Book: Взгляд врага



Взгляд врага
Взгляд врага

Сергей Гайдуков (Кирилл Казанцев)

Взгляд врага (Право первого выстрела)

Глава 1

Около пяти часов утра из дверей ночного клуба на улицу потянулись утомленные долгим весельем люди. Выглядели они не лучшим образом. Во всяком случае, я им не завидовал. Щурясь от солнечного света, слегка пошатываясь и позевывая, они напоминали на удивление чистых шахтеров, только что вылезших из шахты на поверхность и теперь пытающихся освоиться в наземном мире. Однако присутствие в этой разноцветной толпе девушек нежного возраста доказывало, что это все-таки не шахтеры, а представители другого, не менее тяжкого ремесла. Профессиональные ловцы кайфа.

Поток людей, выбиравшихся из клуба, постепенно редел, а нужного мне человека все не было. Я понял, что придется действовать по принципу Магомета — самому идти к дверям, над которыми продолжали мигать светящиеся буквы «Метро». Черт его знает, что означало это название. Никакого метро в Городе не было.

Я вылез из машины и захлопнул дверцу. Было довольно тепло, как и должно быть в середине июня. У меня в машине на всякий случай имелась спортивная куртка, и похолодание на пяток градусов я бы пережил без проблем. Что касается всех этих девушек и дам в символической длины юбчонках и прозрачных платьицах, то им с погодой просто повезло, иначе их кожа покрылась бы пузырьками, как у мороженых куриц, и кавалеры в страхе бы разбежались. Тем более что лишь немногие посетители клуба «Метро» приехали на своих машинах. Большая часть выходивших из клуба поворачивала налево, к автобусной остановке. Остальные двигались в мою сторону, к автостоянке. У этих остальных были на удивление хорошие машины, в основном иномарки, хотя их владельцам исполнилось лишь лет по восемнадцать-двадцать. Я не испытывал по этому поводу ни зависти, ни обиды. На мою машину никто не бросал восхищенных взглядов, но у нее был один большой плюс: ее никто не пытался угнать.

Я неторопливо зашагал к дверям клуба, сторонясь, пропуская владельцев дорогих автомобилей и их дорогих подруг. Сейчас было самое время, чтобы проникнуть в клуб и поискать там того, кто был мне так нужен. Может быть, он предчувствовал, что здесь его поджидаю я? Тогда ему стоило затаиться.

На входе не было ни одного охранника. Что ж, понятно. Тоже люди, устали за ночь.

Я вошел внутрь и поморщился от ударившей по ушам музыки. Танцующих на площадке почти не осталось, только какие-то маньяки от хореографии выделывали странные па в дальнем углу. Тем не менее колонки надрывались в оглушительном техно-бите. Это напоминало уханье филина в сопровождении звуков электропил. Наверное, у меня старомодные вкусы.

На полу валялись цветные бумажные ленты, лопнувшие воздушные шарики, похожие на цветные использованные презервативы, и презервативы, похожие на лопнувшие шарики. Было много банок из-под пива и колы. Чувствовалось, что здесь проводили время с толком.

Было темно и душно. Темноту периодически нарушали лучи стробоскопов, а вот с кондиционерами явно было не все в порядке. Если бы я работал на службу санитарного контроля, я бы зафиксировал это нарушение. Но я работал не на санитарный контроль.

Я подумал, что стоило взять фонарик, чтобы светить в лица тем молодым людям, что спали в самых неожиданных позах — на полу, на столах, сидя на стульях у стойки бара. Откуда-то появились двое охранников и стали их расталкивать, а затем бесцеремонно тащить к выходу. Клуб готовился к закрытию, и я ускорил шаг.

Нужного мне парня не было ни в баре, ни в зале игровых автоматов. Он вполне мог забраться куда-нибудь наверх, в служебные помещения. Он был способен на такое, этот шустрый молодой человек. Я подозревал, что охрана не пустит его наверх, но попытка не пытка.

По пути к лестнице я заглянул в туалеты. Сначала в женский. Не потому, что я сексуальный извращенец, просто дверь женского туалета была первой. Там не было ничего интересного — накурено и пусто.

В мужском туалете табачный дым был еще плотнее, сквозь него я разглядел двоих. Длинный худой парень с бледным лицом стоял у писсуара, упершись головой в стену. Его джинсы были расстегнуты, а глаза закрыты. Трудно сказать, сколько он уже здесь простоял и чего ждал.

Я схватил его за волосы и повернул лицом к себе. Глаза остались закрытыми, и тогда я дважды хлопнул его ладонью по лицу. Это подействовало. Держался я от парня на расстоянии вытянутой руки: от него исходил коктейль запахов из части пива, части блевотины, двух частей пота.

Я сказал:

— Пошел вон, пока охрана не заявилась...

Может быть, он меня и не понял, но словам сопутствовал сильный толчок. Получив направление в нужную сторону, длинный вывалился из туалета и пошел по коридору, для верности отирая стену плечом.

Оставался второй. Он сидел на полу, широко разбросав ноги в голубых джинсах, опустив голову на грудь и не подавая признаков жизни. Хороший черный пиджак — наверное, «Армани» — был на левом плече испачкан мелом. Я присел рядом и приподнял парню подбородок, чтобы заглянуть в лицо. Парень что-то бормотал во сне. Кого-то куда-то посылал. Хорошее занятие.

Я встал и посмотрел на часы. Двадцать три минуты шестого. Приличные люди в такое время еще спят и видят сны. А тут...

Я ударил парня ногой по ребрам и сказал:

— Доброе утро, сволочь.

Это не произвело на него особого впечатления. Он замычал, дернул ногой и остался сидеть, как сидел. С закрытыми глазами.

Пришлось прибегнуть к другим методам экстренного пробуждения. Я подошел к ближайшей раковине и открыл кран холодной воды. Подставив под кран большой палец, я направил струю на парня. Того самого, которого я искал и нашел в мужском туалете клуба «Метро». Если подумать, то именно мне и следовало его искать. К несчастью, думать вовремя у меня получалось все реже и реже. Вероятно, это возрастное.

На второй минуте водных процедур парень стал подавать признаки жизни. Он закрутил головой, задергал руками. Потом открыл глаза. Они оказались небесно-голубого цвета: до этого приходилось видеть лишь черно-белые фотографии этого типа.

Похлопав ресницами, он медленно поднял правую руку, защищаясь от водяной струи, сморщился, как обиженный ребенок, и прошипел:

— Какого хера тут...

Это служило верным признаком того, что парень пришел в себя, адекватно воспринимает происходящее и готов к серьезному разговору.

Я закрыл кран и снова ударил его ногой в бок. Парень вскрикнул и подтянул ноги к животу, бросив на меня изумленный взгляд, словно ожидал, что я преподнесу ему букет роз, но коварно обманул.

Конечно, бить беспомощного человека — это не по-джентльменски. Но я никогда и не считал себя джентльменом. Это во-первых. А во-вторых, жизнь такова, черт ее побери, что соблюдающий правила всегда остается в проигрыше. Уж лучше я буду нарушать правила, но останусь живым и относительно здоровым.

— Доброе утро, сволочь, — повторил я. Парень не нашел ничего лучшего, как проскулить свое:

— Какого хера?!

Очевидно, с утра он соображал туго, и слова с трудом приходили в его растрепанную головку. Я ударил его еще раз, теперь в солнечное сплетение. По себе знаю, что после таких ударов пару секунд будто не дышишь и не живешь. Я терпеливо выждал эту пару секунд, потом присел на корточки, ухватил несчастного двумя пальцами за мочку уха и дернул к себе.

Он взвизгнул, как поросенок. Как испуганный поросенок. Этого я и добивался.

— Ты меня слушаешь? — спросил я.

— Да, — пискнул он, вывернул голову так, чтобы уху не было столь больно.

— Внимательно слушаешь?

— Да! Да!

— Слушай и запоминай. Ты — Артур, так?

— Так...

— Ты продаешь наркотики...

— Нет! — заученно выкрикнул он и получил удар кулаком в пах. Негромкий вой и попытка изобразить потерю сознания. Неудачная попытка.

— Я не из милиции, придурок. Так что не ври. Ты продаешь наркотики?

Он молча кивнул.

Парень боялся, что у меня диктофон. Ладно, черт с ним.

— Ты продаешь наркотики своим знакомым. Например, у тебя есть знакомый по фамилии Фокин. Ты продавал ему марихуану. Таблетки. Так?

Он кивает.

— Я здесь для того, чтобы сообщить тебе новость. Неприятную. Фокин соскакивает. Он не будет больше покупать, а ты не будешь ему больше продавать. Если ты приблизишься к нему ближе, чем на десять метров, я ударю тебя по-настоящему. Пока я только разминался. Врубился? Оставь Фокина. Иначе будешь иметь дело со мной. А может, и с милицией.

Я поднялся и отряхнул брюки. Артур наконец-то отдышался, поднял на меня голубые глаза и поинтересовался:

— Ты кто?

— Не твое собачье дело. Твое собачье дело — запомнить то, что я сказал.

— Пусть соскакивает, — пропыхтел Артур, пытаясь встать. — Но только пусть сперва рассчитается... Знаешь, сколько он должен?

— Знаю. Забудь об этом.

— Ты что?! Охренел?! — Голубые глаза едва не выскочили из орбит. — Если ты деловой, то понимаешь: это, блин, бизнес.

— Мне плевать на твой бизнес, — сказал я. — Мне плевать на тебя. Сегодня было предупреждение.

Я запустил руку в карман брюк — там лежала пачка жевательной резинки, а после проведенной в машине ночи во рту у меня отнюдь не благоухало. Артур тревожно скользнул взглядом вслед за моей рукой и замер. Потом облизал пересохшие губы — вынимать руку я не торопился — и сказал:

— Ладно, хрен с вами со всеми...

— Приятно, что с тобой можно договориться по-человечески, — подвел я итог разговору.

— Можно, — с ухмылкой кивнул Артур, держась за живот. — Слушай, а кто ты все-таки такой? Почему я тебя не знаю? На кого ты работаешь?

— А ты уверен, что я пришел сюда, чтобы отвечать на твои вопросы?

Он не ответил, опасливо поглядывая на мою руку, засунутую в карман брюк. А мне его ответы были не нужны. Я вышел из туалета, оставив Артура чуть в более потрепанном состоянии, нежели то, в котором я его обнаружил. Ничего, очухается: такие люди обладают природным умением выкручиваться из любых ситуаций. Пара пинков ранним утром для них обычная процедура.

В коридоре я разминулся с охранником. Он подозрительно покосился, но я шел к выходу, и разошлись мы мирно, без лишних вопросов.

Выйдя на улицу, я остановился и глубоко вдохнул. После клубных запахов обычный набор городской отравы казался ароматом девственного леса. Только птиц не было слышно, их заглушали проносившиеся по дороге машины.

На стоянке к этому времени остались лишь две машины. «БМВ» цвета «синий металлик», очевидно, принадлежал Артуру. Вторая машина принадлежала мне. Грязно-белая «Ока». Правый бок ее был слегка помят. В таком виде я мог смело оставлять ее на ночь у подъезда своего дома. Один мой знакомый, оснастивший свою «девятку» противоугонными устройствами стоимостью в половину самого автомобиля, тем не менее просыпался от кошмарных снов на тему угона и страшно мне завидовал. Но ездить на чем-нибудь подобном он не решался. Гордость. Я его понимаю, как понимаю и тех людей, для которых машина — это рабочий инструмент. Бизнесмена, который ездит на «Запорожце», никто не воспримет всерьез. К счастью, я не бизнесмен. Меня встречают не по машине. И мне нужно от своей колымаги, чтобы она бегала в хорошем темпе, не ломаясь посреди дороги и не подманивая угонщиков. И то и другое у моей машины на уровне. Бывший вор Сидоров, которому я когда-то помог не загреметь на зону по ложному обвинению, теперь работал в автосервисе. В благодарность за прошлое он и его парни хорошенько поработали с моей «Окой», и от первоначальной начинки почти ничего не осталось. Что-то поставили от «Фольксвагена», что-то соорудили сами. Гоночного автомобиля не вышло, но на «БМВ» я сейчас смотрел без зависти.

Особенно если вспомнить, в каком состоянии сейчас находился хозяин «БМВ».

Я положил в рот пластинку жевательной резинки и на всякий случай записал номер «БМВ». Может, пригодится.

После этого я наконец поехал домой.



Глава 2

Как ни банально звучит, но самое лучшее в любой работе — это когда все уже сделано и пора получать честно заработанные деньги. В моем случае такое время наступило ближе к вечеру.

Было около восьми, когда я позвонил в дверь квартиры Фокиных. Открыл сутулый мужчина лет сорока пяти, он был сейчас напряжен как натянутая струна. Крепко ухватив меня за ладонь, Фокин-старший втащил меня в квартиру и стремительно захлопнул дверь.

— Ну как? — спросил он, не выпуская моей руки. — Какие новости?

— Неплохие, — сказал я. — Во всяком случае, он пообещал, что от Николая отстанут.

— Вот хорошо, — нервно улыбнулся он, продолжая тискать мою ладонь. — Вот хорошо...

Потом ему что-то пришло на ум, и улыбка тут же улетучилась.

— А он не обманет? — тревожно спросил Фокин. — То есть я имею в виду...

— Что вы имеете в виду? — спросил я и вырвал свою кисть. То ли Фокин-старший просто был физически крепок, то ли он так переживал, но ощущение в руке было такое, словно я только что вытащил ее из тисков.

— Ну, вам он пообещал, что не будет к Кольке приставать, а сам... А потом... — Фокин волновался и глотал целые фразы.

— Понятно. — Я говорил нарочито медленно и спокойно, пытаясь привести его в нормальное состояние, но пока у меня это плохо получалось. — Такого варианта тоже нельзя исключать, но сегодня он выглядел довольно испуганным...

— После того, как вы с ним... поработали? Да? — Фокин довольно засмеялся.

— Да. Он выглядел испуганным. И, как мне показалось, он искренне сказал: «Ну и черт с ним!» — про вашего сына.

— Хорошо бы, коли так, — вздохнул Фокин. — Ну а если все-таки этот гаденыш не отстанет...

— Я встречусь с ним еще, — пообещал я.

— За это не надо будет платить отдельно? — озаботился Фокин.

— Нет, не надо.

— Хорошо...

Он пригладил волосы, которых осталось не так уж много, подтянул синие спортивные брюки, потом посмотрел на настенные часы. Он не знал, о чем еще нужно спросить. Я терпеливо ждал.

— Жена еще не вернулась с работы, — в конце концов сообщил Фокин. — Обрадуется, когда придет...

Вероятно, жена бы нашла о чем спросить.

— Хорошо, — сказал я. — Будем считать, что дело сделано. Если будут проблемы, звоните. Мой телефон у вас есть.

— Да, у жены, — кивнул Фокин. Я мог и не спрашивать, кто в этой семье главный. Все и так было ясно. Я смотрел на Фокина, ожидая, вспомнит ли он об одной существенной детали наших отношений или же придется дожидаться возвращения Фокиной. — Ах да! — Он метнулся по коридору в глубь комнаты. Его не было минут пять. Вероятно, деньги в этой семье прятали очень хорошо. Так хорошо, что Коля Фокин брал наркотики у своего бывшего одноклассника Артура в долг. Пятьсот долларов с небольшим — приличная сумма. Гораздо больше, чем мой гонорар за это дело.

Фокин торопливо выскочил в коридор и протянул мне деньги.

— Вот, — сказал он. — Как и договаривались. Будете пересчитывать?

— Нет.

Я и так уже заметил, что в пальцах у Фокина пять стотысячных купюр. Деньги исчезли в моем кармане.

— До свидания. — Фокин быстро открыл дверь. — Значит, если что случится, можно вам позвонить? И без дополнительной платы?

Похоже, вопрос оплаты был для него самым больным. Впрочем, это можно понять. Насколько я знал, сам Фокин двадцать лет проработал инженером, а эта специальность никогда не была особенно денежной. Тем более в последние годы. Менять профессию на склоне лет он решительно отказывался, предпочитая жалкую зарплату переменам в жизни. Жена, напротив, решилась уйти из библиотеки, обучилась компьютерному делу и сейчас работала в какой-то торговой фирме. Ее заработок и составлял основу семейного бюджета. Она была со мной более любезна и беседовала со мной в кухне, а не в прихожей. Ну да ладно.

Я вышел из подъезда. Начинало темнеть. Когда я шел к машине мимо сплетничающих пенсионерок и играющих детей, то подумал, что следовало спросить Фокина-старшего, как чувствует себя его сын Коля, который уже вторую неделю лежал в специальной клинике за городом. Я не сделал этого, видя, как тяготится Фокин тем, что пустил в дом чужого человека и рассказал ему о своих несчастьях, надеясь на помощь. В глубине души он стыдился своей слабости, стыдился собственной неспособности самостоятельно решить возникшую проблему. Но стыд был внутри, а на поверхности — сдержанная неприязнь ко мне.

Больше чем уверен — когда все кончится, Фокин не поздоровается со мной при встрече на улице. Пройдет мимо. Потому что проблема решена. Так поступает большинство из тех людей, которым мне случалось оказывать подобные услуги.

Я привык. Я не обижаюсь.

Глава 3

Утром следующего дня я собирался нанести визит Максу. Каждый раз сборы получались долгими, потому что контора Макса находилась на другом конце города. Ехать в такую даль было неохота, и я оттягивал поездку, бесцельно шатаясь по квартире, роясь в старых журналах, отыскивая в шкафу чистую рубашку.

Мне так не хотелось ехать к Максу, что я даже собрал в полиэтиленовый пакет пустые бутылки с подоконника, чего никак не мог сделать в течение месяца. Пакет я вынес к мусоропроводу, чтобы стеклотарой поживилась бабка из сороковой квартиры.

Я продолжал медлить, словно ждал чего-то. И дождался.

Телефонный звонок прервал мои шатания, я метнулся к аппарату и снял трубку.

— Алло, это Константин? — спросил женский голос.

— Он самый, — подтвердил я.

— Это Фокина Нина Валентиновна...

Я подумал, что она хочет поблагодарить, и благодушным тоном начал:

— Я вчера все рассказал вашему мужу...

— Я знаю, — без особой радости сказала она, и я понял, что на благодарность рассчитывать не приходится. — Константин, я хотела бы с вами поговорить...

— Пожалуйста...

Я был все еще глух, не слыша в голосе Фокиной предупреждения — что-то случилось, что-то не так.

— Константин, я хотела бы встретиться с вами. И поговорить.

Вот тут я насторожился:

— Что-то случилось?

— Я не хочу сейчас об этом, — торопливо прошептала Фокина. — Я звоню с работы... Через полчаса я буду ждать вас на улице. Сможете подъехать? — Она назвала адрес. — Приезжайте, — повторила она. — Пожалуйста.

Последнее слово было произнесено таким голосом, что у меня исчезли последние сомнения: я понадобился Фокиной не затем, чтобы она лично поблагодарила меня за вчерашнее. Придется, видимо, еще раз влезть в дела семьи Фокиных.

Но я и представить тогда не мог, что влезу в них так глубоко. По горло.

Глава 4

Нина Валентиновна Фокина выглядела моложе своего мужа лет на десять. Светлые волосы были стянуты на затылке в пучок. Минимум косметики. Черная юбка. Белая блузка. Деловая женщина. Только чуть подрагивают пальцы.

Этими пальцами она тронула меня за плечо и предложила:

— Давайте отойдем в сторону...

Имелось в виду — в сторону от офиса фирмы, где она работала.

— Сейчас у нас обеденный перерыв, — негромко сказала Фокина. — Только меня тошнит при мысли о еде.

— Что-то случилось? — высказал я гениальную догадку.

— Случилось...

Мы свернули в узкий переулок, который привел нас в тенистый сквер. Фокина села на скамейку, но тут же вскочила, скрестила руки на груди и опустила голову.

— Не могу сидеть, — пробормотала она. — На работе едва себя удерживаю, чтобы не выскочить из кабинета...

Я заметил, что она дрожит, будто от холода, хотя на улице было не меньше двадцати градусов тепла.

— Вчера я обрадовалась, когда муж рассказал мне о вашем приходе, — проговорила она и поморщилась. — Дура. Думала, все наладилось.

— Что случилось, Нина Валентиновна?

— Что случилось?! — Она посмотрела на меня как на смертельного врага, виновника всех несчастий семьи Фокиных. К таким взглядам я тоже привык. Слишком много их было. У меня выработался иммунитет. — Сейчас я скажу вам, что случилось!

Она почти шептала, но выражение лица при этом у нее было словно при истошном крике. Хорошо, что она еще держала себя в руках — называла меня на «вы» и не пыталась расцарапать мне лицо. Ногти для такого дела у нее были подходящие.

— Сегодня утром мне позвонили из клиники, — сказала она, глядя на зеленую листву тополей, росших за скамейкой. — Сказали, что Коля пропал. Исчез из палаты.

— Их же охраняют, — напомнил я. — Вы говорили, что там решетки на окнах. Куда охрана смотрела?

— Сами у них спросите! — зло бросила Фокина. — Утром дежурный врач увидел, что дверь палаты распахнута, а Коли нет. Вещей его тоже нет.

— Они позвонили в милицию?

— Что?! — Фокину будто ударило током. — Какая милиция?!

Фокины панически боялись, что их сына упрячут за решетку. Я несколько раз говорил им, что уголовная ответственность существует только за распространение наркотиков, но страх был слишком велик. Страх огласки.

Видимо, карьере госпожи Фокиной не помогло бы известие о том, что ее сын связался с компанией наркоманов. Поэтому Фокины старались все устроить келейно, без лишнего шума. Так Николай попал в клинику, где только главный врач знал имена пациентов. Так в это дело влип я.

— Сначала я подумала, что Коля сам оттуда сбежал, — продолжала Фокина. — Велела мужу ехать домой и ждать его. А потом он позвонил мне на работу...

— Коля?

— Муж! — яростно выкрикнула Фокина. Я понял, что в этом мире есть человек, которого она сейчас ненавидит больше меня. — Разнылся, не мог двух слов связать... Еле поняла, в чем дело.

— Так в чем дело?

— Его похитили. — Фокина шмыгнула носом и отвернулась. — Из клиники его похитили.

— Кто и зачем?

— Затем, что вы неправильно себя повели! — с дрожью в голосе произнесла она. — Вы сделали так, что этот Артур...

— Вчера он был пай-мальчиком, — сказал я то единственное, что мог выдвинуть в качестве оправдания. — Он все понял и...

— Этот подонок понял совсем не то, что вы думаете! Этот подонок выкрал Колю из клиники! Он сказал, что не отпустит его до тех пор, пока мы не вернем долг! И что деньги должны передать вы!

— Я?

— Да! И чтобы мы не обращались в милицию, иначе Коля будет убит!

На ее глаза навернулись слезы. Я странно отреагировал на них — мне стало жалко эту женщину.

— Они всегда так говорят, — предпринял я неуклюжую попытку утешения. — На самом деле им просто нужны деньги. Им не нужен труп вашего сына. А этот Артур — просто сопляк, а не убийца.

— Значит, у него есть друзья, готовые убить!

Даже сейчас она мыслила вполне логично. Я вздохнул.

— Вы не хотите обращаться в милицию?

— Нет.

— А чего вы хотите от меня?

Она посмотрела на меня в упор — решительная ожесточившаяся женщина с покрасневшими глазами.

— Мы заплатили вам деньги, чтобы вы избавили Колю от Артура и его компании. Пока вы свою работу не сделали.

Я с сожалением подумал о том, что надо все-таки заключать с клиентами письменные договоры с подробным описанием обязательств сторон. Фокина явно передергивала — у нас было соглашение насчет одной устрашающей беседы с Артуром, не больше. Однако я не собирался устраивать по этому поводу судебное разбирательство. Фокина была права по сути — парня нужно было вытаскивать. Если ради этого придется еще разок вмазать Артуру ботинком в живот — что ж, сделаю это бесплатно. Ради благотворительности.

— Я постараюсь найти вашего сына, — сказал я после некоторого раздумья. — Тем более что вы мне уже заплатили. Это же моя работа.

— Вот именно, — уже без слез на глазах согласилась Фокина.

— Если они позвонят еще, говорите, что готовы отдать деньги. Пусть назначают место встречи и так далее... Требуйте, чтобы вам дали поговорить с сыном. Может, это блеф, а Николай сам сбежал из клиники...

— Хорошо. — Фокина всхлипнула в последний раз, припудрила нос и вернулась в образ деловой женщины.

— Кстати, а почему именно я должен принести деньги? Они не объясняли?

— Объясняли, — произнесла Фокина с плохо скрываемым злорадством. — Артуру очень не понравилось, как вы с ним вчера обошлись.

— И что теперь, месть? — усмехнулся я.

— Вот уж не знаю. Выясняйте сами.

Ему не понравилось, как с ним обошлись в туалете клуба «Метро». Еще бы. Кому такое понравится.

Мы пустились в обратный путь. Из вежливости я попытался взять расстроенную женщину под локоть, но она гневно отдернула руку.

— Я еще раз поговорю с Артуром, — сказал я. — Более сурово.

— Вы с самого начала неправильно себя повели, — назидательно произнесла Фокина. Она надела очки, и теперь я понял, кого она мне напоминала — строгую учительницу физики. Кошмар моего детства. — Не надо было устраивать мордобой. Нужно было все хорошенько объяснить Артуру. Я помню его, он умный мальчик. Он бы все понял.

Фокина и вела себя как плохая учительница — поучала меня тому, в чем сама не разбиралась. Заискивать перед такими, как Артур, — действительно неправильное поведение. Я скептически хмыкнул и тут же удостоился неласкового взгляда.

— Вы с чем-то не согласны?

— Только с тем, что вы сейчас сказали.

— Если бы Артур не разозлился на вас вчера, он бы не похитил Колю. Я помню Артура по выпускному вечеру — вежливый, приятный молодой человек. Из хорошей семьи.

— Значит, в этой семье не обошлось без урода.

— Постарайтесь договориться с ним. Если это еще возможно.

— А если он потребует денег? То есть он их уже потребовал...

— Ну... — Она замялась.

Стоило ей напомнить, что весь сыр-бор и разгорелся из-за нежелания Фокиных оплачивать долги своего сына. Стоило напомнить и о том, что, пиная «чудесного мальчика Артура» по ребрам, я выполнял ее просьбу. Слово «пинать», правда, не произносилось. Нина Валентиновна употребила более витиеватую конструкцию: «хорошенько прочистить мозги и приструнить». Когда она это говорила, пальцы ее рук сжались в кулаки. Мне казалось, я поступил в точном соответствии с указаниями Фокиной.

Задумчиво закусив губу, она дошла до дверей офиса, остановилась и сказала вполне обыденным тоном, не забывая, что вокруг снуют коллеги по работе:

— Поговорите с ним. Постарайтесь, чтобы и он и мы остались довольны. И потом позвоните мне.

Фокина растянула бледно-розовые губы в улыбке и вошла в здание. Здорово она решила проблему. «Чтобы и он и мы остались довольны». В следующий раз она скажет: «Костик, обеспечьте, пожалуйста, к утру мир во всем мире». Приятная женщина. Наверняка ее ждет успешная карьера. Если только собственный сынок с дурными наклонностями не помешает.

Об этом предстояло позаботиться мне.

Глава 5

Главная проблема состояла в том, что Фокины не знали адреса Артура. Коля-то, конечно, знал, но где теперь сам Коля? Приходилось выискивать Артура по всяким сомнительным заведениям. Но там он появлялся ближе к ночи, а желание встретиться и объясниться возникло у меня сейчас.

Я вспомнил, что собирался с утра съездить к Максу, но я решил сначала найти Артура, а потом уже отчитаться перед Максом. Возможно, в этом была ошибка. Я не поехал к Максу и не позвонил ему. Я двинулся в другое место. Туда, где приличные люди обычно не появляются, а если и проходят мимо, то ускоряют шаг.

В Городе было три основных точки, где собирались уличные торговцы наркотиками. Во-первых, площадь перед гостиницей «Интурист». Раньше здесь собирались охочие до импортных шмоток фарцовщики, но в девяностые интуристы в Городе вымерли как вид. Гостиничные номера стали сдавать под офисы, а на площади закучковались странного вида молодые люди. Во-вторых, подземный переход у автовокзала. В-третьих, Молодежный парк в южной части города. На самом деле это был не парк, а сквер протяженностью в километр с небольшим. По иронии судьбы через дорогу, за высоким забором, начиналось Прохоровское кладбище.

Был еще ночной клуб «Ультра», но туда пропускали только своих. Да и наркотики там были дорогие, не для простых смертных.

В поисках Артура я стал объезжать все три точки, надев солнцезащитные очки, чтобы не быть сразу узнанным. Кто знает, как поведет себя обиженный Артур? Пустится в бега? Или достанет автомат Калашникова? От продавцов наркотиков всего можно ожидать. Со временем они становятся такими же безумцами, как и их клиенты. Даже если сами не пользуются своим товаром. Наверное, безумие передается по воздуху. Или через деньги.

Перед «Интуристом» важно прогуливались девицы нетяжелого поведения, которых не отпугивало отсутствие туристов. Засевшие в номерах бизнесмены тоже были людьми. Эти же девицы выступали ходячими рекламными агентами. Они могли сообщить страждущим о наличии наркотика, назвать цену, но сами они не продавали, а направляли к серьезного вида парням, что сидели на ступенях памятника Карлу Марксу. Каменный немец хмурил брови, взирая на разместившееся внизу племя молодое, но поделать ничего не мог.

Артура здесь не было, но пока я это выяснял, пара девиц призывно и ощутимо двинули меня бедрами. «Так можно и синяк получить», — подумал я и поспешил к машине.

В подземном переходе у автовокзала меня ждал небольшой сюрприз: всю здешнюю торговлю монополизировали вьетнамцы. Лет десять назад в Город стали приезжать вьетнамские рабочие, и тогда это называлось «подготовка кадров для братской страны». Кое-чему они здесь научились, это точно. Вьетнамцы не только контролировали вещевой рынок в западной части Города, но хорошо наладили торговлю фальшивой водкой. Это заставило беспокоиться и власти, и местных бандитов. Перераспределение собственности — вопрос больших денег и большой крови.



Если только Артур не успел сделать себе пластическую операцию, то его не было и здесь.

Оставался Молодежный парк, где собиралась весьма специфическая молодежь. Я прошел весь парк — бесполезно. Артура не было. Или он слишком хорошо спрятался. Я подумал, что еще неизвестно, кому в действительности стоит прятаться. Это в туалете клуба «Метро» мы были один на один. Здесь у Артура наверняка имелся десяток знакомых, готовых вступиться за него. Пожалуй, надо держаться настороже.

Это была хорошая мысль. Жаль, что я слишком быстро о ней забыл.

Глава 6

Люди, работавшие в Молодежном парке, обладали профессиональной зрительной памятью, и, когда я пошел обратно, на меня уже посматривали с интересом.

Тощий парень в спортивных штанах и длинной цветастой майке пошел со мной рядом. Длинные руки его по-обезьяньи болтались на ходу. Видимо, у него был неудачный день, и он цеплялся ко всем подряд.

— Что-нибудь интересует? — сиплым голосом поинтересовался он.

Я смерил его взглядом и презрительно хмыкнул. Парень засунул руки в карманы штанов и почти прижался ко мне плечом, забубнил:

— Все что хочешь имеется: «травка», «колеса», «машинки» есть одноразовые, недорого возьму...

— Дешевым дерьмом не интересуюсь, — лениво сказал я и остановился. Парень по инерции пробежал еще пару шагов вперед, круто развернулся и подскочил ко мне, возбужденно сопя:

— А чего же тебе надо?

— Мне обещали достать классный кокаин, — ответил я, презрительно оттопырив нижнюю губу. — Один парень обещал. Только я его здесь не вижу.

— Что за парень? Я тоже могу какой угодно товар притаранить, — продолжал надеяться на лучшее Сиплый. — С кем договаривался?

— Артур, — медленно проговорил я. — Такой...

— Красивый? — усмехнулся парень. Его собственную усмешку нельзя было назвать красивой.

Слишком мало зубов, а среди тех, что остались, — мало здоровых.

— Может, и красивый, — сказал я. — Не очень я разбираюсь в мужской красоте. Вот кокаина он мне обещал. Не видал его?

— Я-то? Нет, не видал. — Сиплый изучающе меня рассматривал, и я подумал, что парень принял меня за богатого типа с педерастическими наклонностями, из тех, что захаживают в клуб «Ультра». Чтобы окончательно рассеять его подозрения, я грубовато спросил:

— Чего ты на меня вылупился?

— Просто так, — пожал он плечами. — Я сам Артура не видел, пойду поспрашиваю у других, может, видели... Ты стой тут, не уходи!

Он вприпрыжку помчался по скверу, то и дело подтягивая штаны. Я задумался. Торчать тут на виду у всех означало спугнуть Артура. И я пошел вслед за Сиплым. Но не по скверу, а за кустами, параллельно ему. Чтобы не отстать, я пробежал метров пятьдесят, затем перешел на шаг, следя за Сиплым через просветы в листве.

Еще метров через сто он пропал. Исчез из виду. Я чертыхнулся, пробежал с десяток метров и выскочил на асфальт. Сиплого не было. Я снова юркнул в кусты и пошел в обратную сторону, надеясь, что парень, как и обещал, вернется назад.

— Эй! — услышал я за спиной. Но это был не сиплый голос нервного подростка. Это был звучный баритон самоуверенного мужчины. Я обернулся.

Ко мне быстро приближался милиционер. В правой руке у него была дубинка, и он слегка постукивал ею по левой ладони. Это сразу показалось мне плохим признаком.

Сержант остановился в метре от меня. Он был на полголовы ниже меня, зато шире в плечах. Уголки губ смотрели вниз, взгляд был настороженным. Распиравшее китель тело было немного более полным, чем следует.

— Документы, — потребовал сержант. Кобуры на поясе у него не было, поэтому все это пока было не очень страшно. Я полез в нагрудный карман рубашки, но одновременно спросил:

— А в чем дело?

— Сейчас узнаешь, — пообещал сержант. Судя по его тону, узнать мне предстояло что-то не очень приятное.

Я вытащил из кармана запечатанное в пластик удостоверение и протянул сержанту. Он взял документ левой рукой, а пока читал слова, которых не так уж и много было напечатано, бросал на меня настороженные взгляды.

— И какого хрена ты здесь делаешь? — спросил милиционер, держа мое удостоверение в руке. — Что тебе понадобилось в здешних кустах?

— Искал общественный туалет, — ответил я. — Приспичило.

Он молча ударил меня дубинкой по колену.

У него явно был богатый опыт в таких делах, и удар получился на славу. От неожиданности я охнул и отступил на шаг. Сержант двинулся следом.

— Если я еще раз тебя здесь увижу, — медленно проговорил он, — ноги переломаю.

— С чего такое внимание к моим ногам? — спросил я, внимательно следя за дубинкой, чтобы снова не попасть под удар.

— С того, что твоя морда мне не нравится, — любезно пояснил сержант. — Ходишь тут непонятно зачем, лазаешь по кустам... Странно. А я не люблю странностей. Валил бы ты отсюда, пока цел. Мне тут таких вот бумажек, — он уронил мое удостоверение в траву, — не надо. У меня и так все под контролем.

— Что значит «все»? — полюбопытствовал я и по реакции сержанта понял, что любопытства он не одобряет.

— Исчезни с моих глаз, — сказал он и повернулся. Я нагнулся за удостоверением, и тут он с пол-оборота и с явным удовольствием, светившимся на его упитанном лице, врезал мне дубинкой по шее. Я только услышал свист, уловил краем глаза движение и почувствовал, как мне отрубили голову. Наполовину. Я сел в траву, потрясенно глядя на автора столь замечательного удара. Тот улыбнулся и напролом, через кусты, вылез в сквер.

Я нащупал в траве злосчастное удостоверение, засунул его в карман и кое-как встал на ноги. Шея и правая нога меня не очень слушались, зато голова соображала по-прежнему.

Согнувшись, я осторожно выглянул между кустов. Сержант деловитой походкой шагал в дальний конец сквера. Навстречу ему, засунув руки в карманы, брел Сиплый. Лишь на секунду оба замедлили шаг, когда поравнялись друг с другом. Но я заметил, как сержант кивнул, а Сиплый усмехнулся. После этого они разошлись.

Я выбрался на асфальт, отряхнулся и стал ждать Сиплого. Он не поднял глаз, когда я окликнул его, а лишь прошипел:

— Отвали, сучара!

Вот теперь мне уже не оставалось ничего другого, как ехать к Максу. Лучше поздно, чем никогда.

Глава 7

Хотя Макс занимался своим бизнесом уже три с лишним года, у него все еще не было денег на приличный офис. И судя по всему, никогда не будет. Я оставил машину у входа в магазин бытовой электроники, обогнул здание и поднялся по ступенькам к железной двери, на которой висело три таблички: "Агентство по продаже недвижимости «Марс», "Адвокатская фирма «Омега» и "Охранное предприятие «Статус». Эти идиотские названия всегда заставляли меня недоумевать — неужели агентство продает нашу недвижимость на Марс? Или впаривает местным лопухам марсианские каналы по дешевке? А также почему адвокаты взяли себе в качестве имени последнюю букву алфавита? Нет ли тут намека, что к ним стоит обращаться только в самом последнем случае?

Когда я поделился своими соображениями с Максом, он надулся и сказал, что я дурак с незаконченным высшим образованием и что для людей важно, чтобы название было коротким и эффектным. Я спросил, какой эффект производит обычно слово «Статус», но тут Макс окончательно разволновался и послал меня за сигаретами.

За железной дверью начинался коридор, разветвлявшийся в трех направлениях. Совсем как в сказке: направо пойдешь — квартиру потеряешь, налево — разоришься на судебных издержках... Я пошел прямо, массируя на ходу онемелую шею.

В нашем офисе было пусто. На диванчике дремал Генрих, юрист, с переменным успехом вытаскивавший Макса из передряг, в которые «Статус» регулярно попадал с самого момента своего основания. Генрих представлял собой почти идеальный тип адвоката: пожилой, благообразный, всегда в аккуратном костюмчике. При этом худощавый, без видимых признаков материального благополучия — без перстней, со старым портфелем из искусственной кожи. Генрих в отличие от многих своих коллег не раздражал ни судей, ни людей из прокуратуры. Он умело создавал впечатление, что едва перебивается копеечными гонорарами, а его вечно грустные глаза будто говорили: «Нет правды на земле». Однако в свободное от судебных заседаний время ничто не мешало Генриху сидеть в ресторанах и целовать ручки юным дамам. Возможно, дело заходило и дальше целования рук, но свидетелем этому мне бывать не приходилось.

Я тронул Генриха за плечо, и тот немедленно открыл глаза.

— Добрый день, Константин, — сказал он.

— Это очень спорное утверждение, — заметил я, держась за шею. Генрих поморгал, присмотрелся ко мне повнимательнее и согласился:

— Действительно. Вы выглядите так, словно вам сначала оторвали голову, а потом снова пришили. Но пришили криво.

— Знаю. Макс у себя?

— Максим Степанович сейчас работает с клиентом, — сообщил Генрих.

— Мне надо с ним поговорить.

— Константин, я надеюсь, что моя помощь вам еще не нужна? Или уже не нужна? Я знаю, что вы приходите говорить с Максимом Степановичем только тогда, когда...

— Я сначала с ним поговорю, — перебил я Генриха. — А уж он решит, еще или уже...

Генрих проскрипел мне в спину что-то пессимистическое, но я уже толкнул дверь кабинета. Макс сидел напротив двери, а клиент к ней спиной, поэтому клиент не понял, с чего вдруг так меняется в лице хозяин кабинета. Но Макс быстро взял себя в руки.

— Привет, — сказал он мне. — Знакомься, это Василий. Я его консультирую по вопросам безопасности жилья...

Василий повернул ко мне угрюмое лицо, украшенное на подбородке темной растительностью. Мы пожали друг другу руки.

— А это Константин, — продолжал исполнять представительские обязанности Макс. — Один из наших лучших и опытнейших сотрудников.

«Почему-то в разговорах один на один ты оцениваешь меня иначе», — подумал я, садясь в кресло справа от Макса.

— Вот, — кашлянул Макс, посмотрев сначала на меня, потом на Василия. — Значит, продолжим...

— А железную дверь надо ставить? — спросил Василий. Я увидел, что на коленях он держит ежедневник и записывает туда все сказанное Максом.

— Железную дверь? — переспросил Макс. — Можно. А еще лучше поставить ее вашему соседу.

— Не понял, — оторвался от своих стенографических записей Василий.

— Помимо того, что железная дверь защищает вашу квартиру, она еще и является вывеской для потенциальных грабителей. Извещает о том, что за такой дверью есть что-то ценное...

— Ага, и значит, пусть лучше такая дверь стоит у соседа и отвлекает внимание? — сообразил Василий, непрерывно строча в свой ежедневник.

— Да это я так, пошутил, — отмахнулся Макс. — Главное, чтобы как можно меньше людей знали о вашем благосостоянии. А то ведь те же соседи из зависти и наведут...

Он учил Василия подобным премудростям еще минут пятнадцать, потом проводил клиента до дверей и повернулся ко мне. Судя по выражению его лица, Макс хотел произнести что-то злобное в мой адрес, но я опередил его:

— С чего вдруг ты читал ему лекцию? Надо было просто предложить ему стандартный набор техники...

— За три тысячи долларов?

— Почему бы и нет.

— Потому что он муж двоюродной сестры моей жены, — вздохнул Макс, усаживаясь за стол. — Меня просили обойтись с ним по-человечески.

— Так ты продал ему что-нибудь?

— Пока нет.

— Ты разоришься, если будешь бесплатно обслуживать всех своих дальних родственников.

— Я знаю, — сказал Макс и закурил. — И я знаю, что какая-то дрянь случилась в Городе...

— Откуда сведения?

— Ты просто так не приходишь. Ты приходишь, когда сам уже ничего не можешь сделать. Это я называю «дело — дрянь».

— Не то чтобы совсем безнадежно...

— Погоди, не рассказывай, — попросил Макс. — Дай мне докурить. Хочу успокоиться, прежде чем ты начнешь.

— Хорошо, — кротко сказал я.

— Если дело стоит того, чтобы я заранее принял валокордин, говори сразу. Не надо неприятных сюрпризов. Так что?

Я пожал плечами.

— Понятно, — нахмурился Макс, вытащил из ящика стола коробку с таблетками, положил одну в рот и запил водой из графина. — Начинай, гад...

Я рассказал ему все с самого начала. Про семью Фокиных, про мою встречу с Артуром в клубе «Метро», про полученные от Фокина-старшего деньги. Про сегодняшнюю беседу с Ниной Валентиновной и про Молодежный парк, после визита в который у меня болела шея и плохо сгибалась нога.

На протяжении моего рассказа Макс что-то чертил карандашом на листке бумаги. Может, это были просто хаотично разбросанные по белой поверхности линии. Но мне хотелось надеяться, что это закодированный план, который должен помочь мне выпутаться из фокинского дела.

— А самого Артура ты больше не видел? — спросил Макс, уставившись на свои каракули.

— Нет.

— А с чего ты взял, что Артур настолько тебя испугается, что тут же отстанет от пацана? Что ты вообще про него знаешь?

Я знал про Артура то, что рассказали мне Фокины — одноклассник их сына, неглупый парень, из хорошей семьи. Посадил Колю Фокина на иглу и теперь требовал полтысячи баксов.

— То, что ему всего восемнадцать лет, еще не значит, что он хлюпик, болван и трус, способный раскиснуть от пары тычков в пузо, — наставническим тоном сказал Макс. — Сейчас пацаны взрослеют быстро. Особенно в таких делах.

— И быстро умирают, — добавил я.

— Ну, твой-то Артур — умный мальчик. Он сам не употребляет, да?

— Вроде бы.

— И он на тебя сильно обиделся, что естественно.

— И он продолжает требовать с Фокиных деньги, — напомнил я.

— Им надо обращаться в милицию, — сказал после паузы Макс. — Похищение человека с целью выкупа — это серьезно. Ты сам тут ничего не сделаешь.

— Они не хотят идти в милицию, — вздохнул я и повторил всю аргументацию Фокиной. — Они не хотят шума. Они не хотят платить деньги. Зато они хотят, чтобы я каким-то образом извернулся и решил все проблемы.

— Так, — задумался Макс, — если они сами не хотят заявить об исчезновении сына, то пусть это сделает клиника, откуда он пропал.

— Во-первых, это клиника анонимного лечения, — сказал я. — Их задача — сделать все тихо. Вряд ли они будут поднимать тревогу по случаю исчезновения одного из пациентов. Во-вторых, Фокиным это не понравится.

— Ну, знаешь, — возмутился Макс, — тогда изворачивайся сам. Я предложил отличный вариант.

— Этот вариант я сам знаю. Но я взял у Фокиных деньги, поэтому я вроде как должен защищать их интересы...

— Так пойди и верни деньги, — посоветовал Макс. — Не бог весть какие миллионы они тебе заплатили.

— Я так не могу. Раз уж я пообещал...

— Так чего же ты тогда заявился? Иди и делай как хочешь.

— Ты забыл про милиционера в парке.

— Ах, это. — Макс снова закурил. — Ты точно видел лишь то, что этот сержант перемигнулся с сиплым пацаном, который будто бы пошел искать Артура. Ты не видел, что сержант разговаривает с самим Артуром.

— Не видел. Но, по-моему, и так все ясно. Сиплый стал подозревать, что я не тот, кем представляюсь, и позвал милиционера, который держит «крышу» над продавцами наркотиков в парке. Сиплый минутой раньше сказал, что знает Артура. Вот тебе цепочка: Артур — сиплый — сержант.

— И что ты хочешь этим сказать? Что твой Артур ходит под прикрытием продавшихся ментов?

— Выходит, что так.

— Выходит, что ты сделал большую глупость, когда попинал этого Артура. И тебе не вытащить бедного Колю Фокина. У таких парней, которые ходят под милицейской «крышей», все схвачено. Если кто-то должен пятьсот баксов, его не отпускают. Даже если это одноклассник. Короче, Костик, поезжай к Фокиным и скажи: «Или вы обращаетесь в милицию в отдел по борьбе с организованной преступностью, или я снимаю с себя всякую ответственность, потому что Артур связан с большими людьми». Вот так ты им скажешь. Если они будут стоять на своем, отдай деньги. Хотят делать глупости — пусть делают, но без тебя.

Я вспомнил заплаканную Нину Валентиновну, тревожные глаза Фокина-старшего.

— Она меня просила поговорить с Артуром по-человечески, — сказал я. Не знаю, с чего мне вдруг вспомнилось это ее выражение. — Она надеется, что тот поведет себя прилично.

— Полный идиотизм, — буркнул Макс, не отрывая глаз от листа бумаги.

— А не полный идиотизм — искать управу на продажных ментов в самой милиции?

— Предоставь это мне. Я знаю там одного человека, он не продается. Он поможет...

— Звучит как старинное предание: и был там милиционер непродажный... Может, он еще не решил, за сколько ему продаться?

— В твоем положении только и ехидничать, — скептически заметил Макс. — Ты, кажется, сказал, что Артур сильно на тебя обиделся? И хочет, чтобы ты лично передал ему фокинские деньги?

— Совершенно верно.

— Позаботься о своей безопасности, — посоветовал Макс. — Он может тебя убрать. В следующий раз к тебе подойдут два милиционера с дубинками.

— Спасибо за прогноз. — Настроение у меня почему-то ухудшилось. — Ты думаешь, что я уже нарвался до такой степени? Я же ничего особенного не сделал. Я просто хотел, чтобы одного пацана оставили в покое... А пятьсот баксов для них не деньги.

— Не деньги, — подтвердил Макс. — Дело в принципе, Костя. Если бы они отпустили этого Колю Фокина, то словно сказали бы всем остальным бандитам: «Мы уже не такие крутые, как раньше. Можно задолжать нам пятьсот баксов и уйти на все четыре стороны. Можно отлупить нашего парня в мужском туалете — и остаться с целыми костями». Они не могут себя так вести. Они обязаны ответить по полной программе. И они ответят так, как если бы ты на них очень серьезно наехал.

— Ну спасибо, — сказал я и поднялся из кресла. — Словно соловьиного пения наслушался. Радость на сердце — неописуемая. Можно заказывать гроб?

— Похороним за счет фирмы, — с серьезным выражением лица обнадежил меня Макс. — Ты сам виноват в том, что влипаешь в такие истории. Ты слишком самоуверен. Что мешало тебе позвонить мне вчера? Или сегодня утром?

Он и не заметил, как сам ответил на свой вопрос. Самоуверенность. Она как алкоголь — в небольших количествах поднимает тонус и улучшает кровообращение. Большая доза — и ты отбрасываешь копыта.

— Ты не можешь работать в коллективе, — продолжал перечень обвинений Макс. — Ты даже в паре не можешь работать. Если бы ты был с Олегом...

— Не напоминай, — поморщился я. — Лучше быть одному, чем с таким помощником.

— В любой другой конторе тебя давно бы вышибли, — сообщил Макс. — Я дал тебе возможность работать самостоятельно с нашей лицензией. Чего желать еще? Я не обращаю внимания, что ты редко бываешь в конторе. Я не требую от тебя отчетов. Но ты ко всему этому еще и постоянный источник неприятностей. С тобой вечно что-то случается, и тут ты вспоминаешь обо мне, о конторе. И ты бежишь сюда, требуя, чтобы тебя вытащили из очередного провального дела...

— Ну, не всегда эти дела провальные, — влез я в его прочувственный монолог.

— Девяносто процентов, — уверенно сказал Макс. — И ты всегда приходишь слишком поздно. Приходишь в последний момент. Однажды ты припрешься со вспоротым пузом и потребуешь, чтобы я тебя заштопал.

Я представил эту картину, и мне стало нехорошо. Вот в чем неприятные стороны богатого воображения.

— Но в нынешнем случае ничего непоправимого еще не произошло, — сказал я. — По-моему...

— По-твоему? — буркнул Макс. — Ну да... Ничего непоправимого не произойдет, если ты будешь делать то, что я тебе сказал. Поедешь к Фокиным и повторишь слово в слово мое предложение. Либо они обращаются в милицию, либо ты выходишь из игры. Наркомафия, коррупция у ментов, рэкет, похищение людей — это слишком крупные рыбы, чтобы ловить их твоим дырявым сачком.

— Это как будто из Пушкина, — оценил я метафорический талант Макса.

— Это из меня, — поскромничал он. — Но заслуживает того, чтобы быть написанным на стене твоей квартиры. В прихожей. Чтобы каждый раз перед тем, как выйти на улицу, ты читал эту фразу.

— Это будет мой девиз, — сказал я, чтобы доставить Максу удовольствие.

— Короче. — Он поднялся из-за стола во весь свой двухметровый (или почти двухметровый) рост и положил мне на плечо пудовую лапу, которую почему-то сам называл рукой. — Езжай-ка ты прямо сейчас к Фокиным и сделай, как я сказал.

— Прямо сейчас не могу, — ответил я, с трудом скидывая руку Макса с плеча, — они сейчас на работе. Я пойду пообедаю, а потом поеду. Одобряешь такой вариант?

— Валяй, — сказал Макс.

Это было очень любезно с его стороны.

Глава 8

Перекусив в первой же забегаловке, я поехал к Фокиным, но не напрямую, а длинным кружным путем, который завел меня на книжный развал у краеведческого музея. Музей уже три года был закрыт.

Дирекция тщетно искала деньги, чтобы завершить ремонт, а задолженность перед ремонтниками росла. Пока суд да дело, на площадке перед музеем раскинули лотки книжные торговцы. Я вышел из машины и медленно побрел по развалу.

Макс называл это «еще одним бзиком», что подразумевало наличие у меня еще нескольких «бзиков». Я отвечал Максу, что каждый имеет право на хобби, но Макс качал головой и говорил, что должен быть какой-то предел в моем выпендреже. Сам Макс собирал пивные банки разных сортов, Олег — порнофильмы с Терезой Орловски и Трейси Лордс. Что коллекционировал Генрих, я не знал. Возможно, денежные знаки. Мое хобби Макс считал донельзя выпендрежным и странным. Я и сам не мог толком объяснить, с чего мне вздумалось собирать книги про разных там императоров, царей и королей. Не все подряд, а то, что более-менее похоже на правду. Я начал с римских императоров и дошел до русских царей.

Каждый, кто попадал ко мне домой и видел заставленные книжные полки, немедленно спрашивал: «А зачем это тебе?» Как-то я попытался это осмыслить. Получалось, что к императорской жизни я потянулся, чтобы отвлечься от окружающей действительности. От того, что погаже, потянулся к тому, что покрасивее. Но после еще одного сеанса мозговой активности я пришел в выводу, что никакого отвлечения не происходит, потому что император Нерон, например, своими гнусными наклонностями мало чем отличался от маньяка Куропаткина, которого ловили два с половиной года и который за эти годы написал такой дневник своих «подвигов», что следователей, этот дневник читавших, говорят, тошнило и их меняли каждый час.

Короче говоря, эти жизнеописания могли лишь навести на мысль о том, что природа человеческая за последнюю тысячу лет мало изменилась. Просто Нерон был императором и мог делать свои дела под овации придворных, а Куропаткин работал сторожем в плавательном бассейне и действовал втайне. На невеселые мысли наводила вся эта литература.

Как-то я разыскал биографию Николая Второго. Тоже не самый приличный император. Развалил империю, а потом сказал, что умывает руки. Год назад мне пришлось охранять директора машиностроительного завода Бутякова от его же разъяренных рабочих. Бутяков несколько лет сидел в директорском кабинете, смотрел себе в окно, а заводское имущество потихоньку разворовывали, бандиты заставляли рабочих продавать за бесценок акции. Когда выяснилось, что завод продан какой-то неизвестной московской фирме, а та будет увольнять девяносто процентов персонала, Бутяков развел руками, сказал, что такова жизнь и что сам собирается поехать поправить здоровье на Кипр. Правда, тут рабочие едва не отправили его на Кипр по частям. В нескольких посылках. Пришлось оберегать директора от народного гнева. Бутяков тогда очень перепугался. И чтобы прийти в себя, непрерывно пересчитывал стодолларовые купюры, что распирали его бумажник.

Так что верно сказал какой-то мыслитель: «Ничего не меняется в этом лучшем из миров». Только насчет второй части он, по-моему, погорячился.

Глава 9

Было около семи вечера, когда я подъехал к фокинскому дому. Я надеялся, что Нина Валентиновна не будет задерживаться на работе, потому что разговор с одним только Фокиным казался мне бестолковым.

И поначалу мне повезло — дверь открыла Фокина.

— А, это вы, — не слишком приветливо сказала она. — Заходите, нам надо поговорить.

Я был не против и зашел. Мы сели на кухне, за столом друг напротив друга — я и она. Фокин-старший до переговоров не был допущен, хотя в это время находился дома и чем-то гремел в дальней комнате.

— Вы встретились с Артуром? — с ходу спросила она.

— Еще нет. Надеюсь, что сегодня вечером...

— А что же вы делали все это время? — строгим учительским тоном осведомилась она. — Что вы сделали, чтобы мой сын вернулся домой?!

— У вашего Артура нет кабинета, где он принимает посетителей в специально отведенные часы, — заметил я. — Приходится искать его по всему городу. Это длительный процесс с большими тратами бензина.

— Но вы его не нашли!

— Но я его найду. Один раз нашел и второй — найду.

— Раз вы не виделись с Артуром, то вам нечего мне сообщить, — вскинула тонкие брови Фокина. — Зачем вы пришли?

— У меня есть что вам сообщить, — сказал я.

— Наверное, вы хотите сообщить, что бензин дорог и вам нужны еще деньги?!

По ее расчетам, после этой фразы я должен был покраснеть и залепетать что-то жалобное. Но я физически неспособен краснеть.

— По-моему, с деньгами мы все уже решили, — сказал я. — Вы не жена банкира, у которой каждый норовит выклянчить пару баксов. А я не попрошайка. И в отличие от вас я придерживаюсь нашего изначального договора.

— Какого еще договора? — холодно спросила Фокина.

— Когда вы просили меня об услуге — вытащить вашего сына из плохой компании, я назвал свои условия. Вы — свои. Вы сказали, за уплаченную сумму я должен буду промывать мозги Артуру до тех пор, пока он окончательно не отстанет. Неограниченное количество раз. Так я и делаю. А вас я просил прислушиваться к моим советам. Потому что в таких делах я соображаю немного больше вашего.

— И в чем же я перед вами провинилась?

— Вы обратились в милицию? Я советовал вам так сделать еще днем.

— Ни о какой милиции не может быть и речи! — твердо заявила Фокина.

— Вы отказываетесь следовать моему совету? — уточнил я.

— Такому совету — отказываюсь! Это называется «из огня да в полымя»: отбить мальчика у наркоманов, но засадить за решетку! Знаете, что сейчас в тюрьмах творится?

Этот истерический всплеск эмоций у нее неплохо получился. На кого-то, пожалуй, он мог и подействовать. Но не на меня.

— Если вы не хотите прислушиваться к моим советам, то я отказываюсь дальше вам помогать, — ответил я на вопль Фокиной. Звуки в дальней комнате стихли.

— Но мы заплатили. — По мнению Фокиной, это был убийственный аргумент.

— Я помню.

Я запустил руку в карман брюк и вытащил оттуда деньги — пять стотысячных купюр, что вручил мне вчера Фокин-старший. Я положил их на стол и сказал:

— Вот ваши деньги. Выпутывайтесь сами, если не хотите слушать моих советов.

Это произвело на нее впечатление. Она колебалась.

— Если вам нечего мне сказать, то я ухожу, — сказал я и поднялся.

— Подождите, — услышал я, когда шел по коридору из кухни в прихожую. — Подождите, Костя.

Я не остановился, проговорив на ходу:

— Это слишком серьезное дело. Вы играете судьбой своего сына.

— Я пытаюсь его спасти...

— Это очень странный метод спасения — тот, что вы выбрали.

Положив пальцы на дверную ручку, я все-таки обернулся к Фокиной:

— Вы готовы сделать то, что я сказал?

— Милиция? — Она покачала головой. — Нет...

— Тогда мне не о чем с вами больше разговаривать. — Я толкнул входную дверь, но тут же остановился — мне в голову неожиданно пришла мысль, и я поспешил ее проверить: — Нина Валентиновна, вам больше не звонил Артур?

— Н-нет, — замотала она головой. Чуть быстрее, чем следовало.

— И у вас нет никаких известий о Коле?

— Нет.

Я не хотел быть жестоким, поэтому в дверях я сказал:

— Вы знаете номер моего телефона. Если что-то случится...

— Конечно. — Она захлопнула за мной дверь. Та была слишком тонкой, чтобы заглушить два напряженных голоса, зазвучавших в прихожей сразу же после моего ухода. Говорили муж и жена. Говорили друг с другом резко, словно спорили по какому-то важному вопросу.

Голоса постепенно удалялись от двери в глубь квартиры, и по изменившемуся соотношению произносимых каждым из двоих слов я догадался, что Нина Валентиновна и на этот раз одержала победу.

Я спустился в кабине лифта на первый этаж. Спускаясь по лестнице от площадки перед лифтом к подъездной двери, я подумал, что справа, в закутке у мусоропровода — хорошее место для засады. Какой-нибудь наемный убийца легко остался бы незамеченным, пропустил бы свою жертву мимо, потом выскочил сзади и...

Просто профессиональное замечание. Кстати, пахло у мусоропровода тоже убийственно...

Глава 10

У меня неплохая реакция, и, уловив боковым зрением движение за моей спиной, я резко повернулся. Она испугалась еще больше меня, вздрогнула и торопливо шагнула назад.

— Извините, — сказала она. — Я просто хотела спросить...

— И все? — Я облегченно вздохнул. — Ну, спрашивай...

Я прислонился к борту своей машины. Она стояла шагах в трех, невысокого роста, худенькая брюнетка. Черные джинсы, черная майка якобы от «Долче и Габбана», маленький рюкзачок за спиной. Ладони засунуты в карманы. На вид ей было лет шестнадцать.

— Скажите, пожалуйста, — произнесла она. — Вы случайно не в двадцать шестую квартиру ходили? Не к Фокиным?

Она сказала «пожалуйста». Волшебное слово. В последнее время редко мне встречались шестнадцатилетние девушки, которые между двух слов третьим вставляли «пожалуйста». Обычно вставляли «бля».

— А если к Фокиным? — Я изобразил дежурную улыбку. Всегда подсовываю ее незнакомым людям, хотя это и лицемерно. Но я исхожу из принципа, что с незнакомыми людьми стоит быть вежливым. Пока они не сунули вам ствол в физиономию. Или не сотворили еще какую-нибудь гадость.

— Тогда я хочу с вами поговорить.

В отличие от меня она не улыбалась. Ни дежурно, никак иначе. Она выглядела обеспокоенной. Она была моложе меня почти в два раза, и, наверное, в ней было в два раза больше искренности, чем во мне. Забавное математическое наблюдение.

— Здесь? Или проедем в какое-нибудь более уютное место?

— Лучше здесь.

— Что ж, я слушаю.

— Я подруга Коли Фокина, — сказала она.

— Я догадался.

— А вы из милиции?

— Нет. А почему к Фокиным должны наведываться милиционеры?

— Ну... — Она замялась.

— Потому что Коля кололся?

Она молча кивнула, и я решил ее подбодрить, если слово «бодрость» было тут уместно.

— Я много знаю о Коле и его родителях. Достаточно много, чтобы ты спрашивала напрямую.

— Хорошо. — Она поправила лямки рюкзачка. — Тогда я спрошу. Где Коля сейчас?

— Не знаю.

— Как это? Вы же сказали, что многое знаете...

— Многое, но не все. Я знаю, что Коля сидел на наркотиках. И что родители решили избавить его от этой вредной привычки. Направили его в специальную клинику.

— Так он в клинике? А почему же вы сначала сказали, что не знаете. — Ее серые глаза испытующе смотрели на меня. Это ее «пожалуйста» довело меня до того, что я стал болтать лишнее.

— А почему ты не можешь сама спросить у Колиных родителей? — Я ответил вопросом на вопрос, и проверенный временем и израильской разведкой «Моссад» прием сработал. Она нахмурилась и замолчала.

— У вас не сложились отношения с Ниной Валентиновной?

Она кивнула.

— Как я тебя понимаю! — с чувством произнес я.

— Она думает, что это я его испортила. В смысле — посадила на иглу.

— Но это не ты.

— Нет, не я. — Она показала мне свои руки: нежная гладкая кожа без следов от уколов. — У него был одноклассник, который сейчас этим промышляет...

— Артур.

— Вы действительно много знаете. Так значит, Коля в этой больнице?

— Может быть.

— Как это? Или он в больнице, или его там нет.

— Видишь ли, Нина Валентиновна наняла меня, чтобы Коля завязал с Артуром и остальной компанией. И она вряд ли придет в восторг, если узнает, что я рассказал тебе о Коле. Считай, что я ничего не сказал.

— А, понятно. — Она сдержанно улыбнулась, впервые с начала разговора. — Вы кто, частный детектив?

— Наподобие. Я из охранного агентства.

— Ясно. А вы не знаете, где находится эта больница? Или как она называется?

— Нет, не знаю, — сказал я.

— Я давно его не видела, — поделилась она своей печалью. — Сначала он связался с Артуром. А потом его мама стала катить на меня все бочки... Когда я звоню, вешает трубку. Я никак не могла с ним встретиться. Позавчера я решила, что просижу у подъезда весь день, но подкараулю его. Вот уже третий день сижу, а его нет. И пацаны во дворе говорят, что давно его не видели.

— И ты караулила, пока не подкараулила меня?

— Да я уже всех подряд спрашиваю. Случайно на вас попала. Тех, кто в доме живет, я всех уже в лицо знаю. А как незнакомый выходит, так бегу и спрашиваю — вы не от Фокиных? Наконец-то мне повезло.

— Поезжай ты домой, — посоветовал я. — И выспись. Все равно в ближайшие дни ты Колю не увидишь.

— Да, теперь поеду, — кивнула она. — Теперь я узнала что хотела.

Она снова поправила рюкзачок, подумала и сказала:

— Между прочим, меня Кристи зовут.

— Кристи? — не понял я.

— Ну, если полностью, то Кристина. А так короче. И еще потому, что мне «Агата Кристи» нравится. Группа такая.

— Константин, — представился я.

— Очень приятно, — улыбнулась она. Еще одна забытая фраза. — Вы не могли бы мне позвонить, когда Коля выйдет из больницы? Чтобы я не сидела здесь целыми днями во дворе.

— Тут я вам вряд ли помогу. У нас с Ниной Валентиновной тоже не все гладко, и может быть, я завтра уже не буду на нее работать. И ничего не буду знать о Коле.

— Но если вы не будете работать на нее, то, значит, сможете сказать, в какой больнице он лежит? Ведь тогда у вас не будет перед ней никаких обязательств?

Соображала она быстро. Я не нашел ничего более подходящего, как кивнуть головой.

— Тогда запишите мой телефон, — сказала она и заставила-таки меня написать в записной книжке шесть цифр. Эта девушка умела добиваться своего, ничего не скажешь.

— До свидания, Константин, — сказала она и энергичным шагом направилась к автобусной остановке. Рюкзачок на узкой спине слегка подпрыгивал.

— До свидания, Кристи, — сказал я. Странное имя. Приятная девушка. Особенно на фоне всех тех, с кем приходилось общаться в последние два дня.

Глава 11

На этот вечер у меня были большие планы. Я хотел отловить Артура и еще раз войти с ним в плотный контакт — не больше не меньше.

Я подозревал, что Фокины к утру образумятся и примут мое предложение. И если к этому времени я сумею вышибить из Артура информацию о том, где сейчас находится Фокин-младший, это только поднимет мой авторитет. Останется лишь позвонить Максу, чтобы тот связался со своими людьми в милиции и направил группу захвата по нужному адресу.

А может, я обошелся бы и без группы захвата. Если подъехать ночью, когда охрана спит... А может, Колю держат без всякой охраны...

Так в моем мозгу возникали вполне радужные перспективы фокинского дела. В самом лучшем случае я мог уже утром привезти Колю домой. И я стал думать об этом «лучшем случае». Не знаю, что вселило в меня такой оптимизм. Я был полон решимости непраздно провести ночь — прочесать все места, где мог появиться Артур, и выбить из него дурь. А также информацию.

Перед таким серьезным мероприятием стоило заехать домой переодеться. Что я и сделал. Я надел кроссовки, джинсы и чистую рубашку. Отправлялся я в специальной экипировке — вложив в потайной карман джинсов небольшой, размером с авторучку, электрошокер. Разряд получался послабее, чем у стандартных образцов, но вполне достаточный, чтобы вырубить взрослого мужчину на несколько секунд. Клубные охранники, обыскивающие на входе публику, мою игрушку обычно не находили.

Перед отъездом я решил основательно подкрепиться. Я поджарил себе яичницу с колбасой и запил это изысканное блюдо большой кружкой черного кофе.

В начале десятого я вышел из квартиры и уже вставил ключ в замок, чтобы закрыть дверь, когда зазвонил телефон. Голос был знакомым, и я похвалил себя за верный ход мыслей — должно быть, Фокины одумались еще до наступления утра.

Однако по ходу разговора с Ниной Валентиновной стало понятно, что ситуация немного сложнее.

— Извините за то, что беспокою вас так поздно... — начала она в несвойственной ей деликатной манере.

— Ничего страшного, — ответил я, предвкушая извинения и предложение вернуться к работе на благо семьи Фокиных.

— Константин, я хочу вам кое-что сообщить... Мне позвонил Артур...

— Когда?

— Примерно полчаса назад.

— И что он сказал?

— Ну, — медлила она, — это не телефонный разговор...

«Что за чушь вы несете?!» — хотел поинтересоваться я, но сдержался. И выразился иначе:

— Откуда такая боязнь телефона? Кто нас подслушивает? Зачем? Нина Валентиновна, ваша тяга к секретности — я не могу ее понять...

— Дело не в секретности, — начала оправдываться она. — Просто такие серьезные разговоры трудно вести по телефону...

— Вы хотите, чтобы я приехал?

— Да, да, именно. — Она так обрадовалась моей сообразительности, что я насторожился. — Приезжайте прямо сейчас. И мы решим, что делать дальше.

— По-моему, надо звонить в милицию, — напомнил я о наших разногласиях. На удивление, Фокина кротко сказала:

— Может быть... Приезжайте, и мы все обговорим.

Позже, обдумывая все произошедшее в тот вечер, я совершенно точно осознал одно: во всем была виновата Кристи. После встречи с ней я испытывал такой всплеск оптимизма, что даже понадеялся на обращение Фокиной к здравому смыслу. Я ошибался, но понял это слишком поздно.

Все зло от женщин. Даже если они говорят «пожалуйста» и «очень приятно».

Глава 12

Сумерки сгустились в темно-синее полотно, на фоне которого белела девятиэтажная панельная башня, где жили Фокины. У подъезда было безлюдно. Бабки покинули свои насиженные места, родители утащили детей умываться и спать. Темноволосая девушка с рюкзачком за спиной поехала домой, завершив свое трехдневное дежурство. Жизнь замерла в преддверии наступления ночи.

Я оставил шокер в машине, чтобы не было соблазна отключить Фокину в тот момент, когда она скажет очередную глупость. Проходя мимо мусоропровода, я на несколько секунд задержал дыхание и вернулся в нормальное состояние уже перед лифтом.

— Проходите, пожалуйста, — сказал Фокин-старший, открыв дверь. Сегодня он был чертовски любезен.

— Извините, что заставила вас ехать к нам так поздно. — Нина Валентиновна стояла в коридоре, сложив руки на груди. Она была так вежлива и предупредительна, приглашая меня пройти, что мне стало не по себе.

Я опустился в мягкое кресло. Фокина села рядом. Нас разделял журнальный столик. А также ее самомнение.

— Нам звонил Артур, — без лишних проволочек начала она. — Он сказал, что у Коли все хорошо. Что Коля очень просил не впутывать сюда милицию и посторонних.

При слове «посторонних» она выразительно посмотрела на меня. Я хмыкнул:

— Это вам лично Коля сказал?

— Это передал Артур с его слов. Он сказал, что они с Колей — одноклассники, друзья. Что нет таких проблем, каких нельзя бы было решить миром.

— И как он собирается решить проблему с вашим сыном? Проблема называется пятьсот долларов, если я не ошибаюсь?

— Он дает Коле отсрочку, — торжественно сообщила Фокина, будто читала важное правительственное сообщение, которое должно было вызывать у всего народа неуемную радость. — Он даст Коле работу, и Коля сможет быстро отдать свой долг. И Артур пообещал, что проследит за тем, чтобы Коля бросил употреблять наркотики.

Я засмеялся. Фокины посмотрели на меня как на сумасшедшего. Жена — как на опасного безумца, муж — с сочувствием, будто говоря: «Как я тебя понимаю, от этого и вправду свихнешься...» 62

— Я сказала что-то смешное? — поинтересовалась Нина Валентиновна, нервно поддергивая рукава халата.

— Этот Артур — большой шутник, — сказал я. — У него специфический юмор. Вы его не поняли.

— Ну так проясните, раз вы такой умный, — попросила Фокина, с трудом сдерживая раздражение. Наконец-то она стала похожей на самое себя. Я почувствовал себя естественнее.

— Отсрочка называется «счетчик», — пояснил я. — С вашего Коли стребуют не пятьсот баксов, а семьсот. Или тысячу. И то, что они друзья... Чушь собачья. И что это за работу Артур предлагает? Он сам торгует наркотиками. Что он может предложить вашему сыну? Как вы думаете?

— Артур сказал, что это хорошая работа. Он сказал, что слухи о том, что он торгует наркотиками, — большое преувеличение.

— Вы верите человеку, которому два дня назад хотели хорошенько прочистить мозги, — напомнил я Фокиной ее слова.

— Тогда я плохо его знала.

— Вы поговорили с ним пять минут по телефону и узнали его лучше?

— Мы говорили больше, чем пять минут. Это был тяжелый разговор, поверьте, Константин...

— Я никогда не поверю одному: когда торговец наркотиками обещает, что излечит своего клиента от наркомании.

— Константин, вы не правы...

— Конечно. — Я встал. — Я не прав. Вы звали меня лишь затем, чтобы все это сказать?

— Я хотела, чтобы мы поняли друг друга...

— Я понял. Только, когда ваш Коля окончательно увязнет в этом дерьме, когда он будет красть из дома деньги и вещи, чтобы их продавать и платить за наркотики, когда он потребует, чтобы вы продали квартиру или дачу... Тогда не звоните мне и не просите помощи.

— Константин. — Фокин протянул руку ко мне, но я уже не обращал на эту семейку никакого внимания. Они утомили меня своей то ли глупостью, то ли наивностью. Я ушел, хлопнув дверью.

Вызвав лифт, я так саданул по кнопке кулаком, что стекло треснуло. Мои извинения. Только меня всегда бесит, когда люди добровольно вешают на шею камень, который потом потянет их ко дну.

— Идиоты, — пробормотал я, входя в кабину лифта. — Я не сплю ночей, выслеживая Артура, девочка по имени Кристи дежурит целыми днями во дворе... А судьба Коли Фокина решается его родителями быстро и просто. Пять минут поболтали по телефону с парнем из хорошей семьи Артуром. Тот наобещал с три короба, и вот результат...

Я выскочил из лифта и сбежал по лестнице вниз. Когда я миновал закуток с мусоропроводом, оттуда, словно бы реализуя мой собственный замысел, метнулась тень. Выстрела не было, была стальная хватка на моем горле. Меня гнули назад, молча и деловито ломая мне горло. Я резко подался назад, толкнув нападавшего на стену. Хватка не ослабла, и я принялся молотить локтем на уровне живота, другой рукой пытаясь разжать пальцы, сомкнувшиеся у меня на горле. Я так увлекся борьбой, что не заметил двух людей, возникших прямо передо мной.

Точнее, я заметил их, но слишком поздно. Я взмахнул ногой, задел кого-то из двоих, но это уже ничего не меняло. Словно бетонная свая въехала мне в грудь, и я перестал дышать. Потом кузнечный молот врезался мне между ног, и я стал стекать на пол. Но человек, заботливо державший меня за шею, не дал мне пасть так низко.

Он взял меня сзади за голову и с силой толкнул вперед. Я встретился с вонючей и удивительно твердой стеной, в каждом глазу у меня взорвалось по фейерверку, и наступила ночь.

Глава 13

Открыв глаза, я увидел в небе над собой маленькие тусклые звездочки. Потом звездочки исчезли, и на их месте возникла толстая противная морда с редковолосой полосой-щеткой над верхней губой. Мне хотелось, чтобы вернулись звезды, и я попытался оттолкнуть усатого. Но рука почему-то не поднялась. Потом выяснилось, что в этот момент на ней кто-то стоял. Кто-то достаточно тяжелый.

Я приподнял голову — какое счастье, что на нее никто не взгромоздился ботинками. Вскоре я сообразил, что нахожусь уже не возле вонючего мусоропровода, а на свежем воздухе. Это было хорошо.

Плохо было то, что, судя по ощущениям, тело мое подверглось переезду парочкой гусеничных тракторов. Или одним катком. Я лежал на асфальте и совершенно не чувствовал в себе сил, чтобы подняться. Даже когда эти гады сошли с моих рук.

— Нет смысла пинать человека, если он этого не чувствует, — произнес кто-то тоном опытного палача. — Пусть очухается.

Толстая противная морда опять склонилась надо мной, зачмокала губами, и, прежде чем я успел сообразить, что это означает, усатый плюнул мне в лицо. Слюна его была обильной и вонючей. Своей цели он добился — я не только пришел в себя. Я захотел свернуть усатому шею.

— Он зенками моргает, — сообщил усатый и хлопнул меня по щеке ладонью размером с совковую лопату. Я подумал, что свернуть шею такому типу будет непросто.

— Ладно, — сказал «палач», — давай посмотрим.

На фоне звезд появилось узкое бледное лицо. Лоб этого человека украшал шрам сантиметров в десять длиной. Глаза были внимательными и холодными.

— Действительно, — согласился он. — Очнулся. Артур, — повернулся он назад. — Подойди. Можешь сказать, что ты хотел...

Ну и тут появился Артур. Он улыбался. Я бы тоже улыбался на его месте. Он-то был в темно-красном пиджаке с золотыми пуговицами, в белой сорочке с расстегнутым воротом. А я валялся в грязи, с разбитой физиономией, в разорванной рубашке, чувствуя лопатками асфальт. Я был не в настроении. Артур, напротив, оказался красноречив.

— Что, друг, — поинтересовался он. — Хреново тебе?

Я не стал отпираться. Утверждать, что я сам здесь прилег и любуюсь звездным небом, было глупо.

— Мне тоже было хреново вчера, — поделился Артур. — Когда ты меня подловил. А теперь я тебя подловил. Как ты думаешь, мы квиты?

Я кивнул. Нарываться в моем теперешнем положении было чревато дальнейшими телесными повреждениями. Но Артур был настроен вовсе не миролюбиво.

— Ни хрена, — ответил он и улыбнулся. Хорошая у него была улыбка, добрая. Сразу видно, что парень из хорошей семьи. — Я такой злопамятный, — признался Артур, — что просто кошмар...

И чтобы доказать это, он с размаху пнул меня в ребра. После всего, что со мной уже сотворили сегодня, этот удар не произвел особого впечатления. Было больно, ну так что ж? Случается и такое.

Артур тем временем изучал свой ботинок, беспокоясь, не испачкал ли его в моей крови. Бледный осторожно кашлянул:

— Артур, время...

— Я помню, — спокойно отозвался Артур. — Я еще не сказал. Слушай, друг... Я все это веду к тому, что я — это не тот человек, которого можно безнаказанно пинать в туалете. Даже если ты из ментовки...

— Он не из ментовки, — поправил бледный.

— Тем более. Я такого не прощаю. Тем более я не терплю, когда кто-то слишком дошлый лезет в мои дела. То, что у нас с Фокиным и с его предками, — это наше дело. Мы сами разберемся. А ты залезь в ту нору, из которой вылез, закройся покрепче и не высовывайся, если хочешь остаться целым. Увижу еще раз твою гнусную рожу — урою окончательно. Врубился?

Я молчал. Разговаривать с этим придурком мне не хотелось. Да еще и вкус крови на губах...

— Ну что, расписку с тебя брать? — Артур еще раз пнул меня.

— Артур, поехали, — заторопился бледный. — Нормально ему врезали. Он все понял. Просто сказать не может.

— Поехали, — махнул рукой Артур. — Петя, ты еще тут поработай напоследок...

— Это в каком смысле? — не понял усатый Петя.

— Ну сделай еще что-нибудь...

Я подумал, что Петя сейчас повторит свой коронный трюк со слюнопусканием, и постарался оторвать руки от асфальта, чтобы закрыть лицо. Но усатый попросту пнул меня в голову, словно это был футбольный мяч. Я дернулся, как от электрического разряда, пропущенного сквозь тело.

Усатый перешагнул через меня и двинулся куда-то, насвистывая «Электричку» Алены Апиной. Ненавижу эту песню.

Я с трудом перевернулся на живот, и вечерний воздух обжег мою покрытую царапинами и ссадинами спину. Зато теперь я видел всю эту компанию. Конечно, они приехали на «БМВ». Я видел, как Артур и бледный тип со шрамом на лбу садятся на заднее сиденье. Еще какой-то тип сидел за рулем. Они ждали Петю, который добросовестно исполнял поручение Артура. От этого зрелища я заскрипел зубами. Что-то закипело у меня внутри. То ли ярость благородная, то ли разум возмущенный.

Петя вытащил из кармана охотничий нож с широким лезвием и стал резать покрышки на моей «Оке». Запала у него хватило на два колеса. Потом он поднял с земли камень и разбил стекло. Сначала — боковое, потом лобовое. После чего засунул в разбитое окно руку и вытащил с переднего сиденья мои вещи — спортивную куртку, фонарик, небольшую сумку и книжку про Николая Второго.

Все это полетело в лужу. Напоследок Петя расколотил фары, плюнул на капот и удалился с сознанием честно исполненного долга. Я понял, за какие заслуги Артур таскал его с собой. Настоящая машина разрушения. Ему бы еще научиться жрать стекло и металл. Цены бы Пете не было.

Заработал мотор «БМВ», и водитель нетерпеливо крикнул:

— Ну ты скоро там?

Петя неуклюже побежал к машине и плюхнулся на переднее сиденье. «БМВ» резко тронулся с места и исчез в темноте, оставив о себе воспоминание в виде легких бензиновых паров.

Я подтянул ноги к животу, толкнулся руками от земли и сел. Фонарные столбы, девятиэтажный белый дом и моя изуродованная «Ока» закружились перед моими глазами в сумасшедшем вальсе. Меня тошнило.

Я дополз до лужи, в которой валялись моя куртка и книга, смочил ладони в грязной воде и провел ими по лицу. Было больно, но эта боль и холодная вода привели меня в чувство.

Я выловил размокшую книжку из лужи и положил рядом с собой на сухое место. Как там говорил сегодня Макс? «Они пойдут на принцип и ответят тебе по полной программе». Черт возьми, Максу можно смело работать предсказателем будущего.

Только и мне захотелось пойти на принцип. Не из-за денег, не из-за Коли Фокина, а просто так. Не люблю, когда мои книги швыряют на землю. По-моему, это свинство. И сказать усатому и его компаньонам, что они — свиньи, а вовсе не крутые парни, — дело принципа. Сначала сказать, а дальше посмотрим.

Глава 14

Я завернул книгу, фонарик и сумку в испачканную куртку, положил этот сверток на капот машины. Мне все еще было плохо. Я сплевывал сгустки крови, а во рту на месте двух или трех зубов вдруг обнаружились острые обломки. Каждый вздох отдавался адской болью в легких. Шея, которой и так досталось днем, распухла. Я не мог повернуть голову, а в самой голове еще звучало эхо выполненного усатым пенальти.

Со стороны я, должно быть, выглядел ужасно — какая-то приличного вида парочка шла к подъезду, увидела меня и перешла на легкий бег. Я помахал им вслед рукой.

На спине от рубашки практически ничего не осталось — разодралась об асфальт, когда меня волокли из подъезда. А липкая теплая пленка, покрывшая голову, как глазурь — праздничный торт, — это кровь. Последствие счета ступенек головой.

Сил что-либо делать у меня не было. Я просто лег спиной на капот машины, широко раскинув руки. Снова звездное небо, только теперь его не загораживают противные усатые морды. И то хорошо.

Когда боль в голове стихла, я спросил себя: «А как это, интересно знать, они меня подловили? Неужели я таскал их за собой от Молодежного парка?» Просто фантастика. Нет, должно быть простое объяснение. Удостоверение, которое я любезно показал сержанту. Там была фамилия, и при желании сержант мог узнать мой адрес. Засесть в засаду, подождать, пока я поеду к Фокиным...

Нет, слишком сложно. Если бы я был чуть в лучшей форме, то постучал бы себя кулаком по лбу, чтобы мысли шевелились быстрее. Однако сейчас мне было жалко и лоб, и кулак, поэтому мыслительный процесс затянулся.

Потом я посмотрел на девятиэтажный дом, где еще светилась треть окон. Все оказалось очень просто.

Глава 15

В конце концов они все-таки открыли. А что им оставалось делать? Я жал на кнопку звонка фокинской квартиры минут пять кряду, а затем, не находя ответа у обитателей квартиры, принялся изредка постукивать в дверь ногой.

На этот раз вперед выставили Фокина-старшего. Нина Валентиновна побоялась в столь позднее время высовывать нос на лестничную площадку. Да и муж, обязанный проявить в такой ситуации храбрость и решительность, отгородился от меня цепочкой.

— Что вы... — начал он и замолк. Несколько минут Фокин потрясенно осматривал меня с ног до головы. Посмотреть было на что. Хотя я вытер курткой лицо и руки, тем не менее кровь — штука трудносмываемая. На рубашке и джинсах у меня ее было достаточно. Вместе с грязью.

Когда мне надоело ему позировать, я сказал:

— Это не выставка авангардного искусства.

Он сглотнул слюну и отступил назад. Глаза его забегали, как у мальчика, разбившего любимую мамину вазу и свалившего вину на младшую сестру.

— Что там такое, Вася? — раздался грозный голос Фокиной. Грозить она предпочитала из дальней комнаты: — Если он не прекратит, вызывай милицию!

— Вот именно! — рявкнул я в ответ. — Вызывайте!

Фокин так испугался моего крика, что снял цепочку и впустил меня в квартиру. Тут в коридор вылетела Нина Валентиновна. Выражение моего лица заставило ее притормозить и прислониться к стене.

— Вы... В-вы... — начала заикаться она. — Что с вами с-случилось?

— А вы, конечно же, не знаете, — усмехнулся я разбитыми губами.

— Откуда? — всплеснула она руками. Это был большой драматический талант. Вторая Татьяна Доронина.

— От верблюда, — огрызнулся я. — Верблюда зовут Артур. Он же был у вас?

— Нет, мы разговаривали по телефону, — продолжала она рассказывать изрядно надоевшие сказки.

— В вашем возрасте стыдно врать, — сказал я. Она побледнела — наверное, обиделась, что я помянул возраст. — Артур был здесь. Он наобещал вам с три короба. Пообещал, что с Колей все будет нормально. Взамен попросил о маленькой услуге — вызвать сюда парня, который побил его в мужском туалете клуба «Метро». Он ведь на меня в обиде за это. Сначала он хотел поймать меня, когда я буду передавать выкуп за Колю.

Потом передумал. Решил ускорить события и нанес вам визит. Вы решили, что Артур заслуживает доверия больше, чем я, и принести меня в жертву. Позвонили мне домой, наговорили всякой ерунды, лишь бы вытащить меня сюда. Я купился. Надеюсь, вы довольны?

— Я не думала, что они вас так... — медленно произнесла Фокина, не отрывая взгляда от моего разбитого лица.

— Конечно. Вы думали, что Артурчик хочет подарить мне букет цветов. Он же из такой хорошей семьи. Милый ребенок. Вы хотя бы спросили — жив ваш Коля? Или уже умер от передозировки? Такое случается, когда после сеанса лечения резко садятся на иглу.

Она изменилась в лице за долю секунды. Словно выползая из укрытия, выступили морщины, обозначились мешки под глазами, пульсировали темные вены на висках, проступая сквозь косметику. Бледные губы беззвучно сходились и расходились.

— Ну зачем вы! — дрожащим голосом проговорил Фокин, бросаясь к жене. — Зачем вы так! Это же больное место, мы так переживаем все эти дни...

— Просто я устал от вашего вранья, — пробормотал я и снял трубку телефонного аппарата, стоявшего в прихожей на тумбочке. Это мгновенно привело Фокину в чувство, и она, оттолкнув мужа, взвизгнула:

— Нет! Не надо звонить в милицию! Будет только хуже!

Я не обратил внимания на ее выкрики. Я набрал телефон Макса и сказал:

— Здорово, предсказатель хренов. Нострадамус.

— В чем я оказался прав на этот раз? — осведомился Макс.

— Они выступили по полной программе.

— Ты откуда звонишь? С того света?

— От этих... — мне противно было называть фамилию, — от Фокиных.

— Ну тогда это не полная программа. Крепко досталось? — спросил он серьезным тоном. — Врач нужен?

— Мне нужно добраться отсюда домой. Они и мою машину... — Я сделал сокрушительный жест рукой, словно Макс мог это видеть.

— Понятно. Сейчас приеду.

— Ты извини за беспокойство, — сказал я.

— Признайся, что ты самоуверенный осел.

— Лучше я пойду пешком.

— Самоуверенный осел, — сокрушенно произнес Макс. — Я скоро приеду.

Я повесил трубку и оглядел Фокиных. Он — насупившийся, огорченный и немного сконфуженный. Она — напряженная, но все такая же сильная, уверенная в своей правоте.

— Я ухожу, — сказал я. — С вами бесполезно разговаривать. Гробьте свои жизни. Верьте бандитам. Предавайте всех, кто хочет вам помочь. Это у вас хорошо получается.

— Константин, нам жаль, что так получилось, — встрепенулся Фокин. — Мы не думали...

Жена толкнула его локтем в бок, и он осекся. Эта женщина стала меня серьезно раздражать, и, чтобы заставить ее понервничать напоследок, я сказал в дверях:

— В конце концов я и сам могу позвонить в милицию. И все рассказать. Вот так.

То ли мне показалось, то ли она действительно вздрогнула.

Глава 16

— Зрелище, конечно, не для слабонервных, — сказал Макс, когда вылез из своего «Форда» и посветил фонариком на меня.

— Поехали отсюда, — предложил я, бросив прощальный взгляд на «Оку». Жаль было ее бросать в таком состоянии, но сейчас мне было не до нее.

Макс тоже взглянул на мою машину, поцокал языком и заметил, что из автосервиса ночью сюда никто не поедет.

— Завтра заберешь, — сказал он. — У вас с ней, кстати, практически одно лицо.

— Это не смешно.

— Смотря как на это посмотреть.

Он завел мотор, еще раз взглянул на меня и озабоченно произнес:

— Если по дороге нас тормознет ГАИ, будет непросто объяснить, что с тобой случилось.

— Это меня меньше всего беспокоит.

— Знаешь что? — сказал Макс, когда мы выезжали со двора. — Если бы тебя это еще чему-то учило. А то ведь без толку все... Вот давай поспорим, что не пройдет и месяца, как ты опять нарвешься на что-то подобное...

— Иди к черту, — отозвался я. — Ты мне уже напредсказывал сегодня...

— Ну так что у вас там вышло? Ты расплевался с Фокиными?

— Слишком поздно, но расплевался.

— Вот и хорошо. Теперь выбрось их из головы. Ты сделал все что мог.

— Ты слишком низко оцениваешь мои возможности.

— А что такое?

— Помнишь, я рассказывал тебе о менте в парке?

— Это тот, который огрел тебя дубиной? И который якобы прикрывает Артура?

— Он самый. Я еще раз видел его сегодня. Их было четверо в «БМВ» — сам Артур, потом такой бледный тип со шрамом на лбу, еще один здоровый ублюдок, Петей зовут... И еще один сидел за рулем. Он ко мне не подходил. Он вообще не высовывался из машины. Я его по голосу узнал.

— Тот самый сержант? — удивился Макс. — Ты не путаешь?

— Не путаю.

— Тебе настучали по голове раз двести, а ты по голосу узнаешь человека, которого раньше видел только раз?

— Он двинул мне дубиной по шее. Это весомая причина, чтобы запомнить его голос на всю жизнь. Он сидел за рулем «БМВ».

— Ну и что из этого? Какой отсюда следует вывод?

— Ты говорил, что у тебя есть знакомый в милиции. Которому ты доверяешь...

— Говорил.

— Давай отдадим ему всю эту информацию. Про сержанта, про Артура... Сами мы такое дело не потянем, ты прав. А твой знакомый, может, что и сделает. Наскребет себе на очередную звездочку...

— Надо было тебя давно шарахнуть по башке, — сказал Макс. — Наконец-то ты стал рассуждать здраво. Завтра я свяжусь с ним. Хотя, знаешь, ничего тут особенного ты не раскопал. И все на словах. Доказательств никаких. Сунутся менты к Фокиным, спросят: «А где ваш сыночек?» А те в ответ: «Уехал в деревню к бабушке». Фамилию того сержанта знаешь? Не знаешь.

— Я могу ради такого дела съездить в Молодежный парк и ткнуть пальцем в того гада, еще у меня есть номер «БМВ», на котором катается Артур. Вычислить его, повесить слежку на хвост...

— Ну, это ты раскатал губы, — присвистнул Макс. — Кто же станет с этим возиться? Слежка... Просто сдадим информацию моему человеку. А уж он с ней пусть что хочет, то и делает. Меньше нам головной боли.

Глава 17

После такого бурного вечера я проспал десять часов и проспал бы больше, если бы не телефонный звонок. Я пытался спастись от него, засовывая голову под подушку, накрываясь одеялом, но тщетно — он проникал в уши, наполняя мою бедную голову тонким противным звоном.

И я сдался. Я выполз из-под одеяла, скатился на пол и отправился в долгий путь к телефонному аппарату. По дороге все части тела, которым хоть немного досталось во вчерашней переделке, напомнили о себе, и к концу пути я добрался, будучи уверен, что жить мне осталось секунд тридцать, не больше.

— Алло, — прошептал я в трубку, и мне ответил жизнерадостный голос Макса:

— Я просто хотел проверить, жив ты еще или нет...

— Подонок, — ответил я и повесил трубку.

Я посмотрел на разобранную кровать и понял, что обратный путь вряд ли осилю. Ближе была ванная комната. Воя от боли, я погрузился в горячую воду и парился там с полчаса. Потом я позавтракал, оделся и выполз из квартиры на лестничную площадку.

Звонок в сорок первой квартире постоянно был сломан, и приходилось бить кулаком в дверь, пока тамошние обитатели обращали внимание на раздающийся грохот.

— Здорово, — сказала Ленка. — Ты хреново выглядишь, Костик.

— Это я и без тебя знаю, — мрачно ответил я и втащил измученное тело в ее квартиру. — Муж дома?

— Конечно нет.

— Почему — конечно?

— Если бы он был дома, я бы тебе не открыла.

— Я не за этим.

— Неужели? — Ленка перестала расстегивать кофточку. — А за чем?

— Посмотри на меня.

— Выглядишь хреново, я уже говорила...

— Я знаю, как я выгляжу.

— Так чего же тебе надо?

— Мне нужен медицинский осмотр.

— А, вот оно что, — Ленка деловито прищурилась, — раздевайся, складывай сюда одежду...

Она достала из шкафа белый чемоданчик с красным крестом и перестала быть похожей на легкомысленную особу, которая в отсутствие мужа не прочь заняться чем-нибудь аморальным с соседом по лестничной площадке. Теперь она стала похожей на медсестру. Кем она вообще-то и являлась.

Ее сильные пальцы прошлись по моим костям, пробудив затихшую было боль.

— Ты знаешь, — сказала Ленка. — Это просто выглядишь ты кошмарно, а на самом деле... Все ребра целы. То, что у тебя там на голове, я сейчас промою... Повязку ты, конечно, носить не будешь?

— Не буду.

— Ну и дурак.

Минут через пятнадцать она закончила обрабатывать мою голову и собрала испачканные кровью ватные тампоны в мусорное ведро.

— Остальное само зарастет, — сделала она квалифицированное медицинское заключение. Она не в первый раз говорила мне такое. Пока ее прогнозы оправдывались. Благополучно затянувшихся ран и царапин на моем теле хватало.

— С меня бутылка, — пообещал я Ленке. Та не стала возражать.

— Я с вечера буду на дежурстве, — предупредила она. — Так что постарайся больше не уродоваться.

— Когда вернешься?

— Послезавтра.

— К этому времени я обязательно подготовлю парочку хороших переломов, — пообещал я, — чтобы у меня был повод зайти.

— Не сможешь переломать ноги, заходи просто так, — пригласила Ленка. Она убрала чемоданчик и снова выглядела как легкомысленная молодая женщина. И очень привлекательная.

Глава 18

Самое смешное, что в тот день я собирался отлежаться. Иное времяпрепровождение в моем состоянии трудно было представить. Я добрался до кровати и рухнул на нее, не раздеваясь. Едва я смежил веки, как проклятый телефон разразился звуком громким, как сигнал «Воздушная тревога!» в фильмах про войну, и противным, как визг бормашины в зубоврачебном кабинете.

Я подумал, что стоило бы держать пистолет не в сейфе Макса, а дома. Как раз для таких случаев. Было бы приятно заткнуть пасть этому нарушителю спокойствия. Но пистолета не было. Я подобрал с пола тапку и швырнул ее в телефонный аппарат.

Промахнулся. Я попытался найти вторую тапку, но та словно нарочно исчезла в таинственном подкроватном пространстве.

Я выругался всеми страшными словами, какие возникли в этот момент у меня в голове, поднялся и пошел к телефону.

— Ты же сам хотел, чтобы я отлеживался и зализывал раны! — гневно выдал я Максу.

— А разве не все еще зализано? — засмеялся Макс. — Нет, пока валяйся себе. Но ближе к вечеру ты мне понадобишься.

— Это еще зачем?

— Затем, что с тобой хочет поговорить тот парень из милиции. Так что подгребай часам к семи в «Комету». Очухаешься?

— Я и сейчас в форме, — ответил я и повесил трубку.

Заявление насчет формы было небольшим преувеличением, но то, что я смог еще несколько часов пролежать в постели, пошло мне на пользу. Я заново прогнал все воспоминания о последних днях, сначала восстановив события в хронологическом порядке, а потом попытавшись выстроить более-менее надежную причинно-следственную связь.

И это дало кое-какие результаты. Я вспомнил о двух людях, которые могли бы рассказать мне гораздо больше об этом деле, нежели они рассказали. Я пробежал мимо этих двоих, не удосужившись пуститься в расспросы. А зря.

Пока это были мои теоретически-постельные размышления. Макс сказал, что с фокинским делом надо завязывать, и я не слишком возражал, особенно после вчерашней неприятности. Не то чтобы я испугался, просто знал, что бессмысленно пытаться вычерпать ложкой море и бессмысленно в одиночку громить крепкую банду, которая вчера показала мне свое малосимпатичное личико. Макс тут был не помощник. Его работа в охранном агентстве заключалась совсем в другом — в зарабатывании денег. Рисковать жизнью ради утоления моей мести он не станет. Зато его знакомый из милиции — станет, не ради отмщения, но из служебного долга. Если моя информация его заинтересует.

Я вытаскивал из памяти детали моих разговоров с Фокиными и Артуром, вспоминал экспедицию в Молодежный парк... Я готовился подать свою информацию так, чтобы ею заинтересовались.

И еще я готовился к другому. Боль в избитом теле каждую секунду напоминала о вчерашнем, о закипевшей во мне тогда ярости. И ярость не ушла, она притаилась где-то внутри. Я думал о том, как бы добраться до Артура и его компании, а ярость внимательно прислушивалась и ждала своего часа.

Глава 19

Потом я вспомнил о брошенной на произвол судьбы «Оке» и позвонил в автосервис своему давнему знакомому Сидорову. Тот воспринял мою просьбу без особого энтузиазма, но пообещал сделать все возможное. Как только у него появится время. Оставалось надеяться, что время у Сидорова появится скоро и он заберет мою несчастную машину от фокинского дома.

И еще один звонок. Я должен был его сделать в любом случае, вне зависимости от того, вышел я из фокинского дела или просто прикинулся вышедшим, чтобы затем эффектно вернуться.

— Вам повезло, что вы меня застали, — радостно сообщила Кристи. — Я собиралась уходить, а тут ваш звонок...

— Мне вообще везет на маленьких хорошеньких девочек, — плотоядным голосом произнес я. На другом конце провода замолчали. — Это шутка, — сказал я со вздохом сожаления.

— Хорошая шутка, — оценила Кристи. — Я уже хотела бросить трубку. Так какие у вас новости, Константин?

«Группа хирургов-самоучек вчера пыталась мне сделать пластическую операцию подручными средствами, — подумал я. — Пациент находится в состоянии средней паршивости». Но негоже было пугать маленькую хорошенькую девочку. И я честно признался:

— Кристи, я все-таки расплевался с Ниной Валентиновной. Я больше ее не обслуживаю.

— Так вы можете мне сказать, в какой больнице лежит Колька? — завопила она мне в ухо. Я явственно представил, как Кристина прыгает от радости у телефона. Пришлось ее разочаровать.

Я чувствовал себя злодеем, отнимающим у ребенка только что подаренную игрушку. На самом деле я отбирал только что подаренную надежду. А это более тяжелое преступление. За это нужно расстреливать.

— Кристи, там несколько запутанная история, — вяло произнес я.

— Что? Что вы говорите? Какая история?

— История заключается в том, что... — Я замялся, не зная, как это все объяснить поделикатней. Мне почему-то было жаль ее, виденную мной лишь раз в жизни. — Короче, его нет в той клинике. Он там был, а теперь его там нет.

— А куда же он делся?

— Этого я не знаю. Но домой он не возвращался. Может быть, подался к своим друзьям.

— Это вы о ком? Об Артуре? Ничего себе друзья...

— Я советовал Нине Валентиновне обратиться в милицию, чтобы там начали розыск Николая, но Фокины категорически против. Из-за этого мы, собственно, и поцапались.

— Вы хотите сказать, что его родители не знают, где он сейчас?

— Именно так.

— Кошмар какой-то, — подавленно произнесла Кристи. — Где же его теперь искать?

— Во-первых, я советую тебе его не искать. Если он отсиживается у Артура, то ты его не найдешь, только зря будешь рисковать...

— Но я хочу его найти! Я хочу вытащить его оттуда! Понимаете, он был нормальным, совершенно нормальным, пока этот Артур не приучил его колоться! Он совсем пропадет, если я его не найду...

В ее голосе слышалось отчаяние. Что такого нашла она в этом Коле, раз дежурит сутками в его дворе, не спит ночами, готова обшарить весь город, чтобы найти его... Возможно, это была искренняя и безусловная готовность самопожертвования ради другого — качество из тех, что проходят с годами. У Кристи оно пока еще было. И я уважал ее за это.

— Константин, что мне делать? Может, мне позвонить в милицию? Или нанять вас, чтобы вы нашли его? Сколько это стоит? Я зарабатываю кое-что репетиторством английского, я могу вам заплатить...

За несколько секунд она выдала две идеи, которые стоило обсудить. Я зауважал Кристи еще больше, но не сказал ей об этом.

— Кристина, — позвал я в трубку. Мне показалось, что девушка плачет. — Кристина...

— Я слушаю. — Голос был ровным, спокойным. Если она и дала волю слезам, то умело это маскировала. Коле Фокину повезло так, как мне никогда в жизни не везло.

— Кристина, я подумаю над твоим предложением. Будь вечером дома, я позвоню и скажу тебе, что стоит делать и чего не стоит. Наберись терпения. До вечера. Хорошо?

— Хорошо, Костя. Можно мне вас так называть?

Я милостиво согласился.

Некоторое время спустя я понял, что этот разговор имел ключевое значение для событий, развернувшихся в следующие несколько дней. Моя затаившаяся ярость, мое желание отомстить, моя боль — это не давало мне настоящей причины, чтобы влезть в фокинское дело глубже, рискнуть по-настоящему. Ярость могла таиться годами, и когда-нибудь, случайно встретив усатого Петю или Артура на улице, я бы выпустил ее прогуляться по их ребрам. Моя боль неминуемо стихла бы. Я мог пережить подобное. Моя кожа загрубела, а иначе бы мне не выжить в Городе, где тайно или явно, но все сводится к одному — грызи ближнего, чтобы выжить, не то ближний сгрызет тебя. Болтаясь на улицах по своим профессиональным обязанностям, я ощущал это крепнущее год от года настроение особенно хорошо.

Я мог бы пережить все это. Высохли страницы моей книги, которую швырнул вчера в лужу усатый. Подсохли бы и мои раны.

Но девочка Кристи дала мне настоящую причину. Она не могла пережить того, что происходило с ее парнем. Ее кожа была нежнее. Ее раны не затягивались. Ее боль не давала покоя ни ей, ни мне. Она дала мне причину.

Потому что всегда нужна причина. Глупо нарываться на серьезные неприятности просто так, без столь же серьезных оснований. Теперь у меня это было.

Но все-таки: черт побери этих молокососов, которые надеются, что можно добиться справедливости, сломить зло и наполнить мир любовью. Которые надеются, что будут жить вечно.

Черт их побери. Из-за них я чувствовал себя дряхлым стариком. И утешает лишь одно — что когда-то, миллионы лет назад, я и сам был таким. Черт меня побери.

Глава 20

В «Комету» я опоздал. Добираться туда пришлось на автобусе, чего я уже давно не делал, поэтому неправильно рассчитал время и влетел в распахнутые двери «Кометы», когда Макс и его знакомый уже стали сомневаться, приду ли я на встречу.

— Знаешь, сколько уже времени прошло? — спросил Макс. Он не мог упустить возможность сделать мне замечание. — Да ладно, спишем на твою инвалидность...

— А я специально опоздал, — сказал я. — Надеялся на штрафную рюмку от тебя, Макс, только, видно, зря.

— Почему? Я не жадный. Только рюмки у меня нет. — Макс протянул мне недопитую банку «Хайнекена». — Вот твоя штрафная... А вот мой знакомый из органов внутренних дел, знакомься.

— Игорь, — тихим, словно сдавленным голосом представился человек из органов. Тот самый. Легендарный герой народных сказаний. Вымирающий вид, занесенный в Красную книгу. Милиционер, который не берет взяток. На вид ему было лет двадцать восемь — тридцать. Из расстегнутого ворота белой рубашки торчала тонкая шея. И еще я обратил внимание на его глаза — большие, карие и очень печальные. Такие я видел у раненого оленя в передаче «В мире животных».

Посмотрев в эти глаза, я почему-то сразу поверил, что этот парень действительно чист и что ему можно верить. Насколько вообще можно верить милиционеру.

— Вы из какого отдела? — спросил я, отхлебывая из банки теплое пиво.

— Борьба с организованной преступностью, — сказал Игорь. — Устраивает?

— Он раньше был в отделе по борьбе с экономическими преступлениями, — сообщил Макс. — Но ушел.

— Я там слишком выделялся на общем фоне, — грустно сказал Игорь и улыбнулся улыбкой Пьеро, как бы говоря: «Все это было бы так смешно, не будь это так печально».

— Костик, — посмотрел на меня Макс, насупив брови, что означало переход разговора в серьезную стадию. — Я описал Игорю ситуацию. В целом.

— И в целом ситуация проста и понятна, — 90

подхватил Игорь. — Только непонятно, что вы от меня хотите, Константин?

— Как что? — не понял я. — Разве ничего не надо делать? Я вам говорю, что торговлю наркотиками в Молодежном парке покрывают милиционеры, а вы спрашиваете, что я хочу? Я говорю, что совершено похищение человека, а вы...

— Вот именно, — сказал Игорь. — Вы это только говорите. Доказательная база — где она? Если мы завтра проведем рейд в парке, выловим пару торговцев и хорошенько их допросим — они расскажут нам про свою «крышу» в милиции? Как вы думаете, Костя?

— Думаю, что не расскажут, — мрачно произнес я.

— Вот именно. А уж с похищением тем более — родители молчат, в милицию не обращаются. Нет сигнала — нет преступления. Видите ли, Костя, вы же не занимались целенаправленным сбором улик. Вы не фиксировали свои приключения документально. Вы просто случайно наткнулись на пару подозрительных фактов. Даже не фактов, потому что кроме вас о них никто не расскажет. Их никто не подтвердит.

— Ага. — Я начал распаляться. Макс это заметил и двинул меня ногой под столом. Я ответил, но, видимо, переборщил, потому что Макс дернулся и изменился в лице. — Конечно, всех улик я вам не принес на блюдечке с золотой каемочкой, но я навел вас на нужные места — на парк, на Артура. Я показал вам, как можно все сделать. Пошлите своего человека с микрофоном на животе в парк, пусть он попробует наехать на торговцев, якобы он из какой-то «левой» банды... Посмотрим, кто прибежит его выгонять! Или я сам могу туда еще раз сходить!

— Костя, — мягко сказал Игорь. — Не горячитесь. Вам понятно, что люди в парке работают под милицейским прикрытием. Мне тоже понятно. Но на суде это надо будет доказывать. И решать такие вопросы кавалерийскими наскоками, как вы предлагаете, не способ. Нужны долговременные спланированные оперативные мероприятия. Надо брать с поличным. Можете вы это сделать? Вряд ли.

— А вы?

— Что я?

— Как что? Я дал вам информацию. Вот вы теперь и проводите спланированные оперативные мероприятия.

— Хорошее предложение, — усмехнулся Игорь. — Но нереальное.

— Почему?

— Никто не будет этим заниматься. Есть дела поважнее. — Он зло щелкнул пальцами по хлебной крошке, завалявшейся на поверхности стола. — Например, выслеживать одного типа. На какие деньги он пообедал, куда в отпуск поехал, с каким блядями в бане парился... Двадцать четыре часа в сутки стараемся подвести этого типа под монастырь. Выставить его взяточником, найти компрометирующие связи, вклады в зарубежных банках. Даже если их у него нет. Это очень сложное задание. Это тебе не наркоманов по паркам ловить, Костя. — Глаза Игоря стали еще более печальными.

— А с чего вдруг такой переполох вокруг одного человека? — поинтересовался я. Пиво в банке кончилось, Макс это заметил и пододвинул мне тарелку с пережаренным бифштексом.

— Вы не в курсе, — вздохнул Игорь. — Наш шеф и шеф областного ФСБ терпеть друг друга не могут. Разругались на рыбалке полгода назад. А этот тип, про которого я говорил, — первый зам фээсбэшного начальника. Любимчик. Вот наш и замахнулся, хочет свалить все фээсбэшное начальство через разоблачение первого зама. Поэтому все силы уходят на разработку этого дела. На остальное, в том числе на ваши предложения, времени и людей нет.

— Вы предлагаете забыть? Выбросить из головы?

— Выбрасывать из головы не стоит. Вдруг потом пригодится. И еще я бы вам посоветовал обзавестись документацией.

— Какой документацией?

— Которая спасет вас от тюрьмы в случае чего. Насколько я понял из рассказа Макса, вся ваша работа по делу этого мальчика никак не отражена в документах охранного агентства. Это большая ошибка.

— Но он делал все сам, — забеспокоился Макс. — Я даже не сразу узнал...

— Он действовал как ваш сотрудник. И он числится в ваших списках. Представьте, Костя, что вчера, когда на вас напали, вы смогли ранить или убить одного из нападавших...

— Представить могу, — сказал я. — Постоянно представляю, что убил их всех.

— Так вот, — продолжил Игорь. — Начнется разбирательство. Если выяснится, что вы, сотрудник охранного агентства, находились при исполнении задания — и это должным образом оформлено в бумагах агентства, — тогда вам ничего серьезного не грозит. А если ничего не оформлено, то вы выглядите в глазах суда праздношатающимся типом, влезающим в неприятности.

— А он такой и есть, — съязвил Макс. — Ищет неприятности себе и мне на задницу.

— Судя по его лицу, Костя ищет неприятности не на задницу, — улыбнулся Игорь. — А тебе, Макс, я советую прямо сегодня засесть за бумаги. Лучше подготовиться к неприятностям заранее. Бумаги — это такая штука, лучше быть с ними, чем без них.

— То есть я напишу приказ о поручении Косте этого дела...

— Костя пусть напишет отчет о проделанной работе — отдельно за каждый день.

Я схватился за голову.

— Пусть напишет о вчерашнем нападении.

И возьмет из поликлиники справку о телесных повреждениях. Потом положите все эти бумаги в сейф, и пусть они лежат, ждут своего часа.

— Это сколько же им лежать? — поинтересовался я. — Когда вы закончите воевать с фээсбэшниками и у вас найдется время для других дел?

— Вы такой неуемный, Костя, — сказал Игорь. — Я чувствую, что вы не успокоитесь.

И он подмигнул мне. Лицо его при этом было каким-то странным.

— Конечно, не успокоюсь, — сказал я. — Я сегодня говорил по телефону с девочкой этого Коли. Она едва не рыдает, просит, чтобы я нашел этого Колю. Предлагала деньги.

— За что? — оживился Макс.

— За то, чтобы я нашел его. Она хочет меня нанять.

— Оформляйте, — сказал Игорь.

— Что? — удивился я.

— Пусть эта ваша девочка заключит с вами договор на оказание услуг. Агентство обязуется найти ее парня. У вас появится основание продолжать заниматься этим делом. Я же вижу, Костя, что у вас руки чешутся. Она, конечно, этому парню не жена, не сестра, но все-таки... Хоть кто-то будет искать этого Колю.

— А если я его найду? — спросил я.

— Тогда позвоните мне, — сказал Игорь. — Я не могу вам помочь активно, но я вас прикрою. Чтобы не возникло лишних проблем. А ты, — он повернулся к Максу, — ты составь на основе Костиных рапортов небольшой доклад. В «шапке» поставь — в Управление по борьбе с организованной преступностью. И мою фамилию, только число не ставь.

— Почему?

— Число поставишь, когда Костя найдет парня. У нас тогда будет много проблем. Придется доставать из сейфа все бумаги. И сверху ты положишь свой доклад. Тогда и поставишь дату.

— То есть, — сделал я вывод из его слов, — я лезу напролом, чтобы вытащить парня и прищучить Артура с компанией. Макс пишет бумажки. А вы ждете, чем все кончится. Я правильно понял?

— По-моему, все правильно, — согласился Игорь.

— Хорошенький расклад. — Я почесал в затылке.

— Это как раз то, что ты любишь, — усмехнулся Макс. — Полная свобода действий. Плюс надежда на то, что в конце я и Игорь тебя прикроем.

— Я не очень доверяю милиционерам, — сказал я и посмотрел в грустные глаза Игоря.

— Макс говорил мне, — кивнул он. — Я вас понимаю.

— Потому что последний из встреченных им милиционеров врезал ему дубинкой по шее, — добавил Макс.

— Потому что большинство людей идет служить в милицию за тем же, за чем люди идут в бандиты, — уточнил я. — Они идут за деньгами, за властью, за безнаказанностью. Очень немногие идут туда, чтобы честно делать свое дело.

— Ну, положим, об этом я знаю побольше вашего, — помрачнел Игорь. — Я мог бы колотить себя пяткой в грудь и кричать, что я не такой, что я не беру взяток, что я не договариваюсь с бандитами... Только я не буду этого делать.

— Вот именно, не надо, — сказал я. — Тем более что я как-то не очень верю словам. Если вы меня прикроете в нужное время — я вам поверю. Других способов выяснить, кто есть кто, не существует. Я достаточно обжигался на доверии ментам.

— Спасибо и на этом. — Он протянул мне жилистую тонкую руку. — Только я вас попрошу, Костя, не называйте меня больше ментом.

— Так я не вас, я вообще...

— Все равно. Менты, мусора, легаши, цветные... Я вас называю Костей, вот и вы меня тоже...

— Хорошо, Игорь.

— Можно даже Гарик.

— Хорошо, Гарик.

Он улыбнулся — грустно и немного виновато. Наверное, не за себя.

Я вернулся домой поздно. Макс подбросил меня до подъезда на своем «Форде», посетовал, что на него свалился теперь целый воз ненавистной бумажной работы, и уехал. Я поднялся к себе, позвонил Кристи и попросил ее завтра посетить охранное агентство, чтобы мы оформили договор.

— Сколько это будет стоить? — деловито спросила она. — Сколько брать денег?

— Бутылку водки, — сказал я, вспомнив о своем долге Ленке.

— Я была о вас лучшего мнения, — засмеялась Кристи. — Вы еще и алкоголик.

— Да еще какой, — ответил я, повесил трубку и пошел в ванную, но в спину ударил телефонный звонок.

— Ты еще жив, сука? — рявкнул мне в ухо мужской голос. — Славно уделали тебя вчера? Или мало?

— Какая свинья сопит в трубку? — осведомился я.

— Да я тебе вчера в морду харкнул, а ты пальцем не мог пошевелить!

— А, это ты, Петя, — поприветствовал я усатого.

— Откуда ты знаешь, как меня зовут, козел? — удивился и насторожился усатый.

— Я обладаю телепатическими способностями, — ответил я. — Я не только знаю, как тебя зовут по паспорту. Я знаю твое настоящее имя.

— Что еще за настоящее имя? — прорычал Петя.

— Свинтус. Это твое настоящее имя, — с удовольствием сообщил я. Петя попытался что-то возразить, но я подавил эти попытки, громко и быстро проговорив: — А еще я знаю, сколько тебе осталось ползать по земле! Мало!

На том конце трубки послышались какие-то странные шумы, словно дралась пара уличных котов. Потом раздался другой голос, потоньше и поспокойнее.

— Парень, ты чего на рожон лезешь? — осведомился некто. Скорее всего это был тот бледнолицый обладатель шрама на лбу. А может, и нет. Кто его знает, сколько народу таскал с собой Артур. — Неужели ты ничего не понял вчера?

— Вчера? А что было вчера? Ах да... Вчера я записал в свой черный список еще двоих. Артурчик и тот мент, что с вами катается, — они уже были в этом списке.

— Ты соображаешь, что ты делаешь? На кого ты гонишь? Ты, кажется, собрался в милицию обращаться, придурок? Рискни здоровьем, Костик, и твои кости будут раскиданы по всему городу. Считай, что вчера тебя шлепнули по попке за непослушание. В следующий раз мы из тебя дух вышибем и...

— В следующий раз пусть Артур не одевается так попсово, — перебил я этот поток слов. — Потому что ему придется падать мордой в грязь и долго в ней ползать. Один раз я подловил его, подловлю и во второй, и в третий, сколько понадобится...

— Может, у тебя что в личной жизни не сложилось? — участливо спросил мой неизвестный собеседник. — Может, несчастная любовь? Тебе явно жить неохота...

— Я вас всех переживу, — пообещал я. — Особенно этого Свинтуса, что рядом с тобой воздух портит. Передай — ему я первому уши отрежу!

— С тобой бесполезно разговаривать, — сделал вывод неизвестный.

— Со мной бесполезно воевать, — поправил я. — Потому что, если я покажу зубы, у вас у всех зубы выпадут. Готовь протезы, дядя...

— Артур не хотел лишней крови, — вздохнул неизвестный. — Но если ты так настойчиво нарываешься...

И он повесил трубку. Я посмотрел на свое отражение в зеркале: внешне спокойный, крепкий парень. Чуть опухшее лицо. Я должен со всем этим справиться. Я возьму их именно спокойствием. И последовательностью. Я буду идти напролом через все, что они поставят на моем пути. Я прорвусь.

А потом я подумал, что со стороны Нины Валентиновны Фокиной было форменным свинством давать бандитам мой телефон и передавать им мою последнюю фразу насчет милиции. Эта женщина совсем свихнулась. И если бы ее действия еще как-то оправдывали себя...

Ведь после исчезновения никто не видел ее сына. Никто не слышал его голоса. Никто не знал, жив ли он. Или мертв.

Глава 21

— Теперь запиши сюда свои паспортные данные, — сказал Макс Кристине, и та послушно выполнила его просьбу. — А теперь здесь, внизу страницы, подпиши. И рядом — фамилию прописными буквами. Ага, вот так...

— Все? — Она оторвалась от бумаг и вопросительно посмотрела на Макса. Сегодня она выглядела старше, потому что пришла в длинном синем платье свободного покроя, а волосы собрала в короткую косичку. Пока она тщательно выводила буквы на всех экземплярах нашего договора, она казалась мне прилежной студенткой-первокурсницей. А лет ей оказалось не шестнадцать, а семнадцать с мелочью. Студенткой она еще не была. Только собиралась поступать этим летом.

— Все, — торжественно сказал Макс и убрал один экземпляр договора в сейф. Там у него уже скопилась целая папка бумаг по фокинскому делу: Макс отнесся к советам Гарика очень внимательно.

— Теперь Константин работает на меня? — спросила Кристи.

— Он обеспечивает соблюдение ваших интересов, — витиевато выразился Генрих, восседавший в кресле и бросавший на Кристи безумные взгляды. — А раз ваш интерес заключается в том, чтобы отыскать гражданина Фокина Н. В., то отсюда следует, что Константину придется отыскивать этого самого гражданина...

— Я знаю, что мне придется сделать, — перебил я адвоката. — Кто бы еще сказал, как это сделать...

— Тут я не советчик, — замахал руками Генрих и вынес свое тощее тело из кабинета, непрестанно оглядываясь на Кристи. Я почувствовал странное раздражение по этому поводу. Словно Кристи была моей девушкой.

В продолжение этой иллюзии я подошел к ней сзади и положил руку на плечо. Она отнеслась спокойно. У Макса, напротив, глаза вылезли на лоб.

— Подожди меня возле машины, — сказал я.

Кристи согласно кивнула.

— Какой машины? — проявил быстроту ума Макс. — Твоя же вся...

— Дай мне свою.

— Мою?

— Если у тебя память отшибло, напоминаю, что у тебя есть автомобиль «Форд» и он стоит во дворе. А в сейфе у тебя лежит пачка доверенностей как раз на такие случаи. Подпиши, поставь дату, печать...

— Если ты на моей машине... — начал Макс.

— Я постараюсь, — сказал я. — Но гарантировать было бы глупо. Сам понимаешь.

Макс что-то невразумительное пропыхтел, а потом махнул рукой и сдался.

— Кристи, — сказал я. — Подожди меня во дворе. Возле его, — я кивнул на Макса, — машины...

Она улыбнулась и вышла.

— Красивая девчонка, — сказал Макс, когда за Кристиной закрылась дверь.

— Неужели? До этого момента я все сомневался, но раз ты говоришь...

— Да брось ты! — раздраженно сказал Макс и, как мне показалось, с тайной ненавистью посмотрел на свое обручальное кольцо. — Она красивая... Генриха аж пот прошиб. Знаешь, я подозреваю, что ты этого парня не найдешь. Такая девочка тебе самому пригодится. Я не прав? — И он ехидно прищурился.

— Ты не прав, старый развратник, — сказал я. — Я начал заниматься этим делом еще до того, как увидел ее. И не стану впадать в шизофрению из-за семнадцатилетней девчонки, которая может позволить себе ходить без бюстгальтера. Я не Генрих.

— Я тоже так думаю. У вас совершенно разные лица, — пошутил Макс. — Так что тебе еще от меня нужно? Доверенность на машину? На, держи.

— Мне еще нужен пистолет.

— Что? — Макс нахмурился и скрестил руки на груди. — Ты что, не понял, о чем вчера Игорь толковал?

— Я-то понял. Очень хорошо. Он велел тебе подготовить документы, чтобы прикрыться, если понадобится. А я получаю полную свободу действий.

— Когда ты говоришь «полная свобода действий» и просишь пистолет, меня начинают мучить нехорошие предчувствия, — буркнул Макс и полез в сейф. — На, радуйся...

Он положил передо мной на стол девятизарядную «беретту» семидесятой модели и наплечную кобуру. Я расписался в журнале выдачи оружия, и после этого Макс с недовольным выражением лица выдал мне две обоймы.

— Этого тебе хватит, чтобы лишить меня лицензии, заработать себе пожизненное заключение и подвести под монастырь Гарика, — сообщил он.

— Я не собираюсь стрелять, — сказал я. — Просто с ним я буду чувствовать себя увереннее.

— Я бы увереннее себя чувствовал, если бы пистолет остался в сейфе, — продолжал ныть Макс. — Кстати, у тебя есть номер телефона Гарика?

— Да, я записал вчера. И служебный, и домашний.

— Тогда вот что. — Макс полез в ящик стола. — Держи еще игрушку.

Он протянул мне сотовый телефон:

— Мало ли куда тебя занесет. А так — если что, сразу звони или мне, или Гарику. Понял? Тогда вали отсюда...

Макс был очень любезен. Как всегда. Я знал, что в глубине души он жалеет, что не может идти со мной, не может мотаться сутками по городским окраинам.

Он жалел, что не мог по-настоящему прикрыть меня в этом деле. Но у него была семья. У него было агентство. Когда человеку есть что терять, он не склонен к риску.

Когда терять нечего, то несешься навстречу неприятностям, распустив паруса. Что я и сделал.

Глава 22

После моей «Оки» салон «Форда» казался мне размером с трехкомнатную квартиру, настоящим дворцом, в котором я едва не потерял Кристи.

— Куда тебя подбросить? — спросил я.

— К университету, — отозвалась она с заднего сиденья. — Если вам нетрудно.

— Ради тебя — куда угодно! — галантно ответил я. Но в машину я ее посадил не для того, чтобы любезничать. — А ты торопишься? — поинтересовался я, когда вывел машину со двора. — Есть у тебя сейчас время посидеть и поговорить?

— О чем поговорить? И где посидеть? — спросила она с улыбкой. — Что это вы мне предлагаете, Костя? Вчера вы сказали, что вся плата будет состоять в бутылке водки. Неужели цены так подскочили за ночь?

Даже если бы до этого момента у меня в голове не возникало никаких фривольных мыслей на ее счет, то теперь они просто обязаны были возникнуть. Смысл ее слов говорил одно, серые глаза — другое. Во рту у меня пересохло. Я вывернул руль вправо и остановил машину у тротуара. Вести машину дальше, одновременно пытаясь разгадать загадку истинного смысла слов Кристи, — это было чревато фатальными последствиями для «Форда». Мне не хотелось огорчать Макса после того, как он был настолько добр ко мне сегодня.

— Что случилось, Костя? — поинтересовалась Кристи. Маленькие ладошки лежат на коленях. Пай-девочка. Мамина радость.

— Я просто хочу еще раз выяснить.

— Что?

— Ты хочешь, чтобы я нашел Колю?

— Да.

Ее «да» последовало безо всяких пауз, уверенно и решительно. Ладно.

— Тогда у нас просто деловые отношения. Так?

— Само собой, Костя. — В серых глазах мелькнула усмешка. Или мне показалось? Или мираж случился со мной раньше, когда мне почудилось, что ее взгляд выражает приглашение к более тесному общению...

— Хорошо, — сказал я и постарался сосредоточиться. — Кристина, я хочу задать тебе несколько вопросов. Мне нужна информация, которая поможет мне отыскать Колю.

— Конечно. Я понимаю, — кивнула она. — Спрашивайте.

— Я не знаю адреса Артура. Я только знаю, что с родителями он не живет. Коля что-нибудь говорил тебе по этому поводу?

— Насчет Артура? — Она задумалась. — Он говорил, что летом Артур живет на даче. Встречались они в кафе «Босфор».

— Это возле Молодежного парка?

— Да, там. Гнилое место.

— Почему?

— А вы бывали в Молодежном парке? Видели, кто там тусуется?

— Видел. — Я сразу вспомнил сиплого тощего парня и его покровителя в милицейской форме.

— В парке они работают, а в «Босфоре» отдыхают. Пьют кофе. И не только кофе. Коля говорил, что сам Артур там редко появляется. Он как-никак начальник над «шестерками». Иногда появляется, чтобы забрать деньги или просто показать, кто в доме хозяин... Обычно там кто-то из его приятелей сидит. К ним Колька и ходил.

— Ты знаешь этих приятелей в лицо?

— Нет, откуда? Я-то в кафе не заходила. Я ждала Кольку на улице. Сначала Артуровы приятели не продавали ему наркотики. Вернее, в долг не давали. Приходилось ждать самого Артура. Подолгу ждали. А потом Артур дал указания, и все стали Кольке одалживать... Так и покатилось.

— А ты стояла рядом и смотрела?

— Нет, когда он совсем покатился, меня рядом уже не было. Знаете, тут нужно что-то одно выбирать — или девушка, или наркотики. И то и другое сразу не потянешь. Колька выбрал не меня.

— Ты обиделась?

— Я удивилась. Я считала, что он сильнее. Колька все-таки уже не ребенок был. Он говорил, что хочет попробовать, что это расширяет сознание... А вместо расширения сознания стал ширяться как последний... — Она вздохнула. — Но вообще-то он нормальный парень. Добрый. Такие редко встречаются. Перед тем как мы первый раз забрались в постель, он несколько раз спросил: «А ты уверена, что этого хочешь? А ты не будешь потом жалеть?» Даже как-то странно все это было...

Я не был готов к воспоминаниям такой степени откровенности. Я кашлянул и сделал вид, будто что-то записываю в блокноте. Потом спросил:

— Значит, кафе «Босфор»... Больше об Артуре ты ничего не знаешь?

— Об Артуре — нет. Я знаю, где живут те, кто покупает у Артура наркотики.

— То есть как?

— Я знаю такое место — старый клуб. Он сейчас закрыт, там и дверь заколочена, если с улицы смотреть. Но там внутри живут люди. Те, кто крепко сидит на наркотиках. Некоторые работают на Артура, тусуются в Молодежном парке. Некоторые просто колются... Я там не была, мне Колька рассказывал. Местечко тоже не из приятных.

— Да уж...

— Думаете, Колька там?

— Не знаю. У Артура наверняка много мест, где он может держать Кольку. Всех мест ты не знаешь. Никто, кроме Артура, не знает. Проще всего — найти Артура и заставить его говорить.

— Заставить? Как вы его заставите? Он все время с компанией ходит...

— Не всегда.

Я вспомнил клуб «Метро». Оказывается, тогда мне крупно повезло. А я-то думал, что и дальше все будет так же легко и просто. Нет, не вышло... И второй раз может не повезти, как бы я ни храбрился в телефонном разговоре. Вот еще, кстати — звонили эти придурки после беседы с Фокиными. На Колиной маме я окончательно поставил крест — женщина явно не соображала, что делает. А вот отец...

Кристину я разговорил. Оставалось надавить на Фокина-старшего. И, кажется, я знал, как это сделать.

Но прежде я высадил Кристину у университета, как она и просила.

— Пока, — помахала она рукой. — Удачи вам, Костя. Если вы не против, я буду иногда звонить, узнавать, как движется дело... Вы же теперь работаете на меня, правда?

— Совершенная правда, — ответил я. — Я твой с потрохами.

— Потроха оставьте себе, — засмеялась она и побежала к университету.

Жестокая женщина. Она пропустила мое признание мимо ушей. Или прикинулась, что пропустила.

Глава 23

Когда я приехал в автосервис, было еще слишком рано для обеденного перерыва. Тем не менее Сидоров сидел в раскладном цветастом кресле и поглощал толстые красные сардельки. В ногах у него стояла полуторалитровая пластиковая бутылка с пивом.

— Не боишься, что кресло не выдержит и ты рухнешь с недоеденной сарделькой во рту? — спросил я.

— Это хорошее кресло, — сказал Сидоров, не прекращая жевать. — Оно выдержит. А ты чего приехал? Твою тачку только вчера пригнали. Мы еще за нее не принимались. Разве что в конце недели...

— Я не за ней.

— Конечно, раз у тебя «Форд», — понимающе затряс головой Сидоров. Я насчитал у него три подбородка. В прошлый раз было два. Сидоров прогрессировал.

— Слушай, большой человек, — сказал я, — поехали, прокатимся в одно место.

— На хрена?

— Надо.

— Кому надо? Тебе? — По тону Сидорова я понял, что сейчас он скажет: «Тебе надо, ты и поезжай».

— Сидоров, не будь скотиной, — попросил я, — тебе полезно проветриться.

— Ты что, не видишь? Я принимаю пищу.

— Ты уже достаточно ее принял. Поехали.

— Ох, — тяжело вздохнул Сидоров и встал. Кресло издало жалобный стон и зашаталось. — Спокойно, — сказал ему Сидоров и двинулся к «Форду».

— Пиво я с собой возьму, — сообщил он. — Допью по дороге.

— Как хочешь, — сказал я и нажал на газ.

— Так куда мы едем? — полюбопытствовал Сидоров. — Я надеюсь, это не какая-нибудь афера типа того, что было в прошлый раз...

— Нет, эта афера совершенно другого типа, — ответил я и прибавил скорость.

— Эй, эй, — забеспокоился Сидоров. — Тогда я выхожу, тогда я никуда не поеду! У меня последний приговор — два года условно! Я влезать в твои дела не собираюсь, я выхожу.

— Прыгай, — предложил я. Стрелка спидометра дрожала в районе семидесяти километров в час. — Только пиво разольешь. Да и возвращаться на работу придется пешком.

— Ну ты и подонок, — расстроенно произнес Сидоров и положил ладони на свои потные обвислые щеки. — Ну ты и подонок... А я-то, балбес... Ну ты и подонок...

Так он поглаживал себя по щекам и повторял «балбес» и «подонок», как волшебные заклинания, на протяжении всей дороги. Когда я остановил машину и выключил зажигание, Сидоров сразу прекратил страдать и деловито поинтересовался:

— Ну и какого хрена я тебе понадобился?

Я начал подробно объяснять. Сначала Сидоров, как обычно, завопил, что это полный дурдом и делать такие вещи он не будет под страхом смерти. Потом он поинтересовался, сколько я могу за это заплатить. Я предложил пятьдесят тысяч. Сидоров затребовал триста. Мы сошлись на ящике пива. Когда Сидоров выбирался из «Форда», я сказал шепотом в широкую спину:

— Но это если только дело выгорит.

— Никаких условий! — тут же подался назад Сидоров. — Раз договорились насчет пива, так завтра я буду ждать! А выгорит твое дело, не выгорит...

Пришлось поставить машину на платную стоянку — я не хотел, чтобы Макс остался без нее, а подъезжать на «Форде» к проектному институту, где работал Фокин-старший, и светить номера я не рискнул.

Мы прошли квартал пешком, а перед поворотом к институту я прилепил Сидорову на верхнюю губу роскошные рыжие усы.

— Как я выгляжу? — обеспокоенно спросил он.

— Нормально, — ответил я и подтолкнул его вперед.

На вахте сидел какой-то ветхий старичок. У него не хватило духа попытаться остановить Сидорова, который пер вперед, как тяжелый танк. Мне не пришлось показывать удостоверение, и это уже было хорошо.

Кабинет с фамилией Фокина на двери я нашел на третьем этаже.

— Ну, давай, — хлопнул я Сидорова по плечу. Тот крякнул и треснул в дверь могучим плечом.

В образовавшийся между фигурой Сидорова и косяком просвет я увидел кульманы, двух женщин в белых халатах и часть еще одного халата.

— Кто здесь Фокин Василий Петрович? — грозно рыкнул Сидоров и обвел комнату пристальным взглядом. Часть халата, которую я видел в просвете, дернулась.

— Это я, — прозвучал знакомый голос. — А в чем дело?

В этот момент я протиснулся мимо Сидорова и одарил Фокина строгим прищуром. Тот потупил взгляд и еще больше ссутулился.

— Пройдемте, Василий Петрович, — сказал я. Слово «пройдемте» добило Фокина окончательно. Он понуро шагнул к двери и, как мне показалось, даже хотел сложить руки за спиной арестантским жестом, но вовремя опомнился. Женщины за его спиной начали перешептываться.

Мы вышли в коридор — впереди громилоподобный Сидоров, за ним подавленный Фокин. Я завершал шествие. То, что мы сейчас с Сидоровым делали, было чистой воды блефом. Но только так можно было вывести Фокина на откровенный разговор — застав его врасплох, одного, без прикрытия в виде жены, и совершенно определенно дав ему понять, что он виноват. Он и сам сознавал, что его жена делает что-то не то, но сил противодействовать у него не было. Оставалось прятаться в дальней комнате и делать смущенное лицо, предоставляя Нине Валентиновне самой вести дела. Он боялся заговорить своим голосом, боялся взять ответственность.

Но сейчас жены поблизости не было, он шел между мной и Сидоровым, шел совершенно покорно, вероятно, считая, что пришла заслуженная расплата. Только в конце коридора, рядом с лестницей, он спохватился и негромко спросил:

— А что случилось? Куда мы идем?

Сидоров немедленно вступил в игру. Он зверски оскалился, насупил брови и ехидно поинтересовался:

— А ты не догадываешься? А ты не подозреваешь, да? — Он выхватил из кармана штанов красную книжечку с неопределенной надписью золотом и на долю секунды продемонстрировал ее Фокину. — Ты не знаешь, что бывает за такие штуки? За нападение на человека? На сотрудника охранного агентства? — Он кивнул большой растрепанной головой в мою сторону. — Ты думал, это сойдет с рук? Как же!

— Василий Петрович, — мягко сказал я. — Я же предупреждал — давайте сотрудничать. Я вам давно предлагал обратиться в милицию. Теперь у вас уже нет выбора...

— Какой там выбор! — захохотал Сидоров. — Где у вас тут директор института? Надо ему сообщить, что его сотрудник будет задержан. Возможно, на несколько суток. Где ваш директор, а? — насел он на съежившегося Фокина.

— На втором этаже, — проговорил тот, стараясь встретиться глазами со мной, а не с ужасным усатым Сидоровым. — Костя...

— Слушаю вас, Василий Петрович.

— Костя, это правда — несколько суток? И надо сообщить директору?

— Ну... — замялся я, — вообще-то такой порядок. Позвоните из отделения домой. Переночуете в камере, ничего страшного...

Фокин побледнел и стал нервно сжимать и разжимать пальцы. Он был готов к употреблению.

— Василий Петрович! — Я выступил вперед из-за спины Сидорова, а тот моментально ушел назад. — Поймите, что делать вам какие-то уступки сейчас — это нереально. Вы не шли со мной на сотрудничество раньше...

— Раньше! — отчаянно воскликнул Фокин. Он прижался к стене, на которой были вывешены приказы институтского начальства. Заголовок одного из них гласил «О переводе ряда подразделений института на сокращенную рабочую неделю». — Раньше я и не думал, что все так пойдет...

— Ваша жена, — сурово сказал я. Тут мне не надо было даже притворяться. С именем Нины Валентиновны у меня были связаны совершенно определенные ассоциации. У Фокина, по-видимому, тоже были претензии к супруге. Во всяком случае, он встрепенулся и перебил меня страстным монологом.

— Да, — сказал Фокин. — Нина неправильно поступила, я знаю! Я пытался ее отговорить! Я убеждал ее, но она сделала все по-своему. Она совсем не считается с моим мнением, я не знаю, почему так происходит в последнее время... Я говорил, что надо обратиться в милицию, и как можно быстрее. Я говорил, что это нелогично — ждать, что человек, который сделал из Коли наркомана, теперь будет заботиться о его здоровье... Я имею в виду Артура, понимаете? Но Нина... Она хотела все сделать по-своему! И вы тоже должны ее понять, не обвиняйте ее! У нее только-только пошли хорошо дела на ее новой работе, только появилась какая-то перспектива... Конечно, она не хотела скандала, не хотела огласки. Хотела все сделать по-тихому, и Артур ей это обещал. А вы не обещали, вот поэтому она и поверила ему, а не вам...

— А вы понимали, что, делая из исчезновения вашего сына великий секрет, рискуете его совсем потерять? — не выдержал я. — Вы сами сказали — нельзя верить, что Артур будет о нем заботиться! Вы или ваша жена говорили с Колей по телефону после того, как он исчез из клиники? Чем Артур может доказать, что ваш сын у него? Что ваш сын жив?

— Только не надо! — Фокин поднял руки вверх, словно защищался от удара. — Не говорите так! Мы поверили Артуру... Потому что хотели верить, что Коля жив. Понимаете, всегда хочется верить в лучшее и не хочется верить в плохое. Артур говорил, что все будет нормально, что Коля со дня на день вернется домой... Что даст Коле отсрочку от долга. Он давал нам надежду... А вы говорили такие вещи — милиция, розыск. Вы сказали, что Коля может быть не жив... Вы говорили неприятные вещи. Поэтому Нина вас не любит.

— Я переживу.

— Такое трудное время, — причитал Фокин, — у меня на работе тоже проблемы... Готовится сокращение штатов, а у меня уже возраст... Так не хотелось бы, чтобы дирекция узнала, что я... что у меня... Костя, может, как-то можно по-другому, неофициально? Спросите у товарища. — Он с опаской посмотрел на Сидорова.

— Если вы согласитесь сейчас здесь искренне ответить на наши вопросы, товарищ не будет настаивать на визите к директору и вашем отъезде в отделение милиции. Как-нибудь утрясем этот вопрос. Вы готовы рассказать?

— А что? Что рассказывать? — всполошился Фокин. — Господи, если я что-то ценное могу вам сообщить, тогда спрашивайте...

— Чтобы найти вашего сына, нам нужно найти Артура. Как это сделать?

— Не знаю... — растерянно пробормотал Фокин. — Он сам звонит... Один раз приезжал. Но сам, мы ему не звонили, где он обитает — не знаем.

— А ваша жена? Она знает?

— Нет, Нина тоже не знает.

— Вы уверены?

— Господи, уверен! Я знаю, точно знаю... Он сам связывался с нами.

— Он не сказал, когда появится в следующий раз?

— Нет, не сказал. Он обещал позвонить...

— А сам Коля вам не звонил?

— Нет, не звонил. Я понимаю, что вы думаете... И Нина, когда говорила последний раз с Артуром, попросила — дайте мне сказать пару слов с сыном...

— И что Артур?

— Артур сказал, что это невозможно. Что Коля сейчас отдыхает. Поправляется. Дышит свежим воздухом. Что он в другом месте, не с Артуром. И что, как только Коля поправится, Артур сразу привезет его домой.

— Он сказал, что Коля поправляется. После чего он поправляется?

— Как после чего? — растерялся Фокин. — Он же... Он же лечился от наркомании.

— То есть он приходит в себя после лечения от наркомании? Я правильно понял?

Фокин опустил голову. Пальцы его рук сцеплялись друг с другом и вновь разлетались в стороны, словно Василий Петрович пытался удержать в руках заученное объяснение, но оно превращалось в ничего не значащие слова и утекало сквозь пальцы.

— Я не знаю, — сказал он. — По телефону говорила Нина. А потом пересказывала мне. Может быть, я что-то неточно запомнил?

— А еще что вы запомнили?

— Еще? Еще Артур пошутил, что с Колей все обязательно будет в порядке, потому что Коля должен Артуру деньги, а Артур — деловой человек, и ему невыгодно терять должника. Это он сказал, когда Нина забеспокоилась, как там Коля после больницы...

— Василий Петрович, ведь сначала Артур забрал вашего сына из больницы, чтобы шантажировать вас и получить свои деньги. Те пятьсот долларов. Потом он вдруг резко подобрел, сказал, что готов дать отсрочку. Но и Колю домой не отпускает. Вам это не кажется странным?

— Он подобрел, потому что узнал, что Нина попросила вас разобраться. Мне кажется, он немного испугался. — Фокин поднял на меня тоскливые глаза. — Костя, я знаю, что вы все делали верно, я понимаю теперь, что Артур повел себя по-человечески только из-за того, что вы его тогда прижали... Но Нина! Она хотела сделать по-другому! Я не хотел, чтобы на вас нападали! И Нина! Она тоже не знала! Артур только сказал, что хочет с вами поговорить!

— Ладно, — сказал я. — Это все? Больше ни в чем не хотите исповедаться?

— Не знаю, — прошептал он, — все так сложно, все так страшно...

— Страшно, Василий Петрович, что вы все прекрасно понимаете. Понимаете, что ваша жена поступает неправильно. Что она вредит себе, вам, вашему сыну. Вы это знаете и молчите. Вы позволяете этому происходить. Вот это страшно.

— Костя! — Он снова воздел руки, как уже делал когда-то. Он хотел услышать что-нибудь одобряющее. Что я его прощаю. Что все будет хорошо. Что Коля скоро вернется домой живой и здоровый. Он так хотел это услышать! Ведь люди всегда верят в лучшее, хотят верить... Черта с два. Я не добрый сказочник.

— Идите, — сказал я. — Идите и надейтесь. Молитесь, или что вы там делаете в таких случаях.

— Костя, пообещайте... — начал он.

— Нет.

У меня было сильное желание сказать этому человеку что-то уничижающее, обвинить его в неспособности отвечать за свою жизнь и жизнь своего сына... Но я ничего не сказал, оставив маленького ссутулившегося человека стоять у доски с приказами.

— Пошли, — сказал я Сидорову, и тот ринулся за мной.

— Удачно? — спросил он.

— Ничего особенного, — с досадой ответил я.

— А ящик пива все равно мой, — напомнил Сидоров.

— Сидоров, — я посмотрел в его круглое, пышущее здоровьем лицо, — знаешь что...

— Что? — ухмыльнулся Сидоров. Уж он-то точно чувствовал себя победителем.

— У тебя ус отклеился, Сидоров.

Глава 24

Когда мы подошли к «Форду», Сидоров вернул мне и усы, и красную книжечку — части реквизита, который я таскал с собой в спортивной сумке для подобных случаев.

— Меня точно не посадят за то, что мы сейчас сделали? — в десятый раз обеспокоенно спросил Сидоров. — Это ведь все ты, я на суде молчать не буду...

— Не посадят тебя. Потому что мы ничего не сделали, — раздраженно ответил я. Фокин-старший не только ничего не делал ради своего сына, он еще и не мог сообщить ничего полезного. Разве что эта фраза насчет «дышит свежим воздухом». Кристи говорила, что Артур летом живет на даче. Там и свежий воздух... Только где эта дача? И где Артур?

У меня было еще два места, куда стоило наведаться. Оба — подарок от Кристи. Кафе «Босфор» и старый клуб железнодорожников.

Но сначала мне нужно было отвезти Сидорова. Тот предвкушал близкое знакомство с ящиком пива и был в отличном настроении.

На меня он посматривал свысока.

— Слышь, Костик, — сказал он. — Я вот стоял в коридоре, слушал ваш треп...

— Ну-ну, — подбодрил я Сидорова, — какие у тебя возникли мысли по этому поводу?

— Мысли? Да нет, ничего особенного я не надумал. Я вообще не въехал, о чем вы там базарили... Какой-то Коля, какая-то Нина. Туман какой-то. Я вот чего хотел спросить — ты на таких разговорах много бабок зашибаешь?

— Когда как, — уклончиво ответил я.

— Вот давай конкретно — за этого Колю, которого ты вроде ищешь, сколько тебе обломится?

— Пока мне за него только по морде обламывается.

— Это я заметил. А все-таки? Сколько заплатят?

— Очень может быть, что нисколько не заплатят. Пятьсот штук заплатили, да я их потом вернул.

— Ты свихнулся, Костик! — Сидоров покрутил пальцем у виска, всем своим видом выражая, что сильно сомневается в моем психическом здоровье. — Я понимаю, обидно, что такой мизер платят, но отказываться?! На хрена?! И какого хера ты тогда пашешь дальше, если бабки тебе не светят?

— Сидоров, ты знаешь такое слово — «принцип»?

— Знаю, — махнул рукой Сидоров, — не забывай, у меня все-таки семь классов.

— Вот я решил пойти на принцип. Дожать это дело.

— Костик, я тебя, конечно, уважаю, — сказал Сидоров, глядя на дорогу. — Ты меня пару раз отмазал и все такое... Но так, как ты живешь, — так нельзя. Что это за принцип, если через него ты можешь остаться без штанов и с разбитой мордой? Это не принцип, это, извини за выражение, говно.

Выдав такую пламенную речь, Сидоров замолчал. «Толкать телеги», да еще в трезвом состоянии (пиво не в счет), никогда не было свойственно Сидорову, и он сидел сейчас, изумляясь себе не меньше, чем я изумлялся ему.

— Это ты сурово сказанул, — оценил я, и Сидоров расплылся в довольной улыбке. Ему было под сорок, но иногда он вел себя как дитя и от моей похвалы пришел в эйфорически-восторженное состояние.

— Сам не ожидал, — признался Сидоров, — наверное, эти проснулись, как их... Гены. У меня дед был большой любитель писать письма на телевидение. Посмотрит какую-нибудь передачу про то, как американский империализм негров притесняет или еще какую пакость творит, так скорей строчить письмо. А он мужик простой был, так империализм крыл в тех письмах по матери, в пять этажей. И все ждал, когда же на телевидении заметят его творчество, когда же скажут про него с экрана что-нибудь. Или ответ пришлют. Дождался-таки. Однажды диктор говорит: «А вот письмо от товарища Сидорова. Крепко товарищ Сидоров пишет про американский империализм. Крепко, но политически верно». Дед сам не свой был от счастья... Вот, видать, и я в него.

— Начинай писать письма на телевидение, — посоветовал я.

— Да ну их! — отмахнулся Сидоров. — Слушай, Костик: я все-таки про твои принципы...

— Слушаю.

— У меня вот тоже есть принцип. И я от него ни на шаг. Знаешь какой?

— Понятия не имею. Я думал, что ты совершенно беспринципный тип.

— Тип? Скажешь тоже... А принцип у меня такой — раз пообещал ящик пива, так неси! Понял? — И Сидоров захохотал так, что у «Форда» с перепугу зачихал мотор.

— Будет тебе ящик пива, — успокоил я Сидорова.

— Я просто волнуюсь — ведь если ты будешь вкалывать без бабок, то как же ты ящик пива купишь? Ты давай, Костик, что-то меняй в своем деле...

— Я подумаю.

— А то иди к нам в автосервис. У нас как-то все попроще. И при принципах, и при бабках. Как тебе моя идея?

— Хорошая идея. Только кто тебя будет отмазывать, когда ты в следующий раз проломишь череп чемпиону области по вольной борьбе?

— А я не люблю, когда у меня в конторе посторонние качки начинают выпендриваться, — признался Сидоров. — Но вообще ты прав — оставайся при своем деле. Как это у Пушкина — мамы всякие важны, мамы всякие нужны!

— Это не у Пушкина, — сказал я, притормаживая у ворот сидоровской станции автосервиса.

— Значит, у Лермонтова, — заявил Сидоров, выбираясь из «Форда». — Не забывай, у меня всего семь классов.

Глава 25

Прикинув в уме расстояние от автосервиса до клуба железнодорожников и до кафе «Босфор», я решил, что ближе будет наркоманский притон. И хотя свежего воздуха там было наверняка немного, заехать туда стоило — в разговоре с Фокиной Артур мог и пошутить. В своем стиле.

Проехав по улице мимо клуба железнодорожников, я убедился, что Кристи была права — снаружи клуб выглядел заброшенным, а парадная дверь была заколочена здоровенной доской. Я покружил по кварталу и в конце концов протиснулся по переулкам к клубу в тыл.

Я заглушил мотор и задумался. Когда-то давно мне приходилось участвовать в операции по зачистке подвала, который облюбовали для ночлежки десятка три наркоманов. Воспоминания у меня остались тяжелые. Не столько из-за стоявшей в том подвале вони, не столько из-за дико визжавших и царапавшихся девчонок с глазами безумных старух, которых мы вытаскивали на свет и грузили в автобус. Не столько из-за того, что в дальнем углу подвала я наткнулся на труп подростка лет пятнадцати. В тот день один из моих друзей в суматохе получил удар ножом в шею. Лезвие рассекло артерию, и все, кто стоял поблизости, были забрызганы его кровью. Он умер, едва я вытащил его из подвала.

Не то чтобы я с тех пор ненавидел наркоманов. Ненавидеть целые категории людей — по меньшей мере глупо. Просто я никогда не забывал это ощущение — слабеющий пульс своего умирающего друга. Неизвестно где сейчас пребывающий Коля Фокин как-то сказал своей подруге, сероглазой Кристи: «Я хочу расширить сознание». Что ж, это так. Наркотики расширяют сознание. Просто некоторые люди расширяют свое сознание настолько, что выходят за рамки человеческого и больше никогда туда не возвращаются. Я опасался, что встречу в клубе железнодорожников именно таких людей.

Поэтому я основательно экипировался. Я положил в карман брюк электрошокер. Я надел наплечную кобуру, засунул туда «беретту», предварительно вставив обойму. Сверху я надел спортивную куртку. Кобура выпирала под мышкой, но я думал, что в клубе будет темно и мое вооружение не будет бросаться в глаза.

А чтобы самому все вовремя замечать, я взял фонарик. Потом я сделал жест доброй воли — позвонил Максу и сказал ему, где в данный момент стоит его «Форд».

— Что ты этим хочешь сказать? — насторожился Макс. — Ты его там бросаешь, что ли?

Я не стал вдаваться в долгие объяснения.

— Если через двадцать минут я не перезвоню, тебе лучше поторопиться подъехать сюда за своей машиной, — посоветовал я ему. Он обозвал меня каким-то мудреным словом и продолжал обзывать, пока я не отключил телефон.

Сначала был деревянный забор. Я отыскал висевшую на одном гвозде доску, отодвинул ее и пролез на другую сторону. Потом была куча битого кирпича, граничившая с горой дурно пахнущего мусора. Я осторожно прошел по кирпичам во двор и остановился.

На меня смотрели пустые окна клуба. Некоторые из них были заколочены листами фанеры, некоторые — заложены кирпичом. Стекла в оставшихся окнах были забрызганы краской, покрыты многолетней пылью. Дом и с этой стороны производил впечатление необитаемого. Пока я не увидел дверь.

Выкрашенная в бледно-синий цвет дверь с едва видными следами надписи «служебный вход» слегка покачивалась на петлях, словно приглашая войти. Я не спешил. Я прикинулся случайно забредшим сюда простаком, бесцельно блуждающим на задворках заброшенного здания. Как там выразился Гарик — «праздношатающийся тип, нарывающийся на неприятности»? Вот таким я и прикинулся.

С любопытством крутя головой по сторонам, я все время подбирался к двери, одновременно пытаясь уловить хотя бы малейший признак жизни на верхнем этаже, за грязными стеклами, будто за опустившимися веками этого дома, не желавшего больше смотреть на внешний мир и живущего лишь тем, что творится внутри.

Однако клуб не подавал признаков жизни. Лишь однажды, когда я был уже в паре шагов от двери, внезапно хлопнула, закрывшись, форточка в одном из окон. Но это мог быть обычный сквозняк.

Я отворил дверь пошире и шагнул внутрь. Нескольких шагов по коридору оказалось достаточно, чтобы понять — клуб обитаем, как бы ни прикрывал он это заколоченным парадным входом и грязными окнами. Запах. Я еще не видел ни одного человека, но запах, пропитавший это здание, был запахом людей. Вернее, целая комбинация запахов — пот, пищевые отходы, моча, никотин, спирт, марихуана. То, что человек ест, пьет, курит. И то, что потом выделяет.

Я посветил фонариком вниз, на пол. Окурки, грязь, старая рваная тапка. Смятая пивная банка. На крышке — дата производства: две недели назад. Мне оставалось идти по этому очевидному следу, чтобы найти обитающих здесь людей. Только обрадуются ли они моему появлению? Большой вопрос.

Коридор раздваивался: слева виднелись закрытые двери кабинетов, справа — лестница на второй этаж. Пол слева был почти полностью покрыт пылью. Справа пыль была только у самых стен, а по направлению к лестнице словно кто-то промел дорожку, готовясь к моему появлению.

Я пошел направо, и тут же мне в живот уперлось что-то твердое.

— Ты кто? — спросили из-за грязно-серой колонны. Я видел только очертания руки, внезапно появившейся из темноты. Человек — или несколько людей — не собирались показываться.

— Человек, — осторожно ответил я. В подобных случаях лучше давать обтекаемые определения. Пока не разберешься, что к чему.

— Чего приперся-то? — грубо осведомился неизвестный. — Чего здесь забыл?

— Просто ходил, — пожал я плечами. — Ходил и зашел. А что, нельзя?

— Нет.

Чем бы он ни давил мне на желудок, но это что-то было небольшого размера и, вероятно, металлическое — сквозь ткань рубашки чувствовался холод. Короче говоря, это слишком напоминало пистолет, чтобы и дальше продолжать мирную беседу с любителем попрятаться за колоннами.

— Нет так нет, — покорно произнес я и отступил назад, выйдя из контакта с тем, что казалось мне пистолетом. — Ухожу, ухожу...

Я начал поворачиваться, имитируя испуг и решимость немедленно сделать ноги из столь жуткого места. Но на самом деле никакого испуга не было. Я ударил ребром ладони по руке с оружием, а правую руку с зажатым в ней фонарем резко выбросил туда, где должна была находиться голова незнакомца. Фонарь врезался во что-то твердое, подтверждая мою догадку, и сразу же я двинул в тот район ногой.

В полумраке я увидел лишь контуры движения — тело моего противника осело на пол. В свете фонаря он оказался парнем лет двадцати, с немытыми волосами, в красном спортивном костюме. Его кожа на лице и руках была покрыта маленькими темными пятнышками, да и вообще он выглядел неважно. Хотя кто будет хорошо выглядеть после удара ногой в лицо? Кровь темными струйками вытекала у него из ноздрей. Я потрогал его пульс и решил, что ничего страшного этому типу не грозит. Если он только не очухается слишком быстро и не попытается еще раз со мной побеседовать.

Пистолет лежал рядом. Он оказался газовым, да еще и незаряженным. Я отбросил его ногой в сторону и стал подниматься по лестнице.

Теперь я не зажигал фонарик, чтобы не привлекать внимания. Я ступал как можно тише. И когда я поднялся на второй этаж, я увидел это.

Сначала я увидел широко раскрытые двери. Подойдя к ним, я понял, что это вход в большой киноконцертный зал клуба. Сразу за дверями начинались ряды кресел, пол шел под уклон, а на противоположном конце зала висели куски белой ткани, бывшие некогда экраном. Фильмов здесь больше не показывали.

Но тем более странным было то, что в креслах сидели зрители. То есть это сначала я подумал о зрителях, подчиняясь логической сцепке понятий — если висит экран, то напротив должны сидеть зрители. Конечно, эти люди пришли сюда не на киносеанс. Их интересовали развлечения другого рода.

Я включил фонарик. Человек тридцать сидели в креслах в разных концах зала, по двое, по трое, в одиночку. Они были неподвижны, и мне на какое-то время даже показалось, что я нахожусь в компании нескольких десятков мертвецов. Не слишком веселое предположение. Мне стало не по себе, но тут же я понял, что ошибаюсь — запахи и звуки, которыми был наполнен зал, испускались явно живыми людьми. Они спали, похрапывая, постанывая от дурных снов, иногда бормоча какие-то странные слова... Запах, который я ощутил внизу, здесь был куда более концентрированным — пот, немытые тела, дым... Я с облегчением перевел дух — как известно, мертвецы не потеют. Даже в кино. «Мертвецы не потеют». Хорошее название для фильма.

Я едва не наступил на человека. Оказывается, спали здесь не только в креслах, спали на полу, в проходах, на сцене под экраном. А некоторые и не спали.

— Одолжи десять штук, — внезапно услышал я справа. Я посветил на голос и увидел прислонившегося к стене бородатого парня с ввалившимися глазами. Пальцы его рук дрожали. — Одолжи десять штук, — повторил он. — Мне надо. А у тебя есть.

— Может, и есть, — ответил я и присел рядом. — Я дам тебе десять штук, если ты мне покажешь, где здесь парень по имени Коля. По фамилии Фокин. Знаешь такого?

— Колян? — не слишком уверенно пробормотал бородатый. — За десять штук я найду тебе Коляна. Только подожди...

Он вцепился мне в лицо, использовав его как опору, и встал на ноги. Медленно переставляя длинные ноги в потертых джинсах, бородатый двинулся в одному ему известном направлении, добрел кое-как до прохода между рядами, споткнулся, упал и сразу же заснул, добавив свой басовый храп к общему хору.

Наверное, ему не так уж и нужны были десять тысяч, если он так халатно отнесся к своему обещанию найти Колю. Я видел еще несколько людей, которые находились в пограничном состоянии между бодрствованием и сном, но разговаривать с ними было то же самое, что читать лекцию глухим. Они смотрели на меня пустыми глазами, тихо переговаривались о чем-то своем. Когда я спрашивал, здесь ли Коля, они кивали. Когда я спрашивал, могут ли они его отыскать, они кивали. И продолжали кивать, что бы я у них ни спросил. Банда китайских болванчиков.

Я отчаялся найти себе здравомыслящего консультанта и пустился в самостоятельное путешествие по рядам, светя фонариком в лица спящих, переворачивая тех, кто лежал на животе. Под ногами у меня гремели пустые бутылки, скрипели какие-то пакеты, перекатывались пластиковые одноразовые шприцы, которые здесь использовали наверняка не один раз.

Я светил им в лица. Некоторые вообще не реагировали на свет. Даже ресницы не дрожали. Некоторые вяло ворочались. Раз пять меня послали познакомиться с мужским половым органом, два раза — с женским. Одна девушка открыла глаза и, увидев меня, воскликнула: «Мама!» Я поспешил пройти мимо, пока она не припала к моей груди. Я не мог спасать всех подряд, хотя наверняка у всех этих спящих среди бела дня молодых людей были родные, которые проявляли беспокойство о судьбе своего сына, дочери, племянника... Тем не менее все эти сыновья, дочери и племянники спрятались от света дня и от своих родных в клубе железнодорожников. Что-то страшное было в этой картине — в городе, летом, в полдень несколько десятков молодых людей заперли себя в заброшенном клубе. Мне снова стало чудиться, что я брожу среди мертвецов. Один, с фонариком в руке. Но этот свет был слишком слаб.

Я прошел примерно половину зала, когда увидел в темноте красный огонек. Мужчина лет тридцати в защитного цвета штанах, босой и голый по пояс, сидел в кресле, положив ноги на спинки переднего ряда, и курил. Судя по запаху, это были явно не сигареты фабрики «Ява».

— Ты чего тут бродишь? — негромко спросил он.

— Пацана одного ищу, — сказал я. — Коля Фокин зовут. Не видал его здесь?

— Давно я его не видел. — Мужчина яростно заскреб щетину на щеках. — Вроде бы не появлялся он на этой неделе...

— Он говорил мне, что будет с Артуром. — Я торопился, внезапно обнаружив единственного толкового собеседника. — Не знаешь, где они могут быть? Где бывает Артур?

— Артур? — Мужчина нахмурился. — Какой Артур? Что-то не припомню... У нас таких нет. Кольку знаю, а этого — нет.

Ну да, конечно, Колька ведь потребитель товара, а Артур — всего лишь продавец. Сам он не употребляет. Да и сложно было представить Артура в его шикарных пиджаках на фоне здешних интерьеров.

— Ладно, — махнул я рукой. — Поищем в другом месте...

Я двинулся дальше. Мне предстояло проверить еще человек пятнадцать, но тут внезапно мужик с сигаретой окликнул меня.

— Эй, парень! С фонариком!

— Что? — обернулся я.

— Ты все-таки посмотри здесь. Поищи Кольку. Я сам-то его не видел, но у нас тут такой бардак, что он запросто может где-нибудь валяться на полу. Поищи, мой тебе совет...

— Хорошо, — кивнул я, хотя собирался облазить клуб и без советов всяких там курильщиков конопли.

Но тут стали происходить вещи совсем неожиданные. Откуда-то сверху, от дальнего конца зрительного зала, ударил невероятно яркий луч света, высветивший прямоугольный кусочек пола перед сценой. Я уже настолько свыкся с темнотой, что прорезавший ее луч показался мне чем-то фантастическим. Как будто посреди обычного летнего дня в безоблачном небе открылось окошко, откуда высунулось розовощекое ангельское личико и раздался голос: «Ну что, ребята, как жизнь?»

Голос действительно раздался, но спросил он о другом:

— Что там за дело? Кто это орет?

— Никто не орет! — ответил мужик с сигаретой. Он даже не повернулся в сторону луча. Я на всякий случай выключил фонарик.

— Это ты, что ли, Рома? — спросили сверху уже не так раздраженно.

— Я, кто же еще... — буркнул мужик с сигаретой и добавил, хотя его никто об этом не просил: — Тут один парень Кольку Фокина ищет. Я ему сказал, что вроде бы нет его у нас...

— Что? — спросили сверху. И, как мне показалось, в голосе что-то изменилось. Не к лучшему.

Тут началось светопреставление. В том смысле, что в зале стал постепенно зажигаться свет. Сначала задрожала тонкая полоска люминесцентного светильника в дальнем конце зала, у входа, через который я сюда попал. Тут же стало понятно, откуда раздается голос: винтовая лестница вела от входа в зрительный зал наверх, примерно метра на три, и там располагалась дверь в будку киномеханика. Сейчас эта дверца была распахнута, оттуда лился поток света, который становился все менее видимым по мере того, как включались светильники по всему залу.

Я прищурил глаза и пошел по проходу, надеясь выбраться к выходу, прежде чем сверху скажут еще что-нибудь. Почему-то мне казалось, что ничего хорошего от человека из кинобудки ожидать не следует.

И я не ошибся.

— Рома, где он? — заорали сверху. Я не смотрел в сторону будки, но совершенно отчетливо слышал стук ботинок по лестнице — человек сбегал вниз. — Рома, где эта падла? Мочи его!

— Что? — сказал Рома. Я знал, что из расслабленного состояния ему будет трудновато выйти. — Кого мочить?

— Этого гада! Который Кольку ищет! Мне Артур звонил, предупреждал... Это сволочь, которую надо...

Что именно надо делать с этой сволочью, он не сказал, потому что увидел меня. Надо отдать этому типу должное, он сразу сообразил, что чужак, интересующийся Колькой Фокиным, — это я. И он кинулся на меня. Может быть, он надеялся, что я буду стоять на месте и ждать, пока со мной сделают все, что должны. Но я повел себя совсем по-другому.

Я врезал ему в лицо, и он отлетел назад, покатился по грязному полу, очумело сверкая белками и оставляя кровавый след. А также выбитые зубы.

Однако и меня ждало разочарование: прорваться к выходу из зала становилось все труднее. Из кинобудки спустились еще двое парней, и теперь они помогали встать на ноги своему обиженному приятелю. Крики и шум разбудили некоторых обитателей клуба. Они соображали медленно, но верно: тип с разбитым лицом тыкал пальцем в мою сторону и вопил, что меня надо немедленно урыть, кончить, покоцать и сделать еще что-то такое же неприятное. Откуда-то справа в меня полетела пустая бутылка. Я увернулся, но ситуация нравилась мне все меньше и меньше.

Троица из кинобудки решительно двигалась на меня, поблескивая раскрытыми лезвиями ножей. Справа тоже подымались какие-то малосимпатичные ребята. Даже Рома бросил сигарету и двинулся в мою сторону. А уж когда на входе появился, держась за нос, давешний страж, лишенный газового пистолета, я понял, что дело дрянь.

Меня потеснили к сцене, и я подумал, что выбраться отсюда мне удастся разве что путем отстрела всех особо решительных молодых людей...

И когда я уперся спиной в порожек сцены (а до сверкающих ножей было метра четыре), то ничего другого уже не оставалось, как судорожно схватиться за рукоятку «беретты» и извлечь ее на свет. Я выставил пистолет вперед, сделал зверское лицо и спросил:

— Ну и кто хочет сдохнуть первым?

Наверное, я не учел специфики аудитории, к которой обращался с такой замечательной речью. Они не схлынули назад с выражением ужаса на лицах. Они не разбежались в стороны и не попадали на пол. И уж конечно никто не поднял руки вверх. Вместо этого в группе столпившихся передо мной людей произошло какое-то движение. Каким-то чудом я успел среагировать, и направленный на меня выстрел ушел вверх. В руке одного из троих «кинобудочных» типов появился пистолет, и я не стал дожидаться следующей пули. Я выстрелил, целясь поверх голов, и запрыгнул на сцену, откуда выстрелил еще раз. Наконец-то в рядах нападавших появилось нечто похожее на испуг. Кто-то даже упал, закрывая голову руками. Завизжала девица, пять минут назад принявшая меня за свою маму.

Но эти сволочи из кинобудки, настроенные весьма решительно, не успокаивались. В мою сторону грохнул еще один выстрел — мимо. Зато прилетевшая из зала пивная бутылка больно ударила меня по коленке. Я подумал, что их слишком много. Даже больше, чем патронов у меня в двух обоймах.

И я побежал. Как ураган — мне так показалось, — я пронесся через сцену, нырнул под белые лоскуты старого экрана, перепрыгнул через какие-то ящики, через пыльные мешки, на маленькую лестницу — запасной выход. И он был закрыт.

Я выстрелил два раза в замок и пнул дверь что было сил. Третья пуля пропела свою мажорную песню в опасной близости от моей головы. И я нырнул в темные недра, скрывавшиеся за распахнувшейся дверью. Стены дышали холодом и сыростью, я то и дело спотыкался о какие-то кочки, камни, доски. Сзади с ревом неслись преследователи.

По себе знаю: погоня — вещь возбуждающая. Особенно когда толпа преследует одного человека. И я решил охладить их пыл. Я остановился, прижался к стене и три раза выстрелил назад. В темноте я не видел преследователей, но, судя по всему, стрелял я почти в упор, потому что вопли испуга и боли раздались едва ли не над моим ухом. Я целился в ноги, поэтому вряд ли кого-то убил. Был слышен шум падения нескольких тел — как обычно случается, на первого упавшего налетели задние. Погоня застопорилась, а я ринулся вперед.

Метров через двадцать тоннель уперся в еще одну закрытую дверь. Я вышиб и ее и стремглав вылетел на залитый солнцем двор клуба. На мое счастье, он был пуст. Я в несколько прыжков преодолел кучу кирпичей, перемахнул через забор и увидел спасительный «Форд». Забег вышел еще тот.

Когда я завел мотор и дал задний ход, отъезжая от забора, оказалось, что «кинобудочники» еще не угомонились. Тот, самый громкоголосый, которому я выбил пару зубов и который, как я напрасно надеялся, должен был напороться на пулю в тоннеле, отодвинул доску в заборе и показал свое ожесточенное лицо.

В ответ я выставил в окно руку с «береттой». Расстояние между нами увеличивалось, но я успел заметить, как мой преследователь достал мобильный телефон и принялся названивать. Наверное, жаловался Артуру на мое плохое поведение.

Пусть. Ему полезно будет узнать, что я начал показывать зубки.

Глава 26

Как только я выехал на более приличную дорогу, я притормозил у обочины и позвонил Максу.

— Фух, — облегченно вздохнул я, услышав его голос. — А я боялся, что ты уже умотал за своей машиной.

— Так не прошло еще полчаса, — удивленно отозвался Макс. — Всего пятнадцать минут прошло. Я даже не волновался.

— А стоило, — сказал я. Признаваться Максу, что у меня было немного другое ощущение времени и что я прожил за эти пятнадцать минут если не полжизни, то хотя бы десять ее процентов, я не стал. К чему волновать семейного человека?

— Так все в порядке?

— Ты имеешь в виду машину? В порядке.

— И машину, и тебя, — обиженно сказал Макс. — О тебе я тоже беспокоюсь.

— Спасибо, — благодарно произнес я. — Сообщаю тебе, что сейчас я еду в кафе «Босфор». Знаешь такое?

— В кафе? — благодушным голосом отозвался Макс. — Перекусить решил? Ладно... «Босфор»?! — наконец сообразил он. — Это там, у парка? Какого черта тебя туда понесло?! Тебе мало в прошлый раз врезали?

— Врезали мне нормально, — сказал я. — И достаточно. Я больше не собираюсь получать по шее. Вот сам кому-нибудь...

— Ты это кончай, — строго произнес Макс. — Ты не зарывайся...

— Я не зарываюсь. Я сейчас позвоню Гарику. Если он не разрешит, я никуда не поеду.

— Неужели? — с подозрением спросил Макс. — Тогда ладно... Обязательно посоветуйся с Гариком.

И я посоветовался. Гарик был приятно удивлен моим звонком. Сначала он немного удивился моей просьбе. Но я настаивал. И в конце концов он согласился.

— Как-то это все сомнительно, — сказал Гарик.

— А цель оправдывает средства?

— Если других средств нет.

— У меня — нет. У вас, по-моему, тоже.

— Хорошо, Костя, — согласился Гарик. — Как вы меня запрягли быстро...

— Но вы же обещали прикрытие...

— Да я не отказываюсь, — услышал я и поехал в «Босфор». По пути я остановился, подошел к телефону-автомату и позвонил в милицию. Я сообщил, что из клуба железнодорожников слышатся выстрелы, и повесил трубку. Обитатели клуба заслуживают хорошей трепки. Хотя бы за негостеприимство.

Если в клубе железнодорожников я искал самого Колю, то в «Босфоре» мне был нужен тот, кто сможет меня привести к Коле. Конечно, лучше всего, если там окажется сам Артур. На худой конец сгодится и Петя. Или бледнолицый со шрамом на лбу. Кто угодно сгодится, потому что меня уже было не остановить. Я уже встал на тропу войны. Я уже начал кусаться.

Вот только ментам из Молодежного парка мне не следовало пока попадаться на глаза, потому что против них я ничего бы сделать не смог. Пока.

Я пару раз проехался вокруг «Босфора», покружил у Молодежного парка, всматриваясь в прохожих, ища знакомые лица. Потом я решился.

У «Босфора» стояли довольно крутые машины, так что я оставил «Форд» в хорошей компании. Если бы у меня была с собой бутылка водки, то я бы сейчас хлебнул глотка-другого для куража. Но водки не было, приходилось куражиться на трезвую голову. Я выщелкнул из «беретты» обойму с оставшимися двумя патронами и вставил новую, полную. Потом я снял спортивную куртку и остался в рубашке, которую перетягивала наплечная кобура. В карман брюк я положил шокер, в другой карман — мобильный телефон.

Теперь я был готов. Хлопнув дверцей «Форда», я одернул рубашку и зашагал к двери «Босфора». Встречная женщина уставилась на мою втиснутую в кобуру «беретту», как на восьмое чудо света. Тоже мне, невидаль! Наверняка у большинства завсегдатаев «Босфора» такие игрушки тоже имеются. Только они их держат в специально устроенных тайниках, под сиденьями машин, в багажниках. А у меня — вот, смотрите, завидуйте! Ничего не таю, вся душа — та, что в кобуре, — нараспашку. Свободный гражданин свободной страны, где так легко можно разбогатеть на страхе и смерти. Я толкнул ногой входную дверь «Босфора» и оказался внутри.

Душное помещение метров двадцати в длину. Справа — стойка и бар, слева — столики. Зрачки у бледного охранника — как металлические рубли, я коллекционировал такие в детстве. Он протянул ко мне руку, но очень медленно и осторожно. Я прохожу мимо, не обращая на него никакого внимания. Что за охранник, у которого из оружия лишь табличка на груди с импортным словом «секьюрити». Он все-таки решился на активные действия и коснулся меня кончиками пальцев сзади за плечо. Я подаюсь этим плечом назад, он получает толчок в грудь и отлетает туда, где и должен находиться, — на скромную табуретку у двери.

Он приземляется на табурет с таким шумом, что все посетители кафе и бармен смотрят на нас. Женщина в белом коротком халате, которая убирает грязную посуду со столов, тоже смотрит на нас. Мне нравится, когда на меня обращают внимание женщины.

Без дальнейших предисловий я рву из кобуры «беретту». Я облизываю языком губы, чуть наклоняю голову вправо и подергиваю нижней губой, словно хочу всем продемонстрировать свои зубы. Я нервный. Я очень нервный. И лучше не пытаться проверить, насколько я нервный, чтобы начать палить в общественном месте. На меня смотрят четырнадцать пар глаз. Некоторые из них обеспокоены. В некоторых читается ужас. Они не знают, за кем из них пришли. Они не знают, по ком сегодня прозвонит колокол.

Я кручу головой, будто воротник рубашки режет мне шею, потом прохожу к стойке бара. Пистолет смотрит вперед — он как бы ни на кого конкретно не нацелен. Он нацелен сразу на всех.

— Где Свинтус? — цежу я сквозь зубы. Я произношу эти два слова негромко, но меня слышат все. Только бармен оказывается настолько смелым, что переспрашивает:

— Кто? Кто вам нужен?

У парня деловой подход. Кто вам нужен? Кому вы хотите вышибить мозги вашим чудесным пистолетом? Сейчас я его позову, он отлучился в туалет. А вы посидите пока, выпейте чашечку кофе по-турецки. У нас чудесный кофе...

— Свинтус, — повторяю я, одарив бармена взглядом бешеных глаз. — Еще его зовут Петя... Где этот пидор?!

Посетители несколько расслабляются. Их не зовут Петя. Это не за ними. Некоторые даже пытаются начать есть, но получается что-то неважно. Слишком трясутся руки, чтобы удержать на весу вилку с сосиской.

— Это какой Петя? — бармен берет на себя роль посредника.

— Это пидор, толстый усатый пидор, — сообщаю я. — Иногда он пасет здесь свое жирное тело.

— По-моему, его сейчас здесь нет, — осторожно замечает бармен. Дурак, это я и сам вижу. Как только я влетел в «Босфор», я сразу же понял, что Пети здесь нет и мне придется ломать комедию, приманивая его своими истерическими воплями, как охотник подманивает утку манком. Я был охотником.

— Я урою этого мудозвона! — кричу я. — Эта трусливая погань от меня не спрячется! Я забью ему свой ствол в задницу, и никакой Артур не спасет Свинтуса!

При упоминании Артура бармен меняется в лице. Кажется, он начинает понимать.

— Так ведь нет здесь ни Пети, ни Артура, — говорит он.

— Нет? Тогда я сяду здесь. — Я показал стволом «беретты» на ближайший столик. — И буду там их ждать. Пока они не заявятся. И тогда жирная скотина...

Сзади открывается дверь, и внутрь просовывается чья-то длинная прыщавая физиономия. Я резко поворачиваюсь назад, хватаю парня за шиворот, втаскиваю в «Босфор» быстрее, чем он может что-то сообразить. Дверь бьет его по икрам.

Я толкаю его к стойке и снова поворачиваюсь лицом к почтенной публике. Новоприбывший бел лицом, как стиральная машина «Аристон». Я всматриваюсь в него и с сожалением говорю:

— Нет, это не Свинтус...

— Может быть, вы зайдете попозже? — предлагает бармен. — Когда Петя подъедет... Я скажу, что вы заходили. Как ему передать — кто его спрашивал?

— Кто его спрашивал? — Я ухмыляюсь. — Скажи, что приходила его смерть. Вот так... А зовут меня Костя.

— Хорошо. — Бармен спокоен. — Я так и скажу.

— Я не буду далеко отъезжать, — говорю я, начиная отступление к двери. — Здесь неподалеку подожду толстого урода. У меня с ним кое-какие счеты. Он мне надоел, гад вонючий...

Бармен понимающе кивает. Он знает, как могут надоесть вонючие гады.

Напоследок я хлопаю дверью так, что в окнах «Босфора» дрожат стекла. На улице я вкладываю пистолет в кобуру и быстро направляюсь к «Форду». Я не сажусь в машину, а остаюсь стоять, прислонившись к капоту. Меня должно быть хорошо видно из «Босфора».

И если я что-нибудь в чем-нибудь понимаю, то бармен сейчас набирает номер Пети и говорит ему о том, что какой-то тип с «пушкой» только что ввалился в «Босфор» и клялся, что замочит эту жирную скотину, то есть тебя, Петя, и вдобавок материл тебя... Как он выглядел? Сейчас я расскажу, как он выглядел. Да, похож. Он никуда не свалил, он стоит на улице возле своей тачки и ждет. Да уж, Петя, приезжай и сделай что-нибудь. Такие психи нам тут совсем некстати. И неудобно перед людьми — что они о тебе подумают, если какой-то козел себе позволит так тебя поносить...

Приезжай, Петя. Мы все с нетерпением тебя ждем.

Глава 27

То, что Петя сильно не в духе, было видно по тому, как он вел машину на подъезде к «Босфору». Резина взвизгнула, когда его «девятка» вынеслась из-за угла, а потом, нервно вихляясь из стороны в сторону, полетела к кафе. Петя так затормозил, что мне стало жалко его покрышки. Он вывалился из машины на улицу, взлетел по ступенькам в «Босфор» и пару секунд спустя выскочил наружу.

Он был в бешенстве. Причем настолько, что терял над собой контроль. Болван. От «Босфора» Петя кинулся к своей машине, потом дернулся к парковой ограде, замер и наконец-то сообразил оглядеться. Я не прятался, и Петя довольно быстро меня высмотрел. Теперь его ярость получила точное направление.

По-бычьи склонив голову и сжав пальцы рук в два увесистых кулака, он кинулся в мою сторону. Из окон «Босфора» высунулись несколько заинтересованных лиц. Может быть, они даже делали ставки на меня и на Петю. Если бы у меня был красный носовой платок, это еще больше напоминало бы корриду.

Я стоял, не двигаясь с места, скрестив руки на груди. Приближение Пети напоминало стихийное бедствие, нечто вроде тайфуна или смерча — встречные торопились убраться с его пути, с опаской поглядывая вслед.

— Ты! — завопил он, выставив в мою сторону указательный палец, похожий на сосиску. — Покойник! Укатаю в бетон гада! Сотру в порошок!

Его багровая морда — слово «лицо» тут было явно неуместно — свидетельствовало о том, что Петя созрел. Я завел его еще позавчера, тем вечерним разговором. Сегодня он был обижен не на шутку. Знать, что какой-то дохляк, недавно валявшийся у тебя в ногах, бегает по городу и поливает твое имя грязью, — к такому Петя не привык. В своей бешеной решимости стереть меня в порошок он упустил из виду, что сегодня он был один — это во-первых. А во-вторых, сегодня я был готов к встрече. Не он застал меня врасплох, а я выманил его сюда.

На его оскорбления я ответил коротко.

— Свинтус, — сказал я, — не порть воздух.

Он взвыл и кинулся вперед. Я не сомневаюсь, что, попади я под его кулак, Петя смог бы выполнить свою угрозу насчет порошка. Кулаки у него были еще те. И видя, что я стою у «Форда», не собираясь бежать, Петя по наивности решил, что легко повторит все то, что делал недавно у фокинского дома.

Петя махнул правой рукой, и та рассекла воздух над моей головой. Я поднырнул под зубодробительным устройством, что у Пети называлось кулаками, и коснулся Петиного живота электрошокером.

Эффект получился поразительный — Петя будто отключился от источника энергии, которой он подпитывался до этой секунды. Он вздрогнул, вытянулся и повалился на асфальт, широко раскинув руки. В этот момент я, как истый тореадор, ждал цветов на арену и грома аплодисментов. Но лица зрителей безмолвно исчезли из окон «Босфора». Они явно болели за Петю, а не за меня.

Что ж, обойдемся без оваций. Я стоял над телом Пети, как охотник над поверженным зверем, когда сзади раздалось:

— Так это ты?

— Извините, не понял. — Я повернулся и увидел того самого сержанта — мастера лупить дубинкой по шее. Он хмуро смотрел на Петю, поигрывая своим резиновым орудием, и, судя по выражению лица, прикидывал, что со мной такое сотворить — то ли пристрелить на месте, то ли отметелить дубинкой до потери сознания.

— Я же тебе говорил? Я же тебя предупреждал? — негромко произнес он. Я посмотрел в сторону «Босфора» — оттуда выходили люди. Они поглядывали на нас и переговаривались. Они ждали отмщения за Петю.

— Ты на меня смотри, — попросил сержант. — На меня смотри, падла, когда я с тобой разговариваю. Какого хрена ты лезешь сюда? На мою территорию? Ты думаешь, что твое удостоверение здесь что-то значит? Ты думаешь, оно тебя спасет? Или «пушка» тебя спасет? Есть у тебя на нее разрешение?

— Есть, — весело сказал я. Мое веселье сержанту не понравилось. Он снял с пояса рацию и сказал:

— Это Восьмой. Васильев, пришли-ка мне машину к «Босфору». Тут нападение на гражданина. Вооруженное нападение.

— Это правильно, — одобрил я. — Нападение было. Только не вооруженное. Разве что в машине у него найдется что-нибудь.

— У него? — удивленно спросил сержант. — Он — жертва. А у тебя целый арсенал. Шокер, «ствол»... Смотри, парень. Не послушался меня, так мы тебя оформим по полной программе... — И он положил руку на свою кобуру. — Стой смирно, не дергайся. Не то я тебя быстро угомоню.

— Не сомневаюсь.

Да, в чем я не сомневался, так это в способности сержанта и его коллег оформить меня по полной программе. С руками, прикованными наручниками к батарее в отделении милиции. С отбиванием почек и прочими малоприятными последствиями. Чтобы не любить сотрудника частного охранного агентства, можно и не быть продажным милиционером. Частные охранные агентства не любил министр внутренних дел, считая их ненужным конкурентом, а все остальные сотрудники МВД — от первого заместителя министра до последнего участкового — это мнение разделяли. Поэтому я не обращался в милицию после того, как Петя с компанией избили меня возле фокинского дома, — это было бесполезной тратой времени. Поэтому я мог довериться далеко не каждому человеку в форме, а лишь редким проверенным людям.

Например — Гарику.

— Здравствуйте, сержант, — сказал Гарик, вылезая из служебной «Волги». — Что у вас тут происходит?

— А вы... — подозрительно посмотрел на него сержант, но в ответ Гарик уже совал ему под нос удостоверение. — Понятно...

— Управление по борьбе с организованной преступностью, — сказал Гарик. — Что здесь происходит? Константин?

— Вот это один из тех, кто напал на меня тогда, — сказал я и кивнул на Петю, который уже открыл глаза и теперь пытался подняться. Происходящего вокруг он пока не осознавал. — Случайно увидел его, попытался задержать, он оказал сопротивление.

— Понятно, — сказал Гарик. — Сержант, задержите этого человека. Он проходит по одному важному делу.

— Этого задержать? — сержант посмотрел на Петю, Петя посмотрел на сержанта, и во взглядах обоих читалось изумление и досада.

— Конечно, — ответил Гарик. — Не его же. — Он хлопнул меня по плечу. Я посмотрел на сержанта и засмеялся. Так злорадно, как только мог. Лицо у сержанта стало пепельно-серым.

— Сейчас придет машина, — сказал он угрюмо.

— А пока наденьте на него наручники, — приказал Гарик.

— Наручники?

— Ну да, у вас же есть наручники.

— Есть, — признался сержант.

— Вот и надевайте.

Петя не произнес ни слова во время процедуры надевания наручников на его запястья, он только изумленно сопел, поглядывая на меня, да сморщился от боли, когда кольца наручников защемили кожу.

— Везите его в отделение, — продолжал давать указания Гарик. — Оформляйте задержание, все как положено. Мне и Константину сейчас не до этого, но вечером мы, может быть, подъедем. Костя даст показания. А завтра-послезавтра заберем этого бугая от вас в СИЗО.

Сержант никак не мог поверить в происходящее. Он все таращился на Гарика, будто ждал, что тот передумает и даст какие-то другие инструкции. Особенно бесила милиционера моя ехидная усмешка.

Минут через десять приехал милицейский «газик», который вызывал по мою душу сержант. Петю затолкали в машину, а сержант вдруг изъявил желание лично проконвоировать задержанного.

— Пожалуйста, пожалуйста, — не возражал Гарик и, как только «газик» тронулся с места, поехал в своей «Волге» следом. Я представил, как матерится, глядя в зеркало заднего вида, сержант, и улыбнулся.

Потом я сел в «Форд» и включил зажигание. Покидая площадь у «Босфора», я позвонил Максу в контору и сказал:

— Ты удивишься, но пока мы живы и здоровы.

— Вы — это кто?

— Я и твоя машина.

Глава 28

Мы встретились с Гариком в переулке, что располагался метрах в пятидесяти от отделения милиции, куда десять минут назад был препровожден Петя. Я обратил внимание, что Петя вылезал из милицейской машины в хорошем расположении духа. И я догадывался, чем это объяснялось. «Волга» Гарика, всю дорогу шедшая за «газиком», проехала мимо отделения. Сержант остался без надзора. А со своими он запросто мог договориться.

Гарик проехал по кругу и подрулил в переулок, где уже ждал его я.

— Ну как? — поинтересовался он, вылезая из машины.

— Пока не выходил, — ответил я. — А если бы ты действительно приехал вечером за Петей? Как бы они объяснили, что задержанного нет на месте?

— Господи, да можно придумать миллион объяснений, было бы желание, — вздохнул Гарик. — Они могут сказать, что отпустили твоего Петю под подписку о невыезде. Только домашний адрес и имя, которые он назвал, окажутся фальшивыми. У сержанта, насколько я заметил, очень хитрые глазки.

— Это точно, — согласился я. — Спасибо, что приехал. Очень вовремя.

— Сейчас надо будет ехать обратно. — Гарик посмотрел на часы. — Я не могу целый день с тобой болтаться, иначе начальство меня сожрет. Ты постарайся пока не влипать ни в какие истории.

— Я влип только в одну историю, — усмехнулся я. — И никак из нее не выберусь. Кстати, ты не узнавал насчет «БМВ»?

— Номер, который ты мне вчера сказал по телефону?

— Да, это Артур на ней ездит.

— Ездит-то, может, и Артур. Только машина зарегистрирована не на него. Владельцем этого «БМВ» является некто Варнаков. Если Артур на «БМВ» и ездит, то по доверенности. Кстати, прописан он у родителей, но дома не живет. Где обитает — неизвестно. Вот все, что я сумел выяснить.

— Негусто, — оценил я, не переставая следить за дверями отделения милиции.

— Есть, правда, одна деталь... — продолжил Гарик.

— Что за деталь?

— Этому Варнакову по документам 92 года. И аж три машины на него зарегистрированы. Не много ли?

— То есть он как бы прикрытие для Артура? Он оформляет все свое имущество на этого Варнакова...

— А может, и не только на Варнакова. Может, у него есть несколько таких божьих одуванчиков. Смотри — получается, что у самого Артура и нет ничего. Налоговая инспекция не придерется, если арестуют — то конфисковывать нечего...

— Кристина говорила, что летом Артур живет на даче. У его родителей никакой дачи нет, я узнавал. А вот если...

— Я понял, — кивнул Гарик. — Надо выяснить, не зарегистрирована ли на имя этого Варнакова еще и дача. И где вообще этот Варнаков сам находится. Может, он уже на кладбище давно отдыхает.

— Смотри! — Я кивнул в сторону отделения милиции. — Вот и они...

Из дверей сначала показался сержант. Он огляделся по сторонам, не увидел ничего для себя опасного, потянул за дверную ручку и выпустил на улицу Петю. Тот был угрюм, что-то негромко втолковывал сержанту, размахивал руками и дымил сигаретой как паровоз.

— Все, амнистия вышла для твоего приятеля, — тихо засмеялся Гарик. — Ладно, я поехал на работу. Про дачу Варнакова я разузнаю к концу дня, а ты позванивай. И не зарывайся.

Он отошел к своей «Волге», а я дождался, когда сержант и Петя тормознули такси, медленно выехал из переулка и пристроился им в хвост. Такси двинулось к «Босфору», где Петя пересел в свою «девятку». А потом он так погнал, что я изрядно утомился, следуя за ним по всему Городу. Но не отстал.

Глава 29

К вечеру на Город пролился короткий дождь, потом ветер угнал тучи на север, оставив на асфальте быстро подсыхающие лужи и запах свежести в воздухе. На улице сейчас было хорошо, в машине хуже, тем более что последние минут сорок я провел в очень неудобной позе — полулежа на заднем сиденье, коленями на полу, держа тело в изогнутом состоянии, так, чтобы одним глазом видеть интересующий меня дом, а мой «Форд» чтобы при этом казался пустым.

Телефон лежал на сиденье, рядом с моей головой. Я опоздал, и Гарик уже ушел с работы. Теперь я ждал, пока он доберется до дома. Было начало девятого, когда он отозвался на мой вызов.

— Ты где, Костя? — спросил он. Я перечислил все адреса, куда я вынужден был таскаться вслед за Петиной «девяткой».

— А сейчас лежу в машине напротив дачи по Лесному шоссе, дом сто восемьдесят девять. Петя заехал туда около часа назад и не выходил обратно.

— Тебя не засекли?

— Надеюсь, что нет. Я поставил машину в кустах у соседней дачи. Если и обратили внимание на меня, то решили, что я приехал к соседям, — во всяком случае, я надеялся именно на такой ход мыслей обитателей дома сто восемьдесят девять. Как говаривал классик скрытого наблюдения, пусть они думают, что я маленькая черная тучка.

— Ну и что ты думаешь дальше делать? — поинтересовался Гарик. — Скоро стемнеет.

— Вот и я про то.

— Про что?

— Когда стемнеет, я смогу перелезть через забор и осмотреть дачу. — Слова Фокина-старшего о том, что их сын поправляется на свежем воздухе, не давали мне покоя. Я надеялся, что Артур в телефонном разговоре случайно проговорился.

— Осмотреть дачу, — задумчиво произнес Гарик. — Но твой друг Петя все еще там. А если он решит остаться на ночь? Ты сможешь осмотреть дачу и не наткнуться на своих знакомых? Насколько я понимаю, они не слишком жаждут тебя видеть.

— На самый крайний случай у меня есть оружие, — сообщил я. Судя по голосу в трубке, Гарика это известие не очень обрадовало.

— Ты это... Ты не горячись, Костя, — попросил он. — Тем более что...

— Что?

— Вот я выяснил тут насчет этого Варнакова...

— Ну и? — Я просто нутром почуял, что Гарик что-то нашел. Уж очень неторопливо он выдавал свою информацию. — Что ты выяснил?

— Господин Варнаков, которому девяносто два года, владелец трех автомобилей и пятикомнатной квартиры в центре города, сейчас находится в доме престарелых. Я звонил туда — у него глубокий маразм. Уже несколько лет. И еще одно — помимо пятикомнатной квартиры господин Варнаков — по бумагам, конечно, — владеет дачей. Ты меня слышишь?

— Слышу.

— Тогда возьми себя в руки. Дача находится по адресу — Лесное шоссе, сто восемьдесят девять. Ты еще здесь, в машине?

— А где же мне еще быть?

— Я подумал, что ты сгоряча рванул через забор. Штурмовать дачу.

— Нет, я все еще сижу в кустах. Но это ненадолго.

— То есть ты рассудил, раз Артур ездит на «БМВ», оформленном на имя Варнакова, то он живет на даче Варнакова.

— Да, по-моему, это вполне логично. И то, что Петя из отделения милиции примчался сюда, это подтверждает.

— Но он по дороге заезжал еще в несколько мест, ты сам сказал...

— Он нигде не задерживался дольше, чем на пять-десять минут. А здесь он уже второй час. Если мы все рассчитали правильно, то он и должен был, напуганный нашим спектаклем у «Босфора», рвануть к своему шефу жаловаться и просить совета. Вот этим они там и занимаются. Как рассчитывали, так и получилось.

— Ты рассчитывал, я тут ни при чем. А почему, кстати, ты так увлекся этим спектаклем? Почему действительно было не отвезти Петю в отделение милиции, ты бы дал показания насчет того нападения. На него бы насели как следует — может быть, он бы и раскололся в конце концов.

— Ха! Они меня метелили без свидетелей, Гарик. Что мои показания значат сами по себе? А что он раскололся бы, в том я сомневаюсь. У них есть своя рука в милиции, ты это сам сегодня видел. Такие типы быстро не колются...

— А ты все спешишь?

— Пацана надо найти побыстрее. У меня нехорошие предчувствия.

— Блин, — с досадой сказал Гарик, — твои предчувствия... Так, давай представим: ты лезешь через забор и видишь там...

— Я лезу через забор, проникаю в дачу и нахожу Колю Фокина.

— Верится с трудом. А если он в той пятикомнатной квартире? Она тоже на имя Варнакова зарегистрирована.

Я сказал Гарику о фразе насчет «свежего воздуха», произнесенной Артуром в телефонной беседе с Фокиной. Гарик фыркнул:

— И на этом ты построил целую теорию?

— Других теорий у меня нет. А проверить свои выкладки я могу, только обшарив дачу.

— Костя, ты же этого Колю Фокина в жизни не видел, ты его не знаешь. Он был наркоманом. Залезешь ты сейчас на дачу, найдешь его. А он тебе скажет, что находится здесь по собственному желанию, ширяется в свое удовольствие... Получается, что никакого похищения не было.

— В таком случае я позвоню Фокиным и скажу им, где находится их сын. Пусть сами приезжают и забирают. Я буду считать, что свое дело сделал.

— Ну ты и настырный... Эти ребята могут тебя запросто пристрелить, когда ты полезешь через забор, — незаконное вторжение в частное владение. У тебя нет никаких формальных оснований туда проникать.

— Тогда приезжай ты. Вместе проникнем, — простодушно предложил я.

— А я туда с какой стати полезу? У меня что, ордер на обыск есть?! Все, что ты предлагаешь, — это абсолютно незаконная и неоправданная афера, — обреченно сказал Гарик. — Это ты понимаешь?

— Понимаю. Но другого способа найти парня и вытащить его нет.

— И это я тоже понимаю, — отозвался Гарик.

— К тому же эта компания, ты сам знаешь, — преступники, торговцы наркотиками, бандиты, шантажисты...

— Это суд определяет, кто бандит, а кто нет! — взорвался Гарик. — Суд, а не ты. Пока в отношении этих людей никто уголовного дела не заводил, а значит, они такие же честные граждане, как ты и я. Даже честнее тебя, потому что ты уже собираешься совершить противоправные действия и меня в это дело втягиваешь.

— А кого мне втягивать — Макса?

— Почему бы нет?

— У него семья, ребенок...

— А я, по-твоему, холостяк? Сирота казанская?

— Не знаю.

— Ну так вот я тебе сообщаю, что у меня тоже есть жена, а детей аж двое. Доволен?

— Гарик, ну я же не настаиваю, чтобы ты вместе со мной здесь торчал... Просто прикрой меня потом.

— Потом? Потом уже будет нечего прикрывать. Так, слушай меня внимательно. Сиди в своих кустах тише воды, ниже травы. Наблюдай за дачей. Я скоро приеду. И по дороге постараюсь придумать, как нам выйти из положения. Чтобы и пацана найти, и на неприятности не нарваться.

— А такое возможно? — недоверчиво спросил я.

— Не знаю. Скорее всего — нет, — прозвучал в трубке малоутешительный ответ. Я приободрился. Причем настолько, что даже стал думать о еде. Я еще раз позвонил Гарику, чтобы тот захватил что-нибудь перекусить, но трубку взяла жена и сообщила, что Гарик уже умчался. Я опоздал.

В желудке у меня заурчало.

Глава 30

— Это даже ничего, что ты полезешь туда с пустым желудком, — жизнерадостно сказал Гарик. Он подкрался к моей машине так коварно и незаметно, что от легкого стука в стекло я вздрогнул и схватился за «беретту». На счастье, это оказалась моя милицейская «крыша». Наконец-то и я ею обзавелся. Теперь он сидел рядом со мной на заднем сиденье и учил меня жизни. — Понимаешь, если ты получишь пулю в живот, то лучше получить ее на пустой желудок, чем после плотного ужина. Так что ты находишься в предпочтительном положении по сравнению со мной.

— А ты что, после плотного ужина? — с плохо скрываемой завистью спросил я.

— Не знаю, посчитаешь ли ты это плотным ужином, — пожал плечами Гарик. — Кусочек жареной курицы, картошка, салат из свежих огурцов, сто грамм домашней яблочной настойки, небольшой кусочек торта...

— По-моему, — сказал я, — это очень плотный ужин. С тортом... Что это у вас за праздник сегодня? До Дня милиции вроде бы еще далеко.

— Юбилей, — пояснил Гарик. — Восемь лет как женился.

— А почему юбилей? Некруглая ж дата...

— Потому что такая жизнь, что неизвестно, дотянешь до круглой даты или не дотянешь. Приходится заранее все отмечать. И то вот до конца не досидел, к тебе помчался...

— Извини.

— Да чего уж тут. — Гарик посмотрел на часы, потом на темнеющее небо и сказал: — Ты давай запоминай.

— Что запоминать?

— Историю, которую я для тебя сочинил. Если тебе повезет и ты все-таки не схлопочешь пулю в живот, то тебе придется неоднократно рассказывать эту историю. Так что слушай внимательно. У вас оформлен договор с этой девчонкой?

— С Кристиной?

— Ну да.

— Оформлен, все нормально.

— Значит, у тебя есть формальное основание производить поиск гражданина Фокина Николая Васильевича. Это хорошо. Так вот, Костя, производя розыскные мероприятия, то есть опрашивая родных и знакомых гражданина Фокина, ты получил информацию о том, что в последнее время перед своим исчезновением Николай Фокин вместе со своим знакомым по имени Артур катался на автомобиле марки «БВМ». Эту информацию тебе сообщила, скажем, та же Кристина. И вот сегодня ты, совершенно случайно проезжая по Лесному шоссе, увидел этот самый «БМВ», въезжающий в ворота дома номер сто восемьдесят девять. Ты захотел побеседовать с владельцем «БМВ» и несколько раз позвонил в дом. Но тебе не открыли, хотя ты совершенно очевидно зафиксировал въезд «БМВ» с людьми. Тогда ты решил обратиться в правоохранительные органы, так как почувствовал что-то неладное. Ты знал, что твой непосредственный начальник, директор охранного агентства Макс, только что направил доклад в Управление по борьбе с организованной преступностью, где сообщал о факте исчезновения гражданина Фокина и предлагал план совместных действий по его поиску. Ты также знал — от Макса, — что доклад был адресован мне. И у тебя был номер моего домашнего телефона. Поэтому ты позвонил мне, чтобы проконсультироваться — как быть в такой ситуации. Я решил прибыть на место и как представитель закона разобраться в происходящем. Я подошел к воротам и нажал кнопку звонка.

— А дальше? — вопросительно посмотрел я на Гарика. — Что дальше?

— Откуда я знаю, что будет дальше? Сейчас я пойду и нажму на кнопку звонка. Когда мне откроют, я представлюсь и поинтересуюсь, не содержится ли в доме некто Фокин.

— Ха! Тебе скажут, что не содержится, и закроют дверь перед твоим носом. А ордера на обыск у тебя нет, ты сам сказал.

— Соображаешь, — одобрительно кивнул Гарик. — Только в тот момент, когда я буду звонить в ворота, ты будешь перелезать через забор с противоположной стороны. И вот об этой детали потом никому не рассказывай.

Глава 31

В начале одиннадцатого я вылез из машины, согнувшись в три погибели, пробежал по кустам, выскочил к кирпичной стене, ограждавшей дачу, и побежал, прижимаясь к ней плечом. Я завернул за угол, остановился и прислушался. Примерно через минуту хлопнула дверь «Форда» — Гарик отправился к воротам.

Я дал ему минуту, чтобы дойти и нажать на кнопку электрического звонка. После этого я тяжело вздохнул, подпрыгнул и вдавил кончики пальцев в неглубокую щель между кирпичами. Мои ноги нашли аналогичную опору внизу, я вытянулся и достал до верхушки стены. Там негостеприимные хозяева пустили по всему периметру колючую проволоку. Это было неприятно.

Я повис на одной руке, приспустил рукав спортивной куртки так, что ладонь свободной руки оказалась будто в чехле. Хоть какая-то защита. То же самое я сделал с другой рукой, а затем совершенно неизбежное — рванулся вверх. Сначала я утвердил на гребне стены кисти, потом — локти и подтянул тело. Нащупав ногой выбоину, я оттолкнулся носком ботинка от этого места и перелез через стену. Контакта с проволокой остальными частями тела я избежал, но вот приземление получилось не из приятных. Несколько секунд я неподвижно лежал на земле, прислушиваясь к происходящему вокруг.

Я услышал, как открывается дверь, по ступеням спускается человек и идет к воротам. Терять время было нельзя, я сел на корточки, потом встал в полный рост и осмотрелся. Слева от меня, на заасфальтированной площадке, стояли машины, и вид одной из них меня сильно обрадовал. Артуровский «БМВ» был здесь, и для меня это служило лучшим доказательством того, что я двигаюсь в нужном направлении.

Три окна на задней стороне дома были темны и закрыты чугунными решетками. На втором этаже одно окно светилось, рядом находилась небольшая лоджия. Кровь колотилась у меня в висках так, что я совсем не слышал звуков у ворот. Чем закончился разговор Гарика с хозяином, впустили они его или нет — оставалось неизвестным. Скорее всего, Гарика заверили, что никаких посторонних у них на даче нет, и выпроводили.

Но такой поздний визит должен был их насторожить. Мы с Гариком форсировали события, мы пытались заставить Артура и компанию нервничать, суетиться и допускать ошибки.

Используя решетку на окне первого этажа как опору, я достал до лоджии, подтянулся на руках и ввалился на нее, произведя некоторое количество неизбежного шума. Я лежал на полу лоджии, ожидая реакции на шум, но ее не последовало. Видимо, на втором этаже никого не было. То ли дружно побежали общаться с Гариком, то ли...

Я достал нож и отжал защелку двери с лоджии в комнату. В комнате было душно. И пусто.

Но дверь, выводившая из комнаты в коридор, была не заперта, и я выскользнул наружу. В коридоре был полумрак, но в дальнем его конце, где начиналась лестница вниз, мрак рассеивался.

Было очевидно, что на первом этаже горит яркий свет. Оттуда же доносились приглушенные голоса. Я расстегнул куртку и коснулся пальцами кобуры. Это меня слегка приободрило. И я осторожно двинулся к лестнице. Подобравшись на расстояние, близкое к лестнице и потому опасное, я вжался в стену и замер. Когда я успокоился и смог различать слова, произносимые внизу, я снова коснулся рукоятки пистолета. Теперь более решительно. Я вытянул «беретту» из кобуры и снял ее с предохранителя. Девять патронов в обойме. Мне могло этого и не хватить.

Особенно после того, что я услышал.

Глава 32

— ...тебе просто придется свалить из Города на некоторое время.

— Нет проблем. Надо так надо. Хотя так вот бегать от каждой шавки... Это не дело. Надо было сразу грохнуть этого типа из охранного агентства! Это же он все воду замутил! Надо было его тогда хорошенько двинуть башкой об асфальт, вот и не было бы проблем! — Петя, как всегда, очень тепло отзывался о моей персоне.

— А кто тебе мешал? — спокойный, уравновешенный голос. Это не Артур, тогда... Тогда это тот бледный, со шрамом. — Разве тебе кто-то мешал, Петя?

— Так ведь! — Петя от возмущения стал запинаться. — Так ведь приказа на него не было! Мне Артур не приказывал его грохнуть.

— А тебе на все письменное приказание надо? — подал голос Артур. Вся компания здесь, не придется бегать за ними по всему Городу, вылавливая поодиночке. — Хотя бы иногда прояви разумную инициативу, Петя. Если ты понял, что тот парень становится опасен, что он не усвоил нашего урока... Тогда надо было просто оторвать ему голову. Я не стал бы тебе за это пенять.

— Я привык, что ты всегда говоришь... — пробубнил Петя. Мальчика обидели. Не дали оторвать голову противному парню Косте. — Я и...

— Ладно, дело прошлое, — оборвал его Артур. — Уже ничего не поправишь. Уедешь из Города на месяц-другой. Завтра же, понял?

— Понял, — покорно произнес Петя.

— С Петькой-то все просто и ясно, — подал голос Бледный. — А с остальными что?

Слово «остальные» я не понял и напряг свой слух.

— Да, блин, — снова заговорил Петя. — Что-то мы запутались с этим пацаном...

— Это ты запутался, может быть! — жестко обрезал его Артур. — А я ни секунды не чувствовал себя запутавшимся. Никогда. Я всегда знал, что делаю. И сейчас знаю.

— Так я же ничего не говорю, — мгновенно перешел на оправдывающийся тон Петя. — Просто непонятно: сначала мы его вытаскиваем из больницы, чтобы его предки отдали за него долг. Потом ты договариваешься с предками, что долг идет на отсрочку. И денег нет, и парень этот у нас как камень на шее...

— Ты, дубина стоеросовая, ты можешь понять, что я его не могу вернуть в таком состоянии! — зарычал Артур. — Он не в товарном виде! Врач сказал, что еще дня три-четыре ему нужно выдержаться...

— Артур, ты извини, что вмешиваюсь, — негромко сказал Бледный. — Но мне кажется, что это тот еще врач. Он столько же во всем этом соображает, сколько я в микроэлектронике. Мне все время кажется, что он не понимает и половины тех слов, что произносит...

— А где я найду другого врача для таких дел?! Есть у тебя на примете? Тащи! Веди его сюда!

— Я просто высказал свое мнение, — заметил Бледный. — У меня знакомого врача нет, а этот мне не внушает доверия. Вот и все.

— И что ты предлагаешь? Выгнать его? Глупость! Мне нужно, чтобы парень пришел в нормальное состояние! Врубись, Петя, что я жду не дождусь, когда спихну Кольку его предкам! Он мне здесь на хрен не нужен! Но в таком виде я его отдать не могу. Я заткнул рот его мамаше только тем, что пообещал отсрочить долг и вообще позаботиться о Кольке... Только поэтому она не стукнула в ментовку и отшила того парня из охранной конторы. Только после моего обещания! Если я верну Кольку сейчас, я не знаю, как она себя поведет. Может, промолчит, а может, и нет.

— Тут я не вижу особой проблемы, — сказал Бледный. — Она, по-моему, боится ментов еще больше, чем нас. Все дрожит за своего сына. Вот только Костю этого она слишком поздно отшила... Он и уцепился за Петьку.

— Да он не только за Петьку уцепился, — зло сказал Артур. — Он за всех нас хочет уцепиться, подонок...

— Давай, я его кончу? — с надеждой предложил Петя. — Прямо сейчас поеду и кончу.

— У тебя есть его адрес?

— У меня есть его телефон, есть его фамилия... Юрик, сможешь дать мне его адрес?

Я насторожился — что это еще за всемогущий Юрик? Да и сколько же их всего здесь, черт возьми?!

— Дам я тебе его адрес, — с какой-то странной дрожью произнес Юрик. Из-за этой дрожи я его не сразу узнал. — Всего один звонок мне сделать, и вот тебе адрес на блюдечке...

— Так, хорошо, — подытожил обсуждение Артур. — Это мы решили. Петя ближе к утру отправляется к Костику и кончает его. А сам потом сваливает из Города.

— Ага, — радостно отозвался Петя.

— Вы мне лучше скажите, что с этим делать? — снова задрожал голос Юрика.

— Что делать, что делать... — снова разозлился Артур. — А обязательно было до этого доводить?!

Уж кто-кто, а ты должен соображать, что творишь.

— Я соображаю. — Юрик явно находился в отчаянии. Что бы это могло довести его до такого состояния?

— Зачем ты вообще туда поперся? — продолжал обличать Артур. — Я сказал, чтобы Белый открыл дверь! Тебя я не просил!

— Да, я бы и один его отшил, — сказал Бледный. Ага, значит, его здесь зовут Белым. Артур, Петя, Белый и Юрик. Четверо. Слишком много для меня одного. Но на моей стороне неожиданность. И на моей стороне Гарик. Только он...

Вдруг я понял, о чем они говорят там внизу, и похолодел.

— Понимаешь, — исповедовался Юрик, носивший звание сержанта и регулярно патрулировавший Молодежный парк. — Он же ведь меня видел. Он мне приказал сдать Петьку в отделение. И вот он заявляется сюда. Я как его увидел, так и обмер. А у него тоже в глазах — бац! Сверкнуло что-то!

— Ага, бенгальские огни, — с сомнением произнес Артур.

— У этого я в глазах ничего не заметил, — встрял Бледный. — Но вот у Юрика в глазах точно что-то такое появилось... Будто он штаны обмочить собирается. Я просек, что дело неладно, и менту этому — в рожу. А он — мне в пузо! Ладно, Юрик подскочил да по башке ему вмазал! Чем ты его, Юрик?

— Чем-чем... — нервно огрызнулся Юрик. — Пистолетом. Я уж за «ствол» схватился, чтобы его кончить прямо в воротах, а тут Белый на него как накинется... Я подошел и с размаху по черепушке — хрясть! Он и перестал брыкаться.

— Ну вы герои, герои, — сказал Артур. — По ордену вам, что ли, навесить? Кто только этого мента сюда притащил? Почему он решил искать Кольку именно здесь? А, Петро? Не ты ли к нам на хвосте его притащил?

— Нет, не он, — вступился Юрик. — Я проследил, чтобы Петро чистым ушел.

— Тогда кто, если не Петя? Кто-то же притащил его сюда.

— Какая разница — кто? — заметил Бледный. — Главное, что мента мы вовремя отключили. Вот только вопрос — один он тут был?

— Хороший вопрос! — одобрил Артур. — Ментовская природа такая, что поодиночке они не шатаются. Надо все тут обшарить...

— А с этим что?! — снова задрожал голос сержанта Юрика. — Я держу его пока, но дальше-то что?!

— Ты что с ним хотел сделать, когда увидел его в дверях? — напомнил Артур. — Пристрелить? Ну так вот тебе и карты в руки... Знаешь, как говорят — первое впечатление самое верное. Можешь его прямо здесь добить. Только клеенку подстели. Потом в клеенку эту завернешь, в багажник — и куда-нибудь в укромное место. В озеро или еще куда...

— А может, — не слишком решительно начал Юрик. — А может, это дело Пете поручить? Ему-то привычнее будет...

— Да что ж я, зверь, что ли, какой — всех подряд мочить? — возмутился Петя. — Хватит мне и этого Кости, мать его... Ты — мент, вот и кончай сам своего коллегу! А я — нет, спасибо! Тоже мне, сказал: «Пете привычнее будет»! Да я за всю свою жизнь человек пять от силы на тот свет отправил...

Он бы еще долго возмущался и прикидывался невинным младенцем, но тут Артур положил ему руку на плечо и сказал:

— Большая просьба к тебе, Петя. Заткнись.

— А что, уж и слова сказать нельзя... — по инерции продолжал Петя.

— Заткнись, дурак, — оборвал его Артур. — У нас гости.

Петя поднял голову и увидел то, на что уже несколько секунд напряженно смотрели Артур, Бледный и Юрик.

Он поднял голову и увидел меня. Я стоял примерно посередине лестницы, в носках, потому что ботинки ради тихого спуска оставил наверху.

Но четверо смотрели не на мои носки — не слишком свежие, к слову, — они смотрели на пистолет в моей правой руке. А пистолет выглядел просто отлично — сверкая, как новая игрушка. Убийственная игрушка.

Глава 33

Диспозиция была следующей: в большой комнате первого этажа находилось пятеро мужчин. Один — Бледный — сидел в кресле и курил. Второй — Петя — стоял спиной ко мне. Третий — Артур — стоял у окна. В руках он держал бутылку коньяка и стакан. Уже во второй раз за историю нашего знакомства страсть к алкоголю подводила его — судя по выражению лица, Артур сильно сожалел, что в руках у него сейчас бутылка, а не ручной пулемет.

На другой стороне комнаты, отделенные от Артура столиком с остатками еды и грязными стаканами, находились еще двое. В глазах сержанта Юры я прочитал желание повернуть время вспять и во время нашей первой встречи в Молодежном парке использовать свою дубинку более эффективно. А сейчас у него дубинки не было, зато был пистолет «ТТ», очевидно табельный. И этот пистолет упирался дулом в шею человеку, который стоял перед Юрой на коленях. Он даже не стоял, а скорее находился в таком подвешенном состоянии, когда тяжесть собственного бессознательного тела влекла его вниз, но Юра любезно держал его левой пятерней за волосы и упасть лицом вниз не давал. Поэтому я хорошо разглядел лицо Гарика, хотя крови на нем было достаточно. Наверное, Юра с перепугу ударил его рукоятью «ТТ» не один и не два раза.

Собственный пистолет Гарика и его документы лежат на столике между блюдцем с кружками соленого огурца и недопитой бутылкой водки. Неподходящее соседство.

— Прежде чем делать что-нибудь, хорошенько подумай, — сказал Артур. — Пораскинь мозгами, если они у тебя еще остались.

Он старался выглядеть спокойным и, чтобы продемонстрировать свое хладнокровие, стал наливать себе коньяк, но не удержался и звякнул горлышком бутылки о подрагивавший в его пальцах стакан. Лицо его исказилось гримасой досады. Он повернулся к окну и залпом опрокинул стакан себе в рот, потом снова повернулся ко мне и ухмыльнулся.

— Ну, что ты там стоишь? Думаешь? Правильно. — Он как бы невзначай двинулся раскованной походкой к невысокому шкафчику с выдвижными ящиками. — Думай...

— Замри на месте, — сказал я. Получилось не очень страшно. Я так долго готовился произнести свою реплику, что в горле у меня пересохло.

— Что ты сказал? — Артур прищурился и засунул руки в карманы белых свободных шорт. Он был одет по-домашнему — тапочки, шорты и синяя рубашка-поло с короткими рукавами. Ему очень шло. Я еще раз подумал про свои несвежие носки. К тому же с дыркой на правой пятке. Стало просто неудобно держать на мушке такого красавчика.

— Я сказал, чтобы ты замер на месте, — повторил я громче и решительнее. — Касается всех.

— А зачем это? — спросил Артур и подмигнул Бледному. Мне очень не понравились эти тайные знаки. Мне здесь вообще не нравилось. Хотел бы я жить спокойной сельской жизнью и выращивать капусту на своем огороде, как делал это император Диоклетиан после ухода на заслуженный отдых. Только поздно.

— Объясняю, — сказал я и шагнул на ступеньку вниз. — Первая стадия: вы стоите на месте и не шевелитесь. Вторая стадия: Юрик бросает свой пистолет на пол. Петя тоже кидает свой «ствол», из-за которого у него топорщится пиджак под мышкой. Третья стадия: все падают на пол лицом вниз, положив руки на голову.

— Очень интересная программа, — засмеялся Артур. — И на этом все?

— Для вас — все. Я сам вызову милицию.

— А милиция уже здесь, — подал голос из кресла Бледный. — Целых два мента у нас тут. Куда уж больше?

— А если серьезно, то свою программу обмотай вокруг шеи и иди вешаться, — предложил Артур. — Потому что нас здесь четыре человека. Мы находимся в разных концах комнаты. Надо быть большим мастером, чтобы четырьмя выстрелами положить всех четверых. И не попасть в этого. — Он вытянул руку в сторону Гарика. — Он же, наверное, с тобой приперся, да?

— Понятия не имею, кто это такой, — сказал я. — Ты не уверен, что я положу вас всех тут на коврике? Хочешь попробовать? Я расскажу тебе, как это будет выглядеть: первым я убью Юрика, потому что он единственный из вас держит оружие в руках. Потом я застрелю Петю, потому что у него оружие на теле, в кобуре. Успеете вы с Белым к этому моменту найти свои «пушки»? Думаю, нет. Но это не имеет значения. Комплексами я не страдаю, запросто стреляю в безоружных, стреляю в спину, если вы решитесь смотаться... Оцени свои шансы, Артур.

— Ты блефуешь, — покачал головой Артур. — Ты красиво рассказываешь сказки. Ты один, нас четверо. Ты будешь плакать, размазывать по лицу кровавые сопли и умолять, чтобы тебя убили быстро. Но Петя слишком зол на тебя и будет затягивать процедуру...

— Это тоже сказочка для слабоумных, — ответил я. — Приступайте к стадии номер один, господа. Юрик, дело за тобой...

— Костик, ну чего ты гонишь? — вдруг поднялся из кресла Бледный.

— Сидеть. — Я повел стволом в его сторону, и он послушно поместил свой зад обратно.

— Костик, не надо лишних разборок, — сказал Бледный. — Никому не нужны лишние проблемы. Мы уважаем крутых пацанов. Ты сейчас всем показал, что ты крутой. Незачем к этому добавлять пару трупов. Давай разойдемся. Если ты в обиде за тот случай, то мы можем компенсировать...

— Моральный ущерб, — сказал Артур. — Хотя это всего лишь счет за «Метро». Ну да ладно, пару штук я тебе заплачу. И ты уходишь. Причем куда подальше и не появляешься больше на глаза ни мне, ни Пете, никому...

— Это хорошее предложение, Костик, — поторопился Бледный. — Соглашайся. — Он так упорно называл меня по имени, что я разозлился. Кто он мне — друг, брат, сват?

— Слушай, Белый, — ответил я, — и все остальные здесь присутствующие. Мое предложение еще лучше. Соглашайтесь, пока у меня не дрогнул палец на спусковом крючке. Он у меня уже чешется...

— Тебе же сказал умный человек — не создавай проблем, — посмотрел на меня Артур. — Ты влез в это дело и все осложнил. Если бы ты не появился, не было бы необходимости тащить Кольку из больницы. Зачем ты полез в парк, в клуб железнодорожников? Зачем ты полез в чужие дела? Даже Колькины родители от тебя уже отказались. Кто тебя просил? Зачем ты создаешь нам проблемы? Или ты работаешь на какого-то большого человека? Тогда просто передай, чего он хочет. Ну? В чем дело? Что ты хочешь?

— Я работаю вот на этого человека. — Я показал на себя большим пальцем левой руки. — И этот большой человек просил вам передать, что существует одна проблема — это вы. Сейчас эту проблему я буду решать. Лягте, пожалуйста, на пол, господа. Не надо испытывать судьбу. Успею я четырьмя выстрелами убить четверых человек или не успею — давайте не будем проверять...

— Если только ты начнешь стрелять, — сказал Юра, — я убью этого гада. — И он тряхнул Гарика. — Я слышал, он называл тебя по имени. Вы с ним заодно. Так что учти...

— Ты влез через окно? — спросил Артур. — Можешь выйти, как нормальные люди, через дверь. Я разрешаю.

Он снова двинулся к шкафу, а Петя, который угрюмо смотрел на меня исподлобья, все норовил повернуться ко мне боком, чтобы незаметно вытащить свой пистолет. Делал он это с изяществом медведя, печатающего на компьютерной клавиатуре.

Я ступил еще один шаг вниз и сказал:

— Я терплю, но и у терпения есть границы. На счет «три» Юра кладет пистолет...

— Я не положу! — немедленно выпалил Юра. — Сам бросай оружие!

— Раз, — произнес я. По Петиному лбу поползла вниз капля пота. Артур смотрел на бутылку с коньяком, словно прикидывая, стоит ли налить еще или уже хватит. — Два, — сказал я. Бледный попытался вдавиться в спинку кресла и там исчезнуть. Юра отрывисто и глубоко дышал открытым ртом. Сам не сознавая того, он давил все сильнее пистолетом в шею Гарику. А тот вдруг поднял веки и посмотрел перед собой мутными глазами.

Я хотел сказать «три», но тут Артур швырнул в меня бутылку и прыгнул к шкафу. Юра истошно завопил, я нажал на спусковой крючок, потом перевалился через перила и оказался на первом этаже под лестницей.

В доме вдруг стало очень шумно.

Глава 34

Макс никогда не одобрял мое книжное увлечение. Он утверждал, что все равно никаких практических познаний я из этих томов не почерпну. Он был не прав.

Среди прочих мыслей, на которые меня навело чтение историй королевских династий, была и такая: ранее войны были куда менее кровопролитными, потому что люди были вынуждены убивать друг друга вручную. Вспарывать ножами животы, перерубать мечами кости и сухожилия, пробивать черепа — не каждому такое под силу.

Зато в наши дни техника все упростила. За что мы все и любим технику. Артиллерист не видит, как разрываются на части тела людей после его выстрела. Летчик не видит мертвых детей, лежащих на улицах города после бомбардировки. Они все — убийцы на расстоянии — сохраняют духовное равновесие и чистые руки.

Пистолет — оружие ближнего боя. Ты не рвешь врагу глотку зубами, но ты видишь его кровь. Ты видишь ужас и боль в его глазах.

Я надеялся, что мы обойдемся без крови. Господи, я совсем не хотел их убивать. Но кто позаботился о том, чтобы у меня был выбор? У меня не было этого выбора. У меня перед глазами были четверо людей, для которых вопрос моей собственной смерти даже не был вопросом. У меня перед глазами был Гарик, которого мой звонок вытащил из-за праздничного стола. У меня перед глазами была Кристина, поверившая мне. У меня перед глазами были Фокины, которые мне не верили, но дело заключалось в том, что, кроме меня, им никто не мог помочь.

Такой получился расклад.

Артур в своей рубашечке-поло, с черными, аккуратно причесанными волосами был похож на какого-то киноактера. У Пети на правой руке я заметил обручальное кольцо. Наверное, он был хорошей стеной, за которой существовала его семья. Белый — я не знал, как его зовут, — вообще был противником насилия. Он пытался нас развести. Юра... Юра был двурушником, это недостаток. Серьезный недостаток. Возможно, ему платили в милиции меньше, чем он хотел. Это я тоже могу понять.

Все мы нормальные парни. Мы могли расти в одном дворе, учиться в одной школе, вместе ездить за город с женами и детьми.

Но что-то нас разделило. Что-то заставило нас разойтись по разные стороны комнаты и судорожно стиснуть рукоятки пистолетов. Что-то заставило нас ненавидеть друг друга.

Что? Принципы? Опять это дурацкое слово. Сидоров бы меня сейчас не понял.

В комнате вдруг стало шумно.

Глава 35

Артур резко, практически без замаха, швырнул в меня бутылку. Он промахнулся, и бутылка ударилась о стену, расплескав коричневую жидкость. А я инстинктивно дернулся, нагибая голову, потом вскинул пистолет и выстрелил — но не в Юру, как только что обещал, а в Артура, который в этот момент летел в прыжке через стол к шкафу. Во мне уже поселился суматошный азарт боя — я делал не то, что мне подсказывал рассудок. Я делал то, что делали мои руки.

Я промахнулся и тут же спрыгнул под лестницу. Бац! Я высунулся из укрытия и увидел огромную фигуру Пети. Тот держал пистолет в вытянутой руке, и на лице у него было написано изумление по поводу моего внезапного исчезновения.

Я выстрелил ему в плечо. Он с прежним изумленным выражением лица пошатнулся и повалился в кресло. Кресло под тяжестью его тела опрокинулось на пол вместе с ним.

Когда Петя упал, мне стал виден Артур, который лихорадочно рылся в ящиках шкафа. Что-то он там искал. И уж наверняка не чистые носки.

— На пол! — заорал я ему. — Падай на пол гад!

Лучше бы я ему этого не говорил. Подстегнутый моим криком, он еще быстрее стал шевелить пальцами, в руке его мелькнул короткоствольный револьвер, потом дуло револьвера стало поворачиваться в мою сторону... Я выстрелил, целясь Артуру в ногу. Он никак не отреагировал на мой выстрел, просто повернулся и выпустил в меня с полбарабана. Я юркнул под лестницу, но щепки, выбитые Артуровыми пулями из лестницы, все же попали мне в глаза. Зазвенело стекло в окне, разбитое пулями, это было в полуметре от меня. Артур нервничал и стрелял неважно.

Пока я прочищал глаза, грохнули еще несколько выстрелов. Я сжался, ожидая пули сверху или сзади — Юра вполне мог подсуетиться и взобраться на лестницу. Но я выжил в эти секунды.

Я выпрыгнул из-под лестницы, покатился по ковру, скорчился в пространстве между стеной и креслом, выглянул на миг и никого не увидел. Я едва не решил, что все происходящее было дурным сном и что на самом деле на этой даче нет ни единого человека, кроме меня самого. А может быть, и я сейчас испарюсь...

Только пистолет в моей руке был теплым, а два человека, сцепившихся на другом конце комнаты, сопровождали свои усердные попытки убить друг друга хриплыми выкриками и пыхтением.

Я понял, что кошмар, именуемый реальностью, продолжается.

Тут же прогремел гром, и на мою голову пролился дождь. Я опять подумал, что схожу с ума, но, чуть приподняв голову, осознал свою ошибку — Белый держал в руках карабин, вталкивая туда новые патроны, а в стене за моей спиной зияло отверстие размером в два моих кулака. На голову мне тихо садилась известка, витая в воздухе надо мной, словно нимб.

Я не видел никого, кроме Бледного с его карабином. Куда-то пропал Артур. Петя тоже исчез, хотя это трудно было представить, учитывая его габариты. Белый втолкнул второй патрон и посмотрел на меня.

— Не надо, — сказал я. Он медленно прицелился. Настолько медленно, что я смог дважды выстрелить ему в грудь, прежде чем он нажал на курок. И еще я успел упасть на пол. Так что пули разорвали верхнюю часть кресла рядом со мной, но не меня. Белый выронил карабин, прижал ладони к груди и удивленно посмотрел на то, как они становятся темно-красными.

Потом он упал. Из всей этой компании он казался мне наименее зловредным. А убил я именно его.

Я побрел к дерущимся. Только тут я сообразил, что одним из двоих должен был быть Гарик. Я присел рядом на корточки, всмотрелся в мелькание рук и голов, выбрал подходящий — как мне показалось — момент и треснул кого-то из двоих рукояткой «беретты» по голове. Мне повезло. Это оказался сержант Юра.

Гарик отпихнул его ногой, встал на четвереньки, осмотрелся и сказал, тяжело дыша:

— Ты уже всех тут замочил?

— Нет, — виновато ответил я. — Двое куда-то пропали. Артур и Петя.

— Ну так ищи, твою мать! — посоветовал Гарик. — Раз уж начал палить, так доводи дело до конца... А мне что-то плохо. — И он повалился на пол.

Я оставил его лежать на ковре. Его голова была повернута к Юре. Им сейчас обоим было не очень хорошо.

Во дворе зарычал мотор. Я хлопнул себя по лбу — конечно! «БМВ» стальной молнией метнулся из-за угла, резко вывернул к воротам, но тут вышла заминка — слишком основательные Артур сварганил ворота. С разгону их было не вышибить.

Петя выскочил из машины и побежал к воротам, его правая рука болталась, как макаронина.

— Стой! — сказал я, выходя из дома. Я уже столько раз говорил им сегодня всякие слова и столько раз они оставляли мои слова без внимания, что я не удивился, когда Петя продолжил свой путь. Он взялся за замок, когда я выстрелил. Пуля ударилась в стальные ворота у него над головой.

Печальный звон раздался в вечернем воздухе.

Пете следовало расценить это как предупреждение. Звонили по нему. Но он оставил примечательный звук без внимания. Или мотор «БМВ» заглушал для него все остальное.

Петя снова взялся за замок, и я выстрелил ему в левое плечо. Он повалился вперед, разбил лицо о ворота и стал медленно оседать вниз, вздымая сильные руки и не находя сил зацепиться за гладкую сталь.

Потом я увидел, как «БМВ» подался назад и с разгона въехал в ворота. Петя, видимо, успел что-то сделать с замком, потому что створки распахнулись от удара. Я выстрелил остаток обоймы по колесам, но это оказалось бесполезным занятием.

«БМВ» скрылся за воротами, а Петя остался лежать на земле. «БМВ» — тяжелая машина, и Петю даже слегка вдавило в почву. Не знаю, был ли он еще жив, когда Артур переезжал его... Лучше думать, что он умер от моей пули. Сразу.

Я вернулся в дом. Почему-то мне вдруг стало одиноко и тоскливо.

Глава 36

Пришлось вылить на Гарика примерно литр холодной фанты, прежде чем он открыл глаза. Потом с кряхтеньем сел, покрутил шеей и подозрительно осведомился, почему это у него вся морда липкая.

— Ты вспотел, наверное, — предположил я. Убедившись, что Гарик не собирается снова отключиться, я сбегал к своей машине, нашел там мобильный телефон и принес его в дом.

— Вызывай, — протянул я трубку Гарику.

— Кого? — не понял тот.

— Своих.

— Ах да. — Он долго тыкал пальцами в кнопки, но в итоге все-таки набрал нужный номер. Пока он объяснялся со своими коллегами, я прошелся по первому этажу дачи, заглядывая во все комнаты.

Улизнувший у нас из-под носа Артур заслуживал титула «великий мастер оговорок». В телефонной беседе с Фокиной он ляпнул, что Колька поправляется где-то на свежем воздухе. Пока я подслушивал его треп с Петей и остальными, он успел проговориться, что Фокин находится именно здесь. «Он мне здесь на хрен не нужен». Зато нужен мне. И я бродил по коридорам, зажигая везде свет и пытаясь найти человека, ради которого я так рисковал последние несколько дней.

Внезапно из большой комнаты раздался грохот, крик, звон разбитого стекла. Я метнулся назад и увидел, что Гарик, пошатываясь, стоит посреди комнаты.

— Спятил, — пробормотал он и покрутил пальцем у виска. — Совсем рехнулся...

— Кто? — не понял я, держа в руке «беретту» с пустой обоймой.

— А вот этот. — Гарик показал на сержанта Юру. Я сообразил, что Юра лежит не на том месте и не в той позе.

— Да что он сделал-то?

— Он очухался, — пояснил Гарик. — Увидел меня, глаза вытаращил и бежать! Хотел в окно выпрыгнуть...

Я посмотрел вправо: за разбитым стеклом были видны четкие контуры чугунной решетки.

— Вскочил на подоконник, кинулся вперед, разбил стекло, потом со всего размаху об решетку, — продолжил Гарик. — И назад загремел...

Сержант Юра лежал абсолютно неподвижно, закрыв глаза, бледный, как лежащий в паре шагов от него Белый. Только у Белого в крови была грудь, а у Юры — голова.

— Вызову я еще «Скорую»... — сказал сам себе Гарик.

— Вызови, — согласился я.

Десять минут спустя в комнате на втором этаже я нашел того, кого искал. Гарик стоял рядом со мной.

— Хорошо, что я «Скорую помощь» вызвал, — сказал он. Я промолчал.

Глава 37

У меня никогда не было особого желания узнать, как себя чувствует человек в наручниках. Тем не менее пришлось испытать и это. Когда приехала милиция и увидела меня на крыльце дачи с «береттой» в руке, то тут же меня уложили мордой на землю, обезоружили и одарили парой стальных «браслетов».

Гарик пытался объяснить, что я вроде как свой, но после неоднократных ударов по голове он не очень четко выражал свои мысли, и его не поняли.

Но потом приехал какой-то Гариков начальник, он схватил одной рукой за шиворот своего подчиненного, другой — меня и потащил обоих в свою машину.

— Ну, излагайте, — предложил он нам.

— Это Костя, — начал Гарик. — Он работает в охранном агентстве, и мы...

— Нет, не то, — поморщился начальник. — Излагай так, как ты будешь завтра утром писать рапорт.

— Понял, — кивнул Гарик и монотонно забубнил: — Двадцать пятого июня сего года я получил от директора охранного агентства «Статус» письменное сообщение о том, что в агентство обратилась гражданка Багрова Кристина Игоревна с заявлением об исчезновении ее знакомого Фокина Николая Васильевича и просьбой этого Фокина отыскать. Директор охранного агентства «Статус» поручил это дело Константину и направил мне сообщение с предложением совместных мероприятий по розыску гражданина Фокина. Сообщение я получил только сегодня после обеда. Поэтому, товарищ полковник, я вам его и не успел показать.

— Принято, — кивнул начальник. — Давай дальше излагай.

— Сегодня, двадцать шестого июня, мне позвонил Константин и сообщил, что видел, как автомобиль «БМВ», упоминавшийся свидетелями как принадлежащий знакомому Фокина некоему Артуру, въехал в дачу по Лесному шоссе... Константин хотел побеседовать с Артуром, но ему не открыли. Тогда я прибыл на место также для того, чтобы провести беседу с Артуром насчет исчезнувшего гражданина Фокина. Как только ворота дачи открылись, на меня было произведено нападение. Я был жестоко избит и втащен в дом в бессознательном состоянии. Присутствовавшие в доме лица планировали мое физическое устранение, поскольку гражданин Фокин насильственно удерживался именно на этой даче и они подозревали, что я об этом узнал. Ворота дачи остались незапертыми, Константин проник вслед за преступниками на территорию дачи и услышал, как они обсуждают свои преступные замыслы. Тогда Константин представился и предложил преступникам сложить оружие и сдаться. В ответ был открыт огонь из разных видов огнестрельного оружия. В завязавшейся перестрелке несколько преступников было убито, но главарь — вышеупомянутый Артур — скрылся на машине «БМВ», номер... После чего в доме на втором этаже мною и Константином был обнаружен гражданин Фокин, насильственно здесь удерживавшийся преступной группой лиц.

— Ох и складно ты излагаешь, — порадовался начальник. — Особенно вот это: ты позвонил в дверь, а тебе сразу дали в морду и потащили убивать. Придумай что-нибудь пореалистичнее. А в целом пойдет. У этого твоего Константина разрешение на «ствол» имеется?

— Имеется, — кивнул Гарик.

— Лицензия у его агентства в порядке?

— В порядке, — теперь уже кивнул я.

— Пусть твой шеф завтра подъедет в управление, — приказал полковник. — Тоже с подробным отчетом. Все, снимите с него наручники.

— Нужно объявить в перехват машину, — напомнил я. — «БМВ», «синий металлик».

— Объявим, — сказал полковник. — Гарик, ты тут давай сам командуй. А я поеду домой...

— Товарищ полковник, — тихо произнес Гарик. — Не хотите, чтобы я рассказал вам настоящее? То, что здесь на самом деле...

— Не сейчас, — сказал начальник. — Заходи ко мне как-нибудь вечерком, посидим, поговорим... А сейчас не надо. Ты, главное, рапорт приличный напиши. Чтобы никто придраться не мог, понимаешь?

— Понимаю, — сказал Гарик.

— Вот и хорошо.

Полковник уехал, мы остались. Санитары «Скорой помощи» укладывали тела на носилках в машины. Три тела — Пети, Белого, Юры — были накрыты простынями с головой. Четвертый — Коля Фокин, в чью вену уже вошла игла капельницы, выглядел неважно, но, по крайней мере, дышал.

— Куда вы его повезете? — спросил я санитара.

— В дежурную больницу, это на шоссе в трех километрах...

— Он выкарабкается?

Санитар пожал плечами. Когда машины с красными крестами отъехали, я набрал номер Кристи:

— Я нашел его. Он в больнице на Лесном шоссе. Вернее, будет там минут через десять.

— Спасибо, — ответила она после паузы. — Я знала, что ты поможешь, Костя.

— Я сделал что мог.

— Как он? Почему он опять в больнице?

— Видишь ли... — Я замялся, не решаясь говорить правду и не желая лгать. — Врачи сказали, что его надо отвезти в больницу. Им виднее.

— А почему вдруг появились врачи? Откуда они там с тобой? Где ты нашел Кольку?

— Там, где я его нашел, нашлось еще несколько мертвых людей. Поэтому появились врачи. И они уже решили, что Колю лучше отвезти в больницу.

— А ты сам? Ты в порядке?

— Я в порядке.

— Мне нужно приехать в больницу к Коле?

— Тебе решать.

— Тогда приеду.

Она была весьма решительной девушкой. Коле Фокину повезло. И это было, пожалуй, единственное, в чем я сейчас мог ему позавидовать.

Я вернулся в дом, где несколько милиционеров производили обыск, выковыривали пули из стен и восстанавливали картину произошедшего. Гарик сидел в кресле, обхватив руками разбитую голову, и негромко командовал этими процессами.

На столе, очищенном от еды и бутылок, теперь росла куча предметов иного рода — оружие, деньги, белые пакетики кокаина, свертки марихуаны и конопли, коробки таблеток, шприцы.

— Совсем не умеют прятать, болваны, — пожаловался Гарик. — Все в открытую валяется.

Это было действительно так. Пока я искал Кольку в комнатах второго этажа, на глаза мне попалась пачка пятидесятидолларовых купюр. Не слишком толстая, но все-таки кое-что. Я вспомнил о том, что фокинские пятьсот тысяч я вернул, а за ремонт машины платить все равно придется, и положил деньги себе в карман.

Когда мы с Гариком остались в комнате одни, я спросил его:

— Тяжело быть честным милиционером?

Он вздрогнул, словно я сообщил о наличии у него в Тамбове пятерых незаконнорожденных детей.

— А с чего это ты такие вопросы задаешь? — подозрительно покосился он в мою сторону.

— Просто так. Интересно мне. Так что, тяжело?

— Как тебе сказать... С одной стороны, тяжеловато. И финансово, и вообще, если вокруг тебя все хапают, — тяжело. А с другой стороны — нормально. Потому что не надо в окно сигать, как тот герой. Я сплю по ночам хорошо. Мне кошмары не снятся. Не боюсь, что меня разоблачат свои же. Я спокоен. Это тоже дорого стоит.

— Гарик, — сказал я. — У меня тут в кармане завалялось... — Я вытащил пачку долларов. — Раз уж я тебя втравил в эту историю, так я хочу тебе маленькую компенсацию устроить. На твой спокойный сон это не должно повлиять. — Я разделил пачку на две примерно равные части и протянул одну из них Гарику. Он взял деньги, посмотрел на меня и устало кивнул.

— Спасибо, Костик.

— Тебе спасибо. — Я поднялся и посмотрел на часы. — Поеду в больницу, посмотрю, как там мой парень...

— Поезжай, — сказал Гарик. — Парень должен тебе... Не знаю, что он тебе должен. Ты его из ада вытащил.

— Может быть. — Я вспомнил клуб железнодорожников, битком набитый ровесниками Кольки. Это тоже напоминало ад. Но у меня было всего лишь две руки, чтобы вытаскивать из преисподней. Из места, которое не имеет дна, которое не имеет границ. Мои две руки в этой драке — что две капли воды, пролитые на лесной пожар. Но это не повод отправляться на пенсию и выращивать в огороде капусту, пребывая в счастливом неведении об аде за дверями дома.

Я пожал Гарику руку и пошел к двери. На стене висело чудом уцелевшее в перестрелке зеркало, и в его отражении я увидел, как Гарик положил деньги на стол. И подтолкнул их к остальной куче вещественных доказательств.

Вымирающий вид.

Глава 38

Она была такой же, как в день нашего знакомства. Черные джинсы, черная майка. Настороженный взгляд серых глаз. Рюкзачок лежит на полу больничного вестибюля, между ножек стула, на краешке которого сидит сама Кристи.

— Привет, — сказал я. — Давно ты здесь?

— Только что приехала. Сейчас должен выйти врач.

— Давай подождем, — проговорил я и присел на соседний стул.

— А его родителям вы позвонили? — спросила Кристи. Я отрицательно помотал головой. Мне почему-то совсем не пришло в голову, что надо сообщить Фокиным. О Кристи я подумал, а о них нет.

— Сейчас пообщаемся с врачом, тогда и позвоню, — сказал я. — Когда будет какая-то ясность.

— Правильно, — согласилась со мной Кристи и вздохнула. — Ему же всего восемнадцать лет.

— Ему уже восемнадцать.

Врач — хмурый дядька лет сорока с тонкими усиками под орлиным носом — оглядел нас и спросил:

— Вы кто? Родственники?

— Какая разница, — сказал я. — Больше все равно никого здесь нет. Только я и она.

— Большая разница, — мрачно заметил врач. — Мне нужны его родственники, чтобы они дали согласие на операцию.

— Какую операцию? — Кристи побледнела. Не время было об этом думать, но в эти секунды у нее были фантастически красивые в печали глаза.

— У вашего Фокина черепно-мозговая травма, — сказал врач, глядя куда-то в сторону. — Требуется немедленная операция. Иначе — летальный исход в течение трех-пяти часов. Мне нужно согласие родственников, потому что сам он в бессознательном состоянии...

— Я могу позвонить родителям, они приедут сюда, но это займет время.

— Сколько?

Я прикинул расстояние до фокинского дома, сбросил отсутствие пробок в ночное время, добавил минут десять на сборы...

— Минут сорок, — сказал я. — Если я немедленно поеду за ними на машине, то вернусь минут через сорок. Максимум — пятьдесят.

— А побыстрее нельзя? — поинтересовался врач. — Он будет лежать пятьдесят минут на операционном столе... А мы будем стоять и ждать? Без согласия родных я не могу начать.

— А если я? — не очень уверенно подала голос Кристина.

— Что?

— Если я подпишу бумаги...

— В каком качестве?

— В качестве невесты.

— А документы у тебя есть?

— Что я невеста? Нет, таких нет...

— Давайте сделаем так, — предложил я. — Она вам подписывает все бумаги как невеста. Вы немедленно начинаете операцию, я еду за родителями Фокина. Привожу их, и они вам подписывают все, что нужно, в лучшем виде. А то, что подписала Кристи, можете тогда уничтожить. Ее подпись вас подстрахует на эти пятьдесят минут...

— Да, валите все на меня, — кивнула Кристи. — Мол, назвалась невестой...

— А если родители не согласятся?

— Как это не согласятся? Они приедут, когда операция уже будет идти! Что же они скажут, чтобы их сына так и оставили с дыркой в голове?! — Я слегка увлекся, и при словах «дырка в голове» Кристина опять побледнела. — Я их уговорю, не беспокойтесь...

— Н-да? — Врач почесал лысину. — А, ладно! Другого выхода все равно нет. Сейчас пришлю вам медсестру, она принесет все бумаги...

Он скрылся за белыми дверями, а Кристина посмотрела на меня.

— Я правильно сделала? — спросила она.

Как-то не по себе мне было в эти минуты, все слова улетучились из моей легкомысленной головы, и вспомнилось только то, что сказал мне Гарик. Я взял Кристи за руку и сказал, глядя в ее прекрасные глаза:

— Парень, то есть Колька, будет должен тебе просто не знаю что. Ты вытащила его из ада. Вот так.

— Может быть, — тихо произнесла Кристи. — Может быть.

Глава 39

Мне следовало упиваться моментом своего торжества. Мне следовало чувствовать себя триумфатором. Реабилитированным при жизни. Вознесшимся в облака из пепла.

Только ничего этого не было. Я устало привалился к косяку и сказал:

— Ваш сын находится в реанимации. Больница на Лесном шоссе. Насколько я понимаю, он не хотел покидать клинику, где лечился от наркомании. Поэтому кто-то из людей Артура оглушил его несколькими ударами по голове. Слишком сильными ударами. Скрытая черепно-мозговая травма. Он, наверное, испытывал сонливость, плохо ел, потом просто перестал приходить в себя. Артур не знал, в чем тут дело. Он думал, что это последствия отвыкания от наркотиков. Он показал Колю какому-то врачу-кретину. Тот вколол обезболивающее и сказал, что Коле нужно еще пару дней отлежаться. На этом лечение закончилось. Артур не мог вернуть вашего сына в таком состоянии. Он же вам врал, что все в порядке. Этим он добился, что вы не обратились в милицию и отказались от моих услуг. Сидели и ждали, пока Артур сдержит свое слово. А тот ждал, когда Коле станет лучше. Коля лежал в постели на Артуровой даче и тихо умирал. Если рассуждать так, как это делаете вы, то Артур не виноват. Он не специалист в медицине. Он, наверное, не хотел Колиной смерти. Так что можете считать, что с Колей произошел несчастный случай. Ведь Артур — мальчик из хорошей семьи. Он не сделал вашему сыну ничего плохого. Просто Коле не повезло.

Я думал, что, может быть, в глазах Нины Валентиновны появится нечто вроде сожаления, чувства вины... Она молча и быстро собралась и вышла из квартиры. Она была деловой женщиной с большими перспективами.

Фокин-старший, у которого перспектив не было никаких, стиснул мне локоть и прошептал:

— Где эта сволочь?

— У него очень хорошая машина, — сказал я. — Очень быстрая. Мне не угнаться.

Фокин сжал губы, напрягся, будто принимал какое-то немыслимо важное решение, а потом запустил руку в карман и выгреб оттуда комок разноцветных купюр. Там было тысяч тридцать.

— Я вам заплачу! — Он смотрел мне в кобуру, словно с ней разговаривал. В эти мгновения он показался мне очень старым и совсем беспомощным.

— Я вам заплачу, — бормотал он, — больше, чем здесь есть, больше... Сколько скажете... Только найдите этого гада, найдите его... Потому что, если с Колькой что-то случится, я не переживу...

Я отвел его руку, сжимавшую деньги. Он удивленно и обиженно воззрился на меня. Он ждал объяснений, но их не последовало. Кто я такой, чтобы судить людей за прожитые жизни? Фокин-старший не заметил, что с его сыном уже случилось все, что только могло случиться. Тыкать его носом в собственные ошибки я не собирался. У него будет время об этом подумать, сидя в больничной палате у постели сына, которому всего восемнадцать лет.

Уже восемнадцать лет.

Мы проехали всю дорогу от фокинского дома до больницы на Лесном шоссе молча. Как только «Форд» остановился, Фокина выскочила и побежала к дверям больницы. Муж с трудом поспевал за ней.

Они побежали по вестибюлю больницы, потом Нина Валентиновна заметила замершую у стены Кристи и остановилась. Она быстро пришла в себя и решительным шагом направилась к дежурному врачу. Кристи отошла от стены, шагнула Нине Валентиновне навстречу и сказала:

— Здравствуйте...

Та не отреагировала и лишь ускорила шаг. Фокин-старший с его вечным выражением растерянности на лице потащился следом. Кристи смотрела им в спины. Может быть, мне это показалось, а может, и вправду на ее щеке блеснула крохотным бриллиантом слеза.

В тот вечер и в ту ночь я первый и последний раз видел Колю Фокина. К счастью, тогда же в последний раз я видел и его родителей. Я только знал, что Колю выписали из больницы полтора месяца спустя.

Я сильно сомневаюсь, что Коля знает, кто я такой. Но меня этот факт не особенно беспокоит.

Глава 40

И эта ночь, мне казалось, никогда не кончится. Сначала я отвез домой Кристи. Потом я вспомнил о своих долгах — бутылка водки для Ленки и ящик пива Сидорову. Пока у меня в кармане были деньги, об этом стоило позаботиться.

Было часа четыре, когда я выполз из лифта и стал пытаться открыть дверь своей квартиры, одновременно держа в руках бутылку водки, свою сумку и куртку. Наверное, я производил слишком много шума, потому что дверь соседней квартиры открылась и на пороге возникла Ленка.

— Привет, — сказала она, покачивая бедром. Шелковый цветастый халатик не доходил до колен. — Ты так много работаешь последнее время... Знаешь, который час?

— Держи. — Я протянул ей бутылку. — Мой долг.

— Мог бы и не торопиться, — пожала плечами она.

— Просто такое настроение, — пожаловался я. — Если тебе не отдам, то сам все выпью.

— Тебе грустно? — поинтересовалась она, склонив голову набок. Мягкие волосы ласкали кожу ее лица. Для своих двадцати трех она выглядела отлично. Осиная талия. Небольшая упругая грудь... Что еще нужно одинокому мужчине в четыре часа ночи, чтобы забыть о тоске?

Мы так и поступили. Дверь в мою квартиру осталась закрытой. Мы забыли о тоске на двуспальном супружеском ложе, застеленном голубыми шелковыми простынями.

— Я тебя ждала, — прошептала Ленка, стаскивая с меня кобуру. — Муж сегодня утром уехал в командировку.

— Какая жалость, а я специально взял пистолет, чтобы раз и навсегда выяснить с ним отношения, — ответил я, развязывая пояс ее халата. Узел был очень хитрым — он исчез, как только я коснулся его пальцами. Халат разлетелся в стороны и тоже исчез. Осталось только горячее обнаженное тело.

С последним глубоким вздохом Ленка вонзила ногти мне в спину и блаженно улыбнулась.

Я положил голову между ее грудей и закрыл глаза. Впервые за много-много часов я смог расслабиться. И обрести покой.

По крайней мере до утра.

Глава 41

Две недели спустя, в начале июля, вечером, когда прохлада угасающего дня делала жизнь в Городе не такой уж и мерзкой, я сидел в конторе сидоровского автосервиса и пил пиво. Холодное пиво. Только что из холодильника, где несколько двухлитровых бутылей лежали обложенные льдом. А еще Сидоров угощал меня воблой.

Короче говоря, это была маленькая действующая модель рая на земле. Как представлял его Сидоров.

— Что ни говори, а я себя в этой конторе чувствую очень даже прилично, — заявил Сидоров. Неторопливая мужская беседа «за жизнь» тоже входила в его представление о рае. Говорил в основном он, а я поддакивал. — Это значит, что я на своем месте. Хотя... Вот когда ты тащишь меня на свои дурацкие затеи и клеишь мне усы, я тоже тащусь от этого. И думаю — а может, во мне великий артист пропадает? Может, мне еще не поздно податься в кино или еще куда-нибудь?

— В тебе пропадает великий оратор, — сказал я. — Особенно на втором литре пива. Подайся в политику.

— Тоже идея, — одобрил Сидоров. — Слышь, вроде едет кто-то... По твою душу?

— Скорее всего.

— Тогда вали отсюда, — велел мне Сидоров. Я успел ухватить со стола кусочек рыбы и вместе с ним отошел в угол гаража, за «уазик», который Сидоров чинил уже вторую неделю.

Отсюда мне хорошо был виден сидоровский стол, ну и он сам, продолжавший как ни в чем не бывало прихлебывать пиво.

Вход в гараж я не видел. Только слышал, как остановилась машина. Потом двигатель замолчал, хлопнула дверца и раздались шаги. Приехавший стукнул по металлической дверце гаража, которая была намеренно оставлена незапертой.

— Але, хозяин? — спросил гость. — Есть кто?

— Заходи! — крикнул Сидоров во всю мощь своих легких. — Открыто!

— Ага, я вижу. — Гость толкнул дверь и переступил через порожек. — Здорово, орлы...

— Да я здесь один, — соврал Сидоров, подтверждая свои претензии на актерское ремесло и карьеру политика. — Проходи, братан. Ты по объявлению, да?

— По объявлению. — Гость шагнул вперед и попал в поле моего зрения. Две недели назад, когда мне позвонил Гарик и своим традиционно-печальным голосом сообщил, что перехват запустили слишком поздно и Артур как сквозь землю провалился, одна забавная идея посетила меня.

После побоища на даче и обнаружения там же целого склада наркотических веществ милиция начала резко наступать Артуру на пятки. Его фотографии висели на вокзалах и в аэропортах, об объявлении его в розыск сообщали газеты. Квартиры, где он имел обыкновение появляться, находились под наблюдением. Его обложили.

Но он не попадался. Он залег на дно, не светился. Однако и уехать из Города не мог. Насколько я знал, все его сбережения были конфискованы милицией на даче. Артур не ожидал такого поворота в своей судьбе и хранил все яйца в одной корзине вопреки народной мудрости. Даже если бы он выехал из Города, то куда бы он подался без гроша в кармане? Вокзалы и аэропорты для него были закрыты. Оставался автомобиль. Но его «БМВ» тоже был в розыске и висел на шее у Артура как камень.

Он хотел избавиться от машины. И ему были нужны деньги. На следующий день после Гарикова звонка я обратился в три основные городские газеты, где печатались объявления о купле-продаже автомобилей, и разместил во всех трех такой текст: «Куплю автомобиль „БМВ“, „синий металлик“. Срочно. Дорого». В качестве адреса я указал сидоровский автосервис. После этого я каждый день как на работу ездил к Сидорову и сидел на телефоне, принимая звонки и сортируя предложения. Встречал клиентов Сидоров, а я подглядывал из укромного местечка за «уазиком». Не то чтобы я очень надеялся на успех. Гарик ловил Артура своими способами, я решил попробовать свои. Если бы мне не повезло, я бы не стал расстраиваться.

Но «БМВ» в Городе довольно редки. У нас преобладают «ВАЗ», а из иномарок — японские машины. Поэтому за две недели после появления моего текста на страницах газет мне предложили «БМВ» всего лишь четверо продавцов. Еще человек сто пытались мне впарить подержанные «Мерседесы», «Форды» и «Тойоты». Все они получили недвусмысленное предложение торговать своим металлоломом в другом месте. Очень отдаленном.

Все четверо, приезжавшие к Сидорову в гараж, рассматривались мной из укрытия. Когда выяснялось, что это не Артур, я вылезал наружу и осматривал машину. Мне казалось, что в районе багажника на Артуровской машине должны были остаться следы от моих пуль.

До сих пор мое объявление не привело в сидоровский автосервис ни Артура, ни его «БМВ».

Пока не появился пятый продавец. Точнее, не продавец, а хозяин машины. По телефону звонил посредник и предлагал встретиться где-то на окраине Города, но я такой вариант отверг и «забил стрелку» у Сидорова, велев посреднику не суетиться и отправить на встречу хозяина машины, поскольку тот, конечно же, лучше знает плюсы и минусы своей «тачки».

— Пиво будешь? — спросил Сидоров. — Холодненькое...

— Буду, — кивнул гость. — Только, может, сначала дела решим?

— Можно и так, — не возражал покладистый Сидоров. — Где твой драндулет?

— Там, на улице. — Гость мотнул головой в сторону выхода, и я увидел его лицо.

— Давай посмотрим, что у тебя там, — поднялся из-за стола Сидоров. — Мне надо хорошую вещь, не битую. А то предлагают всякое старье...

Он вытер руки о свой джинсовый комбинезон и подмигнул мне. Гость удивленно взглянул на мигающего Сидорова, потом резко повернулся на звук моих шагов.

— По четвергам мы не покупаем машины у торговцев наркотиками, — сказал я. — Тебе не повезло, Артур. Сегодня четверг.

— Ах ты, бля! — Он сунул руку в карман пиджака, но тут Сидоров треснул его сзади по голове двухлитровой бутылкой с пивом. Артура будто парализовало, он замер на месте и без сопротивления пропустил еще один сидоровский удар по шее и мой — в челюсть. После этого короткого и неравного боя он рухнул на цементный пол и затих.

— Никогда не думал, что пластиковой бутылкой с пивом можно оглушить человека, — сказал я. — Сидоров, ты просто маг и волшебник. Дэвид Копперфилд из автосервиса.

— Так она же из морозилки, — пояснил Сидоров. — Это, считай, лед. Давай я тебя шарахну, чтобы ты понял, насколько это сильная штука.

— Спасибо, не надо, — отказался я. — Только на хрена ты пиво в морозилку кладешь?

— Просто так, — пожал плечами Сидоров. — Ради научного интереса. Ставил опыт: насколько холодным может быть пиво. Может, во мне пропадает великий ученый? Дарвин какой-нибудь? Или Лившиц?

— А что это за ученый — Лившиц? — поинтересовался я. — Из каких сфер?

— Я не знаю, — махнул рукой Сидоров. — Фамилию помню, фамилия звучная, а из каких сфер — не помню. У меня же семь классов всего...

Глава 42

Потом я вызвал по 02 наряд милиции. Пока они ехали, Сидоров все допытывался: можно ли ему оставить себе «БМВ» как ценный подарок за помощь правоохранительным органам?

— Вряд ли, — сказал я. — Там и без тебя найдется масса желающих наградить самих себя за помощь самим себе. Пристроят куда-нибудь твой «БМВ».

Артур слушал наши разговоры и переживал. Переживания его выражались в непрерывном потоке мата, который он тихо и без особых усилий извергал из себя. Когда я прислушался, то понял, что поносит Артур не меня и не Сидорова, а исключительно себя, так глупо залетевшего. Я подумал, что у него теперь будет достаточно времени для самокритики.

Еще я вспомнил, как один из моих знакомых, парень жутковатых наклонностей, любил приговаривать, что самое лучшее зрелище в жизни — это глаза побежденного врага, когда тот уже знает, что проиграл, и поделать ничего не может.

Глаза Артура не вызвали у меня сильных чувств. Меня охватило странное равнодушие к его голубым печальным глазам и к нему самому. Слишком много сил было потрачено на то, чтобы его глаза стали печальными, его руки — сведенными назад, а его голова — обреченно наклоненной вниз. Я был рад, что сейчас смогу сдать его на руки другим людям, чтобы Артур, милый парень из хорошей семьи, навсегда исчез из моей жизни.

Приехал наряд милиции. Я минут пять втолковывал им суть дела, показывал свое удостоверение, ссылался на Гарика. Они связались со своим начальством, получили подтверждение и приняли Артура на свое попечение.

— Гражданин Петров Артур Михайлович, вы арестованы, — сообщил младший сержант то, что Артур уже и так успел понять.

— Петров? — удивленно вскочил из-за стола Сидоров. — У него Петров фамилия? Во здорово!

— Что здорово? — не понял младший сержант.

— Он — Петров, моя фамилия — Сидоров! Еще нам тут Иванова не хватает для полного комплекта, — радостно восклицал Сидоров. На лице Артура я никакой радости не заметил.

— Ну, я Ивановский, — строгим голосом сообщил второй милиционер. — Вот тебе твой полный комплект. И что дальше?

— А дальше, — сказал Сидоров, — такое дело надо обмыть. — И он полез в холодильник за пивом. — Конечно, преступников я пивом не угощаю, — добавил он уже оттуда. Милиционеры довольно заржали.

Глава 43

Я приехал домой около часа ночи. По дороге свежий воздух выдул хмель у меня из головы. Я вышел из машины около своего подъезда и посмотрел вверх, на темные окна спящих квартир.

Я подумал, что люди там живут спокойной и размеренной жизнью. Жизнью, которую принято называть нормальной.

Я не испытывал к ним зависти. Просто каждый выбирает свою дорогу. Кто-то — проторенную и безопасную, кто-то — узкую тропу с риском сорваться в пропасть.

У меня тоже есть своя дорога. И иногда она приводит меня домой.


home | my bookshelf | | Взгляд врага |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 22
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу