Book: Мой пылкий граф



Мой пылкий граф

Люси Гордон

Мой пылкий граф

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Селина, для этого нужно или чудо, или миллионер!

Бен осторожно вылез из-под автомобиля, в руке у него был разводной гаечный ключ. Бен был худощав и далеко не молод. Тридцать лет он проработал автомехаником в гараже, но сейчас, похоже, этого опыта было маловато, поскольку Селина Гейтс предложила ему оживить труп.

— Ему крышка, — объявил он, мрачно оглядывая автофургон, который в действительности был мини-домом на колесах, причем с акцентом на «мини».

— Но ты же сможешь воскресить его? — умоляюще просила Селина. — Я же знаю, что сможешь, Бен! Ты же настоящий волшебник!

— Ты это прекрати! — возразил он, делая безуспешную попытку придать строгость голосу. — На меня твои штучки не действуют.

— До сих пор всегда действовали, — не погрешив против истины, возразила Селина. — Он ведь поедет, да, Бен?

— Но далеко не уедет.

— До Стивенвилля дотянет?

— Триста миль? Это уж слишком! Хотя, может, и дотянет. Но что потом?

— Потом я выиграю деньги на родео.

— На этой кляче?

— Эллиот вовсе не кляча! — вспыхнула она. — Он в расцвете лет.

Бен хмыкнул:

— Был в расцвете.

— Мы с Эллиотом выиграем! — уверенно сказала она.

— Думаешь, тебе хватит на новый автофургон?

— Хватит, чтобы отремонтировать этот, и он будет как новенький.

— Селина, во всем мире не хватит денег, чтобы превратить твой драндулет в приличную машину. Он уже распадался на части, когда ты купила его, а это было давно. Ты бы лучше занялась каким-нибудь миллионером и уговорила его купить тебе новый автофургон.

— Мне бесполезно гоняться за миллионерами, — вздохнула Селина, — фигура не та.

— Кто это сказал? — возмутился Бен.

— Я.

Он критически осмотрел ее стройную фигуру.

— Может быть, у тебя и впрямь немного плоская грудь, — признал он.

— Миллионеры любят, чтобы у их женщин были… — Селина очертила руками роскошные округлые формы. — Я никогда не была такой. И волосы у меня не те. Нужны длинные волнистые локоны, а не это. — Она показала на короткую, «под мальчика», стрижку.

У нее были ярко-рыжие волосы, которые будто заявляли всему миру: «Я здесь!» Не заметить Селину было невозможно: умная, дерзкая, независимая, оптимистичная. Любой, кто осмеливался бросить ей вызов, вскоре получал урок, о котором предупреждали рыжие волосы: «Берегись!»

— Кроме того, — продолжала Селина, приводя свой самый веский аргумент, — я не люблю миллионеров, они ненастоящие люди.

Бен почесал в затылке.

— Ненастоящие?

— Именно. У них слишком много денег.

— Сейчас их деньги пришлись бы тебе очень кстати. Или чудо.

— С чудом легче, — отозвалась она, — я найду его, или оно само найдет меня.

— Черт подери, Селина, попытайся же смотреть на вещи трезво!

— Для чего? Разве когда-нибудь это приносило мне пользу? Жить гораздо веселее, если ожидаешь лучшего!

— А когда это лучшее не приходит?

— Тогда нужно думать о другом лучшем и просто ждать его. Бен, не сомневайся, где-то настоящее чудо в двадцать четыре карата направляется прямо ко мне!


Лео Кальвани попытался вытянуть длинные ноги. Перелет из Рима в Атланту длился двенадцать часов, и ему пришлось лететь первым классом, потому что при росте метр восемьдесят семь сантиметров, из которых длина ног составляет больше метра, второй класс оказался бы тесноват.

Обычно он не относил себя к «первому классу». Да, он богат и может позволить себе все первосортное, но выкрутасы и шумиха действовали ему на нервы. Поэтому он путешествовал в старых джинсах и потертой куртке. Завершали одеяние поношенные туфли. Таким способом он заявлял, что «первому классу» его не заполучить.

Элегантная стюардесса вилась над ним так заботливо, будто не замечала, что он выглядит, как бродяга.

— Шампанского, сэр?

— Виски, пожалуй.

— Конечно, сэр, у нас есть… — От скороговорки стюардессы, перечислявшей дорогие марки, у Лео начали стекленеть глаза.

— Просто виски, — с ноткой отчаяния произнес он.

Сделав глоток, Лео зевнул и пожалел, что полет еще продолжается. Прошло одиннадцать часов, и последний час был самым тяжелым, потому что никаких развлечений больше не осталось. Он посмотрел фильм, два раза вкусно поел и пофлиртовал с дамой, сидевшей рядом.

Та с готовностью включилась в игру, они приятно провели час или два, но потом попутчица заснула. Пришлось флиртовать со стюардессами.

Лео погрузился в размышления. Его ждала пара недель на ранчо Бартона Хэнворта недалеко от Стивенвилля в штате Техас, где он наконец насладится простором, жизнью на открытом воздухе, верховой ездой и родео. Все это представлялось ему раем на земле.

Авиалайнер начал заходить на посадку в Атланте. Значит, можно будет хотя бы в течение пары часов размять ноги, прежде чем втиснуть протестующее тело в самолет, направляющийся в Даллас.


Бен урезал счет до предела. Ему нравилась Селина, и он знал, что немногие имевшиеся у нее доллары она истратит на Эллиота. Если у нее останется несколько центов, она купит себе еды, а если нет… она обойдется без нее. Он помог прицепить к мини-дому фургон для перевозки лошади и, пожелав удачи, поцеловал Селину в щеку. Она осторожно выехала со двора, и Бен вознес молитву неведомому богу, оберегающему сумасшедших молодых женщин, у которых на свете нет ничего, кроме лошади, дребезжащего фургона, храброго сердца и непреодолимого упрямства.


В самолете до Далласа Лео дремал — сказался перелет через несколько часовых поясов. Разгибая свое длинное тело, он в очередной раз поклялся больше никогда не летать. Эта клятва сопровождала каждый его перелет.

На выходе из таможни он услышал раскатистый голос:

— Лео, шельмец! Лео заулыбался:

— Бартон, старый плут!

В следующую минуту они уже радостно тузили друг друга.

Бартону Хэнворту минул пятый десяток. Это был рослый добродушный мужчина с седыми волосами и намечавшимся брюшком, пока еще не заметным из-за высокого роста. У него были громкий голос и оглушительный смех, большой автомобиль, огромное ранчо и великодушное сердце.

Лео путешествовал налегке, так что они быстро загрузили его сумки и отправились в двухчасовую поездку на ранчо.

— Как получилось, что ты летел из Рима? — Бар-тон не отводил глаз от дороги. — Мне казалось, Пиза к тебе ближе.

— Я был в Риме по случаю помолвки Марка, моего двоюродного брата. Не помню, знаешь ты его?

Бартон хмыкнул:

— Он был у тебя на ферме, два года назад, когда я приезжал в Италию покупать твоих лошадей. Какая она?

— Хэрриет? — На красивом лице Лео расплылась широкая улыбка. — Знаешь, если бы она не была невестой Марка… но она его невеста, к моему великому сожалению.

— Итак, Марк получил приз, и теперь он связан по рукам и ногам.

Боюсь, так оно и есть, — задумчиво произнес Лео. — Но я не уверен, понял ли он это. Как он выразился, он вступает в «подходящий» брак с внучкой старого друга матери. Вечеринка по случаю помолвки выдалась странная, Марк провел ночь на улице, заснув на земле. На рассвете я вышел подышать воздухом и увидел его. Понимаешь, последняя помолвка Марка была разорвана, и никто никогда об этом не говорит.

— Думаешь, это снова произойдет?

— Возможно. Все зависит от того, как скоро до него дойдет, что он без ума от Хэрриет.

— А как твой сводный брат? Он не такой?

— Нет, у Гвидо достаточно ума, чтобы понять, когда он влюблен. С ним все в порядке, Далей идеально ему подходит.

— Получается, ты один остался на свободе? — ухмыльнулся Бартон.

— Да, я свободен и счастлив — им меня не заарканить.

— Так все говорят, но ты оглянись: хорошие парни валятся, как кегли.

— Бартон, ты представляешь, как много на свете женщин? — Лео взглянул на него. — А мне удалось встретиться лишь с немногими…

— Когда-нибудь найдешь свою «единственную», — возразил Бартон.

— Но я нахожу ее, снова и снова! Затем на следующий день я встречаю другую, которая тоже «единственная». Вот так и получается, что я одинок.

— Ты? Одинок? — Бартон расхохотался.

— Это правда, клянусь! Посмотри, у меня нет ни семьи, ни любящей жены, ни детей. — Лео печально вздохнул. — Ты не можешь себе представить, какая это трагедия для мужчины — сознавать, что природа создала его непостоянным!

— Ну да, конечно!

Оба рассмеялись. У Лео был замечательный смех — искренний, заразительный.

На последнем отрезке дороги Бартон начал зевать.

— Можно окосеть, если так долго смотреть на лошадиный зад, — пожаловался он. Прямо перед ними двигался старый, убогий фургон, из которого торчал конский круп. — Вчера вечером засиделись, отмечали твой приезд, а сегодня пришлось встать ни свет ни заря, чтобы вовремя попасть в аэропорт, — добавил он.

— Послушай, мне жаль. Но меня же еще не было!

— Не беспокойся, сегодня вечером отпразднуем еще раз.

— Я понял, — усмехнулся Лео. — Я бы сел за руль, но после перелета я еще в худшем состоянии, чем ты.

— Да ладно, уже недалеко, — буркнул Бартон. — И это хорошо, потому что развалюха впереди нас не выжмет больше пятидесяти миль. Давай обгоним ее.

— Лучше не надо, — быстро возразил Лео. — Если ты устал…

— Чем скорее мы приедем, тем лучше. Ну-ка!

Машина выскочила на встречную полосу и, набирая скорость, начала обгонять фургон. Лео мельком заметил водителя — молодую женщину с короткими рыжими волосами. Она бросила в боковое окно быстрый взгляд и увидела, что Лео смотрит на нее.

Бартон нажал на газ, и фургон остался позади.

— Ты видел? — воскликнул Лео. — Она подмигнула мне! Бартоп! Бартоп!

— О'кей, я просто на минутку дал передышку глазам. Давай, поговори со мной, чтобы…

— Чтобы ты не заснул. Я не уверен, что мы выиграли, обогнав этот фургон. — Лео с тревогой глядел па грузовик впереди, беспорядочно перескакивающий с полосы на полосу. Бартон вывернул вправо, надеясь обогнать его, но грузовик, неожиданно вильнув туда же, блокировал им путь, а затем внезапно сбавил скорость.

— Бартоп! — окликнул Лео, но его друг никак не отреагировал на этот маневр.

Наконец, его рефлексы включились, но сбавлять скорость было уже поздно. Бартон в последнюю секунду нажал на тормоз и чудом избежал столкновения.

Ехавшему за ними автофургону повезло меньше. Сзади раздался визг тормозов, глухой удар и толчок, сотрясший их машину, и, наконец, громкий вопль ярости и боли.

Водитель грузовика, ничего не заметив, безмятежно продолжил свой путь.

В задней части «гордости и радости» Бартона красовалась уродливая вмятина, которой точно соответствовала вдавлина в передке автофургона; прицеп с лошадью наполовину опрокинулся.

Молодая рыжеволосая женщина, прилагая неимоверные усилия, отчаянно пыталась осуществить невозможное — поставить прицеп на четыре колеса.

— Прекратите! — закричал Лео. — Это опасно!

Селина обернулась.

— Не лезьте! — Лоб у нее был в крови.

— Вы ранены, — возразил Лео, — позвольте мне помочь…

— Я сказала, не лезьте! Вам мало того, что вы натворили?

— Послушайте, не я вел машину, и в любом случае это не наша…

— Какая разница, кто из вас сидел за рулем? Все вы одинаковы. Гоняете в своих шикарных машинах, как будто дорога принадлежит вам! Вы чуть не убили Эллиота!

— Эллиота?

Сильный треск внутри прицепа ответил на вопрос Лео. Дверь, не выдержав, распахнулась, и конь, ударив копытами, выпрыгнул на дорогу. Лео и молодая женщина устремились ему наперерез, но он ловко увернулся и понесся галопом прямо через автостраду. Не колеблясь ни секунды, Селина понеслась за ним, лавируя в потоке машин.

— Безумная женщина! — воскликнул в ярости Лео и помчался за ней.

Он слышал визг тормозов и проклятия взбешенных водителей. Не обращая на них внимания, он, как сумасшедший, бежал за Селиной.

Бартон почесал в затылке, пробормотал: «Вот психи!», достал мобильный телефон и набрал номер.

К счастью для его преследователей, Эллиот был слегка травмирован и не мог развить большой скорости, но, к несчастью для них, он решил, что ни за что не даст себя поймать — недостаток резвости он с лихвой возмещал хитростью, поворачивая в разные стороны.

— Вы бегите туда, — проревел Лео, — а я сюда, мы отрежем ему путь.

Но конь стрелой промчался между ними и поскакал в обратном направлении.

— Только не туда! — задыхаясь, воскликнул Лео. — Только не на шоссе!

Машины неумолимо приближались. Каким-то чудом Лео удалось схватить повод.

Эллиот с опаской смотрел на него, но первые же успокаивающие слова, казалось, подействовали: копь перестал дрожать и замер, робкий и смущенный, готовый довериться незнакомцу.

Подбежавшая Селина заметила, как мужчина с видом знатока рассматривает щетки над копытами коня, осторожно проводит по ним рукой и, наконец, изрекает: «Мне кажется, что это всего лишь легкое растяжение, но нужно, чтобы взглянул ветеринар»!

Еще и счет от ветеринара! Когда она уже выскребла свою «кубышку» почти до дна! Селина отвернулась и с силой провела рукой по глазам. Нападение — лучший вид обороны.

— Всего лишь легкое растяжение! — с горечью повторила она. — Не было бы никакого растяжения, если бы вы не затормозили так внезапно!

Послушайте, я не тормозил, потому что не я вел машину, — еще не отдышавшись, возразил Лео. — Это был мой друг, но он тоже не виноват. Обвиняйте парня, который сбросил газ впереди нас. Он, кстати, давно уехал. Но, справедливости ради… Черт подери, вы знаете, что это такое?

— Я знаю, что у моего коня травма и мой фургон поврежден. Я знаю, что в последнюю минуту мне пришлось нажать на тормоза…

— Ах да, ваши тормоза! Было бы любопытно взглянуть на них. Держу пари, это будет занятно.

— То есть пытаетесь переложить вину на меня!

— Я просто…

— Знаю я таких, как вы. Думаете: «Вот беспомощная женщина, едет одна. Ну-ка, посмотрим, сильно ли она испугается».

— Мне не приходило в голову, что вы сильно испугаетесь, — искренне возразил Лео. — Что касается беспомощности, то мне приходилось встречаться с тиграми-людоедами, которые были более беспомощны, чем вы.

Бартон перешел через дорогу и приблизился к ним.

— Подожди минутку, Лео…

Но Лео «завелся».

— Мы-то ведь здесь, да? Вот вы и вините нас! Мы просто удобные козлы отпущения и… и… — Каждый раз, когда Лео подводил английский, он переходил на родной язык, и в течение минуты слова лились из него неудержимым потоком.

— К черту, Лео! — взревел, наконец, Бартон. — Хватит с нас твоей итальянской агитации!

— Просто я хотел высказать то, что чувствую, — объяснил Лео.

— Тебе это удалось. Давайте, наконец, успокоимся и познакомимся.

Он повернулся к молодой женщине и добродушно представился:

— Бартон Хэнворт, ранчо Фор-Тен вблизи Стивенвилля, в пяти милях отсюда.

— Селина Гейтс. Направляюсь в Стивенвилль.

— Прекрасно! Мы займемся вашим… э-э-э… транспортным средством и ветеринаром, когда приедем. Я позвонил, и нам помогут. Пока будем со всем этим разбираться, вы останетесь у нас на день или два.

— У вас?

— А где же еще? — весело спросил Бартон. — Раз вы попали в переделку из-за меня, я должен помочь вам.

Селина подозрительно взглянула на Лео.

— Но он говорит, что это была не ваша вина.

— Ну, как вам сказать… Наверное, я немного замешкался, — признался Бартон, избегая взгляда Лео. — Дело в том, что если бы я вовремя сбавил скорость… ну, как бы там ни было, не стоит обращать внимание на то, что говорит мой друг. — Он наклонился с видом заговорщика. — Потому что он иностранец и иногда его трудно понять.

— Ну, спасибо, Бартон! — усмехнулся Лео.

Его внимание было поглощено Эллиотом. Он поглаживал коню морду, тихо говоря что-то, и конь явно успокаивался. Селина молча наблюдала за ними.

Скоро появился грузовик с подъемником и прицепом, вполне способным вместить трех лошадей.

Селина осторожно повела Эллиота по наклонному трапу, конь заметно прихрамывал.

— Дома нас уже будут ждать ветеринар и врач, — сказал Бартон. — Теперь садитесь с нами в машину и поедем.

— Спасибо, но я останусь с Эллиотом, — ответила Селина.

Бартон нахмурился.

— Вам нельзя ехать с ним, это против правил. Ну же, какого черта?

— Мне нужно остаться с Эллиотом. Он будет нервничать в незнакомом месте. А что будет с моим автофургоном?

— Не беспокойтесь, его сейчас прицепят, — успокоил ее Бартон.

— Эллиот не любит быстрой езды, — поспешно добавила она.

— Я предупрежу водителя. Пойдем, Лео!

— Нет, я тоже останусь здесь, — сказал он.

— Я сама справлюсь с Эллиотом, — возразила Селина.

— Я не о нем беспокоюсь. Вы сильно ударились головой, и лучше не оставлять вас одну.

— Со мной все в порядке.

Лео с упрямым видом залез в прицеп.

— Мы можем отправиться туда, где Эллиота ожидает ветеринар, или будем стоять здесь и ждать, когда вы согласитесь. Решайте сами.

С этими словами он закрыл дверь. Селина наградила его свирепым взглядом, но не стала спорить.

Она сердилась на Лео. У него хватает наглости приказывать и разговаривать с ней таким же успокаивающим тоном, как с Эллиотом. Жуткое нахальство!

— Скоро мы будем там, — сказал Лео, — о вас позаботятся.

— Не нужны мне ничьи заботы, — процедила Селина сквозь зубы.

— А я бы не отказался, если бы получил такой удар.



— Просто некоторые из нас более выносливы, — с раздражением возразила она.

Лео промолчал. У нее нездоровый вид, и она имеет право злиться. Селина отвернулась и начала нежно ласкать коня.

Это был рысак, некрасивый, но сильный. Судя по всему, жизнь не баловала его. Глядя, как Селина прижимается щекой к морде коня, Лео понял, что в ее глазах Эллиот прекрасен.

С первого взгляда она тоже не поражала красотой. Правда, хороши были глаза — большие, зеленые. На ее щеках играл нежный румянец, кожа светилась здоровьем от жизни на свежем воздухе. Очевидно, когда она бывает в хорошем настроении, у нее на лице появляется обаятельное озорное выражение. Селина не была изящной, но грация ее движений не ускользнула от зорких глаз Лео. Он с удовольствием заметил, что тонкая, как тростинка, выносливая и сильная, она обладает врожденной гибкостью танцовщицы.

Ему захотелось снова увидеть ее глаза. Женщине, у которой такие глаза, ничего другого не нужно.

— Меня зовут Лео Кальвани, — сказал он, протягивая Селине руку.

Лео слегка сжал ей пальцы, но Селина немедленно отняла руку, задержав ее ровно настолько, сколько требовала элементарная вежливость.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ранчо Фор-Теп представляло собой десять тысяч акров превосходной земли, населенной пятью тысячами голов крупного рогатого скота, двумя сотнями лошадей, пятьюдесятью работниками и семьей хозяина из шести человек.

Селина медленно спустилась по наклонному трапу и увидела конюшни, в которых Бартон держал призовых лошадей. У нее мелькнула мысль, что жилищные условия некоторых людей хуже, чем у этих животных.

Она вошла в конюшню с Эллиотом на поводу, и работник открыл дверь большого, удобного денника. Ветеринар был уже там, как и врач, который собрался было отвести Селину в сторону, но Лео Кальвани опередил его:

— Дайте ей сначала позаботиться о коне. Она не успокоится, пока не убедится, что с ним все в порядке, — тихо проговорил он.

Селина взглядом поблагодарила его. Она ревниво наблюдала, как ветеринар привычно ощупал Эллиота и поставил диагноз, незначительно отличавшийся от предположения Лео. Инъекция противовоспалительного средства, перевязка — и все закончилось.

— Он сможет участвовать в родео на следующей неделе? — с тревогой спросила Селина.

— Посмотрим. Он ведь уже не молод.

— Может быть, теперь вы разрешите врачу осмотреть вас? — обратился к ней Лео.

Кивнув, она села. Несмотря на внешнее спокойствие, ею владело отчаяние, которое она тщетно пыталась скрыть. У нее болела голова, болело сердце, болело все тело.

— Как поживают животные, которых я продал тебе два года назад? — спросил Лео Бартона. — В хорошей форме?

— Пойдем, сам увидишь.

Пять лошадей, купленных Бартоном у Лео, были в прекрасном состоянии. Крупные, с мощными коленными сухожилиями, они много работали, но и содержали их по-королевски.

— Готов побожиться, они тебя помнят! — воскликнул Бартон, глядя, как лошади тыкаются носами в Лео.

— Они не забывают тех, кто их угощает, — усмехнулся тот.

Он украдкой посматривал на Селину. Врач накладывал ей повязку на лоб.

— Отдохните пару дней, — посоветовал он, — хорошо отдохните.

— Это же просто небольшой ушиб, — возразила она.

— Небольшой ушиб головы.

— Я прослежу, чтобы она отдохнула, — вмешался Бартон. — Сейчас моя жена приготавливает комнату.

— Очень любезно с ее стороны, — в замешательстве сказала Селина, — но лучше я останусь с Эллиотом.

Она показала на связки сена, как бы удивляясь, что кому-то нужно что-то еще.

— Но вы должны зайти в дом! — воскликнул Бартон. — Мы немного перекусим, потому что через пару часов у нас будет пикник на открытом воздухе. Будем жарить мясо на вертеле.

— Вы очень добры, но я не могу войти в дом, — сказала Селина.

Бартон почесал в затылке.

— Миссис Хэнворт обидится.

— Хорошо, я зайду, чтобы поблагодарить ее.

Селина неохотно пошла за ними к дому — огромному белому особняку. Интересно, как себя чувствует Лео среди подобного великолепия? В старых джинсах и поношенных кроссовках он выглядит так же не к месту, как и она, хотя, кажется, его это нисколько не волнует.

Услышав радостные возгласы, Лео поднял голову, и в следующую минуту его окружила вся семья Бартона Хэнворта.

Дилия, жена Бартона, была яркой, жизнерадостной моложавой женщиной. У них с Бартоном было трое детей — две дочери, Кэрри и Билли, обе похожие на мать, и Джек, прилежный сын, который, казалось, жил в мире грез, отдалившись от остальных членов семьи.

Круг домочадцев замыкал сын Дилии от первого брака — Пол, или Поли, как его упорно называла мать, лелеявшая своего первенца и избаловавшая его так, что от него стонала вся семья.

Поли приветствовал Лео как родственную душу, похлопав его по спине и пообещав, что они «классно» проведут время, отчего Лео едва не застонал. Поли было около тридцати лет. Это был упитанный, легкомысленный и довольно привлекательный молодой человек, уже начинавший слегка расплываться. Он считал себя бизнесменом, но его «дело» состояло из одной Интернет-компании, пятой по счету, которая быстро разваливалась, повторяя судьбу своих предшественниц.

Бартон снова и снова выручал пасынка из беды, клянясь, что больше пальцем не шевельнет ради него, но всегда уступал мольбам Дилии помочь Поли в «последний раз».

Но сейчас царила сердечная атмосфера. Поли, демонстрируя хорошие манеры, узнал Селину.

— Я встречал вас на родео в… — Он скороговоркой перечислил ряд мест. — И видел, как вы выигрывали.

Селина, слегка оттаяв, улыбнулась.

— Я не много выигрываю, — призналась она, — но достаточно, чтобы участвовать.

— Вы — звезда, — заявил Поли, сжимая ей руку, — и я считаю встречу с вами большой честью.

В нем было что-то неприятное, и его попытки польстить казались неискренними. Селина поблагодарила его и высвободила руку, борясь с искушением потереть ее о джинсы — у Поли была липкая ладонь.

— Ваша комната уже готова, — добродушно сказала Дилия. — Девочки проводят вас наверх.

Кэрри и Билли немедленно увлекли Селину за собой. Поли, от которого невозможно было отделаться, последовал за ними, и когда они подошли к лучшей спальне для гостей, он ухитрился пробраться вперед и распахнуть перед ними дверь.

— Только все лучшее для нашей знаменитой гостьи, — игриво пропел он.

Селина знала, что она далеко не знаменита, и эта выходка заставила ее бросить на Поли косой взгляд. Она обрадовалась, когда Кэрри выпроводила брата из комнаты и ушла сама.

Селина огляделась, окружающее великолепие привело ее в замешательство. Ей казалось, что в любую минуту из платяного шкафа может появиться английская королева и заявить, что на самом деле это ее спальня.

Ванная комната добила ее. Ванна была сделана в форме огромной морской ракушки. Душ был бы предпочтительнее, но шапочка не прикрывала повязки, и Селине пришлось набрать воды в ванну.

Когда она наполнилась, девушка с наслаждением погрузилась в горячую воду, чувствуя, как утихает боль в измученном теле. Из множества разнообразного мыла ей удалось наконец выбрать наименее душистое. Намыливаясь, она чувствовала, как тревога, вызванная суматохой дня, постепенно покидает ее. Кажется, можно все-таки сказать что-то в пользу богатой жизни. Не очень много, но кое-что.

На полочке как раз над ванной выстроились в ряд стеклянные банки, наполненные кристаллами разного цвета. Заинтересовавшись, Селина взяла одну из них, отвернула крышку и едва не задохнулась: аромат был сильнее, чем запах мыла. Она поспешно закрутила крышку, но скользкие пальцы не удержали банку, и та упала в воду, со зловещим треском разбившись о ванну. Селина испуганно вскрикнула.

Расположившийся в комнате напротив Лео раздевался, чтобы принять душ, и уже снял рубашку, когда ему послышался чей-то крик. Выйдя в коридор, он остановился и прислушался. Тишина. Затем за дверью Селины раздался полный отчаяния голос:

— Что мне теперь делать? Он постучал в дверь.

— Селина, с вами все в порядке? Ее голос был едва слышен.

— Не совсем.

Лео открыл дверь, но никого не увидел.

— Где вы?

— Здесь.

Она была в ванной. Лео с опаской приблизился к открытой двери, стараясь не вдыхать сильный, приторно-сладкий аромат.

— Можно войти? — спросил он.

— Я застряну здесь навечно, если вы не войдете.

Осторожно ступая, он огляделся и увидел большую розовую ракушку, в середине которой лежала Селина. Прикрыв руками грудь, она смотрела на него безумными глазами.

— Я разбила банку с кристаллами, — в отчаянии призналась она.

Лео посмотрел по сторонам.

— Где?

— В ванне. Здесь повсюду осколки, но под водой их не видно. Я боюсь шевельнуться.

— Спокойно! — Лео взял белое полотенце и отвел глаза, когда Селина протянула за ним руку.

Прикрыв грудь, она сказала:

— Можете смотреть, у меня приличный вид — почти.

— Вы в состоянии вынуть пробку?

— Мне придется дотянуться до нее.

— Тогда я сделаю это, не двигайтесь. Где она?

— Между моих ступней.

Лео погрузил руку в воду, и его пальцы осторожно заскользили по внутренней поверхности ванны. Нащупывая пробку, он старался не прикасаться к телу Селины, что оказалось невозможно.

— Когда вода вытечет, я начну убирать осколки.

Наконец, он увидел острые куски стекла и начал собирать их один за другим. Постепенно уровень воды понижался, и тело Селины все больше обнажалось, что создавало для Лео дополнительную трудность…

— Я стараюсь не смотреть, но мне же надо видеть осколки! — в отчаянии проговорил он.

— Делайте, что нужно, — согласилась она.

Он сделал глубокий вдох.

— Я собрал все, что мог, — наконец сказал он. — Вам нужно выбраться из ванны, поднимаясь только вверх и не двигаясь в стороны.

— Но я не смогу! Мне же нужно изменить положение, чтобы найти равновесие и держаться за что-то.

— Держитесь за меня. — Лео наклонился. — Обнимите меня за шею.

Она повиновалась, и полотенце немедленно соскользнуло. Девушка попыталась его поймать.

— Забудьте об этом, — сказал Лео. — Вы что предпочтете — стыдливость или безопасность?

— Безопасность, — не задумываясь, ответила Селина. — Давайте попробуем.

Она вновь обхватила Лео за шею и почувствовала его руки. Они были большие и почти сомкнулись на ее тонкой талии. Он медленно выпрямлялся, поднимая приникшую к нему Селину. Еще немного, еще чуть-чуть. Они поднимались дюйм за дюймом. Остатки воды в ванне стекли и обнажили осколок устрашающего вида, который Лео не заметил. Селина в страхе взглянула вниз и попыталась оттолкнуть его ногой.

Это была роковая ошибка. Нога заскользила, и Селина почувствовала, что вот-вот упадет. Крепче обхватив ее одной рукой, Лео другой рукой ухватил Селину под ягодицы и так быстро отступил назад, что потерял равновесие. Шатаясь из стороны в сторону, он, пятясь, вышел из ванной и сделал несколько шагов, изо всех сил пытаясь сохранить равновесие. Тщетно. В следующую минуту он опрокинулся на розовый плюшевый ковер, а на него в свою очередь упала Селина.

— Боже милосердный! — Вся дрожа, она прильнула к нему, позабыв о стыдливости, обо всем, кроме страшного осколка.

Лео тяжело дышал, пытаясь обрести душевное равновесие, которое уносилось в космические дали, к планетам и звездам, неведомым, прекрасным и головокружительным.

В следующую секунду от зловещего звука кровь застыла у него в жилах.

Хихикнула женщина. Две женщины. Прямо за дверью.

— Селина! — послышался голос Кэрри. — Можно нам войти?

— Нет! — Взвизгнув, она вскочила и с протянутой рукой бросилась к двери, чтобы повернуть ключ.

Его не было, дверь не запиралась.

— Не входите! Я не одета! — крикнула она, прижавшись к двери спиной. — Я спущусь через минуту. Пожалуйста, поблагодарите за меня вашу маму.

Они облегченно вздохнули, когда голоса девочек стали удаляться.

Селина пробежала в ванную и появилась в махровом халате, милосердно скрывавшем ее фигуру.

— Спасибо, — сказала она, — вы спасли меня.

Лео встал.

— Мне лучше уйти, пока наши репутации окончательно не погибли.

— Что же я скажу миссис Хэнворт?

— Оставьте это мне. Я думаю, вам вообще не стоит выходить из комнаты. Ложитесь в постель. Это приказ.

Он выглянул в коридор и с облегчением убедился, что там никого нет. Но не успел он сделать и шага, как появились Кэрри и Билли. Можно было подумать, что они прятались за углом.

— Лео! Все в порядке?

— Не совсем. — Лео покраснел, вспомнив, что он полураздет. — Принимая ванну, Селина уронила стеклянную банку, и она разбилась.

— Бедняжка Селина! Она все еще в ванне?

Нет, я помог ей, и теперь все в порядке. — Лео очень жалел, что не может провалиться сквозь землю. — Я обещал ей рассказать вашей маме о том, что произошло. Я только… э-э-э… надену рубашку.

Он поспешно скрылся в своей комнате, стараясь не обращать внимания на многозначительное хихиканье девочек.

Как он и ожидал, Дилия отнеслась к происшествию сочувственно.

— Какая банка разбилась? — спросила она. — Пойду и посмотрю, как там Селина.

Через несколько минут она примчалась в кухню и приказала, чтобы Селине отнесли еду.

— Кажется, ты вел себя как рыцарь в сверкающих доспехах, — обратилась она к Лео. — Что же, она очень привлекательная девушка.

— Дилия, клянусь тебе, что сегодня я ее впервые увидел!

Дилия понимающе улыбнулась.

— Вы, итальянцы, такие стремительные и романтичные и никогда не упустите свой шанс!

— Чем это так вкусно пахнет? — в отчаянии воскликнул Лео. — Перед тобой человек, который умирает с голоду.

К счастью, это замечание вытеснило все другие темы разговора, и только Поли, толкнув Лео в бок, отвел его в сторону и повторил слова своей матери, прозвучавшие в его устах вульгарно и оскорбительно. После того, как Лео, приятно улыбаясь, объяснил Поли, что он сделает с ним, если тот еще раз позволит себе нечто подобное, инцидент был исчерпан.

Переодеваясь для пикника, Лео пытался разобраться в собственных ощущениях. Он почувствовал в Селине своеобразную привлекательность, хотя ее обнаженное тело не должно было произвести на него большого впечатления — этому телу не хватало той здоровой полноты, которую он предпочитал в женщинах.

И все же что-то таинственным образом подействовало на него. Лео не мог понять, что именно, но он пришел в ярость, увидев, как Поли причмокивает толстыми губами, представляя, что произошло в комнате Селины. Только то, что Поли — сын хозяйки дома, помешало Лео расправиться с ним.

Гости начинали съезжаться. Они направлялись к полям, где намечался большой пикник. Лео усмехнулся, предвкушая приятный вечер.

— Ты готов к доброй пирушке? — спускаясь по лестнице, услышал он оклик Бартона.

— Для этого я всегда готов, — признался Лео. — Но сначала давай зайдем в конюшню.

— Конечно, если хочешь. Не беспокойся, с ней все будет в порядке.

— Эллиот — «он».

— Я не имел в виду Эллиота, — возразил Бартон.

Они прошли мимо гаража. В открытую дверь Лео увидел автофургон Селины и то, что осталось от ее прицепа.

— Он отжил свой век, — задумчиво сказал Бартон. — Удивительно, что он протянул так долго.

Лео забрался в фургон.

Он считал себя человеком, который может обойтись минимальными удобствами, но жилье Селины поразило его: кушетка, на которой едва можно было поместиться, маленькая плитка, миниатюрная душевая. Безупречная чистота была единственным достоинством этого дома на колесах.

Впрочем, очень скоро Лео забыл о своих мрачных мыслях. Техасское гостеприимство раскрыло ему свои объятия, и он устремился в них с радостью. Еды, напитков, музыки и хорошеньких девушек было предостаточно, и несколько веселых часов пролетели незаметно. Лео танцевал без устали.

Когда он решил наконец передохнуть, ему захотелось узнать, как чувствует себя Селина. Съела ли она ужин, который Дилия послала ей, и не проголодалась ли снова?

Он навалил на тарелку бифштексов и картофеля, сунул под мышку несколько банок пива и направился к дому. Что-то подсказало ему заглянуть в конюшню — на всякий случай. Он не удивился, когда увидел там Селину, которая, прислонившись к двери денника, с довольным видом наблюдала за Эллиотом.

— Как он? — Лео заглянул внутрь. Она вздрогнула от неожиданности.

— Ему лучше, он почти успокоился.

Ее самочувствие тоже явно улучшилось, на щеках появился румянец, а в глазах — блеск. Лео показал ей тарелку.

— Это для меня?

— Черт возьми, не для Эллиота же! Идите сюда.

Лео нашел плотную связку сена, и они устроились на ней. Он протянул Селине банку пива, и она, запрокинув голову, осушила ее почти до дна.

— Замечательно!

— Там его полным-полно. — Лео кивнул на дверь. — И бифштексов тоже. Не хотите выйти и поучаствовать в вечеринке?

— Нет, спасибо.

— Еще не в форме?

— Нет, мне лучше, я хорошо поспала. Просто… все эти люди будут смотреть на меня и думать, что я не так разговариваю, и что… я здесь не к месту.

— Кто сказал, что вы здесь не к месту?

— Я. Этот дом… все это… выбивает меня из колеи.

— Вы никогда не бывали в богатом доме?

— Бывала, конечно, много раз, просто я не входила через парадную дверь. Я работала в таких домах: мыла полы, убирала в кухне. Но я всегда предпочитала работу в конюшне.



— Когда это было? Вы говорите так, будто вы старуха, но ведь вам не может быть больше сорока лет.

— Больше сорока? — Заметив озорной блеск его глаз, Селина засмеялась. — Я бы отколошматила вас, если бы не боялась опрокинуть пиво.

— Вот это мне нравится! — Лео протянул ей вторую банку. — Женщина, которая понимает, что такое приоритеты! Итак, вам еще нет сорока?

— Мне двадцать шесть.

— И когда же вы успели так наработаться?

— Я забочусь о себе с четырнадцати лет.

— А школа?

Селина пожала плечами.

— Я росла в приюте. Собственно, в нескольких.

— Вы сирота?

— Вероятно, нет. Отца никто не знал, боюсь, даже моя мать. Она была почти ребенком, когда родила меня. Ей не под силу было справиться с трудностями, и она отдала меня в приют. Думаю, она хотела забрать меня, но не смогла. — Селина сделала глоток.

— И что потом? — спросил потрясенный Лео.

— Приемные семьи.

— Семьи? Несколько?

— Первая была нормальной. Именно там мне привили любовь к лошадям. После этого я поняла, что все, что я делаю, должно быть связано с ними. Но старик умер, его скот был продан, меня отослали в другое место. Оно оказалось плохим. Кормили ужасно, а так как я была дешевой рабочей силой, в школу меня не посылали. Зачем? Я сказала, что они стали мне поперек горла, и меня выгнали, сказали, что я «неуправляемая». Так оно и было. Черта с два я бы позволила им управлять собой!

— Но разве нет законов, защищающих детей в подобных ситуациях?

Селина посмотрела на него, как на сумасшедшего.

— Конечно, есть, — спокойно сказала она. — Как и инспекторы, которые должны следить за выполнением этих законов.

— И что?

То, что нарушения все равно происходят. Некоторые инспекторы — порядочные люди, но их засасывает — слишком много работы. Другие видят то, что хотят видеть, потому что тогда они могут пораньше завершить свой рабочий день.

В словах Селины не было горечи, она рассказывала так, будто описывала жизнь на другой планете. Лео был ошеломлен. В сравнении с этим его жизнь в Италии, в стране, где семейные связи до сих пор сильнее, чем где-либо, показалась ему раем.

— А что было потом? — в каком-то оцепенении спросил он.

Она снова пожала плечами.

— Новая приемная семья ничем не отличалась от предыдущей. Я сбежала, меня поймали и снова поместили в приют. Спустя некоторое время я оказалась в другой семье. Я прожила там три недели.

— А после? — спросил он, потому что она замолчала.

— На этот раз я постаралась, чтобы меня не поймали. Мне было четырнадцать лет, но вполне можно было дать шестнадцать. Не думаю, что меня долго разыскивали. Знаете, бифштекс очень вкусный!

Лео не стал возражать против смены темы — кому охота рассказывать о такой жизни?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Вы с Эллиотом давно вместе? — поинтересовался Лео.

— Пять лет. Я подрабатывала на родео и купила его по дешевке у парня, который задолжал мне. Он считал, что карьера Эллиота закончилась, но я подумала, что в нем еще есть кое-что хорошее, и оно может проявиться, если правильно обращаться с ним. Что я и делаю.

— Мне кажется, он ценит это, — заметил Лео. Селина встала и направилась к Эллиоту, чтобы приласкать его. Конь потянулся к ней.

Лео тоже поднялся.

— Вы разбираетесь в лошадях, — сказала Селина, — это видно.

— Я развожу их, у себя дома.

— Где же ваш дом?

— В Италии.

— Так вы действительно иностранец!

Лео усмехнулся.

— Разве вы не поняли это по моему «смешному акценту»?

Неожиданно Селина ослепительно улыбнулась:

— Я слышала и смешнее.

Ему показалось, что вместе с ее улыбкой взошло солнце. Он схватил руку Селины, запечатлел на ней поцелуй и заворковал:

— Bella signorina, позвольтте мне рассказатте вам о моей стране. В Итталии мы уммеем ценнитте женскую красотту.

Селина застыла от изумления.

— Так говорят в Италии?

— Нет, конечно, нет, — успокоил ее Лео. — Но когда мы за границей, люди ожидают, что мы будем говорить именно так.

— Только те, у кого с головой не все в порядке.

— Ну мне такие часто попадаются. Большинство людей судят об итальянцах по стереотипу. Далеко не каждый из нас стремится ущипнуть женщину за зад.

— Ну да, вы просто подмигиваете женщинам на автостраде!

— Кто подмигивает?

— Вы. Вы подмигнули мне. Когда машина мистера Хэнворта обгоняла меня, я увидела, что вы смотрите на меня, и вы подмигнули.

— Только потому, что сначала вы подмигнули мне.

— Я не подмигивала! — вспыхнула Селина.

— Подмигивали!

— Нет!

— Я видел!

— Это был солнечный блик. Я не подмигиваю незнакомым мужчинам.

— А я не подмигиваю незнакомым женщинам, если они сначала не подмигнут мне!

Лео добился своего: Селина засмеялась, и ему вновь показалось, что засветило солнце. Взяв ее за руку, он направился туда, где они сидели, и они чокнулись банками с пивом.

— Расскажите мне о вашем доме, — попросила она. — Где он?

— В Тоскане, в северной части, рядом с побережьем. У меня есть ферма, я развожу лошадей, выращиваю немного винограда. Участвую в родео.

— Родео? В Италии? Вы смеетесь надо мной.

Вовсе нет! У нас есть небольшой городок, который называется Гроссетто, где каждый год устраивают не только родео, но и торжественный проезд по городу. Там есть здание, стены которого заклеены фотографиями местных «ковбоев». Пока мне не исполнилось шесть лет, я думал, что все ковбои — итальянцы. Когда мой двоюродный брат сказал мне, что их родина — Соединенные Штаты, я обозвал его лжецом. Родители нас едва разняли. В конце концов, — продолжал он, — мне пришлось приехать, чтобы посмотреть настоящее родео.

— У вас есть родные?

— Есть, но живу я один, если не считать Джину.

— Она ваша подружка?

— Нет, ей за пятьдесят. Она готовит, убирает и делает зловещие предсказания о том, что я никогда не найду жены, потому что ни одна молодая женщина не потерпит в доме таких сквозняков.

— Они на самом деле сильные?

— Только зимой. Там толстые каменные стены и плиты на полу.

— Просто средневековая темница…

— Дом был построен восемьсот лет назад, и, как только я закончу один ремонт, мне кажется, что пора начинать другой. Но летом там очень хорошо. Именно тогда начинаешь понимать, что камень сохраняет прохладу. А рано утром, когда выйдешь и посмотришь на долину, то увидишь нежный свет, не видимый в другое время. Но нужно быть там в определенное время, потому что он длится всего несколько минут. Потом свет меняется, становится резче, и, если захочется увидеть его вновь, придется вернуться на следующее утро.

Лео замолчал, слегка удивившись своему красноречию. Селина смотрела на него со спокойным интересом.

— Расскажите еще, — попросила она. — Мне нравится слушать, когда люди рассказывают о том, что они любят.

— Да, я думаю, что люблю все это, — задумчиво произнес Лео. — Я люблю эту жизнь, хотя она изнурительна, тяжела и лишена удобств. Когда идет уборка урожая, встаешь на рассвете и ложишься спать в полном изнеможении, но по-другому я бы жить не стал.

— У вас есть братья, сестры?

— У меня есть младший брат… — Лео усмехнулся, — хотя технически Гвидо старший. Дело в том, что по закону мое существование сомнительно, так как оказалось, что мои родители не состояли в браке. В то время никто этого не знал.

Селина насторожилась.

— Вы хотите сказать, что вы тоже незаконнорожденный?

— Да, я так думаю.

— Вас это волнует?

— Ни капельки.

— Меня тоже, — с удовлетворением сказала она. — Это как бы дает свободу. Можно ехать, куда хочешь, и делать, что пожелаешь. Вы так не думаете?

Не получив ответа, она повернулась и увидела, что Лео, закрыв глаза, откинулся назад и бессильно растянулся на сене. Усталость от перелета через несколько часовых поясов взяла свое.

Селина протянула руку, чтобы разбудить его, но передумала и стала молча его разглядывать. В памяти всплыло ощущение, возникшее у нее, когда он крепко прижал ее к себе в ванной. Его рука у нее на ягодицах, когда он, боясь, что она поранится, поднимал ее из ванны… Он немедленно отнял руку, как только увидел, что ей ничего не угрожает.

«Джентльмен, — подумала она, — даже в такой момент!»

Все в нем ей нравилось: и широкий лоб, и густые брови, и прямой нос, и красивый изгиб немного полных губ. Нравились его иностранное происхождение и слабый итальянский акцент, необычная манера произносить некоторые слова. Его руки притягивали, словно магнит, а тело отозвалось на вызванные ими воспоминания. Вот Лео поднимает ее из ванны, ее нагота под этими длинными пальцами… Селине казалось, что сейчас, в эту минуту они прикасаются к ней, она чувствует их…

Черт, зачем она обманывает себя? Все знают, что итальянцы любят пышных женщин, фигуры которых напоминают песочные часы.

Эллиот тихо заржал, и Лео открыл глаза. Увидев склонившуюся над ним Селину, улыбнулся.

— Я умер и попал в рай, — объявил он, — а вы ангел.

— Сомневаюсь, что я попаду в рай. Если только правила не изменятся.

Они рассмеялись, и она подошла к Эллиоту.

— Он ревнует, потому что вы уделяете мне много внимания, — объяснил Лео.

— Он знает, что ему не к кому ревновать, — возразила Селина. — Ведь он моя семья.

— Где вы живете?

— Там, где нам с Эллиотом приходится бывать.

— Но у вас же есть какой-нибудь дом, пристанище, где вы останавливаетесь, когда не путешествуете?

— Не-а.

— Вы хотите сказать, что все время путешествуете?

— Ага. У меня есть место, где я зарегистрирована, чтобы платить налоги, но я не живу там, я живу с Эллиотом. Он мой дом и моя семья. И всегда будет.

— «Всегда» не может быть, — заметил он. — Я не знаю, сколько ему лет, но…

— Он не старый, — быстро возразила Селина, — просто он выглядит старше своих лет, потому что жизнь потрепала его, вот и все.

— Конечно, я уверен в этом, — мягко согласился Лео. — Но все-таки, сколько же ему лет?

— Не знаю, — вздохнула она. — Но в нем еще есть задор. — Она прижалась щекой к носу коня. — Никто не знает тебя так, как я, — прошептала она.

Внезапно силы оставили девушку, и Лео быстро ее подхватил.

— Ну вот! Вам надо лечь в постель. Не спорьте, потому что я не приму никаких возражений.

Он отвел ее в дом и помог подняться по лестнице.

— Спокойной ночи, — сказал он у двери ее комнаты, — спите спокойно.

— Лео, вы не понимаете, — призналась Селина шепотом. — Я не могу спать на этой кровати, она слишком мягкая, она подпрыгивает при каждом моем движении.

Губы у него дрогнули.

— Так должно быть. Вам просто нужно примириться со всем этим комфортом. Вы освоитесь.

— Никогда, — возразила Селина и проскользнула в комнату.


Уже почти рассвело, когда последний гость, высунув руку из окна машины и крича нараспев «пока-а-а!», наконец, покинул ранчо.

Лео сидел на кровати со смутным чувством удовлетворения. Вечером он выпил много кукурузного виски и пшеничной водки, особенно после того, как пожелал Селине спокойной ночи и вернулся на празднество.

Но это не помешало ему уловить звук шагов, замерших у двери спальни Селины. Тишина, затем тихий скрип открывшейся двери. Этого оказалось достаточно, чтобы Лео мгновенно протрезвел и бросился в коридор, застав Поли в тот момент, когда тот входил в дверь.

— Ну не удивительно ли? — обратился он к Поли таким голосом, что тот едва не подпрыгнул. — Мы так беспокоимся о Селине, что не можем уснуть, не убедившись, что с ней все в порядке.

Поли ухмыльнулся, глядя на него тусклыми глазами.

— Надо заботиться о гостях.

— Поли, ты подаешь нам прекрасный пример!

Лео вошел в комнату и включил свет. Увидев, что постель пуста, они остолбенели.

— Эта глупая женщина вернулась в конюшню, — пробормотал Лео.

— Ничего подобного, — донесся голос из кучи одеял на полу.

Куча развалилась, и из-под одеяла выглянула «глупая женщина».

— Что такое? — приподнявшись, удивленно спросила Селина. — Что-нибудь случилось?

— Нет. Нас с Поли беспокоило ваше самочувствие, и мы пришли посмотреть, все ли с вами в порядке.

— Вы очень заботливы, — сказала она, мгновенно догадавшись об истинной причине их прихода. — Я чувствую себя прекрасно.

— Поли, она чувствует себя прекрасно, ты можешь спокойно ложиться спать. — Лео уселся на пол около Селины.

— Э-э-э… ну, я просто…

— Спокойной ночи, Поли, — сказали они в один голос.

Поли попятился и исчез за дверью, бросив им на прощанье злобный взгляд.

— Знаете, я бы и сама справилась, — сказала Селина.

— Конечно, если бы вы были здоровы, — подтвердил Лео. — Поли выглядит дряблым и вялым, но он очень опасный тип.

— Я поняла. Но в течение одного дня вы уже трижды примчались мне на помощь. Я не хочу, чтобы вы считали меня «слабаком».

— Простите.

— Нет, это вы меня простите, — с раскаянием произнесла Селина. — Я не хотела грубить. Я знаю, вы добры ко мне, но я начинаю привыкать к вашей помощи, и это превращается в плохую привычку.

— Обещаю больше не спасать вас. Клянусь, в следующий раз оставлю вас на произвол судьбы.

— Вот и хорошо.

— Вам удобно на полу?

— Я терпела, сколько хватило сил, — пожаловалась она, — но это просто безумие! Каждый раз, когда я переворачивалась, меня подбрасывало вверх на два метра. На полу гораздо лучше.

— Я, пожалуй, пойду, пока я не уснул. — Мысли у Лео начали путаться. — Где я? Вечеринка закончилась?

— Вероятно. — Селина понимающе улыбнулась. — Виски, наверное, было очень хорошее?

— У Бартона всегда замечательное виски. Я порядочно выпил.

— Вам помочь дойти до вашей комнаты?

— Сам доберусь. Заприте дверь на ключ, когда я уйду. Я не удивлюсь, если сынок Дилии повторит свою попытку.

Он тут же вспомнил, что дверь не запирается. Лео вздохнул.

— Что вы делаете? — удивилась Селина, когда он подошел к кровати и сгреб в кучу одеяло и подушку.

Опустившись на пол, он растянулся во весь рост.

— Если Поли попытается открыть дверь, значит, в нем больше мужского, чем мне казалось.

— Вы обещали оставить меня на произвол судьбы! — напомнила Селина с негодованием.

— Я знаю, но ни одному моему слову верить нельзя.

Благословенный сон овладел Лео. Он успел подумать, что утром ему придется пожалеть о своем поступке.

Но, по крайней мере, Селина будет в безопасности.


Лео проснулся, чувствуя себя лучше, чем можно было ожидать. Он услышал движение в доме и решил, что ему пора уйти.

Лучше всего сделать это, пока Селина не проснулась.

Никогда в жизни Лео не вел себя подобным образом. Женщины, чьей близости он искал, стремились к тому же, что и он: веселью, смеху, простым удовольствиям, приятному времяпрепровождению. Никаких разбитых сердец. У него всегда это прекрасно получалось.

До сих пор.

Сейчас, совершенно неожиданно для себя, он понял, что ведет себя как рыцарь в сверкающих доспехах, и это его встревожило.

Рыцарь он или нет, это не помешает ему рассмотреть ее. Он осторожно опустился на пол около спящей Селины и принялся разглядывать девушку. Со вчерашнего вечера у нее на лице появился румянец, и она спит совсем так же, как он, — крепко, как довольное животное.

Повязки уже не было, и на бледном лбу темным пятном выделялся кровоподтек. «У нее забавное личико», — подумал Лео.

У него возникло непреодолимое желание наклониться и поцеловать ее, но в следующее мгновенье она открыла глаза. Это были чудесные глаза, большие и глубокие.

— Привет, — сказал Лео, — я ухожу. Приму душ и спущусь вниз. Попытаюсь принять вид человека, который провел ночь в своей комнате. Мне кажется, что ради Дилии вам надо сделать вид, что вы спали на этой кровати.

— Думаете, она обидится?

— Нет, скорее всего испугается, что кровать недостаточно мягкая, и одному богу известно, что вы обнаружите здесь вечером.

Они рассмеялись, и Лео помог ей встать. На Селине была мужская рубашка до колен.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он.

— Великолепно, не помню, когда мне было так удобно спать.

— На полу?

— Ковер очень толстый, просто замечательный.

— Теперь скрестите пальцы на удачу, чтобы никто не увидел, как я выхожу из вашей комнаты.

— Я посмотрю, нет ли кого в коридоре.

Селина выглянула за дверь и подняла вверх два больших пальца. Лео устремился в свою комнату. Ему показалось, что он вновь услышал хихиканье девочек, но, возможно, у него просто мания преследования.

Приняв душ и одевшись, Лео понял, что его мучает совесть, — он не сказал Селине всей правды. Она видела его в поношенной одежде, слушала его разговоры о жизни, лишенной комфорта, и поверила, что он незаконнорожденный.

Но Лео не упомянул, что его дядя — граф Кальвани, у которого в Венеции дворец, и что члены его семьи — миллионеры. То, что он небрежно назвал фермой, на самом деле богатое поместье, и, если он помогает работникам выполнять тяжелую работу, то делает это потому, что ему так хочется.

Он не сообщил Селине этих подробностей из-за глубокого инстинктивного убеждения, что у нее создастся о нем плохое мнение.

Для чего нарываться на ссору? В конце концов, он пробудет здесь всего пару недель, и они никогда больше не встретятся.

В конце концов, на его месте любой разумный человек поступил бы так же.

Лео заставил себя не думать об этом и решил надеяться на лучшее.

День он провел с Бартоном, объезжая ранчо. Бартон разводил рогатый скот ради денег, а лошадей — для души: он тренировал их для родео.

Лео не мог отвести глаз от гнедого коня. Мускулистый скакун с коротким туловищем был выведен для скоростного бега на четверть мили.

— Красавец, правда? — хвастал Бартон. — Он родом отсюда. Когда-то жена моего друга купила его у меня. Потом решила завести детей и оставила родео. Я снова выкупил его.

— Мы можем взять его с собой и поставить в конюшню? — задумчиво спросил Лео.

Бартоп кивнул, но по дороге домой в раздумье пробормотал:

— Друг мой, ты теряешь голову.

— Да ладно, Бартон! Ты же знаешь, что скажут в страховой компании. Они бросят один взгляд на Эллиота, а второй — на фургон, и, когда перестанут смеяться, предложат ей десять центов.

— А тебе какое дело? Ты не виноват.

— Она все потеряет.

— Тебе-то что? Лео стиснул зубы:

— Мы можем ехать молча? Бартон лишь усмехнулся.

Они приехали и обнаружили, что у конюшни царило уныние. Селина, понурившись, сидела на ступеньке фургона, девочки пытались ее утешить, а Поли, кудахча, вертелся вокруг.

— Ветеринар говорит, что Эллиот не поправится к следующей неделе, — сообщила Кэрри. — Если она попытается ездить на нем, его состояние ухудшится.

— Конечно, я этого не сделаю, — быстро сказала Селина. — Но теперь у меня нет шансов выиграть, а я так обязана вам…

— Ну-ну, я не хочу слышать об этом, — сказал Бартоп. — Страховая…

Страховая компания купит мне тележку и осла, — криво улыбнулась Селина. Она показала на свой лоб: — Я уже в норме и могу смотреть правде в глаза.

— Мы не узнаем правды, пока вы не примете участия в нескольких заездах, — заявил Бартон.

— На ком? — Пытаясь пошутить, она добавила: — У меня еще нет осла.

— Верно, осла нет, но вы можете сделать мне одолжение. — Бартон показал на гнедого. — Его зовут Джиперс. У меня есть покупатель, который заинтересовался им, и, если этот конь выиграет пару «бочечных» заездов, я смогу поднять цену. Вы можете опробовать его и показать, на что он способен. Этим вы с лихвой отплатите мне.

— Красавец! — восхитилась Селина, любовно проводя руками по бокам коня. — Но Эллиот, конечно, красивее, — быстро добавила она.

— Несомненно! — согласился Лео.

— Он хорошо объезжен, — сообщил Бартон. Он рассказал историю предыдущего владельца, и Селина была шокирована.

— Она бросила родео, чтобы жить на одном месте и рожать детей?

— Есть такие странные женщины, — заметил Лео, усмехнувшись.

Взгляд Селины красноречиво показал, что она думает о таких женщинах.

— Можно я оседлаю его?

— Хорошая мысль!

Пока Селина седлала коня, Лео отвел Бартона в сторону.

— Ну-ка, расскажи мне об этом таинственном покупателе! — потребовал он.

Бартоп посмотрел ему в глаза.

— Ты знаешь его так же хорошо, как я, — сказал он.


Вся семья вышла посмотреть, как Селина будет опробовать Джиперса на тренировочной арене Бартона. Три бочки расположили в форме треугольника, одна сторона которого составляла девяносто футов, а две другие — сто пять футов каждая. Селина верхом на Джиперсе пронеслась через стартовую линию внутрь треугольника и резко повернула вправо. Обогнув первую бочку, она вновь оказалась в треугольнике, обогнув вторую, повернула влево и устремилась к последней бочке в верхней точке треугольника.

После последнего поворота она направила Джиперса к центру треугольника, а потом за пределы арены. Семья Бартона и их работники приветствовали ее рукоплесканиями.

— Восемнадцать секунд! — выкрикнул Бартон.

Глаза у Селины сияли.

— На первый раз мы не спешили. Подождите, пока мы возьмемся за дело по-настоящему! Мы сделаем это за четырнадцать.

Радостный крик «Йе-ху-у-у-у!», который испустила Селина, вознесся высоко в небо, и все присутствующие присоединились к нему.

Лео смотрел ей в лицо и думал, что никогда в жизни не видел человека, который был бы так безмерно счастлив.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Отмахнувшись от своей травмы с легкомыслием человека, которому приходилось выносить кое-что похуже, следующие несколько дней Селина носилась на Джиперсе сломя голову до тех пор, пока, как и обещала, не сократила время до четырнадцати секунд.

Бартон настоял, чтобы Селина осталась на ранчо до окончания родео, и тайком подмигнул Лео, давая понять, что его предложение продиктовано не только добротой.

— Это все твои выдумки, — проворчал Лео, когда они остались одни. — Да, мне нравится эта девушка, я не отрицаю, что хочу ей помочь. Черт, ей никто никогда не помогал, пока она не встретила нас! Но это вовсе не означает…

— Конечно, не означает, — согласился Бартон и ушел, насвистывая.

У Лео возникло ужасное подозрение, что события первой ночи стали известны всему дому; вероятно, Кэрри и Билли хихикали неспроста.

Лео заглядывал в конюшню каждый вечер и видел там Селину, которая желала Эллиоту спокойной ночи. Это всегда занимало у нее много времени, и в глубине души Лео был уверен, что она старается убедить своего коня в том, что, несмотря на Джиперса, он по-прежнему занимает в ее сердце первое место. Иногда она проводила в конюшне всю ночь.

Но сегодня что-то было не так. Распахнув дверь, вместо нежного воркования Селины он услышал шум потасовки. Где-то в глубине конюшни происходило что-то нехорошее.

Когда глаза Лео привыкли к темноте, он увидел, что Селина отбивается от ухаживаний Поли, который явно не хочет смириться с отказом.

— Ну же, хватит дурачиться! Я видел, как ты посматривала на меня. Я знаю, когда женщина хочет этого.

Он бросился на Селину. Лео тихо выругался и собрался прыгнуть на Поли, как рыцарь, спасающий даму, попавшую в беду, но эта дама не нуждалась в помощи. Раздался вопль, и толстяк, схватившись за нос, качнулся назад. Селина подула на костяшки пальцев.

— Замечательно! — сказал Лео. — Я буду знать, что вас нельзя раздражать. Не то чтобы у меня было такое намерение, но зато теперь я предупрежден.

— Он сам напросился, — возразила Селина.

— Без сомнения!

Внезапно в ней произошла перемена:

— Нельзя было бить его! Господи, зачем я это сделала!

— Зачем? — переспросил Лео. — Надеюсь, вам было приятно врезать ему. Я позеленел от зависти.

— Но они выгонят меня! — Селина была в отчаянии. — А Эллиот еще не выздоровел. Как вы думаете, если я попрошу прощения…

Лео изумленно смотрел на нее. Меньше всего можно было ожидать от нее этих слов.

— Просить прощения? Вам?

— Эллиот еще не может идти. Позвольте мне поговорить с этой тварью.

— Я сам с ним поговорю, — возразил Лео.

Он решительно подошел к Поли, который, пошатываясь, прижимал руку к носу и злобно смотрел на них.

— Ну как ты, Поли? — добродушно осведомился Лео.

Тот осторожно опустил руку, и взору Лео предстал красный распухший нос и слезящиеся глаза.

— Ты видел, что она сделала? — простонал он.

— Да. И я видел, что сделал ты. Я бы сказал, ты легко отделался.

— Эта гадина…

— Ну, ты в любой момент можешь отомстить ей, — утешил толстяка Лео. — Беги и пожалуйся мамочке, что женщина расквасила тебе нос. Я буду твоим свидетелем и постараюсь, чтобы об этом узнал весь Техас. Возможно, твоя история попадет в газеты вместе с фотографией, на которой ты будешь запечатлен во всей красе.

Воцарилось гробовое молчание. Поли переваривал информацию.

— За кого вы меня принимаете? — наконец, огрызнулся он.

— Если я скажу это, тебе придется остаться здесь на всю ночь, — проговорил Лео.

Поли благоразумно пропустил эти слова мимо ушей.

— Она гостит здесь. Естественно, я… — сдавленным голосом произнес он, — ничего не скажу.

Я был уверен, что ты поймешь. Джентльмен до мозга костей! Если кто-нибудь спросит, откуда у тебя такой синяк, скажешь, что наступил на грабли. Или что я тебе его поставил. Я не возражаю.

— Я возражаю! — вмешалась Селина. — Ни за что на свете не позволю, чтобы вы приписали это себе. Раз уж я не могу признаться, пусть скажет, что это были грабли.

Лео восхищенно усмехнулся.

— Молодец! — прошептал он.

— Вы оба сумасшедшие. — Поли боком выбрался из конюшни и бросился бежать, едва очутившись за дверью.

— Спасибо, — горячо выдохнула Селина, — это было потрясающе.

— Рад немного помочь. Я бы сбил его с ног одним ударом, но мне показалось, что вам не нужна моя помощь.

— С этим я справляюсь сама, — беспечно отмахнулась она. — Меня смущают слова. Я никогда не нахожу нужных слов. Чем больше я стараюсь, тем хуже у меня получается.

— С кулаками выходит лучше?

— У меня большой опыт.

— По-моему, вы из тех девушек, которые используют удар коленом в пах.

— Когда нужно, я использую любые средства.

— И это происходит довольно часто?

— Некоторые парни думают, что женщина, которая путешествует одна, легкая добыча. Я просто показываю им, что они ошибаются.

Лео представил себе ее одинокую жизнь: всегда в пути, с единственным любимым существом — старым конем.

Затем ему пришло в голову, что она даже не осознает своего одиночества, потому что у нее никогда не было другой жизни. У Лео сжалось сердце.

Селина потрясла рукой, сгибая и разгибая пальцы, и Лео принялся массировать их, зажав между сильными теплыми ладонями. Покой и удовлетворение нахлынули на нее.

— Как самочувствие? — обеспокоенно спросил он.

— Прекрасно.

Селина покачала головой и улыбнулась ему. Неожиданно Лео поддался порыву и обнял ее. Он обнимал Селину осторожно, стараясь продлить это мгновение и борясь с искушением ее поцеловать.

Селина подняла голову.

— Что случилось? — прошептала она.

Он наклонил голову так низко, что они коснулись лбами. До поцелуя было совсем недалеко, и она с нетерпением ждала.

— Ничего… Я просто хотел… нет, ничего.

— Лео… — Селина потянулась к нему, но он быстро поднял голову.

— Вы не должны больше спать здесь. — Он выпустил ее из объятий и отступил на шаг. — Здесь ему очень легко добраться до вас.

Селина с трудом подавила разочарование: поцелуй не состоялся.

— Он может сделать это и в доме, — возразила она. — Если только вы не будете спать у меня под дверью.

— Нет, это не выход, — в отчаянии сказал Лео. — Пойдемте. — Он пошел вперед, стараясь держаться от нее на расстоянии.

Всю дорогу к дому Селина молча убеждала себя, что она не должна терять голову. Он не нашел ее привлекательной? Ну что же, она всегда это знала. Если бы она не предавалась глупым фантазиям, сейчас у нее не ныло бы сердце.

Эти мысли мучили ее, пока они не подошли к дому, где ей пришлось принять серьезный вид и выслушать рассказ Дилии о том, как бедный Поли наступил на грабли и разбил себе нос.


Утром Лео постарался застать Селину одну.

— Давайте покатаемся, — предложил он. — Я хочу опробовать одну из лошадей Бартона на длинной дистанции.

У него был скрытый мотив: он условился с Бартоном, что увезет Селину, когда страховые агенты будут производить оценку нанесенного ей ущерба.

Селина наслаждалась верховой ездой, она держалась в седле естественно и элегантно.

Они пустились вскачь. У Лео была более сильная лошадь, но ему не удавалось опередить Селину.

Найдя тенистое место у ручья, они растянулись под деревьями, с собой у них были пиво и булочки с сосисками. Селина сделала глубокий вдох, наслаждаясь солнцем, журчанием ручья и бодрящим чувством, появлявшимся у нее после верховой езды.

— Все хорошо? — услышала она голос Лео и вздрогнула.

Селина хотела отделаться шуткой о том, как много людей заботятся о ней, но в глазах Лео была такая доброта, что ей внезапно расхотелось шутить.

— Да, замечательно, — отозвалась она.

— Но что-то вас все же беспокоит? — спросил он с легкой улыбкой и нежно взял ее за руку. — Скажите мне!

— Нет, я… ничего, — смущенно засмеялась Селина.

Лео промолчал и только поднял брови. Рискни. Доверься ему.

— Как будто всю жизнь я хожу над пропастью по туго натянутому канату, — призналась она. — Я все время думаю, что дойду до другой стороны, но… — Селина взмахнула руками, слова давались ей с трудом.

— …что ждет на другой стороне? — закончил за нее Лео, не выпуская ее руки.

Она посмотрела ему в глаза и покачала головой:

— Я не уверена, что есть другая сторона.

— Ошибаетесь, другая сторона всегда есть, просто нужно знать, что вы хотите там найти. Когда это произойдет, вы увидите далекий уступ. И попадете на него.

— Если сначала не упаду. Я все время чувствую, как у меня подгибаются ноги, а внутри все дрожит, как студень.

— Не может быть, не верю. Вы храбрая.

— Спасибо, но вы не знаете меня.

— Странно, но у меня такое чувство, будто я вас знаю. Когда мы встретились на дороге, вы накричали па меня, и мне показалось, что вы кричите на меня всю жизнь.

Селина неуверенно засмеялась:

— Да, это у меня хорошо получается. А разве вас ничего не расстраивает?

— Конечно, расстраивает. Плохие урожаи, мерзкая погода, большие города, подлость, нечестность, жестокость.

Селина энергично закивала головой:

— Да, да. Внезапно он спросил:

— Чего вы хотите от жизни, Селина?

— Я просто живу.

— Но в конце?

— Скажите мне, когда придет конец, — парировала она, — и я скажу вам, что буду делать.

— Но вы не сможете вечно жить так. Придет день, когда вам придется остепениться.

Селина поморщилась:

— Вы имеете в виду семейную жизнь, домашний очаг? Спасибо, это не для меня. Четыре стены сводят меня с ума, жизнь на одном месте доводит до безумия.

— А одиночество?

Селина недоверчиво рассмеялась:

— Я не одинока, я свободна. Нет-нет, не говорите этого!

— Не говорить чего?

Что одиночество и свобода — одно и то же. Где заканчивается одно и начинается другое? Не слишком ли поздно я пойму разницу между ними? И так далее, и так далее, и так далее.

— Вы уже слышали эти слова?

— Сотни раз. Избитые фразы!

— Большинство избитых фраз истинны. Именно поэтому они и становятся клише.

— Но я говорю о свободе. Никто не приказывает мне, что я должна делать. Никто, кроме Эллиота, а он ничего не ждет от меня, и я люблю его. Так что все в порядке.

— Но ведь вы можете полюбить мужчину, — осторожно предположил Лео, — почти так же сильно, как Эллиота.

— Не-е, мужики хитрые, все время нужно быть начеку. Эллиот лучше, у него все просто.

— Мне кажется, вы поддразниваете меня. — Лео внимательно посмотрел на нее.

— Вовсе нет. Мужчины всегда издеваются. Вспомните прошлую ночь в конюшне. Разве вы видели, что Эллиот пытается лапать меня, дыша парами виски? Разве вы слышали, как он ржет: «Давай, Селина, ты же знаешь, что хочешь этого»?

— Да, я слышал, что болтал Поли, — с отвращением сказал Лео. — Вам надо было врезать ему еще раз.

— В этом не было необходимости. — Селина лукаво улыбнулась. — Никогда не бей двумя кулаками там, где хватит одного. Это я узнала очень давно.

Боюсь, вы знаете много такого, чего большинству женщин знать не надо. — (Она кивнула.) — Но вы все еще не ответили на мой вопрос, — не унимался Лео. — Что вы сделаете, когда вам придется оставить родео?

— Обзаведусь фермой, буду разводить лошадей.

— И, значит, жить на одном месте…

— Иногда я буду ночевать под открытым небом.

— И вы будете совсем одна на вашей ферме…

— Нет, там будут лошади.

— Вы же понимаете, что я имею в виду. Не увиливайте.

— Вы хотите сказать, привяжу ли я себя к мужу? Никогда! Зачем? Если рядом со мной будет мужчина, я рехнусь.

— Но так бывает не всегда, — возразил Лео, осторожно выбирая слова. Он часто говорил то же самое, и теперь его встревожило, что он защищает нечто прямо противоположное. — Люди могут хорошо жить вместе долгое время. Иногда они даже любят друг друга. Да, поверьте, они могут любить.

— Конечно, могут. Вначале. Потом рождается ребенок, и она толстеет. Ему все надоедает, и он начинает пить. Она пилит его, и он приходит в ярость; она еще сильнее попрекает его.

— Это говорит в вас опыт жизни в приемных семьях, не так ли?

— Во всех без исключения, всегда одно и то же.

— Вы не верите, что люди могут любить друг друга всю жизнь?

На лице Селины появилась веселая улыбка.

— Лео, вы сентиментальны, если верите в эту чушь.

— Я итальянец, — протянул он. — Нам полагается верить в «эту чушь».

— Серьезно? Вы очень забавный! Смешнее, чем Поли.

Лео ничего не ответил ей, и спустя мгновенье она ощутила, что молчание становится зловещим. Селина повернула голову и увидела, что глаза у него гневно горят.

— Что такого я сказала? — удивилась она.

— Попробую объяснить. Вы думаете, что я ничуть не лучше Поли, что я заговариваю вам зубы, прежде чем начать лапать вас в конюшне. Спасибо!

— Я не хотела…

— Думаю, что хотели! В ваших глазах все мужчины одинаковы.

Он вскочил и, широко шагая, пошел к небольшой возвышенности. На вершине крутого склона лежал большой камень, и Лео, вскарабкавшись наверх, уселся на него, сердито уставившись вдаль.

Селина в смятении смотрела на него. Суровая жизнь научила ее прямоте, а не тонкости чувств. Если тебе что-то нужно, добивайся этого сама, потому что никто тебе не поможет. Впервые в жизни ей пришло в голову, что в ее арсенале чего-то недостает.

Она поднялась на склон и, оказавшись как раз под камнем, на котором сидел Лео, с облегчением увидела, что гневное выражение исчезло с его лица.

Он протянул руку, чтобы помочь ей подняться, и она села рядом с ним.

— Вы правда не сердитесь на меня?

— Гр-р-р, — как медведь, прорычал он.

Селина хихикнула, и, обхватив обеими руками руку Лео, положила голову ему на плечо.

— Простите меня, Лео, я всегда такая — сначала говорю, а потом думаю.

— Вы? Думаете?

— Иногда мне это удается.

— Вы должны сообщить мне, когда это произойдет в следующий раз. Я уверен, что это невероятное событие.

Она шутливо шлепнула его, затем вновь взяла его за руку, и некоторое время они спокойно сидели молча.

Чтобы лучше видеть ее лицо, Лео повернул голову и накрыл ее узкую руку своей большой ладонью.

— Я вовсе не хотела свалить вас в одну кучу с Поли, — сказала она. — Вы не будете шарить в темноте и пытаться сорвать поцелуй.

Лео тихо возразил:

— Я не говорил, что не хочу поцеловать вас.

— Что вы сказали? — быстро переспросила Селина.

— Ничего. — Разговор приобретал опасный поворот. — Нам пора возвращаться.

Солнце уже опускалось к горизонту, и они не спеша отправились в обратный путь. Когда они легким галопом въехали во двор, Лео обменялся взглядом с Бартоном и понял, что его опасения оправдались.

— Все было так, как она сказала, — сообщил Бар той, когда Селина скрылась в конюшне. — Едва они увидели ее автофургон, то захохотали во все горло.

Конечно, они возместят убытки, но это всего лишь уценка. За такую сумму ей ничего не удастся купить взамен.

— Это решает вопрос, — заявил Лео. — Остается план Б.

— Я даже не знал, что у нас был план А, — удивился Бартон.

— План А только что рухнул, что касается плана Б…

Лео взял Бартона под руку и увлек в сторону. Через некоторое время Селина в конюшне услышала вопль Бартона:

— Ты сошел с ума?

ГЛАВА ПЯТАЯ

Лео не только собирался присутствовать на родео в Стивенвилле, но и решил принять в нем участие. В соревнованиях по объездке быков.

— Только один бык, — спорил он с Бартоном, — какой от этого вред?

— Ты можешь сломать себе шею. Этого недостаточно?

К завтраку собралась вся семья. Бартон и Лео сидели в противоположных концах стола, и присутствующие вертели головами туда-сюда, как зрители на теннисном корте. Джек, который занимался даже за столом, оторвал нос от книги и начал вести счет.

— Бартон, я знаю, что я делаю! — настаивал Лео.

— Пятнадцать — ноль, — нараспев объявил Джек. — Подает Лео.

— Черта с два ты знаешь! — возразил Бартон.

— Пятнадцать — пятнадцать! — объявил Джек.

— Для этого просто нужна сноровка.

— Ты занимаешься этим в Италии? Впервые слышу, что там объезжают быков! Интересно, когда бык сбрасывает тебя, он ревет «Mama mia!»? — Бартон громко расхохотался.

— Пятнадцать — тридцать!

— Мне просто надо потренироваться на твоем тренажере.

— Чтобы я оказался виноват? Ни за что!

— Хорошо, — согласился Лео, — придется мне выступить без тренировки, поэтому ты будешь виноват, когда я сломаю себе шею.

— Удар ниже пояса! — заорал Бартон.

— Позволь ему, папа! — взмолилась Кэрри.

— Ты хочешь, чтобы он пострадал? А я-то думал, что Лео тебе нравится.

— Папа! — прошептала Кэрри, умирая от смущения.

— Вот видишь, у меня есть сторонница! — Лео указал на Кэрри. — Кэрри, ты же веришь, что у меня получится?

— Да! — с вызовом подтвердила она.

— И не думаешь, что я сверну себе шею?

— Я думаю, ты будешь великолепен.

— Ну как, Бартон?

Кэрри перестала краснеть и улыбнулась. Селина подумала, что Лео с блеском вышел из положения. За несколько секунд он превратил детскую влюбленность в дружбу и открыто показал, что ценит ее. В этом проявились не только его ум, но и доброта.

Ворча, Бартон сдался, и после завтрака все отправились к его механическому быку — электрическому тренажеру.

Лео легко справился с первой попыткой.

— У него прекрасно получается, правда? — прошептала Селине Кэрри.

К ним присоединился Джек, в руках у него была уже другая книга.

— Хотите знать, какие у Лео шансы свернуть себе шею, когда…

— Нет! — в один голос твердо сказали они.

Пронзительный визг Билли заставил их повернуть голову. Они увидели, как Лео, взлетев в воздух, тяжело упал на землю и замер.

Кэрри закрыла лицо руками.

— Я не могу смотреть на это! Как он?

— Не знаю. — Собственный голос показался Селине чужим. — Он не шевелится.

Ей казалось, что время остановилось, когда она бросилась к распростертому Лео. Подбежав к нему, она услышала ужасный судорожный кашель.

Лео удалось приподняться, и Селина опустилась на колени возле него. Все еще не в состоянии произнести ни слова, он вцепился в нее, охая и ловя воздух. Селина поддерживала его.

Приступ прошел, но Лео казался измученным. Привалившись к Селине, он тяжело дышал, грудь судорожно поднималась и опускалась. Потом он поднял глаза и широко улыбнулся:

— Говорил же я вам, что смогу сделать это!

— +

В отношении одежды на родео существовали строгие правила. Для всадников были обязательны ковбойские шляпы, рубашки с длинными рукавами и ковбойские сапоги. У Лео ничего этого не было, и он отправился в город, чтобы экипироваться для выступлений в Стивенвилле и Гроссетто.

— Все увидят, что ты очень красивый! — сказала Кэрри, с восхищением рассматривая Лео, на котором были ковбойские сапоги с затейливым рисунком и мягкая широкополая шляпа.

— Ничто не производит такого впечатления, как новая шляпа, — весело ответил Лео. — Ну-ка, посмотрим, идет ли она тебе.

Он нахлобучил шляпу на голову Кэрри, потом Билли и, наконец, Селине. Удовлетворенно кивнув, он достал кредитную карточку:

— Я возьму все три.

Так он ухитрился сделать Селине подарок. Ему пришлось потратить немало времени, чтобы придумать, как не обидеть ее.

Иногда они вместе тренировались. Лео решил оседлать быка любой ценой.

— Вы думаете, у вас получится? — однажды вечером спросила у него Селина.

— А как вы думаете?

— Не-а.

Мне тоже так кажется, но мне наплевать. Я ведь делаю это для души и не конкурирую с теми, кто пытается заработать на жизнь.

Она усмехнулась.

Лео закончил обучение на механическом быке и перешел на старину Джима — настоящего живого быка. Беда была в том, что годы смягчили Джима. Ему нравились люди, и он немедленно привязался к Лео, что, конечно, было по-своему приятно, но совершенно бесполезно для практических целей. Лео удалось удержаться восемь секунд на его спине, но то же самое смогла бы сделать Селина. И Дилия, и Билли, и Кэрри. И даже Джек.

Селина упорно тренировалась, носясь на Джи-персе вокруг бочек. Она хотела, чтобы их время не превышало четырнадцати секунд или было даже меньше.

— Это «золотой стандарт»? — поинтересовался Лео.

— Да, для этого места, — ответила она, указывая на бочки, расставленные Бартоном. — Они разные на каждом родео, все зависит от расстояния между бочками. Когда оно такое, как здесь, требуется не более четырнадцати секунд. Джиперсу это по силам. Просто мы еще не привыкли друг к другу, и иногда я делаю ошибки.

В доказательство своих слов, Селина попыталась слишком круто срезать угол и, не удержавшись в седле, слетела на землю.

Лео, наблюдавший за ней из-за изгороди, бросился на помощь, но она быстро поднялась, вскочила в седло и сделала повторную, но более осторожную попытку.

— Я боялся, что вы ушиблись, — сказал Лео, когда Селина спешилась.

— Ушиблась? — весело переспросила она. — Это пустяки, у меня были падения гораздо хуже. И еще, наверное, будут. Это не имеет большого значения.

Лео вздохнул:

— И почему вы не можете быть хрупкой и беззащитной, как другие женщины?

Она расхохоталась.

— Пойдемте, надо растереться какой-нибудь мазью.

— Давайте сначала я вас разотру, а потом вы меня, — с надеждой предложил Лео.

Селина только хихикнула.

Бартон сидел в своем кабинете, дожидаясь, когда они вернутся. Он сделал знак, и Лео задержал Селину словами:

— Выйдите во двор, мне надо показать вам кое-что.

Во дворе стоял новый удобный автофургон. По сравнению со своим предшественником это был дворец. К нему был прицеплен фургон для перевозки лошадей, отличавшийся простой, но хорошей конструкцией.

— Они ваши, — объявил Бартон. — Компенсация за ущерб.

— Приезжали страховые агенты? — выдохнула Селина.

По правде сказать, — неловко помялся Бартон, — мне не хотелось обращаться в страховую компанию. За много лет я ни разу не возмещал убытков, и, если сейчас… ну, в общем, будет дешевле, если я просто заменю то, что разбил. Женщины не понимают таких вещей. — Бартон был в отчаянии.

— Я понимаю…

— Нет, не понимаете, ничего не понимаете! Я впутался в это и… я не хочу больше спорить. Берите Джиперса, берите транспорт, и мы в расчете.

— Вы… отдаете мне все это? — Селина была поражена. — Но я не могу принять! Мой фургон был далеко не так хорош, как этот…

— Все это принадлежит вам. — У Бартона был загнанный вид, поскольку вдохновение уже покидало его.

— Но Джиперс…

— Вы нравитесь ему, он хорошо работает с вами. В этом фургоне поместятся две лошади, так что, когда Эллиот выздоровеет, вы сможете забрать их обоих.

— Уже скоро, — уверенно сказала Селина.

— Конечно, скоро.

Лео молча наблюдал за ними. Селина явно не была готова признать: Эллиот больше никогда не сможет участвовать в родео.

Он оставил Селину любоваться новым фургоном и на полпути к дому накинулся на Бартона:

— Ты чуть не испортил все!

— Я не виноват, у нее возникли подозрения, мне пришлось импровизировать.

— «Женщины не понимают таких вещей»! — передразнил Лео. — В наше время ни один мужчина, если он хочет остаться в живых, не скажет такого!

— Ах, вот что! — возмутился Бартон. — Тогда попробуй сказать ей правду. Скажи, что ты платишь за все, и посмотрим, как она к этому отнесется!

— Ш-ш-ш! — испуганно зашипел Лео. — Селина ничего не должна знать, иначе мне конец.

— Замечательно! Теперь мы уяснили наше положение. Ты собираешься стоять здесь и трепаться всю ночь или зайдешь в дом, чтобы глотнуть немного виски?

— Зайду в дом и глотну виски.


В первый день родео все встали очень рано.

В поисках Селины Лео инстинктивно направился в конюшню. Как он и ожидал, она была у Эллиота.

— Пойми, это не навсегда, — говорила она. — Джиперс — прекрасный конь, но ты — совсем другое дело. С ним никогда не будет так, как у нас было с тобой. Мы снова будем вместе, я обещаю тебе. — Она приникла щекой к его носу: — Я люблю тебя, мой старичок, больше всех на свете. Ты слышишь меня?

Лео попытался незаметно уйти, но Селина его заметила.

— Ну и кто же из нас сентиментальный? — мягко спросил он.

— Это не сентиментальность, я просто не хочу ранить его чувства. Представляете, каково ему видеть, как не его, а другого коня, чистят и выводят на прогулку? Вы думаете, он не понимает?

— Мне кажется, он понимает все. А что вы скажете ему, если победите?

— Вы считаете, у меня есть шанс победить?

— Неужели победа так много значит для вас? — Он вгляделся ей в лицо.

— Все! Мне нужны деньги, чтобы участвовать в следующем родео, и в том, которое будет после него. Это моя жизнь, это все.

— Ну, если вы не победите, я бы всегда мог… — Он умолк, почувствовав кончики ее пальцев на своих губах.

— Не надо, мне не нужна благотворительность, и я не приму от вас денег.

Лео дипломатично промолчал. Сейчас не время говорить о том, сколько она уже от него получила.

— В конце концов, почему вы должны идти на финансовый риск? — продолжала Селина. — Представьте, что я не смогу вернуть вам деньги. Что с вами тогда будет?

— Селина, я ведь не при последнем издыхании, как вы. Что плохого, если друг поможет вам? Ведь нет закона, который гласит, что вы всю жизнь должны оставаться независимой.

— Для меня есть, я создала его, и живу по нему. Я всем обязана только себе и больше никому. Если я поверю, что кто-то всегда рядом, чтобы помочь, я стану уязвимой, потому что рано или поздно я все равно останусь одна. И вообще, почему мы ссоримся? День такой чудесный! Мы прекрасно проведем время, и я обязательно выиграю! Я просто не могу проиграть!

— Это почему же?

— Потому что я нашла свое чудо. Вы помните, как мы встретились?

— «Встретились» — не совсем подходящее слово, но допустим.

— До этого я была у Бена, моего старого друга. Он ремонтировал мой фургон. Так вот, когда он сказал, что мне нужно или чудо, или миллионер, я ответила: «Забудь о миллионерах, они ни на что не годятся».

— Поэтому вы решили довольствоваться чудом? — спросил Лео, чувствуя, что вот-вот улыбнется.

— Верно! Я сказала Бену, что чудо уже на пути ко мне.

Лео широко улыбнулся.

— И что?

— Вы же знаете! Все это время Бартон ехал по шоссе, и нам было суждено повстречаться.

Улыбка Лео померкла.

— Бартон?

— Ну конечно! Разве не чудо, что он оказался хорошим, совестливым человеком, который в отличие от многих не стал уклоняться от своих обязательств?

— Но не забудьте, что он миллионер, — возразил Лео.

— Ну должен же быть хоть один хороший богач! Суть в том, что его поступок показывает, какой он порядочный человек.

— Правильно, — глухо согласился Лео.

— Так я получила свое чудо и теперь выиграю.

— Я тоже. Не смейтесь! — воскликнул он, видя, что Селина буквально корчится от смеха. — Вчера я продержался на старине Джиме восемь секунд.

Конечно. А потом он брал лакомство из ваших рук. Старина Джим — котенок, и на арене вы будете ездить не на нем. — Селина не удержалась и ехидно добавила: — Вам вообще не придется долго ездить.

— Вот это да! Я думал, мы друзья, а вы меня дразните!

Она обхватила руками его голову.

— Простите меня! Я не хотела вас обидеть, вы ведь так добры ко мне. Это была просто шутка…

— Черт! Я понял.

— Скажите, что вы не обиделись, — попросила Селина. — Вы мой лучший друг, и мне страшно подумать, что вы сердитесь на меня.

Руки Лео скользнули по ее талии. Он не испытывал и тени обиды, но… разве его можно упрекнуть за то, что он пользуется благоприятным моментом?

— Я не сержусь, — мужественно заявил он.

— И я не причинила вам боли? — Ее руки плавно передвинулись на его затылок, и она не стала сопротивляться, когда он привлек ее к себе.

— Вы поразили меня в самое сердце, поверьте, — ответил Лео.

Селина промолчала, глядя ему в лицо, ее глаза и улыбка были полны озорства.

— Селина, — неуверенно проговорил Лео, — ты испытываешь мое терпение.

— Ты думаешь, мне нужно что-то сделать?

— Да, обязательно.

Она запрокинула голову, и у Лео замерло сердце.

— Ну же! Я устала ждать, когда ты, наконец, отважишься, — сказала Селина, и он почувствовал жадное прикосновение ее губ.

У Селины закружилась голова. Она сразу поняла, что ей следовало повременить. Руки Лео скользнули по ее телу с нежностью, которая не могла скрыть силу.

«Нельзя, нельзя, — как во сне, повторила себе Селина, — сейчас неподходящее время».

— Лео…

— Да…

Снаружи послышался зычный голос Бартона:

— Есть здесь кто-нибудь? Мы отправляемся. Селина с убеждением сказала:

— Нам надо остановиться.

— Надо?

— На это… на это бесполезно расходуется слишком много жизненной энергии. — Ее жизненная энергия иссякала от одной близости Лео. — Время еще будет. Сейчас мы должны настроиться на большой день. Спину распрямить! Голову поднять! Верь в себя.

— Мне легче поверить в тебя. Ты заставила Джиперса уложиться в четырнадцать секунд.

— Я знала, что у него получится! Это фантастический конь, такой быстрый и сильный…

— Тише, Эллиот услышит! У него разовьется комплекс неполноценности!

— Ах ты..!

Селина шутливо ударила Лео, он обнял ее за плечи, и, смеясь, они вышли из конюшни.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Лео устроил так, чтобы выступить в первый день родео, для того чтобы «быстрее пережить провал», как нахально заметила Селина.

Он не ошибся: между стариной Джимом и огромным свирепым животным, которое стояло перед ним, оказалась огромная разница. У Лео сложилось впечатление, что бык решил разнести его на тысячи кусочков в наказание за дерзкую попытку взгромоздиться ему на спину.

«Нужно терпеть эту пытку целых восемь секунд!» — в смятении подумал Лео, но бык оказался сострадательным — он сбросил его через три секунды.

Лео тяжело грохнулся на землю. Ему повезло: он уцелел. После длительных тренировок он научился падать.

Когда Лео, прихрамывая, покидал арену, раздались подбадривающие аплодисменты зрителей. Семья Хэнворт хлопала в ладоши громче всех, и только на лице Поли гуляла глумливая усмешка.

Но Селина не смеялась, в ее глазах Лео увидел обещание и напоминание. Его ответная улыбка была полна удовлетворения и счастья. Пусть Поли катится ко всем чертям!

Селина незаметно ушла, чтобы подготовиться к состязаниям. Джиперс спокойно дожидался ее в деннике. Она убедилась, что ковбойская шляпа не слетит у нее с головы — потеря шляпы может стоить нескольких очков. Не так много, как сбитая бочка, но достаточно, чтобы повредить хорошему результату.

Перед Селиной было пять участниц, и все они хорошо прошли дистанцию.

— Послушай, — сказала она Джиперсу, — вся штука в том, чтобы ты не боялся. Ты… мы такие же сильные, как они. Пошли, приятель! Давай покажем им!

Как только раздался удар колокола, Селина рванулась со старта, направляясь к первой бочке внутри треугольника. Первая бочка, поворот, еще одна, следующий поворот и, наконец, последняя бочка и финишная прямая, на которой они появились под восторженные крики зрителей. Часы показали, что у них лучшее время.

Лео ожидал ее за пределами арены, и они вместе наблюдали за следующей участницей состязаний.

— Она в подметки не годится тебе, — преданно сказал Лео. — Все они гораздо хуже.

— Сейчас выйдет Джэн Денем. Я состязалась с ней, и она всегда немного опережала меня.

— Значит, на этот раз ты победишь ее, — уверенно сказал Лео.

Затаив дыхание, они следили, как бесконечно долго проходят четырнадцать секунд, и вот Джэн уже на финише, проиграв Селине одну десятую секунды.

«Да-а-а-а-а!» — радостно закричали они, обнимая друг друга.

Следующая соперница. Очень быстрая. Настоящая угроза. На полсекунды опережая Селину, она приблизилась к последней бочке, но…

Толпа взревела, когда лошадь опрокинула бочку.

Две следующие участницы прошли дистанцию медленнее. Вопросов не было, Селина все еще была впереди.

— Осталась еще одна, — вздохнула Селина. — Я не вынесу этого, Лео!

Не получив ответа, она подняла голову и увидела, что он стоит, сложив ладони и закрыв глаза. Его губы беззвучно шевелились.

— Я молился, — открыв глаза, сказал Лео. — Кто знает…

Селина неуверенно засмеялась.

— Бог интересуется родео?

— Никогда не пропускает!

Раздался приветственный крик, когда последняя участница пронеслась на арену.

— Я не в силах смотреть. — Селина уткнулась лицом в грудь Лео. Он немедленно обнял ее. — Что происходит?

— Первая бочка. Хорошая скорость, но не лучше твоей; вторая бочка… теперь третья…

Рев толпы стал оглушительным. Лео застонал и крепче обнял Селину, положив голову ей на плечо.

— Нет! — вскричала она. — Нет, нет, нет!

— На одну десятую секунды быстрее, — сказал Лео. — Мне жаль, carissima.

Селина подняла голову.

— Как ты назвал меня?

— Carissima. Это по-итальянски.

— Да, но что это значит?

— Ну…

Пока Лео раздумывал, следует ли ему рискнуть и сказать, что это слово означает «дорогая», они услышали громкий голос Бартона, на одном дыхании поздравлявшего и сочувствовавшего Селине.

Несмотря на поражение, Селина была счастлива. Денег, полученных за второе место, оказалось больше, чем обычно. Лео нашел ее на крыльце, где она любовалась ими.

— Я богата, я богата!

— Разве сто долларов — богатство?

— Это большой куш, королевский! Ну, может, не очень большой, но кому нужен королевский куш? Долой королей!

Селина смеялась, и ее веселье переливало через край.

— С королями ты разделалась, — заметил Лео. — Наверное, ты им не доверяешь.

— Кому они нужны? Как и парни со званиями.

— Ты имеешь в виду титулы? — уточнил он, чувствуя, что разговор принимает опасный поворот. — Долой порочных аристократов? Ох! — Он потер плечо.

— В чем дело? — быстро спросила она. — Что у тебя болит: шея или спина?

— Все тело, — признался Лео. — Но, кажется, шея болит сильнее.

— Ну-ка, дай я попробую. — Она подошла к нему сзади и принялась растирать шею. — Нет, не получается, воротник мешает. Разденься.

Она помогла ему стянуть рубашку и принялась разминать ему шею, плечи и спину ловкими, сильными пальцами.

— Спасибо, — благодарно сказал Лео, — у тебя отлично получается.

— Я часто делаю это.

— Ты делаешь массаж всем парням? Разве для этого нет медицинских работников?

— Есть, конечно, но когда нечем платить, приходится делать массаж друг другу. У вас в Италии они есть, верно? — неожиданно спросила она.

— Кто?

— Аристократы. Осторожно, не дергайся, я могу сделать больно.

— Разве я дернулся? Я случайно. — Слово «аристократы» застало его врасплох. — Италия — республика, но несколько аристократов у нас есть, — осторожно сказал он.

— Ты когда-нибудь встречал их? Я имею в виду, ты разговаривал с ними?

— Селина, они же не какая-нибудь разновидность пресмыкающихся!

— Напротив! Их надо сажать в клетки и держать в зоопарке.

— Но ты же ничего о них не знаешь!

— А ты знаешь?

— Я знаю, что некоторые из них не так уж плохи.

— Почему ты защищаешь их? Ты же должен быть на моей стороне — долой аристократишек, да здравствуют труженики!

— И ты хотела бы отправить их всех на гильотину?

Селина покачала головой.

— Нет, я бы заставила их запачкать руки, работая на полях вместе с такими трудягами, как мы.

— Ты же не знаешь, работаю ли я, — возразил Лео, — и чем я занимаюсь в Италии.

Селина перестала делать массаж и взяла его большую загрубелую руку.

— Знаю, — убежденно проговорила она. — Это рука человека, который не чурается тяжелого труда. Она шершавая и мозолистая, и на ней шрамы.

Все это правда, но поля-то его собственные, и он разбогател на них больше, чем Бартон. Его невинный обман угнетал Лео, и внезапно это стало невыносимым.

— Селина…

Она, казалось, не слышала. Рассматривая его руку, Селина поворачивала ее в разные стороны, потом подняла голову, и Лео был поражен чистосердечием, которое увидел у нее в глазах. Ее взгляд поразил его, и он быстро отвернулся.

— Что такое? — тихо спросила она, отпуская его руку.

— Ничего. Я… — Он принужденно улыбнулся. — У меня все болит, завтра пойду к костоправу. Сейчас, я думаю, пора спать. Тебе тоже. У тебя был длинный, трудный день.

— Да, — мрачно пробормотала она, — очень трудный.

Последний вечер родео отметили одним из тех приемов на открытом воздухе, которые Бартон устраивал с большим удовольствием.

Лео испытывал странное чувство неудовлетворенности. Завтра ему придется уехать, но он не готов к отъезду. Селина волнует его сердце, но их разделяет пропасть. Образ жизни, страна, язык — во всем у них глубокие различия. Даже будущее они видят по-разному. Только безграничная любовь способна преодолеть такие трудности, но может ли он надеяться на такую любовь, если, судя по всему, эта женщина не верит в нее?

Думая об этом, Лео спустился вниз и присоединился к гостям. Селина была уже там.

Бартон как радушный хозяин ублажал гостей, произнося тосты, сопровождавшиеся аплодисментами. Лео, глядя на Селину, поднял бокал. В ответ она подняла свой.

Когда начались танцы, он с трудом пробрался сквозь толпу и, подойдя к Селине, увидел, что у нее радостно горят глаза.

— Я чувствую себя такой счастливой! — призналась она. — Если бы ты только знал, Лео, как я счастлива!

— Это замечательно, — мягко откликнулся он. — Я хочу, чтобы ты всегда была счастлива.

— Люди из местной газеты взяли у меня интервью. Они расспрашивали о моих «успехах».

Заняв второе место в «бочечном» заезде, Селина добилась победы на следующий день, а потом победила и в следующих бегах.

— Ты знаешь, как много у меня денег? — спросила она с благоговейным трепетом.

— Знаю, ты же сказала мне. Береги их.

— Их больше, чем я когда-либо получала!

— И что ты будешь с ними делать?

— Буду участвовать в соревнованиях. Это поможет мне прожить следующие шесть месяцев.

— А потом?

— Через полгода у меня будет достаточно денег, чтобы прожить до следующего года. Я добьюсь успеха!

Судя по этим словам, она вряд ли собиралась тосковать по нему.

Они чокнулись, и он направился к Кэрри. Они танцевали до тех пор, пока не запыхались и не расхохотались. За этим танцем последовал вальс.

— Ну как?

— Что?

— Селина. Она так же без ума от тебя, как ты от нее? — С тех пор как Кэрри поддержала его в споре по поводу быка, она начала изображать из себя его сочувствующую сестру.

— Она вовсе не сходит от меня с ума.

— В отличие от тебя.

— Кэрри, пожалуйста!

— Ну, хорошо, хорошо. Только мне показалось, что она ищет тебя, и я собиралась тактично исчезнуть, но…

— Ты прелесть!

Лео поцеловал ее в щеку и, обернувшись, увидел, что на лице Селины гуляет странная улыбка.

— Ты еще не танцевал со мной, — сказала она.

Кэрри исчезла, как обещала, оглянувшись только один раз. Она увидела, как Селина и Лео слились в объятии.

Некоторое время они танцевали молча.

Селина была в смятении. Все, что ей сейчас нужно, это продержаться до отъезда Лео, а потом — просто вычеркнуть его из памяти. Ей не составит труда забыть мужчину, который будет находиться на другом конце света, но сердце подсказывало, что Лео всегда будет с ней, потому что память о нем останется до самой смерти.

Она никогда не увидит его. Селина теснее прижалась к Лео, у нее заныло сердце и она закрыла глаза.

— Селина…

Его шепот заставил ее открыть глаза, его лицо было совсем близко.

— Селина, — снова произнес Лео. Его дыхание коснулось ее, и она пробормотала «да».

Затем его губы властно завладели ее губами, и в его поцелуе было неистовство, порожденное отчаянием.

Селина ответила ему с такой же страстью.

Жизнь не научила ее любви и нежности, то немногое, что она знала, дал ей жизненный опыт, но никогда она не испытывала ничего подобного. Она догадывалась, что Лео не новичок в сексуальной жизни, однако в его прикосновении была удивительная невинность, как будто это был его первый опыт. Казалось, ее чувства для него важнее, чем удовлетворение собственных желаний.

Однако Селина чувствовала его влечение по страстной дрожи большого могучего тела, по тому, как тяжело вздымалась его грудь. Ее возбуждало сознание своей власти над ним, она хотела, чтобы он был ее рабом, и сама жаждала рабства. Ее губы дразнили его, нетерпеливо ведя к желанной встрече.

Лео прервал поцелуй, схватил Селину за плечи и, слегка оттолкнув, посмотрел ей в лицо. Еще немного — и он потеряет контроль над собой.

— Мы выбрали дьявольски неподходящее время. Может, нам следует…

— Следует что? Быть благоразумными? Кому это нужно?

— Только не мне! Но ты, Селина… завтра… — Он замолчал.

— Да, — прошептала она, — да…

Откуда-то сзади донесся шум, который становился все громче. Вечеринка заканчивалась, и Лео с отчаянием смотрел на приближавшуюся шумную толпу.

— Эй, смотрите, кто-то прячется под деревьями!

— Кто она, Лео?

Он громко засмеялся, пытаясь отделаться шуткой. Кто-то сунул ему в руку выпивку, и он с благодарностью принял ее.

Лео стал искать взглядом Селину, но она исчезла.


Казалось, прошла целая вечность, прежде чем все распрощались и воцарилась тишина.

Селины нигде не было. Ее поцелуй сулил так много, но она покинула его.

Лео, нахмурившись, поднимался в спальню, пытаясь разобраться в собственных чувствах. Адское пламя скорее превратится в лед, чем он постучится в ее дверь! Следующий шаг должна сделать она.

Говоря себе так, он подошел к ее двери и тихо постучал. Или это произойдет сейчас, или сомнения будут терзать его всю жизнь. Дверь не открылась. Он постучал сильнее. Безрезультатно.

Лео вошел в свою комнату, подошел к окну и стал вглядываться в темноту.

Неизвестно почему у него возникло чувство, что он не один. Не слышно было даже дыхания, но что-то неуловимо изменилось в атмосфере комнаты, и, когда Лео протянул руку, чтобы включить лампу, он услышал шепот:

— Не включай свет!

— Где ты? — спросил он.

Селина не ответила, но в следующую минуту нежные руки обвились вокруг его шеи и к нему прижалось гибкое обнаженное тело.

— Ты была здесь все время? Я только что…

— Знаю, я слышала. — Ее сдавленный смех восхитил Лео.

Ее пальцы действовали умело и сноровисто, расстегивая пуговицы на его рубашке. Наконец, его грудь обнажилась, и ладони Селины заскользили по ней, поглаживая напряженные мускулы.

— Если продолжение не последует, ты подвергнешь меня большой опасности, — простонал Лео.

— Я всегда заканчиваю то, что начинаю, — прошептала Селина, и он почувствовал на своем лице ее теплое дыхание.

Она медленно, дюйм за дюймом снимала с него рубашку, и Лео, не в силах дольше терпеть, сам сорвал ее с себя, потом сбросил оставшуюся одежду. Прижавшись друг к другу, они направились к постели и упали на нее. Лео оказался под Селиной.

— Ты помнишь, так уже было однажды? — спросила она.

— В первый день… когда я вынимал тебя из ванны… разве это можно забыть?

— Но тогда все закончилось не так, как сейчас.

— Если бы это зависело только от меня… — проворчал он.

— Нет, от меня!

— Так скоро?

— Да, так скоро!

Его руки скользнули по ее телу, наслаждаясь его гибкостью и мягкостью.

— Я думала, у тебя все болит, — поддразнила она Лео.

— Силы возвращаются ко мне с каждой минутой.

Селина начала целовать его тело, которое, казалось, было уже ей знакомо. Она ласкала его, сводила с ума. Когда он медленно сел, держа Селину на коленях, ее пальцы немедленно нашли то место у него на затылке, где легчайшее прикосновение вызывало у него сладкую дрожь. Отсюда было совсем недалеко до спины, напрягшейся в ожидании жгучих ласк.

— Колдунья! — выдохнул он.

— Гм-м-м!

Внезапно, не в силах сдерживаться долее, он с глухим смехом перекатился и, опрокинув Селину на спину, лег на нее.

— Я чуть не сошел с ума, мечтая об этом, — со стоном признался он.

— Почему мы потеряли так много времени? — прошептала она.

— Какая разница? — спросил он. — Мы наверстаем упущенное!

Его страсть была похожа на него: здоровая и великодушная, не изощренная, но полная тепла и щедрости. В любви Лео больше отдавал, чем брал, от его медленных ритмичных движений наслаждение Селины возрастало, углублялось, становилось острее, напряженнее, прекраснее, исступленнее. Прежде чем разрядиться, он выждал, позволив Селине упиться блаженством до последней минуты.

А потом, когда выплеснулась вся его страсть, она поняла, что на свете никогда не было и не будет такого чуда. Только несколько мгновений! Лихорадочно бившееся сердце постепенно успокаивалось, наполняясь ощущением удовлетворенности, но Селина знала, что от одного слова Лео оно вновь загорится жарким огнем.

Лео повернулся к ней и, обняв, прижался лицом к ее теплому телу, словно кроме физической близости ему нужно нечто большее.

«Это просто подлость! — подумала она. — Как же женщине сохранить независимый дух, если мужчина так ведет себя?»

Но когда Лео заснул, она обвила его руками, провела рукой по волосам и нежно поцеловала.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

«Самое неприятное в аэропортах — то, что туда надо приезжать заранее, поэтому прощание мучительно затягивается. Еще хуже, — думала Селина, — если ждешь прощальных слов и не знаешь, какими они будут». Но Лео не сказал ничего.

Она отвезла его в аэропорт Далласа. Они проверили время рейса в Атланту, сдали багаж и нашли кафе. Внезапно он вскочил и сказал:

— Пойдем со мной!

— Куда?

— Перед отъездом я хочу купить тебе подарок, и я только что понял, каким он должен быть.

Он привел ее к магазину, где продавали мобильные телефоны.

— Он нужен любому человеку, который, как ты, всегда в пути.

— Я не могла позволить себе этого. — На мгновенье она обрадовалась — это был знак, что он не хочет терять с ней связь, но радость быстро померкла: ведь он уезжает и она, возможно, никогда его не увидит.

Они вместе выбрали телефон, и Лео оплатил первые тридцать часов. Селина торопливо записала номер на маленьком листке бумаги, и Лео положил его в бумажник.

— Мне пора проходить паспортный контроль.

— Нет-нет, — быстро сказала она, — у нас еще есть время выпить по чашке кофе.

У нее было ужасное чувство, что вся ее жизнь скользит к краю пропасти. Если бы знать, как остановить это! Язык ей не повиновался, нужные слова не произносились.

Последние несколько минут Селина жадно всматривалась в Лео, запоминая каждое его движение, каждую интонацию.

Он уезжает. Он забудет ее.

Еще никогда улыбка Селины не была такой ослепительной.

— Пассажиров просят…

— Кажется, пора. — Лео поднялся.

Селина проводила его до выхода на посадку. Он остановился и нежно прикоснулся к ее лицу.

— Я всегда буду помнить это, — сказал он.

— Да неужели? — беспечно откликнулась она и шутливо нацелила удар ему в руку. — Ты забудешь меня, как только на горизонте появится первая же стюардесса.

Но Лео не улыбнулся.

— Я никогда не забуду тебя, Селина.

Он стиснул зубы, и на мгновение ей показалось, что ему хочется сказать что-то важное. Селина ждала, и сердце у нее трепетало от безумной надежды. Но Лео только наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Помни меня, — попросил он.

— Лучше звони мне и напоминай о себе.

— Я позвоню.

Он еще раз поцеловал ее и ушел.

У выхода он остановился и помахал ей рукой. Она тоже помахала ему, усилием воли удерживая на лице улыбку.

Потом она стояла у окна и смотрела, как самолет отрывается от земли, взмывает ввысь и исчезает в бездонном небе…

Она вернулась на стоянку и села за руль.

Какого черта! Они встретились и разошлись как в море корабли, вот и все. Перед ней будущее, о котором она даже не мечтала, и только оно должно занимать ее мысли.

Селина ударила рукой по рулевому колесу — раньше она никогда не лгала себе.

«Я должна была сказать что-то! — бушевала она. — Чтобы он знал. Тогда, может быть, он бы даже попросил меня поехать с ним. Но такая мысль даже не пришла ему в голову. Он не позвонит, этот телефон — прощальный подарок. Хватит дурить, Селина, нельзя плакать на стоянке».


Перелет из Атланты в Пизу казался бесконечным. Лео вышел из самолета полумертвым от усталости и, проходя паспортный контроль и таможню, все время зевал. Странно было вновь оказаться в своей стране.

Направляясь к стоянке такси, он был так поглощен подсчетом времени, которое потребуется, чтобы добраться до дома, что не заметил каких-то звуков сзади. Он не видел ни чем его ударили, ни сколько их было, единственное, что он понял, это что он лежит на земле, окруженный толпой незнакомых людей.

Лео сел и ощупал голову. Кто-то помог ему подняться, и он, пошатываясь, встал.

— Что случилось? — спросил он.

— Вас ограбили, синьор.

Лео застонал и потянулся к карману, где лежал бумажник, — карман был пуст. У него сильно болела голова, мысли разбегались. Кто-то вызвал «скорую помощь», и его отвезли в местную больницу.

Проснувшись на следующее утро, он увидел у своей кровати полицейского, протягивавшего ему бумажник.

— Мы нашли его в переулке, — объяснил он.

Как и следовало ожидать, бумажник был пуст, деньги, кредитные карточки — все исчезло. Не было и листка бумаги с номером Селины…


Ренцо, его управляющий, заехал за ним в больницу. От его дома в Белла Подена Лео отделяли пятьдесят миль. Как только он увидел холмы Тосканы, его напряжение заметно ослабло. Какие бы тревоги ни нарушали течение его жизни, инстинкт говорил, что самое главное — это то, что он дома, там, где под благодатным солнцем созревает виноград и раскинулись поля пшеницы.

Владения семейства Кальвани были обширны. Последние несколько миль перед ним расстилались его собственные поля. У подножья склона, на вершине которого стоял дом Лео, раскинулась Моренца, деревушка, представлявшая собой небольшое скопление средневековых строений. Главная улица, обегая церковь и небольшой утиный пруд, выходила из деревни и терялась в разбитых на склонах виноградниках, где янтарные грозди наливались соком под лучами палящего солнца.

На вершине холма стоял каменный жилой дом средневековой постройки, из которого открывался великолепный вид на долину. Удовлетворенно вздохнув, Лео вошел и опустил сумки на пол.

Появилась Джина, уже приготовившая его любимое блюдо. Вино, которому он отдавал предпочтение, было в меру охлажденным, собаки, его любимцы, легли у его ног.

Лео сытно поел, поцеловал Джину в щеку в знак благодарности и пошел в кабинет. Оттуда он управлял поместьем. Пара часов, проведенных с Энрико, его помощником, который занимался бумажной работой во время его отсутствия, показали, что он прекрасно справился с ней, большего от него и не требовалось.

Завтра он объедет свои владения.

В течение следующих двух часов Лео разговаривал по телефону, узнавая семейные новости. Наконец, он вышел и, стоя с бокалом вина в руке, стал смотреть вниз на деревню, где уже начинали вспыхивать огоньки. Легкий ветерок шелестел листвой деревьев, эхо разносило колокольный звон по всей долине, и Лео подумал, что нигде нет такого упоительного покоя и красоты. И все-таки…

Впервые в жизни его внезапно охватило одиночество.

Лежа в постели, Лео тщетно пытался заснуть. Он встал и спустился в кабинет. В Техасе было раннее утро, и трубку поднял Бартон.

— Селина случайно не у вас? — с надеждой спросил Лео.

— Нет, она уехала сразу после тебя. Заехала, чтобы забрать Джиперса, и сразу отправилась в путь. Здорово она выступила, да? Джиперс — как раз тот конь, что ей нужен, с ним она станет звездой.

— Конечно, конечно. — Лео пытался придать жизнерадостность своему голосу. — Она звонила тебе?

— Вчера, спросила, как Эллиот. Я сказал, что он идет на поправку.

— Она спрашивала обо мне? — Вопрос вырвался сам собой.

— Нет, ни разу не упомянула. Но я уверен, что, если бы ты позвонил ей…

— Бартон, я не могу ей позвонить, на меня напали и ограбили, и листок, на котором был записан номер ее телефона, пропал. Ты его знаешь?

— Я бы сказал тебе, но у меня его нет. Я не знаю, как связаться с ней.

— В следующий раз, когда она позвонит, объясни ей, что произошло, и попроси мне позвонить.

— Обязательно.

— Она не сказала, куда едет?

— В Рино, кажется.

— Я оставлю там сообщение для нее.

Лео попытался думать о предстоящей поездке в Венецию на церемонию бракосочетания своего младшего сводного брата Гвидо с англичанкой Далей. За день до этого состоится свадьба его дяди, графа Франческо Кальвани, и Лизы, его бывшей экономки. Эта церемония будет скромной и пройдет в присутствии ограниченного круга гостей.

До поездки в Техас он с нетерпением ожидал радостных семейных событий, но сейчас никакие свадьбы его не радовали.

Он послал сообщение с подробным расписанием своих переездов в ближайшие дни на сайт родео в Рино, сообщил номер домашнего телефона дяди в Венеции и своего мобильного, на всякий случай попросил позвонить ему в Белла Подена. До последней минуты у него теплилась надежда услышать голос Селины, но телефон молчал, и тогда он уехал в Венецию.


Лео не принадлежал к людям, склонным предаваться мрачным раздумьям. Мир полон смеющихся женщин, и с ними можно хорошо провести время. Однако сейчас эта мысль не улучшила ему настроения. Во Флоренции он сел на поезд до Венеции, откуда моторная лодка, принадлежавшая семье Кальвани, доставила его в Палаццо Кальвани на Большом канале. Лео застал семейство за ужином.

Во время ужина Лео старался скрыть свое настроение, и, возможно, ему удалось одурачить мужскую половину семейства, но у женщин были более острые глаза, и, когда все встали из-за стола, Далей и Хэрриет усадили его на диван и уселись по обеим сторонам от него.

— Наконец-то ты нашел ее!

— Ее? — смущенно спросил он.

— Ты понимаешь, кого я имею в виду. Ее! Единственную. Она связала тебя по рукам и ногам.

— Как ее зовут? — спросила Далей.

Лео не стал увиливать и обманывать их.

— Ее зовут Селина, — признался он. — Мы встретились в Техасе и вместе участвовали в родео. — Он умолк.

— И? — не выдержали они. — И?

Он вспомнил прелесть Селины, ее стройное тело, ее нежность.

— Это было чудесно, — коротко ответил он.

— Тебе следовало привезти ее сюда, — упрекнула его Хэрриет.

— Я не знаю, где ее искать.

— Но разве вы не обменялись адресами?

— У нее нет адреса, она кочует от родео к родео и живет там, где они проводятся. У меня был номер ее мобильника, но… вы же знаете, у меня украли бумажник, а там был листок с телефоном. Возможно, я больше никогда не увижу ее…

Понемногу все разошлись. Гвидо и Далей незаметно исчезли, чтобы насладиться нежностями, подобающими влюбленным. Марк и Хэрриет отправились побродить по улицам Венеции. Лео вышел в сад и увидел, что его тетка Люция мирно сидит, устремив взгляд на звезды.

— Я думаю, Марк и Хэрриет могут в любой момент объявить день свадьбы, — сказал Лео, садясь рядом с ней.

— Я так надеюсь на это! — с жаром отозвалась Люция.

— Ты очень заинтересована в этом браке, да? — с любопытством спросил Лео. — Несмотря на то, что… это брак не по любви?

— Да, я устроила его, это правда, я не отрицаю.

— Может, лучше бы он сам выбрал себе невесту?

— Боюсь, я никогда не дождалась бы этого. У Марка должен быть кто-нибудь, иначе он закончит свои дни в одиночестве, а это будет ужасно!

— Есть кое-что хуже одиночества, тетя.

— Нет, милый мальчик, нет.

Лео промолчал. Впервые в жизни он почувствовал, что это правда.

— Я думаю, ты начинаешь понимать это, так ведь? — осторожно спросила Люция.

Он пожал плечами.

— Я просто не в настроении, слишком долго не был дома. Сейчас у меня с работой завал… — Он не договорил.

— Какая она?

Лео описал Селину.

— Ты очень любишь ее?

— Нет, мне кажется, что… — Он сделал попытку оправдаться. — Просто я не могу не беспокоиться. Никто не заботится о ней, у нее никогда никого не было. Эллиот — единственное близкое ей существо. Если бы не этот конь, она бы была совершенно одинока. Ей кажется, что это не имеет значения, она думает, что так она счастливее.

— Возможно. Ты же сам сказал, что есть кое-что хуже одиночества.

— Я был неправ. Когда я представляю, что такая жизнь продолжается годами…

Но это вовсе не обязательно, она может встретить какого-нибудь молодого человека и выйти за него замуж. И через несколько лет ты случайно увидишь ее, а у нее уже будет парочка малышей и еще один на подходе. Лео усмехнулся.

— Ты умная женщина, тетя, ты знаешь, что я не хочу этого.

— Интересно, чего же ты вообще хочешь.

— Что бы это ни было, мне оно, похоже, не достанется.

Огни на Большом канале постепенно гасли, огромный дворец закрывался на ночь. Лео встал и помог Люции подняться.

— Спасибо, что выслушала меня, — сказал он. — Боюсь, что Далей и Хэрриет приняли меня за клоуна.

— В твоей жизни было много мимолетных связей. — Люция похлопала Лео по руке. — Но если Селина — женщина, которая тебе нужна, ты снова встретишься с ней. Хотя я думаю, она просто сумасшедшая, если не найдет тебя.

— Может быть, она не хочет искать, — мрачно заметил Лео. — Она любит дороги, переезды с места на место и никогда не знает, что ей принесет следующий день. Так что я все равно не смог бы сделать ее счастливой.

— Не надо так говорить. Если тебе суждено любить, ты будешь любить. Но ведь завтра у нас свадьба, будем веселиться.

Поздно вечером Селина появилась на ранчо Бартона.

— Я слышал, ты очень хорошо выступила в Рино.

— У меня еще будут миллионы! — сказала она. — Что-нибудь случилось, Бартон?

— Мне звонил Лео.

— Неужели?

— Не притворяйся, что тебе это безразлично. Мне кажется, что ты волнуешься так же, как он.

— Почему он должен волноваться?

— Потому что у него украли твой номер телефона, и теперь он сходит с ума: звонит сюда, оставляет сообщения…

— Но я не знала…

— Конечно, не знала! Мне пришлось уехать на некоторое время, и я попросил передать тебе его сообщения. К сожалению, я попросил Поли. Не знаю, действительно ли он забыл или в этом было что-то еще… — Бартон испытующе посмотрел ей в лицо. — Не связано ли это с тем вечером, когда Поли наступил на вилы?

— Я не хотела рассказывать, вы были так добры…

— Если тебе от этого станет легче, то скажу, что мне часто хотелось врезать ему.

— Он стал нахальничать, ну я и…

— Так это ты? Не Лео?

— Лео вошел, когда драка закончилась. Но, возможно, я зашла слишком далеко.

— Я бы так не сказал, — с явным удовольствием возразил Бартон. — Значит, он отомстил тебе.

— Может, мне позвонить Лео?

— А ты не хочешь?

— Конечно, хочу, но он так далеко, в своей стране, и теперь он совсем другой.

— Тогда поезжай к нему, узнай, не сможет ли его страна стать и твоей тоже. Селина, когда мужчина постоянно звонит и так беспокоится, значит, ему нужно сказать женщине то, о чем невозможно говорить по телефону.

— Мне… ехать в Италию?

— Но это же не обратная сторона Луны! Я присмотрю за Джиперсом и Эллиотом, у тебя есть призовые деньги. Что тебя останавливает?

Селина молчала, и Бартон зацокал языком.

— Я не трусиха!

— Ну да, когда ты на арене. Никогда не видел никого храбрее! Но это легко. Мир за пределами арены — место пострашнее. Подумай об этом.


К моменту возвращения домой Лео почти убедил себя, что так ему и надо. Видно, не судьба им быть вместе.

Свадьба потребовала от него напряжения всех сил. Зрелище безмятежного счастья брата внезапно вызвало у него недовольство собственной судьбой.

Не то чтобы он подумывал о браке. Мысль о Селине в белом платье из переливающегося атласа и кружев, в которое облачилась Далей, вызывала у него сомнение. Селина, вероятно, выходила бы замуж в ковбойской шляпе и сапогах со шпорами.

Когда Лео подъехал к дому, он уже все обдумал: они замечательно провели время, но оно прошло и так и должно быть. Он забудет о ней.

Джина только что приготовила для него постель. Пожелав ему спокойной ночи, она подошла к окну, чтобы забрать щетку для обметания пыли.

— Днем приходил Ренцо, он хотел поговорить с тобой, — начала она. — Ему нужно… интересно, кто это?

— Где? — Лео подошел к окну, из которого была видна тропа, которая вела из Моренцы к дому.

Высокая стройная женщина, обвешанная сумками, шла к дому, иногда останавливаясь, чтобы посмотреть вверх. Она была далеко, но Лео узнал легкую поступь и поворот головы.

— Она, должно быть, здесь впервые, — Джина повернулась к нему, — потому что… signore?

Ее хозяин уже с грохотом сбегал по ступенькам.

Молодая женщина выронила из рук сумки и побежала ему навстречу. В следующее мгновенье, забыв обо всем на свете, они оказались в объятиях друг друга.

— Челия! — крикнула Джина одной из горничных. — У нас гостья. Оставь свою работу и приготовь для нее комнату. Хотя, — добавила она, глядя на две фигуры, слившиеся в тесном объятии, — мне кажется, она вряд ли будет спать в ней.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Скажи мне, что это не сон! Ты действительно здесь!

— Я здесь! Я здесь! Обними меня! — Селина смеялась и плакала одновременно.

Лео изо всех сил сжал Селину и покрыл поцелуями ее лицо.

— Я так часто представлял, как ты идешь по этой дороге, но это всегда был лишь солнечный блик.

— Но не сейчас. Ах, Лео, ты действительно рад меня видеть?

Внезапно он потерял дар речи. Рад ли он видеть ее? Ком в горле не давал ему говорить.

— Ты плачешь, — удивилась Селина.

— Конечно, нет! Только слабаки плачут, — пошутил Лео, вспомнив ее собственные слова. Но у него были влажные глаза, и он не сделал попытки утереть слезы.

Засунув одну сумку под мышку и взяв вторую в руку, он обнял Селину свободной рукой и они пошли к дому.

— У тебя гости? — спросила Сплина, заметив в окнах чьи-то лица.

— Нет, это… — Лео едва не сказал «слуги», — две племянницы Джины, — объяснил он. Когда возникала необходимость в дополнительных работниках, он просил Джину привести кого-нибудь из ее многочисленных родственников.

В дверях их встретила улыбающаяся Джина, сообщившая, что для «синьорины» приготавливают комнату, а освежительные напитки и еда уже на пути из кухни.

Джина удалилась, и Лео обнял Селину. Он не стал целовать ее, просто прижал к себе и уперся подбородком ей в голову.

— Почему она приготавливает комнату для меня? — удивилась Селина.

— Джина увидела, как ты поднимаешься по холму, и, когда я… когда мы… я думаю, что все уже знают о нас.

У нее вертелся на языке вопрос, что он имеет в виду, говоря «все о нас», но она промолчала — сейчас ничего не имело значения, кроме теплой радости, которую она испытывала от близости Лео. В этой стране, где все казалось ей странным и люди говорили на непонятном языке, у нее возникло ощущение, что она вернулась домой.

— Почему ты не взяла такси? Тебя бы довезли до самой двери.

— Я не знала, как сказать твой адрес. Мне удалось найти автобус с надписью «Моренца», но я не знала, что билет надо покупать в кондитерской. Поэтому пока я покупала его, автобус ушел. Что ты смеешься?

Лео поспешно подавил смешок.

— Прости, carissima, я не смог удержаться! Действительно, мы в Италии немного сумасшедшие — покупаем билеты на автобус в кондитерской.

— А что вы делаете, если кондитерские закрыты?

— Ходим пешком.

Селина засмеялась.

— Поэтому я дождалась следующего автобуса. Ты рассказал о своем доме, и я легко узнала его.

— Но почему ты не позвонила, чтобы я встретил тебя?

— Ну… понимаешь…

Всю дорогу Селину мучила мысль, что она не нужна Лео. Она позвонит и услышит в его голосе неловкость. А если он звонил в Техас, чтобы попросить ее не разыскивать его… Она дала себе слово, что, как только самолет приземлится, она немедленно вернется домой. Или позвонит Лео. Или сделает еще что-нибудь… Но ей вспомнились слова Бартона… нет, никто из членов семьи Гейтс никогда не пасовал перед трудностями. Хотя она ничего не знала о своей семье, эта мысль помогла ей.

Автобус доставил ее к утиному пруду в Моренце, откуда был виден дом на вершине холма. Неподалеку старое такси ожидало клиентов, и Селина могла бы просто указать водителю на дом, но у нее не хватило решимости: возможно, вскоре ей, отвергнутой, придется возвращаться тем же путем.

Поэтому, едва не падая от усталости, она прошла пешком последнюю милю. Знакомая и невыразимо дорогая фигура буквально слетела ей навстречу и, рыдая от радости, прижала к сердцу. И тогда она узнала то, что хотела знать.

Он повел ее в комнату, приготовленную для нее горничными. Поднимаясь наверх, она рассматривала дом с толстыми каменными стенами. Он был таким, каким Лео описал его, только гораздо больше.

Ее комната с полированным деревянным полом оказалась очень просторной. Никогда в жизни Селина не видела такой огромной кровати с ореховым изголовьем, покрытым резьбой. Чтобы сохранить прохладу, на окнах были тяжелые деревянные ставни, и, когда Джина открыла их, Селина вышла на крошечный балкон. Она увидела долину и сельский пейзаж изумительной красоты. Цепь холмов, покрытых соснами, уходила за горизонт, где оттенки зеленого и голубого постепенно бледнели в туманной дали.

Был теплый вечер, и они ужинали на воздухе, наслаждаясь закатом. Джина подала суп из креветок, мидий, лука, чеснока и помидоров.

— Я вернулась и обнаружила, что Бартон вне себя. Он оставил твое сообщение Поли, который «забыл» о нем.

— Но мое неотразимое обаяние неумолимо влекло тебя? — отважился спросить Лео.

— Я приехала, чтобы посмотреть родео в Гроссетто, — твердо сказала Селина. — Вот и все.

— Не ради меня?

— Не ради тебя, не обольщайся!

— Да, мэм.

— И перестань ухмыляться!

— Я не ухмыляюсь!

— Нет, ухмыляешься! Как кот, который слизал сливки. То, что я объехала полмира, чтобы найти тебя, ничего не значит. Ты понял?

— Конечно! И то, что последние две недели я сходил с ума, заходя на сайты, чтобы опередить тебя на один шаг, тоже ничего не значит.

— Вот и прекрасно!

— Замечательно!

Они замолчали.

— Ты опять это сделал, — сказала Селина. — Когда я приехала, ты назвал меня carissima, но ты не объяснил, что это означает.

— По-итальянски сага — «дорогая», — ответил Лео. — Когда ты добавляешь issima, ты подчеркиваешь, что это высшая степень того, что ты хочешь сказать.

Она молча смотрела на него.

— Теперь ты понимаешь, — продолжал он, беря ее за руку, — что, когда мужчина называет женщину carissima…

Внезапно ему стало трудно говорить. Он не раз произносил это слово, не вкладывая в него особого значения. Сейчас все по-другому, но слово уже было опошлено частым употреблением.

— Это означает, что она не только очень дорога ему, — Лео собрался с духом, — но…

Он умолк, так как вернулась Джина, чтобы унести тарелки.

Улыбнувшись, Лео смирился — у него еще будет время, чтобы сказать все, что он хочет.

Пиршество завершилось тосканским тортом с медом и орехами. К концу ужина у Селины слипались глаза. Наконец, Лео взял ее за руку и повел наверх. У ее двери он остановился.

— Спокойной ночи, — тихо сказал он, — carissima.

— Спокойной ночи.

Он поцеловал ее в щеку и ушел.

Почти всю ночь Лео бодрствовал. Сознание того, что Селина спит в соседней комнате, вызывало у него чувство человека, хранящего в своем доме сокровище. Оно принадлежит ему, и он будет владеть им, даже если ради этого потребуется сразиться со всем миром.


Проснувшись на рассвете, Лео подошел к окну, открыл ставни и вышел на балкон. Ему хотелось еще раз взглянуть на дорогу, ведущую к деревне.

Тень в соседнем окне привлекла его внимание.

Селина смотрела на долину. У нее было спокойное, отрешенное лицо.

Почувствовав его взгляд, она подняла голову и, мимолетно улыбнувшись ему, вновь устремила взгляд на долину.

И Лео понял.

Накинув халат, он тихо вышел и, войдя в ее комнату, подошел к Селине сзади и осторожно положил руки ей на плечи. Селина прижала к себе его руки, и он держал ее в объятиях, испытывая такую глубокую удовлетворенность, какой ему никогда не приходилось чувствовать.

Внизу нежное свечение, сначала слабое, затем более яркое постепенно заполняло долину. Волшебный, неземной свет сиял всего несколько благословенных минут.

Затем он изменился, стал резче и прозаичнее; день начался, осталось только воспоминание об исчезнувшем чуде.

Тихий вздох вырвался у Селины, такой тихий, что Лео не услышал, а почувствовал его.

— Мое желание сбылось, — сказала она. — С тех пор, как ты рассказал мне об этом свете, я мечтала увидеть его.

— Ну, и как тебе?

— Он так же красив, как ты говорил. Это самое прекрасное зрелище, которое мне когда-либо приходилось видеть.

Лео нежно увлек ее в комнату и отнес на кровать. Он мечтал об этом всю ночь.


Лео часто представлял себе, как он познакомит Селину с Пери. Лошадь была готова для продажи уже несколько месяцев назад, но ее элегантность и горячий задор заставляли его дожидаться подходящего владельца.

Им оказалась Селина. Предчувствие не обмануло его, когда он увидел, что они полюбили друг друга с первого взгляда. К этому времени Лео решил, что он уже понимает кое-что в любви с первого взгляда.

Он подумывал о том, что Пери будет его свадебным подарком Селине. Мысль о браке больше не пугала его.

Целыми днями они разъезжали по его полям и виноградникам, а ночи проводили в объятиях друг друга.

— Останься здесь, — однажды сказал Лео, когда они лежали, обессилевшие после жгучих любовных ласк. — Не покидай меня.

Опираясь на локоть, Селина приподнялась и посмотрела ему в лицо. Ставни были открыты, и лунный свет наполнял комнату, бросая тень в ложбинку между ее грудей.

— Ты моя carissima, — сказал Лео, — ты дороже мне всего на свете. Ты моя любовь, моя возлюбленная, единственная женщина, которая для меня существует.


Через неделю они отправились в Маремму, область на юге Тосканы близ побережья, известную как «Дикий Запад Тосканы», так как здесь занимались разведением крупного рогатого скота и до сих пор использовали традиционные навыки и умения ковбоев.

Каждый год в этих местах проводилось родео, которое состояло из торжественного проезда по улицам близлежащего городка Гроссетто и представления, длившегося один день. Лео повез Селину в город, чтобы познакомить ее с организаторами, которым он описал ее достижения в самых восторженных выражениях.

Потом Селина преподнесла ему сюрприз. Всю дорогу до Гроссетто она не расставалась с большим листом бумаги, отказываясь показать его Лео. Оказалось, что это его фотография, на которой он был запечатлен верхом на быке.

— Я знаю одного парня, который фотографирует все, что видит, — объяснила она, — включая участников родео, которым не удалось выиграть. Я нашла его, и у него оказалась твоя фотография. Ты хорошо получился, правда?

Снимок был великолепен. Одна рука Лео была поднята высоко вверх, подбородок упрямо вздернут, на лице широкая, радостная, победоносная улыбка.

Один из организаторов с уважением посмотрел на фотографию и почтительно кашлянул:

— Может быть, синьор, на нашем родео вы продемонстрируете езду на быке?

— Не думаю, — поспешно ответил Лео, — для этого в Техасе существуют особые быки, их разводят именно за их свирепость.

Лео потребовалось десять минут, чтобы избавиться от этого человека, и все это время Селина корчилась от смеха.

— Я сказал ему, что ты продемонстрируешь им «бочечные» скачки, — заявил Лео, когда им, наконец, удалось спастись.

— Чудесно, только это будет уже не то, если ты не обуздаешь быка!

— Сгинь!

Никогда прежде семья Лео не совершала такого путешествия. В этом году, однако, они решили приехать в полном составе, так как им уже стало известно, что Лео, любитель дам с пышными формами, пал жертвой худой как щепка и огненно-рыжей женщины.

Зная, что эти планы уже приводятся в исполнение, Лео понимал, что грядет час расплаты, ему предстоит признаться Селине в своем предосудительном богатстве и шокирующем титуле. Интересно, что именно вызовет у нее больший ужас?

Пока он пытался придумать, как приступить к делу, события опередили его. Однажды утром Селина, разыскивая его, зашла в кабинет.

— Лео, ты здесь?

Она толкнула дверь, и та открылась. Лео там не было, но из коридора до нее донесся его голос, и она вошла в комнату, чтобы подождать.

Несколько фотографий, лежащих на столе, привлекли ее внимание, и она не смогла преодолеть любопытство. То, что она увидела, заставило ее сначала нахмуриться, а потом изумиться.

Это были свадебные фотографии брата Лео — Гвидо. Селина увидела невесту в роскошном платье из белого атласа и кружев и обаятельного жениха с насмешливым выражением лица. Рядом с ними стоял Лео в одежде, которую она никогда не видела на нем раньше.

Он был одет с иголочки, расфуфырен в пух и прах. И даже в цилиндре!

Ну и что? Все принаряжаются на свадьбу.

Но то, что было на заднем плане, не поддавалось объяснению. Канделябры, картины старых мастеров, зеркала в позолоченных рамах. Одежда, взятая напрокат, не сидит идеально. И у всех этих людей ужасающая уверенность, которую дают деньги и положение.

Селина почувствовала, как нечто похожее на испуг зарождается в глубинах ее существа.

— Они только что приехали!

В дверях стоял Лео, от его улыбки можно было забыть все на свете.

— Позволь познакомить тебя с моей семьей. — Он подошел к столу и начал перебирать фотографии. — Вот мой брат Гвидо и Далей. Эти две живописные персоны — ее отец и брат, и я не буду страдать, если никогда не увижу их. Здесь мой двоюродный брат Марк со своей невестой Хэрриет. А эта пара — мой дядя Франческо и его жена Лиза.

— Что это за место? Ты взял напрокат ратушу или что-то в этом роде?

— Нет, — небрежно ответил Лео, — это дом дяди Франческо.

— Дом? Он в нем живет? Ведь это настоящий дворец!

Тон Лео стал еще небрежнее.

— Думаю, это действительно дворец. Он называется Палаццо Кальвани. Это на Большом канале в Венеции.

— Твой дядя живет во дворце? Он что, член королевской семьи?

— О нет, гораздо скромнее. Он всего лишь граф.

— Кто? Ты почему-то прошамкал последнее слово.

— Он граф, — неохотно признался Лео. Селина в изумлении смотрела на него.

— Ты состоишь в родстве с настоящим графом?!

— Да, но я внебрачный родственник, — быстро проговорил он, словно приводил смягчающие обстоятельства совершенного преступления.

— Но они знают тебя, не так ли? — упрекнула Селина. — Ты член семьи.

Лео вздохнул и согласился.

— Мой отец был братом дяди Франческо. Если бы его брак с моей матерью был признан законным, я был бы… э-э-э… наследником.

Селина устремила на него испуганный взгляд.

— Но он не был законным, — успокоил ее Лео, — поэтому я не наследник. Я всегда хотел иметь только эту ферму и вести жизнь, какую веду сейчас. Ты должна поверить мне, Селина!

— Это почему же?

— Потому что я никогда не обманывал тебя!

— Но ты, черт подери, не сказал мне правды!

— А ты разве рассказала мне всю свою жизнь?

— Да.

Лео понял, что попался.

— Тебе не хватает логики. — Он поспешил изменить тактику. — Если бы я был бедным, как бы я познакомился с Бартоном и приехал погостить у него?

— Ты сказал, что продал ему нескольких лошадей… И что же тебе в таком случае принадлежит? Эта деревня?.. А еще половина земель до Флоренции?

— Гораздо больше, по правде говоря, — с несчастным видом признался Лео.

— Ты мог бы купить все, что принадлежит Бартону, да?

Он пожал плечами.

— Не знаю, вероятно.

— Я думала, ты простой деревенский парень, ты сам вынудил меня поверить в это. Но на самом деле ты… ты… магнат. — От потрясения Селина побледнела. — Лео, будь честен со мной хотя бы сейчас. Ты очень богат? Черт возьми, Селина, ты собираешься выйти за меня замуж только из-за денег?

— Я вообще не собираюсь выходить за тебя замуж. Когда я говорила тебе, что миллионеры не настоящие люди…

— Теперь ты знаешь, что ошибалась.

— Черта с два я ошибалась! Ты доказал мне как раз обратное. Я даже не могла подумать, что ты так поступишь со мной!

— Что же я сделал? — возопил Лео. — Скажите же мне кто-нибудь, что я сделал?

— Ты притворялся, что ты одно, а на самом деле ты другое!

Да! Притворялся! — проревел он. — Я не собирался рисковать! Я не хотел потерять тебя! Думаешь, я не знал? Знал. И пяти минут не прошло после нашей первой встречи, как я понял, что ты самая непредсказуемая, неразумная женщина, лишенная здравого смысла. Я боялся спугнуть тебя, поэтому играл по твоим правилам. Я даже не мог сказать тебе, что я… — Он едва удержался на краю пропасти.

— Ну-ка говори, что ты сделал!

— Я забыл, — солгал Лео, но, увидев устремленные на него глаза, решился. — Ну хорошо, фургон для лошади и твой дом на колесах… они были от меня.

— Ты их купил?

— И Джиперса тоже. Селина, страховые агенты просто посмеялись бы над тобой, ты сама это знаешь. Я нашел единственный способ, чтобы ты смогла вернуться на дорогу. Я надеялся, что ты не узнаешь или, во всяком случае, не будешь слишком злиться на меня. — Лео пристально смотрел на нее, едва осмеливаясь верить своим глазам. — Почему… ты смеешься?

— Значит, — она задыхалась от смеха, — это ты оказался чудом, не Бартон?

— Да, я.

— Теперь я понимаю, почему ты буквально позеленел, когда я восхищалась Бартоном!

— Я чуть не убил его! — признался Лео. — Я хотел сказать тебе правду, но не смог. Но я придумал способ. Мы поженимся, и оба фургона и Джиперс будут моим свадебным подарком. Все по-честному.

Селина изумленно посмотрела на него.

— Ты не шутишь?

— Я представляю себе это так. Если ты выйдешь за меня замуж, все эти отвратительные деньги будут принадлежать и тебе тоже, и это заставит тебя замолчать.

Селина подумала немного.

— Хорошо. По рукам!

Она не сказала, что любит его, признание вырвалось у нее ночью, когда Лео, глубоко дыша, спал спокойным и удовлетворенным сном, который охватывал его каждый раз, когда они, пресытившись неудержимой страстью, находили покой в объятиях друг друга. Он спал так крепко, что Селина могла безбоязненно гладить его по голове, целовать и шептать слова, которые она не могла произнести вслух.


Как-то ночью Лео принес вина и персиков, и они устроили пир.

— Как получилось, что твоя семья оказалась здесь? — спросила Селина. — Если вы венецианские графы, что вы делаете в Тоскане?

— Ну и вопрос! Всем известно, что порочные аристократишки присваивают собственность при каждом удобном случае. Так мы наступаем на горло несчастным обездоленным.

— Очень смешно! Сейчас ты у меня получишь! Чем же все-таки вы здесь занимаетесь?

Мой дед, граф Анджело, влюбился в женщину из Тосканы, которую звали Мария Ринуччи. Это, — он указал на долину, — было ее приданым. Так как у него была собственность в Венеции, которую он завещал своему старшему сыну и наследнику, то есть моему дяде Франческо, все это унаследовали младшие братья Франческо, Бертрандо и Сильвио. Сильвио взял свою долю деньгами и женился на дочери римского банкира. Марк — их сын. Ты не увидишь его на следующей неделе, потому что между ним и Хэрриет, его невестой-англичанкой, что-то произошло. Она вернулась в Англию, и он устремился за ней, чтобы уговорить ее вернуться. Надо надеяться, они успеют к нашей свадьбе. Бертрандо нравилась деревенская жизнь, поэтому он приехал сюда и женился на вдове, которую звали Элисса. Она стала моей матерью. Она умерла вскоре после моего рождения, и он вступил во второй брак с Донной, матерью Гвидо. Но затем стало известно, что Элисса не была, как все думали, вдовой, а состояла в браке со своим первым мужем. Поэтому я оказался внебрачным ребенком, и, так как она уже умерла, подтвердить законность ее брака с моим отцом было невозможно. Вот и все. Мы с Гвидо как бы поменялись правом наследования. Ты не представляешь, как я рад этому! Потому что в противном случае мы с тобой…

— Подожди! — прервала его Селина. — Я бы не вышла за тебя замуж, если бы у тебя был титул, это против моих принципов. И твои родственники были бы не в восторге видеть меня в качестве графини.

— Ты же ничего не знаешь о них! Выбрось из головы стереотипы, мы не едим с золотых тарелок…

— Какая жалость, мне так хотелось попробовать!

— Ты замолчишь? Дай мне закончить. И не смотри на меня так, а то я забуду, что хочу сказать!

— Ну, есть более интересные занятия…

— Когда я закончу, — возразил он. — Моя семья совсем не такая, как ты думаешь. Гвидо и Далей поженились по любви, дядя Франческо тоже. Отказываясь жениться на какой-либо другой женщине, он ждал сорок лет, чтобы услышать «да». У его избранницы тоже были странные идеи, но он был терпеливый человек, а я нет. Если ты думаешь, что я буду ждать сорок лет, ты просто сумасшедшая. Ну ладно, ты что-то говорила о более интересных занятиях…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Селина старалась не показывать виду, но от предстоящего знакомства с семьей Лео она сильно нервничала. Она смотрела, как Джина с помощью двух горничных, повара и двух девушек из деревни подготавливает дом для торжественного события, и у нее вызывало раздражение, что ее обслуживают слуги.

— Что ж, теперь ты хозяйка дома, — объявил Лео, — уволь их и делай все сама.

— Да-а-а? — удивилась она, чувствуя, что потерпела поражение.

Лео бросил на нее плутовской взгляд.

— Ты бы также могла стряпать, — предложил он.

— Ты пробовал мою стряпню?

Еще бы! На днях ты мне сделала бутерброд, и у меня до сих пор несварение желудка. Пусть они занимаются своим делом, carissima, а ты занимайся лошадьми. Это твое дело.

Глядя на лошадей, Селина вспоминала Эллиота, и ее охватывала тоска по дому. Эллиот был верным другом, помогавшим ей пережить тяжелые времена. Возможно, она больше никогда его не увидит.

Она гнала прочь эти мысли, зная, как важен предстоящий визит для Лео. Эти люди — его семья, и он любит их. У нее было подозрение, что Лео разделяет их жизненные ценности больше, чем думает, и она чувствовала, как он постепенно отдаляется от нее.

Граф Франческо Кальвани решил проехать сто шестьдесят миль, отделяющих Венецию от Тосканы, в собственном лимузине, за рулем которого сидел шофер. Он чувствовал, что это больше понравится его милой Лизе, которая никогда не любила поездов.

Гвидо и Далей приехали на элегантной спортивной машине. Сделав остановку на обед во Флоренции, к вечеру они уже были в Белла Подена. Они выехали раньше и опередили графа.

— Нам не терпелось познакомиться с вами, — сказал Гвидо, по-дружески обнимая Селину.

Он понравился ей сразу. В нем было мало физического сходства с братом, но, как у Лео, в его глазах горел огонек, только у Лео он был теплее.

У Далей, почти такой же худощавой, как Селина, были густые, волнистые, белокурые волосы, вызвавшие в Селине тайную зависть. Обняв ее, Далей с неподдельной искренностью призналась, как она рада, что скоро у нее будет сестра. Селина начала оттаивать.

Спустя несколько минут они все собрались, чтобы встретить графа и графиню Кальвани. Блестящий черный лимузин остановился, из него выскочил шофер и открыл дверь салона, откуда вышла крошечная женщина.

С другой стороны машины появился граф и улыбнулся жене. Она улыбнулась ему в ответ и взяла его под руку. Они вошли в дом.

Граф Франческо Кальвани по-отечески обнял Селину и заговорил с ней на превосходном английском языке. Лиза улыбнулась и, пожав Селине руку, произнесла по-итальянски пышную приветственную речь. Селина поблагодарила ее в таких же напыщенных выражениях, которые граф переводил на венецианский диалект.

Между двумя женщинами, смотревшими друг на друга, зияла пропасть.

В качестве хозяйки дома Селина проводила Лизу в ее комнату и поблагодарила Далей, которая помогала им понять друг друга. Наконец, ей удалось спастись, и, возблагодарив небеса за милостивое избавление, она внезапно подумала, что графиня чувствует то же самое.

У нее было ощущение, что она погибает в пустыне. Она всегда занималась тем, что у нее получалось хорошо, и это вселяло в нее уверенность. Сейчас вера в себя покидала ее. Селина чувствовала, что она все делает неправильно, несмотря на то, что Лео ободряюще ей улыбался и говорил, что она прекрасно справляется.

Селине казалось, что по сравнению со спокойной элегантностью графини и яркой красотой Далей ее платье поражает безвкусицей. Когда Джина увлекла ее в столовую, чтобы получить одобрение за изысканно сервированный стол, ей хотелось провалиться сквозь землю. Она была уверена, что Джина, знающая ее полное невежество во всем, что касается званых обедов, презирает ее.

— Просто замечательно! — в отчаянии сказала она. — Выглядит очень красиво, Джина.

— Можно подавать, signorina?

— В таком случае…. я полагаю, пора приглашать к столу.

Селина попросила Лео обратиться к гостям. Она понимала, что должна сделать это сама, но она предпочла бы оседлать быка, чем пригласить гостей в «свою» столовую. У нее мелькнула мысль о возвращении в Техас.

Ее настроение немного улучшилось от разговора с Далей. Они обменялись историями «жизни до Кальвани», как Далей игриво выразилась. Жизнь Селины привела ее в восторг.

— Мне всегда нравились уроженцы западных штатов, — мечтательно сказала она. — Неужели ты можешь делать все эти ковбойские штучки? Пользоваться лассо, ездить верхом и тому подобное?

— Я езжу верхом, но не работаю с лассо, хотя кое-что умею. Один парень научил меня и сказал, что у меня неплохо получается.

— А завтра в Гроссетто ты будешь работать с лассо?

Селина покачала головой.

— Женщины не делают этого на родео, мы участвуем в «бочечных» скачках.

Далей озорно посмотрела на нее.

— Ты думаешь, организаторы родео в Гроссетто знают об этом?

Селина усмехнулась.

— Ты плутовка, — одобрительно сказала она, и Далей кивнула.

Гвидо и Лео сидели на другом конце стола и с удовлетворением наблюдали за своими женщинами.

— Мы всегда делаем это, — заметил Гвидо.

— Что «это»?

— Дядя Франческо говорит, что Кальвани всегда выбирают самое лучшее: лучшую еду, лучшее вино, лучших женщин. Мы сделали хороший выбор, брат, и ты, и я.

Еда была превосходна. Граф похвалил повара Лео, и обстановка стала более сердечной. Так продолжалось до тех пор, пока не заговорили о предстоящем бракосочетании. Граф немедленно заявил, что оно обязательно должно произойти в соборе Святого Марка в Венеции.

— Мы с Селиной думаем, что нам подойдет приходская церковь в Моренце, — возразил Лео.

— В приходской… — Граф, казалось, потерял дар речи. — Член семьи Кальвани сочетается браком в деревне?

— Здесь наш дом, — твердо сказал Лео.

— Но…

— Никаких «но», дядя. — Лео был непоколебим.

Граф собирался продолжить уговоры, но графиня положила ладонь ему на руку и сказала что-то. Селина не поняла ее слов, но она расслышала свое имя.

— Хорошо, хорошо, — успокаивающе произнес он, — больше я ничего не скажу.

Граф погладил жену по руке и ответил ей на родном языке.

«Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, о чем они говорят», — подумала Селина. Графиня не могла понять, из-за чего поднялся шум. Святой Марк слишком хорош для Селины Гейтс. И граф согласился с ней.

К счастью, все хотели лечь спать пораньше, чтобы набраться сил для удовольствий следующего дня. Обычно Селина засыпала быстро, но в эту ночь она долго лежала без сна, думая, зачем она здесь.


Рано утором они выехали в Гроссетто. Семья должна была занять гостиничный номер, который для них забронировал Лео, чтобы оттуда наблюдать за процессией.

Лео и Селина направились к месту сбора. Одеты они были шикарно: ковбойские рубашки, застегнутые доверху, ковбойские сапоги из разноцветной кожи и пояса с большими серебряными пряжками. Лео нахлобучил мягкую широкополую шляпу, а Селина лихо сдвинула свою на ухо.

Торжественное прохождение участников родео оказалось впечатляющим зрелищем. После шествия все переместились на ближайшее поле, где целый день должны были проводиться состязания. Первым номером в программе соревнований была езда на полудиких лошадях. Лео, который внес свое имя в список участников, не попал в число победителей, но его выступление сделало ему честь. Затем расставили бочки, и голос из громкоговорителя поведал собравшейся толпе о Селине и предсказал, что ей потребуется не более четырнадцати секунд, чтобы совершить объезд.

Задача оказалась не из легких, так как расстояние между бочками было слишком большим, а Пери не хватало опыта. Они показали все, на что были способны, за четырнадцать с половиной секунд, что не помешало диктору прокричать: «Четырнадцать секунд!». Бурно приветствовавшая толпа поверила ему на слово.

Селина думала, что ее испытания закончились. Но в следующем состязании нужно было заарканить теленка, и какой-то шутник внес ее имя в список участников. Гвидо клялся, что это был не он.

Как и Лео, ей удалось не ударить лицом в грязь, и день завершился в духе доброго товарищества. Все члены семьи приветствовали ее бурными аплодисментами, и лишь графиня сохранила полное спокойствие, заставив Селину гадать, что на самом деле она думает. «Дерзкая и неженственная, наверное, — предположила она. — Неисправимая».

К тому времени, как они добрались домой, все сильно проголодались, и мысли Селины вновь устремились через Атлантический океан.

— Я бы не отказалась от горячей сосиски с булочкой, — вздохнула она.

— Мы можем приготовить их, — предложила Джина. — Что нужно для этого?

— Сосиски и булочки.

— Булочки у нас есть, за сосисками я пошлю.

— Но уже поздно, магазины закрыты.

— Я пошлю Сару, у нее дядя — мясник.

Через полчаса маленькая горничная вернулась с сосисками. Селина приготовила американское блюдо по-тоскански, и все заявили, что сосиски превосходны. Даже графиня съела две порции. Улыбнувшись, она сказала.

— Grazie, Селина.

Позже, когда они пили кофе и потягивали вино, Далей сказала ей:

— Знаешь, ты именно такая, какой я тебя представляла.

Селина изумилась:

— Ты знала обо мне?

— Когда Лео вернулся из Техаса, он говорил только о тебе: как вы встретились, какая ты чудесная, и что у него пропал номер твоего телефона. Он сходил с ума. Если бы ты не приехала, он наверняка сорвался бы с места и отправился тебя разыскивать!

Селина подняла глаза: Лео смотрел на нее, смущенно ухмыляясь.

— Ну вот, теперь ты знаешь, — сказал он Селине.

Давай, давай! — поддразнила она Лео. — Я ведь знала, что неотразима, и всегда думала, что ты не сможешь устоять.

Лео по-дружески обнял ее.

— С другой стороны, — задумчиво сказал он, — это ты приехала ко мне.

— Черта с два! Я приехала на родео, а не к тебе!

— Ну конечно!

— Конечно!

— Что ж, родео уже закончилось, — сказал Лео, — и можешь возвращаться. — С этими словами он крепче обнял ее.

Остальные, улыбаясь, наблюдали за ними.

— Я уеду! — вызывающе сказала она.

— Прекрасно! Уезжай! — Его объятие стало еще сильнее.

— Кончайте вы это и поцелуйтесь! — вышел из себя Гвидо. — Мне нужно выпить. Ой! — Он потер бок, в который вонзился локоток супруги.

Стараясь продлить приятный вечер, семейство засиделось допоздна. Тост следовал за тостом, но, наконец, все удалились на покой.

Наутро они расстались после многочисленных обещаний увидеться снова, когда Лео и Селину свяжут брачные узы.

Лео и Селина стояли, обнявшись, пока последняя машина не исчезла из виду. Затем они поспешно принялись за работу.

Уборка урожая была в самом разгаре, поэтому до окончания полевых работ о свадьбе не могло быть и речи.

Каждый вечер, уставшие, но удовлетворенные результатами своего труда, они возвращались домой. Постепенно тревога Селины уменьшилась. Беспокоиться было не о чем.


Однажды утром, точно гром среди ясного неба, раздался телефонный звонок. Приняв душ, Селина вышла из ванной и увидела, что Лео явно обеспокоен.

— Я разговаривал с дядей Франческо. Он хочет, чтобы мы все бросили и сию минуту отправились в Венецию.

— Он сошел с ума? Мы же начинаем собирать виноград!

— Я сказал, но он говорит, это срочно.

— Ты не думаешь, что он хочет сделать еще одну попытку навязать нам собор Святого Марка?

— Надеюсь, что нет! — Он застонал. — Ну почему он не сказал, что случилось? Чем скорее мы приедем, тем скорее все узнаем и вернемся домой.

Когда они подъехали к городу, Селина спросила:

— Если улицы Венеции — каналы, то где же мы поставим машину?

— Есть дорога на насыпи, которая проходит через лагуну и соединяет Венецию с материком. Терминал находится в Венеции. Там оставим машину и проделаем остальной путь на лодке.

— А гондола?

— Гондолы — не такси, они возят туристов. Дядя пришлет за нами лодку.

Однако их ждал сюрприз. Твидо приветствовал Селину и Лео, стоя в гондоле.

— Я забыл, что ты воображаешь себя гондольером, — усмехнулся Лео и добавил, обращаясь к Селине: — У Гвидо есть друзья-гондольеры, и он берет у них гондолу, когда ему вздумается. Так он представляет себе честный труд.

— Не обращай на него внимания, — Гвидо чмокнул Селину и помог ей спуститься в гондолу.

— Прошу, signore! — повернулся он к Лео.

— Ты что-то замышляешь, братишка! — ухмыльнулся тот.

— Кто? Я?

— Не смотри на меня такими невинными глазами! Тебе известно то, чего я не знаю.

— Целой книги не хватит, чтобы записать то, чего ты не знаешь! — поддел его Гвидо. — Не вини меня, такова жизнь. Это судьба. Рок.

Он отдал швартовы, и Селина стала наслаждаться своей первой поездкой на гондоле и первым посещением Венеции. Казалось, что они мгновенно перенеслись из бокового канала в Большой — главный путь, ведущий к центру города.

У пристани их ждали слуги, чтобы помочь им выйти из гондолы. Ей показалось, что дворец протягивает руки и затягивает ее внутрь.

— Иногда мне кажется, что я не выйду отсюда живым, — прошептал ей на ухо Лео.

Селина хихикнула и почувствовала облегчение — дворец производил на них одинаковое впечатление.

Увидев свою комнату, Селина испуганно пожаловалась Лео:

— Это же теннисный корт! Мы в ней потеряемся!

— Не мы, а ты, — поправил он, — моя комната в другом конце коридора.

— Они не поместили нас вместе? Почему?

— Потому что мы не женаты. Приходится соблюдать приличия.

— Но ведь все знают, что мы живем вместе.

— Я знаю, и они знают, но мы должны делать вид, что мы не знаем о том, что они знают, а они должны делать вид, что не знают, что мы знаем о том, что они знают. Это называется соблюдать приличия.

— Это называется прятать голову в песок.

— И так тоже, — согласился Лео.

Селина рассчитывала, что Лео поддержит ее, но вскоре поняла, что он не совсем ее понимает. Факт остается фактом: это его семья, и он ее любит. У них общая история, они без слов читают мысли друг друга. Они любовно и полунасмешливо называли его «деревенщиной», но он один из них, и Селина была уверена, что к ней никогда не будет такого отношения.

С этой минуты ей во всем стал чудиться двойной смысл. Был ли это комплимент, когда графиня пришла к ней в комнату и лично повела ее ужинать, или она давала понять, что такая тупица, как Селина, не найдет столовой? Когда граф, поднявшись, взял ее за руку, повел к столу и пробормотал комплимент по поводу ее платья, не намекал ли он на то, что она купила это платье на рынке в Моренца?

Нет, им не удастся запугать ее!

Селина сделала глубокий вдох и заняла почетное место справа от графа. После этого все пошло хорошо. Она боялась случайно разбить какой-нибудь бесценный хрустальный кубок, но легкое, умелое прикосновение, которое выработалось у нее в результате многолетних тренировок, пришло ей на помощь. Просто нужно представить, что прикасаешься к лошади. Вся хитрость не в силе, а в ласке.

Еда была превосходной, и напряжение Селины начало ослабевать. Внезапно в коридоре послышалось какое-то движение, и в следующее мгновение вся семья поднялась, приветствуя молодую пару, входившую в столовую.

— Марк! — радостно вскричал граф. — Хэрриет! Рядом с высоким, элегантным, красивым мужчиной стояла статная молодая женщина.

— Я не осмеливался надеяться, что у вас получится, — сказал граф, подходя к ним с распростертыми объятиями.

— Нам удалось попасть на самолет, — объяснил Марк. — Мы не могли пропустить такое большое событие. Ты уже…?

— Нет, нет, еще нет, — поспешно прервал его граф. — Входите же и познакомьтесь с новым членом нашей семьи.

Селина встретилась глазами с Лео, который тоже выглядел озадаченным. Большое событие?

Селине сразу понравилась Далей, а теперь она почувствовала симпатию к Хэрриет, которая сидела рядом с ней и ухитрялась разговаривать во время еды, торопливо наверстывая упущенное.

— Я так рада, что вам с Лео удалось встретиться! — воскликнула она. — Мы с Далей надеялись на это.

— Я уже рассказала, что Лео без конца говорил о ней, — заметила Далей/

Хэрриет кивнула:

— Я помню, как это было.

— На самом деле, я казался вам очень смешным, — вмешался в разговор Лео. Он посмотрел на Хэрриет и улыбнулся. — Смейтесь теперь над Марко. Должно быть, ты здорово зацепила его, раз он умчался в Лондон на несколько недель. Когда же ты сделаешь из него честного человека?

— Скоро! — засмеялась Хэрриет. — Марк дарит мне магазин в качестве свадебного подарка. У меня есть антикварный магазин, — пояснила она Селине. — Беда в том, что я совсем не деловая женщина, и Марк пытается научить меня действовать со «здравым финансовым смыслом».

— Антикварный магазин? — переспросила Селина глухо. — Ты хочешь сказать… — Она обвела глазами столовую, хрустальные канделябры, бесценные картины. — Ты хочешь сказать… в нем вот такие вещи?

— Да-да, — откликнулась Хэрриет. — Это место просто разжигает у меня аппетит, потому что в нем столько истории и красоты! Здесь сосредоточена история Венеции, ее народа, великих событий…

Селина больше не слушала ее, на сердце у нее было тяжело. Значит, Хэрриет такая же Кальвани, как все остальные. Она безупречно впишется в семью, и это лишь еще раз подчеркнет, что Селина — белая ворона.

Но была еще Далей, частный детектив, девушка, которая знает, как зарабатывать на жизнь трудом.

Ей нужно цепляться за эту мысль, потому что она не может всем делиться с Лео, он просто не понимает ее.

И это было хуже всего.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Обед подходил к концу. Тарелки убрали, и на столе появились кофе и ликеры. Разговоры постепенно стихли, как будто присутствующие поняли, что час пробил.

— У всех полны бокалы? — осведомился граф. — Прекрасно! Тогда я сделаю объявление. — Его взгляд упал на Селину и Лео. — Как вам известно, в недалеком будущем мы все отправимся на свадьбу наших дорогих Лео и Селины в Тоскану. Это счастливое событие, которое станет еще более радостным, когда я сообщу вам кое-что.

Граф умолк. Селина облегченно вздохнула: по крайней мере, речь пойдет не о свадьбе.

— Сегодня я хочу сказать несколько слов о другом бракосочетании, — продолжал Франческо. — Мы думали, что… то есть, все эти годы мы были в замешательстве… но сейчас, когда все ясно… — Он посмотрел на Гвидо. — Рассказывай, это твоя история.

Гвидо взял слово и обратился к Лео:

— Дядя Франческо пытается сказать тебе, что все эти годы существовало ошибочное мнение о замужестве твоей матери. Она никогда не была замужем, поэтому ее брак с нашим отцом был законным. Следовательно, ты — законнорожденный.

Все ошеломленно молчали. Селина увидела, как Лео побледнел, затем издал принужденный смешок.

— Очень смешно, братишка, ты всегда был большим шутником, но это твоя лучшая шутка!

— Это не шутка, — возразил Гвидо, — все доказано. Мужчина, который утверждал, что Элисса была его женой, — Франко Винелли. Они не поженились, Винелли был уже женат до этого, в Англии. Он был актером в труппе театра «Коммедиа дель Арте» и много ездил по свету. Его брак с англичанкой был официально зарегистрирован. Когда турне закончилось, он просто-напросто бросил ее. Кажется, Винелли воображал, что гражданская церемония, совершенная в Англии, не будет действительна в Италии, куда он, в конце концов, возвратился.

— Он был прав, — твердо сказал Лео, — в те времена подобную регистрацию не признали бы.

Но ее признали, — возразил Гвидо. — Существовала международная конвенция, по которой брак, признанный законным в стране, где он был заключен, признается в другой стране, подписавшей эту конвенцию. Англия и Италия участвовали в подписании, поэтому брак был сочтен законным. Винелли уже состоял в браке, когда Элисса стала его супругой, а это означает, что, выходя замуж за нашего отца, она была свободной женщиной. Их брак был законным, поэтому ты законнорожденный.

— Что ты имеешь в виду, говоря, что все доказано? — настойчиво спросил Лео. — Разве можно что-то доказать по прошествии столь долгого времени?

— Если немного пошарить, то можно.

— И ты, конечно, так и сделал. — Лео огляделся с загнанным видом. — Я не верю в эти так называемые доказательства, они не выдержат юридической проверки…

— Уже выдержали, — разочаровал его Гвидо, — их многократно проверяли юристы.

— А что говорит Винелли? — с вызовом спросил Лео. — Я хочу встретиться с ним.

— Он умер в прошлом году. У него не было семьи, и никто из его знакомых не знал о его браке в Англии.

— Но кто-то же должен был знать!

— Есть только письменные свидетельства.

— Уж ты все предусмотрел! — вскипел Лео.

— Это точно.

— И радуешься!

— Еще бы!

— Тебя это устраивает, но как же мы?.. — Взгляд Лео упал па бледную Селину, которая в смятении умоляюще смотрела на него. — Как же мы? — спокойно спросил он, беря ее за руку.

Она поднялась и встала рядом с ним. Все насторожились, что-то было явно не в порядке, радостного объявления, на которое рассчитывал граф Франческо, явно не получилось. Граф рассерженно запыхтел.

— Должен признаться, что я ожидал несколько другого приема. Я думал, это будет великий день.

— Великий день, который перевернул всю мою жизнь! — с горечью сказал Лео. — Теперь, с вашего позволения, мы с Селиной пойдем наверх, нам нужно поговорить.

Держась за руки, они вышли из комнаты и бросились бежать. Они остановились только у дверей комнаты Лео.

— Лео, они не могут так поступить с нами!

— Не беспокойся, я им не позволю.

Но Селина услышала в его голосе неуверенность, и сердце у нее дрогнуло.

— Знаешь, — обратилась она к нему, — множество людей только и мечтают об этом. Они бы сказали, что мы просто дураки. Это же здорово — внезапно стать важной персоной с огромным наследством! Почему же мы не радуемся?

— Потому что это кошмар! Я — граф?! Всю жизнь у меня было единственное желание — быть деревенским парнем. А ты хочешь стать графиней?

— Ты смеешься? Лучше уж я буду работать в коровнике!

Они обнялись, ища утешения друг у друга и стараясь преодолеть мучительное чувство отчаяния.

В дверь постучали, и в комнату заглянула Далей.

— Дядя ждет тебя в кабинете. — Она взглянула на Лео. — Он хочет показать тебе документы.

— Черт!

— Лучше покончить с этим, — сочувственно сказала Далей.

Когда Лео вышел, Селина повернулась к ней:

— Как ты относишься к этому? Ты бы могла стать графиней? Почему ты улыбаешься?

Далей рассмеялась и пожала плечами.

— У меня столько титулов, что мне хватит на всю жизнь. Графский титул не сделал мою мать счастливой.

— Твоя мать — графиня? — переспросила Селина.

— Мой отец — эрл, это что-то вроде графа в Англии.

— И вы живете… вот так? — Селина сделала широкий жест рукой.

— Господи, конечно, нет! — засмеялась Далей. — У нас не было ни гроша, отец все проигрывал, поэтому мне пришлось стать частным детективом. Титул не гарантирует хорошей работы. — Она посмотрела на Селину и обеспокоенно спросила: — Что с тобой? Ты заболела?

— Нет, я здорова, но мне кажется, что я попала в сумасшедший дом.

В дверь опять постучали. Это была Хэрриет. За ней стоял слуга с тележкой, на которой стояла бутылка шампанского. Пока Далей наполняла бокалы, Хэрриет растянулась на софе и сбросила туфли.

— Ба-ба-ба, где работа, там беда, — пропела она. — Вы не представляете, какое волнение царит внизу!

— Представляем! — хихикнула Далей, вручая бокалы Селине и Хэрриет. — Хорошо, что нас это не касается.

— Лео и Гвидо едва не подрались, — весело сообщила Хэрриет. — Лео говорит, что он свернет Гвидо шею. Да, между прочим, Лиза пришла бы вместе со мной, но она немного устала и пошла спать. На самом деле, я думаю, она стесняется, что плохо говорит по-английски и Селина может обидеться.

«Так вот каково извинение графини! — мрачно подумала Селина. — Вот как, оказывается, поступают эти люди: не откровенное пренебрежение, которое может обидеть, а неуловимая полуправда».


Лео дождался, когда во дворце наступила тишина, и тихо выскользнул из своей комнаты. К черту приличия! Сегодня ночью ему нужно быть с Селиной.

Но, открыв дверь, он увидел, что кровать пуста и в комнате никого нет. Лео включил свет, потом выключил и подошел к окну. Что-то привлекло его внимание на противоположной стороне дворца. В огромных окнах виднелась фигура в белом, медленно переходившая из комнаты в комнату.

Лео быстро вышел из комнаты и поспешно побежал вниз. Мраморные полы эхом отзывались на его шаги.

В бальном зале он наконец обнаружил «привидение».

Он тихо окликнул Селину, и та оглянулась. Даже в этом неясном свете Лео увидел, что она в смятении. В следующий момент они бросились друг к другу.

— Я не могу сделать этого! — вскричала она. — Я просто не могу!

Лео гладил ее по голове, хотя сердце у него сжималось от страха.

— Ты все можешь, когда у тебя есть цель.

— Да, я могу сделать все, что требует мужества и упорства, но это… это погубит меня!

Именно этого Лео боялся. Но он не сдавался.

— Мы не будем заперты здесь все время…

— Этим закончится. — Она отпрянула от него и снова заметалась. — Посмотри на этот зал. Далей здесь как дома, потому что она выросла во дворце. Для Хэрриет это место — средоточие антикварных вещей. Но я? Мне все время приходится следить за тем, чтобы не наткнуться на что-нибудь.

— Со временем это пройдет, — умоляюще сказал Лео, — ты изменишься…

— А может, я не хочу меняться? — вспыхнула Селина. — Может, я думаю, что со мной все в порядке?

— Я не сказал…

— Нет, не сказал и никогда не скажешь. Но правда есть правда. Лео, мы с тобой не только из разных миров, мы с разных планет и даже из разных вселенных. Ты сам это знаешь.

— Мы справились с этим.

— Да, нам помогла ферма, земля, животные — все то, что мы оба любим. Тогда не имело значения, откуда мы родом, потому что мы шли в одном направлении. Но сейчас… — Она в отчаянии огляделась вокруг.

— Нам не придется проводить здесь много времени, потому что у нас останется ферма…

— Останется? Наследство должно было перейти к Гвидо, и из-за тебя он потерял его. Разве тебе не придется отдать ему ферму?

Где-то в подсознании эта мысль не давала ему покоя.

— Гвидо не интересуется сельским хозяйством, я могу выплатить ему деньги. Если потребуется, продам что-нибудь из антиквариата. Продам все до единой вещи, если будет нужно.

— Мы будем жить на ферме, а родовой дворец твоих предков будет пустовать? Даже я понимаю, что это невозможно! — Она вцепилась в свои короткие волосы. — Если бы это было в каком-нибудь другом месте, ты бы просто мог переехать во дворец и купить землю в окрестностях. Но что ты можешь сделать в Венеции?

— Carissima, пожалуйста…

— Не называй меня так, — быстро сказала она.

— Но почему… вдруг… сейчас?

— Потому что все изменилось… сейчас.

— И я не могу сказать, что люблю тебя больше жизни? Не могу сказать, что мне это так же не нужно, как тебе?

— Не надо! — Селина отвернулась, закрыв уши руками.

— Почему я не должен говорить, что твоя любовь для меня — все? — спросил Лео неожиданно жестким тоном. — Потому что ты не можешь сказать то же самое?

Наступило долгое молчание. Лео чувствовал, что сердце у него вот-вот остановится.

— Я не знаю, — наконец, прошептала она. — Прости меня, Лео, но я не знаю. Я… я правда люблю тебя…

— Любишь? — Никогда прежде у Лео не было такого сурового голоса.

— Да, я люблю тебя, люблю, люблю… — С каждым словом ее охватывало все большее волнение. — Пожалуйста, попытайся понять…

— Я понимаю одно: ты любишь меня на определенных условиях, когда появляются трудности, твоя любовь уходит. — Он горько засмеялся: — Какая ирония, правда? Если бы я остался без гроша, я бы мог рассчитывать на твою любовь. Если бы я голодал на улицах, я уверен, ты голодала бы со мной и никогда не произнесла бы ни единого слова жалобы.

— Да… да…

— Но я богат, и для тебя это катастрофа. Ты отворачиваешься от меня и начинаешь думать, заслуживаю ли я любви.

— Это совсем не так! — закричала она.

— Богатый или бедный, я все тот же, но ты можешь меня любить, только если мы будем вести такую жизнь, какую хочешь ты. Но мне ведь тоже все это не нужно.

— Так откажись от наследства! Скажи им, что ты не примешь его. Давай вернемся на ферму и будем счастливы.

— Ты не понимаешь, так нельзя поступить. Я несу ответственность перед семьей, перед людьми, которые зависят от нас, потому что работают на наших землях. Я не могу игнорировать реальность. — Лео нежно взял Селину за плечи и заглянул ей в глаза. — Дорогая, ведь это тоже борьба. Почему ты не хочешь помочь мне в этом случае так же, как в других?

— Потому что нам придется сражаться с другими врагами, и все закончится тем, что мы начнем воевать друг с другом. В каком-то смысле это уже происходит.

— Это всего лишь небольшой спор…

— Но война началась, и первый выстрел сделан тобой. Неужели ты не заметил? «Ты не понимаешь» — разве это не упрек? И будет еще миллион вещей, понятных только тебе. То, что важно для меня, начнет ускользать от тебя, и, в конце концов, слова «ты не понимаешь» будут звучать по десять раз в день.

— Давай не будем больше говорить об этом сегодня, — поспешно сказал Лео. — Мы пережили тяжелое потрясение, обсудим все, когда успокоимся.

— Да, поговорим, когда приедем домой.

Лео проводил Селину до ее комнаты и у двери поцеловал в щеку.

— Постарайся выспаться, нам нужно собраться с силами.

Как только она закрыла дверь, Лео ушел. Он не попытался войти, и Селина не сказала: «Останься со мной».


Следующий день Лео провел, уединившись с дядей, Гвидо и юристами. Тем временем Далей и Хэрриет показывали Селине Венецию. В течение часа она пыталась издавать восторженные возгласы, но на самом деле от узких аллей и каналов у нее возникало удушье.

Далей, вероятно, поняла ее настроение и привела девушек на ближайшую пристань, где стояли vapiretti — лодки, используемые венецианцами в качестве автобусов.

— Три до Лидо, — сказала Далей человеку в билетной кассе. Повернувшись к Селине и Хэрриет, она пояснила: — Мы проведем оставшееся время на пляже.

Селина воспрянула духом, когда они добрались до Лидо — длинного узкого острова, окаймлявшего лагуну и славящегося одними из лучших пляжей в мире. Вот где простор!

Селина была в восторге, она наслаждалась, резвясь в воде под теплым южным солнцем, и у нее мелькнула мысль, что в Венеции все-таки есть кое-что хорошее.

Но когда день подошел к концу и настало время возвращаться, ей показалось, что огромный дворец, угрожающе маячивший в темноте, собирается поглотить ее. На самом деле, он был прекрасно освещен, из окон лился яркий свет, но Селине показалось, что мрачная тень упала на нее, едва она переступила через порог.

Лео был подавлен, но полон решимости.

— Выхода нет, — объявил он. — Я провел весь день с юристами и бухгалтерами и едва не окосел. Они пытаются найти способ произвести финансовую компенсацию для Гвидо так, чтобы не пришлось продавать ферму.

— Это можно сделать?

— Если растянуть платежи на несколько лет.

— Как относится к этому Гвидо?

— Прекрасно. Он просто пожал плечами и сказал: «Круто! И то, и другое». Ему все равно, от счастья, что ему удалось свалить наследство на меня, он ведет себя, как школьник, сбежавший с уроков. Однако за его юношеским очарованием скрывается очень проницательный делец. Он живет за счет производства сувениров, и этот бизнес приносит ему большие деньги. Но, конечно, я должен поступить с ним по справедливости.

— И ты сохранишь ферму?

— Да, но наша жизнь изменится.

Селина кивнула.

— Наша жизнь… Мне тоже следовало быть там, по меня, как ребенка, отослали играть.

— Не думаю, что это была чья-то злая воля, просто мы разговаривали по-итальянски, и ты ничего бы не поняла.

Как только Лео произнес эти слова, он пожалел, что не откусил себе язык. Селина лишь улыбнулась.

— Ну конечно!

— Я хочу сказать, что ни юрист, ни бухгалтер совсем не говорят по-английски, поэтому нам пришлось бы переводить…

— Все в порядке, ты совершенно прав, ведь меня это не касается, так?

— Все, что касается меня, касается и тебя, — возразил Лео. — Прости, дорогая.

Все еще улыбаясь, она отчужденно кивнула. Но Лео выглядел таким отчаявшимся и усталым, что она не выдержала.

— Прости меня, — глухо проговорила она.

— Будь со мной, — попросил он, крепко обнимая ее, — не оставляй меня одного в этой борьбе.

— Не оставлю, не оставлю!

Лео вздохнул:

— Я должен сделать тебе признание. Дядя опять настаивает, чтобы наша свадьба состоялась в соборе Святого Марка. Я сказал, что это зависит от тебя.

— Замечательно, вали все на меня! — Ей удалось улыбнуться. — Лучше скажи «да». Нельзя начинать новую жизнь с семейной ссоры.

— Спасибо, carissima! — Лео снова пылко обнял ее.

— Все будет хорошо, когда мы вернемся домой, — сказала Селина.

Но будущее пугало ее, и она чувствовала, что Лео почти так же страшно, как ей.

Она повторяла про себя, что все образуется, как только они покинут Венецию… Но даже тогда она знала, что спасения нет. Через две недели им придется вернуться, чтобы Лео подписал бумаги.

— Поезжай один, — предложила она.

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной. В конце концов, ты сама сказала, что тебя это тоже касается.

— Но ведь мне ничего не надо подписывать, я останусь дома и…

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной, — повторил Лео, упрямо выпятив подбородок.

«Итак, он тоже чувствует это», — мелькнуло в голове у Селины.

Более, чем кто-либо, Селину огорчала графиня, которая говорила по-английски так плохо, что общаться без переводчика они не могли.

До их отъезда оставалось всего несколько ми-пут, когда графиня подошла к ней со словарем в руках. Кроме них, в комнате никого не было.

— Я говорить… с тобой. — Она произносила слова, которые явно заучила заранее.

— Да? — откликнулась Селина, стараясь сохранять спокойствие.

— Все… по-другому теперь… ваша свадьба… мы должны… говорить…

— Но я знаю! — вспыхнула Селина. — Вы можете ничего не говорить, потому что я знаю. Как я могу выйти за него замуж? Вы не хотите этого, и вы правы, мне здесь не место. Я знаю!

На лице графини появилось напряженное, высокомерное выражение. В следующее мгновенье мрамор отразил эхо приближавшихся шагов, и графиня отступила назад.

Их окружили остальные члены семьи. Слова прощания, и лодка унесла Селину и Лео прочь.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Участие в уборке урожая подняло Селине настроение. По всей долине в виноградниках и оливковых рощах кипела работа. Селина была там, иногда с Лео, иногда без него. Многие работники немного говорили по-английски, а ей удалось выучить несколько итальянских слов, так что они отлично общались.

Лео она видела гораздо реже, потому что его постоянно вызывали в Венецию, чтобы решить тот или иной вопрос. Он поклялся, что их жизнь не изменится, но теперь оба знали, что не в его силах сдержать это обещание. Мало-помалу Лео вступал на дорогу, по которой она следовать за ним не могла.

Селина позвонила на ранчо Фор-Тен и с жадным интересом узнала новости о семье Бартона. Поли уехал в Даллас, чтобы, по его словам, организовать очередную Интернет-компанию. Билли выходит замуж за своего парня, Кэрри тренирует Джиперса, и на него уже есть два предложения. Если Селина не вернется…

— Нет, не продавайте его, — быстро сказала она. — Если я посылаю недостаточно денег…

— Более, чем достаточно, — обиделся Бартон. — Неужели ты думаешь, я жалею для него корма?

— Нет, конечно! Вы мои добрые друзья, но я не собираюсь злоупотреблять…

— Для чего же тогда друзья? Джиперс отличный рысак, жаль, если его способности будут растрачиваться впустую.

— Я знаю, но… придержи его еще немного, пожалуйста, Бартон! Как Эллиот?

— Прекрасно! На нем ездит Кэрри и говорит, он просто душка.

— Да, — подтвердила Селина.

Она повесила трубку и пошла в кухню, чтобы обсудить с Джиной меню ужина. Лео должен был вернуться из Венеции, и Джина пекла для него пирог с сардинами и картофелем. Затем Селина пошла в кабинет и погрузилась в бумаги, касающиеся конюшни.

Потом она уронила голову на руки и разрыдалась.


Вечера становились короче, и было уже темно, когда Лео подъехал к дому. Он с аппетитом поужинал, но на вопросы Селины отвечал неохотно.

Она поняла, почему: мир его семьи затягивал его, и он не знал, как сказать ей об этом.

После ужина Селина направилась в кабинет, чтобы «закончить кое-что».

— Разве ты не идешь спать? — удивился он.

— Я подумала, что мне надо…

— Нет, — возразил Лео, — пойдем спать.

Обнявшись, они поднялись по лестнице. В комнате Лео обнял ее и поцеловал. Их желание никогда не иссякало, даже стало сильнее, превратившись в едва ли не единственный способ общения. Они торопливо сорвали друг с друга одежду.

Это был благословенный миг, когда сладострастная тяга плоти смела все преграды. Как будто издалека Селина услышала свой голос, зовущий Лео, чтобы найти покой и утешение в его нежном обожании. Чувство удовлетворения сменило выплеснувшуюся страсть, и Селина уснула, положив голову на грудь Лео.

Но сон перенес ее в непроходимую чащу. Она продиралась сквозь заросли, которые безжалостно смыкались вокруг нее сплошным кольцом, не давая дышать. Селина проснулась, судорожно хватая воздух.

— Carissima… — Лео приподнялся и включил ночник. — Проснись, проснись! — Он прижал ее к себе, гладя по голове. — Все хорошо, — приговаривал он, — я здесь, с тобой, это был всего лишь сон.

— Я не могла дышать, — с трудом выговорила Селина. — Кольцо вокруг меня сжималось, и выхода не было. Обними меня!

Они прижались друг к другу, и Лео тихо спросил:

— Ты уходишь от меня?

Она долго молчала.

— Нет, — сказала она наконец, — не думаю… но мне надо вернуться. На время, только на время…

— Да, — горько произнес Лео, — только на время.

На следующий день он отвез ее в Пизу. Они приехали поздно, и рейс на Даллас уже объявили.

— Мне надо торопиться, — сказала Селина.

— Ты ничего не забыла?

Она коротко и, как показалось Лео, раздраженно засмеялась.

— Ты все время спрашиваешь меня об этом. В конце концов окажется, что я действительно забыла что-нибудь важное.

Он согласно кивнул.

— Пассажиров просят… Внезапно у него вырвалось:

— Селина, останься!

— Я не могу.

— Можешь! Если ты улетишь, ты не вернешься. Мы должны решить это. Не улетай!

— Уже объявили посадку.

— Не улетай! Мы оба хорошо понимаем, что произойдет, если ты не останешься.

— Прости… прости. — Слезы текли у нее по лицу. — Я так старалась, но я просто не могу…. Мне жаль, Лео, мне так жаль…

Он протянул к ней руки, но она ускользнула. У выхода Селина обернулась, чтобы бросить на него прощальный взгляд.


Зимой в производстве сувениров всегда наступало оживление. Гвидо решил, что в следующем году в его бизнесе появятся новые направления, и показ новой продукции занимал все его время. Через две недели он открывал грандиозную выставку, для проведения которой подходило лишь Палаццо Кальвани. Граф проворчал что-то об «унижении», но все же дал согласие.

Когда подготовка шла уже полным ходом, Гвидо нашел время, чтобы вместе с Далей отправиться в Рим и поделиться своей важной новостью.

В течение двух дней они отмечали эту новость с Марком и Хэрриет, до чьей свадьбы оставались считанные дни, и Люцией, которая от радости была на седьмом небе. Потом Гвидо и Далей приехали в Белла Подена.

— Итак, я скоро стану дядей, — сказал Лео, чокаясь с ними в пятый раз.

Все домочадцы уже поздравили их, и будущие родители сияли от счастья.

Но что-то омрачало радость Далей. Она чувствовала, что Лео заставляет себя принимать участие в общем веселье. Когда Джина ушла спать, и они относили посуду в кухню, Далей коснулась его руки и тихо спросила:

— Новости есть?

Лео отрицательно покачал головой.

— Она вернется, — мягко сказала она, — прошло не так много времени.

— Один месяц, одна неделя и три дня, — уточнил Лео.

— Ты знаешь, где она?

— Да, я слежу за ее передвижениями по Интернету. Дела у нее идут хорошо.

— Ты разговаривал с ней?

— Позвонил один раз. Она была очень мила. — Его голос звучал подавленно.

— Позвони ей еще раз и скажи, чтобы она возвращалась домой, — твердо сказала Далей.

Но Лео покачал головой:

— Должно быть так, как она хочет, я не могу отнимать у нее свободу.

— Но мы все теряем свободу ради любимого человека! Во всяком случае, часть ее.

Да, и это прекрасно, если свободой жертвуют с радостью, сила здесь не поможет. Если она не вернется ко мне по своей воле, она не останется со мной навсегда.

— А если она не возвращается потому, что не знает, как она тебе нужна?

Лео горько улыбнулся.

— Она знает.

— Ах, Лео!

Далей обвила его руками. Он тоже крепко обнял ее и положил голову ей на плечо.

Держа в руках стопку тарелок, Гвидо как вкопанный остановился на пороге.

— Что я вижу! Моя собственная жена в объятиях моего брата! Что же мне делать — приревновать, уползти прочь или застрелиться?

— Не валяй дурака! — приказала Далей.

— Не буду, дорогая!

Она попыталась приободрить Лео:

— Все будет в порядке.

— Конечно, — подтвердил тот.


— Он сам не верит в то, что говорит, — объявила Далей мужу, когда они укладывались спать. — Ему плохо, он живет в нереальном мире. Сегодня Джина рассказала мне, что иногда Лео стоит у окна и смотрит на дорогу, как будто ожидая, что она чудом вновь появится здесь.

— Черт бы подрал эту женщину! — Гвидо лег и протянул к Далей руки. — Почему она так поступает с ним?

Смотри, чтобы Лео не услышал от тебя ничего подобного! — предостерегла она, прильнув к мужу. — Он понимает ее и говорит, что она должна найти собственный путь домой. В противном случае, это не ее дом.

— Это слишком сложно для Лео. — Гвидо был потрясен. — Он никогда не утруждал себя глубокими мыслями, у него на уме были только лошади, урожай и женщины, готовые подарить ему свое расположение. Порядок следования мог быть любым.

— Но он изменился, это заметно даже мне. Пойми, он думает, что ее чувства важнее, чем его.

— Хотелось бы верить, — вздохнул Гвидо. — По правде говоря, я чувствую свою вину. Если бы я оставил все, как… Что там за шум? — Гвидо встал, подошел к окну и посмотрел на высокий амбар. Там кто-то разговаривал задабривающим и уговаривающим тоном, из одного окна пробивался свет.

— Кажется, это Лео. — Гвидо надел халат. — Что он там затевает? Он должен уже быть в постели.

Далей поспешно оделась и вышла во двор вслед за мужем. Они направилась к амбару.

Внутри тюки сена были уложены до самого потолка, под которым находился выступ. К одной из опор была приставлена лестница, между верхней перекладиной и выступом было расстояние в несколько футов.

— Что там такое, Лео? — прокричал Гвидо.

— Здесь сипуха, она не может летать. Мне кажется, она повредила крыло.

— Разве она там не в безопасности?

— Она не может добывать пищу, и у нее птенец. Я попытаюсь спустить их. — Голос Лео был едва слышен.

— Будь осторожен! — обеспокоенно крикнул Гвидо. — Это опасно. Неужели у тебя нет лестницы длиннее?

— Она сломалась. Все в порядке, осталось только протянуть руку.

Теперь Лео был уже на самом верху, на одном уровне с птицами. Гвидо видел, как во мраке белеет голова сипухи.

— Как он там? — спросила Далей.

— Нормально, если учесть, что он вообще ненормальный! — отозвался Гвидо.

— Он рискует разбиться, если упадет с такой высоты, — встревожилась Далей.

— Он считает, что это его сипуха, а он всегда заботится о том, что принадлежит ему.

Тихий победный шепот сверху известил, что Лео добрался до своей цели. Держа сипуху в одной руке и опираясь другой о выступ, он осторожно продвигался назад, не видя, куда ступает.

— Лестница далеко от меня? — крикнул он.

— Еще три фута! Но ты не доберешься туда, если не выпустишь птицу.

Оказавшись на одном уровне с лестницей, Лео осторожно положил сипуху на сено и начал опускаться, нащупывая ногой верхнюю перекладину. Ступив на нее, он потянулся за птицей, которая, внезапно испугавшись, забила крыльями и отскочила от него.

— Не упрямься, сага! — взмолился Лео. — Еще несколько минут, и мы будем в безопасности.

— Оставь ее! — не выдержала Далей. — Это слишком опас… Лео!

Сипуха увернулась от него. Пытаясь схватить ее, Лео сделал резкое движение. Все произошло в мгновенье ока. Его нога соскользнула с перекладины, и, несмотря на отчаянные попытки найти точку опоры, Лео полетел вниз.


После Далласа Селина должна была отправиться в Эбилин, где она всегда выступала хорошо. Но если она не заедет в этот город, ей удастся попасть в Стивенвилль и повидать Эллиота.

Селина не хотела признаться себе, что это был шанс повидаться с Хэнсвортами и поговорить о Лео. Она работала над собой, стараясь быть сильной и рассудительной. Приняв решение вычеркнуть Лео из своей жизни, она не хотела потворствовать своей слабости, наслаждаясь разговорами о нем.

Она должна бороться с искушением не только ради себя, но и ради него. Быть рядом с ним год за годом, не оправдывая его ожиданий, никогда не понимать того, что для него важно, видеть, как в его глазах появляется разочарование, — все это было бы невыносимо.

Селина не сомневалась, что Лео был бы добр к ней, он никогда не обвинил бы ее в катастрофе, которую сам навлек на нее. Именно его доброта разбила бы ей сердце.

Несколько раз она принималась набирать его номер, но ей удавалось вовремя проявить силу воли и повесить трубку.

Почти совсем стемнело, когда Селина подъехало к ранчо Фор-Теп. Несколько окон были освещены, но, когда она подъехала, свет загорелся еще в десятке комнат. Парадная дверь распахнулась, и Бартон поспешил ей навстречу.

— Заходи скорее! — приказал он. — Приехал брат Лео.

— Что случилось?

— Гвидо сам расскажет тебе. Быстрее!

Селина, не помня себя от волнения, вошла в дом. Гвидо встал, и при виде его бледного и расстроенного лица сердце у нее замерло от страха.

— Гвидо, что случилось?

— Лео упал, — сказал он и умолк, как бы не в силах продолжать.

— И? — в ужасе проговорила она.

— Он был в амбаре, под самым потолком — ловил раненую сипуху. Ты же знаешь его! Он оступился и упал, а высота там — почти сорок футов!

— Господи! Гвидо, умоляю, скажи, что он жив!

— Да, он жив, но мы не знаем, когда он сможет ходить.

Селина зажала руками рот. Лео в инвалидной коляске или еще хуже! Ей пришлось отвернуться, чтобы Гвидо не заметил, что она вот-вот расплачется.

— Я приехал, чтобы забрать тебя домой, — сказал он. — Ты нужна ему, Селина.

— Конечно! Но почему ты не позвонил мне? Я была бы уже в пути.

— Сказать по правде, я не думал, что ты захочешь поехать. Я приехал, чтобы, если придется, насильно увезти тебя.

Она поедет, — заявил Бартон, входя в комнату. — Оставь все здесь, Селина. Эллиоту и Джиперсу будет хорошо у нас. Поезжай, девочка!

Он сам отвез их в аэропорт. У Гвидо уже были билеты.

Из аэропорта Пизы они поехали на машине в больницу.

Гвидо открыл дверь и отступил, пропуская Селину вперед.

Она бросила быстрый взгляд на кровать и замерла, похолодев от ужаса.

Постель была пуста.

— Селина?

Голос донесся от окна. Она обернулась и увидела человека на костылях, одна нога у него была в гипсе.

— Селина! — Неуклюже подпрыгивая, он сделал шаг ей навстречу, и в следующее мгновенье она оказалась в его объятиях.

Это был неловкий поцелуй, потому что она потянулась к Лео, боясь обнять его слишком крепко. Такой нежности друг к другу они еще не испытывали.

— Как ты здесь оказалась? — спросил Лео, когда ему удалось справиться с волнением.

— Твой брат…

Лео неуверенно засмеялся:

— Он снова принялся за свои штучки?

— Ты! — Селина взглянула на Гвидо, который стоял в дверях и взирал на них с нескрываемым удовлетворением. — Ты же сказал мне, что он не может ходить!

Конечно, не может, — подтвердил Гвидо с невинным видом. — Поэтому у него костыли. Он сломал лодыжку.

— Сломал что?

— Другой на его месте умер бы после такого падения, — добавил Гвидо. — Но дьявол заботится о своих детищах, и Лео приземлился на тюк сена.

С этими словами он деликатно удалился.

— Ты вернулась ко мне, — глухо сказал Лео. — Обними меня крепко!

Она от всей души исполнила его просьбу, и он немедленно поморщился от боли.

— Ничего страшного! — успокоил он Селину — Важно, что ты возвратилась и останешься со мной. Да, останешься, — быстро сказал он, прежде чем она смогла возразить. — Ты больше не оставишь меня, я не переживу этого.

— Я тоже, — с волнением призналась Селина. — Мне было так плохо без тебя! Я пыталась убедить себя, что поступила правильно, но затем меня охватывала слабость, и возникала мысль вернуться к тебе. Но тут же появлялся страх, что я поставлю тебя в неловкое положение, потому что ты, вероятно, нашел другую…

— Глупышка ты, глупышка, — нежно упрекнул ее Лео.

При этих словах он снова поморщился.

— Пойдем, — ласково сказала Селина, — тебе нужно лежать.

Обняв ее за плечи, Лео проковылял к кровати и с помощью Селины снял халат. Она ахнула, увидев, что его голая грудь покрыта множеством синяков, переливавшихся всеми цветами радуги.

— Все в порядке, они уже почти не болят. — Приникнув к ней, он в изнеможении опустился на кровать. — Не могла бы ты натянуть на меня простыню… Селина! Не плачь!

— Я не плачу, — прерывающимся голосом возразила она, смахивая слезы.

— Не плачешь? — В его голосе прозвучала нежность.

— Нет. Ты же знаешь, я никогда не плачу… ты только посмотри на себя! Ах, мой милый, милый!

Лео осторожно прижал ее к себе и поцеловал в макушку.

— На самом деле, ничего страшного нет, всего несколько синяков. Ну и пара сломанных ребер, но ведь могло быть хуже. Я уже потерял надежду увидеть тебя, — признался Лео. — Твое возвращение — это сон, который стал явью. Как ты могла покинуть меня?

— Я не знаю, но больше это не повторится.

Неделю спустя Лео уже был дома. Пообещав врачу немедленно лечь в постель, он провел весь день, разъезжая в машине с Селиной и осматривая свое хозяйство.

— Теперь марш в кровать, ты обещал, — приказала она, когда они вернулись домой.

— Только если ты ляжешь со мной.

— Ты еще не выздоровел.

— Я достаточно здоров, чтобы прижать тебя к сердцу, — возразил Лео. — Мне больше всего не хватало этого. Разве ты не знаешь?

— Выдержишь ли ты поездку на следующей неделе? — спросила она.

— Конечно! Венеция не так уж далеко, и я ни за что на свете не пропущу свадьбы Марка. И, пожалуйста, не беспокойся! То, что их бракосочетание состоится в соборе Святого Марка, вовсе не означает, что нас будут заставлять венчаться там же. Все поняли, что наша свадьба будет здесь. — Лео вздохнул. — Я не могу дождаться! Мы могли бы завтра пойти в церковь и обо всем договориться.

Селина молчала.

— Carissima! В чем дело?

— Давай не будем спешить, Лео.

— Разве это возможно? Посмотри на меня! Мне нужно полностью выздороветь, потому что я хочу насладиться днем нашей свадьбы. Но это не займет много времени…

— Нет, я не это имею в виду. — Селина села, отстранившись от руки Лео, когда он попытался притянуть ее к себе. — Я люблю тебя, пожалуйста, поверь мне! И теперь, когда мы снова вместе, я никогда не уеду, это слишком мучительно. Но, в некотором смысле, ничего не изменилось. Что было, то осталось. Я не покину тебя, клянусь! Но… я не могу выйти за тебя замуж.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Стараниями Джины на завтрак был подан полный набор любимых блюд Лео, которыми она потчевала его до тех пор, пока он не взмолился о пощаде.

— Джина, я уберу со стола, — сказала Селина, — Я знаю, что у вас много работы.

— Si, signorina. — Джина кивнула и вышла.

— Ну вот, — заметил Лео, когда она ушла, — Джина воспринимает тебя как хозяйку. По ее мнению, это дело решенное.

— Джипа льстит мне. Я не имею понятия о том, как вести дом, и она знает это даже лучше, чем я.

— Еще бы! Это же ее работа. Твое дело — предоставить все ей. Но разве ты не заметила, что теперь она обращается к тебе, а не ко мне? — Он дотронулся до ее руки кончиками пальцев. — Синьора Кальвани, — тихо вырвалось у него.

— Лео! Вчера я сказала тебе…

— Я надеялся, что мне приснился кошмар, — простонал он. — Ты так быстро ушла после этого…

— Ты ничего мне не ответил.

— Я пытался сделать вид, что ничего не произошло. Селина, пожалуйста, давай забудем о прошлой ночи! После всего, что случилось, мы просто были не в себе. Ты хочешь, чтобы я поседел? — возмутился он, когда Селина покачала головой.

— Я не могу выйти за тебя, Лео. Даже ради спасения собственной жизни я не смогу стать графиней. Твой дядя не вечен. Что произойдет, когда ты вступишь в наследство? Когда-нибудь тебе придется стать настоящим графом. Венеция, дворец, высшее общество и все прочее.

— Мне стать графом? — ужаснулся он. — Селина, умоляю, я же фермер! В Венеции нельзя разводить лошадей. Они утонут!

Но его шутка не нашла отклика. Лицо Селины выражало такое упорство, что Лео встревожился.

— Поверить не могу! — воскликнул он. — Я думал, что мы любим друг друга и решили, что всегда будем вместе. Или я что-то неправильно понял?

— Нет, милый, я люблю тебя. Если бы ты только знал, как я тебя люблю! Я останусь, но не так, как ты хочешь.

— Что ж, это очень плохо, потому что я хочу именно так! — отрубил он.

Селина никогда не слышала у него такого резкого тона, но нервы Лео были напряжены. У него болела голова, ныла нога, и его обычная покладистость изменила ему.

— Но я так не могу! — возразила Селина, упрямо выпятив подбородок.

И внезапно, словно не было счастливого воссоединения, перед ними снова разверзлась пропасть.


Они склеили свои отношения ради поездки на свадьбу в Венецию, где прекрасно сыграли свои роли. Дворец, только что приведенный в порядок после торговой выставки Гвидо, уже подготовили к нашествию гостей, приглашенных на свадьбу.

Селина смотрела, как невеста входит в огромный собор Святого Марка, как величаво подает руку любимому мужчине и он отвечает ей взглядом, полным глубокого чувства. Казалось, что их счастье заполнило всю церковь и растрогало сердца всех присутствующих.

Селина повернула голову и встретила взгляд Лео. В нем был упрек, словно Лео обвинял ее в том, что она лишает его такого же счастья. Она отвернулась. Почему он не может понять, что она поступает так, как будет лучше для них обоих?

На приеме Селина пила шампанское, провозглашала тосты за жениха и невесту и участвовала в овации, которую устроили молодоженам, отправлявшимся в свадебное путешествие. Вечер был уже на исходе, когда она начала искать Лео, но он удалился в кабинет дяди вместе с несколькими другими мужчинами.

На следующий день, прощаясь с родственниками, Лео выглядел подавленным, и всю дорогу до дома он клевал носом. Они выехали поздно и добрались до Белла Подена, когда уже стемнело. Селина отослала Джину спать, и они приступили к ужину, который ждал их на столе.

— Ты сказал им, не так ли?

— В этом не было необходимости, они догадались. Меня спрашивали о свадьбе. Можно несколько раз избежать ответов, но правда все равно всплывет.

— Итак, теперь они знают. Возможно, это к лучшему.

— Селина, неужели то, что произошло в церкви, не имеет для тебя никакого значения? Разве ты не видела, как Марк и Хэрриет связали себя взаимными обязательствами? Вот почему брак важен. Без него нет обязательств. Я думал, что мы вверили себя друг другу, но теперь ты говоришь мне «нет». Какое будущее ожидает нас?

— Мы создадим будущее по-своему…

— По-твоему, ты хочешь сказать. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

— Это невозможно, — в отчаянии сказала Селина.

— Невозможно только из-за тебя, — возразил Лео, глубоко вздохнув. — Для меня же невозможно, чтобы так продолжалось.

— Что ты говоришь?

— Я говорю, что люблю тебя и хочу выйти из церкви рука об руку с тобой, хочу объявить всему миру, что ты женщина, которую я выбрал, а ты выбрала меня. Надеюсь, что и ты хочешь этого, но если нет…

— Продолжай!

— Если нет, то у нас нет будущего. И тогда ты можешь возвращаться домой, — с трудом произнес Лео.

— Ты выгоняешь меня?

Внезапно он с силой ударил рукой по столу, и Селина замерла.

— Нет, черт подери! — воскликнул он. — Мне нужно, чтобы ты осталась. Я хочу, чтобы ты любила меня, вышла за меня замуж и родила мне детей. Я хочу прожить с тобой всю жизнь. Но это должно быть супружество. Разве похоже, что я выгоняю тебя?

— Ты ставишь мне ультиматум.

— Пусть так, ставлю. Если ты хоть капельку любишь меня, выходи за меня замуж. Я не пойду на компромисс, потому что для меня это слишком важно.

— А как насчет того, что важно для меня?

— Я долго слушал, что важно для тебя, и пытался понять, хотя из-за этого мне пришлось пройти через ад. Теперь моя очередь сказать тебе, что нужно мне.

Селина в изумлении смотрела на него. Лео рассвирепел, и он не шутил, сейчас это был неподдельный, сильный гнев. Глаза у Лео горели недобрым огнем, какого она не видела ни у одного мужчины.

У Селины осталось это ощущение, даже когда он провел рукой по волосам и извинился:

— Прости, я не хотел кричать.

— Крик меня не пугает, — искренне сказала она, — я сама могу накричать.

— Да, я знаю, — слабым голосом согласился он. — Крик меня не трогает, отчужденность — вот что для меня невыносимо.

— Теперь она есть, — согласилась Селина.

Она сделала к нему шаг, Лео подошел к ней, и они обнялись.

Это был долгий поцелуй, наполненный искренним чувством, и Селина почувствовала, как ее страхи и напряжение ослабевают. Пока у них есть это…

— Никогда не пугай меня так, — попросила она, — я подумала, что ты говоришь всерьез.

Лео разжал руки.

— Но так оно и было. Селина отступила.

— Нет, Лео, пожалуйста… послушай…

— Я слушал тебя достаточно долго, — твердо сказал он, — и не могу поступить по-твоему. Здесь, — он прикоснулся к сердцу, — ты уже моя жена. Я хочу, чтобы ты стала законной супругой, потому что я не моту вести двойную жизнь.

— И ты на самом деле отошлешь меня?

— Дорогая, если мы попытаемся сделать по-твоему, мы рано или поздно расстанемся и расстанемся плохо. У нас не останется ничего, кроме горьких воспоминаний. Лучше расстаться сейчас, пока есть любовь, которую мы будем вспоминать.

— Эх ты…

Селина отвернулась и, сердито и беспомощно взмахнув руками, начала биться головой о стену. Лео быстро схватил ее и, оттащив от стены, прижал к себе.

— Я бы тоже не прочь сделать это, — заметил он, — но кроме головной боли это ничего не даст.

— Что нам делать? — прорыдала она.

— Сначала мы поедим, а потом поговорим, как цивилизованные люди.

Но разговор не состоялся, каждый высказал свою позицию, и они не собирались уступать друг другу.

Они пошли спать каждый в свою спальню. Пролежав без сна несколько часов, Селина оделась и сошла вниз.

В темноте она молча бродила из комнаты в комнату, думая, как скоро ей придется отсюда уехать. Как было бы легко прибежать сейчас к Лео и согласиться выйти за него замуж! Сделать все, что угодно, только не разлучаться с ним! Но ее угнетало сознание того, что им придется дорого заплатить за быстротечное счастье. Она могла пойти на риск, если бы это касалось только ее.

Селине снова захотелось биться головой об стену, но она устала, а головная боль уже и так ее мучила. В конце концов, она устроилась на диване у окна и, опустив голову на руки, забылась в беспокойном сне.

Она проснулась, почувствовав на плече руку Лео.

— Дорогая, проснись! — сказал он.

— Который час? — с трудом выпрямляясь, спросила она.

— Семь часов. Посмотри, у нас гости.

Они вышли во двор. Две знакомые им машины подъезжали к дому.

— Это семья, — удивилась Селина. — Но мы же были у них вчера! Зачем они приехали?

Машины остановились, и первыми появились Гвидо и Далей. Из второй машины, к удивлению Лео и Селины, вышли граф и графиня.

— У нас здесь очень важное дело, — объявил граф Кальвани. — Моя жена настаивает на разговоре с Селиной. Мы здесь только в качестве антуража.

— Входите, — пригласил Лео, — на воздухе слишком холодно.

Джина принесла горячий кофе. Селина пыталась понять, что происходит.

— Кто-нибудь объяснит мне, в чем дело? — не выдержала она.

Я приехать к тебе, — медленно проговорила Лиза, — потому что есть вещи… — она запнулась и нахмурилась, — вещи, который только я мочь сказать.

— Мы приехали, чтобы помочь вам понять друг друга, — пояснила Далей, — если у Лизы истощится запас английских слов. Ради тебя она упорно учила английский язык, и ей хочется сказать все самой.

— В этом не было необходимости, я знаю, что я не та женщина, которая нужна Лео, — возразила Селина.

— Нет, нет, нет! — твердо сказала Лиза и сердито посмотрела на нее. — Ты надо говорить меньше, слушать больше. Si?

— Si! — немедленно согласился Лео. Неожиданно Селина улыбнулась.

— Si, — сказала она.

— Хорошо, — одобрительно сказала Лиза. — Я приезжать сказать… ты делать ужасный вещь… как я делал. А ты не должна.

— Что такого ужасного я делаю? — недоверчиво спросила Селина.

— После того что нам вчера рассказал Лео, у нас был семейный совет, — объяснил Гвидо, — и мы подумали, что нам нужно приехать и образумить тебя. Лиза больше всех настаивала на этом.

— Теперь ты идти со мной, — приказала Лиза. Она поставила чашку и направилась к двери.

— А мне можно с вами? — спросил Лео. Лиза смерила его взглядом.

— Ты будешь молчать?

— Да, тетя, — покорно сказал он.

— Тогда можешь пойти. — Она решительно вышла из комнаты.

— Что она собирается сделать? — спросила его Селина.

— Кажется, я знаю. Ты можешь довериться ей.

Он последовал за ними к машине и помог Лизе сесть. Далей включила зажигание.

— Поезжай через Моренцу, — приказала Лиза, — а потом еще две мили. На ферму.

Далей подчинилась, и вскоре они уже ехали по проселочной дороге. Вокруг простирались поля, и лишь изредка попадались низкие домики.

— Туда, — сказала Лиза, указывая на жилой дом на отдаленной ферме.

Они подъехали к группе построек. Пожилой мужчина поднял голову и поздоровался с Лизой. Она прошла мимо дома к надворным постройкам и вошла в коровник.

Так как было время утренней дойки, все стойла в большом помещении были заняты.

Лиза обернулась и посмотрела Селине в глаза.

— Здесь я родилась, — сказала она. Селина нахмурилась.

— Вы хотите сказать… в доме?

— Нет, здесь, в этом коровнике, где мы сейчас стоять. Моя мать был служанкой, она жила здесь, с коровами. Тогда… это случалось. Так жили бедняки. А мы были очень, очень бедны.

— Но… — Селина беспомощно оглянулась.

— Я по рождению не аристократка. Разве ты не знала?

— Да, я знала, что у вас не было титула, но… это…

— Да, — кивнула Лиза. — Это. В те времена быть большой пропасть между богатый и бедный. — Она развела руками, чтобы показать эту пропасть. — И моя мать не быть замужем. Она никогда не называла имя мой отец, и это был большой позор для нее. Ты понимаешь, это быть семьдесят лет назад. Сейчас не так. Когда я быть ребенок… моя мать умерла, и меня взяли выполнять работу по дому. Мне говорили… что мне повезло, меня кормят и дают работу. Я была незаконнорожденный ребенок, у меня не было прав, меня ничему не учили. Мария Ринуччи спасать меня. Эти земли — ее приданое, когда она вышла замуж за графа Анджело Кальвани. Она жалеть меня и взять с собой в Венецию. Там я встретить моего Франческо. — Лицо Лизы осветилось радостью, когда она повернулась к графу, который, улыбаясь, смотрел на нее. — Как он был молод и красив! И он любил меня, и я, конечно, любила его. Но… бесполезно. Он должен жениться… на аристократке. Он просит меня. Я говорю «нет». Как он может жениться на мне? Сорок лет я говорю «нет». А потом… я поняла… я сделала большую ошибку. И теперь я приехала, чтобы сказать тебе… не повторяй мою ошибку!

— Но, Лиза… — запинаясь, пробормотала Селина, — вы не знаете…

Не глупи, — решительно оборвала ее Лиза, — я знаю. Я говорю тебе. Люди думают, как, наверное, чудесно быть Золушкой. Я говорю «нет». Иногда… это тяжкая ноша. Но если это твоя судьба, ты должна принять эту ношу… иначе ты разобьешь сердце принца. — Она взяла мужа за руку. Он смотрел на нее глазами, полными безграничной любви. — Я горько сожалею, что наша любовь нашла свое завершение так поздно. Мы давно могли быть счастливы, я родила бы Франческо детей… Но я потеряла попусту время, потому что слишком носилась с тем, что на самом деле не имело значения.

Лео незаметно подошел и стал рядом с Селиной. Лиза увидела это и улыбнулась.

Ей оставалось сказать Селине только одно, и слова потекли у нее легко и свободно, будто ей удалось найти ключ.

— Всю твою жизнь никто не ценил тебя, и поэтому ты не научилась ценить себя. Как же ты можешь понять Лео, для которого ты дороже всего на свете? Как ты можешь принять его любовь, если ты думаешь, что ты не достойна любви?

— Я так думаю? — смущенно спросила Селина.

— Кто-нибудь, кроме Лео, любил тебя когда-нибудь?

Селина покачала головой.

— Нет, никто, вы правы. Я росла, думая, что не имею права на многое… — Она увидела, что Лиза кивнула с пониманием, которое было только у них двоих. — Когда Лео полюбил меня, я не могла отделаться от мысли, что он совершил ошибку и скоро настанет время, когда он проснется и поймет, что, в конце концов, это всего лишь я.

Только ты, — повторила Лиза, — только та женщина, которую он боготворит. Не причиняй ему боли, какую я причинила моему Франческо. Доверься его любви к тебе и своей любви к нему. Не повторяй моей ошибки и, пока не поздно, не отказывайся от своего счастья.

Селина повернулась к Лео и увидела, что он с тревогой смотрит на нее. Слезы хлынули у нее из глаз.

— Я люблю тебя, — призналась она, — я люблю тебя так сильно… я ничего не понимала.

— Ты просто не знала, что такое семья, — с нежностью возразил он. — Теперь ты знаешь. Выходи за меня, я хочу услышать твое «да».

Селина так и не сказала «да», она смогла лишь энергично кивнуть головой, когда он обнял ее и прижал к себе. Наклонив голову, Лео уперся подбородком ей в голову.

— Я никогда не отпущу тебя, — сказал он.


Они решили устроить свадьбу как можно скорее, до наступления зимы. Граф Франческо сдался на уговоры и согласился, что деревенская церковь в Моренце — вполне подходящее для венчания место.

Заказали церемонию и поспешно подготовили дом к приему гостей.

Со стороны жениха присутствовала вся семья Кальвани. Селина пригласила Бена, верного друга, помогавшего ей, пока она не встретила Лео. Она послала билеты на самолет для него и его жены Марты и вместе с Лео поехала в аэропорт, чтобы встретить их.

Свадьба была бы неполной без Хэнвортов, которые вылетели к ним в полном составе, за исключением Поли, который нашел себе более приятное времяпрепровождение. Лео отправился встретить их, оставив Селину с Беном предаваться воспоминаниям.

— Лучше я отдам тебе это сейчас, пока не забыла, — сказала Селина, протягивая Бену конверт.

— Так много? — воскликнул Бен, взглянув на чек.

— Это все деньги, которые я задолжала тебе за несколько лет. Думаешь, я не знала, как ты урезал мои счета? А ведь ты не богат!

— А ты богата? Должно быть, выиграла все скачки!

— Это не призовые деньги, теперь я работаю у Лео и занимаюсь его лошадьми.

— Он тебе платит?

— Еще бы! Я очень хорошо делаю свое дело, и это стоит недешево.

— Мне кажется, ты нашла свое место, у тебя всегда был подход к лошадям. Только подумать, что ты сделала с Эллиотом! Никому бы это не удалось.

— Пожалуйста, Бен, не надо! Мне тяжело, что пришлось покинуть его.

— Я думал, что о нем заботится этот парень, Хэнворт, который прилетает сегодня.

— Да, у Эллиота прекрасный уход, но мне кажется, что он удивляется, почему я не возвращаюсь. Кстати, о возвращении. Где все? Лео уже должен был привезти их!

По мере того, как день клонился к вечеру, у Селины крепло ощущение, что все в доме знают какой-то секрет. Горничные хихикали в дверях и мгновенно исчезали при ее приближении. Джина спросила, получила ли она свадебный подарок от Лео.

— Еще нет, — смущенно ответила Селина.

— Наверное, сегодня вы получите его, — заметила Джина и, улыбнувшись, вышла.

Прошло несколько часов, и Селина начала волноваться. Почему их до сих пор нет?

— Signorina, по-моему, вам надо посмотреть в окно! Вы увидите там кое-что.

Селина подошла к окну и посмотрела на дорогу к деревне. По ней поднималась небольшая группа людей. Она узнала Бартона, Дилию и остальных членов семьи. Но с ними было еще одно существо, которое она уже не надеялась увидеть.

— Эллиот! — вскрикнула она и выскочила из дома.

Лео возглавлял процессию, держа Эллиота под уздцы. Увидев Селину, он ухмыльнулся. Все остальные заулыбались, когда она подбежала к старому коню и обхватила руками его шею.

— Вы… — она повернулась к Хэнвортам, — вы привезли его с собой?

— Конечно! — Бартон сиял. — Мы с Лео обо всем договорились, и он поклялся, что ты ничего не узнаешь об этом.

— Эллиот, Эллиот. — По лицу Селины текли слезы.

Поэтому мы и задержались, — пояснил Лео. — Заполняли въездные документы. В жизни не видел столько бумаг! Между прочим, Джиперса все еще предлагают купить.

— Лучше продать его, — сказала Селина. — Он рысак и должен участвовать в скачках. А Эллиоту… — она снова поцеловала коня в нос, — нужны только любовь и отдых.

Семейство Кальвани прибыло на следующий день, и между ними и Хэнвортами сразу же возникла симпатия. Во время шумной вечеринки Селина, заметив, что Лиза выглядит немного усталой, отвела ее в спальню.

— Спасибо вам. Спасибо за все.

Они обнялись.

— Вы действительно думаете, что у меня получится… быть contessa?

— Не по-старому, — ответила Лиза, — то уже в прошлом. Ты будешь современной графиней, и это правильно. Чтобы сохраняться, традиции должны изменяться.

Селина задумалась:

— Contessa-ковбой?

— Мне это нравится, — призналась Лиза. — Я так восхищалась тобой на родео. Какая жалость, что я слишком стара, чтобы научиться ездить верхом! — Они рассмеялись, и затем Лиза сказала серьезно: — Единственное, что делает тебя графиней, — это любовь графа. Всегда помни это.

Спустившись вниз, Селина обнаружила, что братья спорят из-за денег. Гвидо не хотел ничего брать у Лео, зная, что это повредит ведению хозяйства.

— Кто захочет жить во дворце, если ты распродашь все? — возмутился он.

— Я вообще не хочу жить там, — возразил Лео. — Дядя, живи, пожалуйста, как можно дольше, и тогда завещание будет чисто формальным.

— Я, конечно, постараюсь, — невозмутимо отозвался граф, — но, когда меня там уже не будет, проблема останется, так что вам лучше договориться сейчас.

— Я не хочу жить во дворце, — упрямо твердил Лео.

— И не нужно, — вмешалась Селина, — там может жить Гвидо.

Все посмотрели на нее.

— Гвидо, я могу высказаться? — обратилась к нему Селина. — Тебе не нужен титул и все, что с ним связано, но ты любишь Венецию и этот дворец — он создает прекрасный имидж для твоего бизнеса. — Она повернулась к Лео. — Поэтому Гвидо останется там, а мы будем появляться во дворце только в тожественных случаях. Ты рассчитаешь арендную плату и вычтешь ее из компенсации. Таким образом дворец не будет пустовать, и разногласия из-за денег уладятся. Все будут счастливы.

Братья молча смотрели друг на друга.

— Ты женишься на очень умной женщине, — улыбнулся Гвидо.

— Что я вам говорил? — воскликнул граф. — Я сказал, что Кальвани всегда выбирают себе лучших жен.


Свадьба была поистине семейным торжеством, и семьей была вся деревня. Лео вывел Селину из церкви и, по обычаю, принятому в Маренце, они три раза обошли утиный пруд. Потом жители деревни проводили молодоженов до дома и отправилась назад, где в просторном деревенском помещении их ожидало обильное угощение.

У Селины перехватило дыхание, когда она увидела себя в белом подвенечном платье с ниспадающей фатой. Эта женщина не была похожа на нее, но, вероятно, так начинается новая жизнь.

Когда празднество подходило к концу, она растроганно напомнила мужу:

— Я думаю, мы многим обязаны Гвидо. Если бы он не состряпал убедительной истории о твоем падении, мы бы сейчас не сидели здесь.

Лео поднял бокал за брата.

— Ты права.

— У венецианцев это в крови, — весело объявил Гвидо. Он явно перебрал шампанского, и его занесло. — Мы любим изобретать, подделывать…

Внезапно наступило молчание, в котором эхом прозвучали его последние слова.

— Подделывать? — повторил Лео. — Что ты хочешь сказать… подделывать?

Присутствующие были ошеломлены, все взоры обратились к Гвидо.

— О нет! — простонал Лео. — Ты не мог так поступить со мной! Скажи, что ты не сделал этого!

Гвидо с доброжелательным и невинным видом посмотрел на него.

— Кто? Я?

— Да, ты, братец! Ты трусливый, хитрый, бессовестный…

Лео поставил стакан и начал наступать на Гвидо, который стал осторожно пятиться.

— Ну-ну, Лео, не делай ничего, о чем ты пожалеешь…

— Я ни о чем не пожалею, когда разделаюсь с тобой!

Его остановил звонкий смех Селины. Обстановка разрядилась, и все улыбнулись.

— Селина, carissima…

— О господи! — хохоча, проговорила она. — Вот умора-то, никогда я так не смеялась! — Она обхватила руками голову Лео и расцеловала его.

— Я рад, что ты находишь это смешным…

— Твое лицо, милый! Какое оно потешное!

Ее веселье было столь заразительным, что Лео тоже засмеялся.

— Неужели ты не понимаешь, что Гвидо сделал с нами? — удивился он. — Он подделал доказательства!

— Разве? Ты уверен? Он не признался в этом.

— И никогда не признается, — заметил Марк, подозрительно глядя на Гвидо.

Гвидо оттянул пальцем воротник рубашки.

— Я думаю, произошло вот что, — продолжал Марк. — Он прознал о браке Винелли в Англии и нанял армию частных детективов, чтобы разобраться в этом. Не зря же у нас в семье есть свой частный детектив. — Он взглянул на Далей. — Мне кажется, я не ошибусь, если скажу, что Далей свела его с несколькими собратьями по ремеслу.

Гвидо схватил жену за руку и пробормотал:

— Ничего не говори!

— Очень мудро, — одобрил Марк. — Вот и вся моя теория. Хотите — верьте, хотите — нет.

— Так ты считаешь, доказательства подлинные? — спросил Лео. — Не подделка?

— Думаю, даже Гвидо не может зайти так далеко.

— Но как же нам убедиться в этом? — со стоном спросил Лео.

— Легко, — успокоил его Марк. — Проверь приходские книги записей актов гражданского состояния в Англии. В них ты наверняка найдешь все.

— Давайте не будем делать этого! — взмолилась Селина. — Зачем нам знать? Все станет скучным и предсказуемым.

— Интересно, пойму ли я тебя когда-нибудь? — с нежностью произнес Лео.

— Ты меня всегда понимал, — ответила Селина просто, — даже когда я сама не могла разобраться в себе. — Она коснулась его лица. — Я выиграла приз, — тихо сказала она, — и едва не потеряла его. Но больше я не выпущу его из рук, он останется со мной на всю жизнь, на вечные времена.


home | my bookshelf | | Мой пылкий граф |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу