Book: Избранная, или Жена по приказу



Избранная, или Жена по приказу

Герр Ольга

Избранная, или Жена по приказу


Глава 1. Чужая постель

— Она где-то рядом. Я её чую.

Мужской голос действительно прозвучал чудовищно близко. Я вжалась в стену и бочком двинулась вдоль нее. Коридоры дворца словно созданы для игры в прятки — множество переходов, лестниц, резких поворотов.

Не иди по моему следу ксандорские ищейки, у меня был бы шанс победить в этой игре. Но они лучшие во всем королевстве. Маги, наделенные силой чувствовать чужой след. Их нюх в сотни раз сильнее собачьего. Мне не повезло напороться на их отряд, когда я рылась в королевском хранилище сведений. Посторонним туда вход запрещен. Я нарушила закон и поплачусь за это, если меня поймают.

Но это еще полбеды. Арестованных допрашивает дознаватель — маг способный заглядывать в чужие мысли. Лучше ему не видеть мои. Он сразу поймет, что я из другого мира. В Ксандоре для таких, как я, путь один — к плахе. Не любят здесь попаданцев, я бы сказала даже боятся.

Подобрав длинную юбку, я свернула в очередное ответвление коридора. Ступала бесшумно, на цыпочках. Воздух и тот не колыхнулся. Но ищейки, конечно, насторожились. Вот уже четверть часа они преследовали меня и с каждой минутой становились все ближе.

Я прибавила ходу, переходя на бег. Еще немного и доберусь до крыла с личными покоями королевских гостей. Там находится и моя комната.

Двигаться было тяжело — длинная пышная юбка путалась между ног. Моя одежда явно на стороне ищеек. Хорошо, корсеты вышли из моды, а не то я бы и десяти метров не пробежала.

Больше всего после попадания в чужой мир я скучала по джинсам. Намного сильнее, чем по водопроводу, но почти так же как по кроссовкам. До чего же мне не хватает нормального гардероба! Прежде я не задумывалась, насколько удобна женская одежда в современном обществе.

Еще один поворот. От заветной цели меня отделяло метров сто. Мне бы только добраться до покоев, а там…

— Вор направляется к спальням, — раздалось за спиной.

Так близко, что по спине пробежал холодок. Не успею — осознала со всей четкостью. А еще обиделась — никакой я не вор. Я ничего не взяла из королевского хранилища. Подумаешь, взглянула на пару древних манускриптов. Что меня теперь за это казнить?

Горло сдавил спазм. И ведь казнят. Если не за хранилище, так за происхождение из другого мира точно. Зря я так подставилась. Ведь знала, что могут поймать. Умирать я, конечно, не хотела, но выбора у меня не было. Тот, кого я боялась намного сильнее смерти, велел пробраться в хранилище, а ему не отказывают.

И все же шанс на спасение есть. Ищеек не сбить со следа, но их можно обмануть, если знать как. Мне повезло — я как раз из тех, кто знает. Но сперва надо убраться из коридора. Подойдет любая комната. Хоть вот эта.

Я дернула ближайшую дверную ручку. Заперто. Если все гости проявили такую же бдительность и закрылись в своих покоях, то я пропала.

Я метнулась к следующей двери. Топот ищеек звучал за поворотом. Секунда-другая и они будут здесь. У меня от ужаса взмокли ладони, и с первой попытки я не смогла повернуть ручку.

Показалось, что и здесь закрыто. Но к другой двери мне уже не добраться. В отчаянии я дернула ручку еще раз и — о, чудо! — дверь открылась.

Я ввалилась в чужие покои и прикрыла за собой дверь. Сейчас надо действовать предельно быстро и четко. На все про все у меня минута, не больше.

Я сорвала с пальца кольцо. Под выпуклым зеленым камнем пряталось потайное отделение, а в нем — порошок, отбивающий нюх у ищеек. Я обсыпала себя этим порошком. Теперь ищейка, даже встав рядом со мной, не почует во мне ту самую «воровку» из хранилища. Я буду пахнуть для него иначе.

Но этого мало. Недостаточно просто сказать, что меня не было в хранилище, необходимо алиби. Кто я такая? Что делаю в чужой спальне? На все эти вопросы придется отвечать. И, если ответ ищейкам не понравится, они отведут меня к дознавателю.

Вернув кольцо на палец, я поспешила к кровати. Пока шла, расшнуровывала платье. Благо завязки на груди. Это не дань моде, а готовность к чрезвычайным ситуациям. Если понадобится, быстро разденусь сама (вот как сейчас), а не беспомощно буду звать горничную.

Я избавилась от платья, сбросив его на пол. Туда же отправилась нижняя юбка. Пусть валяются, так даже лучше. Сейчас все выглядит так, будто с меня срывали одежду в порыве страсти.

Я двигалась бесшумно, чтобы не разбудить хозяина спальни. Тот не должен заранее узнать о моем присутствии. Будет ему сюрприз.

К тому моменту, как я добралась до кровати, на мне была лишь нижняя сорочка. Я молилась про себя, чтобы хозяином спальни был мужчины. Если это женщина, я пропала.

В спальне было довольно темно. Я видела лишь силуэты, без конкретики. Но тусклого света звезд, проникающего через окна, хватило, чтобы рассмотреть спящего. Повезло. На кровати, раскинув руки, лежал мужчина. Судя по запаху спиртного, он был не совсем трезв. Отлично. Это то, что нужно.

Из коридора донесся шум. Ищейки, потеряв мой след, проверяли покои. Они будили гостей и обыскивали спальни. Скоро и сюда доберутся.

Я торопливо вытащила шпильки из прически. Распущенные волосы были длиной до поясницы. Пришлось отрастить, чтобы соответствовать нормам этого мира. До попадания сюда я носила короткие стрижки.

Я взъерошила волосы, придавая им растрепанный вид, и юркнула в кровать под бок к мужчине. Когда меня спросят, где я провела ночь — скажу, что была здесь, со своим любовником, кто бы он там ни был. А, кстати, кто он?

Я приподняла голову и заглянула мужчине в лицо, но в темноте спальни ничего толком не разглядела. Ну и ладно. Какая разница кто послужит мне прикрытием? Мне бы только избавиться от ищеек. Ради этого я готова потерять репутацию. Потому что жизнь, как ни крути, дороже.

Не успела я пристроить голову на подушке, как раздался стук в дверь. Вот и ищейки пожаловали.

Я затаилась. Дышать и то перестала. Сама дверь точно открывать не стану. Пусть это сделает хозяин спальни, а я притворюсь, что крепко сплю.

Стук повторился. Еще более настойчивый. В дверь уже чуть ли не ногой барабанили.

— Именем короля откройте! — выкрикнул ищейка.

Мужчина рядом со мной заворочался.

— Какого темного? — раздалось недовольное бормотание.

Голос показался знакомым, и я насторожено замерла. Не может быть, чтобы из всех спален я наугад выбрала именно его. Так не бывает! Мне, наверное, почудилось.

Я приоткрыла один глаз и снова попыталась рассмотреть мужчину. Без толку. И все же шестое чувство подсказывало — это и правда он. Герцог Ал’Ордэн — рыцарь света, или как их еще называют светоносец.

Рыцари обладают редкой и сильной боевой магией, и все как один состоят на службе у короля. Их главная обязанность — защищать королевство от хмарей и иномирцев. Я видела хмарей только на картинках, а еще слышала жуткие истории о том, как они уничтожают целые поселения. Они внушали ужас, и я понимала, почему рыцари с ними борются. Но, как и почему в списке персон нон грата оказались попаданцы, только догадывалась.

Близкое знакомство с любым из рыцарей грозило мне разоблачением и смертью, а герцог был наихудшим из возможных вариантов. Он возглавлял светоносцев и был намного опаснее прочих.

Мы встречались с герцогом еще до королевского празднества. Правда, он меня не видел и это к лучшему. Зато я имела «удовольствие» полюбоваться на его работу.

…В тот день граф впервые повез меня в город. До этого я не покидала стен поместья. Я предвкушала интересную прогулку, знакомство с новым миром. Мне только исполнилось шестнадцать, я была полна любопытства напополам с оптимизмом и еще не до конца понимала, куда угодила. На тот момент я провела в чужом мире около года.

Карета проехала через главные городские ворота Ксандора — столицы королевства, и я, отодвинув шторку, жадно разглядывала окрестности. Дома с красными черепичными крышами напоминали горные пики. Резные ставни, горшки с цветами, разноцветные вывески — город показался мне красивым.

Шумные продавцы, хмурые стражи, женщины в чепцах — мне все были вновь и все интересны. Язык Ксандра я к этому времени уже неплохо изучила. Граф заставлял меня заниматься с утра до ночи, чтобы я как можно скорее стала походить на местную жительницу.

— Иномирцев здесь не любят, — частенько повторял граф.

Я в ответ лишь пожимала плечами. У нас тоже не любят гастарбайтеров. Есть даже присказка — понаехали. И что с того? Тогда я еще не осознавала, насколько все серьезно. Но после той поездки все изменилось.

Вскоре я заметила, что горожане идут в одну сторону. Туда же направляется и наша карета.

— Сегодня какой-то праздник? — спросила я у графа.

— Вроде того, — кивнул он. — Хочу показать тебе, как в Ксандоре поступают с иномирцами, чтобы ты, наконец, прониклась ситуацией.

И он показал. Граф не отличался щепетильностью и не боялся навредить моей неокрепшей подростковой психике. Поэтому места у нас были чуть ли не в первом ряду. Мы сидели на возвышении, откуда отлично просматривался помост.

Я не была дурой и догадалась, что это за сооружение. Эшафот. Вот только палача и плахи что-то не видно. Зато стражи привели осужденного, и у меня по позвоночнику пробежал холодок. Мне до боли была знакома его одежда. Джинсы, футболка с лейблом Nike, кроссовки той же фирмы — все это вещи из моего мира, а вот цепь, сковывающая руки мужчины, уже из этого.

У мужчины был растерянный вид. Он вглядывался в толпу, как будто искал там знакомое лицо, но, естественно, не находил. Кажется, он никак не мог поверить в реальность происходящего и все ждал, что вот-вот выскочит ведущий и прокричит — «Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера»! Но ведущий запаздывал, зато палач был уже здесь.

В тот день роль убийцы на себя взял герцог Ал’Ордэн. Он был единственным рыцарем света в столице на тот момент. Тогда-то я и увидела его впервые и заодно поближе познакомилась с магией света.

Граф наклонился ко мне и прошептал на ухо:

— Правосудие над иномирцами всегда вершит рыцарь света. Тот, кто окажется поблизости, — даже в такой момент он не упустил возможность научить меня чему-то новому. — Держись от них подальше, Марианна. Это вопрос твоего выживания.

Я судорожно кивнула.

Стражи оставили иномирца в центре эшафота и отошли. К дрожащему от страха мужчине приблизился герцог. Его руки были пусты. По крайней мере, мне так поначалу показалось. Но потом что-то произошло… вспышка света, яркий луч пронзил пасмурный день и в правой руке герцога непонятно откуда появился меч. Он был словно соткан из солнечных лучей. Не лезвие, а чистый свет. И глаза самого герцога тоже светились как два солнца.

— Очистим королевство от скверны! — выкрикнул герцог.

Толпа подхватила его возглас, а у меня в ушах все звучал голос герцога. В тот день я запомнила его навсегда.

Я отвернулась, но граф опустил руку на мое колено и сдавил его так, что я едва не завопила.

— Смотри, — приказал он.

И я во все глаза уставилась на эшафот, боясь лишний раз моргнуть.

Может, меч и выглядел как светоч, но резал он как остро заточенное железо. Быстрый замах, один точный удар и мой земляк упал замертво к ногам герцога.

Я непроизвольно вскрикнула и тут же зажала рот ладонями в ужасе оттого, что привлекаю к себе внимание. Слова графа о том, что в Ксандоре не любят иномирцев приобрели новый зловещий окрас. Не любят — это мягко сказано. Их здесь просто-напросто убивают.

Вскоре мы ехали в карете обратно в поместье. На этот раз я задернула шторку, не желая смотреть на город. Он больше не казался мне красивым.

Я так и не спросила — за что в Ксандоре так ненавидят попаданцев? Колено все еще ныло, и общаться с графом не было желания. После того дня я хромала целый месяц. Впрочем, это было не самое худшее, что делал со мной граф.

…И вот теперь я лежала в одной постели с мужчиной, который, не задумываясь, убивает таких, как я. Сердце подпрыгнуло сперва к горлу, потом упало в район пятой точки и еще ниже прямиком в пятки, и снова резко вернулось к горлу. Эта дикая скачка по маршруту горло-попа-пятки повторилась не единожды, словно сердце в ужасе искало выход из тела.

Ничего не скажешь, выбрала спальню. В тот самый момент, когда я осознала, как вляпалась, дверь в покои с грохотом распахнулась.



Глава 2. Лицом к лицу

Герцог отреагировал мгновенно. Секунду назад он еще спал и вдруг, вскочив, запустил световой шар в непрошенных гостей. Ищейка едва увернулся, и шар опалил стену за его спиной. При виде черной дыры в деревянной обшивке размером с голову взрослого мужчину меня пробрал озноб. Магия света одна из сильнейших в королевстве.

— Ваше светлейшество, — ищейка поднял руки, демонстрируя, что в них нет оружия, — прошу прощения, что потревожил ваш сон, но мы ищем воровку. Она скрылась где-то в гостевых покоях.

— Я мог убить тебя, дурень, — проворчал герцог.

Из распахнутой настежь двери в спальню лился свет, и я, наконец, рассмотрела своего соседа по кровати. Я не ошиблась, это действительно был герцог Ал’Ордэн. Я его узнаю везде и при любом ракурсе. Даже без одежды, как сейчас.

Да, герцог был обнажен. Совсем, то есть полностью. Взъерошенные на затылке каштановые волосы с ярко выраженной рыжиной, широкие плечи, узкие бедра, крепкие ягодицы — беглый осмотр показал много интересного. Я уже собралась стыдливо отвернуться, но в последний момент одернула себя.

По легенде для ищеек мы с герцогом провели эту ночь вместе. Он — мое алиби. Возможно, мне будут задавать пикантные вопросы. Мои ответы должны звучать правдоподобно, а для этого лучше узнать его светлейшество чуточку ближе.

Я еще раз прошлась взглядом по тылу герцога. Это принесло свои плоды — я заметила на его правой ягодице довольно крупную родинку. То, что надо. Она станет моим козырем.

— Покиньте мои покои, — герцог махнул рукой на ищейку. — Я сплю один.

— Мне кажется, вы заблуждаетесь, ваше светлейшество, — возразил ищейка и кивнул на меня.

Герцог тряхнул головой, еще не понимая, на что смотрит незваный ночной гость. Он поворачивался медленно, словно давал мне шанс скрыться, пока все не зашло слишком далеко. Вот только бежать мне некуда. Меня, что называется, приперли к стенке, а в такой ситуации любые способы выживания хороши.

Наконец, герцог увидел меня. Наши взгляды встретились, и его похожие на янтарь глаза сверкнули золотом. Магия света, чтоб её. Рыцарь в ярости, и она дает о себе знать. Своевременное напоминание о том, с кем я имею дело.

Казалось, еще немного и герцог меня придушит — такое злое у него было лицо. Крылья носа подрагивали, тонкие губы побледнели, и без того четкие скулы заострились.

Мой взгляд с лица герцога скользнул ниже. Вниз по шее на широкую грудную клетку, пробежался по крепким бицепсам и споткнулся на прессе с четкими кубиками. Ниже я смотреть не стала.

А он красивый мужчина… Я передернула плечами. Не о том думаю. У меня жизнь под угрозой, не мешало бы сосредоточиться на этом.

Итак, мой выход. Я должна сыграть безупречно — вот что сейчас важно. Настало время применить все актерские данные, какие у меня есть. К счастью, последние несколько лет я только и делала, что тренировалась.

Я зевнула и потянулась. Мои ресницы дрожали, как у человека, который недавно проснулся. Я заглянула герцогу за спину и, испуганно ойкнув, натянула одеяло до подбородка. Вроде как смутилась из-за присутствия в спальне постороннего мужчины.

Герцог и ищейка не сводили с меня внимательных глаз. Не знаю, кто из них был шокирован больше.

— Первый раз её вижу, — пробормотал герцог.

Я обиженно поджала губы:

— А на балу клялись в любви и обещали жениться, — всхлипнула. — Все мужчины одинаковы — сначала обещают, а как только получают свое, притворяются незнакомцами.

Лицо герцога вытянулось, в глазах мелькнуло сомнение, а мне только это и требовалось. Недаром от него пахло алкоголем. Похоже, на балу герцог позволил себе лишнего и теперь смутно помнил окончание вечера.

Я прямо-таки слышала его мысли: «Мог ли я затащить едва знакомую девицу в постель»? Не знаю, мог или нет, но я буду на этом настаивать. Отступать мне некуда.

Герцог вдруг опомнился, что стоит голый, и спешно прикрылся простыней. Я поблагодарила его про себя. А то мой взгляд так и норовил опуститься вниз. Стоило немалых трудов удерживать его на приличном уровне.

— Так вы утверждаете, что не помните эту леди, ваша светлейшество? — ищейка шагнул ближе к кровати, споткнулся о мое платье на полу и многозначительно посмотрел на герцога.

Я видела, как ищейка морщит нос, принюхиваясь ко мне. Я пахла не так, как воровка, за которой они гонялись по коридорам дворца. Это сбивало его с толку. Официально не существует средства, чтобы отбить нюх ищейки. Но у графа есть много такого, чего нет и никогда не будет у других.

— Мне повторить вопрос? — переспросил ищейка, так как герцог тянул с ответом.

— Я немного выпил на балу… — пробормотал тот, наконец.

Ищейка снова принюхался. На этот раз к герцогу. Его тонкий нюх без сомнений уловил запах спиртного. Даже я его чувствовала.

Разбирательство могло занять кучу времени, но я не планировала надолго задерживаться рядом с герцогом. С меня хватит на сегодня. Пора отсюда выбираться.

— Так вы были нетрезвы и все ваши снова ложь?! — всплеснула я руками. — Я требую, чтобы позвали моего отца.

Последнее я адресовала ищейке. Раз уж он здесь, пусть займется делом.

— Правильно ли я понимаю, ваше светлейшество, — уточнил ищейка, — что девушка не замужем и не является вашей невестой?

Ситуация была пикантная — незамужняя девица в постели постороннего мужчины. Пахло скандалом королевского масштаба.

Мы с герцогом одновременно кивнули. После чего ищейка недовольно поджал губы. На его лице было написано страдание. Весь его вид говорил, как ему не хочется ввязываться в разборки между благородными семейства из-за девичьей чести.

Меня такая перспектива тоже не прельщала, но я должна увидеть графа. Он один в силах вытащить меня из этой передряги. В конце концов, это он послал меня на опасное задание.

— Кто ваш отец, леди? — уточнила ищейка.

— Граф Джофус Ка’Эль.

Услышав мой ответ, герцог застонал.

Да, я из благородных, ваша светлейшество, и это грозит обернуться серьезными проблемами. Но я надеялась, что граф их быстро решит, и вскоре я буду далеко от рыцаря света. Всегда выходит сухим из воды — это про графа. Придумает что-нибудь и в этот раз.

Глава 3. Наедине

Ищейка отправился за графом. Я едва не бросилась вслед за ним с воплем: «Не оставляйте меня наедине с герцогом»! Чудом сдержалась. Хищнику нельзя показывать свой страх, он его чует. Так и с рыцарем света. Лучше не давать ему понять, что боишься, а то еще заподозрит неладное.

Благо покои графа неподалеку. Жаль, я до них не добралась. Зато ищейка будет отсутствовать недолго.

Мы с герцогом остались наедине. Я по-прежнему лежала в его кровати, а на нем все еще не было одежды, не считая простыни. Неловкий момент.

Но герцога не так-то легко смутить. Даже полуголый с взъерошенными волосами, едва понимающий, что происходит, он не терял достоинства присущего аристократам.

— Вы обязаны признать, что между нами ничего не было, — заявил он, поправляя простыню на бедрах.

— Хотите, чтобы я солгала? — приподняла я брови.

— Вздор! Я бы запомнил…

— То есть вы утверждаете, что не помните, как приглашали меня на танец?

Герцог застыл. По его лицу пробежала тень сомнения. Я хмыкнула. То-то же.

Конечно, он помнил приглашение, ведь оно, в самом деле, было.

…Королевское празднество проходит раз в четыреста дней и длится десять суток. На это время высокородные гости съезжаются во дворец со всех концов королевства. Для благородных семейств это шанс удачно выдать дочерей замуж. Именно на королевском празднестве заключаются лучшие браки.

Граф тоже готовился, но по другой причине. Мне светило не замужество, а возможность пробраться в королевское хранилище сведений. Лишь я благодаря сильному дару поисковика была в состоянии найти там то, в чем граф отчаянно нуждался.

Но не все так просто. Каждый день празднества — новая тема и новое торжество. В первый день поставили шатры в саду и закончили вечер грандиозным фейерверком. Во второй — спустили на озеро около дворца позолоченные лодки и устроили представление на воде.

Я впервые была на королевском празднестве и не переставала восхищаться размахом гуляний. Изысканные блюда, лучшие наряды, искусные музыканты и увлекательные сценки. Особенно поразило выступление на воде. Актеры разыграли целый спектакль — битву с врагами королевства. Брызги летели во все стороны, гости фыркали и смеялись.

Но все это было не то. Мы с графом ждали момента, когда празднество перенесется непосредственно во дворец. Это случилось на третий день. Наконец, состоялись танцы в главном бальном зале дворца.

К этому вечеру я готовилась особенно тщательно. И дело было не в выборе платья или прически. В моем случае куда важнее были аксессуары. Магические, если быть точной.

— Возьми это кольцо, — граф протянул мне перстень с большим зеленым камнем.

— Оно будет смотреть громоздко на моей руке, — усомнилась я. — И к наряду не подходит. В лучшем случае люди посчитают, что у меня нет вкуса. В худшем — заподозрят, что это артефакт.

— А ты скажи, что это кольцо твоей покойной матушки. Семейная реликвия. Маме было бы приятно, если бы ты его надела в столь важный для тебя день.

На все-то у графа готов ответ. Я кивнула, принимая его версию, и поинтересовалась:

— Зачем, на самом деле, это кольцо?

— В нем порошок, отбивающий нюх у ищеек.

Кольцо я надела, хотя надеялась, что оно не пригодится. Помимо него у меня на шее висел медальон — артефакт, открывающий все замки. Он был нужен для хранилища.

Шпильки для волос были обмазаны усыпляющим ядом. Надо только вытащить одну из прически и обмакнуть в содержимое бокала того, кого хочешь усыпить. Пару минут и все готово. В крайнем случаи шпилькой можно уколоть. Эффект тот же.

Мне самой шпильки не угрожали. Даже если я нечаянно уколюсь, ничего не будет. С пятнадцати лет я принимала понемногу большинство экстрактов и отрав графа, вырабатывая к ним иммунитет. Не то чтобы я горела желанием это делать. Побочные эффекты порой длились неделями, изводя меня. Но граф не оставил мне выбора.

В браслет на правом запястье была вплетена маскирующая магия. Его я носила, не снимая, с того дня, как попала в чужой мир. Браслет скрывал мое иномирское происхождение. До сих пор он работал без перебоев.

В общем, я собиралась будто ниндзя на задание. В итоге походила на елку, только вместо игрушек на мне висели всевозможные артефакты и амулеты. В них я чувствовалась себя как в броне.

Увы, сам бал мы пропустить не могли. Это вызовет ненужные сплетни. Так что пришлось делать вид, что я одна из девиц на выданье, ищущих себе пару.

В целом бал прошел нормально. Меня несколько раз приглашали на танец, я выпила бокал чего-то терпкого в попытке немного расслабиться и поболтала со сверстницами. Одним словом, вела себя естественно.

Время, когда мне предстояло улизнуть с бала, неумолимо приближалось. Осталась минут двадцать, не больше. Именно в этот момент на меня обратил внимание герцог.

Я видела, как он шел ко мне. Он приближался стремительно и неотвратимо как метеорит, несущийся к Земле, чтобы её разрушить. Я застыла в ужасе, гадая, что ему нужно. Неужели браслет подвел, и герцог распознал во мне иномирянку? По спине скатилась капелька пота, щекоча кожу. Еще немного и я грохнусь в обморок, как впечатлительная барышня из любовного романа.

Герцог остановился в шаге от меня. Тогда-то я впервые рассмотрела его глаза. Золотые с карими крапинками. Два солнца — яркие и невероятно опасные. Цвет этих глаз означал, что передо мной рыцарь света.

Он протянул мне руку, а я к тому времени едва держалась на ногах от ужаса. Я уже нафантазировала, как герцог говорит: «Следуйте за мной, я беру вас под стражу».

Но вместо этого услышала внезапное: — Подарите мне танец?

Не знаю, почему он выбрал меня. До той минуты мы не пересекались. Возможно, он видел меня на празднестве, но я понятия не имела, что он тоже приехал на бал. Если я и думала о герцоге Ал’Ордэне, то лишь как о палаче. Он стал одним из самых жутких воспоминаний в моей жизни.

В день казни ему было лет двадцать пять или чуть больше, с тех пор минуло три года. Значит, сейчас ему около тридцать. Он почти не изменился. Разве что стал более суровым.

До этого момента я не отказывала кавалерам. Танцевала с каждым, кто приглашал. Желающих, надо сказать, хватало, но вовсе не из-за моей очаровательной внешности (она как раз обычная), а из-за состояния графа. Официально я была его единственной дочерью и наследницей. Какие узы, на самом деле, связывают нас с графом, знали только мы. По правде говоря, он был моим хозяином, хотя все считали его моим отцом.

Вот только вряд ли герцог позарился на титул или приданое. Его род не бедствовал, а мог дать фору графскому. Ума не приложу, что ему нужно.

Я посмотрела на ладонь герцога. Когда-то именно в ней он держал меч, убивший моего несчастного земляка. Я не могла вложить в нее свою руку. Это было выше моих сил.

— Простите, я больше не танцую. Устала, — я натянула на лицо улыбку, пытаясь сгладить отказ.

— Вот как, — глаза герцога на миг вспыхнули ярче. — Прошу прощения, что побеспокоил.

Эта короткая вспышка напомнила о его силе. Если он проверит меня с помощью магии света, то поймет, что я не из другого мира. Лучше держаться от него подальше.

Я утвердилась в мысли, что поступила правильно. Глядя в спину удаляющегося мужчины, я была уверена, что мы больше не пересечемся. Но у судьбы были другие планы…

— Вы все-таки помните меня, — сказала я, по-прежнему сидя на кровати.

— Отлично помню, — согласился герцог. — Вы отказались танцевать со мной. Получается, для танца я не слишком хорош, а для постели сгодился?

Искушение метнуть подушку и сбить спесь с аристократического лица было столь велико, что я едва с ним справилась. До чего неприятный тип этот герцог. Скорей бы пришел граф и положил конец фарсу.

— Соблазнять девиц не в моих правилах. Даже если они… — герцог осекся и тряхнул головой.

— Если они что? — уточнила я.

Он не ответил, и я пожала плечами:

— Это все вино. Надо знать меру.

Герцог одарил меня хмурым взглядом. Мы оба знали, что это правда. Понятия не имею, что у него стряслось, но на балу он регулярно прикладывался к кубку с красным вином. Особенно часто после того, как я отказалась с ним танцевать. Что было дальше, я не видела, так как покинула бальный зал и отправилась в хранилище.

— Вся эта ситуация ужасно неловкая, ммм… — сказала я и осеклась, сообразив, что не знаю имени герцога.

Нас не представляли друг другу, а граф называл только его титул и род. Подробностями я не интересовалась. Ну не планировала я продолжать знакомство с рыцарем света! Вот это и впрямь неловко.

— Ха! — подловил герцог. — Вы даже не в курсе, как меня зовет! Что же вы не удосужились спросить имя любовника?

— Не моя вина, что перед тем, как затащить меня в постель, вы не представились по всей форме, — парировала я. — Вы слишком торопились, уверяя, что сгораете в огне страсти.

— В огне страсти? Я прямо так и сказал? — усомнился герцог.

Я закатила глаза. Он еще к формулировкам будет придираться. Простите великодушно, что первое пришло на ум, то и ляпнула. Что поделать, начиналась местных любовных романов, а здесь в них льют еще те розовые сопли, и мужчины там говорят именно так.

Я попала в новый мир, когда мне было пятнадцать. В то время я только начала интересоваться противоположным полом, но граф тщательно оберегал меня от соблазнов. Вовсе не потому, что прочил мне выгодное замужество. Просто я была нужна ему самому. К счастью, не в романтических целях. Я не уставала благодарить за это судьбу. Хоть в чем-то повезло. Захоти граф меня, я бы не смогла ему отказать.

Сегодня, глядя на обнаженного герцога, я, можно сказать, получила свой первый сексуальный опыт! Так что в каком-то смысле он и правда был моим первым… первым мужчиной, которого я видела без одежды (если не считать фильмы для взрослых из моего мира).

Кстати, об одежде.

— Я хочу привести себя в порядок перед приходом отца, — заявила я. — Подайте мое платье.

Я указала на пол, и герцог проследил за моим жестом. Уголки его губ приподнялись в улыбке. Она совсем не походила на веселую, скорее уж на коварную.

— Возьмите свое платье сами, — герцог сделал приглашающий жест, но я не двинулась с места. — В чем дело? — наигранно удивился он. — Стесняетесь предстать передо мной в нижней сорочке? Но по вашему же утверждению я видел вас обнаженной. Вряд ли вы меня чем-то удивите.

Знала я, чего он добивается — признания, что между нами ничего не было. Возможно, местная девушка на этом моменте заломила бы руки, разрыдалась и созналась в обмане. Но я все же родилась и большую часть жизни прожила в двадцать первом веке. Может, я все еще девственница, но мои сведения о сексе превосходили знания местных дам и даже некоторых кавалеров. Спасибо кинематографу. Так что трепетной девы из меня не вышло.



Конечно, предстать в неглиже перед незнакомцем мне тоже было стыдно. Я отчаянно краснела, выбираясь из-под одеяла. Но это такой пустяк по сравнению с наказанием за проникновение в хранилище.

Я поднялась с кровати и с гордо вздернутым подбородком продефилировала к своей одежде. Подняла с пола нижнюю юбку и платье. Все это время герцог не сводил с меня глаз.

Он был за моей спиной, и я ощущала его взгляд горячей точкой между лопаток. Словно туда наведен прицел снайпера. Точка перемещалась на мой зад, когда я наклонялась за вещами. Куда он вообще смотрит? Извращенец!

Просить герцога отвернуться было бессмысленно. Он четко дал понять, что собирается насладиться шоу. Так что я просто начала одеваться, по-прежнему стоя спиной к мужчине. Так было легче притвориться, что я в спальне одна.

Сначала нижняя юбка, затем платье. Я полностью сосредоточилась на процессе, чтобы не думать, что за мной наблюдают.

И тут за спиной раздалось:

— Помочь?

— Сама справлюсь, — дернула я плечом.

— Шнуровка на груди? — подметил герцог. — Необычный фасон. Очень предусмотрительно.

Показалось или он что-то заподозрил? Ну да, шнуровка на груди давно не в моде, но, может, я ретроград.

— Мне так больше нравится, — пробормотала я.

— Еще бы. Кажется, вы готовы к любым невзгодам. Вот мои сестры без горничной ступить не могут, не то что одеться.

— Я просто не люблю от кого-то зависеть.

Я закончила со шнуровкой и обернулась. Герцог все еще был в одной простыне.

— Вы что же не оденетесь? — удивилась я. — Скоро здесь будет мой отец.

— Вы, безусловно, правы. Нельзя предстать перед графом в подобном виде.

Сказав это, герцог разжал пальцы, и простыня упала на пол. Я, ойкнув, поспешно отвернулась. Это вышло инстинктивно.

— Что такое? Вы смутились? — спросил этот наглец. — Раз я видел вас обнаженной этой ночью, то и вы должны были видеть меня.

— Было темно, — пробормотала. — Я мало что рассмотрела.

— Я так и подумал, — произнес герцог таким голосом, что сразу стало ясно — он ни капли мне не верит.

Глава 4. Граф

К приходу графа и я, и герцог привели себя в порядок. Когда дверь в спальню, наконец, открылась, мы уже выглядели вполне прилично. Разве что мои волосы так и остались растрепанными, сколько я их не приглаживала.

За спинами ищейки и графа, входящими в комнату, виднелся коридор. Там собралась любопытная толпа — я слышала гул голосов. Во время обыска разбудили всех гостей, и сейчас они гадали, что происходит в спальне по соседству. Почему туда-сюда ходит ищейка и что граф делает в чужих покоях?

Прекратите это немедленно! Хотелось кричать и топать ногами как в детстве, когда тебя что-то не устраивает. Но взрослым приходится держать себя в руках. Поэтому я просто застыла молча, хотя внутри меня бушевал настоящий ураган.

Надеюсь, мое имя еще не прозвучало. Я рассчитывала, что граф замнет скандал. Договорится с герцогом молчать об этом недоразумении, мы уйдем, и на этом все закончится.

Именно таков был мой план, но у графа он внезапно оказался другим. Я поняла это сразу, едва его увидела. Обычно спокойный и сдержанный сейчас он буквально ворвался в чужие покои. Его седые волосы были растрепаны, сюртук застегнут наперекосяк. Заметив меня, он схватился за сердце.

— Мою дочь обесчестили! — голос графа дрожал от нескрываемой боли. — Ей всего девятнадцать. Она была непорочна.

По-прежнему держась за сердце, он с трудом доковылял до кресла и свалился в него кулем. Актер! Я смотрела на него, восхищалась игрой и едва сдерживалась, чтобы не поаплодировать. Настоящий талант. В моем мире ему бы вручили Оскара.

Ни на секунду не поверю, что ему есть дело до моей чести. Чего он вообще так за нее уцепился? Я-то надеялась, граф вытащит меня из передряги, а он напротив подбросил дров в костер разгорающегося скандала. Что вообще здесь творится? Я перестала улавливать суть происходящего.

— Марианна, мое милое детя, — граф протянул ко мне дрожащую руку.

Я замялась, не зная, как быть. Проявление нежности ему не свойственно. Значит, это игра на публику. Но чего он добивается? Я все никак не могла это понять, а потому ужасно нервничала.

Со стороны граф выглядел как обычный старик лет шестидесяти — высокий, худой как жердь, абсолютно седой. Но это ширма, за которой надежно спрятана истина. Мало кто видел настоящего графа. Большинство из них уже нет с нами. Я одна из немногих, кто видел и выжил.

Пришлось подойти к графу и вложить свою руку в его ладонь. Он редко дотрагивался до меня и чаще всего эти прикосновения приносили боль. Стоило нашим рукам соприкоснуться, и меня привычно бросило в дрожь. Именно в этот момент я поймала на себе задумчивый взгляд герцога. Неужели он о чем-то догадался? Да нет, померещилось.

Граф сжал мои пальцы, да с такой силой, что я чуть не ойкнула. Эта хватка не имела ничего общего со стариковской немощью.

— Давайте поскорее уладим этот вопрос, — нарушил герцог неловкую паузу. — Я готов заплатить. Скажите сколько.

— Что? — граф взвился с кресла. — Ваше предложение оскорбляет меня! Я не какой-то безродный крестьянин, а моя дочь не продажная девка. Вы обесчестили Марианну и обязаны загладить вину.

— Каким же образом? — поинтересовался герцог.

— Вы женитесь на моей дочери, — заявил граф.

Настала моя очередь хвататься за сердце и падать в кресло. Я не ослышалась, речь действительно идет о браке? Но чего ради? Ни за что не поверю, что граф решил устроить мою личную жизнь. Он что-то задумал, а мне как обычно уготована роль разменной монеты в его очередной гениальной комбинации.

Глава 5. Венец

Все это какой-то кошмарный сон. Как бы поскорее проснуться?

Я не верила, что граф всерьез. С какой стати мне выходить замуж за герцога? Поиграли и хватит.

Естественно, герцог такому повороту тоже не обрадовался. В его золотых глазах мелькнул самый настоящий ужас. Прямо обидно. Как будто ему в жены предлагают чудовище, а не девушку. Я, может, не подарок, но во мне точно нет каких-то жутких изъянов, а род графа достаточно знатен и богат, чтобы породниться с герцогским.

— Вы шутите, — фыркнул герцог. — Этому браку не бывать.

Снова в спальне повисла тишина. На этот раз зловещая. Мужчины сверлили друг друга неприязненными взглядами, пока мы с ищейкой старательно делали вид, что нас это не касается.

— У меня есть свидетель, — граф указал на ищейку. — Он подтвердит, что вы обесчестили мою дочь.

Ищейка стоял у двери. Судя по выражению лица, он едва сдерживался, чтобы не выбежать из спальни. Как я его понимала! Я сама мечтала оказаться как можно дальше отсюда.

— Вы не заставите меня, — тряхнул головой герцог.

— Я — нет, но кое-кто другой может, — граф обернулся к ищейке и заявил: — Я требую аудиенцию у короля. Пусть наш спор решат на высшем уровне. В конце концов, речь идет о чести благородной девушки.

— Ваша просьба будет передана его величеству, — поклонился ищейка.

Ему ничего не оставалось, как согласиться. Даже герцог не смог возразить. Тут граф был в своем праве.

— Прошу вас покинуть мои покои, — холодно произнес герцог.

Я встала с кресла и разгладила юбку. Смотрела куда угодно только не на хозяина спальни. Нехорошо получилось. Но кто же знал, что все зайдет так далеко? Я по-прежнему не догадывалась, чего добивается граф, и мне это не нравилось. Я будто брела с завязанными глазами по лабиринту. Натыкалась на углы, падала и понятия не имела, где выход — вот как я себя чувствовала.

— С превеликой радостью, — важно кивнул граф и, схватив меня за руку, направился к двери.

— Я вас провожу, — ищейка открыл перед нами дверь.

А вот это был хороший знак. За всеми этими спорами о женитьбе я забыла, что вообще-то за мной охотятся ищейки. Но раз один из них отпустил меня, значит, алиби сработало. Меня не подозревают в проникновении в хранилище. Хоть какой-то плюс.

Мы вышли в коридор, забитый любопытствующими. Нас провожали жадными взглядами и шептали в спину. Весть о позоре дочери графа Ка’Эль уже облетела дворец. Эта сплетня еще не скоро утихнет.

Моя репутация окончательно испорчена. Теперь меня не возьмет замуж и конюх. Беспокоило это меня? Нисколько. В моей жизни хватало куда более серьезных проблем. Подумаешь, буду старой девой. У меня даже нет уверенности, что я доживу до двадцати.

Единственным выходом из данной ситуации действительно был брак с герцогом. Любой заботливый отец потребовал бы от растлителя жениться. Но граф не заботливый, а герцог не растлитель — вот в чем беда.

Мы быстро пересекли коридор. Благо наши покои были неподалеку. Они состояли из нескольких спален. Для графа, для меня и еще одна, в которую мне вход запрещен и перекрыт магией. Это комната Лидии, но свидание с ней надо заслужить. Как раз после сегодняшней вылазки я рассчитывала, что граф даст мне повидаться с малышкой.

Вскоре мы были на месте, и дверь покоев закрылась за нашими спинами, отрезая от любопытных глаз. В ту же секунду граф изменился — из растерянного старика превратился в собранного и жесткого дельца.

— Рассказывай, — велел он.

— У меня не было другого выхода, — принялась я оправдываться. — Ищейки шли по моему следу, мне срочно требовалось алиби. Я не успевала добраться до наших покоев, так что просто вошла в первые попавшиеся.

— Довольно, — перебил граф. — Подробности твоей аферы с герцогом сейчас меня не интересуют. Расскажи, что ты нашла в хранилище.

Ах вот что ему нужно. Я кивнула. Итак, хранилище…

…Все началось задолго до великого королевского бала и даже до моего попадания в чужой мир и, вероятно, до рождения самого графа. Хотя его возраст и оставался для меня загадкой. За те годы, что я его знаю, он нисколько не изменился. Но речь не о нем, а о Венце тьмы.

По легенде так называли артефакт, способный управлять хмарами. Теми самыми жуткими тварями, что живут за Темным морем и периодически опустошают земли королевства. Противостоять им в силах только рыцари света, но их слишком мало. Поэтому иногда хмары прорываются через рубеж.

Сложно вообразить, какой властью будет наделен человек, которому покорятся полчища хмар. Перед ним склонит голову сам король. Неудивительно, что граф одержим идеей найти и примерять Венец. Я давно поняла: власть — единственное, что его по-настоящему интересует. Все прочее — лишь способы её достижения.

Венец пропал давно. Точнее его спрятали, чтобы не искушал таких как граф. Желающие править миром всегда найдутся.

Из реальности Венец превратился в воспоминание, а потов вовсе в легенду. Многие не верят, что он вообще существовал, но только не граф. Он точно знает — Венец есть. Надо только его найти.

Десятки лет граф потратил на поиски. Пока однажды не наткнулся на информацию о свитке в королевском хранилище. Там якобы указано, где спрятан Венец. Осталось его прочесть, но это как раз самое сложное. В королевское хранилище не пускают посторонних. Туда имеет доступ сам король и его приближенные. Ведь там хранятся самые важные, самые засекреченные тайны королевства. Проще говоря, бумаги под грифом «совершенно секретно».

Но граф как раз из тех, кому ничего не стоит проникнуть в хранилище. Его магия достаточно сильна для такого. Проблема была в другом — даже оказавшись в хранилище, он бы ничего не добился. Все потому, что оно огромных размеров.

За века существования королевства там накопилось много всего. За час-другой найти в куче бумаг ту самую нереально, но не для одаренного мага. И вот тут графу понадобилась я — девочка с сильным даром поисковика.

Он искал человека с подходящим по уровню даром в своем мире, но потерпел неудачу. Тогда он обратил свой взор на другие миры и, к моему глубокому сожалению, обнаружил на меня.

Вопроса рушить чужую жизнь ради своих амбиций или нет — перед графом не стояло. Естественно, рушить. Кого волнуют чужие беды? Уж точно не графа Джофуса Ка’Эль.

Всю эту историю я узнала из уст самого графа, по крупинкам собирая информацию и складывая из них цельную картину. Вот только ему не повезло со мной — малолетняя иномирянка так сходу не годилась для важного дела. Меня пришлось переносить в другой мир, обучать и только спустя четыре года граф решил, что время пришло. Мы поехали на королевское празднество.

Тем вечером, отвергнув приглашение герцога на танец, я направилась к ближайшему выходу из зала. Само по себе это не вызвало подозрений. Гости то и дело покидали зал. Особенно часто это делали дамы. Им вечно надо то носик попудрить, то лиф платья поправить. Так что на мой уход никто не обратил внимания.

Я выскользнула за дверь и свернула к дамским комнатам. Но не зашла внутрь, а двинулась дальше по коридору. Дворец был полон стражи, повсюду посты, но граф выяснил их точное расположение и график смен, а после заставил меня выучить все это наизусть. Я будто снова оказалась в школе и зубрила стихи Пушкина.

На данном этапе все, что от меня требовалось, — не попасться стражам на глаза. Я просто огибала посты, выбирая коридоры, где их нет. Так путь до хранилища, расположенного в подвале, вышел длиннее раза в два, зато безопаснее.

Обычно у дверей хранилища тоже дежурит стража, но сегодня их не было. Об этом позаботился лично граф. Как именно я не знала и, если честно, не хотела знать. Я лишь надеялась, что стражи выжили.

Я добралась до цели минут за тридцать пять. Время сверяла с напольными часами, коих было в избытке в коридорах дворца. Пока все шло по плану.

И вот я стояла перед металлической дверью хранилища. Она была не из какого-нибудь там железа, а из заговоренного магией серебра. На местком языке его название звучит как пакфонг, крепче него ничего нет. Такую дверь не взломать, уж точно не силой.

На дверном полотне не было узоров, только небольшое углубление для ключа. А еще серебро светилось и мерцало в полумраке подвала. Причина тому магия света, которая в него вплетена.

Шпилькой этот замок не открыть, но у меня есть артефакт. Я сняла с шеи цепочку и приложила подвеску к двери, накрыв её своей ладонью.

Через минуту ожидания раздался щелчок, замок открылся. Артефакты графа всегда срабатывают, как надо. Не единой осечки за четыре года. Иногда мне казалось, что его магия не имеет границ. Зачем ему с такой силой Венец? Он и так может захватить власть в королевстве. Но обсуждать поступки графа, тем более высказывать свое мнение вслух я не осмеливалась.

Дверь открылась бесшумно, и я, войдя в хранилища, прикрыла её за собой. Наконец-то можно расслабиться. Сюда точно никто не заглянет. И все же времени у меня в обрез. Я должна вернуться до конца бала обратно в зал.

Я осмотрелась. Теоретически я знала, что хранилище огромно, но на практике оно поражало воображение. Несколько этажей максимально плотно заставленные стеллажами, полками, выдвижными ящиками, и все они забиты документами разной степени древности. Здесь проведешь годы в поисках нужного свитка. Если искать руками, разумеется. Но я буду искать магией. Это ускорит процесс.

Понятия не имею, откуда во мне взялась магия. Мама была обычной. Правда, отца я не знала, он бросил маму еще до моего рождения. Возможно, он заглянул к нам из магического мира, даже из Ксандора.

На первый взгляд моя магия не выглядела чем-то особенным. Я просто находила вещи. Всю мою жизнь, буквально с рождения. Свои, чужие, потерянные и просто кем-то оставленные за ненадобностью. Мама говорила — вещи меня любят. Она всегда просила меня поискать, если что-то теряла.

Но так как у нас не верят в существование магии, мою способность объясняли везением или внимательностью, да чем угодно. А потом меня нашел граф и объяснил, в чем истинная причина. Он тоже был хорошим поисковиком. Вот только он находил не вещи, а людей. Таких, как я. Особенных. И даже границы между мирами не были для него преградой.

Я тряхнула головой. Не о том думаю. Надо сосредоточиться на деле, а не терять драгоценное время.

Я отошла от двери и остановилась. Лучше всего не смотреть по сторонам. Зрение сбивает. Когда видишь, сколько вокруг вещей, невольно теряешься. Начинает казаться, что среди всего этого многообразия невозможно найти то единственное, что тебе нужно.

Поэтому я закрыла глаза и сосредоточилась на внутренних ощущениях. Я знала, что ищу — древний свиток с упоминанием Венца тьмы. Вряд ли здесь много таких. Все же это не самая распространенная легенда. О Венце предпочитают не говорить, считая, что это навлечет беду. Такое вот суеверие.

Мысленно я протянула множество ментальных щупальцев во все концы многоуровнего хранилища, пытаясь нащупать то самое. За секунды перебирала сотни, если не тысячи документов. Они сливались в одну сплошную массу. Не то, все не то.

И вдруг — яркая вспышка. Словно одинокая звезда на темном небосводе. Вот оно! Свиток с упоминанием Венца.

Я устремилась на свет. На мою удачу свиток лежал на нижней полке, даже карабкаться никуда не пришлось. Я осторожно его достала и развернула. Благодаря урокам графа я без проблем читала на местном языке, а также на его более древних диалектах. Поэтому содержание свитка не было для меня загадкой.

Я быстро пробежала глазами текст. Что-то вынести из хранилища невозможно. На входе стоит специальная защита. её даже графу с его артефактами не обойти. Сведения я могла унести отсюда лишь одним способом — в своей голове.

Увы, свиток оказался не тем. В нем действительно упоминался Венец, но вскользь. И никакой информации о его местоположении. Я продолжила поиски. Мне не везло еще три раза. Хорошо еще, что Венец не часто упоминался в документах.

Наконец, на пятый у меня в руках оказался тот самый свиток. Я сразу это поняла. Просто почувствовала. Аккуратно развернув тонкий пергамент, я прочла строчки, выведенные чьей-то рукой лет этак двести назад.

Это была очередная легенда. О короле Александре XIV. Он был великим воином. Именно ему удалось одолеть повелителя хмарей и забрать Венец. Король хотел оставить его себе, чтобы раз и навсегда подчинить хмарей и запретить им появляться в королевстве, но что-то пошло не так.

«Венец отравил короля» — прочла я. Объяснений не было, я могла лишь догадываться, что это значит. В свитке говорилось, что король умер, и его наследник Александр XV решил избавиться от опасной вещи.

Первым делом он попытался уничтожить Венец. В свитке приводился целый список того, что с ним делали — плавили, рубили мечом света, давили прессом. Все без толку. Венец был, что называется, не убиваемым.

Тогда его решили спрятать. Казна и даже хранилище посчитали ненадежными. Тут я была согласна. Раз я пробралась в хранилище, то и другие смогли бы. Не так уж это было трудно.

Наконец, я подошла к самому главному — к тому, где находится Венец. Последние строки свитка я читала, не дыша.

«Венец отправили туда, где ему место. Он надежно скрыт среди тварей, которыми создан управлять. Никому не под силу побывать там и вернуться живым».

Довольно размыто, никаких четких указаний, и все же я мгновенно поняла, о каком месте речь.

Мне известно лишь одно такое место, откуда невозможно вернуться живым — остров Хаоса, пристанище хмарей, расположенное за Темным морем. Спрятать Венец там, все равно что уничтожить его. Граф будет в ярости, когда все узнает.

… — Свитков было много, поэтому я задержалась в хранилище дольше положенного, — соврала я. На самом деле, найдя нужную информацию, я попыталась отыскать что-нибудь о графе в надежде, что это поможет мне избавиться от него. Но, увы, граф был чист. Ничего полезного я не нашла. — Бал уже закончился, я не могла вернуться в зал. Пришлось пробираться в покои для гостей. Но мне не повезло — на пути попались ищейки. Они поняли, что я была в хранилище, и погнались за мной. Что было дальше, вы знаете.

Я умолчала лишь о том, что Венец отправил короля. Пусть граф сам разбирается. Глубоко в душе я была совсем не против, чтобы Венец и графа отправил на тот свет.

— Ты неплохо справилась, — сухо кивнул граф. Вот и вся похвала за то, что я, рискуя жизнью, достала для него важные сведения. — Теперь мы точно знаем, где Венец.

— И что с того? Нам туда не попасть. К тому же вашими стараниями я, возможно, скоро выйду замуж. К чему был этот фарс? Что мне делать в замужестве?

Граф покачал головой и произнес:

— Я полагал ты умнее. Я столько времени потратил на твое обучение, Марианна, а ты так и не научилась мыслить масштабно.

Я обиженно поджала губы.

— Подумай, — граф постучал пальцем по виску. — Герцог — командир рыцарей света, а они…

— Охраняют заставу вокруг Темного моря, чтобы хмари не прорвались в королевство, — пробормотала я. Кажется, до меня начало доходить.

— Именно, — кивнул граф. — Рано или поздно он отправится на заставу. Это его обязанность — проверять рубежи. Твоя задача сделать так, чтобы он взял молодую жену с собой. Оказавшись на месте, ты отправишься за Темное море. Это единственный вариант. Иным путем к заставе не подобраться. К ней не подпускают посторонних.

Умно и дальновидно, ничего не скажешь. И все бы ничего, но по плану графа мне опять придется рисковать жизнью. Он отправляет меня прямиком в лапы чудовищ! Я поисковик, а не боевой маг. Как, скажите на милость, я выживу на острове Хаоса?

Видимо, ужас отразился на моем лице, потому что граф счел нужным пояснить:

— Мы не знаем, где именно на острове спрятан Венец. Нужен дар поисковика, чтобы его найти.

— Я же и минуты там не продержусь! Меня мгновенно сожрут хмари.

— Не переживай, я позабочусь о твоей безопасности. Дам тебе лучшие охранные амулеты. В конце концов, в моих интересах, чтобы ты вернулась, — граф весело мне подмигнул. Шутить с чужой жизнью — это в его духе.

Было еще кое-что, что меня беспокоило. Во время разговора с герцогом граф еще не знал о том, что Венец находится за Темным морем.

— Подождите, я не успела рассказать, где Венец, когда вы настаивали на браке.

— Я давно догадывался, что он там. Но надо было это уточнить.

Уточнить? Я устало прикрыла глаза. Я рисковала, пробираясь в хранилище, ради того, чтобы просто «уточнить» информацию, которую граф и так знал. Иногда мне казалось, что я у него не единственный поисковик. Одним меньше, одним больше. Какая разница?

— Разве мне не опасно выходить за герцога? — спросила я. — Он — рыцарь света. Что будет, если он поймет, кто я? Вы же сами велели держаться от них подальше!

— А ты постарайся, чтобы не понял.

— Мне страшно.

Лицо графа заострилось, приобретая хищнические черты. Я вздрогнула. Это дурной знак. Мне удалось вывести его из себя. Это плохо, очень плохо. Кто меня вечно за язык тянет?

— Хватит. Я все сказал. Помолчи, Марианна, — граф щелкнул пальцами, и я поняла, что не могу вымолвить ни слова. Проклятая магия! — Сегодня ты хорошо проявила себя, поэтому я не стану наказывать тебя за дерзость. Будем считать, что ты перенервничала, поэтому позволила себе лишнее. Но и поощрять такое поведение я не стану. Я собирался устроить тебе встречу с Лидией, но теперь об этом не может быть речи.

Я застонала. Как же так, он ведь обещал. Сказал — проберись в хранилище и увидишь сестру. Но в этом весь граф. Обман, лицемерие, злость — синонимы его имени. Ненавижу его. И боюсь.

Глава 6. Аудиенция

Утром явился служка с новостью, что через час нас ждут на аудиенцию к королю. Его величество торопился уладить конфликт между двумя родовитыми семьями королевства, пока все не переросло в кровную вражду. В Ксандоре из-за девичьей чести аристократы могут даже войну развязать. Про дуэли вовсе молчу. Они здесь в порядке вещей.

Пришлось собраться в рекордные сроки, позавтракать и то не успела. За десять минут до выхода я предстала перед графом.

Он пристально осмотрел меня и заявил:

— У тебя чересчур цветущий вид. Ты не похожа на девицу, которая не спала всю ночь, переживая о своем будущем.

— Прошу прощения за свой здоровый сон, — проворчала я.

— Ничего, я это исправлю, — граф щелкнул пальцами и приказал: — Не дыши.

Из комнаты словно за секунду выкачали весь кислород. Я открывала и закрывала рот в отчаянной попытке вдохнуть. Бесполезно. Граф — один из сильнейших магов королевства, его приказ не побороть. Правда, знаю об этом лишь я. Другие считают его пустышкой. Непростительная ошибка с их стороны.

Я схватилась за горло, с мольбой глядя на графа. Еще немного и лишусь сознания. Ноги уже подкосились, и я рухнула на колени. Граф с холодным равнодушием наблюдал за моими муками. В этом человеке нет и крупицы сострадания к другим, это я тоже выяснила за годы жизни с ним под одной крышей.

В тот момент, когда мир начал меркнуть, снова раздался щелчок пальцев:

— Довольно, — произнес граф. — Можешь дышать.

Воздух со свистом наполнил легкие. Я закашлялась, на глазах выступили слезы. Я дышала глубоко и быстро, ненасытно. Набросилась на кислород, как голодный пес на кость.

— Тише, тише, — граф склонился надо мной, взял меня за подбородок и заглянул в лицо. — Вот теперь ты выглядишь как надо.

Он улыбнулся краешком губ и направился к двери.

— Вставай, чего расселась, — скомандовал он. — Король не будет нас ждать.

Я кое-как поднялась на дрожащие ноги. Меня пошатывало, так что приходилось держаться за стену. Минуя зеркало, я бросила в него беглый взгляд. Лицо бледное, губы искусаны, из прически выбились пряди. Что ж, теперь я выгляжу достаточно несчастной.

Я побрела за графом. Злиться на него не имеет смысла и даже опасно. Он из тех, кому не перечат. Я слишком хорошо понимала, что со мной будет, если ослушаюсь. Он просто не вернет мне возможность дышать и дело с концом.

Я ненавидела жалеть себя, а потому переключилась на мысли о короле. На балу я имела честь быть представленной его величеству Александру XIX. О нем говорили — молодой, но благоразумный. Он, как и все представители его рода, был светловолос, высок и худощав.

Около полутора тысяч лет назад его предок объединил земли феодалов под своими знаменами и создал это королевство. Столицу назвали в честь завоевателя — Ксандор, то есть Александр. С тех пор его наследников тоже зовут исключительно Александрами, меняется только порядковый номер.

Имя, кстати, не самое распространенное в этом мире, зато в нашем очень популярное. Я всерьез подозревала, что первый Александр был моим земляком. Почему нет? Судя по всему, иномирцы здесь не такая редкость.

Но подобные догадки лучше держать при себе. Даже легкий намек, что королевский род ведет начало из другого мира, — жуткое оскорбление.

Король принял нас в светлой гостиной для неформальных визитов. Комната была выдержана в приятных бежевых тонах, что способствовало расслаблению. То, что надо, для сложных переговоров.

Центральное место в готсиной занимали два дивана и несколько кресел. На одном из них сидел король. Второе кресло тоже было занято. Герцогом. Он пришел первым и наверняка уже рассказал королю во всех красках, как сильно не хочет на мне жениться. Посмотрим, удалось ли ему склонить Александра на свою сторону.

Сперва мне показалось, что я буду единственной женщиной в этой странной беседе, но потом я заметила сидящую в кресле даму. Я узнала её мгновенно. Королева! Надо же, пришла, а ведь была не обязана.

её величество приветливо мне улыбнулась, и я поняла — она здесь ради того, чтобы поддержать меня. Это даже приятно.

— Ваши величества, — граф поклонился, и я последовала его примеру.

— Входите, входите, — махнул рукой король. — Мы вас заждались.

Я покосилась на графа. Он был недоволен. Так поджал губы, что те аж побелели. Я же не знала, что чувствую, но уж точно не разочарование. Ну не горю я желанием выходить замуж за герцога и отправляться к Темному морю. И то, и другое смертельно опасно.

— Присаживайтесь, — король указал нам на диван.

Справа в кресле сидел герцог. Нарочно подальше от меня. Король пересел на диван к королеве, чтобы быть лицом к лицу с графом. Итак, все в сборе, места заняты. Объявляю переговоры открытыми.

— Мне в общих чертах обрисовали ситуацию, но я хочу выслушать ваши доводы и претензии, граф, — кивнул король.

— Все просто, ваше величество. Герцог Ал’Ордэн обесчестил мою дочь. Об этом уже всем известно. Сплетники, не умолкая, полощут мое доброе имя. Я вижу из этой ситуации лишь два выхода.

— Какие же?

— Дуэль или свадьба. Я — немощный старик, но, если придется, готов сражаться за честь дочери.

Граф перевел взгляд на своего возможного соперника. Мы тоже посмотрели на герцога. Молодой, сильный, один из лучших рыцарей королевства. Да он размажет графа по стенке. По крайней мере, так это выглядело со стороны. Никто, кроме меня, не догадывался, что графу достаточно щелкнуть пальцами, чтобы герцога не стало.

О, этот щелчок пальцами! Я ненавидела и боялась до икоты этого звука. Для меня он ассоциировался с болью и страданиями. Настоящий кошмар.

— Что вы, мы не можем допустить подобной дуэли, — взмахнула руками королева. — Это же убийство! Мы очень ценим вас, граф.

— В таком случае герцог должен искупить свою вину, взяв мою дочь в жены.

После этих слов в гостиной повисла тишина, а у герцога начал дергаться уголок губ. Бедняга, так и до нервного тика недалеко.

— А вы что скажите, Марианна? — повернулась в мою сторону королева.

Я не сразу сообразила, что её величество обращается ко мне. Опомнилась, лишь когда холодные пальцы графа коснулись моего запястья.

Я знала свою роль и слова, которые должна произнести, но они дались мне с трудом. Никогда еще мне не было так сложно лгать.

— Герцог пленил меня своими речами, — пробормотала я, глядя в пол, — и я оступилась. Мне безмерно стыдно за свое поведение. Меня оправдывает лишь неискушенность в подобных вопросах.

— Хватит, — не выдержав, герцог перебил меня. — Это же спектакль! Не верю не единому её слову. Может, я выпил лишнее на балу, но точно помню, что в спальню шел один.

— Мы услышали тебя, Рандор, — кивнул ему король.

Ага, вот и имя герцога. Спасибо, ваше величество, за подсказку.

— Что вы ответите на это, Марианна? — обратился ко мне Александр. — Вы настаиваете на своей версии событий. По-прежнему утверждаете, что прошлой ночью лишились невинность в объятиях герцога Ал’Ордэна?

Я кивнула и произнесла:

— Я могу это доказать.

— Как же? — заинтересовался Александр.

Если граф хочет, чтобы я вышла замуж за герцога, я это сделаю. Потому что граф не тот человек, с которым можно спорить.

— Я видела родинку на теле герцога. Там, — я указала на пятую точку мужчины.

Лицо герцога пошло красными пятнами, но, конечно, не от смущения, а от злости. Глаза вон как сверкают! Того и гляди прожгут во мне дыру. Все потому, что я права — родинка есть.

Молчание затянулось. Все ждали ответа от герцога, и он вспылил:

— Мы что будем осматривать мой зад? Серьезно? В присутствии королевы? — О моей стыдливости он не беспокоился.

— Обойдемся без этого, — поморщился король. — Просто скажи правду — родинка есть или нет?

Герцог послал мне очередной убийственный взгляд и нехотя признал:

— Есть. Но это ничего не доказывает! Просто леди Марианна видела меня голым.

— Ох, я этого не вынесу, — граф снова схватился за сердце.

— Тьма всех забери, я не это имел в виду! — всплеснул руками герцог.

Разговор пришлось прервать. Графу понадобился стакан воды и время, чтобы прийти в себя.

Пока он пил маленькими глотками, герцог нервно расхаживал по гостиной. Я молча теребила складки юбки, опасаясь, что дальше будет только хуже. Мой «жених» явно не из тех, кто легко сдается. Но то, что он придумал, удивило даже меня.

— Она врет, — ткнул герцог пальцем в мою сторону. — И я знаю, как это доказать.

— Мы тебя слушаем, — заинтересовался король.

— Пусть леди Марианну проверят на невинность. Я сильно сомневаюсь, что она потеряла её со мной. Мои простыни были чисты. Но, если, как она утверждает, так и было, то она не может быть девственницей.

— А если будет… — задумчиво протянул король.

— То её слова от начала до конца ложь.

Я могла бы указать на брешь в их рассуждениях. Например, кто сказал, что я не лишилась невинность еще раньше, до встречи с герцогом? Но мужчины мыслили в рамках своего воспитания. Распутное поведение графской дочки в него не укладывалось. Надо сказать, это действительно было редкостью. Обычно местные девушки блюли себя до брака.

А хуже всего то, что герцог оказался прав — я действительно до сих пор невинна. Попал, что называется, пальцем в небо. Так уж вышло, что последние пять лет мне было не до романтических отношений. Если проверка состоится, она покажет, что ничего у нас с герцогом не было.

— Я согласен на проверку, — кивнул граф, который был прекрасно осведомлен о моей девственности.

— Отлично, — хлопнул в ладоши король. — В таком случае ждем вас вечером в этой же гостиной. Я позабочусь о присутствии повитухи.

После этих слов его величество встал и подал руку жене, давая понять, что аудиенция окончена.

Я же сидела, ни жива ни мертва. Что задумал граф? С него станется подложить меня под первого встречного, чтобы проверка показала то, что ему нужно.

Глава 7.Проверка

Я едва дотерпела до покоев. У меня было столько вопросов! Голова шла кругом. А еще меня трясло от пережитого стресса напополам со страхом. Что теперь будет? Граф выглядел решительно, и это повергало меня в ужас.

— Что будем делать? — поинтересовалась я, едва мы оказались наедине.

— Ты — ничего. Сиди в спальне, жди вечера. Я обо всем позабочусь.

— Но я же…

— Я в курсе, что ты девственница, — кивнул граф. — Искать кого-то, кто бы исправил это досадное неудобство, нет времени. Я бы мог сам…

Граф задумчиво на меня посмотрел, и я попятилась. Нет, только не он! Кто угодно, только не он. Меня воротило от одной мысли, что он прикоснется ко мне. Да лучше я прямо сейчас пойду и отдамся первому встречному. Хоть конюху, хоть ассенизатору или сразу обоим. И пусть им будет по сто лет. Все лучше, чем граф.

— Впрочем, нет, — покачал головой граф. — Я не смогу себя заставить.

Я медленно выдохнула. Какое облегчение! К счастью, граф никогда не испытывал ко мне чувств. Я для него инструмент, с помощью которого он достигает своих целей, не более того. Раньше мне казалось это обидным, но теперь я порадовалась такому отношению.

— К тому же любая повитуха поймет, что все случилось буквально только что, а не сутки назад, — добавил граф.

Вот она — истинная причина, по которой я избежала немедленной дефлорации.

— Магия тоже не подойдет, — рассуждал граф. — её почувствуют. Остается подкуп, запугивания или шантаж, а этом мне нет равных. Я сделаю повитухе предложение, от которого она не сможет отказаться, — усмехнулся граф.

Он провел достаточно времени в моем мире, чтобы нахвататься таких вот фразочек. Крестный отец — его любимый герой. Он даже чем-то похож на него — та же властность, бескомпромиссность и полное отсутствие эмпатии.

Граф ушел. Его не было весь день. Понятия не имею, чем он занимался. Вернулся он лишь за полчаса до начала проверки. Я уже была готова к выходу, и мы вместе отправились к королю.

Я бросала на графа настороженные взгляды. Он не выглядел обеспокоенным. Значит, все в порядке? Что ж, скоро я это выясню.

Король с супругой ждали нас в той же гостиной. Обстановка не изменилась. Разве что в дальнем углу комнаты появилась ширма, и добавилось новое лицо — повитуха. Дородная дама в возрасте.

— Вы готовы, леди Марианна? — обратилась она ко мне.

Три пары мужских глаз и одна женских уставились на меня. Я поежилась. Так себе перспектива — раздвигать ноги в их присутствии, пусть даже за ширмой. Надеюсь, она достаточно плотная.

— Я понимаю, милая, что это довольно унизительная процедура, — вздохнула королева. Она одна беспокоилась о моем состоянии. Другим было все равно. — Но, боюсь, иного выхода нет. Мы будем в том конце гостиной, — махнула она рукой. — Как можно дальше.

Все отошли на приличное расстояние, а мы с повитухой скрылись за ширмой. По другую её сторону стояла специальная кушетка для осмотра. Ничего общего с гинекологическим креслом, просто удобная мягкая лежанка с подголовником, но без подлокотников.

— Устраивайтесь, леди Марианна, — кивнула повитуха на кушетку. — Задерите юбку и согните ноги в коленях.

— Это обязательно? — уточнила я.

— Вообще-то нет, — призналась женщина. — Но лучше сделать вид, что мы заняты делом.

Она кивнула на ширму. Подробностей за ней не рассмотреть, но наши тени наверняка видны, а по ним можно догадаться, чем мы заняты.

Я сделала, как велела повитуха, а та в свою очередь притворилась, что осматривает меня.

— Я всякого в своей жизни повидала, — болтала она между делом. Благо с такого расстояния нас было не расслышать. — Бывало, отец невесты платил мне звонкую монету, чтобы я подтвердила жениху, что его гулящая дочь по-прежнему чиста. Но клянусь, впервые меня просят сказать, что невинная девица распутница.

Я хмыкнула. Это действительно забавно. Но такова моя жизнь — все в ней наперекосяк.

Не знаю, что граф пообещал повитухе или чем её припугнул, но по окончанию якобы осмотра, она сказала то, что нам нужно.

— Леди Марианна не девственница, — заявила повитуха.

После её слов герцог одарил меня неприязненным взглядом. Представляю, что он обо мне думает. Впрочем, гадать долго не пришлось. Приблизившись ко мне, он поделился своими мыслями.

— Я, по всей видимости, не был первым, — холодно произнес герцог. — Судя по отсутствию крови на моих простынях.

Никогда в жизни я так густо не краснела. Подделать кровь я не догадалась. Но я не ожидала, что все зайдет так далеко! Мне требовалось алиби, а не муж.

Как будто сказанного было мало, герцог добавил:

— Я полагал, вы охотница за богатым мужем, а вы всего-навсего шлюха.

Я вздрогнула. Откровенно, ничего не скажешь. Воображаю, какая семейная жизнь у нас будет. Сущий ад.

— Все подстроено. Разве вы не видите, ваше величество? — обратился герцог уже к королю. — Доказательств, что леди Марианна потеряла невинность именно со мной, нет. Это мог быть кто угодно другой. Умоляю, освободите меня от необходимости жениться на распутнице.

На этих словах мне захотелось провалиться сквозь землю. Не очень-то приятно, когда о тебе так отзываются. Я, может, не образец благочестия, но и падшей женщиной меня не назвать.

— Возможно, ты прав, — согласился Александр. — Но напомни, пожалуйста, сколько тебе лет?

— Двадцать девять.

— Приличный возраст. Тебе давно пора жениться, Рандор. И леди Марианна — достойный вариант. Она из знатной семьи, у нее приличное приданое, к тому же она богатая наследница. Это хорошая партия.

Я отвернулась от мужчин. Сил не было смотреть на исказившееся от ужаса лицо герцога. Он очень дорожил своей свободой, да и я не казалась ему завидной невестой, чего уж там.

Я отошла к окну и ждала окончания беседы там. Странно, но волнение схлынуло. Теперь, когда я четко знала, как все будет и что от меня требуется, мысли сосредоточились на деле.

Одно точно — графу дорого обойдется эта услуга. Это серьезнее всего, что мне доводилось делать прежде. Пробраться в королевское хранилище пустяк по сравнению с замужеством. Возможно, мне придется спать с герцогом! А если я забеременею?

Я тряхнула головой. Нет, этого не будет. У графа полно экстрактов на все случаи жизни. Наверняка есть что-то от нежелательной беременности. Вот только он в свое время почему-то не поил им мою мать, и на свет появилась Лидия.

Я долго гадала — зачем он так поступил? И лишь недавно поняла, что причина во мне. Ему нужна была Лидия, чтобы шантажировать меня. Граф как всегда все отлично рассчитал.

До меня донесся голос герцога:

— Я требую испытание магией на совместимость.

По гостиной пролетел легкий вздох. Вот так поворот. Испытание магией — последняя надежда герцога избежать брака. Если Свет покажет, что мы не подходим друг другу, то свадьба не состоится.

— Еще одна проверка? — возмутился граф. — Сколько можно?

— Это древний обычай, — нахмурился королева. Ей это тоже не понравилось.

— Но указ не отменен, — настаивал герцог. — В законе по-прежнему говорится, что любой из нареченных может потребовать испытание на совместимость. Когда-то ни один брак в королевстве без этого не заключался. Совместимость гарантирует рождения здоровых и магически сильных детей. Я всего лишь беспокоюсь о своих будущих наследниках.

Я фыркнула. Беспокоится он о детях, как же. Он просто ищет любую возможность избежать брака.

— Пусть будет еще одна проверка, — произнес король, завершая спор. — Если леди Марианна пройдет и её, у нашего дорогого герцога не останется причин для отказа.

Графу ничего не оставалось, как кивнуть в знак согласия. Герцог, что называется, был в своем праве.

Перспектива оказаться без мужа меня не пугала, а вот испытание магией очень даже. Ведь мне придется соприкоснуться со Светом. Вдруг он распознает во мне попаданку? В этом случае мне конец.

Глава 8. Магические жилы

В свои покои мы возвращались максимально быстро. Граф практически бежал, я еле за ним поспевала.

— К чему такая спешка? — спросила я, влетев за ним следом в комнату.

— Магия света — это плохо, очень плохо, — ворчал граф, как будто я этого не знаю. — Тебе понадобится защита, а мне необходимо время, чтобы её создать. И вот его у нас как раз в обрез. Живо неси мою походную аптечку.

Так он называл саквояж, в котором хранились всевозможные настойки, сборы трав, печень лягушки, крылья летучей мыши и еще, бог знает, какая гадость, необходимая для создания экстрактов. Ими граф тоже не брезговал. Он вообще был крайне разносторонним магом.

— Вы создадите экстракт для меня? — уточнила я после того, как принесла саквояж.

Граф, тем временем, самостоятельно развел огонь в камине. Служка сейчас будет явно лишним.

— Я сделаю покров для твоей сути от магии Света, — пояснил граф. Сегодня он был подозрительно разговорчив. Обычно он игнорировал мои вопросы. — Но одного покрова мало, ты должна будешь сопротивляться Свету. Пусти его совсем немного в себя, не глубоко. Так, чтобы испытание состоялось. Но не позволяй Свету проникнуть в свою суть. Иначе герцог сразу поймет, кто ты.

Я сглотнула ком в горле. Ничего так инструкция. Впусти не впуская, позволь запретив. У меня уже голова кругом, а испытание магией еще не началось.

Всю ночь граф усиленно работал над экстрактом, а я ассистировала. Это был долгий и трудоемкий процесс. На медных ручных весах граф тщательно взвешивал щепотки порошков и трав, а после ссыпал их в котелок на огне. Каждый раз экстракт менял цвет, становясь все более темным.

А уж как он пах! У меня желудок выворачивался наизнанку от этой вони. А стоило подумать, что мне надо это выпить… ой, лучше не представлять. И заодно дышать через рот.

Время испытания магией неумолимо приближалось. Герцог настоял на том, чтобы она прошла следующим же утром. Торопился, будто чувствовал подвох. Впрочем, и меня, и графа он считал обманщиками и шарлатанами, так что все закономерно.

До испытания осталось менее двадцати минут. Нам уже пора было выходить, чтобы успеть вовремя, а граф только снял экстракт с огня.

— Теперь самое главное, — сказал он. — Подай мне ритуальный крис.

Так назывался нож с длинным волнистым лезвием. В хозяйстве или бою он неудобен. У него иное применение. Крис отливают из заговоренного магией золота. Он служит одной цели — разрезанию магических жил.

В теле каждого мага подобно венам проходят жилы, по которым словно кровь течет магия. Когда вы режете кожу, выступает кровь. Но, если порезаться крисом, то выступит магия. Без нее невозможно создать ни один экстракт. И сейчас граф собирался пожертвовать своей.

Маг, делящийся вот так магией, большая редкость. Граф уж точно себя берег и понапрасну не расходовал дар. Ситуация была действительно серьезная, раз он пошел на такое.

Забрав у меня крикс, граф полоснул лезвием по запястью. Кожа разошлась, но из раны полилась не красная жидкость, а черная вязкая масса. Если у меня были сомнения насчет цвета магии графа, то вон оно доказательство — она чернее некуда, густая, похожая на нефть. Такая же ядовитая, убивающая все, с чем соприкоснется.

Несколько капель магии упали в экстракт, и из котелка повалил дым. Граф тут же зажал рану ладонью. Когда спустя минуту он отнял руку, на его коже не осталось и следа пореза.

Вот и все, экстракт готов. К этому моменту на дне котелка осталось совсем немного жидкости.

Граф перелил содержимое котелка в большую деревянную ложку и поднес её к моему лицу.

— А как быть с совместимостью? — уточнила я, прежде чем выпить. — Экстракт тоже с ней поможет?

— Нет, — качнул головой граф. — Совместимость магией не подделать.

— Так, может, отступим пока не поздно? Какова вероятность, что мы с герцогом идеально подходим друг другу? Один шанс на миллион?

— Пей, — оборвал меня граф. Ну да, не ему рисковать всем из-за призрачной надежды, что этот сомнительный план сработает.

Я осторожно подула на жидкость, от которой все еще поднимался пар. Не хватало язык обжечь. Лишь после этого осторожно пригубила экстракт и тут же отшатнулась от ложки, так как меня едва не стошнило от отвратительного вкуса. Я будто взяла в рот склизкую лягушку. Захотелось вымыть язык жесткой щеткой с белизной.

— Что за мерзость! Фу! — скривилась я.

— Ты должна выпить все, — заявил граф. — Не заставляй меня прибегать к магии.

Пришлось глотать эту гадость через силу. Не знаю, как меня не вырвало прямо на ковер. Как будто этого было мало, у экстракта обнаружился побочный эффект — допив его, я почти сразу ощутила сильнейшую слабость. Аж в глазах потемнело.

Фактически я выпила частичку графа. И это было ужасно. Самое отвратительное, что я делала в жизни. Даже не будь жидкость такой неприятной на вкус, меня мутило бы от одной это мысли.

— Вот теперь есть надежда, что ты пройдешь испытание, — довольно кивнул граф.

— Надежда? — переспросила я заплетающимся языком.

Граф в ответ только махнул рукой. Я не стала спрашивать, что он будет делать, если я завалю испытание, и во мне опознают иномирянку. Граф как-то не слишком сильно переживал по этому поводу. Наверняка у него готов путь отступления, он в случае чего отмажется. Скажет, что его драгоценную дочь похитили и подменили, а он свято верил, что я — это она. Еще и сердечный приступ разыграет, да так, что все поверят. Так что в случае провала я буду сама по себе. Никто за меня не заступится.

Я едва помню, как мы добрались до гостиной для аудиенций. Граф то и дело меня поторапливал, ведь я еле переставляла ноги. А нечего было меня поить какой-то гадостью! Главное, на чем я сосредоточилась — удержать экстракт в себе. Он, зараза такая, рвался покинуть желудок тем же путем, каким туда попал.

В гостиную я вошла, зажимая рот рукой. Я не видела себя со стороны, но наверняка цвет лица у меня был еще тон. На это мгновенно обратил внимание герцог.

— Вы её чем-то опоили? — обвинил он. — Пытаетесь сжульничать?

— Как я могу? — всплеснул руками граф. — Марианна все-таки моя дочь. Просто бедная девочка не спала всю ночь, потом эта проверка, а теперь еще испытание. Она сама не своя от переживаний. Не удивительно, что ей плохо.

— Давайте отложил испытание магией, если Марианна нехорошо себя чувствует, — забеспокоилась королева.

Она старалась для меня, но, представив, что снова придется пить этот жуткий экстракт, я едва не завопила от ужаса. Нет уж, одного раза с меня достаточно.

Собрав последние силы, я улыбнулась и поклонилась королеве:

— Благодарю за заботу, ваше величество, но чем скорее все закончится, тем быстрее я успокоюсь и приду в норму.

Королева только головой покачала. Должно быть, я выглядела по-настоящему скверно, раз все так заволновались.

— Раз все готовы, то пора начинать, — торопил всех король. — Сегодня пятый день королевского празднества, будет охота, и я хочу лично проследить за подготовкой.

Александра XIX обожал охоту, это все знали. Но вместо любимого дела ему приходилось заниматься нерадивой графской дочерью и упрямым герцогом. Естественно, король был не в духе.

— Прошу вас, — герцог взмахнул рукой, приглашая меня в центр комнаты.

Я с опаской приблизилась. Пока создавали экстракт, граф немного рассказал об испытании магией Света, чтобы я была готова.

Внешне ничего особенного не происходит. Мы с герцогом встанем друг напротив друга и возьмемся за руки, а потом он выпустит свою магию. Все остальное произойдет на ментальном уровне. Магия проверит меня и покажет, подхожу ли я по своей сути герцогу в качестве жены.

Раньше эти испытание устраивались перед каждым брачным союзом. Но, говорят, совместимость такая редкая штука, что многие просто не могли найти себе пару. Тогда испытание перестало быть обязательным, но полностью его не отменили. Теперь им пользовались мужчины, желающие избежать брака. Вот как герцог сейчас.

Наши с герцогом ладони встретились, и он стиснул мои руки в своих. В следующую секунду его глаза вспыхнули светом. Таким нестерпимо ярким, что я невольно зажмурилась. Сейчас смотреть в его лицо было все равно что смотреть на солнце без защиты. Того и гляди ослепнешь.

Вот и все. Началось.

Глава 9. Испытание магией

Свечение усиливалось. Я ощущала это даже сквозь закрытые веки.

В какой-то момент, пойдя на поводу у любопытства, я осторожно приоткрыла одно веко. Я ожидала, что яркий свет резанет по глазам, но магия больше не слепила. Она обволакивала ласково, но настойчиво, пытаясь проникнуть внутрь.

Граф велел не сопротивляться. Позволить магии войти в меня. Но ровно настолько, насколько это нужно для прохождения испытания. Что ж, попробую.

Осмелев, я распахнула глаза и осмотрелась. Меня с герцогом окружал золотой вихрь. Он отрезал нас от остальных присутствующих в гостиной. Казалось, здесь и сейчас никого нет, кроме нас. Никогда еще я не испытывала такого сильного чувства уединения.

Глаза герцога полыхали золотом. Магия подсвечивала его лицо изнутри, и сейчас он походил на ожившее божество. Сколько же силы в этом мужчине! Уму непостижимо.

Свет снова попытался войти в меня, и в этот раз я ему позволила. Стоило разрешить, и внутрь хлынул горячий поток. Это было даже приятно. Словно загораешь на солнце. Лежишь под его лучами, и они согревают тебе кожу. Разница была лишь в том, что это ощущение шло не снаружи, а изнутри.

Но этим все не ограничилось. Я вдруг осознала, что уже не одинока в своих мыслях и чувствах. В них появился посторонний, а именно герцог.

Так это происходит? Похоже на слияние на ментальном уровне, когда тебе открываются все тайные помыслы другого человека. Именно это имел в виду граф, призывая меня быть осторожной. Если пущу герцога слишком глубоко, он узнает обо мне все. Моя задача — показать ему верхушку айсберга, скрыв все самое сокровенное на глубине.

Я сосредоточилась на собственных мыслях, подменяя настоящие воспоминания подделкой. Надеюсь, герцог их не отличит. В этом мне поможет выпитый экстракт.

Я думала о том, как провела ночь с герцогом. Старалась все представить в красках, ориентируясь на фильмы восемнадцать плюс. Мне довелось посмотреть не так уж много. На самом деле, всего лишь отрывок из одного. Мальчишки как-то принесли флешку в класс. Это была классическая история с сантехником. Главное сейчас не вообразить герцога с вантузом в руке. Вот это будет конфуз.

Судя по реакции герцога — появившейся хмурой складки между бровей, все у меня получилось. Я обрадовалась, как вдруг с нужного настроя меня сбили мысли самого герцога. Я ощутила симпатию направленную на меня, как будто я нравилась ему. Но это ведь невозможно? Или…

Осознав чувства герцога, я вздрогнула. Он это ощутил и горько усмехнулся:

— Все верно, — произнес он. — Вы мне понравились, Марианна. Тогда, на балу. Мне показалось, что вы особенная. Вы были словно оживший идеал… мой идеал. Вот только я по какой-то причине вызвал у вас отторжение. Вы отказали мне в танце. Но я не отчаивался. Прошло всего три дня торжества из десяти. У меня было еще семь попыток.

— Так я вам нравлюсь? — не поверила я своим ушам. Мы так и стояли в коконе света. Странный разговор.

— Нравилась, — поправил меня герцог. — Никогда ещё я так не ошибался в людях.

Почему-то от его слов стало больно. Я мысленно дала себе пинка. Какое тебе дело, Марианна, до чувств герцога? Да он уничтожит тебя, едва заподозрит в тебе попаданку. Опомнись!

— Свет, должно быть, сошел с ума, — добавил герцог, — если выбрал мне такую нареченную.

После этих слов он резко отпустил мои руки. Буквально оттолкнул меня от себя и сам отступил на несколько шагов, подчеркивая дистанцию между нами.

Кокон света лопнул и осыпался золотыми искрами на ковер. Искры быстро исчезли, гостиная снова выглядела как обычно.

— Поздравляю, Марианна, — услышала я голос королевы. — Ты прошла испытание. Вы с герцогом идеально подходите друг другу. У вас сто процентная совместимость. Магия света безоговорочно приняла тебя.

Я посмотрела на герцога, ища подтверждения этим словам. Сама я не понимала, как именно прошла испытание.

— Не подходи мы друг другу, Свет бы отверг вас, а не соединил нас вместе в коконе, — нехотя пояснил герцог.

— Так это все? — не поверила я своему счастью. — Или вы придумаете новую проверку?

— Это все, — произнес герцог.

Почудилось или он, в самом деле, сдался? У него был такой обреченный вид. Неприятно сознавать, до чего ему тяжело смириться с такой парой, как я. А ведь у нас все могло получиться… наверное… если бы не граф.

Глава 10. Лидия

В том, что было дальше, я не принимала участие. Мужчины договаривались о нюансах брачного контракта, а мы с её величеством чинно пили чай с таким видом, будто ничего особенного не происходит. Подумаешь, кого-то заставили силой жениться, с кем не бывает.

Спустя час, когда обговорили все нюансы, мы с графом вернулись в наши покои.

— Все складывается удачно, Марианна, — заявил он. — Король с женой на нашей стороне. Герцог, конечно, недоволен, но выбора у него нет. Открыто неповиноваться короне не станет даже он.

Я хотела возразить, что не разделяю его оптимизм. Герцог меня ненавидит, он — рыцарь света, а я — иномирянка. Мы же поубиваем друг друга! Но что толку… Граф все равно меня не услышит.

— Магия показала нашу с герцогом совместимость из-за экстракта? — спросила я у графа то, что меня волновалось все это время. Результат испытания не выходил у меня из головы.

Но граф лишь задумчиво посмотрел на меня. Это означало, что ответа не будет. Он всегда так делал, когда не хотел говорить. Безумно раздражающая манера!

Правда, уже следующие его слова утихомирили мое раздражение.

— Ты сегодня была умницей, — сказал он. — Разрешаю тебе повидаться с Лидией.

— Спасибо, спасибо, спасибо! — затараторила я. — Вы так добры. Можно я пойду прямо сейчас?

— Одну минутку, хочу сказать тебе кое-что важное, — остановил он меня. — Я понимаю, что это сложное задание, но награду я тоже обещаю хорошую, даже выдающуюся. Сделаешь все, как надо, достанешь мне Венец, и я отпущу вас с Лидией. Захочешь, даже верну в твой мир.

— Вы подарите нам свободу? — опешила я. Это какой-то дивный сон. Просто ожившая мечта. Ущипните меня, я брежу.

— Да, — кивнул граф. — Только не подведи меня.

— Я сделаю все, что от меня потребуется, — заявила решительно. Да я ради такого горы сверну и замуж пойду хоть за самого черта!

— Вот и славно. Надеюсь, ты понимаешь, что брак желательно консумировать. Это лишит герцога шанса избавиться от тебя.

Вся моя радость лопнула как мыльный пузырь. С этой точки зрения я ситуацию не рассматривала.

— Я… постараюсь, — пробормотала.

— Молодец. А теперь ступай к сестре, — махнул рукой граф. — Она ждет тебя.

Мне дважды не надо повторять. Подхватив юбку, я поспешила в дальнюю спальню наших покоев, пока граф не передумал. Эта комната была запечатана магией. Я не могла туда войти без разрешения. Но сейчас дверь без проблем открылась, едва я коснулась ручки.

Лидия

— Мама! — радостно воскликнула русоволосая девочка четырех лет и бросилась ко мне.

Я обняла младшую сестренку и, смеясь, закружила её по комнате. Как же я соскучилась! Мы не виделись с приезда во дворец. Граф в очередной раз запретил наши встречи. Как он сказал — «Чтобы меня ничего не отвлекало от важного задания».

Бетси — няня, приставленная к Лидии — скривилась при моем виде. Мы не очень-то ладили. Все потому, что Бетси, как и я, была особенной девочкой графа. Вот только мне досталась роль его дочери, а ей — служанки. её это невероятно бесило. Она отказывалась понимать, что разницы в наших положениях нет. По сути, и я, и она всего лишь пешки в руках ловкого манипулятора.

— Мама, — Лидия называла меня так с тех пор как начала говорить. Все потому, что родной матери она не знала. У нее была только я. — Где ты была?

— Прости, у меня были дела. Возможно, какое-то время мы не будем видеться, зато потом сможем уехать домой.

— Домой? — нахмурилась сестренка. Она не помнила наш мир. Почти сразу после её рождения, граф перенес нас сюда.

— Тебе там понравится, — пообещала я. — Там есть автомобили, компьютеры и самолеты. Помнишь, я тебе рассказывала?

Лидия кивнула. Карие глаза зажглись интересом. Она так походила на маму, что у меня щемило сердце каждый раз, когда я смотрела на нее. Какое счастье, что от графа ей ничего не досталось.

Может, Лидия — дочь графа, но она моя малышка. Я вырастила её, я заменила ей мать. Неудивительно, что она называет меня мамой.

…Я родилась в небольшом провинциальном городке. Имя у меня тоже было самое обычное — Мария Беркутова. Училась я средне, в спорте особых достижений не имела. У меня был всего один талант — я находила вещи.

Тогда мне это не казалось чем-то выдающимся. Я была уверена, что мне просто везет. Но мою особенность замечали другие. Если что-то пропадало, обращались ко мне. Мама, друзья, даже учителя в школе. Мне было достаточно подумать о вещи, а потом я просто шла и брала её там, где она лежала все это время. Откуда-то я точно знала место.

Хотя я любила книги про Гарри Поттера, но в магию не верила. Это же сказки! У меня всего-навсего развитая интуиция — вот как я думала.

Мы с мамой жили вдвоем. Отца я не знала, он бросил маму до моего рождения. Замуж второй раз мама не торопилась. Так было до тех пор, пока в нашей жизни не появился он — Джоф Каэль. Обеспеченный англичанин, по работе временно проживающий в России.

Он вскружил маме голову. Из здравомыслящей взрослой женщины она в одночасье превратилась в легкомысленную влюбленную девчонку. Я бы порадовалась за нее. Она заслужила счастье. Но меня до спазмов в желудке пугал этот Джоф. Что-то в нем было конкретно не так.

Вот только мама меня не слушала. Она витала в облаках и отмахивалась от любых доводов. Да и что я могла ей рассказать кроме своих детских страхов? Сейчас я думаю, что, возможно, граф опоил маму одним из своих многочисленных экстрактов. Наверняка среди них есть тот, что вызывает патологическую зависимость. А мама именно зависела от него, здоровыми её чувства было не назвать.

Вскоре они поженились. Мы переехали жить в огромную квартиру Джофа в центре города. Больше можно было ни в чем себе не отказывать. Казалось бы, жизнь превратилась в сказку. А вот и нет.

После свадьбы Джоф изменился. Нет, он не стал жестоким и не бил нас, но он потерял интерес к маме. Зато начал проявлять его ко мне. Особенно его занимала моя способность находить вещи. Порой он часами заставлял меня искать спрятанные предметы. Снова и снова. Как будто это какая-то проверка перед зачислением в строй.

А потом мама забеременела. Беременность протекала тяжело. Почти весь срок она пролежала в больнице на сохранении. Джоф почти её не навещал. Так, сходил пару раз для приличия. Его не заботили жена и будущий ребенок. Зато он посвящал много времени моей скромной персоне. Он даже оформил надо мной опеку, официально став моим отчимом.

Закончилось все трагически. Мама умерла во время родов, и мы остались втроем — Джоф, я и малышка Лидия.

Через несколько дней после похорон, когда я зареванная сидела в своей комнате, Джоф пришел ко мне и сказал, что возвращается домой.

— В Англию? — всхлипывая, уточнила я.

— Немного дальше, — уклонился он от прямого ответа.

— Лидия поедет с вами?

— Конечно. Она моя дочь.

У меня сжалось сердце. С тех пор как малышку привезли домой, я ухаживала за ней. Кормила, пеленала, укладывала спать. В общем, заменила ей погибшую маму и привязалась к ней. Я не хотела расставаться с сестрой!

А еще я боялась остаться одна. Мне было пятнадцать. Что меня ждало? Детский дом? Такая перспектива пугала намного больше Джофа.

Поэтому я спросила:

— Можно мне с вами?

Джоф словно только и ждал этого вопроса.

— Разумеется, — кивнул он. — Если ты этого хочешь.

— Хочу, — заверила я.

Лидия

Это уже потом я узнала, что на перенос кого-то в другой мир магу требуется разрешение. Таковы правила.

Есть, конечно, случайные попадания через разрывы межмировой ткани, но это совсем другая ситуация. Где произойдет такой разрыв и кого он утянет в иной мир, невозможно предсказать, как и то, что это будет за мир. Граф (а это был он) не мог полагаться на случайность. Поэтому ему пришлось ждать целый год подходящей ситуации, чтобы забрать меня с собой.

Не удивлюсь, если это он убил маму. Отравил или воздействовал магией. Все шло по его плану. Разве что рождение Лидии оказалось сюрпризом, но и это он обернул в свою пользу.

— Я не хотел её появления на свет, — однажды признался мне граф, — но так даже лучше. Теперь у меня есть рычаг давления на тебя.

Рычаг — вот как он называл собственную дочь. А для меня Лидия была отдушиной. Единственным светлым лучиком в царстве мрачных будней.

Переход в другой мир прошел безболезненно. Граф открыл портал прямо из своей квартиры. Там была комната, куда мне запрещалось входить. Именно там он творил магию.

Так мы с сестренкой переместились в чужой мир и стали попаданками. В новом мире все было иначе, но главное здесь была магия, и я, как выяснилось, ею обладаю. Но имелись и минусы. Например, ненависть к иномирцам. Я никак не могла взять в толку, за что с нами не так.

Моим единственным источником информации был граф. Только он знал, что я попаданка. Как бы я к нему не относилась, но лишь он мог ответить на мои вопросы. Он редко снисходил от ответов, но однажды пояснил:

— Магия бывает трех видов, Марианна, — сказал граф. Теперь у меня даже имя было другое. Простое «Маша» не годилось в новом мире. — Белая магия у рыцарей света, знахарей, королевской семьи. Серая у поисковиков, звездочетов и так далее. На самом деле, серая самая распространенная. её можно обернуть как на благо, так и во вред. Но есть еще черная магия. Ею владеют чернокнижники, колдуны и ведьмы.

— Но при чем здесь иномирцы? — все еще не понимала я.

— Они — главный источник черной магии. Переход между мирами сложная штука. Надо преодолеть пустоту. Это под силу только тем, в ком есть черная магия. Проще говоря, только те, кто ею обладает, могут переходить из мира в мир. Как ты понимаешь, такая магия вне закона. Когда-то именно один из подобных магов создал Венец тьмы и едва не погубил все королевство.

— Почему бы в таком случае не возвращать попаданцев домой? — не унималась я.

— Это не так просто. Я бы даже сказал, невозможно. Мало кто может управлять проходами между мирами. И такие люди обычно тоже вне закона.

— Ну да, — вздохнула я, — они тоже черные маги. Замкнутый круг. И все равно это какая-то дискриминация, — качнула я головой. — Не все попаданцы обладают черной магией. Взять, например, меня или Лидию. Я всего-навсего поисковик, а в сестре вовсе нет магии. По вашей классификации я — максимум серый маг.

Граф ничего на это не ответил. Лишь посмотрел на меня так, как умеет только он — до мурашек по коже. Я не поняла, что он имел в виду этим своим взглядом, и, если честно, не хотела разбираться.

…С тех пор прошло четыре года. Четыре года я служу графу в надежде, что однажды он освободит меня и Лидию. И вот, наконец, он пообещал. Надо лишь выйти замуж за герцога и заставить его взять меня с собой к Темному морю. Что ж, будет сделано. Ради нашей с сестрой свободы я готова и не на такое.

Глава 11. Свадьба

Со свадьбой опозоренной благородной девицы не принято тянуть. Она проходит без подготовки и пышного торжества. Это не праздник, а попытка замять скандал и прикрыть позор. Но я не расстраивалась. В конце концов, на счастливую невесту я тоже не похожа.

И все-таки один атрибут подлинной свадьбы у меня был — платье. С глубоким вырезом на груди, пышной юбкой и открытыми плечами. Все это великолепие было цвета золота. Именно этот оттенок считается в Ксандоре торжественным. Он символизирует солнечный свет и самую сильную магию королевства. Наряды желтых оттенков надевают здесь на важные события. Поэтому платье невесты по традиции тоже желтое, а не белое как принято у нас.

Свадьба проходила в главном соборе столицы — на этом настоял граф. Гостей не было — на этом настоял герцог. Ни первого, ни второго не заботила я и мои желания. Вскоре в моей жизни будет уже два зла — отчим и муж. Как выбрать меньшее, когда и тот, и другой в состоянии меня погубить?

В собор мы с графом входили не с парадного входа, а с запасного. Я кралась на собственную свадьбу как преступница. А ведь когда-то как все девочки мечтала, что встречу своего единственного и у нас будет самая красивая, самая веселая свадьба на свете. А я, само собой, буду самой счастливой невестой. Но что-то пошло не так.

Сейчас единственное, что я ощущала — это тревогу. Она сжимала сердце в ледяных тисках все сильнее и сильнее. Так что кровь стучала в висках, а перед глазами все плыло.

Совсем без свидетелей свадьба, конечно, не может обойтись. На этой они тоже были. Лично король с супругой. Все же этот брак их проект. Без приказа его величества Рандор Ал’Ордэн никогда бы на мне не женился.

Войдя под своды центрального собора, я обомлела. Даже на миг забыла, зачем мы здесь, залюбовавшись высокими окнами с витражами. Свет, проходя через окрашенное стекло, причудливо преломлялся и окрашивал стены разноцветными всполохами.

Этот эффект усиливали зеркала под потолком. Сегодня их настроили таким образом, чтобы основной свет падал на алтарь в центре собора. Он был как сцена, освещенная софитами.

Рядом с алтарем уже стоял жених, королевская чета и служитель культа Света, который должен был нас обвенчать. У всех были постные мины. Особенно у герцога. Он выглядел так, будто хоронит любимую собачку, а не женится.

Граф в полной тишине подвел меня к алтарю. Слышно было только, как каблуки моих туфель стучат по мраморному полу. Эхо разносило звук, делая его похожим на сердцебиение — размеренное, спокойное. Жаль, мое сейчас было не таким.

Мое сердце билось как в припадке. То сто ударов в минуту, то абсолютная тишина. Так и до инфаркта недалеко. Впрочем, герцог только порадуется, если меня не станет. Вон как смотрит, прямо глаз не сводит. Раз десять уже, наверное, оглядел меня с головы до ног и обратно. И взгляд такой… странный.

Я сглотнула ком в горле и, поднявшись на возвышение, встала рядом с будущим мужем. Служитель культа одарил меня хмурым взором, а король удовлетворенно кивнул. И лишь его жена снова улыбнулась мне открыто и дружелюбно. Хоть какая-то поддержка.

Церемония бракосочетания в Ксандоре проходит красиво. Поет хор, служитель читает молитву, зеркала под потолком двигаются, создавая настоящее световое представление. Обычно все происходит именно так, но у меня в принципе нет ничего обычного.

Хора не было, зеркала не двигались. Служитель сказал лишь несколько общий слов. Ему не терпелось закончить церемонию побыстрее.

— Ваше присутствие сегодня здесь говорит о согласии вступить в брак, — перешел он к основной части церемонии.

В Ксандоре у жениха с невестой не спрашивают согласны ли они на брак. Считается, раз они пришли, значит, все в порядке. Это и есть подтверждение их желания.

Недовольный жених или невеста не могут сказать «нет» у алтаря. Подозреваю, это сделано специально. Договорные браки в этом мире не редкость, но не все горят желанием вступать в них. А так задача опекунов сводится к минимуму — доставить сопротивляющегося в собор. Как только он или она переступит его порог — все, согласие на брак дано. А как именно это произошло, в цепях вели жениха или невеста была без сознания, уже неважно.

— Соединяю ваши судьбы нерушимыми узами брака, — подытожил служитель свою речь. — Отныне и навеки вы принадлежите друг другу.

Я вздрогнула. Навеки — это как-то слишком долго. Но, если я вернусь в свой мир, от этого брака останется только воспоминание. Не так ли? Эта мысль помогла мне продержаться до конца церемонии.

— Протяните ваши руки и подставьте запястья под луч света. Пусть он скрепит ваш союз, — служитель указал на самую яркую полосу света справа от себя.

Она выделялась среди других еще и обилием оттенков. Была не просто желтой, а будто впитала в себя радугу и теперь переливалась всеми её цветами.

Я, повторяя за герцогом, повернула руку обратной стороной ладони вверх и подставила запястье под этот странный свет. Я не понимала, что меня ждет. Мне еще ни разу не доводилось бывать на местных свадьбах. Кое-что я прочила о здешних обычаях, но далеко не все. Об этой части обряда я точно ничего не знала.

Вдруг запястье обожгло резкой болью. Как будто к нему приложи раскаленное железо. Я ойкнула и отдернула руку.

Герцог выдержал это испытание с большим достоинством. Хотя он тоже поморщился от боли. Значит, её почувствовала не я одна.

Я осмотрела пострадавшее запястье. Следа от ожога не было, хотя то место все еще горело. Зато под определенным углом под кожей что-то переливалось. Словно частичка света проникла в меня и осталась.

Я едва не спросила, что это. Но вовремя прикусила язык. Еще не хватало продемонстрировать не знание местных обычаев. К тому же я быстро сообразила, что это. Кольцами мы не обменивались, их заменили эти световые метки. Они символ наших супружеских обетов. Это, в самом деле, клеймо или брачная метка. И она означает, что теперь я принадлежу герцогу Ал’Ордэну. Шутки закончились.

— С этой минуты вы муж и жена, — заявил служитель. — Можете подтвердить свой союз поцелуем. Если желаете, — быстро добавил он.

Поцелуй? Я совсем про него забыла. Хотя вряд ли герцог захочет меня целовать. С какой стати?

Я была настолько в этом уверена, что порядком удивилась, когда теперь уже муж взял меня за плечи и развернул к себе лицом. Я облизнула вдруг пересохшие губы, и пальцы герцога сильнее впились в мои плечи. Он держал так крепко, как будто боялся, что я исчезну.

Опять этот взгляд… Я никак не могла понять, что за эмоция в нем. Гнев? Что-то не похоже. Я неоднократно видела, как герцог злится. В эти минуты радужка его глаз начинает светиться. Так дает о себе знать магия света. Сейчас ничего подобного не было. Но если не гнев, то что же?

Я дернулась в руках герцога, вдруг осознав, что вижу в его глазах. Жажду. Но он не отпустил, и я застыла в ожидании… чего-то. Испытывая одновременно страх и предвкушение.

Глава 12. Герцог

Жена! Ха! Это не свадьба, а фарс. Ранд явился в собор только из-за прямого приказа его величества. Короля невозможно ослушаться. Его слово — закон. Нередко именно монарх выбирает жен для своих приближенных. Ранд был готов к такому исходу. Он просто не думал, что все произойдет столь стремительно, и что его женой станет такая девушка.

А ведь он сразу её заметил. Марианна выделялась на балу среди своих сверстниц. Поведением, мимикой, да всем. Она как будто была старше. Серьезный взгляд, слегка печальная улыбка. Что-то в ней привлекло его.

Ранд редко танцевал на балах. Если он снизошел до этого пустого развлечения, то девушка действительно ему понравилась. Тем неприятнее было получить отказ. Он решил, что у Марианны есть возлюбленный. Но все намного прозаичнее — она оказалась банальной охотницей за богатым мужем.

Надо же, придумала план! Забраться в постель к мужчине и заявить, что провела с ним ночь. На такое не каждая решится. Для столь отчаянного поступка нужен серьезный повод.

Ранд покосился на стоящую рядом девушку. Может, она беременна? Понесла от одного из своих любовников и теперь ей срочно нужно прикрыть позор? Пусть и не надеется, что он будет воспитывать чужого бастарда. Если родится ребенок, он отдаст его в интернат на воспитание.

Как он мог настолько ошибиться в девушке? В голове не укладывалось. Обычно он чувствовал фальшь издалека. Магия света помогала разбираться в людях. Но на Марианне Ка’Эль его хваленая интуиция отчего-то дала сбой.

— Можете подтвердить свой союз поцелуем. Если желаете, — голос служителя культа ворвался в мысли Ранда.

Поцелуй? Нет, он не станет этого делать. Так ведь? Он не хочет касаться губ, которые до него целовали, одна тьма знает, сколько мужчин. Но он может просто посмотреть на них. На те самые губы…

Он развернул Марианну к себе. А что? Имеет право. Служитель уже объявил их мужем и женой. Значит, теперь её жизнь принадлежит ему.

Марианна заглянула ему в глаза, и злость, которая с самого утра мешала Ранду нормально дышать, испарилась. Лопнула как пузырь.

На лице Марианны не было торжества, которое она должна была испытывать, добившись желаемого. Зато она явно волновалась. Смотрела на него снизу вверх, её плечи едва ощутимо подрагивали под его пальцами. Странная девушка. Абсолютно непонятная для него. А хуже всего то, что рядом с ней он перестает понимать себя.

Лишь тьме известно, с какой стати Ранд поцеловал Марианну. Вообще-то он планировал соблюдать дистанцию. Его могли заставить жениться, но нет такой власти, которая способна вынудить его быть с женой. Разве что он сам захочет. А он хотел? Когда их губы встретились, Ранду показалось, что да.

Желание тесно переплелось со злостью, и поцелуй вышел грубым. Не ласка, а как будто наказание. Проклятая тьма! Этот брак грозит стать самым серьезным испытанием в его жизни. Ранд осознал это в тот миг, когда их губы встретились, и его накрыла лавина эмоций. Гнев, страсть, нежность и досада — все запуталось в такой тугой клубок, что уже не отделить одного от другого.

Покидая собор под руку с женой, Ранд впервые подумал, что, возможно, у них еще все получится. Марианна, кажется, не так плоха. Это все её отец. Ранд ощущал в нем что-то мрачное. Свет всегда чувствует тьму. Похоже, он дурной человек.

Будет непросто забыть прошлое жены и простить её за клевету, но он был готов дать им шанс. В конце концов, брак в Ксандоре нерушим. Им придется научиться как-то жить вместе.

Когда сели вдвоем в карету, Марианна впервые за день нарушила молчание:

— Куда мы едем, ваше светлейшество? — спросила она.

— Зови меня Рандор или даже Ранд. Раз уж мы теперь муж и жена.

Это его шаг навстречу. Она должна оценить.

— Так куда мы все-таки едем… Рандор? — повторила она вопрос.

— Во дворец. Эту ночь мы проведем здесь. У меня остались дела с твоим отцом, а завтра утром мы отбываем в мое родовое поместье.

После новости об отъезде Марианна сникла. Закралась нехорошая догадка — она не хочет уезжать и оставлять кого-то здесь, в столице. Речь о любовнике? Ранд напрягся. С этого дня с её похождениями покончено. Ему нужна верная жена.

Часть пути они проделали молча, но вскоре Ранд заметил, что Марианна бросает на него заинтересованные взгляды. Словно хочет о чем-то спросить, но не решается.

— В чем дело? — нарушил молчание Ранд.

Марианна замялась, а потом произнесла:

— Однажды я видела меч рыцаря света, — призналась она. — Он появился как будто неоткуда.

— Ты об этом хотела поговорить? — удивился и, чего уж там, разочаровался Ранд. Он-то думал, речь пойдет о поцелуе. Разве не должны девушки в первую очередь обсуждать такие вещи? Но Марианну заботил меч…

— Просто это давно не дает мне покоя, — пожала она плечами. — Но поблизости не было светоносца, чтобы спросить.

— Гувернантка тебе не объясняла такие вещи?

— Отец учил меня лично. И он тщательно подбирал информацию.

Ранд кивнул, принимая объяснение. О графе Ка’Эль ходили разные слухи. Он был затворником и редко покидал свое поместье, а еще он не пускал к себе посторонних. Вот и выросла его дочь неосведомленной во многих вещах.

— Меч всегда при рыцаре, — пояснил Ранд. — Он — часть его магии.

— Ого, — неподдельный интерес в глазах Марианны заставил Ранда улыбнуться. её реакции такие живые, не наигранные. Но все равно не покидало ощущение, что она что-то скрывает.

— Отодвинься в угол, — сказал Ранд, и Марианна послушалась. — Рыцарю достаточно пожелать, и меч появится.

Он вытянул руку в противоположную от жены сторону, чтобы случайно её не поранить, благо размеры экипажа позволяли, и мысленно вызвал меч. В ту же секунду почувствовал знакомое приятное тепло в ладони. Рукоять меча, как и он сам, была сплошь из света. Даже будучи светосцем Ранд не до конца понимал, как это возможно. Нематериальная энергия преобразовывалась в нечто вполне реальное и даже опасное.

Карету заполнило сияние, и Марианна сощурилась. Свет жег ей глаза. Сам Ранд не испытывал подобного дискомфорта. Это тоже было частью его дара.

Встряхнув рукой, он убрал меч, не желая мучить Марианну.

— Очень удобно, — заметила она, — всегда иметь под рукой оружие.

— Это необходимая мера. Рыцарь должен быть всегда готов к битве с порождениями тьмы.

Марианна поежилась, кивнула и больше не проронила ни слова до самого дворца. Выглядела она не так, как полагается новобрачной. Ни намека на счастье или хотя бы довольство своим новым положением. Как будто её заставили пойти на этот брак, а не Ранда.

Им так многое надо было обсудить, но разговор пришлось отложить. Ждали важные дела — граф должен был подписать бумаги на приданое дочери. Ранд не нуждался в средствах, но раз уж его обманом вынудили на брак, он возьмет все, что ему причитается.

Разговор с графом прошел легче, чем ожидалось. Он без вопросов все подписал и даже добавил сверху. Похоже, ему не терпелось избавиться от дочери. Зато король был доволен, что конфликт улажен.

Получив документы, Ранд отправился на поиски жены. Граф сказал, что она в саду, вышла прогуляться. Он действительно нашел Марианну в саду. Вот только она была не одна.

Ранд услышал её смех издалека. Надо же, смеется. Так звонко и чисто. Рядом с ним она даже не улыбается. Захотелось посмотреть, кто её рассмешил, и он замедлил шаг. Теперь старался ступать осторожно, чтобы заранее не выдать своего присутствия.

На поляне, окруженной кустарником, Ранд увидел троих. Саму Марианну, темноволосую девушку постарше в одежде прислуги, вероятно, няню, и малышку лет трех-четырех. Девочка была удивительно похожа на его новоиспеченную супругу.

Они играли в догонялки. Малышка убегала, а Марианна её ловили. Няня стояла в стороне. Девочка задорно хохотала, и Марианна смеялась вместе с ней. Пару раз она чуть не поймала малышку, но каждый раз делала вид, что никак не может её догнать. Наконец, она настигла девочку, и они, смеясь, повалились на траву.

Удивительно, до чего ребенок и Марианна были похожи. Сестры? Но Ранд не помнил, чтобы у графа были еще дети. Марианна считалась его единственным ребенком и наследницей всего состояния. Так кто же этот ребенок?

Вопрос отпал сам собой, когда малышка громко и четко назвала Марианну:

— Мама!

Одно слово, всего четыре буквы, а Ранду показалось, что посреди ясного неба ударила молния и прогремел гром. Так вот оно что… мама. Это постыдный секрет его жены? Непроглядная тьма, во сколько же она её родила?! Даже подсчитывать не хочется.

Его жена не просто распутница. Вторую такую блудницу во всем королевстве не сыскать. Удружил ему король, ничего не скажешь.

Ранд развернулся на пятках и пошел прочь. Желание общаться с женой отбило напрочь.

Глава 13. Сёстры

Церемония прошла лучше, чем я ожидала. И даже поцелуй оказался не таким уж противным. Да кому я вру? Он был очень даже приятным. Как и разговор с герцогом, ой то есть с Рандором. Мне даже начало казаться, что у меня есть шанс выжить в этом браке.

Но потом Рандор заикнулся о переезде, и плюс резко сменился на минус. Отъезд означал, что я не смогу видеться с Лидией. Мы никогда надолго не расставались. Я переживала, как сестренка выдержит разлуку. Я точно буду ужасно тосковать.

А еще я чуть не попалась с этим мечом. Кой черт меня дернул за язык? Естественно, местная девушка должна знать все о магии рыцарей света. Но граф так редко опускался до объяснений и большинство из них они касались тех вещей, что были важны ему. Рыцари в эту категорию не входили. Доступ в библиотеку для меня тоже был ограничен. Граф специально держал меня в неведении относительно многих вещей. Так я острее ощущала зависимость от него.

К счастью, мне удалось выкрутиться. Меч произвел на меня впечатление. Грозное оружие. Тот факт, что он всегда при Рандоре, напрягал. Этак он в любой момент может снести мне голову, стоит ему только заподозрить во мне иномирянку. Надо быть поосторожнее с мужем и следить за тем, что болтаю.

Едва приехав обратно во дворец, мы с герцогом расстались, и я отправилась к Лидии. Я должна была повидать сестру и объяснить, что не бросаю её, а просто уезжаю на время.

Я не получала разрешение графа на эту встречу, а это означало, что дверь спальни Лидии заперта для меня. Но у меня кое-что осталось после прогулки в хранилище — артефакт, открывающий любые двери, даже заговоренные магически. С замками хранилища он справился, а те были посерьезнее, чем на спальне сестры.

Во всей этой суматохе граф забыл забрать подвеску, а я не напомнила. Я еще не выжила из ума, чтобы разбрасывать столь ценными вещами.

Я подошла к двери и вытащила из кармана цепочку с подвеской.

— Сим-сим, откройте, — произнесла в шутку, приложив артефакт к замку.

Щелчок, и дверь открылась.

— Ты что здесь делаешь? — услышала, едва переступив порог. — Он не предупреждал, что ты придешь.

Это была Бетси вроде как няня Лидии, а на самом деле надзирательница. её к сестре приставил граф. Она была одной из его «особенных» людей. Ему нравилось окружать себя такими. Мне это напоминало коллекцию, где я была очередным экспонатом.

Все эти «особенные» были родом из Ксандора. Лишь нас с Лидией граф забрал из другого мира и только меня сделал дочерью. Именно по этой причине Бетси терпеть меня не могла. Она считала, что достойна лучшей роли, чем какая-то там няня. В то время как она живет в крыле для слуг, я нежусь на перине для господ. По её мнение это ужасно несправедливо.

Бетси не понимала, что, по сути, у нас одинаковое положение. Неважно кто где спит, все равно мы все — слуги графа. Я бы даже предпочла крыло для слуг. Оно подальше от графа.

У Бетси был дар внушения, но крайне слабый. Его хватало разве что на детей. Поэтому ей выпала роль няни.

— Он слишком занят. Наверное, забыл тебе сказать, — солгала я. — Ты же не думаешь, что я смогла бы войти без его дозволения?

Бетси нахмурила темные брови. Думать вообще не было её сильной стороной.

— Ладно, — в итоге кивнула она, — заходи. Но у нас сейчас время прогулки.

— Отлично, я погуляю с вами.

Я устремилась в детскую, и Лидия с визгом бросилась ко мне. Мы отлично провели время вместе в саду, а вот разговор получился тяжелым.

— Ты уходишь? — спросила Лидия.

Известие о моем отъезде вмиг испортило ей настроение, и теперь она смотрела на меня глазами олененка Бэмби. Для своих четырех лет эта малышка была слишком взрослой. Жизнь с графом не прошла даром ни для кого из нас.

Я присела на корточки перед сестрой и произнесла:

— Я вернусь так быстро, как только смогу. Обещаю, я буду делать все, чтобы мы поскорее увиделись.

Лидия обвила мою шею руками, и я прижала её к груди. Спрятала лицо в волосы сестры и глубоко вдохнула её запах, пытаясь запечатлеть его в памяти. Как же я буду без нее…

— Верно, Марианна, все зависит от тебя, — послышался голос граф. — Будешь умницей, и вскоре снова увидишь сестру.

Как всегда он безошибочно нашел нас. Я всерьез подозревала, что на мне стоит магический маячок. Иначе объяснить это не могу. Несколько раз еще в самом начале я пыталась сбежать, забрав сестру. Лучше жить одним в незнакомом мире полном опасностей, чем с графом. Он — самое жуткое чудовище Ксандора. Но граф каждый раз меня находил, и я бросила это бесполезное занятие.

— Бетси, — обратился он к няне, — отведи Лидию в покои. Ей пора спать.

Когда Бетси с сестрой ушли, граф снова заговорил со мной:

— Скоро ты уедешь и останешься совсем одна. Я понимаю, какое это искушение. Возможно, тебе захочется предать меня. Знаю, вдалеке от меня соблазн будет велик. Просто помни, что Лидия у меня, и я в любой момент могу сделать с ней все, что пожелаю.

Я судорожно сглотнула. Своевременное напоминание, ничего не скажешь.

— Она все-таки ваша дочь, — пробормотала я.

— Ты же не думаешь, что какие-то там сантименты помешают мне осуществить задуманное?

Я покачала головой. Нет, я так не думаю. Граф не из тех людей, кто привязывается к кому бы то ни было. В его мире существует всего одна значимая величина — он сам. Остальные — просто набор инструментов, которыми он время от времени пользуется. Даже его собственная дочь. Обо мне и говорить нечего.

У меня граф постепенно шаг за шагом отнял все. Сперва смелость поступать так, как я хочу. Затем смелость думать, как я хочу. А под конец всякую надежду, что это когда-нибудь закончится. Я держалась исключительно на мыслях о Лидии. Если меня не будет, она останется один на один с монстром.

— Будь умницей, Марианна, — добавил граф, — и все закончится хорошо. Для нас троих. Я обещал, что это твое последнее задание, и я сдержу слово. Захочешь, останешься в Ксандоре с сестрой или вернешься обратно в свой мир. Я могу устроить оба варианта. Даже выделю средства вам на безбедную жизнь. Только достань Венец.

Это звучало слишком идеально. Граф озвучил мою заветную мечту — избавиться от него, зажить отдельно с сестрой. Именно он мог воплотить её в реальность. Так что я кивнула, давая понять, что согласна на все. Если для свободы мне нужен Венец тьмы, я его из-под земли достану. Ну, или из-за Темного моря, что в принципе одно и то же.

— Я собрал тебе кое-какие вещи в дорогу. Найдешь их в походном саквояже, — граф, конечно, говорил об артефактах и экстрактах. Вряд ли он упаковал гостинцы. — И еще с тобой поедет Бетси.

— Нет! — вырвалось у меня. — Только не она.

— Решаю здесь я, — резко оборвал меня граф. — Не перечь мне.

Я обреченно вздохнула. Похоже, компании Бетси не избежать. Ничего не скажешь, повезло.

— Положите в саквояж экстракт от нежелательной беременности, — проворчала я. — Подозреваю, он мне пригодится.

— Я не стану трать магию на подобную ерунду, — фыркнул граф. — Ты жила в двадцать первом веке. Думаю, сможешь позаботиться о себе сама.

Я устало прикрыла глаза. И это на мне. Да что ж такое!

— Я буду присматривать за тобой, — добавил граф. — Всегда. Мне будет известно о каждом твоем шаге.

Это больше походило на угрозу.

— А сейчас ступай к мужу и будь с ним ласкова. Ваши отношения начались плохо, постарайся их наладить. От герцога зависит, попадешь ты к Темному морю или нет.

— Сделаю, что смогу, — буркнула я, понимая, на что граф меня толкает.

Вот только проституцией я для него не занималась. Но, похоже, и эта черта скоро будет пройдена. А как еще назвать близость с мужчиной ради дела? Хотя бы не за деньги и то ладно.

Но выбора у меня не было, и я отправилась в покои герцога. Теперь, как его законная супруга, я должна спать там. Сегодня у нас первая брачная ночь. Я даже представить не берусь, какой она будет.

Все так запуталось…

Глава 14. Бракованная ночь

То, что я уже была в дворцовых покоях герцога, не придало мне смелости. Наши отношения складывались странным образом. Пока что нас штормило из стороны в сторону. Чаще всего от ненависти… обратно к ненависти.

Но сегодня в экипаже, мне показалось, наметился прогресс. Мы общались, как нормальные люди, а не как два непримиримых врага. Это давало надежду, что за дверью покоев меня ждет не разъяренный рыцарь света, а обычный мужчина.

Кстати, о двери. Вот и она. Я остановилась напротив и вдохнула поглубже. Пора. Скрестив пальцы на удачу, постучала.

— Войдите, — донесся приглушенный голос.

Вряд ли меня встретят с распростертыми объятиями. Но я не кисейная барышня, не растаю.

Я дернула ручку вниз и толкнула дверь. Не знаю, что ожидала увидеть. Все же это была первая брачная ночь. Должен был муж как-то подготовиться к моему приходу. Охотно верю, что Рандор еще не свыкся с новой ролью, но и мне нелегче.

Может, у меня нет реального опыта близости с противоположным полом, но чисто теоретически я знала, как все происходит, и от этого волновалась. Все-таки эта моя первая ночь с мужчиной, чтобы там не думал новоиспеченный муж. С другой стороны панического ужаса перед неизвестным, как местные девицы, я не испытывала. Все же сексуальная революция отличная штука.

В спальне мужа царил полумрак. Из освещения — только горящий камин. Дрова потрескивали в огне, но мне этот звук не показался уютным. Он напомнил о костре, на котором в средневековье сжигали ведьм. Меня ждет схожая участь, если провалю задание.

Из-за темноты я не сразу заметила хозяина покоев. Лишь когда глаза привыкли к сумраку, разглядела силуэт в кресле у камина. На герцоге были бриджи, сапоги и рубашка, распахнутая на груди. Но особенно настораживал глиняный кувшин в его руке. В таких здесь хранится вино. Как-то не похоже, что меня ждали.

Неужели Рандор пьет из-за меня? Нет, дело явно не только во мне. Он и после бала был нетрезв. Что-то явно его гложет.

— Явилась, — Рандор повернулся в мою сторону.

Желтые глаза блеснули золотом, и я вздрогнула. Надеюсь, это просто отсвет от огня. Герцог сидит слишком близко к камину, словно замерз. Хотя в покоях довольно тепло. Или это меня бросило в жар?

— Ну и каково это быть…

Он запнулся, и я уточнила:

— Герцогиней?

— Нет, — качнул он головой, — лгуньей.

Ох, похоже, за те несколько часов, что мы не виделись, настроение мужа снова изменилось. На этот раз не в мою пользу. Что его так разозлило? Я могла лишь догадываться. Может, граф пожадничал и дал за меня меньше приданого, чем обещал?

— Ничего не хочешь мне рассказать? — уточнил Рандор. — Давай, облегчи душу. Мы же теперь одна семья.

Я напряглась. Что он мог разузнать обо мне, что так его взбесило? Я понятия не имела, но одно точно — Рандор пока не в курсе, что я иномирянка. Иначе бы этот разговор велся не в спальне, а в допросной, где-нибудь в темном подземелье.

Естественно, изливать душу перед рыцарем света я не собиралась. Я пока не выжила из ума.

— Какие у меня могут быть секреты? — пожала я плечами. — Я выросла с отцом-затворником и не выходила за пределы поместья годами.

— Но, похоже, ты и там не скучала, — хмыкнул Рандор, а потом со вздохом добавил: — Почему из всех женщин Ксандора мне досталась именно ты? Чем я это заслужил?

Прозвучало так, будто я кара небесная. Не очень-то приятно чувствовать себя монстром.

Рандор отхлебнул из кувшина. Судя по наклону, тут был практически пуст. А это значит, что в моем муже сейчас около литра вина. Это так он готовился к брачной ночи?

— Раз уж волей судьбы мне пришлось связать свою жизнь с тобой, — заявил он, ставя кувшин на пол, — нам понадобятся правила.

— И кто будет их устанавливать?

— Я, разумеется. Как пострадавшая сторона.

Я фыркнула. Надо же, пострадал он! Бедняжка. Как будто его не жениться заставили, а засунуть руку в пасть тигру, а тот возьми и откуси её.

— Итак, правила, — напомнил Рандор сам себе. — Я запрещаю тебе встречаться с другими мужчинами. Как бы там ни было, мы теперь женаты, и я не позволю позорить себя и свой род изменами.

Да за кого он меня принимает! Я едва не возмутилась вслух, но вовремя опомнилась. Он принимает меня за девушку, которая влезла в его постель и обманом заставила жениться на себе.

— И самое главное — с этой минуты ты будешь во всем беспрекословно подчиняться мне. Или так, или я отправлю тебя в дальнее поместье к своей тетушке. Ей как раз требуется компаньонка.

Ох уж эта тяга мужчин править женщинами. Я с трудом сдержалась, чтобы не закатить глаза. Мне, выросшей в двадцать первом веке, сложно смириться с миром, где у мужчин есть все — власть, титулы, деньги, а женщины идут к ним в виде красивого дополнения. Этакий аксессуар.

Но надо отдать Рандору должное, его угроза подействовала. Мне никак нельзя к тетушке. Я должна быть рядом с мужем. Только так я смогу выполнить приказ графа. Если не справлюсь, не видать мне младшей сестры. Никогда. Этого нельзя допустить.

— Я буду послушной, — кивнула я.

Рандор подозрительно сощурился. Чем я опять ему не угодила? Возможно, он ожидал, что я буду скандалить и сопротивляться. Но ссора с мужем не входила в мои планы.

— Значит, будешь? — он развернулся ко мне вместе с креслом. — Сейчас проверим.

Мне категорически не понравился его тон. Не такой я себе представляла брачную ночь. Мы муж и жена всего несколько часов, а уже скандалим. Что за семейная жизнь нас ждет?

— На колени, — приказал Рандор, и его глаза полыхнули золотом.

На этот раз это точно была магия, а не отблеск огня. Плохой знак. Злой рыцарь света мне не по зубам.

Этот излюбленный прием мужчин из всех миров под названием «на колени» порядком мне надоел. Знала я, чего он хочет. Того же, что и все мужчины — подчинения. Но еще я понимала, что, если сейчас опущусь на колени, то перестану себя уважать. Должны же быть какие-то границы! Унижение точно не выход.

Но и отказаться я не могла. Иначе тетушка, отдаленное поместье и прощай, Лидия. Надо срочно что-то придумать. Какой-то выход. Как подчиниться, не подчиняясь?

— Ты меня не слышала? — начал терять терпение Рандор. — Я сказал — на колени.

И тут меня осенило. Все гениальное просто. Будет вам на колени, герцог Ал’Ордэн, жестокий вы тиран.

Расправив плечи и гордо вздернув подбородок, я двинулась прямиком к креслу мужа. Самым тяжелым в этом шествии было выдержать его взгляд — тяжелый, настороженный, с проблесками магии. Он пугал меня до дрожи в тех самых коленях, на которые по задумке герцога я должна опуститься.

Шаг, другой, третий. До чего же громко трещат дрова. Или это на фоне тишины в комнате так кажется?

Еще пара шагов. Расстояние сокращается до неприличного. Рандор хмурится, он не понимает, что я задумала.

Еще один шаг. Последний. Теперь я стою в непосредственной близи от герцога. Сейчас или никогда.

Я беру и опускаюсь на колени. Но не на свои, а на колени Рандора. Проще говоря, сажусь на него. А что, он не говорил «встань на колени». Может, я неправильно его поняла и решила, что он имел в виду «сядь мне на колени». Иногда притвориться дурочкой единственный выход из ситуации.

Рандор опешил от моей наглости. Надо полагать, местные девицы ведут себя скромнее.

На краткий миг мы оба замерли, ошеломленные этой неожиданной близостью. Пятой точкой я ощущала, как мышцы Рандора напряглись. Буквально окаменели. Аж сидеть стало неудобно. Я словно примостилась на жесткий булыжник.

Я повернула голову и поймала взгляд Рандора. Заинтересованный, внимательный. Он рассматривал мое лицо, изучал сантиметр за сантиметром. Лоб, глаза, нос, линию скул, губы.

На последних он задержался особенно долго и лишь спустя, как мне показалось, целую вечность, его взгляд спустился к подбородку. Оттуда скользнул на шею прямиком к декольте и снова замер.

Рука Рандора, которой он невольно придержал меня за талию, дрогнула. Он чуть вытянул шею, как если бы хотел заглянуть глубже в вырез платья, и резко выдохнул через стиснутые зубы.

Затем Рандор резко вскинул голову, снова посмотрев мне в лицо, и я обомлела от сияния его глаз. Это был не огонь, а расплавленное золото. Обжигающее, яркое, бесконечно светлое. Я застыла, завороженная этим зрелищем.

Миг очарования длился недолго. Рандор первым пришел в себя.

— Тьма! — выругался он. — Что ты творишь, женщина?

В следующую секунду он совсем не по джентельменски спихнул меня со своих коленей. Я запуталась в длинной юбке, не удержала равновесие и плюхнулась пятой точкой на ковер. Рандор все-таки добился своего — я перед ним на полу.

Но его это не очень-то обрадовало. На лице Рандора промелькнула тень раскаяния. Увидев, что натворил, он пожалел о своем поступке. Не так ужасен герцог Ал’Ордэн, как хочет казаться. Просто все это оказалось слишком для него.

— Прости, — пробормотал Рандор и протянул мне руку. — Я сам не свой. Мне лучше уйти.

Он помог мне встать, а после сам поднялся с кресла и торопливо направился к двери. Даже кувшин забыл прихватить.

— Сегодня меня не будет, — буркнул он.

После этих слов муж оставил меня, громко хлопнув дверью. Вот вам и первая брачная ночь. Ничего не скажешь, удалась.

Но, может, это и к лучшему. Не стоит пока Рандору знать, что я все еще невинна. Граф советовал избавиться от этой досадной помехи еще до брачной ночи, но я так и не смогла это сделать.

Глава 15. Отъезд

Я ночевала в покоях герцога одна. Девочка Маша спала в кровати медведя в его отсутствие. Надо ли говорить, что сон был тревожным? Мне все казалось, что вот-вот вернется медведь… ой, то есть герцог и спросит что-то в духе: «Кто смял мою постель?». Жаль, я забыла, чем закончилась та история для Маши. Надеюсь, медведь её не сожрал.

Так толком и не выспавшись, я встала с первыми лучами солнца. Семейная жизнь не задалась с самого начала, а это грозило провалом всей миссии. Прощай, Лидия. Прощай, свобода и светлое будущее.

Я спустила ноги с кровати и тряхнула головой. Вот уж нет! Сдаваться это не про меня. Сегодня мы с мужем уезжаем в его родовое поместье. Туда дня три пути. Целых три дня мы проведем в тесном пространстве экипажа. Это мой шанс наладить контакт с Рандором и все исправить.

Приободрившись, я соскочила на пол и побежала в купальню. Надо привести себя в порядок. Я должна выглядеть идеально, чтобы понравиться собственному мужу.

Я ожидала, что Рандор лично придет за мной, но он не удостоил меня такой чести. Прислал служку за багажом, даже не за мной. Я только зубами скрипела, следуя за носильщиком. Безумно хотелось стукнуть мужа чем-то тяжелым по голове, но пришлось натянуть на губы улыбку. Надеюсь, она не выглядит кровожадной.

Рандор был возле экипажа, руководил погрузкой багажа. Я глубоко вдохнула и, сложив губы трубочкой, выдохнула. Вроде немного успокоилась.

— Доброе утро, супруг, — приветствовала мужа.

Рандор обернулся и, увидев меня, поморщился. А чего он ожидал? Что я испарюсь? Нет уж, брак это навеки, если верить служителю культа.

— Через полчаса отъезжаем, — сообщил Рандор. — Если тебе есть с кем попрощаться, не откладывай.

— У меня никого нет кроме отца, — привычно солгала я. — А с ним мы простились еще вчера.

Рандор поспешно отвернулся. Показалось или мои слова его задели? Странная реакция.

— В таком случае садись в экипаж, — кивнул он на распахнутую дверь.

— Сейчас. Только проверю свой багаж.

Я обошла экипаж и осмотрела сундуки с вещами. Где-то здесь должен быть тот, что собрал граф. Его участие в изготовлении артефактов было как знак качества. Значит, они не подведут. Подействуют и на рыцаря света, и на хмарей, и на кого угодно другого.

А вот и мой волшебный сундучок. Я заметила средних размеров саквояж с характерным рисунком в виде четырехлистного клевера на боку. Это знак графа, а еще символ удачи. Граф точно везунчик, так что эмблема ему подходит.

Убедившись, что с моим багажом все в порядке, я вернулась к двери экипажа. Чтобы сесть внутрь, надо подняться по трем хлипким ступенькам. Не так-то это просто сделать без дополнительной опоры.

Рандор не выказывал желания помочь. Просто стоял рядом, сцепив руки за спиной. Можно подумать, если он прикоснется ко мне, то окаменеет.

Фыркнув, я вцепилась в дверной проем и поставила ногу на нижнюю ступеньку. Экипаж пошатнулся под моим весом, и я чуть не упала на спину. Устояла лишь благодаря Рандору — он все-таки поддержал меня под руку.

Пробормотав слова благодарности, я торопливо залезла в экипаж. Контакт наших рук разорвался, и стало как-то одиноко. Я подвинулась на сиденье, ожидая, что Рандор устроится рядом, но он не торопился присоединиться ко мне. Вместо этого сжал пальцы в кулак, а потом потряс пальцами, словно пытался сбросить с кожи мое прикосновение, как если бы контакт со мной причинил ему физическую боль.

— Ты не поедешь? — удивилась я. Как-то незаметно мы перешли на «ты».

— Не в экипаже.

Я нахмурилась. Это нехорошо. План очаровать мужа во время долгого совместного путешествия трещал по швам.

— Послушай, Рандор, — понизила я голос, — дай нам шанс. Я постараюсь стать тебе хорошей женой.

Выражение лица Рандора не изменилось. Как смотрел хмуро, так и продолжил.

— Зато из меня вряд ли получится хороший муж, — заявил он.

Развернувшись на пятках, он направился к жеребцу. Предпочел трястись несколько дней в седле, лишь бы не ехать со мной в экипаже.

Я откинулась на спинку сиденья и прикрыла глаза. «План а» провалился. Пора подумать над «планом б».

Путешествие вышло долгим и нудным. Рандор меня избегал. Даже во время остановок на постоялых дворах, где мы ночевали, он держался на расстоянии. Ел за столом со слугами, спал в отдельной комнате. Вокруг меня образовался вакуум. Даже поговорить не с кем.

Впрочем, один собеседник у меня все-таки имелся. Хотя я бы предпочла, чтобы его не было. Бетси пересела ко мне в экипаж из повозки слуг, как только поняла, что Рандор со мной не поедет.

Всю дорогу она изводила меня нудными нравоучениями. Даже пыталась учить, как очаровать мужа, но я поделилась с ней крупицей своих знаний об интимной жизни, и Бетси лишилась дара речи. Несколько часов после того разговора она молчала, задумчиво глядя в окно, чему я была несказанно рада.

Но Бетси была еще не самым худшим собеседником. В первый же день после отъезда со мной связался граф. Само собой, не по мобильному. В этом мире не существует телефонов или их аналогов, зато есть магия. Ею граф и воспользовался.

Экипаж трясся на ухабистой дороге. Меня порядком укачало, и я с тоской следила за Рандором, скачущим в отдалении. Хотела бы я тоже пересесть в седло, но благовоспитанная графская дочь Марианна не ездит верхом. Это развлечение для мальчишек. Зато Маша Беркутова в свое время неплохо держалась в седле.

Вот только Маше не место в этом мире. Такие умения, несвойственные местным девушкам, нельзя демонстрировать, а то возникнут ненужные вопросы.

Поэтому я могла лишь наблюдать, как ездят другие. Рандор был отличным наездником, а еще он превосходно смотрелся в седле. Я прямо залюбовалась. Оба — и жеребец, и герцог — были необычайно хороши. Лучшие представители своих видов.

В оконном стекле экипажа отражалось мое лицо. Я не придавала этому значения, смотря как бы сквозь него, и упустила момент, когда отражение изменилось.

— Марианна, — позвал тихий голос, и я вздрогнула, а после воровато огляделась.

Бетси дремала на сиденье напротив. Она говорит во сне? Мужским голосом? Нет, это вряд ли.

— Я здесь, — сообщил голос. — В окне.

Я присмотрелась к отражению и ахнула. Да это же граф! Он и здесь меня нашел, а я-то надеялась отдохнуть от его навязчивой опеки.

— Что у вас происходит? — нахмурилось отражение. — Почему ты едешь с Бетси? Где герцог?

— Вон он, — махнула я рукой. — Скачет себе на просторе.

Отражение повернулось ко мне затылком и выглянуло на улицу. Это было, мягко говоря, странно. Так с графом мне еще не доводилось общаться. Впрочем, никто, даже я, не знает границ его магии. Наверняка ему и не такое под силу.

— Все настолько плохо? — отражение опять смотрело на меня.

— А чего вы ожидали? Мы вынудили его жениться. Неудивительно, что он в ярости и не хочет меня видеть.

— Ты должна это исправить.

— Каким образом? — всплеснула я руками. — Я пытаюсь быть милой и очаровательной, и предупредительной. В общем, идеальной. Но он не дает мне даже шанса.

— С кем ты говоришь? — дернулась Бетси.

Сонно протерев глаза, она заметила графа и тут же вытянулась на сиденье. Прямо солдат перед генералом.

— Хозяин, — приветствовала она графа кивком.

Тот даже взглядом её не удостоил. Вместо этого он буравил им меня.

— У тебя всего двадцать один день, Марианна, — сказал граф. — Затем отпуск, данный королем герцогу в честь женитьбы, закончится, и твой муженек отправится к заставе. Ты обязана поехать с ним.

— Сделаю все, что в моих силах, — вздохнула я. Не думала, что времени будет так катастрофически мало.

— Не волнуйся, я тебя подстраховал, — вот теперь граф взглянул на мою соседку по экипажу. — В случае неудачи Бетси тебе поможет.

Я тоже посмотрела на девушку, не догадываясь, как именно она будет помогать. Соблазнит герцога вместо меня? С нее станется…

Отражение расплылось, и я снова увидела в стекле собственное лицо.

Разговор сам по себе был безобидный, но он кое-что дал понять. Итак, за мной следят. Даже в сотнях километрах от графа я все еще принадлежала ему. Настоящее око Саурона неотрывно наблюдает за мной. Как будто этого мало, еще его приспешник всегда рядом. Я о противной Бетси, если что.

Шаг влево, шаг вправо — карается по всей строгости. Мне не сбежать, не рассказать никому о графе, не найти союзников против него. Стоит только об этом подумать, и Лидии конец. Остается только следовать плану и надеяться, что все у меня получится, а граф в итоге сдержит слово и отпустит нас с сестрой в наш мир.

— Зачем, на самом деле, граф отправил тебя со мной? — спросила я у Бетси.

— Если не справишься, узнаешь, — уклонилась она от ответа. — Но лучше тебе постараться все сделать самой.

Я облизнула пересохшие губы. Не нравится мне этот запасной план. Похоже, он опасный и гадкий.

Глава 16. Родня

На исходе третьего дня мы добрались до цели — поместья рода Ал’Ордэн. Оно занимало обширную территорию, куда входили пахотные земли, охотничьи угодья и луга. Несколько близлежащих деревень и небольшой городок тоже принадлежали герцогскому роду. Граф рассказывал, что большинство этих земель дальний предок Рандора получил в дар за службу королевству, но что именно он сделал, не упоминал.

Главный дом поместья больше напоминал замок. Серые каменные стены, бойницы, булыжная мостовая, высокие стены и крепкие ворота. Не хватало только рва.

Ворота гостеприимно распахнулись нам навстречу, и я поняла, что нервничаю. Мне предстоит знакомство с семьей Рандора. Кажется, он упоминал, что у него есть сестры. Надо подружиться с ними и перетянуть на свою сторону. Будут у меня союзники в борьбе за герцога. Семья — отличный рычаг давления.

Таким был «план б». Но как обычно что-то пошло не так. Началось с того, что герцог не стал меня ждать. Спрыгнул с коня и вошел в дом, пока я выбиралась из экипажа. Он будто забыл за три дня путешествия, что вообще-то женат.

Пыхтя от праведного гнева, я устремилась за ним. Почему нас, кстати, не встречают? Где слуги, выстроившиеся в ряд, чтобы приветствовать новую хозяйку? В романах, которые я читала, все происходило именно так.

Войдя в дом, я попала в огромный холл. Абсолютно пустой. Откуда-то справа доносились голоса, и я двинулась на звук.

Вскоре очутилась перед дверью в гостиную. Она была распахнута, и я заглянула внутрь. Так мы и познакомились — я и почтенное семейство Ал’Ордэн. Оно оказалось чуть больше, чем я предполагала.

Во-первых, я обзавелась свекровью. Чинная седая дама лет пятидесяти во вдовьем наряде сидела возле камина. По тому, как она поджимала тонкие губы и держала чашку (оттопырив мизинчик), я сразу поняла: вот она — та самая свекровь из анекдотов, худший представитель своего вида. Повезло, ничего не скажешь.

Рядом на диване сидела женщина лет двадцати пяти — точная копия свекрови. То же недовольное выражение лица, прямо один в один. Видимо, дочь. По правую руку от нее устроился мужчина с козлиной бородкой. Муж?

— Ранд, — свекровь протянула руку для поцелуя, — как любезно с твоей стороны, что ты нашел время навестить нас перед отбытием на заставу.

Рандор подошел к матери и поцеловал ей руку. Не слишком ли официально? Сестра удостоилась кивка, а её муж вовсе был проигнорирован.

Пока я размышляла над отношениями в семье герцога, мою скромную персону заметили.

— Это кто? — тонкий палец свекрови указал в мою сторону.

— Позвольте представиться, мадам, — я присела в реверансе. — Мое имя — Марианна Ка… — я осеклась, сообразив, что едва не назвала девичье родовое имя. — Марианна Ал’Ордэн к вашим услугам, — поправилась я.

В гостиной повисло молчание. Нехорошее такое. За моей спиной раздался смешок, замаскированный под кашель. Я оглянулась. Бетси, кто ж еще. Наслаждается моими проблемами. Ничего не скажешь, хорошая мне напарница досталась. Она же первой и предаст, в случае чего.

Я снова посмотрела на свекровь и приподняла уголки губ в улыбке. Что-то пауза затянулась.

— Почему у этой девицы наше имя, Ранд? — наконец нарушила молчание свекровь.

До чего же скрипучий у нее голос! Словно вилкой по стеклу скребут. Аж передергивает.

Рандор посмотрел на меня так, будто впервые видит. Кажется, он всерьез надеялся, что я просто исчезну. Но не срослось.

— Ах да, — махнул он рукой в мою сторону, — знакомьтесь это моя жена.

Это был шок. Причем для всех, включая меня. Он даже не предупредил, что я приеду!

— Ты не сказал родным о том, что женился? — поразилась я вслух. Мог бы письмо отправить. Благо их здесь не голуби доставляют, а маги, так что все происходит быстро.

— Почему не сказал? — пожал плечами Рандор. — Сказал.

— Когда? — уточнила я.

— Только что.

Убила бы! Но вдову вряд ли подпустят к заставе…

— Как ты мог, Ранд?! — настал черед свекрови возмущаться. — Жениться без ведома семьи. Что на тебя нашло?

— Я исполнял королевский приказ, — сухо пояснил Рандор. Хоть в подробности не вдавался и то ладно.

— Почему король выбрал эту девицу тебе в жену? — вмешалась сестра. — У нас была на примете выгодная партия.

Ах, у герцога была невеста. Или как минимум девушка, которую он хотел таковой сделать. Нехорошо получилось.

— Королю виднее, — мрачно произнес Рандор.

— Может, ты представишь меня родным, дорогой? — попросила я, из последних сил изображая дружелюбие.

— Моя мать — вдовствующая герцогиня Глинда Ал’Ордэн, сестра — баронесса Сабина Ла’Мюэль и её супруг — барон Эрик Ла’Мюэль. Они гостят у нас, пока в их поместье идет реконструкция.

Что ж, я всех угадала. Пять баллов мне за сообразительность.

— Очень приятно, — кивнула я, но не так и не получила в ответ заверений, что они тоже рады со мной познакомиться.

Кто знает, чем бы закончился этот разговор. У герцогини был такой вид, будто её сейчас удар хватит. Убить свекровь в первый же день в новой семье было бы чересчур. Вряд ли это поспособствует сближению с мужем.

Разрядило обстановку появление девочки лет тринадцати. Она ворвалась в гостиную подобно урагану, пронеслась мимо меня, всколыхнула мои волосы и юбку и устремилась прямиком к Рандору. С радостным визгом она заключила его в крепкие объятия.

Впервые я увидела на лице герцога улыбку. Надо же, он умеет улыбаться, кто бы подумал. Улыбка ему, кстати, шла. Его лицо как будто осветилось изнутри, и магия тут ни причем. Он просто был рад девочке.

— Я тоже счастлив тебя видеть, Элодия, — потрепал он её по голове.

Сестра, сразу поняла я. Младшая. Мне ли не знать, как к ним привязываешься. На ум тут же пришла Лидия, и я прикусила щеку изнутри, чтобы отвлечься. Не время раскисать.

— А это твоя жена, я не ослышалась? — Элодия повернулась ко мне.

Она была хорошенькой и больше походила на Рандора, чем на его мать. А открытая улыбка и лукавые карие глаза придавали ей дополнительное очарование.

— Все верно, — кивнула я.

— Рада знакомству, — Элодия одарила меня улыбкой.

Вот он — поняла я — мой потенциальный союзник. Я обязана завоевать сердце этой девочки, если хочу подобраться к Рандору. Она явно имеет на него влияние. Если Элодия замолвит обо мне словечко перед братом, он обязательно прислушается.

— Марианна устала с дороги, — Рандор решил положить конец мучительному воссоединению семьи. — Ей надо отдохнуть.

— Но мы даже не подготовили ей комнату, — всплеснула руками Сабина. — Кто же знал, что ты привезешь в дом жену.

— Так позаботься об этом сейчас, — велел Рандор.

В ответ Сабина поджала губы совсем как мать.

Этот во всех отношениях тяжелый день закончился для меня лишь спустя пару часов, когда прислуга, наконец, привела в порядок мою комнату. У аристократов здесь принято жить в отдельных спальнях. Даже у супругов.

Личное пространство пришлось кстати. Я смогла расслабиться и снять маску вежливости с лица. Какое облегчение! А то, признаться, у меня уже скулы свело от натужной улыбки.

Глава 17. Элодия

Покои мне достались шикарные. Все согласно моему новому статусу. Хотя бы в этом меня никто не ущемлял.

Но я недолго пробыла одна. Вскоре явилась Бетси. Официально она считалась моей горничной и пришла, чтобы помочь мне приготовиться ко сну. Но, на самом деле, она принесла новости. Пока я пыталась выжить в окружении новой родни, она разведала обстановку.

— Я выяснила, где находится комната герцога, — заявила Бетси чуть ли не с порога. — Собирайся.

— Куда? — не поняла я.

— К герцогу, естественно. Иди к нему, — она поправила мою прическу и подтолкнула к двери. — Вам надо поговорить. Двадцать один день это не так много. На самом деле, уже восемнадцать. Часики тикают.

Я передернула плечами. Зловещее напоминание.

Бетси все равно бы не отстала и еще бы пожаловалась графу, откажись я поговорить с Рандором. Так что пришлось идти.

Вскоре я уже стучала в дверь его спальни. Она находилась неподалеку от моей. Бетси подробно объяснила, как сюда добраться.

Дверь открыл лично Рандор и смерил меня хмурым взглядом.

— Ты что-то хотела? — уточнил он. — Надеюсь, у тебя есть все необходимое. Но, если чего-то не хватает, ты всегда можешь обратиться к слугам.

— В моей проблеме прислуга не поможет. Мне нужен муж.

Рандор устало вздохнул и произнес:

— Ничего не выйдет, Марианна, не трать понапрасну время. Я привез тебя в свой дом, представил, как свою жену. Ты получишь титул, хорошее содержание, но это все, на что ты можешь рассчитывать. Если тебя что-то не устраивает, возвращайся к отцу. Я не буду тебя удерживать. Хочешь, оставайся. Прогонять тоже не стану.

Настал мой черед вздыхать. Рандор так и не пустил меня в спальню, держал на пороге. Дурной знак, как и его слова. Похоже, он решил возвести между нами стену, но он плохо меня знает. Если потребуется, я вооружусь альпинистским снаряжением и покорю этот Эверест.

Но не сегодня… Давить и настаивать — плохая тактика. Мужчину надо завоевывать постепенно, это понятно даже неопытной мне. Сперва захват внимания, а уже потом поражение на повал. Идти в лобовую атаку, когда противник в состоянии глухой обороны, не вариант.

— Благодарю за заботу обо мне, — кивнула я. — Меня все устраивает в новом доме и в новой семье.

О последнем я нагло соврала. Семейка меня скорее пугала. И, как вскоре выяснилось, не зря.

Итак, отношения с мужем не заладились. С его семьей тоже все складывалось не очень. Открыто меня не унижали, но взглядом свекрови в мою сторону можно было замораживать продукты. Не женщина, а холодильная установка.

Старшая дочь была ей под стать. Всякий раз видя меня, она делала такое лицо, будто ей кто-то на ногу наступил. Что собой представляет её муженек, я не поняла. Большую часть времени он помалкивал. Я так и не услышала его голос. Не мужчина, а ходячее приложение к жене — куда она, туда и он. Интересно, в туалет они тоже ходят вместе?

Рандор меня вниманием не баловал. Уверена, у него в спальне висит календарь, на котором он зачеркивает дни до отъезда. Прямо спит и видит, как поскорее оказаться от меня подальше. Нет уж, муженек, у меня на тебя другие планы.

На следующий день за ужином слово взяла свекровь.

— В конце этой недели мы дадим бал, — заявила она.

— С какой стати? — поинтересовалась Сабина.

— Нельзя прятать жену Рандора. Что о нас подумают люди? Раз уж этот брак состоялся, необходимо официально о нем заявить. Бал подойдет для этой цели. Пригласим соседей, отпразднуем свадьбу. Что скажешь, сын?

— Как вам будет угодно, — пожал Рандор плечами.

Что ж, бал это не так плохо. Нам с Рандором придется быть рядом. Это шанс пообщаться с мужем.

— Спасибо за вашу доброту, мадам, — произнесла. — Я польщена.

— Замечательно, — важно кивнул Сабина. — В нашем захолустье так мало развлечений. Пожалуй, я начну готовиться сегодня же. Надо заказать платье под те мои сапфировые серьги. Я еще не выходила в них свет.

От разглагольствований Сабины меня отвлекла звякнувшая вилка. Я повернулась на шум и увидела бледную как простыня Элодию. Девочка должна радоваться балу, а не впадать в ступор при его упоминании. Что с ней не так?

— Вам тоже следует позаботиться о наряде, Марианна, — услышала я голос свекрови. — Вы прибыли к нам с девичьим гардеробом. Это никуда не годится. На бал в честь свадьбы необходимо надеть платье замужней женщины.

— Разумеется, я закажу подходящий наряд, — согласилась я. — Наша свадьба была такой… быстрой, что я не успела сменить гардероб.

В этом мире платья девушек и замужних дам отличались кроем. Не так сильно, но заметно. У девичьих платьев не было талии. Юбка начиналась под лифом и свободно спадала вниз. У замужних женщин напротив талия четко обозначалась, а юбка была пышной. Так свободную девушку можно было легко отличить от замужней. И кольца на пальце не надо.

Я не могла появиться на балу в наряде девушки и быть представленной как жена Рандора. Это был бы тот еще неловкий момент.

— Я приглашу портниху, — сказала Сабина. — Она позаботится о нарядах для нас обеих.

— Спасибо, — кивнула я золовке. Неужели отношения налаживаются? Хорошо, если так.

После ужина я не стала задерживаться в столовой и ушла сразу вслед за Элодией. Точнее сказать, я последовала прямиком за ней. С девочкой что-то явно не так, и я собиралась выяснить, в чем тут дело, втайне надеясь, что это мне поможет.

Я нашла Элодию на одном из эркерных подоконников в коридоре второго этажа. Она смотрела в окно и вздыхала так тоскливо, что у меня сердце заныло. Что за трагедия у нее случилась?

— Почему ты грустишь? — спросила я напрямик.

Элодия вздрогнула и повернулась ко мне.

— Если расскажу, сохранишь мою тайну? — сощурилась она.

— Зуб даю, — вспомнила я присказку из собственного детства.

Элодия часто заморгала, сбитая с толку моим странные обещанием молчать. Но, видимо, решила, что зуб сгодится.

Понизив голос до трагического шепота, она призналась:

— Я совершила кое-что ужасное.

Прозвучало так, будто она как минимум убила кого-то из соседей. Я уже представила эту кровавую расправу и милую девочку с топором в руках, как Элодия пояснила:

— Я взяла сапфировые серьги Сабины без спроса.

Я тряхнула головой, отгоняя кровавое видение. Серьги это, конечно, тоже нехорошо. Особенно учитывая характер их хозяйки.

— Те самые, что твоя сестра собирается надеть на бал? — уточнила я, и Элодия кивнула. — Просто верни их на место и все будет в порядке.

— Я не могу, — всхлипнула девочка. — Я потеря одну сережку. Ума не приложу, как это случилось! Если Сабина заметит пропажу, мне конец. Она сразу поймет, что это я виновата.

— Ну не убьет же она тебя.

— Ты её не знаешь… — прошептала Элодия, и у меня мороз по коже пробежал. Прозвучало действительно жутко.

— А, знаешь что, — сказала, — я тебе помогу. Мы найдем сережку.

— Как? Я уже все обыскала.

Рассказывать о своем даре я не собиралась, но это был мой шанс переманить Элодию в лагерь своих друзей. Второй такой может не представиться. Глупо его упускать.

— Вдвоем у нас больше шансов. Два глаза хорошо, а четыре — еще лучше, — подмигнула я. — Рассказывай, где ты видела сережку в последний раз.

Мы отправились в комнату Элодии. Там я попросила показать мне уцелевшую сережку. Рассмотрев её, как следует, а главное — подержав в руке, я настроилась на поиски.

Первое, что ощутила — сережки в спальне нет. Но я не могла вот так сразу об этом заявить. Пришлось изображать активные поиски. Вместе с Элодией мы облазили каждый сантиметр её чисто девичьей комнаты, выдержанной в нежно-розовых тонах. Заглянули в каждый угол — под кровать и тумбы, в шкаф, в умывальню. Естественно, ничего не нашли.

Пока искали, я будто невзначай расспрашивала девочку о том, о сем. Общаться с ней было легко. Такого открытого человека еще поискать.

— Говорят, что ваш предок получил поместье в дар от короля, — сказала я. — Как это произошло?

— Ты не знаешь эту историю? — удивилась Элодия. — Она очень популярная. Может, ты и о Венце тьмы не слышала?

Я напряглась. А он здесь каким боком?

— О нем мне известно.

— Так вот наш предок был тем, кто его уничтожил, — гордо заявила Элодия.

— Но как?

— Я точно сказать не могу, это государственная тайна. Знаю лишь, что он сам погиб, а его наследник в знак благодарности получил от короля земли и титул.

Элодия явно знала урезанную версию легенды, в которой Венец якобы был уничтожен. Подозреваю, король в свое время специально распустил эту дезинформацию, чтобы Венец не искали такие, как граф.

Я была в курсе правды, а потому легко смогла представить, как все было на самом деле. Вероятно, предок Рандора отправился на остров Хаоса, чтобы спрятать там Венец. Назад он не вернулся, его убили хмары, но миссию он выполнил. Это было путешествие в один конец, он должен был это понимать, но все равно пожертвовал собой ради спасения королевства. Похоже, бесстрашие и благородство у Рандора в крови.

Это была печальная история еще и потому, что не оставляла мне надежды на спасение. Как, скажите на милость, мне вернуться с острова Хаоса? Я даже не рыцарь света, как предок Элодии, а просто девушка с даром поисковика. Чем это мне поможет в битве с хмарами? Найду в подходящий момент пулемет? Что-то я в этом сомневаюсь.

— А если бы Венец был на острове Хаоса, и тебе надо было его достать, как бы ты справилась с хмарами? — спросила я у девочки.

Не то чтобы я рассчитывала на полноценный ответ — поэтапный план проникновения на остров и пути отступления. Скорее, рассуждала вслух.

Но Элодия меня поразила. Она пожала плечами и ответила как ни в чем не бывало:

— Я бы нашла Венец, надела его, и хмары бы мне подчинились.

Я аж застыла, пораженная. Вот же — все гениальное просто. Устами ребенка, как говорится, глаголет истина.

— Но все это выдумки, — рассмеялась Элодия. — Венец давно уничтожен.

— Разумеется, — не стала разубеждать я. — Мы просто играли в «что, если».

Спустя еще двадцать минут поисков по комнате, я решила, что пора менять дислокацию и отправиться туда, где сережка действительно может быть.

— Ты надевала серьги сестры? — спросила я.

Элодия густо покраснела. Все с ней ясно.

— И куда ты в них выходила? — уточнила я.

— Только в сад и то на минуточку. Клянусь!

— А когда вернулась, сережка уже была одна?

— Я не знаю. Я заметила пропажу лишь вечером, когда готовилась ко сну.

— Все ясно, — сказала я. — Надо идти в сад.

К этому моменту солнце уже село, но мы все равно отправились на улицу. Благо в саду горели магические фонари. Они зажигались при нашем появлении и гасли, когда мы отходили на приличное расстояние. Настоящее умное освещение.

В саду я попросила Элодию показать, где именно она гуляла в тот день. Еще приближаясь к месту, я ощутила вибрации искомой вещи. Так это и происходит — я словно радар улавливаю сигналы от предметов. Надо только быть неподалеку и настроиться на нужную волну.

Вскоре я уже знала, где именно лежит сережка — под кустом жимолости. Но сразу отвести к нему Элодию я не могла. Это вызовет подозрения. Так что мы еще с полчаса поблуждали по саду, а потом — о, чудо! — я совершенно случайно увидела, как под кустом что-то блеснуло.

— Вот же она! — воскликнула я и подняла сережку с земли.

— Невероятно! Ты это сделала! — Элодия захлопала в ладоши. — Ты спасла меня, Мари. Я на век твоя должница.

Девочка порывисто меня обняла, а я улыбнулась. Должница звучит многообещающе.

Итак, у меня появился союзник в родовом поместье Ал’Ордэнов. Держись, муженек, я объявляю сезон охоты на тебя открытым!

Глава 18. Платье

На следующий день пришла портниха. Она обмеряла меня и Сабину, и мы выбрали ткани для новых платьев. Уходя, портниха пообещала, что наряды будут готовы точно в срок. На все про все у нее было пять дней.

Удовлетворившись заверениями портнихи, я на время забыла о предстоящем бале. Все мои мысли занимал Рандор. Я ходила за ним по пятам. Он отправлялся на конюшни, я дежурила неподалеку. Он гулял в саду, и мы каждый якобы случайно сталкивались. Я буквально стала его тенью.

Увы, это не помогало. Каждый раз завидев меня, Рандор либо игнорировал мое присутствие, либо резко сворачивал в другую сторону. Не муж, а упертый баран!

Опомнилась я утром пятого дня. Бал уже завтра вечером, а у меня так и не было контрольной примерки. Что-то здесь не так.

Борясь с дурным предчувствием, я отправила служку к портнихе. Он вернулся спустя полчаса с неутешительными новостями.

— Портниха сказала, что пока не начинала работу над вашим платьем, — принес дурную весть служка.

— Но как так? — опешила я. — Мы же заказывали наряды к балу.

— Ей поступило новое распоряжение, что ваш заказ можно отложить на неделю, что она и сделала, так как у нее сейчас очень много работы из-за бала, — пояснил он.

— Это Сабина, — вздохнула Элодия, слышавшая весь разговор. — Очень на нее похоже.

Я отпустила служку. В том, что случилось, исключительно моя вина. Я расслабилась и пустила все на самотек, довершившись женщине, которая меня терпеть не может. Так себе из меня шпионка.

— Что же теперь делать? — Элодия так переживала за меня, что чуть не плакала. — Ты не можешь появиться на балу в девичьем наряде. Но ни одна портниха не успеет сшить платье за ночь. Придется тебе пропустить бал в честь твоей свадьбы. Это ужасно!

Нет, подобного я допустить не могла. У меня были грандиозные планы на этот бал касательно Рандора. Я собиралась этим вечером компенсировать все мои неудачи с мужем.

— Вот сейчас пойду и выскажу Сабине все, что о ней думаю! — топнула ногой Элодия. — До чего же мерзко она поступила.

— Стой, — удержала я девочку. — Не надо ничего говорить сестре. У меня есть идея, как все исправить. Пусть это будет для нее неприятным сюрпризом.

— Что ты задумала?

— Сшить платье с ноля времени не хватит, но можно переделать уже готовое.

— Никто сейчас не возьмет заказ. Все портнихи заняты.

— Я сделаю это сама.

Элодия посмотрела на меня с благоговейным трепетом. Словно я ангел, спустившийся с небес. Умение шить для аристократки было чем-то запредельным. Они максимум вышивали крестиком или гладью, да и то не все. А тут целое платье! Мой статус в глазах девочки мигом вырос до небес.

— Мне очень важно попасть на этот бал, — призналась я Элодии. — У нас с твоим братом не очень-то ладится, и я надеюсь это исправить.

— Хочешь, я поговорю с ним? — предложила она как раз то, что мне было от нее нужно. — Ранд хороший и ты тоже. Вы должны быть счастливы вместе.

— Возможно, тебя он послушает, — пробормотала я.

— Значит, решено, — кивнула Элодия. — Я обязательно расскажу Ранду, какая ты замечательная.

Я кивнула. Отлично, заступничество любимой младшей сестры придется очень кстати. Осталось решить проблему с нарядом.

По правде говоря, я была посредственной швеей. Могла поставить заплатку на порванный чулок Лидии, смутно помнила из школьных уроков домоводства как сшить передник, но создать с нуля новое бальное платье мне, конечно, не под силу. Даже просто изменить готовый наряд в районе талии я вряд ли смогу, хотя это проще.

Тут мне на помощь пришел саквояж графа, а именно артефакт, делающий тебя экспертом в каком-то одном определенном деле. С его помощью любая задача решалась легко. Внешне артефакт выглядел как заколка для волос. Ничего особенного. Так или иначе, граф маскировал все магические предметы под женские штучки, чтобы я могла без проблем ими пользоваться.

Как и все артефакты этот имел определенный заряд. Растратишь его, и заколка превратится в обычное украшение для волос. Но я посчитала, что ситуация стоит того, чтобы пожертвовать артефактом.

Прикрепив заколку к волосам, я сосредоточилась на том умении, которым хочу обладать. Вот теперь из меня, в самом деле, получится отличная швея.

Я выбрала один из лучших своих нарядов — совсем новое платье, заказанное для одного из дней королевского торжества, которое я покинула слишком рано. Как раз то, что нужно для бала.

На переделку платья ушла уйма времени. Я провела с ниткой и иголкой полночи.

— Ты могла бы предупредить меня о пакости Сабины, — упрекнула я Бетси. — Ты же крутишься среди слуг, а им все известно. Наверняка до тебя доходили слухи о её поступке.

— Я не обязана присматривать за тобой, — сказала Бетси. — Моя задача поважнее каких-то там платьев.

— Но это прямая угроза нашему плану!

Бетси только плечами пожала. Мои проблемы её мало заботили.

— Повторяю еще раз для непонятливых: я тебе не слуга, — заявила она. — Я здесь, чтобы помочь с герцогом.

— Каким образом?

— Узнаешь, если сама не справишься.

Опять эти её недомолвки. Они уже порядком надоели.

— Ты еще графу пожалуйся на мое поведение, — фыркнула Бетси.

Естественно, шить она мне не помогала. Свечу держала и на том спасибо.

Закончила я ближе к рассвету. Даже с артефактом исколола все пальцы. Жаль, в этом мире нет швейной машинки.

И все же спать я легла довольная. Сегодня вечером Сабину ждет большой неприятный сюрприз, и я испытывала злорадное удовольствие, предвкушая этот момент.

Глава 19. Бал

И вот настал тот самый час. Бетси помогла мне одеться и собрать длинные непослушные волосы в высокую прическу. Их я, кстати, отрастила с помощью магии. Граф давал мне специальные эликсиры, а то мое каре выглядело крайне подозрительно.

Наконец, с приготовлениями было покончено. Я посмотрела на себя в зеркало и удовлетворенно кивнула. Платье нежного персикового цвета превосходно оттеняло кожу и шло к моим серым глазам. Открытые плечи и глубокий вырез привлекали взгляд. Ни один мужчина не пройдет мимо такого вида.

Остальные детали лишь добавляли образу изысканности — пышная юбка с легким налетом блесток, что искрились при каждом моем движении. Розовый блеск на губах и немного черной краски на ресницах. Заколки с жемчужинами в волосах и нитка такого же жемчуга на шее. И то, и другое, кстати, артефакты. Ну, нет у меня обычных украшений, что я могу поделать.

Бросишь жемчуг на пол, и повалит густой дым. Полезная штука, когда надо сбежать. Если замочек сломается и жемчуг рассыплется, этот бал запомнится надолго.

— Затащи сегодня его в постель, — сказала Бетси перед тем, как я покинула комнату.

Ничего не скажешь, хорошее напутствие. Все только этого от меня и ждут, но я сомневалась, что это хорошая идея. Рандор сразу поймет, что я все еще девственница, и задумается — а зачем тогда был нужен этот брак? Не хотела бы я отвечать на этот вопрос.

Стоило выйти в коридор, как до слуха донеслась музыка, голоса и смех. Гости уже собрались в бальном зале поместья. Я нарочно задержала свой приход. Пусть Сабина думает, что победила. Это убережет меня от других её козней.

Я спустилась на первый этаж и подошла к высоким двойным дверям. Они были приоткрыты, и я украдкой заглянула в зал.

Первыми увидела своих дражайших родственников. Все были в сборе, стояли неподалеку от дверей, так что я слышала их разговор даже за шумом бала.

— Где твоя жена? — спросила свекровь у Рандора. — Вы должны открывать бал вместе.

Он в ответ только пожал плечами.

— Чутье мне подсказывает, что её сегодня не будет, — хмыкнула Сабина. Ехидна аж светилась от удовольствия.

— Ничего другого я от этой девицы не ожидала, — произнесла свекровь. — Вот так запросто взяла и испортила вечер. О нас еще долго будут ходить слухи. Бал в честь женитьбы без жены.

Пожалуй, хватит. Я расправила плечи и шагнула в зал. Будет вам жена.

Около дверей стоял лакей. Его задачей было объявлять вновь прибывших. Стоило мне переступить порог, и он зычным голосом оповестил зал:

— Леди Марианна Ал’Ордэн, урожденная Ка’Эль, законная супруга герцога Рандора Ал’Ордэна.

В тот же миг в зале повисла тишина. Просто поразительно, как единодушно умолкли пятьдесят человек. Примерно столько собралось на этом местечковом балу.

Естественно, все взоры были обращены ко мне. Меня это ни капли не смутило, а напротив подзадорило. Я повернулась к родственникам и в упор посмотрела на Сабину. Вот он — момент моего триумфа.

О да, это было здорово, даже лучше, чем я себе представляла. Невестка побледнела до синевы, и я не сдержала победной улыбки. Знай наших! Свекровь и та растеряла весь запас мерзких слов. Что ж, мой выход удался.

Я гордо прошествовала мимо родственников и приблизилась к Рандору.

— Кажется, мы должны открывать бал, — улыбнулась я. — Подаришь мне танец?

Я протянула мужу руку, нарушая тем самым все мыслимые правила. В этом мире не существует белых танцев. Всегда кавалеры приглашают дам и только так. Но что-то подсказывало, что после моего прошлого отказа танцевать с ним, Рандор вряд ли повторит приглашение. Поэтому я взяла эту роль на себя.

— Я бы мог вернуть тебе отказ, — не удержался от шпильки Рандор, — но не хочу огорчать гостей. Они уже довольно долго ждут, когда мы, наконец, откроем бал.

Такой ответ меня устроил. Я вложила руку в ладонь мужа, и он повел меня в центр зала.

Пока шли я, приподняв уголки губ в очаровательной улыбке, посмотрела на Рандора, но он глядел четко вперед, игнорируя мое присутствие рядом.

Не выдержав, я кашлянула, привлекая его внимание.

— Можем мы хотя бы сделать вид, что счастливы в браке? — спросила я.

— Чего ради? — пожал он плечами.

— На нас смотрят твои соседи. Если ты будешь танцевать с таким каменным лицом, то они, чего доброго, решат, что тебя заставили жениться.

Рандор хмыкнул и, наконец, взглянул на меня. Кажется, мне удалось его рассмешить. Это ведь хороший знак? Есть мнение, что юмор сближает.

— А разве это не так? — уточнил он.

— У нас впереди вся жизнь. Это довольно долго. Можно попробовать наладить отношения.

Рука мужа дрогнула. Он пристально посмотрел мне в глаза, как будто искал там ответ на какой-то важный для него вопрос. Показалось, сейчас скажет — давай попробуем.

Но уже в следующую секунду Рандор тряхнул головой, отгоняя наваждение, и произнес:

— Я уже говорил, каким будет наш брак.

Вместо ответа я послала мужу красноречивый взгляд, вложив в него весь свой гнев на его упертый характер. Я вышла замуж за барана, а не за человека!

— Решила испугать меня убийственным взглядом? — с насмешкой поинтересовался он. — Ничего не выйдет. Я регулярно имею дело с хмарами, одним взглядом меня не пронять.

Отреагировать я не успела — зазвучала музыка. Что-то протяжное, мелодичное. Отлично. Я опасалась, что это будет быстрый танец, и придется скакать как коза по залу. Это никак не поспособствует нашему с Рандором сближению. А вот медленный танец, где мы будем тесно прижаты друг к другу как раз то, что нужно.

Итак, у меня один танец. Второго может не случиться. Не факт, что муж, выполнив долг хозяина бала, пригласит меня еще раз.

Мы встали лицом к лицу, и Рандор опустил ладонь на мою талию. В следующую секунду он сделал первый шаг. Я устремилась следом, подчиняясь его рукам. Вел Рандор уверенно. Шаг, другой. Скользящее движение вбок, поворот. Юбка завивается вокруг ног во время резкого движения. Снова поворот, на этот раз в другую сторону и новая серия шагов.

Танцевать с Рандором легко. Я почти не задумываюсь о движениях, тело все делает само. Под моей левой рукой надежная опора — его плечо. Правая лежит в его ладони. Я чувствую себя в полной безопасности рядом с ним. Это странно, ведь Рандор — рыцарь света. Он мой враг. У меня, должно быть, атрофировался инстинкт самосохранения. Это вообще лечится?

При очередном повороте свет падает на лицо мужа, и я вижу золотые искры в его глазах. Магия света? Сейчас? Светоносец его уровня давно научился самоконтролю. Это одно из первых, чему обучают рыцарей. Ведь свет не так уж безобиден. В малых дозах он греет, но в больших — жжет. Я отлично помнила ту дыру в стене рядом с головой ищейки. Недаром магия света относится к боевым.

Но сейчас свет так и рвался из глаз Рандора, и это говорило о том, что он теряет контроль. Неужели из-за танца?

Мы смотрели друг на друга. Не отрываясь, почти не моргая. В ответ на горящий взгляд Рандора внутри меня поднималась жаркая волна. Как будто свет был не только в нем, но и во мне.

Взгляд мужа не просто скользил по моему телу, он словно прикасался ко мне. Гладил, ощупывал, ласкал. Он смотрел, не отрываясь. Уголки его губ все еще были приподняты, но в глазах не было улыбки. Там таилось нечто иное. Горячее и тревожное, направленное на меня.

Почудилось, мы снова оказались в коконе света. Он обволок нас и отделил от гостей. Полная изоляция. Даже музыка доносилась словно издалека. А мы все кружили и кружили, глядя друг другу в глаза…

Музыка стихла неожиданно. Оборвалась на высокой ноте. И в тот же миг пузырь света вокруг нас лопнул, обдав гостей золотыми брызгами. Настоящее световое конфетти!

Я вздрогнула, осознав, что кокон мне не померещился, а был реальностью. Магия действительно окутывала нас, и это все видели.

Рандор выглядел не менее потрясенным, чем я. Еще бы! Магия вырвалась из-под его контроля на глаз у десятков гостей. Но вместо криков ужаса, я услышала аплодисменты. Люди хлопали в ладоши и поздравляли нас.

— Потрясающая пара!

— Идеально подходят друг другу.

— Давно я не видела такой магической совместимости, — доносились шепотки со всех сторон.

Я смутилась, не зная, как реагировать. Посмотрела на Рандора, но он ответил мне хмурым взглядом. Одернув манжеты, муж поклонился мне и поспешил удалиться. Больше мы с Рандором не танцевали. Он вообще избегал меня весь вечер, как будто… испугался? Это странно, но похоже на то.

И все же что-то мелькнуло в его глазах, когда он уходил. Это позволило мне думать, что я еще не проиграла. Но и не выиграла. Пока еще нет.

Позже я не удержалась и подошла к Сабине.

— Не ожидала меня увидеть? — спросила я, а после обвинила: — Это ты ввела портниху в заблуждение и оставила меня без платья.

— Не понимаю, о чем ты, — ушла она в несознанку. — Эта старая дура сама все перепутала. К тому же, как я вижу, ты вышла из положения.

— Притворяйся, сколько хочешь, — прошептала я, наклонившись к её уху. — Главное — я знаю правду. Предупреждаю тебя — еще одна подлость с твоей стороны, и я заставлю тебя пожалеть, что ты связалась со мной.

— Ты мне угрожаешь? — отшатнулась Сабина.

— Да, — кивнула я. А что? Пусть боится. Может, в следующий раз подумает, прежде чем пакостить. У меня и так проблем хватает, некогда думать еще о ней.

Сабина открыла рот, но я так и не узнала, что она хотела сказать. На нас подобно урагану налетела Элодия.

— Мари, это было потрясающе! — воскликнула она, тесня от меня Сабину. — От тебя с Рандом так и летели искры магии. Свет буквально окружил вас. Я такого еще никогда не видела.

Элодия захлебывалась от восторга, размахивала руками, незаметно уводя меня от старшей сестры. А эта девочка не так проста. Своим появлением она замяла назревающий скандал. Не в последнюю очередь благодаря Элодии бал прошел хорошо.

И пусть мы с мужем ушли спать в разные спальни, я осталась довольна вечером. Первый шаг навстречу друг другу сделан. У меня осталось еще двенадцать дней. Не так уж мало, но и не много. Реально влюбить в себя мужчину, который тебя призирает, за двенадцать дней? Мне предстоит это выяснить.

Глава 20. Музыка

Следующим утром я проснулась в отличном настроение. Вот только продлилось это недолго. Все испортила Бетси.

Заявилась ко мне с утра пораньше и с порога заявила:

— Герцог уехал в столицу на несколько дней.

— Как? — подскочила я с кровати. — У нас же только все начало налаживаться…

— Видимо, у него другое мнение на этот счет.

Увы, я переоценила силу своего очарования. Рандор избегал меня до бала, а после него вовсе сбежал, будто я прокаженная. Я не ошиблась — он действительно боялся, но, кажется, не меня, а себя самого. Его приводила в ужас одна мысль, что между нами что-то может быть. Чтобы не допустить сближения, он уехал. Но я не отчаивалась. Время еще есть.

Несколько дней прошли в тоске и безделье. Чем себя занять молодой аристократке? Список развлечений не так велик. Местные девушки увлекались вышиванием, рисованием, чтением и музицированием. Граф в свое время заставлял меня обучиться всем этим вещам, чтобы я не отличалась от сверстниц.

Но вышивать я не любила — слишком нудное занятие. Художника из меня не вышло. Моя мазня была посредственной, только бумагу портила. А вот чтение я любила, но сейчас выбрала не его, а музыку. Благо с ней у меня заладились отношения еще в моем мире — мама отдала меня в музыкальную школу в шесть лет, и я закончила класс игры на фортепиано.

Наткнувшись в одной из комнат на шикарный черный рояль, я не смогла пройти мимо. Сперва давно нетренированные пальцы казались деревянными, но память тела штука хитрая. С каждым новым аккордом я играла все лучше и лучше. Спустя минут десять мелодия уже свободно лилась, а пальцы легко скользили по клавишам.

Я играла «К Элизе». Всегда любила эту вещь Бетховена. Плавная, местами — печальная, местами — энергичная, сейчас она идеально отражала мое внутреннее состояние. В ней звучала моя тоска по сестре и дому. Мои сомнения и страхи относительно собственного будущего и даже слабые проблески надежды, что еще тлели в душе.

Я настолько погрузилась в мелодию, что даже прикрыла глаза. Мне не надо было видеть клавиши, руки все делали сами.

Я увлеклась и ничего не слышала вокруг. На время игры я отключилась от мира, полностью погрузившись в музыку. Поэтому зазвучавшие после окончания аплодисменты, застали меня врасплох.

— Прости, — сказала Элодия, — я не хотела тебя испугать. Но ты так чудесно играла. Я заслушалась. Ты сама сочинила эту мелодию?

Я едва не назвала имя Бетховена, но вовремя прикусила язык. Вот так и попадаются шпионы — на мелочах. Естественно, в этом мире знать не знали не про какого Бетховена. Пришлось присвоить его лавры себе.

— Да, сама, — кивнула я.

— О, это потрясающе! У тебя талант.

Пожалуй, я могла бы прославиться в Ксандоре как гениальный композитор. Только и надо что играть произведения моих земляков. Благо я многое помню наизусть.

— Научишь меня этой мелодии? — попросила Элодия.

Я кивнула, и она села рядом со мной за рояль. Следующий час девочка прилежно разучивала ноты. Играла она не хуже меня, так что обучение шло быстро и легко.

Теперь уже мы обе, увлеченные уроком, не увидели, как у нас появился новый слушатель. Оторвав взгляд от клавиш, я потерла затекшую шею и застыла. За нами наблюдал Рандор. Как давно он вернулся и стоит здесь?

Заметив брата, Элодия вскочила на ноги.

— Ох, я вспомнила, что у меня есть неотложное дело, — заявила она. — Простите, но мне надо бежать. Спасибо за урок, Мари.

После этих слов она чуть ли не вприпрыжку покинула гостиную. Понятное дело, она торопилась оставить меня наедине с братом. Маленькая хитрюга.

Рандор даже не заметил уход сестру. Он задумчиво смотрел на меня, а потом спросил:

— Как называется эта мелодия?

— «К любимому», — солгала я.

По одной из версий Бетховен посвятил «К Элизе» пианистке, в которую был влюблен и которая отказалась стать его женой. В чем-то это походило на нашу ситуацию. Хоть мы и поженились, но Рандор тоже отказывал мне в праве быть его женой.

— Сыграй её еще раз для меня, — попросил он.

Сердце забилось чаще, когда я снова занесла руки над клавишами. Я выложилась по максимуму. Так хорошо, как в этот раз, давно не играла.

Музыка творит чудеса, она очаровывает сердца. И сердце Рандора тоже не устояло. Я видела это в его глазах, когда закончила играть — мелодия его тронула. А, значит, его тронула и я. Ведь он считал меня автором этого произведения.

— Очень красиво, — немного хрипло произнес Рандор, когда стихли последние аккорды.

— Спасибо, — кивнула я.

Повисло молчание. Но, удивительно дело, оно не напрягало, а было комфортным. Где-то я читала, что, если тебе уютно молчать с человеком, то он идеально тебе подходит.

Вот только это не наш с Рандором случай. Трудно представить более неподходящего мне мужчину. Он — житель Ксандора, я — иномирянка. Он — рыцарь света, я — та, кого он призван уничтожать. Мы настолько разные, что сложно представить большее несовпадение. Это уже не противоположности, которые притягиваются, а две параллельные прямые, которые не должны пересекаться.

— Почему ты пил на королевском торжестве? — неожиданно даже для себя спросила я. Этот вопрос давно не давал мне покоя.

Рандор дернул плечом. Вопрос ему не понравился. Я думала, он ответит что-то в духе «не твое дело», но он вдруг заговорил:

— За пару дней до этого я вернулся с заставы. Но не ради торжества, а на погребение.

— Умер твой родственник?

— Не совсем. Я сопровождал в столицу тела рыцарей света, погибших накануне. Хмары совершили очередное нападение на заставу. Периодически они пытаются попасть в королевство. Нам удалось сдержать атаку и отбросить их назад на остров Хаоса, но несколько моих товарищей погибло.

Я сглотнула ком в горле. Прежде не задумывалась, чем жертвуют рыцари, оберегая всех от опасности. Они стоят на передовой. Ежедневно рискуют жизнью, чтобы жители королевства спали спокойно. Магия света не просто великий дар, это еще и огромная ответственность.

— Прими мои соболезнования, — пробормотала я.

Рандор кивнул.

— На королевский бал я попал случайно, — признался он. — Его величество хотел услышать доклад о нападении хмарей из первых уст и не нашел лучшего времени выслушать меня. Уже на следующий день я должен был вернуться на заставу, но…

Он умолк, и я продолжила за него:

— Но случилась я.

Мы снова замолчали. Рандор не просил в очередной раз признать, что между нами ничего не было. Похоже, мы перевернули эту страницу. За это я была ему благодарна.

— Сыграй еще что-нибудь, — в итоге попросил он. — У тебя чудесные мелодии.

В тот день я играла много, самые разные вещи. Мрачные и тяжелые, веселые, легкие, тоскливые. Все, что помнила.

Рандор слушал с задумчивым выражением лица. Но главное — то, как он на меня смотрел. Будто видел в первый раз. Он словно открыл во мне что-то новое, удивительное, и все никак не мог поверить, что это правда.

Я играла и знала — это новый этап наших отношений. Все складывается в мою пользу. Отчего же я не ощущаю радости победы? Во рту вопреки ожиданиям растекался горьковатый привкус вины.

Мы расстались с Рандором спустя пару часов. Я, возвращаясь в свою комнату, все думала о том, что между нами только что произошло. И вдруг поймала себя на мысли, что мне не нравится обманывать герцога. Но осмелюсь ли я рассказать ему правду? Все же он рыцарь света…

— Даже не думай, — раздался в пустом коридоре до боли знакомый голос.

Я вздрогнула и принялась озираться вокруг до тех пор, пока не увидела отражение в окне. Граф нашел меня. И не просто нашел, а понял мои сокровенные мысли. Как он это делает?

— Я слишком хорошо тебя знаю, Марианна, — ответило отражение на мой невысказанный вопрос. — То, что ты считаешь тайными помыслами, для меня — открытая книга. Сейчас ты хочешь рассказать обо мне герцогу. Возможно, ты рассчитываешь найти в нем союзника. Но подумай, что он скажет, когда всплывет правда о твоем происхождении. А малышка Лидия? Ты оставишь её мне? Ты должна понимать, что я никогда не верну тебе сестру, если ты меня предашь. Я скорее избавлюсь от нее, чем допущу ваше воссоединение.

Я не успела ответить — изображение в стекле изменилось. Вместо графа я увидела детскую кроватку, а в ней спящую девочку. Мою девочку! Русые кудри Лидии разметались по подушке. Она причмокивала во сне. Наверное, ей снились заварные пирожные, которые она обожает.

Я подбежала к окну и прижала к нему ладони. От моего дыхания стекло запотело. Изображение Лидии подернулось туманом, и я протекла стекло рукавом.

Лучше бы я этого не делала. Тогда бы не увидела склонившуюся над кроваткой фигуру. Граф смотрел на ребенка. Одна его рука была поднята, пальцы сложились так, словно он вот-вот щелкнет ими. Я прекрасно знала, на что способен этот щелчок. Он может убить.

Я едва не завизжала от ужаса на весь дом. Хотелось молотить кулаками в окно и кричать, но ничего не даст. Я только разобью стекло. И Лидия, и граф сейчас далеко.

— Умоляю, — попросила я, — не трогайте её. Я сделаю все, что надо.

Граф опустил руку и повернулся ко мне.

— Вот так-то лучше, — сказал он. — Не заставляй меня прибегать к крайним мерам.

Я облизнула пересохшие губы и произнесла:

— Не буду.

— Правильный ответ, — удовлетворенно кивнул граф. — Продолжай в том же духе и скоро встретишься с сестрой.

Отражение исчезло, а я в изнеможении прижалась лбом к холодному окну. Сердце все еще колотилось как сумасшедшее от страха за Лидию. Естественно, ни о каком откровенном разговоре с Рандором уже не могло быть речи.

Глава 21. Герцог 2

Все началось со слов Элодии.

— Тебе повезло с женой, Ранд, — как-то сказала она.

Фраза, оброненная младшей сестрой невзначай, быстро забылась. По крайней мере, Ранду так показалось. Но в последние дни он все чаще её вспоминал, глядя на Марианну.

Или нет, все началось еще раньше. С бала. С той самой минуты, как Ранд впервые увидел жену в наряде замужней женщины. Девичьи платья имеют свободный крой и скрывают формы. Этот же наряд — приталенный, с глубоким вырезом и открытыми руками — подчеркивал все изгибы фигуры Марианны.

Платье настолько идеально сидело на жене, что в первый момент Ранду показалось, будто его вовсе нет. При этом её наряд не был вызывающим. Просто она так его носила словно на ней соблазнительная ночная сорочка, а главное она прекрасно осознавала, что все смотрят на нее с восхищением. Мужчины, женщины, сам Ранд…

В каждом движении Марианны сквозила грация. В каждой улыбке — очарование. От этого только сильнее злило, что улыбается она не ему. Зато сам Ранд мог смотреть только на нее. Она приближалась, а у него кровь шумела в ушах, и сердце колотилось в районе горла. Впервые его парализовало от волнения. Кажется, подойдет, и у него случится разрыв сердца. Никогда ничего подобного он не чувствовал.

А потом был танец и абсолютно немыслимый внезапный выброс магии света. Почему его магия так реагирует на Марианну? Ранд ни разу не слышал о подобном.

Он встречал супругов с магической совместимостью. Это редкость, но все же они бывают. Ничего похожего у них нет. Магия не сходит с ума просто от присутствия пары рядом. Почему же его так странно себя ведет?

Это была первая загадка. Вторая касалась личности самой Марианны. Она умудрялась сочетать в себе несочетаемое. Все, что Ранд знал о ней, говорило о порочности, лживости и наглости девушки. Но вела она себя при этом совершенно иначе.

Краснела и смущалась, ловя на себе его откровенные взгляды. Трепетала в его объятиях во время танца. Прожженные интриганки выглядят не так. Целомудрие не сыграть. Оно либо есть, либо его нет.

Марианна умудрилась переманить на свою сторону Элодию, а та редко ошибается в людях. У младшей сестры врожденное чутье — отголосок магии света, передавшийся от отца. Если Элодия сказала, что Марианна хороший человек, значит, так оно и есть.

А потом случился тот вечер… Ранд услышал музыку еще из холла. Он только вернулся с поездки в столицу. Целый день провел в седле и устал, но вместо того, чтобы отправиться к себе в спальню, пошел на звуки.

Мелодия манила его. Добравшись до малой гостиной, Ранд заглянул внутрь и застыл. Это дивные звуки вылетали из-под пальцев Марианны. Казалось, она творила магию. И сама в этот момент выглядела столь одухотворенной, что он не мог оторвать от нее взгляд.

Ранд попросил её сыграть еще. Ему нравилось её слушать, но еще больше ему нравилось смотреть, как она играет. Как дрожат её ресницы, как быстро бегают пальцы по клавишам. Как приподнимаются уголки губ в улыбке, когда она легко берет сложный аккорд.

Он любовался собственной женой и получал истинное наслаждение от созерцания. Пришлось признать, что симпатия к Марианне никуда не делась. Да, он злится на нее. Не понимает её мотивов, обвиняет в подлоге и лжи, но в то же время ему комфортно в её обществе.

Еще раньше Ранд задумался, что, наверное, в прошлом Марианны не все так безобидно. Тот ребенок вполне мог оказаться плодом насилия. Недаром девочку скрывают. Жена так и не призналась ему, что у нее есть дитя, хотя он давал ей шанс и не единожды.

За этим он и ездил в столицу. Ранд начал расследование. Он собирался выяснить правду о прошлом Марианны и разобраться, наконец, что она за человек. Для него это было крайне важно.

Но что-то пошло не так. За какую бы нить прошлого жены Ранд не тянул, она рано или поздно обрывалась.

О Марианне Ка’Эль известно до странного мало. Лишь то, что она единственная дочь графа Ка’Эль, а её матерью была его погибшая в молодости супруга. Кажется, из рода баронетов.

Но Ранд так и не нашел оставшихся в живых родственников матери. Вся её семья погибла в результате несчастного случая — лошади понесли, и карета перевернулась.

К самому графу было не подобраться. Он окружил себя и свое поместье непроницаемой стеной молчания. Нанятый Рандом дознаватель вернулся ни с чем. Слуги отказывались говорить с ним даже за приличное вознаграждение.

— Неужели граф так хорошо им платит, что они насколько ему верны? — поразился Ранд.

— Не думаю, что дело в количестве монет, — поделился подозрениями дознаватель. — Я увидел в их глаза не верность, а страх.

О ребенке, естественно, тоже ничего не удалось выяснить. Той девочки, которую Ранд случайно видел в саду, как будто вовсе не существовало. Но он знал, что она не была галлюцинацией.

Ранд зашел с другой стороны. Попытался разыскать ту самую повитуху, что осматривала Марианну на предмет невинности. Но выяснил лишь то, что она покинула пределы королевства и отбыла в неизвестном направлении.

Это уже больше, чем просто странность. Такое поведение повитухи вызывало подозрения. С какой стати женщине её возраста менять уважаемую и хорошо оплачиваемую должность на сомнительные блага где-то в другом государстве? Нет, что-то не вязалось.

Но в одном Ранд был уверен — если он заговорит об этом с Марианной, она будет все отрицать. Поэтому он не торопился посвящать её в результаты своего расследования. Пока просто наблюдал, присматривался к жене.

Он говорил себе, что проводит с ней больше времени, чтобы раскрыть её тайны, но в глубине души знал, что причина в другом. Ему нравится собственная жена. Это чувство росло и крепло день ото дня. И он понятия не имел, что с этим делать.

Глава 22. Бетси

После сеанса музицирования наши отношения с Рандором не превратились в идеальные. За такой короткий срок невозможно перейти от ненависти к любви. Мы застряли где-то посередине. Но муж хотя бы перестал меня избегать. Мы разговаривали, даже прогулялись пару раз вместе по саду. Это был огромный шаг вперед. Но хватит ли его для моей цели? Вскоре мне предстояло это выяснить.

До отъезда Рандора осталось меньше недели. Я все чаще вздыхала, изображая грусть от предстоящей разлуки. Мне даже особо притворяться не пришлось. Кажется, я действительно буду скучать по мужу.

За три дня до отъезда я решилась на тот самый разговор. Мы снова отправились на прогулку в сад. Шли по усыпанной гравием дорожке между цветущими кустами роз. Их сладкий аромат кружил голову. Такая романтическая обстановка — то, что надо для серьезного разговора.

— Ты скоро уедешь, — сказала я, вздохнув наверное в тысячный раз. — Я буду ужасно тосковать.

— Это мой долг, — ответил Рандор, — защищать королевство. Но я буду приезжать. Раз в месяц каждому рыцарю дают несколько дней, чтобы повидаться с семьей.

Я обхватила себя руками за плечи. Тяжелая все-таки судьба у светоносцев. Вся жизнь сплошная война с хмарами. А хуже всего, что они не выбирают свое будущее. Родился с магией света — значит, будешь служить на заставе. Это редкий дар, каждый рыцарь на счету. Я уже не говорю о том, что они частенько гибнут, защищая королевство. Поэтому рыцарей всегда не хватает.

Резко остановившись, я повернулась к Рандору.

— Возьми меня с собой, — попросила. — Хотя бы в первый раз. Я не хочу расставаться. Не сейчас, когда мы только начали сближаться. Я боюсь, что в разлуке, ты забудешь обо мне.

— У меня не настолько короткая память, — усмехнулся Рандор.

— Я серьезно. Хочу поехать с тобой. Это ведь не запрещено, я узнавала. Иногда рыцари берут с собой жен к заставе, и они живут вместе с мужьями в приграничном поселке.

— Об этом не может быть и речи, — категорично заявил Рандор. — У заставы слишком опасно.

— Ты волнуешься за меня?

— Представь себе, да. И давай закончим на этот разговор. У меня еще много дел перед отъездом.

Рандор ушел, оставив меня одну среди роз. Итак, у меня наметилась серьезная проблема. Мужчину, избегающего жену, можно очаровать и склонить на свою сторону. Но рыцаря света, защищающего даму, никакими силами не переубедить.

Я проиграла. Пора это признать.

Вернувшись в свою комнату, я наткнулась на Бетси. Она сразу поняла по моему лицу — что-то не так.

— Ты попросила взять тебя к заставе, и он отказался, — сделала она вывод.

— Он оберегает меня.

— Нам-то что с того? К Темному морю ты попадешь только с мужем. Посторонних и близко не подпускают. Похоже, настало мое время.

— О чем ты? — насторожилась я.

— Я уже говорила, что я здесь не для того, чтобы тебе прислуживать. Граф отправил меня с тобой из-за моего дара.

— Внушения? Но твой дар настолько слаб, что ты едва справляешь с Лидией. Тебе не под силу внушить герцогу взять меня к заставе.

— Внушить нет, но есть другой способ.

Бетси присела на корточки рядом с моей кроватью. Под ней мы хранили тот самый саквояж с прощальными подарками графа. Я не открывала его со времен бала, втайне надеясь, что он больше не пригодится. Но судьба распорядилась иначе.

— Разводи огонь в камине, — велела Бетси.

— Мы будем варить экстракт? — спросила я и получила в ответ кивок. — Какой именно?

Я заранее знала — чтобы не сказала Бетси, мне это не понравится. И все равно вздрогнула от её следующих слов:

— Мы сделает отраву для воли, и ты напоишь ею мужа.

Отрава для воли — сильнейший экстракт. Его главный ингредиент — магия внушения. Та самая, что есть у Бетси. Для создания экстракта не обязательно обладать сильным даром. Теперь понятно, почему граф так дорожит этой девушкой. Она — ходячий сосуд с нужной ему магией.

Это был ужасный план. Мне не нравилась сама мысль, что придется отравить Рандора. Чем бы то ни было. Но я была вынуждена признать, что других вариантов не осталось. Муж четко дал понять, что по собственной воле не возьмет меня к заставе. Десять минут это ведь не так страшно? Я позабочусь, чтобы он сильно не пострадал.

Торги с совестью приходили тяжело, но, в конце концов, у меня не было выбора. Последний разговор с графом четко дал понять — он настроен решительно. За мои ошибки будет расплачиваться ребенок.

Следующие несколько часов мы трудились над основой для экстракта. В саквояже нашлись все необходимые компоненты. Граф знал, что пригодятся. Не очень-то он полагался на мою способность очаровать герцога.

Экстракт ужасно чадил, и я открыла окно нараспашку, пока на запах не сбежался весь дом. К счастью, вонь была не такой резкой, как в прошлый раз — другие ингредиенты. Плюс Бетси добавила ароматных трав для маскировки. Все же мне предстоит напоить этим Рандора. Если он почует подвох, то ничего не получится.

Наконец, основа экстракта была готова, и мы сняли котелок с огня. Настала пора добавить магию Бетси.

В потайном отделении саквояжа я нашла ритуальный крис и передала его Бетси. С его помощью она вскрыла себе магические жилы на запястье, как недавно это делал граф.

У магии Бетси был серый цвет. Я смотрела, как несколько её капель падает в котелок, и думала — моя магия выглядит также? Ни разу мне не доводилось резать свои магические жилы. Граф берег мою силу поисковика.

Раздалось характерное шипение. Жидкость пошла пузырями и стала прозрачной. Теперь она была без цвета и запаха. Идеально для отравы. Выпьешь и не заметишь.

— Видишь, я намного полезнее тебя, — не упустила Бетси шанса похвалиться.

— Только до тех пор, пока в тебе есть магия, — опустила я её с небес на землю. — Но такими темпами ты очень быстро её растратишь.

Она фыркнула и указала на кольцо на моем пальце:

— Давай его сюда.

В последний раз в нем хранился порошок для отбивания нюха у ищеек. После этого я тщательно почистила кольцо и носила его на всяких случай. Пусть другие привыкают, что оно всегда на моем пальце, а я в случае чего использую его в новых целях.

Вот и пришло его время. Я сняла кольцо и протянула его Бетси. Открыв потайное отделение под камнем, она налила туда отраву для воли. Поместилось немного, но этого хватит.

Бетси вернула мне кольцо и сказала:

— Теперь слушай внимательно. Ты должна сделать все правильно с первого раза. Подольешь отраву в напиток герцога. Неважно, что это будет. Сгодится, что угодно. Чай, вино, вода. Он все равно ничего не почувствует. После того, как герцог выпьет отраву, подожди секунд тридцать, пока она подействует. Потом у тебя будет десять минут, не больше. Ты должна громко и четко попросить его о том, чего хочешь. В твоем случае о том, чтобы он взял тебя к заставе. Отрава заставит его подчиниться. Даже после того, как её действие закончится, герцог не изменит свое решение. Он будет уверен, что сам его принял. Все поняла?

Я кивнула. На первый взгляд все элементарно. Но, направляясь тем вечером в спальню мужа, я не могла предположить, чем все обернется.

Глава 23. Отрава для воли

Пока шла в спальню Рандора, много о чем думала. В первую очередь о том, как нехорошо поступаю с ним. Меня банально мучила совесть. Это было ужасно некстати! Я должна предвкушать воссоединение с сестрой, а не переживать о практически постороннем мужчине.

Кольцо с отравой жгло палец. Конечно, это лишь мое разыгравшееся воображение, но все равно отчаянно хотелось сорвать его с руки и отшвырнуть подальше. Я стиснула пальцы в кулак, чтобы не поддаться искушению.

Этим кулаком в итоге и постучала в дверь спальни Рандора, втайне мечтая, чтобы проклятое кольцо разбилось, и отрава разлилась. Но нет, камень попался крепкий. Наверняка заговоренный магией.

Я ждала недолго. Дверь распахнулась, и мы с мужем оказались лицом к лицу. Увидев меня, Рандор нахмурился. Он опять не посторонился, чтобы впустить меня. Так и стоял на пороге, загораживая проход.

Надо было как-то объяснить свой приход, так что я сказала:

— Мы сегодня повздорили, и это не дает мне покоя. Ты уезжаешь через три дня. Не хочу, чтобы мы расстались в ссоре. Позволишь войти?

Рандор окинул меня взглядом с головы до ног. Не заметив ничего подозрительного, он посторонился и взмахнул рукой, приглашая. Что ж, первый этап плана выполнен — я в святая святых.

— Я и сам собирался поговорить с тобой завтра утром, — признался Рандор, закрывая за мной дверь. — Но ты меня опередила.

— Я бы не уснула, если бы мы не помирились. Все бы лежала и думала об этом, — объяснила я свое нетерпение.

На самом деле, отрава для воли имеет срок годности. Через пару часов вся магия из экстракта улетучится, и он будет бесполезен. Его надо использовать сейчас.

— Мне тоже не нравится наша ссора, но ты должна понимать, что женщинам нечего делать у заставы. Те, кто привозят туда жен, поступают безответственно. Трудно представить более опасное место в королевстве.

Я кивнула. Его позиция ясна. Я даже уважаю её, он беспокоится обо мне. Но я как раз буду в очень большой опасности, если не попаду к заставе. Хмары, конечно, жуткие твари, но Рандор незнаком с графом. Он превосходит любого монстра. Нет ничего страшнее чудовища, наделенного умом.

— Я понимаю, — сказала, — и согласна с твоим решением. Буду, как полагается жене, ждать возвращение мужа дома.

— Я рад, что мы пришли к согласию, — Рандор улыбнулся.

Засмотревшись на мужа, я на краткий миг забыла, зачем собственно пришла. А, вспомнив, дала себе мысленного пинка. Мужчина улыбнулся, и я уже поплыла. Да что со мной? Мне надо думать о себе и сестре. Этот улыбчивый парень снесет мне голову своим рыцарским мечом, едва узнает, что я из другого мира.

— Отметим примирение? — предложила я, указав на графин с вином.

Прозвучало так себе. Боже, надеюсь, Рандор не подумает, что я алкоголичка и ищу любой повод выпить.

Но, видимо, он посчитал, что я нервничаю и хочу расслабиться. Все-таки первый раз в спальне мужа.

— Разумеется, — кивнул он.

— Я налью, — направилась я к столику, где был графин. — Позволь мне поухаживать за тобой.

Со стороны выглядело так, будто я подлизываюсь к мужу. Хочу угодить и все такое. Возможно, в душе Рандор смеялся над моими жалкими попытками наладить отношения, но мне было все равно. Я просто хотела перелить отраву в его бокал.

Я уже была возле столика, когда он сказал:

— Нет уж, это ты моя гостья. Я все сделаю сам.

Ненавижу джентльменов! Их благородные порывы вечно не вовремя.

Рандор лишил меня шанса подлить отраву в его бокал. Но у меня была пара секунд, пока он не подошел, на то, чтобы добавить содержимое кольца в графин с вином. Второго шанса не будет. Я не медлила и почти не думала. Просто сделала это.

Открыла кольцо, опрокинула его над графином и тут же захлопнула. Вот и все, дело сделано. Отрава в вине. Только, похоже, мне придется выпить её вместе с мужем. По закону подлости к отраве у меня нет иммунитета. Это слишком редкий экстракт. Даже граф не мог позволить себе тратить его на то, чтобы я к нему привыкла.

Рандор ничего не заметил. Потеснив меня от столика, он разлил вино по бокалам и протянул мне один. Я взяла его со вздохом. Десять минут — не так уж долго, верно? Будем надеяться, у мужа не возникнет неожиданных просьб ко мне.

— За примирение! — произнесла я тост и приподняла бокал. Здесь не принято чокаться.

— За примирение, — согласился Рандор.

Он первым поднес бокал к губам. Я следила за ним, не отрываясь. Моргнуть и то боялась.

Рандор сделал хороший такой глоток, и я начала про себя отсчет тридцать секунд. Сейчас отрава для воли распространится по телу и подействует.

Но теперь муж смотрел выжидающе на меня. Я ведь так и не отпила из своего бокала. Это выглядело странно — сама предложила и сама же не пью. Пришлось пригубить вино. Впрочем, размер глотка не имел значения. Отрава все равно попала в мое тело. Это все-таки магия, достаточно микроскопической её частицы, чтобы она сработала. Если в последующие после этого десять минут Рандор о чем-нибудь попросит, я не смогу отказать.

Итак, мы оба отравлены. Что дальше?

Я поставила бокал на столик и произнесла:

— Уже поздно. Мне, наверное, лучше вернуться к себе.

— Как тебе будет угодно, — ответил Рандор.

Я опасалась задерживаться в спальне мужа дольше положенного. Особенно теперь, когда во мне отрава. Сейчас мне лучше запереться в своей комнате, чтобы никто, ни одна живая душа не смогли на меня повлиять. А свое пожелание для Рандора я успею озвучить перед уходом.

Я направилась к двери, отсчитывая про себя секунды до того, как отрава сработает. Несколько уже прошли, но далеко не все.

Пятая, шестая секунда… как же стучит сердце. Того и гляди, выпрыгнет из груди.

Десятая, одиннадцатая… я иду к двери, но почему-то ужасно хочется остаться. Или хотя бы обернуться и посмотреть на Рандора. Он так и застыл возле столика. Смотрит мне в спину. Я чувствую. Как будто ждет чего-то.

Пятнадцатая, шестнадцатая… я боюсь, что он меня остановит, и хочу этого. Совсем запуталась.

Двадцатая пятая… я уже рядом с дверью. Еще пять секунд. Опускаю ладонь на ручку. Нарочно медлю, тяну время, продолжая считать про себя.

Тридцать. Вот оно. Час иск настал, отрава для воли подчинила нас. Сейчас самое время озвучить свое пожелание.

Но я не успеваю ничего произнести, даже обернуться. Рандор меня опережает.

— Не уходи, прошу, — говорит он.

Я замираю. Ладонь соскальзывает с ручки. Конечно, теперь я останусь. Он ведь этого пожелал.

Я закрыла глаза и прижалась лбом к прохладному дверному полотну. Попалась. В собственную ловушку. Это даже смешно.

За спиной раздались шаги. Рандор приблизился и встал позади меня.

— Посмотри на меня, пожалуйста, — снова попросил он.

Вежливо, но мне от этого нелегче. Прямо сейчас я ни в чем не могу ему отказать.

Я повернулась и, запрокинув голову, взглянула в лицо мужа. Он стоял совсем близко. На расстояние, которое принято считать неприличным. Посторонние люди никогда настолько не сближаются. Но мы ведь не чужие? Нет, мы муж и жена. Кажется, Рандор именно сегодня внезапно об этом вспомнил. Не очень-то вовремя.

— Ты для меня загадка, Марианна, — он протянул руку и коснулся пальцами моей щеки. — Хотел бы я знать всю правду о тебе.

Я едва не взвыла. Не вздумай просить меня все тебе рассказать! Не смей этого делать! Ведь если ты прикажешь, я так и поступлю, а потом… О, потом ты скорее всего отведешь меня на эшафот и отрубишь мне голову, а моя сестра так и останется до конца своих дней прислуживать деспоту.

Но, даже паникуя, я не могла сдвинуться с места. Отрава все еще действовала. Проклятые десять минут только начались.

— Возможно, однажды ты мне все расскажешь, — произнес Рандор. — Когда сама захочешь.

Я чуть не разрыдалась от облегчения. Нет, я все-таки обожаю джентльменов и их благородство.

Но Рандор, как и любой мужчина, был не идеален. Когда он озвучил свою следующую просьбу, я даже испугалась, что он понял про отраву. Уж слишком идеально все совпало.

— Поцелуй меня, — сказал он.

Что я могла поделать? Отказать мне было не под силу.

Повинуясь чужой воли, я потянулась к губам Рандора. Впервые сама целовала мужчину. В моей жизни вообще было не так уж много поцелуев. Первый с Мишкой из параллельного класса. Слюнявый и противный он надолго отбил у меня охоту целоваться.

Парочка с молодым помощником конюха из поместья графа. Он ухаживал за мной и даже собирался помочь сбежать. Поцелуи были ничего, но вскоре парень пропал, и в глубине души я знала, кто в этом виноват. Больше я ни с кем не сближалась, опасаясь за их жизни.

Четвертый поцелуй состоялся с герцогом в день свадьбы, и он намного превосходил весь мой прошлый опыт. Так меня еще никогда не целовали.

И вот сейчас мои губы в пятый раз коснулись мужских. Совсем легко, едва ощутимо. Более целомудренный поцелуй трудно вообразить.

Но даже столь невесомое прикосновение отразилось на Рандоре. Он судорожно вздохнул и вдруг обхватил мой затылок ладонью, одновременно второй рукой за талию привлекая меня к себе. Я опомниться не успела, как очутилась в капкане его рук. Невероятно сильных и вместе с тем удивительно нежных. Тех самых рук, в которых полыхает меч света. Окропленных кровью моих соотечественников. Думала ли я тогда об этом? Нет, я таяла в объятиях мужа.

Рандор углубил мой несмелый поцелуй, напитал его огнем и страстью. Раскрыл мои губы, проник внутрь языком, лаская и терзая рот.

А что же я? А я полностью растворилась в этом поцелуе, в новых для меня ощущениях. Отвечая на него со всех горячностью, на какую была способна. Я так увлеклась, что совершенно забыла о том, зачем вообще пришла в спальню Рандора. Отрава для воли? Нет, не слышала о такой.

Но минуты, между тем, шли. Время неумолимо уходило, еще немного и отрава перестанет действовать. А мы все целовались.

Не знаю, чем бы все закончилось, не прерви сам Рандор поцелуй. Нам обоим надо было перевести дыхание.

Когда его губы оторвались от моих, разум вернулся ко мне не сразу. Сперва в голове стоял приятный шум при полном отсутствии мыслей. Я просто дышала полной грудью, наслаждаясь пережитым мгновением близости.

И лишь спустя несколько секунд меня прострелило — отрава! её действие заканчивается, а так и не попросила Рандора взять меня с собой.

Одновременно я подумала — а что если попросить о чем-нибудь еще? Искушение было велико. Я могла озвучить какую угодно просьбу. Рандор бы не отказал. Что мне стоит отправить его на битву с графом? Пусть поубивают друг друга, а я приду и заберу Лидии.

Но я не могла так отвратительно поступить с Рандором. Не могла и все тут. Он не обязан платить кровью за мои проблемы. Но главное, впутывая Рандора в эти разборки против его воли, я бы сама поступила как граф — решила проблему чужими руками. Я призирала отчима за это, уподобляться ему не было никакого желания. Пусть Рандор просто отвезет меня к заставе и живет своей жизнью. Так будет честно по отношению к нему.

Сосредоточиться на деле было ужасно трудно. Еще и Рандор мешал — его пальцы нежно поглаживали мой затылок, посылая по телу орду мурашек.

Но я, сцепив зубы, умудрилась взять себя в руки и произнести:

— Возьми меня с собой к заставе.

Рука мужа на моем затылке дрогнула, и я испугалась, что упустила момент. Все, отрава выветрилась из крови Рандора. Бетси меня убьет, а граф воскресит и снова убьет более жестоким способом. Да я чуть сама не погибла на месте от страха!

Спас меня Рандор, кивнув:

— Хорошо. Ты поедешь со мной.

От облегчения я ощутила слабость и обмякла в руках Рандора. Он трактовал это по-своему, решив, что так на меня подействовал поцелуй.

— Ты устала, — сказал он, снова осторожно погладив меня по щеке. — Возможно, я прошу слишком много и сразу. Не будем торопиться.

Я судорожно кивнула. Естественно, со счета я сбилась и теперь не знала — действует сейчас отрава или она выветрилась сразу после того, как Рандор согласился с моей просьбой. Проверять в любом случае не хотелось. Мало ли что еще попросит муж.

— Я лучше вернусь в свою комнату, — пробормотала я, нащупав дверную ручку за своей спиной.

Рандор не пытался меня задержать, хотя чувствовалось, что отпускает неохотно. Но с меня точно на сегодня хватит. Сейчас не подходящее время для объяснений насчет моей невинности, а, если у нас все зайдет слишком далеко, то этого разговора не избежать.

Прежде чем вернуться к себе, я еще минут пять гуляла по коридору, чтобы отрава окончательно испарилась из моей крови. А то еще Бетси пожелает чего-нибудь… брр.

Глава 24. Переход

Три дня пролетели как один миг. И я, и Рандор были заняты подготовкой к отъезду. На сборы уходило все свободное время, а вечером я едва держалась на ногах от усталости.

Мы с мужем почти не виделись. Разве что на совместных завтраках и ужинах, когда Рандор бросал на меня многозначительные взгляды.

Новость о том, что я еду с ним к заставе, произвела фурор. Каждый отреагировал по-своему. Свекровь с Сабиной приуныли. Для них мой отъезд с Рандором означал, что я действительно важна для него. Раз он даже ненадолго не может со мной расстаться. Из навязанной жены я превратилась в полноценную супругу.

Зато Элодия искренне радовалась за меня и даже, по её собственному признанию, немного завидовала.

— Ты побываешь у заставы, увидишь стены света и даже, может быть, живую хмару, — вздыхала она. — Большинство проживают всю жизнь, так ни разу там не побывав.

— Да уж, мне повезло, — я старалась, чтобы дрожь в голосе не выдала меня. Не очень-то я горела желанием отправиться под бок к хмарам, а потом и вовсе в их логово.

И вот настал тот самый день. День нашего отбытия к заставе. Утро началось с новостей.

— Я с тобой не поеду, — заявила Бетси. — Свою часть миссии я выполнила, дальше ты сама.

— И почему я не удивлена? — хмыкнула. — Рисковать жизнью ты, конечно, не станешь.

— Уж точно не ради тебя.

Я стиснула кулаки и медленно выдохнула через сжатые зубы. Нельзя ссориться с Бетси. Она вернется в поместье графа и снова будет присматривать за Лидией. Еще не хватало, чтобы она отыгралась на ней.

— Передавай графу от меня привет, — буркнула я.

— Непременно, — важно кивнула Бетси.

На этом мы расстались. Я не очень огорчилась по этому поводу. Бетси была как камень на моей шее, и вот я, наконец, от него избавилась. Какое облегчение! Уж лучше одной, чем с такой компаньонкой.

Я позавтракала у себя в комнате. Надела свое самое удобное платье и спустилась в холл, где уже стоял багаж. Саквояж с артефактами от графа я принесла лично. Он мне еще пригодится. Без него за Темным морем делать нечего.

— Ты готова? — Рандор уже ждал меня.

— Насколько это вообще возможно, — улыбнулась я.

Муж протянул мне руку, и я вложила в нее ладонь. Что удивительно, Рандор повел меня не на улицу, а куда-то вглубь дома. Когда мы миновали жилые комнаты и добрались до дальнего крыла, я догадалась, куда мы идем.

Темное море — крайняя западная точка королевства. Добираться туда довольно долго. В экипаже недели две, не меньше. Но, похоже, Рандор решил сократить дорогу, а именно воспользоваться порталом.

В домах некоторых аристократов были оборудованы порталы. Обычно под них отводили целую комнату. Но создать и поддерживать портал — дорогое удовольствие. К тому же каждый портал настроен на какую-то одну точку. Через него можно путешествовать только туда и обратно. Хочешь несколько точек выхода — делай несколько порталов. Так и разориться недолго.

Но, если аристократ часто перемещается в одно и то же место, это имеет смысл. Например, как Рандор. Он то и дело отправляется к заставе. Такой мгновенный переход необходим рыцарю света. В случае нападения хмар он может мгновенно оказаться на месте боя. Не удивлюсь, если портал в доме герцога поддерживается за счет королевской казны.

До этого я всего однажды проходила через портал, и он был намного мощнее. Он вел не просто из одного места в другое, а из моего мира в Ксандор. То путешествие мне не понравилось. Нас штормило, все вокруг кружилось и мелькало, Лидия вопила во все горло у меня на руках. Это был сущий кошмар. Надеюсь, в этот раз будет лучше.

Мы добрались до цели — белой двери, и Рандор открыл её передо мной. За ней была пустая комната. Только в её центре на полу золотом переливались знаки портала. Естественно, он был настроен с помощью магии света. Мне следовало догадаться.

— Не бойся, — Рандор заметил, что я замешкалась. — Это не больно. Ты почти ничего не почувствуешь.

Я кивнула. Выбора у меня все равно нет.

Первым в портал вошел служка, нагруженный нашими вещами. Он просто шагнул в круг и пропал. Только знаки на полу вспыхнули ярче. Настал наш черед.

Мы с Рандором вошли в круг рука об руку. Я нервно стиснула его локоть и зажмурилась. Но муж не обманул — переход прошел легко и безболезненно. Это вам не межмировое пространство пересекать.

Когда я распахнула веки, то увидела перед собой поле — портал находился прямо на улице. Неподалеку стояли одноэтажные деревянные домики. Это поселение у заставы — догадалась я. По местным меркам это была практически походная жизнь. Женщин сюда не затащить, а я сама рвалась.

И хотя отсюда не было видно море, я ощущала его запах. Значит, оно довольно близко, как и моя цель.

Первая часть плана выполнена — я добралась до Темного моря. Теперь надо придумать, как переправиться на остров Хаоса, но для начала разведать обстановку.

Глава 25. Застава

Едва мы вышли из портала, как к нам приблизился мужчина в военном камзоле. В руках у него было что-то похожее на печать.

— Ваше светлейшество, мадам, — приветствовал он нас. — Позвольте ваши ладони.

Первым руку протянул Рандор, а я с интересом наблюдала за происходящим. Военный как будто поставил печать на тыльной стороне его ладони. Кажется, это не больно.

— Метка необходима, — пояснил Рандор, когда настала моя очередь. — Только те, у кого она есть, имеют право находиться у заставы. Это позволяет вычислять нарушителей.

Теперь я понимала, почему на заставу не пробраться тайком. Наверняка территория окружена чем-то вроде магического заслона. Но граф и тут не растерялся, нашел решение — выдал меня замуж за рыцаря света.

Военный поставил на мне магическую метку. Я ничего не почувствовала. Все это напоминало ультрафиолетовую печать на входе в клуб в моем мире. Даже светилось также.

После этого нам разрешили пройти дальше, и Рандор повел меня к нашему дому. Он был больше других, с высоким крыльцом и покатой крышей. Этакий дачный домик. Только огорода вокруг не хватает.

Наши вещи еще не разгрузили до конца, а я уже пристала к Рандору с просьбой показать мне заставу. Я надеялась, он возьмет на себя роль экскурсовода. В одиночку здесь разгуливать так себе идея. Еще решат, что я шпион и повяжут. Между прочим, будут недалеки от истины.

Но Рандор как всегда нарушил мои планы. Мы хоть раз в чем-нибудь сойдемся? Желательно без отравы для воли.

— Застава не место для прогулок, — заявил муж. — Ничего интересного ты там не увидишь, поверь. К тому же я должен заступить в дозор. Моя смена продлится сутки. Придется тебе самой обустраиваться на новом месте.

— Очень жаль, — я сделала вид, что расстроена разлукой. Но она, между тем, была мне на руку.

Рандор не хочет брать меня к заставе? Ничего, сама схожу. Как говорится, муж за порог, а жена со двора. Он же не думал, что я буду сидеть дома, смотреть в окно и ждать его возвращения? Тогда он слишком плохо меня знает.

Но экскурсию по дому Рандор все же провел. Мне здесь сразу понравилось. В доме уютно пахло деревом. Он напоминал наши срубы. Крыльцо-веранда, гостиная, спальня с гардеробной и умывальня — вот и все богатство.

По меркам аристократов настоящая походная жизнь. Кухни и той нет. Все потому, что еда готовится слугами на общей кухне и разносится по домам в одно и то же время. Удобно, ничего не скажешь.

Меня устраивало все, кроме одной спальни с единственной пусть и большой кроватью. Кажется, на меня тут не рассчитывали. Или наоборот очень даже рассчитывали, но не в плане сна. Эта кровать была жирным таким намеком, что пора мне уже выполнить супружеские обязанности. Признаться, она заставляла меня нервничать и думать совсем не о деле.

— Располагайся, — сказал Рандор. — Служка поможет тебе разложить вещи в гардеробной, а мне надо идти. Я вернусь завтра вечером.

— Будь осторожен, — вырвалось у меня.

Рандор улыбнулся:

— Не переживай. Уже завтра вечером я вернусь к тебе. Мне теперь есть ради чего беречь свою жизнь.

Я моргнула. Почудилось или это намек на чувства? Наверное, я могла уточнить, Рандор бы ответил, я откуда-то точно это знала. Но я побоялась.

Одно дело, предать практически чужого равнодушного к тебе мужчину. Другое, того, кто любит и доверяет. Такое вдвойне тяжелее. Поэтому лучше не знать…

Я проводила мужа до крыльца и смотрела ему в спину до тех пор, пока он не скрылся за поворотом. После тряхнула головой, прогоняя мысли о нем. Что толку думать, надо действовать. На все про все у меня остаток сегодняшнего дня и ночь. Все из-за этой проклятой кровати.

Признаться, я её боялась. Меня пугала не сама близость с мужем, а её последствия. Рандор не дурак, он поймет, что я все еще невинна и начнет задавать вопросы. Если их будет слишком много, и я не смогу на них ответить, он просто отправит меня обратно в поместье. И накроется медным тазом (а точнее моей девственностью) весь план по добыче Венца тьмы.

Этого мне граф точно не простит. Он ясно дал понять, что от досадной помехи в виде девственной плевы я должна избавиться до ночи с мужем. А как именно, это уже мои проблемы.

— Я прогуляюсь, — сказала я служке, — а ты пока займись гардеробом. К ужину вернусь.

Получив в ответ заверение, что все будет сделано в лучшем виде, я спустилась с крыльца. Куда идти вопроса не возникло. Естественно, в ту же сторону, в которую ушел Рандор. Застава, по всей видимости, там.

Поселок рыцарей располагался примерно в пятнадцати минутах ходьбы от заставы. Но я увидела её, едва дома закончились. Больше ничего не загораживало обзор, и она предстала передо мной во всем своем великолепии. А посмотреть было на что.

Первой бросилась в глаза стена. Не какая-то там кирпичная, а магическая. Полупрозрачная, похожая на мембрану, золотая стена магии света. Она переливалась и искрилась на солнце, поднимаясь высоко в небо. Гораздо выше человеческого роста, выше домов и даже выше приграничных башен, что стояли по всему побережью. А те были высотой с пятиэтажное здание, не меньше.

Я читала об этой стене. Она призвана сдерживать хмар, которым магия света причиняет невероятную боль. Пожалуй, она — единственное, чего они боятся. Но это не значит, что хмары при желании не могут прорваться через стену. Будь это так, нападений на королевство не случалось бы.

Граф рассказывал, как все происходит — хмары, сбиваясь в большие стаи, подплывают к заставе и бросаются прямиком на стену. Первые, кто с ней соприкасается, гибнут. Но хмарам не ведом страх, у них не развит инстинкт самосохранения. Все, что им известно — это жажда убивать.

Все новые и новые хмары кидаются на стену до тех пор, пока в ней не появляется брешь. И вот тогда поток чудовищ устремляется прямиком в королевство.

Сдерживать подобные атаки — обязанность рыцарей света. Именно их магия создает и поддерживает стену. Изо дня в день рыцари идут в дозор, поднимаются на смотровые башни, следят за островом и подпитывают стену своей магией. Это и так тяжелая выматывающая работа, а уж если нападут хмары…

При этой мысли я ощутила смутную тревогу, но не за себя, а внезапно за Рандора. За его жизнь и безопасность. Хотя вообще-то это мне предстоит отправиться на остров Хаоса и нос к носу столкнуться с самыми ужасными чудищами Ксандора.

— Могу я спросить, куда вы идете?

Я вздрогнула от незнакомого голоса, ворвавшегося в мои мысли. Кажется, обращались ко мне.

Обернувшись, увидела своего ровесника — парня лет двадцати. Рыцарь света — определила по цвету радужки и военной форме. Рандор, уходя сегодня в дозор, облачился так же — светлые бриджи с камзолом и ноль оружия. Светоносцам ни к чему таскать на поясе несколько килограммов железа. Их меч и так всегда при них.

— Меня зовут Марианна Ал’Ордэн, — представилась. — Я жена…

— Герцога! — закончил за меня фразу рыцарь. — Слухи о его скоропалительной женитьбе дошли и до нас. Поздравляю.

Было бы с чем. Я вздохнула и спросила:

— А кто вы?

— Виконт Уолт Бэ’Йли к вашим услугам, — поклонился он. — Но что вы делаете у заставы, леди Марианна? Да еще одна.

— Вышла прогуляться и сама не заметила, как добралась сюда. Стена заворожила меня, — призналась я. — Я просто не могла оторвать от нее взгляд.

— Да, когда видишь её в первый раз, это производит впечатление.

— Может, вы покажите мне, как здесь все устроено, виконт? — я кокетливо улыбнулась. — А то муж, едва приехав, заступил в дозор, и я осталась совершенно одна в незнакомом месте.

Парень засомневался. Наверняка есть инструкция, запрещающая кому попало ходить у стены. Но я все же была женой командира, плюс молодость виконта сыграла в мою пользу. Чутье подсказывало — он недавно у заставы и еще не встречался с хмарами, а потому довольно беспечен.

— Разумеется, — кивнул в итоге виконт. — Я с радостью буду вашим провожатым.

Вдвоем мы без проблем прогулялись до самого Темного моря. Рыцарь света стал моим пропуском. Никто не пытался нас задержать.

Чем ближе мы подходили к морю, тем сильнее ощущался его запах и слышался плеск волн. И вот, наконец, мы стояли у кромки воды. Не голубой и даже не синей, а черной. Недаром море так называется. Казалось, вода в нем отравлена черной магией. Я вообще-то люблю купаться, но тут даже желания помочить ноги не возникло.

Прямо в воде, примерно через два-три метра от берега сияла стена. А еще дальше стояли ладьи с алыми парусами и носом в форме морды дракона. Их бока были полностью покрыты золотом. Это сделано не для красоты, хотя смотрится эффектно. Просто золото наилучший проводник магии света.

Каждая ладья была рассчитана на команду примерно из двадцати человек. Одной мне с ней не управиться. Но вплавь добираться до острова тоже не вариант.

Я на всякий случай уточнила:

— А далеко отсюда до острова Хаоса?

— Несколько часов пути на ладье, — ответил виконт. — Но туда уже сотню лет никто не плавал. Ладьи используются для другого. Они нужны для сражений с хмарами на воде. Когда чудовища нападают, мы выплываем навстречу, чтобы не подпустить их к стене.

С моря налетел ветерок, и я поежилась. Почудилось, он принес не только прохладу, но и зловещее рычание хмар. Я уговаривала себя, что это просто воображение разыгралось, но все же поспешила уйти от воды.

Мы повернули назад, я оглянулась в последний раз на море и заметила несколько лодок дальше у берега. Они были самыми обычными — деревянными. Ни грамма защиты в виде золота.

Виконт увидел мой интерес и пояснил:

— Это рыбацкие лодки. Служки ловят с них рыбу, но не заплывают дальше стены. Это опасно для жизни.

Что ж, видимо, я буду первой, кто выйдет на хлипкой лодке в открытое море.

Глава 26. Тёмное море

Виконт проводил меня обратно до поселка и ушел. В домике ждал полный порядок — разложенные по местам вещи, свежее постельное белье, на обеденном столе теплый ужин.

Первое, что я сделала — отпустила служку. Мне свидетели ни к чему. После я как следует подкрепилась. Путешествие предстоит долгое и трудное. Кто знает, когда в следующий раз доведется нормально поесть.

Затем я достала из гардеробной саквояж графа. Я строго-настрого запретила его распаковывать. Чтобы слуги не совали туда любопытные носы, запечатала саквояж магическим замком. Распечатать его могла только я.

Я перенесла саквояж в спальню, поставила на кровать и открыла. Вот и пришло время даров графа. Посмотрим, что он мне приготовил.

Первым делом я вытащила из недр саквояжа мужскую одежду — сапоги, брюки, рубаху, сюртук. Все моего размера. То, что нужно, для путешествия на остров Хаоса. Не в платье же туда отправляться!

Быстро переодевшись, я изучила остальное содержимое саквояжа. Достала и разложила на покрывале кольцо с голубым камнем, брошку в виде молнии, парочку подвесок, заколки для волос, уже знакомую нитку жемчуга, несколько тонких браслетов.

Некоторые из украшений я видела впервые и понятия не имела, как они работают. Проверять опытным путем их действие было чревато. Во-первых, могу пораниться сама. Во-вторых, истрачу артефакт, а их не так чтобы много. Вот если бы граф был здесь и объяснил принцип их работы…

Я осмотрелась в поисках отражающей поверхности. Идея, конечно, бредовая. Но вдруг? Граф связывался со мной через отражения. Возможно, если я его позову, глядя в зеркало, он меня услышит.

Зеркало я нашла в умывальне. Большое, во весь рост. Заглянув в него, вздрогнула от собственного отражения. Все потому, что не узнала себя. Я уже и забыла, как выгляжу в брюках и насколько в них удобнее, чем в платье.

Заплетя тугую косу, чтобы длинные волосы не мешались, я сосредоточилась на мыслях о графе. У меня не было опыта в подобных вызовах, но я вспомнила, как в детской страшилке из моего мира призывают Пиковую даму. А что, граф сгодится на роль монстра из ужастиков.

— Граф Джофус Ка’Эль, граф Джофус Ка’Эль, граф Джофус Ка’Эль, — трижды повторила я и вгляделась в зеркало. Ничего. Возможно, это работает как-то иначе…

Я повернулась спиной к зеркалу, намериваясь вернуться в спальню, как вдруг сзади послышалось:

— Что это было?

Я аж подпрыгнула. Нельзя же так пугать, в самом деле! Еще немного и я бы погибла от сердечного приступа еще до встречи с хмарами.

Я резко крутанулась на пятках. Из отражения на меня смотрел граф. Так и знала, что у них с Пиковой дамой много общего.

— Я пыталась связаться с вами, — пояснила.

— У тебя получилось. Что дальше? Зачем ты меня звала? — поинтересовался граф.

— Сегодня я отправляюсь на остров Хаоса.

— Отлично, — оживился он.

— Но мне нужна ваша помощь, чтобы разобраться с артефактами. Расскажите, как они действуют.

Естественно, граф согласился помочь. Все же это касалось его. От моего успеха напрямую зависел его собственный. Пожалуй, впервые в жизни он искренне волновался за меня.

Следующие полчаса я по одному показывала графу артефакты, а он объяснял, как ими пользоваться.

Кольцо с голубым камнем могло сделать меня невидимой. Надо только надеть его на палец и повернуть камнем вниз.

В браслетах заключалась жизненная энергия. Они были чем-то вроде энергетика. Сломаешь такой, и он напитает тебя силой на какое-то время. С такими браслетами можно долго обходиться без еды и воды. Очень удобно, не придется тащить с собой продовольственные запасы. Пойду налегке.

Брошь-молния была чем-то вроде ручной гранаты. Брось её во врагов, и она взорвется. Заколки для волос тоже надо метать, но уже более точечно. Попадает такая в хмару, и та свалится, отравленная.

Подвески оказались защитными амулетами для скрытия моего присутствия от хмар. С ними у меня была надежда, что монстры меня не почуют. Но сто процентной гарантии не давали даже они.

— Это самые мощные защитные амулеты, какие только есть, — сказал граф. — Но, если столкнешься с хмарой нос к носу, то не помогут даже они. Так что не попадайся им на глаза.

Я кивнула. Сама не горю желанием встречать с ними лицом к морде.

Разобравшись с работой своего арсенала, я увещала себя украшениями с ног до головы, добавила еще парочку кинжалов на всякий случай и стала похожа на цыганку — браслеты на запястьях звенят, на шее целая гроздь подвесок, на поясе кинжалы. Обычное оружие тоже пригодится. Только юбки, расшитой монетами, не хватает. Этак хмары меня за версту услышат.

— Будь осторожна, — напутствовал меня граф. — Опасайся рыцарей света. Не дай им себя поймать. Посещение острова Хаоса карается пожизненным заключением в темнице.

Я вздохнула. В Ксандоре слишком серьезно относятся к наказаниям. Но не казнят и то ладно. Хотя провести остаток жизни в каком-нибудь темном подземелье так себе перспектива.

Граф щелкнул пальцами, и его изображение пропало. Зеркало снова показывалось меня одну. Это был знак — пора. Как говорится, перед смертью не надышишься.

Часы уже показывали полночь, когда я вышла из домика. Поселок погрузился в темноту — все спали. Но вдоль дорожек были установлены фонари наподобие тех, что в герцогском саду. Идешь, они реагируют на движение и включаются.

Это очень некстати. С фонарями мое передвижение по поселку будет более чем очевидным. Но иного пути нет. Домик окружен ими со всех сторон. Даже из окна незамеченной не вылезти.

Я помялась на крыльце. Выбора нет, придется идти так. Прежде чем спуститься с крыльца, повернула кольцо камнем вниз. Так я хотя бы невидима. Может, подумают, что фонари сломались, и они включаются сами по себе.

Но я замешкалась не только из страха перед фонарями, было ещё кое-что. Мне вдруг пришло в голову, что я, вероятно, больше никогда не увижу Рандора. Если моя миссия провалится, то я погибну. А если все пройдёт успешно, то с острова я отправлюсь сразу к графу. Возвращаться в поселение рыцарей будет опасно. Тем более с Венцом тьмы.

На секунду мелькнула шальная мысль — что если отложить поездку на остров и побыть еще немного с мужем? Я передернула плечами. Возьми себя в руки, Маша! Несколько дней все равно ничего не изменят.

Я вышла на дорожку и замерла. Ближайший фонарь уже должен был сработать, но на улице по-прежнему было темно. Осмелев, я сделала еще несколько шагов. И снова ничего. Только руке, на которой было кольцо невидимости, вдруг стало тепло.

Я посмотрела на руку и увидела, что голубой камень едва заметно светится. Отлично, кольцо не только делает меня невидимой, но и скрывает от магии. Фонари мне не страшны.

Я двинулась прямиком к заставе. Несмотря на кольцо, все равно выбирала обходные пути, опасаясь наткнуться на дозорных. Пару раз я слышала в отдалении голоса, но всегда уходила раньше, избегая прямого столкновения.

Амулеты тоже работали безупречно. Благодаря им я добралась до берега. Вот оно — Темное море. Сейчас или никогда.

Я понимала, что помогаю уничтожению мира. Ладно, может быть, не уничтожению, но порабощению — точно. Дураку ясно, что случится, когда граф получит Венец. Правильнее было бы поставить общественное выше личного и отказаться выполнять поручение графа. В конце концов, что такое две жизни по сравнению с десятками тысяч? Пыль на ветру, да и только. Но одна из этих жизней принадлежит Лидии. Собой я еще могу пожертвовать, но сестрой точно нет. Она всего-навсего ребенок и ни в чем не виновата.

В любом случае граф не получит Венец, пока не отпусти нас с Лидией. Не настолько я ему доверяю, а точнее вообще не доверию. Если добуду Венец, мне тоже будет, чем его шантажировать.

Я отвязала лодку от деревянного столбика, вкопанного в песок, оттолкнула её от берега и запрыгнула внутрь. Послышался всплеск воды, но башня дозорного была далеко. Никто не предал значения этому звуку. Подумаешь, волны плещутся о берег.

Я осторожно опустила весла в воду. Сперва надо преодолеть стену света. Лодку несло прямо на нее. Граф рассказывал, как это будет. Он успокоил, что с внутренней стороны стена проницаема. Это хмары не могут пройти сквозь нее, я, к счастью, не они. Но есть подвох. Куда ж без него.

Рыцарям света мгновенно становится известно о любом пересечении стены. Едва лодка соприкоснется с ней, Рандор и другие тут же узнают об этом. Что будет дальше, покажет время. За мной либо отправят погоню, либо решат, что мне все равно не выжить, и просто бросят. Даже не знаю, какой вариант лучше.

С десяток хороших гребков и вот она — стена. Выросла передо мной столбом света. Нестерпимо яркая и мощная. Аж воздух вокруг вибрировал от её силы.

Лодка качнулась на очередной волне, и её нос коснулся стены. Я напряглась, ожидая, какой угодно пакости. Что лодку отбросит назад, или завоет сирена, или меня поразит молния. Да чего угодно!

Но я не хмара, поэтому магия света не воздействовала на меня. Она специально настроена так, чтобы вредить чудищам, но пропускать людей. Ведь рыцари света частенько выплывают за пределы стены, когда отбивают атаки. Магия не должна их ранить.

Лодка легко вспорола световую преграду и, как ни в чем не бывало, поплыла дальше. Никаких препятствий. По крайней мере, мне поначалу так показалось, но потом я обернулась и посмотрела на заставу. На берегу один за другим загорались огни. Даже с такого расстояния до меня доносились отголоски поднявшегося там шума. Значит, сигнал о том, что кто-то пересек стену, все-таки поступил.

Я налегла на весла. Лучше убраться подальше от берега до того, как рыцари выйдут в море и начнут поиски нарушителя границы.

Отдалившись от стены на приличное расстояние, я уже могла не опасаться, что меня заметят. Темное небо и такое же темное море надежно скрывали лодку. Но и для меня берег вскоре превратился в хаотично движущиеся точки света.

Если ладьи и отчалили, то далеко они не заплывали. Скорее прошлись вдоль берега и, не найдя нарушителя, вернулись обратно на стоянку. Погони за мной не было. Наверное, это хороший знак. Правда, сейчас я была не против, чтобы меня догнали, схватили и отправили в темницу. Так хоть выживу.

Мою пропажу обнаружат не раньше следующего вечера, когда Рандор вернется в наш домик. Не факт, что я к тому времени все еще буду жива.

Усилием воли я заставила себя отвернуться от освещенного берега и посмотреть во тьму. Почудилось, далеко впереди я вижу очертания острова. Сердце пропустило удар. В Темном море всего один остров — тот самый.

Глава 27. Остров Хаоса

То, что сперва приняла за очертания острова, оказалось миражом. Я плыла всю ночь. Лодка была не такой быстрой как ладьи, да и я скоро выбилась из сил и гребла уже не так активно.

Лишь ближе к утру увидела остров на горизонте. Он приближался неохотно, и только к рассвету я, наконец, добралась до цели.

Остров Хаоса был таким же мрачным, как и море вокруг. Серый песок, камни, покрытые красными водорослями, словно окропленные кровью, и полное отсутствие растительности. Ничего не скажешь, приятное местечко.

Как долго на этот берег не ступала нога человека? Возможно, с тех самых пор, как предок Рандора привез сюда Венец тьмы. В каком-то смысле я первооткрыватель.

Дно лодки увязло в песке. Пришлось спрыгивать прямо в воду. Благо здесь было уже неглубоко — мне до колен.

Дальше я тащила лодку до берега, как бурлаки на знаменитой картине Репина. Я надеялась, лодка еще пригодится для возвращения. Поэтому тщательно привязала её к ближайшему камню, чтобы её не унесло отливом.

Выбравшись на берег, первым делом разулась и вылила воду из сапог. Отжала брюки, снова обулась и уже после осмотрелась. На первый взгляд остров был необитаем. Ни следов на песке, ни звуков чужого присутствия. Только волны плещутся о камни. Может, хмары живут на противоположном берегу? Хорошо, если так.

Еще раз проверив свой арсенал — все ли на месте, ничего не потерялось по дороге, я двинулась вглубь острова. Мне предстояло выбрать направление. В этом мне поможет дар поисковика.

Я не просто шла наугад, а прислушивалась. Где-то здесь спрятан Венец тьмы, и я пыталась настроиться на его волну. Надо только поймать сигнал, а дальше он сам приведет меня к цели. Я просто буду идти по нему, как Тесей шел в лабиринте по нити Ариадны.

Но сигнал, как назло, не ловился. Я слишком нервничала. А как не нервничать, когда из-за ближайшего валуна на тебя в любой момент может выскочить монстр?

В конце концов, пришлось остановиться и поработать над собой. Для начала подышать размеренно, успокоиться. Потом прикрыть глаза и представить Венец хотя бы по тем картинкам, что мне показывал граф. Наверняка они имели мало общего с оригиналом, но другой визуализации у меня нет, а без нее настроиться на вещь сложнее.

На тех картинка было изображено кривое нечто, отдаленно напоминающее корону. Черные зубцы, извиваясь подобно лиане, тянулись вверх. Из них то тут, то там торчали шипы. Настоящий терновый венец. Такой должен ранить того, кто его носит.

Я думала о Венце, воображала, что держу его в руках, рассматриваю со всех сторон, но это не очень-то помогало. То ли картинки не имели сходства с реальностью, то ли Венец был слишком далеко. Почему его нельзя было просто оставить на берегу? Все равно сюда не ломятся толпы туристов. Здесь вообще никого.

Но нет, предок Рандора постарался на славу. Унес Венец куда-то вглубь острова, а мне теперь идти за ним. Ох, как я была сейчас зла на весь род Ал’Ордэнов!

Я все дальше отходила от берега, не забывая искать сигнал. Пейзаж не менялся. Все те же камни, песок и оттенки — серое, черное, красное. Словно кадры из черно-белого фильма «Город грехов», где цветом выделена лишь кровь.

Я ушла уже довольно далеко, когда впервые ощутила его — тот самый след, который приведет меня к Венцу. Он был еще очень слабым, но, чем дальше я заходила, тем мощнее он становился. Я двигалась в нужном направлении.

Казалось, путешествие складывается нормально. Мне везет. До острова добралась, хмар не встретила, даже сигнал Венца уловила. Еще немного и он будет у меня. Но капризная Фортуна вдруг решила, что с меня хватит. Слишком много удачи мне одной, пора и честь знать.

Я их не услышала, а скорее почувствовала. Просто волоски на руках ни с того, ни с сего внезапно встали дыбом. Это проснулся инстинкт самосохранения. Он засек опасность раньше меня и предупредил.

Впереди была высокая груда камней. Я подкралась ближе и выглянула из-за нее. Вот тогда я впервые их и увидела. Хмары, жуткие чудовища, которых толком никто не может описать. Мне так и не удалось найти ни одного свидетельства о том, как же они все-таки выглядят. Я думала это потому, что никто не выживал, чтобы рассказать, а, на самом деле, рассказывать было особо нечего.

Хмары оказались не совсем материальными. У них не было тела в привычном для нас понимании. Они словно были сотканы из тумана и ужаса. Порождение самой тьмы. Их тела извивались и меняли форму. То появлялся новый отросток, то исчезал. Сложно было сказать, на кого они похожи — на осьминогов, на волков, на динозавров, на всех сразу и ни на кого конкретно. Их форма менялась так быстро, что я не успевала её отследить. Одно точно — размером они больше меня.

Всего я насчитала пять сгустков тьмы. Целых пять хмар на меня одну! И что мне с ними делать? А точнее, что они сделают со мной, если поймают?..

Глава 28. Хмары

Я осторожно попятилась от груды камней, выбрав тактику отступления. Разумнее обогнуть хмар, чем вступать с ними в открытый бой. Пока они были заняты собой, а точнее просто замерли на одном месте, как будто спали или впали в анабиоз. Будить их точно не стоит.

Я выверяла каждый шаг. Песок еле слышно шелестел под ногами. Но моя беда была в том, что я слишком сосредоточилась на хмарах впереди себя. Как будто они единственные на всем острове. Но это, конечно, не так.

Я поняла, как сглупила, когда за спиной раздался легкий шорох. Отреагировала мгновенно — резко обернулась, одновременно выхватывая из-за пояса кинжал.

Крутанулась на пятках и застыла, практически нос к носу столкнувшись с хмарой. Она подкралась незаметно и теперь выдыхала воздух из своей жуткой пасти прямо мне в лицо. Вопреки ожиданиям от хмары никак не пахло. Хотя обычно у животных воняет из пасти. Еще одно доказательство того, что хмары не из плоти и крови.

На черной морде красными угольками сияли четыре глаза. Два смотрели вперед, еще два по бокам. Хороший у них обзор, ничего не скажешь. Не удивлюсь, если на затылке тоже есть пара глаз, просто мне их отсюда не видно.

На мне все еще было кольцо невидимости и куча защитных амулетов, но все они оказались бессильны перед столь тесной встречей с хмарой. Граф предупреждал — держись от них подальше. Если контакт будет близким, ни один артефакт не спасет.

Хмара издала звук, похожий на стрекот кузнечика. Не очень громкий, но из-за груды камней его тут же повторили её собратья. Кажется, она только что позвала своих на пир, где главным блюдом буду я.

Надо было что-то срочно делать. Драться, бежать, спасать свою жизнь. И в первую очередь подавить панику, что уже захлестывала сознание. Она сейчас точно лишняя. Если хочу выжить, нужна холодная голова.

Первое, что я сделала — метнула кинжал в хмару перед собой. Чудовище стояло совсем близко, промахнуться было нереально. Я метила между главной пары глаз, надеясь одним ударом прикончить тварь.

Каким же огромным было мое разочарование, когда кинжал пролетел прямо сквозь хмару, не причинив ей вреда. Черт! Похоже, их не убить обычным оружием, металл здесь бесполезен. Он просто проходит сквозь их тела. Другое дело, свет. Он уничтожает тьму — основу, из которой состоят эти существа. Но у меня, увы, нет светового меча, это означает, что я безоружна перед чудовищами.

Неприятно открытие, ничего не скажешь. Выходит, заколки с ядом тоже бесполезны. За секунду я лишилась половины своего арсенала.

Я оглянулась — из-за груды камней уже выползали другие хмары, а чудовище передо мной плотоядно облизнулось черным то ли языком, то ли щупальцем, после чего потянулось им ко мне. Видимо, решив попробовать на вкус.

Ждать, пока хмара до меня доберется, я не стала. Отпрянула назад, перекатилась через спину, вскочила на ноги и побежала. Бегство — единственный шанс на спасение. Благо граф много времени уделял моей физической подготовке. Как знал, что пригодится. А, может, и правда знал. Это же граф.

Я бежала на максимуме своих возможностей. Так быстро, как только могла. Не сбавляя темпа, сорвала с шеи жемчуг и бросила его за спину. Раздалось шипение — сработала дымовая завеса. Быть может, она задержит хмар.

Я слышала только собственное дыхание и свист ветра в ушах. Позади была тишина — ни звука от преследователей, и я понадеялась, что они отстали.

Обернулась на ходу и поняла, как ошиблась. Хмары были гораздо ближе, чем я ожидала. Я бы сказала опасно близко. Дымовую завесу они преодолели по счету раз и теперь будто скользили по воздуху без единого шороха. Их отростки-щупальца тянулись ко мне — вот-вот схватят.

Просто убежать — не вариант. Догонят. Хмары явно быстрее и в отличие от меня не устают. Что еще я могу использовать против них? Точно, брошь! Я возлагала на нее большие надежды.

Я дернула с рубашки брошь, ткань затрещала и порвалась. На то, чтобы расстегнуть замок времени не было. Развернувшись на бегу, я метнула брошь в самую гущу хмар и тут же зажмурилась. Это была световая граната — то, что нужно, чтобы обезвредить чудовищ из тьмы.

Брошь попала точно в цель — прямо в центр между хмарами. Едва она коснулась земли, как последовала вспышка, и меня окатило взрывной волной. Но не силовой, а световой. Кожу обожгло и запахло паленым. Кажется, волоски на руках сгорели. Надеюсь, брови уцелели.

Вой раненых хмар разнесся над островом. Это им не какой-то там кинжал и дымовая завеса, а настоящая магия света. Такой артефакт достать крайне сложно. Все потому, что рыцари света практически не делятся своей магией. Не представлю, где граф нашел светоносца, который согласился разрезать свои магические жилы. Но даже граф сумел изготовить всего одну световую гранату.

Яркая вспышка ослепила меня, а вой хмар — оглушил. Я потеряла сразу два органа чувств и уже не понимала, куда бежать. Где верное направление? Опасаясь, что пойду не в ту сторону, прямиком к хмарам, я замерла в ожидании, пока немного приду в себя.

Эта задержка сыграла со мной злую шутку. Взрыв уничтожил четырех хмар из шести, еще двоих — смертельно ранил. Та, что была ближе всего ко мне, умирая, умудрилась дотянуться до меня.

Я приоткрыла глаза, зрение только-только начало возвращаться, так что среагировать не успела. Находясь в предсмертной агонии, хмара выбросила в мою сторону длинное черное щупальце с красной иглой на конце похожей на жало скорпиона. Укол пришелся в левое бедро чуть выше колена. Я вскрикнула от острой боли и отскочила.

Хмара, испустив предсмертный стон, сдохла, но мне от этого было нелегче. Нога мгновенно начала неметь. Похоже, отравление.

Я быстро сняла пояс и перетянула ногу повыше укола. Это временная мера, нельзя надолго перекрывать кровоток, ткани начнут отмирать. Но, может, я смогу что-то исправить.

У меня был еще один кинжал — запасной. Им я разрезала брючину, после чего привалилась спиной к ближайшему валуну и отсосала из раны яд, сплевывая слюну на песок. Хмара, конечно, не змея, но именно так нас учили поступать на уроках ОБЖ. Вдруг сработает.

Затем я насколько могла спешно поковыляла прочь от места взрыва. Хмары орали так, что скоро здесь соберутся все жители острова. Лучше с ними не пересекаться.

Я по-прежнему чувствовала сигнал Венца, но сейчас было не до него. Сперва надо выжить, а там посмотрим. Так что я сосредоточилась на поисках убежища. Сгодится, что угодно. Пещера, дупло, любая нора. Желательно с водой неподалеку, чтобы я могла промыть рану.

К сожалению, я двигалась медленнее, чем хотела. Нога немела все сильнее в том числе из-за жгута. В какой-то момент пришлось его снять, иначе я бы просто не смогла идти. Увы, мне не удалось полностью избавиться от яда. Судя по нарастающему головокружению и ознобу, часть его попала в кровь и разнеслась по телу.

Я уже еле переставляла ноги, когда увидела впереди темную точку. Сощурилась, приглядываясь. Кажется, это крыша старой хижины. Дар поисковика не подвел даже в таком состоянии — нашел то, что нужно.

Это немного меня оживило. Я даже пошла бодрее, но ровно до тех пор, пока не заметила впереди препятствие. Хмары. Опять они. На этот раз всего две, но для раненой меня это перебор. Бежать я не могу, сражаться тем более. Да и второй броши нет. У меня вообще ничего нет.

Хмары тоже меня почуяли. Думаю, причина была в крови, что сочилась из раны. Она делала меня заметнее. Хмары подобно акулам реагировали на нее.

Чудовища направились ко мне. Я остановилась и устало прикрыла глаза. Неужели конец? Сил нет даже на то, чтобы испугаться. Я просто стояла и ждала неизбежного финала.

Хмары подошли довольно близко. Их щупальца змеились по воздуху, словно ощупывая его. Они определенно видели и чувствовали меня, но, удивительно дело, не нападали. Напротив, исследовав пространство вокруг, потеряли ко мне всякий интерес. Просто развернулись и двинулись в другую сторону.

Впору было разрыдаться от облегчения, но я не торопилась праздновать победу. То, что хмары не тронули меня, на самом деле, плохой знак. Я умираю и уже неинтересна чудовищам. Вот и весь секрет моего чудесного спасения.

Я едва запомнила, как добралась до домика. Последние метры прошла уже в бреду. Войдя внутрь, доползла до лежанки и рухнула на нее лицом вниз. Последнее, что сделала, прежде чем отключиться, повернула кольцо-невидимку камнем вверх. Как будто кто-то меня может здесь искать.

Глава 29. Рандор

Когда кто-то пересекает магическую стену света, сирена не звучит. Зачем предупреждать врага? Но сигнал о произошедшем, мгновенно поступает старшему рыцарю в дозоре. В ту ночь им был Ранд.

Пять его братьев по оружию дежурили на центральной башне. Стоя на коленях, они не сводили глаз со стены, и со стороны казалось, что рыцари в трансе. Все потому, что они своей магией поддерживали стену. Ей требовалась постоянная подпитка. Пока жив хоть один рыцарь света, стена будет защищать королевство от хмар, но без их магии она рухнет.

И вот сейчас, вглядываясь в ночь, Ранд ощутил вибрацию от стены. Только обладающий магией света в состоянии её почувствовать.

— Командир, — вскочил один из дозорных на ноги, — кто-то прошел сквозь стену.

Ранд кивнул. Он и сам это понял. Сигнал ни с чем не спутаешь.

— Это нападение хмар? — дозорный побледнел. Он был еще совсем молод, новобранец. Ни разу не встречался с хмарами. — Объявить общую тревогу?

— Не надо, — покачал головой Ранд. — Хмарам так запросто не пересечь стену. Свет бы их не пропустил.

— Но кто же это тогда?

— Кто-то с нашего берега. И он плывет на остров. Больше в Темном море ничего нет.

Ранд развернулся на пятках и направился к лестнице, ведущий вниз с башни.

— Продолжайте удерживать стену, — приказал он перед уходом и сбежал по ступеням вниз.

Сигнал уже поступил в лагерь, рыцари спешили к заставе. Ранд с башни направился прямиком в командный пункт. Именно ему предстояло разобраться в происходящем и отдать все необходимые распоряжения.

В главном зале командного пункта собрались главы дозоров. Ранд коротко описал ситуацию и приказал:

— Проверьте всех живущих в лагере — слуг, поставщиков продовольствия, ремесленников… — он запнулся и нехотя добавил: — жен. Все ли на месте. Вероятно, кто-то из них сегодня ночью пересек стену и отправился на остров Хаоса.

— Чего ради? — удивился один из глав. — Это больше похоже на самоубийство, чем на диверсию.

— Спросим о причине у нарушителя, если поймаем, — ответил Ранд.

Всего несколько человек во всем королевстве знали, что Венец тьмы хранится на острове Хаоса. Ранд, как и его предки по мужской линии, входил в их число. Сейчас он был единственным на заставе, кто понимал, с какой целью нарушитель плывет на остров. Для остальных рыцарей поступок нарушителя не имел смысла. Ранд не мог раскрыть им королевскую тайну. Эту проблему ему предстояло решить в одиночку.

— Усильте дозоры, — распорядился он. — Если нарушитель попробует вернуться, мы обязаны его поймать.

— Может, мы зря волнуемся? — возразил кто-то. — Это же остров Хаоса. Там невозможно выжить.

— Делайте, как я сказал, — настоял Ранд. — И начните пересчет жителей заставы немедленно. Свою жену я проверю лично, — добавил он. — Не хочу, чтобы её напугало появление чужака посреди ночи.

Получив указания, главы разошлись, чтобы передать приказ дальше по цепочке. Ранд тоже не стал задерживаться в командном пункте. Оттуда сразу направился в поселок.

Одна мысль не давала ему покоя с той самой минуты, как он уловил сигнал от стены. Десятки, даже сотни лет никто с этой стороны не пытался пересечь стену. Никому не приходило в голову посетить остров Хаоса. Так что же изменилось? На самом деле, всего одна деталь — в лагерь приехала Марианна.

Из командного пункта Ранд пошел прямиком в собственный домик. Всем сердцем он надеялся застать жену мирно спящей. Но память услужливо подкидывала моменты, когда она настойчиво просила взять её с собой.

Почему он согласился? Ранд не мог объяснить это даже себе самому. Ведь у него же был принцип — посторонним у заставы не место. Он осуждал рыцарей, привозящий с собой семью и лично отправлял прощения к королю с просьбой запретить подобное. Но его величество имел свое мнение на этот счет. Он полагал, что нет ничего важнее семьи и разлучать рыцарей надолго с родными, по его мнению, было жестоко.

Ранд поднялся на крыльцо их с Марианной домика и замер, прислушиваясь. Внутри было тихо, даже слишком. Жена спит? Ранд обернулся и осмотрел лагерь. Повсюду горели огни, люди сновали туда-сюда, жизнь кипела похлеще, чем днем. Или у Марианны невероятно крепкий сон, или его жена уже где-то далеко за границей стены света…

Этот брак с самого начала казался странным. Граф вцепился в него клещами и не желал отпускать. Ранд часто задавался вопросом — почему именно он? Что такого есть у него, чего нет у других? Кажется, сегодня он получил ответ.

Ранд вошел в домик без стука, но в то же время не скрываясь. Ступал не осторожно, а нарочно топая. Не хотел пугать Марианну своим внезапным появлением. Вдруг она все же спит.

Дойдя до спальни, постучал, но ответа не получил. Тогда он толкнул дверь, одновременно зажигая на пальцах магический огонек света. Тот ярко осветил комнату. Ранд увидел все — нетронутую постель, распахнутый саквояж на полу, платье снятое впопыхах. Вот только жены нигде не было.

Пройдя в спальню, он сел на край кровати и устало потер лицо. Искать Марианну в лагере нет смысла. Она уже далеко. Возможно, прямо сейчас подплывает к острову Хаоса. А там нет ничего кроме смерти.

Туда ей и дорога! Погибнет и ладно. Он не будет переживать. Ведь так?

Взгляд зацепился за брачную метку на запястье, и Ранд вздрогнул, осознав, что боится за жену. Он должен ненавидеть её. Она использовала его в своих целях. Одной тьме известно, что задумала эта женщина! Возможно, в её планах погубить весь мир.

Но вот он сидит в полумраке их спальни и думает только о том, как её спасти. Марианна все-таки его жена и он должен её оберегать.

Ранд резко выпрямился. Кажется, он окончательно сошел с ума… Но он себе не простит, если бросит Марианну одну на острове Хаоса.

Ранд никому не сказал, что подозревает жену. Нет, он точно знал — она и есть нарушитель. Помог ему в этом убедиться доклад об обстановке в лагере. За полчаса, что Ранд отсутствовал, рыцари проверили жителей поселка. Все были на месте. Но исчезла одна из рыбацких лодок. Надо быть в полном отчаянии, чтобы выйти в Темное море на лодке.

— Возможно, это кто-то посторонний, — озвучил свои догадки его помощник.

— Не исключено, — кивнул Ранд. Рассказывать о поступке жены он не собирался. Едва станет ясно, что она пересекла стену, её объявят вне закона.

Но это никак не мог быть посторонний. Все подступы к заставе надежно охраняются. В том числе магией. При въезде на территорию поселка ставится магическая метка, позволяющая находиться здесь. Нет метки — нет пропуска. О присутствии человека без метки сразу станет известно рыцарям.

— Подготовьте мне ладью, — распорядился Ранд. — Я немедленно отплываю на остров Хаоса.

— В одиночку? — ужаснулся помощник.

— Да. Не хочу никого подвергать опасности.

— Это большой риск. Быть может, стоит подождать, пока нарушитель попробует вернуться. Тогда его и схватим. Или его вовсе сожрут хмары. Это более вероятно.

— Нельзя оставлять все вот так, — возразил Ранд. — Наша обязанность выяснить, что нарушитель забыл на острове. Возможно, за ним последуют другие. Не волнуйся, я буду осторожен и обязательно вернусь. А пока ты останешься за главного на заставе.

Спорить с командиром у рыцарей света не принято. Ладью снарядили быстро. Несколько дозорных вызвались плыть с Рандом, но он отказался. Не только из опасений за их жизни. Никто не должен увидеть нарушителя. Правда, Ранд еще не придумал, как незаметно вернуть Марианну и что делать с ней после. Разберется в процессе. Возможно, найдет её и лично придушит. Такой вариант он тоже рассматривал.

С собой он взял только небольшую сумку с едой и водой. Вскоре ладья отчалила от берега. Ранд стоял на носу. Чтобы управлять ладьей, ему не нужен был штурвал и даже гребцы. Весла были подняты. Судно подчинялось магии света.

Ветер развивал парус, на горизонте поднималось солнце. Никакой уверенности, что Марианна все еще жива, у Ранда не было. Лишь слабая надежда, что он рискует не напрасно.

Ладья плывет быстрее лодки, плюс Ранд её подгонял. В итоге добрался до острова Хаоса в рекордные сроки.

Еще издалека он увидел лодку у берега. Та мерно покачивалась на волнах.

Ранд остановил ладью подальше, чтобы не увязла на мелководье. Якорь опускать не стал. Ладья все равно никуда не денется. Она как верный пес, которому приказано сидеть, будет дожидаться его на месте.

Спустив небольшую шлюпку на воду, Ранд добрался до берега и осмотрел песок. Следы он нашел сразу. Неглубокие и маленькие. Здесь явно ступала женская нога. Если у Ранда и были сомнения насчет нарушителя, они окончательно развеялись.

По следам он отправился вглубь острова. Спустя минут двадцать добрался до места сражения. Воронка от взрыва, мертвые тела хмар, похожие на кляксы. Каким-то невероятным образом Марианна вышла победительницей из этой битвы. Сколько хмар она уничтожила? Пять, нет даже шесть. Не девушка, а настоящий воин. Как плохо он знает свою жену…

Дальше на песке Рандор обнаружил несколько капель крови. А вот это уже скверно. Марианна ранена. Крови совсем немного, но ему ли не знать, на что способны хмары. Их яд крайне опасен. Один укол и человек вряд ли выживет. Без магии света уж точно погибнет.

Он двинулся по новому следу. Четко было видно, что раненый хромал. Видимо, укол пришелся в ногу. Ранд торопился. Уже не шел, а бежал. Скорее, скорее найти жену. Пока еще можно помочь, пока еще не слишком поздно.

Вскоре он нашел на песке ремень. Мужской. Тот заставил его усомниться в выводах. Неужели он рискует зря, и Марианны здесь нет? Может, она в заложницах у этого мужчины? Но след был один и явно женский.

Этот след привел его к кривой хижине, кое-как сложенной из бревен и веток. Человеческое жилье в этот ужасном месте походило на мираж, но Ранду некогда было рассуждать, откуда здесь хижина и кто её построил. След вел внутрь прямиком к покосившейся двери, и Ранд поторопился войти.

Он не сразу узнал жену. Сперва подумал, что ошибся — за стену перебралась все-таки не она, а какой-то мальчишка. На том, кто упал лицом вниз на лежанку, была мужская одежда. Но потом он заметил косу. Русую, как у Марианны.

Ранд метнулся к лежанке, схватил жену за плечи и перевернул. Заглянул ей в лицо в поисках жизни. Кожа бледная, губы посиневшие. Неужели сердце не бьется? У самого Ранда в этот момент тоже стало тихо в груди. Его собственное сердце отказывалось работать без Марианны.

Дрожащими пальцами он искал пульс у нее на шее. Сперва ничего.

— Марианна! — Ранд тряс жену за плечи. Наверное, его крик слышали все хмары на острове, но ему было плевать.

Бездна отчаяния почти поглотила Ранда, когда он вдруг ощутил легкий толчок под пальцами. Жива. Еще жива. И даже в сознании. Смотрит на него из-под дрожащих ресниц. Это ли не чудо?

— Какого темного, ты полезла сюда? Жить надоело? — он снова её встряхнул. — Ты же могла погибнуть! Посмотри на себя — ты едва жива. Я чуть не рехнулся, когда понял, что ты сбежала за стену. Думал, что потерял тебя, — он рывком прижал её к себе. Жива. Сейчас это главное. Убить её за побег он может и после, сперва надо спасти.

Ругаясь точно сапожник, Ранд одновременно осматривал Марианну в поисках ран. Она не сопротивлялась и больше походила на марионетку. Вялая, едва соображающая, во всем послушная. Последнее ему могло бы понравиться, не иди речь о её жизни.

Как он и думал, её ужалили. В ногу. Кровь уже засохла коркой. Значит, прошло прилично времени. Это скверно.

Ранд опустил ладонь на рану и призвал магию света. Его рука засветилась, в ту же секунду Марианна дернулась в его объятиях и застонала. Свет причинял ей боль, магия выжигала яд из тела. На ноге, скорее всего, останется ожог. Но лучше так, чем смерть от яда хмары.

— Тише, — тон Ранда изменился. Он больше не ругался, а ласково шептал. — Потерпи, маленькая. Знаю, что больно, но это тебе поможет.

— Как ты здесь? — прошептала она. — Откуда?

— После поговорим.

Яд успел распространиться по телу. На то, чтобы выжечь его остатки, ушло прилично времени и сил. Но даже этого было мало. Марианна горела. У нее был сильный жар. Яд нанес её организму существенный вред. Если не сбить жар, она погибнет от высокой температуры.

Рядом с хижиной было озеро. Возможно, единственный источник пресной воды в округе. Увидев его, Ранд еще подумал, что хижину построили на этом месте не просто так. Хорошо бы вода в озере оказалась холодной.

Следующее, что он сделал — раздел Марианну. Стянул с нее рубаху, затем сапоги и бриджи. После сам снял с себя все, оставшись в одно исподнем. Делал все быстро, счет шел на минуты.

Закончив, подхватил Марианну на руки и вышел с ней на улицу. Вокруг было тихо. Ни следа присутствия хмар. Может, хоть в этом повезет.

— Куда мы? — пробормотала Марианна.

— Скоро узнаешь.

С женой на руках Ранд направился прямиком к озеру. Вода в нем отливала той же чернотой что и в Темном море. А еще она была неподвижной. Ни волн, ни ряби. И от этого чудилось, будто это не вода вовсе, а старое зеркало.

Марианна дрожала в его объятиях. её колотил озноб. Это говорило о том, что жар не спадает, а напротив растет.

Однажды в детстве Ранд серьезно заболел. У него была высокая температура, которую не могли сбить даже экстракты лекаря, и тот посоветовал его матери опустить ребенка в чан с ледяной водой. Процедура была дико неприятной. Ранд орал и вырывался. Но его тело охладилось, и жар прошел.

У Ранда не было под рукой целебных экстрактов, а также чана с водой и льдом. Только озеро. И он нес жену прямо к нему.

Когда вода коснулась стоп, Ранд вздрогнул. Не просто холодная, ледяная. То, что нужно. Сжав челюсти, он двинулся дальше.

Он шел, вода поднималась все выше. Зубы стучали от холода. Когда вода добралась до Марианны, она заерзала и сильнее вцепилась в его плечи, инстинктивно прильнув к нему в поисках тепла и защиты.

Практически обнаженная она так сильно прижилась к Ранду, что между их телами не осталось даже воды. Спазм перехватывает горло, лишая воздуха. Мурашки побежали от одного взгляда на жену. Лед снаружи, огонь внутри. Как еще кожа не лопнула от такого перепада температур.

Похоже, Ранду тоже не помешает охладиться. Но что-то даже ледяная вода не помогает.

— Сейчас будет легче, — хрипло пообещал он то ли Марианне, то ли себе, всеми силами гоня прочь мысль о полуобнаженной жене в своих объятиях. Сейчас надо думать о её здоровье, а не об изгибах тела. Как бы сложно это ни было.

Они добрались почти до середины озера. Оно оказалось не глубоким. Оба были практически полностью под водой, только головы на поверхности. Придерживая Марианну одной рукой, второй Ранд зачерпывал воду и омывал ей лицо.

В озере они провели минут пять-семь. Надолго задерживаться в холоде тоже не стоит. Ранд повернул обратно к берегу. Теперь им надо в тепло и переодеться в сухое.

Он уже почти добрался до берега, когда Марианна запрокинула голову, посмотрела на Ранда затуманенным взглядом и нахмурилась. Как будто только сейчас по-настоящему его увидела.

— Для иллюзии ты слишком реален, — произнесла она.

— Иллюзии не носят на руках непослушных жен, — Ранд все еще злился, но в то же время был счастлив, что Марианна приходит в себя. Теперь она точно будет жить.

Она несколько раз моргнула, словно пыталась прогнать морок. Потом осторожно выглянула из-за плеча Ранда, желая убедиться, что они все еще на острове Хаоса. Затем снова посмотрела на него, на этот раз с ужасом и трепетом.

— Ты зачем… здесь? — спросила она, запинаясь.

— Этот вопрос я должен задавать тебе. Но ты пока не в состоянии отвечать. Вот придешь в себя и все мне расскажешь. Без вариантов.

Она сглотнула ком в горле. К этому времени они уже подошли к хижине. Ранд толкнул ногой дверь и перенес Марианну через порог.

В хижине была всего одна комната. Совсем небольшая. Даже не комната, а комнатушка с низким потолком. Высокому Ранду приходилось пригибаться.

Из мебели — кривая лежанка в углу и все. Ни стола, ни стульев. Очага и того нет. Видимо, бывший жилец разводил огонь на улице и там же готовил еду. Но он давно покинул хижину. Об этом свидетельствовало её плачевное состояние — стены покосились, а крыша протекала. Особенно сильно в противоположном от лежанки углу. Там образовалась лужа. Видимо, недавно шел дождь.

Ранд усадил Марианну на лежанку и отвел глаза. Нижняя сорочка жены намокла, и ткань облепила тело как вторая кожа. Ничего не скрывала, а наоборот подчеркивала. Осознав это, Марианна стыдливо обхватила себя руками за плечи. Распутница, как же.

Наверное, в её жизнь был всего один мужчина. Тот самый, отец девочки. Вероятно, он был старше и соблазнил неопытную девушку. Теперь Ранд склонялся к этой версии событий.

— Тебе надо переодеться в сухое. Вот твоя одежда, — он протянул ей рубашку.

— Тебе тоже, — ответила на это Марианна. Она в отличие от него взгляд не отводила, с интересом изучая его обнаженный торс.

Рубаху она забрала и стиснула в пальцах, но переодеваться не спешила. Так и сидела мокрая, стуча зубами. Хрупкие плечи подрагивали, и Ранд поймал себя на мысли, что снова хочет обнять жену и прижать к себе как тогда, в озере.

Он посмотрел на её руки и почему-то вспомнил, как она играла. Как эти тонкие пальцы бегали по клавишам рояля, извлекая из него чудесные звуки. Почудилось, он даже услышал где-то в отдалении ту самую мелодию.

— Я помогу, если ты сама не в состоянии, — он придвинулся ближе.

Марианна еще слишком слаба. Ей тяжело переодеться самостоятельно.

Он взялся за низ сорочки и потянул её вверх. Марианна робко возразила, но Ранд был настойчив. В конце концов, речь идет о её здоровье. Ей пришлось подчиниться и поднять руки.

Он стянул с нее сорочку и принялся обтирать своей рубахой. Бледная с синевой кожа постепенно приобретала красноватый оттенок.

Ранд старался не думать, что на Марианне не осталось одежды. Но, если мыслями он еще как-то мог управлять, то руки отказывались подчиняться. Стоило подушечкам пальцев случайно коснуться нежной кожи, и он уже не мог остановиться.

Провел ладонями по спине Марианны вплоть до ямочек внизу спины. Остановился, пристально глядя ей в глаза. Ранд пытался понять, что она чувствует. Если её взгляд станет отчужденным, он тут же уберет руки.

Но Марианна замерла, как будто к чему-то прислушиваясь. То ли к его прикосновениям, то ли к своей реакции на них. В любом случае она не спешила его оттолкнуть.

Ранд судорожно сглотнул. Желание раскаленным оловом растекалось по венам. Он задыхался от огня, бушующего внутри. Близость жены и аромат её волос сводили с ума.

Как муж он мог настаивать на близости. Имел полное на это право. Но от слова «принуждение» его мутило. Ему не хотелось ничего требовать или тем более брать силой. Его бы больше устроило, если бы Марианна все отдала сама.

— Тебе надо отдохнуть, — пробормотал он, но с места не двинулся.

Его ладони по-прежнему лежали чуть выше её ягодиц. На самой границы приличия, если оно еще осталось. Ведь они оба были практически голыми.

— Я чувствую себя на удивление хорошо, — призналась она. — Магия света и озеро, а главное — ты вылечили меня.

Она моргнула удивленно, еще не до конца веря, что спаслась.

— Зачем ты здесь? — повторила вопрос. — Почему ты меня спас? Разве ты не должен был…

Она осеклась, и Ранд закончил за нее:

— Наказать тебя за нарушение границы света?

Марианна кивнула.

— Должен, — признался Ранд. — Но не смог.

Глава 30. Супруги

Наши губы встретились. Не знаю, как так вышло и кто был инициатором поцелуя. Да это и неважно. Мы оба одинаково сильно этого хотели.

Но, даже целуя мужа, я не могла до конца поверить, что это он. Не галлюцинация от яда хмар, а действительно Рандор, отправившийся за мной на остров Хаоса, чтобы, рискуя своей жизнью, спасти мою. Это какой-то дивный сон! Так пусть он длится как можно дольше.

Никто никогда не совершал ради меня подвигов. За меня не заступались мальчишки в школе. Меня не поддерживали родственники, когда мамы не стало. Не защищали от графа. Просто некому было. Я всегда была одна.

А тут впервые почувствовала, каково это — когда о тебе заботятся. Волшебное ощущение. Как будто между мной и миром выросла стена. Крепкая, но вместе с тем уютная. За ней было надежно и спокойно.

Ранд целовал все смелее, нежно гладя мою спину. В том месте, где его пальцы касались кожи, её покалывало от удовольствия. Оно расходилось кругами. Все шире и шире. Захватывая меня сантиметр за сантиметром.

Но вдруг кокон наслаждения лопнул. Причем по вине Рандора. Он прервал поцелуй и попытался отстраниться, бормоча что-то о моем здоровье и о том, что мне надо отдыхать.

Я возмущенно фыркнула и сама потянулась к мужу. Найдя его губы, снова поцеловала. Рандор замер. Секунду-другую он боролся с собой, но проиграл. Мне или себе — неважно. Приподнявшись, он толкнул меня на лежанку и накрыл своим телом. Таким горячим, что я испугалась — ему передался мой жар.

Его губы и руки были повсюду. Терзали мою кожу — целовали, гладили, дразнили, но в то же время я ощущала, что он сдерживается. Боится напугать или причинить вред. И в такой момент он думает в первую очередь обо мне. А ведь говорят, что у мужчин от возбуждения сносит крышу, и они становятся сами не свои. Но только не Рандор. Даже сейчас он настоящий рыцарь.

Открываться ему навстречу было так естественно, что я совершенно не чувствовала стеснения. Дарила ему в ответ поцелуи, изучала его тело ладонями, прижималась все теснее, утопая во взаимной страсти.

Но, когда его рука скользнула между моих ног, я все же инстинктивно сжала их. Еще никто не касался меня там. Тело мгновенно напряглось, выдавая меня.

Рандор вскинул голову и заглянул мне в лицо. В его глазах мелькнуло понимание. Он как будто получил подтверждение своим мыслям.

— Не переживай, — сказал он. — Мне ты можешь довериться.

Я облизнула пересохшие губы и кивнула. Да, я хочу ему доверять. Так хочу, что сердце ноет в груди. Я отчаянно нуждаюсь в союзнике… и в муже.

Я расслабила мышцы, позволяя его руке продвинуться выше по бедру. Это было мое «да», и Рандор его понял. Он вообще на удивление хорошо меня понимал.

Я старалась не думать, что будет потом — куча вопросов, попытки оправдаться, как-то объяснить все. Вместо этого сосредоточилась на сейчас. На губах и языке Рандора, что ласкали меня, высекая искры из моего тела и провоцируя на стоны. На его нежности и страсти. А после того, как наши тела наконец соединились, на наслаждении, которое он мне дарил каждым своим движением.

Естественно, Рандор обо всем догадался. В тот момент, когда он сделал меня своей, я не смогла сдержать крик боли. Она длилась всего мгновение, но Рандор все равно замер, давая мне время привыкнуть к себе. Он наклонился и слизнул слезинку с моей щеки.

Наши напряженные взгляды пересеклись. Определенно нам было что обсудить, но точно не прямо сейчас. У нас было дело поважнее.

Я шевельнула бедрами, подаваясь Рандору на встречу.

— Пожалуйста… — попросила.

Рандор тут же пришел в движение. С хрипом переходящим в рык он вбивался в меня снова и снова, а я выгибалась в пояснице, подстраиваясь под его ритм. Мы оба точно обезумели, вожделение полностью захлестнуло нас. Ворвись сейчас в хижину хмары, мы бы и тогда не смогли остановиться.

Обхватив бедра Рандора ногами, я царапала его спину ногтями. Мои стоны перешли в крики. Я откинула голову назад, абсолютно потерявшись в желании, и распахнула глаза.

Тогда-то я и увидела их — всполохи магии света. Знакомые мне золотые искры летали в хижине. С каждым толчком Рандора их становилось все больше. Они как будто танцевали в воздухе. Кружились и взрывались мини фейерверком.

Очередное движение Рандора отвлекло меня от искр. Я закрыла глаза, погружаясь в физическое наслаждение. А, когда снова их открыла, заметила, что к золотым искрам присоединились черные. Это уже был не танец, а настоящий вихрь. Буря в отдельно взятой хижине.

Свет и тьма сплетались друг с другом в точности как наши с Рандором тела. Но если золотые искры породила магия света, то откуда взялись черные?..

Мысли оборвалась новым толчком мужа во мне. Я не увидела, чем закончился танец искр. Магия была прекрасна, но еще прекраснее было настигшее меня удовольствие. Оно заставило позабыть обо всем на свете.

Мы достигли апогея одновременно. На последнем рывке оба содрогнулись, и Рандор с силой меня поцеловал, буквально впечатываясь в мои губы, так что зубы заныли. Мы дрожали в объятиях друг друга. Наши тела и дыхание соединились. На миг мы стали единым целым.

После Рандор перевернулся на спину, чтобы не придавить меня. А я удобно устроилась у него на груди. Искр уже не было. Не светлых, не темных. Возможно, они вовсе мне почудились.

Какое-то время мы лежали молча, восстанавливая дыхание. Рандор не торопился забрасывать меня вопросами, за что я была ему благодарна. У меня была пара минут, чтобы собраться с мыслями и подумать, как ему отвечать.

Но вот он приподнялся на локте, посмотрел на меня и сказал:

— Ты девственница.

Я закатали глаза. Мужчина всегда остается мужчиной. В первую очередь его волнует наша близость, а не то, что я сбежала на остров Хаоса, нарушив все возможные законы королевства.

— Да, — признала я его правоту. Отрицать было бесполезно. Рандор, что называется, опытным путем установил истину.

— Почему? — спросил он, приподнимаясь на локте.

— Почему я девственница? Ну так бывает, когда девушка еще ни с кем…

— Почему ты соврала? — перебил он.

Ох, вот и он — ответственный момент. Рандор не сводил с меня внимательного взгляда. Под таким рентгеном не солжешь. Не взгляд, а детектор лжи.

Я вздохнула и призналась:

— Мне нужно было алиби.

Будто шаг сделала со скалы прямиком в пропасть. И полетела. Страшно аж ладони вспотели. Сердце колотится как сумасшедшее. Так сильно, что слова застревают в горле. Приходится каждое выталкивать чуть ли не силой. Определенно это самый мучительный разговор в моей жизни.

Конечно, Рандор не остановился на одном вопросе. Он спрашивал и спрашивал, и спрашивал. Хотел знать все. От кого я бежала, что натворила, почему вышла за него замуж. Я была вынуждена говорить правду. Ладно, не всегда только её, но в большинстве ответов я была честна.

О том, что я на острове ради Венца тьмы Рандор и сам догадался, так что это я не скрывала. Роль графа тоже пришлось раскрыть. Умолчала только об одном — о том, что я иномирянка. Сегодня муж и так узнал слишком много. Информацию лучше дозировать.

Выслушав меня, Рандор откинулся обратно на спину. Он долго молча. Настолько долго, что я начала нервничать. Если бы не его рука, обнимающая меня за плечи, я бы решила, что между нами все кончено.

— Значит, та девочка не твоя дочь, — в итоге произнес он.

Я часто заморгала. Он видел Лидию? Похоже на то. Забавно, что из всего моего рассказа его беспокоила в первую очередь именно эта деталь.

— Она моя сестра, дочь графа. её зовут Лидия, и я её вырастила. Поэтому она называет меня мамой, — сказала я полуправду, избегая скользкую тему своего происхождения.

— С какой стати граф скрывает собственную дочь?

А вот тут пришлось постараться и придумать историю:

— Лидия — внебрачный ребенок. её мать простолюдинка. Она умерла во время родов. Граф не захотел официально признать девочку, но он её оставил при себе, так как видел, что я к ней привязалась, — это была полуправда. Я изменила только одну деталь — мир, где мы с Лидией родились — Граф держит Лидию в заложницах, — добавила я. — Пока она у него, я вынуждена делать все, что он прикажет.

— Но ведь он ваш отец, — поразился Рандор такой жестокости.

— Ему все равно. Он не отличается сентиментальностью.

Я была предельно откровенна. Настолько, насколько могла, а все потому, что не ощущала постороннего присутствия. До этого всегда, где бы ни была, я чувствовала, что за мной следят. Казалось, будто граф стоит за спиной и смотрит. Но сейчас, в этой хижине ничего подобного не было.

Не знаю, чем она отличалась. Может, бывший хозяин заговорил её магией, чтобы скрыть от хмар, и это подействовало на графа. Единственное, что я знала наверняка — впервые мы с Рандором действительно наедине. Здесь мы можем обсудить все без утайки, а граф не узнаем, что я его предала.

Я упомянула, что граф следит за мной с помощью магии, и мы с Рандором договорились, что за пределами хижины будем предельно осторожны в своих беседах. Граф не должен раньше времени догадаться, что мы союзники.

— Граф Джофус Ка’Эль должен отправиться на эшафот, — сжал Рандор кулаки.

— А я? — поинтересовалась робко. — Что будет со мной?

Я затаила дыхание в ожидании ответа. Еще немного и у меня глаз начнет дергаться от нервов. Последние дни выдались слишком насыщенными, я была на пределе.

А еще я безумно пережила за сестренку. Стоило подумать о ней и наворачивались слезы. Рандор это заметил.

— Скучаешь по сестре? — спросил он.

— Безумно!

— Мы её вернем. Обещаю, — он притянул меня к себе и поцеловал в висок.

Всего одного слово, а как много в нем смысла. Мы. Оно прозвучало музыкой для моих ушей. Это было обещание, что отныне мы со всем будем справляться вместе.

С виска губы Рандора переместились на щеку, а оттуда к моим губам, и мы скрепили наш договор поцелуем. Муж перекатился и снова накрыл меня своим телом.

Я слабо представляла, что будет после этого. Мы с Рандором останемся мужем и женой? Лидия будет жить с нами? Множеством вопросов роились в голове, но я не спешила их задавать. Рандор еще переварил мои откровения. Ему надо время, чтобы осознать — его жена шпионка и враг королевства.

И все же кое-что я спросила, уличив паузу между поцелуями:

— Как мы вернемся обратно к заставе? Ты не сможешь объяснить, что я делала на острове.

— Значит, никто не узнает, что ты здесь была, — заявил Рандор. — Я провезу тебя назад тайком, а всем скажу, что нашел на острове обглоданный хмарами труп. Был нарушитель и не стало его.

‍ ‌‌  ‌‌‌  ‌ ‌‌ ‌   ‌ ‌‌‌ ‌‌   ‌‌  ‌‌ ‌ ‌   ‌ ‌‌‍

Я поежилась. Ого, вот это план. А у меня, оказывается, решительный муж. До чего же это заводит!

— Скажи, почему рыцарь света, рискуя жизнью отправился на остров за преступницей? — поддела я.

— Потому, что эта преступница вскружила ему голову, и несчастный рыцарь понял, что не может её потерять.

— Несчастный? — фыркнула я возмущенно и уперлась ладонью Рандору в грудь, еще не отталкивая его, но устанавливая между нами дистанцию. — Рыцарь точно в этом уверен?

— Погорячился, беру свои слова назад, — прошептал он, целуя меня в шею. — Счастливый рыцарь.

— То-то же, — кивнула я, а после толкнула его в грудь. А, когда он перевернулся на спину, оседала его сверху.

Глава 31. В окружении

Следующий час нам было не до разговоров. Мы словно пытались наверстать упущенное в браке время. А, может, оба в тайне боялись, что с острова нам живыми не выбраться. За стенами хижины притаились чудовища, жаждущие нами полакомиться. Когда опасность так близка и осязаема, начинаешь ценить каждое мгновение.

Но, даже осознавая опасность, я чувствовала себя легко как никогда. Чтобы не ожидало меня в будущем — хмары или граф — я буду бороться с этим не один на один. Со мной будет муж. Эта мысли придавала мне сил.

Мое тело поразительно быстро восстанавливалось. Сперва после яда хмары, затем после первой близости я практически сразу была готова ко второй. Это не было нормой. Я уже начала волноваться, но тут заметила, что на руке нет браслетов. Тех самых, что должны напитывать тело энергией и восстанавливать его после нагрузки и травм.

Я обернулась к лежанке и нашла их останки. Еще несколько сломанных частей валялись на полу. Браслеты не выдержали нашей с Рандором страсти и в какой-то момент просто сломались. Я пропустила, когда именно это произошло. Но задачу свою они выполнили — напитали меня и Рандора энергией, которую мы потратили на приятные вещи.

— Чувствую себя прекрасно, — подтвердил Рандор мою догадку.

С помощью магии света он подсушил нашу одежду. После чего мы перекусили его припасами. А теперь приводили себя в порядок, решив, что пора выбираться с острова.

— Как думаешь, — спросила я, одеваясь, — кто построил эту хижину?

Муж пожал плечами, и я сама ответила на свой вопрос:

— Мне кажется, это был твой предок. Больше некому. Он привез Венец на остров, спрятал его, но не погиб. По крайней мере, не сразу. По какой-то причине он не смог вернуться обратно и был вынужден жить на острове.

Рандор кивнул и по-новому взглянул на хижину. С уважением, что ли. Его предок был сильным рыцарем, раз сумел выжить в столь жутких условиях. Кто знает, как долго он пробыл на острове. Конечно, его давно нет в живых, но даже с того света он умудрился помочь своему потомку.

Но как бы ни была хороша хижина, настало время её покинуть. У нас был план, довольно простой — добраться до берега, где я оставила лодку, а Рандор ладью. Сесть в ладью и уплыть обратно на материк. Желательно не встретив по пути хмар.

— А как быть с Венцом? — задала я главный вопрос. — Если я вернусь без него, граф навредит Лидии. В отместку за мое непослушание.

— Соврешь ему, что Венец с тобой, — придумал Рандор. — Ты надежно его спрятала на берегу, поэтому не можешь показать, а меня якобы убедила, что не брала его. Чтобы получить Венец, графу придется посетить заставу. Тут мы его и схватим.

Я кивнула. Разумеется, граф уже в курсе, что Рандор отправился за мной на остров Хаоса. Эту деталь тоже придется как-то вплести в свою ложь.

Мы оба сошлись на том, что Венец трогать не стоит. На острове ему самое место. Мир в безопасности, пока он здесь и такие, как граф, не могут до него добраться.

Мне нравился наш план: выманить моего отчима из поместья, назначить ему встречу, а, когда он явится, взять под стражу. Идеально.

Мы не учли всего одну деталь — у хмар был собственный план. Ненамного сложнее нашего. Они банально собирались нас сожрать.

— Подожди здесь, — сказал Рандор, прежде чем приблизиться к двери.

В его руке полыхнул меч света, когда он выглянул на улицу.

Я затаила дыхание, прислушиваясь к звукам на улице. В последние несколько часов мы были непозволительно беспечны. Слишком увлеклись друг другом, забыв, что снаружи враждебный мир.

Рандор вернулся через минуту. Вошел обратно в хижину и плотно прикрыл за собой дверь. Мне это не понравилось.

— В чем дело? — спросила я.

— Мы окружены. Хмары повсюду. Их пока не видно, они держатся на расстоянии, чтобы нас не спугнуть. Но я чувствую их присутствие. Магия света предупреждает меня.

Я кивнула. Раз муж говорит, что вокруг полно хмар, значит так и есть. В хижине нет окон, чтобы осмотреться. Наружу ведет всего одна дверь. Рано или поздно нам придется через нее выйти, и хмары об этом знали. Они не торопились нападать, предвкушая трапезу. Мы для них как редкий моллюск: хижина — скорлупа, внутри которой вкусное нежное мясо.

— Здесь нельзя задерживаться, — озвучил Рандор мои собственные мысли.

— Но к берегу нам не пробиться. Там нас будут ждать в первую очередь.

— У тебя есть другое предложение?

Я замялась. Знала, что сказанное мужу не понравятся, но у меня из головы все не шли слова Элодии. «Как бы ты справилась с хмарами?» — спросила я у нее. «Я бы нашла Венец, надела его, и хмары бы мне подчинились» — ответила девочка.

— Мы не пойдем к берегу, — сказала я. — Мы направимся вглубь острова. У нас всего один шанс на спасение.

— Венец… — вздохнул Рандор.

— Венец, — подтвердила я.

Когда мы вышли из хижины, на первый взгляд все было спокойно. Солнце клонилось к закату, камни отбрасывали длинные тени на песок. Ни следа присутствия хмар. Но плечи Рандора были напряжены, а ладонь, в которой появлялся меч света, сжата в кулак. Он был готов к схватке.

Мой арсенал, увы, подошел к концу. Остались только заколки с сонным экстрактом, но против хмар они бесполезны.

Рандор велел:

— Держись за мной.

Я не спорила. Приятно в порядке исключения позволить мужчине решать проблемы, а не самой со всем разбираться.

— Куда идти? — спросил он.

— Обогнем озеро с левой стороны. Венец где-то за ним, совсем близко. Сигнал здесь очень силен, — о своем даре поисковика я тоже рассказала в порыве откровенности.

Мы двинулись в выбранном направлении. Поначалу казалось, что все идет отлично. На нас не спешили нападать, и я воспрянула духом. Возможно, Рандор переоценил опасность. То, что он чувствует хмар, вполне естественно. Их полно на острове. Но на мне все еще защитные амулеты, и они до сих пор работают.

Позже я поняла, что хмары так развлекались: охотились, загоняя нас в угол. На острове давно никого не было, и чудовища были не прочь растянуть удовольствие. Кто знает, когда к ним в следующий раз пожалуют гости.

Озеро мы обогнули без приключений. И вот, когда сигнал Венца стал просто оглушительным, я услышала шорох за спиной.

Оглянулась и замерла в ужасе. На расстоянии в несколько метров позади меня стояли с десяток хмар или даже больше, но от страха я забыла цифры и не смогла их сосчитать.

Рандор отреагировал мгновенно — секунда, и он поменялся со мной местами так, что оказался между мной и хмарами. Меч в его руке вовсю искрился светом. Хмары зашипели при его виде. Они явно недолюбливали светоносцев.

— Далеко Венец? — спросил Рандор через плечо.

— Нет, он где-то рядом.

— Тогда иди и возьми его.

— Но я не могу оставить тебя одного! — возмутилась я.

— Со мной все будет в порядке.

Рандор говорил уверенно, но я его оптимизм не разделяла. Охотно верю, что он первоклассный воин. Но десять или даже больше хмар на него одного… С таким количеством ядовитых жал никто не справится. Даже супермен.

— Иди! — рявкнул Рандор, видя, что я сомневаюсь.

Я вздрогнула и будто очнулась. А ведь он прав. Венец — наш единственный шанс на спасение.

В следующую секунду я сорвалась с места. Все мои мысли сосредоточились на сигнале от Венца. Я старалась не вслушиваться в то, что происходит за спиной, а главное — не оборачиваться. Своими криками и страхом я Рандору не помогу.

Впереди была скала. Сигнал шел от нее. Я мчалась, не разбирая дороги. Перепрыгивала через камни, а не огибала их. Поначалу казалось, что скала — монолит. Но, подбежав ближе, я увидела вход в пещеру. Хорошее место, чтобы спрятать Венец. По моим ощущениям скала была как раз примерно в середине острова. Равноудалена ото всех его берегов.

Я влетела внутрь, не сбавляя скорости и молясь про себя, чтобы пещера не была лабиринтом. У меня нет времени блуждать по её ответвлениям в поисках Венца.

Пещера оказалась узкой и неглубокой. Видимо, ничего лучше не нашлось, и предок Рандора решил, что сгодится и это.

В полумраке я ничего не видела. Ни намека на Венец тьмы. Неужели здесь ничего нет? Это обычная пустая пещера. Небольшое углубление в скале, как дупло в дереве. Я едва не заорала от бессилия. Но ведь сигнал! Я ощущала его как никогда ярко. Он привел меня именно сюда. Я не могла ошибиться.

Снаружи донесся вой хмар, а потом в пещеру вбежал Рандор. Он следовал за мной, отбиваясь от чудовищ.

— Ты нашла его? — спросил он, отдышавшись.

Одежда мужа была в крови. К счастью, не в его. Меч светил все так же ярко.

У меня язык не повернулся сказать, что здесь ничего нет. Впрочем, уже в следующую секунду я сама была уже не так в этом уверена.

Меч осветил пещеру. Я рассмотрела высокий потолок, шершавые с выступами стены, пол, покрытый ямами от капающей воды, но особо меня заинтересовал похожий на постамент камень в дальнем конце пещеры. Что-то на нем определенно было.

Хмары рычали на улице. Их щупальца тянулись вглубь пещеры, Рандор обрубал их один за другим, и тогда пещеру сотрясало от пронзительного воя чудовищ. С потолка сыпались камушки, пока небольшие, но я переживала, как бы не случился обвал. Быть похороненной заживо так себе жизненный финал.

Помощь Рандору не требовалась, он неплохо справлялся сам, и я направилась к камню-постаменту. Его края выглядели чересчур гладкими в отличие от стен пещеры. Уверена, камень создан искусственно, руками человека. Предок Рандора позаботился о том, чтобы Венец хранился подобающим образом. Как-никак это мощнейший артефакт, и он требует уважения.

Я сощурилась, пытаясь рассмотреть, что же там, на постаменте. На первый взгляд там было пусто, и в то же время там определенно что-то стояло. Тьма в том месте как будто была гуще. И двигалась.

Я схватилась за кинжал на поясе, испугавшись, что это очередная хмара. Затаилась в пещере, поджидая нас. Но тьма не нападала, а лишь меняла форму. Кажется, это все-таки неодушевленный предмет.

Рандор снова взмахнул мечом, рубя очередное щупальце. Свет озарил пещеру особенно ярко, и я ахнула. Так вот ты какой, Венец тьмы. Недаром ты носишь такое название. Оно тебе очень подходит.

Венец в чем-то напоминал хмар. Как и они, он был словно соткан из подвижных сгустков самой темноты. Я не встречала информацию о том, из чего он сделан, но не удивлюсь, если из самих хмар. Понятно, почему его не могли изобразить на рисунке. Никто точно не знал его форму, потому что она постоянно менялась.

Больше всего он походил на корону, зубья которой извивались, словно танцующие змеи. Абсолютно черный, без единого проблеска. Даже свет меча от него не отражался, а будто пропадал внутри Венца. Неудивительно, что я не сразу его заметила.

— Марианна, ты нашла его? — услышала я голос Рандора. — Скоро хмары будут здесь.

Я вздрогнула и очнулась. Венец меня заворожил, я даже забыла, что нас вообще-то хотят съесть.

— Он здесь! — крикнула я Рандору и услышала топот его ног.

Муж спешил ко мне. А я так и стояла возле постамента, не отваживаясь коснуться Венца. Он излучал странную энергию. Нет, он не отталкивал меня, а напротив манил. И это пугало еще сильнее. Ничего хорошего от артефактов подобной силы я не ждала.

Но Рандор оказался менее чувствителен. Он быстро приблизился и кивнул на постамент:

— Это он?

‍ ‌‌  ‌‌‌  ‌ ‌‌ ‌   ‌ ‌‌‌ ‌‌   ‌‌  ‌‌ ‌ ‌   ‌ ‌‌‍

— Да, но я бы не стала его… — муж схватил Венец, — касаться, — закончилась я свою мысль.

В то же мгновения, когда пальцы Рандора сомкнулись на Венце, хмары затихли. Я посмотрела на вход в пещеру и увидела, что они уже прорвались внутрь. От нас их отделяло шагов двадцать, не больше, но чудовища не торопились нападать. Они замерли, все их четыре глаза были направлены на Рандора, держащего Венец. Хмары словно чего-то ждали.

— Что теперь? — тихо спросил Рандор. — Его надо надеть?

— Может, не стоит, — прошептала я в ответ. — Ты не слышишь шепот? Он как будто притягивает меня. Ты тоже это ощущаешь?

— Шутишь? Я даже смотреть в его сторону не хочу.

— Он меня пугает, — призналась я.

— А меня больше пугают они, — Рандор кивнул на хмар. — Если я верну Венец обратно на камень, они нападут.

Он был совершенно прав. Единственное, что сдерживало хмар — это Венец в руке Рандора. Пока он его держал, они словно впали в анабиоз, но расходиться при этом не спешили. Нам не протиснуться мимо них к выходу, а сами они точно не уйдут.

— Я читала, что Венец отравил своего предыдущего носителя, — сказала я. — Не знаю, как именно это произошло, но это большой риск.

— Значит, его надену я, — заявил на это Рандор. — Во мне магия света, она защитит.

— Ты меня не слушал? Это опасно!

— Какой у нас выбор? Чтобы выбраться с острова, надо приказать хмарам нас отпустить. Командовать ими может только тот, кто носит Венец.

Я прикусила щеку изнутри. Ох и не нравится мне этот план.

— Я тоже не в восторге оттого, что придется примерить эту штуку. Обещаю, я сниму его, как только угроза минует.

Я нехотя кивнула. У нас, в самом деле, не было выбора.

Рандор повернулся лицом к хмарам. Медленно его рука поднялась вверх, и он водрузил себе на голову Венец тьмы.

Глава 32. Повелитель хмар

Вопреки ожиданиям гром не прогремел, и небеса не разверзлись. Только хмары дружно вздрогнули и тут же застыли. На этот раз абсолютно. Щупальца и те не шевелились, зависнув в воздухе без единого движения. Теперь чудовища походили на сломанные игрушки и уже не казались такими страшными.

Венец, который выглядел в руке Рандора небольшим, идеально ему подошел. Он как будто растянулся под нужный размер.

Рандор тряхнул головой, проверяя, плотно ли сидит Венец, но тот даже не сдвинулся. Черная субстанция словно вросла в голову мужа, соединилась с ним на молекулярном уровне. Мне это дико не понравилось.

— Что теперь? — по-прежнему шепотом спросил Рандор.

— Прикажи им что-нибудь, — я махнула рукой в сторону хмар.

Рандор повернулся к чудовищам, секунду помедлил, а потом произнес:

— Уходите.

Увы, приказ не сработал. Хмары как стояли неподвижно, так и остались. Только глазами красными лупали.

— Влияние Венца на хмар явно переоценено, — проворчал Рандор.

— Постой, — вмешалась я, — они тебя просто не поняли. Кто сказал, что монстры знают человеческий язык? Это не дрессированные собачки. Венец, наверное, работает как-то иначе. Попробуй послать им мысленный приказ. Представь то, что хочешь, чтобы они сделали.

Рандор кивнул. На этот раз молчание длилось дольше. Спустя минуту он снова повторил:

— Уходите, — но скорее для себя, чем для хмар. Ведь они пришли в движение раньше, чем он это произнес.

Одна за другой хмары пятились к выходу из пещеры. Медленно перетекали, подрагивая телами как желе. Чувствовалось, что им не хочется уходить, но они не могут сопротивляться приказу того, кто носит Венец.

— Отлично! — обрадовалась я. — У тебя получилось. Теперь ты — повелитель хмар.

— Не могу сказать, что мне это нравится, — повел плечами Рандор и убрал меч света, который теперь был не нужен. — Ощущения от Венца… странные.

Я с тревогой заглянула мужу в лицо. Он был бледнее обычного. Наверняка Венец тяжкая ноша.

— Потерпи еще немного, — я обняла его и прижалась щекой к груди. — Как только покинем остров, ты его снимешь.

Мы не стали задерживаться в пещере.

На выходе нас ждал неприятный сюрприз — хмар стало больше. Они все прибывали и прибывали. Как будто потревоженный Венец манил их со всех концов острова.

Рандор притянул меня к себе. Его чудовища не тронут, но я для них — лакомый кусочек. Если хочу выжить, надо держаться как можно ближе к мужу.

— Мы уходим, — заявил Рандор. — Немедленно.

Я сама не горела желанием задерживаться на острове, так что послушно последовала за ним.

Мы направились к берегу кратчайшей дорогой. Можно сказать, ломились напрямик. Хмары следовали за нами, пусть и на приличном расстоянии. Они стали нашим конвоем. Из-за них дорога вышла нервной. Я то и дело оглядывалась и вздрагивала.

— Ты не можешь приказать им не ходить за нами? — попросила я, не выдержав.

— Я пытался, — признался Рандор. — Но они не слушаются.

У меня закралось нехорошее подозрение, что находиться рядом с Венцом — особенность хмар.

— Ты случайно не помнишь, хмары всегда жили на острове Хаоса или они перебрались сюда после того, как здесь спрятали Венец? — уточнила я.

Рандор нахмурился.

— В легенде говорится, что до создания Венца хмары населяли Ксандор повсеместно. Они уничтожали скот и убивали людей. Тогда-то и был сделан Венец, чтобы их подчинить и избавить королевство от ужаса. Но что-то пошло не так…

— Как обычно, — вздохнула я.

— Венец попал в руки сильного черного мага-иномирца и началась пятидесятилетняя война. В конце концов, рыцари света победили. Они убили мага и спрятали Венец на острове.

— И хмары отправили вслед за ним, — закончила я.

— К чему ты клонишь? — Рандор остановился, чтобы взглянуть на меня.

— Не кажется ли тебе, что, если увезти Венец с острова, то хмары последуют за ним?

Мой вопрос повис в воздухе грозовым облаком. Здесь было над чем подумать. Меньше всего я хотела навлечь на Ксандор этот кошмар. Но Лидия и граф… Все так запуталось!

Наверное, страх за сестру отразился на моем лице, потому что Рандор ответил именно так, как я втайне мечтала.

— Давай сперва доберемся до берега, а там посмотрим, — сказал он.

На данный момент это был самый лучший выход — отложить момент принятия решения. Боже, мне достался идеальный муж. Я была готова расцеловать Рандора, а он и об этом догадался.

— Позже, — сказал он. — Отблагодаришь меня, когда выйдем в море.

— Уж я отблагодарю, не сомневайся, — пообещала.

Мы шли быстро, без привала, не желая задерживаться на острове даже на лишнюю минуту. Конечно, такой пеший переход изрядно нас утомил, зато мы добрались до берега за несколько часов. Я подумать не могла, что мы забрались так далеко и что остров настолько велик.

Плеск волн я услышала задолго до того, как увидела море. Но вот, наконец, камни расступились, и мы вышли на песчаный берег.

— Это не то место, — произнесла я, осмотревшись. — Мы вышли не там. Моя лодка и твоя ладья не здесь.

— Ничего страшного, — успокоил Рандор. — Я призову ладью, и скоро она приплывет.

— А ты так можешь?

— Разумеется. Ладья подчиняется магии света.

Рандор подошел к воде и опустил в нее ладонь. Нахмурился, сосредоточиваясь. Я старалась не шуметь, чтобы не мешать. Стояла и молча смотрела на мужа, а точнее — на Венец на его голове.

Странное дело — в какой-то момент я перестала его видеть. Даже показалось, что его вовсе нет. Но потом Рандор повернул голову, и в солнечном свете проступили очертания Венца. Нечеткие, похожие на тень.

Венец замаскировался! Я вздрогнула, когда это осознала. Этак его можно носить, а другие не догадаются, что он на тебе. Какие еще «полезные» функции есть у этой штуки? Мне все меньше хотелось это выяснять.

— Вот и все, — Рандор выпрямился и вытер руку о штанину. — Скоро ладья будет здесь.

Я обернулась. За камнями примерно в десяти метрах от нас скопились хмары. Они шли за Рандором как верные псы, разве что хвостами-щупальцами не виляли. Такая преданность пугала. Она была не от любви, а скорее от ненависти. Стоит Рандору снять Венец, и чудовища нас сожрут.

Муж проследил за моим взглядом:

— Еще не время, — озвучил он мои собственные мысли.

Я кивнула. Переберемся на ладью и вот тогда…

Солнечный зайчик скользнул по моим векам, и я подняла руку, ладонью загораживаясь от света. Это лучи солнца отразились от золотого бока ладьи. Она как раз обогнула остров и приближалась к нам.

Вскоре ладья остановилась в паре метрах от берега.

— Ближе ей не подойти, иначе сядет на мель, — пояснил Рандор. — Придется плыть.

Мы скинули сапоги, так как они, набрав воды, могут утянуть нас на дно, и пошли в воду. Плавала я хорошо, Рандор тоже, так что мы без труда добрались до ладьи и поднялись на борт.

Выжав мокрые волосы и одежду, я посмотрела на остров. Хмары подошли к самой кромке воды. Целый берег жутких чудищ, и все как один таращатся на нас. То еще ощущение, прямо до мурашек по коже.

— Отплываем, — махнул рукой Рандор. — Через несколько часов будем у заставы.

— Подожди. Ты кое-что забыл, — я указала на его голову.

Муж поднял руку и коснулся Венца. Лишь когда он это сделал, проступили его очертания. У Рандора был рассеянный вид, он словно забыл о своем новом головном уборе.

— Бросим его на берег, — сказала я. После всего пережитого я точно была готова расстаться с этой жуткой штукой. Вместе мы придумает, как вызволить Лидию из лап графа без Венца.

— Отсюда не докинуть, — неожиданно возразил Рандор, а мне казалось, он мечтал его снять.

— Тогда кидай прямо в воду.

— Нельзя. Вдруг волны вынесут его на берег королевства?

— И что ты предлагаешь? — сощурилась я.

— Расставаться вот так с Венцом слишком опасно. Хмары могут погнаться за нами. Я пока не могу его снять.

Отвернувшись от меня, Рандор отдал ладье приказ, и она поплыла прочь от острова Хаоса. Вот так, он даже не посоветовался со мной. Просто взял и решил.

Мне это не понравилась. У нас ведь все было хорошо! Мы только нашли общий язык. А сейчас между нами как будто кто-то встал, и я даже знаю кто — Венец.

Глава 33. Возвращение

Все было, как сказал Рандор. Мы добрались до заставы в рекордные сроки. Все благодаря магии света. Казалось, даже волны с ветром на нашей стороне и делают все возможное, чтобы поскорее доставить нас домой.

Когда на горизонте показались огни заставы, Рандор притормозил ладью.

— Тебе нельзя возвращаться вместе со мной, — сказал он. — Я отплывал один. Если привезу тебя, все поймут, что ты и есть нарушитель.

— А дальше приговор и заключение в темницу, — вздохнула я.

— Именно. Поэтому сейчас я спущу на воду вторую шлюпку, и ты переберешься в нее. Воспользуйся тем кольцом невидимости, что ты мне показывала и плыви влево от основной башни. Там в это время меньше всего рыцарей света, плюс я постараюсь отвлечь их на себя. Запомни главное — мы должны пересечь стену одновременно. Тогда дозорным поступит один сигнал. Все подумают, что он от ладьи, и никто не узнает, что была еще шлюпка.

Я кивнула. Рандор все правильно говорил. Это мой единственный шанс вернуться без проблем.

— Как мне это сделать? — уточнила я. — Ладья и шлюпка двигаются с разной скоростью.

— Ты просто плыви, а я подстроюсь под тебя.

— А Венец? — уточнила я. — Что если его заметят на тебе?

— Ты сейчас его видишь?

— Нет, — покачала я головой.

— Значит, и другие не увидят.

Вообще-то я подразумевала, что Рандор должен его снять, но он намека не понял. Прошло всего ничего с момент, как он надел Венец, но, кажется, уже не хотел с ним расставаться.

Рандор спустил шлюпку на воду, но прежде чем я покинула ладью, он притянул меня к себе и поцеловал. Как же божественно он целуется! От одного прикосновения его губ к моим по телу разливалась сладкая истома. Дикое, сумасшедшее удовольствие.

Муж нехотя оторвался от моих губ и отдалился.

— Тебе пора, — вздохнул он.

— Потому что надо успеть пересечь стену пока не рассвело? — уточнила я.

— Потому что если ты задержишься еще хоть на мгновение, то я тебя уже не отпущу, — поправил он.

Рандор помог мне пересесть в шлюпку и шепнул на прощание:

— Увидимся в нашем домике.

При этих словах его глаза полыхнули магией света, а у меня во рту пересохло, и я смогла только кивнуть в ответ. Прозвучало как обещание. Очень горячее и страстное обещание. Я надеялась, Рандор выполнит его в самое ближайшее время.

Шлюпка, как и ладья, подчинялась магии света. Рандор своим приказом направил её к берегу. Мне оставалось лишь расслабиться и наслаждаться поездкой.

Кольцо невидимости я перевернула, едва шлюпка тронулась в путь по волнам. Если кто и заметит её в море, то подумает, что она случайно отвязалась от ладьи и дрейфует сама по себе.

Шлюпка плыла намного быстрее лодки. Спустя минут двадцать я уже была около стены. Пересекла её без проблем. Спасибо Рандору. Добравшись до берега, покинула шлюпку и бегом устремилась в наш домик. Чем быстрее скроюсь в его стенах и уничтожу следы своего пребывания на острове, тем лучше.

Я была единственной, кто направлялся в сторону поселка. Рыцари наоборот спешили к заставе, взбудораженные сигналом о пересечении стены. Благо я была невидима, но даже так мне пришлось нелегко. Надо было лавировать во встречном потоке, избегая столкновений.

Наконец, я добралась до домика. Входить через дверь побоялась. Если она откроется сама по себе, это вызовет ненужные вопросы. Поэтому я влезла через окно в спальне и тут же прошла в умывальню, где сбросила с себя грязную одежду.

Отдавать её служке для стирки нельзя. Все захотят узнать, с какой стати жена герцога расхаживала в мужском наряде, да еще так извозилась в грязи. Эти вещи — улики против меня. Поэтому я их уничтожила с помощью расщепителя, найденного в кладовке, — магического прибора, внешне похожего на волшебную палочку из детских книг моего мира. Он работал только с предметами, уничтожал мусор.

Избавившись от одежды, я смыла с себя грязь и песок острова Хаоса. Рана от жала хмары, кстати, практически затянулась. На месте укола остался только ожог от магии света. Минус еще одна улика.

И что бы я делала без мужа? «Лежала бы мертвая в той хижине» — подсказал здравый смысл, и я поежилась. Так себе вариант. Повезло мне, что Рандор рыцарь света и любит меня. Он ведь любит, правда? Иначе с чего ему рисковать жизнью, спасая меня, а потом помогать заметать следы преступления?

— С возвращением, — ворвался в мои мысли скрипучий голос.

Я взвизгнула и обернулась к зеркалу. Оттуда на меня в упор смотрел граф.

— Нельзя же так пугать! — возмутилась я, кутаясь в полотенце. Кольцо невидимости к этому времени я уже вернула в первоначальное положение, и оно больше не скрывало меня.

Граф остался глух к моим страданиям. Куда больше его волновало другое:

— Где мой Венец? — спросил он.

Надо же, как он о нем говорит. Наверное, каждую ночь фантазирует, как его примеряет.

Пауза затянулась. Граф сверлил меня своим жутким взглядом, а у меня слова застряли в горле.

— Расслабься, — хмыкнул граф. — Я в курсе, что герцог был на острове Хаоса. Теперь он знает, что ты искала Венец. Вероятно, тебе пришлось рассказать, что это я отправил тебя за ним. Ничего, я не сержусь. Ты выкручивалась, как могла. Главное — герцог тебя не сдал. Этот идиот влюбился в тебя, что нам на руку. Ты молодец.

Я вяло улыбнулась. Граф только что намекнул, что я — расчетливая гадина. Так себе похвала.

Естественно, правду скрыть от графа не удалось. Он не дурак, сложил два и два. Вот только он не догадывался, что теперь мы с Рандором заодно.

— Так где Венец? — повторил он вопрос.

— На герцоге, — вздохнула я.

— Что?! — отражение взвыло так, что зеркало покрылось мелкой паутинкой трещин. Лицо графа разделилось на несколько частей и выглядело от этого еще более зловеще.

— Это вышло случайно. На нас напали хмары, надо было как-то спасаться. Мы вспомнили, что тот, кто наденет Венец, сможет ими управлять. Без этого мы бы не выбрались с островами, — скороговоркой объяснила я. — Но я ведь вернулась и привезла Венец.

— На голове герцога, — проворчал граф. — Меня не волнует, как ты это сделаешь, но он должен его снять. Заставь его или стащи Венец силой. Если потребуется, убей герцога. А после привези Венец мне. И поторопись. Мое терпение не безгранично, Марианна.

— Я могу увидеть сестру? Хочу убедиться, что Лидия в порядке.

— Не в этот раз, — растоптал граф мои надежды. После чего закончил сеанс связи.

Теперь в треснувшем зеркале отражалась лишь я. Бледная, уставшая, со всклокоченными мокрыми после купания волосами, с безумным и одновременно уставшим взглядом. Мне бы отдохнуть немного, хотя бы просто перевести дух.

Вот только вместо того, чтобы отправиться в кровать и прилечь ненадолго, я застыла у зеркала, думая о последних словах графа. Убить Рандора. Само собой, об этом не могло быть и речи. Такой вариант я даже не рассматривала.

Но меня поразил не приказ графа, а собственная реакция на него. Все во мне взбунтовалось против такого исхода. Рандор погибнет? Нет, я этого не допущу!

Стоя в одном полотенце посреди умывальни, я вдруг четко осознала, что не только муж любит меня, но и я, похоже, влюбилась в него. Ох, мамочки, как же меня угораздило?

Глава 34. Шторм

После разговора с графом я привела себя в порядок, оделась, как подобает леди, убралась в спальне и первым делом спрятала саквояж. Затем поела и даже успела немного вздремнуть, а Рандора все не было. Я уже начала нервничать, когда услышала на крыльце знакомые шаги. Пришел!

Я встречала мужа стоя напротив входной двери и пританцовывая от нетерпения. Надеюсь, все в порядке и он отсутствовал так долго вовсе не потому, что убеждал своих товарищей, что его жена не преступница.

Рандор вошел и прикрыл за собой дверь. Мы не виделись несколько часов, а он изменился. Причем не в лучшую сторону. Стал еще бледнее, под глазами залегли темные круги. Волосы и те потускнели. Он как будто терял цвет. Или, правильнее сказать, свет.

Я сощурилась, проверяя — Венец все еще на нем. Пришлось потрудиться, чтобы его рассмотреть. Лишь под определенным углом на голове Рандоре были заметны его очертания. Человек несведущий принял бы это за игру теней, но я-то знала, в чем тут дело.

— Ты до сих пор его не снял? — нахмурилась я.

— Я не мог это сделать при всех, — пожал плечами Рандор. — Кстати, если тебе интересно, то ты вне подозрений. Как мы и договорились, я сказал, что нашел нарушителя на острове Хаоса, и он мертв — разодран хмарами. Тело я оставил на острове, так как перевозить было особо нечего.

— Спасибо, — кивнула я, но сама не рассказала о разговоре с графом. Не потому, что скрывала от мужа правду. Просто боялась, что нас подслушают. Мы с Рандором договорились не обсуждать вещи, которые могут выдать меня графу и отразиться на Лидии.

Рандор прошел на кухню, где я оставила ему обед. Пока он ел, я все смотрела на него. С самого начала, как он вошел, показалось — что-то не так. Я никак не могла определить, что именно. Как вдруг солнечный свет упал через окно на волосы Рандора, и я вздрогнула. Их цвет, он изменился!

У Рандора были каштановые волосы с ярко выраженным золотисто-рыжим оттенком. Подобный цвет — проявление магии света, как и желтые глаза. Когда на Рандора светило солнце, его волосы переливались подобно золоту. Но сейчас я не видела в них ни единой золотистой искры. Волосы стали темно-каштановыми, словно он перекрасился, пока отсутствовал.

— Теперь, когда мы наедине, ты можешь снять Венец, — сказала я. — Никто ничего не увидит.

Плечи Рандора напряглись. Он вскинул голову и посмотрел на меня. Недобро так.

— Все, — он отодвинул от себя тарелку, — ты испортила мне аппетит.

— Тем, что заговорила о Венце?

— С того момента, как я пришел, ты только это и повторяешь. Даже не поцеловала меня, не поблагодарила за спасение.

— Я сказала «спасибо».

— Я чуть не умер на том острове и все, что я заслужил — сухое «спасибо»? — обвинил Рандор.

Ловко он, ничего не скажешь. Сменил тему так, что теперь мне надо оправдываться, а не ему.

— Я просто волнуюсь за тебя, — смягчила я тон. — Ты же помнишь легенду — Венец отравляет того, кто его носит.

— Глупости, — отмахнулся муж. — Он отравил короля, но маг, которому он принадлежал изначально, носил его без последствий.

— Даже если так, не понимаю, почему ты не можешь его просто снять! — вспылила я. — Мы выбрались с острова, опасность миновала. Пора подумать о том, как вернуть мою сестру.

Рандор так зло взглянул меня, что я невольно попятилась от стола. Так смотрел граф, когда я в чем-то перед ним провинилась. Но Рандор ведь не такой! Он чуткий и заботливый. Передо мной будто сидел другой человек.

Видимо, Рандор тоже понял, что перегнул палку. Устало прикрыв глаза, он потер лоб и произнес:

— Прости. Столько всего разом свалилось. У меня был не самый простой разговор с дозорными. Мне пришлось обмануть своих собратьев, и я не горжусь этим поступком.

— Нет, — воинственный настрой покинул меня, — это мне надо просить прощения. Я втянула тебя в этот кошмар. Если бы не я, твоя жизнь была бы как прежде…

— Скучно и пресной, — перебил он.

— Хочешь сказать, что ни о чем не жалеешь?

— Может быть, лишь о том, что не поцеловал тебя сразу, как вошел. Но это легко исправить.

Рандор встал из-за стола и подошел ко мне. Я запрокинула голову, подставляя губы для долгожданного поцелуя. Муж прав: если бы мы сразу начали с него, ссоры бы не случилось. Впрочем, жаркое примирение мне тоже по вкусу.

Я приподнялась на носочки и обвила шею Рандора руками. Он только и ждал моего отклика. Тут же подхватил меня под колени, поднял на руки и понес прямиком в спальню. Через пару секунд я уже лежала на кровати, а муж возвышался надо мной.

Я облизнула губы и принялась расшнуровывать платье. Все-таки удобно, что у моих нарядов шнуровка на груди. Пальцы дрожали, я торопилась, путаясь в завязках. Голодный взгляд Рандора подгонял. От того, как он смотрел, у меня поджимались пальцы на ногах, а низ живота сводило сладкими спазмами предвкушения.

Рандор, как и я, торопился избавиться от одежды: сапоги, рубаха, наконец, бриджи. Он снял с себя все быстро и ловко. А затем помог мне избавиться от платья — стащил его с плеч и дальше по телу, по пути покрывая каждый открывшийся сантиметр кожи поцелуями.

Я извивалась и стонала в голос, умоляя его не останавливаться. Я не сошла с ума, попав в другой мир и узнав, что существует магия, но теперь точно была на пороге безумства. Но кому нужен разум, когда кровь бурлит от страсти?

Желание захлестнуло нас разом. Никакого постепенного накала, сразу мощный взрыв. Мной овладела дикая потребность ощутить Рандора внутри.

Когда он, наконец, взял меня, я едва не сорвалась на крик. На этот раз не было никакой остановки, муж не дал мне передышку. Задвигался сразу резко и мощно, наполняя меня собой.

Эта близость отличалась от предыдущих. Рандор был груб и даже жесток. Одной рукой он фиксировал меня за бедра, чтобы я не могла отодвинуться. Вторую опустил мне на шею.

Пальцы на моем горле сжимались все сильнее. В какой-то момент я поняла, что не могу вдохнуть. Я дернулась, но муж воспринял это как часть процесса и только ускорил ритм.

Лицо Рандора исказилось. Сейчас я, как ни странно, четко видела Венец на его голове. Черные отростки оплетали его голову и спускались по шее вниз. Были только они, никакой магии света и летающих искр.

— Пусти, — удалось мне выдохнуть на последнем глотке воздуха.

Показалось, он не послушается и продолжит давить. Но разум все же возобладал. На миг черная пелена ушла из глаз Рандора, и он убрал руку. Но потом отростки на его шее запульсировали сильнее, и пелена вернулась.

Тогда Рандор перевернул меня на живот, после чего снова овладел мной. Несколько жестких быстрых движений вышибли из меня дух. Не думала, что мне такое понравится. Но уже в следующую секунду я потерялась в экстазе на пару с мужем.

Финал близости вышел ярким. Я снова задыхалась, но теперь уже от удовольствия, что мощным ураганом прокатилось по телу. Мышцы разом ослабли, и я в изнеможении уткнулась лицом в подушку.

Рандор навалился сверху, придавив к матрасу. Я застонала, и он перекатился на спину.

Стон, кстати, вышел хриплым. Кажется, у меня проблемы с горлом. Рандор едва не придушил меня. Это была не случайность и не эротическая игра. Я видела глаза мужа в тот момент — он все еще злился из-за ссоры.

Но неужели он бы смог?.. Я прогнала эту мысль прочь еще до того, как она прозвучала в голове.

Нам определенно есть о чем поговорить. Неизвестно, к чему бы привела эта беседа, но ей помешал стук в дверь.

— Командир! — кто-то звал Рандора. — Поступило предупреждение — надвигается шторм.

Рандор мигом вскочил на ноги. Я тоже села и закуталась в простыню.

— О чем речь? — уточнила.

— Это сигнал с главной башни, — пояснил муж, одеваясь.

— О чем он предупреждает?

— Надвигается шторм, а это значит, что идут хмары. Они всегда приходят со штормом.

— Но я ничего не слышала.

— Сигнал звучит для рыцарей света. Он магический.

Рандор выглядел расстроенным. Кажется, он пропустил сигнал. Из-за близости со мной?

— Это мы их привели, — прошептала я. — Они пошли за Венцом…

— Замолчи! — перебил Рандор. — Ты должна понимать, почему я не снял Венец. Я могу их остановить. Взять и приказать вернуться на остров. Если избавлюсь от Венца, мы обречены.

Рандор направился к двери. Он даже отдохнуть не успел.

— А что делать мне? — я устремилась за ним как была — в простыне.

— Сиди дома. Женам не место на поле битвы.

После этих слов Рандор ушел, хлопнув напоследок дверью. Я снова осталась одна. Впрочем, я всегда была одна. Лишь краткий миг на острове мне казалось, что у меня, наконец-то, появился кто-то, кому я могу довериться на сто процентов, но и с ним случился разлад.

Это все проклятый Венец! Будь он неладен!

Глава 35. Битва за заставу

Едва Рандор ушел, как я быстро оделась и выглянула в окно. Небо затянули черные тучи. Стало темно, как ночью, хотя сейчас была середина дня. Шквальный ветер дул со стороны заставы и доносили звуки битвы. Они слышались даже с большого расстояния.

А еще было видно, как дрожит стена света. Словно по ней бьют тараном. Это хмары бросаются на нее в попытке пробить. Если они будут достаточно настойчивы, им это удастся. Страшно представить, что тогда произойдет.

Я передернула плечами. Зря паникую. На Рандоре Венец тьмы. Он прикажет хмарам уйти еще до того, как они прорвутся за стену.

Лагерь оживился. Жены рыцарей, а их в поселение было девять вместе со мной, покинули свои домики. Вместе со слугами они взялись за организацию лазарета. Я тоже к ним присоединилась, втайне надеяться, что все это не потребуется.

Какое-то время все были заняты — готовили лежаки для раненых, помогали лекарю варить обезболивающие экстракты, нарезали чистые ткани на бинты. Лишь спустя час я снова выглянула на улицу и заметила в небе огни. Огромные горящие шары взмывали в воздух и летели в сторону моря.

— Что это? — спросила я у ближайшей женщины.

— Катапульты, — пояснила она. — Рыцари запускают в хмар магические огненные сферы.

Я нахмурилась. Битва все еще идет? Вот теперь я занервничала. А, когда начали поступать раненые, вовсе пришла в ужас.

Чаще всего это были ужаленные. Наблюдать за тем, что творит яд хмар с людьми, было кошмарно. Мне, оказывается, еще повезло. Я вовремя перетянула ногу жгутом.

Взрослые сильные мужчины вопили и рыдали от боли. Они бились в судорогах и корчились от мук. Помочь им могла только магия света. Экстракты даже симптомы почти не облегчали.

На все поселение было лишь два лекаря с магией света. Они не успевали к каждому. Лечение от яда — долгая процедура, мне ли не знать. Рандор возился со мной несколько часов, а я была в лучшем состоянии.

Лекарям приходилось выбирать, кому помогать, а кого оставлять умирать. Они ориентировались на количество ран и обилие яда в крови. И все равно это был тяжелый выбор. Им пришлось нелегко.

Тех, с кем поработила лекари, передавали нам — женщинам и слугам. Мы сбивали им температуру холодными компрессами и поили экстрактами. Я бегала с ведром до колодца и обратно, носила ледяную воду, не понимая, почему Рандор не отошлет хмар туда, где им самое место — обратно на дурацкий остров. Неужели с ним стряслось что-то плохое?

Я гнала прочь эту мысль. Нет, нет, он жив. Рандор превосходный воин. Кого попало командиром не назначают. Он точно знает, что делает. Но чего же он тянет?

Это был самый долгий день в моей жизни и без сомнений самый кошмарный. Я старалась не думать, а просто делать свою работу — носить воду, ставить компрессы, поить раненых. Хорошо, что у меня было занятие, отнимающее все силы. На мысли их просто не оставалось.

Первая благая весть появилась ближе к закату:

— Нам удалось отбросить хмар обратно за стену, — сказал один из раненых.

— Они возвращаются на остров, — через полчаса сказал другой. — Скоро все закончится.

Еще через полчаса я впервые смогла присесть и перевести дух. Новые раненые уже не поступали. Это означало, что атака отбита. Но какой ценой! Десятки раненых, несколько рыцарей погибло. К счастью, ни среди первых, ни среди вторых Рандора не было. Значит, он жив и здоров.

Остаток вечера и начало ночи я вместе с другими помогала в лазарете. Постепенно с заставы возвращались мужья, и женщины уходили одна за другой. Я задержалась дольше всех. Но я прекрасно понимала, что Рандор — командир. А они, как известно, последними покидают «корабль».

Я то и дело посматривала на дорогу, ведущую к заставе, и, наконец, увидела мужа. Выбежала, счастливая, ему навстречу и застыла, не дойдя шагов десять. Его волосы стали черными. Абсолютно. Свет фонарей, падая на пряди, уже не переливался золотыми искрами.

У меня сердце рухнуло куда-то в район желудка и волоски на руках приподнялись. Совсем как тогда, когда я впервые встретила хмар. В тот раз мой организм вот так отреагировал на угрозу. Неужели это предупреждение, что мне стоит опасаться Рандора? Нет, я тряхнула головой. Он не может быть опасен для меня. Он хороший, я знаю.

Рандор кивнул мне в знак приветствия и свернул к нашему домику. Мы молча вошли внутрь. Рандор не торопился включать свет. Кажется, он и в темноте отлично видел. А ведь раньше он первым делом максимально освещал комнату, в которой оказывался. Рыцари любят свет.

Это уже не просто тревожные звоночки. Все вместе — это целый набат. Я буквально слышала, как шестое чувство бьет во все колокола, намекая — Рандор не в порядке. Надо что-то срочно делать, если я не хочу его потерять.

— Что случилось у заставы? — спросила я, как только дверь домика закрылась за нашими спинами.

— Там случился бой с хмарами, Марианна. Такое, знаешь ли, здесь часто бывает, — ответил Рандор грубо. Раньше он подобным тоном не говорил. Со мной уж точно.

— Ты не ранен? — я все еще волновалась.

— Нет, со мной все в порядке.

— Почему схватка длилась так долго? Ты же мог прогнать хмар на остров с самого начала.

Вот и все, я это сказала. Обвинила Рандора в том, что он тянул. Разве что не назвала его причиной гибели рыцарей.

Муж не торопился с ответом. Сперва он снял запачканный красным и черным камзол. Это была кровь людей и хмар. Затем стянул сапоги. И лишь после этого произнес:

— Я не мог этого сделать вот так сразу, — равнодушно объяснил он. — Рыцари бы догадались, что происходит нечто странное. Ни разу еще хмары не уходили сами по себе. Они всегда бились до последнего. И вдруг они просто отступают. Никто бы не поверил, что обошлось без магии.

— Поэтому ты позволил умирать своим товарищам по оружию? — не поверила тому, что услышала. — Из страха, что тебя поймают?

— Я спасал не только себя. Тебе бы достанется, если узнают про Венец.

— Не нужно мне спасение за счет чужих жизней. Ты себя слышишь? Сегодня ты убил трех рыцарей света!

Рандор встал и пошел на меня. Я попятилась. Не нравился мне его взгляд и эта темнота. Почему мы до сих пор не зажгли свет?

— Я поступил так, как будет лучше для нас, — с нажимом повторил Рандор. — И жду от жены не упреков, а благодарности.

— О чем ты? — пробормотала я, хотя уже и так догадывалась, куда он клонит.

Рандор не просто шел ко мне. Он шел и раздевался. Развязал тесемки рубахи на шее и стянул её через голову. Теперь на нем были только бриджи, тоже заляпанные кровью, как и его руки. Он что же не смоет кровь с ладоней?

— Это все Венец, — сказала я, прячась за обеденным столом, как за щитом. — Он меняет тебя. Прежний Рандор никогда бы так не поступил. Вспомни, как ты горевал по товарищам, когда приехал на королевское торжество.

— То был слабый Рандор. Я во всем превосхожу его. Если Венец изменил меня, то в лучшую сторону.

Он не всерьез! Я не верила, что Рандор не понимает, как пагубно влияние тьмы. Надо это ему доказать. Слова уже не помогают. Нужно что-то более веское.

Мы кружили вокруг стола. Рандор пытался меня поймать, а я уворачивалась, в процессе судорожно соображая, как быть. На очередном витке вокруг стола меня осенило.

— Твой меч! — воскликнула я. — Раз с тобой и твоей магией все в порядке, продемонстрируй меч света.

Рандор аж остановился. Прищурился недобро и спросил:

— С какой стати я должен тебе что-то доказывать?

— Мне не надо, докажи самому себе, что Венец не влияет на тебя. Если ты так в этом уверен, проблем не будет.

Ничего сверхъестественного я не просила. Я помнила, как легко меч появляется в руке Рандора. Он словно его продолжение. Но теперь это, видимо, изменилось. Ничем другим я не могла объяснить бурную реакцию мужа на столь невинную просьбу.

Одним прыжком он перемахнул через стол. Быстро и ловко. Я даже ахнуть не успела, что уж говорить о том, чтобы убежать.

Рандор схватил меня за плечи и встряхнул. Совсем как тогда в хижине, когда приводил в чувства. Но если в прошлый раз в его действиях ощущалась забота, то сейчас в них был лишь гнев.

— Ты слишком много болтаешь, — заявил он, по-прежнему сжимая мои плечи. — Как-то раз я уже пытался научить тебя послушанию, но вижу, что урок забылся. Пожалуй, тебе нужен еще один.

Стиснув мою руку повыше локтя, Рандор потащил меня в спальню.

— Что ты делаешь? — упиралась я. — Отпусти! Я буду кричать.

— В таком случае мне придется заткнуть тебе рот кляпом. Грязный носок подойдет, — ответил он. — Обещаю, я затолкаю его так глубоко тебе в глотку, что ты даже дышать не сможешь, не то что говорить или кричать.

Я в ужасе захлопнула рот. Именно в этот момент я впервые осознала, что заперта в доме с чудовищем. Этот мужчина не Рандор. У него внешность моего мужа, но внутренне он абсолютно другой. Я его не знаю и не хочу узнавать. Но выбора, похоже, нет.

Рандор дотащил упирающуюся меня до спальни и толкнул на кровать. Я, потеряв равновесие, упала на спину.

— Я научу тебя покорности, жена, — заявил он и дернул пряжку ремня.

Я взвизгнула и попыталась отползти подальше, но он схватил меня за лодыжку и снова притянул к краю кровати. Тогда я лягнула его свободной ногой. Попала в живот. Рандор согнулся пополам, но хватку не ослабил.

Бороться с мужчиной — заранее обречь себя на проигрыш. Естественно, он сильнее, ловчее и быстрее меня. Сколько бы я не сопротивлялась, он все равно возьмет свое. Разве что… заколки с сонным экстрактом! Они все еще в моих волосах. Каждый день я закалывала ими локоны и, похоже, не зря. Надо только подпустить Рандора ближе.

Я сделала вид, что сдалась. Отбивалась уже вполсилы, вяло и без прежнего отчаяния. Вроде как покорилась неизбежному.

Почувствовав себя победителем, Рандор усилил напор. Залез на меня сверху и принялся задирать юбку. Вот теперь он был достаточно близко для укола заколкой.

Стараясь не думать о его ладонях на моих бедрах, я подняла руку и незаметно вытащила одну заколку из волос. Благо она была небольшой и удобной в использовании. Настоящее женское оружие — с виду скромное, но обладающее силой, способной свалить с ног даже быка.

Рандор пыхтел мне в шею. Не целовал, а прикусывал кожу. Даже ласки у него теперь с оттенком боли. Похоже, Венец не просто отравил его, а пустил ростки прямо ему в голову. Какая он все-таки дрянь! Нельзя было позволять Рандору его надевать. Это моя ошибка и, если ничего не предпринять, я прямо сейчас за нее поплачусь.

Рандор так увлекся процессом моего раздевания, что не заметил заколку в моей руке. А я, уличив момент, вонзила её острый край ему прямо в плечо.

— Тьма тебя забери, женщина! — взвыл он и резко отстранился.

Получив свободу, я тут же отползла подальше, одернула юбку и поправила платье на груди, а заодно вооружилась второй заколкой. На всякий случай. Хотя сонного экстракта было достаточно и в первой.

— Чем ты меня ранила? — Рандор потянулся за спину и вытащил заколку из плеча, которая так там и торчала. — Что это за гадость?

Он сидел на краю кровати на коленях, держа заколку в руке. Вообще-то экстракту уже пора подействовать. Стоило об этом подумать, и муж пошатнулся.

— Ты отравила меня? — удивлению в его голосе не было предела.

— Это всего лишь снотворное, — сообщила я. — Ты же не думал, что я позволю надругаться надо мной?

— Надругаться? — он поразился еще больше. — Так ты воспринимаешь близость со мной? Я полагал, мы занимаемся любовью.

— О какой любви речь? Ты набросился на меня!

Рандор тряхнул головой. Он должен был уже вырубиться, но до сих пор находился в сознании. Заколки были пропитаны концентрированным сонным экстрактом. Они ни разу не подводили меня. Причем со временем их эффективность не уменьшалась. Как я и сказала, они были способны усыпить быка, но, видимо, не того, кто носит Венец тьмы. Он давал Рандору дополнительную силу.

Муж не уснул, но как будто частично протрезвел. Он впервые за этот вечер по-настоящему взглянул на меня и понял, что едва не натворил.

— Прости, — Рандор снова тряхнул головой. Пошатываясь, он встал на ноги. — Я сам не свой. Не понимаю, что творю.

— Это все Венец, сними его, умоляю, — попросила я.

Но Рандор не слышал. Держась за стену, он покинул спальню, а потом я услышала хлопок входной двери. Муж ушел.

Я откинулась на подушку и перевела дух. Определенно это был один из самых сложных дней в моей жизни, и он еще не закончился. Я обязана выяснить, что происходит с Рандором и все исправить. А в этом мне в состоянии помочь всего один человек.

Я посмотрела на свое отражение в окне. Кажется, пора призвать мою Пиковую даму.

Глава 36. Побочный эффект

Граф откликнулся быстро, я даже не успела произнести его имя трижды. Наверняка он наблюдал за мной в тот самый момент, когда Рандор напал. Представляю, сколько удовольствия ему принесли мои страдания и страх.

— Я смотрю, герцог все еще жив, — проворчал граф недовольно.

— Я пыталась усыпить его заколкой. Не сработало, — сказала я в свое оправдание.

— Венец делает его сильнее, — подтвердил он мою догадку.

— А еще он меняет его. Рандор сам на себя не похож. Он стал агрессивнее и злее. Я читала о том, как Венец отравил короля, который его носил. С Рандором происходит то же самое?

— Не знал, что ты в курсе побочного эффекта. Мне ты, конечно, ничего не сказала. Надеялась, что Венец меня прикончит? — понимающе хмыкнул граф. — Спешу тебя разочаровать — чем темнее магии его носителя, тем Венец безопаснее. Твоему драгоценному герцогу не повезло. У него магия света. Они с Венцом несовместимы.

— И чем все закончится? — прошептала я.

— Герцог умрет, — пожал плечами граф. — Так что можешь ничего не делать. Твой муж обречен. И, судя по тому, как быстро он меняется, ему осталось недолго. Когда он погибнет, снимешь Венец с его головы и принесешь мне.

Я на автомате кивнула. Сама в это время уже думала о другом — как, черт возьми, снять Венец с одного упертого герцога, если он этого не хочет? Желательно пока он жив.

Граф прервал связь. Он сказал все, что хотел. А я все не могла успокоиться. Ходила из угла в угол, прикидывала варианты.

Сонный экстракт в заколке не усыпил Рандора, но все же он притупил воздействие Венца, а это хороший знак. Возможно, если экстракт будет свежесваренным, и Рандор его выпьет, то результат будет еще лучше. Если повезет, он уснет хотя бы ненадолго, и я стащу с него этот проклятый Венец. Или к мужу вернется разум, и он сам его снимет. Меня устраивали оба варианта.

Вот только графу не стоит об этом знать. Надо как-то избавиться от его всевидящего ока.

В хижине на острове он за мной не следил. Теперь я знала это наверняка. Ведь граф до сих пор не в курсе, что мы с Рандором заодно. Что же было такого особенного в той хижине, чего нет в других местах?

Думай, Мари, думай. Граф сильный маг, но даже он не всемогущ…

— Ну конечно! — я хлопнула в ладоши.

Воистину все гениальное просто.

Отражающие поверхности. Граф следит за мной через них. Причем ему подходит, что угодно — зеркало, стекло, вода, отполированный стол, чайник или даже бокал. Любая поверхность, в которой можно пусть даже мельком увидеть свое отражение. Если создам условия, при которых их не будет, смогу на время избавиться от тотальной слежки.

Следующие несколько часов я была очень занята — приводила дом в порядок. Начала с вещей. Прошлась по всем комнатам (благо их немного) и спрятала в шкафы все, где хотя бы частично видела свое отражение.

Затем перешла к окнам. Занавесила их плотными шторами. То же сделала с зеркалами. Столы, комоды и тумбы накрыла скатертями, чтобы даже в полированной мебели случайно не отразиться.

Закончив, еще раз прогулялась по комнатам с инспекцией. Нашла пару подозрительных плафоном и тоже их накрыла. Вот теперь, кажется, все. Территория безопасности готова. Все, что произойдет между мной и Рандором в этих стенах, останется для графа загадкой.

Я улыбнулась, представив, как он сейчас бесится. Приятно в виде исключения одержать над ним верх. Надеюсь только, он не сорвется на Лидии. Впрочем, пока я не вижу, ему нет смысла вредить ребенку. Он делает это исключительно на показ, чтобы причинить мне боль.

Отгородившись от графа, я приступила к главной части своего плана — к приготовлению сонного экстракта. Рецепт у него простой, справлюсь даже я. А главное — для его создания сгодится любая магия. В том числе магия поисковика из моих магических жил. Я еще ни разу их не резала, но все когда-то происходит впервые.

Я снова вытащила саквояж из недр гардеробной. Вот уж не думала, что он так скоро пригодится.

Достав ингредиенты для сонного экстракта и крис, я разожгла огонь в камине. Котелок найти не удалось — в доме не было кухонных принадлежностей. Вместо него я взяла таз для умывания. Налила туда воду и поставила на тлеющие в камине угли (пришлось подождать, пока дрова прогорят).

В закипевшую воду я бросила необходимое количество трав. Подумала немного и добавила еще одну порцию. Лишним не будет.

Проварив экстракт положенное время, сняла с огня. Пришел момент главного ингредиента — магии. Мне еще не доводилось резать свои магические жилы. Граф запрещал. Он объяснял это желанием сохранить мои силы поисковика. Но для сонного экстракта надо совсем немного магии. Ничего страшного со мной не случится, если я ею пожертвую.

Я приставила крис к своему запястью, закрыла глаза и полоснула лезвием по коже. Одно резкое четкое движение, чтобы не пришлось повторять.

Ох, больно. Я прикусила щеку изнутри. Ничего, потерплю. Это ради Рандора.

Я открыла глаза. Бах — это крис выпал из ослабевших пальцев. Освободившейся рукой я зажала рану на запястье.

— @#%@! — ругательство на родном языке вырвалось само собой, и я тут же воровато оглянулась. Надеюсь, никто не слышал, как я говорю на незнакомом языке. Вообще-то я не матерюсь, но, увидев цвет своей магии, не сдержалась.

Черная. Абсолютно. Без единого проблеска или других оттенков. Как такое может быть? Сердце лихорадочно стучало, а мозг работал на пределе возможностей, перебирая и сортируя информацию.

Граф однажды сказал, что пересечь границу между мирами в состоянии лишь тот, кто владеет черной магией. Я тогда усомнилась в его словах, напомнив, что у меня вообще-то магия серая, а он лишь хмыкнул в ответ.

Какой же беспечной я была! Надо было не только слушать слова графа, но и обращать внимание на его молчание. Часто оно таило в себе больше ответов.

Недаром он запрещал мне резать магические жилы. Он скрывал цвет моей магии даже от меня самой! Понятия не имею, зачем ему понадобилось…

Я вспомнила те черные всполохи, что танцевали на пару с искрами света в наш первый с Рандором раз. Теперь понятно, откуда они. А ведь я так и не сказала мужу о том, что видела. Как будто подсознательно знала, что не стоит.

Я не просто иномирянка. Я — черный маг и, судя по всему, довольно сильный. Проще говоря, я дважды вне закона. Добавить к этому поездку на остров Хаоса и похищение Венца. Да меня приговорят к казни раз этак десять!

Я снова закрыла глаза и досчитала про себя до десяти. Надо успокоиться. Да, черный цвет магии — неожиданность, но это не повод отступать от задуманного. Рандора необходимо спасать, и сделать это в силах только я. С остальным разберусь позже.

Я отняла руку от запястья и сцедила несколько капель магии в таз, пока рана не затянулась. Благо порезы на магических жилах срастаются быстро. Уже через десять минут на коже не осталось и следа.

Я тщательно вымыла крис и убрала обратно в саквояж. После убедилась, что ни единой капли моей магии не пролилось. Не хватало еще, чтобы кто-то нашел следы черной магии в доме.

Избавившись от улик, я закончила приготовление сонного экстракта и налила его в кувшин с вином. Лучшей маскировки не придумаешь.

Вот и все. Осталось дождаться возвращения Рандора. Я надеялась, что он не задержится. Чем дольше он носит Венец, тем серьезнее будут последствия.

Глава 37. Сонный экстракт

Я прождала Рандора весь день. Он явился только под вечер. Вошел, и сразу в доме стало неуютно. Словно он принес на своих плечах саму тьму.

Я смотрела на него и видела не своего мужа, а монстра. Это не Рандор управлял Венцом, а Венец — им. Понимание этого придало мне сил на то, что я собиралась сделать.

— Если ты снова планируешь уговаривать меня снять Венец, то не трать время, — с порога заявил Рандор. — Я принял окончательное решение.

— Какое же? — уточнила я.

— Венец необходим, чтобы отражать набеги хмар. Ты глупа, раз этого не понимаешь. Я могу спасти королевство.

Я передернула плечами. Похоже, Рандор возомнил себя суперменом. Вот сниму Венец с его головы, и он пожалеет, что говорил со мной в таком тоне. А пока изображу покорную жену, раз уж он так это любит.

— Я все понимаю, — склонила я голову, — и не осуждаю тебя. Напротив я восхищена твоим самопожертвованием. Венец — тяжкая ноша. Я просила его снять лишь потому, что боюсь за тебя. Ты мне дорог, и я не хочу тебя потерять.

Черты лица Рандора смягчились. Он улыбнулся почти так же искренне как прежде. Почудилось, я даже увидела в его глазах искры магии света. Они мелькнули и тут же погасли. Но это означало, что не все потеряно. Свет не до конца покинул Рандора. Еще не поздно все вернуть.

— Служка принес ужин, — я указала на стол. — Я не ела, ждала тебя.

Мы вместе сели за стол. Рандор ел с аппетитом, а я слишком нервничала, так что кусок не лез в горло.

Когда муж потянулся к бокалу, я сама наполнила его вином. Руки при этом почти не дрожали. Я знала, что действую в интересах Рандора. Я не опаиваю его, а спасаю. Моя совесть на этот раз чиста.

— Себе тоже налей, — кивнул Рандор на мой бокал. — Хочу выпить за новый этап в нашей семейной жизни.

Я улыбнулась через силу. Мой отказ вызовет подозрения, поэтому я наполнила и свой бокал. К счастью, сонный экстракт не отрава для воли, к нему граф меня приучил. Неделями я ходила как сомнамбула, едва соображая, зато потом смогла пить сонный экстракт как воду и даже не зевнула ни разу.

С тех пор прошло прилично времени, но граф обещал, что выработанный иммунитет останется со мной навсегда. Вот сейчас и проверим.

— За новый этап! — сказали мы одновременно и вместе сделали по глотку вина.

Чувство дежавю было таким мощным, что по спине пробежал холодок. Но расслабляться рано. Муж выпил всего ничего. Может, раньше один глоток усыпил бы его, но теперь, когда на нем Венец, я сильно в этом сомневалась.

Я сказала еще несколько тостов, провоцируя Рандора пить вино. Несла какую-то чушь: за нас, за светлое будущее, за победу над графом. На последнем тосте Рандор насторожился.

— Он нас не слышит? — спросил муж шепотом.

— Нет, все в порядке, — беспечно махнула я рукой. — Я поняла, как граф за мной следит, и устранила проблему. В этом доме мы можем говорить открыто.

Может, сонный экстракт на меня не действовал, а вот вино — очень даже. К нему граф не приучал. Спиртное я пробовала всего несколько раз в жизни и всего по глотку, а тут сделала уже четыре. Причем хороших таких. Неудивительно, что вино ударила мне в голову.

Этак я вырублюсь вместе с Рандором. До чего же сложно плести интриги! Непременно упустишь какую-то мелочь.

К концу ужина мы допили литровый кувшин вина. Когда встали из-за стола, нас обоих пошатывало. Рандора — от экстракта, меня — от спиртного.

— Я устал, — признался муж. — Последние несколько суток выдались напряженными.

— Тебе надо отдохнуть, — кивнула я. — Предлагаю перебраться в спальню.

Рандор едва добрел до кровати и тут же повалился на нее. Я стянула с него сапоги. Возилась долго из-за проблем с координацией. Комната вращалась, и меня штормило, как матроса на палубе в разгар бури. Того и гляди завалюсь на бок.

В итоге я все-таки упала на пятую точку, когда снимала с Рандора второй сапог. Отставив его в сторону, тряхнула головой. Сейчас бы чашку крепкого кофе, чтобы немного протрезветь, но в этом мире его нет.

Я похлопала себя по щекам. Ну же, Маша, очнись! Ты не на выпускном, где первое опьянение уместно и даже ожидаемо. У тебя важное дело.

Я приподнялась и выглянула из-за кровати. Рандор лежал неподвижно. Неужели заснул? Хоть в чем-то повезло.

Я попыталась встать с пола. Это было непросто. В какой-то момент я намертво запуталась в длинной юбке и уже думала, что из этой паутины мне не выбраться. Отчаянно дернулась и услышала треск рвущейся ткани. Отлично, я порвала подол. Да и черт с ним!

Наконец, я встала на ноги. Взлохмаченная, в порванном платье, пьяная — так себе из меня спасительница. Но уж какая есть.

Рандор спал на спине, раскинув руки в стороны. Мне всего-то и надо было, что добраться до его головы и снять Венец. Я не придумала ничего лучше, чем залезть на мужа сверху.

Я вскарабкалась на кровать, а потом и на Рандора, чувствуя себя «объездчиком» мустанга на родео. Если муж взбрыкнет, мне конец. Я на нем не удержусь.

Вот я сижу на Рандоре сверху и стараюсь не думать о теле подо мной. Мужском, крепком, желанном. Нет, сейчас точно не время. Сперва Венец, а там видно будет.

Я потянулась к голове Рандора. Само по себе это было несложно, но теперь даже я не видела Венца. Под каким углом ни смотрела, как ни щурилась, и тени его не заметила. Придется искать на ощупь.

Я запустила пальцы в волосы мужа. Где же этот дурацкий Венец? Надеюсь, он только невидим. Если он еще и неосязаем, то у меня проблемы.

— Что ты делаешь? — вопрос Рандора застал меня врасплох.

Я едва не завизжала, но вовремя опомнилась. Черт, он же должен спать! Муж выглядел сонным и говорил через силу. Экстракт еще действовал. Но как же быстро он начал приходить в себя. Это скверно.

— Я соскучилась по тебе, — томно улыбнувшись, сообщила я. Сама, между тем, продолжила искать Венец.

— Я дико устал, — проворчал Рандор. — Это не может подождать?

Он заворочался, пытаясь скинуть меня с себя. Этого нельзя было допустить.

— Ни секунды, — заверила я и страстно его поцеловала.

В тот самый миг, когда наши губы встретились, я почувствовала под пальцами острые шипы Венца. Это было мое первое к нему прикосновение, и я невольно вздрогнула. Ощущение, которое Венец послал по моему телу, мне не понравилось. Оно напоминало удар током. Спазм, прокатившийся по всем мышцам. Больно и сладко.

Рандор откликнулся на поцелуй. Обвил руками мою талию и прижал теснее к себе, так что я буквально распласталась по его груди. Не самое удобное положение, чтобы снять Венец, но второго шанса может не быть. Пока муж опоен сонным экстрактом и увлечен поцелуем, надо действовать.

Я вцепилась в Венец, что есть силы. Разве что пальцы судорогой не свело от чрезмерного напряжения. А потом дернула его на себя.

Увы, с первого раза ничего не вышло. Мне не показалось, Венец, в самом деле, врос в Рандора. Сорвать его не так-то просто.

— Какого темного? — Рандор прервал поцелуй, ощутив неладное. — Марианна!

У меня не было времени на разговоры. Я уперлась коленями в матрас по бокам от бедер мужа и тянула Венец на себя. В какой-то момент испугалась, что сорву его вместе со скальпом (только этого не хватало!).

Рандор схватил меня за запястья и сжал их. Синяки точно останутся. Его глаза полыхнули тьмой, а лицо исказилось злобой. Он все давил и давил, перекрывая ток крови в моих руках. Еще немного, и пальцы сами собой разожмутся от слабости.

Я прикусила нижнюю губу до крови. Нет уж, я так легко не сдамся.

Видя мою настойчивость, Рандор оттолкнулся пятками от кровати и перевернулся, подминая меня под себя. Но я успела сгруппироваться и уперлась коленями ему в живот. Используя мужа как упор, я продолжила тянуть Венец на себя.

Мы походили на двух рестлеров, борющихся за титул. Никто не собирался уступать.

А потом Рандор вдруг закричал и схватился за голову. Я испугалась, но быстро поняла, что нельзя ослаблять напор. Его крик — реакция на снятие Венца. Теперь я уже четко видела его. Прямо сейчас я вырывала с корнем те жуткие побеги тьмы, что проросли в Рандора.

Муж прекратил сопротивление. Я дернула Венец в последний раз. И вот, наконец, он оказался в моих руках. В ту же секунду Рандор лишился сознания и упал прямо на меня.

— Ох! — выдохнула я, придавленная тяжелым мужским телом.

И что теперь? У меня в руках Венец тьмы — самый жуткий артефакт в Ксандоре, на мне — Рандор, которого не сдвинуть с места. Кто знает, когда муж очнется и в каком настроении он будет.

А еще я, кажется, протрезвела. И сразу вернулся страх.

Глава 38. Похмелье

Первое, что я сделала, — отбросила Венец подальше. Конечно, мощный артефакт на полу нервировал, но прямо сейчас мне было не до него. Сперва надо выбраться из-под бетонной плиты. Ой, я хотела сказать из-под мужа.

Благо мои колени все еще худо-бедно упирались Рандору в живот. Я использовала их как рычаг, а ладонями надавила ему на плечи. Но даже так просто толкнуть и скинуть его с себя не вышло. Пришлось раскачивать.

Наконец, после нескольких минут кряхтения я получила свободу. Правда, в районе поясницы что-то подозрительно хрустнуло. Надеюсь, я смогу нормально двигаться.

Я осторожно села, ощупала себя, подвигала руками и покрутилась из стороны в сторону. Вроде все в порядке. Немного стреляет в спине и запястья болят после хватки Рандора, но могло быть и хуже. Все-таки мы с мужем реально подрались. Веселая у меня семейная жизнь.

И все же я бы ни на что её не променяла. Рандор в качестве мужа полностью меня устраивал. Кстати, о нем.

Я потянулась к мужу, но взгляд случайно упал на Венец. Он так и валялся на полу, будто какой-то мусор. Черный отполированный бок послал солнечного зайчика мне в лицо, и я ощутила странное, граничащее с наваждением желание коснуться Венца.

Не знаю, чем бы это обернулось, если бы Рандор в этот момент не застонал. Этот звук помог мне прийти в себя и вспомнить, что муж вообще-то нуждается в моей помощи.

— Рандор, как ты? — я повернулась к мужу.

Пощупала его лоб — вроде жара нет. Осмотрела голову, но ран не нашла. И это притом, что Венец глубоко врос в него. Мне казалось, я отрываю его с мясом. К счастью, ошиблась. Похоже, Венец впился в магические жилы Рандора, что не удивительно. Ведь он артефакт.

Насколько нарушена магия света, осмотр сказать не мог. Это должен проверить сам Рандора. Только бы он пришел в себя…

На первый взгляд с ним все было в порядке. Если повреждения есть, то они где-то на глубинном уровне. Я пришла к выводу, что сейчас он просто спит. Венец больше не защищал его, и сонный экстракт подействовал.

Я волновалась за Рандора, но пока ничем не могла ему помочь. Мне надо было подготовиться к его пробуждению и в первую очередь спрятать Венец. Кто знает, что сделает Рандор, когда придет в себя. Я опасалась, что он снова захочет надеть Венец. Этого нельзя допустить.

Я встала с кровати, но приближаться к Венцу не спешила. Шестое чувство подсказывало, что брать его в руки не стоит. Я достала из гардеробной одну из своих сорочек и накинула её на Венец. После подхватила сорочку за края, соорудив из нее подобие сумки. Осталось сообразить, куда спрятать опасный артефакт.

Я не придумала ничего лучше, как убрать его в саквояж. А что, там хранилось много запрещенных вещей, и пока никто их не нашел. Затолкав Венец в саквояж, я задвинула его обратно на место — под вешалки, и прикрыла сверху юбками платьев. Так посмотришь и не заметишь, что там что-то есть.

— Полежи там, — сказала я Венцу. — Потом придумаю, что с тобой делать.

Я вернулась в спальню к Рандору. Но и там все равно ощущала странный зов. Венец манил меня. Даже если бы его спрятал кто-то другой, я бы все равно его быстро отыскала. Просто пошла бы на этот зов. Если его чувствую не я одна, то у нас проблемы. Этак кто угодно в состоянии найти Венец. Рандор в том числе. Неужели его никак не скрыть?

Рандор снова застонал. Причем на этот раз еще и задвигался. Приходит в себя.

Я присела рядом с ним на кровать:

— Рандор, ты меня слышишь? Очнись, умоляю, — я легонько поцеловала мужа в уголок губ.

Его ресницы задрожали. Я обхватила его лицо ладонями и заглянула в приоткрывшиеся глаза. То, что я увидела в них, порадовало. Ни следа черноты. Радужка снова была золотистой. Волосы, правда, еще не вернули первоначальный цвет, но это дело времени. К счастью, Венец не успел серьезно ему навредить.

— Что произошло? — Рандор схватился за виски.

Я испугалась, что он проверяет на месте ли Венец. Но муж глухо застонал:

— Голова раскалывается.

— Давай помогу лечь удобнее, — я поправила ему подушку. — Принести воды?

Следующие полчаса я суетилась вокруг Рандора, с замиранием сердца ожидая, когда он вспомнит о Венце и какой будет его реакция. Рано или поздно это должно было случиться. И вот…

— А где Венец? — Рандор похлопал себя ладонью по голове. — Его нет. То-то я думаю, почему так легко. Знаешь, когда он был на мне, я будто поддерживал макушкой небо. Он дико тяжелый.

— Я его сняла, — призналась и зажмурилась, ожидая вспышки гнева. Все же в последнее время Рандор был жутко раздражительным.

Но вместо отповеди услышала:

— Ты моя спасительница!

Я открыла глаза и посмотрела на мужа. Он не шутит? Похоже, что нет.

— Пока Венец был на мне, я не желал с ним расставаться, но теперь понимаю, что это были не мои мысли. Он будто подчинил меня, — разоткровенничался Рандор. — Я ощущал, что теряю себя, но ничего не мог поделать. Более того, ничего не хотел делать! Я бы погиб, если бы не ты, Марианна.

— Пожалуйста, — кивнула я.

— И где он теперь? — Рандор осмотрелся, и я снова напряглась. Может, это все игра, и он просто хочет его вернуть. Но следующие слова мужа успокоили: — Нет, не говори мне, куда ты его спрятала. Не уверен, что устою перед искушением снова его надеть.

— А ты разве его не чувствуешь? — повела я плечами. Я так точно его ощущала. Прямо сейчас. Это походило на шепот на гране сознания. Тихий, но навязчивый. Наверное, так шизофреники слышат голоса.

— Нет, — покачал головой Рандор. — И безумно этому рад. А ты чувствуешь?

— Нет, конечно, нет, — солгала я, сама не зная, почему. Наверное, меня пугала эта странная связь с Венцом. И черная магия в моих жилах. Все это — звенья одной цепи.

Я понятия не имела, как Рандор отреагирует на подобные новости. Захочет ли после этого иметь со мной дело? Я надеялась, что мы тем или иным способом избавимся от Венца, возьмем под стражу графа, вернем мою сестру и заживем счастливо, забыв об этом кошмаре навсегда. Но когда было просто? Уж точно не в моей жизни.

— Я ужасно себя вел, — пробормотал Рандор. — Из-за меня погибли рыцари света, я причинил тебе боль…

— Тише, — перебила я. — Это был не ты, а Венец. Главное, что ты вернулся. Теперь все будет в порядке.

Рандор поднял правую руку и попытался вызвать меч света. Получилось не очень. Проявился лишь слабый луч.

— Ничего, — сказала я, — это только начало. Магия постепенно восстановится.

— Спасибо, что не отвернулась от меня, — Рандор обнял меня свободной рукой.

Я примостила голову ему на плечо. Муж еще не до конца пришел в себя, поэтому мы просто лежали, наслаждаясь редкими минутами покоя. Но они продлились недолго.

Вскоре раздался стук в дверь, в дом вошел служка.

— Ваше светлейшество, вы здесь? — донесся голос из гостиной.

— Что стряслось? — выкрикнул в ответ Рандор.

Я решила, что его снова вызывают к заставе. Но следующие слова служки застали нас врасплох:

— Через портал только что прибыл ваш тесть. Вы должны подтвердить его разрешение на проход в поселок.

Мы с Рандором переглянулись. Граф! Здесь! Ох, мамочки…

Глава 39. Ранд

— Он обо всем догадался! — узнав о приезде отчима, Марианна подскочила с кровати и теперь расхаживала по спальне, заламывая руки. — Граф здесь по моей вине. Я завесила все отражающие поверхности в доме, он больше не мог следить. Поэтому он явился сам. За Венцом и за мной.

Служка к этому времени ушел. Ранд с женой снова были наедине.

— Иди сюда, — он протянул к ней руку.

Марианна застыла на секунду, а потом устремилась к нему. Подошла и села на край кровати.

— Мы справимся, — он сжал её ладонь в своей. — Ты больше не одна. Я не дам тебя в обиду ни графу, ни кому-либо еще.

— Ты не понимаешь… — она пыталась подобрать слова, словно хотела что-то объяснить, но не решалась. — Граф… он умеет пользоваться слабостями людей, извлекая из них выгоду. Он не просто сильный маг, он первоклассный манипулятор. Я боюсь…

Она замолчала, и Ранд уточнил:

— Чего?

— Что он рассорит нас, — прошептала Марианна.

— Это невозможно, — он наклонился и легонько поцеловал её в губы. — Нет ничего такого, чтобы отвернуло меня от тебя.

Марианна вымученно улыбнулась в ответ. Кажется, ему не удалось её убедить. Ранд догадывался, в чем тут дело. Жена многое поведала ему о себе, но, видимо, не все. Остались еще секреты. Он не собирался их выспрашивать. Придет время, расскажет сама.

— Пора, — Ранд встал с кровати. Его все еще шатало. То ли от сонного экстракта, которым его опоила Марианна. То ли от воздействия Венца. Но с каждой минутой он чувствовал себя все лучше. — Надо встретиться с графом лицом к лицу. Сегодня мы положим конец его тирании.

— Ты хочешь взять его под стражу? — ужаснулась Марианна. — Но у него Лидия!

— Не волнуйся, я помню о твоей сестре. Я буду действовать осторожно, клянусь.

Его обещание не очень-то успокоило Марианну. Она настояла, что пойдет с ним. Когда дело касалось её сестры, жену было не переспорить. Отчасти Ранд её понимал. У него тоже есть младшая сестра. Угрожай ей опасность, он бы горы свернул, чтобы её спасти.

К порталу они направились вдвоем. Ранд узнал графа издалека. На первый взгляд немощный старик, но, если присмотреться, заметишь несоответствия этому образу. Идеальная осанка, уверенные движения, ясный взор — все это не вязалось со старостью и наталкивало на мысль, что возраст — просто маскировка.

Марианна предупреждала, что граф — сильный черный маг. Ранд удивлялся, как сам это не понял. А ведь магия света подсказывала: с графом что-то не так. Она ощущала в нем темноту. Но у старого проныры была превосходная маскировка. Ему удалось провести даже рыцаря света.

Ранд был так зол, что едва сдерживался. Аж ладонь зудела, до того хотелось проявить меч света и снести графу голову. И дело с концом. Может, магия света еще не вернулась в полной мере, но ради такого меч точно появится.

Потом придумает, как все объяснить. Свалит на графа вину за похищение Венца, ему поверят.

Ранд почти решился. Уже и пальцы сжал в кулак. А там останется только замахнуться…

— Сделаешь это, и она умрет, — произнес граф.

Его слышали лишь Ранд и Марианна. Охранники портала стояли поодаль. Для них эта сцена была обычной семейной встречей. Никто не догадывался об истинном лице графа.

Марианна схватила Ранда за запястье, помешав появиться мечу света.

— Умоляю, — пробормотала она.

Ранд напрягся. Уничтожить графа на месте было так легко. Раз и нет проблемы. Но пальцы Марианны подрагивали на его коже. Она не просто волновалась, а была напугана. И Ранд уступил.

— Что тебе нужно? — спросил он сквозь зубы.

— Для начала, чтобы меня пропустили в поселок. А для этого требуется ваше приглашение, — пояснил граф.

Он вел себя уверенно, даже слишком. Привык прятаться за спину маленькой девочки и решать проблемы с помощью угроз. С каким удовольствием Ранд свернет его тощую шею!

— И что потом? — уточнил он.

— Мы поговорим, — улыбнулся граф. — Полагаю, нам есть, что обсудить. Я готов к переговорам и обмену. Пусть каждый получит то, что хочет.

— Он предлагает обменять Венец на Лидию, — шепнула Марианна Ранду на ухо.

— Я понял, — кивнул он.

— Не хочу вас торопить, — вмешался граф, — но на нас уже косо смотрят. Скоро начнут задавать неудобные вопросы. Вы готовы на них ответить, герцог?

— Хорошо, — сказал Ранд. — Вы можете пройти.

Марианна судорожно вздохнула. Кажется, она не дышала все то время, что шел разговор. Она была сама не своя из-за переживаний за сестру. Ранд поклялся себе, что сделает все возможное, чтобы они с Лидией как можно скорее воссоединились.

Он подозвал дозорного, и тот поставил пропускную метку на графе. После они втроем отправились в гостевой домик, где его тестю мог поселиться на время пребывания в поселке. Со стороны все выглядело так, будто заботливый отец приехал проведать недавно вышедшую замуж дочь.

На публике все трое даже улыбались друг другу. И лишь, оказавшись внутри домика, сняли маски вынужденной вежливости.

— Мне нужен Венец, — первым делом заявил граф, — вам — Лидия. Предлагаю обмен. Но не вздумайте меня обмануть. Имейте в виду — с ребенком сейчас Бетси. Она выполнит любой мой приказ. В том числе убьет девочку, если со мной что-то случится.

На его последних словах Марианна всхлипнула. Но при этом она не просила отдать Венец графу, понимая, чем все закончится. Какая же у нее сила воли и духа! Ранд не переставал восхищаться женой.

— Я вижу, Венца на тебе нет, — прищурился граф. — Говорите, где вы его спрятали?

— Вы не получите Венец и не надейтесь, — заявил Ранд. — Более того, я прикажу взять вас под стражу. Вас будут судить как государственного преступника и казнят.

— Тогда вместе со мной пусть казнят и твою драгоценную женушку, — ухмыльнулся граф. — Если меня арестуют, то я расскажу, что она — иномирянка.

На миг Ранду показалось, что он перестал различать родную речь. Ему не почудилось? Граф действительно только что заявил, что Марианна из другого мира?

— Ах, она тебе не сказала, — веселился граф. — А я думал, у вас нет секретов друг от друга.

Ранда обернулся к жене. Она была бледнее простыни.

— Прости, — прошептала одними губами. — У меня не хватило смелости тебе признаться…

— Есть еще кое-что, — граф все никак не замолкал. — Об этом даже Марианна не знает. Как у всех иномирян, в её жилах течет черная магия. Но её магия особенно сильна. Я выбрал именно её не только за дар поисковика. Я рассчитывал, что Венец заинтересуется такой силой и откроется ей. Это и произошло. Так что Марианна — могущественный черный маг. А за это в Ксандоре…

— Казнят, — пробормотал Ранд.

— Верно. На плаху мы с доченькой отправимся вдвоем.

Ранд снова посмотрел на Марианну.

— Ничего не хочешь сказать? — уточнил он.

В ответ она лишь повторила:

— Прости.

— Выйди, — он указала ей на дверь.

— Но…

— Не спорь, — перебил Ранд. — Просто уйди.

Лицо Марианны вытянулось. Она потопталась на месте. Посмотрела сначала на графа, потом снова на Ранда, все не решаясь оставить их наедине. Но именно это Ранду и было нужно.

Сейчас не время выяснять отношения. У Марианны были причины скрывать свое происхождение. Ранда даже понимал их. Узнай он еще месяц назад, что она иномирянка — отправил бы на эшафот, не задумываясь. Но с тех пор многое изменилось, а главное — изменился он сам.

А еще он узнал Марианну. Она не была исчадием зла, каким принято считать иномирцев. Если в тебе черная магия, то ты по умолчанию плохой. А если белая, то хороший. Но Ранд знал много людей с белой магией, которые на поверку оказывались теми еще сволочами. Так почему это не работает в обратную сторону? Может, хватит уже судить людей по цвету магии и пора смотреть на поступки?

Все это он обязательно скажет жене и добавит, что не представляет своей жизни без нее. Любовь ли это? Ранд не знал. Он понимал лишь, что без Марианны все теряло смысл.

Но в том, что Ранд задумал, Марианне лучше не участвовать. Для её же безопасности. Пусть пока думает, что он сердится на нее из-за обмана.

В конце концов, жена сдалась. её плечи опустились, что говорило о подавленном состоянии. Нехотя она вышла из домика.

Едва дверь за ней закрылась, Ранд обернулся к графу:

— Кажется, вы однажды предлагали мне дуэль. Я принимаю вызов.

— Ты не знаешь, с кем связался, мальчишка.

— Вот и выясню. Победителю достанется все. Это единственный способ решить наши разногласия. Соглашайтесь или я, в самом деле, вас сдам. И пусть Марианна понесет наказание вместе с вами. Мне все равно.

Это был блеф. Но Ранд рассчитывал, что он сработает. Тот факт, что он минуту назад прогнал жену, играл в его пользу. Граф поверил: Ранд готов сдать Марианну.

— Будь по-твоему, — кивнул граф. — Я принимаю вызов.

Глава 40. Трудное решение

После просьбы Рандора я покинула гостевой домик. Шла как робот. Телом управляли инстинкты, а не разум. Последний как будто отключился. Система зависла, произошел сбой. Все потому, что я никак не могла принять простой факт — Рандор от меня отказался. Вот так запросто. Принципы оказались ему важнее любви.

Хотела бы я его винить, но не получалось. Герцога так воспитали. Черная магия означала для него порок и зло. Тот, в чьих жилах она течет, подлежал немедленному уничтожению. С чего я решила, что со мной будет иначе?

Надо было взять себя в руки и подумать, как быть дальше. Мне еще предстояло спасти Лидию. Видимо, в одиночку. Хорошо, Венец у меня. Это серьезный козырь.

Я могла лишь догадываться, о чем Рандор договорится с графом. Если он возьмет его под стражу, то вскоре рыцари явится и за мной.

Я добралась до нашего домика и первым делом выставила за дверь служку, наводящего порядок. Мне лишние глаза ни к чему. Затем достала из гардероба саквояж. В нем не осталось полезных артефактов. Внутри лежали лишь травы для экстрактов, крис и, конечно, Венец — скромный набор беглянки.

Мне бы только уйти с заставы и добраться до поместья графа раньше него. Если повезет, я выкраду Лидию, и мы сбежим вместе. Граф научил меня выживать, не пропадем.

Самым сложным в моем плане было пройти контроль у портала. За себя не переживала — никто не будет приглядываться к жене герцога. Но вот Венец… надеюсь, рыцари его не почуют.

Подхватив саквояж, я двинулась к входной двери. Я была уже рядом и потянулась к дверной ручке, когда с её хромированного бока на меня посмотрело отражение графа.

— Я бы на твоем месте не торопился покидать заставу, — сказало отражение, и я мысленно застонала.

Проклятые ручки! Я совсем про них забыла, когда пыталась обезопасить дом от слежки графа. Получается, он все слышал и видел. Мне так и не удалось спрятаться от него.

— Все верно, — кивнуло отражение. — Я всегда был поблизости. Ты же не думала, что умнее меня?

Я только зубами скрипела с досады. Теперь понятно, почему граф примчался на заставу. Узнал, что я сняла Венец с Рандора, и сразу рванул сюда, за своей прелестью.

— Где Рандор? — спросила я. Хоть муж и отвернулся от меня, я не желала ему смерти.

— Ступай в умывальню и открой зеркало, — велел граф. — Там и поговорим.

Я могла послать его к черту, но не стала. Мне было любопытно, что он скажет. Я ожидала услышать, что угодно, но точно не такое…

— Твой муженек вызвал меня на дуэль, — ухмыляясь, сообщил граф.

— Как… зачем… — опешила я. С какой стати Рандору рисковать ради меня жизнью? Если только он… Осознание окатило теплой волной. Он притворялся, что злится на меня! На самом деле, он хочет помочь. Какой же он… рыцарь. Не устаю ему поражаться.

Еще в своем мире, будучи девчонкой, я зачитывалась романами о любви прекрасных дам и благородных рыцарей. И, как многие в моем возрасте, мечтала однажды встретить такого вот рыцаря на белом коне. Кто бы подумал, что мечта сбудется. Я действительно встретила своего рыцаря, и он превзошел все мои ожидания.

— Хватит летать в облаках! — голос графа грубо оборвал мои романтические грезы. — Ты же понимаешь, что твоему благоверному не выстоять против меня. Я сотру его в порошок.

Сердце пропустило удар. Граф прав. Те, кто недооценивал его силу, сейчас покоятся в земле, а он до сих пор жив и здоров. И все же Рандор сильный воин и маг. Если у кого-то и есть шанс одолеть графа, то это у него.

— Я устал от этой возни, Марианна, — заявил граф. — Принеси Венец на место дуэли и отдай его мне. Взамен я обещаю пощадить герцога и вернуть тебе сестру. Это хороший бартер. Соглашайся.

— Или? — уточнила я.

— Или с Лидией будет покончено еще до начала дуэли.

Ничего не скажешь, предоставил выбор. Естественно, я согласилась. Но это не означало, что я сдалась. Отдать графу Венец ровно обречь королевство на медленное вымирание. Подобное нельзя допустить. А, значит, мне надо придумать, как обхитрить графа.

Прежде чем прервать связь, граф объяснил, где будет дуэль — у Круглого озера в Северных скалах. Это уединенное место, там дуэлянтам никто не помешает. Применяй магию, сколько вздумается.

Добраться туда Рандор с графом решили через порталы. Несколько прыжков, и они на месте. Причем отправляются они прямо сейчас. Я с ними не успею, да и не надо. Я пойду следом. Раз они переправятся, то и я сумею.

Едва связь с графом прервалась, я открыла саквояж и заглянула внутрь. Черный бок Венца блеснул, будто приветствия меня.

— Ну что, — вздохнула я, — дождался своего часа. Похоже, твоя взяла.

Глава 41. Дуэль

На то, чтобы добраться до места дуэли, ушло около часа и все мои сбережения. Общественные порталы — дорогое удовольствие, плюс у них всегда очереди. Но все это пустяки. Главное — меня не остановили и лишних вопросов не задавали.

Последний портал выкинул меня в небольшом городке у подножия Северных скал. Дальше придется идти пешком. Портала рядом с озером нет. Никому он там не нужен.

Жители городка удивленно поглядывали на знатную даму, направляющуюся в горы, но ничего не спрашивали. Недавно по этой же дороге прошел Рандор с графом. Наверняка жители догадались, что к чему. Они привыкли к подобным вещам.

Особенность Северных скал была в том, что в состав их камней входило серебро, поглощающее магию. По этой причине маги часто устраивали здесь дуэли. Благодаря серебру вспышки магической активности оставалась незамеченными.

Официальные дуэли в королевстве тоже проводились, но они требовали тщательной подготовки — выбор места, назначение секундантов. Не все хотели ждать так долго. Граф с Рандором точно торопились, поэтому выбрали Северные скалы.

Подъем в гору был пологий. Хорошо утоптанная тропа вела между камней прямиком к озеру, спрятанному в скалах. Пешая прогулка заняла у меня еще около получаса.

Чем ближе я подходила к цели, тем тише становилось. Поначалу еще пели птицы, но потом смолкли. Даже стрекот насекомых и тот прекратился. Живые существа предпочитали держаться подальше отсюда. Все дело в магии. её концентрация здесь из-за постоянных дуэлей была слишком высока. Я ощущала её — кожу пощипывало, словно от небольших разрядов тока.

Скалы окружали озеро кольцом, как бы запечатывая внутри все, что происходит возле него. Не только магию, но и звуки. Поэтому я не слышала Рандора с графом. Лишь когда завернула за последний скальный уступ, увидела дуэлянтов.

Схватка была в самом разгаре. Вероятно, Рандор воспользовался своим высоким положением, и их пропускали у порталов первыми. Пока я стояла в очередях, граф с герцогом уже сцепились не на жизнь, а на смерть.

Увлеченные друг другом, они не заметили меня. Это позволило мне осмотреться и оценить обстановку.

Граф сражался нечестно, чему я совсем не удивилась. Это в его духе. В одной руке он сжимал обычный меч, в другой — крис. У Рандора был только меч света. Когда мечи встречались, не было слышно звона металла. Зато искры летели во все стороны, точно при сварке.

Если Рандор оказывался слишком близко к графу, тот наносил герцогу удары крисом. Он резал его ритуальным ножом то по руке, то по предплечью. В общем, куда доставал. Порезы выходили неглубокие и на первый взгляд пустяковые. Будь это обычный кинжал, Рандор бы их даже не заметил. Но крис резал не кожу, а магические жилы, и магия покидала тело через эти порезы.

Вот граф в очередной раз полоснул крисом. Через порез на плече Рандора заструился свет. Красивое зрелище, но в то же время жуткое. Золотое свечение облаком проплыло по воздуху, и меч в руке мужа мигнул. Кажется, еще немного и вовсе погаснет. Тогда Рандор останется безоружным. Сколько же магии он потерял, пока меня не было? Страшно представить.

Я не могла больше на это смотреть. Пришло время вмешаться.

— Прекратите! — я шагнула вперед.

Рандор отвлекся на мой голос. Граф воспользовался заминкой и, схватив его сзади, приставил крис к горлу. Но Рандор будто этого не заметил. Куда больше его волновала я.

— Зачем ты пришла? — спросил он.

— Помолчи, — граф чуть сильнее надавил крисом, и на коже Рандора выступила магия света, похожая на солнечную каплю. — Она пришла, потому что я велел. Она всегда выполняет мои приказы, пора это уже понять. Ты ведь послушная девочка, Марианна, не так ли?

— Да, — кивнула я.

— Вот и умница. Иди сюда, отдай мне Венец, и я отпущу твою сестру. Он у тебя в саквояже, да? Дай его мне!

О спасении Рандора речи уже не шло, но я решила не торговаться. Вместо этого пошла к графу. На мужа предпочитала не смотреть. Мне сейчас не до его осуждения. Но он, конечно, не мог промолчать.

— Что ты делаешь? — дернулся Рандор в руках графа, но тот держал крепко. Это только с виду он старик, а на самом деле физической силы в нем хоть отбавляй. — Ты не обязана ему подчиняться.

— Ты не понимаешь, — тряхнула я головой. — Я не хочу смотреть на твою смерть.

— Так отвернись!

Я вздрогнула. Хотя чему удивляюсь? Естественно, Рандор готов пожертвовать собой ради королевства. Он как-никак рыцарь света. Оберегать Ксандор — его священная обязанность. Он не просто дал клятву защищать, он верит в каждое её слово.

Но я не рыцарь, я обычная женщина. Любящая жена и заботливая сестра. Для меня эти двое важнее целого мира. Я готова убить за них и умереть тоже готова. Пусть граф подавится своим Венцом.

— Прости, дорогой, — сказала я и протянула графу саквояж.

Тот вцепился в него мертвой хваткой и вырвал у меня из рук. Но при этом ему пришлось отпустить Рандора. Граф пихнул его в спину, и муж упал на колени. Он был серьезно ослаблен ранами от криса и уже не мог сражаться. К счастью, я успела как раз вовремя. Еще бы немного, и граф убил бы Рандора.

Я присела рядом с мужем.

— Почему ты пришла? — пробормотал он.

— Потому что люблю тебя.

— Мне так жаль… я не смог тебя защитить.

— Не переживай об этом, — улыбнулась я сквозь слезы. — Все будет хорошо, вот увидишь.

Пока мы разговаривали, граф сосредоточился на саквояже — открыл его и заглянул внутрь. Он не считал угрозой обессиленного рыцаря света и какую-то там девчонку.

— Где же он? — ворчал граф.

Он так увлекся поисками, что бросил на землю и меч, и крис. Зарылся обеими руками в саквояж. Потом вовсе перевернул его и вытряхнул все содержимое.

— Какого темного, Марианна? Его здесь нет! — выкрикнул он. — Куда ты его дела, идиотка?!

— Подожди, — сказала я Рандору, — мне надо закончить одно дело, а потом я помогу тебе.

Я разомкнула объятия и отпустила мужа. Без моей поддержки он осел на землю. Рандор был очень бледен, и я беспокоилась о нем, но сперва надо разобраться с графом. Пока он топчет землю, мне не будет покоя. Я не кровожадная, но некоторые просто не должны жить.

— Ну же, не молчи! Или тебе надоела сестра? — граф разве что слюной не брызгал.

Бросив пустой саквояж, он выпрямился в полный рост и пошел на меня.

Последнее года я только и делала, что боялась его. Граф стал для меня символом кошмара. Он превратил мою жизнь в один сплошной бесконечный ужас. Я совру, если скажу, что мне не было приятно отплатить ему за все, что он со мной сделал.

— Где ты спрятала Венец? — повторил он вопрос.

— Я его не прятала, — пожала плечами. — Он всегда был здесь.

Я подняла руку к голове. В тот момент, когда коснулась Венца, тот стал видимым.

…— Ну что, — вздохнула я, — дождался своего часа. Похоже, твоя взяла.

В ответ на мои слова черный бок Венца призывно блеснул. «Надень меня» — как будто уговаривал он, и я собиралась поддаться этому искушению. Венец — единственная сила, которую можно противопоставить графу. С ним у меня будет шанс победить, без него… только проиграть.

Резко выдохнув, я достала Венец из саквояжа и водрузила его на свою голову. Действовала быстро, пока не передумала.

В тот момент, когда мы с Венцом соединились, все вокруг изменилось. Я словно превратилась в лучшую версию себя. Все органы чувств обострились — слух, обоняние, зрение. Мыслительный процесс и тот ускорился. А главное — я впервые ощутила свою черную магию. Венец выступил проводником между нами.

Все стало предельно ясно. И как управлять Венцом, и особенности его магии, и даже парочка интересных секретов. Один из них я планировала использовать против графа.

Именно Венец подсказал мне, как его убить.

…О, какое было лицо у графа! Он будто призрака увидел. Мигом побледнел. Неужели испугался? Впервые я наблюдала его страх. Вот мы и поменялись местами.

Коснувшись Венца, я отломила один из его шипов-отростков. Черный стержень удобно лег в ладонь, и я тут же метнула его прямиком в графа.

Мой мучитель не успел опомниться. Осколок вонзился ему в сердце. Он был совсем крохотный, с мой мизинец, но его сила заключалась не в размере, а в магии. За секунду осколок пропорол камзол, затем кожу и устремился к сердцу.

— Как ты… сумела… — граф схватился за грудь.

Осколок достиг цели. Он проткнул сердце графа насквозь.

— Я просто его надела, и Венец сам подсказал, — ответила я, но граф меня уже не услышал. За миг до моих слов он упал на землю. Замертво.

Глава 42. Воссоединение семьи

С графом было покончено. Не передать, какое облегчение я испытала в тот момент. Казалось, солнце засияло ярче, и птицы запели красивее. Дышалось отлично, полной грудью, а воздух был наполнен ароматами цветов.

Я даже испугалась. Это вообще нормально, что смерть другого человека так меня радует? Может, это влияние Венца сказывается? Пусть я ничего такого не ощущала, но ведь Рандор тоже не осознавал, что меняется в худшую сторону.

Стоило подумать о муже, и радость померкла. Я заторопилась к нему. Подошла и присела на корточки перед Рандором.

— Как ты? — спросила.

Он сидел на земле, привалившись спиной к скале. Порезы магических жил затянулись, он больше не терял магию. Уже хорошо. Но на полное восстановление потребуется время.

— Я буду в порядке, — улыбнулся он через силу. А потом посмотрел на мою голову. — Ты надела Венец. Не стоило так рисковать ради меня.

— Полагаю, я разгадала его секрет, — ответила я. — Своему создателю он не причинял вреда. Все думали это потому, что он сделал его под себя. Это и верно, и неверно одновременно. Создатель обладал черной магией, и он настроил Венец на эту магию. Тот, в ком течет такая же сила, может носить его без последствий.

— А в твоих жилах мощная черная магия.

— Именно, — кивнула я. — Венец принял меня за своего создателя и с самого первого дня звал меня.

Мы замолчали. Рандор переваривал новость, а я боялась задать ему вопрос. Самый важный для меня.

Но молчать и дальше было нельзя, поэтому я решилась:

— Ты сдашь меня рыцарям света?

— С какой стати? — нахмурился Рандор.

— Я — иномирянка, черный маг и могу управлять Венцом тьмы. По законам Ксандора меня надо казнить. Трижды.

— Я кое-что понял, — произнес Рандор. — Даже черную магию можно использовать во благо. Черный маг не равно злодей.

— Долой стереотипное мышление, — я потянулась и обняла мужа.

— Но ты обязательно расскажешь мне все — о своем мире, о том, как попала сюда, — потребовал Рандор.

— Все-все расскажу, — заверила я, и он поцеловал меня в висок. — Но чуть позже, — я выпрямилась. — Сейчас я должна забрать сестру, пока весть о смерть графа не распространилась. Если Бетси узнает, что графа больше нет, она навредит Лидии. Мне надо торопиться.

— Я пойду с тобой.

— Нет, — качнула я головой. — Ты еще слишком слаб. Ты должен вернуться на заставу и восстановить силы.

Следующие полчаса мы горячо спорили. Рандор настаивал на своем участии в спасательной операции, я уговаривала его отпустить меня одну. Все аргументы были на моей стороне — Венец, дающий силу; слабость Рандора, которая делала его больше обузой, чем помощником. На стороне мужа было лишь ослиное упрямство, но его было крайне сложно побороть.

— Я боюсь отпускать тебя, — признался в итоге Рандор. — Боюсь, что случится плохое…

— Я сумею за себя постоять. Обещаю, что скоро вернусь к тебе, и мы вместе решим, как быть с Венцом. После спасения Лидии он будет мне не нужен.

В конце концов, Рандор сдался. Мы оставили тело графа возле озера и спустились в городок у подножия скал. Обратный путь порталами занял у нас прилично времени — Рандору требовался отдых между прыжками.

Где-то на середине пути до заставы, он сказал:

— Дальше я доберусь сам, а ты отправляйся в поместье. Соседний портал как раз выбросит тебя поблизости.

Мы обнялись на прощание, и каждый пошел своей дорогой. Я оценила поступок Рандора. Ему было ужасно трудно отпустить меня. Рыцарь должен защищать свою даму, а не позволять ей справляться с проблемами в одиночку. Но мужу хватило мужества признать, что сейчас я сильнее него. За это я полюбила его еще больше.

Портал отправил меня в поселение на границе земель графа. В самом поместье портала нет. По крайней мере, королевского. Граф не допускал посторонних в свои владения. Так что последнюю часть пути я должна проделать самостоятельно.

На постоялом дворе возле портала я арендовала лошадь. Местные женщины не ездят верхом, и я всегда подстраивалась под это правило, хоть и неплохо держалась в седле. Но сейчас мне было плевать на ограничения. Я торопилась к сестре.

Я села на лошадь и сразу пустила её в галоп. Мне вслед смотрели пораженные горожане. Думаю, слухи о лихой наезднице еще долго будут ходить в местном обществе. И пускай!

Земли графа окружал невидимый барьер магии. Он установил его сам. Посторонний не мог преодолеть его без личного разрешения графа. Я не надеялась, что с его смертью барьер исчез. Но, к счастью, мои данные были учтены при его создании. Я была здесь своей и это пригодилось.

Я въехала без проблем. Но владения графа обширны. До замка было еще несколько километров пути. Лошадь мне попалась резвая, и мы быстро преодолели это расстояние.

Меня узнали, так что ворота открыли без вопросов.

— Графа нет в замке, — сообщил сторож.

— Я знаю. Мне нужна Лидия. Где она сейчас?

— Должна быть в детской, с Бетси. Граф разрешил тебе её навестить? — заподозрил неладное сторож.

Все здесь подчинялись воли графа. От последнего поваренка до сторожа. Никто и шагу ступить не смел без его ведома. Страх настолько пропитал это место, что я ощущала его вполне реальный запах. Он пах болотом — гнилью и сыростью.

— Граф не будет против, — подмигнула я сторожу. — Гарантирую.

Мне хотелось кричать на каждом углу, что графа больше нет, и все мы, наконец, свободны от его тирании. Редко, кто здесь служил по собственной воле. Разве что такие, как Бетси. Остальных граф либо выкупил у родителей еще детьми, либо во взрослом возрасте подчинил шантажом.

Но я сдерживала себя. Рано или поздно они узнают эту чудесную новость. Мне же сейчас важнее спасти Лидию.

От ворот я пошла прямиком в детскую. Сердце тревожно стучало в груди. Я столько всяких ужасов передумала и навоображала, пока добралась до цели. Но вот, наконец, открыла дверь комнаты Лидии и вошла. Правда, первой увидела вовсе не сестру, а Бетси. Ну, конечно, как без нее.

— Ты чего здесь делаешь? — вскочила та с кресла.

— Где моя сестра? — я осмотрелась. Ни следа Лидии.

— Обедает на кухне. А где граф? — Бетси судорожно крутила на руке браслет с крупным голубым камнем по центру. Артефакт для связи с графом, не иначе. Вот только её ждал сюрприз — граф не спешил отвечать.

— Он мертв, — заявила я.

— Откуда ты знаешь? — не поверила Бетси.

— Я сама его убила, — при этих словах я коснулась головы, и Венец тьмы стал виден.

Бетси отшатнулась от меня. В её широко расширенных глазах плескался ужас.

— Умоляю… — прошептала она, так и не сказав, о чем собственно просит. — Лидия в порядке. Клянусь, я и пальцем её не тронула. Просто следила за ней по приказу графа. Но я не обижала девочку.

Я догадалась, о чем просит Бетси. Скоро Рандор расскажет всем, кем был граф и что он задумал. В поместье нагрянут дознаватели и рыцари света. Всех, кто был с графом заодно, возьмут под стражу. Бетси ждала темница, но она просила сжалиться над ней и отпустить.

Я думала, будет приятно поквитаться с ней после всех пакостей, что она мне сделала. Но вот я смотрела на Бетси и ничего не чувствовала. Ноль желания мстить. Я даже обрадовалась этому. Влияй на меня Венец, как на Рандора, я бы с удовольствием навредила Бетси.

Но вот оно — доказательство того, что я не подвержена влиянию Венца. Бетси, сама того не зная, принесла мне благую весть. За это я решила её помиловать.

— Я тебя отпущу, — произнесла я, — но при одном условии.

— Только скажи, все выполню.

Я осмотрелась в поисках подходящей тары. Выбрала из игрушек Лидии склянку с плотно прилегающей крышкой размером с кулак. Подняла пустую склянку с пола и протянула Бетси.

— Наполни её своей магией, — велела я.

— Хочешь сделать отраву для воли? — спросила та.

— Это не твое дело. Сделай это и уходи. Скоро здесь будут люди короля.

Спустя десять минут я уже была на кухне и обнимала сестру, а в кармане у меня лежала склянка полная магии внушения.

Глава 43. Королевская милость

Мы с Лидией играли в куклы в её комнате, когда в поместье ворвались рыцари света во главе с Рандором. К этому моменту я рассказала всем, кого встретила, что графа больше нет. Люди бежали из поместья, как крысы с тонущего корабля. Кажется, к приходу рыцарей здесь остались только мы с Лидией.

Но я не хотела, чтобы люди пострадали. Большинство были добры ко мне. Они — такие жертвы графа, как и я, и заслужили свободу. А встреча с рыцарями света в лучшем случае обернется допросом с пристрастием, в худшем — заключением под стражу. Так что пусть идут с миром и наслаждаются заслуженной свободой от тирана.

Взяв Лидию за руку, я вышла навстречу Рандору. Он выглядел намного лучше. Магия света быстро восстанавливается. Все-таки он очень сильный светоносец.

— Это кто? — указала Лидия пальчиком на Рандора.

— Это мой муж, — ответила я.

— Хм, — задумалась малышка. — А кто он тогда мне? Брат?

Рандор опустился на одно колено перед Лидией и протянул ей руку:

— Почту за честь быть твоим братом.

Лидия немного подумала и осторожно вложила свою маленькую ладошку в большую мужскую ладонь. Мой муж и моя сестра пожали друг другу руки. Я только хмыкнула.

Вскоре Лидия уже сидела на руках у Рандора, и он повсюду её носил. Быстро же она его окрутила.

Я была счастлива, что сестренка в хорошем настроении. Всем улыбается и смеется. Благодаря своему возрасту, она скоро забудет жизнь с графом.

Рыцари обыскали замок. В подвале их ждала целая кладовая магических штучек графа: крисы, незарегистрированные порталы, в том числе между мирами, запрещенные экстракты. Хватит на пожизненное заключение.

Графа тут же объявили в розыск (мы с Рандором умолчали о дуэли). Официально считалось, что граф сбежал.

Несколько дней мы провели в поместье. Наводили порядок, в том числе в личной жизни.

В первую совместную ночь Рандор заметил следы на моей шее, которые сам же и оставил.

— Это я сделал? — спросил он напряженно.

— Ничего страшного, я не сержусь на тебя.

— Я едва помню, что творил, пока Венец был на мне, — признался он. — Поразительно, как ты им управляешь.

— Мы на удивление хорошо поладили.

— Прости, — прошептал Рандор, целуя следы на моей шее. — Прости, прости, прости…

Он целовал каждый синяк отдельно и все извинялся. А я, откинув голову, наслаждалась лаской, сгорая в жаре страсти.

— Магия света не ошиблась, — сказал позже Рандор. — Мы действительно подходим друг другу. Идеальное сочетание — свет и тьма, день и ночь…

— Инь и янь, — продолжила я цепочку.

— Не знаю, что это, но согласен на все, — обнял меня муж.

Спокойные дни пролетели незаметно, а потом нас пожелал видеть король. Ему Рандор был вынужден рассказать правду. В том числе о Венце, который я до сих пор носила на голове. Я банально боялась оставлять его без присмотра. На мне он в большей сохранности, чем где бы то ни было.

Королю не отказываются, так что мы сразу отправились в столицу. Я дико нервничала перед аудиенцией. Мне предстояло сознаться, что я участвовала в планах графа по захвату власти, пусть и не по своей воле, и надеяться, что король помилует меня.

— Я рядом, — Рандор сжал мою руку в своей.

Я благодарно кивнула в ответ. Одна я бы точно не справилась. Хорошо, что есть поддержка.

Лидию мы отправили в родовое поместье Рандора. Там за ней присмотрит бывшая няня Элодии. Та уже выросла и больше не нуждается в няне. Я связывалась с сестренкой по несколько раз в день. Кажется, они с Элодией подружились, и это меня успокоило, а то я волновалась, что она не найдет общий язык с семьей Рандора.

Король принял нас в той же гостиной, что в прошлый раз. Я старалась не думать о том, как врала ему, сидя на этом самом диване. Надеюсь, он не злопамятный. Присутствие королевы немного сглаживало ситуацию. Но Александр, конечно, выглядел недовольным.

— Он на тебе? Прямо сейчас? — первое, что спросил король.

— Да, ваше величество, — я уже привычно коснулась головы, делая Венец видимым.

Королевская чета дружно ахнула. Александр обошел меня кругом, приглядываясь к Венцу.

— Каково это… носить его? — спросил он.

— Для того, в чьих жилах течет мощная черная магия, Венец посильная ноша. Но остальным придет туго, — честно ответила я. Врать тому, от кого зависит твоя жизнь, глупо.

— Значит, граф хотел заполучить Венец и свергнуть меня, — пробормотал король.

Это не был вопрос, так что я промолчала.

Рандор встал рядом со мной и заявил:

— Я готов поклясться на луче света, что Марианна невиновна. Она — лишь пешка в руках умелого интригана. Граф шантажировал её младшей сестрой. Но, освободившись от него, она будет служить вам верой и правдой. Если же ваше величество пожелает её наказать, то знайте, я разделю с женой любую кару. Куда она, туда и я.

У меня слезы на глаза навернулись от его слов. Рандор послан мне свыше за все мои страдания, не иначе. Он просто дар небес. Если можно еще сильнее влюбиться в собственного мужа, которого я и так обожаю, то я только что это сделала.

Следующий ход был за мной. Мне надо было как-то доказать свою верность короне, раз уж я собиралась жить в Ксандоре. С некоторых пор я по понятным причинам перестала мечтать о возвращении в свой мир.

Я подняла руки и сняла Венец с головы. Сделала это легко, Венец во всем подчинялся мне.

— Он ваш, — протянула я Венец королю.

В гостиной повисла напряженная пауза. Все взгляды сошлись в одной точке — на Венца тьмы.

— Должен признаться, искушение велико, — шумно сглотнул Александр. — Но все же я не коснусь этой штуки. Уж слишком красочно герцог расписал последствия.

— Тогда прикажите, что с ним делать, — сказала я. — Клянусь, что выполню любую вашу волю.

Король задумчиво нахмурился. Он, как и все, знал, что хмары в последнее время активизировались. Если они до сих пор сидели на острове, то лишь потому, что я на днях побывала у заставы и приказала им не высовываться. Меня в отличие от Рандора они послушались беспрекословно.

Пожалуй, я могла бы и дальше их сдерживать. В этом случае нападения на заставу вовсе прекратятся. Но не мне принимать такое решение. Я была готова вернуть Венец на остров Хаоса, если король того пожелает.

— Марианна Ал’Ордэн назначаю тебя смотрительницей заставы, — произнес Александр.

Не знаю, кто больше удивился — я или Рандор. По крайней мере, мы оба застыли с открытыми ртами.

— У тебя будет испытательный срок, Марианна, — продолжил, между тем, король. — Как часто хмары обычно нападают на заставу, Ранд?

— Раз или два в месяц, — ответил тот.

— Ясно, — кивнул король. — Я даю тебе два месяца, Марианна. Если за это время не случится ни одного нападения хмар, то твоя должность станет постоянной. Согласна ли ты служить королевству?

— Да, ваше величество, — выдохнула я.

— Отлично, — улыбнулся Александр. — И ради света, надеть уже эту штуку обратно. Она меня нервирует. Пусть лучше снова будет невидимой.

Повинуясь приказу короля, я вернула Венец себе на голову. Не могу сказать, что без него мне было неуютно, но с ним я точно чувствовала себя увереннее и сильнее. Пока что я так и не разобралась со своей черной магией. Граф нарочно не учил меня ею пользоваться. Но Венец во многом помогал, подсказывая как действовать.

— Еще кое-что, — вперед выступила королева. — Мы хотим, чтобы ты, Марианна, унаследовала земли графа. В конце концов, официально ты считаешься его единственной дочерью. Сама понимаешь, мы не можем позволить, чтобы народ узнал о твоем происхождении. Проблему с иномирянами надо решать постепенно. Александр уже подготовил указ, отменяющий казни. Но на то, чтобы изменить мировоззрение народа, уйдет не одно десятилетие.

— Спасибо, ваше величество! — я прижала руки к груди.

Что за чудесный сегодня день? Я шла сюда, опасаясь потерять все, но наоборот приобрела — работу и дом.

Королева улыбнулась. Готова поспорить, это она уговорила мужа дать мне шанс. Все-таки здорово, что у меня такая покровительница. Уж не знаю, чем я понравилась её величеству, но она с первого дня была добра ко мне.

— Ступайте, — махнул на нас рукой Александр. — На ближайшее время у вас отпуск. Навестите вдовствующую герцогиню. Она будет рада.

При последних словах я вздрогнула. Раньше я думала, что родство с ней временное, но теперь получается, что она — моя настоящая свекровь. Навсегда. О, ужас!

Глава 44. Новые правила

Король дал нам с Рандором месяц отпуска, чтобы мы привели в порядок свои дела — разобрались с наследством, устроили мою сестру на новом месте и хоть немного наладили семейный быт.

С первым не было проблем. Я просто подписала необходимые бумаги и стала полноценной хозяйкой огромного поместья графа. Но жить я там не собиралась. Слишком много плохих воспоминаний связано с этим местом.

Рандор помог мне найти хорошего управляющего, а тот нанял слуг. На это ушла неделя, после которой мы покинули мой старый дом и отправились в мой новый дом. Все бы ничего, но жить теперь мне предстояло в поместье герцогов Ал’Ордэнов. С обожаемой свекровью под боком и не менее любимой золовкой.

— Я знаю, — сказал Рандор, — что ты не очень поладила с моей семьей. За исключением Элодии.

— Неужели? Я думала, ты ничего не заметил.

— Теперь все будет иначе, — пообещал он. — Они полюбят тебя, вот увидишь.

— А если нет?

— То будут иметь дело со мной.

Я хмыкнула. Мой рыцарь всегда на страже моих интересов. С ним мне ничего не страшно. Даже свекровь.

Лидия ждала нас в поместье мужа. Она первой бросилась мне навстречу, стоило выйти из экипажа. Я опустилась на колени и обняла сестренку. Тут же на нас двоих налетела Элодия, и двойные объятия превратились в тройные.

— Как ты? — спросила я сестру, когда с нежностями было покончено. — Тебя не обижали?

— Что ты! У меня теперь вторая старшая сестра, — она прижалась щекой к боку Элодии, а та погладила её по голове.

Я не сомневалась, что они подружатся. Примечательно, что Лидия упомянула только одну старшую сестру. Видимо, с Сабиной отношения не заладились.

А вот следующие слова Лидии удивили:

— А еще у меня есть бабушка, — широко улыбнулась малышка.

Я вскинула голову и взглянула на вдовствующую герцогиню, которая тоже была среди встречающих. Она совсем не изменилась — все то же брезгливое выражение лица и осуждающий взгляд в мою сторону. Но стоило ей посмотреть на Лидию, как она волшебным образом преобразилась. Клянусь, я увидела улыбку на её губах!

Кажется, моей малышке удалось растопить это ледяное сердце. Я в Лидии не сомневалась. Это не ребенок, а бездна очарования, помноженная на тонны обаяния.

Жизнь в новом доме обещала быть не такой ужасной, как мне казалось поначалу. Было всего одно но — Сабина. Но для нее у меня припасен сюрприз.

Следующим вечером после того, как вещи были разобраны, подарки вручены и пересказаны все приключения, я нашла Сабину вместе с мужем в малой гостиной. Я нарочно искала именно их. Когда я вошла в гостиную, в моих руках был поднос со свежезаваренным чаем.

Я опустила его на столик и сказала:

— Предлагаю выпить за наше примирение.

— Одним чаем ты ничего не изменишь, — фыркнула Сабина. — Может, матушка и Рандор забыли о том, как ты появилась в нашей семье. Но я всегда буду помнить, как ты окрутила моего брата и шантажом заставила жениться.

Я улыбнулась в ответ на её отповедь. Ссора в мои планы не входила.

— Понимаю, — кивнула, разливая чай по чашкам и протягивая одну Сабине. — Ты имеешь полное право негодовать. Но мы с Рандором нашли общий язык. У нас крепкий брак, так что я здесь надолго. Нам обеим придется с этим смириться.

Вторую чашку я вручила мужу Сабины. Никак не могу запомнить его имя… Наверное потому, что он больше похож на аксессуар своей жены, чем на живого человека.

Себе я тоже налила чай. Для приличия и чтобы не возникло вопросов.

— Выпьем за перемирие, — сказала я. — Может, подругами нам не стать. Но я надеюсь, что хотя бы вражды между нами не будет.

Сабина сморщила нос. Секунду она размышляла, не послать ли меня куда подальше. Но чай так ароматно пах. Я нарочно заварила её любимый, цветочный. И она не устояла — сделала приличный глоток, а муженек повторил за ней. Он во всем её копировал.

Раз, два, три — начала я отсчет про себя. Отрава для воли подействует через тридцать секунду. Я варила её всю ночь. Ради этого пришлось сбежать от спящего Рандора в мою старую комнату, но это того стоило.

Забирая у Бетси склянку с магией внушения, я уже знала, для кого она. Если бы Сабина молча ненавидела меня, я бы и пальцем её не тронула. Но от нее можно было ожидать любой гадости, она это доказала. Уезжая на заставу, мне придется оставлять Лидию в одном доме с этой гарпией. Я не хотела каждый раз переживать — все ли в порядке с сестрой? Не уморила ли её Сабина?

Тридцать — досчитала я. Вот и все отрава действует.

Я отставила чашку с чаем, из которой так и не отпила, и произнесла:

— С этого момента, Сабина, ты будешь крайне мила и дружелюбна со мной и Лидией. Ты и твой муженек никогда не причините нам вреда. А еще ты всеми силами ускоришь ремонт в поместье своего мужа, и вы как можно скорее переедете обратно к себе. Я разрешаю тебе навещать мать по праздникам, но не чаще пяти раз в год. Все понятно?

Сабина кивнула. Муж в точности повторил её жест.

— Вот и славно, — улыбнулась. — Я рада, что мы поговорили.

Я, насвистывая, покинула малую гостиную. Проблема с золовкой решена раз и навсегда. Вот теперь я уверена — мы с Лидией будем счастливы в этом доме.

Эпилог

Я стояла на главной башне заставы. Сотни лет сюда не пускали женщин — не было нужды. Но с недавних пор это мое рабочее место. Раз в несколько дней я поднимаюсь на башню и проверяю все ли в порядке.

Моя задача следить, чтобы хмары не покидали остров. Не хочу хвастаться, но с тех пор, как я около года назад заступила в свой первый дозор, не случилось ни одного нападения на заставу. Хмары, как дрессированные ручные зверьки, сидели там, где им приказано.

— Ты не устала? — сзади подошел Рандор и обнял меня. Ему пришлось постараться, чтобы это сделать — большой живот сильно мешал.

— Нет, все в порядке, — я откинула голову ему на плечо. — Я должна была проверить перед отъездом все ли хорошо.

— Ты делаешь всю работу за рыцарей света. Они совсем распустились. Им скучно и нечем себя занять.

— Меня не будет целую неделю, — вздохнула я.

— Ты хотела сказать месяц, — поправил Рандор.

Этот спор длился с того самого момента, как стало известно, что я беременна. Рандор изначально собирался запереть меня в поместье на все девять месяцев, но я не позволила. Кто будет присматривать за хмарами без меня?

Я никому не могла доверить Венец. Это слишком опасно. Но я частенько его снимала, чтобы отдохнуть от тяжкой ноши. Рожать в нем я уж точно не буду.

До родов, кстати, по подсчетам повитухи осталась неделя, и мы с мужем торопились вернуться в поместье, чтобы малыш появился на свет в кругу любящей семьи. Я немного волновалась о том, чью магию он или она унаследует — от меня черную или от отца светлую? И та, и другая имеет как плюсы, так и минусы.

Черный маг всегда будет под наблюдением. Доверие к ним все еще нет. Маг света в свою очередь обязан служить у заставы и сражаться с хмарами. Что так, что этак выходило не очень. Поэтому я не загадывала насчет магии ребенка, как и насчет пола. Главное, чтобы родился здоровый малыш.

Надолго бросить свой пост я не могла. Это опасно для всего королевства. Венец по-прежнему притягивал хмар, и только мой приказ сдерживал их агрессивность. Но пару недель отпуска король мне выделил. Потом мне все равно придется наведаться на заставу, пусть даже на пару дней, чтобы проверить своих зверушек. Но сейчас мы с Рандором отправились домой.

Поместье встретилось нас радушно. Лидия была счастлива, что я побуду какое-то время дома, а еще она с нетерпением ждала появления на свет племянника. Свекровь, кстати, отучила её называть меня мамой.

— Это неприлично. Что подумают люди? — сказала она.

Я не спорила. Между мной и вдовствующей герцогиней установился хрупкий мир, и я предпочитала не раскачивать лодку. Не последнюю роль в нашем примирении сыграла Лидия, которую новоявленная бабушка обожала. И даже тот факт, что в малышке нашли немного черной магии, её не смущал.

А еще я оставила за свекровью управление поместьем. Все равно мне не до него.

Я не только служила на заставе, но еще приглядывала за иномирцами. Для начала помогала им освоиться на новом месте. А Рандор в свою очередь следил, чтобы они не натворили дел со своей черной магией. Пока что восемьдесят процентов из моих подопечных отлично прижились в новом мире. И только двадцать нарушили закон. Как по мне, это хорошая статистика. В конце концов, среди светлых магов тоже встречаются плохие люди.

Сабина пару месяцев назад переехала обратно в дом мужа. Это тоже положительно сказалось на обстановке в доме. Благодаря чему роды прошли легко, и спустя несколько часов схваток на свет появился чудесный мальчик.

— Магия света, — вынесла вердикт повитуха после осмотра новорожденного.

Я устало прикрыла глаза. Определенно мне требовался отдых. Но Рандор больше не мог ждать. Услышав плач ребенка, он прорвался в спальню, где я рожала и куда его не пускали.

— Как ты, Мари? — муж взял меня за руку, но очень осторожно, как будто я хрупкое стекло.

— Жить буду, — через силу улыбнулась я. — Ты уже видел его?

— Наш сын — чудо, — Рандор поцеловал мою ладонь. — Словами не передать, как я счастлив. Каждый день благодарю свет за то, что полтора года назад одна своенравная девица забралась в мою постель.

Я хмыкнула. Да уж, повезло, что я тогда попала именно в спальню Рандора.

Наша семейная жизнь походила на дивное ведение. Иногда мне хотелось ущипнуть себе и убедиться, что я не сплю.

Нам не было легко, но мы шли по жизни рука об руку и справлялись со всеми невзгодами. Любовь помогала преодолевать трудности.

И, когда спустя два года у меня родилась дочь с черной магией, Рандор был рядом и поддержал меня.

— Однажды она унаследует Венец, — сказал он, качая малышку на руках.

— Не уверена, что желаю ей такого будущего… Это тяжело.

— Она справится, — заверил муж. — В наших детях течет кровь герцогов Ал’Ордэнов и иномирян. Никогда не сомневайся в их силе.

Я кивнула. Рандор прав. Все у нас будет хорошо.

‍ ‌‌  ‌‌‌  ‌ ‌‌ ‌   ‌ ‌‌‌ ‌‌   ‌‌  ‌‌ ‌ ‌   ‌ ‌‌‍

Конец


home | my bookshelf | | Избранная, или Жена по приказу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу