Book: Любви не скажешь нет



Любви не скажешь нет

Джилл Гарриетт

Любви не скажешь нет

Набухшая дождем сиреневая туча приближалась от горизонта. Порывы ветра заставляли отворачиваться и поднимать воротники. Но ветер назойливо пробирался под одежду, поднимал волоски на теле, покрывал кожу пупырышками. Еще немного – и на головы польются потоки воды. Но никому не удастся скрыться.

Все будут стоять здесь, пока последний ком земли не ляжет на могильный холм.

Монотонно звучит голос священника, произнося заупокойную молитву. Присутствующие на погребении не переговариваются и не смотрят друг на друга. Не смотрят они и на гроб, в котором лежит тело человека, который был другом, сыном, партнером. Со стороны может показаться, что они не совсем понимают, зачем их собрали в этот ненастный день на маленьком кладбище и что здесь происходит. Кто-то недоуменно пожимает плечами, кто-то покачивает головой.

Только старая женщина в широком черном пальто неотрывно смотрит на разверзшуюся землю, в которую через несколько минут опустят тело ее единственного сына. Она не верит, что это происходит наяву. Всего несколько недель назад он заезжал к ней. Он никогда не был холоден или сдержан. Мать могла сетовать на то, что он так и не остепенился, не подарил ей внуков, не завел семьи, но она никогда не могла пожаловаться на то, что он был неласков с ней. Он умел говорить с женщинами. С ним она всегда чувствовала себя молодой и красивой мамой очаровательного мальчика. Он был непрактичен и дарил ей милые безделушки. Но домашние туфельки с цветочками и страусиными перьями радовали ее куда больше, чем продуманные добропорядочные покупки.

Она не представляла, как будет теперь жить без него. Без его детской проказливой улыбки, без его визитов, которые всегда заставали ее врасплох, без его нежного подтрунивания над ее принципами. Он всегда умудрялся перевернуть все с ног на голову. Она не видела его мертвым. Гроб был закрыт, когда она пришла попрощаться с сыном. Но она-то знала, что даже там он улыбается.

И нет человека, который мог бы разделить с ней горе.

Она не видела никого, кто стоял рядом с ней у могильного холма. Наверное, это его друзья или сослуживцы. Он никогда не знакомил ее ни с кем. Они все сказали положенные фразы, пожали ей руку и отошли. Разве кто-то может понять ее чувства? А ей хотелось сейчас одного – чтобы кто-то произнес хотя бы слово о том, какой он был живой и обаятельный, как всем будет не хватать его.

Но все молчали. Когда священник закончил, с неба хлынули потоки воды. Гроб молча опустили в землю. Через несколько минут вырос могильный холм. Земля не впитывала влагу: вокруг ног образовались жирные глиняные лужи. Понурившиеся, с приличествующим случаю выражением на лице, люди потянулись к выходу.

Мать уходила последней. Они так ничего и не сказали. Теперь ей предстоит долгая жизнь без радости, без слез, без цели…

Его знакомые выполнили свой долг и уже спешили по своим делам. Горькая мысль, что он никому не был нужен, сверлила мозг матери. Она еще раз оглянулась на свежую могилу.

Завтра. Она придет сюда завтра. Она поговорит с сыном и попросит рассказать, как получилось, что он ушел. Ушел так рано, так внезапно, так…

И тут мать увидела, что к могиле приближается женщина, закутанная в черный плащ.

Она не могла видеть ее лица, но фигура и движения незнакомки говорили, что она молода.

Мать никогда не видела ее прежде. Она не видела ее и в толпе провожающих.

Женщина подошла к могиле, сбросила черную шляпу и присела у изголовья. Мать хотела вернуться и спросить ее, зачем она здесь, но не стала этого делать. Во всей фигуре незнакомки, в ее скорбном лице было столько одиночества и отчаяния, что пожилая женщина просто не решилась потревожить ее.

У нас одно горе, подумала она, но разделить друг с другом мы его не можем. Он принадлежал каждой из них в разных своих жизнях, и делиться им даже мертвым никто не захочет. Мать вздохнула и тяжелым медленным шагом пошла к выходу. Пусть побудет одна, пусть попрощается, решила она.

Незнакомка монотонно раскачивалась над могилой. Она не замечала ни холодного ветра, ни дождя, промочившего ее одежду почти насквозь, ни взглядов, которые бросала на нее старая женщина. Она прижимала к груди руки и повторяла в сотый раз: «почему?», «за что?».

Глава 1

Со стен тонкими струями сочилась влага, темнота стала чуть менее плотной, и Мэри увидела, как по краю стены метнулись две тени.

Крысы, догадалась она. Больше здесь некому быть. Эти мерзкие твари были ее единственными товарищами по заточению. Она никогда не слышала ни одного звука, который мог бы подтвердить, что за стенами ее камеры кто-то находится. Наверное, в этом подземелье других арестантов просто нет. Иначе она бы услышала, как их выводят на допросы.

А крысы приходили и уходили, когда хотели. Иногда она видела, как они чистили свои сытые мордочки после того, как доедали крошки из ее жестяной миски. Первое время ей было невыносимо такое соседство, но потом она привыкла. Они даже стали ее развлекать. Постоянная густая темнота заставила ее зрение быть предельно острым. Мэри научилась различать даже выражение глаз-бусинок крыс. Оно бывало иногда довольным, иногда злобным.

Сейчас их что-то явно испугало: они никогда так торопливо не покидали камеру. Может быть, услышали звук, который она не могла различить, или почувствовали какое-то движение света? Ей тоже почудилось шевеление в воздухе. Значит, опять мучительный допрос…

Раз в сутки они обязательно приходили за ней. Скрежетал замок, скрипели заржавевшие петли тяжелых железных дверей, потом на пол камеры падал свет. Они вели ее по длинным извилистым коридорам, не поднимая голов. Она пыталась заглянуть в их лица, но капюшоны были плотно и глубоко надвинуты на головы.

Однажды ей в голову пришла мысль, что, если бы это были люди, они не смогли бы так хорошо притворяться тенями. В их жестах, позах, движении не было ничего человеческого. Наверное, это хорошо, что капюшоны скрывали их лица. Ужаса от увиденного она бы не перенесла.

Потом ее оставляли в маленьком темном помещении, чуть побольше ее камеры, с низкими сводчатыми потолками. Она стояла у дверей и неотрывно смотрела в дальний угол, в котором сгустилась вязкая мгла. Там кто-то был, потому что именно оттуда она слышала голос.

Но человек этот ни разу не подвинулся к свету.

Голос его был глухой и лишенный всяческого выражения. Он спрашивал ее всегда об одном и том же и ни разу не задал ей ни одного вопроса, кроме тех, которые она уже знала наизусть.

Дверь сводчатой комнаты захлопнулась за узницей, она приготовилась в который раз отвечать на непонятные ей вопросы. Тень в углу комнаты заколыхалась, и Мэри услышала тягучий монотонный голос:

– Как давно вы знаете Ларри Джобсона?

– Почти двадцать лет.

– Точнее.

– Двадцать лет, три месяца и девять дней.

– Сколько лет вы были любовниками?

– Четыре года.

– Он рассказывал вам о своей жизни?

– Я почти ничего о нем не знаю.

– Вы должны вернуть нам деньги.

– Я не знаю, о чем вы говорите.

– Вы отлично знаете, о чем мы говорим.

Верните деньги, и все закончится.

– Я верну вам деньги, но я не знаю, где они. Скажите, что я должна сделать.

– Вы должны вспомнить. У вас много времени. Вспоминайте!

– Я не знаю, что именно я должна вспоминать! – в который раз отчаянно закричала Мэри.

– Идите и вспоминайте.

Тень качнулась, и за спиной Мэри послышался скрип двери. Сейчас молчаливые провожатые отведут ее в темную мокрую камеру и она опять останется одна. А завтра опять повторится эта процедура. Она не знает, о каких деньгах идет речь! Не знает и не может знать.

Ларри никогда не говорил с ней о своих делах.

У него не может быть таких денег, чтобы эти люди так издевались над ней. Надо только добраться до Ларри. Он спасет ее!

Мэри поежилась под ворохом мокрой и грязной одежды. Неизвестно, сколько она не меняла ее и не мылась. Это было самым мучительным в заточении. Если бы тело ее было не так измотано, наверное, она придумала бы какой-нибудь выход. Но она не могла ни о чем. думать – холод и сырость пронизывали ее до костей. Она почти не могла спать из-за этого.

Где Ларри? Почему они мучают ее?

Вдруг что-то изменилось вокруг. Она поняла, что чувствует запах свежей зелени. У нее закружилась голова, и перед глазами поплыли оранжевые круги.

Когда она очнулась, то ей показалось, что мир перевернулся. Мэри стояла перед стеклянным подъездом высотного современного здания. Она посмотрела на свои ноги и увидела острые носки туфелек. Из-под блестящей сиреневой кожи выглядывал резной кантик, а перепонку на щиколотке украшал изящный черный бант. Они были прекрасны и невесомы. Мэри протянула перед собой руки и увидела вокруг них облака сиреневых, розовых и белых кружев, которые взлетали и падали как стая птиц. Она не представляла себе, что может появиться в общественном месте в таком сказочно-легкомысленном наряде. И еще она знала, что ей надо войти в здание, подняться на лифте на двадцать первый этаж. Там будет ее ждать Ларри. Все беды кончились. Они будут жить долго… И больше никто и никогда не будет мучить ее.

Мэри решительно пошла к стеклянным дверям. Потом направилась к лифту. Никто не останавливал ее, потому что вокруг не было ни души. Она поднималась ввысь в стеклянном лифте, похожем на аквариум. Еще несколько минут – и все кончится…

Двери лифта распахнулись. Мэри увидела лицо Ларри. Он улыбался ласково и горько. И тогда она поняла, что действительно настал конец всем ее мучениям. В ее нежный теплый живот летела маленькая холодная свинцовая пуля…

Мэри уже около сорока минут мучила салат.

Она долго пыталась поддеть кусочек оливки, потом медленно подносила вилку ко рту и застывала, так и не отправив еду в рот. Потом опускала руку и снова выбирала, что бы еще съесть. Но она этого не замечала. Это видел официант, который обслуживал ее столик. В этот час посетителей было мало, и он невольно обратил внимание на странное поведение посетительницы.

Она пришла одна. Уверенно прошла к столу, так же спокойно сделала заказ, даже не посмотрев в меню, а потом с ней стали происходить странные вещи. Очевидно, что мысли ее были где-то далеко. Руки выполняли привычные движения, но тело сейчас жило своей жизнью: ни разум, ни чувства не определяли его поведения. Официант несколько раз порывался подойти и предложить свою помощь, но его останавливало то, что женщина внешне ведет себя вполне разумно. Что он может ей сказать? Потрясти за плечо, чтобы она очнулась и принялась за еду? В конце концов, в его обязанности входит красиво и правильно сервировать стол согласно заказу, а не следить за настроением посетителей. Он еще раз скосил глаза на странную женщину и направился в кухню.

Мэри действительно находилась далеко отсюда. Утром ей позвонила Сью, которая была в курсе последних событий, и предложила встретиться в ресторане «У Питера». Они обе любили это небольшое заведение и раньше часто бывали здесь.

Ресторан располагался на безлюдной улочке вдали от экскурсионных трасс, поэтому здесь никогда не было посторонних. Тот, кто знал это заведение, с удовольствием приходил сюда, чтобы полакомиться стряпней хозяина, который, не придерживаясь строгих правил кулинарии, создавал удивительные гастрономические шедевры.

Игра Мэри и Сью обычно состояла в том, чтобы определить, из каких ингредиентов состоит то или иное блюдо. Они всегда заказывали что-нибудь новенькое и заключали пари, кто из них окажется ближе к истине. Как правило, не угадывали обе. После их дегустации и вопросов официант с улыбкой указывал им на ошибки, но никогда не выдавал секретов технологии.

Но Мэри не интересовало, что намешано в ее тарелке. Ее терзал сегодняшний сон. Он что-то значил, но она никак не могла понять, о чем ее предупреждают. Весь ужас состоял в том, что он был настолько осязаемым, реалистичным, что Мэри испугалась за свой рассудок.

Она очнулась в собственной постели живая и невредимая, но тело ее болело так, что можно было подумать, что она действительно несколько ужасных недель провела в заточении…

А Ларри? Он был жив! Она видела его лицо, к нему тянулись ее руки, она даже чувствовала запах его тела. Это не может быть не правдой!

Может быть, кто-то накачал ее наркотиками и это был не сон?

Но она сама была на похоронах Ларри. Она собственными руками перебирала землю на его могиле. Она видела посеревшее лицо его матери. Это не могло быть фарсом.

Значит, сон. Но почему Ларри стрелял в нее?

И про какие деньги хотел узнать человек в углу?

У Мэри кружилась голова. Она уже несколько дней пыталась заставить себя нормально поесть, но кусок не шел в горло. Так она долго не протянет. Скоро ей наяву начнут мерещиться ужасы. Надо заставлять себя есть. Именно поэтому она согласилась на предложение Сью встретиться «У Питера», пусть желудок сам вспомнит, как ему было хорошо здесь…

Скорее бы пришла Сью. Веселая и очень энергичная, Сью умеет разговорить кого угодно, а не только подругу. При ней Мэри не сможет пребывать в своей скорлупе и предаваться печальным мыслям. А Мэри это необходимо.

Если она не найдет простого объяснения своим снам и видениям, то просто сойдет с ума!

Дело в том, что она все время слышит голос Ларри и видит его в толпе… Сколько раз за последние дни она порывалась кинуться вдогонку или позвать его, только остатки рассудка удерживали ее. Ей просто надо научиться жить без него и признать факт его смерти.

Если бы она провела его последние часы рядом с ним, если бы держала его за руку и смотрела ему в лицо… Если бы она увидела его мертвым, в гробу… Но она не видела его ни умирающим, ни мертвым. Она просто присутствовала при погребении. А это не убеждало.

Она никак не могла поверить, что веселого, нежного и жизнелюбивого Ларри нет на свете.

Мэри не общалась со Сью почти все то время, пока в ее жизни был Ларри. Не то чтобы она не хотела видеть подругу, просто у нее совершенно не было на это времени. Когда Сью звонила ей и договаривалась о встрече, неожиданно возникал Ларри с какой-нибудь своей проблемой или заманчивым предложением.

Он не был против их встреч и даже подтрунивал над Мэри, что она совершенно забросила все свои старые привязанности, но как-то само собой получалось, что она предпочитала его общество любому другому. Когда он уезжал – а это происходило довольно часто, – на нее нападала такая раздирающая душу тоска, что ей просто не хотелось никого видеть. Какой смысл с кем-то встречаться, если через пять минут после того, как она целовала подругу, ей ни о чем не хотелось говорить, кроме как о Ларри. Он был смыслом и целью ее жизни, ее солнцем и луной, ее ясной погодой.

Сейчас она ни капельки не жалела, что четыре года прожила, как на необитаемом острове, ни с кем не общаясь и ничем не интересуясь. Ведь каждое мгновение ее жизни было отдано Ларри. Кто знает, будет ли у нее в жизни человек, которому так беззаветно можно отдать себя?

Мэри с тоской подумала, что у нее ничего не осталось от Ларри. Ни одной вещи. Кроме тех мелочей, которые она покупала ему сама и которые находились в ее квартире: длинный махровый халат, чудесные кожаные домашние туфли, несколько модных галстуков, бритвенный прибор. Вот, собственно, и все. Он умудрялся жить и не жить у нее. Ларри всегда появлялся внезапно. На его плече висела дорожная сумка, в которой всегда было ровно столько вещей, сколько необходимо ему на тот период, пока он был у Мэри.

Через некоторое время Мэри научилась по размеру сумки определять, на сколько дней он останется. Задавать ему вопросы о чем-либо Ларри отучил ее с самого начала. Она пыталась контролировать их встречи, планировать свою жизнь, но он весело дал ей понять, что удержать его возле себя можно только свободой. И если она не будет дурочкой и не станет задавать глупые вопросы, но которые он не хочет отвечать, то их отношения могут продлиться вечно. Мэри не стала спорить. Ей-то не нужна была свобода. Она мечтала о зависимости.

Зависимости от любви… А Ларри она любила. Так любят только один раз в жизни. Она готова была ждать его целую вечность. Сколько времени она провела возле двери своей квартиры, прислушиваясь к шагам по коридору.

Каждый раз сердце ее замирало от надежды, хотя она точно знала, что это не Ларри. Но ей так хотелось, чтобы это был он.

В тот день, когда она узнала о том, что его нет, она точно так же сидела под дверью на полу и прислушивалась к шагам за дверью. Он обещал приехать еще два дня назад. Он был особенно нежен, когда прощался с ней в последний раз. Ласково потрепал Мэри по голове, поднял ее лицо, нежно поцеловал в губы и сказал:

– Жди. Я приеду, и у нас все будет по-другому. Я тебе обещаю, что мы будем вместе.

У Мэри остановилось дыхание. Она так долго ждала этих слов, что даже не «смогла произнести ничего вразумительного. Она только что-то промычала и потерлась щекой о его плащ. В такое счастье просто трудно было поверить!



А потом наступил тот день. И все кончилось. Она ясно услышала незнакомые шаги и удивилась, почему консьерж впустил в дом чужого. Шаги были уверенные и громкие. Человек направлялся к ее двери.

Сердце Мэри сжалось: она уже поняла – что-то случилось с Ларри. Мужчины в ее квартиру не входили без особого приглашения. Значит, это Ларри послал его. Она медленно поднялась и посмотрела в глазок. Серый плащ, шляпа с широкими полями; невыразительное лицо, которое закрывали большие темные очки.

В голове Мэри пронеслась мысль, что это до смешного напоминает гангстерские фильмы.

Мужчина поднял руку к кнопке звонка, но не успел ее нажать, потому что Мэри уже открывала дверь. Он даже не стал рассматривать ее, только скользнул взглядом по лицу и протянул конверт. Мэри взяла конверт и развернулась за ножницами, чтобы вскрыть его. Когда она повернулась к двери, незнакомца уже не было. Она не слышала, как он ушел.

Мэри разрезала конверт, прочитала несколько слов, которые были напечатаны на машинке… И дальше она ничего не помнит. Вернее, не хочет помнить. Она запомнила только день, час и место. В записке говорилось, где и когда состоятся похороны Ларри Джобсона.

Она не помнит, как прошли дни до названной даты, что она делала, с кем говорила. Она вообще ничего не помнит. На кладбище она попыталась найти того человека в плаще, но ей это не удалось: они все были до странности одинаковые. Мэри запомнила только мать Ларри. Он часто рассказывал о ней. Ларри любил мать и все время говорил, что они обязательно понравятся друг другу, когда он их познакомит. Мэри не решилась заговорить с ней на похоронах. Может быть, она знает, что случилось?

Потом она впала в тупую бездонную прострацию. Не могла ни двигаться, ни есть, ни говорить. Очнулась она только через три недели после похорон от телефонного звонка. Это была Сью, которая уговаривала ее пойти куда-нибудь. Мэри долго сопротивлялась, но подруга была так настойчива, что у Мэри просто не хватило сил держать оборону.

И вот она здесь. Ковыряет салат, ждет Сью и вспоминает свой ужасный сон.

Какое счастье, что у нее осталась Сью. Если бы она не заставила Мэри подняться с дивана, с которого та почти не вставала, время от времени впадая в забытье, через пару дней друзья получили бы приглашение на ее похороны.

Мэри грустно усмехнулась, подумав, что ее даже никто бы не хватился. Она давно живет одна. Родители разбились на самолете, когда Мэри едва исполнилось десять лет. Ее воспитала сестра матери.

Тетя Эрна была такая юная, когда на ее руках оказался маленький ребенок, но такая упрямая, что не согласилась отдать племянницу в приют, а занялась воспитанием сама. Она много лет отказывалась от личной жизни, карьеры, друзей, но Мэри получила все, о чем только может мечтать ребенок. Главное, у нее был любящий человек, который не жалел сил, чтобы она не чувствовала себя одинокой.

Тетя Эрна научила ее беззаветной преданности и любви. А когда Мэри исполнилось двадцать лет иона могла сама отвечать за свою жизнь, тетя расслабилась и влюбилась в симпатичного мужчину, у которого была ферма в Австралии. Они познакомились на какой-то вечеринке и через, несколько дней объявили Мэри, что собираются пожениться и отправиться в Австралию. Мэри была так рада за тетку, что с удовольствием благословила молодоженов.

Она прекрасно понимала, что остается совсем одна, но светящиеся счастливые глаза Эрны сполна компенсировали ей собственные переживания. Теперь они только переписываются. Тетя Эрна никак не могла вырваться в Англию из-за рождения близнецов, а Мэри была слишком поглощена своей любовью, чтобы уехать из Лондона хотя бы на один день.

Она знала, что тетка примчалась бы тотчас, если бы узнала о несчастье, которое свалилось на ее девочку, но Мэри даже не подумала ей позвонить или послать телеграмму. Это была ее любовь, которой она ни при каких обстоятельствах не хотела делиться с окружающими. Теперь это ее боль, и это тоже принадлежит ей одной.

Может быть, когда-нибудь потом она поедет в гости к тете Эрне и своим маленьким братьям. Но сейчас она должна по капле выпить горький остаток своего чувства. Она не хочет, чтобы кто-нибудь ей мешал.

Официант все-таки решился подойти к странной посетительнице и заговорить с ней.

– Простите, может быть, вам поменять блюдо? – спросил он участливо. – Вы не съели ни кусочка. Вам, видимо, не понравилось…

Мэри подняла на него удивленные глаза. Она впервые слышала, чтобы в ресторане предлагали поменять блюдо посетителю, которому оно не понравилось. Молодой человек понял свою оплошность и покраснел.

– Простите меня, – пробормотал он, – я просто хотел спросить, не нужна ли вам помощь?

– Спасибо, со мной все в порядке, – холодно улыбнулась Мэри. – Мне очень нравится кухня вашего заведения. Просто я жду подругу, а она задерживается.

Ее объяснение было так же нелепо, как и предложение официанта. Оба прекрасно это поняли, но спокойно кивнули головами и занялись своими делами. Официант направился к барной стойке, а Мэри продолжила разглядывать кусочки овощей в своей тарелке.

Официант, которому было всего двадцать лет и который подрабатывал у дяди в свободное от учебы время, дорого бы дал, чтобы познакомиться с этой женщиной в другой обстановке. Здесь она, конечно, не будет с ним разговаривать… А вот подойди он к ней в картинной галерее, никто не знает, чем бы закончилось их знакомство. Сейчас он мог только любоваться ею.

Молодой человек с удовольствием ласкал взглядом стройную шею, мягкую, довольно полную грудь, которая была хорошо обрисована тонким шерстяным джемпером, круглые колени, выглядывающие из-под узкой юбки, икры в тонких чулках, изящные щиколотки. Но более всего ему нравились ее руки: маленькие, почти детские, с коротко стриженными ногтями, они были ровного молочного цвета с прорисованными голубыми венами. Но главное, как они двигались. Он не мог оторвать взгляд от нервных, но плавных и законченных движений. Они жили своей жизнью, и именно по ним он понял, что женщина встревожена и напугана. Наверное, самым прекрасным видением было то, как эти руки распускают перед сном волосы. Короткое небрежное движение – и водопад густых русых волос падает на гладкую алебастрово-белую спину. Он знал, что она вся соткана из оттенков белого, только голубые ручейки вен и нежный розовый румянец после любви… Молодой человек разволновался от своих мыслей и грез.

В этот момент раздался звон колокольчика, возвещая о приходе нового посетителя. В сумрачном помещении ресторана будто прибавили света. Казалось, что изменился даже воздух, как будто повеяло свежим ветром.

Это была Сью. Она стремительно подошла к столу Мэри, протянула руки, подняла подругу из-за стола и крепко обняла ее. Потом так же резко отстранилась, смахнула слезу со щеки и села напротив.

– Здравствуй, Мэри, – сказала Сью, внимательно разглядывая синяки под глазами подруги, опущенные уголки губ и глубокую морщину, которая появилась между бровей. – Я очень рада, что мы опять вместе. Я так давно тебя не видела.

Мэри только кивала: она не могла говорить, потому что в горле стоял плотный комок слез.

У них еще будет время для вопросов и ответов, пусть сейчас Сью даст ей прийти в себя.

Сью увидела состояние подруги и решила дать ей время. Она оглянулась и жестом подозвала официанта. Тот подошел незамедлительно. Воистину сегодняшний день был днем приятных сюрпризов. Он уже видел эту девушку несколько дней назад: она приходила в университет для организации съемок в новой телевизионной программе. На нее трудно было не обратить внимания. Вокруг нее кипела жизнь.

Казалось, что воздух около ее тела заворачивается в маленькие тайфуны и засасывает всех, кто подошел слишком близко. Если они подруги, то трудно представить что-либо более несовместимое. Первую отличала потрясающая женская пассивность, которая так завораживает мужчин и делает их сильными, а вторую – мальчишеская самоуверенность и вызов. Таких мужчины побаиваются, но не устают добиваться. По цвету они тоже были разные. Первая – белая, прозрачная, лунная, вторая – яркая, разноцветная, резкая, солнечная.

– Слушаю вас, мэм, – вежливо наклонился молодой человек к новой гостье. – Чем могу быть полезен?

– Принесите нам чего-нибудь согревающе-расслабляющего, – приказала она. – А потом салат на ваш вкус. Я знаю, что здесь всякое блюдо достойно того, чтобы его хотя бы раз попробовать.

Она даже не пыталась сказать комплимент заведению, просто констатировала факт, но официанту, захотелось сделать ее пребывание здесь особенно приятным. Эта женщина умеет повелевать. На минуту он задумался, какая из двух подруг ему нравится больше, и поймал себя на крамольной мысли, что он не смог бы отказаться от обеих. С этим он и отправился к бару заказать для них по рюмке бренди. Он заметил напряжение в их лицах и подумал, что разговор предстоит не из легких, поэтому пятьдесят граммов хорошего горячительного не повредят.

– Я не пью крепкое, – запротестовала Мэри.

Сью с облегчением вздохнула. Подруга вышла из ступора. Дальше должно быть легче. Пусть спорит, протестует, только не молчит.

– Знаешь, иногда полезно отступать от своих принципов. Ты такая замороженная, что тебе нужен допинг, чтобы прийти в себя.

– А если станет хуже и я начну рыдать на глазах у изумленной публики? – попробовала опять возразить Мэри, – Лучше рыдай, – твердо сказала Сью. – К тому же здесь нет никакой публики. Ты же видишь, мы одни в зале.

В этот момент мелодично звякнул колокольчик входной двери и в небольшом помещении кафе стало тесно: целая компания необычно одетых людей со смехом стали выбирать стол для обеда.

– Вот видишь, так даже лучше, – сказала Сью, оглядываясь на посетителей. – Это актеры. Здесь неподалеку снимают какой-то исторический фильм. Видимо, у них перерыв. Все будут заняты только ими, а мы сможем спокойно поговорить. Так что можешь делать что угодно, на тебя никто не обратит внимания.

На столе появились рюмки с бренди. Мэри сделала глоток и с удовольствием почувствовала, как горячая крепкая жидкость побежала по горлу и зажгла тепло в теле. Может быть, это действительно то, что ей сейчас нужно?

Нельзя же все время дрожать от холода и боли.

Бренди подействовал как лекарство. В ушах слегка зашумело, голова стала легкой.

– Ну как? – спросила Сью. – Ведь ничего страшного?

– Спасибо, – кивнула Мэри. – Хорошо, что ты меня вытащила.

Она внимательно рассматривала подругу. За те четыре года, пока они не виделись, Сью почти не изменилась. Те же темные глаза, похожие на черные зеркала, в которых отражается мир, вьющиеся непокорные волосы, тонкие руки, унизанные разноцветными браслетами, модная одежда.

Сью всегда была экстравагантна, но вкус и чувство меры делали ее законодательницей мод даже в школе. Мэри слегка завидовала подруге, потому что та умудрялась надевать несочетаемые вещи, но при этом оставаться дерзко красивой и элегантной. Сейчас на Сью были высоченные сапоги сиреневого цвета со стразами, короткая джинсовая юбка, отделанная бахромой, и элегантный твидовый пиджак из ткани удивительного сочетания цветов: желтый, розовый, сиреневый, черный и белый. Все в отдельности было дорогим и добротным, но разных стилей. Однако на Сью это выглядело модным ансамблем из дорогого магазина.

– Ты рассматриваешь меня так, будто видишь впервые, а мы не виделись всего каких-то четыре года, – засмеялась Сью. – Или ты отвыкла от моей манеры одеваться.

– Никак не могу понять, как тебе удается не выглядеть вульгарной, – задумчиво ответила Мэри. Впервые за последние дни она думала о чем-то другом, а не о смерти Ларри.

– Просто, когда я примеряю новую комбинацию одежды, я имею привычку смотреть в зеркало. Там же все видно, – лукаво улыбнулась Сью. – Могу и тебя научить, если хочешь.

– Нет, с этим надо родиться, – замотала головой Мэри. – Мне доступны лишь проверенные всеми модными журналами вещи. Я никогда не научусь тому, что в тебе есть как данность.

– Ты ничего не ешь, – заметила Сью. – Худеть, конечно, не вредно. Но и есть иногда надо.

Когда ты делала это последний раз?

К горлу Мэри опять подкатил комок, и она опустила голову.

– Мэри, – не выдержала Сью, – я все знаю.

Мэри покачала головой. В ее глазах застыли слезы.

– Знаю, – твердо сказала Сью. – И почему мы не встречались почти четыре года, и почему ты не отвечала на телефонные звонки, и почему ты сейчас молчишь. Ларри Джобсон… я знаю, что его больше нет…

– Я не знаю…

– Гарри Милн. Он был на кладбище. Он узнал тебя. Хотел подойти, но не решился. Поэтому позвонил мне. Ты так тщательно скрывала свой роман. Разве я не заслуживала твоего доверия? – В голосе Сью прозвучала обида и горечь.

– Сью, прости меня, – начала Мэри, но голос ее прервался.

– Я не требую объяснений. Я люблю тебя. И мне тоже очень больно, поверь. Тебе ведь даже поговорить не с кем…

– Я не знаю, что говорить, – прошептала Мэри. – Мне так больно, что хочется ничего не чувствовать, – Говори, просто говори, – предложила подруга. – Слова сами найдут путь.

Мэри кивнула. Это действительно единственный выход. Если она не расскажет кому-нибудь о Ларри, воспоминания задушат ее. Она должна разделить с кем-то свою боль, горечь утраты, а может быть, обрести надежду… Ей не давало покоя ощущение, что похороны Ларри всего лишь фарс…

Компания за соседним столом обедала шумно и весело. Кто-то отпускал очередную шутку, все с удовольствием отвечали хохотом. Мэри это не раздражало, но было странно, что люди могут веселиться, с аппетитом есть, улыбаться друг другу. Она смотрела на все это как из застеколья.

Другой мир… Все счастливы… Никто не понимает, как быстротечна жизнь. Она этого тоже не понимала всего несколько дней назад…

– Ты ведь знаешь, мы были знакомы с ним сто лет, – начала наконец Мэри. – Он был самым смешным мальчиком в нашей школе. Помнишь, какие розыгрыши он устраивал?

– Он ведь тебя старше лет на пять? – удивилась Сью. – Как ты могла его знать?

– Он спас меня от собаки, когда мне было десять лет. Я возвращалась домой, когда на меня из-за угла выбежала страшная огромная собака. Я прижалась к стенке и думала, что она меня съест. Собака обнюхивала меня и уже добралась до лица, когда появился Ларри с ребятами. Мальчишки начали смеяться, потому что я была в ужасе и стояла на цыпочках, пытаясь вжаться в стенку, а он прикрикнул на них и просто отогнал собаку. Когда из-за поворота появился хозяин пса, Ларри заявил, что подаст иск в суд за нанесение морального ущерба его сестре. Мужчина начал извиняться, объясняя, что его пес любит детей и ни за что бы меня не тронул. Ларри милостиво его отпустил и отправился провожать меня до дома. Мне было страшно идти с ним, я знала, что Ларри Джобсон один из самых отъявленных хулиганов, но деваться было некуда. В конце концов, ведь именно он спас меня.

– А потом вы стали встречаться? – удивленно перебила ее Сью.

– Нет, – пожала плечами Мэри. – Он был старше и даже не замечал меня в школе. Но я-то замечала. Я следила за ним, поэтому все знала о его проделках. Помнишь историю с чучелом директора, которое подожгли на школьном дворе? Тогда так и не нашли виновных… А это сделал Ларри с дружками. Чучело, между прочим, было очень похоже на нашего уважаемого мистера Гранта.

– Но это было давно, а ваш роман начался всего четыре года назад, когда тебе исполнилось уже двадцать, – заметила Сью.

– Мы встретилась совершенно случайно. И он опять спас меня. Я купила в супермаркете какую-то ерунду, подошла к кассе и обнаружила, что забыла дома кошелек. У меня не было ни наличных, ни банковской карточки, а кассир уже пробила покупки. Там была какая-то мелочь, но мне было очень стыдно. Все смотрели на меня, и мне опять захотелось вжаться в стену.

– Подумаешь, проблема.

– Для тебя – нет, а я чуть не умерла от стыда. И тут как черт из табакерки появился Ларри. Он обнял меня за плечи и начал журить за то, что его сестра такая забывчивая. Потом достал свой кошелек и оплатил покупки. Когда мы вышли на улицу и посмотрели друг на друга, он узнал меня и начал хохотать. Ты слышала, как он смеется?

– Откуда? – удивилась Сью. – Ты ведь его никому не показывала.

– Он не хотел, – вздохнула Мэри. – Но смеялся он удивительно. Не хихикал, не ухмылялся, не улыбался, а именно хохотал – звонко, радостно. Я тоже начала смеяться. Мы поговорили о собаке, о школе, о каких-то общих знакомых. Я попросила у него телефон, чтобы вернуть деньги, и мы расстались. А когда встретились через три дня… Я просто забыла обо всем на свете.

– Неужели так бывает? – грустно спросила Сью. Ей не слишком везло в любви. Она хотела, как героиня романа, попасть в водоворот страстей, забыть обо всем на свете, научиться отдаваться мужчине и чувству, но у нее не получалось. То ли мужчины, которых она выбирала, не походили на героев романа, то ли она просто не умела любить. Через несколько недель после бурного начала ей становилось скучно. Мужчины требовали покорности, устраивали сцены ревности, изводили ее мелочными придирками. Сью был нужен целый мир, в котором масса людей и масса событий, а ее спутникам всегда требовался тихий уютный омут.



Наверное, ей не дано просто любить и принадлежать мужчине. Мэри бросила ради своего Ларри весь мир, она бы так не смогла. И все-таки ей стало грустно от собственной ущербности. Что бы ни случилось с Мэри потом, у нее всегда будут воспоминания.

– Я тоже не думала, что так бывает, – слабо улыбнулась Мэри после долгого молчания. – Но так было. Он стал моим первым и единственным.

Они были так увлечены разговором, что не замечали, как две пары мужских глаз пристально наблюдают за ними. Официант, который бесшумной тенью скользил между столами, менял тарелки, поправлял скатерти и не мог оторваться от созерцания двух прекрасных женщин.

И один мужчина из шумной компании. Он давно выпал из общего веселья. Всем своим существом он устремился к нежной русоволосой женщине за соседним столом.

Он заметил ее сразу же, как только вошел в зал ресторана. У него напряглись все мускулы, когда он увидел это нежное лицо, осененное страданием. Именно ее он искал уже несколько месяцев и никак не мог найти среди тысячи фотографий и на кастингах. Его мечта, его героиня сидела совсем рядом, но он не мог обратиться к ней, понимая, что женщины заняты важным разговором. Они были отделены от происходящего. Невольно он стал прислушиваться к их диалогу. Сердце его сжалось, когда он понял, что речь идет о погибшем возлюбленном. Нет. Пустые мечты. Она никогда не согласится…

Подслушивать было стыдно, но он ничего не мог с собой поделать. Он должен знать суть ее переживаний, чтобы найти правильный тон и ключ к ней. Пусть его уличат в невоспитанности, но он не может упустить ни одного слова.

Пусть еще говорит, он все должен знать.

Подруги не замечали напряженного поля мужского внимания вокруг их столика и продолжали разговор. Сью с удовольствием съела салат, который ей принес официант. Он был легким, воздушным и удивительно вкусным.

Только у Питера умели готовить так, чтобы клиент чувствовал, что не набивает себе желудок, а получает эстетическое удовольствие.

А тарелка Мэри так и оставалась нетронутой.

Сью решила не нажимать на подругу, пусть выговорится. Голод придет после того, как она изольет душу. Мэри очень сильно похудела, но Сью не знала, когда это случилось. За последние дни или за последние годы. Когда-то мама говорила ей, что любовь похожа на болезнь: она иссушает тело и делает легкой и свободной душу.

– У нас была удивительная первая ночь, – улыбнулась и продолжила свой рассказ Мэри. – Ты не поверишь, но ничего не было.

– Не понимаю… – Брови Сью поползли вверх.

– Мы потом часто вспоминали с ним это, – закивала Мэри. – Я позвонила на следующий день, чтобы договориться о встрече. Ларри сказал, что очень занят и сможет увидеть меня только через три дня. Сказал, что сам позвонит мне. Вечером, около девяти, когда я уже перестала ждать его звонка, вдруг раздается звонок домофона. Он сказал, что пришел вместе с другом и, если я не против, мы можем устроить вечеринку в честь спасения моей репутации. Разве я могла ему отказать? Они ввалились в мою квартиру с пакетами, полными фруктов, конфет, деликатесов. Потом сами накрыли на стол, откупорили бутылки с вином.

Я была гостьей в собственном доме. Но мне это нравилось. Я всегда боялась мужчин, думала, что не смогу быть раскованной. За мной ведь в школе никто не ухаживал…

– А разве можно ухаживать за снежной королевой? – поддела ее Сью. – Ты только вспомни, как ты реагировала на заигрывания мальчиков. Ты умела так посмотреть, что у них пропадала охота продолжать ухаживания.

– Что ты такое говоришь! – возмутилась Мэри. – Просто я никому не нравилась. Мне ничего не оставалось, как зубрить уроки. Это ты все время ходила на свидания.

– Потому что не отвергала поклонников, – наставительно сказала Сью. Она перевела дух:

Мэри перестала бороться с подступающими слезами и с удовольствием рассказывала об истории своей любви. Казалось, что Ларри только что отошел от столика и через пару минут вернется.

– Ну вот, – вернулась к рассказу Мэри, – мы смеялись до четырех часов утра. Каждая реплика вызывала гомерический хохот. Мне не было дела ни до соседей, которые могут нас услышать, ни до консьержки, которая прекрасно знала, что у меня в квартире мужчины. А потом мы с Ларри посмотрели друг на друга, и я поняла, что хочу остаться с ним вдвоем. И знаешь, что я сделала?

– Что же такого ты могла сделать? Неужели сказала ему об этом прямо?

– Хуже, – притворно вздохнула Мэри. – Я спокойно выставила его друга за дверь, заявив, что уже поздно, а ему далеко добираться до дома. Что Ларри тоже следует отправиться домой, я не упомянула. Друг с удивлением посмотрел на Ларри, он кивнул, и мы остались одни. Потом Ларри рассказал мне, что договорился со своим другом, что тот ни за что не уйдет один и не оставит нас. Но когда я активно принялась отправлять его домой, Ларри ничего не смог с этим поделать. Потом он, правда, попытался заснуть, пока я принимала душ, но и эта уловка ему не удалась.

– То есть ты просто взяла его силой, – подвела итог Сью.

– Он не долго сопротивлялся. Правда, когда узнал, что я девственница, заявил, что не будет иметь со мной ничего общего. Мне было все равно. Мне хотелось просто быть рядом с ним, чувствовать его дыхание, гладить его кожу, целовать его глаза. Я ждала его все двадцать лет. Какая мне была разница, произойдет ли что-нибудь. Мне хотелось просто быть рядом. Потом я поняла, как мучительно ему было избегать настоящих ласк, но я была так невинна… А теперь его нет… Нет моего Ларри… – Лицо Мэри не изменилось. На нем было то же восторженно-мечтательное выражение, но из широко раскрытых глаз лились слезы. Они не капали, не сползали, а именно лились двумя потоками. Мэри не замечала их. Она смотрела куда-то вдаль и думала о своей первой ночи.

Мужчина за соседним столиком застыл. Это невозможно сыграть, думал он, это надо пережить, почувствовать. Господи, неужели когда-нибудь женщина будет любить его так же нежно и безгранично. Или для этого надо потерять? Нет, она всегда любила своего Ларри.

– А почему вы не поженились? – спросила Сью. Ей больно было смотреть на подругу, но она понимала, что это слезы живительные.

– Я не знаю. – Мэри только сейчас заметила слезы и приложила к лицу салфетку. – Нам было и так хорошо. Что изменилось бы после свадьбы? Он стал бы любить меня больше? Или меньше? Мы даже не говорили об этом. Я ждала, он приезжал. У него была какая-то сложная работа, все время разъезды. Мы и так были семьей. Немного странной, но семьей.

Сью покачала головой, но подумала, что не стоит задавать сейчас вопросы. Достаточно того, что Мэри заговорила. У них будет еще время, чтобы обсудить и это.

– Знаешь, – Мэри вдруг крепко сжала руку подруги, – я думаю, мне кажется, что Ларри…

Что он не умер.

Сью отвела глаза.

– Ты думаешь, что я сошла с ума? – спросила Мэри. – Я просто это чувствую. Понимаешь, если бы он умер, то я не смогла бы сделать ни единого вздоха. Я должна была умереть вместе с ним.

– Мэри, а ты не думаешь, что это не тебе решать. Тебе очень больно и хочется умереть, но ты жива, – Сью призвала на помощь всю свою логику и красноречие. – Значит, ты должна жить. Ты должна дышать, двигаться, работать. Твоя жизнь еще не кончилась. Понимаешь? Тебе просто очень больно, поэтому ты ищешь несуществующее. Ты ведь была на кладбище, ты все видела…

– Я ничего не видела, – очень разозлилась Мэри. – Я видела какой-то гроб, который зарыли в землю. Видела людей, которых я не знаю.

Видела его мать, которая не проронила ни слезинки.

– Но ведь это было, – попыталась опять остановить ее подруга.

– Что было?

– Кладбище, похороны, гроб…

– Это может быть спектакль, розыгрыш. Понимаешь? – Глаза Мэри возбужденно загорелись. Она не хотела признавать реальность, и переубедить ее было почти невозможно.

– Просто ты не видела его… – Сью не могла выговорить слово «мертвым».

– Да, я не видела его мертвым, – закивала Мэри, вдруг успокоившись. – Ты боишься говорить, а я – нет. Потому что уверена, что он жив. Мне нужно просто найти его.

– Мэри… – начала Сью, но остановилась.

Она поняла, что для сегодняшнего дня и так слишком много событий и, информации. Надо дать отдохнуть и себе и Мэри. – Давай пойдем к тебе. Ты покажешь мне фотографии. Я его совсем не помню, а потом мы обсудим, что делать дальше.

– А ты не будешь считать, что я сумасшедшая?

– Не буду, – пообещала Сью. – Пойдем?

– Пойдем, – согласилась Мэри, поднимаясь из-за стола.

Они шли к выходу, крепко взявшись за руки, как это бывает в детстве, и не видели, как грустно вздохнул официант, а мужчина с соседнего столика направился за ними.

Глава 2

Мэри проснулась ровно за минуту до того, как зазвенел будильник. Вчера она твердо решила с сегодняшнего дня взять себя в руки и выйти из подполья. Встреча со Сью и ее слова «если ты не умерла в тот день, значит, должна жить» пробили панцирь равнодушия, которым защищалась от мира Мэри. Ларри бы не понравилось, что она постепенно превращается в уставшую, некрасивую женщину. Он любил, когда она смеется и у нее сияют глаза.

«Если я не умерла, значит, должна жить», как заклинание твердила она, сбрасывая одеяло и направляясь в ванную. Сколько дней она не смотрелась в зеркало? Зачем считать? Сегодня она начнет именно с этого. Ревизия своего внешнего вида удручила Мэри: щеки ввалились, волосы потускнели, в уголках рта появились морщинки, а на лбу между бровей залегла огромная морщина. Глаза, правда, кажутся еще больше из-за синих кругов, но цвет их стал невыразительным и тусклым. Если возвращаться к жизни, то необходимо попытаться привести в порядок лицо.

Мэри насыпала в ванну ароматические соли, бросила пару масляных шариков и включили воду. Пока наберется ванна, она успеет очистить лицо и наложить маску. Привычная последовательность действий успокаивала, а мыслям она поставила заслон, вслух проговаривая все свои манипуляции.

– Теперь мы двадцать минут полежим в ванне, пока начнет действовать маска, – говорила она, опуская ногу в пенящуюся воду, – и попытаемся спланировать день.

Сделать сегодня ей предстояло очень многое. Первое, это разобраться со счетами. Скорее всего, их накопилось чертова уйма, и многие были уже просрочены. После оплаты счетов надо прикинуть бюджет на ближайшее время, потом составить резюме и попытаться понять, какую работу она хочет найти.

Мэри настолько отвыкла принимать решения, что все эти простые поступки сейчас вызывали у нее ужас. Ларри просто приносил деньги и клал их в тумбочку около кровати. Их было более чем достаточно, и она даже не считала их. Когда они развлекались или покупали Мэри новые вещи, платил всегда Ларри. Он всегда поднимал ее на смех, когда она пыталась урегулировать ведение домашнего хозяйства, говоря, что такой нетребовательной женщины он никогда не встречал и она обходится ему очень дешево.

Мэри поначалу смущала такая зависимость от любимого мужчины, но ко всему привыкаешь. Она стала так же спокойно относиться к тратам и деньгам, как и он. Поэтому теперь она не представляла, на какую реальную сумму может рассчитывать. В тумбочке до сих пор лежали какие-то деньги, а в банке, где был открыт счет на ее имя, она была очень давно.

Сегодня этим придется заняться. Деньги остались от родителей. Их было не так уж много, но тетя Эрна смогла устроить жизнь таким образом, что, уезжая, передала все сбережения почти в неприкосновенности. Деньги лежали на депозите, и, поскольку Ларри появился очень скоро после отъезда тети в Австралию, Мэри представления не имела, обладательницей какого состояния она является в настоящий момент.

Что касается работы, с этим было еще труднее. Мэри прослушала два курса в университете по филологии: когда-то она мечтала заниматься древними языками, как и ее родители.

Но любовь спутала и эти планы. Ей в момент стали неинтересны библиотеки, рукописи, научные открытия, филологические дискуссии… Было ли это ей по-настоящему интересно? Мэри не знала ответ на этот вопрос, но мысль о том, чтобы продолжить обучение в университете, ее почему-то пугала. Уж если жить, то настоящей жизнью, а не в выдуманном мире, в коем пребывают ученые. А вот чем она хочет заниматься, Мэри не представляла.

Значит, надо найти газету с объявлениями о найме на работу и посмотреть, что предлагают.

Или сходить на биржу труда…

Пока она рассуждала таким образом, вода начала остывать, а лицо под маской приятно разогрелось. Что ж, план есть, надо заняться его осуществлением, приказала себе Мэри и встала под душ.

Через час она была вполне готова к выходу.

Сначала она решила спуститься к почтовому ящику и разобраться со счетами. Бумаг было действительно много. Мэри принялась сортировать их по степени важности. И тут она наткнулась на странный конверт. Это было письмо. Но не от тети Эрны. Отправителем была неизвестная Мэри компания.

Мэри замерла. Она боялась раскрыть конверт и прочитать послание, потому что знала, что это связано с Ларри. Какая еще неприятность ожидает ее? А может быть… И она быстро оторвала край конверта. Ей в руки выпал тонкий разноцветный листок. Мэри долго не могла понять смысл написанного. Скорее всего, произошла ошибка. Они перепутали имя.

«Уважаемая мисс Мэри Бартон! Кастинг по подбору актеров для участия в фильме «Любовь… Любовь? Любовь!» состоится 19 апреля в 12 часов в помещении студии № 5 компании «Тайга».

Адрес студии…»

Мэри перечитала приглашение несколько раз. Они могли ошибиться с именем, но ошибиться с адресом? Не слишком ли много ошибок? Какой кастинг, какая студия? Она никогда не хотела быть актрисой или сниматься в кино. Полный бред!

Мэри внимательно рассмотрела штемпель на конверте. Письмо пришло в среду на прошлой неделе. Сегодня понедельник. А 19 апреля будет послезавтра, то есть в среду. Почему-то мысль, что она не опоздала, согрела Мэри. Нет, она, конечно, не собирается туда идти, но сам факт, что она может это сделать, был ей приятен.

Можно, конечно, позвонить на студию и узнать, почему она получила это предложение, но она решила этого не делать. Вдруг это действительно ошибка, тогда ее уверенность не будет такой абсолютной. Может быть, это знак?

Тогда пусть он будет добрым знаком.

Мэри отложила бумаги и на минуту закрыла глаза. И вдруг она увидела себя со стороны: свободная, одинокая, а впереди у нее большая неизвестная жизнь. Она может идти в любую сторону, и все, что с ней будет происходить теперь, зависит только от нее одной, от правильности или не правильности шагов, от поворотов ее собственной судьбы. И Мэри поняла, что никогда не испытывала еще такого необъятного чувства свободы и желания делать эти шаги.

Ее мысли были прерваны настойчивыми телефонными звонками.

Мэри подняла трубку.

– Алло!

– Доброе утро, – услышала она осторожный голос Сью. – Я тебя разбудила? Прости, у меня уже давно «добрый день»…

– Нет, – заверила подругу Мэри, – ты не разбудила меня. Я уже собиралась уходить. Ты могла меня не застать дома.

На том конце провода облегченно вздохнули. Сью попыталась сделать это тихо, но Мэри услышала и улыбнулась.

Сью каждый день звонила, проверяя, чем занимается подруга. Ее труды увенчались успехом, но она понимала, как трудно будет удержать это бодрое состояние. В той неразберихе чувств, в которой пребывала сейчас Мэри, возбуждение могло легко смениться долгой полосой депрессии. Сью не пыталась ее заставить начать что-то делать, она просто каждый день звонила и разговаривала с подругой о своих делах, рассказывала забавные истории, жаловалась на шефа, обсуждала любовные проблемы. Это продолжалось уже две недели и наконец дало результат: Мэри захотелось выйти из дома.

После того обеда «У Питера» они не встречались. Обе понимали, что нужна пауза. Но Сью поклялась, что заставит Мэри стать прежней, поэтому вторую неделю искала ей интересное предложение о работе. Вчера освободилось место помощника режиссера на программе, где она работала, и она уже открыла рот, чтобы обсудить это, но Мэри опередила ее.

– Сью, это так замечательно, что ты позвонила! – быстро проговорила она. – Мне необходимо тебя видеть. Надо поговорить.

– Говори, я тебя внимательно слушаю.

– Извини, я не готова сейчас, – замялась Мэри. – Я действительно собираюсь уходить.

Если ты не занята вечером, может быть, заглянешь ко мне? Я обещаю хороший ужин. Какое вино ты пьешь?

– Очень сухое, очень красное и очень французское, – засмеялась Сью. – Мои вкусы неизменны. Бренди только в особых случаях. Я с удовольствием приеду к тебе. Но это будет не рано. Часов в восемь тебя устроит?

– Вполне, – ответила Мэри. – Тогда я тебя жду. Можешь опаздывать, но обязательно приезжай.

– Извини за нескромность, но куда ты направляешься? – не выдержала Сью.

– На поиски жизни, – постаралась как можно увереннее и веселее ответить Мэри. – Мы поговорим обо всем вечером.

Сью положила трубку и подумала, что может подождать со своим предложением и до вечера. К тому же надо выяснить, нет ли на эту должность других претендентов. Хороша она будет, если уговорит Мэри, а что-то не сложится.

Около семи вечера Мэри добралась до квартиры. Она сделала почти все, что наметила с утра. Осталось только составить резюме и решить, куда его посылать. Об этом она и собиралась поговорить с подругой. Сью при всей ее эмоциональности была довольно трезвым человеком и могла со всей определенностью сказать, на что может рассчитывать женщина, не имеющая никакого опыта работы и достаточного образования. Честно говоря, Мэри рассчитывала на совет Сью: сама она так ничего и не придумала.

Когда раздался звонок домофона и Мэри услышала нетерпеливый голос Сью, стол был накрыт и в доме витали аппетитные ароматы. Мэри приготовила изысканный салат из морепродуктов, чесночные гренки и поджарила отбивные.

Пусть попробует отказаться, подумала она, знаю я, как она питается на своей работе.

Сью и не думала отказываться. Влетев в квартиру, она с удовольствием втянула носом запахи, сказала Мэри, что она ее обожает, и отправилась мыть руки.

Мэри с улыбкой следила, как подруга с аппетитом поглощает салат. Ларри тоже очень любил его и мог съесть целую миску. Мэри всегда подшучивала над любимым, говоря, что в прошлой жизни он был морским жителем.

– Ну как? – спросила она, когда Сью подняла глаза от тарелки.

– Потрясающе. Никогда бы не подумала, что бывают салаты вкуснее, чем у Питера. Признавайся, из чего он сделан.

– Угадай, – засмеялась Мэри.

– Даже не буду пытаться, – ответила Сью, накладывая себе еще. – Если я соберусь кого-нибудь потрясти своими кулинарными способностями, я просто попрошу тебя приготовить этот салат, а потом скажу, что это я такая замечательная.

– Ты до сих пор не научилась готовить? – удивилась Мэри.

– А зачем? – пожала плечами Сью. – Мои поклонники водят меня в ресторан. А дома…

Дома нам не до этого.

– А Ларри любил, когда я готовлю. Пока его не было, я прочитывала горы кулинарных книг, чтобы найти что-нибудь новенькое…

– И тебя устраивала такая жизнь? – удивленно спросила Сью, для которой размеренное существование было хуже тюрьмы.

– Ты не понимаешь, – погрустнела Мэри, – когда любишь, очень хочешь соответствовать.

Ларри нравилось быть дома. Он любил, когда я ходила в халате, теплых тапочках и не красилась. Он говорил, что, когда я в таком виде, он может быть абсолютно спокоен.

– Не поняла…

– Ну, кто будет смотреть на женщину в домашнем облачении, к тому же без макияжа?

Никаких соперников.

– Особенно если она все время сидит дома, – не удержалась Сью. – Ты прости меня, но это какое-то средневековье. Заточить женщину в замок и никому не показывать.

– Ты не понимаешь, – голос Мэри стал тверже, – он очень уставал от своих поездок, и ему хотелось уюта и отдыха.

– Все правильно, – согласилась Сью, – пока его не было, ты ждала, как верный пес, а когда он приезжал, ты ухаживала за ним, как заботливая мамаша.

– Сью, пожалуйста, не говори так. Это была моя жизнь, которую я не променяла бы ни за что на свете на другую. Ты не представляешь, как мне трудно заставить себя захотеть чего-нибудь другого.

– Прости, – сказала Сью и погладила подругу по руке. – Я не права. Просто я очень волнуюсь за тебя и хочу помочь. Но я прикидываю ситуацию на себя, поэтому мне все кажется странным. Расскажи лучше, как прошел день.

– Может быть, ты поешь еще? – спросила Мэри. Ее обидели замечания подруги, и ей не хотелось в таком состоянии начинать важный разговор.

– Ты хочешь, чтобы я лопнула, – засмеялась Сью. – Давай сделаем перерыв. Выпьем вина и поговорим. А потом ты принесешь свои великолепные отбивные.

Мэри хотелось говорить только о Ларри и своей любви, но она понимала, что может наскучить подруге своими излияниями. К тому же действительно надо поговорить о деле.

– Я провела сегодня день весьма плодотворно, – начала она официальный отчет. – Оплатила счета, сходила в банк, была в нескольких компаниях по трудоустройству.

– Прости, что задаю тебе этот вопрос, – перебила Сью, – но это важно. Сколько денег у тебя в банке?

– Двадцать тысяч пятьсот шестьдесят три фунта. Деньги лежат на депозите. Начисляется ежегодный процент. Я пока не хочу ими пользоваться. Только в крайнем случае. У меня еще около тысячи фунтов наличными. Это Ларри…

– И ты держишь такую сумму дома? – удивилась Сью.

– Так было всегда. Ларри привозил деньги и оставлял мне на расходы, поэтому я не пользовалась счетом. Мне всегда хватало.

– То есть на первое время у тебя есть средства, – подвела итог Сью. – А что с работой?

Есть что-то интересное?

– Именно об этом я и хотела поговорить, вздохнула Мэри. – Дело в том, что я не знаю, чего хочу.

– То есть даже не представляешь, какой бизнес тебя интересует?

– Именно так. Я привыкла быть домохозяйкой. Это затягивает. У меня совершенно нет карьерных амбиций.

– Бедная девочка, – засмеялась Сью. – Но ведь ты что-то любишь?

– Люблю. Вернее, любила…

– Мэри, давай постараемся смотреть на, вещи реально.

– Давай, – покорно вздохнула подруга. – Я просто привыкла, что за меня решают другие.

Сначала тетя Эрна, потом Ларри.

– То есть ты хочешь, чтобы теперь решила я? – Сью внимательно посмотрела на Мэри.

Та покраснела. Она поняла, что выдала себя.

Конечно, ей хотелось, чтобы кто-то принял решение. Но она не имела права заставлять это делать подругу. У Сью своя жизнь, и она не может вечно заниматься делами другого человека.

– Хочешь посмотреть, что я сегодня получила по почте? – сказала она, чтобы уйти от неприятного поворота разговора. – Скорее всего, это ошибка, но меня это порадовало. Может быть, это знак? – Она встала и нашла в сумочке приглашение на кастинг.

Сью несколько раз перечитала текст и удивленно посмотрела на Мэри.

– Похоже на розыгрыш, – пожала она плечами. – Ты представляешь, сколь девушек мечтают сниматься в кино? Они рассылают фотографии по всем студиям, обивают пороги, флиртуют с помощниками режиссеров… Но если кто-то хотел пошутить, то шутка какая-то подозрительная. Здесь фирменный бланк и полные реквизиты студии. Очень странно…

– Я тоже удивилась, – кивнула Мэри. – Ну да Бог с ним, с приглашением. Давай лучше подумаем, чем бы я могла заняться.

– Вот что… – остановила ее Сью. – Неси свои отбивные. Я уже готова их съесть. Пока наслаждаюсь, подумаю.

Мэри поднялась и отправилась на кухню.

Сью откинулась на спинку кресла, достала из пачки сигарету и задумалась. Когда подруга появилась на пороге комнаты, решение было готово.

– Давай сделаем так, – решительно сказала Сью, отрезая кусочек мяса. – Я постараюсь все выяснить завтра же, потом позвоню тебе. Если это шутка, мы просто посмеемся. А если нет, ты пойдешь на кастинг.

– Ты серьезно? – удивилась Мэри.

– Абсолютно, – ответила Сью, зажмуриваясь от удовольствия: мясо было удивительно нежным и вкусным. – Есть масса аргументов «за». Во-первых, ты еще не определилась в своих желаниях, поэтому можно никуда не спешить.

Во-вторых, кино – это особый мир и особые люди. Даже если ничего не получится, у тебя будет возможность окунуться в другую, новую жизнь, познакомиться с кем-то… В-третьих, почему бы тебе не попробовать стать актрисой? Ты у нас красивая и утонченная. Таких лиц почти нет на экране в последнее время.

Посмотри на эти стервозные рожи. Мужчины истосковались по нормальным женским лицам.

Может быть, ты понравилась кому-то из съемочной группы? Помнишь, «У Питера» с нами вместе обедали артисты? Такое бывает только в сказках, но бывает.

– Сью, надеюсь, что все это несерьезно, – запротестовала Мэри. – Не думаешь же ты…

– Думаю. Думаю, что любое движение в твоей ситуации – это то, что тебе нужно. Лучше набить шишки, чем всю жизнь стоять на месте.

Относись ко всему легче.

– Ладно, мой капитан, – улыбнулась Мэри. – Я сделаю так, как ты скажешь. А пока ты узнаешь про это приглашение, я найду свои конспекты.

Может быть, мне придется заняться частными уроками или поработать гувернанткой.

– Мэри, пообещай мне, что не будешь часто приглашать меня в гости, – сказала Сью, отодвигая чистую тарелку. – Если я буду так есть, то превращусь в толстого неповоротливого бегемота. Давай поболтаем о чепухе. Хочешь, я расскажу тебе мою последнюю романтическую историю?

Мэри радостно кивнула: на сегодня ей хватило серьезных разговоров и правильных решений. Остаток вечера подруги провели в бессмысленном женском трепе о женских достоинствах и мужских недостатках. Сью ушла за полночь, пообещав позвонить на следующий день к вечеру.

Сью никогда не останавливалась, когда видела перед собой цель. Ее роман с Патриком закончился тем, что она просто перестала с ним встречаться, даже не пытаясь найти благовидный предлог. Он надоел ей, потому что оказался ужасным занудой. Богемное окружение не сделало его легким в общении: он постоянно твердил ей, как следует или не следует себя вести, одеваться, говорить. Он даже пытался регламентировать ее действия в постели. Сью это страшно выводило из себя. Она решила, что тратить время на такого педанта просто не имеет смысла, и в один прекрасный день исчезла из его жизни. Но сейчас именно Патрик может помочь ей разобраться в ситуации на студии, поэтому, глубоко вздохнув, она набрала его номер телефона. Сью всегда отличало потрясающее везение. Если она чего-то хотела, никаких препятствий на ее пути обычно не возникало. Вот и сейчас Патрик снял трубку после второго сигнала.

– Слушаю вас, – услышала она его низкий сексуальный голос. Видимо, когда-то она на него и поймалась.

– Привет, Патрик, это Сью, – сказала она так, будто они разговаривали вчера вечером.

– Привет, Сью, – спокойно ответил он. – Моя возлюбленная, так внезапно меня бросившая.

– Мы расстались при взаимном согласии, парировала Сью.

– Тебе так кажется. Это было твое решение.

Мы даже не обсуждали эту тему.

– Патрик, не будь занудой.

– Я просто констатирую факт.

– Скажи лучше, что ты рад меня слышать, сказала Сью, заинтересованная в том, чтобы разговор был более теплым и легким.

– Я рад тебя слышать, если тебе это важно, – медленно ответил он. – Только объясни сначала, что случилось, если ты мне звонишь через полгода?

– А почему женщина не может позвонить доброму другу? – взвилась Сью. Он просто выводил ее из себя медлительностью и желанием расставить все по своим местам.

– Ты хочешь сказать, что мы теперь друзья.

– Патрик, а кто же мы? Не враги, я надеюсь?

– Нет. Мы не враги, но и не друзья. Мы бывшие любовники.

– Хорошо, если такая формулировка тебя больше устраивает, – согласилась Сью. – Тогда я сформулирую вопрос по-другому. Может ли женщина позвонить своему бывшему любовнику просто так?

– Нет, не может, – спокойно ответил Патрик. – У нее для этого должны быть основания.

– Патрик, скажи лучше, что ты не против увидеться со мной, – опять ушла от ответа Сью.

– Я не против. Только скажи зачем. Мне было достаточно тяжело пережить наш разрыв, – не отступал Патрик.

– Милый, – самым нежным голосом проворковала Сью, – мне действительно очень нужна твоя помощь. Это касается моей самой близкой подруги. У нее возникли некоторые проблемы. И только ты с твоим умом и тактом можешь дать мне нужный совет. – И Сью замерла, прислушиваясь к сопению на другом конце провода. Патрик, конечно, не поверил ее грубой лести. Но ему должно быть приятно, что женщина обращается именно к нему за помощью. К тому же он никогда не сомневался, что способен давать нужные и полезные советы.

– Хорошо, – наконец произнес он. – Давай встретимся. Сегодня вечером я как раз свободен. Поскольку мы теперь друзья, как ты изволила выразиться, то отправимся в паб и будем пить пиво. Выбора у тебя нет.

– Мне и не нужен выбор, – облегченно вздохнула Сью. – Обожаю пиво.

– Хорошо. В семь. Я буду ждать тебя на углу…

Сью почти не опоздала. Патрик стоял в назначенном месте и спокойно ждал ее. Он никогда не выказывал никакого волнения. Она не помнит, чтобы даже в постели он бурно выражал эмоции. Сью чуть-чуть подождала, пока у нее восстановится дыхание, потому что последние десять минут почти бежала. Как она могла бросить такого потрясающего мужчину? Высокий, с идеальной фигурой, с длинными рыжеватыми шелковистыми волосами и пронзительно синими глазами. Одет в молодежном стиле, но это его только украшает: сразу чувствуется дыхание богемы. А какие у него красивые руки и тонкие нервные пальцы. Сью еще несколько мгновений поразмышляла, не стоит ли реанимировать роман, но отогнала эти мысли, вспомнив, что кроме визуального контакта с мужчиной есть еще множество других. А все остальное в Патрике ей не нравилось.

– Привет, дорогой, – дотронулась Сью до его руки и нежно посмотрела ему в глаза, прости за опоздание.

– Я и не надеялся, что ты придешь вовремя, – заметил Патрик и жестом указал на двери паба. – Пойдем?

– А к пиву будет угощение? – спросила Сью, сглатывая слюнки. – Я сегодня целый день ничего не ела.

– Сью, за кого ты меня принимаешь? – обиделся Патрик. – Неужели я не накормлю женщину, которая мне доверилась. Уж коли я согласился встретиться с тобой после всего, что было, то можешь на меня рассчитывать.

– Патрик, ты прелесть, – льстиво улыбнулась Сью. – Это просто я несовершенная.

Они заняли один из самых дальних столиков в углу зала, и Сью с жадностью стала изучать меню. Патрик дал ей возможность прочитать его от корки до корки, потом предложил:

– Заказ могу сделать я, так как прекрасно знаю здешнюю кухню. Стоит взять копченые крылышки к пиву, а на горячее форель с овощами. Или ты предпочитаешь мясо?

– Я предпочитаю все меню, – засмеялась Сью. – Давай форель и крылышки. Только побольше и побыстрее.

Через полчаса Сью была почти удовлетворена. Крылышки действительно были отменными: хрустящие и острые, а соус к ним, приготовленный на основе мелко нарубленных маринованных огурчиков и майонеза с пряными травами, был восхитительно легким и волнующе пикантным. Дальше можно было не продолжать трапезу, но сущность гурманки не позволила Сью оставить без внимания подернутую коричневой корочкой нежно-розовую форель, обложенную по краям запеченной в сыре цветной капустой.

Патрик ограничился пивом и солеными фисташками, но с удовольствием наблюдал за мурлыкающей от удовольствия Сью. Он всегда поражался тому, как она умудряется сохранять отличную фигуру при ее любви к кулинарным изыскам. Но это его не раздражало. Скорее он чувствовал себя польщенным, что может доставить ей удовольствие. К сожалению, только такое…

Сью заметила его взгляд и засмеялась.

– Патрик! Не смотри на меня так. Еще пара кусочков – и я буду способна вести интеллектуальные беседы.

– Я никуда не спешу, – спокойно ответил он. – К тому же это ты позвала меня для беседы. Я просто жду, любуясь тобой.

– Неужели вид жующей женщины может вызывать эстетические эмоции? – поддела его Сью.

– Вообще-то нет, но ты делаешь это красиво, – усмехнулся Патрик. Потом нагнулся через стол, внимательно посмотрел на Сью и задал вопрос, который, она надеялась, он не будет задавать:

– Почему ты меня бросила?

Сью вздохнула и отложила приборы. Ей не хотелось огорчать Патрика, но ответ был готов.

– Я сама не могла понять, почему это произошло, – задумчиво проговорила она, – но теперь, кажется, начинаю понимать. После того как встретила Мэри после долгой разлуки.

– Это та твоя подруга, которой я должен быть благодарен за сегодняшний вечер?

– По-настоящему она моя единственная подруга. Все остальные так: сослуживицы, приятельницы. Мы не виделись с ней несколько лет, потому что она любила… Любила так, что другой мир ей был просто не нужен.

– Ты хочешь сказать, что в современном мире встречаются такие реликтовые особи? – недоверчиво спросил Патрик. – Даже самые лучшие жены и хозяйки сегодня ратуют за эмансипацию.

– Ратуют. Ты прав, – согласилась Сью. – Я тоже… Но когда я услышала историю подруги, то поймала себя на том, что завидую ей. Я хотела бы уметь так принадлежать мужчине.

– Разве это трудно?

– Трудно. Надо или родиться с этой способностью, или ждать, когда появится мужчина, способный заменить собою весь мир.

– Я понял, – грустно улыбнулся Патрик. – Я не тот мужчина.

– Нет, не понял, – резко ответила Сью. – Я не та женщина. Я не променяю впечатления жизни на четыре стены и лицезрение одного и того же лица. Мне просто станет скучно. Я ушла от тебя, потому что мне хотелось новых впечатлений, новых чувств, неизвестного…

– А я слишком обычен и пресен…

– Патрик! – возмутилась Сью. – Прекрати делать из себя жертву. Ты чудесный, умный, очень талантливый. Ты – мечта любой женщины. Просто я еще не готова к стабильным отношениям.

– А потом?

– Что потом? – не поняла Сью.

– Потом, когда будешь готова?

– Я не знаю, – покачала она головой. – Может быть, я просто боюсь любить. Видел бы ты, что стало с Мэри.

– А что с ней стало? – равнодушно спросил Патрик. Ему не хотелось говорить о неизвестной ему подруге. Увидев сегодня Сью, он отчетливо понял, что тосковал по этой взбалмошной красавице, по ее живости, строптивости, громкому смеху, моментальной смене настроений. Без нее жизнь его была однообразна и тягуча. Он готов был выслушивать любые ее вопросы и помогать во всем, только бы она не прогоняла его. – Рассказывай. Попробуем помочь твоей Мэри.

– Понимаешь, она совершенно выбита из колеи. Она раздавлена. Она потеряла возлюбленного. Он умер. Я думаю, что первое оцепенение от его смерти она уже преодолела, но теперь у нее страх перед жизнью. Она боится делать какие-то шаги и все время оглядывается по сторонам, ища человека, за которого могла бы зацепиться. Она просто разучилась самостоятельно принимать решения. Это проблема, которую никто не может решить, кроме нее самой. Но мы способны подтолкнуть ее к этому.

Патрик с удовлетворением отметил это «мы», и Сью поняла, что он разобьется в лепешку, чтобы иметь возможность общаться с ней.

– Дело очень простое, – уже увереннее продолжила она. – Ты должен узнать, что за проект запускается на твоей студии. Собираются снимать какой-то новый фильм. Мэри пришло приглашение на кастинг. Я думаю, что ей надо попытаться…

Патрик засмеялся и покачал головой.

– Дело действительно очень простое. Про фильм я могу рассказать тебя прямо сейчас. Что же касается кастинга… Ну ладно, это потом.

– Хорошо, рассказывай про фильм, – согласилась Сью.

– Несколько лет назад на студию явился сынок владельца. Чем он занимался до этого, мало понятно. Видимо, тратил деньги папаши. Во всяком случае, никакого специального образования у него нет, это известно последнему охраннику. Отец пристроил его в административный отдел, чтобы он получше узнал производство, а может быть, ему был нужен просто свой человек рядом с деньгами. Надо сказать, что он не сильно кому-то мешал. Но не так давно у него появились амбиции – он решил, что может снять фильм.

– И что же в этом плохого? – удивилась Сью. Ей не нравился тон Патрика: в нем явно сквозила насмешка.

– Плохого? Ничего. Просто я говорю с точки зрения профессионала. Снимать кино не такое простое дело, как это может показаться.

Надо знать азы профессии. Конечно, когда тебе отпускают немереный бюджет, можно и поразвлечься. Будет еще один неудачный фильм.

Для домашнего просмотра…

– Мне кажется, что ты как-то очень лично относишься к этому, – задумчиво проговорила Сью. – Ты никогда так не злился.

– Ничего личного. Ты прекрасно знаешь, что я довольно долго шел к своей профессии. Я знаю индустрию кино с самого низа. Мне просто обидно, когда за дело берутся дилетанты.

– То есть ты бы не стал с ним работать?

– Он мне и не предложил.

Сью засмеялась.

– Патрик, нельзя так сразу выдавать себя.

Ты бы хотел с ним работать, чем-то он тебе интересен. Но он выбрал другого.

– Конечно, ты права, – вздохнул Патрик. – Он бесит и поражает меня нетрадиционностью подхода. Я слышал кое-какие его замечания на съемочной площадке. Он почти всегда попадает в десятку, но это против всякой логики. И приглашение Мэри на кастинг – это тоже отсутствие логики. Ты хоть представляешь, сколько девушек обивает пороги студии, чтобы попасть хотя бы на маленькую роль? Даже без слов?

– Представляю, – кивнула Сью. – Поэтому мне все это кажется странным. Поэтому я здесь, и мне нужен совет квалифицированного человека.

– Имея такой бюджет, он мог бы пригласить мировую звезду, а он ищет непрофессионалов, как будто ему нечем платить! – возмутился Патрик.

– Значит, у него есть видение, – убежденно сказала Сью и хлопнула ладонью по столу. – Скажи, а ты можешь устроить мне встречу с ним? Ты же знаменитость на студии…

Вы знакомы?

– Знакомы… Только мне придется найти съедобную версию для вашей встречи. Не буду же я рассказывать о проблемах твоей подруги.

– Не надо, – спокойно ответила Сью. – Скажи, что я хочу взять у него интервью для своей программы.

– Для этого можно позвонить в рекламный отдел студии.

– Тогда скажи, что я влюблена в него без памяти.

– Я не брачное агентство, – насупился Патрик, не принимая ее шутки.

– Ну хорошо. – Сью согласилась, что все ее идеи не подходят. – Мне действительно нужно, чтобы он поговорил со мной неформально. Придумай что-нибудь, Патрик…

– Через два дня вечеринка по случаю юбилея одного из ветеранов студии. Приглашены все. Он там обязательно будет.

– Так что же ты молчал? – возмутилась Сью.

– Я не предполагал, что ты захочешь со мной пойти. Ты можешь поговорить с ним там, но только в обмен на то, что ты будешь моей девушкой на вечеринке.

– Я могу быть твоей девушкой и просто так, – кокетливо повела плечом Сью.

– Нет гарантий, – спокойно ответил Патрик. – А так ты обязательно придешь, и я буду уверен, что у тебя не возникнет неотложных дел.

– А это шантаж! – засмеялась Сью.

– Шантаж, – согласился Патрик. – Но ты только выигрываешь. И еще. Сейчас здесь начнется джазовый концерт. Ты составишь мне компанию?

Сью захлопала в ладоши. Джаз она любит.

Патрик знает, чем ее взять. Мелодия, которая никогда не повторяется, это то, что соответствует ее сути.

– Тогда еще пива, – расслабился Патрик.

Он понял, что после концерта они обязательно поедут к нему.

На следующее утро, выбравшись из постели Патрика и сладко потянувшись, Сью наконец позвонила Мэри.

– Привет, – услышала она тихий и грустный голос Мэри.

– Эй, ты что, не рада меня слышать? – бодро спросила Сью, мысленно обругав себя за то, что в пылу любовных приключений не удосужилась позвонить вечером.

– Я рада. Как дела?

– Дела отлично. Завтра я познакомлюсь с тем режиссером, который приглашает тебя сниматься в его фильме.

– Сью, я еще ничего не решила, – мягко возразила Мэри.

– Не волнуйся. Я тоже еще ничего не решила. Надо посмотреть, что он за фрукт. Я поговорю с ним, а потом мы все обсудим.

– Я не уверена, что это нужно делать…

– Мэри, мы договорились, – нажала Сью. Дай мне закончить.

– Но кастинг завтра…

– Вот и отлично. Ты на него не пойдешь.

Если они действительно заинтересованы в тебе, то смогут посмотреть на тебя и в другой день.

Мне надо кое-что выяснить.

– По-моему, это авантюра.

– Конечно, – засмеялась Сью. – Но я обожаю авантюры. Ты же знаешь.

– Ладно. Делай что хочешь. А я сегодня отправляю резюме на соискание должности секретаря в несколько компаний. Все-таки я довольно сносно знаю два языка и владею компьютером.

– Отлично. Одно другому не помешает. Я позвоню, как только что-нибудь станет известно.

– Не пропадай, – тихо попросила Мэри.

У Сью сжалось сердце. Пока она развлекалась, подруга была совершенно одна. Определенно ей нужно сейчас постоянно находиться среди людей. И никакой секретарской работы.

В этом состоянии она моментально станет рабой какого-нибудь босса. И не факт, что он будет порядочным человеком.

– Держись, – бодро сказала Сью и положила трубку. Ей не терпелось поскорее все разузнать, но надо было дождаться завтрашнего вечера.

Сью сгорала от любопытства посмотреть на человека, который смог заставить спокойного Патрика нервничать и отзываться о нем достаточно зло. Но, когда Патрик показал его ей, Сью почувствовала себя разочарованной. Она не увидела в нем явных признаков гениальности: он был приятен и обыкновенен. Чуть выше среднего роста, хорошо сложен, элегантен, корректен. Ничего выдающегося. Он разговаривал с какой-то яркой брюнеткой лет пятидесяти и с улыбкой отвечал на ее замечания. Видимо, речь шла о присутствующих, потому что женщина искала глазами то одного, то другого гостя. Он, оказывается, еще и сплетни собирает, недобро подумала Сью и решила, что Мэри он не подойдет.

В середине вечера, когда атмосфера стала непринужденной и отзвучали положенные юбилейные тосты, Патрик решил, что пора осуществить то, ради чего сюда пришла Сью, Он взял ее за локоть и подвел к мистеру Майклу Сноу.

Когда они оказались рядом с ним и Сноу увидел Сью, Патрик пожалел о том, что привел ее сюда. Майкл Сноу смотрел на Сью так, будто мечтал о встрече с этой девушкой всю жизнь. Его губы растянулись в глупой улыбке, а глаза засветились таким восторгом, который странно было видеть у взрослого человека, если тот находится в здравом рассудке.

– Простите, – медленно проговорил Патрик, – я не думал, что вы знакомы.

– Нет-нет, – быстро пришел в себя Сноу. Мы не знакомы. Пожалуйста, представьте меня своей спутнице.

– Мистер Майкл Сноу. Мисс Сьюзан Мейсон, – церемонно проговорил Патрик и чуть отодвинулся в сторону. Он знал, что дальше Сью прекрасно справится одна, но отойти совсем не решился: ему не понравилось, как Сноу обрадовался этой встрече.

– Мистер Сноу, – защебетала Сью на два тона выше обычного, – я так много слышала о вас.

– Вы говорите мне комплимент, – улыбнулся Сноу. – Боюсь, что про меня пока нельзя рассказать ничего интересного. А вот я действительно очень рад вас видеть, и мне необходимо с вами поговорить.

Брови Сью удивленно поехали вверх. Она не ожидала, что ей удастся столь быстро привлечь его внимание. Неужели он так падок на женщин? Такой Мэри точно не нужен.

– Если вы позволите, – обратился Сноу к Патрику, – мне необходимо сказать мисс Мейсон несколько слов наедине.

– Пожалуйста, – слегка поклонился Патрик и обиженный ретировался.

Сью поняла, что так раздражает Патрика в этом человеке. Он был предельно корректен, но шел к своей цели прямым путем, избегая всякой дипломатии. Ему нужно сказать ей несколько слов наедине, и он не побоялся показаться несветским. Другой счел бы необходимым несколько минут поболтать, а этот… Видимо, дела он делает точно так же. Никакого богемного панибратства. Да, такому трудно будет выжить на студии, подумала Сью. Творческие люди привыкли хлопать друг друга по плечу и целоваться при первом же знакомстве. Она сама терпеть этого не могла, но это были законы жанра.

– Я слушаю вас, – сказала она вслух; теперь ее голос звучал обычно.

– Вы представить себе не можете, как я рад нашему знакомству. – Он только сейчас смутился. Сью видела, как трудно ему сказать то, ради чего он заставил Патрика уйти.

– Мистер Сноу, – насмешливо проговорила она, – только не говорите мне, что видели меня во сне или что я похожа на вашу любимую бабушку. Или что это любовь с первого взгляда.

– Боюсь, вы не правильно меня поняли… – Он смутился еще больше. – Я действительно видел вас, но не во сне. И никак не мог придумать, как найти вас. А сегодняшняя встреча для меня просто подарок судьбы.

– Не томите, – взмолилась Сью. – Мне тоже нужно поговорить с вами.

– Я видел вас две недели назад в ресторане «У Питера». Вы были там с подругой.

– Была. Именно две недели назад. Ну и что?

– Видите ли, я должен вам объяснить…

– Это вы послали ей приглашение на кастинг? – наконец догадалась Сью.

– Я, – кивнул он. – То есть не я, а помощник режиссера по актерам. Но по моей просьбе.

Но она не пришла вчера.

– И не могла прийти. Она подумала, что это ошибка. Мэри никогда не думала становиться актрисой. Не правда ли странный способ знакомства?

– Я понимаю, что это нелепо. Так не знакомятся с понравившейся женщиной. Но она заинтересовала меня не как женщина…

Сью улыбнулась и недоверчиво покачала головой.

Майкл опять смутился.

– Да, вы правы. Она понравилась мне. Но дело не в этом. Она действительно нужна мне для фильма. Если бы вы не пришли сегодня, завтра я бы поехал к ней и стал бы уговаривать прийти на студию.

– Что же вас остановило сделать это сразу? удивилась Сью.

– То, что вы и так знаете. Я взрослый человек, и у меня, естественно, есть опыт общения с женщинами. Но я должен признаться, что слышал часть вашего разговора. Нет, даже не так… Я подслушивал ваш разговор и многое бы дал, чтобы услышать всю историю от начала до конца. Мне интересна ее жизнь в самых мельчайших подробностях. Я собираюсь снять про это фильм. Но я понимаю, что она сейчас не подпустит к себе чужого человека. Тем более мужчину. Я прав?

– Пожалуй, – вздохнула Сью. Она сама только-только начинает опять входить в жизнь Мэри.

Подруга еще не готова к доверительным отношениям с другими людьми, которые не знают ее горя, а рассказывать об этом всем Мэри не станет. – Я тоже считаю, что она может общаться только в том случае, если у нее будет мотив. Ей сейчас очень нужна работа. Она не голодает, но это потребность души: если она не придет к людям, то уйдет в себя и свою трагедию. Дальше – гибель. Поэтому я здесь. Я пришла познакомиться с вами и найти союзника.

– Значит, это судьба, – улыбнулся Майкл. – Обещаю, что я буду очень осторожен. Я действительно хочу снять фильм о ней и с ней.

– Я постараюсь ее уговорить, – пообещала Сью. – Когда мне ее привести?

– Когда угодно, – пожал плечами Майкл. – Я буду ждать с этой минуты. Вот моя визитка.

Здесь все телефоны. Позвоните мне в любом случае.

– Хорошо. До встречи. – Сью пожала протянутую руку и заговорщически подмигнула. Потом нашла глазами Патрика и поспешила к нему. Патрик заслужил еще один приятный вечер в ее обществе.

Глава 3

Мэри сидела, обняв руками колени, в центре своего любимого ковра цвета топленого молока. Сегодня она никуда не спешила. Последние несколько дней были заполнены до отказа: она долго и трудно составляла резюме, потом искала вакансии, покупала конверты и марки, чтобы запечатать документы, после чего несколько раз составляла список адресов компаний, в которые надо разослать резюме, потом ходила на почту… Все эти обычные действия отняли у нее массу сил и времени, потому что она никогда не занималась подобными делами. Наверное, дальше будет легче, но сейчас она чувствовала себя выжатой как лимон.

Этот день она решила посвятить себе и вернуться в страну своих грез и своей непреходящей боли. На ковре были разложены сотни фотографий: вся ее жизнь с Ларри. Вот это было через три месяца после их встречи. Он был свободен целых два дня, и они отправились на пикник в парк. Ларри за веслами, Ларри удит рыбу, Ларри помогает ей раскладывать еду на расстеленной под деревьями скатерти. Потом он будет открывать вино и прольет несколько капель ей на ногу. Она засмеется и достанет платок, чтобы вытереть вино. Но он не даст ей этого сделать, а начнет сцеловывать капли вина с ее ступни, потом доберется до пальцев… и они забудут про обед и про все на свете. Хорошо, что был будний день и почти никто не видел, как она в изнеможении от его ласк упала на спину, а потом стала гладить его ноги… В этом изощренном эротическом мучении было столько нежности и доверия друг к другу, что Мэри чуть не плакала от счастья. Они не могли позволить себе большего, но этого было достаточно, чтобы испытать головокружительное падение в пустоту без дна…

Она больше никогда не испытает ничего подобного.

Мэри вытерла слезы. Она только хотела вспомнить… Но поняла, что рассматривать фотографии сейчас так же мучительно, как вспоминать тот день на кладбище. Она быстро собрала снимки, сложила их в большой пакет и положила в самый дальний угол бельевого шкафа. Когда-нибудь потом она сможет вернуться, а сейчас надо постараться все забыть…

Телефонный звонок заставил ее вздрогнуть, но она решительно тряхнула головой и подошла к аппарату. Конечно, это звонила Сью.

– Быстро собирайся, – сказала та вместо приветствия.

– Куда? – опешила Мэри.

– На студию, куда еще? – возмутилась Сью ее недогадливости.

– Сью, пожалуйста, объясни мне, что происходит. – Мэри старалась говорить медленно и спокойно. – Мы договорились, что ты постараешься узнать об этом проекте и о том, каким образом я получила это странное приглашение. И все.

– Правильно, – согласилась Сью. – Я все и узнала. Через два часа режиссер фильма готов с тобой встретиться и посмотреть, на что ты способна.

– Сью! – взмолилась Мэри. – Потом мы должны были обсудить, стоит ли мне ввязываться в эту историю.

– Мэри, почему ты мне не веришь? Я говорила с ним. Он мне понравился. С приглашением нет никакой ошибки. Он видел нас в ресторане. И решил, что именно ты нужна ему на роль героини.

– Бред какой-то, – возмутилась Мэри. – Вы договариваетесь о чем-то, а меня просто ставите перед фактом. Тебе не кажется, что стоило бы посвятить взрослого человека в проблемы, которые его касаются?

Сью засмеялась: она поняла, что добилась своего. Мэри стала спорить и определенно выражать свое мнение. От испуганной потерянной женщины скоро ничего не останется. Отлично, пусть спорит и упирается. Сью была уверена, что все равно уговорит ее встретиться с Майклом Сноу.

– Хорошо, – согласилась она. – Ты права.

Прежде надо все обсудить. Если ты сейчас ничем не занята, сделай макияж и оденься, чтобы не терять времени. Я подъеду к тебе через полчаса. Напоишь меня чаем?

– С удовольствием, – ответила Мэри и улыбнулась. Она тоже хорошо понимала, что Сью может уговорить мертвого. – Я тебя жду.

Мэри привела себя в порядок и остановилась в нерешительности: какое платье лучше надеть на кастинг? Вся сложность заключалась в том, что она понятия не имела, в чем обычно ходят на мероприятия подобного рода. Собеседование при приеме на работу, деловой ужин, коктейль, загородная прогулка, поход по магазинам – здесь все понятно. Одежда для этих случаев у нее есть. Но каковы требования у режиссеров, она не знала.

Мэри долго перебирала платья, костюмы, блузки, но так ни на чем и не остановилась.

Потом она решила: раз Сью затеяла всю эту историю, пусть сама и выбирает что надеть.

Мэри было решительно все равно. Она могла отправиться туда в джинсах, майке и шерстяных носках. Во всяком случае, в этой одежде ей было бы спокойно и комфортно.

Сью вихрем влетела в квартиру и застыла от изумления.

– Почему ты еще не одета? – строго спросила она. – У нас есть время только чтобы выпить чаю.

– Сью, я понятия не имею, что надевать, – объяснила Мэри. – Я не буду с тобой спорить и поеду на студию, но помоги мне выбрать платье, Я боюсь попасть в неловкое положение.

Сью облегченно вздохнула. Отлично, подумала она, самый главный вопрос отпал, и мне не придется убеждать Мэри, что такой шанс выпадает один раз в тысячу лет. А выбрать платье? Мелочи!

– Давай я посмотрю, что у тебя есть, – сказала она и направилась к шкафу. – Нужно что-нибудь элегантное, достаточно скромное, но подчеркивающее женственность. Так…

Мэри сидела на пуфике, притянув к груди коленки и обняв их руками. Ей было забавно наблюдать, с каким сосредоточенным выражением лица Сью рассматривает ее наряды.

Подруга напомнила ей полководца, склонившегося над картой дислокации вражеских войск.

– Это не пойдет, – бормотала она, – слишком нарядно, мы идем не на вечеринку. Это тоже, не на работу нанимаемся. Здесь слишком много блеска… Этот вырез может слишком понравиться мистеру Сноу… Цвет не тот… А вот это можно попробовать! – Сью повернулась к Мэри, весело сверкнув глазами. – То что нужно, – сказала она и протянула ей серое платье из тонкой шерсти.

Мэри сама любила это платье. Оно ей очень шло. Цвет платья был скучный, мышиный, но отливал жемчужными переливами. К тому же фасон идеально подчеркивал все достоинства ее фигуры.

– Ты уверена? – пожала плечами Мэри. – По-моему, оно очень скромное. Все-таки это кино. Там все такие яркие…

– Положись на мой вкус, – уверенно заявила Сью. – Ты просто должна быть самой собой. Дальше – дело техники. Если им нужно будет надеть на тебя попугайский наряд, они найдут его в костюмерной. Важно произвести первое впечатление. Просто подчеркнуть то, что в тебе и так есть.

– Ну и что же во мне есть?

– Жен-щи-на! – по слогам произнесла Сью. – Теперь это редкость. Смазливые грудастые и глазастые дурочки есть, есть интеллектуалки с нечесаными волосами, есть добропорядочные домохозяйки, есть экстремалки с куриными мозгами, а женщин… Как сказал Патрик, женщины – реликтовые особи. А ты настоящая женщина. Давай не будем это скрывать. Тонкие чулки, нитка жемчуга и высокий каблук. Поняла?

– Без тебя не догадалась бы, – ехидно заметила Мэри и отправилась переодеваться. – Через пять минут я буду готова. Чай сервирован.

Пока Сью наливала чай, Мэри оделась, заколола волосы и еще раз придирчиво осмотрела себя. Все было в порядке, только кусочек льда где-то в глубине души никак не желал растаять: она отчаянно боялась. До этого момента ее попытки начать новую жизнь были весьма иллюзорны, а теперь ей предстоит сделать шаг. Как с парашютом прыгать, подумала она, хотя никогда не прыгала.

Сью повернулась на звук каблучков подруги и замерла. Дело не в том, что Мэри прекрасно выглядит, она фантастически переменилась.

Перед ней стояла женщина, сознающая свою красоту и знающая, как ей пользоваться. Вот что значит долго жить в любви, с завистью подумала Сью. У нее в душе нет сомнений, что она всегда желанна.

– Я оказалась права, – улыбнулась она. – Майклу Сноу надо будет приставить к тебе охрану, чтобы тебя не увели другие режиссеры.

– Не смеши, – смутилась Мэри. – Он увидит, что я ничего не умею, и просто прогонит меня.

– Не прогонит, – уверенно заявила Сью. – Пей чай и ничего не бойся.

– Сью, ты обещала мне кое-что рассказать, – напомнила Мэри, присаживаясь к столу.

– О чем? – сделала удивленные глаза подруга.

– Не мучай меня, – жалобно попросила Мэри. – Видишь, я на все согласна, но я же должна знать.

– Ладно, слушай, – сказала Сью и откинулась на спинку стула, на ходу сочиняя правдоподобную историю, чтобы внушить подруге, что та спасает человечество. – Майкл Сноу – молодой талантливый режиссер. Он несколько лет работает на студии. Принимал участие в работе над несколькими картинами. И теперь ему дали возможность снять собственный фильм. Он нашел инвесторов, убедил руководство студии в том, что его идея придется по вкусу публике. Бюджет фильма утвержден, и он достаточно велик, чтобы спокойно работать. Если ты ему понравишься, то заработаешь приличную сумму.

– Если… – вздохнула Мэри. – А о чем он собирается снимать кино?

– Думаю, он расскажет об этом сам. К тому же даст сценарий. Мне он сказал, что это любовная история.

– Но я не хочу сниматься в любовной истории…

– А в какой истории ты хочешь сниматься?

О борьбе за права попугаев?

– Я боюсь…

– Я же тебя предупредила, ничего не бойся.

Хуже, чем есть, все равно не будет. Давай относиться к этому как к опыту. Отрицательный результат тоже результат.

– А какое впечатление он произвел на тебя?

– Самое благоприятное. Вежлив, спокоен, рассудителен. Такие умеют добиваться цели. Мне кажется, что ему очень важно, чтобы ты согласилась.

– Почему ты так думаешь?

– Видишь ли, Патрик рассказал мне, что у него была своя трагическая история. Он собирался жениться на прекрасной девушке, но она погибла… – Сью выговорила это и испугалась.

Ее фантазии могли все испортить. Эта глупость вырвалась как-то сама собой, но отступать было поздно.

Мэри выпрямилась, потом поднялась с кресла и отошла к окну. Сью с тревогой следила за ней. Только бы она не расклеилась! Сейчас польются слезы – и все старания пойдут насмарку.

Мэри молчала несколько минут, потом повернулась и с трудом проговорила:

– Тогда это совершенно невозможно. Я не смогу. Мне еле хватает сил, чтобы пережить свою историю. Я не смогу видеть рядом такого же подавленного человека.

– В том-то и дело, что он пытается выбраться, – с воодушевлением начала опять придумывать Сью. – Он хочет снять фильм о своей возлюбленной, о том, как даже трагическая любовь преображает человека. Ты просто обязана ему помочь. Кто, как не ты, может знать обо всех его переживаниях? Просто протяни ему руку и помоги. Может быть, ты напоминаешь ему ее? Может быть, именно поэтому он приглашает тебя. Дай ему шанс!

– Сью, ты хоть понимаешь, о чем ты говоришь? – взорвалась Мэри. – Я буду маячить перед ним каждый день, и он будет видеть ту, которую потерял навсегда. Ты хоть представляешь, как это больно?! Я бы не вынесла, если бы явился двойник Ларри. Я бы просто сошла с ума. Мне и так в каждом мужчине мерещатся его черты. Это наваждение…

– Мэри, успокойся, пожалуйста, – мягко и ласково сказала Сью. Она на чем свет кляла себя за такой поворот разговора. – Подумай, что и для тебя это важно. Ты сможешь рассказать людям о том, как сильно ты любила Ларри. Пусть в кино их зовут по-другому, но дай людям почувствовать, какое это огромное счастье – любить. Пройди еще раз этот путь. Найди что-то новое, что сможет тебя примирить с утратой. В психиатрии есть такой прием. Человека погружают в ту же обстановку, дают ему испытать те же эмоции, чтобы вылечить от боли.

Посмотри на это с другой стороны. Когда нам плохо, надо постараться найти того, кому в этот момент еще хуже.

– А он знает о моей истории? – Мэри не мигая смотрела на подругу.

– Нет, конечно, – быстро ответила Сью.

Она понимала, что уже запуталась во лжи, но останавливаться было нельзя. Пусть встретятся, потом само все станет на свои места. Надо только успеть предупредить Майкла. – Мы говорили только о фильме. Он очень обрадовался, когда увидел меня, и попросил посодействовать тому, чтобы ты приняла его приглашение.

– Я, конечно, делаю глупость, – вздохнула Мэри, – но, по-моему, ты не оставляешь мне выхода. Если я не поеду сегодня, я подведу тебя.

А ты уже пообещала…

– Поедем, Мэри, – тихо попросила Сью. – Вот увидишь, все будет хорошо.

У ворот студии их такси остановил охранник. Мэри сжалась и почувствовала противную холодную влажность под мышками. Хорошо бы он не пустил их на территорию, подумала она.

Тогда никто не заметит, как трясутся ее колени и все тело покрывается мелкими мурашками. Но охранник, увидев визитку Майкла Сноу, которую сунула ему Сью, широко улыбнулся и показал напарнику, что ворота можно открывать.

Надо же, какая важная птица, подумала Мэри, даже перезванивать не стали. Она посмотрела на Сью и встретила ее невозмутимый взгляд.

– Ты когда-нибудь была на киностудии? – спросила Сью.

– Нет, конечно, – ответила Мэри, старательно скрывая внутреннюю дрожь.

– Вот видишь, как много интересного может случиться в жизни, – назидательно произнесла подруга. – Осматривайся.

Мэри начала осматриваться. Студия занимала, видимо, довольно обширную территорию: напротив административного здания был большой пруд, а дальше павильоны, некоторые из которых были соединены крытыми переходами и терялись за деревьями. При других обстоятельствах Мэри с удовольствием погуляла бы здесь с кем-нибудь из сведущих людей. Ей интересно было узнать о том, как делается кино. Наверное, в лабиринтах студии можно увидеть много интересного. Но сейчас ей было не до того.

От дверей административного здания навстречу им вышел человек маленького роста – полностью упакованный в джинсу, – со смешными толстенькими короткими ногами. Он спешил, но при этом шел вразвалку. Тоненький мышиный хвостик волос неопределенного цвета болтался в такт его кургузым движениям. Мэри обмерла.

Если это Майкл Сноу, она тотчас убежит. Но Сью предупредительно схватила ее за руку.

– Добрый день, дамы, – чуть задыхаясь, проговорил коротышка. – Мистер Сноу давно ждет вас. Позвольте, я провожу. Меня зовут папаша Хью. Я занимаюсь актерами.

– Добрый день, мистер…

– Папаша Хью, я же сказал, что меня все так зовут. Вам незачем изменять традиции. В кино есть своя мистика. Запоминайте. – Он сурово погрозил им пальцем.

– Хорошо, папаша Хью, мы будем прилежными ученицами, – засмеялась Сью и пошла вслед за странным субъектом.

Через несколько мгновений они уже с упоением обсуждали последние сплетни в мире кино и телевидения, перемывали косточки знакомым и незнакомым, а Мэри старательно переставляла одеревеневшие ноги на высоченных шпильках и еле успевала за ними.

Компания довольно долго шла какими-то полутемными коридорами, лестницами, переходами. Иногда папаша Хью останавливался, чтобы рассказать анекдот кому-то из знакомых из других групп. Потом они попали в бар студии, где все было сизым от табачного дыма.

Папаша Хью велел им подождать за столиком, а сам быстренько пропустил кружку пива и посмеялся над чужим анекдотом. Потом они опять поднимались и спускались по лестницам, пока не оказались перед дверью, на которой была прикреплена табличка «Проект Майкла Сноу.

Фильм «Любовь… Любовь? Любовь!».

Папаша Хью галантно распахнул дверь, и обе женщины зажмурились от внезапно хлынувшего на них потока света. Комната была типичным офисным помещением, где стояли столы, компьютеры, телефоны, копошились люди, летали от стола к столу какие-то бумаги.

На их появление никто не обратил внимания.

Мэри была потрясена. Она ожидала, что попадет в приемную, где будут стоять такие же, как она, претендентки, а хорошенькая секретарша будет приглашать их на прослушивание.

Но все было не так. Из-за дальнего стола, который стоял у окна, поднялся не очень высокий худощавый человек в прекрасно сшитом костюме и, улыбнувшись им, приветливо помахал рукой, приглашая войти.

Только после этого его жеста в комнате наступила относительная тишина и все обратили внимание на вновь прибывших. Мужчины смотрели оценивающе, женщины – с затаенной злостью.

– Проходите, пожалуйста, – приветливо сказал Майкл Сноу – а это был он – и повернул голову к успевшему начать рассказывать очередной анекдот папаше Хью. – Я уже думал, что вы заблудились.

– Ничего подобного, босс, – невозмутимо пожал плечами тот. – Я просто проводил экскурсию по студии. Должны же дамы знать, с чем им придется иметь дело. Я думаю, им понравилось.

– Не сомневаюсь, – засмеялся Майкл и, повернувшись к девушкам, сказал:

– Проходите, пожалуйста.

Мэри и Сью осторожно, огибая какие-то плакаты, треноги, кофры, пробрались к его столу и сели на стулья. Вот он – час расплаты, подумала Мэри. А Сью с восторгом наблюдала суету, которая царила вокруг. Именно такая жизнь была по ней. Жалко, что это Мэри, а не ее пригласили работать в этом проекте.

– Спасибо, что решили прийти, – начал Майкл. – Я уже отчаялся вас найти, мисс Бартон.

– Я не собиралась… – неуклюже ответила Мэри и покраснела. – Это все Сью.

– Спасибо вам, Сью. – Майкл с трудом оторвал взгляд от лица Мэри и повернулся к ее подруге. – Вы настоящий друг.

– «Спасибо» – слишком мало за такую услугу, мистер Сноу, – кокетливо ответила Сью, и Мэри захотелось ущипнуть ее за бедро.

– Согласен, – кивнул Майкл. – Тогда с меня обед, где пожелаете и когда пожелаете.

– Идет. – Сью протянула ему руку. – И, поскольку я доставила вам вашу мечту, я позволю себе откланяться, так как меня тоже ждут дела. Дальше вы разберетесь сами, я надеюсь.

У Мэри потемнело в глазах. Сью не предупредила, что бросит ее одну в этой довольно странной компании. Но устраивать скандал было не в ее правилах, она только глубоко вздохнула, пытаясь унять дрожь.

– Мэри, не бойся, – прошептала Сью, легко касаясь губами ее холодной щеки. – Он тебя не съест. Вечером позвоню.

Майкл Сноу попытался навязать ей в провожатые папашу Хью, но Сью сделала страшные глаза и замахала руками, уверяя, что, с ним она попадет на работу не раньше завтрашнего вечера.

Когда Сью удалилась, Майкл и Мэри отвели друг от друга глаза и воцарилось неловкое молчание. От первого слова, которое он сейчас скажет, зависит очень многое. Они оба это понимали. Майкл Сноу не понравился ей, потому что совершенно не был похож на Ларри.

Она искала и не находила в нем ни одной черточки, которая напоминала бы ей возлюбленного. Она почему-то надеялась на это, и сейчас не могла справиться с разочарованием. В нем все было не так. Ларри был очень высокий и мускулистый, а этот щуплый и маленький. У Ларри были чудесные шелковистые темные кудри, которые опускались почти до плеч, а у Майкла Сноу волосы непонятного пегого цвета, короткая стрижка, в которой каждый волосок знает свое место. У Ларри глаза были влажные и горячие, а этот смотрит серыми льдинками. У Ларри улыбка растягивала полные чувственные губы, а мистер Сноу улыбается так, как будто делает одолжение. Права была Сью: вежлив, сдержан, элегантен. Действительно снежный человек. Они вряд ли смогут найти общий язык. Мэри немного злилась на себя за свои мысли. Она явилась сюда не на романтическое свидание, а на работу. Но разочарование читалось на ее лице, и Майкл это видел.

Однако ему было совершенно на это наплевать. Он знал, что редко нравится женщинам с первого взгляда. В его внешности не было ничего, что делает женщин ручными. Ничего от мачо. Скорее скучный клерк. Но это его давно не смущало. Он прекрасно знал, что все меняется, когда он начинает говорить. А потом женщины сами находят, за что его любить. У него было немало романов, но ни одна женщина не смогла задеть его чувства. Мэри его потрясла. Он понимал, что шансов у него практически нет. Но остановиться уже не мог. Ему нужна эта женщина с ее прошлым, ее болью, ее ночными кошмарами, слезами, ее нежностью, пассивностью, тревожными доверчивыми глазами. И он сделает все, чтобы она осталась с ним навсегда.

Он встал из-за стола, обошел его и дотронулся до ее плеча, приглашая следовать за ним.

Мэри вздрогнула, но поднялась и покорно пошла к выходу.

Вся группа с интересом наблюдала за маневрами босса. Обычно он разговаривал с посетителями за своим рабочим столом. Казалось, ему совсем не мешал шум, который царил в кабинете. Почти все находящиеся в комнате прошли через собеседование с ним, поэтому с удивлением смотрели, как он уводит куда-то новую претендентку. Никто пока не знал, зачем пришла сюда эта элегантная и красивая женщина. Она явно не актриса, те ведут и держат себя по-другому. А вот кто она – никто не мог догадаться: группа уже была полностью укомплектована.

Когда дверь за боссом и его гостьей закрылась, все взгляды обратились в сторону папаши Хью. Но тот, сделав вид, что это его не касается, спокойно отвернулся к стене и занялся решением кроссворда. Он-то знал, что Мэри пришла на кастинг, но, поскольку вопрос был еще не решен, считал своим долгом пощадить самолюбие Майкла, который ему нравился. Папаша Хью не был согласен с выбором босса, но помалкивал, ибо бюджет фильма сулил хороший заработок.

Глава 4

Майкл решил, что поведет Мэри в павильон, где все уже было готово для проведения съемок. Во-первых, там они будут одни и смогут поговорить, а во-вторых, она увидит настоящую съемочную площадку, а это может впечатлить любого. Он помнил, как сам первый раз попал в рабочий павильон и как его поразила атмосфера волшебства. Майкл тогда был ребенком, но до сих пор в его душе сохранилось первое наивное впечатление, что все происходящее на съемочной площадке напоминает фантастическое действо: в свете софитов менялись лица, голоса звучали по-другому, жесты становились резче и определенней, лязгали и двигались железные агрегаты, радугой светились глаза кинокамер.

Если он не ошибается, Мэри должна быть тоже потрясена. Пусть вдохнет этот неповторимый запах тайны, которая заставляет людей видеть себя со стороны, плакать и смеяться, отчаиваться и надеяться, ненавидеть и любить.

Майкл готов был подарить ей весь мир, но его мир начинался с киностудии. От того, что произойдет через несколько минут, будет зависеть, смогут ли они понимать друг друга.

Мэри покорно шла за Майклом. Он не произнес пока ни слова. Даже не оглянулся ни разу, чтобы удостовериться, что она следует за ним.

А мысль сбежать у Мэри была, только она боялась запутаться в лабиринте павильонов. Мог бы что-нибудь сказать или хотя бы ободряюще улыбнуться, с раздражением подумала она.

В этот момент Майкл остановился у высокой двустворчатой двери и вставил ключ в замок. Потом на несколько минут исчез в темноте. Мэри терпеливо ждала, от волнения открывая и закрывая сумочку. Она инстинктивно доверяла мужчинам, следуя простому природному знанию, что самец должен оберегать самку, но ей не понравилось, что он не пытается ничего объяснить, давая ей возможность самой делать выводы и принимать решения. Когда в комнате загорелся свет, она немного помедлила, ожидая приглашения, а потом сделала шаг к дверям.

На миг ей показалось, что она попала на другую планету или в фантастический фильм.

Лучи разноцветных ламп были направлены в центр комнаты и освещали только небольшое пространство, на котором высился подиум, затянутый черным бархатом. За подиумом стояли большие экраны, на которых были нарисованы облака; чуть ближе к центру в хаотичном порядке стояли разноуровневые колонны, сработанные под мрамор. Справа и слева от площадки лежали узкие рельсы, на которых помещались камеры; центральная, самая большая камера находилась напротив экранов. Над площадкой для съемок нависали ажурные железные конструкции с прикрепленными в разных местах лампами и какой-то аппаратурой. Вся остальная часть комнаты была погружена во мрак.

Мэри сделала еще шаг и зацепилась каблуком за провода. Их было очень много. Толстые и тонкие, они переплетались как лианы в джунглях. Она побоялась, что если попробует двигаться дальше, то еще больше запутается и обязательно упадет и нарушит эту таинственную тишину.

Майкл Сноу исчез. Она не могла обнаружить его, как ни напрягала зрение. Он заманил ее в эту необыкновенную комнату и бросил здесь одну, чтобы она поняла величие одного из самых непонятных в мире искусств, подумала она. Но уходить ей совершенно не хотелось. Она нагнулась, освободила каблук и осторожно пошла вперед, стараясь внимательно смотреть под ноги, чтобы опять не наступить на провода. Наконец она добралась до освещенного круга и осторожно подошла к подиуму. Дотронулась до ткани, погладила ее ворсистую поверхность, потом подошла к колоннам. Они были сделаны из гипса. А небо на экранах было нарисовано на больших картонных листах. Она посмотрела наверх и зажмурилась от красного луча большой лампы.

– Снимите пальто и встаньте на подиум, – услышала она совсем рядом голос Майкла Сноу.

Мэри не удивилась, она понимала, что он где-то рядом и молча наблюдает за ней. Может быть, это и есть кастинг, подумала она, снимая пальто и шляпку. Он будет рассматривать меня как рабыню на невольничьем рынке, мелькнула мысль, но она уже нашла стул и положила туда сумочку, пальто и шляпку. Потом поднялась по ступенькам на возвышение и застыла, не зная, в какую сторону поворачиваться.

Майкл наконец мог спокойно рассмотреть ее. Он отлично видел в темноте и с замиранием сердца наблюдал за ее движениями, когда она вошла в павильон. Он чувствовал ее нерешительность и смятение, ее страх и восторг. Она могла бы повернуться и уйти, когда не обнаружила его или когда ее каблук попал в провода. Но она преодолела себя и дошла до освещенного места. Она гладила бархат, которым был обит сколоченный вчера подиум, и с интересом рассматривала декорации. А теперь она безропотно подчиняется его приказам.

Он был почти счастлив. Если бы она была актрисой, которая мечтает получить роль у него в фильме, он бы не удивился. Тем приходится идти и не на такие жертвы… Но Мэри не хотела сниматься у него или еще у кого-нибудь, поэтому была искренней. Ее так же, как и его когда-то, манит тайна. Он видел это по ее глазам, по тому, как срывается ее дыхание, по чуть напряженным плечам. Не о такой ли женщине всегда мечтает мужчина и мучительно ищет в людской толпе? Робкая и отважная, нежная и стойкая, пассивная и умеющая отдаваться…

Мэри стояла неподвижно, ожидая его указаний, а он не мог произнести ни слова, потому что был слишком переполнен ощущениями. Это платье удивительно шло ей. Тонкая ткань облегала фигуру, привлекая внимание к деталям. Высокая, грудь, точеный изгиб бедер, тонкость талии, совершенная линия прямых развернутых плеч. В этом наряде Мэри выглядела удивительно невинной и одновременно соблазнительной. Платье доходило до середины икры, но этого было достаточно, чтобы понять, какие стройные и длинные ноги скрыты под юбкой. Волосы она собрала в высокий пучок, под-, черкнув красоту длинной лебединой шеи и высокого чистого лба. Она стояла, спокойно опустив руки и глядя перед собой. Чистота, женственность и скрытая сексуальность.

Майкл до боли закусил губу, так хотелось ему подойти и дотронуться до этой живой статуи и разбудить ее. Он встал и сделал несколько шагов, пытаясь заставить свое тело, наполненное желанием, успокоиться.

– Отлично, Мэри, – сказал он чуть охрипшим голосом. – Можете спуститься. Подойдите ко мне.

– Но я ничего не вижу, – возразила она мягко. В ее голосе он уловил трепет. – Можно добавить света? Я совершенно не ориентируюсь…

– Конечно, – ответил Майкл и нажал на выключатели.

В помещении загорелось еще несколько светильников и мрак полностью рассеялся. Мэри оглянулась и увидела Майкла. Он стоял совсем близко от стула, на котором была прикреплена табличка «Режиссер Майкл Сноу». Она спустилась и спокойно подошла к нему.

– Как вы себя чувствуете? – спросил он, усаживая ее на стул рядом со своим.

– Довольно странно, – улыбнулась она. – Как во сне. Страшно и интересно.

– Вы не обиделись на меня?

– Нет. Вы делаете свою работу. Но вы так и не объяснили мне, зачем я вам понадобилась, мистер Сноу.

– Называйте меня Майкл, пожалуйста, – попросил он. – А я буду звать вас Мэри. Для совместной работы нужна определенная степень доверия. Формальности здесь мешают.

– Хорошо, Майкл. Расскажите мне о фильме. Я не думаю, что подхожу вам, но мне интересно.

– Мэри, вы идеально подходите. Я понял это, когда увидел вас в ресторане. Вы именно тот тип женщины, который я долго искал. Поверьте, что у нас есть из кого выбирать. Мы провели собеседование с сотней кандидаток. В результате мы нашли практически всех исполнителей на второстепенные роли. Но у меня не было главной героини. И я уже отчаялся.

– Но ведь я ничего не умею, – возразила Мэри. – Я никогда, даже в школе, не выходила на сцену. Мне кажется, что для этого я слишком стеснительная и закрытая.

– Вам ничего особенного и не нужно будет делать. Просто живите. А камера будет следить за вами. Вы сейчас стояли там такая естественная, спокойная. Вы ничего не боитесь.

– Это потому, что мы одни, – засмеялась Мэри. – Как только здесь появятся люди и включится камера, я испугаюсь и убегу. Я слишком давно не была среди людей. А здесь абсолютная публичность.

– Мы можем попробовать прямо сейчас, предложил Майкл. – Видите, здесь все готово для съемок? Я обещаю, что не буду звать всю группу. Только вы, я и оператор. Это называется кинопроба. Вы точно также встанете в центр круга, а мы будем вас снимать. Вам придется только следовать моим указаниям. Делать то же самое, что вы делали несколько минут назад.

– И все? – удивилась Мэри.

– Не совсем, – замялся Майкл. – Я попробую вам сейчас объяснить мой замысел. Я хочу снять фильм о любви. Рабочее название вы видели на двери нашего офиса. Но мне интересно рассказать не просто о любви, а о женщине, которая переживает любовь. О том, как она меняется в процессе любви. О том, какие изменения происходят в ее уме, душе, теле… Ведь я прав? Все это случается?

– Да, случается, – ответила Мэри. – Наверное, мы не осознаем, как выглядим со стороны, но любовь делает человека другим.

– Именно другим, – подхватил он. – Девочка перерождается в женщину. Превращается в мать, любовницу, жену, хотя может превратиться и в стерву. Все зависит от того, какую историю ей придумала жизнь. Это остается на ней как печать. Только другая история может внести коррективы.

– Я не знаю, как можно показать это. – Мэри с сомнением пожала плечами.

– Можно. И я знаю как, – уверенно сказал Майкл. – Но вы должны мне помочь.

– Я не совсем понимаю, о чем вы говорите, – попыталась возразить Мэри.

Майклу было трудно произнести свою просьбу. Он знал, что за этим последует. С любой другой женщиной, тем более актрисой, все было бы просто. Ведь это работа, в которой есть свои нюансы. Все это вписывается в контракт, а потом просто исполняются условия.

Он должен снять ее обнаженной. Первые кадры фильма давно сложились в его голове. Женщина в своей первозданности. Такая, какой она создана Богом. Без ухищрений модных дизайнеров и других женских хитростей. Нагота чиста по своей сути. Когда сняты все покровы, женщина остается такой, какой пришла на эту землю. Далекая и желанная, возвышенная и земная, прекрасно совершенная и чувственно греховная. Именно в этом несоответствии кроется неразрешимая для мужчин загадка. Они все стремятся погрузиться в этот омут неопределенных ощущений и найти покой или поражение. Ему хотелось, чтобы первые кадры фильма заставили женщин восхититься собой, а мужчин забыть об их собственном, ими же придуманном величии и стать мальчишками, которые ночью грезят о женской тайне.

Как объяснить это сидящей рядом с ним женщине, чтобы не обидеть ее, он не знал, поэтому набрал в легкие побольше воздуха и ринулся как в омут с головой:

– Мэри, я прошу вас сняться обнаженной.

Мэри замерла от ужаса. Она совсем не была готова к такому повороту разговора. Он мог бы сказать ей об этом потом, когда прошли бы другие эпизоды, менее откровенные. Скорее всего, на попала к развратному типу, для которого работа только способ изощренного эротического удовольствия. Надо тихонько собрать вещи и постараться исчезнуть отсюда.

– Мистер Сноу, – медленно проговорила она, – боюсь, что ничем не смогу вам помочь.

Это совершенно недопустимо.

– Мэри, – взмолился он, – выслушайте меня! Я понимаю, что это звучит чудовищно, но что бы вы сказали, если бы я сообщил об этом позже? Представляете, что было бы, если бы я сказал об этом, когда половина материала была бы отснята. Вы бы обвинили меня в обмане и были бы тысячу раз правы.

– Да нет. Вам просто пришлось бы нанять другую актрису. Вы просто сошли с ума, мистер Сноу, если решили, что порядочная женщина может согласиться на подобное предложение.

– Я все это знаю, – кивнул он. – Дело не в том, что я собираюсь снимать, а в вашем отношении к этому.

– Да, именно так, – спокойно сказала Мэри, хотя руки ее покрылись влагой от страха и волнения. Они были совершенно одни в этой комнате, а у него ключи. – Прошу простить меня, но мне пора идти. Было приятно с вами пообщаться.

– Господи, да не убивайте вы меня своей вежливостью и хорошими манерами! – закричал он, и его голос рассыпался по всем уголкам студии. – Я все понимаю. Но у меня нет другого выхода. Понимаете, я все уже придумал. И эти кадры должны быть в фильме. Да, я могу снять дублершу. Так многие делают. Чужая грудь, чужие ноги, чужой живот… Мне нужна правда. Мне не нужны отдельные части тела. Мне нужна женщина, в каждой линии которой живет чувство. Я нашел такую женщину, но она ханжа.

– Да, я ханжа, – кивнула Мэри. – Совершенно с вами согласна. Но я сказала «нет», а это значит только «нет». Я не собираюсь торговаться и обсуждать мои моральные принципы. – Она решительно поднялась и направилась к своим вещам. Скорее бы скрыться отсюда, добраться до телефона и расплакаться, рассказывая Сью эту ужасную историю. Мэри не винила подругу: та не могла знать, что вежливый мистер Сноу окажется сексуальным маньяком. Что ж, теперь у нее есть опыт. И она не будет столь легковерна. Можно было догадаться, что такое заманчивое предложение обязательно имеет оборотную сторону. Скорее всего, просто никто из приличных актрис не согласился сниматься в этой жуткой ленте. Только бы он не дотрагивался до нее и не пытался задержать силой. Она боялась, что не выдержит и поднимет крик и тогда это происшествие станет достоянием общественности. Ей не хотелось бы попадать на страницы газет. Она уже видела заголовок «Маньяк-режиссер силой удерживает свою жертву в декорациях порнофильма».

– Мэри, – услышала она тихий голос за спиной, – не уходите, прошу вас. Я напугал вас. Но, видит Бог, я этого не хотел.

– Мистер Сноу, прошу вас, не задерживайте меня. Мы просто не поняли друг друга. Вот и вся история. Я никому не буду рассказывать об этом маленьком недоразумении.

– Хорошо, я не буду вас задерживать, если вы мне уделите еще несколько минут, – сказал он и сел на стул. – Вы просили меня рассказать о фильме? Надо было это сделать с самого начала. Слушайте.

– Не думаю, что мне будет интересно, – язвительно заметила Мэри, но опустилась на стул рядом с ним, потому что другого выхода у нее не было.

– А мне кажется, что вам должно быть очень интересно, – ответил Майкл и посмотрел ей прямо в глаза.

Ресницы Мэри дрогнули, но она не повернула головы. Пусть говорит, она согласна потерпеть еще несколько минут. А потом она постарается забыть, как выглядит этот мистер Майкл Сноу.

– Вы помните себя маленькой девочкой? – начал Майкл. – Помните, как ждали чуда, что в сияющих латах к вам на выручку примчится отважный прекрасный принц и спасет вас от злых разбойников? Не говорите ничего. Я сам знаю, что каждая женщина ждет своего рыцаря в сверкающих доспехах. А если это был не принц, не рыцарь, не удачливый банкир? Если это был мальчишка, который всего на несколько лет старше? Независимый, странный, смешной. Что, если он спас не от злодеев, а просто от собаки, которая убежала от хозяина и испугала маленькую девочку?

Мэри замерла. Он рассказывает ей начало ее истории с Ларри. Впрочем, в этой истории нет ничего особенного. Мало ли кого пугали собаки.

– А потом? – невольно спросила Мэри, когда Майкл остановился, чтобы перевести дыхание. Он говорил взволнованно и быстро, поэтому чуть задыхался.

– Потом? Потом они не виделись несколько лет. И встретились случайно, на вечеринке, когда девочка превратилась в чудесную девушку, а он стал уже взрослым человеком. Знаете, о чем они говорили на той вечеринке?

Мэри знала, но знает ли он?

– Они убеждали в два голоса одного своего приятеля, – не глядя больше на Мэри, продолжил Майкл, – что оба уже пережили настоящую любовь и не ждут от жизни ничего интересного.

Именно так и было, подумала Мэри, только не в такой последовательности. Однажды они с Ларри наперебой уговаривали его друга не отчаиваться, потому что настоящую любовь ни с чем не спутаешь. Они понимающе кивали друг другу, и оба делали вид, что недавно пережили любовное приключение, которое не принесло счастья. Потом они часто смеялись, вспоминая тот разговор.

– А потом? – поторопила его Мэри.

– Потом она нашла повод пригласить его домой. И он пришел. Но не один. А с другом. Потому что понимал, что не сможет уйти от нее.

– А потом?

– А потом была ночь любви, но он не стал спать с ней, потому что…

– Откуда вы все знаете? – не выдержала Мэри. – Кто вам рассказал? Сью?

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – пожал плечами Майкл. – И при чем тут Сью?

Мы говорили с ней всего пять минут.

– Но вы же рассказываете…

– Я рассказываю вам сценарий своего фильма, только и всего. Я придумал эту историю от начала до конца.

– И чем же она заканчивается?

– Зачем вам это? – устало спросил Майкл и положил ладонь на лоб. – Я все равно сниму этот фильм. Приходите посмотреть. Там все и узнаете.

Мэри закусила губу. Она много отдала бы сейчас, чтобы услышать от него всю историю, но просить не хотела. Это было бы похоже на детский каприз. Сначала она обвиняет его в безнравственности, а потом хватает за рукав, чтобы он рассказал ей сказку до конца. И вдруг ей до отчаяния захотелось быть с ним рядом, пока он снимает эту историю. Это мистика, но это судьба. Она должна остаться работать в этом проекте. Может быть, он действительно знает конец этой истории, и тогда она сможет узнать, что случилось с Ларри и почему он погиб. Мысль была совершенно нереальная, но Мэри уже никто не смог бы остановить.

– Майкл, – как можно увереннее произнесла она, напрягаясь, чтобы не дрожал голос, – я согласна. Я буду делать все, что вы мне скажете. И обещаю, что постараюсь не быть ханжой.

Зовите вашего оператора. Давайте снимать.

– Вы уверены, что не передумаете? – с сомнением посмотрел на нее Майкл.

– Уверена. Мне очень интересно, чем кончится эта история. А ведь по-другому вы мне ее не расскажете?

– Нет, не расскажу, – улыбнулся Майкл. – Тем более что я и сам пока не знаю, чем она закончится. Не сердитесь на меня. Это мои фантазии. То, что приходит ко мне по ночам. Я понимаю, что не придумываю эту историю. Она с кем-то уже случилась или еще случится. Мне важно только то, что в ней есть любовь и страдание. Есть женщина, которая кладет себя на алтарь любви. Именно это я и пытался вам объяснить.

– Майкл, я согласна, – еще раз сказала Мэри. – Что я должна делать?

– Ничего особенного. Пойдемте, я провожу вас к гримеру и к художнику по костюмам.

– Мне же не нужен костюм, – удивилась Мэри.

– Но вам нужен халат, – пожал плечами Майкл. – Здесь горячо только под софитами. А съемки – процесс долгий…

– Хорошо, пойдемте к вашим костюмерам, – согласилась Мэри и встала.

– Я думаю, что вам понравится, – начал Майкл и смутился.

– Конечно, понравится, – подхватила Мэри. – Стоять голой на глазах у изумленной публики – это то, о чем я мечтала всю жизнь.

Майкл ничего не ответил, а просто жестом показал на дверь. Он знал, что допустил ошибку, за которую ему еще предстоит расплачиваться. Но у него не было другого выхода. Он должен был ее остановить. Он правильно рассчитал – ее занимает сейчас только собственная история, поэтому рассказал то, что услышал в ресторане. Узнать, что было дальше, ему еще предстоит. Если она захочет рассказывать.

Ему хотелось знать все подробности. Но не для того, чтобы разрывать себе сердце историей ее отношений с другим мужчиной, а для того, чтобы глубже понять, как и что чувствует женщина. Впервые его личные планы накрепко связаны с работой. Его это напрягало, но судьба дала ему шанс, который нельзя упускать. Он с удовольствием заплатит по счетам. Потом. Когда будет снят фильм, а они станут близкими людьми. Он сумеет ей объяснить, а она сумеет понять. В этом он не сомневался.

Через час они вернулись в павильон. Теперь их было трое. Майкл исполнил обещание и не пригласил больше никого из группы, хотя обычно на съемках присутствовало как минимум человек десять. Но поскольку аппаратура и декорации были готовы еще вчера, можно было обойтись без ассистентов и помощников. Майкл хотел только попробовать: он понимал, что сцену придется переснимать. Но его это не тревожило.

Гораздо важнее показать Мэри процесс съемок, увидеть ее в кадре и понять, что избранный им путь верен. К тому же Мэри достаточно переволновалась сегодня, а заставлять ее переживать не входило в его планы. Пусть попробует и поймет, что сниматься в кино – тяжелый труд, а не удовольствие. Тогда она сможет относиться к своей миссии по-другому. Поймет, что это действительно работа и те гонорары, которые получают артисты, не всегда окупают эмоциональные и физические затраты.

Оператор попросил Мэри встать в центр круга, который они положили на подиум, и постоять так, пока он поправляет свет. Круг, на котором стояла Мэри, был обычным снарядом для гимнастики. Он легко вращался, и ей приходилось напрягать мышцы ног, чтобы удерживать тело в одном положении. Оператор поправлял свет и время от времени смотрел в глазок кинокамеры. Майкл не подходил к камере, а спокойно сидел на стуле, ожидая, когда можно будет начать съемку. Мэри казалось, что время тянется мучительно медленно. Неужели нельзя было все приготовить, а потом позвать ее, думала она. Ведь гримеру понадобилось около часа, чтобы привести ее лицо в то состояние, которое устроило Майкла. За это время оператор вполне мог сделать все необходимые приготовления. Не так уж весело стоять тут и ничего не делать.

Майкл не стал с ней обсуждать эпизод, предупредив, что ей нужно будет только внимательно слушать его распоряжения. Мэри не думала о том, какие они будут, ее больше всего страшила мысль, что придется снять с себя махровый халат, в который ее нарядила костюмер, и остаться совершенно голой. Пообещав не менять своего решения, Мэри не имела больше права на капризы и стеснение. Она, конечно, сделает это, но… Вдруг ее тело не понравится Майклу? Или оператору? Они будут профессионально обсуждать, что именно им не нравится и что необходимо подправить.

Она привыкла не переживать по поводу своей внешности. Ларри так часто восхищался ее телом и лицом, что она привыкла относиться к этому совершенно спокойно. Она знала, что вид ее приоткрытой груди или обнаженных плеч может заставить его сжимать кулаки от желания. Но это был Ларри. Он знал, как хорошо им будет вместе. А эти двое могли отнестись к ней, как к куску парной говядины на прилавке магазина.

От этой мысли Мэри поежилась, хотя от горячих лучей ламп было жарко. Зря она согласилась на этот опыт… Слишком быстро она выставляет себя на показ мужчинам, подумала Мэри. Но тут же одернула себя. А через какое время это будет приемлемым? Через год? Десять лет? Чего она хочет? Чтобы никто и никогда не дотронулся даже взглядом до ее рук, живота, груди… Ведь это должно произойти когда-нибудь. Или она должна уйти в монастырь. Но на это она никогда не решится, как не решилась броситься в реку после известия о смерти Ларри. Значит, пусть смотрят. Во всяком случае ей потом будет легче понять, что она чувствует, если в ее жизни появится мужчина, – просто тоску по ласке или глубокое чувство.

Оператор махнул Майклу рукой и что-то сказал. Мэри, занятая своими мыслями, не поняла ни слова. Майкл подошел к камере и заглянул в глазок. Он долго стоял в таком положении, потом поднял голову и повернулся к оператору. Они тихонько о чем-то переговаривались, но Мэри не разбирала слов. Скорее всего, обсуждают, как она выглядит в кадре.

Потом Майкл кивнул и направился к ней.

– Хотите посмотреть, как будет выглядеть место, в котором мы вас снимаем?

– Конечно, хочу, – удивилась Мэри. – Я бы спросила у вас, но мне казалось, что актерам этого делать нельзя.

– Актерам нельзя, – засмеялся Майкл, – а вам нужно, чтобы понять, что от вас потребуется. Пойдемте.

Он протянул руку и помог ей спуститься с возвышения. Мэри подумала, что у него слишком твердая рука для такого щуплого человека.

Почему-то ей казалось, что его руки должны быть холодными и немного вялыми. По крайней мере выглядели они очень аристократично. Но ладонь была теплая и очень крепкая. Он не выпустил ее руки до самой камеры, но Мэри не сопротивлялась: слишком давно никто не водил ее так за руку, а это было довольно приятно.

– Смотрите сюда, – показал ей оператор и отодвинулся в сторону.

Мэри наклонила голову, заглянула в глазок и замерла. Она увидела настоящее голубое небо, которое можно увидеть ясным весенним утром, пушистые легкие облака, плавающие в пронзительной синеве, и где-то внизу мраморные колонны. Земли не было видно, только краешки древних храмов и развалины мраморных колонн.

Значит, я буду парить в небе? Мэри повернулась к Майклу проверить, правильно ли она поняла.

– Да, – кивнул он. – Мне нужно, чтобы было ощущение вечности. Женщина, вобравшая в себя все исторические и придуманные персонажи. Она и Венера, и Елена Прекрасная, и Джульетта… Понимаете?

– Начинаю…

– Тогда давайте работать, – сказал он и посмотрел на оператора.

Тот недовольно покачал головой и собрался что-то сказать, но Мэри поняла, о чем был спор, и не дала возникнуть конфликту.

– Майкл, простите, что вмешиваюсь, но мне кажется, что свет может быть выставлен не правильно, – сказала она, поглядывая на реакцию оператора.

– Почему вы так думаете? – спокойно спросил Майкл.

– Я там стояла в халате… Наверное, отражение лучей от ткани и от тела…

– Мэри, откуда вы это знаете? – удивился Майкл.

– Я не знаю, просто мне показалось, что вы именно об этом спорите.

– Действительно об этом. Но не могу же я попросить вас раздеться только для того, чтобы мы могли правильно выставить свет. Я и так слишком многого от вас хочу.

– Можете, – спокойно сказала Мэри, развязала пояс на халате, сбросила его с себя и спокойно отправилась к подиуму.

Мужчины переглянулись и молча пожали друг другу руки.

Она еще лучше, чем я думал, поблагодарил Бога за подарок Майкл. Несколько минут он не мог заставить себя повернуться к подиуму, делая вид, что что-то поправляет на штативе. А когда повернулся к Мэри, то замер от восторга. Да, она именно то, что ему нужно. В ее теле была еще неопределенность юности и тяжелая, земная мощь женщины, испытавшей настоящее наслаждение. Восторг художника сменился на момент ревностью мужчины, но он не позволил себе окунуться в эту черную бездну.

Перед ним стояло совершенное творение природы, которого не хотелось касаться обычными мужскими мыслями. Надо просто начать работать, приказал себе Майкл и вернулся на свое место.

Съемки затянулись до самого вечера. Через некоторое время скованность Мэри прошла. Она смогла вполне спокойно выполнять все требования Майкла. Она поворачивалась, поднимала и опускала руки и ноги, принимала различные позы, распускала и закалывала волосы, вертелась на гимнастическом круге, пыталась изобразить то выражение лица, о котором ее просили.

Мэри с удивлением почувствовала в себе волну желания. Оно разрасталось и крепло. Ей нравилось, что на нее смотрят. Мужчины не позволили себе ни одного нескромного замечания или взгляда, они просто сосредоточенно работали, но она понимала, что им доставляет наслаждение видеть ее тело.

Ей было жарко, по спине сползали капли пота, руки и ноги иногда начинало ломить от неестественных движений. Но это ее нимало не смущало. Она была в раю. Тело каждой клеткой отзывалось на горячее желание, которое перекатывалось в ней как огненный шар, глаза и щеки горели, губы раскрывались сами собой.

Ей было совершенно все равно, что думали по этому поводу режиссер и оператор. В этот момент она чувствовала себя абсолютно счастливой и парила в облаках, которые неслись на картонном щите позади нее.

Несколько раз Майкл останавливал съемку и делал перерыв, чтобы она отдохнула. Они пили чай и болтали о всякой чепухе. Строгий оператор оказался замечательным рассказчиком, и Мэри поняла, что слышит свой собственный смех, который все время вырывается из ее груди.

Наверное, я эксгибиционистка, подумала Мэри, без малейшего смущения в очередной раз снимая халат и возвращаясь на подиум. Никакой другой причиной она не могла объяснить, почему чувствует себя абсолютно комфортно в такой непривычной ситуации. Но эта мысль ее не расстроила. Ей нравилось работать, и она согласилась бы, чтобы этот день никогда не кончался.

– Спасибо всем, – громко сказал Майкл, – съемка окончена.

Мэри сошла со своего возвышения, завернулась в халат и тихонько села на стул, ожидая, пока Майкл закончит разговор с оператором. У нее слегка кружилась голова от пережитого и от усталости. Если она не попадет домой в ближайший час, то заснет прямо в студии, подумала она.

Оператор погасил осветительные приборы, Майкл собрал какие-то записи, которые делал по ходу съемки, и они направились в костюмерную. Мэри предстояло переодеться и смыть грим. Она думала, что Майкл вызовет ей такси и ей удастся продержаться до дома и не заснуть.

Он выглядел таким сосредоточенным и погруженным в свои мысли, что она не стала задавать ему вопросы. Мэри знала, что он позаботится о ней.

Комната, в которую она пришла сегодня днем, была пуста, И неудивительно, потому что за окном давно была ночь. Увлеченные съемками, они не заметили, что уже очень поздно.

– Я отвезу вас, – сказал Майкл, оставляя ее в костюмерной. – Спокойно переодевайтесь и ни о чем не беспокойтесь.

Мэри собралась довольно быстро, несмотря на усталость и ломоту во всем теле. Нереализованное желание томило и искало выхода.

Будет очень глупо, если я сегодня же кинусь ему в объятия, подумала она и ужаснулась от своих мыслей.

Майкл поклялся себе, что ни за что не позволит эмоциям возобладать над разумом. Пока они работали, их легко было держать под контролем. Он просто забыл, что перед ним живая женщина. Она была материалом, пластилином, из которого он лепил образ. Когда же она окажется с ним в машине, то опять превратится в Мэри, которая вызывает в нем жгучее желание. Он не должен себе позволять думать об этом.

Пожалуй, лучше было бы вызвать такси. Это была трезвая мысль, но пришла она слишком поздно. Ладно, в конце концов, он не юнец, чтобы не уметь сдерживаться.

В машине Мэри, казалось, замерла. Он пытался говорить о чем-то, но не нашел отклика, поэтому замолчал. Наверное, она очень устала, подумал он и успокоился. Ее равнодушие и молчание делали их совместное путешествие не таким тягостным для него. Она была просто пассажиром, которого он случайно подобрал по дороге. Во всяком случае ему так удобнее думать.

Мэри, изо всех сил старалась не дышать. Если он услышит ее неровное дыхание, он обо всем догадается. Хороша девушка, которая не может сдержать свои желания и в первый же день сама бросается на шею. Скорее бы уж они доехали. Быстрое рукопожатие – и она сбежит от него и от своего наваждения. Хорошо бы он не покидал машины.

Но не туг-то было. Когда автомобиль затормозил возле ее подъезда, Майкл вышел и направился к ее дверце, чтобы открыть и помочь ей выйти. Она приняла протянутую руку и чуть не обожглась об нее.

– Спасибо, Майкл, – прошептала она. Вы не представляете, что для меня сделали.

– А вы для меня… Вы знаете, что сегодня первый съемочный день? По традиции его принято отмечать шампанским.

Она не готова была к этому предложению.

Если она еще и шампанского выпьет…

– Простите, Майкл, я еле на ногах стою.

Никогда не думала, что это такой тяжкий труд.

– Мы обязательно выпьем шампанского. Потом, когда у вас будут силы и настроение, – быстро согласился Майкл. – Спокойной ночи, Мэри.

– Спокойной ночи, Майкл, – ответила она и протянула руку.

Потом Мэри часто спрашивала себя, как это могло получиться, но не находила ответа, потому что следующие мгновения терялись в лабиринтах подсознания.

Она всего лишь протянула руку. Как она оказалась в его объятиях? Как могло случиться, что мужчина, который ей ни капельки не нравился, прижал ее к себе и мучительно долго целовал ее раскрытые губы. Как она могла так неистово прижиматься к нему, желая раствориться в его теле? Как могла забыть в этот миг все? Как могла изменить Ларри?

Это длилось недолго, но обоим показалось, что прошла вечность, которая перевернула их жизнь.

Мэри с трудом оторвалась от его губ и убежала в подъезд. Майкл, плохо соображая, повернулся к машине, сел за руль и завел мотор.

Только открыв дверь своего дома, он поблагодарил судьбу за то, что в этот час машин на дорогах было мало, иначе кто-то мог пострадать от его неадекватного состояния.

Мэри ни о чем не думала. У нее не было сил даже принять душ. Она с трудом добрела до своей кровати, побросала одежду на пол и рухнула. Сон пришел так быстро и был такой крепкий, что настойчивые трели, от которых разрывался телефон, не могли разбудить ее.

Ларри стоял на краю утеса, который высился над ревущими волнами, и протягивал к ней руки. Он был очень далеко, но Мэри знала, что ей стоит только оттолкнуться от земли – и она легко перелетит пространство. Один шаг и она окажется рядом с любимым. Мэри разбежалась, сильно оттолкнулась ногами от земли и полетела к Ларри. Она летела навстречу любви и испытывала восторг.

Ларри поймал ее, поправил растрепавшиеся от ветра волосы и, взяв за руку, куда-то повел.

– Куда ты меня ведешь? – спросила она, хотя ей было совершенно все равно, куда идти.

– Я хочу показать тебе мой дом, – ответил он и поцеловал ее руку, которую сжимал в своей ладони, – У тебя есть дом? – удивилась Мэри. – Ты говорил, что живешь в гостиницах.

– Теперь есть, – засмеялся он. – Тебе понравится. Если хочешь, ты сможешь приходить ко мне иногда.

– Ларри, я не хочу приходить иногда, я хочу жить с тобой, – обиделась Мэри.

– Не теперь, Мэри. – Он погладил ее по голове. – Я пока не совсем устроился. Я буду ждать тебя.

Потом они оказались в полутемной комнате, но Мэри ничего не могла рассмотреть, потому что ей не хватало света. И все время мешал Ларри, который загораживал то одну часть комнаты, то другую.

– Ларри, ты мешаешь мне. Отойди, пожалуйста, – попросила Мэри.

– Я не буду тебе мешать. Только помни обо мне и люби меня.

Ларри исчез. Исчезла комната и весь дом.

Мэри стояла одна на берегу моря. Прозрачная вода ласкала ступни. Она совершенно не расстроилась, что Ларри исчез, потому что знала, что теперь все будет хорошо…

В этот момент она услышала звонок телефона.

Глава 5

Мэри подумала, что не готова еще говорить по телефону, потом сообразила, что это, должно быть, Сью, которая не нашла ее вчера.

Мэри быстро сбросила одеяло и пошла к телефону, с удивлением разглядывая вещи, аккуратным рядком лежащие на полу возле кровати. Обычно с ней такого не бывало, но она ничего не могла вспомнить.

– Ну наконец-то, – услышала она голос подруги. – Где ты была? Я весь вечер звонила.

– Я была дома, – сонным хриплым голосом ответила Мэри. – Спала и ничего не слышала.

– И ты до сих пор спишь? – удивилась Сью. – Ты знаешь который час?

– Понятия не имею. Ты меня разбудила.

– Уже двенадцать. И ты будешь мне рассказывать, что в десять часов легла спать и не могла проснуться до полудня?

– Смешно, конечно, но именно так и есть.

– Ты напилась снотворного?

– Ничего я не напилась, – рассердилась Мэри. – Я целый день снималась и страшно устала. Думала, не дойду до дому. Если бы мне рассказали, что сниматься в кино такая тяжелая работа, никогда бы не согласилась.

– Так ты вчера уже снималась?! – удивлению Сью не было предела. – Что же ты сразу не сказала? Я звоню, чтобы узнать, как вы поговорили.

– Ты же не даешь мне слова вставить. Где была? Что делала? – возмутилась Мэри.

– Ну рассказывай! У меня есть минут двадцать, так что можем поболтать.

– Сью, – взмолилась Мэри, – можно я умоюсь? Да и холодновато стоять голой…

– Иди надень халат и умойся, – приказала Сью. – Я перезвоню через десять минут.

– Угу, – кивнула Мэри и положила трубку.

Ей надо было не только умыться, но и собраться с мыслями. Трудно будет объяснить Сью, как она согласилась на экстравагантное предложение Майкла Сноу. Еще труднее будет рассказать о своих впечатлениях. Несмотря на то что Сью девушка без предрассудков, Мэри почему-то не хотелось рассказывать о своих впечатлениях.

И тут она вспомнила поцелуй. Вообще-то она помнила о нем с тех пор, как проснулась, но сейчас на нее нахлынуло его физическое ощущение. Майкл потрясающе целуется, надо отдать ему должное. Его губы были одновременно нежными и упругими. В его движениях не было напора, только неутоленное желание и радость обладания. Он заставил ее почти потерять сознание. Горячая волна ударила в голову, а потом разлилась по всему телу. Кто из них остановился? Наверное, он… Она точно не могла.

Она хотела, чтобы это продолжалось и продолжалось, чтобы она бесконечно пребывала в этом сладком дурмане, хотела остаться в надежном кольце его рук. Но он отпустил ее…

Мэри нашла халат Ларри и завернулась в него.

Он до сих пор хранил его запах. Часто, когда Ларри долго не было, а она чувствовала себя особенно несчастной, Мэри надевала его халат, и тогда ей казалось, что он рядом, что он с ней, что он никуда не уехал. Сейчас халат понадобился, чтобы освободиться от воспоминаний о поцелуе. Она всего лишь хотела поблагодарить Майкла за тот восторг от работы, который она испытала, за ощущение свободы и счастья. А он мог подумать, что ею движет совершенно другое желание. Ужасно глупо получилось!

Когда телефон снова зазвонил, Мэри уже была готова говорить. Она умылась, налила себе стакан сока и села в кресло возле телефона, понимая, что разговор будет долгим.

– Ну рассказывай, – приказала Сью.

– Мы проводили вчера пробную съемку. Я согласилась работать в проекте, потому что он смог меня убедить, что ничего особенного делать мне не придется.

– А что вы снимали?

– Меня.

– Это я понимаю. Ты читала что-нибудь, ходила, говорила?

– Нет, я ничего не читала. Я просто стояла и делала то, что он мне приказывал. Повернись туда, повернись сюда, подними руку, опусти ногу… Честно говоря, когда такое действо происходит пять часов подряд, это становится не таким занимательным.

– А в чем ты была одета? Тебе подобрали костюм?

Мэри поняла, что придется выкручиваться.

– Никакой костюм мне не подбирали, – как можно равнодушней сказала она, – а вот грима наложили на лицо целый килограмм.

– Вот видишь, я была права, что посоветовала тебе надеть серое платье, – похвалила себя Сью.

– Сью, а никто и не сомневался в твоем чутье. Ты же у нас умница.

– А сценарий? – не унималась подруга. – Он дал почитать тебе сценарий?

– Нет. Он просто рассказал, о чем фильм.

Мне этого было достаточно.

– Странно, – протянула Сью. – А как же ты будешь учить свою роль?

– Я не знаю, – спокойно ответила Мэри. Мне кажется, это дело режиссера – знать, кто и что будет делать. Мы даже не договорились о встрече. Думаю, он позвонит и все расскажет.

– А контракт? – спохватилась Сью. – Ты же не будешь работать бесплатно?

Мэри подумала, что за то счастье, которое она вчера испытала во время съемок, она сама готова платить, но промолчала.

– Мэри! Он говорил что-нибудь о контракте?

– Нет. Я же тебе объясняю, что вчера были только пробные съемки. Надо посмотреть, как я буду выглядеть на экране. Я же тебе сказала, что жду звонка. Он позвонит, и все станет на свои места.

– А если не позвонит?

– А если не позвонит, значит, я ему не подошла, – ответила Мэри, абсолютно уверенная в том, что Майкл Сноу обязательно позвонит.

– Тебе понравилось или нет? – Сью явно не понимала, что происходит с подругой.

– Сью, я очень тебе благодарна, – ласково сказала Мэри. – Мне очень понравилось. Но я не могу пока сказать, понравится ли мне то, к чему это приведет.

– Отлично, – наконец сообразила Сью, – девушка пребывает в сомнениях, как в ночь перед свадьбой. Это нормально. Все когда-нибудь происходит в первый раз. А Майкл Сноу?

– Что Майкл Сноу? – Мэри сделала вид, что не поняла вопроса. Это была зыбкая почва.

Правда слишком очевидна, но произносить это вслух ей не хотелось.

– Он понравился тебе?

– Он довольно странный…

– Он понравился тебе как мужчина?

– Не в моем вкусе, – как можно более равнодушно протянула Мэри.

– То есть совершенно не похож на Ларри, – поддела ее Сью.

– Да, совершенно не похож, – подтвердила Мэри и поняла, что это ей нравится.

Иначе она гналась бы за призраком. – Кстати о Ларри. Мне сегодня приснился такой странный сон…

– Говори.

– Ларри показывал мне свой новый дом. Где-то на берегу моря. Красивый дом, большой.

– Мэри, – тихо проговорила Сью, – не обижайся на меня… Ты должна его отпустить. Он выглядел счастливым?

– Да, он сказал, что ему нравится дом.

– Значит, все в порядке. Он звал тебя?

– Нет, сказал, чтобы я занималась своими делами. А потом исчез…

– Вот видишь, значит, он не осуждает тебя, а хочет, чтобы ты жила.

– Он выглядел очень спокойным и радостным. Я впервые проснулась с мыслью, что это большое счастье, когда у тебя есть любовь. Ларри научил меня любить. Понимаешь, это было в моей жизни. Я должна быть благодарна за это судьбе.

– Мэри, как хорошо, что ты возвращаешься. – Голос подруги был тихий и очень нежный.

– Это довольно трудно, – так же тихо сказала Мэри, – но я пробую.

– Ладно, – уже совершенно другим бодрым тоном проговорила Сью, – я рада, что ты нашлась и у тебя все хорошо. Я побежала дальше, а ты жди звонка от своего Майкла Сноу.

Звони мне. Пока.

– Пока. Спасибо тебе.

Майкл позвонил около четырех. Последние полчаса Мэри гипнотизировала телефон. Она знала, что он обязательно позвонит, но все сроки, которые она ему отпустила, уже прошли.

Когда раздалась первая трель, Мэри глубоко вдохнула, чтобы унять стук сердца, подождала еще немного и подняла трубку.

– Мэри? – услышала она его низкий голос.

Как же она не заметила, какой у него приятный тембр?

– Майкл?

– Добрый день.

– Добрый день.

– Как вы себя чувствуете?

– Прекрасно. Если учесть, что я проспала почти двенадцать часов.

– Простите, я увлекся вчера, – сказал он и на секунду замолчал.

Сейчас начнет извиняться за поцелуй, с ужасом подумала Мэри.

– Не стоило в первый же день заставлять вас работать с полной выкладкой, – продолжил он.

– Что вы! Мне было очень приятно, – поспешила заверить его она, радуясь, что он имел в виду работу.

– Вы очень профессионально вели себя на площадке. Ни одной жалобы. Так не бывает даже с хорошими актрисами.

– Просто я не актриса, поэтому не знаю, когда следует жаловаться и капризничать, – засмеялась она.

– Вчера я сказал вам, что первый день съемок положено отмечать шампанским?

– Да, что-то такое вы говорили.

– Тогда можно я приглашу вас на ужин? С шампанским?

– На ужин? А разве вы не заняты на студии?

– Вы моя главная героиня. – Он улыбнулся, она это почувствовала. – Поэтому время, проведенное с вами, можно считать рабочим.

Я заеду за вами в восемь?

– Хорошо. Я буду ждать.

– До встречи.

У нее было целых четыре часа. Нет, всего четыре часа. За это время Мэри должна была все взвесить и принять решение. Речь идет не о работе, ведь она дала согласие на участие в съемках еще вчера. Теперь ей надо понять, как вести себя с Майклом после вчерашнего поцелуя. Сделать вид, что ничего не было? Нелепо и по-детски. Отшутиться? Но это должно выглядеть естественно и легко и у нее точно не получится.

Предоставить ему возможность самому выкручиваться? А вдруг он промолчит и она весь вечер будет гадать, что он думает по этому поводу? Сказать правду? Какую? Что она истосковалась по мужчине? Что никакая, даже самая лучшая женщина не поможет сейчас ей? Что она готова забыть о гордости, но знать, что кто-то сильный поведет ее за руку? Что ее тело жаждет ласк? Разве об этом можно говорить?

Мэри боялась сегодняшнего вечера больше, чем вчерашней встречи на студии. Вчера можно было в любой момент и под любым предлогом уйти. А сегодня ее бегство будет трусостью.

Надо расправить плечи и отправиться навстречу судьбе. Пусть все будет как будет.

Они не напрасно встретились. Он должен рассказать ей, чем закончится его фильм. Она должна узнать, что случилось с Ларри. Почему он покинул ее. Пока она не найдет ответа на этот вопрос, она не сможет спокойно жить. Почему-то – она знала это наверняка – Майкл послан ей, чтобы разрешить все ее проблемы.

Только он способен помочь. А что касается вчерашней истории, она постарается больше не поддаваться эмоциям. Это была просто благодарность. Так она ему и скажет.

Приняв такое решение, Мэри успокоилась и начала готовится к вечеру. Ей хотелось выглядеть не такой строгой и взрослой, какой она была вчера, поэтому следует подыскать подходящий наряд.

Мэри долго перебирала вещи, но остановилась на том, о чем подумала в первый момент: бархатных черных брюках и коротеньком пиджачке серебряного цвета от Баленсиаги.

Мэри любила одежду от Баленсиаги, потому что модельеры этого дома делают из любой женщины женщину. Брюки плотно облегали ягодицы и бедра, а по ногам струились свободными фалдами. Довольно широкие манжеты плотно обхватывали щиколотки и застегивались на мелкие серебряные пуговицы. Пиджак был сшит из плотной тафты, которая переливалась множеством оттенков – от черного до светло-серого. Подчеркнуто ровная линия плеча, узкий рукав, облегающий силуэт, Он не скрывал всех соблазнительных изгибов фигуры. Вместо воротника глубокий вырез был отделан жестким серебристым воланом. Завершали ансамбль изумительные лодочки на высоком каблуке и маленькая черная сумочка, расшитая бисером. В этом наряде она будет выглядеть элегантно и романтично.

Мэри знала, что одежда часто подчиняет ее себе и заставляет двигаться и говорить по-другому. Вчерашнее платье делало ее холодной, отстраненной и строгой. Сегодня она будет мягкая, улыбчивая и кокетливо-застенчивая. Никакой строгости. Она хотела получить удовольствие от ужина. Если положено отмечать начало работы шампанским, то пусть оно пьется с радостью.

Мэри так давно не позволяла себе расслабиться, что иногда у нее от напряжения болели скулы.

Если все сложится удачно, то в ближайшее время им будет не до развлечений. Вчера она упала без сил, и никто не гарантирует, что так будет не всегда.

Ровно в восемь раздался звонок домофона.

Майкл ждал ее внизу. Мэри последний раз взглянула в зеркало и пошла навстречу будущему.

– Вы не устаете меня удивлять. – Это были первые слова Майкла после минутной паузы, когда он просто смотрел на Мэри, не скрывая восхищения. – Сегодня вы совершенно другая.

– Не соответствую созданному вами образу? – спросила она с улыбкой.

– Так и должно быть, – ответил он, открывая дверцу и помогая ей сесть в машину. Я пытаюсь рассказать историю о женщине, но прихожу к выводу, что совершенно ничего не понимаю в ней. Вы поможете мне?

– То есть я должна познакомить вас с массой женщин, чтобы вы научились распознавать, что таится за их лицами и словами?

– Чтобы узнать вкус воды, достаточно выпить один стакан. Мне не нужна сотня женщин, но знать об одной я бы хотел. Вы расскажете мне о себе?

– Я надеюсь, что вы интересуетесь мной как художник?

– Скорее как художник, – спокойно ответил он. – Но и как мужчина. Мы вечно бьемся об лед взаимного непонимания. Вроде бы, чего проще – объяснить все словами. Но иногда мне кажется, что мужчина и женщина говорят на разных языках. Отсюда все взрывы нашего несогласия, все обиды, недоговоренности, упреки.

– Не слишком веселые выводы, – грустно сказала Мэри. – Вам не очень везло?

– Я не могу этого сказать, – пожал он плечами. – Меня окружают прекрасные женщины: моя мать, сестры. Они любят меня и заботятся обо мне. Но часто я теряюсь от того, что не могу остановить их слезы или не понимаю их веселья.

– Как же вы решились рассказать миру о том, чего не знаете сами? – удивилась Мэри.

– Любое творчество – это процесс познания. Я чувствую, вижу, представляю. Не всегда знаю, прав ли я.

– Но ведь вы отвечаете перед множеством людей за результат труда? А если у вас не получится?

– У нас все обязательно получится, Мэри. В этом я не сомневаюсь. Особенно если вы согласитесь мне помогать.

– Моя помощь будет состоять в том, чтобы рассказывать вам о женских тайнах?

– Ваша помощь будет состоять только в вашей искренности и доверии, – невозмутимо ответил он. – Мой сценарий еще незакончен.

Вы будете соавтором.

– Так не бывает, – засмеялась она. – Когда приступают к съемкам, должен быть сценарий.

Вы же подбирали актеров на написанные роли, – Сценарий есть. Можете не сомневаться.

Мне просто надо понять, прав я или нет. Вы будете моим мерилом и пробным камнем.

– А если бы вы не увидели меня тогда в ресторане? Кто бы выполнял эту роль?

– Я не мог вас не увидеть. Я слишком долго искал вас.

– Так бывает только в кино, – опять засмеялась она. – Или в сказках.

– А мы и существуем в кино. Так что все нормально.

Мэри улыбнулась и промолчала. Все действительно похоже на сон. Несколько дней назад она бы ни за что не поверила в реальность происходящего сегодня. Но это так. Есть ярко-красная спортивная машина, которая как пронырливый хищный зверь пробирается среди потока машин. Есть спокойный уверенный мужчина, который заставил ее разрушить скорлупу своего горя и шагнуть в новую жизнь. Скоро они приедут в ресторан и будут пить шампанское, И все это происходит наяву.

Майкл тоже молчал всю оставшуюся дорогу. Он тихонько поглядывал на свою спутницу, удивляясь тому, что много лет жил с ней в одном городе, ходил по одним улицам, дышал с ней одним воздухом, но так поздно встретил ее. Если бы все это случилось раньше, у нее не было бы горьких морщинок возле губ и непреходящей тоски в глазах. Но если бы она не испытала радости и боли, возможно, он никогда бы не нашел ее.

В нем действительно уживались художник, которому интересна была тайна человеческой души, и мужчина, который отчаянно хотел получить эту женщину. Но он не будет торопиться, Она сама должна прийти к нему, довериться и полюбить. Вчерашний поцелуй ничего не значит. Он сам испытывал это состояние эйфории от работы, когда всем своим существом, каждой клеточкой своего тела любишь весь мир и стремишься излить эту свою любовь на всех вместе и каждого в отдельности, Он знал, как легко спутать это чувство с обычным физическим желанием. Сколько раз он ощущал потребность эротического выплеска после творческого подъема. И сколько раз ошибался. Женщина, которая под воздействием выплеска творческих эмоций казалась единственной и желанной, наутро тяготила отсутствием настоящего чувства. Творчество действовало как алкоголь. Хуже алкоголя… Он знал, как легко поддаться соблазну, поэтому сумел взять вчера себя в руки и уйти. Мэри не была еще готова к отношениям с другим мужчиной. Потом могло наступить похмелье, и он потерял бы ее навсегда.

Ярко-красный «ягуар» остановился перед клубом «Бифитер». Майкл специально выбрал этот клуб, потому что там была атмосфера сказки, Старая Англия времен Генриха VIII, фрейлины, шуты, рыцарские турниры, блюда в строгом соответствии со старинными рецептами. В Мэри много было от маленькой девочки, которая любит чудеса, поэтому ей должно понравиться здесь, решил он.

Он не ошибся. Мэри не могла скрыть восхищенного возгласа. В ее глазах плясали языки пламени горящих живым огнем факелов, прикрепленных к стенам. Она со священным ужасом шла за метрдотелем, одетым в форму придворного того времени, как будто он вел ее на аудиенцию к королю.

Майкл с улыбкой наблюдал за ней. Если бы ему надо было провести профессиональный тест на наличие фантазии и актерскую возбудимость, то лучшую ситуацию трудно было бы найти. Мэри моментально включилась в игру, забыв на некоторое время, что она пришла на обычную вечеринку в честь начала работы. Она даже шла так, как будто на ней были не брюки, а широкая юбка с кринолином.

Мэри села за стол, который стоял в глубине зала, и подняла пылающее лицо к Майклу.

– Вам нравится, – сказал он и благодарно улыбнулся. – Боюсь, что кулинарными изысками я вас не побалую: здесь подают традиционный обед.

– Иногда традиционное и есть изыск. В наше время при всей нашей консервативности мы редко едим настоящую английскую пищу. Я лично предпочитаю что-нибудь более острое и легкое. А вино люблю французское.

– Значит, я не угадал, – огорчился Майкл. – Если хотите, можем отправиться в другое место…

– Вот вам пример женско-мужского непонимания, – засмеялась Мэри. – Перевожу мою мысль. Я очень хочу попробовать то, что вы заказали. Это будет замечательно, потому что я отвыкла от типично английских блюд. Ларри любил французскую кухню, потому что долго жил во Франции, и приучил меня к ней. Только и всего.

– Ларри – это ваш возлюбленный? – спросил Майкл, хотя прекрасно знал ответ.

Мэри кивнула и опустила голову. О Боже, какая бестактность. Она совершенно не хотела обидеть Майкла и жалела, что вообще начала обсуждать меню. Глупость какая-то. Она хотела сказать комплимент его выдумке, а получилось…

– Вы расскажете мне о нем? – спросил Майкл, уводя разговор в другую сторону.

– Расскажу, если вам это будет интересно. – Она подняла на него полные отчаяния глаза.

Неужели вечер, который так легко начался, будет испорчен? – Потом…

– Мэри, я прошу вас, делайте только то, что хотите. – Майкл тоже хотел вернуться в атмосферу праздника и радости. – И говорите только то, что хотите. И если будет нужно, я попрошу, чтобы сюда доставили гамбургеры из «Макдоналдса», если вы их любите, или итальянскую пиццу. Только улыбайтесь.

Мысль о том, что в этом сказочном замке можно есть гамбургер, развеселила Мэри. Она расслабилась и засмеялась.

– Майкл, умоляю, не делайте этого. Я не перенесу надругательства над национальными чувствами.

– Но шампанское будет французское, – закончил гастрономический спор Майкл. – На это вы согласны?

– На это согласна.

– Отлично, – сказал он и сделал знак официанту, чтобы тот откупорил бутылку.

– Давайте выпьем за начало, – торжественно произнес Майкл, поднимая наполненный бокал, – Начало – это самое удивительное, что есть у всего сущего. Первый шаг, который мы делаем, не зная, чем все закончится. Начало это надежда, уверенность, жажда действия. Любое начало радостно. Пусть наше начало приведет нас к победе. Так не принято говорить, потому что существуют традиционные табу, но я не хочу сегодня этого бояться. Пусть у нас впереди будет долгий счастливый путь.

Мэри слушала Майкла и понимала, что он говорит не только о кино. Им вместе и по отдельности предстоит многое пережить и понять.

И никто не знает, что ждет в конце. В этом и есть счастье. Что бы ни случилось, они станут другими. В этом состоит смысл жизни.

– Пусть, – коротко ответила Мэри и коснулась его бокала.

Вино приятно разлилось по телу и слегка ударило в голову. Мэри вспомнила, что с утра опять ничего не ела, и заволновалась. Если она опьянеет, то не сможет контролировать себя, начнет вспоминать вчерашний поцелуй. Майкл заметил испуг в ее глазах и подумал, что ее нервозность придает ей особое очарование. Он видел это сегодня на пленке. Она моментально переходит из одного состояния в другое и везде искренна и убедительна.

– Я смотрел сегодня вчерашний материал.

– И как? Вам понравилось?

– Да. Получилось именно то, что я задумал.

Мы делали пробу, но она получилась настолько хорошей, что можно будет не переснимать.

– Вы мне льстите, – засмеялась Мэри, с удовольствием откусывая гренок с острым сыром.

– Пожалуй, себе, – пожал плечами Майкл. – Ведь это я так хорошо придумал.

– Ах, значит, актер ничего не значит? – притворно возмутилась она.

– Значит, значит, – поспешно ответил он. – И очень много. Но ведь это я вас нашел? Я уговорил? Поэтому все лавры должны достаться мне.

– А как насчет того, чтобы потешить мое самолюбие? – продолжала наступать Мэри. – А вдруг я подумаю, что все настолько плохо, и откажусь сниматься?

– Не пугайте меня, Мэри. – Он сделал страшные глаза и схватился за голову. – Я только начал радоваться жизни. Знаете, о чем я подумал, когда увидел вас впервые?

– О чем? – кокетливо спросила она.

– Что вы похожи на спящую царевну. – Голос его стал серьезен. – Перед вами стояла еда, к которой вы не притронулись, вино, которое вы почти не пили, подруга, с которой вы говорили, но думали о чем-то другом.

– Так и было, – кивнула она. – Мы не виделись почти четыре года, а я даже не спросила, как у нее дела. Давайте, выпьем за Сью.

Потому что, если бы не она, не сидели бы мы здесь и не пили бы шампанское.

– С удовольствием. Она была моим белым голубем с оливковой ветвью. Я совершенно отчаялся, придумывая, как бы мне заманить вас в студию.

Они выпили еще по глотку. Мэри разглядывала Майкла, пока он ел, и думала о том, как он мог ей вчера не понравиться. У него было очень хорошее лицо: ровный красивый нос, чуть впалые щеки, высокий гладкий лоб, упрямый подбородок, большой рот, но четкой красивой формы. Глаза… О, у него чудесные глаза! Серые с крапинками. А темные брови и ресницы выглядели нарисованными. Смотрел он всегда внимательно и чуть настороженно, как будто спрашивая, прав ли он. Она еще ни разу не видела, как меняется его лицо, когда он смеется, потому что он только улыбался краешком рта. Интересно, а глаза его остаются такими же строго-вопросительными? Почему-то ей казалось, что он давно не смеялся. Если та история, о которой рассказала Сью, правда, то это неудивительно. Наверное, ее глаза тоже не смеются.

– Вы рассматриваете меня словно художник натурщика, – вдруг сказал он, поднимая глаза от тарелки.

Мэри смутилась: она думала, что он не замечает ее взгляда.

– Что интересного вы во мне нашли?

– Вчера вы мне совсем не понравились… Мэри сама не ожидала, что скажет это, и смутилась еще больше.

– Я заметил, – кивнул он, – так что можете спокойно излагать, почему я вам не понравился.

– Это было так явно? – смутилась она.

– Это было. А я это видел. По вашему лицу легко читать. В этом смысле вы исключительный человек. Давайте, я положу вам ростбиф.

Мэри кивнула. Ей понравилось, что он отправил официанта и ухаживает за ней сам. Она очень не любила, когда кто-то посторонний наблюдает за ней во время еды. В ресторанах этого было не избежать, поэтому она не очень любила бывать в них. Ларри довольно часто водил ее куда-нибудь, но она предпочитала готовить сама и ухаживать за ним. Это доставляло ей почти такое же чувственное удовольствие, как занятия любовью. Поэтому Майкл, угадав ее тайное желание, сделал этот вечер еще более приятным.

Пока он отрезал мясо и накладывал ей пудинг, Мэри молчала и думала о том, что ее не тяготят паузы в разговоре. Так бывает только с близким человеком, когда молчание все равно несет информацию. Он не стал настаивать, чтобы она рассказала о вчерашних своих впечатлениях, потому что оба понимали, что у них будет еще масса времени это вспомнить и обсудить. Вот что значит общее молчание. Можно спокойно заниматься своими делами, но знать, что мысли текут по одному руслу. Они с Ларри даже одни и те же песни про себя пели, а когда кто-нибудь начинал напевать фразу вслух, дружно смеялись.

– Попробуйте, пожалуйста, – сказал Майкл, – мне будет обидно, если вы не отведаете этого нежнейшего мяса.

– Не беспокойтесь. У меня сегодня отличный аппетит. Спящая царевна начала просыпаться.

– Вам следует чуть-чуть поправиться, – сказал он, наблюдая, как она положила кусочек мяса в рот и зажмурилась от удовольствия.

– Да? А я думала, что актрисам нужно сидеть на строжайшей диете. Представляете, если я начну не влезать в экран?

– Вам это долго не грозит, – улыбнулся он. – Сейчас у вас какая-то болезненная худоба.

– Да, не балуете вы женщину комплиментами, – язвительно заметила Мэри.

– Я говорю как художник, – строго ответил он. – И вы обязаны меня слушаться.

– Да, босс, – отсалютовала она вилкой. – Вы будете ежедневно следить за моим питанием?

– Мне бы этого хотелось, – сказал он, и Мэри опять показалось, что за этой фразой стоит гораздо больше, чем внимание режиссера к своей актрисе. – Так что вы прочли на моем лице?

– У вас очень хорошее лицо. Но очень строгое. И, по-моему, вы никогда не смеетесь…

– Смеюсь. Но, знаете, меня восхищают люди, способные смеяться по самому ничтожному поводу. Я им по-настоящему завидую. У меня есть тост.

Мэри с удовольствием взялась за бокал. Еда была очень вкусной, а вино отменным. Она физически ощущала радость жизни. Ей хотелось подольше оставаться в этом состоянии.

– Я хочу предложить тост за радость, – сказал Майкл, поднимая бокал. – Несчастья и раздумья делают нас мудрее, а радость заставляет чувствовать себя бессмертным, она делает человека крылатым и добрым. Мэри, я хочу, чтобы вы научились радоваться.

– Радоваться… – повторила она. – Если бы вы знали, в какой радости я жила…

– Давайте выпьем, а потом вы расскажете мне свою историю. Вы обещали.

– Нет. Я не хочу об этом говорить сегодня.

Поэтому, когда мы выпьем, вы расскажете мне, чем закончится ваш фильм. Хорошо?

– Хорошо.

Майкл хитрил. Он не мог это сделать, потому что не знал продолжения и окончания ее истории. Вероятность совпадения с ней была столь ничтожной, что рисковать не стоило. В противном случае его игра не имеет смыла. Он хотел снять подлинную историю ее жизни, невзирая на то, понравится она ему или нет. Для этого Мэри должна была открыться ему и рассказать все сама. Он попался и судорожно придумывал, как ему выпутаться из этой ситуации. Но ничего не приходило ему в голову. Ладно, пусть будет что будет, решил он и начал рассказывать:

– Мы остановились на том, что они встретились через много лет. У нее до этого была своя жизнь, у него тоже. Встречи, короткие романы, ничего значительного. Но каждый из них был уверен, что хорошо знает, что такое любовь.

Он посмотрел на Мэри. Она жадно ловила каждое его слово. Пока он не сказал ничего нового, но она жаждала продолжения.

– Потом он нашел повод встретиться. Или она… Это не имеет значения. Но он пришел не один, а с другом, потому что очень боялся, что не выдержит и начнет объясняться ей в любви прямо с порога. Через несколько часов она сама отправляет друга домой, чтобы остаться с ним наедине. Оба понимают, что все, что происходило с ними раньше, только сон, интерлюдия к настоящим отношениям. Они созданы друг для друга. И ничто не может помешать им быть вместе всю жизнь. Но утром он уходит. Она не пытается его задержать, потому что переполнена любовью. Она знает, что он обязательно вернется. И начинаются дни, месяцы, годы ожидания. Он появляется внезапно и так же внезапно исчезает. Она никогда не знает, придет ли он вновь. Она все время ждет.

Для нее становится неважным мир вокруг нее, друзья, работа. Она не читает книг, не смотрит телевизор, не слушает радио. Когда его нет, все вокруг черно-белое. Она часами бродит по дому, дотрагивается до его вещей, ложится на подушку, на которой он недавно еще спал, душится его одеколоном, раскладывает вокруг себя его фотографии и постоянно говорит с ним. Если бы кто-нибудь видел ее в эти минуты, решил бы, что ей срочно требуется помощь. Ей и требуется помощь. Но у нее есть только один врач, способный вылечить ее. Это он. Когда раздается звонок, жизнь преображается, в ней опять появляются краски, солнце, запахи. Она тоже преображается, становится опять красивой и веселой молодой женщиной.

Они вместе и счастливы.

– А почему он на ней не женится? – тихо спросила Мэри.

– Если он женится, то их отношения будут другими. Он и она знают это. Уйдет отчаяние разлук и упоение встреч, пройдет жар страсти, не будет сладкой боли возможной потери.

Они мучают друг друга, но это-то и составляет их тайну. Это составляют тайну взаимоотношений мужчины и женщины. Я хочу рассказать историю любви, которая сама себя уничтожила. Насилие и превосходство мужчины и жертвенность женщины… На этом стоит наш мир.

– Но ведь так не может продолжаться вечно?

– Не может. Поэтому однажды он исчезает.

Совсем. Он уезжает, обещая вернуться, и не возвращается. Она остается одна. Неважно, где он и что с ним. Меня интересует женщина. Любовь, когда ее невозможно разделить, слишком тяжелый груз для ее плеч. Но она должна нести эту ношу, потому что, сбросив ее с себя, она перестанет быть женщиной. Только мужчина может жертвовать чувствами.

– Она так и останется одна?

– Нет. Однажды прозвенит звонок. Но это будет финал фильма. Мы так и не узнаем, кто позвонил. Он? А может быть, это новая весть от жизни? А может быть, это смерть?

– Разве может быть такой конец?

– Любой другой конец был бы обычным. Я хочу рассказать о женщине, которую преобразила и уничтожила любовь. В конце фильма перед нами будет другой человек. Понимаете?

– Любовь обязательно должна уничтожить?

– Та, о которой пишут в книгах, да. Другая – всегда трансформируется, становится доверием, нежностью, привязанностью. Она не потрясает… Мы все отравлены мечтой о такой любви. Внутри нее есть желчь, острие, жало смерти. Трагедия…

– Почему бы вам не рассказать историю со счастливым концом? – с надеждой спросила Мэри. – Ведь можно придумать замечательный финал.

– А это и есть история со счастливым концом, Мэри. Женщина, получившая в дар такую любовь, не может быть несчастной. Она отдаст свое чувство миру. Потом, когда любовь перестанет быть болью. Или превратится в легенду. Так было. Лучшие образцы классической литературы об этом.

– Легендой… – повторила Мэри, опустив голову. – Вы знаете, мне не хотелось бы становиться легендой. Мне почему-то очень хочется жить.

– Я же говорю о фильме. – Майкл сделал вид, что не понимает, о чем говорит Мэри.

– Майкл, а откуда вы знаете эту историю? вскинула она голову.

– Какую историю?

– Ту, которую только что рассказали? Вы хорошо знаете, о чем говорите. Это с вами было?

– Нет. Мне не довелось пережить любовь. Это дар небес и наказание одновременно. Не каждый готов к такому.

Или он не хочет ей говорить, или Сью выдумала историю о его погибшей возлюбленной, или… Никакой мистики нет, он просто хорошо знает о ней и Ларри. Мэри вся подалась вперед и прошептала:

– Майкл, вы знали Ларри?

– Ларри – это ваш возлюбленный, насколько я понимаю. Нет, я не знал его, – спокойно ответил он. – Почему вы спрашиваете?

– Потому что вы рассказали мою историю.

Так точно, как будто все это время были рядом с нами. Тогда вы должны были услышать ее от кого-то из нас. Я не говорила ничего. Тогда Ларри… – Она задыхалась, глаза ее были полны слез.

– Мэри, я не хочу вас разочаровывать, Я никогда не был знаком с Ларри. Мне никто не рассказывал этой истории. Я выдумал ее сам.

Только что. У меня есть сценарий. Он действительно написан и лежит на студии. Но мне уже неинтересно снимать то, что там написано, С того дня, как я увидел вас, я понял, о чем хочу снимать…

Но Мэри уже не слышала его. Она замерла и медленно покачала головой. В одночасье рухнули все надежды; Она почему-то была уверена, что этот человек сможет помочь ей и она поймет, что же случилось с Ларри, найдет ответы на все вопросы, которые мучают ее… Краешком сознания она понимала всю тщету и глупость подобной надежды, но все ее существо отчаянно цеплялось за эфемерный шанс найти согласие в своей душе. Она поэтому и согласилась вчера на съемку, что он поманил ее обещанием.

Мэри подняла на Майкла глаза. Лицо его было спокойно, он внимательно и участливо смотрел на нее. Господи, какая же она наивная дурочка! Неужели кто-нибудь, кроме нее самой, сможет разобраться в не покидающем ее чувстве вины, которое она носит с собой как заплечный мешок. Чего она ожидала от этого умного и симпатичного человека? Что он объяснит ей, что произошло на самом деле? Он не волшебник и не экстрасенс. Почему она решила, что он покажет ей путь? Он всего лишь хочет осуществить задуманное. Она ошиблась. Ей не дают покоя сны и видения, Они заставляют ее пребывать во взвинченном состоянии поиска истины, которая все время ускользает от нее.

Она опустила голову и принялась монотонно раскачивать ею как китайский болванчик.

Лицо Майкла исказилось. Ему физически было больно смотреть на вмиг погасшие глаза. Она пребывала в трансе, мысли ее витали далеко, и он никак не мог вернуть ее обратно. Что он сделал не так? Почему его рассказ произвел на нее столь тягостное впечатление? Что кроется за ее молчанием? В то же время художник, который жил в нем, с жадностью фиксировал каждый ее жест, каждое подрагивание ресниц, выражение безвольно упавших рук.

Это был законченный портрет женщины, о которой он только что говорил. Раздавленная любовью… Но мужчина, который страстно желал эту женщину и не мог без ужаса смотреть на ее мучения, решительно двинулся в атаку.

– Мэри, послушайте меня, – страстно заговорил он.

Она очнулась, почувствовав мощь его посыла, и подняла голову.

– Что-то, на что вы надеялись, не произошло, – продолжил он после паузы. – Я не понимаю в чем дело, но не могу сидеть и смотреть на то, как вы увядаете у меня на глазах. Я мало смыслю в терапевтическом эффекте искусства, но кожей чувствую, что вам сейчас это необходимо. Не покидайте меня! Вы ведь это собираетесь сделать?

– Майкл… – тихо начала она и остановилась.

– Я знаю, что вы хотите мне сказать. Что это была ошибка, что вы не сможете… – Нет… – Мэри покачала головой и увидела, как в его глазах появилась надежда. Она не должна его так мучить, поэтому быстро закончила фразу:

– Мне очень стыдно за то, что я подвожу вас и…

Майкл следил за каждым ее словом, желая найти хоть какую-то зацепку, чтобы возразить ей.

– Вы деловой человек, а я веду себя как ребенок. Но я не смогу выполнить обещание, которое так опрометчиво дала вчера. Я не знаю, каким образом загладить свою вину перед вами.

Я… – Она так и не смогла сформулировать то, что хотела сказать.

– То есть вы как порядочный человек предлагаете мне компенсацию за сорванные съемки… – горько подытожил он ее монолог.

– Да, но я не знаю, как это сделать. Хотите, я выполню для вас какую-нибудь работу?

Майкл засмеялся. В этом смехе не было ни капли радости.

– Мэри, вы действительно рассуждаете как ребенок. Что вы можете для меня сделать, кроме того, что могли бы сделать лучше всех других?

– Я не знаю…

Будь со мной, люби меня, забудь свою прошлую жизнь, кричало его сердце, но он только до боли сжал кулаки. Он должен отпустить ее сейчас, чтобы не потерять совсем. Позже, когда он останется один, он обязательно что-нибудь придумает…

– Давайте сделаем так, – предложил Майкл. – Сейчас нам принесут десерт, мы допьем шампанское, а потом я отвезу вас домой.

– Это не изменит моего решения, – покачала головой Мэри.

– Я имел в виду только то, о чем говорил.

Поверьте, мне не каждый день удается провести вечер в компании с человеком, который мне бесконечно приятен. Мне хорошо с вами, Давно я не говорил так ни с одной женщиной.

Я вообще мало говорю. Тем более о том, что мне действительно интересно. Подарите мне еще час.

Мэри не ожидала, что он так легко уступит и не будет ее уговаривать. Она тоже не часто встречала мужчин, которые умеют слушать и понимать женщин. Ларри всегда добивался своего, считая, что ее возражения всего лишь женские капризы. Она благодарна Майклу и за вчерашний день и за сегодняшний вечер. Он не виноват в том, что она ведет себя нелогично и не совсем адекватно, Зачем портить ему вечер.

Если люди не становятся деловыми партнерами, им никто не мешает быть приятными собеседниками.

– Простите меня, Майкл, – улыбнулась она, взяв себя в руки. – Мое воображение сыграло со мной злую шутку, Я никак не могу научиться быть легкой и свободной. Я с удовольствием попробую десерт и не буду больше мучить вас своими проблемами.

Именно этого больше всего на свете и хотел Майкл. Чтобы она доверила ему свои проблемы, рассказала о страхах и сомнениях, о бессонных ночах и нескончаемых мыслях… Но он знал, что должен заслужить это право.

Остаток ужина прошел непринужденно. Они посмотрели представление, которое давали актеры на небольшой сцене. Старинные танцы, рыцарские поединки на мечах, живые картины прошлого. Мэри слегка расслабилась и приказала себе наслаждаться праздничной атмосферой и возможностью быть под защитой предупредительного и сильного мужчины, который ни одним словом или взглядом не дал ей понять, что она нарушила его планы.

Возле дома он церемонно поцеловал ее руку и попросил позволения позвонить утром, чтобы узнать, как она себя чувствует. Мэри ответила согласием: ей приятно было его внимание и трогательная забота.

Когда она легла в постель и погасила свет, то поймала себя на мысли, что галантное отношение к ней Майкла и та дистанция, на которой он держал себя, ее слегка разочаровали.

Пусть бы он не был таким умным и проницательным… Ей хотелось, чтобы рядом был мужчина. Она вдруг вспомнила, как тетя Эрна описывала свои чувства во время родов. Она схватилась за руку молодого врача и никак не хотела выпускать ее. Она объясняла это тем, что в момент боли и слабости ей хотелось, чтобы рядом был сильный спокойный мужчина. Бедный врач с трудом разжал ее пальцы, а потом, когда она уже лежала в палате и ждала близнецов для кормления, показал ей синяки на руке. Мэри тоже хотелось вцепиться в руку Майкла и не отпускать ее, пока не станет немного легче.

Глава 6

Мэри проснулась с тяжелой головной болью. Наверное, это вчерашнее шампанское и тяжелый разговор, подумала она и отправилась в ванную. Контрастный душ и несколько упражнений должны привести ее в порядок.

Стоя под горячими струями воды, она долго уговаривала себя применить испытанный метод, но так и не решилась переключить воду на холодную. Ее бил озноб. Болела она крайне редко, поэтому мысль о том, что она могла простудиться, просто не приходила ей в голову. Однако, когда Мэри, завернувшись в халат, добрела до кровати и упала на нее в изнеможении, она решила измерить температуру.

Так и есть. Она с огорчением констатировала, что термометр довольно основательно зашкаливает за пограничную отметку. И судя по ознобу, который ее бьет, температура поднимается. Это совершенно не входит в ее планы.

Вчера она решила, что опять отправится на поиски работы. Фантастическая история со съемками закончилась, и ей надо возвращаться к реальности. Теперь она неделю не сможет выйти из дому. Простуды обычно проходили у Мэри очень тяжело. Через несколько часов начнет болеть горло, потом начнется насморк и потекут слезы, потом кашель. Этот сценарий неукоснительно повторялся и был рассчитан ровно на семь дней. Можно, конечно, начать истязать себя таблетками и полосканиями, но это почти не давало результата.

Да, небольшая радость болеть в таком настроении. Если бы тетя Эрна была рядом, с тоской подумала Мэри. В детстве тетя умудрялась дни простуды сделать не такими тоскливыми. Она научила Мэри получать удовольствие от вынужденного лежания в кровати, и, если девочке было не совсем плохо, они играли в тихие игры, читали сказки, тетя рассказывала смешные и трогательные истории о приключениях ее родителей, которые много путешествовали по свету. Мэри научилась воспринимать их жизнь как сплошной калейдоскоп занятных приключений и думала о них как о героях удивительной книги. Они редко бывали все вместе, поэтому долгое время она воспринимала их отсутствие в своей жизни как одну из затяжных командировок, которая когда-нибудь закончится. Или это ее мозг сработал таким образом, что не оставил ей горьких воспоминаний. Папа и мама были ее вечной сказкой. Появлялись с массой экзотических вкусностей и сувениров, а потом исчезали. Она даже не успевала к ним привыкнуть. У нее всегда была тетя Эрна и няня. Потом только тетя Эрна.

Мэри поняла, что очень соскучилась по тетке и, пожалуй, следует совершить путешествие в Австралию. Может быть, именно там она найдет покой? Когда она поправится, надо будет написать письмо и посоветоваться с тетей. Пока был Ларри, она даже не тосковала о ней. А сейчас Мэри до ужаса захотелось увидеть ее смешливые глаза и услышать, как она делает ей внушения.

Температура перестала подниматься. Мэри поняла это потому, что ее перестало знобить, а установился ровный тяжелый жар. Наверное, к лучшему, что она заболела, подумала Мэри, закрывая глаза. Физическое недомогание – это иногда вынужденная остановка, когда человек не представляет, куда двигаться дальше. Если бы еще не было так тоскливо… Она не заметила, как заснула, и не слышала телефона, который долго звонил, а потом захлебнулся и оборвал трель.

Майкл положил трубку и с неудовольствием посмотрел на аппарат, как будто он был виноват в том, что Мэри не ответила. Она не может не подходить к телефону, для этого она слишком хорошо воспитана и бесхитростна. Он не обидел ее вчера ничем и был очень сдержан при прощании. Может быть, даже слишком сдержан. Какие дела могут быть утром у женщины, которая не должна идти на работу? Скорее всего, она принимает душ и просто не слышит его звонка. Он подумал, что можно послать ей цветы с благодарностью за прекрасный вечер, но потом остановил себя. Он сам настаивал на том, что это скорее деловая вечеринка, чем романтическое свидание. Она может испугаться такого жеста.

Потом он все-таки решил отправить ей букет и позвонил в магазин. Нет ни одной женщины, которая не была бы рада цветам, утешил он себя, продиктовав адрес. Через час ему сообщили, что букет доставлен, однако адресат отсутствует. Майкл заволновался. Он понимал, что не может произойти ничего дурного, но они договорились, что он позвонит ей утром, чтобы узнать о ее самочувствии. Ему показалось вчера, что она не совсем здорова. Нет, она прекрасно выглядела, но он заметил, что он зябко поводит плечами. В это время года легко подхватить простуду.

Еще через два часа его волнение достигло предела. Она была слишком сдержанным человеком, чтобы выдавать свои чувства. Но что-то произошло вчера в ресторане, когда она изменила решение. Он видел, как ее глаза обратились внутрь. Майкл решил, что не случится ничего страшного, если он поедет к Мэри сам и удостоверится, что все в порядке. Телефон в ее квартире так и не отвечал…

Мэри просыпалась и опять проваливалась в сон. Сквозь смутные видения она слышала сигнал домофона и телефонные звонки, но у нее не было сил стряхнуть с себя тяжелый горячий дурман и подняться с кровати. Потом, говорила она себе, и опять уплывала по тяжелым горячим волнам…

В очередной раз придя в сознание, Мэри услышала громкий стук в двери. Такого раньше никогда не случалось. Наверное, что-то стряслось у соседей и нужна ее помощь, подумала она, собрала силы и доплелась до входной двери.

– Что случилось? Кто там? – спросила она низким охрипшим голосом.

– Мэри! – услышала она голос Майкла. – Мэри! Откройте! У вас все в порядке?

Она не могла понять, что делает здесь Майкл Сноу. Ведь они договорились, что он позвонит.

Она не приглашала его в гости. Но он здесь и требует, чтобы она открыла дверь. Мэри повернула ключ и отвернулась. Он не должен видеть ее в таком состоянии. Ни один мужчина не выдержит, увидев женщину со спутанными волосами, ненакрашенную и в домашнем халате. Но у нее не было сил разговаривать через дверь и что-то объяснять. Она сделала еще шаг и потеряла сознание.

Майкл еле успел подхватить ее. Он мало понимал, что заставило его убедить консьержку подняться с ним в квартиру Мэри и стучать целых полчаса. Но, видимо, вид его был столь ужасен, что женщина испугалась и не стала возражать. Он задал ей всего лишь один вопрос, выходила ли утром из дома мисс Бартон, и, когда получил отрицательный ответ, никто уже не смог бы остановить его. Он ожидал самого худшего. Теперь он был уверен, что вчерашний разговор, который он так неосторожно начал, привел Мэри к нервному срыву. Он боялся, что не застанет ее в живых. Когда он услышал ее голос, он был готов кричать от радости.

– Все будет хорошо, – приговаривал он, пока нес ее в спальню.

– Мистер, может быть, следует вызвать врача? – предложила консьержка, но он отрицательно замотал головой. Ему надо понять, что произошло, чтобы принять решение.

– Спасибо, что помогли мне. Я ее друг. Не волнуйтесь, если понадобится помощь, я позвоню вам, – сказал он приветливо, но твердо.

– Но…

– Я же сказал, что позову вас, – уже раздраженно повторил он и махнул рукой, показывая, чтобы она ушла.

Консьержка поджала губы и удалилась. Она всего лишь пыталась выполнить свой долг, и если этот господин…

Майкл не стал прислушиваться к ее бормотанию, а наклонился к Мэри. На щеках горел багровый румянец, дыхание было тяжелым и прерывистым. Это не отравление, с облегчением подумал он, она просто простудилась.

Врача, конечно, надо вызвать, но ничего экстренного нет.

Майкл никогда не ухаживал за больными, но, как это делается, представление имел. Надо измерить температуру, дать жаропонижающее, потом вызвать врача. Для этого надо найти градусник и таблетки. Он заботливо подоткнул одеяло и направился исследовать квартиру. Майкл понятия не имел, где должен храниться градусник, но, следуя логике, отправился в ванную, где должен быть шкафчик с таблетками.

Аспирин он нашел достаточно быстро, а вот градусник отсутствовал. Майкл подумал, что не может дать таблетку, поскольку не знает, какая у Мэри температура. Потом он вспомнил, что в детстве ему клали на лоб холодное полотенце и это снимало жар и делало головную боль не такой сильной. Он намочил полотенце и, захватив с собой таблетки, направился в комнату.

Мэри все еще находилась в забытьи. Он аккуратно положил полотенце на лоб, потом в изнеможении опустился на ковер возле кровати. Если бы еще месяц назад ему кто-нибудь рассказал о том, что он будет метаться возле больной женщины, он бы не поверил. Они приходили к нему красивые и веселые, с удовольствием отдавали ему свое тело, иногда капризничали и требовали проявления неземных чувств, но они никогда не болели. А главное, он никогда не думал, что может испытывать такое яростное бессилие, находясь возле пылающей огнем женщины, не в силах взять ее боль на себя. Наверное, так относятся к детям, подумал он, вспомнив страдальческие глаза матери, когда она смотрела, как накладывают гипс на его поломанную руку. Он гордился своим гипсом, считая это чем-то вроде ордена, а мама страдала. Сейчас он клял себя на чем свет стоит за то, что снимал Мэри обнаженной. Она могла простудиться именно в тот день. Конечно, под софитами было жарко, но в павильонах никогда не было тепло. Скорее всего, причиной ее болезни явился сквозняк, на который тогда никто не обратил внимания. Майкл был готов убить себя за это.

Мэри тихонько застонала и открыла глаза.

Она посмотрела перед собой, потом скосила глаза в его сторону.

– Майкл, что вы здесь делаете? – удивленно спросила она. Она не помнила, что сама впустила его в квартиру.

– Пытаюсь вас лечить, – ответил он и посмотрел по сторонам. – Вы не подскажете мне, где может быть градусник? Я не нашел его в ванной. – Он говорил это таким будничным тоном, как будто всю жизнь находился рядом с ней, когда она болела.

– Градусник на тумбочке. Я утром мерила температуру. Возьмите.

– Мэри, может быть, вы сами поставите его? – спросил он, смутившись. Делать что-то с женщиной, когда она в беспамятстве, еще можно было, но теперь…

– Не нужно, – повела он головой. – Высокая. Я и так чувствую.

– Тогда надо принять лекарство, – сказал он, поднимаясь с ковра.

– А что вы делали на ковре?

– Сидел, пока соображал, что мне делать дальше.

– А почему на ковре? Можно было взять стул.

Он засмеялся. Мэри была слишком слаба, чтобы оценить всю комичность своих вопросов.

– Я возьму стул, – заверил он. – И если вы мне позволите, посижу здесь с вами. Почему вы не позвонили мне, когда вам стало плохо?

– Я ждала вашего звонка, – ответила она и закрыла глаза.

– Я звонил несколько раз, но никто не отвечал. Потом я так испугался, что решил приехать. Вы не обижаетесь, Мэри?

– Нет. Я рада, что вы здесь, – слабо улыбнулась она. – Я так не люблю болеть…

– Болеть никто не любит, – согласился Майкл, – поэтому примите лекарство. А потом я вызову доктора.

– Доктор не нужен, – попыталась возразить Мэри. – Я знаю, что со мной. Это просто простуда. Я довольно плохо это переношу. Спасибо вам.

– Мэри, я понятия не имею, как нужно ухаживать за больными. Пусть врач придет, чтобы дать мне консультацию.

– А вы собираетесь за мной ухаживать? – спросила она и повернулась к нему.

– По-моему, я уже это делаю, – деловито ответил он, поправляя подушку.

– Я так плохо выгляжу, – сказала Мэри и натянула одеяло почти до глаз.

– Нет. Вы отлично выглядите, – не согласился Майкл. – У вас такие хорошенькие розовенькие щечки, чудесные затуманенные глаза, низкий сексуальный голос.

– Не смешите меня. У меня нет сил смеяться.

– Хорошо, тогда полежите тут тихонько, а я спущусь вниз и попрошу консьержку вызвать врача.

Мэри кивнула и закрыла глаза. Наверное, это бред, подумала она, когда Майкл вышел из спальни. Ни один человек, кроме тети Эрны, никогда не ухаживал за мной. Он же совершенно посторонний мужчина. В моей спальне. Я почти голая. Выгляжу безобразно, что бы он ни говорил. А он смотрит на меня с нежностью.

Она вдруг вспомнила, что однажды на нее навалилась такая же простуда. Как она просила Ларри остаться. Ей ничего не нужно было от него, просто ей хотелось, чтобы он сидел рядом и держал ее за руку. Но он улыбнулся, нежно погладил ее по голове и сказал, что она ведет себя как маленькая девочка. Он пообещал, что договорится с консьержкой, чтобы та послала кого-нибудь из служащих за лекарствами, позвонил в магазин, чтобы заказать соки и воду, а сам уехал. Ей не нужны были лекарства и забота посторонних людей. Она не была смертельно больна. Но ей хотелось, чтобы Ларри был рядом и нежно смотрел на нее, когда она проваливается в сон и приходит в себя. Она бы именно так и делала, если бы он заболел. Но он уехал. Она не обиделась тогда, понимая, что у мужчины могут быть неотложные дела и что если бы дело было серьезным, то он обязательно бы остался.

Тогда не обиделась и даже отругала себя за слабость. А сейчас вдруг вспомнила, и ей стало грустно. Майкл не должен быть рядом с ней, но он здесь. И, она знала это совершенно точно, будет с ней, пока она этого хочет.

– Мэри, доктор скоро придет, – услышала он голос Майкла. – Скажите, что вы хотели бы съесть или выпить, я позабочусь об этом.

– Спасибо. Я ничего не хочу. Если можно, посидите рядом, только возьмите стул. На полу не очень удобно.

– Я возьму стул, а вы закройте глаза и отдыхайте.

– Вам будет скучно, – слабо запротестовала Мэри.

– Мне не будет скучно, – заверил ее Майкл. – Если вы не возражаете, я посмотрю ваши книги и возьму что-нибудь полистать.

– В гостиной, – показала глазами Мэри и провалилась в сон.

На арене, освещенной неровным светом коптящих факелов, сражались два рыцаря. Бой шел уже давно: в каждом движении чувствовалась усталость. В звенящей тишине слышался только тяжелый скрежет металла. Медленно поднималась рука с мечом, навстречу ей так же неторопливо выплывал щит противника.

Потом следовал новый выпад, и соперники на мгновение замирали, сцепившись оружием. Их бой напоминал танец с затверженными многими часами репетиций движениями. Шаг вперед, рука в сторону, выпад, удар, корпус наклонен под углом к полу, точка касания, корпус назад, другая рука со щитом вперед, шаг назад. И так до бесконечности.

Мэри как завороженная смотрела на рыцарей. Она была единственным зрителем их поединка. Но ни крикнуть, ни остановить смертельную схватку она не могла. Они давно уже не понимали, зачем и почему начали бой, не обращали внимания на женщину, которая достанется одному из них в награду, они выполняли вечный мужской ритуал. У Мэри закружилась голова от этого монотонного танца-боя, она закрыла глаза и провалилась в черноту.

В следующий миг Мэри оказалась в шумном баре, наполненном людьми, ритмичной музыкой и разноцветными огнями. Ее взгляд метался от одного лица к другому и не находил того, ради которого она пришла сюда. Веселые, пьющие, жующие, искаженные болью, вывернутые в смехе, красивые и безобразные лица пролетали перед ней, меняясь как в калейдоскопе.

Но не было, не было здесь того единственного, которого так жаждало ее сердце! Отчаяние и страх заполонили ее существо, она хотела закричать, чтобы потушили мигающие разноцветные огни, выключили музыку и перестали надрывно смеяться… и в это мгновение увидела… Посреди отчаянно галдящей толпы сидели двое и тихо говорили. Она не ожидала встретить их вместе. Они не могли знать друг друга. Но они сидели вдвоем и мирно тянули пиво из высоких бокалов, не обращая внимания на беснующуюся публику. Пространство, которое они занимали, было похоже на остров посреди бурной реки: вокруг клубятся искры разбитой воды, грохочет шум близкого водопада, а на маленьком клочке земли покойно и солнечно.

Мэри видела каждое движение их лиц. Вот Ларри нахмурился и резко мотнул головой, а Майкл улыбнулся уголком губ и опустил глаза… Она стояла рядом со столиком, но не слышала, о чем они говорят, потому что в ушах гремела музыка, а они не видели ее. Мэри решила сесть рядом, заставить их обратить на нее внимание, но они продолжали говорить, не замечая ее, даже когда она положила руки на стол. Теперь она ясно слышала каждое слово.

– Не спорь со мной, – как всегда спокойно говорил Майкл, – ты дал ей что мог, все остальное могу сделать только я.

– Она чудесная женщина, – хмурился Ларри, – и я любил ее.

– Любил, но в твоем чувстве было много мужского эгоизма, – не соглашался Майкл.

– О каком эгоизме ты говоришь? – возмутился Ларри. – Она ни в чем не нуждалась. Я защищал ее. Я заботился о ней.

– Ты заботился о себе, – опять возразил Майкл. – Ты хотел, чтобы она принадлежала тебе безраздельно, ты мечтал о том, чтобы она стала частью тебя.

– Она и была частью меня, – засмеялся Ларри, – лучшей моей частью. Ты не сможешь так.

– Я и не буду так, – пожал плечами Майкл. – Я хочу любить ее, но научить ее быть собой.

Знать, куда она идет и что делает.

– Зачем это женщине? – не понял Ларри. – Она слишком слаба, чтобы принимать решения. Мужчина должен…

– Ты любил ее для себя, я хочу любить ее для нее. Не мешай нам, – ласково попросил Майкл.

– Не думаю, что у тебя получится, улыбнулся Ларри. – Мужчина всегда собственник. Он хочет владеть женщиной, держать в руке ее душу. Ты сделаешь с ней то же самое, что и я.

Мэри завороженно следила за разговором, не понимая, как они могут договариваться о ее судьбе, не обращая внимания на нее. Она же сидит рядом, а ни один из них не повернулся в ее сторону. Она должна остановить их.

Она протянула руку и дотронулась до пальцев Ларри.

Пальцы были прохладные и живые. Они ласково погладили ее ладонь и замерли. Она ничего не видела и не слышала, только чувствовала приятную прохладу его руки. Потом она вынырнула из-под толщи сна и приоткрыла глаза.

Ее рука сжимала пальцы Майкла. Он испуганно и внимательно смотрел на нее. Мэри ослабила хватку и позволила Майклу принять более удобную позу.

Он откинулся на спинку стула и закрыл книгу, которая лежала у него на коленях.

– Я долго спала? – спросила Мэри, убирая руку.

– Нет, минут сорок.

– Что вы читаете?

– «Энциклопедию символов», – ответил он. – Как вы себя чувствуете? По-моему, температура немного понизилась: у вас уже не такие горячие руки.

Мэри смутилась, она не могла ему объяснить, что ее движение было всего лишь продолжением сна и не его руку она искала.

– Спасибо. Я отнимаю у вас время, – сказала она. – Вы должны идти.

– Я никуда не пойду, пока не дождусь доктора и он не скажет мне, что с вами, – возразил Майкл. – К тому же я не теряю время. В вашей библиотеке масса интересных книг, поэтому я занимаюсь самообразованием.

– Символы, – кивнула Мэри. – Это действительно интересно. Вам снятся сны?

– Не так часто, – пожал он плечами. – Обычно я ничего не помню.

– А меня измучили сны. Я все время пытаюсь понять, что они значат, – медленно проговорила Мэри и опять закрыла глаза.

– Расскажите, – попросил Майкл. – Может быть, в них нет ничего странного.

– Они слишком реалистичны, – покачала головой Мэри, с трудом поднимая веки. – А сейчас еще и температура…

– Мне говорили, что под воздействием температуры некоторые люди сочиняют музыку.

Это удивительно потому, что они никогда не имели к этому отношения. Правда, потом не могут вспомнить ни одной ноты.

– Я знаю, откуда мои сны, – прошептала она. – Такое впечатление, что мне хотят что-то рассказать, но я никак не могу понять, что именно.

– Сейчас вам нужно выздороветь. – Майкл заботливо поправил одеяло. – А потом мы разберемся с вашими снами.

Она покорно кивнула и опять закрыла глаза.

Доктор пришел через полчаса. Он осмотрел Мэри и не нашел у нее никакого серьезного заболевания. Проведя в ее комнате около двадцати минут, он вышел к Майклу и пожал плечами.

– Я не вижу причин для беспокойства. Организм несколько ослаблен, нервное истощение, переохлаждение, – сказал он и сел выписывать рецепты.

– Здесь витамины и общеукрепляющие средства, – сказал он через несколько минут, протягивая Майклу рецепты. – Если обойдется без осложнений, через три дня ваша подруга будет совершенно здорова. Но я бы обратил внимание на ее психическое состояние. Мне показалось, что она подавлена. С таким настроением выздороветь довольно сложно. Иногда люди прибегают к болезни, чтобы уйти от проблем.

Я бы посоветовал узнать, что ее тревожит. Могу порекомендовать хорошего психотерапевта… Телефон я оставил.

Майкл поблагодарил доктора за визит и проводил его. Что касается психического состояния Мэри, то он уже знал что делать. Пусть поправится, а потом он сделает ей свое предложение.

Три дня, которые Мэри провела в постели, Майкл почти не отходил от нее. Он поил ее соками, строго следил по часам, чтобы она не пропускала время приема лекарств, заставлял ее есть, говорил с ней, когда она этого хотела.

Он покидал ее квартиру только на ночь, считая, что оставаться у нее не слишком удобно.

Майкл уходил, взяв с нее страшную клятву, что она обязательно позвонит ему, если ей ночью станет хуже. Сам он почти не спал все это время, потому что ему казалось, что, пока его нет рядом, с Мэри обязательно случится что-нибудь плохое. Когда утром она открывала ему дверь, он облегченно вздыхал и занимал свой пост возле ее постели.

Ни он, ни она не задумывались о том, что их отношения перешли грань простого знакомства. До этого момента Мэри не могла представить себе, что спокойно примет заботу почти постороннего мужчины. Но ей нравилось сознавать, что он бросил ради нее другие свои дела, В первый день болезни она еще настаивала на том, чтобы он поручил заботу о ней кому-нибудь другому. Во второй день она с нетерпением ждала его, а в третий – не представляла себе, что это может быть иначе. Ее даже не смущало то, что Майкл видит ее некрасивой, с распухшим лицом и красными слезящимися глазами. Он смотрел на нее так же, как тогда в ресторане, – нежно и внимательно. Теперь она знала, что такое «быть вместе и в болезни, и в здравии».

К вечеру третьего дня температура упала, и Мэри с облегчением и грустью поняла, что идет на поправку. Еще через три дня она поправится совершенно, и тогда у Майкла Сноу не будет основания проводить с ней все свое время. Мэри отдавала себе отчет в том, что ее желание опереться на Майкла эгоистично: она ничего не может предложить ему взамен. Но привычка видеть его последнее время ежеминутно стала такой сильной, что она все время искала и не могла найти предлог, чтобы так продолжалось и дальше.

Он не делал никаких попыток стать ближе, чем приятель, который проявляет обычное человеческое милосердие. Его разговоры все это время не носили никакого намека на личный характер. Они говорили, когда она могла говорить, очень немного, и разговор все время касался медицинских процедур. Он больше не спрашивал о ее жизни, не пытался узнать о ее снах, не провоцировал на откровения. Но Мэри чувствовала с ним такую интимную связь, которую никогда не чувствовала с Ларри, хотя. тот владел ее телом, мыслями и сердцем.

Когда Майкл собрался уходить, Мэри встала проводить его. У дверей они оба замешкались, хотя надо было произнести всего несколько слов. Молчание вдруг стало жарким и плотным.

Мэри стояла, опустив голову, и чувствовала дрожь в коленях. Это можно было списать на слабость и болезнь, но она знала, что ею овладевает то же чувство, которое она ощутила на съемках. Желание и свобода. Это не было обычным чувством благодарности, которое испытывают в благодарность за помощь. Она хотела оказаться в объятиях Майкла, ощутить на своей спине его прохладные пальцы, уткнуться носом в его шею и…

Майкл изо всех сил сопротивлялся ее призыву, который читался во всей ее позе: ее напрягшемся теле, покорно опущенных руках, склоненной голове, подрагивании ресниц.

Сколько бы он отдал, чтобы знать, что она испытывает желание именно к нему. Но он был уверен, что ее тело просто реагирует на присутствие мужчины.

Пока она была совсем больна и слаба, он не позволял себе думать о ней. Сейчас перед ним был не ребенок, который требовал защиты и участия, а трепетная женщина, которая призывает мужчину. Он хотел ее до судорог, но не мог сделать даже шага, не будучи уверенным, что ее тянет именно к нему. Он помнил ее разочарованный взгляд, когда она в первый день схватила его руку, а потом увидела, чья она. Мэри все еще грезит о своем Ларри. И так будет всегда. В каждом мужчине она будет искать повторения… Майклу этого было мало. Он хотел, чтобы она любила его, а не пряталась от тоски и безысходности в объятиях другого мужчины.

– Мэри, – позвал он: голос его был ниже и глуше обычного, – посмотрите на меня.

Мэри подняла голову и встретила его прямой спокойный взгляд. Она закусила губу: ей было жаль, что он не услышал ее призыва. Если бы он был хоть немного заинтересован в ней, он не смог бы быть таким равнодушным.

– Не думаю, что вам еще потребуется моя помощь, – продолжил он, внимательно глядя ей в глаза. – Я сделал все, что было в моих силах. Телефон вы знаете. Если что-нибудь понадобится, я всегда к вашим услугам.

Это было однозначное и чопорное прощание. Так уходят врачи и юристы, которые честно выполнили свой долг. Мэри молчала. Не могла же она броситься на шею человеку, который совершенно этого не хочет.

– У меня есть к вам одно предложение, сказал он, так и не дождавшись ответа, – но мы поговорим об этом, когда вы полностью придете в себя.

– Хорошо, – коротко ответила Мэри, сдерживая нервную дрожь. – Спасибо.

– Спокойной ночи. Я позвоню завтра, – улыбнулся он и быстро вышел. Если бы он задержался еще на минуту, то никакая сила и разум не остановили бы его…

Мэри прислонилась лбом к закрытой двери, потом повернула ключ в замке, чтобы не броситься следом. Она знала, что должна перебороть в себе страх одиночества, который вдруг навалился на нее. У нее было чувство, что она все потеряла. Потеряла во второй раз…

Мэри вернулась в постель, уткнулась в подушку и расплакалась. Это были первые слезы с того дня, как она получила известие о Ларри.

В бурном потоке слез из нее вырывалась прежняя жизнь, прежние чувства и прежняя Мэри.

Через час она уснула, свернувшись в клубок и подперев кулачком щеку. Ей предстояло стать взрослой. Майкл Сноу сделал свое дело. Он объяснил ей, что любовь не кончается. Она жива, она чувствует, она может любить.

На следующее утро она проснулась свежая и совершенно здоровая. Теперь она знала, что надо делать. Прежде чем пытаться строить новое, надо разобраться с прошлым, понять и отпустить его. Именно поэтому ей следует поехать в Париж, решила Мэри. Это был город, в котором Ларри проводил большую часть своей жизни. Она знала название отеля, в котором он останавливался, и несколько имен. Чтобы понять, что произошло с Ларри, надо отправиться туда, встретиться с этими людьми и получить ответы на вопросы. И есть только один человек, который может ей в этом помочь. Она решительно подошла к телефону и набрала номер Майкла.

– Слушаю, – услышала она его приятный низкий голос.

– Доброе утро, Майкл, – сказала она весело. – Хочу доложить вам, что ночь прошла без происшествий. Температура нормальная. Чувствую себя отлично.

– Очень рад, Мэри, – засмеялся он ее рапорту. – Что собираетесь делать? Не думаю, что вам следует выходить на улицу. Подождите еще несколько дней, вам надо набраться сил.

Он говорил с ней как старший брат, и это ее слегка задело. Мог бы добавить чуть-чуть мужского обаяния.

– Я непременно последую вашим советам, мистер Сноу, – ответила она. – Какие еще будут рекомендации?

– Не сердитесь на меня, Мэри, – засмеялся он, с удовольствием уловив в ее голосе нотки сарказма. – Я действительно очень рад.

Оба замолчали. Решимость Мэри, с которой она взялась за трубку телефона, куда-то улетучилась. С чего она взяла, что он согласится ехать с ней в Париж? У него идет работа над фильмом, он потерял массу времени, пока сидел возле ее постели. Наверное, у него есть чем заняться, кроме ее проблем…

– Мэри… – позвал он. Ему не терпелось поговорить с ней о своем плане, но она была еще не совсем здорова. – Вы хотели мне что-то сказать?

– Да, – голос ее был полон сомнения, – то есть нет. Я хотела спросить. Вы говорили вчера о каком-то предложении. Я могу узнать об этом сейчас?

– Я сказал, что оно будет актуально через несколько дней, когда вы поправитесь.

– Майкл, не будьте таким занудой. Я вполне вменяема. У меня тоже есть предложение. Но вы были первым…

– Хорошо, Мэри. Я скажу. Только обещайте мне, что дадите себе возможность подумать…

Мэри вдруг испугалась. А вдруг он имеет в виду предложение руки и сердца? Что-то очень серьезно он говорит и слишком долго ее готовит.

– Я вас слушаю, – дрогнувшим голосом произнесла она.

– Мэри. Это не телефонный разговор, но если вы настаиваете…

– Я настаиваю.

– Мне кажется, ваши проблемы связаны с тем, что вы никак не можете разобраться со своим прошлым. Поэтому вас постоянно мучают сны и мысли. Я не знаю всех тонкостей вашей истории, но думаю, что вас не отпускает чувство неопределенности. Так?

– Так…

– Давайте вместе пройдем этот путь. Вы хотите знать правду? Вы хотите знать, почему он вас оставил?

– Да. Именно это я и хочу знать.

– Тогда не надо бояться узнать, что произошло.

– Вы поможете мне?

– Мэри, по-моему, нам одновременно пришла одна и та же идея. Я правильно вас понял?

– Правильно, – согласилась она. – Нам надо отправиться в Париж.

– В Париж?

– Да. Он уехал туда. И не вернулся…

– Хорошо, – быстро согласился Майкл. – Только мы отправимся туда, когда вы будете окончательно здоровы.

– Тогда через четыре дня, – сказала Мэри, облегченно вздохнув. – А вы сможете уехать?

– Я скажу всем, что это мне нужно для съемок. Что не будет обманом. Договорились?

– Договорились.

Майкл повесил трубку и долго смотрел на аппарат. В ее голосе не было страха. Только надежда. Она готова совершить эту поездку. Он даже не удивился тому, что им вместе в голову пришла одна и та же мысль. Мэри – его женщина, он в этом не сомневался ни секунды.

Глава 7

Мэри и Майкл выехали в Париж в конце следующей недели. Мэри совсем оправилась от болезни и с удовольствием наблюдала разноликую толпу на улицах легендарного города, пока машина везла их в тихий маленький отель на улице д'Артуа.

Майкл долго выбирал гостиницу, в которой им следует остановиться. Он мог предложить Мэри самые великолепные и знаменитые апартаменты в городе, но не стал этого делать. Они приехали в город любви не для того, чтобы провести здесь медовый месяц, а для довольно сомнительного предприятия по поискам следов трагической истории Ларри Джобсона.

В глубине души Майкл не рассчитывал на успех этого дела: что-то говорило ему, что найти причину его внезапной гибели будет достаточно сложно. Они с Мэри не сыщики и не имеют представления, как следует вести расследование. Но, с другой стороны, он чувствовал азарт гончей, которая напала на след. Ему хотелось знать продолжение и финал истории Мэри для того, чтобы найти интересный поворот в новом сценарии, который он начал писать с того вечера в ресторане «У Питера».

Они могли столкнуться с любыми непредвиденными обстоятельствами, поэтому ему не хотелось, чтобы об их поездке в Париж знала семья. Отец с большим скепсисом отнесся к его желанию снимать собственный фильм, потому что это не входило в его планы. Он надеялся увидеть в Майкле своего помощника, который хорошо разбирается в тонкостях экономики кино, но не художника. Эта стезя неопределенна и скользка: не один молодой подающий надежды режиссер проваливался после первой картины и навсегда получал клеймо неудачника.

Майкл горячо убеждал отца доверить ему новый проект, но тот считал это ребячеством и блажью, несмотря на то что сын имел диплом и несколько лет работал на студии. Кроме того у мистера Сноу-старшего были подозрения, что в деле замешана женщина: уж очень замкнулся сын в последнее время. Он стал подчеркнуто вежливым и погруженным в себя.

Чарльз Сноу видел, что Майклу не везет с женщинами. Вернее, чересчур везет, ухмылялся он. Молоденькие актрисы готовы были носить на руках завидного холостяка, желая получить выигрышный билет в мире кино. Но его сын почти не обращал на них внимания. Чарльз догадывался, что Майклу нужна не женщина вообще, а какой-то ему одному ведомый идеал. Они с женой давно перестали обсуждать эту тему, предоставив судьбе самой распоряжаться событиями. Их брак был на удивление долгим и прочным. Мелкие интрижки мужа, которые иногда омрачали жизнь миссис Сноу, не могли нарушить ее неколебимую уверенность в том, что она действительно единственная женщина для своего мужа. Майкл тоже ищет единственную, так пусть поможет ему Бог.

Отец с деланным равнодушием выслушал путаные объяснения Майкла по поводу внезапной необходимости отправиться в Париж и махнул рукой. Поскольку бюджет фильма был определен, его мало волновали нюансы. Он спокойно сказал сыну, что отвечать за результаты придется ему, так что любые телодвижения – это его дело…

Майкл знал, что, поселись они в какой-нибудь знаменитой гостинице, их тут же взяли бы под прицельный огонь репортеры. И не было бы никакой возможности спокойно заниматься тем, ради чего они приехали. Маленький отель в самом центре города – это именно то, что им нужно. Здесь было очень комфортно и тихо. Хозяин гостиницы устроил дело таким образом, что к нему обращались очень выгодные клиенты, которые хотели путешествовать инкогнито. Елисейские поля находилась в пяти минутах от улицы д'Артуа, но создавалось впечатление, что отель располагается вдали от центральных магистралей, самых дорогих магазинов и ресторанов, а также всего, что с этим непременно связано. Здесь гостей не донимал шум Парижа, который, казалось, не знал таких понятий, как «отдых» или «сон». В самый разгар ночного дефиле по центральной части города, когда на улицу высыпали представители всех мировых национальностей и слышался нескончаемый гул разноязыкой толпы, гости отеля могли спокойно и сладко спать в просторных кроватях шикарных номеров.

Майкл сам нашел эту прелестную гостиницу, когда решил на недельку скрыться от очередной настырной любовницы. Она искала его по всем адресам, но так и не нашла: ей в голову не могло прийти, что «золотой мальчик» проводит время не в самых дорогих апартаментах города. Через неделю девушка решила, что он достаточно испытал ее терпение, и утешилась в объятиях знаменитого престарелого фотографа, который пообещал сделать ей потрясающий портфолио. У Майкла же после этой истории имелся адрес отеля и договоренность с хозяином о том, что он всегда может рассчитывать на самый лучший номер. Майкл был уверен, что Мэри понравится отель и обслуживание.

Мэри ощущала приятную легкость в голове и во всем теле. Она ни о чем не думала, а просто наслаждалась майским солнцем, теплым ветерком, который трепал ее шарф, и красотами города. Она не знала, просил ли Майкл водителя провезти их мимо всех известных достопримечательностей, но у нее создалось впечатление, что она совершает автомобильную экскурсию. Площадь Согласия, набережные Сены с книжными развалами, Лувр, Триумфальная арка, Дворец президента, Эйфелева башня… Она как будто листала путеводитель.

Потом они обязательно погуляют по городу.

Майкл обещал ей показать Париж, который не знают туристы. Она вдохнула весенний веселый воздух и тихо засмеялась.

Майкл повернулся и удивленно посмотрел на Мэри. Он очень боялся ее настроения. Шумный, праздничный, разбитной Париж не соответствует тому, что должна была чувствовать Мэри. Она ехала сюда, чтобы найти свою потерянную любовь или хотя бы осколки от нее. Она не может наслаждаться жизнью и так смеяться.

– Что-то не так? – встревоженно спросил он.

– Почему? – удивилась Мэри. – Все так. Все именно так! – Она еще раз глубоко втянула в себя теплый воздух.

– Вы знаете, Майкл, я никогда не путешествовала. Это мой первый выезд за пределы страны. И, надо заметить, меня это будоражит.

Как ни странно, именно здесь можно обрести покой. Представляете, идете вместе с толпой, движетесь по ломаной линии и понимаете, что вы только крохотная часть вселенной, всех людских болей и радостей. В нашей стране нет ощущения такого пространства…

Как много был готов отдать Майкл за одну ее счастливую улыбку, как хотел он, чтобы эта причастность к бурлящему потоку жизни возвратилась к Мэри навсегда, но он не мог поверить, что это возможно так скоро. Она очнется, начнет думать о том, зачем они приехали сюда, и все изменится.

– Я надеюсь, вам понравится гостиница, – перевел разговор Майкл на бытовые вопросы. – Она небольшая, но я хорошо знаю хозяина. Нам будет обеспечен покой, хороший стол и внимание персонала.

– Мистер Сноу, – чопорно ответила Мэри, однако в ее глазах он заметил лукавую улыбку, – я настолько доверяю вам, что даже не думаю о превратностях путешествия. Я привыкла полагаться на мужчин.

– Вы ведь сказали, что никогда прежде не путешествовали? – заметил Майкл.

– Да. Ларри никогда не предлагал мне этого, а я не настаивала. Мне было просто хорошо от того, что он рядом. Если бы он предложил поселиться с ним на Северном полюсе, я и на это с радостью согласилась бы.

Мэри сказала об этом так просто, что у Майкла сжалось сердце. Ему никогда не стать в ее душе первым и единственным. Как любой мужчина, он внутренне подгонял события, поскольку для него вопрос о месте Мэри в его жизни был давно и однозначно решен. Но, как умный человек, он постоянно одергивал себя, заставляя быть терпеливым, корректным и сдержанным. Кто бы знал, как хотелось ему взять ее легкую тонкую ладонь и прижаться губами к самой ее середине, потом, нежно и аккуратно поцеловать каждый пальчик, потом коснуться косточки на запястье… Он даже не хотел большего! Видеть ее, говорить с ней…

Он украдкой посмотрел на Мэри: лицо ее было спокойным и светлым. Видимо, она действительно наслаждается путешествием. Какой бы ни была тайна, которую им предстоит узнать, это станет «прошлым», превратится в историю. Конечно, было самонадеянно и глупо предлагать ей участвовать в съемках фильма, рассчитывая на то, что любая женщина не сможет устоять против волшебства кино. Однако, когда Майкл загорался, никто и ничто не могло его остановить. Если история смерти Ларри окажется простой и понятной, он сделает еще одну попытку поговорить с Мэри. У нее действительно есть дар. Нет ремесла, но природные данные и эмоциональная восприимчивость безусловны, Майкл вспомнил день съемок и постарался побыстрее отогнать это видение. Мэри была не только раскрепощена, красива и точна во время работы, она была потрясающе сексуальна.

Когда он отсматривал пленку, он заметил, что оператор нервно теребит бороду и судорожно сглатывает; А уж он-то видел массу женщин и принимал участие в более рискованных проектах. Когда Майкл спросил, как тот находит пробы, оператор развел руками и сказал, что этой женщине достаточно просто появляться в кадре, чтобы у мужской части зала возникала бешеная необходимость звонить подружке или мчаться домой к жене. Она действительно излучает сексуальную энергию. Самое интересное, что этот эффект на пленке производит впечатление в несколько раз более сильное, чем в реальной жизни. Женщина, которая сидит сейчас радом с ним в машине, вызывает скорее желание заботиться о ней, а не накидываться в пароксизме страсти. Когда он увидел Мэри в кадре, он испытал давно забытое ощущение, какое бывало с ним только в юности, когда он еще не знал женщин и относился к ним как к самой сладкой и запретной мечте.

Моментальное бурное желание, страх, радость, головокружение – все эти чувства были скручены в плотный клубок и заставляли до боли сжимать зубы…

Майкл очнулся от воспоминаний, когда легкая рука Мэри коснулась его рукава.

– По-моему, мы приехали, – сказала она, указывая на вывеску гостиницы.

– По-моему, тоже, – кивнул он и открыл дверь.

Мэри вышла из машины и с интересом огляделась. Улочка была очень узкой и так заставлена машинами, что встречным автомобилям приходилось выполнять фигуры высшего пилотажа, чтобы не задевать друг друга. Здесь почти не было вывесок магазинов, только таблички с названиями фирм и парадные жилых домов.

– Надо же, – удивилась она, – мы находимся в самом центре, а здесь такая тишина.

Если бы не машины, можно было бы подумать, что мы в глухой провинции.

– Именно это мне и нравится, – улыбнулся Майкл. – Здесь нам никто не будет мешать.

Но стоит сделать чуть более сотни шагов – и вы окажетесь на самой оживленной улице города. Давайте отдохнем с дороги, а потом я отведу вас пообедать.

– С удовольствием, – откликнулась Мэри, вдыхая аромат цветущих каштанов.

– Думаю, номер вам тоже понравится.

– Я тоже так думаю, – ответила Мэри, проходя в дверь, предупредительно распахнутую швейцаром.

В небольшом холле их встретил худощавый высокий мужчина с темными курчавыми волосами и блестящими карими глазами, в которых играли веселые искры. Он был сдержан и весьма любезен, но от Мэри не укрылась его ироничная улыбка, когда Майкл уточнил, что ему требуется два номера. Естественно, их принимают за любовников, даже не подумала обидеться на него Мэри и покосилась на Майкла.

Тот, к счастью, ничего не заметил, поскольку отдавал какие-то распоряжения. Он ведет себя как настоящий джентльмен. Кроме того мимолетного поцелуя в день съемок, его ни в чем нельзя упрекнуть. Если бы молодой француз знал об этом, то посчитал бы его блаженным или святым. Мэри вдруг стало весело от этой мысли. Скоро она тоже начнет считать Майкла Сноу святым.

Они еще перед началом поездки составили примерный план действий, и сейчас у нее есть еще несколько часов, чтобы попытаться ни о чем не думать. Когда они найдут гостиницу, где останавливался Ларри, и людей, которые что-либо знают о нем, ее будут одолевать другие эмоции. Пока же она может позволить себе смеяться, наблюдая за Майклом и портье, и думать о предстоящем обеде. Интересно, куда он ее поведет?

Пройдя около сотни шагов от дверей отеля по тихой улице и свернув в один из переулков, они оказались у светящегося огнями китайского ресторана. Мэри сделала шаг в распахнутую дверь и инстинктивно отдернула ногу: ей показалось, что она упадет в воду. Майкл подхватил ее под локоть и засмеялся.

– Мэри, я не намереваюсь утопить вас. Здесь стекло, – сказал он и шагнул первым.

Мэри тоже засмеялась. Надо же быть такой наивной! Пол и стены ресторана представляли собой аквариумы, в которых плавали немыслимых форм и расцветок рыбы. Стекло, по которому они шли, было так искусно отшлифовано, что создавалась иллюзия того, что действительно шагаешь по воде. Мэри испытывала смесь восторга и ужаса, пока они пробирались к столику. Рядом с ним тихо журчал фонтан, заглушая голоса. Стены и перегородки были устроены таким образом, что других посетителей как будто не было вообще. Только они с Майклом посреди немых глазастых рыб.

– Еще немного – и я подумаю, что стала русалкой, – сказала Мэри, зябко поводя плечами.

– Вам холодно? – с тревогой спросил Майкл.

– Нет, просто это так необычно, что у меня всю кожу покалывает. Вы умеете заставлять меня видеть мир по-другому.

– Это всего лишь дизайнерский проект. Кстати, не такой уж необычный. Заслуга хозяина в данном случае в том, что он сумел так оригинально использовать идею.

– Может быть, это и так. Но в последнее время я все чаще думаю о том, что почти ничего не видела и очень мало знаю о жизни. Я жила как во сне. Мне и сейчас кажется, что я сплю.

– Если этот сон приятен вам, то я согласен, – легко ответил Майкл, уловив в ее словах какой-то тайный смысл и пытаясь перевести разговор на шутливый лад. – Спите на здоровье.

– А вы будете добрым волшебником, который рассказывает сказки, – согласилась Мэри.

– Нет, я буду вашей любящей нянюшкой, которая заставляет вас пообедать вместо глупых фантазий. – Он нахмурился и раскрыл карту блюд. – Поскольку вы капризная воспитанница, заказ буду делать я сам.

– Отлично, – согласилась Мэри. – К тому же я совершенно не разбираюсь в китайской кухне. Если можно, закажите что-нибудь такое, что напоминает обычную еду.

– Ну уж нет, – запротестовал он, – пусть будет все по правилам: жуткие каракатицы, страшные осьминоги, разноцветные морские звезды, ласточкины гнезда…

– А это все съедобное?

– А это уже совершенно неважно, – серьезно ответил он. – Вы моя пленница. К тому же заточенная в морской пещере.

– Вы уже не похожи на добрую нянюшку, – засмеялась Мэри. – По-моему, теперь вы пират.

Они довольно долго еще дурачились, выбирая блюда, пока не остановились на закуске из морских водорослей и спаржи; на королевской форели под каким-то сложнейшим соусом из ста трав; шариках из белой рыбы, обвалянных в миндале и жаренных в гриле, к которым подавалась приправа, вызывающая онемение языка, и жасминном чае.

К концу обеда Мэри почувствовала себя совершенно обессиленной. Еда была пряная, острая, кисло-сладкая и очень уж непривычная.

Так что, когда подали чай, Мэри обрадовалась ему как хорошему старому другу.

– Я не разочаровал вас? – спросил Майкл, который внимательно следил за своей спутницей.

– Вы действительно волшебник, – засмеялась Мэри. – Теперь я понимаю, почему вам так хочется снимать кино. Если вы из обычного обеда всегда умудряетесь сделать спектакль, как же повезет вашим зрителям.

– Не льстите мне. Я снял только несколько кадров. Говорить о будущем фильме не принято.

– Я желаю вам только всего хорошего, поэтому мои слова не будут иметь отрицательного воздействия.

– Я знаю, Мэри, – серьезно ответил он. – Вы из тех удивительных женщин, которые одним своим присутствием приносят удачу.

– Не всегда, – горько усмехнулась она. – Ларри я не принесла удачу…

– Мэри, похоже, стоит поговорить о том, зачем мы сюда приехали. – Тон Майкла изменился, и его глаза из серо-голубых превратились. в стальные. – Я многое отдал бы, чтобы мы могли просто гулять по Парижу и наслаждаться жизнью. Но мне кажется, что вы должны сделать этот шаг и оказаться лицом к лицу с проблемой.

Мэри вздрогнула. Он прочитал ее мысли.

Когда они только договаривались о поездке, все было для нее просто. Она хотела найти людей, которые знали Ларри, чтобы узнать, что случилось и почему он погиб. Но сейчас, здесь, на пороге решения этой проблемы, ей вдруг стало страшно. Она понимала, что сама оттягивает тот момент, когда они отправятся в другой район города и войдут в гостиницу, название которой она постоянно повторяет как заклинание. Ей стало по-настоящему страшно. Она не знала почему, но ей вдруг расхотелось знать о той части жизни своего возлюбленного, которую, как она теперь поняла, он старательно скрывал от нее. Но как об этом мог догадаться Майкл? Она не сказала ни одного слова. Она была весела и говорлива весь обед.

– Мэри, – продолжил он, понимая, что попал в точку, – что бы мы ни узнали, это не должно вас пугать. Правда всегда лучше неизвестности. Вас измучили вопросы. Получите на них ответы. Мы в нескольких шагах от истины.

– А если они не захотят со мной говорить?

– Во-первых, вы не одна. А во-вторых, положитесь на судьбу. Если вам суждено узнать, то лучше сделать это как можно быстрее. Как это ни ужасно звучит, но вы должны попрощаться с Ларри и отпустить его.

– Тогда поехали, Майкл, – решительно сказала Мэри, складывая салфетку. – Вы правы, просто я ужасно боюсь.

Когда они добрались до площади Пигаль, на город спустились сумерки. Майкл знал, что в этот час порядочной женщине лучше не появляться в этом районе Парижа, но Мэри была настроена более чем решительно. Он попросил водители подождать, и они двинулись вдоль кричащих витрин и шумных кафе.

Она вцепилась в рукав пальто Майкла и почти прилипла к нему. Каждый шаг ее был шагом в человеческое бесстыдство. То, что в полумраке ее спальни было нежностью, откровением и служением божеству любви, здесь в мертвом неоновом свете представало грубостью, похотью, ложью, товаром. Каждый миллиметр этого района пестрел эротическими картинками, призывами посмотреть, потрогать, хлебнуть сладострастия. В витринах многочисленных магазинов были выставлены всевозможные предметы удовлетворения самых низменных страстей: фаллосы различных размеров, цветов и конфигураций, дешевое кричащее белье, приспособленное к тому, чтобы его не снимать, кнуты, наручники, кожаные ремни, сапоги и туфли невероятных размеров с какими-то бляшками и приспособлениями.

Афиши рекламировали эротические шоу, где можно было узнать все тайны женского тела, кинотеатры, возле которых стояли зазывалы и буквально хватали сальными руками прохожих…

Мэри хотелось закрыть глаза, заткнуть уши, не вдыхать этот плотный, напоенный тяжелым потом, спермой и слезами воздух. Но она должна была дойти до конца…

Майкл видел, что Мэри с трудом продолжает путь, но не спешил увести ее отсюда. Это даже хорошо, что они попали в сюда вечером, когда здесь начинается жизнь. Днем, когда заведения отдыхают от ночных оргий, это место не производило такого отталкивающего впечатления. Всего лишь более бедный район Парижа, где на каждом углу находятся дешевые магазины и случайный прохожий может стать свидетелем ссор между китаянками и негритянками, не поделившими какой-нибудь лакомый кусок. Бедность, тоска, безысходность…

Майкл не позволял себе пока ничего анализировать, но в душе его рождался протест против Ларри Джобсона, который заставил побывать здесь Мэри.

– Мэри, вы точно помните название гостинцы? – спросил он, чтобы привести ее в чувство.

– Да. Ларри несколько раз упоминал, что у него отличные отношения с хозяином и что он пользуется кредитом доверия. Он рассказывал, что чувствует себя там почти как дома.

– Тогда мы пришли, – остановил Майкл поток ее воспоминаний и показал на темную маленькую дверь одного из домов. – Вот вывеска.

Мэри несколько раз перечитала название.

Сомнений не было. Это был отель «Флер д'амур».

Она нерешительно взглянула на Майкла. Он кивнул и сделал шаг к двери. В этот момент из-за угла с пьяными криками высыпала компания. Это были шотландцы. Толстые короткие ноги, красные расплывшиеся лица, похотливые руки, которые цепляли за шарфы и кофточки певичек и танцовщиц, перебегавших для выступления в соседний бар. Один из них нес на плече волынку, другой держал большую бутылку виски, предлагая каждому, кто появлялся поблизости. Зрелище было отвратительным.

Мэри шагнула к Майклу и прижалась лицом к его груди. Он обнял ее и оттеснил к стене дома, позволяя подгулявшей компании пройти мимо.

Когда шотландцы отошли на безопасное расстояние, он поднял лицо Мэри, легко коснулся губами ее лба и ласково спросил:

– Может быть, стоит вернуться в отель?

Здесь не так уж весело, как кажется этим бравым ребятам.

– Майкл, мы почти пришли, – ответила Мэри и поправила волосы. – Помоги мне.

– Конечно, моя дорогая, – ответил он, взял ее за руку, словно она маленькая девочка, и решительно открыл дверь.

Глава 8

Они оказались в довольно мрачном пустом помещении. Прямо перед ними на маленьком пятачке, освещенном тусклой лампой, находилась обычная стойка портье, справа поднималась лестница с выщербленными ступенями, влево уходил узкий мрачный коридор. Все это мало походило на обычную гостиницу.

Майкл и Мэри остановились, не понимая, что нужно сделать, чтобы появился кто-нибудь из персонала. Мэри потянула Майкла за руку, но он остановил ее, подошел к стойке и нажал кнопку звонка, который был приделан рядом с лампой. Дребезжащий звон пронесся эхом по гулкому пустому помещению.

Минут через пять, когда Мэри уже решительнее потянула Майкла к двери, они услышали шаркающие шаги. Майкл сделал пару шагов вперед и закрыл собою Мэри: он не знал, как встретят здесь чужаков. А то, что они вторглись на чужую территорию, было очевидно.

Толстый маленький человек вышел из темного проема и остановился возле стойки. Он выглядел каким-то липким: кудрявые длинные волосы, смазанные гелем или собственным жиром, отдельными прядями свисали вдоль плеч, лицо лоснилось, рыхлая грудь выглядывала из рубашки, расстегнутой почти до выпирающего круглого живота, жирные ляжки не давали ему сдвинуть ноги, вывернутые губы застыли в гадкой презрительной усмешке. Он смотрел на незваных гостей выпуклыми рыбьими глазами, в которых затаилась угроза. Он не посчитал нужным поприветствовать их хотя бы кивком головы, а просто ждал, когда они смогут объяснить причину своего вторжения.

– Добрый вечер, месье, – вежливо начал Майкл, не обращая внимания на его враждебный вид. – Мы не ошиблись, это отель «Флер д'амур»?

– Кто вам сказал, что это отель? – ответил он вопросом на вопрос и уперся рукой с толстыми короткими пальцами в столешницу стойки.

– Нам дали этот адрес и посоветовали обратиться к вам, – вдохновенно начал врать Майкл.

– Интересно, кто это дал вам адрес? – Он слегка поднял кустистые брови. – И по какому вопросу столь почтенные господа могут обратиться ко мне?

– Вы хозяин этого заведения? – спросил Майкл, все еще пытаясь взять инициативу в свои руки.

– Допустим, – лениво протянул толстяк, – и что дальше?

– Меня зовут Майкл Сноу, – представился Майкл и вопросительно посмотрел на собеседника, желая услышать его имя.

– Если вам дали адрес, то уж наверняка назвали мое имя, – криво усмехнулся хозяин, не желая вступать с визитерами ни в какие формальные отношения. Они были людьми с другой планеты и не должны были приходить сюда. – Говорите, что вам нужно, или проваливайте. Я вас в гости не приглашал. У меня достаточно дел и без вас.

– Хорошо, – согласился Майкл. – Я объясню в чем дело. Эта леди хотела бы найти кого-нибудь, кто близко знал Ларри Джобсона.

– Понятия не имею, о ком вы говорите, подозрительно поспешно ответил коротышка и отвернулся, делая вид, что ищет какие-то бумаги на стойке.

– А он говорил, что очень хорошо знает вас, – подала голос Мэри. – И упоминал, что всегда останавливается в вашем отеле и чувствует себя здесь как дома.

Хозяин мерзко рассмеялся и повернулся к Мэри.

– Так вы его подружка? – спросил он, скользнув по ней цепким липким взглядом, от которого ее затошнило. – Не похоже… Он любил высоких черных баб, грудастых и раскрашенных. Вы для него слишком пресная… Для меня, пожалуй, тоже.

Майкл сжал кулаки и сделал шаг в сторону мерзавца, но Мэри удержала его, понимая, что если завяжется драка, то появится охрана или полиция и они с Майклом ничего не сумеют объяснить.

– Значит, вы знаете, кто такой Ларри? – спокойно продолжила она, проглотив замечание этого мерзкого человека.

– Мало ли кого я знаю, – ответил он и опять отвернулся. – Может, я просто хотел позлить вас?

– Вам это удалось, месье. – Мэри сама удивилась голосу, которым вдруг заговорила. Этот наглец разозлил ее, к тому же она понимала, что только так сможет остановить Майкла, который готов был броситься на толстяка. – А теперь, когда вы удовлетворили свое тщеславие, вы можете ответить нам на некоторые вопросы?

– Я не хочу и не буду с вами говорить. Убирайтесь. В это время таким дамочкам лучше не появляться в нашем районе. Мало ли что может случиться…

– Но я уже здесь, – настаивала Мэри. – Я приехала из Англии специально, чтобы иметь счастье с вами побеседовать, а вы отказываете мне в такой малости.

– Я понятия не имею, кто вы и зачем пришли. Меня уже достаточно потаскали в полицию. Мне хватило. Ларри умудрился замазать всех.

– Мы не имеем никакого отношения к полиции, – сказал Майкл. Он слегка успокоился и понял, что толстяк боится. Просто он знает о Ларри больше того, что рассказал в полиции, и думает, что это пришло еще кому-нибудь в голову. – У нас частный интерес. Мы даже готовы заплатить определенную сумму.

– Почему я должен вам верить? – Хозяин тоже успокоился, и в его голосе появилось что-то человеческое. – Я давно и никому не верю.

– Я покажу вам фотографии. – Мэри раскрыла сумочку. – Вы увидите, что я действительно много лет была с ним вместе. Я до сих пор не знаю, что с ним случилось, и именно поэтому здесь… Мне никто ничего не рассказал. А Ларри несколько раз упоминал ваш отель…

– У меня не отель, – усмехнулся хозяин, протягивая руку за фотографиями. – Это Ларри жил здесь, как в отеле. У него всегда была самая лучшая комната и самые красивые девочки. Я бы тоже считал, что живу, как дома.

Но он хорошо платил… Не буду же я задавать вопросы человеку, который за убогую комнату платит так, как будто живет в лучшем отеле.

Он никогда не скупился.

– Вы знаете, чем он занимался? – спросила Мэри, понимая, что на этот вопрос ей отвечать никто не будет.

– Чем занимался? – хмыкнул хозяин. – Спросите об этом в полицейском участке. У них довольно толста папка его подвигов. Я не буду об этом говорить. Он платил, я давал ему крышу над головой, поставлял девчонок. Вот и все.

– Но ведь вы знаете, как он погиб, – дрожащим голосом произнесла Мэри. – Она уже обо всем догадалась, но ей нужны были ясные ответы на вопросы. Она должна испить эту чашу до дна.

– Об этом все знают, – ответил хозяин, перебирая фотографии. – Довольно мерзкая история даже для меня. А я, могу вас уверить, видел многое…

– Расскажите… – тихо попросила Мэри, почти повисая на руке Майкла.

Майкл видел, что Мэри едва держится на ногах и лицо ее стало белым и безжизненным.

Он хотел попросить у толстяка стул, чтобы усадить ее, но в этот момент входная дверь распахнулась и вместе с шумом улицы в маленькое помещение ворвалась женщина.

– До каких пор, черт тебя подери, ты будешь лезть не в свои дела?! – закричала она, не обращая внимания на то, что хозяин разговаривает с посетителями. – Сколько раз я тебя предупреждала, чтобы ты держал свой поганый рот на замке?!

– Не ори так – в ушах звенит, – попытался перекричать ее хозяин. – И потом, ты видишь, у меня гости.

– Плевать я хотела на твоих гостей!.. – Женщина только мельком взглянула на Майкла и Мэри и, подлетев к нему вплотную, продолжила:

– Кто тебя просил…

– Остановись, Электра. – Хозяин грубо схватил ее за руку. – Посмотри, что у меня есть.

Думаю, тебе это будет любопытно. – Он аккуратно стал раскладывать на стойке фотографии, которые дала ему Мэри.

Она наклонилась над ними и застыла. У Мэри и Майкла появилась возможность рассмотреть фурию. Это была очень яркая женщина. Вьющиеся пышные черные волосы почти доходили до тонкой талии, стянутой широким кожаным ремнем; высокие блестящие сапоги, которые заканчивались выше середины бедра, подчеркивали стройность и длину ног; короткая юбка облегала упругие ягодицы красивой формы; обтягивающая кофта с, глубоким вырезом выставляла напоказ высокую полную грудь; тонкие нервные руки с длинными пальцами и алыми ногтями были совершенны. Если бы она не была так вульгарно одета и накрашена, то вполне могла бы составить конкуренцию любой из знаменитых топ-моделей.

Мэри вглядывалась в ее лицо, чувствуя, что должна понять и изучить эту женщину. Ей было за тридцать. Высокий чистый лоб, огромные миндалевидные черные глаза, высокие скулы, тонкий идеальный нос, полные губы великолепной формы. Красавица! Мэри всегда остро реагировала на чужую красоту, никогда не завидовала, а умела восхищаться. Ей стало жаль эту женщину, которая явно заслуживает лучшей участи, чем быть товаром для торговли. В ней чувствовался аристократизм, порода и темперамент.

Мэри посмотрела на Майкла и испытала укол ревности: он смотрел на эту женщину как зачарованный. Ничего удивительного, подумала Мэри, пытаясь совладать с собой, от нее просто пышет сексом. Причем не примитивным, животным, а изощренным, изысканным, сладострастно-порочным. Мужчины редко не попадаются в сети к таким изысканным стервам.

Мэри не могла знать, что Майкл, как любой художник, замирал, когда видел яркие типажи. В ней было то же самое, что и в Мэри: женственность и сексуальность. Только если для того, чтобы увидеть эти качества 6 Мэри, ее надо было заставить участвовать в киносъемке, то здесь это было естественным проявлением натуры. А может быть, это приобретенный навык за годы работы, вздохнул Майкл и посмотрел на Мэри. Он увидел, как она быстро отвернулась, не желая встречаться с ним взглядом, и понял, что она ревнует. Сердце его подпрыгнуло от радости, значит, у него есть шанс. Пусть только закончится эта история…

– Да, интересно, – медленно проговорила Электра и повернулась к посетителям. – Спасибо, Джабраил, что показал… – Она замолчала и, развернувшись, встала спиной к стойке. Несколько минут она молча изучала Майкла и Мэри, потом отбросила прядь волос, скрестила руки на груди и обратилась к Мэри:

– Это ты?

– Да, это я, – ответила Мэри, понимая, что ничего хорошего ей не сулит ни эта воинственная поза, ни этот острый как бритва взгляд.

– Кто ты ему? – продолжала допрос Электра.

– А ты как думаешь? – ответила Мэри и тоже сцепила руки, желая закрыться от потока агрессии.

– Я хотела бы думать, что ты его сестра, тетка, бабушка, – улыбнулась Электра, – но я еще не сошла с ума. Ты его возлюбленная?

– Была… – сказала Мэри.

– Я тоже… была, – вздохнула Электра и опустила руки. – По-моему, нам есть о чем поговорить.

– Я согласна, – ответила Мэри и вопросительно посмотрела на Майкла.

Он кивнул и взглянул на хозяина. Тот был несказанно рад, что непрошеные гости покинут его заведение и заберут с собой эту фурию, с которой никто в районе не может сладить.

Она умела даже от крутых парней добиваться всего, что ей хочется, и при этом никогда не опускалась до обольщения. Долгое время ее единственным мужчиной был Ларри, но и теперь, после его смерти, с ней старались не связываться. Электра обладает настоящим бесстрашием хищника, который может рассчитывать только на свои когти, мускулы и быстроту реакции.

Из обычной хорошенькой девчонки, которую наперебой заказывали клиенты, она превратилась во владелицу нескольких домов свиданий, где работали самые аппетитные девушки и куда приходили самые солидные клиенты.

Она не питала никаких иллюзий относительно чудесного превращения из дорогой проститутки в светскую львицу, поэтому вела свои дела цинично и профессионально.

Пожалуй, только отношения с Ларри делали ее уязвимой. Но когда его не стало, Электра не пыталась себя жалеть и впадать в тоску: у нее был бизнес, который надо было держать в руках. Интересно, как она отнесется к появлению этого тепличного цветка, который пытается оспорить у нее право считаться единственной любимой женщиной Ларри, не без удовольствия подумал Джабраил. Он хотел бы увидеть смятение в ее глазах…

Но она не доставила ему такого удовольствия. Повернувшись к Джабраилу и с усмешкой посмотрев в его выпуклые масленые глаза, она сказала:

– С тобой мы разберемся позже. Спасибо за подарок. – Потом закинула непослушные пряди за спину и направилась к выходу.

Майкл и Мэри растерянно поглядывали то на одного, то на другого. Электра остановилась около дверей, распахнула их и мотнула головой, призывая следовать за ней. Мэри поспешно двинулась к выходу, уже не оглядываясь на своего спутника. Майкл поднял руку, прощаясь с толстяком, который глядел на удаляющуюся компанию, гадая, сколько бабок он мог бы срубить, если бы не явилась Электра. За информацию принято платить, а эти двое готовы были отвалить за подробности о Ларри кругленькую сумму.

Электра быстро передвигалась в разношерстной толпе и не оглядывалась, прекрасно понимая, что Мэри ни за что не позволит себе ее потерять. В душе ее кипел гнев: Ларри все время врал ей, что его поездки в Лондон продиктованы только нежными сыновними чувствами. Раз или два в месяц он пропадал на несколько дней, объясняя это необходимостью позаботиться о здоровье матушки, которая живет совершенно одна и не способна ни одного дела решить самостоятельно. Приезжал он из Лондона умиротворенный и полный сил. Со смехом рассказывал об очередном чудачестве матери. Подробно так рассказывал…

Вот как, оказывается, выглядит его драгоценная матушка. Хорошенькая и свеженькая как бутон розы. Воспитанная, элегантная, сдержанная. К тому же явно не страдает от недостатка мужского внимания: этот парень с нее глаз не сводит, боится, как бы кто не обидел. Электра скрипнула зубами и ускорила шаг: пусть дамочка побегает за ней. Интересно, а что он ей плел? Тоже, наверное, про какую-нибудь престарелую родственницу, которая дышать не может без драгоценного Ларри.

Электра никогда не заблуждалась насчет мужской природы. Она отлично знала, что случаи любви до гроба описаны только в сказках, в которые могут верить только маленькие наивные девочки. Она тоже ни во что не верила, пока не появился Ларри. Он был так не похож на всех этих потных и алчных мужиков. Они встретились десять лет назад в шумном баре.

Он был совсем мальчиком, нежным, юным, трогательным. Или ей этого очень хотелось? При всей его наивности он за считанные недели сумел взять в руки самую строптивую девушку района. Ларри не добивался близости, скорее наоборот, он был почтителен и робок, и она сама совратила его, применив все искусство жрицы любви. В потоках его благодарных слез растаяло закаленное сердце мужененавистницы. И хотя она была старше его на целых пять лет, он трогательно пообещал ей поддержку и защиту. Что он мог ей дать? Ничего! И тогда она сама предложила ему путь, который привел его к тому, к чему привел.

Эта куколка ничего не знает о моем Ларри, подумала со злорадством Электра, пусть просветится. Ей должно стать слишком противно, и тогда никто, кроме меня, не захочет оплакивать непутевого Ларри.

С другой стороны, Электра понимала, что с неистребимым желанием мазохистки хочет разодрать чуть поджившие ранки на своем сердце.

Ей во что бы то ни стало нужно узнать о том, каким Ларри был там, в Лондоне, как жил, что любил. Ей просто некому рассказать о своей потерянной любви. Это девочка – единственное существо на свете, которому будет интересно услышать ее повесть. Она не могла позволить себе ни одной слезы: здесь это посчитали бы слабостью и моментально воспользовались бы ею.

Она не собиралась разговаривать с ними в каком-нибудь кафе, поэтому решила, что единственным местом для спокойной беседы будет ее квартира. Именно туда они и направляются.

Мэри почти бежала за широко шагающей Электрой. Один раз она чуть не потеряла ее на перекрестке, но Майкл молча указал ей на удаляющуюся спину. Она не может потерять ее. Эта женщина должна знать о Ларри все, если была его возлюбленной. Мэри не возмутилась и не обиделась: сейчас это не столь важно. Она только с ужасом думала, что в судьбе иногда случайность становится самым главным событием.

Если бы коротышка Джабраил чем-то не насолил Электре и она не пошла бы разбираться с ним… Если бы они ушли чуть раньше или пришли чуть позже… Если бы Мэри не достала фотографии, а Джабраилу не пришла бы мысль досадить Электре… Если бы Мэри испугалась ее грозных глаз и назвалась сестрой Ларри…

Сколько этих «если бы»! Но сейчас они почти у цели. Через несколько минут она узнает все.

И пусть с нее спадут розовые очки, но она сможет дальше жить.

Электра остановилась у одного из подъездов и повернулась к Мэри и Майклу. Им требовалось пройти еще метров двести. Электра нетерпеливо повела плечом и открыла дверь. Ее квартира была на втором этаже. Это была просторная пятикомнатная квартира, которую она любила, потому что каждый сантиметр площади и каждая мелочь в интерьере были оплачены ее собственными деньгами. Она позволяла Ларри делать ей подарки и давать деньги, но тратила их совсем на другое. На это жилье она заработала сама, и сюда никто не может сунуться без ее согласия. Территория свободы, которая ей так нужна в ее абсолютно зависимой жизни.

Мэри осторожно вошла в квартиру, опасаясь, что здесь царит такая же атмосфера, как и во всем районе. Однако убранство комнат было почти аскетичным: минимум мебели и украшений, ровные линии, строгое изящество. Она видела только гостиную, но не сомневалась, что и спальня Электры не похожа на будуар. В стиле этой квартиры спальня должна напоминать келью монахини. Создавалось впечатление, что здесь живет не женщина, посвятившая свою жизнь премудростям любви, а мужчина-воин.

– Повесьте пальто в шкаф, – приказала Электра из другой комнаты. – У меня нет прислуги, поэтому обходитесь сами.

Майкл помог Мэри снять пальто и мягко тронул ее за плечо, пытаясь успокоить. Мэри подняла на него глаза и улыбнулась. Ее глаза лихорадочно блестели, но лицо было спокойным. Он одобрительно кивнул и подтолкнул ее к креслу, которое стояло по другую сторону от тяжелого низкого стола напротив массивного дивана из черной кожи. Мэри поняла, что он инстинктивно выстраивает мизансцену. Правильно, они не могут сидеть рядом на диване, они должны видеть глаза и лица друг друга. Сам он чуть-чуть сместил второе кресло и оказался как бы за кадром происходящего. Слушатель, наблюдатель, но не участник. Мэри глазами поблагодарила его и стала ждать.

Электра пришла через несколько минут, приняв вполне светский вид. На ней были коричневые вельветовые джинсы, мягкий большой пуловер, шелковая косынка на шее. Никаких украшений и практически никакого макияжа. Когда же она успела смыть косметику! – ахнула Мэри и с уважением посмотрела на женщину.

Майкл был тоже восхищен и потрясен. Моментальное преображение из уличной проститутки в представительницу консервативного среднего класса заставило его по-новому взглянуть на Электру. Она настоящая актриса! Прирожденная! Эта женщина может сыграть кого угодно: императрицу или рабыню, мать семейства или порочную любовницу, нищенку или аристократку. И при этом она всегда будет оставаться бесконечно притягательной. Он опустил глаза, чтобы Мэри не заметила его взгляда – ей сейчас не хватает только начать сомневаться в его преданности и искренности.

– Я сварю кофе чуть позже, – сказала Электра тоном, не терпящим возражений. – Пока могу предложить сок и фрукты.

– Спасибо, – покачала головой Мэри, давая понять, что они не рассчитывают на гостеприимство.

– Отлично, – согласилась Электра, которая давно научилась читать по лицам людей. – Скажите, как вас зовут.

– Мэри. – Мэри повернулась к Майклу. – А это мой приятель Майкл Сноу. Он обещал мне помощь и защиту в чужом городе. Он знает практически все, поэтому мы можем говорить.

– Очень хорошо, – сказала Электра, сверкнув глазами, и еще раз поразилась наивности этой девочки: она хочет думать, что Майкл Сноу поехал с ней в Париж, потому что является истинным джентльменом! Ха-ха! Он влюблен в нее без памяти, и, если ей об этом никто не скажет, она потеряет настоящего хорошего парня и будет всю жизнь грустить о Ларри. Что вы хотите узнать?

Мэри открыла рот и замерла. Она не знала, что ответить, потому что хотела знать все, а вопрос Электры был жестким и конкретным.

Не может же она рассказывать этой чужой женщине историю их любви…

– Как давно вы знаете Ларри Джобсона? – резко спросила Электра.

– Почти двадцать лет, – быстро ответила Мэри.

– Точнее? – Электра наклонилась чуть вперед.

– Двадцать лет, три месяца и девять дней, как автомат отчеканила Мэри, не отводя взгляда.

– Сколько лет вы были любовниками?

– Четыре года.

– Он рассказывал вам о своей жизни?

– Я почти ничего о нем не знаю.

Вопросы следовали один за другим без оценок и перерыва. На какой-то момент Мэри показалось, что она уже вела этот разговор, но никак не могла вспомнить, где и когда., – Вы знаете о крупной сумме денег, которые он получил совсем недавно?

– Я не знаю, о чем вы говорите.

– Вы должны вспомнить. Это очень важно, – настаивала Электра. – Может быть, он что-то обещал вам, говорил о будущей жизни.

Вспомните!

– Я не знаю, что именно я должна вспомнить! – в отчаянии воскликнула Мэри.

– Если все именно так, то вам нечего бояться, – вдруг проговорила Электра совсем другим голосом. Она расслабленно опустилась на спинку дивана.

– Но я ничего не понимаю. – Мэри чуть не плакала. – При чем тут деньги? Я ничего никогда не знала о его делах.

– Вот и отлично. Значит, никому в голову не придет искать их у вас. Дело в том, что Ларри убили. Убили из-за денег. Кроме того, изуродовали так, пока пытались узнать, куда он их спрятал, что его лицо невозможно было узнать. Я была на опознании.

Мэри с ужасом смотрела на спокойное лицо Электры, которая будничным тоном говорила об этом.

– Не смотрите на меня так. – Электра наклонилась через стол к Мэри и протянула к ней руку. – Никто не виноват в его смерти, кроме него самого. А может быть, и меня…

– Почему вы так считаете? – выдавила из себя Мэри.

– Потому что именно я указала ему этот путь, – грустно ответила Электра. – Вам достался чистый веселый человек, который появлялся как праздник и делал вас счастливой. Я же знала совсем другого Ларри. Мы познакомились, когда ему было двадцать, а мне уже двадцать пять. И я знала об этой жизни все, для меня не было иллюзий и тайн. Вы помните, каким он мог быть. Смешной, трогательный, милый, сильный… Мечта, а не мужчина.

Но он явился в Париж без гроша в кармане и поклялся, что завоюет мир. Впервые в жизни я потеряла контроль над своими эмоциями. Мне хотелось просыпаться и видеть рядом его лицо.

И тогда я решила, что помогу ему. А чем могла помочь женщина, которая всю жизнь общается с бандитами, будь они обычными убийцами или воротилами от официального бизнеса?

У меня было несколько богатых клиентов. Я обманула их, сказав, что ко мне приехал брат и ему нужна помощь.

Сначала он был мальчиком для особых поручений. Но манеры, язык, талант завязывать знакомства и быть нужным сделали его незаменимым. Он быстро пошел в гору и через некоторое время уже контролировал часть района: игорные заведения, стриптиз-шоу, публичные дома. Но это не самый страшный бизнес. В конце концов, есть продавец и покупатель. Есть женщины, которые готовы торговать своим телом, а есть мужчины, которые с удовольствием будут за это платить. Я выросла в этой реальности.

Ларри пошел дальше. Он стал контролировать распространение наркотиков. Я долго об этом не догадывалась. Поняла это только тогда, когда он наотрез отказался жить у меня, а стал останавливаться у этого жирного Джабраила, который даже в нашей среде считается мерзким существом. Вот уж для кого нет ничего святого.

Я задавала ему прямые вопросы, но Ларри отмахивался и заваливал меня подарками. Единственным его условием было то, чтобы я не вмешивалась в его дела и хранила ему верность.

Он даже подарил мне часть своего бизнеса: у меня несколько домов свиданий.

Я знала, что когда-нибудь это плохо кончится. Опасность могла прийти с любой стороны: полиция или дружки, враги или недовольные покупатели. Но ему нравилось ходить по краю пропасти. Он говорил, что только так чувствует движение жизни. Ему мало было любви, денег, ощущения власти. Ему нужна была смерть, которая гонится за ним по пятам. Вот она и догнала его… – Электра замолчала и задумалась. Ее глаза смотрели сквозь Мэри, сквозь стенку, туда, где был жив ее Ларри, удачливый, смешливый, бесстрашный. Это она не уберегла его, не предупредила, хотя ходили какие-то слухи. И она будет расплачиваться за это одиночеством.

– Он любил вас? – спросила Мэри, и голос ее дрогнул.

– Конечно, – пожала плечами Электра. – Как он мог не любить ту, которая подарила ему тонкий канат, по которому так интересно было ходить. А потом, наши отношения были тоже похожи на хождение под куполом цирка. Слишком много страсти. Слишком много откровенности.

– А меня? Почему я?

– А с вами он отдыхал. Набирался сил. – Электра не хотела ее обидеть, она просто размышляла вслух. – Вы были самой большой его мечтой и самой сладкой иллюзией. Он, наверное, думал, что сможет обойтись когда-нибудь без адреналина и начать жить как обычный человек. Конечно, он любил вас. По-своему, но любил. Я даже не ревную. Слишком много в нем было намешано. Ни одна женщина не смогла бы удовлетворить его.

– А деньги? Почему вы о них говорили? – вспомнила Мэри.

– Его убили потому, что посчитали, что он украл деньги у своих. Попросту спрятал часть прибыли. Они долго искали. Меня трепали, но я послала их подальше.

– Тогда они должны прийти ко мне, – задумчиво проговорила Мэри.

– Не придут. Эти люди не дураки. Они прекрасно разбираются в нюансах. Они уже давно знают, что вы тут ни при чем.

И тут Мэри вспомнила. Да. Это был сон. Тот самый, где ее держали в тюрьме и мучили вопросами. А потом Ларри убил ее…

– Знаете, мне после его гибели приснился сон, – начала она, сама не зная, зачем она рассказывает это Электре.

Электра внимательно выслушала сбивчивый рассказ Мэри и усмехнулась.

– Теперь вы все поняли? Все сходится? Вас не будут больше мучить кошмары. Отпустите его.

Мэри посмотрела на Майкла. Тот сидел неподвижно и прямо, она не могла прочитать на его лице никакой оценки происходящего или эмоции.

А Майклу приходилось отчаянно себя сдерживать, чтобы не кинуться к Электре и не расцеловать ее: она произнесла сейчас именно то, что он говорил Мэри в ее квартире: отпусти его. Благослови Господи эту женщину, которая пожалела соперницу и сняла груз с ее плеч.

Теперь, когда Мэри все знает, ей будет легче похоронить его. Потому что нет никакой тайны, есть обычная бандитская история.

Когда они прощались у дверей, Электра сделала ему знак, чтобы он оставил их наедине.

Майкл не стал возражать.

– Спасибо, – проговорила Мэри, делая шаг к двери. – Счастливо вам.

– Подожди, – остановила ее Электра. – Я еще не все тебе сказала. Моя бабушка была настоящая гадалка. Я не все знаю, но одно помню точно. Если тебя убили во сне, значит, ты будешь вознаграждена любовью. По-моему, Ларри тебя благословил.

После этого она резко толкнула Мэри к двери и, не говоря больше ни слова, захлопнула ее.

До отеля на улице д'Артуа они добирались молча. Майкл не хотел нарушать покой Мэри: она должна все переварить и принять решение.

Поэтому они коротко попрощались у дверей ее комнаты и договорились встретиться утром за завтраком.

Мэри осталась одна и только теперь смогла дать волю своим чувствам. Ее душила ярость.

Она чувствовала себя грязной. Ларри пользовался ею так же, как певичками из бара, с той только разницей, что платил ей чуть больше.

Он никогда не говорил ей о любви, о свадьбе, о детях. Он не счел нужным познакомить ее с матерью. Он скрывал от нее, кто он и чем занимается. А она любила его со всем жаром сердца. Она готова была отдать жизнь за него, положить судьбу на алтарь его памяти. Какая же она была непроходимая дура!

Стоило только задать себе несколько вопросов – и все стало бы на свои места. Почему ей никогда не приходило в голову, что он не пользуется нормальной формой расчетов? У него всегда были деньги. Много денег. Он приносил их и отдавал ей, никогда не спрашивая отчета. Но это было не правильно. Любой служащий или бизнесмен хранил бы все свои деньги в банке.

Но это не приходило ей в голову. Она просто спокойно жила на те средства, которые зарабатывали для нее эти бедные женщины, которые ловили клиентов и без чувства, без мысли терпели их сопение и смрадное дыхание над своим лицом. Она спокойно покупала себе вещи от Баленсиаги на деньги, которые пахли рабским потом.

Она спокойно жила на те деньги, которые убивали людей. Сколько человек корчились от ломки и умирали от передозировки, а она наслаждалась обедами в дорогих ресторанах.

Она лелеяла и пестовала свое чувство, не давая труда заглянуть Ларри в душу. И ее отчаяние – это наказание за эгоизм, слепоту, пассивность. Она не могла простить себе, что ее любовь делала его только хуже.

Мэри вдруг поняла, что никогда по-настоящему не любила Ларри, она просто пользовалась его телом, его деньгами, его свободой.

Она рабыня по природе, поэтому с удовольствием приняла удобного хозяина. В их отношениях не было души, а без нее любви нет.

Электра действительно любила его, знала его, шла вместе с ним по канату над пропастью, а она только потребляла…

Как ошибся в ней Майкл. Он видит в ней женщину, героиню, а она всего лишь самка, примитивная и жалкая.

Утром Майкл получил через портье записку.

«Прости меня. Не ищи. Я должна стать другой. Спасибо за все.

Мэри».

Мэри еле успела добежать до телефона. Она услышала его из-за двери, но так разволновалась, что не могла вставить ключ в замочную скважину. Почти год ее сердце подпрыгивало и останавливалось от каждого звонка. Но ее всегда ждало разочарование. Скорее всего, и на этот раз звонит Сью. Больше некому.

И тем не менее у нее дрожали руки, когда она взялась за трубку. Глубоко вздохнув, она спокойно произнесла:

– Алло! Слушаю вас.

– Включай немедленно телевизор! – скороговоркой выпалила Сью.

Мэри разочарованно вздохнула и не подумала направиться к телевизору.

– Ты что, не слышишь меня? – Сью была до предела возбуждена.

– Отлично слышу, – ответила Мэри. – Что произошло? Почему я должна все бросить и смотреть телевизор? У меня полно других планов на сегодня.

– Перестать спорить! – закричала подруга. Немедленно делай то, что я говорю. Увидишь…

Потом перезвоню. – И она бросила трубку, не потрудившись ничего объяснить.

Мэри пожала плечами и подошла к телевизору, который она включала настолько редко, что не могла вспомнить, где лежит пульт.

Экран загорелся, и Мэри обомлела: весь экран занимало лицо Майкла Сноу. Камера довольно долго задержалась на нем, и Мэри с жадностью всматривалась в каждую черточку его лица. Он был сосредоточен и напряжен. И очень взволнован: губы превратились в тонкую ниточку, правый глаз немного дергался, а на лбу выступили капельки пота. Ей захотелось провести рукой по его лбу и вытереть пот, она даже непроизвольно протянула руку к экрану.

В этот момент изображение поменялось, и Мэри увидела огромный зал, наполненный мужчинами в смокингах и бабочках и женщинами в вечерних платьях.

Мэри не слышала голоса диктора, потому что звук был убран до минимума. Она судорожно нажимала на кнопки, пока не нашла нужную…

Это был репортаж с закрытия Берлинского кинофестиваля. Вот-вот должны были объявить лауреата в номинации «Лучший дебют года».

Мэри прижала руки к груди и замерла: она поняла, почему Майкла показывали так долго. Он был одним из номинантов.

– Итак! – произнес ведущий. – Сейчас мы узнаем имя новой звезды, загоревшейся на небосклоне киноискусства. Это…

– Майкл Сноу! – прочитала известная французская актриса, имя которой немедленно вылетело из головы Мэри. – И его фильм «Любовь… Любовь? Любовь!».

Зал зааплодировал, а Майкл, на которого теперь были направлены все телекамеры, растерянно озирался вокруг. Кто-то дотронулся до его плеча, и он встал и, пожав плечами, пошел к сцене. Теперь камера следила за лицами в зале: все смеялись и еще громче аплодировали.

Майкл вышел на сцену, поцеловал руку актрисе и повернулся к микрофону, смешно сощурив глаза и закрываясь от яркого света.

– Я безмерно благодарен вам, – начал он охрипшим голосом. – Теперь я могу сказать то, чего не мог позволить себе произнести целый год. Если вы позволите, я хочу обратиться сейчас к женщине, которая вдохновила меня на этот шаг. Без нее этого фильма не было бы. – Он смотрел прямо в камеру, и его лицо было полно отчаянной решимости. – Я люблю тебя, – тихо сказал он. В зале стояла гробовая тишина. – Теперь я понял, почему ты ушла. Но я обязательно найду тебя. И верну. – Он замолчал и улыбнулся робко и нежно, как будто бы знал, что Мэри видит его. Потом посмотрел в зал и улыбнулся уже другой улыбкой: улыбкой победителя. – Спасибо вам! – крикнул Майкл, поклонился и сбежал в зал.

Присутствующие разразились овациями.

Майкл смотрел на сползающие по окну капли дождя и думал о том, что завтра утром, а вернее уже сегодня, он будет в Лондоне. Он так долго ждал…

Звонок телефона прервал его мысли.

– Слушаю, – ответил он.

– Не надо меня искать, – услышал он нежный теплый голос Мэри. – Я тоже все поняла. Я вернулась. Я жду тебя внизу, в баре.


home | my bookshelf | | Любви не скажешь нет |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу