Book: Путь Мёбиуса



Путь Мёбиуса

Путь Мёбиуса

Цикл: Легенды Ойкумены

Книга 2

Нинель Мягкова

Глава 1

Воздух пах раскалённым металлом и старой одеждой. Привычный набор для ремонтной мастерской на самом нижнем уровне.

Новой одежде взяться было попросту неоткуда, учитывая уровень заработка. То, что доставалось от перекупщиков, береглось и передавалось из поколения в поколение, пока не приходило в окончательную негодность. Штаны с многочисленными карманами, надетые сейчас на Камерон, принадлежали раньше ее отцу, как и майка, вытертая по горловине до состояния бахромы. Вещи были девушке чуть великоваты, но пояс из синтетической кожи, продетый в петли, решал проблему. А мешковатость одежды играла ей только на руку - не приходилось утягивать грудь.

Особой проблемы это обычно и без того не представляло. Камми выросла стройной, даже немного слишком худой, и верхние выпуклости остальным невзрачным параметрам соответствовали.

Выключив вентиляцию в комнате, девушка натянула видавшую виды толстовку и плотнее надвинула капюшон.

В рабочее время лучше не проветривать жилые помещения, станет только хуже. Шахта поддува общая на весь район, и скапливающиеся там днем ароматы мягко говоря, на любителя.

Вот на ночь можно будет и открыть.

На первом этаже, поднявшись еще до рассвета, чтобы успеть сдать заказ вовремя, работал со сваркой дед.

- Я за хлебом, скоро вернусь, дед! - крикнула Камми в полуоткрытую дверь мастерской. Жужжание сварочного аппарата на мгновение затихло.

- Булок возьми! Я тебе кредитки перечислил. - голос Стефана звучал невнятно под защитным щитком, но девушка и так поняла. Сварка выдала новую пронзительную трель, Камми хлопнула входной дверью и заспешила по пустынным в столь ранний час переулкам двадцать четвёртого сектора. Следовало поторопиться. Свежий хлеб делали очень рано, ограниченным количеством, в одной-единственной пекарне на весь уровень, и разбирали его моментально.

Выпечкой то, что выдавали на руки рабочим, можно было назвать весьма условно. Муки там обычно клали по минимуму, о свежих яйцах или молоке оставалось только мечтать, глядя на картинки в сети и сглатывая тягучую слюну. Порошок яичный, порошок молокозаменителя, переработанная в пыль соевая труха и другие отходы производства, смешивались, разбавлялись водой, и выпекались.

Есть булочки нужно было горячими и свежими, иначе они за несколько часов превращались в каменные коржики. Те, конечно, можно было вымочить в синтетическом молоке, тоже своего рода десерт и деликатес в одном. Но ощущения уже не те.

Продукты в рабочих секторах не выбрасывали. Редко кто мог позволить себе купить пищу с запасом, и в любом случае - химически модифицированная еда хранилась настолько долго, что съедалась намного раньше, чем подходил ее срок годности.

Несмотря на ранний час, узкие улочки были полны народу. В основном спешили на работу. Начиная с двадцать первого уровня и вниз на станции обитал обслуживающий мелкий планктон, без которого, впрочем, вся система перестала бы существовать. Как мелкие винтики, вытащи которые, машине развалится на составляющие.

Мало кто мог себе позволить собственное дело.

Мастерская Стил существовала чуть ли не раньше самой станции, и то последние пару лет дед едва справлялся с оплатой все увеличивающихся налогов. Отдельную квартиру продали давно, еще до рождения Камми, чтобы оплатить лицензию на ребёнка ее родителям.

Двухкомнатная квартирка над мастерской стала прибежищем для молодой семьи и счастливого деда.

Она появилась на свет под песню резака и сверла. Рожала ее мать дома, как и большинство женщин рабочих секторов. Прием в госпитале стоил слишком дорого, а уж роды точно вылились бы в стоимость всей мастерской.

Больниц было всего три, на все уровни. И даже в самой дешевой обитатели нижних секторов старались не появляться. Даже если речь шла о жизни и смерти.

Саймон и Гвендолин Стил заранее извинились перед соседями, раздав каждому по пачке дефицитного печенья. Подобные подготовки к родам никого не удивляли - семьдесят процентов детей на станции рождалось дома. Ежемесячные страховки, включающие в себя роды и уход за детьми, стоили запредельно, сравнивая с зарплатой, а оплачивать единоразово из собственного кармана визит в больницу - и того хуже.

Им повезло. Дочь появилась на свет довольно быстро, оказалась крепенькой и здоровенькой.

Но Стилы все равно расстроились.

Не потому, что не хотели девочку - они были рады любому ребёнку, счастье уже, что обошлось без патологий, которые не редкость в многократно отфильтрованном воздухе, полном тяжелых металлов и испарений.

Проблема была в том, что девочек на станции ждала весьма незавидная доля.

Любого возраста девочек.

Поэтому на семейном совете, экстренно созванном сразу после родов, единогласно решили записать новорожденную Камерон Стил мальчиком.

Программу, сканировавшую ребёнка сразу после рождения на предмет отклонений, Саймон взломал за три секунды. Робот-врач даже не понял, что в нем успели покопаться, и безропотно выдал справку о появлении на свет Камерона Стила, мальчика весом три кило с половиной, без врождённых патологий.

В отделении регистра граждан все свершилось еще быстрее и проще.

Усатой пожилой даме, бдившей за стеклянным окошком и переносившей данные в общую систему, предъявили пищащий свёрток, обёрнутый темно-синим одеяльцем. На вопрос об имени младенец открыл рот, и заорал настолько могучим басом, что галочку напротив «мальчик» чиновница заполнила без дальнейших уточнений. Гвен перехватила дочь поудобнее, и приговаривая невнятно-ласковые эпитеты, вышла на улицу. Показать нового гражданина - показали, дальше шло простое заполнение документации. С этим и мужчины справятся.

Камерон росла серьезным и ответственным ребёнком. Людей она сторонилась, чему немало способствовали родители и дед, всячески ограничивавшие ее общение со сверстниками. В ясли, сад и школу она не ходила, получая заочное образование в сети и периодически являясь на промежуточные экзамены. Подобному затворничеству особо не удивлялись. Дошкольные и общеобразовательные заведения существовали для того, чтобы занимать детей, пока их родители на работе. В случае, если мать или отец сидели дома, дистанционное обучение не просто дозволялось - оно даже поощрялось послаблением в налогах. Меньше расходов для сада на еду и содержание детей. Всем выгодно.

Неожиданная смерть Саймона оборвала сравнительно безоблачное существование семьи. Выкуп за бесхозную женщину Стилы бы уплатить не смогли, даже если продали все здание мастерской, поэтому Гвен пришлось снова регистрироваться на рынке невест.

И желающий нашелся быстро.

Новый муж позволил ей работать, но дорогу к «сыну» приказал забыть. Новая семья - новая жизнь. И Гвен пришлось покориться - муж для жены на станции царь и бог.

Однако, откладывать часть своей зарплаты на личный счёт ребёнка ей никто запретить не мог.

Стефан, в свою очередь, сделал все, чтобы заменить обожаемой внучке и отца, и мать, и остальных родственников. Да и друзей тоже, потому что приятелями Камми так и не обзавелась. В сад и младшие классы она не ходила, потому что мать боялась разоблачения, и сидела с ней дома, в старшую школу не захотела идти уже сама.

Боялась людей.

Громкие, орут, бегут куда-то, толкаются. Ну их.

Дед вздохнул с облегчением, и когда она подросла, записал внучку на заочное обучение в колледже. Стоило оно столько же, сколько реальное, зато не надо было опасаться, что кто-нибудь заглянет к Камми в кабинку туалета невовремя.

Помимо общей программы, девочка увлеклась сначала механикой, повторяя за дедом, а потом и инженерией. В любое время суток ее можно было застать в очках виртуальной реальности, крутящей над головой проекцию какого-нибудь диковинного механизма. Программирование, по стопам отца, она тоже освоила, но копаться в промасленных железках руками ей нравилось куда больше.

Больше всего, понятное дело, Камми интересовали звездолеты.

С младенчества она знала, что на станции ей небезопасно.

И только лет с десяти, после того, как прошла курсы истории и полового воспитания в школе, поняла почему.

Человеческая империя с определенного момента начала разрастаться в геометрической прогрессии. И следить за порядком и выполнением общеимперских законов было сложно. Нет, вопиющие случаи вроде массового убийства поселенцев или травли пришлых расследовались и наказывались, но всякие мелкие недочеты списывали на самобытность культур.

Одной из таких мелочей был жизненный уклад на станции ХХ-49. Той самой, на которой не посчастливилось родиться Камерон.

Построенная на заре освоения космоса, сразу после открытия потоков, станция представляла собой поначалу полигон для испытания человечества на прочность. Женщин было мало - да и кто согласится жить в металлической коробке, ежедневно рисковать здоровьем, и сражаться за каждый построенный сантиметр с вакуумом? Рисковые мужчины, жаждущие быстрого заработка, зато приезжали на станцию толпами.

И ушлое руководство издало указ. Выезд со станции незамужним женщинам запрещался.

Какое-то время было тихо. Женщины, которые сильно хотели уехать, выходили замуж за строителей, у которых заканчивался контракт, и покидали недружелюбную станцию. Но многие оставались, заводили семьи. Рожали детей.

В том числе девочек. 

И те уже не хотели покидать родителей. Для них стройка, а потом и пересадочная станция, стали домом.

Тогда издали новый закон. Согласно ему, все совершеннолетние женщины станции должны быть замужем.

А то непорядок - мужчин по двадцать на одну женщину, а они ходят такие гордые, и никому не дают.

Одно время завели бордель, но работницы секс-индустрии быстро смекнули, что их буквально порвут, и повыскакивали замуж. Тогда и придумали этот элегантный выход из положения.

Ведь поделиться женой с друзьями - это не зазорно, а вполне гостеприимно.

А в остальное время что хочет, то пусть и делает, хоть и работает - умелых рук всегда не хватало.

Двадцать четвёртый, он же Рабочий, сектор построили самым первым, как временное жилье для обитателей и строителей станции. Как и все временное, оно очень быстро стало постоянным. Менялся только порядковый номер. Сначала поменяли на второй, сразу за космопортом, который, естественно, всегда должен быть номер один, потом сектор стал третьим, четвёртым... по мере надстройки новых, улучшенных уровней постепенно ухудшалась жизнь на первоначальном.

Воздух к живущим на нем теперь поступал в последнюю очередь, после многочисленной фильтрации и использования в более престижных секторах. То же касалось воды и канализации. В неудачные дни Камми заходила в уборную в маске. Иначе рвотные позывы мешали другим естественным надобностям.

Помыться в душе - недоступная мечта. Пару раз в год, когда верхние уровни затихали, разъезжались постояльцы отелей, в несезон, особенно по ночам, можно было урвать пару-тройку минут под прохладными, умеренно вонючими, струями. В остальное время приходилось обходиться влажными салфетками и ионным очистителем.

Последний применялся как к телу, так и к одежде, и мебели, и даже помещениям. Зависело от режима мощности. Электричество жрал, как не в себя, сколько бы его Камми ни модифицировала, но тут Стилов спасал их личный генератор. Были бы они подключены к общему энергетическому каналу - давно разорились бы.

Ведомая ароматом и предвкушением редкого лакомства, девушка разогналась, и чуть не врезалась в толпу за поворотом. Люди плотно стояли, негромко переговариваясь

Очередь в булочную на окраине сектора вилась змеей почти до центральной площади.

Приуныв, Камми встала в хвост, за двумя солидными мастерами в кожаных куртках, со знаками седьмого уровня на рукавах. Они иногда пересекались в технических чатах, так что были, хоть и шапочно, знакомы. Мужчины работали в крупной технической компании, ремонтировали частные приборы, начиная с чайников, заканчивая генераторами. Появлению Камерон они обрадовались, втянули ее в понятных только механикам разговор, и полуторачасовой ожидание пролетело довольно быстро.

- Увидимся, Кам. - похлопал ее по плечу один из них, когда их очередь выбирать из небогатого, оставшегося ассортимента подошла. - Ты, я слышал, скоро служить идёшь? Мужиком станешь, наконец-то, а то вон какая доходяга!

Работники вокруг разразились хохотом, Камерон тоже усмехнулась. Обидчивые на нижних уровнях долго не жили, и не потому, что их кто-то забьет до смерти.

Их убивала изоляция.

Хоть она сама и терпеть не могла человеческое общество, приходилось играть, притворяться, улыбаться и выкручиваться, иначе им с дедом грозило остаться без заказов. А механик без клиентов - мертвое мясо.

Поэтому, изобразив дружелюбный оскал, она несильно ткнула кулаком в грудь громче всех смеющегося.

- Доходяга я или нет, а собрать голыми руками фотонный датчик на коленке могу. В отличие от тебя! - и отпихнув механика плечом, протиснулась без очереди в узкий зев дверного проема. Никто не возражал, а побитый ею техник еще и руками развёл, обращаясь к товарищам:

- Что с ним поделать, наглый шалопай. Пусть хоть хлеба наберёт, может поправится, бедолага.

И очередь снова разразилась смешками.

Возвращалась домой Камми чуть не приплясывая. На прошлой неделе она справилась с довольно сложным и, соответственно, дорогим заказом, дед не пожадничал и перевёл ей половину суммы. Так что кроме хлеба она, как и собиралась, шиканула и прикупила мягкие внутри, хрустящие поджаристой корочкой снаружи булочки, которые одуряюще пахли коричным экстрактом даже сквозь бумажный пакет.

Предвкушая пиршество - можно в честь такого и мясные консервы открыть! От постного риса уже воротило, а вот если добавить соевой говядины в соусе, ммм... - она распахнула рывком заднюю дверь.

И замерла, прислушиваясь.



Глава 2

В мастерской был посетитель. Он громко и невнятно что-то требовал, дед заискивающе отвечал. Еще несколько голосов вплелись в беседу.

Очень знакомых голосов.

Камми беззвучно застонала сквозь стиснутые зубы. Только не Грег и его шайка.

Сержант Грегори Расл отвечал за двадцать четвёртый сектор.

На бумагах.

На деле он почитался в нем выше Императора Ойкумены. Торговцы трепетали при виде сияющего значка на фуражке, надетой на не менее сияющую лысину. Простые граждане либо переходили на другую сторону улицы, освобождая дорогу, либо заискивающе улыбались, если разминуться никак не получалось. И кланялись, непременно в пол.

Рубашек Грег не носил принципиально, а китель всегда оставлял расстегнутым, являя миру внушительную коллекцию татуировок. Его подчиненные старались во всем ему подражать, так что обход патрулем территории скорее напоминал демонстрацию силы небольшой мафиозной группировки.

Что, впрочем, было недалеко от истины.

Крадучись, Камми пробралась на кухню, и поставила булочки в печь. Прямо в бумаге. Ничего с ними не будет, печка еле греет. Тёплыми останутся дольше.

Разборка с местными властями грозила затянуться надолго. Раз уж дед взялся возражать - вопрос принципиальный. Обычно Стефан старался не выделяться, и соглашаться с любыми капризами сержанта.

При ее появлении с тряпкой в руках спор стих, будто и не было ничего. Она даже подслушать толком не успела.

Громкие басы в наушниках заглушали все внешние звуки, зато имплант ловил малейшие колебания воздуха, служа эдаким внешним средним и обычным ухом.

Так, не поднимая глаз от пола, который намывала с показным усердием, она знала, что дед стоит у разобранной еще вчера поливальной машины, привезли с Пятого, растительного сектора. Сержант вальяжно перекатывался с носка на пятку в двух шагах от Стефана. Никто не обманывался - ни расстояние, ни возраст не помешают местному царьку избить и унизить гражданского, как вздумается.

Но без следов.

За оставленные следы военного могли и разжаловать.

Такие вот строгие правила.

Грег покатал во рту невидимую жвачку и от души сплюнул на свежевымытый пол.

Камми отложила тряпку и встала, сделав вид, что только заметила присутствие посторонних.

- Доброе утро! Чем могу помочь? - она любезно улыбнулась, демонстрируя ровные, хоть и желтоватые зубы. Отбеливание стоило не так уж дорого, но добавило бы ей привлекательности, а это последнее, чего бы ей хотелось.

- Помочь? Ты правда хочешь помочь, парень? Иди сюда тогда, сделай мне массаж. Что-то у меня шею защемило. - Грег повёл обширными мясистыми плечами под плотной чёрной тканью кителя, и похабно подмигнул. Его дружки услужливо заржали, будто ничего смешнее год не слышали.

Кам еле удержала нейтральное выражение лица.

Женщин на станции катастрофически не хватало, и отношения между мужчинами были не редкостью. Но при мысли о том, что ей придётся трогать где бы то ни было этого борова, у девушки начинался приступ тошноты.

А если он еще и узнаёт, что она женщина, замужества не избежать.

Ну уж нет.

До призыва в гарнизон еще месяц, а гражданское лицо принудить к подобным отношениям он не решится. Некоторые законы на станции соблюдались свято.

К сожалению, далеко не все.

Камми нацепила на лицо самую благожелательную улыбку.

- Я имел в виду помощь в починке техники. Что-то барахлит? Транспорт, табельный лазер? Заменить энергоблок, проверить проводку, может техосмотр пора провести?

Грег скривился, видя, что его обаяние не подействовало.

Странный парень. Другие сразу бегут, спотыкаясь. Еще бы, благосклонность начальника двадцать четвёртого сектора жаждали сыскать все, в том секторе живущие. Дополнительные кредиты на еду, улучшенное жилье и красивые дорогие побрякушки на дороге не валяются. А этот упёрся и ни в какую. Ну и что, что несовершеннолетний. Возраст согласия никто не отменял. Тем более, двадцать один ему уже завтра, а там и на службу, через месяц. Зачем оттягивать неизбежное?

Мысли эти незатейливые читались на лбу сержанта ясно и четко.  FZePMQug

- Дед, нам когда сдавать этот металлолом? Через час? - Кам кивнула на поливалку. Стефан кивнул, не отрывая напряженного взгляда от Грега.

Девушка вздохнула. Всю жизнь притворяется мужчиной, но так их до конца не поняла. Вот зачем это бодание челюстями, когда можно просто обсудить, поторговаться, договориться, в конце концов? Что за крысиные бои за власть?

Тем более, куда Стефан лезет? Не знает, что бывает с теми, кто перечит Грегу? У неё один дед, в его возрасте переломы куда хуже срастаются.

- Извините, у нас срочный заказ. - с дружелюбной профессиональной улыбкой повернулась она к сержанту. - Вы нам хотите что-то отдать на починку, или зашли проверить, как наши дела, чисто по-соседски?

Один из подручных Грега фыркнул. Царёк никогда ни к кому не заходил просто так. И уж точно не уходил с пустыми руками.

- Я еще завтра вернусь. - процедил сержант, глядя в глаза Стефану, и на удивление не обращая внимания на разговаривавшую с ним Камми. После чего развернулся и вышел.

И что это было?

Проводив взглядом Грега и его прихвостней, Камми тем не удовлетворилась, а сбегала и на всякий случай заперла дверь. И значок «Закрыто» повесила. Захотят - снесут, конечно, но хоть грохотом сначала предупредят о своем появлении.

Вернувшись, она застала деда сидящим у остова поливалки, и бездумно поглаживающим полированный бок.

- Что он хотел? - Кам присела на корточки рядом с несгибаемым патриархом семьи Стил.

Дед держался, когда в космосе рассеивали прах его единственного сына. Держался, когда невестку, которую он полюбил как родную дочь, увозили на десятый уровень. Даже после операции, успех которой прогнозировали для Камерон как пятьдесят на пятьдесят, открыв глаза, она увидела все того же хмурого, сурового, прямого как палка, старика. Только седины стало чуть побольше.

Что же случилось, что он буквально согнулся под тяжестью новости?

- Твой призыв переносят. - прошелестел Стефан сухими губами. - Письмо придёт уже через неделю.

- Как через неделю?

Кам так и села на попу, не удержавшись на корточках.

Она была уверена, что до призыва на службу у неё есть еще минимум месяц.

Женщин выдавали замуж сразу по достижении совершеннолетия. Мужчинам после этой даты давали четыре недели, потом забирали на год служить. Некоторым везло, их распределяли дежурить на те же этажи, где жили их семьи. Но редко.

Помимо всех тягот службы, Кам больше всего пугала неизбежная составляющая поступления в армию.

Медосмотр.

Тут простым роботом-диагностом, который взламывается за секунды, не обойдётся. Будут тесты, забор крови - уже по ней могут определить, что с рекрутом что-то не так. Почему у мужчины нет игрек-хромосомы, а вместо нее вдруг два икса? Да и диагностика будет проводиться в центральном стационаре, на виду у комиссии, а отца, способного вскрыть мозг любому компьютеру на расстоянии и подправить видеопередачу, с ними уже нет.

- Почему вдруг? - пробормотала она, глядя на узловатые пальцы деда, сжимающиеся в кулаки до побелевших суставов. Стефан врезал по полу раз, другой, расшибая костяшки в кровь. - Не надо! Успокойся, что-нибудь придумаем!

Вскрикнув, она вцепилась в него, обнимая, спеленывая руками как канатами, прижимаясь всем телом. И дед сдался, стиснул ее в ответ, прижимая к себе бережно и крепко, до сбитого дыхания и навернувшихся слез.

- Грег твой, вот почему. - буркнул Стефан ей в макушку, и уткнулся носом в короткий ёжик ее волос, втягивая родной запах внучки. Камми пахла металлом, как и он, и в то же время чем-то терпким и цветочным. Чудо, что его кровиночка так долго выдавала себя за парня, но как и любому волшебству, скоро их везению придёт конец. Начальник уровня от своего не отступится. - Он вбил себе в голову, что ему срочно нужен штатный механик на этаже. И угадай, кого он расписал начальству как идеальную кандидатуру? Подумаешь, туда-сюда неделя-другая. Сама понимаешь, нормальные мужики бы за такую должность руками и зубами уцепились. Вздумай ты сейчас брыкаться - тебя просто не поймут.

- Твою же канитель через торпеду. - выругалась Камерон. Видя, что дед уже в себе, она отцепилась, встала, и нервно забегала из угла в угол, периодически спотыкаясь о разложенные повсюду инструменты. - Вот неймется скотине. Педофил, не иначе.

Она мельком глянула на себя, отражающуюся в сверкающем боку поливалки. Короткие волосы, стриженные машинкой самостоятельно, даже без зеркала, чуть отросли, и челка неровными прядями падала на лоб. И кого может потянуть на подобную космическую красоту? Оттопыренные уши, курносый нос, великоватый для ее лица рот, острые скулы и затравленный взгляд.

Последнее Камерон разозлило.

В конце концов, она выживала и выплывала из дерьма на станции все это время, выкрутится и в этот раз.

- Извини, мне надо проветриться. Главное, не разбей ничего. - буркнула она деду, натянула капюшон и выбежала за дверь.

Останься она дома, точно сама бы что-нибудь расколошматила.

Ноги сами привели ее в заброшенный ангар. Корабли уже несколько десятилетий не использовали нижние шлюзы, предпочитая швартоваться на третьем или втором уровнях. Чуть дороже, зато обслуживание куда качественнее. Это если спросить на торговых кораблях.

Обитатели частных яхт чаще всего даже не догадывались, что на станции есть шлюзы ниже второго уровня.

Сюда Камми приходила, когда нужно было подумать. Это было ее убежище, где она пряталась ото всего мира. От периодически недовольного ею деда, требующего в ремонте совершенства, от тупых, дразнящих ее за худобу детей, от давящей, гнетущей реальности двадцать четвёртого сектора.

Прочное, металлизированное стекло шло вдоль всего борта станции. Некая прихоть инженера-архитектора, позволившая высшим и низшим уровням в равной степени наслаждаться видом на Поток.

Станцию ХХ-49 построили в редком, практически уникальном месте - на схождении двух Потоков. Один вёл из Атены, столицы содружества, к окраинам обитаемого сектора, другой кривой линией огибал отдаленные планеты, в том числе некоторые особо комфортные для проживания, так называемые курортные. Лайнеры, везущие отпускников из столицы на отдых, перестраивались между потоками, и заходили на станцию для мелкого ремонта, дозаправки, или просто передохнуть.

Не все люди выдерживали долгий срок пребывания в изнанке Вселенной. Кого-то тошнило, кто-то падал в обморок, а особо чувствительные сходили с ума. К счастью, последних было крайне мало, где-то один на миллиард, и их очень скоро научились выявлять. Для их собственного блага им запрещались межзвездные перелеты.

Вот уже двести лет перед полетом все, отправляющиеся в Поток впервые, в обязательном порядке проходили тестирование. С тех пор случаи непоправимого ущерба здоровью свелись к нулю.

Поток непросто разглядеть невооруженным взглядом. Лёгкая рябь в мерцании звезд, чуть искаженное пространство, некое едва заметное колебание того, что в космосе заменяет воздух.

Зато когда в него входил или выходил корабль, Поток не просто становился видимым. Он сиял, переливался всеми возможными красками и еще какими-то неизвестными доселе, небывалыми оттенками.

Жаль, что транспорт прибывал далеко не каждый день.  

Сегодня Камми повезло.

В виде компенсации за паршивое утро, очевидно.

Вдоль Потока пробежала светящаяся искра, еще одна, в вибрирующей густоте появилась яркая трещина. Она расширялась, разрывая реальность и выворачивая ее наизнанку, и наконец в середине, как пестик диковинного цветка, проклюнулся нос корабля.

Довольно старый и облезлый нос.

Камерон поморщилась. Все впечатление испортил, торговец недоделанный.

Грузовой транспорт РБ-9, прозванный в народе «Рыбкой» за соответствующую форму - два плавника-двигателя по бокам, характерный «хвост» погрузочного трапа и округлое брюшко жилого отделения - неспешно выплыл из Потока, и обтекавший его радужный рисунок сконцентрировался в одной точке позади корабля, а затем с неслышным хлопком сомкнулся, исчезая и снова маскируясь в пустоте.

Вздохнув, девушка оторвала взгляд от заманчивого едва заметного мерцания, и лениво проследила «Рыбкины» манёвры. Корабль неспешно, солидно развернулся, будто он флагман, а не одна из самых крохотных посудин космического многообразия, и степенно, с достоинством поплыл куда-то вверх.

Похоже, он направлялся к парковочному блоку третьего уровня. Обычно торговцы средней руки и ниже останавливались именно там. Это же не яхта и не частный катер, чтобы шиковать на втором.

Может, ему починить что нужно будет. Или техосмотр провести.

Камми встрепенулась и бросилась домой, в мастерскую.  cvXnJY7s

Шанс упускать нельзя. «Рыбки» за счёт небольшого размера прогревались равномерно, так что замерзнуть зайцу на ней не грозит. А пробраться в такую колымагу незамеченной проще простого.

К счастью, дед времени зря не терял, и поливалку доделал. Со злости, не иначе. Прилив адреналина часто обеспечивает удивительную работоспособность, особенно если вместо того, чтобы заворачивать шурупы, хочется свернуть кому-нибудь шею. Кому-нибудь весьма конкретному.

- Я отвезу! - в этим воплем Камми буквально вырвала у Стефана ручку послушно ползущего своим ходом прибора. Дед только плечами пожал - чем бы дитя не тешилось, лишь бы успокоилось. Странно, конечно, раньше внучка особо не рвалась на верхние уровни. Наоборот, всячески старалась появления на них избегать, как и общения с клиентами.

Но, как уже упоминалось, адреналин творит чудеса. А Пятый сектор - не самый худший из вариантов. Там и воздух почище и посвежее, за счет обилия растений. Большая часть, конечно, прямо из теплиц отсасывается и перегоняется на верхние уровни, но что-то и задерживается. Пусть Камми подышит кислородом.

Сама девушка едва не притоптывала от нетерпения. Даже скоростной лифт между уровнями в ее представлении едва полз, хоть и домчал ее до Пятого сектора за полминуты. Сдать поливалку на руки мастеру, выслушать положенные благодарности и приветы деду, расшаркаться и отбыть - заняло еще драгоценных минуты три.

Время утекало ржавой водой сквозь пальцы. Конечно, швартовка и таможенные процедуры занимают какое-то время, но не так много. А там - конкуренция у механиков высокая, и если это не какой-нибудь специфический сложный случай, Камерон никто звать не будет. Наоборот, сделают все, чтобы ее к трапу не пустить.

Два оставшихся сектора пришлось миновать по служебной лестнице. Временный допуск, заложенный в поливалку, позволил ей подняться до пятого уровня, но отсюда через официальный лифт ей можно было только вниз.

А надо-то наверх.

Поэтому пришлось воспользоваться техническим, обходным путём. Через вентиляцию и служебные коридоры.

Туда допуска у нее, понятное дело, тоже не было, зато на поясе висела глушилка для камер, чисто на всякий случай, и набор отмычек. Вряд ли кто-то пристально следит за происходящим в вентиляции, но попадаться на такой глупости Камми не собиралась. Слишком многое сейчас на кону.

Лестница начиналась сразу за теплицами. Две тонкие металлические вертикальные полосы, соединённые редкими поперечными перекладинами, поскрипывали даже под птичьим весом Камми.

- Интересно, ими вообще когда-нибудь пользуются? - пробухтела она себе под нос, когда очередная насквозь проржавевшая ступенька чуть не провалилась под ее ногой. Девушка судорожно сглотнула, оценив расстояние до пола - падать пришлось бы прилично, не меньше трёх этажей. Не убьётся, но поломается знатно.

На самом верху еще и пришлось заняться акробатикой. Банальный металлический замок заело, и пока она выворачивала по одному удерживающие его шурупы, а затем и сам замок из паза, держаться за лестницу приходилось ногой, согнутой в колене. От резких движений металлическую конструкцию шатало, как челнок в Потоке. Стиснув зубы, Камми вытащила наконец заевшую железяку, всю целиком, и крышка люка с оглушительным лязгом откинулась вниз.

Поднявшись еще на ступеньку, она закинула ненужный уже замок в технический лаз, и просочилась следом сама. Коридор был узкий и низкий, взрослые мужчины передвигались в таких ответвлениях ползком. Камми только пригнулась, пробираясь к следующему люку, выходящему на четвёртый уровень. Так высоко она забиралась только несколько раз за свою жизнь, и то, официально и на лифте.

Например, сложное дело неделю назад, которое оплатило ей коричные булочки. Аж второй уровень! Новейшей модели яхта, трое беспомощно разводящих руками матросов, и капитан в новенькой, хрустящей униформе. К нему липла блондинка в настолько коротком и прозрачном платье, что Камми невольно засмотрелась на нее, пытаясь определить, одета ли та вообще.



Капитан, он же хозяин яхты, нахмурился.

- Ты на Лидию не засматривайся, оборвыш. Не про тебя цветочек. - буркнул он недовольно, оглядывая поношенный комбинезон и кепку в масляных разводах на Кам. Повернулся к Джейкобу, который и вызвал сюда Камми с пометкой «срочно!» и рявкнул:

- И этот наглый малец - ваш лучший механик? Вы издеваетесь?

- У парня золотые руки, не смотрите, что в таком виде, у нас на нижних уровнях живут просто, близко к природе. - залебезил начальник технического обслуживания станции.

Ну, если считать природой воняющую канализацию и грязные улицы, то да. Весьма близко. Камерон оценила заискивающий взгляд Джейкоба, блестящие, нетронутые коррозией бока яхты, и поняла, что перед ней ну очень большая шишка, которой нужно все смазать, вылизать и привести в лучший вид. Иначе не поздоровится начальству, а уж им с дедом и подавно.

- Извиняйте, господин, красивая у вас больно дама, как картинка. - простодушно улыбнулась Камми, сверкнув желтоватыми зубами. - А птичка-то вообще, полный улёт. Я такие только в сети видел, ну да внутри они все одинаковые. Где что починить нужно, я гляну, враз все заработает.

Джейкоб подозрительно покосился на внезапно поглупевшего лучшего механика станции, но комментировать его странное поведение не стал.

Зато лощеный капитан, видя, что тупой юнец ему не соперник, раздулся от самодовольства и немного успокоился.

Камми неслышно хмыкнула.

Все мужчины одинаковы. Относятся что к женщинам, что к яхтам, примерно одинаково. К последним даже с большим пиететом.

- Сам смотри, что чинить нужно. Посмотрим, что ты за специалист такой. Не справишься - выкинет тебя Джей без выходного пособия.

Начальник техобеспечения поморщился, но промолчал. Доверял Камерон, да и ссориться с шишкой на ровном месте не хотел.

Неполадку она нашла за полчаса. На верфях, выпускающих эти яхты, изначально недокалибровывали впрыскиватели, и после двух-трех путешествий в Потоке их нужно было подправлять. Катастрофы бы не случилось, но мощность двигателя прилично падала, да и маневренность начинала хромать. Поломкой это нельзя было назвать - скорее, халатность обслуживающего техника.

Которого шишка по возвращении в родной дом обещала уволить к чертям.

Но Камерона, что характерно, на будущее вакантное место не позвал.

Да и кому нужен механик из захолустья, пусть даже сто раз талантливый и тысячу раз виртуально дипломированный? Без бумажки мы букашки, к сожалению, несмотря на все покорённые человеком новые миры.

Глава 3

Четвёртый уровень дохнул на нее пряной смесью трав, коптящегося мяса и тягучим ароматом карамели.

Здесь готовили свежие блюда для верхних секторов, а что оставалось, в том числе отходы, консервировали, перерабатывали, и отправляли вниз. Меню, судя по запахам, поражало разнообразием, и Камми невольно сглотнула набежавшую слюну. Пообедать она так и не успела, отвлекшись сначала на визит Грега, а потом вообще стало не до того. Желудок жалобно буркнул, и девушка погладила его сквозь рёбра, как котёнка, прошептав:

- Терпи, главное отсюда выбраться.

Самовнушение подействовало, организм больше не бунтовал. Да и привыкла Камми к периодическим голодовкам.

Повезло еще, что их самодельный фильтр пусть и медленно, но пропускал дополнительно по паре литров чистой воды в день, из конденсата, скапливающегося на крыше здания. Их мастерская располагалась прямо под жерлом центрального мотора станции, а охладительная система весьма удачно подтекала. Не критически, их не заливало, зато выходила неплохая экономия семейного бюджета. Так что хотя бы от обезвоживания они с дедом не страдали.

Вторая лестница пошла легче. То ли Камми приноровилась, то ли надежда на чудо придала сил, но даже замок поддался уговорам отмычки, и не понадобилось его выворачивать целиком. Девушка посчитала это позитивным знаком, прикрыла за собой люк, запомнив окружающий тоннель - еще ведь обратно выбираться - и набрала подсмотренный когда-то код.

Техники - народ ленивый. Хоть по инструкции и положено каждый месяц менять пароли доступа, да вот незадача - их же все еще и помнить нужно. Вот и набирают одну и ту же комбинацию, чередуя через раз со второй.

Камми повезло вдвойне. Код подошёл, чуть скрипнув, дверь открылась, прошуршав по кучке отходов.

В таких местах почему-то всегда скапливался мусор. Будто уборщикам было лень заглядывать в уголки, где бывает только обслуживающий персонал станции, и они проезжали на своих чудо-машинках мимо, раз за разом. Кам чихнула от поднятой ее шагами пыли, выглянула в окошко, и не заметив никого поблизости, мышкой вышмыгнула из служебной каморки.

И замерла в оцепенении.

Прошлый раз, когда ее привезли на второй уровень, она и разглядеть-то толком ничего не успела. Промелькнули здания, множество шлюзов, лифт - и ангар с кораблями. А стоянки на всех уровнях одинаковые. Разница только в качестве и количестве паркующихся космолетов.


Если бы ей пришлось лезть еще выше, на второй уровень, она бы, пожалуй, сдалась. Или вызывала бы в памяти лицо Грега, на каждой ступеньке. Потому что потолок третьего уровня терялся где-то в невидимой за густыми испарениями вышине. Там этажей десять будет, не меньше, прикинула девушка.

Многие здания так и были построены - от пола до потолка. Наверное, строителям было проще крепить леса. Иногда это было одно заведение, чаще всего отели, иногда много мелких, где на каждое приходилось по этажу, а то и по паре окон.

И огни. Повсюду сияли разной яркости, цвета и насыщенности фонари. Броская реклама привлекала внимание к многочисленным магазинам, туда-сюда сновали мелкие флаеры, запрещённые к использованию на нижних уровнях - якобы загрязняли воздух.

У жителей верхних уровней просто хватает денег платить налог на очистители, сообразила Камми, усилием воли закрывая рот. Еще не хватало, чтобы ее вычислили по ошарашенному виду. Сделав лицо домкратом, будто она каждый день гуляет если не по третьему, то по пятому сектору, девушка двинулась непринужденным, но довольно бодрым шагом вдоль домов. Направление она примерно себе представляла, общая планировка станции оставалась неизменной вне зависимости от высоты потолка и порядкового номера уровня. Но лишние минут десять ей пришлось поплутать - многие улочки заканчивались неожиданными тупиками.

Второй и третий уровни состояли не только из ангаров и складов. Товары нужно было где-то проверять, хранить, служащим уровня - работать, а приезжим - отдыхать. Так что отелей, гостиниц, ночлежек, равно как и бизнес центров, в которых можно было как просто подписать договор, так и провести пресс-конференцию персон на триста, понастроили множество, на любой вкус и кошелёк.

К моменту, когда Камми дошла до ангаров, она успела раз пять замечтаться до эйфории, представляя, как улизнёт со станции в старом корыте торговца, а потом рухнуть обратно в пучину отчаяния и паники при мысли, что кто-то уже успел предложить свои услуги раньше нее.

А еще корабль мог заправиться и снова отчалить в течение пары часов. Тогда у нее точно ничего не выйдет - она сейчас экипирована для ремонта, а не побега.

Заметив знакомый силуэт «рыбки», Камми притормозила, и с облегчением выдохнула. Зев погрузочного трапа был открыт, внутри виднелись тщательно закреплённые согласно всем правилам ящики и контейнеры. От полированного, чуть ободранного годами бока протянулась извивающаяся топливная кишка, уходящая в открытый люк. Подобные подзаправщики были понатыканы по всему периметру парковки, чтобы не создавать очередь. Оплата за топливо автоматически добавлялась к стоимости стоянки.

Около корабля суетились люди, что-то выгружая или поднимая на борт, а значит, капитан должен быть где-то неподалёку.

А вот, кажется, и он. Стоит чуть в стороне, но внимательно наблюдает за суетящимися грузчиками. Вместо него указания и окрики исходят от шумной шатенки внутри корабля. Помощница или жена? Женщина угадывала пожелания капитана с полувзгляда, по склоненной голове или движению плеча, и тут же корректировала действия рабочих - тут поднять, тут угол провис, и держите крепче, фотон вам в печенку!

- Слышал, вы ищете мастера-ремонтника? - небрежно обронила Камми, подойдя поближе к мужчине в неуместно длинном кожаном пальто. Щеголь и франт? Непохоже. Такие модели плащей не носят уже лет десять, да и кожа порядком облезла от постоянного употребления. На его плечах Камми заметила характерные потертости. Споротые погоны, поняла она. Бывший военный. Стоит быть поаккуратнее.

Списанные вояки еще те параноики.

- Да, ищу. - кивнул мужчина, привычным движением откидывая длинноватую челку набок, и дополнительно чуть склоняя голову, чтобы лучше рассмотреть собеседника. Камми мысленно скакала до потолка - вот так ткнёшь пальцем в туман, и угадаешь! - Откуда узнал?

- Догадался. - пожала плечами Камми. - Девяноста процентам здесь паркующихся нужна техническая помощь. То астероид зацепили, то в каменный дождь попали, то в двигателе стучит.

Капитан обернулся и через плечо обменялся взглядами со стоявшей на верхнем ярусе шатенкой. Та кивнула, и он снова встретился глазами с Камерон.

- Так какая у вас проблема? - старательно сохраняя солидный вид, обратилась она к будущему клиенту.

- Сам не знаю. - он развёл руками. - Бортовой компьютер выдаёт ошибку в двигателе. Я его уже с лупой перебрал, все детали изучил. Все новое, техосмотр прошли только месяц назад. Посмотрите?

И он воззрился на нее с надеждой.  nZmHvoaU

Камерон понимала его желание наверняка убедиться, что ошибка в компьютере, а не движке. Мозг корабля можно перезагрузить и почистить, а вот если с двигателем действительно что-то не то, и он отключится прямо в Потоке, то пиши пропало.

Бывалые космолетчики рассказывали байки о том, как злополучные корабли с неполадками в моторе исчезали прямо посреди Потока. Были и такие, что с пеной у рта доказывали, будто бы без работающей плазмы транспорт буквально распыляет на атомы.

Лично этого, естественно, никто не видел, да и проверять желания ни у кого не было, но страшилок хватало, чтобы капитаны ответственно подходили к вопросу техосмотра и ремонта.

Поэтому, в частности, ее без диплома никто в команду брать не хотел.

Кто доверит свою жизнь первому встречному парню с окраины, без рекомендаций и документов о достаточной квалифицированности?

Ступив на трап, Камми поняла, что незаметно на корабль пролезть не удастся. На этой старой развалине был зачем-то установлен искин последнего поколения. Характерные пометки на шлюзовых дверях, видимые в некоторых местах провода и гравитационные пластины дали ей понять, что весь корабль контролируется от шасси до последней гайки.

Новенькая блестящая пуговица камеры подмигнула ей c потолка ангара.

Искусственные интеллекты - сравнительно молодое явление. Как и имплант в затылочной части головы у самой Камми. Разработки велись давно, мечты о разумном, обучаемом и самосовершенствующемся человеческом подобии в виде программы - ровесники выхода человечества в космос. Но сравнительных успехов удалось добиться только недавно.

Ни на одной яхте из самых дорогих, которые ей доводилось чинить, Камерон не видела этих характерных примет. Она и об их существовании-то узнала случайно. Набрела в своем неуемном любопытстве до докторской диссертации одного программиста из тех, что разрабатывали искины. Но вживую тонкое переплетение бирюзовых нитей - заменителей нейросети для процессора - она наблюдала впервые. И постаралась не подать виду, что знает, для чего это. Подумаешь, бирюза! Мало ли в какой цвет люди красят защитную изоляцию.

По старомодной скрипучей лестнице она поднялась вслед за капитаном на второй этаж. Мужчина чуть припадал на левую ногу, не до конца выпрямляя ее в колене. Если бы Камерон не уткнулась в него носом, буквально, пока они преодолевали те пять ступенек, то может, ничего и не заметила бы.

Открытый люк, в космосе всегда задраенный по инструкции, отделял багажный отсек от жилого. Пол закрывал старый, вытертый ковролин, когда-то яркий и многоцветный, как платье горячей и экзотичной девы с Йоганды, а ныне невнятно-пятнистый, в бежево-коричневой гамме. Местами, где чаще всего ступали ноги и волокли грузы, покрытие протерлось почти до белизны, и сквозь переплетение нитей виднелся металлический пол.

Камерон привычно повернула направо, не сразу осознав, что капитан собирался вести ее влево.

- Ты куда, парень? Двигатель в эту сторону, - мужчина снова откинул челку, указывая головой направление. Да, именно там по стандартным схемам всегда располагалось сердце корабля, плазменный блок.

- Прежде чем лезть в сам двигатель, мне нужно подключиться к системе. Проверить, что именно не в порядке. Бывает просто сбой в программе, - Камми вернулась к капитану. Она смотрела ему прямо в лицо, честно и открыто. Ей нечего скрывать, а что глаза сами шарят по сторонам, выискивая подходящее убежище для зайца, можно списать на обычное провинциальное любопытство. - Я могу пройти в рубку, или проводите меня сами?

- А как ты сам дойдёшь, ты же никогда на этом корабле не был. Я бы запомнил, - улыбнулся капитан, и от его тёплой, согревающей усмешки Кам не потянуло передернуться и помыться, как от ухмылок Грега. Наоборот, захотелось сказать еще что-нибудь смешное, чтобы тот снова улыбнулся.

- Я знаю схемы большинства стандартных судов и флагманов наизусть. У вас же стандартная планировка?

Простой, в общем-то, вопрос почему-то согнал усмешку с лица капитана.

- Рубка там же, где у всех, - уклончиво ответил он. И добавил, подумав: - Я вас все же провожу. Я, кстати, Осборн. Малкольм Осборн.

- Очень приятно, - рассеянно отозвалась Камми, пробираясь за ним по узким коридорам и лестницам. Ей кажется, или жилое пространство на «рыбке» порядком подсократили?

Рубки грузовых кораблей она раньше видела только на голограммах. Вот яхты - другое дело. Разных категорий развлекательно-люксовой транспортной промышленности Камми повидала с избытком. А грузовики чаще всего либо имели собственного механика на борту, ибо ломались с завидной регулярностью, либо обращались сразу в верхние доки. Им титулы куда важнее навыков, потому что хозяин яхт чаще всего являлся их же капитаном, а торговцы обязаны за каждый винтик и замену болта отвечать перед гильдией. И тем более технарь и вообще персонал назначался сверху.

Поэтому она до сих пор сидела в этой богами забытой дыре.

Полукруглый зал, стены которого почти полностью закрывали тонкие рулоны экранов, огибала по дуге контрольная панель. В центре торчал штурвал для ручного управления, с современнейшим креслом пилота. Камми невольно залюбовалась блестящей кожей, обтекаемыми формами и техническими добавками. Помимо неизменного шлема и очков, около головной подушки был все еще свёрнут фабричным рулоном мозговой штекер.

Кажется, сегодня ей определенно везёт.

Вдоль панели расположилось еще четыре кресла, и у задней стены два, пассажирские, про запас. В них садились для посадки и взлета, когда нужно было проходить через атмосферу.

Стыковку в космосе экипаж практически не замечал.

В центре зала торчала труба голографической связи. Сейчас мутно-серая, при вызове контакта или искина она светилась и отображала картинку в объеме с полным эффектом присутствия.

Именно к ней и подошёл капитан, остановившись в шаге от матовой имитации стекла.

- Позволь, я познакомлю тебя с Мерилин.  2hdZx3Mm

Кам вздернула брови. У искина еще и имя есть? Это какой же он продвинутости?

- Мерилин? - она не сдержала изумления.

Камми показалось, что суровый капитан чуть покраснел.

- Голос у нее такой... характерный. Таким только про день рождения петь.

Какая связь между веселой песенкой про день рождения и именем Мерилин, Камми не поняла, но решила не смущать его еще больше. Заказчик все-таки.

И репутация ее как специалиста прежде всего.

Глупые вопросы задавать и позориться не хотелось.

- Добро пожаловать на корабль «Тишь», - поздоровался будто пропел искин. Или пропела? Голос у проявившегося в столбе гигантского женского лица с кокетливой мушкой над губой оказался действительно нежным и проникновенным.

- Мерилин, открой временный доступ... - капитан сделал паузу, и Камми с ужасом поняла, что даже не представилась.

- Камми. Камерон Стил, - поспешно добавила она.

Приятный женский голос звучал, казалось, со всех сторон одновременно:

- Временный доступ открыт, Камерон Стил. Чем могу помочь?

Кам расправила плечи и шагнула вперед.

Это при общении с людьми она путалась и заикалась, а механизмы - дом родной, знакомый ей лучше, чем собственная ладонь.

- Провести полную диагностику. Вывести на экран схему корабля, указать возможные очаги проблемы.

Трехмерная Мерилин медленно моргнула, выполняя команду. На центральном экране высветилась проекция корабля. Чуть иной, нежели стандартный, выпускаемый сотнями вариант, но различия незначительные и вполне оправданные для небольшого транспортника.

Заменили стыковочный узел со стандартного на более надежный, увеличили ангар для хранения за счёт уменьшения жилых помещений.

Были еще несколько вызывающих вопросы участков на схеме, но она здесь не для того, чтобы ловить капитана на горячем.

- Какие жалобы?

Она не раз общалась с искинами на яхтах и заметила, что они чаще всего в общении подражают людям, а корабль воспринимают как своеобразное тело. Поэтому интонацию и фразы Камми автоматически строила, как программа-диагност для людей. Не хватало еще спросить, что у корабля болит.

- Стучит что-то, - совершенно по-старчески пожаловалась Мерилин. - Не пойму где. То кажется, что внутри, то снаружи. Особенно когда в Потоке идём. Прямо аж вибрирует.

- Не против, если я сам посмотрю? - спросила Камерон. - Можешь заблокировать сегменты, которые не для посторонних глаз, мне нужен в основном двигательный отсек, обшивка и рубка.

Она перечислила места, где чаще всего появлялись подобные неясные симптомы. Проще всего было бы в рубке - иногда банально начинала заедать какая-нибудь кнопка, или загрязнялся сенсор, тогда всего-то нужно было пропылесосить клавиатуру или заменить шнур.

Хуже, если это обшивка. Просканировать вручную триста кубометров и проверить каждый болт - задача не для слабонервных.

Но совсем звездец, если двигатель. Перебирать фотонные ускорители можно часами и в итоге все равно что-то упустить. Не говоря уже о потоковом плазменном реакторе. Туда и без защитного костюма-то соваться не рекомендуют, а в нем поди что разгляди.

Вместо ответа Мерилин перевела взгляд огромных полупрозрачных глаз на капитана. Тот кивнул.

- Доступ разрешен, - тут же отозвалась она и принялась подгружать записи на экран. Когда объём перевалил за сотню, Камми замахала руками:

- Погоди-погоди, слишком много сразу. Ты говоришь, когда в Потоке, оно сильнее вибрирует? Давай так: я просмотрю самую крайнюю запись того момента, когда ты почувствовала, что что-то не в порядке и попробую найти неполадку. А потом ты скажешь словами, что именно не так, если не найду. Договорились?

Мерилин тяжко вздохнула.

- Не веришь ты мне. Все вы мне не верите. Злые вы, уйду я от вас.

Но картинку на экран вывела.

- Погоди. Я подсоединюсь - так будет надежнее. Можно я воспользуюсь разъемом в кресле пилота?

Камми приподняла отросшие пряди на затылке, обнажая металлический штекер. Капитан отшатнулся.

- Что, подключишься напрямую? Это же рискованно.

- У меня стоит последняя модель. Дед не скупится на инструменты. Так что можете не переживать, корабль в полной безопасности.

Он почему-то поморщился, но все же указал жестом на кресло, молча предлагая располагаться поудобнее. Камерон осторожно уселась на скрипучую кожу, немного поерзала, чувствуя, как мелкие сенсоры внутри подстраиваются под ее фигуру, и с довольной улыбкой откинулась назад, приготовившись к полному погружению в систему.

Бережно, аккуратно, боясь причинить боль, капитан попытался вставить длинную иглу в разъём и снова отступил.

- Не могу. Не привык я к таким новшествам.

Камми пожала плечами и отобрала у него иглу, лихо, с размаху засунув ее в разъём в основании черепа. Острая и твёрдая с виду, игла изгибалась, соединяясь с нейропроцессором, передававшим сигналы прямо в задние доли мозга.

Вообще-то операция была ее идеей. Дед ей до сих пор припоминает, что они могли бы новую мастерскую открыть за те деньги, что он заплатил подпольному хирургу: половину - за имплант, половину - за молчание о том, что она девушка.

Только деньги принадлежали не деду. Это было наследство от матери, завещанное напрямую Камми, и она решила рискнуть.

Техники с подобными имплантами ценились на вес золота. Даже в столице их по пальцам пересчитать можно было, а уж в их глухомани и подавно. Откуда хирург взял дефицитный, лимитированного издания имплант, Камми даже думать не хотела. Как и о том, насколько вся затея разила риском, граничащим с суицидом. Позволить неизвестной квалификации мяснику лезть себе в голову и вставлять туда неизвестного качества электронику - на такое мог пойти только полностью отчаявшийся человек.

Впрочем, Камми до этого состояния была недалека.  rNL4jn-T

После совершеннолетия ее ждала либо армия, если ее каким-то чудом не раскусят на медкомиссии, посчитают за парня и признают годной, на что она не особо рассчитывала - чудес не бывает. Только не на станции ХХ-49. Либо ее выдадут замуж, как любую достигшую совершеннолетия женщину.

Имплантат становился ее единственным, хоть и шатким, козырем в борьбе за нормальную жизнь. Кадрами не разбрасываются, и начальство могло в виде исключения позволить ей остаться работать в мастерской, а может, и перевести уровнем повыше. С вычетом налога на свободную женскую единицу, разумеется.

О том, что могут сделать ее деду как единственному живому родственнику за сокрытие и подделку личной информации, ей и думать не хотелось. Вполне возможно, что прямо из зала суда их отправят на какую-нибудь дальнюю планету копать ценные металлы. Активно, но недолго, потому что на рудниках долго не живут. И даже на имплант не посмотрят.

Так что афишировать свою новоприобретенную ценность Камми не спешила.

Она выжидала.

У нее был план.

Глава 4

Корабли на станцию ХХ-49 прилетали редко. Грузовые раз в месяц, но на них Камми особо не рассчитывала. Команды на постоянных государственных транспортниках укомплектованы под завязку, а если вдруг в кадрах обнаруживается брешь, - на пенсию там кто ушёл, или травма - замену направляли из профсоюза.

Нет, на грузовики она не рассчитывала.

А вот частный сектор - другое дело: яхты с богатеями и туристические суда новых механиков не искали. Им вполне хватало редких заездов в центры обслуживания, а если что-то начинало изнашиваться - его заменяли, не дожидаясь пока сломается. Денег у владельцев этих категорий судов обычно предостаточно.

Зато перевозки мелкого груза, доставки личных заказов в новые сектора и чартерные пассажирские перевозки, мелкий бизнес, не особо подвластный профсоюзу, - вот здесь можно было подсуетиться. Пятилетний контракт - мечта, но мало ли… Многие подтасовывают документы, чтобы уменьшить налоги, и работают на кораблях по-чёрному. Рискованно, конечно, и соваться в незаконные перевозки не хотелось, но если выбирать между контрабандистами и Грегом - лучше первые.

И Камми пыталась. С тех пор, как достигла возраста согласия в восемнадцать и приобрела право самостоятельно подписывать документы, она предлагала услуги механика на все пролетающие мимо корабли.

Чаще всего она получала отказ. Редкие согласия сопровождались такими масляными взглядами, а иногда и распущенными руками, что приходилось собирать всю силу воли, чтобы не набить морду и не потерять клиента. В такие моменты на выручку приходил дед. Рассказывал, какой внук фантазер и мечтатель, а сам из дому не ногой. И ненавязчиво задвигал ее поглубже в мастерскую, с глаз долой.

День рождения, а вместе с ним и грядущие жизненные перемены, неумолимо приближались. Камми уже начала рассматривать возможность пробраться на какой-нибудь грузовик незамеченной, - не выкинут же ее в космос, когда обнаружат! – но останавливали ее две мысли.

На грузовых кораблях везде, кроме кают, обычно очень холодно. Чтобы вещи не портились и паразиты не заводились.

И мало ли что с ней сделают потом, когда обнаружат. Может, лучше бы выкинули в космос.

Пока Камми предавалась тоскливым мыслям, искин времени не теряла.

- Подключение совершено успешно. Начинаю загрузку файла, - мелодично пропела Мерилин прямо у неё в голове. Перед закрытыми глазами, все убыстряясь, замелькали картинки. Стоп-кадр - и в красноватой темноте сознания развернулась радуга.

Сердце замерло. Камми не первый раз видела струящийся мимо корабля Поток - в обучающих симуляциях в сети было полно закачанных съёмок с кораблей. Но от мысли, что эта красота была пережита обитателями «рыбки» каких-то пару часов назад, захватывало дух.

Вдох. Выдох. Снова вдох - и она опять способна концентрироваться.

Она здесь не любоваться просторами неизведанного, а по делу.

Что же насторожило искина?

Движение плавное, гудение моторов мерное. Все по учебнику.

Хотя, что-то в вибрации двигателей, в напряжении поля... было не так. Особенно это «не так» чувствовалось при выходе из Потока.

На всякий случай Камми отмотала запись назад и просмотрела-прочувствовала ее еще раз.

- Стучит, - постановила она решительно.   eD6_-iZQ

- Стучит! Я же говорила! - с восторгом подтвердила Мерилин.

- Что стучит? - тоскливо уточнил капитан. Он уже представил себе счет, который выставят ему в местном магазине запчастей. Не факт, что этот странноватый парень, пролезший на его корабль чуть ли не силой, на кого-то из местных воротил не работает. Пролетали - знаем. Найдёт какую-нибудь фатальную поломку, нагонит ужаса и отправит менять весь плазменный отсек «по дешевке, по знакомству».

И ведь придется идти и менять. Рисковать командой и кораблем Мэл не собирался. Лучше уж он потратится и перестрахуется, чем проворонит какую-нибудь реальную проблему из боязни потратить лишнего.

- Что-то в плазме, - пробормотал Камерон.

Ну, собственно, как Мэл и догадывался. Началось.

- А поконкретнее можно? - без особой надежды переспросил капитан.

- Можно, - жизнерадостно улыбнулся механик, вытаскивая длиннющую иголку из собственного мозга. Штука извивалась, как бахтарский червяк, и Мэла очередной раз передернуло при мысли, что подобные «улучшения» человеческого тела получают все большее распространение. Вон и до окраинных станций уже добрались.

Он не был из тех оголтелых фанатиков, которые пропагандировали чистоту и естественность, призывая изолировать всех киборгов или обязать их носить специальные отметки. В конце концов, это личное дело каждого, а в некоторых случаях еще и чистая необходимость. Самому капитану повезло в своё время, что регенерационная капсула оказалась поблизости и его вовремя в нее сунули. А его сослуживцу, потерявшему руку за неделю до того, как подоспело подкрепление и обоз с медотсеком, пришлось довольствоваться нейропротезом. И пусть он с пеной у рта будет доказывать, что механическая конечность даже круче настоящей, Малкольм все равно не мог отделаться от назойливой и мерзкой мыслишки: «Как же хорошо, что ему удалось сохранить собственную ногу».

Пусть и пришлось проваляться в госпитале почти месяц, а потом еще полгода учиться заново ходить.

Камерон же совершенно не переживал по поводу электронной начинки в собственной голове. Деловито протерев одноразовой дезинфекционной салфеткой штекер, он ловко скрутил жгутом шнур, устроил обратно в креплении и спрыгнул с высоковато для его хрупкой фигурки расположенного кресла.

Не кормят их на этой станции, что ли? Странно вообще-то. Операция по вживлению импланта в мозг стоила несколько миллионов кредиток, а выглядит механик так, будто питается через раз и сплошными полуфабрикатами. Скулы торчат, под глазами - синячищи, сам тощий, как холо-модель: до выпирающих костей.

- Если разрешите, я зайду в плазменный отсек и все там хорошенько осмотрю. Если найду поломку, постараюсь устранить сразу. Если что-то срочное - за сутки, - несмотря на доходяжеский вид, передвигался парень вполне энергично и за время тирады успел доскакать уже до выхода из рубки. Малкольм с небольшим опозданием последовал за ним, решив на всякий случай не спускать с подозрительного механика глаз.

Коридор в обратную сторону Камерон миновала в рекордные сроки, уверенно сворачивая в нужную сторону. Как всегда, определив для себя задачу и наметив цель, она перла напрямую как танк. Остальным оставалось только вовремя отпрыгивать с ее дороги, а при должном старании и умениях - подавать инструмент.

Перед самым плазменным отсеком она невольно замедлила шаг. Страшно не было, только волнительно до выпрыгивающего из груди сердца. Наверное, так чувствовали себя укротители диких зверей в древности, перед тем, как зайти в клетку к особо опасному и не до конца прирученному хищнику. Нервы натянулись жилистой струной, рот пересох в предвкушении рискованной миссии.

Камерон слегка преувеличивала опасность - все же плазма в данный момент работала на холостом ходу, всего лишь поддерживая функциональность корабля. Это когда они плывут в Потоке, посетить двигательный отсек решился бы только идиот. В состоянии покоя плазма не опаснее ядерного реактора - если, конечно, ее не трогать и не нарушать целостность оболочки.

Девушка приложила ладонь к металлической двери, последней преграде между ней и плазмой.

За толстым, тщательно изолированным люком гудело и вибрировало сердце корабля.

- Костюм? - раздался за ней голос капитана, и она аж подпрыгнула от неожиданности. Пульсация плазмы настолько затянула ее в свой рваный ритм, что Камерон чуть не забыла, где она и зачем.

- Да, конечно, - пробормотала она, обернувшись и увидев, что Малкольм уже гостеприимно открыл для нее ячейку со скафандром.

Входить просто так было бы чистым самоубийством. Даже в спецкостюме Камми пришлось преодолеть шлюз - за ней закрылась внешняя дверца, воздух в каморке перехода заменили на смесь негорючих газов - и только потом она попала в голубовато-светящееся чрево рукотворного вулкана. В руках девушка держала свой пояс с прикреплёнными к нему инструментами. Снимать костюм для ремонта, понятное дело, нельзя, а отцеплять по одному - кто знает, что именно ей может понадобиться?

На первый, да и на второй, взгляд с плазмой все было в порядке. Она хищно билась о стенки защитного купола, то разливаясь во всю ширь, то сжимаясь в тугой комок энергии. Не найдя изъянов в самом источнике, Камерон обратила внимание на окружающую среду. Округлый зал практически повторял очертания высокой, зафиксированной в полу и потолке тубы из сверхпрочного полупрозрачного сплава, хранившего в себе жидкое сердце двигателя.

Проверив гладкую поверхность сверху донизу и не найдя ни одной подозрительной царапины, не говоря уже о трещинах, девушка чуть успокоилась. По крайней мере, об утечке можно забыть - самое страшное их миновало.

Именно вовремя не замеченная трещина в плазменном реакторе убила ее отца, так что к этой части корабля Камерон всегда относилась с особым вниманием, граничащим с паранойей.

Ругаясь про себя на великоватый костюм, явно рассчитанный на кого-то более массивного, Камерон опустилась на колени и обползла вокруг тубы, проверяя крепления. Все детали, скрытые от глаз в глубине корабля, в обязательном порядке снабжались датчиками состояния, и любое их смещение с нужной позиции или деформация отображалась недвусмысленно, так что повреждения труб и проводов можно было смело исключить.

Оставалось самое веселое.

Специально для таких, как она, которые экстерьером не вышли, вокруг тубы монтировалась откидная ступенька, раскидывающаяся подобно лепесткам цветка - на четыре стороны. Камерон распрямила их все и по очереди залезла, проверяя крепление на потолке.

И на третий раз ей повезло.

Болт - то ли подгнивший, то ли изначально бракованный - остался в ее гаечном ключе, стоило ей примериться и попытаться его подкрутить.

Камерон с неверием уставилась на металлический многогранник, все еще зажатый в тисках инструмента.

Серьезно?

Прищурившись и включив увеличение на лицевом щитке, она пригляделась к оставшейся без прикрытия ямке. Глубоко внутри виднелся скошенный кусочек металла. Сравнив его с останками в ее ключе, девушка поняла, что именно этот болт служил источником вибрации, потихоньку, под воздействием пульсирующей плазмы, расшатываясь и выползая наружу. Еще пара полетов - и тяжелая головка вывалилась бы из паза самостоятельно, в лучшем случае оставив тубу расшатываться дальше, в худшем - повредив защитный слой.

О втором варианте не хотелось даже думать.

Последствия первого, впрочем, в отдаленной перспективе могли стать не менее печальными.

Засунув ошмёток болта в небольшой карман на футляре с инструментами, Камми вернулась к изучению зияющей дырочки.

Еще примерно полчаса она потратила на то, чтобы подцепить остатки щипчиками и выковырять их из паза. Щёлкнув портативным фонариком на конце отвертки, девушка посветила в образовавшуюся дырку и с облегчением выдохнула: внутренняя поверхность не пострадала, значит, она просто ввинтит новый шуруп - и дело можно считать решённым. Она подобрала один из целого патронташа, висевшего на ее незаменимом поясе, и ловко ввинтила его на место пострадавшего.

Капитан ждал вердикта снаружи, нервно выхаживая по коридору туда-сюда. В небольшое узкое окошко ему было видно, как копается в потолочных креплениях механик, и Малкольм порядком нервничал, представляя, во что ему может обойтись замена всей плазменной тубы.

Так что когда Камерон вышла и продемонстрировала развалившийся пополам болт, капитан сначала даже не понял, к чему это она.

- Вроде двадцать шестой век на дворе, а наши жизни по-прежнему зависят от какого-то неприкрученного болта, - философски пояснила откуда-то с потолка Мерилин. Ее-то жизнь ни от чего такого не зависела - даже в случае крушения корабля ее сознание уцелеет, запаянное в чёрный ящик вместе с полётными записями за последний месяц. Но искин упорно отождествлял себя с командой, руководствуясь принципом «если все, то и я».

- Что? - очнулся Малкольм от созерцания металлического трупика.

- Болт, говорю, стучал, - пояснила Мэрилин. Датчиков в плазменном отсеке находилось по минимуму, чтобы не плодить возмущения эфира, даже наблюдение провести неоткуда. Зато одна из камер в коридоре очень удачно была направлена прямо в то самое узкое окошко люка. А учитывая опцию увеличения изображения, все действия Камерон искин разглядел в подробностях. Ну, когда ее не заслонял своей головой любопытный капитан. - Обычный болт. Сломался, как я понимаю.

- Да, сломался. Я все заменил, остальные крепления проверил, помещение на всякий случай просканировал. Больше ничего нет. Если стук повторится, обратитесь в ближайший техцентр.

Камерон довольно улыбнулась, видя изумление капитана. Он явно рассчитывал на пространную речь о том, какой опасности они все на корабле подвергаются и что срочно нужно менять весь двигатель или хотя бы плазму. А то она не знает, как нечистые на руку коллеги подрабатывают.

Некоторым особо неприятным клиентам, особенно тем, что пытались ей строить глазки, даже принимая за мальчика, она и сама, грешным делом, подобные выступления устраивала.

Пару раз, не больше. В качестве профилактики.

- Спасибо, - пробормотал все еще не верящий до конца, что дёшево - буквально - отделался, капитан. И спохватился: - Сколько с меня?

- Сотня кредиток за диагностику - обычную, визуальную, контактную я считать не буду, самому в новинку. Считайте, в расчете, - Камми усмехнулась, мысленно подрагивая от нетерпения. Сейчас самое время просить об одолжении. Мистера Осборна впечатлили ее навыки, искин вроде тоже доволен, может получиться. Тем более учитывая, что контактная диагностика со штекером едва ли получила широкое распространение и могла считаться эксклюзивной услугой, а значит, тянула на пару тысяч кредиток минимум. Немалая такая скидочка. Но главное сейчас - умаслить клиента, чтобы он согласился на ее предложение. - За болт я с вас, понятное дело, вообще ничего не возьму, это смешно.

Камерон помолчала, собираясь с духом, и, поймав взгляд капитана, скороговоркой выпалила:

- У меня к вам будет небольшая просьба. Дело в том, что мне нужно уехать со станции в ближайшее время. Денег на билет у меня немного, но я могу отработать. Как вы сами видели, я неплохой механик, платить мне вообще не надо, я за еду могу...

Под конец фразы голос Камми совсем увял. В глазах капитана она читала откровенное сомнение.

И оказалась права.

- Ты мне сейчас предлагаешь закон нарушить? Думаешь, я не знаю, что без подписанного государственного контракта минимум на пять лет родившиеся на вашей станции покидать ее пределы не могут? - капитан хмыкнул. - За еду он работать собрался. Механик ты талантливый, спорить не буду. Я тот болт долго бы искал. А диплом об окончании курса инженерии или хотя бы техникума механики у тебя есть?

- Онлайн? - полувопросительно вздохнула Камми. Она уже поняла, что попытка улететь со станции снова провалилась.

Насчёт законов ушлый Малкольм был совершенно прав. Со временем правила, касающиеся незамужних девушек, модифицировали, а то работники даже мужского пола так и норовили со станции удрать куда-нибудь, где условия получше, а платят побольше.

Капитан покачал головой.

- Извини, пацан. Если я каждого желающего вот так запросто буду на борт брать, меня больше ни на одну станцию не пустят. Да еще и штраф вкатят. Мне моя лицензия дорога. Ты хороший спец, наверняка тебя и тут на тёплое место пристроят.

- Ну, если дом Грега считать тёплым местом... в каком-то смысле да, - пробормотала Камми себе под нос. И добавила уже в полный голос: - Очень жаль.

Она судорожно сглотнула, ругая себя нехорошими словами и до крови прикусив внутреннюю часть щеки, чтобы не разреветься. В несколько движений содрала с себя защитный скафандр, аккуратно устроила его обратно в нише и застегнула-задраила все пазы.

Дед учил ее правильно: техника - прежде всего.

Ты можешь забыть застегнуть ширинку или перепутать пуговицы на рубашке, но инструменты и механизмы всегда должны быть в порядке.

Слишком много жизней может зависеть от ее небрежности.

Изо всех сил сдерживаясь, чтобы не пустить слезу, - вот вопросы-то будут, парни ведь не плачут - она поплелась за капитаном по коридору, который, как назло, очень быстро закончился.

Камерон покосилась на бирюзовую вязь проводов и будто невзначай прикоснулась к ним пальцем.

Последний шанс.

Помимо простого соединения с кораблем, имплант имел еще функцию информационного накопителя. В нем хранились разные полезные мелочи вроде планов станции и основных моделей кораблей, технических развязок на разных уровнях и прочей ерунды, которую Камерон, в принципе, и сама помнила, но предпочитала иметь под рукой на всякий случай.

А еще она припасла небольшое секретное оружие.

Девушка отправила тонкий, едва уловимый штамм вируса по еще теплящейся связи. Пусть шнур, соединявший ее с искином, уже не подключён к мозгу, но сеть корабля еще доступна. Предоставленное ей разрешение никто не отменил.

И можно попробовать взломать защиту.

Мысленный щуп, пробежав от руки к бирюзовой нити, будто ударился в гранитную стену. От силы столкновения у Кам зазвенело в голове.

- Ты меня вылечила, так что прощу тебя, девочка. Но только в этот раз, - строго пропел блондинистый голосок в ее мозгу, и соединение оборвалось окончательно.

Камми потёрла ноющие виски.

- Трепаный искин, чтоб тебя закоротило поперёк с подвыподвертом, - выдала она шепотом любимое ругательство деда.

Полегчало не сильно.

Доступные ей средства для побега, похоже, закончились.

Оставалось надеяться, что за следующий месяц ей повезёт больше.

Глава 5

Утро дня рождения началось прекрасно. Ароматом булочек с коричным экстрактом, - тех самых, вчерашних, про которые после визита Грега она абсолютно позабыла, - крепким духом настоящего кофе, который дед собственноручно варил в старинной металлической джезве по особым праздникам, и хрустящим пакетом под подушкой.

Дед всегда почему-то запихивал подарки на день рождения ей под подушку. Когда была жива мама, Камми всегда находила там два красиво упакованных и тщательно перевязанных свертка.

Уже три года, как ей достаётся только один.

Девушка ласково погладила блестящую бумагу и аккуратно, по одному, отклеила липнущие уголки. Пригодится еще, мало ли.

Внутри оказался новейший планшет, помещавшийся у неё на ладони. Правая сторона комма была испещрена выемками разъемов, подключавшихся практически к любым переходникам. Камера, теплодатчик, сенсор уровня - да практически все, что может понадобиться хорошему механику (кроме, может быть, отвертки), было понапихано в крохотном аппарате.

Ну, набор отверток и прочего инструмента ей подарили на прошлый день рождения.

В приподнятом настроении Камерон соскочила с кровати, быстро привела себя в порядок и вышла на кухню, где дед как раз разливал густую ароматную жидкость по чашкам.

Стефан признавал только такой кофе - чёрный, как дорогая лаковая кожа, и густой, чтобы внутри стояла ложка. Еще бы сюда сахар, но увы, паёк, выданный на месяц, уже закончился, а до нового еще неделя.

Пакет дефицитных зёрен подарил им в качестве благодарности один из торговцев. Камерон тогда нашла неполадки в тормозной системе, которую проглядели официальные специалисты при прошлом техосмотре. Еще одной посадки на планету корабль мог и не вынести. Проникнувшись талантом юного механика, клиент не только оставил им пару сотен кредиток сверх счета, но и презентовал, как он выразился, небольшой сувенир.

Вздумай Стефан продать этот мешочек, выручил бы несколько тысяч минимум, но начались бы вопросы: откуда, как, где налог на дарение... Так что пили сами, втихаря, смакуя каждый глоток.

- Спасибо, дед. Игрушка – супер, - Камми обняла его, невольно отметив, что он еще сильнее похудел: под вытертой фланелевой рубашкой прощупывались кости. Она, конечно, выглядела не лучше, но надо бы как-нибудь раздобыть дополнительное питание.

Вот пойдет она в армию, тут ей паёк и увеличат.

Отогнав пораженческие мысли, Камерон натянула на лицо беззаботное выражение. Незачем портить праздник ни себе, ни деду. Дата икс только через две недели. Она обязательно что-нибудь придумает.

Настроив комм под себя и прицепив его у локтя, чтобы удобно было работать, девушка села за стол и попробовала обжигающий напиток. Лицо невольно расплылось в улыбке. Все же натуральный продукт - совершенно другое, не то что заменитель.

В ежемесячный минимальный паёк для нижних уровней входил кофейный экстракт. Из чего он делался, задумываться не хотелось, но на вкус был как пенопластовые опилки. Поэтому многие рабочие гордо заявляли, что кофе не пьют, потому что не любят.

Полюбишь такую дрянь, как же. Попробовали бы они настоящий, совершенно по-другому запели бы.

Взбодрившись и немного поиграв с новым коммом, Камерон нацепила рабочий комбинезон и полезла под новый заказ. Служебный одноместный флаер с пометкой на боку из трёх полос принадлежал кому-то из подчиненных Грега, местных хранителей правопорядка. Ей очень хотелось подгадить и что-нибудь в нем испортить, но забота о профессиональной репутации перевешивала ребяческие порывы. Толку от того, что какого-нибудь бедолагу из ополчения зальёт маслом из приборной доски? Отвечать-то ей или, что еще хуже, деду. А Грегу с этого только лучше будет - Камерон за его заступничество еще и должна ему останется. Нет уж, сделает в лучшем виде. Чтоб мотор журчал, а тормоза пели.

На этом, к сожалению, хорошее утро закончилось.

Тренькнул новенький комм, сообщая о входящем важном послании с уведомлением. Он лежал на рабочем столе - девушка сняла его, боясь поцарапать или испачкать. Пришлось Камми, кряхтя, как двухсотлетняя старушка, вылезать из-под флаера.

Стянув измазанные перчатки, приложила палец к считывающему устройству, подтверждая личность, и письмо развернулось на весь экран.

Повестка из военной части гласила, что явиться ей, то есть ему, Камерону Стилу, надлежит не позднее полудня завтрашнего дня, чтобы поступить в распоряжение начальника охраны двадцать четвёртого сектора в качестве новобранца.

Камми села где стояла. Прямо в старое кресло, которое жалобно скрипнуло, протестуя против такого обращения.

Девушка бы тоже с радостью запротестовала, если бы от этого ожидался хоть какой-нибудь результат.

Праздник был безнадежно испорчен.

Дед, узнав о неожиданных новостях, куда-то ушёл с мрачным видом. Скорее всего пить с приятелями и злословить о нынешних временах, которые, понятное дело, не чета прошлым. А что он еще мог поделать в этой ситуации?

Пиво на станции разбавляли до прозрачного как слеза состояния, так что спиться старым технарям не грозило.

Доделав флаер, уже без огонька и задора, на чистом терпении и скрипе стиснутых зубов, Камерон тоже решила немного проветриться. Дело близилось к обеду - новые заказы уже вряд ли принесут. Обычно все нуждавшееся в ремонте притаскивали в мастерскую в первые рабочие часы, чтобы к вечеру или следующему утру уже забрать.

Ноги сами принесли ее к прозрачной стене с видом на Поток. Мерцание звездного неба, едва заметно подрагивающее изогнутыми линиями двух космических магистралей, завораживало и убаюкивало. Девушке казалось, что она где-то там, в безвоздушном пространстве, плывет мимо раскалённых шаров газа, как потерянный, никому не нужный астероид.

Точнее, очень даже нужный. Грег не поленился, расписал-таки начальству ее незаменимость на службе, а отличный ремонт нескольких служебных машин и устройств сработали против нее… и в поддержку полузаконного указа о ее досрочном призыве.

Начальник охраны двадцать четвертого сектора не собирался терять ценного рекрута, который вызывал у него с каждым днем все больший интерес не только как специалист, но и как личность.

В смысле, задница.

Камми сидела в убежище до позднего вечера. Ни одного нового корабля, как назло, из Потока не появилось - последняя надежда улизнуть от проверки медкомиссии таяла на глазах.

У нее, конечно, козырь в виде импланта, но… Даже если ее вдруг каким-то чудом оставят в мастерской, то к ней наверняка выстроится очередь из женихов. И первым будет, естественно, Грег.

А дед отказать не сможет. Разве что выбрать кого поприличнее. Но где такого найти, в их-то гадючнике? И чтобы еще мог бросить вызов Грегу, обойдя того в гонке за невестой.

Да нет таких.

А Грег первым делом поимеет ее сам, а потом поделится с друзьями.

И работать ей наверняка запретит.

Камми даже не была уверена, которая из перспектив пугает ее больше.

Девушка вернулась домой подавленная и хмурая. Пребывание в убежище, вопреки обыкновению, настроения не улучшило, даже наоборот. Паника накатывала волнами, заставляя задумываться о совершенно нехарактерных для нее вещах: например, где можно в случае чего утилизировать труп. Так, чтобы никто не нашёл.

Стефана дома еще не было. В такое позднее время он обычно уже ложился почитать что-нибудь или посмотреть новую серию какой-нибудь холо-оперы. С возрастом дед стал сентиментален и увлекся просмотром всякой приключенчески-страдательной ерунды, обосновывая привычку тем, что хочет развеяться и посмеяться над техническими ляпами.

Учитывая, что звёзды и сценаристы обычно если и бывали в космосе, то только в качестве пассажиров, не покидавших комфортабельных кают, похохотать повод выпадал часто.

Свет в мастерской тоже не горел. Камми на всякий случай проверила, заглянулв в темное помещение, и тихо позвала:

- Дед, ты тут?

Ответом была тишина. Чуть позвякивала в потоке воздуха из вентиляции связка ключей и отверток на все случаи; старой кожаной куртки на крючке у входа не было - значит, он где-то на улице, но недалеко.

В такое позднее время вариантов было немного.

Скорее всего, Стефан до сих пор заливает горе с кем-нибудь из приятелей. Или в гордом одиночестве: во-первых, перепить Стила мог далеко не каждый бравый спецназовец, а во-вторых, остальные технари из его знакомых и собутыльников были людьми семейными, и их вторые половинки, наверное, пару часов как разобрали по домам.

Станция давно перешла на ночное освещение, из вентиляции тянуло прохладой - после бурного рабочего дня основная масса приборов, нуждавшихся в охлаждении, наконец-то выключилась, и теперь немного свежего воздуха наконец перепадало и людям.

?????????????????????????? - Дед, ну зачем тебя сюда вообще понесло? - бормотала Камми, поднимаясь по заплёванным ступенькам.

Бар с оригинальным названием «У Джо» располагался в трёх блоках от их дома. Стефан периодически наведывался туда, когда настроение было не очень. То есть практически каждую неделю.

Входную дверь заменял снятый с какого-то корабля люк: по легенде, с того самого, на котором ранее служил пресловутый Джо. Существовал ли он на самом деле – тот еще вопрос, но нынешние владельцы с пеной у рта доказывали всем сомневающимся, что они его прямые потомки. Чем именно отличился первопроходец - кроме того, что захватил с собой после списания на станцию люк, - история умалчивала.

Бар был довольно популярен, причём не только на двадцать четвёртом уровне. Сюда спускались и с верхних этажей: если не брать в расчёт сильно разбавляемую выпивку, качество музыки и закуски тут было вполне на уровне. А обслуживали посетителей полуобнаженные девицы, приходившиеся жёнами поварам, диджею и даже самому владельцу заведения. Всех их можно было не только осмотреть, но за отдельную плату и пощупать, что приводило холостых клиентов в особенный восторг.

Камерон спустилась по не менее заплёванным, а местами еще и облитым чем-то липким ступенькам в зал, и завертела головой, высматривая Стефана. Музыка гремела, бренчала посуда, проходившая мимо девица виртуозно махнула бедром, чуть не зацепив - но все же не коснувшись - руки Камми.

Провокация в чистом виде. Мужчина бы на ее месте хватанул чисто на рефлексе, а потом - плати или из-под земли вырастут вышибалы.

Впрочем, зазывный взгляд девицы сменился скукой, когда она рассмотрела под капюшоном лицо Камми.

- А, это ты, - разочарованно протянула она и развернулась спиной. Неотзывчивость и отсутствие интереса к девушкам у младшего Стила породили немало слухов, но главное работницы уяснили: приставать к Кам смысла нет, поэтому просто оставили в покое.

Что ей в принципе и нужно было… Но не сейчас.

- Эй, Стефан здесь? - окрикнула девицу Камми, не рискуя догонять и останавливать. Еще сочтут за приставание и снова начнут проверять ее на прочность как мужчину.

- Да, в том углу бы,. - безразлично махнула подавальщица куда-то вправо и, покачивая задом, ввинтилась между тесно расставленными столиками, то и дело задевая сидящих то попой, то локтем.

Что характерно, никто не жаловался.

Вытянув шею, Камми попыталась разглядеть деда среди сидящих за столиками в той стороне, что указала девица. К сожалению, там стояла целая группа парней, хоть и без формы, - видимо, смена закончилась - но телосложение и общая откормленность выдавали в них местных ополченцев, так что сидящих за столиками видно не было. Пришлось подбираться ближе, лавируя между тесно прижатыми друг к другу телами разной степени трезвости.

Голос Стефана она услышала, едва достигнув стоящих плотной стеной ополченцев. И, позабыв об уважении к служителям закона и субординации, распихала их локтями в панике.

Ее гордый, несгибаемый дед стоял на коленях перед Грегом, молитвенно сложив руки перед собой, и о чем-то слезно упрашивал.

Хотя что тут гадать - просил не забирать ее прямо завтра.

Краска бросилась Камми в лицо, то ли от негодования на Грега, то ли от стыда за унижавшегося деда, то ли от унижения - все ведь из-за нее. Не родилась бы она девочкой, ничего этого бы не было.

Она - причина всех проблем. И для себя, и для Стефана.

- Дед, прекрати! - Камми шагнула вперед, подхватывая его под локоть и без особого усилия вздергивая на ноги. Тот пошатнулся, выдавая своё совершенно не трезвое состояние. - Ты что творишь?

- Прошу этого доброго и отзывчивого юношу пощадить старика и не забирать его единственную надежду и опору, - довольно четко для своего состояния отбарабанил дед.

- Какие люди! - Грег приветственно раскинул ручищи, не вставая со стула, очевидно, ожидая, что Камми радостно бросится ему на грудь.

Та, наоборот, попятилась, захватив с собой и Стефана.

- Вы его простите, он на радостях чуток выпил, вот и бормочет всякое, - насквозь фальшиво улыбнулась она. - Мы пойдём, извините за беспокойство.

И потянула упирающегося деда за собой. Тот сопротивлялся с неожиданным упорством, норовя вернуться и еще раз попытаться уговорить «любезного господина смилостивиться». Грегу, похоже, видеть подобное унижение от солидного, уважаемого всеми механика было весьма приятно, потому что цирк он прекращать не спешил. Наоборот, развалился, откинувшись на спинку, и с интересом наблюдал за спектаклем.

- Ты, может, тоже меня попросишь? Как следует, - дождавшись паузы между все более невнятными причитаниями Стефана, предложил начальник охраны уровня. И похабно подмигнул, намекая, каким именно способом ей следует его уговаривать.

Камерон невольно передернуло.

- Что вы, я с радостью явлюсь завтра… Согласно приказу, - пробормотала она, все сильнее дергая деда за рукав. - Пошли уже, допразднуем, там еще булочки остались. Проводим мой день рождения.

Чуть не плача, она пыталась уломать разошедшегося Стефана и так и эдак, а он все норовил упасть в ноги этой свинье Грегу.

Кто знает, чем бы закончилась эта трагикомедия, если бы в происходящее не вмешалось новое действующее лицо.

Точнее, два лица.

Глава 6

- Правильно ли я понял, что ваш день рождения - сегодня? - раздался знакомый голос откуда-то слева.

Вот уж кого Камми ожидала увидеть меньше всего на незапланированном представлении. Кровь бросилась ей в лицо, затопив по самые уши. Позорище-то какое! Она так старалась утром, создавала имидж уверенного в себе специалиста, а капитан явился зачем-то в их дыру и все испортил. Теперь он запомнит ее не как профи, починившего его корабль, а как неудачника, пресмыкающегося перед властями, с дедом-алкоголиком.

- Уже почти вчера, - процедила она сквозь зубы, едва удерживаясь от потока брани, потому что дед снова упал Грегу в ноги, чуть не вывернув Камерон руку по дороге.

- А правильно ли я помню, что между официальным совершеннолетием и призывом должен пройти минимум месяц?

Мистер Осборн протолкался сквозь плотное кольцо зрителей и прямо встретил разъяренный взгляд начальника охраны. Глаза Грега, как и Камми несколькими часами ранее, скользнули по надорванным плечевым швам кожаного плаща, который капитан Малкольм не удосужился снять даже в баре. Расл недовольно скривился: военных служаки из ополчения недолюбливали. В частности, потому что опытные - закаленные в настоящих боях, а не разнимании пьяных драк, - солдаты регулярных войск могли размазать десяток таких, как Грег, и не почесаться при этом.

А судя по размеру отсутствующих нашивок, простым солдатом мистер Осборн не был.

Как и его спутник.

У молчаливой тени, маячившей за спиной капитана, ни плаща, ни следов от знаков отличия не было. Зато за голенищем сапога виднелось несколько метательных ножей, на поясе отчетливо выделялись утолщения под сюрикены, а его рука с гипертрофированными мышцами все время пыталась поправить на плече что-то, чего там сейчас не было. Скорее всего, лямку от дробовика или плазменной мини-пушки.

Вход на станцию с огнестрельным или любым другим зарядным оружием был строго запрещен. Вот холодное разрешалось, и боец воспользовался лазейкой в законе по полной.

Подручные Грега моментально подобрались, да и он сам втянул пузо и сел поровнее, оценивая прибывшее на сторону Камми подкрепление.

Вопрос только, к добру ли это явление. Если сейчас будет драка, то сидеть ей оставшийся месяц в карцере как зачинщице.

Или сразу к Грегу в дом? Нет, лучше уж карцер.

- Мне сегодня пришла повестка, - откашлявшись, попыталась Камерон разрядить обстановку. - Так что все официально, с ведома властей.

- Еще хуже, - невозмутимо отрезал капитан. - Интересные у вас порядки на станции. Если нельзя, но очень хочется, то можно, так?

Смотрел он при этом только на Грега, не отрываясь, и хмурился. Не поймёшь, о чем он раздумывал. То ли его злоупотребление властью раздражало, то ли прикидывал, как кишки отъевшегося ополченца половчее на нож намотать.

- Пойдём, - прервав поединок взглядов, приказал мистер Осборн. Повернулся спиной к своре Грега, будто и за противников их не считал, подцепил под локоть Камерон и потащил на выход, не замечая ее веса и сопротивления. Хотя, особо она не упиралась - так, оглянулась, чтобы убедиться, что с дедом все в порядке.

Стефаном занялся подчиненный капитана. Подошёл к деду и играючи, как ребёнка, вскинул того себе на плечо.

Не особо уважительно, зато эффективно.

Грег скрипнул зубами, глядя, как практически уже принадлежащая ему добыча уплывает из-под носа.

- Увидимся еще, Камерон, - процедил он сквозь стиснутые челюсти, так что сразу стало понятно: ничего хорошего Камми от этой встречи ждать не придётся. Тем не менее она вежливо улыбнулась, держа лицо, и повысила голос, чтобы перекричать грохочущую музыку:

- Конечно, господин сержант. Мы всегда рады вас видеть в мастерской Стил.

Капитан потянул ее на выход за локоть, который все еще сжимал. Ткань старой вытертой куртки не выдержала, сминаясь от такого обращения, и наружу он ее практически выволок.

- Что ты перед ним распинаешься, он же вконец оборзел, - пробормотал мистер Осборн, отпустив наконец едва не лопнувший старый кожзам. Камми отпрыгнула и поправила рукав, с облегчением убедившись, что он не оторван и в целом не пострадал.

- Слушайте, вы бы лучше не лезли! - рявкнула она, сдувая падающую на глаза челку. - Вы улетите, а нам тут жить еще. Как бы он ни оборзел, менять его только потому, что я нажалуюсь, никто не будет, а вот у меня будут проблемы, и у деда тоже. Так что спасибо вам, дальше мы сами.

Стефан отозвался с мускулистого плеча бугая заливистым храпом. Тот не возмутился, а, наоборот, хохотнул.

- И что, дохляк, деда своего ты сам потащишь? Показывай дорогу, где там твоя мастерская, - подкинув старика, как мешок с бельём, устроив поудобнее и придерживая под колени, он наугад двинулся в переплетение узких улиц сектора.

Тяжело вздохнув, Камерон обогнала его и принялась показывать дорогу. Сама она деда не дотащит, тут он прав.

- Ты, что ли, одаренный, который нам болт утром вкрутил? - светски поддержал беседу бугай.

- Я, - призналась Камерон.

- Уважух. Я Курт, - он протянул свободную, левую, руку, и девушка неловко ее пожала. Привычней было приветствие правой, но в данный момент она у бугая была занята - он придерживал ею Стефана. - А имплантами ты занимаешься?

Она покачала головой. Теоретически, при должном обучении, она могла бы чинить и импланты - та же техника, только вот связи с нервной и мышечной системами требовали очень тонкой настройки и ювелирного вмешательства. Подобные специализации онлайн не давали, тут в первую очередь важна была практика. Так что без Имперского Университета о таком и мечтать не стоит.

- Ниче, научишься. Ты парень способный, все еще впереди, - подбодрил ее Курт, не подозревая, что тем самым от души посыпал солью застарелую рану.

Кто ж ее отпустит на столичную планету, Терру? Камерон криво улыбнулась, и разговор увял сам собой.

Идти было недалеко, каких-то три блока, так что уже через десять минут они переступили порог мастерской. Камми рассыпалась в благодарностях за двоих: себя и все еще полусознательного деда. Одна она бы его точно не доволокла.

Бугай деликатно сгрузил Стефана на стул, придержал, позволяя прийти в себя и привыкнуть к вертикальному положению.

Камми бы тоже с удовольствием присела - ноги не держали. Слишком насыщенный выдался день рождения. Но следовало сначала проводить гостей… Или угостить?

- Может, чаю? Или кофе? - неуверенно предложила она. - У нас настоящий есть.

Капитан улыбнулся краем рта.

- Спасибо за предложение, но нам пора. Еще заправиться, разложить груз по местам… Дел перед взлетом много.

Он жестом показал бугаю, что пора уходить. Тот убедился напоследок, что дед падать не собирается, кивнул Камми на прощание и скрылся за дверью. Капитан последовал за ним.

Камерон молча смотрела, как уходит в ночь ее спаситель, и понимала, что спокойной жизни ей не видать. Грег сегодняшнего унижения не простит. Пусть все было достойно и в рамках закона, все равно в мироощущении Расла его опустили ниже канализации.

- Мы улетаем в полночь. Не опаздывай, - шепнул капитан, проходя мимо, и исчез за дверью.

Камми покачнулась. Ей показалось, что она ослышалась.

Не может такого быть.

На станции ХХ-49 чудес не бывает.

Или бывают?

Следующие полчаса Камерон потратила исключительно непродуктивно. Бегая из угла в угол и причитая.

Ее бросало из крайности в крайность: от истерики (как я деда одного оставлю? его же тут загрызут!) до паники (а если капитан маньяк и попользуется сначала сам, а потом продаст куда похуже нашей родной станции?).

Положил конец ее метаниям Стил-старший.

- Не придумывай глупости, Кам! - прикрикнул на нее дед. - У меня единственная приличная мастерская на весь уровень. Я закроюсь – и где они будут чинить свои колымаги, спрашивается? У тебя будет куда больше неприятностей, если останешься. Да и у меня заодно.

Хоть и жестокие, но слова Стефана были не лишены здравого смысла. Ее пребывание на станции подвергало опасности и его. Не станет ее – и у деда будет куда меньше проблем.

Камми притормозила. И с чего она так разнервничалась? Все равно же собиралась уезжать рано или поздно.

Просто ситуация на данный момент сложилась нехорошая. Если бы она тихо исчезла или, тем более, получила официальное предложение работы, никто бы ее не преследовал. Но после такого позора Грег не успокоится: поставит на уши самое высокое начальство, чтобы вернуть беглеца обратно.

А если он еще узнает, что она девушка...

Взвыв, Камерон вцепилась в короткие волосы, окончательно их взъерошив.

И что делать-то?

Дед воспользовался ее замешательством, схватил за руку и мягко, но настойчиво усадил на стул рядом с собой.

- Посмотри на меня, - подцепив ее за подбородок пальцем, Стефан заставил девушку прямо встретить его взгляд. - Стилы не сдаются. Помнишь?

Камерон неуверенно кивнула. Дед покачал головой.

- Ты училась как проклятая все эти годы. Стала лучшим механиком, которого я знаю, а, поверь мне, твой предок повидал немало разных специалистов за свою жизнь. Вставила себе эту странную штуку в голову, в конце концов.

Девушка слабо улыбнулась. С вмешательством в ее мозг Стефан так и не примирился. Все бухтел, что технарь должен справляться своими силами, безо всяких там костылей.

Но что поделать - прогресс не стоит на месте. Чтобы разобраться с новейшими искинами, мало было проверить их программы, пересчитать датчики и перебрать проводку. Иногда проблема таилась настолько глубоко, что увидеть ее можно было, только став кораблем. Буквально.

Кроме того, это открывало для Камми - теоретически, пока что только теоретически - необозримые перспективы в плане трудоустройства. Рисковых профессионалов, решившихся на подобный шаг, в пределах всей Ойкумены можно было пересчитать по пальцам двух рук.

Не считая засекреченных военных специалистов, но те всегда были впереди всех планет.

- Не дай Грегу все это похоронить на своей кухне, - твёрдо заявил Стефан. И в этот раз Камми кивнула куда увереннее.

Не даст. Точно не даст.

И если она хочет успеть на третий уровень до полуночи, ей лучше поспешить.

Первым делом Камми полезла в новый комм. Проверила состояние счетов, стерла все личные переписки с серверов, почистила список контактов. Она давно готовилась к этому дню, поэтому действий требовался самый минимум. Все важные данные хранились в ее собственной голове - спасибо накопителю, а все остальное безжалостно удалялось. Не хватало еще, чтобы из-за знакомства с ней достойные люди на станции подверглись преследованию со стороны Грега.

Деда, конечно, оставлять было страшновато, но в чем-то он был прав: не станет его – и на уровне некому будет чинить не только бытовую мелочевку, но и более серьезные поломки. Станция все же не новенькая - постоянно что-то барахлит. К тому же, старого Стила высоко ценили не только на двадцать третьем, но и на прочих уровнях, и частенько обращались к нему за помощью.

Главное, чтобы озверевшие ополченцы об этом вспомнили в запале.

Ну да Стефан тоже не дурак. Завтра весь день будет на виду, в людных местах. Там ему что-то сделать побоятся, а позже уже и злоба поутихнет. Они все же не бандиты по ночам людей в собственных домах избивать. За такое точно разжалуют, а то и на каторгу сослать могут.

Подумав еще минуту, Камми перевела все, что у нее оставалось на счетах, деду. Завести глобальный ойкуменный счет на станции разрешали только совершеннолетним, а сегодня ей было несколько не до того. Да и явиться в отделение банка, там подвернуться лишний раз сканированию, взломать защиту – и все ради чего? Ради пары сотен кредиток? Ну его.

- Что ты делаешь? - с подозрением покосился на ее комм дед.

Камерон улыбнулась - беззаботно и свободно, так, как она не чувствовала себя, наверное, никогда в своей жизни.

- Перевожу тебе все мои деньги, - честно ответила она, и прежде чем Стефан успел возмутиться, поспешно продолжила: - Мне они вряд ли пригодятся, капитан говорил, что не берет работать за еду. Значит, будут зарплата и контракт.

Она убеждала в этом скорее саму себя, чем деда. Непонятно было, почему мистер Осборн так резко передумал, но если даже искин на его корабле проявил благородство и не выдал ее, даже не объяснил собственному командующему, что она совсем не та, за кого себя выдаёт, то тогда уж сам капитан должен быть просто рыцарем из древних баллад.

Так что остаётся понадеяться на его честность и рассчитывать добраться до приличного обитаемого мира, где женщины не обязаны никому и ничем. Судя по сведениям, добытым в сети, миров таких подавляющее большинство - это ей не повезло с местом рождения.

- Пользоваться моим счетом я все равно не смогу. После моего побега его, скорее всего, тут же заблокируют, - продолжила Камерон, пересматривая уложенные в компактный рюкзак вещи и прикидывая, брать ли ей запасную майку. Чем меньше будет его объём, тем легче ей будет преодолевать уровни. - А если и нет, отследить меня по нему будет проще простого. Поэтому самое логичное, чтобы не пропал наш с тобой труд, перевести тебе. Пусть у тебя побудут. Отдашь, когда вернусь.

На секунду встретившись глазами с дедом, девушка сглотнула, не договаривая вертевшееся на языке уточнение. Если вернусь.

Перед самым уходом, уже закинув рюкзак на плечо, Камми вспомнила еще одну вещь. С проказливой ухмылкой она отложила мешок в сторону и аккуратно, не влезая глубоко в мотор, поменяла пару проводков и трубок местами.

- Если что, это ремонтировала я, - твёрдо заявила она, отступая на шаг и представляя себе лицо какого-то из прихвостней Грега. Все они одинаковые. Вон сколько их в баре было сегодня, ни один за гражданского не заступился. А многие бы и присоединились, если бы капитан не вмешался. Так что поделом.

Дед хитро усмехнулся и кивнул.

- Иди ко мне, девочка моя. Надеюсь, ты найдёшь место, где сможешь жить, не скрываясь и не притворяясь, - пробормотал он, заключая ее в крепкие объятия. Несмотря на худобу, силища в нем таилась знатная, и Камми почувствовала, как хрустнули ее позвонки.

Впрочем, сама она вцепилась в деда ничуть не слабее.

- Обещай мне одну вещь, - Камерон старалась моргать почаще, чтобы не выкатились предательские слезы. Как ни готовилась она к побегу или отъезду, расставаться с единственным родным человеком оказалось практически невыносимо.

- Что угодно, - глаза деда тоже были на мокром месте.

- Ты меня дождешься, - она все же всхлипнула и незаметно вытерла нос о старую рубашку Стефана. - И с тобой все будет в порядке.

- Обещаю, - улыбнулся ей в макушку старик.

Он собирался приложить к тому все усилия.

Глава 7

Путь и способ отхода Камми давно уже проработала до мелочей.

В вентиляцию она попала прямо из мастерской. Повезло, что выросла такой доходягой, мысленно похвалила себя девушка, пробираясь по узкому лазу и ногой подволакивая за собой рюкзак.

Путь ее лежал в распределительный шкаф около служебной лестницы.

Передвигаться по открытому пространству она не рисковала. Грег вполне мог выставить патрули, зная, что до призыва остались считанные часы. Он прекрасно понимал, что «отличный специалист» совершенно не желает вступать в ряды ополчения и предпримет для избежания оного самые отчаянные шаги.

Поэтому никаких прогулок по улицам сектора. Запрут просто из вредности в камере предварительного заключения и выпустят только утром, на торжественное построение.

Хорошо еще, в баре арестовать ее не догадался. Или скорее побоялся. Все же посторонние люди, свидетели. Мало ли с кем они знакомство водят. По капитану сразу видно: бывший военный, а они бывшими не бывают. Тут сослуживец, здесь однокашник, там из соседнего батальона знакомый, с которым в одном окопе отсиживались.

И выбиваются они потом на хорошие должности довольно часто. Скорее редкость, когда бывший боец водит торговую «рыбку», пусть даже оснащённую сверхмощным и суперновым искином.

Кстати, может, это у него прикрытие такое? А на самом деле он работает на разведку или шпионит на Федерацию?

Ползти пришлось долго, и мысли в голове девушки успели перебродить, скиснуть и отвергнуться организмом. Какое ей, право слово, дело, чем зарабатывает мистер Осборн? Ей главное со станции свалить вовремя.

Не один раз Камми поблагодарила про себя деда, который гонял ее с тренировками, и сетевые курсы по физподготовке. Шахты вентиляции оказались скользкими и совершенно не приспособленными для ползания по ним приличных девушек. Дважды она чуть не сорвалась, чудом избежав вращающегося винта. Двигаться приходилось не только горизонтально - трубы извивались, складываясь в замысловатый лабиринт, периодически ныряли вниз, чтобы доставить воздух к какому-нибудь важному узлу сектора, или вверх, уходя дальше, к двигателям.

Туда ей точно не надо. Дозу излучения, которую можно получить, проползая мимо станционных моторов, вылечит потом не каждая регекамера.

Выбравшись из люка и приладив на место решетку, Камми прильнула к высоким и узким щелям в вентиляционном шкафу и осмотрелась. Вроде никого - можно вылезать.

Конечно, быстрее всего было бы подняться на лифте, только вот взламывать его систему наблюдения и управления пришлось бы несколько часов, которых у нее не было. А лезть в шахту сверхскоростного подъемника… Она сбежать хочет, а не самоубиться!

Так что оставались аварийные лестницы.

Открыть изнутри шкаф было довольно просто. Камми не пыталась заметать за собой следы, чтобы ее путь потом не отследили. Даже лучше, если потом кто-то проверит и убедится, что она все же убралась со станции: у деда будет меньше проблем.

А вот каким именно кораблем она улетит, лучше все же скрыть. Чтобы потом неприятностей не было уже у приютившего ее капитана. Все же укрывание нелегалов уголовно наказуемо. Какими бы идиотскими ни были правила на станциях, подчиняться им обязаны все. И гости в том числе.

Поэтому девушка просто поддела крышку электронного замка и не особо церемонясь замкнула два нужных проводка. Заискрило, язычок щелкнул, поджимаясь, и она поспешно разъединила дымящийся пластик. Не хватало еще пожар устроить - на сигнал точно ополченцев понабежит.

Камми нацепила рюкзак и полезла вверх по ненадежным ступенькам. Утром ей повезло, что поливалку нужно было завезти на пятый уровень. Сейчас весь путь придется преодолевать на своих четырёх.

А до полуночи оставалось всего-то полтора часа.

Кому-то покажется, что это бездна времени, но ступеньки приходилось проверять по несколько раз, и многие участки преодолевать, раскорячившись по-крабьи, между перекладинами, на чистой физической силе, потому что прогнившие пластины грозили провалиться даже под ее птичьим весом. Кроме того, открытие люков и нейтрализация сигнализации тоже отнимали драгоценные минуты. А ведь проворачивать это приходилось в каждом секторе дважды: на входе и выходе. Ближе к десятому уровню Камерон двигалась уже на чистом упрямстве.

Собственно, оно единственное у нее оставалось еще чистым. Руки скользили от налипшей ржавчины и масла, которым она промазывала петли люков, чтобы те не скрипели, в волосы насыпалась труха со ступенек, про одежду, вычистившую почти всю вентиляционную систему не самого стерильного двадцать четвёртого, и говорить не приходится. Красота неописуемая. Можно не бояться попасться на глаза охране - они точно испугаются.

Только бы стрельбу сразу на поражение не открыли.

Но Камерон повезло, и ополчение бдило вполглаза, как и всегда, не обращая внимания на периодические помехи в камерах с аварийных лестниц. Приборчик на ее поясе работал безотказно, нарушая работу всех приборов на расстоянии от трёх метров.

Главное, не забыть его выключить, когда придёт пора садиться на корабль. Повредить он Мерилин не повредит, а обидеться за попытку искин может запросто.

К моменту, когда Камми добралась до третьего уровня, у нее дрожали ноги, руки и, кажется, все тело. Дважды она чуть не сорвалась, только чудом удержавшись за хрустнувшую перекладину ободранными ладонями. Кровь смешивалась со ржавчиной, застывая липкими бурыми потеками и мешая сгибать пальцы, но девушка упорно продолжала карабкаться наверх, тем более, что последние два комплекта люков ею уже были обработаны и открыты днем ранее.

Преодолев лестницу на третий уровень, она не стала открывать дверь, ведущую в сектор: камеры в этом месте располагались довольно высоко - дальности действия глушилки не хватит. Даже если ее не задержат прямо сейчас, то потом смогут проследить, куда она направилась и на каком транспорте улетела.

Подставлять капитана Осборна в ее планы не входило, поэтому Камми с сожалением покосилась на нормальную дверь, перекинула рюкзак со спины на ногу, обмотав ту лямкой в несколько раз, и сноровисто отвинтила решетку в стене.

Пора снова в вентиляцию.

Шахты на третьем оказались, как ни странно, еще грязнее, чем на двадцать четвёртом. Наверное, из-за дополнительного загрязнения от флаеров и заправляющихся кораблей, с которых в процессе капает и падает всякое разное, налипшее в космосе…

Несколько развилок Камми пришлось проходить дважды: возвращаться ползком, ступнями вперед, и огибать непролазные ходы. Кое-где наросла странно выглядящая плесень. Хоть девушка часто и бывала на Пятом, где выращивали самые разнообразные продукты, но такого синевато-фиолетового страха она там не видела. Что-то инопланетное и вполне возможно, ядовитое.

Лучше уж перебдеть, чем бесславно сгинуть в вентиляции в паре метров от спасения.

Не раз и не два Камерон замирала, вжавшись в стенку шахты и вежливо пропуская волосатую кейтенскую гусеницу в полметра длиной. Гады расплодились на станции лет пять назад, когда один из торговцев завёз их контрабандой, но плохо закрыл при досмотре. Три штуки сбежали, но на беду поселенцев одна из них оказалась самкой, готовой к кладке. Она и отложила. Да так, что потом вентиляцию выжигали дважды в день сверху донизу, а эта ползучая нечисть все равно умудрялась прятаться и снова плодиться.

Предупредить бы руководство о том, что популяция вновь выходит из-под контроля, но увы, Камми сейчас не до того - пусть сами разбираются. Как раз начнут ее искать и неминуемо наткнутся на расплодившихся гадов. Гнездо, наверное, где-то выше - они любят тёплые темные места с сильными потоками воздуха. А самые активные воздухоочистители на первом и втором уровне.

Девушка скривила губы в невеселой усмешке.

Есть все-таки в жизни справедливость. Пусть у богачей там, наверху, жизнь и комфортнее, зато им приходится невольно дышать гусеничными шерстинками.

Главное, ей самой сейчас не надышаться. С одного раза, конечно, вряд ли что-то будет серьезное, но если кейтанских гусениц нюхать регулярно, то от туберкулеза до рака лёгких - все что угодно можно получить. Вылечат, ясное дело, но какой ценой!

Тысяч пять кредиток за один сеанс терапии, не меньше.

Подгоняя себя подобными веселыми мыслями, Камми достаточно быстро пробралась через запутанный лабиринт труб к посадочному полю.

Времени оставалось в обрез, но алиби доброму капитану нужно было непременно. Поэтому она решительно свернула из прямого тоннеля, ведущего к месту парковки «Тиши», влево, к информационному узлу.

Крохотная комнатка, больше похожая на шкаф, обладала, по счастью, довольно крупным вентиляционным выходом. Все же рядом со скоплением проводов нужен нормальный ток воздуха, чтобы покрытие не гнило и не перегревалось.

В распределительный шкаф Камми протискивалась боком. Решетка, прикрывавшая трубу, из которой она выползла, располагалась у самого пола, но, извиваясь припадочным червяком, девушка всё-таки приняла вертикальное положение. За ее спиной предательски поскрипывали запертые, но расшатанные дверцы, а спереди скопление разноцветных проводов утыкалось прямо в лицо. Распластавшись по счетчикам и трубам, чтобы не тревожить петли и не привлекать ненужного внимания к неприлично стонущему шкафу, Камми на ощупь вытащила из рюкзака собственноручно собранный прибор.

Острый щуп проткнул защитную оболочку провода видеонаблюдения, как нож - дефицитный натуральный сыр. Камми скосила глаза на крохотный экранчик. Диспетчерская. Не то. Вытащила щуп и снова воткнула, но уже в соседний провод. Склад конфискованного имущества. Кто-то шарит по ящикам, хотя в такое позднее время никого в хранилищах быть не должно.

Не ее дело. Дальше.

На пятом проводе ей повезло. Посадочная площадка была спокойна и пустынна: не считая «Тиши» и двух патрульных шлюпов, кораблей не было. Пользуясь моментом затишья, Камми поставила прибор на запись. Минута, другая… Хватит. Можно замыкать.

Щелкнули клеммы, подвешивая миниатюрное устройство на проколотый шнур. Жаль оставлять малыша, но другого выхода нет. Таймер запущен, у нее есть десять минут. На всякий случай с запасом. Потом видео отключится, чтобы не вызывать подозрений. Ведь если диспетчер не увидит на экране взлетающий - по документам и аудиосвязи - звездолёт, он точно заподозрит неладное.

Погладив на прощание прибор и тяжело вздохнув, Камми полезла обратно в вентиляцию. Вперёд ногами упаковаться оказалось еще тяжелее, но она справилась.

Малькольм Осборн ждал странноватого паренька с нижних уровней с удивлявшим его самого нетерпением.

И зачем, спрашивается, он вообще в это полез? Капитан всячески избегал привлекать внимание к и без того не особо бросающейся в глаза «рыбке» по той банальной причине, что перевозила его команда далеко не всегда только то, что значилось в их декларации. И пристальный интерес власть имущих, которого не избежать, если на борту поймают дезертира, будет ну очень некстати.

К тому же, не то чтобы ему так уж нужен был механик на борту - Мерилин вполне справлялась с самодиагностикой, а он прекрасно чинил и поправлял то, что она указывала починить и поправить, но тощего парня с замшелой окраины почему-то было жаль и хотелось бедняге хоть чем-то помочь.

Непохоже на обычного циничного капитана, как выразился по этому поводу искин.

И даже благодарность за найденный сломанный болт не объясняла готовности Мэла рискнуть добрым именем «Тиши» ради первого встречного талантливого технаря. Как не объясняла она и странного поведения искина, впрочем.

Вот кто бы ему объяснил, зачем Мерилин рекомендовала им именно этот бар аж в двадцать четвёртом секторе?

Капитан не первый раз спрашивал совета бортового компьютера, потому что в скоростном анализе данных, даже таких своеобразных как качество алкоголя в разных заведениях и общей атмосферы вкупе с безопасностью, искину не было равных. Поэтому, стоило Мерилин подключиться к местной сети, как она уже знала с точностью до миллиграмма, насколько разбавят выпивку в ближайшем баре и какова вероятность угодить в драку или банально попасть в засаду любителей дармовщинки на данной станции, ранжируя по уровням.

Как ни странно, именно «У Джо» оказался в зеленой зоне на ХХ-49.

Единственный бар на все уровни.

Тут бы Малькольму насторожиться, но он так привык доверять искину, что ему даже не пришло в голову сомневаться в ее беспристрастности.

А оказывается, искин просто считал какую-то важную информацию из мозга проверявшего инженера и действовал, по его словам, «в интересах корабля и команды».

Подначку со стороны Курта, предположившего, что скорее Мерилин действовала в собственных интересах, компьютер гордо проигнорировал. Но не отверг.

Малкольма самостоятельность его искина напрягала редко. Даже хорошо, что у Мерилин на все есть своё веское мнение. Она негласно считалась пятым членом их небольшой, но сплоченной команды. Но чтобы компьютер действовал исподтишка, обманом, манипулировал непосредственным начальством ради какого-то паренька с окраины?

Уже одним этим Камерон Стил вызвал живейший интерес со стороны всех обитателей «рыбки». Даже не собственной личностью, а странным отношением к нему компьютера.

Малкольм, грешным делом, подумал даже, не посчитала ли Мерилин Стила за «своего», учитывая его вставку в мозг? То есть не человеком, а киборгом. Капитан с дрожью в спине вспомнил, как извивающаяся игла входила практически в мозг парню, и брезгливо пожал плечами.

У каждого свои причуды.

Довезу до ближайшей приличной станции, пристрою кому-нибудь из старых знакомых, решил Мэл. Хороший специалист с подобным редким имплантом на дороге не валяется.

В который раз за последний час он выглянул в приоткрытый зев трапа, чтобы проверить, не идёт ли пацан.

Пацан шёл.

Точнее, выбирался из люка, покрытого вездесущим голубоватым космическим мхом, метрах в десяти от «Тиши». Грязный, с ободранной щекой, глаза блестят сумасшедшинкой.

Мэл с удвоенной силой засомневался, правильно ли поступает, забирая мальчишку с собой. Вдруг он буйный? Почему просто не дойти до корабля, как все нормальные люди?

Камерон счистил налипшую на штаны и ботинки массу - нужно будет его через нейтрализатор прогнать, дока озадачить. Растёт гадость с поэтическим названием «Этерния» с поистине космической скоростью, и если сразу все не продезинфицировать, то потом они упарятся отскабливать нарастающие за минуты слои мха.

Потопав и убрав все, готовое отвалиться, парень приблизился к кораблю и, заметив, что Малкольм готовится задраивать люк, предупреждающе поднял руку.

- Не убирайте пока трап, камера зациклена. Через минут пять запись пойдет нормально, тогда можно.

И все встало на свои места. Пацан не просто нормальный, он еще и сообразительный. Отвёл подозрения от «Тиши», обеспечил им алиби.

Может, и себе оставлю, прикинул Мэл. Приличными технарями, способные на коленке обезвредить видеонаблюдение на станции, не разбрасываются.

Камми протопала по трапу, оставляя грязные попахивающие следы. Обернулась, оценила ущерб и виновато втянула голову в плечи.

Вентиляционные трубы под стоянкой оказались далеко не такими чистыми, как в жилых секторах, хотя и те не блистали стерильностью. Многие сливали отработанное масло, отходы и компост прямо тут, на стоянке, не заморачиваясь. Подумаешь - выделяющаяся при взлете энергия уничтожит всю грязь.

Только вот не учитывали, что плиты неидеально подогнаны. И в щели просачивается. Всякое.  

- Я помою, - пропищала она.

- Иди уж, недоразумение. К врачу и на дезинфекцию. Твоя каюта вторая от лестницы слева.

- К врачу? - вышло как-то совсем задушенно. Камми судорожно соображала, как именно она могла себя выдать, чтобы заслужить сразу врачебную проверку.

Мэл мазнул пальцами по ее щеке и продемонстрировал ей кроваво-грязные разводы.

- А! Я, наверное, о провода ободрался, когда видео зацикливал, - просветлела Камми. - Ничего страшного, промою, само заживет.

- Приказ капитана не обсуждается, - чуть повысил голос Мэл. Этого было достаточно, чтобы Камми испуганно втянула голову в плечи, а капитан почувствовал себя последней скотиной, обижающей ребёнка.

Глава 8

Хоть она и обстучала ботинки и потрясла, как могла, одежду, с нее все равно капало, сыпалось и отваливалось пластами. Камерон виновато покосилась на капитана, но тот был занят трапом и внимания на нее особого не обращал.

Зато обратила Мерилин. Бесцеремонно подключившись к ее мозгу по уже проложенной связи, прокомментировала:

- Наследила тут. Я за тобой уборщика пошлю, топай быстрее к доку, пока меня всю этернией не заразила.

Камми послушно прибавила шагу, ориентируясь как по памяти, так и по зажигающимся с ее приближением бирюзовым огонькам. Искин вёл ее самой короткой дорогой, и, пусть он действовал в собственных интересах, - гигиена в таком случае прежде всего - девушка была ему благодарна. Ей и самой хотелось как можно скорее избавиться от налипшего и набившегося под одежду мусора.

Коридор вёл мимо бесстыдно распахнутых дверей кают. Такое чувство, что здесь не было понятия «личная жизнь». Кто угодно мог заглянуть и увидеть, например, как стройная темноволосая красавица с точеными чертами лица и выразительной фигурой, обтянутой униформой как второй кожей, гоняет по комнате коротко стриженого гиганта, одетого в одни брюки.

Оба они были уже знакомы Камерон. Шатенку она видела мельком, когда приходила чинить Мерилин, а бугай, Курт, помог ей дотащить до дому деда. Кто бы мог подумать, что они в отношениях? Более разных людей ещё стоит поискать. Такой красотке подошёл бы какой-нибудь богатей, владелец частных яхт и планет, а не киборг с имиджем головореза.

Только сейчас, когда верхняя часть мужчины была обнажена, она разглядела торчащие из-под кожи провода и бугрящиеся перекаты экзомускулатуры. Так вот почему он интересовался ее способностями к ремонту имплантов! Он из модифицированных, причём с куда более высоким процентом техники в организме, чем у самой Камерон. Похоже, как и капитан, из военных. Там, на передовой, людей чинят как могут: во время боевых действий некогда ждать месяцами, пока отрастет поврежденная конечность. Присобачили механическую замену - и вперед, обратно на баррикады. А позже - рана застарелая, не каждый медик возьмётся восстанавливать настоящую руку. Проще оставить как есть.

В нейропротезах и имплантах девушка разбиралась, и разбиралась неплохо, но вот когда их приходила пора соединять с телом - тут возникала проблема. С медициной она была знакома слабо, поэтому вживлять подобные системы не решилась бы. Но если у Курта барахлит только механическая часть - она вполне может ему помочь.

Камми поневоле замедлила шаг, увлечённая разворачивающейся сценой. Она не задумывалась, что подглядывает за чьей-то семейной ссорой. Для неё все выглядело будто кадры из видеотеки с эффектом присутствия.

Женщина воинственно размахивала пухлой подушкой в цветочек.

- Сколько раз я тебе говорила, не смазывай оружие на кровати! Масло потом не отстирывается!

Бугай хохотал, играючи уворачиваясь от несуразного снаряда, в конце концов извернулся и задвинул за собой дверь в ванную. Подушка ударилась о металлическую преграду и сползла на пол.

Женщина, все еще чертыхаясь, подобрала, кое-как отряхнула особо пострадавшие цветочки и, взяв несчастное изделие синтетической промышленности подмышку, принялась заново стелить кровать.

Разобравшийся с люком и теперь незаметно наблюдавший за разборкой из-за плеча Камми капитан громко прочистил горло. Девушка от неожиданности подпрыгнула и смутилась, будто ее застукали за чем-то неприличным.

- Это наш пилот и ее муж, - пояснил Малкольм.

- Они всегда... так? - Камми неопределенно покрутила в воздухе рукой, обрисовывая ситуацию.

- Чаще всего, - капитан тяжело вздохнул. От семейных разборок на борту он, похоже, подустал.

У Камми зародилась робкая надежда. Если он терпит подобные выходки от пилота, тем более женщины, может, он и от девушки-механика без диплома и рекомендаций не откажется?

Ее приняли на борт, это уже прекрасно, но дальше-то что? Высадят на другой захолустной станции со своими странными законами и все - крутись как можешь. И кто знает, может ей родной ХХ-49 раем на том фоне покажется…

А тут вроде и люди адекватные в команде, и искин интересный - будет с кем пообщаться. Было бы неплохо задержаться на «рыбке» подольше.

Все еще довольно улыбаясь собственным мыслям, Камми переступила порог медицинского отсека, и радостное выражение лица сползло с нее, как некачественная голограмма.

Как и прочая начинка странноватого корабля, обстановка и здесь не соответствовала обложке. Регенерационная капсула последнего поколения, вертикальный сканер, прикрытая в данный момент изолирующим куполом полноценная операционная, экран для визуализации во всю стену.

Худой, стильно, хоть и чуть старомодно одетый молодой мужчина поднялся из эргономичного кресла при их появлении.

- Это и есть тот самый Камерон? - он протянул было руку для приветствия, но быстро ее отдернул, оценив вид механика. - Где тебя носило, спрашивается? А ну быстро в нейтрализатор!

- А одежда? - Камерон в панике вцепилась в изгвазданный рюкзак, прикрываясь им как щитом. Если ей сейчас прикажут раздеться - все пропало. Они еще не стартовали - высадят как пить дать.

- Целиком полезай, - отмахнулся врач, поспешно возвращаясь к своему рабочему столу и щёлкая поочередно разными рычажками. Закрытая вертикальная кабина нейтрализатора загорелась синим, готовясь дезинфицировать и обрабатывать.

- В рюкзаке техника, - пальцы Камми еще сильнее стиснули жесткую ткань. Если надо, она, конечно, утилизирует все что на ней, - жизнь важнее - но планшет и некоторые лично ею созданные разработки было жаль.

- Не переживай, ничего не пострадает. Ни ты, ни твоя аппаратура, - врач закончил с настройками и гостеприимно открыл для нее дверцу прибора. - Ты иди, Мэл, мы без тебя разберёмся.

Капитан кивнул, развернулся и вышел, оставляя Камерон наедине с медиком.

Дезинфекция заняла не больше минуты. Девушка закрыла глаза, согласно инструкции, но все равно отмечала ритмичное убаюкивающее скольжение синеватой полосы света вверх и вниз. С устройством нейтрализатора она была знакома не понаслышке, сама не раз собирала подобные конструкции на станции. Мох и прочие радости жизни процветали не только на верхних уровнях. Без надлежащего контроля двадцать четвёртый сектор был бы уже давно заполонен флорой и фауной. Так что разоблачения она не боялась - это же не телесный сканер, а всего лишь уничтожающий вредоносные бактерии и споры прибор.

Эдакий энергетический спирт.

Когда дверь открылась, она вывалилась наружу, едва успев удержаться в последний момент за проем. В организме наступил откат от стресса, и, почувствовав себя в безопасности, Камерон задремала стоя.

- Вот теперь можно и познакомиться, - усмехнулся врач. - Джеремайя Энцо, к вашим услугам.

Девушка уверенно потрясла протянутую руку.

- Камерон Стил. Очень приятно.

Она присела на табурет, который заготовил для нее медик, и приготовилась терпеть обработку. Заразу на ней и в ней убил нейтрализатор, но царапины еще нужно было протереть и заклеить регенерационным гелем.

Джеремайя, не торопясь, распаковал новый тюбик, выложил на стол зловеще поблескивающие инструменты вроде зажима и пинцета, потому что в некоторых местах заметил занозы. После чего повернулся к пациенту.

- Ну, девочка, и как же тебя угораздило?

Камми подняла непонимающий взгляд на человека, раскусившего ее маскарад за неполные двадцать секунд общения.

- Дорогая моя, я потомственный врач, - хмыкнул Джеремайя в ответ на ее изумление. - Отсутствие кадыка на горле и некоторые анатомические особенности лица либо организуются хирургически, - но не в вашей периферии, да и зачем? - либо означают принадлежность к женскому полу. Третьего не дано, а я пока еще не ослеп.

- Не говорите капитану, - только и смогла выдавить ошарашенная Камми.

- Врать не буду, - твердо заявил медик, набулькивая что-то из матовой металлической бутылочки на ватный тампон, - но если не спросит прямо, то сам сообщать не побегу. Половая принадлежность, в конце концов, личное дело каждого, а я на то и врач, чтобы хранить личные дела пациентов в тайне.

- Спасибо, - и на этом, мысленно добавила про себя девушка. То, что ее маскарад раскусят так быстро, не входило в ее планы. Теперь она заперта на борту с тремя мужчинами, и что с ней будет дальше, зависит исключительно от их прихоти.

Словно подтверждая ее мрачные мысли, пол под ее ногами дрогнул, а стены тихо завибрировали. Началась отстыковка. Еще полчаса займут манёвры около станции, а там Поток и свобода.

Или плен и последующие ужасы.

С виду-то капитан и остальные вполне приличные, да и бугай вроде женат, но за свою жизнь Камерон успела насмотреться разного. Как в реале, на станции, так и в сети. И самые страшные убийцы и психопаты обычно притворялись мирными безобидными людьми.

Ведь на корабль с искином не только попасть невозможно. С него и убежать никак не удастся.

Воспользовавшись тем, что она отвлеклась, Джеремайя приложил остро пахнущий ватный комочек к царапине на щеке Камми. Та дернулась, зашипела, но у врача реакция была наработана годами практики. И не таких пациентов обрабатывал.

Продержав положенные пять секунд, он убрал побуревший от крови и грязи тампон и ловким движением провёл гелем полоску. Через пару часов от царапины и следа не останется. Врач удовлетворенно кивнул и перешёл к соседней занозе. Она в щеке оказалась не одна, и пришлось повозиться, сначала вытаскивая их, а потом проверяя, не осталась ли какая внутри.

Не бедствует капитан и на команде не экономит, мелькнула у Камми мысль. «Регенерин» - не самое дешевое средство от порезов. Его применяют на войне: стягивать и заживлять раны куда серьезнее, чем ее мелкие царапины. Готовность врача потратить ценный ресурс на неизвестно откуда взявшуюся девицу, к тому же врущую капитану в лицо, ее порядком озадачила. То ли они здесь доверчивые до непуганности, то ли привыкли доверять капитану настолько, что даже не подвергают его слова и малейшему сомнению. Сказал принять в команду и позаботиться - примут и позаботятся. Не задумываясь.

Джеремайя, проследив всю гамму чувств на ее лице с немалым интересом, понимающе усмехнулся.

- Капитан - неплохой физиономист. Если он говорит, что берет тебя на борт, значит, видит в тебе приличного человека. Ты уж не подведи.

Камми собралась было вскинуться и начать доказывать, какая она вся напрочь приличная, но наткнулась на смеющийся взгляд врача и передумала. Что ему доказывать, он и сам все видит. Даже больше, чем хотелось бы.

Обработка всей видимой поверхности кожи девушки растянулась минут на десять. Корабль периодически потряхивало, сила тяжести то увеличивалась, то уменьшалась - они проходили через шлюз, ведущий в открытый космос.

Наконец, Джеремайя отвернулся, побрякивая чем-то на столе и всем видом показывая, что обработка пациента окончена.

- Думаю, тебе стоит пройти в рубку. Оттуда открывается потрясающий вид на Поток, - посоветовал он. Камерон замялась.

- Это точно удобно? Я там никому не помешаю? - она хотела добавить еще, ничего ли не запачкает, но вовремя вспомнила, что всю грязь с нее недавно удалили, и она вполне официально может считать себя чище всего корабля вместе взятого.

- Кресел на всех хватит, тебя там даже не заметят, - пожал плечами врач, и довольная Камми поспешила в рубку.

Пропускать уникальное зрелище настоящего, первого в ее жизни полноценного вхождения в Поток она не собиралась.

?????????????????????????? Сначала все же пришлось забежать в свою новую каюту и оставить там рюкзак.

- Личным вещам на мостике не место, - заявила в ее голове Мерилин. И спорить с ней Камерон не стала.

Вообще искин явно весьма вольно чувствовал себя в обществе девушки. Подключался к ее импланту когда вздумается, заговаривал в самый неподходящий момент, заставляя подпрыгивать на месте от неожиданности. Камми привыкла к собственному внутреннему голосу, даже иногда разговаривала сама с собой во время ремонта мелких вещей - ей это помогало сосредоточиться. Но она никогда не думала, что личностей в ее голове может стать больше на одного наглого искина.

Выключать соединение и выгонять Мерилин не хотелось. И не потому, что девушка боялась разоблачения - раз уж ее не выдали до сих пор, искин и дальше будет молчать - просто в этой отчаянной жажде общения со стороны компьютера она видела то же, что и в зеркале - одиночество. И заблокировать дорвавшуюся до полноценного собеседника Мерилин ей не хватало решимости и совести.

Ей было жаль искин. Как бы шизофренично это ни звучало. Поэтому пусть себе топчется у нее в голове, главное, чтобы никаких тайн не обнародовала.

- Да не буду я тебя выдавать. Хотя, девяносто девять процентов вероятности, что всем на мне плевать, какого ты пола, - фыркнула в голове Камми подслушивающая Мерилин. - Но если для тебя это так важно, то я нема, как вакуумная бомба.

Девушка потрясла головой, отгоняя слишком живые картинки, сопровождавшие сие поэтическое сравнение. Оружие массового поражения, разносящее все на многие сотни километров, а после схлопывающее пространство, оставляя после себя миниатюрную чёрную дыру, - к счастью, недолговечную - срабатывало бесшумно и практически мгновенно. Запрещено оно было по всем межмировым конвенциям, но все равно периодически всплывало в каком-нибудь затянувшемся конфликте.

Если бомбу употребляли на планете - от нее оставались одни обломки. Если на корабле - то и осколков не найти было.

Романтизм искина, судя по всему, был заимствован от команды. Минимум двое бывших вояк - у них точно была бурная жизнь до комиссования. И юмор соответствующий.

Выделенная Камерон каюта оказалась раза в два больше ее каморки на станции. Кроме металлической откидной койки с пристегнутым к ней в нескольких местах матрасом, комната могла похвастаться вмонтированным в стену шкафом, откидными столом и стулом в комплект, и собственной ванной.

- Продолжительный горячий душ только на станциях, в остальное время не больше пяти минут в день. Холодная вода в умывальнике - еще пять минут, дополнительно, - прокомментировала Мерилин. - Использованное потом идет на фильтрацию и в гидропонику. Употребляется не больше пяти кругов. Пить не рекомендую, для того отдельный кран на кухне.

- Я попала в рай, - пробормотала Камми, чем заслужила самодовольный смешок искина. Все положительные отзывы о внутреннем устройстве корабля Мерилин считала комплиментами себе лично. В чем-то она, конечно, была права. Настоящий водный душ, да еще и не сто раз отфильтрованной и заново поданной воды, а всего пять - это же роскошь, которая по карману только верхним уровням любой станции. А тут всего лишь «рыбка».

- Меня модифицировали по многим параметрам, - размыто похвалился искин. - Ты поторопись, мы через три минуты входим в Поток.

- А что же ты молчишь?! - вскрикнула Камерон, подхватившись и бегом бросившись в сторону рубки.

Пропустить долгожданное зрелище не хотелось.

Она успела вовремя. Корабль как раз разворачивался носом к Потоку, и на экране непроглядную черноту космоса постепенно вытесняло буйство переливающихся красок. Нос корабля плавно проходил границу неведомого, и мир вокруг сходил с ума феерией. Камми замерла на пороге, не в силах оторваться от гипнотических завихрений.

- Новенький? Привет, - промурлыкала шатенка за штурвалом. - Я Викери Энцо, можешь звать меня Вик. И пристегнись, через сорок секунд мы входим в Поток, а при этом иногда трясёт.

- Привет, - непослушными губами произнесла Камерон, забыв про все имевшиеся, немногочисленные манеры. Ее внимание поглотила переливающаяся на экране радуга. Не глядя, на ощупь, нашла свободное кресло, упала в него и автоматически пристегнулась.

- Выгнал тебя Джер? - женщина хмыкнула. - Позориться не хочет. Столько лет летаем, никак не привыкнет. Беднягу до сих пор мутит на входе и выходе из Потока. Пару раз чуть не стошнило, так что теперь он применяет радикальные методы. Джер сейчас обколется и спать ляжет, а через полчаса проснётся бодрым и веселым. У каждого свои способы борьбы с потоковой болезнью. А ты что делаешь? Или тебя не мутит?

Быстрая искристая речь Вик расслабила зажатость Камми и немного отвлекла от происходящего с кораблем. Придя в себя, девушка нашла силы оглядеться, расправить плечи и разжать пальцы, которыми незаметно для себя до боли вцепилась в ремни.

Переход в новое состояние будет длиться еще несколько минут, потом радугу сменит белое, чуть подрагивающее рябью оттенков от молочного до серебра, влекущее поле. Та самая сила, позволяющая кораблю за считанные часы перемещаться в пространстве на сотни тысяч световых лет.

Капитан сидел в парном кресле пилота, справа от Вик, и, прикрыв глаза, кажется, дремал. Как можно проспать подобную феерию, было выше понимания Камми, но скорее всего ему за свою жизнь таких переходов пришлось повидать сотни, если не тысячи. Наверное, и такое может приесться.

Видно было, что пилот совершенно не против нового лица на борту. Значит, можно и пообщаться, раз спрашивают. Она не помешает этой удивительной женщине творить волшебство пилотажа.

- Никогда не был в Потоке. Только в записях видел. Не знаю, мутит меня или нет, - честно призналась Камми, напряжённо глядя на обволакивающее их зарево.

- Я у тебя, значит, первая? Приятно, - мурлыкнула Вик. Где-то слева рыкнул недовольно Курт, и тут началось то, что пилот ласково охарактеризовала как «тряска».

Глава 9

Камерон показалось, что все ее внутренности вывернули наизнанку, а потом запихали обратно в тело в произвольном порядке. Причём безо всякого наркоза.

Сколько времени длилась пытка, она не знала, потерявшись во времени и пространстве. Сила тяжести сошла с ума, то исчезая, то придавливая Камми к потолку, заставляя ремни болезненно впиваться в тело.

- Не самое удачное погружение. - донёсся до ее затуманенного сознания отвратительно жизнерадостный голос пилота. - Но вроде все целы.

- Я жив. - буркнул Малкольм, проверяя что-то на экране. - Насчёт остальных не знаю.

Камерон неуверенно ощупала себя, убеждаясь, что все на месте и ничего не отвалилось.

- На самом деле ничего этого не было. - шепнула в ее голове Мерилин. Камми вздрогнула, но уже не подпрыгнула. Прогресс. - Все, что ты ощущала - результат воздействия Потока на психику. Для новичка, отмечу, ты неплохо справилась. Даже не стошнилась ни разу. Молодец.

Молодцом Камерон себя не чувствовала, но вяло порадовалась тому, что и правда не опозорилась.

Ее, как и любого жителя станции старше десяти лет, проверяли на восприимчивость к Потоку. С ума сойти ей, судя по показателям, не грозило, так что ее признали к путешествиям годной. Однако, тренировочный аппарат не давал и сотой доли представления о настоящем явлении.

Реальность оказалась куда красивее, жёстче и болезненнее.

- Все, господа. Дальше работает автопилот. - Вик откинулась на спинку кресла и удовлетворенно потянулась. - Я слышала, Камерон, у тебя имплант? Хочешь, следующий раз пущу тебя сюда?

Она кивнула на пустующее кресло в центре рубки, на котором механик лежала в прошлый свой визит. Больше никто, судя по всему, настолько тесно погружаться в мир искина не собирался.

- А можно? - задохнулась от восторга Камми. Такой щедрости она даже в мечтах себе представить не смела. Вик пожала плечами.

- Почему бы и нет. Все равно я там не сижу.

- А для чего оно тогда? - с недоумением оглядела девушка внушительное сиденье, застывшее в положении полулежа.

- Поступило в комплекте с Мерилин. - поморщилась Вик. Похоже, кто-то недолюбливает искина.

- Вик боится техники. - мстительно фыркнул со своего места Курт. Пилот оскалилась в его сторону.

- Ничего я ее не боюсь. Тебя же, вон, не выгоняю до сих пор. Хотя надо бы.

- Как же хорошо, что ты с нами, Кам. - прижал руку к сердцу бугай. - Может, хоть тебе удастся довести до сведения некоторых, что металл в теле еще не означает автоматически бесчувственность.

- Конечно нет. - растерянно похлопала глазами Камми. - У меня тоже имплант, он просто облегчает мне работу и хранит информацию. Это не значит, что я перестаю пользоваться собственным мозгом. Просто мой планшет не снаружи, а внутри.

«Как пилот может бояться техники? Наверное, это шутки такие, семейные». - подумала про себя Камерон.

Бугай, тем временем, продолжал изливать душу.

- Когда Мерилин предложила нам посетить двадцать четвёртый сектор, вроде как в этом занюханном баре лучшая выпивка на всей станции, я сразу заподозрил неладное. Но в этот раз, в кои-то веки, в нас не стреляли, а совсем наоборот. - Курт отстегнулся, протянул руку и похлопал Камми по плечу. Та сжалась, привычно избегая прикосновений. Бугай не имел в виду ничего дурного, да и вряд ли бы прощупал что-то даже промахнись он мимо плеча - под рубашкой у девушки был туго намотан широкий эластичный бинт. Но рефлексы, наработанные за всю жизнь, так просто не перебарывались.

- Спокойно, парень. Мы тебя не обидим. - однозначно истолковавший ее невольное движение Курт поспешно убрал руку. - Не знаю уж, чего ты там у себя натерпелся, но мы нормальные.

Вик с кресла пилота хохотнула.

- Сравнительно нормальные. - покладисто поправился Курт. - Детей не обижаем, рабов не используем, людьми не торгуем. Остальное - по ситуации. Но ты же не собираешься нам угрожать или пытаться убить?

Бугай прищурился и посмотрел на нее очень серьезно. Смертельно серьезно.

- Нет конечно! - Камерон вытаращила глаза и судорожно замотала головой. В его глазах она читала явное предостережение. Попробуй она только замыслить что-то, способное причинить вред кому-то из команды, и Курт уничтожит ее, не поморщившись. Ни капитан, с виду достаточно интеллигентный, ни жена бугая даже заметить ничего не успеют, тем более возразить.

Поэтому с киборгом ей стоит быть вдвойне аккуратной.

Кто знает, не воспримет ли он ее маленькую ложь о собственной гендерной принадлежности как угрозу?

Первую дозаправку на орбитальной станции Камми провела, запершись в каюте.

Ясно, что пожелай капитан оставить ее в первом же порту - выковыривать даже не пришлось бы. Мерилин все же управляла содержимым корабля, пусть и дозволяла милостиво девушке в себе копаться, но процесс постоянно контролировала. Так что ни взломать искин, ни поправить установки на двери, при всем желании не получилось бы.

Да Камерон и не пыталась, положившись на судьбу.

И как ни странно, та не подвела.

Никто ее выдернуть из убежища не пытался. Все обитатели корабля были заняты своими делами - капитан отстранённо надзирал за погрузкой, Курт пугал посторонних зверским выражением лица, Вик была повсюду одновременно, соперничая в этом с Мерилин, и руководила процессом.

Все прошло довольно быстро, даже на сутки они не задержались.

Первый выход из Потока прошёл куда легче входа. Камерон благовоспитанно пристегнулась, подключила штекер, и зажмурилась в ожидании повторения опыта, но в этот раз ее воображаемые кишки на штурвал не наматывались. То ли в полулежащем положении переживалось все легче, то ли часть ощущений милосердно пригасила Мерилин.

Соединенная кабелем с кораблем, Камми прочувствовала каждую смену курса, трепет влекущего поля, и обжигающий после тёплого, уютного Потока холод космоса.

Раньше Камерон как-то не задумывалась, что чем разумнее искин, тем буквальнее он воспринимает информацию, и тем человечнее реагирует на внешние раздражители. Мерилин не просто отмечала с помощью датчиков, что за бортом минус двести с лишним - чуть теплее, чем в открытом космосе, потому что станция излучала довольно много энергии - она в самом деле мёрзла. По крайней мере, ей так казалось.

А что есть человек, если не его восприятие реальности?

Как только содрогания «Тиши» прекратились, Камми отстегнула все подключающие ее провода и ремни, и поспешно скрылась у себя.

Зря переживала, о чем ее Мерилин уведомила заранее.

- Лучше прогулялась бы с капитаном. - тоскливо вздохнул искин. - Жаль, я не могу его сопровождать.

- Ты же все отслеживаешь по сети. - непонимающе пожала плечами Камерон. Лёжа на койке, она ждала волшебный момент, когда корабль окончательно пристыкуется и соединит системы со станцией. Тогда можно будет от души, как следует помыться.

Стоимость чистой воды включалась в парковочный взнос, причём цифры в нем указывались заоблачные. Даже если бы все четыре - теперь уже пять - членов экипажа мылись не переставая все оплаченное время, все равно бы они столько не потребили. Учитывая, что одновременно еще и производилась замена всей воды на чистую, не воспользоваться предоставляемой возможностью хорошо отпариться и отмокнуть было бы глупостью.

Понятно, что подобная услуга предоставлялась далеко не на каждой станции. На родной ХХ-49, например, воды и своим-то не хватало.

Зато станция Сигур, вращающаяся на орбите одноимённой планеты, трудностей с жидкостями не испытывала. Большую часть Сигура-планеты покрывал океан, причём пониженной солености и минерализации. Будь она чуть потеплее, на ней бы открыли курорт, но увы - температура на ней редко поднималась выше десяти градусов по Цельсию.

- Отслеживать это одно, а идти рядом - совершенно другое. - протянула Мерилин. - Сама подумай, есть разница между записью Потока и входом в него в реальности?

Камерон задумчиво кивнула. Но думала она не о разнице в ощущениях.

Этого, в принципе, следовало ожидать. Разумный, практически очеловеченный искин мечтает о собственном теле. Корабль тоже тело, но далеко не то, что нужно.

Жестоко, конечно, заключать разумное существо в рамки железной коробки.

Когда-то, говорят, проводили опыты по прямому подключению настоящего человеческого мозга, отделенного хирургически от организма, к компьютеру. Трубки, провода, и плавающий в жидкости орган.

Эксперименты проводили на заключённых, приговорённых к казни.

Ни один не выжил - если можно назвать жизнью существование в виде мысли. Рано или поздно все они сошли с ума.

Ближайшее к идеальному единение компьютера и живого организма - сама Камерон и ее имплант. Результат долгих исследований и веков проб и ошибок.

Только вот она может в любой момент отключить штекер и вернуться в реальный мир, а Мерилин этого лишена.

Убедившись, что никто ее выкидывать на станцию силой не собирается - а по доброй воле она точно никуда с «рыбки» ни ногой - Камерон отправилась побродить по кораблю. Расслабившись и разомлев под долгим горячим душем, она бездумно шаталась по коридорам и лестницам, благоразумно обходя трюм, в котором капитан с Куртом что-то до сих пор передвигали и устанавливали, и двигательный отсек. Она все же на экскурсии, а не работе.

На спортзал Камми наткнулась случайно. Просто заглянула в приоткрытую, по обыкновению, дверь - здесь, кажется, их не задвигали до конца принципиально.

Да так и осталась, засмотревшись.

Миссис Энцо отрабатывала удары. В связках и по отдельности, руками, ногами, и всем корпусом.

Плавные, текучие движения Вик загипнотизировали Камми. Она не сразу поняла, что пялится на вспотевшего пилота в облегающей форме, открыв рот.

И внимание это может быть истолковано двояко. Учитывая, что теоретически она - мальчик.

- Привет! Уже был в душе? - широко улыбнулась Вик, заметив, наконец, одинокого зрителя. Камми поспешно подобрала челюсть и украдкой вытерла набежавшую слюну.

Как бы ей самой хотелось быть такой же фигуристой и грациозной!

Но увы, мальчишеская угловатость, спасавшая ее все эти годы, в мире за пределами родной станции обернулась недостатком, а приемы самообороны, которым научили ее отец и дед, радикально отличались от этой кошачьей смертоносной мягкости, ибо рассчитаны были на мужчин. Или хоть парней-подростков.

Раскрывать же себя, только чтобы научиться плавно двигаться, она готова не была. Может, когда-нибудь, позже...

- Ага. - ответила она наконец.

- Ну, я тогда схожу. Дока позвать, что ли... - задумчиво протянула Вик, вытирая мокрые лоб и шею узким полотенцем.

- Что-то болит? - встревожилась Камерон.

- Ну, как сказать... - хитро прищурилась Вик. - Рано тебе еще такие места знать, мелкий.

Она взъерошила отросшие волосы Камми, проходя мимо нее, и оставила девушку в полнейшем недоумении.

Разве пилот не замужем за бугаем Куртом?

И как тот относится к изменам? Тем более, таким открытым?

Следующая стоянка пришлась на планетоид.

Небольшой спутник, вращавшийся вокруг газового гиганта, частично колонизировали. Воздух на нем был не пригоден для дыхания, но защитные купола и большей частью расположенные под поверхностью жилые катакомбы решали вопрос.

Планетоид Вайс не принадлежал ни Федерации, ни императорской Ойкумене, а являлся перевалочным пунктом для контрабандистов, пиратов и мародеров. Не таким уж крупным, чтобы представлять интерес для властей какой-либо из сторон, но и не мелким. После выхода из Потока пришлось добираться до Вайса еще трое суток. Малкольма там ждал какой-то не очень крупный, но очень дорогой заказ. А деньги команде «Тишь» нужны были всегда - бесплатно, увы, ни лицензию не продлевали, ни горючее не наливали.

Камерон только начинала постигать тонкую науку мелких поставщиков, но уже заметила, что зарабатываемые ими деньги рассасываются моментально. И доход, вроде бы, у Малкольма был довольно высоким, сравнивая с той же мастерской на ее родной станции. Но - то семена новые нужны в гидропонику, то материалы какие докупить, то Мерилин пришел срок обновлять какую-нибудь мелкую, но очень важную и дорогую запчасть.

И так по кругу.

По словам Курта, с которыми они часто задерживались на пару в кают-компании, потихоньку что-то команда даже умудрялась откладывать на разные, разбросанные по галактикам счета.

Но очень потихоньку.

Озолотиться можно было только на контрабанде, но капитан рискованные грузы брал редко, и только по знакомству.

И ничего опасного и вредного не возил принципиально. А это правило исключало процентов девяносто нелегальных поставок.

На удивление, с бугаем Камми нашла общий язык быстрее, чем со всей остальной командой. Сказалось ли общее для них увлечение киборгизацией, или простой, прямолинейный Курт казался ей ближе, чем изысканный доктор, грациозная Вик или недоступный в своем величии капитан, но Камерон теперь частенько составляла боевику компанию по игре в карты или дартс.

- Через пару часов доберёмся. - Курт бросил очередной дротик. Улучшенная электроникой рука не подвела, и тот вонзился точно в яблочко. - Пойдёшь с нами?

- Зачем? - подозрительно уточнила Камми, примеряясь к броску. У нее так ловко не получалось, потому что увидела она дартс впервые на «Тиши», а до того ей приходилось метать разве что ножи. Техника совершенно другая.

- Да не бросим мы тебя и не свалим по-тихому. - хохотнул бугай, поощрительно похлопав ее по плечу. Дротик Камми наконец-то попал во внутренний круг, где-то на уровне семерки. Не десятка, но все равно неплохо. - Развеялся бы, посмотрел на то, как другие живут. Поверь мне, кроме твоего захолустья есть еще немало интересных мест.

- Верю. - пожала плечами девушка. Приютившей ее команде она и вправду верила, но привычка никому никогда не доверять упорно нашептывала забиться в самый дальний угол и не отсвечивать, чтобы наверняка.

Слухи о том, что на некоторых планетах и станциях используют рабский труд, и устраивают за живую силу целые торги, по сети ходили упорные, хоть никто и никогда на таких мероприятиях не бывал.

Мало ли, с ее-то везением. И искать особо никто не будет. Дед, разве что, да и много он нароет, не вылетая со станции?

- Моего слова будет достаточно? - неожиданно подал голос с дивана капитан. Они как раз обсуждали с медиком закупку лекарств, и ругались при этом, бурно, но вполголоса. - Если что, могу расписку написать.

- Да нет, не надо расписки. - Камерон смутилась и покраснела так, что аж слезы на глазах выступили. Вот позорище, еще и занятого человека отвлекла со своими тараканами!

Малкольма она если не обожествляла, то была к тому близка. Прихрамывающего бывшего военного окружала аура опасности и таинственности, а остальные члены экипажа развеивать ее и рассказывать о капитане всю подноготную не спешили. Поэтому Камерон оставалось только строить догадки, одна другой страшнее и запутаннее.

Вопросов было много, начиная с того, почему он не берет грузы с оружием и амуницией - с них самая большая прибыль получалась, и прятать удобно от таможни. Записать стройматериалами, и там и там доля металла примерно одинаковая, со сканером не придраться. И заканчивая самым интересным - откуда у него такой высокоуровневый искин. Не с зарплаты, и даже не с пенсионной премии. Масштабы не те.

Но Камми молчала, старательно избегая опасных тем даже мысленно.

Гневить приютившую ее команду своим неуемным любопытством она не хотела. Была бы тема нейтральная - ей бы за ужином рассказали, а раз нет - значит, не стоит копаться. Захотят, примут ее в «семью» - сами все тайны откроют. А так - у нее своих хватает, чужие секреты без надобности.

Глава 10

На фоне золотисто-багрового газового гиганта Вайс казался крупинкой, случайно затесавшейся в чашку с бульоном. Только когда они подлетели поближе, Камерон поняла, что планетоид вовсе не такой уж и маленький: точно куда больше ее родной станции. Собственно, он вполне мог считаться небольшой планетой, если бы вращался не вокруг гиганта, а какой-нибудь, хотя бы самой захудалой звезды.

А так собственных внутренних процессов и лёгкого терраформирования, запущенного первыми колонистами, хватило только на то, чтобы на поверхности царила приемлемая - нулевая - температура. Купаться в местных морях никто не собирался: там, особенно на глубине, расплодилась всякая-разная живность, в своё время завезённая или сбежавшая из клеток. Вода, как ни странно, по составу оказалась куда ближе к нормальной, чем воздух, и инопланетные зверушки прижились и мутировали, а иногда с радостью хрумкали незадачливых туристов. Но чаще сами становились добычей.

Помимо основной функции, - перевалочной станции и склада - планетоид выполнял еще и дополнительную. Развлекательную.

Здесь можно было найти отдых на любой вкус, начиная от борделей со всякой экзотикой - не всегда человекоподобной - и заканчивая охотничьими турами по тем же водоемам. Зверьё, хоть и несколько видоизменившееся со временем, оставалось вполне съедобным.

Впрочем, в сегодняшнем плане дня команды «Тиши» отстрел животных не значился. Сдать товар - два небольших ящичка, которые капитан хранил в собственной каюте, - обсудить с местным начальством условия дальнейших поставок и, возможно, взять еще один-два заказа, ну и пошататься по катакомбам. В основном последнее - ради Камерон, которая, кроме своей станции и холовидео в сети, и мира-то не видела.

Не то чтобы внутренние переходы, прорубленные в камне, представляли собой какую-то эстетическую ценность, но, как метко выразилась Вик, к свободе нужно привыкать постепенно.

Ступив на трап «Тиши», любезно распахнутый Мерилин, Камерон огляделась, не в силах поверить, что это всего лишь ангар. Ей потолки третьего уровня казались высокими? Да здесь крейсер взлететь может, и не зацепит ничего!

Мимо нее, посмеиваясь над наивно раскрывшим рот пареньком с окраины, прошли Курт и Джеремайя. В кои-то веки они проявили единодушие.

Вообще-то, мужчины ссорились по поводу и без. Подтянутый, щеголеватый доктор и брутальный качок-киборг. Вик, даже если бы постаралась специально, не смогла бы подобрать двух еще более противоположных мужей.

Да, пилот оказалась замужем за ними обоими. Отдельные планеты Федерации, в частности, ее родной Альтаир, позволял полигамные браки по той же причине, по которой Камми всю жизнь изображала мальчика. Только решался вопрос не принуждением, а вполне добровольно. Моногамия тоже существовала, но на женщину с одним мужем там посматривали косо. Двое тоже было маловато, но пускать еще мужиков в свой слаженный коллектив семья Энцо отказалась наотрез. Причём сильнее всех уперлась сама Вик: ей и этих – цитата: «баранов упертых вислорогих» - разнимать приходилось периодически. А что бы случилось, прими они еще одного в семью - подумать страшно.

Хотя, Камми они предложили. Чисто фиктивно. Если вдруг возникнут проблемы с миграционной службой и ее дезертирством.

- Ты вроде ладишь с моими мальчиками, да и делить вам будет нечего: я не по детишкам, - Вик снисходительно потрепала Камерон за чуть округлившуюся за время путешествия щечку. Механик растерла покрасневшую кожу - щипалась пилот знатно - и от предложения вежливо отказалась.

Курт на нее посматривал уж больно недоброжелательно - терять с трудом налаженное подобие дружбы не хотелось.

Первым делом всей толпой двинулись сдавать ценный груз. Нес его лично капитан, никому не доверив. И внутрь невзрачной пещеры, расположенной в не самой престижной, близкой к поверхности локации, он пошёл сам, строго наказав команде ждать его и ни во что не лезть.

И отдельно повторил последнее указание для Курта, поглядев тому в лицо и дождавшись ответного, неохотного, кивка. Были, очевидно, прецеденты.

Переговоры затянулись. Через полчаса киборг начал поигрывать ножом, хоть и коротким, не больше ладони, - длиннее холодное оружие на Вайсе было запрещено - но даже с виду острым и смертоносным. Хищно изогнутое лезвие ритмично поблескивало в воздухе, гипнотизируя немногочисленных зрителей.

Собственно, в том тоннельном ответвлении они стояли в гордом одиночестве. За все это время мимо ни разу не прошмыгнул ни один случайный прохожий.

- А где все? Здесь всегда так малолюдно? - не выдержала наконец Камми. Курт отвлёкся на нее и поймал нож пальцами не глядя. Просто достал из воздуха, как с полки.

- Это личный район Дольфа. Без приглашения сюда никто не сунется. Да и приглашения предпочтут не получать, - пояснил он. - Мужик заведует подпольной деятельностью ближайших парсеков десяти. Чихнёшь в его присутствии слишком громко -  и нет тебя.

- Сурово, - пробормотала Камерон. С мафией и ей подобными организациями она лично не сталкивалась никогда. Или просто не знала об этом, обслуживая очередную богатую яхту, чей владелец не всегда проводил отпуск на лазурных берегах Кедайре.

Связываться с преступными элементами не хотелось, но теперь она и сама в какой-то степени нелегал, так что Камми старательно сделала лицо бетонной плитой и приготовилась к долгому ожиданию.

?????????????????????????? Впрочем, Малкольм справился раньше, чем его команда впала в вынужденный анабиоз. Вышел, сжимая под мышкой небрежно перевязанный бумагой тючок, и сунул его в руки медику.

- Сходите с Вик, отнесите на корабль. Мы пока по уровню погуляем, - распорядился он. Вопросов подобное распределение не вызвало никаких. Все знали, что по смертоносности пилот уступает разве что Курту, и то бугай выигрывал за счет искусственной мускулатуры, что во все времена считалось жульничеством.

- Мы вас догоним, - кивнул Камми врач, бережно прижимая к животу свёрток и безропотно следуя за женой.

Только когда мертвенно тихий подземный проулок остался позади, Камерон смогла наконец вдохнуть полной грудью.

- Испугался? - мягко спросил капитан. В вопросе не было издевки или желания оскорбить. Поэтому девушка честно кивнула:

- Никогда еще не сталкивался с преступностью.

- А как же твой поклонник? - похабно подмигнул Курт, вмешиваясь с другой стороны в беседу. - Этот, в наколках. Явно не самый законопослушный гражданин, хоть и ополченец!

- Он хотя бы притворялся, что действует в рамках закона, - мерзляво повела плечами Камерон. - А этим до закона дела нет.

Она широко повела рукой, обозначая весь планетоид вообще. Ну и откровенные частности вроде группы существ в чёрном, избивавшие ногами кого-то в углу, открыто обменивавшихся дозами и кредитками торговцев наркотиками и пекаря в лавке, как раз выставлявшего на витрину свежую сдобу, заманчиво пахнущую запрещённой дурман-травой.

- Здесь свои законы, - поджал губы капитан, оценив картинку с точки зрения новичка. - До смерти не забьют, если только он сам не убийца или насильник - тут с этим строго. А все остальное… Вайс - прибежище контрабандистов, так что странно было бы, если бы здесь ромашки выращивали.

Нельзя не признать, что своеобразная логика тут прослеживалась. Поэтому Камерон прикусила язык: и так уже произвела впечатление наивной деревенской дурочки, то есть дурачка. Можно не продолжать. И просто молча смотрела по сторонам, впитывая нюансы незнакомой, свободной донельзя, жизни.

Тоннели сменяли друг друга, перетекая в огромные залы, по сравнению с которыми посадочный ангар казался маленькой пещеркой. Мимо них летали мелкие флаеры, над головами степенно проплывали корабли побольше.

Сохранность атмосферы здесь никого особо не заботила - население не разрослось еще до такой степени, чтобы представлять угрозу экологии планетоида, даже наоборот: чем больше выхлопа, тем теплее становилось на поверхности. Полезный побочный эффект. А внутри поселения воздух регулярно освежался благодаря качественным вытяжкам.

Камерон, снова забывшись и вернувшись в роль деревенского дурачка, увлечённо вертела головой. Ей все было в новинку. Как правильно заметила Мерилин, между записью из сети и реальными ощущениями море разницы. И девушка жадно впитывала непривычные виды, запахи и звуки.

В одном из залов, не таких уж высоких, служащих скорее развилкой дорог, чем помещением, дорогу им преградила оживленно переговаривающаяся толпа. Очередь вилась вдоль обозначенного синими лентами коридора, исчезая в одном из тоннелей.

- Что там? Может, чем полезным торгуют? Главное, чтобы не рабами: не люблю невольничьи рынки, - оживился Курт.

- Сгоняй, посмотри, если хочешь, - не особо заинтересовавшись, с ленцой обронил капитан, и киборг моментально испарился. След его, впрочем, прекрасно отслеживался по вскрикам и ругани тех, кому он отдавил по дороге ноги.

Курт отсутствовал недолго. Уже через пару минут, выяснив у кого-то цель очереди, он вернулся чуть ли не бегом.

- Складской аукцион! - запыхавшись, выпалил бугай. Капитан посерьезнел и подобрался.

- Держись рядом, - бросил он Камми. Та с сомнением покосилась на волнующуюся, плотно сомкнувшую ряды толпу - пробиться тут маловероятно.

Но быстро поняла, что недооценила способности своих спутников. Она только и успевала переставлять ноги, для надежности вцепившись в потертый кожаный рукав капитанского плаща. Курт деловито подныривал под ограждение, расталкивая собравшихся плечами. Куртку он снял, оставшись в одной жилетке на голое тело, и, завидя бугрящиеся экзомышцы, толпящиеся поспешно расступались кто куда. Связываться с модифицированным никто не хотел.

По той же сети ходили слухи, что военные модификации не проходили бесследно для мозга. Все же подключали их, как и штекер Камерон, напрямую. Отсюда вспышки агрессии, неадекватные реакции и вероятность неконтролируемого приступа берсеркства. Так что все, кому были дороги их конечности и жизни, отпрыгивали с дороги Курта с завидным энтузиазмом.

Рамку сканера Камми заметила не сразу: ее закрывали головы и плечи высоких как на подбор мужчин. Рядом с ними она себе казалась карликом, да еще и недокормленным.

Когда стало понятно, что всех желающих пройти внутрь обыскивают и просвечивают, девушка заволновалась. По рамке не поймёшь, какой модели сам сканер. Вдруг телесный? Раскроет ее тайну – и как оправдываться?

Женщин на планетоиде было, как ни странно, довольно много. Большинство не уступало мужчинам ни в физической подготовке, ни в количестве навешанного на них оружия.

Если холодное ограничивалось длиной ладони, то к огнестрелу подобных правил не применялось. В конце концов, все местные занимались не совсем легальной деятельностью, и в некоторых случаях решить возникающие разногласия без перестрелки было решительно невозможно. К тому же, ножи зачастую были куда опаснее пуль: узкое лезвие проникало сквозь малозаметные щели в броне, которая запросто отражала целый залп из огнестрела.

Справедливости ради нужно заметить, что лазеры и прочие современные шедевры вооружения на станцию не допускались вообще: общее благо для обитателей оставалось превыше всего. Один неосторожный выстрел - и всей колонии может прийти конец.

Проверяли людей по одному, но целиком. Ничего складывать в отдельные ячейки, как в приличных космопортах, не нужно было.

Понадеявшись, что сканер не затрагивает биологические особенности и она не продефилирует на экране голышом, Камерон послушно прошла рамку вслед за капитаном.

- Эй, ты, в кожаной куртке! - окликнул ее голос одного из дежурных охранников. Кроме нее, обернулись еще трое - куртка не была такой уж редкой верхней одеждой, в основном благодаря своей износостойкости.

- Да, ты. Иди сюда, - поманил пальцем охранник, поймав взгляд Камми. Ее сердце ушло в пятки.

Неужели со станции все же подали запрос и ее теперь ищут по всем галактикам?..

Видя, что она растерянно замерла и никуда не идет, охранник тяжело вздохнул, выбрался из-за стола с экраном, на котором что-то разглядывал, и в два шага преодолел расстояние до девушки. Разложив плашку портативного сканера, несколько раз небрежно провёл вдоль ее тела сверху вниз и, наконец определив источник насторожившего его излучения, сфокусировался на верхних шейных позвонках.

- Что это за штука у тебя в голове? Передатчик? - охранник грубо развернул ее к себе спиной и бесцеремонно ощупал имплант на затылке. - Имей в виду, все приборы внешней связи на аукционе запрещены. Никаких заказных покупок, кто здесь - тот и торгуется!

Крепко, до боли вцепившиеся в ее предплечье пальцы вдруг разжались и исчезли, а спину согрело неожиданное тепло. Камерон осторожно обернулась, готовая как сжаться в испуганный комок, так и бежать со всех ног - в зависимости от ситуации.

Между ней и охранником стоял Мэл.

- Это мой механик, и у него обычный имплант для подключения к кораблю. Никаких передатчиков, - твёрдо заявил капитан.

- Обычный? - фыркнул тот, что остался у экранов, теперь в свою очередь пристально изучая изображение. - Военного образца, мужик!

Курт, заметив, что его товарищи отстали, вернулся к рамке сканера. Охранники окончательно скисли.

- А, так вы здесь все... того, - многозначительно покрутил запястьем в воздухе тот, что пытался ощупать Камерон. Курт набычился, готовый выяснять с кулаками, что имеется в виду и не оскорбление ли случаем. Малкольм поспешно вытянул в его сторону руку. Они здесь на аукцион, а не подраться. Если затеять разборку, их могут банально не пустить. Преимущество, как минимум численное, на стороне местных - от ворот уже медленно, но верно к ним двигалось подкрепление.

На всякий.

- Это стандартная модель, предназначенная для пилотов и механиков, - вмешалась Камми. Разговор о технике ее немного успокоил и придал уверенности. - Накопитель и штекер, больше ничего. И потом, у вас все равно глушилка стоит.

Она кивнула под потолок, где, почти неразличимые в полумраке, висели пчелиными ульями увесистые гири усилителей. Даже гудели похоже.

Где-то под ними, недоступный и невидимый для посетителей, находился мощный трансформатор, заглушавший все трансмиссии на ограниченном радиусе. Скорее всего, захватывался весь склад как минимум. А при желании он наверняка перенастраивался, чтобы глушить все сигналы, исходящие от планетоида.

Возможно, и не только сигналы: недаром Вайс до сих пор не прибрала к рукам ни Федерация, ни Ойкумена. Особо мощные установки вполне способны направленным импульсом заглушить контролирующую плазму систему. Конец неуправляемого корабля довольно предсказуем.

- А ты хорош, - прищурился охранник. - Почем?

Спрашивал он капитана, причём с таким видом, будто она раб и они на торгах. Камми успела оскорбиться, возгордиться немного своей ценностью и испугаться. А вдруг и правда продадут?

- Это мой механик, - раздельно и четко повторил Малкольм, и тяжелая горячая ладонь неожиданно легла на плечо Камми. Та похлопала растерянно глазами, переводя взгляд с посуровевшего капитана на охранника, пока последний не воздел руки, давая понять, что отступает.

Тем более, позади них уже заволновалась очередь: аукцион уже скоро, опоздавшие останутся снаружи, а пропустить возможность поживиться не хотелось никому.

Складские аукционы - мероприятие далеко не новое. Говорят, даже на старой Земле такое проводили периодически. На родной станции Камми подобное развлечение случалось нечасто - все же не каменоломня и не пиратский притон, где высока текучка кадров и смертность.

Но здесь, похоже, чистку ячеек проводили регулярно. Высокие ряды одинаковых, тщательно пронумерованных контейнеров составляли коридоры высотой в несколько десятков метров. Не под потолок, но близко к тому. И простирались на огромные расстояния. По крайней мере, разглядеть конец пирамиды из зеленовато-бурых гигантских коробок Камерон в скудном освещении не смогла.

От посетителей складское помещение отделяла мелкозернистая решетка. Максимум позволяла потаращиться издалека на контейнеры, но ни подойти, ни забросить какой-нибудь мелкий дрон-анализатор было невозможно.

Всех успевших попасть внутрь к последнему сигналу проводили к стене, на которой располагался огромный экран.

Начался первый этап аукциона. Несколько секунд демонстрировался снимок открытого контейнера. Все те, что были выставлены сегодня на продажу, подогнали поближе, и теперь они маячили единым рядом там, за решеткой, маня своей недоступностью.

Показав содержимое, - издалека и не особо четко - картинка перемещалась в самый верх экрана, и на ней загорался номер ячейки. Многие стояли с планшетами, снимая понравившиеся контейнеры, чтобы не ошибиться во время торга.

Всего лотов сегодня было сорок шесть.

- Маловато, - озабоченно отметил Курт. - Цены задерут, а потом и сами передерутся.

Насчёт последнего Камми сильно сомневалась - строгие лица и увесистые автоматы охранников у стен взывали к дисциплине. Но по поводу цен киборг оказался прав.

Когда началась вторая часть, - собственно торги - толпа взволновалась, выкрикивая всё растущие цифры. За некоторые контейнеры, содержавшие полезные и легко идентифицируемые вещи вроде ящиков с оружием или пакеты с травами, зачастую запрещёнными, - хотя, чего ожидать от притона контрабандистов? - разгорелись целые баталии. Капитан участвовал довольно лениво, не особо надеясь на победу, и только на начальных стадиях.

Денег у них, как уже поняла Камми, особых не было, весь расчёт был на какие-то контейнеры, которыми не заинтересуется никто.

Только какая с них польза?

Девушка изучила предлагаемые варианты, пролистав мысленно базу в накопителе. Увеличила некоторые снимки, показавшиеся особо перспективными. До них еще не дошли, но очередь подойдет вот-вот.

Камерон шагнула к Малкольму, воспользовавшись тем, что стоявшие рядом люди, увлёкшись азартом аукциона, голосили вовсю.

- Тысяча шестой и тысяча сто пятнадцатый, - выдохнула она ему в ухо. Пришлось встать на цыпочки и прижаться всем телом, но за себя Камми была спокойна. Пусть она и поправилась на корабле килограмма на два, эластичный бинт по-прежнему маскировал все не положенные парню округлости. Кроме того, сверху куртка и рубашка.

Но мужская рука под ее грудью все равно напряглась, готовая отстраниться. Капитан подозрительно покосился на нее, потом отыскал взглядом картинки на экране.

- Баки и старая мебель? - приподняв одну бровь, углом рта уточнил Малкольм.

- Потом объясню, - прошипела Камерон.

Глава 11

Капитан пару секунд испытующе изучал уверенно сопящего механика, потом перевёл взгляд на экран, на котором как раз снова появилось изображение тысяча шестого контейнера.

- Стартовая цена сто кредиток, - безучастно пробубнил механический голос ведущего.  Проведением аукциона занималась программа, она же фильтровала предложения и автоматически записывала победителя. Отвертеться потом - не то хотел сказать, не это имел в виду - не получалось, поэтому приходилось внимательно следить за языком и собственными телодвижениями. Не вовремя поднятая рука означала удвоение цены, например.

- Сто одна, - бросил кто-то с левого фланга. Наступила непродолжительная пауза.

Устраивать побоище из-за горы старой мебели, кое-где угадывавшейся под белыми, наброшенными на нее ради сохранности покрывалами, бандиты и контрабандисты не собирались. Кому вообще нужны эти бесполезные деревяшки? В корабле не поставишь, в квартиру не влезут...

- Сто одна раз, сто одна два...

- Сто две, - скучающе бросил Малкольм, снова покосившись на технаря. Тот просиял улыбкой, не замечая, что все еще крепко держится за капитанский рукав. Отцеплять его Осборн почему-то не стал, делая вид, что тоже совершенно ничего не чувствует.

Конкурент слева недовольно пожал плечами, но усердствовать не стал. Лот перешёл команде «Тиши» за сто две кредитки.

Следующие три контейнера вызвали бурный восторг собравшихся - там снова было оружие, патроны и целая коллекция холодного оружия. За последнее трое особо рьяных торгашей чуть и в самом деле не передрались. Пришли в себя только после красноречивого звука передернутого затвора со стороны охраны.

Наконец подошла очередь тысяча сто пятнадцатого.

- Стартовая цена сто кредиток, - объявил компьютер.

И наступила тишина.

Когда капитан предложил сто одну, соседи чуть ли не пальцем у виска покрутили. Отдавать стоимость приличного ужина на пятерых за грязные баки не пойми с какой отравой внутри, судя по пометке «осторожно» и желтым полосам на боках, мог, по их мнению, только сумасшедший. Малкольм и сам чувствовал себя не вполне нормально. Во-первых, его подозрительно волновала близость механика. Не беспокоила, а именно волновала. Как мужчину. Подобных порывов в сторону щуплого паренька Мэл от себя не ожидал, потому нервничал и даже немного злился. Еще и двести с лишним кредиток выложил неизвестно за что. Так что пока они дошли до корабля, он успел себя порядком накрутить.

Джеремайя и Вик, дежурившие у трапа, вытаращили глаза при их появлении. Не на них самих, конечно, а на плавно ползущие за ними контейнеры на колёсах.

Охранники расщедрились и выделили им два перевозчика с наказом позже вернуть. Камерон подозревала, что они просто решили проследить за подозрительными покупателями.

Когда пришла пора забирать контейнеры, произошёл весьма не приятный инцидент.

К металлическому дну огромных ящиков, ключи от которых уже выдали капитану с напутствием вернуть емкости после выгрузки, как раз прилаживали несущую систему. Охранники топтались рядом, изображая бурную деятельность, с колёсами и гравитационной подушкой возились грузчики-технари, а Камми с трудом держала себя в руках, чтобы не отлупить их по головам гаечным ключом и не взять все в свои руки. Она бы справилась раз в пять быстрее.

Внезапно планшет в руках одного из солидных мужчин в костюмах, призванных проследить за законностью сделки и полнотой выплаты, истошно пиликнул. Тут же отозвался другой, на руке одного из охранников.

- Кто из вас сейчас послал сигнал наружу? - сурово набычился тот, глядя на странную троицу.

Курт, Мэл и Камерон недоуменно переглянулись.

- Никто, - озвучил результат молчаливой переклички капитан как самый старший. Курт отступил в сторону, примеряясь, как бы не зацепить рикошетом при стрельбе своих же - бдительные складские сторожа очень уж красноречиво потянули руки к бёдрам, увешанным оружием.

- Мы засекли передачу, - чуть более мирно, оценив арсенал бывшего военного, пробурчал охранник. - Уже можно, конечно, но то, что вы умудрились как-то пронести прибор внутрь, настораживает. Имейте в виду, если бы такое произошло во время аукциона, вас бы пристрелили на месте. Не мы - рядом стоящие конкуренты. Мухлёж никому не нравится.

Во время сей пламенной речи он постоянно косился на Камерон, явно подозревая именно ее в саботаже.

Отругав команду, охранник отошёл в сторону, оставив их недоумевать.

В особенности озаботилась странным происшествием Камми. Она была уверена, что ничего никому не посылала, и даже приборов, способных на такое, при себе не имела. Может, у капитана что-то нелегальное под плащом?

Или у Курта? Все же он треть киборг - мало ли что там у него вживлено, кроме бионики?

Но никто не сознался, а позже, когда они добрались до «Тиши», стало не до того.

Всем было интересно, что же такое купил капитан.

И в первую очередь самой Камерон.

Вдруг ошиблась? Не угадала? Двести кредиток не бог весть какие деньги, но осадочек останется неприятный.

Не хотелось бы подвести команду в первый же день, что ее взяли с собой.

Все пятеро собрались у трапа, контейнеры поставили рядом и развернули дверцами к кораблю, с подсказками Мерилин рассчитав так, чтобы прикрыть их недра от вездесущих камер. Если там действительно что-то ценное, лучше местным властям о том не знать.

От мысли погрузить ящики целиком они отказались сразу. Если там мусор, лучше не тащить его на корабль. Да и волочить громадных металлических монстров сначала вверх, а потом вниз по трапу, потому что отдавать их обратно на склад все равно придется, удовольствие так себе.

- Да не тяните уже! Любопытно посмотреть, что там у нас, - первым не выдержал Курт. - Кам, без обид, если это ерунда, с тебя три дежурства по уборке вне очереди.

- Убирает робот, - неуверенно огрызнулась Камерон. По совести, с нее действительно что-то причиталось, но даже теоретическое жалование еще не было озвучено. Пока что она жила на «Тиши» из жалости: за еду и ремонт. Как, собственно, изначально и собиралась. Нельзя сказать, чтобы ее это не устраивало, но какой-то большей определенности все же хотелось. Но не начинать же торговаться сейчас, когда из ее возможных доходов могут вычесть двести кредиток разом?

- Вот именно, Курт, давай без дедовщины тут, - капитан шагнул вперед, положив конец не начавшемуся толком спору.

Чёрная пластиковая карта с выгравированным логотипом склада содержала в себе оба ключа, и, стоило только приложить ее к специальной выемке, как замки и блоки с лязгом разъехались, отмыкая запертые створки. Их глазам предстали накрытая покрывалами мебель, от которой видны были только резные, темного полированного дерева ножки, и однотипные баки, аккуратно сложенные друг на друга в шахматном порядке горизонтально, в два ряда - в другом.

- Может, опасные вещества лучше не открывать? - озвучила после минутного молчания всеобщие сомнения Мерилин. - Подарим станции.

- А зачем нам дерево? У нас печек нет, - фыркнула Вик. Камерон чуть покраснела и первой залезла в мебельный контейнер. Осторожно, не доверяя до конца своему чутью и памяти, заглянула под одну из пыльных тряпок и чихнула. После чего торжествующе выпрямилась и, несколько театрально сдернув покрывало с ближайшего кресла, приглашающе повела рукой.

- Широко известный в узких кругах мебельный ансамбль из разграбленного Императорского дворца в Айвире. Позолота, бахтарский янтарь, хиннский шелк и не помню какое дерево, - последнее Камми пробормотала уже себе под нос довольно смущенно. Точные даты и состав вещей она не помнила, а накопитель установила уже после того, как умерла мама.

Документальные сериалы и хронику они любили смотреть вместе, умостившись на диване в обнимку, пока отец и дед на пару копались в железяках. Сначала не стало отца, потом увезли на верхние этажи мать, широкий экран продали, потому что некому было в него глазеть. Да и некогда.

Вик залезла в контейнер, не поленилась, и принялась сдергивать покрывала одно за другим.

- Ты уверена, что все это настоящее? - ее голос подозрительно дрогнул. - Тут одних камней тысяч на двести. Если это, конечно, не стекляшки и пластик.  

- Зачем кому-то хранить копеечную подделку? - резонно возразила Камерон. - Тем более, насколько я знаю, аукционы устраивают, когда владелец не приходит и не даёт о себе знать десять лет. У пиратов так же?

Капитан задумчиво кивнул. Знаменитый налёт на Айвир, уничтоживший не только дворец Императора, но и несколько сотен тысяч мирного населения, и почти сравнявший некогда элитный курорт с землей, произошёл как раз лет десять назад. Погрешность в пару месяцев - собрать, довезти... Вполне вероятно.

- Допустим, - на губах Малкольма заиграла слабая улыбка. Облегчение, что он не зря потратил приличную сумму и есть шансы ее не просто удвоить - удесятерить, читалось на его лице крупными буквами. - А баки нам зачем были?

- Это, вообще-то, не баки, - Камерон перелезла во вторую ячейку. - В подобных контейнерах консервируют особо ценные или нужные вещи со станций, которые нуждаются в эвакуации в первую очередь. Насколько я знаю, в армии другая маркировка.

- У нас нормальные, квадратные коробки, - оскорбился Курт, протискиваясь мимо остальных внутрь вслед за ней. - И никакой опасной химии.

Камми уже вовсю откручивала крышку с одного из баков. Та сначала шла туго, потом вдруг резко поддалась и отвалилась, чудом не придавив ей ноги. Собравшиеся у трапа рефлекторно отшатнулись, ожидая лавины нечистот, но ничего оттуда не выпало. Уже смелее засунув руку внутрь, Камми вытащила

- Странно, что другие не поняли этого. Неужели никто не бывал на станциях? - недоуменно пробормотал капитан, уставившись на невзрачные баки. Он сам, грешным делом, подумал, что внутри топливо или еще что-то горючее, судя по неприглядным потекам на стенках.

- Одно дело - бывать, другое - жить, а третье - отвечать за технику. Поверьте мне, ни Грег, который вообще-то начальник безопасности уровня, ни какой-нибудь пекарь с ХХ-49 не распознали бы эти баки, - хмыкнула Камми. Она любовно погладила шероховатую стенку, не обращая внимания на грязные разводы, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся имитацией. Искусной маскировкой. Из таких ответственных, знавших о тайных маркировках, на всем двадцать четвёртом уровне был только дед. И рассказал единственной внучке.

На богатых верхних уровнях у каждого свои специальные запасы, а бедным, как и во времена основания станции, придется в случае чего выживать своими силами.

- Кто обратит внимание на грязные контейнеры со сливным материалом? - пожала плечами девушка. - И корабль, загруженный ими, не подвергнется атаке пиратов, и отбирать никто не станет при эвакуации. А потом, когда опасность минует, блага распределят между всеми потерпевшими.

- Кто-то не распределил, похоже, - нахмурился Малкольм.

Поэтому тех, кто будет следить за специальными грузами, отбирали особенно тщательно. Смотрели и на рекомендации, и на уровень образования, и на взаимоотношения в семье. Дед производил впечатление самого благонадежного.

Кто же знал, что у него тоже скелет в скафандре. И какой!

- Капитан, ты не представляешь! Тут три неактивных плазменных блока. Три! - полный совершенно детского восторга, Курт вылез поделиться находками, не в силах удержать восхищение в себе. Он успел пооткручивать крышки у заднего ряда баков, заглянуть внутрь и прийти в экстаз. - И баллоны с чистым кислородом, штук десять, я не считал. И полный набор семян в гидропонику! На ближайшие полгода хватит точно! У нас будет капуста, ю-ху!

- Малый набор для выживания, - Малкольм посмотрел на Камми с нескрываемым уважением. Та даже слегка смутилась.

- Вот нам повезло. Чувак, ты приносишь удачу. О, тут еще патроны! И зарядники! - одобрительно похлопав Камми по плечу, Курт снова углубился в доставшуюся им ячейку, попутно комментируя найденное.

Девушка, помявшись немного, вернулась в предыдущую. Что-то она там успела заметить, не вписывающееся в общую картину.

На самом верху пирамиды из сложно составленной вместе мебели из-под очередного тряпичного чехла свисали волосы. Длинные, платиново-золотистые - они были очень похожи на человеческие. Неужели труп?

Характерного запаха не было, в воздухе стоял чесучий дух пыли и сладковатый - полироли. Девушка нерешительно приподняла покрывало и заглянула под него.

Осмотрела находку со всех сторон, повнимательнее.

- Можно, я заберу это себе? - робко подала голос Камми.

- Ты хоть знаешь, что это? - переглянувшись с Куртом, мягко уточнил капитан. Старпом закатил глаза, всячески демонстрируя презрение к девственникам-неудачникам с диких дальних станций.

- Знаю. Ее можно перепрограммировать, - уже тверже заявила Камерон. - Мерилин давно хотела тело, как раз будет ей подарок.

Мэл недоверчиво посмотрел на своего нового механика. Ему никогда и в голову не приходило расспрашивать бортовой компьютер о ее мечтах и желаниях. Подсознательно он понимал, что Мерилин - не совсем обычный искин, но капитан из последних сил притворялся, что ни о чем не догадывается и каждый второй искусственный разум заигрывает с начальством на рабочем месте и подглядывает за ним в душе.

Да, как-то при перезагрузке программ он наткнулся на папку с нейтральным названием «Снимки». Было там и двухмерное изображение, и трехмерное, и видео, причём не только Малкольма - Курт в них фигурировал куда чаще. Джеремайи, впрочем, не было там совсем, что весьма красноречиво свидетельствовало о наличии специфических предпочтений искина.

Он тогда никак не прокомментировал найденное, а Мерилин научилась лучше прятать компромат.

- Соответствует вкусам прошлого Императора, - со знанием дела прикинул киборг и похабно подмигнул Камерон. Та мысленно поморщилась. Не отмыться ей теперь от насмешек, но что поделаешь. Мерилин ее не выдаёт, помогает по мере сил, так что ее долг - отплатить искину хоть чем-то.

Поэтому добыча досталась ей. Больше никто, впрочем, на гуманоидную куклу с порочными чертами лица не претендовал.

Через месяц после приснопамятного аукциона мебельный комплект сбыли по безбожно заниженной, но все еще привлекательной цене в пятьдесят тысяч кредиток. Из них десять капитан выдал Камми. Виртуально, конечно, личного счета она пока что не завела. Не хотела светиться с документами.

На вырученные от продажи мебельного комплекта деньги - ее собственные, подумать только! - она прикупила на удачно подвернувшейся распродаже плату робота-секретаря. Информацию она все равно сотрёт, зато количество нейронных связей и объём памяти у таких матриц огромны. Больше только у специализированных военных дронов, но, увы, те все пронумерованы, отслеживаются и просто так на рынке не продаются.

Камерон увлечённо копалась в начинке секс-игрушки, не особо уже обращая внимание на ее патологически точное сходство с человеком. Гладкая бархатистая кожа оказалась, ясен винт, синтетикой, поразительно натурально блестящие глаза - биополимером, а шелковистые волосы, волной спадавшие ниже пояса - шерстью какого-то животного. Представлять себе размеры гиганта, которому не мешает при движении подобное оволосение, Камерон не осмеливалась. Ей еще ночью спать.

На спине, под той самой гривой, у красотки имелась едва заметная зазубрина. Если ее подцепить правильно, пласт идеальной кожи отваливался, вместе с мясистым куском силикона, заменявшим подкожный жир и весьма походивший на него консистенцией, обнажая переплетение проводков, несколько разъемов под разные штекеры и матричную карту.

Последнюю Камми сразу достала, сломала и выкинула. Нечего разводить на корабле похабщину. Замену еще предстояло перепрошить для соединения с искином, добавить пару переходников, чтобы Мерилин не путалась в телах и управлении, а то будет вместо моргания дверцы кают открывать-закрывать.  

На этой мысли девушка тихо хихикнула, представив себе, как «рыбка» начинает махать «плавниками»-маршевыми двигателями и строить глазки бронещитком в рубке. А что, искин может.

- Ты знаешь, что от тебя периодически уходит сигнал в сеть? - неожиданно огорошила ее Мерилин.

- Какой сигнал? - рассеянно отозвалась Камми, все еще подхихикивая.

- Информационный, - пояснил искин. - Церов десять, не меньше. Уже третий раз замечаю.

- Я ничего не посылала, - девушка усилием воли сосредоточилась.

Это не шутки.

Ей вспомнилось странное происшествие на складе, когда их троих обвинили в подаче сигнала за пределы планетоида. Поначалу она решила, что у них произошёл сбой в системе, потом - что виноват Курт.

А если это и правда была она? Точнее, ее штекер? Больше нечему. Она в тот день с собой даже неизменную сумку с инструментами не брала, ни одного другого прибора на ней не было.

- И с какой регулярностью? - девушка села поудобнее и сдула волосы со лба. Постричься бы, но машинку она с собой не брала, а одалживать у кого-то из команды почему-то стеснялась.

- Раз в две недели, - после секундной заминки ответила Мерилин. Подсчитывала, наверное. - Сигнал стабильный, зашифрованный, похож на военную разработку. Я проследить не смогла, извини.

- А заблокировать? - раньше Камми как-то не приходила мысль исследовать свой штекер подробно. Сразу после установки она проверила его на вирусы и вредоносность, ничего не нашла и на этом успокоилась. Оказывается, искать нужно было не программу, а передатчик.

- Не знаю. Можно попробовать, - неуверенно протянул искин.

- Вместе попробуем, - Камерон кивнула в подтверждение своих слов и вернулась к настройке робота. Разобраться с непрошеными гостями в ее голове нужно было, но пара часов туда-сюда ничего не решит. Жила она спокойно три года, подождёт еще денёк.

Глава 12

Сигнал бедствия поступил после ужина.

Ели на «Тиши» кто где придется. Зал, примыкавший к рубке, теоретически служивший столовой и развлекательным центром, по сути являлся только вторым. Тащить еду с камбуза только чтобы сесть за стол все дружно считали нецелесообразным. Тем более что на кухне стол тоже был, пусть и не такой солидный и широкий, и помещались там только двое.

Трое, если Вик садилась на колени к Курту.

Поэтому ужин на корабле был понятием растяжимым. Для Камерон в частности это означало готовку для себя немудреной еды из консервов - на гидропонике росло довольно обширное разнообразие овощей и модифицированных фруктов, но привычка все равно пересиливала, и рука девушки сама тянулась к привычным банкам и жестянкам. Потом уборку за собой и всеми остальными, потому что раньше погрузку посуды в чистку и оттирание поверхностей все спихивали друг на друга, а после ругали Мерилин за безалаберность, хотя ее роботы залезть на кухонный стол не могли при всем желании - не приспособлены они для того. Искин огрызалась, требуя докупить манипуляторы или дронов-помощников.

А так всем хорошо, на кухне чисто, а у Камми реализована потребность в упорядочении вещей. Еще в мастерской она заметила, что ей куда лучше думается, если отвертки развешены на стенах по размеру, а винты рассортированы по ячейкам, согласно калибру, шляпками вниз.

Здесь, на «Тиши», у нее не было собственной мастерской, как и большого набора инструментов. С роботом она возилась у себя в каюте, где, опять же, царил идеальный порядок, одежды с собой у нее было немного: тоже особо убирать нечего, мягко говоря.

Капитан как-то, заметив, что Камми постоянно ходит в двух майках, меняя их через раз, подсунул ей целую стопку. Ей они, правда, были великоваты, но и Малкольму, по его словам, «жали в плечах». Не выбрасывать же!

Девушка до сих пор не могла поверить, что аж целому капитану есть какое-то дело до механика. Что он настолько внимательно смотрит на нее, что обратил внимание на ее одежду. И позаботился о ней! Это вообще в голове не укладывалось.

Какое-то время она даже подозрительно на него косилась: вдруг он из тех, что нетрадиционные, и таким способом с ней заигрывает. Была бы она женщиной официально, точно уверилась бы, что Мэл на нее запал.

Но чудеса хоть и случаются, но редко. Мальчиком ее считать никто не перестал, и интереса к ней со стороны капитана она особого не заметила. Точно с таким же вниманием к деталям он относился и к Вик, и к Джеремайе, поэтому Камми несколько успокоилась и перестала искать подвох.

Только иногда по вечерам, утыкаясь носом в вытертую до белизны майку, втягивала давно уже отстиравшийся запах мужского тела и где-то в глубине души горько сожалела, что не нашла до сих пор в себе сил открыться.

Вряд ли бы ее выкинули за борт или отказали в месте механика. Она давно уже осознала, что команда «Тиши» радикально отличается по мировоззрению от обитателей ее родной станции. Им все равно, какого она пола, никто не собирается от нее ничего требовать или к чему-то принуждать. Но что-то - то ли хрупкое, едва установившееся между ними доверие, то ли собственная привычка скрывать свой пол - мешало Камми выйти на середину зала и четко сказать:

- Я вовсе не мальчик. И даже не пацан.

Например дружбе с Куртом вполне мог прийти конец. Сейчас-то киборг свободно обсуждал с краснеющей Камми свои добрачные похождения, с неким назидательным эффектом и даже моралью в конце. Мол, не делай так, как я.

Будет ли он так же открыт и свободен с девушкой? Вряд ли. Начнёт ли сторониться ее, стесняясь того, что наговорил? Скорее всего. Бывший военный не из скромников, но у него имелись свои, порой странноватые, но вполне логичные представления о чести и достоинстве. И обсуждать с едва вступившей в совершеннолетие девицей, в какой бордель лучше сходить на очередном планетоиде, он бы точно не стал.

Так что Камми увязала в собственной лжи все глубже и уже даже не пыталась найти подходящий момент, чтобы признаться. Зачем? Всех и так все устраивает.

В конце концов, какая разница?

Камми уже собиралась устроиться на широком диване с очередным старым холо-фильмом и раздумывала, позвать ли Курта из оружейной, - ему тоже нравились древние комедии - как из рубки послышался навязчивый писк.

Вик, дежурившая у пульта управления, рявкнула:

- Мэл, тебя!

Взъерошенный Малкольм уже пересекал зал, вытирая на ходу лицо застиранным полотенцем. Джерри давно предлагал выкинуть и купить новые, но капитан упирался, утверждая, что «так мягче». Штатный врач только вздыхал и втихаря закупал небольшую партию полотенец разного размера. Для гостей.

- Сколько раз тебя просил - не ори через весь корабль. Связь нам внутренняя на что? - отчитал он пилота. Та передернула плечами, будто стряхивая с себя обвинения.

- Буду я еще из-за каждой ерунды включать говорильник. Тем более, сигнал ты и так слышишь.

Несгибаемая Вик, талантливый пилот и прогрессивная женщина, до одури ненавидела переговоры по связи. Хоть внешней, хоть внутренней. Все беседы с диспетчерами, клиентами и прочие деловые контакты она старалась всегда спихнуть на капитана, а семейные беседы вели мужья.

Даже с ее собственными родителями.

Вот вживую общаться - сколько угодно. Камми даже иногда казалось, что Вик слишком разговорчивая. А от виртуального диалога у пилота начинался нервный тик.

Из динамика сначала слышалось только шипение и отдельные странноватые звуки. То ли кого-то тошнило, то ли его убивали. Связь всегда отвратительно работала в Потоке, но выходить из него только чтобы пообщаться со старым знакомым было бы нецелесообразно. Хоть у них теперь и имелся запас плазмы на всякий случай, тратить его на прихоти глупо и неразумно.

Однако, стоило им разобрать, что именно пытается донести до них хриплый голос по ту сторону прибора, как все доводы о разумности отпали сами собой.

- Мальты больше нет. Прячемся, как на Кассиде. Со мной двое гражданских. Воздуха на пятнадцать часов. Повторяю. Мальты больше нет...

Сухой механический голос можно было принять за запись, если бы не чуть заметная вариация интонаций и редкий хриплый кашель, прерывавший плавную речь.

В обратную сторону связь, к сожалению, не действовала, как ни крутила Вик настройки и как ни пыхтел искин. Зависело это не от них, а от невидимых глазу и неощутимых условий в Потоке, которые в данный момент были крайне неблагоприятны. Хорошо, хоть послание к ним пробилось, но передать обратно, что они спешат на помощь, возможности не было.

- Мальта? - переспросила Камерон. На нее никто не обратил внимания. Мерилин развернула во весь экран карту галактик с проложенными в трёх измерениях пульсирующими линиями Потоков. «Тишь» изображалась крохотной алой точкой, неспешно ползущей по одной из белесых полос.

Курт ткнул пальцем правее их нынешнего местоположения.

- Вроде близко, - пробормотал киборг, пока Мерилин увеличивала нужный участок.

После чего все разочарованно выдохнули. Искин очертил предполагаемый маршрут и тут же посчитал его длительность. Выходило более двух суток.

Не успеют.

Потоки двигались каждый в своем направлении, строго в одну сторону. Кроме этого, скорость у них чуть отличалась, как и внутренний состав, что скорее всего было как-то связано. Над их тайной, пытаясь воссоздать подобные трассы искусственно, билось не одно и не десять поколений ученых, но пока что без толку. Потоки свои секреты хранили крепко.

Тот, в котором плыла сейчас «Тишь», пересекался с проходившим мимо Мальты изгибом довольно далеко, не меньше двадцати световых часов. Прибавить скорость в Потоке тоже было невозможно - только двигаться по течению и выйти в нужный момент. Пока доберутся, пока перестроятся...

Придвинувшись носом чуть ли не к самому экрану, Камерон гипнотизировала сложное переплетение изученных нитей. Существовали еще так называемые Дикие, неисследованные Потоки, но соваться туда без специальной подготовки и амуниции не стоило. Могло занести так далеко, что не получится вернуться, поэтому в подобные экспедиции отправлялись только отчаянные искатели приключений или пожизненные заключённые. Последние отнюдь не на добровольной основе.

Но, к сожалению, даже Диких потоков рядом не нашлось.

Придется двигаться вперед, потом возвращаться, рискуя застать вместо приятеля Малкольма и его спутников несвежие трупы. Вот если бы можно было как-то срезать...

- А здесь? - Камми неуверенно ткнула пальцем и провела по пересечению трёх линий. Они проходили достаточно близко друг от друга, чтобы корабль мог перестроиться в течении нескольких минут. Вправо от их нынешнего местоположения уходила тонкая нить, пересекаясь чуть выше нужного с той, что вела к Мальте. Навскидку займёт не больше пары часов, Поток вроде довольно скоростной, судя по расцветке. Те, что самые быстрые, отдавали зеленцой, помедленнее - фиолетовым, остальные в промежутке - всеми оттенками синего: от морской волны до ультрамарина, в зависимости от активности.

Но если они хотят воспользоваться этим путём, стоит поспешить, иначе через десять минут они минуют точку соприкосновения. И обратно вернуться уже не получится.

- С ума сошёл? - постучала себя пальцем по лбу миссис Энцо. - Хочешь мне мозг прожарить окончательно?

- Вик права, - кивнул капитан, сочувствующие глядя на пилота. - Она не успеет прийти в себя после перегрузки. Два Потока подряд еще ничего, но три - гарантированная потеря сознания. Сколько там пройдёт, два часа? Мало. Критически мало.

Камерон задумчиво кивнула, припоминая свои мучения во время первого погружения. После, когда они с Мерилин соединили сознания, стало не так ужасно, даже терпимо. Не тошнило, почти не кружилась голова и...

Вскинув голову, девушка с надеждой взглянула на капитана.

- Нам ведь важно успеть? От нас жизни зависят, правда? - неуверенно уточнила она. - У меня появилась одна мысль, но она рискованная.

- Очень? - дернул уголком рта Малкольм. Он был готов практически на все. Маркус за время службы не раз спасал ему жизнь, и подвести друга в сложной ситуации - смертельной, можно сказать, учитывая, сколько к подобным катастрофам слетается стервятников, не говоря уже об ограниченных запасах кислорода, - было бы неправильно. Не по-человечески и не по-товарищески.

Нет, Маркус, может, и сам выкрутился бы: захватить пиратский челнок, например, выдать себя за одного из них - сотруднику секретной службы безопасности, привыкшему к мимикрии, не составило бы особого труда. Но с ним гражданские, что по умолчанию связывает ему руки.

- Довольно таки, - уклончиво ответила Камми. Но время поджимало, поэтому она выпалила, тыкая пальцем в нужные потоки: - Мы можем быть на месте уже через три-четыре часа. Мы с Мерилин вполне способны провести корабль между потоками, пока вы просто поспите, а потом разбудим Вик и она займётся маневрами у планеты.

- Просто поспите? - скептически хмыкнул капитан, а возмущённая пилот разразилась целой тирадой, суть которой сводилась к тому, что она пять лет убила на лётную школу не для того, чтобы всякие самоуверенные подростки с оборзевшими искинами ее заменяли в такой ответственный момент.

- До пересечения Потоков осталось шесть минут, - с деланным безразличием прокомментировала Мерилин. Она смертельно оскорбилась на «какого-то оборзевшего искина» и теперь старательно изображала тупого робота.

- Не будем мы туда соваться, - буркнула Вик уже не столь уверенно. Она тоже понимала, что если они пойдут обычным, общепринятым путём, то приятель Малкольма их скорее всего не дождётся. И пусть ее миновала служба в армии, бросать на произвол судьбы людей она не собиралась.

- Ты технарь. Уверен, что сможешь пилотировать корабль? - очень серьезно спросил капитан, глядя в лицо Камми.

- Нет, - так же серьезно ответила она. - Зато Мерилин сможет.

Времени на разговоры и выяснения отношений они больше не тратили. Решение было принято, капитан сказал своё слово и все члены экипажа приступили к выполнению распоряжений.

Кроме Камерон, устроившейся в привычном уже центральном кресле, воткнувшей штекер и ожидающей команды, все остальные расселись по своим местам, пристегнулись и приготовились вздремнуть. С потолка упали аварийные маски, в которых на этот раз вместо дыхательной смеси была усыпляющая.

Вик напоследок смерила Камми строгим взглядом.

- Если ты, недоросль, угробишь мне корабль, я к тебе с того света призраком являться буду.

- Если что, мы там и встретимся, - отбрила ее Камми, не чувствуя ни уверенности, ни смелости, но отчаянно делая вид, что все прекрасно.

- Мы справимся. Ты умница, - шепнула ей Мерилин, и на душе девушки чуть полегчало. Хоть один человек... то есть разум в нее верит.

Не один. Малкольм, прилаживавший на лицо маску, неожиданно подмигнул механику. В отличие от остальных, он примерно представлял себе, на что способен его искин. Задачей Камерон было скорее не мешать Мерилин, чем действительно вести корабль. Просто по негласному закону космоса робота всегда должен контролировать человек. Сам по себе искин вполне мог и мыслить, и принимать решения, но без согласия на то пилота или его заместителя действовать не имел права.

- Подаю смесь. Вход из Потока через десять… девять… восемь… - безлично начала отсчёт Мерилин. Камми усмехнулась, прикрывая глаза. Вик придется еще долго вымаливать прощение за сказанное в сердцах грубое слово. Искин, похоже, крепко обиделась.

Слившись сознаниями с кораблем, Камерон четко осознавала, где они находятся и что нужно делать для того, чтобы осуществить перестройку из одной линии в другую.

Для начала они вышли в обычное пространство. Приоткрыв на секунду глаза, чтобы проверить состояние команды, она отметила, что, несмотря на сон, они все порядком побледнели. Главное, чтобы их в маски не стошнило, отметила для себя Камми, и, повинуясь ее неозвученной команде, искин ослабил ремни крепления. Теперь, если что и случится, обитатели «Тиши» хотя бы не захлебнутся.

Самой Камми, как ни странно, с каждым разом было все проще преодолевать рубеж Потока. То ли мозг благодаря вживлённому штекеру адаптировался быстрее, то ли Мерилин помогала, нейтрализуя часть воздействия, но, кроме лёгкого головокружения, девушка ничего неприятного не ощущала.

Штекер в последнее время Камми несколько беспокоил. После того, как обнаружилась утечка данных, они с Мерилин провели немало часов, препарируя его виртуально с целью выяснить, какая именно часть отвечает за передачу. Оказалось, что подлый аппарат задействует энергию ее собственного мозга, накапливая информацию в нем самом и как-то хитро преобразуя нейронные импульсы для передачи сигнала. Единственным способом прекратить передачу было изъять сам штекер, но к такому радикальному подходу Камми готова не была. Зато каждую свободную минуту она теперь проводила в кресле пилота, подключённая к искину, и они вместе с Мерилин перетряхивали информационную начинку аппарата, надеясь все же отыскать лазейку в сложном коде. Писал его профессионал, с годами практики и высшим образованием, тогда как Камми нахваталась от отца и немного с виртуальных бесплатных курсов, не дававших особо углубленных знаний, а Мерилин, хоть и обладала высшим разумом, в кодировании специалистом не была. Вот если бы ей записали соответствующую программу, но увы.

Так что обезвредить заложенный вирус пока что не получалось.

Два Потока в этом месте разделяло символическое расстояние, которое корабль преодолел за несколько минут. Мерилин сама передвигала закрылки, направляя «Тишь» инерцией в нужную сторону, Камерон оставалось только лежать в кресле и наблюдать за неторопливо приближающейся мерцающей полосой.

Перепад, даже в щадящем варианте, оказался довольно болезненным. Как будто она из плавного, неторопливого ручья вдруг попала в бурную, полную камней реку. Показалось даже, что и в температуре была приличная разница, но скорее всего только показалось. Очередной выверт деформируемого Потоком сознания.

Белое пульсирующее сияние подхватило их и понесло в сторону исчезнувшей Мальты. Предстояла еще одна смена курса, поэтому будить экипаж Мерилин не спешила. Лучше сделать это перед финальным выходом в обычное пространство. Пока что два часа нужно было чем-то занять, и искин вывел на монитор краткую сводку по планете, которой больше не было.

- Население всего десять тысяч? - недоуменно прокомментировала Камерон увиденное. Мальта походила на курорт со своей песчаной береговой линией, густыми зелёными зарослями и вполне подходящими для человека климатическими условиями, так что объяснения для столь низкой населенности у нее не было.

Зато у Мерилин было.

- Научная закрытая база. От Ойкумены, - лаконично пояснила искин, и все встало на свои места. Из упомянутых десяти тысяч около ста-двухсот ученых вели разработки чего-то важного и секретного, в то время как все остальные обеспечивали их безопасность. Соваться к подобным базам, похожим больше на небольшие, но отлично укреплённые форпосты, не осмеливались ни пираты, ни противоборствующие структуры. Дело было даже не столько в компактной, но элитной армии, охранявшей ученых, а в ведущихся там разработках. Один неосторожный удар - и в зависимости от того, что изучалось на планете, нападающих ждало что угодно: от полной аннигиляции всего парсека до пожизненной чесотки. Шпионов, ясное дело, пытались засылать, но служба безопасности тоже не дремала.

Мелкие подковерные интриги, однако, обычно не заканчивались уничтожением целой планеты. Тогда что же произошло? Кто-то оказался не сильно разумным и все же попытался напасть на базу?

Глава 13

Разбуженная за десять минут до выхода из Потока около Мальты Вик долго и вдумчиво выискивала в записанном полете возможные фатальные ошибки двух новичков. Не найдя ни одной, она не придумала как отреагировать - то ли похвалить за ум и отвагу, то ли обругать на всякий случай, чтобы в дальнейшем неповадно было, - и просто пробурчала что-то нечленораздельное себе под нос, перехватывая управление.

Мужчины потягивались в креслах, приходя в себя.

- А давайте мы только так теперь летать будем! - до безобразия жизнерадостный Курт как всегда видел в ситуации только позитив. - Не тошнит, голова почти не отваливается, а мы, на минуточку, пятый раз собираемся туда-сюда скакать! Нам медаль положена и премия!

- Будет вам премия. Если выживем все и Маркуса вытащим, - буркнул капитан, растирая лицо ладонями. Чувствовал он себя, будто его пережевали и выплюнули, но точно лучше, чем если бы он пережил все прыжки туда-сюда в сознании. Где-то на третий раз оно, скорее всего, все равно бы Мэла покинуло. Как механик умудрился не просто продержаться все это время, а еще и за Мерилин проследить, и корабль вывести практически к нужной точке, он не понимал, но благодарил высшие силы за их малые милости. Иначе они ни за что бы не уложились в рекордные три с половиной часа.

- Будем на месте через три минуты, - голос Камерон звучал устало, но довольно. Еще бы! Они все живы, идут по графику, а если повезет и их не угробит неизвестная напасть, уничтожившая Мальту, еще и людей спасут.

Команда немного оживилась и села поровнее; Вик крепко взялась за штурвал, и они свернули ближе к грани Потока, готовясь выйти в обычное пространство.

Камми прикрыла глаза, снова присоединяясь к Мерилин. В таком виртуальном состоянии все казалось приглушеннее и одновременно ярче и понятнее. Тёплая мощь Потока сменилась морозом открытого космоса, и на искин сразу же обрушился целый поток разносортной информации.

Призывы о помощи, последние сигналы, поданные погибающей планетой, отголоски взрыва, все еще разлетающиеся вокруг на опасной скорости осколки...

Они оказались далеко не первым экипажем, подоспевшим на помощь уцелевшим после катастрофы. Самые разномастные корабли сновали между обломками планеты, подбирая спасательные шлюпки. Тут были и огромные крейсера, просто притягивавшие к себе все подряд, начиная со шлюпок и заканчивая полезными в любой ситуации металлическими обломками. Те исчезали в зеве погрузочного дока, как в разверстой бездонной пасти. И более мелкие корабли, вроде их «рыбки», которые брали понравившиеся шлюпки и обломки, пристыковывали к себе и быстро уходили в Поток.

- Хорошо хоть помощь подоспела, - с облегчением выдохнула Камми, вытаскивая штекер и спрыгивая с кресла. Остальные не торопились покидать сиденья, и не только потому, что их не держали ноги. Вполне возможно, что обратно в подпространство Потока придется уходить экстренно, что чревато тряской и травмами.

- Не факт, что этих людей спасают, - Курт недовольно поморщился. - На большинстве кораблей маркировки нет, то есть это не официальные службы. Минимум половина этих спасателей - пираты, собирающие будущих рабов. А остальные - просто мелкие падальщики.

- Каких рабов? В Ойкумене нету рабства, - Камми едва чувствовала пол под ногами и поспешно присела обратно на кресло. Каждый день приносил все больше сюрпризов.

- В Ойкумене нет. И в Федерации нет. Официально. А во многих отделившихся колониях - есть.

Помрачневшее лицо капитана и стиснутые губы Вик убедили Камми, что это не шутка.

- Но мы же можем как-то им помочь? Заявить властям или вызвать военных, пусть разгонят этих падальщиков, - Камми сама удивилась собственной горячности. Но так не хотелось верить, что большой мир, который рисовался ей чуть ли не раем после родной станции, тоже полон падали и опасностей.

- Мы можем быстро найти Маркуса и свалить отсюда подальше и побыстрее, пока нами самими не заинтересовались, - мрачно оценил ситуацию капитан.

Посмотрев на ситуацию в свете новых открытий, Камми осознала, что все эти мелкие и крупные корабли работали вместе как единый сплоченный механизм, собирая все ценное, что уцелело после катастрофы.

И вряд ли им понравится то, что у них появились конкуренты.

Мерилин старательно глушила окружающие их сигналы, по мере возможности притворяясь дрейфующим обломком металла. Двигатели работали на самом минимуме, незаметно подталкивая корабль вперед. Хорошо, что корабли собрались в эпицентре останков планеты и на разлетающиеся в стороны камни особо внимания не обращали. Фонило от них так, что излучения от «Тиши» забивало напрочь. Конечно, если врубить двигатели на полную, их тут же засекут, но пока что удавалось избежать пристального внимания пиратов.

Капитан уверенно командовал Вик, куда поворачивать и в какую сторону лететь. Передачу Маркус давно прекратил. Наверное, когда в поле зрения появились первые корабли без опознавательных знаков… Однако расплывчатого указания «как на Кассиде» оказалось вполне достаточно, чтобы Малкольм, едва окинув взглядом разбросанные в пустоте камни, сразу нацелился на один конкретный обломок, имевший странную форму креста. Причудливо застывшая темная порода впитывала свет, не отражая его ни единой гранью, так что слетевшиеся на поживу пираты не обращали на кусок скалы никакого внимания.

Когда они обогнули очередной вращающийся и плавно отлетающий от эпицентра астероид, их глазам открылся притулившийся в опасной близости от острых граней спасательный бот.

Шлюпка очень удачно притаилась в тени оплавленного куска гранита - поисковики их до сих пор не обнаружили. Мелкие вездесущие дроны порядком раздражали Вик: при их приближении приходилось выключать двигатели совсем и накидывать маскирующее поле, а потом еще какое-то время маневрировать на чистой инерции, чтобы крохотные паразиты ничего не почуяли своими электронными носами, или что там у них, и не вернулись.

Времени на стыковку и перевод пассажиров внутрь «Тиши» не было. Да что там, даже связаться с ботом и уточнить, тот ли это и есть ли там кто-нибудь, они не имели возможности. Учитывая обилие пиратов на квадратный парсек, у них был только один шанс: хватать шлюпку - и в Поток.

Магнитные зажимы чавкнули, присасываясь к металлическим бортам челнока.

- А теперь уходим, срочно! - рявкнул капитан. Многочисленные поисковики, привлечённые непонятной деятельностью на краю усеянного обломками периметра, уже нацелились на «Тишь», и хорошо если только сканерами. Мощный крейсер неподалёку закрыл люк, одновременно разворачиваясь той стороной, где у кораблей этой модели располагалось оружие ближнего боя.

- Сейчас, минуточку, - Вик лихорадочно щёлкала тумблерами и кнопками, фиксируя шлюп, маневрируя между астероидами и одновременно высчитывая траекторию вхождения в Поток.

- Минуточки у тебя, боюсь, нет. Давай сейчас. Потом разберёмся, куда нас вынесло. Главное - отсюда, - приказал капитан.

Внутри Потока нападение и захват корабля становились невозможными. Объект исчезал со всех радаров, будто находился вне пространства. Даже чисто визуально два корабля, зашедшие в Поток одновременно, не могли видеть друг друга, пусть и по приборам находились на расстоянии нескольких метров. Все заслонял ослепляющий белый свет.

Чудо, что связь работала, пусть и с перебоями.

Виляя и уворачиваясь от обнаглевших дронов, пытавшихся зацепиться за борт своими присосками, Вик виртуозно вела корабль мимо громадных глыб и мелких осколков, торжественно расплывавшихся в разные стороны. Подныривая и проскальзывая между ними, она не только стряхивала крупных преследователей, перекрывая крейсерам обзор и мешая выстрелить по «Тиши» в полную силу, но и сминала, стирала в труху между корпусом и скалой особо ретивых поисковиков.

При этом нужно было еще умудриться не потерять пристёгнутый, но не пристыкованный бот, который болтался за кораблем мертвым грузом, замедляя продвижение и ухудшая маневренность.

Когда впереди замаячила рябь Потока и линию горизонта перестало трясти как припадочную, Вик напряглась еще сильнее и на чистых рефлексах внезапно рванула влево. Камерон вжало в кресло, заскрипели ремни, сдирая кожу и удерживая ее на месте из последних сил. О том, каково приходится потерпевшим в челноке, даже думать не хотелось.

«Тишь» тряхнуло, загорелись аварийные огни.

- Отказал правый двигатель, - хладнокровно заявила Мерилин, и на этой бодрой ноте они влетели в Поток.

Кажется, Камми на какой-то момент отключилась, только позже осознав, что вытащить штекер она вытащила, а обратно засунуть забыла и вкусила все прелести погружения в полном объёме.

Вик откинулась на спинку кресла пилота и сползла по ней вниз, чуть не оказавшись на полу.

- Сколько у них там еще кислорода? - пробормотала она потрескавшимися губами. - Мы вряд ли способны выйти из Потока в ближайшее время.

- А мы с Мерилин на что? - попыталась бодро воскликнуть Камми, но получилось неубедительное сипение. Постоянные прыжки в и из подпространства измотали всех, даже искин реагировал на раздражители заторможено.

- Нас сильно зацепило? - поинтересовался Малкольм, не спеша отстегиваться.

Искин молчал с минуту, анализируя повреждения.

- Плазма в порядке, - выдал он наконец, и команда выдохнула. Маневровые двигатели – ерунда: всего лишь усложнят передвижение в обычном пространстве, если бы что-то случилось с сердцем корабля, далеко бы они не улетели. - Правый двигатель, работоспособность десять процентов. Левый двигатель, работоспособность девяносто процентов.

- Таки влезла тварь! - выругалась Вик, не уследившая за каким-то бойким дроном, который все же пролез в суицидальном порыве в сопло. Сильно не повредил, но что-то внутри явно покорежил.

- Обшивка помята, но не повреждена, - продолжала отчёт Мерилин. - Спасательный бот помят, но не поврежден. Движение внутри не фиксирую.

- Может, они без сознания? - без особой уверенности предположила Камми. На капитана было больно смотреть. Подвергнуть риску команду, чуть не угробить их вместе с кораблем… и уволочь не тот бот?

- Возможно. Мои сканирующие способности в Потоке ограничены, - не стала губить последнюю надежду Мерилин. - Когда выходим?

- Как можно скорее, - выдохнул сквозь стиснутые зубы капитан. - Всем спать! Кроме тебя, Камерон.

Бросив на механика негодующий взгляд, Вик потянулась за маской. Вдыхать второй раз подряд усыпляющую смесь не особо полезно для здоровья, но они вполне могут себе позволить немного подлататься и передохнуть на ближайшей комфортной планете. А вот те, что мотаются сейчас в ненадежной шлюпке за бортом, нуждаются в срочной помощи. Не факт, что они там всего лишь без сознания, а не что-то похуже.

Самый нехороший вариант, что они ошиблись и утащили неправильный бот, Камми рассматривать не хотелось.

Так скоро выходить из подпространства Потока было достаточно рискованно, - их могли засечь пираты - но разобраться со шлюпом нужно было как можно скорее.

Джеремайя спать отказался. По его словам, если на борту шлюпа приятель Мэла, то Камми может понадобиться помощь в переноске тяжестей. Не говоря уже о том, что врачебный уход, скорее всего, окажется далеко не лишним. Корабль ему вести не придется, так что медик вполне может отоспаться на следующем погружении.

Как он обычно и делал, впрочем.

Стоило Мерилин миновать призрачный барьер, отделявший Поток от остального мира, как Джеремайя сорвался с места и бросился вверх по лестнице, к погрузочному отсеку. Именно туда сейчас искин пришвартовывал спасательный шлюп.

Камми чуть замешкалась, вытаскивая штекер и выясняя с Мерилин, насколько безопасна такая стыковка. Компьютер советовал поторапливаться: все же размер бота не до конца совпадает с коридором шлюза и может не выдержать давления.

Девушка догнала медика только в переходе между кораблями. Ничего не потрескивало, воздух подозрительно не двигался и не свистел, но поспешить все равно стоило. Мерилин так просто предостережения не раздаёт.

Дверь в шлюп заело - пришлось взрезать горелкой. К счастью, инструмент был у Камми всегда с собой, даже на корабле. Небольшой прибор, умещавшийся у нее в ладони, обладал тем не менее редкостной мощностью, запросто вскрывая толстенные слои металла и изоляции как консервную банку.

Признаться, заводскую модель она в своё время порядком доработала: облегчила рукоять, увеличила вариативность напора режущей кромки, повысив уровень воздействия в несколько раз. Исходный вариант вряд ли справился бы с обшивкой.

Внутри шлюп был вполне стандартным. Никаких изысков, перегородок и кухонь. Подобные кораблики были рассчитаны, как и спасательные жилеты моряков древности, на весьма ограниченный запас времени. Их оснащали мощной сигнальной системой, чтобы можно было послать просьбу о помощи, запасом кислорода, иногда с дополнительными баллонами, и сухим пайком в расчете сутки на человека. То есть не особо много.

Шлюп был рассчитан на шесть мест. Каждое, кроме фиксирующих ремней, обладало дополнительной защитой в виде щитка в районе корпуса. Занято были три.

У самого выхода, обвешавшись оружием со всех сторон, безвольно повис в креплениях крупный, довольно молодой мужчина. Впрочем, учитывая биотехнологии, ему могло быть как тридцать, так и семьдесят. Продолжительность жизни все еще оставляла желать лучшего, но прогресс потихоньку двигался вперед, и многие уже дотягивали до двухсот, а то и переваливали за этот рубеж.

Камерон все никак не могла собраться с духом, чтобы спросить у Малкольма после какой именно войны его комиссовали. Между Ойкуменой, Федерацией и мелкими Содружествами независимых планет периодически то тут, то там вспыхивали стычки, поэтому определить его возраст было сложно. И не факт, - даже если этот Маркус служил вместе с их капитаном - что они ровесники.

Судя по развитой мускулатуре и камуфляжной форме, этот военный так им и остался, и занимал немалую должность. На его плечах в свете мигающей лампы - шлюп помяло знатно, повредив частично проводку, поэтому освещение работало через раз, - посверкивали целые россыпи звезд и еще какие-то значки, мало что говорившие далекой от армии Камми. У ополчения на станции свои знаки отличия, да и не было там высоких рангов. Начальник охраны станции, его заместители на каждом уровне - тот же Грег, к примеру, - и рядовые. На этом все. Здесь же явно имело место что-то посложнее.

В третьей ячейке от входа висела хрупкая, средних лет женщина азиатского происхождения. Судя по иссиня-чёрным волосам и характерному разрезу глаз, она происходила с закрытой обособленной планеты, заселенной одной расой. На просторах космоса подобное было не редкостью - во времена Исхода стран на Земле Изначальной было великое множество, как и рас, и многие предпочитали запускать собственные ковчеги с переселенцами на борту. Особенно этим грешили жители Азии, такие как японцы, китайцы и русские. Камерон курс школьной программы по истории помнила плохо, и в голове у нее отложилось только обоснование нынешней распространенности спанглиша. Выходцы из Европы и Америки - стран, перемешанных по своей сути, - по прилету к новому месту обитания были вынуждены искать общий язык, и чаще всего им становился английский или испанский - в зависимости от региона отправления. Позже они слились в спанглиш, взяв от первого простоту конструкции, а от второго - певучесть и выразительность. Пол в разговоре можно было определить только местоимениями в третьем лице, поэтому Камми в разговоре с дедом никогда не скрывала пол - смысла не было, а с посторонними он ее обсуждал как мальчика.

У азиатки была, похоже, повреждена рука, потому что свисала она под неправильным углом. Камерон указала в ее сторону врачу, и Джеремайя, понятливо кивнув, бросился осторожно отцеплять будущую пациентку.

Между мужчиной и женщиной, занимая от силы половину ячейки, притулилась девочка лет десяти. Худая до костлявости, почти как сама Камерон, она странным образом плавала в воздухе, не касаясь ремней. В то время, как на остальных буквально не было живого места, в основном из-за ожогов и ссадин, кожа ребёнка, которую было видно из-под комбинезона, сияла свежестью и здоровьем.

Все спасённые пассажиры были без сознания - по крайней мере, так показалось Камми. Однако когда ее плотно зашнурованные сапоги забухали по металлу, девочка вскинула голову и уставилась в глаза механику не мигая и без всякого выражения. Чувство было, что она еще не до конца пришла в себя, и сквозь ее зрачки на Камерон смотрит кто-то еще. Хладнокровный и расчетливый.

- Я собираюсь тебе помочь, - помимо воли замедлив шаг, Камми вытянула руку вперед, будто приручая дикое животное. Она сама никогда таким не занималась, но в старых фильмах и хрониках колонистов было достаточно подобных эпизодов, чтобы что-то отложилось в памяти.

?????????????????????????? Ребёнок моргнул, и потусторонняя сила исчезла из ее взгляда, глаза закатились, а тельце наконец-то, согласно законам гравитации, обмякло в удерживающих ремнях.

Камерон зябко поежилась, но все же шагнула вперед, поспешно отцепляя и расстегивая пряжки. Обещания нужно выполнять.

Глава 14

Ребёнок весил немногим больше плазменной тубы, так что до медицинского отсека Камерон донесла девочку на руках без особых проблем.

Джеремайя остался возиться с женщиной - пока та не пришла в сознание, нужно было успеть вправить руку, к счастью, отделавшуюся простым вывихом, и наложить лубок. Можно было бы запихнуть ее в регенерационную камеру, но, учитывая, что им скоро снова в Поток, идея не из лучших: аппарат тянул много энергии из плазмы, делая корабль менее управляемым в подпространстве, так что восстанавливающие процедуры лучше проводить во время стоянки.

Сама же Камми занялась ребёнком. Положив её на свободную койку, она на секунду заколебалась, опасаясь оставлять медика наедине с непонятным существом. В том, что это обычная девочка, были очень большие сомнения. Несмотря на внешнюю безобидность, кукольное личико с чуть раскосыми глазами и длиннющие темные волосы, в памяти Камми постоянно всплывал тот странный взгляд, который Джеремайя, судя по всему, пропустил. И теперь девушку мучил вопрос: рассказать медику о своих подозрениях или лучше не создавать себе репутацию параноика?

В конце концов, приятелю Малкольма лучше знать, кого ему спасать. И раз уж он рисковал жизнью ради этой семьи, значит, угрозы они не несут.

Успокоив себя подобным образом и мысленно сложив с себя ответственность, Камми побежала обратно в шлюп.

Время, отведённое на эвакуацию, тикало, и в плотном прилегании шлюза, соединявшего два корабля, уже наметились щели. В стыковочном отсеке резко похолодало, на выдохе образовывалось облачко пара, что никогда не было хорошим знаком в космосе.

К счастью, мужчина успел прийти в себя, иначе Камерон смутно представляла себе, как бы тащила его на закорках. Даже в сознании он повис на ней полумертвым грузом, со трудом передвигая ноги, но упорно не расставаясь со своим арсеналом.

- Что-то важное на шлюпе есть? - вспомнила Камми в последний момент.

- Пассажиры... в порядке? - прохрипел Маркус. Девушка кивнула. - Тогда отцепляй.

Опытный военный тоже заметил похолодание и в меру сил попытался прибавить шагу. К моменту, когда они ступили в стыковочный коридор, тот успел покрыться инеем, добавив проблем при передвижении. Скользя и чудом удерживаясь от падения, Камми дотащила военного до погрузочного отсека. Шлюз с лязгом захлопнулся за их спинами, чуть не прищемив ей куртку.

На экране было видно, как челнок, похожий на помятого, раздувшегося клопа, отвалился от стыковочного коридора и поплыл в космосе, теряя части внутренней обшивки. Камерон понадеялась, что ничего полезного там и правда не осталось. В любом случае оно теперь - добыча космоса, самого жадного бога последних столетий.

Маркус присел прямо там, где они стояли, на ближайший ящик с товаром. Коробки крепкие, рассчитанные на немалые перегрузки, поэтому Камми, недолго думая, последовала его примеру. Ноги ее тоже не держали: нервы, скачки туда-сюда в Потоке, странные спасённые - все смешалось в ее мозгу, вызывая неудержимое головокружение. Да еще эта странная девочка с нечеловеческим взглядом.

Столь же холодно и оценивающе на Камми смотрела только кукла-робот, которую она переделывала под Мерилин. Искин пару раз уже подключался к новому телу в качестве эксперимента, только вот совместить управление кораблем и ногами, как Камерон и думала, оказалось довольно сложной задачей. Так что покорение новых умений решили отложить до ближайшей стоянки.

Похоже, отдохнуть им придется всем, и довольно долго. Подобные перепады сознания никого до добра не доводили, недаром для пилотов установленный лимит - два погружения в сутки. Больше - и психика начинает сдавать, а то и до обмороков и припадков недалеко. И пусть для Камми все прошло куда легче, благодаря помощи искина, нагрузка и для нее оказалась высоковата.

- Добро пожаловать на «Тишь». Капитан сейчас вне зоны доступа, прошу пройти в каюту и пристегнуться. Вы сможете все обсудить позже, - напомнила о себе Мерилин. Камми встрепенулась. И правда, они не успели далеко улететь - все еще есть шанс, что пираты их запеленгуют. Вряд ли те, конечно, кинутся в погоню за каким-то ботом, учитывая, сколько всего они успели насобирать, но чисто из принципа могут. Чтобы неповадно было отбирать награбленное.

- Я провожу, - Камерон, сама с трудом держась вертикально, поднырнула под руку военному и с усилием вздернула его на ноги. Пошатываясь и придерживая друг друга, они доковыляли до ближайшей каюты, где девушка с нескрываемым облегчением сгрузила тяжеленного мужчину на койку и помогла ему пристегнуться. Две лестницы, по пять ступенек каждая, которые им пришлось по дороге преодолеть, чуть их не доконали, но они справились.

- Отдыхайте. Теперь все будет хорошо, - Камми похлопала по руке мужчины, безвольно лежавшей на покрывале, и уже собралась уходить, как вдруг его пальцы вцепились в рукав с жесткостью плоскогубцев.

- Симпатичная мордашка. Раньше тебя у Мэла не видел. Ты кто? - прошептал потрескавшимися губами Маркус. - И зачем сиськи прячешь?

Душа девушки ухнула в пятки, по дороге закипев от возмущения.

А ну как выдаст ее капитану?

И как только успел прощупать ее в таких подробностях, солдафон!

Камерон облизала внезапно пересохшие губы.

- Вам что-то померещилось. Стресс, близость смерти и все такое… Скажу Джерри, пусть к вам заглянет попозже.

Чуть не порвав рукав, ей наконец удалось высвободиться из железной хватки военного. Тот, похоже, и сам устал, вложив последние силы в бросок руки, потому что отпустил ее без возражений и с довольной ехидной улыбкой уставился в потолок.

- Значит, секрет, хм? Ладно, никто не может сказать, что Маркус Цорн не умеет хранить тайны. Потом обсудим, что мне за это будет.

Последнее прозвучало как утверждение, а не вопрос, и Камерон поспешно ретировалась из каюты. Захлопнула металлическую дверь, громыхнув ей со всей дури, и прислонилась к приятно холодящей створке спиной.

- И что теперь делать? - пробормотала она себе под нос.

- То, что нужно было сделать давным-давно, - мурлыкнула Мерилин ей в ухо по внутренней связи. Они давно научились переговариваться через штекер, единственным минусом было то, что Камми приходилось беседовать вслух, рискуя прослыть странноватой. Хотя у нее и так уже репутация была такая, что тараканом больше, тараканом меньше – погоды это не делало. Читать ее мысли искин мог только во время непосредственного подключения, с кабелем на кресле. - Признаваться.

- Боюсь, - всхлипнула Камми. Но слез не было. Был спазм, мешавший толком дышать и стягивавший рёбра в нервный узел. От мысли, какими глазами посмотрит на нее обманутый капитан, хотелось забиться в угол или вообще выйти в космос.

Почему-то мнение Малкольма волновало ее больше остальных. В ее представлении капитан обращал на нее внимания не больше, чем на остальных членов команды, и казаться хуже них девушке не хотелось.

Она не замечала осторожных взглядов, которые бросал на нее заинтригованный Мэл, когда был уверен, что его никто не видит.

Капитана напрягал неожиданный, ничем не обоснованный интерес, который его тело проявляло к не оформившемуся до конца подростку. То, что механик - мальчик, тоже смущало и добавляло пикантности ситуации. Отношения между мужчинами не считались чем-то сверхъестественным или позорным, особенно учитывая дефицит женщин в большинстве регионов освоенного космоса, но сам Малкольм предпочитал обходиться вообще без отношений, чем вступать в однополые. И тут такой конфуз. Поэтому капитан старался держать как можно большую дистанцию между собой и тревожащим его покой механиком.

Камерон поспешила обратно в рубку. Мерилин предупредит медика, который, по идее, уже закончил с пациенткой, что они снова входят в Поток. А ей нужно поскорее вернуть корабль в подпространство и отдать бразды правления Вик.

Быть ответственной за столько жизней ей совершенно не понравилось. И повторять опыт Камерон в ближайшее время не захочет точно. Оставалось надеяться, что ситуации, в которой это необходимо, больше не возникнет.

Вход в Поток прошёл привычно, можно даже сказать, рутинно, но девушка все равно, не уставая и не пресыщаясь, любовалась многоцветными переливами подпространства, как в самый первый раз. Теперь ей еще и не мешали побочные эффекты, к тому же, зрелище приумножалось за счет датчиков Мерилин, делавших происходящее совсем уж фееричным.

Убедившись, что они мирно двигаются по течению и все показатели в норме, Камми попросила искина разбудить остальных, а сама обессиленно откинулась на спинку, не забыв вытащить штекер. Впечатлений за неполные прошедшие сутки ей хватит с лихвой до конца жизни. У Камми даже мелькнула потаённая мысль, а не попроситься ли ей в увольнение на ближайшей приличной планете. Пройдёт какой-нибудь сжатый курс механики… Знаний оно ей вряд ли прибавит, зато будет сертификат. А с ее квалификацией найти работу, причём душевно оплачиваемую, труда не составит.

Исчезнувшие планеты, странные девочки, проницательные полутрупы - оно ей надо?

- Мы живы? - с нескрываемым скепсисом донеслось из кресла пилота. Камерон иногда не могла понять, как именно к ней относится Вик. То она заботилась о ней с поистине материнским состраданием и нежностью, то норовила закопать поглубже в комплексы. Возможно, она подсознательно ревновала к ней Курта, который в последнее время проводил с Камми почти все свободное время. Очень уж у них было много общих тем для обсуждения, начиная с любимых обоими фильмов и заканчивая техническими улучшениями тела. У Камерон и в мыслях не было очаровывать чужого мужа, - тем более, она все еще вроде как считалась мальчиком - она относилась к бугаю как к старшему брату или приятелю. Но ревнуют ведь не только к женщинам - хобби, друзья и выпивка тоже вызывают в жёнах не совсем адекватные реакции. Так что Вик, хоть и приняла Камми в компанию, периодически поддевала ее, чтобы в какой-то степени самоутвердиться. Так, как третируют некоторые младшего члена семьи, - беззлобно, но иногда раздражающе.  

Не одна Камми почувствовала, что в данной ситуации пилот слегка перегнула палку.

- Не стервозь, Вик, - буркнул Курт, протирая глаза. - Ребёнок избавил тебя от сурового похмелья и спас гражданских. Ты же их спас?

Все глаза разом сфокусировались на Камерон, которая, сглотнув, согласно закивала.

- Трое. Этот ваш Маркус, - она не сдержала скептицизма в голосе, на что Мэл удивлённо приподнял одну бровь, - а с ним женщина и ребёнок.

О том, что дитё со странностями, Камми решила пока что промолчать. Если что, Мерилин ведёт запись - воссоздать ситуацию не составит труда, но оговаривать бедняжку вот так, сразу, настраивая против нее всех, она не хотела. Сама не так давно была на месте изгоя с тараканами.

- Все они живы-здоровы, только у женщины рука вывихнута. Ею Джеремайя занялся, так что должна быть уже в норме, - продолжила отчёт Камерон. С точно таким же успехом о прошедших часах могла рассказать Мерилин, но раз именно механика оставили за главную - ей и отвечать. - Приятель ваш тоже в порядке, только побитый немного.

- Ничего, на Марке все заживает как на собаке, - хмыкнул капитан, и, видимо, что-то прочитав на лице девушки, заботливо уточнил: - Надеюсь, он тебя не обидел? У него язык как помело, но, в принципе, он для детей безопасен.

Камми открыла было рот, чтобы признаться во всем, как на пороге зала появился Маркус. Он изо всех сил пытался не держаться за стену и не шататься как пьяный, но до ближайшего кресла добрался и рухнул в него с видимым облегчением.

- Ну вы нас и помотали, - протянул военный без капли благодарности в голосе. – Думал, все, конец мне настал.

- Извини уж, что без комфорта, просто вас очень уж хотели поприветствовать пираты. И нас за компанию, - хмыкнув, Малкольм поднялся, в два шага пересёк рубку и, пожав каким-то характерным образом запястье Маркуса, выдернул того из кресла. - С виду и не скажешь, что тебя потрепало. Цветёшь и пахнешь.

Произнесено было не без ехидства, потому что царапины и синяки на лице военного еще не успели даже затянуться - похоже, он ещё не побывал в цепких руках медика.

- Как видишь, я в полном порядке. Твоими стараниями, - старые приятели обнялись: без соплей и тисканья, чисто мужской вариант с пробивающим насквозь лопатку дружеским похлопыванием по спине. Девушка отступила назад, к стене, не желая мешать трогательной встрече.

Потом. Еще успеет рассказать обо всем. Не будет же гость первым делом вываливать на всех интимные подробности ее жизни? В конце концов, она ему жизнь спасла. Хотя бы из благодарности промолчит, а Камми уж постарается прояснить деликатный вопрос при первой же возможности.

- А вот и мы! - радостно заявил от входа Джеремайя тем узнаваемым тоном, которым говорят обычно с детьми и душевнобольными. Перед собой врач придерживал за плечи худенькую девочку, которая едва доставала ему до пупка. Сейчас она казалась обычным ребёнком, только не по годам серьёзным. Но недавно пережитый стресс вполне оправдывал любые возможные ее реакции от резкого взросления до истерики. Женщина, державшаяся чуть позади, была бледна, но следов синяков и ссадин на ее лице почти не было видно. - Марк, отвратительно выглядишь. Пошли, теперь тобой займусь.

Не слушая возражений военного, - как и многие мужчины, он почему-то панически не желал оказаться в кабинете врача - Джеремайя с удивительной для его долговязого тела силой уволок Маркуса за собой. Спасённые остались в рубке. Женщина прикусила губу, настороженно косясь по очереди на всех мужчин включая Камерон, девочка - скорее всего, ее дочь - просто с откровенным любопытством оглядывалась по сторонам.

- Добро пожаловать на «Тишь», - шагнул вперед Малкольм. Женщина дернулась, но не отступила, только теснее прижала к себе ребёнка. Опасается: все вокруг незнакомые, сами они только что чудом избежали гибели, наверняка еще стресс аукнется позже. - Я Малкольм Осборн, это моя команда.

Он по очереди представил всех, и Камми с облегчением отметила, как загнанное выражение исчезает из глаз спасённой.

- Меня зовут Йошико Тэку, - в плавной, текучей речи женщины слышался легкий акцент, будто спанглиш не был ее родным языком. - Это моя дочь, Айрин Тэку. Мой муж... - ее голос прервался, перехваченный спазмом. Она откашлялась и продолжила с завидным самообладанием: - Кеншин Тэку. Слышали, наверное? У него много публикаций, он... - Йошико помолчала, осознав, что команда из бывших военных вряд ли читает научные журналы. - Он был ученым на Мальте. Вам, наверное, интересно, что произошло?

- Не настаиваем, - кашлянул капитан. Видно было, что ей тяжело вести светскую беседу, но раз Джеремайя не запер ее в каюте со списком лекарств, обязательных к принятию, значит, она вполне дееспособна. И, возможно, даже к лучшему, если она выговорится сейчас, по свежим следам трагедии.

Раз ее муж сейчас не на борту «Тиши», следовательно, с ним что-то произошло...

То же, что и с остальной планетой.

Глава 15

Руки Йошико, стискивавшие плечики дочери, конвульсивно напряглись. Девочка поморщилась, но больше никак не пожаловалась, а ведь пальцы матери должны были причинить ей сильную боль.

Каждая из них боролась с шоком по-своему.

- Прошу, садитесь. Маркус сказал, вас помотало во время эвакуации, - Камерон указала на расположенные вдоль стены кресла, нынче свободные, потому что и Курт, и капитан поднялись, разминаясь после второго за сутки вынужденного сна. Избыток усыпляющей смеси в организме негативно воздействовал на нервную систему, притупляя реакции и вызывая неприятные побочные эффекты вроде онемения конечностей. Через пару дней пройдёт, конечно, но помучиться придется.

Извиняться за качку во время спасения Камми не стала. Перебор будет. Они вообще-то тоже жизнями рисковали, а у троих из них в ближайшее время будут периодически отниматься руки-ноги, и Джеремайя будет за ними пристально следить: как бы что другое, более важное, не отнялось.

Дочь очнулась первой, перехватила мать за запястье и потянула за собой, к креслам. Устроившись, Йошико не отняла ладонь, а наоборот, вцепилась теперь в пальцы девочки обеими руками. Айрин снова поморщилась и снова промолчала.

- Мой муж был гением. Но это не умаляет его вины. Скорее наоборот, - помолчав, продолжила исповедь Йошико. - Именно из-за него погибли все эти люди. Из-за него чуть не попали к пиратам мы. Из-за него Мальты больше нет.

- Мам, он не виноват, - дернула плечом девочка (ребёнком ее язык не поворачивался назвать: слишком уж серьезное было у Айрин выражение лица и слишком взрослыми – глаза). - Глупая случайность. Стечение обстоятельств.

- Не нужно было нам переезжать на Мальту. Кеншин не должен был принимать предложение об этой проклятой работе, - Йошико раскачивалась все сильнее; костяшки пальцев, которыми она впивалась в кожу дочери, побелели. Айрин приникла к плечу матери, согревая своим теплом, возвращая в настоящее, где не было катастроф, взрывов… и уже никогда не будет Кеншина Тэку.

- Папа остался там. В лаборатории, - серьезно пояснила девочка, поняв, что мать на сегодня как рассказчик себя исчерпала. - До последнего пытался что-то сделать, как-то предотвратить катастрофу. Информация по его исследованиям строго засекречена, но вы, думаю, имеете право знать. Я очень благодарна вам за спасение, но считаю, что мистер Цорн зря вас вызвал. Лучше бы мы остались там, с папой.

По спине Камерон пробежал озноб. Девочка с такой уверенностью говорила о своём желании умереть вместе с отцом, что в голову лезли самые страшные предположения, чем могла заниматься уничтоженная лаборатория.

- Папа занимался чем-то очень сложным и важным. И мелким, - конечно, откуда Айрин знать, чем занимался ее отец? Тем более, его исследования были засекречены. - Он пояснил мне кое-что перед тем, как отправить нас с мамой и мистером Цорном. Не многое, к сожалению... Но самое главное я поняла. Дело в том, что вы теперь, скорее всего, тоже можете быть заражены. Как и любой человек, вступивший со мной в контакт. Эти наноботы - страшная штука. Они проникают сквозь мельчайшие щели, буквально просачиваются сквозь материалы. Отец говорил, они работают на молекулярном уровне.

Вик с лязгом захлопнула отпавшую было челюсть. Как профессиональный пилот, она прошла углубленный курс робототехники.

- Твой отец занимался нанотехнологиями? - переспросила она. В рубке царила мертвая тишина, только Курт оглядывался по сторонам, будто надеялся заметить микроскопических роботов невооруженным глазом, что было в принципе невозможно. Увидеть можно только результат действия наноботов… чаще всего, разрушительный. Сами по себе, как явление, крохотные искины существовали уже несколько сотен лет, выполняя сложные операции вместо хирургов без радикальных полостных разрезов, проникая в труднодоступные места для съёмок и подрывной деятельности - всё в зависимости от способностей и вложенной программы.  

Сложности возникали, когда пытались объединить несколько ботов в рамках одной мыслительной системы. Примерно те же, что испытывали сейчас Камми и Мерилин при наличии двух тел - куклы и корабля. Если мистер Тэку занимался именно этой ветвью исследования, то понятно, почему не стало Мальты.

Всего одна неправильная, неточно отданная команда - и отряд наноботов вполне способен разобрать всю планету по кусочкам. Что, судя по всему, и произошло.

Вик и Малкольм переглянулись. Капитану совершенно не улыбалось подвергнуть «Тишь» нашествию микротермитов, готовых еще раз изобразить подвиг на Мальте. Но с другой стороны - до сих пор все спокойно, ни одна сигнализация не сработала, их самих еще на кусочки не разобрали… Может, разрушительная мелюзга осталась в районе катастрофы? Или, еще лучше, пробралась к пиратам?

- А есть ли какой-то способ нейтрализации? - осторожно уточнила Камерон. - Они же прежде всего роботы. Какой у них запас самостоятельности?

- Отец над этим и работал. Чтобы они были полностью автономны, сами принимали решения, но не во вред человеку, а согласно трём законам робототехники! -  поспешно добавила Айрин, правильно считав выражение их лиц.

Это же хуже, чем чума!

Камерон прислонилась к стене очень-очень осторожно, чтобы не показать, насколько у нее дрожат колени.

И ей еще казалось, что это у нее страшные секреты и большие проблемы!

Убедившись, что в ближайшее время им не грозит оказаться в открытом космосе посреди обломков корабля, капитан отправил всех отдыхать. В Потоке Мерилин вполне способна двигаться самостоятельно, а к моменту выхода из него, через шестнадцать часов, пилот должна быть уже в удобоваримом состоянии, чтобы вывести их из подпространства и совершить посадку на Атене.

После краткого совещания решено было лететь именно туда. Небольшая, с развитой инфраструктурой и достаточно высоким уровнем жизни, планета Федерации показалась Маркусу наилучшим вариантом для временного убежища.

Джеремайя не сумел надолго задержать военного в медотсеке. Тот сбежал уже через десять минут и, поблескивая намазанными регенерином участками лица, принял бурное участие в обсуждении дальнейшего полета.

Основным доводом в пользу Атены была не столько ее развитость, сколько принадлежность к Федерации. На таможне проблем возникнуть не должно было: как член гильдии независимых торговцев Малкольм имел право приземляться и совершать сделки на любых планетах. Мальта же была собственностью Ойкумены, и в том, что Император перероет все доступные ему галактики в поисках уцелевших после катастрофы, тем более с таким высоким уровнем доступа, как у Маркуса, Цорн не сомневался. Как и не хотел попадать в цепкие лапы бывших коллег.

Ничего хорошего им все равно не светило: запрут в лабораториях и будут изучать состав тканей, чтобы воссоздать последние наработки блестящего ученого. Поэтому Маркус решил, что на планетах Ойкумены лучше им не светиться.

Семья Тэку и начальник безопасности Мальты остались там, на обломках погибшей планеты. Он сделает Йошико с дочерью новые документы, поможет устроиться на первых порах… Бывших военных не бывает. Найдутся люди, способные помочь и поддержать беглецов.

Как сейчас, например.

Малкольм только плечами пожал и приказал Вик рассчитать точку выхода у Атены. Срочных заказов в их грузовом отсеке не было, все равно, чтобы доставить их, придется перестраиваться, и довольно долго - сейчас они летели к окраине изведанного мира, где хоть и процветала местами цивилизация и даже туризм, но скорее экстремальный. Не до конца колонизированных планет, полных опасных обитателей и ядовитых растений, в этом регионе было множество. Чтобы поймать подходящий Поток, придется несколько раз сменить направление, и перед этими скачками им всем лучше отдохнуть.

Использовать безотказного механика в качестве постоянного автопилота Мэл не собирался. Пусть парень и справился, но явно сильно переживал и нервничал. Зачем бедняге лишний стресс?

Камерон за эти неполные сутки и правда испереживалась лет на пять вперед, поэтому неожиданную передышку использовала по полной.

Сначала, пользуясь объявленным официально капитаном выходным, она отоспалась в каюте, приняв дозу прописанных Джеремайей порошков, призванных восстановить ее иммунитет и психологический баланс. В отличие от остальных, страдавших от последствий усыпляющего газа, ей постоянно мерещилось многоцветное мерцание Потока. Длительное подключение к искину не прошло для нее даром, и девушка периодически путалась, в какой реальности она находится - настоящей или виртуальной. Длительный сон вкупе с лекарствами немного упорядочил расшатанное восприятие действительности, и, когда проснулась, Камми чувствовала себя уже вполне сносно. А на периферии зрения не пульсировали белые пятна, что ее отдельно порадовало.

Механик с проблемными глазами никому не нужен, а ее карьера только начиналась.

На кухне Камми наткнулась на спасённую семью. Йошико что-то задумчиво помешивала в огромной, литров на десять, кастрюле. Где только и взяла? Девушка понятия не имела, что на «Тиши» водился такой монстр. Айрин сидела за столом и сосредоточенно нарезала несколько огурцов и зеленоватых вытянутых перчиков на полупрозрачные дольки.

- Они острые, - сочла нужным предупредить Камми, поздоровавшись и кивая на обманчиво сочные овощи. Три сорта перца выращивал на отдельной грядке Курт. Больше, кроме него, никто их пробовать не рисковал. Камерон как-то раз укусила, чисто ради опыта, и больше подобных глупостей не повторяла. В тот день она выпила разом литра три воды, но рот продолжал гореть, как будто с языка содрали верхний слой.

- Я знаю. Вкусно, - улыбнулась Айрин и кинула в рот фигурный ломтик. Камми приготовилась тащить воду литрами, но девочка невозмутимо прожевала, проглотила и закусила огурцом.

- В общую еду я его не стала класть, - обернулась от плиты Йошико. – Мы - привычные, но многим неприятно.

- Спасибо! - совершенно искренне поблагодарила ее Камми, втягивая носом божественный аромат густого мясного супа с какими-то овощами. - Вы совершенно не обязаны на нас готовить, мы сами себе обычно делаем еду.

- Да, питаетесь консервами и сухомяткой. Кеншин тоже... - женщина сглотнула, не закончив фразу, и поспешно отвернулась к побулькивающей кастрюле, пряча навернувшиеся слезы.

- Папа постоянно забывал поесть, - краем рта улыбнулась Айрин, и Камерон в очередной раз подивилась выдержке девочки: не каждый взрослый способен так достойно себя держать после подобного пережитого. - И мама его сильно ругала. Говорила, без жидкой горячей еды портится желудок.

- Твоя мама совершенно права, - у Камми самой на глаза навернулись слезы. - Только вот готовить, как она, умеют далеко не все.

Девушка поспешно заморгала, убирая непрошеную влагу. Не хватало еще опозориться - парни ведь не плачут.

Тихое побрякивание ложки о стенки кастрюли оглушающим набатом разбивало тишину на кухне.

- Твоя мама тоже так готовила, да? - проницательности Айрин можно было только позавидовать. Камми только молча кивнула, не доверяя собственному голосу.

- Ее не стало три года назад, но не виделись мы куда дольше, - проглотив вставший в горле комок, неожиданно для самой себя призналась она. - Я скучала… и скучаю до сих пор.

Хотя скорее это она должна была утешать только что потерявшую отца девочку, Айрин неожиданно пересела на колени к Камми и обняла ее за шею, ласково погладив по голове.

- Я тоже скучаю по папе. Хотя видела его только сегодня утром, - шепотом призналась та, покосившись на мать и убедившись, что женщина не слышит их, увлечённая готовкой. - Он сказал, когда мне будет особенно тоскливо, смотреть на его портрет, а папа будет смотреть из него на меня. И радоваться.

Айрин вытянула из-за ворота тонкой шелковой блузки золотистый медальон. Камерон и раньше обратила внимание на то, как дорого и качественно одеты обе спасённые пассажирки. Шёлк подозрительно походил на натуральный, а порванные на лодыжке брюки из тонкой шерсти на Йошико сидели по фигуре настолько идеально, что скорее всего были пошиты на заказ.

Понятно, что жена и дочь видного ученого - может, даже старшего на станции - не будут ходить в униформе или обносках, как последний механик с нижних уровней. Но тем сложнее им теперь придется в жизни, учитывая, что Маркус предполагает начинать все с нуля. Поддержка поддержкой, но жизнь для этих двоих никогда уже не будет прежней.

Медальон щелкнул, открываясь и выпуская на волю небольшое, с ладонь размером, холо-фото. Мужчина с азиатскими чертами лица и упрямым подбородком сидел, держа на коленях девочку с розовыми бантиками в волосах. Ленты были пышнее головы и заслоняли руки стоящей позади них женщины, в которой угадывалась более молодая версия Йошико.

- Мне здесь три, - тепло улыбнулась Айрин. Она немного натянула цепочку, чтобы Камми могла получше рассмотреть семейную группу.

- У твоего отца знакомое лицо, - пробормотала механик, пристально рассматривая изображение. Ей не хотелось портить момент своими ассоциациями, но мужчина поразительно походил на врача, ставившего ей имплант. Видела она его мельком, все личные переговоры вёл дед, ее же интересовала только сама модель и ее возможности.

Помнится, специалиста, способного поставить не имевшийся в то время на рынке прибор, пришлось порядком поискать. Камерон вышла на него в сети через даже не третьи, а сто третьи руки, по рекомендации знакомых знакомых, и долго выясняла тонкости операции и возможности, которые перед ней откроются.

Слухи о том, что штекерами для прямого подключения к кораблю начнут оснащать пилотов, ходили уже несколько лет. Вживить подобный прибор механику военным почему-то не пришло в голову, а зря. Ведь чтобы чинить повреждения, их сначала нужно найти, а как лучше и быстрее это сделать, если не соединиться мысленно с кораблем?

Специалист поначалу отнекивался, отделываясь общими фразами, но Камми удалось его заинтересовать. О себе он особо не распространялся, озвучил только сумму, за которую готов был рискнуть карьерой. Камерон предстояло рисковать куда сильнее - в ее голову вставили опытный образец, пока еще не запущенный в массовое производство, и предугадать как личные реакции ее организма, так и возможные побочные эффекты никто не мог.

Но обошлось. Штекер прижился, соединение работало прекрасно, пожелавший остаться безымянным специалист увёз с собой весьма круглую сумму и Камми думать забыла о таинственном благодетеле.

До сегодняшнего дня.

- И я тебя уже где-то видела, - Айрин по-взрослому склонила голову набок, пристально разглядывая Камерон. - Кажется, у папы в каких-то документах. Ты прилетала когда-нибудь на Мальту?

- Нет, я вообще не вылетала со станции. Зато твой отец, наверное, много путешествовал?

Айрин кивнула, не отрывая пристального взгляда от лица Камми.

- Когда тебе поставили имплант? - девочка смотрела на нее изучающе, совершенно не по-детски, будто учёный, разглядывающий в микроскоп неведомый доселе вид бактерий.

- Три года назад, - не задумываясь ответила Камерон.

- Не может быть! - изумилась Айрин. - Отец выдал доступ к разработкам только военным, и то года полтора как. Кто тебе его вживлял?

- Думаю, что твой отец лично, - невесело усмехнулась Камерон.

Тесны все же миры, даже учитывая, что человечество успело расползтись по многочисленным галактикам, разделённым десятками парсеков. Все равно тесны.

- Вполне возможно, что именно к нему отправлялись твои данные, - вмешалась в ее мысли Мерилин. Искин бессовестно подслушивал все, происходящее на корабле, благо его многозадачность позволяла сортировать поступающую информацию с нескольких точек одновременно и не путаться в ней.

Не желая пугать ребенка разговором с пустотой, Камми только согласно кивнула. Скоро станет понятно, правы ли они в своих предположениях. Последнюю передачу им удалось заблокировать, но попытка все равно была произведена. Если же в следующий раз, когда подойдёт время связи, ее штекер не проявит активности - значит, они с Мерилин могут расслабиться. Принимающая сторона нейтрализована. Совсем.

В данной ситуации Камерон даже не знала как реагировать. С одной стороны, она чувствовала несомненное облегчение: от мысли, что кто-то уже три года копается в подноготной ее жизни, становилось не по себе. С другой - она освободилась за счет жизней тысяч людей, и, предоставь судьба ей выбор, возможно, Камми предпочла бы такой свободе трясти своим грязным бельём на публику и дальше.

Даже то, что ее вслепую использовали, как морскую свинку, для исследований, не вызвало ожидаемой бури эмоций. О чем-то подобном она и раньше догадывалась, но не хотела задумываться. Ей крупно повезло, что со штекером обошлось без каких-либо крупных проблем. Иначе кому предъявлять претензии? Разве что себе самой - за дурость.

Похоже, ей вживили финальный, готовый к выпуску вариант и тестировали таким образом на длительность рабочего состояния. Убедившись, что у нее штекер не отторгается уже год, его запустили в массовое производство.

Ну, как массовое… Пилотов с подобными штуками в голове по-прежнему, несмотря на прошедшие полтора года, можно было пересчитать по пальцам. Может, и одной руки. И ценились их услуги на вес золота.

Так что в случае, если ей повезет и она раздобудет где-то еще тысяч двести-триста кредиток, она может пойти учиться в лётную академию на Терре. Будет, как Вик, сидеть за штурвалом и почти каждый день видеть сказочную радугу Потока.

Хотя, сказать по правде, копаться в железках Камми нравилось куда больше, чем водить корабль. За прошедшие сутки у нее появилась возможность сравнить и подобной ответственности ей на себя брать не хотелось категорически.

Глава 16

С трудом оторвавшись от голографического портрета, - увы, на станции подобные услуги стоили немалых денег, и у них с дедом сохранились только обычные, двухмерные снимки ее родителей - Камми перевела взгляд на то, что протягивал ей ребёнок.

- Думаю, отец имел в виду тебя, - пояснила Айрин, бережно стряхивая на раскрытую ладонь Камерон металлическую крошку. Характерная угловатость, как кусочек паззла, идеально подходила к одному из неровных краев штекера. Механик еще вместе с Мерилин раздумывала, зачем делать такую сложную форму для обычного разъема.

Оказывается, не такого уж и обычного.

- Отец просил извиниться, - продолжила девочка хрипловатым голосом. Воспоминания о недавно погибшем Тэку-старшем явно причиняли боль, но она держалась молодцом. - Если я когда-нибудь встречу девушку-механика со штекером, он просил отдать ей это. И передать, что она знает, что с этим делать. Ты же знаешь?

- Кажется, да, - Камерон как зачарованная уставилась на микроскопический блокиратор сигнала.

Теперь, даже если кто-то чудом получит доступ к записям, которые вёл Тэку, - все же некоторая информация, даже из строго засекреченных исследований, сохраняется в специальной сети для внутреннего пользования, и шанс подобный нужно учитывать - проникнуть ей в голову никто не сможет. Эта крохотная металлическая точка перекроет брешь в схеме, намертво закрывая доступ в штекер посторонним.

- Спасибо, - прошептала Камми, сама толком не зная, кому именно это говорит. Ребёнку на ее коленях или почившему полусумасшедшему исследователю, обладавшему тем не менее каким-то своим кодексом чести и совести.

- Поможете накрыть на стол? - от неожиданно раздавшегося над их головами голоса Йошико обе они подпрыгнули, и Айрин чуть не упала с приютивших ее колен. Медальон со щелчком захлопнулся, скрывая снимок.

- Да, конечно, мам, - девочка подскочила и засуетилась, отыскивая на не знакомой ей кухне приборы и тарелки. Камерон была признательна тактичной миссис Тэку, которая позволила им побеседовать с дочерью, не вмешиваясь в странный и не до конца ей понятный разговор.

Хотя, живя с мужем-ученым, она наверняка привыкла, на уровне интуиции, не мешать важным и непонятным разговорам.

Только вот обед должен быть по расписанию!

Или ужин.

Учитывая, сколько Камми спала, вполне мог бы быть и завтрак. Она на всякий случай глянула в коммуникатор на запястье - тот показывал восемь вечера по стандартным суткам. Все же ужин.

Йошико ловко орудовала половником, - все же где она все это находит? Камерон могла поклясться, что на кухне «Тиши» подобного непотребства отродясь не водилось, - переливая суп из кастрюли в изящную супницу.

- Я донесу, - вызвалась Камми. При всей своей хрупкости силы ей было не занимать, а еще они с Мерилин скачали себе программу боевого стиля, который практиковала Вик. Пришлось постараться, отыскивая его в сети, тем более в формате, пригодном для роботов, но результат того стоил. Теперь во время стоянок они вместе отрабатывали блоки и удары тай-дзе. У Мерилин в ее новом теле получалось куда грациознее, чем у Камерон, но девушка не теряла надежды. Опять же, хоть какая-то нагрузка на мышцы.

На «Тиши» она как механик иногда чувствовала себя лишней. Это, конечно, хорошо, что Мерилин не ломалась и не нуждалась в постоянных настройках, но отсутствие дела заставляло Камми остро ощущать свою ненужность. Иногда ей даже казалось, что ее тут держат чисто из жалости, что не добавляло ей хорошего настроения.

Подхватив супницу за рифленые ручки, девушка побрела по коридору по направлению к общему залу, осторожно ступая и внимательно глядя себе под ноги. По удачному стечению обстоятельств весь остальной экипаж уже собрался там, и никого по каютам вылавливать не пришлось.

Отметив, что кухня занята, и ощутив исходящие оттуда манящие ароматы, команда маялась в зале, ожидая, когда уже поспеет ужин. Объём кастрюли тоже не прошёл мимо их внимания, так что они совершенно справедливо рассудили, что кормить их будут всех, и уже подготовились. Когда и кто успел шмыгнуть в кладовую, Камми не заметила, но на общем столе, ошалевшим от такого поворота событий, - за ним уже несколько лет никто не собирался для того, чтобы собственно поесть, - красовалась корзинка с сухими хлебцами, небольшая ваза с модифицированными фруктами и какие-то еще мелкие закуски, которые успели за время ожидания порядком подъесть.

Появление Камерон с супницей, а за ней и Айрин с тарелками нарезки встретили с нескрываемым энтузиазмом.

- Привет, красотка! Супница тебе идет. Может, еще фартучек? - подмигнул ей сидевший на диване Маркус. Камми с трудом подавила желание надеть ему пресловутую супницу на голову вместе с горячим содержимым.

Удержали ее только голод и уважение к труду Йошико.

- Ты вообще берега потерял? - сухо одернул приятеля капитан. - Он тебе вообще-то жизнь спас.

Вик и Курт тоже наперебой зашикали на гостя, защищая механика. Джеремайя отмалчивался, вопросительно косясь на Камерон. Мол, не пора ли уже?

Девушка глубоко вдохнула. Пожалуй, и правда пора.

Нельзя сказать, что ситуация очень удачная для такого глобального признания, но следующего удобного момента можно ждать очень долго, все глубже увязая в паутине вранья.

Камми казалось, что всем заметны ее потеющие руки и бегающие глаза. Несмотря на свой бравый побег и всю жизнь, проведённую в чужой шкуре, врать и изворачиваться она не умела совершенно.

- Я - она. То есть женщина. Но это не даёт тебе права предлагать мне фартук! - наконец рявкнула она на Маркуса.

И осторожно покосилась на остальных - как они воспримут новость?

Права женщин после выхода человечества в космос претерпели несколько изменений. Сначала они уравнялись с мужчинами: в том плане, что команды для освоения новых планет набирали поровну, инженеров и техников обучали и нанимали, тоже невзирая на пол. А потом начались проблемы. И самой глобальной стала рождаемость.

Несмотря на развитие медицинского оборудования, вынашивать плод все равно - хотя бы часть срока - приходилось женщинам. А на новых, только что колонизированных планетах, где высокие технологии были недоступны, - так и подавно. И постепенно, незаметно, женщин снова задвинули туда, откуда они только недавно успели вырваться. В детскую и на кухню.

Нет, официально доступ к образованию и общественно-полезному труду им не перекрыли. У них по-прежнему имелись все равные права с мужчинами… Ну, за редким локальным исключением вроде станции ХХ-49.

Только вот брать на высокооплачиваемую работу замужних не хотели: «Вдруг родит?» А это отпуска, пособия, бесконечные больничные, потому что в садики приболевших детей брать не хотели, логично опасаясь эпидемий. Женатых мужчин с детьми, впрочем, тоже брали неохотно. По тем же причинам. Если только они не успели зарекомендовать себя уникальными специалистами до появления отпрысков.

Незамужних же не брали по принципу «А вдруг выйдет замуж?» И, опять же, родит.

И это в развитых центрах галактик, где существовали технологии, садики и биржа труда.

На отдельных же отсталых колониях, которых, к слову, было и в Ойкумене, и в Федерации подавляющее большинство, подобных вопросов вообще не стояло. Женщине дорога замуж и размножаться. Точка.

Ну, еще всякие низкооплачиваемые и достаточно легкие в плане образования должности вроде фермерш, швей-закройщиц, уборщиц и тому подобного. На позицию секретаря, например, куда больше шансов было попасть мужчине, чем женщине.

Единственный шанс был у тех, кто прошёл операцию стерилизации, но по понятным причинам решались на нее далеко не все. Да и правительство такие финты не поощряло - им прирост населения нужен, а тут производитель выбывает из строя. Непорядок.

В какой-то момент по Ойкумене прокатился бум государственных садов-интернатов. Туда сдавали детей работающие родители и забирали только на каникулы.

Потом это поколение выросло, и мало не показалось никому. Государство еще долго разгребало последствия неудачного социального эксперимента, вливая бюджетные деньги в психологов, реабилитационные центры и приюты. Больше подобных опытов на людях не ставили, раз и навсегда определив, что детям нужна семья и родственники: живое общение никогда не заменит роботов-нянек и заложенные в них программы.

Ну, и загнав женщин в демографическую ловушку заодно.

Некоторые планеты вроде родины Вик, Альтаира, путём разрешения полигамии решили вопрос с занятостью женщин в том числе. С детьми партнеры сидели по очереди, коллапса на рабочем месте не случалось - все счастливы. Но подобное решение не всем - особенно традиционно настроенной Ойкумене - показалось логичным.

Именно поэтому Камми, рассказав о себе всю правду, замерла в ожидании. А ну как посоветуют вернуться к плите и высадят на ближайшей планете, исполнять демографический долг? За время путешествия она поняла, что взгляды у обитателей «Тиши» на многие вопросы довольно-таки нетрадиционные, но, кто знает, может, это касается только своих?

И успела ли она стать своей за такой короткий срок?

Малкольм пожал плечами.

- Предлагаю надеть фартук на Маркуса. Ему пойдет.

По залу пронёсся цепочкой коллективный смешок.

Камерон неверяще переводила взгляд с одного лица на другое. Может, они не расслышали, в чем она только что призналась? Или приняли за шутку?

Подошедший как всегда незаметно Курт взъерошил ей волосы и фамильярно притянул под мышку.

- Ну и что, что ты девочка? У каждого свои недостатки. Но список борделей, которые я собирался тебе предложить посетить, придется пересмотреть. Не во все пускают женщин, - задумчиво добавил он.

На него зашикали: мол, тут ребёнок вообще-то.

- Суровая правда жизни, - развёл непробиваемый киборг руками и поспешил к столу, к источнику упоительного мясного аромата. Йошико как раз начала разливать суп по тарелкам, и все бросились занимать места поближе к супнице.

Единственной стоящей на месте оказалась Камми, все еще до конца не верящая, что на этом все. Ее страшная тайна рассекречена, и мир не обрушился на ее голову, и даже ругать ее никто не стал.

Хотя, судя по задумчивому взгляду капитана, который нет-нет да и останавливался на ней, серьёзного разговора все же не избежать.

?????????????????????????? Камерон ступила на капитанскую территорию с робостью и нерешительностью.

Когда мистер Осборн сказал заглянуть к нему после ужина, девушка сразу напряглась, решив, что ее собираются выгонять или как минимум устроить суровый разнос за враньё.

По дороге к каюте она успела несколько раз прогнать в голове разные варианты беседы и накрутить себя до состояния близкого к истерике, так что мирный вид Малкольма, перебирающего бумаги, застал ее врасплох. По его лицу ничего нельзя было прочитать, но гнева и отвращения там вроде бы не наблюдалось, и Камми осторожно выдохнула.

- Я собирался на Атене, пользуясь случаем, заказать тебе документы и уже отправил им данные. Пол придется править на месте, напомни уж, - небрежно кивнул ей капитан, когда Камми переступила порог его каюты.

Помещение несильно отличалась от того, что выделили ей: койка у стены, шкаф, выдвижной стол с табуреткой. Никакой роскоши, ковров и малейших признаков того, что здесь живет хозяин «Тиши». Все как у всех.

Камми потопталась у входа, не зная, что именно от нее ждут. Извинений? Вот уж ни за что! Как любой человек, она в первую очередь думала о себе, и никакой острой опасности тот факт, что она женщина, команде корабля не нёс. Даже неясно, что хуже: сбежавший от присяги рекрут или женщина, не желающая выходить замуж. По законам ХХ-49 наказание за первое было куда строже: месяц карцера, потом исправительные работы вместо службы.

Улизнувшую из-под венца невесту просто возвращали в лоно семьи безо всяких санкций.

Только Камми, честно сказать, предпочла бы карцер.

Однако некая неловкость все равно присутствовала: к ней отнеслись со всей душой, приняли на борт, а она врала им всем в лицо.

- Спасибо, - выдавила она наконец, имея в виду все сразу. И своё спасение со станции, и будущие документы, и то, что ее не собираются выкидывать с корабля на ближайшей планете.

Не собираются ведь?

- Мне... можно остаться? На «Тиши», в смысле.

Малкольм наконец поднял на нее глаза и очень серьезно, даже сосредоточенно оглядел, будто искал, в каком же месте она все-таки женщина? Камми даже покраснела немного от такого пристального внимания. Наконец его взгляд замер на ее лице.

- А ты этого хочешь? - хрипло спросил он.

- Мне тут нравится, - замялась Камерон. - Иногда, конечно, довольно опасно и страшновато, но астероид в любую точку может прилететь, так что безопасность - понятие растяжимое. Только я не уверена, что могу быть вам полезна. Иногда мне кажется, что меня держат на корабле просто из жалости.

- Не надо себя недооценивать, - хмыкнул Малкольм. - Ты расшевелила Курта, подружилась с Вик и Мерилин, не говоря уже о новом теле для искина. Мне бы такое даже в голову не пришло. Кроме тебя, никто не смог бы провернуть этот трюк с множественными прыжками, так что ты еще и спасла три жизни. Без тебя бы мы не справились, это факт.

Камерон молча краснела: столько похвалы разом она не слышала в свой адрес никогда. Да еще и смотрел на нее Малкольм как-то странно. Очень уж внимательно, с затаенным интересом. Девушка не знала, радоваться этому или пугаться. Поползновения в ее сторону Грега не вызывали никаких положительных эмоций. Однако если она представляла на месте татуированного борова капитана, то ситуация становилась весьма пикантной и даже в каком-то смысле привлекательной.

- В общем, я рад, что ты остаёшься, - заключил Мэл, осторожно улыбаясь Камми.

Главное теперь - не спугнуть. Все физиологические реакции тела, над которыми он недоумевал все эти недели, получили логическое разъяснение. Его влекло не к парню, а к девушке - все просто и закономерно. Телу виднее: оно сразу осознало то, что туповатый мозг не обработал до тех пор, пока ему не объяснили словами.

Джеремайя, пройдоха, удивленным не выглядел. Значит, знал… Конечно, он же врач. На прямой вопрос он бы ответил, но Мэлу и в голову не пришло спрашивать медика, какого пола их новый механик.

Насчёт пользы кораблю капитан совершенно не лукавил. Наоборот, он подумывал убедить Камми отправиться в лётную школу. Для таких, как она, с уже вживлённым штекером, наверняка есть какие-то бонусные программы, и не нужно будет копить энные суммы. Хотя ему и сбережений не жаль будет. Только спешить с этим предложением он не станет. Нужно крепче привязать талантливую и - что там! - привлекательную девушку к «Тиши». А лучше к нему самому.

От мысли, что с Камми их может связывать нечто большее, чем совместная служба и работа, в груди подозрительно теплело. Раньше капитан даже думать себе не позволял в этом направлении, считая тягу к механику неестественной. Зато теперь подобные фантазии грели душу и будоражили воображение с полным на то правом.

Глава 17

В каюте же Камерон поджидал следующий желающий провести воспитательную беседу. Вик, завидев ее на пороге, подскочила с кровати - другой мебели, пригодной для сидения, в помещении не было - и бросилась к ней обниматься.

- Дура ты неумная, что же сразу не сказала?! - пробормотала пилот в макушку Камми. Шатенка была выше ее на полголовы, так что лицом девушка уткнулась точно в нагрудные нашивки. Те кололись, поэтому Камерон быстро вывернулась. Да и не привыкла она к обнимашкам. Вик, будто не заметив неловкости, ухватила ее за руки и подтащила к кровати чуть ли не силой, заставив сесть рядом. - Предложение все еще в силе, если что.

- Какое предложение? - пролепетала девушка, безуспешно пытаясь отобрать свои запястья, но Вик держала крепко.

- Множественного брака, разумеется, - усмехнулась пилот. - Знаю я эти дикие порядки на вашей станции. Теперь мне наконец-то стало понятно, почему ты сбежала. Смелая же, вряд ли побоялась служить. А Джерри у меня еще получит за брехню.

- Он не врал. Просто не раскрывал врачебную тайну, - встала Камерон на защиту медика. - Тебе очень повезло с мужьями.

Девушка не испытывала зависти - ей вполне хватало дружбы со стороны таких замечательных мужчин. Но это не мешало оценивать недостижимо близкие отношения между этими троими и желать себе чего-то подобного.

Вряд ли в таком же количестве, правда. Ее воспитание твердило в голове голосом деда, что одной женщине вполне достаточно одного мужчины. Но вот легкость и доверие, явно присутствовавшие в семье Энцо, были вполне достойны подражания.

- Знаю. Хоть они иногда и ведут себя как последние идиоты, - беззлобно буркнула Вик с нескрываемой нежностью. Ясно было, что, какими бы глупостями ни отличились ее мужья, она всегда будет на их стороне. - Тогда, раз не хочешь к нам в тесную постельку, предлагаю должность младшей сестры. Имей в виду, такими предложениями не разбрасываются!

- И не собиралась, - Камерон неверяще уставилась на сурового пилота. Это и есть то самое отношение, которого она опасалась? Кажется, если что-то и поменялось, то только в лучшую сторону. - Я была бы счастлива, если бы у меня была такая сестра, как ты.

- И два брата-идиота, не забудь! - подняла Вик палец к потолку, и обе расхохотались.

- У меня никогда не было сестры. Да и братьев тоже, - отсмеявшись, призналась Камми. - Не уверена, что знаю, как себя положено вести в таком случае…

- Просто делай все то же самое, что и раньше, только имей в виду! - Вик строго на нее посмотрела, и девушка невольно напряглась. Вот, и здесь ее ждут подводные камни. Ничего не даётся так уж просто. - Тебе придется ходить со мной по магазинам. А еще мы на Атене обязательно тебя пострижем! И не вздумай возражать!

- Не буду, - замотала головой Камерон. Если это самое страшное, что ей грозит, то, пожалуй, стоило раньше признаться…

Наивная, она никогда раньше не ходила по магазинам. Тем более в компании миссис Энцо.

Устроив голову на коленях новой-старой подруги, Камми рассеянно слушала вполуха несложную мелодию колыбельной, постепенно проваливаясь в дрему. Нежные, хоть и крепкие руки ласково перебирали волосы Камми, навевая той воспоминания о полузабытой материнской заботе.

- Девочки, вы молодцы, что поболтали, но нам из Потока выходить через полтора часа, - раздался внезапно в ее голове голос Мерилин. Та звучала несколько сварливо - у Камерон даже мелькнула мысль, не ревнует ли искин случаем.

- Я все равно буду с тобой проводить много времени. Как раз на стоянке потренируемся, - поспешила утешить компьютер девушка, провожая Вик к рубке. Сама она собиралась еще немного побродить по кораблю, возможно, съесть что-нибудь сладкое для успокоения нервов. Отпраздновать, что в этот раз не она сидит за штурвалом.

- Не рассчитывай на это, - буркнула Мерилин уже не так недовольно. - Ты пообещала ей пройтись по магазинам - значит, раньше, чем через пару дней, я тебя на борту не увижу.  

- Пара дней? - воскликнула девушка громче, чем собиралась. Вик обернулась, недоуменно подняв бровь. - На сколько, спрашиваю, затянется наш шоппинг?

- Посмотрим, - легкомысленно пожала плечами шатенка. - Смотря как надолго мы задержимся на Атене. Хорошо бы на недельку. Давно я не гуляла по-человечески.

Камерон мысленно застонала.

Кажется, женская дружба - дело куда более сложное и трудоемкое, чем мужская.

Не только Вик готовилась к выходу из подпространства.

Пока пилот щёлкала тумблерами и проверяла показатели приборов, Камми, как и собиралась, прошлась по «Тиши», посидела немного в зале. Настроения смотреть фильм или на разговоры не было, да еще Маркус не давал проходу.

Последний час он успел ее основательно достать. Ходил повсюду за Камерон хвостом, делал странные двусмысленные комплименты… Девушка и к обычным-то не привыкла, проживя всю жизнь мужчиной, а тут всякие замысловатые, на которые и не знаешь как реагировать.

То ли в морду дать гаечным ключом, то ли покраснеть, как пятилетке.  

Так что когда капитан позвал его и семью Тэку в грузовой отсек, Камерон испытала прилив неимоверного облегчения. Заинтересовавшись, что же они собираются делать, Камми последовала за ними в ангар и с любопытством проследила, как Осборн вытаскивает из ближайшего ящика одеяла.

Задумка капитана прояснилась через минуту.

Малкольм присел, приподнял одну из расшатанных ребристых плиток пола. Под ней обнаружился рычаг.

Схрон был так хорошо замаскирован, что, пока не сработал механизм и плиты не разошлись, Камми и заподозрить бы не смогла, что под ангаром есть еще комната.

Хотя комнатой тайник можно было назвать с натяжкой. Коробка полтора метра в высоту и два на два по площади.

Особо высоким гостям придётся всю посадку сидеть, а то и лежать, с несвойственным ей злорадством отметила Камми. Очень уж ее раздражал Маркус.

- Вам придётся на время посадки побыть здесь.

Капитан приоткрыл люк пошире.

- Помещение изолировано от сканирования. Вас здесь никто не найдёт, но лучше несколько часов не шуметь и стараться не двигаться.

На центральной станции Атены все корабли в обязательном порядке подвергали доскональному осмотру. В том числе пересчитывали пассажиров, чтобы не плодить нелегальных мигрантов. Каждый борт проверяли сканом на предмет вирусов и запрещённых веществ, потом по нему проходила комиссия из отряда вооруженных специалистов и проверяла документы команды и пассажиров.

А у них на борту не только трое зайцев без документов. Раз уж Маркус решил сделать вид, что они погибли, пользоваться их настоящими удостоверениями было бы последней глупостью, а новые изготовить не так-то просто - тут специалист нужен. Где-то еще и наноботы бродят неучтенные.

Их, понятное дело, никто не видел, но раз Айрин утверждала, что они наверняка есть - смысла спорить и что-то доказывать не было. Все равно стандартные сканеры, рассчитанные на чуму и оспу, их вряд ли уловят. А пираты наверняка разнесли что могли, приложив руку к распространению вируса куда хуже, чем все биологическое оружие вместе взятое.

- Как только мы выйдем из Потока, нас накроет сканирующий луч таможенной службы, - продолжал пояснять Малкольм. В основном он обращался к Йошико - Маркус и так был в курсе, а Айрин сонно зевала и почти не смотрела по сторонам. Переизбыток адреналина и стресса сказывался на ребёнке, организм требовал отдыха и перезагрузки. - Нас на борту по документам четверо, Камерон на приборах не видно, потому что она во время полета является частью компьютера.

Маркус бросил на Камми острый, полный любопытства взгляд, но промолчал. Наверное, про штекер ему не рассказывали. И хорошо. Не хватало только еще больше интереса с его стороны: и так уже бродит за ней, как маньяк.

- Мы будем спать, скорее всего, - ласково улыбнулась Йошико, глядя на зевающую и трущую глазки дочь. - Постараемся не шуметь и дышать через раз.

- Дышите свободно, кислородная подача в схроне работает нормально, проблем быть не должно, - поспешил заверить ее капитан.

Маркус, как и положено джентльмену, первым залез в люк, проверил, все ли в порядке, разложил одеяла, протянутые ему Малькольмом, и подал руку Йошико. Та сначала передала ему полуспящую дочь, потом спустилась сама, устроившись рядом с Айрин и практически укрыв ее собственным телом.

Теперь, когда от их семьи осталось только двое, они будут беречь друг друга с особым усердием. Главное, чтобы до фанатизма не дошло.

Камерон мельком глянула, как капитан задвигает на место тяжеленную плиту.

- Помочь? - предложила она. Тот помотал головой.

- Нормально, - пропыхтел Мэл, убедившись, что стыки сошлись и щелей не видно. - Пошли, пора в рубку.

Камерон поспешила за ним, уже без особого пиетета думая о предстоящем выходе из Потока. Испробовав на себе его обманчивые чары, оборачивавшиеся головной болью и тошнотой, она поубавила восхищение таинственным явлением. Впрочем, это не уменьшило ее желания изучить Потоки как следует. Все же люди пользовались ими, не особо представляя, как именно те функционируют. Попытки воссоздать подобные токи искусственно ни к чему не привели, и тем не менее многие исследователи утверждали, что подпространственные течения - дело рук какой-то древней цивилизации. То есть создано, а не появилось самостоятельно.

А значит, принцип можно воспроизвести.

Только вот как?

Луч сканера Камерон, связанная с кораблем пуповиной кабеля, ощутила почти физическим прикосновением. Приятного в нем было мало - любопытствующий щуп пробежался по всем закоулкам «Тиши», пересчитал бьющиеся сердца в своей досягаемости и вынужденно отступился, не найдя нарушений.

Неприятные минуты им доставили таможенники, зачем-то явившиеся на проверку лично. Хорошо хоть дальше ангара не пошли, а то объяснить им распростертое на пилотском кресле тело Камми было бы проблематично.

Таможенная станция висела в космосе за орбитой крупной голубовато-зеленой планеты, испещрённой точками городов. Атена не подходила под определение курорта, будучи практически полностью отдана под офисы, представительства и посольства. Являясь административным центром нескольких окраинных парсеков, планета принимала ежедневно более тысячи кораблей и корабликов, и пускать их всех сразу на поверхность было бы бесконтрольным безумием. Поэтому сначала все новоприбывшие проверялись, им выдавался временный допуск, который аннулировался с отлетом, и каждый раз приходилось проходить процедуру заново. Разрешение «Тиши» означало всего лишь, что ей разрешён вход на территорию как Ойкумены, так и Федерации, но все местные контроли корабль проходил в общем порядке.

Малкольм встретил таможенников лично, широким жестом пригласил внутрь и предложил перетряхнуть все коробки и ящики, но только так, чтобы получатели этого потом не заметили.

Служащие предложением воспользовались буквально: все контейнеры были перещупаны, осмотрены и чуть ли не обнюханы. Камерон, наблюдавшая за происходящим сквозь камеры Мерилин, тихо порадовалась, что все приобретения сверх описи они успели вовремя сбыть.

Ничего опасного и запрещённого не найдя, таможенники слегка расстроились и покинули корабль уже не в таком приподнятом настроении.

- Их кто-то навёл? - поинтересовалась Камми у искина.

- Нет. Они всегда так, - беззаботно отозвалась Мерилин. - Рассчитывают на новичков и дурачков. Кто помоложе и понеопытнее, сразу предлагают взятку. А они не стесняются, берут, потом опечатывают корабль и проводят полный обыск. Чуть ли не по винтику разносят.

- Умно, - протянула Камми. Повезло, что капитан с этими хитростями знаком и ничего предлагать не стал, как самый законопослушный из законопослушных торговцев.

Получив разрешение на посадку на планете, Вик отстыковала корабль и по плавной дуге повела его к поверхности. Ощущения от входа в атмосферу оказались куда многограннее погружения в Поток - хотя бы навалившейся внезапно многократной силой тяжести.

- В том убежище хоть есть привязные ремни? - процедила она сквозь зубы. Ее услышала и отозвалась только Мерилин - остальные были заняты собственными проблемами.

- Есть, и, насколько могу судить, они застегнуты, - успокоила девушку искин. Та прикрыла благодарно глаза - на кивок не было сил: так крепко ее прижало к поверхности кресла. Жаль было Айрин - кажется, поспать ей так и не удастся толком.

Поврежденный в стычке с пиратами двигатель создал немало проблем при посадке. Вик ругалась такими словами, что Мерилин в восторге включила запись, чтобы ничего не пропустить. Покачиваясь, как пьяный шмель, на посадку в космопорт они зашли с третьей попытки, когда лично Камми хотелось уже только отключиться и не чувствовать вообще ничего.

Наконец чудом не пострадавшие в их приключениях распорки выпрямились и уткнулись в прогретое вечерним солнцем бетонное плато. «Тишь» устало просела, почти касаясь узким дном земли и открыла трап, готовая принять соединительный коридор.

- Все, - выдохнула Вик, стаскивая шлем и массируя виски и покрасневшие, воспалённые глаза. - Неделю отпуска - или ты нам больше не командир.

- Попрошу без шантажа, - буркнул капитан, хрустя шеей с таким остервенением, что Камми испугалась, как бы он себе что-то там не свернул совсем. - Будет тебе неделя. Но не больше. Мне писал Редж, у него какой-то срочный заказ. Так что дня три-четыре, думаю, потянуть смогу, а дальше - извини.

- Ну хоть что-то, - с облегчением выдохнула Вик. Похоже, она даже на такую милость не рассчитывала.

На экранах появились одно за другим помещения космопорта. Длинный пустой коридор, очевидно, ведущий к ним на корабль, огромный зал ожидания, где вяло бродили одинокие путешественники, ожидающие попутный рейс, и деловито бегали местные служащие, лестницы и переходы.

- Контроль еще будет? - вяло поинтересовалась Камми, приподнимаясь из кресла. Достать штекер оказалось практически непосильной задачей: руки не слушались, одеревенев еще хуже, чем когда она преодолела двадцать уровней ступенек подряд. - Или можно выпускать пассажиров?

- Надеюсь, с ними все в порядке, - буркнул капитан и пошёл открывать потайной люк. Прозвучало утверждение как-то не особо уверенно, так что Камми, обеспокоившись, собрала себя в кучу и побрела на негнущихся ногах следом.

Глава 18

Хоть корабль при посадке порядком протрясло, ни один контейнер не сдвинулся ни на миллиметр. Как пояснял когда-то Малкольм, все они зажаты в пазах и пристегнуты специальными креплениями, чтобы не снесло даже при неожиданной разгерметизации. Так что товары и посылки он потеряет только вместе с частью ангара.

Пока капитан поддевал плиту и набирал код на люке, Камерон успела перенервничать окончательно и, когда из лаза показалась взъерошенная, но явно пребывающая в порядке голова Айрин, она молча стиснула девочку в объятиях. Как ни странно, узкие ладошки скользнули по ее спине в ответ.

- Все хорошо, - успокаивающе прозвенел колокольчиком детский голосок. - Нас немного помотало, но дядя Цорн сказал пристегнуться, так что трясло не сильно.

- Признайся, красотка, ты за меня переживала? - подмигнул неугомонный Маркус. Проблем от него было еще больше, чем от Курта: тот хотя бы просто фонтанировал оптимизмом, при этом не заигрывая с Камми.

Подтолкнув Йошико наверх без особых церемоний, под попу, он вылез сам и пошёл на Камерон, распахнув руки для горячего приветствия. И как-то незаметно на его пути вместо девушки оказался Мэл.

- Я тоже рад, что с тобой все в порядке, - довольно холодно выдал капитан, похлопав старого товарища по плечу. Очевидно, силу он не сдерживал, потому что Маркус, которому прилетело по не до конца зажившим синякам, недовольно скривился. Но руки убрал.

- Пока никого в коридоре нет, вам пора. Вик, иди сюда, нужно нейтрализовать камеры.

- Иду, - пилот уже спускалась по лестнице к выехавшему из стены при ее приближении портативному комму. Мерилин подключилась напрямую к местной системе охраны, и теперь задачей пилота было нейтрализовать видеонаблюдение, чтобы никто позже не мог вычислить, с какого корабля на планету попали трое нелегалов.

Пока что нелегалов.

И Маркус сильно надеялся, что без расследования его перемещений удастся обойтись. Но лучше в любом случае не подставлять людей, спасших его жизнь.

От космопорта каждые десять минут в сторону столицы уходил сверхскоростной поезд, документы для посадки на него предъявлять было не нужно, - теоретически все уже было проверено на стыковочной станции в космосе - так что затеряться в толпе не представит труда.

Камерон подошла поближе и встала за плечом пилота, увлечённо глядя на работу профессионала. Она в программировании тоже немного разбиралась, но основным ее профилем были все же железки, а не цифры. И то, с какой легкостью Вик проходила сквозь многослойные защиты, не замечая их вовсе, поражало воображение.

- Признаю, замкнуть видео прямо через шнур было остроумно, - пальцы пилота порхали по клавиатуре будто самостоятельно, живя своей собственной, насыщенной, жизнью. - Но гораздо проще и чище...

Тут она подмигнула, а Камми покраснела, вспомнив, в каком виде заявилась тогда на корабль.

- Так вот, гораздо удобнее это сделать виртуально. Ну вот, я зашла. Эти... особо одаренные даже не поменяли пароли за те два месяца, что нас не было. Сколько вам сделать времени?

- Минут десять хватит с лихвой. Центральный зал тоже зацикли, чтобы не вычислили, из какого коридора мы вышли, - напомнил Маркус, закидывая на плечо рюкзак. Компактное оружие из своего арсенала он упаковал в него, чтобы не светить в космопорте. Все же военные на Атене нечастые гости. Тем более, в полной боевой выкладке. И если камуфляж не выходил из штатской моды столетиями, то объяснить плазмомет первому же попавшемуся полицейскому, не предъявляя документов и разрешения на ношение, будет сложно.

То, что не влезло в рюкзак, Маркус со слезами на глазах практически подарил Курту. Киборг обрадовался, как ребёнок - ёлке.

- Не учи ученого, - буркнула Вик. Она, похоже, тоже недолюбливала военного.

У мистера Цорна имелся настоящий талант раздражать окружающих.

- Все, можете идти, - пилот выпрямилась, разминая пальцы, как пианист после особо сложной партитуры. Фигурки на экранах двигались по замкнутому кругу, не привлекая внимания дежурных охранников непонятными скачками и исчезновениями. Искин постаралась, записывая подходящий отрывок.

Капитан обменялся рукопожатием со старым другом, кивнул на прощание женщине и присел перед ребёнком. Хоть ей и исполнилось десять, девочка была слишком хрупкая и невысокая для своего возраста.

- Ты помнишь, о чем мы договаривались? - уточнил он. Айрин серьезно кивнула.

- Запомнить новое имя, которое даст нам дядя Цорн. Забыть старое. Начать жизнь с чистого листа, - послушно отбарабанила она, а Камерон очередной раз поразилась ее самообладанию. Не каждый взрослый так запросто принял бы новую реальность - без отца, без денег, без малейших перспектив.

Камерон стояла в стороне, не мешая Малкольму и ожидая своей очереди. С Йошико они уже попрощались, довольно-таки официально, пусть и тепло. А для Айрин у механика был небольшой подарок, и ей хотелось отдать его самой, а не передавать через мать.

С мистером Цорном же и прощаться-то не хотелось. И вообще приближаться. От него веяло опасностью и космическим холодом. Несмотря на всю напускную игривость и браваду, девушка нутром чуяла: пробить ледяную броню мужчины ей не под силу, а значит, и пытаться не стоит. Лучше от него держаться подальше.

Пользуясь образовавшейся паузой, Маркус подошел сам. Встал рядом с Камми и по-дружески приобнял ее за плечи, глядя вместе с ней на капитана, что-то объяснявшего девочке. Камми сама себе удивлялась. Такой красавец, гроза всех столичных дам, по его собственным словам, а ее сердце даже с ритма не сбилось от такой близости. Наоборот, стало как-то неловко и неуютно. До такой степени дружбы, чтобы обниматься, они, по ее мнению, еще не дошли.

- Поехали со мной, красотка. Нам не помешает еще один человек в нашем дружном коллективе. Тем более девочка, кажется, с тобой поладила, - неожиданно предложил Маркус. Спина капитана, расслышавшего высказанное вполголоса предложение, дрогнула и напряглась.

Плавным движением - Мерилин бы гордилась: их тренировки не прошли даром - Камерон скинула мужскую руку со своего плеча и отступила в сторону, к Айрин и Мэлу.

И покачала головой.

- Вам совершенно ни к чему лишний балласт, - честно высказала она своё мнение. - А на данный момент я - именно он. Бесполезный камень на шее. Кроме того, я не собираюсь пока что где-то оседать.

Бросив быстрый взгляд на капитана - вдруг он мечтал от нее избавиться по-тихому и теперь расстроился? - и не найдя признаков огорчения, наоборот, Малкольм подозрительно заулыбался, Камми совершенно успокоилась.

Ей пока что и правда не хотелось нигде оседать. Летать на «Тиши» оказалось весело, хоть и страшновато, как на виртуальных горках-аттракционах: и жуть, и смех пробирает. И расставаться с этими ощущениями она была еще не готова.

Сделав еще один шаг, Камерон присела перед Айрин. Девочка порывисто обняла ее за шею. Кажется, несмотря на разницу в возрасте, она воспринимала механика то ли как подружку, то ли как старшую сестру.

- У меня для тебя небольшой подарок, - шепнула Камми. Они с Мерилин всю ночь потратили сначала на выплавку и сборку, потом на программирование, но результат того стоил. Небольшой диск точно лёг внутрь амулета с холо-портретом, щёлкнув и зацепившись металлическими лапками за края.

- Если тебе вдруг понадобится помощь, нажми вот тут, - Камми указала на небольшую выпуклость в середине диска, похожую на огранённый брильянт, только выполненный из металла. - Это передатчик. Пока его не активировать, он совершенно нейтрален.

Последнее девушка пояснила настороженно вскинувшейся матери. Да и Маркус поглядывал скептически.

- Я взяла наработки твоего отца из моего штекера и немного их модифицировала. Сама понимаешь, ломать - не строить, а теперь, когда я понимаю, как работал жучок... В общем, надеюсь, у меня получилось, - свернула техническую часть Камми, видя, как непонимающе хлопает глазами Айрин. Девочка была настолько серьёзна и деловита, что окружающие периодически забывали, что ей всего лишь десять. - Активируй в самом крайнем случае, поняла?

Айрин очень серьезно кивнула и снова повисла у девушки на шее.

Прощание затягивалось, Вик настороженно поглядывала на тикающий таймер на экране.

Камерон с трудом отцепила от себя ручки-веточки и подтолкнула Айрин к матери, понадеявшись, что диск сразу не выкинут. Подозрительно косящийся в сторону ребенка Маркус вполне мог счесть, что подобный прибор нарушит их конспирацию, хотя Камми сделала все, чтобы он не фонил.

- Давайте быстрее, я не могу контролировать систему вечно, - поторопила их Вик. - У вас осталось шесть минут.

- Да, мы пойдём. Спасибо вам за все, - низко склонила голову Йошико.

Маркус вежливо предложил ей локоть, и женщина послушно на него оперлась. Поддержка ей и правда не помешает - слишком многое она пережила за очень короткий срок, и пластичности детской психики на ее стороне не было. Ближайшее время бедняжке придется нелегко, но помочь семье Тэку они больше ничем не могли.

Камми стояла на границе трапа, отделявшей ангар от стыковочного коридора, и смотрела вслед трём фигурам, пока они не скрылись за поворотом.

- Пошли тоже, что ли, погуляем, - подобралась сзади Вик и кошачьим движением положила ей голову на плечо. Теперь, когда Камерон призналась, что не парень, пилот при каждой удобной и не очень возможности ее обнимала, гладила по голове и тискала, как любимого медвежонка. Поначалу девушку это напрягало, - мало ли что тут за поползновения назревают? - но Курт пояснил, что у его жены никогда не было братьев или сестёр, да и с детьми в их браке пока что не задалось, и таким образом она реализует свои материнские инстинкты. Так что Камми лучше расслабиться и получать удовольствие, потому что противопоставить что-либо напору Вик, когда она что-то хочет, не может никто, даже ее законные мужья. И Камми сдалась, стоически перенося фамильярное встрёпывание и без того пребывающих в бардаке волос.

- Где погуляем?

Вопрос дошёл до нее с запозданием. Вик пожала плечами, выпрямляясь.

- На Атене, конечно же. Не Терра, понятное дело, но в магазины местные очень даже приятно заглянуть.

- Мне разве можно на Атену? - удивилась Камми. - Меня же, по идее, тоже на борту нет, а Вик из системы уже вышла.

- Обижаешь, дорогая! - фыркнула пилот. - Система безопасности у местных обормотов устарела поколения на три. Они даже не заметили, в какой момент из четырёх человек экипажа наша команда превратилась в пятерых.

- А документы? - недоуменно пробормотала Камерон.

- Не переживай, - вмешался подошедший ближе капитан, - я связался со специалистом, все уже улажено. Камерон Стил, гражданка, - тут он подчеркнул голосом женский род, - Федерации. В Ойкумену мы тебя, уж извини, приписывать побоялись. Все же база данных твоей станции общедоступна, кто знает, могут и сопоставить. Осталось только карту забрать и все. Ты полноценная пассажирка.

- Пассажирка? - переспросила Камерон. Она-то рассчитывала, что ее впишут в штат. Капитан извиняющимся жестом пожал плечами.

- У тебя нет официального образования, а взламывать базы университетов на порядок дороже, чем просто сделать паспорт. Нанять тебя без диплома, увы, не имею права. Ничего, пока покатаешься пассажиркой, потом разберёмся.

Камерон тяжело вздохнула, но кивнула, соглашаясь. Все ее умения и талант не стоили ничего в глазах бюрократии, и спорить с этим было глупо.

Мысль накопить побольше на «Тиши» и отправиться учиться - возможно, экстерном - нравилась ей все больше.

Для поездки в город капитан арендовал небольшой четырёхместный шаттл. Все равно они летели только втроём - Курт и Джеремайя, умудрённые семейной жизнью, прослышав, что Вик собралась гулять по магазинам, дружно решили, что им лучше остаться на «Тиши» всю отпускную неделю.

Пилот фыркнула и обозвала их слабаками.

- Это не бегство, а тактическое отступление, - пробормотал Курт, предпринимая стратегическое отступление в каюту. Джеремайя многозначительно гремел склянками в медотсеке, изображая бурную деятельность. Вик махнула на них рукой и потащила Камми за собой к выходу.

- Долетим до города, заберём твои документы, там же и заночуем, - пояснял капитан по дороге Камерон. - Лететь от космопорта далековато, иначе могли бы и в корабле спать. Ничего, Редж мне всегда придерживает один номер, как-нибудь разместимся.

Девушка слушала его вполуха, глазея по сторонам. Если бы не твёрдые пальцы Вик, бескомпромиссно впившиеся в ее ладонь и волочащие за собой вяло переставляющее ноги тело, она бы застряла где-то в зале ожидания, глядя на разнообразные модели летательных аппаратов, выставленных вдоль огромного, во всю стену, стеклянного окна, как пирожные на витрине кондитерской лавки.

Только сладости бы Камми вряд ли бы так заинтересовали.

Компактный шаттл с серийной характерной желто-чёрной расцветкой, обозначавшей принадлежность космопорту, ждал их в гараже на последнем уровне. Новенький, пахнущий краской и сухой синтетической кожей, он призывно моргнул расположенными по всему округлому днищу мелкими фонариками, откликаясь на пульт в руке капитана.

Вик привычно уселась за руль - в любом транспортном средстве она предпочитала занимать именно это место. На всякий случай. Тут, конечно, работал автопилот: никто не рассчитывал, что иномиряне в курсе местной географии. Поэтому Малкольм произнёс вслух нужный им адрес, и он тут же высветился на экране, запрашивая подтверждение. Вик не глядя ткнула в зеленую кнопку, соглашаясь.

Ремни были куда проще, чем на корабле, и тем не менее Камми прилично провозилась, ища, куда же засунуть крепление.

Тёплая рука капитана неожиданно перехватила металлический штырь. Девушка выпустила его так поспешно, что, если бы Мэл не удержал, она получила бы креплением в лицо.

- Не суетись ты так. Не разобьемся, - пробурчал капитан, одним движением запихивая штырь куда-то сбоку от сиденья. Раздался едва уловимый щелчок - и полоса на табло загорелась, отмечая, что пассажир пристегнут. - Как мир спасать, так она запросто; как всякую дрянь себе в голову пихать - она первая, а простой ремень пристегнуть не в состоянии.

- Я на таком еще не летала, - пролепетала Камерон, краснея. Прав Малкольм: что она за специалист, что в простой системе креплений разобраться сходу не смогла?

В своё оправдание можно было только заметить, что освещение в шаттле оставляло желать лучшего, а моделей таких Камми до сих пор и правда не видела. Приспособленные для полетов над поверхностью планет, на станциях их не использовали из-за высокого потребления кислорода и обильные отходы.

Ну, для замкнутой системы любые отходы были критическими, а на огромной планете одним шаттлом больше, одним меньше - и не заметить разницы.

Они приземлились в тихом, безлюдном переулке, густо скрытом туманом. Камерон, выбравшись из машины, тут же закашлялась. Она привыкла к спертому воздуху замкнутого пространства и едким миазмам нижних секторов, но тут вонь вышла на какой-то новый, запредельный, уровень.

- Тяжёлые газы, - со знанием дела пояснила Вик, прикрывая лицо отворотом воротника. - Скапливаются внизу, у земли. Почти как дома, скажи?

- Похоже, - согласилась Камми, натягивая на нижнюю часть лица и нос растянутую майку. Подол ее задрался, обнажив впалый живот и ямку пупка, но лучше так, чем умереть, наглотавшись всякой гадости.

- Испарения не смертельны, но приятного мало, - прокомментировал капитан и подтолкнул их в спины в еще более узкий и темный проулок.

Плутали они по лабиринту между домами еще минут пять, все дальше уходя от шаттла, так что Камми уже забеспокоилась, а сумеют ли они отыскать обратную дорогу. Связь с Мерилин она потеряла, выйдя с корабля. У нее с собой портативный комм, конечно, так что совсем уж не потеряются, но карты навигатора не всегда совпадали с реальными городами, тем более в подобных полузаброшенных районах.

Капитан, впрочем, уверенно вёл их по одному ему известному маршруту. Наконец, у одной двери он задержался и сложно постучал. С перерывом и несколькими ударами подряд.

По ту сторону зашуршало, и надтреснутый голос поинтересовался, кого принесла нелегкая на ночь глядя.

- Оса это. Открывай, Пигмей, - негромко отозвался капитан.

«Оса? Потому что Осборн?» - пронеслось в голове у Камми, пока дверь перед ними со скрипом приоткрывалась, являя слабо освещённый коридор и крупного мужчину. Не отличаясь высоким ростом, он тем не менее солидно раздался в ширину, очевидно, компенсируя. На пигмеев, мелкую народность одной отсталой планетки, он не походил вовсе, но и Малкольм никак осу не напоминал.

Ох уж эти военные и их странные клички...

Стоило им шагнуть через порог, как у девушки в голове взвыл истошной сиреной мозг, а в глазах потемнело. Она пошатнулась и стала заваливаться на Малкольма, который едва успел вовремя ее подхватить. Словно сквозь туман, до Камми донеслись мужские голоса:

- Ты что здесь за глушилки понаставил? У нее штекер в голове!

- Ничего с ней не будет. И ты уверен, что это она? Непохожа… Теперь понятно, почему я графу «пол» переделывал.

Глава 19

Зрение Камерон прояснялось с трудом и постепенно. Первым в фокус попал серый выщербленный потолок. Моргнув, она перевела взгляд на стену, по которой причудливой вязью вились разноцветные шнуры, исчезая за длинным столом с многочисленными коммами и экранами. Характерная мозаика из четырёх квадратов отображала ближайшие окрестности: тот переулок, по которому они пришли, и еще три тускло освещённых участка, незнакомых девушке.

- Очнулась, спящая красавица, - насмешливо протянул незнакомец, заставив Камерон резко вскинуться. От неожиданного движения голова закружилась, и она тихо застонала.

- Все в порядке, свои, - поспешно подсел к ней Мэл, устаивая ее затылок на своём бедре. Сглотнув, девушка поборола приступ тошноты и осмотрелась.

Хозяин дома обнаружился в углу. Со своими габаритами он довольно забавно смотрелся на низкой табуретке, но смеяться над ним не пришло бы в голову в здравом уме никому.

- Интересная у тебя игрушка. Не была бы ты с кэпом, я бы в ней с удовольствием покопался, - хищно усмехнулся Пигмей, и от его ухмылки Камми стало не по себе. Что-то ей подсказывало, что железки он любит даже больше, чем она, причём любовь эта далека от здоровой. И расчленить человека, чтобы изучить устройство штекера, для мужчины раз плюнуть.

Девушка повела плечами, стряхивая морозную дрожь, и выпрямилась, усилием воли удержав внутри ужин. Ее все еще штормило, но показывать перед подобным человеком слабость не хотелось.

- Твои документы, - карта острым сюрикеном полетела Камерон в лицо. Капитан поймал кусочек пластика в последний момент, перед самым ее носом. Невозмутимо повертел в пальцах, ощупал края, чуть ли не на зуб попробовал.

- Неплохо. Надеюсь, проверку пройдёт?

- Обижаешь, - искренне насупился Пигмей, а Камми инстинктивно придвинулась ближе к Мэлу. Капитан - настоящий герой, если не боится сердить этого мужчину. - Все в базе данных Федерации, как полагается. Если копнут поглубже, то ни садика, ни школы у нее нет, но это личное дело каждого. А о высшем образовании мы не договаривались.

- Ты прав. Спасибо. - Малкольм поднялся, помогая Камми. Та с облегчением повисла на его руке - ее саму пошатывало.

Вик обнаружилась у дверей. С самым невозмутимым видом она подпирала косяк, поигрывая коротким кинжалом - не у одной Камерон Пигмей не вызывал особого доверия.

В обратную сторону девушка переступала порог негостеприимного дома с некоторой опаской. Но то ли глушилку отключили, то ли срабатывала она только на вход, но в этот раз обошлось без обморока.

Миазмы переулка Камерон вдыхала как самые чудесные духи.

- Надеюсь, больше нам к нему обращаться за помощью не понадобится, - выразила общее мнение Вик и первой припустила обратно к шаттлу. Механик согласно закивала, ковыляя вслед за ней. Чтобы не шататься совсем уж неприлично, она все еще висела на локте капитана, а он, кажется, совершенно не возражал.

С парковки они взмыли вертикально вверх и взяли курс на одну из серебрившихся огнями в темноте башен. Вонючий туман прикрывал только отдельные районы - какие-то гуще, какие-то слабее. Чем выше взбирались здания, тем чище становился окружающий воздух. Да и у земли, стоило выехать за пределы города, вполне можно было дышать полной грудью.

Следующий раз они выбрались из шаттла на крыше небоскреба. Обтекаемые формы и маслянисто блестящие бока других транспортных средств, запаркованных там же ровными рядами, намекали на их немалую стоимость. Рядом с алмазами лётной промышленности их арендованный жучок смотрелся настоящим булыжником. Но швейцар в темно-синей ливрее открыл им двери с такой почтительностью, будто они прибыли на «ройсе».

- Ваш люкс вас ожидает, мистер Осборн, - с лёгким полупоклоном приветствовал он капитана.

- Это и есть номер, в котором мы «может быть, уместимся»? - Камерон ошарашено оглядывала бархатистые диваны насыщенного вишневого оттенка, тяжёлые, поблескивающие в полумраке шторы, золотистые подсвечники и рельефные потолки. В одной гостиной, пожалуй, уместилась бы их с дедом мастерская… Раза два, и еще место бы осталось. А имелись еще две спальни со своими ванными комнатами, гардеробная, полная зеркал и пустых вешалок, при виде которой Вик тут же принялась неуемно верещать, - она тоже ни разу не ночевала в столице.

- Неплохо ты, капитан, устроился, скажу я тебе, - фыркнула пилот, оглядывая джакузи, и, недолго думая, по-хозяйски открутила краны на полную. Тугие струи ударили в мраморное покрытие, заклубился пар. - Надо почаще брать от Реджи заказы. Мне даже плевать, что там внутри пакетов.

- А мне не плевать, потому часто и не беру, - буркнул Малкольм на грани слышимости. И уже громче добавил: - Вы, когда пойдёте за тряпками, подберите что-нибудь для Камерон. Возьму ее с собой, Редж по обыкновению выпендривается и требует прийти с «плюс один».

- Я, я! Можно я пойду? - как школьница запрыгала по ванной Вик, вытягивая руку вверх, но один суровый взгляд Мэла - и она тут же остыла, небрежно пробормотав. - Ну, не очень-то и хотелось.

Впрочем, пилот ничуть не обиделась: она давно заметила потаенные – ну, это он так думал - взгляды, которые строгий капитан бросал на Камерон, и мысленно выдала этой паре своё родительское благословение. В конце концов, иногда поиграть в фею-крестную ничуть не хуже, чем в Золушку.

Утро для Камерон началось безбожно рано.

Учитывая, что спать они легли часа четыре назад, удивительна была не ее сонливость, а бодрость скачущей и подгоняющей ее Вик.

Стоило Камми, впрочем, умыться и выйти в общую гостиную, как она все поняла. На низком столике расположился обильный завтрак персон на пять, не меньше, и огромный полупрозрачный термос с кофе был откупорен и уже уполовинен.

- Мне тоже налей, пожалуйста, - девушка плюхнулась на диван, больше не беспокоясь о деликатной обивке. Недосып притуплял все чувства, кроме разве что голода. От вида поджаристого бекона и золотистого омлета - неужели натуральные? - живот утробно заурчал.

Кофе походил на тот, что варил в старой джезве дед. Камерон сморгнула неожиданно навернувшиеся слезы. Как он там, без нее? Связаться со станцией, не выдавая себя, не было никакой возможности. Капитан посылал пару раз запрос на починку, и по документам мастерская Стил была все еще открыта и принимала заказы, но кто его знает, как там обстоят дела на самом деле?

Омлет и впрямь оказался настоящим, из яиц, а не порошка. Ледяное молоко в запотевшем графинчике пахло молоком, а не тальком. Подобной роскоши Камми не видела и не пробовала за всю свою жизнь.

Ну, кроме кофе - тут ей было с чем сравнить, и все равно отель оказался на высоте.

Откинувшись на спинку дивана, она мечтательно покосилась на огромный экран холо-визора. Вот бы сейчас пару часиков полежать, ничего не делая... Но, наткнувшись на суровый взгляд Вик, девушка поняла, что сие ей не светит.

Капитану повезло больше. Он отговорился делами и малодушно остался в номере, откупившись от пилота шаттлом, который передал в их безграничное пользование, наказав к семи вечера вернуться в приличном виде.

Судя по поджатым губам и насупленным бровям, Вик восприняла приказ весьма серьезно.

- Это же не просто непорядок, это вопиюще! - ругалась она. - Ты с нами уже скоро полгода, а все еще ходишь в обносках капитана. Тебе просто необходимо обеспечить приличный гардероб.

Камми постеснялась объяснить пилоту, что именно в вещах с плеча капитана она себя чувствует особенно в безопасности. Хоть после стирки на них и не осталось запаха, все равно знание, что майки принадлежали этому большому, сильному и заботливому мужчине, успокаивало Камерон.

Так что на всем протяжении воспитательной тирады она старательно втягивала голову в плечи и делала виноватый вид. Получалось не очень, потому что все время отвлекалась на виды за окном.

Безграничное небо давило, особенно когда они вышли из шаттла на оживленную улицу. Широкий проспект, огороженный высокими металлическими парапетами и воздушной страховкой снизу, соединял несколько десятков высоток, образуя монументальный торговый центр. На рекламных щитах вспыхивали и гасли броские красотки, полуобнаженные мачо и плавные хищные новинки в мире транспорта. И надо всем этим - не сдерживаемые ничем облака и синева, готовая обрушиться им на голову.

Конечно, ничего подобного не произошло бы, но без крыши Камерон чувствовала себя весьма неуютно. Поэтому выдохнула с облегчением, только когда Вик затащила ее в какой-то магазин. Правда, оглядевшись вокруг, она поняла, что поторопилась расслабиться.

Пилот решила начать с базы, то есть нижнего белья.

- Наверняка у тебя под этим какое-нибудь убожество. И ни одного кружавчика! - осуждающе ткнула она пальцем в майку Камерон и пошла вдоль вешалок, отбирая по только ей понятному принципу комплекты.

Под «этим» у девушки был намотан эластичный бинт, но сознаваться она в этом грехе не собиралась.

- Это не слишком откровенно? Кружево тонкое, все видно будет, - робко возразила она, глядя, как Вик навешивает на растопыренные пальцы совершенно прозрачные вещички, чудом не разваливающиеся на составляющие.

- Это мне, - довольно усмехнулась пилот, а Камерон покраснела, невольно представив фигуристую шатенку в подобном непотребстве. Ей о таком вызывающем белье и мечтать не стоит: на ее плоском как доска теле игривые штучки будут смотреться смешно и нелепо. - Тебе вот это!

Пилот потрясла второй рукой, на которой гирляндой висели немногим более закрытые, но менее прозрачные модели.

Поначалу Камми страшно смущалась, хоть вокруг них и сновали только женщины, но видеть вот так, на вешалках и манекенах, столь откровенные, даже вызывающие модели она не привыкла. Но Вик была убедительна и напориста, и вскоре девушка уже принимала участие в беседе с консультантами, щупала тонкое кружево и спорила с пилотом насчёт цвета.

Умудрённая годами брака, пилот настаивала на красном. Камми склонялась к более сдержанным синему и бежевому.

- Ты же блондинка. Бежевый тебя обнулит, - настаивала Вик, подталкивая девушку с ворохом белья к примерочной. – Синий, так и быть, оставь, сыграем на контрасте. Кожа у тебя светлая - бить будет наповал.

- Кого бить? - пролепетала Камми, осознав, что в примерочной придётся раздеться практически совсем.

- Кого надо, - неясно, но твердо пояснила Вик и решительно задернула дорогую бархатную занавеску, отрезая девушке все пути к отступлению.

Пытка шоппингом длилась, как показалось Камерон, вечно. На самом деле прошло немногим более шести часов. Они даже пообедать успели в одном из многочисленных кафе, пришвартованных к мостам. Воздушные подушки держали основной вес передвижных забегаловок, легкие складные столики разбирались и собирались за считанные минуты, поэтому в обеденное время на широких вроде бы переходах было не протолкнуться. Аппетитные запахи смешивались, завлекая посетителей куда вернее яркой рекламы.

- Все же настоящая еда лучше всего, - Камерон наелась так, что трещали свежекупленные штаны. Уже второй раз за день.

На белье Вик, понятное дело, не остановилась. Дальше был магазин обуви, повседневной одежды, спортивной и рабочей. По мнению пилота, собирать железки и мазаться техническим маслом в повседневных джинсах - себя не уважать.

Вконец уставшая бороться Камми только вяло поддакивала и покорно мерила. Хорошо хоть оплачивалось все это безобразие из ее личных денег: если бы им пришлось для этого залезть в общий фонд - девушка сгорела бы со стыда. А так ей и правда не мешало прилично одеться, чтобы не позорить остальных членов команды.

К чести Вик, слишком открытое и яркое она выбрала только белье. Повседневная одежда не сильно отличалась от того, в чем сейчас ходила Камми, только сидела куда лучше, потому что была изначально куплена нужного размера, а не подогнана с помощью старого ремня.

Одежда – полбеды, потому что привыкнуть выражаться о себе в женском роде оказалось куда сложнее. Камми постоянно срывалась на мужские окончания, а теперь, когда у нее неожиданно в распахнутом вороте новой рубашки обнаружилась ложбинка, а под свободными приталенными штанами - бедра, звучало это странновато. Девушка не раз ловила на себе любопытные взгляды: операции по смене пола все еще оставались редкостью, а ее явно подозревали в чем-то подобном.

Если честно, она и сама себя чувствовала не слишком комфортно. Несмотря на все тренировки с Мерилин, двигалась она по-прежнему угловато и порывисто, скорее как подросток или неловкий мужчина-очкарик, а уж никак не очаровательная юная леди.

Понаблюдав за ее мучениями, Вик отволокла ее в салон.

- Все за мой счет, не возникай, - отрезала она сразу и повернулась к администратору. - Этой милой девушке полный комплекс услуг, включая стилиста. У нее в семь вечера поход в клуб.

- Какой еще клуб? - шепотом ужаснулась Камерон, но ее уже подхватили с двух сторон спорые девицы в белой униформе и поволокли в глубь помещения, куда-то за раздвижные ширмы. Вик еще имела наглость помахать ей кокетливо пальчиками.

- Не благодари! - крикнула ей вслед.

Камми подозревала, что подразумевалось нечто совершенно другое. Например, не прибей меня, когда мы снова увидимся.

Массаж тела и лица ей, впрочем, очень даже понравились. Маникюр и педикюр тоже прошли без эксцессов. Но, когда ее попытались обмазать чем-то чёрным и дурно пахнущим, девушка возмутилась. И никакие уговоры, что это исключительной целебности ископаемые со дна местного полувысохшего океана, не помогли. Грязь, в представлении Камми, и есть грязь, и ее дoлжно смывать, а не намазывать.

Так что эту процедуру вынужденно пропустили.

Но зато парикмахер оторвался на ней вовсю. Кресло как-то хитро фиксировало клиентку, чтобы та не дергалась и не мешала творить, а в воздух намешали успокоительного, не иначе. Потому что объяснить чем-то другим то, что она банально уснула после первой же минуты расчесывания и мягких поглаживающих движений, втиравших какое-то полезное средство в кожу головы, Камерон никак не могла.

- Мисс Стил, все готово.

«Надо же, они откуда-то и фамилию узнали», - лениво подумала Камми, приходя в себя. Хотя, чего тут гадать? Вик постаралась.

Зеркало перед креслом куда-то делось, поэтому пришлось идти за мастером в общий зал. Вик, ожидавшая ее в удобном кресле с чашкой натурального кофе и журналом в руках, подавилась и заплевала дорогую бумагу, откашливаясь.

- Что, так плохо? - неуверенно уточнила Камерон, нервно оглаживая непривычно скользкие бока. Платье, в которое ее втиснули после всех процедур, сидело плотно, но не стесняло движений, однако все равно было неуютно: вся ее одежда всегда была свободной, кроме утягивающего бинта. Туфли тоже доставили немало странных минут. Хорошо хоть каблуки девочки-стилисты после минутного переглядывания решительно отвергли. Узкие лодочки не жали, но открывали ногу по самые пальцы, к чему Камми, опять же, не могла приноровиться и все время неловко переминалась, разминая колодку.

- А ты сама посмотри, - кивнула Вик на зеркальную стену напротив. И за спиной подруги показала работницам сразу два больших пальца.

Камми обернулась и остолбенела, почувствовав себя принцессой-замарашкой из холо-оперы.

Мягко струящиеся складки серо-стального платья облегали ее стройную фигуру, в то же время маскируя скромные объемы вытачками и фалдами в стратегических местах. Волшебным образом удлинившиеся волосы касались плеч, щекоча кожу при каждом движении головы. Лицо внезапно приобрело чувственность и женственность - теперь никто бы не принял ее за парня. Розовые губы призывно блестели, широко распахнутые глаза с длиннющими ресницами сияли.

- Это я? - прошептала Камерон, подходя вплотную к зеркалу и касаясь его кончиками пальцев, чтобы убедиться, что ее отражение повторит жест.

- Лучшая похвала от клиента, - довольно промурлыкала администратор, подмигивая сотрудницам. Похоже, их ждали неплохие чаевые.

Глава 20

Их появление в номере произвело ожидаемый фурор.

Малкольм нервно выхаживал по гостиной - на часах было уже без пяти минут семь, и чудес от дам он не ждал.

- Привет, а Камерон где? - поприветствовал он Вик. Та молча сдвинулась в сторону, открывая капитану вид на девушку.

Некоторое время все трое молчали.

- Я могу переодеться, - робко предложила Камерон. - Я говорила, что выгляжу странно, но меня не слушали.

Она красноречиво покосилась на Вик, которая в ответ только закатила глаза: наслушалась стенаний еще в шаттле и устала убеждать Камми в том, что она просто наконец-то выглядит как девушка. И довольно привлекательная притом. А уж сколько раз ей пришлось запрещать Камерон трогать волосы и лицо, и словами не передать.

Наращивание вполне можно было мыть, расчесывать и обращаться с ним как с обычной прической… но только через три-четыре часа после нанесения. А до того дергать за пряди было чревато внезапным частичным облысением. Не говоря уже о макияже, который чудом уцелел при первой попытке почесать глаз. Дальше Вик уже была начеку и метко била по шаловливым рукам.

Камерон на нее под конец поездки даже слегка обиделась. Мол, парнем ей жилось куда привольнее.

- Такая наша женская доля, - хмыкнула Вик. - Не переживай, это парадный вариант. Завтра снова станешь безликой и бесполой.

И вот теперь, глядя на застывшее лицо капитана, Камерон судорожно прикидывала, не смыть ли с себя всю боевую раскраску, выдрать лишнее, нарощенное и быстренько стать мальчиком? Кажется, раньше Мэл смотрел на нее куда благосклоннее.

- Ни в коем случае! - выпалил капитан и закашлялся: кажется, он некоторое время не дышал.

- Отличная работа, Вик. Мы пошли, - с этими словами он подцепил девушку под локоть и потащил в сторону лифта.

Пилот проводила их задумчивым взглядом.

- Ты прекрасно выглядишь, Камерон. Ты божественна. Я от тебя без ума. Ну хоть бы что-нибудь. Так нет же!.. Мужлан! - пробормотала Вик себе под нос, закидывая ноги в сапогах на кофейный столик и шаря под диванными подушками в поисках пульта от холо-экрана. - Дерьмовая у фей работа. Ни тебе спасибо, ни признания, ни восторгов.

Камми пришла в себя только высоко в небе. Шаттл негромко гудел, на автопилоте выполняя перестроения из линии в линию - как по вертикали, так и по горизонтали - и вовремя сворачивая в просветы между зданиями. Отсветы окон и рекламных огней озаряли разноцветными бликами профиль капитана, прочитать по которому особо ничего нельзя было. Так она прилично выглядит или нет? Наверное, они опаздывают, поэтому он так спешил.

Малкольм снова покосился на виднеющуюся в разрезе округлую девичью коленку, сглотнул и отвёл глаза, уставившись на приборную доску. От него не требовалось участвовать в управлении, шаттл летел сам, но видимость деятельности помогала отвлекаться от очаровательного создания рядом.

Он и раньше интересовался Камми. Она привлекала его жизнелюбием, отвагой и умом. Не каждая решилась бы лезть через все уровни станции ради того, чтобы улететь с ними. Да что там, когда он пытался представить, каково это - всю жизнь притворяться кем-то другим, у него мурашки по спине бегали. Но сегодня он посмотрел на нее другим взглядом. Не только как на личность, которая его восхищала, но и как на женщину. Как оказалось, эта женщина способна ошеломить его не хуже взрыва многотонного пластида.

- А куда мы летим? - нарушил тишину робкий голосок Камми. Она с восхищением смотрела в окно, неловко изогнув шею. Больше всего ее почему-то интересовало небо, хотя переплетение лиан-коридоров между небоскрёбами и разнообразные архитектурные причуды местных строителей, на его взгляд, заслуживали куда большего внимания.

- Реджинальд Вейн часто заказывает услуги транспортировки. Договариваться обо всем он предпочитает, не выходя из своего клуба. Это логично, в какой-то степени: врагов у него много, а в здании и вокруг него охраны целые отряды, - объяснил ситуацию капитан. Мэл сам чувствовал, что тараторит, но поделать с собой ничего не мог. По крайней мере, молотя языком, он отвлекался от женских прелестей на расстоянии вытянутой руки. И ему не так сильно хотелось эту самую руку вытянуть. И пощупать.

Где, спрашивается, она прятала все это богатство? Или он уже ослеп на старости лет?..

Это было еще одной причиной, почему Малкольм старался держаться от Камерон подальше. Девушка только недавно справила совершеннолетие - зачем ей тертый жизнью, битый молью старик на пенсии? Ему, конечно, тридцать шесть, а не семьдесят, но в плане опыта – может, и за сто.

Кто бы мог подумать, что выжженная пустыня его души оживет при виде угловатого подростка-механика?

- В кабинет тебя вряд ли пустят, поэтому подождёшь меня в клубе. С чужими не пей, неизвестную еду не пробуй. Лучше ничего не пробуй. Иногда Редж подмешивает... разное. Для настроения, - Малкольм мысленно поморщился. Наставления подобного рода обычно дают отцы, а не спутники, но он ничего не мог с собой поделать: Камерон хотелось уберечь ото всех бед и укрыть от угроз… Желательно в собственной спальне.

Обернуться вокруг нее телом, как мифический дракон, и не выпускать никуда. Минимум неделю. А может, и всю жизнь.

- Хорошо, - покладисто кивнула Камми и вернулась к созерцанию заката.

Шаттл поднялся выше, готовясь к посадке.

Швейцары у Реджа отличались от тех, что встречали их в отеле. На парковке в клубе их ожидали гипертрофированно прокачанные, наверняка усиленные искусственно, устрашающего вида громилы. Броская золотистая униформа плотно облегала тела, подчеркивая мускулы и размах плеч.

Камерон выскользнула из шаттла и плотно вцепилась в рукав кителя капитана.

Под чёрной плотной тканью можно было бы спрятать целый арсенал, но не сегодня. Увы, качеству сканеров на подходе к логову мистера Вейна, в былые времена известному как Ящер, могла позавидовать даже таможенная служба. Поэтому Малкольму пришлось оставить запасы оружия, явного и неявного, в отеле.

Шаттл остановился не на самом верхнем этаже. Вопреки обыкновению, парковка в клубе располагалась где-то на середине высоты здания, в отдельном крыле. Редж перестраховался после того, как его конкурента подорвали, пронеся в цокольный этаж бомбу. Смертнику даже не понадобилось проходить контроль - он сдетонировался прямо у рамки сканера. И обрушил на себя все триста этажей.

С тех пор досмотр посетителей проводился вне основной несущей конструкции. Чаще всего на крыше или, как в «Рексе», на отдельной платформе.

На Камерон сканер ожидаемо загудел. Охранники вскинулись, их руки сами потянулись к оружию.

С тихим вздохом девушка развернулась к ним спиной, поднимая волосы с затылка. Ладони было непривычно и щекотно, но главного она добилась: целиться в них перестали.

- Мэл, ты с дамой? - пророкотал низкий вибрирующий голос, и на площадку вышел лично хозяин клуба. - Неожиданно. Очарован!

Скуластый жгучий брюнет с породистым носом, под которым ухоженными лозами топорщились усики-завитки, склонился к руке Камерон. Та оторопела до такой степени, что безропотно позволила себя облобызать.

- Босс, а проверка? - заикнулся один из охранников, за что на него шикнули сразу трое. Новенький, наверное. Не в курсе, что те, кого хозяин встречает лично, проходят без досмотра. Таких, впрочем, очень немного.

- Прошу, - усатый Реджинальд в галантном порыве попытался было обернуть руку Камми вокруг своего локтя, но не преуспел. Хорошо воспитанная барышня, наверное, растерянно похлопала бы глазками и пошла с ним. Камерон не была ни барышней, ни воспитанной. Она рывком выдернула руку из назойливого захвата и отступила на шаг назад, в личное пространство Малкольма. Там ей было комфортнее всего.

Вопреки ожиданиям, Редж не разозлился, а снова хохотнул:

- С норовом штучка. Ну, тебя всегда тянуло на сложности, Мэл. Не надоело?

Капитан покачал головой и взял Камерон за руку. Она не сопротивлялась, наоборот, встала чуть позади него, как примерная девица на первом балу прячется за дуэнью. Мама очень любила исторические холо-оперы.  

Мордовороты в отсутствие оружия и Курта ее пугали, впрочем, не меньший ужас навевал и хозяин заведения. И зачем ее Малкольм притащил в этот вертеп? Только провоцировать и напрашиваться на драку.

Как ни странно, драки не получилось. Охранники, видя, что прибывшие и впрямь знакомы с боссом, расслабились и безропотно пропустили их в гостеприимно распахнутые двери небольшого холла, отделанного чёрным дорогущим мрамором. Лифт с прозрачными стенами понёс их наверх, сначала демонстрируя холл высотой в несколько этажей с бесконечной висячей люстрой, - зал ожидания и приемов для гостей попроще – а затем, после паузы в пару бетонных перекрытий, им открылся вид на город.

Камерон не заметила, как лифт остановился, и отвлеклась только на минуту, необходимую, чтобы перейти из стеклянной коробки к перилам, ограждавшим клубную асотею.

Хмыкнув и одобрительно подмигнув, ушёл по своим, хозяйским, делам Редж. Отлучился капитан. Недалеко, всего лишь к бару, потому что стоять с пустыми руками в «Рексе» не принято. А она так и стояла, впитывая всем своим существом непривычный простор и опьяняющую атмосферу открытой ветрам поверхности.

- Нравится? - тихий голос Малкольма шелком пробежался по ее оголенным нервам, вызвав тугую дрожь где-то под ребрами. Вопреки собственному указанию, он раздобыл два бокала густого местного вина, лично уточнив у Реджа его безопасность. Не скучать же Камми с пустыми руками, пока его не будет. Меньше шансов, что кто-нибудь ей захочет что-то предложить. Мысль оставить девушку, пусть даже на десять минут, одну в клубе неприятно царапала его интуицию, но капитан понимал, что сам затеял эту авантюру.

Очень уж ему хотелось произвести впечатление и показать Атену с лучшей стороны.

Ему нравилась эта свободная планета-мегаполис, в частности - своей удаленностью от всех интриг и разборок центральных галактик. Здесь делали бизнес, совершали сделки, продвигали аграрное хозяйство, но не на экспорт, а исключительно для самообеспечения, так что Атене не приходилось тянуть кровь и жизнь из подчиненных регионов.

В общем, один из самых стабильных и приятных для обитания уголков всех известных галактик.

- Не то слово, - выдохнула Камерон, упоенно вдыхая густой, полный неизвестных ароматов воздух. Острые шпили башен с изысканной хаотичностью протыкали облака, разномастные крыши зданий пониже замысловатой мозаикой влекли взгляд дальше, туда, где густой смог первых, нижних, уровней смыкался с горизонтом. От простора и необъятности неба девушку пробирал восторженный озноб на грани с ужасом. Ей, привыкшей к замкнутым пространствам, самым обширным из которых до сих пор виделся ей тот зал в планетоиде, где проходил аукцион, не по себе становилось от бездны, раскинувшейся над ее головой.

Когда она подключалась к кораблю и сталкивалась вплотную с космосом, и то впечатление смазывалось, потому что воспринимала она его через приборы.

Все же права Мерилин, тысячу раз права: увидеть в сети и почувствовать самой - это две огромные разницы.

- Я так и думал, - раздался мягкий смешок капитана, и на плечи лёг тёплый, пахнущий мужчиной и сандалом китель. - Поэтому взял тебя с собой. На приглашении было написано «плюс один», но Редж никогда не требовал неукоснительного присутствия со мной дамы. Как видишь, он порядком удивился, увидев, что я не один.

- Спасибо, - шепнула Камми, а сердце подскочило и забилось быстрее при мысли, что раньше капитан никого сюда не приводил. Только ее.

Наконец, через несколько долгих минут, когда солнце опустилось почти к самому горизонту, зажигая город полыхающими пожарами алого и оранжевого, Камерон смогла отвернуться от урбанистического пейзажа и взглянуть на клуб. Точнее, его террасу.

Сам клуб занимал практически весь небоскрёб. Его можно было назвать бизнес-центром, вмещающим еще и развлекательную функцию. На нижних этажах велся приём посетителей и рекрутские работы по подбору персонала, выше начинались конференц-залы, небольшие кабинеты для переговоров, многоуровневые лекционные аудитории, и несколько десятков гостевых номеров - для более углублённого общения.

Собственно, бар-дискотека, куда их пригласили сегодня, занимал последние три этажа и крышу. На ней они сейчас и стояли.

Хоть Камерон и казалось, что она на свежем воздухе, на самом деле открытый простор прикрывал энергетический, невидимый взгляду купол. Покушения с летательных средств никто не отменял, а хозяин заведения предпочитал предвидеть проблемы, а не расхлебывать.

- Извини, мне нужно на пару минут отойти. Решить вопрос с заказом. Редж зовёт в кабинет. Я скоро.

Видя, что капитана слегка заклинило и извиняться он собирается еще долго, Камми легко коснулась его рукава, останавливая словесный поток.

- Все в порядке, я тут постою, никуда уходить не буду. Здесь так красиво... - она снова провернулась к изумительному закату, красившему город во все оттенки бордового и оранжевого.

- Да, очень, - согласился с ней капитан, глядя почему-то не на закат, а на нее. - Я пошёл.

- Иди уже, - хихикнула девушка, и Малкольм наконец направился в сторону лифта, а Камми вернулась к медитативному созерцанию пламенеющих шпилей и крыш.

Когда окончательно стемнело и башни превратились в полоски огней, более привычных ее взгляду, она развернулась лицом к террасе, изредка лениво касаясь губами бокала. Ей вполне хватало терпкого винного привкуса на языке - по-настоящему пить не хотелось. Обстановка неподходящая для расслабления.

То ли оттого, что ей самой было непривычно в новом образе, то ли юная одинокая девушка и в самом деле притягивала взгляды, Камерон все время казалось, что на нее смотрят. Причём пристально, так что дырку в платье скоро пробуравят.

- Такой красавице не пристало коротать вечер в одиночестве, - приятный голос, но совершено не тот, который она ожидала услышать. Камерон повернула голову и встретилась взглядом с молодым, немногим старше нее самой холёным блондином с длинными прямыми волосами. Темные брови и ресницы ярко контрастировали с кожей, выдавая то ли поколения элитной селекции, то ли не менее элитную пластику.

Камми его вспомнила. Около года назад - такое чувство, что целую жизнь, - ее позвали на верхний, второй, уровень починить богатею яхту.

Поломка была ерундовая, даже и не поломка, а так, пара деталей износилась. Но богатей требовал лучшего механика «этой задрипанной задницы мира», а по негласному рейтингу именно мастерская Стил считалась на станции лучшей. Несмотря на то, что располагались они ниже всех остальных.

Когда Камерон приступила к осмотру яхты, блондин ходил за ней хвостом, ругаясь на каждое ее движение и пристально следя, чтобы она что-то не стащила и не сломала. Так и сказал, прямым текстом. А стоило ей разобраться с запчастями и торжественно объявить, что проверка закончена, как золотой малец прижал ее к переборке всем телом и потребовал, - именно потребовал - чтобы она отмылась и отдалась. Именно в таком порядке. Благо каюта недалеко.

Камми, перепугавшись насмерть, сначала решила, что он извращенец и по мальчикам, но глазастый наглец, оказывается, успел каким-то образом разглядеть отсутствующий кадык и легкий изгиб груди, который стало видно, когда рубашка плотно натянулась. В тот день девушка сильно торопилась и забыла замотаться бинтом - одно к одному. Просто не повезло.

Тяжелой рукой, натренированной держать гаечный ключ и не дрожать при сварке, она залепила ему так, что в ушах наверняка зазвенело, вывернулась и убежала, даже забыв потребовать оплату. К счастью, ее потом перечислили на счет мастерской.

Еще дня два-три Камми тряслась как заяц, отказываясь выходить из квартиры и ежеминутно ожидая появления на пороге Грега с матримониальными предложениями. Но то ли богатей был не в курсе законов на ХХ-49, то ли проявил благородство и не стал доносить на девушку, - что вряд ли, первое более вероятно - но обошлось. Кроме наглого блондина, о ее тайне больше никто не узнал.

- Я знал, чуял, что под всеми обносками ты красотка, - он ее тоже узнал. Вот урод глазастый! - Только и надо было, что отмыть и приодеть.

Комплимент сомнительного свойства.

Мозг Камерон судорожно просчитывал варианты.

В этот раз он как пить дать напишет о ней на станцию. И если до сих пор межгалактическую ориентировку не разослали, то уж теперь-то точно исправятся. И плакали ее новые документы, жизнь с чистого листа и межзвездные путешествия.

- Проблемы, дорогая? - раздался над ухом долгожданный голос Малкольма. Он звучал немного напряжённо: похоже, он заметил, что она не в своей тарелке и не жаждет общаться с парнем. Только не представлял, до какой степени.

Она сама от себя не ожидала подобной реакции. Кто-то другой - наверное, та шикарная женщина, что недавно отражалась в зеркале примерочной, гордо выпрямилась, уверенным движением взяв под руку капитана и прижавшись к ней грудью.

- Вы обознались. Мы с мужем уже уходим, - промурлыкала она низким грудным голосом, постаравшись изменить его до неузнаваемости.

Ох, и намылит капитан ей шею... Но это будет потом. А пока Малкольм невозмутимо, собственнически даже, похлопал по наманикюренным пальчикам, лежащим на его рукаве. И хищно оскалился на недоноска. Сделать, правда, ничего не успел. Подоспел вездесущий Редж. Ему, наверное, безопасники доложили о назревающем конфликте, и, как хороший хозяин, он поспешил вмешаться, пока дело не дошло до драки и испытания воздушной страховки за парапетами на прочность.

Малкольм имел обыкновение выбрасывать неприятных личностей, как мешки с мусором, еще в бытность свою офицером. С тех пор особо ничего не изменилось, кроме наличия погонов на его плечах.


?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

??

Глава 21

Как ни странно, на обратном пути капитан не проронил ни слова. Нареканий за то, что Камми без спросу обозвала его мужем, не последовало, и девушка не знала, что думать и как вести себя дальше. Извиняться? Сделать вид, что ничего не было?

Небольшой конверт на заднем сиденье флаера невольно приковывал к себе взгляд. Камерон поминутно оборачивалась и поглядывала на него с опаской. Обычно им поручали куда более объемные грузы, но тем не менее именно этот небольшой картонный прямоугольник почему-то нервировал ее больше всех остальных вместе взятых.

- Там документы и карты. Редж просил передать каким-то старым знакомым, - поймал ее на очередном повороте Мэл.

- Хорошо, - кивнула Камми, недоумевая. Раньше он перед ней не отчитывался о содержимом груза.

Вместо отеля флаер нацелился на космодром, правда, поняла это девушка только когда на горизонте замаячили характерные синусоиды посадочных трасс.

- Вик уже собрала вещи и ждёт нас на борту, - предупредил капитан ее вопрос, и Камерон поежилась: когда он успел ее настолько хорошо изучить, что начал читать мысли? - Вылетаем сейчас же, дело срочное, а лететь долго. И сложно.

- Сложно? - переспросила девушка. Мэл кивнул.

- Редж почему-то дал мне координаты в космосе вместо названия станции. Наверное, посредник будет.

Камерон задумчиво кивнула. Иногда нелегальные грузы передавались торговцами по эстафете, из рук в руки, с корабля на корабль, чтобы в случае утечки сложнее было вычислить нанимателя. Так что ничего удивительного. Она с самого начала знала, что «Тишь» не цветочки перевозит.

Кстати, как раз цветочки-то на большинстве планет считались товаром строго подотчетным, как и их семена. И за контрабанду полагалось строгое наказание, иногда даже хуже, чем за убийство, потому что новые виды флоры могли угрожать установившемуся при терраформировании балансу и свести на нет все усилия по обживанию территорий.

Шаттл занял свое место на парковке космопорта, еще минута - и за ними захлопнулся люк корабля.

- Прекрасно выглядишь, - мурлыкнула Мерилин прямо в ухо Камми, отчего та неожиданно покраснела, украдкой бросила взгляд на капитана и незаметно вздохнула. Жаль, что этих слов не сказал ей он. Создавалось ощущение, что все шесть часов шоппинга и усилия стилистов пропали даром.

- Спасибо, - через силу улыбнулась она, не собираясь обижать искин. В конце концов, он не виноват, что у Камми возникли какие-то странные, не свойственные ей реакции на Малкольма.

- Что-то случилось? - уточнила Мерилин, чувствуя гормональные колебания и нервную дрожь девушки через штекер.

- Переодевайся, скоро взлетаем, - бросил Камми одновременно с этим Мэл, уходя в сторону своей каюты. Разместить понадёжнее конверт, наверное. Она послушно прошла к себе, откинула столик от стены, вопреки всем стартовым протоколам, включила голографическое зеркало и критически оглядела себя со всех сторон.

На кровати лежала пухлая косметичка, полная средств для наведения марафета и последующего его снятия. Стилисты провели немалую разъяснительную работу, но Камми практически ничего не запомнила, кроме самого важного: чем все стереть. Остальное ей, скорее всего, просто не пригодится. Зачем? На корабле краситься? Для кого?

- Ничего особенного, - тяжело вздохнула Камерон, присаживаясь наконец и выискивая среди батареи средств нужный тюбик. Выдавив горошину средства на ладонь, размазала, превратив в пушистую пену, и принялась тщательно втирать в лицо, особенно налегая на веки, потому что по ощущениям основные слои макияжа сосредоточились именно там. Выдернув из закреплённой на стене коробки сухую салфетку, она тщательно вытерла остатки краски и прошлась еще раз, уже влажной, пропитанной средством для ухода. Их, как и многое другое, ей тоже подсунула Вик со словами, что за кожей нужно следить с молодости, иначе к старости это будет уже кошмар и кандидат для трансплантации.

- И все же? - настырно допытывался искин, и девушка сдалась. Все-таки нужно рассказать хоть кому-нибудь, иначе можно лопнуть от раздражения и безысходности!

- И здесь то же самое, - горько пожаловалась она Мерилин, вытаскивая шпильки из непривычно длинных волос. Каре до плеч - на целое каре длиннее, чем она позволяла себе всю жизнь. Обычно она стригла себя в ванной сама, машинкой. Ну, как стригла... Скорее брила.

Даже до наращивания отросшие всего на ладонь, пряди путались, щекотали шею и лезли в глаза при каждом удобном и неудобном случае. Расчесываться каждый день было непривычно. Иногда она забывалась и выходила из блока с колтунами на голове, но Мерилин, благословят боги ее электронную душу, напоминала легким, не слышным окружающим шепотом, что нужно привести в порядок волосы. Искин исподволь, незаметно превратился для Камми в настоящую подругу, надежную и доверенную, которая была в курсе всех деталей ее жизни и в то же время хранила все секреты, как в сейфе. После того, как искин ухитрилась не выдать ее гендерную принадлежность, девушка готова была доверить Мерилин любую тайну.

- Мужчины почему-то считают, что женщины - просто красивые картинки, которые еще и размножаются, - со вздохом суммировала Камерон нажитый за годы опыт. - Я думала, улечу со станции, мне откроется совершенно другой мир, где все равны, и я смогу доказать, что я специалист, а не только матка с сиськами. Но, похоже, в космосе ничем не лучше, чем на ХХ-49.

- Он успел тебя обидеть? - Мэл стоял на пороге каюты, привалившись к стене плечом. - Я так и знал, что тот урод наговорил тебе гадостей. Надо было ему все же врезать.

Камерон вздрогнула от неожиданного вторжения в ее пространство, потом вспомнила, что сама не закрыла дверь. Похоже, нежелание обитателей «Тиши» скрывать личную жизнь оказалось заразительным. Она то и дело ловила себя на том, что привычка запираться на все замки, когда переодевается или идет в душ, то и дело даёт сбой. Хотя вбита была с детства, с пелёнок, и, казалось бы, сидела уже в подсознании, но Мерилин и прочие исподволь, ненавязчиво пробрались в душу Камми и заняли там место своих. А от своих не запираются.

Капитан, в отличие от нее, уже успел переодеться и был готов к взлету. Ей бы самой тоже стоило поторопиться, сообразила девушка и поднялась с табурета, задвигая его вместе со столом обратно к стене.

- А смысл? - Камми пожала плечами, поёжившись, когда кончики волос пощекотали ставшие вдруг чувствительными плечи. Она вообще почему-то становилась очень чувствительной в обществе капитана. Причём чем он ближе стоял, тем ярче Камми ощущала свою неловкость и несовершенство. - Он в своём праве, это его вечеринка. Тебя бы загребли в участок, мы бы опоздали с доставкой... Не хочу быть причиной проблем.

- Так все-таки, что он тебе сказал? - не отставал капитан.

Камми отвернулась, глядя на проекцию на стене. Мерилин старалась имитировать вид из окна, и сейчас транслировала запись камеры на стене космопорта: далекий город, протянувшийся острыми небоскребами вдоль всего горизонта, полыхал миллионами огней.

- Блеска - больше, залы - просторнее и живут на планете, а не внутри коробки. Вот и вся разница. Опять ты или чья-то, или общая.

Камми не жаловалась, не рассказывала о том, как ей жилось на базе ХХ-49, и от нынешнего ее тихого признания по спине Мэла пробежали мурашки. Короткая ёмкая фраза обрисовали ему безрадостную картину жизни, которая ждала бы его девочку, не случись ему поддаться на уговоры одного искина и затеять ремонт на богом забытой перевалочной станции.

Он давно понял, что в мыслях называет ее своей девочкой, но на удивление паники не было. Камми стала его слабостью; его сердце растекалось лужицей патоки при одном упоминании неуловимого механика их корабля. Раньше такое состояние напугало бы Мэла до рези в желудке. Сейчас он просто был готов растерзать любого, кто обидит застенчивую, но талантливую и безумно привлекательную девушку, которую искренне привык считать если не своей собственностью, то уж частью команды точно.

Да, кэп, обманывай себя дальше. Часть команды, как же! Малкольм куснул себя за щеку изнутри и помимо воли шагнул в каюту. Он давал себе слово не прикасаться, не трогать, не осквернять невинное создание, которое не иначе как чудом занесло на их корабль, но тяга была слишком сильна.

- Здесь ты сама выбираешь, - получилось хрипло, и он откашлялся, чтобы не пугать Камми. Он чувствовал себя охотником, подбирающимся к добыче, что не добавляло уверенности в себе и своих действиях. Девушка смотрела на него наивно, так доверчиво… И явно не собиралась возмущаться неожиданным вторжением на свою территорию. - С кем тебе быть и на каких условиях. Могу поклясться, что уж общей ты не станешь ни при каком раскладе.

- Спасибо, - светло улыбнулась Камерон. Протянула руку и провела по мягкой фланели рубашки, которую капитан про себя называл униформой. На самом деле никакой особой формы одежды на корабле не было, каждый носил то, что ему удобно - в пределах разумного, разумеется, иначе Вик щеголяла бы на каблуках.

Когда Малкольм перехватил скользившую по ткани руку и стиснул ее пальцы, Камми замерла. Испугалась? Позволит или нет? Медленно, испытывая собственное терпение на прочность, он склонился к лицу девушки, пока их дыхание не смешалось.

- А моей ты бы стала? - тихо спросил Мэл и, не дожидаясь ответа, преодолел последние разделявшие их сантиметры. Влажные, едва уловимо пахнущие чем-то цветочным и сладким, с привкусом химических фруктовых добавок губы девушки шевельнулись, поддаваясь его напору. Только спустя десяток секунд до него дошло, что ему не отвечают. Камерон замерла испуганным зверьком в его руках, опасаясь дышать.

Капитан с усилием разжал руки и отступил на шаг.

- Прости, - он не особо понимал, что не так, но чувствовал, что только что переступил некую запретную черту.

- Ничего. Это ты прости, - Камми машинально прижала ладонь ко рту. Губы горели после поцелуя, но скорее приятно, как после острой еды. Собственная реакция ее напугала до колик. Ей хотелось напрыгнуть на мужчину и потребовать продолжения. Она же еще ничего не поняла! Это было слишком быстро, слишком неожиданно, и поначалу Камми испугалась и замерла, но потом ей начало нравиться, а он вдруг перестал.

- Тебе не за что извиняться. Я, похоже, неправильно оценил ситуацию. Больше этого не повторится.

Мэл вышел, двери с тихим шелестом съехались за его спиной, а Камми обессилено опустилась на застеленную кровать.

И как его теперь убедить, что она очень даже хочет повторения? И надо ли ей это?.. Мужское внимание никогда ничем хорошим для нее не заканчивалось. Может, не стоит портить прекрасные устоявшиеся рабочие отношения и переводить их в какую-то непонятную, не ясную ей самой плоскость? А если она ему потом надоест? Или Мэл устанет от нее? У них на станции были такие случаи, когда надоевшую и постаревшую жену сдавали в бордель, как устаревший компьютер - на свалку.

Конечно, за прошедшие месяцы она достаточно успела изучить капитана, чтобы с уверенностью утверждать, что ни в какие заведения он ее не сдаст, но что будет, если она ему и впрямь надоест? Юная, неискушенная и далеко не красавица. У него, наверное, на каждой станции и планете по десятку в очередь выстраиваются. Удобно, конечно, что она всегда под рукой, но кроется ли за поцелуем что-то большее, или это был просто выплеск накопившегося напряжения?

От обилия противоречивых мыслей гудела голова.

- Взлетаем, - лаконично напомнила ей Мерилин, и Камми, благодарно угукнув искину, поплелась в рубку. Избегая смотреть на капитана, залезла в свое кресло, подключила штекер и привычно утонула в многообразии переливов Потока, хотя бы на время избавив сознание от мук выбора и терзаний - а стоит ли, а нужно ли, а хочет ли он... И если хочет, то чего именно?

Прелесть погружения в подпространство в том, что мысли отключаются. По крайней мере, когда Камерон сливалась сознанием с кораблем, она и сама в какой-то степени становилась им: с четкими понятиями о курсе, направлении, скорости движения и состоянии окружающей среды. Все происходящее перерабатывалось в данные, не задействуя эмоции, так что к тому моменту, как «Тишь», подхваченная многоцветным Потоком, стремительно полетела к месту назначения, девушка успела немного прийти в себя и успокоиться.

И чего она, собственно, так разнервничалась?

Ну поцеловал ее мужчина. Так это же не Грег, чтоб от него шарахаться. Мэл ею с друзьями точно делиться не будет. Камми уже давно замечала задумчивые взгляды, которые бросал и подолгу задерживал на ней капитан. Только она принимала это на счёт собственной подозрительности и новизны в команде, думала, что Малкольм проверяет, как она вписалась в коллектив. А вдруг он правда ею заинтересовался как женщиной?

Камми осторожно покосилась на Мэла, который как раз что-то втолковывал Вик. Отрицать ее собственный интерес к капитану смысла не было - она давно замечала за собой все признаки влюбленности, которые описывали в холо-операх. Учащенное сердцебиение, пересохшие губы или вот как сейчас: он внезапно поднял голову, и девушка поспешно отвернулась, покраснев.

Да-а-а, если капитан предпримет еще одну попытку, с ее стороны возражений точно не последует.

Только вот, как и обещал, он никаких больше поползновений в сторону Камми не предпринимал. Все их общение свелось к сугубо формальному, даже обычные шуточки и беседы в общем зале куда-то подевались…

Большую часть трёх суток, которые они пребывали в Потоке по дороге к месту назначения, капитан провёл либо в рубке, либо в каюте, почти не показываясь на глаза команде, и Камерон уже начала задаваться вопросом, а не померещилось ли ей.

Выход в заданной точке, соответствовавшей координатам, которые выдал Редж, прошёл без проблем. Только вот получателя там не оказалось.

- Где мы? - озвучила общий вопрос девушка. Вокруг, насколько хватало глаз и радара, простиралась пустота открытого космоса.

- Есть активность, - обезличенно, как-то механически заметила Мерилин. В минуту повышенной интенсивности работы у нее отключалась функция, отвечавшая за имитацию человеческих эмоций. Это означало, что искин на пределе возможностей занят решением определённой задачи. В данном случае - сканированием окрестностей. И что-то он все же нашёл. - Они качественно экранируются, но они здесь.

- Выпусти в эфир, - капитан опустил ко рту убранный в сторону обычно микрофон. - Посылка от Ящера. Личная доставка. Прошу стыковки.

Он повторил незамысловатый набор фраз раза три, прежде чем пространство перед ними замерцало, подернувшись рябью и открывая не один корабль и не два, а целую армаду.

Причём печально им знакомую. С этими списанными, десятки раз отремонтированными и выкрашенными зачем-то в черный - не иначе, для устрашения - колымагами они только недавно весьма тесно общались, когда вывозили с бывшей Мальты потерпевших бедствие.

Пираты.

Занятные у Реджа знакомые.

Малкольм не позволил обуревавшим его мыслям и эмоциям отразиться на лице, только плотнее стиснул зубы.

Пискнул коммуникатор, сообщая о входящем звонке.

- Жду со всей командой. Без оружия, - отрывисто рявкнул грубый хриплый голос и отключился. Даже не счёл нужным включить холо-проектор! Хотя не факт, что на этих ископаемых доисторических кораблях они есть.

Впрочем, недооценивать пиратские развалюхи мог только полный идиот. За невзрачной оберткой чаще всего скрывались новейшие и мощнейшие двигатели, как и целый арсенал оружия, достаточный для обороны средней величины планеты. А то и не одной.

Официально на космических мародёров охотились власти всех известных конфедераций, но на практике получалось, что отловить их не удавалось никому. Кто-то был замешан, получая долю за укрывательство, кто-то и сам спонсировал пиратов, выкупая ценные металлы и рабов: увы, но на некоторых отсталых планетах Содружества люди все еще приравнивались к вещам. Некоторые - как очевидно, и Редж - за умеренную плату оказывали услуги всем подряд, не разбираясь, насколько клиенты законопослушны.

Иллюзий по поводу их инкогнито не питал никто. Тогда, у Мальты, в прицелы их прекрасно успели различить и запомнить, так что теперь жизни всей команды зависели от хорошего настроения главаря пиратов. Но на это рассчитывать сильно не приходилось. Они ребята по природе своей обычно мрачные и злобные.

- Ну Редж, удружил, - процедил Курт сквозь зубы, но больше никто, что характерно, комментариев никаких не высказал. Все дружно разоружились и последовали за капитаном, бережно несущим конверт, к стыковочному отсеку.

Мерилин отчиталась о проделанной стыковке, но ее и без того заметили. «Тишь» порядком тряхнуло, заскрежетали зацепы, царапая полированную обшивку. Корабли пиратов были мало приспособлены к мирным переговорам - они чаще брали на абордаж, оттуда и специфика снаряжения.

Створки люка дрогнули, впуская задымлённый, плохо отфильтрованный воздух принимающей стороны. Камми невольно задержала дыхание, гадая, удастся ли им и в этот раз выкрутиться или на этом их удача все же закончилась…

Глава 22

Стоило металлическим щитам разойтись, открывая доступ на корабль, как в образовавшуюся щель повалили вооруженные головорезы. Теперь Камерон поняла суть приказа «всем пойти с капитаном». Оставшихся на корабле ждала сомнительная компания оголодавших мужчин, и, судя по взглядам, которые бросали на нее и Вик, те были бы не против, если бы они задержались. Девушка передернула плечами и невольно придвинулась поближе к Малкольму.

Вот еще один минус ее пола. Лучше бы она и дальше одевалась как мальчик. Решено. Если выпутаются и из этой передряги, больше Камми свою гендерную принадлежность демонстрировать не будет. Бесформенные рубахи и штаны - вот ее униформа.

Хотя и сейчас ее одежду сильно облегающей назвать было нельзя. Но то ли отросшие волосы выдавали в ней девушку, то ли изгибы фигуры, слегка округлившейся на нормальном питании, но теперь Камерон с парнем кто-то вряд ли спутал.

Немного нервно застегнув последнюю, самую верхнюю пуговичку рубашки, - в случае чего, это мало поможет, но как-то комфортнее - она последовала за остальными, по холодному коридору. Отопление на пиратской развалине работало еле-еле, как и фильтрация, и у девушки зачесались руки отладить приборы. Профессиональная деформация. Она терпеть не могла, когда что-то в пределах ее досягаемости работало не на сто процентов.

Огромный зал, в котором собралось не меньше сотни пиратов, явно служил складом награбленного добра. Об этом говорила синяя маркировка внутренних служб Императорского дворца на некоторых контейнерах. Такие грузы обычно перевозились в строгой секретности, на специальных транспортировщиках. Слухи об их содержимом ходили самые разные, начиная от «химическое оружие» и заканчивая «имперской казной». В любом случае на пиратском корабле им точно было не место.

И теперь Камми казалось вдвойне сомнительным, что их выпустят на свободу. Слишком уж много они увидели и узнали. Что у Мальты, что здесь.

Девушка украдкой поглядывала по сторонам, делая вид, что скромно уткнулась в пол. В случае чего вполне можно укрыться за теми ящиками, вряд ли пираты самоубийцы и начнут стрелять по боеприпасам. Или вон решетка вентиляции - вполне уже привычное для Камми убежище. Чистота там, конечно, будет соперничать со станционной – она очень удивится, если там все внутри не заполонила «этерния». Мох как раз любит хорошо проветриваемые темные помещения, и, судя по характерному запаху, он там вовсю цветёт и усиленно размножается.

К сожалению, оружие им с собой взять не разрешили, да и вряд ли оно бы помогло против более чем сотни пиратов. Разве что усиленная искусственно мускулатура Курта могла бы пригодиться, но у большинства головорезов тоже часть органов и конечностей заменяли протезы, как имитирующие настоящую плоть, так и откровенно гипертрофированные, покрытые металлом и шипами для пущей смертоносности. Девушка искренне им посочувствовала, надеясь, что хотя бы часть деталей съемная, иначе простой поход в душ мог обернуться нешуточными проблемами.

Впрочем, судя по царившей вокруг вони, пираты водные процедуры не очень уважали.

- Ну здорово, Оса, - прокатился раскатом грома по затихшему помещению голос главаря. Камми узнала его - именно он выдал им указания по связи. Хриплый тембр получил свое объяснение: у предводителя пиратов вокруг горла обернулся голосовой симулятор. Похоже, когда-то он получил несовместимую с жизнью травму. И не одну. Его тело было облачено только в распахнутую жилетку и короткие штаны с оборванным низом, но с таким же успехом он мог расхаживать без ничего - почти все его тело было каким-то образом модифицировано.  

Раньше Камерон считала кибернетические органы привычным и нормальным способом восстановить утраченное. Этот же мужчина умудрился превратить их в нечто устрашающее. Или это он сам пугал до колик? Единственный глаз, не скрытый шлемом с плотно надвинутым моноклем, неконтролируемо вращался в орбите, глядя то в пол, то куда-то в угол.

- Давно не виделись, Дольф, - хладнокровно ответил капитан, будто не его с командой доставили с почетным караулом и винтовками наперевес, а наоборот, это он стоял у себя на рубке, держа палец на гашетке. Судя по взгляду Малкольма, приязни между старыми знакомыми было мало. И еще столько бы они не виделись с большим обоюдным удовольствием. - Посылка для тебя от Ящера.

Он медленно, не делая резких движений, приподнял конверт, чтобы его лучше было видно. Нижняя часть лица главаря расплылась в довольной ухмылке, из-за чего застарелые шрамы то ли от ожогов, то ли от кислоты сморщились, перекосив кожу и превратив лицо в жуткую маску.

- Спорим, ты бы отказался везти груз, если бы знал, кому он предназначен? - прошипел-прошелестел Дольф. Очевидно, что ему доставляло какое-то извращенное удовольствие наблюдать за бывшим врагом - или другом - в не удобном для него положении заложника. Малкольм старательно держал лицо, но напряженная спина выдавала все его смешанные чувства.

- Это всего лишь заказ. Какая разница, кому я его везу, - безразлично уронил капитан. Свободно вращающийся глаз Дольфа наконец замер, уставившись точно на Камми.

- Милые у тебя цыпочки подобрались. Раньше я вон ту не видел. Новенькая? - просипел киборг. Малкольм инстинктивно дернулся в сторону, закрыть девушку собой, но вовремя подавил порыв. Не хватало еще дать понять бывшему сослуживцу, насколько она ему дорога. Тогда они точно в полном составе обратно на корабль не попадут.

Камерон тем временем лихорадочно сканировала доступные ей сети. Благо имплант с поддержкой Мерилин позволял ей взламывать компьютерную защиту, как ребёнок разворачивает фантик - одним движением. Все же искин на «Тиши» ни в какое сравнение не шёл с информационным обеспечением пиратских колымаг. На двигателях и оружии они не экономили, а вот безопасностью от хакеров не озаботились.

А зря.

Повинуясь движению головы главаря, от общей толпы отделились двое и, подхватив Камерон под локти, поднесли ее ближе к Дольфу. Буквально. Ноги девушки не касались земли. Киборг приподнял ее лицо за подбородок, повертел из стороны в сторону, отметив немного пьяную улыбку.

- Ты ее что, под наркотой держишь? - с подозрением уточнил он у Малкольма. - Это даже для меня как-то перебор. Что, совсем плох стал, бабы без стимулятора уже не дают?

- Да нет, дают, - хихикнула Камерон. Ее и вправду слегка повело, будто она наглоталась чего запрещённого. Эйфория от отлично выполненной задачи, пусть и не поставленной официально, пузырилась в крови и рвалась наружу. - И я не под наркотой.

Вопреки собственному утверждению, она еще раз хихикнула, что в их ситуации, под прицелом десятка винтовок, выглядело весьма сомнительно.

Малкольм шагнул вперёд.

- Чем ты ее накачал? И когда успел? - строго вопросил он, испепеляя пирата взглядом. Киборг недоуменно пожал плечами.

- Это откат от быстрого взлома системы, - неестественно вывернув шею, Камерон умудрилась все же обернуться и посмотреть на капитана. - Прикажете уничтожить всех, кроме этого флагмана?

Воцарилась напряженная тишина, но продлилась она недолго.

- Что? - рявкнул Дольф, принимая угрожающий вид.

- Убьете меня - и всю вашу армаду распылит на атомы, - скороговоркой протараторила Камми. Пусть и под воздействием буйной смеси гормонов, она тем не менее довольно трезво оценивала исходящую от главаря опасность. С него станется быстро свернуть ей шею как основной угрозе, пусть ее масштабов тот еще до конца и не осознал. Подобные ему мужчины, прошедшие горнило войны, часто действуют на рефлексах и слушают свои инстинкты. И сейчас шестое чувство орало Дольфу благим матом, что хрупкая девица, неведомо как прибившаяся к бывшему товарищу по оружию, опасна как сотня его ребят. Если не хуже.

- Не объяснишь, что именно ты сделала? И почему я не должен уничтожить тебя прямо сейчас вместе с остальной командой и кораблем? Даже следов не останется, крошка, - проникновенно просипел пират. Камерон, все еще витавшая в адреналиновых облаках, мило улыбнулась.

- Я подключена напрямую к вашей системе наведения. В случае, если мой мозг вдруг перестанет подавать сигналы, в целях кораблей армады указаны соседние корабли.

- Не морочь мне голову, - скривил губы Дольф, ухватив девушку за шею. Если бы не все еще поддерживавшие ее под локти пираты, она бы висела на его руке, как полудохлая крыса. Но даже так металлические пальцы практически перекрыли Камми кислород. - На пультах стоит защита от дурака, специально на случай перекрестного огня. Навестись на дружественный корабль они не могут по определению.

- Уже могут. И навелись, - прохрипела девушка не хуже самого Дольфа. Еще немного - и он точно передавит ей трахею. Тогда главное - успеть в регенерационную камеру. Быть распыленной на атомы Камми и самой совершенно не хотелось, но в подобные игры нужно играть жестко и с полной отдачей. Иначе не поверят - и прощай, механик. И остальная команда «Тиши» заодно. - У меня штекер последней модели.

И это объяснило бывшему военному все. Его комиссовали по техническим причинам задолго до того, как технология вживления в мозг передатчика получила огласку, но Дольф по-прежнему старался держать руку на пульсе прогресса. Как раз на такие вот случаи. К сожалению, выкупить и нелегально вживить одному из своей команды такую полезную штучку не получилось. И дело даже не в заоблачной стоимости прибора и самой операции, все штекеры были пронумерованы, описаны и выдавались в индивидуальном порядке, так что заполучить ни один так и не удалось.

А теперь вот он сам приплыл в руки.

Пират довольно оскалился, обнажив белоснежную искусственную челюсть. Со своей он расстался где-то в джунглях Фаризии, чудо еще, что его, изломанного и окровавленного, доволокли до базы. Там же, на тропической планете, остался один из его глаз и левая рука. Но комиссовали Дольфа намного позже, даже в таком, полуразобранном, состоянии он все еще был полезен родине. А с вживлёнными усилителями так еще и выгоден.

- Очень удачно, - мурлыкнул он, выпуская горло Камми, но успев по ходу дела ощупать, даже обласкать, ямку штекера в ее затылке. Девушку передернуло от омерзения. - Значит, ты тем более останешься. Остальные, так и быть, могут валить.

Он царственно махнул рукой, подзывая Малкольма, который так и продолжал судорожно сжимать злополучный конверт.

- Давай сюда и уводи остальных. Девчонка остаётся, - Дольф всхрапнул, что в его исполнении означало смех. - На мордашку смазливая, и имплант бонусом. Ты как всегда хорошо устроился, Оса.

Малкольм в два шага преодолел разделявшее их расстояние и протянул пирату пухлый конверт. Рука чуть подрагивала, пальцы вцепились в картон так, что чуть не продавили его насквозь.

- Мы уйдём вместе, - холодно уточнил он. - Девчонку ты отпустишь.

- Ты несколько не в том положении, чтобы ставить условия, - хмыкнул Дольф, кивая куда-то в сторону, - и на команду «Тиши» оказалось разом направлено некомфортно много заряженных стволов. - Вали, пока я не передумал. Вы мне без надобности, так что либо так, либо вперед ногами.

- Вы, кажется, не поняли, - откашлявшись, поправила его Камми. - Это вы не в том положении, чтобы командовать. Мне уже начинать взрывать ваши корабли или все же вы нас выпустите? Для начала меня из их рук, а потом и вообще всех нас?

- Ты блефуешь, малышка, - ухмыльнулся Дольф, ненароком оглаживая не глядя ее щеку. Внимание главаря пиратов сосредоточилось на капитане, которого тот считал единственным достойным противником из присутствующих. - Кишка тонка взорвать хоть что-то. Там же лю-уди!

Последнее слово он издевательски протянул, словно его смешило само понятие сострадания и гуманизма.

Камерон моргнула. Медленно, прикрыв глаза на секунду и выдохнув. Когда она их открыла снова, одна из точек на массивном экране радара за спиной главаря замигала и исчезла.

- Эй, Кэп, где двенадцатый? - взволнованно спросил один из дежуривших у монитора пиратов. - Не выходит на связь!

Остальные тоже загомонили, поглядывая на Камерон уже с куда большим уважением. Стискивавшие ее локти громилы деликатно поставили девушку на пол и чуть ли пыль не стряхнули. Мимо пробежало несколько мужчин с признаками интеллекта на лице и с компактными гарнитурами в ушах с торчащим язычком микрофона. Наверное, технари. Они скрылись в рубке, и вскоре оттуда донеслись невнятные возгласы. Похоже, наладить связь с двенадцатым не получалось.

На корабле назревал бунт. На команду «Тиши» надвинулись те, что стояли поближе, многие пираты сжимали и разминали кулаки, проверяли заряды в оружии. Смысл, если численное преимущество на их стороне? Но, похоже, при теоретической драке Малкольм оценивался ими довольно высоко, и головорезы готовились сражаться насмерть.

Как раз этого Камми хотелось бы всеми силами избежать.

Шагнув вперед, Дольф выдрал конверт из рук капитана и махнул рукой кому-то за его спиной. Один из пиратов понятливо кивнул, сбегал куда-то и вернулся с небольшим ящиком.

- Согласно договорённости. Передашь обратно Ящеру.

Малкольм согласился - такая вероятность действительно с Реджем обсуждалась. Курт принял посылку, не забыв смерить пирата уничижающим взглядом и победоносно ухмыльнуться.

- Идите, пока я добрый, - махнул рукой Дольф, не отводя пристального взгляда недобрых глаз от Камми. Та осторожно, как в клетке с дикими зверями, сделала небольшой шаг назад, потом еще один.

А потом Малкольм подхватил ее на руки и понёс быстро и целенаправленно обратно на «Тишь». Потому что испытывать терпение пиратов себе дороже. Они в любой момент могли передумать и начать мстить за погибших на двенадцатом корабле товарищей. Так что стоило поспешить.

Голова у Камми кружилась, все-таки подобные фокусы со штекером и множественными подключениями, не говоря уж про подбор кодов вслепую, она не проделывала никогда, и мозг с непривычки перегрузился.

- Они живы, - шепнула она в ухо Малкольму, когда его ботинки загрохотали по шлюзу, ведущему на «Тишь». - Я всего лишь вырубила их датчики.

Ей претила сама мысль, что ее могут посчитать убийцей. Но, к сожалению, без демонстрации силы и конкретной угрозы здоровью их бы вряд ли выпустили живыми. Если бы вообще выпустили.

- Я знаю, - пробормотал в ответ капитан, с беспокойством поглядывая на девушку. Цвет лица у нее был несколько нездоровый даже в сравнении с обычной, привычной для закрытых пространств бледностью.

Камерон очнулась от странного транса внезапно. Вот она плавает в собственном подсознании, хихикая на спирально кружащийся потолок, - и вдруг, словно по щелчку пальцев, все побочные эффекты куда-то делись, а она снова способна рассуждать здраво. Заодно стало понятно, почему окружающее виделось таким мутным: она смотрела на мир сквозь колпак регенерационной капсулы.

- Мерилин? - неуверенно позвала Камми и пошевелилась.

- Тут я, - ворчливо отозвался искин, и крышка с негромким звоном отъехала в сторону, а сбоку выдвинулись ступеньки. Одежда, к ее облегчению, оказалась на месте. Она весьма неуютно себя ощущала в чем-то, что не закрывало бы тело с головы до пят.

Первым делом девушка, конечно же, впала в панику и немного побегала по медотсеку, благо оказалась в нем одна. Попыталась вцепиться себе в волосы в знак покаяния и чего-то еще… не понравилось. Больно. Поэтому ограничилась воспитательными шлепками ладонью по лбу со словами:

- Ну ты и псих, Камми!

Нет, в трезвом уме она никогда бы не смогла смеяться и дерзить в лицо пирату. Но, кажется, в тот момент она была будто пьяная. Камерон раньше никогда не пыталась взламывать защиту и контролировать несколько десятков кораблей одновременно, поэтому откат вышел несколько неожиданным.

- Мерилин! - проникновенно пропела она. Искин в ее голове тяжело вздохнул, прямо как настоящий.

- Да, я подправила твоё эмоциональное состояние, пока ты лежала в капсуле. В эйфорию ты себя ввела сама, безо всякой посторонней помощи. И спасибо за доверие.

- Извини, - покаялась Камерон. Правда, чего это она предъявляет претензии? Даже если бы это была и сама Мерилин, все равно в итоге неадекватное состояние девушки спасло жизнь если не всей команде, то ей самой - точно. Кажется, их изначально не собирались никуда отпускать. Как минимум Камми наверняка бы осталась с пиратами, а в таком обществе женщины, увы, долго не живут. И не факт, что наличие уникального штекера в ее голове защитило бы от поползновений со стороны Дольфа и его подручных. А как максимум все они остались бы с пиратами, кто надолго, а кто - до ближайшей пристрелки оружия.

- Где пакет, который нам передали? - вспомнила Камерон самое главное. Ей очень не понравилось выражение лица главаря, с которым тот провожал их обратно на борт «Тиши». Злорадство мешалось на нем с сожалением, насколько вообще можно было различить эмоции на обезображенном шрамами участке открытой кожи. Так что посылку не помешает как следует проверить, а желательно вообще вскрыть. Мало ли там какие-нибудь редкие наркотики или еще что строго запрещённое к провозу. Одна подсказка на ближайший таможенный пост - и капитан лишится лицензии. И это в лучшем случае.

- В ангаре, где ему еще быть, - пробурчал все еще обиженный на нее искин. Камерон подхватила пояс с приборами и отправилась вниз, к грузовому отсеку. Откладывать проверку она не собиралась. Если что - сразу, как только выйдут из потока, выбросят в открытый космос. Пусть доказывают потом.

Из общего зала слышались голоса и взрывы хохота: команда праздновала свое чудесное спасение. Камми сделала было шаг в том направлении, но остановилась, тряхнула головой, отчего упрямая челка снова полезла в глаза, и упорно двинулась к своей цели. Присоединиться к торжеству она и позже успеет, да и, если честно, нет у нее особого настроения веселиться. Облегчение - да, чувствовалось, но радоваться спасению еще рано. Наверняка пираты задумали какую-то подлость…

Еще бы с Реджи по душам побеседовать не помешало. Он, конечно, не знал об их рейде под носом у пиратов в районе Мальты, но тем не менее идея послать Малкольма к бывшему сослуживцу, явно не переносившего того на дух, причём взаимно, - весьма сомнительного свойства. Что-то Камерон подсказывало, что визит на небоскрёб Ящера будет стоять первым в плане мероприятий сразу по возвращении.

Только бы вернуться…

- Посылку сканировали? - уточнила Камми, сбегая по металлическим ступенькам. Двери в ангар распахнулись сами, даже не пришлось прикладывать руку к сканеру. Уж такие-то мелочи Мерилин отслеживала, что называется, не глядя.

- Конечно. Непонятно, правда, что там. Немного металла, немного пластика и блокировка стоит мощная, - пожаловалась искин, - но активности никакой. Капитан тоже подозревал, что могут подложить какую гадость, поэтому первым делом проверил ее на наличие пластида и травы.

Девушка немного успокоилась, но к коробке все равно подбиралась с опаской. Наиболее распространённые горючие соединения улавливались как обычными сканерами, так и датчиками Мерилин, поэтому скорее всего в ней говорят стресс и паранойя. Однако проверить еще раз все равно не помешает. Лишним не будет. Мало ли какую экзотику им подсунули.

Оглядев плотно завёрнутый в множество слоев скотча куб, Камми пошарила на поясе и принялась настраивать свой собственный сканер. Он был куда чувствительнее стандартных, так что ему она доверяла куда больше. Впрочем, и ее проверка показала, что посылка чиста. Девушка собиралась уже вставать, но внезапно пришедшая мысль затормозила ее посреди движения. Камерон снова устроилась у коробки и вытащила самый обычный миниатюрный стетоскоп.

Такую штуку, как таймер, не стоит списывать со счетов.

Характерные ритмичные щелчки не стали для нее большой неожиданностью. Только вот дыхание все равно перехватило.

Потому что обращаться со взрывными устройствами ее не учили, а до капитана бежать далеко. Не успеет.

Глава 23

«Тиши» сказочно, безумно повезло, что Камерон оказалась у ящика именно в нужное время. Минутой раньше - и она не услышала бы сквозь толстые слои упаковки, как щёлкают встающие в пазы шестеренки. Минутой позже - и весь корабль взлетел бы на воздух.

Потому что внутри безобидной с виду посылки все же оказалась бомба.

Две части одного целого наконец-то воссоединились, и вещества вступили в реакцию. Взвыла сигнализация в сканере, обозначая наличие поблизости пластида. Крайне горючее и взрывоопасное вещество: даже крошки хватит, чтобы разнести весь ангар. А тут пара кило минимум - пираты не поскупились.

Мысли проносились в голове Камми со скоростью света.

Обезвредить не получится: пока она вскроет все намотанное, содержимое рванет. Какой-то умник умудрился разложить пластид на две нейтральные составляющие. Может, и больше - Камерон ни разу не химик. В общем, из частей, которые не вызывали у сканера подозрений, сложился пазл, который вот-вот отправит «Тишь» в последний путь.

- Открывай шлюз! - то ли заорала, то ли подумала Камми, подхватывая коробку и вскакивая на ноги. Тряской больше, тряской меньше - реакция уже пошла, так что хуже точно не будет. У них оставались считанные секунды. Девушка совершенно не разбиралась во взрывчатке, зато неплохо изучила пусковые механизмы. Для того, чтобы сработал детонатор, вся емкость должна быть занята пластидом, так что в запасе всего пара мгновений, пока вещество перемешивается.

Шлюз открывался медленно, с достоинством, как всегда.

- Второй люк! - рявкнула Камерон, замахиваясь. Мерилин собиралась было что-то возражать, но передумала и послушно разблокировала наружные створки, одновременно примагнитив подошвы девушки к полу. Если бы не эта мера предосторожности, Камми снесло бы порывом образовавшегося вакуума. Ей и так чуть не вывихнуло ноги в щиколотках, внезапно дёрнув вперед, к открывающейся щели. Посылку вырвало из рук Камерон без малейших усилий с ее стороны и втянуло в сияющий радугой зев Потока.

- Закрывай, - изо всех сил подумала девушка, зажмурившись и растопыривая пальцы ног, чтобы удержаться в обуви. Казалось, потоком уносимого из корабля воздуха вот-вот выдернет наружу и ее, и все ее внутренности.

Створки сомкнулись практически мгновенно, подарив Камми возможность дышать и двигаться. Спотыкаясь, она бросилась к выходу, обернувшись только на зубодробительный скрип за спиной.

Со скрежетом сминались толстые защитные пластины, не выдерживая резкого перепада давления. Камера перехода опасно прогнулась, готовясь лопнуть как мыльный пузырь.

Стальной обруч обхватил Камми, притиснул к тёплому, такому знакомому телу и рванул назад и в сторону. Мэл локтем опустил рычаг закрытия дверей ангара и, не дожидаясь, пока они сомкнутся до конца, врубил экстренную систему изоляции.

Титановые пластины опустились с корпуса, блокируя погнутый погрузочный трап. Время замерло, душераздирающий скрип металла прекратился, повисла гнетущая тишина.

- Ты что наделала?

Под рубашкой капитана громко и хаотично билось сердце. Он прижимал Камми к груди, не замечая, что почти ее придушил.

Ответом на его вопрос стал приглушенный расстоянием взрыв. Бомба успела порядком отстать, но недостаточно, чтобы до них не долетели последствия. Корабль затрясся в эпилептическом припадке, система гравитации отказала, освещение тоже засбоило из-за перепадов энергии. Камми держалась за Мэла руками и ногами, молясь про себя, чтобы многократно проверенные ею крепления плазмы удержали тубу на месте. Их самих мотало по коридору, больно прикладывая о твёрдые поверхности, пока капитан не уцепился обеими руками за поручень. В бок девушки врезались металлические ступени, и она едва слышно застонала сквозь стиснутые зубы.

Гравитация окончательно сошла с ума и чуть не притянула их к потолку, но Малкольм держался крепко.

Наконец, встряхнувшись, как свежевымытый пес, корабль успокоился, неспешно плывя в Потоке, будто ничего и не было. Уцелевшие после перепада напряжения лампы моргнули и засветились ровно и надежно, сила притяжения снова переключилась на пол, и все стало как было. Почти.

- Я избавила нас от бомбы, - пояснила Камми, когда уши перестали звенеть, а их обоих - трясти.

Мэл лежал на ней, тёплый и тяжелый, но спинывать его с себя, как она поступила бы с любым другим мужчиной, не было ни малейшего желания. Наоборот, хотелось притянуть еще ближе, желательно без одежды.

Испугавшись собственных мыслей, Камми заворочалась. Малкольм приподнялся на локтях и откатился в сторону… впрочем, с явной неохотой.

- Вик, Джер, Курт, все живы? - прижав пальцем передатчик в ухе, поинтересовался капитан.

Затаив дыхание, Камерон вслушивалась в потрескивание эфира. Все произошло неожиданно, команда в тот момент расслаблялась в зале, где негде пристегнуться, зато очень даже есть обо что приложиться.

После томительных секунд молчания отозвалась Вик.

- Живы. Сравнительно целы, - после паузы добавила она, покряхтывая. - Что это было?

- Подарочек от Дольфа, - капитан поднялся на ноги и поморщился. Его, похоже, тоже приложило об ступеньки, причем именно той стороной, на которую он уже и без того прихрамывал. Он покрутил ступней, потер бедро, разминая будущие синяки. - Спасибо Камми, рвануло не в корабле, иначе мы бы уже не разговаривали.

Сама девушка сидела на ступеньках и клацала зубами. До нее только сейчас во всей полноте дошло, из какой задницы они только что чудом выбрались и чем им грозило секундное промедление. Не очнись она вовремя... Камерон передернула плечами, представляя себе мучительную смерть в безвоздушном пространстве. Это, конечно, если бы ее не разорвало сразу в клочки взрывом плазмы.

- Как «Тишь»? - тем временем спрашивал капитан, непринужденным движением подхватывая Камми под коленки и за плечи и поднимая, будто она ничего не весила. Справедливости ради, отъесться она толком не успела, но все равно ощутила некоторую неловкость. На руках ее еще не носили, если не считать отца, когда ей было пять лет.

Только вот чувства при этом она испытывала совершенно иные. И мурашки по ней толпами не бегали. Синяки и ссадины благополучно забылись; Камерон показалось, что все ощущения сосредоточилось в двух местах, где ее тела касались заботливые руки. - Повреждения, поломки?

- На удивление все цело, - отозвалась Мерилин. Искин уже успела провести первичную оценку ущерба, выглядело все весьма неплохо для ситуации, в которой они оказались. - Двигательный отсек в полном порядке, каюты слегка потрепало, но ничего критичного.

Очевидно, все, что было не закреплено на момент взрыва, раскидало или разбилось. Ничего, главное, люди и двигатель целы. Остальное поправимо.

- Зал немного запачкан, у Курта перелом руки, - бесстрастно продолжала искин, пока капитан нёс Камми по лестницам и переходам к рубке.

- Вывих это! - перебил Мерилин киборг, на что штатный врач невозмутимо отозвался:

- То, что перелом закрытый, не делает его вывихом. Пошли.

Судя по звукам, не обошлось без некоторой борьбы. Курт и со сломанной рукой мог бы навалять кому угодно при желании, но в дело вмешалась Вик - и боевик понуро, но покорно побрел вслед за Джеремайей в медотсек. Там сейчас надежнее всего, полежит в капсуле пару часов и будет как новенький.

Пока шли разбирательства, капитан и Камми добрались до зала и как раз застали процесс конвоирования киборга на лечение. Вик окинула взглядом их композицию, после чего Камми покраснела, забрыкалась и потребовала поставить ее на ноги. Мэл отпустил с явной неохотой. Кажется, ему понравилось таскать ее на руках.

- Мы еще в Потоке? - уточнила Камерон, проходя вслед за пилотом в рубку. Вик устроилась в своем кресле у штурвала, щёлкая тумблерами и что-то проверяя на мониторах.

- Как видишь, - кивнула та на экран, где радужно переливался свет. - Сейчас определим, где мы вообще. Надеюсь, нас не сильно покорежило и мы дотянем до ближайшей пересадочной станции...

Вик осеклась на полуфразе и споро защелкала клавишами. Выругалась нехорошо, чего за ней обычно не водилось, и потребовала у Мерилин что-то перепроверить.

- А что тут проверять, - пробурчала искин. - Вы пока возились, я уже десять раз все просмотрела. Миновали мы ту станцию. И две последующие тоже.

- И что это значит? - опасливо уточнила Камерон, присаживаясь боком на свое кресло и раздумывая, подключаться ли ей тоже или не мешать двоим специалистам разбираться.

- Это значит, что мы, благодаря этой гребаной бомбе, проскочили всю исследованную часть данного Потока и сейчас находимся в дикой его ветке. И куда нас несёт неизвестно, - послушно обрисовала ситуацию Вик.

- Что? - Мэл не поверил, шагнул к своему креслу и рухнул в него, уставившись в экран.

- Советую выйти из Потока, - Мерилин переключилась в режим тупого робота, оскорбленная недоверием к ее способностям. Хотя всем было понятно, что она ничуть не ошиблась в расчетах, как и Вик, просто поверить в подобное было сложновато.

Конечно, мало кто переживал взрыв в Потоке… Точнее, никто. Идиотов ставить подобные эксперименты не находилось. А команды, корабли которых взрывались, уже ни о чем поведать никому не могли. Так что единичный ли это случай или закономерность, сказать наверняка нельзя, но факт оставался фактом.

Поток потихоньку относил их все дальше от исследованной Вселенной. А возможность вернуться домой с каждой прошедшей минутой все больше стремилась к нулю.

Малкольм потер лицо руками, будто это могло изменить показания на мониторах.

- Выйти из Потока, - глухо приказал он и бросил Камми: - Пристегнись.

Девушка поспешно залезла в кресло, застегнула ремни и подключилась к «Тиши» через штекер. Мерилин услужливо передала ей картинку сначала радужной мощи, из которой они выпали в обычное пространство, а затем и совершенно не знакомых созвездий. Не то чтобы Камми наизусть помнила все, но самые яркие вроде Цефеи, Щита или Лебедя были видны всегда. А сейчас только Гранат угадывался, и то с подсказкой искина. Переход в этот раз был еще жёстче, чем обычно. Наверное, корабль все же пострадал от взрыва. Нужно бы корпус осмотреть… и двигатель, на всякий случай, пометила себе мысленно Камми. Мерилин неполадок не нашла, но, как уже выяснилось, это не значит, что все болты на месте.

- До ближайшей станции более сотни тысяч световых лет. Неплохо нас тряхнуло, - невесело пошутила Вик, вглядываясь в звёздную россыпь на мониторе.

- А Потоки? - уточнил капитан дрогнувшим голосом, хотя и сам все видел.

- Поблизости ни одного, кроме того, в котором мы прибыли, - отчиталась пилот.

Если бы Камерон не лежала, она бы сейчас точно села. Или упала.

Получается, они застряли в парсеках от цивилизации без малейшего шанса вернуться.

- Запасов кислорода и системы фильтрации хватит на пять лет. Воды - на два года, - невозмутимо прокомментировала Мерилин. От ее флегматичного перечисления лучше не становилось. - Гидропоника способна обеспечивать нужды команды полгода, если потреблять в обычном режиме. Год в режиме жесткой экономии, плюс сухпаек.

- Вот и пригодились твои закупки, - невесело пошутил Мэл, припомнив, что на аукционе им повезло разжиться в том числе тем самым сухим пайком. Камерон растянула губы в улыбке, подчиняясь общему желанию сделать вид, что ничего особенного не происходит.

- В качестве альтернативы могу предложить планету, - неожиданно добавила Мерилин. Вик оживилась и приблизила изображение. Сине-зелёная, с преобладающими на поверхности океанами - она даже в терраформировании не нуждалась, уже сейчас напоминая Землю Изначальную.

- Как удачно. Предки бы убили за такую возможность, - протянул капитан. - В чем подвох?

- Скорее всего, мы не сможем взлететь, - честно ответила искин. - Мощности двигателей не хватит. Обычно при подъеме из атмосферы помогают лучи космопорта...

Камми кивнула. Без поддержки с поверхности, на одних моторах, и думать нечего взлетать. Торговцы типа «рыбки» создавались прежде всего для полета между космическими станциями, а не планетами, и двигатели им ставили соответствующие. Так что если они решат садиться, это будет билет в один конец. Даже если чудом Камми удастся настроить передатчик на дальнее расстояние, за время, что сигнал будет идти, они успеют состариться и умереть.

Они втроём уставились на сине-зелёный шарик, плавно вращавшийся в черноте космоса.

Это что, их новый дом?

Когда в рубку подтянулись мужья Вик, спор пошёл на новый виток. Садиться на планету сразу не хотел никто, но капитан предлагал прокатиться по окрестностям, просканировать все на предмет обратного Потока. Благо хотя бы год у них в запасе есть. Камми предлагала для начала попытаться послать сигнал о помощи, для чего следовало переоборудовать имеющийся передатчик. Вик собиралась засылать зонды на поверхность планеты. Кто знает, даже если она с виду пригодна для обитания, мало ли какими динозаврами заселена? Или там вирус в воздухе витает, уничтожающий именно людей? Бывало, что и не с таким колонисты сталкивались - прецеденты имелись.

- А давайте мы просто выдохнем и отдохнём? - тихо предложил Джеремайя, послушав их спор.

Камми устыдилась.

Мэл тоже. У него даже уши покраснели. Капитан вроде бы, должен сохранять хладнокровие в любой ситуации, а поди ж ты, разнервничался как первогодок. И правда, куда он торопится? Пусть пилот разбирается с курсом, а механик, если ей так хочется, ковыряется в передатчике. Им всем действительно не помешает успокоиться. Слишком уж неоднозначна ситуация, в которой они оказались. Вроде бы все хорошо, все живы и даже повреждений особых нет у корабля. И в то же время они отрезаны от цивилизации без шансов вернуться.

Мэл невольно покосился на Камми. Интересно, как она отнесётся к идее основать новую колонию? Непересекающиеся генетические линии у них есть, лет через триста, когда их наконец отыщут, прапраправнуки поведают прилетевшим гостям душераздирающую историю неожиданной колонизации этой зеленой планетки.

Малкольм передернулся. Нет, мысль продолжить род с Камерон его очень даже привлекала… Но точно не в подобной ситуации.


?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

?

??

Глава 24

Подумав, вместо передатчика Камми в первую очередь занялась обшивкой. Трап порядком пострадал, защитные пластины поднимались с превеликим трудом, а потом и вовсе застряли – открывать их полностью пришлось вручную. Они с Мерилин в новом теле на пару отжали металлические скобы, выправили рельсы и прикрепили обратно, как положено. Проверили пару раз, как ездит обновлённая техника. Вроде вышло неплохо.

Полноценную рабочую единицу она сотворила весьма вовремя. Лишние руки во время монтирования не помешали, а вовсе наоборот. Кроме того, искину не нужно было долго объяснять, что и куда двигать: она буквально читала мысли Камерон и вовремя все поправляла, поддерживала и убирала. Как будто у механика вдруг отросла еще одна пара конечностей, причём вполне самостоятельная.

Механически приваривая очередную полосу металла, Камми раз за разом прокручивала в голове произошедшее: взрыв и последующие события. Каким образом их так закинуло в пространстве?

Состав Потока до сих пор толком не был изучен, как и принцип его действия. Ученые ставили, конечно, эксперименты, пытаясь повторить или изменить уже существующие линии, но без особого успеха. Да и кто им даст, скажем, взрывать там пластид? Каждая полоса Потока на вес золота, перекрой одну - и колонии останутся без поддержки, центр - без поставок ценных металлов и прочих полезных ископаемых, а там и до попыток приобретения независимости и бунтов недалеко. Бесхозных Потоков не было - все они вели к каким-то уголкам обжитой Вселенной.

А повторить и продублировать их пока еще не получалось.

Изредка открывали новые, но, учитывая, что они в неизведанной части мироздания, шансы, что им повезет и они наткнутся на бесхозный Поток, который еще и чудом ведёт в нужную сторону, стремится к нулю.

Обдумав вариант с телепортацией, Камми решительно отбросила его в сторону. Мгновенный перенос предметов с одного места на другое до сих пор, к сожалению, оставался сказкой фантастов, хотя разработки в этом направлении велись уже не первую сотню лет. Дальше атома, которые переместили на три метра, дело так и не пошло.

Мерилин без особого запроса с ее стороны иногда подключала к шлему видео из разных точек корабля, так что Камми была в курсе, кто чем занят. Вик, как и собиралась, настраивала зонды под чутким руководством Джера. Курт, как всегда в любой непонятной ситуации, которую он не мог изменить, сидел в каюте и чистил оружие. Камерон только головой покачала. Ох, и влетит ему за очередной испорченный комплект белья.

Капитан сидел в рубке и производил расчеты. Похоже, он просто пытался, как и Курт, занять голову и руки привычными действиями, чтобы не мотаться по кораблю в панике. Подсчитав, сколько сотен лет у них уйдёт на полет в сторону обитаемой части Вселенной, он перешёл к вычерчиванию вероятных продолжений известных Потоков. Не все они были исследованы до конца - точнее говоря, те, которые не замыкались циклично в кольцо, не изучались полностью по техническим причинам. Найти исходную точку было невозможно, потому что они переносили корабли и зонды только в одну сторону, а дойдя до конца, - если он и был - те не имели возможности вернуться и только отсылали в обратную сторону сигнал. Если оставались целы, разумеется.

Они тоже отослали сигнал от имени «Тиши». В любом случае, как бы ни закончилось их приключение, команда обязана обозначить свои координаты выхода - ради будущих поколений исследователей. Именно такими вот – только, в отличие от них, добровольными – путешественниками и были проложены нынешние карты Потоков.

Малкольм занимался довольно бесполезным делом. Он пытался теоретически продолжить те линии, которые вели в сторону обитаемого мира, наружу, в надежде, что одна из них вдруг окажется неподалёку от них. Хотя бы в полугоде путешествия. Переходить на режим строгой экономии не хотелось, да еще и нужно учитывать вероятность неудачи, а в таком случае неплохо бы вернуться к этой весьма приличного вида зеленой планетке и все же основать колонию, раз уж так получилось.

Смерть от старости на свежем воздухе все же лучше, чем задохнуться в консервной банке.

К сожалению, все линии, что он рисовал, вели куда-то в сторону от их нынешнего местоположения. Даже если вдруг, чудом, один из Потоков на самом деле изгибался, все равно получалась настолько нестабильная вероятность, что рисковать жизнями экипажа ради призрачной возможности вернуться не стоило.

Убедившись, что аварийная система блокировки работает как положено, Камми отправила Мерилин на подзарядку, а сама занялась-таки передатчиком.

Робот, предназначенный для использования в течение пары часов максимум, быстро расходовал батарею, тем более когда занимался не свойственной ее телу задачей. То есть вместо секса, например, паял листы металла в открытом космосе с утяжелением в виде скафандра. Конечно, кислород Мерилин ни к чему, но деликатную синтетику ледяной вакуум вполне способен повредить, так что костюмы одевали обе - и Камми, и искин.

Разобрав передающее устройство на составляющие, девушка задумалась, перебирая варианты улучшения дальности связи. Мысли ее снова и снова возвращались к конечности их пути. Даже если сигнал кто-то получит, скажем, завтра. И что? Кто полетит их спасать? Точнее, если герои все же прилетят, то как они вернутся обратно? Все снова упиралось в невозможность путешествия к обжитому миру, а если бы подобная возможность существовала - «Тишь» бы не нуждалась ни в каких спасательных экспедициях. Двигатели в порядке, обшивка тоже, Камми по ней только что не с лупой полазила, все, что казалось ей подозрительным, поправила.

Так какой смысл звать на помощь, если она все равно не придёт?

Погрузившись в мрачные мысли, Камерон оставила на столе разобранный остов передатчика и побрела в каюту. Собрать его обратно она всегда успеет. Времени у них теперь хоть отбавляй - никто никуда не торопится.

Добравшись до кровати, она бросилась на нее спиной и уставилась в потолок, слегка побитый флакончиками и запачканный дорогущим средством для лица. Камми забыла их убрать в ящик с утра, вот и поплатилась. Половина того, что ей выбрала Вик на Атене, непригодно к использованию или напрочь разбилось. Хорошо хоть роботы-уборщики уже успели пройтись по всем каютам и собрать осколки и основную пыль и грязь. Это в баночке оно было выравнивающим тон и придающим сияние драгоценным тоником, а сейчас - просто клякса на пластиковом покрытии.

Камми моргнула, недоумевая, почему вдруг расфокусировалось зрение… И слеза, скользнув из уголка глаза к виску, прочертила на коже влажную дорожку. Девушка и сама не знала, что именно оплакивает: свое будущее, которое и вообразить-то себе толком не успела, или дорогущие косметические средства, которыми так и не воспользовалась.

Она настолько втянулась в повседневность «Тиши», что даже перестала задумываться, что будет дальше. Собирается ли она всю жизнь вот так, бесцельно, летать в космосе, от планеты к станции или планетоиду, перевозя грузы? Без багажа, знакомств, кроме членов команды, без возможности послать весточку деду? Не говоря уже о том, что неплохо было бы его самого вытащить из их захудалой дыры, но как и куда, если у нее даже своего угла нет? Не в эту же каюту. Двоих механиков капитан вряд ли потерпит на борту, тем более, у деда от перегрузок обостряется артрит, ему часто пользоваться Потоком нельзя. Поэтому нужна база, дом, в который она будет возвращаться к Стефану, но не на станцию же! Грег ее, поди, заждался уже.

Камерон неожиданно для себя хмыкнула.

Какой же глупой она была! Цеплялась за ужасы прошлого, когда нужно было всего лишь осмотреться как следует в настоящем. Теперь даже размытый, полузабытый образ Грега не внушал Камми ни ужаса, ни даже отвращения - как детский кошмар, внезапно привидевшийся во взрослом возрасте. Даже смешно немного: неужели когда-то ее этим можно было напугать? После путешествий в Потоке, столкновения с пиратами и прочего, ей, кажется, уже ничто не страшно. Тем более рядом Мэл, надежный и сильный.

Как до неё раньше-то не дошло? Он никогда не причинит ей вреда, не станет ею делиться с друзьями или подкладывать под нужных людей, как было принято поступать с жёнами на станции. Да и замуж ее выходить никто не принуждает. Можно и просто так...

Озарённая внезапной идеей, Камми вскочила с койки. Где-то тут, в шкафу, где после тряски перемешались все вещи, был пакет из магазина нижнего белья. Большую часть содержимого она даже не открывала, стесняясь то ли себя, то ли возникающих при взгляде на кружева и ленточки мыслей.

Сейчас стесняться не выходило. Глупо как-то отрицать собственную реакцию на мужчину, при виде которого заходится сердце и немеет язык. Учитывая, что неизвестно, сколько им еще осталось, - полгода, год, пара дней?.. - терять время из-за каких-то надуманных комплексов она не собиралась.

Быстро приняв душ и накинув то самое, с лентами и кружевами, Камерон выглянула из каюты и воровато оглядела коридор. Она не боялась, что ее остановят. Да что там! Вик, если бы узнала о ее намерениях, еще и подсунула бы что-нибудь из своего арсенала… что-нибудь неприличное. Просто попадаться на глаза никому не хотелось. Еще собьют с настроения, собирай потом решимость по углам.

На ее счастье никого в коридоре не было. Она - как была, босиком, - прошмыгнула мимо нескольких дверей и приложила руку к двери капитанской каюты. Та послушно распахнулась.

То ли искин помогла, то ли Мэл заложил разрешение на вход - Камерон хотелось верить в последнее.

Капитан лежал на койке, почти в точности повторяя ее недавнее состояние. Не плакал, конечно же, но некоторая прострация явно читалась на лице. Вполне возможно, она его даже разбудила. Многие военные умудрялись спать вот так, с открытыми глазами, вперившись куда-то в пространство. Привычка со службы, когда на посту приходится стоять сутками.

- Камми? - его голос был хрипловат. То ли спросонья, то ли от ее вида. Было бы неплохо, если второе.

Не зря же она столько времени провела в том бельевом с Вик.

Тонкий кружевной пеньюар, не особо что-то скрывавший, пополз вниз, собираясь пеной у ее ног.

- Угадал, - Камми попыталась пошутить и сглотнула пересохшим горлом. Все же она не на шутку нервничала. Первый раз, как-никак.

Вдруг не примет, прогонит?

Глаза Малкольма горячо проследили все ее изгибы, заставив девушку затаить дыхание.

- Ты уверена? - невпопад уточнил он, но Камерон поняла, о чем он. И умилилась его благородству. Он переживает, что она действует под влиянием паники и стресса и не соображает, что творит.

- Я давно хотела. Только не решалась, - она шагнула раз, другой и остановилась, почувствовав, что колени уперлись в металлический край койки.

Их пальцы переплелись. Малкольм приподнялся, скользнул другой рукой к ее лицу, минуя все завлекательные округлости, и нежно погладил пальцами по щеке.

- Не пожалеешь? Я все же не самый лучший вариант для юной девушки. Старый, увечный, без карьеры и будущего...

- А, заткнись уже, - буркнула Камми, опрокидывая его обратно на спину, запрыгивая сверху и неумело, но с энтузиазмом закрывая Мэлу рот поцелуем.

Все же тренировки с Вик и Мэрилин не прошли даром. Она теперь куда лучше владела своим телом. Хотя и не подозревала до сих пор, до какой степени оно чувствительно.

Или Малкольм настолько умело вёл в этом плотском танце, что из головы вынесло все мысли о собственной неопытности и несовершенстве. Остались только он, она и растущее между ними напряжение, от которого искрило где-то глубоко внутри.

И в ослепительной вспышке сверхновой Камми осенило.

- Скорость! - прошептала она, как только к ней вернулась способность дышать.

- В смысле, как скоро можно это повторить? Да хоть сейчас, - Мэл игриво попытался снова подгрести ее под себя, но Камми вывернулась, садясь в ворохе спутанной простыни.

- Нет, Мэл. Скорость Потока. Благодаря Мерилин я заметила, что на всех направлениях она разная. И оттенки радуги чуть отличаются. Значит, нас несёт что-то быстрее света, но в то же время родственное ему, - Камми бормотала едва разборчиво, и капитан грешным делом решил, что от стресса у нее слегка помутилось в голове.

- Ты о чем? - терпеливо переспросил он. Конечно, в его объятиях женщины и раньше теряли соображение, но не до такой же степени, чтобы в разуме повредиться!

- Нас не телепортировало, нас отбросило! Взрывная волна кратковременно увеличила скорость Потока, и нас вынесло за пределы известной линии! - оживленно сверкая глазами, Камерон развернулась к нему, и Мэл невольно залюбовался девушкой, но осознание того, о чем она говорит, вернуло его в реальность.

- Погоди, как может быть скорость Потоков разной? Ученые давно все изучили, существует схема, формулы расчёта времени выхода… Они для всех линий одинаковые, - недоуменно приподнял брови Мэл.

- Понимаешь, есть восприятие компьютера, записи датчиков и прочего. По ним все Потоки одинаковы, - медленно, сама еще не веря до конца в свое открытие, проговорила девушка. - А субъективно, внутренне, я все погружения и выходы ощущала по-разному. Сначала я думала, что мне кажется, но я не первый раз сравниваю свои записи с Мерилин, и у нас идут несостыковки в несколько десятков миллисекунд.

Капитан поморгал. В его представлении надежнее данных искина не было ничего, а все погрешности можно было просто игнорировать как незначительные. Но у технаря на этот счет имелось свое мнение.

- Возможно, в результате показатели и будут одинаковые, а в процессе - какие-то входы и выходы проходили быстрее, а какие-то - медленнее. Я точно помню, у меня данные на десяток погружений, не меньше, и почти все не совпадают с теми, что у Мерилин. У тех ученых не было возможности сравнить вживую показатели! Анализ записи - не то, ее же компьютеры пишут. А вот так, в режиме реального времени, Поток ощущали единицы. Штекер только начали применять, и вряд ли его носители озабочены переливами радуги в подпространстве. Так что... - Камми не договорила, пожав плечами, но Малкольм и без того понял. Ее одержимость Потоком и желание каждый раз лично видеть, осязать и пережить погружение в него сыграло в их пользу.

У нее в штекере собралась статистика, за которую многие ученые отдали бы обе руки и ногу впридачу. И сейчас девушка с отрешенным видом мысленно перебирала записи, все больше утверждаясь в собственном выводе.

- Поток - это нечто большее, чем движение частиц в нужном нам направлении, - задумчиво озвучила она свои соображения. - Подобная погрешность возможна, если корабль несёт не прямо, а... как бы так выразиться... криво.

И девушка повела ладонью в воздухе, то сгибая, то разгибая пальцы.

- Тогда по статистике мы летим вроде бы прямо. А мозг, который воспринимает все более творчески, чувствует это микроскопическое колебание и добавляет или убавляет скорости.

- Ты еще скажи, что мозг совершеннее искина, - буркнула Мерилин в голове Камми, но девушка не обратила на сарказм внимания. Как и на то, что вуайеристка, оказывается, не только подглядывала, но и подслушивала.

Камерон было не до мелочей жизни. Она погрузилась в обработку данных, действуя с четкостью компьютера, но полагаясь на человеческую точку зрения.

Самым разумным объяснением было бы именно волновое движение. Тогда понятно, как их забросило так далеко: взрыв усилил частоту колебания Потока, вот их и занесло. И логично будет предположить, что если попутная взрывная волна придала им ускорения, то встречная может направить их в обратную сторону.

- Если представить себе воду, текущую в трубе, в которую вдруг бросили камень... Или взорвали тот же пластид - при условии, что стенки остались целы, разумеется. Скорость временно увеличится, а потом вернётся к норме, - рассуждала она вслух, не обращая внимания на свое раздетое состояние. Тут не до стеснения - похоже, ей удалось сделать открытие века! - Но если взорвать пластид перед предметом...

- То волной его откинет обратно, - подхватил ее мысль Мэл. Несмотря на размякшее и полностью довольное жизнью состояние, способности соображать он пока не утратил. - Только вот пластида у нас нет.

Идею он оценил и сразу уловил, к чему ведёт Камерон. Но взрывчатку на корабле не держали никогда по вполне понятным причинам.

- Пластид и не помог бы. Мощности маловато. Если только пару тонн. Зато у нас есть кое-что получше, - девушка лукаво подмигнула.

Да нет.

Она же не всерьёз?

Глава 25

Где-то через полчаса все собрались в общем зале. Собственно, Камерон постучалась в двери каюты Вик и попросила прийти, а та уже подтянула мужей. Хорошо когда команда небольшая - не нужно даже делать объявлений по внутренней связи.

- У Камерон есть план, - капитан поднял руку, гася возникший гул оживления. - Только он настолько рискованный и, не побоюсь этого слова, самоубийственный, что я не могу принять такое решение в одиночку. Мы будем голосовать. На крайний случай у нас есть шаттл, кто хочет наверняка выжить - может спуститься на планету.

- Минуточку, кэп, мы еще не дезертировали, не надо предлагать планы побега, - с ленцой протянул Курт. - Что там за план? После того, как мы шарились по астероидам под боком у пиратов, меня мало что может напугать.

Киборг пережил много всякого и до того памятного эпизода у Мальты, так что ему было с чем сравнить. Но предложение взорвать в потоке не один, а пять зарядов плазмы впечатлило даже его.

- Ты правда веришь, что после такого мы останемся в живых? - уточнила Вик, пока Джер хватал ртом воздух. Курт только посмеивался, приговаривая «наш человек».

Камерон пожала плечами.

- Я не учёный, я технарь. Спрогнозировать вероятности не могу, но, исходя из данных, которые для меня обработала Мерилин, тот взрыв, что выбросил нас сюда, должен был повредить нам хвостовой отсек и, вполне возможно, ближайшие к нему каюты. Это если бы дело происходило в открытом космосе, не говоря уже про атмосферу.

- То есть Поток глушит взрывы. Уже хорошо, - кивнул Курт, переходя к делу. - Но каковы шансы, что нас действительно отнесёт назад, а не подтолкнет еще сильнее вперед?

- Процентов семьдесят. Все же тема неизученная - раньше, сами понимаете, никто так не делал, - вздохнула Камерон. Ей бы и самой хотелось иметь побольше уверенности в плане, но уж что есть, то есть.

- Итак, голосуем. Кто за то, чтобы остаться на этой зеленой гостеприимной планете и основать колонию? - Малкольм для надёжности даже скрестил руки на груди, чтобы никто не решил вдруг, что он их поднимает. Остальные тоже мялись, переглядываясь. Камми для себя уже решила, что на планету не полетит в любом случае. Ну, только если большинство так решит. При наличии вариантов она лучше в привычной коробке дни закончит. На просторе ей как-то не по себе - проверено на Атене. И то был вполне цивилизованный, обустроенный островок человечества. А тут дикий мир: животные, ядовитые растения, холодно небось по ночам... Ну уж нет.

- Кто за то, чтобы полетать наобум в поисках обратного Потока? - предложил второй вариант плана капитан. Вик поморщилась, но больше никто не отреагировал. Да, перспектива эта была даже похуже первой в плане безнадежности. На планете у них оставался шанс выжить и даже протянуть если не до старости, то хотя бы пару десятков лет. Если динозавры - или что уж там водилось - не сожрут раньше.

Но в металлической коробке корабля у них будет всего год, а в режиме жесткой экономии - полтора, чтобы найти фантомный Поток, вероятность обнаружить который исчезающе мала. Да и на вторую такую подходящую планету им вряд ли повезет наткнуться.

Так что третий вариант - взорвать последовательно несколько тубов плазмы, находясь позади них в Потоке, - приняли абсолютным большинством. Воздержалась только Мерилин, которая продолжала бухтеть что-то о возомнивших о себе людишках с их несовершенными органами чувств. Но ее никто не слушал.

Камерон подрагивающими руками взялась за остов передатчика и снова положила деталь на место. Нет, в таком состоянии она вряд ли соберёт что-то тонкое и деликатное, вроде чувствительного к сигналу извне детонатора.

Она подобными вещами вообще никогда не занималась, но у Курта - кто бы сомневался! - нашлись файлы с инструкциями по изготовлению и обезвреживанию взрывных устройств. И там датчикам и детонаторам уделялось немало внимания - информации вполне хватит.

Тёплые надежные руки легли на плечи девушки, чуть помассировали, разминая зажатые мышцы.

- Ты справишься, - шепнул ей в ухо Мэл, присовокупив едва ощутимое касание губ в основании шеи. Мурашки послушно побежали по всему телу. Тоже разминались, наверное. - Я в тебя верю.

- Это даже хуже, чем тогда с пиратами, - пожаловалась Камми, глядя на поблескивающую гору деталей и проводов. - Тогда у меня за спиной была Мерилин, я, считай, только приказы отдавала. Тем более лететь туда приказал ты, и ответственность за наши жизни тоже была на тебе. А тут...

- Хреново быть капитаном, согласен, - хмыкнул Мэл. - Привыкай. Выпустишься из лётного училища, тоже командовать придется. И брать на себя ответственность, и посылать на смерть иногда - тоже.

Он помолчал, видимо, погрузившись в невеселые воспоминания. Камерон скривилась.

- Страшно же! - вздохнула она.

- Глаза боятся, руки делают! - пафосно провозгласил капитан, беря ее узкие ладошки в свои и укладывая поверх проводков.

- Это твой командир так говорил? - хмыкнула Камми, послушно принимаясь за работу. Малкольм чмокнул ее куда-то в обросшую макушку и отступил, чтобы не мешать процессу.

- Не-а. Моя бабушка.

Сказать по правде, Камерон до последнего не верила в то, что ее дикий план удастся. Ни когда прикрепляла детонаторы к тубам, - тут пришлось повозиться: подходить близко к плазме со сваркой она не решилась, так что обошлась старым добрым болтовым креплением и металлической сеткой, - ни когда отправляла их в Поток. Тут уже не обошлось без любимых дронов Вик, которые, к счастью, работали не только в атмосфере, но и в открытом космосе. Управление ими взяла на себя пилот, Камерон же, объединившись с Мерилин в единую систему, вела корабль в подпространство. Попасть им нужно было туда всем вместе, одновременно: три тубы и «Тишь».

Все пять разом взорвать они не решились. Использовать все запасы плазму - нерационально и опасно, постановил Курт, и капитан согласился. Лучше, если что, иметь резервный вариант.

- Синхронизирую вход. Поток через пять...четыре... три... - отсчитывала Вик почти механическим голосом, сконцентрировавшись на управлении тремя дровами одновременно.

Камми зажмурилась, но это мало помогло: искин транслировал Поток с наружных камер прямо ей в сетчатку. Прежнего восторга зрелище уже не вызывало, хотя, бесспорно, оставалось ужасающе прекрасным. Ключевое слово - ужасающе. Девушка теперь куда яснее представляла, с какой мощью они имеют дело, и внутренне тряслась от страха перед гибелью. Вряд ли они будут мучиться долго, - плазма имеет свойство испепелять все сущее за миллисекунды - но на тот свет как-то не хотелось. Совсем.

Она, можно сказать, только жить начала!

- Первый пошёл. Второй пошёл. Третий... - отчиталась Вик, но на половине фразы прервалась. Эффект от взрывов превзошёл все их ожидания. «Тишь» трясло так, что Камми думала, вылетит с кресла, несмотря на ремни и штекер. Шлем по команде Мерилин предложил каппу, и девушка с готовностью прикусила кусок пластика, не готовая расстаться с зубами и языком.

Их швыряло и бросало из стороны в сторону, но искин реагировала куда быстрее человека, выравнивая курс и не позволяя кораблю выйти из Потока. Возможно, Вик тоже справилась бы, но тряска мешала пилоту даже взяться за штурвал, а уж что бы она в такой обстановке нарулила - тот еще вопрос.

Наконец, когда у них вновь появилась возможность разговаривать, а «Тишь» перестало мотать, как тряпку в сушилке, Малкольм бросил:

- Выходим.

Корабль послушно перестроился, покидая Поток. В этот раз пространство принимало их неохотно, будто невидимые и неощутимые стены сопротивлялись появлению «Тиши» в реальном мире.

- Где мы? - хрипло озвучила общий вопрос Камми, выплюнув каппу. Все затаили дыхание, глядя на монитор, на котором постепенно проявлялась карта ближайшей системы.

- Двое суток полета на средней скорости до Атены, - отчиталась Мерилин.

- Ура! - заверещала Вик, отстегнулась и прямо с сиденья пилота перепрыгнула на колени к Курту.

- Мы живы… - с некоторым недоумением констатировал более сдержанный Джеремайя.

- Не могу сказать, что меня это не радует, хотя сомнения были, - отозвался Мэл. Он с надеждой поглядывал на Камми, но всплеска чувств и прыжков так и не дождался. Выпутавшись из ремней, та села на кресле поудобнее и принялась вместе с Мерилин анализировать траекторию, сопротивление Потока и прочее - в общем, погрузилась в себя. Капитан уже потихоньку начал думать, что явление в его каюту девушки ему привиделось или приснилось.

Только позднее, когда по корабельным часам дело близилось к полуночи, Камми пожелала всем в зале спокойной ночи и как ни в чем не бывало свернула не к своей комнате, а к капитанской.

- Подумала, ты не будешь возражать, - неуверенно улыбнулась она, раздеваясь.

Малкольм, признаться, совершенно не был против.

Наоборот - очень даже за.

Двое суток промелькнули незаметно для команды. «Тишь» под чутким руководством Мерилин довольно быстро приближалась к Атене, члены экипажа отдыхали и приходили в себя после пережитого стресса. Все же всерьёз примеряться к билету в один конец на неколонизированную планету кого угодно выбьет из равновесия.

Посадку им разрешили без проблем, диспетчер только выглядел несколько удивленным.

- Восьмой Поток уже четыре дня закрыт для путешествий. Как вы добрались? - пояснил он, глядя куда-то мимо экрана.

Путешественники переглянулись. Делиться с первым встречным, тем более госслужащим, подробностями своих приключений они не торопились. Им как-то не пришло в голову, что взрыв в Потоке затронул не только их корабль.

- Мы уже неделю летим на обычных двигателях. Медовый месяц, все дела, - мурлыкнула Вик, прижимаясь боком к Курту, чтобы было понятно, у кого именно эти самые дела. - А что с Потоком?

И невинно захлопала глазами.

На радарах не был виден погнутый погрузочный отсек, который Камми, несмотря на все усилия, так и не смогла полностью выправить. Экстренную защиту в порядок привела, герметичность проверила, но, к сожалению, починить искореженный участок корабля было нельзя, тем более в открытом космосе. Нужно будет заменить блок при первой же возможности.

Скорее всего, на Атене они именно этим и займутся.

Позже.

После того, как разберутся с Реджем.

- С Потоком были некоторые трудности, которые сейчас активно решаются специалистами, - с заученной улыбкой ответил диспетчер. Камерон едва успела подавить смешок. Решают они, как же. Ждут, пока двойные возмущения, устроенные «Тишью», немного успокоятся.

Экстренным советом команда решила не возвращаться в Поток по крайней мере пару недель. Им всем нужно было время немного прийти в себя. Как раз совместят приятное с полезным.

Реджу давно пора объяснить, что некоторые сделки не стоят того, чтобы их заключали. Особенно с пиратами.

К бурному возмущению Камми и Вик, их оставили на корабле. Впрочем, Джеремайя остался сам и совершенно по этому поводу не переживал.

- Когда они наиграются мускулами и всем померяются, кто-то должен будет лечить их синяки, - пояснил он и ушёл в медотсек, составлять список утраченных и пострадавших препаратов и предметов. Передышка очень кстати, чтобы обновить запасы корабля.

Перед тем, как покинуть корабль, Малкольм отвёл Камми в сторонку.

- Я все равно на тебя злюсь, - сходу заявила она, надувшись. Ей очень хотелось отвести душу и выбить из обнаглевшего миллионера дурь. Мэл улыбнулся и быстро поцеловал ее в лоб, даже не заметив сопротивления. Впрочем, девушка не особо-то и пыталась отодвинуться. Демонстрировала обиду больше в воспитательных целях.

- Мне нужна твоя помощь, - прошептал он. - Сделай вот что...

Пару минут он нашептывал ей на ухо детали, пока Камерон не расплылась в довольной ухмылке.

- Мы с Мерилин займёмся с превеликим удовольствием. Но в следующий раз я пойду с тобой, и только попробуй возразить! - недовольно буркнула Камми, но глаза ее сияли.

Все же делать что-то полезное головой и руками она привыкла куда больше, чем бить кого-то, пусть даже и за дело.

Их появление нельзя было назвать триумфальным, но гостей точно никто не ждал. В клуб «Рекс» Малкольма и Курта попытались не пустить, но они быстро объяснили охранникам на доступном им языке, что военных, пусть и бывших, нужно уважать.

К тому моменту, как они поднялись на лифте на личный этаж Ящера, тот их уже ждал. Судя по недовольному лицу, он пытался остановить или даже уничтожить подъёмник и был сильно разочарован тем, что затея не удалась. Малкольм поднял голову туда, где в углу мигала красным глазом камера, и улыбнулся.

Как и обещала, Камми занялась порученным ей делом со всей ответственностью.

Благодаря ей основные силы обороны небоскреба оказались внезапно заперты на уровне казарм, а запасные двери кто-то по недосмотру заблокировал. Рассредоточившиеся по зданию боевики в течение последнего часа тоже позастревали - кто во внезапно взбесившейся и запершейся комнате, кто в уборной, а кто и прямо посреди коридора. Выйти можно, конечно… в окно, например, но желающих рисковать своей шкурой не нашлось.

Все же наемники тем и отличаются, что думают в первую очередь о себе, а потом уже о нанимателе.

- Ай-яй-яй, Редж, а я ведь тебе доверял, - покачал головой Мэл, вырубив двоих телохранителей. Еще троих успел снять Курт, выстрелив из парализатора.

Убивать они не собирались. Вот еще, руки марать. А вот воспитать недоумка нужно. Совсем от запаха денег голову потерял: сегодня поддерживает пиратов, а завтра что?

Редж судорожно дергал ящик стола, который очень некстати заклинило.

- Цифровой замок? - сочувственно уточнил капитан. - Ты не старайся так, еще ноготь сломаешь. Сегодня удивительно неудачный для технологий день. Все ломается, выходит из строя и отказывает. Вот, например, монитор.

Он кивнул на стену, где очень вовремя засветился натянутый на ней экран.

Картинка демонстрировала тот же кабинет, только при ночном освещении. Вполне узнаваемый Редж протягивал конверт мужчине в кожаном плаще. Тот стоял в тени, и фигурой смутно походил на Малкольма, но наверняка опознать его не сумел бы никто.

Кадр сменился, и стало видно, как тот же мужчина протягивает тот же конверт Дольфу, главарю пиратов. Отдельно выхваченные кадры характерных штемпелей и логотипов - некстати вздумал Редж понтануться - не оставляли сомнения в том, что это один и тот же предмет.

- Поддержка пиратов, оказание помощи государственным преступникам, нарушение договора о нейтралитете сторон и взаимопомощи в борьбе с террористическими организациями… Чем карается, не подскажешь? - ласково обратился Мэл к бывшему однополчанину. Тот скривился, а потом внезапно ухмыльнулся.

- Ты же не думаешь, что я тебя не ждал? - процедил он. - Признаю, с блокировкой системы ты меня обскакал. Но и мои ребята тоже кое-что умеют.

Картинка на экране подернулась рябью помех, и вместо Дольфа на нем появилось взъерошенная, раскрасневшаяся Камерон.

Глава 26

Непонятные шевеления на окраине космопорта Мерилин зафиксировала почти сразу как они начались. Искин бдила, стараясь приносить пользу, потому что тоже немного обиделась, что ее в новом теле не взяли наказывать преступников. И теперь она высматривала все подозрительные личности, шаставшие мимо корабля, надеясь все же нанести добро и причинить справедливость.

И ей повезло.

- Группа из шести человек на одиннадцать часов, еще трое - на девять, - оживленно зачастила искин на ухо Камми, да так неожиданно, что она чуть не потеряла концентрацию. Все же держать под контролем целый небоскрёб довольно сложно, хоть и увлекательно. Они с Мерилин подключились к локальной сети; взломать защиту «Рекса» оказалось и вовсе делом пары минут. Дальше - юверлирная работа по нейтрализации боевиков в здании и обеспечении безопасности ее капитана. Подумать только, этот гаденыш пытался открепить лифт от троса на полном ходу! Чтоб ему икалось, паразиту!

Так что неожиданная ремарка искина застала ее врасплох.

- Идут к нам, - продолжила наблюдения Мерилин уже по общей связи. Вик подняла голову от звездной карты, встретилась взглядом с механиком.

- Мы их впустим, - в тишине, упавшей после негромкой фразы Камми, можно было расслышать суматошное биение пульса обеих девушек. Пульс Мерилин по понятным причинам отсутствовал, но хищный оскал на лице робота выглядел не менее, а то и более пугающе.  

- Ты хочешь сдаться? - не поверила своим ушам Вик.

- Конечно нет, - Камми оскалилась. - Мы их впустим. Я ничего не говорила о том, что мы их выпустим обратно.

Наёмники Реджа настроились на взятие неприступной крепости, и халатно распахнутый погрузочный трап, почему-то слегка помятый, застал их врасплох. Они по одному поднялись, посекундно оглядываясь и с полным правом подозревая подвох. Но нет - ангар встретил их тишиной и покоем.

- Девки должны быть здесь, - буркнул один из них. Различать наемников было сложновато: маски, камуфляж и однотипно-мускулистые фигуры унифицировали их до клоноподобности.

Но Камерон с ними не знакомиться, а нейтрализовывать.

Она пронаблюдала из решетки вентиляции, как девять мужчин крадучись проследовали по лестнице в жилой отсек, и подала команду Мерилин. Двери, отделявшие наемников от ангара, захлопнулись с тихим зловещим шипением, запирая их внутри корабля.

- Что за хрень? - обернулся шедший последним, бросился обратно и несколько раз нажал на кнопку разблокирования дверей. - Заперто!

- Ничего, найдём девок, они все живо раскроют. И ноги, и двери, - хохотнув, довольный своей шуткой главарь двинулся вперед по коридору.

Главным слабым звеном в плане были не девки, а Джеремайя, но его искин благоразумно заблокировала в медотсеке. Кажется, тот даже не заметил, что его заперли, - что вообще что-то происходит - увлечённо перебирая пробирки.

Не уверенный в скором освобождении наёмник попинал дверь и несколько раз нажал на рычаг экстренной блокировки, будто это должно было как-то помочь. Его товарищи тем временем скрылись на лестнице, а из люка над его головой свесилась Камерон.

- Эй! - шепотом позвала она, дождалась, когда нападающий поднял голову, и воткнула ему в горло шокер. Разряд угомонил его мгновенно, девушке пришлось слегка придержать тушу, чтобы падение тела не услышали ушедшие вперед.

Выехавшие из невидимых ниш роботы-уборщики сноровисто принялись обматывать неподвижно лежащее тело изолентой.

- Лицо не трогайте. И тащите в рубку, - распорядилась Камерон, подпрыгивая и втягиваясь обратно в вентиляцию. Ползать по трубам было тесновато, - все же она набрала в весе и уже мало походила на паренька-доходягу со станции - но она упорно протискивалась вперед, не желая пропустить главное веселье. По дороге, пока наемники заглядывали в каюты в поисках паникующих спрятавшихся девиц, Камми успела нейтрализовать еще двоих.

Отряд заметил потерю бойцов только в зале, когда стало понятно, что в жилом отсеке никого нет.

- Может, в рубке посмотрим? Одна из девок вроде пилот, - неуверенно предложил главарь. - Ребята, вы где?

Послушав шипение помех в гарнитуре, он пожал плечами и открыл дверь, ведущую в рубку.

- Ну наконец-то! - выдохнул он, подходя к креслу, со спинки которого свисали длинные белокурые волосы, и разворачивая то к себе.

И взвизгнул, не сдержавшись. Куда там девицам!

- Дейв, ты лох. Что верещишь как баба? - еще один наёмник обошёл начальника, глянул на содержимое кресла и громко икнул.

А содержимое рвано, судорожно поднялось на ноги, щелкнуло металлической челюстью и, вращая глазами, произнесло:

- Капец вам, смертники.

Мерилин почему-то решила, что если снять с робота верхний слой синтетической кожи, то получится куда эффектнее. Камми согласилась: дело нехитрое, а искину приятно.

В воздухе поплыл подозрительный запашок.

- Корабль проклят! - кто первым издал этот возглас, неизвестно, но взрослые, разумные мужчины ломанулись на выход, толкаясь и матерясь, будто никогда не видели разобранного андроида для утех.

Впрочем, что-то Камми подсказывало, что таки да, не видели.

Со снятым верхним слоем Мерилин поразительно походила на освежеванного человека, только металлический блеск скелета выдавал в ней искусственное тело. Так что зрелище не для неподготовленного зрителя. А учитывая, что все это время искин подавала в воздух распылённый токсичный газ, вызывавший панику и галлюцинации, от которого Вик и Камми защищали противогазы, то ничего удивительного, что наемники заистерили.

Их повязали в рекордные сроки, дольше всего пришлось именно запаковывать тяжеленные тела. От момента проникновения на корабль до финальной сцены прошло не более пяти минут.

И тут на «Тишь» поступил сигнал вызова.

Возникший на экране Мэл, кажется, не ожидал увидеть Камерон, потому что глаза его на секунду расширились от страха за нее.

Она была чуть потрёпанная, но живая и улыбающаяся вполне искренне. Капитан расслабил плечи и убрал руку от бедра, где обычно висел его пистолет. Он и не заметил, как простоял все эти бесконечные десять секунд в полубоевой готовности. Огнестрельного оружия они с Куртом не брали, не желая проблем с властями: все же одно дело - набить кому-то морду, а другое - убивать мирных граждан. Но, случись что с Камми, он задушил бы Реджа голыми руками.

- У вас все в порядке? - хрипло уточнил Мэл, хотя и сам видел: девушки потрепаны, но ран нет и обе улыбаются вполне искренне.

- Да, все прекрасно, - Камерон дернула подбородком, камера чуть отъехала, показав их в полный рост. Редж поперхнулся.

Сложенные ровными штабелями элитные бойцы группы захвата и впрямь производили неизгладимое впечатление.

- Ребята обезврежены. Мы их вырубим и оставим вот так, стопочкой, у погрузочного трапа. Мы же не грузчики, чтобы тяжести таскать, - жизнерадостно заявила Камерон. - Потом заберёте. Давай домой уже, Мэл. Идиот проникся и больше так не будет, а если что - статья и каторга, ты же понимаешь, Редж?

И она так ласково посмотрела на миллионера, что тот снова подавился и откашливался довольно долго. Гости уже успели покинуть негостеприимный небоскреб, а он все кашлял и кашлял, глядя на компромат на экране, и никак не мог поверить, что нежное эльфоподобное создание, которое он лицезрел в клубе, оказалась круче команды обученных бойцов.

На космодроме царила непривычная суета. Не то столпотворение, когда прилетает одновременно множество туристических и рабочих рейсов и служащие сбиваются с ног, регистрируя всех прибывших, нет. Было скорее похоже на панику.

Малкольм забеспокоился и, не дожидаясь, пока шаттл толком остановится, выпрыгнул из него, побежав к уровню, на котором пристыковалась «Тишь».

Только далеко он не убежал. Замер на полушаге, неверяще вглядываясь в матовое стекло, открывавшее вид на посадочную площадку.

Генеральский крейсер «Зенит» он узнал сразу.

И других вариантов, почему именно здесь и именно сейчас командору федеральных космических войск вздумалось поставить свой транспорт, у него не было. Так что на корабль он поднимался медленно и степенно, старательно глуша нарастающую внутри тревогу.

Он оказался прав.

В рубке его ждали не только трое членов команды, но и Гордон Денси собственной персоной. Наставник еще сильнее постарел за прошедшие годы, а ведь и во времена службы Мэла он был уже немолод. Увы, наука покорила космос и Потоки, но обеспечить человеку долгой жизни она пока так не сумела. Двести лет - предел для современной медицины, и возраст командора Денси к этой отметке приблизился вплотную.

Но отходить от дел тот не собирался: как и прежде, Денси был бодр, ясно мыслил и чётко рассуждал.

- Хорошую ты себе команду подобрал, Оса, - по-отечески улыбнулся ему генерал. - Только вот занятие выбрал... странное.

- Не хуже прочих, - невольно выпрямившись и с трудом остановив рефлекторно потянувшуюся к голове руку, ответил Мэл.

Наставник сокрушенно покачал головой.

- А ведь такие перспективы, такой потенциал... и торговец. Эх, - он повернулся к застывшим у пульта девушкам. - И кто из вас, барышни, настолько одаренный, что додумался взорвать пластид в Потоке?

- Дольф, - ответила Камми тихо, но уверенно. Похоже, присутствие Мэла придало ей сил. - Мы ничего не делали. Наоборот, едва не погибли.

- Это хорошо, - очень доброжелательно произнёс генерал, и как-то всем стало понятно, что ничего хорошего, на самом деле. - А у нас все движение в Потоках встало на неделю. В Восьмом - совсем, на остальных линиях - ограниченно, только при жизненной необходимости. Патрулируем почти всю протяженность, перебрали кучу вариантов, что это могло быть, а это вы так развлекаетесь.

- Лучше бы пиратов ловили, - буркнула Камми. Ей не нравился этот с виду добрый дедушка, который совершенно беспардонно занял их рубку. Хотел даже в капитанское кресло сесть, благо сообразительная Мерилин заблокировала ремни, и у того не вышло. Генерал похмыкал и отступился, но на монитор поглядывал.

Куклу-то они спрятали, а раструб холо-изображения искина вот он, никуда не денешь. И Камерон смутно подозревала, что от капитана потребуют объяснений еще и по поводу Мерилин. Очень уж у нее настройки нестандартные.

Поэтому девушка шагнула вперед.

- Если что, это я, - твёрдо заявила Камерон. - И пластид, и плазму, и все остальное.

Эпилог

Три года спустя.

Огромные ворота лётного училища распахнулись, пропуская радостно галдящую ораву выпускников.

Камми вертела головой, высматривая в толпе встречающих знакомый кожаный плащ. Мэл обещал быть - все же не каждый день она освобождается из заточения.

Конечно, элитный корпус пилотов весьма далёк по условиям проживания как от тюрьмы, так и от станции, особенно ее родной ХХ-49, но все равно считанные увольнительные в год, запрет на гостей, прочитываемая цензурой переписка - условия напрягали... Будущие военнообязанные, допущенные до сверхсекретных технологий и знаний, - их проверяли вдоль и поперёк.

Был в этом, впрочем, и плюс. На Терру разрешили привезти деда, как единственного родственника, дабы службам было проще за ним наблюдать. Хорошие механики нужны везде, так что открытая на собранные за время полетов на «Тиши» деньги мастерская потихоньку начинала себя окупать. Дед ее покидал редко - как и внучку, открытое небо над головой его нервировало. Это неудобство несколько компенсировалось чистым воздухом и бесперебойной поставкой воды. Стефана даже артрит стал меньше беспокоить.

Бесконечные психологические тесты, внезапные задания, виртуальные бои, которые не отличить от реальных... Камерон пришлось нелегко, с ее-то нелюдимостью и погруженностью в себя, но она справилась. И сейчас гордо сжимала во вспотевшей ладони бумажный сертификат пилота высшей категории, с подклассом элита, виртуал.

Наконец в густом людском водовороте мелькнули знакомые, обтянутые коричневой кожей плечи, и через мгновение Малкольм стиснул ее в объятиях и чуть подкинул в воздух, а потом снова прижал к себе так, что хрустнули рёбра.

- Ну как, теперь тебе уже не кажется, что я слишком молода для тебя? - девушка игриво отстранилась, хоть и вышло всего лишь двинуть корпусом на пару сантиметров - добычу свою бывший военный держал крепко. Не вырваться.

- Заткнись и поцелуй меня. Я безумно соскучился.

На какое-то время им обоим было не до окружающего мира. Но тычки и недовольное бормотание о «раскорячившихся посреди дороги, которым комнату надо», быстро вернули их в реальность.

Камерон снова откинулась чуть назад и пригладила одной рукой взъерошенные ею волосы капитана. Свиток больше мешал, чем действительно радовал, но засунуть его было некуда. Багаж и сумки, даже дамские, на выпускной церемонии не полагались по протоколу.

- Свободна! - выдохнула девушка, зажмурившись и запрокинув голову. Мэл поцеловал, куда дотянулся, - в подбородок - и тяжело вздохнул.

- У тебя еще два года отработки. Государственная, чтоб ее, практика.

- Знаю, - довольно улыбнулась Камми, словно радуясь очередной предстоящей разлуке.

- И что ты собираешься делать? - Мэл нахмурился.

Государственная практика, как и отработка, - это не шутки. Против системы не попрешь, если только не хочешь из нее выпасть, как в свое время поступил он сам. Ушёл с концами, наплевав на все выгодные предложения, потому что цепь под названием «мы в тебя вложили - отслужи» держала крепче настоящей, металлической. А с торговца какой спрос?  

Поэтому, в частности, он и сомневался в бескорыстности предложения генерала. Бонусам, которые он мог Камми наобещать и, что характерно, выполнить, несть числа. А что ей может предложить он, отставник на «рыбке»? То-то же. И какой путь выберет юная, наивная девушка, не готовая к подлости мира, понятно заранее. Радужные мечты о том, что систему можно улучшить, а несчастных - спасти, погубили не одну жизнь.

- Очень просто, - девушка потыкала в комм на запястье, и перед ним развернулся лист официального документа. - Ой, извини.

Она переместилась так, чтобы они смотрели на экран с одной стороны. В зеркальном отражении читать не особо удобно.

Малкольм не верил глазам.

- Ну и какой из «Тиши» дипломатический корвет? Смеёшься? - добравшись до конца текста, перевёл он взгляд на Камерон. Та только плечами пожала, отчего картинка дрогнула и пошла рябью.

- Прекрасный, на мой взгляд. И прикрытие придумывать не надо: торговец - на такой дважды не взглянут. А мы тихонько все изучаем, докладываем наверх, а потом ух - и наводим порядок!

У Мэла нестерпимо зачесалась левая нога. Примерно там, где ее чуть не оторвало на такой вот миссии по наведению порядка.

- Это обязательно? - тоскливо поинтересовался он.

- Ну, не мы сами, - Камерон прекрасно поняла причину его внезапно упавшего настроения. - Пришлют кого надо. Мы только пальцем укажем. Незаметно. И дальше полетим наводить справедливость. Представь, насколько обнаглели пираты, что не стесняются сотрудничать с миллионерами вроде Реджа!

В этом Мэл был с ней полностью согласен. Обнаглели, еще как… Но заняться собственноручно их воспитанием?

- Мы же ненадолго. Только два года. А что, команда уже сработанная, прикрытие железобетонное, никто нас и не заподозрит, - Камерон почувствовала, что Мэл не в восторге от перспектив, и торопливо выкладывала все новые доводы. - И ребята уже согласны, мы все обсудили.

Малкольм помолчал, не уверенный, что именно его шокировало больше… что его команда за его же спиной все обсудила и решила без него или что Курт решил вернуться к былому. Контуженый вояка в свое время матерился и клялся, что никогда в систему больше ни ногой. А тут на тебе.

- Курт сказал, что мы и без того последнее время во что-то постоянно влипаем, - будто прочитала его мысли Камми. - А так, говорит, хоть неприкосновенность будет.

- Ну, если с такой точки зрения посмотреть, то да. Неприкосновенность, она не лишняя, - протянул капитан, вспоминая их приключения трехлетней давности.

Да и в отсутствие Камерон они пару раз умудрялись вляпываться. Дольф им того унижения так и не простил, и пираты, завидев характерную «рыбку», тут же норовили напасть всем скопом. Пострадало уже несколько не повинных ни в чем торговцев, и гильдия громогласно требовала принять меры.

Почему бы и не принять их, в самом деле.

А главное, никакой разлуки. Годы-то идут, а он моложе не становится.

- Зато и я повзрослела, - прошептала ему на ухо Камми. Кажется, последнюю фразу он произнёс вслух. - А вот опыта как не было, так и нет.

- Это нужно срочно исправлять, - усмехнулся Малкольм и, не отпуская свою драгоценную ношу, зашагал к арендованному флаеру.

В отель. Набираться опыта вместе.

Конец


home | my bookshelf | | Путь Мёбиуса |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу