Book: Игры для патриотов



Игры для патриотов

Иван Черных

ИГРЫ ДЛЯ ПАТРИОТОВ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

1

Сон был так сладок и крепок, что он, слыша трезвон будильника, никак не мог оторвать голову от подушки. Но сознание уже проснулось и напомнило о предстоящем полёте. Надо вставать и собираться на аэродром. А голова была такой тяжелой и непослушной, что он лежал ещё с минуту, мысленно ругая себя за вчерашнюю вечеринку. Не следовало ходить в ресторан, поддаваться уговорам Ларисы. Ей-то что, у неё выходной, целый день можно дрыхнуть, а ему десять часов крутить штурвал. И греческий коньяк оказался дерьмовым, хотя выпил он не более ста пятидесяти граммов… Правда, отказаться тоже нельзя было: Жанна — лучшая подруга Ларисы, и двадцать лет — раз в жизни бывает. И ухаживает за ней друг Геннадия Валентин Артамонов, бортинженер. Ему тоже лететь, и тоже он выпивал, как и Геннадий, в меру… А тут ещё этот прапорюга, правда, бывший, Желкашинов. Надрался со своими подопечными, к их столу приперся, Ларису на танец пригласить. Лариса, разумеется, отказала, а он своё: «Что, только с офицерами танцуем, отставной прапорщик чином не вышел?» Тогда и вмешался Геннадий:

— Послушай, Тимофей, иди к своему столу. Дай нам поговорить.

— А я не к тебе обращаюсь, — зло ответил Желкашинов. — Когда Тимофей горючим заведовал, все к нему с поклоном шли, а теперь, видишь ли, носы воротят…

Действительно, Геннадий раза два обращался к нему с просьбой заправить свои «Жигули», когда на АЗС не было бензина, и каждый раз расплачивался то деньгами, то подарком, но почтительно никогда к Желкашинову не относился. Тем более теперь, хотя бывший начальник ГСМ бизнесменом заделался, иномарками торгует.

— Что заслужил, то и получил, — в сердцах ответил Геннадий. — И по-хорошему прошу, иди к своему столу.

— По-хорошему, — усмехнулся отставной прапорщик. — А по-плохому морду набьёшь?

Обострять обстановку Геннадию совсем не хотелось, но и стерпеть такой наглости не мог.

— Ты этого хочешь? — спросил, не сдерживая гнева.

— Хочу! — вдруг заявил Желкашинов и шагнул к нему. — Бей.

Геннадий и Валентин тут же подскочили, стиснули за руки бузотера и отвели к столу, за которым сидели его дружки.

— Ребята, утихомирьте своего шефа, он, кажется, малость перебрал, — обратился Геннадий к парням, нанятым Желкашиновым перегонять ему иномарки из Финляндии и Германии. И крепко припечатал отставного прапорщика к стулу.

Когда офицеры вернулись на свое место, за столом Желкашинова, видно было, разгорелась дискуссия. Лариса, чтобы разрядить обстановку, произнесла очередной тост за юбиляршу, все выпили и забыли о мимолетном конфликте. Но когда уходили из ресторана и Геннадий зашел в туалет, на выходе ему преградили дорогу два коротко стриженных качка, подручных Желкашинова.

Геннадий понял намерение изрядно подвыпивших подельников новоявленного бизнесмена и, помня одну из заповедей драки — бить первым, едва стоявший ближе к нему бросил: «А, сука!» — врезал ему в солнечное сплетение. Второму, правда, удалось зацепить Геннадия кулаком по голове, но лишь вскользь, зато Геннадий угодил ему ногой в промежность. Не прошло и минуты, как оба качка валялись на полу.

Геннадий переступил через одного из них и как ни в чем не бывало присоединился к своим друзьям. Ни Лариса, ни Жанна, ни Валентин не заметили его возбужденного состояния…

И вот эта головная боль. Несильная, но все-таки неприятная. От плохого коньяка или от удара? Или просто не выспался?..

— Вставай, милый, — стала тормошить его Лариса. И когда он открыл глаза, обняла и плотно прижалась. — А может, не полетишь? Плюнь на свой самолёт, на свою службу, обними меня покрепче…

Геннадий тряхнул головой, разгоняя остатки сна.

— Не мели чепухи… Вернусь из командировки — готовься к свадьбе.

— Задалась тебе эта свадьба. Разве нам так плохо? И хозяйка предупредила: семейным комнату она не сдает. Подождем, когда я ещё сто тысяч, — она помолчала и с улыбкой добавила: — подзаработаю. Кстати, ты снял денег мне на подарки? В Китае, говорят, много экзотических сувениров.

Геннадий совсем забыл, что она страстная любительница всяческих украшений.

— Извини, но снимать твои деньги… А чего ты хочешь?

Лариса пожала плечами.

— Там, говорят, есть розовый жемчуг. Купи мне ожерелье. Или медальон с красивым камнем. — Лариса поднялась за ним следом. — Приготовить тебе кофе?

— Не надо. Я уже опаздываю. — Геннадий схватил брюки и одним махом натянул их. — Надо ещё заскочить в гостиницу, переодеться.

— Я подброшу тебя на машине.

И Лариса быстро, прямо-таки по-военному, облачилась в спортивный костюм, набросила куртку.

Красные «Жигули» стояли у подъезда, и когда Лариса включила мотор, вдруг предложила:

— Я провожу тебя до аэродрома, посмотрю, как ты будешь взлетать.

— Это не так скоро. Надо еще осмотреть самолёт, кое-что сделать.

— Ничего, подожду. Мне спешить некуда…

На аэродроме подготовка уже шла полным ходом: у носового колеса стоял электроагрегат для проверки электрооборудования самолёта, и бортинженер Валя Артамонов щелкал переключателями, следя за стрелками приборов. Топливом могучий «Руслан» заправили ещё накануне, и все члены экипажа занимались проверкой. Командир экипажа тоже находился в кабине, и Геннадий приступил к внешнему осмотру самолёта — шасси, фюзеляжа, крыльев. Вспомнил, что техник накануне залезал на плоскость, открывал лючки. Решил проконтролировать, закрыл ли. Взял раздвижную телескопическую лесенку и полез на крыло. Нет, техник не забыл, сделал все как положено.

Геннадий, закончив внешний осмотр, присел на чехол отдохнуть. Тяжесть в голове не проходила, и чувствовал он себя отвратительно. Надо бы выпить таблетку от головной боли, но у него с собой нет, а у Ларисы постеснялся спрашивать — тоже мне лётчик, раскис от ста пятидесяти граммов коньяка. Правда, ночь-то они провели бурно, и он явно не выспался. Но теперь поздно раскаиваться, придётся терпеть. Командир — мужик суровый, не посмотрит, что раньше за Геннадием никаких замечаний не было: майор был доволен своим «праваком», как называли вторых пилотов с давних пор, когда появились самолёты с двойным управлением, двумя креслами в пилотской кабине — левым, для командира, и правым — для второго пилота.

Предполётная подготовка заняла минут двадцать, и Геннадий, поглядывая на часы, временами бросал взгляд на край аэродрома, к жилым постройкам, где виднелись красные «Жигули». Лариса ждала, не уезжала. И от этого на душе становилось приятно — любит. Вернется он из командировки, и хватит играть в мальчика и девочку. А то, что хозяйка грозится отказать ей в квартире, не трагедия, найдут другую. Платить, правда, придется дороже, но президент в последнем выступлении пообещал увеличить военнослужащим денежное довольствие. Если бы Геннадий был уверен, что экипаж не переведут на другой аэродром, можно было бы взять ссуду в Сбербанке и вместе с Лари-сиными ста тысячами купить кооперативную квартиру. Но ходят упорные слухи, что эскадрилью должны перебросить в другое место — аэродром близко расположен к городу, и роза ветров заставила строителей вытянуть взлетно-посадочную полосу так, что либо взлет, либо посадка происходит над окрестными домами, будоража мощным ревом жителей.

Увидев, что бортинженер направился в грузовой отсек, где шла погрузка научной аппаратуры для космической ракеты, которую собираются запустить китайцы через три дня, Геннадий встал и пошел за ним. Вместе занялись креплением ящиков с аппаратурой. Едва закончили, как поступила команда зайти в медпункт на медосмотр.

Командир первым зашагал к командно-диспетчерскому пункту, за ним — штурман-навигатор со штурманом-оператором, бортинженер с радистом; Геннадий шел замыкающим. Он приободрился, даже смешной анекдот рассказал радисту, но в душе переживал — вдруг врач обнаружит похмелье. Правда, и раньше случалось, что приходилось выпивать накануне полетов, но голова никогда не болела и давление крови оставалось как у космонавта… Чёртов греческий коньяк… И Лариса будто ошалела, что только не вытворяла с ним. Такие у нее нежные, ласковые руки, такая атласная кожа и такие зажигательные губы, что воспламеняли его всякий раз, когда она страстно целовала…

Приятные воспоминания омрачались наплывами головной боли, и он, подходя к медпункту, непроизвольно замедлил шаг, стараясь отдалить минуту встречи с врачом.

Тамара Михайловна, жена руководителя полетов майора Филимонова, симпатичная сорокалетняя врачиха, всякий раз, прислоняя к груди стетоскоп, восхищалась его железной мускулатурой, крепким телосложением. Вот и на этот раз дружески провела рукой по предплечью, похвалила:

— Молодец, держишь форму. И загар красивый… Ещё не женился?

— Никто не берёт, — пошутил Геннадий, чувствуя доброе расположение. Успокоился: в случае чего уговорит.

— Не скромничай. Слышала я, кого выбрал — Ларису Писменную из фирмы «Росэксимпорт». Красивая женщина. Но не торопись. Вряд ли она захочет покинуть Волжанск, если нас переведут в другое место.

Геннадию не хотелось обсуждать эту проблему, и он промолчал.

— А сердечко у тебя сегодня что-то частит, — сказала врачиха и еще раз заставила его не дышать. — Да… Ты случайно не гонялся за кем-нибудь на аэродроме? — спросила, пристально заглядывая ему в глаза.

— Да нет. Может, сюда быстро шёл, — соврал он.

— Ну-ка, посмотрим, какое давление. — Тамара Михайловна, обмотав его руку манжеткой, стала накачивать воздух «грушей». И Геннадий снова заволновался, приковал взгляд к прибору, хотя понять, как определяют врачи давление крови по этой похожей на секундомер штуковине, не мог.

Тамара Михайловна положила на стол фонендоскоп, глубоко вздохнула и сказала с сожалением:

— Да, товарищ капитан, сердечко у вас расшалилось не на шутку. Вчера случайно не выпивал?

— Нет, разумеется, — машинально ответил он. — Да все нормально. Может, с физзарядкой переусердствовал.

— Давайте измерим температуру. — Тамара Михайловна посуровела и пропустила его слова мимо ушей.

— Да нет у меня температуры! — запальчиво заверил Геннадий. — Только время зря потеряем. А меня экипаж ждёт.

— Ничего не поделаешь, дорогой Геннадий Евгеньевич, — перешла на официальный тон врачиха. — Придется подождать. А скорее всего полететь экипажу без вас.

— Как это без меня? Не положено.

— Что не положено?

— По инструкции не положено менять экипаж перед полётом. И если кто-то из членов экипажа заболел или ещё что, отстраняют весь экипаж. А у нас срочный груз. И не куда-нибудь, а за бугор.

Тамара Михайловна, не обращая внимания на его протест, засунула ему термометр под мышку. Снова внимательно посмотрела в глаза, пощупала лоб.

— Температуры, возможно, и нет, но с таким давлением я в полет вас все равно не выпущу.

— Тамара Михайловна! Вы же без ножа режете: командир в порошок меня сотрет и на медкомиссию направит. А там один приговор — к лётной работе не годен: никто не захочет брать на себя ответственность, если появились какие-то отклонения.

— Ничего поделать не могу. У вас учащённое сердцебиение, высокое давление крови. Лететь нельзя.

— Да я здоров как бык! Сами недавно говорили об этом.

— По внешнему виду не всегда можно судить о здоровье. — Тамара Михайловна вытащила у него из-под мышки градусник, глянула на столбик красной ртути. — Температура нормальная, но всё равно допустить вас к полету я не имею права, о чем обязана доложить командиру.

Майор Фирсов сам заглянул в медпункт.

— Ну, ты чего тут расселся, — стал строго отчитывать второго пилота. — В любви объясняешься, что ли?

— Не хамите, Владимир Андреевич, — оборвала его Тамара Михайловна. — Ваш второй пилот болен, и я отстраняю его от полёта.

— Ну, допустим, отстранять или разрешать имеет право только командир. Вы можете только рекомендовать, — завелся и майор, уязвленный категоричностью врачихи.

— Пусть будет по-вашему: рекомендую. Настоятельно. У него высокое давление, тахикардия.

Майор окинул Геннадия уничтожающим взглядом.

— Что, донжуан, доамурничался? И что изволите теперь доложить командиру отряда?

— Да нормально… слетаю я, — промямлил Геннадий.

— Слетаешь… к милке на кровать или с кровати. Пошёл вон!

Геннадий брёл с аэродрома, как побитый пёс, низко опустив голову. Хорошо еще, что командир отряда сам решил полететь с Фирсовым в качестве инспектора — ему положено было проверить технику пилотирования майора. А вернутся — гнев Фирсова поугаснет, и он простит своего второго пилота.

Красные «Жигули» всё ещё стояли на краю аэродрома, и Лариса очень удивилась, когда он подошёл к машине.

— Что, отменили полёт? — спросила, стараясь заглянуть ему в глаза.

— Отменили. Для меня, — тихо проговорил Геннадий. — Отстранили.

— За что? — ещё больше удивилась Лариса.

— За любовь, — грустно усмехнулся Геннадий. — Перестарались мы с тобой вчера. Давление у меня сильно подскочило.

Лариса покусала губу, виновато прижалась к нему.

— Не расстраивайся, милый, все перемелется. Отдохнешь немного. А давление — экая невидаль, оно почти у каждого человека скачет. Поедем ко мне, я тебя вылечу.

— Подождем. Ты же хотела посмотреть, как взлетают самолёты. — Геннадия что-то удерживало на месте, словно он надеялся, что майор Фирсов одумается и изменит свое решение. Хотя он строг и порою бывает груб и бестактен, как герой анекдотов поручик Ржевский, но Геннадия уважает, ценит за летный талант и обещал при первой же возможности послать на курсы командиров экипажей. А давление… Лариса права, с кем не бывает, за такую болезнь с летной работы не списывают.

Они стояли минут десять, больше молчали, прислушиваясь к звукам на аэродроме. И вот наконец заурчали мощные двигатели «Руслана». Минуты три работали ровно, прогревая свое озябшее за морозную ночь тело, потом так взревели, что Лариса зажала уши. И когда рёв снова перешел в мерный гул, она спросила:

— Что это с ним? Что-нибудь случилось?

— Нет. Перед взлетом двигатели опробуют на всех режимах, чтобы удостовериться в их исправности.

— Значит, с твоим всё в порядке?

— Бортинженер у нас — дока. Никогда не подводил, — с гордостью похвалил капитана Артамонова Геннадий. — Мы с ним третий год летаем, и никаких отказов.

«Ан-124» между тем начал выруливать со стоянки.

— А ты когда-нибудь покатаешь меня на своём самолёте? — весело спросила Лариса, желая, видимо, поднять его настроение.

Получилось наоборот: Геннадий нахмурился, тяжело вздохнул. Ответил после длинной паузы с грустной иронией:

— Покатаю, если спишут в гражданскую авиацию.

«Руслан» вырулил на взлётно-посадочную полосу и, ещё раз опробовав силу своих «лёгких» — Лариса при этом снова зажала уши, — понесся по бетонке в направлении города. Вот переднее шасси оторвалось от полосы, нос самолёта нацелился в небо и, пробежав ещё с километр, взмыл над окраиной аэродрома.

Сколько раз Геннадий наблюдал за взлётами самолётов! Ещё мальчишкой бегал за три километра к небольшому аэродрому, даже не аэродрому, а просто летному полю, где базировалась тройка «Ан-2» да производили посадку почтовые самолёты. И каждый раз, когда самолёт уходил ввысь, у него замирало сердце от восторга и зависти; он с восхищением думал о конструкторах, создавших этих железных птиц, подвластных не менее умным и смелым, чем конструкторы, людям — пилотам.

Тогда и зародилась мечта стать летчиком. И он осуществил ее. И любовь к самолетам не убавилась даже теперь, когда Военно-воздушные силы совсем не те, что были десяток лет назад, когда вместо боевой учебы приходится заниматься коммерцией.

Он с умилением и тоской в сердце провожал уже парящий над окраиной города свой самолет. Вдруг ему показалось, что «Руслан» как-то нервно дернулся на правое крыло и будто бы из третьего двигателя пыхнуло дымком; не успел он осознать, реальность это или всего лишь фантасмагория его расстроенного воображения, как «Руслан» качнулся на левое, крыло и внезапно стал резко снижаться. А точнее, падать. На город. У Геннадия похолодело все внутри и волосы, кажется, поднялись дыбом. Он со страхом, с замершим дыханием продолжал неотрывно следить за самолетом, умоляя неизвестно кого, чтобы «Руслан» перестал падать, чтобы двигатели потянули его ввысь.

Лариса испуганно посмотрела на Геннадия, глазами спрашивая, что случилось. Он не успел ей ответить — в городе, где упал самолет, взметнулся огненный султан с клубами чёрного дыма.

— Быстро, в машину! — крикнул Геннадий, открывая дверцу кабины.

Лариса поняла его намерение и схватила за рукав куртки.

— Не надо!

Он выхватил у неё ключи, вставил в замок зажигания. Она еле успела сесть рядом, и «Жигули», взревев мотором, понеслись в сторону города.



Когда они приехали к месту падения самолёта, там вокруг уже бегали люди с криками и причитаниями, не зная, как подступиться к разрушенному и охваченному огнём пятиэтажному дому, вокруг которого валялись покорежённые обломки самолёта, ещё дымившиеся, потрескивающие при остывании.

Наконец примчались и пожарные. Расталкивая людей, стали пробиваться со шлангами и пеногасителями к очагам огня.

Геннадий с Ларисой стояли у машины, наблюдая, как из нижних этажей пожарные выносят детишек, стариков и старух, как продолжают метаться у дома те, кому удалось благополучно выбраться, моля о помощи. Геннадий порывался было броситься к дому, но Лариса удерживала его.

— Ты там будешь только мешать. Без тебя неразбериха.

И вправду. Помочь он в такой толкучке и неразберихе ничем не мог.

— Поедем отсюда, — взяла его под руку Лариса и вдруг вздрогнула всем телом. — Как подумаю, что ты должен быть там… — Обняла и прижала его к себе. — Это бог тебя спас. И моя любовь.

2

На второй день в Волжанск прилетела комиссия по расследованию лётного происшествия, десять человек во главе со старшим инспектором службы безопасности полетов Гайвороненко, худеньким, невзрачным на вид генерал-майором, которому шел уже шестидесятый год и сверстники которого давно занимались дачными делами. А главком ВВС держал Гайвороненко — такого опытного специалиста по расследованию летных происшествий за все время существования авиации не помнили. Мало того, что Гайвороненко отлично знал конструкцию всех существующих самолетов, он обладал особым даром определять те неприметные на первый взгляд сбои, которые помогали раскрывать самые сложные, самые неправдоподобные причины катастроф. Его знали в каждой части и в шутку называли Рентгеном.

С ним прибыл полковник Возницкий, в противоположность генералу молодой, высокий, стройный красавец, недавно назначенный заместителем начальника службы безопасности полетов. В частях ВВС его тоже знали — до службы в этой должности он некоторое время исполнял обязанности инспектора техники пилотирования при штабе ВВС и побывал на многих аэродромах, оставляя о себе славу педанта и солдафона, выскочки и чинодрала.

В комиссию входили представители разных служб — лётчики, инженеры по планеру, по двигателям, по приборам, по электрооборудованию, компьютерщик, инженер по топливу. Должны были прибыть и специалисты с завода.

Геннадий находился в столовой, когда туда пожаловал на завтрак представительный отряд комиссии по расследованию. О генерале Гайвороненко Геннадий был немало наслышан, а Возницкого видел год назад, он проверял технику пилотирования Фирсова, и майор, несмотря на зимнее время года, вылез из самолёта мокрый и злой как чёрт. Потом он рассказывал, что Возницкий изрядно попортил ему нервы в полете необоснованными придирками и нравоучениями.

Геннадий понимал, что комиссия не обойдет его своим вниманием, обязательно будет допрашивать, что да почему, как летали ранее, как осматривали самолет, кто в нем побывал, как отдыхали перед полетом… В общем, всю подноготную, ничего хорошего Геннадию не сулящую. Самое страшное в этой катастрофе было то, что с уст однополчан не сходило одно: «Диверсия».

Да и что могло быть другое, когда все, кто находился на аэродроме и наблюдал за взлетом, видели падающий самолет. И рев двигателей сразу ослабел. Ясно — отказали. Если не все четыре, то, во всяком случае, три или два; «Руслан» круто валился на левое крыло и падал вниз, на город… А то, что диверсии или теракты в стране совершаются чуть ли не каждый день, ни для кого не секрет…

Да, комиссия наделает в отряде шороха…

Аппетит у Геннадия пропал, и он, поковырявшись вилкой в тарелке, поднялся и пошел в холостяцкую гостиницу-общежитие, расстроенный предстоящими объяснениями и вновь нахлынувшими воспоминаниями о погибших товарищах. Еще вчера он разговаривал с ними, балагурил; и вот их нет. Несмотря на то что все произошло у него на глазах, ему казалось — это кошмарный сон, он хочет и никак не может проснуться. Такого удара он в своей жизни ещё не испытывал… И однополчане смотрят на него то ли сочувственно, то ли с подозрением, словно он во всем виноват: они, мол, погибли, а ты уцелел. Почему? Действительно, как он уцелел? Заболел, словно знал, что такое может произойти…

На душе было муторно, и голова, как и вчера, была тяжёлой, затуманенной — он ночью почти не сомкнул глаз; едва закрывал их, как возникало видение падающего самолета, огненный фонтан и чёрные клубы дыма. Соснуть хотя б с полчаса, чтоб посветлело в голове, и он смог бы более внятно и толково отвечать на вопросы членов комиссии. Надо ли рассказывать о вечеринке накануне, о том, что ночевал у Ларисы? Впутывать невесту в эту историю не хотелось, иначе и ее не оставят в покое… Дежурную по гостинице он может уговорить, чтобы подтвердила, что ночевал в гостинице. Но кто-то из знакомых мог видеть его в ресторане, и если неправда вскроется, тогда он окажется еще в худшем положении, его в самом деле могут заподозрить в причастности к диверсии…

Да, надо поспать. Раньше крепкому сну помогала выпивка. В тумбочке у него стояла бутылка «Смирновской», он достал её, откупорил и прямо из горлышка выпил граммов сто пятьдесят. Вытер губы тыльной стороной ладони и почувствовал, как тепло разливается по телу, боль в голове утихает, но туман в ней сгущается. Он сделал ещё глоток, закрыл бутылку и поставил на место. Не раздеваясь лёг на кровать. Туман всё плотнее застилал сознание.

3

Гайвороненко завтракал без аппетита. И самочувствие, и настроение было хуже вчерашнего. Вызов к главкому оказался очень некстати: генерал собрался было к лечащему врачу — что-то занедужил ещё с прошлого вечера, — а тут звонок.

— Зайдите, Иван Дмитриевич.

И голос главкома не понравился: обычно живой, с веселинкой, а тут сухой, официальный.

Генерал-полковник взглядом указал на кресло напротив, отрешенно протянул руку и положил перед ним бланк шифротелеграммы.

«Волжанск. Сегодня в 9.55 потерпел катастрофу „Руслан“ с космической аппаратурой на борту. Упал на город. Экипаж погиб. Есть жертвы среди гражданского населения. Филимонов», — бегло прочитал Гайвороненко и забыл о своем недуге.

— «Руслан?» На взлёте? — только и промолвил Иван Дмитриевич.

— На взлёте, — грустно подтвердил главком. — Надо, Иван Дмитриевич, срочно лететь туда. Подбери опытных специалистов и разберись как следует. Я только что звонил в Волжанск. Командир отряда погиб, он был в этом самолёте. Дежурный путано объяснил, что будто бы отказали сразу три двигателя и самолет упал на город. Врезался в пятиэтажку. Дом горит. — Помолчал. — Прямо как в Америке. Неужто террористы и до нас добрались?.. Не верится. Хотя после взрыва в Каспийске нечему удивляться.

Об этом подумал и Гайвороненко. Да, чеченские боевики не унимаются, сколько уже натворили бед, оставили семей без кормильцев, матерей без сыновей, детишек без отцов… Да и своих бандитов развелось. Генерала-пограничника сожгли…

Отказали сразу три двигателя… Такого ещё не случалось и не должно случиться — питание двигателей осуществляется автономно. Тут либо диверсия, либо…

— В общем, надо срочно лететь, — повторил главком.

Гайвороненко даже не заикнулся о неважном самочувствии: дело настолько серьёзное, что тут не до насморка. Иван Дмитриевич знал, что это последняя его командировка и последнее расследование: указ президента об увольнении генералов, достигших шестидесятилетнего возраста, уже выполняется. Он не жалел, что уйдёт из Военно-воздушных сил, хотя отдал им сорок два года и лётное дело любил до самозабвения, ничего интереснее, значимее для себя не находил. Но то были лучшие годы авиации, их расцвет. Чуть ли не каждый год создавались новые типы самолетов, ошеломляющих своими тактико-техническими данными, совершенным оборудованием, позволяющим летать в любую погоду, поражать воздушного и наземного противника за десятки километров лишь только по засветке на индикаторе прицела. Теперь всё рушилось, растаскивалось, а лучшее продавалось за рубеж. И ему было больно видеть своих коллег-лётчиков унылыми и беспомощными, а зачастую и полуголодными, без дела и без цели бродящими по аэродрому… Десятка лет хватило, чтобы развалить могучую страну, обломать ее стальные крылья. Самолетный парк устарел до предела, не хватает запчастей, отсутствует по несколько месяцев топливо. Летчики теряют не только боевое мастерство, но и летные навыки. И он, генерал, начальник службы безопасности полетов, ничем помочь не может. А тут еще эти катастрофы… Диверсия или всё-таки отказ техники? Третьего при такой ситуации и придумать немыслимо. Что ж, на месте виднее будет…

Волжанск встретил их ненастной погодой, дождем со снегом. Уже темнело, и на аэродроме, кроме часовых, никого не было. К самолету подкатила командирская «Волга», а за ней — автобус. Начальник штаба, молодой, щеголеватый майор, представившись и доложив обстановку, повёз прибывших в гостиницу.

Поужинали в летной столовой молча, будто на поминках. Начальник штаба попытался было завести разговор о катастрофе, Гайвороненко остановил его:

— Завтра, голубчик. Приготовь всю документацию.

На том и расстались.

Гайвороненко уединился. И самочувствие, и настроение было такое, что хотелось побыть одному, собраться с мыслями.

О том, что его готовят к увольнению, ему пока никто ничего не говорил, даже не намекал. Да этого и не надо было делать, чтобы самому догадаться, зачем к нему в заместители прислали полковника Возницкого, родственника одного из министров. И то, что Возницкого включили в комиссию по расследованию такой серьёзной катастрофы заместителем председателя, тоже не случайно. Полковник с первых минут повел себя как главный в группе: отдавал приказания членам комиссии, высказывал различные версии и каким следует отдать предпочтение; в общем, чувствовал себя начальником.

Гайвороненко даже позавидовал и порадовался энтузиазму полковника — коль любит дело, возможно, и станет неплохим начальником службы безопасности полетов. Хотя в выдвиженцев по протекции генерал не очень-то верил. А о Возниц-ком и в штабе, где он служил раньше, и в частях отзывались нелестно. Но Гайвороненко, старый служака, не стал скрещивать клинки с кадровиком, который поставил его, по существу, перед фактом о назначении Возницкого заместителем. И теперь он решил не мешать полковнику, преднамеренно давал ему возможность продемонстрировать свою профессиональную пригодность…

После завтрака сразу поехали в город. Первый осмотр места происшествия произвел на генерала удручающее впечатление: от могучего, более чем четырехсоттонного гиганта остались покореженные, оплавленные куски металла, разбросанные взрывом в разные стороны. Более-менее уцелел хвост, застрявший между панельными плитами верхнего этажа разрушенного дома. От членов экипажа и пассажиров, сопровождавших груз, не осталось даже мокрого места… Обгорелые кости.

За свои сорок два года службы Гайвороненко насмотрелся всякого. Но такого… Он почувствовал, как кожа на голове стягивается, поднимая остатки волос дыбом; к горлу подкатил комок и не давал вымолвить ни слова. А от смрада и запаха горелой человечины его стало мутить и чуть не вырвало.

Он постоял у обгоревших обломков, унимая расходившиеся нервы, и, немного успокоившись, прошел к эпицентру взрыва. Здесь и осколки панелей были оплавлены, закопчены, со следами огненной стихии.

Полковник Возницкий расхаживал среди обломков с важным и глубокомысленным видом, беря в руки и внимательно разглядывая то одну покореженную деталь, то другую. Даже обнюхивал, словно по запаху мог определить причину катастрофы. В принципе, если бы причиной взрыва был тротил или другое взрывчатое вещество, специфический запах которого ни с чем не спутать и держится он очень долго, можно было бы учуять его. Но, видимо, все-таки отказали двигатели, а взрыв произошел на земле от удара о здание, топливные трубопроводы не выдержали, керосин полился на раскаленный металл и вспыхнул; потом начали рваться топливные и масляные баки…

Но из-за чего произошел отказ двигателей?..

Главная задача членов комиссии — найти черные ящики, регистрирующую аппаратуру всех параметров полета, но, похоже, от нее тоже ничего не осталось. Ящики-то найдут, только такого огня никакой металл не выдержит, а ленты и нити — тем более…

До самой темноты лазили члены комиссии по обломкам, собирая наиболее ценные для расследования детали. Гайвороненко чувствовал себя хуже, чем в Москве, — то ли тяжёлая катастрофа усугубила самочувствие, то ли ещё больше простыл в дороге, но голова была тяжёлой, плохо соображала; временами его знобило, и он шмыгал носом, из которого текло, как из прохудившегося сосуда. Возницкий же, наоборот, оживленнее и бодрее становился с каждым часом, словно уже нашел нить, ведущую к разгадке происшествия.

Вечером в кабинете командира эскадрильи устроили консилиум. Поскольку главной версией катастрофы оставался отказ трех двигателей — это подтверждала и запись радиопереговоров диспетчера с подполковником Бирюковым, выполнявшим роль инструктора и второго пилота, — первым докладывал свои соображения инженер по двигателям.

— Я проверил рабочие тетради авиаспециалистов, готовивших «Руслан» к полёту, формуляры, — говорил твёрдым, уверенным голосом Брилёв, коренастый полковник лет сорока. — Всё выполнялось с безукоризненной пунктуальностью. Так, во всяком случае, записано. Ресурс у двигателей имелся достаточный, у планера — тоже. Логика подсказывает, отказ сразу трёх двигателей мог произойти по следующим причинам: диверсия, сбой компьютера или электрооборудования, заводской дефект двигателей. Анализ топлива показал, что кондиция его отвечает требуемым параметрам. Но это не значит, что катастрофа не могла произойти из-за топливной системы. Если мы вспомним прошлогодний случай с «Ту-154», когда самолет упал тоже из-за остановки сразу двух двигателей, то можно предположить, что и на этот раз причиной послужила топливная система. Или само топливо. Но подчёркиваю ещё раз: анализ керосина, взятый перед полетом, соответствующей кондиции…

Гайвороненко внимательно слушал, продолжая шмыгать носом, и, не выпуская из рук носового платка, делал какие-то пометки в блокноте. Когда Брилев закончил, он перевел взгляд на инженера-электрика, нервно выстукивающего дробь пальцами. Тот резко поднялся и заговорил, не сдерживая горячности и раздражения:

— Смею вас заверить, что из-за электрооборудования отказать сразу три двигателя не могли — каждый имеет свое автономное электропитание; и если бы произошел сбой, приборы зафиксировали бы и бортинженер и летчики приняли бы меры. Сомневаюсь и в сбое компьютера. Тут что-то другое, до чего мы пока не смогли докопаться, скорее всего производственный дефект двигателей…

Потом выступали инженер-компьютерщик, специалисты по приборам, по топливу. И каждый чуть ли не головой ручался, что катастрофа произошла не по вине его службы.

Гайвороненко слушал всех и с грустью думал о том, что никто не хочет брать ответственность за случившееся на свою службу — потом неприятностей не оберёшься; а коль ты начальник, значит, виноват — не досмотрел, не подсказал, не потребовал. И так бывает всегда, пока не найдут виновника, и им зачастую оказывается «стрелочник» — кто-либо из младшего инженерно-технического состава. Так будет и на этот раз. А между тем, мысленно рассуждал генерал, виноваты более ответственные и облеченные властью люди. За последние годы количество аварий и катастроф особенно увеличилось, и не только потому, что летчики стали меньше летать, теряют навыки, а инженерно-технический состав халатнее относится к делу; хотя это тоже есть. Но главная причина в другом: некогда могучий военно-воздушный, транспортный и пассажирский флот ныне растащили по разным коммерческим авиакомпаниям, стремящимся как можно быстрее и больше урвать баксов, чтобы не отстать от соседа, не дать ему возможности вытеснить тебя с рынка выгодных заказов и поставок. Единая управленческая служба развалена, каждая авиакомпания действует по-своему, нарушая элементарные правила безопасности полетов, не вникая особенно в нужды авиаторов. Да и вникать ныне не так-то просто — авиазаводы влачат жалкое существование, не могут обеспечить самолетные парки запасными частями из-за отсутствия металла, из-за дороговизны перевозок, из-за нехватки денег. А самолёты стареют, изнашиваются, нуждаются в капитальном ремонте или замене.

Ещё когда собирались в Волжанск, Гайвороненко получил кое-какие сведения о подоплёке случившегося: авиакомпания «Армада» благодаря подкупу вышестоящих чиновников фирмы «Гермес» нарушила договорные отношения с акционерным обществом «Росэксимпорт», занимающимся поставками за рубеж военной техники, перехватила контракты на перевозку в Китай космической аппаратуры и в одну из арабских стран многоцелевых самолетов «Су-37». Боясь, видимо, скандала, «Армада» спешно снарядила в Китай «Руслан» из отряда подполковника Бирюкова. Вероятнее всего, и подготовка к полету проводилась в спешке… Но не исключен и американский вариант: щупальца террориста Бен Ладена могли добраться и до России в отместку за союзничество с Соединенными Штатами… Во всём следовало разобраться…



Гайвороненко внимательно выслушал всех. Ни один из подчинённых не пришел к какой-либо более-менее стоящей версии. Все крутились вокруг да около, высказывая довольно сомнительные предположения. Да и он сам, председатель комиссии, пока ни на чем заслуживающем внимания не остановился. Пламя поглотило все, не оставив никаких следов. Такого в практике Гайвороненко ещё не бывало. Но здесь, понимал он, отчаиваться пока рано — осмотр проводился бегло, под впечатлением страшного разрушения… А тут ещё этот насморк, течет из глаз и носа, мешая сосредоточиться. Вечером надо как следует попарить ноги, выпить чая с малиновым вареньем, если удастся достать, и таблетку аспирина. Может, к утру полегчает, и тогда он всерьёз займется расследованием. А теперь нечего переливать из пустого в порожнее, подчинённые тоже устали после полёта и лазания по обломкам.

— На сегодня хватит, — прервал он совещание, выслушав руководителя полетов майора Филимонова, выпускавшего «Руслан» в небо и специально приглашенного на разбор. — Прошу всех ещё раз обдумать свои наблюдения и выводы, завтра продолжим работу. Можете быть свободны.

Руководитель полетов майор Филимонов, видя, как генерал шмыгал носом и не выпускал из рук платка, участливо спросил:

— Может, врача вызвать, товарищ генерал?

— Врача не надо. А вот если вы, голубчик, достанете пару таблеток аспирина да стаканчик малинового варенья, буду очень признателен.

— Будет сделано, товарищ генерал.

И действительно, пока Гайвороненко парил ноги, Филимонов принес целую аптечку всевозможных лекарств. Положил на тумбочку и, помявшись, несмело предложил:

— Может, и коньячком полечитесь? Я захватил на всякий случай.

Генерал повеселел.

— А что, Суворов рекомендовал после бани. Наливай по стопке.

Ему хотелось не столько выпить, сколько поговорить по душам с майором: он знает, разумеется, больше, чем рассказал в официальной беседе. А под хмельком и у твердокаменных размягчается сердце, появляется желание излить душу.

Филимонов достал из серванта рюмки — в номере для начальства была предусмотрена и посуда, — из портфеля, с которым пришел, извлек бутылку «Белого аиста», яблоки, сыр, колбасу.

— Неплохо живёте, — пошутил генерал. — А плачете, что мало получаете.

— А я, как в том анекдоте, товарищ генерал, играю.

— Как это играешь?

— Это к слову. Анекдот вспомнился. Не слышали про генерала и лейтенанта?

— Нет. Расскажи.

Филимонов, ловко орудуя ножом, нарезая ломтики сыра, колбасы, заговорил с улыбкой:

— Жили в одном доме генерал с лейтенантом. Генерал на третьем этаже, лейтенант на четвертом. Ни тот, ни другой по нескольку месяцев не получали денежное довольствие. Генерал перебивается с хлеба на квас, а лейтенант каждый вечер гулянки устраивает, пьёт, веселится. Как-то генерал спрашивает у него: «Где ты деньги берешь? Я вот генерал, а еле концы с концами свожу». — «А я играю», — отвечает лейтенант. «Как это играешь? — удивляется генерал. — С кем, во что?» — «С людьми. На деньги. Точнее, спорю. Вот с вами могу поспорить, что у вас через два дня на попе чирка вскочит». — «У меня их отродясь нигде не вскакивало», — возражает генерал. «А теперь вскочит, — стоит на своем лейтенант. — Могу поспорить на двести рублей. Проиграю — денежки ваши. Выиграю — мои». Самоуверенный лейтенант, отмечает генерал, авантюрист. Надо сбить с него спесь. «На пятьсот рублей», — заявляет. «Хорошо, пусть будет на пятьсот», — соглашается лейтенант. Ударили по рукам. Генерал на следующий день ощупал зад, оглядел в зеркало — никаких следов появления чирки. И на второй день то же самое. Ждет лейтенанта, чтобы содрать с него пятьсот рублей. Наконец к вечеру заявляется тот. «Ну, как дела, товарищ генерал?» — спрашивает. «Отлично, — отвечает генерал. — Готовь пятьсот рубликов. Никакого чирья». — «Не может быть, — не верит лейтенант. — Ну-ка, снимайте штаны». Генерал снял. Лейтенант стал тщательно осматривать. «Плоховато видно, — говорит. — Ну-ка, поближе к свету». И ведет генерала на балкон. Там крутит генерала и так и эдак, сочувственно вздыхает: «Вы правы, товарищ генерал, ничего нет». — «Ага, дружок, проиграл! — обрадовался генерал. — Гони полтыщи». — «Вам проиграл, — посмеивается лейтенант, — а у полковника, вашего заместителя, выиграл тысячу». И протягивает генералу пятисотрублевую купюру. «Как это?» — интересуется генерал. «А очень просто, — отвечает лейтенант. — Я с ним тоже поспорил, что вы ему задницу покажете. Вот и выиграл». — Филимонов наполнил рюмки. — Давайте выпьем, товарищ генерал, чтобы всегда выигрывать.

Оба рассмеялись и, чокнувшись, осушили рюмки.

Когда выпили по второй и закусили, Гайвороненко как бы между прочим спросил:

— А что вы думаете по поводу катастрофы, Николай Тимофеевич? Все происходило на ваших глазах, и, наверное, какие-то соображения имеются?

— Само собой, товарищ генерал. И днём, и ночью покоя не даёт эта катастрофа. Что только не передумал. И прихожу к одному выводу — диверсия.

— Но кто, как мог пробраться к самолёту? Охрана-то у вас надёжная?

Филимонов глубоко вздохнул.

— Была надёжная. А теперь ни за что и ни за кого нельзя поручиться. В роту охраны набрали всякую шваль. Даже два бывших зэка служат. Я проверял: в ту ночь оба находились в карауле. Да и не только в ту ночь. Сами знаете, рядового состава не хватает, и караул по нескольку дней не сменяется. А молодежь ныне такая пошла, что за обидное слово может чёрт-те что натворить.

— Да, — вздохнул генерал. — Плохую смену мы себе подготовили. И зарубежные идеологи помогают её растлевать. Чего только по телевидению не показывают. Кстати, давайте послушаем новости. На место катастрофы журналисты, как вороньё, налетели.

Генерал встал и включил телевизор. На экране замелькали рекламные заставки — сникерсы, прокладки, шампуни. Вот наконец появился и ведущий с грустным выражением на лице. И первое сообщение было о катастрофе. Коротко изложив суть дела, он высказал предположение некоторых авиаспециалистов: отказ двигателей произошел либо из-за неполадок в компьютере, либо из-за некондиционного топлива.

— Где же это нашёлся такой специалист, который узрел некондиционное топливо? — усмехнулся руководитель полетов. — Компьютер — куда ещё ни шло, а что он имел в виду под понятием некондиционное, трудно себе представить. Во-первых, слитый отстой топлива проверяли в лаборатории; во-вторых, двигатели не запустились бы, если бы вместо керосина, к примеру, залили дизельное топливо.

— И смех и грех с этими журналистами, — согласился Гайвороненко. — Я слышал, как одна симпатичная бабёнка настырно допрашивала инженера эскадрильи: правда ли, что в баки, в которых было зимнее топливо, залили летнее. Как он ни пытался её разуверить, что керосина летнего и зимнего не бывает, бывают только двигательные масла летние и зимние, она так и осталась при своём мнении. Вот оттуда информация на телевидение, видимо, и попала. Хотя это нелепое предположение наводит на некоторую мысль. Слышали о прошлогодней катастрофе «Ту-154»?

— Это когда на взлете тоже сразу два двигателя отказали?

— Да. О причине катастрофы тогда так и не пришли к единому мнению. Списали на технику, на дефект топливной системы. Но без чьих-то рук просто так она не могла отказать. — Генерал помолчал. — Диверсант мог и здесь объявиться, тем более если охрана самолётов велась плохо.

— Но лётчики и авиаспециалисты тщательно осматривали самолёт. И заложить какое-то взрывное устройство…

— Не обязательно взрывное. Ныне достаточно химических средств, чтобы вызвать соответствующую реакцию. Попробуй обнаружить такой реактив…

Руководитель полетов задумался.

— Диверсант, разумеется, мог пробраться к самолёту — охрана у нас действительно не на должном уровне. И ночь была непогожая… Но залить реактив без специального устройства в баки не так-то просто… Скорее всего действовал не один человек. Ваши специалисты место стоянки «Руслана» хорошо обследовали?

— Ночью шёл дождь со снегом. Какие после этого следы. Но надо как следует проверить…

Они допили коньяк и расстались до утра.

4

Ни коньяк, ни чай с малиновым вареньем, который Гайвороненко пил ночью несколько раз, чтобы размягчить будто застрявший колючий ком в горле, не облегчили состояния, и генерал встал утром с больной головой и еще большим насморком. Но дело не ждало, надо было по горячим следам вести расследование, и он, разделив комиссию на три группы, одну — на аэродром, другую — опрашивать свидетелей, третью — к месту катастрофы, отправился с последней.

Погода несколько улучшилась, подморозило, но небо все еще было затянуто плотными облаками, из которых временами сыпал снег, и следовало поспешить, пока не замело все следы.

К месту падения самолета группа прибыла, едва начало развидняться, однако там, по развалинам дома, уже лазили молодые парни. Завидев военных, пустились наутек.

«Сволочи, — мысленно выругался генерал. — У людей такое горе, а они мародерствуют и на пожарище ищут чем поживиться».

Снег, достаточно усердно прикрыл следы трагедии, лишь местами виднелись закопченные обломки железобетонной арматуры да хвост оторванного и застрявшего на верхнем этаже самолёта.

Гайвороненко, держа в одной руке носовой платок, в другой — березовую метелку, расчищал снег и вытаскивал куски порванного металла. Внимательно их осматривал и бросал в кузов грузовой машины, специально предназначенной для сбора останков «Руслана».

— Всё существенное уже собрали и в ангар свалили, — подошёл к нему инженер эскадрильи майор Стравойтов. — Лучше там покопаться. А эту мелочь потом с обломками арматуры вывезем.

Гайвороненко ничего не ответил, продолжал осторожно и аккуратно сметать снег с торчащих кое-где дюралевых клочьев.

— Вы ищете что-то конкретное? — уточнил Стравойтов.

— Стараюсь, — подтвердил генерал. — Топливные фильтры, к сожалению, так сгорели, что по ним определить что-нибудь невозможно. Топливные баки — тем более. Надо бы найти хоть кусочек топливных проводов.

Стравойтов с сожалением покачал головой.

— Это все равно что искать в сгоревшем стоге брошенную туда спичку.

— Вы правы, — согласился генерал. — И всё-таки это единственный способ установить качество топлива в баках, о котором, как вы, наверное, слышали, вещали по радио и телевидению.

Майор в недоумении уставился на генерала широко раскрытыми глазами.

— Вы серьёзно?

— Вполне.

— Но это же абсурд! Качество топлива уже дважды проверяли в лаборатории.

— Проверили отстой топлива до полёта, — возразил генерал. — А какое оно было после взлёта? Кстати, вылет экипажа задержался на два часа. За это время в баки можно было влить что угодно или мину куда надо подложить.

— Но экипаж от самолёта никуда не отлучался. И был уже день, — стоял на своем инженер.

— И всё-таки поищите куски топливного провода. От взрыва его наверняка порвало и разбросало, где-то могли остаться осколки…

Они проковырялись на пожарище часа три, генерал уже потерял всякую надежду и хотел дать команду прекратить поиски, когда Стравойтов радостно воскликнул:

— Есть, товарищ генерал! — И приподнял над головой изогнутую, покореженную взрывом тонкую трубку. — Правда, дренажная. Но при взрыве и в неё мог плеснуть керосин.

— Это удача. — Генерал взял трубку и бережно повертел в руках. — Едем в лабораторию…

Находка действительно оказалась стоящей. Анализ керосина выявил содержание в нем некоего вещества, образующего липкие кристаллы, которые, вероятно, и могли закупорить фильтры… Маловероятно, но если доступ топлива в двигатели был перекрыт…

В кабинете командира отряда собрались Гай-вороненко, Возницкий, Филимонов, Брилев и Стравойтов. Остальных членов комиссии решили, пока картина не прояснится, не посвящать в версию, чтобы не вызывать лишних кривотолков, и если действительно совершена диверсия, не спугнуть преступников. Не просто преступников, а скорее всего опасных диверсантов.

Составили список всех, кто был около «Руслана» и поблизости. Потом, обсуждая каждую кандидатуру и выявляя возможность ее причастия к диверсии, вычеркивали одних, ставили под вопрос других, третьих же, наиболее вероятных, выделили в отдельный список. Их оказалось восемь: техник самолета, приборист, радиолокаторщик, водитель топливозаправщика, трое авиаспециалистов, занимающихся погрузкой и креплением в грузоотсеке ящиков с аппаратурой, и водитель тягача.

— Начнем разбор с техника самолета, — подвёл черту под списком Гайвороненко. — Все свободны, кроме полковника Возницкого и полковника Брилева.

Филимонов и Стравойтов направились к выходу.

— Подождите, мы забыли включить в список второго пилота! — берясь за ручку двери, вдруг воскликнул Стравойтов. — А он последний, кто имел отношение к топливу — проверял заправку самолёта. Ко всему, почему-то не полетел.

— Как не полетел? — вскинул смоляные, по-девичьи тонкие брови Возницкий.

— У него оказалось повышенное давление, и вместо него полетел командир отряда, — пояснил Стравойтов.

— Давление, говорите, — повторил, о чём-то думая, Возницкий. — А ну-ка, пригласите к нам врача. И принесите личное дело второго пилота. Кстати, как его фамилия?

— Капитан Кленов Геннадий Евгеньевич.

Инженер эскадрильи и руководитель полётов ушли, Гайвороненко сменил носовой платок, уже четвертый раз за этот день, звучно высморкался и, прикрыв глаза, откинулся на спинку кресла.

— Продолжай без меня, Олег Эдуардович, — попросил полковника. — Я совсем раскис. В спокойном состоянии мне немного лучше.

— Хорошо, Иван Дмитриевич. Может, в гостиницу пойдете? Отдохнете, полечитесь. Я тут во всём разберусь.

— Нет, я послушаю.

Возницкий возбужденно прошелся по кабинету.

— Как же это мы упустили второго пилота из виду? — сказал с сожалением. — Случайности, как говаривал один мой знакомый, бывают в двух случаях: когда презерватив рвется и когда друга семьи оставляют по пьянке ночевать.

Генерал на шутку не отреагировал. И не только из-за плохого самочувствия: то, что в отряде или на аэродроме появился диверсант, ничего хорошего комиссии не сулило. Найти преступника и обезвредить будет не так-то просто — дураков на такое дело не посылают. Год назад произошел подобный случай на Дальнем Востоке с «Ту-154». Диверсанта так и не нашли, хотя на аэродроме работали лучшие сыщики Федеральной службы безопасности. И шишки посыпались на службу безопасности полетов: она-де обыкновенную катастрофу по вине личного состава умышленно переложила на ФСБ…

Личное дело второго пилота капитана Кленова принес сам начальник отдела кадров старший лейтенант Дехта. С ходу стал пояснять:

— Кленов — дисциплинированный, грамотный офицер, закончил Балашовское военно-транспортное училище с отличием. Аттестуется на выдвижение. Холост. Родители живут в Москве. Отец — полковник в отставке, мать тоже на пенсии, врач, работала в поликлинике Генштаба. Две сестры замужем, одна за военным, вторая за журналистом.

— Спасибо, — поблагодарил Возницкий старшего лейтенанта. — Хорошо знаете личный состав. А как со здоровьем у Кленова?

— Отменное здоровье. В госпитале при мне не лежал, никогда ни на что не жаловался.

— А за что отстранили его от последнего полёта, знаете?

Дехта пожал плечами.

— Слыхал, что у него кровяное давление подскочило. Но это первый раз.

— А как насчёт выпить? — щёлкнул себя по горлу Возницкий.

Старший лейтенант снова пожал плечами.

Не замечался, товарищ полковник. Может, когда и выпивал, но на службе нетрезвым не появлялся. Собирается жениться. На нашей местной, врачихе.

— Не та, что отстранила его из-за повышенного давления?

— Никак нет. Городская, работает в фирме «Росэксимпорт».

— Хорошо. Оставьте личное дело, мы сами ещё раз посмотрим. — И когда старший лейтенант вышел, обратился к генералу: — Надо, Иван Дмитриевич, немедленно произвести обыск в номере, где проживает второй пилот, и в других местах, где он мог прятать реактив. Следы должны остаться.

— Производить обыски — не наша компетенция, голубчик, — возразил генерал.

— Тогда надо срочно сообщить в ФСБ.

— А мы сможем твёрдо доказать, что это диверсия? И думаешь, фээсбэшники с радостью возьмутся за дело? Как бы не так. Никто не захочет вешать на себя нераскрытое преступление. Тем более диверсию. Я научен горьким опытом. Так что придется нам самим до всего докапываться. И ты прав, надо поискать злополучный реактив. Хотя очень сомнительно… Ищите без шума, чтобы не было похоже на обыск.

— Понял, Иван Дмитриевич. Сделаем.

— И вот ещё что: поинтересуйтесь, на какие шиши собирается второй пилот справлять свадьбу…

Их разговор прервал телефонный звонок. Возницкий снял трубку.

— Слушаю, полковник Возницкий.

— Товарищ полковник, докладывает дежурный по штабу. К вам врач Филимонова Тамара Михайловна.

— Проводите. — Возницкий положил трубку, — Жена руководителя полётов?

— Видимо, — не поднимая головы, предположил Гайвороненко. Но когда женщина вошла в кабинет, он открыл глаза и оценивающим взглядом осмотрел её с ног до головы. Филимонова произвела на него приятное впечатление: симпатичная сероглазая шатенка, одета не изысканно, но элегантно — в коричневую кожаную куртку, такую же фуражку на голове с золотистыми заклепками по бокам — под желто-оранжевый шарфик вокруг шеи. Высокая, стройная, умеющая непринужден но держаться с начальством. Поздоровалась, представилась:

— Врач местной поликлиники, Тамара Михайловна Филимонова. Слушаю вас.

— Присаживайтесь, — выдвинул из-под стола стул полковник. — Нас интересует вот какой вопрос: по какой причине вы отстранили от полёта капитана Кленова?

— У него было высокое кровяное давление, — опускаясь на стул, спокойно ответила врачиха.

Возницкий сел напротив.

— Причина? Раньше у него случалось такое?

— Причина мне неизвестна. Но раньше такого с ним не случалось.

— Вы взяли какие-то анализы, провели исследования?

— В анализах не было необходимости. А давление крови я сегодня у него проверила — нормальное.

— Тамара Михайловна, дело очень серьёзное, прошу вас, отбросив в сторону симпатию или антипатию к летчику, ответить нам точно: не могла ли это быть обыкновенная симуляция? Насколько мне известно, давление крови можно поднять крутой заваркой чая или ложкой кофе.

Женщина пожала плечами.

— Зачем это ему? Он хороший лётчик, по-моему, честный, добросовестный… Да и он возмутился было, когда я доложила майору Фирсову, что в полёт его нельзя пускать. Уговаривал не отстранять, убеждал, что чувствует себя нормально…

— Хороший лётчик, чувствует себя нормально, — с горечью повторил полковник. — Но разве вас, как врача, не интересовало, почему у него подскочило давление? Разве не следовало взять у него кровь на анализ? Как вы теперь можете объяснить причину внезапного ухудшения здоровья лётчика?

— Ну, это такое ухудшение, которое может быть от простого перепада атмосферного давления. Разве с вами такого не случалось?

— Представьте себе, не случалось. — Возницкий встал и нервно заходил по кабинету.

— Счастливый вы человек. А у меня частенько давление подскакивает и болит голова. И у мужа тоже.

— Слава богу, что вы не летчики. Но ваши болячки — ваши проблемы. А следить за здоровьем летчиков — ваша обязанность. Вызовите Кленова, проверьте еще раз у него давление, возьмите анализ крови и постарайтесь выяснить причину его болезни. Вы свободны.

Докторша, не привыкшая к такому тону обращения, прикусила губу и покраснела, как школьница, получившая за урок двойку. Что-то хотела сказать, но круто повернулась и быстрым шагом покинула кабинет.

Гайвороненко решил было сделать замечание полковнику за бестактность, но, зная норов Воз-ницкого, привыкшего разговаривать с подчиненными и со всеми, кто ниже его по званию и по положению, только командирским языком, раздумал — не время сейчас дискутировать о правилах поведения и обострять отношения. Да и по опыту знал — в этом возрасте внушения бесполезны; невоспитанность идет не от характера, а от примера старших, перенимавших грубость и высокомерие из поколения в поколение. Гайвороненко довелось служить еще при маршале Батицком, грубияне и матерщиннике, который ни одно совещание не проводил без разноса, сопровождавшегося такими «командирскими» словечками, от которых бросало в жар и в холод.

— Ты вот что, голубчик, смерить давление крови у Кленова — одно дело, но надо дать указание хотя бы майору Филимонову поискать этот пресловутый реактив в местах, где его могли хранить все, кто причастен к заправке самолета. Разумеется, нелегально. В первую очередь — у капитана Кленова, пока мы будем с ним беседовать. Во-вторых, надо выяснить, как охранялся «Руслан» в ночь перед вылетом, допросить всех солдат, несших охрану. В-третьих, хотим мы того или нет, а придется связаться с компетентными органами и попросить их помочь нам — проверить денежные вклады подозреваемых. Если это действительно была диверсия, кто-то за нее хорошо заплатил. И вообще, следует поинтересоваться доходами некоторых военных.

— Это мысль! — восторженно одобрил Возницкий. — Ныне немало тех, кто торгует не только секретами, а и человеческими жизнями. — Снял телефонную трубку. — Дежурный, пригласите в кабинет майора Филимонова.

Руководитель полетов не заставил себя ждать, словно чувствовал, что потребуется высокому начальству, и не уходил из штаба.

— Товарищ генерал… — начал было рапортовать от двери. Гайвороненко остановил его взмахом руки и указал на Возницкого.

— Вот полковник хочет что-то вам сказать.

— Капитан Кленов проживает в гостинице? — спросил Возницкий.

— Так точно.

— Кто ещё живет в той комнате?

— Капитан Соболев. Тоже второй пилот. Но тот сейчас в отпуске. Отдыхает в Сочи.

— Вот и хорошо. Пришлите Кленова к нам и, пока он будет отсутствовать, поищите у него в комнате жидкость или порошок подозрительного свойства, которые могли служить реактивом для образования в керосине кристаллов.

— Понял, товарищ полковник.

— И в других местах поищите. На аэродроме, в каптёрках, в пустых емкостях. В общем, там, где можно устроить схоронку.

Пока ждали Кленова, Возницкий углубился в его личное дело, а генерал развесил на батарее свои мокрые носовые платки.

— Весь запас, что жена положила в чемодан, использовал, — сказал с сожалением. — Не знал, что во мне столько дряни.

— Вы пошли бы в гостиницу да полежали, — посоветовал Возницкий. — В постели всё-таки легче.

— Так-то оно так, да хочется докопаться до истины. Неужто и в эскадрилье объявился предатель?

— Чему удивляться, коль сам бывший председатель КГБ продал американцам секреты подслушивающего устройства, установленного в их посольстве.

— Да, дожили, — глубоко вздохнул генерал. — И не судили, даже привилегий не лишили. Живёт как ни в чём не бывало. И совесть, наверное, не мучает.

— Если бы только один председатель КГБ. — Возницкий со злостью захлопнул папку. — А секреты наших противовоздушных ракет, поставленных в Ирак перед операцией «Буря в пустыне»? А выдача наших агентов Америке и Англии? Раньше, при советской власти, мы покупали капиталистов в самых секретных органах, а теперь наши продаются за гроши… Тут еще эта зачуханная Чечня. По всей России расползлись черномазые, как тараканы, и пакостят где могут.

— Доиграемся, наверное, в демократию, пока всю Россию не развалим. — Генерал взял с батареи ещё не высохший платок и вовремя прикрыл им разразившийся чиханием нос.

Они минут пять ругали современное руководство, пока их единодушную критику не прервал приход капитана Кленова. Второй пилот, видимо, и представления не имел, по какому поводу его вызвало столь высокое начальство, тем более не мог предположить, в чем его подозревают. Вошел уверенно, доложил, как и подобает толковому офицеру, прослужившему не один год.

— Товарищ генерал, капитан Кленов по вашему приказанию прибыл!

Голос четкий, твердый; лицо спокойное, волевое и симпатичное. Подтянут, одет, несмотря на плохое снабжение вещевиков, в новенький плащ с белым шарфом; брюки хорошо отутюжены, туфли начищены до блеска. Среднего роста, крепко сложен, не мандражит перед высоким начальством. В общем, капитан генералу понравился, и он указал ему на стул рядом с полковником.

— Присаживайтесь. — И когда Кленов сел, задал тот самый вопрос, который, несомненно, не мог лётчика не беспокоить: — Скажите-ка, голубчик, что вы думаете по поводу катастрофы вашего самолёта?

Кленов, как и ожидал генерал, пожал плечами. Но ответил довольно грамотно и определенно:

— Отказать сразу три двигателя из-за плохого топлива или электрооборудования, как передали сегодня по радио, по моему мнению, не могли. Бортинженер — опытный специалист, ошибиться не мог. Летчики — тем более: майор Фирсов летал на «Руслане» третий год, подполковник Бирюков и того больше. А вот компьютер подвести мог: в бортжурнале за год есть запись о неустойчивой работе.

— А диверсию вы допускаете? — перебил генерал.

— Похоже на то. Я всю ночь ломал голову, что и как могло произойти. И ни к какому выводу не пришёл. Мы два дня назад вернулись из командировки. И бортинженер, и техник, и я тщательно осматривали самолет. В тот же день техник заправил баки топливом. Утром перед вылетом он слил отстой, а я проверил заправку и еще раз осмотрел самолёт. Мину могли заложить только в одну из ниш шасси. Но могу поручиться, что там ничего не было. Да и судя по последовательному отказу трёх двигателей, если взрыв и произошел, то не в нише шасси.

— А кто, кроме вас и членов экипажа, был в то утро у самолёта? — задал новый вопрос генерал и зачихал, закашлялся до хрипоты, прикрывая нос и рот мокрым платком. Кленов подождал, когда кашель генерала прекратится, ответил, как показалось Гайвороненко, даже с обидой:

— Были только наши авиаспециалисты. И если вы полагаете, что кто-то из них мог совершить подлость, то глубоко ошибаетесь.

Генерал снова громко чихнул и подтвердил с усмешкой:

— Правда. — Перевел дыхание и продолжил: — Но не мог же черт или дьявол опуститься ночью на самолет и сунуть в уязвимое место какую-нибудь бя…бяку? — Новый взрыв кашля не дал ему говорить.

— Зря вы мучаете себя, Иван Дмитриевич, — пожурил генерала полковник. — Вам надо лежать в постели. Пить горячий чай с малиновым вареньем и молоко с медом.

— И то правда. — Генерал поднялся с кресла, но не уходил, дожидаясь ответа второго пилота.

— Чёрт и дьявол, разумеется, опуститься на самолёт не могли. А вот диверсант, если часовой дремал или прятался где-то от мокрого снега, который сыпал в ту ночь, пробраться к самолету сумел бы.

Генерал в задумчивости покивал головой, встал и направился к выходу.

— Продолжай, Олег Эдуардович. Вечером мне доложишь.

На улице генерала обдало холодным, пронизывающим ветром. Гайвороненко прикрыл нос и рот шарфом и заспешил в гостиницу, думая о втором пилоте. Капитану он почему-то верил: и вел себя тот достойно, непринужденно; и держался независимо перед представителями суровой службы безопасности полетов; и отвечал лаконично, исчерпывающе. И взгляд темно-карих глаз — открытый, доверчивый, как у ребенка. Правда, за свою многолетнюю практику генералу приходилось встречаться с разными людьми, и не у каждого за ясными глазами он мог сразу рассмотреть лицемерную натуру, но Кленов к такой категории, похоже, не относился…

Полковнику Возницкому, наоборот, капитан-красавец не понравился: держится слишком уверенно, его лаконичные ответы свидетельствуют о том, что второй пилот заранее готовился к допросу. Едва закрылась дверь за генералом, Возницкий задал свой давно вертевшийся на языке вопрос:

— А как так получилось, что вы не полетели с экипажем?

Лицо капитана загорелось, как от пощечины. Он глянул в глаза полковника скорее оскорбленно, чем обиженно. Ответил не сразу, покатав на скулах желваки:

— Вам лучше об этом справиться у нашей докторши, Тамары Михайловны.

— Я вас спрашиваю! — повысил голос полковник. — И не учите батьку щи варить… Так почему вы не полетели?

— Потому что врач отстранила за повышенное давление крови.

— А от чего оно у вас повысилось? Пьянство вали накануне?

Кленов по тону полковника понял, что, если признаться честно, как он намеревался сделать, когда шёл сюда, лётной работы ему не видать, как своих ушей: вон уже и его личное дело затребовал — лежит перед ним. Ко всему, Возницкий своим первым вопросом так взвинтил его, что Геннадий еле сдерживался, чтобы не ответить грубостью.

— Зачем же так сразу, товарищ полковник? — сказал с легкой усмешкой. — Я тоже могу ответить: каждый судит о других в меру своей испорченности.

— Что?! — Полковник подскочил в кресле. — Что вы сказали?

— А вот кричать на меня не следует. Я не в денщиках у вас служу. Да и денщиком не позволил бы.

Полковник от неожиданности и возмущения лишь пошевелил губами, не находя ответа. Наконец взял себя в руки.

— Может, вы старинных дворянских кровей и прикажете величать вас вашим благородием? Или папа служит у вас советником президента? — перешёл и полковник на насмешливо-издевательский тон.

— Нет, величать меня благородием не стоит, я пролетарских кровей. И советником президента папа не служит. Но я, как и вы, офицер Российской армии и прошу разговаривать со мной как с офицером. Вас интересует что-то ещё о катастрофе, спрашивайте, а унижать себя я не позволю.

— Скажите, шишка на ровном месте. — Полковник снова сел в кресло. — Офицер… Не забывай, всего лишь капитан. И ты не ответил мне: почему оказался не с экипажем? — перешел Возницкий на «ты». — Знаешь, на какую мысль это наводит?

— Судя по вашей эрудиции, догадываюсь: экипаж погиб, а второй пилот оказался жив; кто же ещё, кроме него, мог подложить мину?

— Правильно соображаешь, — согласился полковник. — Есть и другие, более веские причины подозревать тебя. Так что на твоем месте не ерепениться надо, а доказать свою невиновность.

— Вы уже и обвинение приготовили? — Капитан насмешливым взглядом окинул высокую фигуру полковника с ног до головы. — Это не вас случайно рентгеном прозвали? Если да, то в вашем аппарате, несомненно, где-то замкнуло. Хотя нет, вы все правильно рассудили: генерал болен и стар, ему нужна замена. И как еще проявить себя, если не быстро найти преступника. Но на мне вы лампасы не заработаете.

Он угодил в точку: полковник побагровел, вдохнул побольше воздуха, словно собираясь хлестнуть обидчика наотмашь. Не сказал, а прошипел:

— Ты, сопля зеленая, еще не представляешь, какое произойдёт у тебя замыкание, когда тебе и в самом деле предъявят обвинение.

Кленов ещё раз окинул полковника пренебрежительным взглядом с ног до головы, встал и спокойным шагом направился к двери.

— Вернитесь, капитан! — рявкнул Возницкий.

— Да пошёл ты… — Второй пилот даже не обернулся.

Глава 2

1

Кленов вышел из штаба таким взбешенным, что бесцельно побрел по улице гарнизона, не зная куда и зачем, не замечая прохожих. Остановился лишь у проходной аэродрома с пустующей будкой, где ещё года два назад постоянно маячил часовой. Теперь ни часового, ни иной души на аэродроме, словно с катастрофой «Руслана» вымерло всё.

Уже изрядно стемнело, и на нижнем этаже командно-диспетчерского пункта, где располагалась метеостанция, в окнах горел свет.

Зачем он пришёл сюда? Наверное, чтобы увидеть кого-нибудь на КДП из друзей-летчиков и рассказать им о нелепых подозрениях полковника. И что из того? Посочувствуют, повозмущаются, а кое-кто и вправду может подумать: «А почему ты не полетел?» Он как предчувствовал, что такое может случиться, рвался в полет. Уж лучше погибнуть, чем считаться диверсантом, погубившим своих товарищей.

Он повернулся и побрел обратно. Никого не хотелось видеть. Что-то надо предпринять, доказать свою невиновность. Но как, чем? Пойти к Тамаре Михайловне, ведь это она настояла на отстранении его от полета. А сегодня измеряла у него давление с плотно стиснутыми губами, сердитая и взвинченная, будто и в самом деле он в чем-то виноват. Заставила сдать кровь на анализ.

— …Вы действительно не выпивали накануне? — спросила, пристально заглядывая ему в глаза.

— Не выпивал, — соврал он. О драке и вовсе умолчал. Да и какая это была драка: так, пнул пару раз своих противников…

Почему соврал? Он и сам не мог объяснить. Скорее всего потому, что на вечеринке действительно держался, как и подобает перед ответственным заданием. Выпил коньяка не более ста пятидесяти граммов. Для него такая доза — что для слона дробина. А голова была такая тяжелая, словно он заболел. Но температура нормальная — 36,6, и через пару часов он чувствовал себя гораздо лучше. Даже не через пару часов, а раньше. Как только взлетел «Руслан». Он стоял тогда на краю аэродрома с Ларисой и наблюдал за взлётом… Хорошо ещё, что генерал не спросил, где он был во время катастрофы и что делал. А наверняка еще спросит. Теперь ему, Кленову, покоя не дадут, пока не найдут виновника… А найдут ли? Все улики, как говорят юристы, против него, второго пилота: он последний, кто осматривал самолет, проверял заправку топливом, он что-то мог сделать и выпить пару таблеток кофеина, отчего подскочило давление…

Перед глазами всплыла картина падения «Руслана». Какое это было страшное, потрясающее зрелище! Во сне такое ему не снилось. Столб огня и клубы черного дыма… Его друзья, его коллеги…

Он сразу бросился к машине, обезумевший, ошалелый, и как Лариса ни умоляла его, не давая ключи, он вырвал у неё, сам сел за руль и помчался к месту падения самолета, вжав ногой до отказа акселератор.

— Не гони! — Лариса хваталась за руль. — Ты погубишь нас!

Лучше бы погибли и они. Хотя Лариса ни при чём…

Воспоминание о невесте вдруг опалило его жаром. Её деньги! Сто тысяч, положенные на его книжку. Перед взором мелькнуло личное дело на столе полковника. Его, Кленова, личное дело. Под него теперь будут копать… И как объяснить эти сто тысяч? Лариса просила никому ничего не говорить, иначе сплетни о том, что она была любовницей Аламазова, вспыхнут с новой силой и её могут выгнать с работы… Действительно, за такое по головке не погладят. Зачем она взяла их?.. Хотя на ее месте он тоже не отказался бы. Богатый человек, бизнесмен умирал. Двое взрослых сыновей не соизволили даже навестить его в больнице, а Лариса лечила, ухаживала за ним и в больнице, и на квартире, когда его выписали в безнадежном состоянии, чтобы не брать на себя лишнюю смерть. Вот и решил Аламазов отблагодарить свою благодетельницу. Конечно, если на фирме или родственники узнают, что бизнесмен подарил девушке сто тысяч, скандала не оберёшься.

Надо позвонить и поговорить с ней, посоветоваться, как вести себя дальше. Может, она завтра же возьмет деньги и положит на свою книжку.

Он заторопился в гостиницу.

Лариса оказалась дома и на его просьбу приехать немедленно сказала, что очень занята, попросила отложить встречу на завтра.

— Завтра будет поздно! — ответил он раздражённо. — Дело касается больше тебя, чем меня.

Лариса с минуту молчала.

— Хорошо, — согласилась наконец. — Еду.

Хотя дежурная по гостинице знала невесту капитана, Кленов решил встретить Ларису на улице — от лишних глаз и чтобы не впутывать девушку в эту сложную и непредсказуемую историю.

Ждал её около получаса, кутаясь от холодного ветра в воротник летной куртки, и изрядно продрог.

Лариса выскочила из автобуса, придерживая от ветра велюровую шляпку с розочкой сбоку, надетую совсем не по сезону. И в осеннем кофейного цвета пальто — под цвет шляпки, хотя, знал Геннадий, ей есть во что одеться более теплое. Девушка передернула плечами.

— Холодище-то какой! Идём быстрее в гостиницу.

— Не торопись. Поговорим лучше здесь.

— Что случилось? У тебя неприятности?

Он решил не открывать ей всю правду, чтобы не беспокоить.

— Пока нет. Но могут быть. Если станет известно про те сто тысяч, я не знаю, как объяснить…

— Но у нас гарантирована тайна вкладов.

— У вас, в вашем коммерческом банке, может, и гарантирована, а в нашем — нет, — сказал он жёстче, чем хотелось бы. — И не будем сейчас обсуждать эту проблему. Сможем мы завтра утром переложить деньги на твою сберкнижку?

Лариса остановилась, растерянно уставилась на него.

— Ты… Ты хочешь, чтобы у меня были неприятности? — спросила тихо после длинной паузы.

— Не говори ерунды. За то, что ты ухаживала за человеком и он заплатил тебе, никто тебя не осудит.

Лариса помотала головой.

— Если бы у него не было родственников. Ты представления не имеешь, какие это сволочи. Они раздавят меня, растопчут.

— Но и я не могу оставить твои деньги на моей сберкнижке.

— Подожди, — совсем по-детски сунула в рот пальчик Лариса. — А почему бы тебе, в случае чего, не сказать, что деньги дал тебе на сохранение Борис Борисович?

— А мне с какой стати? Друг я ему, сват? Он видел меня всего два раза, — возразил Геннадий.

— А кому известно, что два раза? Может, ты давно у него в приятелях ходил. Кстати, ты не у него покупал «Жигули»?

— Нет.

— Жаль. Но это не меняет положения дел. Борис Борисович был человеком замкнутым, ни с кем секретами не делился. А соседи видели, что ты заходил к нему со мной. Помогал мыть, переодевать — понятно, что для меня одной это было не под силу. Борис Борисович проникся к тебе доверием. Я подтвержу… Это совсем не то, что подарок девушке, неизвестно за какие заслуги.

Её довод показался ему убедительным. В случае чего можно, конечно, так объяснить.

— Но если ты настаиваешь, можно и переписать, — вдруг согласилась Лариса.

— Да, так, пожалуй, будет лучше: твои сбережения вряд ли станут проверять. А нас после этой катастрофы… сама понимаешь. Утром сходим в сберкассу, — принял решение Геннадий.

— Хорошо, милый. Но я сегодня не останусь у тебя, стирку затеяла. Бросила, когда ты позвонил. Приеду прямо к сберкассе к восьми.

— Договорились.

Он проводил её до автобусной остановки. Лариса чмокнула его в щеку.

— Спокойной ночи, милый. Не волнуйся, всё обойдётся, вот увидишь.

2

Возницкий долго не мог успокоиться, когда ушёл второй пилот, расхаживал в одиночестве по кабинету, ломая голову над тем, почему этот капитанишка так дерзил ему. Такой вольности не позволяли себе не то что подчиненные, а и равные с ним по званию и положению. Не виноват и подозрение обидело его, оскорбило? Или наоборот, виноват и, чувствуя безысходность, выбрал себе метод защиты — браваду, оскорбленное достоинство? Во всяком случае, крепкий орешек, и с ним ещё придётся повозиться. Почему он не полетел? С таким давлением можно было на Луну лететь…

Если он причастен к катастрофе, то с кем связан? Понятно, что кто-то его либо подкупил, либо принудил. Кто? Надо установить все его контакты. Особенно если они были с кавказцами…

Вспомнив о своем распоряжении взять у второго пилота кровь на анализ, Возницкий позвонил в поликлинику, но дежурная медсестра сказала, что Тамара Михайловна уже ушла домой и лаборатория закрыта.

— И тут бардак! — выругался Возницкий. — Каков командир, такие и подчиненные… Не соизволила даже доложить, фифочка. Подожди, я тебя и дома разыщу, заставлю так крутиться, что тошно станет; в другой раз будешь почтительнее откоситься к начальству. — Нажал на кнопку селектора. — Парамонова ко мне!

Техник самолета, вызванный в штаб сразу после обеда, дожидался беседы с грозным полковником (весть эта сразу облетела гарнизон) в комнате дежурного и тут же явился в кабинет, где все еще расхаживал Возницкий, никак не в состоянии унять расходившиеся нервы. Полковник, не предлагая старшему лейтенанту сесть, остановился напротив и, пронзающе глядя в глаза, потребовал:

— Доложите: какие работы вы выполняли на самолёте перед вылетом? Что делали, кого видели, с кем общались? Вплоть до того, ходили ли писать или какать. Все до мельчайших подробностей.

Техник, ошарашенный такой вводной, переступил с ноги на ногу, начал неуверенно, с запинкой:

— Как и положено по инструкции… всё осмотрел, проверил.

— Что осмотрел, что проверил? Конкретно! — не сдержал полковник неудовольствия.

— Давление в шасси… тормозную систему. Осмотрел внешне… Потом со вторым пилотом занимались крепежкой ящиков с аппаратурой.

— Заправку топливом когда производили?

— Ещё накануне. Как только самолёт прилетел из Вьетнама.

— Кто утром проверял заправку?

— Бортинженер, второй пилот.

— А вы почему не проверяли?

По лицу старшего лейтенанта побежали струйки пота, хотя в кабинете было совсем не жарко. Пожал плечами.

— По инструкции положено второму пилоту. И зачем же… Мы верим друг другу. — Техник начал приходить в себя и заговорил смелее.

— Кто еще имел отношение к заправке?

— Никто.

— Когда командир экипажа, второй пилот и штурманы ушли на медосмотр, вы были у самолёта?

— Так точно.

— Кто ещё с вами оставался?

— Никого. Погрузчики аппаратуры уехали ещё раньше, как только закончили крепёжку.

— И вы никуда не отлучались до самого взлёта самолёта?

— Так точно. Да и зачем… Я всегда провожаю самолёт.

— А что вы скажете о втором пилоте? Почему он не полетел?

Техник снова пожал плечами.

— Прихворнул капитан. С кем не бывает.

— И частенько он у вас прихварывает?

— Что вы! Он мужик крепкий.

— Может, не хотел лететь в Китай? Устал?

— Вы плохо знаете наших лётчиков: их мёдом не корми, лишь бы летать.

— Ну-ну. — Полковник достал сигарету, закурил. Выпустив неторопливо струйку дыма, снова уставился в глаза техника. — А что вы думаете о катастрофе? Что могло произойти?

— Я думаю, без диверсии не обошлось, — ответил старший лейтенант без раздумий. — Отказать сразу три двигателя из-за неисправности не могли. Да и не только у нас падают. Вон в Америкке, в Италии…

— Оставим Америку и Италию. Вы сами утверждаете, что, кроме вас да экипажа, около самолёта никого не было, — возразил полковник.

— А вот тут закавыка, — окончательно успокоился техник и заговорил более уверенно. — Ночь была тёмная, дождь со снегом… Всякое могло быть. Только вот я ума не приложу, где можно было спрятать мину, чтобы вывести из строя сразу три двигателя.

— Вот тут-то и закавыка, — согласился полковник. — А как второй пилот насчет… — Полковник щёлкнул себя по горлу.

Парамонов помотал головой.

— Нормальный мужик. Порядок знает.

— Хорошо, можете быть свободны.

«Да, закавыка, — мысленно повторил Возницкий необычное словечко техника. — Если дело действительно в керосине, выходит, что только второй пилот последним соприкасался с топливными баками. Да и не мог реактив накануне или даже ночью попасть в баки — кристаллизация началась бы раньше, и кристаллы забили бы топливные фильтры при запуске двигателей… Рискнуть диверсанту пойти ночью на аэродром — тоже вызывает сомнение… И залить реактив в топливные баки голыми руками не так-то просто — не тащил же он с собой насос… А второй пилот не полетел. Давление, видите ли… Почему вел он себя так вызывающе дерзко? Слишком высокого о себе мнения?.. Мог, конечно, и компьютер дать сбой, но инженеры утверждают, что отключить сразу три двигателя он не мог… Вот и думай, ломай голову, что там произошло. А тут еще не вовремя Гайвороненко заболел, и „рентген“ его, похоже, ничего не высвечивает. А от того, как ты, полковник Возницкий, справишься с этим делом, зависит твоя карьера, светят тебе генеральские звёзды или в полковничьих погонах ходить…» Полковник посмотрел на часы. Без пятнадцати восемь. Надо поторопиться на ужин, иначе столовая закроется, а в гостинице нет даже буфета…

Холодная безвкусная котлета и мутный, пахнущий банным веником чай окончательно испортили ему настроение. Вспомнил о врачихе, так и не соизволившей доложить ему об анализе крови Кленова, хотел тут же, из столовой, позвонить ей домой, отчитать, но около телефона постоянно маячили официантки. Решил потерпеть до гостиницы, позвонит после доклада о своих безуспешных исканий генералу.

Гайвороненко лежал в постели, укутавшись двумя одеялами, но не спал, поджидал своего помощника и заместителя.

— Как самочувствие? — первым делом справился Возницкий.

— Как у бодливого козла, которому рога скрутили. Трещит голова. Вот наглотался таблеток — спасибо Тамара Михайловна принесла, — потею, а толку мало… Как у тебя?

— Похвалиться пока нечем. Все больше прихожу к мнению, что «Руслан» упал из-за диверсии. А последний, кто имел дело с топливом, — второй пилот. Ко всему, почему-то не полетел. Если бы реактив залили в баки раньше, скажем, ночью, двигатели забарахлили бы при запуске.

— Не обязательно, — возразил генерал. — Реактив мог медленно вступать в реакцию с керосином; кристаллы образовались через несколько часов. Кстати, о втором пилоте. Тамара Михайловна принесла мне анализ его крови. Можешь посмотреть, — кивнул Гайвороненко на тумбочку, где лежал листок. — У него повышенный лейкоцитоз. Подхватил где-то инфекцию. — Прокашлялся и продолжил: — Закажи мне на завтра машину. Надо съездить еще к месту катастрофы, на аэродром, побеседовать с часовыми, которые несли в ту ночь службу. В восемь соберемся у меня и обсудим предстоящие задачи. Утро вечера, как говорят, мудренее. А сейчас, извини, хреново себя чувствую. Спокойной ночи. — И укутался одеялами почти с головой.

Возницкому ничего не оставалось, как тоже лечь в постель.

3

Ночью Возницкий спал плохо, и, когда просыпался, мысли его снова и снова возвращались к катастрофе. Его версию о виновности второго пилота Гайвороненко, похоже, всерьёз не принял. А эта старая лиса знает что делает, и, видимо, у него есть что-то другое на примете. Что? — пытался разгадать полковник… Решил еще раз съездить на место катастрофы. Но что там можно увидеть, когда все засыпано снегом?.. Ещё раз побеседовать с часовыми… Да они, если и спали на посту в ту ночь, никогда не сознаются… Мудрит старик или в самом деле нашёл какую-то зацепку?

Конечно, если рассуждать логически, зачем пилоту гробить своих товарищей, устраивать катастрофу. Но логика логикой, а факты говорят другое. Летчик Беленко, тоже сын полковника, как говорили ранее, отличник боевой и политической подготовки, взял да и улетел в Японию на секретном по тем временам истребителе. Чего ему не хватало? Наверное, денег. Это по тем-то временам, когда честь, совесть были на первом месте. А теперь только о баксах многие и бредят. Вот и этот Кленов. Кто-то мог подкупить, уговорить подсунуть какую-нибудь бяку. А может, на чем-то и подловили. Но что он мог сделать, чтобы отказали сразу три двигателя? Инженеры ломают голову и не приходят ни к какому выводу. Остановились на реактиве. Но тоже очень сомнительно и маловероятно. Что за реактив, как его залить в баки? И чтобы закупорил сразу три топливопровода…

Так и не придя ни к какому выводу, полковник заснул лишь под утро. Разбудил его новый залп кашля генерала. Перегородка с соседним номером была такая хлипкая, что слышно было каждое его движение. Гайвороненко уже встал и занимался утренним туалетом.

На улице было еще темно, а в номере довольно прохладно, и вылезать из-под одеяла очень не хотелось. Но показать себя в глазах генерала лежебокой, неженкой полковник не мог. Энергично сбросив одеяло, стал заниматься гимнастикой.

— Полежал бы ещё, — заглянув к нему в номер, запоздало посоветовал Гайвороненко. — Это мне, старику, не спится, а тебе, молодому, сон слаще меда.

Выглядел генерал хуже, чем накануне: щеки обвисли, нос покраснел, как у пьяницы, под глазами и на шее морщины обозначились еще глубже. И ходил по-стариковски, шаркая тапочками по полу. Шерстяной спортивный костюм на его худеньком неказистом теле болтался, как на подростке, только не молодил его, а старил лет на десять.

— Зря вы встали, — пожурил генерала Возницкий. — Хотя и в номере не жарко, но на улицу вам появляться нельзя. Я прикажу, чтобы завтрак сюда принесли.

— Ну, зачем же, — возразил Гайвороненко. — Я уже встал, и теперь меня не уложишь — такая вот у меня хреновая натура. Да и разве улежишь, когда такое стряслось… Шестьдесят семь гробов… Сколько слез, сколько осталось сирот. И кто-то же виноват. Даже если техника отказала: кто-то её готовил, что-то недосмотрел, недоделал.

— Вы и такой вариант допускаете? — удивился полковник.

— Пока у нас нет твердых доказательств диверсии, нельзя исключать любые варианты. Надо искать, думать… Объяви всем: собираемся после завтрака в штабе…

За ночь ни у кого из членов комиссии новых идей не появилось, все сходились на мнении, что дело надо передать органам Федеральной службы безопасности. Гайвороненко согласно покивал и заключил грустно:

— Согласен с вами, без Федеральной службы безопасности нам, видимо, не обойтись. И всё-таки сегодня поищем еще сами, чтобы подкрепить версию.

Не успел он дать команду расходиться, как в дверь постучали, и в кабинет вошел взволнованный, запыхавшийся майор Филимонов. Начал доклад прямо от двери:

— Товарищ генерал, только что капитан Кленов снял со своей сберкнижки сто тысяч рублей и переложил на книжку невесты Писменной Ларисы Васильевны. А накануне полета он с нею, с ее подругой Жанной и с бортовым инженером Артамоновым гуляли в ресторане «Волна».

— Так я и знал! — прихлопнул по столу ладонью Возницкий…

Гайвороненко остановил его поднятой рукой.

— Не горячись, Олег Эдуардович. Надо разобраться. — И обратился к Филимонову: — Пригласите сюда Кленова. — Когда майор вышел, повернулся к Возницкому. — Поговори с ним. Только поспокойнее. А я всё-таки подскочу к месту падения самолёта и на аэродром. Со мной — полковник Брилев. Остальные — по своим направлениям…

Оставшись один, Возницкий, как и в прошлый раз, заходил по кабинету, потирая от удовольствия руки. Все-таки есть, есть в нем божий дар следователя! С первого захода вычислил преступника! Может, не самого диверсанта, но что Кленов причастен к катастрофе, несомненно. А Гайвороненко стареет, теряет свое профессиональное чутье. К месту падения самолета решил поехать, потом на аэродром. Что там нового можно разглядеть? Выгоревшие квартиры, покореженные обломки. Чудит старик или от болезни совсем соображать перестал? А ведь сразу, как только сделали анализ керосина в дренажном трубопроводе, стало ясно, что никто, кроме второго пилота, доступа к топливным бакам не имел… И повод придумал, чтобы отстранили его от полёта… На сто тысяч позарился, сволочь. Не дурак ли. Спохватился, на невесту перевёл… Будто вокруг него недоумки… Кто же за ним стоит?

Едва Возницкий подумал об этом, как его обдало жаром: Кленов дурак, но тот, кто втравил его в это дело, прекрасно понимал, что, если второй пилот не полетит, органам безопасности не составит особого труда выйти на него, значит, и выдать сообщников. Значит… Значит, Кленова постараются убрать. Если ещё не убрали…

Полковник нажал кнопку селектора.

— Дежурный, срочно пошлите двух-трех человек за капитаном Кленовым. Лучше вооруженных. Разыщите его во что бы то ни стало и приведите ко мне.

Но посылать солдат за офицером не пришлось — Кленов явился сам. Как и вчера, самоуверенный, держащийся независимо, без тени смятения на волевом, красивом лице.

— Разрешите, товарищ полковник? Майор Филимонов передал, что меня вызывает генерал Гайвороненко.

— Не генерал, а я вас вызвал. — Возницкий еле сдерживал гнев. И на капитана, и на себя, не зная, как вести себя с ним: предложить ему сесть или заставить стоять как преступнику, вина которого уже доказана? Вспомнилось напутствие генерала: «Только поспокойнее». Черт его знает, почему он с ним миндальничает и почему так вызывающе ведет себя этот молокосос. Может, и в самом деле имеет мохнатую руку в Министерстве обороны или в Главном штабе ВВС?

Всё же решил последовать совету генерала.

— Садитесь, — указал на кресло сбоку стола и сел напротив. — Итак, почему вы скрыли, что накануне полёта не соблюдали предполетный режим, пьянствовали?

Второй пилот нахмурился, недобро глянул в глаза полковника.

— Не пьянствовал, товарищ полковник, а зашёл с невестой поздравить её подругу с юбилеем — двадцать лет ей стукнуло.

— Поздравили и даже за стол не присели?

— Почему не присели. Даже по рюмке коньяка выпили.

Невозмутимость, с которой держался капитан, а затем откровенность, граничащая с наглостью, чуть снова не взорвали полковника. Он даже стиснул зубы, чтобы не выругаться. Выждал, успокаивая себя, и спросил, не скрывая сарказма:

— И какие же рюмки были? Граммов по двести?

— Я из таких не пью — должность и звание не позволяют.

Он ещё и острил, делая прозрачный намёк!..

— А сколько же ваша должность и звание позволяют пить перед полётом?

— Перед полетами я не пью. Но в тот вечер был особый случай, и я позволил себе пропустить граммов сто, сто пятьдесят. Не больше.

— Свежо предание… Но допустим… Скажите, а где вы деньги берете? В ресторан ныне я со своим полковничьим окладом не в состоянии сунуться.

— Нас пригласили. За ресторан я не платил.

— Так вот, с голыми руками вы и явились на юбилей?

— Почему с голыми? С подарками. Хотя у меня и не полковничий оклад, в загашнике я всегда кое-что имею.

— И много в твоем загашнике, если не секрет?

— Как-то Черномырдин, выступая по телевидению; сказал, что заглядывать в чужие карманы безнравственно. Это когда речь шла о гонораре за не написанную книгу Чубайсом. У меня, поверьте, такой суммы нет.

Полковник снова скрипнул зубами и снова сдержался. Но злость уже распирала его, еле удерживала в кресле.

— Кто у вас родители?

— Отец — полковник в отставке. Мать — пенсионерка, работала врачом.

— Они вам помогают?

— Я в их помощи не нуждаюсь. Даже если бы нуждался, не попросил бы — в Москве на пенсию на широкую ногу не поживёшь.

— Похвальное почтение. — Полковник всё же не выдержал, встал с кресла и, обойдя стол, остановился рядом с капитаном, глянул ему в глаза: — А откуда у вас сто тысяч рублей на книжке?

Он ожидал, что ошарашит второго пилота неожиданным вопросом, заставит наконец заволноваться. Но ничего подобного не произошло. Капитан выдержал его взгляд, даже ухмыльнулся чему-то и ответил как ни в чем не бывало:

— Сто тысяч. Кругленькая сумма. — И вздохнул. — Жаль, что не моя. Я уже вернул деньги законному хозяину.

— Кому же, если не секрет?

— Моей невесте, Писменной Ларисе Васильевне.

— А где же она взяла такую кругленькую сумму?

— Заработала. Это для нас сто тысяч рублей — сумма, а для «новых русских» — копейки.

— Насколько я осведомлён, она работает врачом в фирме «Росэксимпорт». А врачам даже бизнесмены не очень-то щедро платят, разрешают им подрабатывать на стороне.

— Совершенно верно. Лариса ухаживала за тяжелобольным поставщиком иномарок. Перед смертью он расплатился с ней.

— А при чём здесь вы? Почему деньги оказались на вашей сберкнижке?

— По двум причинам. Во-первых, о Ларисе кто-то стал распространять сплетни, что она является любовницей Аламазова, поставщика иномарок. Во-вторых, если бы родственники Аламазова узнали о такой оплате, они могли бы через суд забрать эти деньги.

— Выходит, у Аламазова были родственники. Разве они не ухаживали за ним?

— В том-то и беда. Жена у Аламазова умерла года три назад. Остались два сына, бездельники и пьяницы. Одному двадцать пять, второму — двадцать три. Отец, чтобы заставить их работать, не очень-то помогал им. И когда он заболел и лёг в больницу, они ни разу не навестили его. Там тогда работала Лариса, ей было жаль старика, и она стала за ним ухаживать. Потом из больницы его выписали, поняли, что ничем уже не вылечишь — цирроз печени. Она и дома за ним ухаживала. Несколько раз я заходил с ней к нему. И когда он предложил ей деньги, она попросила меня положить на свою книжку.

— Поставщик иномарок ещё жив?

— Увы! Две недели назад скончался.

Полковник отошёл от капитана, потер набыченную шею. Долго молчал, о чём-то раздумывая. Потом снова глянул в глаза капитана.

— И когда же он дал вам деньги?

— За несколько дней до смерти.

— Складно придумано, — ухмыльнулся полковник. — Добрый богатый дядюшка умер, и спросить о ста тысячах не у кого. Не так ли? — Он пронзал пилота колючим, обличительным взглядом. — Знаешь пословицу: «Солгавший однажды, солжёт дважды». Ты солгал вчера, сказав, что не пил перед полётом. Как же верить тебе сегодня о мифическом щедром дядюшке, который то ли был, то ли во сне к тебе явился?

— А вы спросите у соседей.

— Обязательно спросим. И всё проверим. И если он действительно умер… — Полковник сделал паузу и изобразил на лице таинственность. — От чего и как? Нынче прямо мор какой-то на богатых напал…

— Пьют, наверное, много, — спокойно, как бы между прочим, заметил капитан, словно не понял намёка. — Дорвались до шальных денег. Итог — цирроз печени.

— Мрут не только от цирроза, больше от наёмников, которым, говорят, хорошо платят, — возразил насмешливо полковник, все еще не отводя от капитана своего испытующего взгляда. — У вашего больного дядюшки не было завистников или врагов?

— Ныне вряд ли найдете такого человека, у кого их нет. И меня восхищает ваша прозорливость: в два счёта раскрыли причину катастрофы, установили убийцу бизнесмена Аламазова, — не стал скрывать сарказма и Кленов.

На скулах полковника заходили желваки, лицо забурело пятнами.

— Ты правильно соображаешь, капитан. Попробуй докажи, что ты не причастен к этому. А у меня есть доказательства… Теперь пошёл вон, под домашний арест! И попробуй куда-нибудь отлучиться. Мне не впервые приструнивать таких строптивых.

Кленов саркастически усмехнулся, встал и неторопливо направился к двери.

4

Гайвороненко почти не надеялся найти на месте происшествия ещё один кусочек топливного провода от четвертого двигателя, который работал, хотя, как предполагал генерал, именно четвёртый двигатель вспыхнул при ударе о здание. Но именно первый взрыв мог разбросать не оплавленные огнем детали, в том числе и куски топливопровода.

Накануне днем и ночью шёл снег, не густой, но довольно пушистый, скрывший почти все следы страшной трагедии. Зияли лишь закопченные проемы разрушенного дома, да печальным памятником торчала в развалинах громада хвостового оперения, оторванная и застрявшая на верхних этажах. Убрать ее еще не успели — требовался мощный подъемный кран, основные же детали, способные хоть чем-то помочь следствию, были уже увезены на аэродром в ангар.

Гайвороненко с Брилевым около двух часов лазили по развалинам, сметая снег березовыми метелочками, специально сделанными для этой цели. И не зря — труд их увенчался успехом. Правда, трубка оказалась сухой — все ее содержимое давно испарилось, но опытные специалисты постараются установить в лаборатории, чистый ли керосин тек по ней или с примесью. Тем более если в бак попал реактив.

Отослав Брилева в лабораторию, Гайвороненко попросил отвезти его на аэродром. В первый день он и его помощники здесь кое-что тоже недосмотрели. Да и понятно, всё сразу не охватишь, хорошая мысля, как говорится, приходит опосля. Вот и генерал бессонной ночью подумал о том, что часовой, охранявший в ту ночь самолётную стоянку, мог где-то укрыться от непогоды, а диверсант воспользоваться этим и незаметно подобраться к самолёту…

Вызвав начальника караула, немолодого долговязого прапорщика Рыбина, предупрежденного начальником штаба о цели визита генерала, Гайвороненко вместе с ним отправился на самолётную стоянку к двум оставшимся на левом фланге «Русланам».

Оба великана были зачехлены, хотя на других самолётах техники и механики работали. К «Ан-124» генерал отдал распоряжение никому не подходить.

Осмотр начали с того «Руслана», который три дня назад стоял рядом с разбившимся. К счастью, вчерашний дневной и ночной снегопады были безветренными, и под крыльями и фюзеляжем оставались голые места. Но увидеть следы на бетонке после оттепели и дождя со снегом генерал и не рассчитывал. Да и не эти следы интересовали его. Он подошел к носовому шасси, пристально осмотрел резину колес, заглянул в нишу. Ни на резине, ни на стойках, ни на подкосах, кроме легкой наледи, похожей на полиэтиленовую пленку, никаких следов не было. Потом так же внимательно осмотрел и основные шасси.

Брил ев уже догадался, что ищет генерал, и стал помогать ему, сосредоточив внимание на топливозаправочных горловинах. Но и там ничего найти не удалось.

— Сколько часовых охраняют стоянку? — спросил генерал у прапорщика.

Рыбин ответил не сразу.

— Видите ли… Солдат не хватает. По положению здесь должно быть три поста. Но мы выставляем двух часовых. Одного около «Русланов», второй охраняет остальные.

— Иногда они сходятся вместе, чтобы покурить, побалагурить? — высказал предположение генерал.

— По уставу не положено, и мы строго наказываем за это.

— Значит, такое все-таки бывает?

Прапорщик снова тяжело вздохнул:

— Бывает, к сожалению. В роту охраны нам хороших солдат не дают.

— Ну да, — понятливо кивнул генерал и, придерживая носовой платок у рта и носа, повел своих спутников ко второму «Руслану». Там началась та же процедура. У одного колеса основного шасси Гайвороненко увидел отпечаток двух пар сапог, удовлетворённо присвистнул. — Вот и то, что требовалось доказать. Сапожки-то разного размера. — Пошарил взглядом вокруг и невдалеке нашёл окурок. Показал его прапорщику.

— Это сволота Халмурадов! — выпалил начальник караула. — Он в ту ночь охранял «Русланы». А на соседнем посту дружок его стоял, Бескоровайный. Урки проклятые… От дождя и снега тут прятались…

— По отпечаткам сапог, пальцев и слюны на окурке мы установим, кто здесь прятался. — Генерал сменил мокрый носовой платок на сухой и направился к машине.

Глава 3

1

Утро следующего дня потрясло членов комиссии по расследованию летного происшествия новым ошеломляющим известием: убит прапорщик Рыбин, вчерашний начальник караула, которого сменили вечером специально для допроса. Вертлявый и трусливый прапорщик после долгих и невнятных объяснений о трудностях несения караульной службы, нехватки людей и плохой экипировки наконец вынужден был пролить свет на происходившие на самолетной стоянке события в канун катастрофы «Руслана».

В третьем часу Рыбин, взяв с собой караульного рядового Клюева, пошел проверять посты. Погода была отвратительная — сильный ветер хлестал в лицо мокрым снегом, мешая при свете карманного фонарика разглядеть протоптанную тропинку от караульного помещения на аэродром. С трудом они добрались до деревянной будки, в которой техник хранил запчасти и инструмент, а в дни работы на аэродроме здесь в перерыве коротали время и летчики, балагуря и рассказывая последние анекдоты.

— Передохнём малость, — остановился Рыбин, выключая фонарик. — В такую погоду хороший хозяин скотину со двора не выпускает, а нам сам чёрт не брат — служба! Уверен, эти ханурики Халмурадов и Бескоровайный отсиживаются где-то в укромном местечке. Не раз я засекал их вместе и давно собираюсь врубить им на всю защёлку…

Только проговорил, как в снежной круговерти мелькнула человеческая фигура.

— Стой, кто идёт! — рявкнул прапорщик, срывая с шеи автомат и передергивая затвор. Но человек метнулся в сторону и растворился в непроглядной мгле.

— Стреляй! Стреляй! — запальчиво поторопил его Клюев. — Только я никого не вижу.

— Теперь и я не вижу. А видел, — опустил автомат Рыбин. — Это кто-то из наших, керосинчику пришел раздобыть. Слыхал, наверное, — наши автомобилисты-умельцы научились бензин из него делать. Раньше приезжали на своих машинах на аэродром и в открытую заливали канистры, а теперь командир строго наказал, чтоб на личных машинах близко к стоянке не приближались. Вот летуны и договариваются заранее с такими, как Халмурадов, Бескоровайный. Те родную маму за копейку продадут. — И заторопился к самолётной стоянке.

Как он и предполагал, часового на месте не оказалось, нашли его в нише шасси третьего от края «Руслана» вместе с Бескоровайным, часовым соседнего поста. Проверяющих они увидели тогда, когда Рыбин крикнул:

— Руки за головы, сучьи дети! Вылезай по одному!

Первым из-за колеса вышел Халмурадов.

— Не шуми, прапор, — сказал спокойно и твёрдо. — Мы ж не спим. На минутку от непогоды забрались: перекурить, согреться.

— А на посту положено курить?

— На посту много чего не положено, — всё так же спокойно и примирительно ответил Халмурадов. — К примеру, нести службу по нескольку дней подряд. А мы несём.

Высунулся и Бескоровайный, решил незаметно улизнуть на свой пост.

— Стоять! — рявкнул прапорщик. — Мало того, что пост бросили, керосином еще вздумали торговать. Кому продали?

— Да ты что, прапор? — удивился Халмурадов. — Кто в такую погоду в третьем часу ночи пойдёт за керосином?

— Не прикидывайся невинной овечкой. Только что мы встретили вашего покупателя. И сколько он вам отвалил?

— Не бери на понт, прапор, — рассердился Халмурадов. — Сошлись на посту — да, курили твоя правда, а чтобы керосином торговать… Не считай нас дешёвками.

— Скажи, Клюев, вру я? — повернулся прапорщик к солдату.

— Никак нет, товарищ прапорщик… Там следы…

— Чего ты мелешь? — угрожающе шагнул к солдату Халмурадов, и тот отступил назад, на всякий случай беря автомат на изготовку. — Какие следы, если мы тут стояли?

— Пойдём, сам увидишь, — предложил прапорщик. — А ты шагай на свой пост! — прикрикнул Рыбин на Бескоровайного, и тот, облегченно вздохнув, торопливо засеменил к своему объекту.

У «Руслана», стоявшего на левом фланге, они в свете карманного фонарика разглядели еще не занесенные снегом следы от обуви с ребристой подошвой.

— Видишь, — ткнул перчаткой прапорщик. — От кроссовок, а не от твоих солдатских говноступов.

— Но я-то был у того самолёта, — возразил Халмурадов.

— В том-то и беда, что у того, — вздохнул Рыбин и повернул к самолёту. Осветил шасси, затем лючки под крылом. Все было закрыто, опломбировано; и никаких следов воровства керосина заметно не было.

«Наверное, спугнули», — подумал Рыбин, но, чтобы приструнить этого наглого и вызывающе ведущего себя бывшего зэка, спросил начальнически:

— И что теперь будем делать?

— Молчать будем, — твердо сказал Халмурадов, — если не хочешь приключений на свою задницу.

— А я при чём? Ты бросил пост, а я виноват?

— Виноват министр обороны — не одел нас как следует, не обеспечил согласно уставу несение караульной службы. А если ты на меня будешь катить бочку, то я тебе такую веселую жизнь устрою, что ты и на том свете помнить будешь.

— Не грози, — огрызнулся было Рыбин, но тут же сник: Халмурадова в роте охраны боялись все. Хотя он отсидел до призыва в армию всего один год, но бандитских замашек нахватался сполна и здесь, в роте охраны, создал вокруг себя группу отъявленных хулиганов, держащих всех в страхе. Не один солдат уже пострадал от них. Особенно они издевались над первогодками, заставляя их стирать на себя обмундирование, чистить обувь, мыть полы в казарме. Если же кто-то пытался роптать или жаловаться командиру, ему устраивали темную…

Прапорщик походил еще под самолетом, повздыхал и сказал примирительно:

— Ладно, шум поднимать не будем, иначе всем достанется. Но если какой-то гад сунется сюда ещё, положи его на снег и не отпускай, пока мы не прибудем.

— Сделаю. Так проучу, детям своим будет рассказывать…

На том и расстались.

Обратной дорогой Рыбин повел Клюева по следу неизвестного, подсвечивая фонариком ребристые отпечатки на снегу, быстро заносимые поземкой. Недалеко от того места, где прапорщик увидел и окрикнул охотника за керосином, чуть ли не споткнулись о валявшуюся канистру.

— Вот видишь, — обрадованно воскликнул начальник караула, — я не ошибся — наш воришка. Народ совсем озверел — за канистру керосина пулю не боится схлопотать. — Поднял канистру. Она была пуста. — Не успел, бедолага, — усмехнулся прапорщик и забрал её с собой. — В хозяйстве пригодится…

На следующий день, когда Рыбин узнал о катастрофе «Руслана», он перепугался насмерть: если узнают о происшествии на посту, им всем тюрьма. Ему, начальнику караула, достанется больше всех.

Полдня он ходил сам не свой, пока Халмурадов не подошел к нему и не бросил насмешливо:

— Не бзди, прапор, прорвемся. Клюева и Бескоровайного я предупредил, а нам сам бог велел молчать. Да ещё и неизвестно, от чего кувыркнулись летуны…

Они и молчали бы, если бы Гайвороненко не припёр Бескоровайного следами его обуви и отпечатками пальцев на окурке. Солдат чистосердечно признался во всем. Правда, с Халмурадовым и Рыбиным пришлось повозиться. Они отрицали всё. Но когда Клюев рассказал о канистре, которую Рыбин успел отнести домой, и генерал предупредил, что вынуждены будут произвести обыск на квартире прапорщика, Рыбин не стал далее отпираться. Принес канистру и все рассказал. Все ли? И так ли все было?.. Провели экспертизу с канистрой — оказалась из-под того самого реактива, что обнаружили в дренажном трубопроводе…

И вот прапорщика нет. За что его убили? Не знали, что он уже во всем признался?.. Вряд ли. Похоже, Рыбин сказал не все, и тот, кто приходил якобы за керосином, был ему известен. А то, что диверсант из этой части, Гайвороненко почти не сомневался. Своим мнением он поделился с Возницким.

— Вот и я об этом думаю, — согласился с доводами полковник. — И снова все факты упираются во второго пилота: у него «Жигули», с Рыбиным живет по соседству. Не полетел. Давайте-ка ещё раз попытаемся раскрутить его.

Генерал поколебался.

— Сомнительно. Но чем чёрт не шутит… Вызывай.

Полковник позвонил в гостиницу.

— А он ещё ночью ушел с друзьями, — ответила дежурная.

— С какими друзьями? — Полковник наливался гневом. — Я ему запретил… — И тут же осёкся — незачем посвящать во все дежурную.

— Я их не знаю. Вначале они звонили ему, Геннадий отказался, сказал, что устал и ложится спать. Потом, уже после двенадцати — я тоже прилегла, — заявились двое, и он ушёл с ними. Кажись, на машине были, уехали.

— Что за друзья, вы их видели раньше? — уточнил Возницкий.

— Нет, не видела. Они в гостинице не проживают.

Полковник положил трубку. Сбежал или силой увели? — мелькнула тревожная мысль.

— Плохи наши дела, — констатировал генерал. — Похоже, и второго свидетеля мы лишились. Но почему?.. Прапорщика понятно: он кого-то видел, забрал канистру. А при чем тут второй пилот?

— Простите, Иван Дмитриевич, но я остаюсь при своем мнении: главный виновник — капитан Кленов. И на девяносто процентов уверен, что убийство Рыбина — дело его рук. Вот и сбежал с сообщниками.

— А если его затем и похитили, чтобы убедить нас в его виновности? Я не уверен, что Кленов симулировал отстранение от полета. Вряд ли он знал о повышенном кровяном давлении. Да и врачиха на такой недуг могла не обратить внимания. Тут симулянт придумал бы что-то пооригинальнее. — Генерал откашлялся. Почесал в раздумье затылок. — Да, задали нам задачки. Хочешь не хочешь, а без ФСБ и военной прокуратуры нам их не решить…

Через час в кабинете командира эскадрильи собрались генерал Гайвороненко, полковник Возницкий и прибывшие из города следователи ФСБ и военной прокуратуры, сам военный прокурор и начальник отделения городского уголовного розыска.

Председатель комиссии по расследованию летного происшествия Гайвороненко ввёл их в курс дела. После недолгого совещания приняли решение — работать в трёх направлениях: группа Гайвороненко продолжает заниматься расследованием катастрофы самолёта, группа из ФСБ, военная прокуратура и уголовный розыск — поиском капитана Кленова и его сообщников.

— А не дать ли нам в средствах массовой информации сообщение, что разыскиваются опасные преступники? — предложил Гайвороненко. И пояснил: — Если капитан Кленов ещё не убит, это может спасти ему жизнь: то, что он был под подозрением, похитители, вероятнее всего, знали; и то, что мы приняли похищение его за побег, играет им на руку — настоящий преступник остается вне подозрений.

— В этом что-то есть, — согласился начальник уголовного розыска. — Надо только поглубже и поподробнее разработать эту версию. Но прежде опросить всех жителей близлежащих домов, кто мог видеть и Рыбина, когда он утром выходил из подъезда, и капитана Кленова, когда он уезжал с сообщниками или похитителями на машине.

2

В тот же вечер в кабинете генерального директора акционерного общества «Росэксимпорт» за круглым столом с кофе и печеньем сидели трое: сам гендиректор Лебединский, его помощники — коммерческий директор Скорохватов и начальник службы безопасности Дубосеков. Первым о положении дел на главном предприятии, приборостроительном заводе, докладывал коммерческий директор:

— …Заказы на автопилоты упали на тридцать два процента, и за поставленные нами недоплачено около пятисот миллионов. На гиромагнитные компасы — на двадцать восемь процентов. Недополучено более ста миллионов. Ещё хуже обстоят дела с прицелами как с радиолокационными, так и электронными, с контрольно-пилотажными и навигационными приборами…

— Я уже знаком с этими данными. Ты скажи мне: что делаешь, чтобы увеличить заказы и выбить долги из заказчиков? И что надо нам сделать, чтобы заказчики не уходили от нас на Петровский завод? Мне доложили, что воронежцы уже переметнулись к ним. И самарцы ведут переговоры о поставке им автопилотов.

— Надо, Семен Семенович, либо снижать цены, либо переходить на более современную продукцию. А лучше всего, как мы и планировали ранее, прибрать к рукам Петровский завод.

— Купил бы вола, да задница гола, — ухмыльнулся Лебединский и отхлебнул из миниатюрной фарфоровой чашечки с золотым ободком кофе. — Мы тоже сейчас в долгу как в шелку: за металл надо платить, за переоборудование цехов. А тут ещё эти налоги… Как дела с заказом на «Су-тридцать седьмые»?

Скорохватов оживился.

— Тут полный порядок, Семен Семенович. Заказ, можно сказать, у нас в кармане. Веду переговоры с авиаторами. «Русланов» у нас раз-два и обчёлся. А последняя катастрофа и вовсе напугала заказчиков. Боюсь, как бы они не стали искать другой путь, морской.

— Не станут, — уверенно заявил Лебединский. — Я уже разговаривал с Ядзуки. Его хозяин торопит и готов дать предоплату. Договаривайся с нашими авиаторами, они теперь не будут гнаться за длинным долларом… И вообще, думай о том, как прибрать к рукам все, что производится в нашем регионе, покупается и продается. В первую очередь ликероводочную и фармацевтическую продукцию. Учись у Хорькова…

Дубосеков, отпивая кофе мелкими глотками, внимательно слушал босса и главного финансиста акционерного общества, мысленно усмехался над сетованиями гендиректора — он-то был отлично осведомлен о его финансовом положении. Недооценивал Лебединский своего начальника службы безопасности. А Дубосекова интересовала не только охранная служба предприятий и их хозяев, но и их дела, зачастую рискованные и откровенно противозаконные, от которых Дубосеков не только не оберегал предпринимателей, но и становился их соучастником, отчисляя на свои счета немалую долю…

Начальник службы безопасности терпеливо ждал, когда закончит Скорохватов и босс потребует доклада от него. Хотя коммерческий директор, можно сказать, сам вне закона и многое знает, о последних делах службы безопасности говорить при нем Дубосеков не хотел.

Лебединский будто прочитал его мысли, и когда коммерческий директор замолчал и тоже взялся за чашечку с кофе, генеральный заключил:

— Значит, так, Иван Антонович, связывайтесь с авиастроителями, два «Су-тридцать седьмых» мы у них берём. Я думаю, запрет на «Русланы» долго не продержится, и мы сразу займемся доставкой.

— Понял, Семен Семенович. — Скорохватов допил кофе и поднялся.

Как только за ним закрылась дверь, Лебединский повернулся к Дубосекову:

— Ну и что ты скажешь о катастрофе, Гавриил Прокопьевич?

Дубосеков глубоко вздохнул.

— А что я могу сказать… Слухи всякие ходят. Одни грешат на чеченцев, другие считают, что сам Бен Ладен решил наказать россиян за содружество с американцами. Но, что это была диверсия, сомнения не вызывает, иначе зачем было убивать начальника караула и убегать второму пилоту.

— О лётчике я слыхал. Говорят, он залил в топливные баки какой-то реактив, от чего и произошла катастрофа.

— Говорят, — кивнул Дубосеков. — Но я сомневаюсь, что это так. Техник самолета проверял перед вылетом качество топлива и обнаружил бы примесь. Правда, могло сказаться то, что реактива было слишком мало. Но это все мои личные соображения, а почему упал самолет, одному богу известно.

Лебединский пытливо глянул в глаза своему помощнику.

— Как думаешь, не начнут копать под нами? Заказ у нас перехватили, могли в отместку…

— Могут. Пусть копают. Нам бояться нечего.

В глазах Лебединского мелькнуло недоверие. Хотел что-то сказать, но передумал.

— Ну-ну, — только и промычал себе по нос. Но когда начальник службы безопасности поднялся из-за стола, вдруг спросил: — Ты ничего от меня не таишь?

— Да вы что, Семен Семенович? — обидчиво вскинул густые брови Дубосеков. — Если не верите, я подаю в отставку.

— Не горячись, Гавриил Прокопьевич. Дело не в доверии. Верю я тебе, верю! Но в нашем деле всякое случается. Просто хочу разобраться. Ядзуки тебя больше ни о чём не просил?

— С японцем мы вместе с вами вели разговор. Больше я с ним не встречался.

— С кем ещё встречался Ядзуки?

— С мэром города. Собирался и в Петровск к Курдюмову, но его отговорили, объяснив, что завод на ладан дышит. С кем в Москве будет встречаться, мне должны сообщить.

— За ним, разумеется, не только твои люди следили?..

— Само собой.

— Значит, визитёров из ФСБ нам следует ожидать, — пришел к заключению Лебединский и протянул помощнику руку.

Дубосеков неторопливо надевал куртку, все еще надеясь, что шеф остановит и предложит рюмку коньяка — после дневной нервотрепки так хотелось выпить и расслабиться; но шеф не остановил и не предложил. Держит дистанцию: каждый сверчок знай свой шесток. Будто не одно дело делают. И если бы не Дубосеков, черта лысого с ним стали бы вести разговор о новом заказе на «Су-37»… Правда, еще неизвестно, чем закончится дело о катастрофе.

С невеселыми мыслями вышел от шефа Дубосеков, сел в «Вольво» с заждавшимся шофёром, бегло глянул на часы — восемь вечера. По его служебным делам — время детское. Дома ждала жена, двое детей. Но ехать домой не хотелось. Даже к молодой восемнадцатилетней любовнице не тянуло.

Шофёр запустил мотор.

— Домой? — глянул на сосредоточенного начальника.

— На дачу, — неожиданно для себя принял решение Дубосеков. И пояснил: — К Сысойкину.

В глазах водителя мелькнуло удивление, но задавать лишние вопросы Дубосеков отучил его с первых дней службы. Водитель включил передачу и нажал на педаль газа. Машина помчалась по обезлюдевшим вечерним улицам неспокойного в последние годы города.

3

Подполковник Семиженов, старший оперуполномоченный уголовного розыска, подключенный к делу о «Руслане», не сомневался, что убийство прапорщика Рыбина и похищение капитана Кленова — дело одних рук. Версию о том, что пилот причастен к диверсии и совершил побег, он отмёл сразу. Это подтверждали и факты: Кленова увезли после двенадцати ночи, Рыбина убили в начале седьмого утра — время ещё не столь позднее и не столь раннее, чтобы кто-то что-то не видел, не слышал. Значит, надо опросить всех жителей гостиницы и соседних домов. Работа кропотливая, дотошная. И подполковник, поручив двум своим помощникам заняться опросом, вместе с экспертом стал изучать оставленные на обочине дороги следы от протектора легковой машины, увезшей второго пилота, — другие машины, по утверждению дежурной, ночью и утром к гостинице не подъезжали.

Протекторы широкие, от иномарки, судя по рисунку, немецкого производства. Таких машин в гарнизоне ни у кого не было. Значит, залетные. А ещё в снегу нашли четыре гильзы от пистолета Макарова. Выходит, стреляли. Но выстрелов ни дежурная, ни жильцы гостиницы не слышали. Вероятно, пистолет или пистолеты были с глушителем. Однако крови, как сыщик и эксперт ни старались, отыскать не смогли. Оставалось загадкой, в кого стреляли и зачем. Если в Кленова, на него хватило бы одной пули…

Поиск машины вели и следователи военной прокуратуры, и сотрудники городской ГИБДД, но Семиженов мало надеялся на положительный результат: диверсанты (а что убийцы и похитители из одной компании, подполковник не сомневался) — профессионалы высокого класса и после теракта, несомненно, сменят колёса.

К 18.00 расследование пополнилось новыми сведениями. Проживающий в доме напротив гостиницы лейтенант Таранов Юрий пригнал вечером с завода новенькие «Жигули» — свадебный подарок отца-коммерсанта. Поскольку гаража еще не было, поставил машину под окном квартиры, чтоб было видно и слышно в случае попытки угона. И хотя за дорогу сильно устал, уснуть не мог — боялся за машину.

За ужином обмыли с женой покупку — распили бутылку «Столичной», помечтали вместе, как летом отправятся к друзьям в Ростов, а оттуда — на Черноморское побережье, в Геленджик — там тоже друзья, наверстают несостоявшееся в этом году свадебное путешествие. Легли в постель уже в двенадцатом часу. И тут вдруг услышали шум мотора подъехавшей к дому машины. Юрий встал и выглянул в окно. Почти вплотную к его «Жигулям» припарковалась иномарка. Длинная, чёрная. Похоже, «Вольво». «Какой-то „новый русский“, пожаловал к кому-то в гости», — подумал Юрий, продолжая наблюдать за машиной. Но из нее почему-то никто не выходил. И это еще больше встревожило лейтенанта. Видимо, прибывшие кого-то поджидали. А что в машине было несколько человек, Юрий определил по вспыхивающим в кабинах огонькам — курили; потом из форточки салона был выброшен на снег окурок.

Незнакомцы сидели в машине минут двадцать, пока к гостинице не подъехала вторая легковушка, похоже, «Волга». Она остановилась за деревом, и, выходил из нее кто или нет, Юрий не видел. А вот из салона «Вольво» вылезли двое и направились к гостинице. Вернулись они минут через пятнадцать, уже втроем. Сели и уехали. Следом за ними умчалась и вторая машина.

Выходит, стреляли не в Кленова. И Таранов подтвердил: среди тех, кто уехал в «Вольво», один был в летной куртке и фуражке, очень похожий на капитана Кленова.

С опросом соседей Рыбина оказалось сложнее: никто ничего не видел — ни убийц, ни машины. На тело прапорщика наткнулся рано утром старший лейтенант Рожков, живущий этажом выше, когда выводил на прогулку собаку. Правда, за углом другого дома удалось обнаружить следы от тех же протекторов, что остались у гостиницы. Значит, за капитаном и прапорщиком охотились одни и те же.

Глава 4

1

Группа подполковника Семиженова опросила всех соседей прапорщика Рыбина и обитателей гостиницы, но ничего нового, кроме того, что уже было известно от лейтенанта Таранова и дежурной по гостинице, не выяснила. Не дали пока результатов и поиски «Вольво» и «Волги» с характерными рисунками протекторов. Да и трудно было ожидать другого: убийцы и похитители тщательно готовились к акции, все продумали до мелочей, такие следов не оставляют.

Военные следователи совместно с оперативниками уголовного розыска продолжали прочёсывать город и загородные дома в поисках капитана Кленова, но тоже пока безрезультатно, и Семиженов всё чаще стал ловить себя на мысли, что второго пилота, как и прапорщика, диверсанты вряд ли оставили в живых. Оставался безответным вопрос: зачем в таком случае они увезли его? Чтобы скомпрометировать?

То, что Кленов с невестой посетили накануне полета ресторан, чтобы поздравить Жанну Петровскую с двадцатилетним юбилеем, подтвердилось очевидцами. Драку в ресторане, точнее в туалете ресторана, никто не видел, но что подручных Желкашинова отделал Кленов, не вызывало сомнения — других летчиков там не было. И то, что кто-то добил одного из них дома, тоже бесспорно: после туалетной драки дальнобойщики еще с час гужевали в ресторане… Но чтобы от ста пятидесяти граммов коньяка поднялось давление крови у такого молодого здорового офицера — факт весьма сомнительный. Что-то в коньяк было добавлено? Вполне вероятно. Тогда кем? Бортинженер Артамонов отпадает — сам летел, Лариса Писменная тоже — невеста. Жанна? Из-за ревности или ещё из-за чего-нибудь? Тоже маловероятно, но допустимо… Нет, недопустимо. Кленова выводили из строя, чтобы пустить органы следствия по ложному пути. Жанне это было ни к чему. Значит, был кто-то еще, либо сам официант, принесший коньяк и наливавший первые рюмки, либо буфетчица, выполнявшая чье-то задание, либо кто-то сидевший близко к их столу. Вот этого таинственного злодея и надо искать.

Семиженов допросил Ларису и Жанну. Они подтвердили, что греческий коньяк им не понравился, с каким-то неприятным привкусом, и женщины перешли на шампанское; что к их столу подходило немало людей, знакомых и приятелей знакомых, чтобы поздравить юбиляршу. Пришлось проверять каждого, и не только из тех, кто подходил с поздравлениями, а всех, кто был в тот вечер в ресторане. Среди прочих оказались и недавние сослуживцы Кленова, бывшие техник самолета лейтенант Кочергин и начальник склада горюче-смазочных материалов прапорщик Желкашинов. Оба уволились по собственному желанию. Первый ушел в коммерческие структуры Хорькова охранником, второй — поставщиком иномарок, вместо умершего Аламазова. Желкашинов подходил к столу, приглашал Ларису на танец, из-за чего произошёл небольшой конфликт, и офицеры отправили прапорщика обратно к его дружкам. Те к столу не подходили…

Параллельно с группой Семенова работали и оперативники из ФСБ, задачу, по существу, выполняли одну — искали преступников-диверсантов. Задействовано тех и других было более чем достаточно, а дело, можно сказать, не двигалось с места. Ни Семиженов, ни Михайленко (руководитель группы ФСБ) не могли прийти к выводу, чьими руками совершена диверсия — иностранными разведками или своими же бизнесменами, конкурирующими друг с другом. Да, раньше, когда собственность была государственная, никому и в голову не приходило «топить» своих производителей, а как только заводы и предприятия передали частникам, началось такое, что органам правопорядка ни днем ни ночью покоя нет. Столько развелось киллеров, рэкетиров, бандформирований, столько происходит убийств, грабежей, «наездов» на производителей! «Новые русские» в свою очередь создают вооруженные отряды, чтобы охранять себя и свои предприятия. И нередко между теми и другими разгорается настоящая война.

Так кто был заинтересован в уничтожении «Руслана» с космической аппаратурой для Китая? Прежде всего, разумеется, зарубежные агенты. Холодная война — политическая — вроде бы кончилась. Но экономическая… Она разгорается с новой силой. Зарубежные политики, в основном американские, сделали свое дело — развалили СССР. Могучую военную державу превратили в слабосильную, нищую страну, не сумевшую справиться даже с Чечнёй. Теперь стремятся затянуть потуже петлю и на экономике России: не дают не только развивать торговлю с азиатскими и юго-восточными странами, но и наладить производство высококачественных товаров у себя дома.

Особенно взъелись на торговлю новой техникой и оружием. Она как кость в горле не только у американцев, заваливших почти весь мировой рынок своей военной продукцией и делающих все, чтобы вытеснить Россию с последних «прилавков», но и у её партнеров.

Да, след иностранной разведки здесь вполне вероятен. Тут подполковнику Михайленко придётся покрутиться. Семиженову же надо искать доморощенного преступника…

Очень не вовремя и некстати свалилось это задание. Только выбрал момент домашние проблемы решить, и на тебе… Жена совсем с ума сошла, развод требует. Застукала его с новой пассией. Экая невидаль! Будто впервые. Что поделаешь, если он не может устоять перед хорошенькой девочкой. Не случайно и фамилия у него Семиженов. Отец трижды женился, и ему, похоже, на роду написано иметь не одну жену…

Но дело есть дело. Женщины подождут…

Кому из предпринимателей перешел дорогу Хорьков? В Волжанске не так уж много крупных фирм, ведущих торговлю с заграницей. Прежде всего АО «Росэксимпорт» Лебединского, тоже пробивающегося на мировой рынок с военной техникой и приборо-навигационным оборудованием. Но Лебединский — опытный, солидный предприниматель, имеющий свою руку в правительстве. И дела у него идут будто бы неплохо…

Надо поговорить с самим Хорьковым. Что он скажет. Что скажут его сыщики. А что они тоже ведут расследование, можно не сомневаться. Се-миженов знал немного Хорькова и был информирован о его финансовых проблемах. И если к Лебединскому испытывал почтение, то Хорькова за одну только фамилию, соответствующую его внешнему виду, недолюбливал: невысокого росточка, с вытянутой вперед нижней частью лица, с острым носиком и мелкими зубами, он действительно напоминал хорька. И повадки у него были хищнические, звериные. Свою карьеру в бизнесе, как и многие другие предприниматели, он начал с аферы: как-то, проезжая мимо карьера, где добывалось удобрение, увидел горы минеральной крошки и около них брошенную технику. У сторожа, неказистого старикашки, расхаживающего вдоль дорожки, выяснил: рабочие бросили добычу удобрения — не платят ни копейки уже почти год, и вывозить не на чем — нет бензина.

Хорьков тут же смекнул — валяются дармовые миллионы! Еще недавно польские аграрники закупали в России этот минерал по 100 долларов за тонну. Связался с одним из них, и тот с радостью согласился платить столько же.

Новоявленный коммерсант тут же разыскал бывшего директора прииска, уже самостоятельно сложившего с себя полномочия, и договорился купить у него весь минерал — по 27 рублей за тонну. Нанять самосвалы проблем не составляло. И через месяц Хорьков положил себе в карман около двухсот миллионов рублей, которых хватило на покупку аптеки и двух магазинов.

Аптеку он давно присмотрел, зная, что дороже здоровья у людей ничего нет и они будут выкладывать последние копейки, чтобы избавиться от болезней. Правда, в то время и наша фармацевтическая промышленность дышала на ладан, а импортные лекарства стоили столько, что на одну упаковку надо было истратить месячную пенсию. Но Хорьков уже знал, как решить и эту проблему.

Созданный в годы советской власти в Волжанске медицинский научно-исследовательский институт и неплохо в то время работавший, ныне влачил жалкое существование. Едва просохли чернила на бумагах, удостоверяющих собственность господина Хорькова, как он помчался в МНИИ. Собрал весь руководящий состав и начал речь, как городничий перед своими ближайшими помощниками:

— …Я пригласил вас, господа, затем, чтобы сообщить вам, — он сделал паузу, затаив на остроносом личике коварную ухмылку, окидывая взглядом притихших ученых, приготовившихся к худшему — к расформированию института, — приятнейшее известие… Нет, вы не ослышались — приятнейшее известие. Я принёс вам, — снова интригующая пауза и скользкий взгляд по лицам ученых мужей, которые уже заинтересованно напряглись и просветлели, — волю, работу и деньги. Да, да, деньги, которых вы давно ждёте, как манну небесную. Это особенность нашего русского мужика: пока гром не грянет, он не перекрестится, — сыпал Алексей Петрович вычитанными когда-то фразами и поговорками. — Гром прогремел, и пора вам проснуться и перекреститься. Манна не посыплется сама с неба, ее надо достать, заработать. Хватит вам ловить журавля в небе, разыскивать новых микробов и ломать голову, какое изобрести зелье, чтобы погубить их. Мы еще не уничтожили тех, которые давно открыты. Учитесь у американцев: они весь мир готовы завалить своими гербалайфами, випратоксами, простарами, электронными стимуляторами. Не мне объяснять вам, что это за лекарства. Упаси бог подумать, что я склоняю вас к авантюре, к обману населения. Ни в коем разе. Во-первых, вы, медицинские светила, знаете, что одно из действенных лекарств — это внушение. Почему завоевал популярность дорогостоящий гербалайф, сварганенный из самой обыкновенной дикорастущей травы? Потому что люди поверили в него, и некоторым он действительно помогает. Точнее, не он, а самовнушение. — Хорьков распрямился и вдохнул всей грудью воздух, загремел своим не очень-то густым басом: — Так чем вы, учёные мужи, хуже американцев? Российский народ страдает от гипертонии, от астмы, от простого гриппа, а вы с букашками возитесь… Я открываю аптеку и жду от вас всех лекарств от всех болезней. Варите, изобретайте, экспериментируйте. Народ вам скажет только спасибо…

Так вот, в один день, в один час перепрофилировал Хорьков МНИИ в фармацевтическую фабрику, и потекли ручьем денежки от доверчивых страдальцев, не жалеющих последнего рубля на выздоровление, в карман новоиспеченного бизнесмена, а от него кое-что стало перепадать и ученым мужам…

Семиженов удивлялся изворотливости и ловкачеству Хорькова: через два года он уже развернул такую коммерческую деятельность, что даже монстры торговли типа Лебединского только руками разводили. И вот Алексей Петрович уже поставщик военной техники за рубеж. Вначале он заключил сделку с Вьетнамом на поставку пистолетов Макарова и автоматов Калашникова, а теперь и с Китаем на доставку космической аппаратуры… На этот раз ему крупно не повезло. Стоит она громадных денег. А тут ещё и «Руслан». За всё придётся платить… Семиженову не было жаль этого хищника, жаль было погибших людей и наше обнищавшее, залезающее всё больше в долговую яму к зарубежным воротилам государство.

Подполковник полагал увидеть убитого горем человека, мало чем способного помочь следствию — ему теперь не до преступников, ломает голову, как расплатиться с хозяином самолёта и заказчиком космической техники, который уже выдал предоплату. К удивлению, Хорьков встретил Семиженова как ни в чём не бывало, такой же энергичный, важный, уверенный в себе. Начальнически протянул подполковнику руку, жестом пригласил в кресло напротив.

— Слушаю вас, Фёдор Иванович.

Он был готов к встрече — Семиженов накануне договаривался с ним, — знал, о чем пойдет речь, и, несомненно, приготовил заранее ответы, потому подполковник не стал мудрить, приступил к делу без предисловия.

— Надеюсь, ваша служба безопасности не осталась в стороне от расследования катастрофы. Что-нибудь удалось выяснить?

Хорьков недобро ухмыльнулся, покрутил головой.

— Какая у меня служба безопасности? Так, для охраны. Я надеялся, что вы проинформируете меня о ходе расследования. У вас же профессионалы, и опыт, и исследования. Нет, мы тоже, разумеется, не закрыли глаза на происшествие, но… выражаясь вашим языком, никаких улик… Я видел листовку о капитане Кленове. Но тут, по-моему, ваши коллеги перестарались: лётчики не такой народ, чтобы даже за большие деньги пойти на убийство своих товарищей, на уничтожение самолёта. Ведь это своего рода фанатики. Для них самолёт — дороже отца родного.

— Согласен с вами. У меня тоже вызывает большое сомнение причастность летчика. Но он сбежал, поэтому мы вынуждены были объявить розыск. А как вы считаете, ваши конкуренты не могли пойти на такое?

Хорьков поскреб лысую макушку, вытянул трубкой тонкие губы, отчего еще больше стал похож на хорька, когда тот принюхивается, почуяв опасность. Долго молчал.

— Видите ли… конкуренция, конечно, вещь серьёзная, и некоторые из-за денег готовы на любые преступления… Но я старался со всеми ладить. — Лицо бизнесмена стало добродушным и покладистым.

— Однако, насколько мне известно, Лебединскому вы крепко насолили, перехватив его заказ. Скажите честно, как вам это удалось?

— А тут нет никакого секрета, — развёл руки в стороны Хорьков. — Лебединский слишком жаден, хотел перехитрить сам себя: стал торговаться с хозяевами аппаратуры и самолета, выторговывая каждый рубль. И летчикам платил гроши. Вот этим я и воспользовался.

— Но вы могли нанять другие самолёты, гражданские.

— А вот это уже другой коленкор — с гражданских авиаторов дерут за каждые сто километров пролёта. До Китая получается довольно кругленькая сумма. Потому мы и контактируем с военными. И им хорошо — тренируются, получают денежки, — и нам прибыльно.

— Здорово вы пострадали?

— Не то слово. Остался гол как сокол.

— И как теперь выкручиваться будете?

Хорьков глубоко вздохнул.

— Трудно будет. Пока перейду на мелкий бизнес, кредит в банке возьму.

— А Лебединский не поможет?

Хорьков помотал головой:

— Лебединский не простит мне, что перешёл ему дорогу.

— Так, может, он? — намекнул Семиженов.

Хорьков снова помотал головой:

— Нет, Лебединский слишком трусоват, чтобы пойти на такое.

— Иностранная разведка? Или чеченцы? Допускаете такую версию?

Хорьков пожал плечами.

— За бугром тоже нас не жалуют. И черножопые… Вполне вероятно… Мы с открытой душой к ним, а они с камнем за пазухой. Вот что значит потерять былую мощь. — Хорьков снова вытянул трубкой губы. — Выходит, у вас тоже пока ничего конкретного?

— К сожалению, — не сдержал вздоха Семиженов. — Если вам станет что-то известно, позвоните.

— Обязательно.

Подполковник и бизнесмен пожали друг другу руки.

2

Хорьков в какой-то степени был прав в суждениях о Лебединском, но Семиженов все-таки решил навестить преуспевающего бизнесмена. Не сбрасывая со счетов иностранную разведку и чеченцев, подполковник больше склонялся к нашим доморощенным вандалам: демократия словно сняла с их рук наручники, и они, давно жаждавшие наживы и славы, рванулись к сладкому пирогу, желая урвать кусок покрупнее, не брезгуя никакими методами. Восхождение Лебединского наверх, на вершину волжанского предпринимательства, мало чем отличалось от методов Хорькова. Едва в городе объявили о приватизации предприятий, Семён Семенович, пользуясь связями с высокими чинами в столице, заручился их поддержкой на приобретение приборостроительного завода. Тут же скупил по дешевке ваучеры, взял кредит в банке и стал хозяином одного из самых благополучных предприятий. Сразу же курс в торговле взял на зарубежные фирмы, на доллары. За пять лет он сколотил солидный капитал и стал крупным российским бизнесменом. Хорьков несколько отстал, уступил первенство, с чем никак не мог смириться. И вот наконец ему удалось перехватить очень выгодный крупный заказ. Два хищника готовы были вцепиться за него друг другу в глотки…

Лебединский и внешностью, и манерами во многом отличался от Хорькова: крупный и непомерно растолстевший, он двигался неторопливо, важно неся впереди заметно выпиравший живот. Пальцы рук, толстые и мягкие, выдавали, что их хозяин никогда не занимался физическим трудом и пренебрегал даже гимнастикой. Голова крупная, с большими залысинами, но еще не седая; лишь отдельные волосинки контрастно выделялись на черных курчавых висках. Тёмно-карие глаза, не по возрасту блестевшие, внимательно осмотрели вошедшего, будто ощупали с ног до головы, приветливо улыбнулись.

— Давненько в нашем хозяйстве не появлялись стражи порядка, — сказал он с легкой иронией, жестом приглашая Семиженова садиться. — Чем обязаны такой честью?

— Да вот по случаю большого несчастья у вашего коллеги, — не стал темнить Семиженов: Лебединский не из тех, кого можно обвести вокруг пальца. — Решил узнать, все ли у вас в порядке — вы теперь настолько самостоятельными стали, что обходитесь зачастую без правоохранительных органов. Хотя бы в известность нас ставили.

— Слава богу, пока такой нужды не было. — Лебединский еле втиснулся в кресло. — Хорькову искренне сочувствую: такого и самому ярому врагу не пожелаешь. — Пронзающим взглядом зыркнул в глаза подполковника и будто прочитал в них его мысли: «Складно врешь, но я-то знаю твое „искреннее сочувствие“». Вмиг напустил на лицо грустную мину. — Жаль очень летчиков. Не на войне — у себя дома погибли. — Глубоко вздохнул. Перевел взгляд на лежавшие перед ним бумаги, потеребил их и продолжил: — А знаете, я чуть было не оказался в положении Хорькова — тоже договаривался с авиакомпаниями о переброске в Китай космической аппаратуры…

Умён, умён Лебединский, отметил про себя Семиженов. Упредил его вопрос о контракте, догадываясь, что о нём известно. Но и подполковник не из простачков, заметил, как насторожились, озаботились глаза бизнесмена. С чего бы это?

— Кстати, о космической аппаратуре. Как это Хорькову удалось перехватить ваш контракт? — спросил Семиженов.

Лебединский почесал свой длинный нос.

— Тут мой коммерческий директор проморгал. Долго торговался, — откровенно признался бизнесмен. — А вышло — к лучшему. Коммерция, — усмехнулся он и пояснил: — Не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.

— У вас работают Писменная Лариса, невеста пропавшего лётчика Кленова и его бывшие сослуживцы Кочергин и Желкашинов. Они не обращались к вам за помощью в розыске офицера?

— Почему именно ко мне? — на лице бизнесмена выразилось искреннее удивление. — Они скорее обратились бы к вам.

— Не прибедняйтесь, Семен Семенович, у вас, слышал я, служба сыска поставлена не хуже, чем в МВД.

— Спасибо за комплимент, — улыбнулся Лебединский. — Это только вам известно, и то с большим преувеличением. Никаких частных сысков мы не ведем, кроме «кидал» да должников, которые, к сожалению, и моих подопечных, случалось, объегоривали. Что же касается Писменной, она действительно у нас работает, сильно переживает за жениха. Кочергин же и Желкашинов в моем ведомстве не значатся. Последний, насколько мне известно, занимается поставкой иномарок. Две машины и я приобрел у него. Вот и весь наш контакт.

— Извините, значит, меня неверно информировали, — слукавил Семиженов. Он прекрасно знал, что Кочергин служит в охране Хорькова, а у Желкашинова своя коммерция. Но оба бывшие сослуживцы Кленова, и, чем черт не шутит, могли иметь отношение к похищению. Тем более что Желкашинов, по имеющимся сведениям, был тесно связан коммерческими узами с Лебединским… Почему бизнесмен постарался откреститься от коллеги? Стоят на слишком разных ступенях коммерции? Вероятно. Проверить алиби Желкашинова всё равно придется… — Что ж, большое спасибо за информацию, — поднялся Семиженов. — Еще раз извините за беспокойство. И все-таки если вам или вашим подручным станет что-то известно о катастрофе, убийстве Рыбина и пропаже Кленова, позвоните мне. — И подполковник черкнул на календаре номер своего телефона.

Лебединский тяжело вылез из своего кресла и услужливо проводил незваного гостя до самой двери. Но глаза бизнесмена далеко не соответствовали радушному выражению лица.

— Непременно, — заверил Семен Семенович и подобострастно пожал руку представителю власти.

3

Визит старшего оперуполномоченного уголовного розыска сильно встревожил Лебединского, и едва за Семиженовым закрылась дверь, он приказал секретарше срочно разыскать начальника службы безопасности. Поверить, что опытный работник уголовного розыска зашел к генеральному директору просто так, чтобы поинтересоваться, не случилось ли и у него каких-либо неприятностей, было не столько смешно, сколько грустно. Значит, что-то его заинтересовало. Точнее, кто-то… Писменная и Желкашинов, чьи фамилии он назвал?.. Ларису подполковник уже вызывал на допрос, и по ее рассказу никакого криминала за ней не усмотрел, искренне сочувствовал и обещал, что сделает все, чтобы найти ее жениха… Да и что Лариса могла знать. Она приходила и к Дубосекову, просила помочь в розыске капитана. С Желкашиновым сложнее, и хотя подполковник с ним еще не встречался, интерес к нему не случаен…

Дубосеков находился в спортивном зале, отрабатывал со своими подчиненными приемы восточных единоборств, сменившие самбо, как наиболее увлекательные и применимые в современных условиях. Через десять минут он уже сидел в просторном и светлом кабинете босса. Лебединский ввел его в курс дела и озабоченно посетовал:

— Я же говорил, что сыскари нас не минуют. Интересовались Желкашиновым. Ты не знаешь, где он?

— По-моему, он в командировке. Да и какое он имеет к нам отношение?

Лебединский кивнул.

— Так-то оно так, да я по доброте своей кругленькую сумму ему ссудил.

Дубосеков равнодушно пожал плечами.

— Вернет. Никуда он не денется.

Оба помолчали.

— О женихе Ларисы ничего нового не узнал?

— Нет. Листовки с его портретом развесили. Ищут.

— Думаешь, найдут?

Дубосеков пожал плечами.

— Вряд ли. Судя по тому, как они ищут Масхадова, убийц Старовойтовой, Листьева, сомневаюсь в их способностях.

Глава 5

1

Энтузиазм генерала Гайвороненко, не прекращавшего расследование и в состоянии болезни, окончился тем, что грипп дал осложнение на легкие и он вынужден был улететь в Москву. Бразды правления взял в свои руки полковник Возницкий. Он попытался было командовать и представителем ФСБ подполковником Михайленко, понукая его к розыску капитана Кленова, но получил отпор.

— …Все ваши выводы по катастрофе и версии относительно виновников — чистая липа, — вдруг заявил Михайленко. — Объясните мне, что это за зверь так называемый кристаллин, каковы его свойства. И сколько его надо, чтобы в керосине образовались кристаллы? Представители завода утверждают, что это чушь собачья, ваши выдумки, чтобы вину за разгильдяйство, за плохую подготовку техники к полету свалить на других…

Выяснилось, что так называемого кристаллина на складе ГСМ давно нет, стали искать его на других аэродромах, чтобы произвести испытание двигателей и проверить, хватит ли канистры этого реактива, чтобы закупорить фильтры трех двигателей. Помощники Михайленко с ног сбились, разыскивая в гарнизонах непонятную, никому не известную доселе жидкость. Выяснили, что кристаллин изобрели несколько лет назад в научно-исследовательском институте города Баку для превращения нефти в более густую массу, чтобы легче было собирать её в море в случае крушения танкеров. Но вскоре от кристаллина отказались — нашли более эффективный катализатор.

Михайленко послал своего помощника капитана Грибанова в Баку, чтобы достать кристаллин и выяснить, кто мог получить его в институте. Канистру кристаллина ему изготовили, а вот разобраться, кому и когда его отпускали, оказалось делом непростым. Командировка капитана Грибанова затягивалась.

Тем временем люди Михайленко совместно с оперативниками уголовного розыска вели слежку за охранниками акционерного общества «Росэксимпорт». По логике вещей в срыве поставки космической аппаратуры в Китай был заинтересован Лебединский — именно у него перехватил заказ Хорьков. А нынешние бизнесмены, как убедился Михайленко, в борьбе с конкурентами не брезгуют никакими методами.

К сожалению, и в этом направлении пока никаких успехов добиться не удалось: все охранники Лебединского в ночь накануне полета «Руслана» и в ночь убийства прапорщика Рыбина и исчезновения капитана Кленова имели алиби. Правда, до конца не был ещё распутан один узелок, завязанный бывшим прапорщиком Желкашиновым. Хотя он и не служил у Лебединского, но, как выяснилось, тесно контактировал с ним, и гендиректор не раз выручал начинающего предпринимателя финансами.

Внимание к Желкашинову привлекли и другие обстоятельства: ранее он служил на складе ГСМ, характеризуется бывшими командирами и начальниками как человек нечистый на руку — не раз при проверке склада вскрывались недостачи, в связи с чем ему и было предложено написать рапорт о досрочном увольнении. Позже выяснилось, что, приторговывая спиртом, бензином и керосином, Желкашинов построил себе дачу. Но командование не стало ворошить прошлое — в этой истории и оно выглядело довольно непривлекательно.

Когда Михайленко вышел на след прапорщика, оказалось, что тот за день до катастрофы «Руслана» убыл в Финляндию за очередной партией новых машин. Тоже, казалось бы, стопроцентное алиби. Но… ранее Желкашинов сам никогда не занимался перегонкой машин, для этой цели он держал целый отряд дальнобойщиков. Что на этот раз заставило его изменить традиции? И случайное ли тут совпадение — уехать в канун катастрофы? Да и так ли? Свидетелей, утверждавших, что он уехал тридцать первого октября, а не второго или третьего ноября, он мог просто купить…

Надо было искать прапорщика. Именно искать, а не ждать, когда он вернётся.

2

Да, всё получилось не так. Почему упал самолёт?..

И вот теперь бизнесмен-неудачник должен трястись в вагоне, обеспечивать себе алиби. В том, что фээсбэшники уже разыскивают его, он почти не сомневался. Но он опасался киллеров Дубосекова больше, чем контрразведчиков: если органы безопасности заинтересуются фирмой Лебединского, его, как и Рыбина, живым не оставят.

В купе с Желкашиновым ехали пожилая пара и тщедушный старичок с узлами и чемоданом, говорун и непоседа, утомивший всех за час пути рассказами о своей непутевой жизни, о смерти жены и о том, что сын, у которого он гостил, уговаривает старика переехать из Санкт-Петербурга к нему в Волжанск.

Вечером, чтобы угомонить докучливого старика, Желкашинов достал бутылку водки, закуску, угостил его и второго попутчика, женщина пить отказалась. После рюмки водки старик сразу обмяк, и его потянуло в сон. Мужчина от второй тоже отказался. Желкашинов допил бутылку один. Нервы несколько успокоились, страх поутих, но сон так и не шел. Мысли о том, как и куда получше скрыться от фээсбэшников и от головорезов Дубосекова, хаотично кружились в голове. До Финляндии ему скорее всего удастся добраться. Но там оставаться нельзя — финская служба безопасности контактирует с российской и из-за него осложнять отношения не станет. А в других странах у него нет не только родственников, но и знакомых. Подельщик, проживающий в Финляндии и помогающий в приобретении машин, тоже вряд ли чем поможет. Двухсот тысяч долларов, которые он прихватил с собой — остальные оставил семье, — даже если доберётся до Норвегии или Швеции, надолго не хватит. А устроиться там на работу, не зная чужого языка, вряд ли удастся…

Так ничего и не придумав, он задремал лишь под утро.

Проснулся в десятом часу. Поезд в Санкт-Петербург прибывал вечером. Желкашинов, заказав проводнику три бутылки пива, пошел умываться. Когда вернулся, пиво уже стояло на столике. Соседи от угощения отказались, объяснив, что позавтракали, и, чтобы не смущать его, удалились в тамбур. Желкашинов откупорил бутылку и прямо из горлышка, запрокинув голову, с жадностью стал вливать в рот освежающую жидкость. Утолив жажду, неторопливо позавтракал прихваченной из дома куриной ножкой, опорожнил остальные бутылки.

Подъезжая к Вышнему Волочку, Желкашинов вдруг почувствовал жжение в желудке. Боль быстро разрасталась, поднимаясь к горлу и перехватывая дыхание. Едва поезд остановился, старичок побежал за помощью. Привел станционного врача. Но помощь Желкашинову была уже не нужна. Отправление поезда задержали. В купе появились молодая энергичная женщина и двое санитаров с носилками. Женщина представилась:

— Следователь прокуратуры Каревская. Прошу вас сойти с поезда для дачи показаний.

— Да вы что! — возмутилась было женщина. — Нас встречают в Санкт-Петербурге.

— И меня, — запричитал старичок.

— Ничего, мы сообщим на вокзал. Собирайте вещи. — Тон служительницы Фемиды был непреклонен. И тут же скомандовала санитарам: — Выносите тело.

3

Михайленко всё более приходил к убеждению, что катастрофа, убийство Рыбина и исчезновение Кленова — дело рук местных преступников.

— Давайте для очистки совести проверим алиби охранников Хорькова, — предложил он: — Маловероятно, но чем чёрт не шутит.

Военные следователи и оперативники из уголовного розыска тоже топтались на месте. Хуже того, прибывшие из Днепропетровска изготовители двигателей категорически отвергли версию закупорки фильтров, потребовали провести эксперимент работы машины с предполагаемым реактивом на всех режимах.

И вдруг 4 ноября из Вышнего Волочка пришла телеграмма о кончине Желкашинова в поезде. Михайленко связался с местным уголовным розыском и выяснил, что Желкашинов отравлен. Подтвердилось и то, о чем догадывался подполковник, но, увлекшись другими версиями, упустил это из вида — отставной прапорщик выехал из Волжанска не тридцать первого октября, а второго ноября. Это следовало и из показаний его попутчиков, которых пришлось задержать в связи с подозрением на их причастность к отравлению…

Наконец-то удалось поймать кончик ниточки! И хотя тот, к кому она тянулась, сумел ее оборвать, теперь не трудно было догадаться, где находится сам клубок.

Ещё через два дня подчинённые, проверявшие алиби охранников Лебединского, доложили, что Артуров Андрей Петрович и Титов Константин Захарович уволены со службы две недели назад, и, где находились в ночь с 1 на 2 ноября, установить не удалось. Начальник службы охраны Дубосеков дал им самую нелестную характеристику: самовластные, неуправляемые молодые люди, часто высказывавшие недовольство в адрес президента и правительства и не очень-то почтительно относившиеся к своему боссу, платившему им по три тысячи рублей в месяц. Но Дубосеков ценил их за отличную профессиональную подготовку — бывшие десантники владели приемами самбо, стреляли из различных положений без промаха, ударом кулака разламывали по четыре кирпича…

В дополнение к Кленову объявили в розыск Артурова и Титова.

Михайленко, оставив за себя капитана Грибанова, срочно выехал в Вышний Волочок. Требовалось установить убийцу Желкашинова. А уж вытянуть из него заказчика убийства подполковник постарается.

К его приезду местные сыщики уже не раз допросили попутчиков отставного прапорщика. И вот что удалось от них узнать.

Желкашинов проснулся уже после того, как муж с женой и старик позавтракали. Он заказал три бутылки пива и ушел в туалет. А все трое попутчиков вышли в коридор, чтобы «размять после ночи косточки и не мешать соседу завтракать». В это время в купе снова заходила проводница и какой-то молодой человек за стаканом. Примет его они не запомнили, так как видели мельком. Отпечатков на бутылках и стакане, кроме желкашинов-ских, обнаружить не удалось…

Кто-то очень умело и своевременно оборвал ниточку. И все-таки кое-что удалось по ней восстановить.

Драка в ресторане, катастрофа «Руслана», видимо, так напугали Желкашинова, что он решил немедленно покинуть Волжанск. Возможно, кто-то ему так посоветовал. Но отставной прапорщик понимал, насколько положение серьёзно и как крепко он влип в криминальную историю.

4

Наказав жене и близким говорить всем, кто будет им интересоваться, что он уехал ещё 31 октября, отставной прапорщик договорился со знакомой кассиршей, чтобы она выписала ему билет до Санкт-Петербурга именно этим числом, заплатив ей за «услугу», созвонился с поставщиком машин в Выборге и попросил от своего имени дать телеграмму старшему группы дальнобойщиков выехать в Финляндию. Сам же выехал 2 ноября, купив билет уже в поезде.

Видимо, он здорово переживал, почти всю ночь не спал, а пил. И было из-за чего.

Началось, конечно, всё с Лебединского. Это он посоветовал прапорщику заняться коммерцией — за то, что тот поставлял ему бензин и керосин (разумеется, не бесплатно — с топливом была напряженка). Желкашинов понимал — коммерсант из него никудышный, но другого выхода не было. Последняя ревизия, вскрывшая недостачу цистерны керосина и около ста литров спирта, поставила его перед выбором: либо он пишет рапорт об увольнении, либо идет под суд. Первый вариант командир вынужден был предложить лишь потому, что не хотел поднимать шума и пятнать свою часть — и без того армию марают все, кому не лень. И Желкашинов выбрал меньшее из зол.

Лебединский тоже сомневался в деловых качествах отставного прапорщика, и, когда тот попросил у него на основание предпринимательства беспроцентный кредит в пятьсот тысяч, Семен Семенович, почесав затылок, предложил другой вариант:

— А может, лучше пойдёшь ко мне в охрану? Мужик ты крепкий, здоровый, приемам самбо и восточных единоборств Дубосеков обучит. И платим мы хорошо.

— Нет, Семен Семенович, надоело мне под начальством ходить, — откровенно признался Желкашинов. — Хочу попробовать свои силы на коммерческой ниве.

— Ну-ну, — покивал бизнесмен. — Кредит тебе я, несомненно, дам. Но не беспроцентный. Ты сам видишь, как растут цены. Много не возьму, а пять процентов мне отстегнешь. Это по-божески, учитывая твои прежние услуги…

Так вот Желкашинов сунул голову в петлю. Правда, первые сделки с машинами дали ему почти двести тысяч прибыли. Половину он сразу отсчитал на погашение долга. Удачными были поездки дальнобойщиков и во второй, и в третий раз. А вот в четвертый… На его людей напала банда и угнала все машины. Притом один из водителей, попытавшийся оказать сопротивление, был убит… Долг Желкашинов не успел выплатить, проценты росли. Отряд шоферов-дальнобойщиков чуть не распался, пришлось увеличить им зарплату и вооружить каждого пистолетом. И снова пришлось обращаться за помощью к Лебединскому. А у того самого бизнес стал давать сбои: крупный заказ на поставку в Китай космической аппаратуры перехватил Хорьков. И все-таки на каких-то очень секретных условиях, о которых не знали даже жена и сын Желкашинова, Лебединский дал деньги. Правда, сын проговорился: после этого отец отдал канистру какого-то непонятного растворителя, которую он принес со склада ГСМ еще в бытность там начальником, прапорщику Рыбину. Вероятно, это и был тот самый кристаллин. И вероятнее всего, его-то и залил в баки начальник караула сержант Рыбин. Но могла ли канистра кристаллина явиться причиной отказа трех двигателей?..

5

Катастрофа «Руслана», исчезновение капитана Кленова, убийство прапорщика Рыбина так закрутили подполковника Семиженова, что вся его личная жизнь пошла наперекосяк: ни с женой развестись, ни с новой пассией встретиться. Именно сегодня он собирался утром отправиться в суд, а вечером на свидание, но позвонил знакомый капитан из ГИБДД и сообщил очередную потрясающую новость: нашли труп старшего лейтенанта милиции Гришина, пропавшего с дежурства два дня назад. Просил срочно приехать к месту происшествия: Самарское шоссе, 12-й километр.

Пришлось личные дела отбросить на потом, служба — прежде всего, это стало незыблемой нормой его жизни…

Хотя труп был обезображен пламенем и одежда сгорела дотла, не вызывало сомнения, что это останки старшего лейтенанта, инспектора ГИБДД: в пепле нашли пуговицы от мундира, звездочки с погон, ключи от будки. Недалеко от дороги на глиняной плешине обнаружили и след от машины, все четыре колеса. Судя по ширине колеи и рисунку протектора — от «Вольво». У Семиженова учащённо забилось сердце — очень похож на тот, что оставила машина, в которой увезли Кленова. Гришин, несомненно, имел на неё ориентировку и пытался, видимо, задержать… С момента исчезновения летчика прошло более недели, в Волжанске не так уж много «Вольво»… Плохо искали гаишники?.. Труп Гришина обнаружили спустя двое суток после убийства. За это время иномарка могла далеко умчаться…

Семиженов склонился над следами от обуви у пепелища, где был сожжен инспектор. Странные следы двух почти одинаковых пар: овальной формы, без какого-либо рисунка, даже без каблуков. Вот только посередине еле различимые три тонкие полоски, будто под обувь попали травинки. Но явно не травинки: одинаковые полоски на всех найденных следах. Травинки не удержались бы.

Непонятную обувку носят преступники. И тут Семиженова озарило: на туфли или ботинки убийцы надели чехлы и прикрутили их проволокой! Вот от чего эти три полоски.

К подполковнику подошел начальник уголовного розыска полковник Токарев.

— Не ломай голову, Федор Иванович. Дежуривший с Гришиным солдатик спросонья «Вольво» за «Волгу» принял. И следы, — кивнул он на отпечатки, — явное подтверждение, что орудовал опытный преступник: напялил на обувку полиэтиленовые мешки, чтоб нам голову заморочить и собакам нюх сбить. — И вдруг задумался. — А может, и не напутал солдат, Гришин действительно сел в такси и помчался за кем-то вдогонку?

— Так в такси или в «Вольво»? — спросил Семиженов.

— В том-то и закавыка. Следы от «Вольво», а солдатик утверждает, что старший лейтенант сел в такси, в «Волгу». По его рассказу, случилось это около часа ночи. Дорога была пустынна, он вздремнул, а Гришин читал детектив. Вдруг старший лейтенант толкнул его в плечо, бросил на ходу: «Не спать!» — и выскочил на дорогу. Остановил такси. Сел в него и умчался в сторону города. И всё. Не вернулся ни ночью, ни к смене. Теперь вот нашли… — Снова, задумавшись, помолчал. — Надо искать таксиста.

— Преступников было двое, — уточнил Семиженов. — Но я согласен, поиски надо начинать с таксиста.

— Езжайте по таксомоторным паркам. Докладывайте мне утром и вечером.

Таксомоторных парков в Волжанске немного, четыре, а при советской власти было шесть: теперь мало кто заказывает такси — дорого, — и тем, кто работает, зачастую приходится самим искать пассажиров, дежурить у вокзалов, в аэропорту, у ресторанов.

Начал Семиженов с самого крупного, расположенного в центре города. Там уже работала следственно-оперативная группа: проверяли документацию, беседовали с диспетчером, с водителями. Подполковник мешать им не стал. Подъехал к воротам автохозяйства и остановил первую попавшуюся черную «Волгу», направлявшуюся на заработки. За рулём сидел белобрысый молодой мужчина с озорными тёмно-карими глазами, какие бывают у весёлых, бесшабашных людей.

Семиженов представился:

— Старший оперуполномоченный уголовного розыска подполковник Семиженов.

— Водитель Лесняк, — бодро, по-военному, ответил и шофёр. — Чем обязан?

— В ночь на тринадцатое ноября вы работали? — без предисловий приступил к главному Семиженов.

— Так точно, работал.

— Примерно в час ночи кого и куда возили?

— Болгарина в Заречье, — без запинки ответил водитель.

— Верно, — согласился Семиженов, будто уже знал это. — У поста ГИБДД на Самарском шоссе останавливались?

— Останавливался. Точнее, инспектор ГАИ старший лейтенант меня остановил.

«Не зря в отделе называют меня везунчиком, — мысленно усмехнулся Семиженов, — наткнуться сразу на того, кто нужен, и во сне не приснится».

— За что остановил?

— А ни за что. Просто попросил перехватить одного водилу, свернувшего в неположенном месте. Мы помчались ему наперерез, выскочили на встречу и чуть лоб в лоб не столкнулись. Остановились, и старший лейтенант пошел разбираться.

— Что за машина была?

— «Вольво», черного цвета. Старший лейтенант сел в кабину и стал проверять документы.

— Номер машины не запомнили?

Таксист помотал головой.

— Зачем мне?

— А кто за рулём сидел?

— Мужчина.

— Что за мужчина?

Водитель пожал плечами.

— Обыкновенный. Молодой… Я и рассмотреть-то его как следует не успел, темно было. Да и на хрен он мне сдался. Ныне они, «новые русские», только и шастают по дорогам. А мне надо было быстрее пассажира к месту доставить.

— Молодой, говорите. А какие-нибудь приметы не вспомните?

Таксист подумал.

— Вроде чернявый. Лет тридцати. Потом к ним подъехал «Опель Омега», тоже чёрный. Вижу, дело затягивается, а я и так работал уже сверхурочно, попросил разрешение уехать. Старший лейтенант махнул рукой — езжай. Я и поехал.

— Вы на этой машине ездили?

— Само собой. Другой у меня нет.

— Помните, к какому дому отвезли пассажира?

— Разумеется. А в чем, собственно, дело?

— Дело серьёзное, товарищ Лесняк. Убили того старшего лейтенанта, которого вы подвозили. Вот потому я и прошу вас поподробнее всё вспомнить: кто находился в «Вольво» и кто подъехал к ним на «Опеле Омега».

Таксист снова пожал плечами.

— Если бы знать… А так — мало ли кого встречаем на дорогах…

Показания Лесняка подтвердились: действительно, в ночь на тринадцатое ноября он возил болгарина к знакомой в Заречье.

Надо было искать черную «Вольво» и такой же «Опель Омега». Сколько этих иномарок развелось ныне в городе и области! А то, что убийца или убийцы имеют отношение к исчезновению летчика Кленова, вполне вероятно: та же машина, молодой чернявый мужчина за рулем «Вольво».

Поисками приметных иномарок занялись работники ГИБДД, а подполковника Семиженова вызвал начальник уголовного розыска.

— Похоже, не там мы ищем, — сказал с сожалением. — В тот день, когда ты беседовал с таксистом, он сбил девушку. Думаю, не случайно. Видно, занервничал, потерял над собой контроль.

— Я этого не заметил, — возразил Семиженов.

— Что-то тут нечисто, — стоял на своем полковник, пропустив слова подчиненного мимо ушей. — Либо он как-то связан с убийцами, либо сказал не всё…

Снова пришлось ехать в таксомоторный парк. Но разговор с Лесняком еще раз убедил Семиженова, что к делу об убийстве старшего лейтенанта Гришина он не причастен.

А на второй день сотрудники ГИБДД нашли на дороге и сожженную «Вольво». Судмедэксперты обнаружили следы крови в багажнике и установили, что она идентична крови Гришина. Выяснилось, что иномарка принадлежит Артурову Андрею Петровичу, бывшему охраннику фирмы Лебединского.

Разговаривать с Лебединским на эту тему было бессмысленно: такая важная персона вряд ли знает всех своих подчиненных, тем более что службой охраны и безопасности ведает у него такой опытный и доверенный ему человек, как Дубосеков. К нему и отправился Семиженов.

Бывшего майора КГБ, уволенного за неблагонадежность, как сторонника Крючкова, визит работника уголовного розыска не удивил и не обрадовал. Не спрашивая, что привело к нему подполковника, тот сразу предупредил:

— Через десять минут я уезжаю, так что давайте без предисловий.

Своей категоричностью начальник службы безопасности давал понять, что он здесь кое-что значит и его голыми руками не возьмёшь.

— Хорошо, — согласился подполковник, — я ненадолго вас задержу. Скажите, у вас работает Артуров Андрей Петрович?

Лицо Дубосекова скривилось, как от зубной боли.

— Работал, — уточнил он. — Я уволил его две недели назад.

— Серьёзная причина?

Дубосеков не спешил с ответом.

— Вопрос довольно деликатный. Считайте, из-за личной антипатии.

— Но он у вас проработал более года. Бывший десантник, коллеги отзываются о нем неплохо.

Дубосеков почесал затылок.

— Видите ли, говорят, чтобы человека узнать, надо пуд соли вместе с ним съесть. Собственно, у меня особых претензий к Артурову не было: хорошо подготовлен физически, исполнительный, не глупый. Но молод ещё, зелен. А что губит современную молодежь? — И сам же ответил: — Жадность, стремление быстро разбогатеть. Дошли до меня некоторые нехорошие слухи об Андрее. Но конкретных фактов у меня нет, поэтому обнародовать их не могу.

— Понятно. А где сейчас трудится Артуров?

— Понятия не имею, — развёл руками Дубосеков.

Коротко и ясно, без каких-либо умозаключений. И Семиженову ничего не оставалось, как удалиться восвояси.

Хозяйка квартиры, у которой снимал комнату Артуров, сказала, что квартирант более недели назад уехал в командировку; когда вернется, он не говорил. Куда уехал, она тоже не знает.

А убийство Гришина произошло менее недели назад. Выходит, Артуров не причастен к преступлению? Хотя как сказать. Он мог перебраться к любовнице, к другу или ещё к кому-нибудь…

— Скажите, а где его машина? — поинтересовался Семиженов.

— О, с его машиной целая история, — невесело усмехнулась старушка. — Сам Андрюша рассказывал с улыбкой. У девицы своей в гостях был. День рождения её отмечали. Гости были, выпивали, разумеется. А ехать под хмельком, говорит, ныне очень накладно — гаишники свирепствуют, сотней баксов не отделаешься. Попросился переночевать у девушки. Та не возражала, но предупредила: район у них неспокойный, машины угоняют. «Мою не угонят, — заверил её Андрюша. — Тройная сигнализация, и под окном стоит». Похвастался, а только в постель легли, как загудел двигатель. Андрюша кинулся к окну и только свет фонарей своей кормилицы, как он машину называл, увидел. С тем и конец.

— А в милицию он заявлял?

— Нет. Сказал, что бесполезно и что он сам найдёт угонщиков.

Странно, подумал Семиженов, почему у охранника такое предвзятое отношение к милиции. Скорее всего его иномарку действительно угнали — сам Артуров сжёг бы её раньше. А воры хотели продать. Потом обнаружили, что сотрудники ГИБДД тщательно осматривают все чёрные «Вольво»… Возможно, Артуров специально подстроил, чтобы угнали его иномарку, — направить милицию на ложный след… Как бы там ни было, а надо искать этого веселого Андрюшу и его сообщника — владельца «Опеля Омега».

— А где его девушка живет, не знаете? — спросил Семиженов.

— Если б она одна у него была, — засмеялась старуха. — Ныне нравы не те, что были в наше время…

Полковник Токарев, выслушав доводы Семиженова, неодобрительно покачал головой.

— Пусть угонщиками занимаются другие, твоё дело — убийство Рыбина и исчезновение Кленова. Сосредоточь внимание и силы на этом направлении.

— Я уверен, что эти два дела непосредственно связаны друг с другом, — стоял на своем Семиженов. — Найдем хозяев иномарок — найдем и главных преступников.

— Упрямый ты человек, Федор Иванович, — раздраженно заметил полковник. — С меня требу ют конкретных результатов по розыску опасных преступников, а ты зациклился на воришках. Понимать надо! — И грозно пристукнул ладонью по столу: — Неделя тебе сроку, и хоть из-под земли раскопай этого Артурова. Разослал ориентировку на него?

— Сразу, как только раздобыл фото.

— Вот и действуй. Держи связь с Михайленко из ФСБ, он тоже занимается им…

Но только к концу недели Семиженов получил сведения о водителе черного «Опеля-Омега», проживающем в Заречье и, по всем данным, занимающемся угоном машин: Антон Алексеевич Мартыщенко, тридцатипятилетний мужчина, уже отсидел три года за воровство, пробавляется теперь временными заработками у бизнесменов то подсобным рабочим, то перевозчиком товаров. Нигде долго не задерживается, хотя как-то сумел приобрести не новую, но вполне приличную иномарку.

Вместе с инспектором ГИБДД капитаном Семеновым Семиженов отправился в Заречье. Заехали к участковому милиционеру Калганову и захватили его с собой. Старший лейтенант пополнил данные о Мартыщенко: последнее время занимается скупкой и перепродажей вещей, в том числе и машин. Раньше это называлось спекуляцией, теперь — коммерцией. Имеется у него друган Кондрат Подбивайло, перебравшийся из самостийной Украины два года назад в Волжанск и женившийся на студентке мединститута. Мартыщенко и Подбивайло частенько встречаются, вояжируют по городам и весям со своими товарами…

Дом у Мартыщенко оказался добротным, кирпичным, покрытым металлочерепицей и обнесенным высоким забором. Милиционеры еле нашли в калитке кнопку звонка. На сигнал вышла молодая, чуть выше среднего роста женщина, крепко скроенная, симпатичная, уверенная в себе.

Офицеры поздоровались и спросили, дома ли Антон Алексеевич.

— Дома, дома, — кокетливо певучим голосом ответила женщина, но в глазах, беглым взглядом окинувших милицейскую форму, мелькнула настороженность, не укрывшаяся от Семиженова. — Проходите, он в гараже. — И громко позвала: — Антон!

Однако из гаража, расположенного слева у забора, тоже кирпичного, добротного, никто не откликнулся: муж то ли не слышал, то ли не спешил встречать незваных гостей.

— Ничего, сами подойдём, — сказал Семиженов и твердым шагом направился к гаражу.

Хозяина нашли в яме под машиной, хотя одет он был совсем не для ремонтных работ — в кожаной куртке, в наглаженных брюках. Хорошо упитанный, толстошеий, с выправкой профессионального боксера. И лицо квадратное, с выступающими крупными скулами, подчеркивающими суровую натуру. Глубоко посаженные карие глаза нервно поблескивают — напряжён, обеспокоен.

Мартыщенко лишь беглым взглядом окинул пришедших и стал усердно отряхивать свою кожаную куртку и брюки. Наконец взял себя в руки и спросил с вымученной ухмылкой:

— Чем обязан такой представительной компании в моём доме?

— Да вот два дня назад в вашем районе какой-то лихач на «Опеле Омега» сбил девушку, — тут же сочинил Семиженов. — А такая иномарка в Заречье только у вас.

— Чушь! — повеселел Мартыщенко. — Два дня назад я в Пензе находился, у меня свидетели есть.

— Возможно, — согласно кивнул Семиженов. — И всё-таки разрешите осмотреть вашу машину.

— Пожалуйста.

Капитан Семенов занялся внешним осмотром, старший лейтенант Калганов полез в салон. Подполковник Семиженов водил взглядом по гаражу, сосредоточенно думая, какой деликатный предлог найти, чтобы зайти в дом и осмотреть обувку.

В гараже, как у прилежного хозяина, порядок: на одной стене стеллаж с инструментом, на другой — с запасными частями. На верстаке небольшой токарный станок, в углу наковальня, тиски. Под верстаком… Семиженов чуть не вскрикнул от радости — тёмно-коричневые туфли. И тут же отвел взгляд, чтобы не насторожить Мартыщенко. Снова пришлось сочинять байку, чтобы отвлечь внимание хозяина.

— А ну-ка, откройте капот, — попросил он.

— Пожалуйста, — выполнил просьбу Мартыщенко.

Семиженов внимательно осмотрел выбитые номера кузова, затем двигателя. И сказал будто сам себе вслух:

— А номера-то, кажется, перебитые.

— Чего?! — возмутился Мартыщенко. — С чего вы взяли?

— Николай Иванович, — позвал подполковник Семенова, — посмотри-ка на номера, по-моему, перебитые.

Капитан и хозяин машины склонились под капотом. В это время Семиженов поднял туфли. Так и есть — на коже тонкие вдавленные следы от проволоки. Подполковник сунул туфли в кейс. Но Мартыщенко был настороже, следил за всеми и увидел мелькнувшую в ухоронке обувку.

— Зачем тебе гады мои понадобились? — спросил раздражённо. — И если шмон решили навести, предъявите ордер на обыск.

— Предъявим. — Семиженов, видя, что Мартыщенко потянулся рукой к карману куртки, где, возможно, находился пистолет, быстро подошёл к нему вплотную. — Ответь лучше вот на такой вопрос: где ты был в ночь на тринадцатое ноября?

— У любовницы, — насмешливо, с вызовом ответил Мартыщенко и сделал шаг назад. — По Уголовному кодексу не положено?

— Уголовный кодекс тут ни при чём. — Семиженов тоже перешел на веселый лад. — А вот по семейному… От такой молодой, красивой жены, — и тоже шагнул вперед. Капитан Семёнов заметил маневр вора и подполковника, отошёл от машины, перекрывая отступление Мартыщенко. — И случайно любовница у тебя не мужского пола? По имени Кондрат?

— Это моё дело, женщин или мужчин в любовницы выбирать! А ты положь обувку на место, — прикрикнул он на подполковника. — И пока нет ордера на обыск, убирайтесь отсюда!

— А чего это ты так разволновался? — перешел на «ты» и Семиженов. — Если не сбивал девушку, значит, и отпечатки туфель там не твои. Проверим и вернём.

Но Мартыщенко уже догадался, какие отпечатки заинтересовали подполковника, и решил не сдаваться.

— Я сказал, что в тот день был в Пензе. Положите, что взяли, на место и убирайтесь.

Подполковник подумал.

— Ну что ж… Коль ты догадался, почему мы заинтересовались твоей обувкой, и хочешь, чтобы мы её вернули, придется проехать с нами.

— Ещё чего не хватало! Убирайтесь! — и Мартыщенко выхватил пистолет. Но выстрелить не успел: стоявший сзади Семёнов ударил его рукояткой пистолета по голове, а Семиженов заломил назад руки и защелкнул наручники.

В этот же день арестовали и Подбивайло. Запирались они недолго, рассказали все, как было. Заказ на «Вольво» бандиты получили от знакомого торговца из Пензы. Мартыщенко присмотрел, что в Заречье частенько наведывается к девице молодой парень на такой иномарке. В ночь на тринадцатое ноября и «увели» её.

За руль «Вольво» сел Мартыщенко, он лучше ориентировался на дорогах и уже управлял иномаркой. На въезде в Волжанск, где располагался пост ГИБДД, Мартыщенко, боясь, что могут остановить для проверки документов, решил его объехать и свернул на объездную дорогу, запамятовав в волнении, что она с односторонним движением. Старший лейтенант Гришин увидел иномарку, мчавшуюся по встречной полосе.

И тут произошло то, чего Мартыщенко не ожидал. Гришин узнал его, покачал головой и сказал с укоризной:

— Ну вот, опять мы встретились. Прошлый раз ты на красный свет проскочил, теперь вот на встречную полосу выехал. Что с тобой делать?

— Прости, старший лейтенант, виноват. Спешил. Оштрафуй. — И полез было в карман за деньгами.

— Подожди ты со штрафом, — осерчал гаишник и сел к водителю в машину. — Давай документы.

Мартыщенко занервничал, стал канючить:

— Да отпусти, начальник. Я очень тороплюсь. Возьми любой штраф и отпусти.

Вот эта фраза: «Возьми любой штраф» и насторожила Гришина. Только теперь он обратил внимание, что Мартыщенко сидит не в «Опеле Омега», а в «Вольво».

— О-о! Так тебя с покупкой. И давно ты приобрёл?

— Да… недавно, — замялся угонщик. — Ещё и документы не оформил. Решил опробовать.

— А доверенность?

— Не взял… Думаю, зачем.

— Ну ты даешь. Придется со мной в ГИБДД проехать.

В это время как раз подъехал и Подбивайло. Поняв, в чем дело, сообщник долго раздумывать не стал, выстрелил старшему лейтенанту в голову…

Начальник уголовного розыска оказался прав: Мартыщенко и Подбивайло к похищению Кленова и убийству Рыбина отношения не имели. Зато вывели Семиженова на след главного подозреваемого, которого искал подполковник, — Артурова. Девица, у которой он ночевал в ночь угона его машины, сообщила, что два дня назад Андрей звонил откуда-то издалека. Спрашивал, как она поживает, и обещал вскорости нагрянуть. Откуда он звонил, не сказал. Семиженов установил — из Самары. Еще Алена, как звали пассию Артурова, рассказала о друге Андрея, Константине, дала портретное описание обоих. Фамилию и где проживает Константин, не знает.

Возможно, главные подозреваемые находились и не в Самаре. Но теперь было кого искать…

6

Вернувшись в Волжанск, Михайленко дал указание подчиненным выяснить у местных жителей все о попутчиках Желкашинова супругах Каширских, которые ехали в Санкт-Петербург навестить родственников, и о старике Ниретине, возвращавшемся в город на Неве от сына. Транспортная милиция разыскивала молодого мужчину, заходившего в купе за стаканом.

Работа кропотливая и длительная: найти всех пассажиров вагона, в котором ехал Желкашинов, опросить, сверить, сличить… Но именно тот молодой человек, вероятнее всего, подсыпал отраву в пиво: проводница уверяла, что стаканов у нее на всех хватало и не было никакого резона идти просить у соседей.

Кто он, тот молодой человек?.. К сожалению, проводница не запомнила ни одного пассажира: «Их столько приходится видеть каждый рейс, что все они кажутся на одно лицо…»

Но Михайленко держал в голове другую версию: молодого человека, заходившего в купе за стаканом, не существует, его придумали супруги Каширские — один из пассажиров сказал, что выходил в это время в тамбур покурить и молодого человека не видел…

Через три дня капитан Грибанов доложил Михайленко:

— Каширскому Митрофану Ивановичу шестьдесят первый год. Два месяца назад он ушёл на пенсию. Работал последнее время снабженцем продовольственных магазинов у Некрасова, хозяина магазинов. Жена тоже пенсионерка, шестьдесят лет. Бывшая медсестра, не работает три года. По характеристике Некрасова, Каширский — мужик скрытный, желчный и жадный, замечался в нечистоплотности, запускал руку в чужой карман, за что и был уволен, проработав снабженцем чуть более года. До этого подвизался у Лебединского тоже на хозяйственных должностях, и тоже не сошёлся характером с начальством. Вот и весь его послужной список.

— Не густо, — вздохнул Михайленко. — С Желкашиновым дороги его не пересекались

— Похоже, нет. Да и по поведению в вагоне выходит, что они не знали друг друга.

Подполковник кивнул.

— А что узнали о Ниретине?

— Этот и вовсе не подпадает под подозрение. Одинокий старик — жена умерла год назад, живёт скромно, кроме соседей, ни с кем не общается. В Волжанске у него сын, работает инженером на приборостроительном заводе. Решил забрать старика к себе, но тот не захотел менять город на Неве на городишко на Волге.

— Да. — Михайленко сунул в рот жевательную резинку — неделю назад бросил курить и, чтобы избавиться от вредной привычки, пользовался теперь заморской жвачкой. — Куда ни кинь, всюду клин. Или, как говорят теперь, — блин. И всё-таки надо поглубже копнуть Каширских. Проверьте их родственников в Санкт-Петербурге, там ли они сейчас. А главное, с кем контактировал Митрофан Иванович у Лебединского, знал ли его сам босс и какие у них были отношения.

— Последнее выяснял, Михаил Федорович. Лебединский даже не помнит Каширского и не общался с ним — у него такое хозяйство, что не до каких-то там завскладами. А насчет родственников выясню.

— Читал сегодняшнюю оперативку? — вдруг сменил тему Михайленко.

— Нет ещё. Что-нибудь серьёзное?

— И любопытное. Вчера ночью в Петровске на даче Курдюмова убиты сам гендиректор приборостроительного завода, двое его ближайших друзей, трое телохранителей и три путаны. И вот что интересно: находившиеся в сейфе дорогие вещи — он оказался открытым — не похищены. Правда, там были, видимо, и деньги. — Михайленко перекинул жвачку с одной стороны на другую, встал и, жуя, заходил по кабинету. — Не менее любопытно и вот что: сегодня утром с заместителем Курдюмова связывались Лебединский и Хорьков. Предлагают свои услуги: пока завод не выставили на аукционную продажу, объединиться. Договорились послать туда своих представителей. — Остановился напротив Грибанова. — Вот такая петрушка. Что скажешь по этому поводу?

— А что тут говорить. Пауки в банке. Не думаю, что они замешаны в убийстве Курдюмова — вряд ли стали бы торопить события.

— Как сказать, как сказать, — в раздумье произнёс Михайленко, выплевывая жвачку. — Страшная гадость, еще хуже сигареты. Как только американцы умудряются целыми днями смаковать её… Возможно, на это и расчет — не затаились, потому что непричастны… В Петровск придется послать кого-то. Очень интересно послушать бы торги двух скорпионов.

— А Хорьков-то, Хорьков куда лезет? Откуда у него деньги после такого провала с поставкой космической аппаратуры?

— В том-то и секрет. А нам пальчиком грозят: не суйте нос в чужой карман. — Вернулся за стол, вопросительно глянул на помощника. — Может, сам смотаешь туда?

— С удовольствием. Давно жажду размять косточки.

— Договорились. Готовься. Постарайся выяснить, кого Лебединский и Хорьков готовят в парламентеры.

Глава 6

1

Расследование катастрофы с «Русланом» зашло в тупик: эксперимент с кристаллином, доставленным из Баку, дал отрицательный результат — двигатели в течение нескольких часов на разных режимах работали как ни в чем не бывало, лишь незначительно снизилась мощность, как и должно быть при худшем качестве топлива.

А самолёт упал…

Военные специалисты и представители завода стали обвинять друг друга, подбрасывая новые версии, но ничего конкретного, доказательного от них услышать не удавалось. Коллеги Михайленко и Семиженова продолжали поиски Кленова, Артурова и Титова, тоже пока безрезультатно. Одно не вызывало сомнения — причастность к этой истории Желкашинова. Найденные при нем двести тысяч долларов, пистолет Макарова, из которого, как установила экспертиза, был убит Рыбин, давали основания сделать вывод, что и катастрофа — дело рук отставного прапорщика. Из показаний караульного, с которым Рыбин проверял пост, следовало, что начальник караула один видел подозрительного человека, но почему-то стрелять в него не стал. Либо ему померещилось, либо знал, кто приходил на аэродром, за что его и прикончили. Сосед Желкашинова по гаражу, осмотрев найденную на аэродроме канистру, заявил, что видел ее в гараже прапорщика. И хотя к этому сообщению Михайленко отнесся с сомнением — канистра мало чем отличалась от других, — вероятность такого не исключалась.

Итак, Желкашинов. Но что заставило его пойти на преступление? Месть за вынужденный уход с доходного местечка?.. Тогда версии о причастности иностранных разведок или конкурентных разборках местных бизнесменов отпадают и в деле можно было бы поставить точку. Но почему в таком случае его убили? Не стоит ли за всем этим ЦРУ или «Моссад»?.. Маловероятно — в Волжанске иностранные туристы появляются редко… Хотя стоп! Ядзуки! Только ли по коммерческим делам он приезжал?

С Желкашиновым японец не встречался. Тогда откуда у него деньги? Двести тысяч долларов, обнаруженные в его вещах, для преуспевающего бизнесмена — сумма небольшая. Но в последнее время Желкашинов сидел на мели: ограбление его дальнобойщиков поставило отставного прапорщика на грань банкротства, и он обращался в местный банк с просьбой о выделении дополнительного кредита. Ему было отказано. Так кто же финансировал поставщика иномарок?..

— …Попробуйте еще раз поискать концы в фирме Лебединского, — попросил Михайленко Семиженова.

— Пробовал, — грустно вздохнул подполковник. — Но мне тут же пальчиком погрозили: «Не смей. Лебединский один из немногих предпринимателей, кто сумел поднять производительность на своем заводе».

— И кто же такой аналитик, сумевший увидеть подъём, когда спрос на продукцию Лебединского упал и у нас, и за рубежом? — пытливо глянул в глаза коллеге Михайленко.

Семиженов поерзал на стуле, взялся за графин с водой. Неторопливо налил в стакан, пил мелкими глотками, о чем-то раздумывая. Михайленко терпеливо ждал, не отводя от него взгляда. Семиженов снова грустно вздохнул и ответил с невеселой улыбкой:

— Сам Виктор Михайлович.

— Ну и ну, — осуждающе покачал головой Михайленко. — Не ожидал от него. Кто, как не начальник милиции, должен знать, что рост-то липовый. Лебединский, чтобы выбить лишний заём якобы на реконструкцию завода, пускает эти денежки на приобретение акций «Роснефти». И с поступлением расчётов от зарубежных заказчиков фифти-фифти устраивает: половину сюда, поло вину на свой счет там оставляет.

— Видимо, ему тоже из Москвы пальчиком погрозили. Лебединский, говорят, с Непотопляемым, самым влиятельным человеком в правительстве, в дружбе.

— Вполне возможно… Опасные игры. Сами жируют, а сколько людей с протянутой рукой ходит… Но как бы там ни было, правительство приходит и уходит, а народ остается, и мы с вами призваны защищать его. Давай поступим так: ты внедряешь своего человека к Лебединскому, а я постараюсь проникнуть в его святая святых — финансовую бухгалтерию.

— Уже внедрил, Михаил Федорович. Не в очень, правда, существенную структуру, в охрану, но Семён Семёнович — старый лис, и начальником охраны у него Дубосеков, сами знаете, откуда пришёл; их на мякине не проведёшь. Осторожны, хитры, предусмотрительны. Свои коммерческие дела держат за семью печатями. Но кое-что все-таки удалось прояснить: переговоры в Петровске с директоратом завода пока ни к чему не привели. Конкуренты выжидают: объединения не избежать — петровчане одни не выживут. Кто возглавит этот синдикат, пока не ясно. Думаю, Лебединский. Его шансы предпочтительнее. Договор на поставку за рубеж «Су-37» он уже выторговал. Ведёт переговоры о доставке с военными авиаторами.

— Опять с военными?

— Дешевле и спокойнее.

— Значит, урок ни тем, ни другим не пошёл впрок… Одни рискуют прибылью, другие — жизнью… Прибавится нам работенки. Кстати, как поживает невеста Кленова? Продолжаете за ней наблюдение?

— Периодически… Живет скромно. Лечит, изредка встречается с подругой, секретаршей Лебединского. Новых поклонников пока не завела. Хотя женщина она темпераментная и на симпатичных мужчин-пациентов смотрит не без интереса.

— Ты что, сам побывал у нее на приеме? — пошутил Михайленко.

— Зачем сам. Наши люди зря хлеб не едят… Раз в месяц проверяется у нее Лебединский. Дубосеков хотя и помоложе, а врачиху навещает почаще — невралгия. Правда, по виду и по тому, как он постоянно занимается физической подготовкой, не скажешь.

— Мне говорили: спортсмен он отменный… Да, а чем закончился обыск у Желкашинова?

— Можно сказать, ничем. Сто двадцать семь долларов. Негусто на четверых. И никакой роскоши. Да и откуда ей взяться, когда прапорщик и года не пробыл в бизнесменах. Однако смущает вот что: Желкашинов, отправляясь за машинами, никаких распоряжений не отдавал заместителю.

— И я ломал голову над этим. Больше похоже, что он хотел смыться. А если так, вряд ли он все деньги забрал с собой… У него дача есть?

— Садовый участок. Шесть соток.

— И там проверяли?

— Да. Но там такой домишко, что пальцем можно открыть.

— А закопать?

— Ну сейчас земля мёрзлая, всё снегом занесено… А перекопать шесть соток… Подождём.

— Всё-таки поискать там надо… Мы у одного деятеля на таком садовом участке под яблоней целый арсенал пистолетов выкопали.

— Мы присматриваем за квартирой… На всё просто рук не хватает. — Семиженов взглянул на часы. — Извини, пора мне в сауну собираться. Ещё один капиталист у нас объявился, Гагаров. Купил подвал в старом кирпичном доме и такую, говорят, сауну отгрохал, какой и у Рябушинского не было. Где только люди деньги берут? На презентацию пригласил, — пошутил подполковник.

— Завидую. Наверное, и девочки будут?

— Возможно. А что нам, молодым, хотя и женатым. Мы своего не упустим, — молодецки подмигнул Семиженов.

2

Лариса осторожно, с нежностью прислоняла фонендоскоп к мускулистой груди пациента то в одном, то в другом месте, делая вид, что внимательно прослушивает ритм его сердца; на самом же деле никак не могла сосредоточиться — каждый раз, когда приходил к ней этот молодой человек из охраны Лебединского по имени Георгий и она, заставив его раздеться, видела крепкое тело, будто отлитое из бронзы, гладкую, без единой морщинки и пятнышка кожу, от прикосновения к которой ее чуть ли не бросало в дрожь, она теряла над собой контроль, интуитивно делая то, чему учили в институте и что приобрела за полуторагодичную практику в поликлинике.

Георгий нравился ей до безумия, и она, истосковавшись по мужской ласке, по мужскому телу, с трудом сдерживала себя, чтобы первой не объясниться в своих чувствах. И она, наверное, объяснилась бы, если бы не понимала, что это ни к чему хорошему не приведет, только доставит ей еще больше мучений. Выходить за этого красавчика замуж она и мысли не допускала (была уверена, что Геннадий жив и вернется, как только закончится расследование катастрофы самолета — с него снимут подозрение), а приводить любовника на квартиру строгой и высоконравственной хозяйки, терять свою репутацию ей не хотелось. К Георгию тоже нельзя — он живет в общежитии… Вот и маялась она при встрече с ним, каждый раз испытывая страстное желание, волнуясь и не зная, что делать. А он приходил все чаще, видимо, влюбившись в неё и придумывая всякие болезни… Медицинская сестра Тая, помощница Ларисы, заметила это и стала подтрунивать над своей врачихой, что немало смущало Ларису и заставляло держать себя в рамках…

Прослушав сердце, она попросила повернуться пациента спиной и прислонила фонендоскоп под лопаткой.

— Теперь дышите, — сказала Лариса. — Глубже… Достаточно. И легкие у вас как кузнечные меха. — С улыбкой ещё раз окинула его статную фигуру. — Можете одеваться. — Села за стол, взяла ручку и принялась писать в карте первые приходившие на ум симптомы: учащенное сердцебиение, нервная возбудимость, плохой сон…

— Что ему выписать? — спросила медсестра, приготовив рецепты и ручку.

— Да вы никаких пилюль мне не прописывайте, — сказал Георгий, надевая форменную рубашку. — От них только голова болит, словно после похмелья. А сон все равно плохой.

Лариса перестала писать, глянула в глаза пациента. Подумала.

— Вы в каком месяце родились?

— В марте, — ответил Георгий.

— И как давно у вас нарушился сон?

— С месяц назад.

Лариса, как первоклашка на трудном уроке, сунула в рот ручку, погрызла её своими белоснежными ровными зубами, обрамлёнными бантиком сочных губ. Сочувственно вздохнула.

Пытливо глянула ему в глаза, но вопрос задала робко и со смущением:

— У вас девушка есть?

Георгий помотал головой.

— Такой симпатичный и… никого нет? — усомнилась Лариса.

— Я приехал сюда в конце прошлого года и ни с кем ещё не успел познакомиться. Да, откровенно говоря, и некогда: то служба в милиции, то дежурство в фирме.

— В милиции мало платят?

— А где ныне в государственных учреждениях много платят?.. А мне старикам помогать надо — пенсии только на хлеб хватает.

— Да, — сочувственно вздохнула Лариса. — И всё-таки я вам выпишу еще одно лекарство. Эуноктин. Новинка. Очень эффективное. На себе проверила. Выпиши, Тая. Через недельку, если выберете время, заходите. Посмотрим, каков результат.

Георгий поблагодарил и, набросив китель, направился к выходу.

Не успела за ним закрыться дверь, как в кабинет буквально вломился мужчина в форме гражданского летчика. У Ларисы учащенно забилось сердце — от Геннадия.

— Здравствуйте, — сказал мужчина. — Извините, я на минутку. Вы Лариса Писменная?

Лариса кивнула. Летчик протянул ей небольшую коробочку, обтянутую лазурным бархатом.

— Это вам от вашего друга, второго пилота, к празднику Восьмого марта.

— Где он? Что с ним? — радостно воскликнула она, принимая коробочку.

— С ним всё в порядке. Он просил передать, что по-прежнему любит вас.

— Когда он вернётся?

Лётчик пожал плечами.

— Он вам сообщит. — Поцеловал Ларисе руку и так же быстро исчез, как и появился.

Лариса попросила очередного пациента подождать и открыла коробочку. Ахнула: на тёмно-бордовом бархате, будто упавшая с неба звезда, сверкал алмаз…

— Вот это подарок! — не сдержала восхищения и Тая. — Какой медальон или перстень получится…

Лариса еле дождалась конца работы. Мысли о Геннадии вытеснили все остальное, и она принимала больных будто хмельная, суетясь и порхая беспричинно по кабинету.

Значит, с Геннадием все в порядке, и он по-прежнему любит ее, думает о ней и заботится. Скорее бы кончалась эта кутерьма с самолетом… Ее не раз вызывали на допрос, задавая всякие каверзные вопросы, будто и в самом деле Геннадий виноват. Правда, подполковник Михайленко сказал, что он тоже сомневается в причастности капитана Кленова к катастрофе… Может, и зря она просила Семена Семеновича вступиться за Геннадия, чтобы не арестовали его? А он поручил Гавриилу Прокопьевичу. Гавриил Прокопьевич обещал, но предупредил, чтобы ни его, ни Лебединского не впутывали в эту историю.

— Подожди, найдём твоего пилота и вернём.

Может, он и прав. Она подождет. А то, что пофлиртовала с Георгием, так какая красивая женщина не позволяет себе насладиться своими достоинствами…

Выпроводив последнего посетителя, она позвонила Жанне.

— Послушай, подружка, у меня такая радость! Такой подарок я получила к женскому празднику!

— От кого? — не сдержала Жанна любопытства.

Гавриил Прокопьевич предупредил Ларису, чтобы и по телефону лишнего не болтала — он может прослушиваться, — потому не стала откровенничать.

— Какая тебе разница? Разве я настолько дурнушка, чтобы не иметь поклонников? Ты не обижайся, встретимся, всё расскажу…

Жанна тоже была в восторге от алмаза.

— Такой громадный и будто светится. Георгий?

Лариса запоздало пожалела, что поделилась недавно секретом о новом поклоннике. Отрицательно помотала головой.

— От Геннадия? — Глаза Жанны округлились от удивления.

Лариса кивнула и прижала палец к губам.

— Виделась с ним? — погрустнела Жанна.

— Что ты. Я и представления не имею, где он.

— А моего Валечки, наверное, косточки гнить уже стали, — вздохнула Жанна.

«Пожалела, — мысленно упрекнула подругу Лариса. — Еще при жизни Валентина наставляла ему рога. Да и теперь этот старый пенёк, Лебединский, раз в неделю ублажает её. На большее силенок, видно, не хватает. Зато задарил секретаршу, отдельную квартирку купил ей…» Но сказала другое:

— Всё равно ты замуж за него не собиралась. Так, для прикрытия с ним встречалась. А я Гену люблю.

— Для прикрытия! — обиделась Жанна. — Я же не напоминаю тебе о Борисе Борисовиче.

— Вот и ты не веришь. А я поклясться могу, что у меня ничего с ним не было.

— Да ладно, — махнула Жанна рукой. — Не будем своими грехами трясти. Что было, быльём поросло. Надо о будущем подумать. Будешь ждать Геннадия или Жоре предпочтение отдашь?

Лариса пожала плечами.

— Жора — симпатичный, интересный парень. Но… моложе меня и… охранник, милиционер… Я да же стесняться буду появляться с ним на людях.

— Ты прямо как принцесса: «Охранник, милиционер!» — передразнила Жанна. — Ну и что? У меня, кстати, тоже поклонник из охраны появился. Красавец, — преднамеренно она сделала ударение на последнем слоге, чтобы подчеркнуть неординарность охранника. — Пригласил на бал, который устраивает наш босс в честь женского праздника. Пойдём?

— Хотелось бы, — призналась Лариса. — Но меня пока никто не приглашал.

— Не беспокойся, я всё сделаю. И Жора твой там будет. — Ещё раз взглянула на алмаз. — И что ты собираешься с ним делать? Его надо гранить, оправу красивую подобрать.

— Буду искать ювелира. Ты не подскажешь?

— У нас, в Волжанске, на ювелиров не разбежишься. Спрошу у знакомых, позвоню…

* * *

Престарелого, рыхлого ювелира, которому было уже под семьдесят, Лариса нашла сама: спросила у знакомой продавщицы ювелирного магазина, и та подсказала, куда и к кому обратиться.

Яков Семёнович Гринберг холодно встретил девушку и, выслушав её, помотал головой.

— Я, милая, уже более года не занимаюсь этим делом — глаза не те, и пальцы потеряли прежнюю чувствительность.

— Что же мне делать? — Лариса от огорчения мяла в руках футляр и не уходила. — Может, посоветуете кого?

Яков Семёнович подумал.

— Есть, конечно, в Волжанске ещё один ювелир. Но боюсь даже рекомендовать его — пропойца и необязательный человек. Ему ничего не стоит и запороть бесценный подарок природы. Ну-ка, покажите свой алмаз.

Лариса открыла коробочку и протянула светящийся минерал мастеру. Тот долго вертел его в пальцах, потом взял лупу и снова крутил его и так и эдак. Наконец, не возвращая алмаза, почмокал в знак восхищения толстыми губами.

— Превосходный материал. Якутский. Не спрашиваю, где вы его, барышня, приобрели, но вы обладательница целого сокровища. И я не советую обращаться к моему коллеге Милявскому. Загубит.

— Что же мне делать? — Лариса окончательно сникла. — Мне так хотелось надеть медальон на Восьмое марта… Может, возьмётесь? — несмело попросила она после недолгой паузы. — Я вам хорошо заплачу.

Яков Семенович раздумывал, теребя тройной подбородок.

— Разве дело в оплате, барышня? Яков Семёнович не просто поклонник настоящего искусства: он его раб. И когда из моих рук рождается ещё один шедевр, я чувствую себя помолодевшим на десяток лет. Давайте попробуем. Позвоните мне через недельку.

Он тепло распрощался с Ларисой. А едва за ней закрылась дверь, кинулся к телефону и стал листать книжку, где был записан московский номер его коллеги и товарища Кленова Евгения Васильевича, звонившего ему не раз и просившего принять участие в поиске его сына или хотя бы информировать о ходе расследования. Яков Семёнович хорошо был осведомлён о жизни Геннадия, о том, что он собирался жениться, о его невесте и постигшем несчастье. И хотя принять активное участие в поисках сына друга не мог, кое-что предпринял. Зная, у кого работает Лариса, и заподозрив её в причастности к хитроумно спланированной ловушке, в которую угодил Геннадий, он подкупил медицинскую сестру докторши, обязав её сообщать ему о всех встречах начальницы. Ювелир был уверен — если Геннадий жив, он подаст невесте весточку. И вчера ему позвонила медсестра, рассказала о визите летчика…

Яков Семёнович не сомневался, что алмаз прислал Геннадий…

Евгения Васильевича он застал дома. И, не поздоровавшись, выпалил:

— Твой сын жив!

Кленов-старший от охватившей его радости в ответ не мог вымолвить ни слова.

— Ты меня слышишь? — крикнул Яков Семёнович.

— Слышу, слышу, — сквозь всхлипывания промолвил наконец старый контрразведчик. — Как ты узнал, от кого? И где он?

Гринберг рассказал о визите невесты Геннадия и об алмазе.

— Да, это от сына, — подтвердил догадку Евгений Васильевич. — Позвони Михайленко, проинформируй его. Он знает, что делать.

3

Мамед Джиоев, начальник охранной службы фирмы «Гермес» Хорькова, уже сидел в приемной, когда босс приехал в офис. Алексей Петрович даже несколько удивился: преданный и послушный ему кавказец обычно являлся по вызову или в исключительных случаях. Какую ещё пакостную весть принёс он сегодня? От гибели «Руслана» еще не оправились. Лебединский сделку с администрацией Петровского приборостроительного завода завершил? Ну и черт с ним, все равно нужной суммы пока достать не удалось. Но вида Алексей Петрович не подал, поздоровался с подчиненным, как с равным, за руку: бывшего подполковника милиции, начальника уголовного розыска Махачкалы он уважал — дело знал, служил на совесть, совмещая должности начальника охраны и службы безопасности. Все видел, все слышал, всюду имел своих людей и был в курсе всех событий. И спросил Хорьков как можно спокойнее:

— Что-то новое о катастрофе принес? С плохими вестями утром лучше не являйся.

— Нельзя сказать, что с плохими, Алексей Петрович. Но дело, думаю, требует незамедлительных действий. О катастрофе нового мало. Наши подозрения, что к гибели «Руслана» имеет отношение Лебединский, похоже, подтверждаются. — И начальник охраны рассказал о расследовании убийства Желкашинова, сведения о котором получил от своего человека, внедренного в службу Дубосекова.

— А я и не сомневался, что убийство Рыбина и Желкашинова связаны с катастрофой, — закивал Хорьков. — Но Лебединского голыми руками не возьмёшь, у него прикрытие в Москве. В крайнем случае за жопу возьмут Дубосекова. А скорее всего на стрелочников все спишут. Что мы можем сделать, чтобы вернуть свои деньги?

— В прямую — ничего, — уверенно ответил начальник службы охраны. — Сами говорите, что у Лебединского «крыша» в Москве. А вот если зайти с другого бока…

— Что ты имеешь в виду?

— Сегодня в Латвию отправился курьер Лебединского. Как я вам уже докладывал, наш конкурент поставлял солярку в Калининград. Якобы поставлял, — поправился Джиоев. — На самом деле часть её оседала в самой Латвии, часть продавалась в другие страны, разумеется, совсем по иным ценам. Некто Кукушкин, бывший майор милиции, уже не раз вояжировал в прибалтийские страны. Вчера мне доподлинно стала известна цель вояжирования — перевоз «зеленых», видимо, тех, которые получены за нелегальный вывоз солярки.

— Доподлинно, говоришь? — усомнился Хорьков. — Тут на «видимо» полагаться не приходится.

— Информация достоверная. Мой человек не проверенными фактами не пользуется. Если мы хотим сорвать банк, надо срочно принимать меры.

— Какая охрана у этого курьера, твой человек установил?

— Нет, — твердо ответил Джиоев. — И по его мнению, Кукушкин ездит без охраны. Налегке. С одним небольшим кейсом, которые берут в дорогу командированные. Это и обеспечивает ему успех.

Хорьков подумал.

— Возможно. Но скорее всего незримое прикрытие существует. С сотней тысяч долларов курьер один не поедет.

— Как сказать. Кукушкин — отчаянный человек.

— Кем же он числится у Лебединского?

— В том-то и дело, что никем. Сам Лебединский о нем, возможно, и не знает, его нанимает Дубосеков. Одноразово.

— Дубосеков — опытный волк и рисковать не станет, — сделал свой вывод олигарх. — Перехватить курьера, несомненно, надо. Но прежде надо выявить прикрытие. Сколько человек намерен послать?

— Много нельзя, — подумав, ответил начальник охраны. — Чем больше людей, тем больше шансов засветиться. Думаю, двоих хватит. Настоящие джигиты.

Хорьков помолчал.

— Двоих — маловато. Тем более не знаем охрану. Пошли еще двух, специально для выявления прикрытия. Земляков подобрал?

— Можно и русских.

— Не надо. В случае чего можно списать на чеченцев.

— Сделаем, — согласился Джиоев.

4

Ещё в рижской гостинице Алексей Кукушкин получил зашифрованную записку, сообщавшую о слежке за ним.

Дубосеков всё-таки приставил охрану, с неудовольствием подумал курьер. Алексей и сам ещё вчера приметил смуглолицего кавказца, стоявшего на противоположной стороне улицы напротив банка, оживленно и весело о чем-то беседующего с моложавой блондинкой. Опытный глаз бывшего майора милиции сразу вычислил в «кавалере» не случайного прохожего. И Алексей предпринял необходимые меры. Баксы получены и находятся в надёжном месте, а чтобы «охотники» убедились, что он приехал не за «зелеными», дал им возможность проверить его кейс с дорожными пожитками и обшарить номер, который снимал в гостинице. Билет Алексей заказал на завтра, а уедет сегодня. Баксы ему привезут перед самым отправлением поезда.

Разумеется, это только полумеры, слежка за ним не прекратится. Надо как-то оторваться от «охотников». Непростое дело, когда с гостиницы глаз не спускают, возможно, кто-то подкуплен и из администрации. Но на всякого хитреца, говорят, довольно удальца. Хорошо, что поезд отправляется поздно вечером — ночью все кошки серы. На этот случай Алексей приобрел длинный, до самых пят, плащ, какие носят ныне женщины, с капюшоном. Рост у него средний, так что может вполне сойти за путану, ублажавшую в номере клиента. Их на этажах как кошек в марте на крышах. Не одна предлагала свои услуги.

В семь вечера он спустился в ресторан, поужинать. Даже сто пятьдесят водки заказал — сделал вид, что никуда не торопится, ночевать собирается в гостинице.

Поезд уходил в 22.00. Добраться до вокзала при благоприятных условиях ранее удавалось за полчаса. Это когда у гостиницы стояли свободные такси. Ныне не те времена. Правда, иногда частники выручают торопящихся, но их отлавливает полиция и крупно штрафует. Так что мало кто идет на риск. Значит, придется протопать квартала два пешком, а потом уже ловить попутку.

Часа на ужин хватит, час остается на дорогу. Успеет. Потому он неторопливо ел и пил. Уложился даже за сорок минут. В номере включил телевизор, позвонил приятелю. Пригласил к себе расписать пульку, зная заранее, что тот откажется. Потрепались о том о сем минут десять — если «охотники» подслушивают, пусть убедятся, что он никуда не собирается. Ровно в девять выключил свет и, облачившись в плащ, вышел на балкон. Гостиничный двор был тих и пуст. Погода благоприятствовала: сыпал мокрый снег. Алексей достал из кармана капроновую лестницу и, закрепив ее за перила, спустился на землю. Дёрнул за свободный конец, развязывая узел. Скомкал, сунул верёвку в карман. Выбросил её в мусорный контейнер у одного из соседних домов.

Всё получалось как по писаному: к вокзалу он добрался без семи минут десять. У справочного бюро, где стояло несколько человек, увидел и своего сообщника точно с таким же кейсом, как и у него. Подошел, стал рядом. Незаметно обменялись поклажами.

У вагона уже никого, кроме проводницы, не было. Молодая женщина поторопила запоздалого пассажира:

— Быстрее, быстрее, до отправления осталось несколько минут.

Садясь, он все же окинул внимательным взглядом весь перрон, все двери вокзального здания. Никого подозрительного.

Вагон был почти пуст: ездить нынче в СВ по карману только бизнесменам да высокопоставленным чиновникам, и Алексей оказался один в купе. Это обрадовало: хотелось спокойно отдохнуть, выспаться за эти трое беспокойных суток, которые он провел в Риге в постоянном напряжении, в готовности ко всяким провокациям и нападениям. Но все обошлось благополучно. Возможно, это и беспокоило теперь: так редко бывает, чтобы все шло без сучка и задоринки в их рискованном деле, когда тебя, как волка, обложили со всех сторон. Прав философ: «Жизнь — это борьба…» Алексею едва перевалило за сорок, а сколько он уже борется? Как только встал на ноги. Ему хорошо помнился детский сад, где приходилось драться с соседским бутузом Венькой, старше его на год, за игрушки, за место на качелях, когда тот пытался согнать Алешку. Потом и в школе они учились вместе, даже в одном классе: туповатый Венька остался на второй год. Детская неприязнь переросла в ненависть, особенно когда Алексей стал дружить с самой красивой одноклассницей Катей…

Но то детская была борьба, за свое достоинство, за утверждение среди сверстников своего «я». Теперь совсем другое — борьба не на жизнь, а насмерть. И если бы только ради своих интересов. Или за что-то дорогое, что дороже своей жизни, как учили в школе. Алексею навсегда запомнились вычитанные где-то слова: «Не трудно умереть за друга, трудно найти такого друга, за которого стоило бы умереть».

Он разделся, лёг в постель.

Недолгий сон прервал стук в дверь.

— Таможня. Проверка документов.

Алексей не заметил, как подъехали к границе. Он набросил халат и достал дипломатический паспорт, которым снабдил его Дубосеков. Открыл дверь. В купе вошли двое бравых офицеров в мышиного цвета шинелях — точь-в-точь фашистские вояки, как показывают в кино. Внимательно осмотрели все вокруг, потом старший взял паспорт. Полистал его, сличил фото с оригиналом и, козырнув, круто повернулся к выходу. Точно так же сделал и его помощник… И манеры переняли у фашистов…

Алексей защелкнул замок, сел на полку.

Как все изменилось! Давно ли он с родителями приезжал отдыхать на Рижское взморье, давно ли латыши относились к русским уважительно и с доверием. А теперь смотрят, как на врагов. Хотя… ничего удивительного. То был Советский Союз, могучее, сильное государство, а теперь… Теперь немощная, погрязшая в коррупции и междоусобных разборках Россия. Тогда и Алексей знал, кому служит и за что… Поставили всё с ног на голову. Вместо обещанной рыночной экономики — спекуляция и воровство, вместо демократии — беспредел. Потому-то майор Кукушкин и оказался за бортом… О том, что его выгнали из милиции, он не жалел, а вот что снова стал служить неизвестно кому и неизвестно за что рискует жизнью, очень жалеет. Жалеет, мучается, а другого выхода нет. В Москве, куда ни пытался устроиться на работу, не брали: характеристику в милиции дали такую, что только в тюрьму. Спасибо, свели его с Дубосековым, и тот предложил быть негласным курьером, мотаться по городам, по заграницам. Алексей знал, чем занимаются Дубосеков и его босс Лебединский, который даже не удосужился познакомиться с новым сотрудником, знал, что возит в кейсах. И все-таки согласился стать контрабандистом. Не только потому, что надо было кормить семью, а еще и потому, что был очень озлоблен на новую власть. Злость постепенно утихала, здравый рассудок все чаще не давал покоя: а Лебединский, Дубосеков разве лучше? Кому же он служит теперь?..

Хватит! Это его последняя поездка. За год работы на олигарха Алексею удалось немного скопить денег, пять тысяч долларов получит еще. На первое время хватит, а потом, может, найдет работу в Москве, отец совсем плох, и оставлять его одного нельзя…

От назойливых мыслей его избавил резкий, настойчивый стук в дверь.

— Откройте! Таможня. Проверка документов.

Это уже чистый русский говор. В окно пробивается предрассветный сумрак. Значит, к Себежу подъезжаем, сообразил Алексей.

Стук нервно повторился, и это насторожило курьера. Он набросил халат, нажал кнопку сигнализации охранника и, сняв курок с предохранителя, сунул пистолет в карман — патрон в патронник был загнан ещё в Риге.

Открыв защелку левой, дернул дверь за ручку, держа правую с пистолетом в кармане. Едва в проеме показалось лицо с усиками, как в него выстрелили. Алексея, будто ударом кувалды в грудь, отбросило к столику. Но, падая, он успел выхватить пистолет и выстрелить в напавшего. Тот рухнул в купе. За ним появился ещё один, но сил нажать на спуск у Алексея уже не было. Прогремели ещё выстрелы, какие-то выкрики, и всё исчезло…

5

Получив от Гринберга информацию о якутском алмазе, Михайленко сразу же приступил к розыску Кленова. Предполагал, что он обосновался, видимо, да алмазных приисках, скорее всего под чужим именем, но там его не нашли. Ещё раз допросил Ларису и с трудом у неё разузнал о лётчике, привезшем алмаз. Узнал, собственно, немного — фамилию лётчика и имя она даже не спросила, но внешность описала подробно.

С горем пополам удалось найти этого таинственного курьера: им оказался отставной летчик гражданского воздушного флота, уволенный из Дальневосточного транспортного отряда, некто Захаров Василий Дмитриевич.

Он признался, что, да, привозил Писменной Ларисе алмаз, но не от Кленова, а Раполенко Геннадия, который недавно зачислен в отряд на его место.

Михайленко вылетел в Хабаровск.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1

1

В голове вертелись слова давно где-то вычитанного стихотворения: «Судьба играет человеком. Она изменчива всегда. То вознесет его высоко. То бросит в бездну без следа». Вот и с ним судьба сыграла такую штуку: столько сил, нервов потратил он, чтобы стать летчиком, и вдруг — диверсант, убийца… Кто и зачем сделал его снова летчиком? Расскажи свою историю органам безопасности, не поверят. На то, видно, и расчет был…

Кто же так ловко сумел расставить ему сети, что выбраться из них, кажется, нет никакой возможности? Сам Бен Ладен позавидовал бы такому мастеру хитрой ловушки. Но, говорят, на каждого хитреца — по два удальца. Геннадий кое-что уже предпринял… А ведь поначалу он и мысли не допускал, что это не фээсбэшники пришли за ним…

Он вернулся из штаба в свою комнату взбешенный и униженный, понимая, что угроза полковника Возницкого — не пустые слова, брошенные со злости, чтобы припугнуть строптивого капитана. И подозрения его тоже не вымыслы человека с больным воображением.

Вечером в номер к Кленову зашел техник самолёта Парамонов и сообщил потрясающее известие: комиссия склоняется к выводу, что катастрофа «Руслана» произошла из-за диверсии — в керосине якобы обнаружено присутствие некоего вещества, способствующего образованию в топливе кристаллов, которые и закупорили фильтры двигателей.

— Но, — Парамонов заговорщически поднёс палец к губам, — об этом пока никому. Мне по секрету шепнул знакомый инженер из комиссии. Теперь будут искать виновника.

Геннадий промолчал — один из подозреваемых уже найден. Не стал говорить и о своем домашнем аресте — слух тут же разлетится по гарнизону. А люди ныне такие задерганные, озлобленные, что поверят любой сплетне. Попросил лишь старшего лейтенанта принести ему бутылку водки и чего-нибудь закусить.

— А надо ли? — предостерег Парамонов.

— Надо помянуть товарищей.

— Это так, — согласился техник. — Я тоже до сих пор успокоиться не могу. Ночью всякие кошмары снятся. Составлю тебе компанию.

Геннадию никого не хотелось видеть, тем более делиться с кем-то, даже с техником самолета, своими переживаниями. Он, как приучил его с детства отец, никогда не жаловался на свою судьбу, не выставлял напоказ душевные муки.

«Мужчина в любых ситуациях должен оставаться мужчиной и не терять в глазах других своего достоинства», — не раз советовал он.

Отец — сильный, волевой мужик. Геннадий брал с него пример и подражал ему. Заповеди отца не раз помогали в трудную минуту. А их при нынешней службе выпадало немало…

Парамонов принес две бутылки водки, белый батон и кусок колбасы.

— На душе так муторно, что хочу до чертиков напиться, — пояснил он, заметив неодобрительный взгляд второго пилота.

— В таком случае напиваться будешь дома, — категорично заявил Геннадий. — Забирай все и шагай.

— Да ты что, Гена?! — заблажил техник. — Не русский, что ли? Я ж по обычаю.

— По обычаю выпьем по рюмке. Дома — как хочешь.

Геннадий откупорил бутылку. Рюмок в его номере не было, пришлось разливать по стаканам. Выпили молча. Парамонов, прожевав дольку колбасы, начал было рассказывать, как его допрашивал полковник, Геннадий осадил:

— Помолчи. Не тереби душу. — И когда техник, закусив, потянулся к бутылке, сказал требовательно: — Забирай бутылку и топай домой. Там допьёшь. А мне хочется побыть одному.

Парамонов, к удивлению, сразу согласился.

— Понял, командир. Ухожу. — Взял нераспечатанную бутылку. — Не беспокойся, всё будет в порядке.

Геннадий проводил техника и, вернувшись, сел в кресло. Сообщение о том, что в керосине якобы обнаружено присутствие непонятного вещества, вызвавшего кристаллизацию топлива, повергло второго пилота в еще большее уныние: есть все основания подозревать его — последний, кто осматривал самолет и проверял заправку, не полетел… А тут еще эти сто тысяч. Возницкий, конечно же, не поверил ему; да и другие вряд ли поверят. Не поверят, что Аламазов отвалил такую кругленькую сумму Ларисе. Геннадий пару раз заходил с ней к прикованному к постели бизнесмену, и поставщик иномарок не показался добрым дядюшкой; скорее он был похож на бальзаковского Гобсека или на гоголевского Плюшкина: худой, долговязый, с цепким и подозрительным взглядом поблекших, но все еще осмысленно шарящих по своим богато обставленным хоромам жадных глаз. Не очень-то радушно и доверительно встретил он у себя и жениха своей дипломированной сиделки… Мог ли такой жадюга расщедриться на сто тысяч? — впервые задал себе вопрос Геннадий. И тут же его отмел: не украла же Лариса. А старик, чтобы досадить своим бессердечным чадам, отдал ей. Да больше ему и некому было отдать…

Вот так доброе дело оборачивается иногда злом… Может, из-за того, что исходило оно от недоброго человека?.. Как бы там ни было, а Геннадий влип в эту неприятную историю основательно, и как из нее выпутаться, он пока не знал. Возницкий вцепился в него мертвой хваткой и будет лезть из кожи, чтобы доказать виновность второго пилота, — настоящего преступника с его умом вряд ли удастся найти, — а упустить шанс получить генеральские лампасы он ни за какие коврижки не захочет.

Геннадий налил еще полстакана водки и выпил. Неторопливо закусывал и раздумывал, как вести себя дальше. Послать Возницкого к чертовой матери и попытаться объяснить генералу, что он и за сто тысяч долларов не согласился бы стать предателем, тем более погубить своих товарищей? Неужели он похож на сумасшедшего или на бессердечного человека без стыда и совести? Но напрашиваться на прием к генералу и оправдываться не имеет смысла — могут и так понять: коль пришел доказывать свою невиновность, значит, что-то за этим есть… Нет, надо полковнику прочистить мозги, чтобы он занялся поиском настоящего преступника, а не ковырял у себя под носом, чтобы убедился — не мог второй пилот ставить свою жизнь на карту: а если бы врачиха не обратила внимания на повышенное давление и не отстранила его от полета? Он сам бы согласился на гибель? Нет, с полковником надо разговаривать только на его языке и его аргументами: клин клином вышибают…

Несколько успокоенный, он допил водку и собрался ложиться спать, когда дежурная позвала его к телефону.

— Ты ещё не спишь? — поинтересовалась Лариса. — Извини, раньше я не смогла позвонить. Как твои дела?

— Всё нормально. Собираюсь ко сну.

— А не хочешь ко мне приехать?

Раньше он был бы рад такому приглашению, но теперь… Теперь ему никого не хотелось видеть. Даже невесту. Слишком пакостно было на душе, чтобы говорить ласковые слова, не раскрывая своего душевного состояния. А посвящать ее во все свои неурядицы незачем: буквально накануне катастрофы она сказала ему, что, кажется, забеременела; волновать ее нельзя. Ко всему, он под домашним арестом…

— Уже двенадцатый час… И у меня завтра трудный день.

— Но мне надо сказать тебе что-то очень важное. И я так соскучилась…

— Встретимся завтра. Я постараюсь освободиться пораньше и заскочу к тебе в поликлинику.

Она помолчала.

— А ты о ресторанной драке ничего не слышал?

— О какой драке? — не понял он, совсем забыв о стычке с подручными Желкашинова.

— Ну… — замялась Лариса. — Ты, когда ходил в туалет… Ничего с тобой не случилось?

«Откуда она узнала? И что?» — обеспокоился Геннадий.

— А что могло случиться? Я же вместе с вами уходил, — не стал он раскрывать свои карты, решив выпытать у неё, что говорят о драке. — Может, в фойе драка была?

— Нет, говорят, в туалете какой-то лётчик так избил парня, что он дома умер.

Геннадия обдало холодом. Что за чушь! Он ударил один раз. Правда, изо всех сил и в солнечное сплетение. Но чтобы до смерти…

— А лётчиков, — Лариса сделала паузу, — в ресторане двое было, и только один из них заходил в туалет.

— Ерунда какая-то. От кого это ты слышала?

— Да у нас в поликлинике только и говорят об этом.

— Кому-то надо, наверное, распускать такие сплетни, — не поверил Геннадий. — Никакой драки там не было, и никого я не убивал, если это тебя волнует. Ложись и спи спокойно.

Лариса не спешила положить трубку. Слышно было, как она дышит, собираясь сказать еще что-то.

— А мне не спится, — сказала грустно. — И на душе тревожно. Может, ты все же приедешь?

— Не могу. И я очень устал. Прости. Целую, спокойной ночи.

— Спасибо, — наконец согласилась она. — И я тебя целую. — Лариса положила трубку.

Геннадий вернулся в номер, разделся и лег в постель. Еще раз вспомнив короткую схватку в туалете, окончательно убедился, что удары его ни в солнечное сплетение, ни в промежность не могли быть смертельными. Просто кто-то решил либо попугать его, либо насплетничать Ларисе — вот, дескать, какой у тебя женишок… А от того, что Лариса позвонила, было приятно — беспокоится за него, любит. Страшнее другое: как обернется дело с катастрофой? Обвинить Геннадия в причастности к диверсии полковнику, конечно же, не удастся — нет таких доказательств, а биографию испортить может. А коль посеет к нему недоверие, вряд ли оставят Геннадия в авиации. Куда тогда податься? В Москву, к родителям? Лариса вряд ли согласится: здесь у нее хорошее место, приличная зарплата, а что ждет ее в Белокаменной? Как-то с полгода назад, когда над эскадрильей нависла угроза расформирования, у них был разговор на эту тему. И Лариса на предложение Геннадия уехать в Москву покачала головой.

— Нет, миленький, я знаю, что такое жить в одной семье с родителями. Не сомневаюсь, что они у тебя добрые, чуткие, прекрасные. Но я привыкла к самостоятельности, к свободе. А примеры показывают: мирное существование двух женщин на одной территории мало кому удается, — заключила она с улыбкой…

Она, конечно, права. Тем более что мать у Геннадия не из покладистых, мягкохарактерных женщин.

И оставаться Геннадию после случившегося в Волжанске будет невыносимо. Нет, надо сделать все, чтобы снять с себя все нелепые подозрения и остаться в эскадрилье. С этой мыслью он и задремал. Именно задремал, а не заснул: когда в коридоре раздались шаги и у его двери кто-то остановился, он тут же услышал. А когда в дверь постучали, он подхватился и поспешил открыть, посчитав, что это все-таки приехала Лариса.

В комнату, не спрашивая разрешения, вошли двое военных в камуфляжной форме. Оба молодые, крепкие, уверенные в себе. Один с усиками, похожий на кавказца; второй белобрысый, рыжебровый, с непонятного цвета глазами, от взгляда которых сквозило неприязнью и жесткостью.

— Майор Федеральной службы безопасности Васин, — представился усатый. — Собирайся, поедешь с нами, — приказал тоном, не терпящим возражения.

«Полковник сдержал свое слово», — мелькнуло у Геннадия в голове, но собираться не торопился, спросил твердо, давая понять, что не очень-то испугался:

— Куда и по какому поводу?

— А ты не догадываешься? — усмехнулся усатик.

— Я не гадалка.

— Ну что ж, у нас узнаешь.

— Где это «у нас»?

— В отделении. Не ясно?

— У вас есть ордер на арест?

— А кто сказал, что ты арестован? Пока приглашаем на беседу.

— По-моему, мы с вами за одним столом не сидели, чтобы разговаривать на «ты».

— А мы считаем, что ты слишком маленькая шишка на ровном месте, чтобы величать тебя по имени-отчеству. И не разводи антимонии, нам не когда с тобой деликатничать.

Спорить с ними или отказаться подчиниться не имело смысла, понял Геннадий, — заберут силой, вон какие бугаи.

— Военную форму надеть или штатское?

— Какую хочешь. Можешь военную.

Геннадий неторопливо стал одеваться.

— Захвати на всякий случай туалетные принадлежности и полотенце. Наше заведение ещё не настолько богато, чтобы обслуживать всех, кто не в ладу с законом, — уточнил намерение кавказец.

Геннадий посчитал благоразумнее промолчать. Но то, что его вызывают не просто для беседы и скоро не отпустят, не вызывало сомнения. Только что ему вменят в вину, диверсию или убийство, — теперь и сообщение Ларисы не казалось небылицей.

Он уложил в «тревожный» чемоданчик, предназначенный для командировок и вызовов по тревоге, туалетные принадлежности — бритву, зубную щетку с пастой, а также полотенце и спортивный костюм. Усатик внимательно за ним наблюдал. И когда Геннадий взял перочинный нож с различными приспособлениями, усатик остановил его:

— А вот этого не надо.

— Холодное оружие? — усмехнулся Геннадий.

— Пусть возьмёт, — вмешался белобрысый.

Усатик отобрал нож, повертел его в руках и вернул.

— Можешь взять.

Они направились к выходу: впереди белобрысый, за ним Геннадий. Замыкал кавказец.

У подъезда стояла чёрная «Волга». Но едва они подошли к ней, как из-за кузова выскочили двое с пистолетами на изготовку. Захлопали выстрелы. Негромко, будто игрушечные хлопушки. Пистолеты с глушителями, догадался Геннадий. Кавказец и белобрысый рухнули на снег. Неизвестные подхватили опешившего Геннадия под руки и со словами: «Быстрее, быстрее», увлекли к виднеющейся у дома напротив иномарке. Там за рулем сидел водитель, и мотор был уже заведён.

Один из мужчин ловко открыл дверцу, второй втолкнул Геннадия на заднее сиденье, и машина рванула с места.

2

Иномарка на большой скорости петляла по улицам города, и Геннадий никак не мог сориентироваться. По бокам сидели двое в спортивных куртках, в слабом свете встречающихся кое-где уличных фонарей Геннадий рассмотрел лица своих похитителей. Это тоже были крепкие молодые парни, чем-то похожие на убитых фээсбэшников. Только без усов и оба чернявые. Или так показалось ему из-за плохого освещения.

Минут пять ехали молча, затем парень, сидевший справа, сказал дружелюбно:

— Извини, друг, но придется тебе глаза завязать, — и достал из кармана повязку.

И ведут себя как фээсбэшники — сразу на «ты».

— Разве от друзей что-то скрывают? — невесело пошутил Геннадий.

— Иногда. В целях конспирации, — ответил парень. И, сняв с его головы фуражку, натянул на глаза эластичную полоску плотной ткани. — Потерпи немного, потом мы все объясним. Но можешь не беспокоиться, мы не чеченцы и выкуп за тебя не потребуем.

— Зачем же похищаете?

— Не похищаем, а спасаем. Ты же знаешь, что тебя ждало у фээсбэшников.

— Я никаких преступлений не совершал, совесть моя чиста.

— И в ресторанном туалете никого не замочил, и к катастрофе самолета никакого отношения не имеешь? — весело спросил все тот же голос. — Мы, может, и поверим, только правоохранительные органы вряд ли. Разве не убедился на допросе?

— Меня не допрашивали, со мной беседовали, — уточнил Геннадий.

— Знаем эти беседы. А за что же в таком случае тебя арестовали?

— Представления не имею… Кто вы и куда меня везёте?

— В противоположность ментам и фээсбэшникам, мы твои друзья и отбили тебя у них, чтобы спасти.

— За такое спасение мне вышка светит — вы же двоих убили. А меня сочтут сообщником.

— Правильно соображаешь, — похвалил парень. — Но мы сделаем все, чтобы они тебя не достали.

— За что такое внимание к моей персоне? Вы вроде мне ничем не обязаны.

— Я же сказал тебе, что мы твои друзья. Разве ты не патриот своей родины?

— Смотря что вы подразумеваете под этим словом.

— Мы добиваемся, чтобы не разбазаривали ресурсы России, чтобы не вооружали лучшей техникой наших вероятных противников, не разваливали свою армию, чтобы не падали отслужившие свой срок самолёты. Чтобы наши летчики не мотались по заграницам, набивая мошну бизнесменам, а учились, боевому мастерству у себя дома. Чтобы им платили хорошее жалованье и жили они в своих благоустроенных квартирах, а не снимали углы у частников. Ты против этого?

— Нет, разумеется. Но от того, что вы называете себя патриотами, ничего, к сожалению, не меняется.

— А мы не только называем себя, мы и действуем, о чем свидетельствует твое спасение.

— Вы так мне голову заморочили, что я не пойму, за кого вы меня принимаете. Как в том анекдоте о спасении утопающего: «Да, я герой, но какая сволочь меня с моста столкнула?» Так вот и я: в вашем понятии я, разумеется, патриот. Но я дал присягу…

— Быть преданным, верно служить отечеству, — перебил его похититель. — Мы тоже служили и давали присягу. Присягу народу, а не кучке криминальной верхушки, разорившей нашу страну.

Логика у парня была убийственная, и Геннадий не находил аргументов возразить ему. Да и надоело спорить о бесспорном. Беспокоило другое: куда его везут и зачем? Что это друзья, желающие спасти его от сурового приговора, он не верил. Возможна какая-то провокация. Но какую цель она преследует? И он почувствовал облегчение, когда сосед справа перестал донимать его своими нравоучениями. Видно, тоже устал… Кто они? Ухлопать двух фээсбэшников ради какого-то офицеришки… За этим кроется что-то более серьёзное…

Машина неслась по загородному шоссе — это Геннадий понял по тому, что она перестала делать зигзаги и увеличила скорость. Так ехали более часа. Наконец автомобиль сбавил ход, свернул вправо и поехал по неровной, проселочной дороге, прыгая на ухабах. Хорошо, что снегу было еще мало, а то наверняка застряли бы где-нибудь. Возможно, и к лучшему: Геннадий уже подумывал о побеге от своих «спасителей».

Ещё минут двадцать колеса скрипели по нетронутому снегу, временами то притормаживая, то скользя на колдобинах. Наконец машина остановилась. Похититель, сидевший слева, открыл дверцу и, выйдя, потопал вперед. Звякнуло железо, и заскрипели петли — открывались ворота. Машина въехала во двор.

— Вот теперь можно повязку снять, — сказал второй «благодетель».

Геннадий сдернул плотную эластичную полоску ткани, достаточно надоевшую ему, и в свете фар увидел деревья, между ними следы от машины и расчищенную от снега тропинку. А над головой висело черное звездное небо, холодное, мрачное и безмолвное, будто предвещавшее что-то недоброе.

Вышедший из машины похититель закрыл ворота, и водитель, не дожидаясь его, поехал дальше. Метров через двести фары высветили кирпичный дом с мансардой и верандой, увитой по бокам лозой дикого винограда.

— Вот и приехали, — весело сказал похититель. — Выбирайся. — И первым вышел из машины.

Пока он открывал дверь, а водитель загонял машину в гараж, расположенный недалеко от дома, подошёл и второй похититель. Вспыхнувший на веранде свет осветил совсем молодое симпатичное лицо — парню было лет семнадцать. Но сложен он был великолепно — высокий, статный, с накачанной, как у боксера, шеей. На веранде Геннадий рассмотрел и другого. Тот был постарше, лет двадцати пяти, пониже ростом и поплотнее. И тоже с боксерской шеей.

«Спортсмены или охранники какого-то коммерческого предприятия, — решил Геннадий. — И те, и другие только и занимаются накачиванием мускулов да отработкой всевозможных боевых приемов. С такими мне не справиться и сбежать будет непросто…»

Тот, что постарше, ввел их в дом, в просторную комнату, обставленную дорогой мебелью: посередине круглый стол, накрытый плюшевой скатертью; мягкий диван и мягкие кресла; цветной японский телевизор; сервант из красного дерева с узорчатой инкрустацией, сквозь стекло которого виднелись хрустальные фужеры и рюмки, пузатые бутылки с красочными наклейками; большой импортный холодильник.

«На дачу далеко не бедного хозяина попал я, — с грустной усмешкой подумал Геннадий. — И „патриоты“, похоже, из тех, кто вряд ли ходит на демонстрации и митинги с простым народом…»

— Раздевайся, располагайся и чувствуй себя как дома, — обратился к Геннадию старший. — Кстати, пора и познакомиться, — протянул руку. — Андрей. А это мой приятель и единомышленник Константин.

Парень подошел и тоже сунул ему свою холодную лапищу. У обоих не руки, а тиски — крепкие, с жёсткой кожей.

Геннадий назвал себя.

— Мы знаем, — по-ребячьи усмехнулся Константин. — И не раз виделись с тобой. В спортивном зале Дома культуры, куда ты приходил заниматься восточными единоборствами. Было такое?

— Было. Только я вас там не видел, — возразил Геннадий.

— Точнее, не замечал, — поправил его Константин. — Да и в той кагале… Теперь вот познакомимся поближе.

Он сбросил вязаную шапочку и куртку, повесил их в прихожей на вешалку и полез в сервант за бутылками.

— Андрюша, включи печку и сообрази закуску.

Геннадий снял плащ и фуражку, отнес в прихожую.

В доме было прохладно, но чувствовалось, что печка топилась не так давно. Парень зажег газ, и тепло стало распространяться по комнате.

Андрей, сняв со стола плюшевую скатерть, застелил его клеенкой и достал из холодильника колбасу, сыр, уже нарезанную пластинками рыбу горячего и холодного копчения, красную и черную икру. Константин поставил на стол рюмки, фужеры, бутылку коньяка и бутылку «Смирновской».

— Патриоты неплохо живут, — подколол Геннадий.

— А чем мы хуже «новых русских», — усмехнулся Константин. — Бог велит все делить. Вот мы иногда и пользуемся их припасами.

— И с законом ладите?

— Не всегда. Стараемся его обходить. Как вот и с тобой случилось. — Константин откупорил бутылку коньяка, вопросительно глянул на Геннадия. — Или ты предпочитаешь водку?

Настроения пить у Геннадия не было. Но чтобы прояснить ситуацию, узнать побольше о цели своего похищения, об этих «патриотах», отказываться не стоило: спиртное развязывает языки. Его «благодетели» тоже, возможно, для этой же цели затевают пьянку, но ему-то важнее услышать их откровения.

— Всё равно. Что будете пить вы, то и я выпью.

— Тогда остановимся на коньяке. Может, он вовсе и не французский — дурят торгаши нашего брата, — но уж больно бутылка оригинальная и этикетка красивая. — Он наполнил рюмки. — За твоё освобождение, — чокнулся с Геннадием и Андреем, выпил одним глотком.

Коньяк был мягкий и ароматный, теплом разлился внутри, и Геннадий почувствовал, как стало спадать напряжение. А после второй рюмки ему и вовсе стало все безразлично — будь что будет, и ребята показались ему не такими опасными, враждебно настроенными, какими представлял он их поначалу.

— Ну как, нравится тебе у нас? — первым начал застольный разговор Константин.

— Ещё бы! — подыграл Геннадий. — Такой выпивон, такая закуска! В нашей летной столовой, скажу откровенно, харч далеко не барский. Только не пойму я вас, ребята, за какие заслуги мне такая честь?

— Мы же тебе объяснили. — Константин снова наполнил рюмки. — Мы — патриоты и не могли допустить, чтобы нашего брата хлопнули ни за что ни про что.

— Неужели вы верите, что я мог совершить убийство и диверсию против своих друзей?

— Мы-то, может, и не верим. Но арестовали тебя фээсбэшники. А у них разговор короткий.

— Откуда вы знаете, что фээсбэшники, и как узнали, что меня должны были арестовать?

— Ты считаешь, что нас только двое? У нас есть единомышленники и в вашей части, и в самом ФСБ. О твоем аресте мы узнали ещё днём, когда ты только вышел от московского полковника… Давай лучше выпьем за твое освобождение. И спать — третий час.

Константину явно не нравились вопросы. Он достал вторую бутылку, снова наполнил рюмки и выпил до дна. Но, судя по его виду и разговору, нисколько не опьянел, а у Геннадия голова уже кружилась и временами глаза застилал туман — сказывались бессонные ночи. Геннадий опасался, как бы не сказать лишнего. Если Константин говорил правду (в чем трудно было усомниться), то «патриоты» и без расспросов знают о нем и о делах эскадрильи не хуже его.

— По последней, — согласился он. — И действительно пора спать. Я, можно сказать, три ночи не сомкнул глаз. — Он выпил и поднялся.

— Спальня у нас наверху, — кивнул на лестницу Андрей. — Постель тебе готова. Костя, проводи.

В спальне, небольшой и уютной, стояло две кровати, заправленные белыми покрывалами. На полу — мягкие ковры. В углу — телевизор «Сони». На тумбочках в изголовье кроватей — фарфоровые светильники. В общем, как шутил командир: «Как в лучших домах Лондона».

— Можешь ложиться на любую, — сказал Константин. — И спи, сколько влезет. Туалет напротив.

Геннадий снял покрывало и, отодвинув в сторону светильник, положил на тумбочку. Туда же сложил свое обмундирование. Константин разобрал другую кровать, но не раздевался.

— Спокойной ночи, — пожелал дружески. — А я ещё вниз спущусь, не допил, — пошутил весело и затопал по лестнице.

Геннадий понимал, что глаз с него не спустят. Но ему в эту ночь было все равно. И едва коснулась голова подушки, как сознание его отключилось.

3

Пятые сутки Геннадий находился в заточении и пятые сутки ломал голову, почему его похитили и что от него хотят. Разглагольствования своих опекунов о патриотизме, которые велись повседневно за завтраками, обедами и ужинами, убедить его в благих намерениях похитителей не могли. Еще когда его везли в шикарной «Вольво» неизвестно куда с завязанными глазами, он понял, что это не зюгановские и не ампиловские оппозиционеры-патриоты, а представители нового класса, так называемые «новые русские». Окончательно в этом он убедился на второй вечер после похищения, когда на дачу явился «сосед» — так представился вальяжный мужчина лет сорока пяти в чёрном, с меховым воротником кожаном реглане.

— …Что-то затосковал в одиночестве, — объяснял свое позднее посещение мужчина. — Дай, думаю, заскочу к друзьям, у них всегда найдётся рюмка-другая для поднятия настроения. О-о, да у вас гость, — обратил он внимание на Геннадия и протянул ему руку. — Гавриил Прокопьевич.

Геннадий назвал себя.

— Наш сподвижник, — уточнил старший охранник. — Еле спасли его от фээсбэшников.

— Вот даже как, — удивился Гавриил Прокопьевич, снимая реглан и передавая его услужливо поджидавшему охраннику. И второй, младший, оторвался от телевизора и поднялся по-военному, как перед большим и строгим начальником. Мужчина прошел к нему и протянул дружески руку. — Привет, Костя. Значит, занимаемся спасением утопающих, то есть клятвоотступников? Сподвижник-то, вижу, военный, — кивнул он на капитанский мундир на вешалке. — За такое по головке не погладят.

— Знаем, — ответил за двоих старший. — Хорошие люди просили.

— Хорошие люди останутся в стороне, а отвечать тебе придется, Андрюша, — с веселинкой пожурил охранника Гавриил Прокопьевич. — С военными шутки плохи. И что же он натворил?

— Ни много ни мало, убил одного парня, а ещё обвиняется в диверсии, — усмехнулся Андрей. — Говорят, «Руслан» завалил. Слыхали о недавней катастрофе?

— Слыхал. Серьёзное дело, — гость окинул Геннадия изучающим взглядом, словно желая удостовериться, правда ли то, о чем сказали охранники. Геннадий предпочел промолчать, посмотреть, что будет дальше, какой очередной сюжет разыграют его «спасители». — Вы, как понимаю, уже поужинали?

— Само собой. Но коль зашел наш уважаемый сосед, да еще с тоскою на душе, как тут не порадеть хорошему человеку. — Андрей полез в сервант за водкой. — Есть очень хотите?

— Не очень, но закусывать, как вам известно, я привык основательно.

Константин метнулся к холодильнику и стал выставлять на стол колбасу, сыр, икру, масло. Андрей поставил бутылку «Смирновской». Посетовал:

— Если бы знали, что вы зайдете, в холодильник поставили бы.

— Ничего, я и от теплой не откажусь.

Константин, как заправский официант, расставил на столе тарелки, нарезал колбасы и сыра, вышел в другую комнату и принес оттуда вазу с яблоками. Разложил на четыре персоны ножи и вилки. Андрей откупорил бутылку и разлил водку по рюмкам.

— Ну, что ж, за знакомство. — Прибывший ещё раз внимательно глянул в глаза Геннадия и чокнулся с ним. — И за благополучное ваше содружество. Если потребуется моя помощь, рад буду оказать услугу. — И осушил рюмку.

Геннадий тоже выпил до дна, гость старается показать себя простачком, этаким добрым дядюшкой — что ж, он хотя и не артист, а подыграть роль «своего парня» постарается. Визит этого «реглана» не случаен, и от того, как сумеет поставить себя Геннадий, будет зависеть его судьба. А судя по проницательным глазам, по широкому лбу с большими залысинами и разговору, Гавриил Проко-пьевич человек далеко не простой и не глупый.

«Сосед» закусывал неторопливо и молча, и в комнате наступила таинственная тишина — все ждали, что скажет и как поведет себя человек, в котором и школьник разгадал бы начальника этих охранников, подобострастно заглядывающих ему в глаза.

Гавриил Прокопьевич опорожнил тарелку с ветчиной и нарезанными дольками помидоров, подложил сыра и семги, кивнул на бутылку.

— Командуй, тамада, а то градусы пропадают.

Андрей суетливо выполнил команду.

Выпили ещё. И все — по полной. Гавриил Прокопьевич прожевал семгу и снова пристально глянул в глаза Геннадию.

— Ну и что думаем делать дальше?

— Это вот они знают, — кивнул Геннадий на Андрея и Константина. — В моем положении думать — только нервы себе портить.

— Да, положение хуже губернаторского, — ухмыльнулся Гавриил Прокопьевич. — Так что же ты натворил на самом деле, что тебя уголовный розыск и фээсбэшники разыскивают?

— Сам бы хотел знать. Ни к убийству, ни к катастрофе я никакого отношения не имею.

— И алиби есть?

— В ресторане, где якобы кого-то убили, есть: я был с товарищами, с ними и ушел. А вот у самолёта, можно сказать, я был последний, перед полётом. И должен был лететь, а не полетел — врачиха отстранила из-за повышенного давления крови. — Геннадий догадывался, что все это Гавриилу Прокопьевичу хорошо известно и что именно они, эти «благодетели», подставили его; и откровенничал, изображая из себя доверчивого, не всё понимающего человека, чтобы выведать у них хоть что-нибудь о происходящем, об их намерениях.

— Ну, о драке в ресторане я что-то слышал. Кого-то сильно отделали, и он скончался уже дома. И коль у тебя есть свидетели… А вот подозрение в диверсии — тут дело посерьезнее, — перешёл Гавриил Прокопьевич на более доверительный тон. — За тобой прежде бывали грешки по службе?

— А кто на нашей грешной земле без грехов? Разве сам бог. Но он не на земле, а на небе. — Выпитое взбодрило Геннадия, и голова не затуманилась, а, наоборот, прояснилась, стала соображать быстрее, четче оценивая обстановку, и выдавать на хитроумные завуалированные вопросы не менее мудреные ответы.

— Точнее, ты не очень-то дорожил службой?

Геннадий уже догадывался, к чему будет клонить ночной гость, и решил полукавить, покривить душой.

— А кто ныне дорожит ею? Получка менее, чем у таксиста, и кормят, как в захудалой столовой. Но летать я люблю, потому и служил.

— Но летать можно и не на военных самолётах.

— Можно. Но ныне и там нашего брата, безлошадного, то есть безработного, хватает.

— Вот каждый день по радио и по телевидению передают, что самолёты у нас изношены до предела, не хватает запчастей, топлива. Денег вам действительно платят мало, кормят плохо. А почему же вы молчите?

— Не молчим. Но от наших возмущений, от крика мало толку. Меняют министров, главкомов, а техника и порядки остаются старые.

— Значит, как я понял, у фээсбэшников есть основания не доверять не только солдатам, но и офицерам?

Вот куда клонит Гавриил Прокопьевич, понял Геннадий. И вдруг мелькнула мысль: а не из ФСБ ли эта компания, решившая таким способом проверить его. Тогда как объяснить двоих убитых? Не могут же такими методами работать стражи безопасности… На всякий случай ответил уклончиво:

— В ФСБ я не служил и не знаю, по какому принципу они определяют верных и не верных нашему правительству. Могу только поручиться за своих сослуживцев, что среди них подлецов, способных на убийство своих товарищей, нет.

— А вот это зря, — покрутил головой Гавриил Прокопьевич. — Нынче за родного брата нельзя поручиться — все решают деньги. И к вам на аэродром не с Луны же диверсант свалился… Но хватит об этом. Я совсем забыл, зачем пришел. — И сам потянулся к бутылке.

Выпили ещё по рюмке, и «реглан» стал прощаться, оставив Геннадия в ещё большем смятении…

В последующие дни «сосед по даче» не появлялся, и Геннадий коротал целые сутки все с теми же охранниками, Андреем и Константином: смотрели телевизор, пили водку, играли на бильярде, установленном в одной из комнат наверху. Утром, после завтрака с Геннадием на улицу выходил либо Андрей, либо Константин. Улица — это огороженный высоким забором из железобетонных плит с колючей проволокой наверху участок дачи, соток сорок, с елями и березами по одну сторону и садом — по другую. Перед домом, занесенные снегом, виднелись цветочные клумбы с засохшими и неубранными будыльями. Сад был еще молодой, но яблони уже загустели, требовали обрезки, вишни и сливы тоже не ухожены — заросли молодыми побегами. Чувствовалось, хозяин бывает здесь редко.

По утрам вся троица выходила на физзарядку, несмотря на непогоду, на мороз, раздетыми до пояса; делали пробежку, разогревались, потом занимались гимнастикой, обтирались снегом. После чего шли в спортивный зал и отрабатывали приёмы самбо.

В первый же день Андрей шутливо сказал:

— Ну-ка, покажи, чему вас там, в армии, учили. Начнем с самого простого — самооборона без оружия от вооруженного противника. У меня нож, а у тебя кулаки. Можешь, если сможешь, — улыбнулся он, — бить меня изо всех сил. Но не обижайся, если и я чиркну тебя где-нибудь.

«Ничего себе заявочка, — подумал Геннадий. — У него нож, а у меня… „Можешь, если сможешь, бить меня изо всех сил“. Уж не хочет ли он разделаться со мной таким способом? Убивать просто так вроде бы совесть заедает, а тут как-никак поединок». Но выбора у Геннадия не было. Хочешь не хочешь, приходится принимать условия.

Они сбросили кеды и разошлись на противоположные концы мата, застеленного белым матерчатым покрывалом. Константин встал у шведской стенки, как секундант, откуда было лучше видно, и скомандовал:

— Сходитесь и начинайте.

Первым навстречу двинулся Андрей. Геннадий тоже сделал несколько шагов вперед и принял боевую стойку. Раньше у себя в клубе он занимался в секции самбо, но занятость по службе не всегда позволяла бывать на уроках. Правда, кое-чему он там научился, и тренер хвалил его за реакцию. Но то были занятия, а тут, может, решается его судьба или жизнь…

Андрей приближался, держа нож сбоку на вытянутой руке, и трудно определить, как он нанесет удар — сверху или снизу.

Геннадий сосредоточился. Самый опасный удар снизу, его труднее отбивать. Мышцы Геннадия напряглись, как сжатые до предела пружины. Андрей приближался. Он подошел почти вплотную и вдруг, выкинув левую руку вперед, для отвлечения внимания, правую с ножом взметнул вверх и тут же постарался нанести удар. Геннадий едва успел уклониться и отработанным приемом левой отбил руку с ножом и заломил ее мертвой хваткой локтевым суставом. Ребром ладони правой рубанул напавшего по шее.

Андрей выронил нож.

Геннадий отпустил его, видя помутневшие глаза «тренера» и давая ему прийти в себя.

Тот перевел дыхание, потер шею.

— Ну ты и фрукт, — сказал с укоризной. — Что ж не предупредил, что занимался самбо?

— Разве то занятия? Раза четыре ходил в секцию, а потом полеты, служба.

Андрей помолчал — верить или не верить?

— А ну-ка, ты теперь с ножом. Только настоящий я тебе не доверю: ты ладонью чуть меня инвалидом не сделал. — Достал из шкафа деревянный, с тупым концом. Намазал его красной краской, сунул Геннадию. — Нападай.

Геннадий не стал особенно мудрствовать, повторил его прием. И Андрей, то ли не рассчитывал на повторный маневр, то ли второй пилот оказался стремительнее, ловчее, не увернулся: красная отметина осталась на его плече.

— Ну и реакция у тебя, — восхищенно помотал головой Андрей. — Выходит, не нам тебя учить, а у тебя есть чему поучиться…

В часы отдыха Геннадий не раз спрашивал у своих опекунов: «И долго вы еще будете меня здесь держать?» Ему отвечали почти по-украински: «Не спеши, кумэ, в баню, пар останется — позовем. Чем тебе у нас плохо? Пей, ешь, отдыхай. Хозяин скажет, когда надо».

Но хозяин молчал. И Геннадий, чтобы не впасть в отчаяние, вспоминал свои лучшие годы: учебу в летном училище, Ларису. Всего пять лет интересной, полной надежд и мечтаний жизни. Как быстро они пролетели!

Особенно вспоминались первые полеты с инструктором, потом самостоятельные.

В лётной группе было пять человек, пять крепких дружных ребят: Коля Мельничнов, Миша Кудашов, Иван Рожков, Юрий Лаптев и он, Геннадий Кленов; летчик-инструктор — капитан Новиков, невысокого роста кучерявый шатен, повоевавший уже в Афганистане, награжденный двумя орденами — Красной Звезды и «За службу в Вооруженных силах» 3-й степени. Интереснейший был человек: душа — на земле и зверь — в небе.

Как-то Геннадий отрабатывал высший пилотаж в зоне. Старался выдержать все параметры полёта, предписанные курсом лётной подготовки: скорость, высоту, крен. Выполнил вираж, петлю Нестерова, переворот. Инструктор сидел в задней кабине и молчал. Ни одобрения, ни замечания, этого раньше с ним не бывало: он любил поболтать в полете, покритиковать, «прочистить мозги». Геннадий насторожился. И когда сделал первую «бочку», капитан взорвался:

— Ты что за ручку, как за сиську, держишься?! И гладишь её, гладишь. Это тебе не чувиха какая-нибудь, которую ты соблазнить захотел. Смотри, как надо! — И так рванул ручку на себя, потом вниз, вверх, что самолет, казалось, трещал от перегрузок, а у Геннадия в глазах чертики прыгали. Чего инструктор только не выделывал, выжимая из самолета и курсанта все, что они могли выдержать. Это был настоящий класс высшего пилотажа. И выводя из одной фигуры, чтобы тут же начать другую, инструктор пересыпал свои действия такими непотребными словечками, каких Геннадий от ярых матерщинников не слышал.

Но капитан сразу успокоился, как только произвели посадку. И когда курсант подошёл, чтобы получить замечания, спросил весело:

— Ну, понял, как надо с этой птичкой обращаться? — похлопал по крылу самолета. — Она, как и девица, любит сильных, напористых, ловких…

В выходные дни курсантов отпускали в город, в увольнение. Геннадий ближе всех сошелся с Мельничновым и с ним в паре бродил по парку, присматривая хорошеньких девушек, по вечерам отправлялись на танцплощадку. Оба были привередливые, сами собой видные и девчонок мечтали выбрать на загляденье. Геннадию больше нравились блондинки, Николаю — брюнетки. Но всё вышло наоборот. С блондинкой и брюнеткой они познакомились не в парке и не на танцплощадке, а на пляже Хопра, куда отправились однажды после полетов искупаться. И Геннадий влюбился не в блондинку, а в брюнетку…

Солнце уже клонилось к закату, но раскалённый за день воздух остывал медленно, и вода в реке показалась такой животворящей, что в один миг смыла усталость и напряжение пилотажных выкрутасов. Курсанты стали носиться друг за другом, плескаться, нырять. А Геннадий, набрав полные лёгкие воздуха, лёг на спину и отдался во власть течения, глядя на блеклое от зноя небо, на котором повис зародившийся серп луны. Течение было слабое, вода — нежнее перины, вот так бы плыть и плыть в неизвестность, в какое-нибудь сказочное царство!

— Эй, поосторожнее. Вы что, уснули? — окликнул его приятный женский голос. Он повернулся на живот и увидел перед собой черноглазую, чернобровую девушку с красным тюрбаном на голове, из-под которого выбивались густые смоляные волосы. Она плыла к берегу, и он чуть не столкнулся с ней.

Девица была так хороша, что он долго не мог оторвать взгляда от её лица, чуть смугловатого от загара.

Геннадий поплыл рядом.

— Простите, — извинился он. — Я не знал, что в этой реке водятся такие прекрасные русалки.

В антрацитовых глазах девушки сверкнули молнии — комплимент ей не понравился.

— Вы, наверное, с неба свалились, и вам от страха померещились русалки, — сказала она холодно.

— Вы угадали: действительно с неба. Только не от страха, а от неожиданного совпадения: я сегодня видел вас во сне, — слукавил он. — Простите, пожалуйста, за неудачное сравнение.

— Мы раньше где-то встречались? — Холодок в голосе исчез, и девушка с любопытством посмотрела на него.

— В том-то и дело, что нет. А вот приснилась. И так явственно. Потому я и опешил.

— А может, это вам и теперь снится? — с улыбкой спросила девушка, выходя на берег.

Её стройная фигура, загорелое тело, эффектно гармонирующее с красным купальником, ещё больше очаровали его.

— Возможно, — согласился Геннадий. — Но мне хотелось бы, чтобы это было явью.

На берегу брюнетку поджидала блондинка, уже искупавшаяся и державшая в руках книгу. Кленов успел прочитать название: «Стилистика художественной речи». «Студентки», — догадался он. И возраст соответствовал — им было лет по девятнадцать.

На разостланном покрывале рядом лежала еще одна книга «Теория литературы».

«Студентки педагогического института», — пришел к окончательному выводу Кленов.

Блондинка выразила явное недовольство его появлением, вопросительно-осуждающе глянула на подругу.

— Этот молодой человек принял меня за русалку, — с улыбкой сказала черноглазая красавица. — И вылез за мной, чтобы убедиться, что у меня нет хвоста.

— Здравствуйте, девушки, — запоздало поздоровался Геннадий. — Я вот плыл по течению, смотрел на небо, мечтая увидеть там звезду, а увидел здесь, на земле… Извините за беспокойство. Понимаю, вы очень заняты, готовитесь к экзаменам. Но если вы скажете свои имена и согласитесь встретиться со мной после экзаменов, пятерки я вам обещаю.

— А если получим двойки? — Брюнетка игриво смотрела ему в глаза.

— Тогда, как старик Хоттабыч, исполню ваше любое желание.

— Что ж; ловим на слове. — Черноглазая протянула ему руку. — Женя. А это моя подруга Лида…

Они стали встречаться.

Женя Астахова. Какая это была милая и чудесная девушка! Он думал о ней днем и ночью, на занятиях и в полете. Первая его любовь! И он, кажется, нравился ей.

Однажды, когда родителей не было дома и они целовались до исступления, произошло то, что и должно было произойти между влюбленными, решившими стать мужем и женой, поклявшимися друг другу в верности.

На третьем году обучения Геннадия перевели в другой город, на другой аэродром. С Женей он не виделся почти год. А когда вернулся, Женя уже закончила педагогический институт и уехала со своим коллегой на Север.

Кленов был потрясён: девушка, которую он боготворил, которая стала для него воплощением доброты и верности, оказалась предательницей.

Потом, после окончания училища, когда он служил уже в Волжанске, она прислала ему письмо и просила прощения. Писала, что разошлась с мужем, потому что не может забыть Геннадия и по-прежнему любит его. Он не простил — предательство не прощают. Позже, правда, он не раз пожалел о разрыве, хотя понимал: разумом простил, но в душе навсегда осталось бы недоверие, напоминание о предательстве — Женя остудила его кровь и сердце, и после нее он никого так не любил, встречался с девицами без радости, расставался без печали…

А полгода назад встретилась Лариса. Не такая красивая, как Женя, но милая, доверчивая, открытая. И он понял, что пора остепениться, обзавестись семьей. Правда, те чувства, что были к Жене, так и не вернулись. К Ларисе он испытывал скорее уважение, чем любовь, она нравилась ему, но что-то незримым барьером стояло между ними. Порой ему казалось, что в Ларисе таится что-то загадочное, непредсказуемое; и это настораживало его, сдерживало. Особенно озадачивали отношения с больным Аламазовым: что за этим? Только ли доброта и услужливый характер? А если и покладистость, быстрая сговорчивость?.. Геннадию она отдалась на третий вечер после знакомства. Даже для приличия не поломалась… И эти сто тысяч!.. Лишь когда он увидел Бориса Борисовича, сомнения его развеялись: старик был в таком состоянии, что ему не до любовных утех…

Геннадию стало стыдно за свои подозрения. И чтобы покончить с ними раз и навсегда, он сделал Ларисе предложение.

Не вышло с женитьбой и на этот раз…

4

Андрей внезапно засобирался в город. Позавтракали быстро, по-военному, бутербродами с кофе.

— Я ненадолго, — пообещал он. — Надо кое с кем встретиться и кое-каких продуктишек подкупить. А вы тут пока газеты почитайте, — кивнул он на стопку периодических изданий, привезенных соседом по даче. — Пока вы дрыхли, я ознакомился с последними событиями в стране и в нашем городе. Преинтереснейшие истории узнал, в какой-то степени касающиеся нас. Это в «Совершенно секретно» об удавке для «АвтоВАЗа» и в «Волжанских новостях» о генеральном директоре Петровского приборостроительного завода Георгии Курдюмове.

Андрей надел спортивный костюм, в котором был при похищении Геннадия, взял большую хозяйственную сумку и через пять минут умчался на белых «Жигулях». Геннадий с Константином принялись за газеты. Большая статья, на четырёх страницах, о преступных формированиях, опутавших автогигант грабительской удавкой, не стала для Геннадия откровением. Пять лет назад, когда он был ещё лейтенантом и, получив первые баксы за удачную доставку товаров Лебединскому, поехал за машиной прямо на завод в Тольятти, испытал все на собственной шкуре.

Геннадий слышал о крутых «мальчиках», орудующих на дорогах, но рассчитывал на удачу и на свою ловкость, на силу друга, чемпиона по боксу на окружных состязаниях Славу Мельникова, детину ростом под два метра и с кулаками, как двухпудовые гири, которого попросил съездить с ним.

Ещё при выборе машины к ним подошел сержант милиции и предложил свои услуги:

— Хотите, я вам помогу? Зверя, а не машину подберу. Благодарить потом будете.

У отца Геннадия тоже были «Жигули», и до поступления в училище парень неплохо овладел вождением и кое-какими навыками в обслуживании. Сержант, возможно, и лучше разбирался в машинах, тем более служил здесь охранником, но скорее всего это был обыкновенный шабашник, сшибающий рубли ни за что ни про что у малоопытных доверчивых покупателей, каким выглядел Геннадий. Да и как рассмотришь дефект мотора или карбюратора, если он заложен внутри? Или еще хуже — из недоброкачественного металла ко-ленвал? И Геннадий, прикинувшись простачком, спросил:

— Это входит в ваши обязанности?

— Ещё чего захотел, — недобро глянул на него сержант. — Я — охранник. Но если хочешь, чтобы я подобрал тебе хорошую машину и никто на тебя здесь не «наехал», отстегни «штуку», и всё будет о'кей.

— Отстегнул бы, сержант, не пожалел, если была бы лишней. Но я, как и ты, служивый, побочных доходов не имею, еле наскреб на машину. Так что извини.

— Дело хозяйское, — пожал плечами сержант и удалился.

Но Геннадий с Вячеславом заметили, что за ними уже наблюдают двое, тоже в милицейской форме, один — младший лейтенант, второй — старшина. Они сменяли друг друга, не выпуская покупателей из поля зрения. И когда машина была уже куплена, их долго мурыжили на заводской проходной, придираясь то к якобы неправильно оформленным документам, то к ошибке в записи номеров двигателя в техническом паспорте.

Нервов тогда стражи порядка попортили Геннадию немало и выпустили с территории завода лишь под вечер.

— Это ещё не всё, — высказал предположение Вячеслав. — Так просто они нас не оставят. Может, свернем в ближайшую деревню и там переночуем?

— А ты уверен, что они туда не приедут? И ни кто им не помешает вышвырнуть нас из машины и угнать её… Передохнём в дороге.

Опасения Вячеслава оказались не напрасными. Проехав около семидесяти километров и посчитав, что опасность осталась позади, они в вечерних сумерках вдруг увидели впереди машину ГАИ и двух мужчин в камуфляжной форме, подающих им знак жезлом остановиться.

— Приготовь на всякий случай монтировку, — сказал Геннадий другу, сбавляя скорость и останавливаясь почти впритык к «Жигулям» с мигалкой. Опустил стекло левой дверцы.

— Лейтенант Сидоров, — отдавая честь, представился подошедший, затянутый белой портупеей, с кобурой на боку. — Проверка документов.

Второй гаишник с автоматом на шее остался позади, пристально наблюдая за находившимися в салоне. Знаков различия на его погонах не было видно.

Геннадий протянул в окошко водительское удостоверение и технический паспорт. Лейтенант, подсвечивая фонариком, неторопливо и внимательно изучал документы. Обошёл машину вокруг.

— Новенькая? — спросил одобрительно. — Поздравляю. Предпродажную подготовку делали?

— А как же. Осматривали, проверяли, подкручивали, подтягивали, — пошутил Геннадий.

— А где справка? — веселый тон, видно, не понравился лейтенанту.

Это уже была явная придирка. И Геннадий не сдержался от подколки:

— Начальник ваш забрал. Вместе со справкой о заправке бензином.

Лейтенант посмотрел на Геннадия вначале недоуменно, а потом зло. Понял.

— Шутник, — сказал с издевкой. — А что везёте?

— А что можно с вашего завода увезти? Ничего стоящего нам не приглянулось.

— Откройте багажник! — властно потребовал лейтенант.

Геннадий вытащил ключ зажигания, положил в карман кожаной куртки и, открыв дверцу, чуть заметным кивком дал знак Вячеславу, державшему монтировку под курткой, тоже выйти.

В багажнике, кроме сумки с продовольствием, запасного колеса и коробки с инструментами, ничего не было. Но лейтенант долго ковырялся в вещах. Вячеслав тем временем подошел к гаишнику с автоматом, встал рядом и сказал дружески:

— Бросьте, ребята, яйца нам крутить. Мы тоже офицеры, лётчики. Понимаем вашу трудную службу, но поймите и нас — платить вам подорожные нечем.

— О чём это он? — оторвался от проверки багажника лейтенант. — Взятку предлагает?

— Да нет, жалуется, что платить нечем, — усмехнулся автоматчик.

— Вон как. Машины покупают, а налог платить нечем? — Лейтенант постукал документами о ладонь. — В самом деле? — глянул в глаза Геннадия.

— В самом, — кивнул Геннадий, всё ещё надеясь на мирный исход. — Только на бензин осталось, чтобы дотянуть домой.

— И далеко вам ехать?

— До Волжанска.

— Сочувствую, — сказал лейтенант. — Но за отсутствие справки о предпродажной подготовке придётся заплатить.

— Сколько? — поинтересовался Геннадий.

— Немного. Всего штуку.

Геннадий присвистнул.

— У нас на двоих осталось полтысячи.

— Врёшь, поди, — сказал лейтенант почти ласково. — Может, поищешь?

Геннадий достал кошелек, показал наличные.

— Не густо, — согласился лейтенант и глянул на напарника. — И что будем с ними делать?

— Может, машину арестуем? — предложил автоматчик.

— Да ребята больно хорошие, — усмехнулся лейтенант. — Летчики. — И пощупал кожаную куртку на Геннадии. — Настоящая кожа. Симпатичная курточка. Давно мечтал о такой. Может, подаришь, летун?

Миром здесь не кончится, убедился Геннадий. Сначала снимут куртку, потом их прикончат и угонят машину.

Он, чтобы отвлечь внимание налетчика — сомнение, что это никакие не милиционеры, мелькнувшее в самом начале, перешло в уверенность, — сделал вид, что снимает куртку, и вдруг, развернувшись, схватил руку с пистолетом и крутанул ее в сторону так, что она хрустнула в локтевом суставе. Не сплоховал и Вячеслав, опередив автоматчика — мощнейший удар монтировкой по голове опрокинул его на землю.

Обезоружив бандитов и связав, Геннадий с Вячеславом затолкали их в салон и сдали пензенской милиции. Через два месяца лжегаишников Шамида Саидова («лейтенанта» по кличке Шакал) и Абузара Шарипова (автоматчика по кличке Абрек), судили. Оба оказались из крупной бандитской группировки Шамиля Дануилова. Следствие выявило на счету этой банды около сотни бандитских нападений и более десятка убитых. Но многие из них оставались еще на свободе, скрывались. Саидова и Шарипова приговорили к семи годам заключения…

Но не гуманизм судей удивил Геннадия. В «Волжанских новостях» сообщалось, что Абузар Шарипов уже на свободе, освобожден досрочно за хорошее поведение и непонятно по какой амнистии. Шамида Саидова убили в тюрьме свои же бывшие подельники…

— Какое правительство, таковы и судьи! — Геннадий в сердцах отбросил газету.

— Никак о знакомых пишут? — догадался Константин.

— Вот именно. Встречался с этими подонками.

— А мы вот с этим, — ткнул Константин в статью «Навар господина Курдюмова». И пояснил: — Генеральный директор приборостроительного завода в Петровске. Раньше завод работал только на оборонку, выпускал приборы для подводных лодок и самолетов. Теперь, поскольку оборонка на ладан дышит, заказы от ВМФ и ВВС почти не поступают, Курдюмов спелся с автовазовцами и шлепаёт для них приборы. Оплату получает готовенькими «Жигулями», которые за полцены отправляет за рубеж. А поскольку там наши рыдваны никому не нужны, их возвращают, и Курдюмов продаёт их уже как экспортные по повышенным ценам. Прибыль течет, разумеется, в карман. — Константин со злостью ударил кулаком в ладонь. — Ты бы посмотрел, какой он дворец себе отгрохал! Трёхэтажный, с мансардой и балконами. Такие и цари раньше себе не позволяли. Давно мы собираемся добраться до него. Теперь, когда и пресса не побоялась рассказать о нем, самый раз общипать ему перья…

Разговор о Курдюмове Константин затеял не зря, видимо, еще ночью они с Андреем обсудили план действий. Готовится, несомненно, новая акция. И, похоже, «спасители» хотят привлечь к этому делу спасенного Геннадия… Вырубить прямо сейчас Константина и смотать удочки? Но куда? Сдать себя в руки правосудия? Чем он докажет свою невиновность? А что судьи не будут беспристрастны, он не сомневался — не такой Геннадий человек, за которого они станут ломать копья. Даже адвокату заплатить нечем. Одно покушение на Константина потянет лет на пять, если он останется жив. Парень он здоровый и сильный, каждое утро вместе с Геннадием занимается самбо и неплохо владеет приемами восточных единоборств. Но против лома, говорят, нет приема, и если напасть внезапно да еще с гантелькой… Вряд ли он останется в живых. Но главное, что пока сдерживало Геннадия от более решительных действий, — это желание проникнуть в тайну катастрофы «Руслана». Он был почти уверен: Андрей с Константином если прямо и не причастны к диверсии, то в какой-то степени связаны с ее устроителями. Во всяком случае, что-то знают. Хотя не раз, когда Геннадий заводил разговор на эту тему, они сами возмущались и даже обещали наказать виновников, если узнают, кто это сделал…

Вернувшись из города, старший охранник, едва переступив порог, объявил:

— Собирайтесь. Через час выезжаем.

Константин не стал спрашивать куда. Промолчал и Геннадий — в его положении лучше слушать и не задавать вопросов.

Андрей пристально посмотрел на Геннадия. Сказал с намеком:

— Тебе, по-моему, очень пойдут усы. Подумай над этим.

Геннадий понял — надо изменить внешность. Совет резонный. Но одни усы мало что дадут. Придется поработать и над причёской…

Сборы были недолги: перед дорогой подкрепились привезёнными Андреем из города свежими помидорами, ветчиной и чаем с шоколадом.

— Как раньше у нас в авиации было — шоколад перед полетом, — пошутил Геннадий.

— У нас полет предстоит посложнее, — ответил Андрей. — Кстати, наденешь свою лётную форму. От того, как будешь себя вести, зависит твоя дальнейшая судьба, а может, и жизнь.

— И как я должен себя вести? — не удержался Геннадий от вопроса.

— Всё делать так, как я скажу тебе потом. В машине, когда приедем на место.

На этот раз Константин выгнал из гаража не «Жигули», а черную «Вольво», ту, на которой привезли сюда Геннадия. Андрей вынес из дома два автомата Калашникова, положил их на заднее сиденье. В багажник уложил два рюкзака, один с продовольствием, другой — с запасной одеждой.

Уже стемнело. В воздухе кружились снежинки, падая из низких косматых облаков, предвестников непогоды — пурги и похолодания. Местами дорогу уже изрядно перемело, и машина виляла из стороны в сторону.

— Прочитали газеты? — нарушил молчание Андрей.

— Прочитали, — за обоих ответил Константин. — Куда там сицилийской мафии против нашей. И никакие «Чистые руки» [ «Чистые руки» — операция, проводившаяся службой собственной безопасности МВД, по выявлению правонарушителей и предателей среди сотрудников милиции. ] не помогают.

— А что ты думаешь о Курдюмове? — обратился Андрей к Геннадию.

— Что можно думать о сволочи? Судить таких надо.

— Судить, — усмехнулся Андрей. — Судили. И что получилось? Через два-три года всех выпустили, хотя «вышку» заслуживали, и снова правят бал. Кто такой Курдюмов? Генеральный директор? На бумаге. А заводом управляет мафия под непосредственным руководством Абрека.

— Абрека? — удивился Геннадий, вспомнив процесс над налетчиками. — Шарипов его фамилия?

— Не знаю. Может, и Шарипов. Но абреками обычно называют кавказцев. — Достал сигарету, прикурил. — Завтра выясним. — Глубоко затянулся несколько раз ароматным дымом и продолжил: — «АвтоВАЗ» и другие крупные заводы мафия давно прибрала к рукам. И если ее не уничтожить, она скоро страной управлять станет. Вот для чего создана партия «Патриотов отечества». Надо уничтожать новоявленных буржуинов, как бешеных собак, а поскольку наши правоохранительные органы не в силах с ней справиться, сами сотрудничают с криминальными структурами, мы покажем, как надо бороться с ними…

Так вот куда мы едем, понял Геннадий. Значит, из него хотят сделать настоящего убийцу… Таких, как Курдюмов и Абрек, ему было не жалко. Но совершать самосуд — тоже преступление…

— И давно ваша партия существует? — спросил Геннадий. — Что-то я о ней раньше не слышал.

— А мы и не собираемся заявлять о себе во весь голос. Как премьер нас учит? «Поменьше слов, побольше дела», — усмехнулся Андрей. — Нравится тебе этот постулат?

— Не очень. Ведь это тоже насилие, беззаконие.

— Ну, насчёт закона ты лучше помолчи. Это по закону освободили из тюрьмы убийц автовазовцев, не пожелавших платить им дань? А тебя по закону арестовали? И скажи спасибо: если бы не мы, ты бы уже парился на нарах. Что же касается насилия, да, к сожалению, это пока единственный метод борьбы. Забастовками, манифестациями тут ничего не добьёшься.

А они не такие уж тупоголовые и примитивные, способные только на убийство, подумал об Андрее и Константине Геннадий. Тут возразить им нечего. Страну действительно опутали пауки и кровососы, подобные Курдюмову. Грабят народ, разбазаривают ресурсы, меняя совесть на престижные иномарки, коттеджи на лазурных берегах зарубежья. Нет, Курдюмова и Абрека ему было не жаль. А если это тот Абрек, который хотел лишить его жизни из-за машины, рука у него не дрогнет. У Абрека тогда тоже не дрогнула бы — жадность подвела, кожаную летную куртку захотел. Приказал раздеться, чтобы не запачкать её кровью…

— Так что ты скажешь о нашей программе и тактике? — прервал размышления Геннадия Андрей.

— Откровенно? Если ваша партия создана только для того, чтобы очистить страну от насильников, убивать убийц, то ваша программа и тактика не выдерживают никакой критики. Такое уже было. Вспомните народовольцев, и чем всё это кончилось?

— Наша цель, разумеется, не только в том, чтобы очистить страну от насильников. Это только начальный этап. Но нас пока слишком мало. И главная задача — вытравить из российского человека раба, вдохнуть в него смелость, уверенность в свои силы, заставить бороться за справедливость. Только когда народ почувствует себя свободным, сильным, гордым, только тогда он выберет себе достойных правителей. Только тогда мы избавимся от нищеты, беззакония. Согласен со мной?

Геннадий не знал, что ответить. Намерения благие. Но это мечты романтиков. Осуществить их с помощью пистолета и автомата… Даже если в партии будет миллион человек, вряд ли удастся.

— Благими намерениями дорога выстлана в ад, — только и мог сказать Геннадий.

— Вполне возможно, — согласился Андрей. — Но мы смерти не боимся. Рано или поздно она никого не минует. А жить пресмыкающимся… увольте.

Прикуренная папироса давно затухла. Андрей вспомнил о ней, сунул в рот и выбросил. Прикурил новую. Затянулся, помолчал немного и продолжил сочувственно:

— Я понимаю тебя, твои сомнения, недоверие к нам. Пойми и нас — нам нужны свои люди, особенно в фирмах, занимающихся экспортом, импортом. Ты пилот, попал в беду. Мы слышали о тебе как о смелом и порядочном человеке. Верим, что к катастрофе самолета ты не имеешь никакого отношения. Мы — тоже. И если бы знали, кто сотворил такое, ему была бы первая пуля. Но виновником всегда оказывается стрелочник. На этот раз в положении стрелочника оказался ты. Твои друзья попросили вызволить тебя из беды. Что мы и сделали. Тебя интересует, какую плату мы потребуем? Небольшую. Буду с тобой откровенен: нам нужны гарантии, что ты не предашь нас и будешь с нами сотрудничать: информировать о перевозках, иногда выполнять кое-какие услуги. А мы тебя обеспечиваем твоей любимой работой, лётной. У меня в кармане твой новый паспорт и пилотское удостоверение, в рюкзаке летная книжка и другие документы, подтверждающие твою личность и твою профессию. Короче, все необходимое для продолжения нормальной жизни. Есть и договоренность с командиром отряда, где ты будешь работать. Но это после выполнения задания. А оно заключается в следующем — убрать Абрека и Курдюмова. Можешь отказаться, и мы тебя отпустим. За дальнейшую твою судьбу мы не в ответе.

Геннадий верил в откровенность своих похитителей-«освободителей», но что-то было за этим, чего они и сами могли не знать. Скажем, они его отпустят. А что дальше?.. Грешков за ним, мнимых и реальных, уже предостаточно. Его либо убьют, либо посадят в тюрьму. А тайна «Руслана» так и останется нераскрытой. То, что Андрей и Константин связаны с заказчиками какой-то невидимой нитью, он по-прежнему не сомневался.

— Буду тоже с вами откровенен, — сказал Геннадий после некоторой паузы. — Хотя я и военный человек, но убивать мне не приходилось даже тогда, когда летал в Чечню — мы доставляли туда оружие и продовольствие. И убийство вообще я считаю противоестественным, недостойным человека занятием. Но есть люди, для которых это стало профессией. Не на войне, а в мирной жизни. Таких, разумеется, надо изолировать от общества. Но поскольку государство наше не в состоянии содержать такую армию заключенных, возможно, вы и правы — с убийцами надо бороться их методами. Но повторяю — это не для меня.

— Даже если на тебя поднимут руку? — раздавил Андрей в пепельнице окурок.

— Это другой вопрос. Подставлять лоб под пулю я не собираюсь.

— Но пока ты будешь соображать, намерен ли твой противник применить оружие, он ухлопает тебя. А мы едем не к теще на блины, а к убийцам. Так что решай. Можем высадить хоть сейчас. Геннадий снова помолчал.

— Куда ж я теперь от вас, — сказал обреченно, но без уныния, — когда повязаны одной верёвочкой.

— Вот и хорошо, — одобрил Андрей. — Все будет о'кей…

К месту назначения они добрались далеко за полночь. Это был дачный поселок с небольшими участками, но добротными кирпичными или деревянными двухэтажными домами, огороженными, как правило, высокими заборами. У одного из таких особняков машина остановилась, мигнула фарами, и в доме сразу зажегся свет. Спустя пару минут из калитки вышел мужчина лет сорока, коренастый, приземистый, с заросшим щетиной лицом, в довольно поношенной куртке.

Андрей вышел ему навстречу, пожал руку. И хозяин поспешил открыть ворота.

Войдя в комнату на первом этаже, Геннадий понял, что их ждали — на столе тарелки с закуской, водка, коньяк.

— Что-то припозднились вы, — сказал мужчина. — Я уж беспокоиться начал — не случилось ли чего.

— Всё в порядке, — ответил Андрей. — Погода хреновая, и дорога сложная — заносы, скользко. — И представил Геннадия: — Это наш новый товарищ, Гена. А это — Леонид Михайлович, тоже наш, — с улыбкой кивнул на хозяина.

Геннадий и Леонид Михайлович пожали друг другу руки.

— Раздевайтесь, и прошу за стол. Наверное, устали.

— Есть малость. — Константин сбросил куртку и налил себе полный стакан кока-колы. — Всё во рту пересохло.

— Ну, докладывай обстановку, — едва сели за стол, потребовал Андрей.

— Кузьмич сообщил, что Курдюмов пожалует сегодня в баньку. Как всегда, с девицами. Наверняка и Абрек с ним будет. Кто ещё — не знает.

— Разберёмся. А банька — это хорошо. Да ещё с девицами. — Андрей разлил по рюмкам водку. — Со свиданьицем. По одной — и спать…

Геннадий, несмотря на усталость и на то, что легли уже в четвертом часу утра, проснулся в начале седьмого — сказывалась привычка рано вставать на полеты. Соседи — Андрей и Константин (они спали в одной с ним комнате на втором этаже) — громко храпели, а он лежал с закрытыми глазами и снова думал о своем положении: и убийцей становиться не хотелось, и назад пути нет — лучше погибнуть, чем оказаться в тюрьме. А партия «Патриотов отечества», оказывается, не какая-то самопровозглашенная шайка, как он посчитал поначалу, а серьезная организация: Кузьмича внедрили в окружение Курдюмова, Михалыч служит здесь в качестве осведомителя… Нападение на офис гендиректора планируется, по всей видимости, вечером или ночью, когда хмельная компания будет блаженствовать с девицами в бане — излюбленное развлечение ныне «новых русских». Большая ли охрана у босса? И какую роль отводят Андрей с Константином Геннадию? Не побоятся ли дать ему пистолет?.. Не побоятся. Им надо повязать его кровью, чтобы впредь не рыпался и выполнял их приказы…

Как быть?.. Предвидеть предстоящее никакой фантазии не хватит. Придется положиться на судьбу, на обстоятельства да на свою смекалку. Успокоенный таким решением, он снова задремал.

В начале первого дня, когда вся четверка сидела за столом, завтракала, к ней присоединился и сторож дачи Курдюмова, Кузьмич, приземистый плотный старичок лет шестидесяти, широкоплечий, длиннорукий, с квадратным плоским лицом, будто небрежно вытесанным из крепкого, корявого дерева: то ли от рождения, то ли от перенесенной в детстве оспы оно было истыкано мелкими крапинками.

Андрей предложил ему выпить, но Кузьмич отказался и довольствовался лишь чашкой кофе, пояснив, что уже позавтракал. Посидел за столом минут десять, бросая на Геннадия изучающий взгляд, и лишь когда Андрей сказал, что это свой человек, доложил:

— Звонил босс. Обещал приехать к шести. Стол приготовить на шестерых, не считая охраны. Истопить баньку.

— Охрана обычная, не прибавилась? — поинтересовался Андрей.

Кузьмич пожал плечами:

— Вряд ли. И эта троица десятерых стоит. Так что на лёгкую победу вы не рассчитывайте. Продумайте все до мельчайших подробностей.

— А ты как будто нам не собираешься помогать, — с усмешкой пожурил старика Андрей.

— Почему не собираюсь, — обиделся Кузьмич. — Свое дело я сделаю.

— Не беспокойся, Кузьмич. Все продумано. Вот сейчас подкрепимся и отправимся с тобой. Ты рассуешь нас по закуткам, а когда, как говорил герой известного кинофильма, клиент созреет до нужной кондиции, мы и сделаем своё дело.

— А как решили поступить с девицами?

— Что ты предлагаешь?

Кузьмич пожал плечами.

— Свидетели нам ни к чему.

— Вот именно, — согласился Андрей. Подумал: — Они молодые, красивые?

— Георгий Оскарович дурнушек не привозит.

— Жаль. Пусть живут. Наденем маски. Потом ты ими займёшься. Мне вот с ним, — кивнул он на Геннадия, — найди захоронку в бассейне, Константин и Михалыч берут на себя внутреннюю охрану, ты — наружную.

— Ума не приложу, где вас можно спрятать в бассейне. Там голые стены. Если только в шкафах для белья… А вдруг кто-то сунется туда раньше?

— Значят; раньше начнется операция.

— Выдержите там, пока они будут париться, трахаться?

— Выдержим. Мы потом наверстаем. Жаль, что девиц трое, — нас-то пятеро. Жребий будем тянуть или «ромашку» устроим?

Шутка Кузьмичу не понравилась.

— Не надо делить шкуру неубитого медведя.

— Извини, старик, — настроение хорошее. Значит, всё будет о'кей.

Они закончили завтрак, проверили и зарядили оружие. Андрей вручил Геннадию пистолет Макарова. Раздал маски.

— Как, летун, не разучился стрелять? А то, говорят, в армии денег и на патроны не хватает, не тренируетесь.

— Могу на спор продемонстрировать.

— В бассейне продемонстрируешь, если хочешь остаться в живых…

Вилла Курдюмова поразила Геннадия своими размерами и роскошью. Это был настоящий дворец, какой могут себе позволить только сказочно богатые люди: стены из красного дерева увешаны дорогими картинами, на полу мягкие ковры, в которых нога утопает, как в густой траве, в дверях меж комнат — роскошные витражи; итальянская мебель с инкрустированной отделкой и позолоченными ручками, хрустальные люстры…

Кузьмич провел их по этажам, показывая все закутки, где можно было спрятаться и где хранились всевозможные дорогостоящие вещи, непонятно для чего и для кого предназначенные; видимо, про запас.

На третьем этаже под одной из картин Кузьмич указал Андрею на вмонтированный в стену сейф с наборным замком.

— Только хозяин знает, как его открыть, — пояснил сторож.

Андрей покрутил ручку, издающую щелчки, и поставил стрелку на прежнее место.

— Разберёмся, — сказал уверенно.

Потом спустились на первый этаж, в небольшую комнату сразу за прихожей. Здесь было просторнее и скромнее: полированный стол без скатерти, тяжелые кресла с толстыми спинками, напоминающие бронеспинки в пилотских кабинах, диван, обтянутый кожей. Окно узкое, с решеткой, как и в других комнатах первого этажа.

«Сторожка телохранителей», — догадался Геннадий.

Чтобы попасть в дом, надо было пройти через нее, открыв две стальные двери.

— Один телохранитель дежурит на улице вместе с Джоем, — продолжал Кузьмич вводить в курс дела прибывших. — Собака куплена у пограничников и отлично обучена. Знает только хозяина, меня и телохранителей.

В этом Геннадий убедился, когда только вошли на территорию особняка: громадный бультерьер выскочил из будки и рванулся им навстречу, гремя цепью. Но едва Кузьмич скомандовал: «На место, свои», кобель остановился, в знак повиновения вильнул обрубком хвоста и полез в будку, недовольно урча.

Дворец был громадный, со всевозможными подсобками и закутками, Андрей с Кузьмичом потратили немало времени, чтобы осмотреть все, где могло прятаться оружие, и найти для себя надежное укрытие. Константин и Леонид Михайлович спрятались в бильярдной, в подсобке, где хранились кии и прочие запасные принадлежности, Андрею и Геннадию пришлось рассчитывать только на бельевые шкафы.

Время до прибытия Курдюмова с гостями тянулось мучительно долго, и Геннадий чувствовал, как с каждой минутой напрягаются нервы. Чтобы как-то отвлечься, он, расхаживая с Андреем вокруг бассейна, старался представить себе картину предстоящей схватки, продумать свое поведение (хотя Андрей довольно подробно определил каждому задачу). На его долю выпал Абрек. Как ни удивительно, тот самый Абрек-Шарипов, с которым однажды уже скрещивались их пути, чуть не окончившиеся для Геннадия трагически. Кузьмич так красочно его описал, что не оставалось сомнения — это он. Да и «почерк» его бандитских дел уже после отсидки подтверждал догадку. Тогда, пять лет назад, когда удалось обезоружить Абрека и его сообщника, Геннадий и Вячеслав так были озлоблены, что чуть не прикончили бандитов. И, наверное, прикончили бы, если были бы уверены, что это не милиционеры. Но время притупило злость, и Геннадий с замиранием сердца думал о том, что придется убить человека. Хотя вряд ли таких, как Абрек и Курдюмов, можно считать людьми. Настоящие люди трудятся до пота, чтобы прокормить семью, некоторые голодают, бедствуют, а эти грабят, жируют за чужой счёт. Они заслуживают суровой кары. Но убивать… Геннадий содрогался от одной мысли, что придется целиться в человека и нажимать на курок.

Курдюмов был по-военному точен: едва стрелка часов, висевших на стене в бассейне, остановилась на шестерке, как сигнал машины возвестил о прибытии босса с гостями. Кузьмич нажал кнопку в прихожей, железные ворота открылись, и на территорию особняка вкатили два чёрных лимузина. «Патриоты» и Геннадий заняли определенные ранее места.

Геннадию частенько приходилось сидеть в самолете почти без движения по нескольку часов. Но стоять… И в самолете можно было поговорить с экипажем, встать и пройтись по салону, чтобы размяться. А здесь, в бельевом ящике, пропахшем стиральным порошком «Тайд», он почти задыхался. И не пошевелиться, не чихнуть. Время, пока Курдюмов со своими друзьями и подругами выпивали, парились и занимались любовью, показалось ему вечностью. Злость Геннадия разрасталась, и он уже без прежних угрызений совести сжимал в руке пистолет.

Наконец-то прелюбодеи пожаловали в бассейн. В узенькую щелку Геннадий увидел, как все они, голые, хохоча и дурачась, подошли к краю и дружно шлепнулись в воду. Не успели доплыть до середины, как из-за стены донесся негромкий треск, словно кто-то забавлялся трещоткой — стреляли из автомата с глушителем. Геннадий и Андрей, натянув на головы маски, выскочили из своих укрытий. Ошеломленные мужчины и девицы замерли на месте. У Курдюмова глаза чуть не вылезали из орбит, челюсть отвисла, и он лишь шевелил ею, пытаясь закрыть рот.

Второй мужчина, такой же жирный, преклонного возраста, недоуменно переводил взгляд с напавших на Курдюмова.

Первым опомнился Абрек. Он то ли инстинктивно, то ли вмиг протрезвев под дулом автомата и пистолета нырнул было, рванулся к противоположной стене. Но бассейн был небольшой, метров двадцать в длину, и стена там глухая, укрыться негде. И все-таки Геннадий выстрелил. Не в Абрека, а чуть вперед, и крикнул:

— Назад!

Абрек повиновался. Он и тогда, при их первой встрече, произвел на Геннадия должное впечатление — двухметрового роста, косая сажень в плечах. Теперь, голым, Абрек выглядел еще внушительнее: накачанные бицепсы угрожающе бугрились на загорелом, словно бронзовом, теле. И, несколько оправившись от неожиданности, он со звериной злобой сверкал чёрными, узкими зенками то на Андрея, то на Геннадия.

— Мужчинам налево, девушкам направо! — скомандовал Андрей.

Путанам не потребовалось и двух минут, чтобы выбраться из бассейна и выстроиться, как на конкурсе королев красоты. Они было загалдели, но Андрей прикрикнул:

— Тихо! Я говорить буду!

Мужчины подплыли к борту бассейна, но вылезать не торопились. Присоединился к ним и Абрек.

— Ну чего застеснялись? Вылезайте, вылезайте! — прикрикнул на них Андрей.

— Кто вы такие? Что вам надо? — обрёл наконец дар речи Курдюмов, трясущимися руками цепляясь за скользкие кафельные плиты, с трудом выбираясь из бассейна. Вылез, прикрыл руками член.

— Скоро узнаешь. Топайте по одному в предбанник, и можете одеться.

В бассейн вошел Константин и что-то шепнул Андрею на ухо. Тот в знак одобрения кивнул.

— Веди этого бугая на третий этаж. Мы скоро поднимемся туда.

— А нам что делать? — подала голос длинноногая блондинка. — Мы тоже хотим одеться.

— Вы так лучше смотритесь, — усмехнулся Андрей. — Поплавайте пока, дойдёт и до вас очередь.

Курдюмов в сопровождении Константина протопал в предбанник.

— Следующий, — дулом автомата указал Андрей на второго толстяка.

Абрек шел последним, зыркая по маскам напавших, словно желая заглянуть под них. Поравнявшись с Геннадием, он вдруг молниеносным движением руки смахнул с его лица вязаную накидку, одновременно пытаясь поймать руку с пистолетом. Геннадий машинально нажал на спусковой крючок. Грохнул выстрел. Абрек, перегнувшись пополам, зажал на животе рану. Со звериной злобой глянул на стрелявшего.

— Опять ты, сука. — И грохнулся на кафельный пол.

— Добей, — повернулся к Геннадию Андрей.

Выстрел будто разбудил Геннадия от долгого, кошмарного сна. Он со страхом смотрел на растекающуюся лужу крови под бандитом, не веря, что это реальность, что это он убил человека. То, что перед ним лежал налётчик, тоже убийца, он забыл напрочь. Перед ним лежал человек, и он не мог заставить себя выстрелить ещё.

— Ну, ты чего шары выкатил? — сердито глянул на него Андрей. — Крови испугался? — И, поведя стволом автомата к голове лежавшего, нажал на спуск.

Что происходило дальше, Геннадий воспринимал смутно, будто всё ещё продолжался кошмарный сон. Толстяка Андрей пристрелил в бане. Потом они поднялись на третий этаж, где Константин держал под дулом пистолета Курдюмова у его потайного сейфа, заставляя открыть. Бизнесмен что-то мычал невнятное, плакал и просил оставить его в живых, но сейф не открывал. Приход Андрея ускорил дело. Главарь достал нож и приставил острие к горлу босса.

— Открывай, или я потихоньку буду протыкать твою глоталку.

По шее Курдюмова потекла густая красная струйка. И он сдался, стал крутить круглую ручку то по часовой стрелке, то обратно. Наконец дверца открылась, Курдюмов неожиданно быстро сунул внутрь руку, но выдернуть ее обратно с пистолетом не успел — Андрей черканул ножом по горлу…

Минут через пятнадцать, оставив Константина с Кузьмичом и Михалычем довершить дело, Андрей с Геннадием мчались в Самару, где, как утверждал старший охранник, их ждали билеты на самолёт в Хабаровск. На заднем сиденье иномарки лежал кейс, набитый долларами и рублями, изъятыми из тайника Курдюмова.

5

Самолёт пробил облака, и перед Геннадием, сидевшим у иллюминатора, раскинулось бескрайнее белоснежное поле с возвышающимися кое-где холмами, похожими на сугробы. Сердце заныло — несколько дней назад он сам был летчиком, водил могучий лайнер, а теперь сидел, пристегнутый ремнями к креслу, как арестант. Его будто магнитом тянуло в кабину, за штурвал. Он отдал бы половину оставшейся жизни, чтобы недавнее прошлое развеялось как сон и вернулись прежние, хотя и нелегкие, дни с ранними побудками, тренировками в классе на тренажере, дальними полетами по новым трассам, в незнакомые города, в неведомые страны. Он любил самолёт, как живое существо, и скучал по полётам даже в отпуске. А теперь… Теперь его везут в чужой, холодный город, в котором он ещё не бывал и ничего хорошего о нем не слышал: по радио и телевидению чуть ли не каждый день передавали о невыплатах по нескольку месяцев зарплаты, о нехватке мазута и холоде в квартирах, о грабежах и убийствах. Что ожидает его там?..

Андрей сидел рядом и безмятежно храпел, будто совесть его была чиста и никого он несколько часов назад не убивал. А Геннадий все никак не мог успокоиться, как ни старался воспоминаниями о лучших днях своей жизни отвлечься от случившегося. Нет, ни Курдюмова, ни его сообщника, ни телохранителей ему было не жаль — все они бандиты и заслуживали смерти, а на душе было муторно, даже гадко. Разве он им судья, разве его дело нападать было на них, тем более пускать оружие в ход? Теперь он сам превратился в бандита. И несмотря на то, что Андрей, как только сели в самолет, вручил ему паспорт на имя Раполенко Геннадия Евгеньевича, пилотское удостоверение и лётную книжку, заверив, что документы настоящие и в Хабаровском авиаотряде его уже ждут, радости это ему не принесло.

Капитана Раполенко Геннадий знал — вместе заканчивали Балашовское военно-транспортное авиаучилище летчиков, потом служили в разных местах. Звали, правда, коллегу не Геннадием, а Александром, имя в документе изменили преднамеренно на случай, если встретится кто-то из прежних сослуживцев и назовет его по имени. По рассказу Андрея, в конце прошлого года часть, где служил Раполенко, расформировали, лётчиков уволили в запас. Александр поехал было на родину, на Украину, но ни в Киеве, ни в других городах места в авиации ему не нашлось. Он вернулся в Волгоград, где служил ранее и где надеялся устроиться в гражданскую авиацию. Но и там ему не повезло — десятки безработных лётчиков месяцами обивали пороги отдела кадров и уходили ни с чем.

Раполенко остановился у бывшего однополчанина, который тоже еле сводил концы с концами. Выходное пособие у Александра кончалось, и однажды, крепко напившись, он выбросился с балкона девятого этажа. Поскольку родных у него не было, его похоронили в Волгограде, а документы и летную книжку товарищ сохранил. Заменить в паспорте фотокарточку и исправить имя для мастера фальшивок труда не составило…

Двигатели монотонно и уныло тянули бесконечную песню, которая раньше так радовала Геннадия, а теперь навевала безысходную тоску, будто скорбели о ком-то, бередили душу о пережитом, тревожили о предстоящем. Даже если он снова станет летать, разве будет спокоен, удовлетворен делом? Как же так случилось, что он стал изгоем в своём государстве? Чем он провинился? Выпил сто пятьдесят граммов коньяка, согласился положить на свою книжку сто тысяч рублей, остался жив? Но разве это преступления?.. Ему ни в чём не поверили. Такие, как Возницкий, наверное, и себе верят раз в год… Разложили армию, развалили Союз, теперь растаскивают Россию. Скольких людей пустили по свету, превратили в бомжей, в бандитов!.. И его, Геннадия, сделали изгоем… Но что бы с ним ни случилось, он должен, обязан найти настоящих виновников катастрофы «Руслана», гибели товарищей…

В Хабаровск прилетели уже ночью. Их встретил молодой мужчина в меховой летной куртке с летной эмблемой на шапке, поздоровался с Андреем и протянул руку Геннадию.

— Сергей.

Геннадий назвал себя.

— Как долетели? — задал мужчина обычный в таких случаях вопрос.

— Без приключений, — ответил Андрей. — Почти всю дорогу дрыхли без задних ног.

— В ночное кабаре вас на ужин завезти или сразу в гостиницу?

Андрей глянул на Геннадия.

— Куда прикажет второй пилот?

— Я не очень-то голоден.

— А я плотно поужинал в самолёте.

— Тогда в гостиницу, — скомандовал Геннадий.

Мужчина подвел их к блестевшей в свете фонарей «Мицубиси» и, едва они сели, рванул с места. Здесь снега почти не было, дорога оказалась чистой и свободной от машин — ночью, видимо, не каждый отваживался пуститься на своем транспорте в путь, — и до города они добрались в считанные минуты. Водитель, назвавшийся Сергеем, привез их к самой престижной и самой дорогой гостинице «Дальний Восток».

— Завтра в десять ноль-ноль в штабе отряда вас ждёт Виталий Иванович, — обратился он к Геннадию.

— Где это?

— Я знаю, — сказал Андрей. — Отвезу тебя туда. А потом уж сам во всем ориентируйся.

— А ты куда?

— Буду недалеко. Здесь всюду наши. Тебе придётся с ними контактировать.

— Патриоты отечества? — непроизвольно вылетело у Геннадия.

— Именно. Наш пароль: «И дым отечества…» Отзыв: «…нам сладок и приятен». Они тебя сами найдут. Пока будешь воздушным курьером. Держи ушки на макушке. Ментов и фээсбэшников тут тоже полно. И провокаторов…

Номер им был заказан люксовский. И Геннадий, приняв душ, уснул, едва коснувшись подушки. Но сон был зыбкий, тревожный…

6

В десять утра, как и было велено, он явился к командиру отряда местных авиалиний низкорослому крепышу, не по годам располневшему, круглолицему и короткошеему, похожему на картинного колобка. Но все недостатки телосложения компенсировали большие темно-карие глаза, умные и живые. Так, во всяком случае, показалось Геннадию. Ему было не более сорока. Дослужиться в гражданской авиации до командира отряда в таком возрасте редко кому удается: либо летчик обладал особым талантом, либо имел в верхах мохнатую руку.

Андрей о командире отряда ничего путного рассказать не мог, не знал. Назвал фамилию, имя, отчество: Колендо Виталий Иванович.

Командир отряда поздоровался с Геннадием за руку, указал на стул напротив и принялся изучать его летную книжку. Пролистал от корки до корки.

— Маловат налет, — закрывая книжку, сказал с сожалением. — Особенно в сложных метеоусловиях. — Почесал массивный подбородок. — У нас, правда, тоже сейчас не разбежишься — и керосину маловато, и заказов не густо, — но пока на харчи зарабатываем. — Вернул летную книжку. — Ну что же, Геннадий Евгеньевич, приступайте. Даю вам десять дней сроку на изучение района полётов, самолёта, двигателя, наставления по производству полётов, наставления по штурманской подготовке. Достаточно? Не уложитесь — скажите. Зачёты сам буду принимать. И технику пилотирования. На высоких московских покровителей не надейтесь. Плохих, нет, даже средних лётчиков я не держу. Скидок не будет, несмотря на то, что вы мой земляк…

7

Всё пока складывалось так, как обещал Андрей, и Геннадий несколько успокоился, план поисков убийц друзей отошел на второй план.

На самолёте «Ан-24» Кленов летал после окончания авиаучилища чуть более года, и возобновить знания конструкции не составило большого труда. А вот изучить район полётов оказалось непросто: Хабаровский край — от речки Бурей на западе до Охотского моря на востоке, от Бикина на юге до Кулу на севере — тысячи километров однообразных сопок, покрытых лесами, изрезанных извилистыми быстрыми реками; и редкие города, селения. Надо все запомнить, знать назубок: в полете, особенно в сложных ситуациях, на карту смотреть будет некогда и на решение даются секунды. «Чуть зевнёшь, — как говорил ещё в училище инструктор, — и полон рот земли». Добро, ничем другим заниматься не приходилось, и Геннадий часами просиживал за картой, инструкциями.

Командир отряда гонял его, как школьника на выпускных экзаменах, каких только каверзных вопросов не задавал, Геннадий аж вспотел, но отвечал спокойно и уверенно. Длившиеся более часа испытания окончились благополучно, Колендо, удовлетворенно хмыкнув, сказал:

— Ну что ж, память у тебя хорошая, теоретические знания приличные. Теперь посмотрим, чего ты стоишь в небе. Готовься, денька через два слетаем…

Пилотированием он тоже остался доволен. Геннадия зачислили в экипаж засидевшегося в рядовых командирах Биктогирова, сорокадвухлетнего пилота с большим стажем лётной работы, самолюбивого и вспыльчивого, зачастую с плохим настроением, что нередко сказывалось на взаимоотношениях с подчиненными. Но лётчик он был первоклассный, управлял самолетом, как игрушкой, за что и держали в авиации и прощали некоторые слабости, одной из которых было пристрастие к спиртному.

Когда на построении зачитали приказ о назначении Геннадия, он, поздравляя нового подчиненного, сказал без шутливого намёка:

— С тебя причитается, гусар. — Это за усы и бакенбарды, которые отрастил Геннадий по совету Андрея, что действительно в какой-то степени изменило его лицо. — Куда и когда прикажешь явиться? — Они сразу договорились разговаривать на «ты».

Геннадий предложил ресторан «Дальний Восток», где, пока они с Андреем жили в гостинице, успел познакомиться с симпатичной официанткой Реней и ее подругой администраторшей Верой.

Командир экипажа удивленно вскинул густые чёрные брови:

— Ты так богат?

— Не очень. Но выходное пособие ещё не успел истратить, — покривил душой Геннадий: не станешь же рассказывать о сейфе Курдюмова, из которого Андрей отвалил ему сто тысяч долларов. — На ресторан хватит.

— Не фасонь, гусар, выходные тебе ещё пригодятся, — посоветовал Биктогиров. — Мы люди не избалованные, пьём всё, кроме керосина. Так что возьми бутылки три «Столичной» и приходи вечерком ко мне. Жена что-нибудь приготовит. Кстати, поближе познакомишься с радистом и Колобком.

— С кем? — не понял Геннадий.

— С Колобком. Нашим командиром отряда. Так все его зовут. Мужик он крутой, но не вредный…

Геннадий, зная аппетит лётчиков — «Водки много не бывает…», купил пять бутылок «Смирновской», колбасы, сыра и рыбы, с двумя сумками в руках явился на квартиру командира. Его встретила довольно милая худощавая женщина лет сорока, и когда Геннадий протянул ей сумки и она заглянула в них, недоуменно проговорила:

— Да вы что?.. Виктор, пойди сюда, — позвала она мужа. — Ты посмотри, что он принёс. Тут на весь ваш отряд хватит.

Биктогиров глянул в сумку с водкой и удовлетворенно усмехнулся:

— Ничего, уговорим…

Пил он действительно много. И не пьянел. Только лицо наливалось кровью, и он становился агрессивнее. Жена, зная его характер, посоветовала сбавить темп, муж вспылил и велел ей убираться в другую комнату: «Не женское дело лезть с советами, когда разговаривают настоящие мужчины».

Колобок пил меньше, но пьянел заметнее, и когда был уже на хорошем «взводе», засобирался домой. Геннадий с радистом тоже встали из-за стола. Биктогиров пошел их провожать. На улице вдруг предложил:

— А не навестить ли нам ночных бабочек? Завтра полетов нет, сам бог велит повеселиться.

— Зря ты, — сказал с укоризной Колендо. — Менять такую милую жену на грязных путан? Брры-ы, — брезгливо помотал головой.

— Милая! — в сердцах повторил Биктогиров. — А знаешь, как она меня называет?.. Татарской мордой. Я этого ей никогда не прощу, буду трахаться со всеми подряд.

— Ну и СПИД или еще чего-нибудь подхватишь… Лучше и ты обзови ее русской мордой, — посоветовал Колобок. — Я ничего оскорбительного в этом слове не нахожу: морда — вполне литературное слово, и красавцами нас не назовёшь.

— Но я не татарин, а башкир.

— Тем более, значит, это тебя не касается. Иди, извинись перед женой, поблагодари от нашего имени ещё раз за гостеприимство, за вкусный ужин и ложись спать. У тебя новый член экипажа, завтра надо с ним работать.

Биктогиров закивал и полез обниматься к командиру отряда — его обида и злость улетучились.

Лётчики простились и разошлись по своим квартирам.

8

И вот он снова за штурвалом! Двигатели «Ан-24» весело поют, будто радуются вместе с ним свершившемуся! Прав поэт: «Человеку много ль надо…» Любимая работа, безмятежность, доверие! Да, только в небе он чувствует себя спокойно, отрешается от недавних кошмаров, забывает о том, что его ищут. Что же касается доверия, то после одного полета, в котором с Биктогировым случился конфуз — отравился некачественными продуктами, и второму пилоту пришлось взять управление на себя, посадить самолёт в сложных метеоусловиях, — к нему стали относиться с уважением даже те, кто поначалу принял его за чьего-то высокопоставленного сыночка. А командир экипажа теперь просто боготворил второго пилота.

С желудком у Биктогирова то ли после отравления, то ли от постоянного переедания — поесть и выпить он любил как заправский гурман, — творилось что-то невероятное. В полёте, на высоте, где воздух и так разрежен, он частенько производил такие громкие выхлопы, будто под ним разрывается граната, и зловонный запах мгновенно распространялся по кабине. Правда, за счёт хорошей вентиляции и улетучивался быстро. Поначалу Биктогиров шутил:

— Опять жена накормила чем-то взрывоопасным. Ты уж извини.

Геннадий подначивал:

— Это она специально, чтоб ты к чужим бабам не бегал.

А баб у Биктогирова было как у турецкого султана — чуть ли не в каждом городе, куда они летали и где останавливались хотя бы на одну ночь. Геннадия удивляла его сексуальная потребность и неразборчивость — по пьянке он готов был переспать с первой попавшейся шлюхой. Наутро плевался и матерился, окатывая себя струями нестерпимо горячей воды под душем, а потом основательно обтирался одеколоном.

— До сих пор запах ее чудится.

— Зачем же ты тащил её в номер?

— А хрен его знает. По принципу: «Всякую тварь…»

Особенно он любил летать в Комсомольск-на-Амуре и в Уссурийск. Там у него были «самые, самые… прекрасные вакханки», о которых он рассказывал с наслаждением, не упуская малейших подробностей.

В Уссурийске жила «морячка», жена моряка рыболовецкого сейнера, который по полгода не бывал дома. Геннадий видел ее — ничего особенного, кареглазая шатенка с простоватым моложавым лицом, еще сохранившим на щеках девчоночьи веснушки. Звали ее Рита. Работала продавцом в газетном киоске. «Чтобы не умереть со скуки», — нелестно отзывалась она о своей профессии.

Они ужинали втроём в ресторане. Рита поначалу со стеснением посматривала на Геннадия, а когда немного подвыпила, вдруг предложила ему:

— А хотите, я познакомлю вас со своей подругой? Изумительная женщина. Красавица.

— Тоже замужняя? — поинтересовался Геннадий.

— А вы что, осуждаете это или мужей боитесь? — с ехидцей спросила Рита.

— Зачем судить? Я тоже не безгрешен. Но когда представлю, что и моя жена будет блудить, отправив меня в командировку, желание обзаводиться семьей напрочь отпадает.

— Вы ещё не женаты? — удивилась Рита. — Вот не думала.

— Почему?

— Вы такой серьеёный, положительный… Как порядочный семьянин. Кстати, подруга тоже не замужем. Вернее, была замужем. За лётчиком. В прошлом году разбился…

Упоминание о гибели коллеги тут же высветило перед глазами картину падения «Руслана». Настроение испортилось. Это заметил Биктогиров и поспешил наполнить рюмки.

— За память о товарищах! — осушил он рюмку одним глотком.

Выпил и Геннадий.

— А подружка далеко живёт? — спросил Биктогиров.

— Нет. Позвоню, она минут через пятнадцать будет здесь.

— Не стоит, — без особой настойчивости возразил Геннадий, хотя двухмесячное одиночество опостылело ему и познакомиться с интересной девушкой давно хотелось.

— Может, ты неправильно ударение сделал? — подколол командир. — Не строй из себя невинную девочку. — И к Рите: — Иди, звони. Только чтоб побыстрее…

Валя, так звали молодую вдову (ей было не более двадцати пяти), пришла в ресторан минут через двадцать. Она действительно была красавицей: черноокая, смуглолицая, с утонченными чертами лица, подчеркивающими ее интеллигентность; стройная и робкая. В ней было все, что нравилось Геннадию в женщинах. Правда, после своей первой любви, Жени Астаховой, он стал больше ценить не красоту, а доброту и порядочность, но по-прежнему на дурнушек его не тянуло.

Он тоже, кажется, произвел на Валентину приятное впечатление. «У вас такие симпатичные усы, — сказала она между прочим. — Вы случайно не потомок Лермонтова?» — «Увы. Мои предки запорожцы», — пошутил Геннадий…

Во всяком случае, Валя охотно поддерживала с ним разговор и принимала его ухаживание. После ресторана Геннадий проводил молодую вдову до дома, а когда она, поблагодарив, стала прощаться, он спросил с веселой укоризной:

— И вы не пригласите на чашечку кофе?

Она помотала головой.

— Нет, запорожский казак. Не люблю мимолётных знакомств. Будете в нашем городе ещё, звоните. Пожелаете встретиться — не откажусь. Мне было приятно с вами…

Но в Уссурийск, как назло, командировок больше пока не выпадало. Сегодня они летели в Якутск. Выполняли коммерческий заказ на доставку японских компьютеров и ширпотреба. Для горожан. А для «патриотов» — и там, оказывается, они были — тоже везли ящик. Но не с компьютерами, в этом Геннадий был уверен. Такие «посылки» ему уже приходилось доставлять: из Комсомольска-на-Амуре в Хабаровск, из Хабаровска в Благовещенск. В ящиках под видом основного груза, вероятнее всего, пряталось золото, оружие и ещё какие-то контрабандные товары.

Как правило, в таких случаях с основным отправщиком груза находился еще один человек: выбрав удобный момент, когда поблизости никого не было, он называл пароль, и, получив ответ, указывал на ящик, который следовало передать на аэродроме назначения человеку с паролем.

За грузы полностью отвечал Геннадий. Биктогиров в его функции не вмешивался, всецело полагаясь на второго пилота. О контрабанде он вряд ли догадывался. Да и в отряде, похоже, никто с «патриотами» не связан, возможно, и ничего о них не слышал. Во всяком случае, с паролем к Геннадию никто не подходил, и если что случится, отвечать придётся ему одному. Но, как ни странно, таможенники чрезмерного внимания к их перевозкам не проявляли. Они будто сами охраняли таинственный груз и беспокоились за его благополучную доставку. После таких рейсов Геннадий звонил по оставленному Андреем телефону и сообщал о месте и времени выполнения задания. В своем блокноте он шифром фиксировал все нелегальные грузы на случай отчета перед главным хозяином. Кто он, пока установить не удавалось. Но дело у таинственного босса было поставлено на широкую ногу: куда бы самолет ни прилетал, Геннадия встречал «свой» человек. И несмотря на «голод» с топливом, для их экипажа всегда оно находилось. Даже на Сахалине и Камчатке, где из-за отсутствия керосина не летали даже военные самолеты, не выходили в море боевые корабли и подводные лодки.

Геннадий ломал голову: неужели у «патриотов» такая мощная организация и руководит ими довольно неглупый и хитрый человек? Никаких сбоев в работе, никаких задержек с зарплатой, превышающей во много раз его капитанскую получку. А какие масштабы закупок дорогостоящих товаров! Значит, есть у кого-то деньги… Но почему эти «патриоты» заботятся только о себе?

Порой от таких мыслей становилось не по себе: значит, и он принимает участие в обворовывании, в обмане своего народа?.. Но что он может сделать? Пойти в милицию или в ФСБ и обо всем рассказать? Но они и без него всё видят… Бросить работу и стать бомжем?.. А не лучше ли махнуть на все рукой и жить, ни о чем не думая, беспрекословно выполнять повеления невидимых боссов? Другие же молчат. Даже если не молчат, возмущаются во весь голос, выходят на демонстрации, объявляют голодовки — толку-то никакого!

И всё-таки время от времени мысли эти снова и снова будоражили его душу. Лишь в полете он полностью отдавался пилотированию и забывал о земных заботах…

До Якутска оставалось двести километров. Геннадий связался по радио с командно-диспетчерским пунктом:

— Я — Борт двадцать один ноль один, прошу сообщить атмосферное давление и погоду.

— Понял вас, Борт двадцать один ноль один, — тут же отозвался диспетчер. — Передаю погоду: безоблачно, ветер юго-западный, слабый. Давление семьсот пятьдесят два миллиметра. Температура минус тридцать четыре. Как поняли, прием.

— Спасибо, «Соболь». Буду у вас в двенадцать десять. Прошу обеспечить посадку…

Биктогиров, дремавший в кресле, открыл глаза и спросил:

— Не устал? Может, на автопилот перейдешь? А то он у нас с твоим пренебрежительным отношением совсем заржавеет.

— Можно и на автопилот, — согласился Геннадий, хотя усталости не чувствовал. Но чтобы настраивать этот чудный, точный и очень чувствительный аппарат, надо тоже иметь хорошие навыки. Он включил тумблеры питания и стал регулировать устойчивость ручками настройки. Самолёт немного покапризничал и успокоился — летел, не шелохнувшись, на заданной высоте, с заданным курсом.

— Какой там морозец? — поинтересовался Биктогиров.

— Тридцать четыре.

— О-о! Это нам повезло. Тут и за пятьдесят бывает. — Он зябко передернул плечами: — Жуть как не люблю холод… и этих узкоглазых. Ни одной порядочной бабы. Ни сисек, ни попы, а с таким гонором. И страшные националистки — лучше пять раз даст своему якутенку с воробьиной писькой, чем русскому или башкиру с настоящей шишкой.

— Может, потому они и боятся тебя? — пошутил Геннадий.

— Может. — Биктогиров молодецки расправил плечи. — Я бы показал им настоящего мужчину… Ночевать в Якутске не будем. Правда, жена просила присмотреть ей соболиную мантушку — «новой русской», ей, видишь ли, захотелось стать… Перебьётся. Загрузимся, дозаправимся — и сразу обратно.

— А ты ящичек один домой прихвати, там не только на соболиную мантушку, и тебе на шубейку хватит, — пошутил Геннадий.

— В прошлом году у нас один летун такое и отчебучил, — ухмыльнувшись, стал рассказывать Биктогиров. — Пока летели, он вскрыл ящичек и умыкнул с десяток собольих шкурок жене на шубейку. Всё обошлось без сучка и задоринки. Только через месяца три, когда жена возвращалась от подруги, её у своего же подъезда средь бела дня вытряхнули из той шубенки, золотые серьги и перстень с пальца сняли, вдобавок хорошего пинка под зад дали. Грабителей, правда, вскоре поймали — приметы она хорошо запомнила, — но на суде они рассказали, что это за шубенка и почему они раздели любительницу собольих мехов…

Закончив рассказ, Биктогиров сладко потянулся и, снова откинувшись на спинку кресла, прикрыл глаза.

«Ан-24» летел словно по ниточке, и Геннадий, посматривая на приборную доску, подумал о том, что намеченный накануне план, похоже, сорвется, если экипаж не останется ночевать в Якутске. Правда, валяться на гостиничных кроватях с продавленными пружинами ему тоже удовольствия не доставляло, но пора, пора было послать «подарок» Ларисе. Он помнил о её пристрастии к дорогим украшениям — серёжкам, колье, перстням, и как только стало известно о полёте в Якутск, где, по рассказам побывавших там лётчиков, можно за бесценок купить алмазные самородки, решил воспользоваться такой возможностью и расплатиться с несостоявшейся невестой за ее «любовь и освобождение».

План был прост: в Волжанске жил старый друг отца, отставной подполковник КГБ Гринберг. В 1991 году его уволили за поддержку гэкачепистов. Гринберг был не только специалистом по борьбе со шпионами, но и золотых дел мастером — он занимался гранением камней и алмазов, создавал такие украшения, от которых у женщин глаза разбегались, и они готовы были заплатить за них любые деньги. Слава искусного ювелира быстро облетела город…

Как Геннадий и рассчитал, посадку произвели ровно в двенадцать десять. Их уже поджидали машины с ящиками, в которых были упакованы дорогие меха. Но на вопрос, где топливозаправщик, ему ответили, что пока керосина раздобыть не удалось. Договорились с военными обменять завтра на продукты.

— В таком случае мех грузить будем тоже завтра, — категорично заявил Геннадий.

— Куда же нам с ним? Везти обратно? — растерянно моргал глазами представитель фирмы «Якутмехэкспорт».

— Дело ваше. Но оставлять в самолете дорогой товар я не собираюсь.

— У вас же охрана, — попытался уговорить коммерсант.

— Самолёта, а не пушнины, — отрезал Геннадий. Он был озабочён не только отсутствием топлива, но и неявкой посредника от «патриотов», о котором предупредил Андрей. Что-то случилось?..

Торговец пушниной попробовал пожаловаться на второго пилота командиру экипажа. Биктогиров развел руками:

— Ничего не могу поделать. За груз отвечает он.

Сдав привезенные компьютеры и ящики с ширпотребом, Геннадий опечатал самолет, и экипаж отправился в гостиницу, где был заказан номер.

— Не желаете пройтись по магазинам? — предложил Геннадий командиру с радистом.

— По такому морозу? — передернул плечами Биктогиров. — Да гори они синим огнем. Лучше пойдём в ресторан, погреемся.

— Нет, у меня серьезный заказ.

— Это от кого же? От Валентины? Ну, тихоня! Говорил, что за порог не пустила, а сам… Или решил подкупить? Тоже верно — все они бабы продажные…

Геннадий не стал уточнять, для кого и что он решил купить. Расставшись с командиром и бортрадистом, он отправился в первый попавшийся ювелирный магазин. Там алмазы открыто не продавались, это он прекрасно понимал, но из рассказов сослуживцев слышал, что продавцы подскажут, где и у кого купить. На рынке спекулянты тоже промышляли этим товаром, но там запросто могут всучить подделку, а Геннадий никогда в руках не держал алмазные самородки.

Надежды его оправдались. Выбрав глазами в помощницы ярко крашенную блондинку лет сорока с золотыми перстнями и серьгами в ушах, он подошел к ее прилавку и стал расспрашивать о достоинствах то одного, то другого украшения. Блондинка восприняла интерес покупателя к бижутерии, как желание познакомиться, кокетливо стала объяснять, с милой улыбкой разглядывая его. Когда запас её красноречия и познаний в ювелирном деле иссяк, она ласково спросила:

— А что, собственно, предпочитает ваша супруга?.. — Она сделала паузу. — Или возлюбленная? Из каких камней?

— О-о, моя возлюбленная с большими запросами, — улыбнулся Геннадий. — Дочка «нового русского». Только я с небольшими возможностями. У нее юбилей, двадцать пять. А в таком возрасте, говорят, дарят только бриллианты. Но откуда у бедного пилота деньги на бриллианты… Вот если бы вы торговали алмазами… Я сам умею гранить и делать оправу.

Блондинка развела руками.

— Чего нет, того нет. С удовольствием помогла бы. А вы откуда?

— Из Хабаровска.

— К нам частенько прилетают оттуда лётчики. Но вас я вижу впервые.

— Я действительно прилетел первый раз.

— Красивый город, — вздохнула блондинка. — Я год там прожила, потом мужа сюда перевели. А он возьми и замерзни здесь по пьянке, — заключила она без особого сожаления. Помолчала. Внезапно лицо её озарилось, словно она что-то вспомнила. — Постойте, кажется, моей подруге молодой человек подарил алмаз, и она не знает, что с ним делать. Позвонить?

— Я буду признателен вам.

— Хорошо. Зайдите через часок…

Продавщица, видимо, усомнилась — не из милиции ли он, не проверка ли это? Но когда Геннадий зашел через час, озабоченность с лица её исчезла, и она, набросив на плечи шубу, вышла с ним на улицу. Протянула прозрачный, почти круглый минерал:

— Вот. Сколько вы за него дадите?

Геннадий повертел в руках алмаз.

— Настоящий, не подделка?

— Ну что вы. Я за подругу ручаюсь.

— А сколько она просит? Я понятия не имею о цене.

— Тысячу дадите? Можете мне верить, он стоит этих денег.

Геннадий отсчитал ей десять сотенных купюр…

— Только найдите красивую коробочку.

Блондинка принесла ему бархатный футляр из-под медальона…

— Ну что, купил презент своей возлюбленной? — поинтересовался Биктогиров, когда Геннадий вернулся.

— Купил, — ответил Геннадий и, зная любопытство командира, показал ему алмаз.

Биктогиров повертел в руках покупку, посмотрел на свет, достал зажигалку и поджёг фитилек. Провел язычком пламени по минералу. Глубоко вздохнул.

— Плакали твои денежки, — сказал с сожалением. — Страз, подделка. Не пойму только, неизвестный это минерал или так ловко из стекла научились мастерить.

— Ты шутишь? — не поверил Геннадий.

— Можешь проверить у ювелира. — Голос командира звучал серьёзно и сочувственно. — Я на Дальнем Востоке десять лет служу и научился разбираться в драгоценных камнях и стразах.

Бортовой механик Костя Снегин подтвердил заключение Биктогирова — страз.

— У меня жена работает в ювелирном, я тоже насмотрелся этих цацек, — сказал он со знанием дела. — Эта хреновина не поддается обработке, крошится. Лучше вернуть сразу.

Но шёл уже восьмой час вечера, магазин работал до семи.

— Сходишь со мной завтра утром? — попросил механика Геннадий.

— Нет проблем. Поставишь бутылку…

Но утром крашеной блондинки в магазине не оказалось.

— Она сегодня не работает, — сообщила её напарница.

— А где она живёт?

Напарница внимательно и с насмешкой посмотрела на лётчика.

— Таких сведений, молодой человек, мы не даём. Приходите завтра.

— Мы сегодня улетаем. А мне очень хотелось её увидеть.

Геннадий понимал, что объяснить настоящую цель своего визита — значит, испортить всё дело, поэтому кое-что придумал заранее.

— Светлана (он слышал, как подруги называли блондинку) мне очень нужна, — продолжил он разговор. — Вчера я у нее купил одну замечательную вещицу, и вот товарищ тоже хочет приобрести такую же.

Напарница подумала и кокетливо покрутила головкой. Было видно по всему, что Геннадий ей понравился.

— Постараюсь вам помочь, — одарила лётчика улыбкой. — Подождите минутку. — И удалилась. Отсутствовала недолго — звонила по телефону, догадался Геннадий. — Все в порядке, — сказала девушка обнадёживающе. — Светлана приехать не может. Если есть время, можете навестить её дома, — и протянула бумажку с адресом.

— Спасибо, — поблагодарил Геннадий. — Вы очень добры, и в следующий раз я привезу вам из Хабаровска цветок женьшеня.

— А разве женьшень цветёт? — усомнилась девушка.

— Как и папоротник: один раз в жизни, в ночь на Ивана Купалу.

— Что ж, — усмехнулась напарница блондинки, догадавшись, что летчик шутит, — я не против ночи.

— Договорились. Я обязательно прилечу к вам на Ивана Купалу. — И протянул ей руку: — Геннадий.

— Сима, — ответила девушка. — Прилетайте…

— А она ничего, фигуристая, — одобрил знакомство бортовой механик. — Но Валентина симпатичнее, — вспомнил он пассию Геннадия из Уссурийска.

Пилот промолчал. Его мысли были сосредоточены на предстоящей встрече с блондинкой. Ясно, что она окажется не одна. И не с подругой, а с ловкими и тренированными в рукопашных схватках охранниками: даже фальшивые камни нуждаются в прикрытии. Возможно, по указанному адресу Светланы и не окажется. На всякий случай Геннадий переложил пистолет из нагрудного кармана пиджака в карман куртки, сняв его с предохранителя. Константин, словно прочитав мысли летчика, сделал то же самое. Для рукопашной механик не пригоден ни с какой стороны: и ростом не вышел, и силенкой его бог обошел, зато умом и смекалкой не обидел, схватывал все с полуслова, самолет знал как свои пять пальцев и содержал его в образцовом состоянии. Как говорят на Руси: мал золотник, да дорог.

Указанный в записке дом нашли быстро. Поднялись на третий этаж и позвонили в нужную квартиру. К удивлению обоих, их встретили только женщины: Светлана и, видимо, та самая торговка драгоценными камнями, лет сорока, рыжеволосая, с ярко накрашенными губами широкого, почти до ушей, рта.

— Проходите, мальчики, — приветливо пригласила в комнату Светлана. — Значит, понравилась покупка? На ваше счастье, у Таисии оказался ещё один камешек. Может, чайку попьёте? Тогда раздевайтесь.

— Спасибо, — поблагодарил Геннадий. — Но нам некогда, сейчас улетаем.

— Жаль. — Блондинка повернулась и подошла к туалетному столику. Взяла там точно такую же коробочку, в какую уложила покупку Геннадия, открыла её и протянула Константину: — Вы хотели купить?

Геннадий перехватил коробочку, вытащил страз. Достал свой и сравнил. Одинаковые по форме, размеру, цвету.

— Не сомневайтесь, точно такой же, — подтвердила блондинка.

— Очень жаль, — сказал Геннадий. — Я надеялся, что вас самих кто-то надул. А выходит, вы торгуете стразами. Возьмите обратно и верните деньги.

— Да вы что, мальчики?! — возмутилась было блондинка. — Кто вам сказал?

— Специалист сказал. — Геннадий сунул в руки Светланы поделки. — Деньги! Не будь вы женщинами, морды бы набил.

— А может, мне набьёшь? — вдруг вышел из другой комнаты верзила под два метра, в футболке с короткими рукавами, демонстрируя накачанные бицепсы. Из-под пояса брюк торчала рукоятка пистолета. Но по лоснящемуся подбородку и выпиравшему животику было видно, что верзила ведёт слишком необузданный образ жизни и нерегулярно занимается спортом. А мускулы накачивает для вида, как и большинство культуристов.

— Вот это качок! — весело произнёс Геннадий. — Благоверный или сутенер? — И чтобы отвлечь внимание верзилы, повернул голову к Светлане, не упуская из поля зрения лицо противника.

Тот тоже перевёл взгляд на блондинку, ожидая, что она ответит.

Это-то Геннадию и требовалось: молниеносно, изо всей силы он рубанул ребром ладони по шее верзилы, метя в сонную артерию, как не раз отрабатывал этот приём на тренировках в спортивном зале, а потом и на злополучной даче с Андреем, и угодил точно — верзила, всхрапнув, грохнулся на пол.

На шум из той же комнаты выскочил другой качок, чуть пониже ростом и постарше, потянулся было к кобуре, висевшей под мышкой, за пистолетом, Геннадий зычным голосом остановил его:

— Стоять! Руки за голову. — Дуло пистолета лётчика упёрлось ему в подбородок.

Тот повиновался.

— Забери у него пистолет, — скомандовал Геннадий Константину.

Бортмеханик и без команды спешил другу на помощь, одним ловким рывком извлек из кобуры «вальтер». Заодно проверил у обоих карманы.

— Лицом к стене! — приказал охранникам Геннадий. И повернулся к блондинке: — Ну что, красотка, дашь настоящие алмазы или милицию будем вызывать?

— Ко-конечно, ма-мальчики, — заикаясь и дрожа от страха, пролепетала Светлана. — Дадим, дадим настоящие.

— Неси.

Блондинка неуверенно повернулась и, оглядываясь на Геннадия, прошла к книжному шкафу, открыла дверцу и достала довольно потрёпанный томик Пушкина. Извлекла из него два блестящих минерала. Сунула томик обратно. Вернулась к Геннадию, но протянула один.

— Простите…

— Бог простит, — сказал с усмешкой летчик. — Костя, забери у неё и второй. Это тебе за моральные издержки.

Блондинка послушно отдала и второй…

— Ну, Гена! — восхищенно воскликнул на улице механик. — Где ты научился так драться? Такого верзилу уложил.

— Поживешь с моё, не такому научишься, — пошутил пилот, хотя был ровесником Константина. — Если хочешь, приходи по субботам в спортивный зал Дома офицеров. Я там тренируюсь.

— Обязательно приду…

На аэродроме их уже поджидал командир. Поворчал незлобиво:

— Дались вам эти сраные побрякушки. Сейчас керосин привезут.

И действительно, не прошло и десяти минут, как к самолету подъехал топливозаправщик. Его подвел молодой якут, оказавшийся из команды «патриотов». Подавая Геннадию шланг, он сказал с улыбкой: «И дым отечества…»

Геннадий от удивления даже забыл назвать ответный пароль, широко открытыми глазами смотрел на нежданного представителя борцов за Россию.

Якут покивал головой и повторил на ломаном русском: «И дым отечества…»

Наконец до Геннадия дошло, и он, тряхнув головой, словно отгоняя наваждение, ответил: «Нам сладок и приятен».

Якут кивнул на картонную коробку, отличающуюся от других небольшой вмятиной на боку.

— Вот эта…

В Хабаровске Геннадия поджидала ещё одна неожиданность: за контрабандным грузом прибыл не кто иной, как сам Андрей. Значит, в коробке было что-то более ценное, чем мех. Но поговорить с «опекуном» обстоятельно не пришлось — его поджидал другой самолет, вылетающий в Благовещенск.

Они обменялись рукопожатием, и Геннадий достал из кармана футляр с алмазом.

— Ты можешь передать это Ларисе? У неё скоро день рождения.

— Сам не смогу. Но через товарищей сделаю.

9

— Ну как, гусар, корейский язык выучил? — весело спросил Биктогиров, шагая рядом с Геннадием на аэродром. Командир экипажа был в хорошем настроении — предстоящий полет в Южную Корею радовал его, и он ещё вчера, когда объявили о задании, воспринял это как подарок. Заграничные командировки он просто обожал — и платили хорошо, и купить там дешёвые вещи можно.

Геннадий летел с ним за границу второй раз. Первым был Китай, и второму пилоту не очень-то понравилось, хотя, глядя на командира, приобрел в Стране дракона кожаную куртку и командирские часы со светящимся циферблатом — точная копия наших, бывших советских, подаренных Геннадию еще в училище за отличные успехи в боевой и политической подготовке. Он забыл надеть их, когда пришли за ним фээсбэшники. А китайские часы оказались дрянными — ни с того ни с сего останавливались, и он выбросил их. Южная Корея, судя по прессе, более процветающая страна, и увидеть новый город, новых людей, их жизнь и культуру, несомненно, интересно. Но у второго пилота и бортового механика это связано и с большой ответственностью — они отвечают не только за груз, но и за безопасность самолёта: своей охраны нет, а на чужую надеяться… Может случиться как с «Русланом». Геннадий был уверен, что катастрофа — дело рук диверсантов. Правда, там была своя охрана. Однако ныне и среди своих немало чужих…

— А зачем? Я не собираюсь кореянкам в любви объясняться, — пошутил и Геннадий.

— Вот и зря. Кореянок и японок знатоки считают самыми сексуальными бабами. — И продекламировал, перефразировав Есенина: — «Струилися запахи сладко, И в мыслях был пьяный туман… Теперь бы с младой кореянкой Завесть хорошо роман».

— Ну, командир, — помотал головой Геннадий. — И откуда у тебя силы берутся? С женой четверых настругал, а сколько на стороне по лавкам бегают?

— Много, Гена. Хорошо, что они по лавкам бегают, а не за мной…

Бортмеханик был уже у «Ан-24» и доложил, что самолёт к полёту готов. Не успели они произвести осмотр, как подвезли груз. Это были тяжёлые ящики с оловом. Один, поменьше, отправляемый «патриотом» из Якутии, явно был с алмазами. Но проверке он не подлежал…

Геннадий с бортмехаником прочно закрепили ящики, и второй пилот занял свое место в кабине. Диспетчер дал «добро» на взлёт.

Едва набрали высоту, как у командира с желудком снова начались неприятности. Он так громко разряжался и испускал такое зловоние, что Геннадий отмахивался рукой, как от ядовитого газа.

— А ещё к кореянкам намыливаешься.

— К тому времени я весь запас выпущу, — с усмешкой отвечал Биктогиров. — Это атмосфера виновата.

Но через пятнадцать минут полета командиру стало не до шуток: от страшной боли в желудке он согнулся в три погибели, до крови закусив губу. С трудом промолвил:

— Веди. Мне совсем хреново.

— Давай вернемся, — предложил Геннадий.

— Ты что?! А груз? — Передохнул. — И меня спишут… А кто кормить детей будет?

— Но с этим шутить нельзя…

— Достань аптечку, — прервал его Биктогиров. — Там фестал, но-шпа… Я всегда беру.

Геннадий, всецело доверившись автопилоту, вылез из кресла и достал из аптечки лекарства. Из термоса, который всегда брали с собой, налил горячего чаю.

Биктогиров проглотил сразу две таблетки фестала и две но-шпы. Но боль не отпускала.

— Сраная колбаса! — сквозь силу выругался командир. — Из чего только ее варганят… Позавтракал, называется… Сразу она мне не понравилась. — Превозмогая боль, стал выбираться из кресла.

— Ты куда?

— На толчок, куда ж ещё, — со злостью ответил командир и в полусогнутом состоянии, придерживая живот рукой, направился в хвост самолёта. Не возвращался минут десять, и Геннадий забеспокоился — не случилось ли худшего. Но бросить управление без присмотра, несмотря на безупречную работу автопилота, не мог — за техникой глаз да глаз нужен.

Биктогиров вернулся бледный, позеленевший, будто после продолжительной болезни. Взялся за спинку кресла, но тут же заторопился обратно. И ещё отсутствовал столько же.

— Я запросил посадку на Угловой, — сказал Геннадий, когда тот сел в кресло, проверяя, как отреагирует командир на его намерение.

— Да ты что! — сердито выкатил глаза командир. — Мне уже лучше. Сейчас же отмени запрос. — И потянулся рукой к самолетному переговорному устройству, чтобы переключиться на командную связь.

— Я ещё не успел, — успокоил его Геннадий. — Только собирался.

— Ты брось мне такие шуточки. — Биктогиров, похоже, действительно обиделся: голос его зазвучал требовательно, сурово. — Вот станешь командиром, тогда будешь принимать решения.

— А если бы с тобой стало совсем плохо и ты откинул бы коньки, кто отвечал бы? — не согласился Геннадий.

— Не откинул же, — сбавил тон командир. Помолчал и грустно усмехнулся: — А с кореянкой действительно роман завесть не удастся…

— Значит, отменить заказ на гостиницу?

— Отменяй. Рассчитал, во сколько мы прибудем?

— В двенадцать сорок пять.

— Вот и передай на КДП, чтоб к этому времени доставили груз…

Когда самолёт приземлился на сеульском аэродроме, его уже поджидали два крытых грузовика с компьютерами и телевизорами, упакованными в картонные коробки. Переводчик, русский мужчина, подошёл к Геннадию и спросил с усмешкой:

— Впервые встречаю соотечественников, не пожелавших провести денёк-другой в замечательной восточной стране. Здесь есть что посмотреть и чем повосхищаться. Или дым отечества приятнее?

Геннадий с удивлением уставился на мужчину: ничего себе, «патриоты отечества» обосновались и в Корее. Неужто и в самом деле это такая мощная организация? На родине Геннадий слышал не об одной партии, именующей себя патриотической, — и коммунистическая, и народно-демократическая, и даже баркашовцы-националисты считают себя патриотами. Однако считать Андрея с Константином патриотами… Посчитал их самозванцами, а оказывается, вон какая сеть. И Геннадий ответил в тон мужчине:

— Вы правы: «Дым отечества нам сладок и приятен».

«Патриот» кивнул на одну коробку.

— Вот эта…

В Хабаровск экипаж вернулся уже под вечер. Здесь Геннадия ожидал ещё один сюрприз. В автобусе, когда ехали из аэропорта, к нему подсел мужчина лет сорока и негромко произнес:

— Вам привет от Якова Семеновича.

Память Геннадия мгновенно выхватила из детства полноватого подполковника, сослуживца отца, не раз бывавшего в их квартире с женой-красавицей Анной Яковлевной, дружившей с матерью. Яков Семенович вел борьбу с валютчиками и фальшивомонетчиками, его жена работала ювелиром. В сорокалетний юбилей матери Геннадия Анна Яковлевна подарила изумительный кулон из голубого сапфира, обрамленный золотой вязью, восхищавшей всех филигранной работой. «Это работа Якова Семеновича, — выдала секрет ювелирша. Пошутила: — Выучила на свою голову». Потом, после окончания училища и службы в Волжанске, Геннадий был однажды у Гринбергов по просьбе отца. Анны Яковлевны уже не было, умерла год назад; Яков Семенович сильно сдал, располнел, подряхлел и потерял всякий интерес к жизни. Чтобы окончательно не свихнуться, по его словам, он изредка занимался ювелирным делом, но без всякого вдохновения, без фантазии.

Геннадий хотя и обещал навещать старого друга отца, но служба так закрутила его, что выбраться к нему больше не представилось возможности…

— Гринберг? — невольно вырвалось у Геннадия.

Незнакомец кивнул.

— Когда вы его видели? Что он просил передать? — Геннадий уже догадывался, что за человек рядом с ним.

— Обижается Яков Семенович, что давно о себе весточку не подавал.

— Принимаю критику. Но… обстоятельства так сложились. Как в капкане.

— Мы предполагали… Отец сильно беспокоится.

— Он здоров?

— Всё в порядке. И с твоим делом разобрались. Так что можешь быть спокоен.

Неимоверная радость охватила Геннадия. Он свободен! Подозрения сняты, и он с чистой совестью и открытым взглядом может вернуться в свою часть! Но… кто все-таки упрятал его так далеко, что это за «Патриоты отечества»? Он собрался было задать соседу эти вопросы, когда заметил, что тот заинтересовался кем-то. Геннадий посмотрел в направлении его взгляда.

У двери стоял мужчина в чёрном плаще с капюшоном, прикрывающим лицо. Но глаза показались Геннадию знакомыми. Мужчина, заметив, что за ним наблюдают, отвернулся.

— Знаете его? — спросил сосед.

Геннадий пожал плечами.

— Возможно.

— Похоже, он не очень-то жаждет общения. Но чем-то мы его заинтересовали — очень уж пристально наблюдал за нами.

Как только автобус остановился, мужчина вышел, ещё глубже пряча лицо за капюшоном.

— Мало ли любопытных? — равнодушно заключил Геннадий.

Незнакомец несогласно дернул бровью.

— Вы Желкашинова знали? — спросил он, когда они вышли из автобуса, и запоздало представился: — Подполковник Михайленко. Михаил Фёдорович. ФСБ.

— Желкашинова, конечно, знал. Прапорщик. Он работал у нас на ГСМ. Потом уволился, коммерсантом заделался.

— С кем он дружил в части?

— Особых друзей, по-моему, у него никогда не было. Человек он скрытный, жадный. Приторговывал бензином, керосином, спиртом…

— Это я знаю, — перебил Михайленко. — Есть очень веские основания подозревать его в причастности к катастрофе «Руслана». Допускаете такую версию?

— Желкашинов мог. Уходил он от нас без благодарности… Хотя должен был сказать всем большое спасибо, что не стали его судить. И мстить после этого…

— А если не мстить, а за деньги? Вы слышали, что его ограбили и он в последнее время испытывал большие финансовые затруднения?

— Говорили об этом. Но никто Желкашинову не сочувствовал.

— Однако нашелся человек, финансировавший его снова.

— Лебединский? — решил уточнить догадку Геннадий.

— Почему вы так решили? — на вопрос вопросом ответил Михайленко.

— Потому что он самый богатый человек в Волжанске. И Лариса, бывшая моя невеста, говорила, что не раз видела его у своего босса.

— Верно. А почему ты назвал Ларису бывшей невестой?

— Потому что в эту гнусную историю именно она меня втянула.

— Может, случайно?

— А может, и преднамеренно. Я не раз анализировал случившееся и думаю, она если не всё, то многое знала. И догадываюсь, кто руководил ею.

— Кто же?

— Некто Гавриил Прокопьевич, по-моему, один из руководителей «Патриотов отечества».

— А это кто ещё такие?

— Вы не знаете? — удивился Геннадий. — Оказывается, существует такая партия. Её боевики и ухлопали ваших фээсбэшников, которые меня арестовывали.

— Наших фээсбэшников никто не ухлопывал, — возразил Михайленко. — Это была имитация, чтобы запугать тебя, убедить, насколько ситуация серьезна.

Они дошли до дома, где Геннадий снимал угол в коммунальной квартире у одинокой старушки, и остановились.

— И как мне теперь быть? — спросил Геннадий.

— Придётся ещё немного потерпеть, — ободряюще улыбнулся контрразведчик. — Пока мы не разберёмся со всеми тропами контрабандистов и с этой доселе неизвестной партией «Патриоты отечества». Вы работайте как ни в чем не бывало и не предпринимайте никаких действий. Связь будем поддерживать. При крайней необходимости позвоните вот по этому телефону. — Михайленко протянул Геннадию визитку. — Назовете себя и добавите: «Я по поводу вашего объявления». Лучше, если вы запомните номер и уничтожите визитку.

— Хорошо.

Подполковник протянул Геннадию руку.

— Желаю успехов. И будьте повнимательнее. У того, кто наблюдал за нами в автобусе, взгляд был далеко не дружественный.

— А с «Русланом» разобрались? — спросил Геннадий.

— Разбираемся. Желкашинов и Рыбин были мелкими винтиками. А вот кто ими вертел…

Глава 2

1

Прошла неделя с тех пор, как Андрей улетел из Хабаровска, едва ли не нос к носу столкнувшись со своим подопечным, оказавшимся в автобусе рядом с подполковником из ФСБ. Но беспокойство его не покидало. Не зря, видно, шеф предупреждал: за летуном глаз да глаз нужен. А он-то, как последняя дешевка, поверил ему… Надо же, так опростоволоситься! Да и как было не поверить: с дачи не сбежал, с подручным Курдюмова Абреком разделался, как повар с картошкой. Летает, доставляя контрабанду куда нужно и кому следует. Летает… Это, пожалуй, больше всего и подкупило Андрея. В девяносто шестом году, в Чечне, когда группа разведчиков, в которой находился и Андрей, попала в окружение моджахедов и не было никакой надежды остаться живым, вдруг появился вертолет. Точные удары реактивными снарядами и из пушки разметали нападавших. Потом прилетел «Ми-8» и под прикрытием того же «Ми-24» вначале вывез раненых и убитых, потом оставшихся в живых троих разведчиков. Среди них был и Андрей.

Когда приземлились и он осознал, что спасен, не стесняясь нахлынувших чувств, подошел к пилотам и расцеловал их…

Хотя, когда Константин неделю назад сообщил, что на даче Сысойкина побывали менты, Андрей подумал о Геннадии: кроме него, никто не знал о потаенном гнездышке, где отсиживались похитители. Но тут же усомнился: какой ему резон? И вот случайная встреча в автобусе. Хорошо, что в свое время Дубосеков велел своим подопечным время от времени наблюдать за зданиями, где размещались руководящие сотрудники ФСБ и МВД, и заставлял запоминать их обитателей. А подполковника Михайленко Андрей видел не однажды во Дворце культуры на встречах с залетными депутатами Госдумы…

Андрей прилетел в Хабаровск по указанию Дубосекова для выяснения обстановки в местной организации «Патриотов отечества», где наметился нежелательный раскол. Обломонов, региональный «партайгеноссе», должен был его встретить, но то ли что-то случилось непредвиденное, то ли в ночной темноте и сутолоке они разминулись, но посланнику пришлось довольствоваться автобусом — в аэропорту в тот момент и такси не оказалось. Можно было подождать в зале ожидания — на улице было слякотно и промозгло, но Андрей, настороженный отсутствием встречающего, не захотел мозолить глаза местным филёрам.

Правда, поездка в одном автобусе и даже мимолетный разговор фээсбэшника и летуна ещё ни о чем не говорили — могли все-таки случайно оказаться рядом. Но Андрей, мобилизовав своих единомышленников (ему удалось связаться с Обломоновым), больше недели следил за подопечным, проверяя и анализируя его действия. И ничего компрометирующего не обнаружил. Ни встреч с подполковником, ни телефонных разговоров…

Но служба в разведке и в фирме Лебединского под патронажем Дубосекова научили Андрея многому: любая случайность, как утверждал шеф, вытекает из закономерности, и если в их рискованном деле появилась загогулина, исследуй дело до конца.

Андрей после долгих раздумий нашел способ, как проверить летуна. Перебравшись в Благовещенск, он оттуда связался с Геннадием и попросил его помочь курьеру пронести в самолет кейс с ценным грузом. В кейсе была взрывчатка. Расчет был прост: если Геннадий работает на ФСБ, он, несомненно, поинтересуется, что за груз в «дипломате», который нельзя пронести в открытую через контрольный пункт, и, несомненно, поставит в известность своих хозяев. Даже если фээсбэшники придумают какую-то каверзу, не станут задерживать опасного пассажира, курьер по счётчику в замке кейса определит, заглядывали в него или нет. Докладывать о своем подозрении шефу Андрей воздержался: если подтвердится, что Геннадий подсадная утка, Дубосеков голову снимет… Лучше самому расправиться с летуном. Нужно подождать.

2

Профессиональное чутье подполковника Михайленко, в которое Геннадий поначалу не очень-то и поверил, все же заставило быть осмотрительнее и осторожнее. Вскоре он убедился, что предупреждение было не напрасно: да, за ним установлена слежка. Кем — не трудно догадаться. А когда Андрей позвонил ему и дал ответственное задание, стало ясно, откуда ветер дует. Не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, кто задумал провокацию.

Для проноса контрабандного товара «патриоты» использовали ранее подкупленных аэродромных служащих. Значит, Андрей придумал коварный ход. Либо милиции его сдать, либо ФСБ. Хотя не очень-то умно и дальновидно… Нет, Андрей не такой примитивный противник, чтобы, не убедившись в своих подозрениях, подставлять сообщника. Вероятнее всего, он решил устроить Геннадию контрольную проверку. Что ж, хитри Маня, пока не подмял тебя Ваня…

Вернувшись из Комсомольска-на-Амуре и сдав полётную документацию в управление, Геннадий собирался ехать домой, когда к нему подошёл низкорослый, одетый в кожаную куртку и такую же кепку нанаец, изрядно подвыпивший, улыбающийся. Поздоровался:

— Здравствуйте, товарища капитана. Прилетела? Дым отечества нам сладка?

«И этот из партии патриотов? — опешил Геннадий. — Далеко забрался Дубосеков. Широко шагает». Как-то, будучи на рыбалке вместе с нанайцами, Геннадию пришлось немало с ними подискутировать. И советскую власть они ругали, и нынешнюю: не дают вволю ловить рыбу, налоги заставляют платить.

— Так дома же вам бесплатно строят, — возразил Геннадий. — Дворец культуры вон какой отгрохали, свет провели, радио, телевидение. Откуда же деньги брать?

— Зачем нам радио, телевидение? — возражали ему. — Нам рыба нужна. Много рыба. За неё мы всё купим, построим… Русский обижает нанайца. Корабли свои, лодки на река пустил. Заводы строит. Рыба ловит, воду портит. Плохо, плохо живёт нанайца…

Сами нанайские рыбаки вряд ли додумались бы винить во всем русских. Кто-то будоражил их, травил им душу. И вот у этого малого народа, почти вымершего до революции, стали вдруг выплёскиваться националистические амбиции. И ещё подметил Геннадий: недовольство высказывалось лишь тогда, когда аборигенов было большинство. Среди русских даже смельчаки предпочитали лебезить, угодничать. Вот и встретивший его «патриот» улыбается, дергает головой, изображая что-то наподобие поклона.

В руках у нанайца новенький кейс, судя по тому, как оттягивает руку, с нелегкой поклажей.

— Прав, прав ты, — не стал Геннадий фамильярничать и тоже кивнул: — Дым отечества нам сладок и приятен.

Нанаец тут же протянул ему «дипломат».

— Надо Южно-Сахалин отвезти. Регистрацию, однако, уже объявили. Моя туды лети, обратно лети.

— Хорошо, — понял Геннадий. — При посадке в самолёт я отдам тебе кейс. Не забудь бирку взять.

— Не забуду, не забуду. Товарища, однако, в зале сумка держит. Поменяемся…

— Вот и хорошо…

Геннадий прошел через служебный ход и направился в спецкомнату, где находился представитель службы безопасности. Но его, как назло, на месте не оказалось.

— Вышел по делам в зал, — доложил молодой солдат.

Геннадий положил кейс на стол. Глянул на замок. Наборный. Да, открыть его будет непросто. А надо. Попробовал нажать на защелку. Не поддается. Стал выщелкивать одну цифру за другой. Для специалиста такая задачка, наверное, особого труда не составляла бы, а он провозился минут десять. К счастью, нашел решение. Даже не ожидал, что так быстро получится. Поднял крышку, отвернул бумажную прокладку и чуть не ахнул: пластид. Взрывчатка! Килограммов двадцать. Не задумал ли этот «патриот» самолет взорвать? Вместе с собой? Он же летит этим рейсом… Нет, без детонатора. Кому-то предназначена. Кому?..

Осматривая внимательно кейс, Геннадий обратил внимание еще на одно цифровое табло на внутренней стороне крышки, под замком. Понял: фиксация открытия кейса… Хитри, Маня, пока не окажешься под Ваней…

Геннадий закрыл крышку и набрал номер телефона, оставленный Михайленко.

— Слушаю, — отозвался приятный женский голос.

— Это Геннадий. Я по поводу вашего объявления.

— Минутку… Привет, Гена, — услышал он густой мужской бас. — Ты откуда звонишь?

— Из аэропорта. Тут вот один подарочек надо передать нашим друзьям, а я только что вернулся из командировки. Есть один приятель, который берётся. Но… слишком поддатый.

— Я сейчас подъеду. Встретимся в буфете…

Вернулся и оперативник. Узнав, в чем дело, он дал команду поманежить на регистрации нетрезвого «патриота»-нанайца. Когда минут через десять подъехал сотрудник ФСБ, было решено не препятствовать пока полету опасного пассажира.

Геннадий подошел к нему, когда объявили посадку в самолет.

— Где ты пропал? — сказал с возмущением лётчик. — Я заждался тебя.

— Перебрал, однако, мало-мало, — виновато засмеялся курьер. Покачал головой. — Пасибо, отпустили.

— Счастливой посадки, — пожелал Геннадий и проводил «сообщника» до самого трапа.

Хотя сотрудник ФСБ и согласился с доводами Геннадия: пронос контрабандного груза не что иное, как проверка летчика, однако дать курьеру возможность доставить взрывчатку адресату отказал категорически.

— У нас слишком мало сил, чтобы гарантировать надежную слежку. Рисковать не будем…

Курьера задержали на пути из аэропорта в город. Под видом проверки автотранспорта. И, «случайно» обнаружив пластид, арестовали. Правда, понимали: Дубосеков, бывший опытный контрразведчик, в такую случайность не поверит. Ошиблись в одном — до Дубосекова информация об аресте курьера не дошла: Андрей и теперь не рискнул раскрывать карты шефу о двойной игре летуна. Сам рассчитается с ним…

Такое развитие событий сотрудники ФСБ предусмотрели: вооружили Геннадия пистолетом Макарова и пообещали прикрытие…

3

Вечер был по-весеннему тихий, с лёгким, освежающим морозцем; на небе уже высыпали звезды, яркие, озорно подмигивающие, словно тоже были навеселе, как и Лариса. Ей было очень хорошо, и она позволяла Георгию крепко обнимать себя, целовать и прижимать руки к ее набухшим желанием грудям. Сегодня он волновал ее особенно. Наверное, и весна действовала. Лариса с удовольствием отдалась бы ему, если бы было где. Возможно, это случилось бы еще восьмого марта, когда они отмечали женский праздник в ресторане, снятом для своих сотрудников Лебединским. Босс тогда не поскупился ни на выпивку, ни на закуску. Лариса чувствовала себя на том вечере королевой бала: Яков Семенович выполнил просьбу, и золотой кулон с бриллиантом на золотой цепочке будто освещал ее красивые плечи и шею, спускающиеся локоны льняных волос. Сколько мужских глаз было приковано к ней!..

Георгий первый раз провожал её домой. У дверей, когда Лариса остановилась и с грустью сказала: «Вот мы и пришли», он спросил с изумлением:

— Так что же ты загрустила? Приглашай гостя в дом.

Лариса помотала головой.

— Увы, мой прекрасный джигит, не могу. Хозяйка у меня строгих правил. А своей квартирой я ещё не обзавелась.

В тот раз, правда, её сдерживало и воспоминание о Геннадии: не грех ли изменить ему, если он прислал такой подарок? Значит, помнит её, любит. И она надеялась, что скоро он объявится, тем более что знакомые авиаторы говорили о завершении расследования и о снятии подозрений с Геннадия. Но март подходит к концу, а его все нет. И Георгий становится все настойчивее. Да и самой уже невтерпёж. От одного прикосновения его рук в дрожь бросает. И Георгий это чувствует.

— Надеюсь, сегодня ты не откажешь мне в чашечке кофе? — спрашивает он, горячо целуя её в губы. Но она снова отрицательно покачивает головой.

— Нет, мой милый юноша. Я тебя предупреждала — квартира у меня не для свиданий… А ты не догадливый, мог хотя бы на время снять комнату.

Георгий ударил себя ладонью в лоб, воскликнул, изображая кавказский акцент.

— Вах, вах, бесценная! Почему моя дурная голова сама не сообразила? Поистине комедия: прекрасная женщина есть, молодой джигит есть, желание есть, а уголка нет. Послушай, Лара, давай вернёмся к гостинице, и я сниму там номер. — Он остановил её на улице, на которую они только что свернули, и до дома Ларисы оставалось не более двухсот метров.

— Ты что, кто же тебе даст номер в гостинице с местной пропиской?

— При чём тут прописка! — воскликнул Георгий. — Деньги дадут номер.

— Нет, я не могу. Меня многие знают. А наш город — большая деревня, завтра же поползут всякие слухи.

— Чепуха! Уже все спят!

Их препирательства прервал внезапно появившийся из-за поворота мужчина. От неожиданности он тоже сбавил было шаг, но потом прошёл мимо, даже не взглянув на них.

— Откуда он взялся? — сердито спросил Георгий, словно прохожий спугнул его в самый ответственный момент. — И я, кажется, видел его, когда мы выходили из ресторана. Топтун?.. Кто же его интересует, ты или я?.. Тебя менты давно вызывали по делу твоего жениха?

Лариса растерянно пожала плечами:

— Давно… А что я могла сказать им, когда я ничего не знаю…

Лариса умолчала о разговоре с военным следователем, интересовавшимся алмазом, кто и когда его доставил. Лариса тогда ничего скрывать не стала. А вот Георгию, понимала, знать о том разговоре не следует — тут же может доложить Гавриилу Прокопьевичу, которого Лариса непонятно почему боялась.

— Да нет, это просто прохожий, — заключила она после небольшого раздумья. — Идём.

Они пришли к ее дому. Мужчины нигде не было видно.

— Сейчас мы проверим, топтун это или нет, — заговорщически сказал Георгий, увлекая Ларису в подъезд. Постояли, затаившись, за дверью.

— Я пойду, — несмело попросила Лариса, напуганная не столько случайным прохожим, сколько обеспокоенностью Георгия и страшным словом «топтун».

— Иди, — отпустил её кавалер. И с силой толкнул от себя дверь, надеясь угодить в лоб следившему. Но за дверью никого не оказалось.

И всё-таки Георгий рассмотрел на противоположной стороне улицы у стены дома чёрный силуэт.

4

Гавриил Прокопьевич пришел на службу в одиннадцатом часу — вчера засиделся в кабинете почти до двенадцати ночи, анализируя положение, сложившееся в службе безопасности фирмы за последние месяцы. Ситуация после катастрофы «Руслана» осложняется: фирмой и самим Лебединским заинтересовались не только уголовный розыск и военная прокуратура, а и Федеральная служба безопасности; сыщики снуют вокруг офиса и предприятий, расспрашивают сотрудников, роются в документах. И хотя босс по его совету давно принял надлежащие меры, этого пройдоху Михайленко стреляного воробья, на мякине не проведешь. Да и Семиженов, похоже, что-то разнюхал. Прямых улик у них, разумеется, нет, отставной майор Дубосеков тоже не лыком шит, и служба в КГБ многому его научила, но кто-то из подчиненных мог наследить, допустить промах.

О разгоне КГБ и расформировании их отдела Гавриил Прокопьевич Дубосеков услышал по радио, когда был в командировке во Владивостоке. Это случилось так неожиданно и необъяснимо, что он не знал, что делать — возвращаться ли в Москву или продолжать выполнять задание, связанное с выяснением истинных намерений японского бизнесмена Ядзуки, работавшего, по сведениям наших контрразведчиков, на американскую военную разведку.

Дубосеков пытался дозвониться до своих начальников, но их телефоны — служебные и домашние — молчали.

Гавриил Прокопьевич был ошарашен, оглушен, повержен. И это в тот самый момент, когда он под видом торговца пушниной вошел в контакт с Ядзукой, завязал с ним чуть ли не приятельские отношения.

Сведения коллег Дубосекова оказались верны: Ядзуки действительно работал на американскую военную разведку и прибыл во Владивосток не только по коммерческим делам, а и для контакта с сотрудником ФБР капитаном Билли Скоттом, тоже прикрывавшимся тогой коммерсанта.

Оба — и японский, и американский разведчики — охотно встречались с русским торговцем пушниной. Дубосеков уже потирал от удовольствия руки — капитан ФБР легко шел в расставленные им сети… Теперь все было ни к чему. Он так озлился на своих начальников, на правительство, что готов был в открытую выступить против них. Но… руки у майора КГБ, считай уже отставного, для этой цели были слишком коротки.

И Дубосеков запил. Как дал согласие работать на американскую экономическую разведку, он до сих пор взять в толк не мог. Да особенно старался об этом и не думать: его информация зарубежным бизнесменам по сравнению с той, что продают им вышестоящие чиновники, детские шалости: он — экономический шпион, а не военный… И доллары, что текут на его счет в Токийский банк, не такие уж большие. Правда, в любой момент он может махнуть за бугор. Надо только не прозевать момент. С «Русланом» он влип по-глупому, но крепко…

Ядзуки явился в самый острый, прямо-таки кульминационный момент борьбы между Лебединским и Хорьковым. Будто был отлично осведомлен об их тайных интригах. Без особой дипломатии предложил сделку начальнику службы безопасности: «Мы, как и твой хозяин, крайне заинтересованы, чтобы ваш конкурент оказался на мели. Если вам удастся задержать вылет „Руслана“ в Китай хотя бы на сутки, плачу сто тысяч долларов».

И Гавриил Прокопьевич клюнул…

В приемной Дубосекова ожидал Георгий Михайлов, сержант милиции, подрабатывающий у него в охране по контракту. Гавриил Прокопьевич ценил парня — смышленый, послушный и хорошо подготовлен физически. Ко всему, сержант постоянно информировал шефа о новостях в городской милиции, за что начальник службы безопасности ежемесячно выписывал ему премиальные. А неделю назад Георгий обратился к Гавриилу Проко-пьевичу с просьбой взять его в охрану на постоянную работу.

— Мне даже с девушкой некогда встречаться, — объяснил он причину.

Дубосеков знал, что Георгий встречается с Ларисой, и одобрил его выбор. Но убирать из милиции ценного информатора в его планы не входило.

— Подожди немного. Сейчас у меня нет вакансий…

И вот он снова пришел. Наверное, допекли в милиции — там действительно ни днем ни ночью не дают покоя.

Гавриил Прокопьевич протянул сержанту руку.

— Заходи. — И едва закрылась за ними дверь, спросил без прежней дружелюбности: — С чем пожаловал?

— Вчера ночью я обнаружил слежку, — без предисловий приступил сержант милиции к докладу. — То ли за мной, то ли за Ларисой. — И он подробно рассказал о «случайном» прохожем.

— Интересная ситуация. — Дубосеков достал сигарету, прикурил. В задумчивости пустил колечки дыма. — А когда возвращался от Ларисы, филёр не преследовал тебя?

— Нет. Я даже вернулся от общежития, прошёл метров триста, но никого не обнаружил.

— Понятно. Молодец, что предупредил. Разберёмся. — И, проводив Георгия, позвонил в поликлинику.

— Здравствуйте, Лариса Васильевна. Давненько вас не видел и не навещал. И за это меня бог наказал — занедужил что-то. Примете?

— Вас, Гавриил Прокопьевич, я всегда готова принять без очереди, — узнала Лариса его голос. — Кстати, я сама собиралась сегодня к вам зайти, поговорить об одном деле.

— Вот и поговорим. Я буду у вас в двенадцать…

Без пяти двенадцать Лариса объявила больным, что у нее обеденный перерыв, и, послав медсестру в магазин за кофе, встретила начальника службы безопасности тёплой улыбкой.

— Раздевайтесь, больной, посмотрим и послушаем, где и что у вас болит.

— Совсем? — пошутил Гавриил Прокопьевич.

— Ну если вам так хочется, — не осталась в долгу Лариса. — Боюсь, ритм сердца при этом исказит истинную картину вашего состояния.

— А вашего?

— И моего. Так что разденьтесь лучше до пояса. А я пока спрошу вас кое о чем. — Лариса полистала медицинскую книжку пациента, сделала какую-то запись. — Скажите, Гавриил Прокопьевич, вы знаете, где сейчас Геннадий?

— Понятия не имею, — твердо ответил Дубосеков. — Мы, как ты просила, помогли ему скрыться от так называемых органов правосудия. А куда он подался… — Гавриил Прокопьевич развел руками. Он сбросил пиджак, рубашку, майку и сел на стул рядом.

— Но я просила вступиться за него, а не увозить, — неуверенно возразила Лариса.

— Мы и хотели это сделать. А когда поняли, что Геннадию от тюрьмы не уйти, предложили другой вариант. И, насколько мне известно, он согласился.

— Но он не виноват, это мне сказал следователь. — Лариса нервно мяла в руках резиновую манжету аппарата для измерения артериального давления.

— Тебя снова вызывал следователь?

— Нет, он приходил сюда два дня назад.

— И что он еще сказал тебе?

— Ничего. Снова расспрашивал о Геннадии, об алмазе, который он мне прислал.

— А откуда следователь узнал о нём?

Лариса пожала плечами.

— Ума не приложу. Только я да Жанна знали.

— Жанна не из болтливых, — уверенно заявил Гавриил Прокопьевич. — И что ты поведала следователю?

— Повторила, что говорила раньше.

— А о том, что просила меня?..

Лариса отрицательно помотала головой.

— Вы же предупредили… Откровенно говоря, мне многое непонятно, Гавриил Прокопьевич. Если Геннадий не виноват, чего же ему прятаться? И его сослуживцы каждый раз при встрече спрашивают меня, где Геннадий и когда вернется. Они не верят, что я не знаю. — Помолчала, нервно кусая губу. — И я, простите меня, Гавриил Прокопьевич, не верю вам. Вы же знаете, а почему-то не хотите, чтобы он возвращался.

— А я думал, что ты уже забыла о нём, — попытался перевести серьезный разговор в шутку начальник охраны. — Слышал, нового поклонника завела.

— А может, вы и подсунули его мне? — не приняла Лариса шутку и еще больше ощетинилась. — Георгий провожал меня два раза домой, но это ничего не значит. Геннадий — мой жених, и я хочу, чтобы вы вернули его.

— Ничего себе заявочка! — усмехнулся Гавриил Прокопьевич. — Ладно, лечи меня. Так и быть, постараюсь по своим каналам разыскать твоего суженого. А как же ты с Георгием поступишь? Ведь он тоже собирается на тебе жениться. Ох, и несладко тогда придется твоим ухажерам, что следуют за тобой по пятам.

— Уже доложил. — Лариса взяла манжету и обкрутила руку пациента. — Сомневаюсь, что это ухажёр.

— Тогда кто же? — насторожился начальник охраны.

— Вам лучше знать — вы в КГБ служили. — Лариса сердито стала накачивать воздух в манжету.

Гавриил Прокопьевич дождался, когда она закончит процедуру, сказал подчеркнуто озабоченно:

— Пожалуй, ты права: тебе не доверяют и за тобой установили слежку. Но почему? Если Геннадий не виноват, зачем слежка? Не тебя же они подозревают в причастности к катастрофе.

— Не знаю. — Лариса сняла манжету. — Ничего страшного. У вас давление как у космонавта. Немного пульс частит. Скорее всего от перенапряжения. Наверное, недосыпаете, чем-то встревожены. Я выпишу вам анаприлин, принимайте по полтаблетки. Голова не болит?

— Трещит от всяких дум и забот, — пошутил Гавриил Прокопьевич. — Но это мое рабочее состояние. Спасибо тебе. А о Геннадии не беспокойся, постараюсь разыскать его. И с ухажером разберусь. Ты пока ничего не предпринимай и пошли подальше всех сыскарей.

Гавриил Прокопьевич оделся сноровисто, поцеловал Ларисе руку, весело пошутил:

— Красивая ты женщина, Лариса Васильевна. Был бы я помоложе лет на десяток…

Но на душе у начальника охраны было совсем не весело. Разговор с Ларисой убедил его в том, что если докторша еще не сдала его, то в скором времени сдаст. Надо срочно принимать меры. И этого многоженца Семиженова следует проучить, давно он глаза мозолит…

Он собрался уходить, когда в кабинет вошла медсестра и протянула Ларисе банку растворимого кофе.

— Вы не торопитесь, Гавриил Прокопьевич? Я специально «Манхеттен» заказала, чтобы вас угостить, — предложила Лариса.

— Спасибо, Лариса Васильевна, — поблагодарил Дубосеков. — Кофе — это хорошо и мой любимый напиток. Но в другой раз. Теперь — тороплюсь…

От Ларисы Гавриил Прокопьевич поехал не в офис, а к владельцу бара и сауны Станиславу Гагарову, к которому, по имевшимся сведениям, зачастил подполковник Семиженов — якобы попариться. Но и дураку ясно, что он там вынюхивает: Гагаров — бывший воровской авторитет, и у него частенько собираются единомышленники…

Был субботний день, и Станислав уже готовился к вечернему наплыву: следил, как идет уборка помещений, командовал, какими напитками и закусками пополнить буфет. Визит начальника службы безопасности «Росэксимпорта» озадачил начинающего предпринимателя: бывший майор КГБ старался подальше держаться от пользующихся нелестной репутацией заведений. Значит, что-то серьезное. Поздоровавшись с гостем, он сразу повёл его в свой кабинет.

Дубосеков с интересом свалившегося с луны человека рассматривал обшитые кленовой вагонкой стены, на которых висели копии картин Рубенса с обнаженными женщинами; дорогие люстры заливали ярким светом подвальное помещение, еще недавно считавшееся непригодным для эксплуатации. А кабинет новоиспеченного коммерсанта и вовсе ошеломил Дубосекова своим роскошным убранством — итальянская мебель, панно во всю стену с красочным барельефным изображением «Тайной вечери» Леонардо да Винчи. На полу ковер, в ворсе которого, как в июньской траве, утопают ноги. Сквозь стекло буфета проглядывают графины и бутылки с красочными этикетками.

Гагаров перехватил взгляд гостя и предложил:

— Выпьете чего-нибудь?

— Можно грамм пятьдесят. На сухую серьёзные разговоры не ведут.

— Коньяк, виски, водку?

— Давай нашу, русскую. Эти благодетели какой только гадости нам не подсовывают.

Станислав спорить не стал, достал из буфета бутылку «Смирновской», из холодильника упакованные ломтики ветчины, красные, будто налитые кровью, яблоки. Все это поставил на журнальный столик около кожаного дивана — большой письменный стол был завален бумагами.

— Неплохо живут ныне «новые русские», — пошутил Дубосеков. — Не боишься, что придут красные?

— Не боюсь, Гавриил Прокопьевич. Я ко всему привычный. Потому стараюсь, пока есть возможность, взять от жизни все, что можно. Да и вы, слыхал, не бедствуете.

— Не бедствуем, — согласился Дубосеков. — И хотя стараемся на вид свои богатства не выставлять, компетентные органы без внимания нас не оставляют. Слыхал, и у тебя друг из сыскарей объявился. Правду говорят?

Гагаров кивнул.

— Меня это мало колышет. Я стал законопослушным и никаких правонарушений не допускаю. А то, что он тут кого-то высматривает, чего-то выискивает, — его служба.

— Ты, похоже, и впрямь с ним сдружился?

— А почему бы нет? Мужик он неплохой, понимающий сегодняшнюю ситуацию, сговорчивый. В стукачи меня не агитирует. А лишней рюмки мне не жалко.

— Говорят, он и девочек очень обожает. Не интересовался по пьяной лавочке?

— Чего не было, того не было, — без фальши в голосе ответил Гагаров.

— А вообще-то у тебя девочки есть? Современная сауна без девочек — не сауна.

— Если надо, найдём. — Гагаров наполнил рюмки. — За встречу. — Выпил одним глотком. — Когда прикажете?

— А по каким дням у тебя бывает Семиженов?

Гагаров пожал плечами:

— По разным. Иногда предупреждает, иногда вот так, как вы, внезапно появляется.

— А сам никогда не приглашал его?

Гагаров отрицательно помотал головой.

— А зачем? Я в друзья не набиваюсь и ни у кого в «шестёрках» никогда не ходил.

— А пригласить надо, — убедительно посоветовал Дубосеков. — Угостить хорошенько, девочек на колени посадить. Он должен быть нашим человеком, на нас работать. И дружки твои из авторитетов чтоб были. Понял?

Гагаров долго молчал.

— Понять-то понял. Да рисковое это дело. Нелёгкое.

— Легко кошки родятся — и то слепые. Твоё дело напоить его и девочек на колени посадить, остальное я на себя беру.

Дубосеков осушил рюмку и поднялся.

— Позвони мне, когда этот легаш согласится попариться.

5

Приглашение в сауну несколько озадачило Семиженова: Гагаров из той породы людей, которые привыкли держаться независимо и гордятся этим. И оперативника он привечал не из-за любви к нему, а чтобы показать своим коллегам, что и власти с ним считаются, не брезгуют его компанией. Подполковника он встречал без угодничества, но делал все, чтобы ему понравилось: приглашал выпить рюмку-другую, всем своим видом показывая присутствующим панибратское отношение с ментом — всех, кто занимался борьбой с преступниками, он относил к милицейским холуям.

Это была игра кошки с мышью, и каждый из них считал себя кошкой: Гагаров старался приручить мильтона, Семиженов — заставить бывшего воровского авторитета работать на свою службу. Пока ни тому, ни другому осуществить задуманное не удавалось.

И вот неожиданное приглашение. Гагаров решил изменить тактику? Или кто-то и что-то ему угрожает и он решился заручиться поддержкой сыщика? Намек был довольно прозрачный: «У меня будут интересные люди, с которыми вы охотно познакомитесь…» Или Гагаров задумал что-то коварное?

Как бы там ни было, Семиженов принял приглашение. «Посмотрим, чей козырь старше!» Приехал, правда, с небольшим опозданием, когда сауна работала вовсю и из парилки доносились веселые, хмельные голоса.

В предбаннике стол был накрыт богаче обычного: и водка, и коньяк, и заморские вина в пузатых бутылках с красочными этикетками; из закуски — красная икра, копчёные рыбы, колбасы…

— Рюмочку для настроя примете? — предложил Гагаров.

— Потом, — отмахнулся подполковник и направился в раздевалку.

В сауне парилось четверо. Двоих Семиженов знал — «коллеги» Гагарова, один владелец ресторана, второй — магазина. Лица остальных тоже показались знакомыми, но где и когда он встречался с ними, припомнить сразу не смог.

Владелец ресторана лежал на верхней полке, а хозяин магазина хлестал его березовым веником. Незнакомцы сидели внизу, «травили» анекдоты, и оба при этом громко хохотали.

Семиженов поздоровался и тоже присел на нижней полке, чтобы несколько «акклиматизироваться» в этой душегубке — жара была такая, что перехватывало дыхание. Подполковник любил баню, только не эту, финскую, с сухим, обжигающим легкие воздухом, а нашу, русскую, с пивным парком, с дубовым веничком, пахнущим грибами, здоровым осенним ароматом, от которого тело наливалось силой и бодростью, вмиг смывая усталость, прежние заботы, неприятности.

Коммерсанты, поочередно отхлестав друг друга, спустились вниз, тяжело дыша и подтрунивая друг над другом, кто первый не выдержал, попросил пощады. Уселись рядом с Семиженовым, и, несколько отдышавшись, владелец ресторана обратился к нему:

— А вы сразу туда, Федор Иванович, — кивнул на верхнюю полку. — Взбодритесь. Так и быть, похлещу вас веничком, может, и вы когда-нибудь окажете мне услугу. — И громко захохотал, довольный своим остроумием.

— Не люблю быть должником, — поддержал весёлый тон подполковник. — Да и должность не позволяет оказывать услуги, тем более если они связаны с правонарушением. А ваша профессия такая, что без этого не обойтись.

— Ну, что вы, Федор Иванович! — возразил владелец ресторана. — Наша профессия ныне самая нужная, безобидная — накормить людей, напоить. Это нас все обижают — и рэкетиры, и налоговая полиция, и родная милиция, — все кому не лень.

— То-то, смотрю, исхудали вы оба, — кивнул Семиженов на выпирающие тыквами животы одного и другого.

— Это не от котлет, а от лет, — не согласился с ним собеседник. — И работа такая, сидячая. Да и вы не из худеньких, тоже, наверное, не сидите без куска хлеба.

Разговор из весёлого мог перейти в другое русло, и подполковник предпочел сменить тему.

— Вот теперь прогрелся, можно, на верхнюю полку. — Он легко поднял свое сильное, мускулистое тело на раскаленные доски. Вытянулся во весь свой небольшой рост, стараясь как можно медленнее вдыхать воздух, чтобы не обжечь лёгкие. — Хорошо-то как! — воскликнул от нестерпимого жжения. — И чего это вы так рано слезли? — подколол коммерсантов.

— Посмотрим, сколько вы продержитесь, — не остался в долгу ресторанный босс. — Может, всё же похлестать?

— Спасибо. Но я не люблю березовый запах. Вот если бы дубовым веничком…

— А где это вы дубовые видели? Тут и берёзовые с трудом достали…

Тело постепенно привыкало к нестерпимой жаре, доски уже так не жгли, и всё равно надо было обладать фанатичным упорством, безрассудным упрямством, чтобы так истязать себя. Семиженов лежал, терпел — не мог позволить, чтобы эти «новые русские» смеялись над милиционером. Двое незнакомцев, когда коммерсанты спустились с верхней полки и заговорили с Семиженовым, замолчали; прислушивались к их перепалке, не вмешиваясь. Подполковник лежал и напрягал память, где он их видел. И вспомнил: два года назад их судили за разбойное нападение на таксиста. Дали по три года. И вот они уже на свободе… Освободили по амнистии или сбежали?..

— Ну, хватит, пора и пивком побаловаться, внутри всё пересохло, — поднялся владелец ресторана. А за ним и магазинный босс. Ушли. Можно было спускаться.

— Жарковато? — сочувственно спросил один из бывших зэков, тот, что постарше. Плечи его были разрисованы орлами и змеями, удостоверяющими, что не раз отбывал срок. У второго тоже была татуировка, пожиже, на кистях рук.

— Да уж, — кивнул Семиженов. — Всех микробов уморил. — И направился в душевую охладиться.

Когда он вошел в предбанник, коммерсанты и бывшие зэки уже сидели за столом с наполненными рюмками. Первые, прикрывшись простынями, вторые — нагие. Правил бал Гагаров, тоже раздетый до трусов.

— Ждём вас, Федор Иванович! — поднял рюмку хозяин бани. — С лёгким паром!

Семиженов не заставил себя упрашивать, взял рюмку.

— А по какому поводу такое застолье? — спросил он.

— А вы не знаете? Вот что значит настоящий коммунист, — не то похвалил, не то уколол Гагаров, — никак не хотите признавать религиозных праздников. Сегодня Благовещение, ангелы благую весть принесли о зачатии Девы Марии Христом. Это во-первых. А во-вторых, мои друзья, Коля Трык и Федя Рогач, снова на воле, — кивнул он на смуглолицего и черноволосого, похожего на цыгана, зэка, что постарше, потом на белобрысого с бесцветными глазами. — Досрочно освобождены, и я беру их к себе на работу.

— Ты расширяешь строительство бань? — полюбопытствовал Семиженов.

— Зачем? — усмехнулся Гагаров над примитивным суждением мента. — Для нашего города одной хватит. Любителей попариться теперь не так много. Слава богу, закусочная выручает. Им я более выгодное дело поручу — импорт иномарок. Рисковое дело, но мои хлопцы — не желкашиновские лохи, себя в обиду не дадут. Вот если бы вы посодействовали им в разрешении на получение оружия…

«За этим и пригласил меня подвальный бизнесмен? — мелькнула мысль у Семиженова. — Вряд ли. Он прекрасно знает, что оружие не в моей компетенции… Что-то он хочет более существенное».

— Я сам хожу без оружия, — сочувственно вздохнул подполковник. — Не доверяют. А твои хлопцы и без разрешения, наверное, «кольты» или «вальтеры» носят.

Коля и Федя переглянулись, лица заметно напряглись, посерьезнели.

— Откуда? — возразил Гагаров. — Они два дня как из колонии, еще девок не успели пощупать, — перевел он разговор на шутливый лад и принужденно, как плохой артист в несмешной комедии, театрально захохотал. Но заметив, что его никто не поддержал, поспешил выйти из комичной ситуации: — Прошу простить за нарушение повестки дня: мы собрались не для того, чтобы обсуждать за этим столом деловые вопросы, а наоборот, чтобы напиться, забыть о всех делах и заботах. — Он поднял рюмку, чокнулся со всеми и залпом осушил её… Тост «чтобы напиться» оказался реальным желанием присутствующих. Как в той басне: «Вино лилось рекой, сосед поил соседа». Только не вино, а водка и коньяк. От коммерсантов и зэков не отставал и Гагаров, пил до дна и подначивал Семиженова: «Ну что вы, Федор Иванович, как девица непорочная. Докажите этим юнцам, что в розыске служат настоящие мужчины — и дело свое знают, и отдыхать умеют».

Семиженов «доказывал», пил поначалу по полной, надеясь на антиалкогольную таблетку, выпитую перед посещением бани, но когда почувствовал, что начинает хмелеть, сам стал подначивать гостеприимного хозяина:

— Ты в два раза толще меня и тяжелее, значит, и спиртного на каждый килограмм твоего тела требуется в два раза больше. Так что наверстывай…

Со своего места поднялся и подошел к ним Коля Трык. Улыбаясь хмельными цыганскими глазами, обратился к Семиженову:

— Командир, хочу персонально выпить с тобой. Мне Стае рассказывал о тебе — настоящий мужик. Не брезгуешь нашей компанией, понимаешь нас. И будь уверен, Трык и Рогач тоже настоящие мужики. — Он чокнулся и выпил один, не обращая внимания, что компаньоны лишь пригубили рюмки. Попросил: — Дай закурить.

Подполковник развел руками.

— Там, в кармане, сигареты, — кивнул в сторону раздевалки.

— Фу-ты, ну-ты, — засмеялся Трык. — Совсем окосел. — И потопал в раздевалку. Вернулся с дымящейся сигаретой в зубах, пачку сунул Семиженову и молча потопал на свое место. Подполковник скорее машинально, чем осознанно, достал одну сигарету и передал пачку соседу. Вскоре курили все, и по предбаннику плавали слои сизого дыма, туманя лица и головы собутыльников.

Когда гости достигли нужной «кондиции», Гагаров вдруг объявил:

— А теперь, дорогие друзья, разрешите преподнести вам сюрприз. Говорят, много водки не бывает, если нету секса. И какое застолье, если нет баб? А я вам таких ночных бабочек приготовил, пальчики оближете. — Он трижды хлопнул в ладоши, и в предбанник из парилки выпорхнули пять голых девиц одна другой стройнее и краше.

Не успел Семиженов рассмотреть и запомнить лица путан, как одна из них, блондинка лет восемнадцати, оказалась у него на коленях. Обхватила одной рукой шею, второй облапила тело до самого полотенца, которым обмотал себя подполковник ниже пояса, зашептала на ухо:

— А ты ничего, коротышка. Тугой, как боровичок. — И провела соском груди по его губам. — А я тебе нравлюсь?

— Очень! — машинально вырвалось у него.

Он не знал, что делать, убедился, что это, как и предполагал ранее, провокация: Гагаров, пронюхав о его пристрастии к женщинам, пригласил, чтобы скомпрометировать — либо заставить работать на себя, либо добиться увольнения из органов. Но сам бы подвальный бизнесмен до этого не додумался, да и незачем ему пока портить отношения с милицией. Значит, за ним кто-то стоит. Кто?..

— Налей мне коньячку, — попросила блондинка, — а то у меня от этой сауны даже кормилица моя сохнуть стала.

Семиженов усмехнулся меткому названию органа, которым зарабатывает путана себе на хлеб, выполнил её просьбу. Спросил с иронией:

— Как зовут тебя, прекрасное дитя любви?

— Люда, — ответила девушка и, смакуя, мелкими глотками выпила коньяк. — Подай мне вон ту дольку ананаса, — показала взглядом на тарелку. — Спасибо.

— И сколько стоит твоя кормилица сегодняшним вечером? — не удержался от любопытства Семиженов.

— А сколько тебе не жалко? — Путана такими невинными голубыми глазами посмотрела на него, так стеснительно, будто впервые просила подаяние. Да, несмотря на молодость, в умении вымогать она заткнет за пояс старую проститутку — такой трудно отказать.

— Для тебя мне ничего не жалко, — польстил подполковник. — Только у меня ничего нет — я шёл в баню, а не на свидание.

— Ничего. За вас хозяин заплатил. Но в следующий разнесли я вам понравлюсь, не откажусь и от личного вашего подарка. — Людмила снова провела грудью по его губам.

«А где-то должна быть установлена кинокамера, — запоздало прикинул Семиженов. — Такое представление, несомненно, устроено для съемки».

— Может, тебе удобнее сесть со мной рядом? — предложил он.

Девица послушно сползла с его колен. Потянулась к бутылке с коньяком. В это время в распивочную внезапно ворвалось четверо дюжих молодцев в камуфляжной форме с пистолетами в руках. Один из них скомандовал:

— Милиция! Ни с места! Руки за голову!

Мужчины и девицы, недоуменно глядя на ворвавшихся, начали выполнять команду. Отдававший приказ обошел стол, пристально осматривая каждого, остановился у двери.

— А теперь по одному в раздевалку, — и дулом пистолета указал на Гагарова. — Ты первый.

Семиженов недоумевал: это ещё что за представление? О вечеринке в сауне Гагарова знали немногие… Ситуация стала проясняться, когда и его пригласили в раздевалку. Там стояли еще двое в камуфляже. Один с пистолетом на изготовку, второй проверял одежду.

— Которая ваша? — кивнул проверяющий на вешалку.

Семиженов указал.

— Что в карманах?

— Документы, — так же коротко, по-военному, ответил подполковник.

— Оружие, деньги есть?

— Нет.

Проверяющий стал рыться в карманах и вдруг вытащил пачку долларов. Пронзил Семиженова колючим взглядом карих глаз.

— А это чьи?

— Мои, — вдруг отозвался смуглолицый зэк со странной фамилией (а может, кличкой) Трык, ранее выведенный из предбанника. — Я дал ему взятку, чтобы получить разрешение на оружие.

«Вот зачем он выходил в раздевалку, а не за сигаретами», — отметил запоздало Семиженов, догадывавшийся с первой минуты, что ему готовят западню. Но чтобы вот так все тщательно было продумано… Глянул на владельца подвального заведения. Гагаров стоял с каменным лицом, лишь в выпуклых непонятного цвета глазах сияла торжественная ухмылка.

Что ж, пора и ему вступать в игру, раскрыть свои козырные карты. И подполковник, как бывало в детстве, сунул пальцы в рот и зычно свистнул. В раздевалку из буфета вошел начальник уголовного розыска полковник Токарев, заслонив своим громадным телом выход. Сказал спокойно, но властно:

— Уголовный розыск! Кончай, ребята, базар. Бросайте оружие — вы окружены. Это говорю вам я, начальник уголовного розыска полковник Токарев.

Из предбанника выскочил предводитель напавших, сдвинул с лица маску. Удивленно спросил:

— Георгий Михайлович? А вы как здесь оказались? И вам, значит, позвонили?

Семиженов узнал старшего лейтенанта муниципальной милиции Коркина.

— Нет, нам не звонили. Мы по плану: давно наблюдаем за этим заведением. А вот вы что здесь делаете?

— Так мы тоже, — неуверенно промямлил старший лейтенант. — Замечали. А тут звонок.

— Хорошо. Ведите всех в автобус, он стоит у выхода. В отделении разберёмся.

6

Едва Семиженов появился в своем кабинете, как дежурный передал ему приказание начальника уголовного розыска срочно зайти. Подполковник, не раздеваясь, отправился к шефу. Полковник сидел за столом, изучая какие-то документы. Не вставая, протянул Семиженову руку и, указав на кресло напротив, положил перед ним полученное по факсу сообщение:

«12 марта в поезде Рига — Москва, в районе Себежа, были застрелены три пассажира. Двое в форме офицеров налоговой полиции, с фальшивыми удостоверениями на имя Мнацеконяна Зураба Ашотовича и Нагиева Рустама Абду-ловича. Оба кавказской национальности. Третий — с фальшивым дипломатическим паспортом на имя Кукушкина Алексея Васильевича. В кейсе последнего обнаружено триста тысяч долларов. Курьера прикрывал сотрудник Волжанского частного охранного предприятия Подымайло Виктор Иванович. Он ранен и находится под нашим наблюдением. По его предварительным показаниям, Кукушкин выполнял заказ начальника службы безопасности фирмы „Росэкспорт“ Дубосекова. Кто такие Мнацеконян и Нагиев, пока не выяснено. Есть предположение, что это наемники Хорькова и Джиоева. Просим срочно сообщить все, что о них известно.

Петров».

Факс завершался тремя довольно нечеткими чёрно-белыми фотоснимками. Семиженов внимательно осмотрел их и помотал головой: ни с одним из этих людей ему встречаться не приходилось.

— Вот вам и наши давнишние предположения, что Лебединский и Дубосеков занимаются незаконным обналичиванием и ввозом в Россию валюты, — сделал вывод Семиженов. — У нас и рук не хватило, и смелости, зато у Хорькова и Джиоева они оказались длиннее.

— Ну и хрен с ними! — выругался начальник, взмахнув рукой, как саблей. — Пусть убивают друг друга, нам легче будет.

— Легче не легче, а Дубосековым придётся вплотную заняться, — возразил подполковник, — и с отравлением доктора Писменной следы явно ведут к нему. Да и похищение Кленова, не сомневаюсь, его рук дело.

— Их ведёт ФСБ, вот и пусть ими занимается. А ты давай быстрее заканчивай с этой мелкой шпаной Гагаровым. За ним тоже крупные воротилы стоят. Москва всю плешь нам проела: преступность в феврале выросла на семнадцать процентов…

— Стараюсь, Георгий Михайлович.

Глава 3

1

Дубосеков не находил себе места, метался взад-вперед по кабинету, время от времени поглядывая на часы. Шёл двенадцатый час, а ни звонка, ни кого-то из подручных Гагарова. Загуляли или?.. Он готов был к худшему: хотя и рассчитывал на свою смекалку, на информаторов, но слишком силы неравны — там ФСБ, военная прокуратура, уголовный розыск, милиция, а здесь, по существу, он один. На шайку Гагарова надежда плоха, а «патриоты» разбросаны по разным местам, оперативная связь с ними не налажена, и действуют они в основном пока на свой страх и риск. Из Риги что-то долго нет никаких сообщений. Получил Кукушкин баксы или нет? Когда выедет? Не махнул ли он с кругленькой суммой за бугор? Не должен. Наверное, с банком какие-то неувязки…

Жорик нервничает, психует. Пять тысяч баксов брал — не психовал, а теперь дрожит, что следователи могут вычислить, кто всыпал Ларисе яд в кофе… Не те, не те пошли кадры. К сожалению, не сумел он, Дубосеков, создать настоящий боевой отряд, с помощью которого можно было решать многие проблемы. Не успел. Еще хотя бы годик… Этот козёл Лебединский заварил кашу с местью… Ему-то что, откупится, выкрутится из любых ситуаций — в Москве мохнатая рука, — а с Дубосековым церемониться не станут, все грехи на него свалят. И правильно он сделал, заготовив паспорт на имя Сидоркина Василия Сергеевича, продумал план бегства. В Японии, возможно, и не очень-то его ждут, но никуда не денутся, примут субчики, тем более что в их банке у него на счету лежит кругленькая сумма…

А звонка все нет. Придется самому звонить. Только не с этого телефона — менты не должны знать, кто и откуда звонит. Не исключено, что и здесь где-то установлено подслушивающее устройство.

Дубосеков нажал кнопку вызова дежурного.

— Слушаю, Гавриил Прокопьевич, — мгновенно отозвался тот.

— Поезжай на окраину и позвони оттуда из любого телефона-автомата Гагарову. Спроси, нужна ли ему семга. Если да, то сколько килограммов. Если никто не ответит или ответит незнакомый голос, смотайся туда и постарайся выяснить, что там у него стряслось. Смотри, сам не засветись.

— Понял, Гавриил Прокопьевич.

Ещё полчаса томительных, напряженных ожиданий, показавшихся ему вечностью. Наконец дежурный вернулся, взволнованно сообщил:

— Все арестованы.

Не зря он так переживал — сердце предчувствовало беду… Бежать. Бежать, пока не поздно!

2

Командировка подполковника Михайленко на Дальний Восток затянулась более чем на две недели, но вернулся он в Волжанск довольный: узнал много нового. То, что рассказал Кленов о партии «Патриотов отечества», в действительности оказалось отнюдь не детской шалостью. Кто-то пока неизвестный собирал под свои знамена крепких молодцев, этаких сорвиголов, не принявших рыночную экономику, считающих опасным злом современных бизнесменов, разворовывающих страну, обирающих до нитки народ. Почти в каждом крупном городе были если не организация, то ее зачатки. Но главная беда заключалась в том, что эти молодцы под видом борьбы за справедливость использовались теми же бизнесменами в их конкуренции, доходившей до вооруженных разборок. Некоторые «патриоты» были предоставлены сами себе и тоже зарабатывали на хлеб разбойными нападениями на предпринимателей и торговцев, оканчивающимися нередко убийствами.

Информация Кленова о даче, где его содержали после похищения, о госте-соседе Гаврииле Прокопьевиче давала повод заподозрить в причастности к катастрофе «Руслана» генерального директора «Росэксимпорта» Лебединского, точнее, начальника его службы безопасности Дубосекова — по описанию Геннадия это был именно он. Но для ареста нужны были более веские доказательства, неопровержимые факты.

Первым, что следовало сделать по прибытии в Волжанск, — встретиться с Ларисой Писменной. Из рассказа Кленова выходило, что она не во всем призналась Михайленко и Семиженову. В частности, ни словом не обмолвилась о Дубосекове, о том, что именно по ее просьбе начальник службы безопасности фирмы «освободил» жениха от «неминуемого ареста». Убедил бывший кагэбэшник неопытную женщину в беззаконии правоохранительных органов или запугал?..

В Волжанск прилетел Михайленко ночью. Жена и дети заждались, чего только не передумали, не получая от него даже весточки — так сложились обстоятельства, что даже позвонить домой он не имел возможности. И утром, едва проснувшись, стал обзванивать своих начальников и подчиненных, а после встречи с ними и короткого совещания нашел по телефону Семиженова и попросил приехать к нему. Обменялись добытыми за это время сведениями, планами действий на будущее.

— Первым делом надо поговорить ещё раз с Писменной. Она рассказала нам не всё, — предложил Михайленко.

Семиженов глубоко вздохнул.

— Опоздали, Михаил Федорович. Два дня назад похоронили Ларису Васильевну и ее медсестру Таю. Отравили их. Кто-то подсыпал отраву в кофе. Выяснили — такой же отравлен был и Желкашинов. Кстати, о бывшем прапорщике. Нашли у него на даче двести тысяч долларов, которые были закопаны под яблоней.

Михайленко покрутил головой.

— Не зря Дубосеков служил в КГБ, многому его там научили. Придется арестовать. А вам вплотную Лебединским заняться.

— Пробовал, — грустно усмехнулся Семиженов. — Операцию мы тут одну провели, в похвальном офисе Гагарова. Интересную информацию получили: новоявленный воровской бизнесмен тоже с Лебединским связан, его кредитами пользуется. Вдобавок воровским общаком ведает. Доложил я начальнику милиции. А он опять: «С Лебединским подожди, надо с Москвой согласовать. Он теперь работает на правительство, заключил договор на поставку в Южную Корею ракет „С-300“». А правительство… Слышали сегодня сообщение по радио?

— Некогда было. Позавтракал — и сюда.

— Там свои разборки продолжаются — министра МВД сняли. Так что теперь Лебединского и вовсе голыми руками не возьмёшь.

— Ситуация, — снова покрутил головой Михайленко. — Вот и борись с преступностью, когда на тебя и снизу и сверху давят… И всё-таки бороться надо. Начнем с Дубосекова…

Однако когда группа захвата приехала в офис Лебединского, генеральный директор сообщил, что начальник службы безопасности накануне вечером убыл в командировку в Петровск.

— Вы сможете связаться с ним? — попросил Михайленко.

— Если очень нужно, — доброжелательно откликнулся Лебединский, но не торопился взять трубку телефона, о чем-то раздумывая.

— Да, — подтвердил подполковник. — Хотел попросить Гавриилу Прокопьевича об одной услуге. — Михайленко был почти уверен, что Дубосекова в Петровске нет. А вот где он?..

Лебединский нехотя снял трубку и стал набирать номер.

— Приветствую, Виктор Петрович. Лебединский беспокоит… Слава богу, все в пределах нормы. Да тебе, наверное, Гавриил Прокопьевич всё уже доложил… Не видел? Но он должен был утром появиться у тебя… — Лицо Лебединского неподдельно озаботилось. — Вчера вечером… И не звонил? Странно… Может, машина в дороге испортилась?.. Ну, извини…

Михайленко не ошибся: Дубосекова и дома не оказалось. А вот водитель, с которым начальник службы безопасности «Росэксимпорта» должен был поехать в Петровск, преспокойно занимался ремонтом квартиры — Дубосеков, как объяснил шофёр, дал ему два дня отгула…

Подполковнику пришлось срочно возвращаться в отдел ФСБ и снова собирать подчиненных. Поставил задачу: объявить розыск Дубосекова и принять все меры к его задержанию. Отпустив всех, Михайленко сел за компьютер и принялся за изучение личного дела бывшего кагэбэшника: надо было выявить его прежние связи, Дубосеков — стреляный воробей, сразу не рискнет махнуть за границу, будет выжидать, пока все успокоится. Но куда, в какую сторону направит свой взор преступник? Судя по прежней службе, Дубосеков работает либо на американскую, либо на одну из западных разведок, заинтересованных в срыве поставок нашей военной техники третьим странам. Где-то там его иудины сбережения. Туда он и постарается скрыться. Но куда?..

Всё-таки мудрыми были руководители бывшего КГБ, основательно вели досье: можно сказать, каждый шаг сотрудников фиксировали. Вот Дубосеков в роли преподавателя института имени Пат-риса Лумумбы, занимается вербовкой студентов; вот в роли представителя коммерческого предприятия «РосДойчВайден» плетет сети вокруг поставщика компьютеров Генриха Шихта и блестяще завершает операцию… Вот во Владивостоке в той же роли коммерсанта входит в доверие к японскому бизнесмену, чтобы проникнуть в американскую разведку. Дело прекращается в связи с расформированием КГБ…

Да, Дубосеков был неплохим контрразведчиком. Что же заставило его стать предателем?.. «Жадность, наверное»…

Вот и Дубосеков. Как сыр в масле катался. Нет, ещё чего-то хотел… На кого же он работал? Скорее всего на Генриха Шихта. Судя по досье, с ним у него были тесные связи. Мог, разумеется, и на Ядзуки или на американца, которого ловил в свои сети…

И всё же наиболее вероятное направление начальника службы безопасности фирмы «Росэк-симпорт» — Германия. И ближе, и добраться туда легче. «Но… — задумался Михайленко, — Дубосеков достаточно умен, чтобы выбирать самый легкий путь. Как бы я поступил в таком случае?.. Выбрал бы противоположное самому вероятному направлению… Так скорее всего и поступит Дубосеков. Надо перекрыть все пассажирские авиалинии и железнодорожные пути на Восток. Но и с западнбго направления глаз не спускать…»

3

В свободные от полетов дни Геннадий любил бродить по набережной Амура. Да и весна действовала, звала на природу, где ярче всего проявлялось ее буйство: полноводная река была великолепна — насытившись солнечными лучами и водами талых снегов, она взломала ледовый панцирь и катила теперь с шумом и грохотом нагромождения торосоЁ, вывороченные с корнем деревья, обломки досок и прочий хлам.

Заядлые рыболовы уже находили очистившиеся ото льда затоны и испытывали свое рыбацкое счастье. А вечерами набережная заполнялась гуляющими. Сюда приходили старики и молодежь, здесь встречались деловые люди и отдыхающие, здесь устраивали свидания влюбленные.

Пробуждение природы будоражило и душу Геннадия, волновало кровь. Невольно вспоминались лучшие годы юности: первые полёты, первая любовь. Казалось, как это было недавно — и как незаметно унеслось в невозвратное. Не очень-то удачно сложилась его жизнь. Как в той песне: «Что имел — не сберег, что нашел — потерял…» Женя Астахова… Чудесная девушка. Красивая, умная, добрая. И не она виновата, что вышла за другого, виноват сам Геннадий — не сумел удержать. Ведь он даже намека не делал, что женится на ней. Пользовался ее доверчивостью и безотказностью… С Ларисой еще хуже получилось… За показной щедростью лицедейку не рассмотрел… А может, и не виновата она, вдруг пришло сомнение. Под эгидой Лебединского, хитрющего, матерого хищника, находилась… Да и слишком доверчивая, открытая была. И разве не любила его?..

В этот воскресный день на набережной было особенно многолюдно. Навстречу попадались наряженные, счастливые парочки, стайки веселых девушек, по всей видимости, студенток, задерживающих на нем любопытные взгляды: молодой, симпатичный, а один. Немало было и подвыпивших оболтусов, развязно пристающих к прохожим, сквернословящих, не обращая внимания ни на старых, ни на малых: примета нашего быстро-бегущего, скудеющего времени, со всеми его прелестями и уродствами…

На душе было муторно и тоскливо. Куда же податься? К Биктогирову? Взять пару бутылок водки да напиться? А что скажет его жена?.. Своих неприятностей и забот хватает. Да и зачем далеко ходить, когда рядом ресторан «Дальний Восток». Там и кухня хорошая, и публика приличная. Правда, дорого берут, сволочи. А где нынче дешево…

Народу в ресторане было немного, и Геннадий устроился за столиком в углу, подальше от оркестра, где под звуки не очень-то слаженного квартета немолодая крашеная блондинка надрывно вытягивала «Не уходи, тебя я умоляю…».

К Геннадию подошла официантка Рената, симпатичная молодая женщина, побывавшая уже замужем за знакомым летчиком, Василием Захаровым, бесшабашным и ветреным парнем, уволенным недавно из отряда за систематические пьянки. Он-то и познакомил Геннадия со своей бывшей супругой.

— Передаю по наследству вместе с должностью, — шутил Василий. — Она хорошая баба, безвредная и без претензий. Мы и поженились с ней на паритетной основе — никаких обязательств. Просто негде было трахаться: зима, холод. А дома у неё папа с мамой, довольно строгих правил. Вот мы и состряпали фикцию. Разошлись и остались друзьями. Можешь пользоваться. Только домой не вздумай к ней заявляться: после меня батя летунов на дух не переносит, грозится отстреливать без предупреждения…

Вася после увольнения умотал в родные края на Кубань, а Реня и впрямь не прочь признать Геннадия преемником, любезно обслуживает, кокетничает…

— Здравствуй, Геночка, — пропела она своим тягучим, с белорусским акцентом голоском, чудно преобразуя «е» и «о» в мягкое, сладкозвучное «а». — Давненько что-то ты к нам не заглядывал. Уж не женился ли случайно?

— У меня случайно не получается, — рассмеялся Геннадий. — Дела. Вот пашу звездную ниву за твоего бывшего благоверного. Как он, не подаёт вести?

— Какой там! — махнула рукой Рената. — Теперь и вовсе сопьется. Если уже не спился… Что будешь пить, есть?

— Пить — прежнее, «Смирновскую». И доза та же. Я человек постоянный, — пошутил Геннадий. — Да и спиться, как Вася, не хочу. А что на закуску посоветуешь?

— Трепанги у нас появились. Если на свидание собираешься, обязательно попробуй.

— Увы! Пробовал — не понравились, и на свидание не собираюсь — не к кому.

— Так пригласи, я отпрошусь, — кокетливо вильнула задом Рената и склонилась к нему с улыбкой, будто ожидая поцелуя.

— Наше свидание уже состоялось, — перевёл Геннадий серьёзный разговор в шутку. — Хочешь выпить — угощаю.

— Ну, здесь мне нельзя, — не поняла шутку Рената, — я на службе. Да и что здесь за свидание…

— А больше негде. К тебе нельзя, и меня старушка приняла с условием: пьяным не приходить, женщин не водить.

— Комедия, — рассмеялась Рената. — Ну и мужики пошли… А на гостиницу что, денег нет?

— Не хочу там светиться. Да и дела у меня. — Заниматься любовью хотя и с бывшей женой сослуживца желания у него не было. Тем более что о Ренате он слышал нелестное: после развода стала проституткой. Правда, один из знакомых лётчиков восхищался её мастерством в постели: «Настоящая инструкторша!»

— Как хочешь, — обидчиво поджала Рената губы. — Ладно, так что заказывать будешь?

Геннадий заглянул в меню.

— Принеси на закуску сациви, а на второе шашлык из тайменя.

Не успела Рената отойти от стола, как непонятно откуда появился Андрей и шлепнулся на стул напротив.

— Привет, летун. Вот не ожидал тебя здесь встретить. А ты, оказывается, завсегдатай «Дальнего Востока». И с Реней, смотрю, шуры-муры.

— Ну, если это твоя пассия, можешь успокоиться, я тебе не соперник.

Андрей чему-то невесело усмехнулся, достал сигарету и щелкнул зажигалкой. Глубоко затянулся и неторопливо выпустил струйку дыма.

— Я не о том. Можешь пользоваться. Тёлка она аппетитная. Правда, говорят, дорого берет, да с твоими доходами… — Снова затянулся и не выпускал дым, о чем-то сосредоточенно думая. Наконец спросил: — И как служится?

— Пока не жалуюсь. Летаю. Жалованье платят регулярно.

— Моё поручение выполнил?

— Разумеется. Какие-нибудь проблемы?

— Вот именно…

Договорить ему не дала Рената, принесшая заказ.

— О-о! Да вас тут уже двое! — удивилась она. — Вы что, знакомы?

— Самую малость, — опередил Геннадия Андрей. — Вот хотим поближе познакомиться. Принеси и мне, что ему.

Рената поставила на стол графин с водкой, закуску и, окинув поочередно мужчин пытливым взглядом, в котором нетрудно было прочитать, что их знакомство не очень-то ей понравилось, удалилась. Видно, Андрея она знает не хуже Геннадия и боится, чтобы он не рассказал о ней лишнее.

— Так в чём проблемы? — продолжил разговор Геннадий.

Андрей не спешил с ответом, курил, опустив взгляд. Раздавил в пепельнице окурок, глянул Геннадию в глаза. Снова невесело усмехнулся.

— В самом малом… Замели нашего курьера, которому ты недавно кейс в самолёт пронеёс.

Геннадий тоже помолчал.

— Этого стоило ожидать. Доверить алкашу такой груз…

— Ты знал, что в кейсе?

— Посмотрел.

— По какому праву?

— По праву летчика. А если бы там был и взрыватель?

— Ну и что?

— А то… Там мои товарищи. Хватит вам одного «Руслана».

— Ты, парень, что-то зарываться стал. Забыл?..

И снова их диалог прервала Рената.

— Вы так мило беседуете, что не похожи на малознакомых, — сказала она многозначительно.

— Оказалось, мы в одной дивизии служили, — соврал Андрей. — Да и солдат с солдатом всегда общий язык найдут.

— Приятного аппетита, — пожелала Рената. — Шашлык из тайменя будет минут через двадцать.

— Спасибо. — Андрей взял инициативу в свои руки и стал разливать в рюмки водку.

— Так что я забыл? — напомнил Геннадий.

— Не спеши на тот свет, там кабака нет, — скаламбурил Андрей. — Давай вначале лучше выпьем, потом поговорим.

«Спаситель» в открытую предупредил, что ожидает Геннадия. Значит, уверен в своем превосходстве, и, значит, он здесь не один. А убить и в ресторане для них не проблема — где-то поблизости стоит машина, на которой скроются. Но в ресторане, знал Геннадий, дежурят и работники милиции, и агенты ФСБ. Не хуже его осведомлен об этом и Андрей. И все-таки ухо надо держать востро, как-то перезарядить «Макаров»… Но как?.. Пойти в туалет? Догадается. Да и за это время подсыплет какую-нибудь гадость в закуску или выпивку…

— Что ж, можно и выпить. Как-никак я твой должник. Жаль, что после Самары мы больше через посредников общались.

Последние слова будто вызвали у Андрея зубную боль. Он скривился и одним глотком осушил рюмку. Рывком вытер ладонью губы, зло уставился на лётчика.

Геннадий выдержал взгляд и спокойно выпил водку. Неторопливо стал закусывать.

— Похоже, мои посредники не очень тебе понравились? — неодобрительно спросил Андрей.

— Почему? Нормальные мужики, исключая нанайца.

— Тогда скажи, почему их замели легавые?

— А я-то здесь при чем?

Глаза Андрея наливались негодованием, на скулах выступили желваки.

— Вот и я думаю: «при чем». — Снова наполнил рюмки. Выпил, не приглашая Геннадия. — Не считай нас лохами. Самару ты не зря вспомнил: дал мне понять о провале нашей там организации. Да, кое-кого тебе удалось заложить, но ты забыл, в каком положении сам. Скольких на даче Курдюмова ты ухлопал? И думаешь, тебе поверят, что ты перед этим не трахал девочек? Или ты рассчитываешь все на «Патриотов отечества» свалить?

— Да какие вы патриоты? — вспылил и Геннадий. — Скажи, что вы полезного сделали для народа?

— А ты, значит, делаешь полезное, — поднял руку Андрей и щёлкнул пальцами, не то подчёркивая иронию своих слов, не то подавая кому-то знак.

— Я не бью себя в грудь кулаком…

Их спор прервал подошедший к столу парень лет восемнадцати невзрачного вида — худой, хлипкий, но с нагловатыми бледно-серыми глазами. Бесцеремонно опустился на стул и сказал торжествующе, обращаясь к Геннадию:

— Вот я и нашёл тебя, козёл! Ты когда долг отдашь?

Явно затевалась провокация. Вначале скандал, а потом пырнуть ножом или заточкой якобы в пьяной драке…

— И сколько же я тебе должен? — с улыбкой спросил Геннадий, подыгрывая плюгавчику и наблюдая, как поведет себя Андрей.

— Ты забыл? Пять косых. «Зелёных», — пояснил парень.

— Что ж, вот поужинаю, поедём ко мне, и я тебе отдам. Здесь у меня такой суммы нет.

Парень не ожидал такого оборота, бегло глянул на Андрея, облизал губы. Посуровел.

— Врёшь ты, сука. Хочешь улизнуть, как и в прошлый раз? Давай сейчас! — и попытался схватить ручонкой лётчика за грудки.

Геннадий был настороже и без усилий отбил руку, не выпуская из поля зрения главного противника, Андрея. А тот, делая вид, что безучастно относится к конфликту, положил руку на вилку. Столовый нож, оценил, видимо, менее опасное оружие. А вилка вроде и безобиднее в пьяной драке, но удар ею в шею или в сердце может оказаться смертельным…

Не зря подручный Дубосекова служил в разведке и не терял попусту время в охране босса, многому научился: заметил, что летун глаз с него не спускает и готов к отпору. Убрал руку с вилки, сказал с усмешкой и укором:

— Ну что ж ты малолеток обижаешь? — И внезапным молниеносным выпадом левой попытался нанести удар в лицо.

Геннадий едва успел уклониться, кулак лишь чиркнул по скуле. Лётчик вскочил и, отшвырнув парня, навалился на Андрея. Зажал его правую руку, в которой снова оказалась вилка, и локтем припечатал по затылку так, что Андрей угодил головой в тарелку с закуской. Это на секунду ошеломило его и дало возможность Геннадию захватить железным кольцом руки. Андрей тут же попытался вырваться, ударом головы назад отбросить лётчика. Не получилось, угодил лишь в плечо. В темпе оттолкнулся ногами от стола, опрокидывая его и сам валясь со стулом на пол, стараясь при этом подмять под себя противника.

Геннадию ничего не оставалось, как в падении расцепить руки и нанести удар ребром ладони по шее своего недавнего тренера, целясь в сонную артерию. Но Андрей, вобрав голову в плечи, защитил уязвимое место, и удар получился скользящий, неэффективный. Пришлось срочно менять позицию — откатиться и попытаться достать пистолет. Это в какой-то мере удалось. Но пока Геннадий передергивал затвор, загоняя патрон в патронник, плюгавчик уже нацелил в него «беретту». Грохнул выстрел. И Геннадий увидел, как парень, будто споткнувшись, падает лицом вниз. Непонятно откуда подскочили два милиционера, один к парню, второй к Андрею, наставив на них пистолеты.

— Лежать! Милиция. Руки за голову! — услышал Геннадий.

4

Дубосеков предполагал, по какому следу бросятся за ним ищейки, когда обнаружат, что в Петровске его нет и там он не появлялся. Ближайшее зарубежье — Украина и Белоруссия, а там прозрачные границы с Молдавией, с Польшей. Туда, на Запад, по всей логике, и должен устремиться преступник. А он, Дубосеков, избрал совсем иной путь. На Западе ему делать нечего. До Дальнего Востока — не близко, потребуется добираться на перекладных не менее недели, зато перекладные свои: не зря подбирал верных людей, подкупал разными способами летчиков военно-транспортной и транспортной авиации, которые доставят куда надо и не потребуют билета. Значит, и проверки никакой не будет… В аэропортах же и носа нельзя показывать…

До Самары Дубосекова довез друг на своих «Жигулях». Погода, правда, не благоприятствовала: весна в этом году выдалась капризная, затяжная, резкие оттепели сменялись внезапными снегопадами, метелями, и беглецы попали как раз в полосу ненастья, «Жигули» буквально разрывали своим корпусом сплошную снежную завесу. Возможно, такая непогода была и к лучшему — гаишники отсиживались в своих будках, и никто ни разу их не остановил.

Повезло Дубосекову и в Самаре: там застрял транспортный самолет, командир экипажа которого хорошо его знал. На другой день, как только погода улучшилась, Дубосекова без всяких происшествий доставили в Новосибирск. А здесь ему пришлось засесть у приятеля, тоже служившего в охране коммерческой фирмы.

5

Наконец-то весна прочно завладела своими правами: на всём Дальнем Востоке установились погожие тёплые дни; зазеленела трава, лопались на деревьях почки, с гор хлынули потоки талого снега, переполняя реки, разливаясь по низинам на много километров. Земля с высоты полета казалась разноцветным необъятным покрывалом с громадными серо-сизыми лоскутами и извилистыми рваными прорехами; в озерах и реках, наполненных мутной водой, гасли даже лучи солнца. Зато город Благовещенск, величаво раскинувшийся на берегу полноводного Амура, выглядел празднично, как на картинке: многоэтажные дома и частные домики, белые и красные, серые и зелёные с плоскими и конусообразными крышами были будто вымыты к любимым всем народом праздникам — Первомаю и Дню Победы.

Геннадий тоже любил эти праздники весны, как правило, солнечные, теплые, с кумачовыми флагами на домах, с веселыми шествиями народа, с задорными песнями. Тем более второго мая у него был день рождения. В былые времена Геннадий приглашал друзей в ресторан, пили, танцевали, а потом уезжали за город, под сень деревьев, и резвились там, как дети.

Теперь, наверное, так праздновать не придётся. Деньги у него, правда, есть, авиакомпания платит за коммерческие рейсы неплохо. Но… за полгода жизни и службы на новом месте друзьями, кроме Биктогирова, он обзавестись не смог: к их экипажу лётчики относятся с завистью и неприязнью — наиболее выгодные рейсы поручают ему. Биктогиров гордится, считая себя лучшим летчиком в отряде и не догадываясь, что причина не в нем, а во втором пилоте, которого бизнесмены зачислили в свою команду и в любых сложных ситуациях надеются на него…

Самолёт сделал круг над Благовещенском и пошел на посадку. Сегодня экипаж доставляет сюда из Южно-Сахалинска новенькую «Тойоту» для одного из боссов города, свежемороженую рыбу и рыбные консервы, а из Благовещенска должен везти во Владивосток приборы для кораблей и подводных лодок.

— Устал? — спросил у Геннадия Биктогиров, когда приземлились.

— Не очень. Через час можем вылетать обратно. Из Владивостока на ночку в Уссурийск махнём.

— Ишь, чего захотел, — усмехнулся командир. — Не выйдет. Я устал. А чувиху и здесь тебе найдём.

К удивлению Геннадия, в аэропорту «патриот» его не встречал. Правда, и груза для подпольной партии тоже не отправлялось, но обычно кто-то из его «сообщников» каждый раз появлялся у самолета и приветствовал патриотическим дымом отечества…

Что-то случилось? Михайленко, улетая, обещал в ближайшие дни, что докопаются до истинной причины катастрофы «Руслана», арестуют всех причастных к этому гнусному, иезуитскому делу и вернут Геннадия в свою часть. И хотя Дальний Восток Кленов полюбил всем сердцем — летать здесь приходилось больше и полёты были интереснее, — от воспоминания о Волжанске у него заныло сердце, нестерпимо потянуло в родной город, к друзьям. То, что «патриоты» не отправляли груз и не встречали самолет, обещало скорую перемену: возможно, всю эту банду уже арестовали и не сегодня-завтра командир авиаотряда получит телеграмму об откомандировании Геннадия к прежнему месту службы.

Как встретит его Лариса, что скажет в своё оправдание? Взглянуть бы ей в глаза и сказать несколько крепких мужских слов…

Геннадий так размечтался, что от предложения Биктогирова «закадрить двух чувих», тоже проживающих в гостинице, отказался и сразу после ужина лег спать.

Рано утром, когда экипаж готовился к взлету, к самолету вдруг подъехала «Тойота» и из нее вышел… Геннадий глазам своим не поверил, Гавриил Прокопьевич. Одетый в кремового цвета лёгкий плащ, такую же шляпу, с довольно объёмным кейсом, он был похож на преуспевающего коммерсанта, собравшегося в недолгую и недалёкую командировку. Подошел к Геннадию, поздоровался за руку, как с близким другом, и отвёл его в сторону.

— Я лечу с вами, — сказал тоном, не терпящим возражения. — Командиру скажешь, что я твой бывший сослуживец, срочно надо попасть во Владивосток, а пассажирский сегодня не полетит. По техническим причинам. Ясно?

— Яснее не бывает, — улыбнулся Геннадий. — Идёмте, я представлю вас командиру.

Предпринять что-то, чтобы задержать Дубосекова, здесь не было никакой возможности — ни одного вооруженного человека, не говоря о милиции или о службе безопасности. А Гавриил Прокопьевич наверняка вооружен не только пистолетом. И Биктогирову говорить пока ничего нельзя — со своей горячностью он может наломать дров.

Биктогиров был несколько шокирован внезапным появлением нежданного пассажира и его просьбой, но возражать не стал.

— Боюсь, холодновато вам покажется в этой одежке, — кивнул он на легкий плащ пассажира.

— Ничего, я закалённый, — бодро, с веселинкой, ответил сослуживец второго пилота. — И захватил с собой согревающее.

— Тогда в кабину. — Командир первым поднялся по трапу.

Геннадий пропустил вперед Дубосекова — как конвоир, следующий за арестантом позади, чтобы не сбежал. Только увидев своего старого знакомого, по вине которого был зачислен в преступники, Геннадий сразу понял, почему он здесь и как следует поступить. Значит, органам ФСБ удалось накрыть террористов. А этот каким-то образом сбежал и теперь пробивается не иначе как в Японию. Несомненно, он вооружен. Но на аэродроме в Благовещенске пытаться арестовать его не имеет смысла. А вот во Владивостоке… Там самолёт встретят, кому по долгу службы положено… Правда, Гавриил Прокопьевич, возможно, планирует заставить их сменить курс на Японию при подлете к Владивостоку. Но человек он рассудительный, должен понять, что туда долететь не хватит топлива. Да и Геннадию, похоже, он доверяет…

Геннадий усадил Дубосекова в грузовом люке рядом с принайтованными ящиками, в которых находились дорогостоящие приборы, принес из кабины меховую куртку. Пошутил:

— На случай, если ваш обогреватель окажется неэффективным.

— Спасибо, — поблагодарил Дубосеков, принимая куртку. — Может, и ты хлебнешь? — достал из внутреннего кармана плоскую бутылку с коньяком.

— На службе не употребляю, — отказался Геннадий.

— Сколько лететь до Владивостока?

— Чуть более трёх часов.

— Горючки хватит? — пошутил Гавриил Прокопьевич.

— Хватит. — Геннадий догадался, к чему вопрос. И добавил, чтобы развеять иллюзии опасного пассажира: — Во Владивостоке дозаправимся и вернёмся в Хабаровск. Не хотите туда?

— Нет. Меня во Владивостоке друзья ждут.

«Может, и правда?» — подумал Геннадий. Но тут же отмёл эту мысль: слишком он сосредоточен и напряжен. С таким настроением к друзьям не летают. Бежит…

— Отдыхайте. — Геннадий направился в кабину. Проходя мимо бортмеханика, шепнул ему: — Присматривай.

Тот недоуменно глянул на второго пилота — шутит? Но лицо Геннадия было серьёзно как никогда.

Едва взлетели, второй пилот связался с командно-диспетчерским пунктом и передал:

— На борту опасный преступник. Вооружён. Возможно, имеет гранаты. Прошу обеспечить посадку и задержание…

Самолётное переговорное устройство командира экипажа было переключено на внутреннюю связь, и об опасном преступнике Биктогиров даже не подозревал. Геннадий, чтобы не волновать командира, и теперь решил не ставить его в известность…

Вопреки ожиданиям Геннадия, Дубосеков вел себя паинькой: сидел в грузовом отсеке, набросив на плечи меховую куртку, и отхлебывал потихоньку коньяк из плоской бутылки. Чтобы окончательно успокоить «благодетеля», второй пилот вышел к нему и присел рядом. Спросил как человек, соскучившийся по родному гнездышку:

— Как там наш Волжанск?

— Стоит, — с ухмылкой ответил Дубосеков. — Процветает. Твои друзья, по-моему, больше сидят на земле, чем летают.

— А как Лариса?

Дубосеков посерьезнел, пожевал губу.

— Зря ты послал ей алмаз, — сказал с укором. — Бабы — дуры, разве можно им такие вещи дарить? — Отхлебнул коньяка, помолчал. — Почти сразу в лапы фээсбэшников угодила: где взяла, у кого купила. В общем, запуталась твоя невеста, чуть ли не каждый день ее то в ФСБ, то в милицию таскают. Видел ее дня три назад. Настроение, сам понимаешь… Я как мог успокоил её, пообещал помочь…

— Да, опрометчиво я поступил, — покаялся Геннадий.

Дубосеков промолчал.

Темнил главарь «патриотов», что-то знал более значительное. Да бог с ним, главное, всё получилось так, как Геннадий задумал. И он, удовлетворенный услышанным, вернулся на своё место. Гавриил Прокопьевич тоже вроде бы остался доволен разговором со своим подопечным и не проявлял никакой обеспокоенности. Лишь когда стали заходить на посадку, он прильнул к иллюминатору. У Геннадия замерло сердце: на стоянке почти на видном месте стояли санитарный автобус и пассажирский. Разглядеть, что в нем находятся люди, и догадаться, кто они, особого труда не составляло. А для бывшего сотрудника КГБ — тем более.

Геннадий ожидал, что Дубосеков посадку не разрешит, заставит теперь же взять курс на Японию. Но Гавриил Прокопьевич то ли делал вид, что ничего не заметил, то ли на этот счёт имел другие соображения.

Вскоре ситуация прояснилась. Как только «Ан-24» произвёл посадку и стал заруливать на стоянку, а бортмеханик рванулся было к люку, чтобы открыть его, Дубосеков выхватил пистолет и рявкнул, перекрывая шум двигателей:

— Стоять! И ни с места, иначе продырявлю. — Поднялся и подошел к пилотской кабине. Направил пистолет на командира экипажа: — Прикажи дозаправить самолёт. Перебросите меня в Японию, и я вас отпущу. Ни вы, ни груз ваш мне не нужны.

— Да вы что себе позволяете! — взъярился Биктогиров. — Ты кто такой?! — и сердито глянул на второго пилота.

— Не ори! — оборвал его Дубосеков. — Кто я, тебе знать не положено. Выполняй приказ, если не хочешь получить в лоб пулю.

Биктогиров весь налился кровью, дернулся в пилотском кресле вправо, влево, сверкая разгневанными глазами то на террориста, то на своего второго пилота, никак не в силах понять случившегося. Спокойный вид Геннадия еще больше взвинтил его.

— Ты… ты знал?

Геннадий кивнул.

— Что же ты молчал? Там, в Благовещенске?..

— Ты хотел еще там получить пулю?

Биктогиров снова дернулся в кресле.

— Всё равно мы никуда не полетим.

— Полетишь, если хочешь жить, — сказал Дубосеков и перевел пистолет на Геннадия. — Требуй заправку.

— Можно доложить, что самолет захвачен террористом?

— А разве ты ещё не доложил? — усмехнулся Дубосеков. — Подтверди, что у меня противотанковая граната. Я все предусмотрел, и лучше меня отпустить.

Геннадий нажал на кнопку радиостанции и стал докладывать обстановку. Дубосеков внимательно вслушивался в переговоры и на какое-то время ослабил бдительность. Биктогиров, следивший за бандитом, схватил руку с пистолетом и стал ее выкручивать. Грохнул выстрел. Но командир, раненный в живот, держал оружие мертвой хваткой. Геннадий рванулся ему на помощь и мощным ударом ладони по горлу — как учили — оглушил, опрокинул Дубосекова на пол кабины. Пистолет вылетел у обоих из рук и загремел по ребристому металлу. Бортмеханик кинулся к люку и открыл его. В ту же секунду в проём устремились спецназовцы.



home | my bookshelf | | Игры для патриотов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу