Book: Во власти его величества



Во власти его величества

Валентина Гордова

Во власти его величества

Боль.

Боль можно пережить. По крайней мере так все говорят. «Ты справишься». «Ты сильнее этого». Они не спрашивают, просто повторяют: переживешь. Переболеешь. Переступишь, как через осколки любимой чашки. Купишь новую, заменишь, забудешь.

Это пройдет.

А что, если не пройдет? Что, если я не смогу пережить? Не смогу перебороть, перетерпеть, идти дальше? Что тогда?

У вас когда-нибудь было такое, что боль съедает вас изнутри? Безжалостно рвет на куски без наркоза, выворачивает наизнанку? Вам было больно настолько, что даже крик не ослаблял ее?

Боль, когда не можешь вздохнуть.

Боль, когда больше нет сил бороться.

Боль, когда пропадает желание жить.

И тогда есть два варианта. Первый – бороться. Изо всех сил, цепляясь за любую помощь, хватаясь за желание жить. Искать какой-то выход. Жаждать жизни.

Второй вариант проще. Когда нет сил на борьбу с болью, мы пытаемся отстраниться от нее всеми способами. Алкоголь, случайные встречи, наркотики.

Смерть.

Глупо, да. Я знаю, что глупо. Знаю, что от проблем бегут только трусы. Знаю и понимаю, как больно будет маме. Но я просто не могу пережить это.

Его забрали от меня – Егора, моего младшего брата. Ему было всего девять, он возвращался вечером со школы, что была через дорогу. Позвонил мне, радостный, похвастался пятеркой за сложную контрольную по математике и спросил, можно ли позвать его лучшего друга Антона к нам в гости.

– Конечно, – разрешила ему, особо даже не вслушиваясь, запутавшись в отчете, – мама как раз готовит черничный пирог.

Он еще что-то говорил, на заднем фоне слышался голос Антона, а я отмахнулась. Сказала, что нет времени. Просто отключилась, откинув телефон в сторону.

Домой они так и не вернулись. Их сбила машина. Сразу обоих.

Их хоронили вместе, в один день, в соседних могилах в маленьких гробиках. Было много людей, море ярких цветов и крик двух обезумевших от горя женщин, потерявших своих детей.

Не знаю, как я продержалась целый день. Как могла разговаривать с людьми, как могла заставлять маму и тетю Галю есть через силу, как договаривалась со священником и как потом помогала многим разъезжаться по домам.

Я держалась, будто эмоции внутри меня перегорели. Не чувствовала ничего. Только пустоту, а время вокруг меня текло словно в замедленной съемке.

Вечером мы вернулись домой, я напоила маму успокоительным и впервые в жизни порадовалась, что у нас нет отца. Уложила маму спать, начала разбирать посуду и случайно заметила лежащий на тумбочке телефон…

Хорошо, что мама была под успокоительным. Не знаю, что бы с ней было, если бы она вышла на кухню и увидела меня лежащей на полу и зажимающей рот полотенцем, лишь бы рвущий меня на части крик не проник наружу.

Наверное, я пролежала так всю ночь, ненавидя себя за тот последний разговор. Все думала, что могла бы помочь, если бы разговаривала с ним. Услышала бы, поняла, что что-то случилось, пришла и помогла.

Я бы помогла…

Неделя прошла, как в тумане. Медленно, серо, уныло и безэмоционально. Мама постоянно плакала, бабушка звонила мне и тоже плакала, а я пыталась держаться, пыталась изо всех сил, уговаривала себя жить дальше…

Пока не пришла с магазина и с криком «Я купила твой любимый шоколадный йогурт!» не побежала в комнату брата.

Маму увезли в больницу с нервным срывом, я сама провела еще одну ночь в истерике на кровати Егора.

Наверное, тогда я поняла, что не смогу так жить. Приходить домой и понимать, что его больше нет. Что не смогу отвечать на звонки от абонента «Брательник». Не буду делать с ним английский, создавать проекты и презентации до часу ночи, учить стихи. Больше никогда он не прибежит домой с радостным криком «Мам, Вик, а я вам пирожков купил!».

Я не смогу. Эта боль слишком сильная. Она рвет изнутри, сдирает с меня кожу, выдирает с корнем органы. Я кричу, но крик не спасает. Мне не заглушить ее. Не избавиться. Не пережить.

Я взяла сумку, на автомате кинула в нее почти разряженный телефон, закрыла дверь и поехала к маме в больницу. Стоя на остановке, пропустила три автобуса, пока какая-то старушка не толкнула меня, сказав, что транспорт подошел. Потом, уставившись в пустоту, пропустила нужную остановку и проехала четыре следующих. Уехала бы еще дальше, если бы кондуктор с недовольным «конечная» не выставила меня в темноту.

Я плохо понимала, зачем отправилась к маме. Говорила себе, что иду прощаться, но внутренне понимала, что вру сама себе. Я шла к ней, чтобы поговорить. Чтобы рассказать о том, что чувствую. Шла с надеждой, что она скажет нужные слова, что смогут спасти нас обеих.

Мне хотелось, чтобы она отговорила меня от безумства. Чтобы перестала отстраняться и сказала, что она рядом. Я хотела, чтобы мама была рядом.

И была уверена, что она услышит меня.

С этой уверенностью я и шла к больнице, временами срываясь на бег и ничего не видя вокруг. Я оказалась столь сильно поглощена собственными мыслями, что заметила вышедшего из-за угла мужчину, только когда со всего ходу налетела на него.

От сильного удара из меня вышибло не только воздух, но и мысли. Пошатнувшись, не удержалась на дрожащих ногах и рухнула на асфальт, больно ударившись копчиком.

– Ой! – выдохнула, зажмурившись от вспышки физической боли, что на пару мгновений заглушила боль душевную.

А когда открыла глаза, передо мной уже никого не было. Мужчина, виновный в нашем столкновении, молча обошел меня и теперь торопливо удалялся прочь. Не извинился, не помог подняться, вообще слова не сказал, будто ничего не произошло. И пусть капля вины лежала и на мне из-за рассеянности, нельзя же себя так вести!

О неприятности забыла уже через пару минут, вновь заторопившись к маме. Лишь отголоски боли в спине слабо напоминали о произошедшем.

Дойдя до конца улицы, с опаской перешла дорогу и решила сократить путь через дворы. Мне было жизненно важно оказаться в больнице как можно быстрее, увидеть маму, услышать ее голос, почувствовать тепло ее крепких объятий.

Мне хотелось этого столь сильно, что тело начало потряхивать, дыхание стало частым и глубоким. Я практически бежала, из последних сил сдерживая себя и стучащее в венах нетерпение.

И не сразу обнаружила, что в небольшом дворике с одиноким моргающим фонарем оказалась не одна. Да я и вовсе не обратила бы на это внимание, если бы темная человеческая фигура не выросла прямо передо мной. Не успев затормозить, врезалась в нее со всего ходу и точно упала бы повторно, не окажись позади меня еще кого-то.

Все произошло так быстро, что я и осознать толком не успела! Просто вдруг откуда-то появились пятеро мужчин, мгновенно окружили меня и без лишних слов, подхватив под локти с двух сторон, потащили в самый темный угол двора.

Нервы у меня были явно не в порядке, потому что иначе мое поведение объяснить трудно. Я молчала, нисколько не испугавшись, а лишь недоумевая, что происходит. Фигуры мужчин, не говоря уже о лицах, смазывались перед глазами и теряли четкость.

Отчетливо ощущались только чужие крепкие руки на локтях.

Осознание в какой-то момент все же пробилось сквозь пелену непонимания и громогласно заорало: «Беги!»

– Что вы делаете? – хрипло выдохнула, будто только сейчас до меня дошло происходящее.

На меня напали! Быстро, молча и как-то подозрительно легко. Поймали, схватили и теперь тащили подальше от посторонних глаз.

– Отпустите меня! – воскликнула громче, хотела было закричать, позвать на помощь, но внезапно передо мной вырос силуэт одного из напавших.

Он ничего не говорил, просто стоял, замерли и все остальные. Не прозвучало ни слова, я все еще не видела его лица и плохо различала во мраке темные очертания фигуры, но буквально кожей почувствовала его предупреждающий взгляд.

Впервые мне стало даже не страшно – жутко!

Я сжалась, благоразумно заткнувшись, и с ужасом взирала на человека, без лишних приказов и действий вселившего в меня животный страх. А он, будто этого и добиваясь, отдал короткий сигнал своим людям.

Меня вновь подхватили, оторвали от земли и поволокли куда быстрее. Я наконец опомнилась, четко осознав, что меня тащат в темноту незнакомцы, открыла рот и закричала, вот только не призывая на помощь, как собиралась, а от испуга и неожиданности, когда по глазам ударило фиолетовой вспышкой.

Ярким пурпурным светом залило округу. У меня мгновенно заслезились разболевшиеся глаза, перехватило дыхание, когда удерживающие меня мужчины одновременно подпрыгнули вверх…

Обратного приземления я не почувствовала. Было пугающе странно и головокружительно, как на аттракционах, когда тебя разгоняют на огромной скорости и отправляют в свободный полет.

Пугало отсутствие опоры под ногами и невозможность что-либо разглядеть. Кажется, я кричала. На такой скорости сложно разобрать, но мне совершенно точно было страшно!

Фиолетовое свечение сменилось насыщенно красным, затем ослепительно белым, а после глубоким синим. Что за черт происходит?! На сон не похоже, слишком уж все ярко и реалистично. Спецэффекты? Или все же… неужели магия?..

Выкинуло нас где-то далеко за городом. Точнее, выкинуло бы, меня так точно, но мои провожатые каким-то чудесным образом умудрились мало того, что сами на ногах удержаться, так еще и меня от падения уберечь!

Одного взгляда на окружающую действительность хватило, чтобы со всей ответственностью заявить: я не знаю, где мы!

Здесь была ночь. На небе сияли яркие голубые, изумрудные, редко белоснежные крупные звезды. Самая большая из них, густого синего цвета с неярким свечением, находилась совсем близко, и в первое мгновение я приняла ее за Луну, но это совершенно точно не спутник Земли.

Сказочным продолжением звездного неба был луг, на котором мы и оказались. С мягкой, по щиколотку, колышущейся на легком ветру травой и с сотнями слабо мерцающих в темноте цветов, покрывавших луг своим шелковистым сиянием, как облачным полотном.

Светящиеся цветы… Как из сказки или фантастического фильма! А небо над головой – не мое небо! Тот же космос, но звезды здесь другие! Чужие, незнакомые, не наши звезды!

Поверить в происходящее было очень сложно. Еще сложнее оказалось это происходящее понять! Все было похоже на компьютерную игру с высоким разрешением, только я не смотрела на монитор, а будто оказалась ее персонажем!

Из-за угла уже выглядывала еще осторожная паника, готовая в любой момент наброситься на меня. Но и паниковать было страшно.

Гулко сглотнув, я поморгала слезящимися от рези глазами, еще раз медленно огляделась, пока мои молчаливые сопровождающие о чем-то очень тихо переговаривались, и спросила:

– А мы где?

Мой шепот – говорить здесь громче побоялась – услышали все. Пять темных фигур, закутанных в какие-то тряпки, скрывающие лица, слажено повернулись в мою сторону. Жутко? Не то слово! Зачем вообще рот открывала?!

Ответить мне не потрудились, лишь один из них, повыше остальных – тот самый, наводящий ужас, – бросил что-то непонятное, похожее на «Сахаэ», повернулся в сторону виднеющегося в паре сотен метров леса, поднял руку и…

Если до этого меня еще терзали сомнения, то дальнейшее их полностью развеяло! С длинных мужских пальцев, затянутых темной тканью, сорвалось тусклое белесое свечение. Оно было осторожным, слабым и вначале сливалось с мерцанием ненормальных цветов, растущих со всех сторон, а потом начало сиять все ярче и ярче, увеличиваясь в размерах, пока не сформировалось в большой неровный круг и… не затянуло в себя мужчину.

В первые мгновения я воспринимала все как чудесную ожившую сказку, но потом, когда в белесое облако смело шагнули и исчезли еще двое, а за ними пошли и те, что меня удерживали, поняла, что это не сказка. Это – кошмар!

– Что вы делаете?! – выдохнула испуганно, распахнутыми глазами глядя в приближающееся свечение и отчаянно пытаясь затормозить ногами. Да только куда там – до земли я даже не доставала!

Меня вновь проигнорировали, не отозвавшись на мой вопрос, и все-таки затащили в светящееся нечто.

В этот раз я закричала весьма осознанно, испугавшись до ужаса. И хотя ничего плохого не происходило, было даже приятно и тепло, менее страшно от этого мне не становилось.

Поняла, что сияние пропало, только когда услышала шаги держащих меня мужчин. Глаза были закрыты, но из-за слепящего света они все равно временно потеряли возможность хорошо видеть.

Закрутила головой, отчаянно моргая и пытаясь разглядеть хоть что-то, но вокруг было слишком темно. И слишком тихо для того, чтобы я могла успокоиться.

А еще неожиданно стало холодно… везде. Это напрягло, причем довольно сильно. Путем нехитрых исследований выяснила, что мне не померещилось – холодно действительно было, потому что на теле не оказалось одежды. Ни длинного осеннего пальто, ни джинсов и кофты, ни нижнего белья… Не было ничего! Даже часов на запястье и обуви! Сжимаемая с двух сторон укравшими меня незнакомцами, временно лишенная возможности хорошо видеть, испуганная непониманием происходящего, я оказалась еще и обнаженной! Абсолютно.

И куда пожаловаться, чтобы мне наконец объяснили, что здесь происходит?!

– Та хэ Сахаэ.

Что? Кто это сказал? А самое главное – что именно только что сказали?!

Дернула руками, попытавшись вырваться из крепкой хватки и прикрыться, но добилась лишь того, что меня резким слаженным движением поставили на колени.

Это произошло столь быстро, что я только моргнуть и успела. Вот стояла на ногах, а в следующее мгновение – порыв ветра, и я уже на коленях, по-прежнему удерживаемая за руки и совершенно голая.

Самое время паниковать!

– Сахаэ? – раздался в темноте чей-то голос, при звуке которого я против воли дернулась всем телом, а потом задрожала, как осиновый лист на ветру.

Мужской голос, низкий, хрипловатый и чуть уставший, был пропитан такой суровой серьезностью, что непонятное мне слово нервной дрожью проникло под кожу.

– Рэ Сах. Айрина! – добавил он, обращаясь не ко мне.

Теперь в его интонации добавился металл, а от последнего восклицания, прозвучавшего выразительно и громко, содрогнулись даже удерживавшие меня «конвоиры».

А дальше началось самое настоящее безумие. Невидимый мне мужчина что-то выговаривал на странном непонятном языке, его уверенный злой голос слабым эхом разносился по каменному темному помещению, а мои похитители с каждой новой фразой дрожали все сильнее.

Апофеозом стало какое-то слово, прозвучавшее яростнее предыдущих, и сразу после него из темноты мне в лицо прилетел сгусток огня. Он просто вспыхнул и молниеносно быстро оказался в опасной близости от меня. Я закричала, дернулась, инстинктивно пытаясь спастись, и с силой зажмурилась, когда поняла, что попытка освободиться вновь не увенчалась успехом.

Это был уже не страх, а животный панический ужас, обосновавшийся в моих дрожащих костях! Я стояла на коленях, сжимая веки, и думала, как тяжело будет маме после моей смерти. Только что потеряв одного ребенка, смерть второго она не переживет. Жаль, что эта мысль не возникла, когда я собиралась совершить глупость и уйти из жизни. А ведь я шла к маме как раз за тем, чтобы дать шанс на будущее нам обеим. И что в итоге? В итоге меня похитили и теперь убьют.

Боже, о чем я только думала? Куда сорвалась практически ночью?

– Айрина, – раздался совсем близко тот самый пугающий голос, грозно вибрирующий и немного усталый.

Голос, вырвавший меня из отчаянных мысленных терзаний. Голос? Я действительно его слышу или уже умерла и мне это кажется? Не определившись с ответом, осторожно приоткрыла глаза и боязливо посмотрела в лицо тому, кто даже сидя передо мной на корточках был почти на голову выше.

Хватило всего одного взгляда, чтобы убедиться: этот человек смертельно опасен.

Первое, что я увидела, были его глаза – немного странной формы, с опущенными у носа и приподнятыми к вискам уголками, окруженные густыми ресницами… с чернотой на месте белков и тускло мерцающей белоснежной радужкой. Его глаза, совершенно неправильные, светились в темноте!

Я так и замерла, не в силах отвести взор от пронзительно-внимательных глаз, смотрящих куда-то вглубь меня так, что собственная нагота ощущалась еще отчетливее.

Как-то заторможенно, не надеясь уже ни на что хорошее, вгляделась в чужое лицо. Подметила широкие, чуть изогнутые темные брови, нос с горбинкой, четко очерченные губы, высокие скулы, широкий лоб, пробивающуюся поросль на подбородке и щеках, которые, я уверена, еще утром были идеально выбриты. Тяжелый подбородок, крепкая шея, выглядывающая из ворота наглухо застегнутого мундира…

Мужчина внушал страх. Я кожей ощущала исходящую от него опасность – как от дикого хищника. Неторопливую, размеренную, четко выверенную опасность. Когда он одним взглядом может просчитать любой твой шаг и точно знает, что ты сделаешь в следующее мгновение. Когда все вокруг для него – глупые предсказуемые букашки, вроде бы и забавные, но быстро наскучивают. Отсюда и усталость в голосе и тяжелом взоре. Сейчас он был таким, будто я даже не проблема, а просто неприятность, с которой теперь надо не только мириться, но еще и что-то делать. Он не знал, что именно, отсюда и задумчивость в скользящем по мне взгляде.



Неприятно осознавать, что сейчас на твоих глазах будет решаться твоя же судьба. Еще хуже понимать, что она полностью зависит от незнакомого человека. Он меня видит впервые в жизни, но что-то мне подсказывает, что именно от него моя жизнь теперь и зависит. Не знаю, чем это навеяно – его задумчивым взглядом, усталым выражением лица с грустно опущенными уголками губ, но я просто поняла это.

– Не убивайте меня, – попросила так тихо, что с трудом расслышала собственный голос.

Жуткий взгляд, блуждавший где-то в районе моей шеи, резко взметнулся и встретился с моим. Я вздрогнула, перепуганная до дрожи, но не отвернулась и не зажмурилась, хотя очень хотелось. Продолжала смотреть ему в глаза, всей душой умоляя не убивать.

Не знаю как – наверное, я выглядела очень жалкой, – но, самое главное, меня поняли. Знал ли он русский или просто хорошо читал чужие мысли, но в ответ я удостоилась короткого, едва заметного кивка.

У меня гора с плеч свалилась! Выдох облегчения со свистом вышел из легких, глаза от переизбытка чувств прикрылись сами собой, а когда я открыла их вновь, мужчина уже стоял на ногах.

Короткая команда – и меня поставили на ноги. Рывком, но куда бережнее, чем до этого. Еще одно непонятное слово, и удерживающие меня руки исчезли. После третьего находившаяся в каменном помещении пятерка похитителей слаженно развернулась и молча удалилась, оставляя только нас, сурового мужчину и обнаженную меня.

Я еще боялась его, но благоразумно помалкивала. Во-первых, страшно было что-либо говорить. Во-вторых, он, кажется, все равно ни слова не понимал.

Мужчина не стал дожидаться, пока выйдут все, – сделав шаг ко мне, он ловко расстегнул пуговицы на мундире, движением плеч скинул черную ткань, а затем, приблизившись настолько, что я практически утыкалась носом ему в грудь, накинул мундир мне на плечи.

Одеяние оказалось довольно тяжелым, но приятным на ощупь и очень теплым. Внутри разлилась благодарность, когда суровый мужчина так же молча заставил меня всунуть руки в рукава и собственноручно застегнул все до единой мелкие пуговки на мундире, оказавшемся мне невероятно большим. А потом произошло кое-что еще более удивительное, немного пугающее и вместе с тем странно волнующее: он опустил взгляд, нахмурился, неодобрительно поджал губы при виде моих босых ног и вдруг подхватил меня на руки, без каких-либо усилий оторвав от пола и прижав к себе.

Я так и замерла, сжавшись у него на руках. Пошевелиться оказалось делом трудным, еще труднее – посмотреть ему в лицо и практически невозможным – заставить собственные широко распахнутые глаза вернуться в нормальный вид.

Каких-либо моих действий мужчина не ожидал, что и продемонстрировал, молча направившись на выход. Как он в этой темноте дорогу различал, осталось загадкой. О том, где я, собственно, оказалась, старалась не думать. Впрочем, как и о том, каким образом.

Спишу все на дурной сон, если выберусь отсюда.

Шли мы довольно долго. Темнота сменялась сплошным мраком, иногда где-то сбоку что-то тускло сияло и тут же гасло. Очень редко доносились звуки – непонятные слова, звон железа. Это еще что такое?

А мужчина все шел и шел, ни на что не обращая внимания и спокойно удерживая меня на руках, будто я ничего не весила. И пусть мама говорила, что сорок семь килограммов для моих двадцати лет – очень мало, сомневаюсь, что мой носильщик действительно не устал. Хотя…

Невольно сглотнула, скользнув по нему взглядом. Невероятно широкие плечи, мощная грудная клетка уверенно вздымалась от ровного дыхания, сильное биение сердца я ощущала всем телом, правда, не с левой стороны, а откуда-то посередине. Крепкая шея, мускулистые руки. Сжавшись сильнее, глянула вниз, хотя это было лишним – и так помнила, что едва доставала ему до середины груди.

Мужчина был огромным на фоне меня. Или я была мелкой по сравнению с ним, это уж как посмотреть. В любом случае не покидала мысль, что он может легко сломать меня пополам, даже напрягаться не придется. Поэтому я и не пыталась сопротивляться, хоть и понятия не имела, куда меня несут.

А еще – была какая-то странная уверенность, что ничего плохого незнакомец мне не сделает. Да, жуткий, опасный, пугающий и видел меня без одежды. Да, говорил на странном языке и, кажется, затащил меня не пойми куда. А еще у него глаза светились. Но моей тихой уверенности в собственной безопасности это не уменьшало.

Уверенность поколебалась, когда мужчина осторожным ударом ноги открыл дверь, внес меня в теплое помещение и зажег свет, ничего не говоря и не шевеля руками.

Комната оказалась не очень большой, с деревянным шкафом, узкой кроватью, застеленной темно-синим покрывалом, столом и двумя стульями у небольшого окна с железной решеткой. Спальня. Со старой мебелью, как в деревне у бабушки, хотя даже у нее все новее выглядело. Спальня. Он принес меня в спальню.

Порадовало одно – на такой маленькой постели он и один не поместится, не то что двое. Да-да, в первое мгновение я подумала о самом плохом.

Не останавливаясь на пороге, мужчина уверенно пересек комнату, наклонился и осторожно устроил меня на кровати. Действительно осторожно, мягко и плавно, будто боясь сломать. Я вот тоже боялась, что он меня сломает, поэтому аккуратность оценила и была за это благодарна.

А дальше что-то пошло не так. Не знаю, как оно вообще должно было идти, но мне стало страшно.

Мужчина с загорелой кожей и черными волосами до плеч, которые до этого не позволяла увидеть постоянная темнота, присел перед кроватью на корточки, тяжело вздохнул, задумчиво посмотрел на меня, растер лицо широкими ладонями с длинными пальцами, а затем положил их мне на виски. Зачем он так делает? И почему не отводит взгляда, все сильнее сжимая зубы?

Сердце и так колотилось, как сумасшедшее, а теперь и вовсе зашлось в неконтролируемом бешеном ритме. Смотреть в эти ненормальные глаза с темнотой вместо белков и снежно-белой радужкой было тяжело, но я не могла заставить себя отвернуться.

«Не смотри!» – велела сама себе, но все равно продолжала пялиться.

Зрачки тоже были светлыми и почти не выделялись на фоне радужки. Пугающее и необычайно волнующее зрелище, будто коснулась сказки. Точнее, сказка меня касается, крепко держит широкими ладонями за голову и топит в своих странных глазах.

Не знаю, сколько это продолжалось. Время будто перестало существовать, замедлилось, а затем и вовсе остановилось. А потом я вдруг отчетливо расслышала негромкое и хриплое:

– Я не убью тебя.

Голос каким-то чудесным образом сочетался с упоительным взглядом. Он не резал слух и не разбивал на осколки мою сказку, он дополнял ее, делал ярче, насыщеннее, чувственнее.

Красивый голос. Сильный, рокочущий, как мотор дорогого автомобиля. Дрожью разносящийся в груди, при звуке которого хотелось кричать от охвативших меня безумных чувств – восторга, наслаждения, желания… Наверное, я ненормальная, раз испытала их в столь неподходящий момент. Что-то непонятное происходит. Я далеко от дома, недавно потеряла любимого младшего брата, меня все еще могут убить – и не могу перестать думать о том, как сильно волнует меня этот странный до кончиков волос мужчина.

– Я не убью тебя, – повторил он с непоколебимой уверенностью, прямо глядя мне в глаза.

По спине пробежали нервные мурашки, и самым неподобающим образом свело от волнения колени, стало трудно дышать. И отнюдь не от осознания, что этот мужчина понимал мой язык.

– Спасибо, – хрипло выдохнула, не в силах отвести взгляд.

Частое, тягучее как мед дыхание предательски сбилось, и тут же меня бросило в жар от осознания: мужчина прекрасно расслышал все оттенки моего голоса.

– Думаю, я должен объясниться, – продолжая сводить меня с ума своим нечеловеческим тембром, он сделал вид, что ничего не заметил.

Насколько глупо я буду выглядеть, если попрошу помолчать и сбегу на улицу, на свежий воздух? Кажется, мне нечем дышать!

Но вместо этого закивала как болванчик, нервно облизывая внезапно пересохшие губы и до боли сводя колени.

Боже, Вика, о чем ты думаешь? Что творишь?! Прекрати немедленно! Ты выглядишь как… Не буду говорить, с представительницей какой «чудесной» профессии только что себя сравнила. Но сравнила! И понимание этого несколько отрезвило.

Шумно выдохнув, на несколько мгновений прикрыла глаза, всеми силами пытаясь взять себя в руки. Получалось, если честно, неважно.

– Понимаю, ты напугана, но уверяю, для этого нет причин.

С губ сорвался нервный смешок – к счастью, меня поняли совершенно не так.

– Мы разве на «ты»? – вопросительно вскинула брови.

– Я тебя голой видел, думаю, можно и на «ты». – И он так обворожительно усмехнулся, что я против воли улыбнулась в ответ.

Но и покраснела тоже, куда ж без этого?

Было стыдно. И страшно. Нервно пригладив волосы, решила воспользоваться тем, что пока что держала себя в руках и могла задавать вопросы.

– Что происходит?

Это был очень хороший вопрос. Самый лучший! И единственный, что пришел на ум.

Мужчина приоткрыл рот, будто собирался ответить, но почему-то замер на секунду, хмыкнул, затем улыбнулся. Я же почувствовала себя губкой, жадно впитывающей каждое его движение.

Неужели можно до дрожи бояться человека и одновременно им восхищаться? Неужели в принципе возможно восхищаться человеком, который, по всей вероятности, и организовал твое похищение?! Вика, где твой мозг?!

Мозг был на месте, а я все равно не могла остановиться, чувствуя себя наркоманкой. Ненормальной. Безумной.

– Знаешь, – протянул он, поднимаясь и устраиваясь на кровати у моих ног, – это будет очень сложно объяснить.

Я знала лишь то, что кожей чувствую его близкое присутствие. Осторожно отодвинув ноги и посильнее закутавшись в чужой мундир, негромко проговорила:

– Я в тебя верю. Можешь начать рассказ с того, где я.

Вообще-то было множество тем, с которых можно начать разбор полетов. И я честно не знала, какую из них назову, пока слова сами не слетели с губ.

Обладатель черных волос и темного загара повернул голову, задумчиво осмотрел меня с высоты своего немаленького роста и как-то устало спросил:

– Ты кто?

Появилось желание промолчать или соврать, но потом вспомнила, что он меня даже голой видел, а потому молчать как минимум глупо.

– Вика, – представилась своему ненормальному похитителю. – А ты?

– Эор.

– Это имя? – решила уточнить на всякий случай.

– Это титул, – учтиво исправили меня с величественным полукивком.

Эор? Я, конечно, не великий историк, но что-то мне подсказывает, что такого титула не существует.

– А имя? – заторможенно вопросила у незнакомца, отчаянно пытаясь не впадать в панику.

Зачем? Ничего же плохого пока не происходит. Происходило, но меня благородно спасли.

– А имя тебе лучше не знать. – И усмехнулся так… по-злодейски. Обворожительно-обаятельно, но в то же время предупреждающе, предостерегающе, будто говоря: «Не стоит».

Я и не стала. Судорожно выдохнула и вроде как безразлично поинтересовалась:

– Как же мне к тебе обращаться?

На какой ответ можно было рассчитывать? Я полагала, что он велит называть его эором, и очень удивилась, когда увидела его хитрую улыбку. И услышала провокационное:

– Можешь называть меня любимым.

Брови взлетели вверх сами по себе.

– Когда это ты успел стать любимым? – Удивившись такому повороту событий, я, кажется, даже бояться стала меньше.

– Я тебя обнаженной видел, – напомнил он с самодовольной ухмылкой.

– Там кроме тебя еще пять мужчин было, – решила напомнить, а затем невинно похлопала ресничками: – Мне всех теперь любимыми называть?

Улыбка сползла с его лица, взгляд стал каким-то бешеным. Я тут же пожалела о словах, но было поздно.

– Разберемся, – мрачно пообещал он, плавно поднимаясь. Но не успела я испугаться в должной мере, как мне сообщили: – Тебе принесут вещи и помогут одеться, а затем проводят ко мне. Даю слово, что отвечу на все твои вопросы.

Я лишь рот открыла, а эор уже развернулся и походкой уверенного в себе человека удалился, так ни разу и не обернувшись.

И только когда за ним захлопнулась тяжелая деревянная дверь, я смогла выдохнуть свободно. Напряжение, тугими кольцами скрутившее тело, ослабло, а вместе с ним из меня будто вытащили все силы.

Спина сгорбилась, плечи устало поникли, голова упала на грудь, лицо закрыл белоснежный водопад растрепавшихся волос. Я и не чувствовала, насколько была напряжена, пока это чувство не отпустило меня.

И тут же в голове, как жужжащие осы в улье, зароились сотни вопросов. Где я? Кто это был? Что произошло? Что теперь со мной будет? Как вернуться к маме? Вопросов было столь много, что у меня закружилась голова, а потому я не сразу услышала, как открылась дверь. В комнату практически беззвучно вошли три девушки.

Милые такие девушки. В сереньких длинных платьях, черных фартучках, с повязками черного цвета на головах, скрывающих волосы. И с тонкой бледно-зеленой кожей, под которой отчетливо проглядывались насыщенно зеленые вены.

Я осталась сидеть, во все глаза рассматривая это самое настоящее чудо. Зеленая кожа – далеко не все странности этой троицы. Например, их изогнутые брови-ниточки, как и длинные пушистые реснички, были насыщенно-красными, а узкие губы – белыми. Носов вообще не было, только две полоски вместо ноздрей.

Девушки были тонкими везде. Высокими и тонкими, как тростинки.

Почувствовала себя неуютно, особенно когда одна из них, низко поклонившись, чего я никак не ожидала, мягким жестом попросила меня встать.

Поднялась из чистого любопытства – что же будет дальше? А еще хотелось посмотреть на них поближе. Страха не было, я просто устала бояться, да и эор обещал, что убивать меня не будет. А если уж он не будет, то за остальных, тем более этих милых девушек, можно вообще не переживать.

– Ра.

– Ма.

– Фа, – поочередно представились они тихими голосами, похожими на шелест листвы.

Какие имена… оригинальные.

– Вика, – назвала свое в ответ, переводя огромные от удивления глаза с одной на другую и на третью.

Собственное имя показалось диким и неправильным на фоне их коротких и лаконичных.

Но со мной больше не разговаривали, меня одевали.

Для начала девушки быстро и ловко расстегнули множество мелких пуговок на мундире, затем черную теплую ткань осторожно с меня сняли и повесили на спинку стула. Потом в руках каждой из удивительно странных служанок появилось по платью. Я наивно полагала, что мне предложат выбрать, но на меня надели все три. Поочередно.

Первым короткое, на узеньких лямочках, тонкое и полупрозрачное, приятно ласкающее обнаженную кожу. Следом за ним молочно-белое, из ткани более плотной, закрывшей меня от плеч и до колен. Третье платье напоминало собой узорчатую сетку из мелких камней, блестящих и переливающихся, как капли росы. Его на меня надевали очень аккуратно, и оно, в отличие от остальных, упало до самого пола и искусным невесомым кружевом скрыло мои руки по самые костяшки пальцев.

Белые туфельки на небольшом каблучке запретили обувать самой, пришлось поднимать ноги и, смущаясь, позволить девушкам сделать за меня это нехитрое дело.

Но на этом процедура не завершилась.

Волосы мне тщательно расчесали тремя разными гребнями поочередно, да так и оставили спадать по спине блестящим платиновым водопадом, сливающимся с платьем.

А потом, когда вроде бы все было закончено, одна из девушек, которых я чисто физически не могла различать, взяла со второго стула, до этого пустого, что-то черное. В шесть рук они развернули ткань и бережно, с непонятным трепетом накинули ее мне на плечи, поправили капюшон и складки на полах и скрепили их на груди серебряной брошью.

И только после этого, вновь низко поклонившись и окончательно меня запутав и смутив, девушки жестами предложили следовать за ними.

Я и последовала – разве был выбор?

По мере нашего шествия на стенах высоко над головами вспыхивали яркие огоньки, освещавшие темные холодные коридоры. Это точно не были лампочки, но и живого огня я не увидела. Было интересно узнать, что это, но в то же время какая-то часть мозга отчетливо понимала, что знание до добра не доведет.

Добирались мы долго. Сначала длинными пустынными коридорами, затем спустились немного вниз, потом долго поднимались, вновь коридорами, и, наконец, вышли к высоким двустворчатым дверям, обычным, из темного дерева с железными ручками. Обычные же двери. Которые так же совершенно обычно открылись перед нами без чьей-либо помощи.

Ах да, не перед нами – передо мной, потому что мои провожатые, ничего не говоря и в очередной раз сложившись пополам в низком поклоне, поспешили скрыться, оставив меня с эором одну.

Под его взглядом я почувствовала себя букашкой, попавшей в руки безумного ученого. Такой вполне себе беспомощной, распятой на стекле букашкой.

– У меня такое чувство, что у вас сломаны двери, – посчитала я своим долгом сообщить эту важную новость хозяину.

Решительно тряхнув головой, пошла ему навстречу, всеми силами стараясь расслабиться и не выглядеть напряженной и испуганной.



Эор оттолкнулся от высокой столешницы, которую до этого подпирал поясницей, и сделал шаг ко мне. Уверенный и невозмутимый, сильный и опасный, капельку жуткий и малость насмешливый – чем вам не главный злодей? Очень даже похож. А мне всегда нравились отрицательные герои…

– Полагаешь? – насмешливо выгнул он правую бровь, подступая ближе.

Он просто шел навстречу, почему же у меня от волнения внутри все сжалось?

Взгляд эора оторвался от моего лица и скользнул вниз. Пробежался по странному одеянию, зацепился за туфельки, особое внимание уделил проглядывающим сквозь прозрачную ткань ногам, куда медленнее вернулся обратно к глазам.

– Безумные ножки. Рад, что угадал с размером. – Улыбающийся мужчина остановился в двух шагах от меня.

– Я тоже рада, – пробормотала, покраснев от его замечания.

Ощущения резко поменялись. Теперь я была не букашкой на столе безумного ученого, а бедной бабочкой, угодившей в лапы кровожадного паука. Паука с невероятно волнующим голосом, от которого по телу бегали мурашки, а перед глазами все плыло.

– Идем? – поинтересовался он, грациозным движением разворачиваясь и учтиво предлагая мне руку.

Свою широкую загорелую ладонь с длинными ровными пальцами, на запястье которой отчетливо проглядывались темные вены. Просто рука, верно? Я и раньше ходила за руку с представителями противоположного пола, но такого волнения не испытывала ни разу.

Поколебавшись немного, прикусила нижнюю губу и все же рискнула. Осторожно вложила в его ладонь свои дрожащие пальчики, которые мгновенно сжали – крепко, но очень бережно и даже нежно.

Только теперь я огляделась – кажется, мы оказались в столовой. По крайней мере большой стол с едой тут был.

– Для начала, – проговорил эор, ведя меня к нему, – я хочу извиниться перед тобой. Делать это не в моих правилах, но я действительно виноват. Тебя вернут домой завтра утром, но перед этим придется пройти через сортировку воспоминаний.

– Через что?

Запнулась на ровном месте, но держащая меня ладонь мгновенно сжалась крепче, уберегая от неприятного падения.

Какое кошмарное название! Какая еще сортировка?!

– М-м-м, кажется, я неправильно выразился. – Он задумчиво посмотрел на меня с высоты своего роста. Помолчал немного, видимо, подбирая слова. – Тебя избавят от воспоминаний о том, что произошло после нападения ищеек.

– Что еще за ищейки? – Я так ничего и не поняла и, нахмурившись, недовольно тряхнула головой.

– У-у, как все запущено, – делано скорбно вздохнул он. – Существа, что притащили тебя сюда.

Меня подвели к столу и отпустили руку. Эор обошел стул с высокой спинкой и отодвинул его.

Я постояла пару секунд, колеблясь и чувствуя себя очень странно, но все же осторожно присела. Стул аккуратно, нисколько не напрягаясь, приподняли, оторвав от пола, – ничего себе! – и переставили к столу поближе. После чего совершенно невозмутимый эор, все так же оставаясь рядом, сделал небрежный взмах рукой.

Сначала я не поняла, что он делает, пока стул, придвинутый у дальней части стола, не взмыл вверх. Пролетев пару метров, он послушно и беззвучно опустился на пол около мужчины.

Удивление? Нет, что вы, это было не удивлением, а самым настоящим шоком! Потому что одно дело догадываться, что место, куда тебя затащили, – не совсем нормальное и обычное, и совсем другое – убедиться в этом собственными глазами.

Магия. Черт возьми, самая настоящая магия! Мелькнула, конечно, мысль, что это просто обман на ниточках, но давайте честно: зачем такому суровому и серьезному мужчине разыгрывать незнакомую девушку?

– Откуда ты вообще свалилась на мою голову?

Эор сел на стул по правую руку от меня, не сводя задумчиво-недоумевающего взгляда с моего лица.

Понадобилось несколько мучительно долгих мгновений, прежде чем его вопрос дошел до понимания. Я моргнула пару раз, пытаясь заставить застывший от удивления мозг работать, потом и вовсе зажмурилась.

Так. Дело плохо. Надо было подумать об этом раньше, хотя бы когда меня во дворе схватили, но лучше поздно, чем как всегда.

– Ты не отсюда, – вынес вердикт мужчина. – Ты не похожа ни на айрин, ни на ахэ. Не похожа ни на одну представительницу существующих рас. Кто ты такая?

Каждое его слово тяжелым грохотом сердца отдавалось в висках, в горле, во всем теле. Я старалась успокоиться, сцепив дрожащие пальцы на сведенных вместе коленях, всеми силами пыталась взять себя в руки и не поддаваться панике. Говорила себе, что я сильная, а здесь пока еще не происходит ничего страшного, но…

Все же было страшно. Непонятно. Нелогично.

Айрин? Ахэ? Эор? Что означают все эти слова? Почему здесь девушки с зеленой кожей и мужчины со странными светящимися глазами? Что еще за ищейки? Двери открываются сами собой, стулья перемещаются по воздуху, цветы мерцают, и тебя затаскивают в свет…

– У тебя странный язык. Я не знаю его, – продолжил тем временем эор.

– Ты говоришь на нем, – заметила, не поднимая век и все еще прилагая усилия для собственного успокоения.

– Мне пришлось срочно его учить.

Глаза я все-таки открыла, чтобы с сомнением и неверием посмотреть на невозмутимого собеседника. Говорят, русский язык один из самых сложных в мире. Да даже если бы он был самым простым, ни за что не поверю, что можно выучить его за какие-то минуты, услышав от меня всего одну фразу!

Это физически невозможно! А раз он так спокойно, не мучаясь подбором слов, на нем разговаривает, значит, знал его до этого!

Наверное, недоумение на моем лице было столь говорящим, что мужчина тяжело вздохнул, подняв-опустив широкие плечи, и принялся объяснять, как маленькой и ничего не понимающей девочке. Хотя на его фоне я и была маленькой и ничего не понимающей.

– Сложно подобрать нужные термины. Я… ну, пусть будет анализировал… твое сознание и скопировал словарный запас и манеру строить предложения. Сложный язык, много оборотов речи и значений на одно слово, но их знаешь ты, соответственно и я тоже.

Кажется, я поняла, но до конца уверенной не была. На всякий случай медленно кивнула.

– Так откуда же ты?

Вопрос прозвучал неожиданно. Я нахмурилась, глядя с сомнением, но мужчина оставался серьезным и не сводил с меня черно-белых глаз, всем своим видом показывая, что он ждет не дождется услышать ответ.

– А твои ищейки тебе не рассказали? – осторожно поинтересовалась.

Если уж он сам организовал похищение, то почему не знает, откуда меня… доставили?

– Не успели, – досадливо скривился он и тут же наигранно весело предложил: – Салат? – И продемонстрировал мне глубокую черную вазочку с взорвавшейся радугой внутри.

Не дожидаясь моей реакции, стал накладывать переливающееся цветами нечто в черную плоскую тарелку.

– Почему не успели? – Слова его мне не понравились, внутри что-то испуганно екнуло и сжалось, а тело напряглось в ожидании ответа.

Эор отставил салатницу, взял другое черное блюдо и переложил с него на мою тарелку три продолговатых, как мне показалось, яйца, только светло-зеленых в фиолетовую крапинку. Рядом кучкой легли какие-то черные зерна, затем треугольник хлеба, посыпанный семечками красного цвета, потом… Потом эор посмотрел на мою тарелку, понял, что в нее больше не влезет, и только после этого поднял голову, чтобы, глядя мне прямо в глаза, невозмутимо солгать:

– Ушли.

Так невинно это прозвучало, что я ему не поверила. Мой младший брат частенько подобные финты ушами проворачивает… Проворачивал.

Воспоминание, на время отошедшее на задний план, до судорожной боли сжало сердце. Рваный выдох сорвался с губ, стон я смогла удержать лишь неимоверным усилием воли.

И эор заметил это. Только, к счастью, неправильно понял мою реакцию. Поморщился недовольно, бросил взгляд на накрытый стол, затем мрачно посмотрел на меня и, снова скривившись, безрадостно поинтересовался:

– Истерить будем? И зачем? Да подумаешь! С ищейками чего только не происходит! Ну, умерли пять штук, чего волноваться-то?

Чего?! Я так воздухом и подавилась, с ужасом глядя на невозмутимого эора. Умерли пять штук?! Это что значит, он их… убил? Убил своих людей?! Боже мой! И такой спокойный! Он…

– Понятно, истерить все же будем, – недовольно подытожил.

Отодвинул свою пустую еще тарелку в сторону, поставил локоть на стол и опустил подбородок на ладонь, глядя на меня устало и все так же недовольно.

– Только давай быстрее, – откровенно взмолился он, – я вымотан и голоден.

Он убил пять человек. И сидит равнодушный. И есть хочет. Еще и мной же недоволен! Пять человек, боже мой! Пять человек!

– За что?

Вопрос прозвучал хрипло и очень испуганно. Чувствовала я себя перепуганной. До чертиков. До мурашек. До нервной дрожи во всем теле и панического желания сбежать подальше.

Выражение лица мужчины из скучающе-усталого поменялось на мрачно-непримиримое, после чего, глядя мне в глаза, эор жестко отрезал:

– За любимого.

Я только сейчас вспомнила его ответ на мой вопрос «Как мне тебя называть», и свою реакцию на него, и все дальнейшее… Он что, тогда ушел убивать этих несчастных?! Неужели они погибли… из-за меня? И они тоже…

Стало нечем дышать. Чувство вины резануло острым ножом, оставив на сердце глубокую кровоточащую рану. Я не могла заставить себя сделать очередной вдох. Замерла, потерянно глядя в пространство перед собой, не в силах перетерпеть боль, безжалостно сжавшую и без того истерзанное сердце.

Они погибли из-за меня.

Все они.

Пять незнакомцев и мой брат.

Я виновата в их смертях. И никто другой.

– Да ты что, издеваешься? – Эору стало уже не смешно.

Я не слышала, как он приблизился, почувствовала лишь, как сильные руки мужчины осторожно, но непреклонно поворачивают меня вместе со стулом лицом к нему.

Эор пощелкал пальцами у меня перед глазами, а когда я моргнула и сфокусировала на нем перепуганный взгляд, тяжело вздохнул и присел передо мной на корточки. Я так понимаю, это его любимая поза, потому что, если он хотел поставить наши лица на одну линию, у него все равно не получалось бы – даже в таком положении он был выше!

– Они заслужили, – произнес резко и грубо, заставив меня вздрогнуть, сжаться и прислушаться к его словам. – Они провалили серьезное задание, не справились, не оправдали надежды, подвели меня, в конце концов. Привели не того, подвергли твою жизнь не только сильному потрясению, но и серьезной опасности, осквернили твои честь и достоинство. Они заслужили смерть. Я убил бы их и без твоих слов. Ну-ка, перестала паниковать, пока я не вызвал лекаря и не усыпил тебя до утра.

Аргументы… подействовали. По крайней мере они поразили меня до такой степени, что под грозным мужским взглядом я совершенно неосознанно, но понятливо кивнула. И даже не намекнула, что, исходя из его же логики, ему надо было бы убить себя… за то, что осквернил мои честь и достоинство.

Я просто молча позволила эору развернуть стул и вновь придвинуть его к столу, молча же дождалась, пока он займет свое место и как-то зло наложит себе в тарелку темного мяса, тех же черных зерен и чего-то непонятного красного. Молча сидела, пока сотрапезник, резкими движениями нарезав мясо, сжевал несколько приличных кусков.

И вот странность: чем дольше я сидела и украдкой наблюдала за раздраженным эором, тем спокойнее мне становилось. Странно же, правда? Он злится, а я успокаиваюсь. Моя жизнь переворачивается с ног на голову, а мне даже немного смешно.

Кажется, я все же сошла с ума.

– Я рассказываю, ты слушаешь, не перебиваешь и не теряешь сознание, – в конце концов проговорил мужчина, бросив на меня предупреждающий взгляд.

Я вновь послушно кивнула, хотя слова про потерю сознания напугали.

Эор взял со стола темную бутылку, высокую и узкую, и без усилий, легко и просто открыл крышку. Вместе с горловиной, оставив у сосуда неровные края.

Я… промолчала, да. Все еще страшно было, и сказать ему что-либо казалось самоубийством.

Мужчина негромко выругался – я не поняла ни слова, но по интонации догадалась. Крышку отложил в сторону, раздраженно заглянул внутрь бутылки, а потом аккуратно разлил по двум высоким бокалам темно-изумрудную жидкость, красиво переливающуюся в свете горящих на столе огоньков. Один из бокалов пододвинул ко мне поближе.

Я не очень-то рассматривала антураж столовой, множество блюд с непонятной и откровенно странной едой и те самые горящие как лампочки маленькие огоньки. Буквально все мое внимание притягивал эор, особенно когда начал говорить:

– Тебя взяли по ошибке, ищейки чувствовали Саха. Сах – один из беглых магов Смерти. С недавних пор их в наших краях осталось не так много, и выжившие пытаются спасаться бегством. Не перебивай!

Его грозный окрик привел меня в чувство – оказывается, я уже набрала воздуха в грудь и открыла рот, собираясь спросить, зачем же их преследовать. Испуганно вздрогнув, поспешно захлопнула рот и пристыженно опустила глаза долу.

Эор неодобрительно покачал головой, наколол на узкую вилку с двумя длинными зубчиками приличный кусок темного мяса и отправил его в рот. Быстро прожевал, запил и продолжил:

– Маги Смерти стали опасными. Они решили, что стоят выше законов и не должны подчиняться обществу. Они вышли из-под контроля, и мы должны были что-то с этим делать.

Я слушала, едва дыша. Маги Смерти, на которых объявили охоту… Это все больше походило на сказку. Не добрую, а очень даже жестокую сказку, слушая которую, я не могла перестать внутренне содрогаться.

– Большая часть выживших бежала в другие миры, но остались и те, кто не пожелал мириться со своей судьбой. Сах один из них. Ешь, Снежинка.

– Что? – Удивленно моргнула. – Какая еще снежинка?

Эор улыбнулся. Не с превосходством и коварством, как до этого, а мягко и лишь чуть снисходительно. У него оказалась невероятно добрая и приятная улыбка.

– Снежинка – это ты, – пояснил мне как маленькой.

Наколол и отправил в рот еще кусочек мяса, не сводя с меня насмешливого взгляда, от которого мне стало неуютно.

– Я не снежинка, – возразила, нервно сглотнув.

– Снежи-и-инка, – протянул он коварно, – белая и невинная, немного наивная и очень пугливая. Чем тебе не снежинка?

Щеки начал заливать румянец. Опустив взгляд в свою полную тарелку, тихо возразила:

– Я не пугливая.

– Ага, – расплылся мужчина в довольной улыбке, – значит, со всем остальным ты согласилась.

Возразить было нечего. Поэтому я просто взяла вилку с двумя острыми зубчиками, как и у эора, наколола на них что-то зеленое и продолговатое, похожее на стручок горошка, и отправила в рот. Овощ не захрустел, как я того ожидала, а буквально растаял во рту, наполняя его нежным кисловатым соком.

– А огнем в меня зачем кидался? – медленно жуя, почти безразлично поинтересовалась у спешно поглощающего еду собеседника.

– Проверял твою безвредность.

Я смотрела на него молча. Эор поймал мой взгляд, вздохнул, дожевал и проглотил мясо, запил изумрудным напитком, что в бокале передо мной остался нетронутым, затем пояснил:

– Если бы ты была магом Смерти, магия внутри тебя попыталась бы любыми способами защитить свой сосуд. Ты бы ответила ударом, а не кричала, зажмурившись. – На последних словах его губы изогнулись в кривой ухмылке, в замерцавших глазах заплясали бесенята, и эор иронично-нагловатым тоном добавил: – Храбрая Снежинка.

На явную провокацию я не ответила. А когда с достоинством отправляла в рот очередной неизвестный овощ, чувствуя краснеющие щеки, думала о том, что я умнее и выше этого мужчины, поэтому буду игнорировать его, убогого.

Эор хмыкнул, оценив порыв. Допил искрящийся зеленый напиток из своего бокала, вновь наполнил его до краев странной жидкостью и продолжил:

– Как я уже сказал, ищейки вышли на тебя, потому что почувствовали его магию. Я не знаю, как это случилось, но тебе очень повезло, что вообще в живых осталась. И потом повезло второй раз – и ты снова осталась жива, хотя по всем правилам я должен был тебя убить.

Что-то красное, оказавшееся сладковатым и сочным, что я в тот момент активно пробовала на вкус, пошло не в то горло. Вилка со звоном упала на тарелку, а я зашлась в натужном кашле, пытаясь сделать глоток воздуха.

Одно дело подозревать и старательно отгонять от себя мысли, что меня чуть не убили, и совсем другое услышать фразу прямым текстом. Нет, я не удивилась, просто она прозвучала очень неожиданно. И до пугающей дрожи спокойно.

Эор молча постучал меня по спине, а когда я перестала кашлять, легкие удары сменились осторожными поглаживаниями.

Я так и замерла, вся красная, испуганно впитывая необычные ощущения.

Мужчина сделал еще одно медленное движение от лопаток до копчика, а затем его рука дрогнула и пропала.

– Спасибо, – пробормотала, смущенная прикосновениями.

– За что? – поинтересовался он спокойно, даже как-то отстраненно, не глядя на меня.

Мне почему-то стало стыдно.

– За то, что не убили.

Эор, вмиг закаменев и закрывшись, будто спрятавшись в раковину, бросил на меня мрачный взгляд. Так ничего не ответив, вновь принялся за еду.

Ел он быстро, торопливо орудуя вилкой и челюстями. У меня же аппетит пропал точно так же, как у него настроение – внезапно и, видимо, надолго.

Лениво ковыряя вилкой в тарелке, я все думала о том, почему эор вдруг так изменился. Все дело в поглаживании моей спины? Так не гладил бы!

– Утром вернешься домой и забудешь о нас, – спустя несколько долгих минут тишины повторил эор то, что уже прозвучало ранее.

Вот только неясно, для кого из нас двоих он повторил эти слова.

– Хорошо, – спокойно отозвалась, пробуя что-то желтое, круглое и твердое, внутри оказавшееся теплым, тягучим и по вкусу напоминающим рыбу.

Какая странная у них тут кухня…

– Ты никогда не хотела сделать что-нибудь такое, чего тебе очень хочется и о чем потом лучше не вспоминать? – ненавязчиво поинтересовался эор.

Намек поняла сразу, удивило другое: зачем он мне это предлагает?

