Book: Почему я рычу на унитаз



Почему я рычу на унитаз


«Мы с Тамарой ходим парой».

                                                                                                                            Народная поговорка.


     Наши возможности  восприятия окружающей среды зависят от органов чувств, в частности от   их состояния  и от  сложившихся  алгоритмов обработки поступающей информации. Мы  воспринимаем  только ту  часть реальности, которая находит отклик в наших органах чувств, всё остальное проходит мимо нашего восприятия.

     Цель этой лекции показать и доказать, что изменив должным образом возможности восприятия, мы не только расширим и углубим картину мира, но и откроем для себя  новую реальность которая  будет  в более  полной мере соответствовать нашим желаниям и надеждам.

     Если кому-то данная тема не интересна, то не стоить тратить свое время на ознакомление с этой лекцией. Но мне кажется, что задача адаптации восприятия  является архиважной. Для демонстрации своей позиции приведу в пример небольшую историю.

     Как-то  первобытный человек нашел кусок кристалла, этот прозрачный камушек имел свойства линзы. Дикарь охотно стал рассматривать через кристалл окружающие предметы, тем самым расширив свои возможности восприятия,  то есть он увидел то, что раньше было невидимым. Определенно,   с помощью линзы он смог более подробно изучить объекты окружающего мира, и приспособить их к своим нуждам более адекватно, тем самым повысив свою жизнестойкость. Но затем ему стало этого мало, и он решил усовершенствовать линзу, и не просто отшлифовать ее  до абсолютной прозрачности, но и подобрать и сложить отшлифованные линзы  так, чтобы получить телескоп.

     Аналогия такая: найденный кристалл  это наши фактические  возможности восприятия, а телескоп  это наши потенциальные возможности. Мы в силах усовершенствовать наше восприятие.

     Для начала, надо определить каким образом сложилось восприятие, и какие основные принципы работы. Известно, что чувственный мир нами познается с помощью девяти органов чувств, но органов восприятия пять -   нос, язык, глаз, кожа и ухо. Все эти органы получают информацию из окружающего мира, по средству распознавания типичных для органа стимулов. Хотя информационных импульсов от внешней среды поступает в избыточном количестве, все же органы чувств берут в обработку только   ту  часть, которая актуальна организму. Еще меньше импульсов проходит через осознания. То есть,  то, что мы воспринимаем, это всего лишь малая часть из общей массы информационных сигналов, но этих сигналов для жизнедеятельности вполне достаточно. За сотни тысяч лет нашей эволюции, органы чувств не только сформировались, таковыми как  мы их имеем, но и выработали свои алгоритмы приема и обработки информации.

     Но что являлось приоритетным в формировании данных органов, и что повлияло на создание  алгоритмов обработки сигналов? Очевидно, что это всё те же пресловутые базовые инстинкты. Инстинкт самосохранения и инстинкт размножения. Именно благодаря этим инстинктам наш вид выжил. Но доминировать он стал благодаря развившимся когнитивным свойствам. То есть мы научились не только получать актуальную информацию от внешней среды, но и на базе анализа этой информации, принимать осознанные решения, для улучшения нашей жизнестойкости. Мы перестали рефлекторно отвечать на раздражители из внешней среды, а вместо этого, наши реакции согласовываются на уровне ума.  Более того, наши органы восприятия, определяя приоритетность сигналов, все больше руководствуются не интересами «безмозглого» организма (далее тела), а задачами, которые ставятся сознанием.

     Сознание имеет свою приоритетную базу потребностей, очень часто идущую в разрез с  сиюминутными потребностями  тела, и даже в самом сознании нет четкой иерархии приоритетных потребностей, очень часто мы сталкиваемся с так называемым когнитивным диссонансом, это когда противоположные потребности имеют одинаковую приоритетность.

     И так, кратко резюмируем: наш окружающий мир познается с помощью органов восприятия, и вся информация, которая нам доступна, обусловлена пропускной способностью этих органов.   Пропускная способность зависит от актуальных потребностей, большая часть которых корректируются сознанием. Сознание в свою очередь выполняет задачу по обеспечению условий для  самосохранения  и  размножения вида.

     Нужна ли нам та информация, которую мы не воспринимаем? Ведь наши ближайшие предки, имея то, что имеем мы, как-то выжили и размножились.  В том случаи если мы хотим просто выжить и размножится, то этого достаточно, а наш когнитивный аппарат  обеспечит безоблачное почивание на вершине пищевой цепи. Но проблема в том, что мы находимся на таком этапе эволюции, когда ответственность за критические аспекты  сохранения жизни, берёт на себя общество, а инстинкт размножения банально  реализовывается на pornhub или с помощью других утех.   Индивид охотно соглашается с таким трендом, ведь так безопасней и легче. По сути, мы теряем тот смысл жизни, который  верховодил разумной жизнью на протяжении многих поколений наших предков. Восприятия окружающего мира, с позиции выживания и размножения, уже является не актуальным. Но что делать, когда алгоритмы заточены именно на это? Надо менять восприятие.  Ведь если не перестроить эту систему, то перечень когнитивных диссонансов будет нарастать лавиноподобно, а это уже угрожает психофизиологическому здоровью, что в свою очередь  идет в конфронтацию с инстинктом самосохранения. К  тому же, все больше людей, под действием выше указанных факторов, находят возможность изменить алгоритм восприятия реальности, (речь не идет о наркотиках, алкоголе, галлюциногенах), и это новое восприятие уже создает свою реальность, не замечать которую уже просто не возможно, а противостоять ей - ошибочно.

     И так, в чем же именно заключается основная рудиментарность наших алгоритмов восприятия? Дело в том что, как было выше сказано, восприятия сформировалось под действием страх за свою жизнь, и под действием сексуального влечения. Тело  примет сигнал от объекта внешней среды в том случае, если сигнал затронет мотивационную сферу индивида. То есть, это можно представить как некое   сито с отверстиями разной формы. Если сигнал вписывается в одну из форм, то он проходит как воспринятый сигнал, если не проходит, то остается незамеченным. И вот главная проблема в том, что эти формы морально устарели. Мы уже не нуждаемся в тех сигналах, которые тело воспринимает, они потеряли свою актуальность. Ведь попали они  в наше поле восприятия   по четырем  причинам, первая причина -  предупреждают об опасности,  вторая причина – предлагают  реализовать половое влечение, третья причина – сигнал о еде, и четвертая причина - сигнал неопределенности, это когда особь не может определить  степень доступности партнера для размножения, или не может определить еда это или враг. Самая токсичная причина это первая причина – предупреждение об опасности. Те факторы, от которых зависели жизни наших предков, остались в прошлом, но сигналы об этих факторах все еще продолжают поступать. Для очевидности, наверное, надо привести несколько примеров.

     Если   возле человека сильно хлопнуть в ладоши, то он рефлекторно моргнёт. Это связано с тем, что таким образом мы сохраняем глаза от опасности. Но какая опасность от хлопка в ладоши? Не какой.  Этот рефлекс активирует звук хлопка. Дело в том, что такой звук, и подобные ему звуки похожи на звуки горящей  древесины. Наши предки проводили много времени у костров и отлетающие искры, сопровождаемые этим звуком, часто наносили вред глазам. Те особи, которые не  выработали рефлекс закрывать глаза при звуке горящей лопающееся древесины, в конце концов, потеряли зрение и не смогли конкурировать с теми, кто зрение  сберег.   В наше время  мы не так часто сидим у костра, но на любой похожий звук реагируем одинаково. 

     Или еще такой пример, мы часто видим как смеющийся или улыбающийся человек рефлекторно прикрывает рот. С чем это связано? Мы будем неправы, если предположим  что, человек стесняется неровности или отсутствия своих зубов. Но он действительно стесняется, и в данном случае он стесняется зубов как таковых. Рука, которая тянется прикрыть зубы, подчиняется тому соображению,   что показывать зубы в данной ситуации неуместно.  Ведь в ходе нашего филогенеза показать зубы означало продемонстрировать врагу свою защищенность.  Обратите внимания как собаки рычат на опасность, как они поворачивают набок голову  и оттопыривают губы, это все для того что бы показать врагу клыки. Точно также нашим предкам приходилось отпугивать потенциальную угрозу, демонстрируя свои зубы. И очень часто агрессор отступал в поисках менее защищенной добычи. И вот когда человек смеется, то опять же демонстрирует свои зубы, и ему приходится прикрывать их, ввиду не соответствия реакции. Перед ним друг, а не враг и его не надо отпугивать.

     Может вы замечали за собой, как крепко стискиваете зубы, когда пытаетесь что-то разломать руками? Чем это стискивание челюстей поможет вам в вашей затее? Какую такую силу это  придаст рукам?  Наверное, наоборот, энергия тратится впустую. Но мы все равно сжимаем челюсти. И это происходит по той причине, что процесс разламывания тесно связан с процессом раскусывания. Наши предки сначала научились раскусывать, а уже затем разламывать. И вот это рефлекторное сжатие зубов так нас и не покидает. Кстати раскусывали они -  кости. Дело в том, что на неком этапе эволюции, у нашего вида не было никакого конкурирующего преимущества перед нашими соседями совместного ореола обитания. Но они приловчились употреблять в пищу,  то, что оказалось  другим не доступно, это были   обглоданные кости. Когда сильные мира того, наевшись, покидали остатки своей добычи, а это были, как правило, голые кости, то тогда подтягивались к обеденному столу наши предки и добывали пищу там, где уже казалось, нечего нет. Ведь в середине костей множество питательных веществ, но их добыча затруднена, но только не для наших предков. Они дробили кости камнем, и уже подробленные кости разгрызали и добывали лакомства. Да, именно камень стал нашим первым орудием труда, а  чуть позже в нашей руке уже  оказался   телефон, которым можно орехи колоть. Кстати еще одна особенность наших рефлексов. Когда мы пытаемся рукой  подцепить и вытянуть что-то из труднодоступного места,  то мы рефлекторно высовываем язык. Это происходит из-за того что на подсознательном уровне мы пытаемся языком выудить из кости пищу.

     Таких примеров можно навести несусветное множество. Важно, что надо понять, так это то, что мы воспринимаем мир старыми шаблонами, более того - реакции на воспринятые стимулы тоже устарели.  Но и это не самое страшное. Настоящая беда в том, что наше сознания не только подавляет не нужные стимулы, но и отказывает в реакции на поступившие стимулы. Во-первых, большая часть сигналов не пробивается через фильтр сознания, но тело эти сигналы воспринимает. Во-вторых, множество сигналов пробивается в сознание, но не получает должной реакции на эти сигналы, по той причине что сознание считает эти сигналы  неинформативными, то есть не важными, или же сознанию приходится подавлять реакцию по ой причине что реакция может быть неприемлемой в данной ситуации.

     К примеру, мы услышали, как в стороне от нас что-то хлопнуло.  Прежде чем мы успели повернуть туда голову, чтобы увидеть  первопричину звука, наше сознание уже выдало сводку о  природе этого хлопка: «соседка прихлопнула муху». И поворачивать голову в сторону звука уже не надо, просто не имеет смысла. И мы спокойно дальше смотрим телик. Но на уровне тела произошла совсем иная реальность. Хлопок вызвал настороженность, тело замерло. Здесь надо уточнить, что хлопок это стимул, который требует определенной реакции. И вот, первой реакцией будет оцепенение. Именно так в основном реагировали наши предки на звуки неопределенного характера. Эволюционно оправданно, что в ситуации неопределенности надо затаиться, и не чем себя не выдавать. Ведь если это враг, то всегда есть вероятность, что он пройдет мимо, и схватку можно будет избежать, а если  это еда, то надо выбрать удобный момент для атаки.   Следующая реакция это дешифровка сигнала. В нашем случае, так как лучше всего у нас развит зрительный аппарат, мы должны установить зрительный контакт с причиной звука, то есть повернуть в нужном направлении голову. Вот этой  реакции и не было.   А если это так, то тело не закончило  заложенный алгоритм действий в связке стимул - реакция. То есть стимул прошел, а реакции не последовало. И, казалось бы, не чего страшного в этом нет, ну подумаешь, не повернули голову в сторону звука. Таких звуков за день сорок  сороков, и что, на все надо поворачивать голову? Не обязательно, есть другой способ, о котором чуть ниже. Но здесь важно отдавать себе отчет, в том, что нереализованная реакция оставляет стимул активным. Это  то же самое как с желанием. Если есть желание, то должно быть удовлетворение. Если удовлетворения не достигнуто, то желание останется до тех пор, пока не будет так или иначе удовлетворено. К примеру, мы захотели новый телефон, да еще флагманской линейки. Но сравнив его стоимость, и свои доходы пришли к выводу, что нам это не по карману. Что делать?  Мы все-таки покупаем телефон, но не такой передовой, а значит и дешевле. В такой способ мы  удовлетворили желание купить телефон, но желание иметь самый передовой телефон еще остается активным. Оно спряталось глубоко в подсознании и ждет своего часа. И вот когда мы отошли от первых впечатлений, вдруг решаем купить к телефону еще и новенькую гарнитуру,  вот здесь и вынырнет непогашенное желание,  гарнитура будет  куплена именно передового образца. Всё. Оба желания погашены, они нашли свою пару, союз желание - удовлетворение состоялся. Точно такая история в паре стимул – реакция. Если стимул прошел, а реакции не последовало, то стимул остается непогашенным, и будет оставаться в латентной форме. Желание + удовлетворение = стимул + реакция. Опять же правомерный вопрос: что в этом плохого? Как такой непогашенный стимул может на нас повлиять негативно?

     Ну что ж, пожалуй, подобрались к самому главному. Стимул, который не приобрел своей реакции,   вносит свои коррективы в  алгоритмы восприятия.  То есть, такие   стимулы будут подстраивать восприятие так, чтобы тело отреагировало на эти самые непогашенные стимулы.  В реальности мы вынуждены воспринимать ту информацию, которая на данный момент не актуальна. Это ненужная информация, просто «белый шум», «мишура», «затуманенность сознания». Это если бы в момент принятия  важного решения  по рабочим вопросам, мы одновременно решали бы в уме шахматные этюды. Но с этим можно бы смириться, если бы не один важный аспект. Дело в том, что за основной массой стимулов стоит страх в той или иной форме. Здесь уже упоминалось, что мы воспринимаем информацию по той причине, что она коррелируется с нашими основными инстинктами. Инстинкт размножения пока рассматривать не будем, сосредоточимся на инстинкте самосохранении. 

     Цитата из «Википедии»:  «Инстинкт самосохранения — это врожденная форма поведения живых существ в случае возникновения опасности, действия по спасению себя от этой опасности. Реализации этого инстинкта служат такие чувства, как боль и страх».   То есть, большая часть стимулов нами была воспринята по той причине, что мы испытали страх. Страх  это обобщенное название всех его производных, таких как - ужас, тревога, беспокойство, озабоченность. Почти за каждым сигналом из внешней среды стоит один из  производных страха. И так как этот сигнал был нами воспринят на основе страха, то до того момент пока сигнал не  погашен, наше тело будет находиться  в состоянии страха. Что значить погасить сигнал? Это значит, что должна быть реакция на этот сигнал, то есть должен состояться союз стимул – реакция.

     Таких вот не погашенных стимулов мы за день приобретаем   довольно много, но почти все они реализуют свою реакцию во время сна. Когда мы спим, и нам снятся сны, то это,   в том числе и  реализация реакций. Мозг моделирует подходящие ситуации, что бы во сне мы совершили то, что не смогли сделать наяву. Вернее будет сказать так: подсознательная реализация реакций на непогашенные стимулы моделирует тот  парадоксальный визуальный ряд, который мы можем наблюдать во время сна. Но беда в том, что не все стимулы находят себе пару, более того, эти,  нереализованные реакции, скапливались в нас с самого нашего рождения. И шанс найти им пару во время сна стремится к нулю. 



     Итак, пройдемся еще раз по логической цепочке. Базовый инстинкт самосохранения настроит наше восприятие на жизненно важные сигналы. Входящий сигнал нами будет воспринят как стимул к действию. Реализованное  действие аннулирует стимул.

     То есть любая наша активность это реакция на стимул. Будь то движение газов в кишечнике, или мыслительные потуги, всё это реакции на некие стимулы.  Нет стимула - нет реакции. Но есть ли стимул без реакции? И да, и нет. Дело в том, что  реакция может подойти с опозданием, со значительным опозданием. Знакома фраза «утром — деньги, вечером — стулья»? В нашем случае можно перефразировать  так: «утром —  деньги, в понедельник —  перезвоните».

     Реакция обязательно должна быть, иначе этот стимул не был бы сформирован. Ведь то, что некий сигнал преобразовывается в стимул обусловлено именно наличием  реакции. Когда-то наше тело выработало адекватную реакцию на раздражение извне, закрепило эту реакцию, и пользуется этим алгоритмом по сегодняшний день.  Проблема только в том, что многие реакции не отвечают сегодняшней действительности и поэтому блокируются, но стимулы все также прилежно  нами формируются.  Что происходит с непогашенными стимулами? Есть ли у них режим самоликвидации без наличия  реакции? Нет. Они не прекращают попытки реализоваться в реакции. И соблюдают свою латентную активность до тех пор, пока не сформируется союз стимул - реакция.

     Самыми токсичными являются те непогашенные стимулы, которые мы получили в детстве. По сути, они сформировали наш характер. Изначально они выстроили свою систему восприятия, затем подстроили под себя мотивационную сферу, и под это дело сформировали характер, но так и не смогли найти себе пару.  Они могут и дальше подстраивать под себя реальность, вынуждая  тело отреагировать должным образом. Но реакции может так и не последовать, ведь эти «одинокие-психи» стали уже нашей  неотъемлемой частью, это как глисты в кишечнике, мы   привыкли с ними жить, и пока не столкнемся с обострением проблемы, ведём мирное сосуществование. Наши реакции уже приобрели шаблонный характер, мы будем реагировать по установленному алгоритму, но чтобы погасить устаревший  стимул надо  отреагировать нестандартно.

     Многие  наши реакции сложились под гнетом сознания, которое волевым усилием меняло старые реакции  на новые. Все мы прошли через горнило морально этического воспитания. Ведь нас готовили к жизни в обществе, где не приветствуются некоторые проявления нашей животной натуры.  На многие стимулы нас учили реагировать, так как это выгодно с позиции социума.  Наверное, многие помнят с детства фразу «не тыкай пальцем», а ведь  нам очень хотелось привлечь внимание мамы к чему-то заслуживающему ее внимания, именно указав на это пальцем, но оказывается - нельзя. И как только мы подавили  в себе этот рефлекс, в нас начали гнездиться непогашенные стимулы, которые требовали реакции  именно тыкнуть пальцем. В дальнейшем они будут искать свою реализацию, заставляя тело  реагировать, так как им это надо, но в разрез с актуальным ожиданием сознания. Помните, «оговорки» по Фрейду? С движениями тела та же история. Вроде бы хотели сделать одно движение, а в результате сделали другое, и что   обидно, так это то, что нигде не   достигли удовлетворительного результата, и стимул не погашен, и движение оказалось не точным. Но более обидным является  то, что эти одинокие - психи в своем стремлении найти себе пару, держат тело в постоянном страхе. Ведь именно в таком состоянии у тела есть больше шансов отреагировать должным образом.  Только проблема в том что, как правило, наше сознание пресекает любые телодвижения не имеющие  очевидного и  логического объяснения.  

     Но каким образом страх может погасить стимул?  Во-первых, как указывалось выше, стимул был получен на почве страха, а значит и выйти из латентной стадии сможет, если тело почувствует страх, во - вторых, дабы избавится от страха, тело может совершить необходимые меры, которые возможно завершат формирования тандема стимул - реакция.

     Итак, скопление   непогашенных стимулов формирует в нас чувство страха, в частности  производные от страха, которые субъективно могут переживаться как чувство тревоги, или легкое беспокойство.  Как правило, это наше естественное состояние, мы к нему привыкли и не чувствуем дискомфорт, более того именно такое состояние обеспечивает объективную картину мира, мира в котором  мы себя воспринимаем и жертвой и хищником одновременно. Но если «психов - одиночек» накапливается чересчур много, то  тело может включить турбо режим, при котором  одним махом сформируются реакции на все непогашенные стимулы. В основном, это нервный срыв, который может выразиться в агрессии, панике, истерике или в другой близкой по духу форме.

     До этих пор были только плохие новости, но сейчас будет хорошая новость.

Одной, правильной реакцией мы аннулируем «легион»  однотипных непогашенных стимулов. По принципу «семь бед - один ответ». Более того реакция может быть приблизительно подобная до требуемой реакции. Надо понимать, что стимулы всякими правдами и не правдами пытаются найти свою пару, и мало разборчивы при выборе «партнера», лишь бы была некая схожесть с прототипом. Важным условием  реализации реакции является импульсивность, то есть неконтролируемый сознанием порыв, то ли это будет отдельное  телодвижение, толи  целый комплекс движений, толи одно ёмкое слово, толи целый комплекс «ёмких» слов, толи гортанный звук по типу крика, рыка или стона. Многим известна такая ситуация: человек находясь в состоянии аффекта, а попросту говоря - в «бешенстве», может натворить кучу бед, о которых сам пожалеет. Он может  совершить то, что никогда не задумывал и не планировал, и вот вдруг все случилось как бы само собой. Виной всему накопленные непогашенные стимулы, через этот срыв они реализовали реакции и самоликвидировались.

     В этой ситуации нервный срыв выступил в роли защитного механизма, или если хотите, предохранительного  клапана, благодаря которому тело избавилось от чрезмерно накопленных  непогашенных стимулов. На самом деле такие нервные срывы мы испытываем часто, но они мелкие,  незначительные, и из-за своей обыденности нами не воспринимаются как некая проблема. К примеру, на работе, ближе к вечеру мы уже не можем сдержать раздражение по поводу некорректной работы компьютерной программы, или еще чего-то там, и демонстрируем свое раздражение в характерный для себя способ. Каждый по-разному, кто ругается матом, кто проклинает всё и вся, кто просто раздраженно шипит, кто ломает карандаш, в общем, у каждого своя методика сброса балласта. Но есть и те, кто держат в себе этих бесов, не желая их демонстрировать, а после работы просто заливают их спиртным, что бы хоть чуть-чуть попустило. Это плохой вариант, непогашенные стимулы так и останутся гнездиться в подсознании, но на время действия алкоголя их сигналы будут блокироваться. Справедливости ради следует сказать, что демонстрация своего раздражения тоже плохой вариант.  Ведь те, кто это видит со стороны, субъективно   воспринимают как выражение агрессии, и пусть эта агрессия не направлена против их лично, все же инстинкт самосохранения надиктует им немалый список защитных реакций, которые из-за своей абсурдности не будут реализованы. Что  в свою очередь приведет к переизбытку непогашенных стимулов, и как результат  - нервный срыв с выходом на новый цикл.

     То есть, вот эти микро - аффекты, которые выражаются спонтанными действиями - и есть лучший способ, избавится от армады непогашенных стимулов. Единственно, что надо соблюдать так это тайнодействия. Это то же самое как мы ходим в сортир опорожняться. Мы скидываем балласт, и при этом не особо демонстрируем данный процесс. Заметьте, часто так бывает, что   первые позывы сходить в сортир мы  можем получить в неподходящих условиях, и так как мы уже несколько цивилизованы, то не справляем нужду на людях, а стойко терпим до подходящего момента, а главное до подходящей локации,  и уже там отрываемся по полной. Психануть на людях это то же самое что сходить по большому у витрины магазина. Не стоит этого делать, лучше изолироваться от посторонних глаз и ушей, где-нибудь в укромном месте и что называется  - выпустить пар. В такие моменты будет очень правильным освободится от запретов сознания, и позволить телу вести себя, так как оно себя чувствует.  Но при этом сознание должно оставаться на страже сохранности мебели и своего тела,  а на всё остальное – карт-бланш.

     Вы когда-нибудь задумывались, почему во всем мире так популярны дискотеки, почему людям  нравится танцевать? Конечно там уйма полезных факторов, но один из главных это то, что через танец реализуется множество непогашенных стимулов. После дискотеки люди чувствуют себя психологически лучше. Но здесь также есть правило. Дело в том, что если человек будет танцевать так, чтобы понравится потенциальному партнеру по сексу, то во время танца стимулов погасится мало, намного больше погасится во время секса, при условии, что танец действительно был «заводной». Но если человек будет танцевать, отпустив тело в свободный полет в потоке ритма, отвязно,  так как будто он один, и никто на него не смотрит, то от такого танца сонмы стимулов найдут себе пару. Это происходит из-за того что накопленные нереализованные реакции почуяв слабину контроля со стороны сознания, начинают проявляться. Такой отвязный танец это не что иное, как реализация застрявших реакций. Если с видеоролика, на котором танцуют люди, убрать звуковую дорожку, то получится очень забавное видео. Это демонстрация того что сознание такие движения считает смешными, глупыми, абсурдными, не достойными, и в обычном быту телу такое не позволит. И с каждым таким запретом - плюс  десяток - другой одиноких  - психов.

     А еще лучше танцевать без партнеров и без музыки. Дело в том что факт  наличия посторонних глас будет вносить свои коррективы в телодвижения, сознание не разрешит абсолютной отрешенности, это обусловлено стадными инстинктами, в присутствии других мы всегда будем учитывать фактор того как они нас воспринимают. Или же наоборот мы захотим повторить движения партнера, потому что наше сознание скажет: «Ооо! это было круто!». А музыка должна быть своя, та, что идет «от души»  вернее здесь важен ритм, тот ритм, который на данный момент больше всего отвечает эмоциональному фону. Согласитесь, не всякий трек на дискотеке нам нравится, и даже если мы устроим ego – party у себя дома, за закрытыми занавесками, то не факт, что сможем подобрать соответствующее настроению звуковое сопровождение. А вот тот ритм, который мы сами себе напоем, будет отображать наше сиюминутное состояния. Наверное, с такой точки зрения, танцы северных шаманов, выглядят менее экзотично.

     Здесь упоминалось о пользе микро - аффектов, и что именно надо для максимальной эффективности, но хотелось бы еще раз акцентировать внимание на наши типичные реакции в момент крайнего раздражение.

     Как мы реагируем на неприятность? Коков первый импульс? Вернее,  каков первый позыв к реакции.  Как правило, этот первый импульс даже не пробивается к осознанию, а если и пробивается то не реализуется в реакции, по той причине что сознание предложит более адекватную реакцию. Но импульс к реакции так и останется активным. Такую  ситуацию можно сравнить с очередью за билетами. Последний билет продан, а очередь не расходится.

     У каждого своя личная реакция, хотя все они в чем-то похожи. Попробуем разобрать  самые распространенные реакции.

     В быту нам часто приходится сдерживать   себя, чтобы ни сказать лишнего, нам очень часто хочется отреагировать на неприятность ругательством,  но наше сознание, предвидя последствия такого шага, блокирует эту реакцию.  И  с каждой блокировкой, непогашенных стимулов подобного рода, становится все больше, и в конце концов когда достигнута критическая масса, хватает малейшего, не значительного повода, для того что бы реакции реализовались. Почему ругательство для нас типичная реакция на неприятность? Это связано с тем, что в такой способ наши предки отпугивали неприятеля. Конечно, они не матерились как мы, но с помощью гортанных громких звуков или звукосочетаний демонстрировали врагу свою силу. Заметьте, многие  животные пользуются этим приемом, отпугнуть врага с помощью устрашающего звука  - эволюционно оправданно. Сейчас нам не надо видит пред собой неприятеля для того  что бы голосом его отпугнуть, достаточно просто иметь перед собой неприятную ситуацию, которая воспринимается нами точно также как наши предки, воспринимали реального врага. То есть, в нашем быту мы можем просто пролить  утреннее кофе на скатерть,  а на уровне тела реальность такова,  что перед нами опасный враг, с которым лучше не вступать в схватку, и надо  попробовать отпугнуть его угрожающими звуками. Утром мы можем, что называется «проглотить» ругательство, сдержатся, особенно если рядом ребенок или мама. И на протяжении всего дня, таких ситуаций случается немало,  и даже если нам удавалось все время держать себя в руках, все равно,  рано или поздно предохранительный клапан откроется, и мы все-таки смачно выругаемся.

     Еще есть такая типичная реакция, как «сорвать на ком-то зло», то есть проявить словесную агрессию в отношении ближнего своего. Выражение агрессии это тоже защитная реакция в ответ на угрозу. Нашим предкам, порой достаточно было просто показать свой агрессивный настрой, чтобы избежать столкновения с врагом. Из доступного  арсенал это как уже обозначалось выше - голосовая агрессия, а также демонстрация зубов.  Плюс ко всему этому можно было  потопать  ногами, в такой способ наши предки давали понять врагу, что мы не такие легкие, как кажемся. Дело в том, что усиленная вибрация земли от топота ног, вводила врага в заблуждение по поводу реального веса противника. Можно было поднять руки вверх, тем самым визуально увеличив свой рост. Набор этих приемов мог существенно изменить мнение хищника о своей потенциальной жертве. И  часто нашим предкам удавалось в такой способ избежать столкновения, тем самым сэкономить силы  и здоровья. 

     Эти алгоритмы выживания до сих пор в нас живы, наше тело именно так желает отреагировать на большую часть неприятностей.  Но согласитесь, если мы начнем топать ногами в ответ на то, что коллега не так с нами поздоровалась, это, по крайней мере, будет выглядеть странно. Или представьте себе картину: шеф на нас орет, а мы в ответ подымаем руки и рычим. Это уже клиника. Но парадокс в том, что если бы не контроль со стороны сознания, то именно так наше тело должно было отреагировать. В дальнейшем, в тот же день или через неделю эти нереализованные реакции все же найдут свой выход, мы отреагируем именно так как того хотело тело. Мы будем орать, будем угрожающе махать руками, будем топать ногами, и корчит злобные гримасы.  

     Еще одна типичная реакция на неприятность это жалобный, слезливый плач. Корни этой реакции опять же из пособия для чайников «1000 и 1  способ самосохранения». Крик и  плач для младенца это чуть ли не единственный инструмент изменить неблагоприятную ситуацию. И хоть в процессе онтогенеза взрослая особь приобрела целый ряд адекватных реакций на неприятные ситуации, все же наши первичные реакции иногда о себе напоминают. Более того если мы заглянем в историю филогенеза человека, то обнаружим там еще один интересный феномен.  Нашим предкам часто удавалось избежать смерти благодаря тому, что они в момент самой высокой опасности - начинали изображать младенца. Странно да? Но тем неимение… Таким поведением они  взывали к милосердию.

     В нашей природе заложенная некая жалость к детенышам, такому феномену есть  научное объяснение, но сейчас не об этом. И вот когда жертва перед лицом своего победителя  включала этого детеныша, то был большой  шанс, что победитель не станет убивать побежденного, если конечно их схватка была не в рамках борьбы «кто слабее тот и еда». И самый лучший способ сымитировать детеныша это жалобно заплакать. Если побежденный искренье и убедительно плакал, то появлялся шанс остаться в живых.

     Вот эти два фактора и обуславливает  такую широкую распространенность жалобного плача в те  моменты, когда нам действительно плохо. Но в нашей цивилизации  эту вполне естественную реакцию, принято подавлять. Согласитесь, жалкое зрелище, когда бородатый брутал начинает плакать как ребенок. Даже плач детей мы пытаемся пресечь. Ведь, наверно, часто приходилось слышать фразу «что ты плачешь как маленький!». Или успокаивая взрослую барышню, мы можем  похлопывая ей по плечу  сказать «Ну-ну…, успокойся, не плач». 



     И вот этот  жалобный  плач    мы научились подавлять, что называется «на корню», даже не отдавая себе в этом отчет,  и с каждым таким подавлением мы умножаем армаду одиноких - психов.

     Еще одна распространенная реакция на неприятность это специфические движение тела  и в особенности  движение рук. Здесь уже упоминалось о пользе отвязного танца, и вкратце была рассмотрена причина терапевтического  эффекта. Сейчас же хочется сконцентрироваться  на попытке понять, по какой причине нам хочется отреагировать вот такими специфическими движениями.  Ответ видится в том, что в момент переживания чувства страха, или чувства ожесточенной агрессии тело может вспомнить типичную для этого состояния реакцию наших предков, а именно реакцию, которая тесно связана со  смертельной битвой, с  дракой – не на жизнь, а на смерть. Ведь в такие моменты чувство  страха, агрессии, ожесточения достигает своего апогея.  Эти чувства и рукопашка тесно идут рука об руку, и так сложилось исторически, что в момент накала этих чувств нашим предкам, как правило, приходилось яростно махаться кулаками, извиваться, уходить от ударов, бороться, проводить болевые приемы, захваты, уходить из захватов, ставить блоки и многое другое. И теперь,  в относительно спокойное время, нам эти реакции уже не нужны. Но наше тело по прежнему нет, нет, да  и вспомнит  славные былые денечки, и захочет отреагировать на критику шефа  - врезав  ему в зубы. А вместо этого, сознание продиктует единственно правильную реакцию. И мы скажем: «Да, шеф, Вы правы, обещаю все исправить». Но этот  стимул - «двинуть в зубы», уже прописался в нашем теле, и будет искать своей реализации.  И реакция таки будет, но не факт что зубы будут шефа. Но можно обойтись и без зуботычин, а стоить  просто дать телу двигаться так как оно того хочет, под тот ритм  который хочет, но в определенное время и в подходящем месте.

     Есть еще одна подвижная реакция  - это бег. Нашим предкам часто приходилось уходить от опасности благодаря бегству, мы хоть и не отличаемся быстротой от  своих собратьев в мире животных, но все же удавалось  добежать до укрытия, к тому же бегство спасало нас не редко когда нам, приходилось соревноваться в быстроте с  представителями нашего вида.

     Даже при одинаково равных условиях, убегающая жертва имеет преимущество перед догоняющим хищником. Это преимущество заключается в том, что хищник гонится за едой, а жертва убегает от смерти.  Здесь разные мотивации, а вернее разные уровни стимуляции организма. И страх в этом случаи сильнее, чем голод.

     Страх может, как сковывать тело, так и придавать ему небывалую скорость. Желание убежать от опасности прописано в наших алгоритмах, что называется на уровне BIOS. Но такая реакции в большинстве случаев неуместная, и поэтому блокируется просто в зачаточном виде на уровне подсознания. И   в этом случаи у нас появляется непогашенный стимул который будет  орать нам «Беги! Спасайся!». Но мы и крик то этот не услышим, мы можем только заметить некоторое психологическое облегчение после пробежки. Ведь разрешив телу пробежаться, мы реализуем реакции, которые давно в нас накоплены. И это облегчение связано с тем, что стимулы «бежать» перестают зудеть по причине своей самоликвидации.

     Вот еще одна реакция при  помощи,   которой мы пытаемся справиться с неприятностями это вербализация  своего состояния и ситуации. В психологии  есть такой прием терапии, как терапевтические беседы (или психотерапия) - клиенту дают возможность выговорится, дают возможность проговорить проблему, и это действительно работает. Психологи немалые бабки рубают на этой теме.

     Что в действительности происходит? Когда клиент рассказывает о своей проблеме,  то он якобы жалуется на ту или иную ситуацию, и этим самым гасит нереализованный стимул  - пожаловаться на свою проблему тому, кто в силах ее решить.

     Дело в том, что многие проблемы нашего детства решались на уровне взрослого мира, нам надо было только оформить соответствующую заявку. Как правило, это слезливо – сопельная жалоба маме. О роле жидких ферментов говорили чуть выше, а сейчас просто остановимся на вербальной форме жалобы. Как только мы проговаривали свою проблему, мы получали от мамы соответствующую реакцию, которая, как правило, удовлетворяла нашим интересам, и проблема исчезала, то есть мы получали облегчение. Здесь сложился такой алгоритм: проблема – жалоба – облегчение. В дальнейшем, по мере взросления, мы научились решать свои проблемы самостоятельно, но первичный стимул - пожаловаться, все  же, создаётся. Ведь он был когда-то единственно доступным и  максимально эффективным. И так как сознание признало эту реакцию  устаревшей, то на поступающий стимул реакции не последует. 

     Вот так и выходит, что  когда человек испытывает какое-то переживание, беспокойство, страх то один из видов  затребованной реакции  будет – пойти и пожаловаться. В нашем случае это просто проговорить проблему, или попросить божество о милости, или исповедаться перед авторитетным лицом.

     Но я сейчас, наверное,  рискуя забрать кусок хлеба у своих коллег психологов, а также сократить паству всевозможных религиозных культов, всё же вынужден сказать что для того что бы реализовать реакцию вербализация, необязательно проговаривать проблему описательно. Важно  имитация  самого обращение и приправить это обращение теми речевыми  звуками, которые тело посчитает нужными. По сути это все те же отвязные танцы, но уже не тела, а речевого аппарата. В идеале, правильная реакция в рамках вербализации это слезливо - визгливая тарабарщина с покусыванием локтей и направленная на  любой объект, то ли на икону, то ли на собачонку, то ли в  бесконечность, то ли ваш вариант.

     Но почему именно тарабарщина, а не логические, описательные конструкции речи? Все дело в том, что в сознание может и не быть правильной конструкции. Те слова, которые надо произнести, закрыты от понимания. Да, мы можем проговорить то, что нас действительно беспокоит в данный момент, но проблема гораздо глубже. Ведь в своей жизни не всегда нам удавалось жаловаться на ситуацию тем, кто мог нам помочь, а потребность такая была, и стимулы соответствующие были, но реализовать реакцию по той или иной причине не удалось. Сейчас мы и не вспомним те, давние  проблемы, не вспомним также в чем их суть и в чем причина, и поэтому не сможем вербализировать то психическое состояние, которое имели на тот момент. Но стимулы можно погасить, если разрешить речевому аппарату продуцировать те звуковые конструкции, которые будут самосоздаваться, несмотря на всю их абсурдность. Можно сказать так:   этот  поток абсолютной бессмыслицы  будет возможен,  именно благодаря наличию нереализованных жалоб.  В этой тарабарщине, которая будет  исходить не от сознания, а от тела, и будут заложены те звуковые нарративы,  которые в свое время надо было проговорить.

     Большинство наших реакции, так или иначе, исходят от агрессии. Разберем подробней, что такое агрессия и почему она является, чуть ли не основной линией поведения в  ситуациях связанных с чувством страха.

     Итак,  агрессия  это воздействие на  определенный  объект с целью причинить ущерб данному объекту.

     Агрессия это защитная реакция, цель которой уменьшить или вообще уничтожить опасность. Для того что бы состоялись агрессивные действия надо что бы особь почувствовала страх, или боль. Именно агрессия спасала наших  предков от неминуемой гибели множество раз. Фактор  выживания это борьба, и очень часто - агрессивная борьба. Особь, видя опасность, может отреагировать двумя способами.  Первый способ это  пассивный, который выражается в  такой реакции  как «оцепенение». Затаится в надежде, что опасность минует.  А второй способ активный, который в свою очередь делится на две реакции  первая реакция  - беги, вторая – бей.  Когда особь выбирает реакцию – бей, то в этом случаи активизируется чувство агрессии. Или можно перефразировать наоборот, опасность вызывает чувство агрессии, и особь реализует реакцию  - бей. Выбор того или иного варианта заложен в типичных алгоритмах реакций в схожих ситуации. То есть, если особь и раньше убегала от опасности то, скорее всего снова убежит, а если вступала в бой,  то наверняка эта реакция повторится.

     Итак,  в большинстве случаев, чувство страха порождает чувство агрессии. Но мы научились подавлять реакции, которые связаны с этим  чувством. Более того мы научились не замечать  в себе саму агрессию. И как результат -  мы живем в согласии с окружающей средой, но в конфронтации с собой. Ведь подавленная чувствительность к агрессии не отменяет ее возникновение, мы просто блокируем сигналы об её наличии. А так как агрессия есть, то и реакция обязательно должна быть. Но большинство реакций осознанной агрессии нами подавляется, что уж говорить о реакциях на агрессию  которая  беснуется  в подсознании. Не стоить повторять, что каждое такое подавление это  «нашего полка прибыло» - радовались одинокие - психи.

     Может сложиться такое впечатление  что, для того чтобы быть психически здоровыми лучше себя не сдерживать, Но это не так, мы ведь  не зря научились контролировать свои реакции. Для нас на данном этапе эволюции более приемлемо сохранить комфортное взаимоотношение с обществом, в котором живем. А проблемы психики мы будем решать по мере  их поступления. И так уж вышло, что сейчас состояние нашего психологического здоровья заставляет нас задуматься «А правильным ли курсом идем товарищи?».  

     Не сдерживать себя -  плохо, сдерживать себя – тоже плохо, отказаться от восприятия сигналов создающих агрессию -  невозможно. Что делать? Где выход?  А на самом деле все банально просто, наше тело знает как с этой проблемой справится, более того уже есть положительный опыт. Речь идет о процедуре сброса балласта. Здесь уже упоминалась «сортирная» аналогия, и еще раз ею воспользуемся. Надо сбрасывать агрессию в нужное время и в нужном месте. Нас научили пользоваться сортиром, когда есть позывы желудочно-кишечной системы, но нас не научили пользоваться «сортиром», когда есть позывы нервно - физиологической системы. И что мы делаем? Мы или гадим прилюдно, или консервируем свои эмоциональные какуни.

     Чтобы    сбросить агрессию, требуется   два условия. Первое это   объект, на который будет направлен наш агрессивный выпад. Объектом может послужить  что угодно, лишь бы не человек. Второе  условие это все атрибуты агрессивного поведения. Какие именно? Это уже на усмотрения отдельного индивида. Но основные это, как правило – ругательства, угрожающие пассы руками, дикие гримасы, крики, рыки,  злобное шипенье, топанье ногами, и так далее, и  наконец, самый главный атрибут -  имитация  злобы. 

     Вся эта процедура весьма неприличная, но ведь и рвота или испражнение тоже неприличны, и найдется ли такой доктор, который скажет - «воздержитесь».

Наверное, наоборот посоветует применить клизму. Кстати, аналогия с клизмой очень близка, ведь для того что бы освободится от застрявших стимулов, иногда тоже надо организм спровоцировать. Многие из нас видели сцены из фильмов, где показан ритуал экзорцизма. Клиенты беснуются под речитатив религиозного деятеля. В этом случаи клиент слышит крайне неприятные для себя звуки и пытается это прекратить, но эти попытки выражаются вот таким беснованием. Вы и сами можете провести эту процедуру в домашних условиях. Для этого потребуются аудиозапись неприятных звуков. Лучше всего использовать запись звука скрежета стекла по стеклу, или пенопласт по стеклу, или пенопласт по пенопласту, и так далее. И когда вам захочется это прекратить то отпустите тело в свободное самовыражение, пусть себе беснуется как того захочет, главное не останавливать запись и   нечего не разрушать. После такого «обряда» клиент чувствует себя более спокойно и умиротворенно, ведь что произошло на самом деле? Звуки неприятны по той причине, что они вызывают в подсознании память о боли или ужасе, организм будет пытаться устранить эту неприятность, и если дать телу вести себя, так как будто контроль со стороны сознания потерян, то рано или поздно тело изловчится реализовать реакции на «легион» застрявших стимулов.

     Плюшки для психологического здоровья от подобных  практик очевидны.  Но это всего лишь дополнительный бонус к главному достоянию. Вернее лучше сказать так: психологическое здоровье это один из  важных  факторов более глубокого и широкого восприятия мира. Ведь именно эта идея и есть основной.  Но как может быть  расширена картина мира? Здесь надо понять одну важную вещь. Нереализованные реакции подстраивают  наше восприятие под свои нужды. Надобность этих реакции уже давно выброшена на  свалку эволюции, но так как непогашенные стимулы требуют своей реализации, то этот фактор является ключевым в настройке восприятия. Иными словами, пока мы не избавимся от одиноких - психов мы обречены жить по их правилам.

     Когда мы сбросим этот балласт, то освободится ресурс для более адекватного восприятия мира, мы его воспримем с позиции современника, а не с  позиции первобытного человека.


21.03.2022

Гаврутенко Юрий




home | my bookshelf | | Почему я рычу на унитаз |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу