Book: Мастер тату



Мастер тату

Сергей Гайдуков

Мастер тату

Пролог

В морге хорошо летом. Жарким душным днем приятно сидеть в прохладном помещении. Приятны даже пупырышки на коже – от холодка, само собой, не от страха же. Зимой гораздо хуже. И снаружи морозец свирепствует, и внутри ходишь в валенках да в телогрейке, спасаясь лишь обжигающим глотку чаем: по кружке каждые полчаса. Одна беда – чайник маленький, на литр с небольшим. Выпивается быстро, а стало быть, неизбежны постоянные ночные хождения в умывальник с пустым чайником под мышкой, за водой.

День был номер шестнадцать, месяц первый, а часов было три с половиною. Чайник снова оказался пуст. Илюша вздохнул и пустился в путь по темному коридору, помахивая чайником и держа в другой руке фонарик – на всякий случай. Илюша не очень себе представлял, что это за случай – всякий, коридоры местные знал наизусть, поэтому и таскал фонарик с собой не зажигая.

Но когда увидел перед собой, посреди темного коридора, едва виднеющиеся бледные босые пятки – сразу же понял, это и есть тот самый случай, всякий. Рука стала медленно нащупывать кнопку на продолговатом теле фонарика, однако тут все вдруг изменилось.

Илюша замер, глядя на выступающие из тьмы ступни. Логично было предположить, что они являются частью чего-то большего, скорее всего – человеческого тела. Но у Илюши с логикой было неважно, и он отнесся к двум ступням просто как к двум ступням. И он очень удивился, когда эти два предмета вдруг поехали прочь.

Они удалялись от Илюши, но делали это не так, как если бы на этих ступнях перемещался человек. Пола касались лишь пятки, пальцы ног смотрели вверх, и тем не менее бледные ноги ехали и ехали вперед. Илюша как зачарованный побрел следом, уже не торопясь включать фонарик, будто боялся спугнуть чудные самодвижущиеся ноги. Странно было слышать, как впереди топают две пары пяток – босых-то ног была всего лишь одна пара, и она совсем не топала.

Так Илюша следовал за странными ногами, как ребенок за дудочкой гамельнского крысолова, пока все они не достигли пересечения коридоров. Направо пойдешь – в умывальник попадешь, налево пойдешь – к служебному входу, а прямо пойдешь – в железную дверь завхозова кабинета упрешься. Илюша так и не узнал, в каком направлении собирались пропутешествовать дальше две босых ноги и четыре топающих – именно на перекрестье коридоров все и случилось.

Илюша шарахнулся назад, прижал чайник с фонарем к груди и закрыл глаза. Впрочем, немногое бы ему удалось разобрать в темноте, даже если бы он держал оба глаза открытыми. А то, что он услышал, походило на быструю и яростную схватку десятка бешеных котов – что-то падало, гремело, визжало, кричало, хлюпало, хлопало...

Но продолжалось это считаные секунды. А затем все стихло. Тишина была родной, морговской, привычной для Илюшиного уха. Он открыл глаза и не увидел ничего, кроме тьмы – впереди, справа, слева... И никаких пяток, ни босых, ни обутых. Илюша решил было, что все это ему показалось, как вдруг тьма справа заговорила:

– Сунешься еще раз в эти дела – останешься без башки!

Илюша принял это заявление на свой счет и испугался, едва даже не обмочился от внимания тьмы к своей скромной персоне. Но тут ответила тьма слева, ответила высоким воющим голосом:

– Сво-о-о-о-олочь! Fa-a-ад! У-у-у...

Стало ясно, что правая и левая тьма только что поцапались, причем победительницей вышла правая, нанеся левой какой-то ощутимый вред.

– Забирай свою падаль и уматывай, – с высокомерием победителя сказала правая тьма. – Такая ноша для тебя подходит, а на нашу даже и не рассчитывай! И не дай бог тебе хоть еще раз со мной встретиться – пожалеешь, ох как пожалеешь...

Левая тьма лишь всхлипнула в ответ. А Илюша, поняв, что данная разборка его не касается, приободрился. Приободрился и вспомнил, что в его обязанности входит следить за порядком в морге по ночам. А эти две темные подруги так визжали, что вполне могли чего-нибудь поломать. Завхоз поутру тогда Илюше так вставит, что мало не покажется.

Вспомнив про завхоза, Илюша машинально нажал на кнопку фонарика и шагнул вперед, неуверенно озираясь по сторонам и передвигая перед собой желтый кружок света. Разговоры в темноте вмиг прекратились, да и бледные ступни больше не появились, отчего Илюша в очередной раз подумал – а не глюки ли это?

Он погремел чайником, чтобы окончательно распугать незваных гостей. Тьма запоздало отозвалась дальними неопределенными звуками. Илюша еще постоял немного, а потом пошел в умывальник. Там почему-то было очень холодно. Илюша не сразу сообразил, что это из-за разбитого окна, а когда сообразил – то сильно огорчился. Илюша знал, что завхоз наверняка будет ругаться утром. Расстройство Илюши было таким сильным, что он даже заплакал и всхлипывал потом еще долго-долго... Пока не напился чаю и не заснул.

А проснулся Илюша от неласкового прикосновения завхоза. Проснулся, посмотрел в лицо завхозу и решил, что зима в морге – это все-таки плохо. Особенно семнадцатого января с утра.

И дело было даже не в разбитом окне. Все обстояло гораздо хуже.

Часть первая

Глава 1

Мертвый брат пришел к Молчуну вскоре после полуночи. Брат присел на корточки, чтобы его лицо было вровень с лицом развалившегося на диване Молчуна, вынул изо рта неизменную вонючую "беломорину", разжал сухие обветренные губы и тихо проговорил:

– Как жизнь, Мишаня?

Молчун вздрогнул и открыл глаза. Мертвый брат прокололся – его уже давно никто не называл по имени. А брат не называл так даже тогда, когда был жив. Мертвый брат прокололся, и значит, это был сон.

В соседней комнате диспетчер Галя, крашеная блондинка с жутким характером, который отчасти компенсировался чарующим голосом, положила телефонную трубку и сделала пометку на листе бумаги, добавив в колонку цифр и адресов еще одну строчку. Затем она нажала на кнопку переговорного устройства и рявкнула, уже не заботясь об очаровании своего голоса:

– Девки, на выезд!

Через пару минут в дверях показалась жгучая брюнетка с большим бюстом – Кристина. Диспетчер бросила на нее быстрый взгляд и выдала столь же оперативное резюме:

– Смотришься. Бери Милу и Мышку в охапку – и вперед, на трудовые подвиги.

– Кто повезет? – осведомилась Кристина.

– Молчун, – сказала диспетчер, не отрывая взгляда от колонки цифр и адресов.

– Повеситься можно, – трагично закатила глаза Кристина.

– Только после работы, – без тени сочувствия ответила Галя. – И не в офисе. И не забудь, что веревка должна быть одного цвета с колготками – иначе будешь кошмарно выглядеть...

– Злые вы, – вздохнула Кристина. – Уйду я от вас. Мотальщицей на ткацкую фабрику.

– У тебя осталось три минуты, – предупредила диспетчер.

– Так ведь Молчун еще дрыхнет...

Молчун не спал. Он протянул руку и поднял с пола газету. Это была газета с бесплатными объявлениями, и Молчуна в ней интересовал раздел "Работа. Предложение". Едва он добрался до нужной страницы, как диспетчер трижды треснула кулаком по стене. Галя сидела в соседней комнате, но ей было лень подняться со стула, сделать два шага, открыть дверь и сказать: "Молчун, пора". А шефу, Гоше, было лень ставить переговорные устройства во всех комнатах. Гоша тоже был по-своему ленив. Они все тут были ленивые в этой конторе. Молчун и сам стал здесь ленивым. Это было ему непривычно и противно, вот потому он и изучал газету с объявлениями в разделе "Работа. Предложение".

– Что еще? – буркнул Молчун, просовывая голову в приоткрытую дверь.

– А ты что думаешь? – голосом профессиональной склочницы ответила Галя. – Думаешь, выиграл в лотерею круиз вокруг Европы? Черта с два, ты выиграл поездку на Юго-Запад. Девки уже готовы, так что не тормози.

– Я только в сортир схожу... – со вздохом предупредил Молчун, запихивая сложенную газету в карман куртки.

Глава 2

А вот и она. Цок-цок – каблучки по асфальту. Сумочка подрагивает в такт шагам, а шаги – быстрые и уверенные.

Семь минут – столько времени ей нужно, чтобы пройти сквер от начала до конца. Но это в светлое время суток, без спешки, наслаждаясь свежим воздухом и признаками наступившей, но еще неявной весны. В сумерках каблучки стучат по асфальту чаще. Можно уложиться в пять минут, а еще лучше – в четыре. Сразу за сквером нужно будет повернуть направо, перейти дорогу, а там уже и двенадцатиэтажный дом, там и квартира на шестом этаже, снятая на год, за четыреста рублей в месяц.

Дом и все, что рядом, – вполне спокойный спальный район. И это – довольно спокойный сквер. Здесь не шляются наркоманы и не рыщут по кустам бомжи с безумными глазами. Здесь летом допоздна гуляют мамы с детьми, круглый год целуются парочки, выбирая места поукромнее. Алена идет по скверу, и у нее не трясутся поджилки от страха. Но все же лучше миновать сквер за четыре минуты, а не за семь. Просто так, на всякий случай.

Сквер был пуст, и лишь в самом конце асфальтовой дорожки ей повстречался мужчина средних лет, застывший прямо под фонарным столбом словно статуя. Он стоял в круге света, и Алена увидела его издали, метров за двести, а потому не испугалась.

Мужчина то и дело поглядывал на часы, имея при этом вид растерянный и даже расстроенный. Алене почему-то подумалось, что под фонарным столбом ему назначили свидание, но женщина сильно запаздывает. А может, просто обманула беднягу и не придет вовсе. Бывают же такие стервы. Алена бы так ни за что не поступила. Сейчас не поступила. А раньше... Раньше она была на многое способна, но это "раньше" кончилось. Все.

Когда Алена подошла поближе, то увидела, что мужчина еще старше, чем ей показалось поначалу, – лет пятидесяти, не меньше. Он морщил лоб и смешно поджимал губы, явно нервничая и переживая. Алене даже стало жаль его. Это была ее давняя слабость – жалеть всех подряд. В детстве она даже хотела стать врачом, добрым врачом, чтобы никому не делать больно... Не получилось. Не только стать врачом не получилось. Вообще как-то странно закрутилась Аленина жизнь, и лишь в последние пару месяцев все стало более-менее ясно, просто и очевидно. Курсы секретарей-референтов – не бог весть что, но хоть какое-то реальное дело и реальная перспектива. Тем более что руководство курсов обещало помочь с трудоустройством, а значит...

– Девушка!

Это тот, под фонарем. Алена уже прошла мимо, так что пришлось обернуться. Голос у мужчины был тонкий, застенчивый. Куртка какого-то непонятного цвета. Взгляд смущенный. Его было жаль, но Алена могла понять и женщину, которая не пожелала являться на рандеву под фонарем. В этом мужчине не было перспективы, не было силы и не было обаяния. Его можно было только пожалеть.

– Девушка, сколько на ваших? – Он неуклюже вывернул свою левую руку, показывая часы. – Боюсь, мои встали, а я...

Ну точно. Он ждет здесь уже битый час, эта стерва не идет, и бедный мужичок решил с горя, что это часы у него сломались. Нет, дело не в часах.

Алена посмотрела на свои "Касио":

– На моих...

Она не договорила и изумленно перевела взгляд с циферблата маленьких электронных часиков на большой настоящий пистолетный ствол. Дуло упиралось ей под левую грудь.

– Не надо кричать, – тихим застенчивым голосом сказал мужчина. – Будете кричать, я начну нервничать и случайно нажму на курок. Вам это надо?

Алена не собиралась кричать. Что толку кричать, если сквер пуст. Да и воздух из ее легких словно выкачали в один миг. Алена неподвижно стояла под фонарем, чувствуя пистолетный ствол напротив сердца и не понимая, как этот мужчина с лицом хронического неудачника в мгновение ока оказался рядом с ней и откуда он достал свой пистолет. Куда делись разделявшие их метры? Непонятно.

Пистолетное дуло давило на ребро, но несильно. Зато внизу живота завязался холодный тяжелый узел, грозивший взорваться вязкой тошнотой...

– Что вы хотите? – выдавила из себя Алена. Разговаривать, с ним нужно разговаривать. Нужно разговаривать, потому что этим ты напоминаешь маньяку, что ты не предмет, что ты живой человек... Стоп! Какой "маньяк"? Откуда взялось это слово?! Кто сказал, что перед ней маньяк?! У него спокойные ясные глаза, тихий голос, плавные движения... Да и не ловят маньяки своих жертв под фонарями! Они выбирают темные подворотни, глухие пустыри... Дай бог, чтобы так, дай бог...

– Мы можем договориться, – это была вторая фраза, вырвавшаяся из ее тяжелых, будто накачанных новокаином в кабинете врача, губ. – Деньги в сумочке. Немного, но это все, что есть...

– Помолчи, – сказал мужчина.

Кажется, она говорила не о том, о чем нужно. А о чем же тогда говорить? Какую фразу она должна была сказать, но не сказала? "Не бейте меня? Не насилуйте меня?" Что еще может девушка сказать человеку, который тычет ей пистолетом в грудь? Алена не знала ответа на этот вопрос.

– Пожалуйста, расстегните плащ.

Он сказал "пожалуйста". Первое слово давало надежду на счастливый исход – вежливость – это же... Это же значило, что мужчина с пистолетом не конченый изверг и садист. Однако, кроме "пожалуйста", были сказаны и другие слова. Пальцы Алены торопливо рвали пуговицы из петель. Она не хотела узнать, что будет, если ослушаться этого тихого ровного голоса. И она хотела, чтобы все это поскорее кончилось.

– Снимите, пожалуйста, плащ.

Они все еще под фонарем. И это странно: любой прохожий, завидя издали эту странную парочку, заинтересуется, подойдет поближе... Однако мужчина с пистолетом не уходит из круга света, не тащит Алену в кусты, за деревья... Это не дает ее надеждам сдохнуть, но они очень слабые, эти надежды, очень слабые. А плащ она снимает. Очень быстро.

– Хм.

Кажется, он чем-то недоволен. Оглядывает Алену, которая держит плащ на сгибе руки. Может, она не кажется ему привлекательной? Может, она ему не подходит? Может, слишком маленькая грудь? Господи, впервые за всю взрослую жизнь она счастлива, что у нее маленькая грудь!

Черт, не в этом дело.

– Закатайте рукава свитера.

Чтобы это сделать, нужны свободные руки. Алена не задумываясь роняет наземь плащ, бросает сумочку и резкими движениями закатывает рукава, сначала правый, потом левый.

Он опять чем-то недоволен.

– Выше. До самых плеч.

Ну точно псих. Но если дело ограничится разглядыванием ее голых, покрывшихся мурашками рук, Алена не будет против! Совсем не будет!

– Хорошо.

Алена дрожит от страха и холода, пытается улыбнуться, и как-то само собой у нее вырывается:

– Можно одеться?

Совсем как у врача на приеме. Быть может, и ответ будет соответствующий: "Да, одевайтесь, девушка. Сдайте анализы и приходите на следующей неделе в это же время". – "Нет уж, спасибо за предложение, но больше в этот сквер – ни ногой!"

– Одеться? – Мужчина задумался. То есть это Алене показалось, что он задумался – приподнял подбородок, наморщил лоб. Она смотрела в его лицо, ища там признаки того, что ответ будет утвердительным. Она смотрела в его лицо и искала там нечто человеческое, разумное, понятное...

Она совсем не смотрела на его руки. На его пальцы. На пистолет, который сжимали эти пальцы. Поэтому удар вышел внезапным, ошеломляющим: рукоятью в правый висок.

Тело качнулось, но за миг до этого мужчина левой рукой крепко схватил Алену за локоть, и этим джентльменским жестом не дал девушке упасть сразу. Аккуратно придерживая, он уложил Алену на асфальт, стараясь при этом не заглядывать в ее изумленные глаза, пораженные жестоким обманом, который только что был учинен.

Между тем мужчина отошел чуть в сторону и вытащил из-за кустов маленький чемоданчик. Щелкнули замки. Мужчина развернул тело девушки так, чтобы свет фонаря падал нужным образом, удовлетворенно кивнул и взял из чемодана холодный блестящий предмет. А потом сделал первый надрез.

После третьего надреза мужчина отвлекся от работы и взял Алену за запястье. Девушка была еще жива, и мужчина примерился скальпелем для следующего надреза, но тут благостную тишину сквера разорвал резкий и нежеланный звук. Лаяла собака.

Мужчина тут же бросил скальпель и выпрямился, поочередно взглянув в оба конца сквера. Справа виднелся силуэт – мужчина то ли в плаще, то ли в длинном пальто. Он двигался в направлении фонаря. Но что было еще хуже – впереди него весьма резво и заинтересованно бежала колли. Собаку можно было понять – крови из тела к этому времени вытекло достаточно.

Подумав про себя, что собак все же нужно держать на поводке во время прогулок в общественных местах, мужчина закрыл чемоданчик, сунул руки в карманы и стал ждать, пока собака и ее хозяин подойдут поближе.



Глава 3

Честно говоря, Молчун их побаивался. Побаивался всех троих – маленькую худышку по прозвищу Мышка, грудастую брюнетку Кристину и длинноногую блондинку Милу.

А если совсем честно, то он боялся их всех – молодых, красивых, беспечных и раскованных в вопросах секса.

Молчун боялся их, потому что не понимал. Не понимал легкости, с которой эти женщины исполняли прихоти десятков мужчин, не считая при этом свою работу ни грязной, ни постыдной. Но он не только не высказывал своих страхов вслух, он не допускал их на свое лицо, не допускал в свои жесты. В результате многие девушки считали, что неразговорчивый угрюмый водитель-охранник их презирает. А некоторые его даже побаивались и были бы безмерно удивлены, узнав каким-нибудь волшебным образом о страхах Молчуна. Но они не узнали.

Служебный транспорт марки "ВАЗ" девятой модели стоял перед домом, где арендовала помещения служба досуга "Каприз". Молчун замешкался на выходе, рассовывая по карманам мобильник, газовый пистолет и записную книжку с адресами клиентов – в результате все три девицы оказались в машине раньше его. Мышка проворно юркнула внутрь, Кристина просто забралась в машину, а Мила поместила свои ягодицы на заднее сиденье так, будто делала невероятное одолжение всему человечеству, Волжскому автозаводу, фирме "Каприз" и персонально Молчуну. Никто не сел на переднее сиденье. Никто не захотел ехать рядом с Молчуном. То ли девицы хотели потрепаться о своих делах, то ли...

То ли Молчун перестарался, удерживая свой страх перед женщинами за бессловесной угрюмой маской, которую не прошибали пошлые шуточки, откровенные признания, голые коленки и прочие штучки, которых Молчун насмотрелся и наслушался на этой работе по самые уши. Может, эта маска стала отпугивать или внушать подозрения в извращённых наклонностях? В самом деле, Молчун никогда никого не щипал за зад и никому не предлагал заняться минетом по дороге к клиенту. Страшный человек.

Впрочем, из этих троих побаиваться Молчуна могла разве что Мышка по молодости и по глупости. Да еще Мила, которая, будучи новичком в этом бизнесе, побаивалась понемногу всех подряд. На всякий случай. Но вот под взглядом Кристины Молчуну всегда становилось немного не по себе. Вот уж эта его точно не боялась. И даже больше – иногда казалось, что она видит Молчуна насквозь со всеми его страхами. К счастью, она редко посматривала в сторону Молчуна. Он был ей неинтересен. Для нее Молчун был всего лишь техническим работником фирмы "Каприз", обеспечивающим ее, Кристины; работу. Настоящие леди не садятся рядом с шофером лимузина, который везет их на светский раут. Леди повелевают. С заднего сиденья.

В этот раз, только Молчун вставил ключ в замок зажигания, сзади раздалось язвительное:

– Ты, Молчун, поаккуратнее езжай, на ментов не нарывайся... Мне неохота потом языком отрабатывать твое лихачество!

– Угу, – сказал Молчун, выруливая со стоянки на дорогу. За спиной Мышка поинтересовалась у Кристины, правда ли ей приходилось ублажать гаишников за водительские грехи, а Кристина в ответ рассказала что-то уж совсем непотребное, но смешное, и в затылок Молчуну ударил тройной залп безудержного смеха. Весело им было.

Так и добрались до первого клиента, под хиханьки да хаханьки. Клиент обитал в многоэтажном доме в конце Ленинского проспекта, напротив мебельного магазина. Молчун заглушил мотор, пролистал страницы записной книжки, пробежал глазами свои же собственные каракули и произнес, не оборачиваясь:

– Тут двоих заказывали. На всю ночь. Кто пойдет?

– Мы с Милкой, – объявила Кристина. – Только на всю ночь мы тут зависать не будем, слишком жирно будет. Подъезжай через пару часов, Молчун, мы их к этому времени затрахаем до потери пульса...

– Его, – уточнил Молчун. – У меня записано – один человек. Один человек, две девушки.

– Значит, мы затрахаем его в два раза быстрее, – сделала вывод Кристина.

– Посмотрим, – уклончиво проговорил Молчун. – У меня записано: на всю ночь. Посидите пока в машине...

Он вылез наружу, захлопнул дверцу "девятки" и одернул куртку, карманы которой были отягощены газовым пистолетом и мобильным телефоном, а потом пошел делать свою работу. Он должен был проверить клиента. Доставить девушку, забрать бабки, а потом забрать девушку – это само собой. Самым сложным было проверить клиента. Проверить и не ошибиться. В том смысле, чтобы все было нормально. Если клиент платит за себя одного, чтобы не было толпы пьяных друганов в соседней комнате. Чтобы без всяких там извращений типа плетей, наручников и прижигания сосков окурками. То есть такие услуги тоже имеются в прейскуранте фирмы "Каприз", но уже за особую плату, и об этом нужно специально договариваться. А если с диспетчером об этом не говорили, значит, никаких извращений. Тем более что не все девчонки подписываются на такую работу. Мышка – та точно не подписывается, Мила, судя по надменному выражению лица, тоже. А Кристина, судя по разговорам, подписывалась на что угодно. Лишь бы деньги платили. Желательно зеленого цвета.

Но, хотя и была Кристина не одинока в своей готовности "на все", задача Молчуна была это "все" предотвратить. Пока у него не случалось крупных проколов. Так, мелочевка – то фальшивую купюру подсунут, то деньги обратно затребуют, вроде как девушка не понравилась. Инструкция, написанная шефом "Каприза" Гошей, гласила, что деньги назад возвращаются только под прицелом "ствола". А поскольку Молчун ездил на работу тоже не с поварешкой, возвращать деньги ему еще не приходилось. Гоша говорил, что всяких проблем постепенно будет становиться меньше, потому что бизнес становится цивилизованнее. Если кто-то и хотел бесплатного мяса на выходные, то по дорогам стояло полно дешевок, согласных на что угодно за бутылку водки. Не было смысла из-за такой ерунды входить в клинч с охранниками типа Молчуна, потому что за Молчуном, например, стоял Гоша, а за Гошей стояли еще более серьезные люди.

Гоша любил вспоминать о временах совсем уж дикого капитализма, когда сам он ездил по Москве, развозя проституток и регулярно получая по башке от всяких отморозков.

– Но теперь, – неизбежно заключал свои воспоминания Гоша, – теперь все уже не так. Братве несолидно западать на дешевок, они заказывают себе "субботник" в салоне подороже. Поэтому главная проблема для нас – это психи. Которые сидят себе по квартирам и дрочат на картинки из "Пентхауса", а потом решают попробовать с живой бабой... Попробовать все, что у них там вызрело в гнилых мозгах.

На эту тему Гоша тоже мог порассказать многое. Года полтора назад Гоша лично вез в больницу девушку, которой плеснули в лицо серной кислотой.

– Они трахались, – неторопливо рассказывал Гоша, попыхивая "Парламентом". – И все вроде было нормально. Пока этому козлу не ударило в башку, что это – его бывшая жена. Тогда он встает с постели, идет в другую комнату, достает бутылку с кислотой и выливает ее девке на лицо. И радостно смеется при этом. Запах там был, надо сказать... Это что-то.

Девушка с обезображенным лицом теперь работала диспетчером в одной из Гошиных фирм. У нее получалось.

– Всегда нужно смотреть в глаза, – говорил Гоша, инструктируя Молчуна перед первым выездом. – По глазам всегда можно понять. Если не отводить взгляда. Говоришь с ним – и смотри, смотри...

– Здравствуйте, – сказал Молчун и посмотрел в глаза человеку, который открыл ему дверь.

Глава 4

– Кто-нибудь здесь может найти веревку?! – рявкнул подполковник, свирепо озираясь кругом. – Простую веревку! Ну!

– А что, у нас кто-то вешается? – негромко предположил старший оперуполномоченный Львов, но подполковник услышал, свел на переносице кустистые брови и хорошо поставленным командным голосом предложил Львову повеситься самому.

– Я часто об этом думаю, – печально заметил Львов, отходя в сторону и стараясь при этом не наступить на белую линию, обозначавшую положение мертвого тела на асфальте. Когда на небольшом участке местности собирается с полтора десятка милиционеров, приходится быть осторожным.

– Найдите веревку и отгородите место преступления! – надрывался подполковник. – Сейчас ведь люди здесь пойдут, затопчут все следы к чертовой матери...

Кто-то и вправду кинулся искать веревку, а Львов отошел на безопасное расстояние и закурил. Весеннее утро было холодным и хмурым, причина, по которой Львов находился в шесть часов утра не дома, а здесь, была совсем невеселой, и тем не менее старший оперуполномоченный улыбался. Не во весь рот, иначе бы его посчитали чокнутым, а сдержанно, интеллигентно. Если милиционер может быть интеллигентным. Впрочем, Львов был в штатском и, отойди он еще метров на двадцать от подполковника и его окружения, мог бы сойти за случайного прохожего. Причина для улыбки была примитивной – у Львова уже два часа как не болел зуб. Боль мучила опера вечером, с нею он лег спать, а это не лучшая компания для одинокого мужчины. Львов не помнил, как заснул, зато хорошо помнил, как подпрыгнул от телефонного звонка. Было начало пятого, и еще прежде чем Львов схватил трубку, он с удивлением обнаружил, что боль исчезла. Выслушав адрес, куда ему нужно было подъехать, Львов стал одеваться, радуясь подзабытым ощущениям беспечности и комфорта. Два часа спустя счастье все еще продолжалось.

Веревку притащили из багажника одной из милицейских машин, и подполковник велел перегородить сквер, отправив одновременно двух человек в разные концы сквера, чтобы те заворачивали прохожих, если те вступят на помеченную белыми контурами асфальтовую дорожку.

– Затопчут... – фыркнул Львов. – Все, что можно, уже смыло дождем.

– Два трупа? – шепнул Кирилл, вырастая за спиной Львова. Спрошено было не из простого любопытства, а для того, чтобы быть в курсе. Подполковник рвал и метал уже по какому-то новому поводу, так что разумно было держаться от начальства в стороне, сохраняя при этом серьезный вид и обладая всей нужной информацией. Кирилл подъехал позже остальных, и в его знаниях были пробелы.

– Два трупа?

– Три, – сказал Львов, протягивая Кириллу пачку "Мальборо". – Там еще собачка в кустах валяется.

– По мертвым собакам уголовные дела не заводят, – блеснул познаниями в юриспруденции Кирилл.

– Но ее же убили, – рассудительно произнес Львов. – Она стала трупом. Значит, всего три трупа.

– Ладно, пусть будет три, – согласился Кирилл.

– Все трое из пистолета, – продолжил информировать младшего коллегу Львов. – В девушку одна пуля, в собаку две, в мужчину три.

– По возрастающей, – сделал вывод Кирилл. – А свидетели есть?

– Те, которые слышали. Тех, которые видели, – не имеется.

– Мотивы?

– Хрен его знает, – пожал плечами Львов. – У мужчины бумажника не было, но если он выгуливал собаку, то мог просто не взять его с собой. У девушки в сумке деньги остались нетронутыми. У собаки не было ничего.

– Значит, не ограбление. Значит... – Кирилл посмотрел вверх. – А этот фонарь работает? В смысле, он работал ночью?

– Я приехал в половине пятого, он горел.

– Так что, их убивали прямо под фонарем?! На свету? Псих какой-то!

– Тихо, – посоветовал Львов.

– Ну нет, сам посуди – кто способен убить двух человек и собаку посреди сквера, под фонарем, на свету? Денег не взял, зато убил собаку. Маньяк какой-то!

Подполковник, словно радиолокатор, медленно развернулся в их сторону:

– Если еще раз я услышу это слово... Если кто-то еще скажет "маньяк", этот кто-то лично от меня получит в...

Кирилл поспешно укрылся за спиной Львова, а тот невозмутимо курил, согласно кивая на все слова начальника.

– Это не маньяк, Иванов, это просто убийство. Повторите, – строго заключил подполковник.

– Это не маньяк, – послушно повторил Кирилл.

– И то верно, – тихо заметил Львов, когда подполковник отвернулся. – Это не маньяк, Киря. Маньяки, они "стволы" не жалуют. Они предпочитают ручную работу. В этом для них весь кайф.

Кирилл согласно кивнул.

– Но чем-то ведь он ей руку оттяпал, – задумчиво произнес Львов.

– А? – Кирилл не сразу понял, о чем речь. – Кому? Какую руку?

– Правую. По плечо, – пояснил Львов. – Думаешь, откуда столько крови?

Кирилл, как загипнотизированный, подошел к белому контуру на асфальте и присел на корточки, разглядывая неестественно темные лужи. Тихо, чтобы никто не услышал, он прошептал:

– Это не простое убийство. Это совсем не простое убийство.

– Собачку жалко, – сказал Львов и бросил окурок в кусты. – Собачка-то просто пописать вышла.

Глава 5

Глаза были обычные, карие, отличавшиеся от тысяч других разве что тем, что между ними и Молчуном располагались толстые линзы очков. Мужчине было лет тридцать пять, он был одет в красный спортивный костюм и кроссовки. Ни дать ни взять только что вернувшийся с тренировки спортсмен. "Спортсмен" не стал здороваться, он выглянул на лестничную площадку, осмотрел ее и удивленно уставился на Молчуна:

– А где девчонки-то?

– Попозже, – веско сказал Молчун. – Давайте зайдем в квартиру.

– Давайте, – пожал плечами "спортсмен". – Но ведь вы из "Каприза"? Я ведь вам звонил? Оттуда?

"Из налоговой инспекции", – злорадно подумал Молчун, но лишь успокаивающе кивнул хозяину квартиры.

– Хорошо, – сказал "спортсмен".

– Не очень, – возразил Молчун, уже успевший осмотреться в квартире.

– Почему?

– Потому, – буркнул Молчун и бесцеремонно прошел в глубь квартиры. Так и есть, не послышалось: в комнате на диване сидел еще один мужчина. При взгляде на него Молчун слегка опешил – лицо показалось знакомым. Еще через пару секунд Молчун понял, на кого именно похож невысокий полный мужчина средних лет. Мужчина был похож на Лужкова – это и ввело Молчуна в состояние ступора: он не знал, что ему делать в такой ситуации – то ли заломить двойную цену, то ли радостно объявить о льготном обслуживании. Гошина инструкция варианта с Лужковым не предусматривала. К счастью, еще через миг Молчун сообразил, что это все же не Лужков, а всего лишь похожий на него человек. Достаточно было посмотреть на забрызганные весенней уличной грязью его ботинки, чтобы осознать всю пропасть между ним и московским мэром. Позже, присмотревшись получше, Молчун понял, что и сильного сходства нет. Человек на диване напоминал одновременно и Лужкова, и еще какого-то актера, не русского, иностранного. Имен Молчун не запоминал, а вот лицо из телевизора впечаталось в память. Взять этого актера, добавить чуток Лужкова, присыпать пылью и перхотью – в точности будет мужик на диване.

– Непорядок, – сказал Молчун "спортсмену", закончив анализировать внешность человека на диване. – Договаривались на одного человека, а вас тут двое.

– Разве? Разве на одного? – удивился "спортсмен", и вышло у него это довольно правдоподобно. – Это недоразумение... Кажется, я так и говорил по телефону: нас двое и девочек двое.

– Девочек двое, – согласился Молчун. – И вас двое. И на всю ночь. Это не двести баксов, это уже все триста.

– Правда? – "Спортсмен" почесал в затылке, а мужик на диване вздохнул и тихо сказал ему:

– Заплати.

– Вот именно, – кивнул Молчун. Подход полу-Лужкова показался ему разумным. Ни споров, ни скандалов. Просто заплати и живи спокойно.

Пока "спортсмен" вытаскивал деньги, Молчун на всякий пожарный заглянул в ванную комнату и на кухню. Никого там не обнаружив, Молчун окончательно успокоился. Вернувшись в комнату, он увидел "спортсмена", горделиво потрясавшего пачкой денег.

– Черт с тобой, – тоном проигравшегося в рулетку миллиардера сказал "спортсмен", подтягивая свободной рукой красные штаны. – Вот твои деньги.

Молчун протянул руку, но "спортсмен" с ехидной улыбкой спрятал деньги за спину и поинтересовался:

– Деньги-то при мне, а где бабы?

– Сначала бабки, потом бабы, – буркнул Молчун, забрал у "спортсмена" деньги и стал пересчитывать купюры. Каламбур насчет баб и бабок придумал не Молчун, это было произведение Гоши, далеко не единственное в этом роде. Профессиональный юмор, язви его...

Молчун вышел в коридор, достал мобильник и позвонил Кристине в машину, сказав, чтобы девушки поднимались. Через пару минут Кристина переступила порог квартиры, приветственно пропев:

– Здравствуйте, мальчики...

Следом появилась Мила с выражением смертной тоски на кукольном личике. "Эта подруга слишком много о себе думает", – решил Молчун. Краем уха он слышал, что Мила то ли была моделью где-то в провинции, то ли хотела стать моделью, но что-то там у нее не заладилось, и вот теперь она расхаживала совсем не по подиуму, таская при этом оставшееся с прежней работы надменно-холодное выражение лица. Гоша называл такие гримасы "эксклюзивная стервозность", а когда Молчун выразил сомнение, стоит ли держать такую цацу в конторе, снисходительно заметил ему:

– Вообще у нас должно быть как в зоопарке – каждой твари по паре. А что касается Милы... Честное слово, есть мужчины, которым такой тип нравится. – Гоша подумал и добавил: – Хотя есть еще больше мужчин, которым нравится бить баб такого типа по морде... И твоя задача, Молчун, следить, чтобы Милу не забили до смерти.



Сейчас ситуация складывалась для Милы самым благоприятным образом – стоило ей пройти, чуть покачивая узкими бедрами, на середину комнаты, как полу-Лужков встрепенулся и уставился на девушку. Он буквально ел ее глазами. Особенно его манили Милины ноги. Что ж, Молчун мог его понять.

Пока мужчины таращились на бывшую модель, Кристина отступила на шаг и шепнула Молчуну:

– Ну, раз их двое, то через два часа.

– Чего?

– Через два часа забирай нас, – зло прошипела Кристина. – Я тут до утра куковать не собираюсь, мне деньги нужно зарабатывать!

– Посмотрим, – сказал Молчун. В его записной книжке значилось "на ночь", и Молчуну не хотелось нарушать инструкцию. Эта дурацкая исполнительность была заложена в нем с армии. В конторе приказов не было, была инструкция Гоши и был список клиентов, который выдавал Молчуну диспетчер. Для него это и были приказы.

– На что ты хочешь посмотреть? – не унималась Кристина. – Попроси, я тебе покажу, как товарищу по работе. И покажу, и дам потрогать. Ты только попроси, не смущайся. А то ты такой весь из себя застенчивый...

– Ну, мне пора! – Молчун громко бросил это, но ни "спортсмен", ни полу-Лужков не обернулись, увлекшись общением с длинноногой Милой. "Спортсмен" уже извлек откуда-то бутылку водки и стаканы. Мила брезгливо морщилась, но хозяев квартиры это, кажется, ничуть не раздражало.

– Два часа, – сказала Кристина в спину Молчуну и закрыла за ним дверь.

Глава 6

Подполковник Бородин выбрал из органайзера ручку подешевле и треснул тыльным ее концом по столу:

– Я уже во второй раз говорю – кончайте базар!

– Бог троицу любит, – пробормотал Львов. Он предусмотрительно расположился за противоположным концом длинного стола для заседаний и теперь мог безнаказанно бурчать себе под нос все что вздумается. Рядом с ним старший оперуполномоченный Хорьков увлеченно разглядывал старый номер "Плейбоя", держа его на коленях.

– Дашь потом посмотреть? – спросил Львов.

– Ага... – Хорьков с трудом оторвался от занятия, куда более увлекательного, нежели совещание, которое подполковник Бородин уже минут десять безуспешно пытался начать. – У меня этого добра завались... Взяли одного типа с фальшивыми баксами, а в машине у него штук десять таких журналов...

– В третий раз! – Подполковник стукнул ручкой по столу и огорченно вздохнул, увидев, что колпачок все-таки треснул. Кирилл появился в дверях именно в эту тяжкую минуту и получил по полной программе. Пока гнев подполковника изливался наружу, Кирилл на всякий случай застыл на месте, а под конец Бородин рявкнул:

– Всё, садитесь, Иванов! Где стоите, там и садитесь, хватит бегать!

Львов со своего места подавал приятелю знаки, но подполковник в упор сверлил Кирилла тяжелым взглядом, так что до Львова Кириллу в этот день добраться было не суждено, и он сел у двери, в паре метров от Бородина. Впоследствии Львов сокрушенно утверждал, что из-за такого расклада все и вышло и что если бы Киря сел рядом с ним, то ничего бы и не случилось... Кто знает?

– Начнем, – сказал подполковник. – Проведем совещание по-деловому, без лишних разговоров, не отвлекаясь на посторонние темы, хотя некоторые взяли моду... – Тут Бородин замолчал, и вопрос о моде так и остался нераскрытым. Очевидно, подполковник вспомнил свое обещание не отвлекаться на посторонние темы. – Сначала об убийстве в Пушкинском сквере, – сказал Бородин, хмурясь. – Кажется, все там присутствовали. Не во время убийства, я имею в виду, а утром, когда прочесывали сквер. Нашли гильзы от пистолета, но этого явно недостаточно... И вообще – убийство это выходит за все рамки. И портит нам всю картину. Поэтому все должны в меру возможностей внести свой вклад в раскрытие. Вот Охременко свой вклад уже внес...

Львов посмотрел на то, что подполковник назвал вкладом Охременко, и уважительно покачал головой: на стенде висел здоровенный плакат – схема места преступления. Штатный художник лежал третью неделю с гриппом, поэтому ответственное задание Бородин свалил на старшину Охременко, имевшего неосторожность при поступлении на службу заявить, что в детстве он посещал художественную школу. Правда, всего шесть месяцев и без особых успехов. Схему Охременко начертил черным фломастером на обратной стороне старого плаката с перечислением статей морального кодекса строителя коммунизма. Особенно старшине удались угловатые елки вдоль сквера, а также траектории пуль, изображенные пунктиром.

– Просто Пикассо какой-то, – прошептал Львов Хорькову, но тот не отреагировал.

– ...довести до вашего сведения, – увеличил свою громкость Бородин, – основные факты по этому делу. Позавчера, пятнадцатого апреля, около двадцати трех часов на пульт дежурного поступил сигнал от жительницы дома номер 89 по улице Калинина, что напротив сквера. Жительница сообщила, что со стороны сквера были слышны выстрелы. По данному сигналу была отправлена патрульная машина, усилиями которой в сквере было обнаружено два мертвых тела. Одно тело мужское, другое женское. Здесь же имелось тело мертвой собаки. Как выяснилось потом, животное также имеет отношение к делу – его смерть наступила от ранения, нанесенного огнестрельным оружием...

– Класс! – прошептал Хорьков, переворачивая страницу. Львов завистливо покосился в его сторону и вздохнул – самому заняться было нечем, а Кирилл сидел слишком далеко, чтобы играть с ним в морской бой. Убийство в сквере Львова мало интересовало, потому что на прошлой неделе Бородин торжественно повесил на Львова другое "общественно значимое" преступление – поджог винного магазина. При этом подполковник поклялся в ближайшее время Львова больше не грузить, а стало быть, можно было не таращиться на произведение художника Охременко и не слушать рассуждения Бородина о расположении мертвых тел в сквере.

Львов осторожно тронул кончиком языка зуб – тот молчал, как и должно было быть после двух таблеток аспирина. Зуб молчал, а подполковник говорил, говорил, говорил... Скучающий взгляд Львова поплыл вдоль бывшей ленинской комнаты – Бородин рубит ладонью воздух, Охременко рисует чертиков, Ибрагимов зевает, Ло-бановский смотрит в окно, Мухин дремлет, Хорьков пускает слюни над страницами "Плейбоя", Амиров грызет ногти... Львов недоуменно нахмурился. Кирилл Иванов внимательно слушает подполковника Бородина. Кирилл Иванов пристально смотрит на подполковника Бородина и на схему рядом с ним. Глаза Кирилла... Львов впервые наяву увидел, что это значит – "глаза горели". Львову все это страшно не понравилось.

– ...на спине, ее смерть наступила от единственного ранения, нанесенного в голову из огнестрельного оружия. Мужчина лежит лицом вниз, на теле обнаружены три пулевых ранения. Ему стреляли в спину, возможно, что в этот момент мужчина пытался убежать от преступника. Одна пуля, попала в мягкие ткани ноги, другая прошла вскользь по ребрам, и лишь третья оказалась смертельной. Документы, деньги и прочие ценные вещи остались на телах, поэтому мотив убийства пока неясен. В то же время не возникло проблем с установлением личностей убитых. Это Жданова Елена, семьдесят восьмого года рождения, учетчица на оптовой базе промтоваров, и Хрипачев Эдуард Иванович, сорок второго года рождения, полковник в отставке. Жданова возвращалась домой после занятий на вечерних курсах секретарей-референтов, а Хрипачев, как утверждает жена, выгуливал собаку. Знакомы между собой они скорее всего не были. Во всяком случае, пока никаких тому доказательств мы не имеем. И все это очень плохо, – мрачно заключил Бородин. – Потому что, когда патруль облазил сквер в двенадцать ночи, они ничего не нашли. Утром вы сами облазили там все кругом, но нашли только восемь гильз. Из этого каши не сваришь! Из-за ночного дождя собака след не взяла... – Бородин многозначительно потряс в воздухе сломанной ручкой. – В этом деле нужно копать, копать и еще раз копать!

Подполковник оглядел подчиненных и не увидел желающих немедленно начать раскопки. Правда, Иванов смотрел как-то уж... Бородин решил, что Иванов прикидывается, и отвел от него глаза.

– Давайте высказывайтесь. – Бородин наугад ткнул в Ибрагимова, тот потянулся и заявил:

– Любовники.

– То есть?

– Этот дед тайком от жены бегал в сквер на свидания с молодой любовницей, – лениво выдал Ибрагимов как само собой разумеющееся. – А собаку брал для прикрытия.

– Ага, – иронически кивнул подполковник. – А жена этого Хрипачева, ей пятьдесят семь лет, подкараулила их и замочила из пистолета. Причем и собачку тоже.

– Допустим, не его жена... – попытался спасти версию Ибрагимов. – Допустим, у этой девчонки был кто-то еще. Другой парень. Он приревновал и замочил всех, кого...

– Рука.

Ибрагимов недовольно обернулся к Кириллу:

– Что – рука?

– Какую бы версию сейчас тут ни выдвигали, все равно одно останется необъясненным. Это ее рука.

– Да, – согласился Бородин. – С рукой нехорошо вышло.

– Все легко объясняется, – не сдавался Ибрагимов. – Парень отрезал руку на память о любимой девушке.

– А ты попробуй, – предложил Кирилл. – Попробуй как-нибудь своей любимой девушке руку по плечо отрезать. Тяжелая работа, надо тебе сказать. Я разговаривал с экспертом, он говорит – чисто отрезано, будто хирург работал. А для этого нужно иметь инструмент, потому что перочинным ножичком такого не сделаешь... Да и что это за страсть такая – хранить руку любимой девушки? Это же не локон, не туфля...

– Мог бы просто палец отрезать, – сказал Охременко. – Чего мучиться?

– Или ухо, – предложил Лобановский. – Это тоже просто, это не руку по плечо пилить...

– Да погодите вы, – махнул рукой Бородин и поощрительно кивнул Кириллу: – Ну а у тебя какая версия? Сам ты что скажешь?

– Это маньяк, – просто сказал Кирилл. – Серийный убийца. Псих, которому нравится отрезать женщинам руки.

– Так. – Бородин сел и закрыл лицо рукой. Ибрагимов укоризненно посмотрел на Кирилла, но тот был невозмутим, и даже указательный палец Львова, вертевшийся у виска, не нарушил Кириллова спокойствия. – Так, Иванов...

– Да, Леонид Сергеевич...

– Я ведь что говорил вчера в сквере... Кто скажет такое слово, тому что?

– Тому вы дадите в морду, – подсказал Охременко.

– Совершенно верно, – кивнул Бородин. – Причем сказано было именно в твой адрес, а ты никаких выводов не сделал...

– У меня такая версия.

– Нехорошая у тебя версия, Иванов. Ну зачем нам маньяк? С чего вдруг именно на нашей территории – маньяк? Ни у кого нет, а у нас будет. Зачем нам такое счастье?!

– Месяц назад, – твердо сказал Кирилл, – в другом районе города была убита женщина. Ее нашли в кабине лифта. Две пули в грудь и отрезана кисть руки. Это не только наш маньяк, это маньяк общегородского значения.

– Месяц назад? – Бородин задумчиво поскреб в затылке. – А что-то я не помню такого... Не помню я такого в ориентировках, вот и все. Откуда ты это выкопал, Иванов?

– В газете прочитал.

– Ха, – сказал Ибрагимов.

– А в ориентировки это могло не попасть по очень простой причине – там тоже решили: на фига нам маньяк? Быстренько подогнали дело под какого-нибудь подвернувшегося бомжа, да и закрыли.

– Бред, – безапелляционно заявил Бородин. – В морду я тебе не дам, это непедагогично. А вот плакат на пару с Охременко вы сделаете. Там нужно текст закона об оперативно-разыскной деятельности через трафарет набить... Этим ты и займешься.

– Весь закон? – с благоговейным трепетом поинтересовался Амиров.

– Весь, – сурово отрезал подполковник.

– Круто... – оценил Амиров.

– Какой, к черту, закон! – взорвался Иванов. – Я вам говорю про психа, про серийного убийцу, который от обычного преступника отличается тем, что никогда не останавливается! Другие убивают из-за денег, из ненависти – убивают, чтобы получить свое и на этом успокоиться. А этот не остановится, потому что у него есть такая физиологическая потребность организма – убивать! И ваше счастье, Леонид Сергеевич, если следующую жертву он найдет на чужой территории...

– У нас, слава богу, плюрализм, – вздохнул Бородин. – Каждый имеет право на свою точку зрения. Ибрагимов думает, что это преступление на почве страсти, а ты, Иванов, думаешь, что это маньяк. Флаг вам в руки обоим, потому что доказательств ни первой версии, ни второй, ни десятой – нету. Просто нету. И я сказал уже, что нужно копать, копать... А чего это ты, Иванов, так суетишься? С экспертом уже успел поболтать... Может, девушка знакомая?

– Нет, не знал я эту девушку, – замотал головой Кирилл. – И никакого личного интереса у меня нет...

– Значит, я могу смело поручить тебе это дело, – сказал Бородин с явным удовлетворением. – Копай, доказывай... Только не в ущерб другим делам. И само собой, не в ущерб работе над плакатом.

– Я сделаю, – сказал Кирилл, не уточнив, что именно он сделает и к чему именно вообще относится его заявление – то ли к убийству в Пушкинском сквере, то ли к набивке текста закона об оперативно-разыскной работе.

– Дело это слишком серьезное, чтобы ты один его разгребал, – продолжал между тем подполковник. – Нужна группа поддержки из сотрудников поопытнее...

Сотрудники поопытнее стали оперативно съезжать под стол или закрываться от взгляда Бородина невесть откуда взявшимися листами документов, что должно было означать крайнюю форму загруженности.

– Львов, – сказал Бородин, и Львов вздрогнул. До этой секунды он расслабленно покачивался на стуле, наблюдая за классической сценой под названием "молодо-зелено" и подыскивая слова, которые нужно будет сказать Кире после совещания. Когда подполковник назвал его фамилию, во рту у Львова заклокотали совсем другие слова. И он чуть не упал со стула.

– Львов пусть тебе посодействует, – сказал Бородин. – По-приятельски...

– А винный магазин! – вырвалось у Львова. – Я же...

– У всех работы по горло, – отрезал Бородин. – Винный магазин само собой остается на тебе, не расстраивайся. И еще будешь направлять Иванова, осуществлять контроль, так сказать...

Львов посмотрел через стол на Кирилла, и в этом взгляде было много такого, что выразить словами было бы сложновато. И тут в мертвой тишине явственно прозвучал шепот увлекшегося Хорькова:

– И вот этой бы я впендюрил...

– А третьим будет Хорьков, – немедленно заявил Бородин, после чего случились две минуты всенародного ликования, в котором не участвовали лишь Кирилл, Львов и Хорьков. Львов показывал Кириллу кулак, тот делал недоуменное лицо, а Хорьков растерянно таращился на остальных и не понимал, с чем его поздравляют.

Глава 7

Теперь Молчуну нужно было забросить Мышку на Котельническую набережную. Он ехал по Ленинскому проспекту в обратном направлении и думал, что с Котельнической набережной придется мчать в контору, брать там новых девок, раскидывать их по Москве, затем забирать Мышку и снова ехать на Ленинский, за Кристиной и Милой – если уж пообещали, что затрахают тех двоих за пару часов, значит, так оно и будет. Короче говоря, дел хватит на всю ночь. Крепче за баранку держись, шофер, и не надейся, что выдастся тебе свободная минутка, чтобы спокойно почитать колонку объявлений, где предлагают работу, как эта, хуже, чем эта, и гораздо хуже, чем эта. Хороших предложений Молчуну пока не попадалось.

– Молчун, – сказала внезапно Мышка, и Молчун вздрогнул от неожиданности. – Можно, я к тебе перелезу? На переднее сиденье.

– Это зачем? – насторожился Молчун, не отрывая глаз от дороги.

– Ну... – Мышка положила подбородок на верхушку сиденья, и ее лицо оказалось непривычно близко от Молчуна. Получалось, что она шепчет ему на ухо. – Ну а чего я тут одна буду сидеть? Как дура, – добавила Мышка.

Молчун не понимал, почему на переднем сиденье Мышка дурой уже не будет, однако ничего криминального в Мышкиной просьбе не было, и Молчун, для виду наморщившись и потянув паузу, в конце концов пробурчал:

– Только быстро.

Он хотел притормозить, но Мышке этого и не понадобилось – в один миг ее тело переметнулось через спинку сиденья и оказалось рядом с Молчуном. Он краем глаза заметил черные кружевные трусики, но возбуждения от этого не испытал. Много всякого он уже повидал на этой работе.

Мышка устраивалась на переднем сиденье, а Молчун тем временем свернул вправо, на Садовое кольцо. Между домами стояла ментовская машина, но даже если это и была засада ГИБДД, "девятка" проскочила ее без проблем. А может, машина стояла там вовсе по другим делам. Во всяком случае, у Молчуна поднялось настроение.

– Чего там не сиделось-то? – спросил он Мышку.

– Страшно, – коротко пояснила Мышка, подтягивая колготки.

– Где? – недоверчиво покосился Молчун.

– Сзади, – сказала Мышка. – Одной страшно.

Молчун недоуменно фыркнул. Он кое-что знал о страхе, и для него это слово никак не было связано с задним сиденьем "девятки". Ведь там не водилось призраков с дырой посреди бледного черепа. Молчун так и сказал:

– Да чего же там страшного?

– Просто страшно. Страшно пялиться в твой стриженый затылок. Втроем-то нормально было, а одна я тут словно потерянная... Кажется, будто сейчас провалюсь между сидений, и никто никогда меня не найдет.

"Девочка под кайфом", – подумал Молчун. Наркотики в конторе не поощрялись. За этим следил лично Гоша, который считал, что для их фирмы достаточно одного законченного коксомана – владельца "Каприза" и еще десятка подобных фирм бывшего боксера по имени Стас.

Но тут Мышка снова заговорила, и Молчун был вынужден снять свои обвинения.

– Мне вообще страшно, – сказала Мышка. – Не только сидеть одной в машине, а вообще... Работать страшно. Не в смысле заразиться, хотя и это тоже... Кто их знает, этих мужиков, что у них на уме. Ведь нормальные люди в нашу контору не звонят, у нормальных людей семьи, дети. А если звонит к нам, значит, что-то не в порядке у него. Пусть чуть-чуть, но не в порядке. И вот по таким шизикам мы ездим! – Мышка вздохнула. – Просто противно иногда бывает, – она покачала головой. – Вот было однажды...

– Не надо рассказывать, – попросил Молчун, но Мышка его как будто бы и не слышала.

– Приехали к одному... Приличного вида дяденька, в очках, лет пятьдесят, а может, и больше. Тогда не твоя смена была, тогда сам Гоша нас развозил. Он ничего не заподозрил, а я тем более...

– Не надо рассказывать, – Молчун повысил голос. Они подъезжали к Таганке, до места оставалось всего ничего, и Молчуну не хотелось сблевать в конце пути от Мышкиных откровений.

– Его сестра, – сказала Мышка. – Он попросил, чтобы я занималась любовью с его сестрой, а сам он хотел сидеть рядом и рисовать. Он художник, видите ли... А сестра его, в ней килограммов сто, не меньше. Представляешь, я и она!

Молчун резко ударил по тормозам, отчего Мышкина голова мотнулась вперед, едва не врезавшись в лобовое стекло.

– Что?! – обиженно воскликнула Мышка.

– Я же попросил – не надо рассказывать, – процедил сквозь зубы Молчун. – Или я непонятно выразился?

– Как хочешь, – пожала плечами Мышка. – Знаешь, у тебя сейчас был такой страшный голос...

– Нормальный голос! Ты меня не доставай, и у меня будет нормальный голос!

– Ага, – кивнула Мышка. – Мне все ясно.

Про себя она решила – причем не сейчас, а гораздо раньше, – что Молчун тоже не вполне нормальный. Только звонит он, наверное, не в "Каприз", а в какую-нибудь другую контору. Мышка дождалась, пока машина снова тронется с места, и смиренно произнесла:

– Я просто хотела, чтобы ты понял...

– Что? Что тебе страшно работать? Так не работай.

– Ха, – грустно усмехнулась Мышка. – Смешно, но я больше ничего не умею. Такая уж у меня судьба. Но я про другое. Я про то, что, когда ты привезешь меня или другую девушку к совсем ненормальному типу, к полному психу, ты этого не поймешь. Ты его не раскусишь. Ты скажешь мне "Все в порядке" и уйдешь. А я – или другая девушка – останемся с психом один на один. И тогда мне будет страшно, так страшно, что я начинаю бояться уже сейчас...

Молчун остановил машину. Достал записную книжку, проверил номер дома – все сошлось.

– Если боишься сидеть в машине одна, пошли со мной, – сказал он.

– Ага, – с готовностью кивнула Мышка.

Они шли к дому – Мышка позади, Молчун впереди. Страшно ей, видите ли. Боится она. Гоша сказал бы: "У нас тут не институт благородных девиц, у нас бизнес". Молчун ничего такого не сказал. Подходя к подъезду, он вдруг понял, что впервые в конторе ему встретился человек, чем-то похожий на него, Молчуна.

Мышка понимала свой риск и не скрывала свой страх. И, как Молчун, она не умела ничего, кроме того, чем занималась сейчас.

В лифте Молчун неожиданно для себя тронул Мышку за локоть и пообещал:

– Все будет хорошо.

– Может быть, – сказала Мышка в ответ. – Может быть.

Друг против друга, почти вплотную, глаза в глаза – лифт поднимал их секунд тридцать-сорок, но после всего только что сказанного Мышка и Молчун понимали друг друга немного лучше, и отчуждение, обычное в отношениях Молчуна с работницами "Каприза", за эти секунды постепенно ушло. Это не выражалось ни словами, ни жестами, это просто чувствовалось, словно повиснув в воздухе между двумя людьми, едущими в лифте.

Глава 8

– Чтоб ты знал, Киря, – нравоучительно сказал Львов, разгрызая очередную таблетку аспирина. – Псих – это не только тот, кто убивает женщин и отрезает им руки; псих – это еще и тот, кто вызывается раскручивать такие дела.

– Я не вызывался, – возразил Кирилл. Он сполоснул лицо холодной водой из-под крана и теперь прислушивался к звукам, доносившимся из-за двери. Где-то там, за пределами мужского туалета, носился разъяренный Хорьков, обещая уделать всех, кто подкинул ему это гнилое дело. По рассказам коллег выходило, что виноват Иванов, доведший Бородина до белого каления. Кирилл был выше Хорькова на полголовы, но нарываться на мордобой все равно не хотел. Поэтому он стоял со Львовым в туалете и слушал обвинения в умственной неполноценности. – Я не вызывался, ты же сам видел...

– Я видел, что ты напрашивался. Очень упорно. У Бородина явно была поначалу светлая мысль спустить это дело на тормозах, но ты всех взбудоражил... Ему пришлось создавать специальную группу для расследования, которое на девяносто девять процентов закончится ничем. Я понимаю Бородина. И Хорька я понимаю. Тебя – нет.

– Все ясно, я псих, – сказал Кирилл. – Буду иметь в виду.

– Ну, – пожал плечами Львов. – По крайней мере у тебя были такие глаза, что...

– Какие?

– Сумасшедшие.

– Сумасшедшие? У меня?! Быть того не может, – рассмеялся Кирилл, но вспомнил о хорьковской угрозе и закрыл рот ладонью.

– Я видел твои глаза. – Львов сказал это с той твердокаменной уверенностью, с которой некоторые люди утверждают, что видели НЛО, снежного человека или лохнесское чудовище. – Так смотрят на миллион долларов, но так не смотрят на подполковника милиции, читающего отчет с места преступления.

– Это не был сумасшедший взгляд, это был целеустремленный взгляд.

– Хм, – сказал Львов. – А где тогда цель?

– Я хочу раскрутить это убийство.

– В нашем районе за неделю три-четыре убийства случается. Почему именно это, Киря? Все-таки знакомая девушка? Знакомый мужчина? Знакомая собака?

– Я хочу найти человека, который отрезал той девушке руку. И хочу взять его за горло. За горло. – Кирилл вытянул вперед руку с растопыренными пальцами, и Львов на всякий случай отступил назад. – Тот, кто это сделал, – зверь. Я хочу взять зверя. Или убить зверя.

– Звучит романтично, – сказал Львов, морщась – боль все еще не ушла. – А я хочу узнать, кто спалил винный магазин. Сторожу там рук не рубили, просто привязали к стулу, и он задохнулся во время пожара. И как мне назвать того, кто сделал это? Зверем или кретином?

– А ты кем его считаешь?

– Я не знаю. Знаю только, что в поджоге винного магазина романтики немного. Впрочем, я, в отличие от тебя, пришел в милицию не за романтикой.

– А зачем?

– Зачем... – Львов наморщил лоб. – Черт, знал ведь... Знал, но забыл. Когда вспомню, скажу. У меня сегодня ночью "стрелка" с информатором, будет время подумать над этим вопросом, пока жду этого козла... Кстати, мы тут долго будем ждать? Или ты ночевать собрался в сортире? Хорек набегался, устал и спит где-нибудь в районе дежурки... Пошли домой, Киря. Все, что ты мог сегодня натворить, ты натворил. Большего не надо.

– Я сейчас не домой, я к родителям, – сказал Кирилл.

– Праздник? – полюбопытствовал Львов. Ему иногда становилось интересно, как общаются с родителями другие люди. Сам Львов не общался с отцом и матерью с семнадцати лет. Без малого двадцать годков. И ничего, нормально.

– Нет, просто пригласили на пельмени. Заботятся о моем питании...

– В принципе, – задумчиво произнес Львов, – ем я немного. И я не чавкаю. И еще смогу тебя защитить от Хорькова, пока мы будем выбираться наружу. Хорьков – он ведь не сумасшедший, как ты, он нормальный. Он не хочет охотиться на зверя. Он хочет рассматривать журналы с картинками.

– Его просто не было в сквере вчера утром. Если бы он там был, он бы тоже проникся...

Львов скептически поморщился:

– Не надо судить по себе о других людях. Тебя волнует охота на зверя, а Хорька волнует выходной, когда он сможет хорошенько принять на грудь и прокатиться до женского общежития швейной фабрики.

– А что волнует тебя?

– Меня волнует жуткая проблема. – Львов посмотрел на часы. – Как успеть на пельмени, съесть их, не подавиться и еще не опоздать на "стрелку" с информатором.

Глава 9

Молчун пересчитал деньги аж три раза – немудрено было спутаться и потерять счет разномастным потертым купюрам. Молчуна так и подмывало спросить: "На паперти, что ли, побирался?", но Гошина инструкция не рекомендовала подкалывать клиентов. К тому же Молчун не был уверен, что клиент знает, что такое "паперть". Парню было лет двадцать от силы, но недостаток лет компенсировался с лихвой ростом – метр восемьдесят пять, не меньше. Ему бы по росту подошла Мила, но Мила сейчас вкалывала на Ленинском проспекте, и длинному оставалась безальтернативная Мышка, которая спокойно осматривала квартиру и, похоже, совсем не беспокоилась по поводу разницы в росте.

Квартирка, кстати, была так себе, но Молчуну она понравилась тем, что спрятать толпу приятелей тут было практически негде. По стенам висели многочисленные плакаты с грудастыми и задастыми девками, Мышка по сравнению с ними выглядела школьницей, и клиент, кажется, был слегка разочарован. Молчуна между тем все эти веселые картинки поначалу насторожили, но затем он сопоставил плакаты с потрепанными десятирублевыми купюрами и сообразил, что длинный – не сексуальный маньяк, у длинного просто не хватает денег на ремонт квартиры. И едва хватает на один час развлечений с Мышкой.

– Ладно, – сказал Молчун, убирая деньги в карман. – Расклад такой, – он пристально посмотрел снизу вверх в лошадиное лицо длинного. – Через час я забираю эту девушку целой и невредимой. Если у нее будут к тебе претензии...

– Какие п-претензии? Без п-проблем, командир, все будет без проблем...

Кажется, длинный сильно волновался. Первый раз заказал проститутку? Или это у него вообще первый раз? Впрочем, Молчуна это уже не должно было волновать. Он обернулся к девушке – Мышка теребила застежку на короткой кожаной куртке и думала о чем-то своем. Встретившись взглядом с Молчуном, она просто кивнула, что означало "Можешь идти". Молчун хотел было сказать: "Вот видишь, все обошлось, все нормально и никакого страха", но в комнате был еще этот длинный, кусавший губы и потевший в преддверии оплаченного секса.

Поэтому Молчун просто вышел из квартиры, сел в лифт и поехал вниз. В голове сразу стал выстраиваться порядок дальнейших действий: позвонить в контору, если есть заказы, подъехать туда, забрать девочек и развезти по адресам. Если заказов нет, то можно будет спокойно посидеть в машине, изучая газету с объявлениями и ожидая, пока Мышка закончит...

Стоп. В половине третьего ночи даже внутри движущейся кабины лифта отчетливо слышны все громкие звуки, что раздаются в доме. Молчун, все еще двигаясь вниз, инстинктивно задрал кверху подбородок – хлопнуло где-то там, примерно на уровне восьмого этажа. То есть там, где осталась Мышка. Сначала был хлопок, а потом еще какой-то шум. То ли топот, то ли голоса, то ли все вместе.

Молчун, еще ничего для себя не поняв и не решив, медленно поднес палец к красной кнопке "Стоп" и осторожно ткнул в нее. Лифт вздрогнул и замер, ожидая дальнейших действий Молчуна. Он нажал на кнопку "восемь".

Теперь Молчун возносился наверх. "Когда ты увидишь психа, ты не поймешь, что это псих. Или узнаешь, но чуть позже, чем нужно". Молчун вытащил пистолет, опустил руку вдоль тела и закрыл глаза, задышав глубоко и часто.

Он открыл глаза, а еще через секунду раскрылись двери лифта. Молчун посмотрел перед собой и сразу все понял. Соседняя квартира. Они были там, трое, четверо, пятеро – кто знает... Когда Молчун сел в лифт и поехал вниз, вся компания с гоготом ломанулась на долгожданную халяву. Дверь квартиры они закрыть позабыли. Перевозбудились, козлы.

– У меня патронов на три штуки больше, чем вас тут, – сказал Молчун, вколачивая мимоходом локоть под дых какому-то парню с крашеными, торчащими в разные стороны волосами. Парень просто попался Молчуну по пути и теперь медленно сползал вниз по стенке. Длинный был все еще в штанах, он резво отпрыгнул от Мышки и прижался спиной к глянцевым сиськам улыбающейся модели с плаката. Остальные тоже сыпанули по углам, ну чисто как тараканы, когда свет включаешь.

Молчун поочередно тыкал "стволом" то в одного, то в другого, а Мышка смотрела на все это, раскрыв рот и держа перед грудью розовый комок снятого свитера. Выглядела она растерянной, но не испуганной.

– Вс-се, все, виноват, – сказал длинный.

– Правильно, – согласился Молчун. – Виноват.

– Сэкономить хотели, – застенчиво признался длинный. – Понимаете, студенты...

Молчун обвел суровым взглядом всю компанию, включая крашеного на полу – кажется, длинный не врал. Учащаяся молодежь, язви их...

– А вы подрочите, – предложил Молчун. – За это мы денег не берем. Пошли отсюда, – это относилось к Мышке.

– Погоди... – раздалось справа, и Молчун моментально сунул "ствол" под нос раскрывшему рот. Тот на секунду онемел, а потом продолжил, но уже тщательнее подбирая слова:

– Ну не вышло на халяву, так не вышло... Пусть девчонка останется, мы заплатим за всех.

– Д-да, – сказал длинный. Остальные тоже сказали "да", только крашеный молчал. Ему было не до девочек.

– Идите вы в задницу, – сказал Молчун. – Пошли, Мышка...

Он думал, что девушка быстро наденет свитер, схватит куртку и бросится к выходу, но ничего подобного не случилось.

Все еще прикрывая свитером грудь, Мышка сказала:

– Можно с тобой переговорить? На кухне?

– Переговорить? – Молчун удивился, но все же двинулся вслед за Мышкой, не опуская вытянутую руку с пистолетом, чтобы длинный с друзьями не расслаблялся. На кухне Мышка развернулась, едва не задев ногой батарею пустых пивных бутылок, и прошептала, исподлобья глядя на своего охранника:

– Ты чего, Молчун? Чего ты взбеленился?

– Не понял.

– Ты правильно сделал, что вернулся, иначе бы они меня оттрахали на халяву. Но если они готовы заплатить – пусть платят, я все сделаю.

– Их четверо, – напомнил Молчун. – Ты обслужишь всех четверых?

– Всех, кто заплатит. А что? – В глазах Мышки мелькнуло искреннее удивление. Все-таки она была существом совсем иного рода.

Молчун ощутил усталость и апатию. Спасать тут было некого.

– Понимаешь, – шептала Мышка, комкая в руках свитер. – У диспетчера записан заказ – один человек, а денег мы сейчас возьмем с четверых. Разницу поделим, две трети мне, одна треть тебе, идет? – Ее маленькие груди нагло таращились на Молчуна, и тот не выдержал напора, автоматическим движением убрал ненужный пистолет, вздохнул и устало проговорил:

– Ну... Ну, если хочешь...

– И тебе не обязательно торчать в машине, – деловито продолжила Мышка. – Посиди на кухне, пока я там... Тут, кажется, пиво в холодильнике есть.

Следующие час с небольшим Молчун провел на кухне, пересчитывая увеличившуюся стопку мелких купюр, слушая мерный скрип пружин дивана за стеной и разговоры дожидающихся в коридоре своей очереди студентов. Пиво в холодильнике и вправду имелось, но Молчун к нему не притронулся.

Уже на улице Молчун достал мобильник и позвонил в контору. Вместо Гали на телефоне сидел сам Гоша, и Молчун на всякий случай испугался – все-таки начальство.

– Где тебя носит? – хмуро проговорил Гоша. – Тут нужно девок развозить... Дуй немедленно в контору.

Молчун посмотрел на часы – самое время было забирать Кристину с Милой.

– А куда везти? – спросил Молчун.

– Один на Мосфильмовской, другой в Теплом Стане.

– У меня тут Мышка в машине, а еще я могу забрать Кристину с Милой, а потом развезти их по этим адресам. Так быстрее получится, чем мне в контору мотаться. Если, конечно, это не спецзаказы.

– Обычные заказы, – равнодушно ответил Гоша. – Просто им нужна девка, чтобы потрахаться. Тогда сделаем так – ты развозишь этих своих по новым адресам, а потом все равно дуй в контору, потому что у нас запарка. Народ как ошизел, а ведь не пятница еще...

– Ага, – сказал Молчун, записал адреса и сел в машину. Мышка спросила:

– Куда? В контору?

– Сначала на Ленинский, за Кристиной и Милкой. Потом развезу их по новым адресам. Или, может, ты хочешь взять этот заказ? – спросил Молчун, и ему не удалось скрыть сарказм в голосе.

– Я чуть-чуть отдохну, – сказала Мышка. – Можно?

– Ради бога.

Мышка откинулась на спинку сиденья и молчала до площади Гагарина. Там она вдруг заерзала, повернулась к Молчуну и как-то удивленно и неуверенно сказала:

– У меня там, кажется, кровь идет...

– А? – не сразу въехал Молчун.

– Кровь...

– Твою мать! – Молчун прибавил газу. Мышка теперь казалась ему неестественно бледной. С Молчуном никогда не случалось ничего подобного, и в Гошиной инструкции тоже ничего не говорилось о подобных ситуациях.

– Я сейчас! – бросил Молчун, выпрыгивая из машины и пускаясь в забег до подъезда многоэтажного дома, где два часа назад остались Кристина и Мила. Кристина – женщина опытная, она-то уж знает, что делать в таких случаях. Как кстати, что она решила не оставаться тут на всю ночь, а управиться поскорее... И пусть эти двое, "спортсмен" и полу-Лужков, только попробуют заикнуться о том, что они переплатили!

Молчун нажимал на кнопку звонка снова и снова, но никто не шел открывать. Молчун саданул в дверь коленом и саданул крепко – что-то треснуло. Молчун испугался за свое колено, но напрасно – треснуло в двери. Молчун на всякий случай позвонил еще раз, но никто не отзывался – все еще трахаются, что ли?! – и тогда Молчун двинул плечом в дверь. С третьего удара дверь распахнулась – оказалось, что в косяке ее удерживал лишь маленький язычок замка; дверь не заперли, а захлопнули.

– Эй! – громко сказал Молчун и быстро прошел вперед по коридору. – Эй, где вы тут?

Они были здесь. Увидев их, Молчун отступил назад, даже отпрыгнул, сжал кулаки так, что ногти врезались в ладони, стиснул зубы, чтобы не заорать от ужаса и отвращения...

Ты не узнаешь его, когда увидишь. Ты не узнаешь его. Мышка все же оказалась права – Молчун не узнал.

Глава 10

Это походило на стремительный обмен выстрелами, потому подобные разговоры и называют скоропалительными.

– Девушка? – недоверчиво переспросил Кирилл и почему-то отступил назад.

– Девушка? – презрительно буркнул за его спиной Львов и поморщился от боли – Кирилл наступил ему на ногу.

– Товарищ по работе? – склонная к полноте молодящаяся женщина пыталась скрыть свое неудовольствие, но ей это плохо удавалось. Во всяком случае, Львов все заметил. Но для него это не являлось достаточной причиной, чтобы развернуться и уйти. Ничуть не колеблясь, он разулся, сунул ноги в тапочки, приготовленные для Кирилла, и прошел в глубь квартиры, предоставив приятелю объясняться с матерью.

Теперь это походило на стрельбу из пистолетов с глушителями – полушепотом, чтобы не слышали гости.

– Что еще за девушка?

– Ты мог бы предупредить, что придешь с другом!

– А ты не могла предупредить, что устраиваешь очередную засаду?

– Какую еще засаду?

– Засаду на меня. Или ты будешь утверждать, что эта девушка оказалась здесь совершенно случайно? По-моему, это именно засада, чтобы девушка неожиданно выпрыгнула, обаяла меня, охомутала и так далее. К великой твоей радости.

– Что за бред ты несешь, Кирилл? Она действительно зашла случайно, то есть по делу. Одна из моих лучших студенток, зашла проконсультироваться насчет дипломной работы. Очень симпатичная девушка, между прочим...

– Ну вот, так и есть. Мне уже плохо...

– Перестань кривляться! Нет ничего криминального в том, что мать заботится о личной жизни своего сына...

– Позаботиться о желудке, это я еще понимаю. А что касается личной жизни, то не стоит тебе волноваться на этот счет. Эту проблему я беру на себя...

– Что-то результатов не видно! Тебе уже двадцать семь, но ты все еще...

– Между прочим, личная жизнь совсем не обязательно равняется женитьбе. За прошлую неделю у меня было четыре половых акта безо всякой женитьбы, и это меня вполне устраивает...

– Хватит врать!

– Не веришь? Я дам тебе их телефоны...

– С тобой невозможно разговаривать, – вздохнула мать. – Люди с годами умнеют, а ты все прикидываешься непонятно кем...

– Я прикидываюсь самим собой, – сказал Кирилл. – И я не понимаю, зачем меня приглашали – то ли есть пельмени, то ли выслушивать нотации. К тому же твоя девушка давно скисла, одна-одинешенька...

– Повежливее с девушкой, – предупредила мать, подталкивая Кирилла в сторону столовой. – И повежливее с отцом.

– Повежливее со Львовым, – ответил Кирилл. – Он тонкая ранимая натура. Хуже любой студентки.

А у студентки были неестественно яркие голубые глаза, на которые Кирилл просто не смог не обратить внимания. Девушка восприняла этот взгляд как свидетельство серьезного интереса и за какие-то пару минут выложила о себе больше информации, чем Львов выбивал из иных подследственных за полтора часа. Кирилл вежливо кивал каждой фразе, но в голове у него задержалось лишь имя – Наташа.

Завершив самопредставление, девушка продемонстрировала, что с ней провели подготовительную работу:

– Кирилл, ваша мама говорила, что вы работаете в милиции...

– Мама не соврала, – признался Кирилл.

– Значит, мы с вами работаем в одной сфере...

– Мы с вами будем классовыми врагами, – возразил Кирилл. – Я ловлю преступников, а вы, когда станете адвокатом, будете их отмазывать.

– Ну, необязательно же работать с преступниками, можно помогать обычным людям, невиновным...

– С голоду помрете. Чтобы иметь приличные бабки, нужно помогать именно преступникам, – безапелляционно заявил Кирилл. – Вот спросите у опытного профессионала, он подтвердит...

Отец Кирилла, сидевший во главе стола, никак не отреагировал на это замечание, зато мать пригрозила сыну столовой ложкой, будто хотела треснуть по лбу. Львов с удовольствием наблюдал за проявлениями внутрисемейной любви, и только студентка Наташа тактично опустила глаза.

Выждав, пока страсти утихнут, Наташа перевела разговор в более безопасное русло:

– Но вы же не будете спорить, Кирилл, что у вас более интересная работа, чем у адвокатов. У нас все бумажки, бумажки... Наверное, поэтому вы и пошли в милицию.

– У Кирилла очень интересная работа, – согласился отец Кирилла, и только сам Кирилл уловил в его голосе издевку. – Просто как в кино.

– Это смотря в каком кино, – подал голос Львов, который уже минуты три сидел перед пустой тарелкой, а потому ему ничего не оставалось делать, кроме как подключиться к светской беседе. – Вот только, к сожалению... Моя интересная работа не позволяет мне задержаться в вашем гостеприимном доме.

– Какая жалость! – сказала Кириллова мама и немедленно выскочила из-за стола, чтобы проводить Львова в коридор.

– Я тоже пойду, – сказал Кирилл, и мама застыла на полдороге, чтобы с разворота показать Кириллу кулак и одними губами напомнить: "Наташа". Но Кирилл прикинулся, что не умеет читать по губам.

– Ну что же, – правильно сориентировалась студентка. – Я, пожалуй, тоже пойду...

– Кирюша проводит, – улыбнулась ей хозяйка.

"Я?" – беззвучно ужаснулся Кирилл, но мама не заметила его мимики, подала Наташе куртку и довольно потерла ладони – в прихожей Кирилл и Наташа волей-неволей оказались рядом, и смотрелась эта пара, по мнению мамы Кирилла, неплохо. Картину слегка портил маявшийся на втором плане Львов.

И Кириллова мама даже вздрогнула, когда непрезентабельный, невысокий и практически незнакомый человек вдруг взял одну из ее лучших студенток под локоток и негромко проговорил:

– Наташа, давайте выйдем в коридор... Кириллу нужно поговорить с мамой, и мы не должны нарушать семейную атмосферу.

– Конечно-конечно, – прощебетала Наташа и выскользнула в коридор, на лестничную площадку, не переставая улыбаться и махать ручкой. Кирилл, слегка обалдевший от известия, что ему нужно побыть в семейной атмосфере, молча слушал рассуждения мамы о том, что даже такой сомнительных достоинств тип, как Львов, понимает... А он, сын известного юриста, никак не может понять... Ценность семейных связей... Пора уже прекратить это мальчишество... Заняться нормальным делом... И папа, конечно же, поможет... И даже несмотря на все те гадости, которые ты про него... Он, конечно, тоже про тебя... С высоты жизненного опыта... Никому не нужный конфликт... А излишняя самостоятельность вовсе не признак взросления, а наоборот... Мама плохого тоже не посоветует... Приятная девушка, умница, с перспективой... Сама зарабатывает себе на жизнь... Должен же быть в жизни элементарный порядок...

– Наташа, – предложил Львов, поглядывая на часы, – давайте спустимся вниз, подождем Кирилла на улице...

Наташа не стала возражать. Она продолжала быть приятной во всех отношениях девушкой, лишь улыбка на лице стала чуть поуже, нежели та, что адресовалась Кириллу и его родителям.

Проехав примерно два этажа вниз, Львов поднял глаза на девушку, убедился, что улыбка на месте, и порадовался за везучего Кирилла.

– Наташа... – медленно проговорил Львов.

– Что?

– Красивое имя – Наташа.

Она воспринимала комплимент как должное. Улыбка осталась в прежних размерах. Львову давали понять, что его подкаты бессмысленны. Львов грустно вздохнул:

– Наташа... А вам никогда не приходилось называть себя как-то иначе?

– То есть? – не поняла девушка.

– Называться другим именем. Псевдонимом, что ли...

– Нет, – рассмеялась девушка. – Зачем мне это?

– Чтобы скрыть настоящее имя, – пояснил Львов. – Иногда люди занимаются чем-то таким, о чем они не хотели... Чтобы другие знали. Я неясно выражаюсь, да?

– Я уловила вашу мысль, – иронично ответила Наташа. – Нет, я не брала псевдонимов.

– Нет? – переспросил Львов.

– Нет.

– Да, – сказал Львов. Помедлив, он добавил: – Да, Жанна.

Согласно маминому пожеланию, Кирилл проводил Наташу домой. Девушка почему-то была неразговорчива. К удивлению Кирилла, она не предложила зайти к ней, не оставила своего телефона и не спросила номер Кирилла. Поразмыслив, Кирилл сделал вывод, что Наташе тоже не нравилось, когда ей навязывают женихов.

Повернув домой, Кирилл облегченно вздохнул – сегодняшнее знакомство не грозило продолжением в виде звонков, свиданий, "случайных" встреч и прочей ерунды. И слава богу – Кирилл собирался сосредоточиться совсем на других вещах. Из всех девушек на свете его сейчас интересовала та самая, что лежала в морге с биркой "Жданова Е.".

Глава 11

...И кровь, много крови, слишком много крови.

У Молчуна хватило ума резко отшатнуться назад, в коридор. Впрочем, скорее всего это был не ум, а инстинкт. Инстинкт самосохранения. Молчун не кинулся к телам, не упал с горестным воплем на колени, не стал причитать над трупами и нащупывать пульс. Инстинкт подсказал ему, что это излишне. Да и с какой стати? Он не делал ничего подобного над трупом собственного брата, так зачем же впадать в истерику над трупами двух проституток?

Молчун рассуждал здраво – раз эти двое были мертвы, то беспокоиться нужно было не о них, а о себе. И еще о Мышке, которая ждала его в машине. И еще обо всей конторе, которую могли ожидать крупные неприятности, если бы Молчун повел себя неправильно. Значит, Молчун должен был напрячься и повести себя правильно.

И потому первым его побуждением было достать мобильник и оповестить Гошу, благо тот был в офисе. Телефон выпал из дрожащих пальцев – Молчун все же не был суперменом и не был сволочью с каменным сердцем. Не по себе ему было в эти секунды. Он подобрал мобильник и, сидя на корточках, стал тыкать пальцем в маленькие кнопочки с цифрами.

– Гоша, – сказал Молчун, – ты бы подъехал...

– Ты прокололся. – Гоша не спрашивал, он называл вещь ее собственным неприятным именем.

– Я прокололся, – сказал Молчун и прислонился к стене.

– Сильно?

– Очень.

– Это ты зря, – сказал Гоша. – Оставайся на месте и не делай резких движений. Больше никуда не звони. Ничего не трогай. Я приеду через сорок минут.

Он приехал через тридцать пять. Гоша предупреждающе стукнул кулаком по входной двери и, не дожидаясь ответа, вошел в квартиру. Молчун все так же стоял у стены.

– Как жизнь? – дружелюбно спросил Гоша и протянул Молчуну руку. Тот инстинктивно пожал ее, но слов на ответ не наскреб. Гоша осторожно заглянул в комнату, вздохнул и прислонился к стене рядом с Молчуном.

– Жизнь по-прежнему полна сюрпризов, – задумчиво сказал Гоша. – Дурацкие у нее сюрпризы, надо сказать, – он покосился на Молчуна. – А ты чего это разнюнился? Ты же воевал, Молчун, тебе же не впервой такое...

– Отвык, – хрипло проговорил Молчун.

– Понятно. – Гоша посмотрел на часы. – И что четыре часа ночи, понятно. Но все-таки машину не стоило ставить вплотную к дому.

– Я же не знал... – начал оправдываться Молчун, но Гоша знаком предложил ему заткнуться.

– Ее там уже нет, – сказал Гоша. – И нам нужно побыстрее сматываться, но сначала проведем небольшую зачистку... Ты, Молчун, когда в войсках был, ходил на зачистки? Конечно, ходил. Вот и мы сейчас... У нас будет зачистка по мягкому варианту. Потому что мочить здесь некого, всех уже замочили. Пошли, – он потянул Молчуна за собой, и Молчун нехотя отклеился от стены.

Гоша был ростом чуть пониже Молчуна, но поплотнее – эти лишние килограммы Гоша набрал за последний год, перейдя на спокойную начальственную должность. Тогда же Гоша стал отращивать бороду, которая теперь приобрела солидный окладистый вид. Незнакомый человек мог принять Гошу за художника или даже ученого, но никак не за управляющего борделем.

– Водка, – сказал Гоша, прищурившись. Он узрел ту самую бутылку, которую припас для девушек "спортсмен". – Ты пил с ними, Молчун?

– Нет, – сказал Молчун, стараясь не глядеть в дальний конец комнаты. Его глаза искали точку, куда можно было бы смотреть и не видеть следов случившегося в комнате, но такая точка никак не находилась. Кровь, слишком много крови... Молчун уставился в потолок.

– Значит, на стаканах и бутылке твоих пальчиков нет, – сделал вывод Гоша. – Это хорошо. Теперь вот это...

Молчун с ужасом увидел, что Гоша осторожно шагает вперед, переступая через лужи крови на паркете. Не дойдя полутора метров до тела Милы, Гоша остановился и вынул из кармана куртки нож. Молчун изумленно уставился на шефа, но тот отвернулся от трупа и склонился над кучей вещей, валявшихся возле дивана. Лезвием ножа Гоша подцепил дамскую сумочку, перебросил ее на диван и с помощью все того же лезвия раскрыл. После этого пальцы Гоши быстро перебрали все содержимое сумочки и изъяли пару визиток салона "Каприз".

– А деньги не тронули, – попутно заметил Гоша. Аналогичную процедуру он повторил со второй сумочкой, потом проверил карманы короткого голубого плаща Милы и ярко-желтой Кристининой куртки. Оттуда так же было изъято все, связанное с "Капризом".

Закончив "зачистку", Гоша выпрямился и огляделся.

– Господи, что это у нее с ногами? – проговорил он, мельком осмотрев тело Милы.

Молчун не хотел знать, что это у нее там с ногами, он хотел побыстрее выбраться из квартиры. У Гоши были такие же планы, но он не забывал и о других вещах – взяв какую-то тряпку, он протер дверные ручки, выключатель в коридоре, потом запихал тряпку в карман и шепнул Молчуну:

– А теперь – быстро отсюда!

Молчун скатился по лестнице на первый этаж едва ли не кубарем. Гоша запыхался и отстал, так что Молчуну пришлось некоторое время томиться внизу, поджидая запаздывающего и тихо чертыхающегося шефа.

– Теперь идем спокойно и не спеша, – предупредил Гоша перед тем, как Молчун вышел из подъезда. И они пошли спокойно и не спеша. Было темно и холодно, но Молчуна радовало, что из его ноздрей ушел запах крови, которым была наполнена только что оставленная квартира. Ночной ветер унес запах смерти.

"Девятки" перед домом и вправду не было. Ее не обнаружилось и через двести метров, во дворе соседнего дома, рядом с Гошиным "Вольво".

– Я же не один приехал, – пояснил Гоша, садясь за руль. – Мой паренек увел твою "девятку" к офису.

– Вместе с Мышкой? – уточнил Молчун.

– Да, вместе с ней, само собой.

Молчун облегченно вздохнул. Машина тронулась с места, и, как только "Вольво" выбрался на дорогу, Гоша свободной рукой вынул мобильник и набрал номер.

– Галя? – сказал он. – Галя, это я. Такое дело... Мила и Кристина – они у нас не работают. Уволились по собственному желанию. Одна – неделю назад. Другая – три дня назад. Оформи, пожалуйста, все как положено. И займись этим сейчас, немедленно. К утру все должно быть сделано.

Видимо, у Гали не возникло лишних вопросов по поводу задания, и Гоша убрал мобильник.

– У тебя есть алиби, Молчун? – спросил Гоша. – В смысле, ты можешь сделать себе алиби? Хотя лучше я сам всем займусь. Так оно надежнее. У тебя будет алиби, Молчун. А вообще версия такая: эти две подруги ушли из нашей конторы. Решили работать самостоятельно. И нарвались на неприятности. Самостоятельно нарвались. Ты просекаешь мою мысль?

– Ага, – сказал Молчун. Он сидел, сцепив пальцы в замок и смежив веки, погрузившись во тьму.

В эту темноту к нему пришел голос Гоши:

– А все-таки... Какие у него были глаза?

Глава 12

Кирилл сидел на бордюрном камне и пытался ногтем счистить засохшую краску с левого запястья. Не прошло и двух часов, как он развязался наконец со своим проклятием – гигантским стендом, на который нужно было неизвестно зачем набить текст закона об оперативно-разыскной деятельности. Кирилл угрохал на это весь вчерашний день и первую половину сегодняшнего, а потому был крайне зол. Подполковник Бородин регулярно навещал Кирилла, следил, чтобы буквы ложились ровно, морально поддерживал байками о своих собственных успехах на оформительском поприще. Бородин утверждал, что в молодости его обязали ни много ни мало изобразить начальника городской милиции, угрожая в случае неудачи отправить Бородина на вечное поселение в "детский сад", то есть на борьбу с преступлениями среди несовершеннолетних. Судя по тому, что карьера Бородина с тех пор неуклонно шла наверх, тогда с перепугу он сотворил нечто гениальное. Кирилл мысленно материл подполковника и с вдохновенностью каторжника тыкал по листу ватмана карандашом с поролоновым тампоном на конце. Ночью Кириллу снились буквы, а с утра он понял, что с этой писаниной нужно срочно кончать – иначе дело об убийстве в сквере окончательно зависнет, а буквы во снах сведут его с ума.

Папка с документами лежала в сейфе и ждала своего часа. Правда, единственным ценным документом там пока был протокол осмотра места преступления. Допросы граждан, слышавших выстрелы и позвонивших по "02", содержали по два слова полезного текста. Слова эти были: "слышал" и "позвонил". Даже точное время убийства по этим показаниям определить было невозможно.

Кирилл начал с вещей, не слишком перспективных, но необходимых. Он поехал по семьям убитых.

Вдова отставного подполковника Хрипачева еще не пришла в себя после гибели мужа и похорон, поэтому Кириллу пришлось каждые пятнадцать минут приводить бедную женщину в чувство. Все, что она могла рассказать, – последние четыре года Хрипачев ежедневно в одно и то же время выводил собаку гулять. Тот вечер ничем не отличался от предыдущих, кроме того, что Эдуард Иванович с прогулки не вернулся. Впрочем, не вернулась и Ракета.

– Собаку-то зачем? – причитала вдова, раскачиваясь из стороны в сторону. – Ну и люди, ну и люди...

У Елены Ждановой родственников в городской черте не было. Отец бурил нефтяные скважины где-то в Сибири, и Кирилл даже не был уверен, что до того дошли печальные вести. Мать Елены скончалась три года назад от рака, про других родственников вообще ничего не было известно. В результате похоронами девушки пришлось заниматься торговой фирме, где Елена последнее время работала учетчицей на складе, получая таким образом деньги на оплату квартиры и секретарских курсов.

Кирилл оставил в покое пятно краски, очистил банан и откусил верхушку плода. Он ел не потому, что испытывал чувство голода, а потому, что не знал, сколько ему еще здесь сидеть. Кирилл прикончил один банан и взялся за второй, когда рядом примостился дядя лет пятидесяти в потрепанных одеждах с большим полиэтиленовым мешком. Исходивший от мешка и его обладателя запах вряд ли можно было перешибить самым мощным освежителем... Кирилл посмотрел на своего нового соседа с интересом, а тот порылся в мешке и выудил оттуда пакетик кефира.

– Эй, земляк, – хрипло проговорил бомж, и Кирилл изумленно осознал, что обращаются к нему. – Земляк, давай махнемся...

– Чего-чего?

– Ты мне половинку банана, а я тебе кефирчику хлебнуть...

Кирилл некоторое время в упор смотрел на бомжа и рассуждал, будет ли адекватным ответом на это предложение демонстрация красной книжечки сотрудника органов внутренних дел. Обветренное лицо бомжа отвечало: "Хрен ты меня прошибешь какой-то там книжкой", и Кирилл уже решил просто отсесть подальше, как вдруг...

– Черт! – ругнулся Кирилл, бросил банан на колени невозмутимому бомжу и бросился к подъезду. – Черт! Черт! Черт!

Он все же успел – влетел в лифт, когда двери уже стали закрываться. Кирилла сдавило с боков, он скорчил умоляющую рожу, и девушка в черном плаще ткнула пальцем в кнопку "стоп".

– Спасибо, – сказал Кирилл, отдышавшись и поправив одежду.

– Не за что, – сказала девушка. Ее глаза были скрыты за солнцезащитными очками, короткий плащ туго перетянут в талии, а руки скрыты в карманах плаща – непонятно, что они там сжимали, то ли ключи от квартиры, то ли газовый баллончик. Все вместе это создавало ощущение собранности и холодности.

– Не боитесь ездить в лифте с незнакомыми мужчинами? – спросил Кирилл.

– Не боюсь, – холодно ответила девушка. Все-таки газовый баллончик.

– Может быть, я ошибаюсь, – сказал Кирилл, стараясь не делать резких движений. – Но вы – та, что мне нужна...

– Зато вы мне не нужны, – отрезала девушка.

– Мне кажется, что вы соседка Лены Ждановой, – сказал Кирилл и понял, что угадал.

– Так вы из милиции, – девушка заметно расслабилась.

– Я из милиции, – признался Кирилл. – У меня даже есть удостоверение.

– Наконец-то вы явились, – не слишком доброжелательно произнесла девушка. Кабина лифта остановилась, и она прошла мимо Кирилла на лестничную площадку. Кирилл последовал за ней:

– Что значит "наконец-то"?

– Значит, могли бы появиться и раньше. Если вам действительно нужно знать.

– Знать что? – спросил Кирилл, и, хотя глаз девушки за стеклами очков не было видно, он почувствовал презрение во взгляде. – Знать... Вы что-то знаете об убийстве Лены?

– Знаю, – щелкнул замок, и дверь в квартиру открылась.

– И вы хотите мне это рассказать?

– Господи, да как же до вас все медленно доходит!

Глава 13

Все-таки мозги у Молчуна были устроены чересчур примитивно. Если задан вопрос, Молчун сразу же начинал искать ответ. Память автоматически выбросила образ "спортсмена", любезничающего с Милой, а потом развернулась во всем ужасе картина забрызганной кровью квартиры... Молчун совсем не хотел видеть это, однако глаза "спортсмена" отдельно от двух мертвых тел не представлялись. Молчун скривился как от зубной боли, и Гоша это заметил, но расценил по-своему.

– Ты прокололся, Молчун, – сказал Гоша. – Ты допустил ошибку. Но на ошибках учатся. Может, я и сам бы не раскусил этого типа. Расскажи мне, как все это было... Расскажи мне про его глаза.

– Их было двое, – сказал Молчун.

– Серьезно? – удивился Гоша. – Такого рода психи обычно действуют в одиночку.

– Этих было двое, – повторил Молчун. – И у них были нормальные глаза. И они выглядели как нормальные люди. Один – в спортивном костюме, блондин, лет тридцати пяти. Другой – лет пятидесяти, на Лужкова похож. Только ботинки грязные.

– Еще раз, – голос Гоши стал напряженным.

– Что – еще раз?

– Про ботинки.

– Ботинки? – недоуменно пожал плечами Молчун. – Обычные ботинки. Грязные. А что?

– А то, – Гоша остановил машину. – Мужик заказал себе девочек на квартиру. Мужик собирался потрахаться. Какого хрена он не снимет ботинки? Тем более они грязные. Или, может, ты встретил его, когда он был в прихожей?

– Нет, – медленно проговорил Молчун. – Он сидел на диване. В ботинках. А тот, "спортсмен", он был в кроссовках.

– Лично я, – Гоша вытащил ключи, – дома хожу в тапочках. Эти двое сидели в уличной обуви. Не собирались же они трахаться в ботинках?

– Может, это была не их квартира? – предположил Молчун. – Чужая квартира. И у них не было тапочек...

– Они не собирались трахаться, Молчун. Они с самого начала собирались прикончить девок и сразу же свалить. Им не нужно было снимать ботинки. И ты должен был это просечь, Молчун. Ты должен был заподозрить неладное. Ты прокололся. Пошли.

– Куда? – спросил Молчун, но Гоша уже вылез из "Вольво". На миг у Молчуна возникло подозрение, что сейчас его, как в фильмах про мафию, заведут на заброшенный склад и пристрелят в спину. Взыщут за прокол.

На всякий случай Молчун сказал:

– Я взял с них деньги. Они у меня.

Гоша махнул рукой и решительно зашагал в сторону двери кирпичного дома, на котором горела бледным неоном вывеска "Мираж". За железной дверью начиналась лестница в подвал, а в подвале располагался бар. Людей здесь было немного, причем добрая половина из них откровенно дремала за столиками и на небольших кожаных диванчиках. В помещении было накурено, никто не танцевал, да и музыка из динамиков раздавалась какая-то смурная. Пока Молчун осматривался, Гоша подошел к стойке и через минуту вернулся с бутылкой водки и двумя стаканами.

– Надо, – коротко сказал он, и Молчун кивнул. Пока они пили, никто не говорил никаких слов, но и без того было ясно, что именно они заливают водкой. Молчун от водки становился все мрачнее, а вот лицо Гоши постепенно расплывалось в какой-то странной гримасе, и если бы Молчун чуть хуже знал своего шефа, то мог бы подумать, что Гоша вот-вот заплачет. В какой-то момент Гоша вдруг встрепенулся, уставился на Молчуна.

– Тебя может вызвать на разговор Стас, – сказал Гоша. – Я сделаю все, чтобы для нашей конторы эта история ничем плохим не обернулась, чтобы менты нас не теребили. Но Стас – он хозяин, он может решить, что ты виноват.

– И что?

– Зависит от его настроения.

– У меня мерзкое настроение, – признался Молчун.

– У Стаса – тоже.

– Он что, убьет меня?

– Зависит от его настроения, – повторил Гоша.

– Плевать, – сказал Молчун. Водка сделала его бесстрашным. Или тупым?

– Правильно, – согласился Гоша. – На Стаса плевать, на все плевать... Пока не наступило утро. – Он выпил еще. – А глаза, говоришь, нормальные были у этого психа в кроссовках?

Мысли Гоши выписывали неожиданные загогулины.

– А что-то там было у Милы с ногами? – вдруг спросил Молчун. Алкоголь притупил чувствительность, и теперь он мог без дрожи в голосе вспоминать о Миле.

– С ногами? У Милы? – Гоша изменился в лице, но от сильных выражений удержался. Он просто покрепче сжал стакан. – А ты разве сам не видел?

– Нет.

– Ну и слава богу, – сказал Гоша. И немедленно выпил.

Глава 14

В служебной столовой, неофициально именовавшейся "Ресторан "Три свистка", Львов тщательно пережевывал серые макароны. Стараясь при этом не задеть больной зуб, он решил, что домашние пельмени у Ивановых несомненно были божественным даром. В качестве благодарного жеста Львов решился все-таки съездить за результатами экспертизы по Пушкинскому скверу. На обратном пути, в автобусе, Львов бегло пролистал бумажки, убрал их в папку, намереваясь сбросить бумаги Кириллу и вернуться к своим баранам, то есть к анализу конкурентной борьбы торговцев алкоголем на подведомственной территории. Бараны эти Львова совсем не вдохновляли, потому что давешний информатор оказался полным козлом и нарыл сведения про поджог другого магазина, аж на территории соседнего отделения...

Иванова на месте не было. Львов в задумчивости присел на его стол, не зная, то ли убрать бумаги в свой сейф, то ли подождать Кирилла, то ли просто оставить папку на столе, придавив для верности чем-нибудь тяжелым. Например – сувенирной кружкой с надписью "Вопросы здесь задаю я". Львов повертел кружку в руках, но все же решил дождаться Кирилла. Это редкостное проявление доброты и сгубило Львова.

– Киря, твои... – только и успел сказать он, после чего был смят потоком слов и действий. Папка куда-то улетучилась, а сам Львов был сброшен со стола на стул. На стол уселся сам Кирилл, и с этой высоты стал скороговоркой вещать какие-то странные штуки, на которые Львову все время хотелось сказать: "Ну а я-то здесь при чем?!"

Кирилл, видимо, подозревал такое и открыть рта Львову не дал.

– ...просто как апельсин! Жданова с декабря прошлого года находилась на излечении от наркотической зависимости, шаришь?

Львов хотел сказать, что шарят в карманах, а он соображает, однако словесный обстрел не стихал ни на секунду.

– Она сама туда пришла, шаришь? – разволновавшийся Кирилл размахивал руками в опасной близости от львовского носа. – У нее там был трехмесячный курс лечения, потом выписали, но в мае она снова должна была вернуться в клинику... Девчонка сама решила соскочить, и дела у нее шли неплохо, насколько в этаких случаях они могут быть неплохими... Но! – Кирилл ткнул во Львова указательным пальцем, будто собирался обвинить его во всех смертных грехах. – Тот тип, который продавал ей наркотики! Он, конечно, был недоволен! Он этого не одобрил! Вдобавок он еще имел на Жданову личные виды, а она ему не дала. То есть парень обломался по всем статьям!

– Что за парень? – едва успел вставить свой вопрос Львов посреди этого бурного потока.

– Парень – Бахтияров Марат, кличка Мурзик. Я справлялся у ребят из ОБНОНа, фигура в районе известная. Мурзик угрожал Ждановой, хотел, чтобы та вернулась к нему и вернулась на иглу. Жданова его послала, на людях. У парня, видать, крыша совсем поехала – злость, обида и все такое... И чтобы другим неповадно было. Подкараулил девчонку в сквере и убил. Дед с собакой – случайные свидетели, но он и их замочил. Наверное, вколол себе перед делом. Единственный вопрос – сам он убивал или же нанял кого-то?

В этот момент Львов с удивлением обнаружил, что он больше не сидит на стуле, а идет по коридору в сторону выхода наружу.

– Мы далеко? – спросил Львов, чтобы не быть совсем уж бессловесным теленком.

– Куй железо, пока горячо, – многообещающе ответил Кирилл, и через тридцать секунд они уже были возле служебного "жигуленка". Свежий воздух слегка проветрил голову Львову, он притормозил, выдернул руку из замка, в котором держал ее Кирилл, и поинтересовался:

– Тебе все это ночью приснилось? Было чудесное явление министра внутренних дел с откровением о Пушкинском сквере?

– Я это выяснил, проведя оперативно-разыскные мероприятия, – гордо сообщил Кирилл, подталкивая Львова к машине. – Расколол подругу Ждановой... Они вместе квартиру снимали, так что подруга была в курсе всех событий ее личной жизни.

– Ты ее трахнул?

– Я ее расколол, а это не всегда одно и то же.

– Угу, – глубокомысленно произнес Львов. – А вот у Хорька это обычно одно и то же.

– А у тебя?

– Мне обычно выпадает мужиков допрашивать.

– Бедняга, – сказал Кирилл и запихнул Львова в машину. – Так вот, я потом все ее слова проверил. И точно – Жданова лечилась от наркомании, а Мурзик толкает "колеса" на нашей территории. Это железная схема! Это сто процентов верняк!

Львов вздрогнул от того, что машина тронулась с места. Кирилл отвлекся на управление "жигуленком", и туг Львов сумел наконец изречь свое выстраданное:

– Ну а я-то тут при чем?

– Тебе, как и мне, поручено это дело, – напомнил Кирилл. – Основное я уже сделал, подозреваемого определил, версию выстроил. Дело за малым – взять Мурзика и расколоть его.

– Вот по этой малой нужде я тебе и понадобился, – сделал неутешительный вывод Львов. – Идея у тебя хорошая, Киря, но малоразработанная... Нужно сесть и обмозговать все детали, а ты сразу несешься... Куда ты несешься, кстати?

– Ребята из ОБНОНа Мурзиком конкретно не занимаются, – объяснил Кирилл, яростно ворочая рычагом переключения скоростей. – Они работают по каналам доставки, на распространителей не размениваются. Но я их попросил повести Мурзика сегодня с утра...

– А что потом?

– А потом мы их сменим. Сядем Мурзику на хвост и будем вести его целый день.

– За бестолковый расход бензина ты будешь Бородину ремонт в кабинете делать, – критически высказался Львов. – Ну что нам даст эта езда по городу?

– Он продает наркотики, – напомнил Кирилл. – Значит, где-то он их покупает, встречается с покупателями, где-то встречается с продавцами... Короче, рано или поздно он сделает что-то такое, за что его можно будет взять! Мы непременно его подловим!

– Это бред, – грустно сказал Львов. – Дай-ка я выйду из машины...

– Это не бред, это импровизация, – возразил Кирилл. – Возьмем его, надавим, выбьем все, что нам нужно.

– Так он тебе и раскололся...

– Я взял это, – Кирилл вытащил пистолет и продемонстрировал Львову. – Еще я взял тебя. Такими инструментами мы пробьем все стены в мире!

Львов этого оптимизма не разделял, но и сигать из машины на ходу не стал.

Рация в машине прохрипела, что Мурзик в данный момент парится в пробке на улице Суворова. Кирилл поблагодарил за информацию, выехал переулками к перекрестку и подождал, пока в общем потоке машин со стороны Суворова не показалась канареечного цвета "девятка" с тонированными стеклами.

– За такой следить – одно удовольствие, – сказал Кирилл, нажимая на газ. Как только "жигуленок" занял свое место в пятнадцати метрах позади "девятки", грязно-белая "Нива" перестроилась в левый ряд, чтобы на ближайшем перекрестке развернуться в обратном направлении. Водитель "Нивы" коротко махнул Кириллу рукой. Львов, видя, что посадка на хвост произошла без проблем, вздохнул и смежил веки – по его расчетам, должно было пройти много часов, прежде чем Мурзик совершит что-то предосудительное. Львов надеялся за это время вздремнуть и потому отчаянно заругался, когда Кирилл стал его тормошить.

– Смотри, смотри, – Кирилл тыкал куда-то пальцем. Львов нехотя поднял тяжелую голову и увидел справа серое сталинское здание с вывеской "Гостиница "Алмаз".

– Ну и что?

– Зачем может торговец наркотиками приехать в гостиницу? – строго спросил Кирилл.

– Он в здешний обменник пошел, тут курс выгодный, – наугад ляпнул Львов. – Что, не угадал?

– У него в гостинице встреча, – сказал Кирилл, глуша мотор. – С курьером. Или Мурзик бабки ему привез, или курьер для него товар притаранил. Или и то и другое сразу.

– Это тебе тоже приснилось?

– Я логически рассуждаю. Послушай еще раз: Мурзик торгует наркотиками, значит, он где-то должен их покупать. Покупать нужно у приезжих с юга. Приезжие обычно останавливаются в гостинице. Теперь мы видим, как Мурзик идет в гостиницу. Какой отсюда следует вывод?

– Ладно, ладно, – проворчал Львов. – Давай зайдем и посмотрим, куда потащился твой Мурзик. Но если он просто сидит в баре и клеит какую-нибудь телку...

– Тогда я больше не буду дергать по этому делу ни тебя, ни Хорька. Это будет только мой крест, – совершенно серьезно заявил Кирилл. Львов поморщился:

– Не надо этого гнилого героизма. Мой крест! Скажешь тоже...

Гостиничный охранник на входе, увидев красные книжечки, любезно подсказал, в какой номер проследовал пять минут назад брюнет в черной кожаной куртке и солнцезащитных очках. Компьютер дежурного администратора выдал фамилии жильцов этого номера: Закиров и Абдюшев. Место постоянного проживания – город Душанбе, Таджикистан. Прибыли четырнадцать часов назад, номер снят на двое суток.

– Мордой в пол, пистолет в затылок – и прессовать, пока не расколется! – предложил программу действий Кирилл. – Типа, мы про него все знаем, давно его ведем, за двойное убийство ему пожизненное заключение светит...

– Я бы на его месте колоться не стал, – заметил Львов и потащил Кирилла в сторону от лифта – туда гостиничный персонал грузил коробки с продуктами, и было ясно, что это долгая история. – И вообще – чтобы колоть в таких ситуациях, нужен псих. Ты не псих, и я не псих. Мы Мурзика не расколем.

– А кто псих?

– Хорек псих. Его только нужно за руки придерживать, иначе он совсем с катушек слетит... Но он, если возьмется, расколет.

– Тогда нужно вызывать Хорька, – решился Кирилл. – Пусть парень порадуется, а то он все думает, что мы ему свинью подложили...

– Разве нет?

– Мы его пригласим на образцово-показательное задержание наркоторговца и убийцы. Так уж и быть, поделим славу на троих... Главное, чтобы Мурзик никуда из номера не делся. – Кирилл вытащил из кармана "ПМ" и зашагал вверх по пожарной лестнице...

Глава 15

Весь этот кошмар случился в ночь со среды на четверг, а Гоша позвонил только в понедельник утром. Его сухой, измученный похмельем голос сказал, что надо бы подъехать к Стасу в офис. Переговорить.

– Понял, – сказал Молчун, чувствуя себя при этом препаршиво. У Стаса, по словам Гоши, также было вечно подавленное настроение, а значит, они составят друг другу хорошую компанию.

Он собирался к Стасу так, как собираются на казнь приговоренные к смерти – надел все чистое, побрился, натер до блеска ботинки. Поразмыслив, положил в карман все имевшиеся в доме деньги – на случай, если Стас потребует материальной компенсации за причиненный фирме ущерб. Оставил лишь сто баксов на телевизоре. В дверях Молчун обернулся, посмотрел на эту сотню и помахал ей рукой. Больше ему не с кем было прощаться, некому было говорить: "Может, увидимся еще..."

На улице Молчун вдруг понял еще одну вещь – после четверга его не навещал по ночам мертвый брат. Небольшое удовольствие – просыпаться в холодном поту от вида покойника с дыркой между глаз, но все же – родное лицо. Мертвый брат перестал приходить к Молчуну, и это было полным и безусловным одиночеством. Настроение у Молчуна стало совершенно подходящим для разговора по душам со Стасом, равно как и для прыжка с платформы метро под колеса приближающегося поезда.

Стас оказался совершенно белым человеком. Белый пиджак, белая рубашка и – несмотря на возраст – абсолютно седые волосы. Говорили, что Стас поседел после того, как на него устроили покушение конкуренты. Стрелявших мало волновало то обстоятельство, что в это время Стас вез в больницу беременную жену. "Мерседес" исполосовали автоматными очередями сверху вниз и крест-накрест, Стас закрыл жену собой и принял в широкую спину пять пуль, но хватило лишь одной, чтобы пройти у него под мышкой, разорвать пиджак и ударить беременной женщине в шею. Из Стаса вытащили пять кусочков свинца, а вместе с ними и какой-то внутренний стержень – Стас мало того что поседел и обрюзг, он серьезно заинтересовался наркотиками. Гоша утверждал, что белый костюм Стас носит, чтобы не были заметны следы порошка на рукавах и лацканах – Стас мог себе позволить обсыпаться кокаином, как новогодняя елка серпантином и конфетти. Впрочем, все это не улучшило настроения Стаса, и последние годы он жил как бы по инерции, с новой женой, с новой машиной, в новой квартире – но с прежней непреходящей депрессией, которую доктор Кокаин не лечил, а лишь усиливал.

Офис, куда приехал Молчун, был нужен Стасу не для управления делами своих многочисленных фирм, а для того, чтобы можно было в этом офисе наглухо закрыться, спрятаться от жены и прочих родственников, от деловых партнеров и прочей обузы. В надежно запертом изнутри кабинете Стас мог спокойно накачиваться порошком сутки напролет, мог пить водку в компании своего отражения в зеркале, мог спать по двенадцать часов, мог тихо выть, вцепившись в старый альбом с семейными фотографиями...

Но это длилось не вечно. И Молчун попал как раз в промежуток между приступами традиционных Стасовых занятий. Он стоял посреди большого кабинета без окон, а за спиной у него стоял Гоша, скрестив руки за спиной и напоминая то ли адвоката, то ли охранника, готового в момент вырубить Молчуна, если тот поведет себя неверно.

– Стас, – негромко позвал Гоша босса, который чересчур увлекся разглядыванием каких-то бумаг на столе. – Стас, мы пришли.

Стас вскинул голову, некоторое время непонимающе таращился перед собой, но затем в его голове все встало на места, и Стас сказал:

– Ну.

– Это насчет четверга... – терпеливо пояснил Гоша.

Лицо Стаса сохраняло недовольное выражение, а рука как бы нехотя махнула в сторону Молчуна:

– Ну, чего встал? Сядь там где-нибудь...

Молчун сел на край дивана, не расслабляясь и не сводя теперь взгляда со Стаса, ожидая неизбежного вопроса: "Ну и как это ты облажался?"

Вместо этого Стас сказал:

– Не напрягайся, Молчун... Я же чувствую – ты весь как струна.

Он правильно чувствовал, хотя едва удостоил своего работника взглядом.

– Переживаешь из-за девок, – сказал Стас, не поднимая глаз. – Господи, да что ж теперь переживать-то? Случилось так случилось. Мертвых не вернешь, Молчун. Ты ведь знаешь, что их не вернешь? И я тоже знаю. Так чего же мы будем напрягаться из-за того, что уже не изменить... Правильно говорю?

– Наверное, – осторожно сказал Молчун.

– Давай думать о живых, – предложил Стас, прильнул ноздрей к белой дорожке, выстроенной на гладкой поверхности стола с помощью кредитной карточки, и вдохнул порошок. Молчун не знал, какие мысли о живых посетили Стаса в этот момент, но только следующие три-четыре минуты в комнате все сидели молча: Гоша и Молчун наблюдали за тем, как меняется выражение лица Стаса.

– О живых... – мягко прошептал Стас, и в складках у рта снова проступила озабоченность. – О тебе, Молчун. Ты же ведь живой?

– Наверное, – сказал Молчун.

– Девочек не вернешь, – сказал Стас, зависая над новой дорожкой, как хищная птица над добычей. – Но я не хочу, чтобы другие девочки умирали. Так страшно умирали. Гоша рассказал мне... Ножом – это очень больно. Когда много раз бьют ножом – это дико больно, это садизм какой-то... Зачем много раз бить ножом, если можно один раз выстрелить в затылок?

– И еще знаки вырезали, – добавил Гоша. Молчун поежился – этих деталей он знать не хотел.

– Какие знаки? – спросил Стас.

– У одной девушки на ногах. Два прямоугольника.

– Охренеть, – поморщился Стас. – Отморозки, бля, самые настоящие отморозки. Так что, Молчун, твоя забота – вычислить этих отморозков. Ты единственный, кто их видел в лицо. Найди их, узнай, кто их навел на наших девок... А дальше я сам разберусь.

– Э-э... – растерянно протянул Молчун.

– Что-то непонятно? – осведомился Стас.

– Я не понял про отморозков, – честно признался Молчун.

– Это солнцевские, – прошептал Стас. – Или нет... Ножом порезали – это не солнцевские. Если ножом, то это кто-то из черных... Или грузины, или азеры. Пугают, суки, ну да только мы не из пугливых, да, Молчун?

Молчун осторожно качнул подбородком. По собственному опыту он знал – когда тебя называют храбрецом, сразу же за этим начинаются неприятности.

– А раз ты не из пугливых, то найди этих сволочей, – сказал Стас, постукивая ребром кредитной карты по столу. – Очень тебя прошу.

Молчун хотел возразить, что никогда ничем подобным не занимался, что, может быть, лучше подождать, пока милиция что-нибудь раскопает... Стас не заметил его попытки раскрыть рот и продолжил:

– Ты же не хочешь потерять свою работу. Ты же не хочешь со мной поссориться. Потому что если ты со мной поссоришься, ты в Москве работы уже не найдешь. Разве что дворником. И то – если я разрешу. А чтобы я разрешил, мне нужно, чтобы ты все выяснил – кто и зачем. Это не маньяки, Молчун, это такие же сволочи, как ты и я. Они все сделают за деньги, они даже прикинутся маньяками. А ты за деньги найдешь их.

Гоша сделал Молчуну знак, что пора сваливать из кабинета.

Глава 16

– Скажите, пятьсот двадцать шестой номер – это туда?

– Да, – дежурная по этажу, женщина средних лет с непроницаемым видом штатной сотрудницы спецслужбы, экономно кивнула.

– А чернявый такой парень, в кожаной куртке, туда не проходил? Только что.

– Проходил.

– Обратно не выходил?

– Нет.

– Спасибо за информацию, – сказал Кирилл. – Между прочим, милиция. – Он продемонстрировал удостоверение. – Все под контролем, не волнуйтесь...

Дежурная и не думала волноваться. Она сосредоточенно вязала, и число петель волновало ее куда больше всяких там чернявых парней и белобрысых милиционеров. Она лишь автоматически занесла в память, что в сторону пятьсот двадцать шестого проследовали двое: один высокий, другой – не очень. Один торопился, другой – не очень.

Кирилл убедился, что номер, куда прошел Мурзик, находится в противоположном от пожарной лестницы конце коридора, и сделал обнадеживающий вывод:

– Кажется, мы его блокировали.

– Кажется... – неуверенным эхом отозвался Львов.

– Звони Хорьку, пусть он немедленно чешет сюда... И будем паковать Мурзика.

– Ага, – кивнул Львов и метнулся назад, к дежурной, но тут по закону подлости выяснилось, что у нее лишь аппарат внутренней связи. Львов горным козликом поскакал все по той же пожарной лестнице вниз, в вестибюль. В отличие от Кирилла, он не испытывал лихорадочного азарта в предвкушении "упаковки" Мурзика. Все это очень походило на авантюру, а авантюр, в отличие от показательных задержаний, Львов видел предостаточно... Он успокаивал себя лишь тем, что, не будь его, Львова, здесь, Киря наломал бы дров еще больше.

Хорек оказался на месте и даже подошел к трубке. Доказать ему, что необходимо приехать в "Алмаз", оказалось сложнее, но Львов справился с этим, хотя и вспотел. Он преподнес Хорьку всю сегодняшнюю историю как немыслимый фарт – все уже сделано, преступник вычислен, выслежен и блокирован. Нужно лишь подъехать и треснуть его по башке – тогда триумф и благодарность начальства обеспечены. Хорьков для вида задумчиво посопел в трубку и буркнул:

– Ну ладно... Я сейчас.

Львов повесил трубку и прикинул: сколько времени понадобится Хорькову, чтобы примчаться в гостиницу. Получалось, что минут семь-десять. Может, и быстрее – кажется, идея дележа славы на троих здорово зацепила Хорька.

Львов засек время и стал похаживать взад-вперед по вестибюлю, поглядывая то на часы, то на стеклянные двери гостиницы. Подобные прогулки обычно располагают к раздумьям, ну а Львов не мог сейчас думать ни о чем другом, как о Мурзике, Пушкинском сквере и двоих убитых. То есть о троих, если считать собачку.

Значит, не маньяк, не серийный убийца. Что ж, так оно и лучше. Бородину не нравилась эта версия. Посмотрим, понравится ли версия о наркоторговце, который убивает своих бывших клиентов. И отрезает им руки. А на хрена он отрезает им руки? Львов наморщил лоб.

Допустим, Мурзик хотел не просто убить девушку, а устроить акцию устрашения – чтобы другим неповадно было. Опять-таки – проще пугать отрезанным пальцем, а руку... Что, в багажнике ее возить?

Львов вспомнил, что машина Мурзика стоит перед гостиницей. Пойти посмотреть, что ли? Тьфу ты, бредятина всякая в голову лезет! Отрезанная рука в багажнике... Она же воняет. Львов снова поморщился – мысли в голову лезли какие-то дурные. А версия Кирилла вовсе не казалась стопроцентным верняком...

Но тут в вестибюль гостиницы "Алмаз" пушечным ядром влетел Хорьков – набычившись, засунув руки в карманы, скривив губы в изуверской ухмылке... Охрана на входе на всякий случай отошла подальше.

Львов приблизился к этому страшному человеку и кивнул на освободившийся лифт.

– Нам туда. Пятый этаж.

– За пятнадцать минут сработаем? – деловито поинтересовался Хорьков. – Мне к брату нужно успеть...

– Понимаешь, главное, не взять этого типа, главное – его расколоть. За этим мы тебя и пригласили, – сделал Львов скромный комплимент.

– Вы обратились по адресу, – самодовольно признался Хорек. – У нас будет захват, плавно переходящий в чистосердечное признание. Он даже не почувствует боли... Там кто еще с тобой? – Хорек ткнул пальцем вверх. – Иванов?

Львов согласно кивнул, и Хорек не упустил случая прошипеть сквозь зубы:

– Пацан... Салага.

– Нужно обучать молодые кадры, – заметил Львов. Минуту спустя они вышли из лифта на пятом этаже, и Хорек, разминая кисти, поинтересовался:

– А где он?

Львов недоуменно посмотрел по сторонам и развел руками – молодого кадра по фамилии Иванов, он же пацан, он же салага, в коридоре пятого этажа не наблюдалось. У Львова появилось нехорошее предчувствие. С трудом удерживая это предчувствие внутри себя и не выплескивая его наружу, он подошел к дежурной. Конечно, эта дура ничего не знает – да, был тут такой, стоял возле лифта... Куда делся – неизвестно.

– Звоните в вашу службу безопасности, – велел Львов. – Пусть пара человек поднимется сюда к нам...

– Правильно, – одобрил Хорек. – Чем больше народу, тем больше угару и веселья! – Он вытащил из наплечной кобуры пистолет. – В каком номере сегодня гуляем?

– Пятьсот двадцать шесть, – сказал Львов. Он посмотрел на "ствол" Хорька и вспомнил, что из оружия захватил лишь связку ключей и бумажник. А еще у него снова заныл зуб. Как-то слишком по-идиотски все складывалось.

Глава 17

Если бы Молчун посмотрел повнимательнее, если бы он получше прислушался, да если бы еще и принюхался как следует, то непременно понял бы – через бензиновую вонь, рекламные щиты и партизански вонявший из-под талого снега мусор в город пробралась весна и разворачивала свою будоражащую активность в полный рост. Молчун ничего этого не просек. Он стоял, ссутулившись, на ступенях недавно отгроханного турками бизнес-центра и чувствовал не весну в воздухе, а серую унылую тяжесть на плечах.

– Я не умею делать такие вещи, – сказал Молчун. Гоша сделал вид, что не расслышал, и тогда Молчун сказал громче, с неожиданным отчаянием в голосе: – Я не умею делать такие вещи! Как же я... Как я – этих?!

Гоша, до этого момента неторопливо и беззаботно двигавшийся в сторону своей машины, остановился. Молчун не слышал грустного вздоха, как не слышал и пары крепких матерных слов, однако, судя по движению плеч и головы Гоши, что-то подобное было произнесено.

– Все когда-то делается в первый раз, – уже громче заметил Гоша, садясь за руль. Гошина борода была такой же густой и ухоженной, как и на прошлой неделе, да и с чего ей редеть или прорастать сединой, если у самоуверенного Гоши все осталось аккуратно расписано на недели и месяцы вперед. История на Ленинском была для него все равно как похмелье – немного неприятно, но проходит, а главное – забывается. Рядом с этим респектабельным господином сопел взволнованный Молчун, выбитый из колеи, потерянный, словно корабль без руля и без ветрил...

– Будешь считаться в отпуске, – сказал Гоша, осторожно выводя машину со стоянки и стараясь не "поцеловаться" ни с одной из шикарных иномарок, припаркованных рядом с бизнес-центром. – Закончишь разбираться, вернешься, все будет как раньше...

Молчун в глубине души знал – как раньше уже не будет, все уже порушено, порезано, забрызгано красной жидкостью, так похожей на... Вслух он это говорить пока не решался, поэтому и Гошу перебивать не стал.

– Странная штука, – медленно произнес Гоша. – Стас же плотно сидит на "коксе"... Давно уже сидит. У него в башке все должно было слипнуться, а он... Он ничего не забывает. И вот это, то, что сегодня было, он тоже не забудет. Я это для тебя говорю, Молчун. Чтобы ты не думал: "А, Стас наркоман, козел, придурок, можно выслушать и забыть". Когда Стас говорил: "Я сделаю так, что ты больше нигде в Москве не сможешь работать..." – он не врал, он не преувеличивал. Он действительно так сделает. Впрочем, ты же всегда можешь уехать к себе в Ростов?

– Я не поеду в Ростов, – выпалил Молчун. Гоша удивленно скользнул по нему взглядом и снова уставился на дорогу. Какая-то новая интонация послышалась ему в голосе Молчуна. Впрочем, не так уж много он общался с Молчуном, чтобы хорошо знать все его интонации. Да и как можно много общаться с человеком, которого зовут Молчун? Гоша усмехнулся в бороду.

– Если не хочешь уезжать, то давай, бери ноги в руки и вперед... Даже если ты не найдешь тех парней, найди хоть что-нибудь, чтобы это можно было сунуть Стасу под нос... – посоветовал Гоша.

– Стас сказал, – Молчун скривился как от зубной боли, – будто это наезд. Будто это грузины или азербайджанцы. А ты сказал, что это псих. Кого мне искать-то?

– Не похоже на наезд, – рассудительно проговорил Гоша. – Когда наезжают, то потом говорят, чего надо... На Стаса никто не выходил, никаких условий не выдвигал. Да и что это за наезд? Заказали девок по телефону, водки припасли... И не похожи ведь на кавказцев те двое?

– Не похожи, – подтвердил Молчун. – Значит, не наезд?

– Я думаю, что нет. Но какая разница, что я думаю? Начальник у нас Стас. Ему в башку стукнуло, что это наезд.

– Так чего же мне делать-то? Кого искать? – Молчун вконец запутался.

– Ищи кого-нибудь, – посоветовал Гоша. – Поговори с хозяином квартиры, где девчонок убили. С Галей поговорю, она вызов принимала...

– Ведь милиция еще это расследует, – вспомнил Молчун.

– Правильно, – одобрил Гоша. – Туда тоже наведайся. Я дам тебе фамилию человека, который ведет наше дело. Побазарь с ним, узнай, что да как...

– Так ведь... – неуверенно начал Молчун. – Если он уже ведет это дело... Чего же я еще буду соваться? Пусть дальше и ведет. А потом уже...

– Ты, Молчун, дурак или прикидываешься? – раздраженно бросил Гоша. – У Стаса на крючке кто? Ты или этот несчастный мент? Менту на наше дело плевать, у него еще с десяток таких историй. А для тебя, Молчун, это важно. Черт, – спохватился Гоша. – Да что это я?! Что это я нянчусь тут с тобой?!

Он остановил машину чуть резче, чем следовало.

– Иди, работай, – скомандовал Гоша.

Какое-то время Молчун не мог и пошевелиться. Он лишь виновато поглядывал на Гошу, и тот в сотый раз за сегодняшний день вздохнул:

– Ну ладно... Если это для тебя слишком тяжело, начнем с вещей попроще...

Глава 18

Кирилл прикинул, сколько времени понадобится Хорькову, чтобы добраться до гостиницы "Алмаз". Получалось, что минут десять. При условии, что у Хорька подходящее настроение. "Хорек подъедет, и мы накроем этот притон", – думал Кирилл, как-то упустив из виду, что на двери комнаты, куда прошел Мурзик, не было таблички "Притон", а была табличка с цифрой 526. Всего-навсего. Однако Кириллу очень хотелось, чтобы там был притон, чтобы Мурзик был взят с поличным, чтобы его можно было ткнуть мордой в... Скажем, в наркотики. И чтобы можно было тут же расколоть Мурзика. Неплохо было бы также обнаружить тот пистолет, из которого Мурзик славно пострелял в Пушкинском сквере. Вряд ли Мурзик таскает эту штуку с собой, а вот в машине или на квартире... Очень может быть.

Кирилл вспомнил, что впопыхах забыл посмотреть результаты экспертизы, которые привез Львов, и чертыхнулся. Посмотрел бы, знал бы, какой "ствол" искать...

А еще – та штука, которой Мурзик отрезал руку девушке. Кирилл подумал об этом и нахмурился – отрезал руку... Ревность, злость, жадность – вроде бы эти чувства подтолкнули Мурзика на убийство. Ревность, злость, жадность, но не безумие. Не походил Мурзик на психопата. Значит, в его действиях содержался какой-то смысл. Какой смысл отрезать мертвой девушке руку? Кирилл не знал ответа на этот вопрос.

Хотя – чего мучить себя трудными вопросами? Через десять минут Мурзик будет просто счастлив рассказать Кириллу всю свою жизнь от рождения до сегодняшнего дня, с особо подробным изложением событий в Пушкинском сквере. Через десять минут Мурзик ответит на любые во...

Кирилл вдруг очень остро – до холодка в позвоночнике – понял, что Хорек опаздывает. Это понимание пришло к Кириллу вместе с видом уверенно вышагивающего по коридору Мурзика. Он шел по направлению от номера 526 к Кириллу, то есть к лифту, который хоть и был пока занят, но неизбежно должен был освободиться минут через пять. И тогда Мурзик уйдет.

Точнее, он уже ушел. Ушел из номера 526. Вроде бы никакой трагедии не случилось – можно снова сесть к Мурзику на хвост, снова мотаться за ним по всему городу в надежде, что Мурзик где-то проколется... И он непременно проколется – через час, через два, через пять, через день, через неделю. Дело заключалось в том, что Кирилл не хотел ждать.

Со вчерашнего дня жил в нем беспокойный вирус нетерпения, жил с тех самых минут, когда соседка Ждановой рассудительно и спокойно выложила Кириллу все, что знала про Жданову и Мурзика. Кирилл обалдел тогда – ему на блюдечке с голубой каемочкой принесли ключик от железной двери, об которую он настраивался биться головой долго и упорно. Он получил всю необходимую информацию, оставалась лишь мелочь – взять Мурзика за горло и состыковать его слова с показаниями ждановской соседки. В итоге того разговора Кирилл будто совершил гигантский прыжок от незнания к знанию, ощущение было кайфовое, и Кирилл больше не хотел передвигаться черепашьими шажками. Он и впредь хотел прыгать. И он не хотел возиться с Мурзиком, он хотел додавить этого паразита здесь и сейчас.

Мурзик и не подозревал об этих грандиозных планах, он прошел мимо Кирилла, ткнул пальцем в кнопку лифта и стал ждать. Кирилл осторожно оторвал лопатки от стены, вытянул шею и секундным скорострельным взглядом обозрел Мурзика. Похоже, Мурзик был чист. При нем не было ни сумки, ни чемодана, ни даже завалящего пакета. Кожаная куртка на Мурзике была расстегнута, как бы говоря: "И здесь ничего не спрятано, Киря, обломись!" Карманы не оттопыривались. Короче говоря, Мурзик представлял собой весьма унылое зрелище.

Кирилл снова прижался к стене и сделал равнодушное лицо. Пока все выходило неважно. Если у Мурзика и было с собой что-то криминальное, он оставил это в номере. Значит, нужно было вернуть его в номер, заставить сесть на этот криминал и дожидаться появления Хорька и Львова. А если Мурзик еще так постоит возле лифта, то лифт приедет и может привезти с собой Хорькова, и тот спросит у Кирилла: "Ну и где?" Ответ напрашивался сам собой, и это был нецензурный ответ.

Кирилл повернул голову в сторону номера 526. Там – Кирилл чувствовал это печенкой – было НЕЧТО. До сего дня Кирилл не очень верил в россказни оперов со стажем про всякие там озарения и приступы интуиции, когда в башке вдруг словно взрывается атомная бомба – вот оно! У Кирилла совершенно точно в голове ничего не взрывалось, это больше походило на бесконечную морзянку, неизвестно откуда поступавшую Кириллу в мозг. И текст морзянки гласил: "Там что-то есть. Там что-то есть. Там что-то есть..." То ли это действительно сработала интуиция, то ли Кириллу очень хотелось, чтобы в номере 526 оказался склад динамита, перевалочная база наркоторговцев или что-то в таком же духе.

Но что Кириллу очень хотелось завалить Мурзика – это был стопроцентный верняк.

Мурзик тем временем раздраженно жал на кнопку снова и снова, прислушивался к шуму в шахте, что-то бурчал себе под нос и пожимал плечами. Потом Мурзик отступил от дверей лифта на пару шагов. Потом он посмотрел в сторону Кирилла, который равнодушно подпирал стену и на Мурзика вовсе не глядел. Уже целую секунду Кирилл не глядел на Мурзика.

Мурзик, будто бы пораженный каким-то озарением не меньше, чем Кирилл своим приступом насчет номера 526, огляделся по сторонам. Лифт не едет, в коридоре торчит какой-то странный мужик... Мурзику все это страшно не понравилось.

Кирилл ощутил на себе взгляд Мурзика и с горечью подумал, что теперь ни о каком наружном наблюдении не может быть и речи – Мурзик его запомнит. И это был еще один аргумент в пользу решительных действий. Кирилл постарался вспомнить все, что ему рассказывали про Мурзика люди из ОБНОНа. Процесс этот длился недолго, потому что рассказывали Кириллу не так уж и много.

И с этим неважнецким багажом Кирилл окончательно оторвался от стены, повернулся к Мурзику и сказал, расплываясь в улыбке:

– О, привет, Мурзя...

Мурзик ждал чего-то подобного, и его правая рука среагировала четко и быстро, без промедлений скользнув под куртку.

Глава 19

– Молчун, это Галя, – сказал Гоша, как будто они не были знакомы друг с другом. – Галя, это Молчун...

Галя ошалело кивнула и повесила телефонную трубку. Гоша сделал решительное движение рукой, означавшее – выметайся из-за стола. Галя сделала и это. Молчун чуть ли не впервые увидел Галю отдельно от стола и от телефона; было забавно вспомнить, что росту в громогласном диспетчере фирмы "Каприз" едва ли метр шестьдесят.

– Молчун, – сказал Гоша, – ты можешь задавать Гале свои вопросы. Галя, ты должна отвечать Молчуну. – Он посмотрел Гале в глаза и счел нужным добавить: – Без дураков, Галя.

Глаза Гали все равно не давали гарантии, и Гоша уточнил:

– Отвечай так, как будто это я тебя спрашиваю. Ясно?

– Ясно! Только кто будет на телефоне сидеть?

– Я буду.

– Ради бога... – фыркнула Галя, подразумевая, что никто не сможет справиться с этим тяжким трудом лучше ее, но раз уж Гоша так хочет повыпендриваться...

– Ради меня, – уточнил Гоша. – И ради себя. После того как ты ответишь на все вопросы Молчуна, ты забудешь об этом. Раз и навсегда.

– Без проблем, – ответила Галя. – Насчет забываний можешь не беспокоиться, я то, что нужно, иногда не могу вспомнить, а уж забыть...

Гоша замахал рукой, протискиваясь за стол:

– Иди, иди, разговаривать будешь с Молчуном. – Он сначала сказал это, а потом подумал о нелепости сказанного. "Говорить с Молчуном – все равно что танцевать с безногим". Но тут зазвонил телефон, и Гоше пришлось отвлечься от Молчуна и заняться общением с клиентами. Давненько Гоше не приходилось этого делать, но, как оказалось, былой хватки он не утратил...

Молчун аккуратно закрыл дверь, а когда обернулся, то увидел, что Галя сидит на диване, закинув ногу на ногу и прикуривая от дешевой китайской зажигалки.

– Ты только не гони со своими вопросами, – сказала Галя, не отрывая внимания от сигареты, но имея в виду явно Молчуна. – Давай потянем время, пусть там Гоша попотеет. Люблю напрягать начальство... Ну чего ты стоишь как статуя? Садись.

Молчун послушно примостился на край дивана и отрицательно помотал головой в ответ на предложение покурить "Мальборо" из Галиной пачки. Галя равнодушно бросила: "Не хочешь, как хочешь". Молчун в соответствии с ее пожеланием не спешил начать задавать вопросы, он просто сидел и думал. Мысли были не слишком веселые – думалось, что сидит Молчун в той же самой комнате и на том же самом диване, что и в прошлый четверг перед выездом на работу: Думалось, что если бы можно было перемотать время назад, как пленку в магнитофонной кассете, то...

– Не повезло, – сказала Галя, рассматривая зажатую в двух пальцах дымящуюся сигарету, и Молчун вздрогнул – неужели он брякнул это вслух?

– Милке не повезло, – уточнила Галя в ответ на недоуменный взгляд Молчуна. – Только жить начала девчонка... Обычно с молоденькими такое и случается. Была у нас такая Анжела... Ты ее не застал, Молчун. Из Молдавии девушка приехала, черненькая такая, симпатичная. Постоянные клиенты у нее появились со временем, ну и вообще... А потом как-то приехала на квартиру, а там два козла стали выяснять отношения, один достал пистолет, но попал не в того, в кого целил, а в Анжелу. В сонную артерию. Знаешь, где это, Молчун?

– Ага, – сказал Молчун и хотел ткнуть пальцем, но Галя напомнила, что на себе не показывают, и Молчун поспешно опустил руки.

– Но Анжела хоть умерла быстро... – сообщила Галя. – А эти? Не мучились? Я же подробностей не знаю...

Молчун почувствовал, как по спине у него побежали мурашки. Вопрос был чудовищный. То есть для Гали-то он был обычным, нормальным, в пределах обыденной вежливости. Молчун же должен был снова воскресить в памяти квартиру на Ленинском проспекте, снова увидеть странно неподвижные тела... И еще подумать по просьбе Гали – мучительной ли была боль для Милы и Кристины?

– Нет, – быстро сказал Молчун. – Не мучились. – Так было легче. Так было менее мучительно для самого Молчуна.

– Это хорошо, – одобрила Галя без особых эмоций в голосе. – Ну так что там у тебя за вопросы?

– Сейчас... – Молчун торопливо полез в карман куртки за записной книжкой. Пока они с Гошей ехали с Ленинского проспекта в контору, Молчун насиловал мозги и карябал в книжке плоды насилия в виде строчек с вопросительными знаками в конце. Теперь нужно было разобраться в собственных каракулях. – Это самое... Насчет того заказа... Когда Мила и Кристина поехали... Это же ты принимала?

– Адрес какой? – Галя пустила в потолок тонкую струйку дыма. Молчун зачитал из книжки адрес, Галя подумала и медленно, с достоинством кивнула. – Да, это в мою смену было. Звонили во вторник после обеда.

– То есть заказ сделали на послезавтра, – произвел вычисление Молчун. – Ну... А подозрительного ничего не было? Ничего не запомнилось?

– Если бы было подозрительное, я бы вообще не стала бы с ними разговаривать, – жестко отрезала Галя, как будто Молчун поставил под сомнение ее профессиональные навыки. – Да и ты, Молчун, не запустил бы девчонок в квартиру, если бы что было подозрительное. Так ведь?

– Да, – сдавленно проговорил Молчун, будто ему только что саданули под дых.

– Выходит, мы оба лопухнулись, – сделала вывод Галя. – Хотя чего уж теперь...

– Ага... – Молчун ожесточенно потер лоб, стимулируя умственную активность. – А вот еще... Это самое... Тот парень, ну клиент... Он говорил, что заказывал двух девушек для двоих. А у меня в книжке было записано: две девушки для одного.

– Ну и что? Ошиблась, бывает...

– А имя клиента? Ты же записываешь – имя или фамилию. Когда договариваешься с ними...

– Ну и что? Во-первых, они же ненастоящие фамилии называют, сам понимаешь. Во-вторых, Гоша еще в ту ночь велел мне почистить записи по Миле и Кристине. Как Гоша сказал, так я и сделала.

– Выбросила все записи?

– Уничтожила, – железным голосом произнесла Галя. – Теперь по нашим всем бумажкам Мила и Кристина уволились еще за три дня до того четверга. Откуда я знала, что ты будешь про фамилию клиента спрашивать? Как-то он назвался, а как... Черт его знает.

– Все уничтожила, – убитым голосом повторил Молчун. – Все...

– У Кристины семья осталась, – бесстрастно сообщила Галя. – Муж и сын. Как они теперь будут? Это ведь Кристина семью на себе тащила, муж-то у нее из инженеров...

Молчун изумленно покачал головой – представить Кристину матерью и женой у него никогда не хватило бы фантазии. А вот поди ты...

– А Мила... Она моделью работала? – брякнул Молчун наобум, потому что вопросы в его блокноте закончились.

– Модель?! – Галя презрительно скривилась. – Да кто же тебе такое брякнул? Была бы она моделью, у нас бы не работала. У моделей знаешь какие ставки за ночь?

Молчун не знал, какие ставки у моделей, но подозревал, что большие. Он поспешно закивал, выказывая таким образом уважение к нелегкому труду моделей.

Галю вопрос Молчуна навел на кое-какие воспоминания, и пока Молчун кивал своей большой стриженой головой, Галя расстроенно кусала губы – как всегда, когда память отказывалась выдавать нужные сведения по первому требованию. Наконец все сработало, и Галя объявила:

– Она была не модель, она была натурщица. Понимаешь, Молчун? Натурщица, а не модель. Это две большие разницы. Позировала каким-то там художникам у себя, в провинции... А в Москве таких натурщиц как собак нерезаных, поэтому пришлось по-другому зарабатывать.

– Так она не москвичка? – удивился Молчун. В его представлениях девушка с таким высокомерным выражением лица могла быть только москвичкой. Галю эти наивные рассуждения рассмешили:

– Конечно, нет... Они же все приезжие, все квартиры снимают. Кто откуда – с Украины, Молдавии, Белоруссии. Из Твери, из Рязани...

– А Мила – она откуда?

– У меня память не резиновая, – напомнила Галя. – Это надо поспрашивать у девочек, которые с ней жили. Она с кем-то на пару квартиру снимала... Не помню с кем! Да что ж ты будешь делать! – в отчаянии она задымила как паровоз, периодически жалуясь Молчуну, что старость не радость и что память у нее уже совсем не та, что в былые годы...

Молчун тупо смотрел на лесенку корявых строчек в блокноте – список вопросов был исчерпан, а толку – ноль целых хрен десятых.

– Ну а... – промямлил он, пускаясь по второму кругу. – Все-таки... У меня было записано в книжке – две девушки для одного. А он сказал – две для двоих... Почему такая нестыковка?

– Ты прямо как Гоша, – раздраженно бросила Галя. – Заладил: почему, почему... Нестыковка! Это тоже Гошино словечко!

– Мне нужно разобраться, – пробормотал Молчун в свое оправдание, не видя, как меняется выражение Галиного лица – от раздражения к задумчивости, а потом к радостному удивлению.

– Черт, – сказала Галя. – Вот уж действительно память не резиновая...

– А? – не понял Молчун.

– Совсем из головы вылетело, – призналась Галя. – Это же как раз тогда и было. Во вторник.

– Что было?

– Было так, – охотно принялась рассказывать Галя, представляя попутно, как дергается в соседней комнате за телефоном Гоша. Ей нравилось представлять такое. – Обычно мужик звонит и говорит: "Я хотел бы девочку, на такое-то время, такой-то адрес". И особые пожелания, если есть. Ну там – блондинку или брюнетку, маленькую или высокую. А то говорят: "Все равно, выберите на ваш вкус". Придурки! – усмехнулась Галя. – На мой вкус... Я же не мужик и не лесбиянка.

– А что было во вторник? – подправил Молчун течение Галиного рассказа.

– Он позвонил, но не сказал напрямую: "Хочу Милу", он стал выспрашивать: "А есть у вас такая вот девушка?" Назвал возраст, цвет волос, сказал, что высокая...

– То есть ему нужна была конкретно Мила? – Молчун заинтересованно уставился на Галю. Та наморщила лоб, сделала пару затяжек и высказала свое мнение:

– Вообще-то да... Только я не поняла: или он уже имел дело с Милой, ему понравилось, и он хотел повторить... Или он знал, что Мила где-то работает девочкой по вызову, но не знал, в каком именно агентстве.

– И он стал всех обзванивать, – продолжил Галину мысль Молчун. – Пока не обнаружил Милу у нас.

– Вроде того... То есть это человек, который был раньше знаком с Милой.

– Хм, – Молчун вспомнил квартиру на Ленинском, вспомнил, как Мила вошла, как засуетились вокруг нее "спортсмен" и "Лужков"... Было не похоже, что Мила кого-то из них знала раньше. Во всяком случае, на Милином лице это не отразилось. С другой стороны, Мила вечно таскала на лице дурацкую маску холодной самовлюбленности, и прочитать что-то на этом лице было сложновато.

– Он знал, сколько ей лет, он знал, из какого города она приехала... – продолжала изливать прорвавшиеся воспоминания о роковом вторнике Галя. – Он-то знал, а вот я не помню название города. Что еще? Он знал, что раньше она работала натурщицей. Он даже знал, что у нее есть татуировки на теле...

– Странно, – сказал Молчун. – Он все про нее знает... Но почему он просто не назвал ее по фамилии. Он же мог не перечислять все эти приметы, он мог просто спросить: "У вас работает Иванова?"

– А ты не дурак, Молчун, – признала Галя. – Только и тот парень был не дурак. Он же не швею-мотористку разыскивал, он шлюху искал, прости господи... А они редко под своими настоящими именами работают, предпочитают что-нибудь поэкзотичнее... Думаешь, Кристину на самом деле Кристиной звали? Я видела ее паспорт, Нина Васильевна ее звали.

– А Мила? Как ее на самом деле звали?

– Мила... Она еще не освоилась в нашем деле, потому просто сократила свое имя. Людмила ее звали. Людмила Михальская.

Молчун немедленно записал это в свой блокнот.

– Но ты понял, Молчун? – продолжала ораторствовать Галя. – Этот парень, он знал, что Мила может работать под псевдонимом, поэтому он искал не по фамилии и не по имени, он искал по внешнему описанию. И нашел, паразит...

– А ты сказала Миле, что ее ждет специальный клиент?

– Ну как... Я ей сказала так: "Ленинский – это твой клиент. Возьми с собой еще кого-нибудь". Она взяла Кристину.

– То есть ты не говорила ей того, что сейчас сказала мне. Ты не сказала, что клиент – это человек, который много чего знает о Миле. Может, – Молчуна внезапно осенило: словно сгусток концентрированной энергии взорвался внутри черепа. – Это человек из того же города, что и Мила?! Она уехала в Москву, чтобы не видеться с ним... Может, он ее преследовал, угрожал... И он приехал вслед за ней, стал искать... И нашел...

– Боже мой, – тихо проговорила Галя. – Ну... Я же не знала тогда... Обычный звонок, обычный заказ, я и не подумала, что может что-то серьезное получиться.

Она думала, что Молчун будет ее обвинять, но Молчун уже переключился на иное. Он снова воскресил в памяти сцену в квартире на Ленинском: Мила входит в комнату, видит двоих мужчин... Ну испуг-то должен был проявиться на этом лице фарфоровой куклы! Испуг непременно проявился бы, узнай Мила среди тех двоих своего старого знакомого, старого преследователя... Выходит, не узнала. Выходит, не были эти двое ее преследователями из прошлого. Если... Если только этот преследователь не приехал позднее. Двое сняли квартиру, заманили туда Милу, а потом пришел третий. И повеселился. Вот этот третий и был настоящим психом. И если бы Молчун видел его глаза, то бы сразу все понял. Но третий предвидел такой расклад, поэтому он выждал...

– Эй, Молчун, – в голосе Гали было что-то вроде испуга. – Ты чего? С тобой все в порядке? У тебя лицо какое-то...

– Нормально, – буркнул Молчун, отрываясь от потока мыслей, пронесшихся в его мозгу за какие-то секунды. – Просто задумался...

Для Гали внове было видеть задумавшегося Молчуна, потому ей и показалось, что Молчуну плохо.

– Вопросы кончились? – спросила она, поглядывая на часы: она убила таким образом почти целый час. Неплохо.

– Я думаю, – осторожно произнес Молчун:

И тут дверь в комнату приоткрылась, и в комнату просунулась рыжеволосая голова девушки, чей рабочий псевдоним был Сюзанна:

– Галя, там тебя Гоша...

Девушка скользнула странноватым взглядом по Молчуну и исчезла. Галя, не торопясь отбывать к начальству, поправила прическу:

– Ты заметил, Молчун, как она на тебя посмотрела?

– Как еще она посмотрела?

– Она тебя боится, Молчун. Тебя не было в конторе последние дни, иначе бы ты почувствовал, как тебя боятся. Не только Сюзанна, другие тоже...

– Чего это они меня боятся? – проворчал Молчун, убирая записную книжку.

– Они думают, что это ты убил Милу и Кристину.

– Чего?! – Молчун вздрогнул, как от удара током. – Кто такое говорит? С чего это они взяли?!

– А ты видел свое отражение в зеркале? Посмотри, если не боишься.

– Зачем еще это?

– Ты увидишь там человека, у которого на лбу написано, что он может убить. Извини, Молчун, но у тебя такое лицо. Девочки боятся.

– Я и сам себя боюсь, – буркнул Молчун, не упомянув, что куда больше он боялся другого человека: мертвого брата, который являлся к нему по ночам.

Глава 20

– Ты только дернись, только дернись, сука! Я тебя на месте положу! И мне плевать, откуда ты, понял?! Ты понял, гад, понял, подонок?!

Мурзик выпалил это залпом, держа правую руку за пазухой и угрожающе дергаясь всем телом – Кириллу это напомнило изготовившуюся к броску кобру из "Клуба кинопутешествий". Еще это напоминало дурной провинциальный театр – Кирилл успел заметить, что под курткой у Мурзика ничего нет, и страх могли внушить разве что его бешеные глаза да желтые кривые зубы. Но Кирилл с уважением отнесся к спектаклю – он поспешно отпрыгнул на шаг и даже поднял руки раскрытыми ладонями к Мурзику, как бы говоря: "Да что ты, милый, что ты! Не буду я дергаться! Я вообще мухи не обижу, не то что такого крутого парня, как ты..."

Отступление Кирилла добавило Мурзику уверенности – он выпятил для пущего ужаса нижнюю челюсть, а левой рукой торопливо пихнул кнопку вызова лифта, однако та никак не отреагировала. Мурзик продолжал беспокоиться.

Как и все наркоторговцы, с определенного момента Мурзик стал очень нервным человеком, везде видящим подвохи, засады и опасности. Он находил подозрительные вещи повсюду, а если этих вещей было больше одной, Мурзик срывался. Неработающий лифт и странный человек в коридоре – это уже было больше одного странного факта, и Мурзик полетел с катушек. Кирилл не был специалистом по психологии, но слова про то, что Мурзику "плевать, откуда ты", навели его на определенные мысли. Мурзик кого-то боялся. Значит, у него есть причина бояться. Значит, он сделал что-то такое, после чего Мурзик боится незнакомых людей, боится, что это люди "откуда-то". Вывод: в Пушкинском сквере действительно работал Мурзик, вот почему он такой дерганый.

Соорудив в мозгу такую сложнейшую причинно-следственную цепочку (которая полностью подтверждала изначальную версию), Кирилл улыбнулся.

– Чего ты щеришься, придурок?! – прошипел Мурзик.

– Мурзя, ты че, брат? – Кирилл продолжал улыбаться. – Перебрал, что ли? Своих не узнаешь?

– Каких своих?! – Мурзик отчаянно треснул по кнопке. – Кого еще я должен узнавать?

– Ну точно, ты припух, – сказал Кирилл. – Еще не вечер, а ты уже вон как хорошо догнался. Память у тебя стала, Мурзя... – он укоризненно покачал головой, мысленно проклиная неторопливого Хорька: из-за него приходилось разыгрывать спектакль почище мурзиковской пантомимы с несуществующим пистолетом.

– Память, – автоматически повторил Мурзик, нахмурился и вдруг безвольно опустил руки, повисшие как плети. – Память...

Как параноик со стажем, Мурзик боялся не только незнакомцев, он боялся еще много чего. В том числе – как угадал Кирилл – боялся перебрать до такой степени, что это скажется на здоровье. Кирилл назвал мурзиковский страх вслух, и Мурзик сразу же переключился на это, забыв про "пистолет" и обещание пристрелить Кирилла, если тот дернется.

– Я тебя вправду знаю? – неуверенно произнес Мурзик.

– Ясный пень! – фыркнул Кирилл. – Я на Глобуса работаю, меня Вова Рыжий зовут.

– А ты ведь не рыжий, – проницательно заметил Мурзик.

– Ясный пень! Это же кликуха такая! Пацаны придумали, чтобы для смеха...

– А-а-а... – протянул Мурзик. – Тогда понятно. А что это ты тут делаешь, Вован?

– Так это... – Кирилл огляделся по сторонам и заговорщицким шепотом сообщил: – Пасу здесь одного придурка. Коммерсант хренов... Слышь, Мурзя...

– Ну, – буркнул Мурзик, выжидающе глядя на Кирилла, который в эти секунды собирал в единое целое все, что когда-либо знал и слышал о Глобусе, Мурзике, наркотиках и отношениях в криминальной среде. Материть Хорька времени уже не оставалось.

– Помнишь, мы с Глобусом сидели в кабаке... – родил наконец Кирилл.

– В каком кабаке?

Кирилл в бешеном ритме погнал в мозгах список городских кабаков, выбирая среди них тот, где мог сидеть с братвой Глобус и куда мог притаранить наркотики Мурзик. Сам собой напросился дорогущий ресторан на центральной улице – с подходящим названием "Русский размах". Кирилл только раскрыл рот, чтобы заявить об этом, как Мурзик, видимо, желая показать, что с его памятью все не так уж плачевно, признался сам:

– Это в "Райском уголке" было... Глобус там обычно сидит.

– Точно! – тряхнул головой Кирилл, хороня "Русский размах" и все остальные версии. – В "Углу" мы сидели... Ты нам еще кой-чего привозил. Помнишь?

– Да помню, помню... – поспешно согласился Мурзик, хотя его воспоминания о том вечере были довольно смутными. – Глобус попросил, я привез.

– Мурзя, – вкрадчиво произнес Кирилл, подбираясь к Мурзику вплотную. – У тебя случайно нет сейчас... С собой? А то мне такой лом тут париться...

Кирилл думал, что Мурзик насторожится, станет отнекиваться, но Мурзик повел себя как подлинно деловой человек.

– Прямо сейчас? – уточнил Мурзик, и Кирилл кивнул. – И много тебе нужно?

– Э-э-э... – Кирилл на миг задумался: в этой сфере он тоже был не силен. Сколько попросить, чтобы Мурзик вернулся в номер? Килограмм? Это может вызвать подозрения. А если спросить один "чек", то Мурзик может просто вытащить его из кармана, и тогда спрашивается – зачем было устраивать весь этот цирк?

– Мне чтоб до завтра хватило, – неопределенно выразился Кирилл. – И ко мне еще друган должен подойти... чтобы ему тоже хватило...

Мурзик провел в уме какие-то сложные подсчеты и кивнул:

– Ясно... Цены ты знаешь... Пошли.

Кирилл чуть не взвыл от восторга – Мурзик быстрым шагом занятого человека проследовал по гостиничному коридору в сторону номера 526. Все расчеты Кирилла оказались верными, и сердце его пело победную песнь...

Про Львова и Хорька он подумал лишь мельком – а, сами сообразят, что к чему... Не маленькие.

Сам себя он в эту минуту ощущал очень большим, очень умным и очень удачливым.

Четыре минуты спустя, когда Хорек, Львов и двое из гостиничной службы безопасности уже были на этаже, Кирилл так про себя не думал.

Глава 21

После долгого и тягостного разговора с Галей Молчун унес из конторы головную боль и уверенность в своей абсолютной неспособности выполнить задание Стаса. С наивной хитростью выждав пару дней, Молчун позвонил Гоше и поинтересовался, когда можно будет выходить на работу.

– Ты спятил? – прозвучало в трубке. – Какая работа? Тебе же русским языком объяснили: сначала узнай, кто девчонок замочил, а потом уже возвращайся на работу. Или у тебя склероз? Или ты думаешь, что это все шуточки? Так вот, Молчун, это никакие не шуточки!

– Ясно, – похоронным голосом произнес Молчун, осознав, что его "наивняк" не сработал.

– А раз тебе ясно, то делай что-нибудь! Стас – он же... Он вот хоть завтра может тебя вызвать и спросить: "Ну, чего нарыл?" А у тебя – ноль, голяк! Мамой клянусь, у тебя будет очень бледный вид!

– Наверное, – вздохнул Молчун.

– Ну так не сиди, работай! И упаси тебя бог, Молчун, устраиваться втихаря в какую-нибудь другую контору!

"Неплохая мысль", – подумал Молчун. Но раз первым до нее додумался Гоша, то мысль можно было выбросить в мусорное ведро.

– Если ты рыпнешься куда-нибудь на сторону, – вещал металлическим голосом Гоша, – Стас узнает, рано или поздно узнает... Он это расценит так, будто ты хотел его кинуть. И разговор с тобой, Молчун, будет коротким. Так что не пропадай, Молчун, лады? Не пропадай, а то совсем пропадешь...

Гошины наставления внушили Молчуну нечто вроде энтузиазма пополам с отчаянием. Положив трубку, Молчун хотел было кинуться куда-нибудь и чего-нибудь важное раскопать, чтобы не попасть под горячую руку Стаса...

Проблема заключалась в том, что Молчун понятия не имел, куда ему бежать и что раскапывать. И Молчун снова позвонил Гоше. Тот не обрадовался.

– Я же тебе говорил, – принялся он устало отчитывать Молчуна. – Нужно сходить к ментам, которые ведут это дело. Узнай, что они сумели раскопать. Потом позвони мне, обмозгуем твои дальнейшие действия. И запиши фамилию мента, которого тебе нужно найти...

Молчун фамилию записал и повесил трубку. Судя по Гошиному голосу, Молчун достал его хуже некуда. Это, наверное, было нехорошо, однако больше посоветоваться Молчуну было не с кем. Если были бы такие люди, Молчун в жизни не стал бы доставать Гошу, он вообще терпеть не мог кого-либо доставать. Еще он не любил суетиться. Да и врать он в принципе не любил. Однако когда Молчун переступил порог отделения милиции, то понял вскоре – без вранья тут не обойтись.

– Куда? – спросил дежурный.

– Мне к Филимонову, – блеснул Молчун почерпнутыми из разговора с Гошей знаниями.

– По повестке?

– Нет, – сказал Молчун, начиная беспокоиться. Почему это с ним вечно случаются идиотские истории из-за всяких бумажек?! Ну что за повестка, никто не говорил Молчуну ни про какую повестку! Молчуном овладело тихое отчаяние.

– Нет повестки, – равнодушно проговорил дежурный. – А зачем тогда тебе Филимонов?

Молчун тяжко вздохнул, будто собирался прыгнуть с десятиметровой вышки, и пустился в путаные объяснения, смысл которых сводился к тому, что Молчуну просто позарез необходимо видеть майора Филимонова.

Дежурный понял его не сразу, так как Молчун в своем выступлении старался одновременно и доказать жизненную необходимость общения с Филимоновьм, и не проговориться. Лишь когда Молчун упомянул адрес квартиры, где произошло убийство, в глазах дежурного сверкнуло нечто вроде озарения.

– Так ты свидетель? – предположил дежурный.

– Нет, – молниеносно отверг эту версию Молчун.

– А кто? Родственник убитой?

– Да, – сказал Молчун не очень уверенно.

– Родственник убитой, – удовлетворенно произнес дежурный. – Которой из двоих?

– Э... – Молчуну пришлось поднапрячь мозги, чтобы не попасть впросак. К счастью, он припомнил слова Гали, что у Кристины остались муж и ребенок. Значит, ее родственники сюда уже наверняка наведывались. Оставалась Мила. Она была приезжей, а стало быть, вряд ли кто-то из ее близких здесь был.

– Михальской, – сказал Молчун. – Людмилы Михальской. Я ее родственник. Дядя.

На удивление Молчуна, вопросов больше не последовало.

– Тогда вам по коридору налево, – сказал дежурный. – Только Филимонова там сейчас нет. Он на выезде.

– Я подожду, – сказал Молчун, подумав про себя, что это даже хорошо, что Филимонова нет на месте – будет время подготовиться к разговору. Время подумать обо всей той лжи, которую еще понадобится сказать.

– Он не скоро вернется, – добавил дежурный.

– Я подожду, – сказал Молчун.

Свое слово он сдержал и прождал майора Филимонова три с половиной часа. Скамейка в коридоре перед филимоновским кабинетом была жесткая и неудобная, вероятно, сработанная по спецзаказу, чтобы подозреваемые привыкали к жесткости скамьи подсудимых. Но именно благодаря жесткости скамьи Молчун, за эти три с лишним часа не задремал – он постоянно ерзал, менял положение тела, перенося вес то на одну ягодицу, то на другую, то вставал и прохаживался взад-вперед, то снова садился...

К семи часам вечера Молчун утомился и вскакивать со скамейки перестал. Он просто неподвижно сидел, привалившись спиной и затылком к холодной стене защитного цвета.

– Ко мне?

Молчун открыл глаза. Грузный мужчина лет сорока выискивал нужный ключ из целой связки. На Молчуна он не глядел.

– К Филимонову, – сказал Молчун.

– Вот он я, – устало проговорил мужчина. – По повестке?

– Нет, – быстро ответил Молчун. Эту часть разговора он продумал заранее. – Я родственник Людмилы Михальской. Хотел узнать, как продвигается расследование...

– Ну проходи, если родственник, – буркнул Филимонов. Молчун поспешно вскочил с жесткой скамейки и вошел в кабинет вслед за майором. Филимонов молча кивнул на стул, Молчун присел и понял, что стул немногим отличается по жесткости от скамейки в коридоре. Не иначе как вся мебель здесь была "спецмебелью". Еще Молчуну не понравились решетки на окнах. Кабинет располагался на первом этаже, так что все было вполне объяснимо... Но Молчуну все равно не нравилось сидеть в помещении с зарешеченными окнами.

– Родственник? – спросил Филимонов уже из-за стола. – А я уж думал, никто так и не объявится. Родителям в Белогорск я отправил извещение, но в ответ ни слуху ни духу... А вы из Белогорска?

– Нет, я в Москве живу, – сказал Молчун. – Я – дядя.

– Можно посмотреть ваши документы? – небрежно произнес Филимонов. – Так, на всякий случай...

– Пожалуйста, – сказал Молчун, заранее начиная нервничать. Вечно у него возникали проблемы с документами. Или потеряет, или краской зальет, или забудет... Повестка эта, хотя бы... "Раз дело дошло до паспорта, жди неприятностей", – подумал Молчун. И в сотый раз пожалел, что не существует на свете машины времени, чтобы можно прокрутить время назад и избавиться от всего этого кошмара...

– Она – Михальская, – сказал Филимонов. – А у вас другая фамилия.

– Я – дядя по материнской линии, – сказал Молчун.

– Прописаны в Ростовской области...

– Московская регистрация имеется, – поспешно заверил Молчун.

– Да я вижу, что имеется... Охранником, что ли, работаешь?

– Почему охранником? – слегка растерялся Молчун. В голову сразу стукнуло: "Идиот, забыл вытащить из паспорта рекламную карточку "Каприза"!" Оказывается, не забыл. Оказывается, не в этом было дело.

– Я гляжу – мужик в форме, крепкий... В то же время – без понтов, без золота на шее, без перстней и прочего барахла. Значит, не деловой. Стало быть, либо охранник, либо военный.

– Охранник, – согласился Молчун. – Я это... Склады охраняю.

– Платят нормально?

– Нормально, – сказал Молчун. – Я, собственно, за этим в Москве и...

– Племянница тоже в Москву за деньгами приехала?

Молчун подумал и решил, что нужно изобразить печаль. Он тяжко вздохнул и сказал, глядя в пол:

– Она... Она все хотела манекенщицей стать. За этим и приехала. А получилось... Получилось все по-другому.

– Да уж, – согласился Филимонов. – Вышло все совсем не так, как хотелось. Она тебе небось заливала, что в какой-нибудь школе манекенщиц учится?

– Точно, – сказал Молчун, радуясь, что майор оказался таким хорошим человеком и сам все придумывал за Молчуна. – А я же проверить не могу...

– Знаешь, – Филимонов навалился грудью на стол, приблизив лицо к Молчуну. – Я ведь чего так с тобой... У меня у самого дочь – восемнадцать лет. И я ее совсем не знаю. То есть она мне тоже чего-то рассказывает, про колледж и про подруг... Только я не знаю – правда это или нет. И я дико боюсь, что в один злополучный день я – вот как ты теперь – узнаю, что в ее словах не было ни капли правды... Но будет уже слишком поздно.

– Да, – вздохнул Молчун. – Это такое дело...

– Это такая жизнь, – уточнил Филимонов и потер и без того красные глаза.

Глава 22

Первое, о чем подумал Кирилл, после того как Мурзик условным стуком пробарабанил в дверь 526-го и та открылась, было: "Их тут слишком много".

В стандартном двухместном номере находилось четверо мужчин. Пришли Мурзик и Кирилл – получилось шестеро. В номере стало тесно. И еще там стало напряженно.

– Ну чего ты мотаешься туда-сюда?! – рявкнул на Мурзика коренастый горбоносый мужик в джинсах и красной майке. – Люди на товаре вторые сутки сидят, а ты не можешь его забрать отсюда! Я же тебе сказал, что делать. На кой хрен ты вернулся? И это еще что за хмырь с тобой?

– Вова Рыжий, – сказал Мурзик, судя по его виду уже сомневавшийся – правильно ли он сделал, что вернулся в номер. – Вова на Глобуса работает... Я ему пару "чеков" хотел продать...

– Ты урод, Мурзик! – сказал горбоносый. – Из-за копеек суетишься, а насчет товара, который стоит... До хера он стоит, короче говоря, а ты с ним разобраться не можешь! Я завязываю с тобой работать, честное слово...

– Че ты психуешь, Закир... – попробовал обороняться Мурзик, но в ответ был послан далеко и надолго. Кирилл не торопил события, он осматривался, считал и соображал. Фамилии двоих приезжих, что сняли номер, – Закиров и Абдюшев. Получается, что Закиров – это Горбоносый. Абдюшев... Наверное, тот усатый, что дремлет в кресле. И еще двое. Один, круглолицый веснушчатый парень, лежит на кровати и спит. Другой сидит на подоконнике и внимательно следит за Кириллом. Черт, этот тип на подоконнике – самый настоящий негр. Росту в нем, наверное, метра два, не меньше. Кирилл уже не чувствовал себя таким уж большим. Да и умным, в общем-то, тоже...

– Закир, забери у него "пушку", – вдруг сказал негр без малейшей тени акцента.

– Без проблем, – поспешно развел руками Кирилл. – Держите, ребята...

– Держим, не переживай, – утешил его Закир, вытащив Кириллов "ПМ" у него из-за пояса и небрежно бросив на журнальный столик между пепельницей и пивными бутылками. От резкого звука усатый в кресле открыл глаза и уставился на Кирилла:

– Это кто?

Усатому объяснили, и тот равнодушно махнул рукой:

– Ну так отвесьте ему...

Очевидно, усатый был здесь главным, потому что Закир перестал ругаться с Мурзиком, пошел в ванную комнату и принес оттуда сверток, внутри которого лежали расфасованные порции наркотика – "чеки".

– Сколько тебе, Вова? – спросил Закир неприязненно Кирилл подумал и сказал, что штук пять хватит. Закир отделил от кучки пять "чеков" и выложил их на столе.

– Бабки давай, – подал голос Мурзик. Кирилл полез было в карман, но усатый снова открыл глаза.

– Мне послышалось или парень вправду на Глобуса пашет?

– На Глобуса, – сказал Кирилл, еще не зная, хорошо это или плохо.

– Тогда скажи Глобусу, – лениво протянул усатый, – что у меня имеется элитный товар. Чистейший "кокс", ни разу не разбодяженный... Белейший как снег. Суперкачественный продукт.

– Да-а, – негр на подоконнике мечтательно причмокнул. – Такой "кокс", наверное, Березовский каждый день нюхает!

– Папа римский не отказался бы от такого "кокса", – пафосно заметил усатый. – Глобус тоже может попробовать, если поспешит... Эй, Закир, дай парню на пробу, чтобы он мог подтвердить Глобусу.

– Только товар переводить, – проворчал Закир, но подчинился и вытащил из какого-то тайника целлофановый квадратик, заполненный белым порошком. Пять кирилловских "чеков" он скинул на кровать, а на освободившееся место аккуратно высыпал кокаин.

– Садись, – велел усатый Кириллу. – Садись и попробуй. И скажи мне потом, что ничего лучшего в жизни ты не пробовал. И скажи это потом Глобусу.

– Ага, – кивнул Кирилл, медленно опускаясь на кровать. Справа от него сидел Мурзик, завистливо косясь на журнальный столик. Впереди и чуть слева сидел в кресле усатый и выжидающе смотрел на Кирилла. Напротив кровати покачивал длинными ногами в тренировочных синих штанах огромный негр. У выхода из комнаты стоял мрачный Закир, скрестив на груди мускулистые руки. И только конопатый парень на кровати безмятежно сопел себе, улыбаясь каким-то своим снам.

Кирилл посмотрел на рассыпанный по столу порошок и понял, что сам себя загнал в ловушку. Все в этом номере таило угрозу – и кокаин, и негр, и Закир, и Мурзик...

– Давай, Вова, не тяни, – сказал усатый, и Кирилл почувствовал, как обращенные на него взгляды становятся все более напряженными и подозрительными. Ловушка под названием "кокаин" смотрела на Кирилла, а Кирилл смотрел на нее. Он знал, чего можно ожидать от злобного жестокого бандита, но вот чего ожидать от кокаина, он не знал. Поэтому Кирилл решил, что это самая опасная ловушка. И ошибся.

– Я чего-то не пойму, – зловеще проговорил Закир. Кирилл закрыл глаза и опустил голову к столу, будто нырнул в воду. Порошок пролетел вверх в носоглотку как бешеный экспресс.

– Хоп, – одобрительно сказал усатый.

В этот момент в коридоре Львов остановился и мотнул головой в сторону двери с цифрой 526. Парень из гостиничной службы безопасности осторожно поднес ключ к замку.

– Я войду первым, – предупредил Хорек и снял пистолет с предохранителя.

Глава 23

Он рассуждал про тяготы жизни еще минут десять. Молчун все это время согласно кивал, не решаясь нарушить ход мыслей Филимонова своими вопросами. Выходило, что у Филимонова забот полон рот, и в какой-то миг Молчуну даже подумалось, что не фиг тут сидеть со своей ерундой, у человека вон какие проблемы... Но потом Молчун все же собрался, улучил момент, когда Филимонов заталкивал в рот сигарету, и осторожно проговорил:

– Я хотел бы узнать... Как там продвигается расследование...

– А никак, – быстро ответил Филимонов и развел руками. Его слова прозвучали так исчерпывающе, что Молчун хотел было подняться со своего неудобного стула да пойти домой. Он даже чуть оторвал ягодицы от стула – к счастью, Филимонов в клубах табачного дыма этого не заметил и счел нужным дополнить свое заявление:

– Сам посуди, с чего оно будет двигаться? Три недели назад у нас тут укротителю тигров, народному артисту, голову проломили...

– У вас тут? – удивился Молчун, оглядывая тесный кабинет. В его представлении укротители все были плотными мужчинами с хлыстами и пистолетами, в высоких цилиндрах... Поэтому было непонятно, как в одном кабинете могли уместиться и сам укротитель, и те отчаянные ребята, что покусились на целостность укротительского черепа.

– В районе, я имею в виду, – уточнил Филимонов. – Так вот, к чему я это тебе говорю... Народного артиста! Среди бела дня! При десяти свидетелях! И тоже – ни тпру ни ну. Соображаешь?

Молчун неопределенно покачал головой.

– А ты соображай, – посоветовал Филимонов. – Не хочу тебя обидеть, но племянница твоя была совсем не народная артистка. Она была проститутка. Знаешь, как их еще называют?

Это Молчун знал.

– Бляди, – сказал он и, кажется, не угадал. Филимонов вздохнул.

– Группа риска их называют, – сказал Филимонов. – В том смысле, что они сами нарываются на такие истории. Да еще ночью, да еще на съемной квартире. Свидетелей нет, улик эти гаврики тоже не оставили... Как я буду двигать это дело? Тем более что спросят с меня в первую очередь за народного артиста, будь он неладен! А за твою племянницу с меня не спросят. Это я тебе честно говорю, откровенно, соображаешь? Глухое дело. Филимонов запыхтел как паровоз, изредка молниеносными движениями стряхивая пепел в банку из-под пива.

– Ну а хотя бы версии какие-нибудь? Предположения? – сказал Молчун с намеренной обреченностью в голосе. – Если квартира съемная, то ведь хозяева видели тех людей, кому сдавали...

– Ну видели, – равнодушно согласился Филимонов. – А толку? Хозяйка квартиры – бабка семидесяти лет. Каждый вечер выходит на Садовое кольцо с деревяшкой на шее "Сдаю квартиру". Ясно, кому она сдает – проституткам да их клиентам. Память у нее соответственно возрасту – ну было каких-то два мужика, ну дала она им ключи от квартиры... Лиц не помнит. Помнит, что один был повыше, другой пониже. Каши из этого не сваришь.

– А может быть, это конкурирующая группировка? – не без труда выговорил Молчун заготовленный вопрос. Филимонов посмотрел на него как на идиота.

– Какая группировка? Какие конкуренты? Твоя племянница и ее подруга сами по себе работали, без всяких группировок. А если бы они кому мешали, так им бы в худшем случае морды набили. Но не убили бы. И уж тем более не стали бы ноги резать...

– Ноги? – помимо воли Молчуна перед его глазами поплыла квартира на Ленинском проспекте, темные лужи крови... И ноги. Неподвижные, неестественно вывернутые. Мертвые. – Резать? – переспросил Молчун будто в трансе.

– Я не должен тебе это показывать, – сказал Филимонов. – Но я так чувствую, что ты мужик крепкий...

Просто чтобы ты понял, какая мразь встречается в столице нашей Родины...

Он вытащил из бумажного пакета несколько фотографий, и в глаза Молчуну ударила та же самая картина, которую ему только что нарисовала его память. Молчун медленно перебирал снимки. Общий план. Одно тело. Второе тело. Крупный план...

– Ту, другую девчонку, ее просто зарезали, – пояснил Филимонов. – А вот с твоей племянницей... С Людмилой, да? С ней похуже поступили.

– Зачем это, а? – дрожащим голосом произнес Молчун, держа перед глазами снимок. – Зачем такое было делать? Какой в этом смысл?

– Мы же с тобой нормальные люди, – сказал Филимонов, забирая у Молчуна фотографии. – Нам не понять смысла того, что делают психи. Психи, уроды и подонки. Иных слов у меня для них нет. Два психа покупают проституток, но вместо того, чтобы их по-человечески трахнуть, убивают. Ну что это такое? Куда катится этот мир?

Молчун поднялся со стула. Он не знал, куда катится этот мир. Он вообще много чего не знал. Он не мог представить причину, по которой у молодой красивой девушки нужно было вырезать с внутренней стороны бедер два куска, кожи квадратной формы. Он не мог это объяснить ни себе, ни тем более Стасу.

Филимонов предложил позвонить через месяц-полтора, и Молчун кивнул, хотя прекрасно понимал, что не будет звонить и не будет приходить... Филимонов был слишком страшным человеком – у него были фотографии ног Милы Михальской. Крупным планом. И у него были фотографии ее мертвого лица – лица, на котором глаза... Молчун подумал, что так, должно быть, выглядит взгляд с того света – безнадежный вопль о помощи, прощальный взор на оставляемый мир живых... Молчун не знал, что внушило ему больший ужас – раны на теле Милы или же ее глаза.

Он быстрым шагом добрался до автобусной остановки, купил в киоске банку пива и выпил ее почти залпом. Вскоре Молчун понял, что пивом тут не обойдешься – страшные картинки все еще стояли перед глазами.

Автобус довез его до станции метро. Тут Молчун зашел в магазин, купил бутылку водки и заботливо спрятал ее под куртку. В вагоне метро Молчун сразу пробился в дальний угол, да там и остался, чтобы ненароком не задели его драгоценный груз. На Кольцевой народу в вагоне стало меньше, Молчун сел на освободившееся место, откинулся на спинку сиденья, перед собой... И понял, что сходит с ума.

Прямо на него смотрела Мила Михальская.

Глава 24

Порошок пронесся по носоглотке горячим смерчем и ударил точно в центр мозга. Само собой, Кирилл не мог этого видеть, но он чувствовал, что удар пришелся именно туда. И от удара там будто вспыхнула ярчайшая лампочка, будто внутреннее солнце поселилось в черепе у Кирилла, и солнце пустило свои длинные горячие лучи по нервным окончаниям...

Это внутреннее просветление длилось несколько секунд, а потом Кирилл почувствовал, как лучи слабеют, пропадают, гибнут. В отчаянии он пытался их найти, но просветление и тепло сменились холодом и разочарованием...

– Ну как? – влез кто-то с ненужным глупым вопросом в то время, как Кирилл еще надеялся отыскать ускользающие лучики тепла, иссыхающие ручейки покоя и внутреннего света.

– Нормально, – шепотом сказал Кирилл и открыл глаза. Действительность резко ударила своей грубостью и несовершенством – журнальный столик с поцарапанной полировкой, громоздкий холодный пистолет, какие-то белые разводы...

– Хорошо вставило? – допытывался какой-то кретин. – Вот скажи потом Глобусу...

– Какое там вставило, – вмешался третий, большой и черный. Кирилл даже не подозревал, что бывают такие. – Смотри, у него все на морде осталось. На носу и на губах.

– Ты че, Вован, – рассмеялся голос справа. – В первый раз, что ли...

Смех не понравился Кириллу. И вообще, все здесь было как-то недружелюбно. И напряженно. Глупые вопросы, глупый смех. Взять бы пистолет да перестрелять всех этих козлов. Только уж слишком тяжелая на вид эта штука...

Он по-прежнему сидел, низко опустив голову, а вокруг говорили новые глупости, типа:

– Мурзик, ты где откопал этого кадра? Какой-то он...

– Как будто и вправду первый раз нюхнул...

Кирилл тихонько захихикал над этими идиотами и зачем-то проговорил, медленно и надменно:

– Мне привычней по вене, мальчики...

– Посмотри у него руки, – тут же сказал кто-то. Они ему не верили. Вот козлы! Взгляд Кирилла снова сосредоточился на пистолете. Можно даже не стрелять, можно пригрозить им, и они все мигом улетят из комнаты. Оставят Кирилла одного. Наверное, так и нужно сделать. Господи, они собираются засучить ему рукава!

– Пошли вы, – буркнул Кирилл, вяло взмахивая руками. Кто-то резко бросил ему: "Сиди!" – и треснул ладонью по лбу, Кирилла передернуло, он попытался поймать обидчика за руку, но лишь рассек пустое пространство... Почему его не могут оставить в покое?

И будто издеваясь над ним – всплеск шума и криков справа. Кто-то вломился в номер, и все стали двигаться очень быстро, и каждый вопил... И от этого шума у Кирилла сдавило будто тисками виски. Он понял, что сейчас умрет, если этот шум не прекратится.

Горбоносый урод производил больше всего шума – он стоял, чуть согнувшись, посреди комнаты и тянул куда-то правую руку, а в руке держал... Плевать, что он там держал. Кирилл убил его первым.

Пистолет и вправду оказался дьявольски тяжелым, он норовил выскользнуть из пальцев Кирилла, "ствол" клонился все время вниз, а там внизу какой-то дурак в кожаной куртке пытался заползти под кровать... Он, должно быть, удивился, когда Кирилл случайно выстрелил ему между лопаток.

Затем Кирилл все же приподнял "ствол" – уровень шума был все еще чертовски высок. Шум еще не был окончательно добит. Кирилл посмотрел перед собой и увидел источник шума: большой черный человек стремительно двигался на него. Широко раскрыв рот и раскинув руки, будто собираясь обнять Кирилла. Будто он был старым приятелем Кирилла. Но Кирилл точно знал – черный прикидывается. Он не друг. Кирилл убил и его.

А поскольку черный был очень большим, стрелять пришлось несколько раз. Руке стало горячо, и что-то столь же горячее брызнуло Кириллу на лицо.

Черный рухнул, из вредности погрохотав напоследок. А Кирилл еще некоторое время пострелял по инерции, а затем понял, что наступила тишина. Он облегченно вздохнул, улыбнулся, разжал пальцы и выронил пустой "Макаров". Тишина лилась в уши, как ангельская музыка, а в воздухе вокруг летало что-то белое, похожее на снег.

"Новый год?" – удивился Кирилл. Ему стало совсем весело, он перешагнул через труп Мурзика и двинулся куда-то вперед, вперед, вперед... По дороге он ненароком споткнулся обо что-то.

"Что-то" на самом деле было Львовым. Хорька Кирилл миновал чуть раньше.

Глава 25

А на Лужкова он вовсе и не был похож – особенно когда надевал очки. В очках он был просто немолодым человеком среднего роста, средней комплекции и ничем не выделяющейся среди других наружности. Очки придавали ему интеллигентный вид, но он не носил их постоянно – сейчас он просто читал газету, старательно минуя взглядом раздел криминальной хроники. Просто удивительно, какими тупыми и невежественными могут быть люди – они упоминали его поступки именно в разделе криминальной хроники, считая ЭТО преступлением, считая ЭТО проявлением жестокости, похоти, больной психики... Они не понимали истинной сути происходящего. Что ж, на то они и люди.

Поезд постепенно набирал ход, читать становилось труднее, и он в конце концов отложил газету в сторону. Времени на чтение будет еще предостаточно – дорога от Москвы до Белогорска длинная. Такая же длинная, как дорога от Белогорска до Москвы. Последнее время ему часто приходилось ездить то в одну сторону, то в другую. Иногда по прямой, иногда с пересадками – чтобы не примелькаться проводницам и вокзальным работникам.

С годами переносить дорогу становится тяжелее, но он не жаловался, хотя три года назад перевалил за пять десятков. Возраст не играл большой роли – он и дни рождения перестал отмечать, не потому что боялся старости, а просто... Просто это было неважно.

Важно было другое – хорошо и вовремя выполнить свою работу. Даже не работу – слишком уж казенное слово, – а долг. Хотя и это слово звучало тускло, не отражая всей важности, всей грандиозности...

Пока у него получалось. Он серьезно относился к своим обязанностям, а потому срывов не было. Все шло своим чередом, одно за другим, этаким круговоротом, который был частью другого, более значимого круговорота. Работа была еще далека от завершения, но и сил было достаточно.

Тем более что поездок теперь будет меньше. Практически не будет – московские дела завершены, и оставался Белогорск. Поработать там придется на совесть...

Проводница молча принесла стакан чая – крепкого, без сахара, как он и просил. Мысли о предстоящей большой работе заставили пассажира улыбнуться...

Улыбнуться и нежно погладить небольшой черный чемоданчик, который лежал на нижней полке рядом с пассажиром.

Часть вторая

Глава 1

Даже по прошествии трех дней правоохранительные органы Белогорска все еще не могли восстановить полную картину всего случившегося в номере 526 гостиницы "Алмаз". Хотя вроде бы непреодолимых препятствий к тому не было, а были целых три свидетеля, сохранившие память, трезвый рассудок и способность говорить. Свидетели были. Толку от них не было.

Оперуполномоченного Иванова примчавшийся в гостиницу ОМОН обнаружил в состоянии легкой прострации. Кирилл стоял, привалившись к дверному косяку, и пытался сосчитать то, что ему казалось большими снежинками, а на самом деле являлось выпущенными из подушки перьями. Лицо его было бледным и испачканным в чем-то, что протокол определил как "порошкообразное вещество белого цвета". Когда пришли результаты экспертизы этого вещества, подполковник Бородин схватился за голову.

Из прострации Кирилл вышел довольно скоро, в тот же день, он не стал отказываться отвечать на вопросы, однако радости допрашивающим это не доставило. Кирилл изумительно подробно излагал ход событий того злополучного дня – но лишь до того момента, когда Львов побежал звонить Хорьку, а Кирилл остался на этаже. Тут воспоминания Кирилла становились отрывочными, ну а после того, как Кирилл переступил порог номера 526, ему как будто начисто стерли память. Иванов осознал себя уже в окружении омоновцев, то есть когда все самое интересное уже случилось, и семь трупов устилали ковровое покрытие гостиничного номера.

Когда Кириллу объявили, что согласно данным экспертизы пятеро из семи застрелены из его, Кирилла, табельного оружия, он лишь пожал плечами. Ему и вправду нечего было сказать на этот счет.

Еще был сотрудник гостиничной службы безопасности. Всего Львов притащил на пятый этаж двоих секьюрити, первый из них осторожно отпер дверь номера, дал возможность ворваться внутрь обалденно крутому Хорьку и сам вошел следом. Следом за Хорьком он словил пулю. Оставался второй, но этот товарищ, не претендуя на звание героя, в номер соваться не стал, переждав стрельбу в коридоре. Было ясно, что каких-либо подробных сведений от него не дождешься. К тому же охранник внезапно оказался обладателем чрезмерно тонкой душевной организации, сказался нервно потрясенным и залег дома, не реагируя на приглашения побеседовать со следователями. Потом этот тип так же внезапно оклемался и сам явился для дачи показаний, да не куда-нибудь, а прямо в прокуратуру. И стал говорить там такое, что подполковник Бородин, когда узнал, снова схватился за голову... Ну да об этом позже.

И еще оставался старший оперуполномоченный Львов. Этот на первых порах молчал как рыба, впрочем, у него на это была причина, да еще и не одна.

Во-первых, Львов как человек опытный ждал, пока начальство сформулирует свою версию событий и попросит Львова подкрепить ее фактами. И не его была вина, что подполковник Бородин успевал лишь хвататься за голову под градом все новых и новых неприятных известий, а версию формулировать не успевал. Во-вторых, Львову было больно говорить о случившемся. Больно – в прямом смысле этого слова.

Как только грохнул первый выстрел и Хорек кувыркнулся наземь, Львов оперативно рухнул на пол и укрылся от огня, используя рельеф местности, а именно – дверь в ванную комнату. Распахнутая дверь отгородила Львова от комнаты, дав ему драгоценные секунды, чтобы собраться с мыслями. В номере грохотало как в механосборочном цехе, где Львов когда-то имел счастье трудиться на благо Родины. Под такой аккомпанемент он надумал вытащить пистолет у Хорькова – тот лежал на полу, и вид у него был такой, что было ясно – в ближайшее время личное оружие ему не понадобится. Не успел Львов вырвать "Макаров" из пальцев Хорька, как вдруг что-то случилось, что-то грохнуло, что-то мощно врезало Львову по физиономии, вмиг вышибив из старшего оперуполномоченного сознание. Львов оказался на полу рядом с Хорьковым – теперь пистолет был не нужен им обоим.

Немудрено, что Кирилл бездумно перешагнул через оба этих тела, одно мертвое, другое бессознательное. Они мало чем друг от друга отличались – оба были неподвижны и забрызганы кровью.

Придя в себя, Львов обнаружил, что какой-то отморозок лихо изрешетил дверь ванной комнаты, в результате чего выбитая дверная ручка и стала той страшной силой, которая жестоко изувечила лицо старшего оперуполномоченного и лишила его сознания в столь ответственный момент. Но нет худа без добра – ручкой Львову выбило больной зуб. И еще два здоровых. Не говоря уже о разбитом носе, разорванных губах и прочих мелких дефектах внешности, с которыми Львов явно не мог принять участие в конкурсе "Мистер ГУВД-2000".

В этом тяжком – морально и физически – положении Львов предпочел отлеживаться дома на диване с мокрым полотенцам на лице. Телефон он отключил, так как знал наверняка – ничего хорошего ему не сообщат.

А хорошего и вправду сообщать было нечего. Бойня в городской гостинице посреди белого дня – совсем не тот случай, который можно скрыть от широкой общественности, а посему в дело активно влезла прокуратура. А для нее наличие в номере 526 пары килограммов кокаина, пяти килограммов маковой соломки и трех незарегистрированных "стволов" не являлось достаточным основанием для гибели семи человек. Особый интерес вызывало состояние оперуполномоченного Иванова в момент проведения так называемой операции по задержанию. Прокурорский работник так и сказал Бородину в телефонном разговоре – "так называемая операция". Выходило, что это вовсе и не операция была, а невесть что. А Иванов, выходит, был в состоянии наркотического опьянения. А даже если бы и не было опьянения – что делали Иванов, Львов и Хорьков в гостинице "Алмаз"? Гонялись за наркоторговцами? Но ведь это компетенция другого отдела. Зачем полез Иванов с друзьями в чужую епархию? Своих дел им было мало? Раскрываемость у них была стопроцентная? Делать им было нечего? Или, напротив, имелся в номере 526 сугубо коммерческий интерес?

Подполковник Бородин уныло выслушивал все эти иезуитские вопросы и ежился, представляя, во что может вылиться история в гостинице. Она могла вылиться не просто в скандал, а в скандал, после которого полетят головы. И не только голова какого-нибудь там Иванова, это само собой, а и головы его начальников, за то, что не уследили, не проконтролировали, не уделили внимания, не обеспечили и не исполнили... А в пирамиде начальников Иванова Бородин был первым, и оттого ему было особенно не по себе. А скромный опер по фамилии Иванов думал в это время совсем об ином. Со свойственной молодости легкостью Кирилл попереживал-попереживал насчет гибели Хорька и прочих неприятностей, а затем переживать бросил. И вернулся к тому, с чего когда-то начал. А именно – с Пушкинского сквера, с отрезанной руки Алены Ждановой и с безжалостно застреленной собаки военного пенсионера Хрипачева. И если расценивать убийства в Пушкинском сквере как точку отсчета – а Кирилл так и расценивал, – то инцидент в гостинице "Алмаз" имел лишь одно значимое последствие: одним подозреваемым стало меньше.

Глава 2

Молчуна пробрал озноб, будто находился он не в вагоне метро, а в холодном подвале, темном и жутком. Глаза Милы Михальской, полные отчаяния и боли, продолжали смотреть на него – в последние секунды жизни все маски были сброшены, все гримасы отправлены к черту, и девушка совсем не была похожей на холеную куклу, скорее – на смертельно перепуганного ребенка, который понимает, что игры зашли слишком далеко, но уже ничего не может с этим поделать...

Лицо Милы было напечатано на первой странице газеты "Криминал-Экспресс". Газету держал в руках сидевший напротив Молчуна угрюмый детина в поношенной кожаной куртке. Его маленькие черные глазки так внимательно изучали содержание газеты, как будто детина искал там упоминание о своей собственной персоне. Молчун не удивился, если в это было действительно так.

Вагон мерно покачивался, а Молчун в том же успокаивающем ритме поглаживал спрятанную за пазухой бутылку водки. Самообладание понемногу возвращалось к нему, но тут детина в кожаной куртке зачем-то встряхнул газету, и лицо Милы дернулось, будто все еще жило жизнью живых. Молчун поежился. Нужно было найти какую-то успокоительную и все объясняющую мысль. Молчун напрягся и придумал. Это просто совпадение. Так совпало, что напротив него в метро поехал тип с газетой, где напечатано про убийство Милы. Да еще и с фотографией. Откуда, кстати, фотография? Молчун понял, откуда. Ракурс снимка узнавался безошибочно – те же самые фотографии Молчун видел сорок минут назад в кабинете майора Филимонова. Как там сказал Филимонов? "Вообще-то это никому не положено показывать, но я тебе покажу..." Так же, наверное, он сказал и газетчикам из "Криминал-Экспресса", с той разницей, что Молчун майору ничего не заплатил, а газетчикам наверняка пришлось раскошелиться...

Что ж, пожалуй, так все и было. Молчун с трудом оторвал взгляд от лица Милы, пробежался глазами по рекламным наклейкам, гладким и разноцветным, но белозубые девушки, шубы по сниженным ценам и натуральные соки не смогли зацепить его внимания. Взгляд Молчуна с неизбежностью бумеранга вернулся на первую страницу "Криминал-Экспресса". Снова видеть глаза Милы Молчун не хотел, поэтому он поспешно впился глазами в буквы под фотографией. Заголовок орал ярко-желтыми кляксами: "Кровавый маньяк возвращается! Его новые жертвы – московские путаны!" И чуть ниже – "Подробности на странице 3".

Молчун пробежал текст трижды и лишь тогда сосредоточился на слове "возвращается". "Если он возвращается, – рассудил Молчун, – значит, он уже был раньше. В смысле, он кого-то уже убивал. Маньяк". Память тут же подбросила недавние слова майора Филимонова: "Нам не понять того, что делают психи. Психи, уроды и подонки".

А еще раньше Гоша сказал, что на такое способны только психи, ненормальные. То есть маньяки.

В следующую секунду Молчун понял, что ему нужно сделать. Ему нужно ткнуть эту газету Стасу в морду. В его круглую посыпанную кокаином морду. И если нужно – прочитать с выражением заголовок. Чтобы до этого козла доперло наконец, что нет никаких конкурентов, нет никаких Измайловских, подольских и прочих... Есть лишь псих, смысл действий которого не понять никому. Разве что такому же психу. И если Стас считает себя психом, то – пожалуйста. А Молчун...

– Мне твоя газета нужна, – сказал Молчун, нависая над детиной в кожаной куртке. Тот, слегка обалдев, посмотрел снизу вверх на мрачную физиономию крепко сложенного мужика. И обратил внимание на оттопыренную полу куртки Молчуна. И на правую руку Молчуна, которая не переставала холить и лелеять теплое бутылочное стекло. Молчун не лукавил, когда говорил Гоше, что не тянет на роль распутывателя сложных клубков – сейчас Молчуну даже в голову не пришло, что газета наверняка напечатана десятками тысяч экземпляров и что ее можно купить за пятерку в любом переходе. Молчун видел перед собой предмет, который был ему позарез нужен и который он готов вырвать у озадаченного детины любой ценой.

– Так ведь это... – сказал детина, чье красноречие примерно равнялось ораторским способностям Молчуна. – Это ж моя газета.

Молчун раздосадованно дернул головой – ему показалось, что парень не расслышал его за шумом движущегося поезда. Молчун повторил свое обращение, и две девушки стали постепенно отодвигаться от счастливого обладателя газеты "Криминал-Экспресс", предчувствуя скорое и криминальное развитие событий.

– Я ж читаю, – была вторая фраза, которую родил детина, но смотрел он в этот момент не в газету, а на оттопыренную полу куртки Молчуна. Погибать за газету детина явно не хотел, поэтому, когда Молчун еще больше склонился к парню и душевным голосом попросил: "Мне очень нужна эта газета", тот чертыхнулся, сложил листы и сунул "Криминал-Экспресс" Молчуну. Тот был ему очень благодарен, схватил газету и сел на свое место.

Тут Молчун обнаружил, что для чтения газет в общественном транспорте необходимы обе руки, его же правая была задействована на поглаживании бутылки с водкой. Сначала Молчун извлек руку из-за пазухи, а потом поразмыслил и пришел к выводу, что спиртные напитки лишь отвлекут его от дела и лишат ясности мыслей. Молчун вынул бутылку и протянул ее лишенному газеты парню, что тоскливо смотрел в пол.

Тот не поверил своему счастью и одарил Молчуна таким взглядом, какой бывает у детей, впервые в жизни столкнувшихся нос к носу с Дедом Морозом. Молчуну подумалось, что он, кажется, совершил доброе дело. Хотя если быть совсем серьезным, то лучше уж читать дрянные газеты, нежели хлестать хорошую водку. Но Молчуну запомнились потрясенные подарком судьбы глаза парня, и он погнал прочь серьезные мысли.

Парень с бутылкой выскочил из вагона на следующей остановке, а Молчун раскрыл газету, как и советовали, на третьей странице. И стал читать.

Очнулся он уже на конечной остановке, когда громкоголосая тетенька выгоняла всех из вагона. Молчун поспешно выскочил на платформу и перевел дух.

Интересная оказалась газета.

Глава 3

Лектор был похож на профессора Мориарти из фильма про Шерлока Холмса – длинное лицо, сужающееся книзу, высокий лоб и пронзительный взгляд желто-серых глаз. Если бы этот человек не находился в данный момент на преподавательской кафедре, Кирилл и не признал бы в нем высокообразованного эксперта, а признал бы шизофреника и на всякий случай обошел бы его стороной. Но лектор был на своем месте и, втянув голову в плечи, вещал малоприятным гнусавым голосом. Кирилл дождался конца лекции и не без опаски приблизился к "Мориарти". По дороге он успел подумать, что, возможно, люди, активно изучающие НЕЧТО, в итоге сами становятся похожими на это НЕЧТО. Тогда это многое объясняло в облике лектора. Он занимался поведением серийных убийц.

– Я вам звонил, – напомнил Кирилл.

– Вы мне звонили, – прогнусавил лектор. – Это точно. Я только не понял, чего вы от меня хотите. Если вам нужно изучить явление, посещайте лекции моего спецкурса...

– Мне некогда ходить на лекции, – перебил его Кирилл. – Я практической работой занимаюсь, ловлю убийц. Поэтому мне нужно, чтобы вы изложили все минут за пятнадцать. Основные вещи, которые нужно знать, когда имеешь дело с серийным убийцей.

– А вы имеете с ним дело? – осклабился лектор. – Неужели? Тогда и меня познакомьте, у меня недостаток фактических материалов. Последний настоящий источник, с которым я работал, носил фамилию Чикатило. К сожалению, его уже нет в живых...

– К сожалению? – усомнился Кирилл.

– Конечно. Бесценный источник информации. С ним можно было еще работать и работать. К сожалению, в нашей стране все решают не ученые вроде меня, а практики вроде вас... А у вас действительно есть на примете маньяк в хорошем состоянии? Или вы меня разыгрываете?

– У меня есть убийство, – сказал Кирилл. – И я хочу понять, чьих рук это дело.

– Всего одно убийство? – скептически прищурился лектор. – У Чикатило их было пятьдесят две штуки. Вот это и называется – серия. А одно – это не серия.

– Убийца отрезал жертве руку.

– Это интересно, – жутковато улыбнулся лектор. – Такие интересные темы лучше всего обсуждать за чашечкой кофе. Само собой, за кофе мы пойдем не в этот ужасный буфет, а ко мне в кабинет.

Хороший кофе, по мнению лектора, представлял собой крепчайший напиток без сахара и молока. Кирилл отпил глоток и вздрогнул. Почему-то вспомнился опыт с кокаином в номере 526. Лектор же блаженно закатил глаза и прошептал:

– Превосходно... Вы чувствуете, что вы живы?

– А? – встрепенулся Кирилл. Ему показалось, что он прослушал какую-то часть рассуждений лектора. – Что? Жив? Ну да... Конечно, я чувствую.

– А он не чувствует, – ласково, будто бы речь шла о ребенке, произнес лектор. – Он – я имею в виду, убийца, маньяк... Он сомневается в реальности собственного существования. Он сомневается в реальности своих поступков. И ему нужны доказательства. Как, кстати, и вам, милиционерам, – довольно ухмыльнулся лектор и отломил кусочек крекера. – Доказательства, что ЭТО действительно было. И тогда он берет с собой какой-нибудь фрагмент. Чтобы потом держать его дома в укромном местечке, иногда трогать, рассматривать и удостоверяться, что он и его поступки – реальны. Таким фрагментом может быть, например, отрезанная рука.

– Ни черта себе сувенирчик... – пробормотал Кирилл.

– Обычно маньяк выбирает что-нибудь поменьше габаритами, – согласился лектор. – Если в вашем случае и вправду работал маньяк, то я боюсь, что он очень болен. Видите – ему требуются большие фрагменты, чтобы уравновесить свои ощущения с реальным миром.

Мне было бы очень интересно поработать с таким источником.

– Это вы про убийцу?

– Про него. Что же касается пятнадцатиминутной выжимки из моего курса, то ради бога... Модель поведения серийного убийцы содержит в себе несколько стадий. Первая стадия – это покой. Убийца тщательно изображает нормальность, но в уме бесконечно представляет себе будущее преступление. Далее убийца должен натолкнуться на какой-то образ, близкий его воображаемым картинам. Например, он представляет, как убивает брюнетку с полными бедрами, одетую в кожаные штаны. А затем в реальной жизни он видит такую женщину, и это дает импульс его действиям, это приводит его в следующую стадию. Эта вторая стадия – стадия лова. Он начинает искать жертву, выслеживает ее и готовится к совершению преступления. Далее он подкарауливает жертву, захватывает ее и совершает убийство, стараясь с максимальной точностью повторить то, что он видел в своем воображении. Этим убийством маньяк подтверждает факт собственного существования, он доказывает, что живет в этом мире...

Кирилл почувствовал, что вспотел – то ли от кофе, то ли от слов лектора. А тот невозмутимо продолжал, потихоньку расправляясь с крекерами:

– Совершив задуманное, маньяк впадает в депрессию. Вскоре его воспоминания о случившемся становятся расплывчатыми, неясными. И вот тогда ему приходят на помощь "сувениры", фрагменты с места преступления – части тела, куски одежды, какие-то личные вещи убитого... Депрессия переходит в состояние покоя, когда маньяк снова начинает вынашивать в мозгу акт убийства...

– То есть этот тип работает по кругу, – сделал вывод Кирилл.

– Как белка в колесе, – вздохнул лектор. – И мне его даже жалко. Он не может вырваться из круга, он обречен повторять один и тот же ритуал бесконечно...

– Почему же бесконечно? – не согласился Кирилл. – Я помогу ему вырваться из круга. Есть хороший способ. Дырка в голове – и все нехорошие видения вылетают наружу.

– Не надо так жестоко шутить, – сказал лектор. – Я с удовольствием пообщался бы с таким объектом. Для пользы науки. Но вы ведь даже не знаете толком – маньяк это или просто...

– Просто? Или девушка просто потеряла руку во время прогулки?

– Молодой человек, – лектор хрустнул суставами длинных тонких пальцев. – Когда у вас будет две девушки с отрезанными руками, тогда наш разговор приобретет практический смысл. А пока это всего лишь моя бесплатная консультация молодым сотрудникам правоохранительных органов.

Кирилл чуть было не брякнул сгоряча: "Будет вам и вторая девушка!", но длинноволосый лектор опередил его очередным глубоким измышлением:

– Кстати, по поводу правоохранительных органов... Вам не кажется, что чем больше человек занимается преступниками, изучает их, тем лучше он их понимает и... И начинает им завидовать.

– Как это?

– Он понимает, что преступник, а в вашем случае серийный убийца-маньяк, свободнее обычного человека. Свободнее, раскрепощеннее... Он не стесняет себя рамками закона и морали, условностями, которые налагает общество. Он просто делает то, что хочет.

– Чикатило в конце концов расстреляли, – напомнил Кирилл.

– Да, я присутствовал при этом мероприятии, – мимоходом заметил лектор. – Его расстреляли, он заплатил жизнью за совершенное... Но мы всегда платим высокую цену за наши осуществленные мечты. Он многие годы ничем себя не ограничивал, он был свободен. Цена – вряд ли она имела тут существенное значение.

– Я не завидую ему, – сказал Кирилл. – И я не завидую никому из этих уродов...

Кирилл пробормотал какие-то благодарственные слова узколицему лектору, стараясь при этом не встретиться с его пронзительными глазами. Во рту остался привкус кофе, а в ушах хруст суставов. Еще был какой-то странный, навроде медицинского, запах, неуловимо витавший в кабинете лектора. Короче говоря, Кирилл был рад, что оттуда смотался.

А что касается второй девушки... Лена Жданова и была второй девушкой. А вот как звали первую...

Кирилл не любил долгих извилистых путей, он любил добиваться своего стремительной атакой, быстро и нахраписто. Но, кажется, в нынешнем случае кавалерийские наскоки не проходили.

Делать было нечего – Кирилл повернул в сторону городской библиотеки.

Четыре с лишним часа спустя он вышел на улицу, чувствуя резь в глазах и боль в позвоночнике. Пальцы от бесконечного перелистывания газетных страниц стали будто ватными... Но игра стоила свеч. В кармане у Кирилла лежала вчетверо сложенная ксерокопия газетной статьи трехнедельной давности.

Глава 4

Львов боком протиснулся в кабинет подполковника Бородина и сел на краешек ближнего к двери стула – совсем как нашкодивший двоечник в кабинете директора.

– Оклемался? – доброжелательно спросил Бородин.

– Не-а, – отозвался сумрачный Львов. – Так себя чувствую, будто везли меня на кладбище, да вывалили на полдороге.

– Вот оно как, – сочувственно покачал головой Бородин и совершенно случайно посмотрел на сейф. – Хорька помянем?

Львов закашлялся и замахал руками.

– Как хочешь, – пожал плечами Бородин. – Ты, кстати, похож теперь на этого... Как его... Ну, ты знаешь, певец такой молодежный... Шура! Ты теперь на него похож!

Львов одарил подполковника неширокой улыбкой – до Бородина еще четверо сослуживцев указали Львову на явное сходство с кумиром продвинутого молодняка. Теперь Львову хотелось то ли удавиться, то ли с помощью долота и молотка выбить себе все остальные зубы.

– Как наши дела? – спросил Львов, стараясь не открывать рот слишком широко.

– Хреново, – признал подполковник.

– Все же не так хреново, как у Хорька, – внес нотку оптимизма Львов.

– Не уверен... – сказал Бородин. – Слышь, Львов... Нас сейчас никто не слушает, а я никому не скажу. Какого черта вас туда понесло?

Львов тяжко вздохнул. Правда выглядела настолько безнадежно тупой, что в нее никто не поверил. Если в сказать, что они имели с Мурзиком совместный бизнес, не сошлись в цифрах и сгоряча замочили всю кодлу – поверили бы. А так – получался полный бред. Пали жертвой служебного рвения.

– У Кири была версия, – обреченно сказал Львов. – Что тех двоих в сквере замочил Мурзик. Он хотел его поймать на наркотиках с поличным и расколоть. Я всего на пару минут отлучился, пошел Хорьку звонить. Вернулся, а там уже...

Бородин разочарованно уставился в окно – он явно рассчитывал услышать нечто более интересное.

– Я понимаю, что дело гнилое, – признал Львов. – Но так уж вышло. Кого стрелочником-то назначили?

– Иванова, – сказал Бородин, по-прежнему глядя в окно. – Молодой, неопытный, проявил не к месту инициативу... Ну и на Хорькова тоже придется слить кое-что. Покойники, они стерпят. А тебя, Львов, мы отмажем, не переживай.

Львов не стал благодарить начальника, потому как понимал – отмазывает Бородин в первую очередь себя.

– Я тут рапорт написал, – сказал Львов. – В смысле, черновик. Вы посмотрите, подправьте, что неверно.

– Посмотрю, – кивнул Бородин. – И подправлю...

Тут еще вот какое дело. Иванова я от всех дел отстранил. Хорек отбегался. Выходит, дело в Пушкинском сквере на тебе остается.

– Ну да, – сказал Львов голосом приговоренного к пожизненной каторге.

– Я особо на этом акцентирую, потому как сейчас за нас крепко возьмутся. Не только по случаю в гостинице, но и по всем направлениям. А убийство в Пушкинском – сам понимаешь, не рядовое. Тем более раз им Иванов занимался, внимание к нему будет особое. Я тебя не прошу найти убийцу за двадцать четыре часа, но ты хотя бы бумаги в порядок приведи. Чтобы можно было проверяющим показать. Ивановскую эту версию тоже оформи как следует – какие были мероприятия проведены, какой план дальнейших действий... Предварительные итоги. Не мне тебя учить, как все это должно выглядеть.

– Это должно выглядеть аккуратно и убедительно, – сказал Львов. – Папка с делом, она навроде бронежилета – чем толще, тем безопаснее.

Львов дважды перерыл все бумаги на столе Иванова, но так и не обнаружил там материалов экспертизы, которые были совершенно точно положены на этот стол в злополучный день, когда проводилась охота на Мурзика. Кажется, Львов еще придавил эти листы кружкой с надписью "Здесь вопросы задаю я". Кружка присутствовала, а бумаги – нет.

Утомившись вполголоса материть Иванова, Львов уселся на стул и позвонил Кириллу. Трубку никто не брал.

– Подонок, – устало сказал Львов, вытащил свое помятое тело из-за стола и отправился по делам. В повестке дня у него стояло общественно значимое дело о поджоге винного магазина. С самого начала было ясно, что это дело рук конкурентов, оставалось лишь выяснить, кого именно. Львов провел определенную работу и выявил в округе двадцать две точки по торговле спиртным, принадлежавшие пятерым разным бизнесменам. Кто из них решился на поджог конкурента – оставалось загадкой.

Дело могло тянуться еще черт знает сколько времени, если бы на Львова сегодня не взвалили еще и Пушкинский сквер. Львов решил, что с винной историей пора кончать.

У него были на этот счет кое-какие наметки. Эти наметки появились после памятного ужина в семье Ивановых и знакомства с чудной девушкой по имени Наташа. Пельмени и студентка положительно сказывались на умственной деятельности старшего оперуполномоченного Львова.

Глава 5

Гоша отыскался в одной из своих контор, не в "Капризе", а в другом, более укромном месте, отгороженном от внешнего мира стальной дверью в подвале жилого дома в Кузьминках. Судя по присутствию в коридоре дюжины молодых женщин, Гоша занимался подбором кадров. В небольшой комнатке, смежной с кабинетом Гоши, сидели еще три девицы с простыми русскими лицами, испачканными дешевой китайской косметикой. Приняв одинаковые позы – нога на ногу, руки скрещены, – они терпеливо дожидались своей очереди на собеседование с Гошей. Молчун прошел без очереди.

Нервно поглаживая бороду, Гоша пробежал глазами текст статьи и пробормотал:

– Ни хрена себе... Про наших девок уже в газете пишут. Где ты это выкопал, Молчун?

Молчун и при желании не смог бы связно объяснить, каким образом в его руках оказалась эта газета.

– Случайность, – коротко сказал Молчун, и это было стопроцентной правдой.

– Хорошая случайность, – одобрительно промолвил Гоша. – Я так понимаю, ты хочешь это показать Стасу и убедить его, что девчонок убили два психа, а никаким наездом здесь и не пахнет?

Молчуну было приятно иметь дело с умным человеком. Он согласно кивнул головой. Гоша почесал в затылке:

– Боюсь, одной газетой тут не обойдешься... Ты в ментовку ходил? И что?

Молчун в двух предложениях объяснил, что в ментовке все глухо как в танке.

– Хм, – задумчиво проговорил Гоша. – Уж больно газету ты нашел подозрительную... Не поверит ей Стас. Если бы это в "Коммерсанте" было написано, он бы поверил. А это... Я первый раз в жизни вижу этот "Криминал-Экспресс". Ты вот что, Молчун, ты не торопись.

– Ха, – скептически произнес Молчун.

– Ты сначала наведайся в редакцию этой газеты. Найди козла, который это написал, и спроси – откуда он все узнал. Если источники информации солидные, поедем к Стасу и попытаемся его убедить.

– Источники информации? – с сомнением проворчал Молчун. – А он мне про них расскажет?

– Нужно, чтобы рассказал. Причем это тебе, Молчун, нужно, а не мне. Ты уж постарайся...

– Ладно, – кивнул Молчун, поднимаясь со стула. – Я позвоню потом... Когда узнаю.

– Позвони. – Гоша на миг задумался. – Хотя проще всего, Молчун, было бы кого-нибудь грохнуть.

– Чего? – нахмурился Молчун.

– Ты бы грохнул кого-нибудь, какого-нибудь левого типа, а потом отрапортовал бы Стасу – убийца обнаружен и уничтожен. Легко и просто.

– Как это я грохну левого типа? С какой стати я его грохну? – недоуменно уставился на Гошу Молчун.

– А-а... – Гоша махнул рукой. – Не понимаешь, и хорошо, что не понимаешь. Вариант этот слишком рисковый. Стас может купиться на этот трюк, а может и не купиться. И если он не купится, то будет проверять. А если проверка выявит, что тип – левый, тогда... Нет, Молчун, все-таки хорошо, что ты не понимаешь. Давай, двигай в редакцию, тряси этого журналиста, собирай факты, ну и газету не потеряй. Чем больше у нас будет всякого разного, чтобы сунуть Стасу в морду, тем лучше...

Молчун не стал говорить Гоше, что бы он с удовольствием сунул Стасу в морду. Это было слишком личное.

Глава 6

В этот раз на ней не было солнцезащитных очков и плаща с газовым баллончиком в кармане. На ней был длинный темный халат и домашние шлепанцы. По влажным волосам Кирилл сделал вывод – она только что из душа.

А в остальном ничего не изменилось. Она уверенно держала дистанцию. В самом прямом смысле слова – разговаривая с Кириллом через неснятую дверную цепочку.

– Вы же не боитесь незнакомых мужчин, – напомнил Кирилл встречу в лифте.

– Не боюсь, – холодно ответила она.

– Тогда почему бы не снять цепочку?

– Если хотите мне что-то сказать – говорите так. Цепочка не мешает разговору.

– В прошлый раз вы были немного любезнее...

– В прошлый раз я хотела вам кое-что рассказать. Сегодня мне рассказывать нечего, стало быть, моего интереса в этом разговоре нет.

– Но ведь я не просто... Я ведь сотрудник милиции, – напомнил Кирилл. – Я по делу...

– Если бы вы были по делу, вы бы к этому делу приступили. А вы уже десять минут уговариваете меня снять цепочку. Может, мне позвонить вашему начальству и проверить – действительно ли вам поручали провести со мной беседу?

– Звоните куда хотите, – разозлился Кирилл, потому что ход мыслей у этой стервы был выстроен железно. Позвони она в милицию – и к списку Кирилловых неприятностей, и без того немаленькому, добавится еще пара пунктов. Уж лучше объясниться через цепочку, тем более что никто сюда Кирилла не гнал, сам он сюда явился, надеясь на... Непонятно на что надеясь. Вот и злиться теперь нужно не на подругу Ждановой, а на самого себя.

– Звоните куда хотите, – сказал Кирилл. – Я просто хотел вам сообщить, что вся эта история с Мурзиком оказалась полной ерундой.

– Этого не может быть, – последовал немедленный ответ. – Потому что все, что я вам рассказала, – правда. И этому можно найти других свидетелей, кроме меня.

– Может быть. Я имею в виду, что вы ошиблись в самом главном – Мурзик не убивал вашу подругу. У него стопроцентное алиби на ту ночь. Это во-первых.

– Даже странно слышать от милиционера такие слова, – процедила она. – Думаете, Мурзик заранее не позаботился о своем алиби? Он же не кретин... А что во-вторых?

– Во-вторых, Мурзика убили.

– Неужели? И кто же облагодетельствовал человечество?

– Я, – мрачно признался Кирилл.

– Спасибо.

Это было сказано на полном серьезе. Кирилл слегка опешил, а пока он подыскивал слова, внезапно исчезла отгораживавшая его от хозяйки квартиры цепочка.

– Заходите, – сказала она. Лика – вспомнил Кирилл. Ее звали Лика.

– Странно, – буркнул Кирилл, переступая порог. – Иногда, чтобы девушка пригласила тебя в гости, нужно убить человека.

– Всякое случается, – отозвалась Лика, опять-таки на удивление бесстрастно. – Но вы точно убили Мурзика?

– Верняк, – сказал Кирилл. – Я видел, как его повезли в морг. Мы пытались его арестовать...

– А он попытался оказать сопротивление, – продолжила Лика. – Поэтому вам пришлось его застрелить.

Кирилл подумал, а потом утвердительно кивнул. Не хотелось признаваться, что Мурзика он убил, предварительно нанюхавшись кокаина. Не лучшее было бы начало для знакомства с девушкой, а сейчас, сидя на диване в полуметре от Лики, Кирилл мог наконец признаться себе – он пришел сюда именно для знакомства.

– Даже если Мурзик не убивал Лену, – сказала Лика с безжалостностью дочери палача, – он все равно получил то, что заслужил. Мне кажется, что у нас очень мягкие законы относительно торговцев наркотиками. А вы как думаете?

– Тоже... Тоже так думаю, – сказал Кирилл. Кажется, оказаться на одном диване с Ликой еще не означало перевести разговор в более приятную плоскость. Но влезть в юридическую дискуссию было бы уже слишком. Требовалось срочно свернуть в сторону. – А вы учитесь на юриста?

– А я похожа на будущего юриста?

– Нет, – признался Кирилл.

– Это потому, что я не учусь на юриста. Я тренирую уже состоявшихся юристов.

– То есть?

– Когда юристы добиваются успеха и начинают зарабатывать достаточно денег, у них, как правило, начинаются проблемы со здоровьем. Лишний вес, гиподинамия. Я веду занятия в группах здоровья. Юристы, банковские клерки, бухгалтеры. У них у всех есть лишний вес и лишние деньги. Я помогаю им избавиться и от того, и от другого.

– Ясно, – сказал Кирилл. – А Лена Жданова? Она же не юрист, не клерк. Как вы с ней познакомились?

– Случайно. И это уже не имеет значения, потому что Лены больше нет.

– Имеет значение все, что связано со Ждановой, – сказал Кирилл. – Потому что убийца еще не найден. Помимо Мурзика, вы никого не подозреваете? Лена вам не рассказывала про своих врагов? Может быть, подозрительные люди? Может быть, за ней следили? Может быть, в предыдущие убийству дни она видела странных людей в том сквере?

– Если она и видела, то мне ничего не сказала. Но вы говорите так, будто бы у вас есть какая-то версия и вы хотите, чтобы я ее подтвердила. – Лика посмотрела Кириллу в глаза, и Кирилл не смог отвести взгляд в сторону, не смог промолчать и не смог солгать.

– Есть такая версия, – сказал он и вытащил ксерокопию из кармана. Лика придвинулась поближе. – Вот... Это из раздела криминальной хроники. Три недели назад...

– Спасибо, я умею читать. – Лика аккуратно вынула листок из рук Кирилла. На прочтение заметки она потратила примерно полторы минуты. Потом листок был столь же аккуратно возвращен Кириллу. – Ну и что?

– Как – ну и что?

– Здесь описано происшествие, случившееся три недели назад на другом конце города с женщиной тридцати пяти лет. На нее напали в лифте, отрезали левую кисть и убили. Какая связь с убийством Лены?

– Ну, – Кирилл приободрился – теперь можно было блеснуть профессионализмом, то есть продемонстрировать видение вещей, непонятных простым смертным. – Это же очевидно. Здесь одна и та же модель преступления. Внезапное нападение в уединенном месте, затем – убийство. Причем часть тела отрезается холодным оружием, а смертельная рана наносится из огнестрельного оружия.

– Выходит, этот подонок является на работу хорошо упакованным, – процедила Лика. В ее прищуренных глазах Кирилл увидел настоящую злость, холодную, – не горячую вспышку чувств, столь же быстро затухающих, а расчетливую спокойную ненависть, которая не имеет срока давности. У этой девушки был характер.

– Мы постараемся найти этого подонка, – поспешил успокоить Лику Кирилл, не уточнив, что слово "мы" более не распространяется на него самого – он выведен из игры, обречен на позорное разбирательство и, возможно, на изгнание из славных милицейских рядов. Он больше не был "мы", он был "я". Привыкнуть к этому было сложно. – Модель одна и та же, – продолжал Кирилл. – А значит, и преступник тот же самый. Если мы добавим материалы того дела к материалам нашего дела, то, возможно, получим нечто большее... Получим выход на убийцу... Так, значит, Лена не делилась с вами подозрениями? Никто ей не угрожал?

– Подождите. – Лика резко встала с дивана, подошла к окну и зачем-то задернула шторы. Секунду спустя она снова раздвинула их. Похоже, за эту секунду ее осенило. – Пусть у этих двух убийств одинаковая модель... Но сама причина убийства? Если между Леной и той женщиной нет никакой связи, а есть только общая модель... То это что? Это какой-то маньяк, псих, который убивает всех подряд?

Кирилл мысленно посетовал, что здесь не присутствует подполковник Бородин – даже девушкам без высшего юридического образования было ясно, что без маньяка не обошлось. А начальство все грозилось морду набить...

– Да, – самодовольно произнес Кирилл. – Есть и такое предположение. Я бы только попросил, чтобы это осталось между нами, чтобы никакой паники, слухов...

Кажется, Лика его не слушала. Она думала о своем.

– Ну а если есть связь? – спросила она, отбрасывая со лба влажную прядь волос.

– А? – спохватился Кирилл, отвлекаясь от размышлений о кровавом маньяке.

– Если есть не только общая модель, но и связь между Леной и той женщиной? Как ее звали? Ах да, в заметке не написано, указан только возраст... – Лика вопросительно посмотрела на Кирилла. – Но вы же знаете, о ком идет речь? Знаете, как звали ту женщину?

– Хм. – Кирилл нахмурился. – Пока не знаю... Это же случилось на территории другого отделения милиции. Я чисто случайно узнал о том убийстве – прочитал в газете. Мама привезла мне какие-то булки... Домашние, я имею в виду. И они были завернуты в газету. Я потом от нечего делать прочитал ее... И там была эта заметка. Газету я выбросил, но вот про отрезанную кисть почему-то запомнил. Вечно лезет в голову всякая ерунда, – признался Кирилл.

Лика сдержанно улыбнулась, узнав историю знакомства Кирилла с газетной заметкой, но ничего не сказала. Кирилл поспешил перескочить на другое:

– Там нет фамилии убитой женщины, но там есть улица, на которой это случилось. Значит, можно вычислить отделение милиции, на территории которого убили женщину. Я туда съезжу и все выясню. Они наверняка тоже не в курсе, что Лену убили похожим способом...

– Несомненно, это их обрадует, – сказала Лика бесстрастно. – А меня обрадует, если вы найдете убийцу Лены. Честно говоря, за последние годы ближе подруги у меня не было... И мне по-настоящему больно было ее потерять.

– Ну... Я понимаю...

– Что именно? У вас тоже подругу убили в сквере в ста метрах от дома? Убили и отрезали руку? Да? Нет? А если нет, то что вы можете понимать? – приступ враждебности иссяк так же внезапно, как и начался. Лика напоследок нервно дернула пояс халата, села и затихла, уйдя внутрь себя, в тягостные грустные мысли.

Кирилл встал с дивана и направился в прихожую, прошептав на прощание:

– Я пойду... До свидания.

– Позвоните мне, – неожиданно громко и четко попросила Лика. – Позвоните мне, когда узнаете имя той женщины. Позвоните мне, когда узнаете хоть что-нибудь.

– Хорошо, – сказал Кирилл, втискивая ноги в ботинки.

– Если вы не позвоните, – ультимативно продолжила Лика, – я буду считать, что вы ни на что не способны. Не только лично вы, а и вся ваша ментовская компания... А поскольку я не собираюсь терпеть, чтобы моих подруг убивали... Тогда я сама возьмусь за дело. Тем более что со следующей недели у меня начинается отпуск.

– Я позвоню, – заверил Кирилл. У него не возникло и капли сомнения в том, что хрупкий инструктор по оздоровительной физкультуре для юристов и бухгалтеров сдержит свое слово. У Лики были маленькие, но очень сильные руки. Кирилл ощутил это во время короткого бестолкового рукопожатия, случившегося напоследок, – Лика протянула руку, чтобы открыть дверь, а Кирилл почему-то счел это за приглашение к рукопожатию...

Глупо все вышло. Впрочем, десять минут спустя Кирилл оценивал все уже иначе – ему предложили позвонить, с ним разговаривали целых сорок минут... Ну и еще состоялся первый физический контакт, пока на уровне ладоней. Обнадеживающее начало. В любом случае это было гораздо интереснее, чем общаться с мамиными студентками, которых преподносили почти что на блюдечке рядом с пельменями. Нет, это вам не Наташа... Это девушка с характером. Это игра, которая стоит свеч.

Кирилл даже начал что-то весело насвистывать, подходя к дому. В сумерках некому было оценить качество исполнения, но Кириллу не требовалось общественного признания, ему было достаточно собственного хорошего настроения.

Которое исчезло, как воздух из проколотого воздушного шарика, когда на темной лестничной площадке из-за мусоропровода вышел кто-то и сказал в спину Кириллу:

– Стоять. Не двигаться. Бояться.

Глава 7

В редакции "Криминал-Экспресса" Молчун появился не в лучшей своей форме – всю ночь мертвый брат не давал ему покоя. Он приходил из ночной тьмы, собирался в единое целое из миллиардов невидимых песчинок, пробивался наружу из-под земли... Он повисал в воздухе за окном, он вываливался из-за скрипучей двери шкафа, он был в полуночном урчании водопроводных труб. Молчун уже плохо различал, сон это или явь. Да и похоже, что мертвому брату было на это наплевать. Он приседал на корточки, смотрел в испуганные зрачки Молчуна и спрашивал шепотом:

– Ну как жизнь? Все нормально? Все путем?

Молчун вскакивал с постели в холодном поту, щелкал кнопкой светильника, тьма исчезала – но в те доли секунды, когда свет еще не распространился вокруг, а тьма уже начинала отступать, тогда Молчуну виделся неясный призрачный силуэт... Затем он пропадал. Молчун внимательно осматривал комнату, потом осторожно выглядывал в коридор, исследовал ванную комнату, туалет и кухню – везде предварительно включая свет. Выяснялось, что в квартире Молчун один. В лучшем случае удавалось застать на кухне пару неповоротливых тараканов и прибить их поваренной книгой – бесполезным подарком Гоши на прошлый Новый год. В конце концов и тараканы уяснили, что хозяину нынче совсем тяжко, и перестали высовываться наружу. Молчун, почесывая виски, возвращался в постель, но минут через пятнадцать все повторялось снова...

Часа в четыре ночи Молчун не выдержал – обозлившись на весь мир, он попытался схватить мертвого брата за горло, но рука лишь прорезала пустоту, и Молчун с грохотом рухнул с постели на пол. Некоторое время он лежал неподвижно и обиженно сопел. Потом в тишине послышался знакомый шепот:

– У тебя все в порядке? Ты не расшибся? У тебя все нормально?

– Нормально, – выдохнул Молчун.

– Везет тебе, – вздохнул мертвый брат. – А со мной такая история вышла... Убили меня, Мишаня.

– Я знаю, – сказал Молчун, по-прежнему уткнувшись в пол.

– Знаешь, – прошептал мертвый брат. – И так спокойно спишь?

– Я не сплю! – рявкнул Молчун. – Я совсем не сплю!

– Ты спишь, – укоризненно заметил мертвый брат. Надо же, даже на том свете он считал, что по праву старшего может бесконечно делать Молчуну замечания! – Меня убили, и ты спишь. Убили двух девочек, которых ты должен был охранять, и ты спишь. Интересно, кого нужно убить, чтобы ты проснулся?

– Эти девочки – проститутки, – возразил Молчун. – Они сами выбрали такую работу, рискованную работу...

Брат будто бы не слушал его и продолжал гнуть свое:

– Кого же нужно убить, чтобы ты проснулся? Может, нужно убить тебя?

Молчун в ярости выбросил вперед сжатую в кулак правую руку. Она врезалась в край дивана. Молчун взвыл от боли и снова проснулся.

Нетрудно теперь представить то милое настроение, в котором Молчун явился поутру в редакцию "Криминал-Экспресса".

– Кто тут Курочкин? – сурово поинтересовался Молчун, заглянув в большую комнату, заставленную столами с компьютерами, ксероксами и принтерами. Еще в комнате было много пачек с газетами и пустых пивных банок. Из восьми человек, что находились в комнате, на голос Молчуна обернулся один.

– Курочкин? – переспросил он, поправляя очки на переносице. – Зачем вам Курочкин?

Молчун был не в том настроении, чтобы вдаваться в подробные объяснения.

– Мне надо, – твердо сказал он и пристально посмотрел на очкарика: у Молчуна возникло подозрение, что это и есть Курочкин. Очкарик заволновался от такого взгляда и второй вопрос задал уже не так уверенно:

– А вы с ним договаривались?

– Мы не договаривались, – сказал Молчун. – Я – сюрприз.

– Ну тогда я не знаю... – развел руками очкарик. Молчун вздохнул, ухватил очкарика за грудки и вынес в коридор. Там он прислонил собеседника к стене и пару раз тряхнул, чтобы придать очкарику вдохновения.

– Курочкин – ты? – спросил Молчун, тяжелым взглядом буравя очкарика.

– Нет, – прохрипел очкарик. – Курочкин – не я...

– Курочкин – где? – продолжал беседу Молчун.

– Кажется... Кажется, он курить пошел, – сообщил перепуганный очкарик. – Это в той стороне...

– Покажешь, – железобетонно объявил Молчун и потащил очкарика в сторону курилки. Люди в коридоре ничуть не удивились такому повороту событий. Из редакции "Криминал-Экспресса" тоже никто не выглянул в коридор и не поинтересовался судьбой коллеги. Значит, такое здесь было в порядке вещей. Значит, Молчун действовал правильно.

В курилке находилось трое мужчин разного возраста, роста и комплекции, но одинаковой степени небритости. Молчун встряхнул очкарика, и тот поспешно вытянул руку в сторону небритого типа, занимавшего второе место по росту.

– Курочкин? – спросил Молчун. Тот, небрежно стряхивая пепел с сигареты, еще не разглядел за табачным дымом выражение глаз пришельца и потому так же небрежно бросил:

– Допустим.

– Свободны, – бросил Молчун двоим остальным курильщикам и очкарику заодно. Дважды повторять не пришлось, и в курилке остались Молчун и постепенно бледнеющий Курочкин. Теперь он видел глаза Молчуна.

– Что? – неуверенно спросил Курочкин.

– А вот что. – Молчун ткнул газету Курочкину в физиономию. Получилось неплохо, можно было считать это тренировкой перед финальным ударом в морду Стаса. Курочкин не знал, что это тренировка, и испугался не на шутку, вероятно решив, что к нему явился недовольный публикацией кровавый маньяк.

– Ты написал?

– Ну... Я! – вылетело из Курочкина после тычка кулаком в солнечное сплетение.

– Тогда рассказывай, – велел Молчун.

– Что? Про что рассказывать?

– Про все, – многозначительно сказал Молчун. В этом "все" содержались следующие вопросы: откуда ты узнал про это убийство? Откуда ты взял эти фотографии? Откуда ты узнал про все подробности, в том числе про два вырезанных прямоугольника на ногах Милы? С чего вдруг ты связал это убийство с убийством какого-то мужика месяц назад в районе Павелецкого вокзала? С чего ты решил, что это дело рук одного и того же маньяка?

Курочкин исподлобья посмотрел на Молчуна и верно расшифровал содержание слова "все".

– А тебе-то какое до этого дело? – спросил Курочкин. Это было ошибкой. Молчун был не в настроении докладывать первому встречному свою автобиографию. Он нехотя, но очень больно ударил Курочкина коленом в пах и, пока газетчик выл и причитал, вернулся к двери курительной комнаты и запер ее изнутри. Увидев это, Курочкин выть перестал и перешел на деловой тон:

– Ладно, я скажу, что вам нужно. Информация будет стоить триста баксов.

– Отлично, – кивнул Молчун и пнул расслабившегося было Курочкина в то же самое место.

– Сто, – сказал Курочкин, переведя дух, но заметил начавшееся движение тяжелого ботинка и капитулянтски замахал руками. – Ну хватит, хватит! Больно же!

– Бесплатно, – сказал Молчун.

– Черт с тобой, только не говори никому, что я бесплатно сдал информацию! – прошептал Курочкин, с трудом приподнимаясь с пола. – Ребята мне такого демпинга не простят...

Какой такой демпинг заныкал от ребят Курочкин, Молчуну было плевать. Он держал правую ногу полусогнутой в колене и ставил вопросы:

– Откуда узнал про убийство?

– Знакомые есть в ментуре... Позвонили, сказали. Потом я снимки у них купил. Рассказали они мне все в подробностях. В самой квартире я не был, там уже все убрали...

– Что это за бред про возвращение кровавого маньяка-убийцы?

– Почему бред? – обиделся Курочкин. – Это нормальный материал для первой полосы.

– Ты это выдумал?

– Ну как тебе сказать... Для заседания суда у меня фактов маловато... Но мужика того убили похожим способом. У него вырезали кусок кожи, только не с ног, а со спины. И убили – перерезали горло. Деньги и ценные вещи не тронули. Следов практически никаких. Я писал о том убийстве месяц назад, а когда узнал про этих двух убитых блядей, вспомнил про тот случай... Может, это просто совпадение, но для первой полосы нам был нужен крепкий маньяк с фотографиями. И он у нас получился!

– Поздравляю, – сказал Молчун. – Теперь мне нужна та газета. Месячной давности. Там есть фотографии?

– Само собой, – заверил Курочкин. – Что же это за материал о маньяке без фотографий?!

– И еще мне нужен твой источник.

– Чего? – Курочкин перестал улыбаться. – Какой такой источник?

– Знакомые в ментуре, – пояснил Молчун. – Которые рассказали тебе про то, первое убийство.

– Журналисты, – пафосно сказал Курочкин, пытаясь выпрямиться, – не раскрывают своих источников! Ни за что!

– Так то журналисты, – скептически заметил Молчун, сгибая ногу.

Глава 8

Выждав десятисекундную паузу, Львов вышел из темноты и сказал замершему в напряженном ожидании Кириллу:

– Все, расслабься. Можешь опустить руки. И сменить нижнее белье.

– Придурок! – выдохнул Кирилл. – Я же мог тебя...

– Это вряд ли, – спокойно отозвался Львов, но все же приближаться к Кириллу не стал, лишь посоветовал: – Открывай дверь, а то что это мы на лестнице треплемся...

Кирилл обиженно проворчал в ответ, что это еще большой вопрос – стоит ли пускать в квартиру Львова после его дурацких шуток. Львов хмыкнул.

– Дурацкие шутки, Киря, – сказал он, – это у тебя. И ты меня не то что в квартиру должен пустить, ты меня должен до старости холить и лелеять.

– С чего это вдруг? – Кирилл вошел в прихожую, включил свет, увидел рот Львова и неожиданно захихикал: – Блин, извини... Но ты здорово похож на этого...

– Мне это говорили уже семь человек, и я поклялся, что восьмого пристрелю, – мрачно заявил Львов, сбрасывая с ног ботинки и проходя по скрипучему паркету в комнату. – Будешь восьмым?

– Я дико извиняюсь, – Кирилл имел в виду зубы Львова. – Лелеять до старости не обещаю, но чаю налью. Будешь?

– Я не за чаем пришел, – сказал Львов, пробуя на упругость пружины дивана. – Я пришел за результатами экспертизы, которые ты утащил с работы. Совершенно напрасно, между прочим.

– Читаю их перед сном, – крикнул с кухни Кирилл. – Помогают от бессонницы...

Он вскипятил воду и засыпал в чайник заварки, когда за его спиной бесшумно возник Львов. Осмотрев интерьер кухни, Львов зевнул – не оттого, что хотел спать, и не оттого, что ему было скучно. Это было от нервов. Странно, но в этот поздний час Львова слегка колотила нервная дрожь, будто слабый электрический заряд. Вроде бы причин к тому не было, все причины остались в прошлом – стрельба в гостинице, выбитые зубы, трупы один на другом... Все это Львов уже пережил, и трястись насчет пережитого не было смысла. Тем не менее пальцы пощипывал кто-то невидимый, да и щека то и дело дергалась. Поразмыслив, Львов решил, что это предчувствие. Предчувствие каких-то грядущих неприятностей. Тут все было железно – неприятности были видны невооруженным глазом. Верняк, как сказал несколько дней назад Кирилл про Мурзика. Львов вспомнил об этом и поморщился – теперь у него тяжко забила кровь в висках. "Старая развалина", – презрительно подумал про себя Львов и не без зависти посмотрел на молодое поколение – Кирилл беззаботно пил чай из здоровенной розовой кружки и поедал холодные котлеты, чья изящная форма выдавала явно немагазинное происхождение. Львову немедленно захотелось испортить эту идиллию.

– Бессонница, – назидательно сказал Львов, – это не самое худшее, что тебе светит.

– Я знаю, – сказал Кирилл.

– Знаешь про служебное расследование? – уточнил Львов.

– Угу, – сказал Кирилл.

– Знаешь, что тебя отстранили от всех дел?

– Ага.

– Знаешь, что тебя могут погнать с работы? А то еще и статью могут пришить. Злоупотребил служебным положением. Перебрал лимит по трупам.

– В курсе, – кивнул Кирилл, наливая себе вторую чашку.

– А чего ты тогда такой спокойный? – удивился Львов. Кирилл пожал плечами. Львов задумался, но не смог придумать ничего лучше: – А ты знаешь, что на ночь есть вредно?

– Тебе – вредно, – ответил Кирилл. – А мне полезно. Я худой и красивый.

– Ах вот ты где шлялся, – догадался проницательный Львов. – Устроил мочилово в гостинице, оставил меня без зубов, спихнул на меня своего маньяка, а сам пошел по бабам... Молодец, что еще можно сказать... Кстати, ты в курсе, что тебе с бабами не везет?

– Это тебе приснилось? – снисходительно поинтересовался Кирилл. – Мне? Не везет? Так только моя мама рассуждает, и то потому, что я ее не знакомлю со всеми девушками, которых...

– Тебе не везет с бабами, – упрямо повторил Львов. – Помнишь ту студентку, которая пельмени лопала у твоих родителей?

– Наташа? – вспомнил Кирилл. – Она меня как-то не очень интересует...

– Это неважно, – отмахнулся Львов. – Важен сам факт. Я эту Наташу встречал с пару месяцев назад. Когда у нас была эта... Как ее... "Буря в пустыне"?

– "Вихрь-антитеррор"? – предположил Кирилл.

– Наверное, – согласился Львов. – Короче, мы тогда шмонали всякие притоны, кабаки, гостиницы. А в "Интуристе" есть сауна. И в этой сауне мы выловили теплую компанию – два турка-бизнесмена, трое наших городских авторитетов и шестеро девок. Все пьяные. Наташа эта тогда назвалась Жанной и утверждала, что она там была переводчицей... Я не знаю, как она тогда отмазалась, мне не до нее было. Но, видать, отмазалась, если до сих пор в юридическом колледже учится.

– Мне-то что до той Наташи? – фыркнул Кирилл. – Ты же помнишь, я сразу сказал, что меня эта отличница не волнует...

– Все одно к одному, – сказал Львов. – Сначала Наташа. А потом та дура, которая подсказала тебе про Мурзика. Это же ведь подруга Ждановой тебе дала наводку? И что из этого вышло? Семь трупов и три моих зуба.

– Она не дура... – Кирилл укоризненно посмотрел на приятеля. – Она просто рассказала мне то, что знала про Алену Жданову и Мурзика. А уж в гостинице я сам напортачил, признаю...

– Она не дура? – Львов подозрительно прищурился. – Это ты у нее сейчас был? Что еще она тебе подсказала?

– Ничего...

– А ты ей доложил, что у Мурзика есть алиби на ту ночь? И стало быть, все ее подозрения – полная фигня?

– Да черт с ним, с Мурзиком! – сказал Кирилл, удовлетворенно отодвигая пустую чашку. – Это был маньяк.

– Нормально, – сказал Львов, срочно пододвигая к себе табурет. – Опять двадцать пять. Маньяк. Бородин был бы в восторге, если бы слышал. И он бы тебя придушил. Он и без того к тебе неровно дышит, потому как за расстрел мирных жителей в "Алмазе" ему тоже отвечать придется... Ну а уж если тут маньяк... А Мурзик, стало быть, ни при чем?

– Ты же сам сказал – у него алиби, – напомнил Кирилл.

– Если у него алиби, тогда чего же мы?!. – взвился было Львов, но боль в висках особенно чувствительно напомнила о себе, и Львов поспешно опустился на табурет.

– С Мурзиком вышла ошибка, – сказал Кирилл. – А что? Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Я делаю.

– Что ты делаешь? – простонал Львов, раскачиваясь на табурете и обхватив голову руками. – Что ты там еще делаешь?

– Момент, – Кирилл ушел в соседнюю комнату, а когда он вернулся, котлет на тарелке стало на одну меньше. Львов сосредоточенно смотрел в потолок. – Между прочим, у меня фотографическая память, – сказал Кирилл.

– Плевать, – ответил Львов. – Что это у тебя за бумажки?

– Это вырезка из газеты, – гордо произнес Кирилл. – Аналогичное убийство. Женщине отрезали руку, а потом убили выстрелом в голову...

– Неужели? – недоверчиво покосился на ксерокопию Львов.

– А это результаты экспертизы...

– Их я у тебя заберу, – предупредил Львов. – Потому что теперь весь этот Пушкинский сквер с его маньяками и мертвыми собачками висит на мне.

– Хорошо, что дело дали тебе, – серьезно произнес Кирилл. – А не какому-нибудь придурку.

– Да где найдешь такого придурка, чтобы согласился взяться за это дело, – проворчал Львов. – Ну так что там в этой экспертизе? Или ты все время засыпал на первой строчке?

– Это фигня, – сказал Кирилл, откладывая первую страницу. – Это тоже... И это. И это. А вот это...

– Ну, – нетерпеливо дернулся на табурете Львов.

– Это интересно, – сообщил Кирилл. – Они тут пишут... Про причины смерти и все такое... Ага, вот – внешний осмотр тела. Обнаружен след от удара в левый висок тупым предметом.

– Ее оглушили, – сказал Львов.

– Знаю. Она стояла, ее ударили в висок, она потеряла сознание. Так?

– Ну, – сказал Львов.

– Если она потеряла сознание, то должна была упасть. С высоты собственного роста. На асфальт. То есть гарантированно разбить голову.

– Ну, – сказал Львов.

– Нет никаких следов. Этот след от удара в висок – единственный. И это явно не результат падения. Девушку аккуратно уложили на асфальт.

– Ну и что? – сказал Львов. – Вывод какой? Убийца – хорошо воспитанный человек?

– Убийца – маньяк, – твердо сказал Кирилл. – Маньяк ведет себя ненормально. То, что Жданову аккуратно уложили на асфальт, – пример ненормального поведения.

– Ненормального... – машинально повторил Львов. – Это тебе кажется, что такое поведение ненормальное. Потому что ты не знаешь причин, которые заставили убийцу так действовать. Может, у него были причины так аккуратно уложить Жданову на землю?

– Что за причины?

– Близкие отношения, – наобум выдал Львов. – Убийца хорошо знал Жданову, у них были близкие отношения. Он питал к ней чувства. Он дорожил ею. И это сказалось в том, как он ее убивал.

– Мурзик хорошо подходит под эту теорию, – вздохнул Кирилл.

– А что Мурзик? Мурзик просто продавал ей таблетки. А тут более близкий человек – любовник, друг, жених... Может – отвергнутый поклонник. Маньяк, Киря, – это слишком просто. Любое дело можно на маньяка спихнуть. Тут нужно круг общения Ждановой выявить. Я тебя попрошу еще раз встретиться с ее подругой и выяснить, с кем у Ждановой были шуры-муры... Будешь моим помощником на общественных началах, – не без удовольствия сказал Львов. – Тебе все равно делать нечего...

– А как же это? – Кирилл ткнул пальцем в ксерокопию газетной статьи.

– А что это? – Львов пожал плечами. – Это просто газета. Я даже не уверен, что на самом деле все было именно так, как здесь написано. То есть пока я не вижу серии однотипных убийств, И никто не видит. Кроме тебя. Но тебя от дела отстранили. Вот такой расклад, Киря... – Львов тяжко вздохнул и сгреб со стола материалы экспертизы. Ксерокопию он забирать не стал. – Значит, переговори с подругой Ждановой... А вообще – тебе не про маньяков нужно думать, а про служебное расследование. Линию обороны нужно продумывать. Бумажки в порядок приводить. У тебя же отец – юрист, попроси его помочь. Ну ладно, – торопливо сказал Львов, заметив гримасу на лице Кирилла. – Как хочешь, так и делай...

Глава 9

– Это что? – рассеянно спросил Гоша. – Ах да... – спохватился он, когда Молчун поменял газеты местами и сверху оказался недавний номер с мертвым лицом Милы на первой странице. – Это наши, это я уже видел. А это что?

Молчун снова совершил манипуляции с газетами, и теперь перед Гошей лежал номер, отбитый у прижимистого журналиста Курочкина. Внутренне Молчун даже гордился собой. Курочкин выдал Молчуну не только старый номер "Криминал-Экспресса", но еще и фамилию милиционера, который снабдил в свое время Курочкина информацией по убийству возле Павелецкого вокзала. Милиционер оказался парнем простым, и Молчуну на этот раз не пришлось прикидываться ни дядей, ни тетей, ни внучатым племянником погибшего. Молчун просто сказал, что знает Курочкина (не уточнив характер этого знакомства) и что хотел бы узнать подробности описанного в "Криминал-Экспрессе" убийства. Информация обошлась Молчуну в две бутылки пива и небольшую связку воблы, купленную у метро.

В процессе уничтожения второй бутылки язык у милиционера развязался окончательно, и Молчун узнал все, что хотел, и даже больше.

Убитого звали Андрон Краснов, лет ему было тридцать шесть, по профессии покойный был художником-оформителем. В Москву Краснов приехал на заработки, о чем свидетельствовала его записная книжка с длинным перечнем всевозможных контор, куда Краснов звонил, чтобы условиться о встречах, рассылал свое резюме и делал кучу тому подобных нескромных действий с целью привлечь внимание к своей гениальной персоне и получить работу с достойной оплатой... Занятие это оказалось тем более бессмысленным, что через шесть дней после своего приезда в Москву Краснов был обнаружен мертвым на полу кухни в однокомнатной квартире, которую он снимал неподалеку от Павелецкого вокзала. Тело буквально плавало в темной крови, потому что Краснову не только перерезали горло, но еще и вырезали кусок кожи со спины.

– В форме ромба, – уточнил милиционер, пристально глядя в глаза вобле.

– А зачем? – поинтересовался Молчун, который к пиву почти не притрагивался, боясь пропустить что-то важное.

– Хрен его знает, – честно сказал милиционер и икнул. – Дело глухое. Самое правдоподобное, что можно придумать, – мужик в Москве затосковал, захотелось выпить, захотелось компании. Пошел к вокзалу, купил пузырь. Познакомился с кем-то, пригласил к себе, чтобы не в одиночку квасить. И этот кто-то его прирезал. Такого типа хрен найдешь – это ж случайный человек, он Краснова прирезал, а потом вышел из дома, сел на поезд и уехал куда-нибудь... В Тулу! И все, – милиционер развел руками. – Разве что лет через пятьдесят этот козел будет умирать от рака прямой кишки и захочет покаяться, вспомнит, что когда-то в Москве зарезал по пьянке случайного знакомого. Только так такие дела и раскрываются. Заходи лет через пятьдесят, – предложил милиционер.

Молчун пообещал непременно зайти. Он записал на всякий случай телефон словоохотливого милиционера и отправился с двумя газетами под мышкой на поиски Гоши. По конторам Гошу вычислить не удалось, но Галя сообщила по секрету, что к восьми часам вечера Гоша должен подъехать в кофейню, что в начале Тверской.

– Это что? – рассеянно спросил Гоша.

– Это про Милу, – поспешно сказал Молчун. – А вот это про одного мужика... Его месяц назад зарезали в районе Павелецкого вокзала. И тоже кусок кожи вырезали.

– Этот мужик – он что, тоже выезжал по звонкам?

– Нет, он художник был.

– Тогда какая связь?

– Вырезан кусок кожи.

– Это – связь, – медленно кивнул Гоша. – Ну и что ты теперь собираешься делать? Показать Стасу эти газетенки?

– У меня не только газетенки, – насупился Молчун. – У меня еще есть мент, который работал на том деле... Он подтвердит, что все было именно так.

– Это твой источник информации, – понимающе кивнул Гоша. – Что ж, прогресс очевиден. Ты будешь с помощью этих газет и с помощью того мента доказывать Стасу, что наезда не было, а был какой-то левый псих, которому нравится резать на людях кожу и который регулярно делает это по всей Москве...

– Два психа, – уточнил Молчун. – Их там было двое.

Он сказал это и почувствовал себя как-то не очень уверенно. Все было нормально еще минуту назад, когда он выкладывал перед Гошей газеты и внутренне гордился проделанной работой. А теперь Гоша произнес вслух то, что Молчун должен был доказать Стасу... И у Молчуна почему-то не стало уверенности. Произнесенное вслух, все это уже не казалось единственной и безукоризненной правдой.

– Что? – сказал Гоша, почувствовав – с Молчуном что-то не то. – Стаса боишься? Думаешь, не поверит?

Молчун неопределенно пожал плечами.

– Молчун, – снисходительно произнес Гоша, откидываясь на спинку стула. – Я знаю, что это никакой не наезд. И Стас – он тоже знает, он же не полный кретин... Но ему скучно, понимаешь? Ему делать нечего. Вот он и устраивает такие крысиные гонки с поводом и без повода. Он хочет тебя напрячь и посмотреть, как ты из этого выпутаешься.

– Урод моральный, – сказал Молчун со злостью. Секунду спустя он сообразил, что только что произнес любимое ругательство своего мертвого брата. Три секунды спустя он сообразил, что произнес его слишком громко.

– Ты мне все мероприятие сорвешь! – недовольно зашипел Гоша. – Я тут сейчас с ментами буду договариваться насчет новых точек, а ты орешь...

– Он все равно козел, – упрямо повторил Молчун.

– Кто бы спорил, – невнятно пробубнил Гоша в бороду. – Ты вот что.... Ты подожди, пока я закончу с ментами... Вон они, кстати, уже идут... Короче, подожди меня, а потом поедем к Стасу и постараемся закончить эту бодягу. Годится такой расклад?

– Подожду, – буркнул Молчун, сгреб газеты и потащился к выходу. На улице хлестал холодный ветер, нося мелкие капли дождя, и Молчун юркнул обратно в кофейню. Гоша оживленно беседовал с какими-то амбалами, которые издали походили на бандитов, но, судя по словам Гоши, представляли совсем иные структуры.

– Охо-хо, – изрек Молчун – и обернулся. Прямо на него смотрел телефон-автомат. Молчун некоторое время изучающе смотрел на это устройство, потом взгляд его скользнул на газетное поле, где был нацарапан телефон словоохотливого милиционера.

Молчун вытащил из кармана телефонную карту, вставил ее в автомат и набрал номер. Вопрос, возникший у него в голове, был настолько очевиден, что Молчуну оставалось лишь удивляться – как можно было не задать его за пивом?

– Але, – сказал в трубке веселый голос. – Кремль на проводе...

Молчун так торопился задать свой вопрос, что не стал ни здороваться, ни представляться, ни говорить какие-то вступительные слова... Он вел себя так, будто их разговор прервался три секунды назад.

– Этот... – сказал Молчун. – Ну, Краснов, художник... Откуда он приехал в Москву? Из какого города?

И странное дело – на том конце провода сразу все поняли и не стали отвлекаться на глупые вопросы. Веселый милиционер сразу же перешел к сути дела.

– Он приехал из Белогорска, – сказал он и на случай, если Молчун не понял или не расслышал, повторил погромче: – Из Белогорска, ясно?

– Ясно, – сказал Молчун и повесил трубку. Через стеклянную дверь было видно, как Гоша прощается со своими собеседниками и идет к Молчуну.

Молчун знал, что сейчас будет – они сядут в Гошину машину и поедут в офис к Стасу.

Глава 10

Следователь из прокуратуры с выматывающей неторопливостью вытягивал из Кирилла все, относящееся к инциденту в гостинице. Иногда следователь погружался в раздумья, подготавливая очередной коварный вопрос, а Кирилл в это же время немедленно начинал дремать. Недодумав свой вопрос до конца, следователь требовательно стучал костяшками пальцев по столу, Кирилл вздрагивал, и все начиналось сначала.

Иногда в кабинет, где шли эти нудные беседы, заглядывал подполковник Бородин, садился в уголок и молча слушал. Когда отвечал Кирилл, Бородин сначала напрягался, но затем на его лице появлялось горделиво-одобрительное выражение. Бородин был доволен тем, как Кирилл заучил свою роль – сначала рапорт написал Львов, потом Бородин на его основе составил тезисы для Кирилла, а потом Кирилл под присмотром Бородина учил эту заново сконструированную версию событий, которая была подобна трассе слалома, изящно огибающей не палки, а статьи УК.

Следователь из прокуратуры на первом же допросе почуял нутром эту заготовленную линию обороны, но виду не подал, лишь косился в сторону Бородина и периодически вздыхал, делая пометки в своих бумагах.

Кириллу было скучно не только потому, что к одним и тем же событиям следователь возвращался уже в третий или в четвертый раз, но еще и потому, что Кирилл запланировал на сегодня занятия повеселее. Например, визит к Лике и обстоятельное собеседование насчет близких друзей Алены Ждановой. Одно такое собеседование, другое... И Кирилл станет близким другом самой Лики. Вот эти мысли грели Кирилла. Вид подслеповато щурящегося следователя его совсем не грел.

– Ну а вот вся эта история с кокаином, – проскрипел следователь. – Вас обнаружили в гостиничном номере с пистолетом в руке и с лицом, испачканным в белом порошке. Акт экспертизы установил в нем наркотическое вещество...

– Мурзик и его компания, – сказал Кирилл и тут же поправился: – То есть группа наркоторговцев, собравшаяся в номере, предложила мне попробовать их товар. Поскольку, по легенде, я был покупателем этого товара, нелогично было отказываться. Меня сразу бы раскусили. К тому же я вдыхал неглубоко, я хотел только испачкать лицо.

– А раньше вам не приходилось баловаться этим веществом?

Кирилл сморщился:

– Упаси бог! Такая гадость... Сам не употребляю и вам не советую.

– Ну а... – следователь раскрыл рот для очередной каверзы, но тут дверь кабинета открылась и появился Львов. Обычно слегка растрепанный, сейчас он выглядел так, будто пережил подряд автомобильную аварию и кораблекрушение. Львов на ходу кивнул Кириллу, наклонился к Бородину и что-то зашептал ему на ухо.

Бородин поначалу слушал спокойно, а потом стал как-то странно коситься на подчиненного. Наконец он не выдержал и страшным Шепотом произнес:

– Как это – пропал?

Следователь и Кирилл с интересом посмотрели на Львова в ожидании ответа. Львов вздохнул, подтянул брючный ремень и, глядя куда-то в пространство, сообщил:

– А вот так. Родственники за ним приехали, а его нет. Вы случайно не брали? – неожиданно осведомился Львов у прокурорского работника.

– Кого? – опешил тот.

– Мурзика, – сказал Львов. – То есть Бахтиярова Марата. То есть труп Бахтиярова Марата, он же Мурзик. Труп не брали случайно?

– Не брали, – настороженно произнес следователь, не понимая – оттачивают на нем какой-то розыгрыш или же он стал свидетелем еще одного служебного проступка.

– Они не брали, – сказал Львов Бородину. – И никто из наших не брал. А в морге его нет.

Бородин медленно встал со стула и прошипел длинную, малопонятную, но явно матерную фразу. Следователь понял, что розыгрышем тут не пахнет, а стало быть, можно было улыбнуться.

– Надо же, – сказал он, стараясь не встретиться взглядом с Бородиным. – Как у вас тут быстро все делается... Вот уже и тела убитых в "Алмазе" стали исчезать. А потом что? Наркотики исчезнут, оружие исчезнет? И как будто ничего и не было?

– Я лично этим займусь, – сказал бледный от ярости Бородин и вышел из кабинета.

– Я тоже этим лично займусь, – пообещал прокурорскому работнику Львов. – Схожу на обед, а потом снова займусь. Мы этого Бахтиярова из-под земли достанем. А потом снова закопаем. Как положено.

Обнадежив следователя, Львов выскользнул в коридор и зашагал точно по следам подполковника Бородина – в сторону кабинета, где был сейф, а в сейфе было то, что позарез требовалось Бородину в моменты стресса. Сейчас был как раз подходящий момент. Львову тоже досталось.

Следователь между тем переживал приступ неудержимого сарказма. Он снисходительно поглядывал на Кирилла и говорил:

– У вас тут такая интересная жизнь... Все время что-то происходит! Трупы пропадают – это же надо! Я-то думал, что это только Тевосяна могут украсть после смерти! Нет, оказывается, еще и Мурзика!

– Какого еще Тевосяна? – Кирилл неприязненно покосился на иронизирующего следователя.

– Какого Тевосяна? – удивился следователь. – Хотя... Вам же не до этого, вы кокаин мешками скупаете по гостиницам... Тевосян – это знаменитый художник, жил в основном за границей, а умер у нас, в Белогорске. И кто-то из его поклонников украл тело! Об этом много писали... Ну не в "СПИД-Инфо", понятное дело... – это был еще один заряд сарказма в сторону Кирилла. – Дикость, конечно, но понять можно – любовь к гению и все такое... А вот кому понадобился труп вашего Мурзика? Или у него тоже были поклонники?

– У него было до фига поклонников, – сказал Кирилл. – Он, когда не торговал наркотиками, лобзиком выпиливал. Обалденно у него получалось! Большой многогранный талант. Куда там вашему Тевосяну...

Глава 11

Сегодняшнее утро немного отличалось от всех прочих утр – Львов не лупил по будильнику, потому что вообще не спал этой ночью. Пока он чувствовал себя вполне прилично, но Львов знал, что это ненадолго – к полудню сон обязательно свалит его. Значит, до полудня нужно было нарисоваться на работе, изобразить активную деятельность, а потом свалить в какое-нибудь укромное местечко, чтобы нормально выспаться. Такова была программа действий. Львов выпростал руку из-под одеяла, опустил ее вниз и нащупал на полу недопитую бутылку с пивом.

– Похудеть тебе не мешало бы, – услышал он, допивая "Балтику". – Такое пузо отрастил...

– У этого пуза, – сказал Львов, ставя пустую бутылку на пол, – очень важная роль. Когда я догоняю преступника, я с помощью пуза обезоруживаю его – наношу пузом удар в корпус, роняю преступника и кладу пузо сверху. Это очень удобный способ. Поэтому у любого уважающего себя мента должно быть хорошее увесистое пузо.

– Может, вам еще и доплачивают за это? – сыронизировала Наташа, присаживаясь на край постели и закуривая недешевый "Парламент". Львов общался с девушкой недолго, но уже успел сделать вывод, что студентки юридического колледжа не бедствовали. Особенно если в свободное от учебы время они подрабатывали консультантами у криминальных авторитетов.

Консультант – так называла свою работу сама Наташа. Львов был склонен к более прямым оценкам.

– Тебя наняли, чтобы ты трахалась с теми турками? – откровенно поинтересовался он во время их второй встречи. Второй, это если не считать шмон в сауне, но считать ужин с пельменями в семье Ивановых. Если считать шмон, то получалось, что эта встреча была уже третьей. Наташа предпочитала про историю в сауне не вспоминать.

– Меня наняли как переводчицу и юридического консультанта, – уточнила Наташа. – Чтобы я сопровождала их по городу...

– И в сауну тоже, – добавил Львов. – Чтобы, если гостям захочется перепихнуться, не нужно было бегать за девочками на улицу...

– У вас такое предубежденное отношение ко мне! – заныла Наташа. Тогда она еще была со Львовым на "вы". Тогда она еще пыталась играть с ним в игры. Львов игр не любил, у него на это не было времени – на нем висело общественно значимое преступление, поджог винного магазина. Это дело надоело Львову хуже горькой редьки, хотя маячившее в перспективе дело об убийстве в Пушкинском сквере также не вызвало у Львова романтического энтузиазма. В отличие от Кирилла. Но во время встречи с Наташей Львов не вспоминал о Кирилле и о Пушкинском сквере, он решал свои проблемы.

– Давай я тебе выложу все напрямую, – предложил Львов Наташе, которая сидела напротив него и пила кофе из пластикового стаканчика. Дело происходило в дешевом кафе, куда Львов иногда захаживал. Наташа, как потом выяснилось, посещала места классом повыше.

– Выложите, – согласно кивнула Наташа, она же Жанна в экспортном варианте.

– Я могу настучать в твой колледж, – без малейшего угрызения совести сказал Львов. – Про турок, про сауну, про бандитов, которые тебя наняли. Про наркотики, которые были найдены в сауне...

– Вот козлы, – сказала Наташа. – Мне-то они соврали, что дунуть нечего...

– Скорее всего тебя выгонят, – продолжил Львов. – И уж, конечно, твои отношения с мамой моего друга совсем испортятся.

– Мне ваш друг до лампочки. Просто не хотела портить отношения с руководителем диплома...

– Вот-вот, – кивнул Львов. – А теперь они могут запросто испортиться.

– Все ясно, – Наташа метко бросила стаканчик в урну. – Чего тебе от меня нужно? Хочешь сходить со мной в сауну?

– Не хочу, – сказал Львов. Наташа посмотрела на него с интересом.

– Деньги? – спросила она.

– Нет, – сказал Львов. – У меня к тебе более интересное предложение.

Он изложил ей это предложение, и, когда он кончил говорить, Наташа уставилась на него как на сумасшедшего.

– Да уж лучше меня выгонят из колледжа, – сказала она решительно. И стала ждать, как прореагирует на это Львов.

Львов прореагировал спокойно:

– Как хочешь. Мое дело предложить тебе два варианта развития событий, чтобы ты могла выбрать тот, который тебе больше подходит.

– Может, просто трахнемся и разойдемся? – предложила Наташа.

– Не-а, – сказал Львов упрямо. – Мне не нужно трахаться с тобой. Мне нужно то, что я сказал.

– Блин, – с досадой произнесла Наташа и закурила "Парламент". – Значит, по-другому мне от тебя не избавиться?

– Точно, – подтвердил Львов, довольный, что девушка наконец-то осознала серьезность его намерений. – По-другому не получится. Так что соглашайся. Тем более что ничего особенного от тебя не потребуется...

– С другой стороны, – возразила Наташа, – если выяснится, что я делала это по твоей просьбе, мне просто голову оторвут!

– Могут оторвать, – уточнил Львов. – Если ты проболтаешься. А не проболтаешься – не оторвут.

Наташа еще некоторое время мялась и пыталась соскочить с крючка, но Львов крепко знал свое дело, а потому все закончилось так, как и должно было – Наташа согласилась.

Дополнительный инструктаж Львов решил проводить у себя на квартире, и как-то так получилось, что очередная их встреча закончилась в постели. Львов точно мог сказать, что это не была его инициатива – просто так случилось. Вероятно, не могло не случиться, несмотря на львовское пузо, привычку пить пиво в постели и не слишком романтичную обстановку – интерьер львовской квартиры наводил на мысль о недавно случившемся ограблении параллельно со стихийным бедствием. Впрочем, в их отношениях романтика тоже не ночевала.

– По-своему это интересно, – сказала Наташа, забираясь под одеяло – в квартире было слишком прохладно, чтобы сидеть с голыми ногами. – Но какой от этого прок для моей будущей карьеры юриста?

– Познакомишься с интересными людьми, – ухмыльнулся Львов. Это утро получилось не таким хмурым, как предыдущее. На нем по-прежнему висела куча всякого рода неприятных и малоперспективных дел, но Львов решил не скорбеть по этому поводу, а также по трем потерянным зубам. Он решил постепенно разобраться со всем накопленным, хотя бы с основными делами, и первое место в этом списке занимал ненавистный Львову поджог винного магазина.

Рожденный невеселыми утренними размышлениями метод Львова заключался в том, чтобы послать все к чертовой матери, ни на что не отвлекаться и работать только по одному выбранному делу, чтобы добить его до конца. Предполагалось, что дня за два-три Львов прикончит дело с винным магазином, а потом перейдет к убийству в Пушкинском сквере.

Глава 12

После завершения очередной беседы со следователем Кирилл позвонил Лике, но трубку никто не брал – может, и к лучшему, потому что ничего нового Кирилл пока не мог сообщить. Из-за всех этих прокурорских разбирательств времени на выяснение обстоятельств гибели неизвестной женщины у Кирилла не нашлось. "Если ты мне не позвонишь, я сама возьмусь за дело!" – вспомнилось Кириллу. Он улыбнулся – надо же, какая... Он не мог подобрать точного определения – какая, – но точно знал, что таких девушек ему встречать еще не приходилось.

Кирилл заскочил домой, чтобы перекусить и еще раз позвонить Лике, прежде чем отправиться в тринадцатое отделение милиции для того, чтобы получить информацию об убийстве в лифте.

Знакомых у Кирилла в тринадцатом отделении не было, никаких официальных бумаг тоже не имелось, поэтому по дороге Кирилл настроился на долгие нудные разбирательства – кто такой, зачем, почему... Никто не любит, когда в его дела суют нос чужие – Кирилл знал это на собственном опыте. Узнавать подробности убийства означало именно это – лезть в чужие дела. А если еще учесть, что лезущий в эти дела Кирилл в своем-то собственном отделении был отстранен от всех дел. Короче говоря, рискованное получалось дельце.

Вдобавок Кирилла моментально узнали – как только он показал дежурному свое удостоверение.

– Ух ты, – сказал дежурный. – В "Алмазе" это не ты кучу бандюков положил?

– Я, – вздохнул Кирилл, предчувствуя немедленный скандал.

– Мужчинский поступок, – сказал дежурный и пожал Кириллу руку. – Уважаю.

Потом появились другие люди, и все они тоже, как оказалось, уважали Кирилла, сочувствовали тому, что за него принялась прокуратура, и выражали надежду на благополучный исход дела. Когда Кирилл пояснил цель своего визита, ни у кого не возникло настороженных вопросов. Кириллу показали фотографии, протоколы осмотра места преступления и акты экспертизы, а также свели с капитаном, который лично выезжал на место.

Короче говоря, когда Кирилл час спустя вышел из отделения милиции, у него было достаточно информации по убийству в лифте. От дежурного Кирилл позвонил Лике, но ответом ему были те же гудки. Повод для разговора был, девушки не было. Не совпало.

Слегка расстроенный, Кирилл шел по направлению к автобусной остановке. На город медленно наползал вечер, нехотя зажигались уличные фонари, и вслед за солнцем куда-то исчезало и тепло, заставляя прохожих засунуть руки в карманы, поднять воротники курток и прибавить шагу. Кирилл смотрел на проходящих мимо девушек, поначалу сравнивая их с Ликой, а затем... Затем ему подумалось, что именно так – вечером, торопливо, чуть поеживаясь от прохлады – возвращалась домой Алена Жданова после занятий на своих вечерних курсах. Возвращалась так, как делала это уже не один раз. Однако тот вечер был особенным, в тот вечер что-то случилось...

Через сорок минут Кирилл уже сидел в кресле директора курсов, а сам директор находился в коридоре и выстраивал в очередь девушек и женщин, которые занимались с Аленой Ждановой в одной группе.

– Она о себе мало что рассказывала.

– Здесь, на курсах, у нее подруг не было.

– Я, конечно, не знаю наверняка... но у меня было такое впечатление, будто она только что развелась. Или только что парень от нее ушел. Ну, слегка пришибленная она ходила. Будто заторможенная. Мне так казалось.

– Ничего про себя не рассказывала. Слушала, как другие рассказывают, но сама помалкивала... Может, ей нечего было рассказывать?

– Видела один раз. На "Волге" за ней приезжали. Кто в машине был – не видела. Он не выходил наружу. А она не села. Пошла пешком. Бывший ее парень, наверное, приезжал...

– Она? Она отличалась от других девчонок... Ну, ненормально как-то она занималась. Чересчур серьезно. Будто школьница-отличница. Что? Ну да, вроде как хотела отвлечься от чего-то, забыться...

И наконец:

– Его звали Игорь. Просто моего парня тоже зовут Игорь, я показывала ей его фотографию, и Алена сказала: "Лицо приятное, а вот имя..." Я спросила, чем плохо это имя, ну тут и выяснилось...

– Она просто сказала, что у нее был парень по имени Игорь? – уточнил Кирилл, подавшись вперед: за час с лишним это было первое стоящее заявление. Остальные только пожимали плечами да строили глазки.

– Я спросила, из-за чего они расстались, но Алена ничего не сказала, перевела разговор на другое...

Кирилл разочарованно откинулся на спинку кресла.

– Он работает в ювелирном магазине.

– Что? – Кирилл снова качнулся вперед. – Откуда вы знаете?

– У Алены было кольцо на пальце. Она сказала, что это подарок Игоря. Он работает в ювелирном магазине, поэтому кольцо встало ему не слишком дорого...

– Ага, – сказал Кирилл, глядя на сидящую перед ним девушку и не видя ее, потому что в голове у Кирилла уже понеслась бешеная сцепка мыслей: Игорь, кольцо, кольцо на пальце, палец на руке, рука Алены, Алена больше не хочет с Игорем, его кольцо, вернуть, не снимается с пальца... – Черт, – сказал Кирилл и дернул головой, на время освобождаясь от страшноватых образов.

– Что? – не поняла девушка.

– Ничего, это я так, о своем... В ювелирном магазине, значит... Продавцом? – спросил Кирилл, прикидывая уже про себя, сколько же примерно в Белогорске ювелирных магазинов и сколько в этих магазинах продавцов по имени Игорь.

– Нет, – сказала девушка. – Он то ли менеджер, то ли даже директор...

В Белогорске оказалось шестнадцать ювелирных магазинов, и Кирилл начал их обзванивать, не вставая из кресла директора вечерних секретарских курсов. Трубку брали в основном охранники, один раз – уборщица, два раза – припозднившиеся продавцы и один раз даже лично директор магазина. Его звали не Игорь.

Того, кого звали Игорь, на рабочем месте не было, однако охранник назвал фамилию – Молочков. Через пятнадцать минут Кирилл знал домашний адрес Молочкова, номер его телефона и марку личного автомобиля. Молочков ездил на "Волге". Почему-то Кирилла это не удивило.

В какой-то миг у Кирилла возникла мысль позвонить Львову и предложить проехаться на пару к дому Молочкова, однако затем Кирилл решил, что Львов все равно откажется – слишком уж дорого встала ему последняя совместная с Кириллом операция.

Так что звонить Львову Кирилл не стал, поехал к Молочкову один. Пистолет Кирилла был надежно заперт в сейфе подполковника Бородина, но Кирилл посчитал, что оружие ему и не понадобится.

Он ведь ехал просто для того, что разведать обстановку. Чтобы понаблюдать. Чтобы просто-напросто увидеть Игоря Молочкова.

Когда он его увидел, то не обрадовался.

Глава 13

Дождь хлестал прямо в лобовое стекло Гошиного "Вольво", делая движения щеток лишенными всякого смысла. Гоша морщился и тихо материл стихию, а Молчун, наблюдая, как усиливается дождь по мере их продвижения в сторону Стасова офиса, пришел к мысли, что сама природа не хочет допускать его с Гошей к Стасу. Только наличием высшего скрытого смысла и можно было объяснить нетипичный для этого времени года ливень.

Однако Гоше Молчун ничего не сказал – слишком поздно уже было. Если и говорить, то говорить нужно было еще на выходе из кофейни. Молчун тогда не решился, а теперь было поздно. Оставалось смотреть на низвергающиеся сверху потоки воды и ждать своей участи.

– Газеты не забыл? – в третий или в четвертый раз спросил Гоша.

– Не забыл, – коротко ответил Молчун, не добавив, что и в газетах, по всей видимости, нет никакого смысла.

– Хорошо, – сказал Гоша. – Ты только там поспокойнее, посдержаннее... Если Стас будет какие-нибудь телеги толкать, ты не перебивай, ты выслушай его, покивай с умным видом, а уже только потом... Короче, поменьше трепись.

Молчун усмехнулся краем рта – это надо же так нервничать, чтобы просить поменьше трепаться человека по прозвищу Молчун! Все равно что попросить одноногого инвалида не слишком увлекаться дискотеками.

Гоша проворно выбрался из "Вольво" и вприпрыжку проскакал ступени, ведущие к дверям. Молчун не торопился – чего торопиться, не на свидание с девушкой идем. Небеса успели основательно облить его за время подъема по ступеням, но дискомфорта Молчун не испытал – вроде даже как будто полегчало. Остудило. Странное это было ощущение – капли стекали по лицу будто слезы. Молчун забыл, когда он плакал в последний раз. Может, и вообще никогда не плакал. Над мертвым братом – совершенно точно не плакал. Другие тогда были у Молчуна заботы...

Над зарезанными девчонками тоже не рыдал – они все равно что чужие ему были, а что касается нечеловеческой жестокости, с которой все было там сделано... Над этим не плачут. Над этим суровеют лицом, сжимают кулаки и мысленно клянутся вырвать сердце ублюдку, когда поймают его. Не потому, что с убийством двух проституток Стас понес какие-то убытки, не потому, что этот дурак в белом костюме чувствовал себя оскорбленным, не потому, что Молчуна провели те двое с абсолютно нормальными глазами, не потому, что Молчун лишился работы...

Просто потому, что так не годится. Потому, что так – не по-людски. Так – это по-зверски. А зверю можно и сердце вырвать. В этом Молчун был уверен. Однако никто его об этом не спрашивал.

Его спросили о другом:

– Узнал, чьи это были ребятки?

Гоша спешно шмыгнул в сторону, пропуская Молчуна вперед, к Стасу. Тот сидел в кресле, нога на ногу, и первое, на что обратил внимание Молчун, были длинные цветастые трусы на Стасе. Еще на нем были пляжные шлепанцы. И солнцезащитные очки. Слева от Стаса работал огромный телевизор, в котором мелькали какие-то тропические пейзажи, пляжи, яхты, пальмы и тому подобная экзотика. В руках Стас держал банку пепси.

Учитывая, что по календарю все еще шел апрель, а за окном бушевал холодный дождь, вывод напрашивался очевидный и простой – Стас рехнулся. Или он демонстрировал свое могущество по смене времен года внутри офиса? Черт его знает.

Молчун лишь понял, что потеет он не от волнения, а от жары в кабинете Стаса. Сплит-система работала вовсю, и, пожалуй, тут можно было разгуливать в трусах, пить охлажденную пепси и снисходительно глядеть на заявившихся чудаков в куртках и пиджаках.

– Только спокойно, – шепнул Гоша.

– Узнал? – крикнул Стас без надрыва и гнева, крикнул просто потому, что сидел в другом конце кабинета.

– Это ребята, – сказал Молчун, делая шаг вперед и вытаскивая газеты. – Это сами по себе ребята.

– Чего?!

– Это пара психов, – сказал Молчун. – Они по всей Москве работают. Режут кого попало.

– Твою маму... – сокрушенно произнес Стас. – Я же тебе в прошлый раз объяснял – ребята не могут быть сами по себе. Ребята обязательно при ком-нибудь. Они могут косить под Психов на самом деле, но они не психи на самом деле. Врубаешься? Не может быть такого, чтобы на моих девок случайно кто-то напал. Не может быть такого. Не может.

– Вот, – Молчун подошел ближе и протянул Стасу газеты. – Тут написано, что работал маньяк. И раньше было такое же убийство. Совершенно левого мужика... – Молчун сказал это и запнулся. Знал, что говорит неправду, но отмотать назад было невозможно. – Левого мужика зарезали. Так что никакой тут не наезд. Просто психи.

Стас раскрыл рот, но ничего не сказал, просто взял газеты и быстро пролистал. Слишком быстро – как подумал Молчун.

– Ну и что? – сказал Стас. – Что это доказывает? Написать можно что угодно... А если даже и убили того мужика... Так это они специально сделали, чтобы все думали – в городе действует маньяк. И под этим соусом порезать моих девок!

– Я знаю милиционера, – сказал Молчун, – который работал по тому убийству...

– Я сейчас уписаюсь со смеху, – предупредил Стас. – Нашел, кому верить! Менту! Да ему сунули сотню, он и рассказывает всякую чушь... Если бы действительно в Москве работал маньяк, об этом в телевизоре давно бы орали! – Стас ткнул пальцем в телевизионный экран, и там действительно никто не орал о маньяках-убийцах, там бежала по янтарного цвета песку шатенка в нежно-голубого цвета купальнике. Бежала и улыбалась. Стас почему-то застыл с этим уставленным в телевизор пальцем. Минуты через полторы он все же оторвал взгляд и палец от экрана, посмотрел на Молчуна и негромко проговорил: – Ментам верить нельзя. Менты продадут, подставят... И будут после этого спокойно спать по ночам. Ты спокойно спишь по ночам, Молчун?

Это был неожиданный и странный вопрос, тем более что голос Стаса при этом дрогнул – как будто вопрос был немыслимо важный, куда важнее, чем все эти маньяки, наезды и мертвые проститутки...

– Нет, – сказал Молчун. – Я плохо сплю.

Стас по его глазам понял, что это действительно так. Выражение глаз Стаса оставалось неясным за стеклами очков. Он лишь сделал движение рукой, и газеты упали с подлокотника кресла на ковер.

– Это мусор, – пояснил Стас. – Это неверный путь.

– Ничего другого у меня нет, – сказал Молчун.

– Стас, может... – подал осторожный голос Гоша, но Стас отмахнулся от него, сосредоточившись на застывшем посреди кабинета Молчуне.

– Тебе самому должно быть стыдно, – сказал Стас.

– Стыдно? – переспросил Молчун.

– Здоровый мужик, чеченов давил... А чем занимаешься? Блядей развозишь по Москве. А когда тебя просят башку оторвать двум козлам, ты приносишь какие-то смешные газетенки. Ты пытаешься отмазаться, ты говоришь, что это все случайность... Несолидно. Не по-мужски.

– Ну так что мне делать? – спросил Молчун, не замечая отчаянных жестов со стороны Гоши – кажется, тот советовал Молчуну заткнуться и просто потерпеть до конца.

– Найди тех уродов, – сказал Стас. – Найди и вырви им сердца. Не для меня, понимаешь? Для себя. Ведь это ты же привел девок в ту квартиру и оставил там. Я думаю, потому ты и плохо спишь ночью... Тебе больно об этом вспоминать, да? Так убей свою боль.

Молчун ничего не сказал в ответ на эти слова. Он повернулся и вышел из душных тропиков, забыв про Гошу... Он о многом забыл в эти минуты, но все же не обо всем.

И он остановился как вкопанный, когда в широком коридоре перед Стасовым кабинетом столкнулся лицом к лицу с невысокой хрупкой женщиной – шатенкой, как две капли воды похожей на ту, что была у Стаса в телевизоре. Молчун автоматически отметил, что на ее лице много косметики. Он так пристально смотрел в это лицо, что один из Стасовых телохранителей счел нужным подойти и отодвинуть Молчуна к стене.

Но прежде женщина вдруг шепнула Молчуну:

– Позвони мне. Это важно... Это о Миле...

Ошарашенный Молчун смотрел, как женщина в сопровождении охранников входит в кабинет Стаса, а потом охранники выходят оттуда и встают у дверей...

– Ты как привидение увидел, – сказал Гоша, довольный, что все закончилось без большого скандала и членовредительства.

– Она, – сказал Молчун, мотнув головой в сторону закрывшихся дверей.

– А, узнал, – равнодушно отозвался Гоша. – Да, это Мышка.

Молчун понял, что его крыша медленно и неотвратимо съезжает.

– Это – Мышка, – сказал он. – А в телевизоре кто?

– Жена Стаса. Та, первая. Которую убили, – сказал Гоша и добавил нетерпеливо: – Пошли отсюда...

Молчун ринулся к лифту, как будто там, за пределами здания, в вечернем холоде и нескончаемом ливне, был рай.

Глава 14

Просто посмотреть. Никаких резких движений, никаких задержаний, никаких демонстраций личной храбрости, никаких вторжений. Хватит и того, что уже было сделано, историю с "Алмазом" придется расхлебывать до пенсии... Просто посмотреть, что собой представляет Игорь Молочков. Посмотреть издали, не приближаясь и тем более не вступая в личный контакт... Просто посмотреть на человека, который подарил Алене Ждановой кольцо, а потом с Аленой поссорился... А потом Алену убили. И отрезали руку, на которой было то кольцо. Кирилл зарекся после "Алмаза" делать преждевременные выводы, однако все складывалось одно к одному, как кирпичи. Гладко все складывалось, и Кирилл ускорял свой шаг в направлении дома Молочкова. При этом Кирилл как-то подзабыл, что еще недавно так же гладко выстраивались кирпичики насчет Мурзика. И он так же тогда торопился...

Но даже если бы и помнил – это ничего не меняло, потому что Кирилл поклялся себе, что больше не сглупит, не облажается. Он просто посмотрит – и ничего больше. Ничего. Ничего...

В поисках дома Молочкова Кирилл забрел в район частной застройки. Логично рассудив, Кирилл решил, что директор ювелирного магазина проживает в одном из краснокирпичных особнячков, споро повыраставших здесь между деревянными развалюхами дореволюционной постройки.

Но с Молочковым Кирилл просчитался – приятель Ждановой, видимо, решил быть оригинальным, а потому поселился в капитально подремонтированном двухэтажном белом домике, выглядевшем куда более уютно, нежели все эти рыцарские замки с пластиковыми рамами.

– Просто посмотреть, – напомнил себе Кирилл, разглядывая резиденцию Молочкова. Взгляду мешал забор, а точнее, кирпичная стена, отгородившая молочковские владения от соседей.

– Просто посмотреть, – сказал еще раз Кирилл, пустившись в путь вдоль этой стены. Похоже, Молочкова и его зажиточных соседей мало волновало состояние территории за пределами их высоких заборов, так что пространство между коттеджами оказалось замусоренным донельзя. К тому же со времен активного строительства здесь оставались ямы, полузакопанные траншеи и тому подобные неровности почвы. Кирилл отыскал точку, где рельеф за счет кучи строительного мусора подымался вверх, подпрыгнул, оттолкнувшись от своей сомнительной опоры, и вцепился пальцами обеих рук в верх стены. Затем он рывком подтянул тело и лег на стену животом. Тут его посетила запоздалая мысль, что плащ, пожалуй, надо было перед этим снять. Тогда бы он не трещал, зацепившись за что-то острое и неразличимое в сумерках.

С этой новой позиции было видно куда больше, чем с улицы, но все же – по мнению Кирилла – видно недостаточно. Можно было с уверенностью сказать лишь, что в доме кто-то есть – горел свет, раздавались какие-то звуки; похоже, работал телевизор. Машины во дворе не было, но, приглядевшись, Кирилл заметил съезд в гараж. Короче говоря, все выглядело совершенно обычно, и если Кирилл надеялся в глубине души обнаружить вывешенную сушиться одежду с остатками бурых пятен, то он ошибся.

– Посмотрел, – без особого энтузиазма пробормотал Кирилл, для собственного сведения. После чего свалился со стены, но уже по другую сторону – на территории Молочкова. Чтобы рассмотреть получше.

И он увидел – только не Молочкова. Привлекшее его внимание явление имело место не в доме, а за его пределами.

Явление имело форму человека. То есть у явления были руки и ноги, и на этих ногах оно довольно шустро метнулось в сторону гаража, как только Кирилл спрыгнул со стены.

На секунду Кирилл задумался – если посмотреть на молочковское житье-бытье хотел не только он один, это уже само по себе говорило не в пользу Молочкова. У нормальных людей вокруг дома подозрительные явления не бегают кругами, в окна не заглядывают.

В доме между тем бурчал телевизор, иногда взрываясь истерическими рекламными воплями, и хозяин, кажется, не подозревал, что совсем рядом с ним находятся по крайней мере двое непрошеных гостей. Кирилл, мягко ступая на носках, пустился было вслед за исчезнувшим явлением в сторону гаража, но потом передумал и, зловеще ухмыльнувшись, стал обходить дом с другой стороны.

Похоже, Молочков еще не закончил строиться – Кириллу пришлось миновать несколько упаковок кирпичей, сложенных одна на другую, а также хаотически разбросанный инвентарь. Окна с этой стороны дома не были освещены, поэтому Кирилл двигался почти на ощупь и принял предмет кубической формы примерно метровой высоты за очередной склад кирпичей. Приблизившись, он что-то задел ногой, и это "что-то" звякнуло, Кирилл испуганно присел, замер... И понял, что наступил на цепь, а кубический предмет – это собачья конура.

Кирилл представил, как сейчас из своего темного обиталища вылетит монстр и вцепится незваному гостю в горло, и ему стало нехорошо. Стараясь быть еще более бесшумным, он двинулся в сторону от будки, в то же время не сводя с нее глаз и готовясь установить мировой рекорд в беге до стены, если пес все же проснется... Пес не проснулся. Кирилл перевел дух, обошел будку с тыла, бросил последний взгляд... Странно.

Глаза постепенно привыкли к полумраку, и теперь Кирилл разглядел, что из будки высовывается морда собаки, положенная на лапы. Получалось, что Кирилл едва не наступил на собаку, лязгнул у нее под носом цепью, а та, свирепый сторож молочковского имущества, даже не пошевелилась.

Это было плохо. То есть не собака сама по себе, а все вместе было плохо – какой-то тип, прячущийся в районе гаража, молчаливая собака... И сам Кирилл между ними. Без оружия и без малейшего понятия, что тут происходит.

Внутренний голос подсказывал, что сейчас как раз тот момент, когда можно смотаться. Пока ничего не случилось. Просто перелезть через стену и, если Кириллу еще не хватило приключений на сегодня, понаблюдать за происходящим в молочковском доме со стороны. Благоразумие и охотничий инстинкт боролись в голове Кирилла недолго. Пока не прилетел кирпич.

Точнее – половина кирпича. Кирилл охнул – удар пришелся в правое предплечье. С этого мгновения Кирилл перестал думать, положившись лишь на инстинкты, которые должны были помочь ему выжить.

Именно выжить, потому что тот, неизвестный, прятавшийся возле гаража, явно не шутил, метясь кирпичами Кириллу в голову. Пока Кирилл ходил вокруг собачьей будки, этот тип подобрался поближе, нашел подручное средство и...

От второго кирпича Кирилл увернулся и бросился к темной фигуре, что виднелась метрах в семи-десяти, возле угла дома. Третий кирпич влетел Кириллу в бедро, но его уже было не остановить – он прыгнул на противника, темная фигура стремительно переместилась влево, и Кирилл оказался нос к носу с водосточной трубой. Для Кириллова носа это знакомство оказалось довольно болезненным.

С запозданием на секунду Кирилл рванул по той же траектории, что и любитель швыряться кирпичами, и едва успел увернуться от удара ногой – кирпичи у парня, видать, закончились. Мах был хороший, высокий – Кирилл мог бы ухватить эту ногу за щиколотку и под коленку, дернуть на себя, а потом с размаху швырнуть ночного гостя в молочковскую кирпичную стену. Однако рука после соприкосновения с кирпичом действовала медленно, мышцы саботировали намерения Кирилла, и его пальцы впустую разрезали воздух. "Дурацкий какой-то балет получается", – мелькнуло в голове, и Кирилл тут же ударил сам, левой, в корпус. К его собственному удивлению, удар пришелся в цель. Противник отреагировал даже слишком явно – отлетел на несколько метров в сторону, зашатался и едва не упал. Кирилл шагнул вперед, готовясь двинуть парня в челюсть, но, пока он шел, противник нащупал возле стены лопату и взял ее наперевес. Держал он инструмент как-то не очень уверенно, и Кирилл решил, что нужно дожать врага морально.

– Брось лопату, сука! – презрительно кинул Кирилл.

– Как ты меня назвал? – возмущенно отозвался голос от стены.

– Ой, – сказал Кирилл.

Глава 15

Судя по бледному напряженному лицу Гоши, он переживал не меньше, а то и больше, чем сам Молчун. "Слава богу", – твердил он у лифта, в лифте и всю дорогу от лифта к машине. За рулем "Вольво" он наконец замолчал, и это было кстати – Молчун уже изрядно утомился от этих причитаний и собирался посоветовать Гоше переменить пластинку. Гоша, вероятно, удивился бы – Молчун никогда так с ним не разговаривал. Однако сенсации не вышло – Гоша заткнулся по собственной инициативе, Молчун ничего не сказал, каждый остался при своем. Небо тоже осталось при своем – при праве безнаказанно поливать всех, кто внизу. Знакомая традиция.

– Может, тебе на самом деле уехать домой? В Ростов. Ты же из Ростова, да? – так сказал Гоша сорок минут спустя, приняв чуть-чуть кофе с коньяком, расслабившись и обретя нормальный цвет лица. Это было в небольшом кафе в центре, где Гоша и Молчун сидели в маленьком закутке, отгороженные пластиковыми перегородками от остальных посетителей. Было темно и тихо, на стенах почему-то горели маленькие красные фонарики. Ноздри гладил сладкий нездешний запах. "Благовоние", – вспомнилось Молчуну странное слово. В его жизни этому слову как-то места не находилось. – Да? – спросил Гоша, и Молчуну потребовалось некоторое время, чтобы вспомнить заданный минуту назад вопрос. Когда же он вспомнил, лицо его изменилось, и Гоше не понадобилось устного ответа – все и так было ясно. – Ну а что делать... – пожал плечами Гоша. – Ты же видишь, как он уперся. Без толку, можно сказать, сходили.

– Гоша, – сказал Молчун, сосредоточенно глядя в стол. – Ты меня извини...

– В каком смысле?

– Ну... Что я тебя потащил сегодня к Стасу.

– Да тут нечего извиняться. Стас, он и есть Стас, если что в голову втемяшится – только из гранатомета вышибешь. Это шутка, Молчун, – на всякий случай пояснил Гоша.

– Нечего там было делать, – Молчун будто не слышал Гошу. – Потому что фигня все это.

– Фигня – что?

– Газеты эти. "Маньяк возвращается" и все такое... Фигня полная.

– С чего ты вдруг решил?

– Стас прав, – медленно и монотонно говорил Молчун, и Гоша поймал себя на мысли, что никогда не слышал от этого человека столько слов подряд. Слов, связанных между собой, слов, из которых складывалось нечто... Гоше стало не по себе. Возможно, перебор по части коньяка – убеждал он себя потом. – Стас прав, в этих газетах пишут все, что захотят. На самом деле все не так. Я только сегодня понял. Нужно было тебе сказать и к Стасу не ехать, но я тебе не сказал. Извини, Гоша... Тот мужик, которого возле Павелецкого вокзала зарезали, он был из Белогорска. И Мила наша была из Белогорска. Думаешь, это простое совпадение?

– Хм, – сказал Гоша.

– Я думаю, что это не совпадение. Есть какая-то причина. Есть какая-то связь между этими двумя убийствами, а значит, никакими маньяками тут и не пахнет. Я же говорил тебе – те двое, что я видел на квартире, они выглядели совершенно нормальными людьми. Они не были психами. Они убили Милу, потому что у них была на это какая-то причина. И того мужика убили. А причина... Я только знаю, что Мила и тот мужик приехали из Белогорска. Может, причина там. Может, Мила и тот художник, они хотели в Москве затеряться, скрыться. Спастись от чего-то. Но их нашли и убили. Я разговаривал с Галей, помнишь?

Гоша медленно кивнул. Он уже некоторое время жевал кружок лимона, но не замечал этого. Он слушал.

– И она сказала, что в тот день... Ну, когда пришел заказ на ту квартиру, на Ленинском... Человек, который звонил, он искал Милу. Он рассказал, как она выглядит, сколько ей лет... Он думал, что она может работать под псевдонимом. Когда Галя сказала, что такая девушка работает в нашей конторе, тот человек сразу сказал, что хотел бы с ней встретиться. Но потом он добавил, что хотел бы еще и вторую девушку, все равно кого. Гале показалось, что это было сделано, чтобы замаскировать его особенный интерес к Миле. Но этот особенный интерес – он был.

– Да уж, – подавленно сказал Гоша, вспоминая залитую кровью квартиру на Ленинском проспекте.

– Я же дурак, – с отчаянной тоской в голосе произнес Молчун. – Я поговорил с Галей и забыл. На фотографии посмотрел, с ментами поговорил – и решил, что нормальный человек такого сделать не может, только псих... То есть маньяк. А сегодня мне сказали, что Краснов, тот художник, он тоже из Белогорска приехал. И я про Галины слова вспомнил. И вспомнил про тех двоих – как они выглядели и что говорили... Это, Гоша, такие же обычные мужики, как ты и я.

– Не-а, – вдруг сказал Гоша. – Я зарезать женщину не смогу. Я только по морде могу съездить.

– ...и вот я все это понял, – гудел голос Молчуна. – Но все равно поехал к Стасу. И все равно толкал ему эту туфту про маньяка. Стас не поверил, и правильно сделал, потому что я и сам уже в это не верил. Он, наверное, по голосу догадался... Или по лицу.

Гоша посмотрел в лицо Молчуну и подумал, что если Стас сумел о чем-то догадаться по этой неподвижной мрачной маске, то Стасу нужно выступать в телевизионных шоу о паранормальных способностях человеческого организма.

– Он правильно сказал: нечего придумывать оправданий, нечего сваливать все на маньяков. Я же сдал Милу с Кристиной тем двоим с рук на руки... Значит, я должен тех двоих найти. Мне все равно в Ростове делать нечего, Гоша. Да и в Москве тоже, честно говоря. Стас... – Молчун сделал долгую паузу. – Он, может, и придурок, и наркоман... Но про меня он все верно угадал. Верно и четко. Все правильно...

Молчун сомкнул губы, устало понурил голову. Большие сильные руки неподвижно лежали на столе, между ними одиноко пропадала нетронутая рюмка с коньяком.

Гоша дожевал наконец лимон, проглотил, не ощутив вкуса, и спросил, не будучи уверен, что это своевременный вопрос:

– Ну и что ты теперь будешь делать?

– Делать... – рассеянный слух Молчуна поймал лишь последнее слово. – Делать буду то, что Стас сказал. Потому что он сказал правильно.

Глава 16

– Как ты меня назвал?! – Человек у стены перехватил лопату поудобнее. Он тяжело дышал, впрочем, как и Кирилл. Однако думал сейчас Кирилл не о своем тяжелом дыхании, не об ушибленной руке и даже не о собаке в конуре.

– Ой! – сказал Кирилл удивленно. Голос человека с лопатой был ему знаком, только вот чей это голос? Лица по-прежнему было не разглядеть в темноте, и Кирилл мог твердо сказать лишь одно – обладателя этого голоса здесь быть не должно. Несовместимы были молочковские задворки и этот голос, летающие обломки кирпичей и этот голос, лопата наперевес и этот голос. Другие ассоциации рождались от этого тембра...

– Лика? – изумленно произнес Кирилл.

– Ты сейчас назвал меня по-другому, – зло сказала девушка, бросая лопату наземь.

– Что ты здесь делаешь?!

– А ты что здесь делаешь?

– Я... Ну, я пришел к Молочкову, потому что он был другом Алены Ждановой...

– Если ты пришел в гости, то почему ты не постучался в дверь?

– Я не в гости, я... – Кирилл запнулся. – А что это ты мне допрос устраиваешь? Я-то ладно, у меня работа такая, а ты? Ты зачем здесь?

– Затем же, зачем и ты. – Лика подошла поближе, стащила с головы вязаную шапочку, и Кирилл убедился, что все это не слуховая галлюцинация. – Потому что Игорь раньше был с Аленой, а потом она его послала...

– Й ты тоже залезла сюда через забор, – отметил Кирилл, глядя на испачканные джинсы Лики. – Играешь в частного сыщика?

– Ты же мне не позвонил. А я тебя предупреждала...

– Да-да, – замахал руками Кирилл. – Я помню. Но я звонил весь день, только тебя дома не было...

– Что ж, значит, не судьба была. Значит, судьба была встретиться здесь...

– Ты меня чуть не убила своими кирпичами!

– Я не сразу поняла, что это ты. Кстати, ты меня тоже не погладил по ребрам.

– Потому что нужно дома сидеть, а не заниматься всякими глупостями!

– Искать убийцу подруги – это глупость? – Она повысила голос, и Кирилл поспешно зажал ей рот рукой:

– Потише, потише, тут собака... Я удивляюсь, как мы ее еще до сих пор не разбудили.

Лика возмущенно отбросила его пальцы от своих губ:

– Что ты еще несешь? Какая собака?! Где ты тут видишь собаку?

Кирилл показал, и Лика удивленно покачала головой:

– И правда... Но что это за сторожевая собака, если у нее под носом черт-те что творится, а она даже не тявкнет...

– И не пошевелится, – отметил Кирилл. Собака лежала точно в такой же позе, что и десять минут назад.

– Подожди минутку, – сказала Лика и направилась в сторону собачьей конуры.

– Может, не надо? – запоздало предположил Кирилл, внутренне в очередной раз готовясь запрыгивать на стену. Лика не только подошла к будке, она еще и присела на корточки. И еще – как показалось Кириллу – она гладила пса по голове.

– Кажется, она сдохла, – донеслось до Кирилла.

– Это ты ее убила? – спросил Кирилл, когда Лика вернулась. – Тут только ты и я.

– Она сдохла, – повторила Лика. – А причину я не знаю. Я же не эксперт.

– Я тоже, – сказал Кирилл. – Но вряд ли Молочков держит старую или больную собаку для охраны дома... – произнеся фамилию хозяина дома, Кирилл вздохнул и мысленно выругал себя за очередную лажу. "Просто посмотреть..." Вот и посмотрел. Устроил погром на заднем дворе... Хорошо, что Молочков ничего не услышал и не вышел на шум с помповым ружьишком. Вот тогда бы действительно началось веселье.

– Хорошо, что он нас не слышит, – высказал свою мысль вслух Кирилл.

– Так его дома нет, – хихикнула Лика. – Тоже мне, сыщик... Я, думаешь, чего сюда полезла? Хотела осмотреть дом, пока Игоря нет.

– Поискать кольцо?

– Откуда ты знаешь про кольцо? – удивилась Лика.

– Мы все знаем, – многозначительно заявил Кирилл. – Только вот не твое это дело по чужим домам лазить. Тем более что хозяин дома – окна с той стороны освещены, телевизор работает...

– Ну и что? А хозяина дома нет, – упрямо повторила Лика. – Я же не наобум полезла. Я, прежде чем полезть через забор, позвонила Игорю из телефона-автомата, там, на улице. Никто не взял трубку. Вот я и решила навестить его... А свет в окнах – он мог просто забыть.

– Свет забыл выключить, – задумчиво произнес Кирилл. – Телевизор забыл выключить. Собака у него скоропостижно скончалась... Пошли!

– Куда?

Кирилл уже был у двери дома. На секунду он притормозил, и в эту секунду Лика испуганно прошипела ему в спину:

– Ты куда? Там же закрыто! Давай через окно заберемся...

Но там было открыто. Кирилл толкнул дверь коленом, и та бесшумно отворилась.

"Сохранится переменная облачность", – поприветствовал Кирилла телевизор.

– Ну что там? – Лика осторожно выглянула у Кирилла из-за спины. – Никого?

Кирилл вместо ответа взял Лику за плечи и выставил ее за порог. Сам он вошел в дом, держа руки поднятыми, чтобы случайно ничего не задеть.

"Возможны осадки", – сказал телевизор.

Кирилл шел на этот голос, потому что ему казалась невозможной такая степень склероза у еще молодого директора магазина, чтобы сразу забыть и про свет, и про телевизор... Тут была другая причина. Телевизор врубают на полную громкость еще и тогда, когда хотят...

Ну да. Точно. Кирилл замер на пороге большой комнаты, где из угла лились жизнерадостные звуки телевизионной рекламы. Посреди комнаты лилось нечто совсем другое.

Палас в комнате был нежного светло-коричневого цвета, и лужа крови была на нем абсолютно инородным явлением. Но она была, она существовала, и она медленно увеличивалась в размерах.

Игорь Молочков сидел в большом кожаном кресле перед телевизором, однако смотрел он не на экран, он смотрел в потолок, и взгляд его был неестественно спокоен, учитывая темные пятна на паласе. От груди и до колен Молочков был накрыт клетчатым теплым пледом, будто бы покойник перед смертью усиленно пытался согреться. Что-то заставило Кирилла подойти поближе и взяться за край этого пледа.

А потом решительным движением сдернуть его. Некоторое время – секунды три-четыре – он стоял неподвижно, окаменело, а затем его вынесло из комнаты будто ураганом. Попутно Кирилл подхватил под мышку Лику, дотащил ее, ничего не понимающую, до стены, схватил под коленки и швырнул вверх будто куклу – главное было как можно скорее унести отсюда ноги!

– А кольцо? – спросила Лика негромко, когда они были в полукилометре от молочковского дома и когда взгляд Кирилла снова стал осмысленным. – Ты не нашел кольца?

Кирилл тупо уставился на девушку, пытаясь понять, о чем его спрашивают. Затем все же в голове щелкнуло, Кирилл нахмурился и сказал, глядя на приближающийся к остановке трамвай:

– Я не нашел кольца. Я его и не искал. И я думаю, что кольцо тут вообще ни при чем.

– Значит, Игорь мертв? – уточнила Лика, ежась то ли от холода, то ли от пережитого, но еще не ушедшего страха.

– Да, – коротко бросил Кирилл.

– Как его убили?

– Я не уверен, что тебе это нужно знать, – пробурчал Кирилл, и от неожиданности у него едва глаза не вылезли на лоб: Лика его ударила – маленьким твердым кулаком в живот. Теперь, в свете уличного фонаря, он мог хорошо видеть ее лицо, и на этом лице он увидел слезы.

– Ты, сволочь! – сказала Лика. – Ты назвал меня сегодня сукой, но я стерпела! А вот за то, что ты думаешь, будто мне не надо знать про смерть моей подруги, будто я не имею права это знать... Я тебе морду разобью, гад!

– Морда немного повыше, – устало сказал Кирилл, перехватил Ликину руку и втолкнул девушку в подошедший трамвай. Лика заплакала.

Глава 17

Мертвый брат незаметно подкрался сзади к Молчуну и тронул его холодной рукой за плечо. Молчун вздрогнул и, отдирая от себя леденящие, плохо гнущиеся пальцы, повернулся:

– Что?

– Позвони ей, – сказал мертвый брат, и темное отверстие в его голове смотрело на Молчуна словно третий глаз. – Позвони ей, это важно. Это насчет Милы.

Молчун только хотел сказать – твое-то какое дело? Что это ты стал беспокоиться насчет Милы? Но мертвый брат опередил и тихо проговорил:

– Я беспокоюсь в тебе...

Телефон Мышки Молчун узнал у Гали, позвонив ей в контору. Домашние телефоны девушек обычно никому не давали, но Галя твердо усвоила заповедь Гоши – содействовать Молчуну в выполнении его суперответственного задания.

Потом Молчун позвонил Мышке – время терять было нельзя, при Мышкиной профессии первая половина дня – это как раз то время, когда девушку можно застать дома. Как правило, девушка будет невыспавшаяся и злая от того, что вчерашняя смена только прошла, а вот уже и снова вечер подходит...

– Але, – по-детски пропищала телефонная трубка, и Молчун едва не отключился, решив, что попал не туда. – Але, кто это?

– Это я, – сказал Молчун не очень уверенно. Только так – "я" – он и мог представиться, настоящего его имени Мышка наверняка не знала, а представляться кличкой Молчун так и не привык. Поэтому он добавил для ясности: – Ты просила позвонить. Вчера, у Стаса...

Трубка помолчала, а потом прошептала:

– Хорошо... Приезжай ко мне.

В Кунцеве шел дождь, Молчуна пару раз обрызгали торопливые машины, так что до Мышкиных дверей Молчун добрался в не самом лучшем расположении духа.

– Я только встала, – сообщила Мышка. – Ты проходи, садись... Я сейчас.

– Ага, – запоздало ответил Молчун, когда Мышка уже выпорхнула в другую комнату.

Как и было велено, Молчун прошел и сел. Он сел на могучий диван, занимавший в комнате господствующее положение, и стал осматриваться. Квартира явно была съемная, и значит, мебель тут стояла не Мышкина, а хозяйская. А хозяин, наверное, был мужчиной видным – для такого и подходили все эти громоздкие вещи, но никак не для розовой душистой Мышки. От нее здесь было цветастое покрывало на диване, еще какие-то салфеточки да разбросанные по подоконнику аудиокассеты.

– Вот! – Мышка опустила на диван рядом с Молчуном картонную коробку.

– Это что? – спросил Молчун, прочитав надпись на боку коробки – "Ариэль".

– Это Милкины вещи.

Руки Молчуна почему-то сразу метнулись к этой коробке, будто Молчун был ребенком, а коробка – новогодним подарком. В последний момент Молчун затормозил и лишь слегка тронул серый картон, а не полез внутрь по локоть.

– Откуда это? – спросил Молчун.

– Из ее квартиры, – сказала Мышка, присаживаясь на диван по другую сторону коробки. – В ту ночь... Точнее, уже утром... Я была в офисе, и Галя сказала мне: "Срочно мчись к Миле домой и забери оттуда все бумаги и записные книжки, где может упоминаться наша контора. Ежедневники, визитки и так далее..." Я взяла такси, поехала туда, собрала все бумажки... Ну и вот они перед тобой. Я знаю, что Стас велел тебе разобраться с теми, кто убил Милу и Кристину. Может быть, это поможет тебе?

– Почему ты думаешь, что от этого может быть какая-то польза? – спросил Молчун, медленно открывая коробку и заглядывая внутрь. Действительно, какие-то бумажки, открытки, журналы... Мышка, похоже, сгребала все подряд. – Почему ты думаешь, что есть какая-то связь между ее бумажками и тем, что с ней случилось? Говорят, что это дело рук маньяка...

– Я не знаю, что там говорят, – вздохнула Мышка. – Говорить можно что угодно. Ты не удивишься, если я скажу тебе, что немного порылась в этой коробке?

– Ну... – задумался Молчун.

– Галя же мне не сказала, что дальше делать с этими вещами. Я привезла их домой, поставила коробку под шкаф... Там она и стояла, пока я вчера тебя не увидела.

– И что же ты там нарыла? – спросил Молчун, вытаскивая из коробки небольшой фотоальбом. Под альбомом виднелась маленькая записная книжка, журнал "Вог", несколько отдельных листков бумаги, общая тетрадь... Молчун стал листать фотоальбом и сразу даже не понял, какое отношение имеют эти снимки к Миле – там были какие-то дети в белых блузках, девочки с бантиками... Потом только Молчун догадался, что это детские фотографии Милы, но ее лицо среди прочих он сумел узнать лишь на самых последних страницах, где была уже не девочка, но девушка лет шестнадцати. Но все же еще не двадцатилетняя молодая женщина с высокомерным выражением холеного лица. Бывшая натурщица, несостоявшаяся модель, состоявшаяся проститутка...

– Так что же ты тут нарыла? – повторил Молчун, разочарованно бросая фотоальбом обратно в коробку. – Что тут есть такого?

– Ты просто не там смотришь, – вкрадчиво произнесла Мышка, поддернула рукав своего роскошного халата и запустила тонкую гладкую руку в коробку. Потом эта рука появилась снова, уже с добычей – женский любовный роман в мягкой обложке. Молчун скептически поморщился, но Мышка сказала "Ап!" и жестом профессиональной фокусницы извлекла из книги небольшой прямоугольный предмет, оказавшийся при ближайшем рассмотрении поляроидным снимком.

– Смотри, – просто сказала Мышка, и Молчун взял снимок в руки. Изображение будто бы испугало его – Молчун дернул головой назад, онемел, стиснул зубы...

– Что скажешь? – тихо спросила Мышка.

Молчун ничего не мог сказать. Он смотрел и смотрел на снимок, постепенно понимая, что именно такая реакция со стороны зрителя и планировалась автором снимка: смотреть, не отрывая глаз...

Смотреть на сидящую в кресле девушку. Когда она была жива, ее звали Мила Михальская. Странно было видеть ее с таким выражением лица – холодного высокомерия не было и в помине, напротив, она улыбалась чуть заискивающе, как бы говоря: "Ну видите, я стараюсь, я на самом деле хочу, чтобы мною остались довольны..."

Из одежды на Миле был лишь черный бюстгальтер, немного поменьше размером, чем требовалось для ее груди. Вероятно, и эта деталь была неслучайной, а заранее продуманной фотографом. Черная ткань, врезавшаяся в нежную кожу, – это приковывало взгляд.

Главная же ловушка для взгляда заключалась в другом – ноги Милы были широко разведены в стороны, однако между ног лежала маленькая аккуратная ладошка девушки. Мила выполняла этот жест просто и естественно, и фотография была бы тоже простой и естественной, если бы не одно обстоятельство.

На фотографии присутствовали еще двое – юноша и девушка, совершенно обнаженные, простирающие друг к другу руки. Они были вытатуированы на внутренних сторонах бедер Милы – юноша на правом, девушка – на левом. Татуировки были небольшими по размеру, однако лица и другие детали были выполнены довольно подробно. Мила сидела так, что было непонятно, то ли она демонстрирует себя, скромно прикрывающую ладонью интимные места, то ли она демонстрирует татуировки на своем теле.

– Ну как? – спросила Мышка. – Понравилось?

Молчун ничего не говорил и не отрывал взгляда от фотографии, пока Мышка не вынула снимок из его пальцев. Вынула и перевернула.

– Смотри теперь сюда, – предложила Мышка. На белом поле снимка было написано маленькими аккуратными буквами: "Сокровище – на твоей коже".

А рядом – две буквы побольше, словно подпись: "ТТ". Молчун подумал: "Что бы это ни было, именно это Милу и убило". Именно так он и подумал: не кто, а что.

Глава 18

В вагоне трамвая они были одни – кондукторша ушла к водителю в первый вагон, чтобы не так скучно было ехать. На остановках было пустынно, и трамвай мчался по рельсам не останавливаясь, отчего Кирилла и Лику поводило то в одну сторону, то в другую. Поначалу Лика даже держала Кирилла за руку, и не просто держала, она вцепилась ему в ладонь. Потом яркий свет в салоне трамвая и убаюкивающий ритм движения успокоили ее, и Лика стала вытирать рукой испачканные колени.

– Почему мы убежали? – спросила она примерно через четыре проигнорированные трамваем остановки. – Почему ты не позвонил в милицию? Ты же милиционер, тебе же ничего не будет...

– Ха! – скептически усмехнулся Кирилл. – Не будет! Еще как будет! Меня ведь мои начальники сюда не посылали, я сам сюда залез, безо всякого ордера... У меня и так неприятностей по горло, так еще и это – незаконное проникновение и труп! Мне сразу башку снимут.

– Значит, он там так и будет лежать?

– Во-первых, сидеть. Во-вторых, он все-таки не бомж и не одинокий пенсионер, он директор ювелирного магазина, и он должен появляться на работе. Завтра утром кто-нибудь из его сотрудников позвонит ему раз, другой, третий, потом забеспокоится, приедет к Молочкову лично... Увидит тело и вызовет милицию. А мы будем совершенно ни при чем.

– Если ты так все просчитал, почему мы бежали как чокнутые вместо того, чтобы обыскать дом Молочкова и найти Аленино кольцо?

– Потому что кольцо тут ни при чем, – сказал Кирилл.

– Как это? У тебя ведь тоже была мысль...

– Была, да сплыла. Я думал, что Молочков не простил Алене, что она от него ушла, подкараулил ее в сквере и убил, а кольцо, свой подарок, хотел снять с пальца, но оно не снималось, и тогда он отрубил ей руку... Не очень хорошая версия, но другой у меня не было.

– Теперь – есть? Есть другая версия?

– Версии нет, – сказал Кирилл. – Есть ощущение.

– Что за ощущение?

– Ощущение, что я понял. Понял, почему все это происходит. И это не из-за кольца, не из-за отвергнутой любви...

– А из-за чего? – Лика придвинулась вплотную к нему и пристально посмотрела в глаза. "Чисто детский сад, – подумал про себя Кирилл. – Глаза от любопытства горят. Тоже мне, частный сыщик в юбке. То есть не в юбке, а как раз в штанах. Но все равно – детский сад..."

– Сначала ты мне ответь на один вопрос, – предложил Кирилл. – Простой, легкий вопрос.

– Слушаю, – согласно кивнула Лика.

– Ты ведь хорошо знала Алену? Близко с ней общалась. Вместе с ней жила. Скажи, что примечательного было у Алены на правой руке, кроме кольца, которое подарил ей Молочков?

– Ну... – Лика задумчиво забарабанила по стеклу. – Она же не только это кольцо носила, у нее были еще и другие, попроще, подешевле...

– А что еще? На руке? Ведь если бы дело было в кольце, то отрубили бы кисть, не больше... Извини за детали, – добавил Кирилл, видя, как Лику передернуло. – Но все-таки...

– На руке... – Лика задумалась. – Ты имеешь в виду – на самой руке? Ты имеешь в виду татуировку?

– А у нее была татуировка?

– Да, была. Вот тут. – Лика показала на предплечье. – Большая красивая татуировка. Ну, может быть, слишком большая. Там был ангел с крыльями. Он воду переливал из одной чашки в другую.

– Вот, – сказал Кирилл. Потом он стал произносить слова, смысл которых и для него самого казался невероятным, невозможным, чудовищным... Но так получилось. Так сошлись факты, и ничего с этим сделать было нельзя.

– У той женщины, – сказал Кирилл, – которую убили в лифте, у нее тоже была татуировка. На руке. И эту руку ей отрубили. Я прочитал про татуировку в перечне особых примет этой женщины... Поначалу думали, что она пропала, и родственники составили для милиции описание с указанием всех особых примет. Потом оказалось, что труп в лифте – это она... И сейчас – Молочков. Его убили... Но еще у него вырезали кусок кожи с груди. Понимаешь? Если татуировка на руке, то можно отрезать руку и унести с собой. А если татуировка на груди, то приходится вырезать ее прямо на месте... – Кирилл представил эту жуткую сцену и пробормотал: – Господи...

Лика как-то вдруг отодвинулась от Кирилла. Она испуганно сжалась, свела колени вместе, нервно сплела пальцы...

– Если бы ты пришла на пять минут раньше, ты бы встретилась с этим парнем, – мрачно пояснил Кирилл, но Лике это и так было ясно – она наградила Кирилла неприязненным взглядом и уставилась в окно.

– Ты спятил, – тихо сказала она. – Ты все это придумал. Такого не может быть. Людей не убивают, чтобы вырезать у них татуировки.

– Алену убили, – сказал Кирилл. – Нужно будет опросить знакомых Молочкова, чтобы выяснить, была ли у него на груди татуировка. Тогда мы точно сможем сказать...

– Женщина со львом, – вдруг сказала Лика.

– Что? О чем ты? – не понял Кирилл.

– У Игоря на груди была татуировка, – сказала Лика с какой-то дрожью. – Там женщина разрывала пасть льву.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю, – тоном, не допускающим возражений, сказала Лика. – Но не это главное.

Кирилл выжидательно посмотрел на нее. Кажется, сидящая рядом девушка была совсем не такой простой и понятной, как ему казалось ранее. Кажется, она хотела сказать что-то такое, что могло очень сильно удивить Кирилла...

– Что же главное? – спросил Кирилл.

– Главное, – прошептала Лика, – что у меня тоже есть татуировка. И я не хочу умирать... – она неожиданно всхлипнула, а потом ее затрясло в самой настоящей истерике...

Глава 19

Впору было удивляться – насколько разными могут быть у двух людей мысли при виде одного и того же предмета. Молчун думал о страшном НЕЧТО, настигшем Милу в квартире на Ленинском проспекте, а Мышка ностальгически вздохнула и проговорила, поглаживая снимок:

– "Поляроид"... Мы с одной девчонкой тоже однажды сфотографировались голыми. Хотели в "Плейбой" послать. И тоже взяли "Поляроид", чтобы в фотолабораторию пленку не носить...

Молчун недоуменно уставился на Мышку и сказал то, о чем думал:

– Ей же вырезали с ног эти рисунки.

– Я знаю, – сказала Мышка, откидываясь на спинку дивана. – Я была у Стаса, когда приходил Гоша и рассказывал про Милу и Кристину. В смысле, он сказал, что Милу не просто зарезали, а еще два куска кожи вырезали. А я догадалась, что именно ей вырезали.

Она говорила так спокойно, что Молчуну показалось – может, он не в курсе? Может, он отстал от жизни? Может, все нормальные люди давно уже срезают друг у друга татуировки с тел, и только Молчун прохлопал ушами наступление новой моды?

От таких мыслей Молчун спросил напрямик:

– Как ты думаешь, зачем с ней это сделали?

К его удивлению, Мышка пожала плечами:

– Не знаю. Зачем вообще люди убивают друг друга?

– Когда кто-то мешает жить другим, – выпалил Молчун, словно со вчерашнего вечера заучивал это определение, чтобы блеснуть перед девушкой.

– Значит, она кому-то мешала жить, – сделала вывод Мышка. Снимок в ее руках снова повернулся оборотной стороной, и Молчун прочитал: "Сокровище – на твоей коже. ТТ".

– Что это значит? – спросил Молчун. – Почему здесь так написано?

– Мужчина писал, – с профессиональной самоуверенностью заявила Мышка. – Нерусский, наверное. Может, ему кожа у Милки нравилась, и он хотел написать "Кожа – твое сокровище".

Молчун вспомнил, что стало в конце концов с этой замечательной гладкой кожей, и его чуть помутило. Он отвернулся от коробки и от фотографии, уставившись на противоположную стену, где между двумя основательными шкафами втиснулся плакат со смазливой мордочкой какого-то парня. "Леонардо ди..." – прочитал Молчун, остальное было закрыто спинкой стула.

– Или тут имеется в виду, что татуировки – сокровище, – предположила Мышка. – Только с какой стати они – сокровище? Разве что у Милки был роман с мастером по татуировкам, он ей наколол эти картинки, а от большой скромности надписал на фотке, что это, мол, сокровище...

– А потом он приехал за Милкой в Москву и забрал эти картинки назад? – съязвил Молчун, не оборачиваясь. Морда парня с нерусским именем не оказывала на Молчуна успокаивающего действия, напротив, захотелось врезать этому улыбающемуся придурку по зубам, чтобы знал: жизнь – это тебе не вечный пляж... Жизнь – это сука.

– А я не знаю, – легко сказала Мышка. – Это уже не моя забота. Тебе же приказали разобраться, так? Я просто решила тебе помочь. И, кажется, мне положено "спасибо".

– Спасибо, – буркнул Молчун, отворачиваясь от улыбающейся американской хари на стене. – С чего это ты такая добрая?

– Я не добрая. Я предусмотрительная. Сегодня я тебе помогу, завтра ты мне поможешь, так?

– Чего тебе помогать? Ты вон перед Стасом теперь представления разыгрываешь. Небось хорошие бабки за это тебе платят, – вырвалось у Молчуна.

– Хорошие, – подтвердила Мышка. – Это все же получше, чем по Москве всю ночь мотаться и надеяться, что тебя все же не прирежут в очередной квартире, как Милку с Кристиной... Тебе не понравилось то, что ты увидел? – Мышка пристально, посмотрела на Молчуна. – Или тебе слишком сильно понравилось? В чем дело, Молчун? – игриво улыбнулась Мышка.

– Ты переодеваешься в его жену... – проговорил Молчун негромко.

– Точно, – согласилась Мышка. – Переодеваюсь, гримируюсь... Даже волосы покрасила, если ты заметил.

– И что... Что ты потом делаешь?

Мышка неожиданно рассмеялась – громко и звонко, как колокольчик. Чуть надрывно звучал этот колокольчик, чуть грубовато, но этого можно было и не заметить.

– Так вот оно что, – сквозь смех сказала Мышка. – У нас все девки головы ломали, что это за тип такой Молчун? То ли "голубой", то ли импотент... А ты извращенец, Молчун, ты любишь, когда тебе рассказывают, да? Ну так что тебе сказать насчет Стаса... Я переодеваюсь в его жену, прихожу к нему, и он меня трахает! Вот и все, Молчун! Или тебе нужны подробности?

Молчун встал с дивана, подобрал с пола коробку и пошел к двери.

Глава 20

В четверг после обеда Львов устроил себе красивую жизнь: он раскрутил на ресторан хозяина сожженного винного магазина. Хозяина звали Вася, и он являлся ходячим подтверждением старой истины, что беда никогда не приходит одна. За две недели, прошедшие со дня пожара, у Васи сначала угнали машину, потом пропал без вести любимый кот, да еще сам Василий слег с простудой. Из последней напасти он кое-как выпутался, хотя до сих пор говорил в нос, то и дело прикладывался к платку, да и вообще был немного не в себе.

У Львова, напротив, было прекрасное настроение – разогревшись красным массандровским вином и супом из морепродуктов, он плавно перешел к дивному антрекоту, каких общепит ГУВД сроду не видывал, не забывая о картошечке фри с деликатесными для апреля помидорами и красным перцем.

– Есть что-нибудь новенькое про поджог? – Вася задавал этот вопрос после пожара не меньше пятнадцати раз, так что успел привыкнуть к неизменному львовскому ответу.

– Сложный случай, – многозначительно сказал Львов, незаметно расстегивая верхнюю пуговицу на брюках. – Идет борьба разных группировок за сферы влияния. А тут ваш магазин... Сложный случай.

Вася воспринял это сообщение своеобразно. Он вздохнул, поглазел на выползающих на сцену ресторанных музыкантов и наклонился поближе ко Львову:

– Ну давайте я сделаю взнос. Благотворительный. Чтобы сложный случай стал немного попроще.

– Да я не про это! – отмахнулся Львов. На сытый желудок можно было и помахать рукой, тем более что конкретная сумма не называлась, и Львов некоторым усилием воли мог внушить себе, что сумма эта незначительна.

– Это останется строго между нами, – гнусавил Вася. – Все в порядке вещей, никакого вымогательства в этом нет, обычная благотворительность. В управлении взяли, слова не сказали.

– Вот гады, – добродушно заметил Львов. – А я-то гляжу – что они мне всю плешь проели с "общественно значимым делом"! А тут вон оно как... – он посмотрел на Васю и увидел Васину руку, движущуюся в направлении внутреннего кармана пиджака. – Да расслабься ты, – посоветовал Львов. – И не сори деньгами направо и налево, они тебе еще понадобятся.

– Потом так потом, – согласился Вася и больше за бумажником не тянулся.

– Я ж тебе не туфту гоню, – сказал Львов солидно. – Я правду говорю – есть несколько контор, которые дерутся за монополию в этом районе. Они давно уже грызутся, а тут ты еще им на голову.

– Понимаю, – кивнул Вася. – Я бы свалил из этого района, но здание-то я уже купил! И мне теперь бабки не отбить!

– Тогда слушай сюда, – сказал Львов. – Ты это свое здание продашь.

– Ни фига, – сказал Вася и обиженно уставился на опера – человек уже больше часа жрет за его счет, а потом гонит такую чушь!

– Продашь, – повторил Львов. – Пошлешь факсы вот этим козлам, – он протянул Васе список, где из шести фамилий три были зачеркнуты. – Мол, закрываю бизнес, сворачиваюсь, продаю здание и уцелевшее оборудование...

– Ни фига! – повысил голос Вася.

– ...а потом еще раз пошлешь факс, где будет сказано, что предложение отменяется, потому что здание уже купили.

– Это кто же его купил? – заинтересовался Вася. – И почем?

– Кто надо купил. И задорого. За миллион долларов.

– Хорошо, я продам, – вздохнул Вася. – "Лимон" баксов...

– Придурок, – ласково сказал Львов, потягивая портвейн. – Это же и есть туфта. Никто у тебя выкупать здание не будет, тем более за "лимон" баксов. Мы просто вбросим информацию и посмотрим, как эти люди будут действовать. Если они уже сожгли твой магазин, то они не потерпят и нового владельца. Тут мы их и сцапаем с поличным...

– Вам понадобилось две недели, чтобы придумать этот гениальный план? – вздохнул Вася. – А если ко мне придут и потребуют показать договор купли-продажи? А если эти трое догадаются? А если...

– Десерт, пожалуйста, – поймал Львов официанта за рукав. После того как десерт принесли, разговаривать с Васей дальше не было никакого интереса. Львов знал, что план его не лишен изъянов, однако ничего лучшего не придумывалось. Вася не узнал, что был посвящен лишь в половину плана: подозреваемых в поджоге было шестеро, троих о продаже магазина должен был известить сам Вася, а еще трое были записаны у Львова за некоей молодой особой, которая в свободное время училась в юридическом колледже, а в основное – играла в разные опасные игры. Исполнение львовского плана постепенно стало для Наташи еще одной опасной игрой.

Выглядело это примерно так: Наташа на диване с телефонной трубкой, Львов поблизости, весь во внимании:

– Але, Алик? Как – кто? Не узнал? Ну ты даешь! Пошевели мозгами, пошевели, тебе полезно... Слава богу, угадал! Ты соскучился? Если бы ты соскучился, то ты бы и позвонил первым, а не я. Что делаю? Тихо подыхаю со скуки. Ну а что, ты думаешь, с тобой будет веселее? Неужели? Да что ты говоришь? И когда? Нет, не получится. Ну вот так – не получится. Вечер у меня занят. Снимаюсь, Алик. Не в том смысле, в котором ты подумал. Снимаюсь для рекламы. Вот знаешь винный магазин на Лесной? Знаешь? Так вот, там будет здоровенный комплекс, "Дом вина", и я снимаюсь для рекламы. Если они не врут, то весь первый этаж будет завешан моими плакатами. Откуда я знаю, кто там хозяин? Я просто буду сниматься в купальнике с бутылкой вина. Может, договоримся на завтра? Или на послезавтра? Какие это вдруг у тебя дела. Кайфоломщик ты, Алик! Да чтоб я тебе хоть еще раз!

– Нормально, – сказал Львов. – Осталось повторить это еще два раза, а потом...

Если Вася выполнил свою часть, то оставалось лишь засесть в засаду возле винного магазина и ждать, кто же из шестерых сунется в винный магазин с серьезными намерениями.

Когда все звонки были сделаны, Львов лично отправился в закопченный и малопривлекательный магазин, оделся в столь же малопривлекательную, испачканную краской и известкой телогрейку и уселся на входе, предварительно надвинув на брови клетчатую кепку – Львов хоть и не был телезвездой, но некоторую известность имел, так что не хватало еще, чтобы эта известность помешала ему добить дело с винным магазином.

Некоторое время спустя к магазину стали подъезжать очень деловые люди и обеспокоенно задавать вопросы – правда ли, что у магазина новый хозяин, и правда ли, что здесь собираются отгрохать что-то невообразимое? Львов, помявшись, подтверждал все эти предположения, а на неизбежный вопрос – кто же этот гад? – отвечал, что какой-то кавказец, у которого денег куры не клюют. Невеселые визитеры отъезжали на своих больших машинах обратно, однако Львов знал – кое-кто из них непременно вернется. Позже, ночью, но обязательно вернется.

И Львов готовился к встрече ночных гостей.

Глава 21

Кирилл пытался успокоить самого себя полученными от узколицего лектора сведениями: маньяк работает по кругу, циклами. После очередного убийства он словно впадает в спячку до следующего раза. Сколько там было времени между Пушкинским сквером и убийством Молочкова? Больше недели? Ну вот, значит, можно не напрягаться, значит, пока мы все в безопасности... Пока в безопасности. Пока...

Он прислонил Лику к стенке кабины лифта и нажал на кнопку. Девушка уже не плакала и не дрожала, но глаза ее были закрыты, губы плотно сжаты. Кирилл вспомнил, как однажды они уже ехали вместе в лифте, и Лика выглядела независимой, самодостаточной и чертовски самоуверенной девушкой, взирающей свысока на незнакомого мужчину и поглаживающей на всякий случай газовый баллончик в кармане куртки. Кажется, так это и было, но представить, что было именно так – уже сложно, потому что Лика стала совсем другой. Куда-то делись самоуверенность и самодостаточность... Надо же, оказывается, все эти понты можно легко выбить из молодой симпатичной девушки. Для этого нужно лишь сначала двинуть ей кулаком по ребрам, а потом вылететь с белым от ужаса лицом из дома и в красках описать освежеванный труп мужчины...

Пока ехали наверх, Кирилл придумал фразу, которую нужно было сказать напоследок, спокойно и рассудительно: "Ну, на сегодня хватит приключений. Запри за мной дверь и не волнуйся ни о чем". Завести Лику в квартиру, усадить в кресло, сказать эту фразу и тут же выйти. Девушка, конечно, приятная, в другое время и в другой обстановке Кирилл вовсе не стремился бы так скоро от нее избавиться... Даже напротив, постарался бы задержаться подольше. И даже остаться на ночь.

Но сейчас явно не тот момент. Остаться на ночь означало бы играть роль не любовника, а медбрата – подносить успокоительные капельки, стирать пропитанные слезами платочки и тому подобная благотворительность, к которой Кирилл совсем не был готов.

– Ключи, – сказал Кирилл, переместив Лику из кабины лифта на лестничную площадку. – Где у тебя ключи?

Лика честно попыталась их достать из кармана, однако душевное равновесие к ней вернулось не окончательно, поэтому пальцы дрожали, а ключи в конечном итоге оказались на полу. Откуда их и поднял Кирилл.

Замок открылся, Кирилл взял Лику под руку и провел в темную квартиру, нащупал выключатель, чтобы можно было определить, где, собственно говоря, то самое кресло, куда следует посадить перенервничавшую девушку.

– Ну, – торопливо проговорил Кирилл, когда дело было сделано. – На сегодня хватит... Приключений, я имею в виду. Запри за мной дверь и ни о чем не волнуйся.

Лика сидела в кресле и никак не отреагировала на произнесенную фразу, так что Кирилл сделал вывод, что самая пора делать ноги. Однако стоило ему лишь пошевелиться, как десять пальцев вцепились в его одежду мертвой хваткой, и Лика прошептала:

– Нет, нет, нет... Не уходи, только не сейчас, только не уходи...

– Э-э, – сказал Кирилл, продолжая по инерции двигаться в сторону двери, и тут Лика вдруг оказалась не в кресле, а уже на коленях перед Кириллом, все еще держа его за плащ и по-детски беспомощно лопоча:

– Нет, нет, нет...

А потом чуть более членораздельно и громко:

– Не бросай меня сейчас.

Кирилл потянул ее с колен, тупо бормоча уже сказанную реплику:

– Запри за мной дверь... И ни о чем не волнуйся...

Он еще надеялся улизнуть и оставить ее наедине со своими страхами, но вскоре понял: бесполезно. Бесполезно и нечестно. Хотя можно было придумать кучу оправданий – типа, сама полезла к Молочкову, хотя никто ее об этом не просил, пусть сама теперь и справляется со своими кошмарами. Можно было... Но Кирилл не стал этого делать. Он тяжело вздохнул, расстегнул плащ, сбросил ботинки и сел напротив Лики, мельком посмотрев при этом на часы.

Лика заметила этот его взгляд.

– До утра, – сказала она. – Побудь со мной до утра.

Я так боюсь теперь ночи и вечера... Сначала Алена, теперь Игорь – и все в темноте.

– Так ты его знала? – спросил Кирилл, откидываясь на спинку дивана. – Я имею в виду, знала лично?

– Как я могла не знать лично человека, который считался женихом моей лучшей подруги? Я даже Мурзика знала, так что уж говорить об Игоре Молочкове...

– Хороший человек?

– Алена считала, что хороший. Но слишком расчетливый. Ей хотелось чего-то более романтичного...

– Может ли директор ювелирного магазина быть не расчетливым человеком? – пожал плечами Кирилл. – Но ты подозревала, что он не только расчетливый, а еще и очень ревнивый человек. Настолько ревнивый, что мог не простить Алене разрыва с ним. И подкараулить ее поздно вечером в Пушкинском сквере.

– Когда убивают лучшую подругу, – медленно проговорила Лика, закрывая лицо ладонью, – в голову лезет много разных мыслей. Как оказалось, мои мысли все были неправильные: и про Мурзика, и про Игоря... Мурзика мне совершенно не жаль, но вот Игорь... Как жутко, что его убили не из-за денег, не из-за золота... Его убили всего лишь из-за татуировки на груди...

– Стоп, – сказал Кирилл. – Давай остановимся. Мне кажется, ты еще не пришла в себя, поэтому снова начинаешь...

– Я достаточно хорошо себя чувствую, – сказала Лика и шмыгнула носом. – Достаточно хорошо. И я в своем уме. И у меня нет никаких галлюцинаций. Я прекрасно понимаю, о чем говорю.

– И о чем ты говоришь?

– О том, что Игоря Молочкова убили из-за татуировки у него на груди.

– У тебя на кухне нет ничего поесть? – спросил Кирилл. – Давай-ка сменим тему.

– Ты на самом деле хочешь есть?

– Еще бы! Да и ты, я думаю, не откажешься...

– Само собой. Но учти, – Лика ткнула в Кирилла пальцем, – если ты думаешь, что сейчас я бредила, а на сытый желудок этот бред пройдет, – ты ошибаешься.

– Я надеюсь, что на сытый желудок ты станешь более спокойной, ляжешь спать, а я смогу пойти к себе домой.

– А что такого неотложного у тебя дома? Мама поругает, если ты не придешь ночевать? Или там тебя девушка дожидается?

– Хотя бы и так.

– Там нет ничего важного! – отрезала Лика. – Там нет ничего более важного, чем спасение человеческой жизни!

– Чьей жизни? – не понял Кирилл.

– Моей, болван! Или ты все, что я сказала, пропускаешь мимо ушей?!

– Не все. Я запомнил, что у Молочкова была татуировка и его убили. Какая связь между этим и твоей жизнью?

– У меня тоже есть татуировка. И я тебе об этом уже говорила.

– Подумаешь, – сказал Кирилл с деланым равнодушием. – У меня есть миллион знакомых, у которых тоже есть татуировки. Только они не устраивают из-за этого истерик.

– Стоп, – теперь это сказала Лика. – Подожди-ка. Разве это не ты сказал – у Молочкова с груди вырезали татуировку. И у той женщины... Той, в лифте, – у нее тоже была татуировка на руке. Это же ты рассказывал, и ты спросил меня про Алену... Это не я придумала этот кошмар, это не я!

– Это просто версия, – сказал Кирилл, пытаясь улыбнуться, однако губы решительно отказывались растягиваться. – Я высказал вслух версию. У меня их много бывает, версий. Одну я высказал вслух. – Про себя он добавил: "И кто меня за язык тянул?!"

– Версия, – повторила Лика с такой интонацией, будто собиралась вцепиться Кириллу в физиономию.

– У тебя тоже бывают неправильные версии, – напомнил Кирилл. – Про Мурзика, например. Или про кольцо, которое Игорь... У меня ведь тоже была такая, абсолютно неправильная версия. Может быть, и эта – про срезанные татуировки – идиотская...

Кирилл услышал свои собственные слова "срезанные татуировки" и вздрогнул – и вправду идиотизм: кому придет в голову срезать наколки? Какой в этом смысл? Однако пока только это и соединяло убийства в Пушкинском сквере, в лифте многоквартирного дома и в частном доме ювелира Молочкова. Кирилл вспомнил, как узколицый эксперт говорил про импульс: маньяк ходит-ходит, а потом вдруг какая-то деталь в одежде встречной женщины, какой-то запах, какое-то сочетание пропорций – словно спускает крючок в безумной голове. Если на вас бросается маньяк, знайте – он реагирует на импульс. Допустим, что в данном случае такой импульс дает татуировка, рисунок на теле. Но он что же, видит сквозь одежду? Дело же не на пляже происходит...

– Мысли? – сочувственно спросила Лика Кирилла.

– Они самые... – невесело проговорил тот, обхватив голову руками. – Я не понимаю, что происходит. Это не поддается объяснению. Единственное объяснение, которое я могу кое-как слепить, – полный бред. Поэтому...

– Я все-таки схожу на кухню, – предложила Лика. – Лучшее лекарство от мыслей – это еда. И побольше.

Так и получилось – после яичницы с колбасой, пары огромных бутербродов с сыром и двух чашек чая Кирилл перестал думать не только о Молочкове, татуировках и маньяках. Он вообще перестал думать. Он уснул. Его тело словно вмиг окаменело, застыло, голова запрокинулась назад, веки опустились. Лика некоторое время молча слушала едва различимое дыхание оперативника, потом бесшумно встала из кресла, переоделась в ванной и легла на кровать в комнате, где еще недавно жила Алена Жданова. У Лики не было на этот счет никаких предубеждений, и спала она глубоким спокойным сном, без сновидений и кошмаров.

Ее заботило другое, и перед сном она, вспомнив ту самую фразу Кирилла, заперлась на задвижку. А под кровать положила молоток – инструмент, которым Лика, само собой, владела не слишком Хорошо, однако эта штуковина была тяжелой и самой Лике внушала уважение.

Глава 22

Поначалу Кирилл не мог сообразить, где же он находится. А когда сообразил, досадливо прищелкнул языком – нет, все вчера вышло не по его, все вышло не так! Ни "просто посмотреть", ни свалить из Ликиной квартиры... Тотальная засада по всем направлениям. А после нескольких часов сна в одежде с диванным подлокотником вместо подушки самочувствие Кирилла было тем более неоптимистичное – будто во все конечности вставили по деревянному протезу. При попытке пошевелиться сразу вспомнились и вчерашние кирпичи, и прыжки через заборы...

– Пристрелите меня, – пробормотал Кирилл. Но никто не отозвался, никто не проявил милосердия к разваливавшемуся на части оперуполномоченному. Поэтому пришлось встать на ноги и отправиться на звук и на запах – со стороны кухни что-то шипело и что-то пахло.

– Хорошо, что ты преподаешь просто физкультуру, а не какие-нибудь там восточные единоборства, – вместо приветствия просипел Кирилл. – Иначе бы я не проснулся. – Он ждал со стороны Лики какой-то реакции, но ее не было. – А зачем тебе молоток? – обеспокоился Кирилл.

– Средство самозащиты, – пояснила Лика. – Хотя ты так крепко спишь, что можно было обойтись и без молотка: связать по рукам и ногам и сбросить в мусоропровод. Я слышала, что пожарные здоровы дрыхнуть, но, оказывается, менты тоже не слабаки по этой части...

– Мы вообще крутые ребята, – сказал Кирилл и опустился на табурет. – И спать, и жрать... В смысле, кушать.

Лика посмотрела на него пристально и странно.

– Что? – спросил Кирилл, яростно протирая глаза. – Что-то не так?

– Конечно. Первый раз у меня дома ночует милиционер. И первый раз я кормлю завтраком мужчину, который спал у меня дома, но с которым у меня ничего не было.

– Виноват, исправлюсь, – сказал Кирилл.

– Это не обязательно. Нас связывает нечто большее, чем секс. Большее, чем любовь. Нас связывает кровь.

– Ой, только не надо про кровь на пустой желудок, – попросил Кирилл. – Сначала позавтракаем, а уже потом про кровь и все остальное.

– Какие же вы нежные, мужики! – вынесла свой суровый приговор Лика и сбросила со сковороды на тарелку очередной блин. Кирилл согласился. Он согласился бы сейчас на что угодно, лишь бы молча, без разговоров, поесть, а потом еще немного полежать, чтобы окончательно прийти в себя.

Но в себя он пришел несколько иначе. Едва уложив тяжелую голову на подушку, Кирилл вдруг услышал:

– Прошлым летом, в августе, мы ходили на пляж – Алена, Игорь и я.

– Это ты к чему? – пробормотал Кирилл, но Лика, не обращая на него внимания, продолжала говорить без остановки, и дрема постепенно выходила из Кирилла, оставляя взамен чувство тревоги, настороженности и страха от прикосновения к чему-то неизвестному...

– ...Алена, Игорь и я. У Алены с Игорем тогда как раз была любовь в полном разгаре. Кольцо он позже подарил, но уже какие-то цепочки были, еще что-то... И в Сочи они летали на выходные... Я про Сочи помню, потому что на пляже Игорь очень загорелый был. Но рисунок на груди все равно был заметен, тем более что Игорь им хвастался – он говорил: "Видишь? Это тебе не хухры-мухры, это не ширпотреб, это настоящее произведение искусства". Я посмотрела – ну наколка и наколка – голая баба дерется со львом, челюсти ему разрывает. Спрашиваю Игоря: "Ну и с чего ты решил, что это произведение искусства? Что тут такого особенного?" Игорь сказал, что наколку ему сделал один известный художник, настоящий художник, очень известный, который картины почему-то писать перестал, а развлекается теперь тем, что делает татуировки, причем не всем подряд, а только некоторым людям. И татуировки эти не повторяются – каждому свой особенный рисунок. Игорь очень гордился, что ему наколку сделали, удостоили его такой чести. Просто как индюк надувался. А потом он добавил, что сейчас уговаривает того художника, чтобы он и Алене сделал рисунок. Ну, поболтали, да я и забыла про это. Тем более что Игореву наколку внимательно не рассматривала – ну чего на грудь чужого мужика пялиться? Алена бы еще приревновала... А где-то через месяц или полтора сталкиваюсь с Аленой в коридоре утром – она в майке с короткими рукавами – и обалдеваю. У нее на руке, от плеча до локтя, наколка... Ангел, то есть ангелица, то есть я не знаю, как это точно называется – короче, девушка с крыльями держит два сосуда и переливает воду из одного в другой.

– И с чего ты обалдела? – подал голос Кирилл. – Что там было такого особенного?

– Особенного... – Лика задумалась. – Ну как тебе сказать? Ты видел "Мону Лизу"? Ну и как тебе? Не очень? А некоторым людям, говорят, она здорово по шарам дает. Люди, говорят, чуть ли не в обморок падают. У меня шары вышибло от той наколки, что у Алены на плече была. Эта женщина с крыльями – она... Мне трудно объяснить, но я все же попытаюсь. Женщина с крыльями – она показалась мне очень похожей на Алену. Не то чтобы это был ее портрет, а в то же время... Выражение лица, сама поза, в которой эта женщина стоит, такая спокойная, умиротворенная – в точности Алена.

– Кажется, в это время она начала принимать наркотики? – пробормотал Кирилл, который силился представить умиротворенную ангелицу, а вместо этого видел Мону Лизку, да еще не обычную, а как в потрепанном школьном учебнике – с пририсованными усиками.

– Вот в чем прелесть общения с милиционерами, – усмехнулась Лика. – Они всегда любезно поставят тебя на место и напомнят статью, которая по тебе плачет. Нет, тогда она еще не села на иглу. Она села после того, как поругалась с Игорем. Или поругалась с Игорем из-за того, что села на иглу? Я не помню. Тем более что Алена в такие детали меня не посвящала. Но Мурзик... Мурзик стал появляться именно в это время.

– Остальное я помню, – Кирилл оторвал голову от подушки, тем более что сна не было ни в одном глазу. – В конце концов Алена пошла в клинику...

– Не без моего нажима... Но я не про клинику собиралась рассказать и не про наркотики, эту тему, как мне кажется, мы закрыли. Я про татуировки.

– А разве еще не все? Ты увидела наколку у Алены на руке, она тебе понравилась.

– И я поняла, что тоже хочу татуировку. Чтобы тот же самый художник, который сделал наколку Игорю и Алене, дал рисунок и мне.

– Очень по-женски, – сказал Кирилл. – У подруги есть, значит, должно быть и у меня...

– Ты просто не видел этих рисунков, – снисходительно улыбнулась Лика. – Иначе бы ты так не говорил. Это просто потрясающе, как Тигран угадывал сущность человека, его внутреннюю основу, его тайные достоинства и недостатки...

– Кто? – Кирилл инстинктивно среагировал на имя. – Тигран?

– Тигран Тевосян, – торжественно произнесла Лика. – Боюсь, ты не слышал этого имени раньше, хотя на Западе...

– Я слышал это имя, – удивленно произнес Кирилл. Он и в самом деле слышал это имя! Кирилл вспомнил, при каких обстоятельствах он слышал это имя, и изумился еще больше. – Это у него... Это его тело украли перед похоронами?

– Этого следовало ожидать, – укоризненно покачала головой Лика. – Ты знаешь, что его тело украли, но ты не знаешь, что это был великий художник. Само собой, ты никогда не видел его картин.

– Я так понимаю, – сказал Кирилл, – что ты все же уломала бедного художника, и он одарил тебя очередным гениальным произведением в виде татуировки.

– Ты правильно понимаешь, – кивнула Лика. – Я счастлива, что это так.

– Могу я ознакомиться с гениальным произведением?

– Не можешь, – не без злорадства отрезала Лика. – Мой рисунок расположен не на руках и не ногах. И не на спине.

– Кажется, я догадываюсь... – Кирилл сделал попытку ухмыльнуться, но наткнулся на строгое лицо Лики.

– Это не предназначено для выставления напоказ, – сказала она. – Это предназначено для человека, на коже которого вытатуирован рисунок.

– Твоя внутренняя сущность? – заинтересованно спросил Кирилл. – Что же это?

– Луна, – сказала Лика и мягко улыбнулась. – Тигран решил, что мою внутреннюю сущность олицетворяет Луна.

– Ну, я так понимаю, что на тебя сильное впечатление произвели не только его рисунки, но и он сам. Учитывая, что он сделал тебе татуировку на таком месте...

– Типично мужская реакция, – сказала Лика. – Ты мне не муж и не любовник, однако делаешь мне какие-то странные замечания... Я распоряжаюсь своим телом так, как я хочу. Я захотела, чтобы на нем был рисунок Тиграна Тевосяна – и так случилось. Игорь познакомил меня с ним... Некоторое время мы просто общались, я рассказывала о себе, а он слушал, слушал... Где-то через месяц он сказал, что решил сделать мне тату. Когда Тигран закончил работу, я заплатила ему какие-то копейки... И больше я его не видела. Кажется, в январе он покончил с собой. Повесился прямо в мастерской. Я хотела пойти на похороны, но ты знаешь, что из этого вышло – тело неожиданно пропало, его так и не нашли. В конце концов опустили пустой гроб, поставили памятник – Тигран Тевосян... Но там пусто, там его нет. А где он – никто не знает. Кроме тех, кто похитил тело.

Она замолчала и взглянула на Кирилла. Тот смотрел прямо перед собой, мимо Лики, то ли потерявшись в своих собственных мыслях, то ли представляя незнакомого художника по имени Тигран, который так странно жил и так странно умер...

– Женщина, – вдруг сказал Кирилл, пробудившись от оцепенения. – Та женщина, которую убили в лифте. Судя по описанию, у нее на руке тоже была татуировка.

– Ты говорил вчера об этом, – осторожно напомнила Лика.

– Тут еще вот что. По профессии она была журналисткой, писала в городскую газету. И когда началось расследование, то сразу же возникла версия – раз журналистка, значит, возможна месть за какие-то разоблачительные материалы... А потом выяснилось – она вела раздел культуры и искусства. Особенный интерес проявляла к живописи. И там был перечень статей, которые она написала за последние шесть месяцев. Ни одной про политику и про экономику, все про выставки, про художников...

– Если она писала про городских художников, то она не могла не знать Тиграна, – уверенно заявила Лика. – И у нее была татуировка. Теперь ты понимаешь наконец?

– Что все это не бред? – неуверенно предположил Кирилл. – Что такое действительно может происходить? Что кто-то убивает людей, чтобы срезать у них с тел наколки, которые сделал когда-то художник Тевосян?

– Алена, Игорь и женщина-журналист. – Лика загнула три пальца на руке. – И может быть, есть еще другие, про которых ты не знаешь...

– Но зачем?!

– Может быть масса причин...

– Что?! Масса?! Масса причин сдирать кожу с людей?! Назови хоть одну!

– Предположим... Ну, предположим, что этому человеку просто нравятся рисунки Тиграна. Он их коллекционирует. Чем не причина?

Кирилл подумал, что кто-то здесь явно спятил – или он сам, или Лика, или вообще весь мир.

Глава 23

Как ни странно, но всякие бумажные дела выматывали его куда сильнее, нежели любая работа. Вот и на этот раз – процесс оформления бумаг у гостиничного администратора утомил его хуже некуда. Само собой, всякие буржуазные сервисные излишества типа носильщиков в этой гостинице отсутствовали, поэтому вещи пришлось тащить на пятый этаж собственноручно. В том числе и небольшой черный чемоданчик.

Забавные штуки случались с этим чемоданчиком. Как-то раз в поезде, то ли по дороге в Москву из Белогорска, то ли в обратном направлении, молодой розовощекий лейтенант из транспортной милиции от нечего делать докопался до чемоданчика, надеясь найти там то ли килограмм пластита, то ли целый набор для начинающего террориста. Пришлось, поупрямившись, в конце концов чемодан открыть. У лейтенанта заблестели глаза, и он вроде бы даже и не слушал, что это набор безупречных канадских ножей, которые прослужат вам и вашей семье многие-многие годы. Ножи холодно блестели, лейтенант осторожно дотронулся до безупречной стали и отдернул палец, словно боялся порезаться.

– Холодное оружие? – прошептал он.

– Ничего подобного. Набор канадских ножей для домашнего хозяйства, длина не превышает установленных законом норм...

– А продай, – сказал лейтенант, не отрывая глаз от ровного ряда режущих инструментов, которые в умелых руках могли натворить такое... У лейтенанта руки явно были не умелые. Продавать такому чемоданчик было бы бессмысленной акцией.

– С удовольствием, – сказал тогда владелец чемоданчика, вытирая платком лысину. – Для вас можно даже со скидкой. Скажем, десятипроцентная скидка. Получается одна тысяча восемьсот долларов. В смысле, условных единиц.

Лейтенант на пару секунд онемел, перевел взгляд на хозяина чемоданчика, потом снова посмотрел на ряд блестящих лезвий и недоуменно переспросил:

– Сколько?

Хозяин охотно повторил. Ему нравилось видеть замешательство на лице милиционера.

– А без скидки тогда сколько?

– Две тысячи условных единиц, – сказал хозяин. – Известная канадская фирма, пожизненная гарантия. Непревзойденное качество.

– Ну, дед, – проговорил лейтенант, исчезая из купе. – Одно тебе скажу – коммерсант из тебя хреновый. На жизнь себе ты не наторгуешь...

Он не стал тогда спорить, он едва заметно улыбнулся и задвинул дверь купе вслед за ушедшим милиционером. Ножи и впрямь были чудесные, напоминавшие скорее не набор для домашней хозяйки, а инструментарий практикующего хирурга. Рукоятки, правда, были поувесистее, побольше – чтобы орудовать в полевых условиях. В разных там переулках, скверах, подъездах, тесных квартирах или даже в кабинах лифтов...

Ножи были не единственными его инструментами. Отдельно, в стерильном пакете, лежали деревянные лопаточки и скребки. Еще были герметично запечатывающиеся пластиковые пакеты, куда предварительно нужно было залить раствор. Пузырьки с раствором также имелись в черном чемоданчике – завернутые в плотную ткань и жестко прикрепленные к стенке чемодана.

Наличие в чемодане всех этих предметов можно было объяснить хоть лейтенанту из транспортной милиции, хоть любопытному соседу по купе. Все это были неопасные предметы – как ни странно.

Опасный предмет находился совсем в ином месте. Исходя из принципа "подальше положишь – поближе возьмешь", он был помещен в правый ботинок, под стельку. Опасный предмет представлял собой одинарный листок в клетку из школьной тетради. Сложенный вчетверо, он легко умещался в ботинок.

Конечно же, опасность таил в себе не сам листок, а помещенный на нем текст, а точнее – список: двадцать одна фамилия. Мужчины и женщины, молодые и не очень... Некоторые из них знали друг друга, некоторые – нет. Некоторые из них уже были мертвы, некоторые – нет. Пока – нет.

Хотя смерть не была целью, она была лишь сопутствующим явлением. Кажется, неизбежным сопутствующим явлением. Взять хотя бы ту девушку в сквере. У нее было такое приятное лицо, такие искренние эмоции оно несло – удивление, испуг, надежда, – что он решил постараться проделать все с наименьшим для ее здоровья вредом. Но тут, словно злой рок, появился чертов собачник, и пока собачника устранял, кровопотеря бедной девушки стала чрезмерной. Стало ясно, что она не выживет. Он направил пистолет в ее чистый открытый лоб и зажмурил глаза.

Пистолет он потом выбросил. Он никогда не брал с собой в дорогу настоящего оружия, всегда приобретал на месте – как-никак в стране рыночная экономика, а значит, подержанный "ствол" приобретается без проблем.

Войдя в свой гостиничный номер, он первым делом тщательно заперся на два оборота замка. Затем столь же тщательно задернул занавески. Только потом включил свет, положил чемоданчик на стол и снял ботинки, чтобы отдохнули ступни и чтобы достать список.

От листка исходил своеобразный запах, но сейчас это было неважно. Важным было другое – в списке было две колонки – справа и слева. Справа шли фамилии, и общее их число составляло в итоге двадцать один. Это было неправильно, потому что их должно быть двадцать две. Он знал это совершенно точно. Потому что их всегда бывает двадцать две.

Недостача очень волновала его. О ней он думал и в гостиничном номере, шевеля пальцами коротких бледных и чуть опухших ног. О ней он думал, глядя на чемодан и основательно пережевывая доставленный из гостиничного буфета салат. О ней он думал, шагая по ночному городу и покачивая чемоданчиком.

А затем он стал думать совсем о другом. Он стал думать о деле, и тут же у него зачесалась правая пятка, будто листок напоминал о себе и требован исполнения ранее взятых обязательств. Об обязательствах он помнил. И он не стал тратить время на отдых и акклиматизацию. В первый же вечер после очередного приезда в Белогорск он уже был в пути.

Улицу и дом он отыскал довольно быстро. Дверь подъезда оказалась закрытой на кодовый замок, но проблемой это не стало – его палец поочередно нажал четыре кнопки с наиболее вытершейся пластмассовой поверхностью, и замок с готовностью щелкнул. Дверь в квартиру оказалась более внушительной, металлической, вероятно – двойной. Наверное, профессиональный грабитель готовился бы к штурму такого препятствия пару недель, приволок кучу инструментов, да не один бы пришел, с подстраховкой... У профессионалов, бесспорно, есть опыт, есть свои подходцы и свои наработки. Но только профессионалы построили "Титаник", а любители – Ноев ковчег. А он был не просто любителем, а любителем-импровизатором. Он ничего не планировал, но все придумывал на ходу, придумывал с легкостью действительно талантливого человека.

Взглянув с уважением на стальную дверь, он подошел к электрощитку и щелкнул предохранителями, обесточив нужную квартиру. Свет на лестничной площадке продолжал гореть, и он отошел в сторону, чтобы не быть видимым из квартиры через глазок. Минуты через две за дверью зашумело, зазвенело, загремело и заскрипело.

Когда тяжелая дверь открылась и недовольное лицо хозяйки квартиры высунулось наружу, все было сделано быстро и четко. Дверь затем снова закрылась, и на лестничной клетке не осталось никого.

Часть третья

Глава 1

Они появились перед рассветом – Львов уже порядком замерз и утомил глаза, то и дело прикладываясь к прибору ночного видения, когда из темноты медленно и неотвратимо выехал джип. Львов вздохнул – этих идиотов только могила исправит. Отправляются на противозаконное дело практически в центре города, но думают не том, как бы все провернуть понезаметнее, а о том, как бы выглядеть покруче. Хотя, если предварительно потолковать с патрулями и попросить их держаться подальше, можно хоть на танке подъехать...

Львов старался не думать, правильно или неправильно он делает, что сидит в этой своей гребаной засаде уже третью ночь, отмораживая зад и все что можно отморозить. Ничего более приличного для засады, чем территория стройки какого-то административного здания, Львов не нашел и потому ютился на битых кирпичах, разглядывая свой винный магазин через щель в заборе. По-хорошему нужно было написать план проведения операции, принести его Бородину, чтобы подполковник его одобрил или не одобрил. Тогда на кирпичах сидел бы кто-то другой, а Львов восседал бы в "уазике" метрах в трехстах отсюда, с рацией в руке, готовый рявкнуть в любой момент: "Начали!" И по этому "Начали!" человек десять вылетели бы из укрытия, и приехавшим на джипе мало бы не показалось. Это если по-хорошему... А на самом деле после истории с "Алмазом" подполковник Бородин предпочитал никаких таких грандиозных операций с засадами не проводить, пока еще не кончили валиться на его голову шишки с прошлой операции. Да и уж если бы взялись за что-то, то уж явно не за несчастный винный магазин, закрепленный за Львовым. Поэтому приходилось играть в героя-одиночку. Это имело свои прелести – Львов ни перед кем не отчитывался, ни от кого не зависел, а все необходимые бумаги собирался заполнить уже после завершения работы по магазину... Ну а в случае провала он никого бы не подставил. Кроме самого себя. Ну это Львов мог пережить.

Одиночка-то одиночка, но мобильный телефон с собой он все же захватил – одолжил все у того же несчастного предпринимателя Васи. Это на случай, если события возле винного магазина приобретут совсем уж неуправляемый характер. Еще у Львова был с собой прибор ночного видения (по-дружески одолжил сосед по дому, майор-десантник), ну и "Макаров", с помощью которого Львов и собирался управлять ситуацией.

За несколько минут до появления джипа внезапно наступила нереальная тишина, и Львов даже поскрипел зубами, чтобы убедиться, что он не оглох. А потом из темноты выкатился джип и остановился как раз напротив дверей винного магазина. На двери висел листок картона, где Львов три дня назад лично написал маркером: "Идет ремонт! Откроемся 1 августа!"

В ближнем свете фар надпись была хорошо видна, и Львов так же хорошо увидел, как чья-то рука резко вырвала листок и бросила его наземь. "Кажется, это действовало им на нервы", – подумал Львов и довольно улыбнулся. Иногда он любил действовать людям на нервы. Плохим людям.

Фары погасили, и Львов снова взялся за свой прибор. Из машины вышли трое. Потом открылась задняя дверца, и трое стали вытаскивать какие-то предметы. Львову показалось, что это канистры. "Ничего нового, – подумал он. – Канистры с бензином, как и в прошлый раз. А если бы там сидел сторож, они снова треснули бы его по башке и бросили на полу. И он сгорел бы заживо, а на суде это могло сойти даже не за преднамеренное убийство, а за убийство по неосторожности. Они же не хотели, не правда ли? Просто так получилось..."

Две канистры стояли на крыльце, а третья у джипа, когда Львов задумался: а дойдет ли дело до суда, если он сейчас звякнет по мобильному и минут через пять сюда примчится группа захвата? Ну, пахнет от ребят бензином, а неподалеку полыхает магазин, которому не дали догореть пару недель назад... Это еще доказать надо, что между двумя явлениями есть какая-то связь. И опять эта головная боль свалится на Львова... "Хватит с меня", – подумал Львов и выстрелил в ближайшую канистру с бензином. Сначала он это сделал, а потом удивился – неужели это и вправду все это гремит, грохочет и пылает из-за того, что он сделал маленькое движение указательным пальцем правой руки?

На миг стало светло как днем, джип даже слегка приподнялся, прежде чем снова встать на все четыре колеса и превратиться в дымящийся факел... Огонь перекинулся и в винный магазин. Хотя особенно гореть там было и нечему, но Львов все же вызвал пожарных, а потом вылез из своего укрытия и медленно зашагал в сторону горящего джипа. По дороге он успел обдумать, что будет позже писать и говорить: неосторожное обращение с огнем привело к взрыву джипа и гибели троих... То есть двоих. Третий каким-то чудом все еще был жив, он бешеной пиявкой извивался на асфальте, сбивая с себя пламя. Львов снял с себя ватник и набросил его на горящего человека. Тот, пахнущий дымом и бензином, а больше всего своим собственным страхом, прошептал дрожащим голосом:

– Спа...си...бо...

– Рано радуешься, – сказал Львов, пинком сбросил ватник с человека и ткнул ему под подбородок ствол "макарова". – Ты еще не спасся.

– А? – Человек снова забился в судорогах. – Что?! Мне же больно!

– Больно – понятие растяжимое, – заметил Львов, хотя не был уверен, что пострадавший понимает его слова. – Чтобы тебе не было бесконечно больно, порадуй меня.

– А?!

– Кто вас сюда послал? – почти ласковым голосом спросил Львов, вжимая "ствол" в шею лежащего на земле человека.

– Г-глобус, – еле выговорил тот. – Это он...

– А две недели назад? Тоже он?

– Д-да... – сказал человек. – Только не надо стрелять...

– Я не буду стрелять, – сказал Львов. – Мы же еще не оформили твои показания. На всякий случай запомни, что здесь, – Львов похлопал себя по пустому карману, – у меня диктофон. И все твои слова уже записаны. Назад ты уже не попрешь, товарищ. Только вперед.

Когда приехали сначала пожарники, а потом и "Скорая помощь", пострадавшего уложили на носилки и спешно затолкали в машину.

– Меня подождите, – сказал Львов. – Я с ним поеду...

– Близкий родственник? – спросила медсестра.

– Что-то в этом духе, – согласился Львов. – Во всяком случае, мне нужно оформить кое-какие бумаги. По дороге как раз управимся.

– Что вы такое говорите? – возмутилась медсестра, буравя Львова сердитым взглядом. – Он же в тяжелом состоянии! Какие могут быть бумаги?!

– У него будет еще более тяжелое состояние, если мы эти бумаги не оформим, – возразил Львов. Куда больше, чем слова медсестры, ему врезались в память стекла ее очков – в них отражались последние всплески пламени. – Честное слово, – добавил Львов и забрался в машину "Скорой помощи", где его приятно поразило, что пахнет тут лекарствами, а не бензином, дымом и паленой резиной.

Машина тронулась, и Львов подумал, что быть героем-одиночкой не так уж и плохо. Во всяком случае, в списке дел, подлежащих скорейшему раскрытию, против цифры "один" можно было смело ставить галочку.

И переходить к цифре "два".

Глава 2

Улов был с виду невелик, однако важно было не количество, а качество. Точнее – внутреннее содержание. Молчун отложил в сторону роман в мягкой обложке и журнал "Вог", с этим все было понятно, ничего толкового там быть не могло. Остались небольшой фотоальбом, несколько листков бумаги с малопонятными пометками, записная книжка и общая тетрадь. Снимок обнаженной Милы, вернее снимок татуировки на теле Милы, Молчун держал отдельно, стараясь не смотреть на него – слишком уж притягивала внимание эта фотография, слишком тяжело было оторвать от нее глаза...

Глотнув пива, Молчун приступил к разбору всех этих бумажек. Сначала в сторону полетели те самые листки бумаги – там Мила записывала свои расходы, наверное, пыталась экономить. Затем наступил черед записной книжки. Молчун тщательно просмотрел первые несколько страниц, потом нахмурился, закрыл книжку и треснул ею себя по колену. Мила, наверное, вела эту книжку еще со школьных лет, записывая аккуратными круглыми буковками "Марина П." или "Юля Ш". Телефоны все были шестизначными, то есть не московскими, но что еще больше не понравилось Молчуну – так это что их было очень много. Возьмись он обзванивать всех этих Мишиных подруг, закончил бы аккурат к Новому году. Если и вправду Милу Михальскую нагнал в Москве на Ленинском проспекте какой-то кошмар, корни которого были в ее родном городе, в Белогорске, то какой из этих телефонов станет верной ниточкой? Кто из этих Марин, Юль, Наташ и Лен сможет растолковать Молчуну, чего боялась Мила? И боялась ли? Молчун вспомнил это холодное высокомерное лицо и подумал, что страха на нем не было. Не была Мила затравленной, издергавшейся истеричкой, которая пугалась собственной тени. Значит, страха не чувствовала, не ощущала надвигающегося ужаса... Молчун пролистал остаток страниц – там имена школьных подруг были разбавлены телефонами московских модельных агентств или специфическими записями типа: "Дамир, фото для резюме". Под конец все шло уже не по алфавиту, а так, вперемешку, поперек страницы торопливыми большими буквами, будто Мила отчаянно спешила обзвонить как можно больше агентств... А на самой последней странице был записан телефон, который Молчун знал. Этот номер Мила дважды подчеркнула и приписала сбоку: "Дорого, солидно". Это был Гошин номер телефона – и последняя страница в Милиной записной книжке по злой иронии судьбы оказалась и последней страницей в Милиной судьбе. После Гошиной конторы (дорого, солидно) больше в ней уже ничего не было.

Молчун бросил записную книжку в сторону. Его подмывало привстать и снова взглянуть на снимок, где обнаженная Мила чуть смущенно прикрывает ладонью межножье. И трудно было сказать, что притягивало Молчуна больше – то ли эта ладонь, скрывавшая сокровенную тайну, то ли эти фигуры на Милиных бедрах, обращенные головами все к той же сокровенной тайне.

Чтобы отвлечься, Молчун снова глотнул пива. Теперь очередь дошла до общей тетради – девяносто шесть страниц в клетку и та же американская морда на обложке, что и у Мышки на стене между шкафами. Молчун раскрыл тетрадь и выругался – на первой странице аккуратным Милиным почерком были расписаны какие-то глупые кулинарные рецепты. Ну не дура ли? Ее собираются убить, ее ищут по Москве, а она, вместо того чтобы записать имя возможного убийцы, разводит тут кулинарию беспросветную?! Дурацкая жизнь – оставить после себя кучу бумажек, в которых нет ровным счетом ничего примечательного, нет никаких указаний на причину смерти... Будто бы этой причины и не было.

Молчун перевернул страницу. Тут были какие-то женские головки, изображенные шариковой ручкой, и четверостишие. Молчун прочитал его, и оно показалось ему знакомым. Поднапрягши память, Молчун вспомнил, что это не Пушкин, как ему поначалу показалось, а какая-то из песен Тани Булановой. В начале года ее часто гоняли по радиостанциям. Что-то там про одиночество и печаль. И что никто не оценит меня, такую классную... Милу такие штуки, видимо, брали за живое.

Молчун перевернул страницу. Вверху большими печатными буквами было написано: "Союз противоположностей, любовь, союз, сотрудничество – это все я, Мила Михальская". Молчун не совсем понял эту фразу, и его взгляд скользнул дальше.

Дальше было написано: "15 января. Сегодня прочитала в газете, что ТТ умер. Он покончил с собой. Я почему-то не удивилась. Хотела поплакать, но не стала. Я даже обрадовалась – может, теперь его проклятие перестанет действовать? Я уверена, что это было именно проклятие или что-то в этом духе. Он же не просто не дал мне рекомендаций, хотя мог сделать это очень просто, и я сейчас не сидела бы по уши в долгах. Он же еще и сказал: "Ничего у тебя не получится, Мила. Ты сама увидишь". Он сказал это с дикой самоуверенностью. Вот это меня всегда бесило – его самоуверенность! Теперь-то со своей самоуверенностью он на том свете. А я все еще здесь. Я здесь, и я жду звонков. А мне никто не звонит. Сволочи, сволочи, сволочи..."

У Молчуна возникла в голове не совсем добрая, но, по сути, верная мысль – теперь-то Мила встретилась с этим ТТ, оба на том свете. А другая мысль была по делу – что же за хрен этот ТТ, если о его смерти писали 15 января в газетах?

Глава 3

– Ты, кажется, куда-то собрался? – спросила Лика. На этот раз она не бросалась на колени, не цеплялась за одежду Кирилла, не плакала и не причитала. Кирилл подумал, что все в порядке и девушка образумилась. Он ошибся.

– Домой, – сказал Кирилл, надевая помятый и порванный плащ. – И еще мне нужно на работу...

– На работе ты расскажешь своим, что случилось этой ночью?

– Нет, не расскажу.

– Но ты расскажешь про свою версию насчет убийства Алены? И той женщины в лифте?

– Нет, про это я тоже рассказывать не буду, – сказал Кирилл, пробираясь поближе к дверям.

– Почему?

– На меня смотрели как на идиота, когда я просто заикнулся, что в городе действует серийный убийца. А если я добавлю, что убийцу интересуют татуировки с тел жертв, что он их коллекционирует, вставляет в рамки и вешает на стены... Меня упекут в сумасшедший дом!

– Если ты ничего не скажешь, то убийцу не будут искать. И тогда он снова убьет. И может быть, он убьет меня, потому что меня тоже угораздило заиметь на теле татуировку, сделанную Тиграном Тевосяном. Тебе нет до этого дела, ведь правда?

Кирилл остановился у двери. Некоторое время он раздумывал – не над сущностью ответа, а над его формой. Как бы сказать это в наиболее безобидной форме. Чтобы без последствий...

– Неправда, – сказал Кирилл. – Мне есть до этого дело. Мне вообще... Ну, ты мне нравишься как девушка.

– Ну надо же, – скептически отозвалась Лика. – Кто бы мог подумать... Вообще-то, когда девушка нравится, ведут себя немного иначе. Хотя бы не допускают, чтобы девушку убили и содрали с нее кожу.

– Я не собираюсь этого допускать...

– Но ты уходишь. Ты уходишь и тем самым создаешь возможность нападения. Никто меня не защитит.

– Во-первых, не прибедняйся, – сказал Кирилл. – У меня все бока до сих пор болят от твоей самообороны. Ты же инструктор по физкультуре, а не кисейная барышня. Во-вторых, я недавно общался со специалистом по маньякам, и он мне прояснил, что они действуют не по нашей схеме – восьмичасовой рабочий день, пятидневка, а но собственной. После очередного убийства они как бы впадают в спячку, так что пару дней ты можешь быть совершенно спокойна за свою безопасность... – Он высказал это и взялся за дверную ручку, когда услышал:

– Это просто отговорки.

– Лика... – сказал Кирилл, начиная терять терпение.

– Я принимаю эти отговорки. Принимаю их к сведению. Но только и ты прими к сведению кое-что. У меня убили лучшую подругу, а теперь, похоже, могут убить и меня. Я не могу рассчитывать на ментов. Не могу рассчитывать на тебя, Кирилл. Я понимаю – у тебя много дел... А у меня одно дело – мое собственное. И я займусь им по полной программе. Так что если я вычислю убийцу раньше тебя – не удивляйся. Если ты будешь и дальше заниматься этим делом, то, куда бы ты ни пошел, я буду там раньше тебя. Мой интерес – кровный, а твой...

– Мой интерес такой же, что и твой, – влез наконец Кирилл. – Но ни ты в одиночку, ни я в одиночку, ни даже мы вместе – мы ничего не сделаем против такого убийцы или сделаем слишком поздно. Нужно привлечь других людей, нужно привлечь всех наших...

– И когда ты им объяснишь, для чего их нужно привлечь, – они отправят тебя в дурдом, – торжественно объявила Лика. – Ты сам об этом сказал. До вашей конторы все доходит как до жирафа. А у меня времени нет... К тому же то, что ты сказал про "спячку маньяка"... Это если он псих. А если убийца совершенно нормальный человек, который аккуратно, по плану, ежедневно вырезает всех, кто ему нужен? Без перерывов и выходных...

– Нормальный... – повторил Кирилл. Он все еще цеплялся за дверную ручку, но не мог открыть замок, не мог толкнуть дверь, не мог выйти, не мог оставить Лику одну. У него и вправду был здесь интерес – он не врал. – Нормальный... – Голова с утра соображала со скрипом, но все же мысли в конце концов выстроились в нужной последовательности. И Кирилл понял, что главное тут не слово "нормальный". Главное слово – "план".

– По какому еще плану? – спросил Кирилл. – Какой еще может быть план? Откуда кто-то может знать, что у тебя на попе татуировка работы Тевосяна? Ты же не давала об этом объявления в газетах? Ты не позировала для "Плейбоя"? Откуда тогда? Этот убийца, он что, видит сквозь одежду? Он узнал про Алену, про Молочкова, про ту женщину – откуда?!

– Откуда? – эхом повторила Лика. Ее распахнутые вопрошающие глаза, полные испуга и веры в Кирилла одновременно, – они врезались в его память. Он мог в этот момент ввернуть что-нибудь ехидное насчет Ликиных умственных способностей и насчет ее обещания во всем опережать Кирилла... Он мог, но ради этих чистых глаз он не стал этого делать. Он выпустил наружу вертевшийся на языке ответ.

– Это Тевосян, – сказал Кирилл. – Это только он знал всех людей, кого он осчастливил татуировками.

– Он мертв, – напомнила Лика. – Он мертв еще с зимы. То ли с января, то ли с февраля...

– Значит, – рассудил Кирилл, – это кто-то из близких к нему людей. Тот, кому Тевосян мог все рассказать. Или тот, кто присутствовал при нанесении татуировок. Например – жена, любовница, ученик... Вот здесь и нужно искать.

– Молочков считал себя другом Тевосяна, – сказала Лика. – Но Молочкова больше нет. Не уверена, что у Тиграна была жена... А любовниц у него было слишком много.

Она сказала только это: "любовниц у него было слишком много", ничего не добавила, не покраснела, не вздохнула многозначительно... Это было бы лишним. Кирилл и без того понял, что одной из любовниц Тиграна была Лика.

Странное ощущение – ненавидеть покойника. Кирилл его испытал.

Глава 4

До дома Кирилл в этот день так и не добрался – милый разговор по душам с Ликой настолько выбил его из колеи, что, выбравшись наконец из ее квартиры, он направился не к себе, а на работу. Ничем, кроме как кратковременным помешательством, это назвать было нельзя. Кирилл на деревянных ногах вышел из подъезда, увидел на бордюре перед домом все того же мрачного бомжа, деловито рывшегося в своих огромных полиэтиленовых пакетах, сплюнул и потащился на расправу к Бородину.

Кирилл знал, что выглядит не слишком хорошо. Но Бородин почему-то выглядел еще хуже – в первую очередь из-за темных мешков под глазами и цвета самих глаз. Цвет был красный, будто подполковник по странному капризу вставил себе контактные линзы.

– Ты что, офонарел? – поприветствовал Бородин Кирилла, но не зло, а скорее равнодушно-обреченно. – Тебя в прокуратуре с утра ждали, а ты их продинамил. Не надо их лишний раз злить, они и так злые...

– Леонид Сергеевич, – Кирилл попытался посмотреть подполковнику в глаза, но не сумел – Бородин упорно уходил в сторону. – Вы меня сейчас выслушаете?

– По поводу?

– По поводу убийства в Пушкинском сквере.

– Ты опять скажешь, что это маньяк-убийца, – без энтузиазма произнес Бородин. – Я не хочу про это слушать. К тому же ты отстранен от этого дела. И от всех других тоже. Чего тебе неймется? Гулял бы с девчонками да на рыбалку ездил, пока время свободное есть...

– Рановато для рыбалки, разве нет? – для поддержания разговора сказал Кирилл.

– Для рыбалки никогда не рано, – нравоучительно сказал Бородин, тряся указательным пальцем. – Главное – взять все необходимое. Ящик. А лучше – два.

Кирилл понял, что подполковник слегка принял на грудь. Ключи в дверце сейфа подтвердили эту догадку.

– Я хочу кое-что сказать. – Кирилл не был уверен в том, что это надо делать, но раз уж зашел...

– А я не хочу тебя слушать, – ответил Бородин и покосился в сторону сейфа.

– Диана Шверник, журналистка, писавшая о литературе и искусстве в несколько городских газет, была убита в кабине лифта. Не в своем доме. Ее туда, очевидно, заманили. Ей отсекли руку и добили выстрелом в голову.

– Я бы сначала выстрелил в голову, – буркнул Бородин. – Чтобы не орала.

– Точно, – кивнул Кирилл. – Башка с утра не варит.

– А у меня, думаешь, варит? – пожаловался Бородин и снова посмотрел на сейф. – Ну и что там с этой Дианой?

– Убийство схоже с убийством Елены Ждановой в Пушкинском сквере. Шверник убили на территории тринадцатого отделения...

– Ну и что? У них есть какие-то наработки? Мы можем сложить свои данные с ихними?

– Практически... – Кирилл задумался. – Практически у них нет наработок.

– То есть складывать нечего, – подытожил Бородин. – Это ты мне хотел сказать?

Только сейчас до Кирилла дошло, что к двум убийствам он не может добавить третье – возможно, Молочкова до сих пор не обнаружили, и уж наверняка информация о его убийстве еще не попала в ориентировки. Кирилл не мог поставить в своем рассказе в своей версии третью опору, а с двумя она неизбежно рассыпалась на куски.

– Павел Сергеевич, просто послушайте меня. Я ничего от вас не требую...

– Еще бы! – не сдержался Бородин.

– Эти убийства схожи еще кое в чем. У Дианы Шверник и у Елены Ждановой на теле были татуировки, выполненные художником Тиграном Тевосяном. После убийств были отсечены именно те части тел, где располагались татуировки. Тевосян – известный художник... И не исключено, что целью убийств было завладеть...

– Кусками кожи с наколками? – Бородин как-то странно посмотрел на Кирилла. – Ты что, после "Алмаза" не слезаешь с порошка?

– Я вообще не упо...

– Ты хотел высказаться? Ты высказался. Я тебя послушал. А потом я забыл все, что ты мне сказал. Потому что я пьян. И потому что все это бредятина. Я и слыхом не слыхивал про такого художника – Тевосяна! А ты говоришь – из-за него людей режут! Бред, бред и еще раз бред. Съездил бы ты лучше на рыбалку, Кирилл, развеялся...

– Я сказал вам то, что хотел сказать. – Кирилл поднялся со стула. – Я ничего от вас не требую, никаких действий... Просто запомните, может, пригодится. И еще – раз я отстранен от всех дел, то вы не несете ответственности за все, что я буду делать в свободное время.

– Что это ты еще будешь делать? – насторожился Бородин.

– Чем меньше вы будете знать, тем меньше с вас можно спросить, – сказал Кирилл, уже стоя в дверях. – А лучше и вправду забыть все, что я наговорил про татуировки.

Кирилл вышел из кабинета. Бородин облегченно вздохнул и потянулся к сейфу...

Около семи вечера Бородин засобирался домой, но перед этим обошел отделение хозяйской, хоть и не очень твердой, походкой. У пульта дежурного он задержался, чтобы громко и требовательно спросить:

– Ну как в городе? Все под контролем?

– На нашей территории тихо, – сказал дежурный. – Так, пьяная поножовщина, наркоман вены перерезал...

– Себе или еще кому?

– Себе. Четыре кражи, две раскрыты по горячим следам... А соседям не повезло – директора ювелирного магазина зарезали.

– Да что ты говоришь... – равнодушно проговорил Бородин, медленно отчаливая от дежурки к своему кабинету.

– Собаку его сторожевую застрелили, а самого не просто зарезали, а еще и кусок кожи содрали... – дежурный автоматически вещал это, держа перед руками распечатку, а потом добавил уже от себя: – Кажется, у нас недавно что-то похожее было...

Бородин уже никуда не двигался. Он застыл на месте и оглядывался по сторонам.

– Кирилл? – неуверенно позвал он. – Кирилл?

Иванова не было в здании ОВД уже несколько часов. Бородин огорченно развел руками и пошел к себе, но по пути наткнулся на неожиданное препятствие в лице невысокого человека в ватнике, пахнущем бензином.

– Это что? – удивился Бородин.

– Это я, – сказал Львов, недавно поставивший галочку напротив цифры "один" в своем списке первоочередных дел. – Я только что подбил бабки по поджогу винного магазина. Подозреваемый в больнице, чистосердечное признание у меня в столе, – про два трупа Львов благоразумно упоминать не стал, чтобы не волновать подполковника.

– И что ты сейчас делаешь? – спросил Бородин, нюхая бензиново-дымовой коктейль, распространявшийся Львовым.

– Ничего, – сказал Львов, тем самым нарушив одну из главных заповедей в кодексе выживания подчиненного: "Никогда не говори "ничего" в ответ на вопрос начальника "Что ты сейчас делаешь?". Это чревато тем, что в следующую секунду у тебя появится много-много ненужных тебе дел".

– Ничего? – повторил Бородин. – Что ж... Это хорошо. Это... Зайдем ко мне.

Глава 5

Упитанный детина в "косухе" откровенно скучал перед маленьким телевизором, когда по узкой темной лестнице в подвал спустился Молчун. Детина не то чтобы заорал от восторга и кинулся навстречу, но по крайней мере убрал громкость телевизора, снял ноги со стула, повернулся к гостю и вопросительно поднял брови:

– Але?

Молчун ответил не сразу, он внимательно осмотрелся, ища подтверждение написанному на вывеске. А поскольку Молчун имел отдаленное представление о том ремесле, которым, судя по вывеске, занимался парень в "косухе", искал он долго. И в конце концов просто сказал, глядя на хозяина подвала:

– Наколки?

– Ага, – сказал парень. – Хочешь уколоться? Ну, в смысле набить тату.

– Нет, – Молчун покачал головой. Парень вздохнул и снова взялся за телевизионный пульт, нащупывая другой рукой пакет с чипсами.

– Я хочу кое-что показать, – сказал Молчун и достал из кармана записную книжку, а из книжки, в свою очередь, – снимок Милы.

– Покажи, – равнодушно бросил парень и взял фотографию. – Клевая телка, только сиськи маловаты. Но это на мой вкус. Ты че, эротической фотографией занимаешься?

– У нее на ногах наколки, – сказал Молчун.

– Это я сразу заметил... Ну и что?

– Я хочу, чтобы мне объяснили. Вон там надпись: "Сокровище на твоей коже".

– Вижу...

– С какой стати это – сокровище? – Молчун с трудом сдержался, чтобы не заорать. Сам себе этот вопрос он задавал уже сто раз, но ответа не было даже в намеке. – Я не спец по наколкам... Может, вы знаете? Что особенного в этой картинке?

– Особенного? – Парень поднес снимок к глазам, потом отодвинул его подальше. – Снимок слишком плохой, чтобы разглядеть в деталях... Но вроде бы ничего особенного. Приличная работа, хотя немножко небрежная.

– С какой стати это – сокровище? – Молчун навис над парнем в "косухе", и тот недоуменно уставился на странного гостя.

– Без понятия насчет сокровищ, – сказал он. – Девочка – да, девочка хороша...

– Ее убили, – сказал Молчун, глядя на хозяина тату-салона сверху вниз. – Убили из-за этой наколки. После того как убили – содрали наколку.

– Что... Вместе с кожей? – недоверчиво спросил парень в "косухе". – Ты не свистишь? Ты не свистишь, – сделал он вывод, заглянув в глаза Молчуна. – Но я на самом деле понятия не имею, что здесь такого... – Он снова уставился на снимок. – Хотя... Разве что это...

– Что? – Молчун согнулся над снимком, почти щека к щеке с парнем. – Где? Что?

– Ничего особенного, но... Понимаешь, сама эта картинка, она необычна. Ты знаешь, что тут наколото у нее на ляжках?

– Парень и девушка, – сказал Молчун, для верности глянув еще раз на снимок. – Голые.

– Это любовники, – сказал парень.

– Может быть, – не стал спорить Молчун. – Ну любовники, ну и что?

– Любовники с большой буквы, – сказал парень. – Это карта.

– Какая еще карта?

– Карта Таро, – парень поднял глаза на Молчуна и увидел там, что от его слов гость еще больше запутывается. Он вздохнул и приступил к объяснениям: – Есть такие карты. В них не играют, на них гадают. Семьдесят восемь карт в колоде, все с картинками. Эта картинка называется "Любовники".

– А что тут необычного? – продолжал удивляться Молчун.

– Да не принято как-то накалывать карты Таро на людей. Я про них знаю, потому что многие мастера передирают с карт рисунки. Мы же не сами выдумываем всю эту живопись, мы пользуемся разными каталогами, – парень махнул в сторону кипы толстых альбомов, лежавших в углу. – А на Таро полно всяких клевых картинок – рыцари, львы, волшебники, звезды... И вот, бывает, копируют с карты главную картинку и делают на ее основе тату. А здесь, – парень ткнул пальцем в снимок, – а здесь наколота именно карта, потому что, кроме голых парня и девки, тут есть другие элементы...

– По-моему, тут нет ничего, – буркнул Молчун. Из слов татуировщика он не понял ровным счетом ничего.

– Есть, – сказал парень. Кажется, постепенно он и сам заинтересовывался этой историей. – Это что?

Молчун пожал плечами. Снимок и вправду был неважным, то есть он был настолько хорош, насколько хорош может быть снимок любительской камерой. Детали, которые засек на Милиной коже татуировщик, были заметны лишь его профессиональному глазу. Молчун на них в жизни не обратил бы внимания.

– Это рамка, – сказал парень. – Он не стал вырисовывать всю рамку, вокруг всей картинки, он просто наметил – здесь и здесь, маленькими линиями. Чтобы дать понять – это карта. И вот еще что...

– Родинка, – сказал Молчун.

– Сам ты родинка, – фыркнул татуировщик. – Это цифра... Она на боку, так что не понять – шесть или девять. Впрочем...

Он оставил Молчуну снимок и прошествовал в угол, где были свалены альбомы с картинками. Альбомы, однако, он не тронул, а забрался в ящик стола и вытащил натуральную колоду карт.

– Вот, – удовлетворенно сказал он. – Шестерка. Любовники – это шестерка.

Молчун зачарованно протянул руку за этой картой, ожидая увидеть тот же самый рисунок, что так зачаровал его на снимке. Черта с два. На карте было нарисовано совсем иное – парень и девушка не лежали, а стояли, а в небе над ними реял какой-то крылатый мужик.

– Это не то, – сказал Молчун. – Это совсем не то...

– Это то же самое. Существует тысяча или больше вариантов рисунков для Таро. Можешь нарисовать свой собственный, если захочешь. Но на каждой карте должны быть обязательные элементы. Для Любовников это – двое, мужчина и женщина. Тип, который делал эти карты, изобразил их по-своему. А мастер, который разукрасил твою девушку, – по-своему. Я думаю, что он ничего не копировал, он сам придумал этот рисунок. То есть он больше художник, чем мастер тату. Но я все равно не понимаю, за что нужно было убивать эту девчонку. Ты, должно быть, путаешь, командир. Нет таких тату, из-за которых стоит убивать. Нет вообще в мире.

И тогда Молчун сказал ему фразу, простую и корявую, как все его фразы, но в то же время неожиданно осмысленную. Он не заготавливал ее заранее, он не обдумывал ее, это вообще было нехарактерно для Молчуна. Он просто сказал:

– Мир – он большой. И разный. Есть такой мир, что...

Он неуклюже развел руками, а лицо его в этот миг выразило отчаянную боль и неподдельное знание того, что "такой" мир действительно есть, и там, в этом мире, могут убить из-за чего угодно...

Глава 6

Покрышки жалобно завизжали, и машина остановилась. Кирилл подумал, что нужно было испугаться или хотя бы вздрогнуть, но заторможенность преследовала его с самого утра, не отпустила и сейчас. Он нехотя обернулся. И опять не вздрогнул.

– Вот видишь, – сказала Лика, выглядывая из такси. – Я же сказала – я всегда буду опережать тебя. Ты идешь пешком, а я еду на машине. Естественно, что я буду там раньше.

– Где это – там? – не понял Кирилл. – Куда это мы бежим наперегонки?

– В художественный колледж, – сказала Лика и добавила, видя недоуменное выражение на лице Кирилла: – Лично я – туда. А ты разве не туда? Или у тебя какой-то особо хитроумный план?

Кирилл поискал в своей голове план, но не нашел там ничего подходящего. Тем более там не было особо хитрого плана.

– Я не злопамятна, – сказала Лика. – Я могу подвезти тебя. Только решай быстрее, мой водитель нервничает.

– Ну ладно, – медленно проговорил Кирилл, как бы нехотя поддаваясь на эти женские уговоры. – А что ты собираешься делать в художественном колледже? Это я в качестве проверки. Хочу узнать, действительно ли ты движешься в правильном направлении...

– Таких проверяльщиков я видела в реанимации проходящими лечение по поводу перелома длинного языка... В художественном колледже собраны материалы про всех местных художников, и угадай, про кого собрано больше всего материалов?

– Про Пикассо? – предположил Кирилл.

– Да у нас не милиция, а клуб любителей изящных искусств! Нет, Кирилл, про Тиграна Тевосяна. Это единственный уроженец Белогорска, имеющий международную известность в качестве художника.

– Странная у него известность, – пробормотал Кирилл.

Художественный колледж оказался дворянским особнячком с белыми колоннами и кусками отвалившейся штукатурки по всему фасаду. На лестнице кучковались художественного вида девушки и не менее художественного вида юноши, которых Кириллу захотелось немедленно обыскать на предмет наличия наркотических препаратов. Однако Лика быстрыми шагами продвигалась вперед, и Кирилл припустился следом, не отвлекаясь на юношей, которые не упустили возможности высмеять Кириллов заслуженный плащ.

От плаща Кирилл избавился в раздевалке, а дальше Лика потащила его туда, куда указывала стрелка "Информационный центр".

Кирилл немного повозмущался, но дал себя увести в небольшую комнату, заставленную высокими шкафами, полными книг и альбомов.

– Это информационный центр? – уточнил Кирилл. – И много мы тут найдем информации про этого Тевосяна?

– Я же сказала, – Лика подтолкнула Кирилла в направлении одного из двух стоявших в комнате компьютеров. – Тевосян – это особый случай. Это местная гордость, это человек, про которого здесь собирали все газетные и журнальные публикации, все его интервью, не говоря уже о репродукциях картин...

Лика щелкнула клавишей, и на экране возникло лицо мужчины лет сорока – худое, изрезанное то ли морщинами, то ли шрамами. Длинные седые волосы закрывали лоб и уши. Мужчина смотрел куда-то вниз, и оттого выражение его глаз оставалось непонятным. В целом от фотографии веяло строгостью и аскетизмом.

– Это он, – негромко пояснила Лика, подгоняя курсор к квадратику с надписью "Пресса".

– Хмурый дядька, – сказал Кирилл, чтобы сказать хоть что-то про человека, который, видимо, произвел на Лику большее впечатление, нежели сам Кирилл. – Может, мне тоже покрасить волосы?

– Тебя это не спасет, – сказала Лика и щелкнула клавишей. Лицо Тевосяна исчезло, вместо этого появилось тематическое деление публикаций о Тевосяне: "Биография", "Рецензии", "Интервью", "Запад", "Новости"...

Кирилл удивился – какие еще новости могут быть о человеке, благополучно скончавшемся три месяца назад? То есть совсем неблагополучно.

– Так что мы ищем в этом ящике? Близких к Тевосяну людей?

– Именно. Он может упоминать о них в интервью, они сами могут писать о нем. Диана Шверник наверняка была хорошо знакома с Тевосяном...

– Но она уже мертва, – напомнил Кирилл.

– Я помню. Игорь Молочков знал Тевосяна по крайней мере лучше меня, но и он мертв. И если мы будем тянуть время, все окажутся мертвы. Все, кто был в курсе дела. Так что поторопись. А я пока просмотрю публикации за последние два месяца, их еще не успели внести в компьютер...

Лика вышла из комнаты, и Кирилл почувствовал себя посвободнее.

Глава 7

А годы все-таки постепенно брали свое. Вернувшись в гостиницу, он, морщась от боли, вытаскивал из ботинок опухшие ступни, а потом долго отмачивал их в наполненной холодной водой ванне. Вспомнился и вызвал грустную улыбку рассказ О'Генри о престарелом грабителе, который был вынужден отказаться от рейдов на квартиры верхних этажей. "Актуально", – подумал мужчина предпенсионного возраста, переодеваясь в теплую пижаму. Хорошо, что до сих пор ему попадались дома, оборудованные лифтами. И уж само собой, когда место выбирал он сам, то руководствовался принципом удобства – никакой беготни по лестницам, никаких кроссов по пересеченной местности...

Вытерев насухо ноги и смазав ступни кремом, он позвонил в гостиничный буфет и заказал плотный ужин. Потом, осторожно ставя ноги на ковер, добрался до чемоданчика, вынул оттуда пакет с инструментами, отнес его в ванную комнату и тщательно вымыл. Делал все это неторопливо, размеренно, безо всякой спешки и нервотрепки – он не чувствовал себя преступником, поэтому не бросился с порога уничтожать следы содеянного, а сделал это в свое время, не раньше, не позже.

В ожидании ужина он пощелкал кнопками телевизора – вскоре после полуночи большинство каналов отключились, остался лишь какой-то молодежный, с песнями и плясками, да еще один про природу, но не на русском языке. Подумав, он оставил канал про природу – это успокаивало, в отличие от молодежных прыжков и воплей.

Он знал, что не уснет еще часа два – все-таки работа сказывалась на его эмоциональном состоянии. Выполняя свои обязательства, он был настолько собран и сосредоточен, что потом нужно было время, чтобы расслабиться. Какая-то девушка позвонила по телефону и предложила расслабиться в ее компании, но он вежливо отказался – секс его интересовал мало, не только из-за возраста, сколько из-за отсутствия неизведанных уголков в этой сфере жизнедеятельности человека. Все когда-то было, и было неплохо, так что зачем сейчас пытаться имитировать былое и порождать гнилую ностальгию? Да еще и платить за это деньги.

Лучше было просто поесть – так же неторопливо и несуетно, как он мыл свои блестящие инструменты. Перед сном он на всякий случай заглянул в холодильник – там все было в порядке. То, главное, ради чего он снова был в Белогорске, было в порядке.

И места в холодильнике оставалось еще много.

Глава 8

Строчки текста проносились на экране монитора снизу вверх, Кирилл скользил по ним взглядом, выбирая из массы слов фамилии и имена. Встречая очередную фамилию, он притормаживал, читал текст более внимательно, выясняя, может ли ФИО претендовать на звание участника близкого круга Тиграна Тевосяна. Кирилл намеревался поначалу лишь механически отслеживать имена, но постепенно поток информации стал засасывать его, он все больше читал, и все медленнее двигались строчки текста...

Кроме собственно текста, здесь бесконечно повторялись фотографии самого Тевосяна – и Кириллу пришлось свыкнуться с видом этого тощего длинноволосого человека, который избегал смотреть в камеру. Если бы Тигран Тевосян не стал художником, он мог бы неплохо зарабатывать на жизнь, снимаясь в кино в ролях каких-нибудь демонических натур, неважно, со знаком минус или со знаком плюс Невероятно тощий, с длинными руками и ногами, со значительным носом, чья кавказская горбинка была чуть сглажена двумя поколениями смешанных браков, Тевосян сделал и собственное тело частью изящного искусства, украсив металлическими кольцами мочки ушей и нанизав на пальцы массивные перстни с замысловатыми узорами...

Единственная фотография, запечатлевшая Тевосяна в полный рост, показывала художника стоящим на здоровенном валуне босыми ступнями и вытянувшим руки вверх, к небу. Подпись гласила, что дело происходит в девяносто седьмом году в Ирландии и что Тевосян таким образом общается с некими высшими силами. Кирилл фыркнул.

Если общение художника с астралом вызывало определенные сомнения, то его земная жизнь в целом вопросов не вызывала. Мальчик-вундеркинд из Белогорска с одиннадцати лет блистал на всевозможных выставках, а в пятнадцать именно из-за него семья перебралась в Питер, чтобы Тигран мог достойно продолжить художественное образование. Это образование Тигран получил, а в двадцать шесть лет стал лауреатом Государственной премии за какое-то коллективное произведение. Молодому человеку прочили блестящую карьеру, и он ее осуществил, однако не совсем в традиционном ключе. Первым делом Тигран разругался со всем руководством Союза художников, а вторым делом в ореоле этого скандала укатил за границу. Там он стал делать вещи, не совсем принятые среди советских живописцев – рисовал на стенах автотоннелей и заброшенных заводов, рисовал, сидя в витрине супермаркета в Копенгагене, рисовал на скорость портреты, рисовал на асфальте, рисовал порнокомиксы и декорации для оперного театра... Невнятные попытки понять дальнейший успех картин Тевосяна впоследствии объясняли тем, что в своем творчестве он смешал все и не побрезговал ничем – советская классическая школа, поп-арт, уличная школа граффити, стиль глянцевых журналов, этнические мотивы и эзотерическая тематика... Все было свалено в кучу, и каким-то чудом ни один из компонентов не перевешивал и не портил произведение в целом. В конце восьмидесятых картины Тевосяна стали очень хорошо продаваться на западных рынках, а художник лишь подогревал интерес к себе, попадая в бесконечные скандалы на почве секса, наркотиков и некорректного обращения с общепризнанными ценностями. Свой знаменитый автопортрет Тевосян написал в виде распятого Христа, другая известная его картина изображала Гитлера в виде индуистского бога войны Калки. Описания его связей с моделями и актрисами, равно как и попытки угадать, подцепил Тевосян СПИД или еще нет, стали в бульварной прессе общим местом. Он позировал обнаженным для женских журналов, снимался в кино в эпизодических ролях, причем выбирал всегда роли инфернальных злодеев с руками по локоть в крови.

В девяносто шестом году Тевосян нашел время, чтобы выбраться на несколько дней в Москву, где получил свою порцию богемных вздохов. Но до своей исторической родины, Белогорска, Тевосян в тот раз не доехал, вернулся в Европу, откуда затем внезапно исчез, вскоре объявившись в Бразилии. Потом он снова исчез, теперь уже на несколько месяцев. По слухам, Тевосян путешествовал по Южной Америке, забираясь в самые дикие джунгли и участвуя в каких-то первобытных ритуалах местных племен. Сам художник напрямую об этом не говорил, заявив лишь как-то в Париже, что окончательно отказался от употребления кокаина, потому что тот совершенно не вставляет по сравнению с какими-то отварами, испытанными Тевосяном во время странствий по джунглям.

Изменился Тевосян и внешне – именно в это время его волосы стали совершенно седыми, и он еще больше похудел. "Примерно половина меня осталась в районе Амазонки", – говорил он с мрачной ухмылкой, заставляя аудиторию теряться в догадках об истинном смысле этих слов.

Внезапно он перестал писать картины. То есть он писал, но ничего не доводил до конца, уничтожив, опять-таки по слухам, с десяток своих незавершенных работ. Только спустя год после возвращения в Европу появилась необычная и странная работа "Портрет неизвестного", которую критики сравнивали с кадром из черно-белого немого фильма. "Портрет" изображал высокого человека с абсолютно гладким черепом и чуть оттопыренными ушами. Одетый во все черное, он сидел за маленьким гадальным столиком и неотрывно глядел на единственную лежащую на столе карту – лежащую рубашкой вверх. Картина была не похожа ни на что из сделанного Тиграном Тевосяном ранее. Впрочем, никто особо не удивился, критики просто отметили, что в творчестве Тевосяна начался новый этап, они назвали его "минималистская готика". Однако они не подозревали, насколько нов этот этап.

В июне 1999 года Тевосян собрал пресс-конференцию и объявил, что разочаровался в живописи, как в форме донесения своих эмоций и мыслей до аудитории. Из этого вытекало, что более картин он писать не собирается. Многие расценили это как рекламный трюк с целью повысить стоимость полотен Тевосяна, а она действительно повысилась после этого сообщения. Однако по прошествии полугода стало ясно, что художник не лукавил. Он не только бросил писать, он продал свою мастерскую и раздал прошлым и настоящим любовницам эскизы и наброски. А затем он уехал в Белогорск.

Глава 9

Львов начал с того, что отвез подполковника Бородина домой. Затем все на той же служебной "Волге" он вернулся в отделение и заперся в своем кабинете. Под цифрой "два" в списке срочных дел у Львова стояло убийство в Пушкинском сквере, так что Бородин мог и не приглашать Львова к себе и не говорить многозначительным тоном какую-то чушь... Львов все равно планировал заняться этим делом, только без дурацких разговоров про маньяков, которые распускал тут Киря Иванов и заразил-таки этими разговорами самого Бородина.

Львов выспался днем – в больнице, после того как вытащил из погорельца все необходимые показания. Так что к двенадцати часам ночи голова у него была ясная, посторонними делами никто не отвлекал, начальства не было – самая подходящая обстановка для умственного труда.

Он вынул из сейфа папку с делом и разложил на столе перед собой бумаги. Протокол осмотра места преступления, допросы свидетелей, материалы экспертизы... Пальнуть в канистру с бензином было куда проще, нежели разобраться во всей этой галиматье.

Львов сразу решил, что не будет думать о мотиве убийства – ясно, что у типа, который это провернул, не без тараканов в башке, нормальному человеку его логику не понять. Поймаем – спросим, зачем он это учудил.

Этот тип отрезал девчонке руку. Не испачкаться при этом он не мог. Куда он дел испачканную кровью одежду? Хрен его знает. Ночью, как по заказу, прошел дождь, так что собака побегала по скверу, да и обратно вернулась. Это плохо.

Ну хорошо, а куда он дальше пошел, с отрезанной рукой под мышкой? Положил в пакет, бывают такие большие, полиэтиленовые, и пошел куда надо. Оставив на месте лежать девушку, пенсионера и собачку... Львов посмотрел на схему места преступления. Девушка, пенсионер и собачка. Все рядышком. Кроме собаки.

– Хм, – сказал Львов и вылез из-за стола. – Пусть это будет сквер. Тут у меня лежит девушка. Тут у меня пенсионер и его собака. Они идут, я стреляю... И пенсионер с собакой остаются на асфальтовой дорожке.

Львов покосился на схему – пенсионер и вправду на дорожке, а собака за полосой кустарника, отгораживающего асфальт от того, что летом будет газоном. Причем пенсионер метрах в тридцати от девушки, а собака... Вот она, на одном уровне с девушкой. Только за кустами.

Львов вышел из кабинета и двинулся к дежурному.

– Михалыч, – деловито сказал он. – Хочу проконсультироваться как с опытным человеком. Ты только что убил человека. И вдруг видишь – свидетель. Но не один, а с собакой. Кого ты первым замочишь – человека или собаку?

– Человек вооружен? – осведомился Михалыч.

– Он просто выгуливает собаку. Кто выгуливает собаку с "Калашниковым"?

– Всякое бывает, – ответил Михалыч. – А собака какая?

– Колли.

– А вот этот свидетель – он кто по профессии?

– Да это же не важно... Ну военный в отставке...

– Все важно, – назидательно сказал Михалыч. – Собака собаке рознь. Но если хозяин – военный, если собака – не болонка, не такса... Я думаю, что стрелять нужно в собаку, потому что она попытается защитить хозяина. Военный – он, наверное, дрессировал ее, обучал самым простым командам. Чтобы дисциплина была, как в армии.

– То есть в собаку? – переспросил Львов.

– В нее, – кивнул Михалыч.

– Понятно...

Львов снова представил: аллея, человек с собакой... Он поднимает руку с пистолетом, а собака бросается вперед... Бац, бац. И собака оказывается за кустами. Каким макаром она там оказывается? Перепрыгнула из последних сил, с двумя пулями в теле? Вряд ли.

Еще раз: аллея, собака, человек... Он поднимает руку, собака бросается... Она же быстро это делает, она шустрая, сука... Человек промахивается – он не привык стрелять по движущимся мишеням, он боится этой собаки. Он промахивается, и собака уже совсем рядом, она прыгает...

Львов инстинктивно выставил вперед согнутую в локте левую руку.

– Чего это тебя скрючило? – поинтересовался Михалыч.

– Бац, бац, – сказал Львов, сгибая указательный палец правой руки. И поморщился как от боли, встряхнув левой рукой. Собака не сбивает человека-стрелка с ног, потому что две пули уже сидят в ней. Она лишь по инерции цепляется за него, виснет, рвет передними лапами одежду... А хозяин собаки тем временем спешно поворачивает назад и бежит. И если у стрелка достаточно сил и злости, он отшвыривает подыхающую собаку так, что она летит через кусты, и начинает палить в спину пенсионеру. Тот бежит медленно и получает три пули. Падает и умирает.

– Вот оно как, – задумчиво произнес Львов, рассматривая свою левую руку.

– Ты свой цирк иди в другом месте устраивай, – посоветовал Михалыч. – Ты вообще в курсе, что в городе творится?

– Пожар в винном магазине? – предположил Львов.

– Это уже тухлая новость. Вчера зарезали директора ювелирного магазина, содрали у него с груди кусок кожи. А сейчас передали – женщину на Каланчевской улице убили, прямо в квартире. И тоже кусок кожи срезали. Маньяк работает, однозначно...

– Это тебе Киря Иванов про маньяка нажужжал? – подозрительно посмотрел на дежурного Львов.

– Это я сам догадался. Только дурак не догадается, что это маньяк...

– Дурак – маньяк, – вздохнул Львов. – Хорошая рифма. У тебя есть ориентировки насчет этого ювелира? И вот эта, последняя?.. Я просто посмотрю. Любопытно.

Глава 10

Отъезд Тиграна Тевосяна в Белогорск был воспринят как еще один спланированный скандал – уж если человеку вздумалось искать уединения и покоя, то со своими деньгами он мог бы без проблем купить маленький островок в Тихом океане, а не тащиться в российское захолустье. В московских художественных кругах удовлетворенно потирали руки и говорили что-то насчет неизбежности возврата к корням. Хотя на самом деле вопрос о корнях полуармянина, полурусского, большую часть жизни прожившего в Западной Европе, мог считаться открытым.

Но если кто-то ожидал, что в Белогорске Тевосян начнет писать родные пейзажи с березками, заснеженные равнины и портреты заслуженных работников сельского хозяйства, он жестоко ошибся. Тевосян по-прежнему не писал ничего. И он даже не шокировал больше общественность, возможно потому, что в Белогорске не водилось супермоделей и киноактрис, а дикторши местного телевидения, в принципе готовые их заменить, Тевосяном упорно игнорировались. Корреспонденты столичных глянцевых изданий поездили-поездили в Белогорск да и перестали. С их точки зрения, с Тевосяном не происходило ничего интересного, и они поторопились выплеснуть свои ощущения в виде статей с заголовками типа "Провинциальное болото поглотило великого мастера эпатажа".

Вероятно, они переборщили. К тому же составить верное представление о тогдашнем состоянии художника мешал его замкнутый образ жизни. Купив у вдовы недавно застреленного "нового русского" особняк на окраине Белогорска, Тевосян оборудовал его надежной системой сигнализации и покидал свой новый дом весьма редко.

Тем не менее Диана Шверник сумела уговорить его на проведение небольшой выставки ранних работ в художественном колледже. Она же разговорила его на сдержанное интервью, первое за последние несколько месяцев.

Кажется, именно это послужило началом процесса, который сам Тевосян назвал в интервью: "Выползти из бочки на белый свет". Он появился на паре местных светских мероприятий – один, молчаливый, неприветливый. Затем Тевосян возобновил знакомства с какими-то друзьями детства и даже приглашал их к себе в дом. Он также навестил своего первого учителя рисования, и тот предложил Тевосяну, раз уж тот не хочет больше творить сам, учить творить других. И порекомендовал молодого человека по фамилии Рукавишников. К всеобщему удивлению, Тевосян согласился на это предложение.

С этого момента в доме Тевосяна стало бывать все больше и больше людей, а по городу поползли неизбежные слухи о массовых оргиях, наркотиках, растлении малолетних и сатанинских обрядах. Телевизионные дикторши загадочно улыбались и ничего не отрицали. В Белогорск снова потянулись столичные журналисты и журналистки, некоторые из них зависали в доме Тевосяна на недели. Один из репортеров умер от сердечного приступа в день своего возвращения в Москву. Ему было двадцать семь лет, и причины скоропостижной смерти выглядели неясными, однако следствие не успело куда-либо двинуться, потому что 15 января Тигран Тевосян покончил с собой. Этому событию предшествовала ссора с Рукавишниковым, закончившаяся полным разрывом отношений. Также имело место некое письмо, пришедшее Тевосяну, прочитанное им и сожженное в камине...

Кирилл отодвинулся от монитора – устали глаза. Да и сама бурная жизнь Тиграна Тевосяна порядком утомила его. Кирилл мог только удивляться, что до последнего времени он и понятия не имел об этой бурной жизни, докатившейся в конце концов и до тихого Белогорска. Как-то не пересекался до поры до времени мир, в котором буйствовал Тигран Тевосян, с тем миром, где существовал Кирилл Иванов. А потом пересекся... И жутковатым получилось это пересечение.

Он снова подвинулся к экрану и щелкнул клавишей, прогоняя текст вверх. Тут было описание похорон... Скорбные лица родственников (их было всего двое, дядя и двоюродный брат), плотные ряды местной общественности, заместитель мэра с траурным венком... И снова слухи: в гробу не было тела. Тело Тиграна Тевосяна исчезло из морга, куда было доставлено для установления причины смерти. Официально это не подтверждалось, и все положенные речи над закрытым гробом были произнесены. Однако три разные газеты наперебой сообщали своим читателям, что тело было украдено – то ли Рукавишниковым, то ли каким-то безумным поклонником, примчавшимся аж из Парижа, то ли сами родственники ночью вынесли труп, чтобы нелегально вывезти его из России вопреки завещанию. В качестве источника информации называли сотрудника похоронной фирмы, а также ночного сторожа морга. Однако последний оказался чуть ли не шизофреником, поэтому веры его словам быть не могло... И все же следователь из прокуратуры считал само собой разумеющимся, что в могиле Тевосяна отсутствует его тело. Если это был и миф, то хорошо укоренившийся в умах жителей Белогорска.

В большинстве же публикаций проскальзывала неизбежная мысль: неужели Тевосян действительно ничего не написал за последний год своей жизни? Кто-то из журналистов, самый циничный, предположил, что на самом деле картины есть, просто родственники Тевосяна прячут их, придерживают, что взвинтить до небес аукционные цены.

Журналист называл такое поведение неумеренной жадностью, потому что после смерти Тевосяна цены и так рванули вверх. "Даже сейчас, – читал Кирилл, – появись на рынке произведение, равное по силе "Портрету неизвестного", оно могло бы быть продано за триста-четыреста тысяч долларов..."

– Триста-четыреста тысяч "зеленых" за картину, – повторил вслух Кирилл. – Допустим. Но ведь татуировка – это тоже своего рода рисунок. Маленький рисунок. Наверное, и его можно продать. Не на аукционе "Сотбис", но можно... Если все продается и все покупается... Если есть спрос...

– Ты чего тут бормочешь? – Лика встала за его спиной. Вид у нее был утомленный, в руке она держала чашку кофе. – Крыша поехала?

– Еще нет, но уже скоро, – пообещал Кирилл. – У тебя есть что-нибудь?

– Кое-что. Но я еще не закончила. А ты?

– Мне еще пахать и пахать, – признался Кирилл и потянулся, распрямляя согнутую спину. – Не отвлекай меня, пожалуйста...

– Ого! – удивилась Лика. – Ты, кажется, и вправду втянулся...

Кирилл бегло посмотрел "Рецензии" – какая-то искусствоведческая чушь, а дальше были "Новости", и Кирилл снова подумал, что это какой-то бред или ошибка программиста – какие могут быть новости о покойнике? На всякий случай Кирилл подогнал курсор и щелкнул клавишей.

На мониторе высветилось: "Новости. Что происходит с наследием Тиграна Тевосяна после его смерти. 26 марта в Лондоне состоялся аукцион по продаже предметов искусства, организованный фирмой "Кристи". Основными лотами являлись произведения русского авангарда начала двадцатого века плюс четыре картины Тиграна Тевосяна. Именно картины Тевосяна вызвали наибольший интерес, и первоначальная цена была превзойдена в среднем в 5 – 6 раз. Самая высокая цена была уплачена неизвестным коллекционером за картину "Люцифер над Нью-Йорком" – семьсот пятьдесят тысяч долларов".

– Нормально, – сказал Кирилл. – Так вот посидишь тут и решишь, что быть художником – это еще круче, чем продавать героин. Нужно только вовремя повеситься...

"30 марта, – сообщал монитор. – Объявлено об очередном аукционе картин Тиграна Тевосяна, там будут выставлены шесть его картин со стартовыми ценами от двухсот до четырехсот тысяч долларов. Ожидается, что эти цены будут легко перекрыты участниками аукциона. 5 апреля. Интернетовское голосование, проведенное на официальном сайте Тиграна Тевосяна, выявило, что поклонники ставят его в тройку лучших художников двадцатого века наряду с Дали и Пикассо, а двадцать четыре процента принявших участие в голосовании считают Тевосяна лучшим художником двадцатого века".

"14 апреля. Дмитрий Фридкес, двадцатисемилетний корреспондент русского издания журнала "Пентхаус", скончался от сердечного приступа в декабре прошлого года на платформе Павелецкого вокзала в Москве, вернувшись после поездки к Тиграну Тевосяну. Только сейчас стало известно, что Фридкес в поезде успел набросать фрагменты будущей статьи, которая из-за смерти автора никогда не была завершена и никогда теперь не будет опубликована. Помимо прочего, Фридкес упоминает, что в доме Тевосяна он заметил коробку из-под японских травяных красок, используемых для нанесения татуировок. Это вызвало у него предположение, что Тевосян перешел от рисунков на бумаге и холсте к рисункам на человеческом теле.

17 апреля. Сообщение о том, что Тигран Тевосян, возможно, овладел в последний год жизни искусством нанесения тату, вызвало значительный интерес. Профессиональные искусствоведы сходятся в том, что было бы просто любопытно на это взглянуть. Торговцы произведениями искусства заявляют, что данные работы не имели бы коммерческой ценности – ведь они находятся на человеческой коже. Впрочем, они же говорят, что наверняка найдутся частные коллекционеры, готовые оплатить пересадку кожи для обладателя татуировки, чтобы только получить уникальную работу Тевосяна. Впрочем, все эти разговоры носят чисто гипотетический характер. Никто пока не признался в том, что Тигран Тевосян сделал ему тату, а в доме Тевосяна не были обнаружены рисунки на кальке, которые обычно делаются перед нанесением рисунка на тело. Вероятно, что все это – еще один миф из многих мифов, появившихся после трагической гибели талантливого художника".

– Пересадку кожи? – спросил Кирилл у монитора. – Черта с два! Они кое-что другое оплатят! То есть уже оплатили...

Монитор ничего ему не ответил, и Кирилл заорал, обращаясь уже к Лике:

– Как это распечатать?!!

Глава 11

Мертвый брат явился перед рассветом, в самую темную и глухую пору ночи – самое время для призраков, чтобы пробираться в сны и действовать людям на нервы.

На этот раз мертвый брат был как-то по-особенному печален.

– А ведь у тебя ничего не выходит, – сказал он Молчуну. – Это я тебе по-родственному правду-матку режу. А то ведь кто еще скажет, кроме меня. Бегаешь, суетишься, а ничего у тебя не выходит. И сам-то ты чего добился? Все госпожа удача тебе подыгрывает, подкинет то газетку, то дневничок... Любит госпожа удача дурачков вроде тебя, да только не вечна эта любовь. Уйдет она к другому дурачку, а ты останешься с разбитым корытом. В смысле, со Стасом. Который хочет посмотреть, как ты из всего этого выпутаешься. А ты не выпутываешься, ты еще больше запутываешься.

– Я знаю, – сказал Молчун. – Я много чего знаю: 15 января, ТТ, карты Таро.

– Ну да, – печально произнес мертвый брат. – Это все равно что дать обезьяне серу, селитру, соль и ждать, что она сотворит из этого порох.

– Я не обезьяна, – сказал Молчун. – Я разберусь, что к чему.

– Сваливал бы ты из Москвы, – посоветовал мертвый брат. – Задавят тебя тут. Не Стае, так кто-то другой. Ехал бы ты домой...

– Я не могу, – твердо сказал Молчун. – И ты знаешь, почему.

– Да уж... Так ты что же – все поставил на кон с этими девчонками? Сам посуди – у тебя ни дома, ни семьи... Ни даже старшего брата. В Ростов тебе ходу нет, а в Москве тебе Стае кислород перекроет. Придется тебе и вправду разобраться с этими январями, картами и пистолетами...

– ТТ – это не пистолет, – уточнил Молчун. – Это инициалы. Инициалы того мужика, который делал наколки Миле. Я разберусь, понимаешь? Понимаешь?!

Мертвый брат то ли кивнул, то ли просто развалился на части, и Молчун обнаружил себя сидящим на постели, всего в поту и тревоге. Сон больше не шел, да и в гробу Молчун видал такой сон, от которого просыпаешься с волосами дыбом. Даже если это такие короткие волосы, как у Молчуна.

От многократного повторения некоторые вещи Молчун затвердил как таблицу умножения: в Белогорске у Милы был знакомый художник с инициалами ТТ, он сделал ей на ногах наколку шестой карты из колоды Таро "Любовники", но не одобрил ее желание стать моделью в Москве, поэтому его смерть 15 января Мила восприняла с удовлетворением. Однако карьера ее даже после смерти ТТ не заладилась, деньги у нее кончались, и разочарованная Мила согласилась на иной вариант продажи своего тела – в конторе Гоши, дорого и солидно, под крышей" Стаса.

Вот до этого момента все складывалось более-менее понятно. Теперь оставалось объяснить, за каким чертом вдруг явились два психа, отыскали в огромной Москве Милу, зарезали ее и содрали с ног татуировки. Видимо, таким же образом чуть раньше они обошлись с художником-оформителем Андроном Красновым. "Между прочим, тоже художник", – подумал Молчун. Он плохо себе представлял нравы и обычаи в среде художественной интеллигенции, помнил лишь, что кто-то из великих живописцев от большого вдохновения отрезал себе ухо. А отсюда недалеко и до художественного вырезания по телу.

С Милиной тетрадкой под мышкой Молчун отправился завтракать в блинную рядом с метро. Он вяло ковырял вилкой в третьем блине, когда Милина тетрадь вдруг полетела с края стола на пол.

– Мля, – с неудовольствием сказал Молчун в адрес крутобедрой девушки в синих джинсах, прошедшей мимо. Одно из крутых бедер и врезало по тетрадке. Девушка замечание Молчуна не расслышала, хладнокровно уселась за ближний столик, раскрыла сумочку, достала оттуда какую-то книжку и принялась читать. Молчун добавил по поводу случившегося еще пару крепких выражений – про себя, – вылез из-за стола, поднял тетрадку и положил ее на место. Сам он на место не сел – замер, увидев обложку книжки, которую читала вредная девушка с крутыми бедрами. Книжка называлась "Введение в Таро", и Молчуна уже было не остановить.

– Девушка, – сказал Молчун неожиданно дрожащим голосом. – Можно мне на минутку это? Это, – он ткнул пальцем в обложку. – На минутку.

У девушки были такие же глаза, как и у того бедняги в метро, у которого Молчун отобрал газету "Криминал-Экспресс". Глаза эти говорили: "Ну почему же это случилось именно со мной?! Почему этот псих выбрал именно меня?!"

– Я не псих, – сказал Молчун. – Я просто хочу посмотреть книгу. Я отдам.

Девушка смотрела уже не на Молчуна, а за спину ему – оттуда появился спутник девушки, которому положено было вступиться за подругу. Парень доходил Молчуну до плеча и, когда понял, что речь идет лишь о несчастной книжке, согласно закивал.

– Спасибо, – сказал Молчун. Он прочитал это место в книге, не отходя от столика, где сидела нервничающая парочка.

"Шестой Аркан, Любовники или Влюбленные. На соответствующей карте обычно изображают двоих молодых влюбленных, одетых либо обнаженных. Также могут присутствовать сверхъестественные силы, обозначающие необходимость выбора. Вообще, Любовники – это намек на союз противоположностей внутри человека. Понимая и примиряя разные черты собственной натуры, человек должен стать единым целым и лучше понять себя. Выпадение этой карты в раскладе означает в положительном смысле: гармония, союз, любовь; в отрицательном смысле: провал, плохой выбор, несчастье, нереальные и незрелые планы".

– Спасибо, – сказал Молчун и положил книжку на стол перед притихшей парочкой. "Провал, незрелые планы, несчастье. Он сказал мне: "Ничего у тебя не получится, Мила. Ты сама увидишь". Я уверена, что это было какое-то проклятие или что-то в этом роде..."

В этом роде, Мила, в этом роде. 15 января, когда умер ТТ, ничего не изменилось, потому что проклятие заключалось не в словах, оно было на твоей коже. Таро – гадальные карты, каждая карта в раскладе что-то означает. А если карты намертво прикрепить к человеку, то...

За те секунды, что Молчун возвращался к своему столику, он вдруг пропитался пылающей ненавистью к этому козлу по кличке ТТ, который имел наглость навешивать на людей пожизненные ярлыки в виде карт. А потом, наверное, смотрел, что получится – скажется ли наколка на судьбе этого человека... Экспериментатор хренов! Впрочем, что-то его все же свело в могилу 15 января... Что-то или кто-то...

Тетрадь, сброшенная со стола крутым бедром, раскрылась где-то посередине, так ее Молчун и кинул обратно. Тетрадь лежала неровно, и именно поэтому Молчуну бросилась в глаза длинная строчка маленьких букв, написанная поперек тетрадного листа, вблизи пружин. Строчка, написанная карандашом и обреченная на то, чтобы быть стертой, – она попалась на глаза Молчуну именно сейчас, не раньше или позже...

В тетради было записано: "Насчет интервью о ТТ – Дима Фридкес". И рядом – номер московского телефона.

Господи, про этого ТТ еще и интервью берут! И дают... Молчун набрал записанный карандашом номер через пять минут – как только нашел автомат.

– Але, – сказал он в трубку со своей обычной неуверенной интонацией.

– Да, – солидно отозвались на другом конце провода. – Что вы хотели?

– А-а-а... Дима Фридкес?

– Что вы хотели? – упрямо повторили в трубке.

– Одна девушка давала вам интервью насчет ТТ... – отчаянно выпалил Молчун. Эта фраза звучала довольно бредово, однако Молчун надеялся, что Фридкес – именно тот человек, который сможет перевести бред на обычный язык. Ведь кто-то должен был знать. Кто-то должен был понимать, что происходит.

– Насчет... – голос замешкался, но затем все стало на свои места. – А, насчет Тиграна Тевосяна...

Молчун улыбнулся. Тигран Тевосян. Надо же, оказывается, есть человек, который знает смысл вещей, имена и названия, человек, который может объяснить... Молчун не мог больше ждать.

– Дима, – заторопился Молчун. – Ведь это вы – Дима Фридкес?

– Да, – сказал голос в трубке. – Это я...

– Я хотел бы с вами переговорить...

– А вы кто?

– Знакомый той девушки, которая давала интервью... Ее убили! И больше того – татуировка у нее на ногах...

– Все, я понял, о чем вы, – сказала трубка. – Действительно, нужно переговорить. Нужно встретиться. Приезжайте ко мне на квартиру.

– Сейчас?

– Немедленно! – жестко сказал голос в трубке. – Дело очень серьезное. Сами знаете...

– Знаю, – счастливо выдохнул Молчун. – Хорошо, Дима, я сейчас приеду. Сейчас...

К метро он не шел, он бежал.

Глава 12

После нескольких часов сидения за компьютером у Кирилла болела спина, болели глаза и даже указательный палец правой руки утомился от бесконечного щелканья "мышью".

– Сравним наши списки? – предложил он Лике, которая также выглядела усталой.

– Сравним, – согласилась она. – Ты первый.

– Хорошо... Номер один – Евгений Рукавишников, ученик Тевосяна.

– В моем списке он тоже есть, – кивнула Лика.

– Номер два – Шароватов П. Д., художник, учитель Тевосяна в пору безмятежного детства. Он посоветовал Тевосяну взять Рукавишникова...

– Вот и все общение. Нам же нужен близкий круг Тиграна... Хотя ладно, пусть остается. Кто еще?

– Номер три – Марина Лагинская, организатор выставки Тевосяна. Она же готовила издание буклета, она же, как пишут, уговаривала Тевосяна сделать наброски декораций для спектакля местного театра... Активная женщина, работающая в сфере искусства.

– Дальше?

– Диана Шверник...

– Эта не считается, ее уже нашли и обработали, – сухо сказала Лика. Кирилл удивленно поднял брови – слишком уж это жестоко звучало: нашли и обработали. Впрочем, так оно и было на самом деле...

– Андрон Краснов. Это художник, который вместе с Тевосяном учился в Питере, но в гении не выбился, прозябал здесь, в Белогорске... Вроде бы он заходил к Тевосяну, когда тот вернулся в город.

– Будет номер четыре, – отметила Лика. – Все?

– Спонсор выставки Тевосяна, а также коллекционер его работ – директор ликероводочного завода Хамакулов. Я думаю, что если уж он был спонсором, да еще коллекционером, то не мог не общаться. Правда, я не очень понимаю, что он мог коллекционировать, если картины Тевосяна стоят по полмиллиона долларов. Никакой водкой не заработаешь на такое хобби...

– Давай запишем, а потом разберемся, – решила Лика. – У тебя все? Значит, теперь мои. Рукавишников, Шароватов – эти у меня тоже встречаются. Лагинская – тоже... А еще есть такая дама по фамилии Колокольни-кова, она утверждает, что была первой любовью Тевосяна еще во втором классе, а когда тот вернулся, у них снова вспыхнуло светлое чувство... Есть такая женская газета, "Ярославна" называется, так она там целые мемуары развернула...

– Номер пять, – согласился Кирилл. – Все?

– Я все больше боюсь, что убийца окажется не сумасшедшим, а нормальным, умным и расчетливым человеком, который таким образом зарабатывает деньги. У сумасшедшего может быть притуплён инстинкт самосохранения, а этот сделает все возможное, чтобы не попасться... У меня было такое ощущение, что там, возле дома Молочкова, кто-то смотрит на нас из темноты. – Лика поежилась. – Ты же говорил, что Игорь был еще теплый. Это значит, что мы разминулись с убийцей на несколько минут. А может, он еще даже и не успел выбраться оттуда, но он не выдал себя, не выскочил стремглав... Он все сделал неторопливо и без суеты. – Она вздохнула. – Как ты думаешь, Игоря уже нашли?

Кирилл посмотрел на часы – восемь вечера. Пора бы уже...

– Думаю, что да, – сказал он и не ошибся. Более того – к этому времени нашли также и госпожу Колокольникову.

И даже Мурзика.

Глава 13

Он просто не поверил своим глазам, когда увидел это. На всякий случай отошел назад, поставил чемоданчик на пол, достал из кармана записную книжку и открыл нужную страницу – там был только адрес, ни имени, ни фамилии. Номер квартиры совпадал. Он подумал, не выйти ли снова на улицу и не проверить ли номер дома, но спохватился – чего проверять, три раза посмотрел, прежде чем войти. Это уже паранойя какая-то получается...

Тем не менее дверь была закрыта и – что, собственно, и повергло его в шок – опечатана. Господи, да что же это случилось?

Он растерянно покружил по лестничной площадке, потирая подбородок и пытаясь сообразить, что же теперь делать. Наконец нетерпение перевесило здравый смысл, он прекратил кружения, встал перед дверью соседней квартиры, почему-то вытер о половичок ноги, откашлялся и нажал кнопку звонка.

Дверь ему не открыли. Прокричали изнутри:

– Чего надо?

– Извините, пожалуйста, – сказал он. – Я приехал, чтобы навестить своего родственника, он живет в соседней квартире. Бахтияров Марат. Вы не могли бы пояснить, что с ним случилось?

– Ха-ха, – сказали из-за двери. – Родственник, черта с два. Пожилой человек, а все туда же...

– Простите, куда туда же? – спросил он, переминаясь с ноги на ногу.

– Наркоман хренов! – рявкнули из-за двери. – Пошел вон отсюда, пока милицию не вызвали!

– Я родственник... – голосом обиженного в лучших чувствах интеллигента сказал он. – При чем здесь милиция? И где Марат?

– Нету твоего Марата, – злорадно ответили ему. – Был, да весь вышел!

– Не понимаю... – беспомощно проговорил он.

– Замочили твоего Марата! Это ты понимаешь? Или совсем уже по-русски ни бум-бум?!

– Как – замочили?! – Интеллигентность на миг слетела с него как шелуха. От злости он пнул дверь ногой. – Скажите толком, что там случилось!

– Ты, гнида, еще раз тронешь хоть пальцем мою дверь, – пообещали ему, – будешь в инвалидном кресле кататься остаток жизни! Менты твоего Маратика замочили! Потому что наша милиция нас бережет! А наркотиками торговать у нас запрещено! Хотя бы соседям мог бесплатно подкидывать иногда... Так нет, жадничал – вот его бог и наказал! И квартиру у него еще обыскали, и то, что нашли, забрали! Так-то, дед! Не светит тебе здесь...

Он подавленно опустил голову, отступил назад, сгорбленный и растерянный. Милиция в его планах не была учтена, тем более – рейды по борьбе с наркотиками. "Придурок, – сердито подумал он в адрес покойного Мурзика. – Не мог найти себе работу поприличнее, поспокойнее, чтобы с девяти до пяти на работе, а с половины шестого – дома. Чтобы всегда можно было найти человека..."

– Ну хорошо, – сказал он, снова приблизившись к соседской двери. – Марата убили... Когда это случилось?

– Когда надо... Неделю назад.

– То есть Марата уже похоронили?

– Нет! – заржали за дверью. – Забальзамировали и положили в мавзолей!

"Неплохая идея, – подумал он. – Это могло бы спасти ситуацию".

– Понятно, – сказал он вслух. – А где похоронен Марат? На каком кладбище?

– Я ему цветочки на могилку носить не собираюсь, а потому без понятия...

Вернувшись в гостиницу, он дал отдохнуть ногам, выпил таблетку нитроглицерина, собрался с мыслями, а эти мысли привели его к адресной книге, лежавшей возле телефона. Его интересовал ближайший хозяйственный магазин. А в магазине его интересовали лопаты, желательно небольшого размера, чтобы не привлекать внимание.

Ну а еще само собой нужно было вычислить кладбище. Вероятно, в Белогорске не было справочной службы, которая могла бы сообщить, где именно похоронен тот или иной гражданин. А жаль. Большое упущение в работе городских служб.

Пришлось снова браться за адресную книгу и выписывать оттуда всех Бахтияровых. Люди – братья, а все Бахтияровы – родственники. Уж кто-нибудь из них да в курсе дела...

Бахтияровых в справочнике оказалось одиннадцать человек, так что обзвон не занял много времени. Он говорил в трубку не своим голосом, а так, как, по его мнению, должен был разговаривать дальний родственник Бахтияровых, приехавший черт знает откуда – то есть с сильным акцентом, по два раза повторяя каждый вопрос и едва ли не крича в трубку.

– Але, але, – говорил он. – Квартира Бахтияровых? Бахтияровых квартира? Это я, – тут он скороговоркой произносил какое-то непонятное, но явно нерусское имя. – Я это! К Маратику на похороны приехал, опоздал только... Где похоронили-то? Похоронили-то где? Бедный, бедный Маратик...

В трех случаях ему сказали, что он ошибся номером и никакого Маратика здесь не знают. Два номера не отвечали, зато следующая попытка оказалась успешной. Он еще не закончил причитать по поводу бедного Маратика, как услышал ответные всхлипы и понял, что попал в точку. Женщина на том конце провода ревела как белуга, а он все повторял, иногда всхлипывая для поддержания разговора:

– Где похоронили-то?

Потом женщина, видимо, все же расслышала его вопрос и сквозь слезы сказала:

– Так... Так ведь нигде не похоронили!

– Э? – сказал он удивленно, а когда женщина объяснила ему, почему такое произошло с бедным Маратиком, он бросил трубку и от отчаяния вцепился в свои редкие волосы. Ему хотелось выть, бить посуду, выбросить из окна телевизор и швырнуть об стену мерзкий телефон, принесший кошмарную весть.

Но тут телефон внезапно зазвонил, и он спросил спокойным уравновешенным тоном:

– Алло.

Убить бы того гада, который придумал телефоны с автоматическим определителем номера! Это звонила та самая женщина, с которой он только что плакал на два голоса. Она предположила, что их случайно разъединили, и хотела выяснить – плохо было слышно – это дедушка Рафик звонит? Почему дедушка Рафик до сих пор не зашел? Может, Магомед сейчас подъедет за дедушкой на машине...

– Плохо слышу, – с трудом сдерживая ярость, сказал он и бросил трубку. А затем тут же снял ее и положил рядом с аппаратом. А то эта дура будет звонить всю ночь и искать своего дедушку Рафика...

Некоторое время он молча переживал свои неприятности, а потом решительно взялся за телефонную трубку и сделал один междугородный звонок.

– Это я, – сказал он, опуская все эти ненужные формальности и приветствия. – Слушай, тут у меня беда. Недоработали мы тогда, в январе. Да, да, именно... Думаешь? Только я тебя очень попрошу – подъезжай сюда сам, чтобы уж наверняка... Хорошо.

Он повесил трубку, потом вспомнил про дедушку Рафика, спохватился и снова ее снял.

В попытке избавиться от грызущего чувства неудачи он схватился за оставленную горничной свежую городскую газету и методично проработал ее всю – от кроссворда на последней странице до кричащих заголовков на первой. Он даже забрел в криминальную хронику, что было против его правил.

Сюрприз ждал его на первой странице. Это был не главный "крик", но все же довольно крупный. Большие черные буквы зловеще сообщали: "С ювелира содрали все, что можно!" И дальше – Игорь Молочков... В собственном доме... Жестокость... Резаные раны...

Он подумал, что сейчас умрет. Мурзик выбил его из колеи, а Молочков добил. Коробочка с нитроглицерином упала на столик, таблетки рассыпались, будто старались убежать...

Но он собрался. Он сосредоточенно подобрал каждую таблетку и каждую вернул на место. И подумал, что также поступит и с людьми. Каждого. По списку. Аккуратно. Спокойно. Без ошибок.

Чтобы окончательно успокоиться, он пошел в ванную комнату и тщательно перемыл все свои блестящие инструменты, хотя сегодня в этом и не было необходимости.

Глава 14

Под утро в отделение привезли задержанного в ночном клубе Глобуса. Тот был пьян в стельку и стонал басом:

– Где мой адвокат? Сейчас мой адвокат ва-а-ам все-е-ем...

Львов не обращал на это внимания, поскольку имел точные сведения, что еще более пьяный адвокат Глобуса остался спать в ночном клубе.

– Гражданин Глобус, – сказал Львов с деланым равнодушием. – Вы задержаны по подозрению в организации поджога винного магазина, причем неоднократного. В течение трех суток вам будет предъявлено обвинение...

– В гробу, – сказал Глобус, мутным взглядом осматривая старшего оперуполномоченного. – В гробу видал я ваше обвинение.

– Напрасно, – Львов сомневался, что Глобус способен адекватно воспринимать действительность, но не удержался от удовольствия и показал задержанному – издали – копию показаний неудачливого поджигателя. – Лучше подумайте о чистосердечном признании.

И Львов распорядился увести Глобуса.

– Ты чего в такую рань? – заглянул в кабинет Бородин, только приехавший в отделение. Вид у него был такой, какой и положено иметь человеку, толком не выспавшемуся, не похмелившемуся после вчерашнего, но поднятому в пять утра телефонным звонком, сообщившим отнюдь не приятные известия. В таком состоянии ответ на поставленный вопрос Бородина не интересовал: – В сейфе у тебя чего?

– Бумаги, – сказал Львов.

– Ну и плохо, – Бородин не глядя протянул руку, нащупал спинку стула, ухватился за нее и подтянул стул поближе к себе. И тяжело рухнул, едва не развалив хлипкую казенную мебель. – Плохо, плохо... Забирают у нас дело про Пушкинский сквер. Прокуратура себе забирает. То есть мы все равно будем по нему пахать, но уже под ихним общим руководством.

– Чего это вдруг?

– Еще два трупа в разных концах города, оба с вырезанными кусками кожи. Мужик – директор магазина, и баба... Бабу в собственной квартире порезали. Сначала порезали, потом пулю в голову.

– Сначала пулю, – поправил Львов. – Чтоб не вопила.

– Чтоб не вопила, он ее по башке чем-то шарахнул... Я только что из прокуратуры, они там от важности скоро лопнут и нас всех забрызгают. Маньяк-убийца, понимаешь ли. Они его теперь будут ловить.

– Кирилл Иванов то же самое говорил, – осторожно напомнил Львов. – Что это маньяк. И он говорил, что было еще одно убийство, раньше...

– Ну вот позвони в прокуратуру и расскажи им все, – махнул рукой Бородин. – Они ж теперь с нас отчет требуют – почему мы сразу не забили тревогу... Какую, блин, тревогу? Куда мы должны были ее забить? Короче, придется отбиваться от них еще и по этой позиции. Привлеки Иванова, соберите все свои наработки, что были по этому делу, все версии, все мероприятия – и в пасть прокуратуре. – Бородин сказал это, подумал и уже не так категорично спросил: – А у вас есть наработки? Есть у нас вообще что-нибудь?

– Ну, – сказал Львов с прежней осторожностью, – Киря консультировался с каким-то экспертом из юридического колледжа... Потом мы версию насчет Мурзика отрабатывали...

– Не надо про это, – поморщился Бородин.

– А потом Киря родил версию про наколки. Какой-то псих сдирает с людей кожу с наколками.

– Да он и со мной про это говорил... – Бородин задумался. – Бред, конечно, но оформите все как положено. Иванов на работе? Черт, рано еще. – Бородин, спохватившись, посмотрел на часы. – Может, вызовем его на работу? Прямо сейчас?

– Нет его дома, – сказал Львов. – Я только что звонил. – Он не уточнил, зачем он, собственно, звонил Кириллу. Подавленный вид Бородина побудил Львова добавить: – Но я постараюсь его найти до обеда... И я прямо сейчас позвоню в прокуратуру, потому что есть одна неотложная вещь...

– Звони, звони, – устало бормотал Бородин, глядя, как Львов набирает номер. – У них там теперь круглосуточный штаб по расследованию... Утечка информации вышла, в газеты попало про этих двух последних... Теперь начнется веселье... Какой-нибудь идиот еще предложит ввести комендантский час в городе... А нам лишь бы отбиться...

– Старший оперуполномоченный Львов, – сказал Львов в трубку. – Это по поводу серийного убийцы. Откуда я знаю? Да я уже... Короче, знаю. Записывайте – Хрипачева Галина Ивановна, сорок третьего года рождения... Да, это ее мужа тогда в сквере убили. Не в муже дело. Понимаете, нужно выкопать из могилы их собаку. Правильно, провести эксгумацию. У собаки на когтях передних лап должны остаться следы одежды убийцы и, возможно, его кровь. Почему раньше не сделали? Потому что не додумались! Нет, если у вас кишка тонка собачьи могилы разрывать, я вам лично пособлю... Да ну вас в баню! Я вам помочь хочу, а мне в ответ нотации начинают читать...

– Ты чего-то нервничаешь, – заметил Бородин, тихо дремля на стуле. – В семье проблемы?

– Я не женат, – буркнул Львов.

– Хитрый, – сказал Бородин. – А про собак... Что-то мне тут приносили про собак. Это ты заказывал справку – пострадавшие от собачьих укусов и царапин за какое-то там апреля?

– Нет, – сказал Львов. – Я не заказывал. А что, есть такая справка?

– А-а, – легкомысленно махнул рукой Бородин. – У меня в кабинете валяется. Хочешь посмотреть?

– Хочу, – сказал Львов и оказался в коридоре быстрее, чем подполковник Бородин поднялся со стула.

– Торопишься, – с неудовольствием заметил Бородин.

Пока подполковник рылся в бумажных залежах на своем столе, Львов дважды набирал номер Кирилла. Дважды ответом ему были длинные гудки.

– Вот, – пропыхтел Бородин, доставая чуть ли не с пола лист бумаги. – "В ответ на ваш запрос..." Смотри-ка ты, это Иванов заказывал. А мне ничего не сказал.

– И мне тоже... Когда он это заказывал?

– Давно, неделю назад... То есть как раз после убийства в Пушкинском сквере. Вот тихоня...

Львов взял список в руки. Всего пять фамилий. Один искусан тяжело, госпитализирован. Другого покусала собственная собака в собственной квартире. Трое перенесли нетяжелые укусы, а обстоятельства... обстоятельства не указаны. Оказана первая медицинская помощь, отпущены домой. Из пятерых трое получили помощь по страховому полису, а у двух других такого полиса не было...

– Разрешите? – В кабинет просунулась голова дежурного. – Товарищ подполковник, тут сообщение есть...

– Давай, – обреченно сказал Бородин.

– Мурзика нашли. То есть Бахтиярова Марата. Тело, которое из морга пропало.

– Это ж хорошо, – сказал Бородин. – Где нашли-то?

– Да за моргом, неподалеку... Не в этом дело. У этого Мурзика вся шкура со спины содрана. Маньяк, – добавил дежурный слово, от которого уже невозможно было отвертеться, посмотрел на подполковника Бородина и счел за лучшее исчезнуть с его нерадостных глаз.

– Львов, – меланхолично произнес Бородин, – как ты думаешь – в этом году нормальных покойников уже не будет? Теперь только ободранные пойдут?

Львова в кабинете уже не было.

Глава 15

– Это я вам звонил, – сказал Молчун.

– А это я с вами разговаривал, – ответил мужчина. – Проходите... Извините за беспорядок, ремонт намечается...

Молчун шел за ним по длинному коридору и понимающе кивал головой – да, ремонт штука серьезная. Квартира была большая, но неухоженная – сдвинутая в угол мебель, вываленные на пол ящики письменного стола, какие-то бумаги, в беспорядке разбросанные повсюду, одежда там и сям...

– Вот здесь поприличнее, – сказал мужчина, когда они зашли на кухню. – Давайте присядем, поговорим...

– Ага, – сказал Молчун и подставил себе табурет.

– Времени у меня только маловато, – снова стал извиняться мужчина. – Уезжаю на пару дней по делам...

– В Белогорск? – спросил Молчун, и мужчина изменился в лице.

– Почему вы так думаете?

– Мила из Белогорска, художник Краснов из Белогорска. Я думаю, что все это в Белогорске и началось. И поэтому вы туда едете, чтобы все разузнать. Вы же журналист?

– Да, журналист, – кивнул мужчина.

– Ваша фамилия Фридкес? – на всякий случай уточнил Молчун.

– Точно, – мужчина улыбнулся. – Показать документы, может быть?

– Я верю, – торопливо сказал Молчун. Он поверил • еще тогда, во время телефонного разговора, иначе не мчался бы так.

– Со мной вам все ясно, – сказал Фридкес. – Ну а вы-то кто?

Молчун пожал плечами. Можно было сказать "блядский извозчик", можно было сказать просто Молчун, а можно было ввернуть новое словечко, которое Молчун как-то услышал от Кристины, – "лузер". То бишь неудачник.

– Да так, – сказал Молчун. – Знакомый Милы Михальской.

– Ты ее трахал? – внезапно спросил Фридкес, заглядывая Молчуну в глаза.

– Нет! С чего это я должен был...

– А откуда ты узнал про ее наколки?

– Вот откуда, – Молчун вытащил из кармана снимок Милы с раздвинутыми ногами. У Фридкеса от изумления округлились глаза. Он поспешно схватил фотографию и принялся внимательно рассматривать, не упустив и надпись, сделанную человеком по имени Тигран Тевосян, он же ТТ.

– Понятия не имел, что он еще и... – пробормотал Фридкес, но вспомнил о существовании Молчуна и оторвался от фотографии, тряхнув длинной косичкой, в которую были собраны его волосы. – Ну а что еще ты знаешь?

– Я знаю, что это Шестой Аркан, – сказал Молчун. – Он называется Любовники.

Глаза журналиста как-то затуманились, Молчуну даже показалось, что они поменяли свой цвет.

– Забавно, – вымолвил наконец Фридкес. – Я и подумать не мог, что кто-то, совершенно мне неизвестный, так глубоко залезет в эти дела... Как так получилось? Зачем тебе это все?

– Ох, – сказал Молчун. Это была такая невыносимо длинная история, на рассказ которой ушел бы не один час. А может, и не один день. Поэтому Молчун сказал: – Ну, просто так вышло.

Фридкес понимающе закивал и не стал вытягивать подробности, за что Молчун стал ему очень благодарен.

– Милиция этим не занимается, – с горечью сказал Молчун. – А мой шеф вообще слушать не стал. Ему нужно, чтобы все было просто и конкретно. А у меня так не получается.

– А по-простому никогда и не бывает, – поддержал его Фридкес. – Кстати, кто это – шеф?

Молчун стал объяснять и сам не заметил, как увлекся, за одно предложение цеплялось другое, за другое – третье... Молчун – как ни удивительно это было – говорил, говорил... Хотя именно за этим он сюда и пришел. Просто в какой-то момент Молчун обнаружил, что его слова уже не имеют ни малейшего отношения ни к Миле, ни к убийству, а что рассказывает он о своей ссоре с братом, случившейся лет пятнадцать назад... Фридкес тем не менее внимательно слушал все подряд и не перебивал.

– А вы что знаете? – прорвалось наконец у Молчуна. – Зачем они это делают? Зачем они убивают людей с татуировками, приехавших из Белогорска? И кто такой Тигран Тевосян?

– Видишь ли, – сказал Фридкес, потягиваясь, – это такая длинная история... Невыносимо длинная. Можно целый час рассказывать.

– Я хочу послушать, – твердо сказал Молчун. – И если нужно, я готов ехать в Белогорск. Если это нужно. Чтобы поймать тех двоих.

– Думаю, это не понадобится, – сказал Фридкес и замер, прислушиваясь. Хлопнула входная дверь, и кто-то с шумом вошел.

– Жена? – предположил Молчун. Фридкес рассмеялся:

– Нет, не угадал...

– Эй, – сказали из прихожей. – Эй, ты где тут? Я замучился с этой канистрой... Куда ты забрался, а?

Шаги стали приближаться, и Фридкес негромко сказал Молчуну:

– Я вас познакомлю. Этот человек тоже в курсе дела.

– Тоже журналист? – так же негромко спросил Молчун.

– У него творческая профессия, – как-то неопределенно ответил Фридкес, и в следующую секунду в дверях кухни появился человек.

– Знакомьтесь, – сказал Фридкес, но Молчун не понял смысл его слов – он неотрывно смотрел в лицо вошедшего. Им не нужно было знакомиться. Это лицо Молчун запомнил навсегда – как запомнил и красный спортивный костюм. В карих глаза за толстыми стеклами очков мелькнул страх, "спортсмен" отступил на шаг, а потом он – одновременно с Молчуном – заметил лежащий на кухонном столике большой разделочный нож.

Их руки метнулись к нему одновременно.

Глава 16

Они договорились встретиться в десять утра на автобусной остановке. Как водится, Кирилл пришел раньше, а Лика опоздала. Девушки вечно опаздывают на свидания.

– Ты принарядился, – оценила она внешний вид Кирилла, который избавился наконец от пострадавшего при экскурсии в дом Молочкова плаща. – Думаешь, Лагинская оценит, растает и будет откровенна как на духу?

Лагинская оказалась маленькой сухощавой женщиной лет пятидесяти с хвостиком. Она курила тонкие импортные сигареты и разговаривала с кем-то по мобильному телефону.

– И ты скажешь, что она не может быть мозговым центром? – шепнула Лика. – Вот так по мобильному она и договаривается с каким-нибудь европейским "черным" дилером о продаже татуировок...

Кирилл не ответил – он изумленно осматривал интерьер квартиры Лагинской – это походило то ли на антикварную лавку, то ли на Эрмитаж, то ли на квартиру председателя комитета по управлению городским имуществом, в обыске которой Кириллу приходилось принимать участие.

– Ну так о чем у нас будет беседа? – спросила Лагинская, забравшись с ногами на тонконогую софу и напомнив Кириллу портрет какой-то писательницы начала века. – Девушка сказала по телефону, что ее интересует Тигран Тевосян. Вы студенты?

– Мы из милиции, – сказал Кирилл. – Извините, что сразу не сказали.

– Но у вас тогда должен быть...

– Он из милиции, – уточнила Лика. – А я студентка. Я действительно интересуюсь творчеством Тиграна Тевосяна. Вы же знали его лично...

– Имела такое несчастье...

– Почему несчастье?

– Потому что Тигран был достаточно сложным человеком. К тому же он переживал своего рода кризис, и это не делало его более любезным и открытым. Тем не менее это был выдающийся художник... Я пыталась вписать его в городскую культурную жизнь, но, честно говоря, у меня это не получилось. Тигран объехал весь мир, и для него культурная жизнь Белогорска, вероятно, была абсолютно неинтересна... Если вас интересуют какие-то подробности, то я планирую написать книгу о белогорском периоде жизни Тевосяна. Если удастся найти спонсора для издания...

– Хамакулов, – предложил Кирилл. – Ему это должно быть интересно.

– Вот не ожидала, что милиция у нас посвящена в художественные пристрастия водочных королей! – Лагинская засмеялась, стряхнула пепел и выжидательно посмотрела на гостей. – Если есть конкретные вопросы... – она не договорила, задержав свой взгляд на Кирилле. – А вы точно из милиции? Я не очень понимаю такую странную компанию, изучающую творчество Тиграна, – студентка в компании милиционера...

– А что, милиционеры не люди? – обидчиво поинтересовался Кирилл.

– Помолчи, – бросила ему Лика. – Мне кажется, хватит ходить вокруг да около...

– Как скажете, милочка, – пожала плечами Лагинская.

– С некоторых пор заниматься творчеством Тиграна Тевосяна стало небезопасно, – сказала Лика. – Поэтому приходится водить с собой охрану.

– Что вы имеете в виду?

– Может быть, вы помните Игоря Молочкова? Он бывал у Тиграна...

– Игорь? Такой говорливый? Кажется, у него ювелирный бизнес...

– Он самый. Его убили три дня назад.

– Какой ужас, – бесстрастно произнесла Лагинская. – Но ведь бизнес – опасная штука, это всем известно. И при чем здесь Тигран?

– Вы знаете, что Тигран делал некоторым своим знакомым татуировки...

– Это вопрос?

– Нет, – сказала Лика. – Вы знаете.

– Допустим...

– У Игоря была татуировка. Его убили и сняли ее с тела.

– Извините. – Лагинская нервно забила кончиком сигареты о край пепельницы, и сигарета переломилась. – Сняли с тела?

– Вырезали кусок кожи.

– Если это вы так шутите...

– Думаете, этим можно шутить? Моя подруга, девушка Игоря, была убита по той же причине – ей отрезали руку, на которой Тигран сделал татуировку!

– Нет, – Лагинская замотала головой.

– Да, – сказал Кирилл. – Так и было. И, может быть, вы помните, что случилось с Дианой Шверник?

– Я помню, – прошептала Лагинская. – И вы думаете, что все это – одна цепь...

– Все эти люди были убиты по одной и той же причине, – отчеканила Лика. – И мы пришли к вам, чтобы положить этому предел!

– То есть?

– Вы же хорошо знали Тиграна, – вступил Кирилл. – Вы знали, с кем он общался. Вы должны знать, кто еще носит на своем теле татуировки, сделанные Те-восяном. Мы должны предупредить этих людей, мы должны спасти их... И поймать убийц, само собой.

– Я понимаю, понимаю... – губы Лагинской от напряжения сжались в узкую линию, ногти впились в обивку софы. – Я понимаю причину – какой-то сумасшедший коллекционер хочет заполучить себе даже татуировки, которые сделал Тевосян... Но я... Ох! – Она зябко поежилась. – Но я знаю только одного человека, у которого есть тевосяновская татуировка. Это я сама.

– Вы тоже? – холодно спросила Лика.

– И я тоже. Соблазн слишком велик – художник с мировым именем предлагает тебе свой рисунок, чтобы ты носила его до самой смерти... Я не могла ему отказать.

– Покажите, – так же холодно и жестко сказала Лика.

– Что? – Две тонкие линии выщипанных бровей поползли вверх.

– Я хочу убедиться, что у вас действительно есть татуировка.

– Кто вы такая, чтобы я вам... Черт знает что!

– Я объясню, – сказал Кирилл. – Тот, кто убивает – он тоже из близких Тевосяну людей. Иначе откуда ему знать, что у Игоря Молочкова или у Алены Ждановой были татуировки. Мы хотим проверить всех. Если у вас действительно есть татуировка, то вы вне подозрений, вы нуждаетесь в защите.

Лагинская задумалась.

– Звучит разумно, но лишь отчасти. Почему убийцей не может быть человек с татуировкой? Он убьет других, но не тронет себя. Получит деньги не за пять татуировок, а за четыре, невелика разница.

– А почему вы думаете, что татуировок всего пять?

– Я просто предполагаю... Наверняка должен знать Рукавишников, ученик Тиграна. Пока они не поругались, Рукавишников был самым близким к Тиграну человеком.

– А в чем причина ссоры? – спросил Кирилл.

– И это наверняка знает только один человек, Рукавишников. Ведь Тиграна уже нет с нами... – ее глаза на миг затуманились. – Впрочем, защита мне все равно не помешает. Если для этого женщине в моем возрасте нужно обнажиться – извольте!

– Я выйду, – сказал Кирилл и поднялся с кресла, но Лагинская повелительно указала пальцем:

– Ни с места! Пусть в этом будет какая-то пикантность... Хотя в последние годы я раздевалась перед мужчинами исключительно в темноте... – она взялась за пояс халата.

– Но не перед Тиграном, – желчно заметила Лика...

Глава 17

Работник морга был флегматичен, лыс и немногословен. Изучив удостоверение Львова, он коротко спросил:

– Будете смотреть?

– Поверю вам на слово, – сказал Львов.

– Бахтияров Марат, – сказал работник морга. – Такой же мертвый, как и до того, как пропал. Только теперь у него еще и кожа со спины содрана. Все.

– Как же это он у вас пропал?

– Очень оригинальный вопрос, – фыркнул лысый. – Как все везде пропадает: раз – и нету! Чем покойник хуже каких-нибудь запчастей? Кому-то, видать, понадобился.

– А потом перестал надобиться...

– Так ведь получили, что хотели.

– Это вы про кожу?

– Про нее, – сказал лысый. – Вон там, между прочим, родственники Бахтиярова стоят. За телом приехали. Если им сказать, что вы из милиции, вам не только на спине кожу обдерут, но и еще кое-где...

– Я сам им скажу, – проговорил Львов и направился к группе людей, одетых в черное. Там стояли пятеро мужчин разного возраста и две женщины. Их лица были сосредоточены, глаза – враждебны. Женщины не плакали. Слезы тоже имеют свойство иссякать.

– Что толку соболезновать, – сказал Львов, глядя себе под нос. – Все самое плохое, что только могло случится, уже случилось.

– Пошел вон отсюда, – сказал самый старший из мужчин.

– Само собой, – кивнул Львов. – Я просто хотел спросить...

– Тебе же сказали! – едва сдерживаясь, прошипел парень помоложе. – Пошел отсюда, пока не порвали тебя, мусор поганый...

Его придержали за руки.

– Вопрос у меня плохой, – сказал Львов, не поднимая глаз. – Но я не уйду, пока вы мне не ответите.

– Спрашивай, – сказал старший.

– Что у Марата было на спине?

– Пока он не попал к вам в руки, – сказал старший, – там была кожа. Нормальная человеческая кожа.

– Правильно, – сказал Львов. – Это все?

Ему ответила женщина, та, что помоложе.

– Татуировка. Вот что у него там было.

– Так, – сказал Львов. – Что за татуировка?

– Колесо фортуны, – помедлив, сказала женщина. – Так Марат это называл.

Старший среди мужчин недоуменно посмотрел на говорившую и развел руками.

– А я не знал, – сказал он. – Я не знал. Какое-то колесо... Зачем ему это колесо?

– Он так хотел, – устало сказала женщина. – Ему сказали, что это для него в самый раз. Вроде как талисман.

– Кто сказал? – спросил Львов и в следующий миг получил удар кулаком в висок. Он пошатнулся, а ударившего его парня родственники оттащили в сторону.

– Убирайся, убирайся, убирайся!! – кричал парень. Львов дотронулся до лица – на пальцах осталась кровь. Все-таки мужчины носят перстни не для красоты.

– Я ухожу, – сказал Львов. – Спасибо вам за помощь правоохранительным органам. И еще раз – соболезнования...

– Ему сказал какой-то Тигран, – услышал Львов уже в дверях. Он обернулся. Две женщины подошли к нему поближе, обе в черных до пола платьях, обе в черных платках. – Я не знаю, что это за Тигран... Среди друзей, которые к нам в дом приходили, такого не было.

– Тигран? – Старшая женщина повторила это имя низким и страшным голосом. – Армянин или грузин. Ненавижу... Его, тебя, – она ткнула Львова пальцем в грудь. – Ее, – взгляд метнулся на молодую женщину. – Себя... Всех – кто живет. А Марат до сих пор себе пристанища найти не может...

– Скажи ему про дедушку Рафика, – вдруг произнесла молодая.

– Зачем? – не поняла и напряглась старшая. – Зачем это?

Львов посмотрел в глаза молодой, а потом медленно, осторожно и аккуратно взял старшую женщину за руку.

– Я вас очень прошу, – сказал он. – Расскажите мне про дедушку Рафика.

Глава 18

– Вы знаете, как это называется? – спросила Лика, когда Лагинская оделась и заняла прежнюю позу – на софе, с новой сигаретой в тонких пальцах.

– Верховная Жрица. Кажется, так он это называл. – Лагинская улыбнулась краешками губ. – Тигран сказал, что теперь я буду видеть, что у меня творится за спиной.

– Потому что наколка на спине?

– Не только. Это было сказано в широком смысле. Видите ли, Тигран любил беседовать с людьми, причем не столько сам рассказывал, сколько слушал других...

– Немного странно, – сказал Кирилл. – Учитывая, что его жизнь была насыщена событиями...

– Именно, – кивнула Лагинская. – Я пыталась разговорить его, заставить рассказать о путешествиях, о знаменитостях, с которыми он был знаком... Но! – Она негромко рассмеялась. – Увы, каждый раз все это заканчивалось одним и тем же. Я начинала изливать ему душу, рассказывая про себя, про свою жизнь... Причем даже такие вещи, которые никому раньше не рассказывала. Про своих мужчин, про то, как они уходили, а я оставалась... Про то, как я сама пыталась стать художницей, но у меня не хватило то ли страсти к этому делу, то ли мне нечего было выражать в живописи... Тигран все это внимательно выслушал и сказал, что мне нужны глаза на спине. Чтобы более четко разбираться в вещах, чтобы принимать верные решения. Учитывая, что разговор проходил под мартини, неудивительно, что я согласилась... И вот результат.

– В вашем присутствии он ни с кем больше не вел таких же вот задушевных бесед? – спросил Кирилл. Перед этим, когда Лагинская говорила, он покосился на Лику – ее лицо стало неподвижным, задумчивым. Она как будто что-то вспоминала, эти воспоминания не были неприятными...

– Задушевные беседы... – Лагинская выпустила струйку дыма изо рта. – Это тоже странно. Тигран как будто постоянно нуждался в общении, он постоянно привечал каких-то людей, вел с ними вот такие же беседы... Причем люди были разные, большинства из них я не знаю, и большинство из них, я думаю, попадали в дом Тиграна в первый и в последний раз. Я не понимала, что у них может быть общего – это не были люди из интеллигентных кругов, не были богатые поклонники... Однажды я застала у него дома такого типичного – как это? – качка... Квадратная морда, стриженый затылок, спортивные штаны... Я изумилась – что общего может быть у Тиграна с этим человеком? Но Тигран – так странно – выпроводил меня тогда, сказав, что занят. И остался с этим стриженым.

– Может быть, это был сексуальный интерес? – предположил Кирилл.

– Я тоже слышала, что Тигран работал на два фронта, и с мальчиками, и с девочками... Но только слышала, не видела. А с этим стриженым – Тигран называл его Шнурок, представляете? – они просто говорили. Причем поначалу Шнурок был такой зажатый, напряженный, а потом буквально на моих глазах стал разговорчивым, заулыбался...

– Вероятно, Тигран угостил его чем-то из своих запасов, – сказала Лика.

– Учитывая, что один из вас трудится в правоохранительных органах, – заметила Лагинская, – я не буду комментировать эту тему. Мне кажется, что право на защиту я уже заработала. Разве нет?

– Конечно, – согласно кивнул Кирилл. – Я позвоню от вас, если не возражаете, и договорюсь об охране.

– Кого-нибудь помоложе, если можно, – пожелала Лагинская. – Помоложе, помускулистее... А вам я все же советую отправиться к Рукавишникову. Он, кажется, совсем замкнулся в себе после смерти Тиграна, но попытка – не пытка... Если хотите, я продиктую вам его адрес.

– Может, сослаться на вас, тогда он с нами поговорит?

– Дело не во мне, дело в Тигране, это он был учителем Рукавишникова, и это его слово имело бы какой-то смысл. Но Тиграна нет... И я могу понять Рукавишникова. Тигран был для него всем, а потом эта ссора, а потом новый ученик...

– Что? – Кирилл, который уже направился было к телефону, замер на месте. – Какой новый ученик?

– Был какой-то мальчик. Тигран его взял после того, как разругался с Рукавишниковым. Я видела его буквально пару раз мельком – худенький, молоденький, голубоглазый... Рукавишникова это и добило – он оказался так легко заменимым.

– А как звали этого нового мальчика? Куда он делся после смерти Тиграна?

– Я не знаю, – сказал Лагинская. – Так много тайн, так много странностей...

– И почему-то до вас это дошло только сейчас, – голос Лики был резким, почти обвиняющим. – Почему-то раньше вы не задумывались над происходящим вокруг Тиграна. Ну а сейчас задумываться уже поздно...

– Задумываться никогда не поздно, – спокойно ответила Лагинская. – Например, тебе, милочка, задуматься о своем неподобающем тоне...

Кирилл оторвался от телефонной трубки, вернулся в комнату и вытащил Лику под локоть – пока дело не дошло до потасовки. Он поставил Лику рядом с собой и стал заново набирать номер. Когда разговор закончился, Лика вопросительно посмотрела на оперуполномоченного. Было понятно, что Кириллу сказали нечто иное, нежели он рассчитывал.

– Они хотят, чтобы я сначала приехал в отделение и все объяснил, – безрадостно сообщил Кирилл. – Дело, которым я занимался, передали в прокуратуру, так что теперь все стало сложнее. Во всяком случае, моментально охрану Лагинской мы не добудем.

– Вряд ли стоит ей об этом говорить. – Лика разглядывала антикварное трюмо в прихожей, заставленное шкатулками и коробочками. – Если ты сможешь быстро убедить своих, тогда тебе стоит съездить на работу. Я подожду тебя...

– Не уверен, что все выгорит быстро, – сказал Кирилл, отводя глаза. – Видишь ли, после того как случилась вся эта история с Мурзиком, меня временно отстранили...

– То есть ты все это время...

– Все это время, – негромко, чтобы не донеслось до Лагинской, сказал Кирилл, – у меня не было права производить оперативно-разыскные мероприятия. Согласно закону, – усмехнулся он, вспомнив процедуру изготовления плаката.

– Но ты это делал, – сказала Лика. – И если это не требовали от тебя на работе, то кто же требовал? Зачем тебе это было нужно?

– Я помню, что ты сказала, – проговорил Кирилл, все еще держа трубку у щеки. – Что если я не найду убийц Алены, ты сама возьмешься за дело. И я не хотел, чтобы у тебя были неприятности. Потому что когда берешься за какое-то дело, в котором ни черта не понимаешь, то обязательно нарвешься на такие неприятности...

– Ты не представляешь, как ты прав, – сказала Лика. – И я благодарна тебе, что до сих пор ты со мной. Благодарна, что ты до сих пор мне помогаешь. И будешь помогать, ведь так?

– Надо ехать на работу, – пробормотал Кирилл и неожиданно ощутил на своей щеке влажное горячее прикосновение. И увидел вблизи небесно-чистые Ликины глаза. – Черт! – вырвалось у него. – Конечно, конечно, я буду тебе помогать... Если ты будешь помогать мне... – он протянул руки, чтобы обнять ее, но Лика увернулась и приложила Палец к губам:

– Тихо! Там же Лагинская сидит и прислушивается!

Из комнаты немедленно раздалось:

– Ну как там с моей охраной? Есть голубоглазые блондины?

– Ищут, – коротко сказал Кирилл, глядя на Лику и непонятно чему радуясь...

Сорок минут спустя после их ухода Лагинской вздумалось позвонить водочному королю Хамакулову и напомнить ему об обязанностях спонсора. Хамакулов был в каком-то необычном возбуждении и соглашался на все предложения Лагинской, отчего та пришла в некоторое замешательство и спросила напрямую:

– Да что это сегодня с тобой? Обычно из тебя копейки не вытрясешь...

– У меня сегодня встреча, – сказал Хамакулов с мальчишеским восторгом в голосе. – Представляешь, учитель Тевосяна, Шароватов, нашел у себя в бумагах папку с юношескими рисунками Тиграна! Говорит, штук двенадцать листов, натюрморты и портреты! Старик нуждается, поэтому согласился мне их уступить всего за десять тысяч баксов! Я весь день просто сам не свой, жду не дождусь вечера!

– Какая скотина твой Шароватов, – с болью в голосе произнесла Лагинская. – Я с ним позавчера разговаривала по телефону, он даже не намекнул...

– Ты заплатила бы ему десять тысяч баксов? Откуда у тебя?

– Продала бы что-нибудь из вещей...

– Ты над своим старьем трясешься от жадности, ты никогда бы ничего не продала, вот поэтому Шароватов сразу и обратился ко мне...

– Какой ты грубый, Алик, – сказала Лагинская. – А ко мне, между прочим, уже экскурсии ходят. Знаешь, как раньше пионеры к ветеранам войны: "Расскажите, как вы сражались за нашу Родину..." А ко мне: "Расскажите, как вы дружили с Тиграном Тевосяном..." Чувствую себя просто музейным экспонатом.

– Кто это к тебе приходил? – без особого интереса спросил Хамакулов.

– Странная парочка, она студентка, он... – тут Лагинская вспомнила, почему вместе с девушкой был милиционер. – О черт! Вот с чего нужно было начать, Алик...

– С чего? – зевнул Хамакулов.

– Эти двое рассказали мне такие вещи...

Лагинская вздрогнула и обернулась на звук. Рука с телефонной трубкой сама собой опустилась вниз.

– Как вы сюда попали? – удивленно прошептала она, будучи абсолютно уверена, что закрыла дверь после ухода Кирилла и Лики. После этого никто не стучал, не звонил, и тем не менее...

– Что вам?.. – Она осеклась, разглядев в знакомых глазах ранее не виданную там решимость. И жестокость.

– Ты знаешь, – был ответ. Лагинская попыталась вскочить с софы, но удар бросил ее обратно, а после второго удара на софе остался лишь неподвижный цветастый комок, состоящий из женского тела и халата. Софа утратила товарный вид, пропитавшись кровью.

На этот раз пояс халата Лагинской развязали чужие пальцы.

Глава 19

– Так что, получается, я был прав с самого начала? – Кирилл задал этот вопрос без злорадства, без торжества в голосе, просто чтобы услышать ответ подполковника Бородина. Но Бородин не спешил отвечать.

– Видишь ли, – сказал он, аккуратно разложив ручки и карандаши у себя на столе. – С самого начала ты действительно выдвинул идею о серийном убийце. В прокуратуре сейчас тоже именно такие настроения. Но ты же потом кинулся за Мурзиком... Ну? – Бородин развел руками. – Так же нельзя. Нужно было держаться за какую-то одну версию. А ты и сам запутался, и меня запутал... И Львов сейчас бегает по городу молодым козликом, собирает документы, чтобы доказать прокуратуре, будто мы не валяли дурака, а вкалывали... Тринадцатое отделение тоже свою порцию звездюлей получит, что убийство Шверник засекретили... Н-да... Ты вот беседовал с лектором в юридическом колледже, специалистом по маньякам?

– Беседовал, – сказал Кирилл.

– Так почему не взял с него какую-нибудь справку? Было бы научное обоснование, пригласили бы его научным консультантом...

– Пусть сейчас пригласят...

– Так он же не местный, он из Москвы приехал, отчитал свои лекции да обратно подался... Львов его искал – не нашел. Да и с собакой этой – запрос сделал и забыл про него! Тоже не дело, Кирилл...

– А где ответ на запрос?

– У Львова. А вообще теперь прокуратура все под себя гребет. Так что если у тебя есть еще какие-то идеи, позвони им и расскажи.

– Идея все та же самая.

– С татуировками? То есть и Жданова, и Шверник, и Молочков, и Колокольникова...

– Колокольникова?

– А ты не знал? Тот же самый почерк. Поэтому прокуратура, собственно, и взялась – слишком много трупов уже... Получается преступление большого общественного резонанса. – Бородин вздохнул. – Да и Мурзик еще.

– Что Мурзик?

– Нашелся... С ободранной спиной. Вытащили из морга, обработали и бросили неподалеку. Пятая жертва.

– То есть я был прав, – сказал Кирилл, не чувствуя от этого факта прилива радости.

– Держи. – Бородин протянул ему телефонную трубку. – Я тебе помогу навести порядок в голове. Не хочешь ехать на рыбалку, так можно проще – звонишь в прокуратуру, выкладываешь им все свои мысли и с чистой совестью идешь домой. Держи-держи, сейчас я даже номер наберу... Спроси Лопушкова...

– Кого? Лопушкова?

– Ну фамилия у него такая, ну что поделаешь.

– Я лучше расскажу Львову. А Львов расскажет в прокуратуре. У него лучше получится.

Бородин вздохнул, но больше ничего не стал говорить оперуполномоченному Иванову. Право на ошибку – одно из основных прав человека, наряду с правом на труд, отдых и доступ к независимым средствам информации. И оно не требует никаких гарантий в законах, потому что люди и так используют это право чаще всех остальных. Вид человека, совершающего ошибку, уже давно не вызывал у Бородина специальных эмоций. Насмотрелся в зеркале и привык.

Кирилл между тем толкнул дверь кабинета Львова, но та была закрыта. Он на всякий случай грохнул пару раз кулаком, но реакции не последовало. Тогда Кирилл вытащил из-за пазухи многократно сложенные листы распечаток из художественного колледжа и просунул их под дверь. Авось пригодится Львову, когда тот появится...

Примерно через час Кирилл закончил все свои дела и вышел из здания ОВД. Ему на миг показалось, что Бородин прав и у него, Кирилла, действительно уехала крыша, уехала в дальние края, окончательно и бесповоротно. Кирилл помнил, что на календаре в кабинете Бородина значилось тридцатое апреля. Стало быть, завтра намечалось Первое мая, день весны и чего-то там еще. На улице мела метель.

Кирилл спустился с крыльца, огляделся и увидел посреди свихнувшейся погодной стихии и обезумевшего мира единственную точку спокойствия и порядка. Ее звали Лика, и она стояла в том же самом месте, где Кирилл оставил ее, прежде чем войти в здание. Впрочем, метели тогда не наблюдалось.

– Я, кажется, не по сезону оделась, – пробормотала она, глядя на свои ноги в тонких колготках. – Где мои валенки? Где моя шуба?

– Мир сошел с ума, – поделился с ней Кирилл созревшей мыслью.

– Не надо обобщать, – сказала Лика, переминаясь с ноги на ногу. – Это ты спятил, бросив меня здесь.

– Я кое-что узнал...

– Ты точно спятил, если собираешься мне что-то здесь рассказывать!

Они добежали до универмага, где Ликино внимание сразу же привлек рекламный щит с обещаниями горячих напитков и выпечки в кафе на четвертом этаже. Пока эскалатор вез их наверх, Лика понемногу приходила в себя.

– Так что ты там выведал? Только сначала о хорошем... О плохом будешь говорить после того, как я выпью что-нибудь горячее.

– Хорошее? – Кирилл задумался. – Ну вот, например... Я поспрашивал ребят, и они сказали, что действительно есть такой деятель по кличке Шнурок, бандит не бандит, но крутится в этих слоях... Рассказали мне, где его можно найти.

– Это все хорошие новости?

– Пожалуй, что да. Есть новость нейтральная...

– Это как?

– Ну ты же знаешь, что Мурзика убили. То есть ты уже не расстроишься....

– Если бы даже не знала – не расстроилась бы, – фыркнула Лика. – Но что с ним могло еще случиться, он же умер?

– У него тоже была наколка. И ее содрали.

Лика поежилась, хотя метель теперь буйствовала с той стороны стеклянных витрин.

– Ну и давай уж плохое...

– Ты выдержишь?

– Я постараюсь.

– Колокольникова, – сказал Кирилл. – Вчера вечером.

– Черт! – Лика резко ударила рукой в тонкой перчатке по перилам эскалатора. – Черт, да когда же это кончится?! Знаешь что? – посмотрела она на Кирилла.

– Что?

– У нас очень мало времени.

– Я знаю, – сказал Кирилл.

Глава 20

Не так представлял себе это все Молчун, совсем не так. Однако не вышло то, о чем мечталось. Вместо холодного продуманного акта возмездия вышла сумбурная потасовка двух одинаково изумленных и потрясенных людей. А человек, представившийся Молчуну как Дима Фридкес, отошел в сторону и безмолвно наблюдал за дракой, не вмешиваясь, не разнимая, а лишь криво усмехаясь.

Их руки одновременно оказались на рукоятке ножа, и нож не достался никому – выскользнул и упал на пол, будто судьбе было угодно свести Молчуна и "спортсмена" в честной схватке один на один. Пальцы Молчуна коснулись на долю секунды пальцев "спортсмена", и оба тут же отдернули руки, будто обожглись. Молчун в это время своего лица, само собой, видеть не мог, зато видел его "спортсмен", и он оказался хорошим чтецом по лицам, вызнав в момент всю программу, которую приготовил для него Молчун. Видимо, без ножа в руке этот человек не слишком уверенно чувствовал себя что в женском обществе, что в мужском – он наплевал на замысел судьбы и натуральным образом пустился наутек.

Молчун от такой неожиданной подлянки заревел что-то дикое и первобытное, ухватил табурет и запустил его в спину набирающему скорость "спортсмену". Если в человек в спортивном костюме бежал по прямой, то он непременно словил бы этот табурет меж лопаток и грохнулся бы наземь. Однако противоборство разворачивалось в интерьерах городской квартиры, поэтому "спортсмен" вовремя повернул по коридору влево, втянув голову в плечи и испуганно вслушиваясь в раздавшийся поблизости грохот от встречи табурета со стеной. Следом за табуретом рванулся сам Молчун, и бежать ему долго не пришлось – у входной двери "спортсмен" притормозил, чтобы справиться с защелкой замка, и вот тут-то Молчун обрушился на него всей мощью своего исполненного ярости тела.

"Спортсмен" лишь успел пискнуть, прежде чем оказался на полу, уже без очков и без надежды выбраться из-под насевшего сверху Молчуна. Тот сначала с варварским удовольствием раздавил коленом очки "спортсмена", а затем принялся вколачивать свой истомившийся кулак в белое от ужаса лицо врага. По крайней мере в этой части план Молчуна реализовался. Молчун первым или вторым ударом сломал "спортсмену" нос, потом стали ломаться зубы, потом Молчун почувствовал, как ногти "спортсмена" лезут к его глазам – ответом было резкое движение, которым Молчун вывернул противнику пальцы и тем самым спас свои глаза. Одновременно Молчун что было мочи вдвинул свое колено в пах "спортсмену" – тот уже не кричал и не визжал, просто вздохнул и закрыл глаза.

Молчун перевел дух. Он посмотрел на свой кулак – тот был ободран и испачкан в крови. Молчуну это понравилось.

И ему очень не понравилось бы получить молотком по затылку или ножом в спину – Молчун быстро слез со "спортсмена", огляделся – Фридкеса нигде не было.

Можно было предположить, что Фридкес и понятия не имел, что его знакомый – один из убийц. Можно было так предположить. Но Молчун предпочитал сначала врезать подозрительному козлу в челюсть, убрать от него подальше все колющие, режущие и стукающие предметы, а уже затем выяснять, кто тут есть кто.

Чтобы осуществить этот смелый план, нужно было вернуться обратно на кухню и попутно проверить две комнаты. Представив данное путешествие в уме, Молчун неожиданно понял, что в этой квартире, как и в любой другой, слишком много углов, за которыми может спрятаться такой вот скользкий тип навроде Фридкеса.

Молчун сделал два шага в сторону кухни и резко крутанулся назад: "спортсмен", после всего что с ним случилось, не мог передвигаться бесшумно. То есть он не мог бесшумно ползти.

Молчун слегка увлекся – он забыл, что "спортсмен" явился не с пустыми руками. Он принес с собой канистру и хозяйственную сумку, поставил их у дверей и направился на кухню, не подозревая, что там его поджидает кошмар по имени Молчун. Три минуты спустя кошмар поджидал Молчуна – "спортсмен" судорожно рылся в сумке, а когда он нашел то, что искал, то оскалился в злорадной гримасе. Эта штука называлась пистолет.

Проблема заключалась в том, что "спортсмен", направляясь в квартиру, опасностей не ожидал, а потому нес пистолет на предохранителе и с невзведенным курком. Теперь он об этом сильно пожалел, пытаясь как можно быстрее исправить недоработки. Это было сложновато сделать, потому что "спортсмен" мог использовать только пять пальцев, о других пяти позаботился Молчун. А Молчун увидел свои недоработки – нужно было сломать "спортсмену" все десять пальцев.

Теперь все зависело от того, кто скорее исправит свои ошибки. Бросаться на "спортсмена" было чревато – он в любой миг мог привести пистолет в боевое состояние, и тогда Молчун сам бы налетел на пулю. И Молчун не стал играть в Александра Матросова. Фридкес что-то там говорил про готовящийся ремонт? И поэтому на полу чего только не валяется. Что ж, очень кстати. Молчун сгреб в кучу лежащую на полу одежду, куртки, пиджаки, штаны – вроде бы приличного еще вида – и швырнул на "спортсмена". Рядом стояла картонная коробка с бумагами – она тоже полетела на голову "спортсмена", а Молчун сделал еще один шаг вперед, подобрал с пола плащ и бросил его по прежнему адресу. Он сделал еще один шаг, краем глаза отслеживая копошение в куче вещей, и обомлел – на полу перед ним лежал нож. Причем не просто нож, а тот самый нож, который они со "спортсменом" не поделили на кухне. Или же его точная копия.

Молчуну некогда было рассуждать на эту тему, он схватил нож, зашел "спортсмену" в бок и ткнул ножом в промежуток между куртками и штанами. "Спортсмен", то ли так и не взведя курок, то ли не зная, куда ему стрелять, взвизгнул от боли. Молчун ударил еще раз, и, прежде чем его ушей достиг характерный хлюпающий звук, Молчун услышал отчаянный вскрик о помощи, последние слова "спортсмена". Это звучало как "Себастьян", или "Севастьян", или "Севастьянов"... Зато звук вырывавшейся из вспоротой артерии крови двойных толкований не вызвал.

Молчун вытянул нож обратно, встал и повернулся.

– Ну хорошо, – сказал человек, назвавший себя Димой Фридкесом. – А если это не он убивал?

Глава 21

На входе в клуб "Фрегат" Кирилл показал свое служебное удостоверение.

– А у этой шмары – что? – спросил говорящий шкаф с табличкой "Служба безопасности".

– Это медэксперт, – сказал Кирилл, проталкивая Лику в узкий промежуток между говорящим шкафом и стеной. – Тоже наш сотрудник.

– А на фига? – удивился шкаф. – Трупов еще нет. Мы и работать еще не начали.

– Трупы будут, – сказал Кирилл. – Со временем. Лика крепко держалась за его локоть и настороженно поглядывала по сторонам: клуб имел репутацию бандитского. Оставлять девушку на улице Кирилл тоже не мог – метель продолжалась, да и торчать рядом со входом во "Фрегат" было, пожалуй, еще опаснее, чем прогуливаться внутри самого клуба.

Шнурок полностью соответствовал описанию, данному Лагинской, – квадратное лицо, короткая стрижка и полное непонимание в глазах. Еще от него сильно пахло потом.

– Я че-то не понял... – сказал он, переводя взгляд с Кирилла на Лику и обратно. – Это вы специально пришли, потому что мне наколку тот тип сделал?

– Точно, – сказал Кирилл. – Тот тип потом повесился.

– А мне-то... – равнодушно бросил Шнурок. – Я с ним всего лишь разок забухал, а потом он говорит: "Хочешь, наколку сделаю?" Чего ж на халяву-то не согласиться? Главное, чтоб наколка не позорная была...

– Не позорная? Ну и сделали тебе непозорную наколку?

– А то! – ухмыльнулся Шнурок. – Такой ни у кого нет... Эксклюзив, бля...

– Покажи, – попросила Лика.

– За просмотр деньги платят, – серьезно ответил Шнурок. – Но для родной ментуры сделаем поблажку... Во! Крутой мэн на колеснице! Крутой, прям как я...

– Мне кажется, он и похож на тебя, – сказал Кирилл, вглядываясь в рисунок на груди парня. – Такое же лицо... – он едва не сказал "дебильное", но сдержался.

– Может быть, – Шнурок опустил майку. – А че тот мужик захомутался? Вы не в курсе?

– Жить надоело, – сказал Кирилл. – А тебе – нет?

– Че, шутка, что ли? – хмыкнул Шнурок. – У меня времени на шутки нет, я сегодня в ночь работаю. Мне надо в душ да одеваться к вечеру... Вы ж меня, так сказать, тормозите.

– Не до шуток, – сказал Кирилл. – За последний месяц в городе было убито пять человек, которым сделал наколки твой знакомый. Их убили, а потом содрали кусок кожи с наколкой.

– Че, прикалываетесь? – обиделся Шнурок. – Делать вам больше нечего? Думаете, если у меня срок условно, так можно ходить и на мозги мне капать?!

– Пять человек. – Кирилл на всякий случай показал Шнурку растопыренную ладонь. – Хочешь быть шестым?

– Так че – не шутка? – наморщил лоб Шнурок. – В натуре режут людей за эти картинки? Ну так я выведу, без проблем. Лазером их выводят, у меня друганы есть – сделают.

– Не забудь сообщить об этом убийце, – хмыкнул Кирилл.

– Ладно, – кивнул Шнурок. – А кто он?

Лика тяжко вздохнула и отвернулась. У Кирилла терпения было больше.

– Если в мы знали, кто убийца, к тебе не приходили бы. Убивает кто-то из близких знакомых того художника. Ты ж бывал у него, бухал с ним – никто из его приятелей не показался тебе странным, подозрительным?

– Вот говорила мне мама – не бухай со всеми подряд! – сокрушенно вздохнул Шнурок и поддернул спортивные штаны. – Я там по сторонам особенно не смотрел, мы же бухали, за жизнь трендели...

– И не только бухали, – заметил Кирилл.

– Это провокация, – заявил Шнурок. – Про это я ничего не скажу... А вообще там все у него с прибабахом были. Не было нормальных пацанов. И бабы тоже, – он покрутил пальцем у виска. – Бабы шизанутые. Одна старая вешалка мне в штаны полезла, а мне не до нее, я упыханный лежу... Ой, в смысле – упившийся лежу.

– Ты теперь поменьше упыхивайся, – посоветовал Кирилл. – Иначе не заметишь, как тебя освежуют.

– Само собой... – Шнурок вдруг ухмыльнулся. – Только зря вы меня пугаете. Откуда этот хмырь узнает, что у меня есть эта наколка? Я же не ору об этом на каждом углу!

– Но мы-то знаем, – сказал Кирилл с грустью в голосе. Почему-то ему показалось, что Шнурку не суждено стать долгожителем – если не из-за тевосяновской наколки, то из-за миллиона других причин...

– М-да. – Шнурок почесал в затылке. – Я как-то не подумал. А вы откуда знаете?

– Старая вешалка, – бросила Лика. – Обиженная женщина – это страшная сила...

На танцполе по-прежнему преобладали девушки в вечерних нарядах, их лишь стало больше. Кирилл разглядывал их оценивающе, Лика – снисходительно. Музыка стала громче, под потолком завертелся серебряный шар, и Кирилл вспомнил одну весьма неглупую фразу Шнурка.

– Может, тебе тоже вывести лазером свою Луну? – предложил он Лике.

– Еще чего! Предложи еще сделать пластическую операцию и уехать в тайгу! Мне кажется, не я должна прятаться от этого гада, а он должен прятаться!

– Он и прячется, – подтвердил Кирилл. – За ним теперь будет гоняться вся городская милиция, и он будет очень хорошо прятаться. Может, он даже на время затаится и прекратит убивать...

– А вот другой вариант, – сказала Лика. – Он постарается побыстрее все закончить. И мне жаль, что у тебя нет пистолета.

Говорящий шкаф на выходе пробурчал им вслед:

– А где же обещанный труп? Оставь медэксперта на ночь, пока кого-нибудь не пришьют...

Обещанный труп появился около одиннадцати часов вечера, когда Шнурок, уже в черных брюках и белой рубашке с табличкой "Служба безопасности", спустился к женскому туалету, чтобы отыскать невесть куда запропастившуюся девушку из числа сотрудниц клуба.

Шнурок даже не успел испугаться, когда из темноты выступил пожилой человек с черным чемоданчиком в руке.

– Где у тебя наколка? – деловито спросил он.

– Наколка? – переспросил Шнурок, подумав про себя: "И этот туда же! Заколебали они меня сегодня!" Но палец его уже машинально ткнул в грудь, и тогда пожилой человек выстрелил Шнурку в низ живота – стрелять в голову он не рискнул, боялся промазать. Шнурок упал, тогда убийца приблизился к нему и выстрелил промеж глаз.

Затем пожилой человек перевел дух, положил пистолет с глушителем на пол, сам встал на колени и раскрыл свой незаменимый чемоданчик.

Глава 22

Сначала Хамакулов просто вытащил из сейфа сто сотенных купюр, но затем передумал и позвонил в бухгалтерию, чтобы там подготовили десять тысяч долларов пятидесятидолларовыми купюрами. Вроде бы сумма одна и та же, но так – одна пачка баксов, а так – две пачки баксов. Выглядит солиднее, внушительнее. Шароватов не устоит, когда увидит.

На всякий случай Алишер Харисович положил во внутренний карман пиджака еще и бумажник с парой штук баксов – как резерв, на случай если старик все же решит поторговаться, встанет в позу... Дополнительная пара тысяч решит все проблемы.

Хамакулов любил искусство. Точнее, он любил любить искусство. Ему нравился сам процесс – общение со всей этой интеллигенцией, которая заискивающе заглядывает в глаза и просит денег. Ему нравились фотографии в газетах: "Известный меценат открывает выставку". Ему нравилось само слово "меценат". Ему нравилось ощущать себя не таким, как все, – выше, лучше... И как это теперь говорят – продвинутее. Потому что не всем это под силу – любить искусство.

"БМВ" чувствовал себя неуютно на белогорских неровных дорогах, которые ближе к окраинам приобретали вид трассы гонок на выживание. Хамакулов в этих местах не бывал сроду, так что нужную улицу отыскали только благодаря самоотверженным усилиям водителя. Дом Шароватова выглядел как настоящая деревенская изба, невесть как затесавшаяся среди "хрущевок". "БМВ" остановился и перегородил всю улицу, однако ни Хамакулова, ни его водителя, ни охранника это не волновало.

Дело есть дело.

Охранник взял пакет с деньгами, Хамакулов пригладил волосы, поправил галстук и выбрался из машины. Помимо двух запасных тысяч, он приготовил для старика еще один сюрприз – пять бутылок фирменной хамакуловской водки в кейсе. Пусть дед порадуется, погреется – в избе, должно быть, прохладно...

– Здорово, Петр Дмитриевич! – крикнул Хамакулов с порога. Дверь, само собой, не заперта, деревенская привычка Шароватова была Алишеру Харисовичу хорошо известна. Равно как и проблемы со слухом. Поэтому Хамакулов говорил громко, отчетливо: – Это я, Алик! Как и договаривались...

Хамакулов остановился. Рядом застыл охранник с пакетом денег в руках.

– Петр Дмитриевич? – Хамакулов недоуменно смотрел на молчаливого старика, который сидел в кресле, закутавшись в одеяло по самую шею и никак не реагируя на появление гостей. – Петр Дмитриевич, тебе плохо? Может, врача вызвать?

Шароватов едва заметно помотал головой.

– Ну а чего ж ты как неродной? – приободрился Хамакулов. – Мы вот денежек тебе привезли, как и договорились...

– Прости Христа ради, – просипел Шароватов.

– За что? – не понял Хамакулов. – За что прощать-то?

– Прости... – повторил Шароватов и закрыл глаза.

– Вот тебе и...

Хамакулов не договорил – он бросился назад, к дверям, потому что не хотел получить такую же черную дыру в груди, которую только что – абсолютно беззвучно – получил его охранник. Пожилому человеку с чемоданчиком пришлось стрелять Хамакулову в спину – к сожалению, потому что так можно было повредить татуировку.

Алишер Харисович ткнулся лицом в деревянный пол, судорожно царапнул его ногтями и затих. Пожилой человек удовлетворенно улыбнулся – удача наконец-то вернулась к нему. Шароватова он застрелил как положено – в голову, ведь старик никуда не бегал, сидел себе смирно и не создавал проблем.

После этого можно было раскрыть чемоданчик и приняться за работу. Отвлекся он лишь раз – когда в дом вошел обеспокоенный отсутствием шефа водитель. С этим было легко – ценности его кожа не представляла, можно было палить куда хочешь.

Он вышел из дома сорок минут спустя, не прячась, не торопясь исчезнуть с этой улицы. Обогнув "БМВ", он двинулся в сторону стоянки такси, чтобы еще успеть в клуб "Фрегат".

Он не собирался прятаться, он собирался поскорее закончить свои дела. ВСЕ свои дела.

Глава 23

Метель сделала свое белое дело, напугала и изумила горожан, а потом вдруг исчезла, оставив после себя холодный ветер в качестве временно исполняющего обязанности. Этот атмосферный беспредел совсем не напоминал о весне, хотелось попрочнее закрыть окна и двери, запереться и никуда не выходить. Это желание возникло у массы людей, совершенно не информированных о наличии в Белогорске целеустремленного маньяка, который одного за другим освежевывает друзей и знакомых покойного художника Тевосяна. Кирилл и Лика знали. Поэтому они с особым удовольствием забрались в квартиру Кирилла, стуча зубами и мечтая о шерстяной одежде, теплом чае и горячей ванне.

Лика, правда, еще мечтала о пистолете, чтобы иметь стопроцентную защиту от нападения, но Кирилл устало сказал ей:

– Угомонись. Если хочешь, я придвину к входной двери шкаф с книгами, тогда сюда точно никто не войдет. Правда, и мы уже не выйдем.

Тогда Лика согласилась в отсутствие пистолета довольствоваться ванной. Кирилл не возражал, просто немного обидно было услышать, как закрылась изнутри защелка. С горя Кирилл сел на телефон, так что когда согревшаяся Лика выбралась из ванной, Кирилл мог жизнерадостно отрапортовать:

– Меня только что послали. Причем с большим энтузиазмом. Товарищ Рукавишников не желает ни с кем общаться вообще и не хочет общаться по поводу Тевосяна в частности.

– А ты объяснил, что речь идет о жизни людей? И о его жизни, вероятно, тоже?

– Я начал объяснять, но у Рукавишникова не хватило терпения дослушать. Он бросил трубку.

– У нас ведь есть его адрес, – напомнила Лика. – Если он и дальше будет играть в молчанку, мы можем просто высадить ему дверь. То есть ты сможешь. Наверное.

– Ну да, – кивнул Кирилл. – А если дверь железная, то я вызову ОМОН. Скажу, что у Рукавишникова на квартире удерживают заложников, печатают фальшивые деньги и готовят государственный переворот.

– А тебя потом не взгреют на работе за вранье?

– Моя карьера находится в таком глубоком и темном месте, – вздохнул Кирилл, – что эта мелочь ей не повредит... Но все же ОМОН к Рукавишникову я бы вызвал – ведь это он самый близкий к Тевосяну человек. Из живых. Меня смущают рассказы Лагинской о новом ученике, каком-то мальчике-одуванчике...

– С мальчиком сплошные непонятки, а Рукавишников – живой человек с адресом и телефоном. Погоди, – Лика взяла бумажку, написанную Лагинской. – Это телефон Рукавишникова, а это?

– Не знаю. – Кирилл всмотрелся в клетчатый листок. – Я думал, это просто какая-то старая бумажка, и поверх Лагинская написала...

– Написала телефон Рукавишникова, а еще какого-то... Нестеренко.

– Очень мило с ее стороны, но только на фига она это сделала? И кто такой этот Нестеренко? Давай-ка я позвоню Лагинской...

– Подожди, – задумчиво проговорила Лика. – Мне кажется, в газете что-то мелькало... Нестеренко, Нестеренко... То ли это старый приятель Тиграна, то ли журналист, который про него писал... Я позвоню, – решительно сказала она. – Я позвоню ему и все узнаю.

Она и вправду позвонила, она и вправду узнала. Кирилл поморщился, глядя за окно, где погода продолжала беспредельничать. Мерзко становилось на душе от самой мысли, что можно покинуть теплую квартиру и вылезти на холод – однако все к этому шло.

– Он – школьный приятель Тиграна, – уверенно говорила Лика. – И он очень заинтересовался, стоило мне намекнуть про татуировки. Я думаю, стоит немедленно к нему поехать.

– Ты же говорила, что лучший вариант – это Рукавишников, он больше других знает?

– Рукавишников никуда не убежит. А если он не хочет ни с кем общаться, значит, и убийца вряд ли до него доберется. Стало быть, займемся Нестеренко, а потом...

– Потом будет ночь, – жалостно сказал Кирилл. – Холодно будет.

– Холодно – это в морге, – неожиданно серьезно и даже зло сказала Лика. – Хотя это же не тебе грозит. Это грозит мне. Может, поэтому мы немного по-разному ощущаем ситуацию?

Глава 24

Львов проснулся от звука глухих грохочущих ударов – словно он плыл на подводной лодке, а сверху кто-то швырял в него глубинными бомбами, но попасть не мог, лишь доставляя беспокойство барабанным перепонкам Львова. Не разлепляя век, Львов брыкнул ногой, намекая, чтобы от него отстали, однако бомбардировка продолжалась. Тогда он махнул рукой и пробормотал какое-то страшное ругательство. Злость от нарушения сладкого послеобеденного сна вскоре вышла за рамки, Львов решил встать и двинуть неугомонному шумопроизводителю по морде, но внезапно обнаружилось, что это невозможно: Львов был в кабинете один. Смутно вспомнилось, что он еще и закрылся изнутри. Стало быть, кто-то долбился в дверь снаружи. Львов, так и не открыв до конца глаз, на ощупь спустился с письменного стола, обулся, не завязывая шнурков, и проковылял до двери. Он отпер замок, выглянул в коридор и никого не обнаружил. А может быть, просто опять забыл открыть сонные глаза.

Во всяком случае, Львов снова выругался и повторил свои действия в обратном порядке – запер дверь, вернулся к столу, сбросил ботинки и залег на прежнее место, не слишком комфортное для сна, но обладающее одним важным достоинством – от него до работы было буквально рукой подать. Или ногой.

В следующий раз Львов проснулся часа через четыре. Он сел на столе, посмотрел в окно и едва не ополоумел – там мела метель. Львов даже спросонья решил, что переборщил со сном и прохрапел до зимы. Потом он рассмотрел среди белой поземки не по-зимнему одетых людей и облегченно вздохнул.

После визита в морг и общения с родственниками Мурзика Львову оставалось либо напиться, либо лечь спать. Он выбрал второе, тем более что потраченное на засаду возле винного магазина время требовалось компенсировать, то есть добросовестно отоспать это время. Львов блестяще решил эту задачу, помассировал шею, размял поясницу и как был, то есть без ботинок, уселся разбираться с бумажками.

Бумажки у него были какие-то странные, и Львов не сразу припомнил, как и чем связаны все эти имена, факты и обстоятельства.

У него были пять граждан, покусанных собаками в ночь убийства в Пушкинском сквере.

У него был телефон, с которого родственникам Бахтиярова звонил некто, представившийся дедушкой Рафиком. Как утверждали родственники, дедушка Рафик в это время был совсем в другом месте и к телефону даже не приближался.

У него были зверски убитые Алена Жданова, Игорь Молочков, госпожа Колокольникова, Марат Бахтияров, пенсионер Хрипачев, да еще и несчастная хрипачевская собака.

И еще у Львова было смутное воспоминание, что все это теперь его не касается, а касается это прокуратуры.

Львов подумал и уже хотел собрать все эти бумажки в одну кучу, да и...

Но тут в дверь снова забарабанили. Это был новый дежурный, сменивший Михалыча.

– Это ты? – спросил он Львова. – А это я. А где Иванов?

– Понятия не имею, – пробормотал Львов, почесывая босые пятки. – Я его сто лет уже не видел. А на кой он тебе сдался? – Львов посмотрел на часы. – На ночь глядя...

– Говорят, он здесь был днем, – сказал дежурный, пристально разглядывая львовские босые ноги. – Тебя искал, но не нашел. И еще он попросил, чтобы какой-то Лагинской предоставили охрану, потому что ей угрожает опасность...

– Ну, – сказал Львов. – Дали вы ей охрану?

– Дать-то дали, – сказал дежурный, упорно глядя вниз. – Но только она уже мертвая была. И еще это...

– Что?! – рявкнул вмиг проснувшийся Львов. – Что – это?

– Ну ты знаешь. Кожу содрали... Со спины. Так что теперь Иванова хотят видеть, чтобы он все растолковал... Не знаешь, где он?

– Понятия не имею, – сказал Львов и пошел искать свои ботинки.

– Ты его лучше найди, – посоветовал дежурный. – Да, у тебя тут еще какие-то бумажки на полу валяются...

– Где? – Львов прыгал на одной ноге с ботинком в руках. – Что там у меня валяется?

Дежурный подобрал с пола распечатки и положил их на стол. Львов обулся, подошел к столу и прочитал: "Что происходит с наследием Тиграна Тевосяна после его смерти".

– Кто-то ошибся адресом? – предположил Львов.

Он отбросил первую страницу и прочитал фразу вверху второй страницы: "...предположение, что Тевосян перешел от рисунков на бумаге к рисункам на человеческом теле..."

– Художник, – фыркнул Львов. – Руки отрывать таким художникам... На теле он рисовать собрался! На своем бы вот и рисовал!

Внизу второй страницы Львов прочитал: "...наверняка найдутся частные коллекционеры, способные оплатить пересадку кожи для обладателя татуировки, лишь бы только заполучить уникальную работу..."

Львов отошел от стола, подошел к подоконнику, взял графин с водой, налил стакан и выпил. Потом снова подошел к столу и снова прочитал – слова ничуть не изменились. Львова это не обрадовало.

Он положил распечатки на другие бумаги, сгреб все это и запихал в свой старый "дипломат" с пластиковыми стенками. Потом он вынул из сейфа пистолет и положил себе в карман.

Дежурному на выходе он сказал:

– Пойду прогуляюсь...

Назад старший оперуполномоченный Львов не вернулся.

Глава 25

– М-да, – сказал Нестеренко. – Это прямо как в песнях про Ленина – человек умер, а дело его живет. Так и с Тиграном. Он все-таки образумился под конец...

– То есть повесился? – недоверчиво спросил Кирилл, для которого "образумиться" и "повеситься" были словами противоположного значения. Однако в мире, где жили Нестеренко и Тевосян, все было немного иначе.

– То есть повесился, – кивнул Нестеренко. Его спокойное лицо, ухоженная, аккуратно постриженная борода, чистая одежда, плавные движения и неторопливая речь никак не сочетались с содержанием его слов. А говорил он о смерти, о безумии, о жестокости и об отсутствии смысла. Он говорил это, глядя поочередно в глаза то Лике, то Кириллу, и когда Кирилл встречался с ним взглядом, то ощущал странную изолированность, будто бы в данный момент был только он и человек, с которым он говорил. Потом переводил глаза на Лику, и Кирилл приходил в себя. А затем – снова...

– Он понял, что был не прав, и повесился, – ровно и обыденно говорил Нестеренко. – Если бы он этого не понял, он жил бы и дальше. Стараясь достичь своей ложной цели.

– А какая у него была цель? – спросила Лика.

– В разное время у него были разные цели. Когда ему было лет двенадцать, я как раз в это время с ним познакомился, Тигран хотел стать знаменитым художником. И он им стал. Еще он хотел иметь столько денег, чтобы, не заботясь о них, ездить по всему свету, любить красивых женщин, жить в роскошных отелях... Он получил и это. Когда он приехал в Белогорск, то имел какую-то новую цель.

– Вам он не рассказывал о ней?

– Мне это было неинтересно, – Нестеренко улыбнулся. – Я не думал, что это коснется других людей. Тем более – коснется их жизни. Я знал Диану Шверник, знал о ее смерти, был даже на ее похоронах. Но я и подумать не мог, что это убийство как-то связано с Тиграном. Тигран понял, что его проект – глупая жестокая затея, и остановил себя. С помощью петли. Однако кто-то продолжает его дело, если люди все еще гибнут. Кто-то продолжает...

– Быть может, его ученик?

– Рукавишников? О нет, это совсем иной тип, это человек, который никогда не сможет прорваться к славе так, как прорвался Тигран. Он будет тихо оттачивать свое мастерство годами, десятилетиями, мало интересуясь окружающим миром и отношением мира к себе. Шароватов, учитель Тиграна, потому и навязал Тиграну Рукавишникова, чтобы в свете Тевосяна был заметен и этот тихий гений. Проекты, подобные Тевосяновскому, не могут заинтересовать Рукавишникова просто потому, что они не связаны напрямую с искусством и не для искусства они задуманы...

– Подождите. – Кирилл отвел взгляд от внимательных глаз Нестеренко, сосредоточился и спросил: – Вы все время говорите – проект, проект... Неужели вы не знаете, в чем там было дело?

– Дело было в татуировках, да? – жестко спросила Лика, пытаясь нажать на Нестеренко и выдавить из него ответ. – Чтобы сделать серию татуировок, а после смерти Тиграна продать их за бешеные бабки какому-нибудь западному коллекционеру? Содрав все эти татуировки с живых людей?

Но давить на Нестеренко было все равно что давить на мокрое мыло – он выскользнул, причем без всякого напряжения. Его голос и повадки ничуть не изменились. Он по-прежнему бы спокоен и расслаблен, будто бы вел разговор о карасях и бабочках, о флоре и фауне и тому подобных безобидных пустяках.

– Как-то глупо все это звучит, – сказал Нестеренко. – Зачем было устраивать такие глупости? Из-за денег? Но Тигран в деньгах не нуждался. Для кого тогда? О ком он хотел позаботиться?

– Тихий гений, – Кирилл сказал это и увидел на лице Нестеренко улыбку, но не ироничную, не насмешливую, а добродушно-снисходительную.

– Рукавишников в деньгах тем более не нуждался. Никогда. Просто они ему не были нужны. Ему это было неинтересно, как мне был неинтересен проект Тиграна.

– Но ведь был еще один ученик? Он появился после ссоры Тиграна с Рукавишниковым, и, может быть, он-то нуждался в деньгах, он-то не был таким отшельником...

– Ничего не могу сказать по этому поводу, – пожал плечами Нестеренко. – Этого нового ученика я в глаза не видел... Мои отношения с Тиграном испортились. Он меня больше к себе не звал, ну а я тоже не любитель соваться без приглашения.

– Но он успел вам сделать татуировку, – Лика не спрашивала, она утверждала. – Ведь так?

– Откуда вы знаете то, о чем я никому не говорил? – удивился Нестеренко.

– То есть татуировка присутствует? – уточнил Кирилл.

– Да, – просто сказал Нестеренко. – Это было во время второй или третьей моей встречи с Тиграном после его приезда. Мы крепко выпили, я уснул, а когда проснулся, то... Все уже было сделано. Он сказал, что это его подарок мне, талисман на будущее... Оказалось, что это лишь часть его проекта. Короче говоря, меня использовали. И это грустно.

– Не новая и не оригинальная история, – сказал Кирилл. – Так Тевосян обошелся со многими знакомыми и незнакомыми людьми. Такое впечатление, что иногда он просто брал людей с улицы, вел к себе домой, спаивал или давал покурить травы, после чего делал свои наколки. Чертов проект... Знаете, пока я не вижу в нем никакого другого смысла, кроме как желание заработать деньги на рисунках Тевосяна, сделанных на коже. И на вашем месте я бы вел себя поосторожнее, потому что раз о вашей татуировке догадались мы, то наверняка о ней догадается и убийца. А может, он не догадывается, а знает наверняка. Может, у него есть список, составленный Тевосяном.

– Осторожнее? – Нестеренко мягким и бесшумным движением поднялся со стула, подошел к окну и уставился в темный квадрат, в котором гнулись под ветром кроны деревьев. – Осторожнее, потому что ко мне могут прийти и содрать с меня эту татуировку... Сколько, вы говорите, уже погибло человек?

– Пятеро, – сказала Лика. – Шверник, Алена, Игорь Молочков, Колокольникова, Мурзик.

– Допустим, что погибли еще какие-то люди, о которых вы не слышали, – сказал, не оборачиваясь, Нестеренко. – Двое или трое. Получается уже довольно много жертв. И довольно много татуировок. Куда им столько?

– Жадность, – сказал Кирилл. Привычное слово для обозначения причин, побудивших человека убивать себе подобных.

– Жадность, – эхом повторил Нестеренко. – Или незавершенность.

– Что? – переспросила Лика.

– Есть такое страшное слово – незавершенность. Это нехватка фрагмента в целом. А без этого фрагмента целое не имеет смысла.

– Я как-то не очень... – произнес Кирилл.

– Сейчас объясню, – сказал Нестеренко, задумчиво водя пальцем по стеклу. – Возьмем, к примеру, меня... Мне бог дал не так много, как Тиграну, но кое-что мне перепало. Как мне кажется, самые мои большие способности – в изящной словесности. И я уже много лет хочу написать одну большую великую книгу. Для того чтобы мой язык, мой стиль были идеальными, я решил прочитать всю мировую литературную классику. Я хотел взять лучшее, отринуть штампы и добавить то, до чего еще никто не додумался раньше. Я читал книги, читал их много лет... Впрочем, если вы милиционер, то уже поняли это. Так вот, насчет фрагмента и целого. Мне пятьдесят два года. Я прочитал тысячи книг. Я знаю, как писал Толстой, я знаю, как писал Достоевский и как писал Набоков... То есть знание у меня есть. Не хватает лишь маленького фрагмента – я не знаю, о чем мне писать. И отсутствие этого фрагмента делает бессмысленным все мое накопленное за десятилетия знание. В результате я оказываюсь пустоголовым стариком, зарабатывающим гроши в местной газетенке, – и никем больше. Для этого не стоило тратить десятилетия на чтение тысяч книг, портить зрение, лишаться личной жизни... Вот вам значение фрагмента.

Кириллу показалось, что Нестеренко совсем уж отклонился от темы, и он хотел напомнить ему об этом. Однако Нестеренко все помнил.

– Теперь насчет Тиграна. Помните, он все говорил, что это проект. А проект подразумевает нечто целое, завершенное. Состоящее из фрагментов.

– Так фрагменты... – Кирилл не верил смыслу произносимых им слов, однако холодная логика была выше его веры. – Фрагменты – это татуировки?

– Вероятно, – сказал Нестеренко. – Я не могу утверждать это на сто процентов. Но по крайней мере похоже, что так...

– Какое же целое может быть составлено из этих фрагментов?! – недоуменно спросила Лика. – Что получится, если сложить вместе пять или семь кусков кожи с наколками?

– Во-первых, их может быть не семь. Их может быть сто, – спокойно произнес Нестеренко, и Кирилл поежился. – Во-вторых... Начнем с такой простой мысли, что серия рисунков будет стоить дороже, нежели разрозненные рисунки. Допустим, Тигран делал татуировки на одну тему. Коллекционер захочет иметь их все, это естественно. Или еще более глобальный замысел... – Нестеренко обернулся, и они увидели на его лице грустную улыбку. – Из всех этих рисунков складывается одна большая картина, как из кусочков мозаики.

– Черт... – сказал Кирилл и вытер пот со лба: он даже не заметил, как вспотел, слушая Нестеренко. Кирилл не знал, кто более безумен – то ли Тевосян, если он действительно задумал что-то подобное, то ли Нестеренко, который за пару минут воссоздал в своем мозгу этот кошмар. Кирилл точно знал, что никогда бы не додумался ни до чего подобного. Лика просто подавленно молчала.

– Черт, вот тебе и фрагмент... – проговорил Кирилл. – Но... Но кто же это может делать? Кого Тевосян мог посвятить в свои планы, кому он мог отдать список протатуированных людей?

– Любому человеку, настроенному серьезно и решительно, – сказал Нестеренко. – И это не Рукавишников, могу вас уверить. И это не я – я уже почувствовал по вашим глазам, что подобная мысль крутится в вашей голове. Кто-то другой. Рукавишников мог знать этого человека просто потому, что он был ближе к Тиграну, чем я. И – что вы там говорили насчет нового ученика? Кажется, Рукавишников никогда никому не объяснял, почему он ушел от Тевосяна, почему он перестал устраивать Тиграна в роли ученика...

– Он отказался действовать серьезно и решительно, – сказал Кирилл. – Тогда Тевосяну понадобилось его заменить. И он нашел другого человека. Только мы не знаем, кто это.

– Если вы не знаете, кто это, – прежним рассудительным тоном проговорил Нестеренко, – нужно задаться другим вопросом: как его остановить?

– Его уже не остановишь, – мрачно сказала Лика. – Он уже развернулся вовсю...

– Его можно остановить, – возразил Нестеренко. – Девушка, кажется, невнимательно слушала мою лекцию насчет фрагмента и целого.

– Я слушала, – сказала Лика. – Только что толку?

– Ну как же, – укоризненно покачал головой Нестеренко. – Все очень просто. Я же сказал – если у вас нет одного фрагмента, то движение к целому бессмысленно. Вы знаете, что никогда не достигнете цели.

– Это вы про свою книгу? – насупилась Лика, пытаясь дойти до смысла сказанных слов.

– И про книгу тоже, – кивнул Нестеренко. – Сейчас, подождите минутку...

Он неспешно прошел в соседнюю комнату и прикрыл за собой дверь.

– Что там еще за сюрприз? – проворчала Лика. – Странный он какой-то...

– Странный был твой Тевосян, – шепнул Кирилл. – По сравнению с ним все остальные кажутся слегка чудаковатыми. Удивительно, как ты могла водить компанию с таким шизиком...

– Я не водила компанию! – прошипела Лика. – Я просто...

Звук выстрела подбросил ее с кресла, как катапультой. Слух Кирилла был более тренирован, и он различил в звуке не один выстрел, а два или три. В соседнюю комнату Кирилл и Лика ворвались вместе. Нестеренко улыбался им сдержанно и с достоинством.

Он сидел на полу, сжав в правой руке старенький "ТТ". Прежде чем выстрелить в себя, Нестеренко снял спортивную куртку и задрал до горла майку, обнажив бледное одутловатое тело.

Когда люди кончают жизнь самоубийством, некоторые стреляют себе в висок, некоторые в сердце, некоторые в рот, некоторые под подбородок. Нестеренко не подходил ни под одну из этих категорий. Нестеренко целился в голову – но не в свою, а в голову мужчины, вытатуированного у него на груди. Мужчина висел вниз головой то ли на ветке дерева, то ли на виселице, сверху и снизу рисунок был ограничен двумя параллельными линиями, будто незавершенной рамкой. Голова повешенного приходилась Нестеренко на уровень живота, и вот туда-то он и всадил себе несколько пуль. Выражение лица повешенного теперь было неразличимым, в отличие от лица самого Нестеренко – этот удивительным образом выглядел довольным и счастливым, будто бы только что завершил очень важное и ответственное дело.

Лика издала сдавленный звук, похожий то ли на всхлип, то ли на позыв к тошноте. Кирилл взял ее за плечи, чтобы оттащить к выходу, но Лика вырвалась, двинув Кирилла локтем в живот, и присела на колени, не в силах оторвать взгляда от мертвого лица Нестеренко.

– Пошли, – твердо сказал Кирилл. – Соседи наверняка слышали выстрелы, и если нас здесь застукает опергруппа, будет очень сложно отвертеться... Если бы я приехал по вызову и увидел тебя над трупом, у которого в животе две или три пули, я бы тебя сразу повязал. И эти повяжут.

Лика поднялась и на полусогнутых ногах пошла к двери, Кирилл двинулся за ней, бросив последний взгляд на труп – и этим последним взглядом заметив на теле Нестеренко, возле ног висельника, маленькую цифру двенадцать. Покойный не ошибся – он был лишь фрагментом номер двенадцать в едином целом, масштабы и смысл которого знали лишь Тигран Тевосян и его загадочный ученик. Тевосян был уже в могиле, а этого ученика Кирилл с удовольствием отправил бы вслед за учителем.

Оставалась самая малость – найти мерзавца.

Глава 26

– А что, если он не убивал? – спросил у Молчуна человек, представившийся Димой Фридкесом. Молчуну вопрос не понравился. Он стоял, тяжело дыша и сжимая испачканный кровью нож, которым только что была осуществлена праведная месть – а ему говорили: "А что, если?.." Молчун неосознанно перехватил нож так, что его острие смотрело теперь на хозяина квартиры.

– Как это? – все же спросил Молчун, прежде чем перейти к более активным действиям.

Глава 27

Паника – вот топливо для механизма, который называется "человеческое тело". Ни вечерний холод, ни темнота, ни что другое не имели значения, когда стояла единственная задача – унести ноги.

Когда Кирилл понял, что они забрались совсем уж в незнакомые места, он остановился, ухватил Лику за руки, чтобы притормозить ее бег, однако получилось иначе – Лика просто упала на него, обессиленно ткнувшись лицом Кириллу в плечо.

– Спокойно, спокойно, – уговаривал ее Кирилл. – Все хорошо, никто за нами не гонится, мы уже далеко забрались от того места, далеко... Далеко... А что это у тебя в руке? – Он поднял повисшую плетью Ликину руку, и очертания зажатого в руке предмета Кириллу сильно не понравились.

– Это пистолет, – сказала Лика. – Я хочу защищаться. Я не хочу быть жертвой. И если кто-то придет за мной...

– Это пистолет, из которого застрелился Нестеренко, – сказал Кирилл. – Ничего глупее ты не могла придумать?

– Да, – утвердительно мотнула головой Лика, отстраняясь от Кирилла. – Я сделала одну более глупую вещь – я связалась с тобой. Думала, так будет спокойнее, надежнее. Я думала, что ты сможешь меня защитить, сможешь остановить человека, который убил Алену... Как это было глупо с моей стороны!

– Дай сюда! – Кирилл попытался забрать у нее "ТТ", но Лика крепко сжимала оружие, а когда Кирилл попытался по одному разжать ее пальцы, Лика неожиданно укусила Кирилла за руку. Он отдернул руку и пробормотал:

– Да ты взбесилась...

– Наоборот, я пришла в себя! Я поняла, что толку от тебя не будет! – Лика попыталась засунуть пистолет в карман куртки, но ее одежда явно не была предусмотрена для оружия – все карманы оказались малы. – Нестеренко... Он застрелился почти у тебя на глазах! А ты ничего не сделал! Ты не просек, к чему идет дело! Тоже мне – сыщик! Балбес ты, а не сыщик! И ты наверняка поймаешь этого убийцу, но уже после того, как меня зарежут! Тебе же все равно, когда... А мне – нет! Теперь я сама за себя постою! – Она воинственно потрясала пистолетом. – Лучше, чем надеяться на тебя!

Кирилл молча сел на бордюр.

– Ну вот, – обрушилась на него Лика. – Теперь ты будешь тут рассиживать!

– Ты сказала, что я тебе больше не нужен...

– А ты и рад!

– Я выгляжу радостным?

– Ты выглядишь так, будто тебе плевать на меня...

– Это неправда, – сказал Кирилл. – И знаешь что... Вот что я сейчас сделаю. Я сейчас поеду к Рукавишникову. Мне плевать, хочет он со мной общаться или нет. И мне плевать, откроет он мне дверь или нет. Я могу вышибить дверь, я могу вытрясти из него все, что он знает. Потому что дальше это безумие продолжаться не может.

– Ты правда это сделаешь? – наклонилась к нему Лика.

– Если ты дашь мне пистолет.

– Держи.

– Мне не все равно, что с тобой случится.

– Я знаю, – Кирилл почувствовал на своей щеке осторожное прикосновение. Как тогда... Он снова протянул руки, но схватил не Лику, а пистолет. – Я знаю, – сказала Лика. – Просто мне страшно. И с каждым днем все страшнее и страшнее. Потому с каждым днем погибает все больше людей. Знаешь, я и вправду подумала сегодня о том, чтобы снять татуировку лазером, как говорил Шнурок. Я просто боюсь не успеть... Убийце же не пошлешь открытку с этим сообщением. Он обязательно придет за мной – помнишь, что сказал Нестеренко насчет фрагментов и целого? Важен каждый фрагмент. Я – тоже фрагмент.

– Насчет того, что не пошлешь открытку, – это точно, – с сожалением заметил Кирилл, поднимаясь с бордюра. – Нестеренко этого не учел. Убийца не знает, что один фрагмент испорчен. Если даже этот случай попадет в газеты или на телевидение – кто знает, может, убийца не читает уголовную хронику? Тогда он так и не узнает о гибели Нестеренко.

– И будет резать дальше, – мрачно заключила Лика. – Ты сказал правду насчет похода к Рукавишникову?

– Само собой, – сказал Кирилл. – Это именно поход. Решительный и беспощадный.

Глава 28

– Я вообще не понимаю, что происходит, – ворчал лысый медэксперт, дымя в лицо Львову дешевой сигаретой. Львов стойко терпел – медэксперт был ему нужен, пусть даже лысый, курящий, злой, невыспавшийся и непонимающий, что происходит.

– Дурдом какой-то! – Медэксперт клацнул желтыми кривыми зубами. – То привозят посреди ночи какую-то псину полуразложившуюся... То ни свет ни заря какие-то... – он исподлобья взглянул на Львова. – И с какой стати я тебе должен показывать результаты экспертизы? Документов же у тебя нет!

– Я тебе показывал документ, – сказал Львов. Он сидел на поскрипывающем под тяжестью седока стуле, рядом стоял "дипломат", и это делало Львова похожим на командированного, но не на сыщика. Медэксперт тоже подозревал что-то подобное.

– Это не тот документ! – фыркнул он. – Мне экспертизу прокуратура велела сделать, им я и результаты покажу. А ты, хоть из десять раз из убойного отдела, – иди погуляй. На фига мне неприятности вешать на свою тонкую нежную шею?!

– Твоя шея покрышку от "КамАЗа" выдержит, – флегматично заметил Львов. – Не то что пару звездюлин от прокуратуры. Видишь ли... Я это дело начинал. У меня его подло свистнули. Я хочу эту несправедливость исправить. Хочу быть номером один. С твоей помощью, братан.

– Мой братан на зоне парится в Красноярске, – неожиданно сообщил эксперт. – Уважаемый в тамошних краях человек, авторитетный. Не то что я здесь – каждый хмырь в погонах может поднять ни свет ни заря, да еще и требовать чего-то... Не готовы результаты, понял?

– То есть не оформлены, – сказал Львов. – Тебя же прокуратура пинками под зад поторапливала. Я думаю, что ты уже все сделал. Разве что бумажки не оформил. Мне-то как раз бумажки не нужны. Ты мне на словах объясни, что там к чему.

– Слова тебе мои нужны? – Эксперт брезгливо выплюнул окурок. – Ну, слушай. Собачка кого-то поцапала. Хватит тебе?

Львов отрицательно помотал головой.

– У того, кого она поцапала, – кровь четвертой группы. И одежда зеленого цвета. Точнее – серо-зеленого.

– Сильно она его порвала?

– Не очень. Но обеими передними лапами. То есть одежду она ему испортила наверняка. Скорее всего пришлось к врачу обращаться. Если учесть размеры собаки, то рана находилась примерно на уровне полутора метров. Если человек среднего роста, то это – плечо, грудь...

– Это все?

– Если ты думаешь, что собака еще случайно откусила кусочек паспорта с фамилией и местом постоянной прописки – ты ошибаешься.

– Я всю жизнь ошибаюсь, – вздохнул Львов. – Телефоном твоим можно побаловаться?

– Не сломай только, баловник.

Львов положил перед собой ответ на ивановский запрос по поводу покусанных. Пять человек. Один лежит в больнице – и это наверняка не убийца, потому что Молочков, Колокольникова и несчастный Мурзик, которому и после смерти нет покоя, – события последних дней. Остаются четверо, и известно про них очень мало. Никто не додумался указать группу крови пострадавших, есть фамилии, инициалы, года рождения...

Львов взялся за телефонную трубку. Через двадцать минут он со злостью швырнул ее обратно. Видите ли, еще слишком рано! Видите ли, таких сведений они по телефону не сообщают! По телефону не видно вашего служебного удостоверения! Оформите запрос по надлежащей форме! Или сами приезжайте да ройтесь в бумажках двухнедельной давности!

Львов выбрался из-за стола, пожал пахнущую формалином ладонь медэксперта и поехал рыться в бумажках.

Глава 29

Кирилл сломался примерно на шестой минуте. Первые пять он пытался убедить Рукавишникова, что они должны немедленно обсудить некоторые важные вопросы, связанные с Тиграном Тевосяном. Кирилл старался говорить спокойно и рассудительно, он пытался подбирать правильные слова – в ответ из-за двери раздавался тонкий взвинченный голос:

– Я не собираюсь с вами разговаривать! Я вызову милицию!

– Да я сам милиция, чудак-человек, – убеждал его Кирилл. – Хочешь, удостоверение покажу?

– С ментами мне тоже не о чем разговаривать! – вопил Рукавишников. – Оставьте все меня в покое!

Где-то примерно в этот момент истекла пятая минута, и Кирилл взбесился:

– В покое?! Я тебе сейчас покажу покой! Сейчас ты у меня узнаешь покой, урод! Сейчас ты узнаешь – что такое покой, когда кругом людей режут как цыплят! Сейчас!

Лика поспешно отступила в сторону и прижалась к стене, настороженно наблюдая за Кириллом, который не на шутку собирался показать Рукавишникову "покой". Сам Кирилл потом так и не вспомнил всего, что он сделал за эти бешеные минуты, бешеные не только по быстроте истекающего времени, но и по характеру действий Кирилла. Кажется, он швырял камни в окна мастерской Рукавишникова, выбирая при этом экземпляры поменьше, чтобы они могли пролетать между прутьями решеток. Еще Кирилл оборвал телефонный провод, тянувшийся над входной дверью мастерской. И наделал еще много всяких пакостей, от которых Рукавишников внутри завопил еще громче.

Кирилл помнил лишь миг, когда он стоял возле двери в мастерскую и смотрел на пистолет в своей руке. Звук выстрела оглушил его и Лику, которая испуганно прижала ладони к ушам.

– Подонки! – плачущим фальцетом простонал из-за двери Рукавишников. – Что же вы за люди, а? Почему бы вам просто не уйти?!

– Я просто так отсюда не уйду, – медленно и значимо проговорил Кирилл, держа перед глазами образ мертвого Нестеренко. – Я уже достаточно уходил. Или открывай, или...

– У меня ведь тоже есть ружье! – выкрикнул невидимый ученик Тевосяна. – Просто так вы меня не возьмете!

– Если ты виноват в гибели людей, то тебе и сто ружей не поможет, – мрачно объявил Кирилл.

– Каких людей?

Кирилл стал называть фамилии – это стало уже привычным для него делом. После фамилии Нестеренко дверь неожиданно открылась, и Кирилл увидел ружейный ствол.

– Заходите, – сказал бледный как смерть Рукавишников. – Заходите, но если вы не те, за кого себя выдаете... Я убью вас, клянусь богом!

Кирилл молча кивнул. Ему было ясно, что Рукавишников вряд ли способен нажать на курок своего старого охотничьего самопала, не то что убить.

Мастерская Рукавишникова размещалась в узком и длинном подвале, с тремя окнами-бойницами у самого потолка. Кирилл заметил, что стекла в двух окнах из трех разбиты, и с удивлением осознал – это сделал он сам. Только что.

Рукавишников настороженно следил за своими непрошеными гостями, и Кирилл предпочел убрать пистолет и показать художнику красную книжечку. На Рукавишникова это впечатления не произвело.

– Я вас где-то видел, – неуверенно сказал он. Кирилл удивленно обернулся и понял, что слова эти обращены не к нему, а к Лике.

– У Тиграна, – коротко сказала Лика, и Рукавишников понимающе кивнул, не требуя дальнейших пояснений. Со стороны это выглядело так, будто "Тигран" называлась не совсем пристойная болезнь, о которой в хорошем обществе лучше не упоминать.

Тем не менее настороженность у художника не исчезла – он прошел в глубь подвала, держа ружье наперевес, и сел на большой старый продавленный диван, будто занял на нем оборону от пришельцев.

– Почему вы не хотели ни с кем общаться? – спросил Кирилл. – Чего вы боитесь?

– Я боюсь вас, – сказал Рукавишников, глядя исподлобья. – Вас, то есть всех, кто находится наверху, за этой дверью.

– Что же страшного в людях? Что они могут вам сделать?

– Меня должны убить, – сказал Рукавишников с уверенностью. – Я это знаю. Ведь вы же сказали мне, что все эти люди – Молочков, Шверник... Вот и я тоже. Я тоже обречен.

– Вас должны убить, потому что вы были учеником Тевосяна? – осторожно спросил Кирилл.

– И поэтому тоже. Я сам себя готов убить за то, что я был его учеником...

– Что так?

– Это мое личное дело, – огрызнулся Рукавишников. – Не лезьте, вы все равно ничего не поймете...

– Если бы речь шла только о вашей жизни, это было бы ваше личное дело. Но убиты уже многие. И многие еще могут быть убиты. Мы здесь, чтобы узнать имя убийцы.

– Вы? Вы – из милиции, это еще куда ни шло... Ну а она? – Рукавишников качнул стволом в сторону Лики. – А она что здесь делает?

– Вы же слышали – она была у Тевосяна, – сказал Кирилл.

– У меня тоже есть татуировка, – негромко сказала Лика, и Рукавишников изменился в лице.

– А-а-а... – протянул он с усталостью и обреченностью. – Вы про это знаете... Слава богу, мне не придется вас убеждать, что убивать могут не только из-за квартиры, из-за машины, из-за золота. Убивать могут из-за простой наколки. Звучит дико, да? Я не пошел с этим в милицию, потому что не хотел снова оказаться в психушке.

– Снова?

– С семнадцати до двадцати трех лет, – проговорил Рукавишников, покачивая головой. Ружье постепенно опускалось все ниже и ниже, пока не легло ему на колени. – И явись я с такими байками, куда меня определили бы? Ясное дело, опять в дурдом! Нормальный человек в такое не поверит, и я удивляюсь, как поверили вы...

– Просто я видел, – сказал Кирилл. – Я видел убитых. Я видел содранную с них кожу. Мне трудно не поверить. И Лика... – он обернулся на молчавшую девушку, ему нужно было увидеть ее, чтобы прочувствовать еще раз оправдание всех своих умных и неумных действий. – Лика может быть следующей жертвой, потому что у нее тоже есть наколка.

– Наколка... – повторил Рукавишников. – И что же вам, милая девушка, оставил на память о себе Тигран? Какой рисунок?

– Луна, – сказала Лика. – Он наколол мне Луну.

– Ага, – Рукавишников качнул головой. – Номер восемнадцать.

– Извините? – не поняла Лика.

– Восемнадцатый Аркан, это Луна, – пояснил Рукавишников. То есть это он думал, что пояснил, для Лики же и для Кирилла в его словах было по-прежнему мало смысла. Потом Кирилл вспомнил.

– Цифра... – задумчиво проговорил он. – У Нестеренко рядом с рисунком было что-то похожее на двенадцать.

– Повешенный, – сказал Рукавишников.

– Откуда вы знаете? – удивился Кирилл. – Откуда вы знаете, что у него был на груди повешенный? Или вы помогали Тевосяну делать наколки?

– Помогал, – признался Рукавишников. – Но не Нестеренко. А что касается повешенного... Это не только я знаю, это все знают.

– Что знают?

– Что двенадцатый Старший Аркан карт Таро – Повешенный. Тиграну показалось, что его старый друг Нестеренко как нельзя подходит для этой роли. Странно, – художник недоуменно посмотрел на Кирилла и Лику. – Вы же сказали, что все знаете про татуировки. А теперь выясняется, что вы не знаете даже этих элементарных вещей...

– А вы можете объяснить? – спросила Лика. – Или вам только кажется, что можете? Вас же не было с Тигра-ном в последние дни его жизни. Откуда вам знать, как все обстоит на самом деле?

– Меня не было с ним, потому что я наконец понял, в чем там дело, и не захотел в этом участвовать. Я очень долго не понимал, не хотел понимать, не мог понять... Я же тоже нормальный человек. Я тоже не сразу верю, когда мне объясняют, что магические рисунки на человеческой коже являются ключом то ли к другим мирам, то ли к волшебным возможностям... Ну что вы на меня так смотрите?

– Магические рисунки, – недоверчиво сказал Кирилл. Это было совсем не то, чего он ждал. Это совсем не вписывалось в его опыт. Это было уже совсем за гранью...

– Вот и я так же смотрел на Тиграна, когда он первый раз попытался мне объяснить, что к чему. Мой первый учитель, Шароватов, сказал, что я буду учиться живописи, но Тигран почему-то заставлял меня заниматься только графикой, черно-белыми рисунками. А потом он еще стал учить меня, как наносить рисунки на кожу. Нужно понимать, что тогда Тигран для меня был почти что бог, знаменитый художник, к которому мне посчастливилось попасть в ученики. Я слушался его беспрекословно, я не обращал внимания на то, что творилось в его доме... А однажды он решил, что я созрел. И рассказал мне.

– Что? – Кириллу вдруг показалось, что все эти слова Рукавишникова – лишь дымовая завеса, лишь обманка, а на самом деле побывавший в дурдоме художник готовится разрядить свое ружье. Теперь Кирилл вовсе не был уверен в безобидности Рукавишникова – дурдом, магические рисунки... В подвале попахивало безумием. Кирилл постарался подойти поближе к Рукавишникову, так, чтобы оказаться между ним и Никой.

– Рассказал мне про карты Таро, – говорил между тем Рукавишников, и его пальцы подрагивали на ружейном стволе. Воспоминания о прошлом явно давались художнику с трудом. – Говорят, что эти карты придумали египетские жрецы. В них они зашифровали все свои тайны, все свои знания магических обрядов и заклинаний... Нужно лишь уметь воспользоваться этими картами, и тогда завладеешь всем скрытым в них сокровищем. Ну, это не Тигран придумал. Это ему какой-то Себастьян нашептал, но нашептал крепко. В том смысле, что Тигран здорово помешался на этой идее.

– Что за Себастьян? – Кирилл подбирался все ближе Он слушал художника краем уха, больше его занимала мысль о том, что нужно вырвать у Рукавишникова оружие, врезать ему по кумполу и отправить для подробного допроса в более спокойное место. Кирилл посмотрел на стоящие вдоль стен холсты с крылатыми мужчинами, змееподобными женщинами и еще более страшными тварями и поежился – в такой обстановке само собой спятишь и начнешь рассказывать про магические рисунки, карты Таро и египетских жрецов...

И еще про этого, про Себастьяна. Ну куда уж без него.

– Они познакомились где-то за границей, – продолжал свои бредовые воспоминания Рукавишников. – Кажется, в Бразилии. Тигран тогда лазил по джунглям и искал новых сильных ощущений. Не знаю, что там делал Себастьян, но он словно загипнотизировал Тиграна, вбил ему в голову эту идею про карты Таро и про скрытое могущество. Себастьян сказал, что каждая из двадцати двух карт является ступенью в познании высших сил, но для того чтобы познание было истинным, нужно совершить нечто вроде жертвоприношения...

– Кажется, я понимаю, – пробормотал Кирилл.

– Наконец-то, – отозвался Рукавишников. – Для каждой карты нужно найти человека. Не просто человека, а человека, подходящего под карту. Взять хотя бы бедного Нестеренко – двенадцатый Аркан, Висельник, имеет значение самопожертвования, самоотдачи... Тигран посчитал, что по своему характеру, по прожитой жизни для такой роли подходит именно Нестеренко. Ему он нанес на кожу Висельника. И так далее...

– То есть было двадцать два человека?! – ужаснулся Кирилл. – Он сделал наколки двадцати двум людям? Но я знаю лишь пятерых или шестерых, – он беспомощно оглянулся на Лику, та была бледна и безмолвна. – А где остальные?! Их уже убили?!

– Еще один Аркан сидит перед вами, – мрачно произнес Рукавишников. – Надо же мне было так сглупить...

– Я знаю людей, которых Тевосян специально напоил, чтобы сделать наколку. С вами тоже так?

– Если бы... – Рукавишников вздохнул. – Он убедил меня, что это необходимо, что это скрепит наши отношения ученика и учителя... Я купился. Двадцать первый Аркан и в самом деле означает постижение, узнавание, гармоничное развитие.

– Интересно, он сначала сделал вам наколку или сначала объяснил про всю эту египетскую муру?

– Трудно сказать, – пожал плечами Рукавишников. – Он несколько раз начинал со мной эти разговоры про карты Таро, но никогда не доходил до конца... Потому что видел мое несерьезное отношение. Ну а когда у меня на груди появилось это...

Рукавишников резким движением задрал свитер, и Кирилл увидел на бледной коже фигуру обнаженной девушки с какими-то палками в руках. Секунду спустя Кирилл сообразил, что нужно было не пялиться на эту обнаженку, а забирать у Рукавишникова ружье. Он виновато посмотрел на Лику – та закусила губу от напряжения, ей явно было не по себе в этом подвале.

– А когда у меня появилось это, я стал слушать внимательнее, и в конце концов до меня доперло... До меня доперло, зачем ему был нужен ученик. Он ведь не собирался по-серьезному учить меня. Просто он не мог делать себе наколки на спине.

– Не понял. – Кирилл снова забыл про ружье. – Тевосян делал наколки и на себе?

– Конечно. Это же большая проблема была – найти подходящих людей для всех двадцати двух Арканов. Ваша девушка, – Рукавишников кивнул на Лику, – она же наверняка попала к Тиграну случайно, как многие попадали. А Тигран ко всем присматривался, выбирал... Между прочим, Луна... – он снова посмотрел на Лику, уже более заинтересованно, – Луна – это забавное сочетание качеств. Кажется, интуиция, скрытые способности, да?

– Наверное, – коротко сказала Лика. – Все-таки больше меня интересует, кто же занялся жертвоприношениями после смерти Тиграна? Быть может, вы?

– Резать человеческую кожу? – Рукавишникова передернуло. – Бр-р-р... А потом, я никогда не относился к этому серьезно. Просто помог Тиграну сделать пару рисунков. Себастьян постоянно торопил его, и Тигран решил ускорить процесс, использовав и себя самого. Ну, – Рукавишников внезапно усмехнулся, и было странно видеть эту кривую улыбку на широком малопривлекательном лице. – Он скромностью не отличался. Он посчитал, что для него подходят самые мощные Арканы, причем не один и не два. Он наколол на себе целых четыре картинки – Императора он сделал сам, а Дьявола, Солнце и Звезду сделал я... – не без гордости сообщил Рукавишников.

– Так вот почему тело Тиграна исчезло из морга! – Потрясенный своей догадкой, Кирилл треснул себя кулаком по колену. – Его тоже пустили под нож...

– Не знаю, я не в курсе, – сказал Рукавишников. – Но не удивлюсь, если это действительно так. Тигран с моей помощью к началу января сделал почти все рисунки, оставались один или два Аркана. Я, как последний болван, думал, что это просто такой экспериментальный проект, что Тигран, может быть, сфотографирует все эти татуировки и сделает выставку... Н-да... А он объяснил мне, что будет на самом деле. Я снова не поверил, тогда он объяснил еще. Я сказал ему, что он псих... Довольно смешно, да? Выпускник дурдома говорит всемирно известному художнику, что он псих. Но я ему это сказал. Он дико разозлился, мы едва не подрались...

– А что конкретно он сказал тогда?

– Он сказал, что я, как единственный ученик, должен буду совершить обряд. В смысле, именно я должен был пройтись по всем этим людям с ножичком. Начать нужно было с Тиграна, а закончить самим собой. Потом должен был появиться Себастьян и завершить обряд, чтобы Тигран смог то ли перевоплотиться, то ли попасть в какой-то иной мир... Ну бред, бред! И я ушел. А потом я услышал, что у Тиграна новый ученик. И я понял, что эти два психа, Тигран и Себастьян, не успокоились. Они просто готовят для обряда другого человека. И вот я сижу тут с ружьем в обнимку... И знаете, – он посмотрел на Кирилла, – я вижу по вашим глазам, что вы мне не верите. Но вы можете и по моим глазам прочитать, что я не верю вам. И вам, и девушке вашей, которая Луна.

– Не верьте, – сказал Кирилл. – Я только хочу знать, кто этот новый ученик?

– А мне кажется, что вы зациклились на этом новом ученике! – внезапно влезла в разговор Лика. – И вы забываете про Себастьяна, который все и затеял. Как он хотя бы выглядит? Где его можно найти?

Рукавишников немного растерялся от обилия вопросов.

– Я не видел ни того ни другого. От Себастьяна приходили письма... А про нового ученика я лишь слышал, что он еще моложе меня... И вроде бы его зовут Максим. А если вам нужно кого-то из них найти... – он снова усмехнулся этой своей кривоватой улыбкой. – Вы же знаете, что их интересует. Их интересуют тела с наколками. Устройте засаду возле какого-нибудь тела с наколкой, и рано или поздно вы поймаете их обоих. Таков мой прогноз. Обратите внимание, – добавил Рукавишников, – что лично я так и сделал. Я сижу в засаде возле своего собственного тела. И может быть, я кого-то дождусь.

– Классная идея, – согласился Кирилл, трогая пистолет через ткань куртки. – Но кто еще носит на себе рисунки? Четыре картинки было на Тигране, одна на Алене Ждановой, одна на Диане Шверник, одна на Колокольниковой, одна все еще у Лагинской, одна была у Молочкова, одна – у Лики, и одна, – Кирилл кивнул Рукавишникову, – на вас. Это всего одиннадцать рисунков, речь шла о двадцати двух. Где вторая половина?

– Шнурок, – напомнила Лика. – Это номер тринадцать. И Нестеренко, это уже четырнадцать.

– Все равно неясно, где еще восемь!

– Почему неясно? – пожал плечами Рукавишников. – Спросите меня, я отвечу. Чем больше будет расставлено ловушек, тем скорее они попадутся. Жать, куда-то запропастился Тигранов список – там было все расписано, номер Аркана, название, фамилия человека, его адрес, дата нанесения татуировки... Список куда-то пропал, что неудивительно, учитывая бардак, который вечно творился в доме Тиграна. Я могу навскидку назвать пару человек – Шароватов, учитель Тиграна, потом один тип, у которого Тигран покупал наркотики... Какая-то кошачья кличка, то ли Барсик, то ли...

– Мурзик, – сказал ошарашенный Кирилл.

– Точно, – согласился Рукавишников. – Но если вы хотите знать всех, до последнего, то я сейчас возьму карты, так мне будет легче ориентироваться...

Он потянулся к книжной полке за толстой колодой карт, и этого момента Кирилл уже не упустил – ружье Рукавишникова оказалось у него в руке. Художник, будто увидев это глазами на затылке, быстро обернулся и серьезно посмотрел на Кирилла.

– Ошибка, – сказал он.

– Да ну? – сказал Кирилл с иронией, еще не зная, что через секунду эта ирония будет стерта с его лица посредством удара тяжелым предметом по голове. Он услышал Ликин испуганный визг, выпустил ружье и упал на рукавишниковский диван.

Сам Рукавишников не визжал, как Лика, и не охал, как Кирилл. Он понял, что не успеет дотянуться до ружья, посмотрел в глаза своей смерти и сдержанно сказал, сохраняя воспитанное в палатах психиатрической лечебницы смирение перед неизбежным:

– Вот такая у меня хреновая засада вышла.

Глава 30

– Извините, – сказал Львов, позорным образом вставая на цыпочки, чтобы быть ближе к тому окошечку, из которого сурово смотрела на мир бабища в белом халате. – Ну неужели ни у одного из них нет четвертой группы крови?

Бабища сделала вид, что не услышала Львова. Выждав паузу и убедившись, что настырный клоп все еще крутится поблизости, она громогласно объявила:

– Мужчина, вам уже сказали – нет! Нет – значит нет.

– А вы точно знаете... – начал было Львов, но тут же понял тщетность своих обращений. Нет значило нет.

Он вышел из поликлиники на крыльцо. Хмурое утро совсем не напоминало о празднике весны и труда, скорее оно подходило для очередного ненавистного понедельника, когда с разламывающейся головой и пустым бумажником приходится тащиться на работу, проклиная себя за все глупости, совершенные накануне.

У покуривавшего рядышком на крыльце бородатого мужика было самое что ни на есть понедельничное лицо. Он посмотрел на Львова и понял, что перед ним коллега по несчастьям – мужчина средних лет, который видел в своей жизни достаточно много, чтобы не радоваться наступлению очередного дня.

Бородач жестом фокусника вытащил из-под белого халата бутылку пива и протянул ее Львову. Тот, неожиданно для самого себя, взял, и не просто взял, а стал жадно пить, а употребив внутрь с полбутылки, перевел дух, вытер губы и с гнетущей тоской в голосе сказал себе, бородатому мужику и всему свету:

– Неужели ни у одного не было четвертой группы крови?!

– А на хрена тебе? – спросил бородач и тем самым нарвался на краткую лекцию Львова о покусанных собаками в одну недавнюю апрельскую ночь. Бородач переварил информацию, икнул и предположил:

– А если он никуда не обращался? Сам себя залатал.

– Швы сам себе он вряд ли наложил, – отозвался Львов. – А покусали его вроде бы неплохо.

– Так не обязательно же в поликлинику обращаться. Может, доктор знакомый на дому обслужил. Или где в другом месте его обработали. В гостиницах, например, есть медкабинеты. В хороших гостиницах, я имею в виду, – уточнил бородач с видом человека, который только вчера закончил инспектировать лучшие отели Лондона и Парижа. – А если он военный, то обратился к себе в госпиталь...

– Черта с два он военный. – Львов вдруг начал лихорадочно шарить по карманам, пока не выискал среди всевозможного мусора смятую бумажку. На бумажке был записан телефонный номер. Какой-то болван звонил с этого номера семье Бахтияровых и интересовался, где похоронили Мурзика. Ну и что? Ну и то. Номер Львов проверил еще вчера. Гостиница "Арктур", номер 843. Ну и что? Просто какой-то балбес...

Через час Львов вышел из лифта на восьмом этаже гостиницы "Арктур". Гостиницы с некоторых пор вызывали у него плохие ассоциации – выбитые зубы, простреленные головы, брызги крови на обоях... Если бы это был печальной памяти отель "Алмаз", Львов бы и не сунулся. Достаточно и одного раза. Но это был не "Алмаз", и пока Львов чувствовал себя нормально. То есть он чувствовал себя все тем же придурковатым героем-одиночкой, который упорно ищет приключений себе на голову. А если отбросить к чертовой матери романтику, то он всего лишь занимался пунктом два в своем списке неотложных дел.

Львов стукнул кулаком в дверь номера 843 и предусмотрительно отошел в сторону: если он попал по адресу, то из номера 843 могло раздаться все, что угодно, от "Добро пожаловать" до автоматной очереди.

Однако ожидание затягивалось, и Львов постучал повторно, уже громче. За дверью завозились, и Львов нащупал в кармане "Макаров". Так он чувствовал себя увереннее.

Дверь еще только открывалась, а Львов уже боком нырнул в образовавшуюся щель, толкнув плечом высокого полуголого парня. Еще в номере присутствовала пышноватая брюнетка, которая не стала вылезать из постели для торжественной встречи Львова, а с энергичным визгом схватилась за телефонную трубку.

– Милиция, – сказал Львов и разочарованно отступил назад – на голом торсе парня не было ни единого следа от контакта с когтями бедной собачки. Облом подкрался незаметно. – Кажется, ложный вызов...

– А-а-а... – облегченно вздохнул парень и подтянул трусы. Женщина повесила трубку.

– Хотя... – Львов почесал в затылке. – Вы давно в этом номере?

– Со вчерашнего вечера, – сказал парень. – Почти с ночи уже.

– Ну-ну, – сказал Львов. – Продолжайте в том же духе.

Администратор пощелкала клавишами компьютера, пощелкала языком и уже безо всяких щелчков сообщила:

– Добров Александр Петрович. Проживал в номере 843 трое суток. Съехал вчера утром.

– Угу, – сказал Львов. А звонили Бахтияровым позавчера вечером. То есть этот Добров съехал на следующее утро после звонка. Ну и что? Ничего. – Как он выглядит? – спросил Львов, надеясь услышать про разодранную на левом плече куртку. Не дождался. Возраст – старше среднего, лысоватый, упитанный. Постоянное место жительства – Московская область, город Зеленоград. Цель приезда не указана. Ну и что? По-прежнему ничего.

– Уходил он из номера вечером, – рассудительно говорила коридорная. – Возвращался уже после полуночи. Вид у него при этом был усталый. Практически не выходил потом из номера, то есть ни в бар, ни в ресторан... Все заказывал в номер. И неразговорчивый был.

Деловой такой мужчина.

Ну и что? Деловой мужчина, который уходит по своим делам поздно вечером и приходит назад после полуночи. Молочков, кстати, был убит поздно вечером. И Колокольникова тоже. А еще деловой мужчина зачем-то звонил Бахтияровым. Хм...

– Добров? Александр Петрович? – Девушка в медкабинете гостиницы "Арктур" стучала по клавишам компьютера. – Да, ему оказывалась медицинская помощь... Это было...

Это было в ночь, когда убили Алену Жданову. Львов увидел дату на экране монитора и торжествующе скрипнул зубами. Вот оно. В заднице вся ваша прокуратура. В заднице весь ваш городской штаб по поимке серийного убийцы. А мы – впереди, на белом коне.

– Оказана помощь по поводу несчастного случая, – бегло зачитала девушка. – Произведена оплата... Сумму назвать?

– К черту сумму, – сказал Львов. – Я хочу видеть человека, который латал этого Доброва. Я хочу знать про несчастный случай.

Когда два с лишним часа спустя нужный человек появился на работе, он рассказал Львову все, что тот хотел, услышать. И Львов на этот раз не обманулся в ожиданиях.

Глава 31

Долго, очень долго, немыслимо долго он осознавал, кто он, что он и где находится в данный момент времени. И почему так высоко потолок, и почему так близко пол. И почему невозможно оторвать от пола голову. И почему предметы вращаются в странном танце. И что это за жуткие фигуры смотрят отовсюду?!

Кирилл стиснул зубы и, опираясь на локти, приподнялся. Монстры с картин Рукавишникова зло скалились, глядя на его растерянное лицо. Кирилл схватился за диван и встал на колени. Голова была немыслимо легкой, она так и норовила соскочить с плеч и укатиться куда-нибудь в дальний угол подвала. Просто колобок какой-то. И еще на голове было что-то мокрое. Кирилл похлопал себя по затылку, посмотрел на испачканную ладонь – кровь. Ну да. Этого стоило ожидать.

Оставалось только понять – его это кровь или нет. Кажется, остальные части тела были на месте и функционировали исправно. Уши слышали, глаза видели – видели рукавишниковское ружье на полу, рядом темную лужу. И чуть дальше – Лику.

Кирилл кинулся к ней, но запутался в собственных ногах и упал, попав коленом как раз в эту темную лужу, потом поднялся, добрался до Лики, перевернул ее, боясь потерять сознание и боясь увидеть...

– Больно, – прошептала Лика и дотронулась кончиками пальцев до лба. – Здесь... Он меня сюда ударил...

– Кто? Рукавишников? – Кирилл не сразу восстановил в памяти произошедшее. Он помнил, как они сюда пришли, как он следил за ружьем в руках странного художника... Потом – Ликин визг, удар, и словно черный занавес отгородил от взгляда Кирилла весь мир.

– Не Рукавишников. – Лика с помощью Кирилла привстала. – Это был... Такой высокий, я его раньше не видела. Он как из-под земли вырос, ударил тебя по голове, потом меня...

– Высокий? – Кирилла все еще шатало. Он выпрямился и огляделся. Дверь подвала выглядела по-прежнему запертой изнутри. – Из-под земли? Что еще за высокий? Откуда? И где Рукавишников?

– Пистолет у тебя? – спросила Лика, бессильно валясь на диван. – Осторожнее, Кирилл, тут что-то не так... Тут какая-то засада... Я боюсь, что это засада на нас...

– Это вряд ли... – Кирилл не без труда извлек из кармана "ТТ", но держал его как булыжник, как кусок металла, которым можно треснуть по башке врага. Для пользования огнестрельным оружием он был еще слабоват. – Если бы засада на нас... Мы бы уже были на том свете... Особенно ты. Наверное, они не знали, что у тебя тоже есть наколка...

Кирилл миновал диван, миновал стеллаж с красками, миновал прислоненный к стене большой загрунтованный холст... Дальше было что-то вроде ширмы, Кирилл заглянул туда и понял, что про Рукавишникова незваным гостям было известно все. Художник лежал лицом вверх на залитом кровью столе, но на его груди больше не было обнаженной женщины с жезлами.

– Его убили? – Лика нетвердым шагом приблизилась к Кириллу. – Его тоже убили?

– Да, – хрипло выговорил Кирилл и оттолкнул девушку, чтобы она не видела Рукавишникова. – Вон там... – Он показал пальцем на цепочку темных капель, пересекавших пол замысловатым зигзагом. – Это – след...

Кирилл представил, как сделавший свое дело высокий человек шагает по подвалу, а кровь капает с куска человеческой кожи, которую убийца держит в руке... Его снова стошнило.

– Там подсобка, – сообщила Лика, которая прошла по кровавому следу до конца. – И окно разбито. Он забрался через окно, затаился, а потом выскочил... Я не успела его толком рассмотреть, слишком уж быстро...

– Я не смог тебя защитить, – пробормотал Кирилл, глядя на бесполезный пистолет в своей руке. – Я ничего не смог... Два человека погибли сегодня, а я... – Он думал, что заплачет, но вместо этого издал какой-то звериный всхрип, от звука которого Лика испуганно вздрогнула.

– Пойдем, – сказала она затем, касаясь плеча Кирилла. – Пойдем, пока у нас еще есть время...

– Какое время?! – Кирилл стоял на коленях и покачивался будто в молитвенном трансе. – У нас нет больше времени... У нас больше ничего нет... Через нас перешагнули и пошли дальше!

– Слушай, – Лика присела, схватила Кирилла за щеки, встряхнула, посмотрела в глаза. – Рукавишников сказал – его легко поймать, потому что мы знаем, что ему нужно. Ему нужны тела с наколками. Мы должны просто сесть в засаду и ждать. Ведь пистолет у тебя есть...

– Куда мы пойдем? Какое еще тело? Рукавишников мертв, а Шнурок – где мы теперь его найдем? Лагинская...

– К черту Лагинскую! – решительно отрезала Лика. – Нестеренко – вот наш шанс.

– Он же мертвый, – удивленно уставился Кирилл. – Он же застрелился!

– Кто об этом знает? Ты да я! Убийца не знает! И он рано или поздно придет к Нестеренко! Вставай, пошли! Мы не можем больше опаздывать, это может быть наш последний шанс!

Кирилл вдруг понял, что Лика по-настоящему сильна – не только в словах. Она с силой дернула его вверх, поставила на ноги, взялась за брючный ремень и встряхнула – отчаянно, истово, требовательно:

– Ну! Давай! Я знаю, мы успеем! Мы сможем! Я предчувствую, что так будет!

– Пошли, – сказал Кирилл и вскоре уже не Лика тащила его за руку, а он тащил ее за собой. Возле дома Нестеренко Кирилл вдруг остановился – на квартире уже могла быть вызванная соседями милиция, тогда делать здесь нечего. Он оставил Лику у подъезда, сунув ей для безопасности пистолет в руку, а сам обогнул дом и убедился, что окна нестеренковской квартиры темны. Кажется, никто здесь и не почесался, услышав три выстрела. А может, просто никто и не услышал, заткнув свои уши телевизорами и магнитофонами. Сейчас это было Кириллу только на руку.

Он вернулся к подъезду, и Лика торопливо вернула ему "ТТ".

– Как-то мне неуютно держать в руке пистолет, из которого застрелили Нестеренко, – сказала она. – Лучше застрелим из него другого человека.

– Само собой, – пробормотал Кирилл, настороженно озираясь в темном подъезде. – Рукавишников сказал, что нового ученика звали Максим... Наверное, он придет. Или тот, Себастьян?

– Кто-то обязательно придет, – сказала Лика. – И тогда мы увидим и узнаем.

– Хорошо, если так, – буркнул Кирилл. Непривычное это было слово "хорошо". Очень мало "хорошего" случилось с ними за последние часы и дни. Слово было как будто из другой жизни, из другого мира. Полузабытое слово.

– Разве мы не захлопнули дверь? – встал Кирилл перед квартирой Нестеренко. – Разве?

– Если бы мы захлопнули дверь, то не было бы смысла сюда идти, – прошептала Лика. – Я-то хорошо помню, что дверь мы не захлопнули, а просто прикрыли. Я хорошо помню.

– Ладно, – сказал Кирилл. Он вошел внутрь, когда его шарахнула неожиданная мысль – а если дверь открыта, потому что в квартиру вошел убийца? И сейчас он там, внутри? Кирилл торопливо схватился за пистолет.

– Ты чего?! – ткнулась ему в спину Лика. – Проходи вперед...

Кирилл, ничего ей не отвечая, выждал, вслушался в мертвую тишину квартиры и только потом шагнул вперед. На кухне он на ощупь отыскал коробок спичек, зажег одну, чтобы сориентироваться в комнатах.

– Ну и где? – спросил он. – Где мы сядем?

– Нестеренко там, – сказала Лика. – В дальней комнате. Туда он и пойдет. Ты будешь здесь за диваном, ты не дашь ему выйти из квартиры. Он пройдет мимо тебя, найдет Нестеренко, и тут мы его зажмем.

– А ты будешь где? – спросил Кирилл, не совсем разобравшись в этой диспозиции. Лика размахивала руками, но в темноте смысл ее жестов ускользал от Кирилла.

– Как где? – прошептала Лика. – Я буду в комнате, где Нестеренко.

Кирилл вздрогнул.

– Это же страшно, – сказал он. – Да и оружия у тебя нет.

– Мне хватит и этого. – Лика показала какой-то продолговатый предмет, который в коротком свете спички оказался кухонным ножом. – Чтобы защититься – хватит. А убивать его будешь ты. Так ведь?

– Вообще-то да... – Голова Кирилла сохраняла необычную легкость, и там лишь на пару секунд появилось воспоминание о том, что он, Кирилл, все же сотрудник правоохранительных органов, а стало быть, должен произвести задержание преступника, чтобы потом было следствие, суд и все законные дела... Но через пару секунд это воспоминание сменилось чувством бешеной ярости: двадцать два человека! Алена Жданова, Рукавишников, Колокольникова... Украденные из морга мертвецы... Стоит ли разговаривать с таким человеком? Стоит ли выяснять его планы, стоит ли узнавать, как он дошел до жизни такой? Или нужно просто всадить ему остаток обоймы между глаз, а если надо, и осиновый кол вбить в грудь, чтобы мразь эта больше никогда уже не встала?!

– Да, – сказал Кирилл, садясь на пол за диваном. – Убивать его буду я.

Глава 32

Он не любил думать о старости, он давно понял простую мысль, что нужно быть довольным тем возрастом, в котором ты находишься. Когда тело утрачивает юношескую гибкость, а мышцы – былую силу, появляется иное – мудрость, нажитая годами. И эта мудрость зачастую переживает и гибкость, и силу, и молодой напор.

Но что делать, когда старость вступает в очередной этап, и в этом этапе мудрость сменяется усталостью, безразличием и дырами в памяти? Что делать, если начинаешь терять понимание смысла вещей? Он не знал ответа на эти прискорбные вопросы, а дело, судя по всему, шло именно в этом направлении. Он потерял понимание хода событий и не мог сказать, хорошо они развиваются или плохо.

С одной стороны, за последние три дня он сделал много, и его список, таящийся в ботинке, близок к завершению. К тому же ему была обещана помощь, и ожидаемый человек должен был прибыть со дня на день. Тут вроде бы все было хорошо. Но с другой стороны...

С другой стороны, все было туманно, неожиданно и непонятно. Особенно туманно все получилось с Маратом Бахтияровым по кличке Мурзик. Не бывает таких совпадений, просто не бывает, чтобы нужный человек ни с того ни с сего попал под ментовские пули. Не попадал тридцать лет подряд, а тут вдруг попал. Эта нелепость потянула за собой другую – наивный звонок родственникам. Можно было догадаться, что у них телефон с определителем номера и что они заинтересуются звонившим... Пришлось срочно сменить гостиницу – вот еще одна нелепость. Опять заполнение всяких бумажек, опять суета и ненужная трата времени.

С горя в гостинице он снова стал читать газеты и добрался-таки до криминальной хроники. Добрался, прочитал и потерял способность что-либо делать и понимать. Это уже не лезло ни в какие ворота. Он тогда снова позвонил в Москву, но там не отвечали – вероятно, уже выехали в Белогорск. Хорошо бы, если так.

Растерянность и непонимание сменились злостью, отчего он забыл про усталые ноги и устроил настоящий блицкриг по оставшимся адресам, действуя то внаглую, напролом, то прибегая к изощренным ловушкам, как в случае с Хамакуловым. Улов был неплох, но он все же был недоволен собой. И ночной бег продолжался.

Неработающие лифты не удивляли и даже не расстраивали, он относился к этому как к неизбежному злу. Скрипя зубами, поднимался на нужный этаж, переводил дух и настраивался на работу.

Эта дверь была не заперта – видно невооруженным глазом. То ли хозяин выскочил куда-то на минутку, то ли по пьянке забыл закрыть за собой. В списке были разные люди, и было не в новинку попадать на алкашей, шлюх, наркоманов. Или на качков из ночного клуба. Какая разница – кто, главное, что занесен в список, а стало быть, подлежит обработке.

Чемодан он поставил на пол в прихожей – как хорошо воспитанный гость. Чемодан сейчас не понадобится, сейчас понадобится другое. Он вытащил из кармана куртки пистолет. Потом подумал и снял ботинки. И двинулся в глубь квартиры на цыпочках.

На улице почти рассвело, однако в квартире за плотными шторами стояла глубокая тьма. Оно и к лучшему. Нужно лишь отыскать хозяина квартиры, мужчину лет сорока. В списке он стоял под номером 12, аккурат в серединке. 12 – это хорошее число, ясное и понятное. Вот с числом 22 все гораздо хуже. С числом 22 еще будут очень большие проблемы...

Он вытянул левую руку, провел над диваном, чтобы убедиться – никого. Стало быть, в следующей комнате. На кухню он уже заглянул мельком – пусто. В этой квартире особенно в прятки не поиграешь... А если нет и в следующей комнате, значит, хозяин вышел. Стоит сесть в уголок и тихонько его подождать.

Но хозяин был на месте. Он сидел на стуле в Позе, которая в принципе могла бы сгодиться для сна... Но это был не сон.

Он подошел к окну и отдернул штору – в утреннем свете все стало ясно. То есть – почти все. Он приблизился к трупу, задрал свитер, всмотрелся – снова непонятки. Наколка была на месте. Запачкана кровью, но на месте. Зачем понадобилось убивать номера двенадцать, если татуировка осталась на нем? Опять совпадение? Пьяная ссора? Нет уж, дудки! Никаких совпадений! Он вздохнул, потыкал пистолетным стволом в мертвеца – для верности. Мертвец не реагировал.

Странно, непонятно, туманно... Но рисунок-то на месте. Значит, можно забыть про странности и заняться работой. Он убрал пистолет в карман и направился в прихожую за чемоданчиком.

Он сделал два шага, не больше. А потом все и началось.

Глава 33

Внезапная бешеная торпеда в бок самоуверенному миноносцу – это Лика врезалась ему в бок.

Стиснув зубы и сжав до боли в пальцах нож, безжалостная и не сомневающаяся ни секунды.

Как и в случае с собакой в Пушкинском сквере, убийца лишь успел инстинктивно закрыться рукой, и это его опять-таки спасло – локоть согнутой руки ударил Лику в горло, точнее, она сама налетела на этот локоть, и атака немедленно захлебнулась. Лика хрипела, согнувшись и утратив силы бить ножом, а убийца, уже вполне сориентировавшись и сорганизовавшись, с силой ударил девушку кулаком в лицо. Лика упала и получила дополнительный удар ногой – на ее счастье, нога была без ботинка, а всего лишь в носке. Тем не менее злобы в удар было вложено порядочно, Лика отлетела к стене и выпустила нож. Все это заняло секунд пять, а на шестой секунде убийца уже достал из кармана пистолет с глушителем. Он очень торопился нажать на курок, потому что сама ситуация была невыносимо позорной – его едва не зарезала какая-то девчонка.

Но тут наступила седьмая секунда, потом восьмая – и в комнату влетел Кирилл, еще ничего не понимая, но держа пистолет в вытянутой руке.

Убийца резко повернулся к новому противнику лицом, и в эту секунду оба мужчины увидели пистолетные стволы друг друга буквально в полуметре от себя: таковы прелести перестрелки в малогабаритной квартире.

На десятой секунде Кирилл нажал на курок, а на одиннадцатой почувствовал, как ответным выстрелом ему обожгло щеку и шею. Кирилл инстинктивно отпрыгнул назад, видя боковым зрением, как Лика медленно встает на колени. Убийца тоже отскочил назад, и он тоже был жив – он лишь отчаянно махал левой рукой, как будто обварил ее кипятком. Его лицо было перекошено болью, но правой рукой он все еще держал пистолет и целился в сторону Кирилла. И тут началась вторая торпедная атака.

Кирилл уже подвел "ствол" в середину груди убийцы, как все вдруг перевернулось с ног на голову – Лика прыгнула, вцепилась убийце в ноги и повалила на пол. Его пистолет запоздало чавкнул, Кирилл втянул голову в плечи, но пуля миновала его и ушла в потолок.

Кириллу теперь стрелять тоже было невозможно – Лика и убийца сцепились друг с другом, с необъяснимой звериной яростью молотя, пихая и царапая друг друга. Убийца, конечно же, был сильнее, но он был ранен и он старался не потерять оружие. Лика же демонстрировала свою злость и свои навыки физкультурного инструктора.

Перехватив "ТТ", чтобы шарахнуть убийцу рукояткой по черепу, Кирилл шагнул к борющимся, но тут случилась еще одна непредвиденная вещь – в пылу борьбы кто-то задел стул, на котором сидел мертвый Нестеренко, и на полу оказался еще и труп. Кажется, это заметил только Кирилл. Он отпихнул тело ногой и занес уже руку с пистолетом для удара, как вдруг убийца с нечеловеческим ревом отшвырнул от себя Лику, увидел Кирилла, вскинул пистолет и выстрелил в него. И промахнулся.

А когда понял, что промахнулся, то рванулся вперед, ударил Кирилла головой в живот, получил в ответ давно запланированный удар рукоятью "ТТ" по башке, но не сдался, двинул Кирилла ногой в пах и попытался сунуть ствол ему в грудь – Кирилл перехватил руку с пистолетом за запястье и так держал несколько секунд, пока не подошла Лика и не ударила убийцу ножом в спину.

Кирилл не видел, как большой кухонный нож вонзался в тело, он лишь слышал хруст и видел полные ненависти и боли глаза Лики.

– Вот так! – с торжеством профессионального воина сказала она.

– Больно! – с детским удивлением, столь не подходящим для своего немолодого лица, сказал убийца. Кирилл оттолкнул его от себя и только теперь смог рассмотреть врага – этот человек мало того что немолод, он имел небольшое брюшко, он не вышел ростом... Словом, это был обычный человек из тех, на кого не обращаешь внимания на улицах. Он никак не тянул на кошмарного злодея, державшего в страхе целый город. Впрочем, именно так и описывал психопата-убийцу лектор из юридического колледжа. Обычный человек, как я и ты. Смотришь ему в глаза и не подозреваешь, что в следующую секунду он может вспороть тебе живот.

Обычный психопат совершенно обычно упал на бок, хрипя и пуская кровавые пузыри. Его ступни в клетчатых носках окончательно сбили героический настрой Кирилла – это был не монстр, не Чикатило... Просто больной человек. Только непонятно было – кто это? Ученик Тевосяна Макс? Но тот был, по словам Рукавишникова, молодым человеком. Тогда – Себастьян?

– Это что, Себастьян? – спросил Кирилл.

– Плевать, кто это, – выдохнула Лика. – Главное, что он получил свое.

– Не сомневаюсь, – сказал Кирилл. – Все-таки нужна ясность... – Он наклонился к телу, чтобы обыскать карманы, и тогда убийца открыл глаза. На миг взгляды его и Кирилла пересеклись, и Кириллу стало страшно от ударившей по зрачкам концентрированной боли и злобы. Убийца почувствовал этот испуг. Он сложил пальцы правой руки в кулак и последним страшным ударом вбил его Кириллу в солнечное сплетение. Кирилл охнул и на несколько секунд потерял способность что-либо делать. Лика не поняла, что случилось, – она лишь обалдело наблюдала, как человек с ножом в спине вдруг ожил и, как ящерица, юркнул мимо Кирилла в сторону выхода из квартиры. Он не вставал, он полз, переставляя локти вперед, переваливаясь вправо-влево и оставляя за собой на полу кровавый след. Нож в его спине также покачивался вправо-влево.

Убийца так и не выбрался наружу, силы его иссякали, двигался он все медленнее и у входной двери совсем остановился.

– Добей его, – сказала Лика решительно.

– Он и так умрет, – произнес Кирилл, глядя, как тело с ножом в спине дергается в последних судорогах.

– Черта с два он умрет! – вдруг вскрикнула Лика и ударила кулаком по рукояти ножа, загоняя сталь еще глубже в тело. Убийца негромко вскрикнул, вздрогнул, широко загреб вокруг руками, будто что-то пытался подтащить к себе... И затих.

– Все, мразь! – с наслаждением процедила Лика. – Гад!

– Все, – согласился Кирилл, но он вкладывал в это короткое слово иной смысл. – Успокойся. И пошли отсюда... – Он все-таки решил довести до конца осмотр карманов, нагнулся, вытащил из внутреннего кармана куртки паспорт. – Добров Александр Петрович. Никакой не Себастьян. Хотя... Себастьян – это наверняка кличка. – Кирилл подумал и положил паспорт на место. Те, кто найдет трупы, должны получить необходимую информацию о покойном. И пусть они сами додумывают, что делал Александр Петрович Добров в этой квартире. Кирилл лишь протер рукоятку ножа. И усмехнулся, что было немного неуместно. – Смотри, Лика. Человек умер с ботинком в руке. Прежде чем выйти из квартиры, он пытался обуться. Наверное, любил порядок во всем...

Лика не улыбнулась, но Кирилл и не ожидал этого. Он пошел в ванную комнату и смыл с рук кровь Александра Петровича Доброва. Кровь еще оставалась на одежде, так что придется менять гардероб. Невысока плата за смерть опасного зверя...

На улице их встретило прохладное утро. Прохладное, но не хмурое. Утро с надеждой на солнечный день. Лика неожиданно взяла Кирилла за руку и сказала задумчиво:

– Все. Я не верю, но кажется, что – все.

– Проводить тебя домой? – спросил Кирилл.

– Лучше – отнести, – неуверенно улыбнулась Лика. – Ноги у меня... Подгибаются просто.

– Это от нервов, – сказал Кирилл и потянул Лику в сторону от нестеренковского дома. – Скоро ты успокоишься. Скоро все снова будет хорошо.

– Я уже забыла, как это бывает, – проговорила Лика.

– Ты вспомнишь, – пообещал ей Кирилл.

Он остановил такси, они забрались на заднее сиденье, и машина понеслась по пустынным утренним улицам. Лика все еще держала Кирилла за руку, не отпуская, а даже наоборот – сжимая все крепче. Ее неуверенная осторожная улыбка становилась шире, радостнее, откровеннее... Растрепанные волосы и рваные колготки не имели никакого значения.

У Ликиного дома они вылезли из машины, но их руки по-прежнему были соединены. Они молча поднялись наверх, Лика молча открыла дверь своей квартиры...

И только теперь их пальцы расплелись. Чтобы через несколько секунд Ликины руки обвились вокруг шеи Кирилла, а его дрожащие от волнения пальцы легли на ее бедра... Она захлопнула дверь ногой – руки были заняты. Губы были заняты. Вскоре все было занято. Они были заняты друг другом.

Где-то посредине этого безумства, уже в комнате, то ли на кровати, то ли на полу, но совершенно точно сжимая в этот миг ее блестящее от пота гибкое стройное тело, Кирилл шепнул, не переставая двигаться:

– Ты покажешь... покажешь свою... Свою татуи... ровку?

– Разве... Ты ее... Не заметил? – шепнула она в ответ.

– Нет...

– Какой ты... Невнима...а-а... Невнимательный...

Все-таки он что-то разглядел, какие-то линии и изгибы на ее податливом теле. Линии и изгибы – вся Лика состояла из них, Кирилл читал их все, он трогал их все, он целовал их все, он любил их все...

Сброшенная одежда на полу. Два обнаженных тела на кровати – спят, но все еще держатся друг за друга. Ее сон более чуток – она открывает глаза и шепчет, проводя пальчиком по бедру своего любовника:

– Какой же ты невнимательный...

Потом она гладит себя – в своей татуировке она знает каждую линию. Она встает с постели.

Глава 34

Простыня, в которую теперь уткнулся носом Кирилл, была белая в цветочек. Она пахла женщиной, и Кирилл вспомнил, где он и чем он занимался, прежде чем уснул.

Следом проснулась боль – ныла левая щека. Кирилл вспомнил и про нее. Он дотронулся до больного места и с удивлением обнаружил, что на щеку наложена повязка. Кирилл был на двести процентов уверен, что сам он этого не делал. Значит, об этом позаботилась Лика. Кирилл протянул руку, не нащупал рядом с собой никого. Зато теперь проснулась боль во всем теле – можно было подумать, что по Кириллу пробежалось небольшое стадо кабанов, не оставив ни одного живого места. Особенно ныла спина, хотя вроде бы во время вчерашней схватки с Александром Петровичем Добровым Кирилл на спину не падал. В живот били, в лицо стреляли, это было. Слава богу, что все это кончилось. Кирилл со стоном оторвался от простыни, сел на постели, протер глаза. Все кончилось, и что самое смешное, об этом знают только два человека – он и Лика. Не знают ни Львов, ни подполковник Бородин, ни прокуратура, ни один человек, кроме них двоих. Кирилл усмехнулся. Приятно, быть хранителем тайны. Приятно ощущать себя спасителем многих людей от жестокой смерти. Даже если эти люди – такие козлы, как Шнурок.

– Лика? – позвал Кирилл, но ему никто не ответил. Он пожал плечами, поднялся с постели и, почесываясь, зашлепал босыми ногами по квартире. Лика нашлась в соседней комнате. Она спала, свернувшись калачиком, почему-то одетая, хотя Кирилл точно помнил, что на белой простыне с цветочками оба они были одинаково обнажены. Он пожал плечами, прошел на кухню, налил там себе стакан минералки и выпил его, глядя в окно. Пока Кирилл пил, он сообразил, что за окном что-то не так. Там было что-то похожее на рассвет. Когда они с Ликой ввалились в квартиру, тоже был рассвет. Получалось, что либо Кирилл совершенно не спал, либо он проспал сутки. Кирилл не мог поверить ни в одно, ни в другое.

Он подошел было к телефону, но в последний момент отдернул руку – звонить Львову и спрашивать, какой сегодня день? Львов решит, что приятель совсем спятил. Да и какая разница – второе мая, третье мая... Бородин все равно переживет, если Кирилл не появится на работе. Переживет и даже порадуется, решит, что Кирилл последовал его совету и отправился рыбачить. Пусть радуется... А мы будем радоваться по другому поводу. Мы сделали то, что должны были сделать – убили зверя. И что касается боли во всем теле, то так, наверное, должен себя чувствовать настоящий охотник, победивший настоящее чудовище... Кирилл встал перед зеркалом и сделал героическое лицо. Ну да, что-то такое от победителя в нем есть... Повязка на щеке слегка портит вид. Героев украшают шрамы, но не повязки.

Кирилл взялся было за край пластыря, но тут его взгляд привлекли вещи, гораздо более интересные, чем повязка на щеке. Эти вещи были небрежно свалены в прихожей на столике и с виду были обычным хламом, который периодически выгребаешь из карманов, чтобы потом разобрать и большей частью выбросить. Кирилл был уверен, что он из своих карманов ничего не выгребал – стало быть, все это принадлежало Лике. И опять-таки вроде бы ничего особенного, если бы не одно слово. Слово было "Алмаз". И это слово было выбито на металлической бирке, бирка через кольцо соединялась с ключом. Ниже слова "Алмаз" был выбит также номер 1243.

С некоторых пор Кирилла посещали неприятные воспоминания при слове "Алмаз". Когда же ему попался вдруг ключ от номера гостиницы "Алмаз", неприятные ощущения стали особо сильными. Но дело было даже не в самом ключе, а в том, что делал этот ключ в квартире Лики. Она снимала номер в этой гостинице? Кто-то из ее гостей забыл этот ключ? Кирилл осторожно дотронулся до ключа и перевернул его, чтобы не видеть слова "Алмаз". Детская уловка, но ничего более умного в голову не пришло. В конце концов, когда проснется Лика, она все объяснит. И все встанет на свои места. Кирилл был уверен в этом.

Еще на столике валялись несколько смятых купюр, мелочь, проездной билет, телефонная карта... И еще какая-то бумажка. Кириллу она напомнила школьные шпаргалки – только эти штуки свертывают так аккуратно и многократно, доводя двойной тетрадный лист до размера спичечного коробка. Было видно, что листок потерт на сгибах, то есть им довольно часто пользовались. Кирилл прислушался – из комнаты, где спала Лика, не доносилось ни звука. Подумав про себя, что любопытство не порок, а профессиональное качество, Кирилл развернул листок. Еще он подумал: "Это же моя девушка, и я должен знать про нее как можно больше". При этом он поймал себя на мысли, что ему нравится думать про Лику – моя девушка.

Он развернул листок, ожидая увидеть там что угодно. Например, кулинарный рецепт. Например, список друзей и подруг, которых нужно пригласить на день рождения ("Кстати, когда у нее день рождения? Я даже этого не знаю!"). Например, перечень достоинств и недостатков его, Кирилла ("Для сравнения с другими"). Может быть, список покупок, которые нужно сделать на рынке. Может быть, список занимающихся в оздоровительной группе Лики. Может быть...

Он не угадал. Он не мог угадать, даже если бы напряг все свои извилины. Кирилл прочитал первую строчку, и боль в щеке вонзилась в его плоть с новой силой, будто только что обрела зубы.

И Кирилл не мог таить боль внутри себя. Он стиснул листок в кулаке и крикнул:

– Лика!

Крикнул и неожиданно услышал в своем голосе испуг.

– Лика!

Он повернулся, чтобы пойти и разбудить ее и задать все эти вопросы, но при этом повороте, в зеркале, краем глаза...

– Что за черт? – прошептал Кирилл. Он остановился.

Он снова подошел к зеркалу и постарался увидеть то, что поначалу показалось грязной полосой...

Это не была грязная полоса. У Кирилла перехватило дыхание. Он понял, что в эти самые минуты и секунды он, Кирилл Иванов, сходит с ума.

Того, что он увидел в зеркале, не могло быть.

Глава 35

И вроде бы надо было радоваться, но радости не было. И вроде бы должен был появиться азарт, но не было азарта. Был только вопрос, который Львов задал самому себе:

– Ну и что теперь?

Вопрос был, а правильного ответа не было. Все ответы были неправильными. Разводить самодеятельность Львову не хотелось, особенно не тянуло на самодеятельность в гостинице под названием "Алмаз". Хватит, набегались уже. Особенно Хорек. И что же они все в этот "Алмаз" лезут? Неужели других приличных гостиниц в городе нет?! Вообще-то Львову было понятно, что "Алмаз" и неподалеку от "Арктура", и в справочнике они рядом... Но не легче от этого, не легче.

Александр Петрович Добров остановился в гостинице "Алмаз", номер 1243. Женщина, сообщившая по телефону эту информацию Львову, не подозревала, что именно она сообщает. А Львов не подозревал, что его одинокое геройство зайдет так далеко. Если и дальше следовать геройским методам, то нужно было бежать в "Алмаз" и вязать Доброва по рукам и ногам в надежде, что тот все улики держит при себе и горит желанием во всем признаться. От такой перспективы Львову было не по себе.

Второй вариант предусматривал, что Львов должен все, собранное по крупицам, преподнести на блюдечке с голубой каемочкой в прокуратуру, в этот самый городской штаб по расследованию серийных убийств. Возможно, ему даже скажут "спасибо". А возможно, и нет – в штабе наверняка найдется немало желающих поиграть в Больших Героев, спасителей города от маньяка. Они между собой передерутся, а уж скромного опера затопчут и не заметят.

Странно, но Львову захотелось узнать, что думает по этому поводу Кирилл. Обычно бывало наоборот – Кирилл двигал какие-нибудь идеи и спрашивал мнение Львова. "Кажется, у нас достигнута полная взаимозаменяемость", – подумал Львов и набрал номер Кирилла, но там никто не брал трубку. "Он у этой своей девки, – решил Львов. – Девка, которая отправила нас тогда в "Алмаз"... А мы завалили беднягу Мурзика. Н-да, нехорошо получилось". Он порылся в записной книге, но телефона Кирилловой подруги не нашел, нашел только адрес, причем записан он был как адрес Алены Ждановой. Львов позвонил в справочную, потом перезвонил по сообщенному номеру, но и там никто не отзывался. Львов с горя треснул записной книжкой по телефону – никто не хотел давать ему советов. Он набрал номер городской прокуратуры.

– Мне штаб по расследованию... – мрачно сказал он. – Львов моя фамилия. Я уже звонил вам, про собачку говорил...

– Что на этот раз? – спросили в трубке без энтузиазма. – Про кошечку?

– Его фамилия Добров, – сказал Львов. – Зовут Александр Петрович. Остановился в гостинице "Алмаз". На левом плече у него следы от когтей собаки, поджившие. И у него четвертая группа крови, как и на когтях. Если вы поспешите, то успеете его арестовать.

– Спасибо, – сказали в трубке. – Спасибо за информацию. Она обязательно будет проверена.

– А долго вы будете ее проверять?

– В порядке очереди.

– Какой еще очереди? – изумился Львов.

– Обычной очереди. Думаете, вы один такой? У нас народ с утра до вечера звонит, все информацию сообщают. Ее же проверять нужно! Все хотят десять тысяч долларов заработать...

– Какие еще десять тысяч? – продолжал недоумевать Львов.

– Награда за информацию, которая приведет к поимке маньяка. Одна нефтяная компания вчера объявила, разве вы не в курсе?

– Слушайте, – Львов стал злиться. – Мне не до ваших наград, я вне конкурса. Я вам про настоящего убийцу толкую, я же не абы кто, я же в милиции работаю, я же вел то дело...

– Но сейчас-то уже не ведете, – возразили в трубке. – А мы тоже не абы кто, разберемся. Сообщение ваше записано... Хотя, как мне тут подсказывают, непонятно, с чего вы решили, что у преступника четвертая группа крови, – экспертиза еще не проведена...

– Уроды вы все, – грустно сказал Львов и повесил трубку. И что было делать с такой тоски? Разве что наведаться в гостиницу "Алмаз" и лично повязать маньяка-убийцу.

Неплохое занятие для одинокого мужчины средних лет.

Глава 36

Лика стояла у окна, скрестив руки на груди и выжидательно глядя на Кирилла. Сна у нее не было ни в одном глазу.

– Что это? – спросил он, задыхаясь.

– Ты это о чем? – Лика посмотрела на лист бумаги, зажатый в руке Кирилла. – Что конкретно тебя беспокоит?

– Откуда взялась эта штука у меня на спине?!

– Ты так хорошо спал, – мягко улыбнулась Лика. – Так хорошо и смирно, что было бы грех не воспользоваться...

– Воспользоваться?! Ты! – Он ткнул пальцем в девушку у окна. – Ты воспользовалась? Ты сделала мне татуировку?

– Ты так орешь, как будто я тебя кастрировала, – заметила Лика. – Я понимаю, что тебе сейчас немного больно, но потом это пройдет. Не волнуйся, я все сделала как надо. У меня был некоторый опыт, у меня хорошие краски, хорошая машинка... И хорошие лекарства.

Кирилл нахмурился при последнем произнесенном слове, потом внимательно посмотрел на свои вены и нашел на левой руке след от укола.

– Наркотики? – медленно произнес он.

– С какой стати? Обычное снотворное. Чтобы я могла нормально закончить работу, – сказала Лика. – И пожалуйста, не мни так этот листок. Мне он еще понадобится.

– Понадобится? – Кирилл сказал это слово и стал лихорадочно вспоминать, куда он задевал нестеренковский "ТТ". Хотя вряд ли можно было исправить с помощью оружия все страшные ошибки, допущенные им. Стоя в одних трусах, морщась от боли и все еще не понимая ничего, Кирилл мог лишь инстинктивно чувствовать свою абсолютную уязвимость. – Понадобится для чего? Для других убийств? Вот! – Он уставился в перечень имен на листке бумаги. – Номер три, Императрица, фамилия – Колокольникова! Рядом стоит галочка! Номер четыре – Император, фамилия – Тевосян! Галочка! Номер шесть – Влюбленные, фамилия – Михальская! Галочка! Номер семь...

– Список длинный, – перебила его Лика. – Потом мы обязательно его дочитаем. Просто вначале прими к сведению одну вещь – это не моя бумажка. Этот листок я вытащила из ботинка одного нехорошего человека. Помнишь, он тянулся к нему, и ты сострил, что тот хотел обуться, прежде чем уйти с ножом в спине? Не обуться он хотел, он хотел защитить этот листок. Он не хотел, чтобы список попал ко мне.

– Думаешь, я поверю?! Поверю после всего... – Кирилл схватился за голову. Он вспомнил, как в приступе дурацкого энтузиазма выскочил из этой квартиры, чтобы отправиться потом на захват Мурзика... И вся его тогдашняя уверенность строилась всего лишь на словах этой... А вчера? Или позавчера? Кто был тот немолодой мужик по фамилии Добров, который вошел в квартиру Нестеренко? Вся уверенность Кирилла, что это и есть убийца, – она базировалась опять-таки на словах Лики! Эта засада – это была ее идея! И это она первая напала на Доброва! Он ведь даже не видел татуировки у нее, так что нет доказательств, что она – это потенциальная жертва! А если она не жертва, но в курсе всего этого...

– Какой же я дурак! – прошептал Кирилл, царапая ногтями щеки, чтобы уравновесить внутреннюю боль и боль физическую. Лика услышала.

– Значит, мой выбор был абсолютно правилен, – удовлетворенно сказала она. – И ты с этим согласен...

– С чем еще я согласен? – Он забыл про свою уязвимость, забыл про ласки и любовный шепот, он шагнул вперед, ведомый только одним желанием – ударить по этим лживым губам! Лика предугадала такое его желание.

– Спокойно, – сказала она, и через миг Кирилл понял, где был пистолет Нестеренко. Теперь он мог любоваться на этот пистолет сколько угодно. Не забывая при этом, что "ствол" направлен ему в живот. – Имей в виду, что я умею обращаться с оружием. С огнестрельным и холодным. И в рукопашной, при твоем нынешнем состоянии, вряд ли ты возьмешь верх. Лучше стой спокойно и слушай. И дай мне сюда эту бумажку, ты все равно не понимаешь, что там написано.

– Куда уж мне, – сказал Кирилл, отступая назад. – Куда уж мне понять то, что может понять только убийца... Меня ты тоже убьешь? После того, как наколола мне эту гадость?

– Ты даже толком не рассмотрел, а говоришь "гадость", – укоризненно произнесла Лика. – Это не гадость. Я довольно хорошо выполнила рисунок. Тигран был бы доволен.

– Конечно, – зло проговорил Кирилл. – Конечно, ты и есть тот новый ученик. А Макс – это кличка, да?

– Ты потрясающе невнимателен, – со вздохом повторила Лика свое утреннее замечание. – Тебе же сказали – Максим, молодой человек. Даже если надену джинсы, майку, постригусь коротко, уберу косметику и затяну грудь... Ну не сойду я за мальчика. Максим – это не я. Максима уже нет.

– Ты его убила?

– Как я могла убить человека, которого любила? – медленно произнесла Лика, и Кирилл услышал в ее голосе какую-то стопроцентно искреннюю внутреннюю дрожь. И он понял, что совершенно не знает эту женщину. Проведя с ней кучу времени, переспав с ней – он не знает эту женщину. Не знает ее прошлого, настоящего и будущего. Он видел лишь оболочку, видел лишь тело – и он воспринимал лишь то, что дозированно позволяла воспринимать сама Лика. Это была ловушка. И он попал в нее с головой, а в результате стоял в коридоре чужой квартиры напротив совершенно чужой женщины, которая целилась в него из пистолета. – Как я могла убить человека, ради которого я жила? – медленно спрашивала Лика, покачивая пистолетом, и Кирилл почувствовал себя учеником, не выучившим урока перед строгой учительницей. Он не только не знал ответов на вопросы, он вообще не представлял, о чем идет речь. – Это Максим был новым учеником Тевосяна, – сказала Лика. – Так ему захотелось. А раз ему так захотелось, то мой долг был – помогать ему во всем. И если Тиграну было нужно тело для татуировки, то я была готова предоставить свое тело. Скажем, для Аркана номер восемнадцать, Луна. Ты все хотел убедиться, что у меня действительно есть наколка... Смотри, – свободной рукой она расстегнула верхнюю пуговицу джинсов, чуть дернула вниз "молнию" и приподняла майку. – Вот это – Луна. Одно из свойств Луны – скрытые возможности. Мне кажется, что я оправдала свой рисунок. Когда Тигран умер, умер плохо, в сомнениях насчет всей идеи с наколками, тогда Макс, как его ученик, должен был провести обряд. То есть снять рисунки с тел и собрать их все вместе. В первую очередь снять рисунки с Тиграна, ты знаешь, он нанес на себя целых четыре Аркана. Это называется передозировкой, человеку достаточно одного. Мне кажется, от четырех разных Арканов на теле Тигран окончательно спятил. Так вот, мне и Максу нужно было забрать тело из морга и сделать все необходимое. Макс попросил меня помочь – как я могла отказать Максу? Я пошла с ним, ночью, в морг. Там Макса и убили. Я не знала тогда, что существует Себастьян, который считает себя главным в этой затее, считает, что все принадлежит ему. Когда Тигран под конец хотел было отказаться от всей затеи, Себастьян прислал ему письмо, где говорилось, что проект будет закончен и без Тиграна, что Тигран лишь инструмент в руках истинного автора этого проекта... Тигран очень плохо перенес это письмо. Вскоре он повесился. А раз для Себастьяна ничего не значил даже Тигран, Макс для него тем более ничего не значил. Себастьян сам взялся за дело и тоже отправился за телом Тиграна. Он и еще тот тип, которого я убила в квартире Нестеренко. Они вдвоем напали на нас, когда мы тащили тело Тиграна. Они убили Макса, забрали тело, а мне сказали, чтобы я и не думала лезть в эти дела. Иначе меня тоже убьют.

– Я вижу, тебя это не остановило, – мрачно сказал Кирилл. Ему становилось все хуже – одно дело понимать, что тебя заманили в ловушку, а другое – осознать, что все последнее время ты был пешкой в большой и непонятной игре, влиять на которую ты не можешь по определению. Потому что это игра за гранью разума.

– Меня не остановило, – гордо сказала Лика. – Когда у тебя убивают любимого человека, что может остановить? Если бы у тебя убили любимого человека, что бы тебя остановило?

Кирилл промолчал. Он не знал ответа и на этот вопрос. Потому что не было у него любимого человека. Точнее, еще сутки назад он думал, что есть такой человек, но теперь Кирилл точно знал – того человека не существовало в природе. Никогда.

– Смерть, – сказала Лика. – И то – вряд ли. Я поклялась, что сделаю то, что должен был сделать Максим. Это будет первая часть моей мести. А во второй части я убью тех двоих. И я кое-чего добилась, честное слово.

– Я помню, – кивнул Кирилл. – Но Себастьян еще жив, да?

– Вот именно, – она выдернула у него из рук лист бумаги. – И это он, это его люди убили большинство этого списка. Номер один, Маг – это Макс. Номер три, Колокольникова. Номер четыре, Тигран. Номер шесть, Михальская, это девушка, которая фотографировалась для эротических календарей, ее привел к Тиграну Молочков. Потом она вроде бы уехала в Москву, но раз здесь стоит галочка – это ее не спасло. Номер семь, Колесница, это Шнурок – и здесь тоже галочка. Быстро, правда? Номер восемь, Справедливость, это бизнесмен по фамилии Хамакулов. Здесь тоже галочка. Номер девять – Отшельник... Не знаю этого человека... Номер одиннадцать...

– А куда девался номер десять? Если я не ошибаюсь, это Мурзик.

– Правильно, – с абсолютным спокойствием ответила Лика. – Его убил ты.

– Но направила меня к Мурзику ты. А затем его тело исчезло из морга...

– По крайней мере я его не убивала. Я вообще старалась никого не убивать.

– Но у тебя не всегда получалось сдерживаться...

– Номер одиннадцать. Ты прав, не всегда. Мне трудно было сдержаться, когда узнала, что это Молочков украл у Тиграна список Арканов с фамилиями и продал его Себастьяну. И Молочков рассказал Себастьяну, что Макс – ученик Тиграна. Этого я простить не могла.

– То есть тогда, когда я наткнулся на тебя за домом Молочкова... Там не было никого, кроме тебя и меня. Никакого третьего человека. Никакого убийцы. Кроме тебя.

– Молочков все равно был обречен, как и все люди из списка. Он не знал, когда передавал список Себастьяну, что теперь с него должны будут содрать кожу. Я объяснила ему, прежде чем убила. Он понял свою ошибку.

– Боже мой... – тихо сказал Кирилл. – Я такой дурак...

– До этого мы еще дойдем, – заметила Лика. – Номер двенадцать, Повешенный. Это, как ты знаешь, Нестеренко, тут у Себастьяна вышел облом. Номер тринадцать, Смерть, – это Диана Шверник. Галочка, уже давно. Номер четырнадцать... – Лика вздохнула. – Это Алена. Я думала, что, живя с ней, смогу ее защитить, уберечь... Не получилось.

– Как это ты собиралась ее защитить, если все равно собиралась снять с нее наколку? Ведь это и есть то, что должен было сделать Макс? Хреновую защиту ты ей наметила!

– Не твое дело, – отрезала Лика. – Я не собиралась делать это так грубо. Так жестоко. Так быстро. Я могла заняться этим в конце списка, попозже... Галочка. Номер пятнадцать, Дьявол, – Тигран, галочка. Номер шестнадцать, Падающая Башня, фамилия – Краснов. Ты говорил, что это приятель Тиграна, да? Тут тоже галочка. Номер семнадцать, Звезда, Тигран. Галочка. Номер восемнадцать...

– Это ты, – криво усмехнулся Кирилл. – По вашим чокнутым правилам ты тоже должна будешь вспороть себе живот? Иначе коллекции не получится.

– Пересадка кожи, – сказала Лика холодно. – Вполне безопасная и почти безболезненная процедура при современной медицине. Я, как руководитель проекта, могу ограничиться этим. Главное, чтобы совпадали суть Аркана и суть человека, которому он присвоен. У меня с этим все в порядке. Номер девятнадцать, Солнце, опять Тигран. У него была просто мания величия... Номер двадцать... Здесь стоит фамилия Шароватова, учителя Тиграна. И здесь тоже стоит галочка. Номер двадцать один, Мир, это Рукавишников... Ты знаешь, что с ним случилось.

– Знаю, – сказал Кирилл. – Это ты треснула меня по голове, убила Рукавишникова и сняла с него наколку. Там тоже не было никакого высокого убийцы, который влез через разбитое окно. Ты все инсценировала. Ты просто использовала меня как прикрытие, чтобы приходить к людям из списка. И убивать их. С моей помощью ты убила Мурзика, Рукавишникова... И, кажется, ты пропустила в списке номер два. Это Верховная Жрица, Лагинская...

– Если бы не я, то Себастьян и его люди убили