Book: Невероятные приключения Денниса Доргана



Невероятные приключения Денниса Доргана

Роберт Говард

Невероятные приключения Денниса Доргана

Переулки Сингапура

Невероятные приключения Денниса Доргана

Когда удар гонга остановил мой бой с Малышом Лири, а происходило это в «Сладких грезах» — это такой бойцовый клуб в Сингапуре, — я устал, но был доволен. Первые семь раундов шел бой вблизи, а за последние три я отштукатурил Малыша по всему фасаду, хотя нокаута, как в Шанхае несколько месяцев назад, у меня не получилось. В этот раз в Сингапуре Малыш сломался только в десятом раунде. Еще чуть-чуть — и я бы тоже спекся. Но в любом случае я расписал его так тщательно, что любой из экспертов, кто ставил на меня три к одному, как на фаворита, должен был остаться доволен. Зрители бешено аплодировали, судья подошел, и я, шагнув вперед, протянул руку в перчатке… Только вот судья прошел мимо и поднял руку окровавленного, едва стоящего на ногах Малыша Лири!

В зале повисла тишина, а потом кто-то нервно закричал у самого ринга. Рефери Джед Уиферс, выпустил руку Лири, и тот рухнул, а сам Уиферс, словно кролик, нырнул под канаты. Толпа взревела, а я помчался за рефери. Зрители безумно кричали, ломали скамейки, а несколько, проскользнув под канатами, выбрались на ринг, требуя выдать им Уиферса. Попадись он им, они бы наверняка подвесили его на стропила под потолком. Но рефери исчез и напрасно бушевала толпа.

Я, все еще удивляясь, протопал в свою раздевалку, сел на скамью и попытался оправиться от потрясения. Билл О’Брайен и остальные члены команды тоже были тут как тут и орали о несправедливости с пеной у рта. Я хотел было отправиться до раздевалки Лири и добить его, а потом, поразмыслив, решил, что он, видимо, никакого отношения не имеет к несправедливому решению. Он ведь удивился не меньше моего, когда Уиферс объявил его победителем.

Пока я пытался натянуть одежду, народ вокруг бушевал все больше. А потом через толпу моих товарищей пробился наш коренастый усатый старик. Он проделал предо мной фантастический танец. Дыхание с хрипом вырывалось у него из груди, а на глаза навернулись слезы.

— Я разорен! — выл он. — Я проклят! Представляю, как я нагрешил в прошлой жизни! Деннис Дорган — это последняя капля!

— Спусти пары! — прорычал Билл О’Брайен. — Это не вина Денни. Это все, будь он трижды проклят, воррефери…

— Ты думаешь, что сможешь валяться на пляже в моем возрасте! — кричал старик, брызжа пеной с кончиков усов. — Я потерял тысячу баксов. Я ведь каждый цент подбирал, холил и лелеял! — орал он во всё горло.

— Ну, у вас ещё остался корабль, — недовольно проворчал кто-то.

— Вот именно! — продолжал вопить наш старик. — Эту тысячу баксов я должен был старым пиратам, МакГрегору, МакКлайну и МакКилу. Это только часть того, что я должен. Они согласились принять ту тысячу как часть оплаты долга, чтобы собрать остальное. Теперь деньги пропали, и они отберут у меня корабль! Они заберут «Пифон», а корабль — все, что у меня есть. Эти старые акулы еще хуже малазийских пиратов. Я разорен!

На мгновение наступило молчание, и тогда я спросил:

— А почему вы поставили на кон все деньги?

— Я надеялся подняться, — всхлипнул наш старик. — Я должен был выиграть. Это все старый капитан Доннелли — он уговорил меня, поэтому я и поставил все на карту. Всю тысячу. А теперь я разорен!

Наш старик запрокинул голову и взревел, словно морж у которого пузо свело!

Я вторил его мрачному стону, закрыв руками лицо. А толпа, продолжая выкрикивать проклятия Уиферсу, отправилась на поиски рефери. Вот и старик отправился вместе с ними, завывая от своих бед голосом, похожим на пароходный гудок.

Еще раз глубоко вздохнув, я принялся натягивать свои шмотки. Снаружи все стихло. Видимо, я остался один в доме. Если не считать Спайка, моего белого бульдога. Все время матча он сидел в закрытой раздевалке. Он заскулил, почесался и зарычал. У меня неожиданно возникло подозрение, я подошел и распахнул дверь шкафчика со спортивным инвентарём. Внутри прятался негодяй-рефери. Рывком я выдернул его из шкафа. Негодяем оказался судья Уиферс. Он был бледен и дрожал, а на волосы у него налипла паутина. Увидев, что это я, он разом усох, видимо ожидая хорошей взбучки. А потом понял, что простой взбучкой не отделается. Глаза его полезли из орбит, когда он прочитал смертный приговор в моем взгляде.

— Джед Уиферс, — проговорил я, когда придавил его к стене левой рукой, собираясь превратить в котлету правой. — Сейчас тот самый редкий случай, когда я готов кого-то прикончить.

— Ради бога, Дорган, — заверещал он. — Ты же не можешь меня убить!

— Назови мне хоть одну причину, почему я не должен усадить тебя до конца жизни в инвалидную коляску? — словно между делом поинтересовался я. — Ты разорил моих друзей и моих болельщиков, которые ставили на меня, а мой старик-капитан потерял корабль…

— Не бей меня, Дорган! — взмолился рефери, впившись мне в плечо. — Я должен был так сделать! Я знаю, ты выиграл. Но по-другому я сделать не мог!

— Что ты имеешь в виду? — с подозрением поинтересовался я.

— Остынь-ка, да присядь! — выдохнул он.

Я неохотно отпустил старика, и тот упал на скамейку. Он сидел, и вытирал пот с лица, при этом он весь дрожал.

— Зрители все ушли? — наконец поинтересовался он.

— Здесь нет никого, кроме меня и моего бульдога, — угрюмо ответил я, стоя над ним. — Начинай… Можешь рассказать, все что знаешь, прежде чем я размажу тебя по полу.

— Я вынужден было так поступить, Деннис, — проговорил он. — Есть один человек, который имеет надо мной власть…


Невероятные приключения Денниса Доргана

— Что ты имеешь в виду, трюмная крыса? — с подозрением поинтересовался я.

— Я хочу сказать: он держит меня за глотку, — продолжал Уиферс. — Я должен делать то, что он мне говорит. Я не о себе думаю, Дорган… Я должен доверять тебе. Я расскажу тебе всю историю… Так вот, морячок, была у меня сестричка по имени Констанция — красивая девушка, невинная, как новорожденный ягненок. Она доверилась одному человеку — грязной, скользкой змее в облике человека. Он обманул её с бумагами, заставив подписать один документ… Дорган, эта бумага была признанием — исповедью о преступлениях, которые он сам совершил!..

Здесь Уиферс сломался, зарыдал, закрыв лицо руками. Я переминался, понимая, что даже на очевидный вопрос существует не один ответ, а несколько. А потом рефери резко поднял голову и продолжил:

— …С тех пор этот человек держит нас за горло: её и меня. Он заставляет меня снова и снова делать грязную работу. Я честный человек, морячок, но должен защитить свою младшую сестру, — тут он едва не подавился. — В итоге мне приходится заниматься грязными вещами, как, например, сегодня вечером. Этот негодяй поставил на Лири, большие деньги и получил ещё больше.

— Получил… — растерянно пробормотал я. — В самом деле, те, кто поставил на Лири много получили.

— Точно! — с нетерпением воскликнул Уиферс. — Это он, грязная крыса, заставил меня остановить бой с Лири и присудить ему победу. А все для того, чтобы защитить его ставки.

Я почувствовал, что злость начинает разгораться у меня в груди с новой силой.

— Ты хочешь сказать, что этот хорек заставил тебя судить так, как ему надо, шантажируя твою сестру?

— Точно, — согласился рефери, закрыв лицо руками. — Если он захочет, то с этой бумагой может отправить Констанцию в тюрьму.

— Полная задница, — прорычал я. — Может, хорошенько треснуть его в челюсть и забрать у него это признание?

— Я не умею драться, — заскулил Уиферс. — К тому же этот парень слишком здоровый для меня. — Сцепись я с ним, у меня не было бы шанса.

— Ну… — протянул я. — Послушай, Уиферс, встряхнись и прекрати ныть. Я тебе помогу.

Рефери дернул головой и недоверчиво посмотрел на меня.

— Ты хочешь сказать, что поможешь мне заполучить ту бумагу?

— А то! — фыркнул я. — Я не тот парень, что будет стоять в стороне, когда негодяй преследует невинную девушку. Кроме того, в том, что сегодня случилось, виноват именно он.

Уиферс уставился на меня, и мне показалось, что его губы изогнулись в странном подобие улыбки. Только это вовсе не улыбка была. Протянув руку, он с дрожью в голосе объявил:

— Дорган, ты точно такой, как о тебе рассказывают.

И хоть это замечание не тянуло на комплимент, а лишь на неприкрытую лесть, мне все равно было приятно. Но я держал себя в руках, а потому поинтересовался:

— А теперь скажи мне: кто эта крыса?

Рефери нервно огляделся, а потом прошептал:

— Туз Биссетт.

Я аж хмыкнул от удивления.

— Черт возьми! Да что ты говоришь! Никогда бы не подумал…

— Настоящий злодей, — с горечью в голосе заверил меня Уиферс. — Итак, какой у тебя план?

— Ну… — протянул я. — Пойду в его Алмазный дворец и потребую ответить за все. Если он не отдаст мне бумагу сразу, я буду метелить его до тех пор, пока не отдаст.

— Тебя пристрелят, — заверил меня Уиферс. — Биссетт плохой человек, он тебя непременно обманет… Послушай-ка… У меня есть план… Если мы сможем заманить его в один дом, то сможем обыскать негодяя и забрать бумагу. Он всегда носит её с собой, хотя я и не знаю, где он её прячет… Как тебе такой план?

План мне понравился, и в результате где-то через час я со Спайком раскатывал по ближайшим улицам в закрытом автомобиле, который Уиферс словно из воздуха выудил. Самого Уиферса со мной не было. Он ушел готовить место, куда я должен был привести Биссетта.

Наконец я припарковался в переулке позади большого нового салуна и игрового зала Туза — Алмазного дворца, прямо у задней двери этого заведения. И, нужно сказать, заведения высокого класса. Биссетт дружил с удачливыми спортсменами, бизнесменами и государственными чиновниками. Его иногда называли «солдатом удачи». Похоже, он перепробовал в жизни все: был летчиком, исследователем, служил в армии одной из стран Южной Америки и в Китае…

Слуга, из местных, остановил меня у двери, поинтересовался, что у меня за дело. Тогда я заявил, что хочу увидеть Туза. Он проводил меня в комнату, двери которой выходили в переулок, а сам отправился за Тузом — ничего лучше для моего плана и придумать было нельзя.

Ждать долго не пришлось. Дверь открылась и вошел Биссетт — высокий, широкоплечий молодой человек со стальными глазами и вьющимися светлыми волосами. Он был в костюме, и видно было сразу, что он принадлежал другому социальному классу. Выглядел он спокойным и уверенным в себе, и как-то не верилось в слова Уифера о том, что он связан с преступностью, и о том, что наш старик мог из-за него потерять свой корабль «Пифон». Я покраснел, как перезрелый помидор.

— Ну, Дорган, что я могу для тебя сделать? — поинтересовался он.

Я так ничего и не сказал. Шагнул к Тузу и влепил правый хук, точно в челюсть. Такой ход застал его врасплох — он стоял с опущенными руками. Так вот и вышло, что он упал, словно бревно и застыл на полу, не дергаясь.

Наклонившись над ним, я быстренько пробежался у него по карманам, нашел шестизарядный револьвер и отшвырнул его в сторону. Музыка и звуки веселья доносились из-за стены, и, видимо, никто не слышал грохота, с которым рухнул на пол этот малый. Решив, что все тихо, я взвалил парня себе на плечи, что, надо сказать, было не такой уж простой задачей, потому что он был таким же большим, как я, и безвольным, словно тряпка.

Но мне это удалось. А потом я отправился на выход. Дверь я открыл, только вот вынужден был оставить её открытой, так как обе руки у меня были заняты. И только когда я уже погрузил Туза на заднее сидение авто, я услышал крик. Резко обернувшись, я увидел девушку — она вошла в комнату, которую я только что оставил. Свет из открытой двери отлично осветил и меня и моего пленника. А девушка эта была Глорией О’Дейл, возлюбленной Туза Биссетта. Резко захлопнув дверцы машины, я прыгнул за руль, и машина, взревев, понеслась по переулкам. Я смутно различал, что Глория выскочила из здания следом за мной, крича так, словно её убивают.

Но было слишком поздно, да и маршрут для отступления я выбрал заранее так, чтобы мне никто не мешал. За спиной у меня застонал и зашевелился Биссетт. Я вытолкнул Спайка на заднее сидение, чтобы тот присмотрел за моим пленным. Но тот так и не пришел в себя до конца, когда мы оказались в том месте, которое описал мне Уиферс, — рядом с ветхим, старым зданием возле полусгнившей, пустой пристани. Никто, казалось, не жил в этом квартале, а если и жили, то, без сомнения, вели жалкое существование… Когда я тормознул, дверь здания приоткрылась, и я увидел Уиферса, уставившегося на меня, словно перед ним было привидение шотландского замка.

— Ты схватил его, Деннис? — шепотом поинтересовался он.

Вместо ответа я распахнул заднюю дверцу автомобиля, и Биссетт на бис едва слышно простонал. Уиферс зашелся криком.

— Он мертв?! — испуганно взвизгнул он.

— Он бы стал стонать, если бы был мертв? — в ответ поинтересовался я. — Помоги мне перенести его, а потом мы его обыщем.

— Погоди, я свяжу его, — объявил Уиферс. — Он настоящий дьявол, и мы не можем позволить себе так рисковать.

Тогда мы взяли его как куль и перенесли в дом, через едва освещенную комнату в ту, что была освещена получше. Тут пыльные занавески были зашторены так плотно, что снаружи не было видно ни огонька. Но я был удивлен вовсе не этим — в комнате, кроме нас, оказалось пять человек. Я повернулся к Уиферсу и поинтересовался:

— Что происходит?

— Сейчас, сейчас, Деннис, — пробормотал Уиферс, пристраивая Биссетта на скамейку. — Это друзья. Они все знают и о Биссетте, и о бумаге.

Я фыркнул, хотя это прозвучало скорее как смешок, и обратил взор на «друзей» рефери. Мой взгляд остановился на жирном, крикливо одетом пингвине, который курил длинную, толстую сигару. На пальцах у него сверкали алмазы, да и булавку для галстука украшал драгоценный камень. На его фоне остальные были просто уродами.

— Хорошо, что у тебя так много друзей, — заметил я, обращаясь к Уиферту. — Алмаз Джо Галт — непременный участник всех грязных сделок, которые случались в этом городе за последние три года. И если бы вы долго искали по всем Семи морям, вы вряд ли бы отыскали четырех более отъявленных бандитов, чем Лимей Тик, Билл Рейнольдс, Гол-андец Стейнманн и Рыжий Портленд.

— Эй ты!.. — открыл было пасть Рыжий Портленд, сжав кулаки, да Джо Галт схватил его за руку. — Перестань, Рыжий, — распорядился он. — Ты, Деннис, легко с этим справился, — обратился он ко мне, широко улыбаясь. Вот это мне совершенно не понравилось, потому как люди, обращающиеся ко мне, обычно довольно угрюмые типы. — Все мы собрались здесь, чтобы помочь нашему общему другу Уиферсу добиться справедливости. Вот и все. Ты сделал свою часть работы. Теперь можешь принять наши благодарности и идти…

— Не так быстро, — прорычал я, вот только договорить не успел, потому как Уиферс взвыл:

— Биссетт приходит в себя.

Тут же мы все разом повернулись и увидели, что глаза у Биссетта открыты и буквально пылают от ненависти.

— Ну что, грязные крысы? — приветствовал он нас. — Наконец-то вам удалось заполучить меня. — А потом он посмотрел в мою сторону и добавил: — А я-то думал, что ты, Дорган, честный человек. Я и понятия не имел, что они смогут и тебя купить. Иначе ты никогда не получил бы шанс так просто выкрасть меня!

— Ой, заткнись, — отмахнулся я. — Видно, у тебя и в самом деле стальные нервы, если ты говоришь о каких-то покупках, после того, что сотворил!

Оттолкнув меня, Галт прошел к пленнику и встал перед ним, как скала. Я видел, как в злобе сжимаются и разжимаются его руки, набухают вены на висках.

— Биссетт, мы знаем, что ты круто попал, и ты тоже это знаешь. Мы вышибим из тебя ответ… Где эта бумага?

— Вы — проклятые дураки! — взбесился Биссетт, изо всех сил пытаясь разорвать спутывающие его шнуры. — Говорю вам, бумага эта ничего не стоит.

— Тогда почему ты не отдашь её нам? — поинтересовался Уиферс.

— Потому что у меня её нет! — бушевал Биссетт. — Я уничтожил её, как и говорил раньше.

— Он лжет! — прорычал Рыжий Портленд. — Он никогда не уничтожил бы такой исторический документ.

Эта бумага стоит миллионы… Теперь я заставлю его говорить.

Качнувшись вперед, он схватил Биссетта за горло. В свою очередь я схватил Рыжего и оторвал от Биссетта.

— Довольно! — проворчал я. — Он крыса, но так дело не пойдет. Я не стану стоять и смотреть, как избивают беспомощного человека.

— Почему ты… — взревел Рыжий, целя мне в челюсть.

Я нырнул и погрузил левый кулак по самое запястье в живот Рыжего. У него ноги подкосились и он рухнул как подрубленное дерево. Остальные двинулись было вперед, рыча, словно голодные хищники, но я шагнул вперед, закипая, готовый к бою. Однако между нами встал Галт, заставив своих горилл отступить.

— Прекратить! — взревел он. — Не хватало нам тут еще передраться между собой! Вставай-ка. Рыжий… А ты, Деннис, — тут он потрепал мой рукав самым доброжелательным образом. Я всегда презирал подобные «телячьи нежности», потому как к ним прибегали лишь тогда, когда и сказать-то было нечего. — Нет нужды так накалять атмосферу. Понимаю, что ты чувствуешь. Но ты, Дорган, знаешь, что мы должны получить этот документ.



Неожиданно раздался странный звук. Все замерли.

— Что это? — побледнев, выдохнул Лимей.

— Это — Спайк, — пояснил я. — Я оставил его в машине; и, видимо, он устал, сидит, лает, царапает переднюю дверцу. Пойду-ка я проучу его, но я вернусь, и если кто-нибудь хоть пальцем тронет Биссетта, пока меня не будет, я сплющу его бюст… Мы получим этот документ, но не будет никаких пыток.

Я вышел, на всякий случай пренебрежительно бросив взгляд через плечо. Когда я закрыл за собой дверь, мне стало не слышно, о чем они там говорят, а потом раздался голос Туза Биссетта. В нем звучала ярость, но боли не было. Так что я понял, ничего плохого они ему не сделают. Открыв дверцу, я выпустил бульдога, а потом вернулся в дом. Только вот я не люблю секретности, поэтому забыл закрыть входную дверь, а сам направился во внутреннюю комнату. Однако прежде чем я добрался до внутренней комнаты, входная дверь распахнулась по полной и в комнату ворвалась Глория О’Дейл. Она тяжело дышала, её платье было разорванным, а большие темные глаза налились слезами и сверкали, словно черные драгоценные камни после дождя. И в руках у неё был шестизарядный револьвер Туза.

— Ты — грязный пес! — закричала она и бросилась на меня.

Я уставился на дуло сорок пятого калибра. Дамочка надавила на курок. Ударник дернулся, врезался в неисправный патрон, но прежде чем она попробовала еще раз пальнуть, Спайк прыгнул на неё. Я приучил его не кусать женщин. Он не укусил Глорию. Он налетел на неё с такой яростью, что сбил с ног, а пистолет вылетел у неё из рук.

Я поднял пушку, сунул в карман брюк. Потом я попытался помочь ей сесть, только она отказалась от помощи, оттолкнула в сторону мою руку и сама вскочила на ноги. Слезы ярости текли у нее по щекам. Господи! Да она и в самом деле была красавицей!

— Ты — зверь! — бушевала она. — Что ты сделал с Тузом? Я убью тебя, если он пострадал по твоей вине! Он в той комнате?

— Да, и он пока не пострадал, — заверил я её. — Но он кандидат на виселицу.

И тогда она закричала, а мне показалась, что у меня под ухом взвыла сирена.

— Не смей! Не смей и волоса тронуть у него на голове! Туз!

Потом она ударила меня по лицу, вырвала мне пригоршню волос, а ногой врезала мне по голени.

— Вот чего я не могу понять, — проговорил я, — почему прекрасная девушка вроде вас связалась с такой мерзкой крысой, как Биссетт. С вашей внешностью, Глория…

— К черту мою внешность! — заплакала она, топая к двери. — Позволь мне пройти. Я знаю, Туз в этой комнате. Когда я вошла сюда, я слышала его голос.

Однако сейчас в соседней комнате царила тишина, словно там никого не было. Очевидно, все они прислушивались к тому, что происходило в этой комнате, — все, включая Туза.

— Вы не сможете пойти туда, — объявил я Глории. — Мы забрали Туза, чтобы он отдал бумагу, которую он имеет против сестры Джеда Уиферса.

— Ты спятил, как заяц в марте, — фыркнула она. — Пусти меня!

И без всякого предупреждения, она крутанулась на каблуках и толкнула меня обеими руками. Это было так неожиданно, что я позорно рухнул на пол, а она бросилась мимо меня открывать внутреннюю дверь. Спайк помчался за ней, выпучив красные глаза, только в этот раз я схватил его за ошейник, когда он старался проскочить мимо.

На пороге комнаты Глория остановилась и вскрикнула. В голосе её был смешан триумф, страх и гнев.

Я последовал за ней, отряхивая штаны и бормоча проклятия себе под нос. Глория, словно ураган, промчалась по комнате, ускользнув от лап Джо Галта, и неожиданно замерла, оказавшись рядом с Тузом Биссеттом. Я заметил, что Туз, который до этого не выказывал никаких признаков страха, неожиданно побледнел и челюсть у него отвисла.

— Это безумие какое-то! Глория, зачем ты пришла сюда? — пробормотал я.

— Я видела, как Дорган закинул тебя в машину, — всхлипнула она, обнимая его, и, пытаясь развязать, тщетно дергала за один из шнуров. — Я прыгнула в другое авто, и погнала следом за его автомобилем, покрутившись в темных переулках, пока не увидела его автомобиль перед этим домом. Я вышла и…

— Ты приехала одна? Мой бог! — простонал Туз.

— Одна? — переспросил Галт со вздохом облегчения. Со щелчком он сбил пылинку с лацкана, сунул себе сигару в уголок рта и сказал: — Ну, теперь поговорим… Иди сюда, Глория.

Она пододвинулась поближе к Тузу, и тот произнес тихо, почти шепотом:

— Оставь её в покое, Галт. — При этом глаза его напоминали два пылающих костра, распаленных глубоко подо льдом.

Галт зло ухмыльнулся и принялся бормотать что-то себе под нос. Уиферс явно нервничал и продолжал вытирать пот. Атмосфера была напряженной. Я тоже нервничал, потому как не понимал, что же именно происходит. Поэтому, когда Галт открыл было рот, чтобы заговорить, я взял дело в свои руки.

— Биссетт, если в вас есть хоть унция мужества, то просьба преданной тебе девушки должна коснуться даже твой акульей душонки, — начал я. — Почему бы тебе так или иначе не попробовать искупить свою вину? Отдай бумаги! Мужчина, который любит женщину, точно так же как Глория О’Дейл любит тебя, просит тебя по-хорошему и надеется, что ты будешь выше и не станешь грозить топором правосудия невинной девушке.

У Биссетта аж челюсть отвисла.

— Что он несет? — спросил пленный негодяй ни к кому конкретно не обращаясь.

— Не знаю, — ответила ему Глория и лишь прижалась теснее к своему возлюбленному. — Он какой-то странный. Пьян, наверное…

— Дорган, — обратился ко мне Биссетт, — ты же не из этой компании. У тебя что, галлюцинации?

— Не забивай мне голову пустой болтовней! — взревел я. — Ты знаешь, почему я здесь! Это ты заставил сестру Уиферса подписать подложные бумаги, а потом шантажировал её, заставив рефери слить мой бой сегодня вечером.

Биссетт выглядел так, словно у него голова закружилась, а Глория вскочила, повернувшись ко мне лицом.

— Ты хочешь сказать, что считаешь, что это Туз заставил Уиферса принять неправильное решение? — И при этом она вздрогнула всем телом.

— Не думаю, а знаю, — угрюмо ответил я. — Знаю… Так сказал Уиферс.

Она подпрыгнула, словно её током ударило.

— Да ты… идиот! — завопила она. — Они выставили тебя полным дураком! У Джеда Уиферса нет сестры! Он лжет! Туз ничего общего с ним не имеет! Уиферса специально наняли для того, чтобы он слил бой с Лири! Посмотри на него! — Тут голос её взвился до триумфального визга, и она ткнула пальцем в сторону Джеда Уиферса, словно хотела пронзить его насквозь с помощью праведного гнева и пригвоздить к стенке. — Ты только посмотри, как он побледнел! Он ужасно боится!

— Все это ложь, — заплетающимся языком выдавил Уиферс. Пот лил с него градом. Трясущимися пальцами он попытался расстегнуть воротничок, словно тот душил его.

— Вовсе не ложь! — Глория была едва ли не в истерике. — Ему заплатили за то, что он слил бой! И тут присутствует тот самый человек, который ему заплатил! — И она ткнула пальцем в сторону Алмазного Джо Галта!

Галт вскочил на ноги. Его глаза сверкали, челюсти так сжались, что он чуть не перекусил пополам сигару.

— Что скажешь об этом, Галт? — спросил я. Штормило, и я окончательно был сбит с толку.

Галт выплюнул сигару грязно выругался. Его лицо помрачнело, и вена у виска забилась в тике.

— Пусть так, так что из того? — прорычал он. — Что теперь станешь делать? Мене надоело слушать вашу болтовню!

Его рука скользнула под пальто, а когда вынырнула, я уставился на дуло короткоствольного автоматического пистолета.

— Ты не сможешь остановить меня, как Рыжего, — злобно ухмыльнулся он. — Конечно, дама сказала правду. Уиферс обвел тебя вокруг пальца, как новорожденного ягненка. Когда ты поймал его в раздевалке, он солгал тебе, брякнув первое, что пришло в голову. Затем, когда ты попался на крючок и сам предложил ему помощь, он лишь подсек рыбку. Мы уже давно пытались схватить Биссетта. Но он оказался слишком умен и силен для нас. Теперь же, благодаря тебе, мы получили и его, и его девушку. Так что можешь идти, и дверь за собой захлопни.

— Хотите сказать, что не существует никакой Констанции Уиферс и признания на бумаге? — спросил я в лоб, стараясь говорить не спеша, желая получить на все вопросы прямые ответы. Хриплый рев смеха стал ответом на мой вопрос.

— Да, сосунок, никакой Констанции нет и никогда не было, — издевательским тоном объявил Галт. — Так что можешь пойти погулять, чтобы взрослые дяди смогли поговорить.

Кровь хлынула мне в голову, и весь мир вокруг стал красным. С безумным ревом я, не думая ни о чем, бросился на Галта, словно не замечая его пистолета. Все произошло одновременно: Галт надавил на крючок, пасть Спайка, который все это время стоял рядом, сомкнулась на ноге Галта. Естественно, тот заорал, дернулся, и пуля ушла в сторону, лишь мне волосы опалив, а мой правый кулак с хрустом вписался в лицо Галта, сплющив его нос, выбив все передние зубы и сломав челюсть. Глава негодяев рухнул на пол как подкошенный, а Спайк прыгнул ему на грудь.

В следующий момент бандиты Галта бросились на меня, и мы покатились по комнате диким клубком рук и ног, разнося стулья и столы, которые попадались нам на пути. Спайк, обнаружив, что Галт без сознания, бросил его и с радостным лаем присоединился к нам. Я слышал, как взвыл Рыжий Портленд, когда железные челюсти Спайка сомкнулись на его заднице. Но руки у меня были заняты. На меня обрушился шквал ударов кулаками и подкованными сапогами, а кто-то большим пальцем попытался выдавить мне правый глаз. Но я, повинуясь инстинкту, стиснул зубы на этом пальце и был вознагражден диким криком одного из нападавших, но останавливаться на достигнутом не стал.

Пока Лимей Тик пытался придушить меня, напав сзади, трое других молодчиков пытались то ли переломать мне ребра, то ли размозжить мне голову, но тут я заметил, что еще кто-то попытался вступить в драку. Ножка стула обрушилась на череп Джеда Уиферса, и происходящие события перестали его интересовать, когда он опустился на пол, со свистом выпустив воздух, словно сдувшийся мяч. Глория О’Дейл еще раз взмахнула ножкой кресла, нанеся Джеду контрольный по макушке.

Следующим взвыл Голландец Стейнманн. И тогда Билл Рейнольдс, оставив меня, развернулся, чтобы заняться новым врагом. Чувствуя, как Лимей на носочках скачет следом за мной, я рванулся вперед и со всего маху врезал Стейнманну по почкам. Краем глаза я увидел, как Рейнольдс вырвал у Глории ножку кресла и повалил её на пол. Тут от злобы взвыл Биссетт — он обезумел, как и я. Я почувствовал, как пол уходит у меня из-под ног и в полете ударил Рейнольдса макушкой в живот, сбив его с ног, и тот со всего маху врезался головой в пол. Обезумев, и не без причины, я повалился на него, продолжая работать кулаками в корпус, и замолотил бы его до смерти, хоть он и был без сознания. Я бы ещё с удовольствием помесил его, но тут Голландец Стейнманн отвлек мое внимание, разбив стул о мою голову.

Я метнулся вверх через груду обломков и зацепил его хуком слева, который едва не оторвал ему ухо, и поставил его с ног на голову. Потом я обратил внимание на Рыжего Портленда, который отползал с поля боя, пытаясь прийти в себя от прямого под дых. Похоже, он вышел из игры. Одежда у него была порвана, а задница окровавлена, как недожаренный бифштекс. Он ревел, а стоящий рядом с ним Спайк всем своим видом показывал, что готов снова вступить в драку, как только выберет новую подходящую цель. В зубах он сжимал окровавленные остатки брюк рыжего. А задние лапы подогнул, готовясь к новому прыжку. Когда Рыжий заметил, что я обратил на него внимание, он сделал отчаянный рывок и, перевалившись через порог растворился в ночных тенях.

Встряхнув капли крови, смешанной с потом, с уголков глаз, я осмотрел поле боя, усыпанное «мертвыми и умирающими» — скорее всего, они были без сознания, по крайней мере, я на это рассчитывал. Вторые громко стонали, первые отдыхали в тишине.

Глория поднялась с пола. Видимо, у неё кружилась голова, так как на ногах она стояла нетвердо. Спайк, в свою очередь обнюхал всех поверженных врагов, словно выискивая, кого бы ещё цапнуть. А потом Туз попросил наконец-то освободить его. Глория доплелась до него, а я последовал за ними, пытаясь определить степень повреждений. По крайней мере одно из ребер точно было сломано, скальп рассечен, и кровь капала с того боку, который Лимей Так пытался расковырять ножом. И еще я решил было, что одна из этих крыс ударила меня сзади дубиной, а потом, сунув руку в карман, обнаружил пистолет Туза Бессетта, про который я начисто забыл. С отвращением я отбросил его подальше — такое оружие было не для меня.

Потом я подмигнул Тузу незаплывшим глазом, в то время как тот сидел спокойно, ожидая, когда Глория освободит его от шнура.

— Вижу, что ошибся в вас, — сказал я, протянув ей руку. — Я лоханулся по полной, и если вы потребуете заплатить долг, то я готов прямо сейчас…

— Да ладно, парень, — ответил за неё Бассетт, сжимая в руках Глорию. — Я не хочу драться с тобой, хотя теперь начинаю понимать, что тут произошло.

Я сел на скамейку, чувствуя себя полным неудачником.

— Единственное, что мне хотелось бы понять, что за бумага, о которой идет речь.

— Ну, — проговорил он. — Около года назад я познакомился с сумасшедшим русским ученым. В своем безумии он попытался отблагодарить меня. Зачем-то в присутствии Галта заявил, что даст мне формулу, которая сделает меня самым богатым человеком на Земле. Сам ученый вскоре погиб — в его лаборатории случился взрыв, потом в его комнате был найден конверт с моим адресом, а внутри и в самом деле была формула. Галт узнал об этом и с тех пор досаждал мне, пытаясь добыть её любым способом. Он думал, что это и в самом деле что-то очень ценное. А на самом деле это были всего лишь каракули умалишенного. Господи, Галт ведь считал, что на той бумаге описан процесс искусственного производства алмазов! Полнейший маразм, но Галт в это так никогда и не поверил.

— И почему-то решил, что я буду молчать, — размышляя вслух произнес я. — Но, Глория, скажите, откуда вы узнали, что это Галт нанял Уиферса, чтобы слить мой бой с Лири?

— Я ничего и не знала, — призналась девушка. — Я обвинила Галта наобум, чтобы толкнуть вас лбами.

— Не буду дотошным, — вздохнул я, пожав плечами. И тут заметил, что один из поверженных пришел в себя и на четвереньках направился к выходу. Это был Джед Уинтерс. Шагнув к нему, я подцепил его за воротник и рывком поставил на ноги.

— Сколько Лири заплатил тебе, за то, что ты слил мой бой с ним? — потребовал я.

— Тысячу долларов, — заикаясь, пробормотал рефери.

— Давай сюда, — приказал я, и он трясущимися руками вытащил деньги из внутреннего кармана. Я осмотрел пачку. Деньги были в банковской упаковке, и, похоже, их не вскрывали.

— Повернись и внимательно смотри на звезды, — приказал я.

— Но мы же в доме, и тут не видно никаких звезд, — пробормотал он.

— Сейчас увидишь, — заверил я его, и со всего маху пнул ногой ниже пояса, так что он, качнувшись, сделал несколько шагов к занавешенному окну, но, не удержавшись на ногах, перевалился через подоконник и, высадив окно, вместе с занавеской полетел вниз, благо это был первый этаж. Я ещё постоял у окна, прислушиваясь к его затухающим крикам, с которыми, зажимая руками побитые места, он помчался по переулкам, стараясь оказаться как можно дальше от меня.

Когда его вопли окончательно стихли, я повернулся к Тузу и Глории и объявил:

— Теперь Галту придется ответить за эту грязную сделку и заплатить всем пострадавшим, — а потом я вздохнул. — Вот так всегда: хочешь сделать доброе дело, а попадаешь впросак. Наш старик потерял все деньги из-за судейства Уиферса. Пойду отдам ему тысячу баксов, чтобы он выкупил свой корабль… И еще я зайду к хозяину «Сладких грез» и назначу на завтра еще один матч с Малышом Лири, и в этот раз рефери будет судить честно.

Нефритовая обезьянка

Невероятные приключения Денниса Доргана

Я И ЧАСА не провел в Гонконге, как кто-то врезал мне бутылкой по голове. Я не слишком удивился — в азиатских портах полно тех, кто затаил обиду на Денниса Доргана — морячка с «Пифона», беззаботно орудующего кулаками. Так что удара бутылкой по голове можно было ожидать, но мне это не понравилось…

Я шел темным переулком по своим делам, когда кто-то что-то сказал мне в спину. Я повернулся и переспросил:

— Что!

— Бац! — Бутылка разлетелась, ударившись о мою голову. Я был так раздражен, что, не разбираясь, бросился на невидимого нападавшего. Мы сцепились и катались в темноте. Для моих ушей стал музыкой звук, вырвавшийся из глотки моего противника, когда я погрузил свои кулаки в его тушку. Вот так весело и беззаботно, тузя друг друга, мы вылетели из переулка на улицу, освещенную тусклыми фонарями. Тут я осчастливил своего противника правым хуком, и единственная причина, по которой я не вышиб ему мозги — мое желание узнать, кто он и что происходит. Но на свету я обнаружил, что разбил бутылку о мою голову не враг какой-то, а мой товарищ по кубрику Джим Роджерс.



Однако отдубасил я его здорово. И теперь мне даже пришлось наклониться и посмотреть, живой ли он, потому как он словил в челюсть один из моих правых хуков…

Неожиданно веки его приподнялись, и Роджерс объявил:

— Вся оснастка осталась в этом последнем порту…

— Ты не на борту, старина, — пробормотал я раздраженно, а потом продолжил: — Приходи-ка в себя и рассказывай, почему ты напал на друга и товарища, когда в порту полно желтозадых и ты мог разбить бутылку о голову любого из них.

— Я хотел денег, Деннис, — стыдливо начал оправдываться Джим.

— Но и что же ты собирался с ними делать?

— Ты получил пятьдесят долларов, — обвинил он меня. — Ты бы не смог одолжить мне денег, чтобы я смог купить нефритовую обезьянку?

— Послушай, Джим, — начал я. — Волноваться не стоит. Однажды я точно так же треснул одного датчанина, так он неделю думал, что он — царь России. Но потом с ним стало все в порядке, и с тобой будет все в порядке. Вероятно, ты немного запутался…

— Нет-нет, — покачал он головой. — Ты не понял. Я встретил девушку с нефритовую обезьянкой — безделушкой, которая стоит тысячи долларов. Она хочет за эту обезьянку пятьдесят долларов. Я знал, что у тебя есть пятьдесят баксов, и мне стыдно… Но я решил стукнуть тебя, так как знал, куда ты идешь …

Я уставился на приятеля в полной непонятке.

— Странный ты, — протянул я. — Неужели, зная меня, ты решил, что свалишь меня с ног, ударив бутылкой по голове, словно я простой грузчик. Кроме того, у меня нет пятидесяти долларов. Оставив тебя в доке, я спустился на берег и тут же проиграл их в карты, в фаньтань.

Джим скорбно замолчал, а потом начал причитать:

— Горе мне! Всякий раз, когда удача готова улыбнуться мне, судьба подкрадывается и наносит удар в самое сердце… А ведь она была такой милашкой. Красотка…

— Кто она? — неожиданно оживившись спросил он.

— Госпожа Бетти Чисолм. У этой девки есть нефритовая обезьяна, — всхлипывая, рассказал он. — Мне сердце защемило, когда я увидел такую красотку в столь бедственном состоянии. Она вынуждена продать свою нефритовую обезьяну, чтобы отправиться в Австралию, Шанхай или еще куда-то… не помню. Но в любом случае ей срочно нужно пятьдесят баксов.

— И где найти эту фифу? — поинтересовался я.

— И что ты так озаботился? — поинтересовался мой приятель. — У тебя все равно нет пятидесяти баксов.

— У меня есть совесть, — заорал я, нахмурившись. — Не хочу видеть, как белая девочка чахнет среди желтожопых.

— Ну, — замялся Джим. — Я оставил её в задней комнате американского бара, а сам пошел за баблом. Думаю, она все еще там ждет меня.

— Ага, — протянул я. — Тогда я пошел, повидаюсь с твоей красоткой. Мне её нефритовая обезьяна не нужна, но, возможно, я смогу ей помочь.

— Ты хочешь забрать у неё нефритовую обезьяну?

— Я не жажду ничего, кроме как испортить жизнь придурку, который только что напал на меня, попытавшись ограбить. Но если я и в самом деле получу выгоду от этого дела в денежном эквиваленте, то обещаю отдать тебе половину. А теперь поднимай свою задницу, и мой тебе совет: топай назад на нашу калошу, а я прогуляюсь до бара и посмотрю на эту нефритовую статуэтку и на твою красотку в бедственном положении.

Вот так и вышло, что я отправился в американский бар, и там, в задней комнате, нашел девушку, которая ждала, вот только не меня. Она и в самом деле оказалась красавицей, изысканной, вовсе не такой девушкой, какую я думал найти по наводке Джима. Я застал её врасплох: зашел в комнату, снял шапочку и смущенно застыл, в то время как она с любопытством разглядывала меня.

— Ваш друг, Джим Роджерс, не смог вернуться, госпожа Чисолм, — наконец, запинаясь, выдавил я. — Я пришел вместо него.

— Это очень, очень плохо, — закудахтала она. — Я хочу сказать, плохо то, что господин Роджерс не смог прийти. Он собирался занять немного денег, чтобы купить у меня одну безделушку.

— Да, и он послал меня, — проговорил я. — Но денег у меня нет, по крайней мере сейчас. Однако Роджерс сказал, что вы в беде, и, возможно, я подумал, что смогу…

Я вертелся вокруг да около, как дурак, потел, но никак не мог подобрать правильные слова…

— Вы хотите сказать, что желали бы помочь мне? — поинтересовалась госпожа Чисолм.

— Точно, — согласился я. — Пока у меня нет денег, но…

— Пожалуйста, присаживайтесь, — предложила она мне. И когда я сел, она оперлась локтями о стол, положила подбородок на сплетенные пальцы и продолжала: — Ценю вашу доброту, но я не собираюсь ни от кого принимать пожертвование. Мы, Чисолмсы, — люди гордые. Но у меня есть одна вещь, которая стоит много больше, чем я запросила у Роджерса. Получилось так, что я села на мель. Но если бы у меня было пятьдесят долларов, я смогла бы уехать и вернуться к тому, кто ухаживает за мной. Смотрите! — И она поставила на стол передо мной обезьянку из какого-то стекловидного камня, около четырех дюймов высотой. — Вы знаете, что это такое? — поинтересовалась она приглушенным, благоговейным голосом. — Это обезьяна И Хэи!

— Первый раз слышу! — неопределенно поинтересовался я. — Как он попал к вам?

— Это секрет мандарина Тан У, — проговорила она. — На протяжении тысяч лет эта статуэтка была символом власти в Китае. Это был символ манжуров, этакий фетиш Чингисхана, именно ему поклонялся великий завоеватель. Стоит эта статуэтка тысячи долларов. Как музейный экспонат она бесценна. Конечно, вы слышали о мандарине Тан У — военачальнике в Кантоне?

Естественно, я не знал, но не сказал ничего, желая не показаться невеждой.

— Ну… — проговорила она. — В общем, эта статуэтка принадлежала ему, досталась от предков. Согласно традиции, он брал её с собой, выезжая впереди армии — привязывал её к императорскому штандарту. И армия, побеждала. Многие верили, что причина тому — талисман. Но нефритовый сувенир был украден — знаменосец погиб от удара меча разбойника. Вора схватили и казнили японцы, и забрали себе талисман. Он хранился у них много лет. Но недавно один индийский господин, который на самом деле был тайным английским агентом, выкрал талисман. Он продал безделушку моему брату, который переслал её мне. А совсем недавно я узнала, что это и есть И Хэи — нефритовая обезьяна Чингисхана. Я хотела продать её китайскому правительству, но тут Япония напала на Китай… А теперь я должна как можно быстрей уехать в Австралию. Так что мне ничего не остается, как продать нефритовую обезьяну.

— Не здорово, — фыркнул я. — Разве нужно ради того, чтобы получить несчастных пятьдесят долларов, продавать вещь, которая стоит тысячи…

— Ну, если я не получу эти пятьдесят, то потом и тысячи мне будут не нужны. И, видимо, вы не сможете мне помочь…

— Если бы я не плавал по этим морям на самых жалких посудинах, я бы не стал утверждать, что многие могут просто так использовать ваше бедственное положение, — с горечью протянул я. — Только вам этого не нужно. Иначе окажетесь в гамаке в грязном двухярусном кубрике, где полным-полно вшей… Но ведь вы можете получить полмиллиона за эту статуэтку у какого-нибудь старого жида… Стоп, у меня есть идея! — А потом, в упор уставившись на девушку, я продолжал: — Оставайтесь тут еще часа полтора! Не покидайте это место ни при каких обстоятельствах. Я вернусь… И будем надеяться — с деньгами…

Повернувшись, я выскочил на улицу. Я прямиком отправился к бойцовой арене «Тихий час», расположенной в одном из прибрежных зданий. Тут букмекером был Спагони. Оказавшись на месте, я обратился в кассу — окошечко, в котором продавали биллеты. Кассиром оказался здоровенный англичанин с плечами, как кабестаны.

— Главный бой уже закончился? — поинтересовался я.

— Еще идет, — прорычал он.

— У меня нет денег, — нагло заявил я.

— А я тут при чем? — с насмешкой ухмыльнулся кассир.

— Я хочу, чтобы ты, хряк, дал мне денег, и не выделывался, — ответил я, контролируя свой праведный гнев.

— На твоем месте, горилла, я бы взял руки в ноги и исчез со скоростью урагана, — вновь усмехнулся он и собирался, видимо, еще что-то добавить. Только я тут не сдержался. Подавшись вперед всем телом, я заделал ему хук справа прямо через окно кассы. И он, как иногда говорят поэты, «отправился спать с болезненной улыбкой, на губах, расплющенных кулаком».

Обнаружив, что дверь кассы заперта изнутри, я просто вышиб её одним ударом. Внутри кассы была еще одна дверь, я и её вышиб. Но весь этот шум привлек билетера, и он встретил меня на входе в зал с ножом в руке. Но надолго он меня не задержал. Хук справа оказался для него полной неожиданностью, а после этого я спокойно и беспрепятственно направился к рингу в центре зала.

На ринге танцевала пара салаг, а толпа урчала, следя за их неуклюжими движениями. Те, кто обычно толкался в «Тихом асу» знали, что такое настоящая драка. Только вот владельцы арены думали по-другому. Если кто-то из дерущихся вылетал с ринга или там разбивал в кровь сустав, бой тут же прекращался. Но народ-то подспудно всегда жаждал крови.

Видимо, поэтому зрители были такими раздраженными. Но я знал, как разогнать кровь этим балерунам, да так, чтобы было побольше кровушки. Раз кассир оказался настолько глуп, что сразу не дал мне денег, то придется поработать. К тому же толпа зрителей была на взводе — они уже начинали рычать и беспокойно ерзать.


Невероятные приключения Денниса Доргана

Выскочив к рингу, я встал, привлекая к себе всеобщие взгляды и усиливая всеобщее раздражение. Толпа начала рычать и двигаться неспокойно. А потом я закричал, чтобы их раззадорить:

— Что за толкотню в песочнице вы тут устроили? Пусть сражаются или пошли вон! Что за пара придурков!

Любая недовольная толпа нуждается в лидере — сильном голосе! Мгновенно зрители начали кричать и ругаться с удвоенной силой, а мальчики перестали тыкать друг в друга кулачишками и замерли, оглядываясь, чтобы понять, кто устроил весь этот переполох. Я — человек, который выделяется в любой толпе, и они быстро меня заметили.

— Что ты тут пытаешься изобразить? — поинтересовался один из парней.

— Ничего из того, что ты не сумел бы сам закончить! — взревел я, поднырнув под канаты и вылезая на ринг. Ну, тут зрители окончательно взбесились. В воздухе засвистели тухлые яйца и гнилые помидоры. И под дикие крики и улюлюканье толпы зрителей рефери и «танцоры» помчались в укрытие, так что пятки засверкали.

Пробравшись по ковру гнилых овощей на середину ринга, я встал и потребовал внимания — так несколько раз в прошлом я кричал, когда нужно было подать знак в тумане, а сирены на борту не было.

Естественно, распаленные олухи в топе попытались перекричать меня, да только быстро осознали бесперспективность своих попыток ввиду наличия слишком слабых голосовых связок. А когда «боеприпасы» у них закончились, они все же вынуждены были дать мне слово.

— Все вы только что видели тут пародию на настоящий бокс, — взвыл я. — Вы довольны?

— Нет! — взревели они мне в ответ.

— Тогда не шебуршитесь, вы — трюмные крысы! — проорал я. — Я дам вам шанс посмотреть настоящий бой. Ставлю пятьдесят баксов на то, что прямо сейчас смогу отделать любого жлоба из тех, что собрались в этом зале.

На секунду наступила мертвая тишина. Зрители соображали, потому как очень немногие могли позволить себе поставить на кон пятьдесят баксов. А потом зашевелился огромный урод, в котором я сразу признал Меч-рыбу Конноли — одного из самых известных задир тех широт.

— Ставлю пятьдесят долларов на то, что ты — лжец! — взревел он, размахивая сотней зеленых.

— Клади деньги и выползай на ринг! — ответил я ему громовым голосом, доставая боксерские перчатки. Я всегда брал их с собой, когда выходил погулять в порт, отчасти для того, чтобы всегда быть готовым выйти на ринг, отчасти потому что боялся, что иначе их украдут.

— Погоди, — прорычал он. — Загляну в раздевалку, а когда вернусь — превращу тебя в отбивную.

Толпа радостно загикала, предвкушая достойное зрелище. Коннолли вразвалочку прошествовал к грязной конуре, которая носила гордое название «раздевалка». Я подозвал к себе букмекера — Спагони. Тот подошел, потирая руки, потому как чувствовал большую прибыль, и ведь самое главное, что это ничего ему стоить не будет.

Так что я зажал букмекера в углу и сказал:

— Спагони, я оказываю тебе большую услугу, решив сразиться с Конноли за бесплатно, так что когда этот типчик явится, ты скажешь, что я дал тебе пятьдесят долларов.

— Но ведь это не так? Ты хочешь, чтобы я солгал?

— Спагони, — продолжал я, положив руку ему на плечо и мягко улыбнувшись так, как умею только я, при этом волосы у него встали вертикально. — Ты же знаешь, я люблю тебя, как брата. Мы с тобой всегда были приятелями. Я никогда не попросил бы тебя сделать что-то, что после можно было назвать нечестным поступком… А посему, когда придет Конноли, ты скажешь, что я дал тебе пятьдесят долларов, иначе до конца жизни станешь кататься в инвалидной коляске.

— Если ты выиграешь, то все будет в порядке, — пробормотал с дрожью букмекер. — А если проиграешь?

— Я проиграю? — фыркнул я. — У тебя что, с головой плохо? В любом случае Конноли в крайнем случае треснет тебя по носу, но он никогда не сможет отделать тебя так, как могу отделать я, если ты не станешь делать то, что я тебе говорю.

И тут сквозь толпу протолкался Конноли в сопровождении четырех головорезов со своего корабля. Он безмолвно вышел на ринг и сунул кучу купюр в руки Спагони.

— Вот моя ставка, — проворчал он. — Твоя очередь, Дорган.

— Спагони уже все получил, так что теперь твоя очередь получить, что тебе причитается, — заверил я его. — Так, Спагги? — поинтересовался я, покачивая перед носом букмекера огромным кулаком.

— Конечно, конечно! — подтвердил тот. — Всенепременно!

— Ну, тогда начнем, — прогремел Конноли, отправившись в свой угол.

Я присел в своем углу, как и положено, на секундочку, а потом Спагони поднял руки, призывая зал к тишине. Тут же кто-то из толпы запустил в него пустой бутылкой из-под виски, но это букмекера нисколько не смутило.

Он лишь слегка покачнулся, мягко улыбнулся и начал:

— Госпожа и дамы… Ах, извините, дам тут нет. Так вот в том углу — Рыба-меч Конноли, с «Авантюриста», сто девяносто пять футов. В том углу — Деннис Дорган, с «Пифона», сто девяносто фунтов. Также вы знаете…

— Конечно, мы все знаем! — проревела обезумевшая толпа. — Убирайся. Пусть начинают! А ты мы линчуем тебя старый & $% @!

Спагони, нырнув, исчез с ринга, ударил колокол, и началось…

Тут я и Меч-рыба думали одинаково. Одновременно с ударом колокола, мы, словно пули из револьвера, разом рванули к центру ринга. Каждый из нас надеялся вырубить противника с первого удара. В результате из-за излишнего рвения мы оба промахнулись и растянулись на ринге под веселый гогот толпы.

Мы поднялись, и настроение у нас не улучшилось. А Конноли ещё попытался обрести звездный час, поймав мой подбородок правым хуком. Я принял ответные меры левым хуком, погрузив кулак по самое запястье в его живот, и лицо его приобрело странный зеленоватый оттенок. Я мог бы там с ним и закончить, но я остановился, чтобы саркастически спросить, не страдает ли он от морской болезни, только он обезумел настолько, что забил мою верхнюю губу между двух моих передних зубов.

Раздраженный этой несчастной случайностью, я набросился на него, и он встретил меня, как положено. Мы обменивались посреди ринга тяжелыми ударами, пока канатное ограждение не превратилось в кровавое кольцо, а ринг под ногами не стал раскачиваться, словно палуба во время бури. Ни один из нас гонга не услышал, поэтому рефери и секундантам стоило больших усилий растащить нас по углам. В процессе этого действа Конноли нанес мне сильный удар в живот, а я ответил ему прямым под подбородок, который сбил его с ног, так что он, перелетев через канаты, рухнул на первый ряд зрителей, мирно дремавших, пока мы били морды друг другу.

Второй из секундантов облил меня водой. Вместо этого я попросил, чтобы он отлепил мою верхнюю губу от зубов, вот только у него ничего не вышло. А когда прозвучал удар гонга, в ответ на мою настоятельную просьбу он вынул нож и практически сделал мне операцию. Хлынула кровь, но я почувствовал себя много лучше. Вот так я и вышел на второй раунд.

Однако толпа, увидев, что кровь хлынула из уголка рта у меня по подбородку, завопила от восторга, решив, что мне очень сильно досталось. Да и Коннели решил, что я в худшем состоянии, бросился на меня… в общем, повел он себя небрежно.

Я тут же поймал его левым хуком в челюсть, и он сделал полное сальто под истерический, радостный вопль толпы. Если бы Конноли не был сделан из твердого железа, то, наверное, шею себе сломал бы. Как бы то ни было, на счет девять он встал, правда, взгляд у него был стеклянным. Я тут же набросился на него, но он быстро отступил, кружа и уходя от ударов. Я последовал за ним по рингу, пытаясь работать по рукам и верхней части головы — это было все, что я мог видеть.

Наконец вышло так, что я справа сбоку достал его затылок и потом плашмя хлопнул по лицу. Но когда, я повернулся, чтобы отправиться в свой угол, уверенный, что все закончено, один из секундантов выплеснул на Конноли ведро ледяной воды, и тот с диким криком набросился на меня. Только я не готов был встретить его… Моя нога скользнула на мокрой поверхности ринга, и мой левый хук со свистом пронесся над головой Конноли, а он со всего маха торпедировал меня кулаком в солнечное сплетение. Я пошел ко дну, обрушив кулак на него справа сверху, и раунд завершился для нас обоих на полу.

Секунданты растащили нас по углам и работали над нами так, чтобы мы сумели прийти в себя и выползти на третий раунд. Я увидел, как секундант, стянув перчатку Конноли работает над его рукой. Но у меня слишком сильно болел живот, чтобы я сумел что-то сказать рефери. Он сам должен был следить за происходящим, если на то пошло.

А я чувствовал себя много лучше, выходя на третий раунд. Я готов был начать, но Конноли не слишком рвался в бой. Он пятился, берег левую, и толпа требовала, чтобы я подошел и прикончил его. Я так и сделал, но не из-за их криков, просто хотел все это закончить.

В итоге я нырнул, пропустил его левый хук, а потом… я лежал на спине посредине ринга, чувствуя, что мой череп раскалывается. Зрители сходили с ума. Рефери, склонившись надо мной считал, и Конноли, злобно усмехаясь, стоял, облокотившись на канаты и смотрел на меня. Теперь я понял! Ничего у него не было с рукой, кроме свинца в правой перчатке! Я бы мог сказать, что прощупал его.

Это взбесило меня так, что и сказать нельзя, так что я встал, собрав себя кусок за куском, но едва, поднявшись, снова натолкнулся на свинец и опять нырнул. На этот раз я встал, только когда рефери досчитал до девяти.

Лучшая рука Конноли была правой. Так что я, кружа, подобрался к нему слева и не обращал внимание на его левую. Я наблюдал за происходящим, и тут с ликованием сделал открытие. Он так много вложил в печатку, что не мог с легкостью наносить удары, махал правой тяжело и медленно.

Заметив это, я дьявольски рассмеялся, и пошел, нанося легкие удары, руки отбил об его кишки. А Конноли молотил меня левой, так что я стал бордовым, но я не обращал на это никакого внимания. Я следил за правой. Я ждал, когда он снова попытается ей ударить. И когда он сделал это, я поднырнул… Он не мог оторваться от меня. Он потел, хмыкал, пыхтел и колотил обеими руками по животу. Наконец окровавленный, наполовину ослепший, Рыба-меч, переполненный отчаянием, попытался достать меня правой. Удар был таким, что, достигни он цели, он бы и быка свалил. Только я его опередил и, ударив снизу с бедра, добрался до челюсти Конноли. Я не стал ждать, пока рефери считает до девяти. На самом деле, в этом смысла не было. Рефери толкнул распростертого на полу Конноли пальцем, а потом кивнул его секундантам и, зевнув, отвернулся. У него, видимо, выдался напряженный день.

Толпа зрителей ревела, когда я вынул из окаменевших пальцев Спагони пятьдесят баксов Конноли, прихватил свою одежду и покинул ринг. Люди уступали мне дорогу, думая, что я пьяный или сумасшедший, но я не обращал на это ровно никакого внимания.

Больше всего я боялся, что госпожа Чисолм устала ждать и ушла, забрав с собой обезьяну за десять тысяч долларов. Однако она по-прежнему сидела в задней комнате в американском баре. Мне показалось, что число пустых бутылок и бокалов на столе возросло. Но на данный момент мои впечатления мало значили. Оба глаза у меня были черными, все лицо — в синяках, да и засохшую кровь смыть мне было некогда.

— Боже мой! — ахнула госпожа Чисом. — Что случилось?

— Вот бабло, — объявил я. — Давайте статуэтку.

Она вложила статуэтку в мои руки, и я крепко сжал её, чувствуя, что держу в руках десять тысяч долларов.

— Оставьте мне свой адрес, — продолжал я. — Я сегодня уезжаю в Кантон. И я разделю с вами деньги, которые получу за эту штуковину.

— Я пришлю тебе свой адрес, — сказала она. — Теперь я должна уйти и… спасибо!

И она ушла так поспешно, что сильно удивила меня… Махнув венчиком юбки, она исчезла, оставив в сердце моем зияющую дыру. Потом я сел, глубоко вздохнул и стал разглядывать обезьяну, а потом вошел бармен.

— Скажи, Дорган, ты и в самом деле оплатишь все те напитки, что выпила эта дамочка? — проговорил он. — К тому же, должен сказать, пила она, как рыба!

— Что? — протянул я, подозревая какой-то неприятный сюрприз. — Ну, скажем так, Джо, ты жил в Кантоне, ты знаешь мандарина по имени Тан У?

— Тан У? — проговорил он. — Умер лет десять назад.

— Что? — а потом, внезапно взревев от недоверия, я еще раз оглядел обезьяну и заметил клочок бумаги, наклеенный на подставку. Я ахнул, прочитав, потом взвыл во весь голос, так что у бармена волосы встали дыбом.

А потом кто-то взвыл у двери. Это был Джим Роджерс. Он тоже закричал, не сводя взгляда с обезьяны у меня в руках.

— Ты забрал её! — заверещал он. — Я знал, что в итоге ты обойдешь меня! Ты же говорил, что отдашь мне половину того, что получишь! Я требую свою долю! Я обращусь к копам…

— Если я отдам тебе половину того, что получил сегодня, то ты не выживешь, — проворчал я. — И одной десятой доли процента остаться в живых у тебя не будет.

И тогда я вложил нефритовую обезьяну И Хэи ему в руку и, задумавшись, вышел из заведения. Бармен рванулся было за мной, но потом остановился, решив, что лучше меня не трогать. А Джим, перевернув статуэтку, с удивлением прочитал то, что прочитал я минуту назад.

Сделано в Бриджпорте,

штат Коннектикут. 15 фунтов.

Невероятные приключения Денниса Доргана

Рубин мандарина

Невероятные приключения Денниса Доргана

НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ ту ночь, когда я пришвартовал Мачо Корригана в «Мирных небесах» на набережной Гонконга. Мачо скорее напоминал гориллу, чем человека, да и мыслил он, как обезьяна. А ночка тогда выдалась тяжелой даже для такого морячка, как Денннс Дорган. В третьем раунде этот бык приложил меня так сильно в челюсть, что я приклеился носом к полу и все еще пытался оторваться от него, когда гонг спас меня. А в четвертом он вколотил голову мне в плечи, да к тому же левым хуком заставил так вывернуться, что я все веснушки у себя на спине разом пересчитал. В пятом он вышвырнул меня за канаты, и какому-то сердобольному самаритянину пришлось вылить мне на голову бутылку воды, чтобы я сумел собраться и вернулся на ринг. Может быть, этот импровизированный душ и оказался тем средством, что окончательно вывело меня из себя. А потом, когда Мачо оказался поблизости, я вонзил свой левый кулак по самый локоть в его волосатый живот, и пока он пытался вновь вдохнуть, расплющил ему ухо, превратив его из маленького чайного блюдца в огромную сковородку, на которой можно было зажарить яичницу для трансатлантического лайнера. К тому времени Мачо уже неуверенно стоял на ногах, впрочем, как и я, но, когда моя левая вновь встретилась с его челюстью, а правая, врезавшись в живот, окончательно провентилировала его легкие, — он выдохнул с такой силой и столь зловонно, что мне показалось, что я попал в торнадо, разворошившее столовую стервятников, Мачо рухнул, как подпиленный баобаб, и его секунданты за ноги утащили его с ринга, потому как поднять эту тушу и вынести, как положено, не представлялось возможным. Они бросили его в корыто — поилку для лошадей, чтобы он очухался.

Тут как раз рефери объявил, что мордобой закончен, и я наощупь отправился в свою раздевалку, и только там вытер кровь из уголка правого глаза, который, в отличие от левого еще открывался. Потом, одевшись без посторонней помощи я с трудом выполз оттуда. Пора было навестить Датчанина Таттеркина — промоутера «Мирных небес», чтобы получить бабло. Однако, в холле я натолкнулся на менеджера Корригана, который аж плевался пеной.

— Где Датчанин? — поинтересовался я у него, а он испустил смешок вроде того, что издает гиена, попав в волчью ловушку.

— Где Датчанин? — саркастически вторил он. — Я тоже хочу знать! Он смылся! Удрал! Прихватил навар с билетов и слинял!

— Что? — вздрогнув всем телом, переспросил я.

— Да! И это после всего, что я для него сделал!

— Но он не мог так поступить! — в отчаянии закричал я. — Он должен мне пятьдесят баксов за вечернее представление.

— Пятьдесят баксов! — злобно пробормотал менеджер. — А мне-то что? Но он кинул меня, который работал…

Я оставил его бормочущим о своих бедах в закутке, который Датчанин использовал как офис. Тут нигде Датчанина не было. И ни стула его не было, ни стола. Судя по всему, Датчанин вывез всю мебель, пока мы на ринге полировали морды друг другу. Мы с Мачо ставили каждый по пятьдесят долларов, теперь он проиграл, и я должен был забрать у Датчанина всю сотню… я принял потерю выигранных пятидесяти баксов спокойно, но вот мои пятьдесят, которые я дал Датчанину подержать… Выбежав на улицу, я огляделся, но, похоже, промоутер отбыл на ночном пароме. Однако я был так зол, что готов был отправиться за ним вплавь.

Потом, помчавшись по улице, я налетел на мальчика-туземца. Я видел этого малыша не раз, когда он маялся неподалеку от «Мирных небес» или полировал там полы. А узнал я его по шраму на голове, который оставил подлокотник… Но это другая история. А в тот раз, взяв парня в оборот, я поинтересовался:

— Где Таттеркин? — проревел я ему в ухо, крепко прихватив его за воротник.

— Ушел, — нахмурившись, ответил пацан. — Он не заплатил мне, сказал, что отдаст мне стол и стул из офиса на продажу. Но когда я зашел к нему в офис, выяснилось, что он сам их уже продал. Пусть меня побьют, если еще раз я наймусь работать на такого человека.

— Ладно, мне все это неинтересно… Скажи, куда он пошел, — проревел я, подняв несчастного в воздух, так что он болтался на конце моей руки, словно маятник.

— Я вам скажу, а он меня убьет, — стал размышлять вслух паренек.

— Если ты мне не скажешь, то я затяну твои штаны вокруг твоей шеи.

Малаец посмотрел на меня и понял, что я не шучу. Тогда он тяжело вздохнул, покачал головой и объявил:

— Он вор. Я покажу, куда он ушел. Ты с ним разберешься?

Не в силах сдержать эмоции, я просто стиснул зубы, а потом встряхнув малайца, поставил его на ноги, только воротник из рук не стал выпускать. Малой, видно, так перепугался, что буквально потащил меня по извилистым, вонючим, темным переулкам, переполненным крысами и запахами. Потом он неожиданно остановился и указал на дом, стоящий на воде на сваях. Выглядел он заброшенным. Однако присмотревшись, я заметил свет в щелках жалюзи, плотно закрывавших окна.

— Таттеркин там, — объявил малаец. — Вытрясите его… А я пойду.

И вывернувшись из моего захвата, он растаял среди теней, словно привидение. Я остался один. Стоял и тупо смотрел на этот дом. Свет, сочившийся сквозь щели, был единственным искусственным светом на ближайшие несколько кварталов. Этот уголок порта выглядел и в самом деле пустынно. Подходящее место для убийства.

Мои враги говорят, что все мозги у меня в кулаках, но ни один из моих врагов не мог соображать с такой скоростью как я, особенно если меня загонят в угол. А в тот момент я себя именно так и чувствовал. Я знал, что Таттеркин мог бы уже давно сбежать из порта, если бы, конечно, захотел. То, что он до сих пор этого не сделал, говорило лишь о том, что у него были тут какие-то важные дела.

В итоге, вместо того чтобы прислушаться к своим природным инстинктам и, срывая злость, вломиться через парадную дверь, как бык Мачо, я неторопливо прошел вдоль стены старого склада, а потом, рывком проскочив по переулку, остановился у окна темного дома. Жалюзи стояли наперекосяк, так что сквозь щели можно было разглядеть то, что происходило внутри. Внутреннее помещение освещал масляный фонарь, висящий под потолком, и в его свете я увидел пять человек, сидевших за столом и потягивающих какое-то пойло, и разговаривали они, склонившись друг к другу, так что почти касались головами. Я их знал. Один из них был тем человеком, которого я искал, другие — его приятелями, сволочами, которые были нежелательными гостями в любом из морских портов Востока. Это были: Том Келлс, Джек Франклей, Билл Маккой и китаец по имени Ди Ин, которого я знал как речного пирата. Маккой продолжал:

— Полагаешь, Ют Лин вновь попытается нас надуть?

— Что ты подразумеваешь под «нас надуть»? Как он сможет это сделать? — спросил Франклей.

— Десять штук слишком много, — объявил Маккой. — Он мог бы пригнать сюда своих бандитов и забрать у нас тельце, вообще ничего нам не заплатив.

— Ну, — протянул Том Келлс, — Майк Гроган стоит на страже. Если он увидит Ют Лина с толпой, он не пропустит его, подаст сигнал, и мы будем готовы. Не нервничайте. Ют Лин должен появиться в течение часа.

— Ну, что до меня, то я буду рад, когда мы окажемся в море в полной безопасности, — проговорил Таттеркин. — Я бросил поединок, прихватив сотню долларов, которую предоставили мне эти гориллы Деннис Дорган и Мачо Корриган. Я и раньше был готов закрыть бойцовый клуб, думаю даже, потерять прибыль с последнего поединка, но я не хочу встречаться с этими ребятами.

— А я совсем забыл о них, — фыркнул Маккой. — Даже если бы они узнали, куда ты делся, что они могут сделать со всеми нами? Что беспокоит меня, так это сэр Сесил Клейтон. Он по-прежнему в Гонконге и ищет Рубин мандарина. Вы знаете, когда они арестовали китайца, который украл камень, они так и не нашли рубин. Он потерялся. Китаец так и не сказал, где спрятал его.

— Я только хочу знать, как вы так легко заполучили парня, который сейчас в задней комнате, — поинтересовался Таттеркин. — Он выглядит, словно…

— Ну, это было легко, — заверил Франклей. — Мы всего лишь случайно пересеклись. Когда же он отказался помочь нам, мы решили отдать его Ют Лину за десять штук. Мы схватили его, когда он не ожидал, связали и собрали всех вас! А потом позвали Ют Лина, чтобы тот сам все выведывал.

— Ну… Пусть так и будет, а мы пойдем, — объявил Таттеркин, отхлебнув из своего стакана. — Не люблю я вот такие пустые старые дома…

— Забудь об этом, — отмахнулся Келлс. — В течение часа Ют Лин будет здесь. Мы отдадим ему этого парня и получим десять штук. А потом мы отправимся в Австралию вместе со старым кэпом Салливаном. Он приплывет сюда на своем старом корыте через час…

Я прижал ухо поплотнее к щели. А потом… Шлеп! Что-то со всего маху ударило меня по голове, и я обрушился на жалюзи. Все, кто был в комнате, разом испуганно завопили и подпрыгнули, а я услышал, как Майк Гроган прокричал:

— Я схватил его, парни! Здесь у нас упрямый Деннис Дорган!

А потом заговорщики раскричались:


Невероятные приключения Денниса Доргана

— Держите его, а мы накинем веревку ему на шею!

Трое или четверо из них были так переполнены энтузиазмом, что деревянная рама вылетела и стекла полетели по всему полу. Тут я должен сказать: если что сильно раздражает меня, так если кто-то набрасывает удавку мне на шею. А Майк Гроган это сделал, поэтому я с такой силой врезал ему в челюсть, что шнурок, сжимавший мне шею, лопнул. А потом я зажал рукой его шею и, потянув его за собой, пролетел сквозь окно прямо на пол в груду пустых бутылок. Крики были страшными.

Вскочив на ноги посреди комнаты, я оставил Грогана безжизненно валяться на полу и устроил настоящий хаос. Вот это у меня уж точно хорошо получается. В течение нескольких мгновений я превратился в настоящий вихрь кулаков, ботинок, бутылок, ножек кресел и всевозможных обломков. В итоге получилась куча-мала.

В тот миг я напоминал ужас, поднявшийся из глубин. Однако в первую очередь я хотел добраться до Датчанина Таттеркина.

— Ты крыса! — переполненный праведным гневом, выплевывая кровь, я уставился здоровым глазом на негодяя. — Где мои пятьдесят баксов!

— Том! Билл! — взвыл негодяй. — Ди Ин! Майк! Джек! Помогите!

Ди Ин и Гроган лежали без сознания и были не в состоянии ответить на его пронзительные крики. Но Маккой откликнулся на зов и, появившись у меня за спиной, разбил ножку стола о мою голову. Одновременно Таттеркин сбил меня с ног, и я рухнул на кучу барахтающихся тел, потащив за собой Таттеркина, а удар Маккоя, который целил в меня, попал Таттеркину в бок, и тот свернулся, словно угорь с желудочными коликами. У Келлса я нащупал глаз — он ужасно взвыл, когда я вдавил в его глазную впадину свой большой палец. А потом я вскочил на ноги, погрузив кулак в живот Маккоя. Тут Франклей стал подступать ко мне, размахивая стулом. Я поднырнул, боднул Франклея в живот, и мы вместе вновь повалились на пол, причем он оказался подо мной, а сверху на нас повалился Келлс.

И тут не выдержал старый гнилой пол. Мы все — вместе с обломками пола и мебели, а также осколками бутылок и всем, всем, всем — полетели в подвал. Извернувшись, я приземлился поверх тел двоих, а то и троих моих врагов, что тут же немыслимо прибавило им здоровья. С таким не справилась бы и питательная клизма с патефонными иголками. А ведь падали мы с высоты футов в десять. В итоге противников у меня практически не осталось.

Свет от фонаря, висящего под потолком комнаты, пол, которой мы проломили, отлично высветил помещение, в которое мы попали. Оглядевшись, я сразу понял, что если тут и была когда-то лестница, ведущая на первый этаж, то она давным-давно сгнила и обвалилась. Пол рядом с дверью, ведущей на улицу, не проломился, а прогнулся, поэтому, для того чтобы выбраться отсюда, можно было попробовать подпрыгнуть и подтянуться.

Только вот как раз под этой дверью валялась большая часть моих оппонентов. Билл Маккой пытался подняться, но никак не мог распрямиться. Не задумываясь, я метнулся вперед, запрыгнул на спину Маккоя, оттолкнулся — он и сделать ничего не успел. А я, пружиной взлетев вверх, зацепился за раму двери и подтянулся. Маккой заорал что-то ужасное, а остальные только стонали и ругались:

— Помогите!

— Убивают!

— Я умираю!

— У меня спина сломана!

— Это что — землетрясение?

Я нашел стул с целыми ножками и присел передохнуть. Тем временем банда обнаружила в какой незавидном положении оказалась.

– % $ + @! — высказался один из них.

– * & $% этаж провалился, и мы попали в % & @ *! — высказался другой.

— Он мне своей головой все ребра переломал, — взвыл Франклей. — А до этого три зуба выбил.

— Да вы все почти не пострадали, — простонал Маккой, лежа на животе в грязи. — Посмотрите на меня. Он мне прыгнул на спину и позвоночник сломал. Да не оглядывайтесь. Нет его тут. Он наверху.

— Помогите! — неожиданно заорал Таттеркин. — Меня змея укусила.

— Никакая не змея, — прорычал Франклей. — Тут нет никого, кроме крыс. — Этот старый подвал…

— Хочу выбраться отсюда! — заорал Датчанин. — Тут сыро и грязно. Бьюсь об заклад, сюда просачивается вода. А при приливе его заливает. Все крысы тут — разносчики бубонной чумы. Помогите!

— Заткнись! — объявил Франклей. — Я наклонюсь, а ты, Том, залезай-ка мне на плечи. Зацепись за раму двери и вылезай. Найдешь веревку и поможешь нам… Хорошо, что тут хоть светло.

Так они и сделали, только когда Келлс зацепился за раму двери и начал подтягиваться, я врезал ножкой кресла ему по пальцам. Он закричал так, словно я ему брюшину вскрыл без наркоза, и повалился на Франклея, который тут же взвыл:

— Да ты с ума сошел, кретин ты @ $% *!

— Заткнись! — выл Келлс, обсасывая разбитые пальцы. — Там этот впертый моряк, будь он проклят! Он мне все пальцы переломал!

И тут они все начали ужасно кричать и страшно ругаться. Я сидел и слушал, а когда мне надоело, я перегнулся к ним и объявил:

— А ну, % & @ * S, заткнулись! Надоело мне слушать вашу @ $% — х *!

— Отпусти нас, Дорган, — попросили они.

На это я ответил:

— Не раньше, чем Датчанин отдаст мне сто баксов, которые задолжал мне и Корригану.

Келлс вытер кровь и грязь с лица, а потом заговорил, обращаясь к Датчанину:

— Отдай ты ему эти деньги. Бога ради!

— Да не могу я! — взвыл Датчанин. — Я их потерял.

— Ты лжец, упрямая обезьяна, — прорычал Франклей. — Отдай ему деньги. Или ты хочешь, чтобы мы потеряли десять штук из-за твоего упрямства.

Но Таттеркин начал клясться, что выронил их, когда упал на пол. Келлс и Франклей стали его метелить и разорвали большую часть его одежды в поисках денег. Только они ничего не нашли. Тогда они решили, что Датчанин говорит правду, и что он обронил деньги. Они стали искать деньги в грязи. А я тем временем отдыхал, вытянувшись в кресле, ожидая, пока они отыщут потерю.

Гроган помог подняться Маккою, который оказался не так уж сильно ранен. Больше всех пострадал Ди Ин. Он жаловался, что голова у него кружится, и никак не мог понять, где он. Уж слишком сильным получился мой правый хук, которым я его наградил как раз перед тем… как пол обвалился…

Так вот пока я прислушивался к тому, что происходит в подвале, я услышал какой-то шум у себя за спиной, и быстро обернулся. В комнате, где я находился, было три двери: дверь, возле которой сидел, боковая дверь, выходящая в переулок, и дверь, ведущая в заднюю комнату. И шум, который я услышал, доносился именно оттуда. Посмотрев, я убедился, что бандиты слишком заняты, чтобы следить за тем, чем я занят, так что я встал пошел, открыл дверь, за которой шебуршали. Там на полу лежал человек связанный по рукам и ногам. Рот у него был заткнут. Он лежал на полу и стучался головой о гнилые половицы, видимо, для того чтобы привлечь внимание.

Я развязал его. Это оказался китаец. Но это был не обычный кули. Он чем-то напоминал растрепанную птицу.

— Кто ты такой, черт побери? — требовательно спросил я.

— Я — Су Эн, детектив, — ответил тот. — Я работаю с сэром Сесилом Клейтоном. Несколько месяцев назад была украдена драгоценность, известная как Рубин мандарина. На основании ложных показаний был арестован и осужден невиновный. Я пытался доказать его невиновность и поймать настоящего вора — Ют Лина. Эти люди обещали помочь мне, а вместо этого схватили меня и решили продать Ют Лину, который, без всякого сомнения, прикончит меня, причем наверняка медленно и болезненно, так как знает, что мне известно, что именно он — настоящий вор.

— Ну, теперь можешь ничего не бояться, — заверил я его. — Я тебе помогу.

— Эй, Дорган! — заорал Франклей из подвала. — Мы не можем найти твоих проклятых денег!

— Ищите внимательнее! — проревел я в ответ.

Су Эн тем временем выглянул в заднее окно, выходящее в переулок за домом, потом поманил меня:

— Ты говорил, что поможешь мне? — поинтересовался он.

— Я помогу любому, кто ловит вора, — заверил я.

— Мне нужна твоя помощь прямо сейчас, — объявил китаец. — Посмотри в щель жалюзи. Видишь этого человека?

В переулке было темно, но я отлично различил человека, крадущегося к дому.

— Это шпион Ют Лина, — пояснил Су Эн. — Он явился, чтобы увидеть, что Ют Лину безопасно будет тут появиться. Он слишком силен для меня, и у меня нет оружия. Может, тебе удастся его захватить? Не травмировать, а всего лишь связать галстуком и кляп вставить, уложить тут в задней комнате. А я пока присмотрю за негодяями в подвале.

Я согласился ему помочь. Когда же он подошел к краю ямы-подвала, головорезы затихли. Мне показалось, что я слышу даже прерывистое дыхание Таттеркина.

Человек в переулке направился прямиком к ставням, через которые я за ним наблюдал. К тому времени я уже открыл защелку. Поэтому он легко открыл окно, перелез через подоконник, и тогда я прихватил его за шею левой, а правой двинул его по челюсти. Прежде чем он пришел в себя, я связал его шнурами, которыми раньше был связан Су Эн. Это оказался белый человек, но одетый грубо, и к тому же грязный, словно бродяга на набережной. Я вернулся вглубь дома и кивнул Су Эну, а он сказал мне бормоча себе под нос.

— Этих гадов стоит выпустить. Если они останутся здесь, когда Ют Лин придет, они начнут кричать, и это испугает его. Пусть идут.

— Никуда они не пойдут, пока не отдадут мне сто баксов, — упрямо сказал я.

Франклей услышал меня и яростно взвыл.

— Мы не можем найти денег. Если бы они у нас были, мы бы их тебе отдали.

Су Эн немного подумал, а потом сказал:

— Ди Ина можно поднять.

Так что мы помогли выползти Ди Ину, и я отобрал у него нож. Су Эн внимательно посмотрел на Ди Ина, и тот задрожал. А потом Су Эн приказал:

— Отдай белому человеку деньги, которые ты вытащил из кармана Таттеркина.

Ди Ин позеленел, но вытащил из кармана пачку денег и передал её Су Эну. Когда сидящие в подвали поняли, что происходит, они разом взвыли, и как взвыли!

— Как вышло, что они оказались у тебя, и почему ты не отдал деньги своим товарищам? — поинтересовался я, но желтожопый только пожал плечами и ответил:

— Белые люди дураки. Я знал, что ты нас в любом случае отпустишь, даже если они деньги не найдут.

— Когда освобожусь, придушу тебя, — кровожадно пообещал Том Келлс.

Су Эн отсчитал сотню и отдал мне, а остальную пачку денег три или четыре сотни долларов — Ди Ину.

— Отпусти меня до того как эти белые дьяволы вылезут, — взмолился Ди Ин, схватив деньги, и Су Эн объявил:

— Ступай с миром.

И Ди Ин умчался прочь, как заяц.

В подвале закричали, исходя пеной.

— Выпусти нас! — закричали они. — Ты же деньги получил, а нам нужно посчитаться с этим грязным вором — Ди Ином.

— Можете поймать его, если поспешите, — заметил Су Эн. — Он отправился туда по переулку.

Потом мы стали по одному доставать негодяев из подвала. Но больше никакой борьбы не было. Правда, Су Эн был вооружен ножом Ди Ина, но у меня в руках была ножка кресла. Каждый, кого мы доставали из подвала, быстро шел в заднюю комнату, даже не глядя на фтилера, связанного и лежащего в углу. Все они поспешно побежали по переулку следом за Ди Ином. Последним, кого достали из подвала, был Таттеркин. Я вытащил его, проводил до двери и ускорил движение, придав ускорение пинком носка ботинка под копчик.

— А как ты узнал, что Ди Ин залез в карман Датчанина? — поинтересовался я у китайца.

— Я знаю Ди Ина, — пояснил Су Эн.

— А зачем ты их отпустил? — продолжал расспрашивать я.

— У Ди Ина есть деньги. Он обманул остальных, сидящих в подвале. Теперь они все станут его преследовать, но никто не поймает, — ответил китаец. — Однако для нас много важнее то, что никого из них не будет здесь, чтобы помешать нам, когда явится Ют Лин. А он скоро будет здесь. Я слышал, что они об этом говорили.

Су Эн сказал, что пришел по переулку, который протянулся мимо боковой двери, а не по тому, куда побежали Ди Ин и остальные. Китаец попросил, чтобы я ожидал в задней комнате, а сам сел по-турецки перед боковой дверью, сжимая в руке нож с длинной тонкой ручкой из слоновой кости.

Мы едва устроились, когда я услышал чьи-то мягкие и легкие шаги, а потом кто-то осторожно постучал в дверь. Су Эн распахнул дверь, и тут же отступил в тень. В дверях появился толстый ухмыляющийся китаец. Он остановился, когда Су Эн вышел из тени. Толстый китаец не двигался, лицо его по цвету напоминало бледный живот рыбы. Тут Су Эн произнес только одно слово:

— Предатель!.. — И по самую рукоять вонзил нож под сердце Ют Лину. Меня аж в пот бросило. Ничего подобного я не ожидал.

— Что, черт побери, происходит! — проговорил я. — На мой взгляд, детективы поступают как-то по-другому. По крайней мере, в Америке…

— Различные методы для различных земель, — объявил Су Эн. — Но смерть ждет предателя в любой стране.

Он наклонился и вынул небольшой кожаный мешочек из внутреннего кармана Ют Лина.

— Я знал, что он никому не доверит его хранение, — пробормотал Су Эн. — Особенно когда он крутится среди воров, которые подозревают его вину.

Он достал листок бумаги и карандаш, что-то написал на нем по-английски, обернул бумагу вокруг мешочка и отдал его мне.

— Передай это белому человеку в задней комнате, только сначала его развяжи, — распорядился он, и, прежде чем я смог что-то сказать, он исчез. Вот так я и остался стоять с трупом китайца и связанным бандитом. Только тогда я начал подозревать, что тут в самом деле что-то не так. И еще я чувствовал смутный испуг каждый раз, когда смотрел на мертвого китайца, из живота которого торчал нож. Наконец, решившись, я пошел в заднюю комнату, развязал пленного и вытащил кляп. И первое, что он сказал, чуть не сбив меня с ног:

— Ну ты и подлец! Ты ответишь за это своей жизнью!

— Что? — удивился я. А потом мои волосы встали дыбом, потому что, несмотря на старую одежду и грим, я наконец узнал его.

— Сесил Клейтон! — воскликнул я.

— Сэр Сесил Клейтон к вашим услугам! — прорычал он. — Дорган, никогда не думал, что ты окажешься замешанным в убийстве!

— Никогда никого не убивал! Это — китаец! — проворчал я.

— Знаю, — вздохнул он. — Слышал, что происходит. Но ты…

— Но я… ничего! — проворчал я, развязывая его. — Я просто помогал этому детективу Су Эну…

— Детективу? — усмехнулся сэр Клейтон. — Ты принимаешь меня за дурака? Ты утверждаешь, что не знал, что это именно он украл Рубин мандарина?

— Что? — воскликнул я. — Но он сказал, что драгоценность украл Ют Лин!

— Так он сказал на суде, — отрезал сэр Сесил. — Он поклялся, что Ют Лин — настоящий вор. И что его подставили. Но он не мог ничем подтвердить свои обвинения. Если Су Эн здесь, то почему он не отбил меня. Я же искал его, так как он убежал из тюрьмы неделю назад. И только сегодня вечером я напал на его след. Он должен был находиться где-то поблизости, чтобы отомстить этому старому дьяволу — Ют Лину.

— Ют Лин не прятался от вас, — проговорил я. — Он наоборот хотел использовать банду из белых подонков, чтобы схватить Су Эна.

— Ты с ума сошел или пьян, — вставая, проговорил Сесил.

— Ни то, ни другое, — сказал я уязвленно. — Предположим, Ют Лин украл рубин. Он стоил много больше десяти тысяч. Предположим, Ют Лин знал, что Су Эн знает, что это он украл драгоценный камень. Может быть, он считал, что десять тысяч не такая большая плата, чтобы устранить Су Эна со своего пути, раз полиция с этим не справилась.

— Смешно, — фыркнул сэр Сесил. — Ты не можешь задурить мне голову с помощью такой дурацкой истории. Факт останется фактом: Су Эн убил Ют Лина, и ты стал соучастником. Ты…

— Ты меня не арестуешь, — заорал я. — У тебя пистолета нет. Я забрал его, когда связывал тебя. Я думал, что Су Эн детектив и что я помогаю закону. Может, я и свалял дурака, но я собираюсь выйти через эту дверь и не хочу, чтобы ты пытался остановить меня. Однако перед тем, как уйти, Су Эн дал мне вот это. Он забрал это у Ют Лина, после того как убил его… Да, там есть записка.

Сэр Сесил схватил бумагу и мешочек и прочитал записку вслух. Там говорилось:


Сэру Сесил Клейтону.

Невиновный человек не может доказать свою невиновность в тюрьме. С коварством нужно бороться с хитростью. Я не мог доказать, что Ют Лин украл рубин, но камень скажет сам за себя. Этот белый человек, которого я обманул, помог мне в этом. Я обманул его, представившись детективом. Он может засвидетельствовать тот факт, что камень я забрал из кармана Ют Лина.

Ваш покорный слуга Су Эн.


— Будь я проклят! — воскликнул сэр Сесиль. Он разорвал кожаный чехол, и пламенный красный камень, большой, как голубиное яйцо, скатился ему в руку. — Выходит, и в самом деле Ют Лин был вором! Крыса! Его бы никогда не осудили в суде… Да, Дорган, прошу прощения. Очевидно, ты сделал ошибку, но таким образом способствовал свершению справедливости. Теперь драгоценность вернется к хозяину, реальный вор наказан, а невиновный человек теперь оправдан. Сегодня ночью вы хорошо поработали.

— Ой, — скромно протянул я. — Все это — ерунда. Мне сегодня нужно еще найти Мачо Корригана. У меня его пятьдесят долларов, и если бы не вся эта история, я бы никогда не вернул наших денег. А вот Мачо не такой умный, как я.


Невероятные приключения Денниса Доргана

Жёлтая Кобра

Невероятные приключения Денниса Доргана

Когда «Пифон» зашел в Фуцзянь, я был уверен, что в этот раз проведу на берегу тихий отпуск, — я думал, что в этом городе единственный бойцовый клуб в Корее. С другой стороны, я и мой белый песик Спайк едва нашли бар, где подавали приличный портер, когда появился Билл О’Брайен и начал:

— Великое дело, Деннис! Ты знаешь, Датчанина Гробера из Нагасаки? Ну, у него тут салон, и он зарабатывает достаточно бабла, чтобы погасить то, что должен, и готов все поставить на бой. А ты, как я думаю, готов свести счеты с этим крепким англичанином с «Ашанти». Отпразднуем это дело, погоняем на рикше?

— Исчезни с горизонта, — раздраженно объявил я. — Я настроен на отдых и покой. Так что можешь договориться о бое и праздновать в одиночку, а если скучно, возьми Спайка. Он-то любит кататься на рикше.

Так что Билл и Спайк укатили, а я начал подыскивать место, где бы мне вздремнуть. Когда я через открытую дверь вышел в заднюю комнату, я увидел там человека, который сидел, положив голову на руки. Выглядел он знакомым, и я подошел поближе, чтобы рассмотреть, кто это. Конечно, я знал его — это был Джон Рэндол, горный инженер. Хлопнув его по спине, я закричал:

— Привет, Джек!

В следующий момент он уже был на ногах и нацелил пистолет мне в живот. Вид у него был неопрятный и изможденный.

— А, это ты, Дорган! — с облегчением вздохнул он. — Ты меня напугал. Я заснул в кресле… Не спал в последнее время. Садись, я чего-нибудь закажу.

— Ну, Джек, похоже, тебя перемололи в фарш, — заметил я, когда мы хорошенько хлебнули мозготряса.

— Точно, — согласился он. — Я только что вернулся из Северной Маньчжурии. Не стану грузить тебя подробностями, скажу только, что отправился туда, поступив на службу в одну китайскую компанию — никто ничего толком о них не знал, а деньги платили хорошие. Когда я приехал на место, то обнаружил, что китайцы, нанявшие меня, всего лишь группа бандитов, которые использовали на шахтах рабский труд. Не поверишь, если я расскажу тебе детали. Я бежал, и они преследовали меня всю дорогу до корейской границы. Они пустили по моему следу секту восточных фанатиков, которые назывались Желтой Коброй. Этот культ распространен по всему Востоку.

— А почему ты не пошел в полицию? — поинтересовался я.

— Никому нельзя верить, — категорично объявил он. — Желтые Кобры скрыты во всех слоях общества. Я нашел притон белого человека — пустующую хижину в переулке Гниющих Домов. Я зарегистрировался в одном из европейских отелей, но отправляюсь в хижину на тот случай, если за мной все еще следят. А на рассвете я сяду на борт парохода, направляющегося в Японию. Мой единственный шанс — скрыться и бежать. Эта Кобра убила многих…

— Думаешь удрать от них? — поинтересовался я.

— Не знаю, — пожал он плечами. — Их самый опытный агент — высокий европеец с длинным, лошадиным лицом и шрамом от левого уха вниз до края челюсти. Я не видел его в Фуцзянь, но…

— А может, тебе стоит отправиться на борт «Пифона»? Просидишь там до утра? — поинтересовался я.

— Если они здесь, то, без сомнения, внимательно следят за доками, — пояснил он. — Они увидят меня, поднимающимся на борт, засекут, так сказать, и всю ночь придется сидеть и дрожать, ожидая, что еще они предпримут. Они не остановятся, взорвут корабль со всем экипажем. Нет, я уж лучше посижу тут сегодня, а завтра утром отправлюсь на борт парохода, как раз перед тем, как он будет отплывать. Может быть, таким образом мне удастся от них оторваться.

Я предложил остаться с ним на всю ночь, и в случае чего попробовать защитить его. Но он сказал, что проще будет, если он останется один — так он будет менее заметен. Признаю, мужчине моего телосложения и привычек тяжело оставаться незаметным. И все же я проводил его до отеля, а потом он пожал мне руку и проговорил тихо, едва шевеля губами:

— Сейчас я пойду к себе в комнату, а когда стемнеет, улизну через черный ход и вернусь в свою хижину. Если мне повезет, ты сможешь на рассвете увидеть меня в порту.

Он ушел, а я прикинул, как бы убить время. Часик или два я побросал кости с какими-то французскими моряками. Затем отправился перекусить. У меня было много времени, потому что шоу должно было начаться ещё не скоро. Сильно наедаться перед боем нехорошо, но я никогда не видел вреда в том, чтобы слегка закусить бифштексом с луком, залив их литром пива…

Я переходил улицу, когда из-за поворота вылетел автомобиль и едва не сбил меня. Взревев от ярости, я отскочил, пригрозив кулаком водителю, а также выдал пару фраз, которые вызвали восхищенные взгляды прохожих. В свете уличного фонаря я хорошо разглядел лицо человека, сидевшего рядом с водителем, и был поражен. Это было желтоватое, вытянутое лицо со шрамом на правой челюсти. Машина унеслась дальше, а я застыл пораженный, потом заглянул в ближайшее кафе. Заказав еду, я начал жевать…

Лошадиное лицо со шрамом! Судя по всему, это был европеец, который шпионил за Джеком Рэндолом. Мой приятель дал мне совершенно точное описание. Не обращая внимания на владельца ресторана, который призывал меня вернуться и оплатить заказ, я со всех ног бросился в притон на Гнилой Аллее — гнилая лачуга, которая, покосившись, нависла над самой водой. Тут все было, как прежде, не было ни уличных фонарей, ни луны. Я внимательно осмотрел дом на гнилых сваях, а потом вздрогнул, представив, сколько трупов было сброшено в эти воды.

К тому же выглядела эта «хижина» не лучшим образом! Бамбуковые двери были выбиты, и ни звука не доносилось из дома. Я шагнул во тьму, ожидая удара ножом в спину, зажег спичку. Однако внутри никого не оказалось, лишь разбитый стул и лужа крови на полу. Джек Рэндол исчез, и не осталось никаких следов. А если они и были, их скрыли черные волны, плещущие о гнилые сваи.

Мне не нравится «шевелить мозгами». Лучше дайте мне проблему, которую можно решить с помощью хорошего хука в челюсть. Когда я не могу справиться с проблемой с помощью хука, я ухожу в море…

Я стоял там, раздумывая, как поступить дальше… Наконец я решил, что единственным правильным поступком будет вернуться к команде и вместе с ними перевернуть Фуцзянь, район за районом, пока не найдется Джек или его останки. Но вначале я побежал на арену Датчанина, где нашел Билла, уже пришедшего в исступление.

— Где ты был? — завыл он. — Зрители ждут уже более часа! Бык Ричардсон, твой противник, уже на ринге…

— Лучше заткнитесь, — задохнулся я. — Датчанин, мы должны отложить бой.

Вот тут Датчанин-то и раскричался не по-детски.

— Я не могу! — взвыл он, и начал рвать на себе волосы. — Толпа захочет свои деньги назад, но я не смогу отдать их им обратно! Я уже передал их человеку, которому задолжал, и тот ушел вместе с ними! Он ждал, чтобы получить долг! Меня прибьют! Пожалуйста, Деннис! Вспомни все, что я для тебя сделал! — И тут он едва ли не заплакал.

— Хорошо! — вздохнул я, надевая перчатки. — Я устрою для тебя взрывной бой. Но я не собираюсь провести на ринге больше пятнадцати секунд… Билл, пусть экипаж будет готов к тому моменту, как я выскочу с ринга. Тут каждая минута на счету! — воскликнул я, срывая свою уличную одежду. А потом я натянул пару старых потертых перчаток, которые нашел в шкафчике. — Пойдем!

И, сказав это я пулей вылетел из гардеробной, не останавливаясь, чтобы запахнуть халат и не слушая разъяренные комментарии толпы по поводу моего опоздания. Тут я увидел своего противника, стоящего в углу, который смотрел на меня сверху вниз, и закричал:


Невероятные приключения Денниса Доргана

— Скидывай халат — и к бою! Бейте в гонг! У меня нет времени для церемонии!

Хотя толку от моих криков не было никакого, рефери ударил в гонг. Я проскочил под канатами и скинул халат. Ричардсон бросился на меня. Толпа взревела от возмущения. Но в основном это были не те люди, которые придерживаются этикета.

Ричардсон был наготове. Судья ударил в гонг, когда я перелезал через канаты. В этом была его и моя ошибка. Прежде чем руки мои заняли должное положение, Ричардсон нанес мне ужасный удар в голову. Пытаясь восстановить силы, я что есть силы нанес левый хук ему прямо под сердце, а потом обрушился правой на его челюсть, но в этот раз удача от меня отвернулась. Поскользнувшись, я упал и получил один из самых труднопереносимых ударов в моей жизни.

Я пришел в себя посреди ринга на полу, на спине.

Тут же я подумал о том, что, вероятно, Джека Рэндола пытают и убивают, пока я лежал на ринге… Я тут же собрался, поднялся, вспомнив что подобные бои требуют полной концентрации. Если бы все мои мысли не были заняты Джеком, я бы прикрылся от левого хука Ричардсона. Однако я нанес удар в обратном направлении, а потом, скользнув, врезался в пол под вопли экипажа «Пифона» и под восхищенные крики зрителей.

Говорят, что если человек падает лицом вниз, он уже не встает. Я упал. И пусть даже я не слышал счета рефери, я помнил, что пришел вовсе не на пикник жрать бисквиты и слушать пение ворон. Я попытался вызвать мою замечательную жизнеспособность, чтобы встать и убить Билла Ричардсона, но сил не было. Я лежал на краю ринга, так что голова моя высунулась за канаты, и, приподнявшись на локтях, я разглядывал глумливые лица зрителей. Когда мое зрение немного прояснилось, из кровавого тумана выплыло вытянутое лицо блондинчика, насмешливое, переполненное ненавистью, со шрамом на нижней челюсти.

Мгновение я с недоверием разглядывал негодяя, а тут еще ударил гонг. Но я его не слышал, потому что передо мной в первом ряду перед рингом сидел европеец… И пока я смотрел на него, он сделал оскорбительный жест и, встав, направился в сторону выхода с таким видом, что ему и наблюдать за происходящим противно.

Судья еще не произнес «десять», но я уже вскочил на ноги. Честно говоря, в этот миг я забыл и о рефери, и о Быке Ричардсоне. Оказавшись на ногах, я под рев толпы полез через канаты.

— Вон тот со шрамом! — взвыл я, обращаясь к зрителям. — Он пытается бежать. Взять его! Держи его, Бык!

Я уже перекинул ногу через канаты, когда инстинкт самохранения заставил меня обернуться, и Ричардсон врезал мне прямо по лицу. Я понял, что сначала мне нужно разделаться с этим мерзавцем, прежде чем я смогу покинуть ринг. Восстановив равновесие, я обрушил свой страшный правый кулак на противника, вложив в удар всю силу своей стальной мышцы. Бык Ричарсчон отлетел на середину ринга, ударился плечами об пол, перевернулся и, сделав сальто, улетел за канаты на противоположной стороне ринга. И считать над ним не было никакой необходимости.

Но я не останавливался. Сорвав перчатки, я спрыгнул с ринга и помчался, сбивая на ходу роившихся вокруг зрителей, словно кегли.

— Все сюда! — взревел я, потому как полдюжины матросов из команды «Пифона» начали тузить головорезов «Ашанти». — Собирай экипаж, Билл, и давай копов! Вперед, Спайк!

Ряды врагов и друзей смешались. Не обращая внимания на кулаки, которые порой доставали до моего железного черепа, я бросился к выходу, где исчез человек со шрамом. На улицу я вылетел в одних боксерских трусах.

Человек со шрамом только остановил какой-то конный экипаж, из тех, где возница сидит на жердочке, больше подходящей для обезьян.

— А ну стой, блондинчик! — взвыл я, под всеми парами несясь к экипажу. — У меня для тебя есть пара слов!

Едва ли он видел, что я рванулся за ним. Но у него тоже было развито шестое чувство. Побледнев, он вскочил в экипаж, завизжал на водителя, который хлестанул коня, и экипаж помчался с безумной скоростью. С безумным ревом я прыгнул вперед и приземлился в салоне экипажа. Я прижал этого блондинчика, крепко сдавив его горло. Он завопил, выхватил нож, но я сжал его запястье в железных тисках — тут-то схватка и началась. Лошадь сошла с ума и неслась вперед, словно ракета. Извозчик полностью потерял управление. Он только кричал «Караул!», держась руками за голову. Мимолетный взгляд подтвердил, что Спайк гонится за нами.

Экипаж трясся и то и дело кренился, как спасательная шлюпка в ураган, а мы яростно метались из стороны в сторону, дышали с трудом, и мне казалось, что у меня ни одного целого ребра не осталось. Дикий клубок из рук и ног. Блондинчик булькал, пытаясь достать меня ножом, который я прижал одной рукой, другой я колотил его, пытаясь попеременно то выколотить из него душу, то придушить до смерти. От моих «упражнений» его лицо аж почернело.

Колеса экипажа выбивали искры из булыжников мостовой, а прохожие кричали: «Караул!» Тут мы резко повернули за угол, и меня с блондинчиком со всего маху приложило об пол. Повозка застонала так, что я решил: вот-вот, и она развалится. Блондинчик обмяк, и я наконец забрал нож из его онемевших пальцев, привстал на колени, железной хваткой сдавив его горло.

— Что ты сделал с Джеком Рэндолом? — гаркнул я, с трудом приподнявшись; экипаж продолжал катиться все дальше и дальше. — Быстро говори, или я тебе шею сломаю.

Лицо у блондинчика было синим — казалось его тошнит вот-вот вырвет, а лицо его было измочалено.

— Я скажу! — выдохнул он между стуком колес быстро несущегося экипажа. — Мы отвезли его… на склад Дао Цзана… седьмой док… ты меня сейчас задушишь…

Хрясть!

Когда экипаж повернул в очередной переулок, его колесо ударилось об угол дома. Мгновение и транспорт превратился в груду спиц, гаек и болтов, осколков дерева. Еще секунда — и лошадь умчалась дальше по улице, а я, изумляясь, что все ещё жив, остался лежать среди обломков. На мне живого места не было, синяки и порезы были тут и там. А блондинчик лежал, не выказывая никаких признаков жизни. Однако я не стал задерживаться, чтобы оказать ему первую помощь.

Спайк как раз нас догнал и теперь сидел у моей ноги с высунутым языком. Не создан он был для пробегов на длинные дистанции. Тряхнув головой, я огляделся, пытаясь понять, где я очутился, и сердце мое едва не выскочило из груди. Наконец-то удача и в самом деле мне улыбнулась. Но ведь блондинчик скорее всего сказал извозчику, чтобы тот вез его на склад Дао Цзана, а лошадь, когда понесла, двигалась в правильном направлении. Во всяком случае, я понял, что нахожусь не так далеко от дока номер семь. Заметив, что начинает собираться толпа аборигенов — они, очевидно, приняли меня за лунатика, я встал, отряхнулся и направился дальше по переулку в сопровождении Спайка.

Никто не пытался меня остановить, и вскоре праздношатающиеся зеваки остались далеко позади, а впереди показался склад Дао Цзана — большой и тихий.

В поле зрения никого не было. Не слышно было никаких звуков, кроме шороха волн, плещущихся у свай. Не было никаких огней. Даже тусклые и старомодные уличные фонари тут не горели, словно их никто и не зажигал. Я находился на улице один, словно я — единственный человек в Фуцзяне. Только вот я чувствовал, что этот Дао Цзан был не тем человеком, чтобы оставить свое имущество без присмотра.

Однако я считал, что блондинчик сказал правду, и собирался исследовать этот склад, даже если мне придется совершить кражу со взломом. Я продолжал прислушиваться, надеясь услышать шаги морячков своего экипажа, которые должны были прийти мне на помощь. Я решил, что они легко проследят мой путь, расспросив местных. В какой-то момент мне показалось, что я услышал какие-то звуки, хотел было окликнуть их, но никто так и не появился, а я больше ждать не мог.

Я заметил одну решетку, которая выглядела не слишком крепкой, и, осторожно ухватившись за один из прутьев, постарался его выломать — уперся ногой и использовал всю свою огромную силу, так что вены на висках вздулись. А потом один из прутьев с треском отошел…

Следующие два вышли гораздо легче. Стекла в окне не было, только старые тяжелые двойные жалюзи, которые я распахнул внутрь. На складе было темно и тихо. Положив руки на подоконник, я уже готов был нырнуть во тьму, только вот Спайк зарычал, а потом, легонько прикусив мне ногу, потянул назад. Я отшатнулся. И это спасло мне жизнь. Откуда-то из темноты вылетел топор и, едва не раскроив мне голову, сбрил прядь моих волос. Вновь нырнув во тьму, я крепко сжал руки, сжимающие топор, и мой противник зарычал, словно дикий зверь, и резко дернулся, отступая обратно во тьму.

Только я оказался сильнее и буквально выдернул из окна желтожопого с бритой головой. Прежде чем этот бритый сумел освободиться, я приконопатил кулаком его челюсть к оконному переплету, и китаец рухнул, свесившись через подоконник.

На мгновение я замер, потому как меня прошиб холодный пот. Если бы Спайк не почувствовал опасность, я бы валялся там в темноте, и моя голова лежала бы на полу вроде большого шара из слоновой кости. Я прислушался, но внутри склада по-прежнему не было слышно никаких звуков, да и Спайк не выказывал никаких признаков беспокойства. Вроде бы там, в темноте, больше не было никаких азиатов с топорами. Так что я дернул китайца за воротник, и желтожопый, перевалившись через подоконник, врезался головой в каменную мостовую. Теперь я был уверен, что он в ближайшее время в себя не придет.

Так что я теперь смело залез в окно и помог забраться на склад Спайку. А потом мы вместе стали пробираться среди ящиков и мешков. Если бы в этой части склада кто-то прятался, то меня наверняка услышали бы, когда я врезался ногой в то, что на ощупь оказалось бочкой с гвоздями, и, не в силах сдержаться, тихо и ненавязчиво рассказал, все что я думаю о китайцах, торговых складах и конкретно о Дао Цзане.

Тогда я приказал Спайку тихо идти вперед и отправился за ним следом. Вскоре мы оказались у подножия лестницы, которая вела наверх. Песик шел осторожно, словно призрак, и я следовал за ним так осторожно, как только мог. Он не знал, на кого я охочусь, но эти люди, скорее всего, находились наверху.

Наверху лестницы я заметил отблески света, но через несколько секунд, прижавшись к двери, я попытался понять, почему не увидел этот свет снаружи.

Дверь была закрыта, и ключ был в скважине. Ожидая получить булавкой в глаз, я протолкнул ключ внутрь и заглянул в скважину. То, что я увидел, заставило мою кровь замерзнуть в жилах. Я нашел Джека Рэндола.

Комната была освещена вполне по-европейски, лампами, и там собралось пять человек. Один из них и в самом деле был Дао Цзан. Он сидел в углу, словно желтый идол, и не было ничего живого во взгляде его змеиных глаз. Два огромных косоглазых желтожопых больше всего напоминали убийц. Еще там находился высокий, худой мужчина в изукрашенных шелковых одеждах, которые должны стоить очень дорого. И еще там был Джек Рэндол. Он, связанный, висел на шнурах, которые так впились в его плоть что насквозь пропитались кровью.

— Вы едва не ускользнули от нас, мой друг, — мужчина в дорогих шелковых одеждах великолепно говорил по-английски. — Но любая дорога где-то заканчивается. Вы пытались бежать из Фуцзяня. Наши шпионы засекли вас при входе в отель и проследили до полусгнившего дома в одном из переулков. Вы уже подумали, столь опрометчиво поступили, выступив против Желтой Кобры?

— Убей меня и покончим с этим, свинья! — прохрипел Рэндол.

Маньчжур только головой покачал.

— Так легко вы не отделаетесь, — промурлыкал он. — Желтая Кобра не жалеет своих врагов. Посмотрите!

Один из косоглазых дьяволов выволок жаровню, полную пылающих углей. Маньчжур — а мне показалось, что это был именно маньчжур, — взял несколько стальных прутов и положил их на угли, ожидая, пока они раскалятся. От ярости меня аж затрясло. Это оказалось той самой последней каплей… С ужасным криком, словно безумный волк, я вскочил на ноги и одним ударом вышиб дверь. Она влетела в комнату, а я и Спайк — следом за ней.

Я и глазом моргнуть не успел, как Спайк, подпрыгнув, сжал челюсти на горле того громилы, что возился с жаровней. Они вместе повалились на пол. Другой здоровяк достал нож, и я схлестнулся с ним. Клинок со свистом рассек воздух, прочертив мне по горлу кровавую царапину, а я почувствовал, как треснули его ребра, словно были из картона от моего удара справа. Перескочив через его оседающее на пол тело, я подскочил к маньчжуру, и заметил, как что-то тусклое блеснуло в его руке. Раздался грохот. Пуля со свистом пролетела мимо моего уха, а огонь выстрела жаром пыхнул мне в лицо. Единственная причина, по которой этот гад промахнулся, — удар Джека, который, находясь за спиной маньчжура, качнулся и пнул ногами в спину моего противника, сбив его с ног за мгновение до того, как он нажал на курок.

Прежде чем он смог надавить на курок еще раз, я схватил его за запястье и согнул руку, надавив со всей силы. Кости маньчжура треснули, словно гнилые палки. Стон сорвался с его губ, но маньчжур, не растерявшись, ударил меня по глазам другой рукой, пытаясь выцарапать их своими длинными ногтями. Обезумев от боли, я обрушил левую на челюсть противника, и он, прежде чем дохлой макрелью вытянуться на полу, совершил кульбит через голову.

Повернувшись к Дао Цзану, я увидел, что он замер, вжавшись в стену. Джек вскрикнул:

— Останови его!

Однако этот негодяй оказался для меня слишком быстрым. Только вот когда он попытался дернуться, Спайк взлетел в воздух и впился в плечо негодяя. Дао Цзан двигался быстро, напоминая раненого кота, но Спайк был смертельно опасен и обладал мертвой хваткой, тем более что челюсти его запутались в цветастых шелковых одеяниях китайца.

— Останови его, Деннис! — взмолился Джек, все еще болтавшийся на конце веревки. — Не дай своему псу убить этого старого дьявола — он наш единственный шанс.

— Оставь его, Спайк! — приказал я. — Сторожить!

Так Спайк и поступил, усевшись на грудь поверженного китайца. Дао Цзан лежал на полу спокойно, только чуть подрагивал от страха. Я отвязал Джека, но мой приятель настолько ослаб, что не мог стоять самостоятельно.

Пока мой друг пытался восстановить циркуляцию крови в руках и ногах, я решил осмотреть поверженных мною бандитов. Двое, которым я не по-детски вдарил, все ещё были в отрубе, тот здоровяк, которому Спайк «поцарапал» горло, был мертв — горло у него было разорвано.

— Давай-ка пойдем отсюда, — предложил я Джеку, направившись к двери, но он остановил меня.

— Подожди! — позвал он. — Разве ты не слышишь?

Внизу тихо отворилась дверь, и послышались голоса.

— Это — моя команда, — пояснил я. — Разве не узнаешь?

Я вновь направился к двери, и вновь Джек остановил меня.

— Подожди! — повторил он. — Когда меня схватили, их было десять или двенадцать. Трое из них притащили меня сюда — эти двое, — он кивнул в сторону распластавшихся на полу и еще одного с топором. Я не знаю, куда потом пошли остальные, но это могут быть они.

Я взглянул на Спайка. Он тоже прислушивался к голосам. А потом он навострил уши и тихо зарычал. У меня волосы встали дыбом. Это были враги, а друзьями и не пахло. Черт побери, где мой экипаж?!

Тем временем Джек повернулся к Дао Цзану.

— Поторгуемся? — спросил он. — Я знаю, что в этой комнате есть секретная дверь. Ты пытался до неё добраться. Веди нас, тогда мы тебя отпустим, и не стоит рассказывать полиции о том, что тут случилось.

— Белый дьявол! — прошипел Дао Цзан. — Тебя ждет смерть!

— Натрави на него собаку, Деннис! — отрезал Джек.

— Нет! Нет! — Лицо китайца стало белым, как живот дохлой рыбы, когда он взглянул на приоткрытую пасть Спайка, из которой ему на грудь капала густая, тягучая слюна. — Я отведу вас в безопасное место!

— Поспешим! — рявкнул Джек. — Похоже они уже у подножия лестницы.

Я приказал Спайку отпустить Дао Цзана, а сам покрепче прихватил его за ворот. Китаец шагнул к стене, руки его нашарили невидимую кнопку. Одна из стенных панелей скользнула назад, открыв едва освещенный коридор. Мы спешно скользнули во тьму, и дверь за нами закрылась, а в следующий момент куча народа ввалилась в комнату, которую мы только что покинули. Шум голосов приглушенно доносился сквозь стену. Джек нащупал засов и запечатал дверь.

— Веди, — прошипел я на ухо Дао Цзану. — Одно неверное движение — и я скормлю тебя своему бульдогу.

— Держи свою тварь подальше от меня, — угрюмо проговорил он. — Никто не знает про этот коридор. Он ведет прямиком под пристань.

Мы пошли по узкому коридору, скрытому в толстых стенах складов, вниз, по узкой лестнице, под фундамент здания, и дальше по подземному туннелю, который был очень старым и проложен давным-давно. Потом коридор перегородила железная дверь, однако Дао Цзан открыл её, и мы, выбравшись, оказались под пристанью, по колено в грязной воде. Похоже, начинало светать — я и не заметил, как пролетела ночь, так быстро все произошло. Мы, не разговаривая, вылезли на пристань, и тогда я поинтересовался у своего спутника:

— Что станем делать с Дао Цзаном?

— Пусть идет на все четыре стороны, — отмахнулся Джек. — К тому времени, как он соберет своих людей, мы уже покинем этот гостеприимный городок. Мы сбежим… Что это за всплеск?

— Это я отпустил Дао Цзана, — ответил я, отправившись дальше. — Боюсь, им понадобится много времени, для того чтобы выудить его. Я придал ему достаточное ускорение, так что улетел он далеко…

— Кстати, как ты меня нашел? — с удивлением поинтересовался Джек.

— Твой блондинчик со шрамом оказался любителем бокса, и я вычислил его среди толпы в зале, — прихвастнул я. — Я тебе потом об этом подробно напишу.

— Только не забудь, что письмо нужно будет отправить в Сан-Франциско, — заметил Джек. — Именно туда я направляюсь. Вон пирс и пароход, на котором я уплыву.

— А тебе не надо зайти в гостиницу за вещами? — спросил я.

— Черт с ними, — фыркнул он. — У меня в майке зашито достаточно денег. Все, что я хочу, так это оказаться подальше от этого городка, и желательно на борту того парохода. И я никогда не забуду того, что ты для меня сегодня сделал, Деннис.

— Да забудь! — фыркнул я. — Но тебе бы стоило подождать и посмотреть, как я вздую Билла О’Брайена и весь экипаж. Не могу понять, как такое вышло, но это в первый раз, когда они подвели меня и вовремя не пришли мне на помощь.

Ну, а когда я проводил взглядом Джека, который неспешно поднимался на борт парохода, то повернулся и увидел Билла О’Брайена. Его одежда была разорвана, и весь он был в синяках. Перед тем как я начал выговаривать ему за то, что он не последовал за мной и не помог мне разобраться с бандой Желтых Кобр, он с горечью сказал:

— Вот как! Ты убежал и оставил своих товарищей одних разгребать эту кучу дерьма! И где твоя одежда! Ты хочешь, чтобы полиция арестовала тебя за непотребный внешний вид? Неудивительно, что полицейские тебя ищут!

— Что ты говоришь? — удивился я. — При чем тут копы? Почему они меня ищут!

— Но ты же закричал: «Дави копов»!

— «Давай», то есть зови, — поправил я его.

— Значит, они тебя не так поняли… Только вот драка вышла знатная, и теперь половина команды в местной кутузке… Кроме того, мы видели, как ты погнался за экипажем, который потом развалился на куски.

— Да я совершенно иное имел в виду! — взвыл я. — Я хотел сказать…

— Что сказано, то сказано, — мы всю ночь сражались с полицейскими по всему Фуцзяню… А вот чем ты был занят?

— На борт! — прорычал я. — Как я понимаю, пока я сражался с бандой восточных негодяев, полицейские и команда моего корабля, вместо того чтобы помогать достопочтенным гражданам, тузили друг друга по всему городу. И ни у одного честного человека, заплутавшего в этих переулках, не было ни одного шанса спастись от настоящих негодяев. Никто на помощь мне не спешил…


Невероятные приключения Денниса Доргана

В высшем обществе

Невероятные приключения Денниса Доргана

На прибрежной арене во Фриско я был непопулярен с тех пор, как ведущий, выйдя на ринг, взвыл:

— Дамы и джентльмены! Администрация с сожалением вынуждена сообщить, что бой между Морячком Дорганом и Джимом Эшем не состоится. Дорган так настучал по физиономии Эшу в раздевалку, что тот не может выйти на публику.

— Тогда пусть Дорган сразиться с кем-то другим! — выкрикнул кто-то из толпы.

— Он не может, — вздохнул ведущий. — Кто-то сыпанул острой приправы ему в глаза.

В общем, дело было в швах, только сыпанули мне тогда не приправы, а «соуса тобаско». А дело было так: я перед боем прикорнул на скамейке в своей раздевалке. А когда открыл глаза, то увидел странного человека в очках с разноцветными стеклами и с белой бородой.

— Я доктор Стауф, — объявил незнакомец. — Администрация вызвала меня, чтобы я осмотрель вас перед боем.

— Давай, док, — взвыл мой секундант Джон Керни. — Деннис должен быть на ринге через пять минут.

Доктор Стауф зачем-то ощупал мою могучую грудь, посмотрел мои зубы, а потом попытался устроить настоящий генеральный осмотр.

— Ах… — тянул он. — Ах-ха! — насмешливо фыркнул он через мгновение. — У вас что-то с глазами. Ну… Это мы исправим. — Он достал какую-то бутылочку, пипеточку, оттянул мне веки, а потом закапал мне в глаза какую-то гадость, приговаривая: — Это должно поставить вас на ноги, не будь я Бэн Стауф.

— Что ты мне закапал? — поинтересовался я, пытаясь прийти в себя и покачивая головой из стороны в сторону. — У меня с глазами-то будет все в порядке?

— Это очень хорошее лекарство, — заверил меня доктор Стауф. — Судя по всему, у вас повышенное давление глазного дна, так как вы долго рассматривали что-то при плохом свете. Этот препарат снимет напряжение…

И тут без предупреждения мой белый бульдог Спайк схватил доктора за ногу. Тому пришлось извернуться всем телом, тут и случилось самое необычное: у доктора с носа свалились удивительные очки, фальшивая борода отклеилась, и я тут же узнал кривящегося от боли в ноге Фокси Барлоу — менеджера Джима Эша.

— Что это за игры? — взревел я, подскочив.

Джо Керни тем временем подобрал бутылочку из-под глазных капель и понюхал, — Белладонна! — воскликнул он. — Через три минуты ты станешь слепым как крот.

Я, взвыв от ярости, бросился на этого Барлоу, который все еще пытался, правда, совершенно безуспешно, выдернуть ногу из челюстей Спайка, завывая так, словно его резали на куски.

— Что за подстава? — продолжал бушевать Джо. — Мы знали, что вы — подвальные крысы, и попытаетесь что-то выкинуть. Но такой фокус… Да тебя, гад, никто не узнал бы, если бы не Спайк…

Я оттолкнул всех в сторону и нетвердой походкой вышел в предбанник, куда выходили двери и раздевалки Эша. Мои глаза все еще сопротивлялись действию лекарства, но я весь мир видел размыто. Но этого гада я сумел разглядеть. Когда он выскользнул из своей раздевалки, я взвыл:

— Ах, ты грязная скотина, свинья помойная! — И тут я обрушил свой правый кулак ему в челюсть. Так обычно бросают молоток в крысу. По счастливой случайности я застал его врасплох. А когда Джо увел меня с этой арены — предварительно он помог мне одеться — несколько человек все еще пыталось привести в себя этого мерзавца.

Джон отвел меня к себе в комнату. В течение первых двадцати четырех часов я был слеп, словно летучая мышь, потом зрение постепенно начало ко мне возвращаться, но вокруг все было размыто, и я был беспомощен как ребенок.

— Что бы такое устроить для этих подонков? Так, чтобы Эш получил сполна, а Барлоу до поры до времени и подвоха не почувствовал?

— Думаю, эту гадость придумал двоюродный брат Эша с Востока, — протянул Джо. — Я его не видел, но говорят, что он боец, к тому же умный. Красный Сталин рассказывал мне, что Эш говорил своему двоюродному брату, что вызвал двоюродного брата для борьбы с человеком, которого он боится и которого сам вряд ли сможет победить. Но этот кретин Барлоу перестарался и влил тебе такую большую дозу, что ты начал слепнуть еще до того, как вышел на ринг, даже если бы мы не обнаружили эту диверсию. Они думали, что ты потеряешь зрение, когда начнется бой. Но Барлоу перестарался.

— Ну и что мне делать, пока мои глаза снова смогут нормально видеть? — поинтересовался я.

— Может, тебе стоит купить очки, — решил Джо. Он отвел меня к окулисту, где я подобрал себе оправу с большими дужками из черепаховой кости. Когда я надел очки, Джо стал таращиться на меня.

— Ей-богу, — пробормотал он. — Никогда не видел, чтобы очки так сильно меняли внешность человека. Теперь ты выглядишь очень мягким и застенчивым. Посмотрись в зеркало.

Я так и сделал, и то, что увидел, выглядело противно: полным ботаником, словно был профессором или кем-то вроде того.

— И сколько мне еще их носить? — поинтересовался я у специалиста.

— Может, неделю, а может, и больше, — ответил мой друг. — Вам просто влили слишком много белладонны. Я смогу сказать, только когда опухоль век спадет.

Вот так и вышло, что я вернулся в Лос-Анджелес, и после того как я оплатил свой проезд, оказался разорен, а выйти на ринг с такими глазами я не мог. Чтобы завершить рассказ о своих неприятностях, я должен сказать, что, пока я сидел, пытаясь придумать, где взять денег ко мне зашел хозяин, который сообщил, что если я не заплачу ему в ближайшее время, то он просто-напросто выкинет меня на улицу. Я уклонился от прямого ответа, а потом отправился вниз в холл, чтобы посмотреть, не встречу ли я кого-то знакомого, у кого смогу одолжить денег.

— Деннис, клянусь, у меня нет ни копейки, — ответил мне Джек Таннер, к которому я обратился в первую очередь. — Но ведь ты мог бы провести показательный бой? А спрашиваю я об этом, потому что видел одного джентльмена в гимнастическом зале Вареллы, который тренировался, чтобы продемонстрировать свое искусство перед высшим обществом. Пойдем, посмотрим, сможем ли мы его поймать…

Так мы и сделали, а когда добрались до спортзала, Джек сообщил мне.

— Он тут, говорит с Вареллой.

С помощью очков я кое-как разглядел пожилого франта в высоком цилиндре и тростью с золотым набалдашником.

Варелла, увидев нас, обратился ко мне:

— Привет, Деннис, рад тебя видеть. Я хотел бы представить тебя одному джентльмену. Это — Деннис Дорган, господин. Может, вы захотите использовать его?

— Я не расслышал имя этого джентльмена, — вмешался я.

— Я — Гораций Дж. Дж. Вандер Свиллер III, — объявил джентльмен, посмотрев на меня через монокль. — Боже мой, это и в самом деле замечательный образчик! Вид у него хулиганский, но эти очки придают ему ученый вид.

— Это точно, — фыркнул я. — А без них я человек человеком. Взгляните.

Я снял очки, и Гораций ахнул.

— Боже мой, какой контраст! Оденьте их обратно, пожалуйста! Спасибо! Теперь, думаю, вы подходите. Как я уже говорил господину Вареллу, я ищу боксера, чтобы провести показательный матч в моем клубе «Афинянин». Он должен выступать в супертяжелом весе и быть достаточно известным.

— Меня знают от Галвестона до Сингапура, — хвастливо заявил я.

— В самом деле? Как я понимаю, вы, по меньшей мере, имеете определенную репутацию. Я думаю, что вашим противником станет господин Джонни МакГурти…

— Уродец, который только что приехал на побережье из Чикаго? — поинтересовался я. — Для чего все это устраивается и что с этого перепадет мне?

— Каждый из вас — и вы, и господин МакГурти — получите по пятьсот баксов, — продолжал Гораций. — Выступите на празднике, а победитель встретится с господином Джеком Белдингом.

— Имеете в виду джентльмена Джека Белдинга, который претендует на титул чемпиона в самом тяжелом весе? — поинтересовался я.

— Как я понимаю, Нью-Йоркская комиссия по боксу признала законными его претензии, — объявил Гораций. — Господин Белдинг восхитительный джентльмен, но не все у нас любят кулачные бои.

— Слышал, он был звездой колледжа среди спортсменов-любителей, до того как стал профессионалом, — прорычал я. — Он боксировал где-то на Востоке.

— Господин Белдинг хорош, как у себя в гостиной, так и на ринге, — нахмурился Гораций. — Это очень культурный молодой человек с хорошими связями. А праздник, который устраивают сегодня. — кульминация программы клуба развлечений для нашего почетного гостя. Он согласился сам выступить в роли рефери, для того чтобы продемонстрировать членам клуба типичный боксерский матч, без лишней жестокости и кровавой борьбы.

— Выходит, все будет очень просто? — поинтересовался я.

— Безусловно. Конечно, мы ждем, чтобы вы боксировали хоть и показательно, но реалистично, но не наносили ударов, которые могут повредить противнику, и не использовали стратегии, которые так любят кулачные бойцы в диких поединках.


Невероятные приключения Денниса Доргана

— Хорошо, — согласился я. — За пять сотен я на ринг и с бенгальским тигром выйду. Думаю, вижу я достаточно хорошо, чтобы при ударе не промазать.

— Подождите, — продолжал он. — Ваша одежда не подойдет. Вам же придется смешаться с гостями, прежде чем нацепить перчатки и… возможно, выйти к ним после боя.

— А что не так с моим костюмом? — спросил я удивленно. — Я купил его в одном из лучших магазинов на Восточном побережье.

— Ну, это может сойти для набережной, — пренебрежительно заметил Гораций. — Однако вы должны понимать, что подобный внешний вид совершенно не приемлем в клубе «Афинянин».

— Да пошли они все, — прорычал я. — Если этот костюм вам не нравится, можете купить мне другой.

— Придется так и поступить, — объявил мой собеседник. — Что ж, отправимся в галантерею.

— Магазин для джентльменов, — задумался я. — Я этого не люблю.

И все же он затащил меня в одно из подобных заведений.

— Ассортимент тут немного спортивный, — пояснил Гораций. — То, что может подчеркнуть ваше воспитание и мужественность. Это превратит вас в плейбоя из высшего общества.

Продавцы окружили меня, и прежде чем я сообразил, что пора сопротивляться, я уже был в штанах для гольфа, шелковой спортивной рубашке с широким поясом, модных носках, низких парусиновых туфлях и шляпе с загнутыми вниз краями. Потом Гораций, сняв с моей головы это чудовищное творение, полил мне голову какой-то дрянью и зачесал волосы назад.

— А теперь посмотри на себя в зеркало, — с гордостью сказал он. Я так и сделал, а потом рухнул на коробку с товаром и замер, закрыв голову руками.

— Никогда еще со мной не случалось такого, — простонал я. — Придется приклеить усы и убить всех моих знакомых, кто увидит меня таким…

— Примечательная метаморфоза, — в свою очередь заметил Гораций. — Эта одежда в сочетании с очками превратила хулигана в изысканного молодого человека, который вполне может сойти за студента университета, увлекающегося спортом! Последний штрих… Вам необходимы тонированные сиреневые перчатки, чтобы скрыть ваши волосатые грубые руки. А теперь!.. Мне кажется, что я отлично подготовил вас для встречи с членами клуба и нашими гостями. Костюм сам по себе уникален… в нем вы, без сомнения, сойдете за спортсмена — выходца из высшего общества. Вполне возможно, что вы только что покинули поле для гольфа в одном из престижных клубов.

— А у меня такое ощущение, что я только что вышел из дурки, — огрызнулся я. — Я выгляжу так, словно любой громила может хлопнуть меня по плечу, и у меня хребет сломается.

Даже Спайк отвернулся от меня, уставившись в никуда, словно меня и вовсе нет.

— Знаю, Спайк, это не наш путь, — продолжал ворчать я. — Знаю, ты стыдишься меня, да и мне стыдно, но нам нужно заработать бабла…

— И вам придется где-то на время оставить эту чудовищную собаку, — продолжил Гораций — Нет… Не так… Наоборот, возьмите его с собой, и он придаст вашему образу некую пикантную изюминку.

— Так или иначе, только без Спайка я никуда не пойду, — заявил я. — Пусть даже вы и разодели меня, как обезьяну, Двойной Дж. Третий, или как вас там, но Спайка я на улице не оставлю.

Вот так и вышло, что шофер отвез нас в клуб. Изысканное местечко. Все члены клуба были богаты, то есть денег у них было как грязи, и сам дом выглядел, словно замок, или что-то в таком роде. Мы проехали вдоль высокой каменной стены, за которой были разбиты цветочные лужайки, где стояли стулья и столики, а под деревьями располагались фонари.

— Часть дам сейчас в чайной комнате, — пояснил Гораций. — Пройдем, и я познакомлю вас с ними. Они по большей части увлекаются этой новой наукой — психологией, а господин Белдинг оказался таким очаровательным джентльменом, что теперь клубные дамы проявляют живой интерес к любым лицам, связанным с рингом. Вы станете для них новым, интересным типажом. Как только прибудет господин МакГурти, я сразу отведу его к вам. Попробуйте хоть на какое-то время изобразить из себя джентльмена и вежливо отвечать дамам. Помните, они принадлежат к высшему обществу и утонченно чувствительные натуры.

— Я всегда веду себя как джентльмен, — прорычал я. — Никогда ни одной леди по морде не двинул.

Мой путник только головой покачал, так как у него на мой счет, видимо, имелись сомнения. Мы вошли в особняк, где нас встретил дворецкий. Он взял шляпу и трость у Горация, но когда он попытался взять мою шляпу, Спайк повис у него на ноге — вы бы слышали, как взвыл этот подхалим. Я отцепил Спайка от ноги дворецкого, но Гораций нахмурился.

— Очень злобный зверь.

— Ничего подобного, — возразил я. — Он просто решил, что этот тип пытается украсть мою шляпу.

— А он не набросится на МакГури, когда вы выйдите на ринг? — спросил Гораций.

— Нет, — покачал я головой. — Этот пес знает свое дело. Но если кто-то попытается украсть даже мой вонючий носок, ему несдобровать.

Гораций покосился на Спайка нервным взглядом. Потом аристократ провел меня в раздевалку и показал роскошные боксерские трусы. Я повесил шляпу на стул, рядом с вешалкой, и Спайк с неодобрением следил за моими действиями.

Потом Гораций проводил меня в другую комнату, где потягивали чай дамы в вечерних платьях.

— Дамы, это — господин Дорган, один из участников показательного матча.

Все они уставились на меня, словно я был рыбным пуддингом.

— В самом деле! — протянула одна их них. — Так вы профессиональный боксер, господин Дорган?

— Да, — коротко ответил я.

— Совершенно не похоже, — добавила другая. — А вам не кажется, что это профессия всего лишь один из способов выпустить природную агрессию?

— Да, — пробормотал я, весьма смутно понимая, о чем она говорит.

— Садитесь, выпьем чая, — пригласили они. — Вы же учитесь в колледже, господин Дорган? И к какому студенческому братству вы принадлежите?

— Ну, — неопределенно протянул я. — Я — морячок.

Дамы захихикали.

— У вас восхитительный юмор, господин Дорган, — заметила одна из них. — Скажите, как может человек вроде вас, без сомнения обладающий превосходным вкусом, выбрать столь жестокую профессию? Неужели вам легко выступать против более примитивных созданий?

— Ну, — протянул я, подбирая слова. — Я просто выхожу на ринг и молочу противника обеими руками по голове и в корпус, пока тот не падает.

Похоже, от моего ответа дамы пришли в замешательство. Наконец, одна из них, чтобы прервать неловкое молчание, поинтересовалась:

— Сколько сахара вам положить в чай, господин Дорган?

— Ни одного, — не задумываясь, ответил я. — Берегу фигуру, — я забрал у неё крошечную чашечку, с подозрением понюхал, осторожно глотнул и весело заметил: — Ну, вроде все в порядке.

А потом я осушил чашку одним глотком. Так что никто не может упрекнуть меня в том, что я забыл об этикете.

И вновь воцарилась тишина, потом одна из дам робко спросила:

— Господин Дорган, а как вы оцениваете господина Эйнштейна?

— Вы имеете в виду Аби Эйнштейна из Сан-Диего? — переспросил я. — Достаточно умный типчик, но удар у него слабый, и кишка у него слаба выйти против сильного противника.

В этот момент Спайк, скривившись от отвращения, отправился в сторону раздевалки. При этом глаза у него подозрительно блестели. Дамы с любопытством уставились на меня, но в этот раз напряжение снял Гораций, потому как появился с молодым человеком.

— Вот господин Долан из «Трибьюн», он собирается описать поединок в своей статье.

— Привет, Билли, — встал я, протянув руку журналисту. Я был рад, что здесь оказался еще один человек из знакомой мне среды.

— Это господин Дорган, господин Долан, — представил меня Гораций, и тогда лицо Билли окаменело. В этот миг у него был странный, отчужденный взгляд.

— Боже мой! Да ведь это Деннис! — наконец выдохнул он.

— А кто же ещё? — смущенно прорычал я, и Билли уставился на меня, словно глазам своим поверить не мог.

— Боже! — повторил он. — Ты выглядишь, словно напившийся профессор из колледжа! Деннис Дорган в костюме для гольфа! Ну, я да…

— Если и дальше хотите говорить в таком ключе, господин журналист, и вы, господин Дорган, то я рекомендовал бы вам отправиться в курительную комнату, — предложил господин Гораций, нервно поглядывая на дам, которые, похоже, находились в крайнем смущении. Не знаю, как журналист, но я был рад отправиться в курилку, хоть Гораций и увязался за нами.

— Держитесь подальше от гостей, пока не начнется бой, — фыркнул он. — И не пытайтесь смешаться с толпой гостей, когда начнутся танцы. Я должен был знать, что, как вас не наряди, в приличном обществе вам не место. Оставайтесь тут, пока не начнется бой.

— Хорошо, тем более что я не один, а с приятелем, — сказал я, наливая выпить из бутылки, которую нашел на столе. Билли, ты с фотоаппаратом?

— Нет, — ответил журналист. — Зачем он мне?

— Просто хотел попросить тебя не фотографировать меня в таком виде, — попросил я. — Кстати, кто это?

В это время Гораций вошел в курительную в сопровождении молодого человека, который выглядел, словно бандит с большой дороги.

— Господин МакГурти, а это господин Дорган и господин Долан, — представил нас Гораций. Я высунул руку, но МакГурти просто разинул рот, а потом начал смеяться, словно пьяная гиена.

— Морячок Дорган! — воскликнул он. — Людоед с Восточного побережья? Железные кулаки, ужас с гранитными челюстями, родившийся в Техасе, который спит на кровати из кактусов и который обточил зубы чудовищу из Хила? Здорово, мальчики! Почему ты оказался в этом детском саду, Дорган?

— Послушай ты, сын плешивого… — начал я кровожадно, но Гораций перебил меня:

— Господа, прошу вас!.. Пройдемте. Господин МакГурти, я познакомлю вас с дамами.

Они вышли, и я услышал, как, оказавшись за дверью, захихикал МакГурти. А ведь смех у него, скорее всего, вызвали мои штаны для гольфа.

— Билли? — позвал я, повернувшись к журналисту. — Где я раньше видел этого пса?

— Не знаю, — пожал плечами Билли. — Он недавно приехал из Чикаго. Посмотри за окно, похоже, публика собирается.

Большие машины подъезжали одна за другой, высаживая пассажиров на лужайки, а на стульях расположились колоритные личности, как их тут называли. Тут собрались сливки общества Лос-Анжелеса. А еще среди них я разглядел своего будущего противника-фигляра, окруженного толпой поклонников.

— Джентльмен, — язвительно заметил Билли. — Он, конечно, привык к подобному обществу. «Звезда колледжа побеждает на ринге Лаурели», «Любимый сын десятых Небес», «Молодой предводитель общества полицейских». Таких заголовков полным-полно, и я сыт ими по горло. Надеюсь, на ринге ты поправишь ему голову. Давай-ка я помогу тебе с перчатками.

— Разве ты не собираешься смешаться с толпой, подслушивая тут и там? — поинтересовался я.

— Приторно и противно, — фыркнул он. — Все эти фигляры похожи друг на друга. Я могу заранее написать, все что они могут сказать.

И тут как раз появился Гораций.

— Пойдемте! Пойдемте! — позвал он. — Поединок вот-вот начнется. Что-то не так?

— Я думал, может быть, джентльмен Джек захочет познакомиться с мной и МакГурти до боя, — с легким сарказмом заметил я.

— Тьфу, чушь какая-то, — нахмурился Гораций. — Человек его положения вряд ли станет водить знакомство с представителями низших слоев общества.

Мы отправились в раздевалку, я надел перчатки и халат. А потом я позвал Спайка. Он вылез из прилегающей к раздевалке душевой с довольной мордой, словно в мое отсутствие проделал важную работу.

— На ринг в очках пойдешь? — ехидно поинтересовался Билли.

— Да, — фыркнул я. — Без них до ринга не доберусь. Ну, конечно, когда начнём боксировать, я их сниму.

Билли рассмеялся.

— Клянусь, — продолжал он. — Понятия не имел, что очки могут так сильно менять внешность. Даже в боксерских перчатках ты выглядишь, как книжный червь.

Именно тогда Гораций вновь заглянул к нам, чтобы сказать, что самое время идти на ринг. Я, Билли и Спайк последовали за ним, протискиваясь между стульями, на которых восседали полные мужчины и женщины с глубокими декольте.

— Хи-хи! Как это глупо — боксер носит очки! Какой странный молодой человек!

А какая-то гусыня ответила ей:

— Странно, что никто не объявил его имени, дорогая. Думаю, все потому, что он едва ли сможет выстоять долго на ринге, даже в товарищеском матче.

Я вылез на ринг, скрежеща зубами. МакГурти уже был там, да ещё какой-то джентльмен во фраке, который, судя по всему, был секундантом моего противника.

— Члены клуба, дамы и господа, — громким голосом начал Гораций. — Сегодня мы готовы предложить вам развлечение особого рода, благодаря нашему великодушному гостю Джеку Белдингу, — все захлопали, а господин Гораций продолжал: — Итак, сегодня господин МакГурти и господин Дорган согласились встретиться в дружеском поединке, в ходе которого они продемонстрируют нам приемы кулачного боя, позволив зрителям оценить все тонкости поединков, не будучи шокированными жестокостью, столь характерной для этого вида спорта. Господин Джек Белдинг выступит в качестве рефери.

Белдинг, безмолвно стоявший на ринге, поклонился, и толпа бешено зааплодировала ему, особенно дамы. Он был гвоздем шоу. А я и МакГурти присутствовали тут только затем, чтобы этот тип показал себя во всей красе.

Рефери вызвал нас в центр ринга и дал инструкции, как в обычном матче, стараясь быть как можно галантнее, и я услышал, как по толпе пронеслось:

— Разве он не милашка?

Но я внимательно наблюдал за МакГурти, который хихикал, пока я снимал очки, что в боксерских печатках было очень неудобно, и сбрасывал халат. А потом этот дохляк ахнул, когда увидел мое тело, с перекатывающимися мускулами, и свирепое лицо, больше не замаскированное очками. По толпе зрителей пронеслась волна ропота.

— Небеса! — воскликнула одна из дам. — Да это настоящая горилла!

Мы разошлись по углам ринга, я передал очки Билли, и разлохматил прилизанные волосы. Без очков МакГурти казался мне белой, двоящейся тенью.

Прозвучал гонг, и джентльмен Джек Белдинг ступил к канатам, щелкнув пальцами так, чтобы услышали дамы.

— Бокс, парни! Не стойте, бокс!

На близком расстоянии я видел достаточно хорошо… В общем, мы начали работать, занимаясь чистой показухой, демонстрируя стиль и приемы, блокируя удары друг друга, перебирая ногами, и, должен был признать, для новичка МакГурти был весьма неплох. Хотя место ему было на выставке, а не на ринге. Ну а я чувствовал себя почти инвалидом из-за слепоты, правда, это ничуть не замедлило скорости моих движений.

МакГурти порхал вокруг меня, работая левой, а потом неожиданно попытался провести прямой правой мне в лицо. Я тогда слегка прижал его, хоть он и пытался использовать тактику дальних ударов. Отработав в полсилы ему по ребрам, предупредил:

— Дорогой мой! Эти люди пришли сюда посмотреть на матч, так что не дури и не зли меня. Как мне исполнять свою роль в этом представлении, если я порой даже не вижу тебя?

— А я пришел сюда бороться по-настоящему, — усмехнулся он, так что я механически запечатлел его улыбку левым хуком, попав точно по зубам. Потом последовал крученый правой в живот. Тут он перехватил мои руки.

— Это для тебя представление! — с такой ненавистью прошипел он, что я тут же пожалел, что бил в полсилы и не вынес ему все зубы. — Ну, держись, сейчас я выбью из тебя всю дурь.

Но тут джентльмен Джек взял нас за плечи и проговорил:

— Остыньте, молодые люди.

С трудом держа себя в руках я преодолел желание пнуть своего противника по-настоящему, и мы снова занялись балетом, обмениваясь тычками.

— Перерыв.

Когда мы начали второй раунд, я обнаружил, что вижу много хуже. Я даже пару раз споткнулся.

— Дорган, ты — паршивец! — шепнул Белдинг. — Дерись, покажите класс, до того, как я сброшу тебя с ринга.

А потом я услышал, как одна из дам сказала:

— Разве не чудо этот господин Белдинг?

Я так разозлился, то врезал МакГурти много сильнее, чем собирался. Он лишь хмыкнул и попробовал достать меня левой в подбородок, я отплатил ему мощным прямым в голову, а потом мы застыли, разгоряченные, тяжело дыша. Пот заливал мне глаза, которые и так ничего не видели. Сейчас я с трудом отличил бы МакГурти от Белдинга, но пока мой противник стоял и обменивался со мной ударами, я мог дубасить его и защищаться, действуя по интуиции. Кроме того, я смутно различал бормотание болельщиков… А потом Белдинг, словно коршун, накинулся на нас.

— Остановитесь, молотобойцы! — прошипел он. — Полегче. Вы оба. Иначе я прикажу выставить вас, и вы не получите ни цента.

— Прочь с дороги, балерун-очковтиратель! — прорычал МакГурти.

Мы так и провели весь этот раунд и следующий, дубася друг друга.

Когда начался четвертый раунд, я вошел в клинч и поинтересовался у своего противника:

— Только сейчас вспомнил, кого ты мне напоминаешь. Ты случаем не родственник Джима Эша Фриско?

— Я его двоюродный брат, — ответил мне мой противник. — И что из того?

— Так! — взревел я, оторвавшись. — Так это ты, хитрожопый макак, надоумил его меня ослепить? Я сейчас тебе покажу!

И тут я подцепил его левым хуком, словно кнутом огрел молодого бычка. Он выплюнул полных рот крови и обломков зубов, но остался в строю. Больше всего в этот миг он напоминал мне дикую кошку, которая не желала расставаться со своей девятой жизнью. Дамы закричали. Гораций отчаянно взвыл, но я не обращал на это никакого внимания. Весь мир для меня теперь был раскрашен в красное, а МакГурти больше всего напоминал измочаленную тряпку. Вокруг нас бушевала настоящая буря, а пот и кровь, летящие во все стороны, напоминали дождь. Остановленный апперкотом, МакГурти так дернулся, что я решил было: вот-вот — и голова его оторвется, но тут он вошел в клинч, схватил зубами мое ухо и стал жевать его, одновременно выкрикивая такие непристойности, что и портовые грузчики постеснялись бы.

Я стряхнул его, взбодрил левым хуком, сломав ему нос. Только тогда он начал отступать. Белдинг вопил, ругался, пытаясь встрять между нами, но мы не обращали на него никакого внимания.

К тому времени МакГурти превратился для меня в белое размытое пятно, но я продолжал молотить его, чувствуя, как при каждом моем ударе плющится его тело. Кровь лила у него из носа, разбитых губ и расплющенных ушей. Каждый раз, когда я погружал кулак в его тело, я чувствовал, как мне в лицо летят брызги, и я знал, что это кровь МакГурти. Вокруг ринга царил настоящий бедлам, однако я был уверен, что теперь люди высшего общества получили исчерпывающее представление, что такое бокс и настоящий кулачный бой.

Видел я с каждой минутой все хуже и хуже, и если бы МакГурти, успокоившись, замер на полу, то все прекратилось бы, но он всякий раз вставал и пытался ответить мне. Чувствуя, что удары его становятся все слабее, я решил положить конец этой комедии, я закончил отбивную правым хуком, почувствовав, как вздрогнул пол, когда на него рухнуло окровавленное тело. Но в следующее мгновение что-то пролетело у меня под носом, и я со всего маху двинул кулаком. Тут же раздались удивленные, встревоженные крики. Почувствовав что-то неладное, я мотнул головой, встряхивая пот и кровь с глаз, наклонился к размытым контурам, корчащимся на полу. Мое зрение чуть прояснилось, и я увидел, что передо мной лежат двое: мой противник и джентльмен Джек Белдинг! Я начал было объясняться, говорить, что ошибся, но он вскочил с пола с горящими глазами и со всего маху ударил мне в челюсть. Для меня это была как слону дробина, но тут взревел Спайк. В следующий миг белая молния пролетела под канатами, и джентльмен Джек Белдинг закричал так, словно его стали резать заживо. Даже своим мутным взглядом я видел, как он «танцует», пытаясь стряхнуть Спайка, который прочно вцепился ему в зад. Ррррр! — и гордость Восточного побережья остался без штанов, как настоящий готтентот.

Повсюду то ли истерически смеялись, то ли рыдали дамы. Как по мне, то все эти вопли больше походили на лай гиен. Джентльмен Джек Белдинг, развернувшись и стараясь прикрыть свое естество, помчался на выход, а потом я услышал, как Гораций закричал:

— Вызовите полицию! Арестуйте его! В тюрьму его на всю жизнь!

Тут МакГурти вскочил и, словно заяц, метнулся за канаты. Я подхватил Спайка подмышку и отправился в другую сторону. Я двигался, словно в полной темноте, кого-то сбил с ног, наступил на кого-то и, судя по писклявому голосу, это был Гораций. Не знаю. Моей навязчивой идеей стало вернуться в раздевалку, переодеться и исчезнуть, прежде чем появится полиция.

Передо мной замаячил дом, и я шагнул вперед, однако судя по итогу расчет мой оказался неверен. Впрочем, мне было уже все равно. Зацепившись за что-то ногой, я почувствовал, что падаю. Спайк выскочил у меня из рук. Бух! Я приложился, словно упал на наковальню. Подумал о том, осталась ли хотя бы одна целая кость в моем теле. Я упал на твердый бетон, а где-то рядом царапался и скулил Спайк. Я сорвал перчатки, стал моргать и вскоре сообразил, где я. Из-за своего зрения я промахнулся и, не добравшись до двери, рухнул в подвал. Рядом со мной была огромная коробка угля, в которую и попал Спайк.

Я как раз помогал ему выбраться, когда услышал, что кто-то еще зашел в подвал. Я задохнулся, различив знакомый голос. Это был Белдинг, который, оставшись без штанов искал, куда спрятаться. Он ругался, как последний грузчик, и пытался найти замену одежды, которую стащил с него Спайк. Я набросился на него, словно волк на беспомощную овцу.

— Ты ударил меня, только потому что я сделал ошибку, когда ты сам подставился! — взревел я, и мы вместе рухнули на пол.

Может быть, с моим плохим зрением я и не имел бы шанса, столкнись мы на ринге, хотя лично я в этом сомневаюсь, но что до обычной потасовки, то тут у него шансов и вовсе не было. Он попытался выцарапать мне глаза, но я хорошенько приложил его, и какое-то время он лежал, пытаясь втянуть хотя бы крошечный глоточек воздуха только я не дал ему прийти в себя — треснул его по подбородку, навалился на него и поработал в корпус кручеными. Однако закончить мне не дали. Видимо, в современных клубах не знают такого замечательного правила, как неприкосновенность к телу.

Множество рук стремительно вцепилось в меня, пытаясь оторвать от моей добычи. Я встряхивал их и отрывал от себя, жмурясь и моргая, как сова. Мне казалось, что я разглядел в этой толпе и Горация, и Билли Долана.

— Вы — грубиян! Вы — гангстер! Вы — пират! — истерично брызжа слюной, орал Гораций. — Теперь после такого скандала «Афинянин» закроется. — Посмотрите! Это же господин Белдинг. Вы почти убили его!.. Держите этого негодяя, пока полиция не приедет!

И тут из угольной коробки выбрался Спайк, внешне напоминающий черного дьявола. Он был с ног до головы покрыт угольной пылью!

Увидев, что меня окружили, он с ревом бросился в бой, и «афиняне» разлетелись в разные стороны, словно стая перепелов. Джентльмен Джек рванул по лестнице, которая, видимо, вела куда-то в переднюю часть здания, потому как я услышал всплеск смеха и смущенные женские крики. Сам же Джек завопил так, словно и в самом деле оказался без неглиже в толпе дам высшего общества. Секунда — и подвал был пуст. Все разбежались, и остались только я, Спайк и Билли Долан. Взяв за руку, Билли отвел меня под лестницу в большую кладовку.

— Подожди меня тут, я принесу одежду, — сказал он.

Так что я какое-то время пробыл там. Судя по крикам, меня искали по всему дому. Как позже я узнал, это были поклонники МакГурти, и Билли пришлось даже сделать крюк, чтобы забрать мой костюм для гольфа и не попасться им на глаза. Я быстро напялил одежду, и Билли провел меня через дом до задних ворот. Мы шли, не останавливаясь, пока не оказались на приличном расстоянии от клуба «Афинянин». И только тогда Билли дал себе волю и расхохотался.

— Вот это сенсация! — объявил он. — Я всегда говорил, что высшее общество ничуть не отличается от любого другого, и что ты туда легко впишешься. Господи, как кричали эти курицы и Джек Белдинг! Это именно тот шанс, о котором я мечтал. Теперь я смогу покуражиться над ними по полной. А как он бегал перед этими чванливыми дамами в нижнем белье! Ха-ха-ха!

— Одолжи десять баксов, Билли, — попросил я. — Верну, как смогу. Ты же понимаешь, что у меня сейчас зрение не такое хорошее, чтобы я рискнул выйти на настоящий ринг. Мне что-то не верится, что клуб после всего заплатит мне пять сотен.

— Да я бы тоже на это не рассчитывал, — сказал он и полез за деньгами в карман. — Кстати, перед боем твой пес в душевой сжевал твою шляпу.

— Как только я верну себе свою нормальную одежду, я отдам все эти тряпки на растерзание Спайку, — прорычал я. — Кстати, они не у тебя, Билли?

— Совсем забыл о них, — заверил меня мой спутник, сунув узел мне в руки.

Я переоделся прямо там же, посреди переулка, а потом зашвырнул одежду выпускника колледжа в канаву.

— А очки, Деннис? — запротестовал Билли. — Ты же не сможешь без них.

— Ничего, Спайк доведет меня, — огрызнулся я. — Если бы не эти проклятые очки, я бы не попал в такой переплет. Уж слишком умно я в них выгляжу. Отныне никогда их не надену, чтобы никто и никогда больше не смог принять меня за профессора из колледжа.


Невероятные приключения Денниса Доргана

Заигравшийся журналист

Невероятные приключения Денниса Доргана

Как-то раз заглянул я в заднюю комнату бара «Океанская волна». Билл О’Брайен, Муши Хансен, Джим Роджерс и Свен Ларсон оторвались от пива и громко рассмеялись. А потом Билл О’Брайен громким голосом объявил:

— Вот он, настоящий журналист!

— Вы только посмотрите на его шляпу и трость, — фыркнул Джим Роджерс. — А этот фантастический ошейник на Спайке!

Муши печально вздохнул.

— Не думал, что доживу до того момента, когда Деннис Дорган превратиться в лондонского денди.

— Послушайте, вы, пузатые трюмные пасюки, — разозлившись, фыркнул я. — Только потому что я пытаюсь выглядеть нормальным человеком, а не босяком, как вы, вы готовы смешать с грязью мое честное имя. Бармен сказал, чтобы я к вам заглянул. Так что вам от меня нужно?

— Если сможешь оторваться от своих важных дел за все деньги, то у Крутого Клементса есть для тебя одно предложение, — ехидно заметил Билл.

Вышеупомянутый джентльмен равнодушно потягивал большую сигару. Мне показалось, что его вот-вот разорвет то ли от дыма, то ли от осознания собственной значимости.

— Разговор бессмысленный, — объявил я. — Я не выйду на ринг. Недавно я хорошо заработал на литературной ниве, и мне нет никакого смысла вновь натягивать перчатки, так что…

— Просто потому что он случайно сделал удачную ставку на одного из парнишек Тя Чжуана, он решил, что достаточно богат, чтобы снова выйти на ринг, — усмехнулся Роджерс. — Срубив бабло на халяву…

— Заткнитесь, вы, оба! — взревел я, сунув свой огромный кулак под нос Роджерсу и погрозив Биллу. — Откуда я знал, на кого ставить? Просто в свое время я провел пятнадцать раундов с чемпионом ВМФ в самом тяжелом весе. Вы можете сидеть в тени, сосать пиво и раздувать щеки, и выигрывать, ставя на меня, но никогда не сможете правильно оценить возможности бойца. А я, зная, кто почем, удачно поставил все свои сбережения, когда ставки были пятьдесят к одному, и выиграл, а потом эта статья в «Трибьюн»… Так что теперь денег мне хватит на несколько месяцев вперед. Да и вы неплохо на мне заработали в последнее время, так что никаких Клементсов…

— Он не пытается подписать тебя на бой, — нетерпеливо возразил Билл. — Если ты хоть на секунду заткнешься, он тебе все объяснит.

— Да, — согласился Крутой Клементс, по-прежнему пожевывая сигару. — Это личный вопрос. Ты нужен мне, потому что мне нужен человек, которому я мог бы доверять. И если ты ершистый в общении, то в честности тебе нельзя отказать… Ведь вы, парни, знаете моего сына, Горация?

— Нет, — хором ответили мы.

— И не должны, — прорычал он. — Он маменькин сынок. Госпожа Клементс отправила его в одну из модных школ, где он провел большую часть своей жизни. Женоподобный типчик. Хочет стать музыкантом! Музыкант! Ха!

— Ну и что? — требовательно спросил я.

Крутой Клементс разом напрягся, распух, чавкая, стал жевать сигару, словно лошадь кактус.

— Ну и что! — наконец взревел он. — Сын Крутого Клементса проведет жизнь, играя на арфе? Я хочу, чтобы он был похож на меня! Хочу сделать из него человека. Хочу…

— Ну хорошо, — в нетерпении перебил я его. — Но я-то тут при чем?

— Я хочу, чтобы вы поняли, — продолжал Крутой, словно не расслышав моего замечания. — Он не играет в футбол, не плавает в бассейне, не прыгает в окно, ни пьет виски… не делает ничего такого, что любой мальчишка вытворяет в его годы. Он не ввяжется в драку и к бизнесу никогда никакого отношения иметь не будет… Его воспитали мягкотелым. А он должен был пробивать себе путь в жизни, как я в свое время. Должен был бы быть жестким, как я!.. А не так давно он хотел было жениться на дочери бухгалтера, который беден, как индеец в резервации… Хорошо, что я вовремя застал его с этой Глорией Свифт.

— Ну, женитьба может стать хорошей школой жизни, — неуверенно протянул я.

— В том, что Глория больше не станет пытаться выйти за него замуж, я уверен, — продолжал Крутой. — Но не это главное. Дело в том, что я хочу, чтобы вы с друзьями отправились в круиз по Калифорнийскому заливу, взяли его с собой и сделали из него человека.

— А может, Гораций не захочет ехать с нами, — заметил я.

— Поедет как миленький, — заверил меня Крутой Клементс, нахмурившись. — В случае чего, убедите его.

— Шанхайским способом? — поинтересовался я.

— Проще говоря, — продолжал Крутой Клементс, не замечая моих слов, — я заплачу вам тысячу, все расходы по круизу и предоставлю яхту. Она сейчас стоит на Причале Хогана. Я хочу, чтобы вы выбили все романтические идеи у него из головы. Сделайте матроса из этого сопляка. Пусть у него на руках появятся мозоли. Пусть мускулы поднакачает. Пусть забудет все это барахло — книги там всякие и музыку. Сделайте из него человека такого, каким был я в его возрасте.

— Какой вздор, — фыркнул я. — Меня от этого аж тошнит. Ты что возомнил, что у тебя репутация крутого парня? Но, по-моему, ты и сам в это веришь. Но я-то тебя знаю. Ты же сам никогда в жизни ничего не делал своими руками. И мозолей у тебя нет. В детстве у тебя был хороший старт. Ты тогда устраивал бои между продавцами газет в конюшне своего старика! Свой путь в жизни! Ты-то сам все выдурил. Ты выбрал слишком кривую дорожку, чтобы кого-то учить.

Его глаза чуть из орбит не повылазили, пока он слушал меня. Похоже, ему и сказать-то было нечего. А я продолжал:

— А теперь всего лишь потому, что ты считаешь, что этот парень не соответствует твоему мировоззрению, ты хочешь, чтобы мы похитили его, а потом, избивая и унижая, заставляли работать? И таким образом ты думаешь перевоспитать его, вбив ему в голову различные дурацкие идеи и амбиции только потому, что, по твоему мнению, он не крутой и не имеет репутации забияки, которую имеешь ты, что само по себе большое заблуждение… Я в этом не участвую.

— Деннис, подумай о бабках! — взмолился один из моих приятелей.

— Подумай о душе, — ответил я, стараясь держаться как можно галантнее. — Если он решил всенепременно обстряпать это грязное дельце — пусть ищет героев. Я пас!

— Но, Дорган! — взмолился Крутой Клементс. Теперь он разминал сигару в пальцах.

— Ничего делать не стану, — уперся я. — К тому же в настоящее время я занят. У меня есть работа. Билли Долан из «Трибьюн» дал вчера мне задание посетить тренировочные залы Быка Клантона и Флеша Рейнольдса и записать мои впечатления. И я слышал, что он распорядился, чтобы мои заметки подготовили в печать, и они были напечатаны вот тут.

Я с гордостью вытащил из кармана экземпляр «Трибьюн» и, открыв нужную страницу, продемонстрировал статью. Видели бы вы, как от удивления вытянулись лица моих друзей.

— Справа на спортивной страницу, — пояснил я. — И имя мое там стоит. Билли сказал мне, что, так как я широко известен на Западном побережье, людей, без сомнения, заинтересует мое мнение. Эта статья должна заинтересовать всех, кто увлекается рингом. Вот так-то. А теперь я собираюсь в зал к Рейнольдсу. Посмотрю, что там и как, а потом об этом напишу.

И, приподняв на прощание шляпу, я вышел, помахивая тростью, точно так, как делал это Билли Долан, а Спайк последовал за мной, сверкая новым позолоченным ошейником.

Увереный, что Билли очень понравилась моя работа, я готов был получить постоянную работу в качестве автора спортивных новостей. Я знал, что Крутой Клементс будет всячески стараться устроить поединок между Клейтоном и Рейнольдсом, которые уже встречались пару недель назад, и он изо всех сил постарается переплюнуть предварительные продажи Шустрого Штеймана, который пытается устроить встречу Терри Холихана — чемпиона в среднем весе с Панфером Гомесом. Только вот у Клементса со стейманом шла война не на жизнь, а на смерть. Каждый из них пытался получить контроль над боксерским бизнесом в Сан-Франциско. И еще я надеялся, что Штейман позволит мне поговорить с Холиханом, который обучался кулачному бою в Окленде. Я никогда раньше не видел его, так как он совсем недавно перебрался на Западное побережье из Чикаго.

Прежде чем отправиться в зал Флеша Рейнольдса я забросил Спайка в отель, где остановился. Мою бульдожку могли принять за одну из бойцовских собак, которых всегда много в районах тренировочных залов. Когда я заглянул в заведение Рейнольдса, которое располагалось неподалеку от набережной, я по-прежнему вел себя заносчиво. Я знал, что он уже видел мою статью, и прикидывал, что он скажет, увидев меня в новом прикиде.

Из тренажерного зала доносились громкие голоса. Я приоткрыл дверь и увидел, что Флеш и его помощники, и секунданты, и партнеры для спарринга склонились над газетой, разложенной на столе. Судя по всему, все они были недовольны и чем-то возмущены.

— Эй ты, мерзавец, а ну иди сюда! — закричал Флеш, заметив меня, при этом он со всего маху долбанул кулаком по газете, лежавшей на столе.

— В чем дело-то? — удивился я.

Один из менеджеров схватился за голову и застонал, в то время как Рейнольдс, «исполнив танец войны», изготовился к прыжку, словно пума.

— В чем дело? В чем дело! — взвыл он. — Ты это написал?

Тут он принялся размахивать газетой, а я скромно потупив глаза, сказал:

— Конечно я, разве не видишь, там над материалом в верхней части стоит мое имя.

— Нет, вы только послушайте! — продолжал завывать Рейнольдс. — «Сегодня я наблюдал за тем, как Рейнольдс и Клейтон работают на тренировочных рингах. Рейнольдс стильный боксер, но было бы лучше, если бы он мог наносить удары посильнее, так, чтобы на куске сливочного масла оставались вмятины…»

Тут Рейнольдс замолчал, пытаясь совладать с охватившими его бурными эмоциями. Он достаточно долго выдерживал паузу, то краснея, то бледнея и выписывая ногами удивительные коленца.

— «Рейнольдс быстрый и умный, — продолжал читать он. — Жаль, что у него мозгов нет. Но не думаю, что он настолько “желтый”, хотя время покажет… И все-таки я бы поставил на Клейтона, потому как он больше напоминает быка, который, если попрет на вас, то попрет. Однако в свое время его остановил прямой нокаут… А в общем, ныне они оба слабые бойцы, и непонятно, чему могут научить молодежь».

Тут Рейнольдс снова взвыл, и шагнул вперед, тряся газетой, а потом взвыл так, что мурашки пробежали у меня по спине.

— И что тут не так? — недоуменно спросил я. — Я ведь дальше написал, что когда-то ты был классным боксером. Сколько лести тебе надо, чтобы не злиться на правду? Или ты хочешь, чтобы я лгал?

Тут он завопил особо противно.

— Да я на тебя в суд подам! — бушевал он. — Тебя нанял менеджер Клейтона, чтобы ты написал эту гадость, и я разнервничался бы перед боем. Но это не сработает! Я сейчас в отличной форме и могу тренировать молодых бойцов.

И словно для того, чтобы доказать собственные слова, он разорвал газету на мелкие кусочки, подбросил их в воздух, а когда они, кружась, опустились на пол, принялся яростно топтать их. А потом, вновь взвыв, словно ужаленная в зад пантера, бросился ко мне, целя кулаком в мою челюсть. Удар я пропустил, отлетел к стене, а потом, оттолкнувшись от нее, как от канатов, встретил Рейнольдса правым хуком, и он тут же отправился поспать. Не обращая внимания на отчаянные крики менеджеров, я развернулся и вышел, направившись в зал Быка Клантона. Если Рейнольдс так отреагировал, то, значит, Клантон будет доволен. Однако мне пришлось пробивать себе дорогу через вражеский лагерь.

Сыпя ударами направо и налево, я с легкостью раскидал всех менеджеров А потом мне на пути попалась восходящая звезда ринга Рейнольдса — знаменитый Железный Майк. Однако на деле он оказался не таким уж и железным. Удар в челюсть — и он рухнул на пол, а потом так и остался неподвижным.

Встряхнув пот с глаз, я оглядел поле битвы и увидел что на ногах остался только один человек, да и у тот застыл с широко открытым ртом. Это был Билли Долан. Он пошел ко мне, называя меня по имени. Я же был взбешен и чувствовал сильное разочарование. Видимо, моя статья и в самом деле породила определенные проблемы. Я полагал, что Билли сейчас начнет выговаривать мне. Только у меня не было настроения выслушивать нотации. Так что, повернувшись, я поспешил прочь, игнорируя крики за спиной.

Ловко прыгнув, я очутился на подножке пролетавшего мимо такси. Водитель раскричался.

— Ты б заткнулся, — посоветовал я, крутя костлявым кулаком у него возле уха. — Лучше быстрее баранку крути.

— Куда везти? — буркнул он, побледнев.

— В самое безлюдное место, которое знаешь, — ответил я. — Жажду уединения.

Ну, он ничего не сказал, а я не стал настаивать на объяснениях, погрузившись в мрачные размышления. Я не обратил внимания на то, куда едет машина, пока он не остановился у одинокого уличного фонаря.

— Это самое безлюдное место из тех, что мне известны. Я с недоумением осмотрелся. Потом, словно в трансе, заплатил таксисту, и он поспешил прочь с такой скоростью, словно опасался, что я перережу ему горлу или сверну голову, как престарелой наседке…

Оглядевшись, я догадался, где оказался в конце концов. До того я был полностью погружен в мысли, пытаясь понять, за что Рейнольдс так окрысился на меня. И тут громкие, леденящие кровь крики вывели меня из оцепенения.

Я был на пустынной набережной, которую в шутку прозвали Причал Хогана, — пустынное место, где лишь изредка появлялись рыбаки из окрестных лачуг. Но сейчас никого из них поблизости не было, а единственным признаком жизни была яхта, пришвартованная на небольшом расстоянии от берега, — призрак, наполовину скрытый во тьме. С этой яхты доносились звуки яростной борьбы, а потом до меня вновь донесся крик:

— Помогите! Убивают! Полиция!

Мне показалось, что я узнал голос, и я поспешил на причал. В это время кто-то выскочил на палубу яхты и, не останавливаясь, прыгнул за борт. А потом, отчаянно загребая, поплыл к берегу. Когда он выбрался на мелководье, я услышал, как тяжело он дышит. Пытаясь отдышаться, беглец остановился, опершись о доски причала. Только тут я узнал Билла О’Брайена.

— Что ты делаешь на этом пустынном берегу? — поинтересовался я, стараясь придать себе совершенно беззаботный вид.

Лицо Билла в сумерках, казалось, вытянулось от удивления.

— А ты, Дорган, что тут делаешь?

— Допинг продаю, — фыркнул я. — Как твои-то дела?

Билл вылез на край причала и уселся, спустив ноги в воду. Выглядел он не здорово. Одежда у него была порвана, один глаз подбит, а на голове красовлась шишка размером с куриное яйцо.

— Подожди, отдышусь, — пропыхтел он. — Это все выродок старика Клементса.

— Что? — с удивлением переспросил я. — Что ты хочешь мне сказать?

— Мы так бабла и не получили, — продолжал Билл. — Когда ты ушел, мы обмозговали то дело. А потом решили, что справимся и без тебя. Папаша позвонил сыночку, чтобы заманить на яхту, только вот слуги доложили, что Гораций ушел… что он в ночном клубе вместе с этой Глорией Свифт. Так что Крутой Клементс одолжил нам автомобиль, и мы поехали в этот клуб. Там все знали Глорию Свифт, а нам нужно было взять парня, с которым она гуляет, и то, что мы не знали в лицо этого самого Горация, особого значения не имело. Мы вызвали парня Глории, заманили его в кусты, и, пока я расспрашивал его о какой-то ерунде, Муши треснул его по голове. Потом мы забросили его в машину и отвезли на яхту… Но тут парень пришел в себя. Не знаю, что Крутой Клементс хочет от него еще. Этот парень — настоящий ад на колесах. Я пытался договориться с ним, но ничего не вышло. Папаша утверждал, что его сынок, кроткий как овечка. Только эта овечка — Гораций — ругалась так, что любой матрос Семи морей стал бы красным, как перезревший помидор. Мы старались вести себя с ним помягче, только он настучал Муши и Свену, а Джима вырубил. Он бы и меня прикончил, если бы я не отвлек его внимание заточкой и не удрал, заперев его в каюте. Думаю, теперь он пытается выбраться. Послушай!


Невероятные приключения Денниса Доргана

Над водой разносился глухой вибрирующий звук, словно кто-то изо всех сил бил в металлический барабан.

— Это он колотит в дверь кулаками, — содрогнувшись, пояснил Билл. — Он бы давно выбрался, да там двери из пуленепробиваемой стали. На этой яхте все пуленепробиваемое. Когда-то старик Клементс использовал эту яхту, перевозя контрабандный ром. Несмотря на то, что нам удалось его запереть, он слишком здоровый для меня, чтобы мы с ним справились. Если честно, я его боюсь. Так что первое, что я собирался сделать, добравшись до берега, найти тебя…

— Каждый раз, когда я оставляю вас одних, вы попадаете в какое-то дерьмо, — с горечью проговорил я. — Это напоминает мне то время, когда мы плавали вдоль африканского побережья. Помнишь, мне пришлось прыгать за борт и плыть на берег, чтобы помочь вам выпустить на свободу дикую кошку, которую вы пытались поймать?.. Что ж, посмотрим, что там у вас происходит.

Мы сели в лодку и стали грести к яхте. Стук по железу прекратился, и я заметил, что Билл начал нервничать сильнее. А потом он заявил, что готов биться об заклад: Гораций, наверное, нашел способ потопить яхту. Когда мы безмолвно поднялись на борт, я увидел три тела, растянувшиеся на палубе. Свен и Джим лежали неподвижно, а Муши Хансен что-то бормотал о том, что женщин и детей нужно спасать в первую очередь.

— И что ты собираешься делать? — поинтересовался Билл, дрожа всем телом. — Гораций-то уверен, что его похитили.

— Пойду поговорю с этим Горацием, — ответил я. — Ну, а ты останешься здесь.

— Но это же самоубийство, — промямлил Билл, после чего я презрительно фыркнул и, открыв двери каюты, вошел и остановился в изумлении. Я никогда не видел Горация, но представлял себе его как-то по-иному, а не рычащим здоровяком с квадратной челюстью и холодным взглядом юного пирата. Да, молодых людей такого зверского вида я ещё не встречал. Он был среднего роста и соответствующего веса, но его толстая шея, широченная грудь и узкая талия производили впечатление. В лице его не было ничего примечательного, но глаза блестели на самый зловещий манер. Я замер от удивления.

Когда я вошел, молодой человек повернулся ко мне и зарычал — звук, скорее подходящий не живому существу, а дикому зверю. А потом он неторопливо двинулся в мою сторону, сжав квадратные кулаки.

— Еще один? — прорычал он самым кровожадным голосом.

— Подожди-ка, Гораций, — обратился я к нему. — Это была ошибка.

— Ха! — Он рассмеялся, и голос его напоминал звук рашпиля, орудующего по железу. — Вот, что я скажу… Но только тебе… А что, эти мошенники пригласили тебя меня усмирить?

— Не понимаю, что ты имеешь в виду? — с раздражением заметил я. — Если хочешь знать, то это мероприятие профинансировал Крутой Клементс.

При упоминания имени папочки Гораций словно с ума сошел. К моему ужасу, у него аж пена на губах выступила…

— Так это его рук дело? Я мог бы и догадаться! — пробормотал он сквозь крепко стиснутые зубы. — Ну что ж, я поквитаюсь с этим старым…

— Погоди, погоди, Гораций, — попытался я успокоить его. — Может, лучше мы поговорим о тебе?..

Он повернулся ко мне, и выглядел он, словно голодный леопард.

— Сколько этот гад вам заплатил? — злобно спросил он. — Эти деньги понадобятся тебе для адвоката. За похищение вас всех засадят лет на десять.

— А вот теперь подожди-ка, — резко оборвал его я. — Лично я ничего общего с этим похищением не имею, но не допущу, чтобы моих товарищей осудили. Я пришел, чтобы тебя освободить. Но сделаю это только при одном условии: ты не станешь болтать про то, что тут случилось.

— Конечно, — усмехнулся он. — Я буду молчать, пока не доберусь до ближайшего полицейского участка.

— Вижу, мои приятели произвели на тебя определенное впечатление, — заметил я, раздраженный его упрямством. — Но повторю: я пришел, чтобы освободить тебя. И не надо приводить копов. Я сейчас накину тебе мешок на голову, вывезу на берег подальше отсюда — и ауфедерзейн.

— Пошел к черту! — ощетинился он, сжав кулаки.

— Будь благоразумен, — продолжал я. — Думаешь, мы хотим отправиться в тюрьму? Вон мешок, можешь сам надеть его себе на голову, я потом проверю.

Заскрежетав зубами, так что волосы у меня голове непроизвольно встали дыбом, он метнулся вперед и поймал мой подбородок мощным ударом правой. Я полетел спиной на стол, а он бросился прямо на меня, обрушив свою левую на мой корпус и снова целя ей в голову. Я-то, в общем, был тяжелее его, но он, казалось, был слеплен из стали и слоновой кости. Одним ударом он «закрыл» мне глаз, другим порвал мне ухо, а потом пустил мне кровь носом. Тогда собравшись, я хуком слева под сердце отправил его в полет через всю каюту, но он быстро встал на ноги и вновь бросился в бой. Вот только я встретил его крученым справа, прямо в челюсть, вложив в этот удар всю свою силу. Он рухнул на пол как подкошенный.

Тогда я надел ему на голову мешок, а потом позвал Била О’Брайена, который все еще трясся и был бледным, словно лицо мелом засыпал. Он уставился на распростертого на полу великана, словно глазам своим поверить не мог. Потом он помог мне связать буяна, спустить в шлюпку и отвезти на берег.

У нас возникли проблемы, когда мы стали выгружать его на песок, потому как он пришел в себя и начал изворачиваться, извиваться, словно глист на сковородке, но в конце концов нам удалось вытащить его из лодки. Только мы закончили и присели на Горация отдохнуть, как над набережной пронесся громкий автомобильный гудок. Билл сразу заорал:

— Копы! — Но прежде чем мы успели убежать, рядом с нами в визге тормозов остановился автомобиль. И оттуда вывалился наш хороший знакомый. В этот раз Крутой Клементс был просто взбешен. Его лицо, казалось, позеленело в свете тусклых фонарей набережной, смешавшимся с ярким сиянием фар.

— Ослы! — взревел он. — Уроды! Где мой сын?

— Он отдыхает, — прорычал Билл, вытирая кровь. — Мы возвращаем его вам назад. За тысячу баксов мы не хотим жизнью рисковать. Этот каннибал не нуждается ни в каких морских прогулках. Его нужно посадить в клетку в зоопарке.

— Что ты болтаешь? — проскрипел Крутой Клементс. — В то время как я считал, что вы повязали Горация, он сбежал с дочерью этого бухгалтера! Они поженились и укатили в Лос-Анджелес. Её старик только что звонил мне.

— Тогда кто это? — воскликнул Билл. Я рывком сдернул мешок, освободив голову нашего пленника, который тут же выплюнул поток отборных ругательств, порой используя столь изощренные обороты, что даже я оказался удивлен. Крутой Клементс, увидел лицо нашего трофея, в ужасе отшатнулся.

— Боже мой! — взвился он. — Да это же Терри Холи-хан — чемпион в среднем весе!

— Да я вас засужу! — кровожадно пообещал Холи-хан. — Вы будете раскаиваться в содеянном всю оставшуюся жизнь.

— Но больше с Глорией Свифт никого не было, — изумленно воскликнул Билл.

— Гораций был не с ней! — закричал Крутой Клементс, дергаясь так, что его с легкостью можно было бы принять за сумасшедшего. — Он все подстроил, чтобы обвести вас, да и меня, вокруг пальца! Он использовал Глорию! Он сбежал с Джоан. Сделал так, чтобы я подумал, что у него роман с Глорией, и сбежал. Я же говорю вам: он на ней женился! Я имею в виду Джоан, а не Глорию. Дочь бухгалтера! Боже мой!

— Ну, и какая разница между бухгалтером и организатором спортивного тотализатора? — спросил грубый голос. Тут все разом обернулись, кроме Холихана, который все еще был связан и мог только головой крутить. Объявил это Билли Долан, появившись невесть откуда. И, как всегда, выходит, что эти журналисты всегда все знают и появляются всегда в самый подходящий момент. — Ты назвал имя девушки, и они все сделали, как ты сказал, — продолжал он, подойдя вплотную к Крутому Клементсу. — Так вот, выходит так, что та малышка, Джоан, о которой ты тут заговорил, моя сестра. Не знаю, что она нашла в твоем худосочном отроке, но теперь, после того как они женаты, ты будешь помогать им, а не гадостничать втихаря.

— Увидимся в аду! — взревел Крутой Клементс, а Билл Долан ему в ответ всего лишь хрипло рассмеялся. — Кстати, знаете, что случилось сегодня вечером? — продолжал он. — Деннис испортил отношения с двумя лучшими боксерскими школами, да и еще жестоко настучал парням из учебки Рейнольдса.

Крутой Клементс аж подскочил.

— Что? Боже мой? А об этом уже есть в газетах? — он напоминал лося, налетевшего рогами на паровоз.

— Пока нет, — заверил его Билли Долан. — Я был там единственным журналистом. Но стоит вам только еще раз открыть пасть, чтобы высказаться о Горации и Джоане, и все это появится в утреннем выпуске. Вы заверяли общественность, что школа Рейнольдса лучшая и чего— то стоит. Подняли вокруг нее шумиху, а Деннис в одиночку без труда всех их уделал. А ведь это будет шикарный заголовок: «Денни Дорган в одиночку уделал всю школу Рейнольдса». Сколько билетов вы потом продадите на матчи с участием этих парней?

Крутого Клементса начало колбасить не по-детски, а потом он вроде расслабился.

— Не делай этого, Долан, — взмолился он. — Я слишком много денег вложил в это мероприятие. Если все узнают правду, я буду разорен.

— Ну, ваши терки с Шустрым Штейманом — не мое дело. Но если вы финансово не станете поддерживать молодоженов, я проболтаюсь, несомненно.

— Конечно, Долан. Конечно! — поспешно заверил журналиста Крутой Клементс. — Сразу же поутру я отправлю им чек — этакий свадебный подарок…

— Неужели никто из вас не потрудиться освободить меня? — неожиданно и очень требовательно поинтересовался Холихан. — Подождите, я еще доберусь до своего адвоката! Не знаю, что вы тут мелете, но я уверен, что Клементс купил вас, чтобы отделать меня. Тогда я не стал бы сражаться с его фаворитом… Только вас, парни это не касается, потому как все вы вместе отправитесь за решетку!

Билли Долан с удивлением повернулся в его сторону.

— Да? — с усмешкой произнес он. — А что случится, если я сообщу твоей жене в Чикаго, что у тебя роман с Глорией Свифт? А еще лучше, если я пропечатаю все в газете, да с интимными подробностями…

— А ну прекрати! — взмолился Холихан. — Не вздумай! Она меня пристрелит! Давайте-ка лучше забудем обо всем этом.

Потом Билл О’Брайен развязал Холихана, а Билли Долан повернулся ко мне:

— Деннис, почему ты удрал от меня? — поинтересовался он. — Мне пришлось гоняться за тобой по всему городу. Твоя статья была сногсшибательной. Я бы хотел, чтобы ты настряпал целую серию. Каждая строка — обхохочешься! Нужно больше баловать наших читателей.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — ответил я, уязвленный более чем. — Я изо всех сил старался. Извел пачку бумаги и несколько карандашей. Я выложился…

— Вот я и думаю, а не поручить ли тебе провести отборочные матчи между выпускниками школ Рейнольдса и Клейтон.

— То есть вы хотите сказать, что он вернется на ринг? — радостно воскликнул Билл О’Брайен. — А ведь тогда я и мои мальчики заработают на тебе кучу бабла.

— Только так я смогу заработать денег, которые мои приятели потратят на ремонт своих челюстей, — прорычал я в ответ. — Тогда мне осталось только с вами расплатиться…


Невероятные приключения Денниса Доргана

Судьба гориллы

Невероятные приключения Денниса Доргана

Когда я взглянул в свою раздевалку перед схваткой с Круглым Эганом, первое, что я увидел, — кусок бумаги, приколотый ножом к графику поединков. Решив, что кто-то решил сыграть со мной злую шутку, я взял и прочитал приколотую записку, и это оказалось вовсе не шуткой.


Ложись в первом раунде, или тебе конец!


Под запиской не было подписи, но я сразу понял, чьих это рук дело. Это было послание от портовых грузчиков, которые порой действовали грязными методами. Они думали, что никто не догадается, кто послал записку, только они просчитались. По своим повадкам они, скорее, напоминали змей, а не волков. Они готовы были пойти на что угодно, только чтобы заработать пару грязных долларов.

Мои секунданты еще не прибыли, так что я был один. Поэтому я разорвал записку, а точнее, разодрал её на части, при этом делая вовсе не печатные замечания, а когда секунданты прибыли, я им, естественно, ничего не сказал. Однако мне едва удалось сдержаться, когда я прошел на ярко освещенный ринг мимо группы «болельщиков», которая, по моему мнению, была ответственна за эту отвратительную выходку. Уаспи Шоу, Билли Клисон, Нед Брок и Тони Спагалли — все как один дешевки, игроки на тотализаторе. Они не зря отвратительно ухмылялись мне. Я сразу понял, что верно догадался относительно авторов послания, и с трудом сдерживался, чтобы не поднырнуть под канаты и сделать отбивные из моих старых приятелей.

Пока не ударил гонг, я наблюдал за Шоу Уаспи. Морда у него была утюгом с холодным взглядом. Вот Уаспи чуть приподнялся со своего места и двусмысленно кивнул мне. Это меня по-настоящему взбесило. Я даже забыл о своем первоначальном намерении дать Круглому Эгану побоксировать несколько раундов, чтобы зрители побольше поставили на моего противника. Только вот еще не утихло эхо гонга, я бросился к центру ринга, игнорировав прямой левой Эгана, я с пояса врезал ему убийственный крученый по печени. А потом я приложился к его челюсти, и голова моего противника ушла в плечи по самые уши. Хорошо, что шея его не сломалась. А потом я вошел правой ему по корпусу в область сердца, и на этом поединок был закончен.

Толпа взревела от изумления и восхищения, и я повернулся и усмехнулся Шоу Уасти и его приятелям, которые аж на ноги повскакивали и уставились на меня, широко разинув рты. Шоу Уасти, весь побелев, трясся, как осиновый лист. Я громко и язвительно расхохотался, а потом нырнул под канаты, отправившись в сторону раздевалки.

Мои секунданты сделали вид, что провожают меня, а потом поспешили назад на ринг, так как там начинался следующий поединок. Но эти забавы меня совершенно не интересовали, поэтому я покинул здание, где проходили бои, через боковую дверь, прихватив Спайка — моего боксера-людоеда.

Когда я вышел на темную улицу, передо мной словно из ниоткуда возник парень. Лицо у него было перекошено. Он аж зубами скрежетал. Я сразу узнал Шоу Уаспи и приготовился к суровому разговору, но он оказался совершенно один.

— Можешь не сжимать кулаки, придурок, — объявил он, видимо, едва сдерживаясь. — Я не устраиваю кулачных боев на улице Я просто хочу предупредить тебя о том, что ты уже дважды пересек мне дорогу…

— Постой-ка! — угрожающе взревел я. — Рекомендую тебе больше никогда не вставать у меня на пути, ты грязный…

— Разве ты не видел моей записки? — поинтересовался он, так и не дослушав меня. — Тогда почему ты не сделал так, как тебя попросили? Разве так тяжело было это сделать?

— Тяжело! — фыркнул я. — Если бы ты отхватил свой куш, то не унес бы его!.. И почему ты и твои приятели решили, что можете говорить мне, что делать? Я на тебя не работаю. Какая мне разница, потеряешь ты деньги или выиграешь? Но дам тебе совет: ты всегда будешь терять деньги, если и дальше станешь ставить против меня. Так что можешь позвать остальных своих приятелей, если они прячутся где-то поблизости, и я отделаю их под орех… Зови свою банду, и я размажу по мостовой их мозги. Кроме того, должен сказать, мертвичину я не люблю.


Невероятные приключения Денниса Доргана

— Ты обо всем этом пожалеешь, — пообещал Уасти Шоу. — Я достану тебя, Дорган. Уаспи Шоу никогда ничего не забывает! — сказав это он отвернулся, и тут я решил придать событиям драматический эффект, и поэтому со всего маху я всадил острие носка своего ботинка ему в зад. Уаспи полетел в канаву с визгом, который отчасти удовлетворил мою жажду крови, а я, повернувшись, спокойно зашагал дальше по улице.

Так как вечер только начинался, я отправился на поиски знакомых по различным салонам и билльярдным, и в конце концов оказался в «Свободно и Легко» — это заведение располагалось сразу за кабаре «Желтый котенок». Потом я решил заглянуть в само кабаре, посмотреть на танцующих девушек, но бармен сделал замечание относительно моего внешнего вида, и о девушках я забыл. Мне потребовался примерно час для того, чтобы объяснить этому тугодуму неправомерность его точки зрения. Наконец, превратив его наряд в лохмотья, я убедил его, молотя головой о барную стойку. И тут кто-то, подобравшись втихаря, врезал мне по почкам. Потом еще раз, да так сильно, что едва выпивку не разлил. А ведь, несмотря на разногласия с барменом, я драки не устраивал, мы с ним «мирно» беседовали.

В итоге мне пришлось отпустить бармена и повернуться, чтобы посмотреть, кто там меня беспокоит. Повернувшись, я уставился на типчика, морда которого была украшена шрамами, — выглядел этот кадр довольно зловеще.

— Послушай, — мирно начал я. — В этой зале вполне хватит место для нас обоих.

— Это кто так решил? — спросил он тоном, от которого у меня челюсть свело. Я тогда заметил, что рядом со мной стоит еще один типчик, как две капли похожий на задиру. Должно быть, они решили, что я достаточно пьян.

— Вы и сами знаете кто, — ответил я. — А крыса, которая вас наняла, похоже, рассказала вам совсем другое…

И без предупреждения я врезал ему в челюсть… Когда вы встречаете человека, который нарывается на драку, не имеет никакого смысла ждать, пока он начнет первым. Опередите его и постарайтесь сделать так, чтобы он не встал после первого удара.

Когда первый типчик повалился на пол, я развернулся, нырнул под промчавшуюся над моей головой бутылку и врезал второму задире в живот. От удара нунчаку по затылку я покачнулся, а потом страшный крик боли подсказал мне, что в драку вмешался Спайк.

Тот типчик, что был с бутылкой, изловчился и разбил-таки её о мою голову. Правда, желаемого эффекта он не достиг, только я стал еще более раздраженным. А потом, увидев, что остался в одиночестве, — один из его приятелей корчился на холодном полу, пытаясь вставить назад выбитую челюсть, а другой боролся за свою жизнь, стараясь отцепить от себя белого песика, — он начал пятиться. Он, видимо, хотел закричать, но единственный звук, который ему удалось издать — приглушенное хрюканье, так как я утопил кулак в его животе. Однако ему удалось развернуться и, раскачиваясь, поспешить к выходу, только вот я к тому времени сильно осерчал и жаждал крови мерзавцев, которые посмели прервать мою мирную дискуссию с барменом. Типчик бросился к черному выходу из залы, который вел в подсобные помещения. Но я был у него на хвосте. Поняв, что не уйти, он развернулся, выхватил резиновую дубинку. В этот миг, не ожидая, пока типчик размахнется, я, взревев, достал его подбородок ударом, в который вложил весь вес своего тела.

Дом содрогнулся. Типчик врезался в стену с такой силой, что пробил её, а я обрушился на него сверху, увлеченный инерцией своего удара. Закричала женщина, но я ничего не видел вокруг, а потому не обратил на крики никакого внимания. Я оседлал своего противника на груде пыли и осколков. Схватив его за горло, я пару раз стукнул его затылком об пол, одновременно грозно рыча:

— А-р-р-р-г-г-г-г-х-х-х-х-р-р-р-р!

Ну, примерно так.

Мой противник стал вялым, словно тряпка, и тогда капля здравомыслия проникла сквозь красный туман, застлавший мне взор. Я выпустил своего противника и осмотрелся. Я очутился в комнате, где витали запахи, присущие только женской обители. В подтверждение этому тут был туалетный столик и зеркало на стене, какие порой используют в гримерках актрисы. Да и девушка тут имелась. Она вжалась в угол, прижимая руки к груди. А глаза у неё были, как блюдца. На ней был костюм танцовщицы, и я сразу сообразил, что, скорее всего, вломился в гримерку «Желтого котенка». В дыру, которую я проломил в стене, заглядывали удивленные зрители и довольный Спайк, все еще сжимавший в зубах окровавленные обрывки штанов.

Поднявшись, я хотел было снять с головы свою матросскую шапочку, только шапочки на месте не оказалось, поэтому я просто кивнул и заговорил, стараясь произносить слова как можно вежливее, но, тем не менее, не теряя чувства собственного достоинства:

— Прошу прощения, дамочка. Не в моих привычках входить в помещения подобным образом. Подождите минутку, и я вынесу отсюда эту падаль.

— Вы… Вы знаете, кто это? — спросила она тихим голосом, полным благоговения. — Это — Горилла Бейкер, и вы только что уделали его.

— В самом деле? — вежливо переспросил я, с интересом посмотрев на мою жертву. — Но, думаю, вы, дамочка, не знаете, кто я такой, если удивляетесь, что я уложил этого молодца.

Взяв молодчика за шиворот, я вытащил его через дыру в стене и передал работникам бара, которые уже уложили мою первую жертву на спину и лили ему на голову воду, пытаясь привести в себя. Типчик, который попал под раздачу Спайка, отправился к костоправу накладывать швы.

Передав громилу из рук в руки, я вновь сунулся в дыру в стене, чтобы извиниться перед хрупкой дамочкой, когда в гримерку ворвался владелец «Желтого котенка». Он рвал на себе волосы и заламывал руки, словно настоящая кокотка.

— Что это? — взвыл он. — Я разорен! Эти бесцеремонные люди разорят меня! Что тут случилось! Боже мой, что это за дыра в стене! Да тут поезд пройти может! Но ведь поезд с рельс не сходил. Да и до вокзала далеко. К тому же ни о чем таком я не слышал… Я подам в суд…

— Успокойся, Макс, — продолжала девушка. — Тут все можно отремонтировать, и я сама заплачу за работу.

— Ничего подобного, — возмутившись, вмешался я. — Я сам оплачу ремонт.

— А-а-а! — продолжал завывать Макс. — Так это и есть та обезьяна, которая сломала мне стену!

— Да, я такой! — воинственно ответил я, проскользнув назад через дыру. — И если вам это не нравиться, я…

— Эй! — взвыл Макс. — Держитесь от меня подальше! Помогите! — И он, словно кролик, умчался, даже не прикрыв за собой дверь. А я вновь повернулся к дамочке, элегантно кивнув.

— Прости меня еще раз, дамочка, я не хочу вас больше беспокоить… Завтра я пришлю плотника…

— Подождите, — остановила она меня. — Не уходите так сразу. Я хочу взглянуть на человека, который сумел пробить дыру в стене Гориллой Бейкером.

— Да, — сказал один из завсегдатаев «Свободно и Легко», просунувший голову в дыру. — Иди и поговори с ней, а мы все пока бесплатно просочимся в зал.

— Катитесь прочь, крысы из переулка! — заорал я, обрушив на них свой справедливый гнев. — Или кто-то хочет со мной поспорить? — Повернувшись, я шагнул в их сторону, и все они мигом разбежались, вопя от ужаса. А может, это был безумный смех?

— Садись! — предложила девушка, подтолкнув ко мне стул. Теперь моя голова немного прочистилась, и когда очередной раз я взглянул на дамочку, сердце яростно заколотилось в моей большой, мужественной груди. Она была так мила, что у меня голова кругом пошла. Так вот пока я пытался прийти в себя от этого нокаута, она поставила рядом с моим ещё один стул и села, глядя на меня с восхищением, отчего я невольно расправил грудь и напряг свои огромные бицепцы.

— Должно быть, ты тот самый морячок Дорган, — протянула она. — А это твоя знаменитая бойцовая собака?

— Ну… — протянул я. — Во-первых это пес, а во — вторых, я не пускаю его в ямы сражаться, хотя он выстоит раунда четыре против любой собаки на Востоке. Ну-ка Спайк, дай лапу.

Пес выполнил команду, но без особого энтузиазма. Тонкие материи Спайку чужды, и иногда мне кажется, что он ничего такого просто не замечает.

— Я рада с тобой познакомится, — продолжала девушка, вот только я не понял, кого она имела в виду: меня или Спайка. — Я много о вас обоих слышала. Меня зовут Тедди Блейн. Я танцую тут, в «Желтом котенке». Я только вернулась со сцены, когда вы мне тут стену проломили.

— Мне очень жаль, — вздохнул я. — Если бы я знал, что стены тут такие тонкие, я бы, без сомнения, выбрал другой путь.

— Разве вы не сломали руку? — удивилась дамочка.

— Нет, — покачал я головой, а потом продемонстрировал ей свою правую, при этом сжав кулак. — Кожи на костяшках почти нет. Я вымачиваю руки в рассоле и виски.

Она робко покосилась на мой кулак, а потом её взгляд замер на моих железных бицепсах.

— Ну ты и силач! — вздохнула она. — Будь у меня такая силища…

— Ну, я вижу ты и так неплохо устроилась, — заметил я, обводя взглядом разгромленную гримерку. — Хотя могла бы найти местечко и получше… Отправимся куда-нибудь и примем паровозик с прицепом?

Дамочка вздохнула и покачала головой. Её глаза затянуло задумчивой поволокой.

— Я не смею, — протянула она.

— Что ты имеешь в виду, говоря «не смею»? — поинтересовался я. — Я достаточно вежлив и обходителен, ну, конечно, не младший сын…

— Дело вовсе не в этом, — тут же заверила она меня, положив мне руку на плечо, при этом волна дрожи прокатилась по моему огромному телу.

Без сомнения, это была любовь с первого взгляда. Со мной такое случалась уже раз пятьдесят. Я дрожал от волнения, и даже мог кому-нибудь голову разбить ради неё.

— Дело совсем не в этом, — повторила она. — Любой, кто вас увидит, сразу поймет, что вы — джентльмен. Нет… Дело не в этом… Просто я жертва… Меня преследуют, — тут она склонила свою темную голову, утопила лицо в ладонях и заплакала.

Я смотрел на неё, потрясенный от ужаса. А потом совершенно неожиданно обнаружил, что обнимаю её гибкую талию своей могучей рукой.

— Вы хотите сказать, что существует некий грязный свин, который смеет причинять неприятности такой прекрасной дамочке? — переспросил я с недоумением.

— Да, — всхлипнула она, импульсивно положив голову мне на плечо.

— Скажи мне, кто он, — попросил я. — Я растопчу его!

— Он сделал мою жизнь невыносимой, — продолжала дамочка. — Он работает в баре напротив — в таверне «Йоркшир», и у него комната в тех же номерах, что и у меня. Он все время наблюдает за мной и избивает каждого, кто пытается познакомиться со мной. Он едва не прибил уже с полдюжины молодых людей. Он даже платит официантам, чтобы те следили за мной. И они сразу докладывают ему, стоит мне только с кем-то заговорить. Каждый вечер он меня провожает. У меня нет никаких шансов отделаться от него.

Я спросил коротко:

— Его имя?

— Он сказал, что, если он не получит меня, я не достанусь никому, — продолжала дамочка. — Теперь от меня шарахаются все молодые люди. Он — скотина.

— Кто он такой? — нетерпением потребовал я.

— Большой Билл Элкинс — объявила она.

— Большой Билл Элкинс? — задумался я.

— Так и знала. Ты тоже боишься его, — вздохнула девушка. — Все бояться.

Я подскочил, потому как она словно ударила меня.

— Кто боится Билла Элкинса? — Я с негодованием огляделся. — Я просто повторил его имя. В мире нет ни одного человека с именем Элкинс, которого я бы боялся. Одевай шляпку и пойдем со мной.

— Я боюсь! — захныкала дама. — Он никогда не бил меня, но он может! Когда я думаю о скандале… Лучше будет если вы сразитесь прямо на улице. Он глаз не сводит с «Желтого котенка» и увидев, что я с кем-то вышла сразу выскочит из своего укрытия, ревя, словно безумный бык. Если бы ты только смог отвести его в сторонку и преподнести ему хороший урок.

— Именно так я и собираюсь поступить, — с мрачным видом заверил я красавицу.

— Подожди тут, пока я не вернусь, и ты станешь свободной женщиной. Ты будешь девушкой Денниса Доргана, а не какого-то там Билла Элкинса.

— Если б ты только смог это сделать! — воскликнула дамочка, вскочив. Глаза её сверкали. Она обняла меня за шею. — Ради Бога, освободи меня!

А потом она чмокнула меня, отчего «Желтый котенок» закружился вокруг меня, погрузившись в розовый туман. Помню, когда я направился к выходу, то натыкался на людей, но в конце концов я оказался на улице, и ветерок взъерошил мои все ещё влажные от пота волосы.

Запрокинув голову, я посмотрел на звезды, которые сверкали высоко в небе над уличными фонарями, и сказал сам себе:

«Никогда бы не подумал, что благодаря здоровяку вроде Гориллы Бакера я встречу настоящую любовь! Когда я снова встречу его, я даже руку ему пожму и дам десять очков вперед. А пока это судьба, не больше не меньше. Судьба вершит свои решения не только с помощью вздохов-охов при лунном свете, но и с помощью горилл. Так что выходит, Горилла Бейкер — инструмент Судьбы!

Затем я отправился на другую сторону улицы в направлении «Йоркшира». Проходя через вращающиеся двери, я услышал рычание Спайка и, быстро повернувшись, увидел, как луч света из дверей бара, который я только что покинул, высветил лицо Тони Спагалли.

— И что ты, крыса, тут делаешь? — прогремел я, держа кулак наготове. — Если я решу, что ты следишь за мной…

— Подожди драться. Я же еще ничего такого не сделал, — запротестовал Тони. — Разве человек не может свободно ходить по улице?

— Только пока не делает мне никаких гадостей, — объявил я. — Можешь сообщить своему боссу, что головорезы, которых он прислал, теперь отдыхают там, в зале, а если он попадет мне под ноги, я пропишу ему точно такое же лечение. Теперь убирайся, чтобы я тебя больше не видел.

Я отправился дальше, оставив его рассерженным и в одиночестве.

Я замялся в дверях заведения, с подозрением поглядывая на собравшуюся публику. Одни пришли сюда поиграть в карты, другие — в кости. А потом я заметил одного гиганта, пробирающегося между столиками. Он был в пальто, и выглядел, как человек, который проработал весь день. Я остановил его.

— Ты — Билл Элкинс? — поинтересовался я.

— Да, и что из того? — спросил он.

— Хочу поговорить с тобой, — объявил я.

— У меня нет времени, — ответил он. — Мне нужно идти.

— Никуда ты не пойдешь, — свирепо усмехнулся я. — Я должен с тобой поговорить.

Он набычился. Его квадратное лицо стало цветом, как только что обожженный кирпич, а сверкающие глаза, превратились в узкие щелочки.

— Да что ты говоришь, — начал он, и в горле у него что-то захрипело. Тут мои кулаки невольно сжались.

— Я хочу сказать, что больше ты не станешь преследовать Тедди Блейн.

Его глаза сверкнули с ненавистью.

— Так ты говоришь о моей девушке?! — взревел он.

— Ты сейчас стулом по балде получишь, придурок, — прорычал я. — Заткнись-ка лучше. Хочешь, чтобы все крысы в этой норе услышали, как мы обсуждаем приличную дамочку? Если у тебя кишке не тонка, пойдем туда, где нам никто не помещает, сразимся, и пусть Тедди достанется победителю.

— А ведь ты прав, — прорычал он. — Не стоит устраивать соревнование в этой проклятой зале. Я знаю подходящее место, чтобы выяснить отношения. Ты не первый из хитрожопых морячков, которого я изобью из-за Тедди. Может, я и сумасшедший, но если её не получу я, то её никто не получит. А у меня хватит сил держать остальных от неё подальше. В итоге она все равно достанется мне.

— Ну, сломанную челюсть я тебе точно обещаю, — заверил я хвастунишку. — Пошли!

— Нет, не так вот просто, — отрезал он. — Пусть этот крокодил на ножках останется тут. Я видел некоторых парней, после того как он их пожевал. И боюсь, что, как только возьмусь за тебя по-настоящему, он на меня накинется и кишки выпустит.

— Я оставлю его в «Американском баре», — отрезал он. — Там бармен — мой друг!

Вот так и вышло, что мы оставили Спайка связанным в задней комнате «Американского бара». Он укоризненно посмотрел на нас, а потом мы отправились в то место, которое назвал Элкинс. За все это время мы не произнесли ни слова. Проскочив несколько улиц, мы оказались на заросшем пустыре. Выйдя на середину пустыря, я понял, что это и в самом деле идеальное место, чтобы выяснять отношения.

Посреди пустыря была небольшая песчаная поляна. Вокруг тянулись к небу небольшие деревца. Луна уже висела над верхушками деревьев, и на песчаной проплешине посреди пустыря было светло как днем, только предметы отбрасывали очень темные тени. Элкинс сорвал рубашку и пиджак, и я сделал то же самое. Было очень тихо. Где-то далеко-далеко запела ночная птица. Я застыл, прислушиваясь к любому шороху. Элкинс шел прямо следом за мной, и зубы его блестели в лунном свете, а глаза сверкали, как у сумасшедшего. Он был большим человеком, шире меня в плечах и массивнее.

Я шагнул вперед, и мы встретились посреди песчаной полянки, залитой лунным светом. Оказалось, этот Элкинс опытный боец и отлично знает, как использовать свои кулаки. Но он, скорее, привык работать в защите, вроде меня, однако в этот раз мы были слишком распаленными, для того чтобы действовать обдуманно, даже если мы были на это способны.

Стоя нос к носу в лунном свете, мы молотили друг друга, кровь и пот струились вниз по нашим телам, а единственными звуками в ночной тишине был стук и хруст, наши болезненные вздохи и скрип песка по ногами.

В голове у меня звенело, а темные деревья вокруг нашей боксерской площадки кружились. Как в кошмарном сне, я видел стоявшего передо мной Большого Билла Элкинса. В лунном свете его и без того не слишком привлекательное лицо превратилось в ужасную маску. Мне удалось рассечь одну из его бровей, и теперь та нависала над глазом самым зловещим образом. Кровь потоками лилась у него из носа и уголков рта, а левое ухо расплылось до невероятного размера. Левая сторона корпуса в районе сердца напоминала отбивную. Я был в гораздо лучшей форме, хотя в целом выглядел не лучше. Один из моих глаз заплыл, а губы превратились в пюре. Но я чувствовал, Элкинс контужен, и в итоге я загнал его в темные тени деревьев. Только потом я понял свою ошибку, потому как теперь едва различал его и по большей части лупил вслепую. Он рисовался мне большой, расплывчатой тенью. Однако только я приспособился, Элкинс бросился ко мне — буквально «повис» на мне. Он дышал мне прямо в ухо, словно это не Терри Блейн, а я его любимая женщина.

— Тайм-аут! — прохрипел он. — Давай-ка отдышимся, или я просто втопчу тебя в грязь.

— Отлично, — согласился я. Хотя на самом деле я мог продолжать, выносливость у меня ого-го, только вот массой он и в самом деле мог меня задавать. К тому же избит я был не так уж и сильно. Я спокойно мог продолжать сыпать ударами.

И все же я отступил, шатаясь, а Элкинс не удержавшись на ногах, упал на песок. Его живот вздымался и опадал, как рыхлый парус во время тайфуна, а дышал он тяжело, как паровоз, только разводивший пары.

Я присел на бревно на краю тени и сказал так:

— Элкинс, неужели ты до сих пор не понял, что ты мне не противник? Ты никогда не сможешь завоевать ни одну дамочку пещерной тактикой боя… О-о-о!

Последнее восклицание вырвалось у меня невольно, потому как кто-то молниеносным движением, больше напоминающим бросок кобры, сжал мне шею, обхватив его голой рукой, одновременно прижав что-то острое к моему горлу. Я не успел ничего сделать. Просто сидел, ощущая, как кровь медленно стекает вниз по шее. Я сразу понял, что, если дернусь, клинок перережет мне яремную вену, прежде чем я сломаю державшую меня руку. К тому же все, что я мог видеть, так это только темные контуры деревьев.

— Не двигайся, иначе я голову тебе отрежу, — прошипел кто-то у меня над ухом, и я узнал голос Ахмеда, малайского убийцы. Кто-то рассмеялся. А потом перед моим взором появились Уаспи Шоу, Брок, Спагалли и Клисон. Они встали передо мной, громко и язвительно фыркая от смеха.

— Ну, Дроган, не так-то ты и умен, — проговорил Уаспи. — Мы проследили за тобой от самого «Желтого котенка». Потом мы подслушали твой разговор с Элкинсом и без задержек отправились сюда.

— В чем дело? — проревел Элкинс. Покачиваясь, он поднялся с земли и шагнул в нашу сторону.

— Не твое собачье дело, — ответил Уасти Шоу. — Мы пришли не за тобой, Элкинс. Думаю, ты не станешь возражать, если мы сами разберемся с этим здоровяком. Он нам слегка задолжал. Кстати, это было очень мудро с твой стороны, убрать его смертоносного пса… Нет тут твоего песика. Дорган. И ты по-прежнему считаешь себя самым умным?

Я видел красный от крови кончик ножа, прижатый к моему горлу, и отлично понимал, что сейчас время для дипломатических переговоров, а по сему я сказал по-простецки:

— Ну, продолжай, трус поганый. Я тебя не боюсь, и при случае отпинаю не по-детски.

— Мы сейчас тебе руки на ленточки порежем, а потом и посмотрим, как ты справишься…

— Собираетесь разделаться с ним, пока он беспомощный? — поинтересовался Элкинс.

— Держался бы ты подальше, — посоветовал Клисон.

— Не твоё это дело, Элкинс, — вмешался Уасти Шоу. — Считай, что победил его. А ты, Ахмед, держи его покрепче и, если шевельнется, пусти в расход! Я пойду…

Правда, то, что он собрался сделать, так и осталось неизвестным, потому как в этот момент Элкинс одной рукой схватил руку Ахмеда, сжимавшую нож, а другой с маху ударил его в челюсть. Ахмед упал, а сверху на него — Элкинс, потому как Клисон ударил его сзади дубинкой.

Одновременно я вскочил и, не обращая внимания на царапину на горле, врезал Клисону так, что тот чуть из трусов не вылетел. Брок обвил рукой мою шею сзади и принялся колотить меня по голове медным кастетом, в то время как Спагалли бросился на меня с ножом, а Уаспи Шоу вытащил пистолет. Я нырнул и перебросил Брока через голову прямо на Спагалли, отчего они вместе полетели на землю. Тут Уаспи Шоу стал палить почем зря. Первая его пуля просвистела у меня над головой, вторая — попала мне в мочку уха, а потом я выбил пистолет из его руки, а моя левая одним крученым сломала ему три ребра. Они лопнули с треском почище выстрелов. Тут же Уаспи Шоу сдулся, но я лихо распрямил его ударом снизу в челюсть. Поэтому, когда он упал на землю, то остался лежать там, неподвижный и холодный, как маринованная сельдь. Тут я повернулся посмотреть, чем там заняты Брок и Тони, и услышал звуки, похожие на удары там-тама. При падении они перевернулись, а Элкинс, не вставая на ноги, ухватил их за шкирку и стал стучать лбами, скандируя:

— Она любит меня!.. Она любит меня!

Потом, отшвырнув две безвольные тушки, он повернулся ко мне:

— Не стой там, как статуя. Давай продолжим с того момента, на котором мы остановились.

— Не хочу драться с человеком, который только что спас мне жизнь, — проворчал я.

— При чем тут это? — шумно взревел он. — Тут дело не в симпатиях и антипатиях! Мы должны решить, кто из нас получит Тедди.

— Верно, — согласился я. — Что ж, приступим.

Он попытался встать на ноги, но не устоял и с воем рухнул назад, а потом принялся ужасно ругаться.

— Кажется, я ногу себе сломал, — наконец, объявил он. — И как мне сражаться со сломанной ногой?

— Дай-ка взглянуть, — предложил я, но он закричал от боли, а потом принялся яростно ругаться.

— Не здорово… В самом деле, кажется, сломана лодыжка, — объявил я. — Наверное, это случилось, когда Клисон сбил тебя с ног. Давай-ка я помогу тебе встать и препровожу до дома. Мы закончим бой, когда ты выздоровеешь.

— Но ты же станешь ухлестывать за моей девушкой! — воскликнул он.

— Нет, — сердито ответил я. — Я к ней и не подойду, пока ты не в состоянии драться.

— Ну, а пока помоги-ка мне, — объявил он.

Так что он закинул руку, мое плечо, и с хрюканьем, стонами, руганью мы двинулись вперед в лунном свете. А за спиной у нас поляна была усеяна телами, которые начинали корчиться, постепенно приходя в сознание.

Оказалось, что дотащить Большого Билла Элкинса до дома — большой труд. Мне пришлось чуть ли не тащить его на себе, так как он не мог ступить на больную ногу. Но в конце-концов мы это сделали — добрались до «Йоркшира» к рассвету. А еще я подумал о том, ждет ли до сих пор Тедди меня в своей раздевалке. Я бы так долго ждать не стал.

Улицы были пустынными, да и в баре уже никого не было, но швейцар приветствовал нас.

— Вы, смотрю, парни, неплохо подрались, — пробормотал он. — Что с твоей ногой, Билл?

— Пнул ежа! — взревел Элкинс. — Заткнись и принеси мне какую-нибудь штуку вроде костыля.

— Хорошо, — кивнул швейцар. — Ёж — птица гордая, незазорно и пнуть… Но, подожди-ка, — тут он порылся в кармане брюк и вытащил смятую бумажку. — Тебе тут прислали письмо из «Желтого котёнка».

Большой Билл выхватил его, разорвал конверт, просмотрел письмо и ужасно закричал. Он помахал им перед моим носом, и у меня создалось впечатление, что если бы у него была такая возможность, он бы меня придушил. Лицо у него было черным. Я схватил письмо и прочитал:


Дорогой, Билл!

Должна еще раз сказать тебе, что ты не сможешь удержать девушку, избивая всех её поклонников. Когда Дорган пробил стенку моей гримерки Гориллой Бейкером, я поняла, что само Провидение послало мне инструмент для работы. Я поиграла с морячком и послала его отвлечь тебя, чтобы успеть выйти замуж за Джимми Ричардса — мальчика, который от меня без ума. Он играет на саксофоне в «Круглосуточной гостинице». Прошлый раз ты так напугал бедного мальчика, что он не смел даже подойти ко мне, пока ты ошиваешься поблизости. Вот мне и пришлось что-то придумать, чтобы отправить тебя подальше, так что, к тому времени как ты прочитаешь эти строки, мы уже поженились и находимся очень далеко. Думаю, морячок тебя хорошо развлек, но такая слабая женщина, как я, вынуждена использовать горилл… И еще я надеюсь, что ты непременно сломаешь ногу и не сможешь тут же броситься следом за нами.

С любовью… Тедди.


— Замужем! Саксофонист! Тедди! — простонал Элкинс, положив голову мне на плечо, а потом взвыл, словно бык, у которого свело живот. — Она растоптала мою любовь! — Она плюнула мне в душу! Я конченый человек. Теперь все кончено. Лучше бы я там помер!

Я оказался буквально парализован. Саксофонист! Но как она воспользовалась мной!

— Когда закончишь поливать мою рубашку слезами, скажи, — наконец протянул я. — Пойду и утоплюсь от неразделенной любви. И во всем виноват этот Горилла Бейкер. Если бы не он, я бы никогда не попал в гримерку. Наверное, когда в следующий раз с ним встречусь, трижды подумаю, прежде чем стану прошибать им стены…

Рыцарь круглого стола

Невероятные приключения Денниса Доргана

В эту ночь меня можно было найти разве что в баре, а все потому, что в бойцовом клубе «Мирная гавань» рефери в конце поединка поднял руку Малыша Харригана вместе с моей, тем самым объявив ничью. Однако я-то знал, что выиграл. В десятом раунде я отмолотил Малыша — гонял его по всему периметру ринга, так что победа без вопросов была моей. Тем не менее. Если бы у меня было время подумать, я бы, наверное, и не приложил так рефери. Но я — человек импульса. Судья спикировал на колени зрителей первого ряда, а следом за ним полетел Харриган. Они еще в себя не пришли, а я схватил стул и принялся дубасить всех и вся, приведя в бешенство зрителей и полицейских, а мой бульдог Спайк накинулся на зазевавшихся, и в итоге получилась куча-мала, которую невозможно было распутать, как китайскую головоломку. И когда, наконец, я вышел из полицейского участка, мое сердце было переполнено горечью и отвращением к жизни…

В итоге я в гордом одиночестве, если, конечно не считать Спайка, устроился в дальнем углу пивной залы, потягивая легкое пивко и размышляя над собственными заблуждениями. А когда я уже прилично набрался, появился Билл Старк. И, судя по всему, он тоже был не в себе. Он заказал кружку Шульца; когда бармен не понял, повторил заказ таким образом, что тот стал напоминать больше кровожадный вопль, чем вежливую просьбу, и привлек внимание нескольких клиентов, которые тут же поспешили спрятаться под столами. После Билл так хрястнул кулаком по столику, за которым сидел, что столешница пошла трещинами, а потом громко спросил, обведя присутствующих мутным взглядом, есть ли в зале те, кому не нравится его присутствие. Все присутствующие промолчали, а молчание, как известно, знак согласия. Потом Билл увидел меня и направился к моему столику. Он молча сел и принялся поглощать свое пойло, а потом, опустив кружку, вытер губы и громко объявил:

— Да пошли все эти бои к черту!

Он посмотрел на меня, словно ожидая, что я стану возражать, но мои чувства были соответствующими.

— Да, — с горечью повторил я. — Ты прав. Знаешь ли, что рефери «Мирной гавани» сделал меня сегодня вечером? — Но Билл был погружен в свои беды. Билл был бойцом старой школы. Он, как и я, тоже сначала работал кулаками, а потом головой. Примерно моего роста, с коротко остриженными песочными волосами, которые, как всегда, воинственно щетинились, он был словно отлит из железа, и не так-то просто было уложить его на ринге. Сейчас же его темные глаза зло сверкали из-под нахмуренных бровей, что красоты ему не добавляло…

— Посмотри на меня! — заорал он, колотя по столешнице так, что стаканы на стойке в другом конце залы пустились в пляс. — Перед тобой жертва пристрастий!

Сегодня я провел бой с Дрисколом-Один Удар в «Зале удовольствий». Один Удар! Ха! Я участвовал в кулачных боях, когда он еще в штаны ходил. Я делал из него отбивную шесть раундов, а в седьмом порадовал его крученым в корпус. И что же произошло? Что произошло?! — завизжал он с пеной на губах.

— А мне-то откуда знать? — раздраженно ответил я. — Видишь ли, в это время я…

— Так вот, я скажу тебе, что произошло! — перебил он меня. — Этот продажный рефери назвал мой удар «запрещенным»! Он меня дисквалифицировал. Такого дерьма в моей жизни ещё не случалось. Я ведь ударил его выше пояса…

— Все судьи слепы и глухи в эти дни, — вздохнул я. — Что до «Мирных небес», то там рефери сегодня, без сомнения, заключил с кем-то грязную сделку.

— Похоже, пора прекратить все эти проклятые игры, — с горечью в голосе протянул мой собеседник.

— Я тоже так думаю, — согласился я.

— Пусть удавятся, — продолжал Билл, и, судя по всему, эта идея ему и в самом деле понравилась. — Нужно поменять образ жизни.

— И чем собираешься заняться? — спросил я. Мне и в самом деле было интересно, и в вопросе моем не таилось никакой насмешки. Но Билл пришел в бешенство, похоже, так и не разобравшись в моих истинных намерениях.

— Я смогу это сделать! — взревел он, сверкая глазами. — У меня есть мозги. Я не ты, и не стану размахивать кулаками всю жизнь.

— Что ты имеешь в виду? — воскликнул я, почувствовав себя уязвленным. Я точно так же, как и ты могу устроить свою жизнь за пределами ринга.

— Ага, — усмехнулся он. — И будешь болтаться как дерьмо в проруби. Ты всю жизнь был моряком и бился на ринге. Больше-то ты делать ничего не умеешь.

— Да ну? — взревел я. — На это я скажу только, что сегодня мою игру слили, и в море я не собираюсь.

— Ха! — фыркнул он. — Ты не смог бы прожить шесть месяцев на берегу, не выходя на ринг.

— Да неужели! — разозлившись, воскликнул я. — Хорошо, ставлю сотню долларов.

— Согласен! — воскликнул он, словно сам только того и ждал. — Давай отдадим свои ставки Джо, чтобы он их попридержал. Эй, Джо!

Тут же появился бармен — наш старый знакомый, звали его Джо — и он не раз выручал и меня и Билла. Пока он вытирал руки о передник, мы объяснили ему суть нашего спора, а потом отдали ему каждый по сотне.

— Как я понял, — подытожил он, убирая наши деньги, — если один из вас выйдет на ринг в течение полугода, то второй получит обе сотни.

— Верно! — отрезал Билл. — И то же самое, если Деннис или я выйдет в море.

Вот так мы и поспорили.

— На самом деле я очень рад, что ты решил стряхнуть канифоль со своей задницы, — продолжал Билл, когда бармен нас покинул. — При всех своих недостатках ты, Деннис, неплохой парень, и негоже тебе всю жизнь торчать на ринге, то и дело становясь добычей гадюк в облике рефери. Давай вместе что-нибудь замутим. С моими мозгами и нашими мускулами мы должны преуспеть.

— Точно! — поддержал я его. — И никто нас не нагреет, а на злые языки плевать. И мы больше не станем сражаться на ринге. — Так что мы пожали друг другу руки и выпили еще.


Невероятные приключения Денниса Доргана

— А каков будет наш начальный капитал? — спросил он.

Я занялся инвентаризацией и вскоре обнаружил, что поставленная на кон сотня была последней. У меня остался доллар и шестьдесят центов. У Билла пять долларов.

— Раз так, то для начала нам нужно найти работу, — объявил Билл. Он взял газету и несколько минут разглядывал колонку объявлений. — Вот, Деннис, это может нам подойти. — Я заглянул ему через плечо, нашел то место, на которое указывал его палец и прочел:

Требуются два сильных, трудоспособных мужчины, которые умеют хранить секреты и смогут выполнить тяжелую работу. Хорошая зарплата и шанс получить огромное вознаграждение по окончании…


А дальше был указан адрес.

— Упоминание о тяжелой работе делает это предложение не совсем тем, на какое я рассчитывал. — протянул Билл. — Но мы сделали ставку, и выбора у нас быть не может. Я заплачу за комнату сегодня вечером, а завтра рано утром мы пойдем и получим эту работу. Я говорю тебе, — продолжал он, переполненный энтузиазмом, — мы еще заработаем. Мы начнем с самого низа и поднимаемся вверх по лестнице к славе и богатству, а когда мы заработаем достаточно денег, мы займемся законным бизнесом: или на ипподроме играть, или бар откроем. Мы еще будем в алмазах, это я тебе говорю…

Он что-то еще говорил, только я отправился спать, однако на следующий день он вытащил меня из постели с утра пораньше.

Адрес здания оказался замазан грязью, так что пришлось ориентироваться по соседним домам, которые по большей части пустовали. Мы постучались, только ответа не получили, и тогда отправились к задней двери. Чтобы добраться туда, мы прошли очень узким переулком, а потом вышли в маленький двор, который был окружен стенами со всех сторон. Только во дворе уже было с полдюжины мужчин — больших, выглядевших, как крутосваренные. Они посматривали на нас, словно на лишних соседей.

— И чего вы сюда приперлись? — едва сдерживаясь, потребовал ответа Билл.

— Да мы пришли по объявлению о работе, — ответил один из бугаев с замечательной сдержанностью.

— Ну, а теперь можете идти отсюда, — объявил он, выпятив вперед челюсть. — Рабочие места уже заняты, видите?

— Ты уверен? — поинтересовался Билл и заехал ему крученым в шею. Остальные завопили от ярости и бросились к нам. Все это превратилось в единый вихрь кулаков и стальных зубов Спайка, и, как сказал поэт, все смешалось в едином вихре… Когда все рассеялось, на земле лежала дюжина здоровяков, а на ногах остались только я, Билл и Спайк. — Слабы на кишку, — фыркнул Билл. — Первое препятствие на пути к Олимпу мы устранили. Стучи в дверь, Деннис.

Я постучал, и дверь приоткрылась, а хозяин поинтересовался:

— Кто там?

— Мы пришли по объявлению по поводу работы, — ответил я. — Мы видели объявления в газете.

— О да, отлично, — ответил мне незнакомец. — Заходите.

Дверь открылась, и мы увидели человека, который говорил со мной, — старого, долговязого, в длинном пальто и в блестящем, высоком цилиндре.

— Я — профессор Галлиполи Антиподес Джеппард, — представился он. — Это я подал объявление в газету.

— Я — Деннис Дорган, а это — Билл Старк, — в свою очередь представил нас мой приятель. — Это — Спайк.

Профессор вытащил монокль без оправы и какое-то время рассматривал Спайка.

— Замечательно, — пробормотал он. — Безобразие возвысится до того, чтобы стать своего рода красотой. Очень мило! Cave canem[1]!

— Совершенно верно, — подтвердил Билл.

— На этого пса можно положиться, — добавил я. — Воспитан, как джентльмен… Ну, профессор, что вы там говорили о работе?

— Конечно, — протянул он. — Конечно. Следуйте за мной.

Комната, в которой мы очутились, имела заброшенный вид. Тут ничего не было. Профессор провел нас через зал с наполовину содранными обоями вниз по лестнице в подвал. Свет сюда попадал из нескольких наполовину разбитых окон, повсюду была грязь и паутина. Тут ничего не было, только старые лопаты и кирки.

— Я хочу, чтобы вы выкопали яму в этом подвале, — пояснил он. — Круглую яму футов десять в диаметре.

— И насколько глубокую? — поинтересовался Билл.

— Достаточно, — неопределенно ответил профессор. — В настоящее время я не могу сказать, какой глубины отверстие необходимо. Скажем так: яму необходимой глубины.

— Ну… это… ладно, — протянул Билл. — И сколько заплатите?

— Три доллара за фунт, — тут же ответил профессор. — Заплачу… Когда задача будет выполнена…

— Хорошо, — кивнул Билл, сплюнув на руки и взявшись за лопату. — Мы начнем прямо сейчас.

Профессор отошел на шаг и наблюдал за нами, не говоря ничего. Копать оказалось нелегко. Сначала мы пробились через пол из кирпича и бетона, ну а дальше оказался каменный фундамент другого дома, который стоял на этом месте до того, как был возведен этот дом. Мы потели, работа оказалась тяжелой. Однако к полудню наши усилия особых результатов не принесли. Мы сложили инструменты и пошли перекусить в ближайшую забегаловку.

Профессор сказал, что ему все равно, сколько времени мы тут провозимся. Когда мы закончили наш дневной труд, профессор сказал, что расплатится, когда мы закончим, а потом добавил, что нужно хранить все в тайне, чтобы мы никому не говорили о том, чем мы занимаемся.

— Когда все закончится, весь мир содрогнется! — заявил профессор, потирая костлявые руки. — Мы все станем знаменитыми! Мир будет приветствовать нас!

Надо сказать, речь чудака вдохновила Билла, и он сказал, что даже спать будет в этом подвале, работать и день и ночь, и я его поддержал. Но копать было адски тяжело. Потому как под фундаментом здания, которое раньше стояло на этом месте, судя по всему, была свалка, так как мы то и дело натыкались на строительный мусор и ржавые банки, битое стекло и обломки непонятного происхождения. Профессор настаивал, чтобы отверстие было ровно десять футов в диаметре и круглой формы. То и дело профессор останавливал нас и проверял, правильно ли мы копаем, замедляя нашу работу. Но всякий раз он говорил, что подобные измерения необходимы, и что мы делаем большое дело для науки и человечества.

Физическая работа вызывала у нас страшный аппетит, особенно к концу дня, и на второй же день, во время ужина, наши фонды оказались полностью исчерпаны. Не знаю, чем в это время профессор занимался, однако большую часть времени, пока мы копали, он сидел на ступеньках и смотрел на нас или крутился у дыры. Не знаю, где он ночевал. Думаю, где-то в доме, хотя я не видел там никакой мебели. Вообще, у меня создалось впечатление, что в этом доме много лет никто не жил. Я и Билл спали в подвале на грязных тряпках, пока профессор не нашел какие-то поддоны, из которых мы соорудили подобие постелей. Спайк разогнал всех крыс, и мы чувствовали себя достаточно комфортно.

Мы копали весь день, прерываясь лишь на то, чтобы поесть, а когда начинало темнеть, работали при свете фонаря, пока не начинали валиться с ног. Тогда мы ложились спать и вставали с первыми лучами зари, чтобы снова взяться за работу. На третий день такой работы у нас закончились деньги, я был склонен поворчать, потому как был голоден, в то время как Билли сказал:

— Слава и богатство достаются нелегко. Думаю, сегодня эта яма достигнет нужной глубины. Сможем некоторое время обойтись без пищи.

Вот мы и стали работать, но к полудню я не выдержал.

— Послушайте, — обратился я к профессору, который, как обычно, бродил вокруг ямы. — Как говорил Наполеон, не одну битву нельзя выиграть на пустой живот. Вам стоило бы заплатить нам аванс, чтобы мы могли купить себе пищу. Я-то не бульдог и не китаец, и я привык регулярно питаться, если нужно копать.

Профессор на какое-то время задумался, а потом объявил:

— Оставьте это мне, мои друзья. В моем научном рвении, я забыл о человеческом аспекте этого приключения. Я сделаю вылазку и наполню кладовку. Правда, в данный момент я не располагают обширными финансами, но высший разум должен подняться выше тривиальных недостатков.

Билл прислушивался к нашему разговору, а когда профессор закончил, Билл еще несколько раз ударил киркой, а потом резко остановился, словно до него только дошли слова профессора, и спросил:

— Он что, хочет сказать, что у него нет денег?

— Звучит примерно так, — согласился я, вороша киркой груду битого бетона.

— Гм… — протянул Билл и взъерошил волосы.

Тут как раз вернулся профессор.

— А теперь праздник живота, друзья мои, — с этими словами он вручил нам банку шпината и коробку соленых крекеров.

Ну, в старые времена я и Билл за такое угощение напихали бы, если бы кто-то предложил нам такое… Однако мы быстро уничтожили «угощение», но, прежде чем вернуться к работе, Билл заметил:

— Как я понимаю, вы сказали, что у вас нет ни гроша?

— Увы, мой друг, все именно так и есть.

— Тогда скажите, как вы собирались заплатить нам? — поинтересовался Билл.

— Это друзья мои, вопрос, который решится сам собой, — сказал профессор. И не бойтесь, мои дорогие.

Ваш труд оплатят. На кону моя честь. Когда задача будет выполнена, все само собой разрешится. Копать трудно, но награда будет пропорциональной. Уверяю вас!

Это подстегнуло меня и Билла, и мы стали рыть с удвоенной энергией. Мы упорно трудились весь день, а вечером профессор вновь вручил нам шпинат и крекеры. Он пел дифирамбы, пока я попытался сдержать желание пропихнуть банку шпината, которую он принес, себе в желудок. Тем не менее яма, которую мы копали становилась все глубже, нам даже пришлось установить лестницу, чтобы залезать и вылезать из неё. На этом настоял Билл. Я считал, что мы копаем в поисках золотой жилы. А Билл решил было, что профессор раздобыл карту с указанием места, где пираты зарыли клад. Однако наше терпение истощалось обратно пропорционально количеству шпината, который мы поглощали.

На следующий день профессор продолжал кормить нас обещаниями и шпинатом. К тому времени, готов был ухо отдать за сковородку жареной картошки с луком. А потом меня начинало мутить, потому что я вспоминал о шпинате.

Мы так ослабели, что в тот день прекратили копать на закате. Профессор заглянул в дыру, которая теперь напоминала колодец, и снова забегал по подвалу, заражая нас своим энтузиазмом.

В итоге мы немедленно повалились на наши поддоны, заваленные тряпками. Профессор тоже отправился спать. Я ужасно устал, но был так голоден, что не мог заснуть. А уснув, я увидел горы шпинаты, через которую вынужден был копать ход с помощью тупой зубочистки. Я лежал, грезя с полузакрытыми глазами, когда Билл встал, бросил украдкой на меня взгляд и натянул свои ботинки. Спайк поднял ухо, и Билл шикнул на него, поднеся палец к губам. Потом он подошел к лестнице и отправился куда-то наверх.

Тогда и я поднялся. Я не знал, куда отправился Билл, однако меня это сильно не волновало. Мне нужно было загрузить себе в живот что-то более существенное, чем шпинат и литр воды. Я, как и Билл, надел ботинки и приготовил к вылазке Спайка. Первый раз я выбрался за пределы дома и понял, что все это время находился словно в тюрьме. Тогда я размышлял о богатстве и славе, а руки автоматически проковыряли дырочку для язычка в жестком ремне, что было не так уж и просто.

Я отправился побродить по более респектабельным районам, чтобы отыскать кого-то из знакомых, у кого я смог бы занять пару баксов на нормальный ужин. Я уже разогнался, когда меня окрикнул Джек Пендлтон — богатый молодой парень, который выиграл много денег, ставя на мои могучие кулаки.

— Вот тот, кого я ищу! — воскликнул он, от всей души хлопнул меня по плечу. — Деннис, не хочешь заработать пятьдесят баксов?

— Мои карманы пусты точно так же, как мой лопатник, — объявил я. — Если это не имеет никакого отношения к крушению ребер на ринге, я бы согласился.

— Что? — удивился мой приятель. — Ты хочешь сказать, что тебя не тянет кулаками помахать? Видит бог, никогда не думал, что доживу до такого дня! Это то же самое, что встретить рыбу, которая не любит воды.

— Тут вопрос не личных симпатий, Джек, — пояснил я. — Между нами: у меня кулаки чешутся. Но я вышел и игры, как и Билл Старк. Мы сделали ставки и заключили джентльменское соглашение, что ни один из нас на ринг не выйдет.

— Чепуха, — отмахнулся Джек. — Прости, в конце концов, я имею в виду вовсе не ринг, а развлечение в моем клубе «Коринф». Кстати, это вовсе не спортивный клуб. Это то, что вы называете клубом для высшего общества… Так вот, мы хотим устроить праздник и ищем какую-нибудь экзотическую форму развлечения, чтобы затмить любой другой клуб в городе. Я в шутку предложил устроить бой тяжеловесов в средневековых доспехах. К моему удивлению, мое предложение приняли всерьез. Один из членов клуба даже позаимствовал доспехи в музее. Мы собираемся устроить это представление сегодня где-то в час ночи… Один из членов клуба только что позвонил мне и сказал, что нашел одного из участников, а я пытаюсь найти ему противника.

— Ты хочешь сказать, что придется боксировать в железках, вроде тех, что носили средневековые рыцари? — удивился я.

— Точно! — засмеялся Джек. — Сумасшествие, не так ли? Члены клубы не хотят, чтобы пролилась кровь, и никаких ран. Господа из нашего клуба не привыкли к насилию… Так вот, я предлагаю тебе поучаствовать. Настоящее твое имя нигде названо не будет. На голове у тебя будет шлем, никто не узнает, что ты принял участие в этом бое.

«Пятьдесят баксов, — подумал я. — Билл ничего не узнает».

Я вздохнул.

— Нет, Джек, — пробормотал я. — Боюсь, не смогу поучаствовать. Это слишком много… — но так и не договорив, я невольно взвыл. Мы проходили мимо кафе. Сочный аромат жаренного стейка и лука ударил мне в голову. Этот запах полностью прочистил мне голову.

— Что ты говорил? — выдохнул Джек.

— А-ну, дай полтинник! — взвыл я. Каждый человек имеет предел выносливости, вот я преодолел свой предел! Какая польза от человека, пусть он даже готов получить славу и удачу, после того как пару дней питался шпинатом? — Дай мне аванс в пятьдесят баксов, и я сражусь со всем японским военно-морским флотом, даже если они будут в рыцарских доспехах.

Джек вытащил пятьдесят долларов из бумажника и протянул мне.

— Но ты же не собираешься есть перед боем?

— И не смотри так на меня! — посоветовал я. — До боя, как я понимаю, еще час, и я попробую наверстать все, что потерял, копая эту ужасную яму!

Ну, после этого я уплыл в рай стейка, жареного лука, французской жареной картошкой и пива. Из блаженного состояния меня вывели настойчивые призывы Джека, который завывал о том, что еще немного, и мы опоздаем к началу боя. Так что я сорвался с места и вместе со Спайком нырнул в машину Джека. Мой бульдожка тоже оценил стейк с кровью после диеты из подвальных крыс.

Я не спрашивал Джека о том, кто будет моим противником, потому как мне было все равно. Я и Спайк подошли к черному входу в клуб. Спайк наслаждался происходящим. А я, заглянув через каменную стену, увидел большой газон… И еще там было много дам в вечерних платьях, бриллиантах, и мужчин в вечерних костюмах. Все это освещало множество японских фонариков на деревьях. Все слуги были в одинаковых обезьяньих белых куртках. Они разносили напитки и бутерброды. А посреди был устроен ринг, вокруг которого расставили стулья. Неподалеку у отеля был установлен шатер, и от него полосатый навес протянулся до самого ринга. Джек хотел, чтобы бойцы в доспехах появились совершенно неожиданно для собравшейся публики, чтобы устроить сюрприз гостям клуба.

Мы прошли через клубный дом, а потом нырнули в палатку, так что никто на нас и внимания не обратил. Большая часть гостей танцевала неподалеку от причудливого павильона. Палатка должна была служить подобием раздевалки. Она была разделена перегородками из цветного холста. Джек завел меня в один из этих отсеков и начал вместе со слугами облачать меня в броню…

Для начала я просто снял ботинки, пиджак и шапочку, решив дальше не раздеваться. Джек нацепил на меня нагрудную и спинную кирасу, а потом протянул мне шлем и перчатки. Рукавицы оказались железными, соединенные таким образом, что каждый палец сгибался. Еще он притащил железные штаны и стальные башмаки. После того как на меня все нацепили, я оказался невероятно неуклюжим. Мне пришлось попрыгать, чтобы лучше распределить вес доспехов. Выглядел я, наверное, смешно. В этом одеянии я даже через скакалку не смог бы попрыгать. Когда я попробовал пройтись, я зазвенел, словно жестяной магазин, а по сравнении с моими боксерскими перчатками, железные были просто смертоносными.

Очень скоро один из типчиков всунул голову в мой «отсек». Он назвал меня гладиатором и сказал, что мне с Джеком пора на выход. Там оказался еще один рыцарь, одетый вроде меня. Он уже был у самого ринга. И я с сомнением посмотрел на его железные рукавицы, в то время как Спайк с подозрением и с любопытством принюхивался к моим стальным доспехам.

Я пошел к рингу, звеня, словно трамвай, только без рельсов, и безмолвно вылез на ринг, где какой-то придурок в шелковых колготках, вышитой куртке и шапке с перьями дул в рог. Танцы, как по мановению волшебной палочки, прекратились, все расселись в креслах вокруг ринга, разглядывая нас через монокли и лорнеты. Тут ударил гонг, по толпе прокатились крики восторга, а некоторые принялись кивать:

— Вон! Вон! — словно устроили перекличку или что-то вроде того.

Мы разошлись по углам, где было несколько человек — секундантов, в шелковых обезьяньих одеждах. А Джек вышел в центр ринга и стал толкать речь. Я не слышал всего, что он сказал, а все из-за этого шлема. Я даже хотел поднять забрало, чтобы лучше слушать, но один из этих лесорубов в колготках приказал не поднимать его, чтобы дамы из клуба не видели моего лица. Я почувствовал себя отчасти оскорбленным, но, в конце концов, мне за все заплатили, к тому же, прислушавшись, мне удалось разобрать конец речи Джека.

— … так вот рыцари Сан-Франциско сегодня вечером надели старинные доспехи, чтобы продемонстрировать свою доблесть перед взором прекрасных дам, как в былые дни… Итак, в этом углу Ланселот с Маркет-стрит! — Тут он показал на меня. Я попытался приподняться, но неудачно, качнул железной головой в толпу, и зрители тихо зааплодировали мне. — А в том углу, — продолжал Джек, — Сэр Галахад Окленд!

Другая стальная фигура приподнялась, звеня, словно металлическая лавка во время землетрясения. И снова зрители культурно зааплодировали.

— Так пусть начнется поединок! — возвестил Джек, отступая с центра ринга в мой угол.

Потом полный джентльмен, на вид очень умный, вышел в центр ринга, и я решил, что он рефери. Хотя, судя по его внешнему виду, он никогда не видел настоящих поединков.

— Сильно не зверствуй, — предупредил меня Джек, помогая моим секундантам поднять меня с моего стула. То, что я решил присесть в этих доспехах было большой ошибкой. — Большинство из этих парниковых лилий в обморок попадают, увидев каплю крови.

— Постараюсь не сделать ничего такого, что могло бы их шокировать, — пообещал я, а потом дама ударила в гонг, и сэр Галахад Окленд попер на меня, как паровоз.

Это, пожалуй, был самый сумасшедший бой из всех тех, в которых я участвовал. Я не видел лица противника из-за его шлема — у него, впрочем, как и у меня, забрало было опущено, и смотрел он через узкую щелочку, забранную металлическими прутьями. Двигались мы медленно, тяжело, а когда пытались уйти от удара противника, скорее напоминали пару перегруженных подвод, которые пытались танцевать танго. Каждый раз, когда кто-то из нас наносил удар, звук был такой, словно молотобоец со всего маху лупит по наковальне, не иначе. А когда стальной кулак сэра Галахада попал по моему шлему, то меня оглушил не удар, а звон. В сильном ударе надобности не было, потому как мы все равно не могли сделать друг другу больно. И так в течение трех раундов. Грохот становился все громче и громче, и мы оба взмокли, интенсивно работая мускулами.

Наконец мы, с трудом волоча ноги, расползлись по углам, а дамы все еще зажимали уши и тыкали пальцами во вмятины на нашей броне. Казалось, аплодисменты толпы превратились в овации, хотя я был не уверен — вполне возможно, это все еще гудело у меня в голове, когда железо билось об железо. И еще я понял, что наша демонстрация силы произвела сильное впечатление на эти парниковые орхидеи, потому как, когда после третьего раунда я все-таки оказался в своем углу, Джек приподнял мое забрало и шепнул мне в лицо:

— Полегче, Деннис! Ваш поединок становится слишком реалистичным для членов клуба. Зрители нервничают. Да, я знаю, вам не больно, но сама мысль о возможности травм пугает этих людей.

Я обещал постараться, только вот секунданты сэра Галахада ни о чем таком ему не сказали — вовсе не предупредили его. Когда мы снова встретились в четвертом раунде, он нанес мне такой сильный правой, что мой нагрудник треснул. Я принял ответные меры, нанеся ему хук в живот, так что он заверещал, сплющившись в своей броне, однако ответил мне правой снизу, так что часть клепок моего шлема лопнула.

Чтобы не потерпеть поражение, я молотом обрушил свою правую на голову противника с такой силой, что заклепки его шлема тоже полопались, но, в отличие от моего, слетел с головы и ударился о маты с таким грохотом, словно чугунная ванна рухнула с вершины небоскреба.

Потрясенные зрители закричали, да и я замер в удивлении. Потому как, когда шлем слетел, передо мной оказалась стриженная голова Билла Старка!

Некоторые дамы закричали, разглядев помятые черты Билла, но я временно забыл об окружающей обстановке. Я сорвал свой шлем и, переполненный яростью от удивления и гнева, воскликнул:

— Так вот куда ты направился, пока я спал! — с чувством обвинил я Билла. — Выходит, наше соглашение ничего для тебя не значит!

— А ты, проклятый грызли? — взвыл он, качнув плечами, при этом загремел, как паровой котел, который собирают на металлическом заводе. — Я нарушил наше соглашение не более тебя! Я улизнул без намеренья отправиться на ринг! Я отправился на поиски еды! Еще один день на шпинате — и я бы сошел с ума. Я думал, ты спишь… И штраф с тебя!

— Да, надежный партнер по бизнесу из тебя не вышел! — переполненный отчаянием проговорил я. — Слава и богатство! Ха! Лучше бы я заключил соглашение с пивной кружкой, а не с тобой…

— Ты настолько же джентльмен, как и я! — взвыл Билл с пеной на губах, и чтобы доказать это, угостил меня в ухо левым хуком! Проклятый убийца! Мне показалось, что мне врезали по уху кирпичом! Его железный кулак расплющил мне ушную раковину, и кровь залила манишку судьи. Зрители закричали, несколько человек упало в обморок, и не все лишившиеся чувств были женщинами.

Я пошатнулся, как сталелитейный завод под ударом тайфуна, и вернул удар, попав точно в морду Билла. Кровь и обломки зубов полетели во все стороны, и еще несколько человек потеряли сознание. Остальные повскакали с мест, уронили стулья, принялись кричать и полицию. Рефери вскрикнул и бросился ко мне:

— Вы, наверное, не знаете, но мы тут подобного не потерпим, — к сожалению, в этот момент я метнулся вперед, собираясь вернуть удар Биллу. Вот и вышло так, что мой бронированный кулак попал точно в солнечное сплетение рефери. Тот пискнул и калачиком свернулся на полу, а мы с сэром Галахадом продолжили звенеть, как два огромных завода по обработке металла.

Следующие несколько минут я то и дело, что изворачивался и сам наносил удары, стараясь, чтобы ни один из ударов большого металлического кулака моего противника не попал в мою незащищенную голову.

Судя по всему, Билл был одержим такой же идеей. Шум, который мы при этом создавали, был оглушительным и резал слух.

Мы бешено размахивали руками, молотя ими словно кувалдами, высекая искры из наших доспехов. Со временем броня Билла начала рассыпаться под моими ударами. Но тут на лужайку высыпала стая полицейских, что вызвало новый всплеск криков у членов клуба, которые были протрясены тем, что рыцарский поединок прямо у них на глазах превратился в кровавое мочилово. Когда стало слишком жарко, я и не заметил, как Джек отступил, нырнув под канаты, Большой полицейский вылез на край ринга и тут же получил обломком нагрудника Билла, который разлетелся на куски от моего удара, словно я топором вдарил по полену. Полицейский полетел на зрителей, несколько раз перекувырнулся, прежде чем замер, развалившись на земле среди разбитых стульев.

Увидев это, я предостерегающе закричал Биллу, чтобы тот делал, как я. Сам же я, с трудом нагнувшись, подхватил обломки шлема и напялил на голову, чтобы скрыть лицо. Поняв, что я затеял, он тоже напялил на голову обломки своего шлема, а потом мы, словно бронированные танки, стали пробиваться через толпу полицейских. Их дубинки не оставляли следов на нашей броне, в то время как мы смели их, раскидав в разные стороны. Они не могли ни остановить нас, ни сделать нам больно!

Поблагодарив Бога за то, что большая часть моей одежды осталась на мне, я бросился к ближайшей стене, а Спайк буквально наступал мне на пятки. И тут я потерял из виду Билла. Потому что кому-то — как я узнал много позже, это был Джек — пришла в голову светлая мысль разом вырубить электричество. Я прошел сквозь стену, как нож сквозь масло, и, думаю, члены клуба и полицейские еще долго слышали звон моих стальных сапог по мостовой. Я грохотал, словно состав груженых вагонов, которые на полной скорости тащил паровоз.

Как потом рассказывали, полицейские даже стреляли в меня, но их пули отскакивали от стальных доспехов. Добравшись до первого подходящего переулка, я заскочил в него. Через несколько минут с другой стороны вышел ловкий молодой человек без шляпы, куртки и ботинок. За ним следом семенил белый бульдог. А вся амуниция сэра Ланселота осталась лежать в грязи на земле, раскиданная по всему переулку.

Потом я остановил первое попавшееся такси и без всяких там торгов попросил водителя отвезти меня в местечко неподалеку от дома, где мы копали злосчастную яму. А потом, хромая, я прошествовал в дом, где я, Билл так рассчитывали начать свою карьеру.

При свете уличного фонаря я увидел парня, сидящего в начале аллеи. Это был сэр Галахад Окленд, еще частично облаченный в доспехи. Он выплюнул сгусток крови, прикрывая дыру там, где раньше был зуб, и с мрачным видом уставился на меня.

— Как тебе удалось удрать? — поинтересовался я.

— Джек вытащил меня и отвез сюда на машине, — объяснил он. — Мы высматривали тебя, но не смогли найти.

Наступил краткий миг тишины, а потом Билл спросил:

— Я приехал как раз вовремя, чтобы увидеть, как увозили профессора.

— И далеко его увезли? — поинтересовался я. — Кто?

— Его увезли в дурдом, откуда он сбежал, — пояснил Билл. — Они искали его целую неделю. И вычислили его они только по рассказам продавца крекеров и шпината!

— Черт побери! — воскликнул я. — Тогда выходит, что это место вовсе не принадлежит ему.

— Точно, — с мрачным видом подтвердил Билл. — Он занял его самовольно!

— Но мы же выполняли работу, которую он нам поручил! — с яростью объявил я. — Разве мы ничего не получим?

— А ты знаешь, чем мы все это время занимались? — с усмешкой поинтересовался Билл.

— Нет!

— Копали туннель в Китай! — сказал он. — Профессор поведал мне это перед тем, как его забрали.

Я начал было что-то говорить, но потом замолчал, потому что и не знал толком, что сказать. И пока я молчал, Билл обреченно объявил:

— Я возвращаюсь на ринг. Это, по крайней мере, не так безумно, по сравнению с туннелем в Китай…

— Ну, — протянул я. — Мы оба не выполнили условия нашего договора, и оба потеряли выигрыш, поэтому я предлагаю забрать деньги и прибавить их к тому, что мы получили от «поединка рыцарей». «Пифон» прибудет в порт через неделю, и, когда он отплывет, я, без сомнения, буду на борту. А до этого можно несколько раз выйти на ринг, и хоть рефери не раз обманывали меня, я еще не встречал ни одного, который бы попытался накормить меня шпинатом.

Играя в Санта-Клауса

Невероятные приключения Денниса Доргана

Ничто не заставит меня равнодушно смотреть, как здоровенный детина плющит ребенка. Наверное, поэтому, когда я увидел, как большой китаец избивал тощего, воющего юнца у выхода из переулка, я проигнорировал правило, которое говорит о том, что белые мужчины не должна вмешиваться в дела желтожопых в Бейпине Я оторвал неряшливого китайца от малыша и отвесил его заднице здоровенный пинок. Тут он имел наглость наставить на меня нож. Это меня сильно взбесило. И я достал его подбородок левым хуком, так что он встал на голову посреди грязной лужи, а зрители-китайцы бросились в разные стороны с дикими воплями.

Не обращая внимание на них, как обычно делают китайцы, я взял ребенка и хорошенько встряхнул его, потом вытер кровь с лица, отдал ему свои последние доллары, которые он зажал в тощем кулаке и смылся — лишь его рубашка хлопнула на бегу.

Затем я посмотрел на лавку по соседству, до отказа набитую спиртным, ударил по своим пустым карманам, потом горько вздохнул и собирался уже было идти дальше, как меня окликнули:

— Вы, кажется, любите детей, мой друг.

Предположим, кто-то решил подшутить надо мной, увидев, что я отдал деньги китайцу, поэтому, поворачиваясь, приготовил правую руку для удара.

— И что из того? — поинтересовался я кровожадным голосом.

— Похвальное дело, сэр, — заметил парень. Только сейчас я смог рассмотреть его внимательнее. Это был высокий, худой, костлявый мужчина. Он носил блестящий черный костюм с длинными фалдами и широкополую шляпу. Выглядел он трезвым и не похоже было, чтобы он часто прикладывался к бутылке. Мне понравилась его внешность.

— Прошу прощения, — спокойно проговорил я. — Я думал, что это незаконный сын… нашего кока.

Незнакомец осмотрел меня с ног до головы, задумавшись, уставился на мои массивные руки, широкую грудь и боевые шрамы.

— Порой под грубой внешностью скрывается благородная душа, — протянул незнакомец. — Эта маска может скрывать золотое сердце. Ни один человек, который защищает ребенка, не может быть плохим человеком. Пусть он даже выглядит, как горилла. Кстати, я совершенно случайно произнес это вслух. Я — доктор теолог Авен Твиллижер. Я веду школьную миссию назад в холмы, — и он протянул мне костлявую руку.

— А я морячок, Деннис Дорган, — представился я, взяв его за руку. — Обычно я хожу на торговом корабле «Пифон», однако иногда отправляюсь побродить на свободе. А это Спайк — мой белый бульдог, чемпион на азиатских водах. Спайк, дай лапу.

Спайк так и сделал, и тогда миссионер сказал:

— Как я понимаю, вы в настоящее время безработный. Не хотите ли выполнить для меня одну небольшую работенку? Сразу предупреждаю, много я заплатить не смогу.

— Да и немного будет вполне достаточно, — ответил я.

— Ну, — протянул он, переплетая костлявые пальцы, — у меня вошло в привычку устраивать детям миссии настоящее Рождество…

— Ей-богу, — пробормотал я. — А ведь завтра и в самом деле Рождество, не так ли? Совсем об этом забыл.

— Я приехал в Бейпин купить игрушек, — проговорил он. — Но вот только что приехал один из моих помощников, Ван, и попросил срочно вернуться. Люди в миссии очень боятся бандитов. Известный разбойник Куан Цзы скрывается где-то неподалеку. Он неоднократно угрожал уничтожить миссию. Слухи о том, что у нас в миссии есть скорострельные винчестеры, удерживают его на расстоянии от миссии, — проговорил доктор Твиллижер с вытянувшимся лицом. — Но в мое отсутствие обращенные стали тревожиться… Я закупил только часть необходимого и не нашел никого, чтобы играть роль Деда Мороза. Мой белый помощник, Рейнольдс, который обычно помогает мне, свалился с ног от холеры в Тяньсине. У нас есть костюм, который я привез, когда последний раз был в Штатах. Он был подогнан по фигуре Рейнольдса. Если я его надену, выглядеть это будет неубедительно.

Я был склонен с ним согласиться.

— Рейнольдс примерно вашего сложения, — продолжал доктор. — Думаю, костюм вам подойдет.

— Конечно, я был бы рад помочь и бесплатно. Лишь бы доставить детям удовольствие.

— Я настаиваю на том, чтобы оплатить время, которое вы потратите, и неприятности, — заверил доктор, и последнее слово в речи миссионера мне не понравилось. — Сейчас я вернусь к Вану. Оставлю вам свой автомобиль. Он стоит вон там, — тут мой новый знакомый указал на старый форд, который выглядел так, словно побывал в полосе военных действий. Там, на заднем сиденье, стоял огромный ящик. — Там, игрушки, которые я успел приобрести, — пояснил он. — А вы должны закончить закупки, и завтра привезти все в миссию. До вечера вы должны успеть. Здесь все нарисовано, — и он протянул мне карту. — Когда вы приедете, подготовка к празднованию Рождества уже будет идти во всю. Встретимся у заднего входа миссии, и я попрошу вас заранее надеть костюм Санта-Клауса. Пусть для детей ваше появление станет неожиданностью.

— Хорошо, — кивнул я. — Только вот я никогда не слышал, чтобы у Санта-Клауса был бульдог… И все же Спайк отправится со мной.

— Конечно, — согласился Твиллижер, погладив Спайка за ухо. Не всем людям он позволял вытворять такое, но в этот раз он только едва заметно оскалился, явив пилообразные челюсти, достойные дракона, и задергал обрубком хвоста. — Вот деньги на игрушки, — продолжал Твиллижер. — И авансом ваши деньги. Этого хватит?

— Более чем достаточно, — ответил я. — Но почему вы решили, что я не обману вас и не исчезну с деньгами?

— Я хорошо разбираюсь в людях, — ответил миссионер. — Я смотрю вам в глаза и вижу вашу душу, не обращая внимания на шрамы и сломанный нос. Такой человек, как вы, никогда не станет вором, и тем более не будет грабить детей.

Сказав это, он повернулся и зашагал прочь, поглубже надвинув свою старую, потертую шляпу. Фалды его пальто хлопали, отчего он выглядел неуклюжим, костлявым, смешным, но его слова согрели мне душу. В какой-то миг мне даже захотелось, чтобы кто-то напал на него, и тогда я бы от души навалял этим негодяям.

Однако на миссионера никто нападать не собирался, поэтому мне ничего не оставалось, как достать список и заняться делом. Для начала я отправился по базарам и магазинам. Вы удивитесь, если я расскажу вам, как много игрушек американского производства можно купить на Востоке. Я подошвы стер, пытаясь отыскать китайские игрушки, всяких там воздушных змеев и местные безделушки, которые так любят маленькие китайцы. Твиллижер дал мне для этой цели достаточно денег, кроме того, выплатил авансом мой заработок, так что я, как и настоящий Санта-Клаус, мог не скупиться.

Закончив торговаться за куклу кули в одном из открытых магазинчиков, в квартале, который большинство европейцев обходят стороной, я услышал звук шаркающих шагов и тяжелое дыхание. Повернувшись, я увидел Гарри Ханрахана, который всегда вел себя так, словно находился на палубе китобоя. И смотрел он на меня с удивлением и отвращением. Я был удивлен выражением его лица. А потом он, повернувшись, направился в ближайший салун. Отлично поняв его намерения, я развернулся и с диким воем помчался следом.

Когда я проскочил в бар, Гарри уже собрал слушателей и разглагольствовал, веселя толпу:

— … там я его и увидел! Он держал в руке эту куколку!.. Я опустил взгляд и с раздражением увидел, что до сих пор держу куклу в руках.

— Посмотрите-ка на него! — усмехнулся Ханрахан. — Куколка! И это в его возрасте! И это тот самый Деннис Дорган, считающийся самым отпетым хулиганом из экипажей кораблей на всех Восточных морях.

Я поймал его, когда он покупал куколку. Видно, он до сих пор в них играет…

С ревом праведного гнева я дал волю своей левой. Клеветник едва успел вскочить, однако я достал его правое ухо. А потом я так заехал ему в челюсть правой, что он врезался спиной в заднюю дверь залы, да так сильно, что голова его пробила филенку. Он так и остался стоять, погрузившись в болезненный сон. А затем я повернулся к его испуганной аудитории.

— Да, я целый день покупал игрушки! — проревел я, глядя на собравшихся горящими глазами и вызывающе размахивая куклой. — И я буду делать это до завтра, а потом для детишек стану изображать Санта-Клауса в миссии Твиллижера. И не в моих привычках спрашивать у всяких там бомжей, что мне делать. Я буду покупать куклы и вырезать для них платья, если это будет необходимо. А если у кого из вас есть мудрые замечания, пусть выходят и поделятся ими! И тогда самых остроумных я по стене размажу! Ну что, трусливые крысы, кто хочет высказаться? Вот ты, например? — рявкнул я на огромного англичанина, который громче всех хохотал над «сказками» Ханрахана.

Тот сглотнул, словно прочищая свое горло, а потом тихо заметил:

— Ты бы лучше выпил…

Презрительно фыркнув, я повернулся и вышел из помещения. Я уже почти перешел улицу, когда услышал, как кто-то окликнул меня.

— Эй, морячок, подожди-ка минутку!

Я обернулся, и тут невысокий щеголь выскочил из салуна. Тощий, остролицый и неплохо одетый.

— Ну и чего тебе надо? — поинтересовался я, на всякий случай приготовившись ему врезать.

— Подожди, подожди! — он, задыхаясь, вытянул вперед свои руки, показывая, что в руках у него ничего нет. — Я не хочу драться! Но, я слышал, ты говорил о том, что завтра у тебя будет дело в миссии Твиллижера?

— А тебе до этого какое дело? — спросил я, все еще страдая от незаслуженных насмешек. Я занёс было руку, но вовремя остановился…

— Ты когда-нибудь слышал о миссии Аберкромби?

— Нет, — честно ответил я.

— Ну, — продолжал незнакомец, — это чуть ближе, чем миссия доктора Твиллижера, но не по главной дороге. Обычно на Рождество я посылал им коробку игрушек, но сейчас для этого у меня нет никакой возможности. Быть может, ты поможешь мне? Тебе и с дороги съезжать не придется. Люди с миссии Аберкромби встретят тебя на дороге и заберут игрушки.

— Конечно, — сказал я, успокоив его. — Буду рад помочь. Кстати, я поеду завтра на рассвете. А где ваши игрушки?

— Знаешб пустующий храм — Дом Дракона, который находится на границе города? — сказал он. — Ты будешь его проезжать. Завтра на рассвете я принесу туда игрушки.

— Хорошо, я их отвезу, — пообещал я, а потом отправился к машине Твиллижера и убрал игрушки, а еще посадил в машину Спайка, загнал автомобиль в переулок и устроился спать в машине, чтобы ночью никто не украл игрушки. К утру я страшно замерз. Но я привык к суровой жизни, и до рассвета уже отправился в путь.

Первая моя остановка была возле разрушенного храма, который утопал в зелени разросшихся деревьев. Навстречу мне вышел парень, с которым я разговаривал накануне, а вместе с ним другой мужчина — большой увалень, который сильно напомнил мне морского капитана, — грек или кто-то из тех краев. Коробка у них оказалась больше и тяжелее, чем моя, но они с легкостью забросили её в машину справа, а моя оставалась стоять слева…

— В нескольких милях не доезжая до миссии Твиллижера, дорога раздваивается, — объяснил мне хорошо одетый парень. — Там стоит каменный идол. Остановишь автомобиль там, и коробку заберут… — Он протянул мне полоску красной ткани. — Это будет сигналом для людей миссии Аберкромби. Они будут тебя ждать. Кстати, у тебя есть пистолет? В этих холмах полным-полно бандитов.

— Нет, — проговорил я. — Мне никакого пистолета не нужно. Я никогда не видел человека с которым не смог бы справиться голыми руками.

— Ну, счастливого пути, — только и сказал он.

— В общем, и вам «ни хао», — вежливо проговорил я, чтобы показать, что иностранные языки я знаю и в этих краях свой человек.

Заведя мотор, я покинул их, и когда я отъехал, они все ещё стояли у руин храма и смотрели мне вслед. А потом они скрылись в облаке пыли, которое, несмотря на раннее утро, оставляла моя машина.

Однако не проехал я и мили, как отряд солдат с винтовками перегородил мне дорогу. Офицер вышел вперед и, подняв руку, приказал остановиться. Он заскочил мне на подножку — щеголеватый парень из Кантона, судя по акценту, прошедший школу в Йельском университете, или в подобном заведении.

— Что везете? — спросил офицер, тыча в коробку, где были мои игрушки.

— Прекратите! Вы разобьете игрушки, а я разобью вам голову. Я везу их в миссию в горах. Я их Санта-Клаус. — Офицер, улыбнувшись, посмотрел на меня, и тогда я добавил. — Если не верите, можете открыть коробку. И не тяните, я спешу.

Он сунулся в коробку и увидел, что в ней и в самом деле игрушки.

— Хотел убедиться, что вы не везете контрабанды, — ответил он на великолепном английском. — Сейчас очень много контрабанды. Европейское оружие и боеприпасы постоянно везут в горы. Не стану открывать вторую коробку. Можете ехать.

— Хотел бы я посмотреть на человека, который попытается меня остановить, — самодовольно проворчал я. — Все говорят, что я всегда нахожу неприятности на свою… Но я-то не такой. Не в какую контрабанду и тем более торговлю оружием я не впишусь…

В итоге я в возмущении поехал прочь и вскоре оказался на равнине, и тут-то все и началось.

Теперь мне отлично стало понятно, почему машина доктора Твиллижера имела такой помятый вид, словно судно, выброшенное на подветренный берег. Таких ужасных дорог я еще никогда не видел. Их и дорогами-то можно было назвать только с большим трудом. Китайские тележки привели их в ужасное состояние.

Должно быть, рессоры автомобиля были сделаны из китового уса, потому как ни одна железная деталь таких прыжков по ухабам не выдержала бы. Иногда мне казалось, что еще чуть-чуть — и руль раздробит мне грудную клетку, а иногда, что позвоночник вот-вот пронзит мне основание черепа. Спайк семь раз вылетал из машины, и один раз я едва успел тормознуть, чтобы не проехаться по нему. В итоге я привязал его, постаравшись сделать так, чтобы пёсику не было больно.

Боюсь, что все, что я высказал тогда на дороге, совершенно не соответствовало образу Санта-Клауса. Однако я исчерпал весь словарный запас за первые десять миль. А потом мы начали подниматься в холмы по дороге, больше напоминающей змею, застывшую во время предсмертной агонии. Тут на одном из ухабов автомобиль подпрыгнул так, что качнулся и завалился на бок. Коробки рассыпались, завалив Спайка, и я с ужасом подумал, что игрушки могут переломаться. Но с этим-то я уже ничего поделать не мог. В итоге, вернув машину в нормальное положение, я постарался привязать коробки покрепче, и мы покатили дальше. Приходилось ехать не торопясь, с осторожностью съезжая в выбоины и медленно поднимаясь по косогорам.

Вокруг расстилалась очень сухая, бесплодная, холмистая местность. Повсюду возвышались руины, показывая, что раньше тут были деревни, но бандиты сожгли все и вся. Внизу в долинах росла зелень, и я видел населенные деревни, но дорога, по которой я ехал, проходила вдалеке от них.

Солнце было уже почти в зените, когда я добрался до идола на перекрестке. Остановившись, я огляделся. Я никого не увидел, правда, звук взводимого предохранителя пистолета насторожил меня. Так что я на всякий случай просигналил и помахал красной тряпкой. В ответ из-за камней выскочили пять китайцев — таких оборванцев я давно не видел. Видимо, поджидая меня, они прятались в овраге возле дороги. Начнем с того, что они были слишком здоровыми для этого низкорослого племени, носили рваные одежды, и у каждого был патронташ, ножи и пистолеты. Кроме того, у каждого из них было ружье.

— Вы, кажется, бандиты? — дружелюбно поинтересовался я, а они с подозрением уставились на меня бусинками черных глаз. Спайк зарычал. Шерсть у него на загривке встала дыбом, и если бы не веревки, которыми я стянул его, чтобы уберечь от травм, он, без сомнения, вышел бы и по-свойски побеседовал с этой вооруженной компанией.

— Где груз? — потребовал один из китайцев гортанным голосом. Мне только и оставалось, как ткнуть пальцем на заднее сиденье автомобиля.

— Коробка с правой стороны, — пояснил я. — Вторая коробка моя.

Они забрали коробку, и когда уходили, я попрощался:

— Удачной вам дороги и доброго Рождества.

Они что-то там проворчали, а я поехал дальше, думая над тем, почему обращенные в христианство китайцы такие свирепые на вид. Интересно, как выглядят их дети? Ведь они-то не должны бояться этих бандитов…

Еще до наступления темноты я выехал в широкую долину, в другом конце которой я увидел деревню. А несколько зданий стояло намного ближе. Я решил, что это, должно быть и есть миссия.

Уже почти стемнело, когда я подъехал к небольшим воротам. Внутри я видел огни, оттуда доносились голоса, распевавшие церковные гимны, звучавшие слегка непривычно из-за акцента исполнителей.

Твиллижер поджидал меня. Под мышкой у него был какой-то сверток.

— Вы — хороший человек, — проговорил он, схватив меня за руку. — Вы приехали как раз вовремя. Дети поют колядки. Они ожидают, что в любой момент приедет Санта-Клаус. Только вам побыстрее нужно надеть костюм.

Открыв сверток, он вытащил костюм Санта-Клауса, сапоги, шапку, пышные усы, красный нос и все остальное. Он был поеден молью, слишком узок для меня плечах, слишком широк в талии. Но я с трудом залез в него и объявил, что готов к «выходу». Твиллижер был так доволен, что едва ли не танцевал. Но уж руки все время потирал, это уж точно.

— Отлично! — и он еще похлопал меня по спине.

Я взвалил ящик на плечо, причем мне показалось, что он сильно прибавил в весе. Мы пересекли двор, пришли к какому-то строящемуся строению, внутри которого прятали сьпевцы. Мы прошли по коридору, Твиллижер открыл дверь, и, отбросив в сторону занавеску, мы оказались в комнате, переполненной китайцами всех возрастов. И выглядели они не такими забитыми, как китайцы в других миссиях.

Они радостно повскакивали, когда увидели меня, приветствуя точно так, как их, видимо, учили миссионеры. Это звучало вроде:

— Сьяствуй, сьяствуй, Санта-Хляус…

Потом они захлопали в ладоши. Улыбки детей стали еще шире, когда они увидели, что я притащил такую большую коробку. И тогда Твиллижер улыбнулся, доказав, что он может, в конце концов, улыбаться.

— Дети, — проговорил он заискивающим голосом. — Это Санта-Клаус. Каждый из вас, как только назовут его имя, выходит вперед и получает подарок, который принес ему наш гость.

Все они зааплодировали, словно мы были где-то в Америке, а я провел пальцем по огромным усам, набрал побольше воздуха в грудь и закричал:

— Эй! Всем стоять от носа до кормы. Сейчас Санта подарки станет раздавать…

Я поставил коробку на пол и, разрезав веревки, запустил туда варежку и вытащил то, что лежало сверху.

— Итак, кто будет первым… — начал было я, а потом осекся. Потому что в руках у меня оказалась вовсе не игрушка, а странный предмет, замотанный в вощеную тряпку. — Что это, черт побери? — с удивлением произнес я. Твиллижер шагнул вперед, взял предмет и разорвал упаковку.

— Боже мой! — воскликнул миссионер. В руке у него была коробка винтовочных патронов. Я замер, пораженный.

Все произошло так внезапно, что я толком и не понял, что происходит. Мгновение — и все китайцы в комнате замерли, глядя на меня. Спайк, понюхав воздух, угрожающе зарычал. В следующее мгновение начался настоящий бедлам. Раздались выстрелы и крики, где-то захлопали двери, где-то истошно вопили женщины. Звуки доносились извне, а в комнате словно все с ума посходили. Кто-то ударил меня по голове, сбив с ног. Борода и усы съехали мне на глаза, так что я ничего не видел. Когда я вскочил на ноги, то увидел, что дети разбежались, крича и ломая руки.

— Что, черт возьми, происходит? — выдохнул я. — Разве они пришли сюда не за подарками?

— Какие подарки! Это налет! — закричал Твиллижер, подпирая плечом дверь, которая готова была вот-вот открыться. — Это бандиты Куана Цзы с холмов! Почему я не проверил часовых! Бегите, дети… через черный ход!

Я подскочил, чтобы помочь миссионеру удержать дверь, но тут она разлетелась под ударами прикладов. Твиллижер сам бросился к черному ходу, в то время как в комнату ворвалась толпа китайцев. Тут доктор развернулся, и взмахнув полами пальто, бросился на них, молотя руками, словно это ветряные мельницы. Я услышал вой и понял: железные челюсти моего песика вот-вот примутся за работу, так что мне ничего не оставалось, и я, взревев, бросился в бой.

Китайцы этого перенести не смогли, не смотря на то, что они были бандитами. С каждым ударом моих молотов я чувствовал костяшками пальцев или осколки зубов, или осколки ребер. Тем более что сдерживаться или придерживаться правил, как на ринге, не стоило. Я валил нападавших и топтал их, но они все шли и шли. Я видел, как Твиллижера задавили числом, видел окровавленные челюсти Спайка, когда он повалился от удара приклада большого одноглазого дьявола в ватном пальто. С ревом, не обращая внимания на удары, я бросился к этому негодяю и врезал ему так, что чуть руку не вывихнул. Одноглазый схватил меня за усы и размахнулся ножом, только вот он не ожидал, что усы накладные. Он вскрикнул от удивления, так что забыл ударить. А я не забыл и нанес ему крученый снизу, разом сломав челюсть в трех местах. В следующее мгновение кто-то ударил меня сзади дубинкой, сбил на колени. А потом на меня обрушился шквал ударов прикладами.

Свет погас.

Когда я пришел в себя, то выяснилось, что я трясусь, лежа на животе поперек спины маленького лохматого пони, бредущего по холмам. Я был связан, и кто-то еще был привязан рядом со мной. Положение было очень неудобное, и голова сильно болела, но об этом я не думал. Было очень темно, но я с уверенностью мог сказать, что впереди и сзади меня ехали люди верхами. Я застонал, а потом кто-то сказал:

— Сейчас не время для тщетных проклятий, брат мой.

— Доктор Твиллижер? — поинтересовался я. — Прекрасный Джек-пот…

— Тут есть по чему скорбеть, — заверил он меня. — Судьба ведет нас в неизвестное, пусть даже она сейчас приняла образ пони. Но мы должны философски относиться к происходящему.

— Когда я вырвусь, я отправлю кое-кого на морское дно, — прорычал я, тщетно пытаясь порвать шнуры, которые впились в мои запястья и лодыжки. — Но что там в самом деле произошло?

— Мы захвачены бандитами Куана Цзы, которые часто нам угрожали, — пробормотал Твиллижер. — Они украли нас. Я должен был проверить часовых, а вместо этого увлекся этим праздником…

— Спайк! — неожиданно вспомнил я. — Эти грязные черти убили его! Дайте мне только руки освободить…

— Тс-с-с-с! — прошептал Твиллижер. — Он был просто ошеломлен. Когда они потащили нас, я видел вашего песика, и мне показалось, что он жив…

— Хорошо! — сказал я, вздохнув с облегчением. — Хотел бы я, чтобы он вернулся в Бейпин, где он был бы в безопасности. Но, боюсь, он последует за нами, точнее, за мной… Если он в состоянии ползти… Кстати, они не сожгли миссию?

— Нет, слава Богу… Видите ли, они не смогли захватить ни одного из моих вновь обращенных. Все разбежались, пока мы боролись с бандитами в темноте. Мои прихожане доберутся до города, и тогда пошлют солдат. Бандиты об этом знали, поэтому и поспешили, чтобы уйти. Но тебе и мне солдаты не помогут, они никогда не могли отследить бандитов, не смогли отыскать их тайное логово. Тем не менее мы предотвратили захват и убийство беззащитных людей миссии. А вы устроили чудесный бой, мой друг, — закончил он, вздохнув.

— Ну, — с горечью протянул я, — надеюсь, я немного помог. Жаль, что я так разозлился из-за Спайка, что подставился.

— Тут не о чем говорить, мой друг! — воскликнул Твиллижер. — Чудо в том, что вы вообще живы! У вас, видимо, каменный череп!

Тут к нам подъехал один их охранников и пнул меня в бок, проворчав что-то насчет того, что мне надо бы заткнуться. Я начал описывать свое отношение к его предкам, но Твиллижер взмолился замолчать, так что я погрузился в состояние, которое поэт назвал бы «угрюмым созерцанием».

Лежа на животе поперек седла, я мог мало сказать о том, в какие края мы собрались, но местность казалась дикой, каменистой, да и камней тут было полным-полно и оврагов. Мы то спускались, то поднимались, пока у меня окончательно живот не разболелся. А потом мне стало казаться, что мы заблудились и ездим кругами, и будем так ездить и ездить, пока не умрем от голода.

Однако вскоре мы стали подниматься вверх по склону, и мне удалось рассмотреть, что по обе стороны от нас высокие стены. А когда мы снова оказались на ровном месте, я увидел впереди блеск костра.

Меня и миссионера сняли с лошади и бросили на землю. Только тогда я понял, что мы оказались у входа в большую пещеру. Вокруг поднимались ступенчатые голые склоны, а перед самим входом была широкая площадка. Вход в пещеру оказался очень широким, и разбойники перегородили его, выстроив стену с большими тяжелыми воротами, возле которых стоял пулемет, обложенный мешками с песком. Я сразу сообразил, что несколько человек, обладая достаточным количеством боеприпасов, могли долгое время защищаться от целой армии. Единственный способ захватить эту пещеру — подняться по голому склону, где не было ни единого укрытия. При этом потери нападающих были бы чудовищными…

Нас подняли на ноги пинками, обращаясь с нами, словно мы — дикие звери. Мы едва могли двигаться, и тем не менее нас потащили через ворота в пещеру. Она оказалась, может быть, глубиной футов в пятьдесят, саму же пещеру от потолка до пола перегораживал гигантский кожаный занавес. Бандиты раздвинули щель в этом занавесе и словно в шатер протолкнули нас внутрь.

В первый момент я решил, что мы попали во дворец какого-то мандарина. Огромное помещение. Только вот потолок буквально нависал над головой. Стены были увешаны гобеленами, полы завешаны коврами. Цветные фонарики свешивались с потолка. Ещё тут стоял большой Будда и огромный мангал, в котором тлели угли. Дым уходил через вентиляционное отверстие, пробитое в потолке пещеры.

А на деревянном помосте, покрытом мехами, сидел огромный китаец, который, должно быть, и был Куаном Цзы — бичом здешних мест. Он был одет в расшитые шелка, пистолет с рукояткой, отделанной жемчугом, торчал у него из-за пояса.

— Так! — заговорил он, шипя, как змея. — Собака-миссионер!

— Ты Куан Цзы ответишь за это, — объявил Твиллижер.

— Ты умрешь в страданиях, — хладнокровно продолжал Куан Цзы. — Ты в прошлом бросил мне вызов, поэтому мои люди и притащили тебя сюда, хотя могли прикончить на месте. Но теперь ты будешь умирать медленно, а мы с удовольствием станем наблюдать за твоими мучениями. Свяжите их, и пусть подождут, пока я не закончу трапезу.

В ту же секунду нас скрутили, хоть и до того мы были крепко связаны. Нас усадили у стены, а Куан Цзы продолжал жрать засахаренную свинину и потягивать настойку на кобрах.

Я и Твиллижер переглянулись. Фалды пальто миссионера были оторваны, один глаз заплыл, а брюки разорваны в нескольких местах. Я подумал, что, наверное, выгляжу не лучше, в нелепом костюме Санта-Клауса, который разошелся у меня на спине и в подмышках. А волосы у меня слиплись от засохшей крови.

— Мне жаль, что я привел вас к такому концу, — пробормотал миссионер, тяжело вздохнув.

— Черт возьми, все в порядке, — заверил я своего товарища по несчастью. — Для меня это одно удовольствие. К тому же мне очень интересно узнать, чем закончится эта история. Сейчас я развяжусь, а потом устрою праздник жизни этому Куан Цзы… А что вы там упоминали о солдатах?

— Они не смогут нас отследить, — заверил меня миссионер. — Никто не знает, где эти бандиты прячутся после набегов. Однако, прежде чем мы умрем, я хотел бы узнать: как вышло, что в коробке вместо игрушек оказались патроны?

— Сволочи! — прошипел я сквозь зубы. — Парни из миссии Аберкромби попросили меня закинуть им коробку…

— Аберкромби? — переспросил миссионер. — Но, кроме нашей, в этих краях нет ни одной миссии.

— Теперь и я это понял, — с горечью отозвался я. — Это были контрабандисты, или просто бандиты. Они обманули меня. Так что вышло так, что я должен был доставить им патроны. Только я считал, что это новогодние игрушки. Китайцы встретили меня в условленном месте на дороге, и, должно быть, я отдал им не ту коробку. Машина по дороге перевернулась, и, видимо, коробки случайно поменялись местами. А что стало с этими боеприпасами?

— Перед тем как в зал ворвались бандиты, я пинком отправил коробку в шкаф. Не хотел, чтобы боеприпасы попали им в руки.

Хоть мы и говорили шепотом, но Куан Цзы приказал охранникам, чтобы те заткнули нам рты, и каждый из нас получил по зубам прикладом. Нас собирались посадить на колья где-то через час, но только после того как жирный желтый дьявол поест и вдоволь позлорадствует над нами. Тем временем, напрягая свои мускулы, изо всех сил я работал над своими путами, напрягая и расслабляя свои мышцы. Я почувствовал, как моя правая нога скользит, вот-вот готовая выскользнуть из веревочной петли. Но тут Куан Цзы вытер пальцы, усмехнулся, а потом объявил:

— А теперь, мои дорогие, наступает конец этой ночной комедии.

Тут снаружи донесся стук копыт, крики и выстрелы. В пещеру ворвался бандит, вопящий, как паленая кошка. Куан Цзу вскочил, пытаясь затушить факелы. Теперь свет пробивался в пещеру только через щели занавеси и дыру в потолке, через которую уходил дым. Звуки стали громче. Мы слышали, как пули бьют по стене, защищающей пещеру.

Куан Цзы плюнул в нашу сторону.

— Собаки! — злобно прошипел он. — Солдаты нашли наше укрытие! После того как мы их перестреляем, я займусь вами. Я с вас кожу заживо сдеру.

Сделав это жизнеутверждающее замечание, он исчез за занавесом, и остальные бандиты последовали за ним. Так что вскоре мы — я и Твиллижер — остались одни в отгороженной части пещеры.

— Послушайте! — Миссионер задергался в своих путах, словно муха в сетях паука. — Снаружи доносилась стрельба, дьявольские крики и вопли на китайском. — Судя по крикам, бандиты оттеснили солдат. У людей Куан Цзы позиция много лучше. Солдаты не могли подняться в пещеру под огнем бандитов. У них всех были ружья, а еще этот пулемет. У них тут в пещере есть и еда и вода, а солдатам нужно как-то доставить себе припасы. Солдаты находились слишком далеко от своей базы, так что в ближайшее время должны были или победить бандитов, или отступить…

Потом стрельба чуть поутихла, и теперь мы ясно слышали крики тех, кто держал оборону, и тех, кто пытался штурмовать пещеру.

Затем кожаная занавесь вновь приподнялась, и вошел Куан Цз с ножом в руке. Его лицо было желтокожей, перекошенной маской ненависти.

— Собаки! — обратился он к нам. — Вы прогнали мою Удачу! Проклятые солдаты обложили нас, а боеприпасы на исходе. Меня предали. Человек, которого я послал за боеприпасами, так и не вернулся. Когда солдаты поймут, что нам больше нечем стрелять, они возьмут нас голыми руками.

— Нечестивые дела возвращаются сторицей, — заметил миссионер с нескрываемым удовольствием.

Куан Цзы плюнул на него.

— Вы не станете свидетелями моего падения! — прорычал он. — Я тебе горло перережу! — И он бросился к нам.

Подобрав ноги, я что есть силы пнул китайца в живот. Он полетел назад, хорошенько приложившись спиной об пол, застонал, корчась, уставился в расселину в потолке. Тут в расселине показалось лицо китайца, и я узнал того самого человека из несуществующей миссии. Он перекинулся несколькими словами с поверженным предводителем бандитов.

Куан Цзы вскочил на ноги. Он забыл о нас. Вниз через расселину сбросили кожаную веревку, а потом кто-то сверху начал осторожно спускать коробку — ту самую коробку с новогодними игрушками.

Коробка еще не коснулась пола, когда кто-то наверху страшно закричал, и коробка, дернувшись, упала на ковры. Тут Куан Цзы чуть с ума не сошел. Он чуть ли не танцевал, ликуя.

— Собаки! Вы и не подозреваете, что это такое! Это боеприпасы! Те, что обещали доставить мне мои агенты. Мои верные слуги задержались, чтобы ограбить путешественников, но прибыли как раз вовремя. А теперь они обошли солдат, забрались на скалы и доставили мне боеприпасы. Теперь я смогу перебить всех моих врагов. Солдаты не знают, что у нас есть пулемет. Мы не могли стрелять из него, так как не было патронов, но теперь они с ним познакомятся. Ни один из них не спасется… — С этими словами он разрезал веревки, и на пол хлынул поток кукол, оловянных машинок и всевозможных игрушек.

Я на секунду решил, что Куан Цзы сдохнет на месте, но тут он запрокинул голову и истерически засмеялся. А потом я взвыл, так что слышно было на мили:

— Сюда, парни! У этих уродов нет патронов!

Тут разом произошло несколько событий.

Солдаты, видимо, услышали меня, поверили и атаковали противников, визжа, словно американские индейцы, вставшие на тропу войны. Куан Цзы завизжал, выхватил пистолет, выстрелил в меня, промахнулся, а потом ему на плечи через расселину рухнуло что-то белое. Извернувшись, глава бандитов упал, а челюсти пса сжали яремную вену — Куан Цзы последний раз вскрикнул и затих.

За кожаным занавесом царил дьявольский гам. Оттуда доносились крики проклятий, звуки схватки, а потом остатки банды вломились в пещеру, а солдаты буквально наступали им на пятки. Бандиты остановились, увидев труп своего предводителя, на котором восседал Спайк, а потом побросали ножи, поднимая руки. Солдаты стали вязать их, а офицер подошел к нам и отсалютовал мне и Твиллижеру, а потом его люди освободили нас. Офицер посмотрел на меня и Спайка, который в этот момент вылизывал мне лицо, виляя своим хвостом-обрубком. Офицер сказал что-то по-китайски, только я не понял.

— Мы в долгу перед вами, — обратился к офицеру миссионер. — Не понимаю, как вы так быстро отыскали это место.

— У нас была информация о том, что партия боеприпасов отправлена бандитам, — объяснил молодой офицер. — Мы прочесывали холмы надеясь поймать бандитов или найти их логово. Мы были всего в нескольких милях от миссии, когда на вас напали. Услышав выстрелы, мы отправились в миссию. Когда мы добрались туда, бандиты уже ушли, растворились в темноте. Однако там оказался вот этот пес, и как только он очухался, то помчался по следам бандитов. Вспомнив о том, что в Штатах для поиска преступников часто используют ищеек, я приказал следовать за псом. Он без колебания привел меня сюда, но, когда начался бой, он исчез…

— Он искал, как добраться до меня, — хмыкнул я, погладив Спайка по голове. Пес в ответ оскалился на меня окровавленной пастью, словно фантастический дракон. — Он, видимо, проследил бандитов с боеприпасами, а потом, последовав за грузом, спрыгнул прямо на плечи предводителя этих кровожадных негодяев через вон ту расселину. Если бы не Спайк, у этой истории мог быть совсем другой конец.

— А что вы собираетесь делать дальше? — поинтересовался Твиллижер, подойдя к коробке на полу.

— Для начала соберу эти игрушки, — объявил я. — Мой костюм Санта-Клауса еще более-менее цел, а дети должны получить свои игрушки… Тем более что бандиты уничтожены, и не без помощи Денниса Доргана, пусть он даже и был в роли Санта-Клауса!


Невероятные приключения Денниса Доргана

Месть турку

Невероятные приключения Денниса Доргана

Было темно. Я бродил по прибрежным улицам, ожидая, когда, наконец, «Пифон» войдет в порт. Я уже устал от Шанхая, и очень хотел увидеть Спайка, которого оставил на борту, когда спустился, чтобы сразиться с китайцем, которого тут называли чемпионом Востока. Но чемпион, только взглянув на мое перекошенное, иссеченное шрамами лицо спрыгнул с ринга, а устроитель соревнований отказался мне платить.

Я размышлял обо всех этих обидах, неприятностях, которые преследовали меня, и тут меня заинтересовало нечто происходившее впереди. Тонкий, стройный молодой человек поспешил вперед, неся портфель, и тут из темноты выскочил здоровенный парень, и я услышал звук удара. Маленький молодой человек упал, а здоровяк выхватил портфель и помчался назад по переулку.

Тут же я сообразил, что у меня прямо перед носом произошло ограбление, и с воплем бросился следом за похитителем.

Видимо, жертве не так сильно и досталось, потому что, когда я поравнялся с ним, он уже приподнялся с земли, опираясь на руки, и кричал, призывая полицейских. Я нырнул в переулок, где было страшно темно, ничего не видно, однако я слышал шаги и сломя голову бросился следом. Насколько темных переулков — и споткнувшись на куче банок, я со всего маху полетел лицом в грязь.

Когда я, грязно ругаясь, поднялся с земли, шагов преступника уже слышно не было. Я, ориентируясь на ощупь, поднялся. Что самое поганое, я совершенно не понимал, где очутился. Медленно ковыляя, я вскоре выбрался в переулок, по которому вскоре вышел на улицу, откуда начал свой путь. И все это время я пытался понять, кто был грабитель, однако единственное, что мне удалось рассмотреть: грабитель был среднего роста, к тому же сильно горбился.

Я чувствовал, что устал и хотел пить, и отправился в салун. И первое, что я услышал:

— Новости слышал?. Несколько минут назад кто-то ударил Гослина — казначея Английской Восточной компании и ограбил его!

— Что вы говорите! — разом воскликнули несколько слушателей. — Зачем Гослин бродил по окрестности с деньгами?

— А я слышал, — протянул один из парней, — он боялся оставлять деньги в офисе и потащил их домой. Только кто-то, видно, об этом знал. Но кто его ограбил?

— И как это случилось? — спросил третий.

— Ну, это… — начал было я, но никто не обратил на меня внимания.

— Кто-то прибил его на У Тун-роуд, рядом с переулком, — вновь заговорил первый. — Гослину хорошенько поддали, в первое мгновение он оказался ошеломлен, но успел разглядеть здоровяка, который метнулся в переулок. Он говорит, что признает его сразу, как только увидит. Теперь все полицейские высматривают здорового моряка, ростом футов в шесть, с черными волосами и длинными руками, как у гориллы.

Один из зевак сказал:

— Ну, я буду дядей обезьяны, если это не морячок Деннис Дорган.

— Да, — согласился другой собеседник. — Я не видел никогда этого Доргана, но, судя по тому, что слышал о нем, выглядит он и в самом деле, как горилла.

И тут до меня начало доходить, что говорят обо мне. Кроме того, выходило так, что этот Гослин считал, что это я выскочил из переулка и ударил его. Единственное, на что у меня хватило ума, так это незаметно выскользнуть из салуна…

Пролетев три квартала, я резко повернул за угол и врезался в двух огромных амбалов, сбил их с ног, так что они полетели в канаву.

И тут оказалось, что это мои стародавние приятели: Майк Лири и Билл МакГлори. Сначала они хотели подраться со мной, за то, что я сбил их с ног. Но они пришли в себя, прежде чем они совершили роковую ошибку.

А потом они снова стали спорить, чем и были заняты до того, как я наткнулся на них. Я изобразил из себя обиженного, и тут Майк повернулся ко мне.

— Послушайте его, — прорычал Майк. — Деннис, он сумасшедший. Ты знаешь, куда он сейчас направляется?

— Нет, — ответил я. — И куда же?

— В зал «Аржент», чтобы схлестнуться с Абдулой Грозным турком.

— Никто не бил его по голове ганшпутом в последнее время, Майк? — поинтересовался я.

— Однако этому, без сомнения, есть причина, — ответил Майк. — И ничего тут особенного.

— Что? — переспросил я.

— Он сумасшедший, — пояснил Майк. — Давай-ка Деннис, тресни ему, а потом мы свяжем его и отправим или в дурку, или специалисту психиатру для осмотра.

— Вы собираетесь удержать меня силой! — воскликнул уязвленный Билл, угрожающе размахивая огромными кулаками. — Только попробуйте! Разве я не имею права жить собственной жизнью и делать то, что считаю необходимым? У меня, как и у любого человека, есть права!

— Абдулла завяжет тебя в узел, — объявил Майк. — Разве не так, Деннис?

— Ну, — протянул я, — я никогда не видел этого турка, но, судя по тому, что о нем говорят, он должен быть какой-то помесью медведя с кошкой.

— И я так думаю, — фыркнул Майк. — Последний раз я бросил все на борту «Голландца», и…

— Кто завяжет меня в узел? — фыркнул Билл. — Просто потому, что вы насквозь пропитаны ромом, вы думаете, что можете распоряжаться моей судьбой. К тому же я знаю, как справиться с этим Абдуллой. Я использую свой особый захват, который отточил на поваре с «Голландца». Ты же видел, как он ударился об пол, когда я отпустил его. Я вроде присел, а потом скрутил его, хотя он был очень хитрым.

— Прекрати нести глупости, — с отвращением сказал Майк. — А что это коп смотрит в нашу сторону с таким подозрением?

— Где коп? — встревожившись, спросил я.

— Вон, — указал Майк.

— Давай-ка, — позвал я, схватив Билла за руки. — Лучше отправимся на арену, а то гляди опоздаем.

— А я думал, что ты, Дорган, согласен со мной, — с удивлением протянул Майк.

— Да, да… — нетерпеливо пробормотал я. — Толкать тебя, что-ли, нужно? Ведь если Билл хочет сражаться, то это его дело. Пошли!

Так что мы отправились в спортивный зал «Аржент» и сделали это весьма поспешно.

К тому времени, как мы добрались до «Аржента», толпа быстро собралась. Турок был здоровым парнем. Никто не знал, откуда он взялся, но он имел определенную репутацию.

Вот и вышло так, что, когда мы вошли в раздевалку, Майк и Билл все еще спорили. И спорили они обо всем: о цвете спортивных трусов Билла; о том, сколько ведер воды надо отнести на ринг; о размере губки, и какие Билл должен использовать приемы, когда выйдет сразиться с турком. Тут в раздевалку заглянул один из секундантов и объявил, что Турок уже на ринге.

Тут Билл сразу надел халат, Майк подхватил его ведра и вещи и сказал мне:

— Иди, Деннис, мы сами тут все закончим.

— Ну, я лучше посижу у вас тут в раздевалке, подожду, — заметил я.

Тут они уставились на меня.

— Что происходит, черт побери? — поинтересовался Майк. — С каких это пор…

— А в зале есть полицейские? — перебил я его.

Майкл высунул голову из раздевалки. Огляделся.

— Не вижу ни одного.

Вот тогда к нам заглянул владелец зала — Калисски.

— Высматриваете копов? — оскорбился он. — Но вы же отлично знаете, что для поддержания порядка мне никаких копов не надо. Неужели вы могли подумать, что ради безопасности я подвергну угрозе своих клиентов. Один из главных плюсов арены Калисски тот, что здесь человек может сесть и расслабиться, наслаждаясь покоем и зная, что полицейские не набросятся на него. Если тут и попытаются кого-то арестовать, то, поверьте, я приложу все усилия, чтобы такая попытка сорвалась.

— Отлично, — неуверенно протянул я. — Тогда я и в самом деле пойду в зал.

Майк и Билл, будучи тактичными, так и не спросили меня, почему я избегаю полицейских. Кроме того, они и сами в силу привычки избегали полицейских.

Вышли мы к рингу, тут Билл начал головой крутить вправо-влево, самодовольно ухмыляясь. А толпа ревела. Многие присутствующие в зале были морякам и знали Билла или, по крайней мере, слышали о его репутации.

— Прислушайтесь к их крикам, — прорычал Билли. — Неужели вы думаете, что какой-то самозванец сможет победить известного бойца? Да я его в морской узел завяжу!

А Турок уже был на ринге. Он сбросил халат, чтобы толпа полюбовалась его телосложением. Он стоял в центре ринга и красовался, словно культурист. Однако, что и говорить, выглядел он внушительно: почти шести футов ростом, широкоплечий и коренастый, словно бык, с толстыми ногами и руками. Его голова напоминала пулю, поставленную на широкие плечи. Смуглая кожа лица, украшенного тонкими и длинными усами, придавала ему свирепый вид. Я в недоумении почесал голову. Кроме того, в облике этого турка было что-то знакомое, только я не мог понять, что именно.

Билл поднялся на ринг, и я должен был признать, выглядел он не так эффектно, как его противник. Мой приятель был на пару дюймов ниже ростом и легче фунтов на тридцать.


Невероятные приключения Денниса Доргана

Рефери дал им последние наставления и объявил о начале поединка.

Билл МакГлори был ловким парнем. Выбравшись из своего угла, он встретил противника крученым в живот. Но получилось забавно. Кулак МакГлори отскочил от живота турка как от каменной стены, и мой приятель затряс рукой так, словно отбил её.

Толпа аж взвыла, а рефери поймал Билла и принялся выговаривать ему о том, что это бокс, а не реслинг.

Наконец рефери отступил, и Билл снова бросился на Абдулу. На этот раз он сжал турка в объятиях, планомерно работая в корпус. Тем не менее турку удалось вывернуться и, размахнувшись, врезать Биллу в лоб, лицо моего приятеля скривилось от удивления, а сам он, подобно пуле, отлетел в дальний угол ринга! Когда Билл, качаясь, отклеился от канатов, турок бросился вперед и схватил его. Он поднял Билла над головой и, крутанув несколько раз, отправил в полет.

Старина Билл вылетел с ринга. В какой-то миг мне показалось, что он летит в мою сторону. Я глазам своим не верил, но…

Бах! Тело Билла и в самом деле рухнуло на меня.

Наши головы столкнулись, и Билл был нокаутирован, да и моя голова немного побаливала.

А потом рефери провозгласил Абдулу победителем.

Майк и я отнесли Билли в раздевалку под завывания и улюлюканье толпы.

Холодный душ привел в себя нашего приятеля, и мы помогли ему одеться. К тому времени зрители разошлись, да и нам ничего не оставалось, как покинуть арену Калисски.

Придя в себя, Билл начал хорохориться. Он сказал, что собирается найти Грозного турка и «выбить из него всю дурь», но мы с Майком сильно сомневались, что Биллу это по силам.

Когда мы вышли на улицу, Билл тут же заметил своего обидчика.

— Вон он! — закричал Билл и побежал за турком.

Мы, конечно, последовали за Биллом.

Турок оглянулся, увидел нас и, видимо, решил, что мы все втроём гонимся за ним, а посему, чтобы не рисковать, нырнул в переулок. Билл выкрикнул что-то грозное, мстительное, помчался ещё быстрей. Мы за ним. Редкие прохожие при нашем приближении бросались в разные стороны. Когда Билл свернул в переулок, я заметил дальше по улице группу мужчин, которые наблюдали за нами, широко открыв рты.

Первым в переулок свернул Билл, а ним, Майк, который дышал приятелю в затылок, а уж потом я с небольшим отрывом. И тут я услышал, как кто-то в толпе заорал:

— Это он! Тот, что самый высокий! Это тот самый матрос, что ударил меня и отобрал портфель!

Боже мой! Оглянувшись, я увидел группу полицейских, направляющихся за нами. С ними был тощий парень, с забинтованной головой. Гослин! Это он кричал. А теперь полицейские погнались за мной.

Парень, которого мы преследовали, мчался все дальше. Билл и Майк летели за ним следом. Они не видели полицейских, которые присоединились к погоне. И полицейские эти гнались за мной, хотя я ничего такого не делал. Я прибавил ход и вскоре стал наступать Биллу на пятки.

— Не мешай, — задохнулся он. — Я хочу поймать этого парня и…

— Билл МакГлори, если это все, на что ты способен, то уйди с дороги, или беги быстрее, — с придыхом ответил я.

Он удивленно оглянулся, и в следующий момент я оказался в лидерах погони. Если бы в это время за нами наблюдали китайцы, то они, наверное, решили бы, что белые люди сошли с ума. Билл гнался за Абдулой, Майк — за Биллом, а полицейские за мной. И по-моему, только один я понимал, что тут на самом деле происходит.

А потом парень, бежавший впереди нас, исчез, и я услышал, как, задыхаясь, стал материться Билл. Я нырнул в ближайший переулок, и Билл, видимо, решив, что я видел, куда свернул турок, последовал за мной. Но я к тому времени уже и думать забыл о турке. Все, что я хотел, так это ускользнуть от полицейских ищеек. Тут был настоящий лабиринт, и я рассчитывал, что они меня потеряют.

Во всяком случае, когда я в очередной раз повернулся, я не увидел никого, кроме Била и позади него Майка Лири. Этот взгляд едва не стал роковым. Впереди меня переулок резко поворачивал, и поворот был скрыт в густой тени. Впереди меня была темная, глухая стена с арочным дверным проемом. Лестница вела куда-то вниз. Я не видел её, пока не оказался на ней.

Остановиться я не смог. Я полетел кубарем по ступеням, словно «Летучий Голландец», и врезался головой в дверь внизу, словно торпеда. Катастрофа! Если бы дверь была чуть покрепче или засов чуть прочнее, то я, наверное, сломал бы себе шею. А так я всего лишь снес её. Вместе с ней я влетел в комнату. Позади меня, притормозив, стал спускаться по лестнице Билл, но Майк, подогнав, врезался в него, и они оба, дико ругаясь, покатились вниз по лестнице…

Привстав, я огляделся. Я лежал среди обломков двери в комнате, которая была освещена лампой, установленной на кронштейне в стене. Еще тут были кровати. А у стола сидели четверо мужчин, которые при моем появление разом вскочили на ноги и уставились на меня. Все они были здоровяками: англичанин, американец, голландец и Абдула. Да, он там был, только усы его исчезли.

Остальное я помню смутно. Я слышал, как закричал Билл МакГлори. Я видел, как он вскочил и бросился с кулаками на турка. На помощь товарищу бросились остальные. А я с Майком Лири, естественно, поспешили на помощь Биллу.

Я взял на себя пару — голландца и американца. Майк тузил англичанина — загнав в угол, пытался сотворить из него отбивную, а Билл попытался доказать, что он того турка в бараний рог скрутит. Хотел бы я посмотреть на этот бой со стороны, потому как результат действий Билла был впечатляющим. Но я был занят. Во-первых, пинком я усадил голландца на стул отдохнуть, разбил ухо американцу, едва не оторвал его, а потом наградил его парой хороших синяков. Тут я треснул его еще раз по голове для гарантии, но в этот миг голландец, подняв стул, на который я его усадил, разбил его о мою голову. Я пошатнулся, но все же утопил левый крученый в животе моего обидчика. Тот задохнулся, на мгновение согнулся и тут же схлопотал в ухо. На этом вечер для него закончился.

В этот момент американец, отклеившись от пола, вскочил на ноги и, качнувшись, попытался ткнуть латунным кастетом мне в лицо. Вот тут я разозлился по-настоящему. Я поймал его челюсть правым хуком… На этот раз снова подняться ему не удалось.

А в следующее мгновение комнату заполнили какие-то люди. Я почувствовал, как меня схватило множество рук. Я сердито дернулся, пытаясь вырваться, но тут понял, что люди, напавшие на меня, — полицейские. Другие полицейские схватили Майка, который в углу не спеша превращал англичанина в отбивную. А Билл молотил турка не весть откуда взявшимся кожаным портфелем.

Наконец полицейским удалось оттащить Билла от турка, их поставили обоих на ноги. Оба были в синяках, одежда висела лохмотьями, но турок выглядел потрепанным намного больше.

— Что это у вас тут за игры? — требовательно спросил полицейский, в изумлении оглядев поле боя. Но никто ничего не сказал. Тогда Гослин подошел и посмотрел на меня в упор.

— Этот человек, точно, — объявил он.

— Послушайте, — в отчаянии проговорил я. — Вы тогда неправильно все поняли. Вы считаете, что это я ударил вас, но это не так…

В отчаянии, не зная, что дальше и сказать, я скользнул взглядом по комнате, и замер, разглядывая огромного турка, который стоял, чуть сутулясь.

— Вот тот самый человек! — воскликнул я, ткнув пальцем в турка. — Это он двинул тебе по башке и забрал твое бабло. Я узнал его. А тогда я погнался за ним по переулку…

— Сказки какие-то, — фыркнул офицер. — Наденьте на него наручники.

— Подождите! — закричал Гослин, шагнув вперед. — Что это у вас?

Он дернулся к предмету, который Билл МакГлори держал в руках. Это было кожаный портфель.

— Где вы его взяли? — воскликнул Гослин.

— Почему… я… — начал было Билл, но Гослин рывком открыл портфель.

— В этом портфеле я нес зарплату! — воскликнул он, высыпав содержимое на ближайшую койку. — Посмотрим, все ли на месте. Тут должно быть тридцать тысяч зеленых.

Мы с изумлением уставились на бабло, а Гослин повернулся к Биллу.

— Вы украли этот портфель? Где вы его взяли?

— Ты что, меня в воровстве обвиняешь? — прорычал Билл. — Ты хочешь сказать, что я — вор? Если так, то я тебя в порошок сотру. Этот портфель выпал откуда-то, когда мы сцепились с турком. Он мне попался под руку, когда этот негодяй попытался ударить меня ножкой стола.

Гослин и полицейские с недоумением уставились на Билла. И тогда заговорил я:

— Если даже вы думаете, что бабло стырил я, то при чем тут Майк и Билл? Они вообще ничего не знают о грабеже. И они могут засвидетельствовать, что нашли этот портфель в комнате этих бандитов. Кстати, я тут тоже раньше никогда не был.

Это был напряженный момент, как порой пишут в книгах.

Тут, совершенно неожиданно, Гослин повернулся ко мне и протянул мне руку.

— Теперь я все понял. Я принял вас за вора, когда вы погнались за этим Абдулой — настоящим вором. А теперь вы способствовали тому, что деньги вернулись к своему настоящему владельцу. Английская Восточная компания назначила награду тому, кто вернет деньги. Так что завтра с утра ждем вас…

Полицейские надели на турка наручники, а я повернулся к Майку и Биллу, которые стояли, широко открыв рты.

— Никогда не забывайте, что в первую очередь нужно включать мозги, а уж потом махать кулаками, — объявил я. — Однако некоторым из нас это не грозит, — вздохнул я, вспомнив все свои приключения…


Невероятные приключения Денниса Доргана

Моряк Костиган и Свами

Невероятные приключения Денниса Доргана

Не-ет, все-таки надо принять специальный закон, чтобы держать в узде проклятых газетчиков. Вечно они все перевирают. Взять, к примеру, случай, который репортеришка назвал «Возмутительным происшествием в Батавии». Уму непостижимо, откуда такая предвзятость у голландской газетенки, заметку из которой прочел мне один «тупоголовый» с нашей шхуны. Вот она, слово в слово:

«Вчера свами Дитта Бакш пал жертвой беспричинного свирепого нападения. На него поднял руку некий Стивен Костиган, американский матрос со шхуны „Морячка“ — той самой, что ухитрилась, к несчастью для законопослушных граждан, пережить тайфун, недавно опустошивший Сингапур. Сей матрос, известный многим как отчаянный задира, очевидно, за что-то невзлюбил свами. Вломившись в „Замок Снов“, он разбил о голову почтенного брамина магический хрустальный шар, нанес ему сокрушительный удар в нос, пнул пониже спины и перекинул его через высокую лакированную ширму.

Затем он причинил серьезные телесные повреждения семерым местным полицейским, пытавшимся арестовать его (по слухам, все они обязательно поправятся), и сбежал на свою шхуну, снедаемый жгучей ненавистью ко всему городу. Хочется спросить, как долго наглым хулиганам-янки будет позволено шляться по нашим улицам и нападать на ни в чем не повинных граждан?»

Там еще много чего было, но и без того ложь торчит из статейки, что твое шило из мешка. Во-первых, я не янки. Во-вторых, не было «свирепого нападения», как выразился репортер, тем более «беспричинного». У меня была веская причина воздать проклятому факиру по заслугам.

Случилось так, что мы со Стариком поругались, как никогда раньше. Все началось с того, что четверым тупоголовым, которых мы наняли в Мельбурне, вздумалось усомниться в моем праве называться вожаком кубрика. Вообще-то я снисходителен к салагам, но эти закоренелые уголовники попытались отделать меня кофель-нагелем и ганшпугом, поэтому нам пришлось вести судно при значительной нехватке матросов, пока мои недруги валялись на койках и сотрясали воздух стонами и тяжкими вздохами. Меня просто тошнит, когда взрослые парни так раскисают из-за нескольких треснувших ребер, сломанных рук и вывихнутых челюстей, вот я и высказал это вслух. Но Старик здорово осерчал и обвинил меня в том, что я их отправил на койки нарочно, и теперь-де «Морячка» не успеет прибыть в порт по расписанию.

Несправедливые упреки всегда портили мне настроение, но в этот раз все прошло бы гладко, не окажись помощник капитана круглым дураком — чем еще объяснить, что он вздумал песочить меня, едва мы вошли в гавань Батавии? Я не любитель трепать языком, поэтому так двинул ему в челюсть, что он чуть не пропахал всю палубу носом. Ну, а справа как раз проходил — Муши Хансен с большой бадьей горячей смолы, и помощника угораздило врезаться в него. Тут вся команда заголосила от отчаяния, потому что этим утром мы на совесть отдраили палубу пемзой и до блеска начистили всю медь. Приняв брюхом удар головы помощника, Муши слетел с копыт, бадья выскочила у него из лап и залила палубу от леера до леера. При виде смоляной лужи на своей драгоценной палубе Старик завопил и выдрал клок из бороды.

— Гляньте-ка на палубу! — прорычал он. — Стив Костиган, сидеть тебе в кутузке! Ты ведь это нарочно!

От таких слов мой праведный гнев выплеснулся наружу.

— Черта с два! — рявкнул я. — И вообще, не собираюсь я чистить это дерьмо, потому что и без того сыт по горло вашими придирками, скоблением палубы и прыжками через шкоты меня хватит!

— Что?! Решил драпануть с судна?! — завопил он. — Да я тебя…

— Я сойду на причал, едва мы пришвартуемся, чтобы не видеть больше ни вас, ни эту лохань, — огрызнулся я. — Можете уведомить фараонов, и посмотрим, хватит ли их в Батавии, чтобы скрутить меня.

— Ты мне здесь больше не нужен! — кипятился шкипер. — Ненавижу твою физиономию! Но и тебе не видать другого корабля, я об этом позабочусь!

— Ой, до чего же страшно! Да я и на суше заработаю себе на хлеб.

Я так разозлился, что стиснул кулаки и пошел на Старика, и он в тот же миг со злобным смешком укрылся в своей каюте. Пока он осыпал меня оскорблениями через иллюминатор, я маленько остыл, кликнул своего белого бульдога Майка и сошел на пристань.

На берегу я вдруг вспомнил о деньгах и сунул руку в карман, но нашарил лишь свой верный талисман — монету в полдоллара с головами на обеих сторонах. Я ее отобрал у одного матроса, которого поймал на нечестной игре в орлянку.

— Ну, и как нам теперь быть? — обратился я к Майку, но вместо ответа бульдог уселся и принялся гонять задней лапой блох. Это, конечно, подняло ему настроение, но мне не принесло особой пользы.

— Куда податься? — пробормотал я, не забыв по привычке чертыхнуться, а голос у меня громкий.

— Эй, друг, — произнес кто-то за моей спиной.

Я обернулся и увидел доброжелательно взирающего на меня толстяка с черными усиками, в тюрбане и халате с широкими рукавами.

— Невольно услышал ваши размышления, — промурлыкал он. — Я свами Дитта Бакш, искушенный в оккультных науках. Если позволите, я вам помогу.

— Годится! — согласился я и пообещал отплатить ему за услугу, как только найду работу.

— Гм-мм, — промычал индус. — Я не имел в виду обычную плату, любезный. Идемте в мой «Замок Снов», там я вызову духов и покажу верный путь, которому вы должны следовать.

— Ну что ж, — пробормотал я, немного смутившись. — Почему бы и нет? Пошли, Майк.

Меня разочаровало то, что он называл своим «Замком». Мне всегда казалось, что замок — это громадная хоромина с башнями и разгуливающими туда-сюда стражами в жестяных кольчугах. Но передо мной стояла обычная для цветного квартала хибара, на ней красовалась единственная вывеска: «Свами Дитта Бакш, посвященный из Индии. Он Зрит, Ведает, Прорицает!»

Индус провел меня в комнату, увешанную бархатными гобеленами и разделенную большой лакированной ширмой, за которой, по его словам, прятались и вещали духи. Из мебели, кроме ширмы, был эбеновый стол и несколько стульев вокруг; на столе я увидел хрустальный шар. Дитта Бакш велел оставить Майка снаружи, дескать, душа пса привязана к этому свету и может не поладить с духами умерших. Но я воспротивился, ответив, что Майк скорее не поладит с тем, кто вздумает его прогнать.

— Валяйте, кличьте своих духов, — сказал я. — Им ничего не грозит, пока они не тронут Майка, но если вздумают шутки с ним шутить, он мигом превратит ихние штаны в лохмотья.

Свами помахал руками над хрустальным шаром и изрек:

— Ага! Я вижу человека с расплющенными ушами и белого бульдога! Позвольте сосредоточиться. Да, я его узнаю! Это моряк Стив Костиган! Вижу боксеров, дерущихся на ринге! Вижу деньги — много денег. Мне все ясно. Вы должны отправиться в Сингапур и открыть боксерский клуб!

— То есть стать антрепренером? — недоверчиво переспросил я.

— Вот именно, — промурлыкал он. — Это все показывает хрустальный шар.

— Ну что ж, если должен… — пробормотал я.

— Замечательно! — воскликнул он. — Пожалуйте один доллар.

— Черт побери, нет у меня ни гроша.

Индус то ли опечалился, то ли обозлился — во всяком случае, улыбка на миг исчезла, а рука дернулась к бедру, будто свами хотел выхватить пушку. Но он тут же снова заулыбался и сказал:

— Ничего, это можно уладить. Обещайте за совет духов отдать мне половину выручки от первых состязаний в клубе. Согласны?

— Согласен. Но, кстати, как попасть в Сингапур?

— А это уж не моя забота, — ответил он, и мы с Майком вышли на улицу.

Едва мы очутились у пристани, как меня окликнул какой-то тип. Он подбежал и оказался моим старым знакомым.

— Я открываю тут боксерский клуб, — похвастал Джо Барлоу. — Как насчет поединка-другого?

— Мне нужно в Сингапур, — проворчал я. — Так велел хрустальный шар. Джо, одолжи на билет, а?

— Еще чего! — Он фыркнул. — Нужны монеты — дерись!

Он ушел, а я грустно покачал головой. Если б не духи, можно было бы подраться в клубе Джо Барлоу. И тут из-за бочек донесся знакомый шум, и мне в голову пришла счастливая мысль.

Обогнув бочки, я подошел к компании матросов — они, позабыв обо всем на свете, резались в орлянку.

— Ставлю полдоллара, — объявил я и выложил свою монету-талисман.

Должно быть, духи не оставили меня своей заботой, поскольку через полчаса я обобрал всю толпу до единого цента. Я уж было собрался уйти, но тут один здоровяк поднял оставленную кем-то по рассеянности монету и с изумлением и гневом на тупой роже уставился на меня.

— Эй, погоди-ка! — взревел громила. — Это же твоя монета! Ты с ней игру начинал!

— Ну и что с того? — осведомился я, сгребая свой выигрыш. — Ведь я выиграл, верно? Какая теперь разница?

— Я тебе покажу, какая! — заорал он, целя мне в челюсть…

В общем, после короткой, но яростной стычки я оставил здоровяка и трех его приятелей в нокауте, и пока уцелевшие игроки отливали их водой, мы с Майком поспешили к пароходу, уходящему, как мне было известно, этим вечером на Сингапур.

Мы путешествовали первым классом, и на пристань Сингапура я сошел при деньгах. Но, учредив клуб и подготовив первый турнир, я обнаружил, что почти разорился. Работенка оказалась потруднее, чем я рассчитывал. Пришлось помотаться по всему Сингапуру и переговорить с доброй тысячей моряков, прежде чем я подобрал участников состязаний, всего три пары: для первого поединка — Малыш Джексон против Джоя Гэгнона, оба в легком весе; полутяжи Билл Гаррисон и Джим Брент для полуфинала и, наконец, гвоздем программы — тяжеловесы Громила Брок и Туз Кинан. Все эти боксеры были морскими волками под стать мне и привыкли обходиться без всяких там антрепренеров и менеджеров.

Я нанял за пять долларов субъекта по фамилии Хопкинс на роль рефери и зазывалы и потратил большую часть оставшихся денег на изготовление и расклейку афиш. Обойдя все прибрежные салуны, я оповестил завсегдатаев о намеченных боях и дал нескольким мальчуганам по четвертаку на нос, чтобы носились по улицам на велосипедах и вопили во всю глотку: «Большой турнир! Кулачные бои на ринге вновь открытого „Дворца Удовольствий“! Вас ждет боксерский клуб моряка Стива Костигана!»

Старый «Дворец Удовольствий» никак нельзя было назвать шикарным заведением. Но эту прогнившую развалюху у самой воды в цветном квартале я заполучил задешево и подлатал как сумел. А до этого она много лет простояла с заколоченными дверями.

В тот вечер я чертовски нервничал, потому что все непредвиденные траты оставили мне паршивый доллар в кармане и тягостную мысль в голове: хватит ли выручки за билеты, чтобы расплатиться с боксерами?

Но толпа вопреки ожиданиям собралась нешуточная, хотя многие возмущались насчет дороговизны (доллар за место возле ринга и полдоллара — на галерее). Когда все собрались и билетер отдал мне выручку, я насчитал ровно сто двадцать пять монет. Финалистам я собирался выплатить по двадцать пять, полуфиналистам по пятнадцать, а открывающим турнир ребятам — по десять. Чистой прибыли ожидалось двадцать пять монет, если не брать в расчет организационных расходов.

Я побывал в раздевалках и заплатил парням авансом, что, как выяснилось впоследствии, было роковой ошибкой. Но не хотелось держать при себе все деньги в таком поганом вертепе, как мой «Дворец Удовольствий».

Ночь выдалась душная, солнце утонуло в багровой дымке на горизонте. Толпа потела и вопила, а со мной обращалась так, будто я шут гороховый, а не антрепренер боксерского клуба. Особенно лезли вон из кожи «лимончики», которых набралось предостаточно и с которыми я всегда был не в ладах.

Вскоре на ринге появились легковесы и дрались три раунда, как дикие кошки. В начале четвертого раунда Гэгнон подловил Джексона на хук левой, и этот хук пришелся по меньшей мере футом ниже, чем следовало. Джексон скукожился на брезенте, а придурок рефери начал считать…

— Ты что делаешь? — заорал я, прыгнув на ринг. — Неужто не видишь, что парень схлопотал ниже пояса?

— По новым правилам это неважно, — ответил рефери. — Девять! Вали с ринга, я — судья!

— А балаган мой, — прорычал я в ответ. — Мне плевать, что там за новые правила в Америке, но в клубе Стива Костигана такое жульничество не пройдет!

— Тогда я свалю! — рявкнул он. — И заберу пятерку!

— Катись к черту! — огрызнулся я, и публика изумленно взвыла. Не более десятой ее части увидело тот подлый удар. — Мотай с ринга, и поживее. Я сам буду судить.

— А не слабо прогнать меня? — осведомился он, принимая боевую стойку. Я, недолго думая, угостил его левой в челюсть, он пролетел сквозь канаты, приземлился на задницу среди зрителей и больше никому не причинял беспокойства.

Подобрав с брезента стонущего Малыша Джексона, я поднял его бессильную руку в знак победы, а затем отнес его в раздевалку, где им занялись срочно вызванные коновалы.

Толпа волновалась, свистом и улюлюканьем выражала недовольство, поэтому я бросился в раздевалку Билла Гаррисона, чтобы поторопить его. К моему удивлению, у него оказался Джим Брент, и оба недружелюбно уставились на меня.

— В чем дело? Вы уже должны быть на ринге.

— Мы бастуем, — пояснил Гаррисон, и Брент подтвердил кивком.

— Это еще почему?! — заорал я. — Разве я не заплатил авансом?

— Этого недостаточно, — беспокойно заерзал Гаррисон. — Добавь, иначе не выйдем.

Толпа в зале зверела с каждой минутой. В отчаянии я едва не предложил этим гадам всю мою прибыль, все двадцать пять монет, но вовремя вспомнил, что половину должен отдать индусу.

— Мне просто нечего добавить, — посетовал я. — Братки, да вы что, в самом деле! Нельзя же просто взять и уйти и оставить меня на растерзание толпе.

— Неужто нельзя? — ухмыльнулся Брент. — А ну, посмотрим!

— А я говорю, вы не уйдете! — Рассвирепев, я метнулся к двери, повернул в замке ключ и сунул его в карман. — Вы будете драться на моем ринге, — процедил я. — За пятнадцать монет на нос, как договаривались.

Тут они яростно набросились на меня, и любому за дверью раздевалки слышен был шум сражения: хруст кулаков, крики боли и гнева, гулкий стук черепов о пол.

— Ну так что, будете драться? — растирая кровь под носом, спросил я вскоре двух измочаленных пентюхов, которых только что колотил головами об пол.

— Эй, Костиган! — послышался за дверью голос моего помощника. — Толпа угрожает разнести притон, если сейчас же кто-нибудь не выйдет!

— Будете драться? — повторил я, хватая обоих за шкирки.

— Погоди, — прохрипели они. — Будем драться… У обоих подгибались ноги. Поддерживая бедолаг за плечи, я провел их по коридору на ринг. При виде разукрашенных боксерских физиономий публика взревела от изумления. Когда я объявил имена и вес противников, зрители вскочили с мест и освистали нас скопом.

Джонни ударил в гонг, гладиаторы, пошатываясь, побрели навстречу друг другу, и Гаррисон в отчаянии прошептал, что еле стоит на ногах — какой уж тут бокс!

— Тогда притворяйтесь, — кровожадно посоветовал я, — или мой первый урок покажется вам пикником по сравнению со вторым.

Гаррисон с воплем бросился через ринг, широко размахнулся и нанес зубодробительный удар правой. Вместо глаз у Брента остались щелки, поэтому он даже не углядел летящего кулака. Крепко получив по челюсти, он зарылся носом в брезент. Гаррисон повалился на него, и я присудил нокаут обоим.

Публика снова поднялась на ноги и разразилась львиным ревом. Я сроду не видел любителей бокса в таком дурном настроении. В зале было жарко, и в этом, похоже, все винили меня. Толпа так вопила, что я едва не оглох. Снаружи мог обрушиться весь город, и мы бы этого не заметили.

Пришлось мне с помощью Джонни оттащить бесчувственных полутяжей в раздевалку, после чего я приказал Джонни поскорее выставить на ринг Брока и Кинана.

Мое очередное появление в зале встретило такой бурный прием, что готов поспорить: его услышали в Австралии. Я хотел вежливо улыбнуться, но сумел изобразить только жуткую ухмылку. Я потел, как негр, Гаррисон подбил мне глаз, Брент расквасил нос, и в довершение всего публика своими издевками довела меня до бешенства.

— А сейчас… — Я с удовлетворением заметил, что зрителям меня не переорать — между прочим, это не под силу даже противотуманной сирене. — …поединок из десяти раундов, в котором сойдутся Громила Брок из голландского города Амстердама и Туз Кинан из Сан-Франциско. Эти ребята шутить не любят…

— А то мы не знаем! — перебила обезумевшая толпа, стряхивая пот с глаз и потрясая кулаками. — Давай ближе к делу, обормот! Мы тоже шутить не любим!

Испепеляя взором ближайшие ряды зрителей, я заметил некоего субчика, шумевшего за десятерых. Он был в «закопченных» очках, с длинной рыжей бородой и в надвинутой на глаза матросской шапочке. Мне стало не по себе от его устремленного на меня через темные очки горящего взгляда. Может, это нанятый моими конкурентами стрелок? Я решил при малейшем подозрительном движении расколоть ему череп и только потом задавать вопросы.

Кто-то просунул руку между канатами и дернул меня за брючину. Я увидел побледневшего Джонни.

— Стив, — прошептал он. — Теперь нам крышка. Брок смылся!

— Что? — Я непроизвольно дернулся, потом наклонился, сгреб его за ворот и протащил меж канатами на ринг. И процедил: — Развлеки этих паразитов. Спой им что-нибудь или спляши, а я сейчас вернусь.

Бегом устремляясь по проходу, я расслышал жалкий лепет Джонни:

— Господа, не угодно ли послушать «Мордой об стойку бара»?

— Не-ет! — хором заорала толпа, в которой я уже приметил знакомую персону. То был англичанин Бристол Рейни, бывалый боксер.

Я ухватил его за плечо, наклонился и прошипел на ухо:

— Брок удрал из клуба. Не хочешь взгреть Туза Кинана за двадцать пять монет?

— За такие деньги я готов взгреть самого Демпси, — живо отозвался он и поспешил за мной. В раздевалке я быстро объяснил ситуацию Кинану.

— Извини, но это не моя вина, — потея как лошадь, сказал я боксеру. — Но если ты откажешься драться с Рейни, я тебя размажу по стенам этой раздевалки.

— Я с ним подерусь, — заверил меня Кинан. — Но только он мне не нравится.

— Плевать! — бросил я, торопясь вернуться в зал, где неблагодарная толпа забавлялась швырянием пустых пивных бутылок в беднягу Джонни.

Мой громовой рев положил этому конец.

— Хватит! Того, кто бросит еще одну посудину, я своими ногами втопчу в пол! — Как ни странно, публика утихомирилась, и я добавил: — Господа, к сожалению, Брок смазал пятки. Я заменяю его Бристолем Рейни и…

Я вынужден был замолчать, потому что от рева едва не обрушилась крыша. Ничто на свете не огорчает публику сильнее, чем замена бойца.

— Гони назад наши деньги! — орали зрители.

— Ладно! — отозвался я, на миг теряя терпение. — Я верну ваши проклятые монеты, но только желающий забрать их пускай подойдет ко мне!

Все еще вне себя, я спрыгнул с ринга, и ко мне нетвердой походкой подошел здоровенный матрос.

— Хочешь забрать свои деньги? — осведомился я.

— Ага! — рявкнул он. — Я выложил за этот вшивый балаган целый доллар!

— Ну хорошо, — проскрежетал я. — Забирай!

Сунув в протянутую лапу мой последний доллар, я изо всей мочи саданул ему по скуле. Он перелетел через первый ряд стульев и успокоился среди обломков второго, задрав к потолку матросские сапоги.

— Кто еще хочет забрать деньги? — воинственно прогремел я, приплясывая от возбуждения. Во «Дворце Удовольствий» воцарилась зловещая тишина, но никто не подошел ко мне, а через минуту в проходе появились боксеры.

Воспоминания о том поединке останутся со мной до последнего дня. Иногда он мне снится, и я просыпаюсь среди ночи с воплем о помощи. То был кошмар наяву. В первом раунде Рейни схлопотал в брюхо и после этого уже не открывался. Он был подл, хитер и труслив. Кинан желал драться по-мужски, но Рейни сводил на нет все его благородные порывы. Один клинч следовал за другим, я замучился разнимать. Попробуйте-ка оторвать друг от дружки пару двухсотфунтовых громил. Только растащил, глядишь, они снова в обнимку… И так целых семь раундов, а жарища — вот-вот мозги расплавятся!

Лампы над рингом опаляли нас адовым пламенем, и все это время я сознавал, что подвергаюсь этой пытке задаром. Рейни кусался, лез пальцами в глаза противнику и в клинче падал на колени. Когда мне надоели эти фокусы и я пригрозил его вышвырнуть, он заржали сказал: «Валяй, я ведь уже получил свои деньжата!»

Короче говоря, все кончилось в седьмом раунде. На протяжении всего боя болельщики Рейни осыпали меня оскорблениями, им не нравилось, что я заставлял их любимца драться честно. В толпе их поддержали многие англичане. Но вот боксеры вышли из своих углов. Кинан размахнулся — тщетно, Рейни мигом вошел в клинч. Я, пошатываясь, приблизился, чтобы разнять, и — бац! — пивная бутылка разбивается о мой череп. Я растянулся между боксерами, секунду повисев на их сомкнутых руках, затем Рейни ухмыльнулся и злобно опустил каблук мне на подъем стопы. Я мигом очнулся и вышел из себя, забыв при этом о публике, индусе и всем прочем, кроме ухмыляющейся физиономии Рейни.

Размахнувшись от самого бедра, я впечатал Рейни по челюсти. Никогда еще мне не доводилось видеть столь восхитительного полета: кувыркаясь в воздухе, этот лимончик перелетел через канаты и уже без чувств шмякнулся на колени своим подлипалам. Толпа с ревом вздыбилась, и человек сорок с пеной у рта полезли на ринг.

Джонни взвыл и устремился к ближайшему выходу. Кинан каким-то чудом перевалился через канаты, и его поглотила свора очумелых лимончиков. Я тремя ударами уложил троих, остальные волной прокатились по мне. Их было так много, что я не мог работать кулаками. С охапкой нападающих я обрушился на пол, чтобы кусаться, царапаться, увечить. Кто-то вцепился в мою глотку, другой прижался ко мне так тесно, что я отчетливо расслышал треск его сломанных ребер; пока он орал от боли, мои зубы застряли в чужом ухе; все это время по мне градом молотили сапоги. Послышался треск рвущейся материи и кожи, затем пронзительный визг, и я понял, что в схватку вступил Майк. Неожиданно в гущу дерущихся с грозным боевым кличем прыгнул некто устрашающий, он размахивал стулом, будто цепом. Это был рыжебородый незнакомец в темных очках!

Благодаря его стулу и зубам Майка нажим толпы ослабел, и я поднялся, раздавая тумаки направо и налево и каждым ударом повергая по меньшей мере одного зрителя. Зал превратился в бедлам, кругом метались и корчились люди, в щепки разлетались стулья и скамьи, стену вспучило наружу. Кто-то выломал столбик ринга, помост с треском накренился. Потом этим столбиком рыжебородого шарахнули по башке, вынудив покачнуться и уронить очки.

Я уложил парня со столбиком зверским хуком левой, и тут вдруг раздался страшный грохот.

Постройка закачалась, будто в нее угодил мощный снаряд. Я ясно увидел, как покосилась и застыла крыша; вскоре она взмыла в ночь, и мы, оглушенные ревом ветра и грохотом рушащихся стен, изумленно уставились в красно-черное небо. Кто-то крикнул: «Тайфун!» — и все окончательно обезумели.

Смутно припоминаю, что меня опять сбили с ног и едва не затоптали, когда я пытался добраться до рыжебородого спасителя. Я дотянулся до него и схватил за рыжую бороду. Она осталась у меня в руке — то был Старик. Я снова вцепился — на этот раз в настоящую бороду, — но порыв ураганного ветра буквально разнес в щепы «Дворец Удовольствий» и подхватил помост ринга. Берег был рядом, но я почти не помню нашего полета. Помню только, как меня едва не растерзали ураган и потоки воды, как швыряло туда-сюда помост, точно бутылочную пробку. Я держался за бороду Старика, Майк — за мой ворот, и кто-то еще висел на канатах ринга, что плыл в бурных волнах пролива, бывшего некогда улицей.

Мимо, кружась, проплывали дома и обломки построек, за них цеплялись китайцы. Ураган и вода превратили ту ночь в настоящий ад.

— Держись! — крикнул я Старику. — Нас выбросит на холм!

— А! — отвечал Старик, задирая голову, чтобы извергнуть из глотки добрый галлон морской воды.

— Где «Морячка»? — крикнул я, перекрывая гул ветра.

— С ней все в порядке! — ответил кэп. — Я заранее узнал о тайфуне. Шхуна в море, с командой на борту. Я отправился следом за тобой в Сингапур, потому что знал: парню вроде тебя не справиться в одиночку. Но не хотелось, чтобы ты меня узнал, если добьешься успеха.

— Свами Дитта Бакш посоветовал открыть здесь боксерский клуб! — выкрикнул я.

— Знаю! — отозвался Старик. — Свами — гнусный обманщик, он никакой не индус, а белый мошенник по имени Ормонд. Его брат — боксер, и Ормонд выпроводил тебя из порта, чтобы его чертова братца нанял Джо Барлоу. Послушай, если выберемся отсюда живыми, ты вернешься на шхуну?

— С одним условием! — ответил я. — Ты меня отвезешь на Батавию, и я отдам должок свами Дитта Бакшу, или Ормонду, или как там его…

Несколько дней спустя я вошел в «Замок Снов» и устремил на индуса загадочный взор. Вначале он немного удивился, затем просиял:

— Ага! Ты пришел отдать мне половину выручки?


Невероятные приключения Денниса Доргана

По правилам акулы

Невероятные приключения Денниса Доргана

Самый злачный из портов Южных морей — Баррикуда. На этом острове одна гавань и один городок, вобравший в себя все мыслимые пороки, а уж городов и пороков я повидал немало. Население — белые, аборигены и подонки всех мастей. И хватит расспросов — слишком много чего можно порассказать.

Если интересуетесь, побывайте там сами, но тому, кто обладает чувствительной натурой, либо питает любовь к роду людскому в целом, лучше воздержаться от посещения Баррикуды.

Отчетливо помню, сколь неприятно было протрезветь и обнаружить себя на мели в этом вертепе. Поверьте, я вовсе не пьяница. Пусть я немного склонен к пороку, но мне необходимо блюсти форму, чтобы удерживать титул чемпиона «Морячки» среди горилл, называющих себя моими товарищами по плаванию. Нет, верно, кто-то «зарядил» мой ром. Я пропустил пару стаканчиков в казино «У Хуана», еще пару в «Прибежище моряка», потом три или четыре в «Американском баре» и еще несколько в безымянных кабачках поменьше, после чего, к своему искреннему изумлению, забыл обо всем на свете.

Очнулся я в отдельном кабинете «Американского бара», где меня приводила в чувство, поливая водой, незнакомая девица.

— Мне ужасно неловко, — пробормотал я. — В жизни не видел такой прекрасной девушки, и приходится у нее на глазах выходить из состояния алкогольного опьянения.

Она одарила меня печальной и сочувственной улыбкой, нежно похлопала по руке и в ответ на мои неуклюжие попытки поймать ее пальцы выскользнула из комнаты, оставив меня под чарами алых губ, нежных бледных щечек и огромных грустных глаз. Эти глаза преследовали меня, когда я отправился на поиски своего корабля.

Вот так новость: «Морячка» отчалила прошлой ночью и, по словам портовых рабочих, проклятия не дождавшегося меня Старика могли превратить в лед кровь пылкого квартерона. Старый черт все же исполнил угрозу когда-нибудь уйти в море и предоставить мне отсыпаться на берегу. Прежде мне не верилось, что он на такое способен. Я преподнес докерам пару-тройку непристойностей в адрес Старика, затмивших его вчерашние проклятия, затем дал по челюсти согласившемуся со мной стивидору и вернулся в «Американский бар».

По странной причуде судьбы буфетчики и воришки не тронули мелочь в моих карманах, поэтому я заказал выпивку и попытался навести справки о посещающих эту гавань судах. Бармен упомянул о стоящем на якоре британском пароходе, — скоро он возьмет курс на Таити и прибудет туда раньше «Морячки». Перспектива наняться на судно лимончиков меня не увлекала, но я был согласен плыть с самим дьяволом, лишь бы убраться с Баррикуды.

Узнав, что хотел, я поинтересовался насчет девушки, испытывая при этом жгучий стыд за свой утренний позор. Удалось лишь узнать, что она француженка, зовут ее Диана и по вечерам она танцует в «Американском баре». Вспомнились ее грустные глаза и тонкие белые руки, и у меня защемило сердце. Приятели говорят, что я готов влюбиться в первую встречную красотку, но им просто завидно. Не найдя девушку, я забрел в казино Хуана и затеял спор со здоровенным голландцем с парусника. Не помню конкретной причины ссоры — кажется, речь шла о Лиге Наций. Короче, мы погорячились, я заехал ему левой в челюсть, и он зарылся носом в плевательницу. Тут какой-то подлый сын Вельзевула огрел меня по черепу дубинкой, и я отправился считать звезды.

Очнулся я на задворках казино, где оказался по милости вышибал Хуана, и гляньте — меня снова поливает водой маленькая француженка!

— Кажется, это становится привычкой, — произнес я, садясь.

— Месье, похоже, вы неразлучны с неприятностями, — отозвалась она. — Вам не следует общаться с плохими людьми.

— Но все шло прекрасно, пока меня не огрели дубиной, — возразил я. — Идемте в «Американский бар»— это вроде бы самое безопасное место в городе. Мне нужно с вами поговорить.

Расположившись в кабинете означенного бара, я отдал последние несколько центов на помои, которые там называют пивом, и сказал:

— Во-первых, объясните, чем занимается красавица вроде вас в этом гнусном вертепе.

— Сама не знаю, месье, — печально и покорно ответила она. — Я здесь оказалась в поисках работы. Я танцую, потому что ничего другого не умею. Но я не знала, что меня здесь ждет, а теперь не могу выбраться с острова.

— Я заработаю на билеты нам обоим… — начал было я, но она отрицательно покачала головой.

— Нет-нет, месье, дело не в деньгах. Их-то я могу заработать. Вы не понимаете.

— Конечно, не понимаю, — сознался я. — Не понимаю, почему такая фея застревает в подобном притоне, имея возможность заработать и уплыть…

— Нет, вы ошибаетесь, — перебила она, нервно и испуганно оглядываясь. — Я здесь пленница… пожалуйста, никому не говорите о том, что я вам расскажу. Я бы ни с кем не поделилась, но вы, месье, не такой мужчина, как другие. Вы кажетесь храбрым и добрым. Вот почему я лью на вас воду, когда вам плохо.

— Я тоже надеюсь, что не похож на здешних бродяг, — с достоинством произнес я. — Сестренка, рассказывай как на духу. Мне можно доверять.

— Я сюда приплыла несколько месяцев назад, — взволнованно переплетая бледные пальцы, продолжала девушка. — А теперь мне не позволяют уехать. О, будь моя воля, я бы давным-давно сбежала с этого острова. Вы слыхали о месье Акуле Муркене?

— Конечно, — сказал я. — Слышал о нем много, но, увы, ничего хорошего. Он вроде бы заправляет на этом острове. По слухам, он контрабандист, работорговец и продавец оружия. Я знаю, что он замешан в темных делах, и, честно говоря, считаю его…

— Тш-шш, месье, пожалуйста, молчите! — Диана побледнела и с дрожью приложила ладонь к моим губам. Он убьет вас на месте, если услышит эти слова. Ужасный человек!

— Эге! — осенило тут меня. — Часом, не он ли удерживает тебя на этом захолустном острове?

Она кивнула, и ее глаза увлажнились. При виде слез я невольно стиснул кулаки, мечтая сокрушить чью-нибудь мужественную челюсть.

— Когда я здесь очутилась, он принялся за мной ухаживать, но не понравился мне и получил отказ. Тогда он поклялся, что я останусь здесь, пока не соглашусь выйти за него замуж. Я пыталась сбежать, но его люди постоянно следят за мной, преследуют…

Сюда часто заходят суда, но большинство капитанов слишком боятся месье Акулу и не хотят взять меня с собой, а иные даже не позволяют мне приблизиться. Ах, мсье, — всхлипнула она, — пожалуйста, помогите мне!

— Бога ради, не плачь, — сказал я. — Рад буду помочь тебе, но успею ли я что-нибудь сделать до того, как меня прикончат? Ведь я один против целого острова! Допустим, я способен раскидать целую шайку в кулачном бою, но идти на ножи и револьверы… Тут мои шансы невелики.

— Месье Акула страшно дерется на кулаках… — продолжала она.

— Ага, знаю, он был боксером, — кивнул я. — Но что с того?

— Он очень гордится своими победами, — пояснила она. — Построил себе ринг на окраине города, и когда с кем-нибудь спорит, заставляет этого человека драться. Месье Акула часто повторяет, что удерживает свое имущество только кулаками, и если появится парень, способный его одолеть, — пожалуйста, пускай забирает все. Ведь вы — знаменитый кулачный боец Костиган, правда, мсье?

— Правда. — Я невольно выпятил грудь и напряг бицепсы. — Стив Костиган с «Морячки», я уже представился.

Ее глаза вспыхнули, и мое сердце снова дрогнуло. Ей-богу, я втюрился в эту юбчонку по уши!

— Ах, если бы вы уладили с Акулой это дело! — воскликнула она, ломая руки. — Если бы вы подрались с ним и разок нокаутировали, он бы меня отпустил! С вами!

— Со мной, — эхом отозвался я, будто наткнувшись челюстью на удар правой.

— Месье, мы отправимся, куда захотите! — разошлась она не на шутку, протягивая ко мне руки.

— А ну погоди! — воскликнул я, обуреваемый вихрем мыслей. В те дни я нередко влюблялся в девчонок, зато они крайне редко влюблялись в меня, а тут вдруг такой персик сам бросается на шею! — Давай поговорим начистоту, — предложил я. — Значит, если я отделаю этого типа, Акулу, ты выйдешь за меня?

— О, месье! — Она обняла меня руками за шею. — Ваша победа над этим гнусным шутом сделает меня самой счастливой девушкой на свете!

Что еще могли означать эти слова, как не обещание выйти за меня замуж?

— Договорились, малютка! Укладывай вещички в чемодан и считай, что с Акулой уже покончено!

Девушка вскочила и пролетела в танце по кабинету.

— Как вы добры ко мне, месье! Я бегу за вещами, потом буду ждать вас на пристани.

— Не беспокойся, если я немного задержусь, — предупредил я, вспоминая «послужной список» Акулы Муркена. — И не удивляйся, если не сразу узнаешь меня, — чуть подумав, добавил я.

Простившись с девушкой, я зашагал по грязной улице, упиваясь сумбурными мечтами о любви, медовом месяце и здоровенных головорезах, которых ради этого придется нокаутировать. На удалении от дианиных чар мозги мои чуток остыли, и я решил, что Акула блефует насчет согласия отдать Диану любому, кто сможет ее взять.

Я знал, что он гордится своими кулачищами, но не мог поверить, что такой отпетый мошенник позволит столь шикарной мадемуазели ускользнуть из его лап только потому, что кто-то ухитрится садануть ему по челюсти. Впрочем, тропики черт-те что делают с белыми людьми; возможно, он и впрямь верит в то, что говорит. Остается лишь выяснить, чего на деле стоят его обещания. Я не сомневался, что увезти Диану тайком невозможно. Не зря ведь она предупредила, что за ней постоянно следят.

Разнюхав, что Акула ошивается в гостинице Тая Йонга, я направил туда стопы. В это время дня стояла свирепая жара, я ее проклинал и запоздало думал о том, что не мешало бы выбрать более подходящий час для поединка с таким мордоворотом, как Акула Муркен. Я не ел с вечера, да и спирт еще не выветрился; вдобавок с похмелья меня мучила сильнейшая головная боль. И все же я не сомневался в том, что способен уложить любого костолома на Баррикуде, и решил взять Акулу за жабры в его логове.

Поднявшись по шатким ступеням гостиницы, я отмахнулся от пытавшегося выяснить цель моего визита китайчонка и плечом проложил путь в комнату с вывеской: «Муркен и K°. Морские перевозки и экспорт».

Итак, я предстал пред очами знаменитого Акулы Муркена, которого узнал в ту же секунду. Он сидел за грубым подобием стола и, завидев меня, выхватил из ящика огромный револьвер. В комнате торчало еще несколько обладателей устрашающей наружности, но я не сводил глаз с потного, измученного жарой Муркена. Это был верзила с густыми черными бровями и глазами рассерженного тигра.

— Ты всегда вламываешься в частную компанию без стука? — раздраженно осведомился он, возвращая револьвер на прежнее место. — Когда-нибудь тебя подстрелят. Чего надо?

— Я Стив Костиган, матрос с торгового судна «Морячка», — представился я, решив применить дипломатию. — Пришел поговорить с тобой о девушке, которой ты в последнее время не даешь проходу. Я имею в виду мисс Диану.

— Что?! — заревел он, и свиные глазки налились кровью. — Какая наглость! В моей же конторе обвинять меня в…

— Сам ты наглец, да еще пират и торговец черномазыми! — огрызнулся я, вмиг потеряв терпение. — Может, ты и хозяйничаешь на этом острове, но меня не купил. А ну, не суй лапу в ящик, если не хочешь получить в морду! С каких это пор шайка торговцев оружием и контрабандистов опия называет себя «компанией»? А? Короче, перехожу к делу и задаю вежливый вопрос: ты отвечаешь за свои слова, или кишка тонка?

— Что за слова? — пророкотал он с убийственным блеском в сощуренных глазах.

— Ты обещал отдать тому, кто тебя взгреет, любое твое имущество. Мне нужна малютка француженка, и честь требует отнять ее у тебя на боксерском поединке.

Ну что, продырявишь меня из пушки, как последний слюнтяй, или готов лишний разок убедить шайку, что не бросаешь слов на ветер?

Муркен убрал клешню с револьвера и сжал на столе огромные узловатые кулачищи. По его свирепой физиономии расплылась людоедская ухмылка.

— С удовольствием сражусь с безмозглым маньяком, который возомнил, что способен свалить Акулу Муркена с копыт. Превратить в котлету ближнего своего — что может быть приятнее? Эх, если бы кулачные бои давали столько же прибыли, сколько контра… честная торговля, я бы ничем другим не промышлял.

— Значит, ты держишь слово?! — воскликнул я, подумав, что ослышался.

— Еще бы, жалкое ты отродье! — проревел он, расшибая стол ударом правой. — Глянь на мои кулаки! Я поселился на этом архипелаге еще в те времена, когда белые предпочитали держаться от него подальше, и сколотил внушительное состояние вот этими руками! Я беру, что хочу и могу удержать, и признаю это право за другими. Если когда-нибудь не сумею отстоять в кулачном бою свое имущество, можешь списать меня в утиль! Да, я подтверждаю свое обещание и готов встретиться с тобой на ринге. Я тебя отучу совать нос в мои дела, ирландская горилла!

Я оказался прав: эта безжалостная скотина, отдубасившая на своем веку уйму крепышей, была одержима боксом. В предвкушении драки и победы Муркен забыл обо всем на свете, включая женщин.

— Мы сразимся прямо сейчас, на моем ринге, — бушевал он. — Когда я с тобой разделаюсь, ты сгодишься на корм акулам. Я тебя до смерти изобью! Знай, что еще никто и нигде не отдубасил меня!

— А меня где только не дубасили, — ухмыльнулся я. — Но справедливости ради замечу, что в нокауте не побывал ни разу, а спортивные писаки считают меня одним из сильнейших бойцов ринга. Для меня главное — честный бокс.

— Будет тебе честный бокс, — пообещал он с гадкой усмешкой. — А заодно и первый нокаут. Если каким-то чудом победишь меня, никто тебе не помешает забрать французскую юбку. Но если я тебя отделаю, а это обязательно случится, — то, скорее всего, брошу акулам!

В моей голове долго звучал этот посул, пока я шагал за Акулой Муркеном и его бандой по петляющим улочкам с залежами пыли и отбросов, с голыми детишками-аборигенами. Место, где должен был состояться поединок, находилось сразу за чертой города. Ринг был грунтовый, как в добрые старые времена, когда дрались без перчаток. То есть в грунт были загнаны колья, а между ними натянуты канаты; брезент, разумеется, отсутствовал. Меня это не слишком обрадовало, поскольку такая «подстилка» затрудняет работу ног. Но я промолчал. На ринг падали тени огромных баобабов, но жара все равно была способна расплавить медную обезьяну. Почему-то мне казалось, что бой будет недолгим, кто бы его ни выиграл.

Прослышав о поединке, собралась внушительная толпа — ну и зрелище, скажу я вам! Полукровки всех оттенков кожи, аборигены в набедренных повязках, бродяги в грязных лохмотьях и с нечесаными бородами, богатые купцы в белых костюмах и тропических шлемах, бармены, карточные игроки и матросы — короче говоря, случалось мне драться в сомнительных сборищах, но они в подметки не годились этой шайке!

— Эй, кто-нибудь, займитесь Костиганом! — заорал Муркен, и вынырнувший из толпы шулер с бегающими глазками предложил мне свои услуги. Не очень-то мне понравился этот субъект, но худший на свете секундант лучше никакого, а лучший всегда чем-то плох.

Мы с Муркеном обнажились до трусов и ботинок, после чего нам одели перчатки, и мы пролезли между канатами на ринг. Рефери — тощий и голодный с виду кочегар с британского парохода — вызвал нас в центр ринга, и мы осмотрели друг у друга перчатки. Меня слегка удивило, что Муркен не припрятал в своей ни подковы, ни наковальни.

Мы обменялись рукопожатием, причем он едва не раздавил мне кисть.

— Надеюсь, твои земные дела в порядке, — пророкотал он, уставясь на меня сверху вниз горящими свиными глазками.

Я лишь осклабился, выдернул руку и пошел в свой угол. Должен признать, что обнаженный Муркен выглядел довольно внушительно. Росту в нем было добрых шесть футов два дюйма, а весу не меньше двухсот пятнадцати фунтов — сравните с моими шестью футами и ста девяноста фунтами. Такой бочкообразной груди я не видел ни у одного белого, а плечи Муркена казались базальтовыми глыбами. Могучие руки, плечи и ноги были густо покрыты волосом, густые черные брови хмурились над устрашающими глазами — короче, самый звероподобный боксер из всех, кого мне довелось повидать. Тем не менее я приободрился, заметив на его пузе складку жира. Он тренируется нечасто, а значит, разгульный образ жизни обязательно возьмет свое. Но я не знал, что он редко пускается в загулы и обладает поистине сверхчеловеческой стойкостью и жизненной энергией. Я не ждал легкой победы, но верил, что он сломается через несколько раундов.

— Ты с ним полегче, — посоветовал мой секундант, откусив от плитки жевательного табака. — Советую напасть на него и…

— Намять бока, — перебил я.

— Не-ет, — протянул мой веселый помощник. — Завалиться после первого удара в челюсть. Тогда, может, он тебя не убьет.

— Замечательный совет боксеру от так называемого секунданта, — с негодованием ответил я. — Да я тебя уложу за пару центов…

В эту минуту прозвучал гонг. Я быстро повернулся, но не успел выйти из своего угла, как в меня врезалось что-то вроде боевого слона. Я даже представить себе не мог, что жлоб вроде Муркена может двигаться с такой быстротой. Получив левой в скулу, я увидел семь тысяч звезд. Размахнувшись, Акула добавил сокрушительный удар правой, едва не угодив мне по челюсти. Не успел я прийти в себя, как Муркен отправил меня «сушиться» на канаты очередным левым в голову, но я, успев осерчать, оттолкнулся от них и погрузил левую по запястье ему в брюхо. Он крякнул — видать, не ждал отпора.

Акула снова насел на меня, размахивая обоими кулаками, и я пропустил жуткий хук в подбородок. Потом он рассек мне скулу скользящим правой, а я левой от души влепил ему под сердце. Некоторые болельщики кричали мне «боксируй!», но разве может боксировать человек, не искушенный в этой благородной науке? Я грубый и безыскусный «молотила» и никогда не исправлюсь.

Бац! Он с ходу запечатал мой глаз хлестким ударом, и пока я над этим раздумывал, Акула зверски вломил мне под сердце правой. Мои колени подогнулись, и пара мощных ударов справа и слева уложила меня носом в травку. Я слышал, как миль примерно в тысяче от ринга считает судья, а лица зевак за канатами двоились. Но тут я вспомнил о Диане и поднялся на колени. Акула Муркен стоял надо мной и злобно лыбился. Я потряс головой, туман слегка рассеялся. Я был оглушен, но не лишился сил.

— Девять! — сказал судья, и в ту же секунду я вскочил и влепил Муркену правой по губам.

Он не успел закрыться, его голова дернулась, будто крепилась к плечам на петлях, и кровь брызнула на меня и на рефери. Акула взревел, отвел правую и… достань она цели, я получил бы билет в один конец до Земли Обетованной. Прикрываясь обеими руками, я присел, выпрямился и саданул снизу левой. Апперкот пришелся в цель, Акула заревел, будто его резали, и оторвал меня от земли хлестким ударом правой по корпусу. В отчаянии я вошел в клинч, и пока мои каблуки опускались на его стопы, он пытался выковырять мне глазные яблоки.

Судья разнял нас, но я успел достать Муркена прямым левой. Он загнал меня в угол, и мы обменивались тумаками, пока белый свет не стал красным. Наши руки двигались медленно и тяжело, точь-в-точь поршни тормозящего паровоза. Ни один из нас не услышал гонга; судье пришлось снова разнять нас и развести по углам. Я плюхнулся на табурет и откинулся на канаты, очень слабо воспринимая происходящее. Пока весельчак-секундант равнодушно обрабатывал меня, я сосредоточился на мыслях о красавице Диане, моей будущей супруге, и благодаря этой оздоровительной процедуре встал по удару гонга довольно свежим, без пелены на мозгах.

Во всяком случае, я был свежее Муркена. Мне досталось крепче, но ведь я вышел на ринг в лучшей форме.

Он больше меня привык к жаре, но ему мешал излишек жира. Я вообще недоумевал, как он ухитряется выдерживать убийственный темп. Бог знает, когда Акула в последний раз встречался с хорошим боксером, но все же он задал мне перцу.

Второй раунд он начал шустро и сразу схлопотал в правый глаз. Он взвыл и угостил меня левым хуком в подбородок и правым — в живот. Я ринулся на Акулу, чтобы свалить его отчаянной атакой на корпус. Я все поставил на карту, осыпал его таким вихрем размашистых ударов, что толпа едва не обезумела. При этом я изо всех сил старался не обращать внимания на его отпор. Под градом моих тумаков он заревел раненым львом и отбросил меня сильнейшим правым свингом в висок. Я снова «поплыл», но рефлексы старого «молотилы» удержали меня на ногах.

Широко открывшись, я ринулся в атаку и ошеломил Муркена мощным ударом правой. Второй удар я закатал ему в глаз, а он едва не отшиб мне нос ответным левой. Затем он проломил мою защиту хлестким апперкотом под сердце, отчего у меня напрочь заперло дыхание.

Я бессильно уронил руки, и он влепил мне по подбородку хук левой. Мои подошвы взлетели выше головы, а затылок шмякнулося о грунт с такой силой, что в легкие вновь устремился воздух. Я вскочил, не дожидаясь отсчета, и явно слабеющий Акула погнал меня по рингу. Но мне пришлось хуже, чем ему.

Кровь заливала глаза, я еле двигал руками и смутно догадывался, что отголоски далекого грома на самом деле — хлопки кулаков по моей голове и корпусу. Я опять уронил руки и повис на канатах, раскачиваясь от его ударов. Дальнейшее помню плохо, но ему пришлось потратить чуть ли не минуту, чтобы сбить меня наземь — настолько он вымотался.

Судья произнес надо мной «девять» одновременно с ударом гонга. А может, и нет — я не помню. Помню только, что очухался в углу, когда мой секундант размахнулся, чтобы бросить на ринг полотенце. Я перехватил его руку.

— Не смей, — пробормотал я. — Вылей лучше на меня ведро воды.

Он заворчал, но повиновался, и я посмотрел на Муркена, которого массировали и обмахивали секунданты. Муркен являл собой печальное зрелище: глаз заплыл, щека глубоко рассечена, пот ручьями бежит по волосатой груди, мешаясь с кровью, а грудь судорожно вздымается. Он уставился на меня так, будто не верил своим глазам, но тут прозвучал гонг.

— А ну, помоги встать, такой-эдакий! — рявкнул я секунданту, и он неохотно повиновался, сказав при этом:

— Ты самый крутой тип из всех, кого я видел, но это тебя не спасет.

У меня очень ослабли ноги, и, сказать по правде, я вообще чувствовал себя неважно, когда, пошатываясь, брел навстречу Муркену. Но моя способность приходить в себя всегда изумляла любителей бокса, а уверенность в том, что Муркену едва ли лучше, добавила мне сил. Когда мы сошлись посреди ринга, мне подумалось, что награда вполне оправдывает перенесенный кошмар. Затащить под венец такую кралю, как француженка Диана? Да за это жизни не жалко!

На этот раз Муркен не спешил. Он неторопливо «опробовал» меня левой, прежде чем выбросить правую. Когда это случилось, я опустился на колени и судья начал отсчет. Я поднял глаза на Муркена. Его руки повисли как плети, голова склонилась на огромную грудь, а брюхо колыхалось от судорожных вздохов. Ужасная жара и недостаток тренировок навалились на моего противника тяжелым бременем, и я понял, что одолею его, если еще чуть-чуть продержусь. Передо мной маячило лицо Дианы, милые печальные глаза умоляли выстоять и победить.

Воспрянув духом, я успел подняться за долю секунды до того, как судья засчитал нокаут. Увидев меня на ногах, Муркен ужасно расстроился. Выругавшись, он враскачку побрел ко мне. Но я знал, что он начисто выдохся в предыдущем раунде и, хотя все еще опасен, у меня есть неплохие шансы.

Этот раунд прошел в относительно медленном темпе. Мы часто входили в клинч и обменивались вялыми ударами, накапливая силы для следующего раунда. Вот для чего нужны тренировки — в затяжных клинчах я успел обрести прежние силы, а Муркен, которому недоставало подобного навыка, еще сильнее раскис. За полминуты до конца раунда я пошел в атаку, заставил Акулу пошатнуться от хорошего хука, а перед самым гонгом провел очередной хук правой в челюсть.

Уходя в свой угол, я оглянулся на Муркена. У него дрожали ноги, и я понял, что конец не за горами — если только Акула не убьет меня раньше.

Отдыхая на табурете, я заметил, как мой секундант, метнув в меня колючий взгляд, выслушал шепчущего ему на ухо коллегу из угла Муркена. Мой помощник кивнул и сунул мне под нос флягу.

— Выпей, поможет.

Я ощутил знакомый аромат отравы, которую подливают в питье завлекаемым обманом на судно матросам.

Говорят, наркотики не пахнут, но иногда это не соответствует действительности.

— Проклятый такой-эдакий! — проревел я, срываясь с табурета. — Опоить меня вздумал? — И от удара правой в челюсть он перелетел через канаты.

— Нарушение правил! — завопил какой-то умник из публики. — Костиган только что уложил своего секунданта. Я свидетель!

— Тоже мне свидетель! — рявкнул я, перегнувшись через канаты и на волосок не достав его мощным зубодробительным. — С чего ты взял, что взгреть собственного секунданта — нарушение?

В эту минуту прозвучал гонг, и у меня не осталось времени ни на кого, кроме Муркена.

Эта горилла бросилась в атаку! Муркен понимал, что скисает, и сочетание невероятной бойцовской ярости с поразительной энергией увлекло его в бой, чтобы убить или погибнуть. Переставляя непослушные ноги, он пересек грунтовый ринг с удивительной быстротой. Он размахивал руками неуклюже, как дубинами, но силы в них еще хватало, чтобы нокаутировать быка.

Следующие несколько секунд я провел будто посреди смерча. Акула осыпал меня градом ударов, но быстро выдохся. Сквозь красный туман я увидел окровавленную, покрытую синяками физиономию с широко открытой в мечтах о глотке воздуха пастью и одним незаплывшим глазом, и этот глаз прожигал меня яростью.

Я глубоко вздохнул, и в голове сразу прояснилось. Большинству настоящих «молотил», к которым я принадлежу, сила удара не изменяет даже в рауше, а если меня оглушить, я становлюсь опасным как никогда. Двигаясь подобно роботу, Муркен ударил в пустоту левой и правой, а я ответил левой под сердце и правой в челюсть. Ноги Акулы подломились, а когда я добавил правой по челюсти, он «поплыл» и медленно опустился на колени. Судья начал отсчет, но Акуле удалось кое-как подняться. Свесив на грудь голову, он стоял на широко расставленных дрожащих ногах. Мне ужасно не хотелось продолжать, но бой следовало закончить без пощады. Я выдал прямой в подбородок, и Муркен снова рухнул — на этот раз надолго.

Я потащился в свой угол, размышляя о том, как подфартило древнеримским гладиаторам — ведь им не пришлось драться с Акулой Муркеном. Если и есть на свете парень, довольный исходом нашего поединка, то этого парня зовут Стив Костиган!

Один мой глаз был плотно закрыт, другой глядел через узенькую щелку; ребра болели, будто по ним прошлась кувалда, голову украшали огромные шишки, а скулы были рассечены. В общем, я истекал кровью, точно забитый боров, и чувствовал себя примерно так же. Пальцы, когда я пытался ими шевельнуть, показались мне деревяшками. Рефери — вроде бы приличный парень — подошел ко мне и помог одеться.

— Проводи меня на пристань и скажи гориллам Муркена, что я выиграл бой, — попросил я. — Они, наверное, слыхали, что Акула дерется со мной за девушку, но никогда не поверят, если я скажу, что победил. Акула уже оклемался?

— Его все еще отливают водой, — ответил реферикочегар. — Может, нам лучше уйти, пока он не очнулся? Он еще способен на неприятности.

Я в душе согласился с ним. Мы протиснулись через молчаливую толпу, все еще переживающую падение своего кумира, и поспешили к пристани.

Когда мы покинули тенистую поляну, у меня закружилась голова от жары, хотя день клонился к вечеру, а солнце — к закату. Я спросил у кочегара, найдется ли для меня местечко на британском пароходе, уходящем на Таити, и он сказал, что наверняка удастся что-нибудь придумать.

Тут мы как раз вышли к причалу и первое, что я увидел, — терпеливо ожидавшую меня на скамье Диану. Возле нее топтались зловещие на вид субчики, в которых я мигом узнал присных Акулы. Когда я приблизился, девушка вскочила на ноги и испуганно вскрикнула при виде моей физиономии.

— О-о, Стив! — едва не заплакала она. — Тебя побили!

— Ничуть не бывало, — возразил я, галантным и покровительственным движением привлекая девушку к себе. — Эй, лимончик, расскажи-ка ей о поединке!

— Костиган здорово отделал Муркена, мисс, — подтвердил кочегар. — И сгореть мне на этом месте, если я видал на своем веку поединок не хуже этого.

— Слыхали, портовые бабуины? — прорычал я взявшим нас в кольцо головорезам. — Все вы знаете, что Муркен собирался отдать Диану любому, кто его отдубасит.

— Ага, — согласились они. — Муркен велел не чинить тебе помех, если случится так, что ты его осилишь.

— Ей-богу, я в нем ошибся: у этого типа характер настоящего мужчины. Диана, видишь вон тот корабль? Через час он поднимет якорь и уйдет в Америку. И мы на нем.

— Эй, а мне казалось, что ты хотел сесть на наш пароход, чтобы перехватить «Морячку».

— «Морячка» может катиться к чертям, — сказал я, — потому что с этой минуты я намерен жить на суше.

Прощай, море! Капитан поженит нас с Дианой, и я остепенюсь.

— Как хочешь, — вздохнул кочегар. — Печальный финал для парня, отделавшего Бэта Слэйда и Акулу Муркена.

— Диана, поцелуй меня перед тем, как мы отправимся в путь, — попросил я.

— Я поцелую вас один раз, месье, — промолвила она робко. — Поцелую, потому что вы такой сильный и храбрый. — И она коснулась нежными губами моих губ, с избытком возместив доставшиеся на мою долю тумаки.

— Послушай, малютка, — заговорил я, когда голова перестала кружиться. — Ты ведешь себя как-то странно…

— Костиган! — Я узнал бы этот бычий рев где угодно. Ко мне шагал по пристани Акула Муркен в сопровождении своих прихлебателей. Акула выглядел не лучше меня, но вышагивал так, будто ничего не случилось. Ну и выдержка у этого парня!

— Муркен, не приближайся ко мне, — предупредил я. — Ты здесь уже ни при чем. Я победил честно, поэтому забираю Диану с собой. Если надеешься остановить меня, мозги вышибу!

— У меня нет пушки, — невозмутимо проговорил он, — и я не собираюсь с тобою спорить. Но посуди сам, Костиган: мне понравилась эта крошка, и я тоже понравлюсь ей со временем. По-моему, она уже не против, но не признается из упрямства. Я ее не обижу, просто женюсь. Уступи ее, а? Я заплачу, сколько попросишь…

— Ах ты такой-сякой! — прорычал я. — Все-таки я в тебе ошибся, ты не джентльмен, а грязный мошенник! Да я готов за пару центов еще раз тебя проучить…

— Диана, — произнес вдруг Муркен жалким, умоляющим тоном. — Неужели ты меня ни капельки не любишь?

— Тебя! — презрительно фыркнула девушка, вздернув свой премилый носик. — Разве не ты держал меня на этом острове и шагу не давал ступить? Полюбить этот человекоподобный окорок?! Еще чего!

— Вот что, Костиган, — вмешался в нашу беседу кочегар. — Неподалеку отсюда живет священник. Почему бы ему не поженить вас с Дианой до того, как подниметесь на борт? Тогда вы начнете свое путешествие молодоженами. Я слыхал, девушки не любят, когда роль священника играет капитан.

— Хорошая мысль! — согласился я. — Диана, ты слышишь? Идем сейчас же к священнику и…

Она опустила голову и залилась румянцем, и тут откуда-то появился стройный юноша, которого я прежде не видел. Подошел к Диане и положил ей руку на плечи. Я уже было собрался бросить его в залив, но она вдруг прижалась к нему и умоляюще посмотрела на меня.

— М-месье, — заикаясь пробормотала она. — Пожалуйста, не сердитесь на меня! Это… это мой муж Арман.

— Что?! — Я едва не рухнул с пристани.

— Вы должны нас простить! — робко настаивала она. — Я давно люблю Армана, с тех пор, как здесь очутилась, а он любит меня. Мой Арман храбр, как лев, он подрался бы ради меня с Акулой, но я ему не позволяла — он не противник этому верзиле! Акула всегда следил за мной и, поймав возле меня Армана, прогонял его пинками! Ну а я…

— Эх, знал бы я, что ты втрескалась в этого моллюска, — ошеломленно пробормотал Акула, — я бы его…

— Я поняла, что мне нужен сильный и храбрый человек, способный побить этого дикаря, — продолжала Диана как ни в чем не бывало. — Я узнала вашу репутацию, месье Костигане, и подумала, что вы заступитесь за несчастную девушку…

— Так, значит, ты притворялась и ухаживала за мной только ради того, чтобы я за тебя дрался? — с горечью пробормотал я. — И пообещала выйти за меня…

— Месье, — мягко произнесла она. — Я боялась, что иначе вы откажетесь драться и я не достанусь Арману! Я была просто в отчаянии, месье. Вы же джентльмен, вы понимаете, что слабой девушке простительны любые уловки. Я сожалею, что обидела вас, но что же мне оставалось? Пока вы выколачивали пыль из этой огромной скотины, мы с Арманом ускользнули к священнику и поженились. А потом Арман ждал вон за теми ящиками, победите ли вы, и отпустит ли нас Акула.

— Очень мило, — вздохнул я. — Но ты нарушила данное мне обещание…

— Месье, я глубоко раскаиваюсь! Вы были так добры к нам! Но я не обещала выйти за вас, я просто сказала, что буду самой счастливой девушкой на свете. Так и случилось, месье!

Печаль ушла из ее глаз, в них плясали звезды, и мне стало легче.

— Ну, тогда игра стоила свеч, — заключил я. — Я сам виноват — не разглядел подвох. Маленькие персики вроде тебя не влюбляются в мужланов вроде меня. Полезайте-ка оба в лодку, я сяду за весла и отвезу вас на судно.

— Месье, — протянул мне руку Арман. — Если позволите, я хотел бы пожать вам руку. Вы храбрец! Ну а ты… — он щелкнул пальцами в сторону завороженно глазеющего на нас Акулы, — тьфу! Невежда и дикарь! Ты прогонял меня пинками? Ха, когда-нибудь я вернусь и встречусь с тобой на дуэли!

— Садитесь в лодку, — повторил я. — Эй, лимончик, забей мне местечко для матроса первого класса. Я плыву с тобой, но сначала доставлю этих ребят на другое судно.

— Отлично! — обрадовался кочегар. — Я всегда говорил, что моряку не жить без моря!

— Но я составлю тебе компанию только до Таити, не дальше! Там есть одна девушка, она меня сроду не подводила.

— Девушка? Как ее зовут? — спросил он.

— «Морячка», — ответил я, помогая Диане сойти в лодку.

Я спустился за ними следом, и когда они уселись, приготовился оттолкнуть лохань, как вдруг Акула Муркен, казалось, стряхнул с себя чары, и смысл происходящего коснулся смешливой стороны его натуры. У него было грубейшее чувство юмора на свете.

— Ха-ха-ха! — заржал он, хлопая себя по ляжкам. — Подумать только, Костиган дерется со мной, чтобы завоевать невесту, а когда приходит за добычей, выясняется, что она готова удрать с жалким лягушатником! Ха-ха! А теперь Костиган нанялся в лакеи к счастливой парочке! Гляньте, как этот просоленный ветрами южных морей чурбан обслуживает девчонку и ее мужа! Ха, ха, ха!

Он подошел к краю причала и нагнулся над водой, лупя себя по ляжкам и хохоча во всю глотку. Теперь уже ржала вся шайка, и слышно ее было миль за десять.

Пристань в этом месте была низка, и до нависшей над водой головы Муркена можно было запросто дотянуться.

— Ах ты такой-этакий! — сказал я, сжимая весло. — Поглядим, как ты теперь посмеешься!

Расколотое о череп Акулы Муркена весло пришлось бросить. Ну да не беда, назовем его моим прощальным подарком острову Баррикуда.

Разбитые кулаки

Невероятные приключения Денниса Доргана

Не пристало моряку иметь дело с проклятущими аэропланами. Я понял это через несколько часов после того, как Джонни Планкетт уговорил меня составить ему компанию в беспосадочном перелете из Кито в Вальпараисо. Я бы не согласился, если бы, оказавшись на мели в Кито, не понадеялся перехватить мою шхуну «Морячку» в Вальпараисо. Я был единственным пассажиром аэроплана, не считая белого бульдога Майка.

Машина Джонни оказалась допотопной развалиной, он, верно, купил ее на распродаже хлама. Она была склеена, стянута проволокой и залатана в сотне мест, шумела громче борющегося с тайфуном кардифского танкера и вдобавок хлопала крыльями, воображая себя сарычем. При всем при этом первые часы мы летели с хорошей скоростью, как вдруг случилась беда.

Я как раз высунул голову, чтобы глянуть вниз и увидеть под нами городок с океаном по одну сторону и джунглями — по другую.

— Джонни, что это за порт? — прокричал я.

— Пуэрто-Гренада, — крикнул он в ответ. — Но мы здесь не сядем.

Трресь! — раздалось вдруг, и самолет, клюнув носом, завалился на крыло.

— Виноват, садимся здесь! — вмиг передумал Джонни.

Я не летчик, а потому не знаю, отчего сорвался с креплений чертов ящик. Парашютов у нас не было, поэтому пришлось снижаться, и, скажу я вам, это был кошмар наяву! Однажды в Китайском море задрипанная джонка угодила в тайфун вместе с пьяным малайцем, бесноватым китайцем и вашим покорным слугой, но то были просто цветочки по сравнению с посадкой аэроплана Джонни!

Проклятая машина возомнила себя сразу и необъезженным мустангом, и тонущим лайнером, дополнив все их трюки судорожными рывками и вращением, от которых у меня так закружилась голова и заболел живот, что мысли о неминуемой гибели перестали внушать ужас. Джонни все же ухитрился посадить аэроплан — не преувеличу, сказав, что для нас обоих это было приятным сюрпризом. Вначале я видел несущуюся на нас землю, затем прямо по курсу возникла постройка вроде большого загона с суматошно мечущимися людьми, и вдруг — тррах!

За несколько секунд все кругом превратилось в щепки и помятый металл, потом я вылез из обломков, ожидая увидеть в своей руке арфу. Но, к моему искреннему изумлению, я не умер, а еще поразительней было то, что руки и все остальное действовали ничуть не хуже прежнего.

Почти оглохший от свиста воздуха, я все же расслышал крики множества людей. Поведя вокруг диким взором, я пришел к выводу, что мы сподобились рухнуть прямо в середину большого, огороженного жердями корраля. За изгородью возбужденно подпрыгивали и вопили смуглокожие парни в сомбреро. Я помахал им рукой, давая понять, что со мной все в порядке, и повернулся к Джонни.

Услышав громкие жалобные стоны и увидев торчащие из-под обломков аэроплана ноги, я вцепился в них и вытащил его на свет Божий. Он был в сознании, но многочисленные ссадины здорово кровоточили. Поставив друга на ноги, я осведомился, сильно ли ему досталось. Джонни открыл было рот, чтобы ответить, и вдруг крикнул: «Стив, берегись!» В тот же миг я получил мощнейший удар в зад и птицей перелетел через груду того, что совсем недавно было аэропланом. «Помогите, помогите!» — вопил Джонни.

Выдернув сопелку из грязи, я стряхнул с глаз пыль и звезды, и сердито огляделся. Мой взгляд упал на мчавшегося сломя голову Джонни, он опережал на три корпуса самого огромного и свирепого на вид быка из всех, кого я видел. Мы попали в загон для крупного рогатого скота!

Джонни бегал не слабо, но бык нагонял, а зрители выли как волки. Гулко топоча, Джонни обогнул разбитый аэроплан, но рядом со мной споткнулся и зарылся носом в землю.

Я предпочитаю действовать не колеблясь. Под ногами лежал трехфутовый гаечный ключ Стилтона из набора инструментов Джонни. Я схватил его и, едва бычья голова опустилась, чтобы поддеть меня на рога, саданул изо всех сил. Ключ согнулся у меня в руках, зато бык рухнул, будто сраженный кувалдой, — что, по сути, и случилось. Чудище успело только вздрогнуть — я расколол ему череп.

— Спасибо, Стив!

Задыхаясь, Джонни кое-как поднялся и вытер с лица пыль и грязь. Его слова утонули в оглушительном реве по ту сторону ограды. Полагая, что даже пеонам по нраву настоящие богатыри, я повернулся, чтобы ответить на аплодисменты улыбками и поклонами. Но представьте мое изумление, когда я увидел море смуглых лиц, искаженных гримасой ярости, а над ними — лес угрожающе вскинутых грязных кулаков.

— Что за черт? — осведомился я у вселенной в целом, и Джонни смущенно предположил, что эти люди, кажется, чем-то сильно расстроены.

В эту минуту высокий стройный мужчина с усами и в мундире с золотым шитьем ворвался в ворота и подбежал ко мне.

— Свинья! — заревел он. — Собака-гринго! Убийство невинной скотины! — И не успел я понять, в чем дело, как он отвесил мне хлесткую пощечину, другой рукой выхватывая из ножен саблю. Но он так и не успел воспользоваться своей железкой. Пощечин я никому не прощаю, даже щеголям в золотых аксельбантах. Я познакомил его с моим хуком левой, после чего он ткнулся носом в грязь, а сабельные ножны встали торчком, словно хвост осерчавшего скунса.

Толпа заголосила, затем устремилась в загон с дубинками, мачете и револьверами, — не иначе, вообразила себя волчьей стаей, а меня безобидным ягненком. Я укладывал этих придурков рядами, как косарь — траву, их вопли были музыкой для моих ушей. Вскоре я, к своему стыду, обнаружил, что Джонни нашел убежище под обломками аэроплана. Его излишняя осторожность настолько обидела меня, что я удвоил усилия, и урон, нанесенный мною пылким аборигенам, выглядел поистине жутко.

Но в разгар бойни, когда люди падали как кегли, офицер с золотыми аксельбантами выдернул нос из грязи и кинулся вон из загона, увлеченно дуя в свисток. Тут же в ворота хлынул взвод солдат с отнюдь не игрушечными ружьями. При виде этой теплой компании гражданские отпрянули от меня — те, кто способен был отпрянуть. По приказу офицера солдаты в желтых мундирах образовали шеренгу и дружно взяли меня на мушку.

— Берегись, Стив! — завопил Джонни из-под развалин крылатой машины. — Они хотят тебя расстрелять!

— Ни с места! — рявкнул офицер на хорошем английском. — Ни с места, американская свинья! А теперь, пес, что ты нам скажешь перед залпом?

— Скажу, чтобы целились как следует! — заревел я, не остыв еще после яростной схватки. — Если промахнетесь, я усею этот бычий загон желтобрюхими трупами!

— Целься! — крикнул офицер по-испански, и я напряг мышцы ног, чтобы прыгнуть на солдат, но тут кто-то скомандовал: «Отставить!»

Все мы обернулись и увидели въезжающего в корраль на лошади толстого коротышку. Он щеголял большущими усами, шляпу со страусиными перьями носил набекрень, а мундир едва не трещал под тяжестью золотых шнуров, позументов и эполет. Все пеоны сняли шляпы и низко поклонились, а офицер отдал честь.

— Генерал Сальвадор, что здесь происходит? — осведомился толстяк, а потом завопил, будто его резали: — Каррамба! Кто убил быка? Что за злосчастный сын греха прикончил моего любимца?

— Это сделал проклятый гринго, дон Рафаэль, — наябедничал офицер и заорал мне: — Смирно, свинья, когда на тебя смотрит высшее должностное лицо в государстве! Перед тобой дон Рафаэль Фернандес Пизарро, диктатор республики Пуэрто-Гренада!

— И что с того? — хмыкнул я.

Дон Рафаэль застыл как громом пораженный.

— Бык! — сказал он. — Мы выписали этого быка из Мексики. Каррамба, черт побери, кого-то за это повесят!

— Это сделали они, — осуждающе наставил палец на меня и на Джонни генерал Сальвадор. — Намеренно разбили в коррале свой проклятый аэроплан, пытались задавить нашего прекрасного быка дьявольской машиной! Потом этот верзила хладнокровно взял инструмент гринго и убил беззащитное животное ударом по голове. И за что? Всего лишь за то, что бык собрался выпустить кишки его жалкому спутнику!

Дон Рафаэль покрутил усы и поскрипел зубами.

— Так-с, — прошипел он гремучей змеей. — Теперь бой быков не состоится. Разбойники! Убийцы! Захватчики мирной деревни! Подобное оскорбление можно смыть только кровью!

Тут Джонни выполз из-под аэроплана и сказал на испанском, в изучении которого преуспел гораздо больше меня:

— Послушайте, господа, это просто недоразумение. Мы не замышляли ничего плохого. Я — Джон Уиффертон Планкет, известный авиатор, а это Стив Костиган, матрос, увлекающийся боксом. Мы летели на Лиму и…

— Молчать! — проревел дон Рафаэль. — Вы нарушили законы Пуэрто-Гренады. Генерал Сальвадор, разве нет параграфа, который запрещает аэропланам падать на мирные селения?

— Говоря по правде, ваша светлость… — начал было Сальвадор, но дон Рафаэль отмахнулся.

— Хватит! Я собственноручно впишу этот закон в конституцию Пуэрто-Гренады. И доведу до сведения правительства Соединенных Штатов! И потребую возместить ущерб до последнего сантима! Мы никому не позволим топтать себя сапогами! Ты, авиатор, будешь моим пленным до тех пор, пока твое правительство не выплатит компенсацию в одну тысячу песо!

— О боги! — тоскливо простонал Джонни. — Похоже, я застряну здесь надолго.

— Что касается тебя, чудовищная горилла, — кровожадно продолжал дон Рафаэль, грозя мне пухлым кулаком, — твой грех непростителен. Знаешь, что ты наделал, душегуб? Убил быка, предназначенного для фиесты в мою честь! Вся Пуэрто-Гренада уже много недель живет предвкушением боя быков. Мы выписали из Мексики прекрасное животное и пригласили за огромные деньги великого тореро Диего по прозвищу Лев. А теперь праздник испорчен! Какую кару заслуживает скотина, совершившая столь ужасное преступление?

Он едва не пролил слезу, а генерал Сальвадор опять дал команду целиться, но тут дон Рафаэль поднял руку и лицо его просветлело. Он подкрутил усы, и по жирной смуглой роже скользнула улыбка.

— Нет! Меня посетило вдохновение! — промолвил он, озирая богатую россыпь стонущих и бесчувственных пеонов. — Оно пришло ко мне сейчас, когда я посмотрел на этих бедняг, напоровшихся на кулаки разбойника-американо. У нас все же будет коррида. А поскольку сеньор Костиган отнял у нас быка, именно он займет его место!

— Вы хотите сказать, что Диего убьет его шпагой? — с надеждой осведомился генерал Сальвадор.

— Нет-нет, — ответил диктатор. — Вы что, не знаете, что Диего прекрасный боксер? Да, на его родине, в Парагвае, он чемпион. Диего бывал и в Соединенных Штатах Америки, побеждал на ринге лучших из лучших, прежде чем снова вернулся к любимому занятию юности. А теперь молчите, все решено! На плазе мы оборудуем ринг, и поединок боксеров увенчает собою празднество, организованное мно… вернее, благодарными гражданами Пуэрто-Гренады в мою честь — в честь дона Рафаэля Фернандеса Пизарро, потомка величайшего конкистадора.

С этими словами он повернулся и выехал из корраля, раздувшись от гордости и самомнения.

Хмуро покосившись на нас, Сальвадор растер кровь под носом и рявкнул на солдат. Нас вытолкали прикладами из загона и повели по улице; босоногая толпа не отставала, осыпая «злодеев-гринго» проклятиями.

В захолустном городке Пуэрто-Гренада царила ужасная духота, но народу на улицах хватало, большей частью это были неотесанные пеоны в широкополых шляпах, вооруженные револьверами и ножами. Город пестрел флагами, цветами и прочими украшениями, на плазе играл оркестр, народ плясал, бузил и поглощал спиртное.

Плаза находилась неподалеку от гавани, но вблизи причала стоял на якоре один-единственный пароход. Нас привели в патио — открытый двор дома, выходящего окнами на плазу; Сальвадор приказал нам сесть и не шевелиться без приказа.

— Требую обеда! — воинственно молвил я. — Если мне предстоит бой, я должен быть накормлен. Не будет жратвы, не будет и представления, это я вам твердо обещаю! Лучше пристрелите меня, чем голодом морить.

— Вас накормят, — нахмурился Сальвадор. — Но не пытайтесь бежать. Мои люди получили приказ стрелять вам в спину при попытке к бегству.

— Эх ты, обезьяна позолоченная! Только и смелости, что в спину стрелять, — отбрил я, и он принялся угрюмо жевать усы, а Джонни сказал:

— Ради Бога, Стив, заткнись! Неужели хочешь, чтобы нас поставили к стенке?

— Я пойду пригляжу за строительством ринга, — пробурчал Сальвадор и, звеня шпорами, широко зашагал прочь, оставив нас под надзором четырех солдат самого дебильного вида. Вскоре толстая индианка принесла нам большое блюдо с мексиканскими тако[2] и тушеными бобами, и мы набросились на них, поскольку оба не ели с раннего утра. Пища была недурна, но так щедро сдобрена красным перцем, что едва не сожгла нам желудки.

Мы еще расправлялись с едой, когда по брусчатке площади загрохотали подкованные каблуки, и в патио вошел высокий худощавый белый. Наши охранники не пытались его остановить, хоть и вытаращились с подозрением и неприязнью.

— Привет! — ожил Джонни. — Ну и рады же мы вас видеть! Я уж было решил, что в этом вшивом городишке нет ни одного белого. Вы американский консул?

— Консул? — переспросил незнакомец. — В республике Пуэрто-Гренада нет консула. Она еще не признана нациями, и вряд ли это случится, пока в ней хозяйничает жирная свинья Пизарро. Нет, я капитан Старк, владелец парохода, что стоит в заливе. Дернула же меня нелегкая привезти быка этому прохвосту!

— А не опасно ли говорить такие вещи? — нервно спросил Джонни, поглядывая на четырех солдат, которые сейчас ничем не отличались от деревянных индейцев.

— Эти вчерашние пеоны по-английски ни бум-бум, — успокоил Старк, усаживаясь за наш стол и обмахиваясь фуражкой. — Я слыхал, вы, ребята, попали в серьезную переделку. Плохо дело. Пизарро вам не простит своего быка.

— Да кто он такой? — рассердился я. — Откуда он, вообще, взялся?

— Просто жирный мошенник, — ответил Старк. — Поднял восстание и отхватил себе клочок земли. Теперь называет себя диктатором. Что ж, он и впрямь большая шишка в Пуэрто-Гренаде и на примыкающих к ней сорока милях джунглей.

Меня он сцапал, когда я доставил быка. Требует, чтобы я продал ему мой пароход за смехотворную цену. Решил, видите ли, сделать из него канонерку! Когда я отказался, он приковал меня к этой забытой Богом помойке.

— Каким образом? — поинтересовался я.

— Упрятал в кутузку всю мою команду, — проворчал Старк. — Обвинил в нарушении общественного покоя, а закон, между прочим, состряпал тут же. Я не могу поднять якорь, пока он не выпустит ребят, а он не собирается отпустить команду, пока я не уступлю судно этак за четверть стоимости.

Тут мы услышали звяканье шпор и бряканье сабли о мостовую, и в патио вошел дон Рафаэль. Следом появился генерал Сальвадор.

— А, капитан Старк, — с усмешкой молвил дон Рафаэль. — Ну и как вам наш новый бычок?

— Думаю, он способен забодать любого в этой паршивой дыре, если дадите ему шанс, — проворчал Старк.

Дон Рафаэль чуточку нахмурился, затем усмехнулся и сказал:

— В этом я с вами согласен! Мне тоже сдается, что он уложит Диего.

— Позвольте усомниться, — возразил Сальвадор, почесывая нос. — Диего разорвет эту шавку на части.

— Ставлю десять тысяч песо на гринго! — воскликнул дон Рафаэль.

— Идет! — согласился Сальвадор, угостив меня убийственным взглядом.

— Погодите минутку, — вмешался я. — Разве здесь найдутся перчатки?

— У Диего найдутся, — ответил дон Рафаэль. — Он всегда возит с собой лишнюю пару. Итак, Сальвадор, вернемся к празднику. Пускай глашатаи повсюду объявят: мне угодно, чтобы весь народ Пуэрто-Гренады — солдаты и гражданское население — присутствовал на первом в республике состязании боксеров.

Когда они ушли, Старк возбужденно произнес:

— Нет, ребята, вы слыхали? Тут соберутся все солдаты. Тюрьма останется без охраны! На борту у меня есть динамит, в разгар матча я взорву кутузку, вызволю команду и ударюсь в бега!

— Жалко, что мы не сможем драпануть с вами, — посетовал Джонни. — Наверно, эти проклятые сторожа не слезут с наших шей.

— Я сообщу о вас ближайшему американскому консулу, — пообещал Старк, затем пожал нам руки и ушел в весьма приподнятом настроении.

Медленно тянулись часы. Мы слышали, как на плазе сколачивают ринг. Я без устали пил воду, тщась утолить жажду, вызванную густо наперченным обедом. Через пару часов Сальвадор вернулся со взводом солдат и вывел нас со двора. Посреди плазы стоял помост, а вокруг него, похоже, собрался весь город. Зажиточные горожане расселись на стульях вокруг ринга, а кто победнее — стояли и сидели на брусчатке. На заднем плане я заметил капитана Старка, он ответил на мой взгляд многозначительной улыбкой.

Дон Рафаэль расположился в золоченом резном кресле на платформе с балдахином, его окружала щеголяющая кружевами и аксельбантами челядь со своими женами. Диктатор ухмылялся, как мордастый кот.

Я влез на ринг, грубо сколоченный из неструганных досок и даже не прикрытый брезентом, толпа замахала кулаками и огласила небеса криками «Янь-ки!» или чем-то вроде этого. Джонни побледнел и высказался в том смысле, что мы, очевидно, здесь не слишком популярны. Затем на ринг вышел Диего, и публика разразилась приветственным ревом. Он был примерно моего веса, коренаст, мускулист, смуглокож, низколоб и мрачен.

— Черт побери, а ведь я его видел! — сказал я. — Он выступал в Калифорнии меньше года назад. Тогда его звали Диего Зорилла, Тореадор.

— Какая у него техника? — озабоченно спросил Джонни.

— Хлесткий удар правой способен опрокинуть линейный корабль. Он нокаутировал в Штатах нескольких второразрядных боксеров, потом нарвался на старину Спайка Маккоя и послужил ему грушей. После этого Диего вроде бы оставил бокс и вернулся к рогатому скоту.

— На вид он в хорошей форме, — заметил Джонни. — Не рискуй, Стив. Дон Рафаэль ставит на тебя, он огорчится, если проиграешь.

— А уж я-то как огорчусь! — хмыкнул я. — Не дрейфь. Я не позволю себя уложить какому-то забойщику коров.

Диего был в боевом облачении, я за неимением оного сбросил рубаху и позволил зашнуровать на своих руках старые заскорузлые перчатки, которые почему-то возил с собой Диего. Ему прислуживала целая свора секундантов, а судьей выступил полковник, не смыслящий в боксе ни уха ни рыла.

Когда все было готово, дон Рафаэль встал и произнес торжественную речь, публика пожонглировала шляпами, тепло приветствуя Диего, затем оглушительными воплями выразила презрение «убийце-янки». Но дон Рафаэль во всеуслышание объявил, что ставит на меня десять тысяч песо, после чего толпа неохотно похлопала и мне.

Вскоре какой-то парень за неимением гонга ударил в невзрачный колокол, и началось!

Я помнил бои Диего, я предугадал каждый его удар, и, конечно, он оправдал мои ожидания. Вылетев из своего угла, он слабо обозначил финт левой и вложил все силы в размашистый удар правой. При других обстоятельствах я бы шагнул ему навстречу, снес башку хуком — ведь я не привык тянуть резину и всегда стараюсь побыстрее закончить бой. Но я побоялся, что толпе не понравится, если я убаюкаю Диего первым же ударом, — не ровен час, по мне откроют стрельбу. Публика была та, что жаждет крови, и побольше, — лишь бы кровь была чужая.

Поэтому я начал с того, что расквасил и так уже сплющенный нос Диего прямым левой. Кровь потекла струйкой, а после — ручьем, потому что при выходе из клинча я разбил ему губы хуком справа.

Диего оказался крепким парнем. Он бросился на меня, всхрапывая и вкладывая все, что имел за душой, в убойный удар правой. Он размахивал руками, как ветряк крыльями, месил воздух и зверел с каждой минутой. Но ему удалось лишь пробить несколько дыр в атмосфере. Не заблуждайтесь: я отнюдь не кудесник бокса и презираю подобные метафоры. Я «молотила» с железной челюстью и каменными кулаками, и этим горжусь. Чтобы справиться с Диего, незачем было творить чудеса. Я просто шатал Тореадора градом прямых ударов, так что его мощные свинги проходили мимо цели, либо теснил его в ближнем бою, барабаня по корпусу или по башке, в зависимости от настроения. Когда он норовил прижаться ко мне, я отшвыривал его удачно нацеленным хуком в голову.

Повторяю, я приберегал свой коронный для нокаута, но мои прямые в корпус уже утомили его, вдобавок перед самым гонгом он напоролся на хук правой под сердце и прилег на доски.

Публика выразила свое неудовольствие шумом и градом пустых пивных бутылок, но восседающий на своем помосте под балдахином дон Рафаэль довольно ухмылялся, покручивал усы и торжествующе поглядывал на мрачнеющего с каждой секундой Сальвадора. Топая в свой угол, я увидел, как Сальвадор наклонился и прошептал что-то хмырю в широкой потрепанной шляпе, тот кивнул в ответ и вскоре исчез в толпе. Я успел разглядеть только его поношенное сомбреро.

— Ты молодчина, Стив! — похвалил Джонни, стряхивая с меня пот ударами влажного полотенца и посматривая в противоположный угол, где нахохлился обескураженный Диего с мокрыми волосами.

Над тореро по прозвищу Лев хлопотали секунданты с примочками.

— Постарайся уложить его в этом раунде, — продолжал Джонни. — Все-таки у него правая как пушка, не стоит рисковать… Эй, что они там мудрят с его перчаткой? — С этими словами он в три скачка пересек ринг и вклинился в окружавшую Диего стайку.

Я присосался к бутыли, — проклятый перец, когда ж ты перестанешь меня мучить? Вода успела нагреться от солнца, поэтому я ее выплюнул и смачно выругался. Твердо решив покончить с Диего в этом раунде и вволю напиться, я вдруг услышал чей-то голос:

— Хотите освежиться, сеньор?

Опустив глаза, я увидел парня в большой потрепанной шляпе, он протягивал мне кувшин с холодным, аппетитным на вид напитком.

— Пальмовое вино, — пояснил он. — За мой счет. Ей-богу, очень холодное!

— Вино? — подозрительно переспросил я. — На ринге мне нельзя ни капли спиртного.

— Да что вы, сеньор, разве ж это спиртное? — уговаривал он. — Не крепче лимонада.

— Ладно, давай сюда! — согласился я и ополовинил кувшин единым духом. Пойло и впрямь оказалось хоть куда, правда, со странным привкусом. Я прямо-таки ощутил, как живительная прохлада растеклась по всему телу, и велел парню поставить кувшин в тень помоста.

Он с готовностью исполнил просьбу и затерялся в толпе, а я откинулся на своем табурете, ощущая себя в полной гармонии с окружающим миром, и решил, что позволю Диего продержаться еще раунд. Тут как раз вернулся Джонни и сообщил:

— Они пытались зарядить его перчатку железякой, но я не дал. Как самочувствие, Стив?

— Отлично! — весело отозвался я, и в ту же секунду ударил гонг.

Покинув свой угол, я направился к Диего и вдруг ощутил нечто странное. Будто во мне что-то размешивали поварешкой. Казалось, я даже слышу бульканье варева. С первых же шагов я заподозрил неладное. Не знаю, с чем это можно сравнить… Может, с сочетанием землетрясения, взрыва динамитного завода и удара оглоблей по кумполу?

Все вокруг заходило ходуном, а шум толпы почти растаял где-то вдали. Я смутно помню несущегося с отчаянным блеском в глазах Диего. Он махал руками на манер ветряной мельницы, я уклонился от летящего ко мне кулака… Но уклонился не в ту сторону!

Бац! На секунду я уставился на собственный позвоночник. Затем взмыл в воздух и удивился — когда это Джонни успел починить аэроплан? Хрясь! Лежа на досках, я услышал, как взвыл, перекрывая гомон толпы, Джонни.

Рефери считал быстро, как только мог. Я слишком плохо соображал, чтобы уследить за испанскими цифрами, а потому решил не залеживаться. Поднялся и обнаружил, к своему ужасу, что на меня устремились два Диего. Я продырявил кулаком одного, но другой попал мне в голову, и я упал спиной на канаты. Отброшенный назад, я в отчаянии развел руки и схватился с обоими противниками. Мы плясали по рингу втроем под крики осатаневшей толпы, пока нас не развела в стороны пара судей. Выплюнув большой сгусток крови, я в отчаянии потряс головой и угостил убойным левым хуком одного из маячивших передо мной Диего. Но я снова ошибся противником. Страшный кулак боксера Тореадора мелькнул в воздухе, и я растянулся на пыльных досках.

Но я встал.

Это мне всегда удавалось. Подниматься с пола — мой коронный прием. Диего дрался как безумный, орудовал правой, будто мясник топором, с сообразным ущербом для моей физиономии. Я мазал, как слепой. Но всякий раз поднимался с досчатого настила и вскоре, в очередной попытке отбиться от Диего, услышал гонг.

Очнулся я на стуле в своем углу, где надо мной лихорадочно хлопотали Джонни и его брат-близнец.

— Что с тобой случилось? — проорали секунданты.

— Против меня выставили двух тореро, — ответил я и икнул. — Я могу отделать любого парня в Южной… ик! — Южной Америке, но двое — это нечестно!

— Ты пьян! — взвизгнул Джонни. — Только этого нам не хватало. Когда ты успел налакаться?

— Я не лакал ничего, кроме лимонада, — пробормотал я.

— Ты что, спятил?! Да от тебя несет, как от винокурни!

— Посмотри сам, — предложил я. — Кувшин там, под рингом.

Он нырнул вниз и простонал:

— Тупица! Знаешь, что это такое? «Гренадская молния», ее секрет знают только местные виноделы. Слона уложит! Мы пропали! Я брошу полотенце!

— Не вздумай!

— Но ты спас меня от быка, и я не допущу, чтобы тебя прикончили!

Толпа сходила с ума, и вдруг кто-то потянул меня за брючину. Это был дон Рафаэль с посиневшим лицом. Он трясся и скалился, как разъяренный котяра. Могу добавить, что мое зрение раздвоило и его.

— Вижу, ты вздумал проиграть! — завопил он. — Хочешь выставить благородного дона Рафаэля Фернандеса Пизарро на посмешище? Видишь вон тех ребят? — Он указал на стоящую неподалеку шеренгу солдат с ружьями у ног. — Если ляжешь, — прошипел диктатор, — они тебя поставят к стенке!

— К какой стенке? — ошалело осведомился я.

— Вон к той! — прорычал он и показал пальцем.

— Мне эта стенка не нравится, на нее солнце падает. Неужели нельзя расстрелять меня в тени?

— Р-р-р, скотина-янки! — Он отвернулся и тяжело зашагал к своему креслу, подле которого сидел Сальвадор, ухмыляясь, как набивший брюхо канарейками кот.

— Что же делать? — простонал бледный, как устрица, Джонни.

— Подай мне кувшин, — пробормотал я.

— Но ты и без того уже пьян в стельку!

— Подай кувшин! — проревел я. — Сейчас будет гонг! — И, выхватив кувшин из неуступчивой руки, я опустошил его и запустил в генерала Сальвадора. Тот взвизгнул и опрокинулся назад вместе со стулом.

— Помоги встать, — пьяно прогудел я, и Джонни, рыдая в голос, помог.

Ударил гонг, я покачнулся на нестойких ногах и увидел скачущего ко мне по рингу Диего с убийственным пламенем во взоре.

Я неуклюже побрел навстречу и едва мы сошлись, обрушил на него удар правой. Не промазал! Будто молотом по наковальне! Диего рухнул как подрубленный, затылком расщепил доску настила.

Наступила мертвая тишина, потом толпа взорвалась криками, генерал Сальвадор позеленел, будто проглотил свою табачную жвачку, а дон Рафаэль запрыгал на месте и восторженно замахал шляпой с плюмажем. Рефери не отсчитывал секунды — даже тупому полковнику было ясно, что сегодня Диего уже не боец. Секунданты подняли поверженного фаворита, и в наступившей тишине Джонни бросился мне на шею, заливаясь слезами радости и облегчения. Затем дон Рафаэль влез на ринг, оттолкнул Джонни, положил руку мне на плечо и уставился на толпу, выпятив брюхо и подняв шляпу, точно знамя.

— Граждане! — воскликнул он. — Я, дон Рафаэль Фернандес Пизарро, потомок прославленного конкистадора и диктатор республики Пуэрто-Гренада, отомщен! Я разбираюсь в боксерах, поэтому поставил деньги на сеньора Костигана, и он победил! Но это лишь первый из многих поединков. Мы предложим всем боксерам Южной Америки сразиться с нашим чемпионом. Синьор Костиган задолжал нам быка. Он расплатится за него на ринге!

Толпа покидала вверх шляпы и покричала, а после я возразил:

— Эй, погодите-ка минутку! Вы говорите, что мне придется сражаться на этом ринге, чтобы расплатиться за быка?

— Именно так, — усмехнулся он. — Я, дон Рафаэль, великодушен. Тридцати или сорока поединков будет достаточно, конечно, если ты победишь на всех.

— Что?! — пьяно заревел я. — Сорок боев за быка? Ах ты дешевый…

Бабах!! Неожиданно плаза содрогнулась, ринг покосился, мужчины и женщины повалились друг на друга. Не успело эхо взрыва замереть вдали, как до меня донеслись голоса болтающих на добром старом английском парней, и звуки эти были волшебной музыкой. Из-за угла появилась шайка здоровенных моряков в форменках. Они орали, хохотали и сметали всех, кто становился у них на пути.

— Это Старк и его головорезы! — вскричал Джонни. — Ему удалось задуманное!

— Что происходит? — пискнул дон Рафаэль.

— А вот что! — Я закатал ему в сопелку сокрушительный удар правой. Аксельбанты и перья мелькнули над рингом и исчезли за канатами.

— Скорее, Джонни! — крикнул я. — Уходим со Старком!

Мы нырнули с ринга в толпу, как лягушки в пруд, а солдаты, ошеломленные взрывом каталажки и падением своего диктатора, не успели подстрелить нас до того, как мы исчезли среди публики.

Плаза находилась между тюрьмой и пристанью. Но ребята Старка прокатились по толпе, как тайфун по пальмовой роще. Само собой, мы с Джонни были в первых рядах. Вскоре площадь осталась позади, усеянная десятками бесчувственных тел, — не надо было этим дуракам становиться на нашем пути.

Коварная «гренадская молния» все еще бродила у меня в крови, и я почти не запомнил обстоятельства побега. Кажется, была беготня, тумаки и падение вниз головой с причала, а потом меня вроде бы вытащили из воды и сунули в лодку. Очухался я на палубе парохода и услышал, как Старк скомандовал: «Живо поднять пары, такие-разэтакие, пока эти недоумки не вспомнили, что у них есть лодки!»

Снова все закружилось, я перегнулся через леер и провалился в темноту. Когда пришел в себя, мы полным ходом шли в открытое море, а люди на берегу приплясывали и потрясали кулаками. Старк хлопнул меня по спине и гаркнул: «Отличная работа, Костиган, и отличный бой! Будьте моими гостями, ребята. На этом пароходе вам не придется отрабатывать дорогу!»

— Везде бы так, — с глубоким вздохом облегчения заметил Джонни. — Но знаешь, Стив, я упорно не возьму в толк, как это ты сумел убаюкать тореро сразу после второй порции отравы.

— Все очень просто, — ответил я. — От того, что я выпил вначале, у меня в глазах двоилось. Я дрался с двумя Тореадорами и всякий раз целил не в того. А потом еще хлебнул «молнии», и передо мной запрыгали три Диего. Остался сущий пустяк — приземлить того, что в середине.


Невероятные приключения Денниса Доргана

Великодушие настоящего мужчины

Невероятные приключения Денниса Доргана

В прекрасном настроении войдя в «Американский бар», я прошелся колесом между столиков, к изумлению посетителей и моего белого бульдога Майка. Нет, я вовсе не был пьян. Дело в том, что «Морячка» несколько часов назад бросила швартовы на причал Порт-Артура и я был чертовски рад увольнению на берег. Но, пожалуй, я уже не был столь проворен, как в былые времена, когда после боя проходился колесом по рингу, показывая публике, сколь мало на мне отразились пятнадцать раундов свирепого мордобоя.

В общем, я «напоролся на риф», а попросту говоря, врезался прямо в стол, и тот опрокинулся вместе с типом, который куксился, уронив голову на сложенные руки. Стряхнув с нас обоих обломки, я изумленно уставился на гневную физиономию капитана «Морячки».

Не успел я открыть рот, как Старик, чей характер за последнюю неделю вконец испортился, заревел от ярости и вскочил на ноги, расшвыривая стол и стулья.

— Ах ты пьяный балбес! — загремел он. — Неужели порядочному человеку уже нельзя спокойно посидеть и поразмышлять? Ну, почему от тебя нигде нет покоя, ирландский бабуин! И чем тебе не понравился мой стол, а, безмозглый твердолобый дебил?!

Вообще-то, я не корю Старика за вспыльчивость, но в этот раз его манеры подействовали мне на нервы. У меня характер тоже не мед, и я не привык сносить чьи бы то ни было оскорбления. Я вспыхнул как порох.

— Придержи язык, старый морской козел! — загрохотал я. — Ты не смеешь оскорблять меня, хотя я и плаваю под твоим началом черт знает сколько лет! Прибереги проклятия для салаг, которых заманиваешь на шхуну в портах. Я свободный американский гражданин, и ни один старый пират-работорговец не будет угрожать мне плетью! На борту я уже столько лет выполняю твои приказы, что тебе давно пора было вычислить мой сухопутный маршрут. Я сыт по горло и тобой, и паршивой посудиной, которую ты называешь «Морячкой».

— Ладно! — заорал он. — Надоела «Морячка»? Радуйся! Ты ходил на ней в последний раз. Ее новыми владельцами будут не мягкосердечные глупцы вроде меня, они ни в жисть не наймут эдакую твердолобую гориллу.

— Ха! — буркнул я и очумело уставился на него. — Какие-такие новые владельцы?

— Самые обыкновенные! — отозвался Старик, и я вдруг заметил, как он постарел и осунулся. — Я теперь до самой смерти не увижу «Морячку», но буду радоваться этому всякий раз, когда вспомню команду обезьян под стать тебе.

— Но я не понимаю…

— А когда и что ты вообще понимал? — перебил он, дернув себя за бороду. — Я задолжал компании кучу денег. У хозяев моя расписка. Я даже проценты выплатить не могу. Будь у меня несколько недель, выкрутился бы… Но если завтра утром не принесу тысячу долларов, они не продлят аренду. А у меня в кармане нет даже проклятого полпенни! Ты ведь знаешь, как нам не повезло с последним рейсом. И теперь я теряю «Морячку». Завтра, если не наскребу тысячу монет, хозяева арестуют судно. А ведь это не просто лоханка, это моя жизнь, моя душа.

Я бы предпочел потерять ногу, руку или глаз. Биение парусов моей шхуны — сладчайшая музыка, а скрип ее снастей для меня все равно что болтовня старых друзей. Отдать ее — все равно, что вырвать у себя сердце. Но что до этого тебе, толстокожее ирландское отродье? Высоких чувств в тебе не больше, чем в этом бульдоге. У меня, старика, отнимают корабль, и остаток жизни я обречен сохнуть на мели. Что, небось радуешься? Убирайся прочь, оставь меня в покое!

Что ж, я повернулся и ушел без единого слова. Пожалуй, не преувеличу, если скажу: его речь ошеломила меня. Я знал, что Старик по уши в долгах, а последние рейсы принесли одни убытки, но не подозревал, насколько плохи его дела, иначе был бы с ним поласковей. Даже в голове не укладывалось, что у него могут отобрать «Морячку». Я весь покрылся холодным потом. Почуяв, что со мной неладно, Майк прижался ко мне и лизнул руку.

На улице я принялся ломать голову, где бы достать денег, и вспомнил единственный известный мне способ — кулачные бои. Я даже вскрикнул — столь внезапно осенила меня счастливая идея. Первая часть замысла касалась Ловчилы Строццы, сильнейшего боксера-средневеса, находящегося в тот день в Порт-Артуре по программе своего кругосветного турне. Как раз передо мной большая афиша гласила, что Строцца и Бенни Гольдстейн будут драться десять раундов до окончательной победы на ринге «Прибрежная арена Джима Барлоу».

Я прибавил шагу, намечая дальнейший план действий, как вдруг заметил впереди широкоплечего молодца среднего роста — самого Ловчилу Строццу! Какая удача! Он проходил мимо дешевой забегаловки, одного из тех подвальных притонов, куда ведет с улицы длинная лестница. Содержал эту забегаловку мой знакомый китаец. Я поравнялся со Строццей.

— Привет, Ловчила! — поздоровался я. — Рад видеть тебя снова!

Он угостил меня цепким, презрительным взглядом. Этот смуглый красавчик в бесстрашии и жестокости на ринге не уступал пантере.

— Ах, да, — произнес он. — Старина Моряк! Как же, помню. Три года назад на Западном побережье мы с тобой дрались на открытии турнира. С тех пор ты не слишком прославился.

— Ага, — согласился я. — Но зато ты пошел в гору — не узнать того салагу со сверхъестественным талантом ускользать и уворачиваться. Говорят, сейчас чемпион-средневес норовит ускользнуть от тебя.

— Не ускользнет, — ухмыльнулся Ловчила. — Сейчас я езжу по всему миру и дерусь только для того, чтобы доказать поклонникам: в среднем весе я лучший. Вот, вернувшись в Америку, я заставлю глиняного чемпиона встретиться со мной, и тогда пояс будет моим. Ну, а тебе что нужно? Доллар? Я не подаю вшивающимся возле ринга пьянчугам и бродягам.

— Я не прошу подачку, — проворчал я, сдерживаясь, но уже видя перед собой пляшущие красные искры. — Я прошу выпить со мной и обсудить одно дельце.

— Ладно, только поживее, — согласился он. — Через час я должен быть на «Арене», а если опоздаю хоть на минуту, мой паршивый менеджер решит, что меня похитили, и закатит истерику.

Я первым спустился по лестнице в притон, кивнул его хозяину, старому китайцу Ят-Яо, и тот провел нас в отдельный кабинет — грязный, замшелый, очень смахивающий на погреб. Китаец поставил выпивку на шаткий стол и ушел, затворив за собой дверь.

— Ну, так чего ты хочешь? — бросил Строцца. — Сроду не видал дыры поганей, чем эта.

— Сейчас поясню. Ловчила, нынешний бой тебе не больно-то нужен. Ты дерешься сегодня только потому, что твой менеджер углядел шанс срубить легких деньжат. Но ты сам знаешь, что в этом городе бокс непопулярен. Что для тебя обещанные Джимом Барлоу полторы тысячи долларов? Жалкие крохи. По мне, так ты стоишь никак не меньше сотни тысяч. Бенни Гольдстейн — твой спарринг-партнер, об этом во всем городе только я знаю. Будет не бой, а дешевый спектакль, публика останется в дураках.

— Тебе-то что? — бросил Ловчила. — Ведь болельщики придут поглазеть на меня. Разве я не стою денег за билеты?

— Возможно, — поддакнул я. — Но суть не в этом. Полторы тысячи, которые тебе не нужны, мне бы очень пригодились. Я не собираюсь просить их взаймы, но напомню, что три года назад, когда Ловчила был салагой без имени и открывал турниры во Фриско, он пришел ко мне и попросил, чтобы я включил его в полуфинал. Я согласился, и тебе прекрасно известно, что именно тот бой вывел тебя на нужную дорогу. О нем тогда написали все ведущие спортивные репортеры Фриско. Вообще-то я не из тех, кто всегда требует услугу за услугу, но сегодня ты можешь здорово меня выручить. Будь добр, не появляйся сегодня на «Арене». Предоставь это мне. Мой капитан — старик, и у него хотят отнять шхуну. Это разобьет ему сердце. Полторы тысячи для тебя мелочь…

Ловчила сидел с ухмылкой на смуглом смазливом лице, и я знал, что напрасно сотрясаю воздух. Вспышки ярости молниями пронизали мой разум, и пришлось вцепиться в край стола, чтобы не дать рукам волю.

— Значит, ты предлагаешь, чтобы я упустил полторы тысячи монет, — посмеивался он, — ради какого-то жалкого старого хрыча? Я тебе что, благотворительный фонд? Допустим, полторы тысячи и впрямь для меня мелочь, но это не значит, что я выложу их первому встречному бродяге. Любой скажет, что Ловчиле Строцце своя рубашка ближе к телу. А теперь убирайся.

Дрожа от ярости, я вскочил на ноги.

— Итальянская крыса! — проревел я. — Ты всегда думал только о себе! Твоя подлая оболочка скрывает змеиное сердце. Слава Богу, что среди боксеров мало таких ублюдков. Три года назад ты умолял дать тебе шанс, а теперь отказываешь в пустячной сумме, которую тратишь на сигареты. Но знай, грязная трюмная крыса, что тебе не видать этих полутора тысяч зеленых!

Он завопил от злости и вскочил с налитыми кровью глазами, а я вломил ему в челюсть, вложив в удар все свое мясо и десяток тонн багровой ярости. Строцца разбил стол в щепки и остался лежать среди них. Я позвал Ят-Яо, и он появился с невозмутимым выражением на пергаментной физиономии.

Подняв Строццу, я перетащил его через отворенную для меня китайцем дверь в крошечную, смахивающую на темницу, каморку.

— Через минуту-другую оклемается, — сказал я старому китаезе. — Но все же запри его на пару часов, а когда будешь выпускать, держи при себе несколько вышибал — он будет сильно не в духе.

Старый Ят-Яо кивнул и осклабился, а мы с Майком поспешили к «Прибрежной Арене», куда так и стекалась толпа. Я подошел к будке билетера.

— Как выручка, Ред? — спросил я, и кассир усмехнулся.

— Привет, Моряк, — сказал он. — Никогда бы не подумал, что в Порт-Артуре столько поклонников бокса! Нынче здесь все собрались — американцы, англичане, французы, голландцы, япошки и уйма богатых китайцев! И то сказать, не часто любителям бокса, прозябающим на Востоке, удается поглядеть на первоклассного бойца вроде Ловчилы Строццы! Общая выручка будет под три тысячи, а то и больше. Знал бы Ловчила об этом заранее, потребовал бы процент вместо ставки.

Я похолодел, и внутри у меня все заходило ходуном. Все эти любители бокса пришли, чтобы посмотреть на Строццу. Может, их не удовлетворят мои старания. Мне не часто вспоминается, что я всего лишь заурядный трудяга ринга, но сейчас я вспомнил об этом, и во рту сразу возник привкус пыли.

— Ред, пропусти меня, а? — попросил я. — У меня ни гроша, но я хочу повидать Джима Барлоу.

— О чем разговор, Моряк? — сказал Ред. — Валяй, заходи. Жаль, что ты не дерешься сегодня на открытии, народ еще помнит, как ты полгода назад уложил здесь Черного Джона Скэнлана.

Я вошел в зал вместе с Майком и оглядел толпу — порядочное сборище для боксерского матча. У меня даже сердце защемило. Все эти люди пришли, чтобы посмотреть на знаменитого боксера — разве потрафит им моя бесхитростная манера боя?

Толпа уже волновалась, но я вдруг заметил в задних, самых дешевых рядах троих парней, при виде которых мне в голову пришла идея. Я зашагал по проходу и, к моему радостному удивлению, толпа охотно расступалась. Она еще не забыла старину Моряка. Я подошел к раздевалкам. Бенни Гольдстейн был облачен для ринга, а Строцца, естественно, не появился. Его менеджер носился, как очумелый, а Джим Барлоу метал громы и молнии. Я увлек Барлоу в боковую комнатку, которая служила ему конторой.

— Джим, — сказал я, — народ теряет терпение.

— Ага, — проворчал он. — Я знаю, но что могу сделать? Куда, по-твоему, запропастился чертов Строцца?

— Неважно. Он не придет.

— Что?! — Барлоу так и выпрыгнул из кресла. — Откуда знаешь? Я разорен! Придется вернуть публике деньги…

— Погоди, — сказал я. — Кажется, я могу тебя выручить.

— Ты? — усмехнулся Барлоу. — Эта толпа пришла взглянуть на кандидата в чемпионы, а не на бродячего «молотилу». Ты по-своему неплох, Моряк, но ты не Ловчила Строцца.

— Ладно, — рявкнул я. — Тогда иди и скажи этому хулиганью, что представление отменяется и желающие могут получить свои монеты в кассе.

Джим Барлоу запричитал, будто его вот-вот хватит удар.

— Поверь, я понимаю, что тебе очень не сладко, — вкрадчиво сказал я. — Строцца и его менеджер надеялись, что ты останешься на бобах, выплатив им гонорар в полторы тысячи долларов. Но ты оказался хитрее: снимая по три, пять и десять монет за место, собрал выручку больше четырех тысяч. Расходов почти нет, ты ведь даже не потратился на предварительное выступление. Получается, что ты наварил чистых две тысячи прибыли. Но если придется вернуть толпе деньги, ты останешься с носом. Хочешь, я тебя выручу? Толпа не увидит Строццы, зато мы ей покажем настоящий бокс, не в пример фальшивым танцулькам Ловчилы и Бенни Гольдстейна.

— А ну, карты на стол, — сказал Джим Барлоу. До нас уже доносились выкрики толпы, требующей начать, а менеджер и секунданты Строццы выбежали из помещения, чтобы подождать «кандидата в чемпионы» снаружи.

— Я заметил в толпе троих, они нам пригодятся, — продолжал я. — Это Французик Ладо, Питер Ногая и Билл Брэнд. Зови их сюда.

Барлоу послал за ними мальчишку, и вскоре они вошли один за другим в контору. Ладо и Ногая были смуглы и здорово смахивали на бандитов. Брэнд — блондин с грубоватыми чертами лица. Вся троица была выварена в ста боксерских щелоках, меня она угостила неприязненными взглядами.

— Расклад такой, — начал я. — Вначале мы предлагаем публике выбор: если она желает вернуть деньги, то мы, само собой, ставим на этом точку. Но я полагаю, зрители согласятся на мое предложение, и тогда я буду драться с этими тремя уголовниками по очереди. Если уложу всех троих, то получу тысячу долларов, а они — шиш. Если хоть один взгреет меня, то поделит эту тысячу с двумя другими. Ну как?

Они только облизнулись, потому как все трое были матросы и сейчас, по своему обыкновению, сушились на мели.

— Но, поскольку Строццы с нами нет, мы должны показать толпе нечто из ряда вон выходящее, — добавил я. — Ладо — боксер и мастер саватэ, он может работать руками и ногами. Пит — специалист в джиу-джитсу, если хочет, пусть выступает без перчаток. Брэнд — чистый боксер и будет драться со мной в этом качестве. Я проведу все три поединка в перчатках по правилам бокса.

— А вдруг тебя уложит первый из них? — спросил Барлоу. — Толпа сочтет себя обманутой.

— Меня еще никто не укладывал, — проворчал я. — Но если даже это случится, окати меня водой, и я встану на ноги. Не беспокойся, я ублажу толпу за ее деньги.

— Хорошо, — сказал Барлоу. — Вы согласны?

— Согласны, — ответили хором трое громил.

Итак, мы облачились в доспехи для ринга и поднялись на помост, где Барлоу поднял руки, прося у публики внимания. Толпа притихла, и Джим начал:

— Господа, я имею кое-что сказать вам, и прошу не орать, пока не закончу. Во-первых, с прискорбием сообщаю, что Ловчила Строцца до сих пор не найден, и у нас есть основания полагать, что сегодня он здесь не появится.

Его слова потерялись в яростном реве поклонников бокса. Вскочив на ноги, они вопили: «Нас обманули! Гони назад наши деньги!»

Барлоу махал руками, пока толпа не успокоилась, а потом сказал:

— Господа, дайте мне договорить, и если все-таки захотите вернуть деньги, то сможете получить их в кассе. Перед вами четверо бойцов, которых вы уже видели на этом помосте. Эти ребята — закаленные ветераны и всегда дерутся в полную силу. Вы их знаете: Ладо, Ногая, Билл Брэнд и Моряк Стив Костиган. Моряк согласен драться с остальными тремя по очереди. Каждый будет работать в своей манере, и вы увидите спор обычного бокса с утонченным французским боксом саватэ и таинственной японской борьбой джиу-джитсу. Моряк согласен продолжать бой даже в том случае, если его нокаутирует первый или второй противник. А теперь, господа, если угодно, ваши деньги ожидают вас в кассовом окошке. Ну, а хотите посмотреть бои в смешанных стилях, прошу уведомить меня.

С минуту народ колебался, потом заголосил: «Пусть дерутся, мы согласны!», и ни один человек не покинул «Арену».

Барлоу повернулся ко мне.

— Я свое дело сделал. Теперь твоя очередь. Кого выбираешь первым?

— Французика, — сказал я, и Барлоу снова обратился к толпе:

— Первым поединком вечера, — проревел он, — будет бой между Моряком Стивом Костиганом, американцем с торговой шхуны «Морячка», вес сто девяносто фунтов, и Французиком Ладо с парохода «Граф», вес сто восемьдесят фунтов. Костиган дерется строго по правилам, в стандартных перчатках. Ладо также будет в перчатках, но ему позволены удары ногами когда ему заблагорассудится и куда угодно — выше или ниже пояса. Они будут драться десять раундов. Начинаем!

Мы с Ладо с опаской сошлись. Он был тощий и жилистый, ростом на дюйм выше моих шести футов, весь из стальных пружин и китового уса. Мне знакомо было саватэ — борьба свирепых костоломов, — и я не собирался рисковать. Я начал с финта левой, но он ушел в сторону. Я мощно размахнулся той же рукой, но Ладо отскочил как кошка и — бац! Откинувшись назад, он очертил ногой широкую дугу и закатал мне прямо в челюсть. Ей-богу, мне показалось, что у меня сломана шея! Мои ноги взметнулись в воздух, и я приложился к брезенту шеей и плечами. Барлоу прыгнул вперед и начал считать, но я вскочил до того, как он сказал: «Три!»

Ладо был уже тут как тут и снова выбросил ногу, но я был начеку. Мне удалось отразить его копыто левой перчаткой, и я тут же вломил хук правой в челюсть. Ладо рухнул на брезент и не шевельнул ни единым мускулом при счете «десять». Толпа восторженно заголосила.

Ладо утащили с ринга, и Барлоу объявил:

— В следующем поединке встречаются Стив Костиган и Питер Ногая с англо-китайского судна «Монгло». Как и прежде, Костиган будет боксировать по правилам, нанося удары только выше пояса. Ногая разрешено бороться и боксировать голыми руками.

Ногая был коренастым здоровяком, этакий полукровка с примесью малайской, французской и японской кровей. Крепкий орешек, большой и гладкий, как морской котик. Его мышцы не бугрились, они перекатывались под атласной кожей, а двигался он с кошачьей грацией и проворством.

Не желая бросаться в бой очертя голову, я атаковал быстро, но осторожно, и он отступил, приседая и водя длинными сильными руками. Я прыгнул к нему, метя хуком в голову, но он шагнул в сторону, и я волчком пронесся мимо.

Он уже летел на меня, но в прыжке передумал и вскинул руку, чтобы блокировать мой мощный хук правой в челюсть. Я сразу ударил вдогонку левой, но он дернул круглой головой, и кулак скользнул мимо.

Лишь на секунду моя левая оказалась полностью вытянута, и в этот миг он схватил ее обеими руками, рванул и перебросил меня через голову. Ринг закувыркался у меня в глазах, и я приземлился на спину с грохотом, потрясшим весь зал. Я едва не «поплыл», но, увидев несущегося на меня через ринг Ногая, похожего на огромного темного кота, успел вскочить на ноги.

Я выдал финт левой, он снова поймал мою руку и превратил ее во что-то вроде рычага. В локте хрустнуло, и рука отозвалась мучительной болью, но в ту же секунду я провел мощный апперкот между руками Ногая. Кулак попал под челюсть, его голова откинулась назад, как на петлях, и он опустился на колени. При счете «девять!» он было поднялся, но хук правой в ухо уложил его опять, и он отдыхал, пока его не вынесли с ринга.

Я вернулся в свой угол. Левая жутко болела и плохо двигалась, но я промолчал. Толпа проводила меня ободряющими возгласами, и я улыбнулся; сами того не зная, они получали за свои деньги зрелище, до которого далеко чечетке и кривлянью Ловчилы Строццы и Бенни Гольдстейна.

— Послушай, — обратился ко мне назначенный Барлоу секундант (удивительно, что в зале не оказалось ни одного парня с «Морячки»), — мне показалось, или в самом деле что-то хрустнуло, когда Пит схватил тебя последний раз за руку?

— Наверно, его челюсть, — проворчал я.

— Третий и последний поединок! — проорал Джим Барлоу. — Между Моряком Костиганом и Биллом Брэндом с английского лайнера «Король Уильям», вес сто девяносто фунтов.

Брэнд был скитальцем морей и кулачным бойцом вроде меня. Между нами не было разницы — ни на дюйм, ни на фунт. Это был неотесанный жлоб, светловолосый, с грубым квадратным лицом и суровыми светлыми глазами. Он дрался не в классической английской манере — он был «молотила» с булыжником в каждой руке.

Мы быстро сошлись в центре ринга, и я врезал левой ему в голову. И тут же в моей руке вспыхнула чудовищная боль, и я на секунду ослеп, а сила покинула мои конечности. Я понял: Ногая сломал мне кость в локте, и теперь я, однорукий калека, противостою одному из опаснейших бандюг семи морей!

В тот миг, когда я ослабел от боли в сломанной руке, Брэнд прыгнул вперед и нанес мне страшный удар в голову. Я покачнулся и засеменил ногами как слепой, а он добавил левой и правой! И опять слева, справа мне по кумполу, да так, что я повалился на канаты. Толпа вскочила на ноги, вопя от изумления. Прижимаясь спиной к канатам, я отчаянно отбивался здоровой рукой, и мне удалось отогнать Брэнда на середину ринга, где он занял прочную позицию, и мы стояли голова к голове, обмениваясь размашистыми ударами. Но это не могло длиться долго — моя левая висела плетью, и я не мог ни закрыться ею, ни сфинтить. Брэнд рассек мне ухо, наполовину закрыл глаз и расквасил губы. Пошатываясь под градом ударов, я впечатал ему кулак в корпус, заставив согнуться и отступить, — тут гонг застал его месящим воздух в стремлении не подпустить меня ближе.

Когда я уселся на табурет, Майк ткнулся носом в мою правую перчатку и тихо зарычал. Почуял, что у меня неприятности.

— Почему не бьешь левой, чертов олух? — поинтересовался мой секундант, промокая губкой кровь на моей физиономии.

— Не могу, — с усилием пошевелил я разбитыми губами. — Ногая сломал.

Помощник едва не уронил губку.

— Что? Дерешься со сломанной рукой! Я бросаю полотенце! Брэнд тебя прикончит!

— Бросишь полотенце, убью! — оскалился я. — Я уложу Брэнда и одной лапой.

Когда мы поднялись на второй раунд, Билл Брэнд уже смекнул, что от моей левой мало проку, и решил быстро закончить бой. Не рискуя нарваться на мой «правый убойный» он атаковал, прикрывая левой голову и ловко блокируя локтем мои удары по корпусу. Он знай лупил меня по корпусу и голове, но я отчаянно сопротивлялся, и ему не всегда удавалось уходить от моей здоровой правой. Не прошло и десяти секунд раунда, как я заставил его покачнуться от хлесткого удара в висок, потом нырнул под его левую и содрал коротким хуком кожу с ребер.

Но я получал больше, чем два к одному. Он дубасил меня, как кузнец наковальню, швырял на канаты, и наконец посреди ринга отвесил три ужасающих хука по подбородку. Я ответил «убойным» правой под сердце, от которого он крякнул, но тут же отреагировал левой и правой по корпусу, потом левой в глаз, запечатав его окончательно. Затем его свинг справа угодил мне по сломанной руке, и от боли меня едва не стошнило. Я пошатнулся, и Брэнд, чувствуя слабину, набросился на меня, как дикий кот на воробышка. Он прогнал меня по рингу шквалом классных ударов и уложил на пол возле канатов.

Я поднялся до начала счета и отчаянным правым в голову заставил его отпрянуть, но вскоре он разбил мне нос хуком левой, рассек кожу на челюсти коротким тычком правой и едва не оторвал мое и без того багровое ухо жестким левым свингом.

Я не успел ответить правой в челюсть, и он выдал мне прямо по сопелке апперкот, заставивший меня запрокинуть голову. Затем хук правой в челюсть отбросил меня на канаты, а когда я, шатаясь, расстался с ними, то столкнулся с черным кожаным тараном и повалился на колени. Ослепший и окровавленный, я поднялся на счет «девять», но шикарные левый и правый свинги уложили меня обратно. Я смутно слышал, как толпа вопила Джиму, чтобы остановил бой. Он поинтересовался моим мнением на этот счет, но я лишь отрицательно покачал головой, брызгая во все стороны кровью, и кое-как поднялся снова. Я почти не заметил возвратившего меня на пол удара, но почувствовал, как грянулся плечами о доски, и потерял сознание. Позже мне сказали, что я лежал не шелохнувшись, и гонг прозвучал как раз в тот момент, когда Барлоу произнес: «Девять».

Очнулся я на своем табурете. Меня поддерживал секундант, а рядом стоял Барлоу.

— Стив, я останавливаю бой, — сказал он. — Ты спекся.

— Дай щепотку нюхательной соли, — задыхаясь, попросил я. — Я еще не спекся. Не останавливай бой, Джим Барлоу.

Я понюхал соль, и в голове просветлело. На виске у Брэнда я заметил кровоточащую рану — стало быть, его все-таки достал один из моих отчаянных хуков правой. Брэнд был крепок, но не настолько, чтобы легко переносить мои удары, когда они достигали цели. Эх, будь у меня целы обе руки! Неужели я выдержал всю эту пытку напрасно? Неужели я вырубил Ногая и Ладо лишь ради того, чтобы проиграть этому лимончику? И выходит, Старик все-таки потеряет «Морячку»? От этих мыслей я пришел в бешенство. Зарычав диким зверем, я вслепую смел моего секунданта и, шатаясь, поднялся с табурета. Прозвучал гонг, и Брэнд двинулся ко мне.

Я устремился к нему по прямой. Меня обуревала и едва не валила с ног знаменитая ирландская ярость. Брэнд встретил меня прямым левой; я ощутил, как согнулась его рука, когда я налетел на нее, и по запястье утопил правую в его брюхе. Он крякнул и пошатнулся. Я продолжал наседать, работая правой, как отбойным молотком. Держу пари, что публике в этом зале еще никогда не доводилось видеть такое «воскрешение». Брэнд сопротивлялся изо всех сил, но их не хватало. От его ударов я шатался, как пьяный, и на ринг брызгала кровь, но остановить меня было уже невозможно. Я наседал без малейшей передышки и бил, бил, бил! Те, кто видел этот бой, говорили, что я дрался, как загнанный в угол черт. Еще бы, ведь я сражался ради Старика и «Морячки»!

Я погнал Билла Брэнда, как волна гонит щепку. При каждом моем ударе по корпусу рука тонула по запястье, а каждый удар по голове пускал ему кровь. Теперь его физиономия была под стать моей, он тоже задыхался и шатался. Билл уже не надеялся исправить ситуацию с помощью кулаков. Он просто махал руками изо всех сил, чтобы не подпустить меня ближе.

Но я был неодолим. По сути, я дрался в обмороке, ринг плыл в красной пелене. Передо мной маячило лицо Билла Брэнда, бледное, с гримасой отчаяния и потеками крови. А мною всецело овладело желание сократить дистанцию и бить, бить, бить!

Я даже не слышал исступленных воплей толпы, но чувствовал, как слабели удары Билла. Он уже кренился, барахтался, шел ко дну. И тогда я вложил мои убывающие силы в одну серию яростных ударов и почувствовал, как он обмяк; я ощутил отдачу моего «убойного» в челюсть и увидел, как он повалился, точно куль с опилками. После этого я откинулся на канаты и старался не упасть, пока Джим Барлоу вел отсчет.

Говорят, я выбрался с ринга сам. Не знаю, как мне это удалось. Помню только, как ревела обезумевшая толпа, как меня хлопали по плечам, как жали мне руку, — короче говоря, публика осталась удовлетворена. Потом я сидел за столом в раздевалке, и мне вправляли руку, заштопывали ухо и рассаженный висок, смазывали коллодием многочисленные ссадины.

— Ай да бой! Ай да бой! — кудахтал Барлоу. — Надо же, ты победил со сломанной лапой…

— Где монеты? — кое-как пошевелил я разбитыми губами. — Где моя тысяча? А ну, гони живо.

Билл вложил пачку денег в мою руку, и я попытался пересчитать.

— Бога ради, Стив! — изумился Билл. — Я никогда не видел, чтобы тебя так волновали деньги… хоть ты и дрался за них насмерть.

— Это не мои деньги, — пробормотал я, все еще приходя в себя. — Моего приятеля. Мне пора идти, а то вдруг его хозяева решат забрать корабль сегодня ночью.

Все посмотрели на меня так, будто я наклюкался вдрызг или даже свихнулся, но помогли мне одеться, и я вышел на улицу вместе с Майком. Прохладный ночной воздух прочистил мне мозги, но все же я представлял собой жалкое зрелище: рука на перевязи, один глаз закрыт полностью, другой — наполовину, и вся физиономия облеплена пластырями.

Надеясь встретить Старика в забегаловке Теренса Мэрфи за игрой в пинокль, я направился прямо туда — и верно! Старик резался в карты с Теренсом. В заведении, кроме них, не было ни души по причине позднего часа. Мне сразу бросилось в глаза, каким тяжким грузом легли на Старика его годы.

— Да, — говорил он Теренсу, — завтра у меня отнимут милую лоханку. Теренс, я старик, хотя до сих пор этого не замечал. Я совсем на мели. Эта шхуна была для меня и женой, и дочерью…

Он огляделся, увидел меня и приуныл еще больше.

— Ага, Стив Костиган. Никак опять ввязался в позорную уличную драку? Разве я не просил оставить меня в покое? Сделай одолжение, убирайся отсюда…

Я без единого слова протянул ему пачку денег. Я не мастак говорить высокопарные речи.

— Что это? — опешил он.

— Тысяча долларов, которую вы задолжали компании, — ответил я. — Можете заплатить, и у вас не отнимут «Морячку».

— Но я не могу их взять… — пролепетал он.

— Нет, возьмешь! — рявкнул я. — Я уложил трех крутейших азиатских мордоворотов не для того, чтобы ты придерживался этикета. Бери! — И я сунул деньги ему в лапу.

Старик замер на месте, меняясь в лице как хамелеон. Первый раз в жизни я увидел его онемевшим. Наконец он промолвил:

— Стив, я… даже не знаю, что и сказать… Кажусь себе вонючим скунсом. Не могу выразить, как много это значит для меня… Ей-богу, я верну эти деньги до последнего цента. Стив, я часто бывал невежлив с тобой, но ты ведь понимаешь, это было не всерьез. Под твоей слоновьей шкурой прячутся душа и сердце настоящего мужчины…

— Ладно, чего там, — перебил я, испытывая крайнее смущение. — Не благодарите меня. Просто мне бы не хотелось увидеть, как вы потеряете «Морячку». Да и жалко старую посудину — потонет ведь, если капитаном на ней будет человек с мозгами вместо пробки.

— Не смей оскорблять меня, бабуин ты эдакий, — проворчал Старик, но глаза его снова помолодели, а на губах появилась улыбка.


Невероятные приключения Денниса Доргана

Честь корабля

Невероятные приключения Денниса Доргана

Джон Закария Граймс впервые окрысился на меня в кубрике «Морячки», в тот же день, когда мы покинули Фриско. Он был салага и нанялся на судно перед самым отплытием. Вообще-то я не обижаю салаг, если только не возникает необходимость показать им, кто «вожак» на нашей шхуне, и даже в таких случаях я скор на расправу, но милосерден, насколько это возможно. Граймс помалкивал, работал споро и не обижался на подначки бывалых матросов. Это был долговязый сухопарый горец из штата Кентукки. Не знаю, как этот горец превратился в моряка, но факт остается фактом.

Ссору начал Олаф Эриксон. Он подшучивал над Граймсом в своей дубовой скандинавской манере, но тот предпочитал не обращать внимания, и это злило Эриксона. Вскоре Олаф отпустил довольно грубую шуточку о неотесанных горцах, и тогда Граймс впервые обернулся и посмотрел на него в упор. Внешне он не дрогнул, но что-то в нем определенно изменилось. В кубрике вдруг воцарилась тишина. Улыбка слиняла с лица Олафа, он покраснел и выпучил зенки.

Граймс неторопливо поднялся и сказал: «Встань!» Это простое словечко заключало в себе целую гамму эмоций. Олаф взревел и едва успел поднять кулаки, как Джон шагнул вперед и его длинная правая метнулась от плеча наподобие тарана. Послышался треск, будто не выдержал рангоут, и длинная желтая грива Олафа встопорщилась. Здоровенный швед пролетел по всему кубрику, брякнулся и остался лежать неподвижно.

Граймс обернулся к вытаращившим на него глаза матросам. Некоторые из них уже успели проучить Олафа, но никто даже помыслить не смел, что его можно уложить одним ударом. На узкой постной физиономии Граймса не дрогнул ни один мускул, но глаза его блестели, точно серые льдинки.

— Если кто-то надеется мной помыкать, — молвил он, — пусть выйдет, и начнем потеху! Я обойдусь без скидок и готов принять по одному за раз, либо всех вместе. Я знал, что этот корабль — не фунт изюму, еще когда вербовался. Мне ни к чему неприятности, но я пальцем не шевельну, чтобы их избежать. Если кому-то из тупоголовых не нравятся мои манеры, если он считает меня неотесанным горцем, то пускай подойдет и скажет прямо.

Тут завелся Муши Хансен. Муши обидчив, как все датчане, для него услышать слово «тупоголовый» — все равно что получить в морду. Он внушителен на вид, выше шести футов ростом; весу в нем добрых двести фунтов, и все они приходятся на долю костей и мышц. Муши проворен, как кошка, да и удар у него неплох.

— Тупоголовые? — завопил он. — Ну, держись, проклятый деревенский олух!

Он ринулся на Граймса подобно тайфуну, но после первого обмена ударами я понял, что у Муши нет ни единого шанса. Он не уступал ростом Граймсу и мускулы имел потолще, но у Граймса они были упруги, как сырая кожа, и прочны, как стальная проволока. В отличие от Муши, он не прыгал по-кошачьи вокруг противника и даже выглядел неуклюжим, но был проворнее, чем казалось. Граймс не пытался боксировать, он просто работал кулаками, как поршнями, — быстро и мощно.

Муши ударил правой Граймса в челюсть, и кровь потекла ручейком, но ей-богу, тот даже не моргнул. Его правая и левая хряснули Муши по ребрам, будто молоты по бочке, и Муши скривился от боли. Но тут же ответил серией хлестких ударов, способных уложить трех-четырех обычных парней.

Однако Джон Закария Граймс отнюдь не принадлежал к числу обычных парней, и эти плюхи смутили его не больше, чем быка — хлопки воздушных шариков. Запросто выдержав их, он перехватил инициативу и принялся методично месить голову и корпус Муши. Всякий раз, когда он бил под ребра, рука погружалась по запястье, и Муши начал сдавать.

Его удары потеряли силу, глаза остекленели, и он, шатаясь, отступил. Но я сроду не видел бойца безжалостнее Граймса. Он наседал неумолимо, наносил удары с терпением часового механизма. Он не оборонялся — защитой ему служили тараноподобные кулаки. Лицо Хансена превратилось в кровавую маску, а тело покрылось синяками. Отступив под градом ударов, он прислонился к койке. Он пока держался на ногах, но был уже не в силах поднять руки.

Но Граймс не остановился. С бесстрастным, как гранитная глыба, лицом он продолжал выколачивать перхоть из поникшего датского кумпола.

Я шагнул к нему и схватил за руку.

— Погоди! Ты что, убить его решил?

Он поднял на меня тусклые глаза. С рассаженной скулы по щеке текла алая струйка, из угла рта тоже сочилась кровь, но дышал он почти ровно.

— Разве не он начал? — спросил Граймс.

— Да, но ведь ты его проучил, верно? — возразил я. — Неужели этого мало? Оставь его.

Муши соскользнул вдоль койки и без чувств растянулся на досках. Граймс поддернул штаны, глянул на меня и сказал:

— Я о тебе много чего слышал, Стив Костиган. Тебя считают вожаком на этой шхуне, но не пытайся помыкать мною, понял?

— Никто тобой не помыкает, — с досадой повторил я. — Но я не допущу хладнокровного убийства.

— Не беспокойся, — холодно продолжал он. — Я слышал о тебе, ты обожаешь кулачные бои и дерешься ради удовольствия. Ну, а я не люблю кулачные бои, и дерусь только с проклятыми олухами, которые пытаются ущемить мои права. И если приходится кого-то взгреть, я делаю это так, что он надолго оставляет меня в покое. Я и в Кентукки часто дрался, и с тех пор, как ушел в море. Ты вожак на этом корабле? Ладно, если тебе не нравятся мои манеры, начнем потеху!

— Мне ни к чему поддерживать свою репутацию, укладывая каждого встречного салагу, — раздраженно бросил я. — Со мной уживется любой, кто не слишком возникает. Эй, ребята, поднимите-ка Муши и уложите на койку. Билл, вылей на Олафа бадью воды.

Пока мы оживляли Олафа и Муши, Граймс растянулся на своей койке и уткнулся в журнал. Крепкий орешек!

После той драки команда старалась Граймса не задирать. Олаф и Муши не таили на него зла; удар в челюсть на борту «Морячки» — дело обычное для тех, кто знаком с морскими правилами. На подобные пустяки ребята не обращают внимания.

Граймс не пытался подружиться ни с кем из команды, но и не слишком обособлялся. Он подсаживался к компаниям и прислушивался к разговорам, но редко принимал в них участие. Он был не из тех, кто любит чесать язык.

Из-за нелюдимости команда относилась к Граймсу с прохладцей, но мой белый бульдог Майк, похоже, привязался к нему, а это любому служило хорошей рекомендацией. Но мне он не нравился. Его манеры действовали мне на нервы, казалось, он постоянно ждет, что я задену его, и, похоже, ему только это и нужно. Я не тепличная орхидея, и нрав у меня крутой, но я не унижаю людей только потому, что мне это может сойти с рук. Мне необходимо поддерживать свой авторитет, и я искренне обожаю добрую потасовку, но никогда не помыкаю людьми лишь по прихоти.

Граймс не был охоч до воспоминаний, но из его обмолвок ясно было, что за его плечами множество кровавых сражений, как на кулаках, так и с оружием. На теле у него были отметины от пуль и ножевые шрамы, а разукрашенная физиономия Муши служила наглядным доказательством тому, что в кулачной драке Граймс не новичок. Горцы из Кентукки — народ грубый и жестокий, но из тех, кто проходит их школу, получаются отменные бойцы. Похоже, Граймс был не из двоечников.

В нескольких днях пути от Сингапура я снова поцапался с Граймсом. Матросы на палубе вспоминали о своих проделках, и среди нас был привычно молчаливый и хмурый кентуккиец. Я только что поведал о том, как уложил на бостонской пристани несколько грузчиков, и тут он возьми да ляпни:

— Я знавал многих приличных бойцов, и большинство из них помалкивало о своих подвигах. А ты бахвалишься пуще любого пьянчуги.

На нашу компанию опустилась тишина, потому что все знали: я не из тех, кого можно безнаказанно унизить.

— Поясни, что ты имеешь в виду! — потребовал я.

— Что, уши отсохли? — равнодушно спросил он. Чувствуя, как краснеют белки моих глаз, я начал было подниматься, машинально прикидывая расстояние до его челюсти, но тут меня схватил за руку Билл О’Брайен.

— Погоди, Стив. Иль забыл, что в первый вечер по прибытии в Сингапур ты встречаешься с Кидом Рейнольдсом?

— Ну и что с того? — возразил я. — Отпусти меня, Билл. Этот юнец торгует сопелкой с тех пор, как поднялся на борт.

— Не сейчас, — настаивал Билл. — У него башка крепче, чем кабестан. Муши сломал о нее четыре пальца. Ты не должен рисковать своими поршнями перед боем с Рейнольдсом, когда я готов поставить на тебя монету. Сначала выиграй бой, а потом разбирайся с Граймсом.

— Ладно, Билл, — проворчал я. — Только ради тебя. Но поверь, мне ужас как нелегко усидеть на месте, когда меня называют треплом.

— Я не называл тебя треплом, Билл, — вмешался Граймс. — Я просто сказал, что…

— Помолчи, мне все ясно! Пока что я забуду твои слова ради этих ребят, готовых поставить на меня последнюю рубаху, но не искушай меня впредь.

Граймс пожал плечами, очевидно, его ничуть не обрадовало чудесное избавление от смертельной опасности.

— Граймс, ты чертовски несдержан в своих оценках, — предостерег Билл. — С твоей стороны глупо было усомниться в боевых качествах Стива. Во всех портах мира о его доблести ходят легенды.

— Я не усомнился в его доблести, — коротко бросил Граймс. — Я просто высказал свое мнение.

— В следующий раз держи его при себе! — гневно посоветовал я.

— Сроду не приучен следить за языком ради кого бы то ни было, — не уступил он, но Билл положил мне на предплечье руку, затем порылся в кармане и, выудив книжку боксерских рекордов, бросил ее Граймсу.

— Вот его «послужной список», — сказал он. — Прочти на досуге. И помни, что перечисленные здесь бои — это меньше четверти его побед. Сюда не вошли уличные стычки, разборки на борту и драки на пристанях. Когда парень дерется во всех портах семи морей, лишь ничтожная часть его успехов попадает в «послужной список».

Граймс взял книжку и открыл, но, поскольку лицо его было невозмутимо при любых обстоятельствах, я не мог судить о его впечатлениях. Он довольно долго изучал мой «послужной список», а в нем были имена, способные прославить любого боксера. Но, возможно, у Граймса были иные мысли на этот счет, а может, просто нелады с грамотой. Возвращая книжку Биллу, он так и не произнес ни слова.

После этого я старался его избегать, поскольку терпение мое небеспредельно. Но через день-другой я маленько остыл. Я быстро выхожу из себя, но столь же быстро мой гнев уступает место благодушию.

Мы вошли в сингапурскую гавань точно по расписанию, и когда пришвартовались, чтобы взять груз, я обнаружил, что пристань обклеена афишами. На них красовались наши с Рейнольдсом фото, а также снимок моего белого бульдога Майка. Набранное крупным шрифтом объявление гласило:


Моряк Костиган со шхуны «Морячка» встречается с Кидом Рейнольдсом с «Короля Ричарда» сегодня вечером на ринге «Олимпик».


Я напыжился при виде собственной помятой физиономии, глядящей со стен складских построек, и растаял окончательно, когда у причала меня встретила радостными возгласами большая шайка моряков.

— Вчера вечером пришвартовалось корыто Рейнольдса, — сказали они. — Мы боялись, что ты опоздаешь. Макпартленд, антрепренер «Олимпика», уже распродал все места. Каждому, кто видел твой последний бой с Рейнольдсом, просто не терпится побывать и на этом.

Я встречался с Рейнольдсом, когда последний раз гостил в Сингапуре. Пятнадцать кровавых изнурительных раундов… Бр-р!

— По городу ходят разные слухи, — продолжали матросы. — Мол, игроки делают на тебя слишком большие ставки. Но мы-то знаем, что вы с Рейнольдсом ровня. Нам известна репутация «Морячки»: любой парень из ее команды дерется честно или не дерется вообще.

— Ценю ваше доверие, — сказал я. — Пока еще я не подводил своих болельщиков.

— Знаем, Стив! — дружно заорали они и один за другим покинули пристань, а я повернулся к Граймсу и ухмыльнулся, забыв о своей досаде. Потом сказал:

— Видишь, эти ребята не судят о моих боевых качествах по тому, насколько я болтлив.

Он ничего на это не сказал. Постоял, провожая взглядом толпу, затем отвернулся, и это меня задело. Не люблю, когда со мной играют в молчанку. Но Граймсу это сошло с рук.

Мы с Биллом О’Брайеном, Муши Хансеном и Свеном Ларсеном решили заглянуть в ближайший салун, и Билл предложил Граймсу развеяться вместе с нами, но тот отрицательно покачал головой и ушел с каким-то типом. Никто из нас раньше не видел этого парня, и его физиономия не вызвала у меня интереса. Мы бросили якорь в «Американском баре» и пропустили стаканчик-другой, и тут Билл говорит: «Гляньте, к нам топает Скользкий Стин».

Я повернулся и хмуро глянул на типа, навалившегося на стойку брюхом. Он щеголял золотой цепью поверх клетчатого жилета, а сигару закусил под таким углом, что она едва не встретилась с надетой набекрень шляпой. На физиономии расплылась масляная улыбка. Он протянул мне пухлую руку с алмазами на толстых пальцах.

— Привет, Стив, старина! — жизнерадостно воскликнул он. — Как делишки?

— На черта мне твоя грязная клешня? — огрызнулся я. — И сам ты нужен мне здесь, как бубонная чума.

— Ну-ну, Стив, — успокаивающе произнес он, собираясь похлопать меня по спине, но передумал (и правильно сделал, иначе бы я затолкал сигару ему в глотку). — К чему вспоминать старое? Пусть оно быльем порастет.

— Ага, — с горечью согласился я. — Давай забудем, обнимемся, и ты воткнешь мне в спину ножик. Не далее как полгода назад, ты клялся погубить мою репутацию в Сингапуре. А почему? Всего лишь потому, что я отказался «сдать» поединок ради шайки грязных игроков, которой ты помыкаешь.

— Да я уже и забыл об этом пустяке… — начал он, но я перебил:

— Прежде чем ты забудешь о каком-нибудь пустяке, у китов вырастут крылья и они чайками воспарят над волнами. Все, вали отсюда, мне не нравится твоя свинячья морда.

— Что ж, Костиган… — Он сбил пепел с сигары. — Если ты не в настроении…

— Вот именно, — проворчал я. — Не в настроении. Выметайся, да поживей.

Пожав жирными плечами, он повернулся и свалил из бара. Какой-то субъект встретил его снаружи, и они ушли вместе.

— Не нравится мне это, — заметил Муши. — Когда Скользкий Стин дружелюбен, он прячет за спиной булыжник. И, кстати, ты знаешь, с кем он ушел? С тем же парнем, которого встретил на пристани Граймс.

— Ну, в этом нет ничего странного, — сказал я. — Ведь Граймс уже плавал в этих водах.

В эту минуту ко мне подошел китайчонок и потянул за рукав. Когда я обернулся, мальчишка сунул мне в руку записку и был таков. Развернув ее, я прочел:


Любезный Стив. Одна из моих знакомых дам хотела бы встретиться с тобой. Приходи в «Лавку Дракона», я вас познакомлю. Твой друг.

— Что читаешь? — спросил Билл.

— Да так, ерунда, — ответил я, торопливо пряча записку в карман. — Вы, ребята, развлекайтесь пока без меня. Позже встретимся.

— А тебя куда понесло? — подозрительно осведомился Билл. — Небось, решил приударить за юбкой? Гляди, Стив…

— По-твоему, я уже не в состоянии позаботиться о себе? — раздраженно произнес я. — Не лезь в мои дела. Я буду в «Олимпике» к началу боя.

— Только не вздумай опоздать, — напомнил Билл, и я быстро вышел, сопровождаемый верным бульдогом.

Любопытно, кто этот незнакомый «друг»? Но, вообще-то, записка меня не удивила. На некоторых дам моя персона издали производит неплохое впечатление.

«Лавкой Дракона» называлась прибрежная таверна, содержал ее мой знакомый, старый китаец. Там подавали грог. Когда я вошел, китаеза закивал и жестом предложил следовать за ним в кабинет. Там сидел за столом и разливал по стаканам виски Джон Граймс.

— Привет, Костиган, — сказал он. — Присаживайся. Выйди, Ли Вун, и затвори дверь.

— Не ты ли послал записку? — сурово спросил я. — Где же дама?

— Нет никакой дамы. Я просто хотел поговорить с тобой наедине, а как это сделать, если вокруг тебя всегда толпа? Но я знал, что на свидание с женщиной ты придешь.

— Разрази тебя гром, — гневно заговорил я. — Решил выставить меня на посмешище, такой-разэтакий?!

— Не обижайся, — безмятежно перебил он. — Все в порядке, никто ничего не узнает. Сядь и давай потолкуем. Это виски. Угощайся.

Я был разозлен и озадачен, но сел за стол и осушил пододвинутый Граймсом стакан. А потом приказал не тянуть время и выкладывать, зачем он меня позвал.

— Костиган, — начал Граймс, — ты давно ждешь боя с Рейнольдсом?

— Несколько месяцев, с тех пор как мы с ним договорились встретиться, — ответил я. — В прошлый раз была ничья. А в чем дело?

— На этот бой поставлена куча денег, но что будет, если… Только предположим: один из вас не появится, и антрепренеру придется заменить боксера?

— Ребята ставят на меня и на Рейнольдса, — проворчал я. — Они снимут ставки. Но я не понимаю…

— Это все, что я хотел знать, — проговорил он, вставая. Изумленный и рассерженный, я вскочил — вернее, попытался вскочить, но в ту же секунду меня будто грот-мачтой по затылку хватило, и я мгновенно провалился в забытье.

А когда очухался, обнаружил, что влажный язык Майка вылизывает мне лицо.

С трудом поднявшись на ноги, я на основании ощущений, в том числе мерзкого привкуса во рту, пришел к выводу, что Граймс попотчевал меня наркотиком. Захотелось тут же разорвать подонка на куски, но в комнате никого не было, а дверь оказалась на запоре. Ревя, как бешеный слон, я выломал ее и ввалился в таверну с кулаками наготове. Там тоже никого не было, потому что старик Ли Вун с воплями удрал через черный ход, едва я накинулся на дверь.

С минуту вокруг меня все ходило ходуном, наконец в голове прояснилось, и я огляделся, пытаясь найти хоть какой-то ключ к разгадке этой идиотской шарады.

Увидев над стойкой часы, я вдруг завопил так, что Майк подскочил от испуга.

— Боже милосердный! Я же несколько часов провалялся! Мне давно пора быть на ринге!

Я вылетел из таверны на улицу, будто хотел побить рекорд в беге на длинные дистанции, и китайцы брызнули передо мной в стороны, но никого, похоже, не удивил несущийся по улице моряк с непокрытой головой, преследуемый белым бульдогом. На Востоке всех белых считают сумасшедшими. От энергичной работы легких в мозгу окончательно рассеялся туман, и вскоре, срезав угол по боковой улочке, я очутился прямо перед «Олимпиком». Из дверей заведения потоком изливалась толпа.

Схватив за грудки первого встречного, я прохрипел: «Что тут происходит?». А поскольку мы оба стояли в тени, он меня не узнал.

— Да просто сегодня должны были драться Костиган и Рейнольдс, но Костиган не появился, — с отвращением пояснил прохожий. — В последнюю минуту Мак-партленд объявил, что, по его сведениям, Костиган не сможет выступить, и публика вольна забрать свои деньги или согласиться на замену. Короче, Макпартленд выставил никому не известного парня, и, ей-богу, тот ухитрился вырубить Рейнольдса. Но он не соблюдал правил, и судья отдал победу Рейнольдсу. Мы едва не линчевали этого типа. И знаешь что? Сразу после боя Рейнольдс в раздевалке потерял сознание, и сейчас над ним хлопочут костоправы. Кажись, он чем-то отравился.

— Кто с ним дрался? — мрачно спросил я.

— Парень по фамилии Граймс с корабля Костигана.

Не теряя времени, я повернулся, пересек двор и свернул на улочку, огибающую «Олимпик». На нее как раз выходили двери раздевалок. Возле самых дверей кто-то обогнал меня, нырнул в одну из них и затворил за собой. Я узнал субъекта, который встретил Граймса на пристани. Его освещенное уличным фонарем лицо показалось мне неестественно бледным. Но в ту же минуту я забыл о нем, потому что из другой двери показался Джон Граймс. Он был в рубашке, пиджак перекинут через плечо, кепка надвинута на глаза, а лицо, как всегда, бесстрастное. Я заступил ему путь и схватил за плечо. Его мускулы под моими железными пальцами были что стальные тросы.

— Грязная подлая крыса! — рявкнул я. — Что ты скажешь перед тем, как я разорву тебя на куски?

Он, не моргнув глазом, высвободил плечо.

— Костиган, ты слишком разгорячен, — промолвил он. — И не способен сейчас рассуждать здраво. Давай завтра поговорим. Согласен, тебе это кажется странным, но я постараюсь объяснить…

— Ни к чему так утруждаться! — разъярился я. — Не знаю, на черта ты это затеял и замешан ли тут Скользкий Стин. Но лопни мои глаза, если тебе это сойдет с рук! Ты устроил мне подлянку, снулая рыбина, потому что невзлюбил мои манеры. А меня тошнит от твоих, и сегодня мы разберемся раз и навсегда!

Он что-то пробормотал, затем поджал губы и повел плечами.

— Здесь? — спросил он.

— Нет. Тут кругом слишком много фараонов и прохожих. Я знаю местечко на пляже, где нам никто не помешает. Будем драться без правил и до тех пор, пока один из нас не похолодеет.

— А как насчет пса? — спросил он.

— Он тебя не тронет, если я не прикажу, — проворчал я. — Идем!

У воды, где пляж заливала серебром луна и где нас окружали черные тени пальм, мы сняли рубахи. Я бросил свою на песок и приказал Майку сесть на нее. Он понял, что ему ни при каких обстоятельствах нельзя нападать на Граймса. Похоже, бульдогу это не понравилось. Похоже, ему вообще не нравилось, что мы собираемся драться. Он полюбил Граймса, хотя было бы за что.

Мы сошлись в лунном свете, для меня он был подернут красноватой пеленой ярости. Пульс молотом стучал в висках, железные мускулы напряглись, а отмеченное боевыми шрамами лицо исказилось гневом.

Одним своим обликом я мог бы устрашить любого противника, но Граймс не дрогнул. В лунном свете его лицо оставалось бесстрастным и хмурым, из боя с Рейнольдсом он вышел без единой отметины. Кстати, позже я узнал, что он не пропустил ни одного удара. Под кожей у него при малейшем движении натягивались сверхпрочные мускулы. Лишней плоти не было ни унции, и вообще, Граймс выглядел хищным, как лесной волк. Все в этом парне говорило о силе, закалке и стойкости.

— Ты решил стать вожаком кубрика на «Морячке», — процедил я. — Но для этого мало взгреть мясистых скандинавов. Для этого надо взгреть меня.

С этими словами я кинул левую ему в подбородок и, не успел он «нырнуть», добавил короткий справа в челюсть. Он рухнул на песок, и я отступил, злобно глядя на него и тяжело дыша от ярости.

— Поднимайся! — Но он вскочил на ноги, не успел я договорить.

В глазах у него появился ледяной блеск, скула, рассеченная моими железными костяшками, кровоточила.

Но он нисколько не «плыл», и это меня поразило, ведь мой правый способен уложить лошадь. Скажу, не совру: такими ударами я раскалывал челюсти.

— Ты чертовски проворен, — холодно заметил он. — Врасплох меня застал. Готов повторить?

— Еще как! — взревел я и коротко ударил его левой в живот, затем ею же — снизу по челюсти.

Он пошатнулся… и взорвался ураганом мелькающих кулаков.

Мы топтались на залитой лунным светом поляне, осыпая друг друга ударами, пока свет не потускнел, трава не оросилась кровью, а пальмы и океан не заходили ходуном. Кругом не было ни души, кроме утробно рычащего на моей рубахе Майка.

Граймс не был боксером, и я не пытался драться с ним по правилам. Моя гордость — шквал стремительных ударов, и я всегда готов доказать, что выдержу любой натиск. Граймс налетел на меня тайфуном, работая руками, точно поршнями, но я встретил его нога к ноге и грудь к груди.

Впервые в жизни я столкнулся с бойцом под стать себе. Я выкладывался от души, и почти каждый мой удар попадал в цель. Кулаки, способные изувечить среднего боксера, без видимых последствий отскакивали от головы и корпуса Граймса. Его ребра были прочней стальных обручей, голова — что твой чугунный слиток, а мускулы, наверное, не поддались бы и ножу. Стоило ли удивляться, что до сих пор никто не осилил этого парня в драке без правил?

Точно кувалдами по корпусу корабля, лупили мы кулаками друг по дружке. Граймс кренился, как судно в шторм, но выпрямлялся и пуще прежнего охаживал меня кулаками-булыжниками. Бац! бац! бац! Без передышки.

Не знаю, сколь долго мы бились, но знаю, что оба были залиты кровью, а его костлявые кулаки запечатали мне один глаз, сплющили неоднократно сломанный нос и порвали шкуру в десятке мест на лице и теле. Знаю, что и я избил его почти до неузнаваемости, он дышал с надрывным свистом, а за лохмотьями губ поблескивали расшатанные зубы. Не помню, сколько раз я падал и сколько раз валился с копыт Граймс. Мы ни разу не вошли в клинч, наш бой не делился на раунды, и никто не предлагал нам бросить на ринг полотенце.

Но в моих плюхах было больше силы, хоть и он бил не слабо. Наконец, через века этой безжалостной пытки, я почувствовал, что он сдает. Мои беспощадные кувалды несколько раз воткнулись Граймсу в живот, и его голова откинулась назад на слабеющей шее. Но с ним еще не было покончено. Он никому не давал пощады и ни у кого ее не просил. Поэтому я был вынужден молотить его упорно и жестоко. Я перешел на короткие резкие удары и неумолимо гнул его к земле, пока он не растянулся в луже крови.

Мне тут же захотелось последовать его примеру. Я был еле жив и почти ничего не видел. Пальмы кружились вокруг меня в безумной пляске, а земля качалась под ногами.

— Отдохни, вонючий скунс, — выдавил я, задыхаясь и сплевывая кровь и выбитые зубы. — Ты самый лучший боец по ту сторону ринга, но все равно ты — подлая крыса.

Окликнув Майка, я поплелся в сторону гавани. Рубаху я нес в руке — меня так мутило, что надеть ее я даже не пытался. Я брел, как нализавшийся до зеленых чертиков старик. Майк скулил и оглядывался на поляну, и даже разок вцепился мне в штанину и потянул назад.

— Оставь его, Майк, — пробормотал я. — Он недостоин заботы приличного пса.

Вскоре прямо по курсу замаячил белый силуэт, кто-то окликнул меня по имени. Я остановился, чтобы стряхнуть кровь с глаз, и увидел Макпартленда, антрепренера «Олимпика».

— Эй, Стив, — сказал он. — Я повсюду тебя ищу. Один местный видел, как ты шел сюда с каким-то парнем. Он тебя узнал по бульдогу. Боже мой, приятель, что стряслось?

— Да просто я тут топтал одного скунса, — проворчал я. — Знаю, в твоих глазах я теперь дешевка, потому что не пришел на поединок, но…

— Между прочим, Костиган, — перебил он, откусывая кончик сигары, — ты очень мудро сделал, что не пришел. Я это понял, когда Рейнольдс вырубился в раздевалке. Доктор говорит, его опоили, причем такой дозой можно уложить слона. Мне показалось, что Рейнольдс не в себе, еще до того, как он поднялся на ринг.

— Наркотик? — равнодушно спросил я.

— Разумеется. Тут, конечно, Стин постарался и его грязные игроки. Все это замышлялось, чтобы вовлечь тебя в гнусный скандал. Стин уже несколько дней болтал повсюду, будто у него есть доказательства, что ты подкупил Рейнольдса. Никто ему, конечно, не верил, но если бы в драке с тобой Рейнольдс слег на ринге через два-три раунда, это многим показалось бы странным.

Но, поскольку ты не появился, а боксер, выступивший взамен, дрался не по правилам и проиграл, никто не увязал твое имя с мошенничеством. А теперь нам известна вся правда. Одному из подручных Стина показалось, будто Рейнольдс получил слишком большую дозу наркотика. Боясь, что тот отдаст концы, парень раскололся и выдал весь план. Как раз такого случая мы и дожидались, чтобы вышвырнуть Стана и его банду из Сингапура.

Знаешь, мне кажется, твоему приятелю Граймсу было известно о затее Стана. Но он даже не заикнулся об этом, когда пришел ко мне с известием, что ты заболел и не сможешь драться, и предложил себя взамен, не прося за бой ни цента, но…

— Граймс? — тупо переспросил я.

— Он самый. Сказал, что не возьмет ни гроша и… эй, ты куда?

Я резко повернулся и бросился обратно на поляну. Граймс все еще лежал там, где я его оставил. Я потащил Джона к воде, а тут подоспел и Макпартленд. Мы смыли с него кровь, Макпартленд поднес к его губам флягу со спиртным, а Майк все это время облизывал его, и я впервые увидел, как мой пес лижет не меня.

Вскоре веки Джона дрогнули и размежились, и он посмотрел на нас затуманившимися, но не потерявшими ледяного блеска глазами. Разглядев меня, они посуровели, и Граймс захотел подняться.

— Лежи смирно, — проворчал я, толкнув его назад. — Граймс, зачем ты это сделал? Я понимаю, что из лучших побуждений, но все-таки — зачем?

Он чуть помедлил и пробормотал:

— Знаешь, когда я прочел список твоих побед в книжке, что дал мне О’Брайен, я понял: ты настоящий боксер. И окончательно в этом убедился, когда увидел афиши на пристани и услышал о тебе от других парней. У меня на родине мужчина всегда стоит за свою родню, а наш корабль и команда для меня все равно что дом и семья. Я не допущу, чтобы парня с такой репутацией, как твоя, опозорили и выставили мошенником. Это ведь пятно не только на человека, но и на всю команду.

Я тебя опоил, потому что не знал другого способа удержать от поединка, а иначе ведь невозможно было вырвать жало у Стина. А потом я убедил Макпартленда выпустить меня против Рейнольдса. У меня нет репутации кулачного бойца. Я ничем не рискуя мог уложить Рейнольдса с нарушением правил.

Ну, поворчала публика, сочла себя обманутой, но ведь несколько центов на брата — невелика потеря. А твоя репутация связана с добрым именем корабля, если мы его запятнаем, грош нам цена. По крайней мере, я так считаю.

— Но откуда ты обо всем узнал? — поинтересовался Макпартленд. — И почему не рассказал мне до поединка?

— Потому что не мог рассказать, не предавая парня, который мне все это выложил, — ответил Граймс. — Когда мы пришвартовались, я встретил знакомого. В прошлом я ему оказал услугу и в благодарность он рассказал, что его хозяин, Скользкий Стин, подкупил секунданта, и тот опоит Рейнольдса. Мой приятель советовал мне поставить все деньги на тебя, Костиган, — ты должен был выиграть нокаутом в первых раундах. Стин и его шайка ничего другого не ждали. Это означало бы конец твоей репутации честного боксера и большой навар для них.

Макпартленд потянул меня за рукав.

— Стив, знаешь, почему я тебя искал? — проговорил он. — Док считает, через день-другой Рейнольдс сможет драться. Что скажешь? Стина мы вышвырнули, и теперь бой будет честным.

— Само собой, — рассеянно согласился я. — Конечно, я буду драться. Но послушай, Граймс, почему ты не рассказал об этом перед тем, как я тебя взгрел?

— Ага, а ты бы подумал, что я испугался твоих кулаков.

— Я просто призовой осел, — пробормотал я. — Ты меня выручаешь, а я тебя калечу. Если хочешь врезать мне в сопелку, я не шевельну и пальцем.

— К черту! — сказал он, затем рассмеялся, и я увидел это впервые. — Я бы не поменял наш бой ни на какие деньги! Впервые в жизни я встретил противника моей категории и получил удовольствие от драки. Мне это так понравилось, что я всерьез подумываю о карьере боксера. Когда-нибудь и ты увидишь мое имя на афишах у пристани.

— Знаешь, такие парни, как ты, рождаются не для того, чтобы украшать стены складов или драить палубы. Худо-бедно я разбираюсь в людях, и уж поверь: когда-нибудь я увижу твое имя на чем-нибудь посолиднее портовых афишек.

И я не ошибся. Не столь уж много лет прошло, но если хотите увидеть надпись с именем Джон Закария Граймс, загляните в одну из контор крупнейшего пароходного агентства Сан-Франциско. Оно сверкает золотом на матовом стекле, а под ним стоит короткое, но емкое словечко: «Президент».

Примечания

1

Осторожно, злая собака (лат.).

2

Тако — начиненные мясом лепешки (прим. перев.)


home | my bookshelf | | Невероятные приключения Денниса Доргана |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу