Book: Елена



Гейман Александр

Елена

Александр Гейман

ЕЛЕНА

Эта история о женщине-ведьме, то есть о женщине, магически одаренной и сексуальной. Мой старый друг, а он этих материй тоже не чужд, рассказывал обо всем так*:

_____

* имена и конкретные обстоятельства, естественно, изменены

- Все началось, когда я с дневного отделения перевелся на вечернее. Группа, куда я попал, четко делилась на две половины: в одной девочки интересовались тряпками и учебой, а в другой к этому добавлялись постельные приключения. Елена принадлежала к этой второй половине, и я выделил её с первой встречи: она была невысокой полноватой блондинкой, а мне тогда нравился этот тип.

- А сейчас?

- А сейчас все едино. Не перебивай. Да и была она посексуальней других, как чувствовалось. Но я тогда был только что после первой серьезной - любви, как бы в некоей паузе, да и знал уже, что эти дела лучше все-таки иметь где-нибудь на стороне. Так что по-настоящему я тогда Ленкой не заинтересовался, тем более, что другие женщины мне представлялись ярче.

- То есть как это - представлялись?

- Ну... Это когда пробуешь прочесть человека - на расстоянии, в воображении - и это удается. И не всегда удается, между прочим, а тогда, когда человек тебе откликается. Сейчас мне это скучно, а в молодые годы я это проделывал очень часто. Кстати сказать, это не воображение, не только воображение, - у меня были случаи, когда потом с женщиной было на самом деле, и всегда это бывало так, как оно представлялось. И у Ленки с этим было так же, она мне рассказывала. И ещё - есть разница, ты сам думаешь или кто-то тебя ищет - тогда оно само представляется - вдруг всплывает, и все тут. К слову сказать, о двух-трех женщинах я до сих пор жалею: на вид они были тихонькие такие, серенькие, а на самом деле очень одаренные, и было бы справедливо, если бы мы узнали друг друга и в жизни, а не только - так назову - астрально.

Так вот, Елену я тоже чувствовал, но не очень сильно и не очень для меня интересно. У ней был муж - это я узнал позже - и свои веселые дела, так что мы проучились вместе год, не особо сближаясь. Так, курили вместе, болтали, то, се. Но как-то раз мы с ней сидели за одним столом, вместе листая учебник, а ноги наши - моя правая и её левая - соприкасались. По-моему, я правильно помню, что это она так подвинулась. Такой сладости я не испытывал никогда в жизни, - кажется, включая прямую близость, секс то есть. Не совсем так было все, как при койтусе - скорее происходило знакомство, но такое радостное знакомство, счастливое - через Эрос. Я чуть не отключился. И заранее скажу - в постели потом ничего подобного не было. Да и до постели ещё было неблизко. Мы сходили на каникулы, а потом начался наш последний курс. Приближались октябрьские праздники, а накануне я узнал, что Елена развелась. Меня что-то так и толкало к ней, не желание, я повторю, что не очень и хотел её, но что-то иное - вернее всего, - судьба. Как водится, была масса знаков. Например, мой напарник по работе, пожилой такой мужчина, сектант строгих понятий, баптист, кажется, - он вдруг начал какие-то скоромные разговоры - событие для него просто небывалое. И в тот же день я встретил на улице сумасшедшего, он вовсю горланил что-то - и помнится, тоже непристойное. Кстати, этот знак очень сильный. И ещё кое-что, о чем необязательно говорить. И в эти дни я как раз договорился с Ленкой вместе отметить праздники; я приглашал приятеля, она - подругу, квартира была её, музыка наша - в общем, обычная такая вечеринка. О том, что там было, даже не знаю, как и рассказать.

- Что, стены ходуном от неистового соития?

- Нет, что ты!.. Наоборот, по пьяни я был очень слабым. К тому же, не прошло и пятнадцати минут, как в дверь стала ломиться её подруга со страшным скандалом - весь вечер она обнималась с моим приятелем, но, однако, потом посадила его на автобус и занялась моей нравственностью. В общем, продолжить нам в тот вечер не удалось, и я уехал в страшном раздражении. Бывали и раньше, и позже гадкие вечеринки - но эта была из худших: перепил, не кончил, выгнали, поскандалил, брюки перепачкал, магнитофон сломался - или вертушка была? - не помню. Но дело было не в этом, и не в сексе, которого почти не было, а в сопутственном. Я ведь раньше не видел Елену в подобных ситуациях, а тут она раскрылась во всей красе. Мне это не описать: вульгарность самая грубая, крайняя, но в такой дозе, что становилась уже не вульгарностью, а чем-то сверхъестественным - и с ней в сочетании такая же сексуальность. Ее танец... Как-то до этого я видел по телику фольклорные танцы Гвинеи-Бисау. Что там выделывали задастые негритянки, влажно блестя глазами, - я ещё подумал: "Да, куда белой женщине до настоящей эротики." Теперь я убедился, что поспешил ставить крест на белой расе, - Ленка вытворяла такое, что негритянкам до неё ещё было расти и расти. А вроде почти все те же движения... Не помню, как это получилось, но мы с ней катались по полу... в общем, я тоже был хорош. Ужасно. Ужасно!

Всю ночь мне виделась Елена, и это был не совсем сон, а нечто между сном и этим вот чувствованием: мы с Леной соединялись, и очень бурно, бешено - не знаю, с чем и сравнить. Интересно, что Ленка тоже видела это, но, как бы назвать, в другой тональности - в её сне мы соединялись чисто. Так тоже бывает, и очень сладостно, но я слишком невежествен, чтобы внятно объяснить, что здесь и откуда. Ну, а через пару дней я пришел на занятия и стал поджидать Ленку. Она появилась в середине урока и резко войдя, села где-то в углу, ни на кого не глядя. И у меня, и у ней, как это бывает в подобных случаях, было такое чувство, что все уже все знают - хотя, конечно, никто ещё ничего не проведал. Потом, после уроков, мы пошли покурить, осторожно наводя друг друга на разговор о произошедшем и последующем. Я намекнул Лене, что она впечатлила меня как женщина - и верно, хотя все было недолго, это понять было можно. А Ленка отвечала примерно так, что все лишь бледная тень сравнительно с тем, что у ней бывает понастоящему. Кстати, это было правдой. Оказалось, и я как партнер ей понравился, и это было уже странно, потому что мне-то алкоголь никогда на пользу не шел. Потом мы поехали к ней, и когда стояли на остановке, её волосы с расстояния притянулись к моей шубе. Конечно, электростатика, а все равно - выглядело впечатляюще. В тот раз, однако, продолжения не было, я только забрал пленки и ящик. Елена, казалось, была в нерешительности, а мне объясняла так, что для меня эта связь будет опасной. Я и сам это понимал, скажу больше - я не испытывал к ней сильного влечения, несмотря на её сексуальность. И все же что-то иное - не секс - нас очень мощно сводило. После того я ещё раза три был у неё - она, кстати, жила в коммуналке, соседствуя с одной деревенской старухой. Но как-то оно не получалось - то она сама не позволяла, то наоборот, она была на взводе, но я слишком инертен, то какие-то гости мешали.

И вот в один день у меня написалось хорошее стихотворение и одно научное письмо. Я решил про себя обязательно это отпраздновать с Ленкой, как раз и мама была на работе в ночь и не было тети Нади - о ней позже, купил вина и пригласил к себе Елену. Но она отказалась, ей куда-то было надо, и она ушла, не дожидаясь конца занятий. Я разозлился и решил, что все равно проведу вечер в женском обществе. Недолго думая, я пригласил к себе другую сокурсницу, Эллу В. Она условилась, что составит мне компанию только на вино, но не больше - а меня это вполне устраивало - и мы оказались у меня дома. Мы пили, общались, и я наслушался сплетен про наших девочек. Про Ленку Элла В. сказала:

- А - она назвала по фамилии - сексуально неуправляема.

- Не берусь судить, - пожал я плечами, но про себя подумал, что похоже на то. Кстати, типичная ошибка женщин: они при первой возможности торопятся заложить одна другую с потрохами, выдавая самые скандальные подробности. Почему-то никому не приходит в голову, что мужчина может воспринять это по-своему - не как компромат, а как рекламу. Когда позже Елена занималась тем же самым, и я узнавал разные головокружительные истории про её подружек, моей реакцией было: "Э, так с этой тоже можно!" - а ведь я был всецело поглощен нашей связью.

Ну вот, а когда вино было выпито, Элла В. сказала, что ей куда-то там уже поздно и далеко, и любезно согласилась переночевать у меня. Я проводил её в комнату тети Нади, и отвернулся, чтобы включить торшер. Когда я повернулся, Элла В. была полностью заголена. Я этого совсем не ожидал, но делать нечего - принялся за работу. Только вот стоял опять плохо. Проклятая водка! Вообще - не понимаю, зачем эта идиотская традиция мешать одно с другим? Какой уж там кайф.

Утром Элла В. сказала: "У тебя хорошие способности, но тебе не хватает техники," - и на том мы расстались. Замечание наивное - мне не хватало трезвости, а не техники.

И раз уж зашла речь, скажу пару слов и о технике. Я и раньше думал, а потом только убеждался, что от всех этих пособий с росписью поз и разновидностей поцелуев никакого толку. Должно быть другое - если уж не любовь, это редко, то истинное влечение к друг другу. Самое меньшее - хотя бы желание и интерес. Тогда достаточно довериться естеству, а оно само быстро подскажет и позы, и разновидности, и ритм, и все прочее. Это как проплыть по реке от истока до устья, - все изгибы, и перекаты, и водопады это все уже есть, и ничего выдумывать не надо, все, что требуется - не утопить лодку и немного её направлять. А вот если нет пламени, то никакой техникой это не поправить. Все равно, что жевать нарисованное яблоко картинка, может быть, и красивая, а вкусно не будет. И кстати, именно это часто и происходит - мужчина и женщина только изображают друг перед другом сексуальность, а пламени за этим нет, - ну и, секс получается поддельный, рутинный, а потом, как водится, взаимные обиды, и куча всяких комплексов. Одну только оговорку сделаю: что действительно надо знать, так это начальные элементарные вещи, анатомические. А дальше уж пламя - ну и, сам человек, конечно, что он есть из себя.

- Начальные анатомические вещи - это что, например?

- Э... Ну, скажем, устройство этого хозяйства, - у себя, у партнера. У меня, например, член имеет одну особенность - и я даже не знал, что это особенность.

- Какая?

- Ну...

- Колись, колись, интересно ведь.

- Сейчас, подберу, как сказать. Не залупляется, если кратко. То есть член все время в такой обертке, только природной. Мне девчонки, та же Ленка, говорили пару раз, но я тогда не въехал, пропустил мимо ушей.

- Ты что, у других член не видел?

- Почему? - видел. Лет в пятнадцать мне друг, например, похвастал, как у него кожа взад-вперед ходит - с такими словами: "Видишь, как раздрочил!" - ну, я и подумал, что из-за этого.

- Ладно, ты про Эллу В. рассказывал. Что там дальше?

- С ней - ничего. Она, вероятно, ждала продолжения, но я устранился. Более того, даже повинился Елене. Это было в тот вечер, когда я привел её к себе домой. То есть, она и раньше бывала, но теперь уже не в гости. Накануне я гадал на спичках - знаешь, вставляешь в коробок с двух сторон и поджигаешь. В этот раз мне даже не по себе стало: только загорелись - и сразу наклонились друг к другу и сошлись головка в головку. Я так и понял, что сроки вышли. Ну и вот - уманил. И тетя Надя была дома, но надо отдать ей должное - тихо сидела у себя в комнате, не высовывая носа. Это подруга мамина, поссорилась с дочерью и перебралась к нам - погостить. Ну и - это погостить затянулось на полтора года. Так все ничего, конечно, но мама на раскладушке спала, а я девок не мог к себе водить - согласись, большое неудобство для молодых лет. И никак мы с мамой не могли придумать, как её вежливо спровадить. Нот вот это средство подействовало - после того, что она наслушалась той ночью, тетя Надя на следующий день собралась и уехала. Не вынесла. А про вечер опять-таки трудно рассказать - чего только и не было, и вино, конечно, и расспросы, и признания, и всякая такая романтика, о чем уж не буду говорить. А потом я уложил Ленку спать, и снова - когда я повернулся к кровати, она лежала, выставив из-под одеяла голые грудки. Очень красиво и эротично. Но что ты скажешь - этот гад в природной обертке не желал проникнуться важностью момента и вел себя не лучше, чем с Эллой В.! А уж как Ленка старалась! И соском, и языком, и уж не знаю чем. Конечно, он приободрялся, но оставался нетверд в своей стойкости - или нет, наоборот, - стоек в своей нетвердости. Делать то-се было можно, но я ничего не чувствовал и, как это называется, не владел ситуацией. Под утро оно пошло лучше, а там мы сделали перерыв и, кажется, немного поспали. Итогом всего было: 1 - тетя Надя собралась и шустро исчезла; 2 - Ленка решила, что я гожусь и можно будет по-настоящему.

И начались наши встречи и приключения. Я не буду много описывать дела постельные, тем более, в стиле "эротических рассказов" - "котик играл с кисонькой" и т.д. Во-первых, котик играл не только с кисонькой - да и не только котик. А во-вторых, не это важно и не это запомнилось. Важно, например, то, что у нас все время было по-разному - это так чувствовала и Ленка, и я: только раз или два одно соитие походило на другое. Мы как бы все время узнавали что-то новое - и даже не о друг друге, а о чем-то еще. А самым странным было то, что у меня продолжалась потеря чувствительности, хотя теперь обходилось и без вина. То есть я чувствовал, что - тепло, влажно, больно, и я чувствовал её как женщину - когда переменить позу, когда - рисунок и т.п., но наслаждением это совершенно не сопровождалось. Я даже кончал, почти ничего не испытывая, - а ведь я желал её, и она мне нравилась, да и Ленка все-таки была нежной и все умела. В конце концов, я с другими женщинами - и раньше, и позже - хоть что-то чувствовал, а были среди них совсем глупые и эгоистичные. Но что секс - когда я через несколько лет влюбился, то покусывая ушко, млел и испытывал головокружение - почти как в тот раз с Ленкиной ножкой. А тут все-таки не ушко! В чем дело - для меня до сих пор остается загадкой. Возможно, это моя айама ревновала...

- Кто?

- Айама. Айами, айама - это вещая жена шамана. Обычно такая маленькая девочка с косичками. На самом деле, конечно, это образ, который принимают женские энергии в мужчине. Юнг это похоже называл - анима. В общем, шакти. Так вот, я тогда этого не знал и не умел увидеть, а может быть, это айама мне все выключала.

- А что - с другой уже нельзя?

- Нет, почему, совсем не обязательно. Обычно шаман женат, просто он оставляет ночь для небесной жены. Впрочем, я сам мало что знаю - спроси сведущих. А другое что - я это и Ленке говорил - может быть, Елена всю сладость забирала себе, хотя и ненарочно. Она, кстати, мою нечувствительность очень переживала - не в пример тому, что у большинства женщин было бы. Так или иначе, у меня было чувство какой-то намеренной блокировки. Понимаешь, ведь некоторые вещи чисто физиологически очень чувствительны - и вот, только начнет строиться ощущение, как сразу отсечка - уходит, и все тут. А может быть, это мой ангел-хранитель пакостил.

- Зачем?

- Ну, чтоб не слишком прилип. Я и так увяз. Любовью это не было, я до того прошел любовь - и кстати, только тогда и понял все эти дела между мужчиной и женщиной, хотя с ней-то, с первой любовью, как раз ничего не было. Так что было с чем сравнивать, - и это скорее походило на наваждение. Видишь ли, Елена - женщина порченая, и что-то она во всем этом не понимала. Главное - она это вот не понимала - быть вместе. Женщина ведь обычно старается свое владение мужчиной обозначить, даже если сама для себя хочет свободы. А тут не так. Стоило оказаться где-нибудь на людях, как она держала себя так, будто гуляет сама по себе - что с ней можно знакомиться поближе, снимать её - зеленый свет, а этот вот - просто так, знакомый. И не то что именно я был такой временный и случайный, нет, со всеми так. Например, до того она приходила на уроки с мужем - и то же самое.

- А может, ты слишком ревнивый?

- Я её вообще не ревновал. Другое - это просто жутко неудобно. Ну, смотри. Скажем, пришли в бар. Она, как выясняется, без трусов. И вот времени от времени заходит к бармену в закуток и вздергивает подол показывает картинку. А он ей за это наливает. Тоже способ, конечно, - но мне что с этим делать? Потом начинаются танцы. Она танцует, как я это уже описывал, а мой танец состоит в том, что я таскаюсь за ней тенью и снимаю с её бедер мужские руки. Как за все время обошлось без рукоприкладства - фиг знает. И считается, что это мы вместе проводим вечер и нам обоим весело. Ладно, фиг с тобой - хочется тебе того волосатого, - ну, иди к нему, - а я-то тогда зачем? И все это из разу в раз, причем, никогда не знаешь, откуда тебя треснут. То возникает какой-нибудь лечащий хирург, то таксист, то Саша, то Миша, то Вова Юрасов... "Почему ты вчера не пришла?" "А я зашла к Вове Юрасову, он в разводе с женой. Так его жалко, всю ночь плакался." И выясняется помаленьку, что не так плакался, как поил коньяком. И спали вместе, но ничего не было. То есть он хотел, но она не позволила. Даже плавки снял, а она - нет. Так и спали. Слушаешь это - и не знаешь, что и подумать. С одной стороны, "спали и ничего не было" - вещь при её нимфомании невероятная. С другой стороны, Ленка и не такое могла выкинуть. И честно скажу - какая там ревность, я представлял, как бедный Вова Юрасов шоркался всю ночь - садизм какой-то. Хотя, конечно, может, и зря жалел. Но мне-то что со всем этим делать - вот ведь вопрос.



Видишь ли, цель каждой женщины - заставить мужчину на себя тратиться. У Ленки здесь были свои сложности - её слишком интересовал секс, чтобы извлекать из этого денежную выгоду. Замужество ей тоже не помогло. И она отыгрывалась на другом - на мужском внимании, на эмоциях, на энергии - на неё этим вот тратились, и тратились капитально. Так что выходки, скандальные истории, выяснение отношений - все это было совершенно неминуемо, это была её стихия, её вода, её - даже не спорт - религия. Раньше, в древности, были такие культы - где-нибудь при храме Венеры или Астарты богослужение жриц в том и состояло, чтобы гулять по городу и отдаваться мужчинам по своему выбору. Но это раньше, а сейчас получалось не так: Ленка пыталась держать себя в стиле дрянной девчонки, милашки, порхающей по постелям, но была для этого слишком энергетична, слишком женственна, слишком магична. Самые тупые мужчины понимали, что столкнулись с чем-то особенным, из ряда вон - и не могли ко всему отнестись столь легко.

И потом - её похождения не были только её делом, это все же нас двоих касалось. И не в морали дело - эти понятия здесь неприложимы. Но, видишь ли, все же мы с ней образовали какую-то связку, какой-то - не знаю - союз, какое-то вместе, а она с этим не считалась. А по мне-то отдавалось. Скажем, после такого вот бара я силой за руку притащил её на квартиру. Сдал соседке и уехал. Потом зашел к приятелю, посидел и часов в час вернулся домой. И узнаю, что Елена заявлялась и исчезла неизвестно куда. Время самое глухое, где её искать - фиг знает. Ладно, ложусь спать. А она тем временем три часа колесит с одуревшим таксистом по городу, заголяется перед ним, он, естественно, пытается её трахнуть, она его спрашивает: "За кого вы меня принимаете?" - а я все это время во сне дико стону, потому что мы в связке и происходит это все с нами обоими, а не с ней одной. А между прочим, ничего в жизни просто так не дается, и если у нас в той же постели кое-что получалось, то это потому, что мы оба в это вложились, что-то нашли, раскрыли друг в друге - и это вещь на самом деле очень и очень дорогая, и не затем оно найдено, чтобы бросить на сиденье первому попавшемуся водиле. И опять же, дело не в морали, но это все просто разорительно. Ну, представь, ты с компаньоном пашешь в кооперативчике, а он ваш доход пропивает, причем тебя не спрося - то же самое. И долго ли проживет такой кооперативчик? То есть Ленка двойную ошибку делала: к ошибке редкого свинства добавляла ещё и несусветную глупость.

- Слушай, я все хочу спросить: все, что ты пока расказываешь, это блядство и нимфомания, а в чем магия-то?

- Да как сказать. В этом тоже, кстати. Понимаешь, магично на самом деле многое и многое, самые обыденные вещи. Тот же секс вообще-то без магии не обходится. Какой именно - это уже другой вопрос. Так что не надо ожидать, что какие-то там духи должны являться и из воздуха розы сыпаться. Наоборот, чаще все облекается в такие повседневные, правдоподобные формы.

- Ты лучше примеры какие-нибудь приведи.

- Сейчас, подберу. Ну вот сны, например. Мне и раньше много чего снилось, но с Еленой обострилось. Один сон запомнился особенно - про мертвых львят. Будто ночь, а я превратился в льва. И так мне это понравилось, бегу себе и вижу Ленку. Она сидит у какой-то ямы с Юрой - это прежний её поклонник. Увидела меня, ей это понравилось, и она тоже превратилась в львицу. И мы с ней прыгаем, играем, а потом я подхожу к яме и заглядываю. А там львята, и все мертвые, убитые, и львенок один сверху такой красивый, сильный львенок. И над ямой сеть натянута. И приходят какие-то люди, охотники, и в этой сети всех уносят. А я на них прыгаю, пытаюсь отнять львят обратно - и ничего не получается. Страшный такой сон, а смысл без всякого Фрейда понятен.

Или что-то вроде общего сна - наяву. Лежим с Ленкой, отдыхаем, - то есть я отдыхаю, она не уставала, - и она начинает рассказывать, что ей в это время видится. А я ещё до её слов знаю, что она скажет, хотя сам это вижу очень смутно.

- А видение-то хоть какое?

- Про памятник. Нам двоим, будто лежим вместе - на локте так под голову. Потом прилетел Бог с недовольным лицом, надел на неё нимб и за собой увел. А я отпустил. Да это так, ерунда,важно, что оно видится вместе.

Или гадания. Я тогда и понял, что гадать хоть на чем можно - было бы что узнать, а знаки и самому можно подобрать. Например, я по Овидию гадал, это называется так, - раскрывал наугад один восточный сборник. И что ты скажешь - всю дорогу попадалась "Джатака о Суссонди" - это такая сказка, как царь драконов утащил на необитаемый остров женщину, а она и там ему рога наставила. Правда, не только это попадалось, но романтические такие любовные четверостишия:

В летний полдень после купанья

На груди мужа она рассыпает

Свои влажные волосы,

Пахнущие рекой.

Ну и, хотелось, конечно, верить, что это вот правильно, а то - нет. И наконец, без всякого гаданья знаки даются. Как-то раз, например, лежим с Ленкой у неё на кушетке, даже ещё не совсем лежим, и вдруг в раскрытую форточку влетает пташка - забыл, воробушек, синица ли. На улице холод, но у Елены по-настоящему топили, так что форточка настежь. И вот проходит полчаса или больше, мы уж распустились, а воробушек все летает себе по комнате. И садится на раму ещё и подруга, - Ленка вообще-то спорила, что это как раз воробей, а летает воробьиха, но ясно, что наоборот. И так все он порхает, и ведь не боится нисколько, а она - нет, все на форточке.

- Ну, и что это все означает?

- Смотря для кого. В моем обиходе это плохой знак - знак облома, неудачи, затянувшейся ошибки - примерно так - но это я сейчас знаю. Но ведь сразу можно понять: птичек две, но они врозь; потом - вроде как нашел он теплое место, и не гонят, и даже покормить могут, но это ведь только кажется так - все эфемерно, непрочно - до закрытой форточки. Штукато в том, что ужасно не хочется это понимать.

Что ещё запомнилось - пару раз у меня начинала ци с ладони течь. Знаешь, вроде мурашек - сухое такое электричество.

- Эрос?

- Н-нет, это не одно и то же. Эрос - это больше одушевленное, энергия живого, такое, ещё досексуальное, притяжение живого к живому. Мужское, женское, секс - это уже потом. По крайней мере, я так это понимаю, а я человек неграмотный, может, все и не так.

- Хорошо, и что с ци?

- Да ничего, просто забавно было - водишь у Ленки над животиком, а её разбирает. Я все хотел это - кисоньку - побаловать, но Ленка не дала, побоялась.

Но самое загадочное, что у нас было, я проспал

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 30

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 30

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 30




home | my bookshelf | | Елена |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу