Book: Реаниматор



Реаниматор

Валерий Горшков

Реаниматор

Пролог

Два пропылившихся тяжелых мерседесовских грузовика неуклонно приближались к латвийско-российской границе. Вдали, за зеленым холмом, уже промелькнула и исчезла вышка связи контрольно-пропускного пункта «Терехово». Человек на русской стороне секунду назад подтвердил, что зона таможенного досмотра практически свободна. Привычной очереди нет: в свой апогей вступил летний праздник Лиго – ночь пива, костров и пьяного разврата. В это время полупьяные таможенники всегда ползают сонными мухами, пропуская по одной машине в два часа, и бывалые дальнобойщики предпочитают пересекать границу либо до праздников, либо после них. В общем, путь свободен…

До того мгновения, когда два одинаковых грузовика пересекут первый шлагбаум, отрезав себе путь к отступлению, оставалось всего несколько минут. Через полкилометра будет развилка. Последняя перед границей. Проскочи ее – и назад хода нет…

Скорпион, высокий широкоплечий сорокалетний громила в мятом костюме, сидел в кабине головной фуры, исполняя роль сопровождающего экспедитора от липовой питерской фирмы, и заметно волновался.

Для волнений действительно имелись причины, потому что грузовики должны были к утру прибыть в Питер. Все шло как по маслу, и вдруг – такая подлянка! Нет, с пьяными янисами проблем не возникнет. Дыша перегаром, они бегло посмотрят документы, проверят пломбы на прицепах и лениво махнут в сторону сопредельной стороны. А вот там…

«Окно» на российской таможне, на наличии которого и строилась вся комбинация, неожиданно закрылось буквально пять минут назад, когда фуры были уже на подступах к КПП. У купленного папой давно и с потрохами начальника смены, рябого и вечно потного капитана Кузьмука, вдруг случился острый приступ аппендицита, и его пришлось срочно госпитализировать. Слава богу, рябой таможенник, скуля от боли в животе, успел набрать номер Скорпиона и сообщить о непредвиденном осложнении. Короче, отмазался, тварь. Только что толку? Переносить на две недели, до выздоровления Кузьмука, спланированную заранее операцию по переброске через кордон и далее, в Красноярск, двух автоматизированных бельгийских спиртовых мини-заводов, закамуфлированных под автозапчасти, крайне нежелательно. Головой отвечающий за халявную таможню Скорпион знал, что в случае запала его ждет не только безумный штраф, но и жестокие «оргвыводы с занесением в челюсть», на которые щедрый в радости, но лютый в ярости папа в любых форсмажорных обстоятельствах обычно не скупился.

«А ведь может, козел старый, сгоряча и в расход пустить! – кусая губы, лихорадочно размышлял трусоватый амбал. – Сам. Прилюдно. Как тогда Волкодава».

Фуры тем временем неукротимо перли вперед. Ничего не подозревающий усатый водила, сидевший рядом с «экспедитором», то и дело поглядывал на наручные «котлы», явно прикидывая, как уже через каких-нибудь восемь – десять часов будет у себя дома. Недавний звонок таможенника не насторожил его – разговаривая со скулящим Кузьмуком, Скорпион не сболтнул ничего лишнего. Да и что можно сказать в такой ситуации? Аппендицит у мудака, мать его! Лучше бы у него нашли сиф или СПИД!

Контрабандный ввоз в Россию и продажа сибирским бутлегерам спиртовых заводиков, по грубым прикидкам Скорпиона, давали папе не менее двух лимонов чистого навара. А за такие бабки кто угодно наждачный круг зубами остановит. К тому же в речном порту Питера ценный груз уже поджидало специально зафрахтованное грузовое судно, которое должно было доставить груз в далекий от цивилизации городок, откуда «запчасти для иномарок» окончательно запутав следы, в сопровождении вооруженной охраны проследуют до Красноярска по железной дороге. Скорпион хоть и отвечал лишь за пересечение границы, но был в курсе общего расклада.

Не в силах самостоятельно принять столь серьезное и ответственное решение, Скорпион коротко буркнул водиле: «Тормозни-ка, Витек, прямо тут, на минутку. Отлить приспичило». Когда машина, натужно рыча мотором, остановилась на обочине, он взял брошенный в раздражении после разговора с Кузьмуком на панель сотовый телефон, вылез из кабины, углубился в придорожный лес и уже там набрал прямой номер старика.

Связь была отличной. Казалось, собеседник находится рядом, за ближайшим кустом.

– Ну что, Санек, тебя можно поздравить, а?! – не здороваясь (номер звонившего сразу высветился на дисплее папиного мобильника), бархатным голосом отозвался семидесятитрехлетний авторитет Олег Степанович Белов, известный в криминальном мире Питера под погонялом Тихий. Шесть сроков за кражи, из них первый – условно, ни одного дня работы на государство, несгибаемое следование воровским принципам и неожиданная, буквально за три дня до объявленной коронации в законные, женитьба на приме-балерине Мариинского театра, едва не стоившая ему жизни, сделали старика известным в северной столице человеком. Отказавшись ради красавицы жены и будущего ребенка от закона, по которому Олег Степанович Белов жил аж с послевоенных лет, новоиспеченный супруг сумел прочно закрепиться на ниве питерского криминального бизнеса, заняв свою весьма доходную нишу. Держась равноудаленным особняком и от тогда только начинавших наступать на пятки отмороженных «спортсменов», и от бывших коллег, закаленный жизнью среди двуногих волков и четырнадцатью годами зоны, Тихий умудрялся существовать, действовать и стричь капусту, не конфликтуя ни с рэкетирами, ни с ворами.

Помаленьку «крышуя» знакомых коммерсантов, прокручивая попадавшие в поле зрения личные сладкие гешефты вроде контрабанды спиртовых мини-заводов, имея знакомых в кабинетах на Литейном и в Смольном, через подставных лиц владея несколькими прибыльными фирмами и держа при себе в качестве ударной силы гвардию из тридцати боевиков, Тихий никогда не изображал из себя слишком крутого, но за свое кровное перегрыз бы горло любому, благо ради папы его маленькая армия была готова ринуться в бой хоть с чертом. Большинство банкующих в городе бандитов не рисковали идти на прямой конфликт с Тихим, не зарились на его часть пирога, отзывались о Степаныче уважительно, а при встрече здоровались с сухопарым дедком за руку.

Старик конечно же ждал звонка с известием о благополучном пересечении границы. Время поджимало.

– Уже на родимой стороне, Санечка? – ласково спросил Тихий. – Ну, тогда ништяк…

– Шкреба, Степаныч, – глухо, с напрягом, ответил Скорпион, смахивая со лба бисеринки холодного пота. – Мы пока еще у лабусов. Тут заминочка вышла… Хочу с тобой посоветоваться.

– Груз, надеюсь, в порядке? – В спокойном голосе Тихого промелькнула металлическая нотка.

– Куда он денется! – безмятежно фыркнул громила Скорпион. – По документам все ништяк. Но Кузьмук, сука!.. Его только что с аппендицитом на «скорой» в больницу увезли. Прямо с носилок звонил, зубами от боли скрипел, извинялся! Похоже, не врет. Какой ему резон магарыч терять?

– Так-так, – помолчав, вздохнул Тихий. – Ты вообще далеко от КПП?

– Рукой подать, – сообщил громила, свободной рукой ловко расстегивая «молнию» на брюках и облегченно охая в сторону куста. – А-аккурат перед последней развилкой.

– Есть у меня старая задумка на сей гнилой вариант, – перешел к делу старик. – Я всегда такие гамбиты наперед обдумываю. Плохо, Санечка, припозднились мы. Товар должен сегодня до ночи прибыть в Питер и завтра утречком уйти на пароходе, иначе возникнут сложности. У красноярских все схвачено, проплачено и по времени согласовано. Да и предоплату я уже получил, под честное слово. А мое слово, Санечка, в нашем стремном и опасном деле дорогого стоит. Под него безо всяких документов кредит в Сбербанке брать можно.

– Знаю, Степаныч, – застегивая ширинку, машинально кивнул Скорпион. «Экспедитор» понял, что ответственность перешла с его плеч на плечи Тихого, и почувствовал облегчение.

– Короче, дело к ночи. Сворачивай и дуй в объезд, через другой пост – тот, что на северо-востоке, – поставил точку старик. – Если надо, деньги у тебя есть, дозаправитесь за латы. Придется рисковать, ничего не поделаешь. Если, Сашенька, рябой твой, – старик специально выделил последнее слово, – нас вложил… что маловероятно, ведь не самоубийца же он… тогда в первую голову архаровцы проверяющие будут ждать фуры у него на КПП. Им и в голову не придет, что мы можем такого кругаля дать. А как раз через чухню недоделанную есть шанс тихо проскочить и без «окна». Без наколки на контрабас ни один таможенник пломбы срывать и сверять груз с накладными не станет.

– Я, признаться, тоже думаю, что все чисто. Кто мог узнать о грузе, кроме нас и красноярцев? Да и кому выгодно кидать вам такую подлянку? – выходя из леса на трассу, приободрился Скорпион.

– Хватит лясы точить, не в Госдуме, поди, – резко, по-хозяйски пресек словоизлияния воспрянувшего духом «экспедитора» Тихий. – Делай что сказано, а я пока выясню, что да как… Ну, с Богом.

– Аминь. Как только будем в России, папа, я сразу отзвонюсь, – пообещал громила, хватаясь за ручку и лихо запрыгивая в кабину «мерседеса».

Эх, рискнул бы он и погнал фуры напрямик. Но, знать, была у Скорпиона такая незавидная судьба.

Через семь с небольшим часов миновавшие границы грузовики будут остановлены в лесу нарядом ГИБДД, усиленным вооруженными бойцами в омоновской форме. Во время проверки документов, когда шоферам и Скорпиону будет в ультимативной форме приказано покинуть кабины, все трое будут застрелены точными выстрелами в голову из пистолетов с глушителем, а их истекающие кровью трупы сбросят в придорожный кювет. Омоновцы сядут за руль грузовиков, и фуры с контрабандными спиртовыми заводами, сопровождаемые ментовским «жигуленком» с мигалкой, рванут в сторону Пскова. Грузовики и прицепы так и не будут найдены…

В час ночи измученный бессонницей Тихий, всерьез обеспокоенный полным отсутствием связи со Скорпионом, объявил тревогу. К обеду следующего дня старик выяснил, что сославшийся на острый приступ аппендицита таможенный капитан Кузьмук ни в одну из ближайших к контрольно-пропускному пункту больниц не поступал. Просто исчез, с концами.

Менее чем через сутки после инцидента, когда на трассе у Старого Изборска будут обнаружены трупы и станет совершенно ясно, что Степаныча круто подставили, спешно посланные по следу пропавшего таможенника бойцы найдут-таки рябого в заброшенном родительском доме, возле поселка Идрица.

Провонявший от жары, облепленный жирными мухами, голый по пояс Кузьмук будет висеть в петле с высунутым синим языком. На столе, рядом с пустой литровой бутылкой водки и грязным граненым стаканом отыщется карандаш и клочок бумаги, на котором трудноразбираемыми каракулями капитан оставил просьбу никого не винить в его смерти. Последующая почерковедческая экспертиза подтвердит идентичность почерка таможенника. Себежские менты быстро закроют дело. Мало ли алкашей едет крышей…

Тихий, выдав вдовам убитых шоферов по пятьсот баксов на похороны, поклялся во что бы то ни стало найти того, кто посмел не только замочить ни в чем не повинных водил и Скорпиона, но и запятнать репутацию патриарха перед партнерами из Сибири. Даже в Свято-Троицкий храм дедок сходил и свечки поставил за упокой. Причем за упокой как несчастных дальнобойщиков и Скорпиона, так и живых, пока еще неизвестных киллеров. Впрочем, мало было в Питере бо2льших безбожников, чем Тихий. Во времена далекой молодости он одно время даже похищал «клюкву» – древние иконы из уцелевших сельских церквей и менял их у столичных барыг на муку. Тогда, правда, ментам не попался…

Лишь после месяца безрезультатных поисков заметно постаревший, ставший злым и раздражительным старик совершенно случайно, из новостей, узнал, что похожий спиртовой мини-завод, уже смонтированный и готовый к работе, обнаружен налоговой полицией аж под Москвой, в окрестностях Волоколамска, в подвале маленькой фабрики. Срочно посланный Тихим гонец тайно проник в опечатанное мусорами помещение и сверил номера агрегатов. Они полностью совпали. Не прошло и трех дней, наполненных угрозами и пытками, как следы привели бригаду костоломов Тихого из столицы обратно в слякотный Питер, к осевшему несколько лет назад на берегах Невы братку по прозвищу Новгородский Бык, или Фикса. Два передних зуба у балующегося боксом облома были выбиты и заменены золотыми. Тихий прекрасно отдавал себе отчет в ограниченности своих реальных возможностей и поэтому, узнав имя злейшего врага, буквально возликовал в предвкушении скорого возмездия. Не мешкая ни минуты, он тайно встретился со своим человеком с Литейного, отмаксал подполковнику тугой пресс гринов, и буквально через сутки за Фиксой началась слежка. Не топорная мусорская, а по высшему классу, согласно оперативной разработке аж самого Северо-Западного УФСБ! Вот что значит вовремя прикормить нужных людей.

И тут старика ждал настоящий удар! Главный бухгалтер его маленькой империи, сорокатрехлетняя одинокая и более чем непривлекательная, хотя и вполне обеспеченная дама, Наталия Георгиевна Масюлевич уже длительное время является тайной любовницей тридцатилетнего Быка. Этот пробитый боксер, как оказалось, имел извращенную склонность к страшным на рожу бабам бальзаковского возраста. Такие обделенные мужской лаской мымры, если вдруг обломится перепихон, бросаются порой на кобеля с такой страстью, словно завтра на рассвете их расстреляют. Один из актов такого безумия, имевший место в номере гостиницы «Санкт-Петербург», в качестве вещественного доказательства ребята подполковника засняли скрытой видеокамерой. Круг замкнулся. Пора было получать долги.

Брезгливо пялясь на откровенно гнусное порно, Тихий в который раз убедился в незыблемости воровских понятий, требующих никогда и никому не верить. Увы, практика показывает, что продают именно те, кому ты больше всего открываешься. А он, старый зэк, об этом забыл. Расслабился, сменив зэковскую робу на домашние тапочки. И вот наступила расплата.

– Думал, бля, всякого за семьдесят с гаком годков насмотрелся, но чтобы облезлая серая крыса оказалась такой проблядью и позволяла какому-то прыщавому бройлерному мясу гадить себе в рот! – в сердцах сжимал кулаки Тихий, исподлобья глядя на экран домашнего кинотеатра. На лице старика проступили пунцовые пятна. – В расход тварюгу! Для начала расколоть как орех, а потом изорвать до дыр, хором, сжечь рожу в соляной кислоте! – визжал старик. Он стоял возле телевизора в просторном, залитом солнечным светом зале своей роскошной восьмикомнатной квартиры на набережной Обводного канала. – Не-на-ви-жу! Пиявка, тля!

Окончательно съехав с катушек, Тихий оскалился, скорчил презрительную гримасу и вдруг, смачно харкнув, запустил пультом от телевизора в увеличивший ее трехкратно цветной широкоформатный экран, защищенный, к счастью, от такого рода эксцессов пластиком. Командир гвардии авторитета, бывший всеволожский опер Пал Палыч Клычков, угрюмо молчал, наблюдая истерику шефа.

Нимфоманка и боксер отныне были обречены. Чтобы другим впредь неповадно было разевать хайло на кусок патриарха, благообразный кровожадный старец, зело рассердившись, потребовал от Пал Палыча радикального решения вопроса.

Допрос Масюлевич назначили на завтра. Что касается расправы с фиксатым Быком, то здесь требовалась подготовка. Как-никак, а за боксером стоял сам Саша Мальцев, в группировке которого приютился лихой чужак. А вдруг это задумка Мальцева – кинуть Степаныча? Наглядно продемонстрировать старому мухомору, кто в доме хозяин…

Здесь Тихому было о чем подумать. Месть местью, а пожить сладко, несмотря на преклонные годы, еще ой как хочется! Не только ради себя. Ради жены, отказавшейся семнадцать лет назад, после скандальной свадьбы, от блестящей карьеры балерины, от милой сердцу Мариинки и навсегда забывшей про поклонников и богему. А в особенности – ради шестнадцатилетней золотоволосой немой красавицы доченьки. За нее, Аленушку, единственную во всем мире родимую кровинку, престарелый папаша был готов объявить войну даже НАТО и узкоглазым китайским братьям по ту сторону их Великой стены.



Часть первая

Бандит и девушка

Глава 1

Леху разбудил сон. Ничего подобного ему старина Морфей на своем ежедневном бесплатном киносеансе еще не показывал. Блокбастер был что надо…

Ему приснилось, что он, Леха Реаниматор, стоит на коленях возле плахи, в рубище и деревянных колодках, а вокруг помоста беснуется и улюлюкает с трудом сдерживаемая кольцом стражников многоголосая и многоликая толпа. Все это происходит в центре незнакомого старинного города.

А возле плахи, ухмыляясь поблескивающими через прорези в черном колпаке красными свинячьми глазками, поигрывая топоришком в застарелых потеках бурой крови, стоит горбатый карлик с вывалившимся из распахнутой потертой кожаной жилетки круглым волосатым животом. Леха понимает, что это бред, сон, и отчаянно пытается проснуться. Но плотно стянутые на щиколотках и запястьях деревянные колодки не дают ему возможности шевельнуться. Палач откровенно хмыкает и, опираясь пузом на топорище, укоризненно качает головой в копаке: мол, куда ты, голубчик, денешься. Леха хочет его обматерить, но слова застревают в горле, а вместо них вырывается лишь невнятное унизительное хрипение. Палач откровенно ржет, но внезапно осекается и застывает в неподвижной позе. Где-то слева отчетливо слышится скрип деревянных ступеней. С трудом Лехе удается повернуть голову и увидеть неспешно поднимающегося на эшафот угрюмого высокого человека в длинной накидке с капюшоном. В руках у него свиток. По тому, как смолкли голоса, Леха понимает, что сейчас зачитают смертный приговор!

Страх, липкий и холодный, сковывает Лехину волю без остатка. Все отчетливее становятся звуки, все осязаемее царапающие кожу шершавые доски эшафота под коленями и облизывающие взмокшее лицо слабые порывы ветра. Он вдруг остро начинает чувствовать, как немеет слишком сильно стянутая грубой колодкой правая рука, как начинает мелко-мелко покалывать кончики пальцев. Леха находит в себе силы отвернуться от человека в сером плаще, косится на руки, краем глаза машинально отмечая сделанную еще на зоне татуировку на предплечье, изо всех сил пытается пошевелить пальцами, но, лишенные притока крови, они, лишь слегка дергаются.

Тем временем человек в сером разворачивает свиток, как бы невзначай поворачивается вполоборота к приговоренному, и Леха конвульсивно вздрагивает, видя перед собой вместо человеческого лица лишь желтые кости черепа с кривыми редкими зубами и темными провалами носа и глазниц.

Видимо, сполна удовлетворившись произведенным на вздрогнувшего узника эффектом, скелет с достоинством отворачивается и, обращаясь к завороженно притихшей толпе зевак, собравшихся на площади города, начинает торжественно зачитывать приговор. Голос его, тихий, глубокий, почти металлический, льющийся, откуда-то из складок серого плаща, пробирает Леху до самых костей. Языка, на котором говорит мрачный паромщик, Леха не знает, но ему отчего-то понятно каждое произнесенное слово. Его приговаривают к четвертованию – поочередному отрубанию рук, ног и затем головы – за жестокое убийство семерых стражников короля, справедливо уничтоживших за непослушание монарху всю его семью. А дабы остальному люду впредь неповадно было поднимать руку на солдат его величества, специальным указом монарха предписано после отсечения головы преступника посадить ее на высокий деревянный кол и выставить на всеобщее обозрение у главных ворот города в качестве назидания черни, таящей в душе недовольство правлением своего повелителя.

В горле Лехи все пересохло. Язык прилип к небу. Он пытается сглотнуть несуществующую слюну, но тщетно. Харон прячет свиток под плащом, молча поворачивается к пузатому палачу и склоняет голову, тем самым давая команду к началу казни.

По площади проносится сдавленный многоголосый ропот, а где-то вдали вдруг начинает надрывно, закатываясь до хрипа, плакать грудной ребенок…

Палыч деловито плюет на руки, не спеша перехватывает отполированное до блеска деревянное топорище и, примерившись, с порывистым вдохом выбрасывает свое орудие вверх. Толпа дружно охает.

– Твари! Козлы вонючие! Никого я не валил, ясно?! – неожиданно к Лехе возвращается дар речи, и он кричит что есть сил. – Какие стражники, какой король?! Эй, опусти топор, ты, сука ряженая! Порву, от ноздрей до яиц!!!

Костлявая и тяжелая, как пресс, лапа адского паромщика Харона сильно, с хрустом притискивает Лехину голову к плахе. Короткий свист рассекающего воздух орудия казни, и боль, острая сумасшедшая боль вдруг вспыхивает на том месте, где только что была правая Лехина рука. Слышен глухой звук падения отрубленной кисти.

– А-а-а-а!!! – лязгнувшие в судороге Лехины челюсти до крови прокусывают нижнюю губу. В голове словно вспыхивает молния. В лицо летят теплые липкие брызги, на языке ощущается невероятно реальный солоноватый привкус крови.

Он проснулся, вскочил, машинально выкинув вперед только что изуродованную палачом культю, и безумным немигающим взглядом уставился на свои мелко подрагивавшие пальцы, на знакомую татуировку в виде головы оскалившегося тигра, на массивный золотой перстень-печатку, украшавший безымянный палец. Рука, на которой отпечатался похожий на багровую паутину след от смятой простыни, была цела. Только чужие, все еще непослушные пальцы почти не шевелились. Отлежал. Просто отлежал, как случалось и прежде много раз…

Господи, что же это такое?! Значит… это был всего лишь сон. Вот же, блин, приснится такая херня!

Леха судорожно вдохнул воздух, медленно провел левой рукой по взмокшему от холодного пота лицу и стиснул зубы, силясь унять колотивший все тело озноб. Сердце мало-помалу стало снижать частоту ударов, возвращаясь к своему нормальному ритму. Леха, тихо выругавшись, принялся активно растирать затекшую правую руку. Пальцы до сих пор покалывало, но в украшенном синим тигром предплечье уже появилось ощущение тепла. Кажется, порядок.

А-а, дерьмо это все! Просто вчера пришлось понервничать, особенно на стремной стрелке с Сутулым и его пробитками, куда Лехина бригада явилась в полном боевом снаряжении. Даже гранатомет «муха» прихватили. Обошлось, впрочем, без мочилова…

Рядом на постели кто-то едва заметно пошевелился, и Леха, все еще находившийся под впечатлением кошмара, рывком обернулся, готовый с ходу нанести сокрушительный удар. Но тут же расслабился и даже, покачав головой, снисходительно ухмыльнулся своей забывчивости.

Блаженно улыбаясь во сне, разметав по шелковой подушке водопад пепельных волос, рядом лежала едва прикрытая краешком сползшего на пол одеяла загорелая, как мулатка, невероятно сексуальная женщина – танцовщица-проститутка Ляля из ночного клуба «Луна», которую он, изрядно поддатый, уже далеко за полночь притащил к себе домой.

Не в силах отказать себе в уже щедро оплаченном удовольствии, Леха медленно провел ладонью по упругому и гладкому, как у девочки, телу. Мало кому из баб удается так классно выглядеть в двадцать девять лет, да еще при столь специфической работе. А ей удается, да так, что во время ее выступления возле хромированного шеста у мужиков – посетителей «Луны» – стоит выше стола и дымится.

А ведь славно они вчера оттянулись, есть что вспомнить! Впрочем, как всегда… Ляля, или просто Ленка, была настоящей профессионалкой и знала себе цену. От двухсот до пятисот баксов за ночь. В раскрутке мужиков Лялька была вне конкуренции. Некоторых ее постоянных клиентов Леха знал лично. Прибашленный коммерсант, хозяин крупного издательского дома «Волна», братан из ростовской группировки, чиновник из Смольного, банкующий городской недвижимостью, и даже высокопоставленный мент, один из заместителей начальника ГУВД. Его давно купил, еще в бытность мента простым капитаном, один бывший налетчик, а ныне хозяин казино «Полярная звезда» Леня Флоренский. Поговаривали, что дела у игорного магната последнее время шли стремно. Какие-то непонятки с ворами из-за авторитета Крестового Бати, погибшего в казино при взрыве, устроенном залетными беспредельщиками. Впрочем, плевать, то чужие головняки, к нему, Лехе Реаниматору, не последнему человеку в группировке Саши Мальцева, они не имели никакого отношения.

Часы на стене спальни показывали половину седьмого утра. Уснуть уже вряд ли удастся. А Лобастый подъедет только к девяти.

Реаниматор встал с кровати, натянул валявшиеся на ковре трусы, прошлепал в ванную, пустил холодную воду и сунул под тугую струю свою коротко стриженную голову. Потом вытер ее полотенцем, поскреб трехдневную щетину, с которой никогда не расставался, регулируя длину при помощи насадки на электробритву, и, приблизив лицо к зеркалу, внимательно всмотрелся в свое отражение.

Глаза в красной паутине капилляров, рожа помятая, на висках выступила ранняя седина. И это в неполных тридцать пять лет!

Нет, что ни говори, а работа в братве по своей вредности и травматизму, как физическому, так и морально-психологическому, заметно опережает многие другие профессии. За исключением разве что до сих пор не вымерших с голодухи, как мамонты, честных ментов да еще космонавтов. Те, в натуре, пашут на износ. А ведь не сделай его судьба нечаянный вираж много лет назад, когда он, на последнем курсе мединститута, по дурости загремел в тюрягу, был бы он сейчас не Реаниматором, а врачом-реаниматором. Тоже, понятное дело, не шибко спокойная работенка, но разве сравнишь с теперешней?..

Умывшись, Леха вернулся в спальню, опять взглянул на часы, стащил с Ляльки, перевернувшейся во сне на живот, край одеяла и без лишних сантиментов звонко хлопнул ладонью по бронзовой заднице.

– Ай, больно же, дурак! – совсем не сонным голоском взвизгнула стриптизерша и, резко перекатившись на спину, схватила подушку и запустила ею в Реаниматора. Леха без труда поймал подушку, небрежно кинул ее на кровать и спросил хмуро:

– И давно ты не спишь, дарлинг?

– Давно. С тех пор как ты разбудил меня своими тарзаньими криками, солнышко.

– Вставай. И не разевай рот без надобности. Мне пора сваливать на работу. Пожрать хочешь? У меня на кухне – как в супермаркете.

– Знаю я вашу работу, господа гангстеры. Нет, есть не буду. Только крепкий кофе и сигарету. У меня по плану сегодня разгрузочный день. С этими дурацкими кабаками я за неделю набрала лишних триста граммов, – совершенно серьезно пожаловалась Ляля. Легким движением рук танцовщица поправила шелковистые, с оставшимися после выступления блестками волосы и по-кошачьи сладко потянулась, выставляя маленькую крепкую грудь. Представ перед Реаниматором во всей своей прелести, призывно склонила голову набок, хитро прищурилась и промурлыкала нечто явно недвусмысленное, облизнув губы кончиком языка.

– Я сказал: подъем. Где ванна, знаешь. Баксы на зеркале, в прихожей. А я пошел жрать. У тебя ровно пятнадцать минут.

Леха развернулся и двинулся по коридору на кухню. Не успел он заварить кофе и справиться с первым бутербродом, как со стороны двора-колодца, куда выходило окно кухни, трижды подряд призывно прозвучал автомобильный гудок. Это был джип «БМВ» Лобастого, последний писк моды и новая «рабочая» тачка их спецбригады. Братва приехала почти на час раньше договоренного срока, а это значит, что требуется срочное вмешательство.

Чертыхнувшись, Реаниматор затолкал в рот кусок холодной буженины с горчицей, отодвинул от себя чашку с дымящимся капуччино и, жуя, направился в ванную, откуда сквозь шум душа слышалось безмятежное мурлыканье наслаждавшейся теплыми ласкающими струйками воды Ляли. Придется соске сваливать, натянув шмотки на мокрое тело.

– Братва приехала! Вылезай, в темпе! – рявкнул Леха, ввалившись в просторную ванную комнату и приоткрыв полупрозрачную дверь душевой кабинки.

– Ой, мамочка… Ну ладно, пупсик, я мигом, – недовольно отозвалась стриптизерша. Быстро чмокнув Реаниматора в щеку, выключила душ и прошлепала мокрыми ногами по бирюзовому кафелю.

Засовывая извлеченный из тайника в мусорном ведре пистолет за ремень джинсов, Леха вдруг вспомнил, как прошлым летом был с братвой по делам в одном из ночных клубов Москвы и случайно нарвался на проводимый в ту ночь эротический конкурс «Мисс Мокрая Майка». Зрелище оказалось занимательным.

Глава 2

Удачный повод выяснить, причастен ли Саша Мальцев к тройному убийству и угону грузовиков или налет все-таки осуществлен по инициативе самого фиксатого отморозка, представился Тихому очень скоро. Буквально на следующий день после просмотра телепорнухи с Масюлевич ему позвонил один из лидеров гатчинской группировки, Пузырь, и неожиданно пригласил на свадьбу. Приглашение, да еще такое «горячее», за несколько часов до начала церемонии, оказалось для Тихого полной неожиданностью. Тем более что с бывшим валютчиком и фарцовщиком Пузырем его никогда не связывали не то что приятельские, но даже деловые отношения. Пару раз встречались мельком, обменивались кивками. Однажды, столкнувшись нос к носу в ресторане «Прибалтийской», обменялись рукопожатием. И вдруг такое радушное приглашение. К чему бы это? В случайности Тихий давно не верил.

– А кто еще из уважаемых людей будет, Боренька? – выслушав Пузыря, поинтересовался Тихий.

– Все будут, Олег Степаныч. Договаривались сугубо в мужской компании, – подтвердил предположения криминального патриарха гатчинский новобрачный. Значит, понял Тихий, удачно подвернувшуюся свадьбу авторитетного братилы решено было совместить с давно зреющим сходняком главарей питерских группировок. И Шурик Мальцев там будет наверняка… Что ж, раз его, старейшего из паханов, до сих пор не отошедшего от дел, соизволили пригласить, это может означать одно из двух: либо подтверждение незыблемости позиций Тихого в городской иерархии и знак признания его прошлых заслуг, либо… предварительная договоренность о разделе его наследства между волками помоложе уже состоялась, и почтенного седобородого дедушку мягко и ненавязчиво попросят добровольно уйти «на пенсию». Дескать, живи, отец, с миром, тихо и безмятежно.

Если дело обстояло именно так, то сразу становился понятным двойной смысл мочиловки под Новым Изборском и угона фур с контрабандными спиртовыми заводами. Хрен с ними, с деньгами. Хотя кусок эти твари оторвали жирный – больше четырех лимонов. Это было не что иное, как заочное предупреждение ветерану. Дескать, слаб ты стал для таких гамбитов, Тихий. Истекло твое время. А если дедушка не уйдет добром на своих двоих, то очень скоро его, непонятливого, торжественно и солидно, с подобающими заслуженному человеку почестями, вынесут на руках под звуки шопеновского марша.

Отказываться от такого приглашения ни в коем случае нельзя. Даже если ты серьезно болен и лежишь в постели с температурой под сорок. Поэтому Степаныч как можно естественнее разыграл сдержанное удивление, поблагодарил Пузыря за приглашение на свадьбу и пообещал в назначенное время прибыть к популярному у братвы Троицкому храму. Именно в нем должна была пройти церемония венчания гатчинского авторитета и его суженой.

Краем уха Тихий слышал, что один из священников, ранее служивший в этом храме – кажется, отец Павел, – сейчас окормляет паству на острове Каменном, в затерянной среди вологодских лесов и закрытой для доступа родственников тюрьме для пожизненно осужденных, тюрьме особого назначения. Отпускает, значит, грехи тяжкие раскаявшимся серийным убийцам типа Чикатило, религиозным душегубам вроде главаря секты сатанистов Каллистрата и маньякам-педофилам, таким, как Стахов. Неужели подобная гниль рода человеческого, брезгливо думал Тихий, вообще способна раскаяться?!

Самого себя, лишавшего жизни собственными руками и бестрепетно отдававшего челяди приказы на ликвидацию конкурентов, Тихий к таковым не причислял даже в редкие моменты душевного самокопания. Он не нелюдь, он лидер, благородный волк, а не бешеная собака. А хищник должен уничтожать овец, таково его предназначение, для этого его произвела на свет матушка-природа, и для этого он существует.

Положив трубку, старик немедленно набрал номер шефа своих громил Пал Палыча. Ему не терпелось узнать результаты допроса вероломно продавшей его Фиксе бухгалтерши Масюлевич.

– Слушаю, – после первого же гудка хриплым простуженным голосом отозвался бывший опер. Отсидев в «красной» нижнетагильской зоне троечку за рукоприкладство с тяжкими последствиями, Клычков, он же Бульдог, давно состоявший на довольствии у Тихого, без сожаления расплевался с убойным отделом Всеволожского ОВД и успешно влился в число подручных Белова, в короткий срок завоевав его доверие и возглавив группу боевиков.

– Чем порадуешь? – непринужденно, словно речь шла о пустяковом деле, спросил патриарх.

– Сама, тварь, все выложила, как только поняла, что влипла, – в тон Тихому сообщил Бульдог. – Этот чмо, Бык, разыграв Ромео, обещал ей бросить братву, смастырить обоим светлые греческие документы и умотать на солнечный Крит. Вроде как у него там даже дом имеется. Надоела, мол, такая стремная работенка, капусты хватает, пора и пожить в свое удовольствие – завести небольшой бизнес, вроде заправки с кафе, и до старости греть задницу на пляже…



– И эта облезлая овца купилась на такую голимую лажу?! – протяжно охнул Степаныч, закатив глаза. – Чтоб я еще имел дела с бабами… Что дальше? Про Мальцева выяснил? Его идея перехватить товар?! – Это интересовало Тихого больше всего. Одно дело – инициатива чересчур самостоятельного отморозка, и совсем другое – если тот действовал по указанию своего шефа. Это уже прямой плевок в лицо.

– Толком так и не выяснил. Натаха говорила, были у нее кое-какие подозрения, что не от себя Бык банкует, но вы сами знаете, шеф, похотливая баба мозгам не хозяйка, – сказал Пал Палыч.

– Жаль. Значит, придется начать дознание с Фиксы, отработать пидора по полной программе, прямо завтра, и посмотреть, как отреагирует Мальцев. – Тихий замолчал, ожидая, когда Бульдог сам перейдет к рассказу об участи приговоренной нимфоманки.

– Мы все сделали так, как вы хотели, Степаныч, – поняв, чего от него ждет старик, тихо проговорил бывший мент. – Кроме посадки на болт. Пацаны сказали, у них на такую мымру даже с домкратом не встанет! – зло хмыкнул Бульдог. – Короче, сначала обнадежили, типа отдавай копье и сваливай на все четыре стороны, выгребли лавы подчистую, свозили к нотариусу, взяли дарственную на квартиру и тачку и потом уж… накинули струну на шею, свезли на Южное, положили в свежую могилку и землей присыпали. Сегодня, ближе к обеду, сверху жмура в ящике положат, так что ништяк. Баба она одинокая, никто искать не станет. Потом по-тихому подбросим соседям мулю, вроде как все продала и на юга укатила.

– Спасибо, Паша, что бы я без тебя делал, – с преувеличенной благодарностью в голосе произнес Тихий. – Только ты не расслабляйся, дел на сегодня выше крыши. Короче, ребят не отпускай. Пузырь пригласил меня на свадьбу, в Троицкий собор. Женится, значит, студень с ушами. Венчание в три часа, сегодня… Соберутся все солидные, без жен.

– Сходка? – сообразил Пал Палыч. – Где?

– Вне всяких сомнений. Места не знаю, но это не проблема. Туда после венчания такой кортеж двинет, что ментам впору движение перекрывать… Я хочу, чтобы ты и несколько самых крепких мальчиков находились рядом.

– Понял, Степаныч. Есть серьезные опасения? – В голосе Бульдога слышалось напряжение.

– Я почти уверен: самое худшее, что может произойти, так это визит псов из ОМОНа. Если мусора нагрянут, ничего не предпринимайте. Вызови Перельмана. За мной чистяк, через три часа отпустят. Но если я дам сигнал на наш персональный пейджер… значит, лажа. Прорывайтесь. Буду жив – вытаскивайте. А нет – боезапас у вас солидный, разберетесь на месте, кто прав, кто виноват.

– Не волнуйтесь, Олег Степанович. Может, дополнительную охрану прислать?

– Этой-то многовато будет, – вздохнул старик. – Обойдусь Виталиком. Куда в храм Божий целой ордой переться. И без того люда разного набьется, не продыхнуть… В общем, ты все понял, дорогой.

– Я и ребята будем рядом, на двух машинах. Возьму шесть человек – группу Дольфа, при полном арсенале и в броне.

– Вот и ладушки. Ну, не буду больше отвлекать.

Тихий нахмурил брови и задумался. Подошел к столу, открыл деревянную коробочку, набил ванильным табаком дорогую, ручной работы аргентинскую трубку, закурил, пуская клубы густого и ароматного дыма, и принялся вышагивать по кабинету.

Интуиция подсказывала патриарху, что сегодняшний день не только круто изменит всю его нынешнюю жизнь, но и отразится на раскладе сил в криминальном мире Санкт-Петербурга. Будут ли перемены связаны с предъявленным ему ультиматумом? Возможно. А возможно, и нет. Тихий еще не определился, выйдет ли он, признав поражение, из игры, если подозрения о заговоре подтвердятся. Или в нем взыграет униженная гордость пахана и он, как окруженный стаей шакалов седой раненый волк, оскалив клыки, начнет неравный бой не на жизнь, а на смерть.

Старик верил своим предчувствиям. Для некоторых гостей Пузыря, сразу или чуть позже, но сегодняшнее венчание и последующий сходняк непременно обернутся тем, что шахматисты называют «матом».

Откуда возникло такое острое предчувствие, Тихий не смог бы точно ответить даже самому себе. Но его, Тихого, утонченные нервы, его отшлифованная долгими годами выживания в неволе способность видеть на шаг вперед буквально вопили в голос: сегодня на свадьбе Пузыря не будет тихого пиршества.

Прекратив мерить шагами комнату, Тихий вновь подошел к телефону и набрал номер коттеджа, стоявшего на берегу одного из небольших живописных озер в северной части Питера. Район так и назывался – Озерки. Там, под круглосуточной вооруженной охраной из двух человек, жили жена и дочь старика. Сам Тихий, так уж повелось, появлялся и ночевал в семейном гнезде не чаще трех раз в неделю, гораздо больше времени проводя в городской квартире.

К телефону, как обычно, подошел охранник.

– Как дела? – откашлявшись, осведомился хозяин, вытаскивая изо рта мундштук и прикрывая гнездо трубки давно пожелтевшим большим пальцем. От чертового ванильного привкуса уже сушило горло. Но другой табачок пристрастившийся к крепкой «Амброзии» Тихий не признавал.

– Да не так чтобы совсем хорошо… – промямлил охранник, явно «поплыв» голосом. Тихий сразу понял, что его супруга – блиставшая некогда на лучших мировых сценах прима-балерина Мариинки Анастасия Витковская – снова впала в жуткую депрессию и, как это случалось в последнее время все чаще и чаще, надралась в хлам, неизвестно где раздобыв спиртное. Наверное, несмотря на строжайшие запреты Тихого, принес кто-то из сочувствующей «несчастной женщине» обслуги или даже охранник. Поди уследи за каждым. Сволочи! Не увольнять же всех разом к чертовой матери?

– Где она? – сухо спросил старик.

– Закрылась в каминном зале, включила на полную катушку какую-то заунывную какофонию, кажется своего любимого Шнитке, и периодически плачет.

– Что говорит? – вздохнул Тихий.

– Ругается на вас, – угрюмо, с явной неохотой доложил охранник и, помявшись, добавил: – Что-то про загубленную жизнь, молодость и золотую клетку. А еще про Алену. Вспоминает тот случай, когда вы… случайно… испугали дочку и она перестала говорить.

Тихий крепко, до скрежета сжал зубы. Вот, опять старая песня. Опять!

В том, что его красавица дочурка за последние тринадцать лет из своих шестнадцати не произнесла ни слова, действительно был виновен только он. И все эти годы казнил себя за это, хотя полчища врачей, в России и за рубежом, светила, мать их так, которым он показывал Алену, посчитали происшедшее несчастным случаем и по сей день продолжали тянуть одну и ту же песню: у начавшего нормально говорить ребенка речь пропала в результате сильного шока, и только антишок – другое необычное происшествие, которое потрясет нервную систему девочки и сумеет разблокировать отвечающий за речь участок мозга, – способен вернуть ей счастье общения.

…Тогда, в новогоднюю ночь, преисполненный самых нежных отцовских чувств, слегка выпивший в «Астории» после удачного налета Тихий переоделся в приготовленный загодя костюм Деда Мороза, пошел в детскую и разбудил уснувшую в обнимку с плюшевым медвежонком Аленку, чтобы поздравить и подарить долгожданный подарок – специально заказанную фарцовщикам и доставленную самолетом из Праги большую говорящую куклу.

Открыв глазки и увидев перед собой в тусклом свете ночника лохматого белобородого незнакомца в атласной красной шубе, с огромным багровым носом, с палкой-посохом и мешком на плече, девчушка дико закричала, забилась в истерике. Тихий, судорожно матерясь, сорвал с себя весь этот безобидный маскарад, взял ребенка на руки, и Аленка мало-помалу успокоилась. Но вслед за этим у нее обнаружился паралич речевого центра.

Это был первый и единственный раз в жизни Тихого, когда, узнав от врачей страшный диагноз, он всерьез подумал о самоубийстве. Трехлетняя Аленка была для разменявшего уже шестой десяток бывшего рецидивиста дороже всего золота мира. Только в ней, милой, беззащитной золотоволосой девчушке, Тихий видел смысл своего дальнейшего существования, с появлением дочки он словно преобразился. Ни разу Алена не слышала, чтобы в ее присутствии отец повышал голос, «ботал по фене» или, не дай бог, нецензурно выражался.

Дочь ни разу не упрекнула его за ту глупую шутку с Дедом Морозом. Наоборот, она искренне жалела старика, понимая, какой тяжкий груз вины нес он все эти годы, как сильно страдал и страдает по сей день.

Чего Тихий только не делал, чтобы вернуть Аленке способность разговаривать! Гипноз, экстрасенсы и даже колдуны. Все тщетно. Алена, высокая, стройная, по характеру – мягкая домашняя девушка, ни разу в жизни не выезжавшая в город без сопровождения телохранителя и никогда не имевшая подруг, к своим шестнадцати годам превратилась в настоящую красавицу, самую обворожительную из всех, что приходилось встречать Тихому. Она сумела заочно окончить среднюю школу и первый курс филологического факультета МГУ, чисто зрительно и на слух выучить английский и итальянский языки. Но при этом продолжала оставаться немой.

– Значит, так, – проведя ладонью по лицу, словно смахивая неприятные воспоминания, жестко приказал Тихий. – Ты и напарник должны сделать все в точности, как я сказал. Взломаете дверь в каминный зал, скрутите Настасье руки…

– Олег Степанович, она же…

– Молчать! Будет сопротивляться, а как ты думал?! Разрешаю применить силу, но, разумеется, в разумных пределах. Свяжете ей руки и ноги. Наручники у вас есть, прикуете к батарее и будете ждать нарколога. Я сейчас позвоню и договорюсь, чтобы ей поставили капельницу с «торпедой»… Говорят, на год хватает, да и нейтрализовать в случае чего можно таким же образом. В следующий раз захочет выпить – так вывернет и скрутит, что всякое желание пропадет!

– Сделаем, Олег Степанович, только… чуть позже. Я сейчас дома один, Тимур с Аленой в город поехали. По магазинам и… вообще. В «ЛЕНЭКСПО» вроде как туристическая выставка проходит. Вы ведь знаете, Алена давно хотела побывать на Тибете, в буддийских монастырях. Говорила, вы обещали ей купить тур ко дню рождения. А до двенадцатого июля осталось всего две недели, – напомнил Тихому охранник.

– Ты что мне замечания делаешь, щенок?! Я что, по-твоему, не помню о дне рождения дочери?! – зло огрызнулся Тихий и взглянул на часы.

До свадьбы Пузыря оставалось не так много времени. А еще нужно заехать за подарком и позвонить в элитную наркологическую клинику, эскулапы которой, сплошь бывшие «партийные» лепилы, хоть и драли безбожно, но умели хранить тайны своих пациентов. Короче, пора было собираться.

– Договорюсь с наркологом на пять вечера. К этому времени жена должна быть готова к визиту врача, – отдал последние распоряжения Тихий. – И… поаккуратней там.

– Слушаюсь, Олег Степанович. Я сейчас же отзвоню Тимуру на мобильный, чтобы к шестнадцати часам они с Аленой обязательно вернулись.

– Погоди, – помолчав секунду-другую, чуть слышно буркнул авторитет. – Вот что. Я не хочу, чтобы Алена видела, как вы связываете пьяную мать. Настасья ведь сопротивляться станет… Ты меня понимаешь?

– Боюсь, босс, что один не справлюсь. Если, конечно, все делать мягко, – поспешил добавить охранник. – Может, Анастасия Эдуардовна к тому времени… успокоится и уснет?

– Вряд ли, – покачал головой Тихий. – К тому же «торпеду» ей в любом случае нужно вгонять. Давай сделаем так: пусть Алена и Тимур ничего не знают, а Пал Палыч в темпе пришлет к тебе одного из своих ребят. Думаю, в течение часа и лепила, и помощник твой приедут. Так-то оно лучше будет…

– Как скажете, хозяин, – бесцветно согласился Антон. – Ваше слово – закон.

Тихий, не прощаясь, отключил связь, набрал номер мобильника Бульдога, ввел того в курс дела, а потом устало опустил трубку и медленно, обессиленно выдвинул тяжелый верхний ящик антикварного дубового стола. Там, среди всяких мелочей, бумаг и нескольких тугих пачек красных купюр, кажется доставшихся по случаю австралийских баксов, валялась мятая оранжевая упаковка таблеток-транквилизаторов, уже на две трети пустая. Два-три часа легкой, не затмевающей рассудок нирваны – это именно то, что было сейчас необходимо патриарху. Всего одна таблетка – и станет легче…

К назначенному времени заметно отдохнувший Тихий, в строгом черном костюме, в сопровождении телохранителя Виталия подъехал на серебристом «ягуаре» к забитой дорогими иномарками площадке перед Троицким храмом.

Глядя через тонированное пуленепробиваемое стекло на бритые раскормленные рожи братков, толпившихся вокруг дорогих тачек и у входа в храм, Тихий принял решение: если на сходняке его попробуют убрать из игры, он покажет хозяевам этих бройлерных бакланов, что значат отчаянная ярость и опыт. И тогда Питер снова умоется кровью…

Глава 3

Новгородский Бык и Наталия Георгиевна должны были созвониться в десять утра, чтобы договориться о тайной встрече в номере гостиницы «Санкт-Петербург» ближе к вечеру. Влюбленная старая дура, с потрохами купившаяся на обещания бандита увезти ее к теплому морю, как только соберется достаточная для безбедной жизни сумма – пять миллионов долларов, – обещала к сегодняшнему дню выведать и передать фиксатому последнюю и самую важную информацию о капиталах своего хозяина. А именно – номер одного из кодированных счетов Степаныча в Гибралтаре и сложный пароль доступа, с которым любой дурак мог забрать из банка деньги.

После того как похотливая мымра выполнит обещанное и станет ему больше не нужна, Бык пригласит Наталию на загородный пикничок с шашлыками и порнушкой, где она, жаба, и найдет свое вечное упокоение среди воспетых в песнях русских березок…

Но телефон бухгалтерши Тихого молчал. А мобильник отзывался набившей оскомину фразой: «Абонент временно недоступен». Такого еще никогда не случалось, и Бык, ставший после удачной операции по захвату контрабандных спиртовых заводов и продаже их корешам из Новгорода нервным, подозрительным и осторожным, сразу почуял неладное.

Два часа телефонного дозвона не принесли ровным счетом никаких результатов, и фиксатый, следуя мудрой поговорке: кто предупрежден, тот вооружен, – решил выставить скрытое наблюдение у ресторана «Калькутта», где располагался один из офисов Тихого и где официально работала Масюлевич, а также у ее квартиры на Каменноостровском проспекте. Скинув все текущие дела на пацанов, бригадир отправил к ресторану двух недавно принятых в братву молодых пехотинцев, дав подробное словесное описание женщины, а на квартиру поехал сам, прихватив в качестве напарника готового на все ради ширки бывшего бандита, а ныне конченого наркомана Иглу с его неприметными раздолбанными «Жигулями».

Припарковав колымагу в дальнем углу двора, за мусорными баками и кустами сирени, Бык строго посмотрел на тощего, со впалыми щеками и пергаментной кожей подельника и протянул ему ключи от квартиры любовницы – дубликаты, которые он изготовил со слепков, тайно снятых во время одного из первых свиданий с Наталией.

– Сделаешь все, как я скажу, Славик, считай, на месяц герычем обеспечен.

– Че брать-то нужно? – решив, что бригадир подбивает его на элементарную квартирную кражу, прогнусавил трясущийся от ломки наркоман.

– Ничего. Просто зайди в квартиру, оглядись. Нет ли признаков поспешного бегства хозяина. Шмотки и видеотехнику не трогать! – предупредил Бык. – И голыми руками ни к чему не прикасаться!

Фиксатый бандит извлек из кармана джинсовой куртки специально купленные в магазине тонкие хозяйственные перчатки и протянул их Игле.

– Все понял?

– Слинял, что ли, фраерок по-тихому? – пожав плечами, суетливо высказал предположение наркоман. Сейчас он не мог думать ни о чем, кроме дозы, и мечтал только об одном: как можно скорее выполнить любой приказ Быка, пусть даже несложную мокруху, получить деньги и отправиться на ближайшую точку – квартиру-притон в доме напротив «Ленфильма», где можно взять «чек» и уколоться.

– Нечто в этом духе, – расплывчато ответил явно пребывающий в напряжении фиксатый. – Все, пошел. И веди себя естественнее!

– Ладно, – буркнул, открывая разболтанную дверцу и покидая грязный салон «Жигулей», Игла.

Бык непроизвольно коснулся ладонью внутреннего кармана куртки, где находился «ТТ», и проводил быстро пересекавшего двор подельника тяжелым взглядом. Затем посмотрел на часы, извлек из кармана трубку и в двадцатый, наверное, раз, безо всякой надежды, набрал номер сотового телефона любовницы.

И вдруг, после первого же длинного гудка, ему ответил глухой, явно настороженный мужской голос:

– Алло? Вас слушают! Говорите!..

Сердце бандита едва не выпрыгнуло из груди. Он торопливо нажал на сброс, потом поморщился, как от острой зубной боли, и хлопнул себя ладонью по лбу. Бык запоздало вспомнил, что мобильник Масюлевич имел определитель номера. Выходит, только что он оставил боевикам старика ниточку, которая может привести амбалов Тихого прямо к нему!

В том, что на попытке добыть тайные счета хозяина нимфоманка Масюлевич спалилась, фиксатый больше не сомневался. Можно было прямо сейчас уезжать из этого долбаного двора, отзывать наружку от «Калькутты» и в срочном порядке предпринимать ответные действия, но он не мог этого сделать, не дождавшись возвращения Иглы из квартиры.

Выругавшись сквозь зубы, Новгородский Бык закурил, жадно, со свистом, втягивая в легкие дым. Высосав всю сигарету за десяток затяжек, он щелчком выбросил бычок за приспущенное стекло и увидел пулей вынырнувшего из подъезда наркомана. Тот не шел – почти бежал обратно к тачке. На руки его все еще были натянуты прозрачные перчатки!

Бык едва не зарычал от подобного дебилизма. Мозг его лихорадочно работал: значит, Игла увидел на хате нечто такое, что лишь подтверждало самые худшие опасения.

Повернув ключ в замке зажигания, фиксатый запустил недовольно чихнувший изношенный движок колымаги.

Бык не сомневался, что слабая женщина с ходу расколется Тихому и про их тайные встречи, и про то, что рассказала пылкому любовнику «запасной вариант», предусматривавший прохождение грузовиков со спиртзаводами через северный пограничный КПП в случае непредвиденного закрытия тереховского «окна». Он спалился по-черному. Старик, как пить дать, уже заказал его!

– Там в гостиной стул опрокинут, в ванной на стиралке комплект чистого бабского белья лежит, лифон с трусами, и воды полно, уже через верхнее сливное отверстие уходит, – рванув на себя дверь и едва не вывалившись на асфальт, когда Бык резко дал по газам «жигуленка», сообщил запыхавшийся наркоман. – Видно, когда за телкой пришли, то в ванну не заглянули. Вполне могло уже весь дом затопить…

– Перчатки сними, ур-род! – Вылетев со двора через арку на Каменноостровский проспект и выровняв машину на полосе, Бык коротко, не поворачиваясь, от души врезал наркоману кулаком в челюсть.

– За что?! – потирая багровую ссадину над бровью, заныл лоханувшийся подельник, прекрасно понимая, в чем прокололся. Он торопливо стянул перчатки и, помешкав, сунул их в бардачок машины.

– Сам знаешь, – огрызнулся Бык. – Скажи спасибо, если старухи у окон тебя с этими перепонками на граблях не срисовали! Выбросишь их в первый попавшийся мусорный контейнер. Вот же пидор…

Через два квартала, у моста через Неву, фиксатый остановил машину. Достав несколько смятых пятисотрублевок, брезгливо, как подачку, бросил их на колени затравленно притихшего наркомана.

– Ключи от хаты.

Игла, пробормотав невнятные извинения, вернул связку дубликатов. Бык открыл дверцу, вышел из тачки, наклонился к проему и, мрачно уставившись на презираемого им бывшего бандита, превратившегося из-за дури в половую тряпку, четко произнес:

– Пикнешь кому хоть слово – убью! – С силой захлопнув дверь «копейки», бригадир быстрым шагом направился к своей припаркованной неподалеку от набережной «тойоте лендкрузер».

Проходя вдоль гранитного парапета Невы, Фикса, стараясь не привлекать постороннего внимания, выбросил ставшие ненужными ключи от квартиры любовницы. Обернулся. «Жигуленка» Иглы уже не было.

Направляясь к джипу, Бык напряженно думал. Теперь у него оставалось только три пути.

Первый – немедленно забрать из тайника баксы и слинять поездом куда глаза глядят. Во Владивосток, например. Или в Белоруссию, благо в гости к батьке Лукашенко для братьев-россиян никакой визы не требуется. Там, возможно, и не достанут. Но каково это – всю оставшуюся жизнь трястись от страха, пугаться собственной тени и ждать пули в затылок?!

Второй, стремный, – рассказать все папе, известному авторитету Александру Петровичу Мальцеву, и попросить у него защиты от скорой и кровавой мести старика. Разумеется, узнав о провернутом без его ведома кидке пожилого уголовника, Петрович, мягко говоря, не похвалит. Мало того что Бык стал инициатором конфликта, ведь он все заработанные на продаже спиртзаводов деньги забрал себе! В общак группировки не отстегнул ни бакса! Еще неизвестно, как папа отреагирует на такую выходку. Может получиться даже хуже. Вроде как добровольно кинуться в пасть голодному тигру.

Но даже если Петрович простит Быка, племянника своего давнего знакомого, бывшего кореша по зоне новгородского карточного шулера Арлекино, прикроет его своим авторитетом, влиянием и силой, многократно превосходившей боевую мощь стремной группировки Тихого, то с таким трудом и огромным риском заработанные деньги – а это без малого пол-лимона баксов, целый капитал! – однозначно придется отдать. Но тогда ради чего было рисковать шкурой и затевать столь сложный гамбит с бухгалтершей-нимфоманкой? Ради проблем на задницу?! Ведь в любом случае Тихий не простит ему такой крутой подлянки. Выследит и кончит. И никакой Мальцев не поможет. Только ручки свои потные потрет, падла, ни за хрен собачий поимев целую кучу валюты! Нет, этот вариант отпадает.

Остается вариант номер три. Наиболее безумный но, пожалуй, самый эффективный с точки зрения тактики. Заставить самого Тихого дрожать от ужаса. Сделать его жизнь кошмаром. Превратить из охотника в дичь. Наконец, поссорить его с другими авторитетами. С тем же Мальцевым. Почему нет?! Когда начнется настоящая гангстерская война, когда вооруженные банды боевиков, не разобравшись толком, начнут крошить друг друга направо и налево, когда кровь хлынет рекой, – уже никому не будет дела до того, кто и кому приказал перехватить чужой контрабандный груз.

А дать этим долбаным паханам отмашку к началу смертельного поединка – раз плюнуть!

В свой джип Новгородский Бык садился, уже точно зная, как перейти в разборках с вычислившим его Тихим от обороны к наступлению.

Глава 4

К этой поездке в город Алена готовилась заранее. Сегодня она твердо решила удрать от опекающего ее телохранителя и – впервые в жизни! – совершенно одной побродить по Петербургу. В последние месяцы ее особенно угнетало ощущение тянущегося за ней, постоянно наблюдающего за каждым ее движением угрюмого «хвоста» с пистолетом под пиджаком. Она мечтала погулять по городу, а ближе к вечеру зайти на какую-нибудь дискотеку, выпить бокал шампанского и потанцевать с понравившимся парнем, одним словом – вдохнуть воздух настоящей свободы и лишь поздно ночью вернуться домой на такси. Просчитав все возможные варианты, Алена пришла к выводу, что к бегству у нее есть только один путь – через окно женской туалетной комнаты. Это было единственное, если не считать примерочной кабинки, место в городе, куда не совал нос телохранитель и где она могла побыть совершенно одна.

Но, как назло, во всех больших магазинах и модных бутиках, которые она посещала с тех пор, как решилась на дерзкий побег, женские комнаты были без окон. Или окошко оказывалось таким крохотным, что в него могла пролезть разве что мышка. Или вело в загаженный двор со ржавыми железными воротами, закрывающими арку, из которого не было выхода.

Но Алена не унывала. Главное, думала она, есть сам план побега, а найти подходящее окно – это лишь дело времени.

Отец, ее заботливый, щедрый, добрый престарелый папа, имевший – кто бы мог подумать! – непосредственное отношение к миру организованной преступности и даже находившийся где-то очень высоко в жесткой гангстерской иерархии, знакомой Алене лишь по детективным романам и фильмам, – этот отец имел лишь один существенный недостаток: он слишком любил своих жену и дочь, чтобы позволить им находиться вне роскошного трехэтажного коттеджа в Озерках без сопровождения охранника. И очень за них боялся. А денег у отца всегда было очень много. Алена не помнила, чтобы отец хоть раз отказал ей в просьбе о приобретении той или иной вещи, сославшись на отсутствие средств. У них в доме было все, что только можно пожелать, – от сауны с бассейном и водопадом до модных туалетов известных кутюрье и деликатесов к столу. Разве что наличных отец Алене почти не давал. Они дочке просто не требовались. В бумажнике ее телохранителя всегда имелось сразу несколько пластиковых кредитных карточек, которыми можно было расплатиться в большинстве солидных магазинов Санкт-Петербурга. В другие она не заходила…

Считала ли себя Алена Белова, у которой было все, кроме свободы, счастливой? Нет.

Девушка часто думала, что ее жизнь сложилась бы совершенно иначе, если бы в три года она, испугавшись безобидной новогодней шутки подвыпившего отца, не потеряла способность говорить. Она ходила бы в обычную школу, общалась со сверстниками, рано или поздно выбила бы себе право свободно распоряжаться своим временем и, наверное, уже давно встречалась бы с парнем, как делают все ее сверстницы, даже куда как менее обеспеченные, менее красивые и не столь образованные, но совершенно свободные в плане времяпрепровождения. А так…

Когда Алене исполнилось пять лет, отец настоял, чтобы ее не отдавали в спецшколу для глухонемых детей. Тогда учителя – их было пятеро – стали приходить к ним домой, благо дома были созданы все условия для полноценного обучения ребенка. Так девочка уже к четырнадцати годам получила аттестат о среднем образовании.

Средствами общения Алены с миром, не считая похожих на тюремную прогулку выездов в город «под конвоем», были лишь книги, видео, телевизор, а в последние пару лет – Интернет. За монитором Алена проводила практически ежедневно по нескольку часов, перелистала тысячи сайтов, от платных откровенно эротических до смешных персональных страничек с кустарными газетами, анкетами, играми, мультфильмами, байками и прочей белибердой, принадлежавших таким же простым пользователям.

Но главное – благодаря компьютеру одинокая девушка получила возможность вести переписку с несколькими заочными приятелями не только в России, но и за рубежом. Весь этот обмен приветами был совершенно несерьезным, и вскоре из всех заочных друзей у Алены осталось лишь двое – назвавшийся Алексеем двадцатилетний парень из Питера и пятнадцатилетняя девушка из Ярославля с редким, а возможно, и выдуманным именем Диора. Только им двоим Алена рассказала о себе подробно и правдиво. О том, что лишилась дара речи в результате перенесенного в детстве шока и не может встречаться с кем-либо по той причине, что вне дома ее неотлучно сопровождает телохранитель.

Однажды, примерно месяц назад, Алексей предложил Алене встретиться где-нибудь в городе. Посмотреть друг на друга вживе после полугода заочного знакомства и достаточно откровенных, глубоких, однако ни к чему не обязывающих писем. С чисто практической точки зрения «забить стрелку», как выразился Алексей, было совсем легко – достаточно всего лишь обговорить время и место встречи. Скажем, в «Пассаже», в два часа дня, у секции косметики «Ревлон». А не узнать Алену, рядом с которой постоянно топчется громила с внешностью Кинг-Конга, было просто невозможно…

Алена пообещала подумать и завтра дать ответ.

Алена не боялась встречи, о которой попросил парень. Не боялась, что ее разочарует внешность доброго товарища, почти ровесника, в общении с которым уже давно не существовало запретных тем. Внешность мужчины для выросшей в молчаливом окружении выдуманных книжных героев и наивных грез девушки не являлась важным фактором. Гораздо сильнее девушку волновало, что у человека внутри. И уж тем более Алена не боялась, что Алексей в ней разочаруется, прекратит писать и она потеряет интересного собеседника, без которого ее и так не слишком веселая жизнь станет заметно скучнее. Нет, Алена знала, что Создатель не обделил ее внешностью. Она не раз замечала, как плотоядно, со скрытым вожделением смотрят ей вслед и безмолвно томятся, не смея делать комплименты, сменяющие друг друга безликие охранники, а мужчины в городе буквально выворачивают шеи, когда она проходит мимо. Один толстяк на «мерседесе», заглядевшись, едва не врезался в столб на Невском, чем немало посмешил Алену. Девушка видела, с какой завистью, улыбаясь сквозь зубы, разглядывают ее высокую стройную фигуру и маленькую упругую грудь считающие себя чуть ли не Клавами Шиффер продавщицы модных магазинов.

Алена боялась другого. Того, что эта очная встреча с Алексеем будет для них первой и последней. Пока парень и девушка, рисуя в воображении образы друг друга, общаются через компьютер или, скажем, по телефону, этот заочный дружески-романтический роман может продолжаться очень, очень долго. Ведь невидимый, полностью открывающий тебе душу друг – это лучший друг в мире. Идеальный.

Но стоит Алексею увидеть ее, и он, как любой нормальный парень на его месте, обязательно захочет новых встреч, более тесного общения, на что излишне строгий и в последнее время заметно постаревший отец никогда не согласится.

Разве это жизнь?! Права мама, тысячу раз права – это золотая клетка, из которой при свихнувшемся на их безопасности отце нет выхода! «Хоть бы тебя, наконец, прикончили, старая сволочь!» – бросила однажды мать в лицо мужу, выпив слишком много.

Страшно признаться, но и Алена, любившая отца ничуть не меньше, чем в детстве, в последнее время думала об этом же.

На следующее утро заплаканная, с покрасневшими глазами Алена села к компьютеру и отправила Алексею письмо, в котором наотрез отказалась от встречи и просила его больше никогда не писать ей, ибо у них нет общего будущего.

А ниже приписала, что любит его…

Но парень, как робот, в которого заложили программу, продолжал присылать письма, словно ничего не случилось. Правда, послания стали короче, чем прежде, и приходили нечасто – всего раз или два в неделю, но регулярно. Алена чувствовала, что еще немного, и она не выдержит, ответит, и тогда…

Понимая, что находится на грани нервного истощения, девушка уже не могла думать ни о чем, кроме побега. Воздух свободы – вот что ей было нужно сейчас куда больше, чем все капиталы поехавшего крышей отца-мафиози.

Сегодня Алена твердо намеревалась попытаться улизнуть из-под опеки телохранителя Тимура и окунуться в долгожданные объятия огромного, лязгающего, манящего и одновременно пугающего мегаполиса. В ее крохотной дамской сумочке, кроме электронной записной книжки, на экране которой, как на листе блокнота, можно было писать специальной палочкой, лежала пачка долларов – ровно две тысячи. По прикидкам Алены этих денег должно было хватить, чтобы весело провести вечер.

Глава 5

Покинув квартиру вместе с Лялей и демонстративно не обращая внимания на стриптизершу, которая шла рядом, поправляя влажные после душа волосы, Леха молча спустился к поджидавшему его джипу с братками. Позади сидевшего за рулем «БМВ» Лобастого по-хозяйски развалился, высунув руку с сигаретой в приоткрытое окно на задней двери, бритый молдаванин Верзила. Увидев рядом с Лехой шикарную даму, он восхищенно присвистнул:

– Вот это бикса! Братан, ты, в натуре, гигант!

Ляля остановилась у подъезда, повернулась к Лехе и спросила равнодушно:

– Подвезете до метро? Или я пешком…

– Сегодня некогда, куколка, извини. Нам в другую сторону. Тут рядом, за пять минут дойдешь. Между прочим, могла бы и на моторе. Деньги есть.

– Я экономная, – сверкнула белоснежными зубками стриптизерша. – Понял?

– Понял. Ну, пока, – погладив Лялю по заднице, Реаниматор обошел джип, распахнул дверь и устроился на кожаном сиденье рядом с Лобастым. Обернулся к едва не высунувшему язык Верзиле, тяжело взглянул на его похотливую рожу.

– Когда б я так жил! – гоготнул поглощенный созерцанием женских прелестей браток, провожая взглядом зазывно покачивающую бедрами Ляльку. – Такой станочек, сиськи! И сколько стоит?! Может, и я продегустирую?!

– Эта бикса только для белых, по спецзаказу, – сообщил Лобастый, рывком трогая джип. О встречах Реаниматора с танцовщицей из «Луны», в отличие от примкнувшего к их бригаде совсем недавно Верзилы, он был хорошо осведомлен. – Так что, африканский друг Мандела, на чужой каравай рот не разевай. Видишь, Леха уже окрысился…

– А я че? – быстро пошел на попятную Верзила. – Спросить нельзя, что ли, бля?! А за ниггера, слышь, еще ответишь…

– Ладно, не ссы. Ты не ниггер. Ты круче. Румын – это звучит гордо! Ха-ха!

– А как насчет в табло?!

– Памперс только смени, боец, пахнет.

Реаниматор, не обращая внимания на бестолковую словесную перепалку молодых пацанов, молча достал из пачки сигарету, закурил и, кинув взгляд на Лобастого, тихо спросил:

– Куда так торопимся? Даже не позвонил. Плохо.

– Извини, братила, что кайф тебе сломали, – примирительно бросил Лобастый. – Тема есть горячая, нужно срочно ехать в Русско-Высоцкое. Поселок такой, по Таллинскому, до развилки, а там…

– Я в курсах, где это, – кивнул Реаниматор. – Проезжал пару раз, когда на рыбалку, на Судачье, ездил. Зачем нам в этот долбаный колхоз? Ларек, что ли, открылся? – хмыкнул брезгливо.

– Там это… – вмешался в разговор бритоголовый молдаванин. – Барыга один с рынка «Юнона» наводку слил. Я ему как-то обмолвился… типа, если знаешь, кто не платит, выкладывай, будешь ежемесячно свою долю с нашего процента иметь. Ну, урод и купился.

– Информация непроверенная, получена коммерсантом через десятые руки. Кто-то случайно по пьянке сболтнул. Но, если тема подтвердится, можно не хило развлечься, – деловито заметил более серьезный и менее эмоциональный, чем напарник, Лобастый. – Короче, вроде как в доме одном, сараюге на окраине, целая подпольная студия обосновалась. Видеофильмы снимают, Эйзенштейны гребаные. Причем кассеты гонят исключительно на экспорт. Здесь не светятся, сидят тихо, целых два года. Поэтому их до сих пор и не спалили.

– Клубничка? – уточнил Реаниматор, широко зевая. Разве в постели с Лялькой выспишься!

– Она, родимая!

Невероятно прибыльный порнобизнес, по доходности сравнимый разве что с торговлей оружием и наркотой, расцвел в Ленинградской области, махровым цветом. Правда, до сих пор под группировкой Мальцева не было ни одной из подпольных студий. Что ж, если повезет, сегодня они прикрутят первую.

– Не обычная, бля, клубничка, а круче некуда! – осклабился Верзила, резко подавшись вперед, к самому Лехиному уху. – Садисты, мазохисты, педики, извращенцы всякие, а до кучи – малолетки! За такие стремные штэллы можно немерено лавэ снять!

– Это барыга твой болтал, точно пока ни хрена не известно, – осадил подельника Лобастый. – Может, туфта голимая. Я думаю, мало шансов, чтоб такая шарага два года без крыши суетилась. Прикинь, кто в порнухе снимается? Шлюхи, гомики разные. За два года их сколько должно было через студию пройти? И у каждой второй язык длиннее моего члена. Давно бы проболтались. Или братве, или мусорам. В таком бизнесе нужно с надежной крышей еще перед открытием договариваться. За сумасшедшие бабки. Опять-таки сбыт продукции. Так что левые фраера в таких делах не участвуют, только профи. А у профи все схвачено.

– Проверим, – подвел черту Реаниматор, небрежно давя в пепельнице окурок. Скептически прищурился. – Значит, информация вся? Русско-Высоцкое, сараюга на окраине?

– Чем богаты, – пожал плечами Лобастый. – Приедем на место, прокатимся по поселку, оглядимся спокойно. Может, найдем зацепку.

– И что ты надеешься увидеть? – усмехнулся Леха. – Огромный плакат на воротах?

– Если даже представить, что видеостудия в поселке существует, то с кондачка нужный дом не срисуешь, – продолжал Реаниматор. – По уму надо или наблюдение круглосуточное ставить, минимум в трех точках, или номер дома знать.

– Значит, остается только… – с глубокомысленным видом встрял Верзила, сосредоточенно ковыряя в носу, – заходить в каждый дом и представляться водопроводчиком! Бабуля, кран починить не надо?

– Сказано – на окраине, – скосив глаза на хмуро задумавшегося Реаниматора, буркнул Лобастый. – Короче, не хер зря воздух пачкать, до Русско-Высоцкого долетим, а там уже как карта ляжет.

– Главное, раньше времени на них страху не навести, – потянувшись за новой сигаретой, тихо сказал Леха. – Не каждый день такие приметные тачки, как наш бимер, круги по тамошнему навозу наворачивают… Вот что. Остановимся на трассе, вы пока посидите, а я схожу прогуляюсь. Если что – позвоню.

– Как скажешь, бры-га-дыр! – попытался поиронизировать молдаванин.

…Долго искать «сараюгу», однако, не пришлось. Не спеша прогулявшись по улочкам поселка и попив пивка, купленного в придорожном ларьке, Леха увидел только один дом, заслуживающий внимания. Он действительно стоял на окраине, вдалеке от обшарпанных пятиэтажек и оживленного шоссе.

Двухэтажный добротный коттедж кубической формы из белого кирпича, с пристроенным к нему просторным гаражом, с окнами, плотно закрытыми от любопытных взглядов горизонтальными жалюзи и защищенными от проникновения извне металлическими решетками. Реаниматор сразу про себя отметил, что огороженная забором территория без единого деревца и ближние подступы к дому просматривались со второго этажа во всех направлениях. Лучшего места не придумать. Если видеостудия действительно существует, то располагается она именно здесь…

Когда же, проходя мимо коттеджа, Леха вдруг заметил установленную перед входом крохотную камеру видеонаблюдения, он лишь мысленно усмехнулся.

Перед тем как вернуться назад, к джипу, Реаниматор внимательно изучил сонный поселок, обойдя его весь, и опять свернул к ларьку, в котором покупал пиво. У заветной точки топтались трое мужиков в промасленных спецовках. Подождав в сторонке, пока они удалятся, купив сигарет и по две бутылки «Балтики», Леха наклонился к окошку, взял еще немецкого пива и, отказавшись от сдачи, спросил у продавца – сонного веснушчатого парня:

– Слышь, корешок, ты местный?

– Ну, – равнодушно бросил тот, покосившись на коренастого, хорошо одетого мужика с короткой стрижкой, едва заметным шрамом над левой бровью.

– Может, посодействуешь тогда? А я в долгу не останусь, – в окошке, словно невзначай, появилась фиолетовая пятисотрублевка. – Я друга ищу. У него здесь, в Русско-Высоцком, дача. Коттедж. Владимир Константинович его зовут. Фамилия Корнеев.

– Тут много у кого из питерских дачи, – не спуская глаз с купюры, уже чуть живее, но все еще вяловато ответил парень. – Когда построился-то друг?

– Два года назад. Может, чуть раньше. Говорил, дом из белого кирпича.

– А… машина у него какая?

– У него-то?! – ухмыльнулся Реаниматор, отхлебывая пиво. – Да он их как перчатки меняет! Последняя, кажется, «фольксваген».

– Не видел, – покачал головой продавец. – Есть тут один похожий коттедж, но там хозяева не питерские. И «фольксвагена» нет. Только серая «девятка» и минивэн синий, у обоих стекла тонированные.

– Точно? Ты ничего не путаешь?

– Что я, дурак? У питерских тачек номера с серией семьдесят восемь, а у этого одна машина с серией шестьдесят, а другая – девяносто девять.

«Ни фига себе разница! – подумал Реаниматор. – Псков и Московская область». А вслух сказал:

– Вот бля! Кинул, значит, сволочь! Понимаешь, корешок, – нагнувшись ближе к окошку по-свойски сообщил Леха, – денег он мне должен, гад. Много. Я ему на сотовый звонил, а он – подъезжай, говорит, сегодня в Русско-Высоцкое, на дачу. Коттедж из белого кирпича, приметный. Отдам все до копейки. Ладно, раз такое дело. Вот, на, держи, – словно жалея денег, нехотя бросил продавцу смятую купюру. – Спасибо тебе, а то ползал бы тут как дурак, вынюхивал… Ну, найду козла – ноги выдерну!

– Дядь, – без тени смущения смахнув пятисотрублевку, сказал парень, – а ведь вы, наверное, опер из милиции. А? – и хитро прищурился.

Реаниматор, уже успевший разогнуться и бросить в мусорник недопитую жестянку с теплым пивом, внимательно, исподлобья посмотрел на продавца, словно оценивая, можно тому довериться или нет, после чего снова наклонился к окошку ларька.

– Почему ты так решил? – тихо спросил он парня.

– Не знаю. Только… если вам еще кое-чего про хозяев того дома узнать надо… – хитрец многозначительно замолчал и поджал губы.

«А ты, парень, не дурак, – подумал Леха. – Сечешь поляну. И, главное, если что, трепать не станешь. Деваться тебе, от родной хаты, некуда».

Сунув руку в карман куртки, Реаниматор вытащил стянутую резинкой пачку, и на окошко легли еще пять красненьких сотен.

– Не, вы не мент, – понимающе фыркнул парень. – Скорее наоборот. Но мне по фигу. В общем, так. – Он придвинулся ближе и перешел на шепот. – Наш дом неподалеку от этого коттеджа стоит. Его еще лет пять назад строить начали, но потом бросили. А два года назад объявился новый хозяин и быстро все доделал. Самого я только пару раз видел. Сигареты у меня покупал. Высокий такой очкарик, примерно вашего возраста. Вообще он в поселковый магазин не заходит и по округе не гуляет. Только на тачке передвигается. Приедет-уедет. Иногда я видел, как минивэн ближе к ночи в противоположную от трассы сторону, к лесу, уезжает. Потом возвращается, часа через два. А однажды, с год назад, вообще интересный случай произошел… – Продавец стрельнул по сторонам глазами и приглушенно продолжал: – Тогда на втором этаже коттеджа еще решеток не было. Из окна ночью девка вылезла, по простыне. Голая, в одних трусах. Я как раз на улице курил и все срисовал. Не успела спрыгнуть на землю, как из двери амбал с пистолетом в руке вылетел. Она его увидела и как закричит. Бежать не могла – наверно, ногу подвернула. А этот гоблин подлетел, по башке ей рукояткой врезал, ну девка и вырубилась. Сгреб и обратно в дом заволок. Потом вышел на крыльцо и долго, сука, по сторонам смотрел, проверял, все ли тихо…

Резко закончив свою удивительную историю, буквально прилепившую к окошку посерьезневшего Реаниматора, паренек как ни в чем не бывало отвернулся и сделал вид, будто ковыряется в коробках с товаром, пересчитывая пакеты с соком и бутылки с минеральной водой.

– Корешок, ты меня здесь видел когда нибудь? – строго спросил Леха, перед тем как отойти. – Подумай, советую.

– Вам что, сигареты или пивка?! – обернувшись, парень приподнял брови и посмотрел на Реаниматора.

Леха хмыкнул и направился к джипу.

Значит, видеостудия все-таки здесь, под боком. Вряд ли камера перед входом в коттедж оснащена системой ночного видения. И фонаря рядом с воротами нет. Притупилась у барыг бдительность от долгой безнаказанности, факт. Впрочем, сейчас белые ночи. Что ж, это не великая помеха… Кстати на кой ляд минивэн по ночам в лес ездит? Не за грибами же.

Догадка пришла сразу, и Леха, за плечами которого было много такого, о чем не говорят вслух, все равно ощутил, как по спине пробежала ледяная волна.

Он тяжело ввалился в джип, переглянулся с Лобастым, закурил и скомандовал:

– Давай Питер. До вечера забот хватает. С папой надо вопрос о Северном рынке перетереть, пока он не свалил. Ты в курсе, Петрович сегодня к трем часам на венчание к Пузырю поедет, в Троицкий храм.

– Знаю, его Зверь с братвой сопровождать будет. А мы к шести с делами закончим, – проговорил Лобастый, внутренне уже ликуя от предчувствия поживы. Выходит, прав оказался барыга?

– Когда закончим, то чуток переоденемся и вернемся, – помолчав, процедил Реаниматор сквозь зубы, медленно выдыхая сизый дым. – Зайдем к господину режиссеру в гости. Без приглашения.

– Ну а если круто повезет, даже сможем поприсутствовать на съемках! – оскалился Лобастый, до упора вдавливая педаль акселератора.

Глава 6

Со строны застывшие у алтаря Троицкого храма молодожены смотрелись как пара клоунов в цирке. Толстый и Тонкий. Это сравнение сразу пришло на ум Тихому, и несколько его позабавило, на минуту вырвав из плена неприятных мыслей. Действительно, разменявший пятый десяток, низкорослый, упитанный Пузырь, и совсем еще юная, высокая, очень худая невеста выглядели на редкость смешно.

– И где он ее, такую прозрачную, только откопал? – словно по заказу, как раз в эту минуту прорвавшись через церковные песнопения, послышался сбоку, из толпы приглашенных, надменный басок.

Тихий повернулся и с интересом посмотрел на стоявшего у колонны крепкого мужика, который с презрительной ухмылкой глядел поверх голов на неумело прикладывавшихся к подставленной священником иконе новобрачных. Судя по внешнему виду – видневшейся из-под воротника белоснежной рубашки «голде», засунутым в карманы брюк рукам – этот здоровяк, наверняка принадлежал к питерской братве. А точнее, к ее верхушке. Рядовых быков на свадьбу авторитета если и пускают, то лишь в качестве охраны. У этого же была своя свита – тройка шкафов, даже в полумраке храма не снимавших квадратные темные очки. Но, как ни странно, Степаныч видел атлета впервые. Наверное, кто-то из новых, не так давно приподнявшихся и занявших ступеньку уровнем выше боевиков, подумал Тихий.

– Так они с самого ее детства знакомы, – проявил редкую для своего статуса осведомленность один из телохранителей атлета. – Это его двоюродная сестра, прикинь!

– Ни хрена себе, – фальшиво удивился здоровяк и, словно культурист на подиуме, поиграл проступавшими под огромного размера пиджаком грудными мышцами. – Это же грех, кровосмешение!

– У католиков трахаться с кузинами всегда было можно, – вставил другой охранник.

– Так это у католиков, а Пузырь-то православный… Во, дожили, туши свет! – не унимался амбал.

Как и предполагал Тихий, сразу с десяток братков из сгрудившейся в храме толпы, резко оглянувшись, злобно зыркнули на бугая. Ага, засуетились.

Тихому было любопытно, чем все закончится. Атлет со товарищи, будучи в явном меньшинстве, открыто нарывался, без тени страха с ухмылкой наблюдая за ответной реакцией пузыревских братков.

Но что больше всего поразило Тихого, так это бессильная злоба на лицах не сделавших даже малейшей попытки осадить незнакомца гатчинских! Что за чудо такое?! Уж не новый ли это воровской смотрящий, вместо Вишни?! С такой физиономией? Бред.

– Слушай, ты, случайно, не знаешь, от какой семьи тот качок? – осведомился Тихий, оглянувшись на молча стоявшего сзади бодигарда Виталия. – Вон там, у колонны. Со свитой.

– А-а, этот… – протянул телохранитель, тоже следивший за наглыми громилами. – Семья у него известная. Менты. Старший лейтенант Дмитрий Томанцев. Младший из братьев. Старшой опером в главке, на Литейном. Недавно, говорят, майора получил. За разгром секты сатанистов.

– Значит, мусора пожаловали, – хмыкнул Тихий, брезгливо скривив губы. – Наглости набрались, в цивильном прикиде на венчание уважаемого человека припереться да еще язык свой поганый распускать. Раньше все больше из машины на пленку снимали, а сейчас вот как… Совсем, суки, оборзели после того, как народ президента-гэбэшника выбрал!

– Вход в храм открыт для всех, – с непонятной иронией сказал Виталий. – И для ментов в том числе.

– Мое почтение, Олег Степаныч. – Кто-то вполголоса окликнул Тихого, и патриарх увидел подошедшего к нему в сопровождении двух быков опоздавшего к началу церемонии Александра Мальцева.

На ловца и зверь бежит, сжав челюсти и изобразив на лице улыбку, подумал Тихий. Вслух же проговорил:

– Здравствуй, Саша. Как живешь?

– Не жалуюсь, – с достоинством сказал Мальцев. И вдруг, чего совсем не ожидал Тихий, сразу рванул с места в карьер: – Я слышал, у тебя неприятности случились. Товар на несколько лимонов увели, людей невинных положили. Беспредел…

– От кого слышал?! – вмиг подобрался Степаныч. О трагедии у Старого Изборска знало всего несколько доверенных людей Тихого и… те мокрушники, которые перехватили контрабандные фуры. В утечку информации старик не верил. Значит, фиксатый действовал по его, Мальцева, команде. Как, однако, быстро правда выяснилась. Вот гнида!

– Такая горячая информация распространяется быстро, Тихий, – процедил Мальцев и, как показалось закипающему патриарху, добавил с издевкой: – И как, уже нашел обидчиков, Олег Степаныч?

– Нашел, Саша, нашел, – с трудом держа себя в руках, сухо бросил Тихий. – Тем, кто кидок заказал и кто исполнил, ответ по понятиям держать придется! – прошипел старик, глядя в улыбающиеся глаза Мальцева, и кулаки его непроизвольно сжались.

– Ну, желаю удачи, – кивнул уже на ходу нисколько не изменившийся лицом Мальцев. Нагловатая, с черной короткой бородкой рожа авторитета осталась столь же равнодушной и непроницаемой, какой была до начала диалога. Уходя, Мальцев тихо, будто самому себе, добавил: – Каждой сявке и каждому прыщу на жопе нужно знать свое место у параши. И не зариться на кусок, который он не в состоянии проглотить. Если вдруг надумаешь воевать, Степаныч, мой прямой номер в твоем распоряжении. Гвардия у тебя, я знаю, хоть и бесстрашная, но не слишком многочисленная…

Под торжественно зазвучавшие слова священника: «Венчается раб Божий Борис рабе Божией…» —авторитет одного из двух самых влиятельных преступных сообществ северной столицы в сопровождении пары быков прошествовал вперед, на ходу протягивая руку знакомым из ближайшего окружения Пузыря…

А оставшийся на месте Тихий, молча давясь от ярости, смотрел вслед Мальцеву с такой открытой неприязнью, словно хотел прожечь в его спине дыру.

Только что его, заслуженного человека, в присутствии рядовых жлобов обозвали. И намекнули на тонкую кишку, на случай если у дедушки вдруг появится необдуманное дерзкое желание поквитаться.

Вот ты и дождался своей «черной метки», Тихий. Решай: или признать поражение и побитой собакой, поджав хвост, отойти от дел, или ответить на вызов по полной программе.

В боковом кармане Тихого громко запищал сотовый телефон. Степаныч вспомнил, что забыл отключить сигнал, хотя собирался это сделать. Матюкнувшись, старик торопливо достал крохотную трубку в янтарном корпусе и нажал на кнопку соединения.

– Слушаю.

– Олег Степанович, это Бульдог! – рявкнул мобильник голосом шефа службы безопасности Клычкова. – Только что мне отзвонились наши коммерсанты – директор компьютерного салона «Кронверксофт» и хозяин автостоянки на Народного Ополчения! На них только что круто наехали! По полному беспределу! Вломились малолетки, сучары бритые, выгребли всю наличность, надавали по роже и заявили, что отныне барыги будут максать Фиксе!

– Т-твою мать! – Голос Тихого заметно дрогнул. Вот вам и вторая часть мерлезонского балета. Новгородский Бык сам объявился. Без страха, нахрапом прет. Чувствует, отморозок, за спиной надежную стену. Значит, наглец Саша решился на наезд по всему фронту. Блицкриг решил устроить! – Не нервничай, Пал Палыч, – как можно тверже произнес униженный патриарх. – Через двадцать минут я буду в Озерках, там и обсудим, как нам быть.

– Это еще не все, – обреченно вздохнув, глухо проговорил бывший опер. – Алена сбежала.

– Что?!! – позабыв об окружавшей его толпе рявкнул Тихий. – То есть как – сбежала?! Где?!

– На «ЛЕНЭКСПО». Вошла в женский туалет. Тимур, разумеется, остался снаружи. Кто ж знал, что девчонка пролезет в окно и слиняет! Я уже отдал распоряжения, ее ищут…

Тихий покачнулся – так сильно невидимая рука в стальной перчатке сдавила его изношенное, уже пережившее один инфаркт сердце. Если бы не телохранитель, вовремя подхвативший оседающего хозяина под локти, Тихий наверняка не устоял бы на ногах и рухнул на каменный пол храма.

– На воздух, папа! Я помогу, держись!.. Все будет ништяк! – Виталий торопливо сгреб старика в охапку и поволок к выходу.

Сгрудившиеся у колонны менты в штатском, опередив всех, бросились к тяжелым дубовым дверям и открыли их, выпуская парня, осторожно ведущего под руку бледного как полотно рецидивиста Белова.

– Может, вызвать «скорую»? – спросил с искренним участием старлей Томанцев.

– Отвали, ментяра, – смерив здоровяка испепеляющим взглядом, слабо огрызнулся известный каждому сотруднику МВД семидесятитрехлетний авторитет. – О себе лучше позаботься, пес.

– Вот и мечи бисер перед свиньями, – громко выплюнул вслед Тихому один из громил в черных очках. – Уже одной ногой в могиле, хрен старый, а все туда же, пальцы веером!

– Горбатого только пуля исправит, – согласился Томанцев, не упускавший из виду, как ненавязчиво смыкаются совсем близко ряды угрюмых братков.

– Пойдем, мужики. Невесту и без нас поздравят, – хмыкнул старлей. – Жаль, не по-христиански ставить раком господ бандитов прямо в храме. Впрочем, еще не вечер…

Повернувшись лицом к алтарю, омоновец не спеша перекрестился и вслед за стариком и его телохранителем с достоинством покинул храм. Трое в черных очках последовали за Томанцевым. Миссия психологического давления на братков была завершена. Теперь весь оставшийся вечер дорогие гости будут сидеть как на иголках, ежеминутно косясь на дверь в ожидании внезапного налета «маски-шоу». И уйти не уйдешь, Пузырь быстро смекнет, что гость струсил, и кусок в горло не полезет. Ладно еще, если прямо за столом накроют, а если голого, в бане?

Томанцев точно знал, что правоохранительные органы сегодня молодоженов не потревожат. Но пусть понервничают. Мелочь, конечно, а приятно.

Упавший на заднее сиденье «ягуара» Тихий, тяжело дыша, молча проводил взглядом отъехавшую от храма и свернувшую к Невскому черную ментовскую «Волгу». Бронированный лимузин авторитета плавно набрал скорость и понесся на север.

– Как вы себя чувствуете, Олег Степанович? – с тревогой в голосе спросил телохранитель.

– Не дождетесь, – процитировал известный еврейский анекдот старик и, достав кисет с табаком, принялся набивать трубку. – За дорогой смотри, Шумахер. Не хватало мне еще до кучи аварии!

Зазвонил телефон, и на кристаллическом дисплее мобильника опять высветился номер Бульдога. Тихий нажал на кнопку соединения и проскрипел:

– Да, Паша.

– Снова плохие новости, Степаныч, – громко сопя, с трудом выдавил Клычков. – Очень плохие. Позвонил Антон. Он не решился сообщить сразу вам… Только что коттедж обстреляли из проезжавшей мимо машины. Сначала пустили по окнам очередь из автомата, а затем, твари, долбанули по каминному залу из подствольника! Самого Антона лишь легонько зацепило пулей, но врач, который приехал ставить «торпеду», ранен, пуля отрикошетила от стены в голову. А у Анастасии Эдудардовны… – Бульдог запнулся, – осколками стекла сильно порезано лицо и поврежден глаз. Она истекает кровью.

Тихий хотел громко, отчаянно крикнуть, но крик вдруг застрял в горле. Начальник охраны и телохранитель услышали лишь сиплый, сдавленный хрип. Мобильник выпал из левой руки Тихого, ударился о носок лакированного ботинка, тлеющий табак рассыпался по коврику.

«Ягуар» резко вильнул, сбрасывая скорость, и молниеносно приткнулся у бордюра, прямо на оживленном перекрестке. Виталий выскочил из-за руля и, рванув на себя заднюю дверцу, во второй раз за последние четверть часа бросился к застывшему со стеклянными, вылезающими из орбит глазами Тихому.

– Папа! Держись, папа!

Но телохранитель ошибался, полагая, что новое страшное известие окончательно доконает престарелого авторитета. Тихий уже взял себя в руки и крепко, до хруста сдавил тонкими пальцами сотовый телефон.

– Убей их всех, Паша, – чужим голосом приказал он Клычкову. – Я хочу видеть в завтрашних теленовостях истекающие кровью трупы. – Ударом кулака патриарх оттолкнул Виталия. – К утру мне нужны трупы Быка и Саньки! Все!

– Степаныч, – застыл на асфальте бодигард.

– За баранку, живо!

Через пять секунд лимузин непрерывно сигналя помчался к обстрелянному дому Олега Степановича Белова.

Мысли Тихого, лихорадочные, хаотические, путаные, буквально разрывались между тремя направлениями: грядущей войной с группировкой Мальцева, раненой Анастасией и побегом Алены.

Только бы с ней ничего не случилось! Она же совсем не знает Питер. В этом целиком виноват только он, и больше никто! Господи, только бы обошлось без приключений, только бы дочурка вернулась в Озерки целой и невредимой! А он – он обязательно исправится! Неразумный отец понял свою главную ошибку, осознал бесполезность ежеминутной опеки и готов кардинально изменить свое отношение к безопасности Алены и тихо спивающейся Анастасии. Разве этого он хотел?! Нет!

– Для кого я стараюсь, ради кого я все это делаю? – чуть слышно проскрипел Степаныч, тупо глядя через пуленепробиваемое темное стекло на проносящиеся мимо дома, деревья, автомобили. – Для себя? Мне ничего не надо. Ничего. Без Алены и Насти я – пустое место. Если их не станет, мне незачем больше жить…

Уронив лицо на ладони, патриарх питерского преступного мира Тихий вдруг неожиданно для самого себя заплакал. Авторитет вдруг понял, что он остался совершенно один. Жена и дочь отвергли его. Вокруг ежедневно суетится, заискивает, мелькает множество чужих людей, которым он дает возможность заработать на кусок хлеба с маслом, с которыми ему приходится встречаться, договариваться, «перетирать» и «разводить», но по-настоящему он никому не нужен. Даже самым близким.

Наконец старик угомонился, вытер лицо извлеченным из нагрудного кармана карденовского пиджака шелковым платком, поймал в зеркале неестественно равнодушный взгляд Виталия и зло, вполголоса процедил:

– Ты ничего не видел. Узнаю, что проболтался, – кончу.

Виталий промолчал, едва заметно опустив веки. Телохранитель авторитета знал, что умеет хранить чужие секреты.

Глава 7

Алене повезло! Одно из двух окон дамской туалетной комнаты на «ЛЕНЭКСПО» располагалось в левой угловой кабинке и закрывалось изнутри на обычный шпингалет. Для того чтобы вылезти наружу, спрыгнуть на траву, прошмыгнуть вдоль забора и оказаться возле центрального входа, девушке понадобилась всего пара минут. Тимур, поджидавший ее у двери в туалет, не скоро поймет, что его оставили с носом.

Алене было совсем не жаль охранника, хотя она и представляла себе, какую выволочку устроит ему рассерженный отец, узнав о побеге дочери. Так ему и надо, хвосту проклятому! А пока побег не обнаружен, нужно как можно скорее затеряться в лабиринте огромного города.

У входа в выставочный комплекс стояло несколько желтых такси, и Алена, недолго думая, села в головную «Волгу», рядом с водителем. Таксист, молодой светловолосый парень лет двадцати пяти, с интересом оглядел ее с ног до головы, сально улыбнулся и повернул ключ в замке зажигания.

– Куда едем, красавица?

Алена быстро достала из сумочки электронный блокнот и пластиковой палочкой-ручкой чирканула на его экране всего три слова: «Пожалуйста, в центр», а затем показала их удивленно приподнявшему брови таксисту. Парень бегло взглянул на чудо японской карманной электроники, затем перевел взгляд на сидевшую рядом шикарную, окутанную ароматом французских духов девушку в стильном брючном костюме и плавно отъехал от стоянки.

– Голос, что ли, сорвала? – с крестьянской простотой почти сразу спросил таксист у Алены, тихо балдея от ударившего в голову нежного букета «Дюны». – Или простудилась?

Алена, ничуть не растерявшись от поставленного с такой прямотой вопроса, огорченно скривила губы и кивнула. Бывают в жизни огорчения. Подумав, написала: «Мороженого переела».

– В центр – это понятие растяжимое, – вполне удовлетворившись ответом, плавно продолжил обрабатывать симпатичную клиентку блондинчик, явно желая познакомиться. – Куда конкретно?

«На Невский».

– Невский большой, – не унимался таксист, слишком часто поглядывая на пассажирку и явно рискуя угодить в аварию.

«К Казанскому собору».

– Понятно, – вздохнул парень. – Не на свидание, случайно?

«Нет. Просто прогуляться. Погода хорошая».

– Так, может, вместе прогуляемся?! Ты как? – перешел к конкретным предложениям блондинчик и совсем уж недвусмысленно посмотрел на Алену. Я через два часа смену сдаю и свободен, как вольный ветер. Можем зайти в кабачок грузинский, я знаю один, на Садовой. «Киндзмараули» с шашлычком вмазать. За знакомство. И вообще… Кстати, меня Сергеем зовут. А тебя?

Ну вот, подумала Алена с улыбкой, ее уже «снимают». Вино, ресторан. Если бы она хотела сегодня тусануться с парнем от и до, то проблемы, чем занять свободное время, не возникло бы. Как все, оказывается, просто.

Девушка снова взяла в руки пластиковую палочку и написала: «Очень приятно, Сережа, но у меня несколько иные планы. Извини».

– Ладно, чего уж там, – прочитав, таксист сразу заскучал. Не удержавшись, добавил с толикой раздражения: – Скромные труженики баранки не про нашу персону. Так, что ли, малышка?

Вместо ответа, Алена лишь неопределенно пожала плечами: понимай как хочешь. И отвернулась к окну. Попыток выведать у нее хотя бы номер телефона таксист не предпринимал и угрюмо уткнулся взглядом в лобовое стекло бегущей по улицам Питера «Волги».

– Приехали, – глухо сообщил он, когда машина остановилась напротив оживленного сквера, раскинувшегося на площади у Казанского собора. – С вас сто рублей, сударыня.

Алена убрала в сумочку блокнот, достала стодолларовую купюру и протянула ее парню. Увидев зеленую бумажку, тот недовольно нахмурился, покачал головой и пробурчал:

– Я не банк, валюту не меняю. Впрочем… – достал бумажник, бегло прикинул наличность, – если тебя устроит по двадцать пять рублей за бакс, то можно и замешать. Или за твой счет едем к обменнику.

Алена покачала головой. Не надо никуда ехать.

– Ну, тогда держи. – Забрав баксы, таксист с излишней поспешностью протянул Алене пачку мятых «деревянных». – В расчете…

Алена огляделась. Вокруг нее кипела жизнь огромного мегаполиса. Неслись по проспекту машины, шли люди, в сквере играли и смеялись, гоняясь друг за другом, веселые малыши, мальчик и девочка, на скамейке курили и о чем-то разговаривали их молодые, хорошо одетые мамы. Возле колонн собора попивали пиво несколько одетых в проклепанную кожу лохматых байкеров, тут же стояли сверкающие хромированными деталями мотоциклы. На противоположной стороне Невского, позвякивая бубнами и распевая что-то про «харе раму», двигалась целая процессия кришнаитов. Ну вот она и на свободе. Совершенно одна. Иди куда глаза глядят и делай все, что пожелает истосковавшаяся от недостатка общения душа. Интересно, а чего она действительно желает?

Прислушавшись к своим ощущениям, Алена поняла, что прежде всего она хочет съесть что-нибудь легкое и выпить чашечку кофе в спокойной обстановке. После побега нервная система явно нуждалась в короткой передышке. А заодно можно и подумать, как провести сегодняшний день. Часы показывали половину третьего. Возвращаться домой раньше десяти Алена вовсе не собиралась.

Недолго думая, Алена направилась в сторону Дворцовой площади и скоро заметила небольшой ресторан. Сквозь неплотно задернутые шторы было видно, что посетителей внутри почти нет, а обстановка выглядела роскошно. Возле двери Алену встретил шкафоподобный секьюрити и, поприветствовав, «передал» клиентку услужливо пригласившей ее в зал официантке в униформе – белой блузке и черной мини-юбке. Внешний прикид девушки, произвел на нее впечатление, это было заметно. Здесь привечали состоятельных клиентов и были им рады.

Алена заняла столик возле окна, достала из сумочки блокнот, бегло просмотрела меню и заказала кофе со сливками, салат из осьминогов, тарелочку свежих вишен и, совсем неожиданно для себя самой, бокал шампанского. Самого лучшего!

На привинченной к стене подставке стоял телевизор. Шел фильм. Это были знакомые Алене от первого до последнего кадра «Девять с половиной недель» с очаровательным наглецом Микки Рурком и бесподобной Ким в главных ролях. Неужели у нее от рождения такие губы? Или все-таки не обошлось без вмешательства пластического хирурга?..

Шампанское показалось Алене с непривычки весьма крепким. Девушка быстро почувствовала, как не оставлявшее ее после побега нервное напряжение куда-то исчезло, а на душе стало так приторно-хорошо, как еще не бывало ни разу в жизни. Хотелось улыбаться всем окружающим и получать в ответ такие же безмятежные улыбки. Хотелось общаться с понимающим тебя, давно знакомым человеком и поделиться с ним своей радостью!

Фильм прервали на рекламу – оказывается, это был не видик, а один из местных телеканалов. На экране замелькали замысловатые картинки, потом появился улыбающийся тинейджер в бейсболке, широченной майке и огромных длинных джинсах.

«Эй, приятель! Если ты, как и я, настоящий фанат Интернета, но у тебя нет подключенного к мировой паутине компьютера, не тормози, приходи в клуб „Наутилус“! За смешные бабки здесь ты сможешь в любое время ползать по сети сколько угодно. Запомни адрес: улица Бестужева, дом двенадцать. Круглосуточно! До встречи в „Наутилусе“!»

Алену словно обдало горячей волной. В груди что-то шевельнулось. Она внезапно вспомнила про Алексея. Про их знакомство через Интернет, про заочный обмен длинными, откровенными письмами, про его предложение встретиться и ее отказ, закончившийся коротким признанием: «Я люблю тебя. Не пиши мне больше, хорошо? Прощай…»

А он продолжал присылать на ее компьютер свои сообщения вот уже долгое время, хотя она так ни разу и не ответила. Алексей знал, что Алена читает его письма, и, наверное, верил, что однажды девушка не выдержит и снова напишет ему: «Привет, Леша! Это я».

– Что-нибудь еще желаете? – Возле столика выросла приветливо улыбающаяся официантка.

Алена бросила в рот последнюю вишню, взяла блокнот и написала: «Принесите немного клубники и еще шампанского, пожалуйста. И пачку самых легких дамских сигарет с зажигалкой». Официантка, прочитав, кивнула, забрала посуду и удалилась.

Мамочка, что же она делает?! Ведь она не курит!

Ах, Леха, Леха, Леха… Милый. Что же нам с тобой делать? Ведь у нас нет ни единого шанса. Разве что сегодня. Если она поедет в «Наутилус» и отправит ему сообщение, а он его вовремя прочитает…

Официантка принесла хрустальную вазочку с клубникой, бокал искрящегося пузырьками шампанского, пачку длинных сигарет «Вог» и зажигалку.

Алена пригубила шампанское, не спеша, словно делала это много раз раньше, распечатала пачку, сжала губами сигарету и щелкнула зажигалкой, осторожно втягивая воздух. Оранжевый огонек заплясал на кончике тонкой белой палочки. Первые несколько затяжек она сделала «по-детски», не вдыхая дым в легкие. Потом попыталась вдохнуть, совсем чуть-чуть… Получилось. Правда, стоило огромных трудов сдержаться и не закашлять. В этом Алене помогли присевшие за столик невдалеке пожилые кавказцы в дорогих костюмах. С первых секунд они так откровенно пялились на одиноко сидящую девушку, что Алене стало стыдно демонстрировать этим аксакалам свое полное неумение курить.

Когда стало получаться, Алена обрадовалась. Если слишком глубоко не затягиваться, кашлять не хочется. Только в голове появился туман и стало слегка покачивать, как на теплоходе во время их прошлогодней семейной поездки в Стокгольм.

К столику кавказцев подошла официантка, о чем-то некоторое время шепталась с ними, а потом, мельком взглянув на Алену, удалилась, цокая каблучками. И очень быстро вернулась в зал, неся огромный букет алых роз на длинных стеблях, завернутый в прозрачный целлофан и перевязанный ленточкой.

– Это вам от господ за соседним столиком! – положив цветы на столик и нагнувшись к ее уху, с видом заговорщицы прошептала официантка. – Они приглашают вас присоединиться к ним. Очень просят.

Девушка подвинула к себе блокнот и написала: «Принесите счет, пожалуйста. И закажите мне такси».

– Одну минутку, – пропела официантка и упорхнула.

Алена видела, как, проходя мимо выжидательно вывернувших шеи кавказцев, она скривила губы и кивнула в сторону выхода. Мол, облом, генацвале, уходит красавица.

Вскоре официантка вернулась со счетом на тарелочке и сообщила, что такси ждет у входа в ресторан. Алена расплатилась, не забыв про чаевые. Поколебавшись секунду, спрятала сигареты и зажигалку в сумочку и направилась к выходу. Красивый букет роз остался лежать на столе.

Уже в дверях ее догнал один из кавказцев с букетом и бережно взял за локоть:

– Слушай, дэвушка, зачэм нас так обыжаешь, а? Ми что, звэры, нэ понимаем… Возми, пожалуйста!

Алена улыбнулась, вздохнула и согласно опустила веки, быстро чмокнула мужчину в щеку и юркнула в такси.

Клуб «Наутилус» по интерьеру оказался очень похож на зал игровых автоматов, с той лишь разницей, что вместо них здесь стояло несколько десятков компьютеров и стульев. Примерно половина мест была занята прыщавыми подростками, самозабвенно вскрывающими эротические файлы и играющими в трехмерные игры. Лишь несколько очкариков, сосредоточенно уткнулись в мониторы, обложившись книжками и тетрадками.

Заплатив администратору действительно смешную, равную всего одному доллару, сумму за час пользования Интернетом, Алена села на свободное место, по памяти вышла на персональный адрес Алексея и быстро настучала короткое письмо:

«Леша! Привет, это я. Я в городе, без охраны, и у меня масса свободного времени. Если хочешь встретиться, подходи к Медному всаднику в пять. Или, если не сможешь, тогда в семь вечера. Целую в щечку. Алена.

P.S. Узнать меня несложно – по светящемуся от счастья лицу и бежевому брючному костюму. Бай-бай».

Отправив письмо, Алена поднялась из-за компьютера и под хищными взглядами взрослеющих мальчишек покинула Интернет-клуб.

До пяти оставался еще целый час, и она решила прогуляться вдоль набережной Невы. Обнаружив пристань для катеров и ведущие к самой воде ступеньки, Алена спустилась и присела, словно зачарованная наблюдая, как свинцовые воды реки плавными волнами облизывают рукотворные отвесные берега, а особо сильные разбиваются при ударе о серый гранит на тысячи сверкающих брызг. Оказалось, что это восхитительно – просто вот так сидеть, обхватив руками колени, и не шевелясь смотреть на воду, чувствуя, как свежий ветер ласково гладит лицо. Море, огромное, бескрайнее, соленое, никогда не вызывало в Алене подобных ощущений, а вот Нева покорила. Или… сегодня просто такой день, особенный? Может быть.

Без пяти минут пять сбежавшая из-под опеки телохранителя дочь крестного отца встала и направилась к видневшемуся чуть правее, через дорогу, Медному всаднику. Букет роскошных роз она оставила на гранитных ступеньках.

Алена была уверена, что, получив приглашение на свидание, Леша обязательно придет.

Но девушка понимала: шанс, что он так быстро обнаружит в своем компьютерном почтовом ящике ее неожиданное послание и успеет к пяти примчаться к месту встречи, был минимальным. Иное дело – в семь. Хотя… Леша, как он сам сообщил в одном из своих давних писем, работал в солидной охранной фирме и вполне мог сейчас находиться на дежурстве. Короче говоря, Алена не теряла надежды сегодня встретить единственного в ее жизни парня, которому, очарованная откровенными и очень добрыми письмами, она заочно призналась в любви.

Девушка прождала Лешу пятнадцать минут и, расстроенная, ушла. Долгих полтора часа она бродила по городу. Сначала ей было тоскливо, но она утешала себя, доказывая, что к пяти часам Алексей никак не мог успеть. Совсем другое дело – в семь!

Но в семь он тоже не появился. Алена, первые полчаса поникшая и печальная, а затем – невероятно обиженная на саму себя за наивные порывы, побудившие пригласить на свидание, безрезультатно прождала Алексея почти до девяти вечера.

Когда терпение еще совсем недавно счастливой и улыбающейся встречным прохожим девушки окончательно иссякло, а на глаза – вот так новость! – вдруг при виде обнимающейся парочки неожиданно навернулись предательские слезинки, Алена поняла, что сегодняшний вечер безнадежно испорчен. Больше всего на свете ей сейчас хотелось оказаться дома, в Озерках, закрыться в своей комнате со скошенным мансардным окном, лечь на кровать, уткнуться лицом в подушку и не видеть и не слышать никого хотя бы до завтрашнего утра. Решив, что хватит с нее приключений, девушка смахнула покатившуюся по пылающей щеке слезинку, сорвалась с проклятого пятачка возле Медного всадника, подбежала к набережной и призывно взмахнула рукой, останавливая первый попавшийся автомобиль.

Спустя секунду рядом с Аленой, моргая поворотником, остановилась пропыленная «девятка» цвета «мокрый асфальт» с тонированными стеклами. Это был частный автомобиль, а не такси, но расстроенная девушка не придала этому значения, лишь мельком подумав, что за хорошие деньги любой водитель отвезет ее домой без малейших колебаний.

Распахнув заднюю дверь, Алена упала на свободное бархатное сиденье. И лишь когда «девятка» резво тронулась с места, посмотрела на двух мужчин, сидевших впереди.

– Куда тебе, малышка? – обернувшись и внимательно оглядев расстегивающую сумочку Алену, спросил амбал с пухлыми губами, развалившийся рядом с водителем, сухопарым очкариком.

Алена достала блокнот и написала: «Если можно, в Озерки, побыстрее! Я заплачу сколько скажете». Далее она указала адрес.

– Глухонемая, что ли? – нахмурив брови, нагло уточнил битюг.

Девушка отрицательно качнула головой и указала на горло. Простыла.

– А-а, – протянул амбал и вопросительно посмотрел на водителя. – Ну что, Артур, подбросим барышню до самого дома? Видишь, торопится очень…

– Почему же не подбросить, – пожал плечами очкарик. – Особенно когда пассажирка такая щедрая попалась. Главное, чтобы тачка не забарахлила, что-то мне звук у движка не нравится.

– Доедем, не волнуйся, – понимающе ухмыльнувшись, излишне театральным жестом успокоил долговязого водилу амбал и, оглянувшись, еще раз оглядел устроившуюся у самой двери, молодую, хорошо одетую и очень сексуальную милашку.

На ловца и зверь бежит. Сегодня им опять повезло. Правда, эта совсем еще молоденькая смазливая шкурка отнюдь не шлюха, за которыми они охотились, ну так ведь это, если разобраться, даже лучше! Групповое изнасилование девственницы! Без подставы и бутафории! За такой сюжет похотливые чухонские свиньи отвалят жирный кусок! Фильм получится что надо. А обломать хрупкую испуганную малолетку – так это вообще не проблема. Им не привыкать.

Глава 8

В этот роковой день серьезные проблемы с вооруженным наездом возникли не только в вотчине криминального патриарха Тихого. В группировке Саши Мальцева все произошло по тому же самому сценарию. И не удивительно, ведь у спешно спланированной гангстерской войны был один режиссер – Новгородский Бык. Спасая полмиллиона баксов и собственную задницу, фиксатый пошел на неслыханную авантюру, столкнув лбами двух хищников.

Команда из четырех верных Быку сопляков, о существовании которой не знал даже Петрович, поработала на славу!

Сразу после мамаевых набегов на подшефные старику компьютерный салон и автостоянку, балдея от ощущения собственной значимости, пацаны по приказу фиксатого бригадира не только обстреляли из «калашникова» коттедж Тихого, но и навели изрядный шухер в паре магазинов, исправно отстегивавших долю их собственной, мальцевской, группировке. Впрочем, новоиспеченные братки об этом даже не догадывались. Они, получив от своего бесстрашного бригадира целый арсенал, лишь в точности выполнили его приказ.

Для них, едва научившихся клацать зубами щенков, Новгородский Бык являлся единственным непререкаемым авторитетом. Для того чтобы успешно пройти полугодовой испытательный срок и стать полноправными членами сообщества братков, выросшие и оперившиеся в смутных девяностых отморозки готовы были на любую жестокость.

Во время шумного визита ко второй паре барыг ребятишки грозно сообщили испуганным терпилам, что они, в натуре, клали болт на их крышу и отныне коммерсанты будут первого числа каждого месяца платить дань только Тихому…

Известие о перчатке вызова застало Александра Петровича в ресторане, прямо в разгар веселого свадебного банкета, на котором в числе прочих тем обсуждался и внезапный отъезд Тихого из храма. Все, кроме брачующегося, были в курсе, что перед спешным отъездом на мобилу Степанычу позвонили и сообщили некое известие, от которого разменявший восьмой десяток годков криминальный дедушка едва не «вышел в астрал». Значит, базарили гости, у Тихого возникли непредвиденные заморочки. Столь стремные, что их решение не могло ждать и его никак нельзя было возложить на преданную старику кодлу Бульдога. Достоверной информации ни у одного из присутствующих не было. Все лишь строили догадки. А особо нетерпеливые принялись прямо после венчания хватать мобильники и связываться со знакомыми пацанами из окружения Степаныча. Те, получив инструкции от Бульдога, хранили гробовое молчание.

И тут вдруг пришло известие от Новгородского Быка: братки Тихого жестко наехали на коммерсантов Мальцева, а до кучи обстреляли из автомата машину его гражданской жены, Вероники! Слава богу, она осталась жива, отделалась лишь шоком. Предчувствуя возможный расклад, Петрович позаботился, чтобы Веронике изготовили в Германии такой же, как у него, бронированный шестисотый «мерс», но до сих пор держал этот факт в тайне. (Впрочем, и об этом факте, как и об обстреле виллы Тихого, уважаемые гости узнали несколько позже…)

А пока, выслушав сбивчивый, состоявший на три четверти из отборного русского мата монолог фиксатого бригадира, Александр Петрович едва не зарычал от злости. Ведь с момента его короткого разговора со стариканом прошло всего несколько часов! А тот, падла, даже словом не обмолвился, не сделал ни одной предъявы, и вдруг такой смачный плевок в лицо!

Что за дерьмо, в натуре?! Он хоть представляет себе, мумия ходячая, пес шелудивый, на кого вздумал лаять и от чьего куска жрать?!

Александр Петрович был мужик не только сильный, но и умный. Одно слово – авторитет. Во время разговора слушал молча и все свои клокочущие эмоции держал в себе, хоть это было очень трудно – так поразила и огорчила его дерзкая выходка старика. Не сказав никому из братвы ни слова, Петрович подошел к Пузырю, извинился, сослался на необходимость срочно встретиться с нужным человеком и, сопровождаемый личной охраной, без суеты покинул ресторан, стараясь не привлекать внимания. Удалось. Благо к тому времени добрая половина приглашенных на свадьбу уже находилась в такой стадии изумления, что пронять их можно было разве что известием о внезапном визите отряда быстрого реагирования питерского ГУВД.

Волю чувствам Мальцев дал уже по дороге в офис:

– В пыль сотру! Порву, как резиновую куклу! Вот гнида!

Однако Александр Петрович не стал торопиться с объявлением в группировке военного положения и поднимать в ружье две сотни боевиков, а призадумался о причине, вынудившей Тихого пойти на такой шаг. Быть такого не может, чтобы дряхлеющий старикан, которому и без участия киллера осталось пройти три шага до могилы, вдруг возжелал стать единоличным хозяином города и со ржавой казачьей шашкой бросился на тяжелый танк. Значит, причина агрессии должна быть ну о-очень убедительной…

Неужели… старый хрыч каким-то неведомым образом разнюхал про готовящуюся встречу с Пузырем и Джафдетом?

Александр Петрович рукавом пиджака вытер испарину со лба, расстегнул две пуговицы на рубашке и в изнеможении откинулся на спинку сиденья.

Похоже, что дело обстояло именно так. Плохо, очень плохо. Выходит, кто-то – Стас Слон, Леха Реаниматор или Владик Зверь – его сдал. Только они трое знали о назначенной на будущий понедельник тайной встрече. На ней он, Саша Мальцев, собирался предложить двум авторитетам объединить на время свои силы, дабы предъявить дряхлеющему Степанычу ультиматум и заставить его выйти из игры. Конечно, пацаны могут задавить ветерана и без посторонней помощи. Только зачем бряцать оружием, если можно просто напугать? Так дешевле и проще. А прямо на встрече, так сказать не отходя от кассы, можно поделить империю дедушки. Хотя такое вряд ли возможно, ведь не самоубийца же Белов в конце-то концов. Должен понимать, что поезд ушел и пора отправляться на заслуженную пенсию. Не только живым и здоровым, но и с великодушно оставленным кусочком в виде пары-тройки фирм, способным обеспечить достойную старость. Фактически от Пузыря и Джафдета в обмен на двадцать пять процентов захваченной империи каждому требовалась поддержка только на словах! Тихий не стал бы нарываться на верную гибель, сломался бы как пить дать.

Победа без единого выстрела над Тихим и захват лишь половины его владений, только по приблизительным подсчетам Петровича, давал ему пять миллионов баксов в год!

Но каким-то чудом старый волчара прознал о зреющем против него заговоре и успел нанести удар первым. Не исключено, что он заручился поддержкой какой-нибудь из конкурирующих группировок. Беспредельщиков вроде Кислого или Шакала.

В этом случае ему, Мальцеву, одному, без Пузыря и Джафдета, придется схватиться с куда более мощной, чем планировалось, противостоящей силой. Это уже совсем другой расклад. Хреновый, хуже не придумать!

Однако о чем это он?! Поздно пить боржом, когда почки уже отвалились. Время, увы, не тикает вспять. Когда тебе дали по роже и появилась первая кровь, некогда искать союзников. Нужно отвечать, и как можно жестче. Только это далеко не все.

Надо вычислить, кто из троих сдал его старику и втравил в такой тухлый блудняк. Круг очень узкий, найти предателя будет не слишком сложно.

И наконец, последнее. Он, Мальцев, в отличие от многих других авторитетов, всегда знал меру и без крайней нужды никогда не злоупотреблял садистскими приемчиками. Но сейчас особый случай. Такой бывает всего один-два раза в жизни. Поэтому, когда станет известно имя предателя, казнь этого рваного гондона пройдет публично и с особой, неслыханной до сих пор жестокостью! Чтобы пацаны запомнили и другим, кто на смену придет, передали: играть с ним, Сашей Мальцевым опасно для жизни.

Глава 9

День для Реаниматора и его бригады пролетел незаметно и без осложнений. Прошли те времена, когда барыги проявляли упорство, не желая расставаться с деньгами. Сейчас долю отстегивали все, молча и без соплей. К тому же Леха сумел установить с подшефными ему коммерсантами почти дружеский контакт. Входя в офис или магазин, всегда благодушно улыбался, прежде всего здоровался за руку, словно невзначай интересовался, как семья, как дети, терпеливо выслушивал подчас долгий и подробный ответ, а до кучи не брезговал пропустить за компанию с барыгой стопарик-другой предложенного коньячку. Сам деньги в руки не брал, перепоручая эту обязанность сопровождающему «пехотинцу». Так что у плативших дань предпринимателей при виде бригадира не возникало ступора, не дрожали коленки, а скорее наоборот. Многие барыги, Реаниматор знал это точно, регулярно хвастались перед другими коммерсантами, насколько «человеческие» отношения у них сложились с крышей. Одним словом, Лехе удалось установить такой уровень доверия между ним и опекаемыми бизнесменами, когда те расставались с деньгами совершенно спокойно. И уж тем более ни один из коммерсантов даже не помышлял о визите на Литейный.

Однако, несмотря на видимое спокойствие, весь этот бесконечный день Леха, мотавшийся от точки к точке и принимавший лавы, думал только о визите в студию. Да и пацаны, судя по напряженным лицам, суетливым движениям и нетерпеливым фразам, недалеко ушли в своих мыслях от бригадира. Что, в общем, неудивительно – не каждый день готовишься к налету на охраняемую вооруженными амбалами сучью контору. Риск нарваться на кулак или пулю был велик, но это – дело обычное. Да и сами они неробкого десятка. И не такое видали. В любом случае подпольную порношарагу в Русско-Высоцком, неизвестно под кем работающую вот уже два года, однозначно следовало брать сегодня же, быстро и жестко. Сперва гасить каждого, кто окажет сопротивление, а уже после разбираться, что к чему…

Закончив со сбором дани, Лобастый, Верзила и Реаниматор, как обычно, в конце маршрута завернули в офис неприметного с виду, но охраняемого не хуже банка рекламного агентства «Планета», расположенного на одном из верхних этажей административной высотки на Ленинском проспекте. Верзила и Лобастый остались в тачке, а бригадир поднялся в офис, неся в руке пластиковый пакет, наполовину загруженный рублями и баксами.

Пересчитав деньги и сверив итоговую сумму с информацией в компьютере, сухонький, немногословный, но всегда улыбчивый бухгалтер довольно кивнул, отслюнявил часть от лежавшей перед ним на столе денежной кучи и вернул ее Лехе со словами:

– Отдыхайте, ребята.

– Пока, Николаич, – пряча купюры в барсетку, Леха пожал всегда прохладную и влажную руку счетовода группировки, покинул офис и вернулся в поджидавший его внизу, на стоянке, джип «БМВ».

– Значит, так, – раздав деньги и окинув взглядом Лобастого и Верзилу, задумчиво произнес Реаниматор, – сейчас заедем в магазин и прикупим шмотья на прикид, включая обувь. Боюсь, пацаны, ничего похожего у нас дома не найдется, а здесь главное – натуральность образа. Потом берем в ларьке водяры и гоним в поселок. Обливаемся сами, для запаха полощем рот, прикидываемся бухариками и, начинаем ломиться в дверь коттеджа. С трехэтажными матюками. Типа, суки, открывайте, куда Нинку-шалаву подевали. Всем в табло и в таком духе. Усекаете?

– Нормальный ход! Ха-ха! – прыснул Лобастый, представив себе в деталях столь красочную картину.

– Лажа. А если не откроют? – двигая челюстями, недовольно буркнул Верзила. В его понимании весь задуманный бригадиром маскарад был сплошным геморроем. Куда проще шарахнуть по входной двери из помповика, разнести ее на куски и спокойно войти в дом, поставив всех раком. Просто и эффективно.

– Если не откроют, швырнем в окно бутылку и кирпичом добавим, – вздохнув и глянув на Верзилу как на дауна в пятом поколении, терпеливо пояснил Леха. – Никуда не денутся. Мы кто такие для них? Бухарики местные, голытьба. Ужрались и ринулись на подвиги. Даже рады будут, твари, кости размять.

– А-а, вроде догнал…

– Жаль только, что голова в банку с огурцами не влезает, – ухмыльнулся Лобастый.

– Че-го?! – не понял битюг, на секунду даже прекратив жевать. Сработал защитный рефлекс всех отморозков: если что-то неясно, вначале надо бить в рожу, а уже потом выяснять. Громила сжал кулаки и угрожающе подался вперед.

– Ничего, Васек, это я так, старый анекдот вспомнил, – мельком зыркнув на смеющегося одними глазами Реаниматора, примирительным тоном ответил Лобастый. – Ты чавкай, в натуре, не отвлекайся!

Поколебавшись немного, Верзила промычал нечто непереводимое и разжал кулаки.

– Я встану у двери, вы подстрахуете, – как ни в чем не бывало продолжал Леха. – Пушки держать наготове. Как только охранник появится, врываемся в коттедж. Дальше – по обстоятельствам. Стрелять только в крайнем случае. Тебя касается, Верзила.

– Ладно, – процедил браток.

Найти торгующий подержанным импортным барахлом магазин оказалось несложно. Не имея возможности одеваться в дорогие фирменные тряпки, нищий народ ломанулся по барахолкам.

Заметив кустарную рекламную вывеску перед въездом в подворотню, Реаниматор толкнул Лобастого в плечо. Сбросив скорость, роскошный джип вильнул вправо, подрезал несущуюся по вызову «скорую помощь» и лихо свернул во двор, где остановился возле ведущих в полуподвал ступенек.

Братки спустились вниз и вошли в крохотный магазин. В нос сразу же шибануло затхлостью и пылью. Кроме двух мужиков, копающихся, словно в мусорном контейнере, в деревянном ящике с бэушным нижним бельем, в магазинчике никого не было.

Скучающая за школьной партой, заменявшей прилавок, продавщица оторвалась от «Экспресс-газеты» и со страхом взглянула поверх очков на вошедших в магазин хорошо одетых амбалов. Их внешний вид говорил о профессии лучше любой вывески.

– А… а у нас уже есть крыша, ребята, – с дрожью в голосе поспешила сообщить тетка остановившемуся напротив нее Реаниматору.

– Это вы мне?! – удивленно спросил Леха, с улыбкой глядя на перепуганную продавщицу. – Не по адресу, мамаша… Мы за одеждой пришли. Покажи вон тот пиджачок, в клетку.

В течение нескольких минут оторопевшая продавщица смотрела, как трое благоухающих дорогим парфюмом ухоженных громил, утопая в клубах пыли и непрестанно подкалывая друг друга, ворочают кучи барахла и примеряют стоптанную обувь. Наконец на весы легла охапка тряпья из двух рабочих комбинезонов, пары вытянутых на коленях спортивных штанов, заляпанной бурыми пятнами синей футболки и пиджака с короткими рукавами. На прилавок в рядок встали две пары тяжелых кирзовых ботинок с заклепками и пара державшихся на честном слове бесформенных кроссовок. Создавалось впечатление, что в отличие от всех остальных посетителей странные мужики выбирали из всего импортного барахла самое худшее.

– С вас сто семь рублей, за все, – чужим голосом прохрипела продавщица.

– Возьми, мать. – Лобастый бросил на крашеную парту несколько бумажек и мелочь. – Спасибо. Сунь все тряпье в пакет.

– Вам спасибо, – торопливо поблагодарила тетка, спрятала деньги в поясную сумочку-кенгурятник и, не в силах больше терпеть, наконец решилась: – Простите за любопытство, но… зачем вам, таким солидным мужчинам, весь этот хлам?

– Мы актеры, – не моргнув глазом, ответил Реаниматор. – Реквизит для фильма подбираем.

– Да ну?! А что за фильм-то?! – поинтересовалась продавщица, прикидывая, как сегодня вечером расскажет о визите взаправдашних артистов своей соседке Клавке.

– Сериал. «Улицы разбитых фонарей», – с трудом удерживаясь от того, чтобы не прыснуть со смеху, поспешил вставить Лобастый. – Видели, наверно.

– А как же! – всплеснула руками тетка. – Ларин, Казанова… Только вас вот что-то не припомню…

– А мы со следующей серии появимся, – громко скрипнув единственной извилиной в мозгу с гоготом добавил Верзила. И тут же повернулся к Реаниматору и грохнул: – Верно, братва?! Гы-гы!

Лехе снова захотелось разбить этому придурку рожу. Разумеется, он сдержался. Взял протянутый пластиковый пакет с обносками, вежливо попрощался и первым покинул удушливый полуподвал.

Погрузились в джип, заехали перекусить в бистро, дернули по паре бокалов разливного пива и уже ближе к ночи не спеша поехали в Русско-Высоцкое. Прибыв в поселок, припарковали «БМВ» в тихом месте недалеко от трассы и переоделись. Теперь они походили на двух работяг и алкаша-селянина. Сообщив Лобастому, где находится нужный дом, Реаниматор отправил его на разведку.

Лобастый вернулся через полчаса и поведал, что в округе тишина, местные в основном торчат по домам, возле коттеджа стоит корейский минивэн, а на втором этаже, несмотря на белые ночи, из-за плотно закрытых жалюзи пробивается свет.

– Значит, хозяева дома, – ухмыльнулся Реаниматор. – Тем хуже для них.

Проверив обойму «ТТ», Леха спрятал пистолет в карман пиджака.

Просидев в джипе еще час, братки прополоскали горло купленной по дороге ядреной водярой «Асланов», побрызгали ею на лицо и одежду и покинули тачку.

Едва вынырнули из пролеска на застроенную частными домишками улочку, как по-кошачьи мягко ступающий Реаниматор вдруг начал выписывать кренделя, спотыкаться. Глядя на него, Лобастый и Верзила стали делать то же самое. Особенно преуспел в лицедействе Верзила, поскользнувшись в грязи у свинарника и с яростными матюками растянувшись посреди шибающей в нос навозом лужи.

Когда за поворотом дороги на окраине поселка показался двухэтажный коттедж, размахивавший полупустой бутылкой расхристанный Леха обнял за плечи шатавшегося из стороны в сторону Лобастого, ткнул пальцем в сторону дома и громко сказал:

– Вон там она, сука, и блядует! Васька сам видел, как заходила!

– А чей это клоповник? – икнув, пробормотал Лобастый и посмотрел на бригадира таким натурально-одуревшим взглядом, что Леха даже хрюкнул от смеха. Вот актер, блин! Талант, похлеще Станиславского.

– Козла какого-то! Дачник, мать его! – злобно процедил Реаниматор, упорно двигаясь к цели. Краем глаза поймал бредущего слева «работягу» Верзилу. Глаза амбала сошлись у переносицы, челюсть отвисла, грязный как свинья. То, что требуется.

– Ворюга долбаный, виллу себе выстроил! – поддержал Лобастый. – Так мало ему, еще баб чужих трахать захотел! Слышь, Степан?!

– Ну… ик.

– Если Нинка твоя там, мы гондона отхерачим, как бог черепаху, а курятник обольем солярой и подпалим!

– А запросто! – кивнул Реаниматор. Поймав взгляд Верзилы, указал ему пальцем на обрезок металлической арматуры в придорожной канаве. – Петюня, а ну-ка, прихвати хреновину! Щас мы этому пидору городскому башку-то сшибем!!!

– Это мы завсегда, Степа, – явно балдея от прикольного спектакля, амбал нагнулся, подхватил ржавый прут и вслед за Лехой и Лобастым двинулся к ограде коттеджа. – Засветим, только искры брызнут!

Братки разговаривали так громко, что в опустившейся на поселок тишине не услышать их пьяные вопли было невозможно. Наблюдавший за коттеджем Реаниматор увидел, как в одном из окон второго этажа, за панцирем из закрытых белых жалюзи, промелькнула тень. Стало быть, их уже заметили. Очень хорошо. Самое время переходить к делу.

Леха посмотрел на припаркованный прямо перед домом минивэн с псковскими номерами, секунду подумал, а потом торопливо всучил Лобастому бутылку, выхватил у Верзилы железяку, размахнулся и врезал рифленым прутом по лобовому стеклу автомобиля, пьяно и хрипло закричав во все горло:

– Выходи, пидор гнойный! Где Нинка?! Куда ты ее дел, шалаву?! Убью!

Грохот, скрежет, звон, осколки стекла. Красота.

– Правильно, Степа, так ему, буржую! – весело рявкнул Лобастый и, от души размахнувшись, метнул в окно початую бутылку с водярой.

Разбившись о фигурную кованую решетку, литровая дура «Асланова» со звоном разлетелась вдребезги, оставив на стекле мокрый благоухающий след и обрывок бело-сине-черной этикетки.

– Эй, хозяин, выглянь на минутку, потолковать надо! – задрав голову, басом рыкнул Верзила. – И Нинку Степкину с собой прихвати!

Пацаны не подкачали. Реаниматор отшвырнул арматуру и бросился к входной двери, на бегу вытаскивая из пиджака снятый с предохранителя «ТТ». Прижался спиной к холодному кирпичу и затих. Бешеное биение пульса ощущалось каждой клеткой тела, нервы звенели как струны. Картинка перед глазами ритмично подергивалась в такт гулким ударам сердца.

Ждать ответной реакции пришлось от силы полминуты. Бронированная дверь коттеджа с грохотом распахнулась, и на пороге выросли два крепких амбала с красными бульдожьими рожами. Первый, одетый в спортивный костюм, сжимал в грабке «стечкин», в руках что-то дожевывавшего напарника матово поблескивало вороненой сталью помповое ружье. На лицах жлобов, ошалевших от такой наглости, без труда читалась жажда пустить алкашам кровь.

– Стоять, черви! – с завидной резвостью вскинув помповик, один из громил прицелился в застывшего перед крыльцом Лобастого. В действиях охранника угадывалась выучка опытного стрелка. – На брюхо, б…! Считаю до трех, скоты! Два с половиной…

Облаченные в робы и дубовые ботинки братки, вдруг оказавшись в роли легких мишеней, быстро смекнули, что дело – дрянь, камнем рухнули на тротуарную плитку, которой был замощен двор, и синхронно накрыли головы руками. Регулярные набеги ОМОНа на сауны и кабаки северной столицы приучили бойцов не искушать судьбу.

– Третий где?! – нервно зыркая по сторонам, с едва уловимым чухонским акцентом успел прошипеть белобрысый «спортсмен», но тут сбоку на его голову обрушилось нечто, и рассеянный свет белой питерской ночи сразу померк.

Реаниматор успел пригнуться на долю секунды раньше, чем быстро качнувший стволом вправо охранник вдавил спусковой крючок «мосберга».

Бабахнуло так, что заложило уши. Коротко стриженную макушку Лехи обдало адским жаром, показалось, что с него заживо сняли скальп. В нос шибануло запахом паленых волос.

Уйдя из траектории повторного выстрела, он прыгнул вперед, перескочил через первого охранника и еще в полете что есть силы врубил тяжелым пистолетом в нос застывшего битюга с ружьем.

– Встали, живо! – зыркнув через плечо на лежавших смирно братков, прохрипел Реаниматор, нагнулся над рухнувшим с крыльца головой вниз охранником, из расплющенного носяры которого толчками, пузырясь, вытекала на траву алая кровь, подхватил помповуху и, имея в каждой руке по стволу, нырнул в распахнутую настежь дверь.

Сзади уже резво шуршали подошвами, готовя свои пушки к бою, Лобастый и Верзила.

Из ближайшего к одинокому коттежду сельского домишки внимательно наблюдала за этим театрализованным налетом пара любопытных глаз…

Глава 10

То, что ей угрожает опасность, Алена интуитивно почувствовала, внимательно наблюдая за тем, как хищно переглядываются очкастый водила «девятки» и его попутчик – здоровяк с сальными телячьими губами. А когда автомобиль вдруг свернул с оживленного проспекта в безлюдный переулок, подозрения Алены перешли в уверенность. Едва девушка решила потребовать остановить машину, как чернявый водила тихо выругался сквозь зубы, включил указатель правого поворота, притер тачку к бордюру и с чувством произнес, обращаясь к громиле:

– Чуяла моя задница… Мотор закипел! – разблокировал капот и открыл дверь.

– Ты ведь на той неделе насос и ремень менял! – фальшиво удивился бугай.

– Может, патрубок протек? – стараясь не смотреть Алене в глаза, пробормотал очкарик, вышел из машины, открыл моторный отсек и склонился над движком. – Хомут лопнул и вентилятор краем пропилил патрубок! – раздался визгливый голос водилы. – Ничего страшного, пять минут – и все будет в ажуре! Слышь, Вован, у меня изоленты нет. Достань из аптечки лейкопластырь, а из багажника канистру с водой…

– Ща сде, – кряхтя, шкаф вылез наружу.

Алена открыла заднюю дверцу и попыталась выскочить из машины, но возникший перед ней амбал заслонил путь к отступлению.

– Ты куда это, дуреха?! – удивленно спросил он девушку. – В темпе починимся и довезем тебя до самого подъезда! Только вот аптечку возьму…

И мордоворот потянулся рукой через плечо Алены к заднему стеклу «девятки», где стояла кожаная коробочка с выдавленным поверх красным крестом.

Алена не сразу поняла, что произошло, когда из огромной лапы толстяка ей в лицо вдруг ударила тугая струя. Горло обожгло огнем, краски поблекли, а звуки в ушах стали быстро удаляться и затухать.

В первый раз Алена очнулась от жуткой тряски. Первое, что увидела девушка – качающийся потолок автомобильного салона и тяжелый подбородок Вована. Ее голова лежала у амбала на ляжках, и со стороны все выглядело вполне натурально и безобидно – девушка уснула на коленях у парня.

С ужасом поняв, что произошло, Алена попыталась подняться, но крепкие руки битюга, словно тисками, сдавили ее тонкую шею.

– Спи, сучка, еще не время зенками хлопать! – злобно выплюнул и надавил Алене на сонную артерию.

Девушка снова провалилась в черную бездну.

Второй раз сознание вернулось к Алене резко, молниеносно, когда содрогнувшийся от попавшей в легкие воды организм сжался, дернулся и зашелся в выворачивающем наизнанку кашле. Широко открыв глаза и приняв сидячее положение, девушка сквозь пляшущие перед глазами темные круги разглядела три довольные, перекосившиеся от хохота мужские рожи. К подонкам из «девятки» присоединился шкафообразный белобрысый громила в расстегнутом до пупа красном спортивном костюме.

– Ку-ку, шкурка! – оскалился, крепко ухватив девушку пальцами за подбородок, ублюдок Вован. – Будем знакомиться! Это Артур, его ты уже знаешь, – гад ткнул пальцем в очкарика, – а это – Ярри, – кивнул на «спортсмена». – Теперь мы твои хозяева, мочалка, навсегда! Будешь послушной сучкой, сделаешь все, что скажем, будешь жить долго и хорошо! А станешь брыкаться – отхарим во все дырки, прирежем, как свинью, и зароем в выгребной яме! Яволь, шкурка?!

Алена ни жива ни мертва сидела в углу залитого ярким светом просторного гаража, в луже растекшейся по холодному бетону воды. Тут же стояло пустое пластмассовое ведро. За спинами похитивших ее скотов виднелась серая «девятка». Судя по налипшей на кузове и на стеклах машины свежей грязи, место, куда ее привезли, располагалось далеко за городской чертой. Звать на помощь и кричать было бессмысленно. Ухмыляющиеся самцы знали, что делали…

Алена попробовала пошевелить руками, но оказалось, что они крепко связаны за спиной.

– Не рыпайся! Я же сказал: для тебя, соска, сегодня началась другая жизнь! – загоготал присевший напротив Алены Вован. Воздух колыхнулся. Лицо девушки вдруг обожгла звонкая, хлесткая пощечина. – Скажи мне по секрету, ты еще целка или уже пежишься на полную катушку?! Ебарек есть, я спрашиваю?! Мне ведь и самому проверить недолго! – Вслед за первой последовала вторая унизительная пощечина.

– Ты забыл, Коча, она же голос потеряла, – напомнил битюгу Артур. – Слышать – слышит, а говорить пока не может…

– Ах да. Ну, тем лучше. Что скажешь, Ярри? Сладкую куколку мы с Арчиком сегодня прихватили?

– Красивая девочка, молоденькая, и фигурка как из «Плейбоя», – почесав лохматую рыжую грудь и прикурив сигарету, деловито ответил блондин в «адидасе». Глубоко затянувшись, он барским жестом выбросил вперед руку и щелчком стряхнул пепел на бледную как полотно Алену. – Если окажется целкой, вообще суперкино снимем… Кто такая, выяснили? Паспорт при ней был?

– Не было, – пожал плечами Вован. – Только баксы, штука девятьсот, немного рублей и электронная записная книжка. Ну, еще косметика… и пачка прокладок! – громко гоготнул ублюдок. – Течка, поди, у биксы. Я как раз люблю это дело. Ее трахаешь, она орет, кровищи – море! Кайф!

– Извращенец, – констатировал очкарик.

– Тащи сюда компьютер, – нахмурил выпуклый высокий лоб трескоед Ярри. – Посмотрим…

– Ага, – губастый пошарил в «девятке» и принес оттуда сумочку Алены. Протянул чухонцу. – Деньги я, понятное дело, забрал, остальное все тут.

– Не слабо, штука девятьсот на карманные расходы! – подал голос очкарик. – Богатенькая, выходит, девочка… Папа, поди, барыга упакованный.

Молча взяв у Вована дорогую кожаную сумочку, блондин быстро просмотрел содержимое, извлек портативный компьютер, небрежно отшвырнул сумку в угол и исподлобья взглянул на Алену.

– Горло простудила, говоришь? – тихо пробормотал Ярри, умело активизировал компьютер, извлек из паза в корпусе пластиковый стек и несколькими точечными уколами в жидкокристаллический экран вошел в первый попавшийся файл. Прочитал текст, фыркнул и посмотрел сначала на подельников, а потом и на пленницу совсем иными глазами.

– Она не простужена, – заявил чухонец тоном прокурора. – Она немая по жизни. Как рыба.

– Да ну?! – вылупил зенки Вован. – Так это вообще ништяк! Рот можно не затыкать, кричать все равно не станет. Только будет, как корова, му-му!

– Идеальная жена, – поддержал амбала очкарик. – Повезло бы какому-нибудь прибашленному мудаку, оторви он себе такую аппетитную ляльку. И посмотреть есть на что, и потрогать, а язык на замке. Да, видно, не судьба… – вздохнул, разведя руками. – Как тебя хоть зовут, деточка? Скажи дядям, пожалуйста. А то, слышь, не очень мне нравятся эти французские штучки – трахать девушку, даже не спросив имени.

Ярри посмотрел на Алену. Поколебавшись, дочь Тихого взглядом указала на записную книжку.

– Коча, а ну-ка, развяжи ей руки, – приказал финн амбалу.

Вован поспешно сунул руку в карман линялых джинсов, достал швейцарский перочинный нож, ухватил за плечо и рывком поднял застонавшую девушку на ноги, развернул спиной к себе и полоснул острой как бритва сверкающей сталью по стягивавшим запястья капроновым кольцам. Путы упали на мокрый бетон. Вован развернул Алену лицом к себе и, с ходу наградив третьей по счету звонкой пощечиной, толкнул, припечатав к стене.

– Если твой мохнатый сейф уже вскрыли, то через часик мы с тобой сладко поиграем, киска! – жарко прошептал Вован. – А сейчас крапай, как сказано! Имя, фамилия, адрес, кто шнурки.

Отморозок смачно харкнул на пол. Ярри без лишних слов протянул дрожащей девушке компьютер.

Алена медленно растерла розовые рубцы на запястьях, осторожно взяла из рук нелюдя свой блокнот и принялась покрывать экран мелким каллиграфическим почерком. Закончив, с вызывающим видом сунула под нос финну. От взгляда чухонца не ускользнула перемена, происшедшая с потенциальной порнорабыней. Схватив компьютер, Ярри принялся быстро читать нацарапанный девчонкой убористый текст.

Брови чухонца с первых же секунд плавно поползли вверх, по сторонам вздернутого, похожего на свиной пятачок розового носа пролегли глубокие складки.

– Ни хера себе лялька, – чуть растерянно пробормотал Артур, заглядывая в монитор через плечо Ярри. – Я знаю, кто такой Тихий. Серьезный дедушка. Во вляпались…

– При чем здесь Тихий?! – заметно дрогнувшим голосом буркнул Вован, отпихнул подельника и взглянул на экран. Когда до громилы дошла суть написанного пленницей, он тихо присвистнул и тупо уставился на Алену.

В глазах девчонки плескалась смешанная со страхом лютая ненависть.

– Че таблом стрекочешь, овца малолетняя?! – скрипя зубами, процедил отморозок. – Теперь тебя точно кончать придется, усекла?! Бритвой по горлу и – привет братве!

Застывший чухонец опустил компьютер и вдруг широко улыбнулся.

– А мне ведь плевать, кто твой папа. – Ярри умышленно коверкал русские слова. – Кино, которое я снимаю, в совке никто не увидит. Слишком дорогое удовольствие для быдла. Так что выбирай. Если согласишься сниматься, тогда отношение к тебе будет человеческое. А нет… все произойдет так, как сказал Коча. Только не надейся, что умрешь сразу. Прежде чем пристрелить, мы накачаем тебя наркотой и все равно снимем на видео. В самом гнусном виде. Под козлом или собакой. Ты въехала, беби?

– Куда она, на хер, денется с подводной лодки?! – рассмеялся Вован. – Через месяц будет с заглотом брать и восьмерочкой подмахивать, как Тереза Орловски. Я гарантирую!

Алена заплакала, уронив лицо в ладони. Не в силах стоять, медленно осела, прислонившись спиной к кирпичной стене гаража.

Призрачная надежда на то, что одно лишь имя отца охладит пыл похитивших ее гнусных подонков, растаяла как дым. Надеяться на помощь со стороны глупо. Все. Тупик. Прогулялась. Вдохнула воздуха свободы.

Господи, ну почему ей так не везет?! Кого она хоть однажды обидела, кому причинила зло?! Неужели ее короткая, и без того малорадостная, жизнь закончится здесь, в лапах похотливых извергов?! Как нелепо и как мерзко…

Нет, никогда! Ведь должен, обязательно должен быть выход! Отец не раз повторял: обратной дороги нет только из гроба. А ему можно верить…

Сейчас самое главное – это оттянуть время, молнией пронеслось в сознании Алены. Обнадежить тварей, сделать вид, что ради спасения жизни она согласна на любую низость. Небольшая фора у нее все же есть, ведь регулярные женские дела только вчера начались. Но главное – она девственница. Если потребуется, пусть убедятся, скоты проклятые! Ее будут беречь для главного дубля! А значит, у нее есть время, есть совсем крохотный шанс на спасение.

– Твое решение? – хрустя костяшками, сухо потребовал Ярри. – Да или нет? Жизнь или смерть?

– Да че ты с ней возишься, братан, раком нагнуть и впендюрить по самые… – затянул, цедя слова, облом Коча, но недовольный рык финна заставил его заткнуться. Чухонец пристально, не моргая, смотрел на Алену. На какой-то миг глаза хозяина порностудии и дочери питерского крестного отца встретились.

Девушка, расправив плечи, едва заметно кивнула, опустив веки: «Я согласна».

Хрякоподобный Ярри ощерился:

– Тогда скажи сама: была с мужиком хоть раз?!

Алена стиснула зубы, потупилась и отрицательно качнула головой: «Нет».

– Во, а я че говорил! – довольно потер руки Коча, пихнув локтем очкарика. – Как чувствовал! Прикинь, сколько нам такая козырная, еще нетронутая болтом щелка стоила бы через сутенера?! Сейчас малолетки знаешь какие ушлые пошли? Девственностью торгуют – только лавы шуршат! Бля буду, сам у шлюх узнавал, – чиркнул ногтем по обломанному зубу губастый мордоворот. – Страхолюдины по триста баксов просят, а про киску сладкую и говорить страшно!

– О’кей! – подвел черту чухонский боров. – Будешь послушной девочкой, дам кушать фрукты, пить шампанское, курить травку и смотреть телевизор. Мое слово – закон. Предупреждений больше не будет. За ослушание – смерть. Долгая и мучительная.

Блондин замолчал, заметив недвусмысленный жест Алены. Девчонка вновь требовала блокнот.

«У меня тоже есть просьба, Ярри. Если Вы ее не выполните, лучше убивайте меня прямо сейчас!.. Может, вам покажется странным, но я с двенадцати лет мечтала сниматься в порнофильмах. Но – в паре с красивым мужчиной, а не с психически ущербными скотами, как эти двое! Я вижу, Вы имеете над этими идиотами власть. Оградите меня от насилия, создайте нормальные условия и, клянусь, Вы об этом не пожалеете. Никаких угроз не понадобится. Вы будете благодарить судьбу за сегодняшний день, за случайность, которая свела нас!

Р.S. А ваша долбаная Тереза Орловски – просто старая шлюха. Я видела парочку фильмов, где она в главной роли. Этой жабе самое место в дешевом голландском борделе для моряков – делать минет за пять баксов».

Оторвав взгляд от экрана портативного компьютера, Ярри добрую минуту в упор разглядывал стоявшую перед ним мокрую, испуганную, дрожащую соплячку в брючном костюме и, шумно надувая ноздри, пытался сообразить, в чем здесь подвох.

Так или иначе, но в течение следующих трех часов ни один из ублюдков Алену даже пальцем не трогал. Озадаченный чухонец запер девушку в специально оборудованной звуконепроницаемой комнате-камере, расположенной в подвале коттеджа, а сам с подельниками удалился ужинать.

Допить бутылку коньяку и съесть все выставленные на стол деликатесы подонки так и не успели. За окнами коттеджа послышалась пьяная ругань, а затем раздался грохот разбитого стекла неосмотрительно оставленного на улице, у дверей гаража, минивэна. А это почти пятьсот баксов ущерба!

– Выходи, сука, разговор есть! – грозно донеслось снаружи. И тут же об оконную решетку со звоном разбилась бутылка.

Некогда преуспевавший в стране Суоми по линии кикбоксинга Ярри взвился мгновенно и подбежал к окну.

– Звиздец червям! – без малейшего акцента злобно выругался Ярри. – Вован, там у одного из алкашей железный прут, так что прихвати «мосберг». Пора научить этих Маугли правилам хорошего тона.

– Да я им за стекло на тачке башню свинчу!.. У-у-у, перхоть подъяичная! – хватая заряженное помповое ружье и пулей бросаясь к лестнице, словно раненый медведь заревел толстогубый Коча.

Трусоватый очкарик Артур предпочел в разборку не вмешиваться и, дожевывая кусок малосольной розовой лососины, подбежал к пластиковому окну, дабы иметь возможность наблюдать побоище с безопасной для здоровья дистанции.

То, что он вскоре увидел у крыльца, ему явно не понравилось. Так не понравилось, что Артуру очень захотелось, не сходя с места, вспомнить далекое детство и написать прямо в штаны.

И написал, едва увидел прямо перед собой перекошенную от злобы скуластую рожу страшного, как чума, мужика лет тридцати пяти с помповиком и пистолетом в руках. Его угрожающая внешность, дополненная к тому же кляксой сильно опаленных в районе лба коротко стриженных волос, входила в странный диссонанс с мятым бомжовым прикидом и стоптанными кроссовками. «Киллер!» – это было последнее, что успел подумать взвизгнувший и упавший на колени Артур, прежде чем боковой удар ногой в ухо сломал его дорогие цейсовские очки и погасил сознание.

Глава 11

Долететь от центра до Озерков быстро – на Каменноостровском проспекте «ягуар» Тихого попал в огромную пробку и проторчал там, добрых полчаса. Поэтому еще издали Тихий увидел стоявших возле распахнутых ворот его обстрелянного дома вооруженных автоматами сержантов. Возле коттеджа, огороженного высоким кирпичным забором, к моменту прибытия авторитета уже находились «БМВ-750» Бульдога, труповозка, «скорая помощь», ментовский «бобик» и дряхлый бежевый «рафик» с распахнутыми дверцами, принадлежавший автопарку ГУВД.

Лихо заложив вираж, бронированный лимузин плавно притормозил возле широкой мраморной лестницы. Гулко хлопнули двери – охранник и старик выскочили наружу одновременно.

Прежде чем броситься внутрь коттеджа, Тихий на секунду остановился, запрокинул голову и посмотрел на зияющую на месте окна каминного зала, опаленную выстрелом из подствольника прореху.

– Урою падлу! На куски порву! – процедил авторитет, сжимая кулаки и невероятным усилием воли стараясь взять себя в руки. Сейчас, когда на него смотрят десятки чужих глаз, он должен держать масть и ни за что не выглядеть убитым горем, испуганным дряхлым стариком.

Не чувствуя под собой ног, Тихий поднялся по ступенькам, прошел мимо виновато мнущихся у дверей лысых братков из бригады Дольфа, нырнул в просторный холл коттеджа и увидел двоих мужчин, которые курили у приоткрытого окна и о чем-то вполголоса беседовали. Один был в цивильном пиджаке, другой – в белом халате. Старик направился к ним. Собеседники тоже увидели хозяина дома и сразу замолчали, торопливо раздавив окурки о подставленную врачом пустую сигаретную пачку.

– Олег Степанович, я капитан Кузнецов, – представился Тихому опер. Сунув руку в карман пиджака, милиционер достал и продемонстрировал удостоверение. – Прежде чем вы подниметесь наверх, к супруге, я хочу задать вам пару вопросов…

– Что с ней? – играя желваками, глухо спросил Тихий, переводя холодный, влажный от навернувшихся слез взгляд с оперативника на врача.

– Анастасия Эдуардовна уже вне опасности, хотя она потеряла много крови, – не дрогнув под взглядом авторитета, спокойно констатировал врач. – Легкая контузия. Осколками стекла сильно порезано лицо. Мы наложили несколько швов, провели асептику, сделали обезболивающий укол и закончили то, что не успел сделать приглашенный вами для снятия запоя нарколог. А именно – провели медикаментозную очистку организма, – сурово добавил доктор. – Так что стационар не понадобится, ваша жена вполне может остаться дома, под присмотром врача. К тому же я не исключаю, что после заживления порезов Анастасии Эдуардовне может потребоваться вмешательство не только психотерапевта, но и пластического хирурга… Охранник, находившийся рядом с вашей женой, отделался разрывом барабанных перепонок. Что касается нарколога, вынужден вас огорчить. Он скончался еще до нашего приезда от пулевого ранения в голову. Сожалею…

Словно специально, именно в этот момент со стороны лестницы, ведущей на второй этаж, послышались шаркающие шаги и тяжелое дыхание. Все четверо, как по команде, посмотрели на страшную процессию. Дюжие угрюмые санитары в мятых серых халатах спускали вниз носилки с накрытым простыней телом. Сквозь тонкую застиранную ткань в двух местах проступали бурые кровавые пятна. Выйдя из дома, санитары погрузили мертвеца в машину и уехали. За все это время ни Тихий, ни опер с врачом не проронили ни слова. И лишь когда труповозка выехала за ворота, Кузнецов жестом предложил доктору оставить его наедине с Беловым и снова обратился к старику:

– Олег Степанович, не скрою, мы… уже в курсе стычки между вами и Мальцевым. – Оперативник отметил, как непроизвольно дрогнула щека Тихого. Стар стал авторитет, нервишки уже не те. – Значит, «глухарь» отменяется. Исполнители известны – братва Александра Петровича. Агентура у нас крепкая, так что имена и фамилии подонков, обстрелявших ваш дом, будут у меня уже сегодня, – уверенно заметил капитан.

– Что ты от меня хочешь? – процедил Тихий.

– Правды, Олег Степанович. Я знаю, что у людей вашего круга не принято откровенничать с органами. Но сейчас особый случай. Пострадала ваша жена. И у меня есть предчувствие, что на этом дело не закончится. Крови прольется столько, что можно захлебнуться… Поэтому мне бы хотелось услышать от вас подробности.

– Конкретно? – сухо уточнил старик.

– Я хочу знать, из-за чего возник конфликт между вами и Мальцевым, – отчеканил Кузнецов.

– Ничего я тебе не скажу, мент, – огрызнулся Тихий. – Ты же ищейка, легавый – вот и рой! Поднимай на уши своих стукачей! Авось пару быков и повяжешь, если повезет…

Кузнецов потемнел лицом.

– Не догоняешь ты, Тихий, отвык от нормального человеческого языка. Придется объяснять более доходчиво… – Понизив голос почти до шепота, сказал: – Я клал с прибором на твои непонятки с Петровичем, усек? Чем больше вы, бандюганы долбаные, будете друг дружку мочить, тем нам меньше головной боли! Хочешь воевать – пожалуйста! Но учти! Мы тоже не будем сидеть сложа руки, и за мокруху придется отвечать!

– Отвечу, не волнуйся! – засопел старик. – Только не перед вами, собаками. А сейчас отвали, не о чем нам с тобой больше базарить. – Махнув рукой, Тихий подозвал околачивавшегося неподалеку телохранителя и направился к лестнице.

– Ладно… – вздохнул Кузнецов, пристально глядя вслед авторитету. – Только ответь мне на последний вопрос, Олег Степанович. Где сейчас твоя дочь?

Тихий словно вдруг налетел на невидимую стену, застыл, покачнулся, а потом медленно обернулся и посмотрел на оперативника таким взглядом, что у капитана невольно напряглась спина.

– Повтори, что ты сейчас сказал, – чуть слышно прошептал старик дрожащими губами.

– Она ведь пропала, верно? – как можно тверже констатировал факт опер. Умышленно держа паузу, капитан достал сигарету, прикурил, выпустил в сторону струю дыма и только затем договорил: – Исчезла на «ЛЕНЭКСПО», улизнув от телохранителя.

Тихий продолжал хранить молчание, испепеляя милиционера взглядом.

– Но это – версия твоего комсомольца… – нарочно нагнетал напряжение, играя на нервах Тихого, капитан Кузнецов. – Лажовая, я бы сказал, версия.

– Что… ты хочешь этим сказать? – с трудом разлепив бесцветные дряблые губы, прохрипел старик. В мозгу Тихого что-то неслышно щелкнуло, и до него вдруг стало доходить, куда клонит мент.

Догадка оказалась столь неожиданной и столь ужасной, что растерявшийся Тихий побледнел окончательно потеряв контроль над собой.

– Неужели ты, опытный урка, действительно поверил в такое странное совпадение: практически одновременно пропала твоя дочь и началась война? – приподнял брови опер, откровенно издеваясь над Степанычем. Словно невзначай, довольный собой Кузнецов щелкнул указательным пальцем по сигарете и стряхнул столбик пепла прямо на блестящий паркет. – А насчет того, что твой бодигард просто и без затей, согласно достигнутой ранее договоренности, передал Алену головорезам Петровича, ты почему-то даже не подумал. Поверил сдавшему тебя с потрохами шакалу на слово. Как же так, Тихий? – с нарочитым изумлением воззрился на патриарха опер. – Я, простой мент, понял, а ты, генерал уголовного мира, проглядел. Выходит, зря я опасался кровавого беспредела. Не будет никакой войны. Победа одержана в первом же раунде, нокаутом. Ай-ай-ай, Олег Степанович! – снисходительно вздохнул Кузнецов. – Тебе, опытному авторитету, пережившему десятки разборок, поднявшемуся в зоне до положенца и лишь по собственному желанию не надевшему корону законника, бывшие хулиганы и спортсмены поставили позорный мат в два хода. Ай-ай-ай…

Говоря с Тихим вызывающим, развязным тоном, капитан явно не опасался последствий. То ли этот неприметный опер с Литейного был по жизни отчаянно смел, то ли имел в кармане еще одного козырного туза.

– Значит, уже раскололи ублюдка, – чужим голосом после гнетущей паузы обреченно заключил Тихий и с немыслимой для авторитета мольбой в глазах поглядел на капитана. – Отдай его мне, Христом Богом тебя прошу! Не как мента, как человека!

Капитан медлил. Старик принял его версию за чистую монету, сразу и без оговорок. Да и сам опер ни на йоту не сомневался, что телохранитель Алены был в сговоре с быками Мальцева. Но не все обстояло так просто. Парня увезли из Озерков в местный райотдел для допроса с пристрастием всего за несколько минут до прибытия Тихого, и показаний пока что в деле не имелось.

– Не могу, – качнув головой, вздохнул милиционер. – С парнишкой сейчас плотно работают мужики из РУБОПа. Сдается мне, этот красавчик много любопытного сможет рассказать. В том числе и про своего хозяина.

– Сколько ты хочешь? – Тихий не собирался так просто отступать. Для него было делом чести наказать предателя. – Пять тысяч баксов тебя устроит?

– Нет, – ответил капитан. – Не в моей власти.

Я простой опер.

– Десять! – скрипнул зубами старик. – Если сегодня же эту крысу выпустят под подписку!

– Нет. Но у меня есть другое предложение, Олег Степанович, – поняв, что клиент созрел, и немного помолчав, задумчиво проговорил Кузнецов. – Ты мне даешь полный расклад по вашей войне с Мальцевым, а я сделаю все от меня зависящее, чтобы вернуть Алену целой и невредимой. Главное – нам известно, у кого она может быть, остальное – дело техники. Подключим старших, из ФСБ.

– Не торопись, мент, – с вызовом выпалил приободрившийся Тихий. – Я еще не все сказал. Не хочешь денег – твое дело. Тимку я и без тебя достану, хороших людей даже в мусорне много. Не откажут старику, помогут. Так что Алену я заберу у этого отморозка сам. Без гэбэшников.

– Я знаю, – без удивления кивнул Кузнецов. – А также вижу, продуктивного разговора у нас с вами не вышло, гражданин Белов, – подвел черту оперативник. – А посему… властью, данной мне законом… Виктор, Сергей! – капитан махнул рукой неизвестно когда появившимся в холле сержантам с автоматами. Тем самым, которые стояли у ворот.

Милиционеры, словно только и ожидали команды, быстро встали по обе стороны от Тихого, профессионально оттеснив телохранителя.

– Отведите Олега Степановича в наш «рафик». Он задержан по подозрению в организации вооруженного нападения на Веронику Кислицыну, гражданскую жену гражданина Мальцева Александра Петровича.

– Есть, товарищ капитан, – последовал четкий ответ. – А ну, пш-шел на выход! – один из сержантов легонько ткнул старика стволом автомата в спину и кивнул на дверь.

– Я не понял! – взвился Тихий. – Какое еще, к чертям, нападение? Я требую вызвать моего адвоката!

– Какое? – усмехнулся опер, презрительно фыркнув в лицо авторитету. – А то самое, Олег Степанович, на перекрестке Большого проспекта и Десятой линии.

– Я никого не посылал! – что есть мочи заорал Тихий. – Это подстава!

– Слава богу, «мерседес» Кислицыной оказался бронированным. Такой танк прямое попадание из гранатомета может выдержать, – деловито заметил капитан Кузнецов. – Видишь, даже в таком пустяке предусмотрительный Саша тебя вчистую переиграл.

– Суки! Падлы! – тряся бородой, истошно орал старик, отпихивая руками плавно наседавших на него и подталкивавших в сторону выхода хмурых сержантов-автоматчиков. – Стой!! Погоди, капитан, не пори горячку! Я в этом деле ни с какого боку!

– У вас есть какие-нибудь конкретные предложения, гражданин Белов? – Кузнецов затушил сигарету в кадке с декоративной пальмой.

– Есть. Чтоб тебя! – поймав взгляд мента, буркнул Тихий. Ему было уже не до понта – лишь бы сохранить свободу. В начавшейся заварухе трое суток изоляции за решеткой КПЗ были равнозначны смерти. К тому же нужно как можно скорее освобождать дочурку. От этих мальцевских тварей можно ожидать любой гадости. – Ладно, твоя взяла, капитан, – в бессильной ярости, отведя глаза в сторону, просипел авторитет. – Только давай пойдем в мой кабинет, поговорим один на один, без сявок. Но вначале я, как и собирался, к Настасье своей на пару минут загляну. Ей сейчас моя поддержка нужнее лекарств. Согласен?

– Ну-у… Ладно, дам вам еще один шанс, гражданин Белов, – на удивление быстро согласился капитан. – Надеюсь, вы меня действительно заинтересуете.

Опер подал знак сержантам, чтобы те оставили хозяина дома в покое.

Спустя пятнадцать минут капитан Кузнецов уехал в райотдел, где велся интенсивный допрос телохранителя Алены Беловой. Во внутреннем кармане пиджака он увозил перетянутую банковской упаковочной лентой упругую пачку хрустов. Десять тысяч долларов – серьезные деньги. Особенно по сравнению с жизнью какого-то гребаного охранника, сдавшего беззащитную шестнадцатилетнюю девчонку в руки записных беспредельщиков. Опер, твердо уверенный в виновности задержанного бодигарда, нисколько не поступался своими принципами, передавая преступника вместо призрачного государственного «правосудия» правосудию человеческому. Отцовскому.

А еще, покидая виллу на ржавом «рафике» с ободранными сиденьями, капитан Кузнецов думал о том, что полученных за должностное преступление денег в аккурат хватит на то, чтобы уже в этом году перебраться с женой и детишками из тесного угла василеостровской коммуналки с регулярно протекающим потолком и постоянно ночующими на лестнице бомжами в пусть маленькую, но отдельную двухкомнатную квартиру где-нибудь в ближайшем пригороде Питера.

Однако радости по случаю легко срубленного солидного куша у капитана не было. Скорее наоборот…

Опер, как мог, оправдывал свой поступок, приводил самому себе десятки убедительных доводов, начиная от нищенской зарплаты и заканчивая вполне логичными выводами, что, мол, продавший Тихого телохранитель при любом раскладе уже труп. Но все это помогало слабо. На душе было так гадко, так унизительно противно и стыдно, что хотелось скрипеть зубами и тупо, до боли, бить кулаком в стену от бессильной злобы на самого себя. Отныне он, по всем бандитским понятиям – ссученный и продажный, навсегда перешел из малочисленной, не зря уважаемой урками старой формации касты правильных в унизительную категорию берущих.

И только застывшее перед глазами опера заплаканное лицо жены и счастливые мордашки детишек, которые скоро узнают о переезде в новый дом, немного отвлекали капитана Кузнецова от гнетущих мыслей.

Глава 12

Сознание вернулось к Артуру уже несколько минут назад, но глаз он на всякий случай не раскрывал, усиленно притворяясь валяющимся в отрубе куском мяса. Лежал в позе эмбриона, поджав колени к груди, и напряженно вслушивался в каждое произнесенное вломившимися чужаками слово.

Из того, что Артур успел услышать, прежде чем его симуляцию раскусили, он понял, что нежданные визитеры не имеют отношения ни к профессиональным убийцам, ни к милиции, ни тем паче к спецслужбам, а являются самыми обыкновенными питерскими бандитами, которым откуда-то стало известно про существующую в поселке подпольную порностудию чухонца Ярри. И дюжие ребятки, ничтоже сумняшеся, решили железной рукой взять прибыльный бизнес под свой контроль, или, как у них принято говорить, крышу.

Что ж, пожалуй, это был лучший из возможных хреновых раскладов.

– Эй, глядите, кажется, ссыкун оклемался, – без особых эмоций вдруг заметил кто-то из троих визитеров. – Таблом стрекочет, как кузнечик. И дыхание… того. Симулирует, сука!

– Точно. Слышь, ты, фраерок обхезанный, вставай. Я же вижу, как у тебя веки дрожат, – донесся до слуха Артура другой, спокойный и слегка растягивающий слова ленивый голос. Скорее всего, он принадлежал тому самому громиле в бомжовом прикиде, с обожженными волосами. – Не ссы, убивать тебя я не стану. Пока… Просто покалякаем, то да се. Студию твою я, кстати, уже посмотрел. Серьезные игрушки, профессиональные…

Поняв, что дальше притворяться бессмысленно, потерявший очки очкарик открыл глаза и всмотрелся в слегка размытые очертания трех парней, рассевшихся за столом в центре просторной комнаты. Двое из них, не брезгуя дармовщинкой, вовсю угощались оставшимися на тарелках морскими деликатесами и пили коньяк. Третий, главарь, курил сигарету и с интересом разглядывал скорчившегося на полу тщедушного чернявого ублюдка.

Услышав стон, Артур перевел мутный взгляд в дальний угол комнаты и увидел Ярри и Кочу. Подельники, которых успели приволочь с крыльца на второй этаж дома, судя по хмурым, напряженным рожам и вполне ясным глазам, уже давно очухались. Связанные спина к спине, они сидели на полу возле телевизора с заткнутыми ртами и буквально освещали комнату вздувшимися на лицах сочными иссиня-бурыми отметинами.

Значит, понял Артур, там внизу обошлось без мокрухи и все живы. А раз так, то за свою шкуру можно уже не опасаться. Когда хотят убить, делают это сразу. Но браткам, судя по всему, нужны лишь деньги.

Немного приободрившись, Артур с трудом поднялся на ноги и привалился к подоконнику.

– Верзила, открой хлебальники торпедам. – Главарь подбородком указал одному из подельников на связанную парочку. – Потом придет их очередь чирикать, а пока пусть слушают. Ну а с тобой, маэстро Кэмерон, мы пообщаемся в первую очередь. Обозначься, кто ты такой, откуда? – потребовал Леха. – Я весь внимание. Только не томи, не люблю!

Артур вмиг смекнул, что братки с ходу приняли его за хозяина, а бросившихся на улицу с волынами Ярри и Кочу по понятным причинам причислили к его личной охране. Что ж, пусть будет так. Незачем этим залетным бройлерам знать реальный расклад.

– Из Пскова, – понуро свесив голову, осторожно зыркая на бугаев исподлобья, начал «колоться» Артур. – Журналист. Работаю по договору с частной эстонской телекомпанией. А в чем дело, ребята? Вы, как я понимаю, не из милиции?

– Дуру гонит фраерок, – рывком выдернув кляпы и оглянувшись, угрожающе процедил смуглокожий сутулый бивень. – Слышь, Реаниматор, может, врезать ему, чтобы пургу не гнал, а?

– Успеется, – равнодушно ответил обладатель грозного погоняла, не сводя глаз со смешно щурившегося, близорукого зассанца. – Значит, журналист? С вооруженной охраной из таких инкубаторных бакланов? – Реаниматор небрежно кивнул в сторону связанных. – Ну-ну… И какого рода материалы ты тут, в этой деревне, шакалишь? Совокупление местного населения с крупным рогатым скотом?

– Не в деревне, – покачал головой Артур. – Тут только хаза. Мы в Питере работаем. Без аккредитации и журналистских ксив, нелегально. Снимаем на видео – то, что хозяева скажут…

– А если конкретнее? – повысил голос Реаниматор.

– В основном скандалы, – попытался отделаться малой кровью чернявый «журналист». – Предвыборный компромат на некоторых наших областных политиков и коммерсантов, имеющих теневой бизнес тут, у вас. Ребята меня страхуют. Дело-то серьезное, за иную кассету можно и пулю схлопотать. Генерального прокурора Скуратова со шлюхами видали? А ведь у нас и покруче сюжетики бывали, так что сами понимаете. Без охраны и стволов никак.

– Складно лепишь, – беззлобно фыркнул Леха и переглянулся с ехидно ухмыляющимися братками. Однако в ту же секунду лицо его посерьезнело. – Ладно, паря, я не инквизитор. Будем считать, что экзамен на сообразительность ты сдал на «отлично»… Теперь я хочу услышать правду.

– Но это правда! – поймав одобрительный взгляд Ярри, как можно натуральнее возмутился Артур.

Реаниматор глубоко затянулся, выдохнул через нос две серые струйки, раздавил окурок в тарелке с креветками, встал со стула, подошел и второй раз ударил его ногой в ухо. Значительно слабее и уже в другое – так сказать, для симметрии…

Громко охнув от боли, чернявый повалился на бок.

– Надо же, пацаны, ошиблись мы, оказывается, – печально вздохнув, обратился к подельникам Реаниматор. – Искали барыг, снимающих тут порнуху, а попали на идейных собирателей политического компромата. Вроде Сидоренко и Нервозова. Как их сейчас величают? Информационные… киллеры? Или пидоры? Лобастый, не помнишь?

– Не знаю, как кличут тех шакалов, но эту брехливую вонючку пора называть трупом! – Лобастый поднялся из-за стола, поигрывая зажатым в руке «ТТ», приблизился к Артуру и остановился, ожидая дальнейших распоряжений бригадира.

– Терпеть не могу, когда на доброту отвечают хамством, – заметил Леха. – Так что слушай сюда. Еще раз загонишь лажу, пеняй на себя. Погнали еще раз. Кто такой, откуда, чем здесь занимаешься? Быстро!

– Артур Эрлих, из Пскова, – плаксиво занудил порноделец. – Снимаем на улице шлюх, в тачке усыпляем газом, везем сюда, колем дурь и заставляем сниматься на видео… Потом монтируем фильм, ставим титры и сбрасываем материал через Интернет.

– Куда?

– В Финляндию. Там есть своя постоянная клиентура, – пояснил Артур. – Детали распространения меня не интересуют, главное – платят регулярно.

– Сколько?

– В среднем около двадцати тысяч баксов за часовой фильм. Но только если не забракуют, – чуть слышно прошептал «кинематографист». – Тогда приходится доснимать и перемонтировать.

– Давно тут окопались?

– Полтора года почти…

– И сколько бессмертных шедевров уже изваяли?

– Точно не помню. Пятнадцать, кажется…

– Не слабо, – присвистнул Леха. – А после окончания съемок ширяете шлюхам ударную дозу, и эти две обезьяны везут девок в лес, где кончают их и топят в болоте? – с металлом в голосе не столько спрашивал, сколько констатировал Реаниматор. – Чего молчишь? Никак язык проглотил? Эй, болезный!

– Н-нет. То есть… Д-да… В лес… иногда… Когда другого выхода не остается… Понимаете… специфика съемок… Бывают особые заказы. Потом приходится как-то избавляться от отходов… Только откуда вы… знаете? – с дрожью в голосе спросил Артур. – Ведь никто не видел! Не мог видеть!

– Ошибаешься. И вообще это не твое собачье дело – откуда, – мгновенно осадил Леха распластавшегося у его ног подонка.

– Кто эти двое? – Леха кивнул на амбалов.

– Вован и Ярри. Помощники, – пряча глаза, чтобы они не выдали обмана, чуть слышно пробормотал Артур. – Один – мой земляк, из Пушкинских Гор. Второй – чухонец, из урок тамошних. Его дома, в Тампере, ихние мусора за мокруху ищут. Заказчики финские попросили у нас пристроить на годик-другой, пока там шум не затихнет. Я не против.

– С бабами, допустим, понятно, – сухо обронил Реаниматор. – А мужиков для ебли где берете? Тоже на улицах ловите?

– Нет, – замотал башкой Эрлих. – Здесь все гораздо интереснее. Иногда Вован с Ярри сами харят. В гриме. Но в основном за счет секс-туризма.

– Любопытно. И как это выглядит на практике?

– Легко. Приезжают богатые дяди из-за бугра, им завязывают глаза, везут сюда, снимают на видео, перегоняют материал им домой, на личный сайт, и те выкладывают десять кусков, чтобы по возвращении иметь возможность втайне от семьи время от времени дрочить, высунув язык и пуская слюни.

– А до кучи вы загоняете сюжеты с их участием еще и распространителям?

– Ну разумеется, – признался Артур. – Деньги не пахнут. А так – двойная выгода.

– Во дают, суки! А если одним из клиентов чухонской фирмы вдруг окажется сам исполнитель? – вставил Лобастый и коротко хохотнул. – Прикинь засаду! Отмаксал капусту за крутую порнушку, подсел к монитору, а там, глядь, он сам!

– Ну и что? – пожал плечами Эрлих, заметно воодушевившись. – Такое пару раз было. Только куда он, мудила, пойдет жаловаться? В полицию? Или в наше ФСБ? Будет сидеть как мышь. И молить Бога, чтобы никому из знакомых, любителей нетрадиционного порно, случайно на глаза не попасться…

– Сам штэллу придумал, или подсказал кто? – цокнув языком, осведомился Реаниматор.

– Компаньон в Хельсинки, тот, что распространением занимается, – нехотя признался делец. – Слушай, как там тебя… Реаниматор. Будь человеком. Не унижай, в натуре, как последнюю шестерку, дай хоть вымыться!

– Ты не шестерка, верно, – согласился Леха и, втянув ноздрями воздух, смачно сплюнул на мягкий ковер. – Ты сволочь и гнида. Зачем девок-то наших после съемки мочить, а? Денег пожалел?

– Не в деньгах дело, – огрызнулся Артур. – Я ведь их не по объявлению на съемки приглашал, силой везли. Да и не всех ведь… Я же говорил, были особые съемки… с тяжелыми последствиями. Я не мог рисковать столь прибыльным бизнесом.

– Что ж, – зловеще процедил Реаниматор, – раз уж бизнес твой такой прибыльный, гнойник с яйцами, пора этой прибылью поделиться. Вот мы и приехали должок за два года получить. С процентами.

– Где девок держите, черти? – неожиданно задал вполне логичный вопрос Верзила.

– В подвале, там специальная камера, – так и не поднимая глаз, пролепетал Эрлих.

– И есть там кто? – сурово поддержал Верзилу Лобастый и легонько, но чувствительно врезал Артуру рукояткой «ТТ» по лбу. – Оглох, сука?

Глаза оператора затянула мутная поволока. Было видно, что отвечать он уже не в состоянии.

И тогда инициативу взял на себя Коча.

– Девчонка там одна, шестнадцать лет, – прогнусавил он, шмыгая сломанным носом. – Только три часа назад отловили. Симпотная сучка, сама нас тормознула на набережной, у Медного всадника. Только она не шлюха.

– А кто? – Реаниматор перевел тяжелый взгляд на неожиданно заговорившего охранника. Того самого мордоворота, который едва не разнес его голову выстрелом из помповухи.

– Она немая, – морщась от боли при каждом слове, сообщил браткам губастый амбал. – Ну, типа, все слышит, но базарить не может. У нее с собой электронный блокнот был, вроде ноутбука, только меньше и круче. Прямо на экране писать можно… Так вот, Бикса базарит, что она – дочь питерского авторитета по кликухе Тихий. Ну мы, ясное дело, сразу просекли поляну и решили, от греха подальше, отвезти ее назад в город. Туда, где взяли… Нам такой пиковый расклад ни к чему, пацаны!

На секунду воцарилась полная тишина.

Лобастый, словно невзначай, выщелкнул из рукоятки «ТТ» обойму, проверил наличие патронов и сильным ударом ладони вогнал ее обратно.

О наличии у старика Степаныча детей никто из мальцевских братков никогда не слышал. Новость, что и говорить, была оглушительной.

– Как ее зовут? – тихо спросил Леха.

– Шкурка базарит, Аленой, – сказал Коча и поразился перемене, которая вдруг произошла с лицом главаря. Казалось, в мгновение ока под его кожей до судороги напряглись, сжавшись в безобразные узлы, все лицевые мышцы.

В Лехиной голове вихрем пронеслась и логически замкнулась цепочка ассоциаций: немая девушка Алена – письма через Интернет – постоянная охрана – строгий влиятельный отец… Шатаясь, словно пьяный, он вернулся к столу, сгреб отливающий вороненой сталью «мосберг», в два шага приблизился к губастому, резко схватил его за волосы, рывком запрокинул голову и, кроша зубы, коротким ударом вогнал толстый ствол ружья в распялившийся в крике рот. Прохрипел, дыша жаром в перекошенное ужасом мясистое лицо:

– Не дай Бог, если вы успели… сделать с девчонкой хоть что-нибудь! Не дай вам Бог, ур-роды! В расход пущу, в фарш!

– Фа не тфогали мы ее, фафой кфянусь! – плюхая по стволу «мосберга» разбитыми губами, взмолился Вован. – Я фе гофофю, софирались пофрать малофть и фразу нафад отфезти, а фут фдфуг фы… фломифись.

– У кого ключи от подвала? Говори, сука!

– Не фадо клюфей, фам тофько задфифки!

– Глаз с них не спускать… – процедил Леха и, уже не пытаясь сдерживать овладевший всем его существом порыв, с помповухой в руке со всех ног бросился по лестнице в подвал коттеджа.

Едва внизу затихли гулкие шаги Реаниматора, в кармане Лобастого запиликал сотовый телефон.

Браток достал трубку, взглянул сначала на номер рвущегося на связь абонента, затем на часы, которые показывали начало второго ночи, удивленно поиграл бровями и нажал кнопку с изображением молнии.

– Алле, Колян! Ты че, блин, в такое время микрофонишь? В бане, что ли, угорел?

– Не-а, тут другое, – сдавленным шепотом заговорщика произнес лучший друган Лобастого, тоже член мальцевской группировки. – Это… папа, случаем, не звонил? Никаких новостей не сообщал?

– Нет вроде…

– Так я и думал. Слышь, земеля, херня приключилась. Мочиловка с Тихим началась.

– Гонишь! – обомлел Лобастый.

– За базар отвечаю, в натуре. На коммерцев наших его торпеды внагляк наехали, тачку папиной биксы из автомата обстреляли, прикинь! А наши в ответ вроде виллу старика из гранатомета бомбанули. Есть уже жмурики… Толком пока ни хрена не ясно, из-за чего весь сыр-бор, но папа уверен в измене. Слышал я, подозревают или Слона, или вашего Реаниматора. Усекаешь тему?!

– Атас, – только и смог ухнуть Лобастый и вдруг вспомнил о запертой в подвале похищенной порнобарыгами девушке, назвавшейся дочерью авторитета. – Значит, говоришь, с Тихим заморочки? – произнес он задумчиво, кусая губу.

– Ну да! – подтвердил Колян. – Как думаешь насчет Лехи? Может он крысой оказаться или…

– Теперь уже не знаю, – вспоминая явно странную, неадекватную реакцию бригадира на названное губастым охранником имя пленницы, медленно процедил Лобастый. – Слушай, мне сейчас некогда, братан, я очень занят. Давай я отзвоню тебе на трубу через часик-полтора. Может, к тому времени удастся надыбать кое-какую мулю. Есть у меня одно подозрение…

– Ага, значит, не все так просто с бугром! Ну, лады, буду ждать звонка. Если че вдруг, то я тебе ничего не говорил, – скороговоркой бросил Колян и отключился.

Лобастый убрал телефон и, нахмурившись, посмотрел на ведущую в подвал лестницу.

– Кто звонил? – ковыряя в носу, поинтересовался ни черта не понявший из разговора Верзила.

– Да так, кореш один, – поколебавшись секунду, ответил Лобастый. – Ты лучше за клиентами смотри.

– А что за ними смотреть? – отмахнулся боевик, недобро зыркнув на трясущегося, покрывшегося от страха пятнами ссыкуна и пытающуюся сохранять хладнокровие связанную парочку амбалов. – Куда они на хер денутся с подводной лодки! Гы-гы!

Глава 13

Крохотная комната без окон, куда затолкали Алену, напоминала тюремную камеру. Кроме продавленной старой тахты и железного ведра в углу в тесной конуре было всего два нетипичных для узилища предмета – донельзя вытертый синтетический ковролин на цементном полу и древняя облезлая тумбочка из бука с тремя выдвижными ящичками.

Едва за Аленой с глухим стуком закрылась массивная стальная дверь с врезанным по центру стеклянным глазком, а снаружи лязгнули тяжелые засовы, девушка принялась со всей тщательностью изучать комнату, надеясь обнаружить хоть что-нибудь пригодное в качестве оружия. Алена понимала: только внезапное нападение на охранника может дать призрачный шанс на спасение. Вряд ли от беззащитной узницы ожидают прыти. Стало быть, навестить дочь авторитета придет, скорее всего, только один из них. О том, что может произойти с ней в случае неудачи, Алена предпочитала не думать…

В тумбочке обнаружились карманная пластмассовая расческа, старый, с вырванными страницами журнал «Пентхауз» на польском языке, початая пачка жевательной резинки и кусочек черствого, окаменевшего бородинского хлеба со следами зубов. Не густо. Поглядывая на дверь, Алена легла на пол и заглянула под тахту. У дальней ножки лежал скомканный носовой платок со следами крови…

Поднявшись с пола, Алена присела на тахту и обхватила ноги руками, уронив подбородок на колени.

Нет! Такого просто не может быть. Судьба всегда дает шанс. Главное – заметить его, не упустить!

Алена смахнула слезы и в который раз обвела глазами свою темницу. Блуждающий взгляд девушки упал на ведро, явно предназначенное для отправления естественных надобностей. Представив себе во всей красе эту картину, выросшая среди роскоши и комфорта Алена невольно содрогнулась. Только вот с природой не поспоришь. То-то и оно… А потом под глумливыми взглядами раскормленных похотливых ублюдков придется выносить это ведро и выливать содержимое в унитаз. Господи, как легко можно превратить обычное и естественное для каждого человека дело в акт настоящего унижения!

Взгляд Алены, словно магнитом прикованный к ведру, упал на его ручку из толстого оцинкованного прута, с продолговатой, как веретено, деревянной накладкой. Мысль о внезапно отыскавшемся холодном оружии еще не успела родиться, а сердце, внезапно подпрыгнув, уже удвоило частоту ударов!..

И откуда только взялись силы? Пулей сорвавшись с тахты, девушка бросилась к ведру и, присев на корточки, принялась разглядывать ручку. Первое разочарование пришло мгновенно. Не могло быть и речи о том, чтобы разогнуть загибы на проушинах ведра голыми руками. А что, если…

Схватив ведро, девушка подошла к двери, внимательно, сантиметр за сантиметром, стала изучать плотно пригнанные к кирпичной кладке косяки и едва не взвизгнула, обнаружив в самом низу, у порога, узкую щель между полосой металла и цементным полом. Положив ведро набок, Алена просунула загнутый край металлического прута под косяк и, что есть силы надавив сверху, довольно быстро высвободила сначала один, а затем и другой конец ручки. Ведро вернулось на свое прежнее место в угол, а девушка целиком сосредоточилась на превращении безобидного на первый взгляд предмета в страшное оружие. Используя все ту же щель, она сумела отломить один из скрюченных концов ручки, после чего с огромным трудом выпрямила прут. Сдвинула до упора деревянную накладку, отогнула кусок ковролина, положила будущую заточку на цемент и ударами ноги постаралась как можно сильнее зафиксировать рукоятку, чтобы во время удара она не соскочила. Затем укоротила пруток до длины перочинного ножа. Проверила его прочность, несколько раз сильно ткнув этим кустарным оружием в стену. Кажется, получилось! Теперь оставалось самое последнее – наточить кончик прутка о цементный пол. На это ушло значительно больше времени, чем она предполагала.

Наконец все было закончено. Вернув ковролин на прежнее место, Алена облизала пальцы, чтобы ссадины на них не слишком бросались в глаза, спрятала заточку в рукав блузки, села на тахту и принялась ждать, желая только одного – чтобы это произошло как можно скорее! Но минуты, как назло, тянулись невозможно медленно, изматывая ее и без того истерзанные нервы.

А потом произошло неожиданное: вконец измученная девушка неожиданно для себя уснула. Да так крепко, что очнулась, лишь когда ее слух уловил лязг отодвигаемых запоров. Сон, едва не сыгравший с ней злую шутку, как рукой сняло. Алена пружиной вскочила на ноги, едва не выронив заточку. Титаническим усилием воли взяв себя в руки, она нащупала под рукавом деревянную рукоять оружия и медленно шагнула к распахнувшейся в полумрак подвального коридора металлической двери.

…В проеме стоял здоровенный, скуластый небритый тип с подозрительно застывшим, взмокшим от пота лицом. Вместо того чтобы войти или что-нибудь рявкнуть, вооруженный помповым ружьем угрюмый громила лет тридцати пяти молча стоял столбом и смотрел на узницу странным, безумным взглядом. Час от часу не легче! Оказывается, к обосновавшемуся в проклятом доме трио бандуристов присоединился четвертый.

Если Алена и растерялась, увидев в дверях не грозившего изнасиловать ее краснорожего губошлепа и не хитрого чухонца, то всего на секунду, не больше. Какая разница, кого дырявить, если все они – твари и нелюди? Других в этом чертовом логове просто быть не может!

И девушка решилась. Уронив голову и прижав руки к вздымающейся груди, молча подошла к громиле на расстояние двух шагов, а потом мгновенно выхватила из рукава заточку и почти без замаха нанесла незнакомцу разящий удар, метя в пульсирующую ямку точно под выпирающим кадыком.

Глава 14

Нападения со стороны покорно шагнувшей навстречу пленницы Леха не ожидал. А увидев молнией взметнувшуюся возле его лица заточку, едва успел уклониться, уходя из-под удара. Но расстояние до острия заточки было так мало, а его торс так широк, что вовсе избежать ранения не удалось – не задев незащищенную шею, острый штырь легко, как бумагу, проткнул воротник пиджака и почти по рукоятку вонзился в мышцу над ключицей.

Взвыв от острой боли, Реаниматор машинально бросил на пол ружье, перехватил руку Алены, взял ее на излом, заставив разжать пальцы и выронить оружие. Затем рывком развернул девушку боком к себе и чисто автоматически хотел уже нанести сокрушительный удар кулаком в висок, но в последнее мгновение сумел сдержаться. Угроза для жизни, так или иначе, миновала. Леха грубо оттолкнул девчонку в глубь камеры. Алена не устояла на ногах и упала навзничь. Ухватившись за деревянную рукоятку и стиснув зубы, Реаниматор со сдавленным глухим стоном выдернул заточку. Взглянул на окровавленный штырь, пошарил глазами по комнате, заметил в ближнем углу оцинкованное ведро без ручки, чуть слышно выругался и отшвырнул заточку за спину. Прижав ладонь правой руки к кровоточащей ране, нагнулся и поднял «мосберг». Взглянув на Алену, покачал головой:

– Дура… Я же освободить тебя пришел… Спасибо, блин, удружила…

Лежа на полу, девушка беззвучно плакала, тело ее сотрясалось от рыданий. Когда до ее сознания дошел смысл слов незнакомца, она подняла глаза и посмотрела на него сквозь упавшие на лицо растрепанные пряди цвета спелой ржи испуганным и чуточку ошалевшим взглядом.

– Вставай, пойдем. – Леха кивнул на распахнутую дверь. – И больше ничего не бойся, Алена…

Девушка приподнялась, села, но все еще не решалась подняться на ноги.

– Ну чего уставилась? Я же не привидение! – теряя терпение, рявкнул Реаниматор, кривясь от полыхающей в ране боли. – Кажется, русским языком сказал: я не один из этих! Что еще тебе не ясно?!

Алена наконец встала. Постояла секунду в растерянности, потом боязливо подошла к Лехе и, взглянув вопросительно, постучала кончиками пальцев по плечу. Реаниматор сразу понял, о чем идет речь.

– Я не мент, – с трудом растянув губы, усмехнулся бригадир. – Скорее, в некотором роде коллега твоего отца, Тихого. Не удивляйся, я уже в курсе, кто ты… А к похитившим тебя скотам у меня с пацанами есть долгий, обстоятельный разговор. Все, хорош базарить, пошли наверх… Перевязать-то свое художество хоть сможешь?! – пропуская девушку вперед, без толики надежды поинтересовался Леха.

Алена неопределенно пожала плечами. Он понимающе фыркнул. Слава Богу, рядом были кой-чего повидавшие братки. Да и сам Леха мог проделать эту нехитрую процедуру во избежание заражения. Практика…

На последней ступеньке Реаниматор не удержался, остановил Алену и спросил:

– С тобой действительно… все в порядке? То есть… я имею в виду… Эти гоблины утверждают, что ничего плохого тебе не сделали. Просто не успели – вовремя мы появились. Так?

Алена печально кивнула. Она уже поняла, с кем имеет дело. Кто бы мог подумать, что помощь подоспеет с такой неожиданной стороны!

– Ну, тогда ладно, – с заметным, несколько удивившим Алену облегчением обронил нарвавшийся на заточку «освободитель». – Подождешь тут немного, пока мы с барыгами перетрем, а потом вместе с нами вернешься в Питер. Представляю себе, как Степаныч сейчас рвет и мечет, – заставил себя улыбнуться Леха. – Времени-то – почти два ночи.

Они поднялись на второй этаж и, миновав небольшой холл, вошли в комнату.

Реаниматор отметил, что за время его отсутствия здесь почти ничего не изменилось. Отметил он и странноватый хитрый блеск, появившийся в глазах Лобастого при виде Алены. Списав эту перемену на счет воздействия на самца прелестей девушки, даже в таком изрядно помятом виде выглядевшей более чем привлекательно, Леха на всякий случай уточнил у Лобастого:

– Порядок?

– Как в аптеке, Леха, – ощерился тот, буквально пожирая пленницу глазами. – Васек слегка попинал ссыкуна от нечего делать. Да еще насчет крыши спросили. Говорят, никому не платят.

– Уже платят, – резко отрезал Реаниматор и, повернувшись к связанным бугаям, жестко спросил: – Эй ты, губошлеп, где сумочка с компьютером?

– Фон фам, на пофоконнике, – дергая подбородком из-за невозможности двигать руками, прошамкал оставшийся без зубов Коча. – За фторой…

– Братила, а че у тебя с грабкой? Неужели она покоцала?! – заметив кровь и дырку на воротнике пиджака, поинтересовался Верзила.

Пропустив вопрос боевика мимо ушей, Леха подошел к окну, взял дамскую сумочку, мельком заглянул внутрь и, удостоверившись, что электронный блокнот на месте, протянул ее Алене.

– Если есть что сказать, валяй. А я пока… ты, чучело, где у вас аптечка и бинты?

– Ф фкафу, на кухне.

– Лобастый, принеси, – приказал Леха и закурил. – Верзила, помоги мне скинуть шмотки… Да аккуратнее ты, мясник хренов!

Присев на краешек белого кожаного кресла у стены, Алена принялась что-то быстро писать на экране компьютера. Подождала, пока раненному ею бандюге, несомненно старшему в группе, окажут первую помощь, а затем протянула блокнот.

Реаниматор прочитал:

«Извините, Алексей, я приняла Вас за одного из этих подонков. Спасибо Вам… Я бы хотела умыться и, насколько это возможно, привести себя в порядок. Если Вы не возражаете. И еще. У меня с собой были деньги, около двух тысяч долларов. Теперь их нет. Если найдете, оставьте их себе. В качестве благодарности».

– Когда вернешься, твои деньги будут лежать на столе, – прочитав послание, заверил девушку мрачный как туча Реаниматор. – Короче, можешь пока заниматься своими делами, девочка, но только без фокусов… Это все, что ты хотела мне сказать?

Алена секунду подумала, пожала плечами и утвердительно опустила веки.

Алена направилась в расположенную по соседству со студией ванную комнату. Леха поманил Верзилу и, когда тот наклонился к нему, прошептал на ухо:

– Приглядывай за девчонкой в оба. Только культурно, понял меня? – Ткнув боевику кулаком в упругое пузо, он кивком выпроводил его прочь.

– Лобастый, обыщи краснорожего, у него должны быть баксы, – затягиваясь дымом, спокойно констатировал Реаниматор. – Есть?.. Сколько? Все правильно, положи на стол. Теперь приступим к главному. Тебе не кажется, что наш чухонский друг сильно заскучал, пора услышать его голос? Эй, как там тебя! Хейно… Отзовись, будь ласка.

– Меня зовут Ярри, – с подчеркнуто сильным акцентом проговорил впервые подавший голос финн.

– А скажи-ка мне, Хейно, гость из страны оленей, кто у вас в кодле босс, а кто его помощники? – потребовал Леха и зловеще предупредил: – Вздумаешь врать – пожалеешь.

– Я… не понимаю, – заметно растерявшись, промямлил чухонец.

– Сейчас поймешь, – равнодушно, почти лениво сказал Леха и многозначительно посмотрел на Лобастого. Тот, поняв, что от него требуется, не говоря ни слова приблизился к связанной парочке и трижды – два раза кулаком, а затем ногой – ударил свинорылого иностранца в лицо. Кровь брызнула во все стороны. Не стерпев боли, Ярри заорал во всю глотку.

– Нехорошо врать, будучи в гостях, – назидательно заметил окутанный облаком сигаретного дыма Леха. Ствол «мосберга» угрожающе качнулся. – Хозяевам, а в этой стране мы хозяева, нужно говорить только правду. Спрашиваю последний раз. Кто из вас троих босс?

– Я! – подумав, что девчонка наверняка проболталась и русским гангстерам известен реальный расклад, в отчаянии признался чухонец.

– Еще раз соврешь, покалечу, – деловито предупредил порнодельца Леха. – Выжгу сигаретами глаза, по очереди отстрелю все пальцы, вырву член и в таком веселом виде отпущу гулять на свободу. Сам, падла, в петлю полезешь. Или все-таки лучше быть здоровым и богатым, а, Хейно?

Финн благоразумно прикусил язык и промолчал. Понял, что если не упрямиться, пойти на условия бандитов, то убивать его вряд ли станут. Но на благодатном прибыльном бизнесе отныне можно ставить большой жирный крест.

– Значит, поговорим, – довольно хмыкнул Леха. – Итак, ты, безо всякой крыши, долгое время снимал порнуху, используя в качестве актрис похищенных на улицах Питера и посаженных на иглу девок. И судя по сегодняшней вашей добыче, далеко не все они были профессиональными шлюхами… Верно? Верно. До кучи ты наладил регулярную линию секс-туризма, с которого тоже имел солидный доход. Ну и самое, пожалуй, главное – некоторых пленниц вы убивали, после чего избавлялись от трупов в ближайшем лесу. По закону все это без оговорок тянет на вышак. Но его отменили. Значит, на пожизненное заключение. Устраивает такая перспектива?

– Хочешь сказать, что сдашь ментам? – ухмыльнулся Ярри. Его акцент словно сквозь землю провалился. Растаял без следа. – Туфта. Вам нужны деньги, а не зэки. Не похож ты на Робин Гуда. Ты – бандит.

– Это верно, – согласился Леха. Поэтому ты прямо здесь и сейчас платишь нам все, что должен. За полтора года. Со штрафными процентами. После чего мы заключаем соглашение, и раз в месяц ты отстегиваешь нам оговоренную долю, взамен получая свободу, защиту и возможность работать дальше. С жестким условием – больше ни одного трупа. Узнаю, что принялись за старое, – звиздец, без предупреждений. Вот такое мое к тебе предложение, Хейно.

– Сколько ты хочешь? – прохипел свинорылый.

– Двести пятьдесят тысяч сразу, – без паузы, словно давно уже вычислил нужную сумму, ответил Реаниматор, – и впредь по десять штук ежемесячно.

– Это же грабеж! – выпучив белесые глаза и став похожим на хряка, увидевшего прямо перед рылом нож мясника, истошно взвизгнул Ярри. – У меня нет таких денег!

– Здесь не базар. Лобастый, – полуобернулся Леха, – прикончи, а потом вместе с Верзилой в темпе обшмонаете хату. Мы возвращаемся в Питер.

– Подождите! – хлопая разбитым ртом и часто-часто моргая, заорал чухонец. – Вы же деловые люди! Ну откуда у меня такая огромная сумма?! Это же все, что я заработал! Я готов заплатить, но… хотя бы тысяч пятьдесят! Больше у меня просто нет, клянусь!

– Мало… Лобастый, чего ты ждешь? Накрути глушак и начинай. А я пойду прогуляюсь.

– Да врет он, сука! – не выдержал толстогубый Вован. – Есть у него башли, кусков сто! Я могу показать, где они спрятаны! Только не убивайте!

– Интересное предложение, – остановив Лобастого категоричным жестом, сказал Реаниматор. – Молодец, жирдяй, быстро соображаешь…

– Я отдам все, что у меня есть, до последнего рубля! – сообразив, что дело пахнет керосином, перебил подельника Ярри.

– Ладно, – неожиданно быстро согласился Леха. – Говори, где деньги.

– Сначала развяжите.

– Разве у тебя есть выход, трескоед?

– Обещай, что сдержишь свое слово, – в схватке за деньги жадный свинорыл стоял до конца, пытаясь выторговать у бандита хоть словесную гарантию своей дальнейшей безопасности.

– Ты меня достал, урод, – устало процедил Леха и не очень сильно, дозированно, врезал чухонцу ногой в глаз. Сурово посмотрел на Кочу. – Давай, псковский, колись. Коли жить хоцца.

– В гараже! – скрипя зубами, вновь опередил бугая сморщенный, как давленый помидор, Ярри. – В правом дальнем углу! Там двойная кладка! На уровне пояса выдвигаются кирпичи!

– Лобастый, пригляди за ними – Реаниматор в последний раз пыхнул сигаретой и раздавил окурок о стену. – Пойду проверю.

В тайнике отыскался не только пакет с деньгами, но и небольшой кожаный мешочек, набитый украшениями. Здесь были и серьги с камушками, и браслеты, и цепочки с кулонами, и кольца, в том числе – два обручальных. Не трудно было догадаться, откуда все эти цацки. Их снимали с похищенных женщин, которых после «работы» на подпольной студии оставалось только отвезти в ближайший лес…

Реаниматор высыпал на ладонь бликующую в свете ламп золотую горсточку и с минуту молча смотрел на нее, думая о том, какие трагедии таятся за этими женскими побрякушками. Если до сих пор он колебался, то теперь принял окончательное решение о дальнейшей участи порнодельцов. Нелюди, ни в грош не ставящие человеческую жизнь, не имеют права на существование.

…Да, он сам, Леха Гольцов по прозвищу Реаниматор, был далеко не ангел. И за семь лет в братве ему тоже не однажды приходилось брать на себя тягчайший из грехов. Но мочить приходилось на разборках, когда вопрос стоял жестко: либо ты, либо тебя.

Когда Реаниматор поднялся наверх, посвежевшая после душа Алена уже вернулась в комнату. Верзила тоже был на месте и с жадностью доедал остатки креветок в майонезе.

Пора было заканчивать дело.

– Все в порядке? – спросил Леха у Алены.

Девушка вопросительно приподняла брови и выразительно посмотрела сначала на похитителей, затем на окно.

– Все, уже едем, – успокоил Реаниматор. – Кончай жрать, Верзила, рожа треснет. Отведи Алену в джип, ждите нас там. Мы с Лобастым будем минут через десять.

По спине чухонца, внимательно, цепким взглядом следившего за действиями Лехи прокатилась волна ледяного холода. Нелюдь с ужасом понял, что с ним и его подельниками все кончено.

Глава 15

Реаниматор и Лобастый, закончив ликвидацию и стерев отпечатки с брошенного трофейного оружия, покинули коттедж и, настороженно оглядываясь по сторонам, быстрым шагом направились к трассе. Поселок спал. Не было видно ни души. Только где-то вдали заливалась хриплым лаем потревоженная кем-то среди ночи собака.

– Дай закурить, – смяв и выбросив в траву пустую пачку, попросил Леха. Лобастый протянул ему «Мальборо», взял и себе, остановился, щелкнул зажигалкой. Спросил словно между прочим, глядя на быстро заалевший кончик сигареты бригадира:

– Что думаешь с девчонкой делать? Вернуть папаше за просто так?

– Придумаю что-нибудь. – По голосу было ясно, что вопрос Реаниматору неприятен. – Чего это вдруг ты так заинтересовался?

– Не каждый день приходится заложниц освобождать, тем более таких ценных, – фыркнул Лобастый. – Слышь, Леха, а может, ты ее решил… того… на правах спасителя? Ха-ха!

– Хлебальник закрой, – угрожающе рыкнул Реаниматор. – Я сам знаю, что мне делать!

– Э, ты че завелся?! Спросить нельзя?

Леха не ответил, лишь смерил Лобастого презрительным взглядом и двинулся дальше, ускорив шаг. В руке его, магнитом притягивая жадный взгляд Лобастого, болтался в такт шагам тяжелый пакет с серьезной добычей. Этих гринов по прикидкам братка хватило бы на покупку сразу нескольких новеньких «мерседесов». Отдавать такой куш в общак – это клиника. Добычу однозначно следовало поделить между ними, участниками наезда.

– Так что с лавами? – продолжал напирать Лобастый. Голос его заметно дрожал.

– Короче, так, – не вынимая зажатой в зубах сигареты, сухо произнес Реаниматор. – Нас здесь вообще не было, и ни о какой порностудии мы никогда не слышали. Бабки делим на троих, и баста.

– А девчонка? Она же заложит нас отцу, Тихому!.. Кто его знает, как потом карта ляжет. А если вдруг Петрович узнает, что мы здесь были и скрысятили море капусты? Тогда нам полный звиздец!

– Девчонка скажет отцу, что до ночи торчала на дискотеке, а когда ехала домой, ее чуть не изнасиловал таксист, но ей удалось сбежать.

– Не пойдет, – дернул щекой Лобастый. Поколебавшись, он все-таки решился сообщить бригадиру самое главное. Браток вообще был сейчас готов на все, только бы без риска для жизни отхватить жирный кусок добычи. – Пока ты шмонал гараж, звонил Колян… Наш Петрович что-то круто не поделил с Тихим, сегодня началась мочиловка.

– Вот б..! – окаменев лицом, заиграл желваками Реаниматор. – Но почему я, бригадир, узнаю о начавшейся войне только ночью, от какого-то долбаного пехотинца?

– Колян сказал, что шеф подозревает тебя в сговоре с Тихим, – глухо сообщил Лобастый, стараясь не смотреть в колючие глаза Реаниматора.

– Но ведь это бред! – вскипел Леха. – Да я этого старого пердуна только издали видел!

– Знаешь, что я тебе скажу, братила, – процедил Лобастый. – Мне лично насрать с колокольни, бред это или не бред, но я так мыслю: на хате или где-то рядом тебя уже наверняка ждет зондеркоманда Густава. Для обстоятельного базара в более подходящем укромном подвальчике. Так что на твоем месте я бы в квартиру сегодня не совался. Только это не все… Представь, отпустишь ты девчонку. Она случайно трепанет. А вдруг в ближайшем окружении старика у Саши есть свой стукач? Возьмут тебя за жабры, и – привет. И нас вместе с тобой. Густав большой мастер языки развязывать. Вот и всплывет до кучи тема, как мы сегодняшний экшен в этом долбаном поселке скрыли, барыг кончили, а баксы в немереном количестве прикарманили, не заслав долю в общак. Кранты! Понял, к чему я клоню?

– Как не понять, Лобастый, – оскалился Леха. – Значит, если заявим о разборке, о бабках, если отдадим девчонку в заложницы, дав папе главный козырь в войне с Тихим, тогда и обвинения левые с меня автоматически снимут, и конфетку дадут. Так?

– Есть еще один вариант – совсем тихо произнес боевик и в упор взглянул на Леху. – Мочкануть девчонку и… Верзилу. Трупы зарыть. Деньги поделить на двоих. С нас взятки гладки. А потом ты – сам кумекай, как именно, – конкретным делом доказываешь папе, что никаких контактов с Тихим отродясь не имел и готов крошить его кодлу направо и налево.

– А ты, значит, беленький и пушистенький, – ухмыльнулся Леха. – Как одуванчик.

– Так меня же ни в чем не подозревают, – резонно напомнил Лобастый. – К тому же вообще спасибо скажи, что Колян мне отзвонился, а я тебя вовремя предупредил. Втерся бы на хате по самое не хочу!

– Короче, вот что! – сурово отрезал Леха. Свернув с чавкающей грязью грунтовки, они наконец вышли на шоссе. – Деньги делим на троих. А девчонка сегодня же вернется домой. Целой и невредимой. Я сказал. Точка!

– Ну и хрен с тобой! – огрызнулся Лобастый. – Тогда выпутывайся как знаешь. Только если сучка проболтается, кранты придут всем троим!

– Ша, я сказал! – вскипел Реаниматор. – Кончай базар! За свои с толстяком жопы можете не волноваться. Если вдруг возникнут проблемы, я все возьму на себя. Два раза не убьют. А сейчас садись за руль и представь, что опаздываешь на самолет.

Распахнув дверцу джипа, Леха запрыгнул на сиденье рядом с Аленой и бросил пакет с деньгами к заднему стеклу взревевшего мотором внедорожника.

Лобастый, лихо крутя руль и закладывая виражи, непрерывно думал о деньгах, о причитающейся ему доле, которая могла бы быть значительно больше. А еще о том, что подозрения Петровича насчет связи Реаниматора и старика явно не беспочвенны… Иначе почему бригадир так ревностно оберегает девчонку и не хочет не то что развлечься с ней и потом тихо замочить, но даже отдать шефу?! А ведь этим можно было бы враз прекратить войну и поставить Тихого на колени. Братва, вынужденная насмерть биться с боевиками старика, вряд ли оценит милосердие бригадира…

В это время Алена и Реаниматор, передавая друг другу компьютер, вели безмолвный диалог.

«Что вы с ними сделали?»

«Оставили там».

«Мертвыми?»

«Какая разница? Главное – тебе уже ничего не угрожает. Скоро будешь дома».

«Рана сильно болит?»

«Почти нет».

«Извини. Почему вы их убили? Не ври, что из-за меня».

«Эти скоты заслужили. Или ты думаешь по-другому?»

«Нет. Только вряд ли вы нагрянули без приглашения только для того, чтобы совершить этот благородный акт возмездия!»

«Не прикидывайся дурочкой. Конечно, мы приехали за бабками. Но если бы эти уроды вместо тебя похитили обычную шлюху, то, возможно, сейчас были бы живы. Братве нужны деньги».

«Хочешь отметиться перед отцом?»

«Для сведения: с сегодняшнего дня твой отец и мой босс находятся в состоянии войны. И если бы я хотел… короче, лучшего заложника, чем дочь врага, трудно придумать. Победа была бы обеспечена».

«Но ты отпустишь меня?»

«Как обещал».

«Почему? Ведь если об этом станет известно твоему боссу, у тебя могут быть неприятности. Не боишься, что твои братки тебя заложат?»

«Кишка тонка. Все, давай подвяжем с этой темой. Лучше скажи, что ты делала в центре, одна, без колес и охраны. Разве Тихий не позаботился о личной безопасности своего драгоценного чада?»

«Отец, наоборот, вконец свихнулся на безопасности. Я банально сбежала. Достал он меня своей опекой, хотелось просто прогуляться, одной».

«Зачем ловила частника? Таксистов мало?»

«Так получилось… У меня есть знакомый парень, я назначила ему встречу возле Медного всадника, а он не пришел. Расстроилась до слез. Плюнула на все, вышла к набережной и махнула рукой первой попавшейся машине. Вот и приехала…»

«Если отец опекает, откуда тогда дружок?»

«Зачем тебе?»

«Простое любопытство. Можешь не отвечать. Хотя, конечно, интересно, как можно познакомиться и встречаться, если рядом все время ошивается телохранитель с пушкой».

«Очень просто. Через Интернет».

«Надо же, как романтично! Нормальный пацан?»

«По письмам трудно судить, но мне показалось, что он хороший человек. Кстати, вы тезки, его тоже зовут Алексей. Он уже предлагал встретиться, но я отказалась. А сегодня… то есть уже вчера… в общем, на выставке сбежала от охранника, зашла в ресторан, выпила шампанского. А тут вдруг реклама по ящику. Интернет-клуб „Наутилус“. Приехала, отправила письмо… Глупо, конечно».

«Значит, дружок не пришел, а ты обиделась. А вдруг он просто вовремя не заглянул в почтовый ящик компьютера?»

«Теперь уже неважно. Я поняла, что сделала ошибку. Больше никаких писем не будет. Давай не будем больше об этом. Я очень благодарна тебе, Алексей, правда, но я жутко устала».

«Скоро отдохнешь. И будет лучше, если не скажешь старику о похищении. Что-нибудь соври. Мол, просто гуляла по городу, потом была на дискотеке в „Экскаваторе“ или „Старом диктаторе“, собиралась уже ехать домой, но на улице привязался пьяный козел, стал лапать. Ты врезала ему по шарам, убежала и поймала такси. В общем, чтобы было просто и убедительно. Надеюсь, поняла, зачем это мне нужно?»

«Конечно. Пусть будут дискотека и маньяк-на-сильник. В конце концов, видок у меня тот еще. Надо же как-то объяснить порванную одежду и синяки».

«Теперь не скоро сбежишь».

«Ошибаешься. Напротив, отныне у меня будет полная свобода. А вздумает опять доставать – вообще объявлю голодовку!»

«Я смотрю, ты девочка с характером».

«Какая есть!» Алена показала Лехе экран блокнота, нажала на сброс и жестом дала понять, что не расположена продолжать диалог.

Девушка, конечно, не могла даже предположить, что бок о бок с ней, с окровавленной повязкой на раненом плече, с залегшими под глазами темными кругами и ранней сединой на висках, сидит тот самый «двадцатилетний» юноша, которому, растаяв от откровенных писем, она заочно призналась в любви, о встрече с которым еще сутки назад мечтала и которой боялась больше всего на свете. Алена даже в горячечном бреду не могла представить себе, что тот милый юноша Алеша, портрет которого она не раз рисовала в своем воображении, может оказаться тридцатипятилетним бандитом по прозвищу Реаниматор, с некоторых пор пристрастившимся к виртуальному компьютерному миру для которого придуманная им однажды от скуки, тоски и одиночества красивая сказка чудесным образом превратилась в неотъемлемую часть жизни. Шестнадцатилетняя немая Алена стала для бандита всем: и психоаналитиком, которому можно рассказать самое сокровенное, и настоящим другом, которого у Лехи никогда не было, и той единственной девушкой из сладкой и наивной подростковой мечты – доброй, обворожительной, чистой, принадлежащей только ему одному!

Когда после его необдуманного, вызванного сиюминутным порывом предложения о встрече девушка прекратила отвечать на письма, Лехин мир покачнулся…

И вот она здесь, рядом с ним, в одной машине! Как в сказке…

Сидя рядом с Аленой, ощущая ее дыхание, запах ее волос, Леха, хоть и испытывал смятение чувств, все же вынужден был в эту самую секунду решать другой, более насущный вопрос. Ибо прекрасно представлял себе, чем может закончиться для него освобождение дочери старика на фоне начавшейся войны группировок и возникших у папы подозрений на его, Лехин, счет. Свобода Алены могла стоить Реаниматору жизни. Для того чтобы спасти шкуру и доказать свою преданность братве, отмести все высосанные из пальца обвинения, от него требовалось всего ничего – взять телефон, набрать номер Мальцева и сообщить о разборке с барыгами и захвате дочери Тихого. Но кем он будет после содеянного?

Реаниматор заставил себя отвести глаза от красивого, с мягкими правильными чертами лица Алены, нервно закурил и, отвернувшись от девушки, уткнулся невидящим взглядом в стекло, за которым проносились высокие тополя Таллинского шоссе.

Короткие сумерки питерских белых ночей закончились, уже совсем рассвело…

Глава 16

Выпроводив ментовского капитана из кабинета и получив в обмен на солидную взятку в десять кусков не только свободу, но и твердые заверения опера, что подозреваемый в похищении Алены ссученный телохранитель Тимур завтра утром будет непременно освобожден и прямо у входа в РОВД передан для допроса и расправы Пал Палычу Клычкову, Тихий постарался взять себя в руки. Сев за обтянутый зеленым сукном огромный письменный стол, старик закурил трубку и, обхватив голову руками, задумался.

Идея, как именно наказать развязавшего войну обидчика, спасти дочь и одним скачком одержать победу, пришла в голову старика неожиданно, словно озарение. Несколько раз прокрутив в голове молниеносно придуманную им двухходовку, Тихий поразился ее простоте и гениальности. Поднявшись из-за стола, он направился к встроенному в стену бару, открыл резную дубовую дверцу, налил и залпом выпил полфужера пшеничной водки, поморщился и занюхал кусочком шоколада. Закрыв бар, шаркающим шагом подошел к двери кабинета, уверенный, что Бульдог с парой боевиков из группы Дольфа торчит снаружи, ожидая распоряжений.

Так и оказалось.

– Зайди, – приоткрыв дверь и поймав, по обыкновению, настороженный взгляд начальника гвардии, сухо приказал Тихий. – Докладывай, Паша, – раскурив погасшую трубку и нахмурив брови, приказал Тихий.

– Я связался с Выборгом. Морпеховский снайпер, профессионал из проверенных, прибудет в наше распоряжение в течение часа и будет находиться в готовности столько, сколько потребуется. За всеми точками, где регулярно появляется Мальцев: его квартирой, квартирой любовницы, офисом и принадлежащими группировке ресторанами «Янтарь» и «Парус», – установлено скрытое наблюдение. При благоприятном развитии ситуации физическое устранение Мальцева в ближайшие двое суток я гарантирую на девяносто девять процентов.

Поймав на себе явно недовольный взгляд хозяина, Клычков уточнил:

– Конечно, если не останется другого выхода и последует такая команда.

– Это все, что ты успел сделать? – с угрозой в голосе проскрипел Тихий.

– Не совсем, – качнул подбородком Бульдог. – Я послал специалиста и двух толковых пацанов из группы Дольфа на квартиру Бирюкова.

– Это еще кто такой? – поморщился авторитет.

– Казначей Мальцева, – чуть приподняв брови и наблюдая за реакцией Тихого, спокойно сообщил Клычков. – Сегодня до конца дня он будет у нас в руках, Олег Степаныч. Гарантирую.

– Толково, – помолчав пару секунд, одобрительно пожевал губами старик. – Но слишком мало!

– Я тоже так подумал, шеф, – согласился Бульдог, сохраняя на лице непроницаемую маску. – Поэтому и рискнул побеспокоить полковника Чижикова и напомнить ему о данном некогда обещании в случае необходимости оказать вам посильную помощь. Разумеется, снова упомянул об известных нам фактах, для слуха полковника не слишком приятных и способных в случае разглашения повлечь крупные неприятности… Как и следовало ожидать, господин Чижиков не обрадовался. Но помочь обещал. Переговорил с кем нужно в ФСБ, и начиная с сегодняшнего дня буду прослушивать запись всех телефонных разговоров Мальцева по сотовому немедленно после их окончания. Стало быть, мы будем в курсе всех планируемых против нас акций еще на стадии подготовки. Правда, в обмен на услугу пришлось пообещать Чижу вернуть все компрометирующие документы…

– Вот это уже другое дело, – растянул губы в довольной улыбке Белов. – Еще что-нибудь, Паша?

– Диспозиция, – вздохнул Клычков. – На сегодняшний день у нас двадцать три боевика, готовых исполнить любой приказ, а также арсенал на выбор. Если сравнивать это с возможностями группировки Мальцева, то мы заметно уступаем. Раза в четыре, это как минимум. Но в создавшейся ситуации… я считаю разницу в количестве пушечного мяса несущественной. Не зря говорят: кто предупрежден, тот вооружен. Так что, если сумеем быстро решить вопрос с Аленой, я уверен в успехе.

– Быстро решить? – эхом повторил авторитет слова Пал Палыча, но уже с другой интонацией.

– Олег Степаныч, вы уверены в причастности Тимура? В том, что он сдал вашу дочь Сашке? – дипломатично осведомился бывший опер.

– А у тебя, чую, другое мнение? – рявкнул старик.

– Да, другое. – Слова Бульдога прозвучали жестко и одновременно почтительно. – Я думаю, все эти словесные игры капитана с угрозой задержания – не более чем фикция. Или он полный дурак, или… вы уж извините, шеф, просто взял вас на понт. Хотел узнать, из-за чего весь сыр-бор, и, если повезет, по-легкому срубить деньжат. Судя по роже, с которой он покинул ваш кабинет, и по той скорости, с которой уехал, прихватив сержантов, вы кое о чем все-таки договорились. Ведь так?

– Я дал легавому десять кусков, чтобы оставил меня в покое и завтра же освободил Тимку, – сдавленно, по-змеиному прошипел авторитет. Глаза его забегали из стороны в сторону и наконец остановились на Пал Палыче. – Как ни крути, а оформить задержание этот пес мог запросто… С чего ты вдруг взял, что Тимка здесь ни при чем? И где тогда сейчас Алена?

– У меня нет никаких доказательств, – не отводя взгляд, сказал Клычков, – но я хорошо знаю этого парня. Не может быть, чтобы Тимур, сдав вас, набрался наглости вернуться в дом. Тем более зная, что ему грозит за столь серьезный прокол. Если бы он действительно сдал Алену как заложницу в предстоящей разборке, то, опасаясь возмездия, первым делом лег бы на дно. А когда… а если Мальцев решил бы конфликт в свою пользу, тогда уж вышел бы из тени! – с нажимом, горячо убеждал Бульдог. – Так что напрасно вы отмаксали оперу такой жирный кусок. Для него десять тысяч баксов – целое состояние. Можно и подавиться с непривычки.

– Это мне решать, кому и сколько давать! – истерично рявкнул Тихий. Однако, трезво взглянув на ситуацию и поняв, что в доводах Паши есть рациональный стержень, уже совершенно другим тоном уточнил, хитро прищурившись: – Значит, на сто процентов в Тимке уверен? Отвечаешь за свои слова?

– Да, Олег Степанович.

Старик заметил, как по складчатому лицу Бульдога пробежала едва уловимая тень. Бывший мент прекрасно отдавал себе отчет, какую огромную ответственность брал сейчас на себя. Окажись телохранитель предателем – взбешенный старик порвет его, Пал Палыча, на куски. С Тихого станется…

– И где тогда, по-твоему, сейчас может быть Алена? – опустив глаза и сделав вид, что вычищает трубку, глухо обронил Белов.

– Мало ли где, – пожал плечами Бульдог. – Помните, я однажды уже предупреждал насчет психического фактора навязанной ей круглосуточной охраны. Вот и намаялась девчонка, устала от вечного хвоста за спиной, глотнуть свободы захотелось… Не волнуйтесь. Я уверен, уже сегодня она как миленькая возвернется. Пошастает по городу, в кафе зайдет, самое страшное – шампанского бокальчик выпьет, ну, еще на дискотеку сходит. А потом поймает такси и домой, баиньки.

– Твои бы слова, Паша, да Богу в уши, – вполголоса выговорил Тихий. – Ну ладно… Тимку завтра с утра встретишь – сразу веди ко мне. Не боись, не удавлю. Если ты лично готов за парня мазу держать, так уж и быть, пусть живет. Сам говоришь, до утра все на свои места и встанет. А если нет… пеняй на себя. Ты наши законы знаешь. Я тебя за язык не тянул.

– Все будет ништяк, шеф, – упрямо пообещал Бульдог. – Самое позднее – под утро, часикам к шести, когда все ночные заведения закроются, сможете лицезреть свое беглое чадо. Надеюсь, ни в какой блудняк она в городе не влипнет.

– Я тоже надеюсь, – словно заклинание, чуть слышно прошептал Тихий и вдруг неожиданно для самого себя размашисто, неумело перекрестился. Откинулся на спинку кресла, сложил высохшие стариковские руки на впалой груди и исподлобья долгим взглядом воззрился на начальника своей гвардии. Удивительно, но Бульдогу всего парой фраз удалось успокоить его гудящие нервы и вселить надежду на благоприятный исход.

– Анастасия Эдуардовна поправится, девчонка найдется, а баклана Мальцева мы разделаем под орех. Или я, к чертям, ухожу в отставку! – словно читая мысли шефа, спокойно сказал Пал Палыч. И добавил: – У меня есть план. Он вам понравится…

– У меня тоже есть план, Паша. – Словно отойдя от гипноза, старик резко подался вперед и хлопнул обеими ладонями по зеленому сукну письменного стола. – Помнится мне, года полтора назад ты вскользь упомянул о кейсе, доставшемся тебе в наследство от одного покойного профессора, всю жизнь проработавшего в подшефном Лубянке секретном медицинском институте.

– Есть такой, – надув губы, что означало крайнюю степень сосредоточенности, глухо подтвердил Клычков. – Только это скорее не кейс, а аптечка. Двадцать четыре ампулы. По двенадцать каждого препарата. Один – из широкой группы психотропов, в обиходе называемых «сывороткой правды», другой – сильнейший болеутоляющий транквилизатор. Экспериментальная партия, в закрытую серию так и не запущенная. Вызывает торможение нервной системы и нечувствительность к боли. Правда, через двенадцать часов, когда действие проходит, отходняк тот еще… Подопытные на стенку лезли. Поэтому препарат и завернули.

– Вот-вот! – терпеливо выслушав и без того известные ему характеристики, воздел указательный палец к потолку Тихий. – Только сейчас меня интересует другое, Паша. Я имею в виду те две специальные капсулы для инъекции при посредстве снайпера. Настало время воспользоваться половиной комитетского наследства… А когда дурь подействует, я позвоню Сашке и легко выверну его наизнанку. Скажу, вогнал ему такую долгоиграющую хреновину, что без ежедневного противоядия не прожить. Хочет проверить? Пожалуйста. Начнет корчить паскудника – сам на брюхе приползет и хвостом вилять будет за таблетку. Что скажешь, Пашенька? Клюнет ирод?

– На такой блеф грех не купиться, – хмыкнул Клычков, и глаза его, выдавая взыгравшее в крови нешуточное возбуждение, ярко блеснули. – Идея, прямо скажем, недурственная. Ч-черт, а я, признаться, о таком простом варианте даже не подумал! Ништяк тема, Степаныч…

– Знать, рано молодые да шустрые волчата нас, стариков, уже в покойники записали, – с гордостью за самого себя во весь рот ощерился патриарх, – и шкуру нашу, тюремными вшами проеденную, меж собой поделили! Так что работа для твоего морпеха найдется…

В кармане Клычкова запиликал мобильник. Бульдог извлек телефон, молча выслушал сообщение, утвердительно хрюкнул, отключился и с прищуром поглядел на шефа:

– На ловца и зверь бежит. Исполнитель уже в Питере. Будем начинать, папа?

– Давно пора, Пашенька, – открывая бархатный кисет и вновь набивая трубку крепкой ванильной «Амброзией», небрежно обронил Белов. – Только для начала нужно пошуметь как следует. Нагнать на Саньку жути кошмарной. Откровеннее будет, падла!

Глава 17

– Куда двигаем, Леха? – спросил Лобастый и через плечо посмотрел на Реаниматора. Джип пролетел указатель с надписью «Санкт-Петербург» и въехал в Красное Село.

– В Озерки, – выбросив сигарету через щель над приспущенным стеклом, устало ответил бригадир, коротко переглянувшись с Аленой. – Дом Тихого знаешь? Я тебе как-то показывал…

– Помню, – кивнул Лобастый. Помолчав секунду, пробормотал: – Слушай, братан, что-то мне хреновато, в натуре. Боюсь, еще полтора часа, пока туда, пока обратно, я в тачке не высижу…

– Вон ты куда клонишь, – фыркнул Реаниматор и взглянул на часы. Без четверти четыре утра. – Ладно, хер с тобой, отчаливай. Я сяду за руль. Верзила, ты тоже можешь сваливать в свое Автово! Один черт – по пути…

– Ага, – с готовностью отозвался боевик.

– Как будем начислять премию, бугор? – недовольно зыркнув в панорамное зеркало на Алену, сухо осведомился Лобастый. Девушка, по его убеждению, мешала спокойному и справедливому, а главное – незамедлительному дележу добычи. Куда ты сейчас попрешься с такой ношей?

– Пакет заберешь себе, – нахмурив брови, согласился Реаниматор. Неизвестно, что ждет его сегодня. Лобастый, хитрец, прав. Таскать с собой добрую сотню кусков в твердой валюте, когда тебя ищут головорезы Густава для допроса с пристрастием, – полная лажа. – Надеюсь, специально предупреждать насчет недостачи не нужно?

– Че ты гонишь, в натуре? Когда я крысятил? – фальшиво взвился, мысленно уже потирая липкие ладони, Лобастый. – Пересчитаю только, для порядка, и каждому поровну, как базарили!

– Нарукавники еще надень, бухгалтер! – усмехнулся Леха. – Я все бабки подбил еще там, в гараже. В пакете сто четырнадцать тонн зелени и двадцать семь – финских марчел.

– Я тебе верю, – как можно нейтральнее буркнул Лобастый, мысленно обкладывая Реаниматора последними словами. Все летело в тартарары. Шанс оторвать от общей добычи неучтенный кусок растаял. Пока он, Лобастый, на глазок прикидывал сумму добычи, бригадир, сука, оказывается, все уже подсчитал…

Остановив «БМВ» на пустынной площади в самом центре Красного Села Лобастый, не глуша движок, уступил руль Реаниматору (тот молча протянул ему увесистый пакет с деньгами), вышел из джипа, открыл багажник и достал охапку своей одежды.

– Когда встречаемся? – делано широко зевая и пытаясь унять дрожь, словно между прочим спросил у бригадира Лобастый.

– Я позвоню, отдыхай пока, – буркнул Леха. – Эй, Михаил! – позвал вдруг направившегося к дому боевика. Тот застыл, настороженно оглянулся. Реаниматор, не спуская глаз с братка, указал сначала пальцем на пакет с деньгами, потом себе за спину – на Алену Белову, а затем медленно, с чувством, чиркнул ребром ладони по шее. Все было понятно и без слов. Вздумаешь настучать – звиздец.

– Да пошел ты, Леха, знаешь куда, со своими подъебками! – огрызнулся Лобастый и смачно сплюнул на асфальт. – Все, бля, пока! – и, более не оборачиваясь, нырнул в протоптанную в плотной стене кустов едва заметную тропинку.

Лобастый, сжимая в одной руке драгоценную ношу, а второй притиснув к животу свое барахло, на ватных ногах прошел по тропинке отделявшие его от ограды из металлической сетки два десятка шагов, швырнул на траву одежду и ключом отпер закрытую на ночь калитку. Взбежав по скрипучим деревянным ступенькам на крыльцо одноэтажного домика, рванул на себя дверь и скрылся в полумраке прихожей.

Бабка Степанида громко храпела у себя в комнате. Развалившийся прямо под ногами, на половике, мохнатый пес Грэй, узнав хозяина, лениво приподнял одно веко, вильнул хвостом и снова отрубился.

Нырнув в кухню, задернув засиженные мухами шторы и плотно прикрыв за собой дверь, Лобастый рухнул на жалобно скрипнувший стул, жадно закурил сигарету и высыпал на клеенку содержимое пакета, завороженно пожирая глазами образовавшуюся кучу денег. Оторвать взгляд от перетянутых резинками пачек было совершенно невозможно…

Сто четырнадцать тысяч долларов! Двадцать семь тысяч финских марок! Да за такой капиталец можно не то что шлюх долбаных, а половину Красного Села под нож пустить, не моргнув глазом! И что же, вот так, за здорово живешь, отдать ссучившемуся Реаниматору и отмороженному дебилу Верзиле две трети этого эквивалента земного счастья?! А вот хрен вам, братва, а не лавы! Одному – в самый раз!

Громко сопя, Лобастый, злорадно ухмыляясь, извлек из нагрудного кармана комбинезона телефон и набрал номер «честного бизнесмена», помощника депутата Законодательного собрания города, Александра Петровича Мальцева. Папа ответил почти сразу и, судя по голосу, еще не ложился спать.

– Слушаю, – настороженно бросил Мальцев.

– Шеф, это я, Лобастый! – браток почему-то сразу перешел на срывающийся, громкий шепот. – У нас измена! Мы с Реаниматором и Верзилой по наводке барыги с «Юноны» накрыли порностудию, в Русско-Высоцком. Эти шакалы похищали на улицах шлюх, заставляли сниматься на видео, а потом мочили! Так вот – незадолго до нашего визита деляги на шару посадили в тачку у Зимнего дворца саму дочь Тихого, Алену! Мы, как узнали, кого они в подвале держат, быстро смекнули, что к чему. Терпил отоварили, девку скрутили и повезли в Питер! А Реаниматор вдруг и говорит: никаких заложниц, возвращаем биксу папаше! Я чуть не обалдел, в натуре! Война, говорю, ты че? Да только с ним, шкафом пробитым, разве поспоришь? Ну, короче, Леха меня здесь, в Красном, выбросил, а сам на «бимере» с девкой в Озерки погнал. Верзила с ними, но Реаниматор его в Автово тоже сбросит… Так что минут через сорок он и бикса будут у виллы!

– Вот падла! Он, значит… – закипел Мальцев. Помолчав, главарь сдержанно поблагодарил: – Молодец, Лобастый. Вовремя отзвонился. Мы его, шакала, на подъезде к вилле перехватим. А ты… в общем, поздравляю, бригадир.

– Спасибо, папа, век не забуду! – едва не захлебнувшись от внезапно привалившего счастья, вскричал Лобастый. И, дыша через раз от возбуждения, осторожно спросил: – Значит, Александр Петрович, с Лехой… того…. попрощаемся?

– Считай, уже попрощался, – выплюнул Мальцев. – Слышь… Тут кое-что намечается, так что трубу не отключай, будь на связи. Если вдруг… в общем, если срочно не понадобишься, ближе к ночи один хрен встретимся. Введу тебя в курс кое-каких нюансов. Но в целом ты тему сечешь и точки ваши знаешь. Так что сегодня снимай долю по плану.

– До свидания, шеф! – глотая слюну, с чувством произнес Лобастый и, отключив связь, издал сдавленный победоносный клич. – Йес! Вот так вам, козлы! Допрыгался, Лешенька. Теперь тебе мало не покажется! Стукач долбаный!..

Смахнув со стола деньги обратно в пакет, Лобастый ринулся из кухни и на пороге лоб в лоб столкнулся с сонной старухой в линялой ночной рубашке.

– Чего орешь на весь дом среди ночи, как полоумный? – «ласково» поприветствовала любимого внучка бабка Степанида. – Одурел? Или опять пьяный?

– Да пошла ты лесом, овца голимая! – лениво, как от назойливой мухи, отмахнулся от бабуси внук и скрылся в своей комнате, хлопнув дверью.

– Отец днем звонил! – помолчав, прокричала через дверь старуха. – Девятого июля выходит… Слышь меня, ирод окаянный? Встречать-то поедешь?..

– Доберется сам, зэчара! Не барин! Все, ба, я занят, иди на хер! – последовал доходчивый ответ.

Степанида, беззвучно шевеля губами, послушно ретировалась, в тысячный раз помянув недобрым словом родителей внука.

Спрятав пакет в тайник под половицей, Лобастый вдруг вспомнил об оставленных в коттедже со жмуриками золотых цацках. Реаниматор, брезгливо сжав губы, приказал бросить снятые с убитых шлюх паленые побрякушки прямо на столе. А ведь там и хорошие камушки сверкали, на добрых полторы-две штуки баксов наберется! Да и дела-то всего – полчаса туда, столько же обратно! Ерунда!

Охваченный золотой лихорадкой, новоиспеченный бригадир едва ли не бегом покинул комнату. Перескочив через спящего пса, вылетел из дома, открыл ворота, сел в стоявший под навесом черный «форд» и, не разбирая дороги, помчался обратно.

До поселка Лобастый доехал в одно мгновение. Бросил тачку на том же самом месте, где не так давно стоял их «БМВ», и, то и дело оглядываясь, вновь приблизился к коттеджу. На всякий случай, спрятавшись в поросшей высокой травой придорожной канаве, несколько минут внимательно наблюдал за домом.

Поселок понемногу просыпался, слышался собачий лай, крик петухов и коровье мычание. Где-то на соседней улице протарахтел мотоцикл…

Не заметив ничего подозрительного, Лобастый вылез из укрытия, короткими перебежками преодолел отделявшее его от дома расстояние, осторожно приоткрыл входную дверь и просочился внутрь. Прислушался. Тихо. Как и следовало ожидать.

На всякий случай стянув с ног ботинки, вытащив «ТТ» и сняв его с предохранителя, Лобастый на цыпочках поднялся по лестнице на второй этаж, осторожно заглянул в комнату с камином и обомлел.

Возле стола, не обращая внимания на окровавленные трупы на полу, стоял веснушчатый лопоухий парень лет восемнадцати с тем самым трофейным «мосбергом» в руке и внимательно, не спеша разглядывал рассыпанные на столе драгоценности!

Сжимавшая пистолет рука Лобастого, казалось, сама собой навела оружие на прыткого незнакомца, а указательный палец плавно нажал на спуск.

Наверное, парень что-то почувствовал. В последнее мгновение перед смертью он успел резко обернуться и, приоткрыв рот в немом крике, посмотреть на братка испуганно-удивленным взглядом зеленых глаз, между которыми одновременно со звуком выстрела вдруг появилась крохотная красная точка, издалека похожая на раздавленную ягоду смородины. Неестественно взмахнув руками и выронив помповик, парнишка упал под стол и, дрыгнув ногами, затих. Лобастый деловито подошел к столу, сгреб золото, нагнулся и поднял с пола выпавший из разжавшейся руки мародера витой платиновый браслет. Краем шторы стер с пистолета отпечатки пальцев и бросил пистолет на пол.

Спустившись вниз, Лобастый торопливо обулся, прильнул глазом к узкой щели в приотворенной входной двери, оглядел окрестности и бестелесной тенью покинул дом. Окольными путями, стараясь не привлекать к себе внимания, он неспешным шагом вернулся к тачке…

Не успел Лобастый открыть дверь, сесть за руль и вставить в замок зажигания ключ, как возле «форда», словно из-под земли, вырос, размахивая вездесущей полосатой палкой, помятый, с опухшей рожей лейтенант. Наверное, этот проклятый мент специально ждал где-то поблизости в надежде срубить полтинник на опохмелку! Лобастый опустил стекло и, холодея от дурного предчувствия, молча протянул документы. Мент, дыхнув перегаром, нечленораздельно представился и лениво поинтересовался:

– Откуда и куда едете, гражданин… э-э, Антонов?

– Из Нарвы в Питер, – тоном, ясно дающим понять нежелание вдаваться в длинные объяснения, ответил Лобастый. – Все в порядке, командир? Я могу ехать? Через полчаса мне нужно быть в городе.

– Минуточку… – Изучив техпаспорт и права, заглянув в талон техосмотра и даже смерив взглядом остаточную глубину протектора на скатах, но так и не найдя ни малейшей зацепки, лейтенант недобро буркнул: – Я давно вас тут поджидаю, товарищ водитель. Куда это вы ходили?

– По нужде приспичило, – скорчив рожу, фыркнул Лобастый. – Запрещено, что ли?!

– Аптечка, огнетушитель, знак аварийной остановки в машине имеются? – не унимался мент.

– Да! Можешь посмотреть там, в багажнике! – Лобастого вновь начинало лихорадить.

– Я бы попросил вас следить за речью, товарищ водитель, когда разговариваете с сотрудником милиции при исполнении! – прибавив металла в голосе и сдвинув брови, жестко осадил гаишник. – Почему заезжаете на зеленую зону?

– Не понял. Вот это – зеленая зона? – ткнув пальцем в поросшую редкой травкой и усыпанную всевозможным мусором обочину, на которой стоял его «форд», скривился Лобастый. – Ну-у, ва-аще… Слушай, лейтенант, давай без клоунады. Я и так опаздываю. Сколько тебе нужно, чтобы ты отвязался, а? На вот стоху, и разбежались, – протянув смятую купюру, он повернул ключ в замке зажигания. Мотор зарычал.

И тут произошло нечто слабо поддающееся логике. Вместо того чтобы взять деньги и с благодарностью ретироваться, лейтенант наклонился, быстро выдернул ключи, заглушив двигатель, и тут же спрятал их в карман форменного кителя.

– Дача взятки должностному лицу – уголовно наказуемое преступление, – с вызовом сказал мент. Затем извлек из внутреннего кармана блокнот, авторучку и, отойдя на два шага от капота, быстро записал номер «форда».

Лобастый вдруг подумал, что когда в коттедже обнаружат трупы и поднявшиеся на дыбы мусора станут искать убийц, эта вроде бы неприметная запись в потертом лейтенантском блокноте может обойтись ему слишком дорого…

Распахнув дверь, он вышел из машины и приблизился к менту. Краем глаза зафиксировав на поясе лейтенанта кобуру с табельным пистолетом, доверительным шепотком покаялся:

– Погоди, слышь, земляк. Ну, погорячился я, извини. Ты мужик, и я мужик, так неужели мы не договоримся? Давай разойдемся по-людски, ей-богу! К чему все эти заморочки?

– Договоримся, не волнуйся… – не меняя выражения лица, гаишник спрятал блокнот и рукой указал на машину. – Только не здесь, а на посту. Это недалеко, семь километров в обратную сторону. Сейчас вы пересядете на соседнее сиденье, а я сяду за руль. И предупреждаю: без фокусов! – предупредил мент.

– Ну, сука!.. – выдохнул браток и засветил несговорчивому легавому прямой в подбородок.

Громко клацнув зубами, лейтенант со стоном повалился на землю.

Слабо отдавая себе отчет в происходящем, браток коршуном прыгнул на гаишника, обхватил его башку двумя руками и что есть силы рванул в сторону.

Пошарив по засаленному, обсыпанному перхотью кителю, Лобастый быстро вытащил документы, ключи и проклятый блокнот с номером машины. Лихорадочно огляделся. Никого, если не считать валявшегося возле безлюдной автобусной остановки алкаша. Прыгнув в тачку, браток вновь запустил мотор и до отказа выжал педаль газа. «Форд» с визгом провернувшихся покрышек сорвался с места…

И невдомек было Лобастому, что немудреным спектаклем не шибко богатый областной гаишник, вдрызг проигравшийся накануне в карты свояку, хотел всего лишь слегка поправить свое материальное положение, присовокупив к обещанной ему сотне еще одну красненькую бумажку.

Да и насчет отсутствия свидетелей браток сильно ошибался. Был свидетель. Точнее – свидетельница. И не просто свидетельница, а жена этого самого лейтенанта, жившего аккурат в доме на противоположной стороне шоссе. В момент коварного удара молодая женщина испуганно всплеснула руками и вскрикнула, но номер приметной машины успела запомнить. Едва черный «форд» скрылся вдали, она не мешкая выскочила из дому и бросилась на помощь неподвижно лежавшему на обочине мужу. Увы, помочь было уже невозможно…

Глава 18

Прослушивание мобильного телефона Мальцева принесло свои первые реальные плоды. О летящем по пустынному, еще сонному Питеру по направлению к Озеркам джипе с Аленой и Реаниматором узнал не только Александр Петрович, но и начальник гвардии Тихого Пал Палыч Клычков. Прослушав с помертвевшим лицом автоматически переадресованную на его телефон запись, бывший опер немедленно доложил горячую новость старику, практически дословно передав ему состоявшийся между Мальцевым и неким отморозком Лобастым диалог. Из разговора они узнали сразу четыре весьма важных момента. Первый: Алена жива, и к ее похищению противник не имеет никакого отношения! Второй: случайно угодившая в ловушку к порнодельцам девушка была вскоре благополучно освобождена неким Лехой Реаниматором, бригадиром из группировки Мальцева! Третий: вопреки всякой логике, далеко не рядовой, а значит, отнюдь не глупый и отдающий отчет своим поступкам браток не только не сделал дочь авторитета своей заложницей, превратив в козырную карту в начавшейся войне, но даже решил отпустить, доставив на тачке прямо к воротам виллы! И наконец, четвертое, самое главное: Алене и этому Лехе угрожает смертельная опасность, так как Мальцев уже послал на перехват «БМВ» своих боевиков. Если же Реаниматор попытается оказать сопротивление, их обоих просто уничтожат.

И все это – буквально в двух шагах от коттеджа Степаныча!

Единственным подходящим местом для засады здесь была березовая роща, раскинувшаяся по обе стороны дороги, ведущей к берегу озера. Специально для Тихого это ответвление от оживленной трассы, длиной не более трех сотен метров, заасфальтировали по всем европейским стандартам.

В создавшейся ситуации нельзя было терять ни минуты, и, выслушав короткий приказ старика выдвигать на контрперехват джипа все имеющиеся под рукой силы, в том числе и личную охрану самого Тихого, Пал Палыч принялся за дело…

Собственно, долго собирать своих боевиков начальнику гвардии Клычкову не пришлось. После демонстративного погрома, устроенного командой Дольфа в принадлежавших группировке Мальцева ресторане и загородной гостинице, парни отдыхали неподалеку, в спортивно-оздоровительном комплексе «Озерки». Получив вызов командира, двенадцать сотрудников частного охранного предприятия СВД – все без исключения в прошлом либо сотрудники ГРУ, либо наемники из «горячих точек» – немедленно экипировались и, вооруженные до зубов, в бронежилетах, на четырех машинах выдвинулись на место предстоящей засады. Успех всей акции прикрытия во многом зависел от того, чья группа успеет первой прибыть на место. Однако немаловажным моментом была подготовка самих бойцов. Ударная сила Мальцева, за редким исключением, состояла из обычных отморозков. Представитель же старой гвардии Тихий, всегда недолюбливавший «спортсменов», предпочитал взводу накачавших мускулы и обвешанных волынами бывших хулиганов небольшую, но хорошо подготовленную команду крепких профессионалов. И если в традиционной охране и на стрелках команда Дольфа внешне не слишком отличалась от кое-чему научившихся, но по-прежнему по делу и без дела размахивавших распальцовкой бритых бандюганов, то в диверсионно-показательных акциях, вроде уже выполненных накануне, и особенно таких, какая предстояла сейчас, класс профессионалов должен был сработать максимально…

Когда кавалькада из посланных Мальцевым на захват Реаниматора шести автомобилей влетела в лесополосу и, свернув с дороги за кусты, рассредоточилась, за этой суетой уже наблюдали через прицелы автоматов и гранатометов одетые в камуфляж и черные маски парни Дольфа. А чуть в отдалении невесть откуда появился простой, без трафарета, «жигуленок» с примагниченной на крыше мигалкой. Возле него стояли и курили, напряженно всматриваясь в редкий поток автотранспорта, два милиционера-сержанта с жезлами…

Следивший за действиями мальцевских Бульдог великодушно пожертвовал парой минут и позволил браткам занять наспех выбранные позиции. Давно зная каждый куст на примыкавшем к вилле Тихого коротком участке дороги, Пал Палыч хмыкнул, опустил оптику, поднес ко рту рацию и сухо приказал:

– Начали!

Спустя секунду пространство вокруг содрогнулось от слившихся почти воедино взрывов, осветилось взметнувшимися к кронам деревьев оранжевыми факелами, наполнилось криками животного ужаса и стрекотанием автоматов. Все было закончено за пару минут. Только двум браткам удалось скрыться, остальные десять остались лежать рядом с покореженными остовами автомобилей. Потери команды Дольфа – один боец, случайно раненный в плечо.

В кармане Бульдога залился трелью телефон – это звонивший по просьбе отставного полковника Чижикова офицер ФСБ коротко продиктовал Пал Палычу номер радиотелефона, которым пользовался активный член мальцевской группировки Алексей Гольцов, известный как Леха Реаниматор.

Чтобы обезопастить Алену от возможных случайностей и избежать неадекватной реакции со стороны бригадира, начальнику личной гвардии Тихого оставалось всего лишь нажать на семь светящихся кнопок, дождаться ответа, вкратце обрисовать Реаниматору ситуацию, дать гарантии личной безопасности и предложить остановить джип в условленном месте, не делая глупостей.

Однако мобильник не отвечал. Вместо него послышалась давно набившая оскомину фраза сетевого автоответчика: «Абонент временно недоступен».

Бульдог, чертыхаясь, снова и снова торопливо давил на кнопки, не зная, что у вызываемого им мобильника просто села батарейка. Леха же, целиком погруженный в свои невеселые мысли, не обращал ни малейшего внимания на телефон с потухшим дисплеем… Его «БМВ» уже сворачивал у последнего светофора, подмигивающего желтым глазом, и выходил на финишную прямую перед поворотом к озеру.

Навстречу джипу, отделившись от «Жигулей» и подняв руку с полосатым жезлом, чуть более суетливо, чем требовалось, шагнул одетый в подозрительно мятую милицейскую форму сержант.

Глава 19

Леха и сам не мог сказать, что именно мгновенно насторожило его в бросившемся наперерез «БМВ» сержанте. То ли отсутствие трафарета на припаркованном тут же «жигуленке» с наспех нашлепнутой на крышу мигалкой. То ли нескладно, мешковато сидевшая на худощавом высоком парне ментовская форма. То ли странная поспешность, с которой мент бросился на проезжую часть к джипу, игнорируя плетущийся на три корпуса впереди скособоченный «опель аскона». Реаниматор до упора вдавил педаль газа, резко крутнул руль и, задев правыми колесами бордюр, по широкой дуге объехал целенаправленно метнувшегося навстречу «гаишника». Затем, притормозив, свернул с трассы на ровную и гладкую «европейскую» дорогу – детище старого авторитета. Петляя по лесополосе, она вела к озеру.

Промчавшись по ней до первого поворота, Леха вынужден был снова резко ударить по тормозам. Он увидел за потемневшими, скрючившимися от жара кустами развернутый капотом к дороге пылающий черный «мерседес» с прикрепленной к решетке приметной ржавой подковой и сразу узнал его – это была тачка Шурика Пули, лучшего друга Новгородского Быка! Рядом с машиной, в траве, лицом вниз лежал посеченный осколками труп. И еще что-то ужасное, скрюченное угадывалось в объятом огнем салоне, на водительском сиденье…

Алена вскрикнула и закрыла лицо ладонями.

Скользнув ошалевшим взглядом по сторонам, Леха увидел чуть в стороне от дороги, за деревьями, еще две горящие автомашины – минивэн и джип. Внедорожник с золотистыми дугами как две капли воды походил на тот, что принадлежал самому Новгородскому Быку!

Воображению Реаниматора хватило доли секунды, чтобы во всех подробностях представить себе происходившее здесь совсем недавно побоище и сделать соответствующие выводы. Братва Мальцева потерпела сокрушительное поражение. А еще Леха сообразил, что прознавшие про визит чужаков и устроившие здесь засаду головорезы Тихого вряд ли успели далеко уйти. Слишком мало времени прошло с окончания бойни. Значит, убийцы здесь, совсем рядом. И уже наверняка заметили «вражеский» «БМВ»!

На то, чтобы развернуть на такой дороге четырехдверный джип, в обычных условиях требовалось минимум четыре раза выкрутить руль туда-сюда, попеременно включая задний и передний ход. Но сейчас Леха ограничился всего двумя стремительными маневрами. Юзом затормозив, рывком воткнул заднюю скорость. Выкручивая руль и газуя, сломал хромированным бампером ствол растущей березки. Рванул назад, некоторое время волоча за собой дерево, зацепившееся ветками за решетку отбойника.

Краем глаза Реаниматор уловил две появившиеся словно ниоткуда и бросившиеся наперерез джипу фигуры в камуфляже. В руках бойцов были автоматы. Сейчас начнут стрелять, сучары…

– Ложись! Ложись вниз, я сказал! – заорал, надрывая глотку, Леха. Сзади послышался шорох. Инстинктивно пригнувшись к самой «торпеде» и намертво вцепившись пальцами в деревянный руль, Реаниматор с чудовищными, запредельными для второй передачи оборотами двигателя гнал «БМВ» как можно дальше от гиблого места.

Странно, но вдогонку джипу не раздалось ни единого выстрела… Реаниматор опомнился и передвинул вперед янтарную ручку. Прошипел:

– Красиво нас твой папа встречает, нечего сказать! С музыкой!

– Г-господи, что… это? – вдруг послышалось над самым его ухом.

Леха, к которому едва вернулась способность координировать и осмыслять свои действия, буквально вмерз в сиденье, впал в состояние, которое боксеры называют «гроги». Ты все видишь, все слышишь, а словно парализован, тело отказывается подчиняться лихорадочно посылаемым мозгом импульсам.

Впрочем, подражание истукану с острова Пасхи длилось недолго. Новый шок в образе развернутого поперек дороги на выезде из лесополосы «жигуленка» с мигалкой на крыше – того самого! – заставил Реаниматора с ходу принимать решение. Собственно говоря, вариантов было всего два: останавливаться или, добавив газу, идти на таран.

Леха выбрал второй. Масса «БМВ» вдвое превосходила вес отечественной моторашки, а с учетом набранной скорости и наличия отбойника шанс джипа смести препятствие был не такой уж маленький…

Он увидел, как испуганно брызнули в стороны, опять по неизвестной причине не воспользовавшись зажатым в руках оружием, «товарищи сержанты», а потом изо всех сил вжался в спинку сиденья. Сильнейший удар, такой же толчок вправо, скрежет царапающего асфальт металла, визг резины…

Оказалось, его, сокрушившего преграду и выскочившего на перекресток, едва не протаранил в правый бок летевший слева грузовик. Слава богу, водила попался с хорошей реакцией.

Следующие несколько минут в салоне царило полное молчание. Наконец безмерно уставший и мокрый от пота Леха сбросил скорость, притер истерзанный джип к обочине у реденького лесочка неподалеку от улицы Сикейроса и заглушил двигатель.

Словно сомнамбула, медленно достал пачку «Мальборо», вытащил сигарету, прикурил, не сразу попав прыгающим кончиком в язычок пламени, жадно затянулся и только после этого обернулся и посмотрел на притихшую, с полными слез глазами, бледную, несмотря на загар, Алену.

– Повтори, что ты только что сказала, – потребовал Леха и поразился тому, как странно, почти умоляюще звучит его собственный голос.

– Я… – почти не шевеля губами, выдохнула девушка, – и… испу…галась. Там…

– Матерь Божья! – прикрыв глаза, Леха отвернулся, уронил голову на подголовник, тело его конвульсивно задергалось. Алена не сразу поняла, что Реаниматор смеется. И только когда ее резанул по ушам истеричный, почти безумный хохот, когда грудь и весь торс ее спасителя заходили ходуном, стало ясно – от пережитого парень слегка двинулся рассудком. Так, самую малость. Скоро все пройдет, а этот громкий смех – средство успокоить нервы и снять неимоверное напряжение этой ночи…

Алена терпеливо ждала и сама, разглядывая и оценивая себя словно со стороны, как зрительница в театре, медленно начинала догадываться.

Осознание, полное, окончательное, пьянящее, пришло внезапно, обрушилось подобно тайфуну, играючи разрушившему на своем пути неприступную стену. Нахлынувшее счастье захлестнуло оторопевшую Алену с головой!

– Ма… мамочка! – чуть слышно сорвалось с губ Алены, что вызвало новый приступ истерического хохота у корчившегося в конвульсиях на переднем сиденье Реаниматора.

Девушка, поймав в зеркале заднего вида раскрасневшееся, почему-то невероятно счастливое лицо бандита, чуть растянула губы в подобии улыбки. В следующее мгновение глаза Алены заволокло блаженной дымкой, лицо Лехи расплылось, дрогнуло, раздробилось на фрагменты и исчезло. Она провалилась в мягкую, совсем не страшную, обволакивающую и баюкающую, словно в колыбели, пустоту.

Глава 20

– Примите мои искренние поздравления, Алена Олеговна! – Перед девушкой снова появилась небритая физиономия Реаниматора, уже заметно успокоившегося. Бандит держал в руке попахивающую машинным маслом пластиковую бутылку с выдохшейся минеральной водой, которой он обрызгал лицо девушки.

Крепкие руки Алексея помогли очнувшейся дочери Тихого принять вертикальное положение.

– Тринадцать лет молчания, и вдруг случилось чудо – заколдованная принцесса заговорила! – нарочито бодрым тоном продолжал Леха. Он сидел рядом, на заднем сиденье «БМВ», и внимательно разглядывал девушку.

– Я слышала… от… врача… – Алена, потупившись, с трепетом вслушивалась в свой собственный, незнакомый, чужой пока еще голос, делая паузы почти после каждого слова. – Чтобы… речь… вернулась… мне нужен антишок. Сильный.

– И ты его дождалась. Куда уж сильнее! – оскалился Леха, стрельнув глазами туда, где далеко за многоэтажками, на берегу озера, стояла вилла Тихого. – Помнишь, я говорил тебе о разборке между твоим отцом и нашими пацанами? Теперь ты, солнце ясное, имеешь некоторое представление, как это выглядит на практике.

– Их всех… убил… папа?! – В глазах девушки промелькнул ужас.

– Нет, святой Акакий! – хмыкнул Реаниматор. – Не сам, ясный перец. Тихий на вилле трубочку курил… Пал Палыча вашего работа. А точнее – его наемников во главе с Витюшей Дольфом.

– Ужас! – Голос Алены, вначале хрипловатый, нестройный, звучал уже почти естественно. – Но… почему отец… сделал это? – Ища ответа, девушка умоляюще глядела на Реаниматора.

– Спроси что-нибудь полегче! – прошипел Леха, доставая сигарету. Его бесстрастное лицо исказила дьявольская горькая ухмылка. – И знаешь, что самое прикольное? – Бригадир испытующе посмотрел на Алену. – Малец, пахан мой, вдруг ни с того ни с сего причислил меня к мутноглазым! Типа я чуть ли не за руку со стариком, твоим папашей, здороваюсь, а до кучи стучу ему, что, где и когда! О чем, мать вашу, я могу стучать Тихому? Да все питерские авторитеты друг о друге все давно знают! Из каждой навозной кучи, из каждого «мерина» ослиные уши торчат выше столпа Александрийского! Так поди же…

– Тогда почему ты… все-таки повез меня домой? – спросила Алена тихо и осторожно, теребя ручку своей сумочки, где лежал ненужный более электронный блокнот. – И… откуда ты узнал, что я… не разговаривала… именно тринадцать лет, если раньше никогда… не общался с отцом?

Внезапная, ошеломляющая догадка озарила ее сознание, заставила пульс участиться.

– Ну, извини, красивая! – щелкнув зажигалкой, с вызовом проговорил Леха. – Девочке, оказывается, мало, что ее едва не трахнули, пустив по кругу, не посадили на иглу и не превратили в порнозвезду! Она прямо-таки жаждет стать заложницей! Слушай, так еще не поздно все исправить! Заодно и от наездов лажовых сразу начисто отмоюсь!

Алена, не говоря ни слова, улучила миг, взяла руку бандита и крепко, как только могла, сжала ее в своих прохладных ладошках.

Леха осекся на полуслове. Не ожидал. Прикосновение тонких девичьих пальцев подействовало на Реаниматора столь сильно, что он, здоровый взрослый мужик, растерялся. Обычное прикосновение, и клокочущая в груди ярость без следа испарилась. Леха попробовал что-то сказать, но ничего не вышло. Что за наваждение! Язык словно одеревенел.

– Ну вот что, – буркнул он, нервно кивая на вставленный в держатель на «торпеде» джипа мобильный телефон, – сейчас позвонишь отцу, обрадуешь. Подождешь пару минут где-нибудь, да хоть у метро, пока свита примчится. А мне, слышь, некогда…

Реаниматор попытался освободить руку, но слабые пальчики лишь сильнее стиснули его ладонь.

– Алеша, скажи мне правду! – потребовала Алена у своего спасителя. – Пожалуйста! Я прошу тебя! Только – правду…

Каждой клеткой тела Реаниматор ощущал внутреннее тепло, волнами исходившее от ладоней девушки. Он понял, что настал тот самый пресловутый момент истины, когда, как ни крути, все тайное вдруг становится явным.

Взглянув на дочь авторитета слегка прищуренными потухшими глазами, Леха произнес:

– А ты угадай. С трех раз… Откуда я мог узнать, что ты в трехлетнем возрасте пережила шок и потеряла речь. При том, что вряд ли среди многотысячной питерской братвы найдется хоть один такой ясновидящий, кто вообще знает о существовании у старика спивающейся жены-балерины и шестнадцатилетней дочери… Ну что, неужели до сих пор не догадалась?..

Реаниматор отвернулся, готовый к тому, что Алена после этой исповеди немедленно разожмет пальцы и отпрянет от него, как от прокаженного.

Однако секунды уходили, а ничего не менялось. Разве что обхватившие его клешню маленькие девичьи ладошки стали едва ощутимо подрагивать.

Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем Алена сказала:

– Надо же, Лешенька, как тебя жизнь… потрепала. Плохо выглядишь… для двадцати-то лет, – и дочь Тихого широко, без малейшей тени осуждения улыбнулась. – На все сорок.

– Издеваешься? – буркнул Реаниматор. – Ну-ну… А в общем – имеешь право. Это я лжец, не ты.

– Поразительная самокритичность! – с чувством выдохнула Алена. На ее бледных щеках вспыхнул, заиграл почти детский румянец. – Еще чего выдумал – издеваться над ним… Ладно уж…

– О-о, неужели прощаешь супостата этакого? – саркастически усмехнулся Леха.

– А что с тобой еще… делать, – примирительно вздохнула Алена. – Выдумщик.

Последнее слово было произнесено с такой теплотой, почти нежностью, что Реаниматор понял – она говорит искренне.

– Стало быть, не жалеешь? – спросил Леха с улыбкой, имея в виду, конечно, адресованное ему заочное признание девушки в любви.

В глазах бандита Алена не без удовольствия заметила просительное выражение, более чем необычное для взрослого мужика, тем более – его рода занятий.

– Нет, нисколечко, – ответила без раздумий дочь авторитета. – Все было так замечательно и… красиво! В жизни наверняка это происходит гораздо банальнее, – предположила она, заметно смутившись, что выдала отсутствие своего личного, не приобретенного по причине нежного возраста амурного опыта. Пытаясь хоть как-то скрыть это смущение, Алена не удержалась от укола:

– Слушай, а может, ты выбрал не ту профессию? У тебя талант. Писать романы куда безопаснее…

– Попридержи язычок, девочка! Не с фраером базаришь! – Леха рывком освободил свою руку из теплых ладошек. – Прикололись, обсудили и забыли!

– Значит, ты… прикололся? – Лицо девушки переменилось. Буквально испепелив Реаниматора взглядом, Алена резко повернулась и распахнула дверь джипа, намереваясь выпрыгнуть из машины. В самый последний момент Лехе удалось схватить ее за рукав и, стиснув зубы от полыхнувшей в раненом плече боли, силой удержать на месте.

Только бабьей истерики ему сейчас не хватало. Бог ты мой, какие страсти… Он забыл, что имеет дело с юным, наивным созданием, для которого их виртуальный роман – первая проверка чувств, первый опыт уже переросшего обычную дружбу общения с представителем противоположного пола. Угораздило, твою мать!..

– Сидеть! – жестко приказал Реаниматор.

– Да пошел ты! – взвизгнула Алена. – Подумаешь, герой нашелся! Ты на себя в зеркало посмотри! Двадцать лет ему, как же!.. А я-то, дура, поверила…

Девушка закрыла лицо ладонями. Легко, как пушинку, развернув Алену к себе, Леха заметил между ее тонкими пальцами влажные дорожки от слез.

Час от часу не легче. Вместо того чтобы решать сложный вопрос, как ему выжить в невесть по какой причине запущенной Тихим мясорубке и доказать свою лояльность мальцевской братве, он, бригадир, должен успокаивать дочку авторитета, кроме всех прочих злоключений пережившую сегодня первый в жизни пустяковый облом на поприще общения полов!

– Слушай, давай поговорим спокойно, – предложил Леха. – Как взрослые люди… Я тебя что, совратил? Трахнул?! Что за предъявы вообще могут быть, в натуре?! – Привыкший к несколько иному обращению с женщинами Леха был сейчас готов буквально провалиться на месте. – Я знаю, что тебе пришлось пережить. Только это не отмазка! Головой надо думать, а не… сопли распускать! Вместо того чтобы сказать спасибо за то, что жива-здорова, ты понты дешевые задвигаешь: ах, какой подлый обманщик!

Реаниматор нервно вытащил сигарету, закурил.

Кажется, подействовало. Оторвав ладони от пылающих щек, Алена взглянула на бригадира, которому она была обязана своей жизнью, и прошептала:

– Извини… те. Просто… я очень устала…

– Так-то лучше, – не вынимая изо рта сигарету, буркнул Леха. Посмотрев на мобильный телефон в держателе, он только сейчас заметил потухший экран дисплея. Выругавшись вполголоса, пересел с заднего сиденья на водительское, извлек из бардачка шнур и подключил питание от автомобильного прикуривателя. На сразу вспыхнувшем зеленым светом экране мобильника появились четкие символы. Пробежав пальцами по кнопкам, Реаниматор обнаружил записанный в память телефона, несмотря на севшую батарею, незнакомый номер, с которого кто-то совсем недавно пытался ему дозвониться. Очень интересно.

– Тихому звонить? – пыхнув дымом, деловито спросил Реаниматор. – Или прямо здесь выйдешь?

– Как хочешь, – тихо ответила, не поднимая глаз, девушка. – Мне все равно.

– Мне тоже, – огрызнулся Леха. – Только после бойни у виллы лучше тебе лишний раз там одной не светиться. В лесополосе уже кишмя кишат менты, и не только… Кстати, тебе этот телефончик ни о чем не говорит? – он продемонстрировал Алене дисплей с незнакомой комбинацией.

– Это Пал Палыч, – сразу узнала номер Алена.

– Уверена? – нахмурился Реаниматор. Звонок от начальника гвардии старика, Бульдога, как ни странно, не слишком удивил его. Когда пошла такая крутая раздача, от вражеской стороны ожидать можно любых сюрпризов. Впрочем, и от своих – тоже…

– Я ни разу в жизни еще не пользовалась телефоном, – запинаясь, объяснила Алена. – Но… на всякий случай… Отец настоял, чтобы я запомнила прямой номер его и Пал Палыча.

Реаниматор включил набор прямо с памяти и стал ждать соединения.

– Алло.

– Ты, что ли, Бульдог? – коротко осведомился Реаниматор.

– Для кого Бульдог, а для кого Пал Палыч, – жестко отрезал начальник гвардии Тихого.

– Мне плевать. Ты, говорят, звонил. Не так давно. Семь раз подряд. – Леха посчитал, что этого уточнения вполне достаточно, и на всякий случай не стал с ходу называть свое погоняло. – Но у меня на трубе батарея сдохла. Чему обязан?

– Объявился, значит… – вмиг сообразив, с кем говорит, шумно выдохнул Клычков и рванул с места в карьер: – Где Алена?

– Алена?

– Не валяй дурака, пацан, – судя по голосу, Бульдог поморщился. – Я все знаю.

– Все?!

– Все, – сказал бывший опер. – Про Русско-Высоцкое. – И про то, что ты, Леха, поступил не как отморозок, а как нормальный мужик… Только вот беда, не один я это узнал. Ваши ребятки тебя встречали. В засаде… Короче, ты сам все видел. Девчонка… в порядке?

– Допустим, – буркнул Реаниматор. Он уже понял, что Лобастый, падла такая, все-таки позарился на барыжьи баксы, захотел захапать их в одиночку и сдал его Мальцеву. А Бульдог, не иначе, имел бесценную в свете начавшейся разборки техническую возможность прослушивать трубку Саши. Другого варианта не существовало.

– Я не знаю, что у тебя там за непонятки с Мальцевым, Леха. Но для ваших отморозков ты теперь однозначно труп, – констатировал Пал Палыч и тут же выдвинул свое предложение: – Хочешь, чтобы я тебе помог? В обмен на освобождение девчонки?

– Мне ничего не надо, Бульдог. Алену я отпущу прямо сейчас, безо всяких условий. Хотя, если ты такой добрый… любопытно узнать, так сказать из первых рук, с какого болта твои амбалы первыми начали бардак и покрошили пацанов.

– Ошибаешься! – неожиданно бурно отреагировал бывший мент. – Это ваши торпеды первыми наехали на наших коммерсантов и обстреляли виллу Степаныча! Так что тот же самый вопрос ты можешь задать Сашке! А насчет сегодняшнего… Аленка по жизни для меня дороже всей этой долбаной страны.

– Придет время, расколется и папа, – дерзко сказал Реаниматор. – Как я понял, мальцевский мобильник ты держишь на кнопке.

– Мы отклонились от темы, – отрезал Бульдог. – Раз тебе ничего не надо, я хочу прямо сейчас забрать Алену. Куда подъехать?

– Не торопись. Никуда мы не отклонились, – еще жестче, чем Клычков, процедил Леха. – Стучок Лобастого ты уже прослушал. Результат известен – несколько сожженных тачек и гора трупов…

– Ах, вот ты о чем! – осклабился Пал Палыч. – Да-а, странный ты парень, Леха. Не пойму, хоть убей, что тебя заставило умыть своих братков и так рисковать шкурой. А до кучи еще об Алениной безопасности беспокоиться… Может, хватит пургу гнать? Давай поговорим начистоту.

– Некогда мне с тобой базарить, Бульдог, – отрешенно отозвался Леха, поглядывая на часы. – Может быть, однажды ты все узнаешь… – Низложенный бригадир бросил взгляд на девушку – она слушала диалог, нервно теребя лежащую на коленях сумочку. – Через пять минут я высажу Алену на Мориса Тореза, возле остановки автобуса и до твоего приезда буду находиться неподалеку.

– Надеюсь, обойдется без сюрпризов? – с угрозой рявкнул Клычков. – Иначе…

– Ошибаешься, сюрприз будет, – не сдержав ухмылки пообещал Леха. – Когда ты узнаешь, какой именно, у тебя волосы на голове встанут дыбом. А у Тихого – и подавно.

– Что… ты с ней сделал, ублюдок?! – после короткого молчания с трудом смог выговорить ошеломленный начальник боевиков Тихого.

– Фильтруй базар и лечи нервы, Паша. За «ублюдка», Бог даст, еще сочтемся, – не меняя тона, небрежно бросил Реаниматор. – Я за свои слова отвечаю. А девчонка жива и здорова. Хочешь, передам ей телефон? Пообщаетесь.

– Телефон? Ах ты!.. – пуще прежнего ошалел от гнева Пал Палыч. – Я… достану тебя, тварь!

– За «тварь» я тебя тем более уважу, от души, – пообещал Леха. – Короче, Склифосовский, девчонка, какая есть, во всей красе, будет на точке через пять минут, – отключил мобильник и воткнул его в держатель на панели джипа. – Понервничай, сучара.

– Бульдога инфаркт хватит, – без малейшего сожаления предположила Алена. – Представляю себе, ч т о нарисовало его воображение после таких намеков. А ты садист…

– Я его за язык не тянул, – сухо заметил Реаниматор, запуская мотор. – Сам напросился. Ничего, это ему задаток. За длинный язык. И за пацанов.

– Зря ты так. Мальчики эти… они ведь по наши с тобой души приезжали, – напомнила Алена. – Если бы не Паша…

На это Лехе нечего было ответить. Права Алена. Так или иначе, а сам Тихий и бывший всеволожский опер Клычков действительно спасли ему жизнь.

Что касается убитых, многих из которых Реаниматор знал лично – с кем-то пил и снимал бабки с лохов, с кем-то отдыхал в бане, бок о бок с некоторыми, вроде новгородца Фиксы, не раз ездил на чреватые мокрухой стрелки с залетными беспредельщиками, – на них Леха не имел злости. С мертвых, как ни выставляй иголки, уже взятки гладки. Да и приказ Мальцева для каждого из членов группировки закон. Почти… Он, Леха, сегодня поступил иначе.

– Ты ничего мне не хочешь сказать? Напоследок? – спросил Реаниматор, обернувшись через плечо, едва только джип плавно притормозил возле украшенной рекламным щитом остановки.

– Спасибо тебе, Леха. За все, – с трудом подыскивая подходящие для прощания слова, тихо сказала Алена. Бандит, у которого сейчас земля горела под ногами, и дочь крестного отца, для которой все самое страшное уже было позади, долго, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза.

– Я… я не забуду тебя.

– И только? – чуть приподняв брови, спросил Реаниматор.

– Ах да… Совсем забыла. Срочно сходи в парикмахерскую. – Легким движением обеих рук девушка поправила роскошные светлые волосы. – У тебя самая кошмарная прическа из всех, которые я когда-либо видела. Панки и те отдыхают! А если серьезно… – Алена вдруг потупилась, пряча глаза. – Бросай эту грязь, слышишь. Ты ведь хороший, я знаю. Из банды так просто не отпускают, но у тебя обязательно получится! Неужели тебе не противно?!

Застывший Леха отвернулся и тупо уставился в ветровое стекло. Под кожей скуластого, покрытого щетиной лица упруго ходили желваки. Пальцы чуть сильнее, чем обычно, сжимали руль.

– Уходи, – хрипло выдавил Реаниматор, демонстративно положив руку на рычаг переключения скоростей. – Мне надо ехать…

Алена быстро провела ладошкой по глазам, смахивая слезы, открыла дверь внедорожника и покорно спрыгнула на тротуар. Джип, со скрежетом раздавив подвернувшуюся под колеса жестяную банку из-под пива, резво тронулся с места.

Лехе стоило огромных усилий не смотреть в зеркало заднего вида на одиноко стоявшую на тротуаре и глядевшую ему вслед девушку.

Ну вот, кажется, и все… Пара часов сна в салоне поставленной в укромном месте «бэмки» – и пора приступать к возврату долгов. Готовься, друг Лобастый!

Глава 21

Следующий, второй по счету, день бандитской разборки прошел под знаком небывалой активности милиции и заставил враждующие стороны на время прекратить активные действия. Официально предъявить обвинение ГУВД было не в состоянии – не хватало юридических оснований. Но, разумеется, РУБОП и ФСБ были в курсе не только самого факта начавшейся гангстерской войны, но и имели неофициальную информацию о всех без исключения фактах обмена ударами.

Картина складывалась впечатляющая.

Боевики старика Белова учинили грандиозный погром сразу в нескольких контролируемых мальцевской группировкой коммерческих точках, обстреляли бронированный «мерседес» любовницы авторитета, а затем с невероятной легкостью заманили в ловушку и подожгли сразу шесть автомобилей с боевиками. Итог: одно изнасилование, пять случаев легких, два – средних и один – тяжелых телесных повреждений, трое раненых и одиннадцать (!) убитых боевиков. К тому же утром второго дня вернулась загулявшая в городе и некоторое время считавшаяся заложницей Мальцева дочь Тихого, Алена…

Успехи группировки Мальцева оценивались значительно скромнее: обстрел виллы Тихого и наезд на пять коммерческих точек. Остальные фирмы – магазины, клубы, казино и посреднические конторы – по странному стечению обстоятельств в первый же день разборки временно прекратили всякую заметную деятельность и, как по команде, отдались на милость нанятого на стороне вооруженного до зубов и сертифицированного должным образом частного охранного предприятия СВД, чем обезопасили свое имущество и персонал от посягательств разобиженной мальцевской братвы. В итоге – один убитый при обстреле виллы Тихого врач-нарколог, раненная, но не слишком серьезно, супруга старика, несколько в разной степени пострадавших при налетах на автостоянку, магазины и прочие фирмы бизнесменов, а также совершенно случайно убитый на дискотеке мальцевскими братками рядовой боевик из шестерок Тихого.

Исходя из вышеперечисленного, нетрудно было представить себе, в какой ярости находится Александр Петрович Мальцев, бизнесмен и меценат. Его группировка, по численности многократно превосходившая боевую силу упрямого старика, пока безнадежно проигрывала войну.

Дело дошло до того, что некоторые особо азартные и веселые менты стали даже заключать между собой пари на исход заварухи. Некоторые предсказывали убеленному сединами представителю старой уголовной гвардии Тихому, случайно сорвавшему банк в первой партии, сокрушительное поражение уже в течение следующей недели. Другие, напротив, считали, что многолетний опыт и мудрость помогут ему в конечном счете заставить пойти на уступки действующих не умением, а числом и силой оружия «спортсменов». А пойти на уступки – значит фактически признать свое поражение. Мнения разделились примерно поровну…

Единственное, чего не знал ни один питерский милиционер и эфэсбэшник, так это причины, детонатора, который вызвал взрыв. Версий высказывалось множество – от якобы угнанных одним из бригадиров Мальцева грузовиков с контрабандой, принадлежавших старику, до самых экзотических, одна из которых просочилась в РУБОП из ближайшего окружения Тихого лишь поздно вечером второго дня. Источник туманно намекал на возможную любовную подоплеку, которая стала каплей, переполнившей чашу взаимной неприязни между представителями разных возрастных поколений криминального мира. Источник высказывал предположение о неких отношениях, тайно возникших между шестнадцатилетней дочерью авторитета и бригадиром, известным под прозвищем Реаниматор. Узнавший об этой оскорбительной для него связи дочери и разменявшего четвертый десяток быка, Тихий якобы пришел в ярость.

Одним словом, к утру третьего дня разборки все участники конфликта и «наблюдатели» в лице РУБОПа затаились в ожидании новых событий.

И они не заставили себя долго ждать.

Глава 22

Утро выдалось сырым и хмурым. По небу плыли рваные облака, с Финского залива на город дул пронизывающий холодный ветер, трава и асфальт были мокрыми от прошедшего ночью ливня.

Но все это там, снаружи. А здесь, на чердаке пятиэтажного дома дореволюционной постройки, было сухо и достаточно тепло.

Стараясь не задевать валявшиеся под ногами груды хлама, снайпер подошел к узкому окошку, из которого как нельзя лучше просматривался подъезд дома напротив. Поставив на пол скрипичный футляр, он присел на колено и в считаные секунды собрал карабин с точнейшим лазерным прицелом. Стоившая кругленькую сумму, применяемая лишь спецподразделениями Израиля оптика позволяла с точностью до сантиметра поразить цель, расположенную на расстоянии более полукилометра от точки выстрела. Обычно этого хватало. За семь лет выполнения частных заказов кадровый майор морской пехоты не допустил ни единого промаха и поразил все сорок две заказанные мишени.

Кроме оружия, в скрипичном футляре лежал прямоугольный лоскут легчайшей и прочной водонепроницаемой парашютной ткани. Майор всегда носил его с собой. Аккуратно и быстро расстелив невесомую подстилку перед окошком, снайпер занял удобную для стрельбы позицию и припал к прицелу.

В ожидании прошло полтора часа, а сигнала от группы слежения, расположившейся где-то внизу, до сих пор не поступало. Время от времени майор поднимал карабин, переводя обзор с массивных дверей подъезда на рядком вытянувшиеся чуть правее пластиковые окна четвертого этажа, завешенные плотными шторами. В этой квартире, по полученным от Бульдога точным сведениям, сегодня ночевала под охраной трех вооруженных амбалов прибывшая лишь под утро, утомленная неприятностями вчерашнего дня заказанная мишень. Сегодня к восьми часам утра она непременно должна быть в офисе, где состоится важная встреча. Значит, в течение ближайшего часа за ней должна прибыть машина. Бронированный шестисотый «мерседес» водила, как всегда, загонит прямо на тротуар, ближе к дверям. Так что в распоряжении снайпера будет всего две-две с половиной секунды на то, чтобы прицелиться и нажать на спусковой крючок. Однако майора это совершенно не беспокоило. Ведь условия работы были самыми традиционными, ничего из ряда вон выходящего. Три телохранителя мишени, даже взяв драгоценное тело в «коробочку» спереди и по бокам, имели мало шансов помешать бьющему сверху вниз под углом в сорок пять градусов снайперу.

В очередной раз подавив сильное желание закурить, снайпер снова двинул стволом карабина вниз, к лакированным дубовым дверям с до блеска начищенными ручками желтого металла.

Закрепленный в слуховом отверстии крохотный динамик, соединенный тонким проводком с висевшей на поясе рацией, ожил, как всегда, неожиданно.

– Внимание! Машина подъезжает. С ней два джипа! Максимальная готовность. Как остановятся, немедленно доложите о возможности поражения…

– Понял, – сухо ответил снайпер.

Вывернувшие из-за перекрестка три автомобиля – дорогие, сверкающие лаком иномарки, – быстро пролетев оставшуюся до подъезда сотню метров, сбросили скорость, плавно заехали на тротуар и остановились, составив вместе перевернутую вверх ногами букву «П». Посредине, левым боком к входной двери, встал серебристый «мерседес» с черными стеклами, а с боков, тылом к дому, закрывая обзор, пристроились два длинных джипа – «ниссан патрол» и «тойота лендкрузер». Двигателей автомобили не глушили, снаружи никто не появился, из чего можно было сделать вывод, что мишень вот-вот спустится из квартиры вниз в сопровождении трех телохранителей.

– Обзор хороший, – коротко сообщил майор.

– Добро, – с ясно различимым на слух напряжением ответил Бульдог.

Снайпер прилип глазом к прицелу и застыл совершенно неподвижно.

Но наверху, в квартире, что-то не заладилось. В томительном ожидании, отзывавшемся гулом в каждой клетке до предела мобилизованного на выполнение задачи организма, прошло целых четверть часа. Если бы не специальная впитывающая повязка на лбу и нанесенный вокруг глаз водоотталкивающий крем, лицо майора давно залило бы горячим потом. А так соленые капли, огибая глаза, тонкими ручейками стекали по щекам, не доставляя особых хлопот.

Наконец тяжелая дверь подъезда едва заметно качнулась – видимо, бодигард, идущий спереди мишени, положил пальцы на ручку с той стороны двери.

В распахнувшемся во всю ширь проеме обозначились четверо мужчин – три телохранителя и упитанный темноволосый здоровяк лет сорока с аккуратно стриженной короткой бородой. Он был в черных джинсах, пиджаке и расстегнутой на груди белой хлопковой рубашке, из-под которой поблескивал золотой крест на широкой плоской цепочке.

Оранжевая точка, чуть скользнув вниз и влево, остановилась на груди мишени, а затвердевший, как дерево, указательный палец быстро и коротко утопил спусковой крючок карабина.

Снайпер отчетливо видел, как, резко дернувшись, мишень скривила лицо в гримасе и машинально схватилась рукой за то место, откуда торчал странный, лишь отдаленно напоминавший пулю крохотный контейнер с препаратом, назначение которого майора не интересовало. После удара о тело и проникновения под кожу выпрыгивающей двухсантиметровой иглы автоматически включался поршень, который впрыскивал мишени микродозу препарата. Так, в двух словах, объяснил майору принцип действия капсулы заказчик Бульдог.

Телохранители, проявив завидную реакцию, почти моментально сбили ошарашенную, но по-прежнему твердо стоявшую на ногах мишень на сырой асфальт и, выхватив стволы, заняли круговую оборону, торопливо вертя головами по сторонам.

Снайпер самодовольно улыбнулся – так, как может улыбаться только мастер, глядя на жалкие потуги стажеров. Быстро встал с подстилки, несколькими четкими движениями разобрал карабин, разложил его части в пазы бархатного нутра скрипичного футляра. Туда же, только в другое отделение, сунул сложенную парашютную ткань. Еще несколько секунд ушло на то, чтобы уже на ходу снять и спрятать в карман налобную повязку.

Чердак он покинул так же незаметно, как и вошел туда двумя часами раньше. Не таясь, спокойной, уверенной рысцой сбежал по ступенькам соседнего подъезда на первый этаж, вышел через заранее открытую и подпертую кирпичом дверь и скрылся в лабиринте арок и похожих на глубокие темные колодцы проходных дворов центральной части города.

Снайпер уже не видел, как побелевшего от страха, трясущегося, словно паралитик, боящегося даже прикоснуться к торчавшей из груди хреновине Александра Петровича Мальцева оттаявшие от первоначального шока телохранители с криками затолкали в бронированный «мерседес» и как сопровождаемая джипами серебристая машина помчалась к ближайшей клинической больнице.

Майору морской пехоты Краснознаменного Балтийского флота на все это было совершенно наплевать. Сегодня вечером он вместе с семьей улетит отдыхать на солнечный Кипр и пробудет там ровно две недели. С командиром части, человеком немногословным и не очень жадным, вопрос о третьей за этот год командировке улажен еще накануне. Документы оформлены. Все как всегда.

Глава 23

Все-таки прослушивание телефона недруга – замечательная штука! Даже незначительные в «мирное» время мелочи, вроде договоренности о встрече с лидером дружественной группировки или невинного звонка любовнице на предмет приезда на ночной чаек, в «военных» условиях способны быстро склонить чашу весов в сторону физически более слабого противника, прочно усвоившего поговорку про преимущество сотни друзей над сотней, стыдно сказать, рублей. Особенно если в числе этих самых друзей есть влиятельные офицеры ФСБ.

И пока более суток не спавший Мальцев снимал полученный после гибели своих пацанов в Озерках и многочасовой беседы с операми стресс, двигая тазом на хате у любовницы, у Тихого и Бульдога, осведомленных о временном раскладе и местопребывании авторитета, была прорва времени на подготовку снайперского выстрела. Поэтому не удивительно, что в решающий момент дедушка и начальник его гвардии находились в непосредственной близости от старинного купеческого дома, расположенного напротив квартиры соперника, и могли лично наблюдать за судорогами смертельно напуганного покушением Мальцева.

– Гляди, гляди, что вытворяет! Вот клоун! – глумливо кривился Тихий, хлопая ладонями по тощим коленкам. Старик и его верный пес Клычков вот уже третий час, развалясь в плетеных креслах и попивая кофе, дежурили в маленьком уютном кафе «Аргентина», на первом этаже того самого дома, с крыши которого работал морпех.

– Весело ему сейчас, – ухмыльнулся Бульдог и посмотрел на часы. Без двадцати восемь. – Думаю, Степаныч, минут через сорок пять можно звонить. На Сашку к тому времени страшно смотреть будет… Нет ничего более пугающего, чем неизвестность. Сообразит, курва, всосет тему – не просто так ему снайпер гадость впрыснул вместо обычной пули промеж глаз. Значит, смерть его ожидает ужасная и мучительная. Может и обхезаться, бедолага…

– Знаешь, Паша… – проводив взглядом умчавшийся кортеж Мальцева и опустив край атласной шторы, Тихий не спеша допил миндальный капуччино, вставил в рот трубку, пыхнул дымком и только затем договорил: – Еще никогда в жизни я не получал такого кайфа, как в эти несколько минут. Даже когда мы с Гуцулом, в шестьдесят восьмом, на армейском грузовике вертухайскую вышку протаранили, и то не такой кайф испытал! Веришь?!

– А… – слегка смутился Бульдог, – когда дочка родилась, Степаныч?

Иногда, тонко ловя момент, начальник гвардии мог позволить себе в общении с шефом легкое панибратство.

– Так это ж совсем другое, – отмахнулся Тихий. – Ты хрен с яйцами не путай!

– А я вот, помнится, когда на УЗИ, за месяц до Светкиных родов, узнал, что пацан будет, так чуть крышей не тронулся. Я же казак, последний мужик в нашем роду. Раньше, при царе, таким на ухо серьгу вешали, чтобы в армию не брали и в пьяной драке до смерти не покалечили. Берегли фамилию.

Бульдог извлек из кобуры пистолет и, проверив обойму, спрятал назад. К его привычке – в моменты сильного нервного напряжения беспрестанно проверять готовность оружия – давно привыкли не только старик, но и все боевики группировки.

– Род, фами-илия! У моего брательника младшого, Генки, если хошь знать, аж трое сыновей. И что?! – скривился Тихий. – Одного еще по пацанке на перо посадили за длинный язык, другие всю жизнь по тюрьмам, аки папаня наш, царствие ему небесное… Так пусть хотя бы в авторитете ходили, засранцы! Мужичье одно, терпилы… Одно слово – дурная кровь. Так что не нужно мне такого продолжения рода. Какая разница, какую фамилию будут носить мои внуки? Лишь бы толк вышел. А у Аленки моей золотой дураков да на рожу кривых просто быть не может. Вот подрастет чуток, подберу ей нормального парня, пока то да се – глядишь, уже дама!

От взгляда Клычкова не ускользнула вдруг залегшая под глазами Тихого тень.

– Это без оговорок, Степаныч, – быстро кивнул Бульдог. – Девушка она – высший класс! Не только глаза, но и сердце радуется. – И, помолчав, добавил: – Да уж, устроила она шороху. А с другой стороны, грешно говорить, но если бы не эти уроды, не Реаниматор, не взорванные тачки – заговорила бы она когда-нибудь? Вряд ли… Сами ведь говорили, лепилы только руками разводили. Шок им, понимаете ли, нужен. Вот и выходит, что…

– Заткнись, Паша! – прорычал, впрочем не злобно, Тихий. – Не твово ума дело, ясно?! Тоже мне, Склифосовский выискался! Твой номер девятый, следи за клиентом. Скоренько созреет, парашник…

– Извините, шеф, – фальшиво стушевался Бульдог и потянулся к пачке «Парламента». – Это я от радости. Вчера бакланов мальцевских покрошили, Алена, которую мы уже заложницей считали, нашлась, целая и невредимая, да еще заговорила снова. Сегодня Сашку, сучару, к ногтю прижали. Сплошные хлопоты, но и отдача какая! Прет.

– Не торопись, – сухо осадил начальника гвардии старик. – Не говори «гоп» раньше времени – слыхал такую поговорку?!

– Ваша правда. – Бульдог ощерился и поднял обе руки. – Сдаюсь. Погорячился.

– То-то, – не меняя сурового выражения на морщинистом, почти безгубом лице, пробурчал старик. – Я, конечно, тоже в успех верю. Иначе бы давно на кладбище червей кормил… А касаемо Алены, – голос Тихого зазвучал вдруг угрожающе, – это мы еще проверим, Пашенька. Сегодня же! И если я узнаю, что она и этот… Реабилитатор…

– Реаниматор, – поправил Клычков, стряхивая пепел и не спуская глаз с хозяина. – Погоняло не случайное. Он, как мне в ФСБ сказали, в свое время мединститут почти закончил, как раз по этой специальности. Уже на последнем курсе на «скорой помощи» практиковался. Оттуда в «Кресты» и влетел. По дурости. В «Крестах» с Мальцевым и скорешковался.

– Мне плевать, хоть Терминатор! – глухо проговорил старый уголовник. – Спас девку – спасибо, век не забуду, но если выяснится, что он ее… – Тихого аж передернуло от приступа злобы и отвращения. – Даже если узнаю, что по обоюдному согласию, все равно удавлю его, кобеля! Вот этими самыми руками кастрирую, а потом удавлю, Паша!

– О чем это вы говорите, Олег Степаныч? – нахмурился бывший опер. – Даже чисто логически не до того им было. Ну, сами посудите. До Красного Села их Верзила с Лобастым сопровождали, а здесь, в лесополосе, уже мы пошумели… Через час я забрал Алену. К тому же она сама говорила, что пырнула Леху заточкой. Нет, не может такого быть, уверяю вас, – твердо закончил Клычков. – Не в центре же города, ей-богу, они уединились! Чушь, туфта.

– Заточка… – мечтательно оскалился старик, прищурив глаза. – Вот тебе, Паша, и родная кровь, будь она неладна, проявилась! Во всей своей красе!

– Ловко, куда уж там, серьезное дело! – без толики ерничества согласился Бульдог. Взглянул на часы. С момента выстрела прошло двенадцать минут.

– Только знаю я их бабскую натуру, насмотрелся! – покачал головой Тихий, нервно теребя бороду.

Сегодня же вызову Аленке лепилу и заставлю проверить!..

– Степаныч, – после затянувшегося молчания покачал головой Клычков. – Конечно, вы – мой босс и вправе поступать так, как считаете нужным… Только… зря вы так с дочерью. Особенно теперь, когда Алена вновь обрела способность разговаривать. И, если положить руку на сердце, большего унижения, чем принудительная проверка у гинеколога, просто трудно представить. Боюсь, если вы так поступите, шеф… В ее возрасте психика очень восприимчива. Полоснет по венам бритвой – поздно будет.

– Вот же блядь! – размахнувшись, Тихий что есть силы врезал старческим, в синих прожилках под полупрозрачной кожей, слабосильным кулаком по столу. Чашка с остатками кофе звонко подпрыгнула на блюдце и перевернулась. Пепельница сползла на край стола и угрожающе зависла. Пал Палыч в последнее мгновение успел поймать ее и двинуть обратно. – Неужели ты считаешь меня идиотом?! Да просто… устал я, Пашенька, за те часы, что заложницей ее считал! Изнервничался… Вот и выпускаю пар! Неужто я, дурень старый, уже ничего не догоняю?!

– Я этого не говорил, Степаныч, – спокойно ответил Бульдог. – Вы – уважаемый и дальновидный человек, перед мудростью которого я искренне преклоняюсь. Просто…

– Да замолчи ты! Не выводи меня из себя! – оскалился Тихий. – Я ее даже пальцем не трону… Но, как отец, я хочу знать, трахал он ее, бычара позорный, или у Аленки хватило ума послать его к лешему!

– Если вас интересует мое мнение, – дерзко вставил начальник гвардии, – то самое лучшее – это просто деликатно спросить. Я уверен, что Алена не станет врать. Не тот случай.

– Да спрашивал я вчера, – нехотя признался Белов. – Обиделась, понимаешь, на отца… Дверью комнаты перед носом хлопнула!

На сей раз Бульдог предпочел промолчать. Он уже не сомневался, что обычно скорый на всякого рода сумасбродные поступки Тихий не станет делать глупость, по своим масштабам не идущую ни в какое сравнение с навязанной много лет назад жене и дочери круглосуточной опекой.

Глава 24

Главврач клинической больницы Соломон Эрастович Иванов сидел в своем просторном кабинете и тупо разглядывал лежавшую перед ним серебристо-матовую капсулу с тонкой иглой.

Напротив Соломона Эрастовича, на кушетке, сидел бледный, перепуганый, трясущийся мужчина, в котором с трудом можно было узнать бандитского авторитета Мальцева. Рядом с ним стояли с удрученными рожами телохранители. Все молча смотрели на врача.

– Итак, господа, пришло время подвести предварительные итоги, – начал пузатый доктор, осторожно сдвинув с карточки больного капсулу.

– О предназначении данного предмета, как я понимаю, вы все догадываетесь… Гм… Тогда перейдем к главному, – главврач вдруг ощутил, как взопрела под тонким халатом спина, – а именно – к препарату, введенному в вас, Александр Петрович.

– Ты че резину тянешь, лепила?! – не выдержав чудовищного напряжения, рявкнул Мальцев, взмахнув руками. Отлетевшая от окурка искра, описав дугу, упала на покрывавший пол кабинета дорогой импортный палас. Все присутствующие, за исключением самого авторитета, тупо воззрились на место ее падения, где незамедлительно начал плавиться ворс. – Говори прямо, сука, меня замочили, да?! Это яд?! Правду, падла!

– Нельзя сказать однозначно – как можно суше произнес сутулый горбоносый толстяк. Несмотря на сковавший его страх, краем глаза главврач все же поглядывал на испорченное на самом видном месте турецкое покрытие. – Из тех четырнадцати анализов, которые мы сделали, результаты получены только по двум. Остальных, даже учитывая всю срочность момента и необходимость постановки диагноза на ранней стадии заболевания, нужно ждать еще часов пять. Два последних – на СПИД и клещевой энцефалит – будут готовы только завтра к утру. Самое раннее – сегодня ночью, – поправился Иванов. – На данный же момент я с уверенностью и всей ответственностью могу констатировать, что в капсуле не было быстродействующего яда, вроде цианистого калия или курарина. Иначе смерть, – главврач опасливо покосился на бандюгу, – наступила бы мгновенно…

– Ну, спасибо, отец родной, утешил! – помощник депутата сорвался на громкий истерический крик, напоминавший карканье. – И это все?! Мне лежать и ждать, когда придут все твои гребаные заключения?! А как же боль? Ее тоже ждать?!

– Что – боль? – не сразу врубился в тему Соломон Эрастович и кончиком пальца поправил на носу очки в тонкой золотой оправе.

– Я ее не чувствую! – воскликнул Мальцев. – Когда последний раз всаживали иглу, я вообще ее не почувствовал, словно рука омертвела! Но она же шевелится! Дайте сюда что-нибудь острое, быстро! – крикнул потерявший самообладание авторитет.

Телохранители растерялись. Один из них осторожно, словно это была живая гадюка, извлек из недр своей одежды небольшой выкидной нож. Усатый врач, сделав от окна шаг вперед, словно на перекличке, торопливо вложил в протянутую прыгающую ладонь ужасного пациента запечатанный одноразовый шприц и тут же отступил назад, укрывшись за спиной более габаритного лопоухого коллеги и грузной, дородной врачихи, заведующей лабораторией.

– Вот, глядите! – Без малейшего испуга обозрев нож, но решив даже перед лицом пугающей неизвестности не наносить себе серьезных увечий, Александр Петрович сорвал со шприца упаковку, оголил иглу и, оскалив пасть не хуже тигра, принялся сначала осторожно, а потом все активнее и активнее тыкать иглой сначала в одно, затем в другое бедро.

– Вы видите?! Я – как манекен! Я ничего не чувствую! – орал он, орудуя иглой. – Хотя могу координировать все свои движения и даже… у меня столько силы, будто я Арнольд Шварценеггер!

Отшвырнув в сторону бесполезный шприц, бандит медленно поднялся на ноги, подошел к офисному шкафу со стеклянными дверцами и вдруг, размахнувшись, ударил по нему кулаком. Женщина-врач невольно вскрикнула. Со звоном посыпались осколки стекла. Медленно обернувшись, Мальцев продемонстрировал всем рассеченный во многих местах, изрезанный острыми краями осколков кулак.

– Не похоже на шутку или предупреждение, слышь, носатый! Башка кружится, кровь бегает по венам как сумасшедшая… Скажи, сколько твои эскулапы сделали анализов на особо опасные для жизни болезни?

– Все, – отводя глаза, признался главврач. – Некоторые, правда, можно вылечить. Остальные – такие, как СПИД… медицина, увы, бессильна.

– От СПИДа нервные окончания не атрофируются, – хмыкнул Мальцев. – Да не ссы ты, не урою. На хер ты мне сдался, такой красивый. Уедешь в Израиль живым и здоровым. Возьмешь в руки оружие и – ать-два! – пойдешь мочить арабов! Черт, что за дупель… хочется бить рожи и ругаться матом.

– Я… я, кажется, теперь… – промямлил главврач, – понимаю. В капсуле, можно утверждать с большой долей уверенности, был сильный психотропный стимулятор! Нечувствительность к боли, безразличие – это первые симптомы! А если так, то…

– Что? Жить буду? – осведомился Мальцев.

– Возможно, вам тогда не о чем тревожиться, – закончил Иванов, разглядывая развалившегося на кушетке авторитета, как если бы тот был препарированной, растянутой на специальной рамке, но еще живой лягушкой. – Лариса, э-э, Андреевна, голубушка! – обращаясь к заведующей лабораторией, торопливо попросил Соломон Эрастович. – Остановите кровотечение и наложите Александру Петровичу повязку. Да поскорее! – Похоже, к доктору стремительно возвращалось самообладание.

И в этот самый момент в кармане расстегнутого пиджака авторитета послышался зуммер сотового телефона. Мальцев поджал губы, как-то странно посмотрел на свою окровавленную клешню, кивком дал понять, что можно начинать перевязку, здоровой левой рукой залез во внутренний карман пиджака и достал трубку.

– Слушаю!

– Как здоровьице, Саша? – ласково, почти заботливо осведомился Тихий. Не узнать хрипловатый голос старика Мальцев не мог. – Я слышал краем уха, у тебя возникла маленькая проблема?

– А-а, твоих рук дело, мумия ходячая, – бессильно скалясь, взвыл бандюган. – Так я и думал…

– Ты плохо мыл уши, мальчик? – В голосе старика появился металл. – Я тебе задал вопрос о здоровье, а ты хамишь. Нехорошо. Чему тебя только в школе учили? К старшим нужно проявлять уважение.

– Дерьмово мне, колотит всего! – совершенно неожиданно для самого себя жалобно признался помощник депутата. – Башка как кирпич. Боли не чувствую. Все по фигу. Вместо крови словно свинец раскаленный течет. Что за гадость ты мне впрыснул, хрен старый?

– Жить хочешь, Сашенька?

– Глупый вопрос. Конечно хочу… Слушай, Степаныч, давай разберемся! Достали непонятки стремные, в натуре! Что я тебе плохого сделал? За что твои сявки на барыг моих по беспределу наехали?! Веронику едва не кончили. Хорошо, «мерин» ее с броней. А ты и не знал, дурак… – Мальцева понесло.

А в это время Тихий, пыхтя трубкой, беззвучно осклабился и сделал понятный без перевода знак находившемуся рядом Бульдогу – поднял вытянутый вверх большой палец. Клычков облегченно вздохнул. Препарат из гэбэшного наследства действовал согласно инструкции. Сначала подопытный испытывал страх и впадал в истерику, затем его нервная система частично затормаживалась, а мозговые центры, отвечающие за память, наоборот, полностью раскрывались. В таком состоянии даже Штирлиц не смог бы лгать, как бы ни хотел. Органическая химия – серьезная наука.

На лица же телохранителей, ошалело прислушивавшихся к беседе шефа с Тихим, было жалко смотреть. Один просто молча отпал от такого жалкого словесного поноса обычно грозного Петровича, а другой – тот самый Зверь, – судя по все больше и больше каменеющему лицу и сужающимся глазам, уже начинал понимать истинное назначение находившегося в капсуле препарата.

– Ты толопанцем босявым не прикидывайся, я тебе не фраер! – прикрикнул Тихий. – Я первым раздачу начал, вы его послушайте! А кто приказал Быку Новгородскому мои грузовики с бельгийскими спиртзаводами возле Старого Изборска перехватить?! Кто двух шоферов и курьера в придорожной канаве положил?! Дед Пихто?! Кто на коммерсантов наехал, всю кассу выгреб и кричал, что отныне терпилы максают только фиксатому?!

– Ничего я ему не приказывал! Какие к чертям собачьим грузовики?! Я впервые о них слышу! – искренне возмутился Мальцев. – И твои точки на уши ставить я не собирался! Клянусь, Степаныч!!!

– Сдохнешь ты, Сашенька, как шакал, – угрожающе вздохнул Белов. – В страшных муках. Дурь я тебе вколол шибко ядреную. Из арсенала лаборатории КГБ. Ни один анализ ничего не покажет. Однако ж часика через два-три начнет кости выворачивать. Гадить в штаны будешь, стены зубами грызть, умолять шестерок своих, чтобы поскорее пристрелили. Один я могу тебя спасти… Так что не ври мне. Я хочу знать только правду.

– Мамой клянусь, не давал я Фиксе команды бомбить твой товар и гасить травоядных!

– Надо же, прямо ангел с крылышками… И неужели никаких гадостей против меня не замышлял?! – быстро пытаясь осмыслить явно искренние слова Мальцева, на всякий случай уточнил старик.

– Ну… были замутки, – после короткого молчания нехотя признался превратившийся в безвольную амебу пахан. – Хотел Пузыря с Джафдетом подбить ультиматум тебе выдвинуть, долю поделить. Только… не успел я. Пацаны они правильные и насчет моего предложения до сих пор не в курсах! Бес попутал, ей-богу! Прости, если можешь.

– Бог простит, – скрипнув зубами, выплюнул Тихий. Для себя он уже все решил. С заговорщиками базар короткий. Нутром чувствовал: нельзя верить Сашке, продаст! Так и вышло.

– Значит, это все Фикса, гнида, вошь подкожная?! – взорвался помощник депутата, бизнесмен и меценат. – Фуры твои забомбил, долю в общак не отстегнул, обосрался и нас с тобой друг с другом лбами столкнул, инсценировав беспредел! Вот дерьмо…

– Это его отморозков с тачками я в лесополосе у коттеджа сжег? – с трудом сдерживая ярость, почти шепотом осведомился Тихий. – Когда ты, змей, их за Аленой… и быком своим, Реаниматором, прислал.

«Вот и еще одна причина, чтобы кончить тебя, – хладнокровно подумал старик. – Прогнил ты, Саша, до самого ливера. За это и сдохнешь».

– Да, почти всю бригаду. И его самого. Так я не в обиде, старик. Туда ему и дорога! – распалялся Мальцев. – От судьбы не уйдешь! Он со своими шестерками бритыми бодягу замутил, он первый копыта и отбросил! Господь – не лох, все видит. Ништяк! Остальных сявок, которые уцелели, я сам достану и на куски порву, обещаю!

– Порви…

– Значит, замяли дурдом, а, Степаныч?! Мир? Только ты… это… противоядие от дури мне выдай. Как договаривались. Хреново мне, все тело зудит.

– Слушай, инвалид, – неожиданно спросил Тихий, – мне в принципе до фени, но просто интересно. За что ты на бригадира своего зуб имеешь? Просвети старика, сделай одолжение.

– Так я, в натуре, думал, что это он тебе про предстоящий сходняк с Пузырем и Джафдетом стуканул! Кроме него, прикинь, только двое пацанов о моей задумке знали, но их я проверил. Чисто конкретно. Расстрел имитировал. Оказалось, ни при чем оба. Вот и оставался только Леха Реаниматор… Да и подтверждение насчет его измены получил от быка одного… Выходит, я зря его чуть не удавил… Дела-а… Ты прости, Тихий, так вышло. Война есть война. Ну что, будем считать, тему перетерли? Базаров больше нет?

– Через час будь у своего дома, где «подарок» схлопотал. К тебе подойдет джус, передаст коробку. Там двадцать капсул. Будешь принимать по две штуки в день. Тогда сыворотка нейтрализуется. Об остальном мы с тобой позже побазарим… – Старик захлопнул крышку-микрофон на телефоне и добавил чуть слышно: – В аду. Подожди годков десять, падла…

В назначенное Тихим время кортеж лидера группировки остановился напротив кафе «Аргентина». Вскоре к нему неторопливым шагом подошел коренастый широкоплечий парень лет двадцати трех и, постучав в стекло бронированного «мерседеса», просунул в приоткрывшееся окно небольшую картонную коробочку. После чего закурил и, сунув руки в карманы ветровки, скрылся в бесконечной галерее ближайшего проходного двора.

Проводив безликого гонца полубезумным взглядом, заметно воспрянувший духом Александр Петрович торопливо начал вскрывать коробочку.

– На вашем месте я бы здесь и сейчас этого не делал, шеф! – донесся с водительского места настороженный бас телохранителя. – От старика можно ожидать любых сюрпризов!

События последних двух часов, от момента рокового снайперского выстрела, унизительного словесного поноса Мальцева, автоматически означавшего поражение в войне, и заканчивая возвращением на это проклятое место, основательно подточили нервную систему бодигарда.

– Пошел на хер, сука, я сам знаю, что мне делать, а что нет! – вспылил главарь и небрежно разорвал упаковку с обещанным противоядием.

От взрыва внутри салона броня «мерседеса» спасти не могла. Вздрогнув тяжелым серебристым кузовом, словно в судороге, лимузин, целый и невредимый, если глядеть со стороны, застыл на месте. Только внутри на тонированных пуленепробиваемых стеклах повисли окровавленные ошметки.

Встревоженные странным хлопком и терзаемые дурным предчувствием, из джипов к «мерседесу» молнией рванулись двое вооруженных телохранителей. Когда один из громил распахнул заднюю дверцу автомобиля, ему под ноги сползло с сиденья нечто скользкое, липкое, без кистей рук и лица.

Глава 25

В первую ночь затаившийся на чердаке приземистого деревянного дома в Красном Селе Леха так и не дождался возвращения Лобастого. Предавший его в обмен на барыжьи деньги браток так и не появился. Но Леху это не беспокоило.

Наверняка Лобастый теперь выполнял обязанности старшего в бригаде. И банально замочить его, тем самым совершив акт мести, было совсем легко. Достаточно знать, с каких именно точек и фирм команда должна собирать долю в сегодняшний календарный день. На этот вопрос Леха мог ответить в любое время даже без потрепанного блокнота с короткими, похожими на стенограмму пометками, расшифровать которые не смог бы ни один спец с Литейного.

Однако при таком раскладе сразу появлялось множество «но». Во-первых, придется устраивать стрельбу прямо на улице. А во-вторых, вместе с Лобастым надо будет уничтожать ни в чем не виноватых перед ним, Реаниматором, пацанов из бригады, которые обязательно приедут вместе с новоиспеченным бугром. Словом, у Лехи имелось достаточно причин, чтобы искать с предавшим его братком встречи, как говорится, тет-а-тет.

…Лобастый появился в Красном Селе поздним вечером третьего дня. Лихо загнал свой громыхающий музыкой «форд» во двор и буквально вывалился на траву, едва приоткрыв дверцу. Матерясь и гогоча, браток поднялся на ноги, отряхнул джинсы и, распахнув заднюю дверь, совсем по-джентльменски помог выйти из машины длинноногой девице.

– П-прошу вас! Ик!

Получше разглядев спутницу Лобастого, прикатившую на окраину Питера в такой час явно не для того, чтобы всю ночь книжки читать, Реаниматор буквально закипел от злости. Из «форда» грациозно выпорхнула стриптизерша Ляля.

Нельзя сказать, чтобы Леха как-то особенно относился к Ляльке. И уж тем более он никогда не ревновал ее к другим клиентам! Ведь кроме щедро оплаченного, приятного во всех отношениях секса раз или два в неделю, их по жизни не связывало ничего личного. Однако сам факт съема братком не кого-нибудь, а именно Ляли неожиданно для самого Реаниматора довел его до белого каления.

Лобастый был сильно пьян, и, вздумай Леха немедленно спрыгнуть с чердака на пятачок перед крыльцом и без лишних предисловий заехать ублюдку в рожу, вряд ли тот смог бы оказать достойное сопротивление, даже имея при себе пистолет. Однако Реаниматор дал сладкой парочке возможность войти, затем осторожно спустился по приставленной к чердаку лестнице и через несколько секунд оказался перед нужным окном. Свернувшийся в будке пес даже ухом не повел – он хорошо знал Леху, не раз приезжавшего в гости. Гладя лохматую спину, Реаниматор не догадывался, что впоследствии дружба с охраняющей дом кавказской овчаркой ему еще пригодится.

Хорошо изучив за три года общения кобелиные привычки Лобастого, Леха не сомневался, что, едва очутившись в комнате, бывший подельник прямо у порога поставит шлюху на колени и заставит делать минет. Выпивка, разговоры, байки – это уже потом, «на закуску после первой». Знакомая тактика.

Окно комнаты, где обитал Лобастый, по причине теплой погоды оказалось приоткрыто, а белые ночи позволяли, не включая света, не натыкаться на мебель даже в столь поздний час. Наблюдать за происходящим внутри для Лехи тоже не составило труда.

Как и предполагал Реаниматор, втащив удивленно озиравшуюся по сторонам девицу в комнату, Лобастый по-хозяйски швырнул на стол барсетку, мобильник, ключи от квартиры, извлек и со стуком швырнул на скатерть пистолет, а в довершение натюрморта демонстративно-небрежно веером раскидал рядом со «стечкиным» пять стодолларовых бумажек. Вот оно, значит, как… Не удивительно, что привыкшая к дорогим машинам, роскошным интерьерам и богатым клиентам труженица подиума согласилась провести сегодняшнюю ночь в этом курятнике, с рядовым быком. Редко кто платил шлюхам пять сотен. Двести – триста долларов за ночь, не больше. Но для Лобастого трахнуть именно Ляльку было делом принципа. Вот падаль!

«Интересно, – вдруг подумал Леха, доставая из-за пояса спрятанный под рубашкой пистолет „ТТ“ с глушителем, – почему Лобастый, шинкующий в бригаде не менее пяти тысяч долларов в месяц, до сих пор не сменил эту халупу на приличную квартиру в центре Питера?»

Тем временем браток не спеша обернулся к застывшей посреди комнаты стриптизерше и, небрежно щелкнув золотой зажигалкой, прикурил сигарету. Затем, покачиваясь, приблизился к Ляле и, дыхнув ей дымом в лицо, положил руку на плечо.

– Давай, малышка. И обойдемся без резинок. Меня от них тошнит, в натуре!

– Так сразу?! Может… хоть для начала выпьем шампика? – робко попросила Лялька, уже смирившись с тем, что за полштуки баксов сегодня ей предстоит работать в несколько иных условиях и режиме, чем обычно. – К тому же… я без презервативов не работаю. Ни за какие деньги. Здоровье дороже.

– Кончай ломаться, – уже несколько другим, почти угрожающим тоном процедил Лобастый. – Я здоров как бык. – Набившая оскомину фраза применительно к нему прозвучала невольным каламбуром. – Но если ты такая вредная… так и быть, добавлю еще сотню за натуру. Только не томи, бикса, начинай!

Браток стиснул пальцы на шее Ляли. Дышать стриптизерше стало трудно, колени подогнулись.

– Отпусти, больно же! – вскрикнула она.

– Соси, я сказал!

Реаниматор видел всю гамму чувств, отразившуюся в этот момент на загоревшем от частых посещений солярия лице Ляли. Отвращение, ненависть, презрение и одновременно – желание угодить богатому клиенту. Ведь если ему понравится, как она это делает, он будет снимать ее снова и снова.

– Тебе нравится быть грубым, котик?! – тут же разрядила атмосферу Ляля. – Я не возражаю. Это даже возбуждает! Знаешь, я там уже вся влажная… Подожди, подожди, милый, я сама… Вот так.

Она медленно опустилась на колени, ласково погладила ладонью пульсирующий бугор на джинсах Лобастого, быстро справилась с тяжелой пряжкой ремня, нарочито медленно расстегнула «молнию» и не без усилий извлекла наружу не слишком большую задачу, с которой ей предстояло справиться сегодняшней ночью. Так себе была задачка. Ниже среднего…

Леха, стараясь дышать тише, дождался момента, когда акт орального секса выйдет на финишную прямую, а потом решительным движением руки распахнул створку окна и вполголоса проговорил:

– Я вам не помешаю, голубки?

Ляля вздрогнула, чуть не подавившись, и испуганно отпрянула в сторону, так и оставшись стоять на коленях. Браток, вмиг перестав двигать задом и сладострастно мычать, весь резко напрягся, по-черепашьи втянул голову в плечи, а затем медленно-медленно повернулся на до боли знакомый голос.

Из окна на него смотрел черный провал пистолетного ствола. Холодная улыбка Реаниматора не предвещала ничего хорошего.

– Привет, любовнички. Не ждали? Уж простите меня великодушно. А я случайно проходил мимо, дай, думаю, зайду к старому другу… А тут такая любовь… Не двигаться!

– Ты… чего, Леша?! – с ужасом в глазах пролепетала Ляля, задом отползая к стенке и тыльной стороной ладони торопливо вытирая влажно поблескивающие в полумраке припухшие розовые губы. – Ты что, обиделся на меня, да? За то, что я…

– Расслабься, милая. Разве можно обижаться на подворотню, в которой мочатся все, кому не лень? Собирай вещи и вон отсюда, – стараясь не слишком шуметь, глухо процедил Реаниматор. И, слегка смягчив тон, добавил: – Ты здесь совершенно ни при чем, куколка. Просто нам с Лобастым надо побеседовать без свидетелей. А теперь бегом! И лучше через окно…

– К-как? – переспросила стриптизерша.

– Очень просто. Здесь низко, не разобьешься.

Ухватившись левой рукой за подоконник, Леха, не опуская «ТТ», пружинисто перепрыгнул через препятствие и оказался в комнате.

Лобастый, улучив момент, попытался метнуться к столу и схватить оружие, но опоздал на целую секунду. Едва кончики пальцев новоиспеченного бригадира дотронулись до «стечкина», как удар рукояткой «ТТ» по затылку заставил его вскрикнуть и ничком рухнуть на пол, с грохотом опрокинув стул.

– Ку-уда, падла?! – тяжело дыша, прошипел Реаниматор. – Я еще только начал.

– Ну… я пошла? – окинув взглядом сначала отправленного в нокаут клиента, а затем лежащие на столе заветные доллары, осторожно спросила Ляля.

– Проваливай, – равнодушно бросил Леха. – И гонорар за работу не забудь, – не сводя глаз с пошевелившегося братка, Реаниматор кивнул на стол. – Все, пошла на хер отсюда. Считаю до трех. Два с половиной…

– Дурак! – оскорбилась Ляля. Гордо расправив плечи и виляя бедрами, подошла к окну и, на удивление легко перескочив через облупленный подоконник – сказалась профессиональная растяжка, – через секунду оказалась уже с той стороны дома. – Теперь даже не подходи! – крикнула напоследок и стремительно метнулась к открытым воротам.

– Как скажешь, – вздохнул нисколько не задетый истеричной репликой шлюхи Реаниматор. Он легонько пнул в задницу поднявшегося с пола Лобастого, и тот привалился спиной к стене. – Ты меня слышишь, земеля?

– М-м-м, – промычал в ответ браток.

– Что же ты наделал, скотина? – крепче перехватив рукоятку пистолета, с заметным сожалением тихо спросил Леха. – Я же тебе доверял, мудила с Нижнего Тагила, а ты меня продал.

– Это не я, – пробормотал Лобастый.

– А кто? – приподняв брови, спросил Реаниматор.

– Верзила…

Сильный, неожиданный удар ногой в висок заставил братка вскрикнуть и упасть на бок, гулко приложившись головой о крашеный дощатый пол. Леха, грудная клетка которого вздымалась, как кузнечные мехи, нагнулся, сгреб Лобастого за воротник, рывком поднял, заставив встать раком, схватил за багровеющее на глазах ухо, наступил на кисти рук, намертво пригвоздив их к полу, и, ткнув в висок бывшего подельника накрученным на ствол пистолета глушителем, выдавил:

– Ну и тварь же ты!

– Не убивай, – часто дыша, жалобно проскулил голозадый браток. – Я отдам тебе все бабки! Они в углу, за тумбой, в тайнике под полом!

– Так ты думаешь, придурок лагерный, что сможешь откупиться лавами за все то, что сделал? – сквозь зубы процедил Реаниматор. – Нет, Лобастый. Такую подлянку за бабки не отмазать. Я тебе не судья Запесоцкий. Я мочить тебя пришел. За то, что ты, пес шелудивый, которого я не один год считал правильным пацаном, своим шакальим звонком папе отправил меня и девчонку на верную смерть. Бог с ней, она для тебя никто. Но ты, зная о лажовых подозрениях Мальцева, меня, мою жизнь променял на говенные бабки! В бригадиры захотелось, да?! А помнишь, сука, как я тебе жизнь на стрелке с тамбовскими спас?! Если бы не я, лежал бы ты сейчас на Южном, под черным гранитным обелиском вместо креста!

– Прости, братан, – по искаженному судорогой липкому лицу Лобастого покатилась первая слеза. – Я виноват перед тобой. У меня крыша поехала. Сам не знаю, как такая херня получилась! Словно наваждение какое! И все из-за этой долбаной сучки!

– Что ты мне тут горбатого лепишь? При чем здесь Алена?! – глухо выговорил Реаниматор, сильнее прижимая ствол к взмокшему виску пробитка. – Бабок ты захотел. И чтоб ни с кем не делиться!

– Тебе сейчас легко базарить! – визгливо вскинулся Лобастый. – А что бы ты сам сделал на моем месте? С Тихим началась война, а ты, зная об этом, внагляк отказываешься сдать девку в заложницы и везешь ее к старику, подставляя пацанов! Да еще эти сраные барыги, которых мы замочили. – Плотно сжав губы, Лобастый досадливо поморщился и нервно мотнул башкой. – Вот меня и заклинило.

– Складно поешь, – хмыкнул Леха. – А с Лялькой? С ней тебя тоже заклинило?

– Ну ты даешь, в натуре! – почти натурально возмутился Лобастый. – К кому вздумал ревновать! Она хоть и красивая, сучка, но обычная блядь, шалава, подстилка, соска рабочая! Ей за двести бакинских каждую ночь лохи прибашленные в рот дают, сиськи спермой поливают и дрючат вдоль и поперек своими потными елдинами, пихая по яйца во все дыры! Какие могут быть претензии?!

– За двести, значит? – холодно усмехнулся Леха, и лицо его потемнело. – Тогда почему же ты, пидор озабоченный, пообещал ей сразу полштуки, да еще при мне сотню накинул?!

– Захотелось мне, понял! Именно ее на хрящ надеть захотелось! – огрызнулся, пряча бегающие глаза, браток. – Кого хочу, того и трахаю! Или ты эту шкурку по жизни для себя одного приватизировал?!

– Да нет, – спокойно ответил Реаниматор. – Ленка вольна распоряжаться своими прелестями как угодно. Только гонишь ты… Тебе не просто так ее захотелось. Тебе, извращенцу, таким образом надо мной возвыситься захотелось. Сначала ты меня, сволочь, сдал, а потом на биксу мою, на которую тебе раньше плевать было, пять сотен зелени не пожалел. Улавливаешь логику?

– Туфта! Бред! Ты рехнулся! – не сдавался протрезвевший Лобастый. – Ты, Леха, просто уже не знаешь, к чему приебаться! Вот и начал гнуть рамсы про Ляльку! Ты лучше перестань крыситься и спокойно, без наездов, посмотри на тему с барыгами и мокрощелкой глазами любого из наших пацанов… Неужели не было повода согласиться с подозрениями Сашки, когда ты вдруг ни с того ни с сего уперся как баран – отвезу ее старому в Озерки, и конец базару! Может, я чего не догоняю?! Тогда, в натуре, чисто конкретно объясни, почему ты прилип к этой… как ее… Алене, бля, как банный лист к заднице!

– Не твое собачье дело, – жестко отрезал Реаниматор. – Но я, так и быть, вот что тебе скажу. Алена… Ни ты, плесень бледная, ни Сашка Мальцев даже одного ее волоска не стоите! И если бы мне выпал шанс повторить все заново, я поступил бы точно так же! Все, ублюдок. Молись, если умеешь…

Глаза Лехи остекленели, лицо вдруг застыло, помертвело. Лобастый с ужасом понял, что все его потуги оказались бесполезны. Отменить уже вынесенный ему Реаниматором смертный приговор не удалось. Еще полсекунды – и бригадир нажмет на спуск.

Ну уж нет!

Все произошло стремительно, как вспышка молнии. Страх смерти, самый сильный человеческий рефлекс, придал Лобастому решимости и удесятерил его силы. Извернувшись и даже не обратив внимания на боль в руках от содранной кожи, на треск фаланг пальцев и хруст ушного хряща, браток отчаянным рывком высвободился из унизительной позы и, сжав кулак, не мудрствуя лукаво, нанес нависшему сверху Реаниматору сокрушительный удар. В пах.

Леха глухо охнул и тяжело упал на колени. Глаза его закатились, рот приоткрылся, лицо налилось кровью. Поймав кураж, обезумев от появившегося вдруг шанса на спасение, Лобастый тут же вцепился в предплечье Реаниматора голодным бультерьером и потянул вниз сжимавшую пистолет руку, стараясь одним сильным рывком пригнуть ее к полу и завладеть оружием. Казалось, все, еще секунда – и ствол выпадет из разжавшихся пальцев. Однако рука Лехи словно окаменела! Усиливая натиск, Лобастый навалился сверху всем телом, в горячке схватки забыв о том, что указательный палец бывшего бригадира до сих пор находится на спусковом крючке. Накрученный на ствол глушитель вроде бы случайно уткнулся точно в левую сторону груди Лобастого.

Выстрел прозвучал как хлопок детских ладошек. Не проронив ни звука, Лобастый рухнул навзничь, резко выпрямился, затрепетал мелко-мелко и затих, глядя в оштукатуренный потолок широко открытыми пустыми глазами.

Реаниматор выронил пистолет и, теперь уже дав себе волю, с долгим протяжным воем опустился на пол. Прошло не менее минуты, прежде чем первая волна адской боли отступила и Леха обрел способность более-менее нормально дышать. Осторожно, сантиметр за сантиметром, скрючившийся на боку Реаниматор поднялся сначала на колени, а потом, придерживаясь за стену, выпрямился в полный рост. Перед глазами плавали разноцветные звездочки, ноги подгибались.

Вспомнив услышанные когда-то давно от профессионального инструктора по карате наставления, как вести себя в случае, если ты пропустил удар в пах, Реаниматор, морщась, присел на корточки и стал подпрыгивать на одном месте. Смешное на вид занятие в считанные секунды нормализовало кровообращение в травмированном месте. Кто бы мог подумать…

Поднявшись снова, уже без помощи стены, Леха постоял в неподвижности еще пару минут, прислушиваясь к своим ощущениям. Адская боль почти полностью стихла. Кажется, обойдется без осложнений. Ударь Лобастый сантиметром ниже и – прощайте, девушки!

От пистолета следовало избавиться. Это Леха решил сделать по дороге. А сейчас надо было как можно скорее уносить ноги. В любой момент в комнату беспутного внука могла зайти разбуженная среди ночи странными звуками бабка Степанида.

Оглядев комнату в поисках тряпки, которой можно было бы уничтожить отпечатки, Реаниматор сунул «ТТ» за ремень, быстро содрал наволочку с лежавшей на диване подушки, намотал ее на руку и торопливо протер все возможные места, где могли остаться следы его пальцев, включая подоконник…

Когда он почти закончил, сквозь тишину отчетливо обозначился скрип половицы за дверью. Наверное, бабка. Больше некому. Нельзя терять ни секунды!

Бесшумно подскочив к двери, Леха накинул крючок на петельку, тем самым дав себе некоторую фору на случай несвоевременного визита старухи.

Стараясь не шуметь, Реаниматор на цыпочках подошел к распахнутому окну, используемому этой ночью как запасной выход, бросил на него наволочку, подскочил и через секунду уже оказался во дворе…

Едва мягко пружинящие подошвы его кроссовок коснулись влажной, покрытой росой травы, как сразу с двух сторон на Леху неожиданно навалились бесшумно двигающиеся, но вполне осязаемые тяжелые тени. Скрутив ему руки и проведя безукоризненную подсечку, черные силуэты немедленно уронили стокилограммовую добычу лицом в траву, придавили шею рифленым каблуком высокого шнурованного ботинка и защелкнули на запястьях холодную сталь наручников.

– Готов, сука!.. Товарищ майор, здесь он! Через окно, тварь, выпрыгнуть пытался! – раздался над ухом Реаниматора спокойный, с едва уловимой хрипотцой мужской голос.

Где-то за окном, скорее всего в комнате, которую Леха только что покинул, с грохотом распахнулась от сильного удара закрытая на хлипкий крючок дверь.

«Менты! – скрипнул зубами Реаниматор, вынужденный помимо своей воли нюхать щекочущий лицо ароматный клевер. – Откуда они здесь взялись? Неужели Лялька, зараза, из вредности настучала? Быть того не может… Впрочем, это уже неважно. Теперь мне абзац». Теплый труп Лобастого и пахнущий пороховой гарью «ТТ» за поясом его брюк не оставляли никаких шансов откупиться или, получив подписку о невыезде, уйти в бега еще до начала суда.

– Да тут жмурик! – донеслось из открытого окна. – Коля, глянь, у него должен быть ствол!

Невидимые сильные руки быстро и умело пробежались по спине Лехи и сразу наткнулись на пистолет. Последовал тихий утвердительный свист.

– Есть, «тэтэшник», с бесшумкой! – Бок бригадира обожгло ударом тяжелого спецназовского ботинка. – Ну что, братан, отгулял свое?!

– Пошел ты на… – оскалился Леха.

В следующую секунду на позвоночник Реаниматора, точно промеж лопаток, всей своей многотонной массой упал Александрийский столп. В последний миг перед провалом в темноту успел сообразить, что били, скорее всего, прикладом автомата.

Глава 26

Комната для допросов питерского СИЗО была такой, как ее не раз показывали в фильмах про эпоху сталинского террора. Квадратная, площадью метров двенадцать, комната с высоким потолком, облупившаяся синяя краска на щербатых стенах, крохотное, все в паутине, зарешеченное окошко, до которого не дотянуться при всем желании, казенный и безликий письменный стол у стены, настольная лампа с металлическим отражателем, чей свет очень удобно направлять прямо в лицо подследственному, стул для следователя и стоящая чуть поодаль от стола привинченная к полу табуретка.

За столом сидел и курил тот самый майор в штатском, группа которого брала Леху возле дома Лобастого. Кажется, его фамилия Томанцев, вспомнил Реаниматор. Жестом отпустив конвоира, майор кивнул на табуретку. Когда бывший бригадир сел, Томанцев протянул ему открытую пачку «Петра Первого».

– Курите, Гольцов.

– Спасибо, гражданин начальник. – Леха, давно страдавший от никотинового голода, не стал отказываться, с удовольствием взял сигарету и прикурил от протянутой Томанцевым зажигалки. Жадно затянулся, на миг блаженно прикрыл веки.

Некоторое время – где-то около минуты – оба молча попыхивали огоньками, а потом майор сказал:

– Ну что, Леша, я и так все про тебя знаю…

В РУБОПе досье заведено подробное, что называется от «а» до «я». Поэтому не будем тратить время на стандартную процедуру, обойдемся пока без протокола и перейдем сразу к главному. – Томанцев пристально посмотрел на Реаниматора, нахмурился и сообщил: – На тебе, как минимум, один труп. Как максимум – четыре. Чуешь разницу?.. И только от меня зависит, пойдешь ты топтать зону или наденешь робу смертника и отправишься медленно гнить на остров Каменный. Вот и думай сам, куда тебе больше хочется.

– Не понимаю, начальник, о каких четырех трупах вы говорите, – пожал плечами Реаниматор. – На мне только Лобастый… то есть Антонов. Я не отказываюсь. Бессмысленно. Что есть, то есть.

– Значит, не догадываешься, о каких трупах идет речь? – сузились глаза Томанцева.

– Нет, – покачал головой Леха, наклонившись вперед и аккуратно стряхнув серый столбик с кончика сигареты в жестяную банку из-под пива.

– Тогда смотри и вспоминай. – Томанцев выдвинул ящик, достал оттуда несколько цветных фотографий и бросил на стол перед Реаниматором. А сам, не вынимая сигареты изо рта, уперся локтями в столешницу, опустил подбородок на кулаки и молча смотрел, как подозреваемый изучает снимки. Точнее, наблюдал за реакцией.

Как ни странно, волевое лицо бандита при виде окровавленных, вповалку лежащих друг на друге трупов осталось непроницаемым. Такое бывает только в двух случаях: либо человек действительно видит этих жмуриков впервые, либо он заранее готов к тому, что2 именно увидит. Глаза, неуловимые перемены их выражения почти всегда выдавали подозреваемых, но, чтобы научиться безошибочно читать по глазам, требовался опыт многолетней работы с преступниками. У Томанцева опыта хватало с избытком.

Проглядев снимки, сделанные милицейским экспертом в Русско-Высоцком, Леха вернул их майору и, как ни в чем не бывало продолжая курить, выжидательно посмотрел на него, тем самым давая Томанцеву возможность первым выложить все свои козыри.

Реаниматор не особенно волновался, почти уверенный, что менту не удастся прижать его к стенке.

О том, что он с братвой был в поселке и расстрелял похитивших Алену ублюдков, взяв приличную сумму в валюте, точно знали только двое – он сам и Лобастый. Но этот вахлак, по понятным причинам, уже ничего сказать не сможет. Впрочем, так же, как и сами барыги. Третий, Верзила, непосредственно в момент казни в доме не присутствовал – ждал их в джипе, охраняя Алену. Его слова ничего не значат, от основанных только на косвенных уликах обвинений можно легко отвертеться. Отпечатки пальцев они с Лобастым предусмотрительно стерли. Да и шанс, что ментам удалось выйти на Верзилу или тем более Алену и допросить их по всей форме, получить правдивые показания, на практике был равен нулю в двадцать четвертой степени.

Одним словом, шанс выкрутиться, избежав высшей меры, у Лехи был не такой уж маленький. Поэтому Реаниматор терпеливо ждал, когда майор раскроется и сообщит, что на самом деле успела накопать милиция и как смогла связать именно их троицу с разгромом студии.

– Так вам знакомы эти люди, Гольцов? – уже зная, какой последует ответ, спросил Томанцев, смахивая фотоснимки в ящик и задвигая его в стол.

– Впервые вижу, – ответил Леха и раздавил сгоревший до фильтра окурок. – Можно еще сигаретку, гражданин начальник? Не накурился.

– Бери. – Майор снова щелкнул зажигалкой. Вздохнул. – Давай поговорим начистоту.

– Это можно. Я их не убивал.

– Теоретически – вероятно, – согласился, помедлив секунду, Томанцев, тем самым осторожно подталкивая бригадира к откровенности. – Но это теоретически. А практически… знаешь, мне, при желании, не составит труда доказать обратное, – сухо заверил Томанцев. Не дождавшись реакции на эти слова, майор решил выложить основные аргументы: – Я знаю, что вы – ты, Антонов и толстяк – были в Русско-Высоцком. Я знаю, что вы разыграли целый спектакль, чтобы проникнуть в дом к порнодельцам. Я знаю, что уехали вы из поселка не одни – с вами была девушка, совсем молоденькая, лет пятнадцати – семнадцати. И я знаю, что толстяк не принимал участия в убийствах. Он и девушка покинули дом значительно раньше вас двоих. Порнушников застрелили вы – ты и Антонов. И у меня есть свидетель, который может письменно подтвердить, что видел вас обоих выходящими из дома. Вы, Гольцов, несли в руке полиэтиленовый пакет. Свидетель готов опознать вас. Мое личное предположение, что в пакете находились найденные вами в доме деньги. И причем немалые…

По спине Лехи пробежал холодок. Пальцы непроизвольно несколько раз подряд стряхнули с сигареты пепел. Майор не мог этого не заметить.

– Только это еще не все, Алексей, – чуть убавив натиск, глухо произнес Томанцев. – Возможно, тебе неизвестно, что буквально через час после вашего отъезда Антонов, уже один, вернулся в поселок. Не знаю, что заставило его пойти на такой рискованный шаг, и не знаю, нашел ли он то, ради чего вернулся… Но вот кого Антонов точно не ожидал увидеть, так это незнакомого парня рядом с окровавленными трупами! Недолго думая, он выстрелил из пистолета, практически в упор, и попал точно в голову. Но только и это еще не все! Догадываешься, в чем вся соль, Гольцов, или подсказать?

Леха, на потемневшем лице которого яростно перекатывались желваки, отрицательно покачал головой и чуть слышно прошептал, словно разговаривал с самим собой:

– Он выжил… Парень, продавец из киоска. Только он мог нас выследить…

– А ты явно не дурак… Выжил, да. Невероятно, но факт! Причем не только выжил, но минувшим вечером пришел в себя после сложнейшей операции и дал предварительные показания!.. Значит, тебе все известно про возвращение Антонова? – откинувшись на спинку стула, спросил Томанцев.

– Нет, я ничего не знал. Просто догадался…

– Вот сейчас верю. И, как видишь, я оказался прав насчет того, что у меня достаточно оснований повесить на тебя еще три трупа. Может быть… теперь действительно поговорим без пурги, а, Алексей? – По голосу майора можно было сразу понять – теперь он не сомневается, что Реаниматор пойдет на сотрудничество.

– Что вы хотите от меня услышать? – опустив глаза, отсутствующим тоном поинтересовался Леха.

– Правду, – посерьезнел майор. – От начала и до конца. И если я буду совершенно уверен, что ты рассказал все, что знал, тогда… Я, мент, пойду тебе, бандиту, навстречу. А знаешь, почему я готов помочь тебе, Гольцов? Это уже между нами, мужиками… – Томанцев медленно, глубоко вздохнул и сказал, понизив голос почти до шепота: – Каждый из тех, в кого ты стрелял, включая подельника по бригаде Антонова, уже перешел границу, отделяющую человека от бешеной собаки. И выпади мне возможность привести приговор в исполнение, рука не дрогнула бы ни на миллиметр!

Выпустив облачко дыма, Томанцев с минуту глядел на Реаниматора, а затем заговорил снова:

– Если ты не знал о том, что Лобастый вернулся в поселок, значит, ты не знаешь, что там его тачкой заинтересовался живущий в Русско-Высоцком сотрудник ГИБДД. Подошел, спросил документы, возможно, предложил проследовать на пост, расположенный в восьми километрах оттуда. А этот отморозок вдруг сбил сержанта с ног и на глазах жены, наблюдавшей за всем этим из окна дома, словно походя свернул ему шею. После чего спокойно сел в машину и уехал назад в Питер!

– Т-твою мать… – чуть слышно слетело с губ Реаниматора, едва Томанцев замолчал.

– Вот поэтому, Алексей, я чисто по-человечески не хочу, чтобы ты попал в тюрьму особого назначения. Хотя совсем спустить на тормозах четыре трупа, увы, невозможно. Сидеть тебе однозначно придется. Вопрос лишь в том – сколько. Семь – десять лет или всю оставшуюся жизнь. Вот такой у тебя нехитрый расклад… братан.

В комнате для допросов СИЗО повисла гнетущая тишина. На сей раз первым ее нарушил Леха:

– Хорошо, майор… Раз ты со мной по-людски, я расскажу тебе, как все было. Но с одним условием… – Реаниматор поднял на Томанцева тяжелый взгляд: – Имен девушки и толстяка ты не узнаешь. Толстяк никого не убивал и даже не бил. Обычный облом, каких много… А девушка…

– Ты ее знаешь?! – понимающе кивнув, с ходу предположил Томанцев.

– Да, – признался Леха. – И я не хочу, чтобы о ее пребывании в этом проклятом доме знала еще хоть одна живая душа. Остальное я тебе расскажу.

– Говоря по правде, установить личность и девушки, и толстяка не такая уж трудная задача, – сдержанно ухмыльнулся майор. – В компьютере РУБОПа помимо сухих досье есть огромное количество фотографий бандюг. И с большой долей вероятности среди них отыщется и толстяк. Мы вычислим толстомясого, рано или поздно возьмем, и, будь уверен, он сообщит нам имя освобожденной вами девушки. – Заметив, как недобро напряглись скулы Реаниматора, Томанцев поскреб гладко выбритый подбородок и продолжил: – Но если ты действительно не хочешь…

– Я не хочу, – жестко подтвердил Леха. – Не трогай их, майор. Не как мента – как нормального мужика тебя прошу. Толку вам ни от толстяка, ни тем более от девчонки никакого. А сломать людям жизнь – дело нехитрое… Ну что, мы с тобой договорились?

– Предварительно, – помедлив, осторожно сказал Томанцев, рукой разгоняя повисший над столом сигаретный дым. – Остальное зависит только от тебя, Алексей. Итак, погнали. – Майор шумно вздохнул и хлопнул ладонями по обшарпанной крышке стола. – Откуда вы узнали про порностудию?

– Барыга один на рынке «Юнона» по пьянке сболтнул. Это толстяка тема, я точно не могу сказать. Была лишь информация, что коттедж из белого кирпича, двухэтажный, расположен на окраине поселка. Утром мы приехали на место, я подошел к киоску, прикинулся красноперым, дал парню пятихатку и сказал, что, мол, ищу кореша. Малец оказался ушлым, пришлось дать еще столько же. Короче, выложил пацан, что живет по соседству с коттеджем и однажды видел, как оттуда ночью пыталась сбежать почти голая девица. Потом рассказал про минивэн, который время от времени ездит в сторону леса… Даже круглый дурак бы понял: мы нашли то, что искали. В общем, если бы не парень, все могло быть совсем иначе… А так… Нашли дом, я придумал эту мулю с переодеванием в пьяных работяг. Разыграли как по нотам, ворвались, связали, допросили козлов, узнали про девчонку… Потом кончили всех троих, из их же стволов. Я и Лобастый… Нашли в гараже, в тайнике, немного денег и кучку золотых цацек. Их эти уроды снимали с убитых шлюх. Мне было противно брать это золото, и я настоял, чтобы бросить его прямо там, на столе…

– Что ж, теперь понятно, ради чего Антонов рискнул вернуться, – задумчиво констатировал майор. – А девушку, надо полагать, вы отвезли домой?

– Я отвез. Высадил Лобастого в Красном, потом, по дороге, толстяка…

– Ладно, со студией в общих чертах расклад понятен, – кивнул Томанцев. – Тогда скажи мне, Алексей, без протокола… За что ты замочил Антонова? Ведь вы три года были с ним практически в одной связке? Корешковались, так сказать.

– Это дело личное, – глухо сказал Реаниматор, зло прищурив глаза. – Он сдал меня в одной серьезной разборке.

– Негусто, прямо скажем. А ведь мы с тобой договаривались общаться открыто.

– Про Антонова мне нечего больше сказать.

– Ну, дело твое, – мельком взглянув на наручные часы, задумчиво пробормотал майор. – Тогда ответь мне еще на один вопрос, и будем считать, что на сегодня мы с тобой задачу выполнили.

Мент долго держал паузу, словно обдумывая, как лучше сформулировать свой вопрос, а затем поднял глаза на Леху и, сверкнув карими глазами, бросил прямо в лоб:

– Эту девушку, которую вы освободили, зовут Алена Белова. Дочь авторитета Тихого. И ты отвез ее на виллу старика, в Озерки, где в лесополосе тебя уже поджидала засада – пацаны Новгородского Быка. Лобастый предупредил твоего шефа, что ты собираешься освободить случайно попавшую вам в руки дочь старика, и на тебя объявили охоту. Так, Леша?!

Реаниматору показалось, что табурет, на котором он сидел, а вместе с ним и ободранные стены комнаты для допросов покачнулись.

– Откуда… вам все известно? – поняв, что отпираться бессмысленно, выдавил Реаниматор.

– Я долго работаю в милиции, Гольцов, – нажав спрятанную под крышкой стола кнопку вызова контролера и глядя прямо в глаза Лехе, сухо ответил старший оперуполномоченный из ГУВД. – До разговора с тобой – и это сущая правда – я о многом даже не догадывался… А теперь просто сопоставил уже известные ранее факты с твоими показаниями и сделал выводы… – это часть моей работы. Вот так, Алексей…

Металлическая дверь комнаты для допросов открылась, и на пороге возник высокий, крепко сбитый контролер в камуфляжной форме. Реаниматор медленно поднялся и направился к выходу.

– Да, кстати, Гольцов! – Бывший бригадир обернулся. – Совсем забыл тебе сказать… Сегодня утром погиб известный в городе политик – Александр Петрович Мальцев. Кто-то передал ему крохотную посылочку, и господин помощник депутата ее неосмотрительно вскрыл прямо в салоне своего бронированного «мерседеса». Я подумал, что тебе, как одному из доверенных лиц господина Мальцева, будет небезынтересно узнать эту печальную для всех нас новость…

Леха не ответил. Для него Мальцев и братва были уже в прошлом.

– Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, – произнес Томанцев, глядя поверх плеча Реаниматора. – Не волнуйся. Я всегда держу свое слово. Ты меня понял?!

Вот теперь в потухших, пустых глазах Реаниматора вспыхнул явственный блеск.

Леха молча опустил веки, развернулся и в сопровождении контролера отправился в камеру.

Глава 27

Судебный процесс над «одним из лидеров питерской криминальной группировки, правой рукой бандитского авторитета Мальцева» власти вдруг решили сделать открытым. Леха, в котором еще теплилась надежда избежать непоправимого, узнав о таком развитии событий, с холодной обреченностью осознал – это конец! Первое же заседание только утвердило его в мысли, что исход громкого уголовного дела уже предрешен, несмотря на все усилия регулярно навещавшего его в «Крестах» постаревшего, ставшего очень нервным майора Томанцева выполнить данное им Реаниматору обещание. Увы, состав на полной скорости катился под откос, и помочь Лехе Гольцову, стараниями прессы превратившемуся для многих простых питерцев в олицетворение абсолютного зла, могло разве что чудо…

И вот настал день вынесения приговора. Все было как во сне – обвинительная речь адвоката, холодные лица заседателей, ленивое торжество журналистов, красные огоньки нескольких бесшумно работающих видеокамер и лютая, всепоглощающая ненависть, застывшая на бледных лицах родственников Лобастого – бабки Степаниды и недавно откинувшегося с зоны отца.

Когда судья потребовал встать для оглашения приговора, Леха лишь презрительно ухмыльнулся, сплюнул себе под ноги и так и остался сидеть. Не моргая, смотрел он через прутья решетки на колышущиеся за окном зала заседаний ветви тополей и мысленно прощался с этим хмурым небом и этими облезлыми крышами, с бесконечной слякотью лабиринта улиц и бездушным величием возведенного великими зодчими старого города.

Увидев неожиданно опустившегося на карниз, с внешней стороны грязного зарешеченного окна, серо-черного облезлого голубя, Реаниматор вдруг ощутил, как по его щеке торопливо сбежала и обожгла уголок рта одинокая соленая слеза. Больше он не увидит даже голубей. Откуда им взяться в глуши вологодских лесов, на острове?..

А голос председателя суда тем времением гремел, эхом разносясь по битком набитому залу, где от спертого донельзя воздуха трудно было дышать. До сознания Реаниматора доходили лишь обрывки уже ничего не значащих фраз:

– Именем Российской Федерации… признать Гольцова Алексея Борисовича виновным… в качестве наказания высшую меру – смертную казнь!

По затихшему, словно обезлюдевшему залу волной прокатился вздох облегчения. Кто-то особо эмоциональный даже захлопал и закричал «браво», но его, к счастью, вовремя остановили и заставили заткнуться. Оглашение приговора было еще не окончено.

– В связи с принятием России в Совет Европы… учитывая… подписанный Президентом Российской Федерации мораторий… суд считает возможным заменить смертную казнь на пожизненное заключение… с правом обжалования приговора через двадцать пять лет… без права на переписку и права на свидания…

Как ни старался Реаниматор сохранять видимость хладнокровия, ничего не получалось. В животе и под ребрами образовалась пустота, словно невидимая рука вырвала все внутренности, кроме медленно и натужно бьющегося метрономом сердца.

– Повезло тебе, сука! – отчетливо донеслись до Лехи слова отца Лобастого. – На зоне, бля буду, ты не прожил бы и месяца!

…Четверо вооруженных солдат открыли клетку и вывели Реаниматора из зала суда по служебной лестнице, но лишь после того, как зал покинули все до единого зрители и участники процесса. Пребывающего в трансе, безразличного ко всему окружающему, кроме крохотного клочка неба в окошке «воронка», Леху снова отвезли в «Кресты». Там парикмахер обрил его наголо, контролеры заставили скинуть провонявшую потом и тяжелым камерным духом гражданскую одежду, принять душ и облачиться в новенькую черную робу. Затем Реаниматора в наручниках и соединенных цепью кандалах на ногах провели по длинным гулким переходам и лестницам СИЗО в блок смертников. Контролер, как-то странно взглянув на Леху, распахнул дверь и втолкнул его в камеру-одиночку. Закуток три на два метра, без окон, с вмурованными в стену узкими металлическими нарами без матраца и дыркой-парашей в левом ближнем углу.

Часа через полтора тюремные баландеры принесли и подали в кормушку ужин – тарелку с серого цвета варевом, ломоть черного хлеба и подкрашенную пресную водичку, называемую компотом. Реаниматор неподвижно лежал на нарах и глядел в потолок. Есть ему совершенно не хотелось. Но, подчиняясь громкому рыку контролера, он все-таки встал, подошел к окошку в двери и молча принял пайку. Кормушка захлопнулась, шаги в коридоре стихли. Леха вернулся назад на нары, от нечего делать поковырял ложкой накиданную в шлемку грубую перловую кашу и вдруг оторопел, заметив в ней слегка присыпанную крупой скользкую, с зелеными разводами, тягучую харчу. Своего рода пламенный привет, видимо – от кого-то из крестовских контролеров…

Скрипнув зубами, вмиг вышедший из состояния аффекта Реаниматор размахнулся и что есть силы, с диким, отчаянным криком запустил миской в металлическую дверь. Сволочи! Сявки гнусные! Знают, что останутся безнаказанными, вот и глумятся!

«А каково мне будет чалиться там, на Каменном?!» – впервые с момента оглашения приговора с содроганием подумал Леха. Как тамошние охранные псы, на которых есть лишь одна управа – начальник тюрьмы, обращаются с осужденными на пожизненное заключение узниками?! Жутко даже представить…

Наверное, именно в эту самую секунду Леха осознал, какой именно беспросветный кошмар, длиной во всю оставшуюся жизнь, ждет его впереди. Склеп, куда тебя замуровали навсегда! И больше в его жизни не будет ничего, кроме изученной буквально до миллиметра крохотной камеры, двух получасовых ежедневных прогулок в тюремном дворе, безвкусной баланды и, если очень повезет, собеседника, такого же, как и он сам, душегуба, с опостылевшей до икоты тусклой рожей прирожденного мокрушника и изверга. И никаких радио и телевидения, никакой музыки и никаких писем. Только книги из скудной, специально подобранной ГУИНом библиотеки. И… вера в Бога, которую невозможно отнять вместе со свободой. Только есть ли она в его душе, вера?! Вряд ли…

Однажды Леха читал статью в питерском еженедельнике «Невский репортер» о священнике отце Павле, настоятеле церкви на острове Каменном. Статья, написанная известным журналистом Дмитрием Нагайцевым, рассказывала о полной драматизма судьбе человека, много лет назад сменившего погоны офицера ВДВ на рясу священнослужителя…

Он просто сидел, обхватив бритую налысо голову руками, и медленно раскачивался взад-вперед, а перед его глазами кадр за кадром прокручивалась вся его не такая уж долгая жизнь. Жизнь, в которой, как в голливудском триллере, было все – и кровь, и деньги, и настоящая, обретенная совсем недавно любовь. Теперь эта жизнь кончилась. Навсегда. Впереди у Лехи Гольцова был только кромешный ад…

Даже если произойдет невозможное, если он протянет на острове положенные до подачи прошения о помиловании двадцать пять лет и его прошение удовлетворят, то каким он выйдет на волю? Дряхлый, больной старик, без дома, без родных, без средств к существованию. Лучшее, на что можно рассчитывать, – это быстрое угасание в вонючей богадельне для неимущих в компании спившихся завшивленных бомжей. Так лучше уж сдохнуть там, на Каменном…

Вдруг Реаниматор со щемящей тоской вспомнил, что у него сегодня день рождения. Ему, человеку без будущего, исполнилось всего тридцать пять…

«…Чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…» – сказал классик совковой литературы. Если бы все было так просто! Увы, понять, какими они были, эти безвозвратно умчавшиеся в бесконечность годы, можно только остановившись у самой черты, у края, за которым нет уже ничего.

Глава 28

Состояние, в котором Леха пребывал по ночам, вряд ли можно назвать сном. Скорее это было балансирование на краю бездны, из которой он то и дело выныривал, чтобы увидеть тускло мерцающую под потолком лампочку в проволочном наморднике. И так – десятки раз подряд, ночь за ночью…

Когда на двенадцатые сутки его пребывания в камере смертников в двери среди ночи распахнулась и тут же закрылась кормушка, он даже не шелохнулся. И лишь когда щелкнул замок, Реаниматор опустил ноги в тяжелых, без шнурков ботах на бетонный пол и сел, уставившись воспаленными глазами в открывшийся проем. Сознание подсказало: происходит что-то необычное. До сих пор по ночам его ни разу не будили…

Когда пухлогубый контролер сделал шаг в сторону и в камеру не спеша вошел одетый в гражданское майор Томанцев, Леха понял, что предчувствие не обмануло его.

– Спасибо, Андрей… А теперь оставь нас, – сказал, не удосужившись взглянуть на охранника, майор.

Выкрашенная зеленой краской дверь захлопнулась, однако замок в ней почему-то не заперли. Видимо, встреча обещала быть недолгой… Опер сел на нары рядом с Реаниматором, молча протянул открытую пачку «Петра Первого». Леха, не произнося ни слова, взял предложенное курево, нагнулся к заплясавшему в руке у мента оранжевому огоньку.

– Прости меня, – качнув головой, глухо проговорил Томанцев. – Я сделал все, что мог… Но был приказ из Смольного, поддержанный начальником ГУВД. Генералу не терпелось отчитаться о разгроме мальцевской группировки. Вот и устроили… шоу.

– Я понимаю, – бесцветно буркнул Леха. – Ты зачем пришел, майор? Сюда ведь, насколько я знаю, визиты запрещены.

– Знаешь, как говорят: «Если нельзя, но очень хочется, то можно»? – с трудом растянув уголки губ, грустно заметил Томанцев. По глазам опера можно было понять – он пришел не для того, чтобы прощения просить. Предстояло нечто особенное. – Я здесь так, связующее звено, – наконец сказал майор. – В общем… встречай гостей, Леша…

Томанцев встал, подошел к двери и вышел.

«А если сейчас рвануть? – машинально подумал Реаниматор, разглядывая светящуюся полоску между дверью и косяком и чувствуя, как в груди расплавленным свинцом растекается нестерпимый жар. – Больше, чем пожизненное заключение, уже не дадут, даже если положу или покалечу пару собак… Так хоть душу отведу напоследок».

Дверь камеры снова открылась, и Реаниматор увидел Алену. Все мысли разом испарились. Случилось то, о чем он сразу же подумал после слов майора, но во что все-таки никак не мог поверить.

Красивая, невероятно красивая, в серебристом платье, она стояла сейчас, среди ночи, на пороге камеры, смотрела на него полными сострадания зелеными глазищами, хлопала ресницами и не решалась сделать первый шаг навстречу.

– Алеша… милый, – дрожащим голосом прошептала Алена. – Господи… что они с тобой… сделали?!

В голове Лехи помутилось. Он сам не понял, как оказался на ногах, кинул на пол тлеющую сигарету и бросился ей навстречу, сжал в объятиях, покрывая лицо, шею, руки горячими поцелуями и шепча только одно слово: «Аленка… Аленка… Аленка…» А она, такая близкая, такая хрупкая, легкая как пушинка, нежно-нежно обвила его могучую шею своими ручками и опустила веки, из-под которых одна за другой катились слезинки.

– Лешенька, – жарко шептали ее алые, влажно приоткрытые для поцелуя губы. – Любимый мой…

А он не верил своим ушам, он упивался ее близостью, больше похожей на сладкий сон, чем на реальность. Реаниматор нашел в себе силы на секунду оторваться от Алены только тогда, когда в проеме все еще открытой двери мелькнул силуэт майора Томанцева.

– Ну-ну… – покачал головой и тут же отвел взгляд оперативник. – Вы бы хоть дверь-то закрыли.

– Извините нас, – положив голову на плечо Реаниматора, тихо выговорила Алена. – Мы просто слишком давно не виделись, чтобы обращать внимание на такие мелочи. Правда, любимый? – Девушка встала на цыпочки и потерлась кончиком чуть вздернутого носа о колючий подбородок Лехи. Лицо ее раскраснелось, губы и обвивавшие шею Реаниматора руки чуть заметно подрагивали, волосы падали на плечи сверкающими ручейками.

– Это правда, – подтвердил одетый в черную робу смертника Леха. – Спасибо тебе, майор. Ты… самый правильный мент среди всех, кого я встречал в своей жизни. Век не забуду.

– Да уж, – со вздохом прошептал майор. Поймал взгляд Реаниматора, тоскливо покачал головой, выдавил с отчаянием: – Э-эх, ребята!.. Да как же все по-глупому… Да почему так… А-а! – сокрушенно махнул рукой, сморщился, словно от зубной боли, и, прежде чем закрыть дверь, грустно предупредил, пряча глаза в пол: – У вас, к сожалению, тридцать минут, не больше. Не подставляйте меня, лады? Я и так уже на срок насшибал…

– Мы успеем, – уткнувшись лицом в грудь Алексею, чуть слышно пообещала Алена. И как-то странно, почти мечтательно улыбнулась. Реаниматор подумал, что вот это и есть настоящее счастье…

Когда дверь с громким стуком закрылась, а снаружи недвусмысленно лязгнул замок, девушка мягко отстранилась от любимого, долго разглядывала его лицо, а потом ласково сказала:

– Ты зашел не к тому парикмахеру.

– Зато бесплатно, – вздохнул Леха, на миг отведя глаза в сторону. И тогда Алена не выдержала – тихо всхлипнула, уткнулась в его плечо и разрыдалась. А он гладил ее, пытаясь утешить, хотя знал, что это абсолютно бессмысленно.

– Лешенька, – справившись с рыданиями, жарко прошептала Алена, слушая учащенное биение его сердца. – Я очень хочу, чтобы… ты был мой, а я – твоя. Понимаешь?

– Да, – ответил Реаниматор. – А ты не…

– Я не пожалею! – отчаянно вскрикнула девушка.

– Но мы ведь больше никогда не встретимся, – из последних сил сдерживаясь, напомнил приговоренный к высшей мере зэк Гольцов. Только вот руки его и горящая желанием плоть не хотели слушать голоса рассудка. Спустив с загорелых плеч Алены тоненькие бретели, он стянул вниз, до бедер, серебристое облегающее платье и, упав на колени, припал к торчащим вверх на упругой юной груди твердым коричневым соскам.

Как же разительно все происходящее отличалось от торопливого спаривания полов, в обиходе называемого «сексом»! Сколько в движениях Алексея и Алены было ласки, нежности, страсти и безграничного желания доставить близкому человеку высшее наслаждение!

В какой-то момент Леха ощутил, как невидимые глазу крылья буквально поднимают их с Аленой над грешной землей и они оба парят в невесомости.

– Я всегда мечтала принадлежать только тому, кого люблю, – сквозь всхлипы, прошептала Алена и, чуть откинув голову назад, блаженно прикрыла глаза. – И я счастлива, что Бог дал мне возможность испытать это счастье… Не говори больше ничего… милый! Иди ко мне! Я так хочу…

– Я люблю тебя, девочка моя ненаглядная.

Подхватив невесомое, послушное тело на руки, Реаниматор, сделав два шага по камере, осторожно, словно спящего ребенка, опустил Алену на тюремные нары. На удивление быстро высвободился из мешковатой робы, остался совершенно голым. Его налившееся желанием и энергией естество конвульсивно подрагивало. Бережно стянул со стройных длинных ножек Алены шуршащее платье.

– Возьми меня, пожалуйста! – умоляла девушка. Ее обнаженная грудь вздымалась, полуоткрытые губы звали к поцелую, ноги, согнутые в коленях, обхватили ягодицы Лехи и настойчиво предлагали войти в жаркое, по-девичьи неподатливое, зовущее в сладкий плен влажное лоно. – Ты – мой муж… А я – твоя жена, – сорвалось с пылающих губ Алены и разрядом молнии отразилось в мозгу Реаниматора. – Навсегда, только ты и я!

– Ты и я, навсегда. И ты – моя жена, – эхом отозвался Леха, совершенно искренне, с пьянящим наслаждением. Без труда нащупав влажную ложбинку, он уперся руками в неудобные, жесткие нары и начал медленно, почти незаметно, входить в трепещущую под ним, закусившую нижнюю губу девушку, чувствуя, как все сильнее и глубже вонзаются в его спину длинные розовые ноготки.

– Боже, как сладко! – шептали ему в ухо горячие губы. – Любимый мой…

Чувствуя, как едва продвинувшийся вглубь фаллос уперся в теснину, Реаниматор на секунду остановился, дал Алене возможность несколько раз глубоко вздохнуть, накрыл ее рот истовым поцелуем и, в тот же миг быстрым толчком бедер вошел в глубь ее расступившегося, полыхавшего жаждой тела. Алена охнула, застыла, напряглась всем телом, широко открыв глаза. Не сдержав переполнивших ее ощущений, дикой кошкой полоснула ноготками от лопаток до поясницы, оставляя на Лехиной спине кровоточащие царапины. Полуобморочный тихий стон Алены потонул в его животном, вместившем в себя радость и боль рыке.

Вот и произошло… Теперь они муж и жена. Навсегда. По крайней мере, для живущего в ожидании своего последнего конвоя Лехи Гольцова.

Лаская гибкое тело Алены, изгибающееся, инстинктивно пытающееся отстраниться, выскользнуть из-под него при каждой отзывающейся легкой болью фрикции, пребывающий в блаженной нирване Реаниматор очень быстро достиг пика, а крепко стиснувшие его поясницу именно в этот момент ноги любимой не позволили ему выйти…

Минуты две-три они лежали почти неподвижно, с невероятно счастливыми лицами. Потом Леха, в глазах которого снова появились грусть и опустошение, поцеловал Алену, осторожно встал, поднял с пола камеры робу и принялся облачаться в черную грубую одежду, которую ему суждено носить до конца дней.

Алена, поняв, какие чувства бушуют сейчас в душе любимого, молчала. Надев трусики и натянув платье от Жана Поля Готье, она присела на краешек нар возле застывшего Лехи и крепко прижалась к нему.

– О чем ты сейчас думаешь? – прошептала одними губами, завороженно глядя на лежащий в центре крохотной камеры окурок сигареты.

– О смерти, – даже не пытаясь обнять Алену, мрачно произнес впавший в прострацию смертник. – Как было бы хорошо, если бы меня прямо сейчас повели на расстрел. Ты даже представить себе не можешь, какая мука – знать, что ничего этого уже никогда не повторится.

– Не говори так… – ласково гладя колючий, щекочущий ее ладонь затылок Лехи и сдерживая вновь подступающие к самым глазам, предательски опускающие вниз уголки губ слезы, жалобно попросила Алена. – Пожалуйста! Мне страшно.

– Ладно, не буду, – выговорил он бесцветно.

– Мне было так хорошо с тобой, – призналась Алена, чуть помолчав.

– Мне тоже, – не стал лукавить Леха.

– Скажи… ты жалеешь о том, что спас меня? – спросила Алена.

– Нет, – качнул головой Реаниматор. – Видно, такая у меня судьба – гнить заживо…

– Перестань, умоляю! – всхлипнула Алена, обхватив его обеими руками. – Неужели нет ни единого шанса? Я ведь очень богатая, не забывай…

– Ни единого, – жестко констатировал Реаниматор.

– А вот и нет! – Похоже, Алена всерьез думала над темой его освобождения. – Я читала в «Криминальном курьере», что были случаи, когда человека выкупали, спасая от смертной казни! Там даже цифру называли – пять миллионов долларов!..

– Ты серьезно? – Леха повернулся и посмотрел в зеленые глаза дочери Тихого. Усмехнулся покачал головой. – Какая же ты еще наивная, Господи. Анекдот слышала? На сарае тоже слово из трех букв написано, а в нем, оказывается, дрова лежат…

– Ты мне не веришь? – обиженно спросила Алена. – Статья, во-от такая, аж на три полосы!

– Верю, – пожал плечами Реаниматор. – Только… если серьезно… Сказки это, туфта, забава для толпы. Поверь мне, я последние семь лет не в яслях сторожем работал, кое-что знаю… С Каменного еще никто и никогда не возвращался. Даже мертвым. Там даже кладбище специальное есть. Ни крестов, ни фамилий. Только деревянная табличка – номер такой-то… Я уже умер, навсегда, как ты понять не можешь!

– Знать бы еще, кому именно нужно дать на лапу, с кем лучше начинать разговор, – не сдавалась Алена, пропустив слова Реаниматора мимо ушей.

– В таком случае лучше начинать сразу с президента, – с сарказмом усмехнулся Леха. – Или с писателя Анатолия Приставкина, который у него в штате помилованиями убийц занимается. Отмаксаешь сколько попросят… Достанут дело из архива, подчистят, а потом поднимут хай и отправят на дополнительное расследование. Глядишь, и получится. Если, конечно, ФСБ раньше не остановит…

Леха медленно провел ладонями по лицу. В голосе Алены было столько решимости во что бы то ни стало добиться поставленной цели и выкупить его буквально с того света, что он вдруг почувствовал, что мало-помалу начинает проникаться этой бредовой, но такой пленительной идеей. Кажется, у медиков это называется паранойей? Стремление во что бы то ни стало достигнуть поставленной, заведомо невыполнимой цели… Ярчайшие клинические примеры этой болезни давали вожди мирового пролетариата. И где они сейчас, вкупе со своими красивыми с виду, благородными идеями?! В заднице.

Дверь камеры с лязгом открылась, и на пороге возник Томанцев. Выглядел он, прямо скажем, не блестяще. Майор знал, что этим любящим друг друга людям прямо сейчас суждено расстаться навеки. А ему, невероятно рискующему сейчас не только своими погонами, но и свободой, ему, отнюдь не безвозмездно согласившемуся устроить встречу напористой девчонки с осужденным смертником, выпала незавидная роль паромщика Харона, перевозящего души умерших на другой берег Стикса.

– Время. – Майор постучал пальцем по циферблату своего «лонжина». – Мне очень жаль…

– Я что-нибудь придумаю, Лешенька! – воскликнула Алена, поднявшись с нар и сверху вниз взглянув на как-то странно напрягшегося Реаниматора. С ним явно что-то происходило. – Ты веришь, что у меня получится, любимый?! Может, не сразу. Ведь на все надо время, не так ли?!

– Я верю, – стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойнее, сказал Реаниматор. Он в последний раз посмотрел на самое близкое ему в той, оставшейся в прошлом, жизни человеческое существо и закончил: – Я верю, что ты сделаешь все возможное… И не слишком огорчайся, если узнаешь, что ничего изменить нельзя. Прощай, Алена.

– Можно! Можно!

– Девушка, – снова посмотрев на часы, уже с металлом в голосе заговорил Томанцев. – Не отвечайте черной неблагодарностью на доброе дело.

– Что ты сделаешь, если я окажусь права?!

Майор и смертник понимающе переглянулись. Томанцев, за спиной которого выросли сразу двое вооруженных автоматами угрюмых контролеров в камуфляже, цокнул языком, ткнул себе в грудь пальцем и многозначительно провел ребром ладони по шее.

– Считаю до пяти, потом – не обижайтесь! Раз…

– Так что ты сделаешь?! – настойчиво требовала ответа Алена, пожирая Леху горящими глазами.

– Два…

– Если ты найдешь вариант, как вытащить меня с Каменного, я… – со снисходительной усмешкой нехотя начал Реаниматор. «Какой бред я несу?! О чем вообще мы говорим?! Клиника!»

– Три!

– …я женюсь на тебе, малыш, и у нас будет пятеро замечательных детишек.

– Меня это вполне устраивает, Лешенька! – осветилось улыбкой лицо Алены. – Только если обманешь – держись! До скорого свидания, любимый!

– Ага, – кивнул Реаниматор.

Алена в последний раз посмотрела на Леху таким лукавым взглядом заговорщицы, от которого у повидавшего всякое бригадира по спине пробежали мурашки. Ну и девчонка!..

Развернувшись, цокая каблучками по бетону и грациозно виляя стянутыми эластичной тканью узкими бедрами, дочь крестного отца с видом победительницы вышла из камеры и скрылась за поворотом ярко освещенного коридора блока смертников. Один из контролеров, заметно расслабившись и опустив АКСУ, направился следом за Аленой по эхом отражавшей стук каблучков галерее.

– Дурдом, – усмехнулся Томанцев.

– Как знать, – на удивление себе самому, вполне серьезно парировал бывший бандит, а ныне – пожизненно заключенный Алексей Гольцов.

– Может, так оно даже лучше. Без страха. Ладно, братан… Бывай, что ли.

– И ты тоже не кашляй, майор. Береги себя.

Томанцев только махнул рукой.

Дверь камеры с грохотом захлопнулась, щелкнул замок. Осталось только облачко сигаретного дыма.

Леха тяжело упал на нары, закрыл лицо ладонями и крепко, до боли в скулах, сжал зубы. И не сразу понял, что беззвучно плачет.

После визита Алены и ее бредовой идеи, почерпнутой из «желтой» прессы, угасшая в Реаниматоре после решения суда жажда жить – во что бы то ни стало! – безо всяких на то реальных оснований вдруг взыграла, закипела с новой силой! И от этого становилось еще паскуднее, потому что Леха не хуже Томанцева знал: ничего у девчонки не получится. Это просто желание красиво сыграть финальную сцену расставания со своим первым мужчиной после незабываемого для каждой женщины акта перехода в другую, взрослую жизнь.

Мы все – просто актеры в огромном театре под названием жизнь…

Спустя пять дней Алексей Гольцов покинет питерский следственный изолятор и двинется по спецэтапу. Сначала в отдельном купе вагонзака его доставят в Вологду, а затем в специально оборудованном автофургоне, в сопровождении четырех вооруженных конвоиров, перевезут на затерянный в северных лесах, посредине живописного озера, остров Каменный – в тюрьму особого назначения, в которую, по злой иронии судьбы, после большевистского переворота был превращен древний мужской монастырь.

Часть вторая

Охотник за иконами

Глава 29

В просыпающемся рано Париже уже вовсю кипела жизнь, а тихий пригород мегаполиса, называемый в шутку его жителями и таксистами «кубиком Рубика», был окутан туманом и тишиной. Идеальный квадрат, застроенный шикарными виллами с разноцветными крышами и разделенный на клеточки сетью тенистых улочек, с высоты птичьего полета действительно как две капли воды напоминал игрушку-головоломку. А с высоты человеческого роста в этот предрассветный час квартал более смахивал на город-призрак из романа Стивена Кинга в одночасье покинутый сразу всеми его обитателями.

Из окутанных тлеющим саваном предрассветных сумерек домов не доносилось ни звука, ни шороха. На улочках с гладким асфальтовым покрытием и выложенными плиткой тротуарами, вдоль которых росли раскидистые каштаны, не было ни души. Даже не лаяли собаки…

Впрочем, смуглокожего мужчину в сером костюме и надвинутой на глаза шляпе, сидевшего за рулем графитового цвета «ситроена», плавно свернувшего с оживленного шоссе на каштановую аллею, здешнее безмолвие совершенно не удивляло. В этом заповеднике для богатеев он был частым гостем. В отличие от других элитных поселений здесь нельзя было увидеть шумных вечеринок с жуткими попойками, фейерверками и массовыми ночными оргиями в открытых бассейнах. Здешние тихие обитатели редко покидали дома раньше десяти часов утра. Ранний подъем считали едва ли не дурным тоном…

Золотой «Ролекс» на жилистом запястье сыщика показывал лишь четверть седьмого. Если в такую рань кто-то и не спал, то это мог быть лишь его патрон, месье Дидье Боярофф, человек исключительной судьбы…

Сын еврея-лавочника из Петербурга, в дни большевистского переворота в ужасе бежавшего за границу с зашитыми в сапог бриллиантами, обосновавшегося в Нормандии и вскоре женившегося на мужеподобной вдовушке с приличным приданым, маленький, болезненный, большеносый (из-за чего Бояроффа-младшего постоянно дразнили сверстники) Дидье был начисто лишен голубых кровей, бегущих в венах у большинства его нынешних соседей. Но благодаря фанатичной целеустремленности и жажде самоутверждения гадкий носатый утенок, страдающий к тому же врожденной хромотой, смог к сорока годам стать известным на всю Францию юристом. До конца восьмидесятых патрон был едва ли не самым высокооплачиваемым криминальным адвокатом в стране. Специализацией Бояроффа были гиблые «стопроцентные» убийства, когда вина подследственного еще за час до начала процесса не вызывала у судей никакого сомнения. Но тут в игру вступал «нормандский ангел-хранитель», как окрестили удачливого адвоката журналисты, и ситуация, только что совершенно безнадежная для подсудимого, менялась кардинально.

Однако карьера Бояроффа-юриста уже давно была в прошлом. Уйдя на покой и покинув шумный Париж, сколотивший огромное состояние адвокат осел в этом тихом пристанище уставших от суеты большого города миллионеров и целиком посвятил себя пронесенному через всю жизнь увлечению.

Вот уже больше десяти лет смыслом существования разменявшего девятый десяток экс-адвоката, прикованного после второго инсульта к электрической инвалидной коляске, были древние православные иконы. Ради возможности подержать в руках очередную почерневшую от времени доску с выцветшим печальным ликом святого месье Боярофф был готов на все! За самыми ценными экземплярами он вел настоящую охоту…

Сидевшего за рулем «ситроена» мужчину звали Жак-Ив Гийом, и в кармане его пиджака лежала лицензия частного детектива. Именно он оказывал старику помощь в розыске новых раритетов для коллекции. Масштабы поисков простирались далеко на восток от привыкшей к комфорту и порядку Франции.

Проехав каштановую аллею, сыщик свернул налево и, сбросив скорость, притормозил перед коваными воротами белоснежной виллы адвоката.

…Для дела, которым Жак вплотную занимался в данный момент и первые результаты которого вез дряхлому параноику, слава богу, не потребовалось, как было однажды, надевать вместо модных тупоносых ботинок от Паоло Росси стоптанные валенки и заснеженными дремучими тропами пробираться в санной упряжке к затерянному в бескрайней Сибири староверческому скиту.

Час назад самолет Жака, следовавший рейсом Санкт-Петербург – Париж, прибыл в аэропорт Орли. Гийом сразу позвонил с мобильника патрону и сообщил о мягкой посадке, после чего, повинуясь желанию старика, сел в поджидавший его на подземной стоянке автомобиль и, вместо того чтобы взять курс домой, направился прямо к Дидье.

Открыв кованые ворота виллы с пульта и припарковав похожий на акулу «ситроен» на площадке перед фонтаном в виде обвитой змеем бронзовой Евы с надкусанным яблоком в руке, детектив поднялся по ступенькам парадного входа и распахнул массивную входную дверь…

Адвокат, как и следовало ожидать, уже находился в каминном зале первого этажа. И хотя в доме было очень тепло, высохший старик сидел в инвалидной коляске, закутавшись до пояса в шерстяной плед. Коляска стояла напротив высокого окна с задернутой прозрачной шторой, и Боярофф не отрываясь смотрел в него невидящим взглядом. В правой руке коллекционера была неизменная дымящаяся черная сигара.

Как всегда, он заговорил с Жаком лишь спустя минуту после того, как сыщик пересек зал и молча опустился в плетеное кресло. Голос коллекционера звучал подчеркнуто спокойно, но детектив знал, что бесстрастный вид хитрого собирателя древних русских икон обманчив и под изношенной телесной оболочкой немощного старца сейчас кипит вулкан необузданной страсти…

– Как успехи, сынок? – ровный бархатный и одновременно властный голос коллекционера мало соответствовал его дряхлому виду. – Как там погода, на моей безвозвратно потерянной родине?.. Наверное, опять дождь? – надменно фыркнул Боярофф, пожевав губами.

– Вы правы, патрон, – улыбнулся Жак. – Все три дня с неба лило как из ведра. И лишь когда я уже улетал, сквозь облака проступило солнце.

– Это хороший знак, сынок, я верю… – выпустив облачко ароматного дыма, тихо пробормотал коллекционер. – Насколько я понял по твоему голосу, ты нашел нашу Тихвинскую Богородицу в добром здравии? И полностью уверен, что это тот самый подлинник, который завещал Русской Православной Церкви старый граф Гаев. – Лицо старика перекосило брезгливой судорогой.

– Ну, провести экспертизу, сами понимаете, не мог, – усмехнулся детектив. – Однако мое субъективное мнение, как бывшего полицейского, таково: липой там даже не пахнет! Икона после пышного возвращения в Петербург выставлена в храме Святой Троицы, откуда исчезла восемьдесят лет назад, когда ваш земляк вывез ее из страны…

– Все возвращается на круги своя, как ни печально, – нахмурив и без того морщинистый лоб, бесцветно обронил адвокат, щелкнув костяшками пальцев и протянув сыщику пораженную артритом руку.

– Вот только охранная техника не стоит на месте, – счел нужным предупредить сыщик. – Доска под сигнализацией и за бронированным стеклом. Да и сам храм в ночное время охраняется нарядом милиции. Что, в общем, неудивительно, учитывая страховую стоимость только этой иконы – два с половиной миллиона долларов!.. А там есть на что глаз положить… кроме этой доски. Мне бы, патрон, на безбедную жизнь и домик на Лазурном берегу точно хватило! – ухмыльнувшись, Жак быстро достал из внутреннего кармана пиджака три сделанных им в Троицком храме цветных снимка и вложил в протянутую клешню адвоката.

Старик алчным взглядом впился в фотографии.

– Если вы готовы идти до конца, нанять банду головорезов и организовать вооруженное похищение среди бела дня… – задумчиво пробормотал Жак, – я – пас. В случае с этой драгоценной деревяшкой мои таланты, увы, неприменимы. В идеале здесь нужен суперпрофессиональный вор. Гений! – подвел черту детектив, благодаря щедро оплаченным трудам которого адвокат уже стал обладателем нескольких раритетов. Однако ни один из них не шел ни в какое сравнение с бесценным старинным списком с Тихвинского образа Пресвятой Богородицы, прославившегося на Руси многими чудесами. По преданию, Тихвинская икона была написана самим святым евангелистом Лукою… Бдительно охраняемая доска из Троицкого храма могла стать венцом всей бесценной коллекции старика, насчитывавшей более двухсот единиц. Еще два года назад, увидев хорошо известную ему икону XVII века по телевизору, адвокат дал себе слово во что бы то ни стало завладеть ею. Любой ценой, не считаясь ни с какими затратами.

– Это подлинник, я чувствую, – дрогнувшим голосом процедил сквозь зубы старик, жадно вглядываясь в снимки и гладя их подрагивающими кончиками пальцев. – Я хочу получить ее, Жак… Мне плевать, что произойдет после моей смерти. Я тридцать семь лет собирал свою коллекцию, и сегодня она лучшая в мире! Только мало кто об этом знает… – Боярофф нервно бросил фотоснимки на столик. – Но прежде чем уйти на небеса, я хочу украсить свою коллекцию самым ценным бриллиантом из всех, что мне приходилось видеть! Ты поможешь мне, Жак, сынок?

– Кажется, на протяжении последних трех лет я только этим и занимаюсь, патрон, – напомнил сыщик. – Надеюсь, вы простите мне прямоту?

– Говори, хотя я и так догадываюсь, что ты сейчас скажешь, – недовольно буркнул адвокат. – Это легко прочитать в твоих глазах…

– Такой крепкий орешек может сломать нам зубы, – словно не расслышав реплики старика, сказал Жак, медленно покачав головой, и закурил сигарету. – Как бывший полицейский, я искренне убежден, что у нас не больше одного шанса из десяти, однако…

Брови Бояроффа лукаво дрогнули. Он, прищурившись, выжидательно взглянул на Жака и в который раз подумал, что не ошибся, выбрав в компаньоны Гийома, с треском вылетевшего три года назад из полиции и едва не угодившего за решетку. Лучший сыщик Парижа, он специализировался на поиске украденных произведений искусства и случайно погорел на присвоении одной плевой ювелирной безделушки.

– Пожалуй, я готов пойти на риск свернуть себе шею исключительно из чувства профессионального азарта и за солидный гонорар, – небрежно произнес Жак, – но лишь в том случае, если у вас, патрон, появится приближенный к реальности план, который я сочту выполнимым…

– План уже существует, сынок, – хитро прищурившись, улыбнулся коллекционер. – Мы заключим контракт с русской мафией! Заплатим кому следует, и тот человек наймет профессионалов. А после ограбления всех исполнителей – в расход, и концы в воду. Пусть ищут! Что же касается переправки через границу… не думаю, что у нас возникнут проблемы. Наш человек в Печорах по-прежнему в деле и к тому же совсем недавно повышен в должности. Ну, что скажешь, мой мальчик?!

– Рискованно, – поиграв скулами, ответил Жак. – При таком лобовом варианте нужно иметь выходы на главарей, контролирующих рэкет. В России, я знаю, они называются ворами в законе и в отличие от простых гангстеров знают цену своему слову. Но в Петербурге таких авторитетных людей – единицы, а со мной, чужаком, никто из их окружения даже разговаривать не станет! Боевики из личной охраны вообще могут принять за агента ФСБ и тихо похоронить на дне ближайшего озера. Так, на всякий случай…

– Значит, тебе придется серьезно поработать, сынок, чтобы эта беда случилась с кем-нибудь другим, – с обескураживающей прямотой сказал коллекционер. – Ты, кажется, хотел купить дом в Каннах, на берегу океана? Отлично, я готов подарить его тебе. Вместе с чеком на миллион швейцарских франков. Но Тихвинская икона должна принадлежать мне одному! И наплевать, сколько никчемных шкур аборигенов придется положить на алтарь!

– Это очень опасная затея, патрон. – Губы Жака сжались в прямую линию. – Но я не привык отступать. Особенно когда слышу шелест больших денег.

– Вот и славно, сынок, – едва слышно прошептал старик, снова отвернувшись к окну. Его тихий голос долетал до Жака словно из глубины глубокого высохшего колодца: – Отдохни пару дней, а потом возвращайся назад. Знаешь, у меня хорошее предчувствие. Тебе обязательно повезет. А я очень, очень редко ошибаюсь, Жак.

Открыв глаза, сын петербургского лавочника искоса взглянул на своего преданного пса и с мечтательной улыбкой закончил мысль:

– А чтобы ты не попал в неприятности, я, пожалуй, дам тебе телефон одного моего старого знакомого из той самой ужасной русской мафии. Помнится, в восемьдесят девятом году я за кругленькую сумму спас его от обвинения в организации убийства алжирского наркодилера. Это было одно из последних моих дел. Конечно, по нему заслуженно плакала стенка… Когда с него сняли наручники и выпустили прямо в зале суда, он кинулся ко мне с поцелуями, – адвокат поморщился, – бил себя кулаками в грудь и клялся, что, если я когда-нибудь надумаю приехать в Ленинград, он примет меня не хуже арабского шейха…

– Чего стоит обещание бандита, данное десять лет назад?! – скривил губы Жак, однако на его смуглом лице явственно проступил интерес. – Может, его уже замочили давно или в тюрьме гниет… В России ужасные тюрьмы, четвертое место с конца. Пишут, что хуже только в Сомали и Афганистане.

– Да-а, с тех пор много воды утекло, и телефон мог устареть. Однако не все так печально, сынок. Не так давно я скуки ради включил одну из русских программ – передают через спутник – и вдруг увидел знакомое лицо. И не где-нибудь, а на открытии шикарного казино, в самом центре города! Поднялся мой счастливчик, заматерел… Огромные деньги крутит. А мафия, как ты знаешь, своих людей не отпускает до гробовой доски. Это дорога в один конец.

Старик достал из лакированного ларчика с родовым вензелем, выдуманным им самим, новую сигару, специальным ножичком отрезал кончик, подождал, пока Жак даст ему прикурить, и снова уронил седую голову на кожаную спинку инвалидного кресла.

– Этого человека зовут Леонид Флоренский. И кличка у этого типа запоминающаяся – Треф! Сейчас ему уже где-то около пятидесяти… Воротила его уровня, владелец казино, должен не только знать, «ху из ху» в криминальном мире родного города, но и, сдается мне, с половиной питерских крестных отцов здороваться за руку. Так что, если поладите, с рекрутом проблем не возникнет, – задумчиво обронил коллекционер. – Ну а если память у господина Флоренского короткая и он пошлет тебя в задницу… тогда разрешаю его убить! – с ледяной искрой в глазах добавил бывший адвокат. – Если сможешь, конечно. Свита у Трефа теперь наверняка из бывших офицеров КГБ. В России это сейчас модно…

– Вы серьезно?! – счел нужным переспросить сыщик. – Насчет ликвидации русского в случае отказа сотрудничать с нами?!

– Всю жизнь терпеть не мог лжецов! – с пафосом признался один из самых больших и циничных лжецов во всей Франции. – Убьешь, получишь от меня премию в сто тысяч франков. Но пока… этот мафиози мне нужен живым.

Глава 30

Леонид Александрович Флоренский сидел в мягком кресле своего офиса в административном крыле недавно открывшегося после злосчастного теракта казино «Полярная звезда» и, хмуря брови, смотрел на лежавший перед ним листок бумаги, явно вырванный из записной книжки. На листке было всего три строчки по-французски, но они заставили коммерсанта мгновенно вернуться на двенадцать лет назад, в едва не ставшую для него роковой теплую парижскую осень восемьдесят девятого…

Щеголеватый смуглокожий иностранец, лет сорока пяти на вид, представившийся начальнику службы безопасности Лакину как частный детектив Жак-Ив Гийом и попросивший передать послание хозяину клуба, заявился в казино около часа назад и ждет аудиенции, покуривая сигару в холле, у фонтана…

Текст записки был лаконичен и конкретен: «Рад узнать, что ты в добром здравии, Треф. О данном тобой в зале суда обещании я не забыл. И если твое слово до сих пор что-то значит, прими моего человека со всем русским гостеприимством. Адвокат Боярофф».

Леонид Александрович пожевал губами, взял со стола зажигалку, щелкнул, поднес оранжевое пламя к краю листка и бросил его в полную окурков пепельницу, задумчиво наблюдая, как огонь быстро расправляется с клочком бумаги.

Он хорошо помнил и тот судебный процесс, и адвоката, благодаря которому он был полностью оправдан и смог в тот же вечер вернуться самолетом в Москву. И разумеется, Флоренский, которого подельники из «первой волны» осваивающей благодатную Европу «русской мафии» тогда звали просто Трефом, не забыл о данном на радостях обещании оказать адвокату любую посильную помощь в России, коли возникнет такая необходимость. По правде говоря, Леонид Александрович имел в виду обычный, со всеми сопутствующими атрибутами оттяг, организовать который для иностранного гостя в родном Питере ему было, что называется, как два пальца об асфальт…

Собственно говоря, сейчас, по истечении срока давности, Леонид Александрович мог запросто послать гонца адвоката обратно к Эйфелевой башне, ничем не рискуя и не вешая себе на шею лишнюю головную боль. Но он решил этого не делать, по крайней мере сразу, не разобравшись в сути дела. Возможно, француз предложит нечто действительно стоящее. Чтобы узнать, какого рода помощи ждет от него Боярофф, хозяину казино «Полярная звезда» требовалось всего ничего – пригласить француза в офис и дать ему возможность высказаться.

Флоренский, у которого через двадцать пять минут была назначена приватная беседа с давно прикормленным высокопоставленным офицером из ГУВД, взял со стола портативную «мотороллу», связывающую его с начальником службы безопасности клуба, и, нажав кнопку, коротко приказал: «Впустите француза», бросил рацию на стол, закурил, сложил руки на груди и, откинувшись в кресле с высокой спинкой, стал ждать гостя из Европы.

Жак Гийом, которому наконец-то сообщили, что босс готов уделить ему несколько минут, принял известие со сдержанным оптимизмом. Детектив не сомневался, что надевший личину респектабельного бизнесмена мафиози, по крайней мере, захочет узнать, с какой целью пожилой адвокат решил побеспокоить его после многолетнего молчания. Следовательно, встреча неизбежна…

Сопровождаемый неприметной внешности мужчиной в умеренно дорогом черном костюме, сноровисто проверенный на наличие оружия Гийом поднялся на второй этаж старинного особняка, расположенного в историческом центре Санкт-Петербурга, прошел по коридору и, повинуясь жесту, остановился в небольшом холле, где вдоль стен стояли белые кожаные кресла и диван с дубовыми резными ручками. Клуб, как отметил про себя детектив, просто кричал роскошью.

Не без внутренней ухмылки Гийом обратил внимание на истуканом стоявшего перед дверью в кабинет Трефа мордатого амбала с бритой головой, квадратными скулами и пустотой в глубоко посаженных глазах. Выпирая на груди, спрятанный под пиджаком явно не хилых размеров ствол дополнял обстановку как завершающий предмет декора, без которого весь интерьер выглядел бы лишь набором случайных предметов. Такой огромный пистолет ставил логическую точку. Скорее всего, «честный бизнесмен» Треф даже в туалет ходит с охраной, подумал Гийом.

Провожатый открыл дверь кабинета, сунул туда голову, молча кивнул и предложил французу войти.

– Благодарю вас, – сказал детектив начальнику охраны и, аккуратно перешагнув порог, плотно прикрыл за собой дверь. В ту же секунду он поймал настороженный взгляд заматеревшего мафиози.

– Садитесь, – сказал Флоренский по-русски, пыхнул сигаретой и указал на стул напротив. – Слушаю вас, месье…

– Жак, – подсказал гость, внимательно, с легкой полуулыбкой разглядывая хозяина ночного клуба. – Просто Жак. Благодарю вас, что смогли уделить мне несколько минут. – Детектив вполне сносно разговаривал на языке предков своего патрона. – Может, перейдем сразу к делу?

– Извольте. Итак, Жак, чем я могу быть полезен господину Бояроффу?

– Прежде чем начать нашу беседу, Леонид Александрович, я хочу задать вам один конфиденциальный вопрос, – деловито оглядев кабинет, начал Гийом. – Вы уверены, что здесь нет «жучков»? – Он строго, испытующе взглянул на Флоренского.

– Можете быть совершенно откровенны, Жак, – посмотрев на гостя с заметным интересом, заверил бывший подзащитный патрона. – У меня серьезная служба безопасности, в которой немало бывших офицеров КГБ. Если вам это о чем-нибудь говорит…

– Говорит, – согласно опустил веки детектив и перешел к главному: – Леонид Александрович… возможно, вы не в курсе, но мой босс, месье Боярофф, является страстным коллекционером. Предмет его страсти – старинные иконы. И я помогаю месье Бояроффу разыскивать и приобретать… различными способами… на территории стран бывшего Советского Союза ценные раритеты.

Гийом сделал короткую паузу, дав возможность хозяину казино вникнуть в суть его слов. Флоренский затянулся дымом, с прищуром взглянул на детектива, но промолчал.

– Не так давно, – продолжал француз, – в поле нашего зрения попала одна старинная икона, которую завещал вашей Церкви скончавшийся на Западе граф Гаев. Несколько лет подряд мой патрон пытался уговорить графа продать ему икону, но тот, увы, не нуждался в деньгах. В настоящий момент Тихвинская икона Пресвятой Богородицы – именно о ней идет речь – вернулась в тот самый храм, откуда исчезла восемьдесят с лишним лет назад. Под бронированное стекло и сигнализацию. Но месье Боярофф не считает это маленькое недоразумение веским основанием для того, чтобы отказаться от попыток заполучить доску. С переправкой иконы на Запад проблем не возникнет – канал существует и проверен многократно. Вопрос лишь в исполнителях. Разумеется, во Франции есть подходящие специалисты, однако здесь не Париж. И даже не Андорра… Как говорят у вас, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. И если бы в Петербурге нашлись серьезные деловые люди, имеющие определенное влияние и способные оказать более чем щедро оплаченную помощь скромному коллекционеру, то…

– Я вас понял, Жак. – На губах Флоренского заиграла сдержанная покровительственная улыбка. Подавшись вперед, игорный воротила легонько хлопнул пухлыми пальцами по столешнице из карельской березы. – Только… почему адвокат решил обратиться за помощью именно ко мне? Я ведь владелец ночного клуба для персон класса VIP, а не вор-клюквенник.

– К сожалению, Леонид Александрович, – вздохнул Гийом, – кроме вас, у месье Бояроффа нет в этом великолепном городе ни одного серьезного контакта. А вы, как выяснилось, за прошедшие годы сильно укрепили свое финансовое и, без сомнения, общественное положение. Вот патрон и предположил, что вы помните о своем обещании и сумеете заинтересовать кого-нибудь его деликатным предложением.

– Я, как вы правильно заметили, действительно имею обширный круг знакомств, Жак, – спокойно сказал Флоренский. – В том числе и с влиятельными людьми, не привыкшими, чтобы посторонние совали нос в их дела. И я допускаю, чисто теоретически, возможность, что предложение месье адвоката может вызвать у кого-нибудь из них определенный интерес. – Леонид Александрович стряхнул пепел и вновь откинулся на спинку кресла. – Но любой деловой разговор должен с чего-то начинаться. И если допустить хоть на секунду, что мне удастся выйти на заинтересованное лицо, я сразу же столкнусь с логичным и вполне оправданным в данной ситуации вопросом… Вы понимаете, Жак, что я имею в виду?

– Конечно, – кивнул француз. – Эта сторона дела отработана. Месье Боярофф готов заплатить наличными, которые без проблем можно получить в любом крупном банке Санкт-Петербурга с его скандинавского счета. Патрон полагает, что в данном случае речь может идти о вознаграждении… – Гийом сделал эффектную паузу и холодно взглянул на Флоренского, – в пятьсот тысяч франков…

Названная хитрым детективом сумма была ровно втрое меньше поставленного стариком лимита. Но для начала Гийом решил прозондировать аппетиты местных гангстеров.

Флоренский подвинул к себе калькулятор, быстро пробежал пальцами по кнопкам, переводя названную сумму в доллары по среднему курсу. У него получилось приблизительно восемьдесят три тысячи баксов. Не слишком много, учитывая, что старинная икона, из-за которой дряхлый парижский шампиньон, судя по всему, вот уже несколько лет подряд не находит покоя, наверняка оценивается в несколько раз… а может, и в несколько десятков раз больше! Хотя, стоило признать, что и предложенная адвокатом сумма у многих умельцев, могла вызвать состояние, близкое к нирване. Только вот допускать к деликатному и, похоже, вполне перспективному делу жадных явно не стоило. Здесь нужна целая комбинация. Четкая, отработанная во всех деталях схема!

Да и о своем личном интересе следовало подумать. За гроши пусть сявки безусые работают. Тем более у адвокатишки, похоже, действительно нет другого выхода на братву. Значит, вначале нужно дать господам коллекционерам понять свое откидное место под е г о питерским солнцем, а затем выдоить по максимуму. До последней капли! Вот это уже тема, на которую не стремно тратить время.

– Одно время, не слишком долго, я имел отношение к искусству, – хмыкнув, сообщил Гийому хозяин «Полярной звезды». – И знаю, что абсолютное большинство раритетов, включая и те, что на публике принято называть бесценными, – Флоренский поморщился, – вне зависимости от статуса их собственника, а также его желания или нежелания продавать эту вещицу, имеют так называемую страховочную стоимость. И еще я знаю, что богатые частные коллекционеры, не стремящиеся демонстрировать свои коллекции, а желающие только единолично обладать ими, готовы не задумываясь выложить за нее ровно половину от этой самой страховочной стоимости. Если хотите, это сложившаяся десятилетиями на черном рынке произведений искусства такса. Своего рода ориентир. Если и бывают отклонения, то, как правило, не слишком значительные.

– У вас, господин Флоренский, оказывается, познания в данной области значительно выше, чем предполагал месье Боярофф, – тщательно скрывая свое разочарование, сквозь зубы прошипел детектив. Его породистое лицо перекосила вымученная улыбка. – Что ж, значит, нам будет проще договориться. Всегда приятно иметь дела с компетентным партнером…

– Я не думаю, что месье Боярофф относится к числу бедных собирателей открыток, – словно не обратив внимания на комментарий француза, тоном биржевого брокера продолжал Леонид Александрович. – А значит, я не вижу оснований отступать от сложившихся традиций. Я уверен, что смогу очень быстро выяснить страховочную стоимость Тихвинской Богородицы и уже сегодня найду минутку, чтобы лично заехать в Троицкий храм и увидеть доску воочию… Но уже сейчас я уверен, что предложенные вами полмиллиона франков составят лишь жалкую толику от стоимости иконы по международному каталогу.

– Я тоже пару раз слышал о таком варианте ценообразования на черном рынке, – стараясь выглядеть невозмутимым и скрыть раздражение, сказал француз. – Однако, смею вас заверить, на практике все совершенно иначе… Начать хотя бы с того, что названная вами сумма в пятьдесят процентов от страховочной стоимости изначально предполагает передачу иконы заказчику из рук в руки, в безопасном месте, в любой точке мира, которую он укажет…

– Ну так-таки и в любой?! – фальшиво изумился Флоренский, подняв брови. – По-моему, дорогой Жак, вы сильно перегибаете палку. Европа, если мне не изменяет память, объединяется, и прежние границы в большинстве случаев остались лишь на политических картах. А что касается пересечения границ России и Польши – извольте, я к вашим услугам. Причем мои возможности гнать контрабанду за кордон и обратно, смею вас заверить, во много раз превышают возможности вашего канала. Я могу, если потребуется, отправить фуру с фальшивыми документами в вояж до Лондона и обратно. А вы говорите о доске размером с тетрадный лист… Ведь так?

– Примерно так, – вынужден был согласиться частный детектив.

– Вот видите… – развел руками Флоренский. – Возможно, милый Жак, по многим экономическим и политическим показателям Россия и отстает от цивилизованной Европы, но только не в сфере теневого бизнеса. Здесь живут по своим законам и понятиям, которые неведомы Западу, но в сфере внешних отношений мы строго придерживаемся установившихся правил. Так что, – осклабился Леонид Александрович, – я, как и обещал, попытаюсь помочь вашему боссу решить проблему при содействии наших кадров. Но я – бизнесмен, месье Гийом. В первую очередь меня интересуют деньги. Так что передайте уважаемому адвокату наши условия – половина страховочной суммы, из которой четвертая часть должна быть предоставлена в качестве аванса. Ведь организация дела потребует предварительных расходов, а брать их на себя, уверяю вас, даже при возможности получить хороший навар никто не станет… И только когда вы согласуете финансовый вопрос с заказчиком, я начну собирать команду. Уверен, двух суток на консультации вам хватит… Вот, – Флоренский протянул детективу визитку, – мои прямые телефоны. Днем я, как правило, в офисе. В остальное время к вашим услугам сотовая связь. А сейчас я должен извиниться, Жак, но у меня через пять минут важная встреча, а мне еще ехать несколько кварталов.

– Я понимаю, – сухо ответил француз и пружинисто поднялся. – До свидания, Леонид Александрович. Надеюсь, мы договоримся.

«Проклятые гангстеры! С ними нужно быть крайне осторожным. Иначе рискуешь не только не получить икону, но и лишиться денег, а то и головы».

Проходя мимо неподвижно застывшего в холле угрюмого телохранителя, который проводил его долгим подозрительным взглядом, француз ощутил, как по его взмокшей спине пробежал неприятный холодок.

– Будь здоров, не кашляй. Передавай привет господину адвокату, – послышалось в ответ.

Если бы не фанатичное упрямство патрона, ноги бы его здесь, в этом крысином логове, не было! Как бывший полицейский, Гийом знал, что делать бизнес с мафией, к какой бы этнической группе она ни принадлежала, так же рискованно, как плыть ночью с закрытыми глазами через реку, кишащую пираньями. И русские здесь – не исключение. Слово «братва» на рубеже веков знал уже каждый европейский коп…

Однако обещанный стариком миллион швейцарских франков стоял перед глазами парижского частного детектива заветным золотым миражом и не позволил ему дать патрону разумный совет отказаться от сделки с питерскими бандитами.

Глава 31

Отыскать в Троицком храме нужную икону было нетрудно. Леонид Александрович и его сын Руслан – двадцатишестилетний смуглокожий здоровяк, командир входящей в службу безопасности казино зондеркоманды бойцов – за считаные секунды отыскали предмет вожделений парижского коллекционера.

Глядя на потемневший кусок дерева, трудно было поверить, что эта икона оценена ведущими страховыми агентствами Великобритании и США в два с половиной миллиона долларов.

Запалив купленную в храме восковую свечу от одного из множества огоньков, горевших возле иконы, Руслан Флоренский воткнул ее в шандал, неумело перекрестился и, следуя молчаливому кивку отца в сторону выхода, неспешно покинул храм. Возле дверей их ждал бронированный черный «мерседес».

Руслан сел за руль, запустил мотор и плавно тронул машину с места. Вывернув на оживленную в середине дня улицу, закурил. Поймал застывший взгляд отца в зеркале заднего вида, ухмыльнулся и сказал:

– Только дебилы, потерявшие счет деньгам, могут отмаксать за такую лажу два лимона! Я бы эту доску даже в туалете не повесил!

– Прежде чем куда-то ее вешать, нужно сначала снять, – покусав нижнюю губу, резонно заметил Леонид Александрович. – Это не так просто, как кажется. Ты видел защиту? Попы тоже не дураки… раз рискнули в погоне за прихожанами такой шедевр на всеобщее обозрение выставить. Сдается мне, сигнализация на доске та еще. С секретом. Да и мусора с «калашами» круглосуточно возле храма дежурят.

– Что один умелец сделал, то другой непременно сломать сможет, – изрек Руслан любимую сентенцию всех варваров и сморщился от попавшего в глаза дыма. Отпрыск хозяина казино курил по-шоферски, вынимая сигарету изо рта только для того, чтобы стряхнуть нагоревший пепел. – А мусора… разве это проблема, па?! За хорошие башли можно и мокруху провернуть, делов-то на три копейки. Дал отморозку дуру, отстегнул штукарь гринов и считай, сержанты уже с ангелами беседуют. Кстати, сколько этот пожиратель лягушек готов выложить?

– Пока жидярится, сволочь. Думает, мы аборигены африканские, на стеклянные бусы золотого истукана променяем. Но я его додушу, вот увидишь. Без лимона зелени я с ним даже базарить не стану, – сухо сообщил хозяин «Полярной звезды». – Не меньше половины этой суммы придется заплатить Тихому, чтобы нашел толкового художника-копииста.

– Не понял… – после секундного молчания бросил Руслан. – Ты что, фраеров этих вообще кинуть собрался?!

– Как сказать, – усмехнулся Флоренский. – Кинуть не кинуть, а план у меня уже есть.

– Давай колись! И почему именно Тихий?

– Я с клюквенниками дел сроду не имел, но Белов, как мне помнится, в молодости как раз кражами из сельских церквей с подельником промышлял. Подельника потом на лесоповале в Коми бревном придавило… Лет прошло с полста, но связи наверняка у старика остались. Вот пусть и найдет мастера, который сможет изготовить копию, неотличимую от оригинала. А лучше две. Одну мы впарим малышу Жаку, а другую… вернем на место. Словно и не было никакого похищения.

– Сложно, – языком перекинув хабарик в другой угол рта, скривился Руслан. – Любой эксперт вмиг туфту от раритета отличит!

– Разумеется, отличит, – в глазах Флоренского сверкнул холодный огонь, – если будет что отличать. И что восстанавливать. Ты, отрок, про литовца-маньяка, который в Эрмитаже кислотой на полотно Рембрандта плесканул, слышал?

– Да че ты, отец, все вокруг да около ходишь?! Я тебе кто – хер с горы и сбоку бантик?! Выкладывай без понтов, чего намозговал…

– Ну слушай, дорогой. – От родного сына, которому не раз приходилось в интересах бизнеса «решать вопросы» с помощью оружия и кулаков, у игорного магната секретов не было. – В одну прекрасную ночь пара отморозков гасит охраняющий храм наряд ментов. Все как ты сказал… Затем двое доверенных и не болтливых мальчиков, например ты сам и твой каскадер Спиногрыз, в сопровождении двух спецов – по сигнализациям – тихонько проникаете в храм. Спецы извлекают икону, вешают на ее место подделку, а вы тем временем устраиваете в храме Господнем маленький, аккуратненький погром. Кое-что разбиваете, разрисовываете стены пентаграммами, пишете где ни попадя три шестерки, прибиваете к распятию кошку… Одним словом, как можно естественнее имитируете гнусный сатанинский шабаш. А перед тем как уйти, осторожно вскрываете стеклянный пузырек с «царской водкой» обильно поливаете нашу копию, превращая ее в не поддающийся идентификации кусок дерьма. Спецы подключают сигнализацию, затем вы без шума и пыли сматываетесь с добычей…

– Ну ты, блин, даешь! – Пораженный столь затейливой комбинацией Руслан покачал головой. – Только на хера нужны две копии, если эту все равно кислотой жечь? Не проще ли обычный кусок доски облить? Дешевле обойдется.

– Мусора однозначно будут делать экспертизу того, что останется от иконы. Химическую. Должны быть следы краски. К тому же доска, на которой написана икона, должна быть как можно более старой. Короче, это уже не твоя головная боль, а художника!.. Слушай дальше. На следующий день мы, а заодно и все средства массовой информации Питера и Москвы в деталях посвящаем нашего французского гонца в тонкости операции. Даем возможность, так сказать, оценить всю сложность и, не побоюсь этого слова, гениальность реализованного нами плана. – Флоренский расплылся в хитрой улыбке чеширского кота. – Получаем остаток суммы и… всучаем месье Жаку второй экземпляр подделки. И катись ты, голубок, через Попенгаген на все четыре Вроттердама!..

– Клево, бля буду! – громко рассмеялся Руслан.

– Общественность, у которой еще на слуху недавний громкий процесс над главарем секты питерских сатанистов Каллистратом, да и многие товарищи из ФСБ неизбежно предположат, что данный акт неслыханного вандализма не что иное, как месть дьяволопоклонников… А что для этих лохматых обдолбанных тварей может быть приятнее, чем гнуснейшее осквернение одного из городских храмов и уничтожение самой почитаемой его прихожанами чудотворной иконы?! Ничего!.. Вот такой план, сынок.

– Погоди, а… как же адвокат? – вспомнил Руслан, останавливая автомобиль на перекрестке перед красным сигналом светофора. – Если он спец по иконам, то сразу поймет, что его кинули как последнего лоха. С его деньгами этот Боярофф может наделать нам больших проблем. Еще чего доброго съедет с катушек и капнет в ФСБ. Анонимно. Отмывайся потом с «хед энд шолдером»…

– Если пустить все на самотек, то так оно наверняка и произойдет. А вот чтобы избежать возможных осложнений, придется вслед за детективом отправить в Париж человека, который организует случайное уличное нападение на месье Жака. Гоп-стоп с целью ограбления. Это нам обойдется тысяч в двадцать пять плюс билет туда и обратно, не больше. Сущая мелочь. И если старик попробует рыпнуться, предъявить нам обычный блудняк, случившийся уже на его земле, я найду способ, как без лишних слов заткнуть ему глотку. Сдается мне, в его коллекции Интерпол найдет много находящихся в розыске культурно-исторических ценностей. Как считаешь, сын?

– Да уж, без добычи Интерпол явно не останется, – хмыкнул Руслан. – А с оригиналом что будем делать? Мы же не спецы. Если первому встречному «коллекционеру» втюхать, так недолго и…

– Пусть отдыхает иконка до лучших времен, – пожал плечами Флоренский. – Знаешь, как крестьяне говорят: старое говно с годами не киснет, оно превращается в навоз, слеживается и ядренеет.

– Га-га-га! – взорвался Руслан. – Слышал бы тебя сейчас Белов, па!..

– Закрой р-рот и меня слушай! – осадил сына Леонид Александрович. – Париж нам на хрен не уперся! В одной только Москве таких коллекционеров черного антиквариата, готовых за краденую доску выложить пол-лимона или больше, – как грязи. Главное, иметь точные выходы на нужных собирателей и не врюхаться в ФСБ…

– Да, отец, на словах-то оно все и всегда просто безупречно, а вот на деле… Где найти спецов по сигнализации и по снятию брони? Где, мать вашу, найти такого маэстро, чтобы нарисовал две копии, хотя бы на вид, без экспертизы, неотличимые от старой, потрескавшейся доски? И где, скажи, взять сам материал для изготовления икон?!

– А я, кажется, и не говорил тебе, что все будет очень просто. Для нас с тобой основная задача в том и состоит, чтобы на практике тема сверкала еще красивее, чем на словах, – спокойно ответил Леонид Александрович. Посмотрел на часы. – Слушай, сынок, подбрось меня к Смольному, а сам прогуляйся пару минут, лады? Нужно в темпе перетереть с Андреевым насчет нового здания. Это много времени не займет. – Флоренский хлопнул себя ладонью по нагрудному карману пиджака. – Аргумент дал – аргумент принял. Одна минута…

– У нас с пацанами через час стрелка – предупредил командир зондеркоманды.

– Успеешь, сынок, – пообещал Флоренский и легонько похлопал наследника по крепкому, не раз выручавшему в трудную минуту плечу.

Глава 32

Олег Степанович Белов принял хозяина казино «Полярная звезда» в отдельном кабинете принадлежащего ему бильярдного клуба «Аллигатор». Здесь, в уютно обставленном закутке, где на дне подсвеченного с четырех сторон аквариума неуклюже возлежала зубастая рептилия, старый авторитет мог чувствовать себя совершенно спокойно.

Долгий, полный четких деталей и полупрозрачных намеков монолог Леонида Александровича Флоренского старик выслушал молча, лишь время от времени менялась мимика сухого, обтянутого желтоватой кожей лица.

Наконец Флоренский закончил свой рассказ, промокнул покрывшийся испариной лоб носовым платком, закурил свой любимый «Парламент», отхлебнул глоток клюквенной водки из пузатого стакана и вопросительно воззрился на старика.

– Ну как тебе тема, Олег Степанович?

Тихий, попыхивая трубкой и выпуская дым через нос, чуть заметно дернул подбородком.

– Ты молодец, Леня, что пришел сразу ко мне, – похвалил Тихий, – а не стал голыми руками… хватать каштаны из огня. Кстати, ты, когда был в Париже, пробовал эти их жареные каштаны? Я по телику видел – их там на каждом шагу ниггеры продают…

– Да-да, приходилось, – поморщился Флоренский. – Говно жуткое. Как наши желуди, если зажарить их на костре. Только крупнее и чуть послаще. Сплошное расстройство желудка. Пацанами мы и не такую дрянь пробовали!

– А человечинку? – словно невзначай спросил Белов, исподлобья взглянув на развалившегося напротив бизнесмена. Добрая треть акций «Полярной звезды» принадлежала старику, правда, об этом знали лишь они двое да доверенный адвокат в столичном юридическом агентстве.

– Что?! – Леонид Александрович вылупил глаза.

– Ах да… – словно в забывчивости, примирительно махнул изуродованной артритом рукой Тихий. – Тебя же, сопляка, во время блокады Ленинграда еще и на свете не было. Это мы хлебнули, не приведи Господи… Ну да что это мы с тобой, Ленечка, все про старину да про старину… Давай вопрос твой красивый решать.

– Давай, отец, – с облегчением ухнул Флоренский и снова вытер лицо носовым платком. Жадно докурил сигарету и с какой-то необычной злостью раздавил ее о дно пепельницы в виде черепа. Желтая такая, с пилообразными трещинками в местах соединения лобовых и затылочных костей.

А может, это и был самый настоящий череп? Кто его, Тихого, приколы знает…

– Значит, так, – откинулся на спинку вращающегося кресла авторитет и совсем по-сталински отвел в сторону правую руку с зажатой в ней трубкой. – Дело это верное. Жабоедов мы с тобой разведем. Однако, как ни крутись, настоящие мастера за редким исключением до сих пор все еще на государство пашут. Но ты не очкуй. Есть у меня человечек вот там, – двумя пальцами левой руки Тихий похлопал себя по плечу, а потом указательным ткнул в потолок, – в матушке столице златоглавой. Через него добудем профи, которые расщелкают и твое стекло, и сигнализацию, как Терминатор – грецкий орех… На тебе – мокруха ментовская, организация шабаша в храме и развод жабоедов.

– Осталось самое сложное, – видя, что Тихий нахмурился и, возможно, думает о том же самом, вставил Флоренский. – Художник, который сможет быстро изготовить две копии… И еще, я так полагаю, после завершения работы мастера придется… обязательно нейтрализовать.

– Не волнуйся, – Леонид Александрович заметил, как блеснули глаза старого авторитета. – Эту проблему я тоже беру на себя. А теперь, когда предварительный расклад ясен, я предлагаю обсудить нашу с тобой, Ленечка, долю в общем деле. И хоть в народе делить шкуру неубитого медведя считается делом стремным, в нашей профессии без этого нельзя. Согласен со стариком, дорогой?

– Твоя правда, Степаныч, – сказал Флоренский.

– Приятно иметь бизнес с грамотным компаньоном! – пыхнув ванильным дымком, сдержанно, с чувством собственного превосходства ощерился Тихий. – Значит, начнем по порядку. Клиент – твой?

– Мой, – с готовностью кивнул Флоренский.

– Необычная и красивая идея с подставой – тоже твоя, – загнул второй палец авторитет.

– Моя, Олег Степанович! – словно извиняясь, развел руками все больше расплывающийся в улыбке честный труженик покера и рулетки.

– И предложение нарисовать вместо одной копии сразу две, всучить французу туфту, благополучно снять с месье Бояроффа все бабки, отправить гонца с доской за бугор, а уже в Париже организовать ему нечто вроде гоп-стопа, в результате которого икона попадет в полицию, – это тоже придумал ты, – подвел черту под участием в деле Флоренского старик.

– Я, – оскалив рот, согласился Леонид Александрович. – Адвокат – это не проблема, его я беру на себя.

– Тогда что же остается у меня?! – с деланной приниженностью скривил синеватые тонкие губы Тихий. – Сущая безделица…

Вдруг взгляд старика стал холодным как лед. Его пустые темные зрачки буквально вбуравились во Флоренского, тут же присмиревшего. От недавнего торжества не осталось и следа. Треф напоминал кролика, сжавшегося перед готовящимся сдавить свои смертельные кольца удавом.

А матерый зэк, который не так давно одержал трудную, вызвавшую уважение у всего криминального Питера победу над бандой Мальцева, понял, что Флоренский дошел до нужной кондиции, и продолжил:

– Я должен беспокоить глубоко законспирированного, обретающегося на самой Лубянке человека из спецслужб, найти и уговорить, причем за огромные деньги, двух лучших спецов с золотыми руками. И я должен в огромной стране отыскать того единственного художника-иконописца, который смог бы, не имея перед глазами оригинала, сделать с Тихвинской Богородицы целых две ни в чем не отличимые от нее копии. И при этом использовать в качестве основы не просто доску, а трехсотлетней давности!

Закончив монолог, Тихий вытряхнул из трубки пепел, набил ее снова табаком из бархатного вишневого кисета, прикурил, вышел из-за стола и, сложив руки за спиной, принялся мерить шагами комнату, время от времени останавливаясь перед аквариумом.

– Ты знаешь, как я тебя уважаю, Леня, – сказал Тихий, доставая из-под аквариума невидимую с того места, где расположился Флоренский, маленькую клетку с белыми мышами. – Но давай будем говорить начистоту. Я знаю имя заказчика. Разыскать его и предложить свои услуги мне не составит ни малейшего труда. Это вопрос, самое большое, недели…

Губы игорного воротилы предательски дрогнули, кулаки сжались. Грудная клетка стала вздыматься выше, на щеках проступили пунцовые пятна. Флоренский понял, что он, сам того не ведая, попался на удочку матерого хищника. И целиком уступил инициативу в блестяще задуманной им операции этому старому пердуну!

– Про убийство двух рядовых ментов и шабаш в храме даже говорить не хочется – это детский лепет. Одно движение мизинца, и Бульдог заманит в ловушку половину ОМОНа и разорвет их в клочья взрывом фугаса. Специалисты и иконописец тоже на мне… Про французика, гонца адвоката, смешно и вспоминать. Пыль. Слякоть. Вот и получается, что при таком раскладе ты становишься просто лишней пешкой! А?!

Две белые красноглазые мыши, в ужасе забившиеся перед лицом неизбежной гибели, с тихим плюханьем упали в аквариум, где на дне застыл приподнявший морду крокодил. Вскипевшая вода мгновенно окрасилась алой кровью. Спустя секунду все было кончено, только из пасти снова превратившегося в зеленое бревно каймана торчал одинокий жалкий розовый хвостик. Неуловимое движение рептилии – и вот исчез даже хвостик.

– Хор-о-оший Буля, хор-о-оший! – ласково, промурлыкал Тихий, попыхивая трубочкой.

Авторитет обернулся, не спеша снова уселся за стол, сложил руки на груди, взглянул на посеревшее, растерянно-ненавидящее лицо хозяина «Полярной звезды» и, полностью удовлетворившись действием, которое оказала демонстрация его силы и власти на возомнившего себя пупом земли прибандиченного коммерсанта, расплылся в почти дружеской покровительственной улыбке.

– Но ты, Лешенька, не всякий толопанец с улицы. Мы с тобой, почитай, одной крови, – ослабил смертельную удавку лютый змей. – Вместе тюремную баланду веслами из шлемок жрали, вместе дела серьезные проворачивали. А значит, одна у нас с тобой тропинка. У кого чуть шире, у кого чуть уже. В данном случае это ничего не меняет…

У Флоренского заметно отлегло от сердца, словно барин вместе с «помилованием» сбросил ему со своего плеча почти новый полушубок. Холоп был рад по-собачьи подползти к господину на брюхе, сказать «тяв!» и благодарно завилять хвостиком. Не выгнал добрый хозяин на холод лютый, позволил у господского огня греться и кости под обеденным столом подбирать. И на том спасибо… А что до нанесенного оскорбления и затаившейся в глубине собачьего сердца обиды – так мы ему еще отомстим. Втихаря, чтобы под кованый сапог не подставляться. А выпадет случай – вообще насмерть горло перегрызем…

– Какая твоя законная доля, Олег Степаныч? – с огромным усилием сумев не вильнуть взглядом, проблеял Флоренский.

– Мои условия справедливые, – глухо выдохнул старый авторитет. – Я хочу получить только подлинник иконы.

– И… это все?! – оторопел Леонид Александрович, совершенно не ожидая от старика такого «альтруизма». На секунду делец даже перестал дышать.

– Все, – кивнул Тихий. – А рассчитываться с исполнителями ты будешь сам, из денег, которые получишь у адвоката. Меня эта сторона не касается.

– Но ведь я никого из спецов… кроме отморозков моего Руслана… не знаю! – поспешил сообщить обрадованный Флоренский, в пылу радости даже не заподозрив второго по счету коварного подвоха, на который он купился так же просто, как наивный дворовый хулиган, впервые идущий на гоп-стоп с матерым уркой, покупается на обещание поделить добычу «по справедливости».

– Ладно, чего не сделаешь для старого кореша. – С явной уступкой в голосе старик согласился стать посредником при передаче гонорара художнику, а также спецам по сигнализации и снятию бронированной защиты иконы. – Но учти, Леня, чтобы с твоей стороны – никакого жлобства, никаких накладок!

– Да что вы, Олег Степанович! – замахал не гаснущим даже на ветру пламенем только что зажженной золотой зажигалки «Зиппо» собравшийся прикурить коммерсант.

– Знаю я вас, бизнесменов!.. Оглоеды…

– Сколько потребуется – столько и дам!

– Ну, значитца, так тому и быть… Сказано, отмаксать сто, значит – сто! Сказано, дать двести пятьдесят с хвостом, значит, выкладываешь по первому требованию! Или прикажешь мне из своего кармана техникам за работу отстегивать?! – жестко давил на психику Тихий. – Дык что, Леня, теперь твоя главная задача – с жабоедами не продешевить.

– Не волнуйтесь, Олег Степанович, – облизнулся окутанный облаком табачного дыма хозяин «Полярной звезды». – Уж как разводить лохов, я знаю! Не пальцем деланный – инструментом! Ха-ха!

– Ну-ну… – поддержал новоиспеченного компаньона Тихий и, словно невзначай, слегка отвернулся, чтобы жадный барыга не заметил лукавых угольков в глубине его воровских глаз.

Перед тем как расстаться со стариком, раскрасневшийся от крепкой клюквенной «Финляндии» Флоренский уже от дверей торопливо оглянулся на авторитета, снова подошедшего к аквариуму с затихшим кайманом, и полушутя спросил:

– Олег Степаныч, признайся, а зачем тебе доска-то? После прокола с гонцом вряд ли адвокатишка Боярофф рискнет иметь дела со страшной русской мафией… А вещица-то приметная, во все мировые каталоги внесена. Просто так, с кондачка, не сбыть. А вот спалиться – это запросто… ФСБ и Интерпол такой шум поднимут – туши свет!..

– А что бы ты сам с ней сделал? – обернувшись, парировал Тихий.

– Схоронил бы до лучших времен, – пожал плечами Флоренский. – Глядишь, лет через пятнадцать – двадцать шум стихнет… – закончить он не успел, его перебил старик:

– А я образок у себя в спальне, в переднем углу повешу. И лампадку перед ней зажгу. – Тихий, как показалось Трефу, нисколько не шутил. – Грехи свои смертные замаливать буду. И место, где Богородица Тихвинская нашла себе пристанище, только Бог ведать будет! Но с ним я как-нибудь договорюсь… А ты, Леня, коли жить хочешь долго и беззаботно, с того дня о существовании доски забудешь раз и навсегда!

– Да я что? Я – могила! – замахал руками Флоренский, даже не подозревая, насколько пророческими окажутся эти слова.

Лишь по дороге домой, сидя в салоне бронированного лимузина, хозяин элитного ночного клуба с тоской понял, в какой глубокий зиндан к ушлому старику он только что угодил. Не иначе как еще в бытность свою клюквенником Белов сбывал барыгам отнюдь не все добытые в походах по «клюкву» доски. Кое-что, безошибочно определяя самое ценное, оставлял и себе. Пока, наконец, не стал тем, кем он является сейчас, и не собрал все распиханные по стране заначки в один тайник. И сейчас, как пить дать, старый мухомор – один из самых крутых подпольных коллекционеров. Причем в коллекции его – без фуфла – сплошь бесценные раритеты. Когда-нибудь все они достанутся дочери старика – шестнадцатилетней красавице Алене. Да-а, та еще штучка! По такому личику, такой попке и глазищам сам Жан-Клод Ван Дамм сох бы, как вобла на азовском лимане!

«Руслана моего на мокрощелке этой сладенькой женить – вот это была бы тема! – неожиданно вихрем пронеслось в мозгу у Флоренского. – Да только куда ему, отморозку… Такому в самый раз сисястая мокрушница Никита2!»

Э-эх, узнать бы у старого пердуна, без лишних условностей, под пытками лютыми, где его закрома?! Внукам бы до гробовой доски хватило!

Глава 33

Детектив Жак Гийом позвонил на мобильный Трефу уже вечером следующего дня.

– Это племянник месье Рено, Жак, – явно опасаясь прослушки, представился гонец.

– А-а, здравствуй, дорогой! – Леонид Александрович мысленно усмехнулся смекалке бывшего лейтенанта парижской криминальной полиции. – Как здоровье моего драгоценного компаньона?

– Вполне терпимо, – ответил детектив. – По-прежнему интересуется возможностью достать в Санкт-Петербурге то целительное монастырское лекарство от рака, о котором он спрашивал в прошлый раз. Сетовал, что предложенная ему по спекулятивным каналам цена очень уж высока. К тому же существует вероятность нарваться на шарлатана… Больше чем двадцать пять процентов от затребованной суммы дядя не может себе позволить заплатить. Зато высылать товар по почте не потребуется, лекарство будет доставлено прямо в Париж, курьером фирмы.

– Можете передать дядюшке, что я все-таки разыскал древний северный монастырь, где столь необходимое ему снадобье тамошние умельцы могут, во избежание фальсификации, изготовить буквально в вашем непосредственном присутствии, – сообщил, улыбаясь, Флоренский. – Что касается цены лекарства, которое так жаждет получить месье Рено, то она, как выяснилось при более скрупулезных подсчетах, даже несколько возросла и никак не может составить меньше шестидесяти процентов от той, что предложена вам европейским посредником. К тому же только мы гарантируем стопроцентное соответствие рецептуры и максимально сжатые сроки изготовления… Увы, если ваш дядюшка не в состоянии заплатить, я вынужден буду отозвать свой предварительный заказ на подбор компонентов, необходимых для изготовления лекарства…

– Шестьдесят процентов – это примерно одна целая и четыре десятых единицы, – подсчитал Гийом. – Сумма просто неслыханная!

– К сожалению, это все, что я могу для вас сделать, – печально вздохнул хозяин «Полярной звезды». – Думаю, если снадобье вам так необходимо, то предложенный мной вариант при гарантированной чистоте рецептуры – это минимум, на который вы вообще можете рассчитывать здесь… Знаете, я скажу вам даже большее. Я передумал! Даже в случае отказа месье Рено от предварительного финансирования не стану приостанавливать процесс подбора компонентов и создания лекарства! Я доведу дело до конца своими силами и средствами. А затем уже готовый товар предложу на рынок. За девяносто девять процентов от номинала. Уверен, даже при таком раскладе и, разумеется, при отсутствии излишней торопливости покупатель найдется.

– Я понял вас, – жестко отрезал Гийом. – Ответ месье Рено вы узнаете в ближайшие сутки.

Детектив первым отключил связь.

– Куда ты на хер денешься, – с ухмылкой процедил Флоренский, пряча крохотный мобильник в янтарном корпусе в карман клетчатого пиджака от Версаче. – Сама разденешься!

Через пять часов адвокат Дидье Боярофф сообщил через своего посланца, что готов заплатить за Тихвинскую икону Пресвятой Богородицы ровно один миллион долларов наличными. Причем двадцать процентов – немедленно, в качестве аванса.

Леонид Александрович Флоренский, почесав затылок и поломавшись для приличия, дал добро. Спустя сутки Жак Гийом получил в одном из питерских банков двести тысяч долларов и передал их лично хозяину ночного клуба «Полярная звезда».

Командир зондеркоманды казино Руслан Флоренский и его верный подельник Спиногрыз принялись пачками скупать на книжных развалах всю обнаруженную там литературу про сатанинские обряды и изучать с ее помощью порядок проведения кровавых бесовских шабашей, чтобы, не приведи черт, сыскари из госбезопасности ни на секунду не усомнились в имевшем место взаправдашнем, направленном на осквернение православной святыни и храма Божьего акте сатанинского вандализма.

Что же касается фактически банкующего операцией Тихого, то старику во второй раз за последний год пришлось вспомнить придерживаемые на самый крайний случай связи в верхах столичного ФСБ. Ведь только с помощью спецслужб можно было найти профессионалов в области суперсовременных сигнализаций и бронематериалов.

А еще Белову предстоял неблизкий путь к затерянной в лесах, обезлюдевшей архангельской деревушке, к очагу всеми забытого иконописца-самоучки Прохора Варежкина. К услугам самородка уже три-четыре раза прибегали окопавшиеся в святая святых русской культуры – Государственном Эрмитаже и Русском музее – «кабинетные» воры в галстуках и костюмах. В результате их радения некоторые шедевры давно сменили прописку, осев в частной коллекции еврейского эмигранта по ту сторону Атлантического океана. А не спеша прогуливающиеся по залам великих музеев туристы со всего мира до сих пор восторженно качают головами, не подозревая, что перед ними в золоченых рамах висят скопированные самоучкой новоделы, за которые гениальный кустарь получил подержанный армейский «уазик», мощную переносную рацию, новенький карабин «Сайга» с комплектом патронов, столитровую пластиковую канистру чистого спирта и набор масляных красок с кистями всех калибров.

Тихий не был бы Тихим, если бы, в отличие от ГУВД, не знал о некоторых безобразиях государственного масштаба, происходивших в е г о городе. Таким образом старый авторитет, имевший стукачей даже в среде хранителей произведений искусства, «совершенно случайно» узнал имя человека, продавшего на Запад бесценные картины. А затем со сдержанным изумлением услышал об одиноком таежном охотнике Прохоре Варежкине.

Спустя два часа после общения с ребятками Бульдога работник Эрмитажа перерезал себе вены в собственной ванне-джакузи, написав записку с просьбой во всем винить некую очаровательную, но недоступную К. Сыщики только головами покачали – взрослый мужик и такой идиот…

А старик успел узнать главное: ни разу в жизни не бывавший даже в областном Архангельске, ежечасно освежавшийся стаканом первача добродушный охотник писал копии с картин мастеров не ради возможности получить бесценные для отшельника внедорожник, новенькую рацию и запас «горючего» и красок на целый год вперед, а из простого человеческого интереса. Получится али нет?

А особенно преуспел Прохор в рисовании на дубовых досках ликов православных святых. Не удивительно, что к пятидесяти годам, прожитым на этом свете Варежкиным, его приземистая крепкая изба, стоявшая у кромки леса, на обрывистом берегу дикой реки Пухтюга, своим внутренним убранством напоминала Всехсвятскую церковь.

Глава 34

Лесная дорога от районного центра до «мастерской» Прохора Варежкина казалась порой бесконечной. Но финал, как известно, есть у всего. На исходе пятого часа черепашьей езды два тяжелых, черных джипа обогнули поросшую молодым ельником гору и остановились на крутом, обрывистом берегу Пухтюги. Представшая перед глазами панорама завораживала своей первозданной нетронутой красотой. Впрочем, прелести северной природы сейчас мало интересовали измотанных путешествием экспедиционеров.

– Ну, наконец-то! – с облегчением произнес Бульдог и, еще раз на всякий случай сверившись с развернутой на коленях картой, указал рукой на тянущиеся вдоль берега ветхие домишки заброшенной деревни.

Пал Палыч по собственной инициативе сел за руль идущего первым внедорожника, в котором кроме него находились сам Тихий, бригадир Дольф и захваченный с собой в «экспедицию» высокий молчаливый профессор Мазуркевич из мухинского художественного училища – признанный эксперт по старинным русским иконам. В его обязанности входило дать свое компетентное заключение после того, как таежный самоучка Прохор Варежкин напишет копии с Тихвинской Богородицы. О том, что художник может просто отказаться от выполнения заказа, ни сам авторитет, ни сопровождавшие его боевики даже не допускали мысли. Они, профессионалы, умели так делать предложения, что ответить «нет» было невозможно…

– Слава Богу, вроде добрались, – в тон начальнику своей гвардии отозвался Тихий. – Давай, Паша, трогай… Который дом-то нужен?

– Самсонов говорил, что в деревне только один Прохор остался, – сказал Бульдог. – Так что не ошибемся. Собаки чужаков сразу приметят. Их у него вроде аж целых три штуки. Финские лайки.

Профессор Мазуркевич и громила Дольф ничего не сказали. Первый спал, приткнувшись головой к стеклу и похрапывая, а второй вообще мало разговаривал. Добрались до какой-то таежной деревни, где живет какой-то лох, ну и что? Обычная работа… Двухдневное автомобильное, с относительным комфортом, путешествие из северной столицы в этот медвежий угол, порядком вымотавшее попутчиков Дольфа, бывшему старлею разведроты спецназа ВДВ представлялось всего лишь легкой разминкой.

Бульдог оказался прав. Первым живым существом, которое они увидели, въехав в опустевшую деревню с десятком черных полуразвалившихся домишек-срубов, были две рыжие, лохматые, отдаленно похожие на крупных лисиц остромордые псины. Покойник Самсонов, не раз навещавший отшельника в этой дыре, не обманул – это были чистокровные финские лайки. В собаках Пал Палыч разбирался не хуже иного кинолога. Только почему две, а не три?

– А вот и хозяйские телохранители, – вымученно улыбнулся Тихий, убирая в кожаный чехол порядком осточертевшую трубку. От частого курения в дороге у него уже першило и сушило в горле. – Только самого Прохора что-то пока не видно…

Старик, чуть прищурившись, внимательно вглядывался в необитаемые, давно покинутые по разным причинам своими прежними жильцами дома. У многих от старости прогнили и провалились крыши. Окна были либо наглухо заколочены, либо зияли пустыми черными глазницами.

«Виллу» отшельника Тихий увидел только тогда, когда «чероки», проехав мимо безлюдных развалюх до самого склона, круто уходящего вниз, к реке, остановился возле высокой разлапистой сосны.

– Ни фига себе! Прямо дворец таежного князя! – присвистнул Бульдог, переглянувшись со старым авторитетом, который сидел рядом с ним. Обычно безразличный ко всему, кроме драк, разборок и оружия, Дольф всей своей массой подался вперед. Проснувшийся от возгласа Пал Палыча профессор Мазуркевич тер пальцами покрасневшие глаза и, быстро приходя в себя, хлопая веками, тоже с изумлением лицезрел раскинувшееся внизу, под горушкой, имение одинокого охотника Прохора Варежкина.

Добротный дом из толстенных бревен, под высокой островерхой крышей, крытой лемехом. Широкие светлые окна с резными наличниками и ставнями. Рядом – чуть уступающая дому размерами хозяйственная пристройка. Чуть в стороне, за домом, крохотная банька. И все это окружено правильным кольцом опоясывающего «скит» высокого бревенчатого забора с открытыми, словно приглашающими случайных гостей войти в гостеприимный дом воротами, увенчанными навесом, по бокам которого на двух столбах сидели деревянные петухи.

– Похоже, наш хозяин умелец не только по части живописи! – ухмыльнулся Пал Палыч. Надавив на звуковой сигнал, хотя в этом не было никакой нужды – собаки заливались звонким лаем уже добрых десять минут, – начальник гвардии завел грязный внедорожник в открытые ворота, лихо развернулся на пятачке перед крыльцом и заглушил двигатель. Посмотрел на Тихого: – Приехали, Степаныч…

– «Уазика» нет, – внимательно осмотревшись вокруг, угрюмо заметил старик. – Знать, уехал куда-то самородок наш бесценный. Что ж, придется ждать… Раз ворота открыты, значит, скоро Прохор вернется.

Сзади, на расстоянии метра, остановился второй джип. Хлопнули двери. На землю выпрыгнуло трое поджарых, спортивного вида мужчин лет около тридцати – костяк спецбригады Дольфа. Судя по возгласам, боевики тоже не ожидали увидеть здесь образчик древнего народного зодчества.

Собаки, вдруг как по команде перестав лаять, принялись ласкаться к гостям. Типичные лайки – выученные для охоты на зверя, они не представляли никакой угрозы для человека.

Толкнув дверцу, Тихий, кряхтя, вылез из джипа. Огляделся еще раз. Размял затекшую от долгой езды по ухабистому бездорожью спину. Вдохнул полной грудью чистейший лесной воздух. На мгновение умиленно прикрыл глаза. Морщинистая рука авторитета машинально скользнула в карман жилетки и достала мешочек с трубкой и бархатный кисет.

Однако не успел Степаныч прикурить, как где-то вдали послышался гул мотора.

Отшельник возвращался домой на автомобиле, полученном от покойного вора из Эрмитажа.

– А вот и Прошка, легок на помине, – вздохнул Степаныч. – Запомните еще раз, – обращаясь ко всем сразу, сухо и четко сказал авторитет. – Я – бизнесмен из Питера. Приехал по совету друга, ясно какого… Тоже хочу повесить у себя в доме качественную копию известной картины… на сей раз – иконы. Всем ясно?! И оружием не сверкайте без надобности!

– Мы помним ваши инструкции, босс, – один за всех ответил Дольф, выпятив квадратную челюсть. – Без вашей команды – никаких действий…

– И повежливее с ним, пожалуйста, – буркнул Тихий, обратившись взором к распахнутым воротам. – Добро пожаловать, гений ты наш непризнанный…

Звук мотора совсем приблизился, и через секунду в ворота въехал защитного цвета «уазик». Остановился подле второго джипа. Двигатель замолк, открылась дверь. Сначала из машины выскочила рыжая лайка – почти точная копия двух других. Виляя хвостом, она с пронзительным лаем метнулась к незнакомцам. Обнюхала всех по очереди, подошла к не проявлявшим ни малейшего беспокойства «подружкам», села на траву и как ни в чем не бывало принялась чесать задней лапой холку.

Сразу же вслед за собакой из армейского джипа легко, пружинисто выпрыгнул коренастый бородач в камуфляжной «натовской» кепке, потертых камуфляжных брюках и куртке. На ногах у охотника были высокие шнурованные ботинки. В руке он сжимал отливавший вороненой сталью охотничий карабин «сайга». Остановился, цепким, внимательным взглядом окидывая хорошо одетых гостей. Безошибочно выделил из группы старшего – невысокого сгорбленного старика лет семидесяти с лишним. Остальные шестеро – пять громил и интеллигентного вида близорукий очкарик – его свита и охрана. Такая многочисленная делегация с большой земли без спросу ввалилась в жилище одинокого охотника впервые за все время его существования, и Прохор (Тихий это сразу заметил) поначалу даже несколько растерялся. Но быстро взял себя в руки, надел на лицо непроницаемое выражение.

– Добрый день, хозяин! – растянув бесцветные старческие губы в улыбке, первым, как того и требовали правила хорошего тона, поздоровался Тихий. – Бог в помощь! А мы к вам… Из самого Ленинграда. С приветом от Якова Игнатьевича и отнюдь не пустыми руками! Не прогоните?

– Добрым гостям в любом доме завсегда рады, – помедлив пару секунд, спокойно, без тени робости отозвался охотник. Однако в его голосе отчетливо сквозила сдержанная осторожность отшельника, побеспокоенного нежданными визитерами. Варежкин подошел к натянуто улыбавшемуся сухонькому старику и протянул грубую, мозолистую руку. – Прохор Федорович.

– А меня зовите Олегом Степановичем, – сказал Тихий. Шумно втянул ноздрями воздух. – Хорошо тут у вас… Природа, тайга! Поверите, Прохор Федорович, всю жизнь мечтал хоть недельку пожить в такой вот первозданной глуши, да все как-то не приходилось! И вот, на старости лет, кажется, сподобился… – умышленно слукавил питерский авторитет, успевший за свою жизнь не раз побывать на лесоповале и до рыготы нахлебаться тамошнего свежего воздуха.

– Не иначе, я вам по тому же самому делу, что и Якову, понадобился? – мигом смекнул, что к чему, гостеприимный отшельник. – Хотите копию с какого-нибудь заморского шедевра на стенку повесить?

– Ну, – смущенно отвел глаза Тихий, – признаюсь, не без этого! Но в первую очередь – тайга, природа. А картинка уже так, в нагрузку. Если, конечно, о цене сговоримся…

– Отчего ж не сговориться, – хмыкнул понимающе Варежкин. – Вы люди не бедные, как я погляжу. А мне, бобылю лесному, много не надо.

– Я в курсе, как вас последний раз отблагодарил Яков Игнатьевич, – сказал Тихий. – И считаю, что он, сукин кот, явно пожадничал! – с ходу закинул удочку мигом почуявший направление ветра авторитет. – Скажу вам по секрету, Самсонов, несмотря на свое богатство, никогда щедрым не был…

– Нормально, – сдерживая тронувшую губы довольную улыбку, после короткого молчания отозвался охотник. – Не обидел. Грех жаловаться.

Прохор прекрасно помнил, во сколько оценивали его самоучные художества успевшие нахапать денег «новые русские». Судя по свите и дорогим автомобилям, этот дедушка с трубкой совсем не беден. И к тому же он в курсе солидного гонорара, полученного от Яшки за копии. То, что старичок приехал в такую глушь отнюдь не за экзотикой, Варежкин понял сразу. Ему нужна картина. И он готов щедро платить. А у Прохора, как нарочно, заканчивались многие из «стратегических» запасов – спирт, краски, сахар и патроны. Поэтому он по-хозяйски указал рукой на дом и пробормотал, пытаясь скрыть полуулыбку:

– Проходите в избу. Сейчас я чайку соображу…

– Не утруждайте себя, дорогой хозяин, – покачал головой Тихий. – У нас с собой все, что нужно. Обузой мы вам точно не будем! – и авторитет сделал Бульдогу понятный без слов знак. Пал Палыч переадресовал его взглядом Дольфу. Тот, поиграв бровями, выжидательно воззрился на боевиков из джипа сопровождения. Амбалы немедленно сообразили, чего от них хотят, открыли багажник второго «чероки», не без усилий выволокли оттуда каждый по тяжелой картонной коробке размером с приличный телевизор и, следуя за уже шагнувшим на ступеньки крыльца Прохором, потащили дары в дом.

Через пять минут на грубом деревянном столе в просторной светлой горнице стояли открытые банки черной и красной икры, тарелки с тонко нарезанной нежно-розовой норвежской лососиной, копченым окороком, маринованными шампиньонами, кавказским лавашем, выложенными из банок различными европейскими маринадами и морскими деликатесами. Венчали гастрономический натюрморт три запотевшие, вытащенные из автомобильного холодильника литровые бутылки водки «Абсолют». Тут же расположились упаковка баночного пива «Кофф» и натуральные фруктовые соки в стеклянных бутылках.

От себя Прохор добавил к столу вареную картошку, соленые огурцы, большой кусок холодной медвежатины и огромную бутыль с чуть разбавленным спиртом, настоянным на клюкве.

Пока бойцы накрывали на стол, а охотник спускался в подпол за продуктами, Тихий, Бульдог и профессор Мазуркевич рассматривали написанные отшельником иконы, которые висели на всех стенах дома. В основном сюжеты были не канонические, а выдуманные самим художником, однако среди выполненных им работ попадались и копии известных специалистам икон. Перед одной из таких копий, висевшей возле полки с книгами, профессор-мухинец стоял особенно долго. Тщательно разглядывал икону – дубликат некогда вывезенного из России и томящегося в настоящее время в католическом Ватикане чудотворного образа Казанской Божией Матери.

Наконец, сняв очки и излишне тщательно протерев запотевшие стекла носовым платком, профессор ошарашенно посмотрел сначала на хранившего молчание Тихого, затем на то и дело одобрительно мычавшего Бульдога и произнес одно-единственное слово:

– Фантастика! – и добавил дрогнувшим голосом: – Господа, поверьте, я повидал на своем веку сотни шедевров и тысячи их подделок, но еще никогда не видел столь поразительного сходства копии с оригиналом! Это невероятно!..

– Я рисовал это по репродукции из альбома, который привез мне Михаил Николаевич, – послышался спокойный хрипловатый голос Прохора Варежкина. – Вы с ним знакомы?

– Афанасьев?! – осторожно спросил профессор. – Из Русского музея?

– Да. Кажется, такая его фамилия… Афанасьев. Он не говорил, но я случайно видел его водительские права. Мы парились в бане, и он оставил их на столике в предбаннике…

Охотник поставил на стол бутыль со спиртом, розовым от клюквы, подошел к сосновому стеллажу, взял с полки один из толстых художественных альбомов, раскрыл его на нужной странице и протянул потрясенному профессору.

– Вот, с этой самой картинки… Вроде похоже. Только желтый цвет малость тускловат, краски подходящей тогда не нашлось. Я смешал, добиваясь нужного оттенка, но вышло не больно естественно. Да я, признаться, в тот раз особо и не старался!

Глядя на вытянувшееся, посеревшее лицо мухинца, оторопело переводившего взгляд с альбома на бородатого охотника, затем на висящую на стене икону и – обратно, Тихий мысленно ликовал. Авторитет уже понял, что он не зря приехал в этот медвежий угол. Однако на всякий случай уточнил:

– И сколько вам потребовалось времени, чтобы набросать эту подделку, Прохор Федорович?!

– Точно уже не помню, почитай, с тех пор два года прошло, – пожал плечами Варежкин и потрепал кудлатую, с серебряными ниточками седины бороду. – Дней пять, может, шесть. Я тогда прихворнул слегка, так что не особо напрягался.

– Да-а, – покосился на хозяина Бульдог. Не удержавшись, сказал: – А та, что вы хотите заказать, Олег Степанович, размером-то поменьше будет!..

– Дело не в размере, – нахмурившись, покачал головой охотник, то и дело поглядывавший на бутыль и аппетитные заморские деликатесы. – Иногда с маленькой доской больше возни, чем с большими картинами…

– А скажите мне, любезный Прохор Федорович… – подал голос профессор, когда Прохор, Тихий, Пал Палыч и он, усевшись за стол, выпили по первой из граненых стаканов хозяина. Боевики, в том числе и Дольф, выполняя данные ранее боссом инструкции, наотрез отказались от спиртного и целиком сосредоточились на еде, изредка все же косясь на реликтовую, сохранившуюся с незапамятных времен огромную бутыль из зеленоватого стекла…

Беседа между Мухой, как мысленно окрестил эксперта старик, и отшельником-самородком, при активной поддержке клюквенной настойки, пошла ходко. Говорили об искусстве, о жизни, обо всем… Тихий пил совсем мало, по чуть-чуть, и в диалоге почти не участвовал, предпочитая слушать. Жуя идеальными вставными зубами грубоватую и крупноволокнистую медвежатину, авторитет задумчиво разглядывал сидевшего на другой стороне стола пятидесятилетнего деревенского мужика, который прямо рукой брал с тарелки ломоть розовой лососины и даже не подозревал, сколько на самом деле стоят его острый глаз и золотые руки. В голове криминального патриарха одна за другой прокручивались гениальные комбинации сказочного обогащения. Тихий сразу понял, что этот словоохотливый, крепко выпивающий отшельник, охотящийся на медведей, способный в одиночку построить маленький дворец из дерева и походя, через стакан настоянного на ягодах спирта, в считаные дни запросто воспроизвести творение гения, на самом деле стоит в сотню, в тысячу раз дороже, чем это можно себе представить.

…Утром Тихий, которого Прохор, в отличие от боевиков и упившихся в хлам профессора и Бульдога поселил в отдельном закутке, проснулся рано. За стеной, где у хозяина располагалось нечто вроде совмещенного с художественной мастерской гаража, явно кто-то был. Оттуда время от времени слышался скрип половиц. Утолив жажду и умывшись из стоявшего тут же оцинкованного ведра с колодезной водой, Олег Степанович вышел в узкий коридорчик и потянул на себя соседнюю дверь.

Прохор сидел на табуретке перед стоявшим у окна самодельным мольбертом и сосредоточенно творил, смешно высунув кончик языка и двигая им туда-сюда. По правую руку его возвышалась подставка, на которой лежал раскрытый альбом с изображением Тихвинской иконы Пресвятой Богородицы и были прикноплены питерские фотоснимки образа.

– Доброе утро, – сказал авторитет, остановившись у порога. – Уже за работой?

– Так, пробую, – пожал плечами Варежкин, даже не обернувшись к Тихому. – Мне кажется, я смогу решить вашу проблему…

– Какую именно? – нахмурился Тихий. Вроде бы вчера он не так много выпил, чтобы не помнить, что и когда говорил. – О какой проблеме ты говоришь, братец?

– О доске, – ответил охотник, опуская кисть и разглядывая свою работу. – Профессор говорил, что она дубовая, старинная, ей, как и самой иконе, больше трехсот лет. Так?

– Так, – подтвердил Тихий.

– И что вы хотели бы, чтобы доска, на которой будет написана копия, тоже выглядела очень старой. Так? – Варежкин отвел взгляд от мольберта и испытующе посмотрел на старика.

– Так, – эхом повторил авторитет, мысленно ругая Муху за излишнюю болтливость.

– Вот я и вспомнил, – пожевав губами, продолжал художник-самоучка, – что у меня здесь, неподалеку, лежит старый дуб. Триста – не триста, а лет сто пятьдесят ему наверняка есть. Давно лежит, уже год, но ствол еще крепкий, не сгнил, и короед вроде не сильно попортил… Вырезать нужную досочку не составит труда. Только это еще не все. Профессор говорил про закрепляющий состав, но я и без него знаю. У меня есть книжка, где подробно описывается варево, в котором ранешние мастера вымачивали доски перед тем, как писать на них лики святых. Все входящие в него компоненты у меня тоже есть, давно уже собрал. На всякий случай…

– Хорошо, Прохор, – удовлетворенно кивнул Белов. – Пусть так и будет. Делай все, как положено. Только… профессор тебе наверняка этого не сказал… Мне нужны две одинаковые копии. Одну для меня, вторую – для моего приятеля. Сколько тебе потребуется времени, чтобы сделать для меня пару икон?

– Вместе с подготовкой досок, – на секунду задумался Варежкин, – недели две, как минимум. Раньше никак не управлюсь.

– Ну, пусть будет две недели, – со вздохом согласился Тихий и посмотрел на отшельника с прищуром. – Почему не спрашиваешь о вознаграждении, а?

– А мы люди простые, – пожал плечами одинокий охотник. – Нам много не надо. На бензин до следующего сезона и на запчасти для «уазика» дадите, и на том спасибо… Ну, еще на новые батарейки для рации.

– Выбросишь ее к едреней фене! – воскликнул Олег Степанович. – Я тебе, Прохор, кроме патронов, водки и красок, еще телефон подарю. Спутниковый. Японский. Через космос со всем миром разговаривать можно, из любой точки на глобусе. Слыхал про такой аппарат?

– Слыхать-то слыхал, – ответил, ухмыльнувшись, Варежкин. – Да только ведь за бесплатно сейчас даже спички в продуктовой лавке не дают. Кто будет платить за разговоры? Да и электричества у меня нет. За батарейками для рации приходится в поселок ездить, заказывать. Через месяц из Архангельска привезут. На сезон хватает…

– Платить за все твои разговоры буду я, так что не волнуйся, – лениво, по-барски махнул рукой авторитет. – Для моей фирмы это – раз плюнуть. Семечки. А с батареями для телефона совсем просто. В комплекте их пять, все самозарядные, с питающим устройством. Воткнул все сразу в обойму, сунул штепсель в розетку, за три часа они полнехонькие. Зарядку держат отлично, до двух месяцев. Каждой хватает на час разговора. И заказывать ничего не надо.

– Надо же, – расплылся в улыбке охотник и лукаво посмотрел на очень непростого дедушку. – И сколько же такая хреновина стоит, если рублями?

– Миллион, – не задумываясь, сказал Тихий. И Олег Степанович был не так уже далек от истины. Авторитет знал, на что шел. Для пользы дела он должен был на будущее иметь прямую мгновенную связь с гениальным художником.

– Я таких денег за всю жизнь не заработал! – хмыкнул Варежкин. – Даже в руках не держал. Видать, в Питере с хорошими копиистами дела обстоят хреново? А спрос на липовые художественные картинки и образки среди богатых господ растет… Так?

– Так.

– И вы, значит, Олег Степанович, решили загрузить меня работой, – быстро смекнул Прохор. – А я ведь охотник… И это, – Варежкин кивнул на мольберт, – всего лишь отдых. Любимое занятие. Как у вас, в столицах, говорят: хобби.

– Вот и охоться на здоровье. А мне, старику, напишешь пару-тройку картинок в год – друзей уважить, себя порадовать – и ладно. А за труды я тебе и телефон оплачу, и с запасами и горючим помогать буду, через хороших людей в Архангельске. Ну что, устраивает такой вариант, Прохор Федорович?

– Надо подумать, – помолчав, серьезно ответил отшельник и потрепал бороду. – Давайте вначале с вашими досками разберемся, а потом уже… о другом думать станем. Так-то оно сподручнее.

– Как скажешь, дорогой, здесь ты хозяин, а мы твои гости, – сразу согласился Тихий. – Скажешь уехать – за час соберемся и уедем. И все, что привезли, оставим. Позволишь пожить – поживем.

– Ну, я так думаю. Две картины али иконки в обмен на спутниковый телефон – это не много. Только ведь я таежный человек. Свободный. Дед мой был охотником, отец был охотником, и я охотником буду, пока не помру. Я привык здесь, в лесу, делать что хочу и когда хочу… Так что если зачастишь, Олег Степаныч, да начнешь просьбами досаждать, то даров твоих мне не надо. Вот такой мой будет ответ.

– Ты отличный мужик, Прохор Федорович, – сдержанно проговорил Тихий, внутренне ликуя. – И ты правильно меня понял. Считай, договорились. Телефон – в обмен на две картины в год. По рукам?

– По рукам! – с достоинством бросил Варежкин и покачал головой. – Надо же! Отсюда, без проводов, и со всем миром можно говорить!.. Чудны дела твои, Господи. Да и человеческие, видно, не шибко отстают. Додумались же, япошки головастые!.. Эка!

Глава 35

Старший научный сотрудник одного из оборонных НИИ Вячеслав Шутов сегодня возвращался с работы домой в отличном настроении – задерживаемую три месяца подряд зарплату наконец-то выдали. Было чем порадовать жену, которая каждый вечер привычно садилась за починку расползающихся от долгой носки колготок и белья и стыдливо отказывалась от всех приглашений подруг зайти вечерком на чаек, ибо с пустыми руками приходить в гости на Руси как-то не принято…

Сегодня все будет иначе! Сегодня он отдаст Наташе сразу семь тысяч рублей – целое состояние! – и она сможет не только поставить на стол праздничный ужин, но и заказать им двоим билеты в театр, хорошо бы во МХАТ, непременно на премьеру! А потом, когда на город опустятся сумерки и за стеной уснет объевшийся сладостей и мороженого Антошка, у них будет ночь любви, такая, какой не бывало уже очень и очень давно. Завтра же, в субботу, они все вместе пойдут в магазин, где Антоха получит вожделенные ролики и корейские «адидасы».

Вышагивая с гордо расправленными плечами по проспекту к станции метро, Вячеслав неожиданно вспомнил крылатую фразу Александра Сергеевича Пушкина: «Я деньги мало люблю, но уважаю в них чувство благопристойной независимости!» Ну разве кто-нибудь когда-нибудь сумел сказать лучше?! Ведь по-настоящему богат не тот, у кого много, а тот, кому хватает. Сегодня старший научный сотрудник Вячеслав Шутов чувствовал себя самым счастливым и самым богатым. Ведь у него к тридцати трем годам было практически все, что может пожелать скромный интеллигентный мужчина, – любимая жена, очаровательный сынишка, маленькая двухкомнатная квартирка недалеко от центра Москвы и дачный участок в шесть соток с домиком, баней и огородиком. А еще у Вячеслава была любимая работа. Несмотря на регулярные сбои с зарплатой, на катастрофическое падение государственного заказа на разработку новых видов вооружений, заведующий лабораторией, продолжал искать. Продолжал и находил! Потому что по природе своей был творцом и называл себя незаслуженно облаянным горбоносыми и губастыми «демокгатами» красивым и гордым словом – патриот. А что касается тощенькой, нерегулярно выплачиваемой зарплаты… Старший научный сотрудник, как и многие его коллеги, не утратил неистребимой веры в лучшие времена, которые, по закону диалектики, всегда рано или поздно приходят вслед за днями смуты и раздрая. С тем и жил… С тем ложился спать, с тем вставал и с тем снова и снова шел в свою лабораторию, где создавали новейшие марки тонких и прочных пуленепробиваемых стекол, не забывая о средствах их «нейтрализации»…

Вячеслав уже готовился спуститься по уходящим в подземный переход метрополитена ступенькам, как рядом, у бордюра, притормозила серая «Волга» с питерскими номерами. Из открывшейся задней правой дверцы весело, почти по-приятельски окликнули:

– Вячеслав Иваныч! Шутов!

Заведующий лабораторией обернулся и увидел наполовину высунувшегося из салона автомобиля просто одетого молодого мужчину, примерно одного с ним возраста, с ничем не примечательной улыбающейся физиономией.

– Вячеслав Иваныч, будьте добры! – Незнакомец простецки поманил Шутова рукой, предлагая подойти к распахнутой дверце машины.

Не заподозрив никакого подвоха, Вячеслав развернулся и шагнул к «Волге». За тонированными стеклами трудно было разглядеть, есть ли в салоне еще пассажиры.

– Простите… мы разве знакомы? – на всякий случай слегка растянув губы в подобии вежливой полуулыбки, спросил Шутов, внимательно разглядывая позвавшего его мужчину.

– Пока нет, но уверен, нам предстоит долгое и плодотворное знакомство, – витиевато завернул собеседник и, стараясь не слишком высовывать руку из салона урчавшей мотором «Волги», продемонстрировал ученому сначала закрытую, а затем и раскрытую красную книжечку с двуглавым золотым орлом на обложке и приводящей в трепет любого законопослушного гражданина аббревиатурой.

– Федеральная служба безопасности. Старший лейтенант Красовский, – не гася располагающей улыбки, представился незнакомец. – Садитесь, пожалуйста, в машину. И без глупостей. Вы же взрослый человек. Должны понимать. Прошу, не заставляйте нас с коллегами устраивать прямо здесь, посреди улицы, показательное задержание агента иностранной разведки.

– Какого… агента?! Я ничего не понимаю! – оторопело пролепетал Шутов. – Вы меня с кем-то путаете, товарищ… Я сотрудник госуда…

И тут лихорадочно мечущийся по сторонам взгляд Вячеслава Ивановича упал на появившийся в руке старшего лейтенанта ФСБ Красовского черный пистолет. Вороненый ствол недвусмысленно качнулся в сторону заднего сиденья «Волги». Глаза службиста слегка прищурились.

– Не дурите, Шутов. В машину, быс-стро!..

Понуро опустив голову, старший научный сотрудник подошел к автомобилю, наклонился, и тут же сильные руки рывком втянули его в салон, усадили на сиденье. Хлопнула дверь. Взревел форсированный мотор. «Волга», моргнув левым указателем поворота, рванула с места и помчалась по оживленному вечернему проспекту.

Шутов подавленно молчал, боясь пошевелить даже мизинцем. Кроме него, старлея и водителя, в машине находился еще один мужчина. Он сидел спереди и старательно изображал из себя глухонемого.

– Извините за некоторую грубость, Вячеслав Иванович, но обстоятельства вынуждают нас действовать в режиме жестких временных рамок, – наконец заговорил Красовский, когда машина свернула на узкую, не такую шумную, как проспект, улицу и несколько сбавила ход. – Разумеется, никто вас ни в чем не подозревает. Так что расслабьтесь.

– Черт знает что! – слегка оттаяв, возмутился Шутов. – К чему тогда весь этот спектакль?

– К тому, что у нас не было даже одной лишней минуты. Мы не могли подробно излагать вам суть дела, прежде чем вы сядете в машину, – сухо объяснил старший лейтенант. – Через восемь часов, никак не позже, мы должны быть в Санкт-Петербурге.

– Мы?! – удивленно вскинул брови ученый. – Ничего не понимаю!.. Почему я должен ехать с вами?

– Тише, родной, не надо так орать, – неожиданно подал голос «глухонемой» с переднего сиденья. – В ушах звенит… Сейчас тебе все детально объяснят.

– Мы что, уже на ты?! – попытался возмутиться старший научный сотрудник, но тут на плечо ему легла показавшаяся необыкновенно тяжелой ладонь Красовского, что вкупе с явно предостерегающей мимикой старшего лейтенанта заставило Вячеслава Ивановича заткнуться и поубавить пыл. Шутов наконец-то осознал, что рядом с ним – профессионалы из могущественной спецслужбы. И у них есть срочное дело к нему, сотруднику засекреченного НИИ.

О том, что все они – боевики Бульдога, получившие соответствующие инструкции, заведующий лабораторией и помыслить не мог.

– Ладно… – вздохнул Вячеслав, поудобнее устраиваясь на сиденье. – Для какой цели я вам понадобился и зачем нам так срочно нужно прибыть в Питер? – уже почти спокойно спросил он, глядя на неспешно прикуривавшего сигарету Красовского.

– Какая у вас зарплата, Вячеслав Иванович? – пыхнув ароматным дымом, обернулся тот к Шутову с легкой улыбкой. – Если не ошибаюсь, что-то вроде ста долларов в месяц плюс премиальные? Не слишком разбежишься на такие доходы…

– Какое это имеет отношение к… – оскорбился ученый, но Красовский перебил его, сделав категоричный жест рукой.

– Хотите за несколько минут работы получить пять тысяч долларов? – с ходу ошарашил он вопросом Вячеслава Ивановича. – И туристическую путевку для всей семьи… скажем, на Мальдивы?

На сей раз Шутов молчал довольно долго. Он быстро и скрупулезно взвешивал в уме свои шансы и в итоге пришел к выводу, что возможность покончить с этой историей у него только одна – согласиться на все предложения Красовского.

– Вы действительно из ФСБ? – спросил Вячеслав.

– Не я один, – старлей обвел глазами своих спутников. – Если у вас на сей счет есть сомнения, извольте… – Красовский достал из кармана пиджака сотовый телефон и протянул его ученому. – Позвоните в Управление ФСБ по Северо-Западу, дежурному офицеру, и спросите. Телефон я вам продиктую. Если не доверяете мне, наберите справочную…

– Не надо, – мотнул головой Шутов и вернул крохотную трубку Красовскому. – Я вам верю.

– Оставьте мобильник себе, – сказал тот, жадно затягиваясь дымом и нажатием кнопки приспуская стекло на двери. В прокуренный салон ворвался поток свежего ветра с улицы. – Телефон, возможно, вам еще пригодится. К понедельнику вернетесь в Москву. Кстати, почему вы не спрашиваете, за какую именно работу вам обещана такая серьезная сумма? – приподнял брови Красовский.

– Я думаю, что не ошибусь, если предположу, – осторожно начал Шутов, – что она не имеет ничего общего с… официальным служебным заданием. Вам просто понадобился специалист по системам бронированной охраны, и вы его нашли. Так?

– Приятно иметь дело с умным, интеллигентным человеком, – довольно ухмыльнулся боевик. – Как вы, наверно, сами ощутили на своей собственной шкуре, наше родное государство не слишком заботится о тех, кто по долгу службы призван охранять его от врагов. Как внешних, так и внутренних. Увы, в ФСБ ситуация с финансами не намного лучше, чем в вашем институте. Вот и приходится нам, офицерам, зарабатывать себе и своим семьям на достойное существование не всегда законными методами.

– Я понимаю ваши мотивы. Хоть и не одобряю их… Но я понимаю и то, что свободы выбора у меня, к сожалению, уже нет.

– Увы, – развел руками Красовский. – Такова жизнь. Подумайте о жене, о сыне. Они ждут вас дома, живым и здоровым. С большой суммой денег. С путевкой к пальмам и солнцу.

– Ну что же… Не будем тратить напрасно время и приступим непосредственно к делу, ради которого вы меня… гм… столь неожиданно пригласили в свою тесную компанию. Что конкретно я должен сделать? – сухо осведомился ученый, ибо прекрасно знал, что именно такой реакции ждут от него.

– Нам совершенно точно известно, что примерно полтора года назад… ваш институт и конкретно вашу лабораторию попросили выполнить один спецзаказ. Подрядчиком в данном случае выступала патриархия. Припоминаете, Вячеслав Иванович?

– Тихвинская икона Пресвятой Богородицы, семнадцатый век, дубовая основа, – не задумываясь, перечислил характеристики «спецзаказа» ученый. – Очень ценная культовая реликвия. Передана в дар Русской Православной Церкви покойным графом Гаевым, скончавшимся во Франции. Надеюсь, я не ошибся? Именно она вас интересует?..

– Как видите, наша служба, несмотря на происходящие с ней и со страной глобальные перемены, до сих пор все и обо всех знает, – довольно хмыкнул Красовский. – Да, нас интересует именно икона. Мы бы хотели, чтобы вы рассказали, как устроена ее защита.

– Я могу отвечать только за техническую часть контейнера, в который помещена икона, – поспешил заметить Шутов. – Что же касается сигнализации, то над ее созданием работал другой специалист.

– Я знаю, – небрежно бросил Красовский. – Электронщик, ваш коллега из одного питерского оборонного института. Считайте, что он уже в курсе поставленной перед ним новой задачи. Этот вопрос мы уладили, так что не отвлекайтесь, – не без самодовольства произнес старлей. В гвардии Бульдога он, бывший офицер ГРУ, носил прозвище Профессор.

– Уверен, что устройство контейнера вам известно и без меня, но, если хотите, я повторю параметры конструкции, – перешел к делу ученый. – Защита иконы выполнена, фигурально выражаясь, в виде книги, верхняя и боковые части которой состоят из кристально прозрачного и при правильно установленном освещении практически неразличимого глазом бронированного стекла типа «диамант» толщиной пять миллиметров. Задняя часть «книги», в которую вмонтирован блок автономной сигнализации, выполнена из стального сплава и устойчива к деформации всех видов. Стекло способно выдержать прямую автоматную очередь из «калашникова», а также, если потребуется, взрыв ручной гранаты типа «Ф-1» в радиусе трех метров. Вся конструкция в целом устойчива даже при обработке концентрированными кислотами и различными их смесями.

– Иными словами, повредить икону практически невозможно? – уточнил Красовский.

– Нет ничего невозможного, – сказал Вячеслав. – Если какому-нибудь сумасшедшему исламскому фанатику придет в голову в упор выстрелить по иконе из ручного гранатомета типа «муха», то возможны проблемы. Но, как я понимаю, данный вариант вами не рассматривается изначально?

– Прежде всего меня интересует, каким золотым ключиком можно открыть вашу «книгу», чтобы извлечь из нее Богородицу и вытереть с нее пыль.

– Там не может быть пыли, – сказал Шутов. – Контейнер на сто процентов герметичен.

– Выходит, теперь икона вечно будет находиться внутри вашего стеклянного гроба?! А если ее потребуется отправить на реставрацию? Если вдруг война или всемирный потоп?! Или у собора вдруг возьмет и рухнет крыша?! – повысил тон эрудированный боевик Пал Палыча. Он откашлялся, бросил в рот пластинку жевательной резинки, в упор взглянул на ученого и процедил: – Представь себе, что я – фанатик, который сгорает от желания во что бы то ни стало уничтожить православную святыню. Это его навязчивая идея. Смысл его жизни. Но у него, бедолаги, нет гранатомета и нет возможности его купить! Вот я и хочу знать, как самым простым не варварским способом открыть защитное стекло. Больше тебя, умник, ни о чем не спрашивают! Остальную работу сделает электронщик. Ты меня понял, Кулибин?!

– Я вас понял, товарищ старший лейтенант ФСБ, – в тон Красовскому процедил Шутов, делая ударение на принадлежности его к самой могущественной спецслужбе страны. – Мой ответ на поставленный вами вопрос таков: для того, чтобы при необходимости извлечь икону, в защитном корпусе, в той его части, что расположена за доской, предусмотрено запорное устройство. Оно автоматически открывается, если провести электронным ключом по сканирующему устройству. Тогда икону можно снять голыми руками. Надавить вглубь, до щелчка, и вынуть.

– Где расположено сканирующее устройство?

– Об этом вам может сказать только устанавливавший систему охраны электронщик или настоятель храма. В одном я уверен: поблизости от иконы сканирующего устройства нет. А все ведущие к защитному кожуху провода либо надежно спрятаны и изолированы, либо не существуют вообще.

– Хотите сказать… – нахмурился Красовский, – что где-то под куполом храма скрытно расположено лучевое или иное устройство, в случае необходимости способное снять защиту и посылающее непосредственный сигнал от сканирующего устройства к приемному?

– Возможно, – кивнул Вячеслав. – Только… зачем вам все это?! Зачем лезть в дебри, если для того, чтобы вынуть икону из защитного футляра, вам нужно всего две вещи – знать местонахождение сканирующего устройства, которое вам без проблем покажет коллега из Питера, и иметь в руке ключ. Первый экземпляр, разумеется, находится у настоятеля. Кажется, его зовут отец Сергий, – вспомнил Шутов. – Но только быть такого не может, по определению, чтобы при проектировании системы безопасности иконы изначально предусматривалось создание одного-единственного ключа-чипа. Где-то в городе, возможно в обители митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, обязательно должен существовать запасной экземпляр. И если вы в ФСБ сумели без проблем узнать, кто именно монтировал охранную систему, то добыть один из ключей для вас вообще должно быть сущим пустяком! – закончил свой монолог Вячеслав Иванович.

Он отвернулся к стеклу и, помолчав немного, глухо добавил, глядя на проносящийся мимо городской пейзаж невидящими глазами:

– А если так, то зачем вам понадобился я? Зачем я вам нужен в Петербурге? – и застыл, напряженно, как приговора, ожидая ответа.

– На всякий случай, – наконец дружески, прямо как тогда, у станции метро, ответил с улыбкой бывший офицер ГРУ. – А вдруг действительно придется, приклеив черную бороду, стрелять по иконе из гранатомета?! – весело предположил гвардеец Бульдога. – Кто это сумеет сделать лучше вас, Вячеслав Иванович?! Разве только психопат вроде Салмана Радуева, но ему, если не ошибаюсь, со дня на день Большой Папа лоб зеленкой помажет! Ха-ха!

…Через сутки труп старшего научного сотрудника оборонного НИИ Вячеслава Ивановича Шутова обнаружат на обочине пятьдесят седьмого километра Ленинградского шоссе. Милицейские эксперты констатируют, что потерпевший находился в состоянии сильного опьянения, видимо, пытался перейти трассу и в результате был сбит скрывшейся с места ДТП неизвестной легковой автомашиной. От полученных при столкновении травм Шутов скончался на месте.

Глава 36

Звонок сотового телефона застал хозяина «Полярной звезды» в обществе двух очаровательных блондинок. Посреди гостиной, утопая коленками в пушистом ворсе персидского ковра, возле совершенно голого Леонида Александровича пристроились две грудастые биксы и поочередно ублажали его вздыбленное достоинство. При этом рычали как тигрицы, смеялись, азартно облизывались и норовили как можно жаднее припасть к вожделенной плоти. Треф млел, как удав, катающийся по стекловате, и подрагивал бедрами, вцепившись в коротко стриженные платиновые волосы загорелых, как мулатки-шоколадки, молоденьких девочек. Оргазм приближался с неотвратимостью цунами и лишь на долю секунды опередил пронзительную трель валявшегося где-то в прихожей, на тумбочке, мобильного телефона. Со стоном и трехэтажными матюками горячим фонтаном кончив на губы одной из девочек, Флоренский позволил второй искуснице перехватить эстафетную палочку. Телефон между тем надрывался, пиликая мелодию из «Операции „Ы“, под которую кондуктор, в натуре, должен был жать на тормоза.

– Все, отвали. – Тяжело дыша, Леонид Александрович бережно извлек окончательно сникший член изо рта дорогой казиношной шлюхи, отстранил от себя девиц и на нетвердых ногах направился в прихожую. Сгреб крохотный мобильник и прижал к уху: – Алло!

– Добрый вечер, Леня. – Флоренский сразу узнал голос старого авторитета. Слышимость была идеальная, словно Тихий находился в соседней комнате. – Не помешал, надеюсь? Что-то голосок у тебя не шибко бодрый…

– Тебе показалось, – стараясь нормализовать учащенное дыхание, буркнул делец. – Как… наши дела?

– Как в лучших домах Лондона и Парижа, – сдержанно хмыкнул Тихий. – Товар получен, самого высокого качества. С наладчиками оборудования я тоже, с Божьей помощью, кое-как договорился. Так что построй своих работяг, пусть по первому моему сигналу будут готовы приступить к подготовке площадки для проведения работ. Ты меня понял, родной?

– Базаров нет, довольно фыркнул Флоренский. – Сколько эти хапуги запросили за работу? Меня интересует общая смета.

– А ровным счетом – триста семьдесят кусочков, – на одном дыхании сообщил старик. – Плюс демонтированный хлам мне, на металлолом. Как замазывались.

– Без ножа режешь, в натуре! Откуда такие суммы? – не слишком напористо взвился хозяин «Полярной звезды», заранее зная, что названная Тихим сумма обжалованию не подлежит. С такой же непринужденностью Степаныч мог назвать и пятьсот тысяч. Ладно, херня это все…

– Это еще по-божески, – как и предполагал Флоренский, тут же сухо осадил старик. – Скажи спасибо, что одному из технических консультантов платить вообще ничего не пришлось. Зато когда своими глазами увидишь, какое эксклюзивное оборудование я выбил, глазки на лоб вылезут. Значит, так. Я пока еще на пути в Питер. Буду только завтра. Предупреди своего заморского компаньона, чтобы насчет предоплаты не дергались, реализация проекта вышла на финишную прямую. Пусть не бздят… Слышь, у меня тут еще одна любопытная идейка по нашему проекту нарисовалась, но об этом перетрем при встрече. Ну, бывай, Леня. Спокойной ночи…

– Пока. – Флоренский нажал кнопку, бросил телефон на подзеркальник и тяжело опустился на мягкий шелковый пуфик. Наморщил лоб, снова взял мобильник, но, взглянув на наручный золотой «Ролекс», показывающий половину одиннадцатого, передумал звонить Руслану. Дела подождут до завтра. А сегодня пошли все лесом. Босс отдыхает душой и телом!

И Леонид Александрович снова окунулся в объятия двух симпатичных восемнадцатилетних шлюшек.

Когда за окном уже рассвело, замученный донельзя Леонид Александрович, выпроводив девочек за дверь, великодушно приказал одному из пары дежуривших снаружи охранников посадить сосок в хозяйский бронированный «мерс», доставить по адресам, а затем возвращаться обратно. Второй телохранитель в это время будет нести вахту за дверью. Дом элитный, на каждом этаже всего две квартиры, в холлах ковролин, чистота, пальмы декоративные в кадках, кресла стоят. Хорошо быть богатым!

В течение следующих шестидесяти минут Флоренский-старший не спеша принял ванну с тонизирующей хвойной пеной, выпил упаковку «антипохмелина», позавтракал, надел чистое белье, рубашку, галстук, один из дюжины висевших в безразмерном стенном шкафу костюмов – и к возвращению лимузина пребывал уже в своем обычном безупречном виде.

Из машины, по дороге в казино, связался с Русланом. Тот, оказывается, был уже в «Полярной звезде». В целях безопасности разговор перенесли в офис.

– У нас со Спиногрызом все на мази, – со сдержанным нетерпением сообщил сын, едва Леонид Александрович пересек порог кабинета и угнездил зад в кожаном кресле. – Я за последние две недели столько про сатанинский культ узнал, что впору самому секту собирать и лекции бесовские читать!

– Тихий звонил вчера поздно вечером, – закурив и, по обыкновению, положив ноги на стол, сказал Флоренский-отец. – Художник сделал отличные копии. Спецов по «саркофагу» иконы старик уже обработал, проблем не возникнет. Так что все остальное за вами. Спиногрыз не подкачает?

– По-моему, его вся эта херня так крепко зацепила, что он того, – Руслан постучал себе пальцами по лбу, – крышей поехал. Глаза аж светятся. Все бормочет, что Алистер Кроули – самый гениальный злодей всех времен и народов. Куда там Гитлеру…

– Это очень плохо, – покачал головой Флоренский-старший. – Как бы лажи не натворил. Но другого напарника готовить уже поздно. Так что приглядывай там за ним!

– Меня Спиногрыз слушается, – с чувством собственного превосходства успокоил отца Руслан. – Поручу ему жаб разбрасывать и гадить перед алтарем. Я даже в аптеке слабительное для него купил. Аптекарь баял, что через минуту после приема несет с реактивной тягой. Как раз то, что надо.

– Смотри, чтобы на обратной дороге этот космонавт всю тачку тебе не обосрал. Ладно, это все бутафория, – устало поморщился Леонид Александрович. – Дай-ка бутылочку вискаря и стаканчики из бара. Башка гудит, как телеграфный столб!

– Перебрал? С Анюткой и Катькой? – проявил осведомленность Руслан и лукаво, понимающе подмигнул. На немой вопрос, отразившийся на лице отца, пояснил: – Тукан видел, как ты их вчера в свой «мерс» сажал. – Открыв встроенный за декоративной картиной бар, главарь зондеркоманды казино извлек два пузатых стакана и бутылку виски. Плеснул в каждый стакан на два пальца, один протянул маявшемуся отцу.

Флоренский опустил ноги на пол, накатил шотландскую самогонку одним махом, подождал, пока Руслан снова нальет, пригубил напиток и сказал:

– Теперь непосредственно о доске. Думаю, по законам военной тактики, прежде чем наносить решающий удар с прикрытием с воздуха, нужно провести артиллерийскую подготовку. Не понимаешь? Раскладываю по полкам. За несколько дней до инсценировки сатанинского шабаша нужно, чтобы некий лохматый отморозок ворвался в Троицкий храм и попытался осквернить икону. С учетом наличия бронированного стекла. Пусть шмальнет по доске из пушки и смоется. Народные массы и попы в глубине души только ручки потирать будут – дескать, какие мы предусмотрительные, не пожадничали, отмаксали за «саркофаг». Такая тема. Справишься?

– Дык пусть Спиногрыз и идет, – скривил губы в презрительной усмешке Руслан. – Пукалка мелкокалиберная у него есть. Внешность тоже подходящая. Переоденется, паричок накинет – и вперед, Америка! – Заметив строгий взгляд отца, Флоренский-младший добавил: – Будь спок, я проконтролирую.

– Едем дальше. Кто будет мочить ментов из дежурного наряда ППС, который, по договору с попами, по ночам у храма пасется?

– Я и замочу, – неожиданно сказал Руслан.

По спине Флоренского пробежал и исчез холодок. Он знал, что сын и боевики, выполняя отданные им конфиденциальные распоряжения, порой бывали жестоки до крайности. Случались и смертельные исходы. Без них никак. Но те изменения, которые Флоренский-старший наблюдал в психике Руслана, полгода назад с огромным трудом бросившего употреблять наркотики, ему явно не нравились. Складывалось впечатление, что недостаток кайфа сын пытается компенсировать запредельными дозами адреналина, которые выбрасывает в кровь организм во время сильнейших возбуждений. А что может быть круче, чем умышленное, заранее просчитанное убийство? Наверное, только страх собственной смерти…

– Как француз? – покончив с остатками виски, поинтересовался Руслан. – Рвет и мечет?

– Отнюдь, – мотнул головой Треф. – Терпеливо выжидает. Я дал распоряжение Лакину поставить за ним наружку. Ничего выдающегося пока не обнаружено. Живет в гостинице «Прибалтийская». Даже на экскурсии записывается. Раз в три дня звонит мне. Кстати, надо будет сегодня ему сообщить, что скоро финал. Пусть Боярофф готовит оставшиеся восемьсот штук.

– Моя доля – сто пятьдесят, – напомнил Руслан.

– Схаваешь, сынок, – с улыбкой успокоил Леонид Александрович. – Только не облажайся со спектаклем, тогда проскочим.

– А меня больше Тихий беспокоит. Чует моя задница, без подлянки не обойдется. На бабки уж точно по полной раскрутит. Сколько он себе залупил за копии и спецов?

Вместо ответа босс «Полярной звезды» только тяжело вздохнул и сделал неопределенный жест рукой.

– Я же говорил! – фыркнул Руслан. – Ничего, придет время, откинет дедушка копыта. А с Бульдогом и его пробитками мы что-нибудь придумаем. ОМОНу их скормим!

– Об таких ребят с кондачка даже ОМОН может зубы обломать, – задумчиво вздохнул Треф. – Им терять нечего, на каждом по куче трупов.

Глава 37

Кортеж из двух джипов «чероки» пересек городскую черту в девять часов утра и взял курс на Озерки. Спустя сорок пять минут Тихий и Бульдог уже принимали доклад от «старшего лейтенанта ФСБ Красовского». Судя по червяком игравшим уголкам губ, бывшему офицеру ГРУ не было стыдно за проведенные им и командой по приказу шефа «оперативно-розыскные» мероприятия. В коротком телефонном разговоре, имевшем место накануне, он лишь коротко доложил, что все в порядке.

– Ну, давай, Евгений, показывай, – медленно покачиваясь в кресле-качалке, Тихий исподлобья взглянул на вытянувшегося перед ним в струнку боевика, которому было поручено обломать спецов. – Я же вижу, как тебя распирает! Давай не томи!

– Вот, Олег Степанович. – Евгений сделал шаг вперед и протянул открытую ладонь, на которой лежал крохотный пластиковый квадратик – компьютерный чип. – Можно сказать, что нам, по большому счету, крупно повезло. В компьютере этого технаря из института остался файл со схемой ключа. Обычно после изготовления нужного заказчику количества чипов-ключей файлы со схемой по соображениям безопасности уничтожают, но про этот то ли забыли, то ли просто сказалось обычное совковое разгильдяйство. Всего существует два чипа к сигнализации. Один у настоятеля храма. Второй где-то в резиденции митрополита или в патриархии. Этот дубликат изготовлен в лаборатории института тайно, специально для нас. Про его существование никому не известно.

– Никому?! – с тайным смыслом уточнил Тихий.

– Уже никому, – на лице бывшего офицера ГРУ заиграла довольная усмешка. – Оба технаря ликвидированы. Несчастный случай. Никакого криминала.

– Месторасположение сканирующего устройства и процесс замены доски выяснили? – впервые с начала разговора подал голос Бульдог.

– В первую очередь, Пал Палыч. Приемное устройство находится в комнате настоятеля храма. За книжной полкой. Там задняя стенка отодвигается. Проверено. Маркел представился бизнесменом, занимающимся благотворительностью, встретился с отцом Сергием, напердел ему всякого в уши, но, главное, осмотрел комнатушку, визуально отметив нужное место. Дверь в комнату протоиерея хоть и тяжелая, цельнодеревянная, но без усиленного каркаса, а замок – так вообще лажа. Шлепер латвийский. Раньше такие в любом хозяйственном магазине купить можно было. Сломать без проблем, одним ударом плеча. Или отжать язычок фомкой. Так даже проще… Что касается замены иконы, то там с тыльной стороны нечто вроде самозапорного механизма. Сигнализацию отключил, стекло снял, пальцами на доску надавил, и все дела. Точно так же ставится на место подделка. Ключ от входных дверей храма тоже сделан.

В руку Тихого перекочевал второй ключ.

– Значит, все вопросы решены?! – строго спросил Тихий, попыхивая трубкой и все так же не спеша покачиваясь в поскрипывающем кресле.

– С точки зрения вскрытия «саркофага» – да.

– А вдруг электронщик, смекнув, что его все равно уберут, решил напакостить и вместо чипа с правильной схемой сделал «куклу»? – словно размышляя вслух, произнес Пал Палыч. Переглянулся со стариком, потом со старлеем.

– Исключено. – Рисковать жизнью жены и дочери Угрюмов ни за что не стал бы.

– Вы что, брали заложников?! – охнул Бульдог.

– Не было необходимости, – чуть улыбнулся Евгений. – Так сложилось, что супруга технаря и дочка в это самое время находились у тещи, в деревне Еськи, под Бежецком. Калининская область. Это было известно на сто процентов. Вот мы и предупредили: если рыпнешься, им абзац. Угрюмов находился круглосуточно под нашим наблюдением, даже в лаборатории, так что возможности проверить, как там жена и ребенок, у него не было.

– Да-а, недурно вас учили в школе ГРУ, – с облегчением выдохнул Тихий. – Молодец, Женя. Пал Палыч?

– Да, Олег Степанович? – откликнулся Бульдог, уже зная, о чем сейчас пойдет речь.

– Надо бы после окончания дела премировать всю группу. Славно поработали.

– Вот когда поставим точку, тогда и премируем, – деловито ответил Клычков именно той фразой, которой от него ждал старик.

– Добро. Главное награждение отложим на потом. А сегодня все втроем можете отдыхать, – на столик легла тонкая пачка пятисотрублевок. – Можешь идти, Женя.

– Спасибо, босс, – поблагодарил боевик и вмиг исчез из каминного зала вместе с деньгами.

– У Флоренского тоже все готово, – задумчиво проговорил Тихий, зажав зубами кончик трубки, затянувшись и выпустив через нос две струйки дыма. – Мы свою часть дела сделали. Ленины отморозки выполнят всю оставшуюся грязную работу. Даст Бог, поимеет Леня с трудов своих дюже хлопотных где-то в районе пятисот кусков…

– Тоже не хило! – осклабился, наливая себе в рюмку водки, Бульдог.

– …в то время как мы получаем чистыми триста пятьдесят тысяч и икону, оцененную европейскими страховыми компаниями в два с половиной миллиона долларов, – закончил фразу патриарх и, чуть прикрыв глаза, торжествующе посмотрел на Клычкова. – Недурной расклад, как считаешь?

– Весьма, – фыркнул Бульдог, опрокидывая в рот ледяной смирновский «Лимоничекъ» и заедая хрустящим соленым огурчиком. – А… насчет сбыта доски у вас, шеф, как я понимаю, уже есть наметки?

– Зачем наметки? Я, Паша, точно знаю, что я с ней сделаю, – глухо произнес Тихий, пустыми глазами глядя на огонь в камине. – Только это уже не твоего ума дело.

– Как скажете, – без малейшей обиды согласился Бульдог. – Я не эстет. И не коллекционер. Меня интересуют только живые деньги! Мани-мани-мани! – потер мокрыми от рассола пальцами Клычков.

Тихий усмехнулся. Положил на столик еще не погасшую трубку, кряхтя, нагнулся вперед, взял с чугунной стойки у камина кочергу и поворошил тлеющие под поленьями угли.

– И когда начинаем танцы, Степаныч? – после воцарившегося на целую минуту молчания нарочито безмятежно спросил Пал Палыч.

– Через трое суток. В полночь, на пятницу, – почти не шевеля губами, глядя на огонь, едва слышно процедил авторитет, словно только и ждал этого вопроса. – Аккурат тринадцатого.

– Стремный денечек! – Может, от выпитой водки, а может, от этой фатальной даты судорожно передернул плечами.

Уютно устроившийся в кресле-качалке наемник вдруг почувствовал, как ему за шиворот тонкой струйкой прямо из астрала просачивается мистический страх. От почитаемого сатанистами зловещего числа, выпадающего на пятницу не чаще одного-двух раз в году, вдруг отчетливо повеяло могилой. Чьей?!

Рука Пал Палыча машинально потянулась к бутылке с водкой, горлышко коснулось рюмки, но пальцы мелко дрожали и несколько горьких капель пролились на стол. Бульдогу вдруг показалось, что где-то вдалеке, за кирпичной стеной, отчетливо слышен скрежет бруска неспешно затачивающей свою проклятую косу Смерти, закутанной в черный балахон.

«В ночь на пятницу, тринадцатого». Озвученная Тихим – седым, жестоким и беспринципным убийцей – в наполненной лишь гудением огня тишине огромного каминного зала, эта фраза прозвучала ударом дьявольского гонга. С этой самой секунды ничего уже нельзя было изменить…

Глава 38

Серый, быстрый «субару легаси» с двухсотсильным форсированным движком под капотом тихо притормозил в переулке. Рокот мотора оборвался, фары потухли. Из полумрака салона выскользнули две лохматые фигуры. На плечах одной из них угнездился большой камуфляжный рюкзак. Бесшумно щелкнул, закрывая машину и включая сигнализацию, центральный замок. От этого места до Троицкого храма налетчикам оставалось пройти всего полквартала.

– Готов? – хрипло спросил не похожий на самого себя в парике и драных джинсовых шмотках Руслан Флоренский. Спиногрыз молча кивнул и поправил оттягивавший плечи рюкзак с сатанинским «реквизитом». Руслан машинально провел правой ладонью по куртке, где под сердцем, в компактной кобуре, ждал своего часа заряженный «ТТ». Оба налетчика достали и надели тонкие черные перчатки.

– Пошли!

Место предстоящей операции и пути отхода были изучены досконально. Оставшиеся полторы сотни метров прошли молча. Мягкие подошвы теннисных туфель бесшумно касались щербатого асфальта.

Остановившись в широкой арке, еще раз вгляделись в Троицкий храм, величественно возвышающийся над округой. Перед короткой аллеей, ведущей к главному входу, стояли милицейские «Жигули» с двумя вооруженными бойцами вневедомственной охраны. Сквозь щель над приспущенным стеклом из салона выплывал едва заметный с такого расстояния сигаретный дымок…

– Значит, так. Жди под тополем, как договаривались. – Руслан проворно достал ствол, накрутил глушитель, спрятал оружие в боковой карман куртки и посмотрел на Спиногрыза. – Как только сделаю легавых, дуй к двери и отпирай замок. Ключ у тебя.

– Ага, – сдавленно, выдавая огромное нервное напряжение, прохрипел Спиногрыз и поправил врезающиеся в плечи лямки. – Давай, братан. Ни пуха…

– К дьяволу! – осклабился Флоренский и легким ударом в плечо придал подельнику ускорение. Спиногрыз, невысокий коренастый крепыш метнулся через дорогу к скверу и затерялся за плотной стеной кустов. Руслан взглянул на часы, достал из нагрудного кармана сигарету и закурил. Сделав пять гигантских затяжек, бросил окурок под ноги и придавил его подошвой.

Проспект в ночное время был освещен вполне сносно, но «жигуленок» с ментами стоял в темном пятне между двух не включенных почему-то фонарей, метрах в семи от аллеи. Видимо, сказывалась старая ментовская привычка особо не мозолить глаза окружающим.

Флоренский быстро перешел дорогу, подошел к приспущенному стеклу со стороны водителя и постучал в него костяшками пальцев.

– Извините, пожалуйста… – выпалил Руслан, пристально вглядываясь внутрь. За рулем тачки лениво сосал «беломорину» упитанный сержант с простой крестьянской физиономией. Его напарник, как бабу обнявший табельный автомат, храпел на откинутом назад до упора соседнем сиденье. Разбуженный посторонним голосом, он только начинал хлопать глазами, приходя в чувство.

– Че те надо? – недовольно поморщился сержант, брезгливо разглядывая слегка покачивающуюся длинноволосую фигуру. Либо байкер, либо музыкант. И явно бухой. Или наширявшийся. Вот урод!

– Вы не скажете, как пройти в библиотеку имени Ленина? – окончательно вогнав мента в ступор, голосом примерного пионера спросил Руслан. – Или в метрополитен, тоже имени Ленина? На худой конец – к памятнику Владимиру Ильичу Ленину…

– О-от, сука обдолбанная! – сержант скривил губы. – Сидор, ты глянь, какой субчик к нам пришкандыбал! Вызывай наряд ППС, а я пока с ним разберусь…

Сержант открыл дверцу, намереваясь выйти из машины и до прибытия коллег оприходовать наркомана по всем правилам. Его напарник, движениям которого явно мешал автомат, кряхтя, принял вертикальное положение и потянулся к висевшему на крученом проводе переговорному устройству. Пребывающий в нирване субъект, подваливший к их машине, не воспринимался ментами как потенциальная угроза. Это было их главной и единственной ошибкой.

Не успела дверца приоткрыться, как Руслан выхватил из кармана «ТТ» и, быстро и точно прицелившись, два раза выстрелил в упор. Одна пуля угодила в живот сержанту-водителю, вторая – в висок напарнику. Подхватив оседающего крепыша, Флоренский втолкнул его, стонущего и корчащегося от боли, обратно на сиденье, после чего торопливо огляделся по сторонам. Никого. Только по проспекту на большой скорости пронеслось мимо зеленоглазое такси.

Контрольный выстрел в голову завершил расправу над легавыми. Плотно закрыв дверь, Руслан не спеша обошел «жигуленка», еще раз огляделся и быстрым шагом направился по аллее ко входу в храм.

Спиногрыз, наблюдавший за ликвидацией охраны из укрытия и со своим огромным рюкзаком сейчас больше всего похожий на припозднившегося туриста, возник у массивной двери несколькими секундами раньше Руслана и сразу принялся отпирать замок. Когда Руслан достиг трех гранитных ступенек, дверь уже капитулировала. Подельники в очередной раз повертели головами по сторонам и нырнули в храм. В руке Флоренского вспыхнул фонарик. Спиногрыз торопливо запер входную дверь изнутри. В окружающей их абсолютной тишине сиплое, прерывистое дыхание грабителей эхом отражалось от высоких сводов храма.

– Ништяк. Я – туда, – шепотом сказал Руслан, и луч фонарика, скользнув по стенной росписи, указал направление к комнате настоятеля, где находилось устройство, отключающее сигнализацию иконы. – А ты… приступай. Знаешь сам, что делать.

– А то! – злорадно хрюкнул Спиногрыз, стаскивая со спины рюкзак. – Щас я им такой шабаш организую, век не забудут, попы драные!

В руке Спиногрыза вспыхнул извлеченный из рюкзака второй фонарь – большой, на аккумуляторе, с широким фокусом луча.

Флоренский, мысленно еще раз обозвав подельника дебилом, быстро направился к черной двери в дальнем углу зала. Сзади, непрерывно бормоча себе под нос всякую гнусь, уже вовсю возился и кряхтел, извлекая из рюкзака дьявольский реквизит, Спиногрыз.

Когда до комнаты настоятеля оставалось всего несколько шагов, Руслан вдруг ощутил, как по спине пробежали мурашки.

Из-под плотно прикрытой двери пробивалась не замеченная им с большого расстояния тонюсенькая полоска света! Вот это оказалось полной неожиданностью. Может, уходя, настоятель храма, отец Сергий, просто забыл выключить свет? Или… там, за дверью, действительно кто-то есть?!

Руслан видел лишь одну возможность узнать это. На цыпочках приблизившись к двери, Флоренский крепко обхватил круглую медную ручку, выдержал секундную паузу, прислушиваясь, а затем быстро и резко дернул легко поддавшуюся дверь на себя.

Крохотная комнатка вмещала в себя лишь небольшой диванчик, подпирающие потолок книжные полки и стол, за которым сидел пожилой священник в рясе, с длинной седой бородой. Это был настоятель храма, отец Сергий. Он что-то писал в тетради, но, когда дверь распахнулась, встревоженно обернулся.

На несколько долгих секунд взгляды незваного гостя и священника встретились. И Руслан невольно поразился полному отсутствию в глазах протоиерея страха. Скорее, в их бездонной глубине он прочитал лишь внезапно вспыхнувшую и тут же угасшую тоску. А еще – пришедшую за ней вселенскую покорность. Видимо, отец Сергий с ходу, по внешнему облику, определил, что за визитер явился к нему ночью. Пожилой священник, имеющий более чем полное представление о секте дьяволопоклонников, понял, кто и, главное, с какой целью проник в запертый им после службы самолично храм. Ночь на пятницу, тринадцатое октября. А с пониманием неизбежности грядущего к отцу Сергию пришла и спокойная покорность. Готовность принять свой крест.

– Изыди, сатана! – положив авторучку на тетрадь, неспешно, с достоинством перекрестился настоятель. Губы его на миг плотно сжались, а потом начали быстро шептать: – Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да прибудет Царствие Твое, да будет воля Твоя яко на небеси и на земли…

Скулы Флоренского-младшего трусливо задрожали. Лицо перекосила страшная гримаса дикого, всепоглощающего ужаса. Произносимые священником знакомые, не раз слышанные слова почему-то именно в этот миг кувалдой били по барабанным перепонкам, парализующими волнами пробегали по всему телу, причиняя ему физическую боль.

– За-а-аткни-и-и-сь! С-у-у-к-а-а-а!.. – прорычал Руслан. С грудным воем выхватил из кармана куртки «ТТ», выбросил ствол в сторону протоиерея и, зажмурившись, принялся заполошно давить указательным пальцем на спусковой крючок.

Отец Сергий затих и обмяк после первого же выстрела – пуля угодила ему в шею, нанеся смертельную рану. А Руслан продолжал снова и снова исступленно нажимать на спуск, пока пистолет, выплюнув последнюю пулю, не затих. Только тогда бандит медленно опустил руку с оружием и открыл глаза. Грудь его часто вздымалась, по лицу текли крупные капли пота.

Все было кончено.

Руслан успел ощутить, как из желудка к горлу поднимается скользкий ком. В следующую секунду его тело изогнулось пополам. Его вытошнило несколько раз подряд, тяжело, до звездочек в глазах. Пистолет выпал из ослабевшей руки в вязкую, зловонную лужу. На то, чтобы отдышаться и прийти в себя, Руслану потребовалось не меньше минуты.

– Ни фига себе струя! – только и смог прошептать уже давно стоявший за спиной Флоренского Спиногрыз. – Кто бы мог подумать, что этот поп останется здесь на ночь… Ты как, братан, отошел?

– Тебе что приказано делать?! – медленно обернувшись, Руслан смерил подельника таким яростным взглядом, что Спиногрыз невольно попятился.

– Так я… это… услышал, – пролепетал он.

– Вот и занимайся тем, чем должен! – Флоренский-младший с силой ударил бывшего каскадера-раллиста кулаком в грудь. – Бегом!

– Ладно, ладно, ты че гонишь, в натуре?! – огрызнулся Спиногрыз. – Совсем охуел… Подумешь, попа грохнул! У него что, три яйца?! Или кровь синяя?! Придурок лагерный…

Все последующее Руслан видел словно через мутное искривленное стекло.

Вот он находит за выдвижной стенкой сканирующее устройство с красным огоньком светодиода. Вставляет в него чип. Вместо красного тут же загорается зеленый огонек. Сигнализация отключена. Он плывет в зал, краем глаза замечая, как надувший щеки Спиногрыз с сосредоточенной рожей острым тесаком вспарывает брюхо лохматой беспородной псине, прибитой гвоздями к кресту. Спиногрыз достает коробку со слабительными таблетками, высыпает на ладонь несколько штук и глотает. В ожидании действия лекарства ходит по храму с пластиковой коробкой и разбрасывает приобретенных в зоомагазине живых пупырявых лягушек. Некоторых сразу же, с хлюпаньем и хрустом, давит ногой… Достает из рюкзака баллончик с алой нитрокраской и, высунув от усердия язык, малюет на покрытых фресками стенах и на иконостасе пентаграммы и «число зверя» – три шестерки…

Тем временем Руслан без труда освобождает Тихвинскую икону от бронированного стекла, достает старинную доску, бережно заворачивает в мягкую детскую пеленку с зайчиками и ежиками, прячет в легкую спортивную сумку, ставит на место оригинала копию, надевает спецназовский противогаз. Натягивает поверх хлопчатобумажных специальные защитные перчатки, открывает литровую бутыль с коктейлем из двух видов кислоты и тщательно, со всей осторожностью поливает подделку этой адской смесью. Доска мгновенно чернеет, краски превращаются в кипящую пену…

Наконец бутыль почти пустеет. «Для контраста можно побрызгать остатками кислоты на две соседние иконы. Эти горят еще лучше… Бутылку разбиваем об колонну. Как там дела у Спиногрыза? Ага! Закончил рисовать, суетливо ставит на пол аэрозоль, страдальчески кривит рожу, бежит к распятой на кресте, очень натурально оскалившей пасть выпотрошенной псине. Торопливо стягивает джинсы, приседает…

Ну вот, кажется, закончили… Чип от сигнализации! Чуть не забыл… Вернуться в комнату, к трупу, и положить на стол. Пусть сыскари ломают голову, дубликат это или поповский оригинал. Они как близнецы. А где старик прятал свой ключ – хрен кто знает!..

На Спиногрызе лица нет. Иссиня-бледный. Третий раз снимает штаны, с матюками садится на корточки и гадит на пол храма. Дерьма в животе уже нет, а его все несет и несет… На этот случай с собой есть памперс для взрослых, страдающих недержанием. Надевай, мудила, хватай рюкзак и быстрее рвем когти!

Свежий воздух, наконец-то!.. Дверь храма оставляем открытой, как положено… На ней рисуем еще три шестерки… Хватит, и так утром рехнутся… Теперь кустами, через сквер, к проходному двору. Еще сто метров до оставленной в переулке форсированной «субару»…

Все! Кажется, вырвались! Эй, Спиногрыз, чего такой кислый?! Опять нахлыстом пошло?! Это ничего, братан, за двадцать пять кусков зелени можно и обхезанным посидеть! Ха-ха! Отец, бляха муха, будет ва-аще в отпаде…

Вот только сердце… Жмет, спасу нет. И дышать тяжело, воздуха не хватает. Там, на углу, кажется, будет дежурная аптека. Нужно тормознуть и купить нитроглицерин. Да чтоб тебя, сука! Словно клещами дерет… Больно-то как, Господи!»

Глава 39

На заключительную стрелку с гонцом парижского адвоката Леонид Александрович и Руслан, сопровождаемые тремя вооруженными телохранителями и начальником службы безопасности «Полярной звезды» Лакиным, выехали спустя трое суток после ограбления храма. К запястью правой руки Флоренского-младшего был пристегнут наручниками несгораемый «дипломат», внутри которого лежала копия Тихвинской Пресвятой Богородицы.

К тому времени милиция, спецслужбы, представители духовенства северной столицы России буквально стояли на ушах. Да и весь город роптал, призывал к возмездию. Верующие пребывали в шоке. Представители радикальных группировок, быстро смекнув, призывали громить помещения и частные квартиры, где могли собираться разного толка сектанты, в том числе и сатанисты. От призывов крепкие парни в черных рубашках сразу же перешли к действиям. От пудовых кулаков бритоголовых молодчиков под горячую руку досталось всем. Кровавый сатанинский шабаш с неслыханным актом вандализма третий день подряд был главной темой местных СМИ. Бульварные газетенки соревновались в публикации самых шокирующих фотографий, сделанных в оскверненном храме. Писаками всех мастей благодатная тема обсасывалась многократно, с мазохистским удовольствием. И, как это обычно бывает, высказывались десятки версий и оценок случившегося.

Но, среди этого бурлящего информационного потока, изучаемого Флоренским все эти три дня, к его несомненному удовольствию, не нашлось ни единого упоминания о том, что происшедшая в храме трагедия – всего лишь ширма, прикрытие для похитивших ценную икону банды грабителей.

Значит, мысленно усмехаясь, думал владелец казино, имитация сатанинского шабаша удалась на все сто процентов! Руслан и бедолага Спиногрыз, все еще страдающий резями в кишечнике, постарались на славу. Озлобленные, доведенные до белого каления спецслужбы и менты теперь будут носом рыть землю в надежде найти хоть какие-нибудь концы. Легавые станут пачками хватать всех религиозных фанатиков, наркошей и прочий сброд. И при этом вселенском шухере даже глазом не поведут в сторону братвы!.. Правда, на пути к полной, гарантированной безнаказанности оставалось последнее препятствие – экспертиза уничтоженной кислотой иконы. Ее результаты пока не оглашались. Но, по словам Руслана, от политой «царской водкой» трухлявой доски практически ничего не осталось. Следовательно, шанс идентифицировать подделку и направить следствие по иному направлению выглядит ничтожным…

Одним словом, на стрелку с Жаком Гийомом в гостиницу «Прибалтийская» Леонид Александрович и Руслан, после акции заметно осунувшийся и часто бросавший под язык таблетки от сердца, ехали без страха. Правда, несколько смущало место обмена, но прихвативший кейс с хитрой аппаратурой контроля Лакин гарантировал перед началом базаров с французом однозначное обнаружение «жучков» и потайных видеокамер, ежели таковые будут в номере установлены. Но такое стремное развитие ситуации представлялось маловероятным. Зачем платить в качестве аванса двести тысяч долларов наличными, а затем сдавать похитителей мусорам или ФСБ? Абсурд. Адвокату нужна икона, а им нужны деньги. В благополучном завершении сделки заинтересованы обе стороны. А что касается настоятельного требования Гийома провести обмен доски на чемодан долларов именно в снятом им сразу по приезде в Питер номере «Прибалтийской», то здесь, как ни плюй, у француза был карт-бланш. Кто платит, тот и заказывает музыку.

Как ни старался Леонид Александрович держать себя в руках, нервное напряжение давало о себе знать. На лбу хозяина казино то и дело выступал холодный пот.

Флоренский перевел взгляд на тупо уставившегося в окно бронированного «мерседеса» сына. Тот, казалось, был безразличен ко всему. Леонид Александрович заметил, что после той ночи Руслан сильно изменился. Стал молчалив, много курил, непрерывно сосал валидол и совершенно не походил на себя прежнего – агрессивного и жестокого боевика. Словно внутри у него внезапно иссяк источник жизненной энергии. Причину такой перемены – убийство пожилого священника – Флоренский знал, но предпочитал помалкивать и не упоминать об этом в разговоре с сыном, справедливо полагая, что время – самый лучший доктор в мире. К тому же незримую черту, отделяющую человека от убийцы, Руслан перешагнул уже несколько лет назад. Убитый им старик – далеко не первая жертва. И, скорее всего, не последняя.

«А как вы хотели? Делать в современной России по-настоящему большие деньги чистыми руками, ни разу не кинув, не обманув, на крайний случай – не „зачистив концы“, просто нельзя! Потому что, в отличие от Европы, это невозможно даже теоретически!»

Ежеминутно поглядывая на Руслана, Леонид Александрович старался успокоиться, но ничего не получалось. На душе скребли кошки. Нервы звенели, как провода высоковольтной линии во время грозы. Поганое предчувствие по мере приближения к гостинице становилось все острее.

Наконец «мерс», сопровождаемый джипом с охраной, свернул налево и притормозил возле парадного входа в «Прибалтийскую». Из джипа выпрыгнули двое мордоворотов. Первый проворно подбежал к лимузину босса и открыл дверь, второй привычно вертел головой по сторонам, высматривая потенциальную опасность.

Телохранитель сразу же обратил внимание на стоявший чуть в стороне вишневый минивэн «фольксваген». Едва их кортеж остановился у входа в гостиницу, из него торопливо вышел тот самый француз, которого охранник, дежуря у офиса босса, однажды уже видел в «Полярной звезде». Мужчина бодрым шагом направился в их сторону. Телохранитель хотел уже метнуться ему наперерез, остановить до особого распоряжения хозяина, но Леонид Александрович коротким свистом заставил парня остановиться.

– Ба, какие люди и без охраны! В чем дело, дорогой? Возникли проблемы?

– Вряд ли это можно назвать проблемой, – слегка улыбнувшись, сказал детектив. – Скорее наоборот. Теперь сделка пройдет гораздо проще и быстрее.

– Да?! – удивленно приподнял брови Треф, не понимая, куда клонит посланец адвоката.

– Сегодня утром из Парижа прилетел патрон, – внезапно ошарашил его Жак, внимательно наблюдая за реакцией русского мафиози. – Месье Боярофф пожелал на данном этапе… э-э… переговоров встретиться с вами лично.

– Вот как? – слегка ошарашенно, но не настолько, чтобы вызвать у детектива какие-либо подозрения, пробормотал Леонид Александрович. Переглянулся с Русланом, который тоже вышел из машины. Тот лишь слегка дернул уголком рта. Поняв, что за ним наблюдают со стороны, Флоренский-старший умышленно неторопливо достал пачку сигарет, зажигалку, прикурил, дважды глубоко затянулся дымом и только затем спросил: – И где же господин адвокат? – Взгляд его непроизвольно скользнул по припаркованному буквально в нескольких шагах впереди вишневому «фольксвагену».

– Да, он там, – кивнул француз. – И прежде чем продолжить… наши дела, месье желает переговорить с вами с глазу на глаз. В минивэне, кроме патрона, никого нет. Это арендованная мной лично машина из агентства, обслуживающего инвалидов, – пояснил Гийом. – Я взял ее без водителя.

– Понятно, – пыхнув в сторону детектива дымом, цокнул щекой Леонид Александрович. Оглянулся, посмотрел на свою свиту. – Ждите меня здесь. И глаз с нашего французского друга не спускайте.

Сделав еще одну затяжку, Флоренский манерно разжал пальцы, бросил окурок на асфальт, раздавил его ботинком и направился к «фольксвагену»…

Адвокат сидел в инвалидной коляске у правой стороны минивэна, обращенной ко входу в «Прибалтийскую». Ноги его были закутаны теплым шерстяным пледом, и выглядел он жутковато – смахивал на внезапно ожившую мумию.

«С таким лицом долго не живут», – захлопывая за собой дверь, подумал Леонид Александрович и сел на сдвоенное мягкое сиденье напротив. «И на хера ему, без пяти минут трупу, все это надо?» – пронеслось в голове у игорного дельца. Вслух же он сказал совсем другое:

– Рад вас видеть, господин Боярофф. Как долетели?

– Ужасно. – Голос адвоката, выглядевшего измученным и больным, оказался под стать его внешнему виду – тихий, свистящий, исходивший откуда-то из глубины измученного недугом и старостью организма, он совсем не походил на тот бархатный баритон, который помнил бандит Леня. Сказав по-русски всего одно слово, Боярофф замолчал, вопросительно уставившись бесцветными глазами на своего бывшего клиента. Двенадцать лет назад за весьма средний гонорар он спас этого русского прохвоста от пожизненного заключения в комфортабельной французской тюрьме.

– Понимаю, – сочувственно вздохнул Флоренский и тут же сменил тему: – А как вы находите наш город?! Если мне память не изменяет, ваш отец был русским, родом из Санкт-Петербурга?

– Чуть лучше, чем я представлял себе, садясь в самолет в Орли, – на жутковатом, похожем на маску лице адвоката промелькнуло и исчезло некое подобие улыбки. – Но не настолько, чтобы оставаться здесь дольше, чем того потребуют наши с вами дела… Давайте перейдем непосредственно к делу, Леонид. Я в курсе того дьявольского спектакля, который разыграли ваши громилы в Троицком храме. Не скрою, он произвел сильное впечатление даже на меня…

– Я и мои компаньоны очень старались, – хмыкнув, сказал Треф. Заметив, как едва уловимо изменилось лицо старика, заверил твердо: – Все возможные источники утечки информации ликвидированы. У ФСБ нет ни малейшего шанса докопаться до истины.

– Что вы облили кислотой вместо… нее? – в тусклых глазах адвоката впервые промелькнуло нечто напоминающее любопытство. Лежащие на пледе высохшие, почти прозрачные руки дрогнули.

– Это была другая икона, – не моргнув глазом соврал Леонид Александрович. – Примерно схожая с оригиналом по времени создания, но уже изрядно испорченная и не поддающаяся реставрации. Я купил ее в монастыре под Архангельском.

– Значит, установить, что вандалами была уничтожена другая доска, теперь невозможно? – деловито осведомился Боярофф.

– Убежден, – кивнул Треф. – На трухлявую деревяшку вылили столько кислоты, что от образа практически ничего не осталось. Тихвинская Богородица исчезла навсегда. Для всех, кроме вас, месье Боярофф.

– Она… с вами? – Зрачки мумии внезапно загорелись, вспыхнули, словно последние угли догорающего костра под порывом ветра. – Я хочу ее видеть. Я хочу держать ее в руках. Прямо сейчас!

– Нет проблем, – пожал плечами Флоренский. Он достал сотовый телефон и набрал номер Руслана. Глядя в непрозрачное снаружи стекло минивэна, дождался, когда сын ответит, и коротко сказал: – Принеси мне чемоданчик, будь добр.

А потом они с парализованным старым французом долгих полминуты наблюдали, как Руслан с помощью ключа освобождается от пристегнутого к запястью сверкающего «браслета», как неторопливо направляется к машине, как открывает боковую дверь салона, как молча протягивает Флоренскому обтянутый черной кожей тяжелый чемоданчик, как снова закрывает дверь и возвращается к «мерседесу», где топчутся два амбала в расстегнутых кожаных куртках и мужчина лет пятидесяти в длинном кожаном плаще.

Леонид Александрович положил «дипломат» на колени, набрал комбинации цифр на каждом из замков, откинул крышку и нежно, как младенца, извлек из бархатного нутра икону. Копию, написанную на дубовой доске таежным самоучкой Прохором Варежкиным.

– Вот она, родимая, – благоговейным шепотом произнес Флоренский и искоса, из-под бровей, взглянул на встрепенувшегося, протянувшего к иконе свои мелко дрожащие руки коллекционера-фанатика, одной ногой уже давно стоящего в могиле. – Знаете, мне до сих пор не верится, что этот кусок дерева с потрескавшимися красками стоит два с половиной миллиона долларов…

«Увидеть Париж и умереть» – хозяин «Полярной звезды» почему-то не к месту вдруг вспомнил название одного отечественного фильма и непроизвольно осклабился. «Какой затюканный совком мудак мог придумать такое дебильное название? Плебеи, голытьба, быдло! При чем здесь Париж? Имея кучу денег и ум, прекрасно можно жить даже здесь, в России. И особенно приятно кидать вот таких пришибленных терпил, вроде этого до конца дней прикованного к коляске скелета… Чума болотная! Ишь ты, как тебя зацепило, аж пасть приоткрыл. Того и гляди, слюнки с губы закапают…»

– Мне кажется, вы кое-что забыли, уважаемый месье, – не скрывая превосходства над этим жалким инвалидом, ласково напомнил Леонид Александрович. – Как насчет оставшейся суммы? Прежде чем навсегда расстаться с этой драгоценнейшей реликвией, я хотел бы, знаете ли, получить обещанные восемьсот тысяч долларов…

Глаза старика остекленели. Долгие три секунды адвокат пристально смотрел на лыбящегося, крайне довольного собой русского мафиози. Бывшего рядового бандюгана, щенка с грязным пузом, которому он, великий Дидье Боярофф, великодушно помог вырваться из железных лап закона и стать тем, кем он стал сейчас! Сколько в нем сейчас надменности, демонстративного превосходства! А ведь он помнит его отощавшим, обритым наголо юнцом в мятом спортивном костюме, с провалившимися от недосыпания и страха затравленно бегающими глазами. Леня мог запросто схлопотать пожизненное заключение за убийство араба. Но его оправдали подчистую. Зря, наверное…

– Вы меня слышите? – видя, что со стариком творится нечто странное, и мгновенно сменив тон, осторожно спросил Треф. – Я сказал, неплохо бы вначале увидеть деньги…

– Я не глухой, господин Флоренский. Вот, возьмите. По нему вы без проблем получите наличные в любом банке к западу от польско-германской границы…

Вытянувшаяся было вперед, к чемоданчику, скрюченная артритом правая рука адвоката нехотя скользнула под клетчатый шерстяной плед и достала банковский чек, который немедленно был схвачен пухлыми пальцами Трефа.

– А теперь… дайте ее мне! – прошептала мумия.

– Вы, по-моему, забыли, что мы с Жаком вели разговор о наличных, – опытным взглядом изучив чек и убедившись, что он самый настоящий, отчеканил Леонид Александрович.

– К сожалению, я не знал, что ваши банки так сильно отличаются от банков в цивилизованных странах, – прошипел Боярофф, не сводя глаз с вожделенной иконы. – Наши попытки получить с европейского счета нужную сумму наличными свелись к очень похожей на допрос в полицейском участке беседе со службой безопасности! Мы побывали в трех солидных на вид банках и везде встретили отказ… Удивляюсь, как Гийому удалось в прошлый раз выдавить из этих идиотов хотя бы те двести тысяч. При такой организации финансовой системы вести бизнес невозможно… Простите, но я просто не мог везти сюда из Парижа кейс, набитый наличными!

– Невозможно только спать на потолке – одеяло падает! – хмыкнул хозяин казино, торопливо пряча чек во внутренний карман пиджака. – Мы, как видите, приспособились… Так уж и быть, в память об услуге, которую вы мне когда-то оказали, я войду в ваше положение и приму чек, хотя его обналичивание будет стоить мне солидных комиссионных. Возьмите вашу реликвию, месье Боярофф. Итак, сделку считаем завершенной?..

– Стойте! – что-то похожее на кошачью лапу с силой впилось в рукав пальто Флоренского.

Разве эта сушеная мумия может так громко кричать? И откуда у нее столько силы?

Леонид Александрович быстро глянул через тонированное стекло. Перед входом в «Прибалтийскую», в нескольких шагах от его кортежа и топчущихся возле него шестерых мужчин, остановился шикарный двухэтажный автобус, из которого шумной толпой высыпали иностранные туристы.

Похоже, истошный вопль старика снаружи никем не был услышан. «Ч-черт, неужели влип? Неужели этот мухомор сумел за две секунды отличить копию от оригинала? Этого еще не хватало. Но не отдавать же ему обратно чек. Надо срочно что-то делать!..»

– В чем дело?! – не без усилий сбросив с себя корявую клешню с деланым недоумением спросил Леонид Александрович.

– Это… это не Тихвинская икона! – хлопая дряблыми губами и тупо вращая вылезшими из орбит зенками, взвизгнул Боярофф. – Это жалкая подделка! – Адвокат смотрел на доску с таким ужасом, словно у него на коленях лежала ядовитая болотная гадюка.

– Неужели? – тихо прохрипел Треф и, подавшись вперед, схватил адвоката за грудки. Рывком дернул, едва не выдернув податливое невесомое тело старика из инвалидной коляски. Лица коллекционера и бывшего бандита находились так близко друг от друга, что дыхание Флоренского касалось лица обманутого терпилы. – Вам почудилось, уважаемый. Икона подлинная. Убив двух ментов и священника, ее три дня назад похитили из Троицкого храма мои люди. Она висела за бронированным стеклом, под сигнализацией. Неужели вы думаете, что наши попы решили сшельмовать и вместо драгоценного оригинала подсунуть прихожанам туфту?! Видимо, у вас, месье, просто плохо со зрением. Старость, знаете ли…

– Я неоднократно бывал на вилле у графа Гаева, в Марселе, и не раз держал образ в руках! Здесь, с обратной стороны доски, должна быть старая царапина! Ее нет! – еще громче крикнул адвокат.

– Послушайте, месье Боярофф, – с угрозой в голосе прорычал Флоренский, одной рукой удерживая старика в кресле, а другой берясь за дверную ручку минивэна. – Я не эксперт по иконам. Я коммерсант. И устанавливать подлинность иконы – ваша, а не моя головная боль. Я даже больше скажу. Мне совершенно плевать, копия это или подлинник. Наша договоренность с вами предусматривала похищение доски из Троицкого храма! И если наши многомудрые и дальновидные попы действительно решили блефануть по-крупному и выдать копию за оригинал, то знать об этом не мог ни я, ни вы! Я полностью выполнил взятые на себя обязательства! Какие могут быть претензии?!

– Вы… вы мошенник! – Боярофф чуть не плакал. Лицо его, и без того далекое от привлекательности, перекосило судорогой, все тело тряслось, словно в эпилептическом припадке. Адвокат снова вцепился руками в пальто русского мафиози и торопливо зашептал: – Верните мой чек! Или, клянусь Господом, вы очень скоро сильно пожалеете о том, что поступили со мной, человеком, однажды спасшим вам жизнь, так жестоко!!

– А вот пугать меня не советую, – выплюнул в лицо старику начавший терять терпение Флоренский. Единственным его желанием было как можно скорее покинуть этот проклятый «фольксваген», сесть в свой уютный лимузин и рвануть куда подальше. Однако Леонид Александрович отдавал себе отчет, что доведенный до крайности коллекционер в ярости может наломать дров. Например, капнуть в ФСБ. Флоренский снова стряхнул с себя слабосильные клешни адвоката и рявкнул:

– Кто ты такой, чтобы угрожать мне на моей территории?! Ты, майонез провансальский, хотя бы знаешь, кто я в Петербурге?! Я здесь хозяин! А ты – говно!

– Я подозревал, что вы – нечестный человек, – не унимался Боярофф. По его впалым щекам уже вовсю текли слезы. – Все русские, которых я знал, – преступники, воры и убийцы. И прежде чем выписать вам чек, я предпринял соответствующие меры! Без моего участия вы никогда не получите этих денег!

– Ты врешь, гнида лягушачья, – осклабился Треф. – Иначе чего тебе так волноваться?

– Вы еще пожалеете! – исступленно, как религиозный фанатик в приступе экстаза, шептал адвокат. – Эти деньги встанут вам поперек горла!

Флоренский знал, старик не угомонится. Он из другого теста. Такие, как Боярофф, даже находясь на волосок от смерти, никогда не признают своего поражения, не подожмут хвост. Наоборот, пока этот немощный, но весьма богатый инвалид жив, он предпримет все возможное, чтобы отомстить. На полную катушку.

Но только пока жив…

Решение, простое как дважды два пришло к Флоренскому внезапно. Однако, для того чтобы собраться с духом, ему нужен был формальный повод, последний толчок. Поэтому Леня Треф ухватил адвоката за угловатый подбородок и глухо выдавил:

– Скажешь еще хоть слово – и тебе конец!.. Ну чего ты вдруг замолчал, жабоед долбаный?! Язык проглотил?!

Леонид Александрович ожидал любого ответа. Но к тому, что случилось в следующую секунду, хозяин «Полярной звезды» готов не был!

Схватив мощную кисть Флоренского тощими руками, сидячая мумия, прилетевшая с берегов Сены на берега Невы, внезапно дернула головой, извернулась и впилась вставными зубами ему в пальцы. Да так сильно, что Флоренский буквально взревел белугой. Дальнейшее произошло само собой. Не в силах выдернуть пальцы из намертво сомкнувшихся, как у бультерьера, челюстей адвоката, Треф свободной правой рукой схватил его за горло и, без труда сцепив пальцы на тонкой шее, резко, с поворотом кисти против часовой стрелки, рванул, одновременно нанося удар локтем в висок.

Адвокат умер мгновенно. Шейные позвонки дряхлого старика переломились на удивление легко, как попавший в мясорубку хребет сушеной воблы. Челюсти сразу разжались. Голова свесилась набок. На грудь стекла тягучая слюна.

Леонид Александрович, играя желваками и шипя от боли, посмотрел на оставленные фарфоровыми зубами мертвеца глубокие отметины на трех пальцах левой руки. Рука онемела, пальцы не гнулись. Болезненные раны прямо на глазах наливались кровью. Секунду спустя она струйкой побежала вниз, оставляя липкие кляксы на резиновом коврике автомобиля.

Флоренский снова посмотрел на труп. Точнее – на прикрытые пледом колени адвоката. Повинуясь интуиции, схватил за край и рывком сорвал тонкую шерстяную ткань. На коврик, скатившись с колен мертвеца, с глухим стуком упал пейджер. Или что-то, очень похожее на пейджер. Что за чертовщина… Зачем это Бояроффу понадобилось?! Неужели для оповещения подельников? А что, если угрозы насчет скорого возмездия реальны и старик прилетел в Питер не один, а с нанятой охраной?! От свихнувшегося на краденых старинных иконах миллионера можно ожидать любого сюрприза…

Флоренский бросил быстрый взгляд через стекло и обомлел! Еще полминуты назад спокойно покуривавшего под присмотром пяти амбалов частного детектива Гийома словно след простыл!

Здоровой рукой Леонид Александрович быстро выхватил мобильник и набрал номер сына.

– Алло, – флегматично отозвался Руслан.

– Где француз?! – взревел Флоренский, отчаянно матерясь. – Я же сказал – смотреть за ним в оба!

– Так… вроде здесь был. Только что! – наконец-то в голосе драгоценного отпрыска послышались нотки возбуждения. Он торопливо огляделся и, не обнаружив нигде Жака, в отчаянии сплюнул под ноги. – Смылся куда-то! Ну, падла… Что там у тебя, па?

– Лакина за руль минивэна, быс-стро! – брызгая слюной, заорал в трубку Леонид Александрович. – Сопровождаете нас спереди и сзади до прибрежного пустыря! Волыны наготове! Мобильник держать включенным! Если менты – сворачиваем и гоним в объезд! Все вопросы – потом!

– Понял, – коротко откликнулся Руслан и принялся торопливо отдавать распоряжения. Телохранители прыгнули в «мерс» и джип. Начальник службы безопасности казино Лакин не спеша прошел несколько шагов, отделявших его от «фольксвагена», с невозмутимым видом открыл дверцу и как у себя дома расположился в кабине минивэна. Обернувшись, профессиональным цепким взглядом окинул труп дряхлого старика со сломанной шеей, сразу заметил отсутствие в замке зажигания ключа и, кивнув взвинченному до предела шефу, без лишних разговоров принялся со знанием дела курочить рулевую колонку, отламывая крепкими пальцами листы пластика и добираясь до проводов.

– Давай, Боря, надо рвать когти! – подгонял Лакина суетливо озиравшийся по сторонам Леонид Александрович, готовый ко всему – начиная от налета ОМОНа и заканчивая выпущенной минивэну из проезжающей мимо машины автоматной очередью. Начальник СБ «Полярной звезды» был не в курсе операции по похищению иконы, и поэтому Флоренский не стал углубляться в детали. – Ну, что там такое?!

– Сейчас, сейчас… – торопливо перебирая пальцами вырванные из колонки проводки, бормотал тот. – Кажется, понял, что к чему. Еще десять секунд, шеф, и поедем. Кстати, нам куда?

– Нужно срочно избавиться от трупа! – поставил задачу Флоренский. – Едем на приморский пустырь, тот, где в прошлом году нашли тела братков Пузыря с перерезанными глотками… Там мудака этого в мусоре и закопаем… После нужно утопить тачку. Место подходящее я знаю. Семь километров по Выборгскому шоссе, там поворот к карьеру. Берега крутые, сразу глубина. Пока в следующем году кто-то из купающихся башку об крышу не свернет, хера с два обнаружат…

Хозяин игорного дома торопливо спрятал копию иконы обратно в кейс, закрыл замки, скользнул взглядом по взявшим их тачку в «коробочку» «мерседесу» и джипу. Внимательно, придирчиво посмотрел на главный вход в «Прибалтийскую», на мельтешение людей в ярко освещенном холле, беспокойно оглядел открытое пространство возле гостиницы. Ничего подозрительного в глаза не бросалось. Может, обойдется? А для чего тогда Бояроффу пейджер?! Вот падла… А этот французик, мент бывший, хорош гусь! Вокруг него пять лбов с волынами, а он сигнал тревоги от босса получил и тут же словно сквозь землю провалился! Профи тот еще, а ведь сразу и не скажешь… Самурай картавый, мать его! Вот от кого теперь стоит ждать подлянки в первую очередь!

Когда, пару раз чихнув, гулко затарахтел дизель минивэна, Леонид Александрович невольно вздрогнул. Нервы ни к черту не годились…

– Готово, босс! – отрапортовал Лакин, оглянувшись через плечо. С его лба текли струйки пота.

– Спасибо, Боря, – взяв с сиденья мобильник, вымученно сказал Флоренский и на всякий случай повторил маршрут: – Как договаривались, жми на пустырь, сынок.

…В «Полярную звезду» кортеж хозяина вернулся спустя два с половиной часа. Первое, что сделал Леонид Александрович, когда пересек порог своего офиса, это достал из бара бутылку лимонной водки и в один присест выпил из горла граммов двести – легко, словно воду. Отдышавшись, заел кусочком шоколада с миндалем, подхватил бутылку и, покачиваясь от усталости, подошел к столу. Рухнул в мягко принявшее его грузнеющее тело кресло, достал из кармана пиджака полученный от покойника банковский чек «Лионского кредита», расправил и положил перед собой. В графе «сумма» раз пять подряд прочитал: «восемьсот тысяч долларов США». Подняв вверх, с обеих сторон просветил ее падающим из окна светом и не нашел ни малейшего изъяна.

– Может, не все так плохо, – пробормотал Леонид Александрович, встретившись взглядом с Русланом. – От улик избавились. Свидетелей нет. Бог не выдаст – свинья не съест! А?..

– Бог? – мрачно усмехнулся наследник. – Скорее уж дьявол…

– А мне по хую, лишь бы раздача в масть, – чуть слышно пробормотал владелец ночного клуба, жадно сгреб со стола широкой лапой ополовиненную бутылку водяры и, закинув голову, снова приложился к горлышку, на сей раз опустошив пузырь почти на три четверти. Поморщился, шумно выдохнул, громко икнул. Повинуясь жесту Руслана, протянул ему бутылку и, поколебавшись, взялся за телефон.

Глава 40

Голенький розовенький карапуз лежал в кроватке, сосредоточенно сосал палец, время от времени гулил, улыбался, бил ручкой по натянутой поперек кроватки резинке с погремушками и явно пребывал в хорошем настроении. Петр, или Петруха, как его ласково называл трепетно заботливый дедушка, вообще был мальчиком спокойным. Хорошо кушал, быстро рос и развивался, а с тех пор как закончились желудочные колики, очень редко заставлял просыпаться по ночам. Первые зубки у него еще не начали резаться и не тревожили сон малыша. Но рядом с пятимесячным карапузом всегда должен был находиться кто-то из близких. Если его на несколько минут оставляли в кроватке одного, он сразу переставал играть, ненадолго затихал, потом начинал мало-помалу кривить губки, кукситься и в конце концов заходился громким, отчаянным плачем, который благодаря подвешенному рядом с кроваткой радиоустройству мигом дробился на десятки детских голосов и, во столько же раз усиленный аппаратурой, звучал во всех уголках трехэтажного дома, от сауны и тренажерного зала до гаража и комнаты охраны. На крики Петруши в просторную светлую детскую, обставленную куда круче любой комнаты с красочных картинок из рекламного журнала для родителей, немедленно прибегал кто-то из домочадцев. Чаще всего, разумеется, сама молодая мама. Или приходящая няня, которая на время вышла из детской по какому-нибудь делу. А если неотложные заботы не отвлекали дедушку от любимейшего занятия – общения с внуком, к малышу приходил он. Случалось, сбегались все сразу. Первому, кто переступал порог, выпадала приятная обязанность взять всхлипывающего мальчика на руки и прижать его, такого хорошенького, пухленького, пахнущего молоком, слезками и памперсной ароматической пропиткой, к груди, успокоить, погладить по светленьким кудряшкам, поцеловать в горячую влажную щечку. Правда, когда в детской появлялся дедушка, он мгновенно узурпировал это приятное право даже у молодой мамы. И Алена противилась этому лишь в исключительных случаях, и не без причины. Отец, год назад узнавший о беременности шестнадцатилетней дочери, все последующие месяцы до рождения внука ходил хмурый, злой и раздражительный. Он уже не мог ничего изменить – врачи предостерегали от возможных катастрофических последствий сделанного при первой беременности аборта. Но с появлением Петруши на свет Олег Степанович сильно изменился. Оттаял сердцем, помягчел душой, даже выглядеть стал моложе своих семидесяти четырех лет. Сейчас он был от внука просто без ума и практически все свободное от бизнеса время проводил с малышом, развлекая его погремушками, с прямо-таки блаженным умилением меняя обкаканные памперсы, моя под душем попку, снимая и надевая ползунки, рубашечки и чепчики. Не обращая внимания на снисходительные улыбки юной мамы, он читал несмышленышу, который еще даже не умел сидеть, а лишь ползал на животике или лежал на спинке, сказки про колобка и про гусей-лебедей, стишки про плюшевого мишку, которого случайно уронили на пол, и про ладушки, которые ни за что не хотели признаваться, что были у бабушки…

Бабушка… Вот уже два месяца, как ее, молодой сорокалетней женщины, бывшей питерской балерины с известным именем, не стало. Отчасти в этом была виновата она сама, тайком выпившая двести граммов коньяку, несмотря на запреты врачей-наркологов, перепробовавших все методы лечения и в конце концов применивших последний из возможных – «ампулу». Но главная вина, безусловно, лежала на муже, дедушке Петруши, который за полтора десятка лет превратил цветущую юную женщину в запойную, вынужденную жить в накрепко запертой золотой клетке, тронувшуюся умом алкоголичку.

Говорят, что вшитые под кожу стерильно французские таблетки «эспераль», полностью растворяющиеся в организме лишь за пять лет, при попадании в кровь «зашившегося» пациента даже сравнительно большой дозы алкоголя не вызывают мучительную смерть, а лишь дают сильнейшую интоксикацию, по силе сравнимую разве что с ломкой наркомана-героинщика. Встряску, после которой у кого угодно пропадет всякое желание даже думать о выпивке. Возможно, это и так. Пусть об этом спорят профессионалы. Но не всегда замученный длительным пьянством организм способен выдержать, пережить этот шок. Так случилось и с бабушкой трехмесячного Петруши. Закрывшись в ванной, она, не употреблявшая алкоголь уже больше полугода, легла в щекочущую тело ванну-джакузи, выпила полбутылки коньяку, закрыла глаза и уснула, чтобы больше не проснуться никогда…

Впрочем, об этой трагедии, потрясшей и без того маленькую, еще не так давно раздираемую противоречиями и существовавшую по диктаторским законам семью Беловых, и мама малыша Алена, и его любящий дед, словно пытавшийся истовой заботой о внуке вымолить у Бога прощение за все свои прошлые тяжкие грехи, по молчаливому согласию сторон предпочитали вспоминать как можно реже…

Звонок владельца «Полярной звезды» застал Тихого за возней с внуком. Сотовый телефон находился у авторитета под рукой не только в детской, но даже во время посещения им ватерклозета. Олег Степанович, стоя у манежа, подождал, пока Петруха схватит пальчиками протянутую ему погремушку, и лишь после этого достал из кармана домашнего халата крохотную невесомую трубку. Взглянув на индикатор, высветивший номер вызывающего абонента, Тихон убрал с лица умиленную улыбку, в которой расплывалось его лицо всякий раз, когда он видел внука, и отошел от манежа к просторному, с видом на озеро прямоугольному окну. Лишь здесь он нажал кнопку соединения.

– Слушаю тебя, Леонид Саныч, дорогой… – в привычной ему снисходительной манере заговорил Тихий.

– Степаныч, херовые дела, – заметно заплетающимся языком пробормотал Флоренский и громко икнул. Выпитая владельцем казино без закуски, залпом, на пустой желудок ударная доза водки настойчиво просилась обратно. – Спалились мы с этим жабоедом… Не совсем чтобы, но все-таки…

– Перезвони мне в кабинет с обычного телефона, через три минуты, – сурово процедил сквозь зубы Тихий. Убрал трубку в карман халата, развернулся, подошел к стене, где висела коробка домофона, нажал вызов и сказал:

– Вера Ивановна, отвлекитесь от вашего торта. Успеется… Подойдите, пожалуйста, в детскую. Мне нужно срочно отойти на полчаса.

– Уже иду, Олег Степанович! – послышался ответ, едва Тихий отпустил кнопку.

Он подошел к манежу, возле бортика которого лежал, размахивая игрушкой, любимый им больше всех людей на свете, даже больше дочери, внук, присел на стоявший рядом мягкий низенький табурет, улыбнулся и задумчиво пробормотал, глядя на голенького Петруху:

– Вот, внучек, с какими мудаками приходится иметь дела. Бакланов, придурков лагерных – через одного, а серьезных компаньонов днем с огнем не сыскать! Наломают дров и сразу звонить: Олег Степанович, отец родной, помоги… Шантрапа дворовая…

Малыш взглянул на деда ангельскими голубыми глазенками, улыбнулся беззубым ртом и выпустил в сторону седого бородатого старика журчащую струйку, благополучно проскочившую ограждение манежа и угодившую аккурат в склонившееся к внучку морщинистое лицо дедушки.

– Фу ты, черт, – утирая мокрую бороду рукавом халата, беззлобно выругался Тихий. – Дожил, едрен батон… На зоне за шестнадцать лет не то что не опустили, даже дыхнуть в мою сторону боялись, а родной внук, на старости лет, взял да и обоссал. Э-эх, глупик ты мой бестолковый! Ну ничего, тебе можно… Только тебе одному во всем этом блядском мире!

Поднявшись с табуретки, авторитет нетерпеливо посмотрел на лакированную ясеневую дверь детской, за которой уже слышались торопливые шаги спешившей к ребенку няни – самой лучшей среди всех, которых можно было найти в Питере. В семье голливудской кинозвезды пять лет гувернанткой отработала в самой Америке! Если не врет. А это уже рекомендация!..

Когда Тихий входил в расположенный этажом ниже кабинет, там уже надрывался стационарный телефон, подключенный к хитроумному устройству, которое препятствовало прослушиванию. Похоже, дело с иконой запахло керосином. Впрочем, все свое – и деньги и раритет – Тихий уже получил. Заморочки достались исключительно Флоренскому и его кодле. Но пускать на самотек дело, в котором он и его люди приняли непосредственное участие, а самому в случае опасности отойти в сторону было не в принципах Тихого. Он снял трубку с выполненного под старину громоздкого, в позолоченном корпусе аппарата с наборным диском.

– Говори, что у тебя там случилось, – буркнул в трубку, усаживаясь в кресло и беря с подставки набитую табаком трубку. – Неужто кинул тебя адвокатишка этот?!

– Не-а, – отозвался уже изрядно захмелевший бывший бандит Леня Треф. – Бабульки я принял, все как положено! Восемь сотен, как с куста! Правда, не налом, а чеком, но бумага светлая. Я уже дал команду Яшке как можно скорее превратить чек в живые грины. Через три часа кейс с бабками будет у меня. Здесь другая лажа нарисовалась, Степаныч…

Принявший лишку Леонид Александрович, забегая вперед, сбиваясь и путаясь, все-таки сумел в деталях обрисовать авторитету сложившуюся ситуацию и поинтересовался его мнением насчет возможности дальнейших эксцессов.

– Да уж, знал бы прикуп – не работал. Жил бы в Сочи – там тепло, – нахмурив брови, пробормотал Тихий. – Кто ж знал, что на обороте должна быть какая-то царапина… С лица-то все вообще ништяк катило! И деревяшка старая, и краска в трещинах. Когда эксперт эти копии увидел, у него аж очки на лоб полезли.

– Да болт с ней, с копией! – не выдержал, сорвался на истеричный рык Флоренский. – С финансовой точки зрения все вообще великолепно! Хотя копия эта мне до одного места… Хочешь, тебе отдам, на память? Меня сейчас больше этот Гийом волнует, в рот ему ноги! От спеца, который растворяется в воздухе, когда его пасут пять амбалов, можно ожидать любой подлянки!

– Не исключено, – прикуривая, согласился Тихий. – А ты, я смотрю, вместе со своим взводом боксерским, не отходя от кассы, в штаны наделал? Не рановато ли, Леня?!

– Как сказать… Этот Жак, несомненно, профи. Только и я не желторотый пацан! Достать меня в одиночку ему вряд ли по зубам. Да и вряд ли он, после убийства старика, станет надолго задерживаться в России. Знать бы, какие ему Боярофф оставил инструкции на случай кидалова с нашей стороны. Я вполне допускаю мысль, что он просто дал Гийому возможность слинять. Чтобы не попасть под раздачу. Ведь не исчезни он, пришлось бы закапывать вместе с мухомором…

– Так чего ты тогда очком играешь, не пойму, – хмыкнул Тихий, выпуская струю дыма. – Лавы принял, концы в воду спустил, радуйся. Ну, если совсем уже мандраж достал, свали куда-нибудь на пару недель. Погрей пузо под пальмами, глотни текилы со льдом!.. А я тем временем окажу тебе бесплатную услугу. Напрягу одного человечка из погранслужбы, он пробьет по компьютеру, покидал ли некий Жак Гийом за истекшее время пределы России или нет. Если да – какой может быть геморрой? Этот бывший коп теперь без работы остался, ему о другом думать надо, Леня…

– Ну-у, – промычал в задумчивости босс «Полярной звезды», – вообще-то можно и отдохнуть. Какой смысл ему летать туда-сюда, я так думаю! Если выяснится, что смылся обратно в Париж, туда ему и дорога. Пусть живет, – заметно воодушевившись, великодушно разрешил Треф. – В натуре, смотаюсь, пожалуй, отдохну. На Кипр. Полгода уже, почитай, из Питера носа не высовывал. Осточертело все, веришь, Степаныч?!

– Вот и езжай, Леня, – успокоил подельника старый уголовник, мысленно усмехнувшись трусости бывшего братка, на которого работает целая служба безопасности, который раскатывает в бронированном «мерсе» и все равно испуганно тычется по углам при первой же абстрактной угрозе со стороны какого-то сбежавшего лягушатника. Раньше, помнится, Леня Треф таким ссыкуном не был. – Сотовый у тебя, я знаю, на всемирном роуминге. Как только мне скажут, что это чмо прошло паспортный контроль и поднялось в небо, я сразу дам тебе знать. Ну, бывай, дорогой.

– Умеешь ты успокоить, Степаныч! – уже совсем бойко хихикнул Флоренский. – До встречи!

– Придурок, – опуская трубку на аппарат, презрительно процедил Тихий, закрыл большим пальцем руки верхнее отверстие в трубке, выждал, пока набивка потухнет от отсутствия кислорода, бросил трубку на подставку и направился на третий этаж виллы, в детскую…

Чуть погодя авторитет свяжется со служащим в аэропорту Пулково знакомым офицером ФПС России, который сутки спустя в очередной раз ткнет пальцем в клавишу подключенного к центральной базе данных компьютера, что-то довольно промурлыкает себе под нос, наберет номер Олега Степановича Белова и сообщит, что гражданин Французской Республики Жак-Ив Гийом час с небольшим назад прошел паспортный контроль в столичном аэропорту Шереметьево-2 и в настоящий момент уже находится в воздухе, пролетая на высоте пять тысяч метров где-то над подмосковными картофельными полями.

Глава 41

Десять лет назад лейтенант парижской криминальной полиции, сыщик Жак-Ив Гийом заслуженно считался среди коллег лучшим в столице специалистом по скрытному наружному наблюдению, инструктором высочайшей квалификации. А подготовленные им на спецкурсах, натасканные и обученные всем хитростям наружки полицейские филеры из числа сержантов могли часами «водить» по городу вверенный им объект, не рискуя при этом быть обнаруженными. Они умели быть невидимыми и в многолюдной толпе, и в пустынном переулке. И это здорово помогало им в службе. Не сосчитать преступлений, раскрытых исключительно благодаря умелому действию курсантов Гийома, днем и ночью, и в снег, и в дождь, и в жару выслеживавших преступников…

А потом все в одночасье рухнуло, когда произошел этот злополучный эпизод с пропажей из квартиры убитого турка бриллиантового ожерелья, впоследствии найденного в тайнике, устроенном в вентиляционной шахте квартиры лейтенанта Гийома. Кроме ожерелья там обнаружилась крупная сумма денег, равная двухгодичному жалованью полицейского лейтенанта, объяснить происхождение которой ошарашенный офицер так и не смог. По одной простой причине – он впервые видел этот тайник. Одним словом, его тогда круто подставили, разумеется не без помощи продажных коллег. Гийом догадывался о причине. За три месяца до рокового инцидента не без его активного участия был посажен за решетку на двадцать пять лет за связи с одним из столичных крестных отцов заместитель прокурора Парижа. Это была существенная потеря для мафии. Боссы преступного мира такое не прощают. Гийом отдавал себе отчет, что все могло закончиться для него гораздо трагичнее. Но поступить иначе просто не мог.

Таких, как он, упрямых служак, в далекой от Парижа России называют «менты в законе». И таких ментов уважают, по-своему, конечно, даже матерые уголовники…

С учетом всех прошлых заслуг лейтенанта перед полицейским управлением скандальному инциденту не стали давать ход. Известного сыщика просто уволили, лишив звания и трех наград, полученных за время безупречной службы…

А буквально через неделю в жизни безработного полицейского появился известный в прошлом на всю Францию адвокат Дидье Боярофф. Парализованный, прикованный к инвалидной коляске фанатичный коллекционер сделал ему более чем неожиданное предложение, и Жак-Ив, перед которым закрылись все ведущие к карьере двери, просто не смог от него отказаться…

С тех пор минул не один год и получивший, не без помощи старика, необходимую для прикрытия лицензию частного детектива Гийом еще ни разу не пожалел о сделанном им, бывшим слугой закона, криминальном выборе.

…Сегодня все в жизни бывшего лейтенанта рухнуло во второй раз. Похитившие старинную доску русские бандиты оказались слишком жадными для того, чтобы просто отдать ее заказчику, хоть и за миллион долларов. Братки решили кинуть старика, в обмен на чек всучив ему подделку. Причем обставили все таким хитрым образом, что виноватыми оказались священники, якобы умышленно выставившие в храме вместо оригинала копию Тихвинской Пресвятой Богородицы. Это была откровенная ложь. Русские бандиты были уверены, что здесь, у себя дома, им, вооруженным и имеющим подавляющее преимущество над заезжим коллекционером и его помощником, все сойдет с рук…

Благодаря вставленному в ухо, замаскированному кусочком ваты радиоустройству, Гийом слышал весь разговор своего патрона с питерским мафиозным боссом низшего разряда, владельцем казино Леонидом Флоренским. И еще до того, как обманутый старик нажал кнопку тревоги и в нагрудном кармане пиджака Гийома беззвучно завибрировал пейджер, детектив с щемящей пустотой в груди осознал: патрона, а вместе с ним и его самого все-таки подставили! А это значит, что теперь его, Гийома, жизнь не стоит и ломаного гроша. Боярофф ни за что не угомонится, а значит, братки Трефа его тихо уберут. А до кучи – и безоружного гонца…

Когда детектив увидел, что за руль минивэна садится человек Трефа, он понял, что не ошибся в своих худших предположениях: старика уже нет в живых. И Жак-Ив, спасая свою жизнь и тем самым выполняя данное ему патроном перед встречей с русскими распоряжение, исчез. Растворился, как делал это сотни раз, еще будучи лейтенантом полиции. Возможно, ему, окруженному пятью боевиками Трефа, не удалось бы улизнуть, но здесь, как и в случае с бриллиантовым ожерельем, за которое он запросто мог на много лет отправиться в тюрьму, Гийому снова повезло. Как раз в тот момент, когда адвокат обнаружил, что ему вместо вожделенного оригинала подсунули туфту, напротив входа в гостиницу остановился пассажирский автобус, из которого горохом посыпались пестро одетые скандинавские туристы, тут же столпившиеся возле багажного отделения автобуса для получения своих чемоданов. Смешаться с толпой – что может быть проще для бывшего инструктора по слежке?

Из Санкт-Петербурга в ближайшие сутки не было прямого авиарейса в Париж. Но даже если бы он был, Гийом не рискнул бы воспользоваться им по соображениям безопасности. Поэтому скрывшийся в гостинице детектив дождался отъезда кортежа Трефа, поймал такси и поехал не на Московский вокзал, где его теоретически вполне могли ждать боевики русского мафиози, а на Московское шоссе. Там, зажав в руке стодолларовую банкноту, детектив без труда остановил груженный морским сорокафутовым контейнером грузовик и на нем доехал до Новгорода. Там сел в рейсовый автобус и поздно вечером был уже в Москве. Переночевал в аэропорту Шереметьево-2 и на следующий день вылетел рейсом «Эр Франс» в Париж…

Все действия детектива были заранее согласованы с погибшим патроном. Конечной целью Гийома была юридическая контора Миллера, расположенная в шикарном двухэтажном особняке на одной из центральных улиц столицы. Миллеровские нотариусы и адвокаты умели хранить любые секреты клиентов, поэтому именно сюда перед отлетом в Россию Боярофф отдал два опечатанных конверта. На одном из них стояла пометка: «Вскрыть через трое суток в присутствии Жака-Ива Гийома, если не поступит личного опротестовывающего сообщения». Если бы сделка в Санкт-Петербурге завершилась удачно, адвокат позвонил бы в контору и тогда доверенному нотариусу надлежало сжечь оба конверта, не распечатывая их.

Направляясь в офис Миллера, бывший полицейский примерно догадывался, какие распоряжения на случай своей смерти оставил для него престарелый одинокий коллекционер. В том, что старина Дидье отстегнет ему, своему верному помощнику, чуток деньжат, Жак не сомневался. Но действительность превзошла самые смелые ожидания!

Даже у привыкшего ко всему мэтра Миллера, когда он вскрыл помеченный конверт и прочитал первую часть завещания адвоката, очки полезли на лоб.

Из собственноручно написанного стариком текста следовало, что вместо обещанного им ранее детективу Гийому за работу миллиона швейцарских франков он завещает своему помощнику роскошную виллу в пригороде Парижа со всей обстановкой и прочим содержимым, а также переведенные на отдельный счет пять миллионов американских долларов. Однако для вступления в права наследства месье Гийом должен в течение трех месяцев после вскрытия конверта представить в контору Миллера документ, подтверждающий факт смерти гражданина России Леонида Флоренского, владельца санкт-петербургского казино «Полярная звезда». Таким документом вполне может считаться подкрепленное соответствующей фотографией сообщение в петербургской прессе, которая вряд ли обойдет вниманием гибель столь известного в городе бизнесмена. Если доказательства смерти господина Флоренского в указанный срок будут представлены, мэтру Миллеру следует вскрыть второй конверт. Если таковых не окажется, обе части завещания надлежит немедленно уничтожить. В этом случае все движимое и недвижимое имущество, а также все денежные средства и акции адвоката автоматически переходят к его троюродному внучатому племяннику по материнской линии, некоему Гансу Альбрехту, проживающему в Берне, Швейцария…

Выходя на улицу из конторы Миллера, детектив чувствовал головокружение, в груди его сильно и учащенно колотилось сердце.

Теперь он, оставшийся после гибели, а формально – исчезновения без вести своего патрона безработным, уже не волновался за свое будущее. Оно, вне всяких сомнений, будет счастливым и более чем обеспеченным и пройдет на Лазурном берегу. Уверенность Гийома основывалась на том, что он, бывший полицейский сыщик, знал, как реально выйти на заправил криминального мира Парижа. За хорошие деньги, тысяч за двести пятьдесят долларов – а это все, что у него сейчас есть, – любой из крестных отцов мог в считаные часы нанять надежного, не раз проверенного профессионала, готового вылететь в далекую Россию и одним точным выстрелом или взрывом сделать Гийома сказочно богатым!

К тому же еще неизвестно, какая тайна скрывается во второй части завещания адвоката. О реальных размерах его огромного состояния можно было только догадываться. И вряд ли тот Дидье Боярофф, которого знал Гийом, отдал бы все человеку, которого никогда в своей жизни не видел даже на фото и о котором знал только то, что он действительно существует…

А над Парижем вот уже вторые сутки лил сопровождаемый пронизывающим ветром холодный осенний дождь, и, казалось, ему не будет конца.

Бегущие по оживленной улице под прикрытием зонтов парижане, стремящиеся как можно быстрее спрятаться от непогоды, искоса поглядывали на странного мужчину лет сорока, который сидел прямо на мокрых гранитных ступеньках известной юридической конторы. Солидно одетый, но уже изрядно вымокший, он словно не замечал дождя и отрешенно глядел вдаль стеклянными глазами. Наверное, думали некоторые, этот месье только что узнал, что долгожданное наследство завещано другому, и впал в ступор.

А ливень тем временем все усиливался…

«Интересно, – подумал вдруг частный детектив, с легким прищуром вглядываясь через потоки дождя в очертания виднеющихся вдали затейливых башенок собора Парижской Богоматери, – а где старик держал свою коллекцию икон?» О существовании этого уникального собрания раритетов доподлинно знали только они двое. Уж не скрыто ли оно на завещанной ему, Гийому, вместе со всем содержимым шикарной вилле… За такой куш он, пожалуй, согласился бы убить даже свое отражение в зеркале!

Часть третья

Отец павел

Глава 42

В тюрьме на острове Каменном, где я служил настоятелем церкви, открытой и освященной четыре года назад с разрешения ГУИНа и по благословению патриархии, содержалось сто семьдесят два заключенных. Всем им суд вынес высшую меру наказания – смертную казнь. Но, поскольку прежнее руководство страны ввело под нажимом Совета Европы мораторий на исполнение смертных приговоров, всем им заменили исполнительный тупик и пулю в затылок пожизненным заключением в стенах древнего мужского монастыря, переоборудованного еще при большевиках в тюрьму. Вот эти зэки, а также несколько человек из охраняющих Каменный сотрудников МВД и были моей паствой. Без сомнения, самой специфической и однородной из всех окормляемых Русской Православной Церковью. Серийные убийцы, сексуальные маньяки, растлители малолетних, головорезы, с легкостью вспарывавшие животы грудным детям и беременным женщинам, в погоне за квартирами растворявшие живьем несчастных алкашей в бочке соляной кислоты и лишавшие жизни по пять человек разом за одну дозу героина. Примерно половина зэков, запоздало «раскаявшись», увешала все стены камер вырезанными из журналов образами Спасителя и полученными от меня после слезливых стенаний картонными иконками с ликами святых. Но с точки зрения любого нормального человека, почти каждый из нынешних обитателей Каменного был тварью, выродком, нечистью и не имел права на существование.

За годы, проведенные на этом затерянном в северных лесах острове, среди своей лицемерной, лживой и подчас агрессивно настроенной против священника паствы, я видел только двух заключенных, которые разительно отличались от остальной масссы зэков. И, по странному стечению обстоятельств, оба они, как и я сам, оказались родом из Санкт-Петербурга. Первым был таксист Вадим Скопцов. Его приговорили к высшей мере за изнасилования и зверские убийства семерых женщин, которых он не совершал. Одной из этих семи была моя жена, Вика… Скопцов провел в заключении шесть лет – пять в Питере, в коридоре смертников, и год на Каменном. С моей помощью и при активном участии генерала ФСБ Корнача не раз пытавшемуся покончить с собой бедолаге удалось в конце концов доказать свою невиновность и стать единственным заключенным, кому удалось добиться полного снятия обвинений, покинуть эти древние стены живым и вернуться в потерянный, казалось, навсегда мир обычных людей. Настоящим преступником, ко всеобщему шоку, оказался тот самый следователь прокуратуры, который вел дело Вадима Скопцова, но это удалось доказать лишь полтора года назад…

Вторым заключенным тюрьмы особого назначения, которого, несмотря на действительно совершенные им убийства, я не мог назвать нелюдем и приравнять ко всем остальным душегубам, был Алексей Гольцов. В прошлом – бандит по прозвищу Реаниматор, далеко не рядовой член одной из организованных преступных группировок северной столицы, он отличался от обитателей Каменного буквально во всем и потому сразу же привлек мое внимание.

Он никого не винил. Не говорил о запредельной жестокости приговора, хотя как раз именно у него – единственного из ста семидесяти двух! – имелись на это все основания. Он не лгал, не писал письма в Кремль с просьбой пересмотреть дело. И, самое главное, ни разу не говорил, что жалеет о случившемся. Наоборот, в первой же нашей беседе Алексей, глядя мне в глаза, произнес буквально следующее: «Будь у меня возможность вернуться в прошлое, я прикончил бы их всех еще раз! Я убивал бы их ровно столько раз, сколько шансов у меня было, потому что ни один из этих четверых ублюдков не имел права жить после того, что сделал…» Если не знать предысторию появления Алексея, или, как он сам себя называл, Лехи, на острове пожизненно заключенных, эти жестокие слова могли бы любого нормального человека по ту сторону тюремных стен лишь укрепить в мысли, что нахождение столь агрессивного бандитского отморозка в узилище для смертников вполне закономерно…

Почти сразу после прибытия на остров Леха рассказал мне историю своей трагичной, густо политой кровью любви, рассказал во всех деталях, не упуская даже мельчайших подробностей. Выслушав его, я прежде всего подумал о том, что смертный приговор, вынесенный ему за убийство порнодельцов и вероломно предавшего и обрекшего их с Аленой на верную гибель братка, более чем суров. Если бы суд не выполнял чье-то указание свыше, если бы судьи приняли во внимание личности жертв Реаниматора и сотворенное ими на этой земле запредельное зло, если бы Алексей рассказал на суде всю правду от начала и до конца, как мне, и тем самым добился участия в процессе любимой девушки, а та сумела бы дать показания, то ни о каком смертном приговоре не могло бы даже речи идти! Конечно, просто так списать четыре убийства нельзя. И это, как ни крути, правильно… Никто не имеет права вершить самосуд и лишать жизни другого человека, за исключением случаев вынужденной самообороны. Алексей, безусловно, заслужил наказание. Суровое. Справедливое. И по совокупности совершенных тяжких преступлений срок тюремного заключения вряд ли был бы менее десяти – двенадцати лет. Но десять лет – это еще не вся жизнь! Да, это много, это ужасно много – десять лет в зоне! Не все дотягивают до освобождения. Но осознание того, что срок неволи ограничен, дает крепкому духом человеку силы для выживания. К тому же всегда существует шанс покинуть зону досрочно…

Если бы суд вынес иной вердикт, Алексей Гольцов рано или поздно вышел бы на свободу. Крепкий еще мужчина, он запросто мог найти работу, создать семью, родить и воспитать детей… Увы, неоправданная жестокость приговора поставила на его жизни огромный жирный крест.

И не было ничего удивительного в том, что, зная историю Алексея и по-человечески сочувствуя ему – убийце! – я по мере моих скромных возможностей пытался поддержать его морально и подарить радость от общения с Господом. Ибо лишить человека его духовной жизни, к счастью, не в состоянии ни один суд, ни одна самая мрачная тюрьма в мире.

Мы виделись с Лехой раз в неделю. Гораздо чаще, чем с остальными узниками. Я приходил в его одиночную камеру, и там мы подчас по два-три часа проводили за беседами, для которых всегда находились темы. Алексей, в тюремных документах отныне навечно значившийся как «заключенный № 160», постепенно, по крупицам, рассказал мне буквально всю свою жизнь. А я поведал Лехе кое-что о себе. Про гибель Вики, про Вадима Скопцова, про свежую еще в памяти схватку с сектой сатанистов, главарь которой, Каллистрат, в результате медико-психологической экспертизы в конце концов был признан невменяемым и до конца дней своих отправлен в спецлечебницу… И каждая новая встреча с бывшим бандитом лишь укрепляла меня во мнении, что Гольцов – умный, крепкий духом парень, исковеркавший свою жизнь роковой ошибкой. Будучи студентом последнего курса мединститута, совершил по недомыслию уголовно наказуемый проступок, попал в «Кресты», познакомился там с Александром Мальцевым и не нашел в себе сил противостоять соблазну обещанной паханом сладкой жизни. Так вместо молодого специалиста-реаниматолога появился Леха Реаниматор.

Вначале, как признавался Леха, ему даже нравилось. Еще бы! Легкие деньги, дорогие автомобили, модные кабаки, сауны, модная одежда и доступные красивые женщины. Плюс оружие в кармане и непередаваемое словами ощущение принадлежности к могучей, наводящей страх на ч у ж и х криминальной группировке. Потом, гораздо позже, постепенно наступило прозрение. Только вот руки к тому времени были обильно выпачканы в бандитской крови, пролитой на стрелках и разборках с конкурентами, в битве за деньги. К счастью, серьезно калечить, пытать и тем более убивать предпринимателей ему за все годы в братве так и не довелось. Коммерсанты, запуганные и беззащитные, исправно платили назначенную дань. Милиция, в частности РУБОП, тоже не сильно досаждала. Половина сотрудников отделов по борьбе с оргпреступностью давно сидела «на кормушке» у бандитов. Так что главные проблемы возникали со стороны конкурирующих группировок и огромного числа мелких банд, отличавшихся особой жестокостью и состоявших из законченных отморозков. Такие пробитки действовали по принципу точечных опустошающих набегов на чужую территорию и понимали только язык оружия…

Когда стало совсем невмоготу, Алексей сел за компьютер и придумал себя заново. Так, благодаря Интернету, в его жизнь вошла, ворвалась, сразу заполнив собой зиявшую в душе холодную пустоту, юная немая девушка Алена. А позже произошло то, что произошло…

Я не скрывал от недавно назначенного на должность начальника тюрьмы подполковника Саенко своего мнения относительно несправедливости вынесенного «заключенному № 160» приговора. Однажды, без особой надежды, под впечатлением очередного разговора с Алексеем даже поинтересовался возможностью пересмотра дела, заранее предвидя неутешительный ответ… Действительно, просить высоких начальников о смягчении приговора бандиту, бывшему активному члену ОПГ, признавшемуся в умышленном убийстве четырех человек, было так же безнадежно, как пытаться доказать дикарю из джунглей, что земля не плоская, а круглая…

На двенадцатом месяце своего пребывания в тюрьме особого назначения Алексей неожиданно попросил охрану о встрече со мной. Когда я пришел к нему в камеру, он, пребывая в крайнем нервном возбуждении, сбиваясь, сказал, что прошлой ночью ему приснился сон, перетряхнувший весь его внутренний мир, и, к моему огромному удивлению, категорично спросил, могу ли я при помощи подключенного к Интернету компьютера, который без труда можно найти в Вологде (в город я наведывался не реже одного раза в месяц), послать письмо Алене Беловой, спросить, как у нее дела. Слушая его путаную речь, я с грустью подумал: «Вот и этот не выдержал. Дело вовсе не в каком-то там сне, а в том, что Леха сломался, окончательно осознав, что выхода нет. И что он останется здесь навсегда».

Я выслушал более чем неожиданную просьбу пожизненно заключенного, умоляюще глядевшего мне в глаза, и спросил:

– А стоит ли, Леша? Ведь для нее ты уже целый год не существуешь. В е е мире тебя давно уже нет. У девушки, особенно после того, как к ней вернулась способность говорить, теперь совсем другая жизнь. И с людьми она общается уже без помощи компьютера. Возможно, – осторожно предположил я, – у Алены даже появился друг… И тут вдруг приходит письмо с того света. Для девушки, какие бы чувства вас в прошлом ни связывали, это послание будет очень сильным шоком. Подумай о ней.

– Если мне не изменяет память, – сухо выговорил Алексей, – однажды вы, батюшка, сказали, что, будь у вас возможность, сделали бы все, чтобы облегчить мою участь. Или я тогда ослышался?! – Гольцов приподнял брови и посмотрел на меня как на лицемерного лжеца, не отвечающего за свои слова.

– Я имел в виду тот отрезок времени, когда суд еще не вынес тебе смертный приговор, – спокойно конкретизировал я. – Да, чисто практически мне не составит труда отправить из Вологды сообщение на электронный почтовый ящик Алены. Но если я сделаю то, о чем ты просишь, то нарушу закон. За такой поступок… в общем, начальник тюрьмы будет иметь полное право требовать, чтобы я, умышленно нарушивший условия моего пребывания в закрытом режимном учреждении ГУИНа, немедленно покинул остров. Навсегда. Ты этого хочешь? Я – нет.

– Хотите сказать, что я, зэк, толкаю вас, священника, на преступление? Ну и что?! – скрипнув зубами, взорвался Алексей. – Это самое безобидное преступление из всех, какие вообще можно совершить! – Медленно опустив взгляд и уставившись в пол камеры, Реаниматор понизил голос почти до шепота: – Неужели вы не видите, как мне это нужно… Просто знать, что с ней все в порядке! Большего я от вас не требую! Одно-единственное письмо и… если будет… один ответ. Я прекрасно понимаю, что прошу вас о том, чего вы делать не должны. И понимаю, ч е м вы рискуете в случае, если охране станет известно о нашей договоренности. Ведь смертник не имеет права на переписку. Но… ведь никто ничего не узнает, так?! Или вы выезжаете в Вологду только в сопровождении ментов?

– Так было только в самом начале моей службы на Каменном, – ответил я. – Бывший начальник тюрьмы, подполковник Карпов, имел все основания не доверять мне, считая меня засланным тайным агентом спецслужб, который должен неотлучно находиться в тюрьме и докладывать наверх о всех нарушениях. К тому же ему было что скрывать… Тогда за мной в Вологде действительно следили. Причем не таясь, открыто. Сейчас я просто выхожу из машины и возвращаюсь назад в оговоренное время.

– Я знаю, чего вы на самом деле опасаетесь, отец Павел, – снова подняв глаза и с надеждой посмотрев на меня, сказал Алексей. – Вы не боитесь, что вас заметят. И уж тем более узнают, по какой надобности вы решили зайти в Интернет-клуб. Практически это невозможно. Даже если за вами будут наблюдать сразу два топтуна! Нет, вы просто опасаетесь… если она… ответит и не захочет ограничиться лишь одним письмом… то я буду снова и снова просить вас быть нашим посредником. Такого не случится. Я понимаю – все кончено. И не хочу портить Алене жизнь, превращаться из первого любимого мужчины в вечно висящий за спиной, постоянно напоминающий о своем существовании в каком-то параллельном мире бестелесный призрак. Я обещаю вам. Всего одно письмо!.. Неужели вы – не на словах, а реально – не можете сделать для меня даже такую мелочь?!

– Для тебя письмо от Алены – мелочь?

– Что?.. Нет. То есть… Да, вы правы. Для меня это очень важно. Я хочу знать, что с ней все хорошо. Я не прошу вас соглашаться прямо сейчас, отец Павел…

– Просишь, Леша, просишь, – чуть улыбнулся я, качая головой. – Прости, но…

– Ладно. Хватит! – излишне резко перебил меня Гольцов. – Будем считать, что я вам ничего не говорил, а вы ничего не слышали. Извините. Я действительно не должен был предлагать вам, священнику, совершать недостойный поступок. Письмо смертника любимой девушке – это ведь кошмарное, опасное преступление…

Я услышал, как скрипнули его зубы.

– А теперь… если вы не возражаете, батюшка, можно я побуду один?! – сухо, уставившись в одну точку на стене, попросил узник.

– Конечно, – кивнул я. Подошел к двери камеры и нажал кнопку звонка, вызывающего контролера. Вскоре дверь распахнулась и выпустила меня в ярко освещенный коридор.

– Все в порядке, отец Павел? – бросив холодный взгляд на неподвижно сидящего на нарах зэка, задал традиционный в таких случаях вопрос прапорщик.

– С Божьей помощью, – ответил я и, перекрестившись, первым направился вперед, к расположенной в конце коридора, перекрывающей вход в корпус решетке, у которой дежурил другой контролер.

В ту минуту я еще не знал о жуткой, кровавой трагедии, которая разыгралась минувшей ночью в Троицком храме Санкт-Петербурга. Я не знал, что моего духовного наставника, единственного по-настоящему близкого мне на этом свете человека, протоиерея отца Сергия, больше нет среди живых.

Через день, раздираемый противоречивыми чувствами и сам еще до конца не уверенный, правильно ли поступаю, я вошел в камеру к Гольцову и без лишних слов протянул ему вырванный из тетради лист и авторучку…

Завтра утром я собирался в Вологду.

Глава 43

Утро выдалось солнечное, не по-октябрьски теплое. В приоткрытое окно проникал по-летнему сильный запах хвои. Не успел я об этом подумать, как ко мне в домик постучался старший прапорщик Каретников и, извинившись за столь раннее вторжение, передал настоятельную просьбу начальника тюрьмы немедленно подойти к нему в кабинет для важного разговора. Теряясь в догадках, чем могла быть вызвана такая неожиданная, не предполагающая отказа «просьба» главного человека на Каменном, я быстро оделся, сполоснул лицо озерной водой из ведра и направился вслед за контролером в административный корпус.

Подполковник Саенко, невысокий худенький человек примерно моего возраста, с наметившейся лысиной в коротко стриженных, но все равно кучерявых волосах, встретил меня молча. Я сразу понял: начальник тюрьмы чем-то сильно взволнован. Андрей Юрьевич жестом указал на стул, подождал, пока я сяду, затем, шумно дыша, нахмурившись и поджав губы, некоторое время излишне внимательно смотрел на лежавшую перед ним раскрытую папку с личным делом заключенного, номера которого я не разглядел, потом медленно покачал головой, сочувственно взглянул мне в глаза и тихо сказал:

– Боюсь, у меня для вас плохие новости, отец Павел. Очень плохие…

Мое сердце словно сжало клещами. Мне даже показалось, что оно, замерев от предчувствия надвигающейся беды, пропустило один удар.

– Мне только что звонили из Санкт-Петербурга. Майор Томанцев, вы его знаете по делу Каллистрата… В общем… в ночь на тринадцатое октября скончался отец Сергий, протоиерей Троицкого храма, в котором вы служили до перевода к нам. Мне очень жаль, поверьте. Я понимаю, что это звучит банально, но примите мои действительно искренние соболезнования, батюшка…

Я был не в силах произнести ни слова. Ни одно из них все равно не смогло бы в полной мере выразить то, что в этот миг творилось в моей истошно кричавшей, парализованной ледяным холодом душе.

– Возможно… мне не следовало говорить об этом сейчас, здесь, – глядя в сторону, с чувством продолжал подполковник, – но, наверное, будет лучше, если вы узнаете всю правду сразу, а не по прибытии в Санкт-Петербург, где завтра утром состоятся похороны. Отец Сергий умер не своей смертью. Его убили. Жестоко, зверски. Прямо в храме. Пять выстрелов из пистолета «ТТ», практически в упор. Майор Томанцев предполагает, что присутствие протоиерея в храме в первом часу ночи было неожиданностью для самих вандалов…

– Что? – непроизвольно сорвалось с моих одеревеневших губ.

– Несколько скотов, нелюдей, предположительно – из секты сатанистов сначала хладнокровно прикончили дежуривших возле храма милиционеров, затем проникли внутрь, застрелили отца Сергия и осквернили храм до самого гнуснейшего предела. Когда майор перечислял мне все, что они сделали, я в первую секунду даже не поверил, что такое возможно… К распятию они прибили мертвую собаку с вывернутыми наизнанку кишками, изрисовали стены и образа дьявольскими символами, накидали живых лягушек, нагадили прямо возле алтаря, а главное – сумели снять бронированное стекло с какой-то очень почитаемой верующими иконы… названия я, к сожалению, не запомнил, ну да вы наверняка знаете, о чем идет речь… Короче, эти грязные ублюдки вылили на образ большое количество концентрированной кислоты и фактически полностью его уничтожили. Майор так и сказал: икона восстановлению не подлежит. Нечего там уже восстанавливать…

– Господи! – закрыв лицо ладонями, прошептал я оторопело. – За что, Господи?!

– Если вы поедете на поезде, то, боюсь, не успеете попрощаться с протоиереем. Поезд приходит слишком поздно. Поэтому я уже распорядился… – чувствовалось, с каким трудом дается Андрею Юрьевичу каждое произнесенное им слово. – Каретников отвезет вас в Санкт-Петербург на моей служебной «Волге», а затем вернется назад. Так что… через полчаса можно уже выехать. Собирайте вещи, отец Павел. Еще раз извините, что вынужден был сообщить вам столь тяжелое известие.

– Капи…. майор Томанцев, случайно, не оставил номер своего телефона? – медленно поднимаясь на ноги, опустошенно прошептал я.

– Да, конечно, – со вздохом кивнул начальник тюрьмы и протянул мне вырванный из настольного перекидного календаря листок. – Как приедете, сразу позвоните ему. Здесь и служебный, и сотовый, и домашний…

Спустя час серая «Волга» подполковника Саенко уже неслась по пыльной лесной грунтовке в сторону ведущей в Вологду автотрассы. Всю дорогу до областного центра мы почти не разговаривали. Каретников, одетый в штатское, получивший командировочное предписание и деньги, тактично не задавал никаких вопросов. И только когда завернули на бензозаправку, чтобы залить полный бак топлива, парень, принявший православное крещение прямо на Каменном, не выдержал:

– Как вы думаете, батюшка, их найдут? Не может быть, чтобы на раскрытие такого громкого, наглого и вызывающего преступления не бросили лучших сыщиков! И спецы из ФСБ как пить дать подключатся…

Я посмотрел в горящие праведным гневом глаза старшего прапорщика, потом отвел взгляд в сторону и тихо сказал:

– Не знаю, Андрей. Но я бы отдал жизнь за то, чтобы убившие отца Сергия и осквернившие храм подонки еще на этом свете пожалели, что родились на свет.

– Откуда они такие, больные на голову, только берутся, а?! Знаете, что я вам скажу, батюшка… Если там, на небесах, действительно есть высшая сила… в чем я, уж не сердитесь, отец Павел, в последнее время все чаще начинаю сомневаться… – вильнув взглядом в сторону вставленного в горловину бензобака, гудящего под напором топлива «пистолета», честно признался Каретников. – Если Спаситель на самом деле не фикция, то у таких сволочей должна в буквальном смысле слова земля гореть под ногами!

– Должна, Андрюша, обязательно должна… Только прежде должен найтись тот, кто ее подожжет, – задумчиво прошептал я и, открыв заднюю дверь, снова сел на бархатистое сиденье пропыленной «Волги».

Впереди у нас с прапорщиком было почти семьсот километров пути. Асфальтовое покрытие на ведущей в Питер дороге местами было так разбито, словно по нему в течение часа работало несколько расчетов гранатометчиков. После наскока на очередную из таких ям не выдержала передняя шаровая опора и треснул литой колесный диск. На то, чтобы добраться до ближайшего более-менее цивилизованного городка, найти там принадлежащий местному ГИБДД эвакуатор, отбуксировать машину методом частичной погрузки до ремонтного бокса, раздобыть втридорога нужную запчасть, установить ее и запаску, ушло восемь часов.

В северную столицу мы приехали, когда вокруг была уже глубокая ночь. Решив никого не беспокоить, остаток времени до утра провели прямо в машине, на набережной. Измученный хлопотами по ремонту и долгой, изнурительной дорогой Андрей уснул мгновенно, едва опустил спинку сиденья и смежил веки. Мне не спалось. Я просто сидел, смотрел на сотни огней на другом берегу Невы и вспоминал нашу с Викой первую встречу с пожилым священником…

В семь часов утра я разбудил Андрея и из ближайшего телефона-автомата позвонил домой майору Томанцеву. От него узнал, что похороны отца Сергия состоятся в десять, на Южном кладбище. Договорились встретиться на площадке перед главным входом. Майор предупредил, что, по его информации, проститься с убитым протоиереем придет несколько сотен людей, и с плохо скрываемой насмешкой добавил, что будут даже «золотопогонные» представители МВД и депутаты Законодательного собрания города. И разумеется, большое количество переодетых в партикулярное милицейских охранников.

Я с щемящей тоской подумал о том, что, увы, как это обычно случается, вконец потерявшие совесть и чувство такта власть имущие, вне всякого сомнения, попытаются превратить похороны злодейски убиенного священника в шоу, использовав в качестве трибуны для толкания речей и гневных заверений «о скором возмездии» свежезасыпанную могилу.

Я совсем уже собирался попрощаться с Томанцевым… и вдруг вспомнил о лежавшем в моей дорожной сумке письме Реаниматора к Алене. На листе, густо исписанном с двух сторон мелким убористым почерком, в верхнем левому углу был указан адрес электронной почты, по которому мне надлежало отправить письмо из Вологды. Но раз уж судьбе было угодно, чтобы я, сам того не ожидая, оказался в родном городе, то не проще ли позвонить по телефону и, договорившись о встрече, передать девушке письмо Алексея из рук в руки? Ведь знакомому майору из ГУВД не составит ни малейшего труда в считаные минуты узнать для меня номер любого из пяти миллионов жителей мегаполиса…

Извинившись и, само собой разумеется, не став вдаваться в детали, я попросил Томанцева, если можно, узнать номер телефона и на всякий случай домашний адрес Беловой Алены Олеговны, семнадцати лет.

– Вы, отец Павел, имеете в виду дочь бандитского авторитета Олега Степановича Белова? – после короткого молчания со странной интонацией уточнил Томанцев.

Отпираться и тем более лгать не имело ни малейшего смысла, поэтому я коротко подтвердил:

– Вы правы, майор. Вы поможете мне?

– Разумеется… Мне даже не придется входить в компьютерную базу данных. Я наизусть помню и адрес, и оба телефона виллы Тихого. Однако, прежде чем сообщить их вам… могу я, батюшка, высказать предположение, зачем вы ищете встречи с этой девушкой?

– Я не в состоянии запретить вам думать и строить догадки, – нейтрально ответил я, уже понимая, что прокололся.

– Возможно, вы не в курсе… Но это я вел дело приговоренного к высшей мере и сейчас пребывающего на вашем острове Алексея Гольцова. И это я устроил ему в «Крестах» встречу с Аленой… Уверен, прежде чем просить об услуге, Гольцов подробно рассказал вам свою историю. Жаль парня, вполне мог бы отделаться сроком. Но ему вкатали выше верхнего предела. Таково было указание сверху, – вздохнул майор. – Отец Павел, он… попросил вас передать девушке письмо? – вполголоса предположил Томанцев.

– Да, так и есть, – сознался я, почувствовав, что в лице майора с Литейного, который по долгу службы должен неукоснительно стоять на страже закона, неожиданно нашел не осуждающего мой поступок закостенелого служаку, а понимающего, в чем-то даже сочувствующего «заключенному № 160» обычного мужика. Однако я все же счел своим долгом предположить: – Вы, наверное, осуждаете мое решение… майор.

– Нет, конечно, – без раздумий, быстро ответил Томанцев. – Ведь мы с вами, отец Павел, одни из немногих, кто знает, как оно было на самом деле. И я тоже считаю, что Гольцов, хоть и был бандитом, хоть действительно кончил всех этих скотов, до «вышки» однозначно недотягивал… У вас есть чем и где записать? Если нету, я запишу сам и передам вам… чуть позже.

Ему явно не хотелось лишний раз говорить «на кладбище».

– Диктуйте, я запомню, – с облегчением заверил я Томанцева. Майор по памяти выдал два номера, по которым я мог попробовать связаться с Аленой Беловой. Именно попробовать, ибо к телефону с большой долей вероятности мог подойти или сам престарелый авторитет, или кто-либо из охраны виллы. В этом случае, сто к одному, придется не только назваться, но и аргументировать свое настойчивое желание переговорить с дочерью Тихого. Вряд ли Алене, учитывая грозный криминальный статус ее отца, по нескольку раз в день названивают многочисленные приятели и подружки с целью просто поболтать…

Еще раз уточнив место встречи – на площадке у Южного кладбища и осведомившись о марке и цвете автомобиля, на котором я приехал в Питер, Томанцев попрощался. Я повесил трубку, тут же снял снова и набрал один из названных майором номеров виллы Тихого. С легким холодком под ребрами слушая длинные гудки, я мысленно молился о том, чтобы к телефону подошла сама девушка. Чего мне сейчас хотелось меньше всего, так это общаться со старым уголовником или кем-нибудь из круглосуточно охраняющих его драгоценное тело бандитских мордоворотов.

После пятого гудка раздался щелчок и послышался бодрый, слегка запыхавшийся женский голос, вряд ли принадлежавший семнадцатилетней девушке.

– Алло?!

– Добрый день. Могу я попросить к телефону Алену Олеговну?

– Одну минуточку, подождите, – вежливо попросила женщина. А затем я вновь услышал ее голос, на сей раз звучавший откуда-то издалека: – Алена! Вас к телефону! Кажется, это доктор Новиков…

Слава Богу, мысленно прошептал я, воздев очи горе и увидев нацарапанное на пластиковом куполе телефона-автомата неприличное слово. Домработница или гувернантка – судя по обращению на «вы» к Алене, снявшая трубку дама могла быть только из обслуги – по голосу ошибочно приняла меня за семейного врача. Что ж, лучшего и не пожелаешь. Никаких лишних вопросов…

– Да, Виктор Львович, – Алена подошла к телефону где-то через минуту и сразу торопливо заговорила, не дав мне произнести даже слова: – Вы сегодня приедете? У Петруши, кажется, простуда. Температуры, к счастью, нет, я измеряла, но сопли текут ручьем и, кажется, горлышко красное!

– Извините, Алена, но вы меня с кем-то перепутали, – спокойно сказал я. – Это не доктор.

– Ой!.. А кто?! – уже на полтона тише с любопытством спросила девушка.

Я собрался с духом и начал, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно более ровно:

– Меня зовут отец Павел. Я священник церкви на острове Каменном, в тюрьме для пожизненно осужденных. Алексей Гольцов просил передать вам письмо… Вначале предполагалось отправить его по электронной почте, из Вологды, но вышло так, что мне пришлось срочно приехать в Петербург, и поэтому я счел возможным передать его вам лично. В справочном бюро я назвал ваши имя-фамилию, и мне дали номер телефона…

Я умышленно не стал упоминать о Томанцеве. Это могло насторожить Алену. Священник из тюремной церкви, водящий тесное знакомство с офицерами ГУВД, у любого склонного к логическому мышлению нормального человека вызовет, как минимум, скептическую ухмылку. В памяти большинства наших людей еще свежи скандальные разоблачения времен перестройки, когда вдруг выяснилось, что коварный и грозный КГБ, оказывается, уже давно завербовал многих священнослужителей, сделав их секретными агентами-осведомителями…

– Вы слышите меня? – В трубке повисла напряженная тишина, и я, прекрасно представляя себе то шоковое состояние, в котором пребывала сейчас девушка, ненадолго снова потерявшая дар речи, вынужден был первым нарушить молчание.

– Д-да… – с запинкой произнесла Алена. – Как… там Леша?

– С ним все в порядке, – успокаивающе сообщил я. – Конечно, в той степени, в какой может быть в порядке человек в его нынешнем положении. Как передать вам письмо? Я могу оставить его на почте, откуда вы его позже заберете. Могу передать вам в руки при встрече. Как удобней. Я пробуду в городе еще дня два.

– Господи, как это все неожиданно… – с судорожным вздохом прошептала Алена. – Не нужно почты, батюшка. Думаю, нам с вами лучше встретиться, и как можно скорее.

– В ближайшие несколько часов я, к сожалению, буду занят. Лучше где-нибудь во второй половине дня. Скажем, в пять. В Катином садике, на Невском. Узнать меня, уверен, будет несложно.

– Хорошо, я обязательно приеду!.. Только… скажите, вы ведь приехали в Петербург… на похороны убитого священника? – совершенно неожиданно спросила Алена и, тонко почувствовав мое секундное замешательство, поспешила добавить: – Не удивляйтесь, просто я как-то давно, года три назад, читала про вас большую статью в «Невском репортере». Вот и подумала, раз вы раньше служили в Троицком храме… Вы не могли не знать об убийстве настоятеля. О нем вот уже три дня, с той самой ночи, шумят все газеты и телевидение.

– Да, я приехал проститься с отцом Сергием, – глухо подтвердил я. – Буду ждать вас в пять часов.

– Я не опоздаю! – извинительным тоном заверила Алена. – До встречи, батюшка. Спасибо вам, что… согласились. Вы даже не представляете, как много для меня это значит!

– Выходит, он писал не зря… Храни вас Господь, – я повесил трубку и направился к поджидавшей меня «Волге». До похорон оставалось примерно два с половиной часа. И прежде чем поехать на Южное кладбище, я решил заглянуть в осиротевший после гибели отца Сергия, переживший варварское надругательство Троицкий храм. Скорее всего, он, требующий реставрации изуродованных краской стен, будет закрыт. Но только не для меня…

Глава 44

Как я и предполагал, к завершению церемонии прощания возле буквально заваленного живыми цветами песчаного холмика, окруженного огромной толпой скорбящих людей, начался откровенный фарс. При помощи охраны из накачанных бугаев, ледоколами пробивавших своим хозяевам дорогу к могиле, начали толкать свои длинные, насквозь фальшивые и «прочувствованные» речи милицейский генерал Войцеховский и депутат Законодательного собрания Питкевич. Привычно нацепив на гладкие, раскормленные лица соответствующие ситуации траурные маски, они приступили к своему привычному делу – публичному словоблудию. Слушать эти, словно надерганные из интервью наугад взятого демократа в телепередаче «Парламентский час», гневные обличительные тирады, судя по напряженным лицам, было тошно абсолютному большинству тех, кто стоял у могилы. Одна старушка, хладнокровно и молча вытесненная шкафообразными охранниками депутата с пятачка возле могилы отца Сергия, не выдержав, прошептала, негромко, но так, что услышали многие:

– Хотя бы здесь, на могиле святого человека, постыдились языками своими погаными молоть, ироды проклятые! Да на ваших продувных рожах клейма ставить некуда, а все туда же!.. Нигде от вас покоя нет…

Бабушку быстро взяли под локти двое неприметных молодых мужчин в штатском и деликатно, но настойчиво, без лишнего шума увели куда-то в «третьи ряды». А стоявший рядом со мной и Томанцевым молоденький веснушчатый лейтенант, приехавший на Южное кладбище вместе с майором, не совладав с возмущением, тяжело вздохнул и презрительно сплюнул под ноги. Вовремя спохватился, наткнувшись на тяжелый взгляд Томанцева, виновато потупил очи долу и бочком отошел в сторону, за спины священников Троицкого храма, отца Агапа и отца Николая.

Я с трудом дождался окончания длинных монологов власть имущих. Когда генерал и депутат закончили свои выступления и с чувством выполненного долга удалились вместе с громилами-охранниками, к могиле протоиерея снова нескончаемой чередой потянулись люди, чтобы проститься с жестоко убитым священником. Когда растянувшаяся на целых три часа траурная церемония завершилась и толпа скорбящих стала быстро редеть, песчаного холмика уже было не видно под целой горой из живых цветов.

…Я и Томанцев покинули Южное кладбище в числе последних и, уединившись на заднем сиденье его «девятки», смогли наконец поговорить о важном для нас обоих деле – розыске осквернивших храм убийц-сатанистов.

– Я очень хотел бы сказать вам, отец Павел, хоть что-нибудь действительно обнадеживающее, но, увы, – сухо произнес майор, глядя в сторону, – несмотря на проделанную моими коллегами и товарищами из ФСБ огромную работу, пока для оптимизма мало оснований. Хотя некоторые зацепки эти уроды все-таки оставили… Пистолет «ТТ», из которого были убиты отец Сергий и похороненные вчера милиционеры, оказался без криминального следа и отпечатков… Но есть показания свидетеля, который в момент совершения преступления выгуливал в сквере у храма свою собаку. Он издали видел выходивших из дверей храма двух длинноволосых типов, один из них нес камуфлированный рюкзак. Еще, говорит, с удивлением подумал, чего они, лохматые, могли там делать в час ночи. Да еще с рюкзаком. В милицию пришел сам, когда утром по радио услышал про тройное убийство и осквернение. Что же касается уничтоженной варварами старинной иконы… Экспертиза не может дать однозначного ответа, действительно ли облитый кислотой образ является Тихвинской Пресвятой Богородицей. Доска вроде бы очень старая, однако есть мнение, что не настолько, чтобы ей можно было дать три с лишним сотни лет. Улавливаете мысль?

– Вы считаете, все это… я имею в виду осквернение храма и уничтожение иконы, всего лишь прикрытие? – спросил я, в упор взглянув на прикуривавшего сигарету Томанцева.

– Не исключено. Хотя кое-кому из начальства очень хочется поскорее списать все случившееся именно на сатанистов… Но уж больно профессионально работали эти лохматые. С первого взгляда ясно, что акция была заранее, со всей тщательностью подготовлена. Я уверен, что они вынужденно убили оказавшегося в храме в столь поздний час отца Сергия. Но не в этом дело… Убийцы прекрасно знали, что Тихвинская икона защищена не только бронированным стеклом, а еще и сигнализацией. Более того, они знали, что она отключается ключом-чипом, и имели представление, где находится сканирующее устройство! Теоретически можно предположить, что отец Сергий и воры находились в сговоре. Но это полный бред. Самая популярная версия – протоиерей под угрозами применения оружия сам рассказал взявшим его на прицел лохматым выродкам о способе отключения сигнализации и снятии бронированной защиты. Он же, под прицелом пистолета, дал грабителям имевшийся у него ключ – один из двух чипов, сделанных при монтаже системы. Его нашли на столе, возле трупа. Но, во-первых, это маловероятно, а во-вторых… Положение трупа – настоятель сидел за столом – и характер полученных отцом Сергием смертельных ранений показывают, что убийца стрелял прямо с порога. Он и его подельник явно не ожидали увидеть священника в его комнате, где за книжными полками и находилось сканирующее устройство. Отсюда логичный вывод…

– Либо отец Сергий и воры действительно были в сговоре, либо убийцы имели с в о й, третий, ключ, о существовании которого никто не знал.

– Именно! Обычно при проектировании таких сложных, штучных охранных систем заранее обговаривается нужное заказчику количество ключей. А после выполнения заказа вся информация, пользуясь которой, при наличии специального оборудования, можно изготовить дубликат и отключить электронную защиту, в обязательном порядке уничтожается… Поэтому мужики из ФСБ тут же связались с работавшим в одном из питерских оборонных НИИ технарем, который проектировал и устанавливал сигнализацию. И выяснили, что, оказывается, незадолго до роковой ночи он, представьте себе… скончался. – Томанцев пристально посмотрел мне в глаза. – Выпал из окна квартиры, будучи в сильном подпитии. Официальная версия – несчастный случай. Жена и дочка технаря уехали к теще в деревню, вот мужик, дескать, воспользовавшись свободой, и наступил крепенько на пробку. Принял на грудь, сел на подоконник покурить и – ага… с пятого этажа на асфальт.

Затянувшись в последний раз, майор приспустил тонированное стекло на двери «девятки» и щелчком выбросил окурок на асфальт.

– Только это еще не вся история. Обломившись, коллеги решили поговорить со спецом, принимавшим участие в создании бронированной защиты иконы. Этот, как выяснилось, был аж из Москвы, из известного НИИ. Надеялись, а вдруг он, отвечавший за создание защитного контейнера из тонкого, прозрачного, как вода, и безумно дорогого пуленепробиваемого стекла класса «диамант», знает о существовании третьего ключа-чипа? Но не тут-то было! Не смогли сыщики расспросить спеца. Как думаете, отец Павел, почему?

– Видимо, несчастный случай…

– Точно! Причем произошел он примерно в то же время, что и с электронщиком. Этот мужик, как оказалось, тоже погиб, будучи в сильном алкогольном опьянении. Попал под машину, далеко за городом, на Ленинградском шоссе. Ночью. Спрашивается, что он там делал? Однако никаких оснований предполагать, что имело место умышленное убийство, подмосковные коллеги не нашли… Что же получается? Оба специалиста, принимавшие участие в создании защитных устройств для Тихвинской иконы – между прочим, оцененной крупнейшими европейскими страховыми компаниями в два с половиной миллиона долларов! – скончались в одно и то же время от несчастных случаев… Совпадение?! Теоретически – возможно, но реально – шанс один к миллиарду… Вот и скажите мне, отец Павел, под силу такое обычным сатанистам?! Какими бы связями, возможностями и деньгами ни обладали их «духовные наставники», одного из которых, по прозвищу Каллистрат, мы с вами не так давно общими усилиями до конца дней отправили в «дурку»… Причем, заметьте, все предварительные телодвижения и жертвы – отнюдь не для того, чтобы похитить драгоценную старинную икону, заменить ее подделкой и крепко погреть руки на продаже раритета теневому коллекционеру, а лишь для того, чтобы, сняв защиту, демонстративно уничтожить икону кислотой! Возможно такое?

– Намекаете на причастность спецслужб к организаторам подмены? К тем, кто написал сценарий столь тщательно инсценированного сатанинского шабаша?

– Не намекаю, – покачал головой Томанцев, – я просто убежден в этом. Но есть опасение, что ни мне, ни кому-либо другому, имеющему отношение к расследованию дела, не удастся найти хоть какие-нибудь реальные доказательства этого. Слишком грамотно все сработано. Подозрений, версий – да ради бога! Улик – ни одной!.. Вот и выходит, что технари скончались сами по себе, без криминала, а убитый лохматыми отморозками-сектантами священник просто испугался и, желая сохранить жизнь, самолично отдал вандалам чип от сигнализации. А у тех – вот так совпадение! – кроме убитой собаки, лягушек и баллончика с нитрокраской, совершенно случайно оказалась в рюкзак