Он поймал мой удивленный взгляд и спокойно ответил:

– Я виноват перед тобой.

* * *

Это была удивительная ночь. Самая волшебная, сказочная, нереальная, феерическая и просто бесподобная! Ночь нескончаемого восторга! Ночь… магии! Ночь, которую я буду помнить лишь до утра.

Я ответила эору согласием. Поколебалась, взвешивая «за» и «против», а потом махнула на все рукой и решила полностью отдаться на волю случая.

– Пусть это будет умопомрачительно, – попросила я тогда эора.

Он в ответ многообещающе улыбнулся.

И не подвел.

– Готова? – крикнул он, перекрывая грохот воды.

Развернулся ко мне, по пояс стоя в светящейся нежно-голубым воде, крепче сжал мою ладонь и улыбнулся – немного безумно, но очень радостно.

– Нет! – закричала, вцепившись в его пальцы мертвой хваткой.

Казалось, стоит ему отпустить меня, и я упаду! Что мы вообще творим?! Два идиота!

Возбужденный происходящим эор, расслышав мой панический ответ, решил пойти другим путем. И в лесной темноте, прорезаемой лишь слабым свечением воды в шумной широкой реке, прозвучал его вопрос:

– Ты мне веришь?

В его ладонь я вцепилась и второй рукой. Придвинулась ближе, чувствуя тепло воды и тяжесть намокшей рубашки – не моей, а снятой с широких плеч эора. Мои платья, все три, давно валялись на берегу. Сам мужчина был в одних темных штанах, с обнаженным торсом, таким шикарным, что я непременно закапала бы его слюной, если бы не вот это все.

– Верю ли я похитившему меня незнакомцу, что убил людей, рылся у меня в мозгах, собирается стереть память и при этом даже имени своего не говорит?! – заорала я в ответ, замерла на миг и добавила громко и радостно: – Да!

Эор рассмеялся, глянул в темноту перед нами и крикнул:

– Аяр, меня зовут Аяр!

И мы прыгнули! Как два больных психа, взяли и прыгнули с водопада!

Я закричала, прижавшись к напряженному телу Аяра, обвив его руками и ногами и спрятав лицо у него на груди, чувствуя на спине надежно обнимающие горячие руки.

Наверно, я совсем больная, потому что даже сейчас, падая со стометрового светящегося водопада куда-то в неизвестность, мне не было страшно. Я чувствовала крепкое тело эора, исходящую от него уверенность и знала, что я в безопасности. Абсурд? Да! Но с этим чувством ничего не могла поделать.

Обрывая мой радостно-испуганный визг, теплая вода мягко обняла нас со всех сторон. Нежно и осторожно. Ничего страшного не произошло.

Руки Аяра обняли меня крепче, прижали к груди, и я каждой клеточкой своего тела ощущала перекатывающиеся под его кожей мышцы, когда мужчина в два сильных гребка поднял нас на поверхность.

– Рехнуться можно! – выдохнула, жадно глотая воздух и не переставая безрассудно улыбаться.

Адреналин все еще клокотал в организме, заставляя тело дрожать от переизбытка эмоций. Меня то и дело тянуло на смех, но его я сдерживала, пусть и с трудом.

Это было нереально круто! Непередаваемо! Жутко и захватывающе одновременно!

Эор негромко рассмеялся, а я, заслушавшись, позволила ему убрать с моей щеки намокшие белые пряди длинных волос.

В голубоватом мерцании воды лицо эора казалось мне сказочным. Все вокруг казалось сказочным, но только его лицо так сильно хотелось потрогать. Коснуться кожи, ощутить ее тепло и шероховатость щетины, скользнуть пальцами по нижней челюсти…

И я не стала себе в этом отказывать. Глядя в его удивительные глаза, понимала, что тону в их белизне, осторожно касаясь пальцами мужской щеки.

Одна его рука под водой продолжала прижимать меня к нему, а второй он накрыл мою ладонь, притиснув чуть сильнее к коже.

Это было так… Чувственно! Остро! Волнующе! Мой разум плыл как в тумане, я плохо воспринимала происходящее, но в то же время каждой клеточкой своего тела остро ощущала абсолютно все – теплую вязкость воды, твердость мужского тела, руку, обжигающую меня сквозь ткань его намокшей рубашки.

И нервную дрожь от одного только понимания: он не может отвести от меня взгляда так же, как и я от него.

– Я не могу, – грустно улыбнулся он, сжал мою ладонь чуть сильнее, а потом убрал от своего лица, опустив в воду. – Воспоминания сотрут тебе, а не мне.

Я не стала настаивать, хотя и мне стало грустно. Позволила ему вытащить меня на берег, высушить мои волосы и одежду порывом горячего, но не обжигающего воздуха.

– Ночью мой мир оживает! – прошептал Аяр несколько минут спустя, когда вспышка света перенесла нас с берега светящегося озера на темный луг с мягкой, как бархат, травой.

– А почему шепотом? – спросила едва слышно, невольно прижимаясь к нему сильнее и опасливо вглядываясь в темноту.

Эор нашел мою руку и переплел наши пальцы.

– Чтобы не спугнуть сказку, – промурлыкал он на ушко, пуская по моей коже миллион чувственных мурашек. – Смотри наверх.

Я посмотрела и едва не застонала от восторга.

Над головой было звездное небо, то самое, что я видела, когда меня только притащили сюда. С крупными яркими звездами голубого, зеленого и белого цвета и той самой большой звездой, что я вначале спутала с Луной.

Небо, невообразимо прекрасное, как самое чудесное в жизни полотно! Сказочно прекрасное! Непередаваемо чудесное! Оно будто жило своей жизнью, переливалось разными цветами и искрилось нам на радость!

– Как красиво, – прошептала восторженно с мечтательно улыбкой на губах.

Мне захотелось остановить этот момент. Чтобы всегда было так же спокойно, удивительно-прекрасно, сказочно-волшебно и тепло. Чтобы не было переживаний и боли.

Даже жаль, что забуду это.

– Да, красиво, – согласился стоявший рядом эор. – Забавно.

Я вопросительно посмотрела в его задумчивое лицо.

– Что забавно?

Его губы изогнулись в легкой улыбке с привкусом горечи. Взгляд скользнул по мне, а потом вернулся на звездный небосклон.

– Я видел это небо каждую ночь на протяжении долгих лет, но только сейчас задумался о том, как на самом деле оно красиво. – Его голос был тихим и показался мне очень грустным, даже сожалеющим.

Я не нашла слов, чтобы ответить. Просто стояла рядом, закусив губу, и не знала, что сказать, пока слова сами не слетели с губ, как ветерок с крон деревьев.

– Мы всегда не ценим то, что у нас есть. Нам кажется это данностью, обыденностью, ничем особенным. А потом в один момент мы лишаемся этого и только тогда начинаем ценить, когда уже ничего нельзя изменить. Я рада, что ты оценил это небо до того, как его у тебя забрали.

Внимательный взгляд мерцающих во мраке ночи глаз приковал меня к месту. Я не смогла отвернуться, стояла, будто пойманная на крючок, едва дышала и смотрела в его серьезные глаза. И меня больше не пугала их странная особенность светиться в темноте.

– Мне жаль, – проговорил он в конце концов. – Жаль, что у тебя забрали твое небо. Кто это был?

Оставалось лишь поразиться его проницательности. Какой догадливый…

Наверно, не стоило ему говорить. Я его почти не знаю, но… Мы только что прыгнули со стометрового водопада, и выжила я исключительно благодаря ему. Заслуживает высшей степени доверия, как мне кажется. К тому же ночью всегда тянет на откровенные глупости, о которых поутру мы жалеем. Но я утром ни о чем и не вспомню, так почему бы не воспользоваться этой ночью по максимуму?

– Мой брат, – выдохнула едва слышно и нашла-таки в себе силы отвернуться.

Сказочный мир вокруг начал медленно гаснуть, окуная меня в пучину боли и вины. Дышать стало тяжело, сосредоточиться на какой-либо мысли еще тяжелее.

– Что случилось?

Голос Аяра был тихим. Эор не давил, но и не пытался меня жалеть. Наверно, поэтому я и ответила:

– Его сбила машина.

Наверно, у них здесь не было машин, но я не стала рассказывать, что это, а эор не спросил.

Он не сказал ни слова, просто вдруг обнял меня и притянул к себе. Не страстно, не любовно, не успокаивающе. Обнял мягко, но в то же время крепко, просто позволяя понять, что я не одна. Здесь и сейчас я была не одна. И от исходящей от него безмолвной поддержки и чувства безопасности мне действительно стало легче дышать.

И уже было плевать, кто он и где я вообще нахожусь, плевать, что будет утром, плевать на все. Я просто обняла своего спутника в ответ, обвила руками узкую крепкую талию и уткнулась носом в его обнаженную грудь.

Не знаю, сколько это длилось. Мне не было дела до времени, просто было хорошо – здесь и сейчас. Аяр не торопил. Он терпеливо ждал, пока я успокоюсь.

– Спасибо, – прошептала я на выдохе, коснувшись губами его крепкой груди и пощекотав дыханием теплую кожу.

Эор под моими руками ощутимо напрягся. Всего на миг стал похожим на камень, а затем мышцы вновь расслабились, по моей спине провели широкой ладонью и где-то в волосах послышался его хрипловатый голос:

– Не за что. Извини, Снежинка, я не умею утешать.

Я отрицательно мотнула головой, не желая отстраняться.

– Ты меня успокоил.

– Рад, если так. А сейчас отпусти меня, маленькая, потому что я не могу.

Я бы не отлипла, пропустив его слова мимо ушей, если бы его теплые ладони не легли на мои хрупкие плечики и осторожно не отодвинули бы.

– Почему?

Прозвучало глупо и по-детски, я это хорошо понимала, но все равно не смогла скрыть неприятной обиды ни в голосе, ни в выражении лица.

Аяр печально взглянул на меня с высоты своего немалого роста, а затем отступил на шаг, еще больше разрывая расстояние между нами.

– Потому что ты мне нравишься, Снежинка, а это плохо.

– Плохо, что тебе кто-то нравится? – удивилась, приподняв брови, но стараясь не показывать, как мне понравилось его признание.

– Плохо, что мне нравишься ты, – исправился он тихо, уголки губ дернулись в грустной улыбке, а свечение глаз будто потускнело. – Эоры любят лишь раз и никогда не отпускают от себя любимых. Мы отдаем сердце своим избранницам, и если с ними что-то случается, они умирают или просто уходят, мы долго не живем. Если я полюблю тебя, то уже не смогу отпустить. Сомневаюсь, что тебе это нужно. Кто ждет тебя дома?

– Мама, – прошептала непослушным губами, потрясенная услышанным.

– Вот видишь, – печальный вздох был мне ответом, – ты не можешь остаться, а я не такой мерзавец, чтобы держать тебя против воли.

Я… я не могла остаться. И была ему благодарна за то, что рассказал. Что предупредил. Что объяснил и не стал лишать меня права выбора.

– Спасибо. Обычно я не благодарю в таких количествах, но ты заслуживаешь благодарности.

– Очень сомневаюсь, – хмыкнул он, насмешливо глядя на меня. – Замерзла?

Я покачала головой, потому что действительно было тепло, но мне уже протягивали руку, предлагая последовать за Аяром в быстро формирующийся темный портал.

И я не стала отказываться. И не пожалела, когда из темноты мы вышли где-то в горах.

Первое, что я почувствовала, были острые камни под босыми ногами. Но это не оказалось проблемой, потому что, не успела я зашипеть от боли, как Аяр наклонился и легко подхватил меня на руки.

– Тебе же тоже больно, – заметила, обнимая его за мощную шею.

– Не переживай, – улыбнулся он мне, неторопливо идя вперед, – лучше посмотри вон туда.

Я послушно повернула голову и замерла.

Это было самое прекрасное, что я когда-либо видела!

Мы действительно оказались в горах. На большом выступе, в центре которого сверкала глубокая чаша кристально чистой воды. Она призывно поигрывала волнами, отражая свет раскинувшегося наверху бесподобного звездного неба. Но это было не все.

Там, дальше и ниже, раскинулось целое поле тех самых светящихся цветов! Загадочно-белоснежных, прекрасных, чуть колышущихся на легком ветру. Края огромной долины обрамлял высокий темный лес, хотя разглядеть деревья я не могла из-за расстояния.

Сказка… Даже лучше, чем сказка!

Ночь, загадочное мерцание волшебных цветов, прекрасное звездное небо и чистое горное озеро. Что может быть прекраснее?!

– Нравится? – Тихий шепот Аяра пощекотал нежную кожу шеи.

Хихикнув, я согласно кивнула:

– Очень красиво! А что ты?.. А-а-а!

Это не было воплем ужаса, скорее смесью радостного визга и легкого испуга, когда меня, все так же держа на руках, занесли и опустили в чашу с прохладной водой.

Я рассмеялась, чувствуя себя невероятно хорошо, и неосознанно сильнее прижалась к эору.

– Ай-яй-яй, Снежинка, не делай так.

Его усмешка показалась натянутой. Повернув голову, с легким удивлением отметила, что нечеловеческие глаза будто замерцали ярче.

Легкий страх мурашками пробежался вдоль позвоночника.

– Извини! – Тут же вспомнив его слова, попыталась отстраниться, но меня не пустили.

– Не дергайся, Снежинка, хорошо?

Я замерла. Сложно сказать, страшно мне было или… Все же страшно, да. Страшно, что не смогу попасть домой. Страшно из-за того, что мог сделать этот даже не человек. Да просто оттого, что я была далеко от дома, в совершенно не знакомом мне мире.

Честное слово, мне уже надоело бояться, но я никак не могла избавиться от этого чувства.

Хотя нужно признать: с Аяром страшно не было. Не в той мере, что в самом начале. С ним было спокойно и надежно, даже уютно, будто я знала его всю жизнь.

И все же эта ночь была поистине удивительной. Мы сидели в прохладной воде, устроившись на естественных каменных выступах, наслаждались окружающей тишиной и молчали. С ним было хорошо молчать. Это было… естественно. Как данность. Спокойно и без напряжения.

Мне хотелось, чтобы это длилось вечно.

Но все в нашей жизни рано или поздно заканчивается, закончилась и наша чудесная ночь.

Протянутая рука, которую я приняла, даже не задумываясь, закруживший вихрь портала, головокружительный полет, и мы, совершенно мокрые, вышли в теплой комнате с одиноко горящей на столе свечой.

– Переночуешь здесь, – Аяр мягко подтолкнул меня к неприметной дверке, – вытрись и надень мою рубашку.

Я уже сделала пару шагов вперед, но обернулась, вопросительно глянула на невозмутимого мужчину и удивленно поинтересовалась:

– Это твоя спальня?

Простая комната. Не очень большая, в темных тонах, с четырьмя дверцами по трем стенам… И с новой мебелью. Я думала, мне показалось, но здесь действительно была новая мебель!

Мягкий пушистый ковер под ногами еще чуть похрустывал, деревянное изголовье большой кровати блестело, темные покрывала на ней дышали свежестью…

Наверное, мне все же показалось. В самом деле, зачем менять мебель в спальне?

– Моя, Снежинка. Иди уже!

И я, не обернувшись, направилась к указанной двери. Открыв ее, очутилась в темном помещении. Миг – и на стенах вспыхнули и тускло засияли белесые огоньки, освещая пространство, оказавшееся гардеробной.

Вешалки с одеждой, полки с обувью, все красиво и аккуратно, каждая вещь на своем месте.

– А что взять можно? – рассеяно крикнула, чуть повернув голову назад.

Закрытая мной дверь хлопнула, на пороге появился эор. Глянул на меня насмешливо, стянул с вешалки черную майку. После придирчивого осмотра решительно протянул ее мне и, бросив напоследок еще один смеющийся взгляд, вышел, притворив за собой дверь.

Переодевалась я быстро, задаваясь одним-единственным вопросом, который и озвучила эору, выйдя в его майке, спускавшейся мне ниже колен.

– Я буду спать здесь?

Он стоял перед закрытым окном. Повернув голову, внимательно оглядел меня. Смотрел недолго, но светлеющим взглядом пробежался по всему моему телу, уделив особое внимание обнаженным ногам, и затем резко отвернулся обратно к окну.

– Здесь, Снежинка. Залезай в кровать.

Я и с места не двинулась.

– А ты?

– А мне нужно срочно остыть, – все так же не глядя на меня, хрипло выдохнул он и шагнул в закрутившийся темный портал, чтобы исчезнуть, оставив меня одну.

Обижаться не стала, даже наоборот, мысленно поблагодарила его. Торопливо залезла в постель и по самую шею укрылась теплым одеялом.

Уснула на удивление быстро – все же незнакомое место, столько впечатлений за день… Но об этом я не думала. Просто заснула, чувствуя умиротворение и уютную негу.


Какой-то неясный звук проник в мое сознание, заставив проснуться. Осторожный, очень тихий звук, которого совершенно точно не должно было быть.

Поняла причину внезапно накатившей на меня паники, когда под чьей-то тяжелой ногой вновь скрипнула половица. В комнате кто-то был!

Быстрее, чем включилось сознание, я распахнула глаза и резко села на кровати, с ужасом глядя… Это не было игрой воображения, в моей комнате находился мужчина!

Высокий рост, довольно худощавое телосложение, скрытое капюшоном лицо и длинное, по щиколотки, темное пальто, по которому я и узнала человека, сбившего меня с ног. Это он! Тот, за кем охотились ищейки! Тот, кто подставил меня! Кого все ищут! Он здесь, в моей спальне!

От страха открыла рот, собираясь закричать, привлечь чье-нибудь внимание, но он оказался быстрее. Рывок, движение, размазавшееся у меня перед глазами, и на мое лицо легла его рука в холодной кожаной перчатке, крепко закрывая рот и на корню обрывая попытку позвать на помощь.

– Извини, – прошептал он совсем не зловещим, а каким-то немного виноватым голосом, кладя ладонь мне на висок, – мне очень жаль, что так вышло. Я не могу умереть сейчас, а в случае с тобой есть шанс, что ты останешься в живых. Извини меня.

Боль раскаленным железом вонзилась в мою голову. Резкая, сильная, нестерпимая! Крик все же сорвался с моих губ и огласил округу, когда и вторая рука мужчины опустилась на мою голову, но это было уже неважно: весь замок вмиг ожил, засветился, наполнился громким воем сирены.

А боль оглушала, выжигала меня изнутри. По лицу текли слезы, горло рвалось от крика, душу выворачивало наизнанку, а мозги будто продолжали плавиться в огне. Невыносимо больно!

Я и не поняла, когда все закончилось. Просто в какой-то момент не выдержала и потеряла сознание, но даже там, в спасительной тьме, не стало легче – боль продолжала сжигать меня дотла.

* * *

Даже не открыв еще глаза, я точно поняла, что окружающий мир изменился. Он будто… ожил. Пульсировал, как человеческое сердце, вибрировал, дышал.

Мир вокруг меня жил.

А еще, лежа на мягкой влажной постели, я точно знала, что сейчас рядом со мной находится очень много существ. Больше всего было полупрозрачных, нечетких, темно-серых. Они стояли вдоль стен, мелькали в дверных проемах, были вообще повсюду.

Еще три виделись четкими, яркими и сильными – кроваво-красный, насыщенно-синий и темно-зеленый. Они сгруппировались возле моей постели и держались обособленно от остальных, гордые и независимые.

Но был среди присутствующих и тот, что постоянно перетягивал мое внимание.

Темный и опасный, непроглядно-черный, мрачный, грозный, суровый, внушающий если не панический ужас, то дикий страх уж точно. Он стоял ближе всех к кровати, а его темные контуры то и дело расплывались в разные стороны, чтобы через несколько мгновений вновь стянуться к своему источнику.

Я не видела, но точно знала, что передо мной Аяр.

Я чувствовала его взгляд, скользящий по мне.

Чувствовала сожаление, грусть, вину и злость. Эти эмоции были такими явными, будто принадлежали мне самой.

– Сахаэр, эор.

Не знаю, что было сказано, но оно мне определенно не понравилось. И лежать неподвижно более не имело смысла.

Глаза я открывала осторожно. Слишком ярко! Вокруг было непривычно ярко! Пространство вокруг буквально пульсировало, искрясь насыщенно-алым и зеленым. Сам воздух окрасился в эти цвета.

На стенах была сияющая синяя сеть, на потолке непонятные черные пятна, тоже, кажется, живые, а вокруг постели спиралью закручивалась темнота.

Мужчин в комнате оказалось всего четверо. Та самая цветная троица и он. Больше я не видела никого, но в то же время точно знала, что прямо у стен сейчас замерли без движения три десятка теней… Ищейки.

Его глаза притянули меня сами собой. Все такие же пугающе-прекрасные, такие же ужасающе-волнующие. Все такие же ненормальные глаза…

– Привет. – Улыбнулась уголком губ, хотя было очень невесело.

Горло саднило, неимоверно хотелось пить, а перед глазами, невзирая на яркость окружающего мира, все плыло.

Аяр не ответил. Проигнорировал он и стоящего за спиной мужчину в красном мундире с золотыми нашивками, обеспокоенно что-то проговорившему. Он просто стоял в шаге от постели, опустив руки вдоль тела и выпрямив спину, и неотрывно смотрел на меня.

Он не обвинял.

Ему было невообразимо жаль.

Столько сожаления, раскаяния и вины во взгляде я видела только в собственном отражении в зеркале.

– Все так плохо? – спросила вроде бы спокойно и безразлично, но внутри все сжалось в ожидании приговора.

– Разберемся, – мрачно пообещал он с убийственной решимостью.

Помня, что произошло в прошлый раз, когда я это услышала, даже не сомневалась в том, что решимость его действительно будет убийственной.

– Расскажешь? – попросила без особой надежды.

У эора дернулась щека. Сурово-серьезное, будто окаменевшее выражение его лица меня если и пугало, то самую малость. Как и заледеневший взгляд, что он ни на миг с меня не сводил.

– Ночью пришел Сах, обошел систему охраны, проник к тебе и провел ритуал передачи магии. Мне жаль, Снежинка, но теперь ты маг Смерти.

Смысл этих слов был каким-то далеким, будто скрытым в густом тумане, и шел он ко мне очень медленно, но когда дошел… Сначала я обрадовалась. Что, серьезно, я стала магом?! А потом осознала весь кошмар происходящего…

«Сах – один из беглых магов Смерти. С недавних пор их в наших краях осталось немного, выжившие пытаются спасаться бегством», – набатом простучало в моем медленно соображающем мозгу.

Воздух вдруг загустел, новый вдох дался мне с большим трудом.

«Маги Смерти стали опасными. Они решили, что стоят выше законов и не должны подчиняться обществу. Они вышли из-под контроля, и мы должны были что-то с этим делать». Не нужно быть гением, чтобы понять, что магов Смерти тут истребляют.

Они вышли из-под контроля.

Прижала ко рту дрожащую ладонь. Ужас? Да, пожалуй. Вчера был просто страх, детский лепет в сравнении с тем, что ощутила сейчас.

Магов Смерти убивают.

Я стала магом Смерти.

И теперь Аяр должен сделать то, от чего спас вчера.

Должен меня убить.

Внутри все болезненно сжалось от этого тяжелого понимания. Мужчина, что за одну ночь сумел открыть мои глаза и показать свой прекрасный мир, должен меня убить.

Это что, справедливо? Я не мечтала о магии, я ее даже не хотела, меня никто не спросил, а теперь еще и убьют. За грехи других.

– Забери ее, – хрипло попросила у того единственного, от кого теперь зависела моя жизнь. – Забери эту магию. Она мне не нужна.

Грустная улыбка означала отказ, но он все же произнес эти слова, каждое из которых болезненным ударом проникло в самое сердце:

– Не могу, Снежинка. Передать магию может только ее носитель, а для этого тебе необходимо знать нужный ритуал и превосходно владеть собой, чтобы не уничтожить половину государства. У тебя нет ни первого, ни второго.

Выдох вышел шумным и судорожным. Мозг начал ощутимо нагреваться, отчаянно мечась от одной мысли к другой. Должно же быть какое-то решение, какой-то способ справиться с этим и сохранить мне жизнь!

Я не хочу умирать.

Мне нельзя умирать! А как же мама? Что будет с ней? Она не переживет смерть второго ребенка. Это ее сломает.

– И что мы можем сделать? – напряженно спросила, с мольбой и отчаянием глядя в тускло мерцающие глаза эора.

Пожалуйста, скажи, что есть выход. Скажи, что это не приговор. Что у меня есть шанс!

– Есть три варианта, – тихо поведал он, вновь проигнорировав что-то требовательно воскликнувшего мужчину в зеленом позади него. – Первый устроит Совет и вообще всех, кроме нас с тобой. Второй подорвет мою власть, с чем я не очень готов мириться, и уничтожит твой мир. А за третий ты будешь ненавидеть меня всем своим существом до конца жизни. Если узнаешь. Извини, Снежинка, но в сложившихся обстоятельствах я вынужден остановиться на третьем варианте.

С этими словами он шагнул ко мне. Уверенно, мрачно, решительно. Только в этот момент я поверила, что власть действительно сосредоточена в его руках, – только человек с большой ответственностью на плечах может быть непоколебимым и не жалеющим о своем решении.

Инстинктивно дернулась назад, вжалась в подушки, когда эор, сделав второй разделяющий нас шаг, навис надо мной. В этот момент я видела не просто мужчину – это был уверенный в своих действиях властитель, воплощение мощи целого государства, готовый поставить на кон все ради благополучия своей страны.

Он быстро наклонился, светящиеся зрачки оказались в каких-то миллиметрах от моих распахнутых глаз. Широкие горячие ладони легли на виски, сжали голову, не позволяя вырваться, а чужие губы, едва ощутимо касающиеся моих, шевельнулись, произнося беззвучное «прости».

Боль! Яркой вспышкой неконтролируемой энергии она вспыхнула в сознании, а следом за ней пришла волна прохладного спокойствия, растаявшая еще до того, как успела накрыть меня всю. И снова боль! Дикая, нестерпимая, выпивающая до дна, мгновенно сменившаяся волной холода…

Они сменяли друг друга. Ледяное спокойствие и обжигающая боль. Сменяли без перерыва, постоянно, закрутившись в нескончаемом круговороте, что уносил меня в спасительную тьму.

Не помню, как потеряла сознание. Просто в какой-то момент все прекратилось, осталось лишь жжение в груди и чувство пустоты.

* * *

Проснулась оттого, что стало нечем дышать. Воздух был жарким и тягучим, он с трудом проникал в легкие даже через открытый рот.

Испугавшись, я села на чьей-то мягкой постели, откинув к ногам теплый плед, что до этого укрывал меня по самую шею. Стало чуть легче, но воздух все еще был тяжелым. А потом поняла: дело не в воздухе. Просто мою грудь сжимает столь сильно, что я не могу дышать!

От впитавшегося в кровь чувства тревоги и вины сводило судорогой руки и ноги, дрожало все похолодевшее и будто еще более похудевшее тело. Меня всю трясло, как в лихорадке, а в сознании отчаянно стучала паника.

Было такое чувство, что я забыла что-то важное. Очень нужное. Жизненно необходимое. Что-то такое, что сводило с ума долгое время, а сейчас осталось внутри звенящей пустотой. Это важное вертится где-то рядом, но постоянно ускользает от меня, скрывается в темноте, не дает вспомнить.

Дверь открылась в тот самый момент, когда я уже хотела закричать в отчаянии. Дернувшись от неожиданности, подняла голову и с недоумением уставилась на беззвучно вошедшего в спальню Аяра.

– Что происходит? – голос предательски сорвался, выдав степень моего страха.

Тут же и без того яркий мир вокруг меня окрасился новым цветом – непроглядно-черным. Темный сгусток скользнул от приблизившегося к кровати эора, по воздуху подлетел ко мне и окутал с ног до головы, словно коконом.

Сразу стало легко дышать, напряжение, сжимавшее до этого каменными тисками, ослабло. Меня больше не трясло, хотя пальцы еще мелко дрожали, паника перестала сводить с ума.

– Заклинание успокоения. – Осторожно пристраиваясь на край постели и не сводя с меня внимательного взгляда, Аяр добавил: – Обновляю каждые две маэ, ты их уничтожаешь с завидным постоянством. Что помнишь, Снежинка?

Его голос чудесным образом подействовал на меня. Страх исчез окончательно, хоть и напрягло только что услышанное, но ответить смогла спокойно:

– Было больно, но я не помню почему. Ты, твои глаза…

– Помнишь, как я выучил твой язык? – мягко перебил он меня. – То же самое был вынужден проделать с тобой. Мне жаль, но ты не сможешь вернуться домой. Тебе придется пройти курс обучения под присмотром одного моего доверенного, это займет четыре года в лучшем случае. Твою семью уже навестили, мама думает, что ты уехала учиться на другой конец мира, с братом все хорошо, его уже выписали, и он сидит дома.

Р-р-раз! Острым клинком наотмашь! Несоответствие, несовпадение… Что-то такое, что ярким огнем вспыхнуло в сознании, вынуждая меня испуганно замереть и мысленно повторить все, что сейчас услышала.

Обучение, четыре года… Почему так долго? Зачем?! Я не хочу! Что, он уже навестил мою маму? А мне даже не дал с ней попрощаться! Егор… Воспоминания о брате отозвались щемящей болью во всем теле.

– Успокойся, – резко велел Аяр.

Я вздрогнула от непривычного холодного тона и удивленно наблюдала, как от мужской фигуры отделяется тьма и окутывает меня вместо той, что только что растворилась в воздухе. И снова стало спокойно и прохладно, снова ясные мысли, легкая отрешенность и безразличие.

– Что с Егором? – спросила у эора и скривилась от собственного равнодушного голоса.

Внутри меня будто все заледенело.

– Он в порядке, я уже сказал тебе, – не моргнув и глазом, глядя мне прямо в глаза, сухо бросил Аяр.

А я поняла, что он врет. Как и то, что в этом не признается. Я могу догадываться сколько угодно, но он ни за что не подтвердит мои догадки.

– Почему ты не дал мне увидеться с мамой? – Еще один вопрос, что вышел столь же безразличным.

– Потому что ты опасна, – ответил эор и на это. – Я как Верховный глава Совета принял решение о сохранении твоей жизни. Отучишься четыре года, сдашь выпускные экзамены, сумеешь держать себя в руках, передашь магию и можешь возвращаться домой.

Я только открыла рот, собираясь задать последний вопрос, крутящийся у меня на языке, но эор опередил. Поднялся с кровати, воплощением грозной уверенности навис надо мной, маленькой, одарил меня холодным взглядом и отчеканил с пугающей безапелляционностью:

– Опережая твой вопрос, мой ответ «нет». Нет, ты не можешь не проходить обучение. Ты отучишься эти четыре года, нравится тебе это или нет. Под ударом слишком много жизней, чтобы я мог позволить тебе решать самой. Можешь обижаться, но моего решения это не изменит. Четыре года, а потом можешь быть свободна.

И он просто развернулся и вышел, ни разу не обернувшись и не пожелав услышать мои слова, что я ему обязательно бы сказала. Ушел, закрыв за собой дверь, а через миг сквозь стену проскользнуло новое облако тьмы, окутавшее меня, только на сей раз не дарующее спокойствие, а утягивающее куда-то на мутное дно, где было тихо и тепло.

* * *

За свою жизнь я совершил многое. Убивал, уничтожал, создавал заново. Всегда действовал решительно и никогда не колебался. Никогда не сожалел. Всегда знал, что сделал то, что было нужно.

Знал это и сейчас, но все равно не мог избавиться от неприятно тянущего чувства в груди.

Мне было жаль эту девочку. Этого ребенка. Она была маленькой по всем меркам моего мира. Неопытной, невинной, вызывающей неконтролируемое желание защищать. Еще там, в подземелье, куда ее притащили ищейки, появилось это желание – спрятать ее от всего мира. И от себя в первую очередь. Закрыть в высокой башне на тысячу замков, чтобы ничто и никогда не могло испортить ее невинной красоты.

А теперь она стала магом Смерти.

Катастрофический просчет с моей стороны. Не хочу и не буду оправдываться, но раньше ни один маг Смерти не пытался проникнуть в мой дом. Мой просчет. Выяснить, как он оказался на защищенной территории, так и не удалось, есть лишь предположение: Снежинка.

Нет, она его не провела, во всяком случае, осознанно. Она выступала в роли якоря – на ней остался отпечаток его магии, по которому на нее вышли ищейки и по которому сам Сах пришел к ней. Зачем он это сделал, тоже пока не понимаю, но подлянку мне подстроил знатную.

Зато было кое-что, о чем я точно не жалел: Снежинка осталась жива.

По ее грустным глазам и так видно, что этот ребенок пережил слишком много страданий, лишить ее жизни было бы непростительным преступлением.

Хотя, да, она стала магом Смерти, и уже к утру об этом будут знать все. И я сожру собственный язык, если хотя бы половина мира не попытается ее убить.

Кахэш!

Не скажу, что я ненавидел себя в этот момент за все совершенное, но врезать себе определенно хотелось.

Первый раз – за непростительный просчет.

Второй раз – за упущенного в суматохе Саха.

Третий – за стертые воспоминания Снежинки.

Нельзя было делать это, но иначе она бы просто не смогла. Я видел, сколько боли приносят ей воспоминания о брате, как трудно ей понять и принять его смерть. А теперь, наложенное на ее силы, это убило бы ее. А вместе с ней и всех нас.

– Ваше величество, какие будут указания? – ворвался в нерадостные мысли голос Мира, главнокомандующего отрядами ищеек.

Прежде чем ответить, я молча создал еще одно успокаивающее заклинание и отправил его к зашевелившемуся источнику, что был тремя этажами выше и правее. Полезные заклинания – теперь я даже на расстоянии улавливал любые изменения в организме Снежинки, и плевать, что на каждое такое заклинание, которых я за остаток ночи сплел уже штук пятьдесят точно, уходил приличный глоток энергии.

Восстановлюсь. А если выйдет из-под контроля новоиспеченный маг Смерти, не восстановится уже никто.

– За девушкой следить неотрывно. Усилить защиту замка. Расширить поиски Саха. Артефакторов ко мне.

– Кого именно? – уточнил Мир.

– Всех самых лучших.

Ищейка поклонился и растворился в стене, оставляя меня в кабинете одного. Надо тоже идти, дела не ждут, но желания не было. Хотелось плюнуть на все, подняться на три этажа выше, пройти в темную спальню Снежинки и просто смотреть на то, как она спит. Хоть одну маэ.

Эта малышка действовала на меня странно успокаивающе. Она как экзотический необитаемый остров посреди штормового океана. Над ним хмурое небо, грохочет гром, кругом скалы и рифы, и волны так и норовят поглотить тебя, но стоит коснуться земли, как ты чувствуешь себя куда лучше. Все происходящее сдвигается на задний план, пока ты, лежа на песке, любуешься изящными кронами высоких тонких деревьев.

Она необычная, и мне это нравится. Ясные голубые глаза, похожие на две льдинки, не выходят у меня из головы. И волосы, как снежное полотно. Кожа ровная и невероятно светлая по сравнению с обитателями моего мира. Она – снег. Снежинка. Маленькая и хрупкая, того и гляди растает.

Пришлось тряхнуть головой, избавляясь от совершенно не нужных сейчас мыслей. И, переборов себя, пойти не в ее спальню, а решать проблемы. Что-то у меня такое чувство, что их теперь будет все больше и больше.

* * *

Пробуждение вышло… странным.

Я лежала на спине, откинутое одеяло валялось где-то в ногах, а сами ноги… гладили. Медленно, неторопливо, с чувством и явным наслаждением. То целиком широкой ладонью, то только кончиками пальцев. Когда правой коленной чашечки коснулись чьи-то нахальные губы, я не выдержала и резко распахнула глаза.

– Проснулась? – насмешливо поинтересовался эор, нисколько не впечатленный моим возмущенным взглядом и спокойно продолжая поглаживать оголенные чуть выше колена ноги.

У меня от такой наглости слов не находилось, впрочем, Аяр их и не ждал.

– Давай умывайся, переодевайся и завтракать. Времени мало, у меня дела, а у тебя занятия. И давай без истерик, хорошо? У меня правда на них нет времени.

Истерить я не стала только потому, что лично у меня на это не было ни сил, ни желания. Да и к чему истерики, если мне прямым текстом сказали, что выбора нет и эти четыре года учиться все равно придется?

Я вздохнула и попыталась встать. На этом, собственно, все и закончилось – попытка позорно провалилась. Меня попросту не пустили!

Сидевший рядом эор, до этого ноги поглаживающий, самым наглым образом мои конечности обнял. Я замерла, пораженная его поведением. Где-то там, на краю сознания, проскользнула потрясенная мысль: «И это правитель государства…» Мысль исчезла, так толком и не сформировавшись.

Остались удивление и острая нехватка слов.

И все то время, пока эор, продолжая обнимать мои ноги, нежно их гладил и иногда целовал, я чувствовала себя выброшенной на берег рыбой. Сидела, опираясь руками на кровать у себя за спиной, смотрела на него распахнутыми глазами и открывала-закрывала рот, не зная, что сказать.

Тишину нарушил эор:

– Это будут тяжелые четыре года.

После чего вздохнул так горестно, что мне его даже жаль стало, оставил мои конечности в покое, поднялся, улыбнулся и протянул мне длинную узкую белоснежную коробочку, перевитую серебристой лентой.

– Что это? – Нахмурилась, настороженно забирая подношение.

Тяжеловатое. Любопытство так и подмывало открыть ее прямо сейчас.

– Малая часть моих извинений, – криво усмехнулся эор, печально на меня посмотрел и молча вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.

Он ушел, а я осталась. Ноги еще чуть покалывало от недавних ласк, а меня распирало удивление и обуревало желание оградить себя от эора Аяра… На всякий случай.

Посмотрев пару секунд на закрывшуюся дверь, я осторожно развязала бантик, положила ленту рядом с собой на постель и с легкой опаской открыла крышку.

На белой мягкой подушечке лежал изящный тонкий браслет. Черное золото благородно поблескивало в лучах льющегося в открытое окно солнца, а усыпающие его поверхность мелкие белые камни загадочно мерцали.

Красота завораживала. Она казалась мне таинственной и недостижимой. Чтобы убедиться в том, что мне не кажется, осторожно провела по холодному металлу кончиками пальцев.

И тут же увидела сконцентрированную в нем черноту. Она не была опасной, потому что я точно знала, откуда она здесь взялась, – это была та самая чернота, что проникала ко мне от Аяра и неизменно успокаивала.

Прикусив губу от желания подтвердить догадку, я подхватила украшение, надела его на руку и застегнула простой, но крепкий замочек.

Дышать стало легче – это было первое, что я почувствовала. Так и есть, то самое заклинание успокоения.

С улыбкой на губах поднялась с постели и утонула босыми ногами в высоком ворсе ковра. И тут до меня дошло, что я оказалась в другой спальне, не в той, в которой засыпала вчера. Эта комната была больше и светлее, и в ней всего две двери. Через одну из них вышел эор, я же открыла вторую.

И угадала, оказавшись в… нужно полагать, ванной. Середину комнаты занимала глубокая каменная чаша, наполненная прозрачной голубоватой водой. На широком краю в ряд лежали разноцветные камни – большие, размером с кулак, и маленькие, где-то с ноготь. Красные, золотые, черные, один даже сине-зеленый. А еще они пахли. Чем – сказать сложно, но ароматы у всех были разные.

Скинув с себя чужую майку и оставив ее на полочке у двери, осторожно отстегнула браслет и положила сверху, а уже после этих манипуляций голышом забралась в каменную чашу. Она оказалась глубокой, мне почти по середину груди. Насладившись довольно горячей водой и отмокнув, путем нехитрых манипуляций выяснила, что камни – это мыло! Или не мыло, не знаю. Но они пенились и вкусно пахли, так что я решила называть их привычно.

Когда неиспробованных камушков не осталось, я решила, что водных процедур с меня пока хватит.

И без того мокрый пол покрылся лужицами, пока я прыгала по ванной в поисках полотенца. Нашла. Вот кто такую важную вещь будет прятать на нижнюю полку стоящего в углу неприметного шкафа?! В общем, полотенец ушло три: одно на волосы, одно я обмотала вокруг себя, а третьим вытерла пол.

Обычный, казалось бы, процесс чистки зубов тоже показался весьма занимательным. Началось с того, что на одной из многочисленных полочек я нашла непрозрачный сверток. Я бы в него и не заглянула, если бы внимание не привлекло одно-единственное слово, крупными ровными буквами выведенное на верхней стороне бумаги: «Снежинка».

Заинтересовавшись, я взяла сверток в руку, взвесила, убедила себя в том, что убивать меня вроде пока не собираются, и только после этого заглянула внутрь.

Там была зубная щетка. Такая совсем обычная, правда, не с привычной пластиковой ручкой, а полированной деревянной. А еще были гранулы, которые, как я догадалась, использовались вместо зубной пасты, что подтверждал и исходящий от них приятный смолисто-хвойный аромат.

Покончив с утренними процедурами, кутаясь в полотенце и на ходу застегивая красивый успокаивающий браслет, вышла обратно в спальню и замерла на пороге. Мало того, что постель была заправлена, так меня еще и ждали!

– Темного утра, айрина, – в один голос поздоровались Ра, Ма и Фа – странно поздоровались, на каком-то ломаном грубом языке, но я поняла каждое слово! – и разом протянули ко мне руки.

С волосами они возились долго, старательно расчесывая их, доводя фактически до блеска, потом заплели у висков две тонкие косички, оставив основную массу спадать по спине.

Сегодняшний наряд отличался от вчерашнего. Первым делом, не обращая внимания на мое смущение и нежелание раздеваться перед посторонними, на меня натянули белье. Обычное такое, белое, без кружев и оборочек. Следом – платье, тонкое, но плотное, тоже белое, длиной до самого пола. Поверх ткани красовалась узорчатая сетка, сверху еще одна, вся в камнях. Заключительным аккордом шел уже знакомый мне черный плащ.

Только водрузив на меня все одеяния, святая троица низко поклонилась и ушла, пожелав темного дня.

И вот странность: они спокойно вышли через дверь, а стоило мне самой подойти к той же створке, как пространство вокруг меня фактически взорвалось!

Воздух засиял и заискрился, над головой что-то протяжно завыло, застонало, заорало! Все вокруг мгновенно вспыхнуло яркими сине-зелено-черными искрами, а чувство внутри меня, до этого в принципе не существовавшее, вдруг зашипело о том, что вокруг меня собралось множество ищеек.

Я благоразумно замерла на месте. И не прогадала – всего через пару секунд в комнату уверенно шагнул собранный и грозный Аяр.

Ему хватило доли мгновения, чтобы оценить обстановку. Воющая сирена тут же стихла, разноцветные искры пропали, а невидимые ищейки начали исчезать, проходя прямо сквозь стены…

– Испугалась? – ласково поинтересовался эор, шагнув ко мне.

– А они постоянно так приходить будут? – нервно спросила, вглядываясь в одну из стен, через которую как раз просачивались сразу три пульсирующие сущности.

До этого успокаивающе улыбавшийся мне Аяр вдруг закаменел. Тени у стен замерли и передумали исчезать, а их… Не знаю, кем им приходился эор, но он резким движением распрямил и без того прямую спину, расправил плечи, став еще выше и больше маленькой меня, наградил меня тяжелым взглядом и напряженно спросил:

– Ты видишь ищеек?

И так мне это не понравилось…

– Не вижу, – призналась честно, – просто чувствую. Мне кажется, они пульсируют. Довольно странное ощущение. Я вроде бы ничего не вижу, но при этом точно могу сказать, что они сейчас повсюду. Стоят у стен, настороженные, прямо как ты, и прислушиваются к каждому моему слову, бросая на тебя удивленные взгляды.

Судя по мрачному выражению лица эора, все это он прекрасно знал, но искренне не понимал, откуда подобное ведомо мне. Под его взглядом стало совсем неуютно. Неловко потоптавшись на месте, я в конце концов вроде бы безразлично поинтересовалась:

– А почему все шумело и искрилось? – Имея в виду недавнее представление, из-за которого, собственно, Аяр и пришел.

– Усилили систему безопасности, – ответил он, глядя все еще напряженно.

– От меня? – спросила несколько виновато.

Оказалось, что не догадалась.

– Ради тебя, – поправил эор. – Ночное происшествие целиком и полностью моя вина, я недооценил противника. К слову, мы все свято верили, что маги Смерти не чувствуют ищеек, поэтому их всегда и отправляли. Что ж, больше подобного не повторится. Идем?

Выбора все равно не было, пришлось идти. Но по дороге в неизвестность, плетясь позади напряженного сурового эора, я не переставала с интересом осматриваться. Вчера было мало что видно в темноте, но сегодня, когда в редкие узкие окна с узорными решетками проникал теплый яркий свет, я могла увидеть многое.

Могла, да. И видела бы, если бы было на что посмотреть.

Камни. Камни на полу, камни на стенах с теми же светящимися огоньками, камни на высоком потолке над головой. И коридоры, коридоры, коридоры… Длинные, узкие, извилистые…

А еще тут были люди, если это, конечно, люди. Какие-то вооруженные военные – высокие, в черной форме, с самыми настоящими огромными мечами на поясах. Этих воинов было много, ходили они группами по пять-десять человек и постоянно попадались нам навстречу.

Всех их эор пропускал, отступая к стене и вынуждая меня делать то же самое. И это было очередной неожиданностью – как оказалось, я имела неверное представление о магических мирах.

Так, например, я полагала, что своего правителя воины должны пропускать, падая перед ним на колени и выказывая уважение, а они лишь коротко кивали, и то скорее в благодарность за то, что эор их пропустил.

Странно как-то. Или же просто я слишком глупая.

Шли мы довольно долго. Сначала по узким коридорам, потом спустились на два лестничных пролета вниз, и опять коридорами, пока, наконец, не вышли к столовой.

– Устраивайся, – приглашающе указал Аяр на стул.

Сейчас, в льющемся из окна свете, я могла хорошо рассмотреть это помещение. То, что изначально я приняла за столовую, на деле оказалось кухней. Не очень большой, не сказать, что уютной, зато обжитой. Здесь была простая деревянная мебель – стол с такими же простыми стульями, длинная столешница вдоль стены, все пространство над и под ней занимали множество полочек и ящиков. А еще было несколько углублений и лежащих рядом с ними камней – насыщенно-красных и глубоко-синих.

– Спасибо, – все же озвучила то, что хотела сказать по дороге сюда, но никак не могла выбрать момент.

– Не за что, – отмахнулся Аяр, мгновенно понявший, о чем я.

Развивать тему я не стала.

– Давай помогу? – предложила чуть погодя, когда поняла, что он собирается готовить завтрак.

Простое предложение, что такого? А эор почему-то обернулся и наградил меня очередным задумчивым взглядом. Присел, открывая большой ящик, из которого по полу потянуло морозцем, и поделился еще одной особенностью своего мира:

– Айрины не готовят.

– Почему? – не могла не спросить я, сидя за столом и наблюдая, как на толстую доску поочередно вооружают два замороженных свертка.

Действительно интересно было. Вот бы в нашем мире женщины тоже не готовили! Некоторым это, конечно, нравится, но большей части быстро надоедает, угнетая своей рутинностью.

Эор ничего не ответил, только усмехнулся, а потом… а потом заинтересованной мне наглядно продемонстрировали, почему, собственно, женщины не готовят.

Аяр развернул один из бумажных свертков, затем взял со столешницы и кинул в нишу красный камень, мгновенно там загоревшийся. Над углублением поставил вытащенную из другого ящика большую сковороду, на нее бросил каких-то светлых ягод из каменной вазочки на столе. Кухня мгновенно наполнилась приятным травяным ароматом. На раскаленный металл уложили извлеченные из свертка замороженные лепешки. Огонек убавили, сковороду накрыли крышкой, а сам эор повернулся ко второму свертку.

Открыл его уже как-то привычно, извлек на доску кусок замороженного мяса… И этот несчастный – толщиной сантиметров в пятьдесят – кусочек Аяр с самым невозмутимым выражением лица разрубил одним ударом. Причем нож у него был – наши тесаки нервно курят в сторонке.

Завернув остатки в ту же бумагу и убрав сверток в морозильный ящик, эор быстро и как-то пугающе легко нарезал замороженное мясо на кубики, отправил его на сковородку к уже нагревшимся лепешкам, а сам взялся за нарезку овощей. Белых, серых, сине-зеленых – все так же быстро и уверенно, умело орудуя ножом, больше похожим на широкий кинжал.

Высыпав овощи в уже ароматно пахнущую сковороду, мужчина потянулся к небольшому круглому красному плоду, похожему на помидор, но в последний момент обернулся на меня и передумал.

– Что это? – с любопытством покосилась я на плод.

Или овощ?

– Макари, – буркнул эор с ударением на второе «а». – Тебя убьет. Не приближайся к нему.

На крутые бока красного нечто я посмотрела уже куда внимательней, на всякий случай запоминая.

– А тебя не убьет? – спросила пару минут спустя, решив, что досконально изучила ядовитого представителя здешней флоры и теперь смогу отличить «помидор» от остальных.

Аяр тем временем нарезал какие-то светлые стебельки, громко ими хрустя, но все же ответил, не прерываясь:

– Макари – ядовитый местный фрукт. Нам его подают с самого детства, постепенно увеличивая количество, потому что было бы глупо жить среди макари и не есть их. У меня иммунитет, а тебя он убьет. Не пробуй ничего белого.

Вопросов больше не было.

Очень скоро вся кухня наполнилась упоительным ароматом мяса и овощей. Аяр терпеливо дождался готовности блюда и шевельнул рукой, поднимая уже потухший камень из ниши и возвращая его на законное место. Содержимое сковороды с помощью все того же ножа было разложено по тарелкам. Одну эор поставил передо мной, вторую рядом.

Он не позволил мне даже чай заварить, хотя я хотела помочь. Сам нагрел сосуд, отдаленно похожий на чайник, сам разлил горячую воду по кружкам, сам покидал в них какие-то листики и ягодки, сам опустил по золотистому камушку, сам это дело ложкой размешал и на стол поставил.

– Ешь, – велели мне, устраиваясь на стуле рядом и протягивая двузубую вилку, – и запивай чаем. Так вкусно.

Поверила, приняла прибор и отломила кусочек приготовленного с таким старанием завтрака. Подула, остужая, а потом не выдержала и с улыбкой заметила:

– Ты на меня так смотришь, будто от моего вердикта зависит как минимум судьба целой страны.

Аяр рассмеялся, а я застыла на миг, жадно впитывая невероятно приятный и странно волнующий звук.

– Если тебе не понравится, я впаду в глубокую депрессию и заброшу дела Раэха. Так что да, от твоего вердикта зависит судьба целой страны.

Звучало… внушительно. И пусть эор смеялся, я все равно почувствовала на себе большую ответственность. С этим чувством и под его внимательным взглядом положила кусочек аппетитно пахнущего нечто в рот и тут же сделала глоток сладкого травяного чая.

– М-м-м! – простонала с совершенно искренним блаженством, зажмурившись от удовольствия. – Твоя страна может сегодня спать спокойно.

– Моя страна тебе невероятно благодарна, – отозвался мужчина со смешком, но я все равно расслышала напряжение в его голосе.

А когда открыла глаза и вопросительно на него посмотрела, он уже увлеченно жевал.

Завтракали мы не очень долго. Точнее, Аяр ел быстро и сосредоточенно, а я все не могла насладиться вкусом завтрака, разрываясь между «съесть быстрее эту вкусноту» и «растянуть эту вкусноту на подольше».

В конце концов доедать пришлось торопливо, потому что эор, покончив с собственной порцией, убрал посуду в сторону, поставил локти на стол, скрестил пальцы и, устроив на них подбородок, уже в открытую меня рассматривал.

Глотать под его внимательным взглядом было несколько затруднительно, но эора сей факт не волновал, и мне приходилось давиться, старательно делая вид, что все в порядке.

– Ты Снежинка, – повторил он задумчиво то, что вчера уже прозвучало, – потому что такая же беззащитная и хрупкая.

От его слов стало немного обидно, но я все равно покраснела.

– И так же таешь от моего взгляда, – закончил он свою мысль, сверкнув глазами.

Не успев проглотить кусочек горячей лепешки, подавилась им. И уже второй раз за два дня эору пришлось спасать меня от удушья. К счастью, в этот раз обошлось без поглаживаний.

Не обрадовало и другое:

– Я тут подумал, что четыре года мне не продержаться.

Снова не подавилась только потому, что глоток чая сделать не успела. На всякий случай отставила от себя кружку, напряженно посмотрела на Аяра и хрипло спросила:

– В каком смысле?

– Я доверяю Акару, но себе доверяю больше. Следовательно, жить ты будешь со мной, постоянно находясь под моей защитой, а не в академии, как он предлагал. Мой мир не терпит магов Смерти, и, уж поверь, тебя попытаются убить уже сегодня. Повезет, если всего пару раз. Таким образом, на протяжении четырех лет ты постоянно будешь находиться рядом. С учетом того, что меня к тебе влечет, предупреждаю сразу: четыре года я не протяну.

Молча отломала еще кусочек от почти закончившейся лепешки, отправила в рот и принялась тщательно жевать. Не то чтобы мне все равно было, я даже честно собиралась испугаться, но потом подумала: а зачем? Проблемы это не решит, только новые создаст, а так хоть поем нормально.

Единственное, что спросила, проглотив:

– Кто такой Акар?

– Ректор академии, в которую тебя зачислили. Между прочим, мне за это пришлось простить ему давний долг. Десять лет не прощал, а тут пришлось. Так что ты мне теперь должна.

Десять лет? Подняла голову и пристально всмотрелась в суровое мужское лицо. Я бы не дала ему больше тридцати двух, если бы не глаза… Поэтому пришлось задать следующий вопрос:

– А сколько тебе лет?

Ответ потряс своей невозмутимостью:

– Сто семьдесят. А тебе?

Я не стала отвечать. Просто сил на это не хватило. Молча допила чай, молча отставила кружку в сторону, молча же посмотрела на Аяра, с любопытством ожидающего моих слов.

– А сколько живут ваши айрины?

– В среднем – до трехсот лет.

Ну да, примерно такую цифру я и ожидала услышать… Информация не радовала. Получается, я умру до того, как у них треть жизни пройдет! А если эор не сдержит обещания, и того раньше…

– Что тебя так обескуражило? У вас не так? – вновь продемонстрировал он свою проницательность.

– Сто, – вынесла я жестокий вердикт. – И это запредельный максимум, до которого доживают единицы. В среднем же лет семьдесят-восемьдесят.

Был бы Интернет, я бы статистику посмотрела.

Эор поднял на меня тяжелый взгляд и замер на пару мгновений, будто ожидая, когда я рассмеюсь и скажу, что пошутила.

Мне смешно не было. Ему, заметившему мою серьезность, тоже. Но Аяр повел широкими плечами и уверенно заявил:

– Разберемся.

Вот удивительный человек! То есть не человек, а эор. Но все равно удивительный. Слово «разберемся» у него, наверное, любимое. Но самое интересное, что он со всем действительно разбирается. И мне страшно даже подумать, что он способен сделать.

Невозмутимый Аяр поднялся, забрал опустевшую посуду и направился к еще одной нише в столе. Сунул в нее голубой камень, дождался, пока наберется зажурчавшая вода, и сложил в нее посуду. Которую тоже вымыл сам, чем окончательно завоевал мое сердце.

– Кто попытается меня убить?

Не знаю, зачем спросила это у эоровской спины, слова сами слетели с губ. Но он ответил:

– Совет – точно. Кстати, благодаря тебе мы сможем вычислить и устранить несогласных с властью.

– А они… у них может получиться?

Аяр отвлекся от посуды и внимательно на меня посмотрел.

– Может ли у них получиться убить тебя? – уточнил, хотя я уверена, он точно знал положительный ответ. Но я кивнула, и тогда он был вынужден жестко ответить: – Нет.

Всего одно слово, но прозвучало оно так, что я и не подумала усомниться.

– Пошли, Снежинка.

И я пошла, как очень послушная девочка. Молча.

Шли недолго, пока не оказались в просторной гостиной.

Она была светло-голубая, как будто в изморози. Белый узорчатый потолок и пол, льдисто-голубые стены, светло-синяя обивка большого удобного дивана и трех кресел рядом с ним, белый деревянный столик в центре, белый же резной камин, даже шкафчики со стеклянными дверками были белыми. Очень светло и красиво.

– Жить будешь здесь, – подтверждая мои смутные подозрения, произнес эор, – спальню пока не достроили, но к твоему возвращению вечером все будет готово. Гардероб тоже шьют, к ужину доставят. Если что еще нужно, можешь смело говорить.

Я понятливо кивнула, но на Аяра даже не взглянула, рассматривая белоснежные воздушные занавески на двух больших, пропускающих много света окнах.

Как вышел эор, я видела, но не придала этому значения. Вернулся он быстро, приблизился ко мне и что-то протянул. Взяла я совершенно не задумываясь, и только когда кожи коснулся холодный металл, поняла, что мне в руки только что вложили оружие.

– Что это? – Завороженно провела кончиками пальцев по украшенному сложными узорами холодному, чуть мерцающему фиолетовым лезвию врученного мне кинжала.

Он был тяжелым, красивым и… пугающим. Да я в своей жизни из оружия только кухонный нож и держала! И что-то очень сомневаюсь, что этот стилет предназначен для нарезки овощей и фруктов!

– Твоя защита, – совершенно серьезно заявил эор, стоявший напротив со сложенными на груди руками.

Я облизала пересохшие губы и с сомнением посмотрела на него, вскинув брови:

– Думаешь, поможет?

Аяр задумался. Оглядел меня с ног до головы, глянул на клинок в руке и кивнул каким-то своим мыслям. Оружие забрал и вышел, но вернулся почти сразу, неся в руке… два клинка. Все тот же фиолетовый и похожий, только чуть длиннее, спрятанные в красивых кожаных ножнах.

Проигнорировав скептическое выражение моего лица, стянул с собственного плеча незамеченный мною тонкий кожаный ремень и наклонился ко мне. Я попыталась отстраниться, не готовая к такой откровенной близости, но меня опять проигнорировали.

Быстро и уверенно, будто проделывал это множество раз, эор самым наглым образом меня поймал! Просто пропустил ремень за спиной, поймав спереди оба его конца, потянул на себя, заставляя меня дернуться и чуть ли не упасть на него, усмехнулся и застегнул пряжку. И потом, коварно улыбаясь, потянулся навстречу с всем понятным желанием, продолжая удерживать меня за застегнутый пояс и не позволяя отодвинуться.

– Так нечестно! – возмутилась, упираясь руками в его каменную грудь.

Мой возглас вновь проигнорировали. А потом поцеловали. Так… ух! Поцелуй – это всегда взрыв чувств и ощущений, а когда целующий тебя человек тебе очень нравится, то эта ядерная смесь увеличивается и усиливается еще раз в пять.

Эор целовал меня как-то… просто, без затей. Не демонстрировал собственный опыт, который у него, без сомнений, был весьма богатым, не пытался соблазнить, не старался сокрушить, выбив все мысли из моей головы. Его поцелуй был осторожным, но в то же время уверенным, мягким и нежным, изучающим, спокойным.

Спокойным, да, но у меня все равно сбилось дыхание и пропало всякое желание сопротивляться. Однако прежде, чем я успела совершить непростительную ошибку и ответить ему, эор уже отстранился, глядя на меня сверху вниз заметно посветлевшими глазами.

– Ты чудо, – выдохнул он с сильно смутившим меня восхищением. – Такая маленькая и нежная, что мне хочется тебя съесть!

Кажется, я побледнела. Кажется, мне даже не кажется. Сумбурные мысли подтвердил Аяр, вдруг переставший улыбаться и хмуро на меня взглянувший.

– Не надо меня есть, – хрипло попросила со всей серьезностью.

– Да я и не собирался, – немного обиженно отозвался мужчина, а потом блеснул широкой улыбкой и добавил весьма многообещающе: – Пока.

А потом преспокойно застегнул оба клинка на ремне у меня на бедрах и подарил еще одну широченно-наглую улыбку.

– Знаешь, мне кажется, что я тебя боюсь, – честно призналась я эору.

– И правильно делаешь, – так же искренне и серьезно отозвался Аяр и протянул мне руку, чтобы уволочь в закрутившийся портал.

Не прошло и минуты, как мы с ним уже входили в чей-то кабинет.

Большой каменный стол с множеством бумаг и писем на нем, окно закрыто тяжелыми темными портьерами, по обе стороны от него вдоль стен тянулись высокие шкафы, сплошь забитые книгами. Толстыми и очень толстыми, старыми и очень старыми, в кожаных переплетах и с какими-то непонятными тусклыми символами.

Все не так плохо, но… Вместо ножек у стола были два каменных дракона, на передних лапах и крыльях держащие столешницу. Спинки деревянных стульев увиты витиеватой резьбой с узором из каких-то монстров. Светильники на стенах – в виде летучих мышей, держащих в лапах светящиеся шары. На стене справа висела огромная мрачная картина, на которой кто-то большой и рогатый разрывал пасть кому-то тоже рогатому, но маленькому.

Место напрягало настолько, что я против воли придвинулась поближе к Аяру, опасливо оглядываясь по сторонам.

Темно и мрачно, как-то гнетуще… А еще в воздухе ощутимо пульсировала магия. Ее пульс был чистым, ровным и сильным. Сама не поняла, в какой момент начала прислушиваться, отодвинув весь остальной мир на задний план.

Тук-тук. Тук-тук.

В ритме магии едва ощутимо дрожала и вся комната.

Тук-тук. Тук-тук.

Громче и сильнее.

Тук-тук-тук.

Магия почувствовала мое присутствие, и ее ритм начал ощутимо ускоряться. В какой-то момент я начала мелко раскачиваться, подстраиваясь под нее.

Тук-тук-тук-тук! Тук-тук-тук-тук!

Этот стук был где-то внутри меня, раздавался в самой голове, заставляя мое сердце стучать быстрее…

– Вика! – Резкий оклик одернул, заставил вернуться с небес на землю.

Непонимающе моргнув, я с трудом сфокусировала взгляд на слегка обеспокоенном лице Аяра. Мужчина крепко держал меня за плечи и, склонившись к лицу, заглядывал мне в глаза.

Это поразило настолько, что я удивленно у него спросила:

– Ты что делаешь?

– Подумываю о том, чтобы тебя выпороть! – раздраженно просветил эор.

Шумно выдохнул, выпрямился и встал рядом со мной, позволяя увидеть хозяина кабинета.

Еще один обладатель жутких глаз. Только они у него не светились, просто были полностью черными. Как два уголька. Черные же волосы завязаны в высокий хвост, спадающий до плеч. Лицо с резкими, какими-то хищными и кажущимися опасными чертами, наигранно-ласковая улыбка на тонких губах, насмешливый взгляд и чуть приподнятая, будто в издевке, черная бровь.

За наигранной беспечностью скрывалась сила. Она пульсировала в такт магии в кабинете, клубилась вокруг него темно-серым туманом и едва ощутимо пахла крепким табаком.

Сила чувствовалась и в каждом его движении. Сила, уверенность и могущество. Не такое, возможно, как у Аяра, но будоражащее что-то глубоко внутри, вызывающее панический ужас и желание сбежать и спрятаться.

Он стоял, прислонившись к своему каменному столу, сложив крепкие руки на груди, – не столь внушительной, как у Аяра, но тоже весьма пугающей своими размерами.

– За что выпороть? – тихо спросила эора, пялясь на незнакомца.

И под его внимательным взглядом залилась краской смущения, пусть мы и говорили на моем родном русском.

– За то, что взламываешь чужие охранные заклинания. Нельзя так делать.

Как маленькой заявил! Возмущенно фыркнув, сначала решила промолчать, потом передумала:

– Откуда же я знала, что это охранные заклинания? И вообще! Я не виновата в том, что они так легко взламываются!

Аяр повернулся ко мне и наградил крайне мрачным взором. Прямо очень мрачным, таким, что впору испугаться было. К тому же напрягал и взгляд молчаливого мужчины, скользящий то по мне, то по Аяру.

– А они легко и не взламываются, – эор посчитал своим долгом доложить мне со звенящим раздражением, – настроенные как раз на магов Смерти, они бы запросто тебя уничтожили.

Я резко дернулась к нему, глядя снизу вверх широко распахнутыми от удивления и испуга глазами, но наглый Аяр решил не удовлетворять мое любопытство: обаятельно улыбнулся и отвернулся, уделив все свое внимание хозяину кабинета, терпеливо ждущему окончания перепалки.

Возмущенное «Откуда я знала?!» и «Оно само!» уже было готово сорваться с губ, но я сдержалась, пообещав себе вернуться к этому разговору вечером. И там обязательно будет присутствовать фраза «Предупреждать надо!».

Я виновато улыбнулась молчаливому мужчине под его насмешливым взглядом.

– Какой интересный у тебя маг Смерти, – хмыкнул он на их странном языке, который я неизвестным образом теперь понимала. – Это ради нее ты перешагнул через собственную гордость?

После этой фразы я сразу догадалась, что перед нами тот самый ректор академии, в которой мне придется учиться. Признаться, не таким я его себе представляла.

– Смотри, чтобы не пришлось переступать через твое бездыханное тело, – улыбнулся в ответ эор.

А я искренне удивилась, как у них получается так улыбаться – холодно, с достоинством и превосходством и умело скрытой угрозой.

Акар ухмыльнулся почти так же.

Сразу стало ясно, что этих двоих многое связывает, причем давно. Не удивлюсь, если их знакомство произошло еще в детстве, когда два несмышленых мальчишки мерились лопатками в песочнице. Или чем тут мериться принято?..

– Вика, – обратился Аяр ко мне, не сводя при этом взгляда со своего давнего приятеля, – ректор Акар введет тебя в курс дела. Постарайся никуда не влипать, хорошо?

А потом уже на русском – исключительно для меня:

– Хотя можешь влипать, я вытащу. Только давай как-нибудь осторожно, договорились?

Я послушно кивнула, потому что не знала, что на это можно ответить.

Аяр улыбнулся, поцеловал меня в лоб и, не прощаясь, исчез в портале.

А мы с ректором остались, причем теперь все его внимание было направлено исключительно на меня.

Честно признаться, находиться с этим существом один на один было довольно-таки неприятно. Настолько, что от его цепкого взгляда у меня по коже ползли перепуганные мурашки, а сердце начало стучать в разы медленнее, будто боялось, что его услышат и найдут.

– Так вот как выглядят айрины, ради которых эоры совершают грандиозные глупости?

Даже не знаю, для кого, собственно, эта фраза предназначалась. Такое чувство, будто он сам с собой разговаривал, пристально меня рассматривая.

– Я не айрина, – зачем-то решила его просветить.

– А я не эор, – спокойно отозвался черноглазый. – Садись. – И указал мне на одно из двух глубоких кресел, что стояли перед столом.

Пройти и сесть, ничего сложного, верно? Если бы сам хозяин кабинета не стоял как раз между креслами, вольготно прислонившись к каменному столу.

Я помедлила, переводя взгляд с него на указанное место и обратно, но мужчина, будто не понимая моих намеков, продолжил стоять, чуть улыбаясь и с насмешкой на меня поглядывая.

– Да мне и тут хорошо, – определилась я в конце концов.

Мужик улыбнулся, так ласково и хитро одновременно. А потом вновь приказал, только на сей раз с некоей долей угрозы:

– Садись.

Садиться, да и вообще приближаться к нему было страшновато, но я все же уговорила себя, помня о просьбе Аяра не влипать в неприятности.

Впрочем, стоило мне боязливо опуститься в кресло, вжавшись в спинку, как ректор, хмыкнув, тут же оттолкнулся от стола, обошел его и занял место с другой стороны.

Заданный им вопрос прозвучал уже более серьезно и официально:

– На кого желаете поступить?

Вариант «не поступать вообще» не рассматривался, поэтому я пожала плечами.

– А какие варианты?

Мужик, который не эор, но столь же жуткий, сверкнул непроглядно черными глазами и жестко ответил:

– С магией Смерти в крови? Боевая магия с уклоном в некромантию.

Мамочка моя! Мне после этих слов совсем плохо стало! Ладно, плевать на боевую магию, по большей части я даже не представляю, что это, но некромантия?! Где я и где некромантия? Там же трупы! Много трупов, которых мне – что? Оживлять придется? Вскрывать?!

Затошнило от одной только мысли об этом. Вкусный завтрак, приятно до этого гревший мой желудок, некультурно попросился обратно.

– А нельзя что-нибудь более… безобидное? – спросила без надежды, потому что по холодному взгляду ректора и так было все понятно.

Подтверждая это, он непримиримо приговорил:

– Боевая некромантия.

Не знаю, то ли у меня выражение лица было очень страдающим, то ли я опять побледнела, но чернявый почему-то сжалился, вздохнул, поджал губы и нехотя пояснил:

– На всех других направлениях вам не будет обеспечен необходимый уровень самоконтроля, а некромантия и боевая магия к тому же гарантируют понимание ценности жизни. Думаю, вопрос на этом можно считать закрытым?

Пришлось рассеяно кивнуть, с трудом переваривая новость: «Я стану боевым некромантом». Так, подумаю об этом позже!

– К сожалению, зачислить вас на первый курс я не могу. – Правда, в голосе не было ни капли сожаления.

– Почему? – Мне действительно интересно было.

– Недостающий уровень самоконтроля. На первом курсе боевой некромантии изучают в основном теорию, на втором – азы некромантии, не выходящие за третий уровень, на третьем – азы боевой магии, также не выходящие за пределы третьего уровня, а уже на четвертом идет глубокое изучение себя и своих пределов. Поэтому академия зачисляет вас на четвертый курс боевой некромантии.

С этими словами в его руке появилось пушистое перо, а на столе – длинный золотистый свиток, внизу которого ректор и поставил свою размашистую подпись. Легко и спокойно, возможно, навсегда перечеркивая мою жизнь.

Я застыла от потрясения и не сразу заметила, что свиток вместе с пером завис в воздухе прямо у меня перед носом.

– Мне тоже расписываться надо? – хрипло выдохнула, сжимая ладони на коленях.

– Нет, – вопреки логике отрицательно качнул головой Акар, – во всех необходимых документах Верховный за вас уже расписался. И да, он имеет на это право. Просто хотел, чтобы вы лично в этом убедились.

Свиток сам скрутился прямо в воздухе и исчез вместе с пером. Мы с моим нервным потрясением остались, внимательно на меня смотрящий ректор, к сожалению, тоже.

– Здо́рово, – проговорила ничуть не радостно, – и что дальше?

Мне протянули цепочку. Ну как протянули… Она просто взвилась с каменного стола, подлетела и зависла у меня перед лицом. Пришлось взять, невольно поежившись от исходящего от нее холода.

Холодным был не только металл, из которого был сделан слабо мерцающий наконечник в виде какого-то крылатого животного, обнимающего мертвенно-синий камень. Холод шел от самой этой вещи. Такой, что у меня мгновенно заледенела кровь в жилах, сердце практически перестало биться, а дыхание стало прерывистым.

– Что это? – с шумом выдохнула, не отрывая взгляда от ярче засветившегося синего камня.

А еще на какой-то краткий миг вдруг показалось, что я слышу сердцебиение. Далекое, тихое, слабое, но…

– Эксперимент, – загадочно отозвался ректор, вынуждая меня бросить на него вопросительный взгляд. – Привыкайте, адептка, теперь вас частенько будут втягивать в разного рода эксперименты. Вы, кстати, хоть представляете, во что вляпались?

Представлялось плохо. Однако мое молчание стало отличным ответом. Мужчина усмехнулся безрадостно, неодобрительно покачал головой и почему-то решил рассказать:

– Убив вас, Верховный избавил бы и себя, и вас от многих проблем. Зафиксированных нами случаев передачи магии Смерти не было никогда, и это первый эксперимент. С вашей помощью Совет – та его часть, что смирилась и согласилась с решением Верховного, – собирается проверять действенность своих разработок. Так, например, мы уже выяснили, что зря последние десять лет посылали ищеек во все уголки мира, наивно полагая, что маги Смерти их не чувствуют. Думаю, уже вечером вам придется проверять большинство представителей нашего мира, выясняя, кого же маги Смерти не смогут почувствовать. Искренне надеюсь, что это будут не ароэ – их физически невозможно натаскать до уровня ищеек.

Я мало что понимала, если честно. Какой-то Совет, о котором я уже что-то слышала, Верховный… Верховный, нужно полагать, это Аяр, раз и подписи за меня поставил, и жизнь мою сохранил. Кто такие ароэ, вообще представления не имела. Но все равно напряженно вслушивалась в каждое слово, краем сознания отмечая, что эор не захотел мне ничего рассказывать.

– Повезло вам лишь в том, – продолжал ректор, – что Верховный заинтересован в сохранности вашей жизни. А так бы вас уже давно заперли в темнице и проводили опыты, выясняя, каким способом лучше всего убивать магов Смерти.

Вот как! Да, очень хорошо, что Аяр заинтересован в сохранности моей жизни! Это просто-таки замечательно и вообще чудесно!

Акар еще внимательнее на меня посмотрел, будто чего-то ожидая. Потом хмыкнул и с одобрением заметил:

– Даже не побледнели. Хотите совет?

Я уже ничего не хотела, но все равно кивнула. Во-первых, могла услышать что-то полезное. А во-вторых, мне его, кажется, все равно бы озвучили.

– Держитесь Верховного, – совершенно серьезно проговорил мужчина, – он – ваш единственный гарант безопасности. Занимательные, к слову, у вас клинки.

Я тоже о них подумала, а после слов ректора опустила взгляд и коснулась металла рукой. Смутное подозрение зашевелилось на уровне солнечного сплетения.

– Они же не обычные, верно?

Ответом была кривая улыбка и загадочное:

– У Верховного нет ничего обычного. Идите, адептка. Ирэа проведет для вас экскурсию. В двадцать шесть орэ у четвертых курсов утренние тренировки, жду вас на полигоне.

Кто-нибудь что-нибудь понял?

– Ага, – кивнула заторможенно, относя себя к тем самым, кто ничего не понял, – ну, я пошла?

– Бумаги не забудьте. – Акар протянул мне документы.

Осторожно взяв их, покрепче сжала в руке экспериментальный кулон, который мне дали тоже не пойми для чего, поспешила скрыться с глаз ректора.

Вышло не сразу, дверь отказывалась открываться. Я ее дернула – она меня проигнорировала. Я на нее навалилась – результат тот же. А потом, после тяжелого вздоха ректора, створка щелкнула и открылась сама, наконец выпуская меня из кабинета с мрачной обстановкой.

Когда дверь за спиной закрылась, даже дышать проще стало. Вот я и дышала старательно, пытаясь успокоиться, когда услышала понимающий женский голос:

– Совсем запугал, да?

Дернувшись от неожиданности, невольно подалась назад, не сразу заметив девушку, сидящую за деревянным столом в небольшой приемной. Миленькую такую, даже красивую. С рогами, правда, ну да все мы не идеальны. А у нее действительно были рога! Изящные такие, крепкие, закручивающиеся назад! И цвет у них был тоже замечательный, переливающийся, черно-алый, как и у волос, ровных и густых, резко обрывающихся рваными концами у тоненьких плеч.

Эта… даже не знаю кто была красивой и хрупкой на вид, как кукла, но куклу с потрохами выдавали глаза, изумрудно-зеленые, кошачьей формы, окруженные пушистыми черными ресницами. В серьезной сосредоточенной женщине скрывалась та еще плутовка. Ее глаза буквально сияли хитростью и коварством, скользя по окружающему пространству и против ведома своей хозяйки выискивая, чего бы такого сегодня напакостничать.

– Да нет, – отозвалась я, медленно отходя от ректорской двери. – А вы, случайно, не Ирэа?

– Случайно нет. Ирэей я стала очень даже запланированно.

Неожиданно. Решила никак не реагировать, уже успев понять, что тут все слегка с приветом. Подойдя ближе к столу секретаря, протянула ей стопку черных листов.

– Мне сказали, что вы проведете экскурсию.

Бумаги забрали, даже не взглянув на них, прожигая меня пристальным взглядом. Ненормальные глаза – еще одна фишка здешних жителей.

– Кто сказал?

– Ректор.

А кто ж еще, если я из его кабинета вышла? Но это все мысленно, конечно же, нацепив на лицо грустное выражение, хотя и стараться не пришлось. И тогда в этой даме проснулось чисто женское любопытство.

Сжав мои документы в руках, она подалась ближе, фактически распластавшись на столе, и заговорщическим шепотом спросила:

– Куда зачислил?

В общем, какие бы рога ты ни имела, каким бы дурным ни был твой характер, уже из глаз светящийся, женскую сущность не подавит ничто.

– Боевая некромантия, – призналась с печальным вдохом.

– Ого! – удивленно-испуганно воскликнула она, правда, шепотом.

– На четвертый курс, – еще более скорбно добавила я, опуская голову.

– Кахэш! – Шепот вышел еще тише, но зато эмоциональнее.

Понятия не имею, кого помянули, но слово явно ругательное. Решила на всякий случай запомнить.

– Бедный ребенок! – неодобрительно покачала головой девица, поднимаясь из-за своего рабочего стола. – Ладно, пошли уж!

Идти пришлось недалеко – до входной двери, которая при нашем приближении распахнулась сама. Будь я на месте рогатой, мне бы обязательно прилетело по носу, но она не растерялась, вскинула руку и ловко остановила дверь, вцепившись в нее тонкими пальцами с длинными черными ногтями.

– Страх потерял?! – прошипела она.

Меня аж передернуло. Растерявшись, не сразу поняла, кому, собственно, задан вопрос. Но все разъяснилось, когда из сумрачного коридора в приемную уверенно шагнул парень.

Темная кожа, темная форма со странным серебристым символом на груди, черные глаза и белые клыки, сверкнувшие, когда вошедший обаятельно улыбнулся.

Про чрезмерно высокий рост и пугающе развитую комплекцию нечего и говорить – я уже научилась воспринимать это как данность. Просто особенность этого мира – нечеловеческие глаза и чудовищные размеры.

– Что вы, маррэ, – нахально отозвалось заявившееся нечто, – я только что вас нашел!

Как мило. Особенно когда маррэ – знать бы еще, что это значит, – обольстительно нахалу улыбнулась. Так очаровательно, соблазнительно даже, что я бы сама поверила и растаяла от такой улыбки, если бы не видела ее руку, ногтями легко продырявившую деревянную дверь.

– Ты сейчас себе неприятности найдешь, Лэм. Выкладывай, что надо, и проваливай, пока я опять не засела за изменение протокола академии.

Опять?!

Лэм в ответ на слова девушки лишь беззаботно рассмеялся, явно не воспринимая угрозу всерьез.

– Ваш любимый раздел, обращение с адептами? – уточнил он с улыбкой на губах.

– Он, родимый, – заверила очаровательная рогатая дамочка. – Так мне за ним идти или сам сбегаешь?

– Да успокойтесь, – вскинул парень обе руки в примирительном жесте, вновь радостно улыбаясь, – сегодня я не по вашу душу, я к ректору.

– О, – явно обрадовалась Ирэа, посторонившись и пропуская парня, – он как раз не в духе. Проходи-проходи!

Он бы, может, и прошел, если бы в самый неподходящий момент вдруг не увидел меня. Какой же это сильный удар по самолюбию и чувству собственного достоинства, когда веселый парень при виде тебя заметно бледнеет, а его улыбка сходит на нет. Обидно же. Я с трудом сдержала желание поправить волосы.

– Раха мне в душу, – потрясенно пробормотал он, взирая на меня, – ты еще что такое?

Очень приятно, спасибо.

Ответить не успела. Парень, которому на вид я не дала бы больше двадцати трех лет, опустил взгляд и наконец заметил скрывающий меня черный плащ. Думала, побледнеть сильнее уже нельзя, но незнакомец наглядно продемонстрировал, насколько я ошибалась.

– Айрина Верховного? – со священным ужасом вопросил он и даже отступил на шаг.

Так. Очень интересно.

– Она, – хмыкнула Ирэа, насмешливо глядя на посеревшего парня.

Мне, как и ему, смешно не было.

– И что это значит? – Я невольно подалась ближе, желая услышать ответ.

И пусть не надеется, что поверю в ответ «ничего». С «ничего» так не пугаются!

– Это значит, что ты… вы… в полной…

– Адепт Лэм! – От громкого грозного окрика мы с парнем подпрыгнули одновременно, повернули головы и воззрились на застывшего каменным изваянием в дверях своего кабинета ректора. Пристально посмотрел на Лэма и ледяным тоном поинтересовался: – Вы что-то хотели?

Парень уже ничего не хотел, но все равно кивнул и скрылся в кабинете главы академии. Акар наградил меня и своего секретаря нечитаемым взглядом и молча удалился следом за студентом.

– Что происходит? – спросила я тихо.

– Тебе лучше не знать, – прошептала в ответ Ирэа.

Звучало очень жизнерадостно и многообещающе.

Дальше было только хуже.

Путем нехитрых расспросов удалось выяснить, что сутки здесь делятся поровну на день и ночь, каждый из которых состоит из двадцати пяти орэ. В одном орэ сто маэ, а в одном маэ сто мирэ. Таким образом, выходило, что в сутках было пятьдесят орэ, или пять тысяч маэ, или пятьсот тысяч мирэ.

Рабочий день в целом длился от двадцати шести до девятнадцати орэ. То есть большую часть ночи тут тоже не спали. И мне заранее стало страшно, потому что чуйка внутри настойчиво твердила, что это как минимум раза в два больше, чем земные сутки!

Ирэа привела меня в просторный зал, и страхи подтвердились, когда я узрела там огромные часы. Стоя на балкончике, напряженно следила за тремя стрелками, мысленно отсчитывая про себя секунды.

Две секунды на одну мирэ!

Математиком я была хорошим, не зря училась на архитектора, но постичь соотношение времени оказалось очень сложно. И не потому, что не знала, как посчитать, нет. Я просто пребывала в ступоре!

Но считать все же пришлось.

Две секунды умножаем на сто и получаем двести секунд в одной маэ. Умножаем еще раз на сто и получаем двадцать тысяч секунд в одном орэ. И еще разок умножить, теперь на пятьдесят – миллиард секунд в их сутках. А затем делим на шестьдесят, переводя секунды в минуты, еще раз на шестьдесят, переводя минуты в часы, а потом на двадцать четыре, делая из часов сутки.

И в итоге получаем, что в одних их сутках помещается больше одиннадцати моих.

– Ты чего?

Обеспокоенная Ирэа присела на корточки рядом со сползшей на пол мной. Я не ответила, потому что тихо стонала, спрятав лицо в ладонях.

Да у них рабочий день длится дольше нашей недели! Я этого не выдержу чисто физически! Когда-то давно читала, что человек может не спать всего пять суток, а потом наступает смерть. Так вот, я успею дважды умереть, прежде чем у них рабочий день закончится!

– Прекрати меня пугать, эй, как там тебя?

– Вика, – печально протянула.

Посидела еще немного, однако слезами и самотерзанием проблемы не решить. По-хорошему, надо сказать Аяру. Вот только как это сделать?

– Ладно, – со вздохом сожаления отняла руки от лица и кое-как поднялась, – что у нас дальше по плану?

Следующей была библиотека. Как-то я читала про самую большую библиотеку в нашем мире, что находится в Вашингтоне. Заявляю официально: она маленькая. Очень маленькая в сравнении с этой. Помещение, в котором я оказалась, было круглым, радиусом примерно метров сто. Вытянутое, как цилиндр, оно поднималось вверх настолько высоко, что я чуть не упала, пытаясь рассмотреть потолок. А вместо стен – бесконечные стеллажи! Книги, книги, книги… Невозможное, неисчислимое количество книг! И столики со светильниками внизу, и по периметру, и на многочисленных балкончиках…

Книги и столы, больше в этой библиотеке не увидела ничего!

А, нет. У этого помещения был хозяин. Точнее, хозяйка. Она появилась прямо перед нами мерцающей полупрозрачной темнокожей девушкой с коротким ежиком волос, внимательными глазами. Платье, украшенное лишь белыми манжетами, было длиной в пол.

– Ома, – безразлично бросила она, продемонстрировав поднятый на уровень лица кулак.

Я уже не удивлялась.

– И тебе не хворать, – отозвалась на приветствие моя провожатая, – Кира, это новая студентка, подбери ей литературу по боевой некромантии с первого по четвертый курс.

Холодная во всех смыслах этого слова девушка равнодушно кивнула и растворилась в воздухе.

– Вик, это Кира, библиотекарь. Она тебе книги сразу в комнату принесет. Эй, слышишь?

Слышать-то я слышала, но ответить оказалась не в состоянии.

– Она… мертвая, – прошептала со священным ужасом.

– И?

– Мертвая, – повторила я, вытаращенными глазами уставившись на безразлично-спокойную Ирэа. – Эта девушка мертвая!

На меня так посмотрели, будто я полную ерунду городила.

– Ну да, – спокойно согласилась она, пожав тонкими плечиками, – кто живой согласится в таком безумстве работать? Кира – дух библиотеки, с недавних пор с разрешения ректора имеет доступ ко всей академии. Что тебя удивляет?

Удивляло меня то, что она так просто говорила о мертвой женщине, будто совсем ничего не произошло. Будто прямо сейчас мы не видели призрак. И он не ушел за книгами для меня.

Это все же страшно. Одно дело читать фэнтези в книге, сидя под пледом на диване у себя дома, и совсем другое – где-то в неизвестности чувствовать замогильный холод из-за доставшейся тебе против твоего желания магии и понимать, что только что ты видела призрак. Но даже если с этим можно как-то смириться, сложнее всего дается осознание того, что ты одна.

Совершенно одна. Нет мамы и брата, и я ничего о них не знаю. Нет друзей и знакомых. Нет никого, с кем можно было бы хотя бы поговорить. К несчастью, у меня есть лишь Аяр, что дважды спас меня вместо того, чтобы убить. Аяр, что даже человеком не был, у которого помимо меня проблем хватало и которому я не могла доверять. Да и как? Я не знаю его. Не знаю ничего о нем. Правитель, зовут Аяром, не дает незнакомым девушкам разбиться, прыгая с водопада. Готовит сам, имеет чувство юмора и волнующе-прекрасное тело, готов ради незнакомки простить давний долг. Он вообще, насколько я заметила, ради незнакомцев на многое готов пойти.

И почему я опять о нем думаю?

– Та-а-ак, – грозным тоном протянула Ирэа, – только без истерик, договорились? У меня нет желания тебя успокаивать.

И, взяв меня за руку, потащила дальше.

За последующие не знаю сколько часов мы обошли всю академию. В ходе экскурсии выяснилось, что это – самый настоящий замок, и не маленький. Учатся здесь почти три тысячи существ, работают почти четыре сотни преподавателей и две сотни обслуживающего персонала. И куда столько?

Срок обучения полностью зависит от выбранной специальности. Таким образом, травникам нужно учиться всего пять лет, лекарям двенадцать, некромантам и боевым магам – по семь. Еще тут обучали артефакторов, ведьм, дознавателей, каких-то моров, орсивов и ядрей. Кто это такие, даже не спрашивала.

Обед каждые два орэя в огромной столовой. Мне ее показали, со всеми познакомили и даже позволили окружившим нас поварам и прочему персоналу повздыхать над моими «обтянутыми кожей костями». Они так и сказали! И отказались отпускать, пока не накормили обеих. Все белое, помня слова Аяра, я предусмотрительно не трогала. Было очень вкусно, а после моей искренней благодарности еще и с собой корзину каких-то плюшек собрали.

Затем мы с Ирэей отправились смотреть мою комнату, расположенную в высокой башне в преподавательском крыле, чтобы я постоянно была под защитой.

«Комната» оказалась внушительными апартаментами, невероятно огромными, из трех помещений – просторной уютной гостиной, спальни с широкой кроватью, при виде которой сразу захотелось спать, и кабинета, где часть пола и длинный подоконник уже были завалены книгами и учебниками.

– Кошмар! – воскликнула при виде них.

– Не переживай, выучишь, – беззаботно отмахнулась Ирэа.

Не выучу. Я и на архитектора-то учиться пошла только потому, что на вступительных экзаменах предметов меньше было!

В учебном корпусе мы заглянули в каждую из бессчетного количества аудиторию. Не остались без нашего внимания ни огромные, напичканные всевозможным оборудованием лаборатории в подвале, ни пристроенные к замку теплицы с высокими стеклянными потолками и странными растениями, ни несколько просторных спортивных залов, которые здесь называли тренировочными. В академии даже живой уголок был! Правда, Ирэа отказалась туда идти, а на мой вопрос «Почему?» нервно рассмеялась и сказала, что без некроманта туда лучше не соваться.

В заключение мы с рогатой устроились на ее рабочем месте в приемной и тихонько разговаривали, смакуя полученные в столовой пирожки. Я задавала вопросы, Ирэа рассказывала.

Выяснить удалось довольно многое: мир называется Маорэ, мы находимся на центральном побережье, носящем название Раэх. Заправляет тут всем Совет, во главе которого стоит Верховный эор. Согласно всем установленным законам и правилам слово Верховного – непреложный закон. И если он сказал, что девушка из другого мира с неконтролируемым даром Смерти будет жить, значит, так оно и должно быть.

– Но как раз в этом вся проблема, – грустно вздохнула Ирэа, с жалостью на меня поглядывая, – с магами Смерти у нас давняя война, их уничтожают без разговоров. Давно еще, лет семь назад, пытались договариваться, обещали благодарность, гарантировали защиту, но маги в ответ на это нападали со спины, так что больше Совет не идет на уступки. И тебе никто не доверяет. Не знаю точно, но практически уверена, что большая часть Совета уже продумывает планы твоей смерти. Они наверняка считают, что ты одурачила Верховного, хотя его одурачить довольно сложно, промыла ему мозги и втерлась в доверие, чтобы в удобный момент уничтожить.

– А ты так не думаешь? – спросила тихо, опасливо покосившись на закрытую дверь в кабинет ректора.

Ирэа внимательно оглядела меня с головы до ног и презрительно фыркнула:

– Конечно, нет. Ты не выглядишь злобным магом, обезумевшим от желания уничтожить весь мир.

– А зачем им уничтожать весь мир?

– Больные потому что.

Вот вам и ответ.

На самом же деле все было примерно так, как и говорил Аяр. Маги Смерти почувствовали себя выше всех и захотели господства и всеобщего признания, остальные от подобной «чести» отказались, тем самым унизив бедных магов, те разозлились и решили мстить. Лет десять назад решили и все никак не успокаивались.

В итоге противостояние с многочисленными потерями с обеих сторон плавно переросло в методичное устранение магов Смерти и их вынужденное бегство. Жестоко, конечно, но сами виноваты, нечего было лезть из кожи вон.

Еще я узнала, что эоры, на данный момент самые могущественные и сильные существа этого мира, появились сравнительно недавно, всего каких-то пятьсот лет назад, и случилось это сразу после Великой войны Света и Тьмы. Да-да, прямо так она и называлась. Победили темные, она же Тьма, а все представители Света были порабощены и поглощены Тьмой. Эоры – это просто темные, впитавшие в себя силу светлых. Но и просто темных было немало. Эти два вида и составляли большую часть населения страны.

Под конец беседы, которая плавно перетекла сначала на склад, а оттуда в мою комнату, где доедающая пирожки Ирэа заставила меня переодеться в тренировочную форму, у меня уже болела голова. Осознание, что это только начало, не радовало, а мысль о предстоящих десяти сутках без сна пугала до дрожи.

Голова болела, перед глазами все плыло, в теле чувствовалась усталость, но я все равно послушно натянула на себя темный спортивный костюм. Самый маленький размер, что нашелся на складе, висел на мне мешком.

– Ай-ай-ай, – Ирэа неодобрительно поцокала языком, покачала головой и пощелкала пальцами.

И черный костюм вдруг зашевелился и съежился по моему размеру! Удобные штаны облепили ноги, майка и курточка тоже уменьшились, ноги перестали выскальзывать из ставших удобными ботинок, даже перчатки оказались по руке.

– Ну и мелкая же ты, – вздохнула рогатая девица, протягивая мне подаренное Аяром оружие.

– Я не умею с ними обращаться, – призналась я смущенно, но под требовательным взглядом все же прикрепила кинжалы обратно к поясу.

– А с ними и не надо уметь обращаться. Это тебе не ножички, это – сахаиры. Ну, раз уж ты у нас глупая, поясняю: фактически сейчас у тебя на поясе в спящем состоянии находятся два боевых духа. Активируются в случае прямой угрозы жизни, и я не завидую тому, кому посчастливится с ними столкнуться. Так что ты поаккуратнее с ними, что ли.

Аккуратнее? Я после такого даже шевельнуться боялась. Выражение «боевые духи» мне само по себе не нравилось, а они у меня еще и на поясе висели!

Ирэа вызвалась сама убрать мне волосы, заявив, что никогда белых волос не видела, потому что светлых у них больше не осталось. Вообще. Были черные, рыжие, синие и даже зеленые, но только не белые.

– На тебя все теперь смотреть будут, – хмыкнула она, заплетая пряди в толстую сложную и вместе с тем крепкую косу, – у нас жители высокие и не такие худые, как ты, с темной кожей, а у тебя она цвета молока. Волосы, как я уже говорила, тоже белыми не бывают. Ты даже на светлую не похожа, я читала о них. Они тоже все высокие были и злые, из-за них, кстати, война и началась. Да не расстраивайся ты, чего нос повесила? На тебя бы и так смотрели – все же новоиспеченный маг Смерти и любимица Верховного в одном флаконе.

– Ирэа, скажи, почему этот адепт так удивился? И что значит «айрина Верховного»?

Было такое чувство, что эта информация способна спасти мою жизнь. Довольно странное чувство.

Ирэа и не пыталась скрыть своего нежелания отвечать. Но, поймав мой просящий взгляд в зеркале, почему-то передумала. Вздохнула тяжело, облизала губы и, понизив голос, поведала:

– Да ничего страшного. Просто Верховного никто и никогда не видел с айриной. И уж совершенно точно у него никогда не было айрины, ради которой он пошел бы на такие подвиги. Лэм, он просто маленький еще, увидел на тебе знак принадлежности и испугался. Не вини его. Я бы тоже испугалась, если бы ректор меня не предупредил. Но для тебя, считай, это даже плюс.

Считать так было крайне сложно. Мысль, что я теперь кому-то принадлежу, и вовсе не радовала.

Когда оставалось еще пять маэ, что в переводе на нормальное время означало чуть больше пятнадцати минут, Ирэа вызвалась проводить меня до названного ректором полигона.

Шли мы быстро, но расстояние оказалось приличным, поэтому, когда мы с рогатой остановились возле больших железных ворот, на нас смотрели почти все собравшиеся.

Ну как на нас… Ее-то уже видели, а в меня чуть ли не пальцами тыкали.

– Привыкай, – хмыкнула Ирэа, а затем, повысив голос, объявила: – Перед вами новая адептка нашей академии, будет учиться на четвертом курсе боевой некромантии…

– Это ж мы! – удивленным мужским голосом возмутился с задних рядов кто-то особо умный.

К слову, девушек я вообще не видела…

– Балл за сообразительность, Макой, – язвительно откликнулась госпожа Рогатая Язва. – Адептка маг Смерти, поэтому ее не доставать. Повторяю специально для особо одаренных: адептка нестабильный маг Смерти, поэтому ее не доставать. А еще адептка под защитой Верховного, так что, надеюсь, у вас хватит ума не делать глупостей.

Звучало весомо. Мне особенно последняя фраза понравилась, потому что после двух предыдущих на меня смотрели уже без интереса и любопытства, а с нескрываемой ненавистью и горящим в глазах желанием убивать. Наверно, Ирэа это тоже заметила, а потому и громко поинтересовалась:

– А где профессор?

– Тут я. Расступились все!

И все действительно расступились, причем с таким видом, будто этого самого профессора считали каким-то божеством, что уж теперь-то точно восстановит справедливость в мире.

Признаться, когда я его увидела, тоже невольно с божеством сравнила. С богом Смерти.

Он был жутким. Огромным, словно бык, выточенным из сплошных мышц. Узлы мышц, камни мышц, даже целые плиты мышц на обнаженном торсе, перекатывавшиеся под темной кожей при каждом шаге.

А еще он был теплым. Не знаю, как я это поняла, не знаю, как вообще моя магия работает, но с его приближением мне становилось все теплее и теплее. Как это? Разум твердил, что мне должно быть страшно до чертиков и вообще надо валить отсюда, но внутри все таяло от исходящего от мужчины тепла.

– Маг Смерти? – наградил он меня странным взглядом с высоты своего действительно громадного роста – я была ему по пояс!

– Ну да, – отозвалась, с открытым от удивления ртом закинув голову назад и глядя в лицо этому…

– Мелкая какая-то, – фыркнул он, оглядев меня еще раз с ног до головы.

Но при этом ни ненависти, ни отвращения, ни злости я в нем не увидела. Уже хорошо!

– Извините, – выдохнула тихо, плохо понимая, что я несу.

Просто он был таким огромным… Людей выше и крупнее его я никогда не видела!

– Извиняю, – тут же важно отозвался…

– Хватит пугать бедняжку! – Ирэа вырвала меня из состояния глубокого потрясения. – Вика, это – профессор Ридэй. Ян, это – Вика, ее любить и жаловать.

– Да я слышал, – отмахнулся быкообразный от рогатой.

Кстати, глаза у него были нормальными, обычными серыми. Парадокс…

– Тем лучше, – раздался новый голос, уже знакомый, и в ворота полигона вошел суровый и серьезный ректор. Оглядел притихших адептов немигающим взглядом, удостоверился, что все его внимательно слушают, и только после этого неторопливо и не повышая голоса спросил:

– Устав академии все помнят?

Нестройный хор унылых голосов был ему ответом.

– Надеюсь на это, – сухо добавил ректор, – кто тронет айрину, будет отвечать лично передо мной. И поверьте, Верховный в сравнении со мной покажется вам сказочным сном, – прозвучало настолько жутко, что испугало не только меня.

Но остальные держали себя в руках, а я вздрогнула, что, конечно же, не укрылось от внимательных глаз Акара. Наградив меня нечитаемым взглядом, он развернулся и, бросив безразличное «Удачной тренировки», удалился.

Мы еще пару минут стояли в тишине – каждый думал о том, что только что услышал. Вывод был безрадостным: я все же в…

– Ну, пока, – хмыкнула Ирэа, – забегу потом, никуда не пропадай.

И убежала. А я осталась. И человек-бык, задумчиво меня рассматривавший, тоже. И крайне недовольные адепты никуда не делись…

– Профессор, – позвал кто-то, нарушив всеобщее молчание, и мы все разом повернули головы и вопросительно посмотрели на хмурого парня с круглой серьгой в правом ухе, – а это вообще законно?

Адепты посмотрели на преподавателя. Я тоже. И надежды в моих глазах было больше, чем у всех остальных, вместе взятых.

Ридэй обвел нас неодобрительным взглядом, губы поджал и рявкнул:

– Заткнулись все!

Мы и заткнулись. Мне так вообще что-либо говорить страшно было.

– Тут единственный закон, – продолжил разозленный мужчина, – я, ректор и Верховный. И раз Верховный сказал учить мага Смерти, значит, мы будем учить мага Смерти. А пока надо выбрать ей провожатого.

– Профессор! – послышалось возмущенно-негодующее сразу с нескольких сторон.

– Я сказал, чтобы вы заткнулись! – вновь прикрикнул он, а бас у него был что надо. – Бесите. Ваше мнение не спрашивали. Сейчас будут страдать те, кого я люблю больше всего.

И они действительно страдали. Профессор непринужденно и с явным удовольствием называл причины, по которым он «любил» каждого из собравшихся. После их перечисления над каждым из студентов высвечивались яркие синие цифры, показывающие количество набранных очков. Народ был доволен настолько, что хоть убейся. Ну, или убей. Профессора. Сам он улыбался, иногда даже смеялся, когда после какого-нибудь нового аргумента истязаемый начинал ругаться или краснеть.

В итоге самым большим оказалось число семьдесят три, за ним семьдесят, а все остальные осыпались вниз яркими искрами. Профессор Ридэй весело подытожил:

– Рэй и Симус, вас, голубчики, я люблю больше всего! – И расхохотался, довольный собой и своим решением. – Вам с магом Смерти и мучиться.

Данному факту все та-а-ак обрадовались… Особенно те самые Рэй и Симус. Но их, как уже было сказано, не спрашивали, так что, когда профессор приказал всем приступить к тренировке, двое парней с безрадостными выражениями лиц отделились от общей массы и подошли поближе к нам с мужчиной-быком.

Он уже не веселился.

– Отвечаете за мелкую головой, – проговорил жестко, глядя то на рыжего, то на черноволосого. – Я не шучу. Если с ней что-нибудь случится, Верховный нас всех в землю вкатает. А у меня семья, так что я вас лично придушу, если что.

И мне бы промолчать, но слова сами собой слетели с губ:

– А ваша супруга беременна?

Зачем спросила? Куда лезу? Кто меня за язык только тянул?! Эти вопросы я мысленно задавала себе, когда профессор вдруг резко развернулся и навис надо мной грозным изваянием.

– Как узнала?! – прошипел он, сощуренными глазами внимательно вглядываясь мне в лицо.

Соврать не получилось бы. Да я и не собиралась! Сжавшись от пристального внимания, ответила честно:

– Почувствовала…

Что тут было… Вначале всеобщее потрясение. Трое стоящих рядом мужчин переводили пораженные взгляды с меня друг на друга, явно пытаясь взять себя в руки. Профессор сделал два шага назад, но, поймав укоризненный взгляд рыжего, погрозил ему кулаком и вернулся на место. А потом…

Ридэй достал из кармана какой-то камень, сжал во внушительном кулаке, прикрыл глаза и через пару мгновений отчетливо проговорил:

– Почувствовала мою беременную айрину.

Рыжий тем временем достал прямо из воздуха перо и лист бумаги и что-то в нем написал. Листок растворился в потоке ветерка.

– Ректор?.. – поинтересовался черноволосый у убравшего камень профессора.

– Сказал, чтобы мы надеялись, что она не прикончит нас всех.

После этого они вновь посмотрели на меня.

Странное чувство – как у бомбы замедленного действия. Причем сама не знаю, в какой момент могу рвануть. Но из любопытства спросила:

– А что может произойти? Скажем, в самом худшем случае?

Черноволосый со вздохом отвернулся, не пытаясь скрыть тех безрадостных чувств, что ко мне испытывал. Рыжий укоризненно посмотрел на него, затем осторожно на меня и ответил так честно, что даже обсуждать не хотелось:

– Мы все сдохнем.

– Это будет в лучшем из худших вариантов, – не поворачиваясь, исправил его черноволосый.

– А в худшем из худших сдохнут все в академии и на прилегающих территориях, предварительно превратившихся в горящие руины, – подумав, добил профессор.

Прозвучало так, что я саму себя испугалась и честно придушить захотела, просто чтобы случайно чего-нибудь не натворить. И, признаться честно, без этого знания мне было легче дышать, а на плечи не давил неподъемный груз ответственности.

– Значит, так, мелкая. Внимательно внимаешь и запоминаешь.

Я послушно кивнула. Не могла не кивнуть, действительно приготовившись выслушать профессора.

– Все, что от тебя пока требуется, – не паниковать. Справишься? От этого слишком многое зависит, чтобы мы могли просто закрыть глаза. Ты должна оставаться спокойной, не поддаваться панике и страху, потому что иначе дрянь внутри тебя начнет действовать. Академия, конечно, защищена, но лишь от внешнего нападения. Никто и подумать не мог, что когда-нибудь придется учить мага Смерти, так что мы просто не знаем, что произойдет.

– Готов поспорить, ректор уже решает эту проблему, – проговорил рыжий парень.

– Даже не сомневаюсь, – серьезно кивнул профессор, – но кто знает, сколько времени на это уйдет. А нам пока надо сделать все, чтобы девочка никого не убила.

– И чтобы девочку никто не убил, – вставил неодобрительно недовольный чернявый, старавшийся на меня не смотреть.

– Это даже не обсуждается, – недовольно глянул на него Ридэй. – Как тебя зовут?

– Вика, – тихо и хрипло.

– Так что, Вика, сохраняй спокойствие. – От внимательного взгляда глаза в глаза я невольно поежилась, но все же кивнула, помня о подаренном Аяром браслете. – Если чувствуешь, что не справляешься, просто скажи, ладно? Скажи мне или своим провожатым. Вы же умеете накладывать заклинание успокоения?

– Умеем, – серьезно кивнул рыжий, затем посмотрел на меня и пообещал: – И тебя научим.

– Правильно, – остался доволен таким решением профессор, а затем опять мне: – Все поняла?

Пришлось кивнуть.

– Справишься? – Опять рыжий.

Снова кивнула.

– Есть что-то, что нам стоит знать?

Профессорская серьезность меня напрягала все больше. Зачем же так запугивать? Сначала хотела покачать головой, а потом кое-что вспомнила.

– Мои сутки были… несколько короче ваших.

– Насколько короче? – нахмурился человек-бык.

Прикусив губу под их выжидающими взглядами, честно ответила:

– В одиннадцать раз.

Мужчины… были впечатлены. Даже черноволосый парень, явно всей истории не одобряющий, развернулся и удивленно на меня уставился. Профессор с рыжим тоже обменялись потрясенными и одновременно мрачными взглядами.

– Подсунули нам ребенка! – возмущенно бросил недовольный. – Ребенка, странного по всем меркам! Что нам с ней делать?! Она же постоянно спать будет! Спать и есть! И прибьет нас всех по неосторожности!

– Тебе еды мало? – зло посмотрел на него рыжий. – Чего орешь? Знаешь же, что ничего от твоего возмущения не изменится. Дали, значит, будем работать с тем, что есть.

– Заткнулись оба, – устало велел им профессор, неодобрительно качая головой. – Значит, так: берете девочку и топаете вон с глаз моих. У вас орэ, чтобы познакомиться и решить, что делать дальше. За вариант «ничего», Симус, получите по башке. Все, исчезли!


Симусом оказался тот самый недовольный парень с длинными черными волосами и хмурым лицом. Когда мы, выгнанные профессором, вернулись в замок, чернявый показательно остановился и в ответ на наши вопросительные взгляды презрительно скривился:

– Я не буду заниматься этим. Если Верховному надо, пусть сам со своей ненаглядной таскается. Я умирать из-за нее не собираюсь.

И, не добавив ни слова, развернулся и пошел прочь. Более адекватный рыжий Рэй виновато на меня посмотрел и попросил подождать его, а сам рванул следом за мрачным Симусом.

Не знаю, о чем они разговаривали – стояли слишком далеко, но напряжение я чувствовала отчетливо.

В итоге Рэй вернулся один, мрачный, как грозовая туча. Бросил мне что-то вроде «Симус слился» и пошел вперед. Мне пришлось торопливо его догонять, не задавая вопросов.

Мы добрались до жилья Рэя, довольно-таки большого, состоявшего, как и у меня, из кабинета, спальни и гостиной, в которой мы и устроились: Рэй, обложившись бумагами и перьями, увлеченно записывал все, что я рассказывала. А я пыталась вычленять только самое важное.

Поведала парню и про время, и про сутки, и про особенности собственного организма, а потом, когда он погряз в расчете пропорций и решении вопроса «Что делать?», задремала, откинувшись на спинку мягкого дивана.

Хорошо, что удалось отдохнуть. Всего лишь час, зато я не спала на следующем занятии, что началось ровно в двадцать семь орэ.

Вел его безразличный ко всему происходящему магистр Анэел. Даже потрясшая всю академию новость, что с ними будет учиться маг Смерти, его не впечатлила. Вот это мужик, вот это выдержка!

Однако дело оказалось не в выдержке, как я наивно полагала. Ему просто было наплевать. Я поняла это, когда нас рассадили по коврикам на приличном расстоянии друг от друга в просторном зале и велели медитировать.

Медитировать, черт возьми.

Неподвижно сидеть на полу со скрещенными ногами и пытаться заглянуть внутрь себя. Что самое обидное, у остальных это каким-то образом получалось!

– Адептка, прекратите подглядывать, – меланхолично потребовал магистр.

Пришлось закрыть глаза, потому что адепткой я тут была единственной, не говоря уже о «подглядывающей».

Но надолго меня не хватило.

В этой тишине и бездействии, да еще и с закрытыми глазами, меня сморило. Я и не заметила, как начала засыпать, чуть раскачиваясь. Пока с грохотом не повалилась на пол.

– Адептка, – устало вздохнул старичок-магистр и укоризненно покачал головой.

– Извините, – буркнула, заливаясь пристыженным румянцем под всеобщими удивленными или насмешливыми взглядами.

Снова сев в нужную позу, растерла лицо руками и поймала на себе неодобрительный взгляд рыжего. Из вредности показала ему язык, а он только глаза к потолку закатил – как большой!

– Адепт Рэй, успокойтесь, – тут же заметил магистр.

Я зашлась в беззвучном хохоте, пока Рэй прожигал меня нехорошим взглядом прищуренных глаз. Успокоиться удалось не сразу. Смеяться я, конечно, перестала, но долго не могла заставить себя стереть улыбку с лица.

Зато проснулась! Сделай гадость себе на радость!

Сидим. Молчим. Парни вокруг сосредоточенно всматриваются внутрь себя, я делаю вид, что занята тем же.

Все еще сидим. Все еще молчим. Эти все еще смотрят вглубь себя, мне уже откровенно скучно, и опять в сон клонит. Но сильнее чувства сна оказалось только чувство голода…

– Ур-р-р! – громко пожаловался желудок, недовольный тем, что кормили его больше семи часов назад.

Я тут же попыталась сделать вид, что это не мой, и вообще я уже давно внутри себя – ничего не вижу, ничего не слышу. Но желудок, будто издеваясь, повторно скорбно завыл, привлекая ко мне всеобщее внимание.

– Адептка, – устало вздохнул магистр.

Я вся внутри себя, хотя щеки ощутимо горят под всеобщими насмешливыми взглядами. Они еще и смеются! Обидно. Я же не виновата, это все организм, а против организма, как известно, не попрешь.

На мое очередное «ур-ру» Анэел снова вздохнул, а все вокруг хохотали в открытую.

– Идите в столовую, адептка, – разрешил магистр обреченным тоном, – у вас пять маэ.

А пять маэ – это чуть больше пятнадцати минут, я еще с прошлого раза запомнила.

Повторять дважды не пришлось. Радостно поблагодарив меланхоличного старичка и проигнорировав уже ржущих одногруппников, я резво подскочила на своем коврике, быстро преодолела разделяющее нас с дверью расстояние и торопливо за ней скрылась.

Местонахождение столовой я запомнила хорошо, поэтому найти ее не составило труда. А уж там худощавые, что уже само по себе необычно, то ли темные, то ли эоры, то ли еще не пойми кто, выслушав мои стенания, меня накормили и напоили каким-то травяным отваром. Он оказался горьким и невкусным, зато действовал как кофе – взбодрил мгновенно и, как меня заверили, надолго.

Обратно я шла сытая, уже не сонная и очень довольная. Шла, переводя две маэ в минуты, но… не дошла.

Это случилось неожиданно. В первое мгновение я просто замерла, пораженная нахлынувшим на меня чувством паники и дикого, леденящего душу ужаса. Эти ощущения были похожи на резкое погружение в студеную воду, от которого сводит судорогой все тело, и ты замираешь, не зная, что делать.

Мысль, что на это и был расчет, несколько отрезвила. Во всяком случае, три быстрых прыжка в сторону я сделала вполне осознанно, а потом…

Взрыв! Оглушительный, заставивший землю задрожать, а воздух взорваться тысячей алых искр! Он пришелся как раз на то место, где я стояла пару мгновений назад, и спасла меня чистая случайность!

Или нет. Я уже не была в этом уверена, когда через краткий миг после оглушительного взрыва все вдруг пришло в движение. Внутреннее чувство, остро реагирующее на малейшие изменения, которого у меня раньше не было, а теперь оно значительно усложняло жизнь, среагировало быстрее, чем глаза.

Вторая волна сильнейших ощущений едва не сшибла меня с ног! Холод от выросших прямо из земли ищеек, коих набралось больше трех десятков. Стучащий в висках пульс охранной системы ректора, что просто обезумела! И два слепящих закрытые глаза портала, что буквально разрезали пространство.

Это было похоже на какое-то безумие, но все вокруг вмиг будто ожило! Зашевелилось, задвигалось, задышало…

– Цела? – Всего одно слово, заданное сосредоточенно-серьезным тоном, который я узнала мгновенно.

И дело было даже не в непроглядно-черном пятне, коим предстал Аяр перед моим внутренним взором, я просто узнала его голос.

– Цела, – отозвалась заторможенно, удивленно оглядывая безумие, что творилось повсюду.

Эор, убедившись в моей невредимости, уже хотел было уйти, но в последний момент почему-то передумал. Подлетел ко мне, обнял ладонями лицо и заставил закинуть голову назад и посмотреть в его сильнее обычного мерцающие глаза, в которых за суровостью отчетливо проглядывало беспокойство.

– Тебе бы ничего не было, – проговорил он отчетливо на моем родном языке, на что организм отозвался взволнованной дрожью, – удар не коснулся бы тебя, но ты все равно молодец. Правильно сделала, что не растерялась и не застыла, моя храбрая и совсем не пугливая Снежинка.

– Я испугалась, – тихо возразила, не в состоянии отвести взгляд от его приковывающих глаз.

– Знаю, – эор вдруг улыбнулся – едва заметно, но очень облегченно, – знаю, малыш. Все, беги, дальше мы сами разберемся.

Уходить было сложно – я каждой клеточкой содрогающегося после произошедшего организма чувствовала острое желание вернуться к Аяру. С ним было не так страшно.

Но пришлось возвращаться.

– Вы задержались, адептка, – констатировал магистр, когда я вошла в зал медитаций.

– Извините, – пробормотала негромко, пробираясь между сидящих парней, – меня просто пытались немного убить.

На коврик не опустилась – рухнула. До него трясущиеся ноги с трудом меня донесли, а потом не выдержали. Да и общее состояние совершенно не радовало. Одно дело слышать «Тебя, возможно, когда-нибудь попытаются убить», и совсем другое только что пережить нападение. И пусть Аяр говорил, что мне ничего бы не было, менее страшно от этого не становилось.

Не сразу заметила возникшее напряжение. На меня смотрели все: весь четвертый курс будущих боевых некромантов в количестве двадцати с лишним штук и магистр. Смотрели, не отрывая тяжелых взглядов от лица. Мне и так дышать трудно было, а тут еще они нагнетают…

– Да успокойтесь уже, – откровенно взмолилась и закрыла глаза, чтобы никого не видеть.

Но это не помогло. Всеобщее напряжение сгустило воздух и теперь пульсировало у меня в голове. Успокаиваться явно никто не хотел.

– Вика, а ты нам ничего рассказать не хочешь? – почти безразлично поинтересовался рыжий.

Можно было бы, конечно, рассказать… хотя бы рыжему, он вроде парень неплохой. Вот с ним и поделюсь, когда без лишних ушей будем, а пока…

– Там Верховный, – отозвалась, не открывая глаз.

Вопросов больше ни у кого не было.

Как досидела до конца занятия, даже вспоминать не хочу. Действие волшебной травки закончилось быстро, сосредоточиться на своем внутреннем «Я» так и не получилось, а спать из-за пережитого потрясения хотелось просто зверски.

– Верховный знает? – спросил Рэй после занятия, когда меня обрадовали двухчасовым перерывом и насильно затащили в комнату рыжего.

– Какие вы дикие, – вяло заметила, думая о том, что с каждым мгновением моргать все сложнее и сложнее, – чего ты со мной возишься?

Рэй, в этот момент укладывающий меня на свой диванчик, удивленно замер.

– В каком смысле? – переспросил напряженно.

Сладко зевнув, в последний момент успев прикрыть рот ладошкой, я потянулась на чужом удобном диване, перевернулась на бок и, из последних сил цепляясь за реальность, тихо проговорила:

– Ты же меня даже не знаешь. Я вообще бомба замедленного действия, так чего ты со мной возишься, еще и ведешь себя так, будто мы старые друзья?

Этого я понять действительно не могла. Думала об этом с самого начала, когда парень больше огорчился тем, что Симус ушел, чем известием, что я неконтролируемый маг Смерти. И никакого недовольства, почти никакого возмущения, все так легко и просто…

– Давай-ка я тебе кое-что объясню, если до тебя не дошло, – хмыкнул рыжий, понимающий, кажется, больше меня. Да тут все понимали больше, чем я. – Приказы Верховного не обсуждаются. Если он приказал нам прыгать со скалы, мы идем и прыгаем со скалы. Если он сказал нам замолчать на всю жизнь, мы не произнесем больше ни звука. Если велели учить мага Смерти, тебя взяли в академию и начали учить. К счастью, наш Верховный эор неплохой, я бы даже его хорошим назвал. Глупых приказов не давал, своей властью никогда не злоупотреблял, ко всем относится без превосходства. Ну и, согласись, один безумный приказ за десятки лет правления он может себе позволить, пусть этим многие и недовольны. И давай откровенно, тебе будет очень несладко. Сегодняшнее нападение было лишь пылью в сравнении с тем, что ждет тебя дальше. А если б еще и я начал свои права качать, тебе бы совсем тяжко пришлось. К тому же ты айрина, пусть и несколько… необычная, а к айринам у нас особое отношение. Я тебе потом расскажу, когда проснешься.

У меня откуда-то нашлись силы не только не уснуть во время его рассказа, но еще и буркнуть что-то вроде «ага».

Но заснуть все-таки не получилось.

– Я решил, что вы должны знать. – Кажется, я только-только задремала, как послышался серьезный негромкий голос рыжего.

Следом за ним тяжелые приближающиеся шаги, а потом голос, который я не ожидала сейчас услышать:

– Что происходит?

И теплая рука Аяра, коснувшаяся моей щеки.

Какой же он все-таки приятный. Даже если это просто рука – мне мгновенно стало спокойнее и теплее.

И вырубилась я сразу, не услышав подробных объяснений своей новоиспеченной няньки. В какой-то момент у меня забрали теплое одеяло, а мое тело подхватили на ручки. И вновь стало так тепло и уютно, что я опять вырубилась, на пару секунд проснувшись, лишь когда меня осторожно укладывали в кровать, куда более мягкую и комфортную, а укрывшее одеяло было легче, толще и теплее.

* * *

– Почему сразу не сказала? – проник в сознание спокойный голос Аяра.

Именно он меня окончательно и разбудил, вырвав из липкой полудремы.

– Не знаю, – ответила хриплым после сна голосом и тут же спохватилась: – Сколько времени?

– Двадцать девять орэ.

Кажется, застонала я вслух. Я все же сойду с ума.

– Команда моих лучших специалистов уже рассчитывает и составляет для тебя новый распорядок дня, – поделился эор удивительной информацией.

Открыла глаза и села в кровати, в которой проснулась этим утром. Задумчивый Аяр сидел в кресле рядом с постелью и неотрывно смотрел на меня. В его взгляде не было ни злости, ни раздражения, ни каких-либо других негативных эмоций. Он просто смотрел и… размышлял. Напряженно.

– И у них получается? – вскинула я брови – не то чтобы удивившись, просто чтобы не молчать.

– Разберемся, – мрачно заверил Аяр.

А я улыбнулась. Это звучало уже так привычно, что на другой ответ и не рассчитывала. Мужчина в ответ тоже расплылся в улыбке – усталой какой-то и кривоватой, но все же улыбке.

– Сегодня тебе придется посидеть дома. Нужно провести перерасчет данных и на их основе пересмотреть программу обучения в академии. А пока будешь читать учебники.

Как меня это обрадовало…

Но еще больше «обрадовало» другое.

– Мне нужно идти, Снежинка, – извиняющимся тоном негромко проговорил эор, а мне сразу стало так грустно, что хоть плачь, – извини меня, дела не ждут. Постарайся не выходить из замка, хорошо? Он защищен, тут тебя никто не тронет, можешь быть спокойна. Постараюсь вернуться как можно быстрее.

Я понимающе кивнула и не стала ничего говорить. Его «быстрее» может затянуться на несколько орэ, что равносильно нашим часам. И если для него это будет лишь два орэ, для меня пройдет полдня.

– Аяр, – позвала, когда мужчина был уже у двери.

Эор едва заметно вздрогнул, но обернулся и вопросительно на меня посмотрел.

– А что у вас за отношение к айринам?

Аяр чуть помедлил, будто не хотел отвечать, но потом все же промолвил:

– Помнишь, я говорил о любви в моем мире?

Согласно кивнула и тут же вздрогнула, вспомнив фразу, что после смерти любимой эоры долго не живут.

– Айрин принято оберегать от любого зла. У них чаще всего и магии-то нет, поэтому их в академии мало. С проблемами принято разбираться эорам, а дело айрин – оберегать себя и дарить силу своим возлюбленным.

Это очень многое объясняло, но я почему-то спросила:

– А может быть так, что эор любит айрину, а она его нет?

Не знаю, зачем спросила. И пожалела о своем вопросе, когда лицо Аяра буквально окаменело. И ответил он мне на порядок холоднее и жестче:

– Может. В таком случае эор, если он достаточно силен, чаще всего запирает айрину, не позволяя ей сбежать. И чтобы ты знала, Снежинка: я – достаточно силен.

И ушел, оставив меня потрясенно смотреть на закрывшуюся дверь.

Только сейчас я заметила много, очень много книг на столе…

* * *

Я впервые подумала о том, что умереть было бы куда легче, чем прочитать и хотя бы понять, не говоря уже о «запомнить», историю Маорэ. Да она тут расписана за последние три тысячи лет! Три тысячи! И местным жителям по каким-то неизвестным мне причинам не сиделось спокойно на одном месте. Они постоянно что-то делали, что-то открывали, создавали, строили, находили… И нет чтобы занималось этим какое-нибудь одно существо или хотя бы одна раса! Нет! Много, невероятно много разных представителей таких народностей, о которых я даже представления не имела!

И все это в толстенном учебнике на пять тысяч страниц. Да еще и на языке, что не являлся твоим родным. Я то и дело сбивалась, стопорясь на какой-нибудь закорючке и пытаясь сопоставить ее с родным мне русским.

В общем, это было очень сложно. Учебник истории я так и не дочитала. Учебник письменности даже открывать не стала. А потом психанула и вообще вышла из комнаты, оставив на столике поднос с пустой посудой после принесенного завтрака.

Почему я должна этим заниматься? Магию я не просила, к тому же мне она только жизнь портит. Откуда-то появилось множество новых ощущений, а мои прежние органы чувств будто усилились во много раз. Я видела больше и ярче, чем до этого, слышала малейшие шорохи, а внутри меня, прямо под сердцем, будто появился какой-то радар, реагирующий на малейшие изменения вокруг. Причем на изменения, которых я даже не видела – тоже!

Например, точно знала, что с момента, как я покинула комнату, за мной неотрывно следуют пять ищеек, на присутствие которых остро отзывались похолодевшие клинки на поясе, которые мне категорически запретили снимать. А вот отданный ректором экспериментальный кулон, спрятанный в карман брюк, напротив, потеплел и теперь грел меня через ткань.

Заинтересовавшись, я завернула в первую попавшуюся комнату, искренне понадеявшись, что здесь никто не живет, прошла к окну, скинула тренировочные ботинки и устроилась на диванчике, скрестив ноги. Достала из кармана кулон и принялась вертеть его в руках. Он был теплым и таким приятным, что улыбка заиграла на моих губах.

Невидимых ищеек почему-то стало вдвое больше.

– Да нормально все, – раздраженно махнула им, – я не сбегаю, и нападать на меня не собираются, так что можете идти.

Они и вышли – пятеро. Остальные затаились у стен.

– Я вас все равно чувствую, – призналась со вздохом и решила не обращать на них внимания.

Камень в моих руках, что в кабинете ректора показался ледяным, продолжал ощутимо нагреваться. Страшно? О нет, скорее очень странно и интересно, что с ним будет дальше. А еще занимал вопрос, что же на него повлияло, что камень начал теплеть? Уверена, это как-то связано с фразой ректора про эксперимент.

Хорошо, предположим, что он подсунул мне необычный камушек и решил проверить, что я смогу с ним сделать. А что я, собственно, могу?

Пришлось вставать и возвращаться в свою комнату. Крадущихся следом вдоль стеночек ищеек – уже полтора десятка – я старательно игнорировала. И без них проблем хватает!

Устроившись в кабинете за письменным столом, погрузилась в изучение учебников второго и третьего курсов, где подробно, как для недалеких личностей – для меня, например, – расписывались основы использования магии.

Сложно сказать, сколько времени я провела за изучением азов. Еще сложнее сказать, что именно пыталась найти. Единственное, что удалось узнать, – о концентрации энергии. Всегда без исключения перед созданием заклинания необходимо было сконцентрировать энергию. Знала я об этом только в теории, да и то немного, но других вариантов не было, а чуйка внутри подсказывала, что справлюсь.

Уже была готова попробовать на свой страх и риск, но тут открылась дверь, и зашел суровый Аяр.

Его появление я встретила вздохом облегчения.

– Интересная реакция, – тут же поддел он, проходя ближе и присаживаясь за стол напротив меня. – Как дела?

Вопрос сопровождался внимательным осмотром множества раскрытых книг. Закладок я не нашла, страницы загибать жалко, вот и оставила открытыми.

– Относительно хорошо, – кивнула серьезно, не зная, как просить Верховного эора о помощи, – а твои как?

– И мои примерно так же, – хмыкнул он, протянул руку и осторожно положил на один из учебников передо мной что-то золотое, похожее на большую толстую монетку с цепочкой.

Отложив кулон, который я долгое время не выпускала из рук, чувствуя не просто теплый, а уже практически горячий камень, я осторожно подхватила подарок.

– Это часы, – подсказал Аяр и бросил подозрительный взгляд на кулон, – а у тебя что?

– Понятия не имею, – честно призналась.

На ободке украшения увидела маленький беленький камушек и нажала на него.

Механизм тихонько щелкнул, крышечка сдвинулась в сторону, и я увидела маленькие песочные часики с похожими на пыль золотистыми крупинками. Загадочно мерцая, они будто перетекали и медленно-медленно падали вниз.

– Работа лучших артефакторов, – объяснил эор, продолжая прожигать экспериментальный кулон ректора напряженным взглядом, – подстроены под твое время и отсчитывают ровно час, по истечении которого начинается новый отсчет. Наверху количество прошедших часов, время должно быть точным, мы всемером рассчитывали. Надеюсь, тебе поможет.

У меня просто слов не было. Это было так невероятно, что я просто не нашлась, что сказать. Вроде бы – какая мелочь, часы! Но Аяр озаботился этой мелочью и напряг своих подчиненных, чтобы изготовили артефакт. Очень трогательно.

Подняв на него повлажневший взгляд, я выдохнула абсолютно искренне:

– Спасибо! Правда, Аяр, это просто невероятно… Даже не знаю, как тебя благодарить…

– Я знаю, – хмыкнул эор, останавливая бессвязный поток слов.

Послушно замолчала, вопросительно на него глядя. Мне было так приятно, что уже была готова сказать «Проси все, что хочешь», но не успела, к счастью.

Аяр плавно поднялся и, обойдя стол, приблизился. От направленного на меня немигающего взгляда сердце вдруг замерло. Эор будто того и добивался. Потянулся ко мне и начал пугающе медленно склоняться …

– Ты отблагодаришь меня, если пообещаешь не делать глупостей, – серьезно проговорил он, зачаровывая меня мерцанием белых зрачков, что сейчас находились практически в паре сантиметров от моих.

– Я и так не делаю…

Едва слышные слова слетели с губ вместе с бессильным выдохом. Аяр был так близко, что клубящаяся вокруг него тьма, не видимая никому другому, едва ощутимо щекотала мою кожу. Я чувствовала исходящий от него запах хвойной свежести и чего-то горького, но не противного, а тоже невероятно приятного, волнующего, будоражащего.

– Знаю, – его улыбку я скорее почувствовала, чем увидела, – ты у меня вообще умница. Моя храбрая Снежинка…

Сложно сказать, от чего именно меня бросило в дрожь: от его негромкого волнующего голоса, электрическими импульсами проникающего мне под кожу, от употребленного местоимения или от уже такого привычного обращения.

Как мало, оказывается, надо времени, чтобы к такому привыкнуть.

– Прекрати.

Говорить непослушными губами с прилипшим к горлу языком оказалось очень непросто. Но Аяр и не думал останавливаться. Лишь тихо спросил, вновь посылая волну дрожи своим невероятным тембром:

– Что прекратить, Снежинка?

И я честно ответила:

– Прекрати сводить меня с ума, Аяр, я и так чувствую себя сумасшедшей.

Странное чувство. Одна часть меня хотела, чтобы он отстранился, перестал воздействовать на меня своим чертовым обаянием. А второй половине хотелось большего. Намного большего. Настолько, что от желания сводило колени, а щеки предательски покраснели.

Эор вместо того, чтобы послушаться меня, приблизился еще плотнее, сокращая расстояние между нами до непозволительного минимума. Теперь я кожей ощущала исходящий от него жар.

– Раздели со мной свое безумство, Снежинка.

Мне пришлось сжать колени фактически до боли, чтобы хоть как-то сдержать переполняющие меня чувства. Это было похоже на взрыв вулкана внутри меня, лава из которого растекалась по всему телу.

За свои двадцать лет я успела дважды испытать тот самый опыт, который по законодательству нашей страны запрещено получать раньше восемнадцати лет. И оба случая были с Андреем – парнем на два года старше меня, с которым мы встречались от силы пару месяцев и расстались по обоюдному согласию. Парень был хорош собой, нежен и внимателен, но с ним я даже в самые пиковые моменты не чувствовала того, что испытывала от одной фразы Аяра.

Этот мужчина сводил меня с ума, подталкивал к чему-то безумному, запретному, но такому манящему, сладостному, что я уже была готова поддаться на его уговоры…

– И-и-и! – раздалось вдруг рядом.

От громкого визга я дернулась и чуть не упала, но Аяр придержал за плечо. А потом, грозно прищурившись, посмотрел на стол, откуда непонятный звук и доносился.

– И-и-и – говорю! – повторилось вновь.

Я открыла от удивления рот, шокированно глядя на то, как еще совсем недавно целый и неживой кулон ректора пытается зубами отгрызть цепочку от голубого камня.

Это было… нечто. Других слов не нашлось. Нечто было маленьким – могло бы легко поместиться у меня на ладони, – серебристого цвета, с ярко-голубыми прищуренными глазками, сложенными за спиной крылышками, четырьмя лапками – в данный момент все они обнимали несчастный камень – и впечатляющими клыками на вытянутой мордочке.

– Мужик, ты не понял? – нагло бросило существо Верховному. – Это мое сокровище, руки убрал!

Даже не знаю, кто был более потрясен: я, эор или оживший кулон, грозно взирающий на руку Аяра, лежащую на моем плече. А это… даже не знаю что, бросив на эора крайне возмущенный взгляд, вдруг повернуло мордочку ко мне и поинтересовалось:

– Он глухой?

– Н-нет, – неуверенно пробормотала.

Существо нахмурилось. Задумчиво пожевало цепочку от камня и задало новый вопрос:

– Плохо соображает?

Я с опаской посмотрела на Аяра. Нет, соображал он хорошо, просто в этот самый момент Верховный старательно сдерживался, чтобы кое-кого не прибить. И я даже догадывалась, кого именно.

– Нет, – вновь ответила существу, потому что Аяр не мог говорить от переполнявшей его злости.

– Тогда что с ним? – откровенно возмутилось создание с жутким нравом, еще и лапой в эора ткнуло.

Я растерялась, а эор вдруг рявкнул:

– Это мое сокровище!

Мы с существом одновременно шокированно замерли, одинаково распахнутыми глазами глядя на Верховного, который повернул голову ко мне и спокойно, почти безразлично поинтересовался:

– Ты кулон долго носишь?

– Весь день, с тех пор, как мне его ректор дал. А что происходит?

Аяр нехорошо прищурился. Это выглядело настолько устрашающе, что мне стало искренне жаль тех, кто попадет под его горячую руку.

– В артефакте спала сущность. Ты напитала ее своей энергией и разбудила…

И мы оба посмотрели на нечто. Оно сидело на столе на попе, расставив задние лапки в разные стороны, передними держало камень и зубами грызло цепочку. Увлеченно и старательно.

– А что ты в книгах искала?

– Способы напитать энергией спящие в артефактах сущности.

Сущность громко камень выплюнула, возмущенно на цепочку посмотрела и выдала:

– Врет. Хотела узнать, как избавиться от эора.

– Чего?! – заорала я. – Ты что несешь?!

Каюсь. Ибо не было такого! Я не искала! Да я о таком даже и не думала!

– Я несу, – нахально улыбнулась эта мерзость, – добро в массы. Я добро, ты – массы.

И с этими словами невообразимо наглый гад подпрыгнул, взвился в воздух и ловко приземлился мне на ручки. Поймала я его совершенно неосознанно, а оно и радо. Еще и глянул на грозного Аяра неодобрительно, лапкой махнул и презрительно так бросил:

– А ты иди отсюда. Не видишь, занята она! Теперь я ее любимчиком буду… А-э-э! Ты что делаешь?!

Аяр, не вытерпев, схватил гаденыша прямо за голубой камушек. Точнее, он схватил камушек, а сущность сама в него всеми лапами и даже крыльями вцепилась. В общем, моего «любимчика» у меня отняли и уверенно понесли к дверям. И ведь унес бы, честное слово, унес, а потом неизвестно, что бы там с ним сделал, если бы пакость редкостная не повернула голову и с мольбой в голубых глазках на меня не посмотрела.

Говорила мне бабушка, что я дура жалостливая, но…

– Стой! – Я вскочила, подбежала к остановившемуся Аяру и, стараясь не обращать внимания на его вопросительно вскинутые брови, осторожно забрала маленькое чудище себе.

А оно возьми да заурчи, как кот довольный. И давай ко мне ластиться, головой тереться, улыбаться…

– Снежинка, – начал было эор укоризненно.

– Не надо, – попросила тихо, – ты посмотри, какой он маленький и беззащитный. Нельзя же его выкинуть!

– Я и не собирался его выкидывать, – рыкнул недовольный происходящим Верховный.

– А что ты с ним сделать хотел? – заинтересовалась, подумав, что, может, и зря я его спасла. Отдали бы в хорошие руки…

– Маленькая еще, чтобы такое знать, – жестко заявил Аяр, не сводя прищуренного взгляда с затихшей пакости. – Отдай.

– Не отдавай! – заверещал ужас с крылышками, быстро перебирая лапками и забираясь вверх по моей груди. – А-а-а! Убивают!

Я помогла ему залезть на плечо, потом еще и руками прикрыла. И вот тогда негодующий взор Аяра достался мне.

– Снежинка, это дух, он тебе не нужен. Отдай.

Я бы, может, и послушала, если бы не вспомнила кое-что.

– Тогда и клинки свои забери. И ищеек от меня убери. Они тоже духи.

На меня та-а-ак посмотрели… А потом еще и зарычали, пусть и приглушенно, но все равно стало жутко.

– Это духи полезные и нужные, а тот, что у тебя на плече, – вредный и никчемушный!

Дух это самое плечо лапками так нежно-нежно обнял и глазками своими большими мне в глаза заглянул…

В общем, поплыла Вика от умиления.

– Да ты что? – подивилась искренне, осторожно поглаживая чудика. – Просто посмотри, Аяр, какая прелесть! Как можно от него избавиться? Тем более я виновата в том, что он проснулся, значит, на мне теперь лежит ответственность за него.

Эор издал нечленораздельный звук, одновременно похожий на стон, рык и нервный вздох. А когда я повернула голову и виновато на него посмотрела, он уже не злился, просто устало на меня смотрел.

– Он – гадость, – предупредил серьезно, – с ним будет уйма проблем. Куда проще от него избавиться.

Можно было промолчать или сказать что-нибудь другое, но я произнесла именно это, прямо глядя мужчине в глаза:

– От меня тоже было бы проще избавиться.

Я отчетливо видела, как окаменело вмиг посуровевшее лицо Аяра. И взгляд, до этого нежный, немного усталый и почти смирившийся, заледенел.

– Чтобы я больше такого не слышал, – проговорил он отрывисто, бросил нечитаемый взгляд на притихшего зверька, развернулся и, чеканя шаг, вышел, закрыв за собой дверь.

Мне после его ухода так плохо стало… Не из-за себя – из-за него. Больно настолько, что в груди все сжалось. Хотелось бросить все, догнать его и… и не знаю, что сделать, но догнать очень хотелось.

И я поддалась самоуговорам. Осторожно стянула с плеча возмутившегося одним емким «Э?!» духа, оставила его на столе, а сама побежала за Аяром.

Хоть извинюсь перед ним!

Быстро выбежала из комнаты, испугавшись, что могу не успеть и Аяр уйдет, а потом будет весь день ходить злой и обиженный.

Но боялась я зря. Эор обнаружился сразу за дверью. Он стоял, чуть сгорбившись и уперев руки в подоконник, и невидящим взором смотрел в окно, но, стоило мне выйти в коридор, тут же обернулся.

– Он уже достал тебя? – вопросительно выгнул темную бровь, кивнув мне за спину.

Вздох облегчения сдерживать не стала. Аяр не злился.

Ничего не ответив и стараясь не реагировать на его выразительный взгляд, подмечающий, кажется, каждое мое движение, просто подошла и встала рядом, выглядывая в окно, но ничего не видя из-за дымки перед глазами.

Мне понадобилась пара минут, чтобы понять: дымка не перед глазами, а на стекле. Полупрозрачная, похожая на желе, чуть мерцающая, совсем как глаза эора, и не позволяющая увидеть что-либо за пределами дома.

Молчали мы долго, заговорила я первой:

– Все, что ты делаешь, для меня значит очень многое. Я благодарна тебе и искренне рада, что встретила в этом мире именно тебя. Спасибо. И извини меня, я не хотела тебя обидеть.

Аяр в ответ на мои негромкие слова устало выдохнул и уронил голову на грудь. Но это длилось всего секунду, уже в следующую мужчина сделал шаг назад, оказавшись у меня за спиной. Я непроизвольно дернулась от неожиданности, когда его широкие теплые ладони скользнули мне на живот. Клянусь, они жгли меня даже сквозь ткань одежды.

Замерла, стараясь переварить ощущения, что нахлынули на меня, словно вода из бочки, и не сопротивлялась, когда Аяр, опалив шею горячим дыханием, рывком прижал меня к своей груди.

Это было очень волнующе – каждой клеточкой своего тела ощущать эти прикосновения, электрическими разрядами проникающие под кожу. Я будто превратилась в одно сплошное чувство, ощущая его… везде. Его руки, его тело, его дыхание и даже его запах.

– Ты меня извини, Снежинка, – проговорил Аяр несколько долгих минут спустя, и его голос заставил меня вздрогнуть. – Я даже представить не могу, насколько тебе тяжко приходится.

На это я ничего не ответила. Не захотела. И, наплевав на все моральные убеждения, откинула голову ему на грудь, чувствуя себя… в безопасности. Потрясающее чувство, перемешанное с ощущением спокойствия, теплоты и надежности. За эту смесь можно было бы душу продать.

– Я сглупил, – добавил эор, осторожно поглаживая мой живот, отчего он непроизвольно сжался и напрягся, наполняясь пьянящей судорогой, – надо было с самого начала обратить на это внимание. Ты прибыла к нам ночью, и все наше с тобой общение заняло не больше орэ, а потом ты уснула, дальше уже мне пришлось тебя усыпить… Моя ошибка. Исправлю.

Я все молчала, но губы растянулись в улыбке. Рядом с этим мужчиной меня вообще тянуло на какие-то глупости. Вспомнить хоть прыжок с водопада. Никогда бы на такое не согласилась, а при виде уверенности в его глазах и чувстве защищенности рядом с ним не смогла удержаться. И не пожалела.

– Что это за гадость? – задала еще один важный вопрос, едва кивнув в сторону комнаты, где было подозрительно тихо.

Там, конечно, всегда было тихо, но сейчас, когда я точно знала, что там засел оживший кулон, это несколько напрягало.

– Гадость, вот уж точно, – неодобрительно хмыкнул Аяр. – Думаю, Акар отдал его тебе с расчетом на то, что ты его убьешь, а ты его разбудила. Знаешь, как сложно было эту мерзость в артефакте заточить?

– Зачем? – не поняла я, хотя неприязнь и отвращение в голосе расслышала отчетливо.

– Чтобы жизнь окружающим не портил. Это дух Ашан, дрянь редкостная. Акар нашел его лет сорок назад во льдах Ириса и по глупости разбудил. Сначала даже обрадовался и пытался его к служению в академии подговорить… И подговорил себе на голову. Академию пришлось отстраивать, хранилище в горах, где Акар духа на время спрятал, тоже. Он всего год бодрствовал, но вспоминают его до сих пор. Снежинка, он тебе даром не нужен, от него будут одни неприятности. Разреши мне избавиться от него.

Это было бы логично, особенно после всего услышанного, отчего я все еще стояла пораженная, но… Но стоило вспомнить большие умоляющие глазки, как у меня все внутри сжималось от одной только мысли, что этой крохе могут причинить вред.

– Не могу, – прошептала со вздохом сожаления, разворачиваясь в кольце мужских рук и заглядывая в нисколько не злящиеся глаза, – он такой маленький, беззащитный, невинный и ничуть не опасный… Как можно его обидеть?

Аяр вопреки всем моим ожиданиям улыбнулся. Потом наклонился и поцеловал меня в нахмуренный лоб.

– Теперь ты знаешь, что я чувствую при виде тебя, – заявил со смешком в голосе.

Пара секунд ушла на осмысление, а потом я обиделась. Знаете, у невысоких людей всегда есть комплекс по поводу роста. И пусть сто шестьдесят пять – очень даже хороший рост, как меня постоянно уверяли, шутить надо мной все равно не прекращали. И тут теперь то же самое! И вообще, это не я виновата. И не я маленькая – а Аяр дылда! Зачем такой большой вырос, что я ему только до груди достаю?!

Вот пусть ему стыдно и будет.

Но когда я презрительно фыркнула и попыталась вырваться из объятий, эор лишь негромко рассмеялся и притянул меня еще ближе, обнимая чуть крепче.

– На чем мы с тобой остановились? – проникновенный шепот дрожью разнесся по моему телу.

Коленки подогнулись, дыхание вмиг стало тягучим, как карамель, потому что я очень ярко вспомнила, на чем именно мы с ним остановились…

– Я не понял, меня кормить собираются?! – раздалось возмущенное откуда-то снизу.

Аяр зарычал, пряча лицо у меня в волосах, а я рассмеялась. Хихикая, осторожно выбралась из мужских объятий, наклонившись, подхватила довольного собой духа и, держа его в ладошках, поинтересовалась:

– И чем тебя кормить?

– Выкинуть в Мертвый лес, пусть лучше им покормятся, – пробурчал Аяр за моей спиной.

Но я все равно услышала и возмущенно на него посмотрела, правда, растянувшиеся в улыбке губы меня выдали.

– А что у вас есть? – уточнил хитрый дух.

– Макари, – с невинным выражением лица предложил и глазом не моргнувший эор.

Дух, он же сущность, он же гадость и мерзость, повернул вытянутую мордочку ко мне и совершенно серьезно посоветовал:

– Не водись с ним, он тебя плохому научит. Лучше держись меня, со мной не пропадешь!

Это прозвучало так искренне!.. Если бы не предвкушающе сверкнувшие глазки, я бы поверила.

– Почти верю, – серьезно кивнула ему, – пошли тебя кормить. Как тебя зовут-то?

– Пошли, только без этого, – покосился дух на Аяра.

– Сейчас в окно вылетишь, – мрачно пообещал тот, а потом печально посмотрел на меня: – Прости, Снежинка, я и так задержался.

– Конечно, я все понимаю. Иди.

Аяр с высоты своего роста грустно улыбнулся с благодарностью во взгляде.

– Я постараюсь вернуться быстрее, – пообещал.

– Буду ждать.

Думала, он уйдет порталом, но Верховный почему-то медлил, не сводя с меня взгляда. Потом сказал:

– Иди, а то я не уйду.

Пришлось, подавив улыбку, отправиться в комнату, обернувшись раз пять, пока не свернула в конце коридора.

* * *

– Я назову тебя Паклей, – решила я уже в кухне, куда нас проводил один из проходивших мимо военных.

Кухня была другая, не та, в которой готовил эор, – гораздо просторнее и светлее, и народу в ней набралось куда больше. Как обычно, одни мужчины.

– Для тебя я буду кем угодно, – клятвенно заверил дух, с аппетитом уплетающий те самые макари.

Я не давала, он сам как увидел их, так с рук и слетел. Забрался в корзинку с этими опасными фруктами и захрустел ими на всю опустевшую кухню. Я бы подумала, что все вышли, чтобы нам не мешать, если бы не видела методично выгоняющих посетителей ищеек. Которых, кстати, стало в несколько раз больше, и все они крутились возле моего Пакли, о чем-то беззвучно переговариваясь.

– И почему тебя все так не любят? – со вздохом поинтересовалась я, сидя за столом и подперев голову рукой.

Ох, зря спросила… Потому что Пакля улыбнулся в предвкушении и хитро на меня поглядел. Едва сдерживая хрипловатый смех, дух спросил:

– А ты правда хочешь знать?

Я помолчала, подумала…

– Только не здесь.

Клыкастая улыбка стала шире. Понятно: здесь. Сокрушенно покачав головой, решила сменить тему разговора:

– А ты что такое?

Бестактно, знаю, но никак иначе этот вопрос сформулировать не смогла.

– Дух, тебе же сказали.

– А почему ты так… необычно выглядишь?

Пакля задумчиво похрустел ядовитым фруктом, бросил взгляд на лежащий на столике рядом голубой камень и снизошел до ответа:

– Каким заточили, таким и остался. В тот раз форму не поменял, не до этого было, а сейчас пока сил нет. А тебе что, не нравится? – И та-а-ак грозно на меня посмотрел…

Я и ляпнула первое, что в голову пришло:

– Да нет, просто у тебя столько доброжелателей, что, боюсь, слишком ненадежна твоя форма.

А он возьми да и задумайся. Даже серебристые бровки нахмурил и ноздри раздул. Думал-думал, слопал еще пару ядовитых макари, а потом заинтересованно на меня посмотрел:

– Что предлагаешь?

Я?! Я вообще ничего не предлагала, но теперь тоже пришлось раскинуть мозгами.

– Поменять форму?.. – вопросительно вскинула брови. – Что для этого надо?

– Да у меня в принципе почти все уже есть, – пошкрябал он лапой шею, – покровитель, защитник и доброжелатель в одном твоем наивном личике. Нужен только источник магии…

– Какой источник? – поинтересовалась осторожно.

Но Пакля все равно догадался. Дернул головой, вперил в меня пристальный взгляд и нехорошо прищурился. Я сразу себя тортиком почувствовала, который намереваются съесть.

– А какой есть? – схитрил этот наглец, вопросительно склонив голову к правому плечу.

– Никакого нет, – соврала, не моргнув глазом.

Пакля улыбнулся. Мне смешно не было, особенно после этой зверской клыкастой гримасы.

– Ты же пойдешь со мной? – поинтересовался он тоном, не терпящим возражений.

– Извини, но я очень в этом сомневаюсь, – искренне заявила я и даже обрадовалась.

А Пакля будто и ожидал такой ответ.

– Меня нельзя одного отпускать, – мечтательно протянул он.

Я была ним не просто согласна – я даже знала на то причины!

– Значит, ты никуда не идешь и сидишь со мной, – решила за нас двоих.

– Не вариант, – сокрушенно вздохнул он, качая серебристой головой, – мне надо форму сменить, тут ты права, а для этого нужен источник силы, желательно крупный. И я его уже нашел, но кто знает, что мне захочется подорвать? За мной нужен глаз да глаз…

Провокация. Чистая и ничем не прикрытая. Он даже не удосужился перестать пакостливо улыбаться и сверкать в мою сторону голубыми глазами.

– Возьми ищеек, – махнула я рукой на стену, где их штук пять столпилось, – они с радостью с тобой сходят.

– Как интересно… – Пакля тут же бросил недогрызенный фрукт и поднялся на все четыре лапки, вытянув в мою сторону мордочку, и внимательно пригляделся. – Так ты, значит, маг Смерти? Не очень сильный, раз не услышала приказ Верховного, но все же… Ах он кахэш!

И если сначала он говорил негромко и задумчиво, позволяя мне самой задаться вопросом – что еще за приказ Верховного? – то последняя фраза разлетелась по кухне громким возмущенным воплем. Я аж подпрыгнула от неожиданности!

– Кто? – спросила удивленно, жестом останавливая дернувшихся к духу ищеек.

– Акар-р-р! – прорычал Пакля с такой ненавистью, что мне стало искренне жаль ректора. А дух продолжал гневаться, даже на задние лапы от переизбытка эмоций поднялся и теперь чуть ли не шипел: – Вот он су-у-у… саракх! Подсунул меня магу Смерти! Избавиться захотел! Ах он!..

И дальше что-то грозное, очень громкое и абсолютно не понятное, очевидно, он на каком-то другом языке говорить начал – рычащее-свистящем, с длинными невнятными словами. Однако общую мысль я уловила, особенно когда часть ищеек развернулась и просочилась сквозь стены. Видимо, дух ругался. Судя по всему, не очень хорошими словами – настолько грязными, что даже ищейки не выдержали.

– Так, – решительно выдохнул мой Пакля, подпрыгнул, перелетел разделяющее нас пространство и с уверенным видом приземлился на столе возле меня, – значит, ты точно пойдешь со мной. У тебя и так не было выбора, но теперь его у тебя вообще нет!

Спросить, где логика, я просто не успела. Меня уже схватили за руку и теперь маленькими, но сильными лапками пытались спихнуть со стула.

– Ты чего? – возмутилась я, категорически отказываясь куда-либо идти. – Мне нельзя! Меня весь мир убить пытается!

– Да как ты можешь в такой важный час думать о себе?! – взревел обиженный до глубины души Пакля, глядя на меня полными негодования глазами. – Кому ты сдалась вообще? Вставай, идем, нам нужно вершить правосудие! Вставай же, хватит сидеть!

Я встала, но совсем не для того, чтобы куда-либо идти. Отойдя на пару шагов, развернулась, скрестила руки на груди и очень недовольно посмотрела на пышущего раздражением и гневом Паклю.

– Вот теперь я точно поняла, почему Аяр так «обрадовался» твоему пробуждению. – С укором покачала головой и тяжело вздохнула. – Ты же катастрофа! Какое еще правосудие? Кого ты судить собрался? Ректора? Совсем с головой не дружишь? Он тебя в прошлый раз в кулоне заточил, а ты к нему опять суешься?

Но как бы я ни старалась, доводы разума услышаны не были. Пакля просто отмахнулся, будто я глупость какую-то несла, плюхнулся на толстую попу и, свесив задние лапки с края стола, посмотрел на меня так, что я мгновенно почувствовала себя очень-очень глупой.

– Ты правда не понимаешь или издеваешься? Этот кахэш меня в артефакт заточил, а потом тебе подсунул, чтобы ты как маг Смерти меня по-тихому прикончила. Ты же необученная, да? Не отвечай, и так знаю. Мы просто не можем оставить его безнаказанным! Тебя использовали, на меня покушались – мы обязаны отомстить!

Неприятно, конечно, было осознавать, что меня действительно использовали и вообще убийцей сделать хотели, но это я как-нибудь переживу. А вот месть ректору – нет! Он же нас убьет после этого! Без суда и следствия!

Тяжело вздохнув, я только открыла рот, собираясь мягко сообщить Пакле о том, что он больной, но не успела.

– Твое участие обязательно, – грозно припечатал он и хлопнул передними лапками.

И в тот же миг пол подо мной исчез, а сама я полетела вниз.

– А-а-а! – было моей первой и всеми последующими реакциями, потому что падать куда-то в темноту, не имея возможности за что-либо схватиться, страшно до ужаса!

Вот и орала, успев подумать, что зря не послушала Аяра и отказалась избавиться от этой мерзости! Знала бы – сама б задушила!

Приземление вышло ничуть не приятным и отнюдь не мягким. Меня самым бесцеремонным образом спихнули на землю! Твердую и нисколько мне не обрадовавшуюся!

Застонав от боли во всем теле, я кое-как приподнялась на отбитых руках и сквозь слезы попыталась оглядеться.

Ну и где я? А еще больше меня интересует, где эта зараза?! Найду – убью!

– И чего лежишь-то? – как по заказу раздался возмущенный голос духа, и перед моим лицом появилось его серебристое пузико. – Какой ленивый мне хранитель достался! То с пробуждением меня медлит, то сидит без дела, теперь вот разлеглась. Вставай!

Встала я исключительно ради того, чтобы тут же схватить Паклю обеими руками и зло прошипеть:

– Ты хоть понимаешь, что творишь?! Верни меня обратно, пока я тебя не придушила!

Думаете, он убоялся? Как бы не так! Улыбнулся нагло и пакостно и самодовольно меня проинформировал:

– А ты не сможешь, ты мой хранитель. Ты меня теперь только оберегать и защищать можешь.

Покажите мне того, кто это придумал, – я пожму ему шею. Хотя… Возможно, Пакля и врал, но проверять я не стала – ему еще обратно нас возвращать! А я, между прочим, вообще неизвестно где в одной кофте и штанах. Правда, к счастью, в ботинках. Радовало и то, что на поясе все еще висели клинки Верховного. С ними мне хоть немного спокойнее.

– Все, пошли, – велела мерзость необыкновенная, – у нас мало времени.

Меня обуревало желание его пнуть, но я сдержалась. Еще хотелось плюнуть на все, а на Паклю так вообще дважды, и остаться сидеть здесь, но «здесь» находилось где-то в поле, и шансы того, что меня быстро найдут, были мизерными.

– Куда? – простонала я с острым нежеланием идти с этим чудовищем.

– Куда надо, и не спорь со мной.

Идти не хотелось. Совсем! Хотелось повыть, попинать некоторых и вернуться в дом Верховного, где уже привычные мне ищейки, где спокойно и безопасно. Здесь не было ни первого, ни второго, ни третьего.

Но и стоять посреди поля глупо, а уж отпускать неуправляемого Паклю одного – верх глупости. Так что я, вздыхая и тихо проклиная все на свете, побрела за ним.

* * *

Знала бы – осталась бы в поле!

– Боже, ты псих! – стонала я уже какой-то час спустя, сжимая голову руками.

Даже не знаю, к счастью или нет! С одной стороны, жаль, что это не голова Пакли, – я окончательно поняла, почему эту заразу так не любят. С другой, хорошо, что это не голова пострадавшего от деяний духа… кого-нибудь.

– Не упоминай бога, – хмуро велел Пакля, даже не оборачиваясь и не отвлекаясь от того, чем он сейчас увлеченно занимался, – он у нас не в почете, власть у Единства.

Возможно, в другом состоянии я бы и захотела узнать об этом побольше…

– Если не буду упоминать бога, начну ругаться нецензурными словами, – честно призналась, испуганно оглядываясь по сторонам.

Меня оставили стоять на шухере, вот и приходилось следить за обстановкой.

Поле, на которое нас выкинул дух, оказалось прилежащим к частным владениям одного знакомого не-эора. На них мы проникли легко, сказался многолетний опыт Пакли, как он гордо заявил, выпятив грудь колесом. Пара светящихся очень неслабых заклинаний, ушедших в охранную сеть владений Акара, и Акар, собственно, остался без охранной сети… Жесть! Как он это сделал?!

Шум поднялся до небес! Что-то где-то заревело, завыло, все забегали, раздавались крики, какие-то команды…

Когда сеть почти восстановили, мы с Паклей как раз крались через заросли кустистой макари. Дух, радостно хрумкая любимым лакомством, тормознул, сделал пару пассов лапами и спокойно пошел дальше.

Повторный шум, крики и вой сирены раздались через краткий миг после тихого звона рассыпавшейся новой охранной сети, которую буквально только что навесили на место прежней.

По дороге к приличному по размерам дому Акара Пакля подобное проворачивал еще трижды. А потом… Он все-таки больной! Эта зараза, безошибочно определив местонахождение личного кабинета ректора, во что бы то ни стало решил в него попасть. Я честно отговаривала, но разве ж танк голыми руками остановишь?

И теперь Пакля пытался взломать окно. Делал он это нагло, зависнув напротив кабинета Акара и перебирая различные заклинания. Чаще всего его засекали, но Пакля вовремя глушил своеобразную сигнализацию, поэтому нас, к моему огорчению, до сих пор не нашли.

– И почему тебя раньше никто не прибил? – сокрушалась я, правда, шепотом, потому что хорошо помнила фразу духа – «Если нас засекут, я тебя в лесу брошу». В лес не хотелось, вот и приходилось почти добросовестно выполнять свои обязанности.

– Потому что я чудо! – кряхтя над добросовестной защитой, раздраженно пробурчала мне его спина.

– Скорее уж чудище, – вздохнула тихо, вновь опасливо оглядываясь.

И едва не закричала от радости, заметив пятерых воинов, грозных и хмурых, идущих прямо к нам. Выглядели они внушительными и раздраженными настолько, что были готовы убивать.

А Пакля, их не видящий, в этот момент вдруг отстранился от окна, задрал голову к небу, узрел очередной почти восстановленный полог, хмыкнул и хлопнул в ладоши.

У предводителя воинов отчетливо дернулся глаз. Слава богам, виновника безобразия нашли, а меня заберут за соучастие.

– Ну наконец-то! – не выдержав, громко закричала я, когда это грозное братство к нам приблизилось. – Сколько можно вас ждать?!

Мужики дружно споткнулись, удивленно уставившись на меня. Видимо, на такое приветствие от незваных гостей они не рассчитывали. Чтобы оправиться от первого потрясения, им понадобилась пара секунд, затем предводитель открыл рот и хотел было что-то сказать…

– Уи-и-и! – оглушительно заорало где-то рядом.

Я дернулась от неожиданности, машинально зажала уши руками и только повернулась к Пакле, собираясь его отругать за все-таки сработавшую охранную систему, как он сам прыгнул на меня! Прямо на голову! Вцепился всеми лапами, что-то заверещал… Земля под ногами пропала, и мы вывалились… куда-то!

– Отцепись от меня! – верещала я, отчаянно пытаясь содрать эту гадость с собственной макушки. – Волосы! Не трогай волосы!

– Только не крыло!.. – вопил Пакля.

Так мы и катались, как два… ну, пусть будет «не совсем адекватных существа». Наконец мне удалось отодрать от себя Паклю и вскочить на ноги, руками убирая волосы с лица.

Лучше бы я этого не делала.

– Да твою ж…

Нет, не подумайте, я все же договорила. Только очень-очень тихо, откинув голову назад и широко распахнутыми глазами рассматривая место, в котором мы оказались.

Это была… пещера. Маленькая такая… Высотой примерно с пятиэтажный дом. Темная и пустая, с гулким эхо и торчащими повсюду острыми камнями.

– Знаешь, – задумчиво проговорила, пока Пакля, сидя на обломке скалы, осматривал свое крыло на предмет повреждений, – я тебя убивать не буду. Тебя Аяр убьет. Вот просто возьмет и…

– Кишка тонка, – перебил меня, хмыкнув, довольный собой дух.

Оставил крыло в покое, спрыгнул на задние лапки и, покачиваясь при ходьбе, направился ко мне. Его передвижение я отслеживала краем глаза, куда больше внимания уделяя сводам пещеры и прислушиваясь к далекому журчанию.

– Здесь река? – вопросительно вскинув брови, повернула голову в направлении, откуда шел звук.

– Ручей, – поправил Пакля, обойдя меня. – Пошли к нему, сейчас будем мне форму менять. Ух, повеселимся!

И почему мне это не понравилось?..

* * *

Я спокоен. И сейчас совершенно спокойно кого-нибудь прибью. Список большой, у меня одних только приставленных к Снежинке ищеек пятьдесят штук. Еще есть сахаиры, которые по какой-то не понятной мне причине не восприняли Ашана за прямую угрозу жизни моей Снежинке. Еще Акар, заслуживший едва ли не больше духа, ну и, собственно, сам дух. Последнего точно прикончу.

Медленно выдохнув в тщетной попытке успокоиться, я открыл глаза и раздраженно взглянул на сотню ищеек, суетившихся вокруг. Толку от них было, как… Не буду ругаться. Еще медленнее вдохнул-выдохнул и развел руки в стороны, повернув ладонями к земле. Сто лет за айринами не бегал, и вот на тебе.

Поисковое заклинание вышло уверенным и надежным, впитав значительную часть моего резерва. И пока оно самостоятельно формировало последнюю стадию и начинало работать, я прикрыл глаза, дав себе мгновение тишины, чтобы мир перестал кружиться и вновь обрел четкие контуры.

Ну и Снежинка. И половины суток не прошло, а она меня уже магически выжала. Жаль, что не физически.

Портал я выстраивал, опираясь на показания сработавшего заклинания. Когда вышел у забора загородного имения Акара, даже думать не хотелось, что эти двое успели тут натворить.

Ищейки метнулись следом, намереваясь проникнуть на чужую территорию, но я их остановил. С Акаром у нас не очень теплые отношения, но я в достаточной степени его уважаю, чтобы не вламываться к нему домой. Даже при условии, что имею на это полное право.

Поэтому вместо того, чтобы продолжить поиски своей беглянки и наглого недоразумения, послал мысленный запрос его охране… И очень удивился, когда не обнаружил ее. Личная стража ректора была, поднятые умертвия с запасом боевых заклинаний были, контур вокруг территории, пусть и взломанный, но все же был, а защитной сети, самой мощной защиты, не было.

И я не хочу знать, куда она делась.

Акар вышел из портала и встал рядом, отчетливо скрипя зубами. На скулах играли желваки, глаза сужены от ярости, с силой сжатые кулаки, казалось, больше не могли разжаться.

– Ну ты и кахэш, – поделился я с ним своими соображениями.

Акар прищурился сильнее, бросил на меня свирепый взгляд и рыкнул:

– Я?!

– Ну не я же Снежинке этого су… подсунул! Ты о чем вообще думал?

– Надеялся, что она его грохнет, – признался чистокровный демон.

– Я тебя грохну, если они еще что-нибудь натворят, – так же честно предупредил его. – Кстати, что они уже натворили?

Акар посмотрел на меня так, что стало понятно: я об этом не узнаю. Ну и кахэш с ним, у меня и так проблем хватает.

– Мне нужен пропуск на твои земли, – озвучил ему причину вызова.

Фактически не нужен, просто дань уважения. Я его уважаю и не трогаю. Демон об этом знал и дал согласие на проход.

И вновь заклинание поиска, вновь потемнение перед глазами, шальная мысль «восстановиться бы» и – портал, перенесший меня в… марахэ! Найду этого урода, голову ему оторву! Все равно не нужна, он ею не пользуется!

Глухо зарычав и гневно сжав кулаки, так что руки задрожали, пошел к источнику, твердо решив: если Ашан там – утоплю.

Он там и был, зараза блохастая! Сидел себе спокойно… весь лохматый, с короткими ушами, без крыльев, но с хвостом. И все с той же нагло-самоуверенной мордой!

– Надо было оставить тебя во льдах, – скрипнул я зубами, машинально оглядываясь вокруг в поиске Снежинки, а когда увидел ее, едва сдержал рвущуюся наружу ярость.

Она лежала на камнях, трогательно свернувшись калачиком и заметно дрожа от холода. Мокрая одежда прилипла к телу. Одна ее тонкая рука была подсунута под голову, вторая прижата к груди. Белоснежные мокрые волосы рассыпались вокруг головы, как ореол святой.

Сейчас, спящая, девушка выглядела еще невинней и беззащитней, чем обычно. Она даже не услышала моих шагов, так и продолжила дремать, чуть хмуря светлые брови.

Злость пропала, как рукой смахнуло, стоило мне только посмотреть на Снежинку. Как можно злиться, когда рядом такое чудо? Так бы и покусал ее, зацеловал всю! От желания свело зубы.

Но желание убить Ашана было все же сильнее.

Он только что провел запрещенную в наших краях смену формы, использовав для этого жизненные силы Снежинки. Мокрая она потому, что в источнике купалась. Но, судя по тому, что сейчас она, бледная, лежала почти без сознания, это ей не сильно помогло. А мерзкий дух, вместо того чтобы бегать вокруг и пытаться привести в чувство своего хранителя, спокойно сидел в сторонке.

– Надо было оставить, – послышался спокойный голос Ашана, и гнев вернулся в двойном объеме, будто никуда и не пропадал. – А сейчас уже поздно.

Скрипнув зубами, я прогнал желание повернуть голову и посмотреть на эту дрянь, от которой мы столько лет избавиться не могли. Только заметил ему ледяным тоном:

– Легко могу это исправить, вода тут есть.

И я бы с чистой совестью его заморозил, а потом спал спокойно, если бы не одно «но», о котором мне самодовольно напомнили:

– Она мой хранитель.

Если бы я не был Верховным эором, непременно сорвался бы, поддался эмоциям и разнес могущественный источник на горящие камушки. Возможно, сделал бы еще что-то, что помогло бы успокоиться. Но я Верховный и не имею на это морального права. Не может во главе государства стоять эор, не контролирующий себя. Ответственность, чтоб ей жилось плачевно.

– Проваливай, – холодно велел духу, – увижу еще раз рядом с ней, верну в стазис.

Хорошая вещь – стазис. Помогает избавиться от нежелательных надоедливых духов таким образом, что они прекращают пить жизненные силы своих хранителей. Сплошные плюсы!

– Она меня найдет, – попытался он выкрутиться.

Испытующе посмотрел на самодовольного мерзавца и хмыкнул:

– Кто ж ей позволит?

И пока мохнатое существо недоверчиво на меня смотрело, я все так же спокойно прошел к своей Снежинке. Стянул мундир, осторожно ее закутал и легко подхватил с камней почти невесомое тело. Она что-то протестующе простонала, но не проснулась, доверчиво прижавшись ко мне.

Необычное чувство. Я привык видеть в мыслях окружающих лишь подсознательный страх, желание угодить и – за редким исключением – стремление от меня избавиться. Подавляющее большинство боится представителей власти, и уж тем более все стараются делать так, чтобы не вызывать гнев Верховного.

А здесь столь откровенное доверие, что я на пару мгновений растерялся, вглядываясь в милое умиротворенное лицо.

Глупая маленькая Снежинка. Если бы ты знала, что я сделал, не прижималась бы ко мне. Ты бы ненавидела меня всей душой. Надеюсь, ты узнаешь об этом только через четыре года, не зря же я приглушил твои воспоминания о семье. А еще лучше, если не узнаешь никогда.

И не уйдешь. Даже если захочешь, малыш, ты от меня уже не уйдешь. Слишком поздно.

* * *

Пить хотелось нестерпимо. Облизала пересохшие губы, чувствуя во всем теле отголосок усталости. Щеки коснулась чья-то теплая рука. Я точно поняла, что она принадлежит Аяру, когда машинально потянулась навстречу.

Мою голову осторожно приподняли, к губам приложили что-то прохладное, заставляя открыть рот и сделать пару торопливых глотков.

Слишком сладко.

Я попыталась отвернуться, но пришлось сделать еще пару глотков, когда над головой послышался негромкий голос эора:

– Надо, Снежинка.

– Сладко, – все же скривилась я.

Во рту осталось приторное послевкусие, показавшееся отвратительным. Мне бы сейчас чего-нибудь кисленького и холодного…

Губ вновь коснулся сосуд, а голос Аяра над головой успокаивающе пояснил:

– Другое.

Я послушно глотнула и в очередной раз удивилась. Наверное, вслух свое желание озвучила эору, потому что этот напиток был кисленьким.

– Умница, – похвалил он, когда я послушно все выпила, и уложил меня обратно на подушки.

Сложно было открыть глаза – они не желали этого делать, но я все же справилась. И, оглядывая знакомую комнату, задумчиво проговорила:

– Знаешь, не надо мне той белой спальни, я к этой уже привыкла.

Аяр в ответ чуть улыбнулся. Потом хмыкнул и покачал головой.

– Снежинка, я просил тебя не делать глупостей, – напомнил он очень спокойно.

– А я и не делала, – слабо возмутилась я, – это все Пакля.

– Кто? – Верховный удивленно на меня посмотрел.

– Пакля, – со вздохом повторила, – призрак.

– Дух, – исправил Аяр.

– Зараза! – не согласилась я с ним, от переизбытка эмоций села, прижимая одеяло к груди и с искренним возмущением взирая на спокойного как удав эора. – Самая настоящая зараза! Пойдем, говорит, форму мне менять. Сначала чуть не утопил, потом укусил!

И я в подтверждение слов продемонстрировала Аяру пострадавшее запястье с отчетливым отпечатком чужих клыков. Этот дрянной дух!.. Он же действительно почти что утопил меня. Заставил зайти в ручей, а там такое течение, что меня чуть не унесло. Едва выползла, дрожа от холода, проклиная эту неприятность на лапках, а он меня возьми да цапни! Ладно, хоть кровь на ранках быстро запеклась.

А, нет, их уже не видно – укушенное правое запястье аккуратно перебинтовано и почти не болит. Вскинув голову, подарила Аяру благодарный взгляд.

Эор улыбнулся мне, но его глаза… В них отчетливо сверкнуло что-то опасное и злое.

– Он сказал тебе, что делает? – спокойно, почти равнодушно поинтересовался Аяр, взял со столика высокий стакан и сделал большой глоток.

– Сказал, что будет форму менять, а для этого ему нужна моя помощь. А что?

Мне совершенно не нравилось это показное спокойствие эора. Его обычное спокойствие было с каплей хитринки и добродушия, а то, что я видела сейчас, было с привкусом опасности. Как небо перед грозой.

– Он действительно поменял форму, – с убийственным равнодушием проговорил Аяр после очередного глотка. Такое чувство, что он их делает исключительно ради того, чтобы успокоиться. – А вместе с тем сделал тебя своим хранителем. Ты знаешь, что это значит?

Мозг работал со скрипом. Почесав пострадавшее запястье, я честно покопалась в памяти. Вспомнить удалось лишь то, что Пакля еще до укуса называл меня своим хранителем. Врал?

– Понятия не имею, – призналась я.

Отодвинула край одеяла и взглянула на себя.

Черная рубашка застегнута на все пуговки, но под ней… Чувствуя, как краснею, подняла на Аяра смущенный взгляд. Мне подарили улыбку, широкую и чуть проказливую, к которой я привыкла.

– Тебя переодевал я, – растягивая слова, подтвердил он мои опасения, – и мне очень понравилось. Думаю, надо повторить. Раз этак тысячу.

Я уже не просто красная, а багровая от жгучего стыда, даже щеки покалывало! Хотелось спрятать лицо в ладонях, но я сдержалась.

– Снежинка, ты так очаровательно смущаешься, – будто издеваясь, заметил Аяр, – что мне опять хочется тебя съесть.

– Меня уже пожевали, – нервно напомнила я, бросив взгляд на перебинтованное запястье, – мне хватило.

Зря, наверно, сказала – Аяр улыбаться перестал и мгновенно стал похожим на мрачную и злую глыбу льда.

– Снежинка-Снежинка, – укоризненно покачал он головой, а я мимоходом подумала, что такими темпами собственное имя скоро забуду, – пришлось сильно поторопить портных. И рабочих. И артефакторов. И… В общем, твоя спальня готова, но, если ты хочешь остаться здесь, я буду рад. Только предупреждаю: спать в другой комнате не собираюсь. – Я опять покраснела, а Аяр продолжал размышлять вслух: – Оставайся, я не против, правда. Надеюсь, ты спишь крепко и не проснешься, если обниму тебя во сне? Знаешь, еще немного, и я запрещу тебе переезжать…

Тут уж я не выдержала. Вскочила с кровати, чуть не запутавшись в одеяле, и пулей вылетела в ванную, заперев дверь изнутри. И там, стоя перед зеркалом с пылающими щеками, услышала негромкий довольный смех Верховного.

– Да ладно тебе, Снежинка, я же шучу, – раздался насмешливый голос из-за двери, а следом совсем тихое: – Или нет.

Просто замечательно! Мужик он, конечно, классный, и даже больше, но так просто ложиться с ним в постель? Я его два дня знаю. Да-да, сейчас в нашем мире прыгают в кровать, даже имени не выяснив, но я не сторонница таких отношений. К тому же и не в нашем мире!

– В общем, твоя спальня готова, большую часть гардероба доставили, умывайся и выходи, мне еще кое-что сделать надо.

Умылась я быстро, искренне жалея, что кроме рубашки Аяра на мне больше ничего не было. Вернувшись обратно в спальню, застала Верховного, допивающего что-то темное из стакана.

– Что это?

– Экстренное восстановление магического резерва.

Он поставил бокал на столик и, приблизившись, протянул белоснежную коробочку, обвитую лентой.

Странное чувство дежавю вызвало легкую улыбку.

– А это что? – Но коробочку все же взяла, бросив взгляд на свое левое запястье, где красовался черный успокаивающий браслет.

– Открой. – Эор встал рядом и наблюдал за моими руками.

И я, как очень послушная девочка, потянула за мягкую ленту, легко распутывая узел, отложила ее на стол и медленно, как завороженная, открыла крышку.

На меня смотрело кольцо. Такое же потрясающе-невероятное, как и браслет, из черного золота с капельками искрящегося белоснежного камня. Совсем небольшое, тонкое, но я уверена: мой размер.

Я протянула руку, собираясь взять колечко, но Аяр опередил меня, перехватив запястье, улыбнулся в ответ на мой вопросительный, слегка пьяный взгляд, а затем мягко забрал коробочку, которую я безропотно отдала.

Эор вытащил кольцо своими длинными ловкими пальцами и бережно надел его на безымянный палец правой руки. Как я и думала, украшение село идеально и ярко выделялось на моей бледной коже, удивительным образом подчеркивая ее нежность.

– Существует легенда, Снежинка, – негромкий шепот Аяра холодными волнующими иголочками проникал в кровь, вынуждая прислушиваться к каждому слову, – о потоке Жизни. Слышала такую?

Я отрицательно покачала головой, не в силах ни ответить, ни нормально дышать. Вроде обычное кольцо, тогда почему же я всем телом ощущаю важность момента?

– Согласно этой легенде поток Жизни соединяет сердце с безымянным пальцем. – Аяр с присущей ему бережностью взял и вторую мою ладонь, чуть сжав упомянутые пальцы, чтобы я точно поняла, о чем он говорит. Наклонил голову, поочередно поднес руки к лицу и невесомо поцеловал обе ладони, вызвав у меня толпу мурашек вдоль позвоночника. – Если надеть кольцо на этот палец, можно получить доступ к сердцу. Кольцо на левой руке означает принадлежность.

Я едва ощутимо вздрогнула и тут же поймала его внимательный, завораживающе мерцающий взгляд.

– Я не хочу, чтобы ты просто принадлежала мне. Поэтому кольцо на правой руке.

– Что означает правая рука? – хрипло прошептала, не чувствуя возможности противостоять его притягивающему взгляду.

Аяр помедлил, прежде чем ответить, скользнул по мне изучающим взглядом, коснулся им губ, а затем вновь выразительно посмотрел в глаза и проговорил с непоколебимой уверенностью:

– Надежду на любовь.

Иногда случается, что в один миг переворачивается весь мир. Порой, как сейчас, для этого достаточно всего одной фразы. Наверно, если бы Аяр сказал просто «любовь», мне было бы приятно, но появилась бы уйма вопросов, главным среди которых был бы: «Так быстро?», и я начала бы в нем сомневаться.

Но он сказал «надежда на любовь». Звучало как фраза «Я надеюсь на наше будущее» или «Давай попробуем, я хочу, чтобы у нас все получилось».

Черт возьми!

– Кажется, мне нечем дышать, – искренне выдохнула, чувствуя, как перед глазами все плывет, а ноги предательски подкашиваются, – Аяр, я сейчас упаду.

Забавно: в сознании все плыло, но при этом я очень ярко ощущала руки эора, скользнувшие мне на талию и рывком прижавшие меня к такой надежной мужской груди.

Воздуха катастрофически не хватало.

– Держу, Снежинка, – заверили меня.

Кажется, я встретила самого идеального мужчину. И мне даже не кажется.

А потом меня отвели в мою спальню. Аяр хотел меня отнести, ссылаясь на мое бледное лицо и свое желание это сделать, но я стойко отказывалась. И не потому, что не хотелось оказаться у него на руках, – просто отлично понимала, что тогда потеряю те последние капли самообладания, что еще оставались. Поплыву, как шоколад на солнце.

В комнате меня оставили одну, выделив пару минут на «переодеться». Ну, конечно, если «одну» означает наличие Ра, Ма и Фа. Девушки ловко натянули на меня очередной завораживающий наряд – такой же белоснежный, только усыпанный не камнями, а нежными шелковистыми цветочками. Мягкие туфельки на ноги, расчесанные волосы спадали по спине ровным водопадом, плащ даже не предложили.

– Ты очень красивая, Снежинка, – проговорил Аяр в коридоре, когда я вышла к нему.

– Ты тоже, – отозвалась не задумываясь.

Чуть дернулась, поняв, что и кому только что брякнула. Но ведь Аяр действительно очень красивый, я сказала правду, а за правду нечего стыдиться.

На его губах расцвела радостная улыбка, хитрый взгляд нашел мои глаза и… Боже, где тут можно подышать?!

В столовую мы шли молча, хотя Аяр явно порывался мне что-то сказать. Меня усадили за стол, чуть надавив на плечи, а сам эор принялся что-то быстро стругать. Через минуту кухня-столовая наполнилась такими ароматами, от которых у меня желудок сводило. Через две на стол передо мной опустились тарелка и кружка, а на стул рядом – Аяр.

Жевать пришлось под его все подмечающим взглядом. Возможно, в другой момент я бы смутилась, но поскольку вчера проспала ужин и прочитала обед, мне было все равно. Очень есть хотелось. А божественную пищу, что готовил Аяр, я была готова есть даже с его рук. Главное, вслух не произнести, а то с него станется привести в исполнение мое временное помутнение рассудка.

– Непередаваемое блаженство! – выдохнула, прикрыв глаза от восторга, когда тарелка опустела, а я допивала ароматный чай.

– Думаешь? – переспросил мужчина немного заторможено и хрипло, заставляя меня открыть глаза и вопросительно на него посмотреть.

Мерцающие глаза блуждали где-то в районе моей шеи, миг – и Аяр моргнул, сфокусировал взгляд и посмотрел мне в глаза. А затем протянул как-то разочарованно:

– А-а-а, ты про завтрак?..

И мне интересно: а он про что?!

– Ты мне так и не рассказал, что там с хранителем, – напомнила.

Эор дернул головой, будто отгоняя мысли, поднялся, собрал посуду, сгрузил ее в раковину и только тогда ответил:

– Ты теперь хранитель Ашана, значит, он может призвать тебя в любой момент и на расстоянии питаться твоей энергией. Одна из особенностей кольца – блокировка стороннего воздействия, то есть призвать он тебя никуда не сможет. За твою энергию я тоже не переживаю, Ашан довольно сильный дух, и аферу, когда ему могла понадобиться твоя помощь, он уже провернул. Так что не переживай, малыш.

У меня от этого «малыш» мурашки по коже побежали.

– К сожалению, сейчас тебе придется посидеть одной.

– Я не маленькая.

Аяр хмыкнул, присел на корточки передо мной, все равно продолжая смотреть сверху вниз, – наглядно продемонстрировал, что очень даже маленькая.

– Да-да, я помню, ты моя храбрая Снежинка. Займи себя чем-нибудь. Постараюсь заглядывать к тебе почаще.

Я в ответ просто улыбнулась.

* * *

Занять себя чем-нибудь оказалось несложно. Отправилась в свою новую спальню – там вокруг стола высились стопки толстых учебников, десятка четыре, не меньше. Потом сходила в свой собственный просторный и светлый кабинет, там нашла карандаш и листы бумаги. В гардеробной стащила плед, устроилась на диванчике в гостиной и с головой нырнула в изучение здешней истории.

Итогом нескольких часов стали триста пятьдесят семь прочитанных страниц и десять исписанных листов. Мало, конечно, но теперь я хоть что-то понимала! А за целый день с одним перерывом на обед узнала довольно много о совершенно незнакомом мне мире. Можно собой гордиться. Я бы и гордилась, если бы не устала так сильно, – за окном яркое солнышко, весь мир живет и радуется, а я опять хочу спать.

Песочные магические часики, песчинки в которых сейчас ползли вверх, говорили о том, что очередные сутки подходят к концу. Несколько огорчало отсутствие Аяра, но попытка дождаться его закончилась тем, что уснула я прямо на диванчике.

А проснулась в мягкой постели, заботливо укрытая. На столике рядом ждал сохраняемый заклинанием горячий завтрак.

Два последующих дня прошли без Аяра, но он незримо присутствовал рядом: в приказах Ра, Ма и Фа кормить меня, в ищейках у стен, в воинах в коридоре. В моем неизменном пробуждении в постели, в стоящем рядом завтраке. Он был даже в воздухе, ощущался привкусом горьковатой хвои. Он был везде.

Но в то же время его не было.

За эти три дня я его так ни разу и не увидела. Утром ругала себя за то, что уснула и не дождалась, с аппетитом съедала завтрак, точно зная, что готовил его он, а днем окуналась в изучение этого мира, зарываясь в книги.

Учебник истории в пять тысяч страниц, к моему вящему удивлению, закончился на третий день. Сама от себя была в шоке, но списывала все на выработанное еще на первом курсе умение грамотно анализировать информацию и вычленять из нее самое важное.

Аяр появился в тот момент, когда я, положив укрытые пледом ноги на пуфик, открыла «Краткое традиционное пособие». Краткость, кстати, была на тысячу страниц. Прочесть успела только аннотацию, из которой выудила главное: книга – свод принятых здесь традиций и обычаев.

Верховный эор вышел из портала воплощением самого себя. Серьезный, могущественный, сильный. Облаченный в черные брюки и черный же наглухо застегнутый мундир с серебристыми вставками, с темным загаром и смоляными волосами он казался главным злодеем какой-нибудь удивительной истории.

Но образ разрушился, стоило мужчине поймать мой взгляд и улыбнуться. Погруженная в учебу, я старалась не думать об Аяре, а сейчас поняла, как же сильно я по нему соскучилась за эти дни.

Губы сами собой растянулись в радостной улыбке.

– Я скучал, – опередил меня Аяр, устраиваясь на диванчике рядом.

Так близко, что я касалась его плечом и бедром, мгновенно покрывшимися мурашками.

– Я тоже, – призналась, не в силах оторвать от него взгляд.

Аяр смотрел на меня так же. И улыбался столь же радостно. Не разрывая зрительного контакта, наклонился и подхватил мои ноги, чтобы осторожно переложить их себе на колени.

Я негромко охнула от неожиданности, а потом рассмеялась, не имея никакого желания отстраняться. Наоборот, захотелось прижаться сильнее и вообще перелезть к нему на колени.

– Ты такая милая, когда спишь, – поделился мужчина наблюдениями, поглаживая мои ноги сквозь мягкий плед.

– Ты такой заботливый, – заметила в ответ, тая от его прикосновений.

– Когда ты спишь? – с хитринкой уточнил Аяр.

– Всегда, – выдохнула искренне.

– Извини, Снежинка, что не удалось застать тебя бодрствующую. Нужно было срочно закончить много дел, чтобы выкроить орэ и похитить тебя.

Он говорил просто и легко, будто мы разговаривали о погоде, и его интонации и внимательный смеющийся взгляд меня несказанно волновали.

– А зачем меня похищать?

Аяр посмотрел на меня с таким возмущением, что мне почти стыдно стало. Непонятно, за что именно, но стыдно!

– Ты в окно смотрела? – поинтересовался он с укором.

Подумав, помотала головой. Что я там не видела? У меня, между прочим, дела. И я, дабы оправдаться, ответила:

– Мне было не до этого, я изучала историю. – И на учебник и исписанные листы кивнула.

Аяр перевел взгляд на мои труды, одобрительно кивнул.

– Много прочла?

– Все, – выдохнула я с гордостью.

И почувствовала себя очень умной, когда Аяр, вскинув брови, удивленно на меня посмотрел.

– Все? – не поверил он. – Ты прочла весь учебник истории?

– Прочла, – подтвердила я, – выписала основную информацию и даже почти все поняла.

Он на меня так посмотрел… С восхищением и одобрением, будто я была каким-то чудом, а еще – с однозначным признанием моих заслуг.

– Моя умная Снежинка, – не упустил он возможности сделать польстивший мне комплимент, – а теперь что взяла?

– Традиции. – Чуть нахмурилась, глядя на книгу в руках.

– Об этом я тебе и сам расскажу. Идем.

И я встала и пошла, точно зная, что меня ожидает что-то интересное.

* * *

– Замужним айринам нельзя делать комплименты, тем самым ты бросаешь вызов ее мужчине, – непринужденно рассказывал Аяр, устроившись на мягкой зеленой траве. Он лежал на боку, опираясь локтем о землю, а свободной рукой тягал из большой корзины ягоды, ловко отправляя их в рот. – По тем же самым причинам нельзя делать чужим айринам подарки.

Я слушала, но понимала едва ли половину – сложно было вслушиваться в слова, куда больше внимания я уделяла голосу Аяра.

Вечер был удивительным. Мы сидели на крутом холме в тени высокого ветвистого дерева, а внизу прямо перед нами простиралась зеленая долина. Заходящее солнце окрасило небо в яркие оттенки красного, оранжевого, фиолетового, а луг – в нежно-салатовый. Мы набрали в плетеную корзину каких-то ягод и фруктов, Аяр настоял на светлом вине, заверив меня, что оно очень легкое. И теперь нам было хорошо.

Мне так точно.

Прикрыла глаза, подставляя лицо теплым лучам и легкому ветерку, трепавшему мои распущенные волосы. Удивительное чувство! Дома, пропадая на учебе или за чертежами, я не обращала внимания на такие мелочи. Не ловила порывы ветра, не наслаждалась последними лучами заходящего солнца, не сидела вот так – спокойно и тихо, всем телом и душой чувствуя, насколько же мне хорошо.

Разве может быть так с человеком, которого знаешь всего пару дней, а он тебя – и дня не знает? Например, с Андреем, о котором я упоминала, ни разу за два месяца не ощущала ничего подобного. Просто он был серьезным парнем для красивой девушки, коей меня считали почти все мои знакомые. Наши отношения были скорее для окружающих. Но мне самой, моему сердцу, не было с ним так хорошо, как с Аяром.

– Мне кажется, что ты меня не слушаешь, – заметил он с улыбкой.

По-прежнему не открывая глаз, со смехом отозвалась:

– Ты не прав. Я слушала каждое твое слово.

– А слышала ли? – в его невероятном голосе отчетливо проскользнула хитрая насмешка.

Боже, какой же у него голос! Мужественный, сильный, уверенный, легкой хрипотцой пробивающийся мне под самую кожу и заставляющий дрожать что-то под горлом, у основания шеи. Его голос – это мириады сверкающих искорок, обнимающих меня со всех сторон. Его хочется слушать всегда. Сидеть на мягкой траве и наслаждаться звучанием голоса.

– Конечно, – клятвенно заверила, не моргнув и глазом.

И получила возможность наслаждаться его упоительным смехом.

– Ладно, – легко согласился он, откидываясь на спину, – тогда слушай дальше.

Я легла на бок, так, чтобы видеть и сказочный закат, и сказочного мужчину.

– Приходя в гости, ты не должна акцентировать внимание ни на чем конкретном, иначе хозяин дома будет обязан подарить тебе этот предмет. Также, идя в гости, нельзя нести какие-либо подарки, тем самым ты оскорбляешь хозяина. Во время светской беседы не принято говорить о финансах, это оскорбление. Нельзя обсуждать свои семьи, если собеседник не входит в круг твоих близких друзей. Если ты запланировала ужин на двоих, но твой гость по каким-то причинам не пришел, ужин нужно отменить.

– Аяр, – перебила я его, и эор тут же замолчал, вопросительно на меня глядя.

Я долго думала об этом, но все старалась гнать от себя неприятные мысли, а тут слова сами слетели с губ. И, видя его внимание, не смогла промолчать:

– Ты правда был у моей семьи?

Я хочу, чтобы он сказал правду. В то первое утро он соврал. Не знаю почему, но я это поняла – слишком он был напряженным, прямым… Смотрел мне в глаза и врал. В свете всего, что он сделал для меня за прошедшие дни, это кажется мелочью, я бы, возможно, и вовсе забыла, но: он лгал о моей семье.

– Аяр, скажи мне правду, пожалуйста. Какой бы она ни была, ответь честно, очень тебя прошу.

Он еще не произнес и звука, но я уже знала, что правды не услышу. Отчетливо это понимала, видя, как леденеет его вдруг утратившее всякие эмоции лицо.

Внутри все болезненно стянулось узлом. До боли прикусив губу, взмолилась:

– Хотя бы скажи, что с ними все хорошо.

Он вновь промолчал, но… в его глазах было сожаление. А в моих – жгучие слезы.

Я не знала, что он утаивает от меня, но догадывалась, что случилось что-то плохое. Об этом свидетельствовала и та ядреная смесь, что разливалась внутри меня, сжигая органы и опаляя кости, – смесь сожаления, чувства вины, тревоги и безумной боли. Сильной настолько, что хотелось кричать, лишь бы хоть как-то ослабить ее.

– Кто? – С трудом узнала собственный сдавленный голос.

Фигуру Аяра будто пеленой затянуло, он теперь казался пятном – непроглядно черным, нечетким, плавно меняющим свои контуры, и самым темным в померкшей окружающей действительности. А еще я остро ощутила, как закололо ладони. Не ведала, с чем это связано, но ощущение казалось правильным и нужным.

– Брат, – глухо ответил Верховный эор, гулко сглотнул и мрачно потребовал: – Держи себя в руках, Снежинка.

Я едва ли слышала, что он сказал, – в голове учащенным пульсом стучало: «Егор, Егор, Егор».

Срывающееся от переизбытка охвативших меня чувств горячее дыхание беззвучно шептало: «Егор, Егор, Егор».

Вдруг усилившийся холодный ветер шелестел травами: «Егор, Егор, Егор».

– Аяр, уходи, – слова слетели с губ сами собой.

Нечто внутри меня отчетливо понимало, что сейчас произойдет что-то кошмарное. Что-то, о чем переживали все вокруг. Что-то разрушительное, смертельно опасное. И как бы в этот момент я ни относилась к Аяру, мне не хотелось, чтобы он пострадал.

– Не уйду, Снежинка. – В мгновенно сгустившихся сумерках его упрямые слова потонули в порыве злого ветра.

Ветра, что холодом вымораживал все мои мысли и чувства, оставляя лишь тупую, ничем не глушимую боль и медленно возвращающееся воспоминание: Егора нет. Словно вынырнула из наваждения, отчетливо осознавая, что в тот миг тогда, когда я только попала сюда, его уже не было.

И как наяву: белоснежные стены больницы, пробивающие дрожью до костей завывания сползшей на пол мамы, укол, сделанный ей двумя мрачными медсестрами. И слова печального пожилого доктора: «Мне очень жаль, нам не удалось спасти вашего мальчика».

И бесконечная пропасть, что разверзлась в моей душе после этой фразы.

И боль, что не глохла со временем, выжигала меня изнутри, снедала все мое существо, пожирала мысли. Боль, что убивала меня каждое мгновение.

И снова четкие картинки: пасмурный день, собравшиеся на кладбище люди, чей-то плач. И мамин крик, что оглушал меня даже сейчас.

Я с трудом подняла дрожащую ладонь и прижала ее к приоткрытому рту. Меня всю трясло от этого осознания: его больше нет. Как будто я только что узнала эту страшную новость. Будто и не было тех бесконечных дней боли и все произошло только что.

Внутри меня все кричало и выло от отчаяния. Хотелось вскочить и рвать на себе волосы, чтобы избавиться от этого давящего чувства.

– Уходи, – вновь хрипло простонала я, не видя Аяра, но чувствуя его присутствие.

Острое, мрачное, непоколебимое.

– Нет.

– Уходи!

Хотелось заорать во все горло, потребовать, чтобы он ушел. Чтобы не пострадал, потому что я отчетливо чувствовала: оно вот-вот проснется. То, что теперь жило внутри меня. То, чего все так боялись. То, что было способно играючи уничтожить все живое в округе.

Что-то жуткое. Опасное. Смертельное.

– Нет. – От серьезного ответа мрачного Аяра хотелось смеяться и убить его.

– Ты что, не понимаешь? Я не могу это контролировать и не хочу, чтобы ты пострадал. Прошу тебя, уйди!

Он должен был уйти. Должен был послушаться голоса разума, вспомнить о своей стране, должен был понять, что поступает глупо. Должен, но…

Крепкие ладони легли на плечи, и меня рывком прижали к мужской груди. Сильной, горячей, надежной, с гулко бьющимся сердцем.

И это было последним, что я помнила.

* * *

– Вика.

Далекий, острый, как осколки разбитого зеркала, голос позвал меня. Он был там – в спокойствии и умиротворении, в золотистом свечении, где-то и далеко, и близко.

Я всхлипнула, не имея сил выбраться из тьмы, что клубилась вокруг меня. Она выла и стонала, но все равно продолжала сжигать все вокруг, поглощать жизни, забирать дыхание природы.

– Вика.

Этот голос… я знаю его. Он отдавался тревожным звоном внутри. Тьма вокруг дрогнула, но устояла.

– Вика!

И я поняла! Поняла столь отчетливо, что испугалась собственных мыслей!

– Егор? – Все же удалось поднять тяжелую голову и кое-как вытереть мокрые глаза.

Мысль… Быстрая, резкая, неуловимая мысль взбудоражила сознание, заставила сердце биться в пять раз быстрее и кровь кипеть в жилах. Это не может быть правдой, это игра больного воображения!..

– Вика! Иди сюда!

Не знаю, откуда появились силы, но я смогла подняться на ноги и пойти прямо во тьму, радушно распахнувшую свои злобные объятия. Я бы обязательно в них угодила, если бы новый оклик не привлек мое внимание, заставляя черноту пугливо отступить и зашипеть от гнева.

– Егор? – Это точно он! Его детский звонкий голосок! – Егор!

Я сорвалась на бег, чувствовала, что сойду с ума, если прямо сейчас не увижу его.

– Вика, где ты? – Голос задрожал от страха.

А меня саму рвало на части от отчаянного желания оказаться рядом. Это как детский страх, появившийся после рождения брата и не проходящий на протяжении долгих лет: я до ужаса боялась, что с ним что-нибудь случится. Вот и сейчас эта страшная мысль сводила с ума.

И я быстрее бежала, совершенно не понимая куда, но точно зная: он там. Совсем один, напуган и не может ничего сделать!

– Егор, пожалуйста!

Слезы застилали глаза, мешая видеть. Я споткнулась обо что-то твердое и полетела на стылую землю, больно ударившись всем телом. Эта боль была лишь краткой вспышкой, потонувшей в море панического страха. Вскинула голову, собираясь подняться и бежать дальше, и замерла, пораженная.

Невысокий рост, худощавое телосложение, светлые кучерявые волосики и бездонно-голубые, как чистый небосвод, глаза, с грустью глядящие прямо на меня. И школьная форма, в которой он возвращался домой.

Запрещенный удар. Боже, если это шутка, то у тебя отстойное чувство юмора.

Я видела в деталях каждую черту родного лица, каждую складочку на одежде, каждый волосок – и отчетливо понимала: Егора нет. Его просто не может быть здесь. Он…

Собственный всхлип показался пугающе громким, заставляя меня дернуться и задрожать.

Это неправда…

Этого не может быть…

– Боже, Егор, – его фигура начала размываться перед слезящимися глазами, – умоляю, скажи, что это ты.

Потому что если это не он, сердце не выдержит такого удара и остановится навеки.

Кое-как нашла в себе силы подняться на колени и замереть в ожидании ответа. Замерла каждая клеточка моего организма, перехватило дыхание, и сердце болезненно сжалось, готовое и одновременно не готовое услышать эти слова.

– Вика, – тихо позвал Егор, – я умер.

Это даже хуже, чем видеть его неестественно бледное тело в темном гробу. Это хуже, чем все, что со мной когда-либо происходило.

Я не могу терпеть. Оно сильнее меня.

И я просто закричала. Закричала, более не сдерживая рванувшие ручьями слезы. Закричала, падая куда-то вниз. Закричала, не сдерживая своих бушующих эмоций.

Это просто невыносимо! Оно рвет меня изнутри, прожигает на душе огромные дыры! Оно поглощает всю меня, лишая возможности дышать! Я не могла дышать, захлебываясь болью! Она была везде, повсюду, в каждом сантиметре моей души…

– Вика! – донесся голос Егора сквозь гудящее вокруг пространство.

Мир плакал вместе со мной. Мы выли в унисон, раздираемые невыносимой болью.

– Вика, ты должна отпустить меня!

– Нет! – закричала изо всех сил, мотая головой и рыдая в голос. – Я не могу! Пожалуйста, я не могу отпустить тебя!..

– Ты должна, – я расслышала отчаяние в его срывающемся голосе, – Вика, ты должна отпустить меня! Я не могу смотреть на то, как тебе плохо!

Болезненный ком в горле не пропускал воздух, заставляя давиться беззвучным воплем, и я все шептала «Нет, нет», делая судорожные вдохи, болью отозвавшиеся в горящих легких.

– Вика, пожалуйста! Ты можешь жить дальше, ты справишься с этим. Оно не победит тебя. Ты будешь жить дальше!

Это не его слова, нет. Он не может понимать такое, не может говорить подобное…

– Все будет хорошо, – добавил он с мрачной решимостью. – Ты не должна плакать из-за меня. Сейчас ты нужна не мне, слышишь? Услышь меня! Вставай и иди к нему, Вика! Прекрати бесноваться, прекрати уничтожать все вокруг, мир этого не заслуживает. Ты убиваешь их обоих!

Внутри будто что-то щелкнуло. Новый вдох дался легче предыдущих, спазм в горле чуть ослаб, а сквозь пелену на глазах удалось разглядеть слабое золотистое свечение.

– Вика, я умер, мне уже не помочь. Но его ты еще можешь спасти.

Это было похоже на какое-то озарение. Несколько мучительно долгих мгновений, понимание, свалившееся неподъемной тяжестью, и сотни мыслей, ворвавшихся в мою голову.

Мир страдал не вместе со мной – я убивала его. Терзала своей болью, причиняла вред выпущенной из-под контроля магией.

Магией Смерти.

А где-то там, в этой непроглядной тьме, сейчас был тот, кого я губила против воли. Тот, кто отказался уходить и оставлять меня одну. Тот, кто поступил непростительно глупо.

И кому прямо сейчас нужна была моя помощь.

Мысль поразила своей простотой: ему нужна помощь, потому что он еще жив.

И свечение, похожее на сноп золотистых искорок, приблизившись, усилилось, поглощая всю меня без остатка и даря необходимое как воздух спокойствие.

* * *

Очнулась, как от сильного толчка, от озарения: случилось что-то кошмарное. Еще не видя, что именно, резко рванулась, встала на колени и… замерла, утратив возможность дышать, чувствовать, мыслить – жить. Ужас, захлестнувший с головой, будто убил меня на краткий миг.

Вокруг было черным-черно. Ни мягкой зеленой травы и цветов, ни дерева, в тени которого мы сидели. От него не осталось даже ствола! Не было целой долины, что раскинулась под обрывом. Лишь сухая черная земля и мрачная пустота… Смерть, как она есть. Угрюмая, пугающая. Мрачная, непримиримая, холодная. Заставляющая кровь стыть в жилах.

Осознание, что все это натворила я, было невыносимым, но коротким – все смела единственная мысль: Аяр так и не ушел.

Вскочила на негнущиеся, слово окаменевшие ноги и лихорадочно завертела головой, пытаясь найти его взглядом в этой темноте.

А вдруг… А если… Было больно даже думать об этом! Нет, он не мог умереть! Он не такой глупец, он обязательно ушел в последний момент… И тут же яркой вспышкой воспоминание: его руки, прижимающие меня к груди.

Он не ушел. Чертов идиот! Почему он не ушел?!

Судорожные рыдания уже были готовы вырваться наружу, когда я наконец увидела эора. И чуть не свалилась от облегчения, на миг потеряв возможность дышать от охвативших меня чувств.

Но уже в следующее мгновение я захлебнулась воплем, когда поняла, что Аяр лежит шагах в двадцати от меня на черной земле и, кажется, не дышит.

Руки дрожали, ноги подкашивались, но я заставляла себя идти к нему, затуманенным разумом пытаясь сформулировать хоть одну разумную мысль. Как будто насмехаясь, ни одна из них не желала помогать.

На ватных ногах добрела до лежащего на боку эора, рухнула на колени и с трудом перевернула его на спину. В тот момент я будто оглохла и ослепла, перестала чувствовать и все делала механически: склонилась над ним, прижалась ухом к груди и прислушалась к сердцебиению.

Вначале казалось, что его нет. Но затем, когда звон в ушах отступил на задний план, смогла наконец расслышать тихие неровные удары.

Жив.

Черт возьми, он жив!

Рваный выдох, больше похожий на всхлип, все же вырвался из горла.

Он не умер. Я не убила Аяра!

– Эй, – собственный голос узнала с трудом, таким хриплым и сорванным он был. Сглотнув, положила ладони на могучую грудь и чуть нажала. – Аяр, очнись.

Потрясла его. И еще раз, и еще, улыбаясь, как безумная, от мысли, что он не умер. Я все трясла и трясла его, пока вместо нервного смешка с губ не слетел всхлип и что-то мокрое упало на ладонь. Одинокая прозрачная капелька. Следом за ней еще одна, а потом…

А потом я поняла, что не переживу, если он сейчас уйдет.

Я не могла позволить ему уйти.

Но что делать? Все говорят, что от магии Смерти нет спасения, но ведь он жив! Все вокруг выгорело, а он здесь и все еще живой. Значит, есть шанс. Должен быть.

Значит, я могу ему помочь.

Эта уверенность затмила чувство паники и выветрила все мысли, включая ту, что я понятия не имею, что и как делать. У меня не было знаний, не было умений, была лишь убийственная магия и решимость не дать ему умереть.

И что-то внутри отозвалось легким звоном. Едва ощутимым, практически неслышным, легким, как ветерок, говорящим: «Ты это сделаешь».

– Ты не умрешь, – прошептала я в посеревшее застывшее лицо.

И расстегнула потеплевший браслет, позволяя ему безвольной змейкой упасть на землю.

Магия изменилась. Из злой воющей тьмы внутри меня она превратилась в переливчатый звон золотого колокольчика, музыка которого искорками кружилась над нами. Золотистое сияние теплом разлилось внутри меня, наполняя… жизнью? Не знаю, чем было это приятное ощущение, сладостью оседающее на губах. Оно просто было. И оно, радостно трезвоня, закрутилось, завертелось вокруг Аяра, высвобожденное моим осознанным решением.

Магия Смерти, говорите? Тогда почему сердце Аяра начало биться сильнее и быстрее? Почему я чувствую стремительно возвращающуюся к нему жизнь? Почему вижу этот золотистый свет, расползающийся по всему его телу и восстанавливающий пострадавшую черноту магического источника?

Магия Смерти не может оживлять, но она делала именно это. Она наполняла все тело Верховного, все его существо. Приводила в порядок, лечила, восстанавливала и даже, кажется, усиливала.

Я так увлеклась этим завораживающим зрелищем, что не сразу почувствовала, как перед глазами все поплыло и закружилось. И, уже теряя сознание, дернула рукой в странном жесте, поддавшись какому-то интуитивному порыву, и почувствовала, как мы проваливаемся куда-то.

Перед закрывающимися глазами в самый последний момент появились очертания многочисленных ищеек, и послышался чей-то тревожный голос.

* * *

Аяр не просыпался три дня. Хотя и понимала, что для него прошли просто орэ, легче мне не становилось.

Глаза я открыла с двумя чувствами. Первое – внутри меня дыра. И второе – я не помню ничего, что произошло после того, как эор сжал меня в объятиях. Не помню ни что случилось, ни кто перенес нас порталом в замок. Нахлынувшие со всех сторон ищейки, вынужденные принять человеческую форму, потому что иначе я их не понимала, были уверены, что это сделал Аяр. Я, если честно, тоже.

Еще они заявили, что он полностью здоров, полон сил и магии даже больше, чем обычно. Хмурились, переглядывались, говорили, что он будто бы стал сильнее. Но не понимали, как он выжил после моей истерики, как смог перенести нас. И недоумевали, почему эор до сих пор не просыпается.

Меня они хотели изолировать. Думаю, так бы и сделали, если бы не появился еще один ищейка, мрачный и серьезный, и не напомнил о каком-то приказе Верховного, рассказывать о котором мне отказались, но и изолировать передумали.

И позволили остаться с Аяром.

Я чувствовала себя безумной, сидя рядом с его кроватью и не сводя с него взгляда. С ложечки поила его каким-то ароматным отваром, который принесли и поставили на столик со словами: «Не уверены, что поможет, но точно не повредит».

Первый день был похож на туман. Я чувствовала себя Ёжиком из известного мультика, что бродил в нем и искал что-то. Я тоже искала… признаки пробуждения на бесстрастном лице эора. А еще – утерянные воспоминания.

Четкое осознание, что случилось что-то, о чем я не могу вспомнить, не желало уходить, рождая внутри меня круговорот самых различных чувств, начиная от сожаления и заканчивая жгучим отчаянием.

Мне казалось, что я забыла что-то очень важное. Что-то колоссальное. Что-то, способное перевернуть весь мир…

Мысль крутилась на краю сознания, но каждый раз ускользала от меня.

Пришлось глушить ее традициями. В смысле, я взяла пособие по традициям и засела за его дальнейшее изучение, постоянно отрываясь от текста и поглядывая на Аяра.

Так прошел первый день. Спала я тут же, в глубоком мягком кресле, вздрагивая и просыпаясь от каждого шороха или далекого звука, коих даже ночью было полно.

Проснулась часа через три, толком не выспавшись, разбуженная тихим голосом одного из ищеек, которые теперь постоянно ходили в человеческом облике, чтобы я могла их понимать.

– Члены Совета желают видеть его величество, – негромко доложил он, странно покосившись на спящего эора.

Нервно сглотнув, тоже на него посмотрела и ответила шепотом:

– Скажите, что он не может их принять.

Тут только Совета для полного счастья не хватало!

– Они настаивают, – с неохотой добавил ищейка, сам явно расстроенный их визитом.

Внимательно на него посмотрев, я лишь вздохнула и спросила:

– Что может заставить их уйти?

Ищейка постоял, колеблясь, а потом ответил с самым честным и одновременно страдающим выражением лица:

– Вы.

– Я? – искренне удивилась.

Желания куда-либо идти не было. Разбираться, а заодно и знакомиться с членами Совета тоже. Мне хотелось, чтобы Аяр проснулся. И поспать.

Ищейка молчал и с надеждой на меня смотрел, ничего не поясняя. Почему именно мне придется выгонять правящий Совет, я искренне не понимала. Может, потому, что я не отсюда? Или потому, что все считали меня неуравновешенной?

В любом случае надо вставать и идти следом за мужчиной.

Меня вывели к двойным деревянным дверям, широко их раскрыли и предложили пройти. Одной.

Я и прошла. Мне-то какая разница?

Двери вывели на небольшой балкончик с каменными резными перилами, с которого открывался хороший вид на расположенный внизу зал.

Их было штук двадцать, этих представителей. Все как на подбор: высокие, загорелые, темноволосые, крепкие и с грозными выражениями на мордах. Большая часть сидела за огромным овальным столом, пара эоров о чем-то напряженно переговаривалась в стороне, но все они слаженно повернули головы и уставились на выплывшую на балюстраду меня.

В лучших традициях местного кошмара нормальных глаз не было ни у кого. Красные, черные, с вертикальными зрачками, едва ли не горящие… Множество ненормальных глаз, что со всех сторон внимательно вонзились в меня.

– Это еще что такое? – с едва уловимыми нотками раздражения проговорил один, с налитыми кровью глазами и ярко-желтыми зрачками.

– Тише вы, – тут же одернул его другой, с темно-синими волосами, заплетенными в две толстые длинные косы, – она же все понимает!

– Да как она понимает? – презрительно скривился обладатель желтых зрачков. – Древнее наречие даже Верховный не понимает!

Вот это да! Как говаривала Алиса, с каждым мгновением все чудесатее и чудесатее, честное слово! Даже не скажу, что заинтересовало больше: то, что Аяр меня не одному языку обучил, или то, что обучил языку, которого сам не знал? В любом случае надо постараться скрыть улыбку и сделать такое лицо, будто тупа как пробка и вообще ничего не понимаю.

– Мы требовали Верховного, а не его девку, – с достоинством, будто они вели обычную светскую беседу, проговорил эор с горящими глазами и пляшущими языками пламени в длинных алых волосах.

Остальные поддержали товарища одобрительными возгласами. Вот это умение держать лицо! С таким непринужденным и безразличным выражением гадости мне еще никто не говорил!

– А она красивая, – усмехнулся еще один, под чьим немигающим взглядом я почувствовала себя очень неуютно.

– Страшная, – не согласился с ним другой, намного старше и с темной бородкой.

М-да, не так уж и сильно различаются эоры и люди. Что первые, что последние готовы за милую душу говорить гадости о ближнем, если уверены, что тот их не слышит или не понимает. Печально.

– И опасная, – со знанием дела добавил стоявший в стороне зеленоволосый. – Она маг Смерти, не забывайте. Она чуть не убила Верховного, и мы не знаем, где он сейчас. Клянусь, как только к нему вернется здравомыслие и он отдаст приказ об устранении девки, я лично вскрою ей глотку.

Кто бы знал, скольких усилий мне стоило удержать непонимающее выражение на лице.

– Тупая девка, – тут же скривился еще один.

И сразу со всех сторон ленивые голоса:

– Верховный, должно быть, ослеп.

– Она приворожила его.

– Что в этой поганке может привлечь?

Но последней каплей в этом словоблудии стало:

– Верховного можно и отстранить от исполнения обязанностей, обвинив в связи с вражеской тупой девкой.

Очаровательно! Настолько, что я все же не выдержала и, повысив голос, отчетливо произнесла:

– Тупая девка обязательно передаст ваши слова Верховному.

Эоры замерли. У алого даже огонь в волосах пораженно застыл. Их лица, еще мгновение назад презрительные, недовольные и полные ненависти, одинаково вытянулись. Возможно, в другой момент я бы и насладилась происходящим… Но сейчас я была крайне злой, раздраженной и уставшей, чтобы обращать внимание на посторонние мелочи. И, не позволяя и ртов раскрыть явно не ожидавшим такого эорам, продолжила с удивившим меня саму холодом:

– Потрудитесь объяснить, что вы забыли в этом доме.

С домом я, конечно, сильно приуменьшила, но все же.

– Да кто ты… – начал один из них с откровенной ненавистью.

Стараясь унять внутреннюю дрожь, я положила руки на перила и перебила говорившего, не имея желания ничего выяснять, но и прямым текстом посылать тоже не хотелось, мало ли какие у Аяра потом неприятности будут.

– Я задала вам вопрос и жду ответа. Если вы не в состоянии озвучить цель своего визита, буду вынуждена просить вас удалиться.

И тут же, стоило мне договорить, из стен выскользнули многочисленные холодные тени, мгновенно принявшие физический облик.

Совет, мягко говоря, был в меньшинстве. Ищеек явилось не меньше пятидесяти! И все расслабленно стояли, ничего не говоря и не делая, но доходчиво намекая, на чьей они стороне.

И Совету пришлось смириться. Мрачно переглянувшись, его представители с откровенной ненавистью воззрились на меня, удостоив внимания кольцо на правой руке. Кому надо, сами все поняли.

– Верховный эор не удостоит нас своим присутствием? – с плохо скрываемым раздражением вопросил обладатель желтых зрачков.

– Нет, – ответила спокойно и, вскинув брови, вежливо поинтересовалась: – Ему что-нибудь передать?

Судя по их лицам, они хотели бы передать ему мою голову, причем отдельно от туловища. Но сдержались. Поскрипели зубами, мысленно проклиная, и с достоинством отказались.

– Тогда не смею вас более задерживать, – кивнула им на прощание, развернулась и пошла прочь.

Хотелось спать. И есть. Но спать больше. А еще хотелось, чтобы Аяр наконец проснулся! Последнего хотелось столь сильно, что по дороге обратно в спальню я всерьез подумывала о том, чтобы его попинать.

А уже там, спаивая его бессознательному организму остатки отвара, почувствовала привычный холод и услышала негромкий голос у себя за спиной:

– Члены Совета покинули территорию владений Верховного.

Вот и хорошо. Пусть проваливают и говорят гадости обо мне где-нибудь там, отсюда подальше. Ответить ищейке не было сил, просто кивнула. А когда обернулась, его уже не было.

Остаток своей ночи я досыпала рядом с Аяром, устроившись поверх одеяла и укрывшись принесенным из своей спальни пледом.

Следующие два дня были невыносимо длинными. Если бы не приходили Ра, Ма и Фа и не заставляли меня есть, я бы и вовсе забыла, что это нужно делать.

Я что-то читала или писала, что-то, совершенно не задумываясь, отвечала редким посетителям. Продолжала отпаивать Аяра целебным настоем и боялась отойти от него.

Пусть мне и говорили, что он здоров и полон сил и все дело в том, что он просто спит, я все равно не могла заставить себя успокоиться.

Прошло всего ничего, но дни были столь насыщенными и эмоционально выматывающими, что по ощущениям минуло года два, не меньше. Думая о том, как же дико я устала, задремала в кресле. И в этом пограничном со сном состоянии почувствовала осторожное поглаживание на щеке, а затем невесомый поцелуй в лоб. Мозг даже не успел среагировать и заставить тело испугаться, как оно само подалось навстречу, сразу определив личность прикоснувшегося ко мне мужчины.

Глаза распахнулись в тот же миг.

– Слава богу, – выдохнула, зажмурившись от нахлынувшего на меня облегчения.

– Ты что, Снежинка, испугалась за меня? – чуть насмешливо поинтересовался Аяр до дрожи знакомым голосом.

Я зажмурилась сильнее, впитывая в себя все: интонации, легкую волнующую хрипотцу и это уже родное «Снежинка».

– Испугалась, – прошептала я, боясь, что, если открою глаза и выпаду из сна, вновь увижу бессознательного Аяра.

Его чуть шершавые пальцы скользнули по моей щеке, очертили контур подбородка, пробежались по машинально приоткрывшимся губам.

– Моя пугливая Снежинка, – раздался над ухом негромкий, рокочущий, как мотор дорогого автомобиля, голос.

– А ты…

Не нашлась, что сказать. Хотелось как-нибудь обозвать его, но я молчала, продолжая ощущать легкое покалывание от его пальцев на своих губах. Чувствовала собственное дыхание, отталкивающееся от его плоти. И взгляд, скользящий по моему лицу.

– Что я? – тихо прошелестел Аяр.

– Для правителя целого государства ты совершаешь слишком много глупостей, – все же подобрала правильные слова.

Верховный не обиделся, его они, кажется, вообще не задели. Я лишь почувствовала его дыхание на своем лице, когда эор тихонько фыркнул.

– Ты – не глупость, – отозвался он, пуская волну мурашек по моей коже.

Когда он так близко, мне трудно думать.

– Я знаю. Глупость то, что ты не послушался и не ушел. Ты хоть понимаешь, что мог погибнуть?

Легкое, невесомое прикосновение губ к моим губам, и простой ответ:

– Я знал, что ты не убьешь меня.

Глаза я все же открыла. Аяр будто только этого и ждал. Тут же отстранился и выпрямился, возвышаясь надо мной. Мой негодующий взгляд не произвел на него никакого впечатления, как и слова, сорвавшиеся с губ:

– Это было крайне глупо. Я себя не контролировала!

– А теперь контролируешь? – провокационно парировал он, кривовато усмехаясь и глядя мне прямо в глаза.

Как же я соскучилась по этим ненормальным зрачкам!

– Сложный вопрос… По крайней мере, удалось не покалечить твой Совет.

Улыбаться он перестал. Его лицо словно заледенело, фигура раздалась и стала больше и грознее. И у меня очень напряженно спросили:

– Совет приходил? – Я кивнула. – И что хотели?

– Тебя.

Эор посмотрел на меня с недоверчивым прищуром.

– И что сказали?

– Ну, – я хмыкнула и улыбнулась, – для начала замечу, что они были уверены, что ни ты, ни я соответственно не знаем какого-то там древнего наречия.

Судя по пакостливой улыбке, в которой растянулись губы Аяра, его данный факт очень даже радовал. Вздохнула.

– Извини, если испортила твои коварные планы.

– Шутишь? – вскинул брови донельзя довольный эор. – У них теперь такие лица будут, что я не о внешней политике буду думать, а о том, как бы не засмеяться.

И он действительно рассмеялся, заставляя и меня улыбнуться.

– И что же они заявили?

– Что не желают общаться с тупой девкой Верховного, которая вроде как красивая, но большинство все же решило, что страшная, к тому же еще и опасная.

Говорила я негромко и неторопливо, продолжая улыбаться. Только Аяру смешно уже не было. Он прищурил свои удивительные глаза, заметно дернул щекой и жестко попросил:

– Повтори-ка.

Естественно, я промолчала, жалея о том, что вообще рот открыла. Однако Аяр все прекрасно расслышал и с первого раза. Он все же улыбнулся, но так пугающе и с предвкушением, что я, всем телом чувствуя, что Верховный задумал что-то плохое, нервно попросила:

– А давай не надо?

– Надо, – подтверждая мои предположения, протянул он так, будто мысленно уже убил человек пятьдесят.

И останавливаться на этом не собирался.

– А может?.. – робко попыталась я, но была остановлена одним взглядом.

Эор не злился, не был в ярости и даже не пылал ненавистью ко всем. Он просто запланировал какую-то пакость и теперь точно знал, что сделает это. И остановить его не получится.

– Аяр, пожалуйста…

Он укоризненно вздохнул и помотал головой, отказывая в моей просьбе.

Я продолжала молча на него смотреть, всем своим видом пытаясь показать, что не приемлю карательных санкций.

Аяр снова вздохнул, на сей раз раздраженно. Поиграл желваками, покусал губы, прикрыл на миг глаза, а затем вскинул обе руки, признавая свое поражение.

– Хор-р-рошо, – прорычал он, с укором на меня глядя, – я не буду никого убивать за то, что они напугали тебя.

Я сначала согласно кивнула, потом подумала и внимательно посмотрела на Аяра.

– И за то, что оскорбили, тоже, – прошипел он с негодованием.

Посмотрела еще внимательнее.

Эор сжал кулаки, стиснул зубы и едва различимо рыкнул:

– И за то, что соблазняли, тоже!

По факту меня никто не соблазнял, лишь один раз сказали, что я красивая, но возражать не стала. Подумала еще немного и согласилась:

– Хорошо, убедил. Голоден?

Аяр в ответ воодушевленно улыбнулся и заверил:

– Безумно!

– Тогда жду тебя на кухне.

Я как раз пошла к двери, когда в спину мне прилетело удивленное:

– На кухне?..

Обернулась и вопросительно глянула на Аяра. Он тоже смотрел на меня с недоумением. И стояли мы так секунд пять, пока его лицо не осветилось пониманием.

– А-а-а, ты про этот голод… – протянул разочарованно.

Еще пару секунд пыталась понять, что имел в виду он, а потом… Густо покраснев, вылетела из чужой спальни, категорически отказываясь об этом думать!

* * *

Эти мысли я гнала от себя всеми силами. Делала вид, что ничего не произошло. Пыталась прятаться в изучении чужого мира, скрывать эмоции за тревогой к Аяру, но сейчас…

Сидя в одиночестве в пустой кухне, я никуда не могла сбежать от них.

Эти мысли были похоже на рой смертоносных ос. Жужжали где-то рядом, роились, по очереди наносили свои болезненные удары.

Самая страшная из них – Егор мертв. Но она больше не вызывала во мне отчаянной паники, а отзывалась пустотой в душе.

Егор ушел и словно оставил после себя огромную черную дыру, поглощающую все раздумья, связанные с ним.

Вторая страшная мысль: Аяр закрыл мои воспоминания и соврал мне, что брат жив.

Сложно думать об этом. В голове все путается и туманится, отказываясь выстраиваться в логические выводы. С одной стороны, я должна бы злиться на эора, если не ненавидеть его за то, что он сделал. Но с другой… я оправдывала его, причем успешно. Понимала, что он сделал это из-за беспокойства, боясь, что я не справлюсь с горем и наворочу много дел. Он переживал за свой мир, да и за меня, кажется, тоже. Но все же… Просто принять и забыть?..

Когда открылась дверь и послышались уверенные шаги, я точно знала, кто пришел, а потому даже не обернулась, спрашивая:

– Почему ты передумал?

Не глядя на него, точно почувствовала, как стремительно ухудшается его настроение. Как угасает улыбка, леденеет взгляд, машинально распрямляется спина, как шаги становятся тяжелее.

– По поводу чего, Снежинка? – переспросил он, на ходу кидая в нишу красный камушек.

Разглядывая его широкую спину и узкую талию, постаралась объяснить:

– Вначале ты забрал мои воспоминания о Егоре. Я не обвиняю тебя, правда. Понимаю, почему ты это сделал, хоть и обидно, что ты не поверил в меня. Мне интересно, почему ты передумал и все рассказал?

Его спина была очень напряженной. Мышцы едва заметно подрагивали, широкие ладони лежали на столешнице, плечи были неестественно расправлены. Аяр медленно обернулся, и на его лице не было злости, как я успела подумать. Он выглядел очень серьезным и собранным, но вместе с тем ощутимо настороженным.

– Как раз потому, что поверил в тебя, Снежинка, – ответил он лишенным эмоций голосом, даже не пытаясь отвести взгляда. – Потому что понял, что не вправе утаивать. Решил, что ты справишься с этим, а если не получится, я помогу. И ведь ты справилась.

Горький смешок прозвучал неуместно.

– Ты чуть не умер, – напомнила ему об очевидном.

– Но не умер же, – невесело хмыкнул он в ответ, криво улыбаясь. И продолжил серьезно: – Я должен попросить у тебя прощения.

– Не должен, – покачала я головой, перебивая. – Я понимаю.

Правда понимаю. Наверное, на его месте я поступила бы так же.

– Прости, Снежинка, – все же произнес он, с сожалением глядя на меня.

Я кивнула, принимая извинения, облизала пересохшие губы, сглотнула ком в горле и спросила о другой страшной мысли:

– Аяр, а мама?..

– Я действительно был у нее, – он оттолкнулся от столешницы, подошел и присел передо мной на корточки, взяв мои ладони в свои руки, – и я действительно сказал ей, что ты уехала учиться в другую страну.

– И она поверила? – нахмурилась, сомневаясь в этом.

– Не хотела верить, – не стал скрывать эор, – но небольшое внушение и изрядная доля успокаивающей магии сделали свое дело.

– А время?..

– Мы работаем над этим.

Я кивнула, принимая ответы, и почувствовала, как становится легче дышать. Сжимавшая до этого железными тисками тревога отступила, делая мысли яснее и воздух свежее.

– Спасибо, – прошептала.

И получила легкий поцелуй в лоб, невольно улыбнувшись. Аяр поднялся, взглянул на меня сверху вниз и вернулся к столу колдовать над продуктами.

– Прекрати благодарить меня, Снежинка, – попросил он бодро уже оттуда.

И я опять заулыбалась, думая о собственном нелогичном поведении.

* * *

Весь следующий день мы читали. Читали много и долго, иногда вслух, иногда предаваясь воспоминаниям о каких-то жизненных историях. Ладно-ладно, все это делал Аяр, а я сидела рядом с ним на диване, укутавшись в плед, и старательно записывала.

С учебником местных традиций мы покончили быстро, а следующим Аяр вытащил «Теорию боевого плетения». Я испугалась и честно предупредила его, что понятия не имею, что это вообще такое. Верховный выслушал, кивнул и часов пять мне наглядно показывал и в подробностях рассказывал о принципах плетения боевых ударов, перечислял их плюсы и минусы и отличие от других плетений, классифицировал по вкладываемым в них силам. В заключение Аяр улыбнулся и протянул мне руку.

Крайне заинтересованная, я отложила очередной исписанный лист, откинула плед и, придерживаясь за его ладонь, поднялась на затекшие ноги.

– Тебе повезло, что ты можешь чувствовать магию. Видела, как я это делаю? Уяснила принцип?

Кивнула, подтверждая, и закусила губу в ожидании чего-то… сказочного. И пусть за долгое время изучения я отлично поняла, что боевая магия и рядом не стояла со словом «сказочно», чуда все равно хотелось.

– Встань здесь, – велел Аяр, разворачивая меня спиной к себе, а широкую горячую ладонь кладя мне на вздрогнувший и инстинктивно сжавшийся живот. – Расслабься, Снежинка, я не кусаюсь.

И с этими насмешливыми словами взял и укусил меня за шею! Не больно, скорее играючи, но я все равно невольно вскрикнула от неожиданности. И тут же расхохоталась и начала извиваться, когда Аяр самым подлым образом скользнул ладонями вверх и начал ловко перебирать пальцами по моим ребрам, фыркая при этом мне в шею.

– Ай, прекрати! – вопила сквозь смех, не имея возможности выбраться из его объятий. – Щекотно же, Аяр!

А он и рад стараться! Я вилась ужом и кое-как сползла на пол, чтобы тут же вскочить и отпрыгнуть на пару шагов к двери.

– Так нечестно! – посмотрела на него с возмущением, но меня с головой выдавала широченная улыбка, не желающая покидать лицо.

Аяр и сам будто светился изнутри радостью. Особенно когда сделал ко мне обманно плавный шажок.

– Иди ко мне, моя пугливая Снежинка, – поигрывая пальцами, проговорил коварно, делая еще шаг, – у тебя столь очаровательный смех, что я готов защекотать тебя до воплей «Пощади»!

С трудом сдерживая смех и невольно отступая спиной к двери, я тут же воскликнула:

– Пощади!

Аяр улыбнулся шире, сверкнув белоснежным зрачком, и в духе истинного злодея протянул:

– Ну уж нет, так просто ты от меня не отделаешься!

И рванул ко мне! Я отпрыгнула, на ходу развернулась, дернула дверь и вылетела в коридор, с громким криком убегая по коридору и отчетливо слыша за спиной громкий топот и заливистый хохот.

Я и сама смеялась, не в силах сдерживаться. Меня не волновали даже воины, попадавшиеся нам на пути и отпрыгивающие в сторону, потрясенно глядя на своего Верховного, бегающего по коридорам замка.

Когда его шаги стали неумолимо настигать, я, не задумываясь, толкнула первую попавшуюся дверь и, к своему величайшему разочарованию, оказалась в никем не занимаемой спальне.

Промедлила всего секунду в поисках решения, что делать дальше, но Аяру хватило этого краткого мига, чтобы настичь меня, захлопнуть дверь и обвить руками мою талию.

– Попалась! – торжествующе объявил он и повалил меня на мягкую постель.

Комнату огласил мой громкий крик, но это не помогло. Я все же оказалась лежащей на спине на чужой кровати, а Аяр – нависающим надо мной. И его глаза, мерцающие в темноте, были очень близко.

– Уже можно кричать «Пощади»? – поинтересовалась, с трудом сдерживая смех.

Коварная улыбка Аяра сверкнула в темноте, а затем он, подавшись еще ближе, выдохнул в мои приоткрытые губы:

– Можешь начинать.

Его дыхание пощекотало лицо, и на пару мгновений я выпала из реальности, пытаясь переварить необычно будоражащее чувство. А когда разум все же соизволил вернуться ко мне, случилось нечто.

Нечто удивительно-прекрасное. Сказочно-нереальное. Волшебно-невозможное.

Просто его твердые, но нежные губы накрыли мои.

Иногда в нашей жизни случается что-то такое, отчего просто рвет крышу. Красивая песня, например, которую ты постоянно слушаешь, потом начинаешь подпевать, и внутри тебя что-то дрожит от восхищения. Когда хочется обнять весь мир и кричать во весь голос от одолевающих тебя ощущений. И прыгать как сумасшедшая, вопя что-то бессвязное и просто радуясь жизни.

Аяр стал моей песней.

Мне хотелось обнять его и раствориться в нем. Или растворить его во мне, чтобы он был со мной постоянно и мне всегда было так же хорошо, как сейчас.

Его поцелуи были похожи на воздух, которого мне всегда не хватало. Умелые, неторопливые, заставляющие поддаваться и буквально таять, они меня оживляли.

Когда я ответила ему, у меня не было никаких сомнений в правильности своих действий.

* * *

– Ты удивительная, Снежинка, – поведал Аяр с искренним восхищением пару часов спустя, когда мы, вдоволь нацеловавшись в пустующей спальне, успели поесть и начать изучать основы некромантии.

– Нет, – рассмеялась, глядя на эора, сидевшего на полу, откинувшись спиной на занятый мной диван. И я его не выгоняла, сам туда сел, – это ты удивительный, Аяр.

Он повернул голову и потянулся ко мне, скользнул ладонью по руке и вновь поймал мои губы, которые не мог оставить в покое. Они, кажется, даже распухли от постоянных поцелуев, но смущало это только меня – Аяр был в восторге.

– Самая удивительная айрина в этом мире сейчас сидит передо мной, – оторвавшись, серьезно проговорил он, прямо глядя мне в глаза, – и удивительнее тебя нет никого. Запомни это и не спорь со мной, Снежинка.

Я и не стала.

Остаток вечера прошел в изучении самой некромантии, клятвенных заверениях Аяра в том, что это все почти не страшно, и в постоянных поцелуях. Он уговаривал остаться ночевать с ним, но тут уж я наотрез отказалась. Прощались мы почти час, потом полчаса в коридоре и еще столько же под моей дверью, до которой Аяр меня проводил.

Всю ночь я проспала с не сходящей с лица улыбкой. Улыбалась и утром, пока умывалась и переодевалась, пока завтракала и вновь прощалась с Аяром, который не хотел отпускать меня на занятия, хотя и понимал, что надо.

Торопилась на первое занятие, уже понимая, что опоздаю. Душу грел поцелуй, еще осязаемый на губах, хотелось бежать и смеяться, и я едва сдерживала улыбку.

Я как раз поднималась по каменным ступеням к главному входу в корпус, когда огромные деревянные двери, обитые крепким железом, с грохотом закрылись у меня перед носом.

Может, здесь так принято? Занятия идут уже почти пол-орэ, у них опоздавших не пускают? Странно, что-то в прошлый раз я об этом не слышала. Затормозив и непонимающе глядя на закрывшийся вход, заторможенно думала, что делать.

И вдруг – удар!

Я почувствовала его за краткий миг до того, как он успел меня коснуться. Яркое пламя боевого плетения высшего тринадцатого уровня, о которых мне только вчера в подробностях рассказывал Аяр, с гудением молниеносно пересекло академическую площадь, подлетело ко мне и взорвалось в каких-то сантиметрах от лица. И мир вокруг взорвался! Все завыло, загудело, задрожало от пришедшей в действие энергии. Вмиг раскалились клинки на поясе, кольцо на руке обожгло холодом, а браслет с неприятным скрежетом треснул! Взвились из земли десятки ищеек, засияли разом десять порталов!

Но если бы на этом все закончилось…

Треснувший браслет утратил свои способности к успокоению, от нахлынувших волной чувств внутри меня все вибрировало и дрожало от напряжения, и это стало первостепенной проблемой.

Удар повторился! И еще один, и еще!.. Они летели лавиной, натыкались на созданную кем-то мощную защиту и с грохотом взрывались, выпуская наружу уйму энергии, каждую крупицу которой я ощущала всем телом.

Много, очень много энергии. Разной, сильной и очень сильной, ледяной и обжигающей, взрывающейся внутри моей головы! Чей-то приказ – и часть ищеек метнулась на защиту, другая часть вместе с ректором рванула к академии, оплетая ее всю сияющей пульсирующей сетью.

Слишком мощной сетью!

Магии вокруг меня было невообразимо много. Она была повсюду! Везде, куда ни глянь, все пульсировало и сияло, ослепляя и глуша, и рвалось ко мне! Взрывы, вой, дрожь, чьи-то крики, неясные пятна холода и жара, разноцветные точки – все это смешалось в одно сплошное безумие, сводя меня с ума!

– Снежинка! – донесся издалека встревоженный окрик Верховного.

Я шарахнулась в сторону, споткнулась о ступеньку и чудом не упала, мотая головой и пытаясь избавиться от нахлынувших на меня со всех сторон чувств.

А удары все продолжали сыпаться на защитный купол.

Кажется, кто-то что-то кричал, но я не могла расслышать. Я чувствовала лишь это безумие и жгучее отчаяние, всеми силами желавшее оградиться от окружающей действительности. Чувство, что хотело тишины прямо сейчас! Чувство, которому было очень страшно!

Я не сразу поняла, что это, а когда поняла – перепугалась не на шутку. Магия Смерти внутри меня была сильно встревожена и жаждала действий.

Я сдавила уши руками и зажмурилась до резкой боли в глазах, присела, сжалась в комок и просто постаралась отрешиться от всего. Пожалуйста, пусть это закончится!

Встряхнувшие меня руки не почувствовала, голос Аяра не услышала. Знала только, что он сейчас передо мной, и его магия стремительно теряла контроль, размывая очертания его фигуры и делая ее огромным черным пятном. Далеко не сразу ощутила, что эта чернота непрерывным густым потоком перетекает ко мне. Заклинание успокоения приятным холодком скользнуло под кожу, мгновенно выравнивая сбившееся дыхание. Было еще очень много чего-то, я не могла разобрать, но оно уравновешивало мое внутреннее состояние.

Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я смогла сделать вдох без сжигающего чувства паники и отчаяния. Они просто отступили.

– Снежинка, все хорошо, – проник в сознание уверенный голос Аяра, – мы нашли их, больше ничего не происходит.

Я и так это чувствовала, но все равно было страшно. Меня продолжало трясти, даже когда Аяр осторожно, но непреклонно потянул вверх, ставя меня на дрожащие ноги. Если бы не его заклинание успокоения, я бы, наверное, не сдержалась. Я и сейчас-то с трудом взяла себя в руки, помогло лишь осознание, что в академии на занятиях очень много существ, которые могут погибнуть по моей вине, если я потеряю над собой контроль.

– Хорошо. – Слово было каким-то странным, сознание просто отказывалось его переваривать.

Облизала пересохшие губы, сглотнула ком в горле и сфокусировала взгляд на глазах Аяра, вцепившись в его ладони мертвой хваткой.

Страшно было до жути, до трясучки, до желания убежать и спрятаться. Но боялась я не за себя – чего бояться, если Аяр еще ни разу не подвел и я все еще жива, а за всех тех, кто был вокруг.

Кто явился на сработавшую охранную систему, кто сидел в аудиториях на лекциях, кто занимался своими делами, даже не подозревая, как они были близки к собственной смерти.

– Боже, – прошептала – истерики избежать все же не удастся, – боже мой, Аяр, забери это…

Мне не нужна магия, которая, взволновавшись, может убить уйму народа. Мне в принципе не нужна магия! Я ее не просила и не искала, мне и без нее неплохо жилось, а это… это какое-то безумие.

– Снежинка, ты просто испугалась, уже все хорошо, слышишь?

Нет, не слышу. Хватала ртом воздух, изо всех сил пытаясь унять дрожь, прошибающую тело. Не чувствовала рук, сжимающих мои плечи, не слышала успокаивающих интонаций в голосе.

– Вика. – Собственное имя заставило вздрогнуть и заторможенно посмотреть на напряженного Аяра. А он, поймав мой взгляд, продолжил негромко, но очень уверенно и вместе с тем мрачно: – Мы можем уйти прямо сейчас. Подальше от людей, в пустыню или в горы, неважно. Мы уйдем, если ты не справляешься, и я буду рядом.

Я кивнула, что услышала, и снова попыталась успокоиться. Глубоко задышала открытым ртом, прикрыла глаза, убеждая себя в том, что все в порядке. Никто не умер. Я никого не убила. Теперь все хорошо.

Все. Хорошо.

То ли самовнушение, то ли заклинания Аяра помогли, но я действительно успокоилась.

– Спасибо, – прошептала Верховному, невольно подаваясь навстречу.

– Ты в порядке?

Судорожно вздохнув, зажмурилась и честно ответила:

– Нет. Но я справлюсь.

– Не обязательно делать это одной. Давай договоримся, Снежинка: если тебе будет нужна помощь, ты позовешь меня. Просто назови мое имя, и я приду к тебе.

– Как ты это сделаешь? – Мне не нужно это знать, достаточно того, что он появится. Но отпускать его не хотелось, и я отчаянно цеплялась за возможность не делать этого.

– Почувствую, если буду тебе нужен, – прошептал Аяр, прижался ко мне на мгновение сильнее, а затем отступил, разрывая контакт.

Нехотя открыв глаза, с грустью на него посмотрела – он в ответ столь же грустно на меня.

– У тебя занятия, – напомнил скорее себе, потому что тут же скривился, – иди, малыш, я со всем разберусь.

И я пошла, заставляя себя делать каждый шаг и говоря, что мне это нужно. Нужно научиться контролировать магию, пока она не научилась контролировать меня.

* * *

Отпускать ее было тяжело. Даже при условии, что это – всего лишь занятия, а за стенами академии она будет в безопасности.

– Ты усилил защиту? – вопрос к подошедшему мрачному Акару.

– Задействовал все подземные источники, – скривившись, признался он. – Не трогал только Первые захоронения. Но раз уж источники не помогли, захоронения трогать и смысла нет.

– Согласен. – Кивнул ему, заставляя себя отвернуться от закрывшихся за Снежинкой дверей.

Я собирался отправиться на тот обрыв, где мы вчера были, но теперь придется перенести.

– Это Совет, больше некому, – произнес ректор, глядя в сторону, откуда летели удары. – Надеюсь, ты не убьешь меня за измену.

– За измену я убью их. Хочешь стать членом нового Совета? – не глядя на демона, спросил я, копируя его отстраненные интонации.

Усмехнувшись, Акар развернулся и, уходя, бросил:

– У меня был всего один непрощенный долг.

Громко хмыкнув, переключил внимание на только что вернувшихся ищеек.

И их рапорт – «Никаких следов» – стал еще одним подтверждением правоты Акара. Совет, больше некому. Только у них хватит сил и наглости обойти академическую защиту и скрыться, не оставив следов.

Хотите поиграть? Я с вами поиграю.

* * *

– Вы не могли выжить! – Мир наконец произнес то, что вертелось в головах у всех собравшихся. – Она должна была вас убить!

Выжженное мертвое пространство – все, что осталось от некогда процветающего края. Чернота и сухость, пустота и холод. Даже на многие метры вниз не осталось ничего живого. И исходя из того, что сейчас видел и чувствовал, был вынужден согласиться со словами Мира: я не должен был выжить.

Но выжил. Как?

– Предположения? – мрачно поинтересовался у своего доблестного воинства.

– Вы все же успели уйти?

– Я остался добровольно.

– Она вас перенесла?

– Почему тогда я был в отключке?

Про весь остальной набор упоминать не стал, но он был: усиление источника, бодрость и… теперь я, кажется, чувствовал Снежинку. Не понял этого сначала, интуитивно сказал, что она может просто позвать меня, но сейчас, когда ее не было рядом, осознал точно: я ее чувствую.

Ее страх, волнение, нежелание навредить окружающим. Встревоженность, нежелание во все это ввязываться – и тут же грусть от понимания: уже ввязалась. Очень много разнообразных эмоций, которые я ощущал далекими отзвуками.

На пустом месте это проявиться не могло. Значит, точно что-то произошло.

– Вы с ней говорили? – спросил у собравшихся.

– Она ничего не помнит, – тут же доложил Мир.

Прискорбно.

Но не смертельно.

Выясню.

* * *

Дома я была отличницей. Любила свою будущую профессию архитектора, прилежно училась ради стипендии, радовала себя и маму. Мне не нужно было тратить время на то, чтобы выучить домашнее задание, я все прекрасно запоминала на лекциях. Одногруппники предполагали, что я как-то мухлюю, но все равно старательно у меня списывали.

Дома я была умной.

После трех утренних лекций стало ясно, что я тупая. Очень-очень тупая. Кажется, это поняли даже бедные преподаватели, которых насильно заставили заниматься со мной – каждого по двадцать маэ.

И мы выяснили, что я даже представления не имею о том, как создавать порталы, где искать ошора и что такое хриса. Что это?! К слову, это был первый вопрос, который я задала встретившему меня после третьего занятия и отведшему в столовую Рэю. Он на меня странно посмотрел и ограничился простым объяснением: «Ядовитый цветок».

Мне обрадовались только на четвертом занятии. Мужик, как и все остальные, не назвавший даже своего имени, был очень доволен тем, что я знала про основы боевого плетения. Это было единственное занятие, на котором я действительно что-то понимала, а не просто бездумно записывала в надежде выучить вечером.

На пятом и шестом я медитировала. Все тот же меланхоличный старичок доходчиво мне объяснил, как это надо делать и для чего. Правда, на вопрос «Почему я?!», который был скорее обреченным стоном, ничего не ответил.

Вот я и пыталась медитировать. Сидела на коврике в расслабленной позе и представляла себе лес. Что удивительно, у меня даже получалось.

Стрекот кузнечиков, жужжание мух, где-то вдалеке кукушка. Легкий шелест нежно-зеленой листвы и журчание ручья. Писк пролетевшего комара, которого я вообразила столь ярко, что невольно дернула плечом, отгоняя, и улыбнулась, осознав, что делаю.

А потом вдруг предметы и явления перестали быть игрой воображения. Лес вокруг меня засиял красками! Стелилась мягкая трава под ногами, вилась неприметная тропка с камушками, качались на ветру высокие деревья со светлыми стволами и приземистые, кусты, и все было таким светлым, теплым, приятным, что мне против воли хотелось широко улыбаться и кружиться, раскинув руки.

Я просто пошла вперед, точно зная, что поступаю правильно. И я все брела и брела, улыбаясь и оглядываясь по сторонам, пока не вышла на каменный берег шумного ручья.

Наверно, в тот момент я и поняла, что происходящее вышло за рамки моего воображения. Ну не могла я себе придумать сидящего у кромки воды обнаженного по пояс мужчину с рассыпавшимися по спине черными волосами. Но он был.

Услышав мои шаги по мелким камушкам, мужчина дернулся и резко обернулся, вонзив в меня непроглядно-черный взгляд. Жуткий, кошмарный… Вся сказочность момента схлынула, заставив меня вздрогнуть и попятиться.

Незнакомец припал к земле, подался ко мне ближе, разглядывая меня лихорадочно блестевшими глазами.

– Ты! – выдохнул он потрясенно. – Из перерожденных! Что ты здесь делаешь?

– Не знаю, – честно ответила шокированная я, невольно делая еще шаг назад.

И тут случилось неожиданное. Зашуршали камни, и за моей спиной прозвучал очень знакомый наглый голосок:

– Чего возмущаешься? Ты просил кого-нибудь найти, я тебе кого-нибудь и нашел. Вот, смотри, это вроде Вита.

– Вика, – исправила я, потрясенно глядя на спокойно прошедшего мимо меня Паклю.

– Да хоть Кавира, – махнул он на меня пушистым хвостиком, – чего встала? Иди сюда и помогай.

Естественно, никуда я не пошла. Как стояла на камушках, так и продолжала стоять, во все глаза рассматривая изменившегося духа.

Он стал… щеночком. Таким милым, маленьким, пушистым, светлого песочного цвета. От того кулона в нем остались лишь небесно-голубые глаза да наглый голос.

– Так это ты хранитель Ашана? – догадался мужчина.

– Да, – заторможенно подтвердила я и осторожно поинтересовалась: – А вы кто?

Пакля в этот момент дошел до мужика, наклонился и ткнулся мордой тому в колено.

– Ну и неудобная же эта форма, – проворчал недовольно.

Мужчина скользнул по нему взглядом и протянул ладонь ко мне.

– Марос, – представился он, – маг Смерти. Но ты выше.

– В каком смысле? – Мне это совершенно не понравилось.

А потом я увидела, как Пакля отодвигает в сторону мужскую руку, открывая кровоточащую рану на левом боку. О боже, сколько крови!.. Тонкими ручейками она текла из безобразной глубокой раны, пачкая кожу и штаны и собираясь лужицей на берегу.

Мне стало трудно дышать. Внутри все сжалось от страха, а перед глазами зароились сотни черных точек.

Никогда не любила кровь. Ее резкий металлический запах, ее вид, всю ее. Она была слишком противной, и мне каждый раз становилось плохо, как и сейчас.

Гулко сглотнув, я тут же отвернулась, задышав глубоко и пытаясь успокоиться.

– Ты не знаешь, кто такие перерожденные? – удивился мужчина, кривясь от боли. И с шипением пояснил: – Вы силу получаете через ритуал, и она у вас отличается от магии Смерти.

Возможно, если бы в этот момент у меня не плыло перед глазами и не нужно было бы давить тошноту, я бы задумалась над тем, что он сказал. А так слова просто прошли мимо меня.

– Что с вами случилось? – Этот вопрос казался сейчас наиболее важным.

– Границу неудачно пересек, – рыкнул он и тут же зашипел, когда Пакля что-то сделал с его раной, – ищейки Верховного перехватили, пришлось от них попетлять, но я ушел.

– А Паклю где нашли?

– Так он со мной был, – безразлично бросил мужик. – Вы мне помогать-то собираетесь?

Я повернула голову и, возмущенно на него посмотрев, воскликнула громко:

– Как?!

И получила самый логичный ответ:

– Ты же перерожденная.

У меня и так все было написано на лице, но я, видя его искреннее непонимание, все же протянула:

– И?..

Озадаченно скривившись, Марос покосился на молчаливого Паклю и спросил у него:

– Она не знает?

– Совсем безнадежная, – горестно вздохнул дух в ответ, затем обернулся и ласково так мне сказал: – Вика или как там тебя… Иди сюда, сейчас мы нерадивого мага лечить будем.

Идти не хотелось. От вида крови воротило, сознание напоминало о том, что я даже представления не имею, что значит лечить и как это делать. К тому же он был магом Смерти. А я вообще сейчас должна сидеть на коврике и медитировать…

Вздохнув, настороженно подошла к магу. Опустилась перед ним на корточки, мимоходом отметив, как ощутимо нагрелись клинки на поясе. Отстраненно подумала, что так и не увидела духов во время нападения. Надеюсь, что и сейчас не увижу.

– Чего я не знаю? – спросила, чувствуя себя несколько странно.

Во мне не было страха, хотя, по логике вещей, именно его я и должна была испытывать. Официально причислив себя к категории безумных людей, я вздохнула и, осторожно отодвинув лапы «собачки», взглянула на рану. Глубокая, явно болезненная, но, кажется, не смертельная. Во всяком случае, мне искренне хотелось в это верить.

– Перерожденные маги сильнее урожденных магов Смерти, – проговорил Пакля, и это была первая полезная фраза из его уст.

– А Верховный знает? – спросила просто из любопытства, неосознанно оттягивая неприятный процесс. – Мне же эту рану лечить придется.

– Перерожденных приходится один на сотню. При условии, что живых магов Смерти в этих землях осталось максимум сорок, ты единственная перерожденная, – спокойно ответил все тот же Пакля, отойдя в сторону и плюхнувшись на попу. Внимательно посмотрев сначала на меня, затем на раненого, он очень выразительно добавил: – Мне обещали, что в обмен на помощь тебя не тронут.

– А меня могут тронуть? – Я удивленно вскинула брови, опасливо покосившись на мужчину, что сейчас был так близко.

Интересно, как быстро он может меня убить? И спасет ли от магии Смерти защита Аяра?

Но стоило только заглянуть в черные глаза мага, я тут же поняла, что о моей смерти даже не думают. Он смотрел на меня не как на потенциальный труп, а скорее, как на чудо какое-то – с восторгом и явным желанием потрогать.

Нахмурившись и перебарывая желание отодвинуться, я прямо посмотрела на Паклю:

– И в чем же отличие? Почему перерожденные выше?

Марос открыл рот, собираясь ответить, но успел издать только невнятный звук – мага перебил Пакля:

– Сначала вылечи его, а потом я тебе расскажу. – И, видя мое недовольство, примирительно добавил: – Не хочу время тратить, удары ищеек сами по себе не заживают.

Я совершенно точно не хотела знать, что случается со всеми ранеными, кого не может вылечить маг Смерти. Вместо этого подумала об абсурдности происходящего: как маг Смерти может кого-то лечить? Да это же просто нелогично!

– Ладно. Что делать?

За следующие пять минут я успела выяснить, что учителя из этой парочки просто аховые. Они говорили без перерыва, перебивали друг друга и несли какой-то бред. Я не поняла ни слова. А то, что кое-как понимала, даже вообразить себе не могла. Пару раз я перебивала их и говорила, что ничего не уразумела, и тогда они слаженно тяжело вздыхали, обменивались выразительными взглядами и начинали объяснять сначала.

В итоге плюнули на все и попросили сделать уже хоть что-нибудь.

Я и сделала.

– Что ты творишь?! – шипел корчащийся на каменном берегу маг.

– Не знаю, – честно отвечала ему, не убирая рук от его груди и продолжая вливать в нее яркое золотистое свечение, – надеюсь, что не убиваю тебя.

– Я тоже на это надеюсь, – нервно вставил Пакля.

Он стоял в стороне и благоразумно не вмешивался, лишь увлеченно наблюдал за процессом.

– Заткнитесь оба, – попросила до дрожи перепуганная я.

Боже мой, неужели этот свет и правда мой? И неужели рана на боку Мароса медленно, но затягивается?!

– А если я умру? Дай наговориться!

– Если не замолчишь, я перепугаюсь еще больше и точно тебя убью. Случайно. Прости, если что.

– Тебе надо почаще подбадривать окружающих, у тебя это здорово получается, – скептически изрек дух.

Но после этого они оба заткнулись, позволив мне сосредоточиться и продолжить то, что я, собственно, делала. Не спрашивайте, сама не знаю, как это работает.

– Не хотите рассказать, как с занятий меня выдернули?

Это же был хороший вопрос, верно? И мне было бы интересно услышать на него ответ.

– Ты медитацией блокировала действие своих артефактов, – лениво объяснил Пакля.

Все же Пакля такой… Пакля!

– То есть если я сейчас позову Аяра, он появится?

Ну раз уж мы не у меня в воображении, а во вполне настоящей реальности.

– Не надо! – воскликнул маг у меня под руками.

– А с чего он должен появиться? – Пакля заинтересовался совершенно другим.

Вздохнув, призналась:

– С того, что сейчас закончу лечение, и у меня начнется истерика, за исход которой я не отвечаю.

И ведь правду же сказала. Я нападение-то с трудом перенесла, а тут еще и настоящий маг Смерти, которого мне приходится лечить. У меня хорошие нервы, но в последнее время по ним слишком часто и сильно бьют.

Пакля с магом переглянулись и благоразумно заткнулись.

Закончила я только минут через пять. Убедилась, что рана на боку мага затянулась без следа шрама, выдохнула и поднялась на ноги. Тут же пошатнулась и чуть не упала.

– Уходите, – велела обоим, прикрыв глаза, потому что точно знала, что сейчас упаду, чего мне искренне не хотелось.

– Спасибо, – проговорил мужчина, тоже, вероятно, вставший, – я не видела его из-за закрытых глаз, – как и обещал, вашу тайну я сохраню.

Прозвучало честно.

– А что будет, если обо мне узнают? – спросила вопреки желанию быстрее их прогнать.

Маг помедлил, а затем тихо ответил:

– Вас попытаются выкрасть. Потом куда-нибудь запрут, заставляя лечить пострадавших и…

– Пошли уже! – перебил его Пакля, не дав мне дослушать окончание фразы. – Или хочешь повстречаться с Верховным?

Тишина была ему ответом. Затем зашуршали камни, унося этих двоих, а потом прозвучал какой-то отчетливый щелчок. Дальше я ждать не стала. Если им надо скрыться, то они уже ушли.

– Аяр, – прошептала я непослушными губами, раскачиваясь, как древо на ветру, и чувствуя, что у меня совершенно не осталось сил.

Что бы я сейчас ни сделала, это было бы очень сложно.

Крепкие руки подхватили меня и прижали к напряженной груди в тот самый момент, когда я, не удержавшись, начала заваливаться на камни.

– Я здесь, Снежинка.

* * *

Дома, когда меня откачивали какими-то травяными настоями, твердя, что они нужны для восстановления магического резерва, стало ясно, что ничего они в травах не понимают. Мне обещали, что они взбодрят, но становилось только хуже. Перед глазами все плыло, в голове кружилось, безумно хотелось спать, а еще на ручки к Аяру, который куда-то исчез, ужасно разозленный, пообещав вернуться через пару маэ.

Мне было дурно, а вертящиеся вокруг встревоженные служанки отказывались меня слушать и все повторяли, что надо пить. Как ни было мне стыдно, выгнать их все же пришлось. Когда я осталась в спальне одна, немного успокоилась в тишине, но глаза все равно слипались.

Гораздо легче мне стало, стоило вернуться все такому же злому Аяру. А он, будто прочитав мои мысли, просто сграбастал меня в объятия, закутал в плед и со мной на руках устроился на кресле в моей спальне.

– Мне совсем не нравится, что ты исчезаешь среди бела дня и идешь к каким-то магам Смерти. – крайне раздраженно поведал эор. – Что такое там произошло?!

Я промолчала. Хотела бы рассказать, но мне было так плохо, что сил на ответ просто не нашлось.

Аяр глубоко вздохнул пару раз, успокаиваясь, а потом произнес:

– Снежинка, мне придется просмотреть твои воспоминания. Ты позволишь? Это не больно, я аккуратно, но мне нужно твое согласие.

– Зачем? – пробормотала, склонив голову на его крепкую грудь.

Сквозь сонную дремоту чувствовала сильное, немного ускоренное сердцебиение. И напряженные мышцы. Такие крепкие, как камень. Слышала голос, глуховатый, раздраженный и в то же время обеспокоенный.

– Мне нужно посмотреть их, чтобы понять, что случилось. Ты можешь рассказать и сама, но при этом упустить какие-нибудь детали, показавшиеся тебе незначительными, а на самом деле являющиеся очень важными.

Я слабо покачала головой. Уже практически упав на дно сна, все же нашла в себе силы едва слышно прошептать:

– Зачем тебе мое разрешение?

Мне казалось, что я сплю, но ответ Аяра услышала:

– Потому что это слишком личное, чтобы прикасаться к памяти против твоей воли.

Слова «ты невероятный» почти сорвались с моих губ, но я вовремя себя остановила. Просто кивнула и провалилась в сон раньше, чем его теплые пальцы легли на мой затылок.

* * *

Я все же нарушил данное самому себе обещание не смотреть больше, чем нужно. Ее воспоминания о встрече с магом Смерти еще столь свежие и четкие, что внутри меня с новой силой вспыхнуло желание убивать. Я внимательно прослушал все, что было произнесено, стараясь не отвлекаться на мысли самой Снежинки, и несколько увлекся, стараясь успокоиться и размышлять на холодную голову.

В результате невольно просмотрел и последнее нападение на нее. К слову, оно было не вторым, а восьмым, но Снежинке знать об этом не обязательно. Просто остальные нам удавалось вовремя пресечь. И конечно же, как и в предыдущие разы, постарался Совет.

Эоры их правящей верхушки не зря занимают столь высокое положение, они умеют действовать скрытно и заметать за собой следы. Но я точно знаю, что все восемь покушений были спланированы ими. Только доказать пока не могу.

Можно было бы просто перебить их, облегчив жизнь и себе, и всей стране, но тогда я сам себе вырою могилу. Народ не поймет своего предводителя, никто не пойдет за тем, кто не умеет держать себя в руках.

А теперь еще и маги Смерти. Марос и дух правы, мы действительно ничего не знали о перерожденных. И что их как-то выделяют среди магов Смерти. И о том, что у них усиление магии, я тоже не знал.

Но узнаю.

То, что Снежинка делала у ручья, не магия Смерти. Это даже не магия Исцеления.

Золотой свет – магия Жизни.

И кто бы объяснил мне, откуда в перерожденном маге Смерти появилась магия Жизни? Зато становится понятно, как вышло, что на километры мертвой природы, погубленной после срыва Снежинки, мы с ней остались живы.

Мысль, что я умер, а потом она меня вернула, не радовала, но была единственной логичной. И к тому же многое объясняла. Например, то, что теперь я особенно остро чувствовал ее. Не в физическом смысле, я ощущал Снежинку легкой дрожью внутри себя. И когда она исчезла с занятия по медитации, я был первым, кто об этом узнал. Потому что вдруг почувствовал пустоту и сразу понял – что-то случилось.

Значит, маг Жизни и маг Смерти в одном флаконе… И количество врагов увеличивается примерно до бесконечности.

Собственные мысли совсем не радовали.

Первое, что меня совершенно обескуражило, – блокировка артефактов в состоянии медитации. Без контроля над собой Снежинка и дальше будет крайне опасна в каждое мгновение своей жизни, а с медитации ее легко смогут выдергивать куда попало. Кахэшский дух, надо было свернуть ему шею еще сорок лет назад!

Второе, что не радовало столь же сильно, – наличие у девочки магии Жизни.

Третье: сутки Снежинки, в разы сокращенные по сравнению с нашими. И пусть мы все просчитали и составили для нее новое расписание, это была лишь временная мера. Не может же она постоянно так жить! Цель проста: подстроить организм Снежинки под местный распорядок. И сейчас над этой проблемой бились лучшие умы нашего мира, собранные вместе в рекордно короткие сроки. Я бы и сам поломал голову над ее решением, но начнем с того, что я не отношусь к лучшим умам мира, а закончим тем, что у меня и без этого проблем хватает.

Четвертое: меня к ней слишком тянет. Это уже намного сильнее заинтересованности, но еще не та любовь, что сжигает изнутри и дарит небывалые силы и возможности. Это, скорее, сильная привязанность или даже влюбленность. Мне с ней более чем хорошо. Хорошо просто быть с ней, когда она вот так, свернувшись трогательным калачиком, спит у меня на руках, доверчиво прижавшись к моей груди. Это не любовь, нет, но очень скоро станет именно ею.

Я с самого начала не питал призрачных надежд и не уповал на то, что смогу остаться равнодушным. Да и как можно такое предполагать, если она с самой первой встречи запала в душу испуганным светлым огонечком? И, признаться, это была та проблема, которой я собирался вдоволь насладиться, а уже потом, когда придет время, решать последствия. В конце концов, у нас есть четыре года, а дальше…

Нужно разобраться с этим сразу, чтобы не пришлось четыре года грызть себя изнутри.

Итого: разобраться с артефактами, найти недоброжелателей, избавиться от Совета, узнать о магии Снежинки, подстроить ее организм под наше время и решить проблему с самим собой. Ну и, конечно же, нельзя забывать о ее маме. Четыре года в нашем мире будут длиться слишком долго для нее. По окончании обучения Снежинка вряд ли застанет мать живой.

Кахэш.

Одни проблемы.

Грустно посмотрев на спящую Снежинку, нехотя переложил ее в постель, чтобы, стоя и мысленно ненавидя эту жизнь, дать себе еще маэ тишины и спокойствия в ее обществе, прежде чем развернуться и пойти решать накопившиеся за какие-то сутки проблемы.

Даже интересно, что будет дальше?

* * *

Следующие три дня были относительно спокойными. Я занималась по специальной программе, изучала основы магии и не ходила на занятия по медитации – по распоряжению ректора, которому наверняка велел Верховный.

У меня даже появились приятели!

Как-то Рэй зашел за мной не один, как всегда, а с двумя своими друзьями с нашей группы. Они вначале держались обособленно и ко мне не приближались, а потом мы разговорились, и они расслабились, поняв, что убивать я никого не собираюсь, и уже более дружелюбно ко мне относились. Теперь парни втроем заходили за мной и провожали в столовую.

Остальные студенты академии смотрели на меня испуганно, а на троицу – шокированно. Но через день к нам подошла еще компания адептов, выразивших желание познакомиться. А когда прошло уже двое моих суток, а академия все еще стояла на своем месте целая, и даже никто не умер, все как-то облегченно выдохнули и вели себя уже куда смелее.

В итоге я познакомилась с уймой народа. Точнее, они со мной познакомились и уже почти не вздрагивали от каждого моего движения. А стоило мне как-то ляпнуть, что я не могу понять принцип создания некромантского плетения, как меня тут же сграбастали, отвели на задний двор академии и в десять ртов объяснили, что, как, зачем и почему.

Смешно сказать, но я быстро со всем разобралась. Поняла, что двойная петля в плетении нужна не просто так, а для объединения некроманта с выбранной им нежитью. Хочешь больше одного умертвия – пожалуйста, делай больше петель! Мне даже шепнули три непонятных слова, с помощью которых две петли можно легко превратить в двадцать. В общем, крутые оказались ребята.

Айрин здесь училось мало, как и говорил Аяр, но они все же были. Некоторые приходили поглазеть на меня, но прятались за широкими спинами парней, с некоторыми из них мы наладили более-менее теплые отношения, некоторые держались обособленно.

В любом случае дышать мне стало легче и чувствовать себя свободнее, когда перестали прилетать со всех сторон злобные, полные ненависти или перепуганные взгляды. Они, конечно, были, но все чаще адепты со мной дружелюбно здоровались и интересовались моим настроением.

Оно, кстати, очень быстро стало главной темой для шуток – мое настроение. Шутили ребята беззлобно, а при виде их добрых улыбок я и сама улыбалась.

Вечерами я возвращалась домой, ужинала в обществе Аяра и неизменно занималась с ним по два часа. И сколько бы гениев ни было в академии, эор все равно получил пожизненное звание лучшего учителя.

Так прошли три мои дня. А на четвертый пришел мрачный ректор и забрал меня на самый дальний полигон в академии, сказав, что сегодня я буду создавать боевые плетения.

Я! Создавать! Своими руками! Обрадованная и воодушевленная, я покорно позволила вывести себя в указанное место, а затем минут двадцать терпеливо ждала, пока Акар оплетал полигон магической сетью. И еще одной. И еще двумя. Ну и последней, на всякий случай. Потом повернулся, внимательно на меня посмотрел и для надежности сотворил еще одну.

А потом… потом было красиво. Мне все же пришлось признать, что из ректора учитель тоже довольно неплохой. Только из Аяра лучше. Его я, по крайней мере, не боялась до дрожи.

Но как бы ни опасалась этого мужчину, он все же смог сделать так, что уже через полчаса я создала свой самый первый в жизни боевой пульсар. Слабенький, кривенький, вырывающийся из рук и желающий куда-нибудь улететь, в итоге и вовсе лопнувший, как мыльный пузырь, но мой! Мой собственный!

И я стояла и блаженно улыбалась, чувствуя нереальную эйфорию. Я. Смогла. Создать магический пульсар. Это же удивительно!

Радости моей не было предела, но она была вынуждена испариться под неодобрительным взглядом ректора.

Последующий час он безжалостно заставлял меня повторять все, что делал сам. Я колдовала! О боже, как же здорово! Непередаваемо увлекательно!

Вечером, не отойдя от впечатлений, расплескивая эмоции, я рассказала об этом Аяру, а он весело рассмеялся и наигранно печально изрек:

– Знал бы, давно бы сам учить начал.

А потом без лишних слов протянул мне коробочку. Традиционно белую, с бантиком. Я осторожно развязала ленту и с любопытством заглянула внутрь.

Там был браслет. Мой. Тот самый, подаренный Аяром и сломанный во время первого покушения. Лежал на белой подушечке, целый и невредимый. И в нем все так же уверенно клубилась тьма.

– Его немного переделали, – с умилением наблюдая за мной, проговорил эор, – по моей просьбе. Надеюсь, ты не будешь против, если теперь я буду знать твое местоположение и в любой момент смогу сделать вот так…

Я вопросительно посмотрела на Аяра, а он, таинственно улыбнувшись, шевельнул пальцами и… подо мной исчез пол! Краткий миг падения, за который даже испугаться не успела, и я рухнула прямо на колени устроившемуся в кресле Верховному.

– Моя Снежинка… – Он обнял меня, прижимая к своей груди и вздыхая.

Ему было грустно. Я не поняла, откуда знаю об этом, просто почувствовала прохладную волну печали, шедшую от него и пробившуюся мне под кожу тревожным ветерком.

– Что случилось? – Я тут же насторожилась, невольно крепче к нему прижимаясь.

К груди, на которой мне было удивительно спокойно.

– Не бери в голову, малышка, – шепнул он, положил ладонь на мою голову и, сильнее притиснув к себе, поцеловал в висок.

– Я не могу не брать в голову, – отозвалась я, плавясь от его прикосновений, – расскажи мне. Я хочу знать. Хочу помочь.

Аяр опять тяжело вздохнул, ясно показывая свое нежелание обсуждать что-либо, но все же сказал:

– Небольшие проблемы. Снежинка, тебе не о чем переживать. Я разберусь, правда.

Настаивать не стала. Если не хочет говорить, зачем его заставлять? К тому же сам сказал, что разберется. Сжав его ладонь, я все-таки произнесла то, что посчитала важным:

– Если нужно, я готова помочь.

– Я знаю, – серьезно ответил Аяр, вновь целуя меня в висок.

* * *

Сложно врать тому, кого ты любишь. Особенно когда это наивное невинное создание так доверчиво прижимается к тебе.

Но я все же врал ей. Все было крайне паршиво.

Мы со Снежинкой просидели чуть меньше половины орэ, затем она ушла спать, а я… Постояв над ее постелью еще пару коротких мгновений, открыл портал и резко шагнул в него.

Чтобы выйти в недавно отстроенном трехэтажном доме на другом конце страны. Большая территория с огородом в окружении небольшого, совершенно безопасного леса. Магически защищенный контур вокруг забора. Охранная сеть над всем поместьем. И четыре десятка ищеек повсюду.

Здесь не держат опасного преступника.

Здесь живет мама моей Снежинки.

Она оказалась неплохой женщиной. Я не стал врать ей, не стал стирать память или что-то приукрашивать, а рассказал ей все как есть: «Ваша дочь по случайности получила в дар смертельную магию, и, если она не научится ею управлять, мы все можем умереть. Я бы с радостью отвез вас к ней, но, боюсь, тогда вас попытаются убить или украсть, чтобы воздействовать на Снежинку, так что я вынужден спрятать вас в доме, что мои люди построили за три с лишним орэ».

Реакция была неоднозначной. Сначала в меня прилетела тарелка, затем лавина ругательств и обвинений в том, что я наркоман (еще бы кто объяснил, что это значит), следом еще одна тарелка. Кинуть третью женщина не успела, заклинание успокоения коснулось ее раньше.

А потом мы посидели, попили травяного чаю с купленным в мучной лавке тортом, обо всем поговорили, все обсудили и пришли к выводу, что наш поступок очень логичен. Надежда Валерьевна даже поблагодарила меня за то, что мы перенесли ее и рассказали правду – по меркам ее мира прошло два месяца с тех пор, как Снежинка пропала.

Два месяца, хотя должны были пройти неполные четыре недели. Таким нехитрым способом удалось узнать, что течения времени различаются сильнее, чем мы предполагали, и это отличный повод ускорить поиски решения проблемы.

Кивнув вышедшему на крыльцо дворецкому, я уверенно пошел в дом. Надежда Валерьевна обнаружилась в полюбившемся ей месте – в саду. Копалась с какими-то растениями на клумбе и не сразу меня заметила. Но стоило ей поднять голову и встретиться со мной взглядом, как ее губы тут же растянулись в улыбке.

– Аяр! – Женщина тут же вскочила, отряхивая руки. – Ты пришел!

Я улыбнулся ей искренне, незаметным жестом отослав высунувшихся из стены дома ищеек и подошел ближе.

– Я же обещал.

– Ты обещал показать город, – согласно кивнула она, откидывая на спину растрепавшуюся не очень длинную косу, в которую убраны ее светлые волосы.

Она похожа на Снежинку, только не белоснежно-светлая, а скорее, теплая, лучистая. И волосы у нее цвета спелой пшеницы, а не холодной платины. Кожа такая же ровная, но не бледная, слегка загорелая. Ростом чуть выше Снежинки, немного более плотное телосложение, в каждом движении чувствуется уверенность – не опасная, просто спокойная.

И глаза у нее не небесно-голубые, а светло-зеленые.

– Я держу свои обещания, – осторожно намекнул ей.

Она в ответ улыбнулась, но я не знаю – понятен был мой намек или нет.

– Как моя Вика? – спросила, внимательно меня разглядывая.

– Лучше, чем в первый день. Она быстро учится.

– Да, – улыбнулась женщина мечтательно и очень по-доброму, – моя девочка всегда была умницей.

«Моя», – захотелось исправить ее, но я вовремя прикусил язык и вежливо улыбнулся. Сложно привыкнуть, да и вообще принять мысль, что моя Снежинка не только моя. Но это ее мама, кто я такой, чтобы отнимать дочь у матери?

Мы гуляли по городу, на окраине которого был построен дом Надежды Валерьевны, почти половину орэ. Она с интересом расспрашивала меня обо всем, что видела, а я ругал себя за то, что постоянно думал: каково было бы гулять вот так же со Снежинкой? И жалел о том, что пока не могу вывести ее в город.

Слишком опасно.


По желанию Надежды Валерьевны мы заглядывали практически во все лавки, что попадались на пути, и там я работал переводчиком между ней и хозяевами магазинчиков. Обучать взрослую женщину языку так же, как это пришлось сделать со Снежинкой, я не хотел, что, конечно же, вызывало ряд трудностей в общении, например, с дворецким и прислугой, которые ее не понимали.

По дороге накупил Надежде Валерьевне местной выпечки и полезных фруктов – она не просила, но я видел, с каким интересом иномирянка на них смотрела.

– Береги ее, – попросила она, когда я уже собирался уходить.

Остановившись в дверях, обернулся и внимательно посмотрел на женщину. Хотелось сказать, что со Снежинкой все будет в порядке, но только и произнес:

– Постараюсь. И я пришлю к вам учителя нашего языка, хорошо?

– Я была бы очень благодарна, – искренне улыбнулась она, кивнула и ушла вглубь дома.

Мне оставалось надеяться, что и с ней все будет в порядке.


Далеко не любимый Совет ожидал меня в полном составе. Стоило выйти из портала, как эти надменные эоры решили, что имеют право бросать мне обвинения.

– Мы ожидаем вас целое орэ! – опередив всех, воскликнул Арасэн, с громким хлопком опустив ладони на тяжелый деревянный стол.

Остальные смотрели на меня с таким же возмущением, явно желая высказаться.

Одного-единственного взгляда на Арасэна хватило, чтобы на корню обрубить все их недовольство. Эоры все же вспомнили, кто стоит перед ними и кому они посмели дерзить. Говоря по-простому, им пришлось заткнуться.

Конечно, раньше я не позволял себе подобного. Не пропускал собрания Совета, не опаздывал на целый орэ. Тем более сегодня я сам назначил это собрание и знал, что Совет не посмеет не явиться или разойтись, не дождавшись меня. И я сидел со Снежинкой, а потом с ее мамой, отлично понимая, что меня ожидают двадцать недовольных эоров.

Возможно, кто-то скажет, что так не делается. Что ж, соглашусь. И в другой ситуации я бы непременно извинился, но сейчас мне было наплевать.

Молча подойдя к столу, я без лишних слов уронил на него копии договоров и документов, что лично собирал последние сутки. Нашел, все нашел. И если эти кахэши были уверены, что смогут меня обмануть, то мне за них стыдно.

Повторюсь, я бы извинился за свое опоздание. Но какой смысл извиняться перед трупами?

– Что это? – с плохо скрываемым раздражением поинтересовался Росор с другого конца стола.

Интересно было всем, и эоры непонимающе и выжидающе на меня смотрели. И только Ир, сидящий ближе всех, несмело придвинул к себе кипу документов. Пока он просматривал их и бледнел, я заговорил:

– Вы видели иноземную гостью в моем доме?

Знаю, что видели. И они знают, что я знаю, поэтому, пытаясь не кривиться, кивнули, переводя встревоженные взгляды с меня на Ира.

Я устроился в кресле во главе стола, откинулся на высокую спинку. Оглядел своих бывших соратников. Сожаления не было. Сомнений тоже. Я никогда не сомневаюсь в своих действиях.

– И вы видели кольцо на ее правой руке. – Даже не вопрос – утверждение, что все прекрасно понимали.

И пусть документы в руках у стремительно седеющего Ира, остальные уже догадываются, что в них.

– Все вы знаете, что означает кольцо на правой руке. Все вы знаете, что означает айрина для эора. Но все равно спланировали целую серию продуманных шагов, чтобы избавиться от нее. Исходя из всего вышесказанного, я пришел к выводу, что Совет пытался подорвать власть Верховного. Даю вам орэ, чтобы попрощаться с семьями.

И над головами членов Совета засияли яркие символы, чтобы каждый из них точно понял: не спасет даже бегство. Потому что за подрыв власти Верховного испокон веков следовало одно наказание: смерть. Попытка лишения эора любимой айрины равносильна покушению на его жизнь. А теперь, когда у меня на руках договоры, заключенные ими с наемниками, и показания ищеек, следивших за советниками, я могу убить их прямо сейчас.

Потому что это – измена. И при наличии подобных документов народ не посмеет осудить правителя. К тому же я не нарушил ни одного из данных Снежинке обещаний: я не убил членов Совета за ее оскорбление, за ее запугивание и за соблазнение. Я убью их за попытку ее устранения.

В портал я ушел первым, точно зная, что сейчас каждый из них начнет оправдываться. Поздно. Все, что нужно, я уже видел.

– Усилить защиту дворца. – Приказ мгновенно оказавшемуся рядом Миру. – Перекрыть доступ членам бывшего Совета. Любую попытку проникновения устранять на месте.

Я знал, что со Снежинкой все хорошо: спокойно спит в своей спальне, свернувшись очаровательным калачиком и обняв одеяло. Знал, что смогу блокировать любой прорыв к ней, на какой бы ни пошел Совет в отчаянном желании напоследок нагадить. Все это я знал, но все равно не мог утихомирить бешено скачущее сердце, что подгоняло меня все быстрее.

Успокоился я, лишь оказавшись в ее спальне. Тихой, светлой, уютной.

Такой, что захотелось просто сесть на пол рядом со Снежинкой, взять ее за руку и не отходить до тех пор, пока она не проснется, любуясь ею.

Скажите, как это называется?

Первый удар, направленный на мою девочку, я почувствовал раньше всех. Словно воочию видел перекошенное яростью лицо желтоглазого Арасэна, его беззвучные слова проклятия и формирование смертельно опасного боевого плетения запрещенного четырнадцатого уровня.

Отмахнулся не глядя, вернул отправителю. Раньше пришлось бы постараться куда усерднее, но после таинственных манипуляций Снежинки резерв у меня вырос и стал на порядок сильнее.

И тут же – внутренняя дрожь как известие о том, что член моего Совета только что был убит.

И еще раз. И еще.

Один за другим, последовательно все двадцать эоров.

Наверно, я все же сволочь, но мне их не жаль. Никого из них. Ни одного из тех, с кем мы работали много лет, пусть даже наши отношения не были приятельскими.

Сомневаюсь, что они пожалели бы мою Снежинку, так почему я должен жалеть их?

* * *

– У меня такое чувство, что случилось что-то важное, а я единственная, кто не в курсе событий, – поделилась своими безрадостными соображениями с непривычно молчаливым Рэем.

Все вокруг что-то встревоженно обсуждали, о чем-то говорили, но замолкали при моем приближении. Что происходит?

– Я тебе не расскажу, даже не проси, – хрипло отказался рыжий, даже на шаг от меня отошел.

– Ага, то есть ты знаешь. И все знают, но мне не скажет никто, я правильно поняла? – Вскинув брови, внимательно посмотрела на парня.

Он подумал, поджал губы и кивнул, подтверждая мои слова.

– Как интересно… – покивала я с умным видом, оглядывая студентов, в перерыв собравшихся на площади и косившихся в мою сторону. – И кто же может мне рассказать?

Рэй тоже оглядел собравшихся, потом посмотрел на меня и покачал головой. Замечательно! Еще и Аяр с самого утра какой-то подозрительно радостный ходил… Рискну предположить, что причиной всеобщего обсуждения является он. Как, собственно, и причиной всеобщего молчания.

– Ну и что он натворил? – обреченно поинтересовалась я у рыжего, уже точно зная, что ничего хорошего не услышу.

– Кто? – Рэй попытался сделать вид, что ничего не понял, но под моим выразительным взглядом пораженчески вздохнул и куда тише проговорил: – Я не могу сказать тебе, Вика. Извини. Ты неплохая айрина, тебе искренне хочется помочь, но тут… Если надо будет, он сам расскажет, а я умирать пока как-то не планировал.

Понятненько. Значит, не просто что-то натворил, а устроил нечто грандиозное. А что Аяр мог сделать такого, о чем знают все, но нельзя знать мне?

Об этом я думала все то время, пока вместе с рыжим шла ко входу в замок.

– Мне бежать надо, – тормознув у ступенек, произнес он, вопросительно глядя на меня, – дойдешь?

– Конечно. – Кивнула и, махнув ему на прощание, поднялась к двери.

Уже внутри, идя по пустынным на время обеденного перерыва коридорам, я все думала, думала, думала… Что же Аяр сделал?

Погрузившись в мысли, я не сразу почувствовала, что нахожусь в коридоре не одна. Но даже когда почувствовала, все равно не придала этому значения: перерыв между парами, мало ли кто по коридорам ходит.

– Привет, – остановил меня мужской голос.

И высокая фигура, выросшая прямо передо мной.

Я уже видела его несколько раз, запомнила по торчащим в разные стороны черным коротким волосам. Но имя – хоть убей, не помнила.

– Привет, – отозвалась я с осторожностью, несколько удивившей меня саму.

Просто вдруг куда-то пропало чувство защищенности и спокойствия. Их и раньше-то не много было, но сейчас не осталось вовсе. Вместо них – легкая тревога и невесомый, как туман, страх.

– Как дела? – поинтересовался парень, делая уверенный шаг мне навстречу.

Назад я отступила без раздумий. Облизав пересохшие от волнения губы, постаралась ответить безразлично:

– Хорошо. А у тебя?

– И у меня хорошо, – благосклонно кивнул он, делая еще шаг ко мне. – Были. Пока Верховный не убил моего отца.

Я дернулась, как от удара, сглотнула и отступила еще. Аяр убил… Я знаю, что он убивал. Во-первых, сам сказал об этом еще в нашу первую встречу. Во-вторых, он правитель, а править без крови невозможно, как мне говорили… Это жестокий мир, а Верховному много лет, так что…

То, что он убивал, я знала, но старалась об этом не думать. А слова незнакомого парня заметно подкосили мою нервную систему. Нельзя так с ходу бросаться подобными заявлениями!

– Мне жаль, – хрипло выдохнула, с опаской заглядывая в его темные немигающие глаза.

– Мне тоже, – кивнул он, продолжая взирать на меня с мрачной решимостью, – и всем остальным детям тоже жаль.

– Остальным?..

Я подумала о его братьях и сестрах, но парень не подтвердил моих предположений, ответив все тем же безжизненно-спокойным голосом:

– Почти у каждого члена Совета были дети.

И я поняла! Вот оно, то, что поразило всех и что все от меня скрывали! То, что сделал Аяр! То, о чем запрещено было говорить мне!

Он убил членов Совета! Убил, хотя обещал не трогать их. Он… оставил детей без отцов.

Последнее было болезненнее всего. Понимание ворвалось в мозг и сжало все внутри меня, заставив едва ли не застонать от тянущей боли.

– О боже…

– Если ты позволишь, я хотел бы тебе кое-что показать. Обещаю, тебе ничто не будет угрожать.

Наверное, глупо было соглашаться. Но я почему-то подумала об этом, когда уже выходила из чужого портала, холодного и мрачного. Потрясение и сожаление были столь сильными, что про инстинкт самосохранения я напрочь забыла.

Позабыла и обо всех предупреждениях Аяра.

Позабыла вообще обо всем, думая, как сейчас тяжело детям, что потеряли своих отцов.

Слишком личное. Слишком близкая боль для девочки, что сама росла без отца.

И это было моей ошибкой, которую я совершила по своей величайшей глупости.

Только увидев широкое зеленое пространство перед собой, я поняла, что сделала.

– Слушай, мне нельзя… – обернувшись, попыталась донести простую мысль до идущего следом за мной парня.

– Верховному сюда не пройти, – оборвал он, не дослушав.

И пока я стояла и думала, начинать ли мне бояться, спокойно меня обогнал и пошел вперед по зеленому лугу.

То есть как – Верховному сюда не пройти? Не скажу, что до дрожи, но меня это все же напугало. Слегка так.

– Стой! – На мой оклик уходящий прочь парень никак не отреагировал, вынудив меня побежать за ним. – Да стой ты! Эй! Где мы?

– На границе, – не оборачиваясь, бросил он.

Даже не притормозил, чтобы меня подождать! Добежав и пристроившись рядом, я поборола желание дернуть его за руку и спросила:

– На какой еще границе?

– Граница между эорами и магами Смерти. И мы ее сейчас пересечем.

Естественно, я тут же остановилась, напрочь отказываясь идти дальше. Вспомнились Пакля и тот маг, его слова «неудачно границу пересек» и безобразная рана на боку. Но даже не она меня пугала, а сам факт: мы на границе эоров и магов Смерти!

Мне нельзя к ним. По всем соображениям нельзя! Маги Смерти меня или убьют, или запрут и будут использовать в своих целях, как и говорил Марос. Мне не нужно ни того ни другого.

– Верни меня обратно, – мрачно потребовала у не прекращающего движение адепта. – Слышишь? Верни меня назад!

Он и ухом не повел. Не пожелал меня услышать. Как шел сквозь травы вперед, к виднеющейся вдали кромке леса, так и продолжил идти, даже не обернувшись.

Захотелось кинуть в него чем-нибудь тяжелым. Я и камень подходящего размера на земле нашла. Но вместо этого шумно выдохнула, пытаясь успокоиться, и сделала единственно разумное, что пришло в голову.

– Аяр, – прошептала и замерла в ожидании, уже готовая радостно улыбнуться, когда засияет портал и он выйдет ко мне.

Но ни через пять секунд, ни через десять и даже ни через минуту ничего не засияло, и ко мне так никто и не вышел. Что ж, самое время начинать переживать и ругать себя всеми известными словами.

А парень все удалялся. Не глядя на меня, уверенно шел к лесу, до которого ему оставалось шагов сто…

– Аяр, – позвала вновь, глядя на мелькавшую в траве спину.

И вновь тишина. Никакого ответа, а внутри все ощутимее росла тревога. Зачем переносить меня на границу, изолированную от Верховного, а затем бросать и уходить? Это глупо и нелогично, но…

Только если он уверен в том, что я не уйду. Мои непонимание, паника и боязнь окружающего мира играют на чужой стороне, позволяя парню отнять у меня несколько минут, пока я дезориентирована. Они для чего-то могут ему послужить. Для чего?

Почему он так уверен, что я не уйду? Почему не переживает? Почему?..

Осознание происходящего показалось мне крайне странным, но в то же время правильным и… пугающим. Он уверенно шел к лесу, не боясь, что я уйду, потому что стояла я посредине луга. Даже если я пойму, что происходит, все равно не успею добраться до противоположного края прежде, чем он дойдет до кромки леса.

Той самой, у которой я только сейчас почувствовала клубящийся холод. Не такой, что был у ищеек, скорее такой, что я ощутила рядом с Маросом… Маги Смерти! Он шел к магам Смерти! И не волновался на мой счет, потому что знал: стоит позвать их, и мне уже никуда не деться!

Подгоняемая выплеснувшимся в кровь адреналином, я сорвалась с места и со всех ног понеслась в противоположную сторону. Там тоже был лес, но мне до него было дальше, чем парню до источника призыва.

И я бежала, жадно глотая воздух и игнорируя почти мгновенно появившуюся боль в боку. Бежала, чувствуя, как сердце ломится изнутри, а клокочущий страх подгоняет меня – быстрее, быстрее…

И до дрожи пугающая мысль, что я могу не успеть.

Лишь бы добежать раньше, чем доберется адепт!

Но я все же не успела.

Громкий хлопок раздался, когда до цели оставалось шагов пятьдесят. Хлопок, и пришедшая следом за ним волна ледяного воздуха, окутавшая округу чернотой.

Когда холод пропал, а я вновь обрела возможность видеть, передо мной уже не было ни леса, ни луга. Точнее, лес был, но другой: не далекий и темный, а светлый, окутанный солнечным светом, насыщенно- зеленый и очень близкий. Со стволом ближайшего дерева меня разделял лишь шаг.

Но это было далеко не все, что успело измениться.

Я слышала голоса. Очень много голосов. Спокойные и размеренные взрослые, веселые и громкие детские, кажется, даже лай собак. Много голосов, шум, похожий на перестук молотков, какой-то треск…

Я опасалась поворачиваться и смотреть на источник стольких звуков. Страх был очень сильным. Понимание, что я попала к магам Смерти, уверенности не добавляло.

План родился сам по себе. Прямо передо мной лес и… В общем, я даже не думала, когда, сцепив зубы, рванула в чащу.

– Стой! – мгновенно понеслось мне вслед.

Какое «стой»?! Я побежала еще быстрее!

– Все равно не убежишь! – крикнули еще раз.

Но останавливаться я не собиралась. Так и бежала, петляя между деревьев и кустов, перепрыгивая через их корни и камни, далеко не сразу осознав, что за мной никто не гонится.

Когда я все же решила остановиться и, тяжело дыша, огляделась, магия внутри меня облегченно заметила, что поблизости никого нет.

Неизвестно где, совершенно одна посреди густой лесной чащи. Даже не знала, радоваться мне или плакать?

Решила пойти дальше.

Часа два я бродила по лесу. Шла только вперед, никуда не сворачивая и искренне надеясь выйти хоть куда-нибудь. Аяра звать опасалась, мало ли что могут с ним сделать эти маги Смерти. Но, с другой стороны, я отошла достаточно далеко, вокруг никого нет, а Аяру и появляться не обязательно, он же может выдернуть меня к себе.

Остановившись под высоким деревом, я сжала браслет на запястье и мысленно позвала эора. Признаться, ни на что особенно не рассчитывала, поэтому едва не закричала от неожиданности, когда где-то, будто в голове, послышалось встревоженное: «Снежинка?!»

Обернулась, с трудом сдерживая радость и облегчение, и… никого не увидела. Я была все так же одна.

– Аяр?.. – прошептала испуганно.

И вздрогнула, услышав внутри себя: «Где ты, Снежинка? Скажи, я заберу».

– Я… не знаю, – все так же шепотом отозвалась я, оглядывая лес вокруг себя, – он сказал про границу с магами Смерти. Аяр, тебе сюда нельзя!

Он молчал всего несколько гнетущих секунд, а когда заговорил вновь, голос был глухим и мрачным: «Я тебя вытащу, Снежинка. Спрячься куда-нибудь, пожалуйста, и не вылезай. Я найду тебя».

* * *

Я доверяла Аяру. И когда он попросил меня спрятаться, не задумываясь, покорно залезла на дерево и скрылась среди ветвей. Просидела там минут тридцать и… слезла. И не потому, что вдруг перестала доверять Верховному или устала ждать, а потому, что поняла: я не переживу, если по моей вине с ним что-то случится.

И только собиралась вновь сжать браслет и позвать его, чтобы спросить, как выйти на ту поляну у границы, когда услышала за спиной испуганный детский голосок:

– Рисса?

И звать Аяра я передумала.

Девочка. Маленькая, лет пяти-шести, с двумя чуть растрепавшимися темными косичками, в черных платье и ботиночках и с какой-то игрушкой в обнимку. Перепуганная, смотрит на меня так, будто вот-вот готова сорваться с места и убежать прочь.

В лучших традициях фильмов ужасов.

В лесу. Ребенок. Совершенно один.

Больная тема, против которой я не могу устоять.

– Маленькая, ты потерялась?

Сама не заметила, как сделала шаг ей навстречу. И присела на корточки, став с малышкой почти одного роста, – малыши не доверяют тем, кто больше их.

Девочка качнулась из стороны в сторону, посмотрела на меня большими темными глазами и попросила о том, в чем я просто не смогла бы ей отказать:

– Проводи меня до дома, Рисса.

Это запрещенный прием! Так нельзя делать…

Нельзя подсылать ко мне ребенка, чтобы она завела меня прямиком в логово магов Смерти!

Черт! Но не могу же я оставить эту кроху одну в лесу!

И без того не очень хорошее мнение о магах Смерти испортилось окончательно.

– Ты покажешь мне, где живешь? – спросила обреченно, поднимаясь и протягивая девочке ручку.

Она тут же вцепилась в мои пальцы мертвой хваткой, укрепив в душе чувство, что я попала в ловушку.

– Угу. – Малышка весело кивнула и потащила меня… в обратную сторону.

* * *

Крайне неприятное чувство… Ты сделал все возможное, чтобы обезопасить свою девочку, но ничего из этого не помогло. А теперь у тебя нет и шанса, чтобы вытащить ее. Потому что все мои ощущения, вся магия и вообще все, что я успел перепробовать, говорили о том, что ее нет.

Мир пуст.

Снежинки здесь нет.

И если бы не ее браслет и кольцо, с помощью которых нам удалось выйти на связь, я бы, наверно, уже сровнял половину мира с землей. Без преувеличений.

Минус этой связи – она односторонняя. Снежинка не касается ни одного из артефактов и не слышит меня. А я не могу ее найти, потому что не чувствую, пока она их не касается!

– Да гори оно все к кахэшевой матери!

Зачем нужна защитная магия, если она не защищает?!

– Призывать духов рода?

Этот вопрос Мир задавал мне уже трижды. И трижды я ему отказывал. Но сейчас… Скрипнув зубами, мрачно разрешил:

– Призывай. Пусть перероют всю планету. Кахэш! И Первородных призывай, они давно обещали мне верность, вот и проверим.

Мир с заметным трудом скрыл удивление, но все же кивнул.

– Еще что-то?

По сути, Первородные уже сами по себе были мощью, с которой глупо было бы не считаться. Да и духи моего рода отнюдь не рядовые призраки. Но все же…

– Усилить позиции у границы, не открывать огонь, пока не будете уверены в том, что это не Снежинка. Есть предположения, как убрать границу?

Мир посмотрел на меня со священным ужасом и отрицательно покачал головой.

– Плохо, – вздохнул я, выстраивая портал, – будем импровизировать.

* * *

– А ты правда перерожденная? – спросила малышка спустя всего пару минут нашего путешествия, успев назвать лишь свое имя – Лия.

– Правда, – подтвердила я с важным видом. – А ты знаешь, что это значит?

– Знаю. – Что обидно, девочка сказала с куда более важным видом, нежели я.

– А мне расскажешь?

Она всерьез раздумывала над этим вопросом пять шагов, потом кивнула и, крепче сжав мою руку, принялась вещать:

– Перерожденные могут дарить жизнь. Дедушка говорит, что это потому, что вы были рождены и жили какое-то время, а магию Смерти получили уже после жизни. Говорят, вам даже магии учиться не надо, она основана не на знаниях, а на эмоциях.

Звучало это в высшей степени нелепо, особенно из уст маленького ребенка. Но она не боялась, а я решила, что пугать ее не буду.

Осторожно спросила:

– А ты тоже маг Смерти?

– Конечно, – важно отозвалась она, вскинув остренький подбородок. – В нашей деревне все маги Смерти.

– И много вас там?

И только спросив, поняла, что не хочу знать ответ.

– Раньше было больше, – грустно изрекла Лия. – С тех пор как ищейки узнали про границу, мы не можем выйти без риска. Они… напали на моего папу.

Я отлично помнила все, что мне рассказывали Аяр и преподаватели в академии. Но просто невозможно быть черствой, когда маленький ребенок говорит о ранении собственного отца!

Внутри меня все сжалось от одной только мысли, что малышка это видела…

– Где твой папа? – Голос был хриплым от волнения.

– Его поселили подальше от деревни, как и всех раненых, – очень тихо промолвила девочка.

Наверно, не надо было это делать. Но, если честно, не надо было и вовсе соглашаться ее провожать.

– Отведи меня к ним, – попросила ее.

Лия закинула голову назад и внимательно на меня посмотрела. Очень внимательно. Так шестилетние дети не смотрят.

– Я проведу, – пообещала она с недетской серьезностью.

И действительно несколько изменила направление.

* * *

Их было много. Низкими койками, стоящими прямо на земле, было забито все вокруг. Они теснились под кронами деревьев, на тропинках, в тени кустов – и прямо под открытым небом.

И стоны – глухие и громкие; визгливые вскрики и рычание, бессвязный шепот… И убойный, валящий с ног запах крови и гниющей плоти.

Мне стало дурно задолго до того, как мы увидели первых раненых. И лишь слезы в глазах Лии заставили меня идти дальше.

– Покажи своего папу, – попросила я ее хрипло, чувствуя себя неестественно, потому что держалась за малышку как за спасительную соломинку.

Я была рада присутствию Лии – без нее мне было бы совсем плохо, а так приходилось быть сильной хотя бы ради нее.

Она крепче стиснула мою ручку и пошла… мимо коек.

Несколько раз мелькала мысль, что я вот-вот потеряю сознание. Куда чаще думала о том, что меня сейчас вырвет, особенно дурно стало, когда мы проходили мимо мужчины с оторванной ногой…

Мы шли долго. Мне уже начало казаться, что дорога никогда не закончится, но Лия вдруг дернулась, вырвала свою ручку и бросилась вперед.

Я не побежала за ней по той лишь причине, что видела, куда она бежит. Точнее, к кому.

Отец девочки выглядел паршиво. Такое впечатление, будто ему выжгли правую сторону туловища – на верхней четверти груди, плече, руке и частично шее не было кожи… Доктор я совершенно никакой, поэтому была очень удивлена, что маг все еще жив. А он уже три дня с такими ранениями…

– Лия? – едва слышно прохрипел мужчина, когда две маленькие ладошки легли на его здоровую руку.

Глаза он открыл тоже с огромным трудом, чтобы затуманенным взором взглянуть на обеспокоенную малышку. На миг его перекошенное болью лицо осветилось слабой улыбкой, но она тут же померкла.

– Уходи, Лия, не на что тебе здесь смотреть, – довольно жестко проговорил он, отворачиваясь и глядя в светлое небо сквозь просветы в густой листве. – Где Аро? Почему ты не с ней?

– Она плохая, – прошептала девчушка, не пытаясь скрывать слез, что крупными каплями текли по ее щечкам. – Она говорит про тебя гадости. Я была с хорошей тетей. Она тебе поможет.

Я сглотнула ком в горле, собираясь заговорить, но мужчина опередил меня. Поджав губы и закрыв глаза, он хладнокровно отрезал:

– Мне уже никто не поможет. Уходи, Лия, и не смей сюда больше приходить.

Малышка разрыдалась, и я не вытерпела.

Быстро преодолев несколько шагов, разделявших меня с лежанкой Лииного отца, я остановилась по правую сторону от него, с ужасом разглядывая безобразную рану. Голос мой был жалким, сиплым и практически неслышным:

– Сейчас я попробую кое-что сделать, а вы будете лежать тихо, чтобы мне не мешать, хорошо?

И, не дожидаясь ответа или кивка, положила обе ладони на здоровый участок кожи раненого, мысленно всей душой пожелав ему выздоровления.

Не было никаких формул или правил, которым меня научили бы в академии. Были только страстное желание помочь и вера в собственные силы. И моя совершенно странная магия каким-то удивительным образом послушалась и откликнулась!

Вспышка! Это был не просто свет, как тогда на берегу с Маросом, это была ослепительно яркая вспышка, залившая золотистым светом все вокруг меня.

И чувство – горячее, но не обжигающее, а приятно согревающее изнутри, дарящее ощущение наполненности, спокойствия, осознание своих способностей и… счастье.

Я не знаю, сколько это продолжалось. По моим ощущениям прошла пара секунд, но, когда вновь открыла глаза, почему-то оказалась лежащей на земле с раздирающей голову болью. А вокруг меня раздавались удивленно-недоверчивые голоса.

Маги… поднимались. Все как один совершенно здоровые, исцеленные и полные сил, в то время как я сама не могла даже сесть.

Чувства бурей смешались внутри меня: радость за тех, кто вылечился; гордость от того, что я смогла им помочь; горечь от собственной сиюминутной беспомощности… и желание оказаться с Аяром. Прямо сейчас. Плевать на все и всех, я просто хочу к нему.

Желание было столь сильным, что глаза обожгли жгучие слезы. Хотелось встать и побежать к эору, но единственное, на что меня хватило, – дотянуться до запястья и сжать браслет.

«Снежинка! Только не отпускай его!» – мгновенно услышала в голове невероятный голос Верховного.

Немного обеспокоенный, встревоженный, но в то же время мрачный, собранный и решительный. Удивительный, прекрасный голос, который я была готова слушать часы напролет.

– Аяр, – прошептала, бессильно прикрывая глаза, – пожалуйста, забери меня отсюда…

Наверное, бог все-таки есть – или кто у них тут? – потому что как иначе объяснить, что, стоило мне произнести свою просьбу, как земля подо мной пропала, а мое безвольное тело поволокло куда-то вниз, через темноту, глубоко-глубоко…

Чтобы выкинуть на той самой зеленой поляне, такой привычно холодной, что я даже не смогла с ходу определить, сколько же здесь ищеек.

Зато голос Аяра узнала сразу:

– Лекарей в замок!

И далекий шепот, прозвучавший в моем сознании: «Мы в долгу перед тобой».

А следом – спасительная темнота, что наконец-то согласилась меня поглотить.

* * *

– Я даже не знаю, что меня интересует больше: «Как так можно?» или «Сколько можно?», – задумчивый вопрос Аяра раздался откуда-то сбоку, проникая в мое сознание, уже просто качающееся на волнах полудремы.

Быстрая проверка организма обрадовала полным набором конечностей и их более-менее приличным функционированием.

– И что решил? – хрипло выдохнула, с трудом принимая сидячее положение.

И не приняла бы, если бы Аяр не помог. Переложил повыше подушку, подоткнул одеяло, после чего сделал шаг назад, прерывисто вздохнул и мрачно посмотрел на меня.

Я в принципе догадывалась о причине его мрачности, но говорить не хотелось. Да и что сказать? «Извини, что оживила твоих врагов, потому что я дура жалостливая»? О да, он проникнется.

– Решил, что все же выпорю тебя, – очень серьезно произнес он, не сводя с меня тяжелого немигающего взгляда.

Под этим взглядом стало неуютно. И пусть я понимала, что сделала хорошее дело – вернула девочке отца, ну и всех остальных заодно, хоть и случайно, все равно чувствовала себя не самым хорошим человеком.

Особенно сейчас, когда Аяр не ругал, не кричал и не обвинял, а просто внимательно на меня смотрел.

– Не надо, – тихо пробормотала, виновато опуская голову.

– Я тоже говорил «не надо». – От его бесстрастного, спокойного голоса нервные мурашки поползли по всему моему телу. – Говорил тебе – не надо делать глупостей, Снежинка. А что в итоге?

А в итоге я только их и делаю. Причем практически во все из них меня втягивают против моего желания, но вот дальше… Там уже да, сама творю.

Горестно вздохнув, решила ничего не отвечать.

– Мне, конечно, нравится спасать тебя из разных передряг, но только не тогда, когда они переходят в разряд смертельно опасных, – раздраженно продолжил Верховный. – На случай, если ты не поняла: появление на территории магов Смерти относится к смертельно опасной категории. И еще. Меня очень сильно интересует, что ты там сделала такого, что на два орэ свалилась без сознания?

И тут до меня дошло: он не знал. Конечно, он в принципе не мог знать о том, что я оживила его врагов, поскольку его там не было. И это во много раз хуже, чем если бы он знал. Потому что теперь мне самой придется ему признаться…

– Ну и почему ты бледнеешь? – Усталого недовольного раздражения в его голосе стало на порядок больше.

Бледнею? Да, вполне возможно, что так.

– Тебе это не понравится, – честно предупредила, не рискуя поднять взгляд.

– Даже не сомневался, – ехидно отозвался эор.

Ехидство его было каким-то злым, и желание рассказывать о том, что я сделала, пропало совершенно. Его и так не было, а сейчас и вовсе хотелось спрятаться под одеяло. Понимание, что это вряд ли меня спасет, было гнетущим, и чем дольше я молчала, тем отчетливее оно ощущалось. Зажмурившись до рези в глазах, я открыла рот и произнесла на выдохе:

– Я вылечила раненых магов Смерти. – Замерла на миг, ожидая и заранее боясь реакции собеседника, а затем быстро затараторила: – Я собиралась одного, не хотела оставлять девочку сироткой, но там была вспышка, и они все как-то вылечились… случайно.

– Случайно? – звенящим от гнева голосом переспросил Верховный.

Впервые услышав такой тон, вздрогнула всем телом, приоткрыла глаза и осторожно глянула. Сразу захотелось снова зажмуриться, потому что не видеть Аяра было как-то спокойнее.

Он был зол. Да что там, он был просто в бешенстве, о чем свидетельствовали прищуренные мерцающие глаза, играющие на скулах желваки, сжатые кулаки и напряженная поза.

Мысль, что до такого состояния Верховного довела я, радости не прибавляла.

– Еще раз! – с трудом произнося звуки, а не рыча, приказал эор. – Что ты сделала?

Повторять не стала. Знала же, что услышал, поэтому такой злой и стоит… Захотелось отползти и встать с другой стороны кровати, чтобы хоть как-то отгородиться от Аяра и его злости, но потом решила, что это не только не поможет, но еще больше его разозлит.

– Снежинка, еще раз! – вновь потребовал он, повысив голос настолько, что я вновь вздрогнула.

Втянула голову в плечи, стараясь стать меньше и незаметнее, и испуганно пролепетала:

– Вылечила раненых магов Смерти.

Сказала и замерла, зажмурившись. Хотелось и уши закрыть, но было страшно пошевелиться.

Через миг поняла, что уши закрыть все же надо было, – не слышала бы так отчетливо грохот захлопнувшейся за эором двери.

* * *

Аяра… не было. Сначала я ждала в спальне, потом, умывшись и переодевшись, за столом, потом в кухне, куда спустилась по приказу жалобно урчащего желудка. Он не возвращался, заставляя что-то внутри меня болезненно рваться на части.

Одна часть жалела о том, что я сделала, и хотела извиниться перед Аяром. Вторая отсылала к образу плачущей Лии и твердила, что я все сделала правильно.

Измученная болезненным раздвоением, искусав губы от нервного переживания, я плюнула на все и, выйдя в коридор, позвала Аяра. И еще раз. Взывала к нему все то время, пока возвращалась в свои комнаты, потом и в спальне, в кабинете… Он не реагировал. Либо не чувствовал меня, либо просто не хотел со мной разговаривать.

Чувства были смешанными, но малоприятными. Особенно горько стало, когда от безысходности я сжала браслет, но отклика не было.

Однако я и предположить не могла, что Аяр обиделся. Не вязался его образ, пусть даже в разозленном состоянии, с какими-то глупыми обидами. По крайней мере, игнорировать меня он бы точно не стал.

Так и родилась паника, медленно переросшая из простой тревоги. Я ходила по комнате взад-вперед, нервно грызла ногти и не могла уговорить себя успокоиться. Жуткие картинки то и дело лезли в голову, буквально сводя меня с ума.

Поэтому, когда внутри вдруг разлилось тепло, а затем в комнату вошел Аяр, я споткнулась и едва не рухнула от облегчения. Оперлась на подоконник, шумно выдохнула и прикрыла глаза – теперь можно наконец-то успокоиться.

– Снежинка? – позвал эор. Мгновенно приблизился, бережно взял меня за подбородок и потянул вверх. – Что случилось?

Открыла глаза, но смотреть на Аяра мешали выступившие слезы.

– Почему ты плачешь? – едва ли не в панике потребовал он ответа.

Дать который я не могла в силу своей временной невменяемости. Плюнув на все, прижалась к эору, обняв его руками за талию.

На миг мужчина будто застыл, а затем крепко обнял меня. И, чуть покачивая, успокаивая как ребенка, поцеловал в макушку, ласково спросив:

– Так что случилось?

Судорожно втянув носом воздух и чуть не опьянев от насыщенного хвойного аромата Аяра, тихо призналась:

– Я испугалась.

– Что тебя так испугало? – напрягся он вновь, но утешающе погладил меня широкой ладонью по спине.

– Ты, – выпалила без задней мысли, просто радуясь, что с ним все хорошо.

Видимо, сказала что-то неправильное, потому что мужчина в моих объятиях окаменел. Замерли поглаживающие меня по спине руки, а сам он словно в ледяной столб превратился.

Не понимая, что его так напрягло, на всякий случай решила пояснить:

– Я испугалась за тебя.

И Аяр с шумом выдохнул, ощутимо расслабляясь в моих руках. Значит, я все же что-то не так сказала…

– Моя трусливая Снежинка, – с нежностью протянул эор, крепче обнимая меня. – А меня ты не испугалась?

– Испугалась. – Кивнула, уткнувшись носом ему в грудь. – И мне очень жаль, что я так поступила… Но иначе я не могла!

– В том-то и проблема, – вздохнул он горестно и осторожно отодвинул меня, придерживая за плечи.

Вскинув голову, посмотрела ему прямо в глаза и прежде, чем он успел что-либо добавить, твердо и уверено проговорила:

– Я не могла оставить ребенка без отца.

Аяр помолчал, внимательно глядя на меня своими потрясающими неправильными глазами без зрачка, а затем спросил:

– Личное, да?

Не ответив, застыла, сцепив зубы. Потому что да, личное. Отец бросил нас с мамой, когда я была еще совсем маленькой, потом она долгое время жила с другим мужчиной, который тоже ушел, бросив своего родного маленького сына.

– Понятно. – Верховный как всегда оказался невероятно проницательным. – Расскажешь?

– Где ты был? – спросила негромко. – Я звала тебя.

Стало немного стыдно за это признание. Но Аяр, сначала чуть нахмурившийся, вдруг восторженно улыбнулся. Улыбка расплывалась все шире и шире, глаза его начали светиться ярче и выразительнее, пока эор не воскликнул едва ли не с восхищением:

– Так ты правда переживала, Снежинка? – Я смутилась и промолчала, а он продолжил: – У меня была встреча с духами рода, как теперь выяснилось, они блокируют нашу с тобой связь. Все ее варианты. Надо иметь это в виду и не приближаться к ним по возможности.

Я кивнула и поинтересовалась:

– Зачем ты с ними встречался?

Был бы важнее вопрос «Кто такие духи рода?», но я не уверена, что мне хотелось бы знать на него ответ.

– Потому что у них есть доступ туда, куда мне не пробраться. Например, на изолированные территории магов Смерти.

– А тебе не пробраться? – удивилась, проигнорировав выразительный взгляд на меня при произнесении последней фразы.

Аяр скривился. Явно не имея никакого желания это обсуждать, он все же подтвердил:

– Только до границы, дальше они меня не пускают.

Эту информацию я запомнила, хотя сама не знала, почему и зачем она мне.

– А как же ты меня забрал?

Я точно помнила, как лежала на земле без сил и просто попросила Аяра меня вытащить.

Аяр почему-то нахмурился, всем своим видом наталкивая меня на не самые приятные мысли, что он меня, кажется, не вытаскивал. А если это был не он – и уж точно не я, – отсюда следует закономерный вопрос: кто?

Мы с Аяром задались им одновременно, переглянулись, делясь общим непониманием, и без лишних слов решили, что подумаем об этом потом.

Почему-то вспомнился далекий шепот, что я слышала на опушке: «Мы в долгу перед тобой». Мало кто в долгу передо мной, потому что я мало кому успела помочь, но точно знаю, что все, кому успела, были магами Смерти. Может ли статься, что они сами отдали меня Верховному? Добровольно, без угроз и условий?

– Зачем тебе духи на территории магов Смерти? – спросила, отвлекаясь от размышлений.

Аяр прикрыл глаза и потер переносицу. Руку от лица убрал, но на меня даже не взглянул. Отвернувшись к окну, негромко проговорил:

– Маги Смерти знают о тебе, Снежинка. Я понял, кто и как тебя к ним перенес, но достать его не смог, он все еще у них…

– Не надо его доставать! – воскликнула умоляюще, глядя на Аяра широко распахнутыми глазами.

Он все же повернулся ко мне, посмотрел с укором и раздраженно поинтересовался:

– Это еще почему?

– Потому что он только что потерял отца, – отчеканила. – И я в курсе, его ты убил. И об этом мы с тобой тоже поговорим.

– О чем? – рыкнул недовольный эор, едва не скрипя зубами.

Если он хотел меня запугать, то зря старался: сейчас я была слишком уставшей, злой и возмущенной. Наплевав на приличия, ткнула в эора указательным пальцем и, не убоявшись грозно прищуренных глаз, выдала:

– О том, что нельзя убивать всех, кого тебе захочется! О том, что ты мне солгал! И о том, что ты просто физически не сможешь убивать всех, кто представляет для меня опасность.

Раздраженный Верховный в ответ посмотрел так, что сразу стало понятно: сможет. И кажется, даже охотно убьет. Пришлось срочно исправиться:

– Хорошо, ты морально не сможешь их всех убить.

Взгляд его не поменялся. Понятно, некоторые у нас еще и бессовестные!

Вздохнув, я отвернулась к окну. Спорить бесполезно. Он меня просто не услышит.

– Снежинка, – тон Аяра был укоризненным и усталым, – я тебе не врал. И не нарушал данного тебе обещания: я не убил членов Совета за твой испуг, оскорбление и соблазнение тебя. Их пришлось устранить за измену правителю и государству в целом. Не знаю, станет ли тебе от этого легче или нет, но только после покушений на тебя я стал рыть под Совет. И знаешь, много интересного нашел. Если коротко, там было беспрецедентное злоупотребление властью. Я раньше и внимания не обращал, хотя надо было, так бы уже давно от них избавился.

Это, конечно, ужасно, но все же…

– Убивать-то зачем было? – упрямо спросила, не поворачивая головы.

Я действительно не могла этого понять. Уволить, понизить, отослать прочь, да хоть на каторгу отправить, но не убивать!

– Снежинка, – тихо промолвил Аяр и коснулся моей руки.

И внутри меня что-то сломалось.

Я отскочила в сторону, больно ударившись бедром об угол стола, но даже не заметив. Сделала еще один быстрый шаг назад, шарахнувшись от дернувшегося ко мне эора. Мои метания заставили его остановиться и медленно отступить, при этом Аяр смотрел на меня с такой болью, что мое сердце разрывалось.

Но проблема в том, что рвалось оно не только от его взгляда.

– Жизнь – самая великая ценность, что у нас есть. Она – единственное, ради чего на самом деле стоит бороться. Жизнь – то, что не принадлежит никому из нас, и мы не имеем никакого права забирать ее у других.

Я надеялась, что он меня хотя бы услышал, не говоря уже о «понял» или «принял к сведению».

Кажется, Верховный меня не просто услышал. Он взирал на меня едва ли не как на бога – с восторгом, обожанием и легким страхом, что я могу исчезнуть. Под этим взглядом мне стало неуютно, особенно когда он неожиданно хрипло выдохнул:

– А я уже говорил, что люблю тебя?

Я как стояла, так от неожиданности чуть не упала. Намереваясь схватиться за стол, попала рукой мимо столешницы, но рухнуть мне не позволили. Аяр пугающе быстро оказался рядом, подхватил меня на руки и крепко прижал к себе.

– Видимо, не говорил, – задумчиво пробормотал он, неся меня к постели. – Снежинка, я тебя люблю.

Куда делся воздух? Почему мне нечем дышать? Горло сжалось в болезненном спазме, сердце заколотилось, перед глазами зароились черные точки.

«Я тебя люблю», – эхом повторилось в моем сознании.

«Я тебя люблю», – простучала кровь в венах.

«Я тебя люблю», – прошептали мурашки, пробегая по коже.

Я никогда не задумывалась, возможно ли умереть от счастья, но собиралась сделать именно это.

– Аяр… – начала было хрипло, голос совсем отказал.

– Молчи, Снежинка, и послушай, – перебил он, осторожно усаживая меня на кровать, а сам устроился передо мной на корточках. – Тебе не нужно ничего отвечать. Просто знай, что я люблю тебя. И только ради тебя постараюсь больше никого не убивать… без острой на то необходимости. А ты в ответ тоже мне кое-что пообещай: никуда не влезай. – Требовательно глядя мне в глаза, добавил: – Если что-то происходит, просто скажи мне, я сам во всем разберусь. Не нужно чувствовать вину за то, что сделал я. И уж точно не нужно совершать глупости, подобные походу к магам Смерти. Мы друг друга поняли?

Едва ли я восприняла всю его речь, но все равно охотно закивала. Аяр улыбнулся и продолжил:

– Я недоволен тем, что ты вылечила наших врагов, но в то же время очень рад, что ты это сделала. Не потому, что мне хочется с ними воевать, а потому, что ты оказалась доброй и сострадательной и не смогла оставить их в беде. Не знаю, понимаешь ли ты, насколько важны эти качества и во сколько раз сильнее делают они мою любовь к тебе.

Не уверена, что в этот момент я могла ответить ему что-то разумное или хотя бы внятное. От переизбытка чувств сердце то бешено колотилось, то замирало, и внутри все словно сжималось от восторга.

Это было… невероятно. Невероятно настолько, что дышать было сложно. Раньше мне никто не признавался в любви. Да даже если бы и признавался, уверена, это и вполовину не было бы так прекрасно и чувственно. Потому что Аяр искренне говорил то, о чем думал, не сводя с меня серьезного взгляда.

– Аяр… – смогла прошептать лишь его имя, смаргивая набежавшие на глаза слезы.

– Я же сказал, Снежинка, – вновь не дал он мне договорить, улыбнувшись, – не нужно отвечать.

А потом ловко вскочил и протянул мне руку, вновь лишая возможности произнести то важное, что мне так сильно хотелось ему сообщить. Машинально, даже не задумавшись, вложила дрожащие пальцы в его широкую теплую ладонь и позволила эору поднять меня на ноги.

– Ты себя контролируешь? – спросил он вроде бы немного насмешливо, но взгляд был серьезен.

Сглотнув, честно призналась:

– У меня мысли разбегаются, и дышать трудно.

Улыбка Аяра стала просто запредельно счастливой, но он ласково уточнил:

– Я имел в виду магию, Снежинка, но и этот твой ответ мне безумно нравится.

Я бы смутилась… если бы физически могла, так сложно было думать, да и к эору тянуло необъяснимо сильно, но все же нашла в себе силы ответить:

– Я в порядке.

– Надеюсь, так оно и будет. Я хочу тебе кое-что показать, маленькая, но могу передумать, если ты не перестанешь на меня так смотреть.

После этих слов до меня дошло, что я действительно смотрю на него едва ли не с обожанием. Смущение все-таки накрыло меня волной. И я отвернулась, но исключительно ради сохранения психического здоровья. Что моего, что Аяра.

Верховный хмыкнул, открыл портал и утащил в него несопротивляющуюся меня, чтобы, придерживая за руку, остановить перед красивым трехэтажным домом. Уже как-то привычно почувствовала присутствие ищеек, даже не отреагировав на этот холодок внутри себя. Застыв, задумчиво рассматривала здание и окружающий его ландшафт.

В саду повсюду были клумбы. Большие и маленькие, простые и фигурные, многоуровневые альпинарии с камнями и аллейки со статуями. В цветах утопало буквально все вокруг, даже беседка и арки были увиты белыми, нежно-голубыми и сиреневатыми розами.

– Здесь красиво, – восхищенно пробормотала, рассматривая буйно цветущее царство и радуясь прохладному ветерку, остудившему разгоряченное тело. – А мы, собственно, где?

Промолчав, Аяр таинственно улыбнулся, будто знал какую-то страшную тайну, и уверенно потащил меня в дом. В дверях мы столкнулись с каким-то мужчиной, что едва успел поздороваться и отступить в сторону, в коридоре встретили двух спешащих по делам служанок, а потом мы, наконец, свернули и попали в какую-то комнату.

Аяр прошел вперед и остановился. Обернулся и с улыбкой на меня посмотрел. И так стоял, смотрел… И молчал.

– Ну и?.. – не вытерпела. – Ты решил ограбить чей-то дом?

И тут случилось невероятное. Невозможное. Сказочное, чудесное, удивительно прекрасное и волшебное. Хотя вначале я дернулась, как от удара током, затем подумала, что мне мерещится, а потом просто замерла, оторопев.

Просто в просторной светлой комнате вдруг раздался голос моей мамы:

– Вика?

Аяр, видя мое глубокое потрясение, просиял и просто отступил в сторону, позволяя увидеть самого важного для меня человека.

Мама…

Она ничуть не изменилась, но прошло столько времени и событий, что мне казалось, будто я вижу ее впервые в жизни. Эти добрые глаза, мягкие черты лица, светлые волосы. Мою родную мамочку.

И пусть на ней было странноватое платье, а сама она в незнакомой мне обстановке в чужом мире, я кожей ощущала исходящее от нее тепло.

Меня неудержимо потянуло к ней, хотелось подбежать, обнять ее, прижаться всем телом. Сейчас же. Немедленно.

Но я оставалась на месте еще несколько гулких ударов сердца, во все глаза рассматривая родного мне человека, буквально впитывая в себя каждую черточку ее лица, каждую морщинку от радостной улыбки.

Не помню, как пересекала разделяющее нас расстояние. Помню только, как стало тепло и светло на душе, когда наконец прижалась к ней.

Это было похоже на сказочный сон. Все в ней – исходящие от нее любовь и доброта, ее мягкие уютные объятия, родной запах – кружило мне голову.

В чувство привели негромко сказанные слова Аяра: «Не буду вам мешать», донесшиеся до меня уже после того, как он вышел из комнаты.

И я вдруг поняла, что не могу его отпустить. Пусть даже на короткое время, пусть точно зная, что он вернется. Просто не могу.

– Мам… – Голос сорвался на хрип, когда я осторожно отодвинулась от нее и с сожалением взглянула в ее глаза.

Она все поняла без слов. Подарила мне свою добрую улыбку и кивнула.

И я развернулась и побежала за эором, потому что для разговора с ним мне нужна была всего минута, а потом бы я вернулась к мамочке, и мы бы были с ней очень-очень долго.

Аяра я догнала на улице. Он разговаривал со стоящим рядом ищейкой в бестелесной форме и уже собирался открыть портал, но, стоило мне слететь со ступеней, замер и обернулся.

Я не дала ему и рта открыть. Подбежала, подпрыгнула и повисла у него на шее, радуясь хорошей реакции эора – он успел меня подхватить.

То, что я собиралась сказать ему, было разумным и правильным. Поэтому я даже не раздумывала.

– Я люблю тебя.

Это было самым верным и искренним, что я когда-либо говорила. Потому что Верховного эора Аяра невозможно было не любить. Тем более после всего, что он для меня сделал. И пусть он убивал, я знаю, что это было из лучших побуждений. Я не оправдываю его и вряд ли забуду об этом, но я стараюсь его понять.

Эор, в первый миг замерев от неожиданности, растянул губы в счастливой улыбке и… поцеловал меня. Удивительно нежно, благодаря и деля со мной свою радость.

Удивительный поцелуй с удивительным мужчиной.

Когда он отстранился от меня, продолжая удерживать в объятиях, я едва не застонала от разочарования, но вовремя прикусила язык.

– Я знаю это, Снежинка, – тихо проговорил он, бережно опуская меня на землю, – никуда не уходи, ладно? Не покидайте территорию этого поместья.

Послушно кивнула, потому что никуда и не собиралась, а потом стояла и смотрела, как Аяр пытается уйти в портал. «Пытается» – потому что он все не мог оторвать от меня взгляда, так и шагнул в него спиной.

В тот момент мне казалось, что я самый счастливый человек. Чувство это только окрепло, когда я обернулась и увидела стоящую в дверях маму. Она смотрела так, будто знала какую-то величайшую тайну. Немного смутившись, но так и не прогнав улыбку с лица, я поспешила к ней.

* * *

Мы с мамой разговаривали обо всем на свете. Выгнали из кухни поваров, сами занялись приготовлением ужина и между делом просто болтали.

Такое простое общение вызывало у меня самые невероятные чувства.

Когда вернулся Верховный, мы едва уговорили его поужинать с нами.

– М-м-м, – прикрыв глаза, простонал он, пробуя запеченное мясо, – знал бы, что вы так вкусно готовите, давно бы уже вовсю пользовался этим.

Мы с мамой рассмеялись, а я поняла, что отделаться от процесса готовки не получится. Но меня это даже радовало.

Проверку Аяра на «вкусность» прошли все наши блюда, он даже попросил добавки пирога с местными ягодами. А потом, когда со стола было убрано, достал из кармана и поставил перед нами две маленькие темные бутылочки.

– Что это? – спросила мама, беря одну из них и с интересом рассматривая.

Я не спрашивала. Уже знала.

Аяр всегда держал свое слово. И все, с чем он обещал разобраться, он выполнил. Почти все. Кроме одного.

Проблемы, решение которой было сейчас передо мной в темной бутылочке.

Последний шаг, что разделял нас.

Средство, что сможет перестроить биологический вид человека под местные реалии.

То, что навсегда изменит нас как людей.

– Мои специалисты работали над ним с момента появления Вики в нашем мире и нашли способ подстроить ваши организмы под время нашего мира, – подтвердил Аяр мои мысли.

Он отвечал на вопрос мамы, но при этом не сводил с меня внимательного взгляда.

Мне стало трудно дышать.

– Извините, сейчас вернусь.

С трудом проговорив, кое-как поднялась и, проигнорировав удивленный оклик мамы, выбежала из дома и по сгущающимся сумеркам помчалась по дорожке мимо клумб, которые, как выяснилось, сажала мама, подальше от дома, прямиком в небольшой лесок, что тоже был частью купленной Аяром для моей мамы территории.

Прийти к решению было очень сложно. Если я выпью препарат, никогда уже не смогу стать прежней. Прежней собой, человеком. Я буду… айриной. С их продолжительностью жизни, с их распорядком дня.

Это значит, что я не смогу вернуться домой. Там для меня ничего не будет прежним.

Я понимала, что в противном случае придется учиться здесь шестьдесят лет, что, считай, для меня будет пожизненным. Понимала, боялась этого, но все равно не могла так спокойно взять и перевернуть свою жизнь.

Всю свою жизнь.

Возможно, кто-то посчитал бы меня глупой. Возможно, я даже согласилась бы. Но вспомните себя и ваш самый сложный выбор в жизни. Вам было легко его принять? Вы смогли, закрыв глаза, упасть в реку и позволить течению нести вас в нужном направлении?

– Снежинка, куда ты убежала? – сбил мои мысли негромкий голос Аяра.

Дернувшись от неожиданности, зацепилась за ветку и чуть не упала, но Аяр как всегда вовремя оказался рядом и успел удержать меня.

– Спасибо, – выдохнула, не имея никакого желания убирать его ладонь с руки. – Аяр, я так не могу.

Сама не поняла, зачем сказала, хотела же в одиночестве обо всем подумать. Слова слетели с губ, потому что сознание дало четкую установку: одна я с этим не справлюсь.

– Понимаю, – как всегда проницательный эор сразу догадался, о чем я говорю, – это сложное решение. Помочь?

Наверно, надо было сказать «нет», но не смогла. Представляла, как он будет уговаривать меня выпить средство, чтобы я осталась с ним, но все равно не смогла отказать.

Просто кивнув, позволила ему увести себя и усадить на обнаружившуюся между деревьев скамеечку, будто сплетенную из ветвей. Аяр присел на корточки передо мной, держа обе мои ладони в руках. В сгущающихся сумерках мне были хорошо видны его светящиеся глаза.

Он долго молчал, собираясь с мыслями, а когда заговорил, голос его был столь тихим, что заставлял меня невольно прислушиваться к каждому слову:

– Не могу сказать, что поддержу любое твое решение, хотя должен бы заявить именно это. Понимаю, это эгоистично с моей стороны, но я не смогу тебя отпустить. Ни физически, ни духовно. Снежинка, я знаю, что там твой дом, но это место тоже может стать твоим домом. Мы можем сделать его таковым. Вместе.

Он замолчал, вопросительно глядя на меня. Я тоже молчала, потому что не знала, что ответить. В итоге Аяр продолжил сам:

– Четыре года тебе придется учиться в академии. Маленькая, ты это понимаешь? Четыре наших года. Ты не выдержишь даже того расписания, что временно подстроили под тебя.

Вот тут я была согласна: не выдержу. Всего пара их дней уже казалась вечностью, а ведь еще даже недели не прошло.

Я думала, Аяр еще что-нибудь скажет, но он молчал. То ли слов не находил, то ли просто не хотел ничего говорить. Просто сидел, держал мои руки и смотрел мне в глаза, ожидая ответа и всем своим видом давая понять: он нужен прямо сейчас.

Самое забавное, что выбора у меня, собственно, и не было. Эор прямо сказал, что не отпустит. Так нужно ли сопротивляться, отлично понимая, что успехом попытки не увенчаются?

У меня было такое чувство, что я просто опускаю руки. Никудышное, глупое, потому что все как раз наоборот – я собиралась бороться дальше, но… Чувство от этого понимания никуда не исчезало.

И когда я взяла подсунутый Аяром пузырек, оно лишь усилилось.

Гнетущее, тянущее ощущение грядущих неприятностей.

Сердце замедлилось, будто утонуло в густой тревоге. Дыхание сбилось и стало тяжелым, жарким. Дрожащими руками вцепившись в склянку, кое-как открыла и положила рядом с собой на скамейку крышечку.

Пить было страшно. Даже со всем пониманием простого слова «надо».

У препарата был приторно-сладкий вкус, оседающий на языке вязкой горечью. В какой-то момент появилось желание выплюнуть эту бурду и не допивать, но я все же переборола себя.

И проглотила все. До последней капли.

А потом…

Что-то внутри не выдержало, сломалось.

Слишком многое со мной произошло, слишком многое на меня свалилось. Мне казалось, что я сильная. Я хотела в это верить, хотела быть сильной, но, видимо, и у этой внутренней силы есть предел.

Я свой перешла.

Сначала даже не поняла, почему Аяр вдруг сгреб меня в объятия, оторвал от скамейки и сам сел на мое место, прижимая к себе. Я тупо глядела на пустую бутылочку, пока ее очертания вдруг не стали мутными, а по моим щекам не побежали горячие слезы.

Молодец, Вика, докатилась до истерики.

Потом я просто молча давилась слезами, пачкая темную рубашку удерживающего меня Аяра. Он ничего не говорил, не укорял и не обвинял – просто держал, чуть покачивая, гладил мою спину и позволял мне переждать это безумие.

Не знаю, сколько времени прошло. Слезы высохли, но мы продолжали сидеть в темноте и тишине.

– Ты молодец, Снежинка, – прошептал Аяр, целуя меня в макушку, – я очень рад, что ты сделала это.

Никак не отреагировав на его слова, попыталась встать.

– Пойдем к маме, она переживает.

Вот только кто же меня отпустит? Объятия, бывшие мягкими, нежными и успокаивающими, в один миг стали каменными, крепко меня удерживающими и не выпускающими.

– Снежинка, я не хочу, чтобы ты жалела об этом. – В ответ я не смогла сдержать горький смешок. – Своим решением ты дала себе и своей маме шанс на новую, лучшую жизнь. Ты не будешь жалеть ни дня.

Да, возможно… Но это «ни дня» начнется завтра, а сегодня я хочу пожалеть об этом.

– Пойдем к маме, – повторила.

И Аяр нехотя разжал объятия.

Я поднялась, растерла лицо и пошла в сторону виднеющихся огней дома. Не обернулась, даже когда за спиной послышался громкий удар, а потом далекий гул мощного портала, унесшего Аяра куда-то в неизвестность.

– Вика, что происходит? – Обеспокоенная мама встретила меня на крыльце дома.

– Все хорошо, – соврала, выдавливая улыбку. – Просто я только что решилась на один из самых важных шагов в своей жизни.

Мама, облегченно выдохнув, поразила меня своим радостным вопросом:

– Он сделал тебе предложение, и ты согласилась?

Я едва в дверной косяк не врезалась. Замерла, удивленно уставившись на маму, и непременно потребовала бы объяснений, если бы не ощутила движение, больше похожее на дуновение ветра.

Обернувшись, мрачно оглядела окружающее пространство, заполненное подавшимися ближе ищейками, взяла маму за руку и молча утащила ее в дом.

Нет, мы не остались одни, сколько бы я ни ругалась с ищейками, упорно доказывая, что я все равно их чувствую, как бы они ни косили под стены. Но в доме их все же было на порядок меньше.

Поэтому мы с мамой закрылись в кухне, разлили горячий чай с травами и сели за стол. Только тогда я заметила вторую маленькую бутылочку, стоящую тут же.

– Мам, ты не выпила? – кивнула на нее.

Мама беззаботно пожала плечами.

– Аяр сказал не пить, пока ты не выпьешь.

Едва не облившись кипятком, отставила кружку. Мама как-то странно на меня посмотрела, но промолчала.

– Почему он так сказал? – хрипло выдохнула я.

Это казалось очень важным. Важным настолько, что у меня задрожали руки, сердце ускоренно заколотилось.

Мама задумчиво покрутила бутылочку, рассматривая темное стекло, и негромко произнесла:

– Потому что не желал ставить тебя в безвыходное положение. Чтобы ты сама приняла это решение.

В этот момент мне захотелось обнять Аяра и задушить одновременно. Потому что то, что он сделал, было… невероятно. В то время как любой другой на его месте уговорил бы маму выпить состав, чтобы не оставить мне выбора, он поступил совершенно иначе. Благородно.

Благородный Аяр. Добрый, сильный, могущественный. Внимательный, сострадательный, заботливый. Проницательный, догадливый, мудрый. Ответственный, честный, надежный. А еще у него потрясающее чувство юмора, он не боится показывать свои эмоции и умеет классно готовить. Он неоднократно спасал мою жизнь, перевез мою маму и сделал невозможное, перестроив наши организмы под время их мира.

И он меня любит.

Боже, что он нашел во мне? Такой идеальный Аяр – в простой девушке-землянке? Наверно, это будет главным вопросом последующих лет.

* * *

Аяр не появлялся, лишь однажды к нам зашел ищейка в человеческом обличии. Кажется, его звали Мир. Постучался во входную дверь, дождался, пока я к нему выйду, и сказал:

– Верховный просил передать, что процесс перестройки ваших организмов будет постепенным. Скорее всего уже через полтора орэ для вас наступит ночь.

Я кивала, едва ли слушая его, и больше думала о том, почему Аяр не пришел сам.

Увы, ответа у меня не было.

Он не пришел и ночью. Только вновь появился Мир с вопросом «Перенести вас домой или вы переночуете здесь?». Естественно, я осталась с мамой. Устроилась на диванчике в ее гостиной, хоть в доме было несколько пустовавших комнат.

Я все ворочалась, никак не могла уснуть, а когда наконец задремала, вдруг резко проснулась, как от толчка. Села, непонимающе оглядывая темную комнату.

Думала, это опять из-за мыслей об Аяре, шумно выдохнула, легла и снова закрыла глаза. И тут услышала отчетливое:

– Рисса.

Мгновенно вскочила, перепуганная. Был всего один человек, звавший меня этим непонятным словом. И если малышка Лия сейчас здесь, ее могут просто убить! У ищеек с магами Смерти разговор короткий.

Чувствуя, как в горле колотится сердце, я встала с дивана, пересекла комнату и вышла в приоткрытые двери в сад.

Лии не было, зато на мое появление мгновенно отреагировали охранники-ищейки. Слаженно подобрались и тенями подвинулись ко мне.

– Все хорошо, – махнула рукой, останавливая их, – мне просто не спится.

Врать, конечно, недостойно, но только не тогда, когда где-то поблизости маленький беззащитный ребенок, которого они точно убьют. Кстати, странно, что они ее не почувствовали…

– Рисса, – повторилось в тот же момент, когда я об этом подумала.

Далекий, принесенный ветром голос Лии показался встревоженным.

– Рисса, помоги!

– Лия? – Я дернулась от ее последнего оклика, просто наплевав и на метнувшихся ко мне ищеек, и вообще на все.

Потому что где-то там была испуганная малышка. И она звала меня.

– Лия, где ты? – прошептала, спускаясь по ступенькам на каменную дорожку.

Какое-то странное тепло разлилось справа в шаге от меня. Я уже почти ступила к нему, как неожиданно дорогу загородила высокая темная фигура.

– Ничего не предпринимайте, Верховного оповестят о происходящем, – лишенным эмоций голосом проговорил один из ищеек, глядя куда-то поверх моей головы.

– А что, собственно, происходит? – нервно поинтересовалась.

И подумала, что мне нужно исчезнуть раньше, чем появится Аяр. Без него был шанс помочь Лие, с ним – ни одного. Он меня попросту не отпустит.

– Попытка открытия портала на территории, – все тем же замогильным голосом сообщил ищейка.

Вся округа тем временем тихо звенела и чуть светилась прямо над головой. Мне вспомнился защитный купол на территории ректора, он был примерно таким же, только зеленоватым, а не белым.

– Возвращайтесь в дом и ни о чем не волнуйтесь, – велели мне тоном, не терпящим возражений.

Я и не стала возражать. Молча развернулась, быстро поднялась по ступенькам, закрыла за собой дверь, даже к дивану подошла, а потом рядом со мной разлилась еще одна невидимая теплая лужица.

В которую я и метнулась, радуясь, что рванувшие от стен ищейки не успели добраться до нее раньше.

* * *

– Прости, Рисса! – проник в гудящее сознание испуганный шепот Лии. – Я не умею создавать порталы, извини!

С трудом открыв глаза, кое-как села на земле, об которую меня ощутимо приложило. В голове все плыло и мерцало, перед глазами плясали радужные точки. Мне бы посидеть и успокоиться, но времени нет.

– Ты звала меня? – спросила у обеспокоенной малышки, не с первого раза поднявшись на ноги.

– Они забрали папу! – прошептала она с таким надрывом, что я мигом забыла обо всех своих проблемах.

Сердце сжалось от страха, широко распахнутыми глазами я взглянула на плачущую девочку. Она была даже не в ужасе – на грани паники.

– За что? – спросила похолодевшими губами.

– За то, что помог тебе уйти! Его обвиняют в измене!

И Лия все же расплакалась, закрыв лицо ладошками.

Я растерялась, не зная, что делать. Что вообще можно сделать в такой ситуации?!

Отрезвила Лия. Точнее, ее плач и отчаяние. Вспомнила, что она позвала именно меня, чтобы помогла ее отцу, и я не могу подвести ее. Это понимание удивительным образом придало сил.

– Где он?

Она всхлипнула, размазала слезы по лицу и провыла:

– Его будут судить на площади.

У них еще и площадь есть. Еще и судить мужика собрались!

– Показывай, – велела, отлично понимая, что сама дороги не найду.

Лия всхлипнула уже тише, подняла на меня заплаканное лицо и слабо кивнула, развернулась и побежала куда-то, где было светло и шумно.

Мне не осталось ничего иного, кроме как поторопиться следом за ней. Нужно отдать Лие должное, она оказалась намного умнее, чем можно было представить. И, сдается мне, ей не шесть лет. Далеко не шесть.

Она провела меня по кромке леса, минуя улицы их большой деревни, затем темными проулками и вывела прямиком к просторной опушке без домов, где сейчас собрались, кажется, все жители. Народ окружал ее со всех сторон, но люди не выглядели жаждущими крови, скорее были подавленными и расстроенными, что несказанно меня удивило. Отца Лии я обнаружила в центре опушки. Он стоял, сгорбившись и опустив голову, на его запястьях мерцали темные магические цепи, которые я ощущала едва ли не сильнее, чем всех остальных на площади. Чувствовала пульсирующую силу артефакта и, кажется, легко могла его сломать…

– Ты совершил непростительный поступок, – привлек мое внимание прозвучавший в тишине громкий мужской голос.

Лия рядом со мной зажала рот ладонями, глуша крик. Она с ужасом смотрела на мрачного отца, к которому медленно приближался мужчина в длинном черном плаще.

– По твоей вине мы лишились единственной на весь мир перерожденной. За это ты будешь убит.

Нормально?! Что не так с этим миром? Почему здесь все пытаются друг друга убить?! Просто поговорить нельзя, нет? И это, по их мнению, суд?!

Толпа вокруг захлебнулась криком, Лия обессиленно рухнула на колени, а обвинитель занес над застывшим отцом малышки руку, слабо засветившуюся черным…

Магию Смерти я почувствовала отчетливо.

Боевой пульсар третьего уровня сплела рефлекторно, в полет его отправила уже вполне осознанно.

И только потом поняла, что я только что сделала.

Когда огненный заряд с гудением пролетел над толпой и сбил с ног не ждавшего такого поворота мужчину, все испуганно ахнули. Не знаю даже, кто из нас был больше поражен произошедшим. Зато Лия перестала глухо подвывать, а ее отец резко дернулся, вскинул голову и вместе со всеми посмотрел на отлетевшего на пару метров и теперь с трудом поднимающегося мага в плаще…

В тишине прозвучало негромкое, но отчетливое:

– Я оживляла их не для того, чтобы вы тут же убили.

Люди слаженно повернулись и со смесью восторга и страха посмотрели почему-то в мою сторону. Далеко не сразу до меня дошло, что эту фразу произнесла я. А потом…

А потом мне стало просто наплевать. Серьезно, там на меня Аяр обижается, тут пытаются убить оживленных мной магов Смерти… О каком страхе может идти речь? Я и не собиралась бояться и уверенно прошла сквозь толпу. Ничего они мне не сделают. Последняя перерожденная все же.

Жители деревни расступались, создавая живой коридор, и взирали на меня со все той же смесью ужаса и восторга. Я вышла в центр площадки, приблизилась к Ромусу, отцу малышки, и без труда растворила тьму на его руках.

Он в отличие от своих соплеменников смотрел на меня с признательностью, и я искренне поблагодарила:

– Спасибо, что вытащили.

– Спасибо, что спасли, – ответил серьезно.

Я кивнула и развернулась к приближающемуся злющему типу в плаще. То, что у меня сейчас будут большие проблемы, было написано на его лице крупными буквами.

– Как ты посмела помешать справедливому правосудию?! – прорычал он едва ли не с ненавистью.

Я никогда не любила ругаться, особенно с незнакомцами. Но сейчас…

– Справедливому правосудию? – тихо переспросила звенящим от негодования голосом так, что едва поднявшийся осторожный шепоток толпы невольно смолк.

Только сейчас, чувствуя сгущающийся в душе мрак и ощущая легкое покалывание ладоней, я подумала о том, почему все боятся магов Смерти на самом деле. Потому что это не просто магия, способная убивать. Это – часть тебя, плевать хотевшая на твое мнение. Это живет внутри тебя, растет и чувствует. Магия, как подселенная к тебе сущность, обладающая своим собственным разумом.

И она умеет злиться.

Прямо сейчас в подселенной сущности бурлила холодная ярость, изморозью скользящая по моим венам и по земле рядом со мной. Маги тоже чувствовали ее и машинально отступали назад, увеличивая пространство вокруг меня и скрипящего зубами типа в плаще.

– Сарах, – представился он спустя долгую паузу, за которую попытался успокоиться.

Я, если честно, делала то же самое. Голова на плечах еще была, понимание, что кругом слишком много тех, кто может без вины пострадать, тоже присутствовало. Так что собственное спокойствие было первостепенной необходимостью.

– Вика, – представилась в свою очередь.

Мужик криво улыбнулся и обрадовал:

– Знаю. Тут все знают.

Да-да, обрадовалась я несказанно! Но решила не обращать на это внимания и сразу предупредила:

– Вы никого не будете убивать.

Сараху такое развитие диалога было не по душе, что он и продемонстрировал, выразительно скривившись.

– Вика, при всем понимании вашей для нас важности, вы чужая и не имеете права решать за совет старейшин наши судьбы.

Значит, тут еще и совет старейшин есть? Очень интересно.

Покивав, давая понять, что я все услышала и к сведению приняла, заметила вроде как безразлично:

– Вы уже второй совет, что попадается мне за время пребывания в этом мире. К слову, от первого, кажется, никого не осталось. Я ни в коем случае вам не угрожаю, просто довожу до сведения, что тот совет тоже считал себя выше остальных и полагал, что имеет право решать за нас наши судьбы.

А что я такого сказала? Просто размышляла… вот и все остальные, собравшиеся на площади, тоже решили поразмышлять на эту тему. Причем задумались они действительно серьезно, поглядывая на перепуганных детей, только-только переставших плакать. Затем обменивались между собой выразительными взглядами, косились куда-то в сторону, где я заметила еще нескольких мужчин в плащах…

На всякий случай громко напомнила еще раз:

– Никто не умрет.

Маг в плаще, как раз и собиравшийся убивать, посмотрел на меня уже не с ненавистью, а с каким-то сомнением. Косясь на вновь зашумевшую толпу, предложил:

– Поговорим наедине?

Странное предложение, но, если подумать, вполне обоснованное. Ежели публику сейчас разозлить, она уже не успокоится. Но и оставаться наедине с этим мужчиной мне не хотелось. Так что…

– Наедине, боюсь, не получится. У нас с вами слишком много вопросов, которые нужно обсудить. Думаю, будет разумно, если свидетелями нашей с вами беседы выступят старейшины и представители от народа.

– Старейшины и есть представители от народа, – сообщили мне тут же с негодованием.

Спорить не стала, просто молча развернулась и посмотрела на отца Лии. Хотя с таким же успехом можно было выбрать любого из толпы – все жители слаженно закачали головами.

Я не политик и вести переговоры не умею, это неоспоримый факт. Но… Было кое-что, что я могла им предложить. Всем им. И все они имели право услышать. Скажи я это одним представителям совета, был шанс, что они откажутся, меня в лучшем случае запрут, а народу и вовсе ничего не сообщат.

Так что тем, кто сейчас обнимал своих детей, я доверяла больше, чем напыщенным мужчинам в плащах, взирающим на всех остальных так, будто они единственные во всем мире знали, что, как и для кого будет лучше.

– Кажется, народ с вами не согласен. – Я внимательно посмотрела на Сараха.

И как бы он ни скрипел зубами, ему все же пришлось считаться с мнением всех присутствующих.

* * *

Переговоры решили проводить тут же, на площади, куда общими усилиями были перенесены несколько стульев и огромный стол. Помимо меня присутствовали совет старейшин в полном составе – семеро мужчин почтенного возраста и Сарах – и еще семеро представителей от народа, среди которых были две женщины и отец Лии. Остальных жителей маг разогнал по домам, велев не подслушивать, но, судя по то и дело шевелящимся веткам кустов на окраине леса, его приказу мало кто подчинился.

Сарах хотел натянуть полог тишины, но Ромус ему не позволил.

Первое слово дали мне. Честно признаться, сейчас, успокоившись, я сильно переживала и боялась направленного на меня внимания. А осознание того, что я буду не о погоде говорить, а пытаться решать дальнейшую судьбу магов Смерти, только добавляло паники.

И когда я поднялась со своего места и обвела сидящих шальным взглядом, у меня дрожали взмокшие ладони, подгибались колени, в груди громыхало сердце, а в голове все перемешалось. Говорить было страшно. Как на защите диплома, только куда масштабнее и серьезнее. И не было месяца на подготовку речи. Да у меня и речи не было.

У меня, по сути, вообще ничего не было, кроме желания помочь и маленького шанса, что Аяр войдет в положение и согласится на то, что я собиралась ему предложить. Но перед этим нужно было уговорить магов Смерти.

Но, стоило набрать в грудь побольше воздуха, собираясь с силами, в тишине прозвучал до нервной дрожи знакомый наглый голос:

– Сядь, пока глупостей не наговорила.

Клянусь, застонал каждый из присутствующих! Часть старейшин пошла багровыми пятнами, остальные заметно побледнели. Кто-то уронил голову на стол, кто-то боязливо оглядывался по сторонам. И я сразу поняла, где все это время пропадал Пакля.

А сам виновник всеобщего недовольства обнаружился трущимся у моих ног. Причем терся он весьма требовательно, то и дело наступая мне на ноги. Пришлось, подавив негодование, подхватить заметно отъевшееся пушистое тельце и поставить на стол перед собой.

– Привет, мой самый любимый хранитель! – как родную приветствовал меня дух.

Даже пасть в радостном оскале растянул, заставив содрогнуться сидящего слева от меня незнакомого мужчину.

– Так это ты его хранитель? – тут же прищурились старейшины.

Ну вот, еще и слова не сказала, а меня уже мечтают убить. Зная Паклю – точно мечтают!

Но ответить мне не позволили. Пакля обернулся к говорившему с таким видом, будто он, дух, был тут как минимум правителем мира, снизошедшим до разговора с простым смертным. Причем, судя по взгляду, которым он одарил старейшину, это был не самый лучший смертный.

– Не «ты», а «вы». Имей уважение, старикашка, это тебе последняя перерожденная, а не одна из твоих ночных девочек.

В первое мгновение мне хотелось заткнуть Паклю, а лучше даже задушить, но я тут же передумала, заметив, с каким одобрением косятся на него представители из народа и как побагровели от злости старейшины… Решение было верным, я не ошиблась, пригласив на переговоры простых жителей, явно уставших от власти совета старейшин. Не удивлюсь, если здесь ситуация такая же, как и с Советом у Аяра.

– Да как ты смеешь?! – прошипел, медленно поднимаясь, старикашка… то есть представитель совета, конечно же.

Его горящий яростью взор был направлен на Паклю, за которого мне вдруг стало страшно…

– Глухой? – Духу страшно не было.

Ну да, он же не чувствовал, как повеяло от старика магией Смерти. Кажется, тут никто этого не чувствовал, потому что все продолжили сидеть и переводить взгляды с духа на мага.

– Я бы вам не советовала это делать, – встряла я в их маленькую перепалку, выводящую старейшину из себя и подвергающую всех нас большой опасности. – Я уже дважды объявила, что никто из присутствующих не умрет.

– Слышал, что сказал мой хранитель? – даже не взглянув на меня, поинтересовалось наглое создание.

Было заметно, что советник на грани. У него тряслись руки, глаза напряженно сузились, губы беззвучно шептали какие-то ругательства. Дело стремительно выходило за рамки безопасного.

А потом случилось нечто странное, непонятное, волнующее и пугающее. Магия Смерти стала настолько ощутимой, что осела на моих губах сладковатой горечью. Старейшина что-то зашипел, а Пакля, мигом подобравшись, прижался к столу и, оттолкнувшись задними лапами, легко взмыл вверх.

Чтобы прицельно приземлиться прямо на мага, свалив его со стула и прижав невообразимо огромными лапами.

Пакля… слегка изменился. В одно смазанное мгновение, в один быстрый прыжок он из маленького пушистого щенка превратился в громадного зверя ростом почти с меня.

Все тот же песочный цвет длинноватой пушистой шерсти, все те же голубые глаза, но размеры… Огромные лапы, что придавили потрясенного мага к земле, широченная пасть с длинными острыми клыками, что зависла над его лицом, чуткие треугольные уши, угрожающе бьющий по земле пушистый хвост.

– Пакля! – выдохнула я, падая обратно на стул, потрясенная, как и все остальные, – как вдруг маленькое существо может обернуться монстром?!

Но этот монстр, удовлетворившись перепуганным видом старейшины, презрительно скривился и нехотя с него слез, чтобы обойти стол по кругу, пугая собравшихся неторопливой походкой, и остановиться около меня. И ладно, если бы просто остановиться – еще и громадную тяжелую голову положил на колени мне, едва дышащей от потрясения.

Машинально погладила мягкую шелковистую шерстку за ухом, а Пакля в ответ возьми да заурчи так блаженно! Еще и носом потерся!

– Ты предлагай, что хотела, – не открывая глаз, посоветовал он мне ощутимо изменившимся голосом – более крепким, грубым, хрипловатым и… взрослым, что ли? – Мы с тобой потом поговорим.

Мельком глянула на поднявшегося несколько помятого мага Смерти, тот в ответ потрясенно уставился на меня. Остальные не сводили удивленных взглядов с Пакли. Даже Ромус, которому пришлось сидеть рядом с духом, выглядел шокированным и испуганным.

Пользуясь всеобщим временно неадекватным состоянием, я и ляпнула:

– Предлагаю заключить мирный договор на взаимовыгодных условиях.

* * *

Это была очень длинная ночь. Я бы даже сказала – бесконечная.

Началось с того, что совет старейшин, не сговариваясь, ответил категорическим отказом. На этом, собственно, все и закончилось – для совета. Семерых представителей старейшин мгновенно повязали, сковав магическими наручниками и тем самым заблокировав магию, к которой они собирались прибегнуть. Их заключили под стражу до выяснения обстоятельств, после чего должен был состояться уже действительно справедливый суд.

Произошло все быстро, и через каких-то несколько мгновений за столом оказалось практически вполовину меньше народа. Что ж… никто ничего не сказал, но все очень многое поняли.

А потом они под чутким предводительством полностью одобрившего мои действия Пакли составляли мирный договор. Пунктов в нем было много, но главным требованием являлось проведение переговоров между конфликтующими сторонами, то есть между Верховным эором и представителем магов Смерти, которого им еще предстояло выбрать.

Моя роль была небольшой. Главное, что я сделала первый шаг, призвав всех к мирным переговорам. Теперь нужно было всего лишь пересечь границу – одну меня ищейки не тронут – и сообщить Верховному эору о желании магов Смерти заключить мир.

Пакля почему-то решил пойти со мной, хотя я ему не советовала, нас переправили на границу, а уже там чуть не прибили. Серьезно – я ледяную магию каждой клеточкой своего тела ощущала! Хорошо еще, что напавшие без предупреждения ищейки мгновенно опомнились. Выстроились вокруг меня темной холодной стеной, невольно вызвав приступ нервного смеха. Однако он прекратился в тот самый момент, когда открылся портал и на залитую светом опушку шагнул грозный как сам дьявол Аяр.

Он не смотрел на расступившихся перед ним ищеек, не уделил и секундного внимания преобразившемуся Пакле – он не сводил немигающего, тяжелого, опасного взгляда со сжавшейся от страха меня.

Мгновение – и меня, схватив за руку, молча пихнули в открывшийся портал, а я успела подумать, что собранные вместе маги Смерти не стоят и мизинца грозного Аяра. Он был куда страшнее и куда опаснее каких-то там смертоносных магов.

Эта мысль не оставляла меня, даже когда после бесцеремонного толчка я оказалась на кровати, а Верховный остался стоять в опасной близости, пронзая насквозь своим немигающим, светящимся в темноте взглядом.

Меня начало ощутимо потряхивать. Напряженное молчание Аяра лишь ухудшало ситуацию. А когда я дрожащей рукой протянула ему свиток с договором, возникло ощущение, что он его сейчас просто сожжет.

Аяр, даже не взглянув на него, спросил ледяным голосом, от которого меня невольно передернуло:

– Что это?

– Договор, – хрипло сообщила я, – о заключении мира с магами Смерти.

Надеялась, что Аяр тут же перестанет злиться, заберет свиток и умчится на переговоры с этими самыми магами, но, видимо, я его еще плохо знала. Потому что Верховный не дернулся. На его лице ни один мускул не дрогнул, а глаза продолжали прожигать меня.

– Плевать я хотел на этих магов вместе с их миром, – прошипел он, и я втянула голову в плечи и вся сжалась, боясь даже пискнуть. – Ты ради этого сбежала?

– Я не сбегала, – возразила слабо, потому что под этим тяжелым взглядом говорить было сложно, – просто хотела помочь…

– Ты всегда слепо бросаешься помогать остальным, наплевав на саму себя? А если тебе скажут, что твоя смерть может кого-то спасти, все равно будешь помогать? Ты обещала не делать глупостей, дважды обещала и дважды нарушила свое обещание. Так скажи, зачем мне держать свои?

Это было больно. Его слова буквально ножом ударяли в сердце, оставляя на нем глубокие раны. Зачем он так говорит? Он же не знает, что произошло, не знает, что заставило меня уйти из дома…

Хотя доля правды в его словах есть. Я действительно дважды нарушила единственное обещание, что дала Аяру. Ушла, ничего не сказав. Так стремилась помочь незнакомому ребенку, что совершенно не задумывалась о Верховном и его чувствах.

– Отца Лии могли убить, – тихо проговорила, уже ни на что не надеясь.

– Тебя тоже. – Голос, до этого звеневший от едва сдерживаемой ярости, стал каким-то глухим и безжизненным.

– Аяр… я не могла лишить эту девочку отца.

Он должен был понять это. Должен был.

Но не понял.

– Но ты можешь лишить меня себя, – обронил сухо.

Я промолчала. Говорить было больно. Мне и дышать-то было больно, не говоря уже о том, чтобы открыть рот и произнести какие-то умные слова. Я даже не знала, что сказать в оправдание.

Аяр, как всегда, все решил сам.

– Ты не оставляешь мне выбора. Ты не покинешь эту комнату без моего разрешения.

И он, не дав возразить, забрал договор и в мгновение ока растворился в портале. Исчез, поселив в душе острую боль и жгучее чувство несправедливости.

* * *

Он не появлялся у меня двое местных суток. Его вообще не было ни днями, ни ночами.

Весь первый день я ужасно переживала. И непонятно, из-за волнений или из-за перестройки организма, но у меня просто раскалывалась голова. В итоге половину второго дня я провалялась в постели, боясь лишний раз шевельнуться. Потом боль отступила, но вместо нее появились усталость и головокружение, из-за чего по своей комнате я фактически ползала.

Кстати, Аяр не преувеличил: выйти я действительно не могла. Ни дверь, ни окна не открывались. Но при этом каким-то удивительным образом ко мне спокойно заходили ахэ, приносившие еду. Кроме них никто не появлялся.

На третий день чувство усталости было таким, словно я трое суток разгружала вагоны или таскала бревна, хотя на самом деле ничего не делала, только позорно ревела в подушку. Ее даже сушить потом пришлось.

А на четвертый, когда я, полностью эмоционально выжатая, бездумно скользила взглядом по какому-то учебнику, свернувшись в кресле, стена напротив с тихим жужжанием засветилась. Не скажу, что испугалась, но любопытно все же было.

Еще любопытнее стало, когда пятно света превратилось в картинку, как в телевизоре показывающую мне Аяра. Он стоял на каком-то возвышении, похожем на трибуну, облаченный в черный мундир, серьезный, суровый и сосредоточенный.

И смотрел прямо на меня.

Я невольно сжалась под внимательным взглядом, втянула голову в плечи, но все равно не смогла заставить себя перестать на него смотреть. Эти четыре дня показались мне целой вечностью. И пусть я хорошо помнила и внешность Аяра, и его голос, но сейчас было такое чувство, что мы не виделись целый год.

– Решением Верховного эора и нового Совета было принято и подписано мирное соглашение с магами Смерти. Война окончена.

Экран мигнул и погас, хотя Аяр собирался еще что-то сказать. Я сглотнула, не зная, какое ощущение для меня важнее: радость от закончившейся войны или… что?

– Это сейчас видит каждый житель, – за спиной вдруг раздался хрипловатый, смутно знакомый голос, и Пакля, беззвучно ступая своими большими мягкими лапами по полу, подошел ко мне. – Да не бойся, – усмехнулся он по-доброму, – это всего лишь я.

– Я и не боялась, просто не ожидала тебя здесь увидеть, – отозвалась, откладывая книгу на стол и устраивая на коленях лобастую голову сильно изменившегося духа. – Почему ты так вырос?

Голубые глаза Пакли хитро блеснули, а затем прикрылись, и он, урча, с наслаждением потерся пушистой мордой о мои ноги.

– Потому что мой хранитель сильно нервничал и злился, переставая контролировать свои силы. Пришлось поглотить приличную часть их. И подумай вот о чем: я выпил столько, что мне хватило для мгновенного роста, а это немало, но ты едва ли почувствовала. Представляешь, сколько в тебе магии?

– Смутно, – призналась я, пожав плечами, и ласково погладила его на удивление мягкую шелковистую шерстку.

Не скажу, что мне было безразлично то, о чем он говорил, но и сильного страха и волнения я не испытывала. Подумаю об этом позже.

Дух вновь приоткрыл глаз.

– А ты ничего не чувствовала во время нашего расставания?

Я призадумалась, кое-что припоминая.

– У меня болела голова и было такое ощущение, будто я не переставая трудилась несколько суток. Ты об этом спрашиваешь?

Пакля растянул пасть в хитрющей улыбке.

– Пришлось у тебя немного силы позаимствовать. Кстати, не говори Верховному, что его блокирующие артефакты не действуют на определенный вид духов.

Мне вспомнились слова Аяра, что Пакля не сможет поглощать мою магию. Заинтересовавшись, уточнила:

– Это на какой вид?

Улыбка Пакли стала запредельной. Понизив голос, он радостно прошептал:

– Например, на тот, которому больше тысячи лет.

Я нервно потрепала его за ушком, стараясь не думать, что глажу существо, которому больше тысячи лет. С ума сойти можно!

– Или, – продолжил внимательно наблюдающий за мной Пакля, – на тот, которому больше двух тысяч лет.

Не думать, не думать об этом, просто не думать…

– Тебе больше двух тысяч лет? – потрясенно выдохнула, с сомнением на него уставившись.

Голубой глаз выразительно закрылся, подтверждая.

Дух, которому две тысячи лет! Интересно, Аяр об этом знал?

– Неужели это все, что тебя интересует? – хмыкнул Пакля.

Я покачала головой. Вопросов было много, но как выбрать из них самые нужные и важные?

Решила идти по порядку.

– Я маг Смерти? – Глаз вновь утвердительно моргнул, потом открылся и вопросительно посмотрел на меня. – Тогда почему я могу исцелять?

– Ты перерожденная. Перерожденные маги Смерти рождаются, живут, а магию Смерти получают потом, уже почувствовав вкус жизни. У вас иные ценности и иные взгляды на мир. Перерожденные маги Смерти на самом деле наполовину маги Жизни.

Я кивнула, давая ему понять, что услышала и восприняла.

– Что могут маги Смерти? И маги Жизни. Что могу я?..

Пакля одобрительно кивнул, не переставая хитро на меня поглядывать, и любезно ответил:

– Все просто: маги Смерти несут смерть, маги Жизни – жизнь.

– А можно без загадок? – попросила нервно.

– Для моего хранителя – все, что душе угодно, – хрипловато хохотнул он. – Маги Смерти убивают. Сама их суть создана для того, чтобы убивать. Маги Жизни, наоборот, рождены для того, чтобы нести жизнь. Они не просто могут лечить смертельные ранения, но даже оживлять мертвых. Не как некроманты, не поднимать живых мертвецов, а действительно возвращать к жизни. Я повидал много перерожденных, каждый из них открывал в себе все больше возможностей, но, к сожалению, все они слишком рано умерли. В основном из-за того, что окружающие питались их магией. Перерожденных заставляли лечить и оживлять, не заботясь о здоровье самих магов, и в итоге часть из них выгорела, часть просто умерла.

Это было далеко не то, что могло меня успокоить и подарить уверенность в завтрашнем дне. Наоборот, после его слов внутри разлилась стойкая уверенность в том, что я не выживу. Ни физически, ни морально.

– И что за паника во взгляде? – вяло возмутился дух. – Сколько раз тебе напоминать, что ты под защитой Верховного? Ты хоть понимаешь, что это значит?

Может, я и представляла, но все равно машинально покачала головой.

Пакля вздохнул, посмотрел на меня как на глупого маленького ребенка, еще раз тяжело и горестно вздохнул и поделился:

– Это значит, что теперь тебя даже Верховный не тронет. Да-да, не надо на меня так смотреть. Дело обстояло бы намного хуже, если бы ты была ему просто нужна. Но он тебя любит. Ты – смысл всей его жизни. Да, собственно, ты сама его жизнь. Знаешь об особенностях отношений между эорами и айринами?

– Эоры умирают, если их любимые айрины пропадают.

Это я знала, да. Уже слышала и не могла не запомнить.

– Не просто умирают, – Пакля поднял голову, оказавшись практически одного роста со мной, сидящей в кресле, – эоры горят изнутри до тех пор, пока отчаяние и боль не побеждают и не заставляют их совершить самоубийство. Так что, мелкая, если не хочешь, чтобы тебя заперли в этой комнате без возможности ее покинуть, не делай глупостей, угрожающих твоей жизни.

Я промолчала, опустив голову. Стыдно не было, было обидно и больно. Как он не понимает? Я не могла думать о себе, когда меня просила о помощи маленькая беззащитная девочка.

– И чего я не знаю? – мрачно поинтересовался Пакля.

Покусав губы, все же призналась:

– Уже.

– Что «уже»?

– Уже запер.

Пакля молчал долго. Когда я рискнула наконец поднять голову и взглянуть на него, меня удостоили укоризненного взгляда. Стыдно все же стало.

Чтобы как-то отвлечься от этой темы, задала новый вопрос:

– Что с Сахом? Ну, с тем магом Смерти, что передал мне свои силы.

– Я знаю, кто такой Сах, – Пакля вздохнул, вновь устраивая голову у меня на коленях и прикрывая глаза от блаженства, когда я опять начала его почесывать, – но сказать тебе ничего не могу, извини. Существует вероятность, что ты проговоришься Верховному, пусть даже не специально.

– То есть ты знаешь, где он? – Я нахмурилась.

– Скажу больше, – хмыкнула эта хитрющая гадость, – я помог ему перепрятаться так, чтобы никто не нашел. И просить прощения у тебя за это не буду. Просто чтобы ты поняла: у него жена и ребенок, а у нас тут война. Была. Но даже объявление мира конкретно для Саха ничего не изменило, он совершил слишком многое, пытаясь спасти свой народ, чтобы Верховный закрыл на это глаза. Так что не спрашивай о нем, позволь мужику жить нормально.

Хотелось сказать, что мне-то он жить нормально не дал, но вовремя прикусила язык. Потому что, несмотря на все трудности, именно благодаря ему тем утром я не лишилась памяти и не вернулась домой, а осталась здесь…

Что бы ни успело произойти, я все же была ему за это благодарна.

– А тот адепт, что перенес меня к магам?..

– Он рассказал все, что знал, и Верховный вернул его в семью.

Я против воли чуть вздрогнула при упоминании Аяра.

– И что он знал?

– Что Совет сотрудничал со старейшинами. Первых допрашивает Акар, благо что некромант, со вторыми беседует твой ненаглядный. Насколько им удалось выяснить, стычки и конфликты провоцировали намеренно.

– Зачем?! – воскликнула потрясенно, искренне не понимая, что может быть настолько важным, чтобы начинать войну?

– Глупая ты, – вздохнул Пакля, – и наивная. Совет не устраивало правление твоего Аяра, совет старейшин в принципе ничего не устраивало, вот они и решили напакостить всем и сразу.

Я все равно не понимала. Зачем жертвовать людьми и прочими существами, стольких убить за десять лет войны… Ради чего? Ради смещения Аяра? Как-то они не очень в этом преуспели.

– Они идиоты, – честно поделилась своими мыслями.

– Есть такое, – одобрительно хмыкнул Пакля. – Собирались провести контролируемые военные действия, а в итоге все вышло из-под контроля. Погибла уйма народа, много чего было разрушено, а Верховный еще тогда весь Совет чуть не уничтожил, когда они ему предложили сдать власть магам Смерти.

Да уж, они оказались глупцами. Что те, что другие. Надеялись, что смогут влиять на Верховного эора и его решения? Даже не знаю, о чем они думали.

– И что теперь будет? – спросила, удивившись своему осторожному голосу.

Пакля открыл глаз, внимательно посмотрел на меня, хмыкнул и спросил:

– А что ты хочешь услышать?

У меня не было ответа на этот вопрос. Даже спустя несколько минут, которые я потратила на раздумья, он все равно не появился.

Пакля, кажется, понял больше, чем я сама. Усмехнулся, вновь закрыл глаза и утробно заурчал, пуская легкую дрожь по всему моему телу.

* * *

Аяр вернулся под вечер. Устало взглянул на Паклю, спящего на моей постели, прошел в комнату и практически рухнул в кресло напротив меня. Я отложила учебник и, подняв глаза на эора, молча ожидала… хоть чего-нибудь.

Верховный наградил меня тяжелым взглядом, нервно вздохнул и сказал:

– Я тебя не отпущу.

Прозвучало твердо и решительно. Аяр всем своим видом показывал, что не отступится от своих слов и любыми способами сдержит это обещание.

Я так же молча кивнула, что услышала и поняла его. А что можно было сказать? Что я не хочу от него уходить? Или, может, что я боюсь того, что будет завтра? Боюсь, что стоит ему довериться, и он оставит меня одну? Боюсь, что все происходящее между нами может оказаться неправдой, а потом в один прекрасный день он придет с какой-нибудь айриной и скажет, что именно она – любовь всей его жизни?

– И я не откажусь от тебя, – добавил он, будто прочитав мои мысли.

– Ты не можешь быть уверен, что я – именно та, что нужна тебе.

– Я в этом уверен, – подавшись ближе, сдвинувшись на самый край кресла и опустив локти на колени, произнес он, глядя мне в глаза. – Это не описать словами, Снежинка, это просто знание, что живет внутри. Ты – та самая айрина, которую я искал всю свою жизнь.

Возможно, кто-то скажет, что прозвучало банально. Мне так не казалось. Губы растянулись в радостной улыбке, которую я не могла скрыть, как бы ни старалась. А тревога и неприятный сгусток темноты, что поселились в душе после нашего последнего разговора, как-то незаметно развеялись, сменившись чем-то светлым, теплым и радостным.

– Я не обещаю, что мы с тобой будем жить беззаботно, не зная проблем и разочарований. Кажется, Снежинка, мы с тобой иногда даже ссориться будем.

Он говорил серьезно, без тени улыбки, а я никак не могла перестать улыбаться. Наверное, со стороны это выглядело глупо.

– Никто не живет без ссор, Аяр. Если не возникает разногласий, значит, это не настоящие отношения.

Значит, людям наплевать друг на друга. Только сейчас вдруг вспомнилось, что за время наших отношений с Андреем мы ни разу не поругались. Даже когда расставались. Все спокойно, тихо, правильно. Нам действительно было все равно.

– Моя мудрая Снежинка… И ты согласна на это?

Согласна ли я на шанс начать новую жизнь? Согласна ли остаться с лучшим мужчиной во всех мирах? Согласна ли на свое счастье?

– Да, – ответила совершенно искренне.

Аяр в ответ улыбнулся, потому что думал о том же.

О нашем с ним шансе на счастливое будущее.

Эпилог

Один земной год спустя

– Так что же, Вика, вы с мамой переехали? – с вежливым любопытством спросила тетя Галя, подсовывая мне вазочку с конфетами.

Которую я, улыбаясь, подвинула поближе к сидящему рядом Аяру – он оказался сладкоежкой.

– Да. Решили начать новую жизнь, – подтвердила, бросив взгляд на чашку, из которой мелкими глоточками пила чай мама Антона, лучшего друга моего Егора, погибшего в тот печальный день вместе с ним.

Мы действительно были… дома. Только домом это теперь назвать было сложно: вроде бы все то же самое, но иное. Тот же город, но какой-то серый и унылый. Та же квартира, но темная и мрачная. Те же люди, но недовольные, хмурые… другие.

На их фоне Аяр выглядел даже как-то дико, особенно в этих темных джинсах, которые с трудом отыскали на его рост.

Мы пересекли границу мира два дня назад, успев за это время побывать на кладбище и сделать такое, за что нас запросто могли посадить. Нет, мы не раскапывали могилы брата и его друга. Мы сделали кое-что похуже, за что я могла поплатиться даже в том, ином мире. И поплатилась бы, но Пакля оказался прав: под защитой Верховного эора я могла ничего не бояться.

Мы провели ритуал. Сложный, в какой-то степени странный, выбивающийся из понятия нормальности. Ритуал, идеей которого я загорелась в тот день, когда Пакля рассказал мне об особенностях моей магии. Ритуал, к которому готовилась целый земной год.

Возможно, кто-то скажет, что так делать нельзя, что это неправильно. Возможно, я даже соглашусь с ними, что нельзя оживлять мертвых.

Но не в этот раз.

Единственное, что я знала наверняка, – эти дети не заслуживали смерти. И если у меня есть возможность помочь им прожить ту жизнь, ради которой они родились, значит, я ей воспользуюсь.

Ритуал был сложным и выматывающим, мне пришлось выдернуть их души из мира мертвых, но и это было еще не все. Весь следующий день я, страхуемая Аяром, готовила зелье, которое и вылила в чай тете Гале, придя к ней в гости. И хорошо, что она ничего не почувствовала.

– Какие вы молодцы, девочки, – вздохнула она так горестно, что у меня сжалось сердце, – а я никак не могу оправиться после того ужаса. Ночами не сплю, все думаю о том, как же это несправедливо.

И сомнения, что клубились в моей душе, развеялись без следа.

Я все делаю правильно. Это нужно нам. Всем нам.

– Вы пейте чай, теть Галь, – кивнула я на чашку, – и верьте: все будет хорошо.

Женщина улыбнулась, благодаря за поддержку, и махом осушила все до последней капли.

Облегченно выдохнув, я с радостной улыбкой посмотрела на Аяра.

* * *

– Мам, ты мне веришь? – Спустя сутки я подсовывала маленький темный пузырек маме.

– Верю, – кивнула она серьезно, – но ты меня пугаешь.

– А ты не бойся, – велела ей, подпихивая склянку поближе.

– Теперь мне еще страшнее, – призналась она, но бутылочку все же взяла.

Так осторожно, будто держала в руках чью-то жизнь. Я улыбнулась собственным мыслям: именно жизнь она и держала.

Мама знала, что внутри. И знала, что будет, если это выпить, – я сама ей рассказала все подробности. И она со всем согласилась и отпустила нас с Аяром в прежний наш мир, позволив сотворить то, что мы планировали.

И теперь ей нужно было сделать последний, самый важный шаг – выпить зелье.

Мама не колебалась. Аккуратно открутила крышечку, улыбнулась каким-то своим мыслям и выпила все-все, до последней капли.

Если бы меня попросили назвать самый важный момент в моей жизни, я бы, не задумываясь, назвала этот.

А половину местного года спустя у меня родился братик, маленькая очаровательная зеленоглазая кроха с посветлевшими за несколько дней волосиками.

– Возможно, ты скажешь, что я ненормальная, – вздохнула мама, держа на руках запеленатого младенца, – но я назову его Егором.

– Не скажу, мам, – рассмеялась облегченно, наконец-то понимая, что вот она, наша новая жизнь.

Где каждый получил свой шанс.

Наверное, я все же действительно глупая и наивная. Возможно, кто-то назовет меня выдумщицей, верящей в сказки. Или скажет, что в нашей жизни никогда ничего не заканчивается счастливым концом.

Нет. Заканчивается. Все мы имеем право на свое счастье, его заслуживает каждый из нас. Каждый. И все обязательно найдут свое счастье. Неважно, волшебный мир их окружает или современная городская жизнь.

Волшебство не снаружи, волшебство внутри.

Главное – разглядеть его.


home | my bookshelf | | Во власти его величества |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу