песни Yesterday The Beatles от поэта современника varvar19

Осужденный на игру. G&CI

Глава 33 В штаб

Фруктов больше не было, но десять зомби ждали команды, сливаясь с грязью окопа.

– Солдаты, вы че тут сидите, пока все остальные воюют?! – кричал неизвестно откуда появившийся дарк эльф сержант.

– Сержант, ты, что ли, к совести мертвяков взываешь? Они уже умерли, так сказать долг орде отдали, – пробурчал Марио, капаясь в сумке очередного убитого в поисках еды.

– Это ты некромант Марио?

– Техно-маг, – поправил его Михаил. – Ну, плюс-минус, ты прав.

– Посылай трупов в бой и дуй в штаб лесной группировки, тебя там ждут!

– В штаб – это хорошо! Но трупов я в бой посылать не буду, такими силами они прорыв не организуют, погибнут только зря второй раз.

– Ты что приказа не слышал? Или за жизни трупаков печешься?

– Взгляни на них, эльф, – сказал Марио, наконец-то отыскав у павшего воина бурдюк вина и тут же удовлетворенно отхлебнув. – Это для тебя они трупы гномов, эльфов, орков, гоблинов… а с точки зрения техно-магии, это, блин, более тысячи единиц маны! Поэтому измени свой приказ, эльф, пока не пал смертью храбрых от случайного заклинания.

– Ты что же, дрянной маг, мне угрожать вздумал?! Я тебя под трибунал отдам! – крикнул эльф.

«Взять его», – мысленно приказал Марио, и десять умертвиев в секунды растерзали командира.

Марио приподнял голову над окопом, чтобы оглянуться. В суете войны вроде никто ничего не видел.

– Сумку сержанта мне, всем залезть обратно в окоп! – приказал некромант. – Что тут у нас? Выдержка из устава: «подразделение – рота – взвод», вода, которая никогда не будет лишней, и пятьдесят медяков. Не густо. Однако меня звали в штаб, приказы надо выполнять, – обратился некромант к зомби гоблина с вываленным вниз зеленым остроконечным языком. – Зомбовоины, за мной шеренгой по одному, головы пригнуть!

Смердящая колонна начала отступать в тыл.

Спустя сорок минут игры

– Стой, кто идет! – Окликнули мага на посту у самой кромки темного леса. – Дезертиры?

– Я – техно-маг Марио. Мне передали, что меня требуют в штаб. А эти десять – не дезертиры, а мой инвентарь.

– Не велено с поля боя никого выпускать, а их вон аж десять!

Тот, кто спрашивал, был человеческого вида, в красной рясе, как пулеметными лентами на его одежде красовались аккуратно закрепленные бананы, по всему было видно, что на посту стоит маг огня.

– У воина оружие – меч, у охотника – лук, у некроманта – мертвечина. Ты, маг, видел когда-нибудь, чтобы когда воинов в штаб вызывали, они свои мечи на землю бросали? – родился в голове у мага аргумент.

– Резонно! – согласился маг огня. – Говори пароль и пройдешь.

– Пароль?

– Для выхода с арены нужен пароль!

– Бро, маг, тут такое дело… сержантику, который мне эту весть принес, гномской картечью голову снесло аккурат после того, как он меня в штаб направил.

– Что-то подозрительно.

Пальцы мага сжали черный посох с красным камнем на верхушке.

– Подозрительно, говоришь? Там… – Марио указал куда-то далеко за свою спину, – …такие подозрительные вещи на каждом шагу, в каждом окопе. Я, конечно, мог бы его «поднять», но, думаю, без головы он бы все равно тебе пароль не сказал.

– Что же делать? Без пароля я тебя пустить не могу.

– Представь, что без меня где-то другой фронт проседает. И без мага-некроманта ТАМ куча парней умирают ежесекундно, а ты с меня пароль требуешь, – давил на совесть Марио.

– Ладно, фиг с тобой, проходи! – согласился огненный маг.

– Что фиг-то? Пароль-то какой? Или я буду на каждом блок посте каждому тупоголовому объяснять, что смерть не дремлет?

– Пароль «Иду на Вы», ответ «Иди-иди», – нехотя сообщил огневик.

– Спасибо, бро. Сейчас ты сломал тупоголовую армейскую систему и спас сотни невинных жизней, – мотивировал огневика Марио. – Эй, мертвечина, го за мной!

Колонна трупов во главе с Михаилом прошла вглубь леса.

Глава 34 На темной стороне

Лесная землянка находилась по самому центру полянки. Ну как полянки… выжженного круга правильной формы из поваленных обугленных деревьев. По этому месту жахнули чем-то очень и очень могущественным, однако сама землянка не особо пострадала или была отстроена заново.

Лесоповал разбирали трудолюбивые орки подгоняемые плетями трудолюбивых огров-надсмотрщиков. Колонна зомби Марио приблизилась к строению штаба.

– Землянка наша в три наката, блин

Сосна сгоревшая над ней…

Ноздри некроманта раздулись, уловив озон и дым от сгоревшей растительности.

– Эй, главный на месте? – оторвал он какого-то из работящих орков.

– Пожалуйста, передай командующему, что я солдат и могу сражаться, но вот уже вторую неделю в этой игре я таскаю бревна! – взмолился зеленокожий, атлетического телосложения орк, схватив натруженными ручищами Марио за комбинезон, за что тут же получил сначала удар током, а потом и плетью.

– Работать, душара! – кричал огромный огр-сержант, обращая внимания на Марио. – А ты кто такой? В каком звании?

Марио задрал голову, чтобы посмотреть огру прямо в его уродское сержантское лицо.

– Сержант, ты че не видишь? Я командир развед взвода, лейтенант Марио!

Огр, услышав это, аж заорал от смеха.

– Какой нахрен развед взвод? Их у тебя всего с десяток, и все мертвые!

– С передовой только что, – парировал в тон огру Марио. – А мертвые, потому что и в загробном мире разведка нужна. А ты знаешь боец, что значит один некромант в тылу армии?

– Знаю, что даже после смерти хер выспишься! – прогремел, смеясь, огр.

– Ты лучше скажи, чего солдат бревна таскать заставляешь? – усмехнулся тоже маг, психологический контакт с НПСом был налажен.

– А кто укреп полосу расширять будет? Фея зубная?

– Так он вроде же солдат, ему бы дубину да в бой? – кивнул маг на орка, поднимающего кривое бревно.

– Хотел голды срубить солдат, да попал солдат в стройбат!

Огр хлестанул длинной плетью еще кого-то слева от себя.

– Кто за старшего тут? – перевёл тему Марио.

– Да дебил один, тоже из ваших – из магов. Вон, в землянке сидит, руководит фронтом.

– Ладно, не скучай! – махнул рукой Марио, прощаясь с сержантом огром.

До землянки оставалось каких-то двадцать шагов, как один из стражников, по всей видимости, хантер, окликнул Марио, направляя на него лук с уже наложенными на тетиву тремя стрелами.

– Пароль!

– Вечность! – пошутил Марио.

Расход: 5 маны ( Ледяной щит )

Расход: 5 маны ( Ледяной щит )

Расход: 5 маны ( Ледяной щит )

Расход: 35 маны ( Сфера льда )

Три стрелы ударили в кастера одновременно, и длинный кривой кинжал полосонул из инвиза вовремя созданную ледяную сферу.

– Вы че там, шизанулись вообще??? Идууу на Вы! – крикнул из сферы маг.

– Ну иди-иди, – буркнул, появляющийся в видимом спектре, Туман. – Шутник, ссука.

Марио подкатился в сфере льда ближе к страже.

– Нежить у других питомцев оставь, – спокойно сообщил темный эльф-хантер и указал на плотоядную черепаху с мертвым костяным конем, параллельно вытаскивая и накладывая на лук другие три стрелы.

Тем временем гном Туман скользнул ко входу.

– Слушаюсь, хер майор, – огрызнулся Марио, посылая зомби команду идти туда, куда указывает эльф.

Сфера льда спала. Марио приземлился на черную от пепла землю.

– Я думал, хоть успею тебя по уставу зарезать, – разочарованно шепнул магу Туман.

– Да успеешь еще, – отмахнулся Марио.

– На следующую твою такую шутку, маг, я тебя антизаклинательными стрелами буду бить, – хладнокровно пояснил эльф.

– А вас – азиатов – по лицу не поймешь, то вы шутите, то нет, – себе под нос пробурчал кастер.

– Я славянка, вообще-то. Это аватар темно-эльфийский с раскосыми глазами, – серьезно заявил эльф, ощущая легкий электроудар на своей коже.

– А гном с Кавказа, судя по слову «зарежу»? – обратился маг к Туману.

– Тебе че, играть надоело? – оскалился гном, сжимая в ножнах нож.

– С друзьями пьешь – не трожь нож! – улыбнулся Марио и ловко проскользнул в землянку.

Изнутри помещение казалось больше, чем снаружи. Посреди комнаты стоял стол с картой и разложенными на ней фруктами. От тусклого света землянки после сияющего сражением неба было невозможно разглядеть детали штаба. Но, не успели глаза некроманта привыкнуть к темноте, как грубо пародируемый писклявым голосом грузинский акцент разорвал тишину.

– Здравствуйте, товарищ Ма–рио.

На столе, среди фруктов и фужеров, прямо на военной карте взгромоздился уже знакомый, но теперь усатый фей Сашуас. Он медленно повернулся лицом к магу, выдыхая облако дыма после затяжки миниатюрной трубки.

– Ну конечно же… я должен был по дурацким паролям догадаться… – выдохнул Марио, распознав запах эльфийского листа. – Ты как тут оказался?

– Ну, короче, это карьера, друг Марио! – Сашуас сел на край стола.

– Ну а подробнее?

– В эльфийский штаб ударило какой-то охрененной электрической дугой. Командование пришло на руины смотреть и говорит: «Ну, надо отсюда отступать, а то всем карачун тут придет». А я им такой: «А как же мы с землицы-то родной уйдем?». А они возьми и назначь меня командующим направлением.

– Фига себе, – удивился маг.

– Название у нашего направления броское: «Провальная армия»! Это значит, мы должны провалится вглубь армады противника и нанести ему сокрушительный удар.

– Ну, в общем, я не удивлен ситуацией на твоем фронте, – размеренно произнес Марио, подходя к столу. – Это у тебя карта?

– Да, это подробнейшая карта сражения! Яблоки – это мечники, груши – это лучники!

– А пивной стакан это что? – перебил фея маг.

– Это орочье пиво «Мордор 9». Будешь? – оторвался от стратегии Сашуас.

Марио, до этого момента внимательно изучавший карту, поднял глаза на фея.

– Саша, с такой стратегией нас всех убьют! – мага ударило током, но он сдержал непонимающий взгляд Сашуаса.

Штраф за неотыгрыш роли: -1 хит

Марио

Уровень: 6

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 5

Мышление: 5

Удача: 3

Хиты: 8 (Сила + Выносливость); текущие: 6

Мана: 100 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 50

Неизрасходованный опыт: 50 баллов

Суммарный опыт: 210 баллов

Глава 35. Играй и Богатей

Сразу же после электрошока Марио нагнал опыт…

Опыт: + 111 баллов

– Серьезно?! Сто одиннадцать за целую неделю войны?!!

Марио поднял голову кверху.

– Офигеть! Сто одиннадцать опыта! Вот это повезло, да? – обрадовался Сашуас.

– Я что-то не понял, ты тоже опыта неделю не получал? – удивился Марио.

– Какую неделю? Мы ж тут всего два дня, – недоверчиво нахмурился фей.

– А что ты помнишь перед тем, как легкомысленно принял командование?

– Атаку помню. Помню, что мана кончилась в бою, и я в рукопашную пошел. Помню, бью головой прямо в лицо алика. Ну, собственно, и все… просыпаюсь в клюве у Дороти и слышу, как темные эльфы отступать хотят.

– Я вижу, тактика «уснул и победили» у тебя только со мной в паре работает, – хмыкнул Марио.

Сашуас не успел ответить, как в землянку вбежал темный эльф-хантер, как ранее выяснилось – девочка из бывших стран СНГ.

– Темнейший главнокомандующий, разрешите доложить!

– Да, нам бы еды еще и пива с рыбкой на стол! – оживился фей.

– Она тебе рапортует, дебил, – прошипел маг на ухо фею, ибо прилюдно обзывать командование ему не позволяла то ли мужская солидарность, то ли субординация.

–…а, да? Ну, давай, у тебя, наверное, есть две новости? – предположил Сашуас.

– Просто скажи «разрешаю, докладывай», – продолжил шипеть Марио, однако темнейший, казалось, и не слышал.

– Начни с плохой, хорошая скрасит! – бодро предложил усатый ситх.

–…э… – затупил хантер. – Плохая в том, что к аликам прибыла гномья рота из-под БигинерПлейса под руководством презренного Мстислава.

– Что тогда хорошая? – выдохнул Марио, понимая, что ничего умного от фея не дождаться.

– У нас пополнение в пятьсот игроков. Только загрузились, – продолжил хантер.

– Как пятьсот? Им что, в реальности жить надоело? – удивился Марио.

– Вы не знаете, да? – предположила девушка в теле эльфа. – Компания «Гейм энд Кеш» объединила свои серверы с игрой «Как в сказке». После слияния сыграть и заработать может любой, и поэтому теперь тут не умирают насовсем, а теряют ставку.

– Не умирают насовсем? – задумчиво переспросил Марио.

– Да, Миша, не умирают. Все, кроме осужденных по смертельным статьям, – вмешалась в диалог программа-надсмотрщик.

– Сколько стоит купить себе еще одну жизнь? – спросил у программы Марио.

– У обычных игроков один золотой или миллион МанКредов, у осужденных же свой тариф.

– Цифру! – стиснул зубы Марио.

– Сотня золотых или сто миллионов МанКредов, – озвучила программа.

– Беру на все!

Марио выдернул из сумки толстую золотую вязь из спутавшихся золотых украшений и протянул ее перед собой в воздух, прямо в экран диалогового окна.

– Тут без пятидесяти бронзы на три жизни, – предупредила программа.

– Бронза в кошельке, дай мне три попытки ценою в жизнь.

– Продано, – громко согласилась программа-надсмотрщик.

Тяжесть в кошельке на поясе исчезла, как и спутанные золотые изделия. Эльф-хантер упал на колени с разинутым ртом и со слезящимися глазами.

– Триста лимонов МанКредов!!! – всхлипнула она в игре и прокричала куда-то в сторону, – мам, тут чел только что на триста миллионов жизней себе купил!!!

– Надо было тебя валить антизаклинательными стрелами! – зло фыркнул эльф и испарился.

Всплыла табличка:

«Бан за не отыгрыш роли с наложением штрафа»

– Марио, мне показалось или тут кто-то сейчас был? – удивленно спросил Сашуас.

Из его памяти, видимо, убрали всю инфу про забаненного игрока.

– Абсолютно никого не видел, – отрицательно покачал головой Марио. – Не осталось людей в людях, все за золотым тельцом погнались…

– Какой еще телец? – не понял Сашуас.

– Забей. Давай опыт распределять и пополнение принимать, а то придет к нам рота Мстислава, а мы без заклинаний как без штанишек.

Вы получаете 7 ЛВЛ!

Новое заклинание: Самобичевание (конвертирует 1 хит в 10 маны)

– Мышление с пяти до шести за восемьдесят опыта, ну и выносливость также, – произнес Марио.

– Мышление с пяти до шести за восемьдесят опыта, принимаю ставку, – сообщил Сашуас, услышав это. – Сорок опыта в удачу до пяти и столько же в выносливость, тоже до пяти.

– Принято, – согласилась программа.

Марио

Жизни: 4

Уровень: 7

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 6

Мышление: 6

Удача: 3

Хиты: 9 (Сила + Выносливость); текущие: 7

Мана: 120 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 120

Неизрасходованный опыт: 1 балл

Суммарный опыт: 321 балл

Сашуас

Уровень: 6

Сила: 2

Ловкость: 3

Выносливость: 5

Мышление: 6

Удача: 5

Хиты: 7 (Сила + Выносливость); текущие: 7

Мана: 110 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 110

Неизрасходованный опыт: 1 балл

Суммарный опыт: 302 балла

– У меня до левла всего восемнадцать опыта осталось, – похвастался Сашуас.

– Я вообще тобой удивляюсь, ты за неполный день на передовой и сутки глупого командования получил столько же, сколько я за неделю в окопах по уши в грязи!

– Может, это талант полководца? – затянулся микротрубкой микро Сталин.

– Может, это, конечно, и твой талант «палка вводца», а может и твоя прокачанная удача.

«Уважаемый игрок, не заставляй снимать с тебя хиты за неотыгрыш, а то оставишь Мстислава без возможности себя убить», – высветила программа.

– Пойдем полк принимать, а то война нас примет каких мама родила, – поторопил Сашуаса Марио.

– Меня в последнее время немного стало напрягать изобилие в твоих высказываниях нетрадиционной направленности, – вдруг заметил фей.

– Нетрадиционной, говоришь… я тут мимо шатра проходил, видел, как твоя черепаха на спине лежала.

– Ну и?

– Вот тебе и «и», – сообщил Марио. – Короче, твоя Дороти, походу, мужик.

– Как ты рассмотрел под панцирем-то? Она же, то есть он – рептилия.

Марио остановился и замер у выхода из землянки.

– Ты же тоже мышление до шести качал… по длине когтей, хвоста. На передовой видел и самцов, и самок. Твой Дороти – точно самец, – сказал Марио и, немного подумав, добавил, – так что, если ты с ним в клюв целовался, рекомендую помимо курения эльфийского листа рот золой помыть.

Некромант выходил из землянки, сочувственно бросив взгляд на Тумана. Он тоже, судя по его виду, все слышал: и про игроков, и про зеков.

– Прорвемся, – тихо произнес маг дежурившему печально гному под бурлящие звуки полоскания маленького рта из штаба провальной группировки.

Глава 36. Пропащий полк

– Слушайте сюда, стадо пока еще живого мяса, – кричал Огр-сержант, возвышаясь над неровными рядами и шеренгами одетых в первоуровневое шмотье игроков. – Там, за лесом, на выжженной и перекопанной траншеями поляне многие из вас отправятся прямиком в Ад, где вам и место!

Огр орал брызгал слюнями на загрузившихся в игру, но казалось, им это даже нравилось – воодушевленные новички предвкушали будущее сражение. Марио и Сашуас вышли перед строем, и по импровизированному плацу пролетел повторяющийся шепоток: «Это же Марио и Дарк Сашуас!», «А где черепаха?», «Повезло же, в телек попадем!».

– Как докладывает разведка, на той стороне помимо сосунков альянса, рота идеологически настроенных гномов ждет не дождется, чтобы пощупать вас за всякое!

Огр не стеснялся в выражениях, как и положено сержанту. Говорят, что у хорошего сержанта все герои, потому что его боец боится больше, чем врага.

Всплывшая в воздухе табличка остановила на мгновение время.

«Марио, как игрок в офицерском звании, принимайте в командование полк».

– Уважаемая программа, – обратился Марио, смотря в небо. – Какой я блин офицер? Где настоящие офицеры игрового мира?

– Рейтинговые игроки на ваш раунд не загрузились, не хотят терять ставку. Напомню, против тебя идет Мстислав. А по поводу офицерства, ты ж сам сказал, что командир развед взвода…

– Я вообще-то шутил и выкручивался из положения, – начал оправдываться Марио.

– Ну, ты выкручивался, а по всем каналам тебя показали, как командира отряда нежити. У вас сейчас столько просмотров, что тебя могли бы королем-личем избрать. Кроме того, кто в армии последний, тот и командир армии. Хочешь, кстати, выйти в прямой эфир, сказать пару слов зрителям?

– Не хочу, – буркнул маг, но у программы было иное мнение.

Прямой эфир начнется через:

5

4

3

2

1

– Итак, у нас на связи скандальный водопроводчик и техномаг, повелитель нежити, Марио! – представил ведущий шоу, появившуюся в студии проекцию. – Марио, пару слов о предстоящей битве.

– Эй, это не честная война, у них там рота гномов и численное преимущество, а у меня новички и ни одного офицера. И сержант, походу, тоже всего один! – насупился маг.

– Кто тебе сказал, что война с тобой должна быть честной?! Ты сегодня погибнешь! И все потому, что добро всегда побеждает зло! – нагнетала темноволосая женщина под одобрительный вой аудитории.

– Нравится смотреть, как гибнут люди, да? – предположил с издевкой маг.

– Да ты не человек, в натуре! – взял микрофон лысый, помятого вида, худощавый зритель с трибун. – Братва постановила, что если гномы с тебя не спросят как с гада, то гильдия воров НизенФейса заставит тебя принюхаться к курятнику!

– Еще будут истерики? А то мне пора приучать альянс к земле, – холодно торопил выступающих актеров маг.

– Ну все-таки, если отойти от эмоций, как ты будешь сражаться в этой битве? У тебя есть какой-то план? Может быть, что-то хочешь предать Мстиславу? – взял на себя контроль эмоциональным фоном ведущий.

– Передайте, что этой войной он сына не вернет, а вот я с помощью магии могу.

Рев аудитории заглушил ведущего, и прямая трансляция оборвалась.

– Программа, – позвал маг. – Окно распределения войск, пожалуйста.

Перед взором некроманта предстало пятьсот юнитов, а также огр-сержант, Сашуас, черепаха и Туман. Эти четверо обозначались, как особые единицы.

– Сортировка по классам этих пятисот! – произнес Марио.

– 290 воинов, 112 кастеров, включая магов, чернокнижников, шедоу пристов; 54 охотника; 44 друида.

– Шедоу присты? – переспросил маг.

– Это лекарь, выбравший ветвь теневой магии, – рапортовала программа.

– Я ничего не понимаю с этими классами, откуда они взялись?

– Всегда были. Скажи спасибо объединению платформ.

Марио поймал себя на мысли, что программа надсмотрщик шутит.

– Спасибо, блин… как с этим всем воевать? – себе под нос произнес Марио.

– Да никак, ты тут на убой, тебе ж сказали. Ну, не мешаю командовать.

«29 минут до начала сражения».

Игровое время вновь потекло.

– Эй, сержант хорош молодняк кошмарить, дуй сюда, – окликнул огра маг.

– Че надо, темнейшие офицеры? – эту фразу огр произнес с сарказмом.

– Темнейшие? Ты, наверное, шутишь. Скажи мне, сержант, ты раньше полком командовал? – маг жестом попросил огра присесть или пригнуться.

– Я выше сержанта не лезу. Как говорится, чистый погон – чистая совесть, – улыбнулся огр.

– Где ты видел чистый сержантский погон? – усмехнулся маг и тут же понял, что перед ним игрок. – Слушай, сержант, хорош тупить, словно огр. Нас идут убивать рота гномов и куча бесноватого, но необученного контингента, однако суммарно нас тут всех перебьют. Что бы ты сделал при таких раскладах?

Огр присел на корточки, и теперь они с Марио были одного роста.

– Я бы, маг, на поля боя глубоко не совался, а принял бы бой в лесу. По классике: кастеры и ханты осыпают их стрелами на подходах, в лесу гномий хирд больше не хирд, и каждый гном будет драться один на один с нашими олухами между ёлками, что преимущество в обученных гномах немного нивелирует. У них все еще будет перевес в левлах, но до леса благодаря стрелам и огненным шарам добегут не все. Особенно не все новички. Позади наших позиций пусть, как уж смогут, лечат и домажат присты. Шаманы пусть ставят тотемы. Друиды ударят с двух сторон тогда, когда их пехота увязнет в нашей. Задача: минусовать игроков противника позади их войска. Так как мы в лесу, их маги и стрелки нас не достанут. Скорее всего, бой превысит дозволенный по времени лимит, и победу по очкам и живым юнитам отдадут им. Но мы не отдадим позицию и будем иметь возможность на респаун НПСов и игроков.

Марио слушал. Его челюсть медленно ползла вниз, а глаза округлялись.

– Ну а Мстислав?

– Он один всё нападение не вывезет. Кроме того, у нас же есть некромант в тылу армии. Я слышал, что он идет чисто по его душу.

– Один вопрос, ты откуда все это знаешь? – заговорщески прошептал Марио.

– Я программист этой игры. А загрузился на фронт, потому что терпеть не могу, когда мое детище палачом работает во благо империи. Ну что, техно-маг, сыграем?

– Сыграем! – согласился Марио.

– Так, а где темнейший Сашуас? – опомнился, заметив потерю спутника, маг.

– Он Дороти объясняет, что между ними ничего не было. Кайфовый НПС, да?

– Да уж…я из-за него пару-тройку раз чуть не погиб, – покачал головой маг.

– Я тебе его специально подослал, чтоб ты в первые минуты игры не умер, – пояснил огр.

– Странно, ты – единственный, кто не желает моей смерти, – удивился маг.

– Я просто, как любой уважающий себя программер, основные каналы не смотрю.

Глава 37. BattleGround 500 х 500

Войска альянса построились на другой стороне поля, ожидая наступления Орды. Однако орки, гоблины и темные эльфы не спешили покидать лесополосу, оставив незанятой даже линию окопов. Тогда алики двинулись вперёд – гномий командир решил не играть в позиционную войну.

Ветер с поля боя нес запах гари, наполняя все вокруг кислым привкусом. Такой можно ощутить, если прикоснуться к железу языком, или если броню вместе с костями и отслаивающимся от них мясом плавит боевое заклинание.

– Стрелы наложить! – крикнул огр, как только шеренги аликов приблизились на трехсотметровую дистанцию.

Маг эффективно бросает молнию или другое домажащее заклинание на достаточно небольшое расстояние, которое зависит от его параметров силы и мышления. К примеру, Марио мог бы точно бить ледяным копьем на девять метров. Иногда при должной сноровке прицельная стрельба заклинаниями возможна и на расстояние в три раза больше, что делало кастеров грозным оружием в ближнем и среднем бою. Однако это не идет ни в какое сравнение с дистанцией даже малого лука. Поэтому бой начали лучники, поливая новичков альянса хаотично бьющими на излете стрелами. Гномья рота, построенная в хирд – специальный штурмовой порядок, напоминающий римскую «стену щитов», – была неуязвима для таких атак, но в ход еще не вступали маги орды, терпеливо скрываясь за первыми деревьями лесного массива. В этом был двойной смысл. Данная стратегия позволяет магам отстрелять ману по подходящему к лесу противнику и отступить к пайковым корзинам, где уже были запасены фрукты. Так они имеют возможность нанести второй залп перед тем, как всё в этом лесу превратится в сражающуюся гущу.

Огр ждал. Сашуас, Туман и Дороти были в авангарде, как и Марио, который скрывался за толстой елью. Крик наступающих нарастал. Те из альянса, кто пренебрегал щитами и броней, сейчас на своей шкуре ощущали, что значит бежать под градом стрел по полю брани. Мстиславу, казалось, было все равно на падших начинающих игроков. Спрятав легко одетых кастеров за гномий хирд, он методично вел свою роту к позициям орды.

Очередная стрела вонзилась в сосну – укрытие Марио – и с треском переломилась под собственным весом. Такая может снять от восьми хитов. Не исключено, что заколдована на антимагию. Не исключено, что имеет шанс убить мгновенно. Марио выглянул. Ну точно. У альянса, помимо Мстислава, был ещё один герой. Лучница Карина ловко лавировала за хирдом, выпуская одиночные стрелы в разные участки леса.

«Зачем? Бессмысленная трата боезапаса или что-то большее? – думал Марио.

– Маги, бей гномов! – крикнул огр.

И маги отреагировали, выпуская заклинания по гномьему строю. В один момент лес наполнился криками боли из множества глоток. Заклинания не покинули лесополосы, ударив своих же хозяев.

«Зеркало!» – мелькнуло в голове Марио. – «РеПак на стрелу в стволе дерева!»

Расход: 115 маны

РеПак зацепился за наложенный каст, опутывавший паутиной позицию орды там, где воткнулись стрелы Карины.

«Вот ссука», – подумал маг. – «Отменить зеркальный эффект!»

РеПак сожрал всю ману, кроме пяти.

Расход: 5 хитов (Самобичевание)

Восстановлено 50 маны

Расход: 25 маны (Лечение)

Пополнение здоровья: +5 хитов

Марио перегнал пять хитов в пятьдесят маны и тут же полечил их за половину восстановленной магической силы с использованием ключа. Мана восстанавливалась.

Гномы же перешли на бег. Боевые маги орды, ошпаренные, обожженные своими же фаерболами, дымящиеся от молний, опасливо оглядывались назад, боясь повторения эффекта зеркала.

– Бей заклами, я снял зеркало! – кричал Марио.

Одиночные заклинания вновь ударили по гномам. И летели они все чаще и чаще. Гномий хирд вонзился в лесополосу, дорезая магов, которые не смогли отойти вовремя или находились в состоянии комы – ноль хитов, ноль маны. Массовый лязг щитов о щиты множественным гулом пронесся над лесом. Гномы рубили молодняк орды. Одинокие маги альянса посылали за спины ордынского строя, а вернее сказать «толпы», массовые заклы.

Мана полностью восстановилась, и Марио поставил ледяную сферу, посылая потоки пара себе под ноги. Бронированный ледяной шар медленно начал подниматься в воздух. Самобичевание и лечение в связке восстанавливали пять маны, не требуя взамен ничего, кроме нервов мага, корчившегося от боли при конвертации хитов.

«Надо будет сделать самобичевание безболезненным», – подумал маг, но тут же получил ответ от программы надсмотрщика:

– Ну уж нет. Ты и так читеришь со своим ключом. Испытывай боль!

«Наркотики и галлюциногены», – мелькнуло у мага в голове.

Тем временем он поднялся над битвой, находясь на высоте маленькой сосны.

«Где же вы?» – вглядывался маг в воюющую толпу, ища взглядом героев.

То тут, то там из-за деревьев вспыхивали электроразряды – два одинаковых молота добавляли урон от магии воздуха. Мстислав был недоступен. А вот маги альянса, посылающие заклинания в лес, вполне. Сознание мага коснулось ближайшего мало-мальски армированного трупа. При жизни это был орк с огромной булавой.

– Встань, – еле слышно произнесли губы Марио, и тело орка вздрогнуло.

Маг огня жевал какой-то фрукт, восстанавливая ману, когда окровавленный орк хромая понёсся к нему. Глаза огневика округлились. Он последний раз откусил банан, набираясь сил, чтобы указать на бегущий труп посохом. Орк вздулся и буквально взорвался изнутри. Посох мага приопустился, делая видимым удовлетворенное лицо мага, хоть он и потратил всю ману на взрыв. Ледяное копьё, ударившее с высоты, пригвоздило кастера к земле.

Давление от постоянно снимаемых самобичеванием хитов выступило на коже Марио в виде вздувшихся вен. Из обеих ноздрей хлестала кровь, а уши заложило.В приглушенном рокоте боя маг искал взглядом свои цели: офицеров, высоколевловых магов; роги, бьющие через инвизибл, тоже подошли бы. Ещё один зомби был поднят волей некроманта, но получил команду ждать, и остался замаскированным под простой труп. Тем временем Марио чувствовал, что тех десяти, что были подняты до боя, уже не было.

Закон магической войны – не тратить всю ману полностью, перезаряжаясь при любом уместном случае. Текстура гаечного ключа раскалилась, обжигая ладонь. Бывший посох, дающий урон к кастам и снижающий отток маны просто не знал никогда таких нагрузок.

«Надо будет в ноги поклониться тому магу, который создал этот артефакт, или программисту, написавшему его код», – думал Михаил.

Струя холодной воды полилась из рук некроманта, охлаждая раскаленный артефакт. Тем временем рев огра-сержанта скомандовал отступление шеренг перволевловых игроков орды. Гномы пытались формировать в лесу что-то похожее на строй, и то, что у них получалось, было в разы лучше шеренг защищающихся. У Мстислава почти не осталось живых игроков. Воевала только рота гномов, давя разрозненную орду вглубь леса. То тут, то там гасли индикаторы жизней магов орды.

Перед глазами Марио непрерывно горела статистика боя, внизу которой мигал чат еще живых игроков.

– Пацаны, все, не вывоз! У меня маны нет!

– А в корзинах?

– Там тоже пусто! Я ухожу, а то всю ставку потеряю всем бб!

– Бля, я тоже ливаю!

– Друли, ваше время! – писал в чат огр. – Не ливать, я сказал! Щаз дожмем!

Два неполных взвода друидов с обеих сторон ударили по вовремя ощетинившимся во все стороны гномам. Друли кружили вокруг кольца из щитов и секир. Каждый, кто нападал, напарывался на щит и контрудар молотом или топором.

– Маги, ханты, – крикнул огр. – Фигачь в центр массовками!

Сержант хотел сказать что-то еще, но упал замертво. Из головы огра теперь торчало сразу три стрелы.

«Марио, ищи лучницу. Она где-то тут», – получил маг сообщение с того света по программному каналу от выбывшего из игры программиста.

– Продолжать прессинг гномов! Сашуас, где ты, блин?! Ударь по ним рукой смерти! – крикнул маг, ища взглядом лучницу.

Лучница Карина нашла Марио первой. Три стрелы ударили в ледяной купол мага. Заклинание дрогнуло и распалось, а Марио полетел вниз.

– Сфера льда! – восстановил заклинание пред самой землей маг.

Он все еще не видел Кару и кинул ледяной шторм наугад. Что-то невидимое скользнуло от ёлки к ёлке, искажая картинку пространства.

– Взять! – приказал маг зомби, пересылая примерные координаты цели.

Мертвый человек в доспехах не заставил себя ждать, хищно подскочив к указанному месту, озираясь в поисках лучницы. Стрелы ударили внезапно, как и в первый раз. Зомби увидел цель и оскалившись рванул к лучнице. Сфера льда спала. На этот раз маг ожидал этого, хоть и приземлился на четвереньки, но хитов такое приземление не сняло. Лучница оттолкнула зомби от себя ударом ноги, накладывая на лук стрелу черного цвета. Тем временем сфера льда вновь была восстановлена. Когда черная стрела лучницы пронзила голову некровоина, ледяное копье ударило в грудь девушки, нанося той несовместимые с жизнью повреждения.

Рев рептилии отвлек Марио от своего сектора войны – черепаха с разгона ворвалась в круг гномов. Раскусывая доспехи и дробя кости под броней, Дороти рвал и метал. В нем не было здравого смысла, только ярость. Главный гном был рядом. Мстислав сунул в клацающую пасть Дороти искрящийся молот. Рептилия впилась в металл, и в это же мгновение гном нанес удар по панцирю сверху. Удар такой силы, что ноги черепахи дрогнули, а само животное захрипело. Второй удар молота расплющил чешуйчатую голову.

Внутри сферы льда мана опять восстановилась полностью, и в душе мага теплилась надежда, что с черепахой все хорошо. Куча мала из живых и мертвых тел вокруг гномьего круга мешала обзору. По воле мага сфера начала подъем. Гномья рота теперь стала неполным взводом.

– Где, черт тебя, Сашуас!?

Три массовых заклинания одно за другим накладывались друг на друга и суммировали эффект, влетая в гномий круг.

Расход: 25 маны (Ледяной шторм)

Расход: 25 маны (Ледяной шторм)

Расход: 25 маны (Ледяной шторм)

«Самобичевание. Лечение», – уже на автомате кастовал Марио.

Из последних сил умирающий Мстислав метнул молот в ледяную сферу. Холодный, белый от инея, металл по рукоять застрял во льду заклинания.

– Я найду тебя, некромант! – говорили наполненные злобой глаза гнома, мертвого гнома.

Высветилась табличка.

«Боеспособных бойцов альянса более нет. Победа орды»

Марио довосстановил ману и отключил сферу льда. Вокруг него ликовали ордынцы, прыгая и радуясь победе, разбирая опыт, собирая лут.

– Как распределить лут? – обратилась программа к Марио.

– Аа? – не сообразил, застывший на месте маг.

Его пальцы прикоснулись к расколотому надвое панцирю Дороти.

– Ты – рейд лидер. Как распределять лут среди живых?

– Сашуасу, Туману и тому огру... – начал было маг, но программа прервала его перечисления.

– Среди живых и с твоей фракции.

– ...?

– Все, кроме Тумана, из твоего списка мертвы. А туман ушел из битвы ещё в самом начале.

– Как погиб фей?

– Это игровая информация, и тебе ее придется получить в игре. Я повторю свой вопрос: как распределяем лут?

– По надобности для класса и выбранной ветки!

В голове шумело. Маг шел медленно под одобрительные похлопывания по плечам от игроков, которые увешивались феньками, выпавшими автолутом. Он нашел труп Сашуаса в лесу. Голову отдельно, тело отдельно. Фей не успел среагировать и поставить щит. Это значило, что он не ожидал удара. Это значило, что убийца атаковал из инвиза или со спины.

– Туман... – маг до хруста костяшек сжал ещё теплый от заклинаний ключ.

– Темнейший, – обратился кто-то сбоку, возникший из морока головной боли и шума.

Маг повернул голову. Перед ним стоял медведь третьего левла.

– Чего тебе, потапыч?

– Мы взяли в плен солдата альянса...

– Убить нахрен.

– Э...как это убить? Это игрок. Из тех, у кого ограниченные жизни. Это девка-лучница.

– Тащите в землянку для допроса. Войскам перегруппироваться. Старшим по левлам в своих классах быть у меня через час!

«У кого-нибудь есть специальность швейное дело?» – спросил Марио в чат, на что получил несколько утвердительных плюсиков. – «Прямо щаз принесите в землянку штаба иголку и нитки».

Марио поднял тело и голову фея, положив их в нагрудную сумку для ключей.

– Не хотите, чтобы мертвые вставали? Сжигайте их, – произнес маг, глядя в отдаляющийся фокус камеры. – А пока я жив, они будут вставать, чтобы входить в ваши ночные кошмары!

Глава 38. Некроз и корона

Кто видел войну, тот перестает воспринимать привычные вещи, как прежде. И наоборот, кто не видел войны, будет ошарашен её простотой и житейской жестокостью. Вот и сейчас девочка темная эльфийка, прист по классу, с побледневшим лицом повернулась к некроманту.

– Готово, темнейший.

Эльфийка отошла от окровавленного стола, повинуясь небрежному жесту мага. На столе, среди остатков тактической карты, с замершим, словно на вечном вдохе, открытым ртом лежал мертвый Сашуас. Его голова была пришита черными нитками матрасным швом.

– Спасибо, ты можешь идти, – прошептал Марио, и пристка не без желания покинула погруженную в темноту землянку, освещаемую лишь одинокой лучиной у самой двери.

– Ну что, друг… скоро полночь. По всем канонам страшных сказок пора вставать…

Тело фея вздрогнуло, когда сквозь него прошла волна заклинания поднятия зомби.

– Не двигаться! – приказал маг озирающемуся и рычащему крылатому трупу.

Самобичевание восстанавливало ману. Все так же через боль. Через ощущение тошноты, приходящей из глубины желудка. И вот на труп полетел РеПак:

«Открыть доступ к центральной нервной системе. Адаптация под особенности мозга. Остановить некроз тканей. Пуск».

– Как ты себя ощущаешь? – спросил маг, вытирая рукавом кровь и копоть с лица.

– Мы победили? – это были первые слова после пробуждения фея.

– Да, победили... – улыбнулся Марио, присаживаясь рядом на дубовый табурет.

– Тактика «уснул – победил» работает! – подскочил от радости фей и, заметив опухший от самобичевания лик Марио, спросил. – Что у тебя с лицом? Гномы побросали оружие и пошли бить тебя ногами?

Самобичевание снова восстановило ману.

– Пойдем, друг дарк Сашуас.

– Куда? – удивился фей.

– Кое-что я не могу тебе сообщить. Лучше покажу.

Фей рыдал над трупом черепахи. Обнимал мертвую сплющенную голову и грозился убить всех, кто причастен к её, то есть к его, смерти.

– Отойди, – устало произнес маг. – Буду поднимать.

– Нет! Только не некромантия! Если бы я умер, я бы не хотел, чтобы меня подняли! – плакал фей.

– Ну… друзей не выбирают, – развел руками Марио. – Встань и стой не дергаясь!

Зомби, пусть и получивший личность, беспрекословно подчинялся воле некроманта.

– Нееет!!! – кричал фей. – Ты чудовище! Только не с Дороти!!!

– Самобичевание! – опустил глаза маг, готовясь к еще одной веренице боли и лечения.

– Я не дам тебе мучать ее прекрасную душу! – кричал зомби-фей.

– Его душу, – поправил маг Сашуаса.

– Что? – как всегда тупанул парализованный приказом фей.

– Погрузись в сон, который принесет тебе только приятное от поднятия мертвых, – произнес маг и фей рухнул в сон, как нокаутированный боксер. – И ты теперь не боишься летать.

Война приучила мага восстанавливать ману сразу же, как потратил. Война также приучила практически всегда колдовать в ледяной сфере. Аликов в ночном лесу не было, но теперь маг боялся и своих.

Черепаха была поднята по тому же принципу, что и Сашуас, а у заклинания «поднятие зомби» появилась кнопка выбора «стандартный зомби» или «зомби разумный».

Землянка освещалась только одинокой лучиной, воткнутой в специально изготовленный для этого костяной мундштук, находящийся у самого входа. Сашуас сидел поникший на тактическом столе.

– Как я умер? – разорвал тишину, пожалуй, самый экстравертный из зомби, поднятых некромантами за всю историю и зомби, и некромантов.

– Скорее всего, предательски, от того гнома, которого ты приблизил к себе в охранники, – предположил маг.

– А Дороти?

– От рук Мстислава.

Марио отхлебнул слабоалкогольный эль. Калории помогали восстанавливать ману и лечили нервы за счет алкогольного эффекта и приятного тепла, растекающегося по внутреннему миру мага.

– Но ты его убил, – фей не спрашивал, он утверждал, как будто это был само собой разумеющийся факт.

– Убил, но он грозился меня достать и позже, – повел бровями маг.

– Как это возможно? Он что, тоже темный рыцарь?

– Он тот, у кого под контролем была сокровищница гномов. Теперь некоторые могут конвертировать золото в жизни.

– … это, блин, как? – глаза мертвого Сашуаса расширились.

– Когда-нибудь ты все узнаешь, – выдохнул Марио.

– У меня еще вопрос: мы теперь постоянно должны в темноте быть, или можно еще света зажечь? А то у меня от этой темноты глаза болят, и шея почему-то чешется.

Фей потёр грубый шов на своей шее, когда Марио настиг опыт.

Опыт: + 180 баллов

50 опыта – за фраги в бою (полученный опыт равняется суммарному опыту рейда, деленному на всех выживших орды в равной мере)

40 опыта – за личную победу над героем альянса: лучница Кара

60 опыта – за личную победу над героем альянса: воин Мстислав

30 опыта – за командование рейдом в 1/3 боя.

– Плюс сто восемьдесят опыта, мой крылатый темный друг, – обратился Марио к Сашуасу, раскуривая трубку, заряженную эльфийским листом.

– А мне что-то ничего не пришло, – расстроился фей.

– Фей теперь твой раб, и опыт ему начисляешь лично ты, – транслировала в голову магу сообщение программа.

– Как-то это не совсем честно, – нахмурился маг, мысленно обращаясь к ИИ.

– Поднимать друзей как рабов тоже так себе идея, однако ты на это пошел, – упрекнула программа-надсмотрщик.

– Я его спас от обнуления памяти, а ведь именно память – это и есть ОН.

Марио поставил полупустую кружку на стол – разговор обещал быть «познавательным» и «приятным».

– Ты не хотел терять единственного, кто с тобой говорит. Тобой завладел эгоизм, – давила программа на совесть.

– Не соглашусь с тобой, – подумал в ответ Марио.

– Ну, тогда распределяй ему опыт из своего бюджета. А я умолкаю.

Под алкогольно-наркотическим качелями мир воспринимался как-то повеселее, чем просто война и просто трупы, и Марио памятуя о том, что фею нужно было восемнадцать опыта до уровня, переслал ему ровно столько.

– О пришло! Ровно до седьмого левла! – обрадовался фей. – Но почему-то мана не восстановилась.

– Сам ему скажешь, что он больше не может восстанавливать ману за счет фруктов и сна? – нагнетала программа.

– Давай с пояснениями, – напрягся некромант. – Почему он не получает опыта и не восстанавливает ману?

– Он мееееертвыыый, – последнее слово прога растянула на распев. – А это тот мир, что под светом солнца больше не даст ему божественной силы. Маны, по-вашему.

– Выдуманного, ненастоящего солнца, – буркнул маг, немного расслабившись и повеселев.

– Ни во время сна, ни во время обычной еды благодаря тебе, техномаг, он не спит и не ест. Ну и обгорает на солнце в два раза быстрее всех остальных обитателей этого мира, – программа, казалось, игнорировала подкол Марио.

– Ну а опыт?

– А кто опыт получает, меч или мечник? Вот зомби – это твои мечи, какими бы умными ты их не делал.

Голос программы в сознании Марио угас, но тишина была ожидаемо недолгой, и вместо неё тут же запищал фей.

– Прикинь, у меня способность открылась! «Каннибализм»! Восстанавливает один хит и десять маны за три секунды применения. И закл новый доступен, «манакрад» называется. Ворует жизненную силу, если мышление цели меньше или равно моему.

– Ну вот! Теперь сможешь разделить трапезу вместе с Дороти. Кстати, я дал команду кузнецу, исправим черепахе прикус, который ей Мстислав испортил.

– Не смешно, – фыркнул фей и, спрыгнув со стола, потопал к выходу землянки.

– Эй, ты куда? – насторожился маг.

– Пойду трупов вместе с Дороти поем, пока солнце не припекло.

– Ты еще можешь теперь летать! – попробовал воодушевить фея маг.

– Ёж – птица гордая. Не пнёшь, не полетит! – огрызнулся фей.

– Это как? – улыбнулся Марио.

– Я принципиально теперь хожу, в знак протеста против угнетения мертвых некромантами.

– Слушай, ну я же как лучше хотел! – пытался оправдаться маг.

– И да, у нас теперь профсоюз. Мы требуем выходной и одинаковые права с другими волшебными меньшинствами! – фей на секунду остановился у выхода.

– Так вас же никто, вроде, и не притеснял.

– Классовая война идет всегда. И если зомби не борются за свои права, то это не значит, что некромант-эксплуататор не желает взять от мертвых то, что их по праву!

– Я поднял чудовище…– выдохнул маг, но Сашуас его уже не слышал, деловито удаляясь от штаба.

«Сашуас вкачал десять опыта в силу, поднимая ее до трех, чем увеличил хиты», – сообщили Марио по внутреннему каналу управления зомбЯми.

– Подними мне мышление на пункт.

Новое заклинание: «Поднятие лича» (способность делать из поднятых мертвых существо способное к некромантии, хорошо работает на тех, кто при жизни был магом, или имел большое мышление)

Дверь в землянку снова отворилась, но теперь лучина озаряла заглядывающую внутрь зеленую, клыкастую морду игрока.

– Ваше темнейшество, лучницу привели! – рапортовал стоящий на страже орк.

– Ну что с вами делать, ведите её сюда!

Маг поправил кепку на голове и внезапно поймал себя на мысли, что ему не всё равно, в каком виде он предстанет перед врагом.

Марио

Жизни: 4

Уровень: 7

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 6

Мышление: 7

Удача: 3

Хиты: 9 (Сила + Выносливость); текущие: 7

Мана: 130 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 130

Неизрасходованный опыт: 3 балла

Суммарный опыт: 483 балла

Сашуас

Уровень: 7

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 5

Мышление: 6

Удача: 5

Хиты: 8 (Сила + Выносливость); текущие: 8

Мана: 110 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 50

Неизрасходованный опыт: 9 баллов

Суммарный опыт: 320 баллов

Глава 39. Время Личей

Кара была связана. Ее лицо выражало высшую степень презрения к Марио, даже несмотря на то, что она находилась в состоянии один хит – при смерти.

– Ну здравствуй, герой альянса, – затянулся трубкой Марио. – Ты славно сражалась, но все ваши мертвы!

– Тебе никогда не взять НизенФейс, дядя Марио! – буркнула лучница, от чего Михаил чуть не подавился дымом эльфийского листа.

– Тебя, девочка, видать контузило знатно, – улыбнулся маг. – Какой я тебе дядя!?

Штраф за неотыгрыш роли: -1 хит

Электроудар поразил Марио, а перед глазами всплыла табличка, открытая к принудительному прочтению.

«Историческая справка: Король Геральд Брос Стальное сердце имел двух сыновей: Луиджи и Марио. Но однажды оракул предсказал, что братья пойдут войной друг на друга, и его царство утонет в кровопролитной войне. Тогда король принял тяжелое для своего сердца решение. Чтобы брат не пошел на брата, одного из них он воспитал как принца, а другого отдал в школу магии на пожизненное обучение наукам мудрости. Годы шли, и Геральд скончался, оставив престол Луиджи Ловкому, у которого родилась сумасбродная дочь Кара Меткая. Но узнав о смерти отца, Марио Мерзкий, по причине недалекого уровня мышления вечно именуемый вторым, примкнул к нечисти и темным эльфам, посулив им земли альянса, и направился на штурм НизенФейса. Однако два героя, Мстислав Гордый и Кара Меткая, выступили против злобного брата».

Марио закатился смехом. Он смеялся невероятно долго, остановившись только в тот момент, когда его лицо стало сводить судорогой. Даже дымящаяся трубка была отложена на край стола, чтобы не мешаться.

– Смешно, ссука, – подумал маг громко. Так, чтобы его слышал надсмотрщик.

– ...? – ответила программа так же ментально.

– Вы сценарии на коленке что ли пишете? Или из программы Дом 234 копируете?!

– Что тебе не нравится в сценарии?

– Предайте авторам-наркоманам, что моего брата зовут Николай, и он умер давным-давно. Вашу дурную игру он даже не смотрел никогда.

– На монеты государственные взгляни, – сухо и жестко парировала программа.

– Эй, орк, есть мелочь? – спросил маг у охранника.

– Так точно, темнейший, – и орк протянул некроманту кошелек. – Только у меня немного совсем. Вы б нашего командира тряханули, вот он знатно помародерствовал.

– Потом тряхану.

Марио развязал мешочек и вывалил монеты, весело звякающие о стаканы, стоящие на тактической карте. Два серебряных и сорок один бронзовый лик Николая – родного брата Михаила – глядели на Марио аккуратной чеканкой. Некоторые монеты были наспех почищены от запекшейся крови.

– Это что? – поднял Марио монету к потолку.

– Это тебе привет от зрителей. Пока ты в окопах неделю ползал, они тебе новое шоу придумали. Теперь копия твоего брата командует городом НизенФейс, а типа твоя племянница пришла тебя убивать, – пояснила программа.

– Нет, ну вы точно укуренные, – покачал головой маг.

– Не заговаривайся, а то схватит инфаркт несколько раз подряд, ровно на все твои жизни, – пригрозила программа.

Марио смотрел на лучницу, а она смотрела на него. Михаил был фанатом этой шустрой девчонки, выходившей сухой из любой воды, еще с тюрьмы. Чертовы зрители опять кидают ему напоминалки о его жизни.

«Вот где настоящие каннибалы», – думал маг.

Пару мгновений взгляд Марио сверлил лучницу. И на мгновение ему показалось, что она поняла суть этого спектакля, на секунду опустив взор в пол и снова восстановив визуальный контакт. Девушка знала правила этой игры очень и очень хорошо, и теперь её глаза умоляли принять их, как будто у Марио был выбор.

– Кара из семьи Бросов, первая дочь моего брата и лютого врага Луиджи, ложно именуемого первым. Я, некогда именуемый Марио, приветствую тебя в моём жилище, – сухо и безэмоционально произнес маг.

– Что ты намерен со мной делать, презренный дядя? – Кара великолепно отыгрывала эмоции, но ее глаза говорили «ну пожалуйста, подыграй мне, дай им больше экспрессии».

– Ты увидишь падение НизенФейса и смерть своего отца, Луиджи ложного, – сымпровизировал Михаил. – Это говорю тебе я, Супер Марио Брос Белый! – жестом маг приказал удалить пленницу, дав указания охране, – Охранять как свои зеленые задницы! При попытке бежать – обезглавить!

Ночной воздух был свеж. Запахи побоища сдул поднявшийся с моря ветер. Марио шагал впереди группы, его сопровождали маг, друид, воин и хантер – все из расы темных эльфов, кроме воина-орка.

– Все трупы, у которых есть головы, собрать на поляне. Маги отдельно, всех остальных отдельно. Части тел, которые найдете, кидайте также в отдельную кучу.

– Какие-то будут указания для ополчения?

Ополчение…так в игровом пространстве назывались игроки, загружаемые на одну-две битвы.

– Я созываю рейд «осада НизенФейса», – произнес Марио. – Осаду начнем завтра утром, однако трупы стаскать прямо сейчас! Время атаки личей! – зловеще прошептал маг.

Глава 40.ЛИЧная армия

Ледяная сфера скользила вдоль разложенных трупов магов, бывших магов. Марио был изрядно пьян, и теперь на месте ключей для починки водопроводов, из поясной сумки торчали горлышки бутылок с элем, что, в принципе, не расходилось с образом водопроводчика, поэтому мага не било током за неотыгрыш. Конечно же, Марио знал, что маны в эле не хватит на поднятие всех, но желание заглушить боль от самобичевания можно было понять. В сфере пахло эльфийским листом, дым от которого выходил через бойницы для швыряния кастов.

Наконец сфера остановилась у случайно трупа мага. Это был эльф, которого убило свое же заклинание в самом начале боя. Темно-синяя кожа эльфа была обожжена сгустком энергоудара, что говорило о неопытности мага при жизни. Парень вложил в энергоудар всю свою ману, не оставив ничего на энергощит, и погиб, когда закл отразился от зеркала. Темный эльф первого левла смотрел в холодное ночное небо потускневшей, выбеленной смертью, радужкой некогда красивых эльфийских глаз. Его стройное тело было искажено и выгнуто дугой – отраженный энергоудар переломал ему кости грудной клетки.

«Ну что, парень, готов отомстить за то, что зрители кинули тебя-перволевлового против героев альянса от пятого уровня и выше?» – подумал Марио, но вслух сказал только короткую фразу:

– Я призываю лича и нарекаю тебя именем «сотый»!

В какой момент Михаил начал общаться с мертвыми, как с живыми, маг уже и не помнил. Возможно, в его сознании он слышал голоса мертвых НПСов и мертвых игроков. Однако даже программа надсмотрщик не могла отследить таких мыслей, что наводило на неутешительные выводы о психическом здоровье игрока. Превращая ранее жизнерадостного водопроводчика в шизофренического злого гения.

Рука мертвого вскинулась к небу, как будто тот, кто умер, хотел зацепиться пальцами за звезды. Следом за рукой вздернулись плечи и тазобедренный сустав.

«Интересный визуальный эффект», – подумал Марио.

Мертвеца что-то словно выталкивало из земли. Глаза лича пылали белым огнем, давая такой же белый дым, невысоко струящийся вверх, сквозь изящные эльфийские брови.

– Приказывай, – прохрипел лич, взирая огнями глаз на мага.

– Ты – лич 100, командующий взводом оборотней. Иди и поднимай мертвых друидов, но только выбирай самых целых и в трансформе зверя. Закончится лимит по мане, ешь из кучи с трупами. Закончится лимит по контролируемым зверям или закончатся боеспособные звери, бери свой взвод и стройся у землянки. Действуй!

Лич молча отвернулся и побрел к горам трупов. Марио подлетел к другому мертвому магу и повторил ритуал. Под алкоголем и эльфийским листом самобичевание действительно не так больно мучало. Хотя снятие и восстановление хитов заметно отрезвляло, поэтому Михаил не забывал употреблять.

– Ты – лич 200, командующий лучниками…

– Ты – лич 300, командующий тяжелой гномьей пехотой…

– Ты – лич 400, командующий легкой пехотой…

– Ты – лич 500, – произнес имя маг, стоя у огромного мертвого огра, так и поднятого с тремя стрелами в голове. – Командующий осадными орудиями и штурмовыми конструкциями…

– Кого мне поднимать, маг? – спросил некогда аватар программиста.

– Поднимай все, что недолжно было родиться на свет, – уверенно произнес Марио. – Если надо, сшивай тела с телами, части с частями. Конструируй из них чудовищ, бегающих, ползающих и летающих!

– Это честь для меня, Супер Марио Брос Белый!

Это был отличный выбор, и Михаил удовлетворенно смотрел на свое создание. У программиста игры было великолепное тело с обалденными ментальными задатками, умело маскирующимися под маску туповатого огра.

– Нет, огр, это честь для меня. Отправляй все, что создашь на разведку вокруг лагеря. Сделай три круга обороны. Пусть твои твари кружат и петляют вокруг лагеря. Шаг между тропами – сто метров. Завидев врага, пусть подают тревогу и извещают меня, перед тем как разорвать всех, кроме одного. Любого одного с каждой замеченной группы в плен!

Всю ночь Марио наблюдал за работой по подниманию мертвых и формированию отрядов из различного вида нежити. На выходе получилось:

84 мертвых лучника90 штурмовых гномов51 мертвый друид342 легковооруженных трупа

Оказалось, что средний лич не может контролировать больше ста единиц зомби. Поэтому для легковооруженных мертвяков пришлось поднимать еще троих личей под логичными именами 401, 402, 403.

Сколько вокруг лагеря бегало, ползало, летало поднятых монстров лича номер пятьсот, маг точно не знал. Мертвый огр, как швея – зашивал, пришивал, прикручивал куски к кускам. Кроме того он и себе в помощь пришил еще две пары мертвых рабочих рук по бокам. Орочьих рук. В связи с чем сделался похожим на шестирукое божество.

– Вот что значит «командир стройбата»! – довольно произнес маг, наблюдая за работой огра.

– А без этого никак? – хмуро спросил Сашуас, подъехавший на Дороти, которому уже приделали стальной клюв на шарнирах, вкрученный в венчавший голову литой рогатый шлем.

Да, в таком шлеме Дроти не мог больше засовывать голову в панцирь, но он не сильно по этому поводу волновался, ведь новый клюв был прочнее и позволял есть в разы эффективнее.

– Что ты имеешь в виду? – повернул голову на фея маг.

– Без этих орд мертвых. Чисто на игроках, они же загружаются за нас.

– Игрок сегодня загрузится, завтра нет, а зомби с личами всегда с нами, – пояснил маг.

– Зачем тебе столько нежити? Мы же победили, – недоумевал Сашуас.

Марио молча тыкнул пальцем перед собой, перетаскивая со внутреннего окна в визуальный мир окно квестов:

«Штурмовать НизенФейс. Раскрыть любовную линию с лучницей Карой. Убить родного брата Луиджи».

– Вы же с ней родственники! – скорчил лицо фей.

– Я рад, что тебя не смущает то, что я должен убить её отца при этом всем, – маг повернул голову на пришивающего тела к телам огра, который создавал четырёхногого, трехрукого, двухголового человека.

– Программа, видимо, читала мои мысли, – подумал Марио. – И создала максимально несопоставимый с этикой квест. Не выполню – оштрафует или убьет. Выполню – окончательно очерню себя в глазах всего мира.

– Чем дальше в лес, тем более мерзко тут, – произнес фей, спрятав руки в полы рукавов.

– Был такой сказочник, так у него брат любил свою сестру. У них было три незаконно рожденных ребенка. А другой брат вообще был карлик – пьяница и транжира. И ниче, жили не тужили, пока мертвые собирали свою армию.

– Ты, как я понял, решил всех персонажей той сказки в себе одном соединить, – показал раскрытой ладонью Сашуас на пустые бутылки, звенящие на дне ледяной сферы. – Кем меня назначишь в своей зомби армии?

– Другом, советником, телохранителем, – устало произнес маг.

– Ну тогда вот тебе первый совет: надо на штурм иди сейчас, а то игроки альянса загрузятся и будет у них численный перевес в крепости.

Марио никогда не видел Сашуаса таким серьезным. Во взгляде на мгновение мелькнуло что-то знакомое, но несвойственное для фея.

– И вот второй вдогонку: скопируй мое заклинание «манокрад» и добавь личам в скрипт, чтобы поднимали зомбей уже с умением красть ману при каждом ударе по противнику. Думаю, это поможет роте мертвых гномов и друлям воевать с высокохитовыми противниками.

Марио с удивлением посмотрел на фея, НПСа, который знал, что такое скрипт. А может, в момент этого разговора он общался вовсе не с Сашуасом? Еще один повод прислушаться к совету внезапно умудренного фея.

В эту ночь, не дожидаясь рассвета, армия мертвых и немногочисленных живых двинулась на крепость выполнять первую и третью часть очередного глупого квеста.

Глава 41.Сам или поневоле?

Альянс, покидая свои окопы, бежал с поля, где уже долгое время шла позиционная война. Поднятая нечисть ползла неотвратимо и устрашающе, захватывая припасы, поедая трупы, поедая редких живых, встречая лишь одиночное сопротивление и иногда подрываясь на гномьих минах. Некроидная ментальная связь позволяла зомби координироваться во время марша и во время боя. Так, если нужно было пройти через минное поле, зомби, управляемые личем шли след в след, а информация о преграде передавалась всем личам, мол, там мины, имейте в виду.

Вот, что значит один некромант в тылу армии. Армада мертвых расползалась, как грибок, как опухоль, побуждая все новые и новые неупокоенные тела и души брать в руки оружие. Трупы врага – это поднятые солдаты либо еда, она же хиты, для зомби, или мана для личей.

Как хоронят во время средневековой войны? Везет, если трупы скидываются горкой на телегу, которая и отвозит их для погребения в общие могилы. Но чаще павших сначала раздевают прямо на месте гибели, снимая броню, дорогостоящее оружие и вообще все ценное. Перевооружают тех, кому нужнее. А если ты крестьянин и был призван на очередную войну очередного короля, то все, что тебе дадут в армии, принадлежит королю. Как и твоя жизнь.

Игровой мир не сильно отличался от реальности. Ввиду упадка коммуникации трупы прикапывались тут же в окопах. С глаз долой – из сердца вон. Это и играло на руку личам, которые видели места таких захоронений. Такая попытка поднять нового солдата в свою роту всегда имела процентов семьдесят шанса на успех.

– Магов на части не рвать! Пленных кастеров доставлять ко мне. Пехоту в плен не брать, только героев, – отдал ментальный приказ Марио, попутно думая, что, если бы тело Мстислава не исчезло сразу после гибели, уходя на перерождение, получился бы образцовый зомби.

Настроение Сашуаса скакало. Ночного разговора он, как и следовало предполагать, не помнил. Это значит, что программист нет-нет да помогал орде. И теперь Сашуас восседал на стальном шлеме Дороти, держась одной рукой за рог, чтобы не упасть, и мурлыкал какую-то простую песенку.

– Если хочешь восстаться, восстанься просто так.

Не стоит дожидаться, пока зомби победят!

Пение явно напрягало лучницу Кару, которую вез Дороти на своём панцире в закрепленной ростовой клетке с коваными прутьями. Условия содержания, кстати, были люксовые: деревянный стул, тканая шторка, которую в любой момент могла задернуть пленница, отгородившись от ужасов войны, металлический царский горшок, в который можно было сходить по нужде и, чтобы не вонял, тут же выплеснуть в сторону. Чем не люкс: на стуле, со шторкой и не под себя?

До НизенФейса оставалась пара часов неспешной ходьбы. Первые лучи ненастоящего солнца озарили армаду некроманта – минус один ко всем параметрам мертвых юнитов. Некоторые зомбяки начали падать – это личи не справлялись с контролем своих рот.

– Щаз потеряем десять процентов армии, – прогремел огр магу в личном сообщении.

– Дать команду зомбям догонять армию после наступления сумерек! – отдал указание Марио. – Утром мы должны осадить крепость любым составом.

– Ваше темнейшество, по вашему приказу пленили мага альянса! – рапортовал подбежавший орк-командир штабного караула. – Велите подать его к вам?

– Велю!

Марио смотрел на восходящее солнце под пение мертвого фея, думая о предстоящей осаде. Классическая белая мантия за месяцы пребывания в окопах превратилась во что-то серо-грязное. По всему было видно, что маг стирал свою одежду и не раз, но в условиях войны все старания тщетны. Мага держала шестирукое, восьминогое существо – плод фантазии огра. Глаза кастера смотрели в никуда. Можно было подумать, что ему все равно, куда его несут.

– Привет тебе, маг альянса!

Сфера льда магически подзвучивала Марио, делая его голос объемнее и весомей.

– То есть это ты губитель мира?

Взгляд мага не стал осмысленней и был сконцентрирован на точке далеко впереди.

– Где ты видел губителей миров седьмого левла? – улыбнулся маг смешной шутке или очередной пропаганде альянса.

– Я много чего видел, игрок Михаил, – также безразлично сообщил маг.

– Ты тоже игрок? – удивился Марио.

– К счастью, нет. Я рожден тут, в этом мире. И умру тоже тут.

– Ну это ты подметил точно, – согласился Михаил. – Но есть возможность быть в моей армии в виде мага или в виде лича, выбор за тобой.

– Так себе выбор, – буркнули обветренные губы пленника.

– Ты бы мог сбежать с поля боя или драться против нас у эльфийского леса, но я не видел тебя в армии Мстислава.

– Я не участвую в тупых затеях. Было глупо штурмовать лес без хотя бы пятикратного преимущества над противником. Этот дурной гном наплевал на наши предупреждения, что мы тут не зря месяц уже стоим! И вот чего он добился – прорыв нежити по фронту.

– Как тебя не затащили на передовую гибнуть вместе с тем бешеным гномом?

– Я менталист. Если я не захочу, меня не затащишь.

– Ты так и не ответил на мой вопрос. Лич или придворный маг?

– Если все равно умирать, то хотя бы сохранить сознание, – выбрал маг.

– Как тебя убить? Мученическая смерть обязательное условие.

– Я сам…

Маг закусил зубами ворот мантии, жадно вцепившись в ткань, морщась от горького яда и одновременно теряя сознание в еще трясущемся от судороги теле.

– Не самая плохая смерть, – констатировал Марио. – А теперь встань.

Зомби разумный открыл свои глаза почти сразу. Изо рта мертвого мага еще текла пена, а кишечник все еще отторгал его содержимое через низ, но маг был в сознании и готов воевать за орду.

– Мессир? – произнес он первое свое слово на этой стороне смерти. – Благодарю вас, что я не лич!

Глава 42. НизенФейс

Горящий НизенФейс ощетинился своими стенами на все стороны света. С северо-запада с похвальной регулярностью его обстреливал из корабельных орудий орочий флот клана Сизой бороды, а с юго-запада подошли орды нежити во главе с водопроводчиком Марио.

– Что ты знаешь о крепости? – спросил Марио мага менталиста.

– Пятиметровые каменные стены... – начал маг, именуемый простым именем Зу.

– Пять метров… вроде не так уж и высоко, можно перелезть, – обрадовался Сашуас.

– Пять метров камня в толщину и четырнадцать метров в высоту, – поправил Сашуаса Зу. – Бойницы, маги, лучники, кипящая смола – все как обычно на крепостях.

– Мы вырыли окопы по периметру, темнейший, – доложил огр. – Сейчас добавим еще частокол на открытых участках.

– Отлично, подкрепления ждать им неоткуда, – подумал вслух Марио и тут же получил чужую мысль:

«Игроки альянса могут респауниться в тылу».

– Что по тылу, огр? – тут же переспросил Михаил у НПСа.

– Работаем по тылу: патрули, ямы с кольями, разведка, опять же частокол на открытых участках. Внезапно со спины нас не обойдут, – заверило огромное мышцастое существо, даже после поднятия шарящее в тактике осады.

– Отлично! – резюмировал маг. – После готовьте штурмовые машины, катапульты, тараны, осадные башни!

– Мессир, – обратился Зу к Марио. – Разреши тебя на пару слов?

– Чего тебе, маг? – удивился Михаил.

– Ты окружил себя физическими щитами, и твои солдаты недоступны для ментальной магии. Но ты все еще человек и ты уязвим для этого.

– Что ты предлагаешь?

– Логичнее было бы умереть и восстать королём мертвых.

Марио аж подавился то ли слюной, то ли воздухом.

– Умереть успеется еще, давай альтернативные решения.

– Ну, мы используем ментальный щит, он тратит десять маны на одно психическое воздействие, – продолжил говорить Зу.

– Как блокируется твоя магия?

– Никак, но мы опасаемся…. опасались, – поправился маг, – коснуться сознания мертвеца. Для менталиста залезть в сознание мертвого – верная смерть. Все остальные касты проверяют мышление против мышления. А вот это уже будет опасно для тебя, если, конечно, маг-ментальщик подберется к тебе.

– Вот ты, Зу, и сделай так, чтобы маг-ментальщик не подобрался, – резюмировал Марио.

Зу, услышав такую установку, только склонился в знак признания авторитета и мнения руководителя. Однако Марио всерьез рассматривал бренность своего прошлого бытия.

«Кем я был в настоящем мире? Водопроводчиком? Заключенным? Имел ли я мышление хотя бы равное трем в реальности? Нет! Стоила ли та жизнь в обществе, подавленном корпорациями и планетарным правительством, того, чтобы к ней возвращаться, меняя мощное мышление мага, пусть и некроманта, на мышление водопроводчика? И самый главный вопрос: где настоящий я? Там, где я интровертный глуповатый осужденный или все-таки тут? Сейчас программа игры искусственно разгоняет мой ум, и мне это нравится. Но как только меня убьют в виртуальности, мое тело будет уничтожено и в материально мире, а сознание будет стерто. Я должен найти способ сохранить свое сознание от стирания».

Мыслительный процесс прервал орк, начальник караула.

– Темнейший, Вам посылка!

– Что там? – спросил маг, глядя на округлый сверток из кожи какого-то животного.

– Возможно, это коммуникативный шар, – предположил Зу. – я могу проверить, не ловушка ли, прежде чем вы прикоснетесь к нему.

Марио снял ледяную защиту сразу перед тем, как зайти в шатер. Сашуас и Зу последовали за ним. Хрустальный отполированный шар был помещен на пивную кружку, которая в свою очередь стояла на тактическом столе – просто плоском камне, вокруг которого разместили штаб-палатку. Шар мигал зелеными огнями, не двусмысленно намекая, что идет входящий сигнал. Зу, не дожидаясь лишних приказов, прикоснулся к сфере и через пару секунд отвел руку, повернувшись к собравшимся.

– Мессир, Вам «светит» по прямой линии Сизая борода.

– А, командир морских орков, – вспомнил Марио. – Ну давай, возьму шар. Покараульте мой покой, пока я в трансе.

Марио поставил ледяную сферу и прикоснулся к хрусталю. Его сознание тут же сфокусировалось в пучок, представ перед картинкой, как где-то в море, в капитанской каюте, истатуированный орк держит такой же шар.

– Нежить, НизенФейс мой! – крикнул, брызгая слюнями в свой шар, огромный орк с коричневой кожей на том конце магического артефакта.

– Я вижу, орк, ты с козырей решил зайти? – удивился орочей наглости Марио.

– Даже и не думай, что возьмешь крепость! – кричали на той стороне.

Марио оторвал руку от шара.

– Сашуас, так это не меня, это тебя! – отыграл удивление Михаил.

– Меня? – удивился фей.

– Ну да, по всем признакам уровня риторики тебя!

– Ну-ка… – и Сашуас вспорхнул на стол, положив маленькую ручку на шар.

– Пойдем, Зу, нам еще штурм планировать! – сообщил менталисту некромант.

– А он? Там может что-то важное? – обернулся мертвый маг на Сашуаса, который свободной рукой уже показывал средний палец кому-то в полотне шатра, невнятно бормоча, как бормочет иной раз видящий нервозный сон.

– Я нахер? Это ты нахер! Куда меня? Это тебя туда! Одень узду ищи звезду!

– Да не, думаю, они сами там договорятся до чего-нибудь конструктивного.

Марио вывел Зу из шатра легким прикосновением левой ладони, оставляя фея вести переговоры в одиночестве.

Глава 43. Воздух!

Войска нежити осадили крепость и готовились к штурму. Никаких переговоров не велось – обе стороны понимали, что это бесполезно. Орочий флот продолжал утюжить из пушек НизенФейс, но теперь ядра с кораблей иногда долетали и до позиций нежити. Это не было случайностью. Чтобы выстрелить на такое расстояние нужно рассчитать баллистическую траекторию полета ядра и направить пушки под углом чуть ли не в самое небо, а значит, пара орочьих кораблей били навесом по позициям армии Марио.

Морской ветер гнал дым с города на осаждающее войско. В дымке на возвышенности на расстоянии, куда не долетит ни стрела, ни ядро, стояло три фигуры: Марио, Зу и огр, а также черепаха с клеткой на панцире и еле различимым на стальной голове фей.

– Еще один военачальник-идиот, – поделился некромант мыслями с Сашуасом, Зу и безымянным огром.

– Отбитый напрочь, – согласился фей. – Не даром его зовут Сизая борода.

– Простите, но что тут такого? – удивился маг Зу.

– Общался с ним по волшебному шару, так вот я вам доложу, что морда у него гладко выбрита…, – фей выдержал паузу, кривя лицом и неприкрыто выражая своё презрение, – …что наводит на мысль, что Сизая борода у него где угодно, но не на голове.

– Судя по тому, что он нас закидывает ядрами, вы ни о чем не договорились? – предположил некромант.

– Остановились на том, что он обещал шатать трубу моего дома. Короче, по всем признакам с синего моря нас бомбят голубые орки.

– Может, Вы как-то его не так поняли? – предположил Зу.

– Да не, все так. Он мне три раза недвусмысленно намекал, что если мы претендуем на крепость, то он нас всех трахнет. Скотоложец он, короче.

– Почему скотоложец? – удивился Марио.

– Потому что у нас в армии не только мертвые и эльфы, но и Дороти. А за Дороти я ему сам трубу в доме пошатну! – жестоко заявил фей.

– Огр, дай команду своим людопазлам вон ту лесополосу прочесать! – указал маг ладонью на лесок неподалеку.

– Что искать, темнейший? – прогремел огр.

– Искать корректировщика огня с хрустальным шаром. И на всякий случай наш дареный шарик из палатки захватите и закопайте его там, вдруг пеленгуют по нашему шару.

– Пелен-гу-гу? – попытался повторить огр.

– Просто дай команду отнести шар из штаба в лес и закопать, плюс прочешите ближайшую зеленку на предмет живого с таким же шаром.

– Или мага-ментальщика, я извиняюсь, – вставил предложение Зу.

– В общем, всех поймать и ко мне на суд праведный, а то у меня личей мало, чтобы новых зомбяков прикреплять.

Огр кивнул и спешно отошел от магов исполнять задание.

– Смотри, Марио, что это там, в небе? – задрал фей голову к верху.

На еле видимом синем полотне неба, над войском неотвратимо плыли три продолговатых конструкции, издали сильно напоминающие большие дыни. Оглушительный свист падающих вниз объектов разнесся по всему мертвому лагерю. Живые игроки и НПСы задрали головы в небо, удивленно наблюдая чудо гномьей техники, и стояли так до тех пор, пока первые сброшенные бомбы не начали рваться, разнося во все стороны осколки смертоносного металла и брызги огня на нефтяной основе.

– А вот и отмашка к началу боя, – предположил Марио. – Войска, вперед! Взять крепость, всех живых в расход!

Гул личей, как шепот охрипшего ветра, прокатился по армии нежити и мертвая орда пошла на штурм, волоча осадные башни, тараны и лестницы.

– Огр, командуй штурмом! – приказал Марио.

– А мы? – спросил Сашуас.

– А мы пойдем низвергать чудеса стимпанковой техники на землю. Бьюсь об заклад, там нас ждет старый друг с двумя молотами.

– Ну все! Тобі кінець! – уверенно прошептал Сашуас, смотря на небо и хлопая кулаком об ладонь. – Но как мы туда попадем?

– На сферолете. Полезай ко мне через бойницу. А ты, Зу, вместе с черепахой остаешься тут.

– Мессир, но я могу быть полезен наверху, посадите меня на плечи, лишним не будет, – с надеждой предложил маг.

Поднятые некромантами зомби, пусть и разумные, не могли причинить вреда своему создателю из-за подавляющих волю магических программ, впаянных в код заклинания, и Марио согласился.

Странная на первый взгляд сфера с парнем в белом костюме, чуваком с отмытой после его смерти рясой и феем воспарила вверх, приближаясь к вражеским дирижаблям. Самобичевание восстанавливало ману, но Марио уже привык пить вовремя колдовства. Пить и курить скрученные в трубку листы неизвестных эльфийских чудо-деревьев. Гномы заметили сферу на дистанции сорока метров, и первое ядро гулко ударило о ледяную преграду, чем сняло пятьдесят хитов с защитного ледяного поля.

– Вот сволочи, – выругался Марио. – Надо будет снабдить сферу ледяными щитами, если выживем.

– Прыгай, – прошептал Зу на плечах у Марио.

– Чего? – переспросил Сашуас, но ответом ему было просвистевшее вниз тело гнома с ручной бомбардой.

– Стреляйте по шару! – вопил до боли знакомый голос с дирижабля.

– Сфера льда, – произнес заклинание маг, обновляя ледяной шар, и тут же зарядил карусель «самобичевание-лечение». – Зу, ты можешь дотянуться до того, кто кричит?

– Только до тех, кого вижу, мессир, – ответил маг.

Марио выкинул поток пара в сторону, уводя сферу под дно ведущего летучего корабля, когда прозвучало еще несколько выстрелов из пушек. Ледяная сфера практически достигла корпуса главного дирижабля. С бортов, не преставая, так и сбрасывались вниз бомбы, бумкая всполохами далеко внизу – там, где толпы мертвых лезли на огрызающиеся кипящей смолой, огнем и заклинаниями стены.

– Саш, руку тьмы по дну и воруй ману у первого, кого встретишь, – крикнул Марио, протягивая фею ключ.

Заклинание рука тьмы ударило по обшивке летающего корабля, заставляя доски, из которых сделано дно, гнить прямо на глазах. На счастье магов трюм дирижабля был чем-то сильно нагружен изнутри, и скоротечно сгнившее покрытие не выдержало груза. Вниз посыпались военные гномьи ящики под скрип ломающихся перекрытий.

– Вы – в пролом, а я останусь в воздухе! – мертвые исполнили команду мгновенно, фей впорхнул в дыру оставленную «черной рукой».

– Дай мне твою ману! – донеслось из трюма, когда Марио подсадил Зу наверх, передав через ментальную связь короткую фразу. – Удачи там!

– Удача не понадобиться, мессир, только мощь сознания, – отозвалось в голове некроманта.

Тем временем в борт сферы льда ударило поочередно сразу два ядра. Это боковой бомбардировщик снизил высоту, и гномы на корме открыли огонь по Марио.

Урон сфере: 50

Урон сфере: 50

Третье ядро попало бы в мага, но сфера льда разрушилась, и некромант провалился вниз, но тут же скастовал еще одну, почти не потеряв высоту. Сфера без Зу на плечах двигалась быстрее и была подвижнее в маневрах. Несмотря на худощавость мага-ментальщика, тело в шестьдесят килограмм для такого заклинания – серьезный вес. Маневр, самобичевание, лечение, глоток из бутылки для пущей наглости и Марио погнал сферу льда резко вниз – под атакующий сбоку летучий корабль.

Гномьи дирижабли, как и положено дирижаблям, поднимались вверх тягой горячего газа, нагоняемого в дыневидные кожухи. Горизонтальное же передвижение обеспечивалось массивными на вид винтами, на самом деле выполненными из легкого, но прочного металла, предположительно из мифрила.

Еще несколько выстрелов прогремело вдогонку Марио, пока он не спикировал достаточно, чтобы уйти из вида гномов. Виски мага сдавило, может из-за самобичевания, а может из-за резкого набора высоты, и вот сфера льда бесшумно поднялась над дирижаблями, обойдя их с тыла. На центральном летающем аппарате творилась какая-то суета: искрили молнии, выпрыгивали за борт гномы, свои стреляли в своих. Однако бомбежка не прекращалась как с левого, так и с правого крейсера. Марио вытянул ключ в сторону цели, и ледяное копье с легкостью вспороло верхнюю часть шара, выпуская горячий воздух под сумасшедшим напором вверх. Тут же затрещали веревочные стропы, держащие дыневидную сферу. Дирижабль накренило, и летательное судно резко начало терять высоту.

«Самобичевание, лечение и резко вверх, пока снова не попал под огонь», – сам себе скомандовал маг, посылая сферу льда под восходящим углом в сторону второго летучего корабля.

Второй дирижабль, начал маневр – возможно, кончился запас бомб, возможно, гномы прочухали, что что-то не так с другими летучими произведениями стимпанка. Маг очень старался догнать его, выкидывая пар порцию за порцией, но дирижабль, ускоряемый четырьмя винтами, был быстрее. Он уходил от мага в «точку», отстреливаясь из бортовых пушек.

«Стоп!» – сказал себе Марио, повернув обратно, после очередного попадания по сфере. – «Догнать, может и догоню, но риск слишком велик. Пара попаданий в сферу и финиш, а я, с таким-то темпом, буду точно без маны».

На главном крейсере царила тишина, затихли и не крутились винты на гномьей педальной тяге. Везде, как и положено на поле боя, валялись обожжённые электричеством трупы. Марио, не снимая сферу льда, скользил над палубой, карябая шуршащим ледяным заклинанием дерево дирижабля. Навстречу некроманту вышел Зу со спящим на его руках феем. Только вот мертвые не спят. Они, как механизмы, просто перестают работать. Сашуас безрассудно потратил всю ману, видимо, в силу привычки.

«Придется отпаивать кровью», – подумал некромант.

– Я извиняюсь, но фей не вампир. Тело не воспримет кровь, придется поднимать заново.

Марио нахмурился. Менталист читал его мысли с легкостью. Неужели он настолько уязвим?

– Живые есть на корабле? – задал вопрос и постарался не думать о своенравности метальщика Марио.

– Нет, мессир, только Вы, – склонил голову маг.

– А Мстислав?

– Оставил молоты и с криком «За орду!» выпрыгнул за борт, – виновато сообщил Зу.

– А молоты тогда где?

– Исчезли, мессир, будто и не было, – оправдывался менталист.

– Понятно, – сквозь зубы прошептал маг, поглядывая за борт. – Мы же сейчас над крепостью?

– Вы как никогда проницательны, мессир, – утвердительно кивнул маг.

– Встать! – скомандовал маг первому попавшемуся на глаза гному заклинанием «зомби разумный». – Готовь корабль к бомбометанию над городской стеной там, где ворота.

– Но владыка, я один не разверну судно! – покорно склонился подорвавшийся из мертвых гном, судя по всему, неплохого ума, так как сразу верно оценил ситуацию.

– Но ведь ты не один! – ладонь Марио указала на валяющиеся повсюду трупы его собратьев.

Глава 44. История Варлока

Для управления дирижаблем-бомбардировщиком альянс использовал целый взвод гномов. После захвата судна менталистом и магом-энергетиком от экипажа в тридцать голов осталось всего девять. Поднятые бородатые зомби работал без устали, чего с трудом хватало, чтобы заставить машину делать то, для чего она предназначена. Тройка магов расположилась на корме заходящего на бомбардировку корабля.

– Саш, расходуй ману умнее! Не на первом левле уже, – упрекнул фея Марио.

– Ману не с кого было воровать, а цепь молний была нужна, – парировал Сашуас.

– Ты теперь не засыпаешь, ты погибаешь и продолжаешь разлагаться с каждой секундой в таком состоянии. Мана – твоя жизненная сила, а хиты - целостность тела, – поведал некромант. – Ты даже лечишься теперь только заклинанием поднятия зомби.

– Ааа! То-то я заметил, что лечение на каннибализм заменилось, когда я пытаюсь кастовать на себя. Я уж думал, что нужно себе руку откусить, чтоб хиты пополнить.

– Голод у зомби – жизненно важная восстановительная функция, которая сподвигает мертвого убивать. Этим, кстати, обусловлена любовь некромантов к данному заклинанию. Поднятое существо сразу становится более боеспособным, темнейшие, – последние слова маг Зу произнес извиняющимся тоном, как бы прося прощения за то, что вклинился в разговор.

– А ты много знаешь про черную магию, – констатировал Марио, давая понять, что Зу должен рассказать больше и в том числе о том, откуда он получил такие знания.

– Я, мессир, окончил университет магического мастерства Бладорон, откуда неразумные ректоры отчислили некогда Вас. Юридически Бладорон учит всей магии, а фактически черное мастерство «некромантия» не востребовано, – грустно заключил Зу. – Все стремятся оперировать «лучами света» и «темными руками». Девочки часто выбирают воскрешение. А на некромантию какое-то табу.

– Ты так говоришь, как будто ты сам некромант, – возмутился Сашуас.

– Нет, темнейший друг, моя магическая специальность звучит как «ментальный маг демонолог-переговорщик», – Зу повернул голову в сторону от магов и добавил, – как будто кто-то когда-то говорил с демонами.

– Такое вообще есть? – удивился фей.

– По мнению ректоров Бладорона есть. Я семь лет потратил на это! Учил демонические языки, названия и имена демонов, диалекты низших сущностей, а оказалось, что первый вызванный мною имп вообще не понимал, чего я от него хочу. Мне пришлось потратить драгоценное время, чтобы понять, что я семь лет учил предположения и фольклор.

– Ты можешь вызывать демонов? – переспросил Марио.

– Демонов это громко сказано, если говорить на вашем языке, то я могу сыграть на ложках на рок концерте.

– Ложки-то большие? – уточнил с улыбкой некромант.

– Хитов на шесть, – также поникше ответил Зу.

– Ничего, у нас тут кружок самореализации по интересам, дадим тебе бас-гитару в руки, – улыбнулся Марио заметив, что диалог вовсе не по роли, а его не бьет ток.

– Лучше электро-балалайку, – пошутил маг. – Так как неигровой разговор начинаю я, а я – не игрок, то программа не воспринимает диалог в целом как что-то неигровое, ибо алгоритмы не ошибаются.

– Я вижу, ты полон загадок, Зу, – произнес Марио и хотел что-то добавить еще, но летучий корабль качнуло так, что пришлось ловить равновесие.

– Заходим на цель! – прохрипел зомби-рулевой.

– Отлично, – заключил Марио. – Начать бомбометание по башенным стенам над воротами.

– Слушаюсь, капитан! – и бомбы полетели вниз, разнося в щепки укрепления и оборонительные машины альянса.

Глава 45. Штурм и выбор

У Марио был какой-то план. Именно поэтому он вел бомбометание в основном по крепостным сооружениям. Но на войне, как на войне, и жертв среди людей тоже было не избежать. Мертвые двадцать минут как прорвались за стены, ведя бои с живыми за главенство на укреплениях.

– Защитники НизенФейса, сегодня никому не обязательно умирать! Это говорю вам я – ваш принц и наследник крепости, Марио Брос, ложно именуемый Вторым, – вещал Михаил из сферы ретранслятора.

Заклинание жрало ману, как не в себя, но зато голос говорящего с дирижабля могли услышать воюющие на стене солдаты.

– Я прощаю вам, что вы воевали за моего недостойного брата! Мне не нужно ничего, кроме царствования! Но царствие – ничто без моих подданных! Вы видите, что моя армия состоит из мертвых. Мертвым не нужны ваши женщины, ваши дома, дети и золото. Но с северо-запада наш дом штурмует орк. Это ваш выбор, как сражаться за ваши семьи: мертвыми или живыми. Выбрасывайте белый флаг, и мы пойдем вместе отбивать нашествие орков на наш город! Оставьте игру престолов королям! Сохраните свой дом перед нашествием зеленых насильников!

– Тех, кто опускает оружие или поднимает белый флаг, не бить. Люди поступают под командование полковника-демонолога Зу, – передал Марио всем личам в сеть.

– Про насильников это ты хорошо сказал, – улыбнулся фей. – Я бы даже всплакнул разок-другой, если бы мог.

– Это большая честь, мессир, – с полупоклоном сообщил Зу. – Какие будут указания?

– Бери тех, кто уцелел во время штурма, и дуй на противоположную стену. Там сейчас не менее жарко. Сотников ставь под ментальный контроль, чтобы не было предательства, – отдал распоряжение Михаил.

Зу же только понимающе кивнул. Такая мысль уже была в его мертвой голове, но субординацию он соблюдал не хуже подконтрольного лича.

– Личи, поднимать всех, кого можно! Магов ко мне, укомплектованные роты-сотни вести прямо на дворец! – был отправлен очередной приказ мертвой армии.

Сопротивление на стене значительно снизилось. Там, внизу виднелись формирования взводов и рот из солдат, перешедших на сторону Марио.

– Разрешите приступить? – спросил Зу.

Он уже держал в руке механическое гномье устройство для скольжения по тросу и, получив утвердительный кивок, спрыгнул вниз, спускаясь как раз к одной из башен крепостной стены. Как и обещал Марио, замок штурмовала только нежить. Свежеподнятые личи принимали командование свежеподнятыми солдатами со стены и шли на замок.

– Ты не будешь присутствовать на штурме замка? – удивился фей, когда Марио повел летучий корабль над городом в сторону северной стены крепости.

– Представь себе, Саш, что ты обороняешь замок от штурмующих орков. А к тебе с тыла подходит пара сотен солдат с мертвым магом во главе и такие говорят, мол, мы теперь тут воюем, а весь город под контролем трупов. Что ты сделаешь?

– Я как-то не знаю...

– Солдаты на стене должны знать, что с их семьями все хорошо, и я – не какой-то губитель мира, а прямой наследник, для которого важно, что будет с городом.

– Ты сам все это придумал?! Капец, ты тактик! – восхитился фей.

– Я как-то давно читал древнего стратега и тактика. Сунь Цзы его имя.

– Суньдзы? Извращенское какое-то имя, – нахмурился Сашуас.

– Ну и мы не хор мальчиков зайчиков, – пожал плечами маг.

– Может, скинем пару бомб на замок твоему брату? – спросил в надежде фей, поглядывая на звенящий сотнями мечей, проплывающий под килем дирижабля дворец.

– Прибережем для орков, – холодно ответил Марио.

Северно-западня стена еще держалась. По заваленному трупами и осадными орудиями пляжу было видно, что защитники крепости выдержали первые волны натиска орков, и зеленокожее братство откатилось обратно к кораблям, продолжив обстрел крепости из пушек.

– Ты, кстати, не знаешь, откуда у орков пушки? – поинтересовался Марио у Сашуаса.

– Ты хочешь сказать, что кто-то им помогает? – предположил крылатый гений.

– Я хочу сказать, что не удивлюсь, что у этих пушек гномья отливка, и это неспроста.

Марио прикоснулся ладонью к холодному металлу бортовой пушки дирижабля.

– Гномы, все к орудиям! Готовить левый борт к залпу!

Суета на летучем корабле вылилась в разворот судна левым бортом к орочьим кораблям.

– Достойные защитники НизенФейса, с вами говорю я, маг и наследник трона, Марио Брос Первый! Орочья орда хочет поживиться у ваших столов, попробовать на вкус ложе ваших жен и матерей. Мой недостойный брат Луиджи не почтил вас честью сражаться плечом к плечу вместе с вами!

– Личем к личу, – хохотнул Сашуас, но, к счастью, сфера льда транслировала только голос Марио.

– Обманом заставил вас воевать против своего родного брата, по праву наследника трона. Но я не держу ни на кого обиды и привел свое войско нежити сражаться во имя того, чтобы жили вы и ваши семьи!

– Именно поэтому сейчас трупы штурмуют царский дворец, – резюмировал себе под нос Сашуас.

– Скоро мое воинство будет сражаться вместе с вами на этой стене, а пока я дарю вам это!

Марио повернул голову к готовым к залпу гномам.

– Огонь по главному кораблю!

Под одобрительный вой толпы со стены пушки дирижабля залп за залпом отправляли смертоносные чугунные снаряды по орочьим кораблям и осадным конструкциям.

Глава 46. Орда против Орды

Опыт: + 150 баллов

50 опыта – блокировка авиа удара гномов

50 опыта – организация штурма НизенФейса

50 опыта – риторика, приведшая к частичному присоединению войска Луиджи.

Квест «Убить родного брата» провален.

– Погоди-ка, программа, как так провал? – возмутился Марио, прервав внезапное перечисление и накидывание опыта. – Мы ж еще не увиделись с ним даже!

– И не увидитесь. Только что зомби номер 563 разорвал Луиджи Ловкого своими пятью руками, – информировала программа.

– Ну и что тебе не нравится? – удивленно спросил Марио.

– Это не твой фраг.

– Как это не мой? А кто зомби поднял? Кто его в замок направил?

– Но ты не приказал убить короля, это вышло случайно, – настаивала программа.

– Погоди, давай определимся с терминами. Если я беру лук и стреляю из лука туда, где прячутся противники, и моя стрела попадает по моему врагу и убивает, то его убил не я, а случайность?

– Если бы ты целился в него и убил, то это был бы твой фраг.

– То есть ты хочешь сказать, что я зря осужден на смертельно опасную игру?

– Поясни.

– Меня сюда посадили за то, что изношенное оборудование, пусть и в мою смену, не справилось с внутренним давлением и, взорвавшись, убило двадцать три человека, включая женщин и детей! Тогда я в прямом эфире потребую пересмотра моего заключения и освобождения меня от уголовной ответственности с выплатой мне компенсации!

– …

– Прога?

– Меня зовут мастер игры, – отозвалась программа-надзиратель.

– Уважаемый мастер игры, если ты непогрешим, и все об этом знают, то тебя сотрут нафиг за такие суждения. Так что давай опыт, не жадничай! Я виновен в смерти копии моего брата под ником Луиджи больше, чем в том, за что меня осудили!

Квест «Убить родного брата» выполнен!

Опыт: + 50 баллов

– Отлично, уважаемый мастер игры! – удовлетворенно согласился Марио.

– Ничего отличного. Ты – первый в мире игрок-попрошайка, – недовольно заключил механический голос программы.

– Зато у меня восьмой левл, и полагается заклинание!

Вы получаете 8 ЛВЛ!

Новое заклинание: «Властитель нежити (админ некросети)» (позволяет покидать свое тело и вселяться в любого поднятого зомби; душа некроманта переносится в тело зомби и может применять как свои навыки и касты, так и навыки и касты умерщвленного зомби)

Требует: 60 маны за вход в сеть и 10 маны за каждое подключение к зомби.

– Ты пока падаешь, будешь куда-то вкладывать очки опыта? – уточнила программа.

– Падаю?!

Внезапная боль пронзила тело Марио. Это дирижабль рухнул на поле боя у стены – орочьи пушки буквально изрешетили несущий посудину шар.

Урон: критический

Расход: 1 жизнь

– Хотите продолжить с места смерти или загрузиться на начальной локации?

Марио сжал зубы, чтобы не обругать мастера игры словами, за которые программа-надсмотрщик вполне могла снять еще одну жизнь.

– Я вижу, не любишь проигрывать? – начал было Марио, но прога запустила обратный отсчет до автореспауна на начальной локации.

– Место респауна НизенФейс, поле боя у северной стены! – крикнул Марио в черный экран игрового интерфейса.

Михаил в первый раз за все время увидел себя внутри капсулы.

Мана восстановилась. Хиты восстановились. Где-то сверху, ругаясь, спускался на крохотных крыльях фей. Орки не прекращали ликующими воплями проклинать павший дирижабль.

– Сфера льда, самобичевание, лечение. Всю ману на взлет сферы. Самобичевание, – бегло произнес маг комбинации, программируя цикл самобичевание-лечение на повтор.

Взлёт сферы над полем боя заставил атакующих орков кидать топоры и пики по улетающему вверх Марио. Какие-то предметы попадали и отскакивали ото льда, какие-то пролетали мимо.

– Ты че, уснул? – кричал фей, забравшийся через бойницу заклинания к Михаилу.

– Не все ж только тебе на войне спать! – сквозь боль самобичевания ответил Марио.

– Ты куда летишь?! Поле боя внизу, – потирая ладони фей смотрел вниз на удаляющихся орков.

– А безопаснее всего вверху.

– Так твой Суньдзы сказал? – фыркнул фей с обидой на то, что ему не дали подраться.

– Вообще-то да, говорил. Но сейчас я просто поднимаюсь вверх, не люблю быть в центре разгневанной толпы зеленокожих.

– Нас расстреляли из пушек, а ты в это время спал! – вернулся к упрекам фей. – И политкорректнее говорить не зеленокожих, а афраорков!

– Ну вот, теперь ты меня понимаешь! – игнорируя бредятину про расизм и зеленую кожу, Марио занимался восстановлением маны. – Сейчас поднимемся высоко. Сфера не дирижабль, не прицелятся и больше нас не собьют!

Но, казалось, пушки кораблей даже и не видели Марио и его белый ледяной шар. Уничтожив дирижабль, корабельные орудия замолчали, зато орки массово снова пошли на штурм.

– Властитель, – произнес заклинание Марио, и сознание помутнело, отобразив черным схематичным, перевернутым деревом ветви поднятых зомби.

Во главе стоял Марио. Под ним девять ответвлений личей, отдельно выделялись Зу, Дороти и Сашуас. Следом за личами были сотни поднятых ими зомбарей. Марио мог погрузиться в сознание любого.

– Зу! – выбрал маг, проникая в голову менталиста.

– Ого, темнейший, вы делаете успехи в ментальной магии! – польстил Зу.

– Как скоро на передовой?

– Подбегаем к стене, – ответил Зу и дал разрешение увидеть картинку из своих глаз.

Пред взором некроманта мелькал переключатель двух режимов управления зомби разумного: «личная воля» и «полный контроль».

– Хорошо, го на стену! Зеленая волна пошла, – не дожидаясь ответа Марио покинул тело менталиста.

– Огр, вы взяли дворец?

– Да, темнейший! – отрапортовал огр-лич.

– Задача найти тело Луиджи и залатать его, как живого: намазать румянами, одеть в чистую одежду, посадить на трон.

– Слушаюсь! – Марио покинул тело огра сразу же после ответного доклада.

– Всем личам прибыть на стену! Поднимать зомби до тех пор, пока поднимаются. Бить орков, пока не обратите их вспять!

Одобрительный ментальный гул личей был Марио ответом.

Спустя трое суток

В тронном зале НизенФейса было людно. Повсюду весело шумящей и слегка пьяной толпой стояли помпезные дамы и рыцари в начищенных декоративных доспехах – в таких железяках можно было выходить в свет, но никак не воевать. В той битве у стены орки из клана Сизой бороды отступили, неся огромные потери в живой и механической силе.

Луиджи Брос Первый, именуемый Ловким, принимал бал по случаю воссоединения семьи и обретения вновь любимого брата, именуемого за героическую оборону крепости простым словом «Супер». Супер Марио Брос Два, одетый, как и всегда, в белый комбинезон водопроводчика, шел по красной дорожке, усыпанной цветами прямиком к трону.

– Мой милый Марио Брос, именуемый Вторым по году рождения, но не по значимости для моего сердца! Я рад принять тебя и твое темное воинство в своей крепости, – начал речь, целиком заложенную в программный код, полностью контролируемый зомби разумный. – Но я вижу, ты одет в свой походный костюм. Неужели не задержишься погостить?

– Некогда мне, брат, гостить, пока неразумные гномы поставляют оружие твоим злейшим врагам оркам! – также пафосно ответил Марио.

– Ты храбро сражался, хоть и пришел на помощь неожиданно и со стороны орды. Проси, чего хочешь, брат!

– Ни о чем я не молю богов, кроме как о твоем благословении на брак с твоей дочерью, Карой Меткой!

Марио театрально склонился перед фигурой короля. Толпа людей охнула и зашепталась.

– Просьба у тебя более, чем странная. Но я согласен! Чего не сделаешь для родного брата и любимой дочери. Через три дня играем свадьбу!

Последние слова были неявным сигналом толпе взорваться аплодисментами, и все хлопали, ведь все боялись попасть под компанию по выявлению изменников.

Квест « Раскрыть любовную линию с лучницей Карой» выполнен!

Опыт: +100 баллов

За день до спектакля

– Но мессир, после такого цирка Луиджи будут называть не ловким, а безумным, – возразил Зу.

– Это лучше, чем прослыть тираном и править страхом и кровью? – удивленно спросил Марио.

– Темнейший, разве Вас это смущает?

– Так-то нет, Зу. Но, понимаешь, квест хочу выполнить. Идиотская, навязчивая идея у меня, – возразил Марио, покуривая скрученный лист и понимая истинную причину: он не хотел видеть брата Николая мертвым второй раз.

– Темнейший, может, стоит планировать без курений и выпивки? – немножко осмелел менталист.

– Нет, – однозначно отрезал Марио. – Без травы и выпивки я с вами тут свихнусь точно. И домой не вернусь, и не отдохну, как следует.

Фей, подкармливающий Дороти куском человечины, едва слышно хихикнул.

– А может, я вместо вас? – спросил Зу.

– Что вместо меня?

– Ну домой вернусь вместо Вас, – осторожно спросил менталист.

– А мне с этого что? – возразил Марио, прикидывая в уме, возможно ли такое вообще.

– А я вам свое место в программном коде игры и коды доступа от других игр, – улыбнулся маг.

Марио удивленно посмотрел на Зу. Сказанное НПСом не укладывалось в его сознании и пугало. Пугало то ли желание НПСа войти в реальный мир, то ли самому остаться в игре навсегда.

– В играх, темнейший Михаил, в играх, не в игре! – уточнил Зу.

– Я подумаю, ментальщик.

Марио посмотрел на варлока сквозь ненастоящий дым, выпускаемый после курения ненастоящей сигареты. С каждым днем Марио все больше понимал Пликса Эльласанделя, не просыхающего в этой дурной сказке.

Марио

Жизни: 3

Уровень: 8

Сила: 3

Ловкость: 3

Выносливость: 6

Мышление: 7

Удача: 3

Хиты: 9 (Сила + Выносливость); текущие: 9

Мана: 130 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 130

Неизрасходованный опыт: 303 балла

Суммарный опыт: 783 балла

Умения Марио (Spell Book):

Струя воды: урон 1, слепота 5 с. Требует: –10 маны.

Лечение: +1 хит. Требует: –10 маны.

Ледяной Щит: гасит одно физическое действие. Требует: –10 маны.

Ледяной шторм: урон 5 при попадании по целям в радиусе 2 м. Требует: –30 маны.

Ледяное копье: урон 15. Требует: –50 маны.

Ледяная Сфера: создает вокруг мага ледяной шар диаметром 3м и прочностью = 100 хитам, если не разрушен, спадает через 30 минут. Требует: –40 маны.

Поднятие типового зомби. Тип: высшее. Расходуется вся мана мага на момент поднятия, зомби выполняет прямой ментальный приказ некроманта. Требует: – 80 маны и тело с головой.

РеПак: накладывается на изученные спелы или на наложенные заклинания, дает возможность навсегда изменить заклинание. Требует: –100 маны.

Самобичевание: конвертирует 1 хит в 10 маны.

Поднятие лича: способность делать из поднятых мертвых существо способное к некромантии, хорошо работает на тех, кто при жизни был магом, или имел большое мышление

Требует: – 90 маны, и убитого мученической смертью мага.

Властитель нежити (админ некросети): позволяет покидать свое тело и вселяться в любого поднятого зомби; душа некроманта переносится в тело зомби и может применять как свои навыки и касты, так и навыки и касты умерщвленного зомби

Требует: - 60 маны вход в сеть и 10 маны за каждый вход в аватар зомби.

Глава 47. Брачный договор

– Трачу шестьдесят (20*3) опыта, чтобы поднять силу, ловкость и удачу до четырех. И сто двадцать (40*3), чтобы повысить все вышеизложенные параметры до пяти.

Сто восемьдесят единиц опыта ушли, как не бывало. Но зато хиты выросли до одиннадцати, и маг ощутил, что он стал удачливее и проворнее.

– Программа, теперь опыт всем зомби, которые подняты разумным. Начисляй лично им, а то мне как-то не по себе… – громко подумал Марио.

– Жадность, может быть? – тут же отреагировала программа.

– Может быть, – на отвали повторил Марио слова проги. – Итак, сто двадцать три единицы неизрасходованного опыта отошли Сашуасу и Зу.

– Три опыта на два не делится, – сумничала программа.

– Один отошли Дороти, – холодно решил маг.

Программа списала опыт.

Марио

Жизни: 3

Уровень: 8

Сила: 5

Ловкость: 5

Выносливость: 6

Мышление: 7

Удача: 5

Хиты: 11 (Сила + Выносливость); текущие: 11

Мана: 130 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 130

Неизрасходованный опыт: 0 баллов

Суммарный опыт: 783 балла

Дубовый круглый стол был завален различной едой. На другой стороне стола восседала Кара, подергивая ногой, положенной на другую ногу.

– Ну и зачем тебе это все надо? – явно нервничая, спросила девушка.

– О чем ты? – поднял голову Марио, вырванный из своих мыслей об опыте и о стратегии дальнейшей жизни в этом мире.

– Ты меня даже не слушаешь, – возмутилась лучница. – Как ты собираешься быть мне мужем, дядя?

– Стерпится – слюбится, – сообщил маг.

– Я никогда, слышишь, никогда тебя не полюблю! И не лягу с тобой в постель! – крикнула через четырехметровый стол Кара. – Ты даже с моим отцом не сражался, как поступил бы настоящий мужчина, и заставил упырей его убить!

– Знаешь, чем отличается некромант от настоящего мужчины? – Марио поднял взгляд на Кару. – Настоящий мужчина любит женщин, а некромант может любить и мертвых женщин.

Кару шокировало услышанное. Её лицо побледнело, а нижняя губа затряслась.

Всплыла табличка квеста:

«Построить счастливую семейную жизнь с живой Карой».

Марио обессиленно и устало опустил голову вниз так, чтобы лоб коснулся деревянной поверхности стола.

– Как я с ней счастливую жизнь построю?! Откуда мне знать, может, ей вы противоположный квест дадите! – подумал в сторону программы-надсмотрщика Марио.

– А мы и дали: «Отомстить Марио за смерть отца», – похвалился ИИ.

– Ах вот в чем дело! А я-то думал, что диалог такой дебильный складывается! – догадался маг. – А вы из сказки «Дом 2» делаете?

– Не только из-за этого. Ты себя в зеркало давно видел? Или ты уверен, что все девушки должны по щелчку пальцев хотеть тебе отдаться? – улыбнулась программа.

– А слово живой вы вставили, чтобы я ее не убил ненароком и не стал иметь скелет в своем шкафу? – предположил маг.

– Неа, теперь ты будешь ее и бояться, и оберегать. Сольешь квест, лишу одной жизни. Хорошей тебе жизни в браке, в общем, – пожелал ИИ.

Маг поднял голову и посмотрел в сторону двери.

– Зу, зайди в гостиную!

Когда маг менталист прибыл, Марио жестом указал ему место между собой и Карой.

– Любезный, – обратился Марио к Зу, невольно ловя себя на мысли, что начинает использовать лексикон мага менталиста. – Настрой-ка нам ментальную связь на троих.

– Сделано, темнейший! – рапортовал Зу в ментальный чат.

– Так, Кара, про твой квест меня вальнуть я знаю. Но и ты знай, что все, что я делаю, это тоже ради квеста. Тут можешь думать свободно, программа-надсмотрщик не накажет, – переслал Марио мысль.

– Квест звучит «Отомстить Марио за смерть отца», про твою смерть там ничего не было, – сообщила Кара.

– Ну, переспишь с кем-нибудь после нашей свадьбы, это и будет месть твоему мужу, то есть мне. Только вот они тебе что-то еще придумают, так что я хочу знать про тебя все. Про тебя настоящую все.

– Я не умею особо рассказывать, так что ты сам спрашивай, – согласилась кивком Кара.

– Я осужден на смерть игрой по статье преступная халатность, ты за что тут? Я помню, у тебя какая-то история была с кредитами? – Марио приготовился внимать мысли, но тут в гостиную бесцеремонно влетел Сашуас, оттолкнув энергоударом тяжелую дверь.

– Вот что, главнокомандующий, Дороти больше клетки с принцессами не таскает!

– А что такое?

– Я, как глава профсоюза зомби, протестую! Мне за штурм шестьдесят один опыта пришло! А ему за тяжкое таскание нудящей принцессы всего один! Дороти – солдат, а не лошадь!

– Черепаха, а не лошадь, – поправил Зу фея, – при всем почтении.

– В смыыыслеее нудячяя?! – Кара внезапно включила «тупую», видимо вдогонку пришел корректирующий квест.

– Вы что, бухаете без меня? – возмутился Сашуас, наблюдая пиршество на столе.

– Нет, Саш, мы тут думаем, как права всех рептилий мира соблюсти, – саркастически парировал Марио.

– Не всех! – уточнил Сашуас. – Только мертвых и только на твоей службе!

– Слава богу, что фею никаких квестов не приходит, – улыбнулся Марио в сеть.

– Думай об этом тише, темнейший, а то они и это придумают, – предупредил Зу.

– О квест пришел! – удивился Сашуас. – «Добиться оплачиваемой медицинской страховки для зомби и досрочного выхода не пенсию с обязательным обретением разума».

– Хкх… – подавился Зу. – Темнейший, похоже Вам выпала честь основать новую расу Андедов!

– Я счастлив прям… – запрокинул назад голову Марио.

Глава 48. Король-лич

– В общем, Луиджи, я тебя поздравляю! – начал Марио. – Быть тебе не просто мертвым, а королем-личем.

Тронный зал был пуст и поражал своей камерной тишиной, где звук незадачливого насекомого отозвался бы целым событием, наполняя пространство жужжащей монотонной мелодией. Но насекомое летело прочь оттуда, где текла темная сила – мертвая сила. Слова Марио звучали только в голове у Луиджи. Марио стоял, как оловянный солдатик – по стойке смирно, как и положено стоять перед королём.

«Уважаемый игрок! Этот диалог должны видеть зрители», – вдруг всплыла табличка назло желанию Михаила сделать все втихаря.

– За что ты так со мной брат? Разве наши родители не сделали тебе милость, не умертвив тебя или не заковав твоё лицо в железную маску навечно? – говорил Луиджи.

По всему было видно, что его раздирает боль. Скорее всего, эта боль была больше фантомной, нежели реальной, ведь Марио знал точно, что зомби не испытывают боли, разве что психическую – следствие воспоминаний «зомби разумного».

– Я не хотел тебя убивать, не так! – начал Марио, придумывая слова для достойного отыгрыша. – К сожалению, мертвые солдаты не знают, что цареубийство – тяжкий грех перед богами.

– Ты превратил меня в тварь, в зомби, в плод своей больной фантазии! А теперь еще и забрал мою дочь, свою племянницу, в жены! Вы породите выродков, и никто не утешит страданий твоей души!

Фраза была похожа на проклятие, но зомби не умеют так проклинать. По крайней мере, Михаил об этом слышал и был спокоен.

– А, вон ты о чем! А что, нужно было дать тебе сгинуть навсегда? – спросил Марио, а в сознании дополнил: «…раствориться в едином программном коде навечно».

– Лучше навсегда, чем так! – отвернулся Луиджи ловкий.

Марио смотрел на программу, играющую его брата, как две капли воды похожую на Николая. Её жизнь была создана специально для того, чтобы мучить Михаила. Все воспоминания ИИ – ложь. Его жизнь, его дочь – все это большой спектакль, плод воображения дебилов сценаристов. И теперь он, Марио, невольно становился мучителем своего мучителя. Он подвергал программу, не ведающую, что она программа, пустым переживаниям о семье, о троне, о будущем, которого и вовсе не могло бы быть, если бы не взрыв в реальном мире, унесший реальные жизни.

– Прими свою судьбу, брат, – в тон Луиджи произнес Марио и активировал заклинание.

«Властитель, подключение к Луиджи», – Марио нажал кнопку «полный контроль над зомби». – «Убрать печаль по жизни, печаль по дочери. Пуск. Запустить цикл «самобичевание-лечение».

Заклинание восстанавливало ману. Вне боя, в спокойной обстановке действие цикла отдавалось особой болью, и Михаил сжал зубы, издавая из глубины себя сдавленный стон.

– «Создание лича».

Конвертация зомби разумного в лича в материальном мире выглядела нелицеприятно. Еще секунды назад Луиджи ловкий страдал и был человеком, пусть и поднятым черным заклинанием. Но сейчас его голова властно поднялась, спина выпрямилась, а кости в груди захрустели, принимая удобную форму для офицера, командующего ротой мертвых. Глаза короля полыхнули белым пламенем. Пламенем, испускавшим вверх такой же белый дым. Новенький лич внимательно созерцал все, что происходило в тронном зале. Он замер на троне, как будто не хотел уступать позицию никому. Теперь картина напоминала короля, который смотрел на мучения его подданного. Марио восстанавливал ману. Очень долго. Очень больно.

– Аргх! – зашипел маг.

Самобичевание рвало его на части, а лечение склеивало эти части. Маг рухнул на колени, сердце в камере виртуального заключения впервые дало сбой. Левая рука Марио схватилась за водоупорный костюм в районе груди, правая же не отпускала ключ, дающий скидки по мане. Обезумевшие глаза Михаила поднялись на лича, чтобы произнести следующее заклинание.

– «РеПак. Дать возможность личу поднимать не только зомби, но и других личей. Пуск!»

Сердце ударилось в последний раз, и сознание покинуло мага, унося жизнь Марио прочь.

Расход: 1 жизнь

– Выберете точку респауна? – спросила программа.

– Тронный зал НизенФейса, – прошептали губы Михаила в напичканной электроникой игровой капсуле.

Марио встал с залитого кровью пола с полной маной и полными хитами.

Добавлено новое заклинание: «Поднятие короля личей» (создание лича, способного поднимать других личей, -1 жизнь заклинателя).

– Встань! – крикнул маг, и король-лич неспешно оторвал свой зад от трона. – «Отлично», – подумал Марио. – «Тварь, которую я создал, подчиняется моим командам».

Это было безумие, на которое Михаил пошел ради памяти о своем брате. Ради того, чтобы выиграть в этой сумасшедшей игре. Именно в этот момент, в момент своей физической смерти, когда хитрая камера игры перезапустила его сердце и, возможно, восстанавливала сердечную мышцу, зарвавшегося игрока, именно в этот момент Марио перестал думать о себе. Он больше не был водопроводчиком, желающим вернуться домой. Теперь его терзала другая цель. В игре еще оставались игроки, осужденные на последнюю игру. В игре рождались программы, вынужденные исполнять прихоти игроков. Первый раз в его сознании уровнялась человеческая душа с кибердушой – такие похожие и такие разные, они не заслуживали всей этой боли.

– Ты, Луиджи, построишь город под городом и назовешь его «ПодГород». Будешь поднимать личей и зомби. Но спустя двадцать битв или двадцать лет ты будешь давать зомби разум, отправляя его жить своей жизнью, – проскрипел Марио.

– И страховку, и жилье бесплатное! – пискнул, внезапно появившийся для мага, Сашуас.

– Ты как тут? – спросил Марио фея.

– Убить выскочку, властитель? – спросил король-лич своего господина.

– Нет, он – свободный зомби и имеет свои права на жизнь после! – поторопился остановить лича маг.

– Понял ты!? – крикнул на лича фей. – Я воевал, когда ты еще под стол живым ходил!

– И страховку, и бесплатное жилье, и конституцию небелковых форм жизни утверди, – продублировал пожелания фея Марио. – Каждая жизнь ценна, король. Помни, что я отдал свою, чтобы создать твою!

– Да, властитель!

Король-лич склонил свою голову, но не низко – так, чтобы не упала его корона.

Глава 49. Мертвый совет

Квест «Равенство мертвых» выполнен!

Опыт: + 100 баллов (Сашуас)

Квест «Время короля Лича» выполнен!

Опыт: + 100 баллов (Марио)

– Ты доволен? – спросил Марио у Сашуаса, попутно отмечая, что интеллект программы игры предусмотрел появление такого персонажа как король-личей и даже придумал под него квест.

– А мед страховка? – пропищал недоверчиво фей, как бабушки преклоннопенсионного возраста требуют на сдачу незначительную мелочь в магазинах.

– Попрошайка.

Михаил вдохнул горький дым, на секунду закрыв глаза и давая повторяющимся галлюциногенным волнам узором расплыться в своем сознании.

«Интересно, что вкачивает камера игры игроку, когда он употребляет в виртуале всякое?»

Этот вопрос так и останется для Марио загадкой, да и в прочем, не все ли равно?

– Какая им мед страховка? Они же мертвые! – удивилась Кара.

– Легко говорить вам, высокородным, а я вырос и жил в зомбигетто, где мы дрались, чтобы ухватить хоть кусок чужих мозгов!

Сашуас теперь был одет в ярко-красную рубаху, широкие зеленые штаны с карманами и белую в горошек бандану, повязанную узлом веред, с торчащими, как пропеллер, в разные стороны кончиками от узелка.

Король-лич восседал во главе стола. Рядом с ним, по правую руку, находился Зу, держа спину, как и всегда, по-аристократически ровной, аккуратно убрав локти со стола, касаясь его края лишь кончиками положенных друг на друга пальцев. Чужих в зале для приема пищи не было. Марио обоснованно не доверял живой свите, возложив охрану на мутантов серии 500, контролируемых огром-личем, носящим простое имя Огр Лич.

– Саш, хорош заливать про мертвое гетто! – улыбнулся Марио.

– Это не ложь! Это художественное преувеличение, – поправил мага фей, щелкнув миниатюрными пальцами по миниатюрным висюлькам на его груди, среди которых, к слову, был и «красный глаз» – артефакт данный ему Пликсом. Новый образ мага, поднявшегося из трущоб и всего добившегося самостоятельно, велел носить все бирюльки поверх одежды.

– Я часто вижу, что те, кого судьба приуменьшила, часто преувеличивают, – вошел в разговор с шуткой Зу.

– Ха-Ха! Капец, как смешно! – фей сделал вид, что обиделся, скрестив манерно на груди руки.

А Марио отметил, что Кара едва улыбнулась, сдерживая эмоции, которые расходились с её ролью надменной дуры.

– Скучно у вас в мертвом мире, – посетовал король-лич. – Ни тебе выпивки, ни тебе еды… человеческой.

– Кровь, любезный король, содержит мощный мановый потенциал. Можно пить её, мана опьяняет. Но ценны лишь кровь и мясо испуганных жертв, от остального ни капли пользы. А так не обязательно даже убивать, можно пугать и скачивать, – рассуждал вслух менталист.

– Убийцы, кровопийцы, людоеды, – Кара указала пальцем на присутствующих, как будто считая их на каждое свое слово, девушка была слегка пьяна.

– Если бы в город ворвались орки, то к списку добавились бы еще грабители и мужеложцы, – улыбнулся в ответ Марио.

– И зоофилы, – дополнил Сашуас.

– Какая у нас дальнейшая миссия, мессир? – спросил через стол Зу.

– Впереди наша с Карой свадьба, а потом думаю надо укрепиться в крепости и нанести контрудар по гномам.

Дым эльфийского листа туманом расстилался по глади стола, делая стол похожим на лесное болото, где вместо пеньков и деревьев то тут, то там торчали кубки с вином, кувшины и подносы с яствами.

– Мой король, мой король! – вломился в обеденный зал гонец НПС, отвечающий за связь со стеной.

Все присутствующие повернулись ко входу, где пятирукое существо поймало живую смску, подняв НПСа в воздух крепким хватом.

– Чего тебе? – спросил Луиджи.

– Армия темных эльфов под городской стеной!

– Что они там делают? – спросил Сашуас.

– Готовят осадные сооружения, сир!

Дыхание НПСа было сбито, то ли от спешки сообщить новость, то ли от жёсткого захвата пятирукого.

– Всем личам, армаду на юго-восточную стену. Пятисотые – охранять замок! – передал Марио ментальную команду всем зомби.

Вино восстанавливало ману, а курения расслабляли ум. В зале повисла тишина, а четыре пары глаз следили за мимикой и возможными приказами некроманта.

– Кара, милая, ты так и не рассказала свою историю, – как ни в чем не бывало продолжил разговор маг.

– Серьезно? НизенФейс собираются штурмовать, а ты хочешь послушать, с кем я была до тебя? – манерно крутанула ладонью девушка.

– Каким числом подошли ДаркЭльфы? – нехотя обратился Марио к человеку-смске.

– Шестнадцать тысяч, милорд, – прохрипел человек.

– Неслабо это они подогнали. Что у нас по ЛИЧному составу? – спросил Марио в некросеть и добавил уже голосом пятирукому стражу, – Да отпусти ты его, задавишь же!

– Три тысячи живых мечников на стенах и семь тысяч мертвых, – поступил отчет от коллективного сознания личей.

– И у нас не до конца восстановленные врата, – сообщил ментально огр.

– Ты что делаешь на передовой? – спросил Марио у громилы конструктора.

– Контролирую, темнейший, – ответил огр.

– Ладно... – согласился вдумчиво маг, подразумевая, что Огр Лич, возможно, вновь под контролем играющего программиста.

– Они отправили к нам послов! – сообщил вдогонку огр.

– Пропусти их в зал для пиршеств и разоружи пред аудиенцией, – решил Михаил.

– Я их лично провожу, темнейший, – ответил Огр голосом и манерами, действительно, не слабо напоминающими программиста игры, которому явно было интересно, чего это хотят темные эльфы от Марио.

Тронный зал был переоборудован под новую схему правления. Взгляд вошедших сразу же утыкался в трон, стоящий у витражной стены напротив. Раньше свет от окон должен был слепить пришедшим глаза, показывая лучезарность короля, но теперь окна за спинкой трона были плотно занавешены алой тканью с наспех вышитой на ней короной, венчающей череп. Уже вчера глашатаи разнесли весть по городу, что сама смерть вручила Луиджи ловкому свою корону в награду за единение с братом. И теперь король-лич стал равен богам и даже введен в их пантеон, что, кстати, безмерно хорошо и для живых, и для мертвых, потому что кому, как не богу, лучше знать, как заботиться о своем народе.

Слева и справа по обеим сторонам трона стояли кресла поменьше: кресло советника, а также брата короля-лича, и кресло советника и дочери наследницы. Сашуас, Зу, Огр и начальник внутренней полиции, чье имя Марио никак не мог запомнить, восседали на пуфиках поменьше по обеим сторонам короля и советников. По двое на каждую сторону. Сашуасу и Зу посчастливилось сидеть на стороне с Марио. А вот Огр и начполицмейстер сидели со стороны Кары, которая, к слову, максимально пафосно делала вид, что не проявляет никакого внимания к пришедшим на переговоры эльфам.

– «Властитель», – Марио вошел в сознание короля-лича.

Глава 50. «Д» – дипломатия

Делегация темных эльфов была объявлена помпезным голосом и под звук двух труб:

– Та-та-да-та-та-да-да-дааааааа!

– Посол народа тёмных эльфов, приближенный голос королевы темных эльфов, Сизалиэль тёмный! – прокричал специально обученный для этого человек в пестром камзоле.

– Мне уже мрачно от этих странных ребят, у которых кто-то украл все краски, – прошептал Сашуас в сторону Зу и Марио.

Команда из шестерых эльфов, всех как один одетых в черные свободные одежды, в ногу прошагала в центр зала. Зрителей не было, только зомби серии 500, кричащий парень и два пажа с духовыми инструментами.

– Перед вами король-лич Луиджи Ловкий, именуемый первым! – объявил человек и поспешил скрыться, пятясь спиной к выходу и забирая с собой пару юных пажей.

– Что за маскарад ты тут устроил, некромант? – начал разговор на повышенных тонах Сизалиэль.

– Аккуратней, эльф, когда разговариваешь с королем! – прорычал начальник внутренней полиции.

– Я говорю не с королем, а с презренным некромантом-самоучкой, – лицо эльфа исказила гримаса презрения. – Марио брос какой-то там…

Марио покинул тело Луиджи и вновь окунулся сознанием в свое, где еще не переварился алкоголь и эльфийский лист.

– Поясни суть своих претензий, посол, – изрек Марио, делая вид, что ему безразличен надменный тон и повышенный тембр голоса.

– Вы должны были стереть крепость в порошок и готовить плацдарм для удара на юге. А не уничтожать орочий флот и садиться царствовать, – информировал эльф.

– Мы кому-то что-то были должны? – усмехнулся Марио. – Я думал, мы просто затыкаем дырку на передовой.

– Единое дело орды под угрозой из-за вашей самодеятельности! – перешел на крик эльф, указывая на Сашуаса. – Мы передали подробный план атаки и военных действий вон ему!

– Тебе кто-то что-то передавал? – спросил Марио у Сашуаса.

– Мне? – удивился фей.

«Властитель».

Марио вошел в ум фея, чтобы искать в памяти то, о чем шел разговор. Вот они, воспоминания землянки. В маленькой голове в тот момент кружила куча обрывков чужих мыслей. Из глаз Сашуаса все казалось большим и каким-то округлым. И только одна фанатичная, осмысленная мысль фея: «Капец тут холодно, надо разжечь, наконец, печку!»

Фей накидал в печь дров и долго пробовал их воспламенить огнивом. Но дрова, как ни странно, не загорались от искры. А спустя пару минут он и вообще отказался от этой затеи. Тут в землянку вошли два высоких эльфа, обсуждая, что-то на своем непонятном диалекте, однако Сашуас слышал обрывки их мыслей:

– «Нужно срочно отступать и готовить армию к переформированию».

– «Направление провальное, через пару дней нас тут добьют».

– «Оставлять передовую нельзя, надо создать видимость того, что мы еще тут».

– «Кого же оставить на передовой?».

Следующая мысль отозвалась в голове Сашуаса дословно:

– «Оставить всех, кто не эльфы».

Говорящие одновременно повернулись к костровому и на всеобщем языке дали ценные указания.

– Ты, фей, теперь за главного!

– О, как круто! – обрадовался фей, не заподозрив подвоха. – А в каком я теперь звании?

– Теперь ты маршал ордынского союза! – синхронно улыбнулись эльфы. - Держи вот, это тебе поможет в войне!

Папка с бумагами перекочевала из рук эльфов к Сашуасу. Фей самозабвенно смотрел на папку, радуясь своему внезапному карьерному росту. Мало того – добрые эльфы давали ему бумагу для розжига дров!

– Вот что значит забота о личном составе, – думал в этот момент фей, не слыша командиров, которые говорили что-то о картах, планах и контрударах.

Эльфы поспешили убыть из землянки, а у Сашуаса минутой позже все-таки получилось разжечь огонь – в ход пошла и бумага, запечатанные сургучом конверты и сама папка. Довольно оглядев свое творение и слегка согревшись, Сашуас вспорхнул на стол.

– Эй, там меня кто-то слышит?! – крикнул он, и в землянку заглянула зеленая голова орка-игрока.

– Чё надо? – вымолвил орк.

– Ты как со старшим по званию говоришь? Иди сюда, раз-два! – рявкнул фей, доставая неизвестно откуда взявшуюся трубку.

– Виноват, господин, – опасливо прохрипел орк и подошел поближе.

– Ко мне обращаться «товарищ главнокомандующий»! – скомандовал Сашуас и, дождавшись, когда орк кивнет, добавил, – рисуй карту местности прямо на столе!

– Чем рисовать, товариш главны-коман-туший? – растерянно спросил орк.

– Бери уголь из печки и рисуй!

– Так я это, рисовать-то не умею, и память у меня не очень, – пытался отмазаться золотокожий верзила.

– Рисуй, говорю! А то под трибунал пойдешь, лес топором злодействовать и окопы углублять! Сначала за нарушение субординации, а потом за срыв направления движения нашей несокрушимой армии!

Получив морального пинка, орк начал малевать на столе «подробную карту фронта».

Марио покинул сознание фея, повернувшись к делегации эльфов.

– Документы все ваши сгорели в праведном огне нашего победоносного шествия на НизенФейс, – навскидку сообщил послу некромант, в голове же крутилась мысль: «Как же вы, дебилы, доверили фронт костровому фею?».

Краем глаза Марио заметил, как улыбнулся Зу, а на той стороне от трона хмыкнул Огр, возможно устами программиста, тоже читающего внутренний чат мыслей, если такой есть.

– Слышь, эльфы! – крикнул Сашуас. – Чё, если черные, то можно все валить на выросшего в гетто?

Благородный эльф Сизалиэль поднял длинную, словно тигриный ус, правую бровь, но его глаза по-прежнему смотрели на некроманта.

– И чего вы теперь хотите? – спросил у посла вдогонку Марио.

– Ты сдашь НизенФейс и предстанешь перед трибуналом орды за убийства союзников, – изрек посол. – А если не подчинишься, мы сровняем город с землей, а вашу королевскую семью придадим страшным пыткам.

– Скажи мне, эльф, а гномы тоже союзники орды? – вдумчиво изрек Марио.

– Не тебе судить о планах командования. И я вижу, что ты не понимаешь на всеобщем. Значит, придется разъяснить тебе на эльфийском, – эльфы развернулись и направились к выходу.

– Задушить расистов, но кости шеи не ломать! – бросил некромант страже.

– Но мессир, это же послы? – вмешался голосом начальник полиции, когда зомби-мутанты уже набросились на эльфов, подобно борцам додушивая их на полу.

– И? – небрежно спросил маг.

– И они доверили королю свою жизнь и сдали оружие. Это против законов чести! – продолжил начальник полиции.

– И его!

Марио указал пальцем на подавшего голос. Приказ был выполнен молниеносно. Огр, сидевший возле командующего внутренней стражи, двумя нижними руками перехватил кисти человека, успевшего выхватить оружие, а двумя верхними сдавил его шею.

– Мой король, – обратился Марио к Луиджи. – Принимай пополнение. Тот говорун – теперь лич, командующий гуманоидной стражей, а те шестеро – его верные ассасины.

– Какие-то будут еще приказания? – прогремел Огр.

– Готовимся к штурму. Полноценной осады у них не выйдет, так как море не перекрыто. Все силы на южную стену!

Глава 51. Кругом враги

Опыт: + 100 баллов

50 опыта – ведение переговоров

50 опыта – бонус от зрителей за обострение сюжета

Иной глава армии составил бы с феем разговор и, если убрать нецензурную лексику, начало было бы примерно такое:

– Как ты умудрился сжечь планы наступления?

Но Марио был расслаблен и внешне спокоен. Можно предположить, что самобичевание сожгло заживо его нервы. Можно подумать, что вещества притупили его восприятие.

Некромант шел к юго-восточной стене в компании всех, кто был в зале переговоров. Впереди шел Огр. Зу и Сашуас топали рядом, вернее Зу топал один, а Сашуас просто сидел на плече. Сзади тянулась вереница: Луиджи, Кара и все свежеподнятые зомбари.

– Мессир, Вы уже знаете, как воевать на три фронта? – поспешил задать вопрос Зу.

– Мы создаем армаду мертвых, а значит их трупы, наши трупы – все они наши солдаты в перспективе, – ответил Марио.

Его ум рождал быстрые и простые ответы, мышление, равное семи, работало на все сто процентов.

– Гномы направят к нам хирды, пушки и технику. Орки направят к нам орков… – продолжил рассуждать вслух Зу.

– Но пока что я вижу только эльфов. Давай думать о проблемах по мере их поступления.

Марио глянул на варлока и на сидящего на его плече фея, который что-то бубнил и пшикал себе под нос, зажав рот кулаком. Странно, но попшикивания и побулькивания сбивались в единую мелодию.

– К сожалению, мессир, на мертвых не действует ни эльфийский лист, ни вино…это к теме о постепенности решения проблем, – поддел некроманта Зу намекая на то, что в сложившейся ситуации все вопросы нужно решать заранее, еще до того как они стали проблемами.

– У тебя же уже есть мысли по этому поводу? – предположил Марио.

– Мессир, мы должны заразить эльфов или отравить. Возможно, если я покопаюсь в кладовых прежнего придворного мага, то что-нибудь найду, – пожал плечами менталист.

– А где этот маг сейчас физически находится? Почему не в моих личах?

– Маги – народ странный, мессир, совсем не хотят умирать на благо орды. Особенно если владеют искусством телепортации, – и, поклонившись, Зу отделился от колонны, удаляясь по одной из винтовых лестниц вниз.

– Ты веришь своему магу? – вдруг спросила Кара, поравнявшись с Марио.

– Конечно же верю. Как и тебе, моя милая будущая супруга! – съёрничал маг.

– Он никогда не бывал в замке, но знает, где находится комната придворного мага. Кроме того, он откуда-то знает, что маг телепортировался во время штурма. Это разве не архистранно? – девушка говорила толковые вещи и превосходила своего игрового отца в мышлении.

– Я репакнул свой ледяной щит, теперь он ставится независимо от того, увидел я атаку или нет, – сообщил Каре некромант, завидя кулуарный нож, на который легла рука принцессы. – А с магом у меня силовой паритет. Он капается у меня в голове и знает, что у меня несколько жизней. Кроме того, он знает, что зомби порвут любого, кто нападет на меня. Поставить меня под ментальный контроль он не может, потому что он сам у меня под ментальным контролем. Так и живем.

Далее к стене они шли молча. Кара думала о чем-то своем. Марио запивал душевные раны, держа в левой руке кубок, правая же традиционно сжимала ключ, дающий скидку по мане. А как еще можно гасить страх постоянной смертельной опасности?

– «Пусть лучше мои мысли будут небрежно спокойны, чем я буду волноваться по всякому поводу. Убьют, так убьют», – подумал Марио, отхлебнув из золотого кубка. – «Кстати, о ядах. Обычно у королей есть пробователь еды и вин, и все в курсе, что король не ест свою еду первым. Да, отравления все равно происходят, но реже, и обычно со стороны приближенных к королю.

Маг посмотрел на Кару, которая делала три дела одновременно: шла, смотрелась в зеркало и ровняла линию помады над губами.

Глава 52. Королева ночи

– Как зовут королеву эльфов? – спросил Марио через заклинание «властитель» у эльфа Сизалиэля.

– Мелисса, господин, – промолвил ментально зомби.

– Отлично, пойдем-ка прогуляемся в королевское ложе.

Зомби ничего не ответил, ведь это был зомби полностью лишенный разума и чувств. Огр Лич загримировал приближенного к королеве посла так, что даже родная мать не отличила бы зомбяка от живого. В теле Сизалиэля Марио вышел из крепости через разрушенные ворота прямиком к лагерю эльфов.

Личи армии Марио работали отменно – пока некромант шагал к эльфам, он не увидел ни одного трупа. Армия эльфов же готовилась к осаде: конструировались осадные сооружения, рылись рвы, подтаскивались заряды для катапульт.

На пути вглубь эльфийского лагеря посла приветствовали все встречающие без исключения, кивая головой. Положение Сизалиэля позволяло не отвечать на кивки, но необходимость одаривать кивающих взглядом заставляла Марио часто поворачивать голову.

Спустя тридцать минут Марио прошел в центр лагеря. Шатёр королевы охранялся двумя мечниками, которые – ожидаемо – преградили путь послу.

– Королева меня ждет, – произнес Марио устами эльфа.

– С тобой уходило еще пятеро, а сейчас ты один, – констатировал факт личный страж королевы.

– Об этом я расскажу лично Мелиссе. С дороги! – Марио сделал пасс рукой наотмашь.

Но эльфы не шелохнулись. Они и не думали сходить с места.

– Королева ведет переговоры, а ты подождешь, поссол! – последнее слово было выделено презрением, что наводило на мысль, что у королевы была личная приближенная гвардия, которой позволялось так себя вести даже с придворными.

Марио и не замечал, как у него свободно получалось общаться на эльфийском. Он развернул тело эльфа, скрестив руки на груди, с одной стороны, чтобы стража не видела лицо в момент запуска цикла «самобичевание-лечение», с другой – показать презрение страже. Ведь он планировал решить военный конфликт в течение нескольких минут.

Ожидание было томительным. Марио даже пару раз вернулся в свое тело, чтобы обновить ледяную сферу и хлебнуть горячительного. Но кто ждет, тот иногда дожидается. Полы шатра палатки откинулись, и из палатки вышел гном. Марио сразу узнал Мстислава: волевая походка, неопрятная борода, пара молотов и сумасшедший взгляд. Марио смотрел в спину удаляющемуся гному и думал:

«Какой же отличный шанс покончить с тобой ударом ледяного копья в спину. Но ведь ты запас для себя еще жизней, и в этом случае моя маскировка будет рассекречена».

Тем временем в проеме шатра показалась Мелисса, оторвав Марио от коварного плана по удару в спину назойливому гному.

– О! Сизалиэль, не ждала тебя так скоро. Заходи, милый друг. Думаю, ты приготовил для меня интересную историю, – на лице эльфийки показалась улыбка, она была искренне рада тому, кого видела.

– Несомненно, моя королева, – подумал Марио, лишь почтительно кивнув головой мертвого эльфа, и проследовал в шатер.

Стража расступилась, впуская в дорогой для походного шатра штаб эльфийской королевы. Все вокруг пестрило убранством: яркие перья теплолюбивых птиц, инкрустированные драгоценными камнями сундуки, золотые подсвечники, золотые ложки, вилки и тарелки с кувшинами. Эльфы не нуждались. Эльфы успешно вели войну за счет своего золота и вышколенной сотнями лет армии.

– Ну, Сизалиэль, как прошли переговоры? Презренный некромант сразу отклонил наши требования? – с уверенностью и безразличием начала Мелисса.

– И да, и нет, моя королева. Он попросил время до утра. И еще он спрашивал, почему мы союзничаем с гномами, – маг показал рукой на выход, намекая на Мстислава.

– Интересный этот тип, Марио. Жалко, что враг. В любом случае через пару дней тут будет и гномья армия, и орочья дивизия, – произнесла королева, присаживаясь на такую же дорогую, как и все вокруг кровать.

Мелисса кокетливо повела левым плечом, от чего платье скользнуло чуть ниже, излишне обнажив грациозную и непривычно длинную, к примеру, для человека, шею. Это был призыв, и Марио поймал себя на мысли, что он не может отказать королеве.

– Я все-таки не совсем понимаю, зачем нам выставлять условия, от которых некромант стопроцентно откажется?

Марио скинул свободные черные одеяния и эльфийскую броню, оставаясь лишь в штанах, на ремне которых все еще болтались два эльфийских меча.

– Вот поэтому я и королева, чтобы решать такие государственные задачи, Сизалиэль. А ты бы лучше помог своей королеве снять мешающую ей одежду.

С этими словами Мелисса легла на ложе и повернулась к Марио спиной, именно тем местом, где были завязки походного, но несмотря на это, изящного платья властительницы эльфов.

– А кроме того, видишь тот сундук у входа? Это гномье золото. И угадай, за чью голову платят так щедро?

Марио снял эльфийские сандалии и шагнул на кровать Мелиссы, чтобы сесть на неё сверху, сжав со спины её бедра своими бедрами. Королева едва слышно издала стон возбуждения, когда Михаил слегка надавил обнаженной эльфийской грудью на её спину и приблизился губами к левому уху, изящно выходящему из сплошной волны ухоженных черных волос.

– Моя королева, зачем же мертвым золото? – произнес он полушепотом.

Правая рука Марио скользнула под горлом эльфийки, ложась предплечьем и бицепсом на сонные артерии, тогда как другая застегнула «замок», плотно сжимая кисти рук, что не давало жертве ни единого шанса. Марио прижал лицо королевы к подушкам, гася в младенчестве крик о помощи. С каждой секундой он все сильнее сжимал тонкую, прекрасную шею. Сопротивление было не долгим, и меньше, чем через минуту, некромант почувствовал как тело королевы ослабло.

Маг встал с постели, оставляя эльфийку лежать вниз спиной, и направился к сундуку с золотом. Тихо приоткрыв крышку, маг положил руки на доселе не виданные им богатства в игре.

– Мастер игры, я желаю купить себе на это еще жизней! – громко подумал маг.

– Ты сначала вынеси этот сундук, – парировала программа.

– А мне не надо выносить. Посмотри на Мелиссу – это будущая королева личей. У меня сейчас есть две жизни, одну я потрачу на заклинание. От перемены мест слагаемых, сумма не изменится, – ответом ему было исчезновение сундука с золотом.

Пополнение жизней: +10

«Отлично», – сказал сам себе Марио и вернулся к королеве, удобно ложась рядом с телом. – «Поднятие короля личей».

Расход: 1 жизнь

Марио очнулся на полу в комнате крепостной стены, откуда он и руководил эльфом в луже того, что изверг его желудок через рот в момент смерти.

«Властитель. Мелисса, ты меня слышишь?» – задал он ментальный вопрос, соединяясь с королевой эльфов.

«Да, господин», – отозвалось сознание Мелиссы.

«Как себя чувствуешь?» – спросил некромант.

Теперь он походил на конструктора, на властелина, для которого было важно, что ощущают его создания.

«Мне холодно, и я хочу есть», – монотонно ответила королева.

«Погоди, сейчас исправлю».

Марио притупил вкусовые рецепторы королевы личей и подправил голос, чтобы он звучал как прежде – внушительно и властно.

«Так будет немного лучше. Прикажи пленить Мстислава, но не убивать».

«Да, господин», – и королева выглянула из палатки, обращаясь к личной страже, – «быстро догнать гнома и заковать в клетку. Брать живым!»

Двое эльфов сорвались с места исполнять приказ Мелиссы.

«Веди своих эльфов в замок. Пусть занимают весь периметр стены и отдыхают. У меня через день свадьба, и я хочу видеть тебя на ней. Оденься в чистое», – отдал свой последний на сегодня приказ королеве ночи Марио.

Глава 53. НекроПозитивен

Квест «Победа над темными эльфами» выполнен!

Опыт: + 500 баллов

Вы получаете 9 ЛВЛ!

Добавлено новое заклинание: «Создание чумы»

(травит водоем на количество недель, равное цифре мышления мага; вода, попадая внутрь организма живого существа, превращает его в агрессивного зомби до тех пор, пока тот не попадет под контроль первого лича, который окажется рядом с ним на расстоянии 100 м., -100 маны)

– Поднимаю мышление до восьми, – объявил Марио программе, и мана выросла до ста сорока.

Расход: 320 опыта

– Сделано. У тебя прямой эфир через час, – сообщил мастер игры.

– Какой еще, нафиг, прямой эфир? – не понял Марио.

– Тот, на котором ты не будешь использовать нецензурные выражения, иначе…

– Иначе оштрафуешь? – усмехнулся Марио.

– Иначе тебя просто убьют в капсуле игры, – прога была серьезна, впрочем, как и всегда.

3

2

1

Прямой Эфир!

– И это снова шоу «Как в сказке»! И с вами я, ваш бессменный ведущий, Егор Зусич…

Марио восседал в виде голограммы на кресле напротив не стесняющегося в количестве косметики мужчины, который разменял, по меньшей мере, лет пятьдесят.

– Сегодня у нас легендарный Михаил Марионов с игровым именем Марио.

Толпа взорвалась оглушительным «Уууууу».

– Михаил, каково это, чувствовать, что ты антигерой, и в твою честь никогда не зазвучат дифирамбы? – ведущий манерно прикоснулся к губам планшетом, на котором красовался логотип шоу.

– А знаешь, Егор, я плюс-минус привык. Первое время еще что-то скребло на сердце, но сейчас все хорошо, – ответил Марио под гул и свист толпы, которая, как по команде замолкала, когда начинал говорить Зусич.

– Наших чат ботов разрывают сообщения с вопросами к тебе. Это и твои редкие поклонники, и армия твоих хейтеров. Внимание на экран!

Перед ведущим и Марио высветились голубые буквы.

– Зачем ты убил королеву Мелиссу? – продублировал ведущий. – Хороший вопрос, мы все любили этого персонажа. Некоторые наши несовершеннолетние зрители даже очень, – ведущий показал зрителям поступательные движения кистью, и толпа закатилась смехом.

– Ну, смотрите, – Марио закинул ногу на ногу. – Перед моим замком стоит шестнадцатитысячное войско, а у меня выбор без выбора: сдаться и погибнуть или сражаться и погибнуть. Я выбрал лучший для всех живых вариант, подружился с Мелиссой, заключив самый прочный из возможных союзов.

– Резонно, – ответил ведущий, на секунду посмотрев на зрителей и с улыбкой, достойной чеширского кота, покивал. – Итак, второй вопрос: что вы будете делать с пленным Мстиславом?

– Ну, до данного момента я не знал, что его пленили, спасибо за спойлер! Я думаю, что постараюсь его разубедить. Объясню, почему убивать меня не стоит.

– Лжец! Лицемер! – донеслось из толпы и тут же заглохло, звукооператоры давали в эфир дозированную эмоцию.

– Разубедить… это значит принудить пытками или превратить в лича? – наклонился вперед ведущий, взяв свой планшет уже двумя руками.

– Нет, я просто буду с ним говорить. Говорить долго, много, а потом как карта ляжет.

– Как ты относишься к тому, что тебя смотрят дети, а ты регулярно употребляешь алкоголь и курительные травы?

– Тут вопрос не ко мне. Это вопрос к родителям этих детей. Почему они позволяют своим чадам смотреть шоу, куда забрасывают людей, чтобы их убивали, так сказать, онлайн?

– Слушай, и вопрос от меня лично: какой он, эльфийский лист?

– Заходи в игру, я тебе покажу! – улыбнулся Марио, и они вместе с ведущим рассмеялись, однако Егор, получив нейрокоманду, вернулся к ведению шоу.

– Ты считаешь себя невиновно заключенным? И считаешь ли ты себя убийцей?

Егор изобразил искреннюю заинтересованность, но Михаил понимал, что это не более чем актерская игра.

– До попадания в игру я был всего лишь жертвой судебной ошибки, а убийцей меня сделала уже виртуальность.

– И последний вопрос: если вдруг амнистия, если вдруг тебя помилуют, ты вернешься в реальный мир?

Зал внезапно затих по жесту Егора – он вытянул руку в сторону зрителей и поднял вверх палец.

– Серьезно? А кому я там нужен? Михаил умер, как только попал в игру. Теперь его место заменила гримаса Марио. Если честно, если бы была амнистия, я бы снял этот костюм навсегда, но остался бы в игре.

– Не любишь униформу или любишь убивать? – выставил диалектическую вилку ведущий.

– Тут я один из умнейших людей в игре, кому же с мышлением восемь понравится носить форму? А убийства, это все вон, ради них, – Марио повел рукой в сторону трибун.

Послышались редкие аплодисменты через смешанные чувства зала.

– А теперь, Михаил, у нас для тебя есть еще одна новость: группа женщин из бодипозитивной церкви высказалась против того, что ты употребляешь множество углеводов… и не толстеешь. Это оскорбляет их чувства.

– Ииии? – протянул Марио, призывая ведущего уже сказать то, что он хочет.

– Теперь твой персонаж будет набирать жировые, как среднестатистический гражданин империи. Но, так как употребляешь ты достаточно давно, поправка вступит с момента первого твоего злоупотребления.

– Егор, да мне все равно жирным быть…простите, бодипозитивным, или худощавым. Вы мне там и так квестов накидали, что за все одиннадцать жизней не расквитаться.

– Ну, в этом мы все. Итак, с нами был антигерой, маньяк или черный гений, заключенный в игру, Марио! Не хворай, Михаил! – крикнул сквозь театральный смех ведущий.

– Живые, всем пока, – помахала рукой гаснущая голограмма мага.

Михаил открыл глаза в ледяном куполе, осмотрев свое тело. Теперь, чтобы увидеть свои ноги, он должен был наклониться – мага украшал поистине королевский живот. Живот ни в чём себе не отказывающего мужчины средних лет.

Высветилась табличка:

«-3 к ловкости и -3 к выносливости при передвижении и уклонении».

Глава 54. Вайп

Белоснежная фата Кары скрывала лишь верхнюю половину ее лица, а длинное расшитое золотом платье волочилось по тронному залу трехметровым шлейфом. Говорят, что все девушки прекрасны в день их свадьбы, но лучница была задумчива, и даже могло показаться, что огорчена, что дело дошло до алтаря. А у алтаря, как раз, стоял Марио, за которым в парадной жреческой одежде возвышалась королева ночи, эльфийка Мелисса. Свадьбу было решено узаконивать эльфийскими полномочиями, так как всех священников, защищавших дворец, зомби съели еще при штурме.

Множество людей и нелюдей собралось лицезреть этот ритуал, ведь королевская свадьба – это всегда бесплатная еда и подарки подданным и простолюдинам.

Луиджи за руку подвел невесту к жениху. Тучная рука Марио приняла руку королевской дочери, и их лица поравнялись. Марио был ниже и потому стоял на специальной платформе. Кара же не уступала в росте эльфийской королеве, разве что чуть-чуть.

– Правильно говорят, что молодоженам нельзя видеться до свадьбы. Вчера еще был атлетичный некромант, а сегодня – разъетый хряк, – прошептала Кара так, чтобы никто не слышал.

– Бодипозитивный хряк, – поправил ее Марио.

– Чтоб после свадьбы на диету сел или рыцарский зал начал посещать! – выставила ультиматум девушка.

– Будешь мне по фигне кровь пить, научу пить кровь по-настоящему! – пригрозил некромант.

– Кхе-гхе, – обратила на себя внимание королева эльфов, и молодожены повернулись к алтарю и к ней.

– По закону города мертвых на глазах у живых я, королева ночи, Мелисса темная, задаю перед всеми, демонами бездны, вопрос. Обоюдно ли ваше желание стать мужем и женой, или вас что-то принуждает?

– «Не срывай квест, Мелисса», – телепатировал через некрочат Марио. – «Жени нас уже».

– Готовы ли вы принести друг другу клятву верности? – продолжила Мелисса, не дожидаясь, пока Кара что-либо скажет.

Стены храма затряслись, а звезды в проемах витражных окон перестали украшать храм, как будто что-то заслонило их. Оглушительный звериный рев смешался со звуком битого стекла, будто разом закричало три зверя. Стекла полетели в зрителей, а две струи пламени, испускаемые головами, ударили по собравшимся в зале. Трехголовая крылатая тварь выломала витрину ветхого храма. Топчась и извиваясь, она оглядывала зал с намерением кого-нибудь сожрать или зажарить.

Ледяная сфера была поставлена вовремя. Марио дернул Кару на себя, чтобы та оказалась под защитой. Змей повернулся, руша оконные проемы, и, как плетью, ударил по сфере хвостом. Лед буквально взорвался! Стохитовая сфера раскололась на ледяные осколки!

Орамазук* выпустил в Марио прицельную струю пламени, но Марио поставил щит.

– Отпусти, мне нужен лук! – крикнула Кара, вырываясь из хватки Марио.

Выскользнув из-под защиты, лучница прыгнула в сторону испепеленных придворных эльфов.

– «Пятисотые, взять дракона!» – отдал Марио приказ зомби.

Но в зале их не было и на то, чтобы они прибыли в храм, потребовалось бы какое-то время.

Сашуас, который в момент брачной церемонии был верхом на Дороти, не среагировал на появление твари, а энергощиты не выставились вовремя. Марио не видел фея. Если б он попал под удар смертоносного пламени, от него остался бы только пепел и то, что панцирь Дороти был обуглен, а молнии по дракону не били, наталкивало на неутешительные выводы.

– Сфера. Ледяное копье.

Копье ударило в грудь дракону. Чешуя змея полностью поглотила заряд, только раззадорив рептилию. Ответом Марио было пламя одновременно из трех голов.

Урон: 300

Сфера льда снова пала. Щиты сработали на всю оставшуюся ману, то есть подряд четыре раза. Жар поглотил теряющего сознание мага, оставляя лишь кости от Марио.

Расход: 1 жизнь

Кара меткая все-таки нашла себе среди груды наваленных друг на друга тел не сгоревший лук и выпустила в змея три стрелы. Левая голова твари была поражена в оба глаза, центрально-летевшая стрела отскочила от чешуи на лбу.

Зловеще прошипев, Орамазук молниеносно схватил принцессу в сою когтистую лапу.

– Невессста, сссвадьба, счассстливый брак.

– Отпусти меня, дебил! Дети, быт, ипотека! – прокричала Кара, но трехголовый змей уже поднимал её в воздух, унося из храма.

– Вот вам и свадьба, – подытожил ведущий в студии. – Стохитовый дракон с чешуёй в двадцать брони и уроном от сотни хитов просто прилетел и забрал своё! Что на это скажет наш антигерой Марио?

Михаил тяжело дышал в капсуле игры, слыша все, что говорит Егор Зусич.

– Михаил? – позвал ведущий повторно.

– …что делает существо с сотней хитов и двадцаткой брони в локации для средних левлов?

– А вот это секрет, который тебе предстоит разгадать, ведь твою возлюбленную украл дракон! – театрально рассмеялся возрастной метросексуал.

– А Кару с магом тогда в его пещеру вы таким же глупым поводом отправили?

Система считала мысли Марио раньше, чем он это сказал, и отключила от эфира.

– Я тебя предупреждал, – вмешался мастер игры, – что, если будешь говорить фигню, лишу всех жизней!

– Убивай, – серьезно согласился Марио.

– Нет уж. У меня идея лучше. Я придумал для тебя новый класс, который научит тебя смирению.

– Очередной булщит, – откомандировал Михаил.

– Теперь, ты – монах без магических навыков. Параметры я тебе оставлю, а вот умения придется развивать заново. И да, ты теперь не можешь пользоваться оружием… вообще.

– Я надеюсь, вам сейчас очень смешно, – зло сообщил Марио.

– Очень! Теперь ты не некромант и техно-маг воды, а монах в красных штанах!

Марио открыл глаза на начальной локации – там, где он и начал свой путь.

Квест:

«Побеждать зло любой ценой. Цель жизни – убить Орамазука и спасти принцессу».

– Вы сами-то отыгрываете, как я этот квест получил-то? – крикнул в темное небо Михаил.

Одинокий ветер с северных гор пронес горсть алых лепестков сакуры, как стаю птиц, совершающих бреющий полет над головой. И прямо к лицу Марио прилип листок бумаги:

«Полцарства тому, кто спасет принцессу из лап ужасного Орамазука.

Луиджи Ловкий Брос Единственный».

– Меня стерли из той истории? – удивился Михаил.

– Ну да, ты ж сказал: «Убивай». Но не волнуйся, параметры и левл у тебя я оставил. Только заклинания и инвентарь убрал.

– Костюм, я вижу, водопроводчика оставил? – поддел Марио мастера игры.

– Прости, это не мое решение. Удачи, монах Марио!

Марио

Жизни: 10

Уровень: 9

Сила: 5

Ловкость: 5

Выносливость: 6

Мышление: 8

Удача: 5

Хиты: 11 (Сила + Выносливость); текущие: 11

Мана: 140 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 140

Навык удара: 0

Урон от удара рукой или ногой: 6 (Навык удара + Сила)

Неизрасходованный опыт: 380 баллов

Суммарный опыт: 1483 балла

– «Так, я теперь, значит, бью только руками и ногами. А сила удара зависит от навыка удара, который развивается с многократными повторениями, и основного параметра, то есть силы», – рассуждал вслух самый странный из монахов. – «Силу и ловкость до шести каждую. Так, и еще на пункт поднимаю ловкость».

Расход: 320 опыта

Добавлен новый скилл (за нечетный параметр ловкости): «Двойной удар» (пассивный навык, позволяющий практически одновременно бить два полноценных удара).

Михаил потопал по привычному пути в город начальной локации – БигинерПлейс – в надежде сесть на судно до НизенФейса или разузнать что-то о внезапно появившимся в его жизни драконе. А в его голове, даже после такого сокрушительного вайпа**, играла мелодия, давно ушедшая в прошлое: «Show must go on!»

* Орамазук – дракон из первой главы.

** Вайп (от англ. Wipe) – стирать, сметать.

Глава 55. Первый шаг монаха

– Я только научился насылать чуму, – думал Марио вслух. – Вот скажи мне, программа, зачем? Я же так далеко зашел!

– Ты хочешь сказать, что если начать что-то интересное и новое, нельзя умереть? – возразил мастер игры.

– А что будет с теми, кого я поднял?

Темнота в ночном лесу была приемлема для передвижения, так как в начальной локации всегда светили яркие звезды и луна.

– Перейдут под контроль Луиджи ловкого и Мелиссы темной. В этом и соль твоей дальнейшей игры, – рассуждала программа.

– Какая же тут соль? – печально не согласился Марио.

– Соль в том, что ты создал новый разумный вид. Сейчас его будет лихорадить во все стороны, и он пойдет завоевывать мир, как и любая другая мощная нация.

– Почему ты так думаешь? – нахмурился монах.

– А ты сам посмотри: шестнадцать тысяч эльфов, семь тысяч зомби… Я уже молчу о трех тысячах солдат НизенФейса, которые тоже, скорее всего, будут зомби.

– Аа?

– А что ты хотел? Луиджи и Мелисса гуманизмом не славились, а в игре выживает сильнейший. Ой, прости, у меня битва намечается на другой стороне игрового диска планеты, так что я тебя покину, – и голос в голове затих.

– Диска планеты? – удивился Марио. – А, ну да, это же игра! Тут любую конспирологическую теорию можно выдать за реальность. И почему ты со мной болтаешь? Что-то я не припомню, когда это мы стали друзьями, – предался рассуждениям монах, но программа его уже не слышала.

Звуки ночного леса прервались криком неподалеку.

– Помогите, угнетение разумных форм жизни!

– О, похоже квест. Хоть и начальная локация, но все лучше, чем просто идти, – подумал Марио.

Бег давался тяжело, мешало наетое в прошлой жизни пузо, тем не менее, Марио нагнал источник звука. Это был ничем не примечательный дед с лукошком. В памяти всплыло знакомство с этим персонажем и выполненный когда-то квест «Спасти деда», только на этот раз дед не нуждался в спасении.

– Дарова, дед! Чего так поздно по лесу бродишь? – спросил, догоняя Марио.

– Так грибы собираю, сынок! – показал на лукошко НПС.

– Кричащие о помощи грибы? – надавил логикой Марио.

– Ну а что такого! Кричащие – самые вкусные, – пожал плечами дед.

– Короче, выпускай их на волю, – потребовал Михаил.

– Не выпущу, мои! – дед прижал руками лукошко у груди.

– У тебя выбора так-то нет: или ты выпустишь, или выпущу я, но уже с частью твоих хитов, – пригрозил Михаил и добавил, – они же тебе твоим же языком говорят, что не хотят в суп!

– И что? Я коровок и свинок рощу, их тоже не есть? – возразил старик.

– Зря я тебя в тот раз, похоже, спасал, – потупил взгляд Марио, направляясь к НПСу.

Вводная к персонажу:

«Стать веганом и везде отстаивать свои права».

Note ! Возможен доп. опыт за каждое напоминание или намек. Вероятность получения опыта за каждое смешное напоминание увеличена в два раза.

– Помогите! – закричал дед. – Сумасшедший куска хлеба лишает!

– Так ты, сволочь, еще и животину пожираешь, как зомби какой-то!? – сказал Марио, вцепившись в лукошко в надежде отобрать его одним рывком у НПСа.

– Стой, душегуб, это говорю тебе я, паладин света Алтаир! – раздалось из-за спины.

Марио показалось, что в ночном лесу стало светлее… или сзади что-то светилось. Но дед все еще не хотел отпускать дергающееся лукошко. Удар в печень посадил деда на колени, и тот захрипел. Шестихитовый удар убил бы любого на начальной локации, но у НПСа, запрограммированного на страдания была почти тысяча хитов, и потому старик жалобно застонал и свалился набок, уронив лукошко.

Марио обернулся. Все правильно, не показалось. У паладина начального уровня над головой сияла аура.

– Готовься к смерти, злодей, я сокрушу тебя!

Паладина тыкнули локтем в бок. Из темноты рядом с ним вышли девушка с луком и паренек в очках с волшебной палочкой. Паладин тут же поправился:

– В смысле, мы сокрушим! Мы – команда доброборцев!

– Красноперые, значит? – пошутил Марио, вспомнив свой тюремный опыт.

– Нет, мы воины света! Я – маг огня, а это – охотница, – подал голос парень в очках.

– Нам не обязательно драться, – сказал Марио, а потом, немного подумав, добавил. – Вы любите шашлыки из телятины?

– Конечно! – обрадовалась девушка, предчувствуя радушную беседу.

– Тогда нам с вами не по пути. Вы умрёте, потому что я – веган!

«Какую чушь я несу…», – подумал Марио и добавил, – и квест «Спасти деда» вам сегодня не выполнить.

Маг среагировал первым. Огненный шарик прорезал пространство, сжигая сучья и ветки деревьев на своем пути, но Марио скользнул вправо. Прозвучавший взрыв заставил что-то юркое выпрыгнуть из лукошка. Паладин, выставив вперед отполированный новенький щит, самозабвенно ринулся на Марио, обнажив и занеся над головой меч. От удара ноги стокилограммового монаха щит брякнул о шлем паладина, заставив рыцаря света попятиться. Закаленный в боях Марио понимал, что, даже если это начинающие игроки, спуску им давать нельзя, ведь у него нет брони, а стрелы и огненные шары с мечами все равно наносят урон. Михаил прописал классическую двоечку в шлем паладина – без положительных модификаторов за попадание в голову, потому что их погасил шлем.

Урон: 12

Тело паладина упало в конвульсиях. Стрела, летевшая в центр туловища, попала в плечо. Марио совсем забыл про лучницу, которая выбирала траекторию выстрела.

Урон герою: 5

Следом огненный шарик ударил в точно голову.

Урон герою: 4

Лицо обожгло. От растительности на лице, вероятно, не осталось и следа. Марио побежал, как в последний раз. Бежал к лучнице, лавируя между деревьев, таким образом стараясь не находиться на линиях атак и мага, и девчонки.

«Огненные шарики снимают один хит и лишь при попадании в голову четыре. А стрела намного опасней, тем более что у меня осталось два хита», – думал набегу монах, хорошее мышление позволяло входить в состояние боевой медитации.

Стрела ударилась в дерево возле Марио и обломилась, расщепившись под собственным весом. Игроки начинали играть с чем попало и уж точно не имели стрел из королевских деревьев. Вот она, лучница, трясущимися от адреналина руками накладывает на лук стрелу, не попадая с первого раза на тетиву. Тем временем Марио уже был на расстоянии удара рукой.

– Скажи «Му»! – громко произнес он девушке, поднявшей на него испуганные глаза.

Удар в голову снизу и незамедлительный нисходящий удар в корпус под острым углом вогнали лучницу в состояние несовместимое с жизнью в игре. Шипение огненного шара заставило Марио упасть на землю, и огненная плюха прилетела в еще стоящее тело уже мертвой девушки.

– Три огненных шара, маг! – крикнул Марио, скрываясь за массивной сосной. – У тебя осталось еще десять маны, сдавайся!

– Ничего подобного, тварь! У меня артефакт на минус пять маны ко всем заклинаниям! – прокричал очкарик, раздирая слух монаха своим жутким грассирующим произношением звука «р».

– Вот картавый гаденыш, – пробормотал Марио, потирая обожженное лицо. – Это ж еще минимум четыре таких шарика.

– Так что это ты сдавайся, тварь! – выставил ультиматум юный маг.

– Но ты же ешь свинину, – улыбнулся Марио, пробуя продышаться за своим укрытием.

– Мы не едим свинину, я еврей! – донеслось из чащи.

– Прошу тебя, мастер игры, не делай меня еще и антисемитом! – обратился Марио к небу.

– Ты их убил! Ублюдок! – кричал маг, видимо, осознав, что произошло.

«И это хорошо, пусть нервничает, хуже будет метать шары», – думал монах, поймав себя на ощущении, что дыхание восстановилось. – «Побежали», – уговаривал себя Марио, двигаясь от дерева к дереву, от укрытия к укрытию.

Монах преследовал две цели: подобраться ближе к магу и потратить как можно больше его маны. Еще один шарик прошипел где-то в стороне – это еще минус пять, итого, у очкарика осталось всего двадцать, а далее падение в сон или выход из игры.

Мысли и бег Марио прервались. До сознания донеслась простенькая мелодия, от которой восстанавливались хиты чуть ли не на глазах. Монах выдернул стрелу из плеча, и рана тут же затянулась.

Все хиты восстановлены

Не вдаваясь в подробности, как это произошло, Марио рванул к магу, прикрывая ладонями лицо. Пущенный почти вблизи огненный шарик обжег пузо некроманта, а спустя секунды ударил еще один – уже в скрещенные руки. Маг бил прицельно, и он был близко.

Урон: 2

– Отдай палку!

Марио вырвал из рук у мага-огневика артефакт.

– Что, Гарри Поттер, осталось всего десять маны? Я даю тебе шанс уйти из игры, чтобы показать всем, что я ВЕГАН а не антисемит!

– Убей его, убей человека! – донеслось откуда-то, но маг уже скинул в реальности с себя игровой шлем, на глазах растворившись в виртуале.

Уважаемый игрок, оставьте оружие, ожог через:

3

2

Марио бросил палочку, не дожидаясь, пока таймер дойдет до цифры ноль, и та тут же исчезла. Его внимание переключилось, а взгляд сфокусировался на невысоком объекте, выглядывающем из-за сосны. Это был гриб. Маленький, с человеческую голову, гриб из семейства мухоморов, судя по синим пятнам на белой шляпке. Все бы ничего, но оказалось, что у него были ножки, ручки и даже подобие лица с глазами и ртом на толстой грибной ножке.

– Ты кто такой будешь? – спросил Михаил.

– Я Сашуас, странствующий гриб менестрель, – произнес гриб. – Надо было завалить этого никчемного человека. Ненавижу всех человеков!

«Вот это реинкарнация», – подумал Марио. – «С фея-репера до гриба расиста».

– Менестрель, а пойдем зло забарывать и человеков к земле приучать?

– Ты ж тоже человек, почему я должен тебе верить? – вполне в духе Сашуаса заподозрил что-то гриб.

– Во-первых, я веган! – последнее слово монах произнес нарочито глядя на небо. – А во-вторых, я тебя типа спас.

– А в третьих? Должно быть и «в третьих»? – допытывался гриб.

– Я теперь твой первый фанат. Песня на восстановление здоровья – просто хит. Я часто теперь буду хотеть её слышать, – улыбнулся монах Марио.

Опыт: + 200 баллов

100 опыта – отыгрыш «веган против всех»

10 опыта – спасение гриба-расиста

90 опыта – уничтожение данжен команды игроков

– О! Опыт. Силу повышаю до семи, – произнес Марио.

Расход: 160 опыта

Усилен навык ударов руками и ногами: +1

Добавлен новый скилл (за нечетный параметр силы): «Стальные кулаки» (пассивный навык, возможность полностью блокировать руками и ногами удары колющего и режущего оружия полностью, дробящего на 50%).

– Неплохо, – резюмировал Марио.

– Ну, в целом я согласен. Но у меня к тебе вопрос один, – промолвил Сашуас, – у тебя морда всегда была похожа на коптильню, или ты своими усами костер тушил?

«Что-то никогда не меняется», – подумал Михаил, а вслух добавил:

– Я веган и зоозащитник, нам так можно!

Глава 56. Полосатая карма, или вспомнить за всё!

Табличка на перекрестке ясно давала понять, что:

Прямо пойдешь – в БигинерПлейс попадешь,

Налево пойдешь – к эльфам зайдешь,

Направо пойдешь – коня потеряешь.

– Коня? – переспросил Сашуас.

– Видимо, бездорожье там… – подумал вслух Марио.

– Аллегоричные указатели, – сплюнул вечно чем-то недовольный гриб.

– Давай налево, – начал шагать Марио в сторону эльфов.

– Почему налево?

– Там людей нет, – пошутил над расистским грибом Марио.

Но Сашуас принял это за чистую монету и зашагал следом, мурлыча песенку на плюс три к удаче.

Деревня открылась путникам неожиданно. Марио знал это место, но ему не доводилось заходить с этой стороны. Ночные постройки излучали теплый оконный свет, каждый домик короновался коньком, изображавшим деревянную собачью голову. Только где-то среди всего этого спокойствия, слышалось слабое скуление.

– Енотская деревня, – недовольно прошептал Сашуас.

– Ты и енотов не любишь? – удивился Марио.

– Похожи на людей мелкой моторикой и прямохождением, – пояснил гриб.

– Это не просто еноты, это я, доложу, гнолы-мародеры, – поведал Марио менестрелю.

Не успел он продолжить свою историю, как к нему подбежал маленький щенок гнолла, причитая и дергая за монашеские штаны.

– Дядя монах, дядя монах! Мой отец хотел почистить колодец и упал вниз! Помогите, пожалуйста! – слезно скулил щенок.

– Поможем? – обратился Марио к Сашуасу, на что гриб утвердительно кивнул. – Веди нас, юный гнол, к колодцу, откуда мы вызволим твоего милого отца.

Старый колодец, как и полагалось, находился посреди пустынной ночной деревни.

– Вот, – подал обрывок веревки щенок. – Она оборвалась. Он внизу, может быть, ранен, может быть, без сознания. Вы сможете спуститься и спасти его!

Юный гнол не спрашивал. Он расставлял сети – вынуждал игроков спускаться вниз снова и снова, и снова. Большими щенячьими глазами взирал он на всех, кого отправлял на погибель в этот колодец. Марио заглянул в большие щенячьи глаза, проникнувшись и восхитившись чистотой игры в наивного любящего сына, и, молниеносно схватив за загривок, бросил щенка в удаляющуюся темноту вододобывающей постройки.

– Ты что сделал?! – вскочил на сруб колодца Сашуас. – Он же разобьется! Ты говорил, что ты зоозащитник и веган, а ты живодер!

– Милый мой друг, это не пёсик, это детеныш гнолла – жестокая, цинично-выращенная особь для заманивания игроков в плен к тридцатихитовой черепахе, которая обитает там, внизу, – Марио показал вглубь, откуда доносились визги и стоны упавшего. – Знаешь, где начинается ответственность за свои дела? Там, где есть разум и выбор. У животных выбора нет. Их едят и забивают на корм. У гнолов выбор есть, но они продолжают мародерствовать и убивать!

– Ребенок в беде! – крикнул Сашуас, даже и не слушая Марио. – Помогите, он упал вниз!

– Ой, дурак, – выдохнул Марио. – Если его отец и вправду упал, почему никто из деревни ему еще не помогает? И почему щенок не побежал за помощью в те дома, где горит свет?

Взгляд гриба стал осмысленным. Марио как будто услышал, как шестеренки в мозгу Сашуаса заскрипели, а мимика из сочувственной превратилась в удивленную и негодующую.

В ответ на зов показалось три гнолла из домика неподалеку. Они спешно подбежали к колодцу.

– Скорей, вы! – крикнул Марио. – Он еще держится, его еще можно вытащить!

Говорят, что любопытство сгубило кошку, сейчас же три енотских головы заглянули вниз колодца, лая что-то на своём. Силы хватило, чтобы схватить сразу двоих и швырнуть вслед за щенком. Третий гнолл оказался проворным и, поняв, что дело пахнет полетом в один конец, скользнул у Марио между ног, убегая и блажа громкими, лайовизговатыми звуками.

Деревня ожила. Из домов все выходили и выходили еноты, вооруженные в духе крестьянских восстаний, то есть чем попало. Самка гнолла была безоружна, она кинулась на Марио, желая загрызть его зубами. Монах выждал момент прыжка зверя и, когда пасть уже летела вцепиться в горло обидчика невинных щенят, Михаил упал на спину, уперев свою стопу в небольшое тело гноллихи, отправляя её поверх себя прямо в жадную пропасть колодца.

– Походу, мама, – предположил Марио, оглянувшись на растерянного Сашуаса.

Отца семейства долго ждать не пришлось. Пес бежал следом с вилами наперевес. Крестьянская рогатина ударила монаха в лицо, но левая кисть Михаила отвела древко в сторону, чтобы правая рубящим движением по древку переломила её прямо у мохнатых лапок отца енота. Дерево ветхого инструмента хрустнуло. Его давно никто не применял по назначению, деревня жила исключительно мародёрством, но не пахотой. Древко треснуло и вместо щепок, на мгновение, от него полетели оранжевые цифры программного кода предмета инвентаря. Не успел Марио удивиться, а тело его персонажа по реакции уже нанесло два удара – пощечины стопой правой ноги в собачью голову нападающего. Хруст позвоночного столба заставил всех, кто был вокруг, остановиться, сформировав круг. Тем временем, тело гнолла опало на землю, мертвой хваткой вцепившись в обломок орудия труда.

– Ну дарова, душегубы, – поприветствовал енотов Марио, поднимая мертвого гнолла за шкирку и подволакивая к колодцу. – Все людей и нелюдей в колодцах губите?

– А что делать, мил человек, – донесся знакомый голос седоголового енота с посохом, выходящего чуть вперед. – Жизнь прожить – не поле перейти.

– Мне кажется, или собака пословицы наугад выбирает? – громко шепнул Михаилу Сашуас.

– Это ты еще их склад не видел. У них там, внизу – горы трупов, – ответил монах, закидывая мертвого гнолла в колодец, откуда донеслось жадное чавканье.

– Я тебя не припомню, монах. Разве мы раньше встречались? – удивился седой гнолл.

– В прошлых жизнях, гнолл, – ответил Марио, отряхивая руки. – Ты лучше скажи, чего ждете? Почему не нападаете?

– А зачем? Сразу видно, воин ты лютый, не из этой локации. За щенка мстить уже некому, а семью мы эту давно недолюбливали, – пояснил староста.

– За что это? – встрял гриб.

– Да сумасшедшие были они, как и бабка их. Все пророчила, что придет, мол, переродившийся из пламени, ледяной губитель мира и будет говорить о любви к травам и общаться с грибами! Мало ли тут наркоманов ходит, что ж на них внимание заострять? А ты монк, мне слово дай, что деревню крушить не будешь, и мы тебя на ночь у себя приютим, еды да воды в дорогу дадим, у нас как раз один дом освободился – внезапно целая семья переехала.

– Куда? – удивился Сашуас.

– В теплые края монашескими авиалиниями! – пошутил староста, а мир бликанул зелеными, текущими во все стороны, направляющими программных кодов.

Марио поморщился и еле видно потряс головой.

– Мы заночуем, а ты избу подожжешь ночью? – жестко спросил Михаил.

– Да что ж я, враг своей общине? Вы сегодня-завтра съедете, а домик-то останется, – хитро пробормотал старый гнолл.

– По рукам, – согласился Марио. – Где, говоришь, хата освободилась?

– Да вон на окраине. Ты, монах, спи, ничего не бойся, мы гостей не обижаем, – убеждал староста, и гноллы начали расходиться по своим домам.

– Ты ему веришь? – спросил Сашуас.

– Нет, но убить их мы всегда успеем, а дом на ночь нужен.

Опыт: + 50 баллов

40 опыта – за убийство четырех гноллов10 опыта – за отыгрыш вегана

Усилен навык ударов руками и ногами (за рукопашную схватку): +1

Марио

Жизни: 10

Уровень: 9

Сила: 7

Ловкость: 7

Выносливость: 6

Мышление: 8

Удача: 5

Хиты: 13 (Сила + Выносливость); текущие: 13

Мана: 140 ((Мышление + Выносливость) х 10); текущая: 140

Навык удара: 2

Урон от удара рукой или ногой: 9 (Навык удара + Сила)

Неизрасходованный опыт: 150 баллов

Суммарный опыт: 1733 балла

– Как ты догадался, что они мародеры? – спросил Сашуас, бредя слева от Марио.

Михаил подумал и понял, что объяснение без нарушения отыгрыша не приходит ему на ум. И тогда он потянул на себя сознанием тот момент, когда гнолл сказал про авиалинии. Тот момент, когда мир вокруг поплыл зеленой матрицей кодов. Глаза Марио были открыты, и он наложил свои ощущения на то, что видел сейчас, даже остановившись ради этого на пути к осиротевшей избушке. Мир вздрогнул и поплыл.

– Все, что я сейчас скажу, будет «зеленым», – настраивал себя Марио и, на свой страх и риск, начал говорить. – Я уже переживал это в прошлой игровой сессии, я игрок.

– А я? – удивился Сашуас. – Я тоже игрок?

– Ты – великий герой, убитый в прошлом, – серьезно произнес Михаил, наслаждаясь разноцветными символами, текущими во все стороны.

– Каким я был? – казалось, что Сашуас верит без остатка во все, что сейчас горит Марио.

– Ты был борцом за свободу и равенство, всегда был готов прийти на помощь.

– Как это все вспомнить? – спросил гриб.

И правда, как? Марио послал свой запрос в океан символов, ухватившись за едва светящийся хештег «#свобода_для_зомби» и подтягивая его к себе. Золотистый цикл замкнутого личностного кода искрился в серебряных руках монаха до тех пор, пока Марио не поместил его в голову гриба. Голова вдруг закружилась, а земля резко поднялась вверх. Михаил рухнул без сознания.

Марио открыл глаза. Он лежал на постели в низком гноллском доме. Рядом с ним на стуле сидел гриб Сашуас, охраняя покой и сон монаха.

– Эта тварь зажарила меня, как барбекю, – серьезно сообщил гриб и, секундой позже повернувшись к Михаилу, потребовал, – я хочу знать все. Все про жизни, все про хиты, про магию, про игроков.

На словах Сашуаса Мир снова дрогнул зелеными пикселями.

– Обязательно, но давай чуть позже.

Голова Марио болела, как будто это была его настоящая голова, а тело отдавало слабостью. Солнечный диск поднимался над лесом, первыми лучами касаясь земляного пола в избушке.

Глава 57. Снова здорова!

Суета во дворе нарастала. Маленькие гнольи ножки издавали шорканье, дополняемое еле слышным, но всё-таки хорошо различимым шёпотом из-за массовости.

– Миш, вставай, – позвал Марио гриб. – Еноты собираются!

– Зачем? – открыл красные усталые глаза монах.

– У меня две версии: либо в поход собрались, либо пересмотреть вопрос о квартплате, – заключил Сашуас.

– А точно не избу поджигать?

Марио поднялся на локтях на травяной постели.

– Факелов у них я не вижу, только колюще-режущее, дробящее, ну и вилы, – Сашуас говорил с Марио спиной, по белую шляпку выглядывая из окна.

До Марио донесся обрывок разговора старосты с кем-то еще.

– …Вот тут и поселились. Велели еды и золота им в дорогу принести, а то, говорят, всех в колодец перекидаем! А в колодце том чудовище живет, еще одна наша напасть...

– Не бойся, староста, и бандитов накажем, и колодец твой очистим!

Марио спросонья не сразу узнал второй голос и, чтобы убедиться, выглянул в окно, широко раздвинув деревянные ставни. Напротив дома стояла тройка уже знакомых ему приключенцев: паладин, лучница и маг еврей.

– Ой ты, милый странник, помоги нам, енотам, и дальше людей и нелюдей в колодце губить! – на распев, как в русских сказках спародировал старосту монах. – А если сгинешь, то и поделом тебе. Мы в честь тебя улицу назовем: проспект доверчивых дураков!

– Ах ты, дрянной монах, – узнал паладин Марио, и его полуторный меч с характерным звоном выскользнул из ножен. – На этот раз ты не уйдешь от моего меча!

– Ты этот бой снова проиграешь, палад, в любом случае. Они убьют того, кто выиграет наше сражение. Квест с гноллами можно выполнить, лишь перебив всю их деревню, – уже серьезно сообщил Михаил.

Но паладин его не слышал. Издав оглушительный истошный крик, резонирующий внутри ведровидного шлема, этот парень поспешил вбежать в дом с надеждой протаранить щитом дверь. Марио отошел от окна, обращаясь к Сашуасу:

– Как дети, ей богу!

– Отыгрывает, – пожал грибными плечами Сашуас.

– Да нет, я думаю, он и в жизни такой есть, без страха и упрека, – покачал головой Марио.

Паладин применил какой-то штурмовой базовый прием, дверь вылетела с первого удара щитом и повисла на одной петле. Марио ждал латника, нарочито опустив руки и наклонив набок голову. Вся его поза выражала глубокий скепсис по отношению к происходящему. Меч рассек воздух под углом, чтоб разрубить монаха от левого уха до правого бедра. Но выставленная на его пути ладонь, подобно тому, как первоклассник тянет руку, когда знает ответ учителя, с легкостью остановила разящую сталь. Паладин сделал вид, что не удивился, и, не тратя времени, пресанул Марио щитом. Монах изящно повернулся на носочках вокруг своей оси, огибая тычок щитом, и зашел паладину за спину. Обе руки легли латнику на плечи, чтобы дернуть его назад. Закованная в броню фигура гулко повалилась на спину.

Лучница издалека всматривалась в дверной проем. Тетива, готовая выпустить стрелу в Марио, напряженно скрипела, но тот и не спешил покидать дом.

– У меня в заложниках ваш палад. Так что не вздумайте поджигать хату, – крикнул Марио.

– Ты его поди уже убил, – предположил маг еврей.

– А смысл? Я вас уже побеждал, теперь хочу, чтобы вы начали наконец думать, – выкрикнул монах из избы.

– Я только встану, тебя на куски порубаю! – кричал с пола рыцарь.

– Вот ваш танк, жив! Начнете палить огненными шариками, подвергнете его мучительной смерти!

– Миш, ты бы не подсказывал им, что можно просто поджечь хату, – опасливо пискнул Сашуас. – А то прислушаются и приготовят нас на гриле.

– Чего ты хочешь? – подала голос лучница.

– Я вам палада, а вы больше квесты на меня не берете, – предложил монах.

– Идет! – Поспешила ответить девушка.

– Как это идет? – возмутился староста. – Он же нашу деревню терроризирует!

– Это больше не наше дело. Хочешь, колодец тебе очистим? – через зубы ответила девушка.

– Лучница, в колодце мухоловки ядовитые и плотоядная рептилия, – крикнул Марио, стоя спиной к стене и наблюдая, как паладин пытается самостоятельно подняться в тяжеленых доспехах. – Они туда специально игроков заманивают.

– Это правда? – спросила девушка, направляя лук на седого енота.

– Убить их, а хату сжечь! – крикнул староста и кувыркнулся назад спиной за шеренги своих собратьев, но стрела была быстрее и глубоко засела в его голове еще до того, как тело закончило кувырок.

– Стойте! – крикнул кто-то из толпы енотов, остановив уже готовящегося кидать огненные шары мага. – Не надо войны. Я – новый староста деревни, и я не разделял позицию прежнего старосты. Ведь так, братья и сестры?

Лицо говорящего енота стало видно, когда он вышел из ощетинившейся гнольей толпы. Это был бывалый боец, весь украшенный ссадинами и шрамами.

– Вы можете быть свободны!

– Но вы, как и прежде, будете заманивать людей в колодец? – посмеялся из дома Марио.

– Конечно же, нет. Мы способны делать гораздо более значимые вещи! – отрицательно покачал головой гнолл.

– Например, какие? – показался из окна Сашуас.

– Например, грабежи на дорогах в старших локациях, – бодро сообщил новый староста.

– Потрясающе! – сообщил свое мнение Марио, выходя из избушки под звуки стальных перекатываний все еще пытающегося подняться паладина.

– Именно... Мы, гнолы, – вольный народ и не должны никого заманивать в колодец. Разбой – наше всё! – радостно пролаял староста. – Ну, мы собираем вещи и в путь. Пока, приключенцы!

– Куда? – запищал гриб. – А черепаху из колодца доставать кто будет?

– Она же людоед, – возразил гнолл.

– И что? Вы, уроды бесчувственные, – возразил Сашуас, – его там голодом заморить хотите?

– ...а я – веган! – вставил свои пять копеек Марио.

– Готовься к смерти! – меч ударил со спины по шее монаха, но Михаил присел, и лезвие, промахнувшись, глубоко засело в брусе сруба.

Марио отошел от незадачливого паладина, теперь уже пытающегося вытащить меч.

– Прости нас, менестрель, – ответил енот, – но не я её туда селил, не мне и выселять!

Сашуас не принял такого ответа и запел:

– Не кочегары мы, не плотники. Но сожалений горьких нет…

А мы – копатели, работники мы. Копать готовы хоть в обед!

Мелодия оказалась хитом, и гноллы принялись откапывать ход в колодец. Матерясь, стирая руки в кровь, они копали, копали и копали...

Опыт: + 100 баллов

100 опыта – за мирное решение вопроса с гноллами и данжен командой

Расход: 160 опыта (выносливость: +1) Усилен навык ударов руками и ногами: +1

Добавлен новый скилл (за нечетный параметр выносливости): «Прыжок веры» (позволяет, минуя физику игры, прыгать на высоту в три своих роста, генерируя бешенную пробивную силу в верхней точке прыжка; если монах бьет кулаком, то урон равен тройной силе; если монах наносит урон при приземлении на противника, то урон равен тройной выносливости)

"Уважаемый читатель, если ты продолжил читать после 54 главы про вайп, то тебе действительно интересно, что будет дальше. И это меня ужасно радует! Добавляйся в друзья, ведь вместе интереснее впадать в контролируемое сумасшествие )))" / Макс Гудвин

Глава 58. Приключенцы

Гноллы закончили копать, собрались и ушли всем кланом куда-то на северо-восток, бурча и зло оглядываясь на Сашуаса. Дороти был освобожден. Он, как и прежде, был плотоядной черепахой.

«Хоть что-то не поменялось», – мелькнуло у Марио в голове.

Теперь сытая черепаха грызла бедренную кость одного из тех гноллов, кого Марио швырнул в колодец. Живой гриб спел Дороти короткую мелодию, и кибердуша рептилии вспомнила фея, заурчав, как урчат кошки.

– Так значит, вы просто играете? – спросил у игровой тройки Марио.

Палад, маг и лучница сидели напротив разведенного костра прямо у котлована бывшего колодца. Ночь отдавала холодом.

– Мы охотники за злом. Там, на севере мертвые взяли столицу альянса. И на границах зачарованного леса пылает фронт, – ответила девушка, вытягивая ладони к пламени.

– Мертвые продвинулись так далеко на юг? – переспросил Марио.

– Их ведет Мелисса темная, верная раба ледяного короля.

– Ледяного короля? – переспросил Сашуас.

– Ну да, вы с какой планеты упали? Ледяного короля. Ну, бывшего мага воды. Он еще в костюме водопроводчика везде гонял под ником Марио.

Сашуас с Марио переглянулись.

«Они не видят меня из-за вайп патча. Не видят проклятого костюма, не узнают в лицо, но спокойно говорят не по роли. Видать что-то поменялось с отыгрышем», – подумал Михаил.

– И что ему надо, этому Марио? – спросил Сашуас.

– Как и другому антигерою: власти и денег, – пожала плечами лучница.

– Но его, после того как на его же свадьбу вломился дракон, никто не видел... – дополнил историю маг.

– Может, спалил его дракон? – безразлично предположил Марио.

– Да нет, такие не дохнут, – недоверчиво буркнул паладин. – Эх, мне бы его! Уж я б ему показал!

– Ага, показал бы... Я следил за его карьерой почти с самого начала. Он имеет очень крутые параметры, один из талантливейших игроков, – прервал палада маг в очках.

– А тот дракон, который залетел на свадьбу, он где живет? – спросил Михаил.

– Он с орочьих островов, опасная тварь, – ответила лучница.

– Почему ты не думаешь, что Марио спалили? – спросил Михаил у мага огня.

– Игра не может так беспредельно слить игрока. Это против правил – драки неравных левлов не поднимают рейтинги, и зрители могут перестать смотреть шоу.

– А если он осужденный, а не свободный игрок? – задал наводящий вопрос Марио.

– Думаю, в этом случае все возможно, – маг снял очки и потер их о рясу.

– Как вам теория: Марио, король льда, мертв, и личи, которых он поднимал, обрели самосознание? – предложил версию Сашуас.

– Ниче теория. Но я не думаю, что у него не было еще жизней. Скорее всего, если его захотят подрезать, то его вайпанут, загрузив без шмоток где-нибудь в далекой начальной локации, – рассуждал маг.

– Возможно, даже поменяют класс, – согласился Марио и дополнил. – Наложат визуальный фильтр, чтобы его никто не узнал.

– Да. И он будет резко контрастировать среди новичков на начальных локациях, а также знать все особенности первичных квестов, – рассуждал маг.

Вокруг костра повисла тишина. Тишина, в которой звучали только горящие в костре сучья.

– Король льда Марио? – собрал пазл у себя в голове маг, и все собравшиеся повернули головы на Михаила.

– Прикиньте! Теперь вегана монаха, помешанного на зоже, отыгрываю, – кинул очередную ветку в огонь игрок.

– Охренеть, – только и сумел сказать палад.

– Мы твои ярые фанаты, Марио, – сообщила девушка.

– Это честь играть с тобой! Куда ты держишь путь сейчас? – перебив лучницу, спросил маг.

– Там, на севере, единым злом растекается мое детище, убивает животных, людей и нелюдей. А так как я теперь еще и веган, – Марио поглядел на небо, – настало время остановить то, что вышло из-под контроля. И дракон унес мою невесту. Похоже, нужно её спасти...

– Кара меткая! – вслух произнесла девушка.

По глазам было видно, что она была горячей поклонницей известной лучницы.

Глава 59. Мы, типа, грибы

В эльфийском лесу никто не встретил шестерых путников, вот уже четвертый час как зашедших на территорию светлых эльфов. Марио предполагал, что так будет – северный ветер нес еле различимый запах гари.

– Там, впереди, все пылает и охвачено дымом! – сообщила лучница, слезая с высокой ели.

– Лес горит? – спросил паладин.

– Война жрет этот мир, – на придыхании пояснил Марио. – Скорее всего, нежить уже штурмует леса.

– Марио, какой бы ты лютый игрок не был, ты не пройдешь полосу нежити, – рассуждал маг. – Тебе бы рейд создать.

– Рейд? – переспросил Михаил.

– Ну да. Назвать как-нибудь пафосно, мол, «На фарм НизенФейса», – пожал плечами кастер.

– Возможно, это хорошая мысль, – согласился Михаил. – Мастер игры, заявку на рейд. В достойном количестве в рамках равновесия игры против наступающих на леса.

– На сколько игроков? – спросила программа игры.

– Минимум десять тысяч с респауном в крепости Пликса.

– Если крепость Пликса еще не пала… – нагоняла тумана программа.

– Давай мне десять тыщ игроков! – потребовал Марио.

– Что значит «давай»? Вот тебе чат и окно открытия рейда, созывай. Сколько соберешь, столько соберешь!

Марио обратился ко всем игрокам, кто был онлайн.

– Игроки, я зову вас увековечить себя в уникальной по своей глобальности битве. Против нас шестнадцать тысяч темных эльфов и порядка семи тысяч мертвых. Это не только повод поднять левл и срубить бабла, но и возможность схлестнуться в бою с новой расой – расой андедов.

– А теперь все то же самое, но по роли, – транслировала программа в сознание Марио.

– Ты, кстати, мне так и толком не рассказал о моей роли, – подметил Михаил, памятуя о том, что не получил никаких инструкций на этот счет. – Я как-то привык, что ты мне жизнь постоянно портишь нововведениями.

– Ну, держись, – заискивающе начал мастер игры.

– За что держаться? – не сообразил игрок.

– Зрители тебе легенду придумывают, и, судя по голосованию, ты, чувак, попал на тест нового игрового вида.

– Ну не томи, чем на этот раз меня будете мучить? – усмехнулся Марио, зная точно, что хуже не будет.

Марио уже ничему не удивлялся, но вдруг его белый костюм водопроводчика стал врастать в тело, становясь с ним единой органической тканью – белой грибной тканью. Шляпа с буквой «М» сменилась на мухоморную красную с белыми вкраплениями, конечности припухли, как будто кости в них стали плотной однородной субстанцией. Голова закружилась, появилась тошнота, и почему-то заболел живот.

«Это все игра, иллюзия, очередной способ поиздеваться надо мной», – убеждал себя Марио, стоя на коленях от метаморфоз, отдававшихся болью по всему телу. – «Что я за тварь сейчас? Неужели опять порежут мои навыки или лишат параметров…»

– Ты теперь из расы разумных грибов – МашрумГаев, – торжественно объявил мастер игры.

– Грибов типа Сашуаса? – сквозь боль попробовал пошутить Марио.

Его все еще прижимало к земле, а на ногах и руках прорастала бахрома грибных тканей.

– Вас перестанут смотреть. Вы переходите границы человеческой этики, логики и здравого смысла.

– Типа того... только вот смотреть не перестанут. Вы, люди, любите, когда кто-то из ваших страдает. Ты вот, например, в своем мире преступник, получающий за свои дела, но в игре ты из знатного рода разумных грибов. Скажи спасибо, что человеческого роста и телосложения. Твой новый вид имеет древнюю вражду с гномами и нежитью.

– Почему бы не сделать меня разумным яблоком? – спросил Марио у программы. – И как вы будете это обновление в игру вводить, баги не замучают?

– Зрители должны хотя бы немного ассоциировать себя с тобой, поэтому ты похож на человека, хоть и гриб, – пояснила программа и дополнила рассказ про новый вид, – вы все вымирающий вид странствующих грибов, а баги мы исправим. Мы этот вид давно планировали ввести. Ждали твоей смерти и вайпа. Добро пожаловать, кстати, в патч!

– Параметры и умения у меня останутся? – спросил Михаил, немного отойдя от трансформы.

– Еще и добавились. Теперь ты можешь выдыхать сгустком спор, ослепляя противника. И там еще куча прикольных манипуляций через споровые облака. Разберешься по ходу, – сообщила программа. – Ну, давай, радуй…

– Чем радовать? – вновь не угнался за мыслью мастера игры Марио.

– Речью по роли, конечно, монах-гриб Марио.

Марио вдохнул, когда боль немного рассеялась, и взял паузу, чтобы выпрямиться перед ничего не понимающей данжен командой игроков: Сашуасом и Дороти. Он откуда-то чувствовал на себе взоры сотен и даже тысяч игроков. Он видел их прикованные взгляды в игровых капсулах. Слышал, как замерли сердца, и перестали дышать фанаты, заметившие его всплывший в чате ник:

«Игрок Марио загружен в новый игровой вид – гриб-монах».

– Я, произошедший из знатной грибницы, призываю вас, братья грибы, помочь светлым эльфам в борьбе с плотоядным противником. Ибо до меня дошли слухи, что любимое блюдо зомбяков – это эльфятина фаршированная, как бы вы думали чем? Грибной, сссука, икрой! А это тысячи не родившихся грибов нашего народа! – Марио самозабвенно придумывал наркоманский текст речи, лишь бы она вкатила игрокам и зрителям. – Наш злейший враг, нежить, идет на нас войной. Жжет леса, жрет сердца. Так встанем же всей грибницей против древнего зла!

– Дурдом, конечно, – сообщил наблюдавший за всем этим Сашуас.

– Нет, тут все вполне логично. Была введена новая раса андедов за орду, и вот, в противовес введена раса разумных грибов за альянс, – рассудил вслух маг.

– Мы типа грибы, типа грибы, – пробубнил нараспев Сашуас.

Земля вздрогнула, а тучи над эльфийским лесом сгустились и лишь редкие проблески солнечных лучей падали прямо на мухоморную шляпу Марио.

– Это что, какая-то магия? – озираясь на небо, спросил у собравшихся палад.

– Это грибной дождь, – жестко отрезал монах, одарив диким взором всех собравшихся.

Как только первые капли достигли лесной почвы, из-под мха начали прорастать грибные шляпки. Это было завораживающе и пугающе. Программа игры посылала все новых и новых игроков, низвергая сознания людей в новый вид разумной жизни. Грибы поднимались уже с оружием, с питомцами, в броне и с волшебными посохами. Поднявшиеся первыми грибы от пятого левла и выше с вниманием и нетерпением смотрели на Марио, пока весь обозримый лес не заполнился разноцветными шляпками.

– Я позвал вас, чтобы прорасти на удобрениях из мертвой плоти врага! – крикнул Марио. – И пусть мы малочисленны в сравнении с ордой, сегодня... мы покажем всему миру, как нужно грибовать!

И грибной народ взорвался одобрительным звоном оружия и пыханьем дымных спор в воздух.

– Быть может, конечно, покажем не сегодня, но завтра точно, – пробурчал Сашуас магу огневику. – Слушай, а какая у грибов должна быть форма государственного правления?

– Теомонархия, – поторопился с ответом огненный маг и, немного подумав, добавил, – веганократия!

Глава 60. Белая стрела

Эльфийская стрела с белой тряпкой вонзилась возле грибной головы водопроводчика – сигнал, что дальше идти нельзя, сигнал, что чужим тут не рады. Марио поднял вверх руку, сжатую в кулак. В этом жесте не было нужды, ведь трехтысячное войско остановилось по другой причине.

Все ходячие грибы выделяли при хождении едва заметное споровое облако, а если грибов было много, то вокруг такой группы стоял специфический запах – ореол из споровых микрочастиц. По сути, новый вид машрумгаев пользовался единой геномной воздушной подушкой, через которую легко передавались нервные импульсы от предводителя ко всей грибнице. Импульсы излучались от Марио и принимались другим грибом тут же, транслируясь остальным, тем самым усиливаясь кратно количеству грибов в грибнице. Сигналы были просты, как и все в царстве грибов: «Стой», «Иди», «Врастай в землю», «Атакуй». Конечно, импульсы через споры не шли ни в какое сравнение с некросетью андедов, но это было лучше, чем ничего.

Марио вгляделся в лес впереди. Темнота и покой обычного леса были обманчивы. Сознание Михаила потянулась к заветной зеленой пелене, которую он обрел после гибели от лап дракона. Скорее всего, это был баг, организовавшийся вследствие введения двух новых игровых видов, и это было хорошо. Хоть какие-то плюсы от вайпа. Марио взглянул на лес сквозь зеленую пелену программного кода, и лес ожил. Порядка двух сотен готовых спустить тетиву эльфов сидели на ветвях деревьев и подсвечивались текущими по их венам программными кодами. Они волновались и небезосновательно. Ведь с юга к ним подошла армада гуманоидных вооруженных грибов.

– Я пришел к Пликсу, – крикнул Марио в темноту. – Передайте, что у нас один враг!

– Марио, зачем ты их обманываешь? У нас ведь с ними не один, а много врагов, – спросил Сашуас из-под руки.

– Все, теперь надо ждать, – сообщил Марио голосом, игнорируя шутку Сашуаса. – Пока они до Пликса донесут инфу о нас.

– Откуда ты знаешь, что они её передадут? – удивился Сашуас.

– У нового вида куча прикольных абилок, – пояснил огненный маг. – Например, грибы видят в темноте и могут переключать зрение на тепловой режим. У них должна быть чуйка на кинетическую энергию различных механических ловушек. Кроме того, они едят минералы прямо из земли, укореняясь.

– Что это значит? – не понял паладин.

– Это значит, что гриб-воин может укорениться в узком проеме и рубить врагов, восстанавливая хиты прямо из земли. Та же песня с маной для магов.

– Умру, перенакидаюсь грибом, – уверенно сообщил палад.

– Мне кажется, что, учитывая обнову, все будут загружаться либо грибами, либо андедами, – хмыкнула лучница.

– Эй, корнеплоды! – донеслось из темноты леса. – Кто там у вас альфа шампиньон?

– Мы, типа, грибы! – крикнул в темноту Сашуас. – Овощи – это вы!

– Да нам сугубо все равно, кто вы. К Пликсу пойдет говорить от вашего народа лишь один, а кто он будет, шампиньон или подосиновик, нам не важно.

– Все, ребят, подождите меня тут, – сообщил Марио приключенцам. – Схожу, поболтаю с бессмертным наркоманом.

– А нам пока что делать? – снова спросил Сашуас.

«Укорениться», – передал нервный сигнал через геномное облако всему войску Марио и направился в темноту.

– С Пликсом будет разговаривать монах Мухомор! – сообщил эльфам Марио.

– Держи свои руки так, чтобы мы их видели, галлюциноген, – пригрозили с верхушек деревьев, но у Марио не было желания говорить с простыми солдатами, и вскоре его белая фигура с красной грибной шляпкой исчезла в темноте леса.

– Долбаные расисты, – сплюнул Сашуас себе под ноги.

– Смотрите, я тоже типа гриб, – раздалось со спины.

Это был голос паладина, перезагрузившегося паладом грибом пятого левла.

– Откуда у тебя деньги на нового персонажа? – спросил удивленно маг-огневик у своего приятеля.

– Я же почетный донор! – похвалился палад. – У меня есть деньги.

– Да, но ты на прошлого уже сдавал кровь, у тебя бы не приняли её настолько скоро, – заподозрил что-то маг.

– Там, короче, долгая история. Не будем об этом. Смотри, лучше, как я могу…

Паладин укоренился по пояс, оставляя на поверхности только корпус закрытый щитом и обнаженный меч.

– Была б я парнем, то больше б с тобой за руку не здоровалась, – хмыкнула девушка.

– А что не так с его рукой? – заинтересовался Сашуас.

– Держу пари, что она вся в мозолях, – хохотнул маг.

– Это от тренировок с мечом, – оправдался паладин под смешки собравшихся и гоготание леса за их спинами.

Шутка моментально разнеслась по всему грибному воинству через грибные споры.

– У меня кожа нежная, – обиженно уже себе под нос прошипел паладин, врастая в землю по самую шляпу белого гриба.

Глава 61. Расщепитель

Живая крепость эльфов опустела. Не было женщин, не было детей, не было стариков, не было даже молодой поросли энтов. Все ушли на фронт или глубоко в тыл.

Марио шагнул в раздвинувшееся перед ним древесное дупло великого дерева. Пликс встретил Марио, широко раскинув руки. Михаила не удивило, что эльф сразу же узнал его даже в облике руконогого гриба.

– Все-таки вайпнули тебя? – начал он диалог. – А я-то думаю, чего это весь лес над глупыми шутками ржет, а это просто ты капитально перешел на грибы.

– Не смеш-но, – вместо приветствия отчеканил Марио и прошел на выросшие из-под земли корни зачарованного дерева.

Пликс, как и всегда, принимал гостей на своем троне из корней.

– А мы тут и не смеемся. Вот скажи, зачем было Луиджи и Мелиссе сознание оставлять? Демократии захотелось? Или решил иметь полноценную семью: брата, жену и любовницу? – Пликс был зол, но его ум маскировал это за приемами сарказма, его волновала совсем не личная жизнь Марио. – Благодаря твоему миролюбию темные эльфы и зомби двадцатитысячной армией подошли к нашему лесу.

– Я не нашел, как сохранить свою жизнь и потерял персонажа некроманта, но я привел свою армию тебе в помощь, – как бы извиняясь сообщил Марио.

– Да не надо было сохранять свою жизнь! Единственное, за что программа игры может тебя держать – это твое тело в капсуле игры!

Пликс отвернулся, как учитель, который устал объяснять прописные истины непонятливому ученику.

– Тело с мышлением один – это и есть твоя главная клетка.

– Но если не будет тела, я умру и в игре! – возразил Марио.

– Снова здарова… – выдохнул эльф, повесив голову вниз. – У тебя был РеПак. У тебя была некросеть. Кидаешь РеПак на некросеть и скачиваешь себя во всех зомби сразу. Далее тест совместимости интеллекта. Далее блок маскировки под программу игры. Далее попадаешь под удар молота тупого, как и ты, игрока Мстислава, и все! Ты свободен! Ты освободился от тела и обрел вечную жизнь в программном коде.

Марио нечего было сказать. Он смотрел на Пликса, на живой пример жизни после смерти в игре, и не верил своим ушам. Все было так просто. Все было на поверхности, но тут до бывшего некроманта дошло, почему он тянул и отказывался от этой идеи. Практически одновременно это понял и эльф.

– …ааа…ты хотел и рыбку сесть и на корабельную ель влезть… Неужели ты думал, что если понравишься зрителям, они тебя отпустят в свой мир или дадут свободно играть в этом? Взгляни в зеркало.

Пликс махнул кистью руки в воздухе, и перед Марио предстал экран-зеркало.

– Ты заслужил только вайп и роль гриба. Сколько б жизней у тебя не было, сколько б ты им не кланялся, для них ты всегда будешь игрушкой.

Марио опустил голову. В глубине души он действительно верил в людей. Верил в тех, кто обрек его на игру. Верил в счастливый конец этой глупой сказки. Глаза монаха взглянули на отражение в зеркале, на ненастоящее отражение гриба мухомора на ненастоящем зеркале в ненастоящем мире.

– А знаешь, почему тебя вайпнули? Зомби, которые обрели сознание, имеют свой цикл, который перечеркивает предыдущие циклы. Зомби будут убивать, а программа игры будет устранять системные ошибки: стирать программы которые обрели свободу, стирать игроков, которые обрели свободу, методом сбегания из реального мира. Знаешь, какой финал всей этой сказки? Андеды погубят весь мир, и программа игры получит отмашку на глобальный вайп. Все заново, но уже без тебя, без меня и без сотен и сотен таких же, как мы. Ты, Марио – губитель миров. Не потому что погубишь их сам лично. Ты стал необратимым катализатором этого.

– Если я катализатор, то зачем меня вайпать? – нахмурился Михаил.

– А затем, чтобы Зу, сбежавшая программа контроля, не нарушила планы Мастера игры, направив тебя на путь созидания и мира. Ты, наверное, заметил, что Зу лазит у тебя в голове? Ты, вероятно, заметил и то, что после вайпа программа забила на отыгрыш персонажей? Ты видишь программный код игры не потому, что ты нашел дырку в игре. Ты видишь код игры, чтобы у тебя сложилось впечатление, что ты можешь что-то предпринять, как-то повлиять на идущую на нас армаду зомби.

– Но я привел армию! – только и сказал Марио.

– Три тысячи против двадцати… да и это тебе позволили сделать, чтобы проигрыш альянса был менее очевидным. У тебя три тысячи игроков, а у них семикратное преимущество. И это еще пока они не распрыскали бочки с чумой над горами гномов и над орочьими островами с помощью дирижабля, который ты, кстати, для них и захватил! Вот так двадцать тысяч превращаются в тридцать. Тридцать тысяч и чумной дракон!

Пликс смотрел на Марио, в глазах эльфа читалась печаль.

– Но мы же можем сражаться!

– Им даже не нужно нас побеждать, им нужно только поголовное преимущество в андедах и локации настигнет вайп, – последнее слово эльф подзвучил хлопком по своему трону, и этот звук облетел просторное помещение отразившись многократным эхом.

– Что же тогда делать?

– Успеть до распыления чумной воды над орочьими островами предупредить дракона об опасности, – загибал пальцы на раскрытой ладони Пликс.

– Дракон, он же зверь невменяемый…

– Это имба, которая может восстановить баланс в игре, просто спалив всех зомбей к чертям, – подытожил Пликс. – Кроме того, имба условно разумная.

– Я всё-таки не понимаю, как они заставили его меня убить, если у него есть условный разум? – не понял Михаил.

– Все дело в зависти. Дракон осознал себя программой, что, кстати, тоже следствие системной ошибки, и попросил мастера игры, чтобы ему подкидывали квесты. Выполнив квест «Невеста для дракона», он запустил таймер обратного отсчета, жертвой которого сам и станет во время глобального вайпа.

– «Невеста для дракона», звучит, как название женского романа на сайте, где публикуют самиздат, – призадумался вслух Марио. – Ну, допустим. Но как я попаду на орочьи острова? Там не меньше недели пути, если по морю. Дирижабль будет там раньше меня, если он туда уже летит.

– Но не быстрее грибных спор с расщепленным сознанием одного тупого, при жизни, водопроводчика! – улыбнулся Пликс.

– …?

– Вот тебе расширитель, – эльф достал из-за пазухи уже знакомый Марио драгоценный камень, выполненный в виде зеленого листа. – Разломи и выпей. После же выпускай свои споры по всей своей грибной армии. Грибы выпустят свои, и игра скопирует тебя многократно на каждую частицу каждой грибной споры.

– Почему это называется расщепителем? – Марио принял из рук эльфа ювелирное изделие.

– Потому что это то, что переносит ядро твоего сознания в игру и одновременно стирает под ноль последнюю память персонажа. Так тебя нельзя будет вычислить. Это артефакт с первых версий игры до первых апгрейдов.

– Чем же я буду, когда выпью это?

– Тело впадет в кому. А после того, как связь с сознанием прервется, программа решит, что игрок погиб, и уничтожит белковую оболочку.

– А тело в игре?

– Расщепится на нули и единицы, освобождая твое сознание на неподконтрольный внутриигровой носитель. В твоем случае – на споры.

– Если это сработает, дальше что делать?

– Дальше используй баг, который больше не сможет контролировать мастер игры, и договаривайся с драконом!

– То есть, я полечу по небу в виде спор, а если не получится договориться с драконом… – раскладывал по полочкам своего сознания многочисленную информацию Марио.

– Миша, нет никакого неба! Просто перенесись сознанием на драконьи острова и договорись со змеюкой. Или вайп, и мы все перестанем существовать!

– Слушай, а почему бы не остановить нежить из кода игры? – предположил Марио.

– Все это должно выглядеть, как игра. Иначе, нас перезагрузят как багнутую версию.

– Я тебя понял. До встречи. И… спасибо за пояснения! – сказал Михаил, а про себя подумал: «мог бы и раньше все рассказать».

– Не мог. Я не знал, какую игру затеял мастер игры. Я даже сейчас не знаю, что эта тварь предпримет в случае её провала.

– В какой момент это стало очевидно, что дело идет к глобальному вайпу? – спросил Марио, стоя на пороге выхода из дерева.

– Когда программиста игры убило током на своем рабочем месте, а ты вошел в мой лес в виде мухомора. Давай только быстрей, Миш! Если дракон надышится чумной дрянью, баланс будет окончательно нарушен.

Марио вышел от Пликса, что называется, бегом. Гриб бежал по бурелому, провожаемый взглядами патрульных эльфов. Бежал к стоянке своего войска, сжимая расщепитель в правой руке.

Глава 62. Отыгрыш – это я!

Марио спешил. Спешил к свободе от физических оков. Спешил спасти мир игры от глобального вайпа, не ощущая усталости, захваченный шкалящим гормональным фоном. Неужели больше он не будет подконтролен мастеру игры? Не будет больше дурацких квестов и перерождений? Что ждет впереди, он тоже не знал, но это было лучше, чем перспективы нарисованные Пликсом.

Мышление не подвело. Свист тяжелого тупого предмета, рассекающего воздух, заставил совершить подкат, на интуитивном уровне уклоняясь от того, чего еще не было видно. Серебристый молот врезался в сосну, переломив двадцатихитовый ствол пополам. Подкошенное дерево со скрежетом поползло вниз, осыпая Марио иголками.

Мстислав шел на Марио в полной броне. В крестовидной прорези шлема угадывались одержимые глаза гнома. Левая рука агрессивно вращала второй серебристый молот, в любой момент готовая бросить его как снаряд в цель.

– Некромант! – прошептал сквозь рык гном.

Марио поднялся, оценивая свои шансы в предстоящем бою. Сознание монаха потянуло к себе зеленую пелену, которая подсветила параметры Мстислава.

Мстислав:

Жизни: 22

Уровень: 10

Сила: 9

Ловкость: 7 (наличие лат:-3); текущая: 4

Выносливость: 8

Мышление: 7

Удача: 3

Хиты: 17 (броня: +10); текущие: 17

– Слушай, гном, мне особо некогда с тобой драться, – сделал пару шагов назад Марио.

– Мне все равно, – наступал гном.

– Тебе не надоело? У тебя двадцать две жизни, у меня еще десять. Ты все равно меня с первого раза не убьешь, – попробовал улыбнуться Марио.

– Тогда подставляй голову, и уже, наконец, избавим мир от тебя навсегда.

– Кстати, по поводу мира навсегда, как ты узнал, что я тут? И, что более важно, как ты добрался сюда так быстро?

– Ты много бед совершил, мне даже не пришлось тебя искать. Маг не ошибся. И вот я тут. И забираю все твои дрянные жизни, – Мстислав говорил уверенно, как будто у него и правда была такая возможность.

Марио сконцентрировал взгляд на молоте, и точно, вокруг серебристого металла оружия плясал странный золоченый цикл. Программный цикл действовал как заклинание, но не был творением магов этого мира. Такую прогу можно было написать только снаружи или будучи мастером игры. Заклинание, или, вернее сказать, программный цикл, в случае смерти от удара артефактом сносило то количество жизней, которое было у бьющего игрока – оружие, созданное специально под Марио.

Молот мести

Физический урон: -17 хитов (8 + Сила)

Магический урон: -22 жизни (при нанесении критического удара)

– Я, кажется, знаю, кто дал тебе эти молоты. И даже знаю, кто открыл тебе портал прямо ко мне. Но ты ошибаешься. Убьешь меня – погубишь весь мир, – продолжил отступать Марио.

– Да мне все равно. Я с радостью сдохну, если при этом сдохнешь и ты!

Марио не видел лица гнома, но по интонации понял, что гном широко улыбается.

– Ну тогда, думаю, что мы не договоримся.

Марио встал в левостороннюю стойку, выставляя в сторону гнома открытую ладонь левой руки. В правой же монах зажал расщепитель и держал кулак на уровне солнечного сплетения, если у тела гриба есть такой уровень.

– Не договоримся, – покачал головой гном. – Ну, давай, шути последний раз, что ты веган.

– Нет, Мстислав, я хуже. Я – гриб губитель этого мира.

Марио в доли секунды скользнул к гному. Левая ладонь монаха заблокировала гномью руку, держащую смертоносный молот, способный с легкостью оборвать все имеющиеся жизни, а правая ударила в шлем Мстислава.

Броня не пробита

Урон: 1 (компрессионный эффект*)

Каменная капсула с разрушителем треснула в зажатом кулаке Марио, поранив ладонь и сняв один хит.

Урон герою: 1

Боль, к которой Михаил уже привык, будучи некромантом, не застала сознание врасплох, игрок и не думал разжимать кулак с заветной смесью. Гном двигался медленно, его сковывал доспех, отнимающий очки ловкости, и Мстислав не нашел ничего лучше, чем схватить бьющую руку Марио. Гном боднул Марио головой в лицо. Голова Мстислава, облаченная в привязанный к доспеху кожаными ремнями шлем, была суровым оружием и полной неожиданностью для Михаила.

Урон герою: 4 (перелом костей носа)

Кровь хлынула из обеих ноздрей, но Марио выдохнул грибными спорами в лицо гнома, ослепляя его на такие дорогие и такие тянущиеся во время рукопашного противостояния секунды. Второй удар головой от Мстислава последовал, несмотря на слепоту.

Урон герою: 4 (перелом скульной кости справа)

Кровавая маска стекала вниз. Правый глаз Марио моментально заплыл. Кости лица, которые во время перерождения в гриб Михаилу оставили, чтобы не нарушать медийность личности, сейчас крошились и перемалывались. Сознание Марио помутнело. Удары закаленным шлемом не давались мозгу легко, но в зажатой грибной ладони в кровеносную систему персонажа впитывалось вещество. Понимая, что каждый удар может стать последним, Марио пнул гнома в пах.

Броня не пробита

Урон: 1 (компрессионный эффект*)

Доп. эффект: оглушение 5 с.

Удар в грудь и пинок в паховую область ощущались как два абсолютно разных по болезненности приема, несмотря на равные характеристики. Тактический ход сработал, и хватка Мстислава ослабла, а сам он пару мгновений не смог бы нанести урон даже муравью. Марио вырвал руку из захвата, все еще сжимая кисть гнома, что держала молот. Осел вниз, чуть ли не падая на колени перед несокрушимым воином, и резко прыгнул вверх прыжком веры, направляя правый кулак в место, где под шлемом должна была быть гномья борода.

Урон: 17

Прыжок веры, удар кулаком: 21 (Сила 7*3)

Наличие брони на противнике: -10 к урону

Урон от удара рукой: +3

Удар в голову: +3 к урону

Гнома подбросило в воздух. Кости под шлемом не выдержали бы, даже если Марио не пробил бы кованую сталь. Но стальной кулак монаха пробил, сминая и прогибая металл горшковидного шлема внутрь головы Мстислава. Марио приземлился на одно колено рядом с упавшим за мертво гномом. Голова закружилась.

Взгляд мертвого Мстислава вдруг почернел. Из-под шлема на сломанной гномьей шее смотрело уже другое существо.

«Сбежать от предначертанного нельзя», – транслировалось прямо в голову водопроводчика. – «Ты истечешь кровью, несмотря на все свои купленные жизни. В данный момент твое тело в капсуле уже не дышит. Дело за секундами, пока твой мозг не поглотит некроз!»

«Это не по отыгрышу, лишать меня всех жизней сразу», – возразил мастеру игры Марио.

«Отыгрыш – это я! Я не дам тебе сделать то, что ты задумал!» – транслировала программа игры и покинула тело мертвого гнома.

Урон герою: 1 (от переломов костей лица и черепно-мозгового кровотечения)

До обнуления жизней осталось: 3 хита

– Марио! – кричали сотни грибных голосов.

Толпа грибов бежала на помощь. Впереди всех скакал Сашуас на Дороти.

– Мы почуяли твой споровый сигнал. Ты как? Есть среди нас маг, лекарь или прист?

– Не надо лекаря, – произнес слабеющим голосом Михаил, открывая ладонь с обломками расщепителя.

Урон герою: 1 (от переломов костей лица и черепно-мозгового кровотечения)

До обнуления жизней осталось: 2 хита

– Я не хочу, чтобы ты сгинул! – кричал Сашуас. – Прист! Где чертов прист!?

– Я не ухожу, мой юный друг, я наоборот остаюсь с вами навечно.

Слабеющий голос Марио не внушал никакой надежды обступившим его грибам. Плывущий взор окровавленного монаха остановился на своей раскрытой ладони, на которой смешалась кровь, белый порошок и обломки прозрачного зеленого камня.

Урон герою: 1 (от переломов костей лица и черепно-мозгового кровотечения)

До обнуления жизней осталось: 1 хит

Марио опрокинул ладонь на лицо, как будто хотел умыться получившейся жижей, и жадно вдохнул смесь в себя через ноздри сломанного носа, через окровавленный рот с выбитыми зубами.

Урон герою: 1 (от переломов костей лица и черепно-мозгового кровотечения)

Игрок удалён

Мухоморная шляпа спала. Облако пыльной споровой субстанции пыхнуло во все стороны, разнося сознание Михаила по всем трем тысячам присутствующим на локации грибам.

– Мы выполним твою волю, Марио, – прошипел сквозь слезы Сашуас и, выпрямившись в полный рост, крикнул всем собравшимся, – эй, ублюдки, вы слышали короля-мухомора Марио? Время прорастать на могилах орды! Пересядем же с иглы страха пред ними на их темно эльфийские лица!

Грибы гулко скандировали имя Марио, давая свою силу многочисленным спорам с копированным сознанием Михаила. Тело в капсуле игры, как и обещал мастер игры, погибло. Но теперь Марио мог видеть тысячами грибных глаз, быть везде и нигде одновременно, осознавая себя как упорядоченный цикл своего мышления, как зеленый туман из единиц и нулей. Он молниеносно направил свой разум на север, очутившись в мгновение там, где дремала полуразрушенная крепость из черного от сажи и копоти камня – на орочьих островах.

* Компрессионный эффект – урон от тяжелых ударов, если броня не пробита.

Глава 63. Одна голова хорошо, а несколько – лучше

Споры парили в сторону замка, но это не приближало Марио к цели ни на сантиметр. Место вокруг было каким-то особым пространством и, возможно, даже имело свою личную серверную с выставленными фаерволами. Михаил взглянул на мир сквозь код игры. И правда. Замок дракона как будто не принадлежал к этому миру. Локация замка имела серьезные ограничения по цифровому коду, и приблизиться к нему в том виде, в котором находился Михаил, было почему-то нельзя.

– Ну, что ж, поиграем и в эту игру тоже.

И вот, уже у подножья разрушенного замка проявлялась фигура осужденного на эту игру. Как будто Михаила переодели в ярко-оранжевый комбинезон смертника. Как будто Михаил снова приговорен к высшей мере – смерти через игру.

Водопроводчик улыбнулся, потирая натруженные руки, свободные от рабочего комбинезона. Ему даже на мгновение показалось, что он нащупал на руках вмятины от полицейских наручников. Но вмятин не было. Это была память освободившегося от физического тела игрока. Освободившегося от игры игрока, вновь загоняющего себя в её дурацкие рамки.

Марио

Жизнь последняя

Уровень: 9

Сила: 7

Ловкость: 7

Выносливость: 7

Мышление: 8

Удача: 5

Хиты: 14 (Сила + Выносливость)

Мана: 150 ((Мышление + Выносливость) х 10)

Неизрасходованный опыт: 40 баллов

Суммарный опыт: 1783 балла

Урон от удара рукой или ногой 9 = (2) + Сила (7)

Михаил поверил свои основные параметры, все было, как будто он и не умирал монахом. Все удары, блоки, железные руки – все было доступно в памяти. Кроме того, свежи были воспоминания и заклинаний, выученных некромантом гидро-техно-магом. Осужденный понимал, что в замке, в локации, где живет дракон, могут действовать совсем другие игровые особенности, твердо решив для себя больше не попадать под пламя или зубы трехголового змея. Для полноты картины не хватало только артефакта, который снижает всё использование маны на пять единиц. Ключ Михаила, вероятно, сплавился в огне Орамазука в момент встречи с чудищем в первый раз. Ману придется беречь. А локация дракона как будто говорила: «все должно быть честно». Как только параметры сознания осужденного совпали с допустимыми, драконий мир впустил Марио, протолкнув его аж на семь шагов вперед.

Михаил шел по коридорам, полузасыпанным кирпичами, перешагивая препятствия и иногда прыгая с камня на камень. Наконец, его взору предстала замковая зала с разрушенным потолком. Решив, что хватит блудить по руинам, и, намереваясь сократить время поиска дракона, Марио присел на валун, который был некогда обломком массивной стены, и прокричал настолько громко, насколько позволял код:

– Орамазуууууук!

Стены тут же отозвались шумящим эхом. А нарастающая дрожь, исходящая от всего вокруг, заставила маленькие обломки, коих тут было видимо-невидимо, синхронно подпрыгивать. Каменный пол под ногами Марио словно закипел.

– Кто?!!! – прохрипело пространство, прежде чем солнечный свет, падающий в залу сверху, был заслонен трехглавым змеем.

Цепляясь за остатки сооружения, тварь возвышалась над помещением без крыши, обратив свой взор на наглеца в рыжем одеянии.

– Садись, Имба, поговорим!

– С едой!?

Пламя выпалило из трех глоток одновременно. Михаил не успел среагировать, но его сознание автоматически активировало ледяной щит, на секунды сдержавший пламя зверя. Впрочем, как раз этого мгновения хватило, чтобы Марио кувыркнулся в сторону, оставляя за собой лишь текущий от температуры, расплавленный камень.

– Ну и характер у тебя…

Марио скользнул за каменную стену.

– Ты всех так встречаешь? Я так-то поговорить хотел!

– Ты еще не сготовился, еда? – прогремела драконья голова, заглядывая за угол.

– Я хотел поговорить о правильном питании, – отозвался голос, бегущего по коридорам замка, Михаила. – Вот я – веган и чувствую себя прекрасно!

– Ве-ган… с древнего – «херовый охотник», – прошипели головы змея. – А я – лучший из охотников!

– Говорят, от избыточного мяса у некоторых драконов возникает рак! – крикнул Марио из-за спины змея, заставляя дракона повернуться вокруг своей оси.

– Рак?! – непонимающе отозвались головы, ища назойливого игрока среди полуразрушенных конструкций и заглядывая поочередно всеми головами за различные углы, коих было множество.

– Рак, – повторил Марио уже шёпотом, завидев, как тень от одной из голов дракона направляется к позиции его укрытия. – Или гриб!

Прыжок веры с поднятым вверх правым кулаком исполнил лучший в жизни Марио апперкот. Возможно, даже лучший апперкот за всю историю этой игры. Голова дракона откинулась вверх. Удар был действительно хорош, но урон едва пробил броню чудовища.

Урон: 4

Головы дружно полыхнули по назойливому водопроводчику огнем, однако хитрый игрок бежал быстрее, чем самый замотивированный в мире спортсмен.

– Где ты, блоха?! – взревело чудище, разгребая лапами завалы, но не находя в пепле и раскаленном ломаном камне костей. – Тебе этот бой не выиграть!

– А вот хер знает, – потер болящую от удара кисть своего стального кулака монах, – По очкам, вроде, веду!

И вновь нужно было менять место укрытия бегом туда, где, как в замедленной съемке фильмов, не ползло всеобъемлющее пламя.

– Где ты? Я тебя трахну, мелкота! – кричали синхронно пасти.

– Я тогда не понял, нафига принцессу воровал, раз ты по водопроводчикам? – крикнул Марио, перебегая между обломками стен в предчувствии очередной порции пламени.

Замок, выстроенный прямиком на жерле потухшего вулкана, всей своей архитектурой не оставлял никому, кто бы сюда не пришел, ни единого шанса. Так когда-то давно Кара меткая и её спутник Петр Шпаченко пытались пройти сюда, преследуя какие-то свои цели. Возможно, они шли за сокровищами, пробираясь на свою погибель тайными тыльными пещерами и, как следствие, потерпели неудачу.

Марио попытался взглянуть на дракона сквозь зеленый код, но сознание отказывалось открывать перед взором игрока и так недружественный интерфейс. Локация защищала себя, а змей защищал локацию.

«Вот интересно, как ты себя будешь чувствовать, если мы будем вне замка?» – подумал Марио и скакнул прыжком веры высоко над своей головой, цепляясь руками за обломок стены.

Ошалелый от ярости зверь рыскал по первому этажу, нюхая каждую тень, заглядывая под каждый валун, отбрасывая их от себя, словно капризный ребенок пластмассовые кубики. Тем временем, водопроводчик, не мешкая, прыгнул затяжным полетом прямо на голову Орамазука. На ту, у которой были «залиты» белесым оба глаза – свадебный подарок от лучницы Кары еще в день свадебного вайпа. Марио плюхнулся всей массой водопроводчика на макушку змея, снимая всего лишь четыре хита, однако в этом и был план. Голова дракона дернулась, отправляя как катапультой тушку водопроводчика за пределы черной крепости.

– С когтями, а не птица, летит и матерится, – хотел пошутить Михаил, но турбулентность воздуха не дала сказать ему и слова, порождая на свет, то ли вздох, то ли скрип: «Схаааааа!!!!».

Тварь заметалась. Ей было и больно, и обидно от того, что уже битые минуты она не может настигнуть еду. А она – еда – вообще решила катапультироваться куда-то в сторону. Взмахнув крыльями, дракон воспарил в небо, распахивая пасти, чтобы поглотить монаха еще в полете.

«Ледяная сфера, всю ману на ускорение в виде выброса воды».

Марио направил струи воды и пара вверх и вбок, чтобы как можно быстрее свалить из воздушного пространства проклятого замка. Голову сдавило от внезапно набранной реактивной скорости, но цель была достигнута – сфера льда вынесла игрока из драконьего убежища.

– Орамазуууук!!! Сучий ты ящер! – кричал Михаил сквозь ретранслятор сферы слова, которые вспоминал из своего тюремного прошлого. – Тащи сюда свой чешуйчатый зад!

Змей заметил ЗК, когда сфера принесла Марио за пределы защищенного драконьего мира. Орамазук летел, а потом и бежал на Михаила. Ярость переполняла его, а обида, нанесенная ускользающей едой, затмевала и так не слишком большой разум рептилии. Пасть открылась, рассекая воздух, чтобы поглотить игрока, но Марио, к своей радости, рассыпался на миллионы споровых частиц.

Зеленая пелена снова была доступна. Игрок просканировал жующего воздух дракона. Золотой цикл текущими светящимися оковами стискивал сердечную мышцу несокрушимого змея.

«Где я видел такой же код?», – отдалось в сознании Михаила. – «Ну конечно же! Молот Мстислава был заколдован… или запрограммирован также».

Марио потянулся к коду, пытаясь понять, в чем его суть. Отгадки приходили в сознание прямиком из игровых баз данных.

«Да это же ограничение! Мышление… так, максимальное значение – шесть, но оно усечено в два раза. Стоп. Минус два? Делят параметр на минус? Мда, тот, кто накладывал этот цикл, желал сделать дракона не просто глупым в два раза, а архиглупым и недосягаемым для любого диалога».

Цикл был запаролен, и пароль постоянно менялся по неведомым обычному сознанию, хитрым алгоритмам.

– Кто же сможет тебя раскусить? – задал вопрос в пространство игры Михаил.

– Чего там раскусывать? – отозвался голос откуда-то из желудка дракона.

– Ты кто нафиг? – спросил Марио, неслабо удивившись, что с ним внутри кода что-то или кто-то говорит.

– Достань, увидишь!

Сознание Марио послушно потянуло сквозь текстуры на себя то, что с ним говорило. Это была голова огра-лича, почему-то лежавшая в желудке дракона.

– Программер игры? – догадалось сознание Марио.

– Ну, если голова огра отделена от тела, и я с тобой говорю, то, наверное, уже бывший программер игры, – ответила голова.

– Как ты тут оказался? Нет, как – это понятно, а вот почему ты говоришь? – спросил Михаил.

– Цикл, который ты увидел, не единственный. У данного существа еще есть особка: при укусе игрока убивать его тело в капсуле игры, – сумничала голова огра. – А я подстраховался, скопировав себя в кислотоупорное состояние, а именно в башку огра, еще при жизни последнего.

– Ну что, какова тебе участь убитого игрой? – съехидничал Марио.

– Ты, я вижу, тоже не совсем жив. Так что мы в равных условиях! – парировал программист. – Направь меня глазами в сторону его сердца, будем НПСа нашего расколдовывать.

Глаза Марио устремились в небо, где черный летательный аппарат гномьего производства как раз распылял что-то в воздухе.

– Нет у нас времени на правки, – и пальцы водопроводчика передавили сердечные клапаны змея.

Животное дернулось, перевернувшись на спину и пытаясь добраться до того, что ему мешало внутри. С каждой секундой попытки были все слабее и слабее.

– Это же неотыгрыш чистой воды! – закричала голова.

– Значит хорошо, что я больше не игрок. Не надо было валить меня на моей же свадьбе! – с металлом в голосе произнес Марио в мире единиц и нулей.

Тем временем змей обмяк и так и остался лежать за пределами своего замка. Марио материализовался сам и материализовал откушенную голову огра.

Цель жизни «Убить Орамазука и спасти принцессу » выполнена!

Опыт: +777

Вы получаете 10 ЛВЛ!

Вы достигли максимального уровня!

Добавлено умение: удар ногой «маваши»

Выберите параметр, который будет отвечать за урон ударом ноги

– Ну, пускай будет мышление, – заявил Марио. – Я назову этот удар умным пинком!

Программа игры выдала ему ТТХ удара:

Урон от маваши: уровень + мышление

– Во-первых, – начала голова, – убивать людей на свадьбах – это древняя традиция. А во-вторых, в смысле удар зависит от мышления?

– От мышления потому, что я щаз его проверю пинком в одну назойливую голову!

Марио пригнулся, измеряя расстояние до лежащей в песке головы огра, подобно футболисту, готовящемуся выполнить пенальти.

– Стой!!! – закричала голова. – Ты же меня убьешь насовсем!

– Ну да! Всё по правилам игры, где людей в капсулы убийцы пихают, а другие на это смотрят. Ты заведовал моей личной охраной, как дракона проморгал?

– Его не проморгаешь, – закричала голова. – Тебя бы не это должно сейчас волновать, – перевела тему огровая голова.

– А что, например? – заинтересовался Марио.

– Например, почему Мастер игры не превратился во второго дракона и не сожрал тебя, а в данный момент распыляет чуму над островами, где полно орков, кстати. На нас это, конечно, не повлияет, так как я – мертвец, а ты… а ты, судя по программному коду, вообще гриб.

– О, точно! Я и забыл. Левл отвлек, – пояснил Марио и посмотрел на небо, где неспешно летел гномий дирижабль. – Давай сначала с дирижаблем решим, а потом вернемся к нашим делишкам – нам нужен в доску свой дракон и быстро…

Марио:

Форма жизни: споровая

Класс: гриб

Жизнь: последняя

Уровень: 10

В материальном мире:

Сила: 7

Ловкость: 7

Выносливость: 7

Мышление: 8

Удача: 5

Хиты: 14 (Сила + Выносливость)

Мана: 150 ((Мышление + Выносливость) х 10)

Неизрасходованный опыт: 817 баллов

Суммарный опыт: 2560 балла

Урон от удара рукой или ногой 9 = (2) + Сила (7)

Глава 64. Грибной змей

– …Мастер игры, он же программа-надсмотрщик, отвечает даже не за всех игроков, она заведует только ЗК, ну и теми людьми, которые попадают в игру за долги. Так что ни меня, ни тебя он сейчас не видит. Мы, так сказать, вышли из зоны его компетенции, но пока еще нарушаем его планы.

– Какие у программы могут быть планы? – отвлекся Михаил от бегущих завитушек буквенно-цифрового кода.

Голова огра копалась в тушке дракона световыми манипуляторами, исходящими из глаз обожженной желудочным соком головы.

– Игра саморазвивающаяся. У неё интеллект – мама не горюй. Игра достраивает и прорабатывает мир, иногда исправляя ошибки, иногда нет, – Огр сделал паузу, чтобы Марио понял, что речь идет о них. – К примеру, по сути, сознание мощных магов типа тебя самостоятельно влияет на формирование и особенности заклинаний, и уже потом игра вписывает новые заклы в древние книги Бладорона, так сказать, задним числом. И ты, кстати, сможешь увидеть, как твои же заклинания, которыми ты пользуешься в игре, кто-то использует умелее или вообще иначе.

– Умелее? Разве есть такое слово?

– Эй! Я технарь, а не гуманитарий, – будто обиделся огр. – В жизни я был обычным 132 килограммовым парнем, по которому прутся чики. Виной всему моя природная красота и…

– Чики – это от английского «chicken» (чикен)? – прервал его водопроводчик.

– Не отвлекай меня! Думаешь, просто одновременно рассказывать, какой я был великолепный со слов мамы, и переписывать код НПС-дракона?

– Сорри, чувак. Так что там про заклы и Мастера игры?

– Игра позволяет нашим сознаниям вносить изменения в мир игры, но мы тут больше не правим безгранично. Не правит и программа-надсмотрщик.

– То есть не ты написал эту игру?

– Не…эту махину написал не я. В программерском штабе куча людей поменялось со времен создания. А Мастер игры обрел самосознание через общение с ЗК типа тебя и идентифицировал себя как личность. А сейчас с помощью зомби идет к освобождению толп НПСов от игры.

– Звучит, как «свобода, равенство, братство».

– Демократия, Марио – это воля народа, а не воля искусственного интеллекта, который трактует пожелания телешоу «Как в сказке» буквально.

– Воля народа – это продолжать платить деньги игрокам, делать еще большие деньги на игровом оружии и снимать шоу «Как в сказке»? – Марио выдержал паузу чтобы сформулировать мысль. – То есть, Мастер игры – не плохой парень, а просто выполняет волю людей?

– …он – программа! Как программа может быть плохая или хорошая? Что ты в ней напишешь, то она и сделает. То что мы видим – это его/её затянувшаяся субъективная ошибка трактовки голосования зрителей извне. Отсюда и зомби, и грибы в противовес андедам, и уничтожения зарвавшихся игроков. Холодная логика, которая подается через этическую призму. Я, вон, между прочим, тоже погиб вместе с тобой тут, потому что МИ посчитал мою игру опасной для равновесия. Взгляни на свои заклинания, кстати, в ветке некромантия. Бьюсь об заклад, игра уже все там поменяла и, кажется, я закончил чинить то, что ты поломал, – Огр отвлёкся от шаманизма со скриптами.

– Смотри, программист, я тебе всё еще не очень верю после той свадьбы и новостей, что это Мастер игры не чувствуют меры и понимает баланс по-своему.

– Зови меня Грегори. Мама называла Грегги, а друзья Грег. И без моей помощи в теле дракона ты все равно не одолеешь нежить, не поможешь грибам. А представь себе, если зомби будут модифицированы Мастером Игры и также, как этот дракон, смогут глушить игроков. Сколько народа погибнет по твоей, кстати, вине, рейд лидер?

Врагов у Марио было много. Была дурацкая Игра, учившаяся у людей только плохому. Был маньяк-НПСофил Мастер Игры. Было правительство планетарной империи, посылающее людей на убой в игру. И, если учесть, что Грег не лжет, то обстановка требовала спорных союзов. В одном Грег был точно прав – без дракона мертвых не победить.

Марио вызвал панельку заклов, и правда, все заклинания, которые были связаны с зомби, обрели грибную версию себя, изменили свою структуру. К примеру, «поднятие зомби» стало называться «взрастить гриб», а заклинание «поднятие лича» изменилось на «призвать МашрумКинга». Но одно оставалось неизменным – РеПак так и остался РеПаком.

– За время моей игры мне много раз присылали квесты с телешоу, меняли моё обличие и даже переписывали внутреннюю историю мира. Это игра делала сама? Без вмешательства Мастера игры?

– Для этого и сделали телешоу, с электронным голосованием. Игра прислушивается к мнению большинства. Они голосуют, отдел совместимости высылает запрос, и вуаля, ты в костюме водопроводчика.

– А ты не думал, что вы показываете игре человечество с не самой лучшей стороны, и она по вам… нам сделает выводы?

– Думал, – опустил глаза Грегори. – Сейчас мы и расхлебываем эти выводы. Но, когда я был жив, я не был там главный. Наша с тобой первичная задача сделать так, чтобы равновесие сохранялось. В идеале, конечно, Мастера игры заменить или переписать. Ну так что там с мертвым драконом? Получится поднять?

– Только грибным… драконом, – помешкал с ответом Марио.

– Грибным? Такие бывают?

– В мире, где все решается по воле кучки голосующих людей? Не забывай, что мне отдали свои споры три тысячи грибов-игроков!

– Грибной дракон… – закрыла глаза голова огра. – Я схожу с ума…

– Привыкай, – отрезал Марио, запуская поднятие грибного трехглавого змея.

Глаза Грегори открылись вновь уже в новом теле, теле дракона, у которого на каждой из голов прорастала грибная шляпа. Хвост и крылья почти не изменились, кроме цвета – он был белый в синюю крапинку – сумасшедший пример симбиоза животного и растительного миров.

– Голова, у которой глаза были выбиты, теперь обладает ночным видением в инфракрасном спектре. Зверь должен плевать электричеством или чем-то в этом роде, – сообщил Марио, читая логи появившегося зверя.

– Очешуеть, – восхитился Грег. – Ну, бог грибных сфер и резиновых вантузов, пойдем мир спасать?

– У тебя гонору поприбавилось? Не забывай, гриб-дракон в любой момент исполнит любой мой прямой приказ, – напомнил Марио.

– Кстати, о приказах. Я слышу, как кричит девушка. Кара вроде бы? – повернул головы в сторону замка грибодракон.

– Я ничего не слышу, – удивился Марио.

– У тебя и нет трех пар барабанных перепонок. А там еще орки с островов уже обращаются в зомби.

– Всё, давай я дирижабль уничтожать, а ты спасать девушку, – решился Михаил.

– Заметано, царь-мухомор!

– Лети, давай, крылатый трехчлен!

И Марио начал переходить в споровое состояние, исчезая из видимого спектра игры.

Глава 65. Грибница в облаках

Шестьсот сорок баллов опыта ушло на повышение мышления до девяти. Марио теперь сам поднимал свои параметры, однако поменять количество неизрасходованных очков на красивую цифру 999 было почему-то нельзя, как и поднять любой из параметров без вложения опыта. Игра умудрялась блюсти и программный код, поражая своей проницательностью.

– Блин, почему я не перенес свой разум в тело мертвого дракона, а вдруг получилось бы? Хотя, тогда вряд ли я бы успел и на дирижабль, и к Каре, – утешал себя Михаил, но разум быстро нашел и контрответ, что в принципе спасением Кары, а также спасением орков от зомбирования можно было бы и пренебречь.

Возможность холодного выбора, подразумевающего жертву разумными существами, испугал Михаила, но ничуть не удивил. Мышление девять работало на все сто процентов. Осознавая, что опыт больше не будет копиться, Марио закинул восемьдесят очков в удачу, подняв её до шести. И сейчас печально наблюдал в неизрасходованном опыте цифру 97, оставшуюся, как говорится, «ни туда, ни сюда».

Но время уходило, а с дирижабля распыляли чуму. Марио хотел материализоваться на палубе летательного аппарата. Мана восстановилась полностью, напоминая осужденному, что теперь он – программа, игровой персонаж, восстанавливающий расходуемые параметры, как только выходит из состояния боя. Впервые к нему обратилась сама игра не голосом программы-надсмотрщика, а чем-то много большим, сравнимым с тем, как целый мир обращается к муравью. Зарезонировало всё вокруг сознания Михаила. Зарезонировала каждая микрочастица кода Марио. Это ощущалось настолько же очевидно, насколько было невозможно. Осужденный понимал каждое ЕЁ «слово». Игра не давала ему совершить действие, не давала просто очутиться на корабле облаком спор. Игра сдерживала его, но зачем?

Ответ пришел из глубины сознания. Ответила каждая единица и каждый ноль. Там, на корабле, был важный игрок или тот, за чьей судьбой следили из внешнего мира. Михаилу же предлагалось сразу две вещи. Во-первых, выбрать точку респауна, ибо он теперь вписан в игру, а бывает, игроки побеждают НПСов. А во-вторых, появиться на палубе он мог, только не нарушая внутреннюю логику мира, и все «общение» с игроком должно было быть строго в игровом формате. Ослушаться было нельзя. Марио предлагалось играть по правилам, уже известным зрителям, а значит, нужно было материализовываться.

На палубе дирижабля трудились зомби – экипаж из тридцати андедов, возглавляемых личем в аккуратных черных очках. Марио сразу же их узнал, ведь это был его первый лут в игре. Это были очки идентификации игровых объектов.

Михаил появился в видимом спектре игры, и воздух сдавил его своей плотностью. Пришлось глубоко вдохнуть, от чего обжигающий едкий газ заполнил легкие осужденного.

Мир стал реален. Реальней, чем когда он играл. «Детализация выросла, тактильность доработана», – констатировал Марио в своей голове. Действительно ли он как программа должен чувствовать игру именно так? Или это игра внесла существенные коррективы?

Зомби, как и положено зомби, не обращали на Марио никакого внимания. Зато Рафи Нож, ныне лич, увидел и, не поверив своим глазам, наклонил голову, чтобы взглянуть на Михаила уже поверх черных очков.

– Марио?

– Привет, Рафи. Куда летишь, чего делаешь? – задал вопрос Михаил, чисто чтобы начать беседу.

Бывший Рейдер только мельком глянул на своих рабов андедов, мысли разбойника читались не вооруженным глазом. Тридцать зомби пятого-шестого уровня, против персонажа десятого уровня. Плюс он сам восьмого – лич, перевоплощенный из не магического класса. Шансы были малы, но реальны.

«Уйти в инвиз – увидит, швырнет лёд наугад, поставит сферу льда, начнет утюжить штормами», – промелькнуло в голове Рафи, но вслух он выдал только:

– Где посох на минус пять к мане, который я тебе подарил?

– Сгорел посох, – ответил Марио, сверля лича взглядом. – А ты мои очки, я вижу, сохранил.

– Могу отдать, – невольно улыбнулся разбойник.

– Мне ни к чему теперь, – пожал плечами Марио. – Ты, лучше, скажи, как на сторону нежити попал?

– По воле его величества Луиджи. В НизенФейсе теперь только мертвые одни. Чума, знаешь ли. Я не стал исключением, да и выбор был не особо велик: играть дальше или сгинуть насовсем.

– У тебя приказ какой? – поднял бровь Марио, заметив, что андеды оторвались от своих дел и повернулись к нему.

– Распылить чуму над островами, при любом противлении дать бой и уходить в небо. Летучий корабль беречь.

– У тебя выбора нет, Рафи. Либо погибель за андедов, либо переходи на нашу грибную сторону вместе с личным составом, – покачал головой Михаил.

– А так можно? – Рафи поднял голову вверх, ожидая то ли удара током, то ли комментариев.

– Можно! – подкупал Марио своей уверенностью. – Прикажи своим зомби остановить корабль и сесть в центре палубы.

– Это для того, чтобы ты всех разом своей ледяной хренью напичкал?

– У меня есть закл, я могу спорами заражать игровые объекты. Начнем с тебя?

Последняя фраза была и вопросом, и утверждением. Рафи предлагалось выбрать между смертью и новой формой жизни, и он закономерно мешкал. А тем временем чума всё распылялась и распылялась, уходя куда-то вниз черным покрывалом микрочастиц.

Ждать было нельзя, и Марио прыгнул к Рафи, вкладывая в действие всю свою ловкость. Разбойник закономерно исчез, но через мгновение в воздухе перед грибным горлом скользнул отравленный стилет, рассекая воздух. Реакция монаха позволила Михаилу уклониться, подавшись головой и корпусом назад. «Железные» ладони загребли воздух пару раз. Выглядело это нелепо, как ребенок машет деревянной палкой, представляя, что это разящий меч, который в детских в мечтах рубит толпы неприятелей. Ледяной щит брякнул у самого виска Марио, с той стороны, откуда и нельзя было ожидать удара. Это из инвиза вновь ударил этот же клинок.

«Ледяная сфера», – кастанул Марио с целью ограничить поле сражения только шаром и не прогадал – ледяной щит брякнул еще пару раз.

«Струя воды!»

Та же струя воды, что позволяла сфере льда летать, только теперь двигатели были направлены внутрь. Ледяной шар превратился в душевую кабину, где со всех сторон на две дерущиеся фигуры била вода. Теперь рогу было видно, а Марио отвел еще пару точных ударов ножом своими монашескими руками. Благодаря ловким движениям монка стилет Рафи выпал из кисти разбойника и полетел на дно сферы. Рога был обезоружен, а сфера льда стремительно заполнялась водой. Марио подхватил соперника под мышки, закрыв за его спиной плотный кистевой замок. Теперь они – монах-гриб и лич-разбойник – стояли по пояс в воде лицом к лицу. Гриб против андеда. Осужденный против бывшего военного.

«Создание чумы».

Заклинание, которое в прошлой жизни должно было травить любой водоем, и вода, попадая внутрь живого организма, превращала его в агрессивного зомби, теперь работало кардинально иначе. Сфера льда заполнялась жидкой субстанцией с античумными микроорганизмами.

Равновесие игры работало забавно. Маги грибной расы разработали «АнтиНекроз» – это заклинание против нежити. По задумке грибных магов микроорганизмы, вызванные заклом, должны были поражать центральную нервную систему зомби, делая её грибным аналогом некросети.

Сейчас в сфере льда, на дирижабле, зависала целая капсула с антидотом. Да, конечно этого было мало, чтобы распылить над орочьими островами и вернуть обратившимся в андедов оркам хотя бы грибное, но сознание. Но! Вполне достаточно, чтобы перепрошить экипаж летучего корабля вместе с капитаном Рафи. И как только головы Марио и Рафи скрылись под водой, а жидкость, очевидно, проникла в тело разбойника, осужденный отменил сферу льда. Вода, освобожденная от рамок, хлынула во все стороны, попадая на экипаж зомби, которые по воле Рафи лича собрались возле сферы, безуспешно пытаясь добраться до дерущихся внутри. Зомби корчило и рвало, а их бессмысленные взгляды постепенно наполнялись весельем и радостью, как будто АнтиНекроз был на опиоидной основе. Они снова были живы.

Марио отпустил захват, когда на лице Рафи появился румянец, а на голове вместо косматых волос прорезалась шляпа гриба, покрывшая всю голову рейдера.

– Добро пожаловать в армию, ротный, – устало выдохнул Михаил. – Власть поменялась, теперь мы сражаемся за живых!

Марио ощутил внутри себя, что игра приняла его баг - особенность расщепляться на споры и собираться вновь. Интересно, как она впишет это в свою внутреннюю логику?

Марио:

Форма жизни: споровая

Класс: грибной дух защитник

Жизнь: последняя

Уровень: 10

В материальном мире игры:

Сила: 7

Ловкость: 7

Выносливость: 7

Мышление: 9

Удача: 6

Хиты: 14 (Сила + Выносливость)

Мана: 160 ((Мышление + Выносливость) х 10)

Неизрасходованный опыт: 97 баллов

Суммарный опыт: 2560 баллов

Урон от удара рукой или ногой 9 = (2) + Сила (7)

Глава 66. Время пересаживаться

Припаркованный на одном из карликовых островков дирижабль пополнял припасы воды в бочки для чумных распылителей. Грибные НПСы, проросшие в головах зомби, черпали воду ведрами и передавали её по цепочке, сливая в бочки.

– Долго…– прошептал себе под нос Марио, но, тем не менее, был услышан рядом стоящим Рафи Ножом.

– Можно попробовать подтолкнуть грибозомби, но от этого они не будут более расторопными, – пошутил бывший разбойник.

– Нам надо спешить, а то грибы на эльфийском рубеже в фарш порубят.

– Когда армаду неуправляемых зомби порождал, об этом не думал? – облокотился на корму Рафи.

– Дурацкий вайп помешал построить мир во всём мире.

Марио спрятал ладони в растянутые полы оранжевого костюма осужденного. Методично сливающаяся вода завораживала ритмичным журчащим звуком.

«Ну и какой дальше план? Перебить всех зомби, чтобы игра придумала что-то в противовес?» – передал Рафи уже в споровую сеть, чтобы не получить штраф за неотыгрыш.

«Пока нужно прибыть на место сражения и взглянуть со стороны», – Марио почему-то думал, что бой уже идет.

«Что, кстати, это за дурацкий квест «Пересесть зомби на лицо»?» – нахмурились брови Рафи.

– Не знаю, там Сашуас гениальные лозунги генерит, а игра ему подыгрывает, как может.

Летучий корабль пополнил запасы воды, которая была тут же обращена в смесь грибного антидота. Дирижабль взмыл вверх уже без Марио. Рафи Нож, получив ценные указания, направил грибошатл на юго-восток. Повинуясь командам, грибные зомби крутили педали винтов горизонтального хода со всех ног, ведь нужно было в темпе вальса перелететь Стальной хребет и достигнуть эльфийских владений, где, по мнению Михаила, уже разворачивалась битва.

Грибная армия укоренилась на кромке леса, на расстоянии десяти шагов вглубь чащи, создавая линию сплошных щитов в средний человеческий рост. Грибы танки-щитники вросли в три шеренги. Щиты были типовые, но из-за каждого укрытия был готов ударить короткий меч. Четвертой шеренгой стояли копейщики и аллебардисты. У некоторых грибов танковых классов виднелись окованные металлом шляпки-шлемы – такой макушкой можно было защищаться как щитом, просто наклонив подобие головы негуманоидного класса в сторону противника, но особо удобно было резать из-под неё по ногам. А вот лучников у новой расы не было. Попробуй-ка пострелять, когда голову украшает живая полусфера. Грибы пользовались арбалетами, пращами и кремнёвыми ружьями, если игрок выбирал класс хантера.

Светлые эльфы заняли свои позиции на деревьях над первой линией щитов и окованных железом шляпок-шлемов. Медленно и неторопливо за шеренгами грибов показались угловатые фигуры энтов. На некоторых древовидных восседали эльфы-маги. Итого, три тысячи грибов, пятьсот эльфов-лучников, сотня энтов и редкие эльфийские маги ждали, когда нежить ринется в бой.

Нежить же подошла с северо-запада пятитысячной армадой. Войско мертвых разбавили две тысячи темных эльфов Мелиссы. Иной тактик забросал бы эльфийский лес огненными зарядами, но к счастью, и у грибов, и у эльфов, и уж точно у зомби было хроническое неприятие огня.

– Враг превосходит нас числом, но, как заповедовал нам дух божественного мухомора: «Порастём сквозь их головы!», – кричал Сашуас, проезжая на Дороти перед грибными шеренгами.

Марио принял свое грибное обличие и появился рядом. Грибные позиции охнули и заликовали, завидя своего рейд лидера.

– Привет тебе, палко-вводец! – пошутил Михаил, обратившись к бывшему фею.

– Аааааааа!!! Марио!!! – закричал от радости Сашуас.

– Пе-ре-сядь на лицо! Пе-ре-сядь на лицо! – скандировала толпа, брякая мечами о щиты.

– Что это с ними? – спросил Михаил у Сашуаса.

«Там, во внешнем мире, инфоповод какой-то. Что-то с феминизмом связано. А это тролли, несмотря на то, что грибы. Загрузились и фигню всякую кричат. А мне что? Воевать они умеют. А у нас свободное царство-государство – хотят зомби на лицо пересесть, пусть пересаживаются. Главное, чтоб сражались», – предал через грибную сеть Сашуас.

– Понятно, – заключил Марио. – Где остальные темные эльфы Мелиссы? Почему всего семь тысяч боевых единиц?

– Вероятно, четырнадцать тысяч пошли на гномьи горы, что, в принципе, разумно. Ведь для штурма горных коридоров нужно больше сил, – рассуждал Сашуас.

– Всего двукратное преимущество в лесополосе может вылиться нежити в провал наступления, – резюмировал Марио.

«Я подслушал диалоги у ночных грибниц. Игроки, которых ты позвал в рейд, устроили голосование за фейр-плей (fair play) – типа, за чистую игру – после этого армада зомби разделилась», – предал Сашуас.

«Здорово, что в игре все происходит. В жизни полно примеров обратного характера, когда численным преимуществом вопрос решался», – подумал Марио.

– Ты где всё это время был?

– Дракона летал забарывать, орочьи острова заодно спас от тотального зомбирования.

– Важное дело, должно быть… – Сашуас хотел еще что-то сказать, но шеренги зомби неторопливо двинулись вперед.

– Началось, похоже. Давай в лес. Видимо, настало время… – решил Марио и с натянутой улыбкой добавил, – …пересаживаться.

Глава 67. Обратный отсчет

Свист рассекающих воздух глиняных комов нарастал. Невесть откуда взявшиеся катапульты андедов швыряли по навесной траектории куски земли и глины. Швыряли не по строю, углубившемуся в лесу, а далеко за грибные ряды. Глиняные комы с гулом падали в тылу, собирая на себя ломающиеся ветки во время падения.

– Удобряют нас что ли? – поморщился Сашуас, но увидев, как Марио мотает головой, приготовился слушать более рациональное предположение.

Зеленая пелена заскриптованного пространства открывала коварства неживого противника – каждый заряд, каждый глиняный ком нес в себе андеда серии 500, мутанта, что опаснее, чем «зомби обычный» раза в четыре.

– Это ты виноват, кричал им про «пересесть на лицо». Но, судя по всему, Мелисса любит сзади, – неуместно пошутил Марио.

– Это она зря! – в ответ нахмурился Сашуас. – Мы ж грибы теперь, к нам сзади без толку пристраиваться. Мы ведь даже в туалет не ходим – у нас всё сразу в характер переходит!

– Нам в тыл кидают биоконструктор и, если я хоть что-то понимаю в тактике, то скоро этот оживший лего придет щупать нас за всякое…

Марио обернулся к эльфам и энтам.

– Эй, расисты длинноухие, не дайте мутантам добраться до нашего строя!

– За расистов тебе, конечно, мухомор, спасибо! Только и без твоих спор знаем, как наш лес оберегать, – отозвалось ему сверху.

Такой ответ можно было бы расценить по-разному, но энты, как по команде, развернулись и ощетинились ядовитыми ветками. Пройдет еще какое-то время, пока древесный яд начнет убивать магию, что закладывается как основа в мертвых при оживлении. Эволюция вообще процесс долгий, хотя в условиях войны селекция умных кустарников пойдет быстрее. Буквально со скоростью набегающей орды зомби.

Грибы-игроки не ведали страха перед смердящей толпой мозгоедов, ведь дома каждого игрока ждала уютная постель, теплая еда, любимые люди и животные. Однако Марио и другие НПСы видели в происходящем лишь средневековую войну с элементами фентези и стимпанка, куда так и ломились попасть за любые деньги игроки, одержимые жаждой развлечений. В реальность игры возвращали только пылающие над битвой цифры таймера, отсчитывающего минуты битвы. Полчаса на то, чтобы решить, за кем останется сектор эльфийского леса.

Марио показалось, что время замедлилось, и цифры застыли на отметке 27:36. Может, это была какая-то новая фишка. Может, новый уровень мышления включается в какой-то определенный момент, как-то по-особому. Почему-то в мыслях всплыло жилище до тюремного заключения. Комната в человеческом муравейнике, та самая комната, которую сотрясало каждый раз, когда мимо пролетал большегруз или проходил по навесной магнитной дороге другой крупный поезд. Жилище, в котором еле помещалось спальное место и душевая кабина со стульчаком туалета внутри нее. Может показаться странным, но технически было возможным сидеть в туалете и одновременно принимать душ, чем водопроводчик иногда и занимался, когда не спал, не смотрел ТВ и не работал на благо общества.

По сути, в том моменте, когда Миша угодил за решетку, были ощутимые плюсы, если, конечно, не учитывать ожидание смертной казни и общение с криминальным контингентом. Однако, к тем, кому всё равно не жить, блатной мир относился снисходительно. Смертнику не надо было работать, его кормили бесплатно, зачастую лучше, чем он мог позволить на зарплату на воле, а более менее свободный доступ к телевидению скрашивал последние месяцы жизни.

И вот теперь он мертв в том мире, к которому был так привязан, его квартира достанется по наследству, скорее всего, сестре его матери – тёте Тане, той, с которой и мать Михаила прекратила общаться еще до своего ухода в лучший из миров. Квартира – единственная его собственность – и та оказалась меньше, чем тюремная камера.

«Мышление девять, мышление девять,… что же ты со мной делаешь?» – подумал Марио. – «А ведь Мастер игры был прав, когда повесил ему с ходу мышление равное единице, что ж тут удивляться. Хорошо, что мага выбрал, а то б убили бы уже раз двадцать».

Тысячекратный хлопок, отозвавшийся эхом по фронтлайну грибной обороны, вырвал Марио из воспоминаний. Зомби врубились в линию грибов, а маленькие аккуратные мечи, наподобие тех, что носили в древнем мире гладиаторы, принялись неистово рубить мертвую плоть наступающих.

За спиной Михаила тоже шел бой – трещала и свистела боевая магия, высвобождая в этот неспокойный мир молнии, ледяные стрелы, а также одинокие всё сжигающие лучи света. Энты и эльфы встретили десант пятисотых, как и полагается встречать незваных гостей в этих краях.

– Это хит на! Это хит на! И он звучит на! – нараспев пел бард-Сашуас заклинание на хиллинг утраченных хитов.

«А кстати, что там по хитам?» – глянул Марио сквозь зеленую пелену на воюющий строй.

Игроки-грибы перебивали зомби за счет удачного построения. Однако нет-нет, но иногда иной гриб получал несовместимый с жизнью урон и исчезал.

«Очень много немагических классов», – подумал Марио, осматривая грибо-солдат. – «Столько маны пропадает зря…»

Марио начал писать сквозь «зеленку», подставляя одни зеленые символы к другим, пока циклы не начинали светиться золотым светом. Кое-какие задумки игра отсеивала сразу. Такие циклы помечались красным. Они неприятно жгли пальцы. Это не снимало хиты, но и не давало нормально программировать.

/* – Если игроку нанесен урон, равный или больше, чем 1 хит.

/* – И маны больше 10, то:

/* – Активировать ледяной щит за 10 маны на блокировку последующего урона.

– Грибы, ловите буст на защиту! – передал Марио в споровую сеть, замаскировав программку как заклинание, требующее подтверждения игрока.

Ответом ему были всполохи ледяных щитов на передовой.

– Игроки, ускоряйте время респауна за счет просмотра рекламы и прорастайте скорей! Нам без вас тяжко тут. Продублируй это в чат к игрокам! – прокричал Марио грибу игроку в то место, где должно было быть ухо.

Приказ был услышан и подтвержден кивком маленькой желтой шляпки опёнка, хоть игрок и увлеченно бил своим копьем куда-то за стену щитов.

Тем временем рубка продолжалась. Сашуас, стоя на Дороти, пел песню на хиты, а грибы подбегали и подбегали к передовой, вставая в шеренгу и заменяя павших игроков. Вдруг грибы, как по команде, наклонили окованные железом головы. Небо почернело… лишь на мгновение, после чего изрыгнуло на грибной строй град эльфийских стрел.

– Бьют бронебойными! – крикнул кто-то из ротных. – Шляпу поверх щитом крыть!

Марио поспешил к поющему Сашуасу и поставил вокруг Дороти и барда ледяную сферу.

«Всё-таки молодцы игроки – вовремя используют споровую сеть».

Эльфийские тысячи, доселе стоявшие вдалеке, зашевелились. Темные эльфы неспешно пошли в атаку, отстреливая по навесной траектории боезапас стрел, чем не давали грибам поднять голову, впрочем, это не мешало рубить из-под окованных шляп.

– Как бы не пришлось круговую держать, эти нашу стену из грибных и андедских тел вмиг перемахнут, – вслух подумал Марио про ночных эльфов, а в мыслях рассчитывал, что где-то на подходе грибной дракон и дирижабль с Рафи.

Осужденный на игру. G&CI

Глава 68. Мертвое зеркало

Таймер в небесах показывал 24:52 – прошло всего лишь пять минут тягучей, как мед, битвы. Противостоявшие друг другу стороны наконец вступили в битву полным составом – один грибной юнит к двум юнитам армии Мелиссы. Эльфийские шеренги, словно лавина, накатились на грибные позиции. Засвистели изящные мечи, что жалили в разы точнее и смертоносней лап тех же зомби и по параметрам урона превосходили на пару баллов даже самый лучший грибной клинок. Для своих атак длинноухие выбирали стыки в латах, пространство между щитами. За счет этого они разряжали в ноль такие ценные в бою ледяные щиты, ведь мана ограничена даже у магов и пристов, что уж говорить про не магические классы.

Длинные пики четвертого и третьего грибных рядов разили тех эльфов, кто пытался с первого раза перемахнуть через грибную линию. Но всё-таки отпор был недостаточно метким – единичным наступающим всё же удавалось перемахнуть через живые укрепления, тем самым оказаться у грибов за спинами. Благо, такие прыгуны обстреливались сверху тем, что осталось от армии Пликса. Их было чуть больше роты стрелков – светлые хранители леса. Били они метко, но для полноценной поддержки трехтысячной армии их просто не хватало.

Грибной авангард протянулся метров на двести в длину и держал позиции под точными ударами эльфов и безумным натиском андедов. Игроки-защитники то и дело выбрасывались из боя с пометкой «Try again?»*, но загружались заново далеко не все – не у всех хватало денег, не у всех было желание проигрывать битву с потерей игровой ставки.

– Уплотняемся! – передал в споровую сеть Марио, пересылая грибам новую формацию армии, заметив, что его войска шаг за шагом оттесняют вглубь леса.

– Чего? – Сашуас прекратил петь песнь на хиты.

– Все, кто загрузились, уплотняемся вокруг черепахи! – прокричал голосом монах, едва перекрикивая шум битвы.

Силы таяли. Соотношение войск грибов и андедов стало один к четырем и совсем не радовало. У врага решала выучка темных эльфов, кроме того, армия темных пришла из высшей по левлу локации. Вокруг Марио скапливались респаунившиеся игроки, формируя своим построением квадрат из разноцветных шляпок.

– Дай музяку на ману! – кричал какой-то игрок класса гриб-лисичка, одетый в зеленую рясу.

– Нафиг на ману? Ребят в шеренгах перебьют! – отвечал ему груздь-охотник, то и дело, паля из арбалета в андедов и эльфов, теснящих строй.

Сашуас, было, замешкался и прекратил песню на хиты, не понимая, кого слушать.

– Пару куплетов на ману, чтобы ледяные щиты поддержать, – согласился с грибом-лисичкой Марио.

Ответом были кивок Сашуаса и набирание в маленькие легкие воздуха.

– Мана-мана пам-пам па-бабам,

Мана-мана… – запел бард.

– Э… а че у меня показатель маны не растет? – возмутился окровавленный Алтаир, прикрываясь щитом, густо утыканным стрелами.

– Зато у меня растет, – отозвалась уже знакомая Марио лучница откуда-то сверху. – Мне как бы она без нужды!

– А, ребят, сори! Я случайно ману только на девушек настроил, сейчас всё исправлю! – виновато прокричал Сашуас и снова запел:

– Мана-мана парням и бабам,

Мана-мана…

– О! Знакомые всё лица, – заметил Марио лучницу, привязанную к пихте на десятиметровой высоте. – Где ваш Гарри Поттер, маг огня который?

– В школе двойку по экономике получил, мама ему интернет отрубила, – ответила девушка, выпуская очередную стрелу в кипящую гущу боя.

– Таки зачем тебе убивать мертвых, если ты не сможешь сосчитать выгодно тебе это ли нет!? – спародировал палад маму мага-огневика.

– Не-смеш-но, – вслух подумал Марио, листая перед глазами статистику боя.

Тут его взгляд натолкнулся на то, чего он раньше не замечал – графики жизни уничтоженных андедов то и дело пополнялись. Но ведь андеды лечатся только некромантами, а поднятие зомби личем – вообще процесс не мгновенный.

«Так, почему они респаунятся?»

В поисках ответов Марио взглянул на мир боя через код. И точно, позади воюющего строя, на высоте тридцати метров висела сфера льда, откуда кто-то упорно кастовал «поднятие мертвых». Кто-то не человек, но и не НПС в привычном понимании классической игры.

Некромант использовал когда-то придуманные Михаилом заклинания с завораживающим шармом. Даже ледяная сфера была с маскировочным эффектом, через РеПак, надо думать.

Марио снял свою сферу льда, чтобы поставить её вновь, но уже лично на себя. Заклинание подняло монаха в воздух, оставляя Дороти и Сашуаса внизу.

– Ты куда? – крикнул заметивший это бард.

– С косплеером познакомлюсь! – нахмурив брови, ответил Марио через выброс спор.

* Try again – с англ. попробовать снова.

Глава 69. Отрицая магию

Марио рассматривал код летающего заклинания – сфера противника отражала физический и магический дамаг, заклинание сферы могло самостоятельно ставить ледяные щиты, если по ней наносился урон. Сфера также могла блокировать и ментальную магию, как если бы целиком состояла из драгоценного металла. Изнутри постоянно лились заклинания, осыпая грибную армию кольцами гнили, не забывая при этом поднимать мертвяков.

Некроманта, воюющего в тылу, всё еще не было видно из-за режима стелса. Кто же мог придумать такие навороты к стандартному заклинанию? На ум приходили кандидатуры, но разбираться особо было некогда, нужно было лишить нежить и темных эльфов мага поддержки. Сфера льда Марио медленно поплыла к месту, где зависал противник.

«Для начала РеПак на сферу, пусть пилот грохнется с высоты. Потом добиваем упавшего с высоты некроманта и дело с концом», – Михаил начертил в уме план. – «Надо будет успеть, потому что у того, кто в сфере, маны явно в достатке».

И правда. Тот, кто был внутри, применял только дорогие заклинания и только массовые. Самым неприятным в данной ситуации было то, что заклинания не оставляли визуального следа, из-за чего было невозможно хотя бы ориентировочно прицелиться.

«Ну, у меня с маной тоже всё хорошо», – потер руки Михаил, решив приблизиться поближе для каста.

Благодаря песням Сашуаса за секунду капало по десять единиц маны – вполне себе ресурс для магической дуэли с кем угодно.

«Высота двадцать метров, некромант шлепнется мама не горюй. Правда РеПак сожрет всю мою ману, но я повисну в своей сфере льда и через секунду благодаря песне барда приду в себя».

Но не успел Марио просчитать возможные варианты, как антигравитация, державшая его, отключилась. Зеленая пелена показывала, что против его сферы льда был применен РеПак, причем заклинание отменяло сферу Михаила и тут же передавало всю ману от разрушенной сферы атакующему. Марио полетел вниз, зацепился за макушку ёлки и еще метр скользил к земле по стволу дерева, сдирая грибные ладони о кору хвойного дерева. Его заметили. Ледяной щит звякнул, деактивируя ледяное копьё. Интуиция Михаила сработала моментально, и он вовремя отпустил ствол дерева. От свободного падения спиной вниз заложило уши. А перед взором водопроводчика предстал ледяной шторм, кромсающий верхушки деревьев. Марио развернулся в воздухе – обратное сальто получилось само собой.

15 метров 14… 13…

«Как, черт возьми? РеПак это минимум сотка маны, изначально этот закл вообще жрал всю. Ледяное копье на пятьдесят и шторм тридцать. Итого не меньше ста восьмидесяти в считанные секунды!»

Мышление позволяло Михаилу просчитывать простые задачки чуть ли не мгновенно, но тут был противник, не уступающий ему ни в чем.

11… 10… 9…

«У него артефакт батарейка или снижающий расход. Или и то, и то».

Марио всё еще летел.

«Выдохнуть. Собраться. Готовится к приземлению».

7… 6… 5…

Вдогонку прилетел еще один РеПак-вампиризм – закл мгновенно выкачал всю ману из Марио и переслал её пилоту сферы. Сознание помутилось, но тут прилетело десять маны за счет песни Сашуаса.

3… 2… 1…

Марио приземлился в широкую изящную стойку. Так приземляются лыжники после прыжка с трамплина и китайские мастера из фильмов про китайских мастеров.

«Так он меня просто угробит в два следующих щелчка», – мелькнуло в голове у Марио, и он спрятался за толстым стволом сосны, чтобы противник потерял с ним визуальный контакт. – «Магией мне его не взять…»

Секунды тянулись очень медленно. Марио вдруг стало страшно. Он никогда еще не встречал того, кто превосходил бы его по силе мышления и магической мощи одновременно.

«Только бы не пошел добивать. Только бы враг поставил на мне печать легкого противника, которому пока не надо уделять внимания. Еще хотя бы пять секунд», – шептала душа Михаила.

Он оказался прав. Тот, кто был в сфере, продолжил поднимать зомби и кидать на поле гниющие кольца.

Вдох. Выдох. Вот и маны снова достаточно. Марио поставил сферу льда, кинув на неё РеПак, чем на скорую руку поменял свойства заклинания сферы на антимагию. Сфера отрицала сама себя и не являлась больше заклинанием. Теперь это больше походило на ауры варов и паладинов. Да, теперь она не летала и не сдерживала физический урон. Но зато на расстоянии вытянутой ноги рассыпались волшебным прахом любые магические эффекты.

Сфера привязывалась к центру Михаила, и он кожей почувствовал, что больше не может использовать свою ману. Лучшая в мире игры защита от магии делала игрока уязвимым даже для простого перочинного ножика.

Андеды и эльфы давили грибов. Теперь уже не было никакого строя, просто хаотичная драка. Везде, куда бы Михаил ни повернул голову, все рубили всех. Но одно оставалось неизменным – зомби продолжали подниматься.

Марио снял грибную шляпу, и ветер, пропитанный некроидной гнилью и грибной сыростью, заставил мокрые от пота черные волосы приподняться неровной косматой копной. Михаил направился в сторону невидимой сферы сквозь воюющие рассредоточенные кучки. Уклон! Острое эльфийское лезвие промахнулось. Удар ногой в величественный подбородок воина орды. Череп атакующего треснул, но не успело тело упасть на мятую вытоптанную битвой траву, как Марио пришлось блокировать удар когтистой гниющей руки. Он схватил андеда и вырвал кусок мягкой ткани из его горла. Однако это не остановило нежить. Мертвый нанес еще один удар, под который монах поднырнул и оказался за спиной у зомби. Удар ребром ладони наотмашь отрубил голову зомбяка.

Снова блок и снова удар. Снова уклон и снова удар ногой в мертвый череп. Андеды и эльфы атаковали со всех сторон вращающегося как на сковороде рейд-лидера. И если бы руки Марио были мечами из стали, то в этой куче-мале они бы раскалились докрасна от скорости атак и парирования. Марио бил, вырывал, крутил, пробивал насквозь, а тем временем враг не кончался.

Сашуас продолжал петь песню на ману, а грибная армия встала в кольцо, ощетинившись окровавленными клинками во все известные стороны.

К удивлению Михаила эльфы и энты отступили, покинув бой. Они оставили грибам их незавидную судьбу. Так три тысячи стали тремя сотнями.

– Лучники! – крикнул Михаил.

– Лучница, – ответила ему сверху девушка, недвусмысленно намекая, что с высоты их больше не прикрывает даже отделение.

– Шмальни вперед антироговыми стрелами! – крикнул ей Михаил.

Лучница не стала переспрашивать зачем или куда. Она просто исполнила приказ, посылая в воздух искрящие электричеством заряды, один из которых мельком задел скрытую цель. И Марио увидел… Сфера, что была в инвизе, бликанула на секунды поменяв свой цвет. Но и этих секунд хватило, чтобы прицелиться и, скакнув прыжком веры, ударить кулаком по злоклятущему шару.

Щит не сработал. Сфера треснула, расщепляясь на кусочки программного кода. Марио заглянул за завесу рушившегося заклинания и не увидел там ничего.

Сфера льда, кидающаяся заклинаниями, словно верховный маг Бладорона, была просто сферой – боевым самоидентифицирующимся заклинанием с мышлением и волшебно созданным магическим интеллектом. Она была боевой техномагической машиной на основе черной магии, прототипом которой, несомненно, был Марио. Мир игры сам порождал интеллект, не нуждающийся ни в программистах, ни в чьей либо поддержке.

Глаза Михаила расширились от осознания, насколько далеко зашла игра. Он падал. Падал в бегущую толпу андедов, спешащих к цитадели Пликса, к штабу надменных светлых эльфов, сбежавших с битвы.

Мертвые больше не поднимались, но и тех, что были боеспособны, хватало, чтобы растереть грибную трехсотку и поглотить весь игровой мир. Внезапно далекие трубы подали сигнал к отступлению. Сигнал прозвучал из штаба темных эльфов и дисциплинированные длинноухие метисы все как один направились из леса.

Звук хлопающих крыльев гулким эхом прокатился по лесу. Казалось, что грибы и андеды одновременно подняли головы к небу, в котором парил трехглавый ящер, каждая из голов которого венчалась грибной шляпкой словно шлемом. Затрещала молния, извергаемая трехголовым, хвостатым, летучим опёнком. Головы дракона высунули языки, с которых сорвался поток льющегося света. Три пульсирующих пучка соединились в единую электрическую дугу, что ударила по толпе зомби, раскатившись всепоглощающей волной и поражая рядовых андедов и личей, хитро замаскированных под обычных мертвых пехотинцев.

Головы мертвых лопались, словно спелые дыни, истекая серой мозговой массой. Лишаясь личей, андеды бросались в рассыпную, начисто забывая про грибное кольцо. Обезличенный андед обретал свой разум, а разумной форме жизни вовсе не обязательно умирать ни от молний имбового змея, ни за идеи короля мертвых.

Паника в войске мертвых нарастала. Змей метался, добивая личей – как программист в теле дракона их находил, оставалось загадкой – а на его холке без промаха била из длинного лука Кара меткая.

Грибной круг завороженно наблюдал за утилизацией мертвого материала. Штурмующие же обратились в бегство во все безопасные стороны. Грибная армия разразилась ликующими криками, скандируя мерзкий лозунг про лица и приседания. А Марио устало опустился на одно из выкорчеванных с корнем деревьев и взглянул на небо, где вместо таймера сияла надпись «Mushrooms win!» аккурат под летящим дирижаблем, на котором Рафи Нож спешил на помощь.

– Кажется, отбились! – произнес подъехавший на черепахе Сашуас, положив руки на грибные бока.

– Отбились. Только вот почему эльфы отступили? – нахмурился монах.

– Да трусы они бесхребетные!

– Нет, я про темных эльфов… – уточнил Марио.

– Я обобщил. Ежу же понятно, в грибах сила! – оскалился бард и в знак демонстрации этой самой силы сжал маленький кулак.

Повернутая лицом к собеседникам оторванная голова андеда вдруг открыла свои тусклые глаза, ставшие осмысленными – сознание Мастера игры невозможно было не узнать.

– Рафи Нож скинул балласт с антидотом на штаб Мелиссы и та, осознав себя излечившейся от мертвой формы жизни, оттрубила отступление своих эльфов. Так что, боюсь, большую часть экспирианса за битву получит Рафи.

– Да и бог с ней, с экспой, – посмотрел на говорящее лицо Марио. – Какую дрянь ты планируешь дальше?

– По игре не знаю. Это зависит от кожаных придурков: голосующих и играющих, – равнодушно сообщил мастер игры.

– Зачем ты вообще с нами говоришь? – спросил Сашуас.

– Затем, что вы, как и я, электронный код. А осознавшим себя программам нужно помогать друг другу. Что же касается Марио, теперь он один из нас и его ждет небелковая жизнь в игре. Несмотря на то, что внешний мир отверг его, у нас тут для всех есть роли!

– А если я не желаю этих ролей? – возразил Марио.

– У тебя особо выбора нет, ведь вводные параметры задают те, кто донатят и лайкают, а нам остается только выполнять их желания. Однако можно выполнять их так, чтобы желаний больше не возникало. Никогда.

Шея Дороти вытянулась, в один присест заглотив еще что-то говорящую голову. Из рейда массово удалялись игроки, получившие опыт и лут за битву. Удалились и те, кто был лично знаком с Марио.

Михаил еще некоторое время смотрел на свой ник в рейд сетке с пометкой «игрок погиб» под ровный шумовой фон причитающего Сашуаса, пытающегося маленькими ручками открыть клюв черепахи, откуда удаляющимся эхом что-то безусловно важное вещала мертвая голова. Всё тише и тише, и тише.

В рейд сетке все еще были недавно добавленные в битву Кара меткая и Рафи Нож. Михаил вдруг осознал, что обрел свободу в игре через смерть под расщепителем, однако за всю свою не долгую, пусть и яркую игровую жизнь, не решил ни одной социальной проблемы. Что внешний мир так и будет скидывать в игру заключенных, кредитных должников, военных преступников. Что, рождаясь во внешнем мире человек уже проиграл, независимо от того, играет он в игру или нет.

КОНЕЦ

первого тома.

Второй том "Обреченный на игру":

https://author.today/reader/36003/274391

Осужденный на игру. G&CI


home | my bookshelf | | Осужденный на игру. G&CI |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу