Book: Ренегат.UA



Ренегат.UA

Сергей Гордеев

Ренегат. UA

Глава 1. Клуб голых

Иногда кажется, что дождливая осень и затянувшаяся зима стремятся уничтожить украинскую провинцию. Но приходит весна, и все недостатки местного самоуправления скрываются свежей зеленью, прячась в тени благоухающих садов и цветущих растений. Коммунальщики приступают к сбору мусорного урожая, вылезшего из-под растаявших снегов. Перепрыгивая через громадные лужи на тротуарах, слышишь, как из открытых окон проезжающих машин оживленные солнечным теплом водители выкрикивают многоэтажные маты в адрес ремонтников дорожного полотна. Ближе к маю в воздухе растет плотность многоголосого шума разнообразных пернатых и человеческой суеты районного масштаба. Прогуливаясь неизменными за десятки лет улочками, так надышишься ароматными свечками каштанов, что резкий амбр вьетнамской «звездочки» для самого требовательного носа покажется чушью.


В один из таких майских дней начала третьего тысячелетия шел центральной улицей районного городка Александр навстречу компании таких, как он сам, — любителей собраться вечерком в одном из уличных кафе. Они даже название своему неформальному объединению придумали — клуб голых. Почему голых? А потому, что после употреблений разнообразных сортов пива, всяких «отверток» и «штопоров», игривая компашка продолжала свои развлечения в ночных купаниях на местных озерах в том самом виде, как это делали языческие предки на Ивана Купала.

Сексуальная революция в это время на всем постсоветском пространстве была в самом разгаре. Даже усатый Вальдемар, далеко не молодой человек, пытался произвести впечатление на присутствующих девиц, сигая в воду, как бешеный гиппопотам, хватая одну из них себе на плечи и устраивая гонки под хохот и визг женских сопрано. Тут даже сам Чапаев должен был ему позавидовать и за красивые природные усы, и за плавучесть его огромного тела с изящными пассажирками на «борту».

В провинции, где с культурным досугом всегда были большие проблемы, питейные заведения посещают представители всех слоев молодежи. К примеру, Владимир и Андрей, работающие в местном отделении Инвестбанка, любили завершать трудовой день полированием своих финансовых душ в тени пластиковых стен малобюджетного кафе. В таких небольших городках, где каждый прохожий или родственник, или кум, или знакомый друзей, жители спят как бы в одной общей постели, укрываясь единым одеялом, сотканным из местных слухов, сплетен и других провинциальных разговоров. Александр несколько лет был владельцем фирмы «Слинг», и его любые знакомства с банковскими служащими было вполне закономерны и объяснимы.

— Где бы мы еще встретились?! — послышался голос Володи, собиравшегося подсесть к уже хмельному от пива Александру. — Ты надумал уже или как? Сколько еще ждать? Да что я — люди ждут. Или тебе не нужны деньги?

Глядя на обычную физиономию Володьки, никогда не скажешь о его жидовской породе. И водку он трескал, как настоящий мексиканский мачо. Может это и есть тот самый случай, когда украинский климат оказался сильнее вековых генов Авраамовых предков. Видимо, именно эти гены и старались втянуть Саньку в весьма авантюрный проект, а проще говоря, самую обыкновенную финансовую аферу.

— Я не понимаю, что может тебя сдерживать? — продолжил Вовчик, рассматривая собеседника сквозь матовое стекло пивного бокала. — Фирма, которая будет регулярно перечислять деньги на твой счет, обеспечит стабильность финансового потока на сумму от ста до двухсот тысяч гривен в месяц. Твоя задача только снимать деньги и через меня передавать их хозяину, естественно, за вычетом процентов от выполненной работы.

— Привет, пацаны! — перебил банкира усатый Вальдемар. Его руки держали бутылку коньяку и огромный желтый лимон. — Едем сегодня как всегда на ближний карьер? Девчонки уже собрались, ждут фейерверков. Посмотрите, как они стреляют глазками, как отражается вечернее солнце на их обнаженных спинках. Давайте же что-то делать! Свои дела будете решать, когда все желания отсохнут. Не дай Бог, тьфу, тьфу, тьфу.

«Клуб голых» разместился в трех поношенных иномарках и с веселым гиканьем отправился к одному из озер неподалеку от центра.


Солнце уже село за горизонт, когда Вальдемар остановил свой седан возле самой воды. В это время на противоположном берегу озера завершали свою вечернюю «ванну» местные ребята. Торопливо натягивая шорты на еще влажные плавки, они с открытыми ртами разглядывали прелести обнаженных статисток, с визгом выскочивших из машин и мгновенно сбросивших с себя тонкие платьица, лифчики и трусики.

— Вальдемар, спасай нас! — прыгнули в воду две неразлучные лесбиянки, и «крейсер» Вальдемар медленно отчалил от берега, напуская волну на этих русалок. Он протиснул свои руки между их бедрами и подхватил обоих на буксир в большой поход к середине карьера.

— Ты посмотри, как взял?! И не вырвешься, — как бы возмутилась одна дрогнувшим от эротического сюрприза голосом. — Вальдемар, бери нас обоих в жены — не пожалеешь. Будем развлекать тебя с двойным эффектом, а по вечерам делать даблмассаж.

Подобная трескотня разносилась по всему берегу. Саня вышел из воды, накинул на себя рубашку и прилег на прохладную траву. Ночное небо было картинно укрыто мириадами далеких звезд, и дождь метеоров, хорошо видимых в это время года, как и тысячи лет назад, напоминал людям о быстроте и бренности человеческого существования. Рядом за кустами доносился сладкий стон какой-то парочки. Александр невольно присмотрелся. Нет, это была не парочка. Это был целый квартет, который двигался и хлюпал своими телами, будто принимал участие в соревнованиях за звание лучшего в сладкой эстафете. Все именно так и есть, как утверждал Кант, рассуждая о двух поразительных вещах — звездном небе над головой и моральном законе внутри нас.

Кто-то из четверки решил закончить. Квартет без замедления трансформировался в трио. Фигура из темноты приблизилась, и Александр увидел банкира. Обессиленный и взмокший Владимир подошел к машине, достал сигареты и, не обращая внимания на явную несвоевременность, продолжил свой недавний разговор, прерываясь глубокими затяжками табачного дыма.

— Бухгалтерские бумаги будешь выписывать согласно назначением платежей. Счет откроешь в нашем банке. Так я смогу беспрепятственно обеспечить наличкой весь процесс. Документацию подгонишь к правильному балансу. И все мы будем при «бабках». Главное, не забывать оставлять немного на налоги и процент банку за обнал. Решайся!

— Нужно думать, — вырвался из своих метафизических мыслей Александр. — Это не простое дело, как может показаться на первый взгляд. Ты же сам знаешь, что руководители банков по существующей инструкции обязаны сообщать в органы о фактах снятия со счетов больших сумм нала. Мне нужно время, чтобы придумать, как списывать средства с баланса, выстраивая четкую картинку в бухгалтерии на случай проверки. Нужны «левые» печати, договора, накладные, доверенности.

— Думай, но не затягивай. Клиент уйдет. Это же суперлегкие деньги. Поверь, Сань, все будет нормально, — подмигнул Вовчик и пошел к воде смывать запахи прошедшей вакханалии.

Но не тот был настрой у Александра. В его голове все еще доминировали времена, когда он гонял эшелонами по всей стране поваренную соль из Артемовска, подписывал выгодные договора, проводил тройные бартерные операции, разводил лохов, а иногда разводился по глупости и наивности сам. Даже успел создать небольшое производство по упаковке соли в полиэтилен. Помнил он и «черный» август 98-го, когда доллар неожиданно подскочил втрое. Должники не торопились рассчитаться и скупали валюту, в ожидании дальнейшего роста курса, а кредиторы угрожали вендеттой за любую просрочку. Так все с молотка и ушло. Как поет Пугачева: «Было все и ничего нету, и наши лица — лишь отраженье в воде». Тут Саня очень хорошо прочувствовал, какая на вкус водочка и в чем разница между ее названиями. Так прочувствовал, что даже самогон пошел в дело, как рижский бальзам.

Может так «беленькой» все бы и кончилось, если бы не встретилась на его хмельном пути Алена. Красивая, неглупая и, главное, понимающая. Но если есть желание, чтобы такая девушка хоть одним глазком обратила на тебя внимание, нужно не только сопли вытереть, но и на ноги встать, как в прямом, так и в переносном смысле. И Александр понимал, что реальный выход был только один — принять предложение Володи.

Счет в отделении Инвестбанка был открыт с утра, и уже к обеду от фирмы «Инжсервис», партнера по финансовой афере, поступили первые деньги. Согласно договоренности три процента Саша оставлял себе, один законно забирал банк, а остальные деньги Владимир возвращал клиенту, имея с него свой посреднический процент. Такая процедура проходила два-три раза в неделю, а раз в месяц Александр получал бумагу с раскладом материалов до последнего гвоздя и кирпича, которые «Слинг» якобы отпускал клиенту за перечисленные ему для обычного обнала деньги.


— Сегодня на ужин спагетти c токайским соусом и шампиньонами.

— Обожаю грибы, — отрываясь от хитросплетений в накладных, улыбнулся Саня. Очередной месяц подходил к концу, поэтому весь день был посвящен созданию бутафорной бухгалтерии.

— У меня все на столе. Ты скоро? — поинтересовалась Алена, глядя на разбросанные по комнате бланки и договора. — Тебе не тяжело это делать самому?

— Сложного в этом ничего нет. Нужно лишь правильно совместить количество как бы проданного товара с якобы купленным. Затем верно расставить даты в накладных, выписать необходимые доверенности и расписать весь баланс по книгам. Это только занимает время.

— А в налоговой разве не поймут?

— Ты ошибаешься, как и большинство людей. Налоговики занимаются налогами. Им по большому счету плевать, что и где покупается или продается. Главное, чтобы налог с доходной части совпадал с заявленным в декларации и был оплачен без опозданий. И не важно одна это гривна или миллион.

— А если проверка?

— Вопрос в десятку! Но комплексная проверка случается не сразу, а только после определенного срока деятельности. «Слинг» только начал эту работу. А через пол года я сменю фирму.

— Ты будешь регистрировать новое предприятие?

— Оно уже существует и ждет своего часа, — Александр собрал бумаги и довольно посмотрел на Алену. — Идем ужинать. Холодные спагетти теряют свой вкус, даже если они с грибами. Кстати, ты помнишь, что в следующую субботу выполняется ровно два месяца со дня нашего знакомства.

— Мы будем отмечать это ежемесячно?

— Даже чаще. Например, как тебе такая дата: три года, три месяца и три дня?

— И три часа.

— И даже три минуты. Я каждое мгновение ликую, что ты рядом. Поэтому предлагаю в субботу отметиться в кабачке с мексиканской кухней.

— А театр?

— Выбирай: Ивана Франка, «Драмы и комедии», «Браво» или «Русская драма».

— Ловлю на слове.

— Ты меня уже давно поймала… целиком.


Субботнее утро было настолько жарким, что Александр предложил сначала двинуться на пляж, а ближе к вечеру отправиться в столичный ресторан и, конечно же, в театр. Но Алена обещала заскочить к подруге, поэтому пришлось брать с собой и ее.

— Сейчас едем на рынок, потом забираем двух пассажирок и рвем на карьер. Часа через три возвращаемся в город, приводим себя в порядок и отправляемся в Киев, — сообщил водителю о маршруте Александр, и синий Ford рванул с привокзалки по узким улицам районного центра.

Август 2000-го выдался чрезвычайно жарким. В городке днем было безлюдно, а торговля арбузами на рынке проходила крайне вяло. Даже мухам было тяжело летать. Спастись от безжалостного солнца можно было только на пляже или в нескольких прудах, расположенных по периметру живописного холма, на котором уже больше шестисот лет располагался флегматичный райцентр.

Александр любил примерять на города человеческие обличия. Киев в его представлении создавал образ доброго и приветливого деда, характер которого по своему темпераменту напоминает оптимистичного сангвиника. Тетка Москва, наоборот, деловой и циничный холерик, а Питер — не иначе, как романтичный меланхолик. Впрочем, любой город, позволяющий создавать о себе впечатление характером архитектурного стиля и нравом его жителей, всегда сможет рассчитывать на личностную характеристику. Поэтому темперамент большинства провинциальных украинских городков можно сравнить с душевными настроениями странных, загадочных и «мутных» флегматиков. А большинство их жителей, желали бы работать и жить в столице, или хотя бы в областных центрах. Некоторые ясновидящие утверждают, что в украинской провинции немало городов располагаются на перекрестках негативных энергетических полей, создающих его обитателям весьма противоречивые настроения.

Но что-то особенное есть в этой провинции. В ее обычных квадратных метрах был какой-то изюм, понятный только тем, кто блуждал улицами этих городков на протяжении многих лет. Исчезали старые дома, появлялись новые сооружения, вырастали дети, менялась эпоха, но что-то навсегда оставалось неизменным, вековым.

Гора херсонских арбузов, размеры которых больше напоминали ядра царь пушки, чем сладкие ягоды таврийских степей, была хорошо видна уже при подъезде к рынку. Загрузив всего двумя «полосатиками» весь багажник, отправились за Аленой и Наташей. Уже через пол часа машина неслась по главной улице села, приближаясь к долгожданной водной прохладе.

А на пруду не то, что яблоку негде было упасть, но даже семечкам рассыпаться. По периметру берега семейные пары чередовались с компаниями молодежи. Чей-то малыш бегал с полным ртом и, споткнувшись, чуть не подавился едой. Крошечная девчонка никак не хотела вылезать из воды, а бабка пробовала ее пугать ремнем, бормоча о недостатках в воспитании. Пузатые мужички хлебали холодное пиво и бросали картами в одеяло. Зрелые женщины в соломенных шляпах рассказывали о своих болячках, а девушки жадно принимали халявный природный солярий. Это — городские провинциалы. И только в дальнем углу пляжей можно было заметить местных сельских ребят, сбежавших на велосипедах от несладкого домашнего хозяйства.

— В такую жару лучше быть ихтиандром, — сделал вывод Саня, срывая на ходу одежду. Девушки не спешили. Не зря ученые говорят, что женский организм выносливее, а их родная планета — Венера, где среднегодовая температура намного выше Земной. К тому же, женщины в трудных жизненных ситуациях изобретательнее мужчин. И этому существует много примеров как исторических, так и современных.

Они купались, разговаривали, ели арбузы, кидали друг на друга многозначительные взгляды. Алена позволила Саше собрать арбузные зерна, упавшие на ее горячее от солнечных лучей тело. Он едва сдерживал себя, ведь вокруг были люди. Но все страстные прикосновения позволила скрыть вода, давая парню и девушке понять, что они созданы друг для друга.

Когда солнце садилось за горизонт, Саша и Алена уже мчались по столичному проспекту к улице Саксаганского, где в уютном подвальчике их ждала мексиканская «Кантина База». Приятный швейцар, похожий на лаковый манекен, открыл двери в мир латиноамериканских атрибутов: стеклянные горшки с белым чилийским песком, бразильские ракушки, деревянные табуреты, терпкая текила, ароматный мате и дерзкие неугомонные гитары. У входа галантно приветствовал гарсон и предлагал гостям сегодня отдать предпочтение немецким и венгерским винам. На плетеном столе в темно-зеленой папке из крокодиловой кожи было записано меню, где предлагался цыпленок по-мексикански, паштет из зайца, апельсиновый салат с луком латуком в сметане, «бобот» и «соте», а также копченая свинина, жаркое из дикой козы и голуби на решетке под блинчиками с голубыми раками.

Если хочешь приехать в театр снова, нужно обязательно в антракте посетить театральный буфет. Станиславский говорил, что театр начинается с вешалки. Александр утверждал, что антракт начинался с буфета. В театре имени Франка в тот вечер давали «Пигмалион». Яркая актерская игра Хостикоева, Бенюка, Сумской заставляла забыть о бытовых проблемах и других реалиях. Традиционно в антракте Саша находился одним из первых в очереди на получение «полтишка» и бутерброда с икрой.

— Театральная сцена всегда будет лучше самого крутого блокбастера в самом навороченном кинотеатре, — расчувствовался Александр. Удовлетворяя свои потребности в риторике, он обратил внимание на человека, наблюдавшего за ним некоторое время. Его лицо обладало своей природной особенностью: у правой щеки имелось большое темное родимое пятно, как у Горбачева на лбу. Среди своих знакомых Александр, как ни старался, не мог вспомнить столь приметную особу.

— Я читала театральную программку. Меня заинтересовали другие спектакли, — отвлекла от размышлений Аленка. Саня подмигнул ей и допил коньяк. Он с детства мечтал о режиссуре и сцене, но вспоминал об этом только подшофе в буфете какого-нибудь театра. Наконец, прозвучал третий звонок, настойчиво приглашавший зрителей в зал, к той сцене, где жизнь течет и покоряется законам жанров, а герои живут в мире, в котором всегда должно побеждать добро, а зло заслуженно отгрести порцию наказаний.




Вскоре к постоянному клиенту присоединились еще несколько предприятий. Оборот средств значительно увеличился, и оставаться вне поля зрения контролирующих органов уже не представлялось возможным. Александр готовил ввод новой фирмы, когда в один из дней на счет поступило около тридцати тысяч, и официальным приказом налоговой милиции все банковские операции по счету ООО «Слинг» были приостановлены. Начальник этой структуры имел тесную связь с управляющей Инвестбанком, а существование банковской тайны в стране всегда было только теоретическим постулатом, несмотря на то, что разглашение информации о клиенте ведет к криминальной ответственности.

Первым отреагировал Владимир. Ведь на счете зависли чужие деньги, ответственность за сохранность которых лежала и на нем. Александру пришлось готовиться к визиту в милицию с полной отчетной документацией за текущий период. Создавалось впечатление, что все это выглядело, как обычная подстава. Вероятность одновременного прихода денег и появления приказа из органов, конечно, существовала, но такое совпадение в маленьком городе выглядело не случайным. Александр понимал, что кроме смиренного прихода в строгие кабинеты, другого явного выхода нет, но не спешил. Теплилась надежда на еще один вариант.


Здание Службы безопасности в райцентре не отличалось какой-то архитектурной особенностью, как это бывает, к примеру, в характере строений райотделов милиции, ощутимо бодрящих психику уже на входе. Ветхая одноэтажка СБ скорее напоминала довоенную сельскую поликлинику. Возможно, такой вид как раз и должен психологически успокаивать тех, кто решил предоставить информацию на супостата, конечно, только для того, чтобы предупредить начало третьей мировой или нашествие инопланетян. Предприниматели иногда избавляются от своих конкурентов именно таким образом, сливая нужную информацию в налоговую, милицию или СБ.

Избежать неприятностей с налоговой предполагала встреча и общение с новоиспеченным товарищем Александра, лейтенантом службы безопасности Украины, Борисом. Они познакомились совершенно случайно на юбилее общего знакомого. Встречу запланировали в клубе «DIXI». Это заведение было частым местом встреч многих деловых в городке. Хоть здешняя кухня ограничивалась лишь ловкостью повара и возможностями микроволновой печи, но обстановка, чистота, отсутствие в залах запахов готовки и вежливость в обслуживании, как для районного центра, были на достаточно высоком уровне.

— Говоришь, что на счете остались деньги? — переспросил Борис, вытирая со лба испарину. Он поднялся с полки сауны и посмотрел на термометр. Затем зачерпнул деревянным ковшом травяной настой с кадки и плеснул его на камни.

— Почти тридцать тысяч. И это только от постоянного клиента, который никак не должен волноваться за их сохранность, иначе все дело полетит в трубу. Сегодня уже стали сотрудничать не только коммерческие фирмы, но и некоторые государственные учреждения. Пока они работают небольшими деньгами, пересматривая схемы, раздумывая над перспективами. Но появившийся конфликт со структурами может очень навредить, изменив растущее доверие к обналичке.

— Понимаю, — согласился Борис.

Парни окунулись в бассейне и перешли к пышному столу, периодически поднимаясь для игры на бильярде в «американку». И только на последнем кофе Борис вернулся к основной теме встречи.

— Нужно тянуть время. Не реагируй пока на повестки. Кстати, ты хорошо знаешь директора фирмы «Юлга»?

— Если речь идет о фирме, которая имеет счет тоже в Инвестбанке, то я давно знаком с Олегом, ее директором. А зачем он тебе?

— Нужен не он, а люди, с которыми он работает. Но это пока не разговор. Сначала познакомлю тебя с одним человеком, в прошлом работником КГБ. Он имеет достаточно влияния на то, что происходит в нашей области. Ну что, на посошок?! — подытожил старший лейтенант и употребил остатки пятизвездочной «метаксы».


Мелкая игра, которая находит свое развитие в сегодняшней суете, является только катализатором завтрашних событий, запланированных где-то в закрытых кабинетах еще вчера. То, что было задумано в налоговой милиции, пока проходило по их сценарию, поэтому они ждали соответствующей реакции. Ведь речь шла даже не о тридцати тысячах, которые были только заложниками большой игры. Валовой оборот Сашиного «Слинга» всего за пол года достиг почти двух миллионов. И позитивное решение всех вопросов теперь исчислялось процентами уже от этой суммы. Все зависит от того, кто будет вмешиваться, или чьи интересы в этом затронуты. Это чем-то напоминает уроки природоведения, когда ребенку предлагают вскрытие речной лягушки, чтобы электрическим током воздействовать на ее органы и посмотреть, какие части тела будут двигаться, а какие так и останутся недвижимы.

Следующая встреча проходила на конспиративной квартире. Александр поднялся на этаж и нажал кнопку писклявого звонка. Борис открыл не сразу. По доносившемуся разговору было понятно, что он не один.

— Проходи. Знакомься. Это Николай Петрович.

Высокий худощавый мужчина лет сорока пяти приподнялся, протягивая жилистую руку.

— Добрый день, — нерешительным голосом промолвил Саня и расположился напротив.

— Я уже рассказал о твоей ситуации Николаю Петровичу, — предупредил Борис. Мужчина сделал несколько слов пролога, глядя в сторону. Затем его взгляд изменился, и он начал оценивать реакцию Александра.

— Ты прекрасно понимаешь, что деятельность «Слинга» подлежит проверке контролирующих органов, которые, при правильном ведении дела, могут довести ее до какой-нибудь из статей, инкриминируя тебе экономическое преступление с вытекающей из этого уголовной ответственностью.

Николай Петрович выдержал МХАТовскую паузу, дождавшись от слушателя глубокого понимания от сказанного.

— Но если представить гипотетически, что твоя документация окажется безукоризненной во всех отношениях, тогда все созданные преграды будут разрушены. Мало того, ты сможешь продолжить свою деятельность уже как реабилитированный субъект. Имея на руках акт положительной проверки от контролирующего учреждения, ты сможешь думать о перспективах расширения потенциалов фирмы. Это понятно?

Сашка кивнул головой, но чувствовал, что всю глубину сказанных слов нужно переваривать намного дольше. Тем более, в услышанном как-то многозначительно выделялось слово «гипотетически». А его уши сегодня желали слышать конкретные слова, а не какие-то предположения. КГБэшник продолжил.

— Желаемое иногда может стать реальностью. Только для этого необходимы соответствующие движения в правильном направлении. Ты готов сделать первый правильный шаг?

— Пока я не совсем понимаю, что от меня требуется, — сквозь пересохшее горло произнес Александр.

— Я хочу, чтобы ты ответил на ряд вопросов, строгая конфиденциальность которых не должна вызывать сомнения. Это, я думаю, тоже понятно?

— Да.

— Что тебе известно о деятельности предприятий, которые сегодня владеют данными торговыми точками? — Николай Петрович разложил на столе фото нескольких крупных магазинов города.

— О предприятиях мне мало что неизвестно, но с их руководством я знаком.

— А что ты скажешь о фирме «Юлга»?

— Только то, что ее владелец является моим знакомым. Если я правильно понял ход ваших вопросов, то отвечу сразу, что с этими людьми мое предприятие никаких дел не имело. Это честно.

— Хорошо. Мы это проверим. Но если эти люди обратятся за соответствующими услугами к тебе, ты должен сообщить об этом факте как в устной, так и в письменном форме.

— Если только это произойдет. Я думаю, что им лучше работать с Киевом: больше тени, больше надежности и оперативности. В провинции снимать наличность более пятидесяти тысяч в день сложно.

— Это понятно. Так мы договорились?

— Конечно.


Александр возвращался домой, где ждала та, которая считала его перспективным предпринимателем, имея только поверхностное представление, деньгами какого бизнеса наполнялся бюджет их семьи. Да, он понимал, что эта деятельность имеет определенный конфликт с законом. Но благодаря существующей государственной политике, вернее — ее отсутствие, на эти услуги стремительно повышался спрос, который с каждым днем рос, завоевывая уважительное отношение к таким фирмам как «Слинг».

С начала работы каждый месяц список клиентов пополнялся новой географией. Услуги Александра давно вышли за пределы района, подбираясь к границам области. Но почему именно сейчас, когда уже стоял вопрос о ликвидации и замене предприятия, появились такие проблемы. Кроме Владимира об этом никто знать не мог, и ему не выгодно было кому-нибудь ляпнуть. Откуда же такая осведомленность? — раздумывал Саня, докуривая под окнами у своего подъезда.

На следующий день позвонил Борис и пригласил его зайти на службу для соблюдения некой формальности. Саше было предложено подписать соглашение о сотрудничестве с СБУ, конечно, только на благо Украины.

— Кофе будешь? — предложил Борис, показывая для ознакомления бланк с грифом «секретно». — Это надо подписать. А еще необходимо придумать тебе псевдоним, как у Штирлица. Тебе как хочется назваться, Алексом или Юстасом?

— Это обязательно? Мне не хочется заниматься шпионажем или «стучать».

— Это только формальность, — улыбнулся Борис. — Пойми, когда ты будешь в нашей системе, мне будет легче тебя защитить от тех неприятностей, которые мешают твоему делу. Подписывай и работай себе на здоровье. Кстати, сейчас нужно подойти в налоговую милицию. Там тебя уже ждут. Оформишь у них штраф, получишь акт о проведенной проверке «Слинга» и направляйся в банк. Операции по счету будут восстановлены, а что делать дальше — ты знаешь. Или уже забыл? — снова заулыбался старший лейтенант службы безопасности.

Александр поставил в необходимой графе псевдоним «Шершень», подписал соглашение о соблюдении секретности и отказался от кофе.


Двухэтажный дом по улице Суворова, где на первом этаже находились кабинеты налоговой милиции, имел архитектуру здания времен Никиты Хрущева. В семидесятых годах прошлого столетия здесь находился вычислительный центр, раздававший детям использованные перфокарты для плетения бумажных ремней. А в расположенном рядом здании ДОСААФ учили автомастерству, наверное, еще в те времена, когда появился первый трактор или автомобиль.

— Добрый день. Меня вызвали. Я директор общества с ограниченной ответственностью «Слинг», — отрекомендовался дежурному офицеру Александр.

— Проходите. Вас ждут в кабинете № 5.

Двери этого кабинета были открыты.

— Заходите-заходите, садитесь ближе, — встретил коренастый подполковник. — Для чего ж вы весь город «на уши» подняли. Можно же было просто подойти, поговорить. Мне здесь звонят, просят, чтобы я лично вас принял и выслушал. Что же такое случилось?

Офицер спросил так, будто был не осведомлен. Еще утром подполковнику звонили, напоминая ему о нескольких делах, связанных с коррупцией в его структуре. Было предложено придерживаться двустороннего паритета, суть которого выглядела так: «Мы не трогаем ваших — вы не трогаете наших». Предложение было принято.

— Банковский счет фирмы не функционирует. Видимо, у вашей организации есть желание проверить деятельность моего предприятия. Я могу принести необходимые бумаги, если…

— Чем вы занимаетесь?

— Почти всем, как посредник. Поставляю необходимый товар предприятиям и предлагаю некоторые услуги.

— А необходимые лицензии у вас есть?

— Я не занимаюсь деятельностью, которая подлежит лицензированию.

— Ну, что ж. Сейчас пройдите в кабинет № 2, там вам выпишут необходимые бумаги. Желаю вам всего наилучшего! — подполковник натянуто улыбнулся и нарочито склонился над своими бумагами.

Управляющая отделением Инвестбанка выпучила глаза, когда Александр передал ей бумагу о возобновлении движений по счету и, как бы невзначай, выложил на ее стол акт положительной проверки фирмы. Через двадцать минут дело было закончено. Клиент получил необходимую наличность, а на счет опять стали поступать деньги, так необходимые теневому народному хозяйству. Работа начала кипеть с ежедневным объемом в десятки тысяч гривен. Теперь клиентура понимала, что имеет реальные гарантии и определенное «благословение» сверху.

Росло количество желающих получить услуги «Слинга», росли доходы не только у Александра и Владимира, но теперь и у Бориса, ведь лучше какой-то кусок отдавать «своим», чтобы «чужие» не раскрывали рот на весь каравай.

Глава 2. Картофельный поезд

Вечерняя провинция уже давно не похожа на тихое и спокойное место, каким остается в представлении жителей областных центров и столицы. Поток запыленных авто, возвращающихся из разнообразных поездок; рабочие и служащие, спешащие домой, наслаждаясь глотком свежего воздуха после плотной атмосферы в трудовых помещениях; оживленная торговля от молока до семечек в самых невероятных местах; задорные крики детей, освобожденных родителями от множественных табу детского сада; движняк на молодежном «пятачке» и прочее — все это сливается в один оживленный звенящий поток. Провинция сегодня шумит как пчелиный улей.

Александр находился в елочном сквере возле горисполкома, ожидая встречи с человеком, который приторговывал чистыми бланками с оттиском печатей и штампов уже не существующих фирм и учреждений. Для сведения статей баланса эти бумажки заполнялись необходимым текстом, и уже никакая проверка нарушений найти не могла. Достаточно много предприятий используют такой способ для фиктивного снижения своей прибыли. Предусматривая спрос своих клиентов, Саша покупал оптом эти «спасительные» комплекты с отметками около двадцати различных организаций, имевших свой юридический адрес в разных уголках Украины. Неизвестно, сколько на этом мог зарабатывать человек, торгующий этими бумагами оптом, но Саня в своей рознице имел около трехсот процентов рентабельности от вложений. В общем, бизнес получался не слабый.

До встречи еще оставалось какое-то время, как вдруг Александр заметил знакомую фигуру, направлявшуюся к зданию почты. Это была Алена. Сначала у него возникло желание перейти улицу и догнать ее, но он решил посмотреть, куда она направляется, и что должно произойти. Обычно с утра они обсуждали планы на день, но об этом походе Саше ничего не было известно. Алена остановилась на чей-то оклик. Было видно, как ее лицо скрасила улыбка. Кто-то желанный шел к ней навстречу. Саша внимательно всматривался в окружение, но никто себя походкой или другими действиями не выдавал.

— Здравствуй! — приветствие заставило Сашу отвлечься от своих наблюдений. Это был человек с бланками.

— Рад вас видеть, — ответил Александр. — Если мой заказ привезен в полном объеме, тогда вот ваш гонорар.

Он достал зеленые листы долларовых купюр, а взамен курьер передал пакет с бумагами, которые теперь способны осчастливить махинаторов в своих аферах на финансовых просторах украинской провинции. В начале лета и перед новогодними праздниками растет желание украсть из бюджетов или получить дополнительный доход за счет уменьшения налогообложения, чтобы на холяву отдохнуть на морском песочке или на горном воздухе заснеженных Карпат. А если заниматься этим регулярно, то можно посещать туристические курорты других стран, в том числе и экзотических. Все зависит от доступа к бюджетным «корытам».

После встречи Александр глянул в сторону, где находилась Алена, но ее в том месте уже не было.

Рядом с горисполкомом находилось небольшое двухэтажное здание, где в офисе фирмы «Респект» Сашу ждал тезка, Александр Владимирович, занимавшийся «сладкой» коммерцией. Все мороженое, которое съедал регион, было завязано на нем. Но это был сезонный бизнес, поэтому предприниматель строил мармеладный заводик. И то, что тезке понадобились услуги «Слинга», а также «левые» бумаги, было вполне объяснимо.

— Привет, — радостно встретил Александр Владимирович. — Кофе?

— Нет, благодарю. Давайте к делу. Я принес бланки, которые вы просили.

— Хорошо. Сейчас придет бухгалтер, все посмотрит, и я с тобой рассчитаюсь. У меня есть к тебе еще одно предложение. Сможет ли твоя фирма закрыть трансфертными операциями мои дырки в балансе где-то на полтора-два миллиона? Желательно, в течение трех месяцев.

— Миллион — это хорошо. И как это должно проходить?

— Схема простая. С моего счета на твой два-три раза в неделю поступают по десять-двадцать тысяч, приобретая оборудование и комплектующие для мармеладного производства. В то же время эти деньги возвращаются мне обратно, но уже за мороженое, которое ты как бы купил у меня. Количество товара и его ассортимент мой бухгалтер Ляля тебе распишет. Твой заработок — один процент.



— Трансферты всегда стоили два процента, — поправил Саня.

— Полтора процента. Договорились?

— На какие только уступки не пойдешь для постоянного клиента. Пусть будет полтора. Когда начнем?

Владимирович стал рассказывать о сроках и других деталях, а Саша машинально прикинул, какая часть денег, идущая через эту схему, падает в тень, и не будет подлежать налогообложению. Окончательная сумма поражала.

В офис вошла Ляля и, увидев гостя, слегка покраснела. Саша хорошо знал ее, но никогда не давал это понять Александру Владимировичу, так как тот очень ценил ее творческий потенциал и бухгалтерскую сноровку. Знакомы они были еще по неформальному «клубу голых», в котором Ляля появилась также случайно, как и все те, кому было грустно проводить лето в стандартных рамках комплексующего общества. В свои неполные двадцать ей было чем гордиться: привлекательные черты лица, упругие груди третьего размера, сексуальная фигура, и главное — она не была дурой. Отличница в школе и институте, ей надо было ставить самые высокие баллы не только по общеобразовательным предметам. Любила Ляля разных мужчин и никогда об этом жалела. Могла хапнуть водки наравне со всеми, потом отвести «уставшего» возлюбленного домой, сплясать ему «колыбельную» перед сном, а утром рассказывать удивленному парню о его исключительных способностях и умении удовлетворять любые женские фантазии.

Очень любила Ляля позицию «девушка сверху» в автомобилях, что наиболее удовлетворяло глубину ее вопросов в современной автомеханике. Как-то поехала она с очередным приятелем в пригородный лес испытать его новенькую иномарку. В этом состоит преимущество провинциальных городков перед мегаполисами. Места для утех в них располагаются уже на периметре городской черты, где, как правило, берут свое начало бескрайние леса. Ляля так увлеклась мощностью двигателя и ходовой частью той машины, что безжалостные насекомые успели искусать каждый сантиметр ее разгоряченного страстью тела. После этого случая чесалась она по всему телу несколько дней, и многие решили, что заразная беда постигла «клуб голых». Конечно, средствами безопасности старались пользоваться все, но было понятно, что такая сексуальная свобода до добра не доведет. А Ляля продолжала переходить из рук в руки, пока не познакомилась с начальником городской строительной организации. Этот старичок очень любил подобную «клубничку». Сначала для знакомства он предложил девушке поработать на летних каникулах маляром-штукатуром на очень ответственном участке, а вскоре их уже видели вместе на крымских курортах. Ляля презирала дрейф и уважала любой драйв. Поэтому шестидесятилетний плейбой и сегодня никак не может забыть морские приключения с юной нимфеткой.

Как-то зимним вечером на Лялю напал сексуальный маньяк. Или ей не понравился запах его одеколона, или маньяк не побрился перед преступлением, но, только этот насильник остался единственным самцом в городке, с кем не была Ляля до знакомства с Александром Владимировичем.

— Ну, спасибо, Саня, что привез мне бумаги. А в отношении нашего дальнейшего сотрудничества и договоренностей я тебе позвоню, — провожая, отметил директор фирмы «Респект».


Если наблюдать за человеком, который не догадывается о вашем присутствии, есть возможность увидеть его с закрытой от всех стороны. Природный инстинкт любого индивида вынуждает ауру излучать армию флюидов, направленных на подчинение сознания окружающих с целью выгодного восприятия себя. Такая биологическая атака скрывает реальный образ, а сама игра является следствием существующих моральных принципов. Как можно быть одинаковым в общении с различными категориями собеседников: родителями, друзьями, руководством, любимым человеком? Мир действительно является театром, а люди в нем — истинными актерами. Кто-то из них способен на главные роли, остальные могут выполнять лишь второстепенные. И только массовка всегда живет вне сценария. Главное помнить, что кроме актеров еще существуют сценаристы и режиссеры, расписывающие роли на свое усмотрение.

Александр тихо вошел в дом и остановился у дверей в комнату, где возле окна стояла Алена и молча слушала по телефону чей-то монолог, периодически подавая рукой знаки кому-то на улице. Ее лица не было видно, но, казалось, все тело излучало позитивную энергию. Послышался смех, затем она маханула ладонью и протяжно сказала, — «Ну, если захочешь». Саша решил также незаметно выйти, спуститься вниз и посмотреть, кому за окном могла так радоваться Алена. Но во дворе не было никого, кто мог в этом быть заподозрен. Александр вернулся и встретил дома уже совсем безрадостную Алену, кротко готовившую что-то к ужину.

— Нам нужно поговорить, — заваривая кофе, сообщила Алена.

— К чему такое серьезное вступление? — сквозь бутерброд во рту выдавил Александр.

— Звонила Наташа и просила помочь ей собрать картошку в селе под Одессой. Заодно отдохнем на море. Билеты на поезд уже куплены. Выезд завтра. Ты не против?

— Ты все уже решила сама. Уже и билеты есть. Когда вернешься?

— Только через неделю, — надувая губы, с грустью сообщила Аленка.

— Хорошо, — не глядя в ее сторону, смирился Александр. — Только что-то я не могу представить такой тандем — Алена плюс картошка. Ты на родительскую дачу приезжаешь, как астронавт на Луну. Откуда вдруг появилась такая любовь к аграрной теме?

— Еще кофе? — пропела Алена голосом безвинной жертвы возникших обстоятельств.

— Если ты хочешь знать мое отношение к этому, то я не в восторге. Но провожать приеду. В котором часу отходит ваш поезд на картошку?

— В 17.40. И провожать не обязательно, — обиделась Алена.

— У меня завтра дела в Киеве. Наверняка не успею.


Столица встретила провинциала дружеским углекислым газом и гостеприимной толпой. Александр добрался до места запланированной встречи с земляком, недавно переселившимся в Киев. Всегда веселый и бесшабашный Толик теперь имел возможность общаться с теми, кто делал большие деньги и даже маленькую политику. Забывать своих провинциальных друзей он не спешил, потому что новые знакомые не вызывали у него глубокого доверия в делах, как это делали проверенные «в боях». Поэтому предложение про встречу Сашу не удивило. Он знал, что наступит время и Толик обратится к услугам «Слинга», ведь речь пойдет о конкретных вещах из мира больших денег.

— Привет, Саня! — радостно встретил Толик. — Как дела? Как Аленка? Как бизнес?

— Вашими молитвами. Давай сразу к делу. У меня не так много времени.

— А что такое? Какие такие обстоятельства не дают расслабиться свободному человеку? Случилось что-то?

— Все в порядке. Просто у меня еще есть дела.

— А я планировал поехать в какой-нибудь клуб, съесть цыпленка, выпить бутылочку «Массандры». В такой атмосфере было бы лучше все спокойно обсудить.

— Не сегодня. Пожалуйста, давай поговорим где-то здесь.

Саша глянул вокруг и заметил площадку открытого кафе.

— Как скажешь. Но в другой раз ты обязательно должен меня послушать.

Друзья еще не успели подойти подошли столику, как перед ними мгновенно возник юный гарсон. Получив заказ, он ловко протер пластиковый столик и поставил чистую пепельницу.

— Мне, точнее, моим друзьям, — начал Толик, раскуривая любимую никарагуанскую сигару, — нужна фирма, которая длительное время будет решать финансовые вопросы, связанные с теми услугами, которые оказывает твой «Слинг».

— О каких суммах идет речь?

— Сотни тысяч. А может и миллионы. Я пока точно сказать не могу. Нужна четко отлаженная схема, которая не будет иметь проблем перед провокациями существующей системы.

— Хорошо. Что конкретно нужно? Давай о деталях.

— Производитель ликероводочной продукции Торговая Марка «Коралл» ежедневно отгружает свою водяру оптовым клиентам по фиксированной цене. Есть большое желание показывать меньшую цену. Для этого между продавцом и покупателями должна появиться фирма-посредник.

— Ну, это просто. Посредник отпускает товар покупателям по завышенной цене и выписывает на это необходимые документы, а полученными средствами рассчитывается с продавцом по заниженной стоимости. По бумагам повышается себестоимость для покупателя и уменьшается прибыль у продавца. В реале количество товара, который получает покупатель, больше, чем в накладной от посредника, что позволяет ему снизить налоги, плюс — неучтенная водка. Продавец также уменьшит свои официальные доходы, а разницу получит наличкой из рук посредника.

— То есть, если тысячу бутылок покупают через посредника, то с завода выходят оплаченными уже тысячу двести поллитровок. Налоги уменьшаются на всех участках схемы, плюс внебалансовая водка. Прекрасно!

Толик смолк, когда гарсон принес кофе и коньяк.

— Желательно рассчитаться сразу, — виновато попросил официант, протягивая счет.

— Я угощаю, — воскликнул Толя, и кинул несколько купюр на стол. — Сдача не нужна. Так, на чем я остановился? Ага, вспомнил. Но возникает вопрос. Как посредник собирается решать несоответствие в бумагах при встречной проверке?

С каждой новой деталью, с каждым новым требованием в голове Александра рождалось то, что в скором будущем позволит лишь нескольким людям наполнить свои карманы за счет средств, которые должны перечисляться в Государственный бюджет Украины. Суммы, которыми планировалось манипулировать, поражали своими размерами. Саша чувствовал, что при таком раскладе некоторые его желания смогут стать реальностью. Одно из них — собрать достаточно денег, чтобы вернуться в нормальный бизнес.

— Давай за это выпьем, — будто прочитал его мысли Толик.

Коньяк вошел в тело, как в сухую землю, и все вокруг стало ближе и роднее. Посмотрев по сторонам, Александр встретился взглядом с человеком за дальним столиком, на лице которого виднелось большое родимое пятно. Он видел его в театре, и уже тогда сделал вывод, что среди своих знакомых его нет. Как тесно стало жить, — подумал Саша.

— Что ж, благодарю за гостеприимство, но мне пора, — сообщил Александр.

— Значит, я могу рассчитывать на тебя?

— Я сначала посоветуюсь с теми, кто может прикрыть слабые места в этом деле.


Обратный путь был свободным. Машин на трассе было немного, и пейзаж за окном менялся с невероятной быстротой. Как будто кто-то свыше был заинтересован во встрече Александра с Аленой перед ее отъездом. Стрелки часов показывали около четырех. Времени хватало, чтобы купить пару бутылочек сухой «Тамянки» и билет для себя на тот же поезд. Он захотел ошеломить девушку, появившись в вагоне с цветами и вином. Это будет выглядеть потрясающе, — предвкушал событие Александр. До прибытия поезда на станцию Саша слился с толпой уезжающих и провожающих. Когда нужный вагон остановился как раз напротив него, он быстро вскочил в тамбур, на ходу суя свой билет проводнику.

За окном поезда мелькали знакомые станции. Саша пытался представить изумление Алены, когда она увидит его возле своего купе на огромном расстоянии от дома. Он был очень доволен своими сумасбродством и изобретательностью, зная, что делать приятные неожиданности любимому человеку есть главным составляющим в полноценных отношениях.

Когда поезд прошел около трети пути, и солнце начало садиться за горизонт, Александр, абсолютно не имея представления, в каком вагоне может находиться Алена со своей подругой, прошел в их поисках сначала к голове поезда. Но затем понял, что выбрал неверное направление. Девушки могли быть только в одном из трех последних вагонов. С каждым новым шагом его сердце стучало быстрее, в надежде на невообразимую встречу. С каждым новым шагом вероятность «находки» росла, а когда оставался последний вагон — достигла своего пика. Заглядывая в каждое купе, Александр делал необходимую гримасу, которой хотел шокировать девчонок. Но на последнем купе эта мимика переросла в идиотическую маску пьеро, которому сделали очень больно. Алены в поезде не было.

Александр стоял у последней двери, за пыльным стеклом которой железная дорога стремительно убегала из-под его оцепеневших ног. Мысли о том, что он мог не заметить Алену или сесть не в тот поезд, отпадали одна за другой. Саша еще долго не хотел верить в то, что любимая ему просто солгала.

Глава 3. Французский поцелуй с украинским акцентом

Возвращение домой произошло только к вечеру следующего дня. Не смотря на свое состояние, Александр должен был найти того, кто решит судьбу еще не рожденного предприятия для схемы, оговоренной на встрече с Толиком. Она была не идеальной только по одной причине — налоги. Фирма-посредник имела двойную проблему. С одной стороны, это деньги за товар, который она, якобы, продает, но ни у кого не покупает. С другой стороны, это товар, который она, якобы, покупает, но никому не продает. Естественно, товар один — водка. Но невозможно было соединить то, что отпускал производитель, с тем, за что рассчитывался оптовик. Тут и несоответствие в емкостях бутылок, названий сорокоградусной, датах выпуска и многое другое. К тому же, существовал обязательный налог на виноградарство, контроль за которым был строгим. Любопытна история возникновения этого налога.

С подачи Горбачева в 1985 году был принят закон «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». В народе как только его не называли — и «горбачёвский указ», и «сухой закон», и «наполовину сухой закон». Одним из методов борьбы стала вырубка многолетних виноградников. Никто из чиновников даже не подумал о переориентации винзаводов и выпуске соков — кинулись тупо выполнять решение партии и правительства. Трезвым общество не стало — люди начали массово гнать самогон, а традиционные крымские и таврийские вина были утрачены. И теперь, чтобы восстановить виноградники, требовались немалые деньги и многолетнее терпение.


— Налей мне кактусового пойла и сделай, пожалуйста, кофе, — попросил Саша бармена «DIXI». Ловкий Стасик плеснул рюмку текилы и включил кофеварку. В это время к стойке бара подошла жутко интересная девушка. Она хотела что-то сказать бармену, но тот копошился в своей каморке. Ее внимание переключилось на Александра. Саня машинально улыбнулся. Девушка сделала то же. Выражение ее лица намекало на знакомство с продолжением. Игривые зеленые глазки заблестели от прилива адреналина. У Саши создалось впечатление, будто девушка провела весь день в каком-нибудь салоне, чтобы вечером встретиться именно с ним и разделить его холодную постель. Он уже решился заговорить, но в этот момент в «DIXI» зашел Борис, с которым была договоренность о встрече. Стасик вернулся к своим обязанностям, и парни заказали небольшой ужин, перейдя для разговора в бильярдный зал.

— Как дела? Все в порядке? Может кто-то мешает работать? — смазывая мелом кий, поинтересовался старлей.

— Разрешите доложить? За время вашего отсутствия на вверенном мне объекте никаких чрезвычайных происшествий не случилось. Дежурный — рядовой «Шершень».

— Вольно, — подыграл Борис. — Кто будет разбивать?

— Начинай ты.

От первого удара сразу два шара упали в лузы. Борис профессионально играл в бильярд, поэтому оспаривать его первенство было бессмысленно. Саня просто лупил по шарам без особого азарта.

— Вчера у меня была встреча с одним приятелем, — начал Александр. — Он предложил достаточно серьезное дело, в котором будут фигурировать большие деньги. Но и требования тоже немалые.

— Рассказывай. Если сможем — поможем, — не отрываясь, продолжал забивать шары Борис.

— Схема работы заключается в изменении движения финансового потока от покупателя к продавцу. В данном случае созданная фирма-посредник замкнет на себе все налоговые нагрузки. Проблема в том, как обойти проверки? Если вопрос с контролирующими органами будет решен, то размер заработков в этой афере сможет позволить любому из ее участников за короткий срок приобрести, например, бильярдный салон в центре города.

Последние слова тронули Бориса до самих костей. Пример вложения будущих денег ему очень понравился. Саня инстинктивно догадался, как задеть амбиции молодого лейтенанта.

— Как я понимаю, моя задача заключается в решении вопросов, связанных с налоговой и ментами. Что ж, я поговорю с некоторыми людьми. Ответ будет быстрым. И я убежден, что он может быть положительным. Кстати, какой процент из этого дела должен принадлежать мне? — удачным ударом в лузу закрепил свой вопрос офицер СБ.

— Я с тобой разделю четыре процента от всего оборота — по два каждому.

— Это справедливо. Но надо помнить, что могут появиться дополнительные постоянные расходы на задабривание отношений с некоторыми должностными лицами. Поэтому мы разделим поровну лишь ту часть, которая останется после решения всех вопросов. Партия! — закатив черный шар, закончил игру Борис.

— Договорились, — согласился Александр, приглашая товарища к столу, где можно было поговорить уже не о работе.

К концу вечера Саша провел захмелевшего товарища к выходу, где его ждало такси, заблаговременно вызванное заботливым барменом. Вернувшись для расчета, он вновь встретил девушку, которая понравилась ему блеском зеленых глаз. Она рассчитывалась у кассы, а рядом ждали ее подруги. Александр подошел ближе и тихо спросил.

— Вы уже уходите? Жаль. А я собирался вам предложить что-нибудь выпить.

Девушка, не поворачиваясь, сказала своим подругам, что остается. Громко веселясь, они ушли прочь. В «DIXI» воцарилась тишина, которую нарушил бармен. Он назвал сумму по счету девушки, но Саша его деликатно остановил, предлагая перевести эти деньги на свой счет. Тут девушка, наконец, повернулась к нему.

— Знаете, я зарабатываю, и могу заплатить сама.

— Мне хотелось вас расположить к себе.

— Разве для этого нужны деньги?

— Извините, что поступил неверно. Позвольте исправиться. Шампанского?

Девушка рассчиталась по счету и дала понять, что ждет за свободным столиком. Саня взял «Артемовское» красное, необходимый для отрезвления лимончик и поплелся к незнакомке.


— Так ты тут живешь?! — проходя в комнату, мурлыкала Маринка. Именно так звали девушку, которая последние два часа овладевала Александром. Первый раз он привел к себе незнакомую, хоть и симпатичную, девушку из бара. Просто ему хотелось сделать что-то нехорошее по отношению к Алене. В течение дня он неоднократно вспоминал то пакостное состояние, родившееся в поезде у двери последнего вагона. И это случайное знакомство с красоткой было как бальзам для его оскорбленной души.

Вещи Алены выдавали присутствии женщины в доме, но Марину это не смущало. Она понимала, что такие, как Александр, не могут долго находится в одиночестве. Сама девушка никогда не была шалавой. Просто иногда позволяла себе разные приключения. Со слов Марины, ее муж сейчас находился в командировке, поэтому встреча с подружками была обычным делом. А уже знакомство с Александром, по ее словам, было абсолютной случайностью.

Маринка присела на диван и, разглядывая обстановку, ждала от хозяина определенной решительности. Но парень растерянно стоял посреди комнаты и не осмеливался на какие-то движения.

— Может, для начала поставишь чайник? — зевая от уже позднего часа, спросила девица.

— Оки.

— У тебя горячая вода есть?

— Конечно, нет. Мы же не в Киеве живем. Но, если нужно, я могу нагреть.

— Не нужно. Я скоро, — сообщила Маринка и направилась в ванную.

Саша пытался вспомнить есть ли там мыло, свежее полотенце и тапочки. Нужно найти презервативы, — заволновался он. Шум воды прекратился, и на ночной чай в халате Алены на кухню явилась влажная Марина.

Возбужденный от вида обнаженных ножек, Саня попробовал что-то сказать, но поперхнулся от нахлынувшей похоти. У него восстал волосяной покров, а мурашки запрыгали по всему телу в предвкушении заманчивой игры. Девушка обратила внимание на его эмоциональность и решила слегка поиздеваться. Она подошла вплотную, прыткими пальчиками расстегнула напряженную молнию брюк и ловким движением выпустила на свободу существующее напряжение. Одной рукой стала делать осторожный массаж, другой — медленно подносить чашку к своим влажным губам, отпивая горячий чай и, как только подходило сладкое ощущение завершения, глотала горячим ртом всю ее суть. Затем снова возвращалась к чаю и опять к пульсирующему телу. Марина слышала, как отрывисто звучал хриплый стон Саши, но девичья самоотверженность успокоилась лишь тогда, когда из чашки был выпит последний глоток черного байхового чая.

— Это был «французский поцелуй», — не выпуская Сашу из рук, на выдохе произнесла Марина. — Чай у тебя вкусный, но я хочу получить наслаждение не только от него.

Всю оставшуюся ночь они занимались простыми, но фантастическими по своей природе движениями, пока за окнами не начали петь утренние петухи из частного сектора провинциального городка. Но Александр и Марина их уже не слышали, улетев с первым солнцем в мир пестрых снов таинственного Морфея.


Уже на следующий день Борис звонил Александру, чтобы сообщить о результатах по вчерашнему разговору. Для окончательного решения всех вопросов оставалось пригласить на встречу Толика. Решили собраться в закусочной на выезде из города. Саня с Толей появились раньше, чтобы сделать распоряжения на кухне и обсудить кое-какие личные вопросы. Борис прибыл без опозданий.

Александр представил Толика лейтенанту, после чего все сели, сохраняя необходимую дистанцию. Но уже через час Талян что-то шептал Борису в ухо, вытирая свои жирные губы о его волосы. Тот хохотал и лазил руками по блюду с обглоданной курицей, вылавливая скользкие оливки. Создавалось такое впечатление, что их первое знакомство состоялось намного раньше. Опьяневший Санька постоянно сбивал пепел в стакан с соком и разливал по рюмкам горькую торговой марки «Коралл», специально привезенную Толиком, чтобы оценить продукт, на котором может заработать немалые деньги сформировавшийся коллектив.

— А я ей говорю, че ты ко мне прицепилась? Че не видишь, что я ничего не хочу? А она снимает с меня штаны и орет, — я сама все сделаю! А дальше я не помню, что она там делала, — я отключился, — продолжал сочинять Толик, но его уже никто не слушал. Нарезались.

Александр подошел к бармену и заказал кофе, лимонов и минералку. Немного отрезвев, говорить о деле начал Борис.

— Все вопросы с налоговой будет решать один человек, который за это хочет один процент с вала. Чтоб было понятно для очень пьяных: с одного миллиона — десять тысяч. И самое главное, не платить никаких налогов! Будет считаться, что этой фирмы вообще нет, — Борис закурил и продолжил. — Все должны подрезать свои языки, потому что любая информация по этому делу может испортить схему и хорошие отношения. Теперь я хочу услышать вас.

— Документы для регистрации фирмы «Богус» у меня уже готовы, — начал Александр. — Директором поставим какого-нибудь лоха. Он будет только подписывать бумаги за небольшую плату. На всякий случай, откроем два счета: один в Инвестбанке, другой — в каком-нибудь другом. Благо их полно сейчас понатыкано в каждом городке. Это сможет застраховать от неожиданностей. Через пару недель можно начинать.

— В нашем случае для получения лицензии на оптовую торговлю алкоголем для «Богуса» нужно фиктивно оформить какой-нибудь склад. Также надо иметь хорошую связь, — подытожил Толик.

— О связи сказано к месту, — согласился Борис. — Всем необходимо приобрести отдельные мобилы и стартовые пакеты разных операторов, и чтобы эти номера знали только мы. «Прослушка» сегодня имеет большие возможности — это я вам говорю. Ну, что, на посошок и по бабам.

Выпив со всеми, Саня вспомнил об Алене. Душа была в смятении, а сердце в необъяснимой тревоге.


Пока Александр занимался регистрацией ООО «Богус», быстро подошел тот день, когда должна была вернуться Алена. Саня никогда бы не поверил, что один день способен изменить всю его жизнь. А началось все с простых женских колгот.

Алена приехала утром, когда Александр проходил сложный квест по коридорам городской власти с целью создания очередного фиктивного субъекта предпринимательской деятельности. Она распаковала сумку с вещами, которые брала с собой, и бросила их в корзину для стирки. Затем глянула на ситуацию в холодильнике, так как всегда волновалась за Сашкин желудок. Заправила машинку порошком и начала перебирать белье. Как вдруг она заметила цветастые колготы.

Остается только догадываться, что Марина, когда принимала душ, положила их на батарею прямо над корзиной, а потом они упали в общее белье. Собираясь, девушка не могла вспомнить точно, в чем была, так как вчерашнее выпитое капитально сдавливало мозг.

Теперь эти колготы оказались в руках Алены. Ей не нужны были объяснения, потому что уровню интуиции этой девушки мог позавидовать сам Нострадамус. Она сразу представила себе все джазы и блюзы, звучавшие в ее отсутствие. Что нужно делать в таких случаях Алена знала, но ей хотелось быть неординарной. Собирая вещи, она придумала способ, который сможет передать Александру всю полноту необходимой информации и душевных переживаний.

Когда основные дела были сделаны, Саня заторопился домой. Он всю неделю представлял то невинное выражение лица, с которым Алена его встретит, и уже после первых вопросов, сменит на виноватую маску покорной Дездемоны. Александр на некоторое время собирался стать белым Отелло. Но все пошло не по его сценарию. Во-первых, двери ему никто не открыл; во-вторых, в квартире, никого не было; в-третьих, на кухне на столе лежала записка:

«Дорогой, но уже не любимый. Никогда не думала, что свои последние слова к тебе буду писать на бумаге, потому что видеть твои бесстыжие глаза мне неприятно. Ты сделал свой выбор, и я тебя не осуждаю. То время, которое мы провели вместе, запомнится на всю жизнь. Видимо наступил момент, когда нужно расстаться, так как ничего, кроме обид, в нашем будущем уже нет. Мой красный украинский борщ, который ты всегда очень любил, я приготовила тебе в последний раз. Но будь очень внимателен, — не подавись ингредиентами!».

Александр подошел к кастрюле, которая была еще теплой, и снял крышку. Среди картофеля, капусты и свеклы плавали сваренные цветастые колготы Марины, что придавало всей картине законченную смесь эпатажа и перформанса.


Каждый последний четверг месяца Борис наведывался в Главное Управление СБ, для информирования своего руководства о выполненной работе и получения необходимых указаний. Но никто из его коллег не догадывался, что кроме этих отчетов он на некоторое время посещал отдел Департамента контрразведки по защите экономики Украины. Так и в этот раз, находясь в управе, он сначала решил общие дела, а теперь ожидал приема к заместителю начальника контрразведки. Борис сидел в «предбаннике», держа в руках обычную серую папку, в которой находились материалы разработанного им секретного задания, к которому добавилось несколько запланированных событий. Основная схема этой акции выглядела так:


«…Согласно приказу руководства о разработке и детализации операции «Ренегат», мной, старшим лейтенантом безопасности, Борисом В., разработан следующий план.

Цель операции:

ликвидация преступной группировки, действующей под видом торговой марки «Коралл».

Метод:

внедрение подконтрольной фирмы в структуру товарно-денежных отношений между ТМ «Коралл» и потребителями ее ликероводочной продукции. Привлечение всех средств, возможностей и связей в поиске материалов, свидетельствующих об экономических преступлениях руководителей ТМ «Коралл».

Задачи:

1. Инициировать создание в районном городе фиктивной фирмы, которая спровоцирует к экономическим махинациям значительное количество предприятий и организаций.

2. Создать условия для привлечения к сотрудничеству директора фиктивного предприятия, Александра М., и дать ему статус агента под псевдонимом. (Он назвал себя «Шершень»).

3. Иметь полный контроль над движением финансов, текущих в ареале работы предприятия. (Фирма ООО «Слинг»)

4. Действующего агента «Тимур», внедренного в руководящий состав ТМ «Коралл», познакомить с Анатолием К., товарищем Александра М. для дезинформации первого и стимулированием второго новыми схемами продажи ликероводочной продукции ТМ «Коралл».

5. Лично принять участие в создании фиктивного предприятия, которое войдет в общую схему финансовых махинаций ТМ «Коралл». (Фирма ООО «Богус»).

6. Иметь полный контроль над деятельностью обеих фиктивных фирм, для сбора необходимых доказательств о незаконной деятельности ТМ «Коралл».

Дополнение состоянием на 30.08.2002 года.

В соответствии с разработанным планом, кроме ранее существующей фирмы ООО «Слинг», в конце августа 2002 года в городе создана вторая фиктивная структура ООО «Богус», деятельность которой также находится в полном контроле…»


Именно последние слова в этом рапорте имели особое значение. Согласно развитию событий, оставалось реализовать последний пункт — собрать материалы о преступной деятельности ТМ «Коралл».

— Проходите, — сообщила секретарша, — полковник ждет вас. Борис вошел в кабинет, плотно закрывая за собой двери.

— Товарищ полковник, разрешите?

— Проходи, садись, — отвлекся от бумаг коренастый полковник. — Ну, что у тебя интересного?

— Все по плану, — передавая рапорт и документы, доложил Борис. — Операция «Ренегат» находится в своем завершающем этапе. Скоро должны произойти события, о которых сообщает агент «Тимур». Мы сейчас проверяем эту информацию.

— О чем идет речь?

— По сообщениям агента, на складах ТМ «Коралл» в первых числах ноября начнутся работы по большой отгрузке ликероводочных изделий, которые закончатся только к концу месяца. В разливочные цеха ТМ «Коралл» поступила большая партия российского спирта, под видом товарного кредита. До конца года «Коралл» обязан за него рассчитаться в соотношении пятьдесят на пятьдесят — половину безналом, остальное — «теневым» налом.

— Какие будут предложения? — протирая кончиком галстука свои очки, поинтересовался полковник.

— По информации «Тимура», водка будет отгружаться только тем покупателям, которые сделают за нее предоплату на счет подконтрольного нам предприятия ООО «Богус». Руководство ТМ «Коралл» приняло решение накапливать эти деньги на счете «Богуса» в Инвестбанке до второго декабря включительно. И только третьего числа вся сумма должна быть перечислена на счет «Коралла». Если перед совершением операции арестовать счет «Богуса», то у «Коралла» возникнет финансовый коллапс, фактически — дефолт.

— Интересно. Вот, в этом месте подробнее.

— Согласно существующей схеме до второго декабря все клиенты, получившие водку от «Коралла», полностью рассчитаются за нее с посредником ООО «Богус». Но «Богус» третьего декабря не сможет обналичить или перевести эти средства на счет «Коралла», потому что его счет будет арестован. Имеем: во-первых, ТМ «Коралл» не сможет рассчитаться по налогам в конце года; во-вторых, у него не будет «теневой» наличности, которую необходимо отдать за российский спирт; в-третьих, если установить слежку за руководством ТМ «Коралл», мы сможем выявить, кто из российской стороны наносит вред экономике Украины, вымывая деньги и подрывая деятельность сбалансированную работы в ликероводочном бизнесе.

— Мне нравится ваша аналитика. На следующей неделе мы примем окончательное решение и согласуем все детали. И мне приятно вас известить, что, в соответствии с приказом генерала от вчерашнего дня, вам присвоено очередное звание — капитан. Поздравляю! — вставая, радостно объявил полковник.

— Служу Украине! — отдал честь Борис и с благоговением пожал руку старшего офицера.

Глава 4. Проклятие старой башни

Александр стоял в центре городского парка. Он бросил взгляд по сторонам и не заметил ни одной живой души. Серые вороны облепили голые деревья. Казалось, они были единственными существами на всем свете. Непонятно откуда появился Борис.

— Я хочу пригласить тебя на день рождения.

— Но ведь ты родился весной?

— Мне хочется отпраздновать раньше. Идем.

Борис потянул Александра к старой кирпичной башне, стоящей в парке, наверное, со времен татаро-монгольских нашествий. Подойдя ближе, становилось жутковато. Это тридцатиметровое сооружение имело заметный наклон и, казалось, могло рухнуть в любой момент. Из приоткрытых дверей башни мерцал свет. Борис сказал, что здесь ему оставили пирог к праздничному столу. Александр поднял голову и увидел, как вспыхивает свет в каждом окне, и тень Бориса поднимается по лестнице до самого верха.

Чья-то рука легла на Сашино плечо. Он вздрогнул и резко обернулся. Рядом стояла мертвенно-бледная Наталья, подруга Алены. Она с укоризной качала головой. Все происходящее очень удивило Александра. Наконец, в дверях башни появился Борис с большим блюдом в руках, на котором лежал полукруглый предмет, закрытый грязной тряпкой.

— Зачем ты накрыл пирог этим тряпьем? — удивился Саня.

Но Борис лишь улыбался. Саша подошел и сорвал покрывало. На блюде, стекая кровью, лежала голова Толика…

Александр проснулся. Он задыхался от нехватки свежего воздуха.

— Присниться же такое, — открыв настежь окно, нарушил утреннюю тишину взмокший Саша. — Это все нервы.


В конце каждого месяца Толя получал команду к отправке на счет ТМ «Коралл» всех средств, накопившихся у «Богуса». Но такая огромная сумма, которая собралась в Инвестбанке к концу ноября, была невероятно огромной для провинциального городка. Почти восемь миллионов гривен осело в отделении банка, где любая копейка на «Слинге» или «Богусе» вызывала черную зависть у руководства, искушая сделать очередную пакость. Уже начался декабрь, а Толик все не появлялся. Саня нервничал. Последние дни он получал лишь сообщение оператора об отсутствии абонента в сети. И только вчера вечером Толик объявился, чтобы известить о своем утреннем приезде. Договорились на встречу возле банка в момент открытия.

Часы показывали 08:30, календарь — 03.12.2002. Дорога к банку лежала через весь город. Зима в начале декабря — это заснеженные улицы, гололедица, пар изо рта. Так должно быть, но было не так. Серые дома, полусонные лица, большие лужи на дорогах. Температура не опускалась ниже нуля. Но самой большой неприятностью была нестерпимая грязь на новых туфлях.

К девяти часам подъехал Толик. У него находилась печать «Богуса», так как он нес основную ответственность за сохранность средств «Коралла». Его попытки ездить за рулем заканчивались, мягко говоря, не очень удачно. Поэтому в дальних повседневных поездках Толик пользовался услугами водителя.

Увидев Александра, он вылез из машины и зашагал навстречу, держа в руке любимый кожаный портфельчик.

— Привет, Саня! Сегодня великий день, потому что сейчас мы сделаем последний шаг на пути от нищеты к богатству. Наконец я получил добро на отправку сразу всех восьми лимонов. Уже завтра нас будут ждать заработанные проценты, и мы сможем хорошо отдохнуть, чудесно встретив следующий год. Ты уже решил, на каком курорте зависнешь? Махнем со мной в Индию?

— У меня есть только одно желание — прикоснуться к статуе Сфинкса и войти в пирамиду Хеопса, — поднимаясь по лестнице банка, поделился мечтой Александр.

Они стремительно вошли в операционный зал. Приветливые банковские красавицы любезно встретили состоятельных клиентов, которым давно уже «промыли» все кости, обсуждая происхождение их миллионов. Саша достал платежное поручение, в котором семизначная сумма уходила на счет ТМ «Коралл». Толик вынул из портфеля печать «Богуса» и, дунув на нее трижды, поставил фиолетовый оттиск, как знак своего согласия.

— Это очень большая сумма, — ангельским голоском произнесла молоденькая операционистка. — Я должна ваш платеж согласовать с управляющей банком. Подождите, пожалуйста.

Она оторвалась от монитора и направилась в кабинет шефини. Через минуту девушка вернулась вместе с ней, и та известила ничего не подозревавших клиентов о возможном недоразумении, относительно счета «Богуса».

— Это шутка?! Простите, но у нас мало времени, — после некоторой паузы первым отреагировал Толик.

— Понимаете, — начала врать управляющая, — вчера в конце дня к нам поступило распоряжение из областной налоговой милиции о прекращении движений по счету «Богуса». Также было в прошлом году со счетом вашего «Слинга», Александр. Поймите, мы только выполняем свои обязанности, поэтому не можем пропустить ваш платеж. Вам необходимо этот вопрос решить не здесь.

Немая сцена, внезапно накрывшая помещение, могла длиться долго, если бы Александр не предложил Толику позвонить Борису.

— Эти проблемы должен решать только он, — нажимая кнопки, нервничал Саша, впервые в жизни увидевший Толика без улыбки на лице. — Не переживай, Талян, все будет хорошо. Главное, что деньги на месте. Остается только выяснить, что за беда с этой областной конторой? Я всегда говорил, что накопление больших средств на одном счете ведет к непредсказуемым последствиям.

Но ни Сашка, ни Толик не могли дозвониться Борису — он находился вне зоны доступа. Тогда они решили подъехать на службу. Толя остался в авто, а Саня пошел в СБ и быстро вернулся. Ожидая от него объяснений, Толик не понимал, почему тот молчит. Александр закурил и глубоко затянулся.

— Дежурный сказал, что сегодня ночью на одесской трассе Борис попал в аварию и сейчас находится в больнице… в морге.


Тонкие пальцы вытянули зеленую двадцатку, сложили ее вдвое и постучали ребром по столу. Белый кокаиновый порошок был настолько легким, что любое крошечное дуновение могло оставить Толика без дозы. Сделав тонкую дорожку, он свернул купюру в трубочку и вдохнул до последней пылинки. Минутное молчание нарушил Саня.

— Я всегда говорил, лучше выпить лишнего, чем употреблять всякую наркотическую дрянь. Зачем создавать несуществующий мир?! Особенно сейчас, когда так нужен трезвый взгляд и здравые мысли, ты уходишь от реальности, давясь тупым смехом.

— Ы-ы-ы, — тупил Анатолий, захлебываясь от дебильного прихода.

Употребление кокаинового порошка лежало в основе его постоянного оптимизма. Но сегодня это выглядело, как обыкновенная истерия. После утренних событий у парней не было в голове ничего, кроме желания нажраться. Поэтому картина на столе в кухне Александра не менялась в течение дня до позднего вечера. Пустые бутылки сменялись полными, а пепельница была завалена доверху с горкой. И только неизменной частью этой какофонии оставался водитель, который весь день смиренно ждал Толика у подъезда.

— Я не верю в пророческие сны, но то, что мне снилось этой ночью, поражает своим содержанием, — непрерывно затягиваясь, произнес Саня. Оба молча сидели на полу, подпирая стены и уставившись в потолок, в надежде увидеть там свое ближайшее будущее.

— Ты о чем?

— Я про сон. Было очень неприятно видеть, когда из старой водонапорной башни Борис на тарелке вынес твою отрубленную голову.

— Нечего себе?! Это ты о той башне, что стоит в местном парке? — возбудился Толик. — А ты знаешь, какую легенду про нее бабки рассказывают? Слушай. Было это лет тридцать назад. Башню только построили, установили необходимое оборудование и подали в дома питьевую воду. Как-то осенним вечером компания подвыпивших пацанов прицепилась к девчонке, допоздна задержавшейся в гостях. Затянули они ее в эту башню и стали глумиться по очереди. А сердце у девушки было слабым и не выдержало. Тело затянули на самый верхний этаж и разбежались по домам. Родители искали свою дочь долго — не могли найти. Но тут ремонтники заглянули в башню и увидели обглоданный крысами человеческий скелет, о чем сразу доложили местным органам. Криминалисты провели экспертизу и выяснили, что это останки той самой девушки, которую искали больше полугода. Но установить личности преступников так и не удалось, потому что грызуны сделали свое скверное дело.

Прошел ровно год после того, как случилось это ужасное преступление. И вот, в тот самый день и в тот самый час, когда остановилось сердце девушки, пошла из всех кранов скрашенная кровью вода. Люди испугались, побежали к башне, но ничего необычного найти не смогли. А на следующий день по городу поползли слухи, что пропал молодой парень. Проходит еще год, и вода с кровью в кранах повторяется снова. И опять люди ничего не находят, и вновь пропадает парень. Так продолжалось еще три года, ведь ребят, которые насиловали ту девушку, было пятеро. На шестой год все прекратилось и больше ничего подобного не происходило.

Но рассказывают, что после сильных дождей, смывших землю возле фундамента этой башни, люди нашли черепа и кости, которые принадлежали тем пяти исчезнувшим насильникам, — закончил Толик, пялясь в темень приоткрытого окна.

— Какие страсти в твоей голове рисует кокаин?! Здесь все-таки пятый этаж, вдруг полетать захочешь, — Саша закрыл окно и увидел, что на белой от снега улице уже началась настоящая зима.

Толик что-то буркнул себе под нос. Саня посмотрел на ералаш вокруг и решил все прекратить. Он сложил недопитки в мусор, вытер стол и растолкал кайфующего Толика.

— Так! Слушай меня! Завтра нужно поехать в областную контору. Будем сами все решать. Ты с утра придумай что-нибудь для людей из «Коралла», а потом мы встретимся в центре на Крещатике и начнем исправлять ситуацию. Жизнь продолжается, поэтому нужно решать проблемы с миллионами, зависшими на счете «Богуса». Поднимайся, а то твой водитель уже, наверное, замерз.

— У него такая работа. Сань, слушай меня внимательно, — сосредоточенно начал Толик. — Утром у меня будет встреча с представителями «Коралла». Об аресте счета с лимонами я нечего говорить не стану. Скажу, что потерял печать «Богуса» и на ее восстановление нужно три дня. Они посчитают это небольшой задержкой, за которую мы сбросим пару процентов из нашего заработка. Им деваться все равно некуда, поэтому у нас появятся трое суток, чтобы решить все проблемы с отправкой денег.

— Отлично, — согласился с этим планом Александр. — Но я очень тебя прошу, не хавай свой клятый кокаин хотя бы в эти дни.

— Оки, — повеселел Толик. — Кокс я покупаю у надежных людей в Москве, а в Киеве много фуфла и кидал. Мои запасы иссякли, а сегодня я кончил остаток. И в Москву в эти дни я не собираюсь.

— В котором часу встретимся?

— Давай, как ты говорил, на парковке возле ЦУМа в три часа. Пусть печать «Богуса» будет пока у тебя. Господи, как хочется спать! А еще уехать в Индию. Скорее бы все это закончилось.

Александр услышал, как в темноте за окном хлопнули дверцы, и машина тронулась в ночь. Он достал барсетку и положил печать ко всем своим документам, которые всегда носил с собой.


Столичные пробки почему-то всегда появляются там и тогда, где едешь именно ты, опаздывая на какую-нибудь важную встречу. Так было и в этот раз. На светофоре Александр посмотрел по сторонам. Справа, за рулем новенького «Форда» находилась женщина средних лет, которая во время остановок любовалась своей внешностью и поправляла макияж. Слева, в маленьком «Фиате» на месте водителя находилась юная нимфетка, стрелявшая вокруг своими большими глазами. А в зеркале заднего вида Саша увидел симпатичную девушку, владелицу «Ланоса». Вот вам и причины пробок, — подумал он, глупо ошибаясь, как все мужчины.

Свой BMW Александр смог припарковать только за два квартала от столичного ЦУМа. Было уже половина четвертого, когда он добрался до назначенного места. Еще издали виднелся серебристый «Мерс» Толика. Подойдя к машине и увидев, что Толя сидит на месте водителя, открыл передние дверцы и сел рядом.

— Ну, чем порадуешь? — поинтересовался Саня, успокаиваясь, что тот его дождался. Синее лицо Толи не реагировало на его появление. Большие карие остекленевшие глаза смотрели прямо перед собой. Черные зрачки были расширены, и под носом виднелась засохшая кровь. Щеки, губы и кончик языка, немного торчащий изо рта, были вымазаны белым порошком. Кокаин, — мгновенно сообразил Александр, — но почему? Руки Толи как-то неестественно свисали вниз, ноги были разбросаны между педалями. Хотелось верить в то, что это съемки передачи «Розыгрыш» с Валдисом Пельш или «Скрытая камера» с Сергеем Сивохо. Но вокруг не было ни телекамер, ни смеющихся лиц. Прохожие буднично торопились по своим неотложным делам.

Саша осторожно приложил свои пальцы к артерии Толи — пульсаций не было. А дальше, как в кино. Он взял салфетку из бардачка и вытер отпечатки пальцев на панели и ручке двери. Сохраняя спокойствие, вышел из машины и, прикрыв двери, протер ручку со стороны улицы. Не оглядываясь по сторонам, Александр пошел по Крещатику в противоположном направлении от BMW. Он понимал, что в своей машине сейчас ездить нельзя. Также было ясно, что кто-то знал о месте и времени этой встречи.

Если хотели подставить, то почему этого не сделали? — Саша пытался собрать свои мысли в кучу. — Вернуться домой? Нет. Как-то связаться с людьми из «Коралла»? Глупость. Решить проблемы со счетом и отправить деньги на ТМ «Коралл»? А если у меня на это уже нет времени?

Когда Александр нервничал, ему всегда хотелось кушать. Видимо такой была реакция его организма на стресс. Желудок выворачивало уже не на шутку.

— «Кантина База» на Саксаганского, — скомандовал Саня таксисту, и машина живо ворвалась в многорядный столичный автопоток.


Острые кушанья сейчас были неуместны, и Александр выбрал салат из королевских креветок, жареного цыпленка с соусом мачо и литровую бутылку «текилы-бум». А пока официант побежал выполнять заказ, Саня закурил толстенную кубинскую сигару и, слушая мелодию мексиканских гитар, начал рассуждать.

— Во-первых, на счете «Богуса» находится почти лимон баксов, оба компаньона мертвы, банковский счет закрыт областной конторой, возможно, не случайно. Во-вторых, у меня с собой пять тысяч зелени, которыми можно было попытаться решить вопрос с людьми из конторы для разблокировки счета «Богуса» хотя бы на один день. В-третьих, связи с надежными людьми в «Коралле» у меня нет. К тому же, не исключено, что они могут иметь отношение к смерти Толика. Хотя, вряд ли. Никто не станет убивать человека, от которого зависит судьба больших денег.

Мог ли Толик вести какую-то свою игру? Хороший вопрос, но быстро это выяснить не получится. Наверное, меня уже поджидают дома. Авария и смерть Бориса теперь приобретают другой смысл. Значит, существуют те, кому тоже нужны эти миллионы. И это не только люди из «Коралла». Выходит, что любой шаг, который я могу сейчас сделать, будет ошибкой. Просто лечь на дно? Уехать?

Размышления Александра прервал гарсон, подавая блюда на стол. Кушанья унимали не аппетит, а убивали то нервное состояние, которое могло привести к неправильным действиям. Саша отодвинул мелкие рюмки, налил кактусовую водку в большой бокал из-под сока и залпом выпил ее до последней капли.

Гитаристы играли серенаду, возле стойки бара сидела размалеванная кукла и подмигивала одиноким мужчинам. Александр думал.

— Мне нужно немедленно исчезнуть, пока все не встанет на свои места. Кому не выгодно затягивать ситуацию, пусть не ждет. Время покажет, кто есть who. Но если за мной следят? Если мне не дадут уйти?

Саша снова наполнил бокал текилой, но тут родилась спасительная мысль, и пить он уже не стал.

— Гарсон! — Позвал к себе официанта слегка захмелевший Саня. — Могу ли я пригласить за свой столик тех двух гитаристов, что так виртуозно исполняют мексиканские песни?

— Сейчас я об этом спрошу, — вежливо ответил халдей.

Музыканты подошли к столику Александра, который предложил им присесть рядом и сыграть что-нибудь из репертуара Фрэнка Синатры. Когда зазвучали гитары, Александр невзначай вспомнил, что совсем недавно он наслаждался здесь этими ритмами вместе с Аленой. Он обратил внимание на столик, за которым они сидели в тот вечер. Теперь там была другая пара, которая, наверняка, также надеялась на вечную любовь.

Но мысли вернулись в реальность.

— Друзья! У меня к вам есть интересное предложение. Каждый сегодня может заработать по сто баксов, если выполнит мое поручение и с песнями проводит на самолет. Как вы на это смотрите?

— Смотрим нормально, — оптимистично ответил светловолосый. — А какое поручение?

— Один из вас сейчас возьмет мой загранпаспорт и в ближайшем туристическом агентстве купит на мое имя горящую путевку, желательно, в Египет. Главное, чтобы вылет был сегодня. А потом мы начнем праздновать мои проводы по-мексикански. Ну, как?

— Мы согласны, — переглянувшись, ответили музыканты.

— Ок. Вот тебе пятихатка бакинских, — обратился он к тому, что сидел ближе, — паспорт и стольник на такси. Сделай все побыстрее, а мы пока с твоим приятелем закажем что-нибудь для яркого веселья, — отдал распоряжение Александр, радуясь выполнению первых шагов своего плана. Теперь уж точно никто не решится воспрепятствовать его уходу. Музыканты будут рядом до самого отлета, поэтому убрать без свидетелей уже не получится. К тому же их песни привлекут внимание окружающих, и тогда сделать незаметно хоть какую-нибудь пакость не удастся даже самому дьяволу.


— Уважаемые пассажиры! Экипаж «Боинга-737» украинских авиалиний рад приветствовать вас на борту, выполняющего рейс из аэропорта «Борисполь» в столицу республики Египет, Каир. Наш полет будет проходить на высоте девять тысяч метров, средняя температура за бортом — минус пятьдесят пять градусов, длительность полета — три с половиной часа. Просим всех пристегнуть ремни безопасности. Желаем вам приятного полета!

Александр смотрел в иллюминатор на заснеженные поля Бориспольского аэродрома. Самолет вырулил на взлетную полосу и остановился, как будто раздумывал — лететь или не лететь. Командир лайнера получил разрешение на взлет и многотонная дюралюминиевая громадина начала стремительный разбег навстречу зимнему небу. Как только эта махина поднялась на необходимую высоту, жахнули, скрываясь в фюзеляж, шасси. «Боинг» поднялся к точке разворота и взял курс на Египет. Впереди были три с половиной часа безделья. Хотелось спать. Рядом с Сашей сидел мужчина, жена и дети которого находились немного впереди. Время от времени они ему что-то показывали, а он монотонно качал головой. Сзади сидели две яркие подруги, ежеминутно дринькуя литровую бутылку шотландского виски, приобретенную в «Duty free» аэропорта. Многие из тех, кто отправился в туристический отдых, уже действительно начали это делать, погрузившись в глубокий сон…


Алла-а-ха-у-а… — беспрестанно звучало со всех мечетей, унося за седьмое небо молитву правоверных ислама. Александр увидел другой мир, краски которого были ярче, воздух плотнее, а лица темнокожих людей казались добрыми масками. Фантастичным был контраст, когда сначала дрожишь в дубленке от украинских морозов, а спустя четыре часа потеешь в майке от египетской жары. Но балдеж закончился с наступлением африканского вечера, когда всем пришлось натянуть свои свитера и пуловеры. Солнце на закате пряталось очень быстро, и холодный воздух многовековой пустыни мгновенно обволакивал все вокруг. У веселых подружек, которые упивались в самолете импортным пойлом, из носа побежали сопли. Одна из них постучала в комнату Александра с просьбой одолжить каких-нибудь таблеток. Но Саня знал другой метод лечения простуды, и уже на утро они чувствовали себя гораздо лучше. Девчонки поселились через номер от него, поэтому случайное знакомство имело свое продолжение.

Несколько первых дней ушло на ознакомление с местными достопримечательностями, музеями и, конечно же, пирамидами. Это единственное из семи чудес, которое осталось до наших дней. Гиза является предместьем Каира, где и расположены фараоновы гробницы. Когда Саша касался своими руками стен многовековых творений, его сердце чувствовало великое наслаждение от материализации давнего желания. Ведь не каждому человеку в жизни достается то, о чем он долго мечтал. Только обстоятельства, которые смогли реализовать эту мечту, были ужасными, и Александр не забывал о существующих реалиях теперешнего положения.

— Хочешь поехать с нами на ночные забавы? — спросила за ужином одна из соседок. — Меня с подругой пригласили два араба посетить здешнюю дискотеку, но мы боимся оставаться с ними наедине. Исламская страна — сам понимаешь. Эти африканцы просто беснуются от европейских девчонок. Твое присутствие было бы какой-то гарантией нашей безопасности.

— Оки. Только возьму с собой побольше пива, а то в египетских барах алкоголь стоит, как у нас золото.

— Зато их золото стоит, как у нас алкоголь.

— Это точно. Нужно будет какой-нибудь цепок себе купить на память, — доедая жареные стручки фасоли, согласился Саня. Вообще, афро-арабская кухня основывается на бобовых культурах. Конечно, присутствуют и мясо, и рыба, но, все же, за столом преобладают вегетарианские настроения.

Дискоклуб, куда отвезли арабы наших туристов, назывался «Моби Дик», в честь белого кита из романа Германа Мелвилла. В клубе собрались преимущественно европейцы и американцы, но было немного японцев и самих арабов. Саньке особенно понравились японские девчонки. Они были в коротких синих юбках, белых чулках до колен и разноцветных блузах. Их вид напоминал пионерский отряд, который сбежал от вожатых лагеря.

— What is your name? — спросил Саша у одного из арабов, пригласивших его соседок в этот шалман.

— Меня зовут Филипп. Моя мама россиянка. Я знаю русский.

— Тогда давай выпьем, русский африканец.

— Нельзя. У нас сухой закон. И свинину тоже не кушаем. Аллах не разрешает.

— Уважаю вашу культуру и религию, но любой запрет на употребление продуктов является издевательством над личностью. Кстати, а как вы в таком случае расслабляетесь?

— Курим гашиш. У нас везде курят кальян.

— Понимаю. Аллах курить гашиш не запретил, — отхлебывая пивко, радовался Сашка, что родился в Европе.

— Хочешь попробовать?

Саня едва не подавился от услышанного предложения.

— Нет, спасибо, я против наркотиков. Лучше пиво или водка.

— Предлагаю немножко гашиша. По вкусу будет как обычное курение фруктов.

— А по содержанию?

— Я сейчас, — и Филипп отправился делать обещанную экзотику.

А в это время публика доходила до необходимого экстаза. Азиатские песни здесь приобретали какое-то новое содержание. Японские «пионерки» творили такие выкрутасы, что Сане казалось, будто он находится на акробатическом шоу.

Филипп появился с красивой стеклянной колбой в руке, имеющей свое продолжение в виде стальной трубки. Это был кальян. Он поставил его между ног и снял металлическую крышку, где находился специальный уголь круглой формы. Его пальцы мастерски завернули таблетку угля в фольгу и положили его на хорошо утрамбованный влажный табак, напоминающий яблочное варенье. Филипп взял шланг, торчащий сбоку курительного прибора, и спичками стал разжигать уголь, вбирая шлангом воздух. В стеклянной емкости забулькало молоко, фильтруя дым, проходивший сквозь него.

— Держи, — заменив мундштук, Филипп передал Александру длинный разноцветный шланг.

Саня затянулся ароматным дымом. Ощущение нового необычного привкуса, появление особого состояния некой отрешенности, заставило на мгновение забыть о неприятностях, блуждавшие в тайных подвалах его мозга. Это было наркотическое состояние, способное только на мгновение вынуждает человека забыть о реальности. Но релакс быстро заканчивается, и человек возвращается в реальный мир, ставшим для него еще ужаснее, чем он был до этого. Растет желание вернуться в опиумные грезы, создавая определенную степень зависимости от наркоты.

Преимущество пятизвездочной гостиницы — это феноменальная уборка номера. Когда возвращаешься после гульбища в свое временное жилище, тебя ждет не тот кавардак, что остался после твоего ухода, а красиво уложенные вещи, постель, журналы, даже полотенца сложены в виде белых лебедей, махровый клюв которых держит красную розу.

Саня завалился на кровать, уже не замечая никаких лебедей. Он был накачан гашишем и упоен ночными игрищами. Нужно было немного поспать, потому что после завтрака отправлялась экскурсия в Луксор, где находились колос Мемнона и храм царицы Хатшепсут.

Храм этой царицы имел необычайную ауру. Следующий после нее правитель «Верхнего» и «Нижнего» Египта Тутмос III уничтожил все ее имена и изображения. Но ступени древнего храма оставались неизменными тысячи лет. Александр поднимался ними, осознавая, что здесь когда-то ступала сама царица. Он немного отстал от группы, чтобы в одиночестве почувствовать глубину этой культуры, слиться с ее величием, вдохнуть тысячелетнюю пыль.

В темном конце зала прозвучал приглушенный голос, который просил его подняться по небольшим каменным ступеням, скрытых от взора гостей широкой колонной. Александр подумал, что ему показалось, но неизвестные силы тянули его наверх. Поднявшись, он очутился в помещении, куда солнечный свет проникал лишь отдельными дорожками, освещая мириады хаотичных пылинок. Коснувшись стены, Саша ощутил ее сырость. Он удивился, что в такую знойную погоду никто не может устранить порывы местного водопровода. Почувствовался горьковатый запах, а влажная от стены ладонь стала липкой. Он заметил чьи-то движения впереди.

— Hello?! Кто здесь?

Ответа не было, но Александр смог разглядеть очертания впереди стоящей фигуры. Она была небольшого роста, крайне исхудавшая, вероятно, женская. Фигура сделала шаг навстречу и остановилась.

— Кто вы? — спросил он. — Who are you?

Напряженная тишина стала раздражать Александра, и он решил подойти ближе. Но как только его ноги сделали первые шаги, длинные руки таинственной фигуры стали огромными, дотянулись до него и стали тащить в холодную темноту. Одновременно что-то сзади не давало им это сделать, удерживая его тело на месте. Еще мгновение и эта борьба прекратилась. Солнце резко осветило помещение, и Саша увидел, что находится не в египетском храме, а в старой кирпичной башне городского парка, по стенам которой беспрестанно сочилась кровь. Вот почему вокруг был такой желчный запах. Перед ним над полом недвижимо парила в воздухе мумия девушки, по легенде, погибшей здесь много лет назад. Рядом с Александром стоял Толя, лицо которого по-прежнему было вымазано кокаином.

— Ты должен избавиться от печати «Богуса», которая осталась у тебя после последней нашей встречи. Если ты этого не сделаешь, я больше не смогу тебя защитить от нее, — указывая на мумию, гортанно произнес Толик. — Она вернется за тобой…

— Кто она?

— Смерть!

Александр очнулся от сильного стука в дверь. На его вспотевшем лице отразились все картинки ужасающего сна. Соседские девушки хохотали за дверью, продолжая будить на завтрак, после которого нужно было отправляться в Луксорский храм царицы Хатшепсут.

Когда Саша сравнил царский храм, увиденный во сне, с его настоящей архитектурой, то обнаружил между ними много общего. Но законы диалектического материализма заставляли его сделать вывод: либо египетские дворцы строились зодчими одной архитектурной школы, либо такое совпадение является следствием гашиша и ночных кутежей.

В день отъезда Александр пришел на каменный причал большой реки, куда приходили корабли из разных стран мира. Желтый от ила Нил был спокойным, чем-то похожим на украинский Днепр. Монотонный плеск его волн успокаивал самые расшатанные нервы и тревожные мысли. Саша вынул из кармана маленькую каменную пирамидку, приобретенную в здешней сувенирной лавке. На ее вершине была закреплена кожаная тесьма. Из другого кармана он достал печать «Богуса», крепко связал ее с пирамидкой, размахнулся и… что-то остановило его выбросить этот груз в спокойные воды древнего Нила. Интуиция подсказывала, что печать нужно сохранить.


— Уважаемые пассажиры! Наш самолет благополучно осуществил посадку в аэропорту «Борисполь». Температура воздуха — минус двенадцать градусов, атмосферное давление… — приятным голосом сообщала симпатичная стюардесса, радуясь завершению рейса вместе с уставшими от перелета пассажирами. — Просьба всем оставаться на своих местах. Командир и члены экипажа желают вам всего наилучшего!

После этих слов Александр почувствовал, что вернулся домой.

Глава 5. Правил нет

Оставалось немного больше часа до празднования нового 2003 года. Двое мужчин спешили, поднимаясь на второй этаж в ресторан казино «Будапешт», что на улице Леонтовича в Киеве. Желающих встретить новогодний праздник в стенах ночного клуба было предостаточно. Среди них в компании молоденьких девочек в добром здравии находился капитан службы безопасности Борис со своим приятелем из братской России.

— Осталось две минуты. Скорее откупоривай шампанское, — командовал Борис. Пробка с выстрелом улетела в сторону игральных столов. Бутылка выдохнула густым голубоватым дымком, и бокалы наполнились серебряной полусладкой пеной.

— Желаю тебе, Алексей, в будущем году иметь много новых бизнес-планов и таких партнеров, как я, помогающих этим планам осуществиться.

— Нет, Борис, лучше делать все дела с одним партнером, с тобой. А бизнес-планы уже есть, нужно будет в будущем году о них поговорить.

Шведский стол, который подготовили французские и венгерские повара, действительно отвечал всем европейским стандартам. Рядом с жареным картофелем и салатами из свежих овощей находились бараньи котлетки с луковым соусом и бургундскими бобами. Канапе с мясом цыплят было соседкой форели в белом вине, фрикасе из кролика охраняли соусы «бешамель» и «борделез», а вокруг птицы в красном вине расположились булочки «комтуаз». Это был стол настоящих буржуа. Местный бар предлагал множество разнообразных напитков и коктейлей.

Борис и Алексей решили пить украинскую водку, потому что уже имели горький опыт в употреблении заграничного пойла. Их спутницы, напротив, после французского белого вина перешли на коктейль «Б-52», который имеет не только общее название с бомбардировщиком ВВС США, но и обладает таким же разрушительным действием на мозг.

— Милые дамы! Мне бы не хотелось в конце праздничной ночи выполнять работу циркового верблюда, несущего вас домой под бурные аплодисменты присутствующих. Пожалуйста, не смотря на такую халяву в выпивке, оставайтесь благоразумными, — заметил Борис, стараясь не задеть их самолюбие.

— Ой, я знаю, что это! — воскликнула одна, указывая на густой холодный бульон, разлитый в небольшие пиалы. — Это «консоме». Я готовила его своему бой-френду, французу. Нужно один килограмм говядины и полкило куриных потрохов залить четырьмя литрами холодной воды и довести на слабом огне до кипения. Потом снять пену и положить в кастрюлю вымытые, почищенные и связанные в кучу пучки репы, лука-порея, пастернака и сельдерея. Варить три-четыре часа на слабом огне. А в конце не забыть снять жир с охлажденного бульона.

— Алексей! У меня предложение. Пока наши кухарки общаются между собой о кулинарных достижениях их сексуального прошлого, мы на рулетке сделаем несколько ставок на фарт.

— Идем. Девочки, не грустите!

Найти свободную рулетку было нелегко. Многие хотели испытать судьбу именно в новогоднюю ночь. Но место нашлось. Официант предложил холодного пива к игре и пожелал успехов. Светлое «Оболонь» в запотевших бокалах охлаждало страстное желание игроков к азарту.

— Выигрыш — 32, красное. Делайте ваши ставки, господа! — сообщил крупье.

— Малая серия и «зеро», — сделал ставку Алексей.

— «Зеро», 6 и 12, - поставил Борис.

— Ставки сделаны!

Крупье запустил рулетку и бросил шарик фортуны. Электронное табло, расположенное возле стола, высвечивало последние результаты игры. «Зеро» уже давненько не выпадало, потому вероятность его выпадения была высокой.

— Выигрыш — «20», черные. Прошу делать ставки.

— Ну, ничего. Повезет в любви, — заметил Борис, указывая на длинноногих подруг, оставшихся за столом. — Пойдем к мягким диванам, покурим сигар.

Парни отошли от игрального стола.

— «Зеро»! — огласил крупье результат следующей игры.

Приятели переглянулись и засмеялись оттого, что фортуна была рядом, нужно было лишь повторить свои ставки.

— Прости, что спрашиваю, — начал Алексей, закуривая сигару, — но мне очень хочется узнать, как тебе так быстро удалось решить мои проблемы с ТМ «Коралл».

— Зачем тебе?

— Не хочешь, не рассказывай. Просто живой интерес.

— Ну, тогда слушай. Все началось с того, как ты сообщил, что собираешься в конце октября дать «Кораллу» с отсрочкой платежа большую партию спирта и попросил меня проконтролировать, чтобы они не кинули на деньги.

До той поры в одном районном городке существовало предприятие, директором которой был мой знакомый. Эта фирма была фиктивной и занималась обналом. Наступило время, когда ее прихватила местная налоговая. Тогда у меня и возникла мысль о создании подобной фирмы в финансовой схеме «Коралла». Это помогло бы увидеть движение их денег. Поэтому я спас парня от лихих налоговиков, чтобы инициировать создание посредника со всеми лицензиями и другими «прибамбасами» для работы с «Кораллом». Понимаешь?

Важную роль в этой комбинации сыграл один наркоман, имевший мелкие и бесперспективные дела с «Кораллом». Я его вычислил и предложил план, как заработать хорошие деньги, но так, чтобы и волки были сыты и овцы оставались целы. Он и предложил нашему общему приятелю создание фирмы под расчеты потребителей с «Кораллом». Я спрогнозировал, что круг вопросов с налоговиками замкнется на мне. Так и произошло. Созданная фирма по всем своим показателям понравилась руководству «Коралла» и они застолбили на ее счету деньги от водки из твоего спирта. На контроле был человек, команды от «Коралла» получал наркоша, а моя задача заключалась в обеспечении иммунитета от контролирующих органов. Конечно, каждый из нас зарабатывал процент, но это были копейки.

Когда я точно знал, что твой спирт находится на «Коралле» и что деньги за произведенную из него водку пойдут, как и планировалось, через эту фирму, мне оставалось только одно — предложить наркоману украсть эти миллионы, подставив своего приятеля. Ему нужно было приехать с печатью фирмы в банк и, как это делалось раньше, вместе с приятелем отправить деньги на «Коралл». Но я по телефону предупредил управляющую отделением Инвестбанка, что счет фирмы арестован областной налоговой милицией, но официальный акт об этом привезут четвертого декабря, поэтому деньги должны обязательно оставаться на месте. Наркоман знал об этом, а управляющей светила премия.

Приятели, как я и предполагал, поперлись ко мне на работу, ведь мой мобильный был отключен. Там им сказали, что я попал в аварию и, уже как труп, «отдыхаю» в морге. На следующий день один из них собрался ехать в областную контору, работники которой даже не догадывались о существовании их фирмы, поэтому нужно было его как-то остановить. А тут как раз наркоша приехал ко мне и начал требовать за свою работу не десять процентов от восьми лимонов, как мы договаривались, а двадцать, угрожая мне разоблачением и перед ТМ «Коралл», и перед моей службой. Прикинь?

Для осуществления этого непростого плана мне нужна была легальная операция от своей конторы. Конечно, у меня был партнер, который входил в долю. Для полковника из Департамента контрразведки мы придумали историю о демпинговании украинского ликероводочного рынка российским бизнесом. Якобы эти русские подмывают украинский рынок водки, требуют расчет «теневой» наличкой, которую «Коралл» делает через фирму в райцентре, а некий агент предоставляет важную информацию о махинациях. И весь этот гениальный план имел красивое название «Ренегат». Мне за него даже получение звания ускорили. Иначе капитаном стал бы только в новом году.

Наркомана пришлось убрать, инсценировав передозировку. Что уж говорить, любил тот мальчик кокаинчиком баловаться. Его приятель, разумеется, испугался и бросился в бега — рванул по туристической путевке в Египет. Мой компаньон в этом деле всегда был рядом с ним. Даже в Африку хотел лететь, но в этом уже не было необходимости. Потому что шестого декабря платежным поручением с поддельным оттиском печати все восемь миллионов отправились на счет благотворительного фонда, владелец которого превратил их в наличность и… умер от сердечного приступа. Хороший был человек, философ. Любил бухнуть и поболтать о жизни. Но со мной коньяк надо пить осторожно. Вот сердце и не выдержало.

Деньги за свой спирт ты получил своевременно, потому что руководство «Коралла» официально отказалось от своих миллионов, утверждая, что фирма-посредник никакой водки у них не покупала и поэтому никаких денег не должна. А в доказательство своего заявления они поторопились рассчитаться сразу со всеми. Кстати, не забудь об обещанных мне процентах по твоему делу.

— Да-а, — протянул с некой досадой Борис. — Ребятам из «Коралла» пришлось продать многое, чтобы закрыть все финансовые дыры. Но сейчас волнует одно. Где печать? Ведь при наркоше ее не оказалось, а должна была быть. Сделали у всех обыск, но ничего не нашли. Если печать этой фирмы осталась у беглеца, он может сообразить, что к чему. Будет нехорошо.

— А что может случиться. Деньги-то уже тю-тю, — засмеялся Алексей.

— Все тайное рано или поздно становится явным, особенно, когда в качестве доказательств есть весомая улика. Ведь оттиск печати на платежке не настоящий. И тот, у кого печать, об этом знает. А если знает он, могут узнать и другие.

— Я восхищен твоими хитросплетениями. Единственное, что мне не нравится — это кровь. Нужно как-то обходиться без этого.

— Согласен. Надо все делать без мокрухи. Но иногда по-другому просто не получается.

— У меня есть интересная тема. Поговорим о ней после праздников. А сейчас пойдем к девочкам. Они уже скучают без нас.

— Я бы тебе порекомендовал взять в свой номер зеленоглазую. Ее зовут Марина. Говорят, у нее нетрадиционное представление о «французском поцелуе».


Проснувшись, Александр, в который раз, наблюдал тот кавардак, что оставался в квартире после шмона в его отсутствие. Прошло уже несколько дней, как он вернулся. За все это время Саша не покидал квартиры, если не принимать во внимание его походы в магазин. Сделав легкую уборку, он вышел на улицу вдохнуть чистый зимний воздух и прогуляться за водкой.

Первое января. Покупателей в магазине почти не было. Заспанные продавцы отпускали товар детям, прибегавшим с записками от родителей. Стоя в небольшой очереди, Саня понимал, что сегодня трезветь еще рано. Не таким было душевное состояние поэта, которому так нагло подрезали крылья, — думал он про себя. Вдруг послышался знакомый голос, звучавший возле соседнего промтоварного отдела. Александр повернулся на этот милый сердцу тембр и увидел Алену. Она проворно покупала какие-то шампуни и мыло, не замечая сторонних наблюдений. Саша всегда любил смотреть на нее: когда спала, ее лицо давало знать о вселенском покое; когда она убирала в комнатах, ее движения возбуждали к плотским удовольствиям; даже когда она готовила еду, чувствовалось, как фибры ее души, будто изысканная приправа, проникают в каждое кушанье. Саня вспомнил о последнем красном борще, и ему стало очень грустно. Он захотел остаться незамеченным, но по всем законам подлости этого случиться никак не могло.

Алена сложила покупки и уже направилась к выходу, но ее взгляд поневоле встретился с Александром. Это была их первая встреча после полугодичной разлуки.

— Привет, — первой поздоровалась Аленка.

— Привет.

— Как ты?

— Как все, — трогая кончик носа, занервничал Саня. — А у тебя как?

— Нормально.

Было заметно, что девушка ничего конкретного отвечать не хотела. Тем более рассказывать, что в ближайшую субботу выходит замуж.

— В первый день нового года покупать моющие средства?

— Вот, собралась с подругами в сауну.

— И Наташа будет?

— Передать привет?

— Не нужно, — улыбнулся Александр.

— Что у тебя нового?

— Гм… Ничего особенного.

— Ты какой-то загорелый, что ли? Может, давно не умывался?

— Это от новой лампочки на кухне. Видишь, какой эффект.

— Я слышала, что Толик умер от передозировки. Ты что-то об этом знаешь?

— Какой Толик? Тот, что раньше жил в нашем городе, а потом переехал в Киев? Нет, не слышал, — солгал Сашка. — Но мне говорили, что Борис на трассе разбился. Помнишь его?

— Да ты что?! Только недавно его видела.

— Он погиб еще в начале декабря.

— Как в начале декабря? Я его неделю назад встретила на площади возле дома культуры.

— Ты ошиблась. Это был не он.

— Так я с ним здоровалась.

— Ты это серьезно?

— Конечно! О, я смотрю, употребление алкоголя в праздники не прошло для тебя бесследно, — посочувствовала Аленка. — Ну, мне пора.

— Да-да, пора, — растерялся Александр.

— Будь! — сказала девушка и вышла из магазина. А Саша вдруг понял, что в этот момент она вышла и из его жизни… навсегда.

Саня постоял в раздумьях и вновь занял очередь, потому что организм теперь не просто желал, а требовал.


Подошли трудовые будни. Александр успел привести себя в порядок, даже побегал немного на стадионе. Решил не идти, а позвонить в Инвестбанк, чтобы узнать о состоянии счета «Слинга». Операционистка посмотрела в банковский компьютер и сообщила об отсутствии денег на счете «Слинга» и… «Богуса».

— Простите, — удивился Саша, — вы сказали, что на счете «Богуса» нет денег. Это точно? Вы не ошиблись?

— Нет. Месяц назад я лично отправляла восемь миллионов с «Богуса» на счет какого-то фонда.

— А вы не помните, кто принес вам платежное поручение?

— Помню. Это был очень приятный мужчина средних лет, русый, с карими глазами.

— А еще какие-то приметы у него были?

— У него был очень красивый перстень с камешками и дорогие очки. А еще большое темное пятно на пол щеки.

В голове Александра разбросанные обломки мозаики стали складываться в правильную картину. И чтобы сделать последний завершающий штрих, нужно было найти Бориса. Саша машинально набрал его номер, но женский голос по-прежнему говорил об отсутствии абонента в сети. В этот момент прозвучал дверной звонок.

— Интересно, кому я понадобился? — удивился Александр и неторопливо открыл дверь. На пороге стоял Борис.

— Как встретил Новый год? С Толиком и девушками? — вошел радостный капитан. — Чего уставился? Что не так? Кстати, почему обо мне забыли? Как работа? Продвигается? И где, наконец, мои проценты?

— Гм…

— Чего мычишь? Я привез классный коньяк. Приглашай к столу, пока я не раздумал.

Саша немного опомнился и достал чистые рюмки. Вспоминая о тактическом правиле «лучшая защита — это нападение», он понимал, почему так ведет себя СБэшник. Его всегда спокойная натура была слишком возбуждена. Александру даже показалось, что это был его нервный клон.

— Рассказывай, как оно? Куда делся Толя? Я к нему на квартиру заезжал несколько раз, но застать не мог. И главное, я где-то потерял свой телефон. Или его украли. Вот, купил новый, — последняя модель. Пытался вспомнить ваши номера, но не смог. Скажи мне свой номер и Толи, я введу в телефон, — нажимая кнопки своей мобилы, беспрерывно лопотал Борис.

— Толик умер, — осмотрительно не говоря об убийстве, сообщил Саша.

— Ты что, глупый? Что ты плетешь? — но, глядя на лицо Александра, Борис угомонился. — Когда? Почему я ничего не знаю?

— Мне мало что известно. Говорят, в начале декабря. До меня дошли только слухи о передозировке, — осторожно врал Саня.

— Вот так, — протянул Борис. — Тогда давай выпьем за упокой раба Божьего Толика. Пусть ему будет пухом.

— Я уже не могу пить. Праздники. Печень.

— Да?! Ну, как знаешь. Слушай Сань, — продолжил Борис, — на счете «Богуса» оставались деньги. Я помню, что в конце ноября там накопилось несколько миллионов. Нужно связаться с ТМ «Коралл» и поговорить. Там же и наши проценты.

— На «Богусе» денег нет. Скорее всего, Толик сам отправил деньги на «Коралл». Наш заработок тоже у него. Но что можно говорить о поступках наркомана.

Оба врали, глядя друг другу в глаза, и оба это понимали, но не осмеливались озвучить. Сашка делал вид, будто ему жаль, что все так произошло. Борис играл роль удивленного верного товарища. И каждый понимал, что скоро эта игра должна прекратиться. А когда это случится, кто знает, чем оно для каждого закончится.

— Я подумал обо всем и решил, — форсируя события, начал Александр. — Больше не хочу заниматься этими делами. Хочу нормальной человеческой жизни без переживаний за завтрашний день. Я закрываю «Слинг».

— Что ж. Если ты так решил. Подготовь какие-нибудь бумаги для фиктивной проверки. Я проконтролирую, чтобы тебе никто не препятствовал.

Борис и Александр подошли к дверям. Постояв немного, капитан что-то собрался сказать, но передумал, развернулся и ушел.

Французский «Мартель» действительно был хорошим, но Александр вылил его в водосток, потому что настало время подумать, чем заниматься дальше. Он достал сигарету, вложил ее в губы и, не закуривая, долго смотрел на заход зимнего солнца, которое тысячелетиями согревало человечество, но существовало отдельно от людских судеб, испытаний и страданий.

Глава 6. Каждому свое

Киевский деревообрабатывающий комбинат имел определенные перспективы развития, если бы к этому стремилось его существующее руководство. Какие-то попытки наладить стабильность в производственном процессе почему-то всегда приводили к возникновению новых долгов перед государством, партнерами и работающим персоналом. Председатель правления Михал Михалыч делал только то, что удовлетворяло потребности его семьи и родственников, наполняя собственные карманы за счет несовершенного законодательства, доверчивых поставщиков и слабости работников предприятия. В его финансовом скарбе находились акции других деревообрабатывающих фирм как западной Украины, так и ее восточных регионов.

Если не вникать в подробности деревообрабатывающего процесса, остается только отметить необходимость использования теплоэнергии в камерах для сушки древесины. Завод газового оборудования несколько лет по договору продавал теплокалории для сушильных камер комбината, не получая за это обещанной платы. Из года в год долг рос и вскоре достиг размеров четырех миллионов гривен. Но существующие законы не способствуют в скорости решения вопросов, связанных с долговыми обязательствами. К тому же, в октябре 2002 года появилось государственное постановление «Об отмене задолженностей за энергоснабжение между государственными и полугосударственными предприятиями», из которого выходило, что долги между ними могли полностью аннулироваться, если не будут погашены до первого мая 2003 года. Руководство деревообрабатывающего комбината лишь радовалось появлению таких «умных» постановлений власти. Но эта радость оказалась весьма преждевременной. Власть делала то, что нужно ей, а изобретательные аферисты в этом всегда находили свой гешефт.

Именно по этому поводу и состоялась встреча между Борисом и его российским товарищем Алексеем, который собирался выполнить свое новогоднее обещание относительно новых дел.

— Привет! — радостно встретил Борис заграничного приятеля. Было малопонятно, связаны ли были эти эмоции с чувствами, или рождены только в предвкушении будущих капиталов.

— Привет, Борис!

Они встретились на Московской площади возле новенького BMW седьмой модели. После приобретения машины Борис целую неделю встречался со всеми только возле нее, чтобы все могли увидеть его новую дорогую игрушку.

— Ты проголодался? Что-нибудь укусим? Садись в машину. Заедем в McDrive и махнем на набережную. Ты должен видеть не только украинские гривны, но и чаще смотреть на наши днепровские склоны и берега, — подшучивал СБэшник, воображая из себя патриота.

Свежий воздух, увлажненный еще совсем холодной рекой, приятно гладил открытые части тела. На улице начинался март, и плеск днепровских волн будто аплодировал весеннему солнцу. Борис припарковал свою темно-красную семерку на площадке казино «River Palace» и, выходя, захватил с собой пакет из McDonalds.

— Ты что будешь «Big mac» с картофелем «free», ли «Fish mac menu»?

— Все равно.

— Тогда угощайся американским карасем в тесте. И давай по делу.

Алексей вдохнул полной грудью и неторопливо начал.

— Один деревообрабатывающий комбинат должен четыре лимона украинских «тугриков» заводу газового оборудования за использованную тепловую энергию. Если в течение двух месяцев они не заплатят деньги, то эти четыре лимона, согласно постановлению кабмина, автоматически аннулируются.

— Гы-ы, — заржал Борис.

— Ты не подавись этим американским пирожком, потому что сейчас услышишь много интересного, — предупредил Алексей и продолжил. — Руководство завода, которому должен комбинат, согласилось отдать посреднику, который успеет взыскать долг, пятьдесят процентов от всей суммы.

— До первого мая?

— Да.

— А если позже?

— Позже вступит в силу постановление и уже никто никому не будет должен.

— Но это постановление касается государственных и полугосударственных предприятий. В нем же ничто не сказано о коммерческих структурах, — дожевывая картофель, заметил Борис. — Поэтому нужно оформить перевод долга на коммерческое предприятие, которое будет иметь право взимать долг хоть до второго пришествия Христа. Понимаешь?

— Неплохая схема. Это похоже на обычные консалтинговые услуги, где за помощь в возвращении задолженности предусматривается определенный процент.

— И этот процент эквивалентен двум миллионам гривен, — с улыбкой констатировал Борис.

— Я возьму на себя переговоры с руководством завода, а от тебя нужна фирма, которая примется за дело.

— Есть у меня такая фирмочка. Директор там один мутный Сан Саныч. Сначала кинул половину Беларуси, потом скрывался в России, а теперь здесь поднялся на финансовый олимп. С такой биографией отказать капитану безопасности просто невозможно, — смяв салфетку, причмокнул Борис.

— Ты думаешь, что для успеха этого дела нужно связываться именно с такими людьми? Может найти надежного человека?

— А ты считаешь, что на деревообрабатывающем комбинате обрадуются от такого поворота событий. Поверь мне, они будут искать любую возможность, чтобы избежать своих долговых обязательств. Сан Саныч свою работу знает хорошо. Однажды он смог снять хорошую деньгу даже с китайской джинсовой мафии. А это уже о чем-то говорит.

— Я могу надеяться, что все будет обходиться без крови?

— Какая кровь?! Сан Саныч разок посетит руководство этого комбината, поставит всех этих деревянных «Буратино» в «позу», чтобы им было удобнее его слушать. Потом расскажет, как можно найти деньги, когда их совсем нет, и пожелает всего наилучшего в работе до своего второго и уже последнего визита. Главное, чтобы среди тех умников не было мудаков, которые начнут решать проблему на каком-нибудь депутатском уровне. А те «насосы» из парламента могут так все вывернуть, особенно через прессу, что никакой ассенизатор потом не захочет влезать в то дерьмо. Понимаешь?

— Конечно. Лучше плохой мир, чем хорошая война, — последняя фраза Алексея прозвучала слишком патетически.

Борис искоса глянул на своего российского друга и добавил, — все будет пучком. Кстати, а какие мои проценты?

— Как всегда — двадцать с дохода. То есть четыреста тысяч наличкой.

После этого оба приятеля сели в авто, и машина двинулась по набережной в сторону речного вокзала. А в бирюзовом небе потихоньку начинал собираться первый весенний дождь.


Сан Саныч — тот самый случай, когда человек с неоконченным средним образованием и пятью словами в общении имеет возможность частично влиять на экономическую ситуацию даже общегосударственного уровня. Офис, где работала его команда опытных юристов и экономистов, находился в центре столицы. Выходя из лифта, сразу натыкаешься на стальное кованое ограждение, по другую сторону которого молоденький сержант милиции интересовался вашей фамилией и целью визита, затем согласовывал эту информацию с секретаршей, и только потом открывал хитрые замки. Это были необходимые элементы безопасности, потому что деятельность этой фирмы нравилась далеко не всем. Проще сказать, лютых врагов у Сан Саныча с каждым новым делом становилось все больше, зато прямо пропорционально рос его капитал.

Борис ждал в приемной, перелистывая страницы свежих журналов «Vogue» и «Playboy». Напротив работала очаровательная Вера, которая с легкостью могла бы завоевать звание «Мисс Вселенная». Но судьба над ней посмеивалась, позволяя лишь трах с Сан Санычем. Конечно, Вера зарабатывала значительно больше, чем обычная секретарша, но все равно она оставалась обычной элитной девкой с элементарным знанием ПК и начальным английским.

Еще в школе Вера выделялась среди своих сверстников высоким ростом, красивыми формами и сногсшибательной фигурой. Никто из ребят в классе не осмеливался после уроков провожать ее домой. Знали, что Вера в мелких кавалерах не нуждается. Ее частенько выгуливали совершеннолетние парни, а по окончании уроков увозили на «Жигулях» или иномарках. Нет, Вера не росла развращенной девушкой. Она никому не позволяла лишнего в интимных отношениях. Но была у нее одна слабость — любила Вера темное пиво и после первой же бутылки сразу хмелела, что приводило весь ее девичий организм в состояние необычного куража с отсутствием каких-либо табу или комплексов. Этот финт организма всегда приводил к разным приключениям, одно из которых случилось уже в первый год ее студенческой жизни.

Поступила Верунчик в столичный университет и, одновременно, записалась на кастинг в модельное агентство. Уже через месяц в универе девушку стали называть «моделью». Подиумы, показы, цветы, поклонники — все это вскружило голову провинциальной девушке. На обучение времени уже не хватало, поэтому нужно было делать выбор — или университет, или короткая дефилирующая судьба. После недолгих размышлений Вера выбрала образование и земную профессию.

Со временем университетская компания стала родной, а студенческая общага заменила дом. Жизнь от сессии до сессии у студентов проходит по-разному, но не без пива. В одной из таких пивных пирушек познакомилась Вера с Антоном из параллельного потока. Антон предложил на выходные поехать к нему в гости, чтобы продолжить хмельную программу в компании его друзей. Вера согласилась.

В электропоезде традиционно продавали газеты, средства от крыс, мышей, клопов, комаров и, конечно, темное пиво. Когда Антон рассказывал о новой современной сауне, недавно открывшейся в их городе, Вера и думать не могла, что после нескольких бутылок пива она согласится принять «легкий пар» вместе с друзьями Антона — Сергеем и Виктором. Даже для самих ребят было полной неожиданностью наблюдать, как такая красавица в предбаннике молча снимает с себя всю одежду и преспокойно направляется в парилку.

Чувствуя знаменательное расположение звезд, трио, вспотевшее от прилива адреналина, мгновенно сбросило с себя трусы и двинулось на призыв основного инстинкта. В хорошо разогретом помещении глазам ребят явилась обнаженная Даная Рембрандта, растленная на верхней полке просторной парной. Но высокая температура сауны и выпитый алкоголь не позволили самцам воспользоваться ситуацией. Длиннющие слюни текли по их возбужденным телам, а безразличная ко всему Вера наслаждалась нежным паром финской сауны.

Спустя какое-то время все перешли в предбанник, где снова стали употреблять и пивко, и водочку. Не обращая внимания на их настойчивые намерения, Вера оставалась неприступной. Парням удавалось делать только легкие ласки и оральные экспромты. Старательная двухчасовая борьба привела к полной капитуляции вражеских «орудий». Это заставило всех присутствующих заняться традиционными банными делами. Единственное, что позволила Вера сделать, так это хорошо потереть ей спинку. За это она каждому подарила жаркий поцелуй… в щечку.

Неизвестно в каких еще местах и с кем побывала бы Вера, если бы на ее пути не встретился Сан Саныч. Не смотря на его скверное отношение к женскому полу, Вера получала от него лишь приятные вещи и слова кротости.

— Прости что отвлекаю, — к Вере обратился Борис, который уже пол часа просидел в ожидании ее босса. — У меня не так много времени. Может, ты мне скажешь, где находится Саныч?

— Сан Саныч велел никому не говорить, что он в сауне. Вход на внутреннем дворе этого дома. Но не говорите ему, что вы узнали об этом от меня.

— Не волнуйся. Я тебя не выдам, — еще раз капитан глянул на красивое тело секретарши и спустился во двор.

Двери были приоткрыты. Он вошел в холл и поставил второй стул возле стола, накрытого на одну персону. Прохладный тоник и огромные виноградины просились в рот. Бутерброды с разноцветной икрой разлеглись на большой тарелке вместе с океанскими креветками. Тонко порезанный лимон находился возле полупустой бутылки украинской водки. И на фоне этого пышного натюрморта посреди стола с особой гордостью стояла банка обычной армейской тушенки с вонзенной в нее мельхиоровой вилкой.

Борис не мог сдержаться и, набравшись наглости, выпил «полтишок», закусив кислым лимоном и соленым бутербродом. Затем отщепил виноградину и плеснул в бокал холодный тоник.

— Не стесняйся, — послышался голос Сан Саныча, вышедшего из парилки в больших каплях нетрудового пота.

— Привет, Сан Саныч.

— Привет, коль не шутишь?! — подсаживался голый Саныч. — Прости, что я в таком виде. Но, мля, после последней командировки немного приболел. Вот решил прогреться. Присоединишься?

— Не могу. В другой раз.

— Тогда выкладывай, какие дела привели такого дядю к такому поцу, как я?

— Какие дела?! Так, мелкая просьба.

— Просьба? Я, мля, благотворительностью не занимаюсь.

— Конечно, это не бесплатно.

— Ну, рассказывай, — налил и выпил Саныч, закусывая креветками и бутербродом.

И Борис поведал о деревообрабатывающем комбинате и его задолженности перед заводом, о двухмиллионном заработке при подписании консалтингового соглашения при полном взыскании долга на одну из фирм Саныча. Бритоголовый Сан Саныч слушал и подливал в водочку. Время от времени он поглаживал свои шрамы от пуль, доставшиеся ему в наследство от разборок с одной бригадой. Тогда его жизнь была только в руках судьбы. Поэтому Саныч всегда приговаривал: «Лучше бы я родился в бронежилете, а не в рубашке». Но когда смеялся, его длинный шрам на шее содрогался, как бы предупреждая, что бронежилет не всегда может уберечь.

— Я надеюсь, что ты все устроишь, как настоящий профессионал своего дела, — закончил свой рассказ Борис.

— Не бзди, капитан! Все будет ровно! Это я тебе говорю.

— У меня еще одна просьба.

— А не многовато, мля, просьб на один день? — с полным ртом шутил Саныч, давясь баночной тушенкой.

— Когда получишь деньги, то не спеши возвращать заводу его долю. Давай ими покрутим. У меня есть место, куда их можно выгодно вложить. За эту задержку каждый месяц тебе пять процентов — сто штук. А заводу его долю вернем к концу года.

— Или не вернем?! — угадал Бориса хитро-сделанный Саныч.

— А сколько процентов возьмешь за кидок?

— Будет бабло, тогда и поговорим.

— Ну, не буду тебе мешать выздоравливать. Когда решится вопрос с бумагами о переводе долга, я тебе позвоню. Хорошо бы, если до той поры твои люди разобрались в этом деле, чтоб была возможность быстро решить проблему. Люди комбината не должны иметь времени для поиска помощи. А чего это ты на тушенку перешел? Ностальгия замучила?

— Предлагают вернуть один должок не деньгами, а тушенкой. Пять вагонов — это ж не баран чхнул! Вот, решил попробовать на вкус. Нужно же знать, что берешь.

Борис попрощался с Сан Санычем и, наконец, вышел на улицу. Сидя в костюме возле парилки, его рубашка взмокла, а на службе еще должно состоятся важное совещание.

Через две недели подписали соглашение между заводом и фирмой Саныча о переводе долга в четыре миллиона на одну из его коммерческих структур. Оставалось ждать сентября, к началу которого фирма Саныча должна перечислить на счет завода два миллиона, полученных от деревообрабатывающего комбината. Другие два миллиона должны пойти на конвертацию, для превращения в наличную массу, из которой двести тысяч оставалось Сан Санычу и его команде, еще двести тысяч были деньгами Бориса, и оставшиеся получал Алексей, которому нужно было тоже делиться с какими-то людьми, помогавшими в подписании соглашения с заводом. Но все произошло по другому сценарию, ведь Борис всегда хотел оставаться собой.


Александр получил повестку с приглашением в отдел по экономическим преступлениям в качестве свидетеля. Удивления не было, но догадаться по какому случаю этот вызов он не мог, так как знал, что Борису не выгодны какие-то неприятности из этой конторы, и все дела по ликвидации фирмы «Слинг» он должен был держать на своем СБэшном пульсе.

В понедельник утром, как было указано в повестке, Саша направился в райотдел. Он понимал, что приглашение в качестве свидетеля могло означать все что угодно, даже арест. Но, если боишься волков, зачем ходить в лес?

— Разрешите? — поинтересовался Александр, открывая двери кабинета № 23.

— Проходите, — ответил майор.

— Я по повестке.

— Присаживайтесь. Вы директор фирмы «Слинг»?

— Да.

— У меня есть несколько вопросов, — доставая чистые листы бумаги, пояснил майор. — Вы знакомы с директором фирмы «Респект»?

— С Александром Владимировичем?

— Да. Имели общие дела?

— Я не помню.

— Значит, вы не помните о приобретенном вами мороженом на один миллион восемьсот тысяч гривен и на такую же сумму проданного вами оборудования для мармеладного цеха?

— Нужно заглянуть в бухгалтерию. Мне кажется, что-то такое было, — начал оправдываться Саня, хорошо понимая, что попался. Кто ж забывает о миллионных соглашениях?

— Когда вы сможете предоставить свои бумаги, чтобы детально рассказать, у кого вы покупали оборудование, проданное фирме «Респект»? — с улыбкой люцифера продолжил майор. — И куда делось мороженое, которое вам продал Александр Владимирович?

В кабинет вошел мужчина, появление которого очень удивило Александра. Это был тот самый человек с большим пятном на щеке. Он подошел к майору и что-то сказал. Тот кивнул и вышел из кабинета, а мужчина сел напротив Саши.

— Меня зовут Дмитрий Олегович. Я работаю в Департаменте контрразведки. Меня интересует печать фирмы «Богус». Если вы сможете ее найти, ваши проблемы, которые уже появились в этом кабинете, и другие недостатки работы «Слинга» будут забыты. Вы понимаете, о чем идет речь? Прошу вас быть благоразумным и о моем предложении никому не болтать. Я знаю, что вы сделаете правильный выбор. Печать можете отдать майору. Желательно поторопиться, — закончил человек и опустил свой колючий взгляд. Затем он вышел, а майор вернулся на свое место и стал изучать какие-то бумаги, делая вид, будто никого рядом не существует.

Саша молча сидел и не знал, как ему реагировать, пока сам майор не помог.

— А чего вы сидите? Идите домой, ищите то, что вам нужно найти и приходите, — подмигнул майор и снова продолжил свою работу.

Александр никак не мог понять, почему человек из контрразведки следил за ним в течение года, потом отправил деньги в благотворительный фонд, а теперь требует печать «Богуса». Если ему были нужны те миллионы, то он их уже получил. Может этот Дмитрий Олегович хочет иметь на руках доказательство о подделке платежного поручения? Когда у него появится печать, тревожно будет тем, кто имеет отношение к фонду. Если я отдам печать, — размышлял Саня, — у меня исчезнут проблемы, связанные с деятельностью «Слинга». Но этими вопросами должен был заниматься Борис. Выходит, что он нечего об этой повестке и моем приходе в райотдел не знает, а человек из контрразведки делает свое дело тайно. Значит, у Бориса скоро появятся проблемы.

На следующий день Александр передал печать «Богуса» майору.


Борис на работе играл с компьютером в преферанс, когда ему позвонил Сан Саныч.

— Борис? Приезжай и забирай свое бабло, а то потрачу.

— Сейчас буду! — обрадовался Борис и пулей вылетел из кабинета.

Время в дороге казалось ему вечностью. Пешеходы, светофоры, машины, будто знали о том, как не терпится ему поскорее обнять свои деньги, его бумажное счастье то, ради чего он жил. Вот он, долгожданный кабинет Сан Саныча. На стене висел огромный государственный флаг Украины. Рядом с ним находился портрет любимого Президента. Кожаные диваны, персидские ковры с восточным оружием, шикарная хрустальная люстра, огромный стол из красного дерева и на нем блестящая лысина Саныча, который мирно храпел, держа в руке бутылку забугорного пойла.

— Доброе утро! — Борис растолкал Саныча.

— Йо мое, уже утро?! — разлепил глаза Сан Саныч.

— Это ж я.

— Забирай, — Саныч вытянул из-под стола спортивную сумку полную денег.

— Сколько здесь? — открывая, краснел от напряжения Борис.

— Три лимона гривен в евро. Я лимон взял себе за кидок, который ты просил. Председатель правления комбината, этот козел Михалыч, долго упирался. Но я нашел способ, как вставить паяльник ему в зад. Реально, эти деньги он не имел права отдавать в качестве долга, и комбинат скоро будет их апеллировать в суде. Но фирму, которая подписала договор с заводом и приняла деньги от комбината, мы уже ликвидировали. Сегодня это чувырло уже не является председателем правления — сбежал на западную Украину. Я опустил на деньги комбинат, а не завод. Поэтому, никаких претензий ни у кого уже не будет. Вот такие, мля, дела, чувак, — закончил Сан Саныч и выжрал свое пойло прямо из бутылки.

— Благодарю за красивую работу!

— Может, ты мне еще какой-нибудь орден нарисуешь?!

— Как-нибудь обязательно отметим это дело, но сейчас мне нужно бежать. Сам понимаешь — дела, — виновато попрощался Борис.

— Та иди уже. Капитан безопасности.

Борис летел домой, чтобы скорее ощутить в руках свой навар. С таким раскладом его доля увеличилась на порядок. Это, конечно, меньше, чем от операции «Ренегат», но все равно — деньги немалые.

На проспекте Победы Борис услышал сирену. В зеркале заднего вида он заметил три авто группы «Альфа». Одна из них быстро пошла на обгон и подрезала его BMW, другая остановилась сбоку, последняя осталась сзади. Борис еще верил в то, что это нелепая ошибка. Но когда назвали его фамилию и попросили выйти из машины с поднятыми руками, он понял, что в его жизни произошла большая беда.

— Это ваша сумка? — обратился к нему один из офицеров.

— Нет. Ее, наверное, забыл случайный пассажир, которого я только что подвозил к Крещатику.

— Ну, естественно. Прошу проехать с нами. Вы арестованы по подозрению в коррупции и использовании служебного положения в корыстных целях!


Маленькие очки коренастого полковника, заместителя начальника Департамента контрразведки по защите экономики Украины, не были запыленными, но если его что-то очень интересовало, он всегда их протирал своим галстуком. Так и в этот раз, офицер слушал рассказ своего подчиненного, майора Службы безопасности, и тискал своими пальцами их тонкое стекло.

— Таким образом, — продолжал майор, — смысла для последующего наблюдения уже не было, и на проспекте Победы ребята из «Альфы» взяли его «тепленьким». При нем в сумке было найдено четыреста тридцать тысяч евро, что по сегодняшнему курсу составляет около трех миллионов гривен. Сейчас он дает следователю показания по всем эпизодам.

— Так он сразу раскололся или куражился?

— Практически, сразу. Я всегда говорил, что Борис человек умный, но его действия всегда можно предугадать благодаря его недостатку.

— Жадность?

— Да. Ради денег он продал бы даже кислород, которым дышит.

— Вот и задохнулся. Кстати, а что вы там придумали для фиксации на себе внимания наших подопечных?

— Товарищ полковник, откуда вам это известно?

— Слухи, слухи.

Майор вынул из кармана муляж темного пятна, потер его и прилепил к щеке.

— Хо-хо. Вы создали деталь образа, забыть которую невозможно. Молодец!

— Как учили нас в разведшколе, если объект нуждается в психологическом воздействии, необходимо своевременно появляться в поле его зрения. Главное знать как, когда и для чего.

— Я буду хлопотать о присвоении вам внеочередного звания. Слушай! А как там поживает твой агент… как ее?

— Марина?!

— Да. Из твоих докладов я помню, что ей нужно было работать в очень трудных условиях сексуальной нагрузки, — рассмеялся полковник.

— Маринка просто молодец. Сумела поработать и с Александром, и с Борисом, и даже с Алексеем. Добывала очень полезную информацию, а главное, благодаря ней мы могли следить за передвижениями Бориса и Алексея, а также прослушивать почти все их разговоры.

— Ну, молодцы, молодцы, — радовался полковник. — Благодарю за службу!


А в стране близился 2004 год, — время призрачных надежд и мечтаний о свободе и справедливости. На Украине по улицам бродяжничал помаранчевый призрак демократических перемен, упоминание о котором спустя несколько лет заставляло подташнивать даже самые здоровые желудки.

Глава 7. Капкан для журналиста

25 октября 2009 года. Воскресенье. 8 часов 30 минут.

Безжалостное утреннее солнце нагревало лицо Александра, медленно отходившего от тяжелого сна. Высохшим горлом он жадно глотал свежий воздух, залетавший в открытое окно и стремящийся пошарить по всей комнате. Обнаглевшая муха жужжала то слева, то справа, надеясь на свою безнаказанность. Саша постепенно расплющил один глаз, затем второй и стал смотреть вокруг. Он увидел разбросанные по комнате свои и женские вещи от верхней одежды до носков, колготок и нижнего белья. Постепенно к изможденному организму подключились органы слуха. Рядом слышалось чье-то сопение.

— Ты кто? — встревожился Александр, тряхнув плечо рыжеволосой девушки. Он не сразу узнал Машку, — вредную, но очень привлекательную нимфетку.

— Не буди! — отворачиваясь, простонала девушка.

Александр оставил постель разврата и поплелся в ванную, которая теперь намекала на присутствие женщины в логове холостяка: всегда смятые полотенца были аккуратно сложены, мыло находилось в сухой мыльнице, а зеркало было, вытертым от разноцветных пятен.

Александр подставил голову под холодную струю. Обалдевший мозг сразу почувствовал непревзойденный контраст, а память понемногу возвращалась в свою «ярангу». Вспомнилось почти все, что произошло вчера. Было празднование пятилетия газеты, в которой Саня доблестно работал журналистом. Потом он встретил друзей, и субботний вечер был превращен в редкостный кутеж со всеми вытекающими последствиями. Поддавалось логике и то, почему вертихвостка Машка воскресным утром спала в его постели.

Не вытирая стекающих по лицу капель, Александр приник к зеркалу и пристально посмотрел себе в глаза.

— Не стыдно? — прохрипел он, будто хотел услышать какое-то оправдание.

— Хочу кофе? — сквозь шум воды послышался женский голос одновременно с громким рингтоном мобилы.

— Началось, — пожаловался Саня своему отражению. Ловко подхватив полотенце, накинул его на голову, заскочил в комнату и взял трубу. — Алло?!.. Да!.. Понял… Хорошо! В десять буду выезжать… Да, я помню!

— Как насчет кофе? — демонстрируя стройные ножки, начала завлекать Машка.

— Девочка, — Александр подошел и быстрым движением сорвал одеяло, обнажая интересное тело, — свободу не остановить! Кофе уже ждет тебя, но только в ближайшем кафе.

Маша сделала кислую мину, грациозно встала и, величественной походкой львицы направилась принимать душ и наводить свой дамский марафет.

— Чтобы справиться со сложной и запутанной ситуацией, — из телевизора раздавалась предвыборное «бла-бла-бла» очередного кандидата в президенты, — стоит рассуждать трезво и действовать решительно, а не заключать соглашения, кидающие будущее Украины в руки теневого бизнеса.

Короткий телефонный разговор превратил выходной день в кучу проблем, и ровно в десять Александру нужно было ехать в столицу на очень важную встречу, от которой зависела его будущая карьера в большой журналистике. Саша глянул на остатки своего бюджета и сделал вывод, что до очередной зарплаты может не дотянуть. Нужно было по пути заскочить в редакцию столичного издания, где его ждал гонорар за авторские статьи, выходившие на протяжении последних месяцев.

— В воскресенье утром я вместе с моими доверенными лицами отправляюсь в Днепропетровск, — продолжал кандидат в президенты, — чтобы представителям Совета Европы сообщить о фактах измены государственных интересов Украины представителями существующей власти. Речь идет о территориальной целостности и экономической независимости страны.

Пока Маша наводила на своем лице образ рыжей золушки, Александр успел одеться, эпизодически убрать в комнате, подогнать из гаража авто и трижды поторопить к выходу эту лютую наяду, задерживавшую отъезд. Время близилось к десяти. Саша едва сдерживал свое неуемное желание скорее промчаться улицами города и выехать на трассу. Также очень хотелось не засветиться на людях с Машкой. Появившиеся сплетни не нужно усиливать новыми фактами, которые затем еще больше обрастут ирреальными подробностями. Подъехав к кафешке, Александр, не стал выходить из машины, извинился перед Машей и, ссылаясь на очень срочную и важную встречу, предложил выпить кофе без него, пообещав вечером обязательно позвонить.

Последняя декада октября была солнечной и теплой. Красные ВАЗ-2101 с народным названием «копейка», неслись в тени деревьев одинокой межпоселковой дороги. До автосуеты на Одесской трассе оставалось около десяти километров. FM-радио сообщало о перипетиях в избирательной гонке, а действующий президент продолжал создавать новые условия для диалога с оппозицией.

Прикуривая смятую сигарету, Александр потешался над новостями украинской политики. Их содержание не оставляло сомнений, что существующая власть постоянно капитулирует перед теми, кого пять лет назад признала главными своими оппонентами и чьи права на подконтрольную им собственность оспаривала до последнего момента. Президент вновь показывал свою слабость, начиная свой разговор с сообщений, что помаранчевая революция давно закончилась, в который раз призывая власть и бизнес протянуть друг другу руки. Олигархи от таких слов мечтали, чтобы эта власть протянула не руки, а ноги.

Саша вспомнил всю картину, связанную с приходом к власти полевых командиров умного бунта, создание кабмина и распри новой власти. Люди ждали тех перемен, за которые выходили на Майдан, рискуя своими должностями, бизнесом, здоровьем, а в некоторых случаях и жизнью. Но вместо перемен страну потрясла цепь кризисов, появление которых на восемнадцатом году независимости были фантастическим провалом. Неоднократное повышение цен на продукты и топливо повлекло негативное отношение ко всем прежним и теперешним властям. Игра с курсом национальной валюты добавила масла в огонь. За все годы независимости не было таких колебаний и штормов во всех отраслях экономики, которые произошли за последние годы.

Конечно, любое такое потрясение в жизни государства провоцировалось теми, кто после последних выборов и перевыборов оставался за бортом власти, называя себя оппозицией. Ведь в руках этой, так называемой, оппозиции до сих пор остаются ранее созданные рычаги регулирования процессов в Украине. Такая оппозиция выступает против всех: существующей власти, народа, страны.

Надеяться на то, что вчерашний взяточник и коррупционер интеллигентно простит за то, что у него отобрали доходное место и станет с пониманием относиться к демократическим переменам — наивная бессмыслица. На местах министров эпохи Кучмы теперь сидят непрофессионалы и дилетанты. Должности руководителей силовых министерств достались политическим назначенцам.

Дело исчезнувшего в сентябре 2000 года журналиста, расследование которого откровенно тормозилось со времен Кучмы, так и не раскрыто. Боятся обнародовать имена заказчиков, как будто никто не догадывается о ком идет речь. Генерала Пукача искали несколько лет по всему миру, а находят в сотне километров от Киева перед новыми президентскими выборами. Какая своевременная находка. Со всех площадей кричат, что народ умный, и тут же делают из него дурака.

Вообще, Майдан уже никакая не святыня: закурен и заставлен разноцветными палатками, которые омерзительно выглядят на фоне пафосных памятников. Народ теперь никуда ни за кого не выйдет. Саша вспомнил слова Наполеона: «Что делало революцию? Честолюбие. Что положило ей конец? Также честолюбие. И каким прекрасным поводом обманывать толпу была для всех нас свобода!»

Пока в его голове проносились эти мысли красная «копейка», обходя ямы и выбоины провинциальной дороги, приближалась к последнему повороту перед выездом на трассу. Пожелтевшие деревья стали сбрасывать свою листву. Природа готовилась к ноябрьским холодам без всяких указов и постановлений. Наблюдая за совершенством законов природы, научиться заботиться о своем существовании у человечества ума не хватает. Неужели для этого тоже нужны миллионы лет?

Неожиданно впереди за поворотом прогремел взрыв, потом второй и послышались звуки, похожие на стрельбу. Александр тормознул авто и приблизился к месту событий. То, что он увидел, не вписывалось ни в какие реалии. Только во сне или кино подобное зрелище воспринималось бы адекватно. Слева на обочине горел перевернутый джип. В направлении дороги по инерции котилась Toyota с отсутствующим лобовым стеклом, колеса которой пылали с черной копотью. Шоссе имело определенную кривизну, поэтому через несколько метров Toyota съехала в кювет и остановилась, уткнувшись капотом в землю.

Саша остановил машину. В этот момент что-то стукнуло по кузову «копейки». Окровавленный человек с силой открыл задние дверцы и затолкнул в салон тело, командуя:

— Гони прочь! Слышишь?! — крикнул он Александру. Свяжись с Палычем! — добавил кому-то, хлопнул дверцами и убежал к изувеченным машинам.

Александр мгновенно развернул Жигули и помчал в обратном от неприятностей направлении. Его «копейка» летела как BMW с форсированным движком. Человек то ли стонал, то ли что-то хотел сказать, но делал это так тихо, что Саша ничего не мог разобрать. Он свернул к лесополосе и подъехал к широким кленам, пряча авто среди высоких кустов.

Мотор заглох, и воцарилась такая тишина, будто ничего и не было. Птицы щебетали на ветвях деревьев, где-то в поле шумела сельхозтехника, осеннее солнце теплыми лучами заглядывало в салон ВАЗа. Александр повернулся и замер. Держа в руке пистолет, на него смотрела девушка, лицо которой ничем не напоминало Лилу из фильма «Пятый элемент», хоть ее появление в машине было почти таким же. Не смотря на ужасные события, она смотрела твердым и спокойным взглядом, проедая глазами насквозь как бы спрашивая: доверять или нет? Амазонка и Александр несколько секунд смотрели друг на друга. Наконец она спросила:

— Как вас зовут?

— Александр.

— Можете меня отвести в город?

— Могу.

— Пожалуйста, Александр, найдите для меня возможность позвонить по городскому телефону, но так, чтобы никто не мог это увидеть и услышать. Вы меня правильно поняли?

— Да… стационарный телефон… никто не должен видеть и слышать…

— Меня зовут Евгения, — сказала девушка и отложила оружие в сторону.

Ни Лилу, ни Зизу, ни Куку, а просто Евгения, — подумал Александр, которому последние минуты казалось, что он находится в каком-то гипнотическом сне, но с определенными элементами реальности, такими как: завести двигатель, вырулить на дорогу и ехать в направлении города.

Красная «копейка» вернулась в город и въехала во двор меж двух девятиэтажек. Александр выскочил из авто, открыл задние дверцы, и девушка быстро вошла в подъезд. Закрывая машину, Саня кинул взгляд на обстановку. Кроме местных бабушек, наблюдавших за событиями вокруг, и детворы, игравшей с животными, во дворе не было никого.

Поднимаясь в зашарпанном лифте рядом с вооруженной амазонкой, Александр пытался избавиться от нервного напряжения, оставшегося после полученного стресса. Семь этажей, которые преодолевал ветхий лифт, давали возможность разглядеть девушку, свалившуюся в машину из неизвестности. На вид ей было около двадцати пяти. Прямые черные волосы имели короткую стильную стрижку, макияж минимальный, женские игрушки и украшения отсутствовали, кожа смуглая, абсолютно не имевшая морщин. Деловой костюм не мог скрыть привлекательных женских форм, а элегантные кожаные туфли со стразами и колготы телесного цвета вписывались в общий внешний ансамбль. Ее светло-серые глаза продолжали излучать неимоверную энергию, а вокруг витал легкий аромат каких-то экзотических цветов. У девушки был свой стиль и вкус.

— Входите! — пригласил Александр, открывая двери своей однокомнатной малогабаритки, где воздух еще немного напоминал о ночных забавах холостяцкой автономии. И хоть Саня успел перед отъездом эпизодически прибраться, но пара забытых мятых носков, нагло валявшихся у дверей ванной, ставили хозяина жилища в непривлекательное положение перед девушкой по имени Женя.

— Сейчас принесу трубку, — продолжал суетиться Александр. Наконец, у девушки появилась возможность набрать необходимые номера именно с городского стационарного аппарата.

Александр задумчиво таращился в окно. Он увидел проезжающий внедорожник, и перед глазами всплыли картины трагедии, произошедшей в реальной жизни, здесь, неподалеку от города, около часа назад.

— Благодарю вас, Александр! — у дверей комнаты появилась амазонка. Она стояла в коридоре, как обычная девушка, которая по-соседски зашла одолжить соль или спички. — Уверена, что нарушила ваши планы. Но вынуждена просить вас еще об одной услуге.

— Какой?

— Я могу надеяться? — женщина смотрела в глаза Александру. В ее голосе звучал металлический оттенок, предрекая серьезность ситуации.

— Попробуйте.

— Мне нужно переждать до завтра. Ваше жилище — место, где никто не догадается меня искать. Больше я нечего сказать не могу. Простите.

— Не вопрос. Оставайтесь, если вас устраивает моя хибара.

— Кроме того, необходимо немедленно отправиться в Киев, естественно, используя другой путь. В столице вас найдет Пал Палыч, который передаст мне очень важную вещь.

— Мне все равно нужно в Киев. Я поеду через житомирскую трассу. Где именно должна состояться встреча?

— Вас найдут. Двигайтесь по бульвару Шевченка в сторону Крещатика. Увидите мигание фар — остановитесь. Надеюсь, вы не разочаруете меня.

— Ок. Только один вопрос. Все это как-то связано с политикой?

— Нет… с большой политикой.

— Блин. Я так и думал.

— Вы боитесь?

— Еще не знаю.


И вновь пожелтевшие деревья, мелькая по сторонам, уже во второй раз за день сопровождали Александра в Киев. Солнце находилось в зените и в воздухе чувствовалось послеполуденное настроение. «Копейка» выскочила на трассу и начала стремительно подбираться к столице. Теперь Саша не сожалел о расходах на капитальный ремонт двигателя. Наконец выпал достойный случай опробовать на скорость и безукоризненность своего стального коня с определенной пользой в необычном деле. Мысль об этом добавляла адреналина не только водителю, но и двигателю, который бойко урчал, въезжая на Тарасов бульвар.

Заняв правый ряд, журналист сбавил обороты и стал поглядывать в зеркало заднего вида. Доехав до конца бульвара, никаких сигналов он не заметил. Развернувшись, «копейка» повторила свой проезд, но позитивного результата опять не было. Что не так? — спрашивал себя Саня, в третий раз разворачивая авто на бульвар. Наконец, замерцали огни мелкого «гольфа», водитель которого на обгоне подал Александру знак, чтобы тот ехал за ним. Через два квартала они свернули в переулок и очутились в закрытом со всех сторон дворе. «Гольф» подъехал к «Мерсу», из которого вышел мужчина лет пятидесяти в темно-сером костюме, серой рубашке с белым воротничком. Он подошел к «копейке», предварительно показывая Александру рукой, чтобы тот оставался в машине.

— Добрый день, Саша! Узнаешь? — начал человек, устраиваясь на заднем сидении.

Александр смотрел на мужчину и не понимал, как можно было бесследно удалить большое родимое пятно со щеки?

— Дмитрий… э-э… Олегович?! Контрразведка?! — удивлению Сани не было границ. Встретить того, кто несколько лет назад искал печать «Богуса» и сдержал свое слово в отношении «Слинга», он никак не ожидал, тем более, в данной ситуации.

— Стало быть, узнал. Теперь к делу. Тот, кто тебе звонил сегодня утром и до этого, выполнял мои указания. Мы должны были сегодня встретиться и, как видишь, это произошло, но немного позже. Жизнь бурлит разными неожиданностями. Главное, чтобы все шло по плану. В сплошном хаосе тоже есть свой порядок и отдельная молекула выполняет определенное движение, чтобы не нарушать этот вселенский хаос. У тебя дома есть Интернет?

— Да.

— Передай Евгении диск, — Дмитрий Олегович протянул DVD. — А на словах скажи, что мы изменили все мобильные номера, поэтому я утром позвоню сам. Кстати, для Жени я Пал Палыч, поэтому не нужно ей рассказывать, при каких обстоятельствах у нас произошло первое знакомство, а также о том, что утром ты ехал на встречу со мной, как теперь выяснилось. Это понятно?

— Да.

— А это «подарочек» для тебя, — Палыч передал небольшую пластиковую коробку. — Когда выедешь за город, откроешь и прочтешь инструкции. После этого их уничтожишь. Надеюсь, наша теперешняя встреча также принесет много полезного, как это было шесть лет назад. Ну, что ж, с Богом, Сашенька. Аллилуйя!

Дмитрий Олегович, он же Пал Палыч, пересел в свое авто, и через минуту во дворе уже не было никаких машин, а красная «копейка» направилась в редакцию столичного издания.


— Оленька, привет! — обрадовался Александр, увидев на рабочем месте журналистку, занимающуюся новостями.

— Привет, привет! Как поживаешь? — машинально ответила Оля, не отводя глаз от монитора. Работа над созданием нового номера была в самом разгаре, но Александра эта суматоха не касалась. Он спешил к выпускающему редактору, у которого были ключи от сейфа, где хранились гонорары. Получив деньги за свои последние статьи, Саня нашел свободный компьютер и попробовал скопировать информацию с диска. Но DVD был защищен от таких посягательств. К тому же без знания пароля открыть файлы было невозможно.

— Что в Украине нового? — тихо подкрался Александр.

— За последние дни ничего резонансного не произошло.

— Неужели?! — отсутствие какой-либо информации о событиях, произошедших сегодня утром, удивило Александра. Он еще не понимал, что здесь происходит другая игра, скрытая.

— В Днепропетровске планируется пресс-конференция, где обещали сделать сенсационное заявление о коррупции в высших эшелонах власти по земельным вопросам. Может тебя это интересует? Эта инфа будет в Сети уже к вечеру.

— Все эти громкие заявления делаются для еще более громких опровержений под аплодисменты зрителей, — нашел нужный ответ Александр и направился к выходу.

Обратный путь прошел в тандеме с обильным осенним дождем, начавшимся еще на выезде из столицы. Дорогой Сану не давало покоя отсутствие каких-либо сообщений об утреннем инциденте. Интересно, кто стоит за всем этим и для чего? А может это всего лишь инсценировка? Но для кого? Уж точно не для Александра. Кто я такой, — убеждал себя Саня, — чтобы ради меня разбивать машины и калечить людей? А если цель этой игры — амазонка? Тогда что скрывает Евгения? Большая политика… черт ногу сломит.

Александр понимал, что политика глубоко проникла в нашу жизнь. Любой, подними его среди ночи, помнит и знает, кто из персонажей политического бомонда в какой команде, когда, где и как тусуется. Люди, глядя сегодня на мир, стали принимать на веру распространенные средствами массовой информации идеи и пользоваться искусственно созданными стереотипами, представляя, что все базируется на здравом рассудке. Однако все это формируется под воздействием телевидения и радио, газет и журналов, или просто под впечатлением того, что кажется правдивым в разговорах с друзьями или знакомыми. А ведь эти представления часто образуются на основе неверной или неточной информации и являются просто мифами.

Политики или должностные лица всегда стараются контролировать реальность, которую видит общество. Ведь когда они могут влиять на формирование представлений о себе, тогда они имеют надежду предусматривать или контролировать то, что будет происходить с ними во время проведения очередных выборов или назначений. Политики, чиновники, любая власть заинтересована подать себя в привлекательном свете. Они пытаются скрыть поведение, несовместимое с их образом, скрывая ошибки, которые они делают, а также шаги, которыми эти ошибки исправляют, показывая обществу лишь конечный продукт. Потому от них зачастую слышатся высказывания в стиле «цели оправдывают средства».

Евгения, на первый взгляд обычная привлекательная девушка, также является одним из винтиков украинского политикума. В целом, судьба женщины в украинской политике интереснее, чем любые перипетии с мужчинами. Не вписывается в стандартные рамки реакция женщин в политических баталиях. И не только в политических. В парламенте рассказывают легенду о том, как один из народных депутатов, находясь в толпе, ударил женщину, лидера политического блока, локтем под ребра и сразу же получил сдачу — каблуком по ноге.

Александру хотелось обо всем этом поговорить с Женей. Но он понимал, что настоящее положение вещей ему все равно никто не скажет. И не только потому, что он не имеет необходимого для этого доверия, а скорее потому, что целостная картинка иногда до конца неизвестна и самим персонажам.

Но если Божье провидение создало условия его причастности к сегодняшним событиям, — рассудил Александр, — необходимо попробовать узнать обо всех подробностях. Кто ж еще, как не журналист, должен иметь беспристрастное представление и обладать самой правдивой информацией?

После этой мысли по коже Александра большими муравьями забегали сенсационные тайны. В последнее время его амбициозное самолюбие съедалось осознанием того, что карьера давно могла бы расти в каком-нибудь столичном СМИ. Опыт и способности указывали на то, что он засиделся в провинциальной журналистике. Саша вспомнил о коробке, которую ему дал Пал Палыч, и остановил машину в дорожном кармане трассы.

Глава 8. Телохранитель амазонки

Евгения распаковала диск и ввела пароль «Ренегат». На мониторе появились файлы, и амазонка отправила их по нужному адресу в глобальной сети. Это была первичная информация, так называемый пресс-релиз без деталей о коррупции власти. Теперь она была доступна всем, в том числе и членам Совета Европы, которые в настоящий момент находились в Днепропетровске на встрече с одним из кандидатов в президенты.

— Первая бомба пошла, — с горящими от блаженства глазами произнесла Женя, держа в руке две половинки уже сломанного диска.

— Время ужина, — предложил Александр.

— Я могу только составить компанию, потому что редко ужинаю после семи. Держу фигуру.

— И это вам удается с успехом. Но после такого стресса нужно поддержать организм.

— Хорошо, при условии, что мы перейдем на «ты».

— Интересно, какой режим работы и какую еду нужно употреблять, чтобы сохранять фигуру, внешность и здоровье?

— У меня правила такие: есть только на бегу — булочка с кефиром, котлета в машине и все такое; наилучшее место для дамского марафета — опять-таки машина; наилучшее время — час пик, можно немного помечтать; спать не более шести часов в сутки. Но все очень индивидуально. Одно могу порекомендовать — бег, несколько километров ежедневно.

— Старые простые истины. Движение — жизнь!

— Со временем все это надоедает. Приходится принуждать себя каждый раз.

— А кроме котлет на бегу?

— Я знакома с женщиной, кандидатом в президенты, у нее превосходная фигура для ее возраста, и ты можешь мне не поверить, но она больше всего любит жареный картофель, обожает вареники с вишнями и украинский борщ.

— Вы, то есть, ты считаешь, что нашу страну может спасти женщина?

— В пророчествах известного астролога именно женщина спасет Украину!

— Не верю астрологам. Я — прагматик. Интересно, что ты скажешь о наших политиках?

— Любой рядовой министр или депутат считает себя великим и неповторимым. Гораздо тяжелее быть ответственным руководителем или политиком.

— Каким тебе видится будущее у женщин во власти и в политике?

— Мне кажется, что женщины в профессиональной деятельности сильнее. Им приходится прилагать больше усилий, чем мужчинам, чтобы пройти достойный путь в своей профессиональной среде. Но если, например, мужчина побеждает и становится лидером — женщина относится к этому терпимо, это не вызывает у нее никакой агрессии. Но когда какие-то лидирующие позиции занимает женщина, часть мужчин просто как стая шакалов бросается на нее, чтобы унизить, загрызть, оскорбить.

— Что ты думаешь об утренних событиях?

Евгения ждала этого вопроса, и она понимала, что можно бы было «съехать» с темы, но такой прием был бы проявлением неуважения к человеку, который самоотверженно сделал все, что нужно было в необходимый для этого момент.

— Отвечу честно, — нас предали! Измена произошла в самом сердце нашей команды. Именно в эти минуты идет тщательный поиск ренегата.

— А кто этот Пал Палыч?

— Человек, которому я доверяю. Он появился с нами, когда…

Рассказ амазонки прервал звук рингтона Сашиной мобилы.

— Прости. Это по работе, — объяснил журналист и вышел в комнату.

Слушая кого-то по телефону, Александр взял дистанционный пульт и включил телевизор. Министр внутренних дел делал заявление:

— У меня есть основание полагать, что сегодня конкуренты одного из кандидатов в политических гонках совершили попытку диверсионных действий. Я имею основания это утверждать, пользуясь оперативной информацией. Сейчас подняты по тревоге особые подразделения, которые занимаются расследованием этого дела, поиском свидетелей и виновных.

Не дождавшись окончания, Александр вернулся в кухню.

— По ящику сейчас сказали про утренний теракт и, что спецы ищут свидетелей. Мне кажется, — Саша подошел к окну, — что тебя уже нашли. Глянь вон на ту серую «девятку».

На улице стояло несколько машин. В стороне от них бросался в глаза ВАЗ 21–09 с тонированными стеклами, переднее и заднее окна которого были приоткрыты. Можно предположить, что в машине находится несколько человек. На вид совсем новенькое авто имело заезженную резину на колесах. В большинстве случаев такой парадокс происходит с покрышками служебного транспорта.

— Надо менять адрес, — решила Евгения и взяла трубку. Но Палыч предупреждал, что все номера изменены. Голос оператора сообщал о недосягаемости набранных абонентов. На лице амазонки отразилась короткая растерянность. — Мне нужно в Киев!

— Может, дождешься звонка? Палыч обещал позвонить утром.

— Мне не нравится такая бездеятельность. До утра еще много времени, а ситуация начала меняться слишком быстро. Надо поскорее добраться до столицы.

Тут раздалась мелодия дверного звонка, и оба вздрогнули.

— Ты кого-то ждал?

— Нет, — удивился Александр и с определенной долей напряжения пошел смотреть на незваного гостя. Он был изумлен, когда он увидел в дверной глазок рыжую Машуньку. Ее интенсивное жевание резинки предвещало скандал. Сане крайне не хотелось привлекать внимание соседей. Он открыл двери, но остался стоять на пороге, закрывая вход.

— Привет! — расплылась в улыбке нимфетка и, преодолевая препятствие, беспардонно протолкнулась внутрь. — Ты, конечно, забыл о своем обещании позвонить? Но я не амбициозна, — сама пришла.

— Прости, но у меня дела. Давай отложим все на другой день. Очень много работы… до самого утра, — пытаясь удержать девушку, изворачивался Саня.

— Я уже вижу, какой работой ты будешь заниматься до утра, — с обидой возмутилась Машка, глядя на элегантные женские туфли со стразами, невинно стоявшие в углу коридора. — Мог бы предупредить. Зачем лепить из меня дуру?!

— Тебе лучше уйти.

— Ты еще пожалеешь, — дрожащим голосом сообщила Маша и уже собралась идти, но неожиданно повернула голову в сторону комнаты, где, как ей казалось, находилась соперница, и закричала, — он храпит, не бреется и дергает во сне ногами! Слышите!?

— Я не успела никому поломать жизнь? — на крик из кухни с улыбкой вышла Евгения. — Мне нужно ехать, поэтому сожалею, что не услышу вашего храпа, Александр.

От неожиданного появления амазонки у нимфетки жвачка раздулась огромным пузырем, который, лопнув, повис кусками на носу и щеках. Девушка покраснела и хотела бежать, но Саша ее остановил.

— Хорошо. Если ты действительно хочешь попасть в Киев — раздевайся! И ты тоже! — последняя фраза была адресована Машке, сдиравшей с лица прилипшую резинку.

По мнению Александра, выход из сложившейся ситуации был простым, как советское кино про шпионов. Женя и Маша меняются одеждой, размеры которой у них, к счастью, почти одинаковые. Затем журналист с нимфеткой на Жигулях уводят «наружку», гоняя за собой «девятку» по всему городу. А Женя идет к остановке маршрутки, следующей к вокзалу. В третьем вагоне с головы электропоезда Александр и Евгения встретятся, а Маша продолжит кружить по городу, давая «гостям» возможность ознакомиться с местными достопримечательностями.


— У вас свободно? — поинтересовалась женщина, вошедшая на очередной станции по пути следования электропоезда. Ее огромные баулы перегородили проход и толпа людей, идущих за ней, стала подталкивать тетушку к решительным действиям. Не ожидая ответа, она плюхнулась напротив амазонки, прижимая Александра к окну. Ловкими движениями баулы быстро легли под ноги и, довольная собой, тетка сняла свою яркую цветастую косынку.

Александр осмотрелся и понял, что ближе к столице пассажиров становится больше. Тех, что ехали с конечной, было немного: две студентки, непрестанно щебетавшие на весь вагон, дед с внучкой, парень лет двадцати пяти и мужчина, вскочивший в вагон перед самой отправкой. Внешний вид и выражение лица последнего производили впечатление о его принадлежности к силовым структурам. Особенно привлекал внимание его серый изношенный пиджак, слегка задравшийся у левого края, под которым могло быть оружие.

Вся окружающая обстановка вызывала у Александра ощущение какого-то напряга. Так иногда бывает, когда все происходит вроде бы по сценарию, но неизвестно из каких глубин подсознания является тревога, бомбардируя остатки жизненного покоя. Александр предложил Жене перейти в первый вагон, где людей было почти что битком. Пробираясь к передним дверям вагона, Саша оглянулся и увидел, что источник его неизвестной тревоги, стараясь быть незамеченным, тащится вслед за ними. Поезд сделал остановку на предпоследней к столице станции, и в вагон зашли новые пассажиры. Схватив крепко Женю, Александр рванул на выход, выскочив на платформу перед самым закрытием дверей.

— Не останавливайся, — скомандовал амазонке Александр, и они помчались к автостраде, где курсировали маршрутки и сновали такси.

Поезд двинулся дальше, но спустя мгновение было слышно резкое бряцание его металлических колес. Пытаясь догнать беглецов, преследователь сорвал стоп-кран. Но пока останавливались вагоны и открывались двери, журналист и амазонка уже добежали до отходившей маршрутки. Всего каких-то два десятка метров отделяло беглецов от опричника, когда автобус влился в транспортный поток. Из заднего окна Александр видел, как мужчина в сером пиджаке пытался останавливать проезжающие мимо машины, а рядом с ним парень лет двадцати пяти бойко жестикулировал и орал по мобилке.

— А их, оказывается, было двое, — вслух сделал вывод Саня. Через пару кварталов можно выйти и взять такси. Куда прикажете? — поинтересовался он у Евгении.

— В Конче-Заспу, — спокойно ответила амазонка. У Саши подскочило давление, и задергался левый глаз.

Конча и Заспа — два озера, давшие название поселку Конча-Заспа, который в официальных правительственных документах значится как «Дом отдыха». Этот заповедный дачный поселок расположен в заказном смешанном лесу в 25 км от Киева. Сама природа позаботилась о создании неповторимого рельефа местности, пронизанного чистотой и свежестью всего в 30 минутах езды от делового и индустриального центра столицы.

Право на государственную дачу в Конче-Заспе имеет практически каждый член правительства. Премьер, вице-премьеры и министры имеют право на отдельный дом. Руководители других органов исполнительной власти и заместители министра кабмина могут пользоваться двумя комнатами, а директора департаментов и начальники управлений Секретариата Президента — одной. Это не значит, что чиновникам выдают один дом на двоих, — просто в разных дачах разное количество комнат.

Стоимость аренды частной дачи площадью от 100 до 200 кв.м. в Конче-Заспе колеблется от 600 до 30 тысяч долларов. К услугам жителей служба охраны, электроснабжение, газификация, артезианские скважины, теннисные корты, детские площадки, озеленение, экологический сервис, современные коммуникационные системы, и многое другое.

Первый президент Украины, имеет дом на территории Конче-Заспы в элитном поселке. Верхнюю часть его «домика» хорошо видно с трассы. Его стоимость тянет на 2,5 млн. долларов. Второй президент Украины также живет на даче в Конче-Заспе. Стоимость дома помаранчевого президента, площадью 600 кв.м. оценен почти в 1,5 миллиона долларов. Президент также имеет квартиру в столице, площадью 471,9 кв.м. Она стоит около 2 млн. долларов.

Лидер оппозиционной партии владеет усадьбой в Донецке, рядом с которой разместился ботанический сад, пруд и цыганский поселок. Стоимость его дома приблизительно 1 млн. баксов.

Такси приближалось к окраине Киева. Вечерние огни жилых и промышленных зданий мерцали в столичной атмосфере, всегда переполненной суетой, проблемами и надеждами вокруг политической и экономической жизни страны. Киевские каштаны превратились в символы лишь для коробок с конфетами или выпечкой, а волны Днепра, о которых так красиво поют в украинских песнях, сегодня все больше напоминают воды африканского мутно-желтого Нила.

— Что за беда? — таксист резко вывернул и остановил авто так, что Александр, потеряв равновесие, навалился на Женю. — Что-то я не помню такого, чтобы на этой дороге в воскресенье поздно вечером был такой затор. Может, что случилось? Схожу, узнаю.

— Ты с пушкой?! — вспомнил Саша.

— Пистолет ПММ калибра 9 мм с магазином на 8 патронов.

— Нам сейчас как раз его и не хватало.

— У меня есть разрешение, — заметила амазонка.

— Ты сможешь выстрелить в человека?

— Если возникнет реальная угроза жизни. Тебе не нравятся женщины с оружием?

— Как Лара Кофт?

— Как я?

— Минут пять нужно подождать, — вернулся и сообщил водила. — Впереди десяток машин. На посту ГАИ «фейс-контроль».

— Возвращаемся в Киев! — скомандовала амазонка.

Водитель повернул удивленное лицо, разглядывая пассажиров.

— Мы просто решили поужинать, — с улыбкой объяснил журналист.

После такого весомого аргумента водитель выполнил необходимый маневр и двинулся к столице.

— Я в жизни такого насмотрелся, что меня уже ничем не удивишь. Мое дело — крутить баранку.

— А чашечка крепкого кофе будет кстати, — согласилась амазонка.

Уже в четвертый раз в течение дня Александр направлялся в Киев. Первый раз его заставили договоренность о встрече и материальный вопрос, второй — какое-то важное дело для большой политики, третий — в качестве сопровождающего амазонки с пистолетом, и теперь — на вечерний кофе вместе с интересной девушкой по имени Евгения.

На часах было без двадцати одиннадцать. Пятой поездки в столицу случиться уже физически не могло. Но кто знает, куда могут повернуть дороги судьбы, когда рядом с тобой находится аппетитная амазонка с привкусом политический амбиций.

Таксист остановился возле ночного клуба. Рядом с ним находилась небольшая модная кофейня. Александр много раз проезжал это место, но никогда не замечал данное заведение. Октябрьские вечера были уже холодными, и чувствовался резкий контраст между температурой на улице и в помещении.

— Что желаете? — подбежала официантка.

— Крепкий кофе без сахара, — заказала Женя.

— Мне тоже. И пятьдесят коньяку. Нет, сто!

— Хочешь напиться?

— Хочу.

— Нервничаешь?

— Немного.

— Ты можешь вернуться домой, и выбросить этот день из своей жизни.

— Заманчивое предложение.

— Что тебя держит? — поинтересовалась амазонка, отпивая темно-коричневый кофе с шоколадными крошками.

— Твоя тайна.

— Любишь приключения?

— Скорее они любят меня.

— Вспоминая причины нашего знакомства — так и есть, — улыбнулась Женя, допила кофе и направилась к выходу.

— Кто знает, кто знает, — бросил в след Александр, залпом уничтожил коньяк и поплелся за амазонкой.

На улице Женя вновь пыталась дозвониться тем, кому доверяла. И, судя по жестикуляции, это опять не удавалось. Александр достал сигарету и начал искать по карманам зажигалку. В этот момент его внимание привлекли две фигуры, быстро приближавшиеся из темноты. Их напряженная поступь не отвечала окружающему ночному спокойствию. Попав в свет уличного фонаря, личность одного из них не вызвала сомнений — это был тип в сером пиджаке. Тут же показался и второй опричник, переходивший дорогу вместе с каким-то гигантом.

Говорят, что в экстремальных ситуациях время меняет свои свойства. Обычные секунды становятся минутами, а минуты длятся часами. Вероятно, такие чудеса были проделками мозга, дававшего шанс инстинкту самосохранения перед лицом опасности. В данный момент Александр ясно почувствовал эффект замедленного кино. В доли секунды он заметил рядом водителя открытого Audi, прогревавшего двигатель, копошась при этом в багажнике машины. Саше понадобилось несколько шагов, чтобы подскочить к Жене, выхватить из ее внутреннего кармана пистолет и крикнуть:

— В машину!

Амазонка и журналист мгновенно вскочили в авто и Александр, наставив оружие на владельца Audi, выжал акселератор до самого пола. Авто рвануло с места, разбрасывая по сторонам всех преследователей, пытавшихся уцепиться за дверцы машины. Одновременно выезд на дорогу преградил небольшой пикап и Саша, переключив на повышенную передачу, выполняет блестящий маневр, похожий на трюки непобедимого Бонда, направляя Audi на эстакаду для ремонта авто. Машина взлетает вверх, приземляется на цветочный газон, выезжает на тротуар и, обходя каштаны, оказывается на шоссе.

— Да! — одновременно прозвучало от обоих пассажиров Audi.

— Откуда ты знаешь этих людей? — оглядываясь, завопила Женя.

— Среди них были те двое.

— Как они могли нас вычислить?

— Не знаю. Может таксист?

— Вряд ли.

— Телефон?! Нас засекли по сигналам мобилок. Через мобилу можно запеленговать любого абонента.

— Может, просто сменим номера?

— Нужно избавиться от телефонов, — сделал вывод Саша и без сожаления выкинул свою трубу в открытое окно. С другого окна полетела мобилка Жени. Audi мчало по набережной Днепра в сторону столичного кольца.

— Мне обязательно нужно в Конче-Заспу, — поставила перед фактом амазонка.

— Я не спрашиваю, что заставляет туда стремиться, когда какие-то «штрихи» пытаются тебя схватить. Но мне интересно, как можно попасть в правительственный поселок, минуя ГАИ и охрану?

— Во-первых, необходимо поменять транспорт, поскольку это авто уже должно быть в розыске. Во-вторых, если не существует возможности достичь цели по горизонтали, это нужно сделать по вертикали.

После такого ответа у Александра не только поднялось давление, и задергался глаз, но и вспотели ладони на кожаном руле.

— По вертикали — это как?

— Это так, — и амазонка провела сверху вниз пальцем по лобовому стеклу. — Главное, в это ночное время найти пилота.

— Самолет?

— Маломоторный.

— Вообще-то, лет 15 назад в Краснокутском летном училище под Саратовом я летал на Ан-2.

— Александр, — первый раз за все время удивилась амазонка, — я начинаю верить в судьбу. Такая техника есть на аэродроме «Чайка», где мой дед проработал больше тридцати лет. Сменим транспорт и — на аэродром!

— Будем угонять еще один автомобиль?

— Поедем на мотобайке. Сейчас сворачивай к бульвару Дружбы Народов и тормози у ближайшего метро.

— На мотобайке?! Рояль в кустах?

— Все гораздо прозаичнее.

— Кстати, а ты подумала, что для самолета нужна не только взлетная полоса, но и посадочная. Тебе известны координаты аэродрома в Конче-Заспе? — подколол Александр.

— Ты сам сказал — полоса. Зачем же аэродром? — улыбнулась Женя. — Там есть два озера — Конча и Заспа. Для приводнения можешь выбрать любое из них.

— Логично, черт возьми. Но такое возможно, если на «Чайке» есть амфибия с комбинированными шасси для посадки как на бетонку, так и на воду.

— Найдем. А вот и метро. Тормози! — скомандовала амазонка.

Ночное метро еще принимало пассажиров, но поезда шли с большими интервалами, и у Евгении было время объяснить Александру, откуда у нее среди ночи может появиться мотоцикл. Как выяснилось, в этом, действительно, не было никакой фантастики.

— У моего знакомого есть байк, но пока нет гаража. На открытых стоянках, сам понимаешь, такую технику не оставишь. Поэтому он арендует мой гараж недалеко от станции метро «Петровка». Вот и весь фокус. Кстати, он меня ездить учил… два раза.

— Два?!

— На больше времени не было.

— Надо было в кафе воспользоваться предложением уехать домой, — с нескрываемой грустью в глазах пожалел Александр.

Добравшись до гаража, Евгения открыла кодовый замок и попросила подождать на улице. В гараже был ее кожаный костюм для мотопрогулок, и девушке захотела переодеться. Вскоре перед глазами Александра явилась воинствующая амазонка в кожаном прикиде и раскрашенным шлемом. Возле нее стоял нехилый мотобайк, вид которого напоминал свирепого буйвола. Сане было предложено переодеться в черную байкерскую одежду, обильно покрытую белыми стальными заклепками. Но он отказался.

— Тебе к лицу этот наряд, — усаживаясь сзади, сделал комплимент журналист. — Честно говоря, я считаю, что мотоциклы являются самым опасным видом транспорта. Надеюсь, что ты будешь придерживаться правил дорожного движения?

— Будем ехать правильно, но быстро. Держись крепче! Я не хочу потерять в пути своего пилота.

Журналист обхватил стройную талию амазонки и на всякий случай закрыл глаза.

— Поехали, — символично произнесла Женька, и байк понесся рекламными улицами украинской столицы.

Влажный после вечернего дождя асфальт отражал желтые огни светофоров, мигавших на ночных перекрестках в режиме «внимание». Кое-где можно было увидеть столичные такси, людей, дышащих звездным покоем, молодежь, догуливавшую выходной с пивными бутылками в руках.

Евгения уверенно сделала очередной поворот, наклоняя мотоцикл под большим углом. Наверное, приврала про два урока вождения, — подумал Александр. — Так ездить может только опытный байкер. Дорога оставалась прямой до самого аэродрома. Александр плотно прижался к девушке, пытаясь вспомнить все необходимые условия, связанные с особенностями полета.

В действительности, летать не так уж и тяжело, если точно знать, что и где включать и выключать во время взлета и посадки, а также контролировать полет, учитывая все необходимые параметры скорости, направления и высоты. Самолет — такое же авто, только с тремя степенями свободы и значительной инертностью. Необходимо также помнить об остатках горючего в баках, ведь остановка двигателя в воздухе может привести к большим неприятностям, особенно, если пилот не опытен в своем деле.

Если, в самом деле, на «Чайке» найдется амфибия, — рассуждал Александр, — то для ночного полета нужна только карта и данные о погодных условиях: скорость и направление бокового ветра, высота нижней границы облаков и атмосферное давление. Полет ночью по приборам всегда вызывает особые эмоции. Главное, чтобы радиовысотомер был точен, ведь без его показаний приводниться в темноте — рисковое дело.

Пока Александр освежал в памяти свои летные навыки, Женя свернула с трассы на последний участок пути, который проходил через густой лес. После нескольких километров впереди замаячили огни аэродрома. Девушка хорошо знала, где находится здание дежурного, и умело подрулила прямо к нему, объезжая кусты и аэродромные сооружения.

— Приехали, — констатировала амазонка, снимая шлем. — Жди меня здесь.

Есть люди, которые считают себя неудачниками. Им кажется, что они встречают неудачу за неудачей, несчастье за несчастьем. Даже когда они приближаются к удаче, им всегда кажется, что что-то складывается не так, и успех обходит их. Эти люди создают обстановку, которая обеспечивает им неудачу. К таким людям Евгения не относится. Она также не относилась и к псевдооптимистам, верящим в сказочное будущее, не имея для этого необходимой почвы. Она — яркий типичный холерик, рождающий множество реальных планов вместе со средствами их достижения. Это энергичное состояние передается и ее окружению. Вот уже и журналисту хотелось взлететь посреди ночи в небо и приводниться на каком-нибудь озере.

Александр был уверен, что ввиду возникших обстоятельств он действует правильно. Хотя вопросов в отношении последних событий у него становилось все больше. Неизвестно, кто и зачем преследует девушку? Непонятно, что в этот стремный момент тянет ее в Конче-Заспу?

Подчиняя себя общему делу, человек выделяет для этого определенные ресурсы, отказывается от некоторых альтернатив и делает какие-то инвестиции в свое будущее. Он также имеет надежду, что и другие будут это делать. Но если они не оправдывают этих надежд, предают, сразу чувствуется, что все усилия являются бессмысленными или напрасными. Так человек становится не готовым играть по правилам. Поэтому журналист надеялся на какой-то информационный доступ. Иначе, без определенного доверия к нему со стороны амазонки, вряд ли он сейчас находился бы на аэродроме, готовясь к тайному полету через границы лютой засады.

— Вот мой пилот, — нарушила ночную тишину Женя, подходя вместе с человеком в техническом комбинезоне. — Амфибия для посадки на воду на «Чайке» есть. Александр, знакомьтесь, Николай Иванович! Все необходимое для полета можно получить у него.

— Мне нужна карта с кроками местности Конче-Заспы и данные о состоянии погоды.

— Идем в «штурманскую».

Николай Иванович повел ночных гостей в учебно-тренировочный отдел. Входя в помещение, Александр, как когда-то, почувствовал тот особенный дух, что был смесью запахов летных курток, планшетов, картографических бумаг и штурманских линеек. Разговор с Николаем Ивановичем напомнил атмосферу предполетного инструктажа. Пометив на карте навигационные детали маршрута с учетом бокового ветра и магнитной девиации, Николай Иванович заверил, что самолет находится в исправном состоянии и топлива в его баках хватит на пять таких полетов.

Не теряя времени понапрасну, двинулись к стоянке самолетов. Расчехлив биплан, мужчины подготовили амфибию к ночному путешествию. В салоне этого самолета лежало два десятка сложенных парашютов, оставшихся после невыполненных воскресных прыжков. Октябрьский дождь сделал свое «мокрое» дело, и команда парашютистов, так и не смогла в этот день реализовать свои прыжки.

— Ты когда-нибудь управляла самолетом? — поинтересовался Александр, пристегивая амазонку в кресле второго пилота.

— Несколько раз держалась за штурвал.

— Приготовься к «американским горкам». Как только взлетим и сделаем пару виражей, нужно будет садиться. Расстояние небольшое, поэтому весь полет будет не более семи минут.

Александр помог Жене надеть шлем и правильно пристегнуть ларингофоны, благодаря которым пилоты могут спокойно разговаривать во время полета, так как винт и двигатель биплана находятся впереди кабины, что создает сильный постоянный гул. Николай Иванович прокрутил лопасти винта, чтобы прокачать сгустки масла в цилиндрах и вынул стояночные башмаки из-под колес шасси. Александр повернул тумблер магнето и нажал кнопку запуска двигателя. Девятьсот конских сил одновременно начали толкать клапаны девяти цилиндров, и лопасти винта загрохотали, нарушая тишину ночи.

Минут пять прогревали двигатель до определенной рабочей температуры, одновременно включая необходимые генераторы, датчики и приборы, ночные огни и гирокомпас.

— Ну, что, полетели?! — улыбнулся Саня и добавил оборотов. Стрелки датчиков температуры двигателя подошли к норме, и Александр отпустил гашетку тормозов. Биплан тронулся с места и покатился к взлетной полосе. Саша установил закрылки во взлетный режим, перевел двигатель в режим максимальной тяги, и амфибия начала разбег навстречу звездному небу. Александр плавно потянул штурвал на себя и четырехтонная «птица» оторвалась от бетонной полосы. Стрелки вариометра и высотомера двинулись с места, показывая стремительный подъем. Теперь журналист отклонил штурвал от себя, стараясь разогнать самолет в горизонтальном полете. Затем перевел двигатель в режим набора высоты, убрал колесные шасси, и накренил амфибию, разворачивая в сторону озера Заспа. Именно на этот объект было решено осуществить посадку.

Столичные огни мерцали под крыльями одинокого ночного странника. В темном пространстве были видны высотные прожекторы телебашен и заводских труб. Небосклон, усеянный звездным зодиаком, время от времени пронизывался хаотичными метеорами. Александр перевел самолет на снижение.

— Согласно расчетам, озеро Заспа должно быть прямо под нами.

Журналист подмигнул амазонке и убрал обороты винта. Радиовысотомер показывал пятьдесят метров, когда стали виднеться горящие окна шикарных домов и свет уличных фонарей. Это была правительственная Конча-Заспа. Журналист крайний раз сверился с показаниями приборов и приготовился к приводнению.

На тридцатиметровой высоте он затяжелил винт и добавил немного оборотов. Потом помалу выровнял самолет, уменьшив угол снижения вплоть до горизонтального полета. Включенный прожектор осветил водную гладь озера, Александр заглушил двигатель и резко потянул штурвал на себя, создавая нужный посадочный угол. Амфибия заплескала по волнам, направляясь к берегу.

— А ты сомневался, — расстегивая ремни, радовалась Женька. — Теперь я пропаду минут на сорок. Твоя задача готовиться к нашему возвращению.

— Может, пойти с тобой?

— Не нужно, — улыбнулась амазонка и выскочила в фюзеляж. Было слышно, как скрипнули двери и по металлическим предкрылкам застучали каблучки. Александр направил инерцию самолета так, чтобы левый борт причалил к самому берегу, и было удобно по нижнему крылу сойти на берег.

Саша настроил FM-частоту на приятную ночную мелодию. Это было популярное в Украине «Русское радио». Слушая песни на волнах российского радио, он в который раз поражался тем украинским политикам, которые занимались популизмом в языковых вопросах, что вызывало лишь омерзение среди всех многонациональных слоев населения.

К примеру, швейцарского языка, вообще не существует. Швейцарцы разговаривают на немецком, французском, итальянском и ретро-романском языках, а все федеральные документы издаются на четырех официальных языках. Разные кантоны или провинции используют разные языки и имеют свои культурные различия. При этом швейцарцы научились жить достаточно дружественно, не отказываясь от своих отличий. Искусственно созданное противостояние между Западом и Востоком в Украине муссируется только недоумками. Голый шовинизм в языковом вопросе раскручивается на фоне противоречий между политическими кланами — нынешней власти и так называемой новой «оппозиции».

Александра клонило ко сну, и он решил выйти на свежий воздух. Прохладная ночь последних дней октября еще дышала остатками бабьего лета. Шуршание кустов напоминало аплодисменты довольных зрителей, которые, казалось, видели летное мастерство журналиста.

— Вы рассчитывали, что мы вас не найдем? — неожиданно прозвучал голос из темноты, и навстречу к Александру вышел тип в сером пиджаке. — Вашему уровню наивности можно только сочувствовать.

Александр ощутил огромную ненависть к этому человеку. Это презрение было настолько сильным, что ему хотелось броситься на него и бить, пока не иссякнут последние силы.

— Зачем вы нас преследуете?

— Не вас, — поправил тип в пиджаке. — К вам мы не имеем никаких претензий.

— Тогда почему они есть к Евгении?

— Это длинная и непростая история. У меня, также как и у вас, существует много вопросов к этой девушке. Один из них, — зачем она так стремилась попасть сюда? Что за тайна, ради которой необходимо среди ночи поднимать самолет? Почему рядом с ней сейчас находится провинциальный журналист, а не команда профессионалов?

— Такие же вопросы возникали и у меня.

— И вы, конечно же, не имеете на них ответов.

— Кто вы такие? Что за организация? На кого работаете?

— На тех, на кого и вы, — улыбнулся тип и достал сигарету. — Наша контора относится к таким, которые знают больше, чем остальные. Так же, как и ваша организация. Курите?

— Спасибо, не хочу.

— Вы, по-видимому, представляете Женю такой себе Жанной д'Арк, — раскуривая сигарету, ухмылялся тип. — Согласен. Евгения действительно незаурядная фигура. Жанна д'Арк была по-настоящему одержима идеей — привести на престол законного короля Франции. Жила и билась ради этого. Женя тоже активно помогает приходу к власти одного из кандидатов в президенты. Деяния двух девушек имеют большое сходство. Но при дворе Жанне д'Арк места не нашлось — ее послали бороться с разбойниками. Отсюда, кстати, появилось слово «жандарм», «жандармерия». А потом ее отправили на костер, и сердце Жанны, по легенде, не сгорело. Оно не поддавалось огню, поэтому экзекутор просто выбросил его в Сену. Жанна говорила: «Я не боюсь ничего, кроме измены». И ее предали!

— Вы полагаете, что Евгению постигнет та же участь?

— А вы задайте этот вопрос Дмитрию Олеговичу, точнее, Пал Палычу. Но, думаю, ему не очень понравится ваша любознательность, и тогда вы навсегда останетесь плавать в мутном болоте своей провинциальной прессы, — тип в пиджаке начал так громко ржать, что кровь журналиста вскипела и тут же застыла как лед.

— Саша! — где-то с неба раздался голос амазонки. — Саша, проснись!

Александр открыл глаза и увидел перед собой радостную Женю.

— Ты устал?

— Я уснул, — посмотрел по сторонам журналист и убедился, что никакого типа в пиджаке не было. — Мне снился странный сон. Сколько сейчас времени?

— Пятый час.

— Ты сделала, что хотела?

— Все в порядке. Нужно немедленно возвращаться.

— Не вопрос, — широко зевнул журналист и быстро запустил двигатель амфибии.

Утреннее спокойствие, царившее над правительственным поселком, нарушил грохот таинственного биплана, который стремительно поднялся и растворился в небе в направлении аэродрома «Чайка». На небосклоне стали появляться первые проблески рассвета, а впереди проглядывались огни взлетно-посадочной полосы. Александр перевел двигатель в режим минимальной тяги, выпустил колесные шасси и закрылки в посадочное положение. Сигналы морзянки известили о приближении дальнего привода, и журналист выполнил необходимые действия для удержания самолета в пределах глиссады.

— «Чайка», я — «Борт», разрешите посадку? — запросил журналист Никола Ивановича, который должен был ждать их возвращения в диспетчерской. Но ответа не было. — «Чайка», я — «Борт», разрешите посадку?

— Николай Иванович, это Женя, как слышите? — перехватила инициативу амазонка. — Николай Иванович?

— «Борт», я — «Чайка», посадку разрешаю! — ответил кто-то. Девушка и журналист переглянулись, понимая, что происходит непредвиденное. Но деваться было некуда, до приземления оставалось менее минуты.

— Вижу машины и возле них каких-то людей, — встревожилась Евгения. Она вытянула из-под сидения небольшой кейс, — Саша! Этот контейнер не должен попасть в чужие руки. Умоляю, не сажай самолет!

Александр смотрел на нее ошалевшими глазами. Теперь он понял, что неуемное желание попасть в Конче-Заспу, было напрямую связано с этим кейсом, но угонять из-за него самолет…

— Кому нужны такие подвиги?

— А если ради меня?

Саша впал в короткий транс. С одной стороны он проникся нежностью к амазонке, но с другой…

— Хорошо. Тогда обещай ответить на все мои вопросы.

— Обещаю!

— Господи, что я делаю? — простонал журналист, резко добавил газ, перевел винт и закрылки во взлетный режим и потянул штурвал на себя. Самолет чиркнул колесами шасси бетонную поверхность и взметнулся в утреннее небо. Было видно, как люди запрыгали в свои машины и направились к шоссе. Александр перевел двигатель в режим набора высоты и, создав максимально допустимый крен, повернул в сторону простиравшихся бескрайних лесов, где не было никаких дорог для какого-либо преследования.

Держа эшелон полета тысяча метров, Александр уже несколько минут наблюдал за мигающей лампочкой топливомера, служившей индикатором критического остатка в баках. Он давно уже искал какую-нибудь ровную поверхность или водную гладь для совершения срочной посадки. Карта указывала, что впереди должна быть река, но оба пилота кроме лесов ничего вокруг не замечали.

— Я не смогу посадить самолет, если мы не дотянем до реки или ровного поля. Ты прыгала с парашютом?

— Нет, — занервничала Женя. — Но я бы хотела это сделать при других обстоятельствах. Сейчас так некстати сигать в глухие леса, имея при себе этот контейнер.

— Что в нем такого важного?

— Ты помнишь о тайных обстоятельствах гибели двух министров, которые, по заявлению органов прокуратуры, совершили самоубийство? Эти жертвы напрямую связаны с документами, хранящимися в этом титановом кейсе. Бумаги доказывают ряд махинаций в высших эшелонах власти, и могут привести к суду многих политиков и должностных лиц, продолжающих и сегодня влиять на жизнь страны.

— Как они у тебя оказались?

— Из всей команды доверенных лиц одного из кандидатов в президенты, я — единственная, кто знала, где спрятан кейс.

— Почему же бандиты до сих пор не сидят в тюрьмах? Или эти сенсации нужны только для того, чтобы получить украинскую корону?

— Ответ прост. Такая информация должна стрелять только тогда, когда она может поразить свои цели наверняка. Сейчас это время наступило.

Лампочка индикатора горела уже непрерывно, но места для посадки не было.

— Мы не успеваем долететь до реки. Сходи в салон, выбери два парашюта и неси сюда. Мы их оденем, и я расскажу, что делать во время прыжка и приземления.

Это были обычные тренировочные парашюты марки Д-5У, их еще в народе называли «дубами». Александр проконтролировал надежность креплений парашюта Евгении и начал короткий инструктаж:

— Оказавшись в воздухе, почувствуешь динамический удар — это открылся купол парашюта. Я прыгаю сразу за тобой с этим чертовым кейсом. Если заметишь мое сближение, разведи в стороны руки и ноги, чтобы не запутаться в моих стропах. Видишь впереди небольшую поляну? — и Александр показал на единственную опушку среди бесконечного леса. — Держи направление скольжения к ее центру. Для этого нужно время от времени тянуть стропы: вправо — правые, влево — левые. Перед самой посадкой смотри, определи сторону сближения с землей. Нужно обязательно развернуться лицом к ней и держать ноги полусогнутыми в коленях, а ступни — параллельно поверхности. Разворот выполняется смыканием строп руками над головой. После приземления сразу тяни нижние стропы, чтобы полностью погасить купол. Все очень просто, — закончил Александр.

Закрепив штурвал в положении для горизонтального полета, Саня надел свой парашют, прошел в фюзеляж и пристегнул карабины к тросу. Открыв двери, он глянул вниз, и его дух захватило, как в первый раз. В этот момент двигатель стал «чихать» и «кашлять».

— Времени нет, вперед!

Оба парашютиста с километровой высоты бросились в воздушный океан, выполняя необходимые действия по мере приближения земли. Первым приземлился Александр, следом за ним Женя завершила свой первый прыжок.

— Как ты? — подбежал журналист.

— Кейс с тобой?! Тогда — в порядке.

Пролетев еще пару километров, где-то в лесной глуши, выполнив свое последнее предназначение, рухнул беспилотный самолет.

Глава 9. На краю цивилизации

— Все, что нас не убивает, делает нас сильнее, — подбодрила Женя себя и журналиста, уже несколько часов пробиравшихся лесными дебрями в направлении хоть какой-нибудь цивилизации. В небе был слышен гул кружившего над местностью вертолета.

— Если они захотят прочесывать здешние леса, то для этого им понадобится целая армия, — завалившись на привал, прохрипел Александр.

— У них нет таких полномочий в Украине.

— В Украине? Черт возьми, кто за тобой носится сначала по городам, а теперь по лесам? Что за люди были на аэродроме?

Прислонившись к дереву, амазонка достала из кармана куртки свой черный пистолет и по-детски нацелилась на вертолет, пролетавший как раз над их головами.

— Это иностранная разведка, — сообщила Евгения. — Но на них подрабатывают и украинские агенты.

— Иностранная разведка? Что за фигня? С чего вдруг?

— Помнишь историю с панамским паспортом одного украинского премьера, еще во время президентства Кучмы? С того времени все и началось. У Совета Европы появилась реальная возможность получить документы, подтверждающие коррупцию высших должностных лиц Украины в течение всего периода от самого создания независимости государства. Но те, кто заинтересован в уничтожении фактов, компрометирующих «героев» украинского правительства и политикума, делают для этого все возможное и невозможное. Как видишь, некоторые бумаги остались. Их существование очень тревожит желающих разграбить страну и эмигрировать из Украины. Если этот компромат будет обнародован, — им запретят въезд в развитые страны Европы и Америки.

— «Моссад», MI-6, FBI или что там еще?

— За рубежом находится много выходцев из Украины, сторонников прежнего режима. Именно в 90-х они накапливали свой первичный капитал, тесно сотрудничая с чиновниками и политиками того времени. Предание огласке информации, содержащейся в этом кейсе, произведет эффект «домино» для многих успешных людей как в Украине, так и за ее пределами.

— А если эти бумаги нужны только шантажа?

— Тогда я навсегда уйду из политики и стану домохозяйкой.

— Неужели?! Ловлю на слове, — оживился Александр. — Нам нужно идти на северо-запад. Если верить карте, там должен находиться ближайший населенный пункт.

— Мне досадно, что втянула тебя в эту историю.

— У меня профессия такая, в истории попадать, — улыбнулся Саша и подал амазонке руку.

Лес заполонил тысячи гектаров девственной земли, куда, казалось, не ступала нога человека. Местность имела определенный уклон и через пару километров беглецы вышли к чистейшему ручью, стекавшему с окружающих холмов, уходя в глубину желто-зеленых чащ. Александр жадно пил лесную воду, глядя на большие камни, омывавшиеся не один десяток лет для обретения своей потрясающе гладкой формы. Смывая пыль и усталость со своих лиц, они не сразу услышали конное ржание, раздававшееся где-то ниже по течению.

— Если это не дикие кони, то рядом должны быть люди.

— Будем надеяться, — подмигнула Женя.

Они вышли к опушке, где находились деревянный сруб, изгородь для скота и небольшой огород. Среди деревьев паслись кони, корова, и бегали куры. Во дворе хозяйничала женщина. Заметив незнакомцев, она заторопилась в дом, после чего на пороге появился крепкий дед с ружьем. Его лицо выражало решительность к любым неожиданностям, которые могли произойти в таком глухом месте.

— Оставайтесь здесь, — сказал амазонке Саня, — а я схожу, познакомлюсь с этим «Дедом Мазаем».

Перепрыгнув через забор, Александр подошел к лесному мавру. Они говорили несколько минут, после чего Саша вернулся.

— Нестор Захарыч вместе с женой больше тридцати лет живет здесь. Он биолог и потомственный лесник, а этот дом был построен еще его отцом в годы коллективизации и борьбы с кулачеством. В начале 30-х вся семья спасалась здесь от советского террора. Я сказал, что мы экологи, отставшие от группы. Дед пригласил нас в дом.

— Было бы чудо, если б он имел мобильник, а эта местность покрывалась каким-нибудь оператором связи.

— Интересно, как далеко отсюда находятся атрибуты цивилизации?

Скромность Нестора и его жены не вызывала сомнений, что эти люди были сторонниками натуральной жизни, где нет места будничной суете, переполнявшей до краев современного человека. В доме не было даже радиоприемника, не говоря уже о телевизоре или холодильнике. В чистой избе пахло лесными цветами. У разрисованной украинским орнаментом печки дрых огромный полосатый кот. На дубовом столе появился подогретый в горшке картофель, жареное мясо, брынза с молоком и свежеиспеченный хлеб. На такой прием заблудившиеся «экологи» надеяться не могли.

— Прошу, пановэ, до столу, — пригласила хозяйка, застилая покрывалом деревянную скамью.

Изголодавшие беглецы обрадовались такому своевременному предложению.

— Нестор Захарыч, как далеко от вас находится ближайшее поселение?

— Киломэтрив сорок на схид е сэлыщэ.

— Не близко, — сделал вывод Александр, давясь продуктами без ГМО.

— Раз на рик мы гостюемо у родычив, яки живуть у тому сэли. Робымо прыпасы й повэртаемося додому. Тут худоба та птыця, а такэ господарство надовго залышаты без догляду не можна.

— Как нам лучше и быстрее добраться до села?

— Звычайно, я дам вам конэй. Як вы моглы подуматы, що я видпущу вас в таку далэчинь пишкы. До того ж попэрэду майжэ нэпрохидни болота, а мои кони добрэ знають дорогу аж до самого сэла. Повэрнуться воны тэж сами. Сонцэ вже высоко, а до ночи трэба обовьязково дистатыся до мисця. Тутэшни вовкулакы в осинний час тилькы й чэкають лэгкои здобычи. Якщо вы спишэтэ, то трэба нэгайно збыратыся у дорогу. А якщо е час, то можитэ видпочыты до ранку.

Упоминание о голодных волках неприятно поразили обоих путешественников, и сонливое состояние, образовавшееся после сытного обеда, мгновенно исчезло.

— Спасибо вам за хлеб-соль, за помощь, но мы спешим, — резюмировала Евгения.

У трех каменщиков, строивших новую церковь, спросили: что вы делаете? И они ответили каждый по разному: один — я зарабатываю деньги, второй — я кладу кирпич, третий — я строю храм Божий. Каждый создавал свое представление о том, что происходит, в соответствии с тем, в какой ипостаси ему удобнее себя чувствовать и отождествлять в определенной среде.

Александр пытался понять, почему в обстоятельствах, которые возникали в течение последних суток, он действовал именно так, а не иначе? Спонтанная кража Audi, незаконный полет в Конче-Заспу и уничтожение самолета, спасение и сопровождение несгораемого контейнера, где находится убойный компромат на лидеров державы, — все эти действия должны были иметь незаурядную идейную основу, выстраданную не только в борьбе за идеалы, но и закаленные временем, что происходит более сложно, чем силовая победа на временных баррикадах. Наконец, что теперь вынуждает его уже несколько часов трястись верхом на умной лошади, которая уверенно ступает по тропам болота, направляясь к ближайшему поселку?

Несколько недель назад Александр согласился выполнить одно задание в обмен на должность выпускающего редактора в перспективном столичном издании. Дело это было связано с сопровождением тогда еще неведомой ему особы. Воскресным утром куратор сообщил, что журналисту необходимо ровно в десять выехать в столицу для встречи с объектом сопровождения. Александр даже представить не мог, что это дело будет связанно с Евгенией, доверенным лицом кандидата в президенты, и скандальными документами. Конечно, по договоренности с куратором он не имел права сказать Жене про утренний звонок и свое неслучайное появление на той дороге в момент теракта. Не мог он рассказать о Пал Палыче, знакомство с которым произошло шесть лет назад в кабинете райотдела. И то, что в коробке, которую ему передал Палыч, был мощный радиомаяк, активизировать который, согласно инструкции, можно только в безвыходной ситуации. Во время ужина с Евгенией ему позвонил куратор и сообщил, что по телевидению выступает министр внутренних дел, а во дворе появились «наружка» в серой «девятке». Палыч предусмотрел, что Женя захочет вернуться в Киев, но с момента их исчезновения на спортивном Audi, все происходило уже вне его контроля. Тут Александр переиграл самого себя, хотя всегда мог задействовать радиомаяк и исправить существующее положение. Теперь журналист понимал, что Палычу нужен контейнер с компроматом на паразитов государства. И в этой запутанной игре главным игроком теперь был он, провинциальный журналист, взявший на себя больше, чем рассчитывали ее сценаристы и режиссеры.

Неужели сохранность каких-то бумаг стала не только проблемой амазонки, но и его личным делом? Ведь на кону стояло его журналистское будущее, его карьера в столичном издании, его амбиции и самолюбие. Ответ, наверное, был прост: так было необходимо Женьке. Не Украинскому народу, не украинской журналистике, наконец, не представителям Совета Европы, а просто красивой амазонке. Александр смотрел на Женю, и у него рождались новые строки:

— И аромат ее духов

Чуть тронул воздух кабинета,

А блеск слезы в ее глазах

Был тоже частью туалета.

Не говоря приветных слов,

Себя боясь, смущаясь где-то,

Весь мир дрожал в ее губах,

Сам Бог любил ее за это.

Александру становилось некомфортно от длительного пребывания в седле. Это было связано с неровностями рельефа, из-за которого обоих всадников постоянно бросало из стороны в сторону.

— Может, сделаем привал?

— Только хотела предложить, — не оборачиваясь, отозвалась Женя. — Вижу впереди небольшую поляну. Кони как раз направляются туда.

— Откуда у тебя такая физическая выносливость? Спортом занималась?

— Спортивной гимнастикой. Имела разряды и, вообще, этому делу была отдана большая часть жизни.

— Сразу было понятно, что тихоней в детстве ты не была.

— Сколько себя помню, всегда была заводилой в любой компании. Лидерство давалось мне легко. С ребятами всегда интереснее, чем с девчонками. Любила играть в футбол.

— Ты, наверное, была отличницей и комсомольской активисткой?

— Училась неплохо, но комсомольской активисткой не была. Я долго была аполитичным существом. В политику пришла как-то неожиданно для себя самой.

Кони вышли на сухую поляну, где всадники смогли спешиться и встать на твердую землю, покрытую пожелтевшей растительностью вперемежку с высокими красными кустами. Журналист накинул поводья на сухие ветки кустарника так, чтобы кони могли щипать остатки сочной травы, а сам разлегся посреди девственного леса и опасной трясины.

— Что ты скажешь о библейском высказывании, что любая власть — от Бога?

— Возможно, именно сегодня для Украины нужна такая власть, которую мы имеем, чтобы показать всю нашу глупость и наивность. В конце концов, мы должны понять, что так дальше жить нельзя.

— Попахивает политическим романтизмом.

— Справедливость должна быть в основе всего.

— Идеалистка.

— Никогда не была идеалисткой. Реальная цель и реальное ее достижение — вот чем я всегда занималась. Подумай, когда-то космические корабли казались человечеству чем-то недостижимым, как искусственный интеллект и лекарства от неизлечимых болезней. А ведь мы — свидетели всего этого. Неужели мы не сможем сделать общество справедливым?

— Демократия, равенство, рыночная экономика, общечеловеческие ценности — это те принципы, по которым сегодня живут развитые страны мира. Но мы видим, как мир утопает в терроризме, значит — гармонии нет! И с душевным «хозяйством» людей не все благополучно. Ты считаешь, что в цивилизованных странах человек может влиять на власть?

— Не знаю. Может это из-за того, что в политике мало женщин.

— А какое их место в современной политике?

— Женщины веками развивали в мужчинах чувство исключительности, оставаясь для них воплощением силы. С развитием цивилизации надобность в физической силе отпала, и женщины стали напоминать о себе. Но чтобы попасть в сферы, где принимаются важные решения, им нужно быть на порядок умнее, дипломатичнее, интеллектуальнее мужчин.

— Женщины виновны в хаосе, дисгармонии и зависти. Побег красавицы Елены стало толчком к троянской войне, чарующая Пандора открыла ящик Епиметея и выпустила все беды человечества, а прекрасная Жозефина, выйдя замуж за молодого Бонапарта, позволила ему получить доступ в коридоры высшей власти Франции.

— Это несправедливо. Условия жизни воспитали в женщинах большую силу и выносливость. Весь исторический путь развития женщин говорит о том, что они сегодня должны находиться на всех уровнях власти, развивая принципы гармонии и справедливости.

— И какая роль отводится мужчинам?

— Мужчины, создавая сопротивление, будут противовесом, катализаторами женской работоспособности и целеустремленности.

— Бытует мнение, что женщина занимается политикой, когда у нет личной жизни.

— Это разносят слабоумные мужчины, робеющие перед сильными женщинами и боящиеся потери своей власти.

— Мне нужно тебе кое в чем признаться, — Александр решил нарушить свои договоренности с Палычем и куратором. — Я не случайно оказался вчера утром на месте событий. Дело в том, что…

— Оставайся на месте! — крикнула амазонка, и Александр увидел перед собой ствол пистолета. Евгения стремительно оседлала коня, удерживая кейс с важными документами. Журналист бросился ее остановить, но выстрел в воздух усмирил его желание. Ошалевшие от выстрела кони, вскочили на дыбы и девушка, не удержавшись в седле, падая, надавила на курок. Вновь прозвучал выстрел. По опушке прокатилось громкое эхо, и взбешенные кони понеслись за ним вдогонку, скрываясь в глухих дебрях лесного болота.


Солнце уже начало садиться за горизонт, когда Александр и Женя осознали, что преодолеть пешком лесное болото — дело проблематичное. Это было самым тяжелым испытанием из тех, что выпали им за последние сутки. Какое-то время они перешагивали с кочки на кочку, нащупывая палками болотную твердь, но, своевременно осознав, что это напрасно, решили вернуться на сухую поляну.

Амазонка поддерживала Сашу с левой стороны, так как его правое плечо было задето шальной пулей второго выстрела. Женька испугалась за парня и сразу кинулась ему на помощь, но ранение оказалось просто царапиной.

— Нужно было не меня спасать, а догонять лошадей. Теперь без этих умных животных нам тяжело будет пройти болото… и нас съедят волки, — засмеялся Александр, падая на траву.

— Неуместный юмор всегда присущ слабым мужчинам в сложных ситуациях, — съязвила Евгения, со злостью швыряя в кусты длинную палку.

— Тебя раздражает мой смех или упоминание о голодных волках?

— Лучше бы нашел выход.

— После потери коней, нам осталось одно — ждать.

— Кого? Стаю волков или вертолет с опричниками?

— Вообще-то, есть еще вариант, — Александр изменился в лице. — Вот его и нужно обсудить. От того, насколько ты мне доверяешь, зависит теперь не только наше спасение, но и судьба злополучного кейса.

— Как я могу тебе доверять, когда ты был в сговоре с человеком, охотившимся за этими документами?

— Тебе нужно принять во внимание тот факт, что с момента нашего побега я нарушил все условия договоренности с куратором.

— Доверие строится на длительных взаимоотношениях. Я знаю тебя только со вчерашнего дня, и за это время уже успела увидеть как преданность, так и измену.

— Значит, в твоих глазах я всегда буду лишь изменником?

— По-видимому, — с досадой ответила Женя.

— Лучше бы ты мне попала в сердце.

— Это из-за тебя мы потеряли коней!

— Конечно! Это же я баловался с оружием.

— Твоя ирония неуместна.

— А твоя принципиальность?

— Какой вариант ты предлагаешь?

— Сначала пообещай, что… впрочем, об этом, когда вернемся. Нам осталось единственное — вызывать Палыча.

— Это невозможно!

— Прости, но выбора тебе я не оставил, — и Александр продемонстрировал мигающий индикатор включенного радиомаяка.

— Что это?

— Это сигнал для пеленга нашего местонахождения.

— Выключи! — пригрозила Женя, направляя оружие на журналиста.

— Сколько можно за один день меня убивать?! — возмутился Саша, демонстрируя в своей руке магазин с патронами.

— Подлец! Вор! Ты стащил его, когда я помогала тебе идти по болоту. Подонок!

— Не нужно меня оскорблять. Давай объясню свой план.

— Я не верю тебе!

— У тебя все равно нет выхода.


Прохладная сентябрьская ночь окутала болотистые леса, наблюдая за тем, как амазонка и журналист в причудливой лачуге, сотканной из опавших веток, ведут беседу, переходя от простых вещей к сложным, и возвращаясь обратно. К сожалению, бабье лето уже закончилось, и первые ночные заморозки были весьма ощутимы.

— Как твоя рана?

— Ужасно болит. По-моему, начался сепсис, — засмеялся Саня, — Хочешь анекдот? У президента спрашивают: господин президент, вы верите в привидения? Я не только верю, я им полностью доверяю, ведь это честные, прозрачные существа, которые ничего не воруют.

Женя не смеялась. Возможно, она его даже не слышала. Ее лицо, наверняка, было обременено идеями о справедливом мире. Как хороша она была в моменты своей задумчивости. Но Александр решил вывести ее из этого транса надежным проверенным способом, прочитав что-нибудь из своего.

Вся грудь в крестах, вся правда под рубахой,

От пива пенного потрескалась губа,

И вздулись вены пред кровавой плахой,

И вновь фортуне в глаз плюет судьба.

Ударь в колокола архиерей!

Труби в рога глашатай Мономаха!

Пускай дома услышат скрип дверей,

Пусть протрезвеют в кабаках от страха.

На площади появится народ,

И тишина коснется губ младенца,

Пусть протрезвеет босоногий род,

Чтоб глянуть на лохмотья отщепенца.

Кудесники, крестьяне, лекаря,

Хлеботорговцы все и виноделы,

Молчите, слушайте, смотрите на меня,

На кровью зарубцованное тело.

Смеюсь над смертью звоном кованых цепей!

Сегодня — зрители, а завтра вы — актеры,

И завтра вам играть в театре роль теней,

И новым зрителям бросать гнилые помидоры.

Сегодня узник и палач, как пламя и вода.

Сегодня смех и дикий плач — два брата-близнеца.

— Твои?

— Понравилось?

— Решил меня обольстить?

— Только отвлечь от действительности. Давай спать, — неожиданно сам для себя сказал Саня и повернулся к амазонке спиной.

Неужели, влюбился? Но виду не подал. Гордый, — подумала Женя.


Утреннее солнце залило поляну вокруг болота, где желтая еще вчера трава плотно покрылась голубоватым инеем, создавая впечатление, будто все это огромная седая голова старика. Александр открыл глаза и увидел прямо перед собой милое лицо Жени. Она внимательно смотрела на него, шевеля в губах соломинку. Нежным движением ладони амазонка прикоснулась к его лбу.

— У тебя температура. Как плечо?

— Ночью было холодно. По-моему у меня насморк.

— Все шутишь.

— Лучшее лекарство — хорошее настроение.

Снова слышался шум кружившего над местностью вертолета. Амазонка и журналист были готовы к встрече с неприятностью. Согласно Сашиному плану, он должен сначала продемонстрировать преданность своим боссам и заданию, передав кейс тому, кто прилетит. А затем при помощи ПМ и оставшихся шести патронов, попытаться взять ситуацию в свои руки, чтобы выбраться из этого холодного и непроходимого леса. Но как это будет происходить на самом деле — не знал никто. Ведь не кино снимается, а идет реальная жизнь со всеми своими неожиданностями и случайностями. Было ясно лишь одно — Саша готов драться за Женю до последнего.

— Деревья, нагибающиеся от ветра, показывают тело этого ветра, — так говорят японцы. Я не знаю, что они этим хотят сказать, но мне кажется, что все будет справедливо. И Бог, если существует, сейчас должен нас видеть.

Александр шагал впереди, держа в руке кейс. Женя шла за ним, и было видно, как связанные руки мешают ей двигаться. Они шли к краю поляны, когда небольшой вертолет завис над ее центром, чтобы сесть на твердь среди лесных болот. Довольный Палыч открыл стеклянные дверцы металлической «стрекозы».

— Здравствуй, Женечка! — держа наготове револьвер, радовался ренегат. Не прицеливаясь, он выстрелил в журналиста, как будто знал, что именно от него сейчас можно ждать каких-либо неприятностей. Александр рухнул на землю.

— Тварь! — вскрикнула Женя, и кинулась к Саше, стонавшему от нестерпимой боли теперь уже серьезного ранения все в то же плечо.

— Какая милая сцена, — расчувствовался Палыч. Он подошел ближе, поднял кейс, и направил ствол, чтобы закончить дело двумя точными попаданиями. Немного подумав, глянул вокруг и решил не брать лишний грех на душу.

— Даже если вы выберетесь отсюда, что вы сможете изменить? От вас уже все равно никакого толку. Женя, в обмен на мою доброту, скажи код кейса.

— Пошел ты!

— Ну, что ж. Тогда я пошел, — засмеялся Палыч и направился к вертолету.

Аккуратно переступая по кочкам края поляны, он старался не намочить свои новые туфли. Женя смотрела ему в спину, и гнев ее рос, переходя все границы человечности и существующих табу. С невероятной быстротой она высвободила свои руки, выхватила ПМ из куртки Александра, поднялась в полный рост, и, держа пистолет двумя руками, звучными выстрелами послала свою ненависть в спину подлого ренегата. Ее залитые слезами глаза видели, как Палыч — человек, имевший незаурядное доверие в ее команде — оступился и упал в лужу, оказавшейся глубокой трясиной. Боясь выпустить из рук злосчастный контейнер, он успел расстрелять по сторонам всю обойму, пока вместе с кейсом не скрылся в глубине нелепого, бессмысленного и беспощадного болота.

Женя пришла в себя, когда услышала растущий шум винта вертолета. Она направила оружие в сторону пилота, и тот прекратил взлет, понимая, что эта девушка способна на все.

— Ты знаешь, — прохрипел Саша уже в небе, когда пилот искал нужное место для приземления, — я иногда завидую вертолетчикам. У них всегда есть время зависнуть в воздухе и подумать.

— Это ты к тому, что при посадке на «Чайке» у тебя было мало времени?

— Наоборот, хорошо, что его было мало, — улыбнулся Саня. — И когда я говорил, что высшие силы должны нам помочь, то прекрасно понимал, что это бред. Хотя теперь так не считаю. А еще я хотел тебе сказать, что ты самая настоящая амазонка.

Вертолет выполнил посадку в кармане автотрассы, где Евгению уже ждали ее друзья. Благо у них снова работали прежние номера, и Женя смогла дозвониться по мобиле пилота.

— Держи свои документы, — журналист вынул из своей пазухи смятые страницы мелких текстов с печатями и подписями. — Прости, что некоторые листы запачканы.

— Это не пятна, — принимая бумаги, подметила амазонка, — это кровь журналиста, выбравшего верный путь.

— Вместе с тобой любому не тяжело стать немного героем.

Женя и Александр смотрели друг другу в глаза, обмениваясь неизвестной, еще не познанной учеными какой-то животворной материей, очень необходимой обоим.

— Теперь ты вернешься домой и, наконец, сможешь отдохнуть, — нарушила короткое молчание Женя. — Умоляю тебя, не пиши и не рассказывай о том, что теперь знаешь. Ты же понимаешь, что не все воспринимается людьми так, как существует в действительности.

— Я обещаю, что никто от меня не услышит ни слова. Но я не смогу забыть тебя.

Женя приблизилась к журналисту и благодарно его поцеловала. От такой неожиданности Александр на мгновение потерял чувство реальности. Поцелуй стал для него апогеем действительности и кульминацией всех опасных приключений, произошедших в эти дни. Было очевидно, что настоящая жизнь только началась. Но он прекрасно понимал, что завтра все это будет лишь воспоминанием.

— Я тоже буду помнить тебя, — пообещала амазонка.

Возле машин решительная команда терпеливо ждала свою коллегу. Спустя несколько минут Евгения вновь очутилась в насыщенной политикой жизни, где стремительный вихрь событий уносит в другое измерение, недосягаемое обычным человеком, где новые преграды и баррикады вырастают быстрее, чем успевают рождаться современные Гавроши и Жанны д'Арки.

Александр добрался домой. Он был настолько вымотан, что с кем-то общаться не осталось никаких сил. Журналист отключил телефон и дверной звонок, лег на диван, закрыл глаза и, перелистывая в памяти страницы происходивших событий, наконец, уснул.

Встреча с Женей перевернула его представление о женщинах в современной политике этого мужского мира. Женщины стремительно эволюционировали в современных амазонок, способных в экстремальных условиях не только продолжать человеческий род, но и защищать его. Наступит ли эра настоящего матриархата — покажет время. Но то, что женщины сегодня умеют быстрее мужчин выбирать правильные пути, лишь ускоряет неминуемый крах заплесневелого патриархального мира.

Эпилог

Александр неохотно поглядывал в телевизор, допивая остатки вчерашнего пива. Голова снова гудела после очередного кутежа. Хорошо, что в его холостяцкой постели сегодня не оказалось никаких ненасытных подруг.

По «ящику» транслировалась инаугурация на столичном Майдане Независимости. Новоизбранный президент Украины обращался к пока еще свободному народу с очень оптимистичной речью. Многие из граждан верили этим словам, хоть общество слышало подобное уже много лет, кристаллизуя в своем сознании надежду только на себя — свои руки и голову. Были и те, кто понимал, что ожидает эту страну уже с первых дней хозяйствования «новой» старой власти.

Неожиданно прозвучал дверной звонок. Саша никого не ждал, но совсем не удивился, когда в открытых дверях увидел самую смелую на свете девушку, готовую самоотверженно сражаться за всеобщее равенство и справедливость, прекрасную амазонку по имени Евгения.

— Какое обещание ты хотел от меня услышать в ту ночь на болоте?

— Думал взять с тебя слово, что останешься со мной, если окажется, что те чертовы документы нужны лишь для шантажа, а не для публичных разоблачений.

— Ты оказался прав, — улыбнулась Женя, — но из политики я все равно не уйду.


home | my bookshelf | | Ренегат.UA |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу