Book: Глаз павлина



Гофф Оливер

Глаз павлина

Оливер ГОФФ, английский писатель

Глаз павлина

Роман

Перевели с английского Георгий и Чандрика ТОЛСТЯКОВЫ

От автора

В 1782 году у безлюдных берегов Южной Африки налетел на рифы и затонул фрегат Ост-Индской компании "Гровенор"1. Во время крушения на его борту находился многомиллионный груз золота, алмазов и уникальных восточных украшений, и среди них - пара павлинов, некогда украшавших трон Великих Моголов.

С той поры немало людей, томимых жаждой богатства, пытались добраться до этих сокровищ. Но. несмотря на все усилия, никому так и не удалось обнаружить даже место, где покоятся останки судна.

Кроме этих общеизвестных фактов, остальное в романе - плод воображения автора. Все персонажи произведения вымышлены и не имеют никакого отношения к реальным людям.

1 В литературе существует несколько вариантов названия этого судна "Гросвенор", "Гроувенор" и т. д. Редакция остановила свой выбор на названии "Гровенор".

1

С перевала моему взору открылся запутанный лабиринт дорог. Спускаясь вниз и вплетаясь в холмы узловатой нитью, они скручивались в гигантские двойные восьмерки.

Я проехал на машине уже миль восемьдесят, и пыль облепила меня с головы до ног. Она набилась в волосы, толстым слоем покрыла лицо, налипла на брови, скрипела на зубах. Но я не обращал на это особого внимания: в начале путешествия всегда спокойно относишься к мелким неудобствам.

Тем не менее лишний раз глотать пыль мне не хотелось, поэтому, когда с боковой дороги прямо передо мной вынырнула семитонка, я сбросил скорость, пропуская машину вперед. Ее водитель, должно быть, очень спешил и потому обогнул скальный выступ на полном ходу. На повороте у края пропасти грузовик угрожающе накренился. Но водитель машины обладал, похоже, железными нервами: не сбавляя скорости, он готовился взять следующий поворот. Мне подумалось, что дурню просто надоело жить.

И тут впереди, на обочине дороги, я заметил человека, который поднял руку, рассчитывая, что грузовик остановится. Но вместо того чтобы притормозить, водитель семитонки направил машину прямо на человека...

Я оцепенел от ужаса, ожидая самое страшное. Лишь в последнее мгновение человек на обочине метнулся в сторону. Водитель крутанул баранку, грузовик занесло, но потом он выровнялся и, рванувшись вперед, исчез в облаке пыли.

Когда я подъехал к человеку, тот, откашливаясь, стряхивал пыль с одежды. Я опустил стекло и высунулся из машины:

- Ну как вы?

Он ошеломленно взглянул на меня, потом выдавил жалкую улыбку:

- Ничего, спасибо... Никак в себя не приду. Еще бы чуть-чуть - и все. Этот тип просто свихнулся. Никогда не думал, что можно так гонять по этим дорогам!

Я сочувственно оглядел его. Судя по всему, шел он издалека.

- Номер хоть запомнили? Надо бы сообщить в полицию. У таких идиотов нужно отбирать права.

Незнакомец посмотрел на исчезающие вдали клубы пыли и тихо произнес:

- Бог с ним... Главное, все обошлось. - И с надеждой взглянул на меня. - Далеко едете?

- В Порт-Сент-Джонс, - я махнул рукой в сторону океана. - Подбросить?

Повторять приглашение не пришлось. Человек подхватил видавший виды чемодан и быстро обошел машину. На вид ему было лет 50-60, но двигался он по-юношески легко. Забросив чемодан на заднее сиденье, он уселся рядом со мной.

- Издалека добираетесь? - поинтересовался я.

- Из Претории.

Сказав это, человек крепко сжал челюсти, давая понять, что не расположен к разговору. Но потом чувство вежливости победило, и он добавил:

- Можно было ехать автобусом, но его рейс только раз в неделю, а ждать было невмоготу. Поездом добираться не лучше: он ходит только до Кокстада, дальше пути нет. Если бы не вы, пришлось бы и дальше шагать пешком.

- Раньше здесь бывали? - спросил я.

- А как же, конечно! - воскликнул он. - Это ведь моя родина. Я вырос в Сент-Джонсе и мечтал вернуться сюда с тех самых пор, как уехал.

- И давно уехали?

Человек отрешенно посмотрел в окно. Потом с видимым усилием произнес:

- Двадцать лет назад.

- Двадцать лет! - Я присвистнул. - Давненько! Незнакомец повернулся ко мне и наморщил лоб:

- Судя по акценту, вы американец?

- Всего два дня назад прилетел из Штатов.

- По делам или в отпуск? - Он с интересом посмотрел на меня.

- Пока - в отпуск, - замялся я. - А там, кто знает, может, и осяду навсегда.

Я и впрямь подумывал остаться. Здесь я родился, но знал об этой стране только по рассказам матери. И теперь, глядя на гряду зеленых холмов, темную полоску леса и синеющий вдали океан, ощущал неожиданную грусть.

Мальчишкой я без устали слушал рассказы матери о местах, где ей довелось побывать с отцом. Как музыка звучали для меня причудливые названия: Мзикаба, Нтафуфу, Лапатана, Мботи, скала Казни, утес Водопадов, залив Гровенора...

"Гровенор" - так называлось злосчастное судно Ост-Индской компании, которое с драгоценным грузом на борту потерпело крушение у берегов Пондоленда. В отличие от множества людей, ищущих богатства, у моей матери все, что было связано с "Гровенором", вызывало лишь горестные воспоминания, и нужно отдать ей должное: она никогда не пыталась скрыть от меня правду.

В тот год, когда разразился скандал, сломавший жизнь матери, я был слишком мал и понял лишь, что отца больше нет с нами. Помню, как плакала мать и как растерялся я, увидев ее лежащей ничком на кровати, убитую горем. Потом было долгое путешествие через океан в Нью-Йорк, к тете Иде и дяде Чарли. Когда мне исполнилось десять, мать умерла. К тому времени я столько раз слышал историю об отце, что даже по прошествии многих лет мог пересказать ее слово в слово. Теперь я понимал, что своими бесконечными рассказами о невиновности мужа мать просто отводила душу.

Дядя Чарли и тетя Ида никогда не одобряли ее выбора. Хотя вряд ли их мнение об отце было объективно: они видели его всего раз, это было до моего рождения. Они просто не могли простить ему того, что он увез мать в Южную Африку и бросил там в бедственном положении.

Чарли и Ида души во мне не чаяли. У них не было детей, и я заменил им сына. После смерти матери они усыновили меня и дали свою фамилию. Харви, Грег Харви - помню, как непривычно это звучало для меня поначалу.

Сейчас, будь живы, они вряд ли бы одобрили это мое путешествие в Южную Африку.

Однако мои мысли были прерваны.

- Значит, собираетесь остаться? - дружелюбно спросил незнакомец. - Что ж, Южная Африка стоит того. Уверен, что вы ее полюбите. Кстати, а почему вы едете именно в Сент-Джонс?

Вопрос застал меня врасплох:

- Ну... а почему бы и нет?

- Не знаю... - Он слегка пожал плечами. - Сент-Джонс - крошечная точка на карте. Туристы обычно едут в охотничьи заказники или в Национальный парк Крюгера. А тут - именно Порт-Сент-Джонс! Чем он вас так привлек?

Я уже было собрался рассказать ему все как есть, но в последний момент почему-то передумал.

- Просто прочитал в путеводителе, что Сент-Джонс - сущий рай для рыболова. Разве не так?

- В былые времена рыбы здесь было предостаточно. Да и сейчас кое-что, верно, осталось... - Мой собеседник оживился. - А вы, значит, любите рыбалку?

- Очень! И если рыбалка здесь хотя бы вполовину так хороша, как ее описывают, отличный отдых мне обеспечен. На всякий случай я прихватил с собой акваланг и ружье для подводной охоты.

Я был тотчас засыпан вопросами - чувствовалось, что мой пассажир разбирается в рыбной ловле. Но неожиданно для меня он вдруг резко перевел разговор:

- Простите, а кто вы по профессии?

- Я - инженер. Строю мосты и дороги. А что?

- М-м-м... ничего. Обычное любопытство, только и всего.

Мы снова замолчали. Я было сосредоточился на дороге и даже вздрогнул, когда он внезапно положил руку на мое плечо:

- Сейчас будет поворот... Не могли бы вы после него на минутку остановиться?

- Ну конечно.

Когда мы остановились, все вопросы отпали сами собой.

- Порт-Сент-Джонс, - прошептал мои спутник. - Господи, я и забыл, какая это красота!

Среди исполинских скал в лучах солнца виднелся городок. Широкая река лениво катила бурые воды в океан. Дальше, насколько хватало глаз, тянулись бесконечные холмы, таявшие в далекой дымке.

- Спасибо, - сказал он тихо. - Спасибо за то, что остановились.

- Да здесь просто великолепно! - не удержался я. Мой спутник просиял.

- Я так и подумал, что вам понравится. - Глубоко вздохнув, он откинулся на сиденье. - Господи, как часто мне приходило в голову, что уже больше не увижу эти края...

Я завел мотор и осторожно выехал на дорогу, держась левой стороны: в миле от нас вился столбик пыли - навстречу шла какая-то машина. Мой спутник тоже обратил на это внимание.

- Глядите, - сказал он. - Мчится как угорелый.

Я беспечно кивнул в ответ.

Мы ехали, повторяя извилистые повороты дороги. Вдруг мой пассажир наклонился вперед, напряженно всматриваясь вдаль.

- Странно, - прошептал он. - Но мне сейчас почему-то кажется, что это тот самый грузовик, который едва не сшиб меня.

- Вряд ли. Тот ехал в сторону Сент-Джонса.

- Да. Вы, вероятно, правы, - нерешительно уступил он. Больше незнакомец не произнес ни слова, но его напряжение передалось и мне. Я сбросил скорость, и машина поползла, прижимаясь к обочине.

И тут из-за поворота выскочил грузовик.

В первое мгновение я не почувствовал испуга: места для того, чтобы разъехаться, было достаточно.

Но случилось непредвиденное. Я увидел, как водитель крутанул руль, и машина, резко накренясь, ринулась на нас всеми своими семью тоннами.

Раздумывать было некогда. Я с силой надавил на педаль акселератора, и, взревев, машина чудом вынырнула буквально из-под самых колес грузовика. И все же нас зацепило. Раздался оглушительный скрежет металла, нас, сильно тряхнув, крутануло. Но я все же успел заметить, что к капоту грузовика прилипло нечто напоминающее наш задний бампер.

Затем, бешено вращая колесами, грузовик на одно страшное мгновение завис над краем пропасти, а потом с грохотом и лязгом рухнул в ущелье. Раздался истошный вопль и тут же оборвался: грузовик ударился оземь, перевернулся, и из его кабины выпала казавшаяся сверху крошечной и похожей на куклу фигурка.

Чтобы спуститься вниз, нам потребовалось совсем немного времени. Но уже с самого начала было ясно, что водитель покончил свои счеты с жизнью. Я наклонился и осторожно перевернул безжизненное тело. Потом выпрямился...

Зрелище было не из привлекательных. Я отвернулся. Пассажир стоял рядом со мной, и я не удержался от вопроса, который не давал мне покоя.

- Вы его знали?

Он отрицательно покачал головой.

- Вы уверены?

- Уверен, - ответил он. - Я его не знаю, хотя...

- Что - хотя?

Пассажир ткнул пальцем в искореженную машину:

- Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что это тот самый грузовик, который едва не сшиб меня на дороге. Во всяком случае, он принадлежит той же компании. Видите надпись?

Я взглянул на грузовик. Прочитал на дверце кабины:

"Рыболовецкая компания Л. Ривельда".

- А вы ничего не путаете?

Он снова поглядел на грузовик, потом повернулся ко мне:

- Нет. Еще тогда я отлично запомнил эту надпись. Я, видите ли, хорошо знал Лукаса Ривельда. Правда, это было давно...

- Представляю, каким ударом все это будет для вашего друга, - резко прервал я его. - Он ведь потерял не только водителя, но и машину.

- Вы меня не поняли, - тихо произнес мой спутник. - Я сказал, что знал Лукаса Ривельда. Но не говорил, что он мне, друг.

Я удивленно посмотрел на него, но его взгляд был устремлен наверх: там, на краю обрыва, уже столпились люди. Потом он протянул мне руку:

- Скоро здесь будет полиция. Так что нам лучше представиться Друг другу до их приезда. Меня зовут Гарри Проктор.

Я не поверил своим ушам. Передо мной стоял Гарри Проктор, ближайший друг моего отца. Более того - соучастник его преступления.

Смятение, гнев и стыд охватили меня, как и прежде, когда мне напоминали об этой истории. И жалость. Жалость к человеку, которого предал партнер, обрекая одного нести наказание за общее преступление. Ведь партнером, предавшим Гарри Проктора, был мой отец!

Я подумал о причудах судьбы, которая свела меня с этим человеком.

...Гарри Проктор ждал, вопросительно глядя на меня. Я шагнул вперед и пожал протянутую- руку.

- Рад знакомству, - сказал я отчетливо. - Меня зовут Грег Харви.

Выражение его лица не изменилось. Эта фамилия ему ничего не говорила.

- Я буду звать вас Грег, - улыбнулся он. - Не возражаете?

На миг я забыл о мертвеце, лежащем у наших ног, о нестройных криках, доносившихся с дороги. Я был рад, что Гарри Проктор хочет стать моим другом. К счастью, он не догадывался о том, что я - сын Джона Фрейзера.

2

Полицейские закончили составлять протокол лишь к вечеру. Тем не менее я успел дозвониться до ближайшего гаража и договориться, чтобы мою машину отремонтировали на следующий день.

Уладив этот вопрос с владельцем гаража, я отправился с Гарри на прогулку по городу.

Порт-Сент-Джонс был типичным морским курортом. На главной улице беспорядочно тянулись дома, в садах пылали фуксии, бугенвилии и пуансетии. Придорожные ларьки ломились от обилия субтропических фруктов, торговцы наперебой расхваливали свои экзотические товары.

Гарри взял на себя роль экскурсовода:

- Эта река называется Умзимвубу - на языке пондо это значит "гиппопотам". В старину здесь находился небольшой порт. Река была гораздо глубже: говорили, что судно могло пройти на двенадцать миль в глубь материка. Сейчас это трудно представить. Теперь землечерпалки расчищают только устье реки. Видел бы ты, какая дрянь плывет по ней во время паводка: стволы деревьев, туши животных, всякий строительный мусор. И - ил. Бесконечный ил... А теперь взгляни вон туда. Это - маяк на мысе Гермес.

Слушать Гарри было очень интересно, но я заметил, что он утомился. И мы повернули назад, к центру города.

- Что будешь делать дальше? - спросил я. - Остановишься у друзей или...

Гарри помотал головой:

- Сниму номер в гостинице. А ты?

- Раз так - и я туда же. Вдвоем веселее. Старомодное двухэтажное здание гостиницы стояло на главной улице города. У ее входа в ряд выстроились машины, а широкая веранда, где были расставлены столики, пестрела людьми, заглянувшими сюда пропустить по рюмочке.

Лавируя между столиками, мы вошли в вестибюль.

- Чем могу служить? - окликнул нас голос из-за стойки.

Через несколько минут в сопровождении носильщика мы поднялись в отведенные нам комнаты.

Когда мы расстались с Гарри у дверей его номера, он выглядел совсем измученным. Однако на обед он пришел уже другим человеком: душ и отдых преобразили его.

Мы отлично пообедали, а потом решили спуститься в бар.

Рядом с нами оказался морщинистый, как высохший грецкий орех, человек с глубоко посаженными глазами, темными, круглыми и хитрыми.

Он окинул нас взглядом:

- Вы, ребята, приезжие?

Говорил он по-английски, но в его голосе я безошибочно различал гортанное произношение африканера.

- Да, - кивнул я. - Сегодня приехали.

- То-то я никогда прежде вас не видел здесь. Он перевел взгляд с меня на Гарри, будто оценивая. Должно быть, мы заслужили его одобрение, потому что он ухмыльнулся и протянул руку:

- Меня зовут Бен ван Скальквик. Для друзей - просто Бен.

Улыбнувшись, я назвал себя, представил Гарри, сказал, что приехал в отпуск, и заказал всем по стаканчику. Через минуту мы уже болтали, как старые приятели.

- В отпуск, говоришь? - Карие глаза Бена весело сверкнули. - Я раньше тоже в отпуск уходил. Да только мне это обрыдло хуже горькой редьки, устал я. Хватит, думаю, баста. Я ведь шахтером был. Работа хорошая, жаловаться грех: зарплата на уровне, бесплатное жилье, бесплатная медпомощь, пенсия там... Словом, все было... Но восемь часов под землей... - Он покачал головой. - Не жизнь, а сущая каторга. И когда жена померла, я пораскинул мозгами. Детей у нас не было, так что я долго не думал: ночь промаялся, а утром - бац! - заявление на стол. - Бен помолчал и отхлебнул из стакана. И в жизнь об этом не пожалею.

- Что же ты теперь делаешь? - с интересом спросил Гарри.

- Бичую, вот что. - Бен выпрямился, в его голосе прозвучала нотка гордости. - И лучшего занятия не придумаешь. Теперь у меня каждый день отпуск. Не то что у других.

- Да, есть чему позавидовать, - рассмеялся я. - Но как ты сводишь концы с концами? Жить ведь на что-то надо.

- Да так и живу. Дом у меня есть - автофургон, кастрюли там всякие, сковородки и рыболовные снасти. А больше мне ничего и не надо. Если случится поймать этакую здоровенную рыбину, тащу ее в гостиницу и отдаю за пару монет. А нет - так и не печалюсь. Живу кум королю: море меня кормит. А надоест болтаться в Сент-Джонсе, собираю манатки и качу куда глаза глядят.

- Вот здорово! - сказал Гарри с оттенком зависти. - И так ты уже десять лет живешь? Бен важно кивнул.

- Факт. И такую жизнь ни на какую другую не променяю, хоть режь. - Он замолчал и испытующе зыркнул на меня. - Я вообще-то люблю компанию... Рыбачить здесь будешь?

- Надеюсь, - подтвердил я его догадку. - А может, вместе будем ходить? Я хочу, чтобы мне показали хорошие места, где можно порыбачить.

Бен просиял:

- Тогда лучше меня для этого дела тебе никого не найти. Я знаю все побережье от Порт-Эдуарда до Кейптауна как свои пять пальцев. Ну а что до рыбалки, тут мне равных нет, ты уж поверь.



Гарри, подавшись вперед, с любопытством спросил Бена:

- Раз так, ты должен хорошо знать залив Гровенора? Бен махнул рукой.

- Залив Гровенора, Мзикаба, Умтенту... Только назови - полный отчет представлю. Гарри замялся:

- Вообще-то я хорошо знаю залив Гровенора. А вот... осталось там что-нибудь от старого тоннеля? Насколько мне известно, их было два, но меня интересует тот, что был вырыт позднее, в скалах.

Осушив стакан, Бен утер рот тыльной стороной ладони.

- Ja, - сказал он. - Знаю, огромная такая дырища. Я недавно туда сунулся, да только делать там нечего: все засыпано скальными обломками. Там я поймал спародона - пятьдесят два фунта потянул, но только не в самом заливе, а в милях двух дальше, у утеса Водопадов. Вот где рыбалка так рыбалка! Вода глубокая, рыбы - лови не хочу! Да что там, я вот помню...

Бен пустился в воспоминания, и, воспользовавшись этим, я заказал еще по одной.

Время бежало незаметно. И не один рассказ Бена сменился другим, прежде чем Гарри стал расспрашивать о Лукасе Ривельде.

- Ривельд? - Бен с любопытством уставился на Гарри. - А что тебя интересует?

- Ну... я знавал Ривельда, - осторожно начал Гарри. - Правда, это было давно. А сегодня по дороге в Сент-Джонс нас чуть не сшиб грузовик его компании. Ты не слыхал об этом? Еще шофер погиб...

- Ja, Ja, об этом уже весь город знает. Но я и думать не думал, что это с вами стряслось. А как дело-то было?

Не вдаваясь в некоторые подробности, я рассказал о случившемся.

- Черт, ну и повезло же вам, ребята! - изумленно воскликнул Бен, когда я закончил. - А как бы вы вместо этого Дэрка Леру загремели? Прямо страх берет, когда вспомню, на что он был похож. Бедняга Дэрк... Я его хорошо знал... Но все к тому шло: он всегда гонял как псих. Вот и доездился. - Бен покачал головой. - Что ж, - подытожил он философски, - такова жизнь. Кто ведает, когда пробьет его час? А знал бы человек, когда помрет, жил бы на всю катушку, факт. - После этих слов он залпом осушил стакан и кивнул бармену.

- Ты нам хотел рассказать о Ривельде, - напомнил Гарри.

- Ну да. - Бен задумчиво покачал головой. - В общем, он - большая шишка. У нас это каждая собака знает. Оно и понятно - на Лукаса Ривельда тут вкалывает целая армия.

- Вот как? - вскинул я брови.

- Да, - продолжил Бен. - Слыхали о "Рыболовецкой компании Ривельда"? Большая контора, доложу я вам. Шесть судов и морозильная фабрика. Видели бы вы эту домину! Торчит на берегу реки словно вставная челюсть. Но это еще не все - куда там! Он наложил лапу и на другие лакомые кусочки. Недвижимость, финансы, торговля землей... А копнуть поглубже, выходит так, что, куда ни плюнь, обязательно попадешь в Ривельда, факт. - Он замолчал и дернул подбородком в сторону двери, - Вон, к примеру, те парни, видите? Все они, как один, на Ривельда работают. С рыболовецких судов, промысловый народ. Сегодня два сейнера швартовались - сам видел.

Я незаметно взглянул туда, куда показывал Бен. Пять-шесть парней, толкаясь и хохоча, прокладывали дорогу к стойке. Было ясно, что с ними лучше не сталкиваться на узкой дорожке. Судя по всему, они решили провести в городе веселую ночку. Я сразу понял, что наполненные барменом стаканы, появившиеся перед ними рядком, были у них сегодня не первыми и, уж конечно, не последними.

Высокий смуглый парень в центре группы поднял стакан, запрокинул голову и стал жадно пить. Потом он пустил его по стойке назад, к бармену. Дружки незамедлительно последовали его примеру.

В ожидании новой порции темноволосый парень оглядел бар. Его взгляд облетел толпу, на мгновение задержался на Бене, скользнул по мне и, наконец, остановился на Гарри. Он не сводил с него глаз, смотрел не мигая, нагло и презрительно, явно что-то замышляя.

Я напружинился и с неприязнью стал ждать, когда он наконец отвернется. Но парень вновь перевел взгляд на Бена, и его лицо приняло насмешливое выражение. Затем он громко, на весь бар, сказал:

- Эй, Бен, что с тобой стряслось? С каких это пор ты коротаешь время за бутылкой с уголовником?

Воцарилась долгая, никем не нарушаемая тишина. У Бена отвисла челюсть. Гарри сидел неподвижно, только побелел как смерть. На нас стали оборачиваться, и меня захлестнула горячая волна ярости.

- Убирайся вон! - вскочив со стула, взревел я. - Но сначала возьми свои слова обратно!

Однако парень даже не взглянул на меня.

- Сядь, ты, - грубо отмахнулся он. - Я говорю не с тобой, а с Беном.

Пиджак слетел с меня в мгновение ока.

- Сейчас ты говоришь со мной, - заявил я. - Я жду и не советую тебе долго испытывать мое терпение.

Парень сузил глаза и настороженно покосился на меня:

- Сказано тебе - не лезь! Тебя это не касается. Я уже собирался было ответить, как меня опередил Гарри.

- Он прав, Грег, не стоит тебе вмешиваться, - спокойно сказал он. - Ты тут ни при чем, и Бен тоже. Он только меня имеет в виду. Не нужно в это никого впутывать.

Парень грубо хохотнул.

- Ну вот так-то лучше. - Он уставился на Гарри. - Ведь я всего лишь делаю Бену любезность. Кому охота пить с вором? Он, верно, не знает, что это ты украл деньги пайщиков. Но я-то об этом знаю, да и мои друзья тоже. И нам не нравится пить с тобой в одной компании. И в одном городе. Ты не бойся: сегодня мы добрые. Но чтоб через пять минут и духу твоего не было в Сент-Джонсе!

Гарри впился руками в стойку так, что костяшки побелели. Потом он медленно покачал головой:

- Извини, но я никуда не уйду. Да, я был в тюрьме, но попал туда по ошибке. Я не вор. Я не крал ничьих денег, и у меня есть такое же право быть здесь, как и у тебя. Я вернулся в город насовсем и никуда отсюда не уйду, нравится тебе это или нет. Уж извини, но тебе придется с этим смириться.

Парень сделал шаг вперед. Губы его скривились в усмешке.

- Смотри, пожалеешь... - начал он, но тут встал Бен.

- Постой-ка, Ник Суорт, - заметил он с нарочитым спокойствием. - Ты мне тут что-то говорил... Так вот, никто не смеет указывать Бену ван Скальквику, кто ему компания, а кто - нет. Гарри Проктор - мой друг, и мне не нравится, как ты с ним разговаривал, совсем не нравится. В общем, если ты не хочешь неприятностей, делай, как говорит мистер Харви, - быстро извинись и выкатывайся. - Бен встал на цыпочки, выпятил грудь и сжал кулаки: он точь-в-точь походил на бойцового петуха.

И здесь Ник совершил две ошибки. Сначала он засмеялся, а потом уставился на Гарри Проктора, совершенно выпустив из вида Бена. Последняя ошибка обошлась ему слишком дорого, да и нам, как оказалось потом, тоже. Я и сам не заметил, как Бен молниеносно выбросил кулак. Ник Суорт охнул и согнулся пополам. И немудрено: удар пришелся сантиметров на пять ниже пояса.

Дружки Ника застыли в изумлении, но уже через секунду мы с Гарри оказались в гуще барахтающихся, сопящих потных тел. Раздались крики; "Прекратите! В баре драться запрещено!", но никто и ухом не повел. Я услышал довольное фырканье Гарри: его кулак врезался в чью-то челюсть. Но потом двое собутыльников Ника бросились на меня, и на мгновение я потерял его из виду. Это были здоровенные ребята, но и меня бог ростом не обидел. Первого нападавшего я уложил без труда. Заметив это, второй остановился и схватил стул. Но когда он ринулся на меня, Бен ударил ногой по его лодыжке. Парень с грохотом растянулся на полу, и мы с Беном ухмыльнулись друг другу.

Теперь уже невозможно было определить, кто на чьей стороне. Впрочем, это никого не волновало, за исключением бармена: он улизнул под шумок, чтобы вызвать полицию.

Пошатнувшись от сильного удара в нос, я услышал чей-то хриплый вопль:

- Полиция! Полиция!

Этот крик мгновенно всех отрезвил, и толпа в едином порыве отчаянно ринулась к запасному выходу.

Чувствуя, как теплая струйка крови сочится из угла рта, я собирался было рвануть вслед за ними, но тут увидел Гарри, распростертого на полу. Заметил его и Бен. Но прежде чем броситься к Гарри, он подошел к полке, преспокойно взял полбутылки бренди, сунул ее в карман и снова протянул руку, на сей раз за бутылкой рома. Косясь на дверь, он вытащил пробку, сделал добрый глоток и протянул бутылку мне.

- Сейчас мы его поставим на ноги, - прохрипел он. - Ну-ка, лей ему в горло... вот так... отлично... А теперь давай сам, да побыстрее, пока фараоны не набежали.

Но едва я поднес к губам бутылку, дверь распахнулась под натиском прибывших полицейских.

3

За нами с лязгом захлопнулась дверь камеры. Бен окинул взглядом голые стены, крохотное окошко наверху, убогую обстановку и с ухмылкой обернулся к нам.

- На "Хилтон", конечно, не похоже, но жаловаться грех. Платить не надо, и на том спасибо.

Я выдавил улыбку, а Гарри прошелся по камере и тяжело опустился на узкую койку:

- Мне очень неловко. В самом деле. Это ведь все из-за меня...

- Чушь! Это вовсе не ты начал, а я и Ник Суорт, - потирая кулак, хохотнул Бен. - Ладно, он свое получил. И это стоило того, факт. Пусть нас здесь хоть неделю проволынят, и то не жалко. Верно, Грег?

Я согласно кивнул, но Гарри лишь слабо улыбнулся.

- Спасибо, ребята. Но я не имел права впутывать вас в это дело. Это касалось только меня и Суорта. Не могу понять, как он об этом узнал... но он сказал правду. Я действительно сидел в тюрьме. Я провел там... почти двадцать лет.

- Двадцать лет? - не сдержавшись, изумленно воскликнул я.

Гарри с тоской посмотрел на меня.

- Да, это почти целая жизнь. Наверное, надо было сразу рассказать вам об этом, но... дело-то прошлое. Понимаете, я ведь только три дня как вышел...

- Ну, дела! - Бен уселся напротив него и вытащил из кармана бутылку. А вот что они проглядели! Ну-ка, глотни. Мигом оклемаешься.

Гарри благодарно улыбнулся:

- Спасибо, но на сегодня мне более чем достаточно, Но Бен не убирал бутылку.

- Давай, - стоял он на своем. - Дерни, говорю, лучше будет. Если ты двадцать лет гнил в тюряге, нужно наверстывать упущенное, факт,

- Ну ладно, - сдался Гарри. - Если только чуть-чуть... Получив обратно бутылку, Бен с удивлением уставился на Гарри.

- Так ты, выходит, был замешан в деле "Гровенора"? - задумчиво отметил он. - Видимо, об этом говорил Ник Суорт?

- В афере "Гровенора", - с горечью поправил Гарри. - Так это тогда называли. Да и сейчас, вероятно, тоже. Да, замешан. Но только денег не крал. Ни единого проклятого ранда! Да что толку говорить... Все равно никто не поверит... - закончил он с яростью и отчаянием.

Бен вежливо кашлянул.

- Ну, это все быльем поросло. Чего теперь вспоминать?

- И вы мне тоже не верите... - Гарри сидел не шелохнувшись, но я видел, что у него задрожали руки. - Никто не верит.

- Расскажи нам обо всем, - попросил я. - Все по порядку. До меня доходили кое-какие слухи: сам понимаешь, всякое болтали...

Я лгал. Я знал все до мельчайших подробностей. Но мне хотелось услышать обо всем из первых уст.

Гарри растерянно посмотрел на нас, и Бен ободряюще кивнул ему.

- Валяй, рассказывай, - сказал он. - Я в Йоханнесбурге был, когда это случилось. И обо всем узнал из газет, хотя сейчас уже мало что помню. А у тебя небось накипело за столько-то лет. Вот и выпусти пары - полегчает.

Гарри пожевал губами, потом вздохнул:

- Наверное, вы правы. Но это долгая история.

- А нам спешить некуда, - я развел руками. - Впереди у нас целая ночь.

- И то верно... Ну что ж, значит... Если хотите знать, как все было, начну-ка я с самого "Гровенора". - Гарри посмотрел мне в глаза. - Ты когда-нибудь слышал о нем?

Я отрицательно покачал головой.

- Так я и думал, - утвердительно заметил он. - "Гровенор" - так назывался фрегат английской Ост-Индской компании, которая вела торговлю между Лондоном и Востоком. Так вот, здесь, на побережье Пондоленда, в 1782 году он потерпел крушение. Тогда в этих местах еще ничего не было - только буш, дикие звери и враждующие племена. До ближайшего центра цивилизации Кейптауна - добрых триста миль.

В общем, по пути из Индии "Гровенор" попал в свирепый шторм. Он сбился с курса и напоролся на рифы в двухстах ярдах от берега. Стояла глухая ночь, было темно, хоть глаз выколи, и до наступления дня ничего не разглядишь. Можно себе представить, что пережили люди. Но, несмотря на шторм, почти всем пассажирам и команде удалось добраться до берега. Человек пятнадцать утонуло, но более сотни достигло земли.

Однако все беды только начинались. Капитан собрал оставшихся в живых и рассказал им все как есть, ничего не скрывая. Он сказал, что единственный выход - пробираться на юг, к Кейптауну. Было решено держаться вместе - и сильным и слабым. Однако уже через несколько дней потерпевшие кораблекрушение разбились на отдельные группы. Без оружия, без пищи... До Кейптауна добрались всего девять человек, и их путешествие заняло шесть месяцев.

- А остальные? - спросил я. Гарри пожал плечами.

- Погибли. И было чудо, что вообще кто-то уцелел... С тех пор люди и бредят этой историей. Много кораблей нашло могилу у этого побережья, но гибель "Гровенора" стала легендой. И дело не только в ужасных испытаниях, выпавших на долю спасшихся. Всех привлекают сокровища "Гровенора".

- Сокровища? - услышал я свой голос.

- На борту фрегата находился многомиллионный груз. Хлопок и шелка, пряности и зерно - все это давно погибло. Но золото осталось. И не только золото: корабль вез из Индии серебро, алмазы и... - Гарри понизил голос, и что самое ценное - двух павлинов, некогда украшавших трон Великих Моголов.

- Ja, - благоговейно прошептал Бен. - Павлины! Точно. Я что-то об этом читал. Расскажи Грегу: он небось об этом и не слыхивал.

Гарри не заставил себя долго упрашивать:

- Это был настоящий шедевр - парное украшение из чистого золота, усыпанное драгоценными камнями и жемчугом. Описание павлинов есть в "Британской энциклопедии". Говорят, по нынешнему курсу они оцениваются в два миллиона рандов.

Я присвистнул, поскольку этого от меня явно ждали. Бен склонил голову набок.

- Болтают, что их вовсе не было на борту, - сказал он.

- Павлины, разумеется, не были указаны в перечне грузов "Гровенора", но иначе и быть не могло. Ведь англичане похитили павлинов и тайно погрузили их на корабль. Фрейзер перерыл кучу старинных манускриптов и прочих документов и выяснил, что павлинов похитили из храма в Дели, а потом тайком проносили из деревни в деревню до самой Калькутты. Власти, естественно, пытались напасть на след похитителей, но те всякий раз уходили от преследователей.

Так вот, с отплытием "Гровенора" о павлинах больше никогда не слышали, и Фрейзер был убежден, что они пошли на дно вместе с судном. В этом он убедил и меня,

- Фрейзер? - полюбопытствовал Бен. - А это что за птица?

На лицо Гарри набежала тень:

- Джон Фрейзер был моим ближайшим другом. Мы были как братья... вместе выросли... вот почему до сих пор я не могу поверить... Но я забегаю вперед...

Он похлопал себя по одежде и торопливо сунул руку в карман:

- Вот. С этого-то все и началось. - Гарри протянул мне руку. - Ну, настаивал он, - взгляни поближе. Держу пари, что ты никогда не видел ничего подобного.

Гарри ошибался. Еще прежде, чем серебряная монета легла в мою ладонь, я понял, что она как две капли похожа на ту, что когда-то на изящной цепочке носила моя мать. Я перевернул монету. Тот же королевский профиль, та же корона из лавровых листьев и тот же отчетливо вычеканенный год 1779.

- Ну и ну! - воскликнул Бен, когда я передал ему монету. - Гарри, где ты это взял?

- Это с "Гровенора". Мы с Фрейзером нашли ее на месте кораблекрушения.

Бен достал трубку и чиркнул спичкой. Пыхнув дымом, заметил:

- Но ведь место кораблекрушения точно неизвестно. Все разное говорят где судно лежит, никто не знает. Вы что же, и до судна докопались?

- Нет, его мы не нашли. Оно похоронено глубоко в песке. Но... лучше я расскажу вам о монетах.

- Значит, были и другие? - заинтересовался Бен.

- Мы наткнулись на них совершенно случайно. Как-то Фрейзер предложил съездить на рыбалку в залив Гровенора. Я отнесся к этому без восторга. Во-первых, это довольно далеко от Сент-Джонса. К тому же, с одной стороны, погода еще не установилась, с другой - было 22 сентября, солнцестояние. В это время на всем побережье обычно бушуют штормы. Я пытался отговорить Фрейзера, но он настоял на своем.

Выехали мы засветло и прибыли на место, когда солнце уже взошло. Для рыбалки лучше времени не придумаешь, но скоро мы позабыли о ней. Поставив машину, мы взглянули на океан, а потом выскочили наружу как ошпаренные. Мои предположения оправдались: шел шторм, какого я не видел никогда в жизни. Океан почернел, вспенился, и тут внезапно начался отлив. Никто из нас не помнил такого сильного отлива. Вся береговая полоса обнажилась, словно кто-то просверлил отверстие в дне океана, и теперь он стремительно убывал. Там, где раньше плескалась голубая вода, теперь были скалы, омуты, рифы и каналы.

Мы побежали к океану. Вода, видимо, отхлынула сразу, потому что в ямах с водой трепыхалась рыба, какой я прежде никогда и не видывал. Это напоминало фантастический аквариум, созданный самой природой. Мы перебегали от одной лужи к другой. А потом Фрейзер завопил так, что я, бросив все, со всех ног кинулся к нему. Он наклонился над омутом и показывал рукой в глубину.

- Гляди! - крикнул Фрейзер. - Там, внизу, монеты! Возле выступа. Видишь?

Я насчитал штук десять-двенадцать кругляшек. И хотя они были сплошь облеплены ракушками, это, без сомнения, были монеты.



Гарри судорожно сжал монету. Голос его задрожал от нахлынувших воспоминаний.

- Не веря глазам, мы с Фрейзером завороженно смотрели на кругляшки, а потом он вдруг прошептал: "Гровенор"! Эти монеты - с "Гровенора". Господи, ты понимаешь, что это значит?" Фрейзер был так взволнован, что почти не мог говорить: "Сокровища... кораблекрушение... Это где-то здесь, совсем рядом... Он здесь потонул, понимаешь?"

- Где - "здесь"? - глупо спросил я. Фрейзер схватил меня за руку.

- Здесь, в этих местах, где же еще? - Он показал рукой на выход из залива.

Я посмотрел туда и увидел нечто совсем иное. На нас надвигалась бурлящая стена воды, возвещая о начале прилива.

- Бежим отсюда! - заорал я и бросился к берегу, но вместо того, чтобы последовать моему совету, Фрейзер бросился в омут.

Бен с шумом выдохнул:

- За монетами, стало быть, нырнул, вот как? Небось они ему позарез были нужны, факт! А я бы нипочем там не остался! Нет, сэр! С морем шутки плохи!

- Вы не знали Фрейзера, - проговорил Гарри. - В этом он был весь. Стоило ему что-нибудь захотеть, как он бросался очертя голову, не задумываясь о последствиях. В тот раз Фрейзер легко отделался: несколько царапин да пара синяков... и две монеты. Одну из них он оставил себе, другую отдал мне.

Нам так и не пришлось порыбачить, даже снасти из машины не вытащили. Мы только и говорили, что о находке. А наутро Фрейзер уехал в Дурбан. Вернулся он через неделю и показал мне план.

- План? - переспросил я.

Гарри внимательно посмотрел на меня.

- План тоннеля. Вернее - черновой набросок. Но идея была ясна.

Фрейзера буквально обуяла жажда деятельности. "Смотри, - сказал он мне. - Сокровища должны быть здесь. Все сходится. Я просмотрел кучу документов: протокол морского расследования, рассказы спасшихся, описание рельефа местности. Все, что можно... Кроме того, у нас есть монеты. Запомнил место, где мы их нашли?"

Бен почесал в затылке:

- Постой-ка. Я хорошо знаю этот залив. Где вы их нашли?

Пальцем Гарри стал чертить на койке:

- Это выступающий в океан мыс, а здесь, на другой стороне, - длинная цепь утесов. А вот здесь, левее, - песчаный берег, он изгибается в эту сторону. Так?

- Так, - подтвердил Бен.

- Монеты мы нашли вот здесь, в скалах, между берегом и утесами, но чуть дальше, за нормальным уровнем малой воды.

- Ясно. - Бен нахмурился. - Думаешь, корабль там?

- Да. Должно быть, он наскочил на подводный риф у входа в залив, который мы с Фрейзером ясно видели в то утро. А потом шторм и прилив вынесли корабль вперед, в закрытое пространство прямо перед утесом.

- Что-то здесь не совсем понятно, - нахмурился я. - Если судно затонуло возле утеса, то почему монеты нашли так далеко от места кораблекрушения?

У Гарри был уже готовый ответ:

- Признаюсь, меня это сначала удивило, но потом Фрейзер показал мне копию отчета потерпевших кораблекрушение. Судя по всему, они выбрались на берег с помощью линя, который им удалось натянуть между "Гровенором" и прибрежными скалами. И, покидая корабль, пассажиры, возможно, взяли с собой те ценности, которые смогли унести.

- Значит, ты считаешь, что они обронили монеты, когда перебирались по линю на берег? - спросил я Гарри.

- Все говорит за это, - ответил он. - Несколько человек смыло водой, и они утонули. Думаю, будь у нас тогда хоть немного времени, мы бы достали гораздо больше монет.

Мы сидели молча, переваривая услышанное. Потом я встрепенулся.

- Ты говорил о тоннеле, - напомнил я Гарри. - Зачем он был нужен?

- Ах да, тоннель... - Он собрался с мыслями. - Через него мы хотели проникнуть к останкам корабля. Идея эта была не нова. Таким же образом к фрегату пытались подобраться... если не ошибаюсь, в 1921 или в 1922 году. Тогда "Гровенор" искали не в том месте, а на много миль дальше. Наверное, они ухлопали уйму денег, прежде чем отказались от попыток найти судно. Но мы знали, где лежит "Гровенор". У нас было доказательство - монеты...

И когда Фрейзер показал мне план тоннеля, долго уговаривать меня не пришлось. Он был хороший инженер, и к его мнению стоило прислушаться.

Я нахмурился:

- А разве не проще было драгировать с поверхности? Тогда бы вообще не понадобился тоннель.

- Ага! - глаза Гарри весело сверкнули. - Я и забыл, что ты тоже инженер. Но ты не знаешь Дикого Побережья. Поверь, его недаром так назвали. Тут штормит каждый день. И Фрейзер знал, что прежние попытки найти "Гровенор" терпели неудачу именно из-за штормов.

- Понятно, - сказал я.

- План Фрейзера состоял в том, чтобы прозондировать сплошную скалу, вырыть колодец, а потом из него прорыть длинный тоннель под дном океана. Через него мы должны были выкачивать песок. Таким образом, рано или поздно, мы добрались бы до "Гровенора". Дело было верное.

- Так что же вам помешало? - спросил Бен.

Гарри воинственно вскинул голову:

- Ничего. Мы стали рыть тоннель. И в конечном счете добрались бы до судна. Так думал не только я, но и все прочие пайщики, включая Ривельда и Суини. Ведь они сразу, не торгуясь, скупили акции.

Бен так и подскочил:

- Суини?

- Он и Ривельд были главные пайщики. А ты что, знаешь его?

Бен дернул плечами:

- Знать-то знаю. Да только мне он не компания. У Ривельда он вроде бы какая-то шишка.

- По-моему, он там ведает финансами, - согласился Гарри. - Когда мы основали "Акционерное общество по подъему "Гровенора", он вел наши бухгалтерские книги. И именно он обнаружил, что со счета сняты деньги, составлявшие весь наш капитал. Они исчезли накануне ночью. Суини это здорово ударило по карману. Я и не предполагал, что он вложил в предприятие столько денег, пока не услышал на суде его показания против меня.

- Так что же произошло на самом деле? - тихо спросил я.

- Не знаю, - сдавленно ответил Гарри. - Клянусь вам, это правда. Я действительно ничего не знаю...

- Ну, они же не просто так - раз и исчезли, факт, - заерзал по кровати Бен. - Тогда расскажи все, что знаешь. Гарри сплел пальцы.

- Да, конечно. Извините, я опять забежал вперед. - Он помолчал немного, а затем продолжил: - Так вот, через несколько недель после того, как были найдены монеты, мы решили создать акционерное общество, и деньги потекли рекой. Акции просто рвали из рук. Фрейзер, я и Ривельд, главные держатели акций, стали директорами.

Когда мы только приступили к работе, дело продвигалось медленно. Но потом все наладилось. Фрейзер вкалывал как проклятый, он просто дневал и ночевал в лагере.

...Прошло уже добрых полгода, когда вдруг Фрейзер приказал приостановить дело на несколько дней. Я видел, что он был чем-то встревожен, но считал, что если это что-нибудь серьезное, то Фрейзер сам мне обо всем расскажет. К тому времени наши запасы строительных материалов истощились, и Фрейзер предложил сделать новые закупки. Я подписал ему два чека и уехал домой.

Гарри замолчал и взглянул на нас.

- В общем... это были незаполненные чеки.

- Незаполненные! - изумился Бен. - Но почему? Зачем ты это сделал?

В ответ Гарри беспомощно развел руками:

- Я полностью доверял Фрейзеру. Он был моим другом. Я свою жизнь мог ему доверить, не то что несколько рандов. И потом, в этом не было ничего удивительного - я уже несколько раз так делал. Фрейзер не единожды держал в своих руках всю нашу кассу. Для дела порой это было просто необходимо.

- Ничего себе! - пробурчал Бен. - Вот тебе и "необходимо"! Ну, подписал ты эти чеки, а что дальше?

- Фрейзер тогда еще сказал, что должен установить взрыватели в тоннеле. После этих его слов мы распрощались.

- А что было потом? - продолжал допытываться Бен.

- Фрейзера я больше не видел. - Гарри судорожно провел рукой по щеке. - Его машину нашли возле аэропорта в Йоханнесбурге. Об этом мне сказали полицейские, когда делали обыск. Я понял, что наши деньги исчезли... их перевели на банковский счет в Йоханнесбурге на вымышленное имя и, конечно, потом сняли с него... Сначала я не поверил... думал, это какая-то ошибка...

Гарри пришлось сделать над собой усилие, чтобы продолжить рассказ:

- На самом деле ошибку сделал я. Меня обвинили в сговоре с Фрейзером, ведь это я подписал злополучные чеки... Фрейзер с деньгами исчез, а я получил двенадцать лет тюрьмы.

- Как - двенадцать? - встрепенулся Бен. - Ведь ты же говорил...

Взгляд Гарри скользнул по зарешеченному окну.

- В тюрьме готовили побег... если бы я не потерял голову и отказался участвовать в этом, то вышел бы на свободу еще восемь лет назад. Но вы и представить себе не можете, что такое сидеть в камере дни, месяцы, годы... я больше не мог этого вынести... Пятнадцать человек пытались бежать, но у кого-то сдали нервы... был убит охранник...

Мы долго сидели молча, стараясь не глядеть друг на друга. Я мучительно думал, что сказать Гарри, но ничего не приходило в голову. Наконец Бен нарушил молчание.

- А теперь-то что будешь делать?

Гарри зябко повел плечами и вздохнул. В кулаке у него все еще была зажата монета. Он подкинул ее несколько раз, а потом спрятал в карман.

- Закончу начатое дело. Найду "Гровенор". Я думал об этом все двадцать лет.

Видя нашу растерянность, он посуровел.

- Послушайте, я понимаю, что будет нелегко. - Он сглотнул слюну. - Но я готов к этому. У меня ничего нет. Так что начинать придется практически с нуля. Одному мне не справиться, и я хочу спросить вас - тебя, Грег, и тебя, Бен, - не согласитесь ли вы принять в этом участие?

Мы молчали, и Бен, вздохнув, качнул головой.

- Нет-нет, сейчас ничего не отвечайте. Обдумайте все, взвесьте. А если все же решитесь - лучших компаньонов я и пожелать себе не могу.

Нас выпустили утром. Никто не собирался предъявлять нам никакого обвинения, только сержант прочитал лекцию о том, к каким серьезным последствиям может привести нарушение общественного спокойствия. Когда мы гуськом вышли на солнцепек, Бен лениво почесал в затылке, потом обернулся, обвел меня затуманенным взором и ухмыльнулся.

- Ну и видок у тебя, доложу я. - Он хлопнул меня по плечу и рассмеялся. - Да ты не тушуйся, парень. Регмейкер и трупяка на ноги подымет.

- Регмейкер? - Я впервые слышал это слово.

- Чем ушибся, тем и лечись, - пояснил Гарри.

- Факт, - поддакнул Бен. - Подвалим сейчас на стоянку Второй отмели, а я уж кой-чего достану. Лады?

Гарри вопросительно посмотрел на меня. Я согласно кивнул.

- Большое спасибо, это очень кстати, но давай соберемся попозже. Сейчас бы ванну принять, перекусить и... - ухмыльнулся я в свою очередь, если я хоть немного похож на тебя - и побриться тоже.

Расстались мы на углу улицы, где Бен указал на свой трейлер, стоявший в тупичке. Он зашагал к нему, а мы с Гарри направились в отель.

4

Когда мы вошли в вестибюль, меня окликнули.

- Мистер Харви! - девушка-портье одарила меня сияющей улыбкой. Хорошо, что вы пришли. Звонил мистер Ривельд из "Рыболовецкой компании". Он спрашивал, будет ли вам удобно навестить его в конторе сегодня в 11.30 утра. - Она взглянула на меня с вежливым интересом. - Это у вас была какая-то неприятность с грузовиком?

Рассеянно кивнув, я повернулся к Гарри.

- Схожу, пожалуй. Видно, не судьба мне попробовать Бенов регмейкер.

- Не беда, - улыбнулся он. - Я Бену все объясню... Регмейкер не пропадет, не волнуйся. А может, позже подойдешь?

На том и порешили.

Когда я вышел из гостиницы, было уже начало двенадцатого. Сначала я зашел в гараж и, пока там ремонтировали мою машину, взял у владельца маленький "фольксваген". Мы немного поболтали, потом я подписал свидетельство об аренде и по главной улице поехал в "Рыболовецкую компанию Ривельда". Спрашивать дорогу не было нужды. Огромная ярко-красная надпись наверху высокого квадратного здания виднелась издалека и исключала всякую возможность ошибки. Я остановил машину, взглянул на часы и через мгновение уже проходил сквозь тяжелые вертящиеся двери.

Лукас Ривельд оказался крепким мужчиной с гладким лицом, красноватой кожей и редкими рыжеватыми волосами. Обнажив в улыбке щербатый рот, в котором обильно сверкало золото, он потряс мою руку, усадил в кресло и уселся сам, сложив руки на животе.

- Очень рад, что смогли зайти, мистер Харви. Надеюсь, что не расстроил ваши планы на день? - вежливо осведомился он. - Впрочем, долго я вас не задержу. Я знаю, что такое быть в отпуске - каждый день на счету.

- Да, в общем-то я путешествую, - ответил я. - Но может быть, немного задержусь здесь.

- Вы счастливчик, - заметил Ривельд. - И вообще вам крупно повезло. Как я узнал, вчера вы были буквально на волосок от гибели. Вот об этом я и хотел с вами поговорить.

Я кивнул и стал ждать, что он скажет дальше. Ривельд тяжело вздохнул:

- Не могу передать, как меня потрясло это известие. Это просто ужасно. До сих пор не могу поверить, что Леру мертв... просто не верится... Хотя, конечно, в жизни всякое случается. Так вот, я хотел поставить вас в известность, что страховая компания моей фирмы готова выплатить вам полную стоимость ремонта.

Откинувшись назад, я закинул ногу за ногу.

- Очень рад слышать это. Признаюсь, я не был в восторге при мысли о длительных судебных пререканиях. Впрочем, я ожидал, что все уладится.

Светло-голубые глаза Ривельда сочувственно глядели на меня. Потом он, слегка замявшись, сказал:

- Понимаю, что вам об этом неприятно вспоминать, но жене Леру было бы легче, если бы она точно знала, что ее муж не мучился и кончина его наступила мгновенно....

Я нахмурился:

- Не совсем понимаю, о чем вы? Ривельд охотно уточнил свою мысль.

- Жене Леру хотелось бы знать, мгновенно ли он погиб или же успел что-нибудь сказать перед смертью? - Ривельд кашлянул. - Я обещал миссис Леру...

- Понятно... - Собираясь с мыслями, я задумчиво сунул руку в карман за сигаретами. - Нет, он ничего не успел сказать, - медленно проговорил я. Можете передать миссис Леру, что ее муж погиб сразу, мгновенно.

- Вот как... - тихо отметил Ривельд, а потом обеспокоенно спросил:

- Ваша машина сильно повреждена?

- Нет, - ответил я. - Мы отделались легким испугом.

- Мы? А, вы имеете в виду пассажира... Припоминаю... мне говорили, что вы кого-то подвозили.

Что-то подсказывало мне, что Ривельд осведомлен о происшедшем гораздо лучше, чем пытается показать.

- Ну да, - сказал я как ни в чем не бывало. - Некоего Гарри Проктора. По-моему, вы его хорошо знаете. Ривельд заерзал в кресле.

- Проктор! Вот так так! Вообще до меня доходили слухи, что он приехал, но я и предположить не мог... Значит, это был Проктор? Мы были с ним знакомы, но с тех пор много воды утекло. Да-да, будут все...

- Двадцать лет? - полувопросом закончил я.

- Точно. - Ривельд изобразил на лице удивление. - Проктор сказал вам об этом?

- Да.

Ривельд коротко хохотнул:

- А больше он вам ничего не рассказывал? Я вопросительно вскинул брови:

- Что, например?

- Ну... где он провел последние двадцать лет? Я смерил Ривельда долгим взглядом.

- Отчего же, рассказывал. Он был в тюрьме. - Я сделал паузу. - И, кстати, сказал - за что.

Мне показалось, что Ривельд слегка побледнел.

- Скажите, - спросил он, - а он все еще утверждает, что невиновен?

- Да. Он говорил, что произошла какая-то ужасная ошибка. И, должен сказать...

Ривельд прервал меня взмахом руки:

- Он виновен! Это доказано, и никаких сомнений тут быть не может. М-м-м... - помялся он. - Не мое дело советовать, но на вашем месте я бы не стал искать его общества.

Что-то в манере Ривельда говорить задело меня, но я сдержался:

- Спасибо за совет, но мне почему-то кажется, что это не ваше дело. Мне Гарри Проктор нравится. Ривельд рассыпался в извинениях:

- Поймите меня правильно... Я просто не понимаю, зачем Проктор вернулся сюда? На его месте... м-м-м, я бы бежал от Порт-Сент-Джонса, как черт от ладана.

- Все очень просто, - ответил я. - Гарри Проктор вернулся сюда, чтобы найти "Гровенор".

- О, господи! - воскликнул Ривельд. - Это, конечно, шутка?

- Ничуть. Он и не думает шутить. Гарри считает, что сможет найти сокровища. Рассказывал он об этом очень убедительно. - Я улыбнулся. - И думаю, что это ему удастся.

Ривельд сокрушенно покачал головой.

- Это воздушный замок, мистер Харви, воздушный замок. Я сам когда-то поставил на это и... - он развел руками, - и потерял много денег. Сомневаюсь, что Проктору удастся найти "Гровенор". Но даже если ему доподлинно известно, где покоится судно, все равно добраться до него адский труд... И кроме того... Разве у Проктора есть деньги, чтобы финансировать свой проект?

Я покачал головой:

- Нет, но он надеется организовать акционерное общество и продать паи.

При этих словах Ривельд откинулся назад и громко расхохотался. Потом с явной насмешкой сказал:

- Гарри Проктор? В Порт-Сент-Джонсе? Дорогой мой, да у него нет на это ни единого шанса. Его здесь слишком хорошо знают!

- Ну что же, - с расстановкой сказал я. - Тогда я сам смогу вложить в это предприятие некоторую сумму.

- Вы? - Лицо Ривельда выразило вежливое недоверие.

- Хорошенько обо всем подумайте - мой вам совет. Обидно вышвыривать деньги на ветер. - С этими словами он встал и протянул мне руку: - Что ж, не смею вас больше задерживать...

Я не стал останавливаться у гостиницы, а выехал из города на дорогу с указателем "Вторая отмель". Проехав немного, я увидел на дороге машину "скорой помощи". Возле нее столпилась группка людей, среди которых я узнал Бена. Мы заметили Друг друга одновременно, и он неистово замахал мне руками.

Я дал по тормозам и остановился возле него. Бен устало привалился к машине. Лицо его было бледным.

- Что случилось? - спросил я, почувствовав неясную тревогу.

- Гарри... - ответил он. - О, господи, Грег, он мертв! Я уставился на Бена, не в силах поверить услышанному.

5

Всю дорогу в город Бен что-то бурчал себе под нос, а когда мы оказались в полицейском участке, уже не мог сдержаться.

- Показания? - взревел он. - Какие, к черту, показания? Мой друг мертв, а вы тут мараете бумагу всякой чушью! Нет чтобы оторвать от стульев свои жирные задницы и найти того подонка. За что вам только деньги платят!

Стоически выслушав брань, сержант поднял руку.

- Все ясно, мистер ван Скальквик. Я понимаю, что вы потрясены, но, если и дальше так пойдет, едва ли вы нам этим поможете.

Он повернулся ко мне, вероятно, сочтя меня человеком более здравомыслящим.

- Эти наезды, - сказал он, - когда водители скрываются - просто адова работа. Особенно в здешних местах. Здесь пруд пруди и отдыхающих, и случайных туристов со всей республики и даже из-за границы. Мы, конечно, сделаем все, что в наших силах, но шансы найти виновного крайне невелики.

- Послушайте, - сказал я каким-то чужим голосом, - доказательств у меня никаких нет, но мне кажется, что наезд мог быть совершен намеренно.

Сержант выпрямился и пристально посмотрел на меня:

- Вот как? Какие у вас основания так считать? Я рассказал сержанту о недавних событиях, начав с того, как мы едва не погибли на дороге.

Терпеливо выслушав меня, он медленно покачал головой:

- У вас просто шалят нервы. Это вполне естественно, но, когда вы успокоетесь, думаю, поймете, что все это вам померещилось. Возвращение Проктора в Порт-Сент-Джонс могло кого-то и возмутить. Деньги потеряли многие, но, черт возьми, это было двадцать лет назад! И все это время Проктор отсидел в тюрьме. Куда уж тут мстить! Нет, для предумышленного убийства нужен мотив куда серьезнее, чем этот.

Позже в гостинице мы с Беном рассмотрели ситуацию с разных сторон и в конце концов пришли к мнению, что сержант был прав. Без веских причин не убивают. С облегчением откинув эту тягостную мысль, заговорили о "Гровеноре". И поняли, что без Гарри дело это не стоит и затевать.

Так думали мы до тех пор, пока не открыли его портфель.

Вещей у нашего товарища было до трогательного мало. Впрочем, в тюрьме большего и не наживешь. Я разложил вещи на кровати и стал думать, что с ними делать дальше. Может быть, управляющий гостиницы мог бы использовать их в благотворительных целях?

Портфель Гарри был закрыт на замок, и я долго не решался взломать его, но Бен все же уговорил меня.

- Давай, чего тушуешься? - сказал он со свойственным ему практицизмом. - Гарри ничего про родственников не говорил, но если они у него случаем имеются, нелишне будет послать им весточку. Валяй, открывай. Глядишь, может, адрес какой найдем или еще что.

Бен оказался прав. В портфеле мы нашли адрес и фамилию. Отправив телеграмму мисс К. Проктор в Дурбан, я вскоре забыл о ее существовании, поскольку моим вниманием всецело завладела другая находка. Портфель был битком набит бумагами, и когда я сунул их под нос Бену, тот только выпучил глаза. В наших руках оказались связка старых писем, карта залива Гровенора, ксерокопии старинных документов, записи, сделанные от руки, пожелтевшие вырезки и фотографии, а также туго скрученный рулон, оказавшийся планом заброшенного второго туннеля.

- Ну-ка, погляди! - воскликнул Бен. - Да тут все про "Гровенор"!

Весь остаток дня мы едва перекинулись двумя-тремя словами. Шли часы, а с ними улетучивались и последние сомнения. Судя по всему, под старыми раскопками действительно покоился "Гровенор".

Наконец Бен отложил в сторону последний пожелтевший листок. Еще несколько минут он попыхивал трубкой, потом поднял голову и посмотрел мне в глаза:

- Найдем его, как по-твоему, а? Продолжим дело Гарри...

Сказав это, он сунул руку в карман и вытащил бутылку.

- Вот чем я хотел тебя утром попотчевать. Помнишь, я обещал регмейкер?

Молча я достал два стакана.

- Выпьем сначала за Гарри, - поднял Бен стакан. - Парень он был что надо. Второй тост - за нас. Третий - за "Гровенор". А потом еще за золото, за драгоценные камни, а если останется, выпьем и за павлинов.

Прошло немало времени, прежде чем мы легли спать.

На следующее утро я отправился к адвокату. Это был сухопарый, прямой, как палка, человек, представившийся мне главой адвокатской конторы "Браун Армстронг и К°". Он, спокойно, поджав губы, выслушал меня, а потом в течение пятнадцати минут применял все свое красноречие, чтобы отговорить меня от затеи с "Гровенором". Но я стоял на своем, и, в конце концов дав мне понять, что, по его мнению, мои желания противоречат всякому здравому смыслу, он согласился выполнить мои указания.

Затем я посетил редактора местной газетенки. В отличие от адвоката, услышав о моих планах, он пришел в восторг.

- Поиски сокровищ, вот как? Ну что ж, вот это новость так новость! Присаживайтесь, мистер Харви, присаживайтесь. Может, чашечку чая? Вы знаете, что уже более двадцати лет никто не пытался найти "Гровенор". - Он потер руки и просиял. - И когда вы собираетесь начинать?

- Как только сможем. - Я подробно рассказал о своих приготовлениях и подчеркнул, что паи будут доступны самой широкой публике.

Потом я задал вопрос, который особенно меня интересовал:

- Как вы думаете, какую реакцию это вызовет?

Редактор расхохотался:

- О, на вашем месте я бы особенно не обольщался, Люди обожают читать о поисках сокровищ. Это так горячит воображение. Но как только речь заходит о том, чтобы вложить деньги... вот тут-то все и начинает буксовать. Особенно в наших краях. Во время последних поисков судна многие тут разорились. А впрочем, - отметил он, - чего не бывает!

Купив назавтра номер "Почты Дикого Побережья", я обнаружил, что нам отведена первая полоса. Я пролистал газету. Внутри ее, в самом углу, чернел крошечный некролог Гарри Проктора.

В первый раз я увидел ее на похоронах. Она стояла вместе с нами у могилы - стройная изящная девушка с зелеными глазами и длинными светлыми волосами, развевающимися на ветру. Когда погребение завершилось и Гарри Проктор обрел наконец вечный покой, она подошла к нам.

- Мистер Харви? - спросила она.

Я улыбнулся и протянул руку.

- Грег Харви, а это Бен ван Скальквик.

- Здравствуйте. Я - Карен, дочь Гарри Проктора. Спасибо вам за телеграмму.

Я махнул рукой.

- Мы и понятия ни о чем не имели, не знали ничего, - торопливо сказала Карен. - Вы были его другом? Я кивнул:

- Да, и Бен тоже, но...

Тут девушка разволновалась:

- Прошу вас... Мне так много нужно у вас узнать... Вы не сможете уделить мне немного времени?

В холле гостиницы мы нашли укромный уголок и заказали три кофе. Карен сидела, погруженная в собственные мысли, потом повернулась ко мне.

- Это очень любезно с вашей стороны. Я так волнуюсь, потому что... Понимаете, я толком никогда не знала отца. - Она закусила губу, а потом решительно продолжила: - Он долгое время сидел в тюрьме. Вы, наверное, об этом знаете?

- Да, он нам рассказывал.

Она нахмурила брови.

- Одного не могу понять, может быть, вы объясните? Он вышел, а мы и понятия об этом не имели. Мы с Предком считали, что его освободят не раньше, чем в конце года.

- С Предком? - удивился я.

- Ох, извините, с моим дедушкой. Я живу у него. Мы были просто потрясены вашей телеграммой. Вы ведь писали: "Погиб в Порт-Сент-Джонсе". Я была уверена, что здесь какая-то ошибка, но Предок позвонил в полицию, и там все подтвердили. Но... что он здесь делал? Почему не сообщил нам, что его уже выпустили?

Бен кашлянул.

- Должно быть, у него была на то причина, мисс, - сказал он ласково. И очень серьезная. Иначе бы он так не поступил.

- Но какая? Какая могла быть причина? - тихо спросила она, а потом добавила: - Его срок заканчивался в декабре. По крайней мере, так он дал мне понять в письме. Неужели... все дело в "Гровеноре"? "Гровенор"... я просто не могу понять. Зачем это было нужно - ведь прошло столько лет? Неужели он не понимал, что это бессмысленно, что он попусту теряет время?

- Я бы так не говорил, мисс, - с расстановкой произнес Бен.

- То есть как? - удивилась Карен.

Бен замялся.

- Проживи ваш папаня подольше, он стал бы богачом. Мое мнение: у него был верный шанс найти золото и драгоценности. У него имелись бумаги, чертежи... Он шел по верному следу. А теперь, когда бедняга умер, этим займемся мы с Грегом.

Она глядела на нас широко раскрытыми глазами.

- Вы что же, серьезно думаете, что сможете найти "Гровенор"?

- Да. В общем-то серьезно, - твердо ответил я. - Но сейчас перед нами стоит одно препятствие.

- Какое?

- Деньги. Нам понадобится гораздо больше денег, чем у нас есть сейчас. - Я рассказал Карен о своем визите к адвокату Брауну.

Когда я закончил, она тихо произнесла:

- Значит, он сомневается, что паи захотят покупать? Внезапно мне в голову пришла одна мысль:

- Может быть, вы одолжите нам на время бумаги отца? Если кто-то заинтересуется паями, они помогут ему принять окончательное решение....

Карен немного подумала, потом сказала:

- Я хотела бы сначала сама взглянуть на бумаги. Думаю, успею все просмотреть сегодня вечером, а завтра перед отъездом отдам их вам.

- Служба? - осведомился Бен.

- Нет, не совсем, - улыбнулась девушка. - Понимаете, я помогаю дедушке. Он пишет книгу, а я ее печатаю. В прошлом Предок был биологом, и его книга посвящена исследованию водных организмов Юго-Восточной Африки.

- Очень любопытно, - вежливо заметил я.

- Да-да, - согласилась она. - Но в теперешнем своем виде текст очень уж наукообразен. Сомневаюсь, что непрофессионалу удастся одолеть больше страницы. Но все равно, Предок счастлив, что пишет книгу.

- Ну а вы? - Я сомневался, что молодой девушке по душе день-деньской сидеть в четырех стенах и перепечатывать такую бодягу.

Карен рассмеялась.

- О, мне это нравится. Я ведь не только печатаю, но и делаю почти всю подводную съемку. Мы с Предком много путешествуем. У нас есть жилой автоприцеп, и добрых две трети года мы проводим вдали от дома.

Теперь уже рассмеялся я.

- Вы задели слабое место Бена, - пояснил я. - Он вообще не работает.

- Ну а вы? - полюбопытствовала она. - Где ваше место под солнцем?

Я рассказал ей. Беседовать с Карен было легко, одна тема сменялась другой. Наконец Карен встала и подала руку Бену.

- Будем прощаться.

Я с сожалением расставался с девушкой, но потом подумал, что наступит утро и у меня найдется предлог увидеть Карен снова.

6

Девушка-портье повторила:

- О да, это совершенно точно. Мисс Проктор выписалась сразу после шести. Видимо, она очень спешила.

Я стоял как громом пораженный. И когда приехал Бен, я был все еще в подавленном состоянии. Новости, которые привез он, отнюдь не улучшили моего настроения.

- Я тут по дороге заскочил к Брауну, - рассказывал Бен, кривя рот. Думал, после такого шума во вчерашней "Почте" пайщики налетят, как мухи на мед. Черта с два! Никто и не почесался! Представляешь? Какого им рожна надо?

Я безнадежно махнул рукой:

- Не знаю, Бен. Просто не знаю. Браун ведь говорил мне, что это пустая трата времени. Бен обеспокоенно глянул на меня.

- А что же мы будем делать, если никто не будет покупать паи? Ты тоже задерешь лапки кверху? Я мрачно покачал головой:

- Подождем еще денька два. Если отпета не будет, дадим объявление в какой-нибудь воскресной газете. Ведь они по всей стране продаются.

Бен поскреб затылок.

- Да, можно и так сделать. А вообще, чтобы дело закрутилось, нам нужен-то всего один пайщик. Один-единственный. Остальные потом мигом набегут, попомни мои слова.

- Вероятно, ты прав, - согласился я. - Но, насколько я понимаю, в этом-то и заключается вся трудность.

Прошло несколько дней. Для разнообразия я иногда надевал ласты и охотился на рыб. Наконец на пятый день в гостинице раздался телефонный звонок. Звонил адвокат Браун. В его обычно сухом голосе зазвучали уважительные нотки.

- Мистер Харви? А я уж думал, что вас нет дома. Рад, что могу наконец сообщить кое-какие приятные новости. Меня только что посетил доктор Инглби.

- Доктор...

- Инглби, - повторил он. - Мне этот джентльмен незнаком, но он, очевидно, видел последний номер "Почты" и очень интересовался паями. Адвокат замолчал. - Насколько я понял, он желает приобрести паи на очень солидную сумму.

- На какую именно? - спросил я, стараясь не выдать волнения.

Браун кашлянул.

- Он говорил о двадцати пяти процентах... Кстати, ему не терпится встретиться с вами. Ориентировочно я назначил встречу на 2.30 на завтра. Вам это будет удобно?

Мы утрясли все детали встречи, и спустя несколько минут я уже ехал на Вторую отмель, чтобы сообщить Бену приятную новость.

На следующее утро, едва я вылез из постели, зазвонил телефон.

- Мистер Харви? Мистер Харви, секундочку, соединяю вас с мистером Ривельдом.

И вот в ухе у меня загудел зычный голос Ривельда.

- Доброе утро, доброе утро. Надеюсь, я не слишком рано? Хотел поймать вас до ухода. У меня к вам крайне важное дело... Если позволите, я зайду к вам. Скажем, в 9 часов?

Если уж Ривельд просит о встрече, значит, дела завертелись, и я соблаговолил себя уговорить.

Однако Ривельд пришел не один. С ним был высокий бледный человек, который тут же с любопытством уставился на меня. Боюсь, что и я тоже разглядывал его несколько дольше, чем позволяло приличие. Лицо этого человека было мне мучительно знакомо. Мы никогда раньше не встречались - в этом я был уверен, и все-таки... Я порылся в памяти. Бумаги из портфеля Гарри Проктора! Вырезки о процессе... пожелтевшие фотографии обвиняемого... судьи... обвинителя... свидетеля... Да, это он! Главный свидетель, Джозеф Суини! Я снова окинул его взглядом. Он постарел, полысел, обрюзг, но, без сомнения, это был тот самый человек.

- Мистер Харви, - начал Ривельд, - позвольте вам представить моего старинного друга и компаньона мистера Суини. Надеюсь, вы не сердитесь, что мы пришли вдвоем? Меня оправдывает то, что дело, которое я хочу обсудить, касается нас обоих.

Я молча указал на стулья. Суини скрестил длинные ноги, обвел глазами комнату, потом уставился на меня.

Ривельд искоса взглянул на него, сел на стул и обратился ко мне:

- Ну что ж, вы, наверное, хотите узнать, зачем мы пришли?

Я небрежно откинулся на спинку стула.

- Признаюсь, - заерзал на жестком сиденье Ривельд, - в тот раз я не принял всерьез вашего намерения - снарядить новую экспедицию. Вы мне показались... ну, если так можно выразиться, несколько порывистым. - Он виновато улыбнулся. - Теперь вижу, что ошибался. Словом, с тех пор я много думал об этом. И, признаться, мистер Суини тоже. Дело в том, что мы с Джозефом участвовали в предыдущем... поиске и потерпели... м-м-м... фиаско. Мы оба потеряли немало денег, и, честно говоря, долгое время "Гровенор" был для нас больным местом. Но мы бизнесмены, и нам хотелось бы возместить ту давнюю потерю. Мы считаем, что ваша экспедиция должна иметь больше шансов на успех... Тщательно все обдумав, мы не видим причины, которая помешала бы нам поддержать экспедицию экономически. Короче, мистер Харви, мы хотели бы привнести в вашу новую компанию капитал. В знак согласия я наклонил голову.

- Мы рассчитываем на пятьдесят процентов паев, - веско сказал Суини. У вас есть какие-нибудь возражения?

От названной цифры у меня перехватило дыхание. Меж тем пальцы Ривельда принялись отбивать ритм на столике. Я чувствовал на себе его немигающий взгляд.

- Никаких, - сдержанно ответил я. - С полным капиталом на руках можно будет сразу приступить к работе. Мы могли бы прочистить туннель и начать работы до наступления сезона бурь.

Пальцы Ривельда внезапно замерли.

- Да, вот еще что, - торопливо проговорил он. Взглянув на Суини, он быстро отвел взгляд и продолжил: - Я предлагаю вести земляные работы прямо из моря. Туннель нам вообще не понадобится. Как вы знаете, наш бизнес рыболовство, флот нашей компании состоит из семи судов. Одно из них сейчас находится в Дурбане, на ремонте. Можно было бы оборудовать его под поисковое судно.

Идея была превосходная, но я выразил сомнение:

- В этом случае у нас будут немалые издержки...

Ривельд просиял:

- Напротив, затраты будут минимальными. Компания предоставила судно во временное пользование. Единственными расходами будет жалованье экипажу, но это компания берет на себя. То же касается и снаряжения. Затраты одинаковы, станем ли мы проводить землечерпальные работы с судна или же через туннель.

Я замялся.

- Да... но... Существуют еще и другие трудности. Например, штормовая погода. И судну тогда придется держаться вблизи мыса. В этом случае работа может затянуться на долгие месяцы. Проще отрыть туннель.

- Да, проще. Но тогда меньше вероятности найти "Гровенор". - Это сказал Суини. - Работа в туннеле неизбежно ограничит зону поиска. Если корабль лежит дальше, чем мы предполагаем, то добраться до него возможно только с судна. Я думал об этом. Разумеется, при выборе оптимального снаряжения мы полностью полагаемся на вас. Думаю, будет целесообразно, если вы поедете на неделю-другую в Дурбан наблюдать за погрузкой.

Больше возражений у меня не было. Видимо, все решило именно последнее предложение. Недели-двух в Дурбане хватит, чтобы возобновить знакомство с Карен Проктор. Мысль заманчивая, что и говорить.

Мы обсудили финансовую сторону дела и некоторые моменты, касающиеся подготовительных работ. Потом, вполне довольные, Ривельд и Суини стали собираться, пообещав по дороге заглянуть к Брауну.

После их ухода я еще долго сидел, обдумывая происходящее. Наконец встал и пошел в гараж, вывел машину и поехал ко Второй отмели, к Бену. Я притормозил около его автофургона. Однако он был пуст. Я разочарованно огляделся вокруг, а потом все понял: удочек на месте не было. Минутой позже я шагал по песчаной, окаймленной деревьями тропинке к берегу моря.

Еще издали я заметил Бена. Но он был не один. Я с любопытством уставился на незнакомую фигуру у кромки воды, потом, пройдя еще немного, остановился как вкопанный. Бросив в сторону удочку, Бен по-крабьи карабкался по камням к незнакомцу. Даже на расстоянии я почувствовал что-то неладное, а когда Бен остановился, я наконец понял, в чем дело. Бен был разгневан. Шум моря заглушал голоса, но все было понятно и так.

Я не стал терять времени и что было духу побежал к ним по песку. Вскоре я отчетливо услышал громкий голос Бена.

- Я тебя убью... Я тебе покажу, где раки зимуют... ах ты, гад! Сейчас ты у меня узнаешь... - Бен уже поднял кулаки.

- Бен! - Протянув руку, я схватил его за плечо. - Ради бога, успокойся и расскажи, в чем дело. Я уверен, что мы все можем уладить мирным путем.

Пожилой загорелый мужчина благодарно повернулся ко мне.

- Вы правы, совершенно правы. Очень рад, что вы подоспели вовремя. Боюсь, ваш друг слегка возбужден.

- Возбужден? - прорычал Бен. - Да, это верно. Я возбужден, факт. И ты возбудишься, когда я с тобой разделаюсь!

Я втиснулся между ними.

- Остынь, Бен, - сказал я спокойно. - Будь благоразумен. Что тут стряслось? Ты просто сам не свой.

- Спроси его... - захлебываясь, проговорил он, ткнув пальцем в сторону незнакомца. - Спроси его, что он сделал! Я поймал его на месте преступления. Ну, - настаивал он, - спроси!

- Боюсь, тут вышло небольшое недоразумение, - сказал незнакомец с виноватой улыбкой. - Я просто помог вашему другу избежать штрафа. Видите ли, ему, вероятно, не вполне известно, что максимальный улов, допускаемый законом о рыбной ловле, составляет 10 рыбин на человека в день. Ваш друг выловил в три раза больше. Так что я всего лишь...

Для Бена это было уже слишком.

- Всего лишь? - завопил он. - Ты всего лишь выкинул их! Моя рыба... моя рыба, я ловил ее целое утро. А ты почти все украл и вышвырнул в море. Всю мою рыбу...

- Совсем не всю, - серьезно возразил незнакомец. - Всего лишь двадцать одну рыбину. Добавлю, что это были самые маленькие экземпляры. Некоторые из них вообще не достигли взрослого возраста.

Незнакомец держался напыщенно и, видно, был уверен в своей правоте. В душе я был на стороне Бена, но, конечно же, виду не подал.

- Я убежден, - продолжал незнакомец, - что мы все должны соединить свои усилия в целях сохранения наших природных богатств. Свою лепту в это должен внести каждый. Это наш долг, к выполнению которого я отношусь крайне серьезно. Знаете ли вы, что если мы не прекратим это бессмысленное уничтожение, через полвека океан будет мертв - совершенно мертв!

- Мертв? - эхом откликнулся Бен. - И с тобой будет то же, если не побережешься! Будешь мертв - и пятидесяти лет не понадобится!

- Хватит! - сказал я твердо. - Если то, что говорит этот джентльмен, правда, получается, что ты нарушаешь закон. Давай, собирайся и пошли домой.

Бен что-то невнятно пробурчал, но я, не обращая на него внимания, наклонился, чтобы собрать остатки улова.

И вдруг замер. В эту секунду краем глаза я заметил девушку. Она шла вдоль берега по направлению к нам - одинокая фигурка в ярко-красном купальнике. Я выпрямился. Девушка была еще далеко, но что-то в ее походке, в том, как она держала голову, было мне знакомо.

И вот девушка остановилась. Прикрыла рукой глаза от солнца, потом вдруг помахала нам. Сомнения мигом улетучились. Мы бросились навстречу друг другу.

- Карен! Господи, что вы здесь делаете? Я думал... вы писали... Что вы делаете в Порт-Сент-Джонсе? Я думал, вы вернулись в Дурбан.

- Я поехала домой... Но все равно собиралась вернуться. Правда, не так-то легко было уговорить Предка.

- Вашего дедушку? Он что, тоже здесь?

Она махнула рукой в сторону Бена и незнакомца:

- Разве вы не познакомились друг с другом? Моего дедушку зовут доктор Инглби. Вы ведь только что с ним говорили. Я видела вас там вместе с Беном. Разве он вам не представился?

7

Должно быть, существуют более удачные способы разрушить партнерство, но лично я в этом сомневаюсь. На секунду мне казалось, что Бена хватит удар. Из красного он стал багровым, его рот открывался и закрывался, как у рыбины, которая еще слабо трепыхалась у его ног. Однако никто так и не узнал, что он собирался сказать, потому что незаметно я треснул его по лодыжке, и он быстро пришел в себя. Но в глазах его все еще продолжали сверкать злые огоньки.

Затянувшееся молчание нарушила Карен.

- Ну, теперь, когда все уже познакомились, - заметила она, - я предлагаю пойти к нам и выпить по чашечке чая. - И улыбнулась Бену: Вообще-то мы ваши соседи. Наша машина стоит в другом конце парка под деревьями.

Бен с трудом разлепил губы и кисло улыбнулся.

- Вот как? Я видел, как вчера подъехал какой-то фургон, да только особо не присматривался.

Одного взгляда было достаточно, чтобы отличить фургон доктора Инглби от других трейлеров. Выкрашенный в ослепительно белый цвет, он занимал едва ли не всю стоянку. Впечатление его огромности довершал нависавший с одной стороны, как крыло, тент. А попав внутрь, мы просто вытаращили глаза. Казалось, что находишься в роскошной, прекрасно обставленной комнате или в хорошо оборудованном музее.

- Трейлер построен по специальному заказу Предка, - объяснила Карен. Для нас это и дом, и кабинет, и мастерская, и лаборатория - все вместе.

Куда ни глянь, всюду стояли раковины всех форм и размеров, ветки морских водорослей, рыбы на подставках, панцирь чудовищного краба. Губки и кораллы всех цветов радуги украшали стены и углы, ими были набиты стенные шкафы и сделанные на заказ витрины. Но особенно поражал отлично оборудованный аквариум с яркой подсветкой, который занимал все пространство между книжной полкой и стеной.

Бен только оторопело вертел головой. Доктор Инглби с улыбкой наблюдал за ним. Изумление Бена побудило его сделать первый шаг к примирению.

- Вас заинтересовали эти экземпляры, мистер ван Скальквик? осведомился он.

- Да, - ответил Бен. - В жизни не видел таких диковинок. А такой пропасти их - уж точно. Доктор Инглби скромно потупился:

- Это только малая часть моей коллекции. К сожалению, я ограничен местом. Большинство редких и самых экзотических экземпляров моей коллекции пришлось оставить дома.

- Чай вскипел, - объявила Карен. - Всем с молоком? Я повернулся к доктору Инглби.

- Прежде чем перейти к делу, мне бы хотелось отметить, что мы с мистером ван Скальквиком чрезвычайно ценим то доверие, которое вы нам оказали. Надеюсь, что не останемся в долгу и с лихвой оправдаем ваш вклад.

- Я тоже очень на это надеюсь, - сухо заметил он. - Но вы должны благодарить не меня, а Карен. Она может убедить самого недоверчивого упрямца. Я взглянул на Карен:

- Так, значит, ты подкинула эту идею? Она кивнула.

- Да. Когда ты сказал мне, что вы с Беном разрабатываете план поисков сокровищ "Гровенора", я думала так же, как Предок. Но тогда я еще не видела папиных бумаг. И как только открыла портфель, - она дернула плечами, сразу поняла, что игра стоит свеч.

- Значит, ты приняла решение в ту ночь в Сент-Джонсе?

- Да.

- Но ответь тогда, бога ради... почему ты уехала, ничего не сказав, не попрощавшись?

Карен виновато поморщилась:

- Я хотела сделать это, но... ну, я подумала, что будет нечестно сразу вас обнадеживать. Я вовсе не была уверена, что мне удастся уломать Предка.

Я покачал головой и снова повернулся к ее дедушке.

- Вот что, сэр, - сказал я. - Признаюсь, вы сдвинули дело с мертвой точки. С тех пор, как вы появились в городе, спрос на паи необычайно вырос.

- В самом деле?

- Да, сегодня с самого утра у меня было два посетителя. Бен, тебя это тоже заинтересует. Ривельд и его друг Джозеф Суини. Они хотят приобрести пятьдесят процентов паев.

- Пятьдесят процентов! - восхитился Бен. - Да ведь как раз этого нам и не хватало. Ты, надеюсь, согласился?

- Согласился. Но это еще не все. Ривельд тут кое-что предложил...

Я рассказал о судне и о том, насколько это облегчит нашу работу. Пока я говорил, никто не проронил ни слова. Потом после минутной паузы Карен спросила:

- Значит, вы не будете отрывать туннель?

- Нет. Теперь это не имеет смысла, - ответил я. - Мы будем вести водолазные работы прямо с судна. Это здорово облегчит нам жизнь.

Доктор Инглби подергал себя за нижнюю губу.

- К сожалению, мне тут не все ясно. Каким образом, ведя работы с судна, вы можете проникнуть под дно океана? Насколько я понял, "Гровенор", если вы даже найдете его, погребен под 30-футовым слоем песка.

- Верно, - отметил я. - Безусловно, это обязательно нужно учитывать. Но проблема вполне разрешима. Будем счищать песок, пласт за пластом, пока не обнажится остов судна.

- А водолазы у вас будут? - спросила Карен.

- Да. Большую часть подводных работ я буду делать сам. Но, естественно, люди понадобятся. Нужно еще три ныряльщика. В одиночку работать под водой нельзя - это первое и самое главное правило безопасности при подводных работах.

- Ну а песок, - допытывался Бен. - Песок-то куда девать?

- Я все уже продумал, - ответил я. - Хотя, признаюсь, дело непростое. В общих чертах это будет выглядеть так. Песок надо вычерпывать с помощью большого насоса, соединенного с всасывающей трубой - совсем как подводный пылесос, только, конечно, гораздо больше. Ныряльщики будут по очереди им управлять, а мы - погружаться все глубже и глубже, вычерпывая песок из V-образной котловины.

Все слушали внимательно, не перебивая. Но как только я закончил свои пояснения, засыпали вопросами. И именно Карен отметила самое серьезное препятствие:

- А как сделать, чтобы стенки этой V-образной котловины не обваливались? Ведь чем глубже ты будешь проникать в песок, тем больше стенки котлована будут сдвигаться и обваливаться.

Все вопросительно посмотрели на меня. Я пожал плечами.

- Полностью этого избежать не удастся, но не страшно. Давление воды поможет сдержать оползень. Самое главное - сделать угол наклона достаточно пологим. Нужно будет просто внимательно следить за этим и за состоянием моря. Каждый день мы работать не сможем. Если море будет неспокойным, придется ждать, пока волнение не утихнет.

Но Карен стояла на своем:

- Но, Грег, представь, что случится обвал. А ты будешь в это время под водой...

- Да нет же, нет, - бросил я нетерпеливо. - Риск, конечно, не исключен. Но если погода ухудшится, мы просто прекратим работы.

Бен скривился в усмешке.

- Ну а акулы? - предположил он. - Им-то на погоду наплевать. А уж когда проголодаются, и говорить нечего. Вот тебе и весь сказ. Я сделал ловкий маневр.

- Давайте спросим доктора Инглби, он ведь специалист. - Я вопросительно повернулся к нему. - Что вы скажете, сэр? Будут акулы нам помехой?

Доктор Инглби задумчиво похлопал себя по брюшку.

- Нет. это маловероятно, - профессорским тоном отметил он. - Акулы редко нападают на пловцов. Они становятся агрессивны, когда резко повышается температура воды. А здесь, на крайнем юге, это сомнительно. Эти твари, конечно, опасны. И если вдруг какая-нибудь акула отклонится от своего стереотипного поведения, нужно быть начеку. Например, не советую вам спускаться под воду с открытой раной. Акулы чуют кровь на огромном расстоянии. Впрочем, полагаю, вы будете вооружены?

Я кивнул:

- Кроме ножа, обычно полагающегося по инструкции, у одного из ныряльщиков будет ружье для подводной охоты. Я хочу максимально снизить степень риска.

Махнув рукой, доктор Инглби дал понять, что тема исчерпана.

- Хорошо, хорошо. Теперь вот еще о чем я хотел вас попросить: мы с Карен очень хотели бы осмотреть место кораблекрушения. Мистер Браун сообщил, что вы вроде бы собираетесь поехать туда завтра. Если так, то не объединиться ли нам и не поехать ли вместе?

- Отличная мысль! - радостно согласился я. - Мы с Беном действительно собирались съездить в залив Гровенора. Я надеялся осмотреть туннель и залив. Можем поехать туда на моей машине.

Когда мы с Беном собирались уходить, Карен передала мне портфель. Портфель Гарри Проктора.

- Я уже просмотрела все бумаги, - сказала она. - Теперь можешь держать его у себя сколько хочешь.

8

Рассвет следующего дня был ярким и чистым. Бен с видом знатока бросил взгляд на небо, потянул носом, вдыхая несуществующий ветер, и веско изрек:

- Будет жара!

Несмотря на ранний час, доктор Инглби уже слегка вспотел, видимо, от напряженного наблюдения за тем, как мы с Беном нагружаем машину. Он болтался в стороне, время от времени промокая платком лоб и придирчиво проверяя, все ли уложено.

- Быстрее, - лихорадочно торопила нас Карен. - Ну, поехали, а то окажемся там только в середине дня!

Наконец мы тронулись в путь.

Мили через две нам открылся залив Гровенора. Как только машина остановилась, все выбрались наружу. Я не спеша оглядывал первозданную красоту места. Маленькая бухта, белый пляж и далеко справа - внушающая благоговейный трепет стена утесов, а слева - выдающийся в море мыс. Длинная зеленая лента земли, изгибаясь дугой, окаймляла залив. Нас обступили заросли диких бананов, их широкие листья поникли в ожидании ветра.

Потом я увидел хрупкий остов заброшенного подъемного крана, проржавевшего и скособочившегося. А за ним странное нагромождение камней, которое никак не вписывалось в природный ландшафт. Бен обернулся ко мне и вытянул руку:

- Видал?

- Да, камни... Это от старого туннеля?

Он кивнул:

- Пошли вниз, покажу.

К моему разочарованию, смотреть было почти не на что. Вход в туннель сохранился, но шел вглубь всего на двадцать футов, а потом резко обрывался. Как будто мощный взрыв обрушил крышу и стены, закрыв проход многотонной осыпью.

Потом все прошли к утесу.

Вода была синяя-синяя. И, глядя вниз, я ощутил внезапное напряжение. А когда заговорила Карен, в ее голосе послышалось сдерживаемое волнение.

- Вот, значит, где это... Здесь "Гровенор" сел на мель... - Она схватила меня за руку. - Посмотри на риф! Он там! Видишь, сквозь воду виднеется - такая черная длинная глыба. Наверное, судно на нее и наткнулось.

Я проследил за ее взглядом и согласно кивнул.

- Похоже на то. По крайней мере, полностью совпадает с рассказами спасшихся.

Доктор Инглби поджал губы и ехидно заметил:

- Если "Гровенор" затонул именно здесь, естественно предположить, что он сразу же разломился. Тогда сокровища могут быть рассеяны на такой обширной территории, что найти их теперь будет просто невозможно.

Поразмыслив, я попытался возразить:

- Если даже судно и разломилось, рифы не дали бы унести его останки в море. Но я все же надеюсь, что мы найдем его целехоньким. Дальше все зависит от морского дна. Если "Гровенор" опустился на толстый слой песка... тогда это значительно облегчит нашу задачу.

Карен нетерпеливо обернулась ко мне:

- Давай нырнем и посмотрим, что там, на дне?

Я улыбнулся, увидя такое рвение.

- Да, мысль отличная. Кстати, я и сам об этом подумывал. Пока мы здесь, нужно все обследовать самым тщательным образом. - Я взглянул на девушку: - Думаю, с работой ассистента ты справишься.

Глаза Карен сверкали.

- Когда начнем?

- Да хоть сейчас.

Мы вернулись к машине, надели подводное снаряжение и поплыли к утесу, где едва виднелись крошечные фигурки Бена и доктора Инглби, дружески примостившихся бок о бок. Время от времени я поглядывал на них, выдерживая направление. Карен тоже не выпускала их из виду. Мы плыли рядом. Она крикнула и призывно помахала рукой.

Вода сомкнулась над нами, поглотив ответный крик Бена, и в ту же-.секунду мы оказались в мире приглушенных красок и мелькающих теней. Убедившись, что Карен рядом, я ударил ластами и пошел на глубину. Она последовала за мной...

Когда мы всплыли, Бен, с риском свалиться в воду, перегнулся через край утеса.

- Эй, ну как там, внизу? Что видели?

Карен сдвинула маску на лоб и весело ответила:

- Песок! Везде песок! И никаких скал! Может, к нам спуститесь? Вода чудесная!

Бен фыркнул и замотал головой:

- Я тут столько наловил акул с крабами да осьминогов с муренами, что в море теперь - ни ногой! Ну вот если только "Гровенор" отыщем...

Доктор Инглби внимательно посмотрел на меня:

- Глубоко?

- Футов тридцать, - ответил я. - Но дальше, возможно, немного глубже. Надо бы посмотреть. Готова, Карен?

Она кивнула, и мы снова нырнули.

Чтобы прочесать район, нам потребовалось добрых полчаса. Когда мы наконец поднялись на берег, чтобы дать подробный отчет о географии местности, то обнаружили, что Бен кипятит в котелке воду для чая.

- Как там? - спросил он, подняв брови.

- В целом неплохо, - отметил я. - Риф гораздо больше, чем я думал. Он идет почти по всей ширине залива, но, кроме него, нет никакого намека на скалу.

Едва мы успели покончить с завтраком, как Карен встала и огляделась.

- Ну что ж, - объявила она, - теперь можно приступать к работе. Сначала выберем место для стоянки. По-моему, стоит остановиться прямо здесь: во-первых, рядом пресная вода, а, во-вторых, до залива рукой подать.

День пролетел незаметно. После, оглядываясь назад, я вспоминал его как нечто совершенно особенное. Этот день словно знаменовал собой краткое затишье перед бурей, которая вскоре разразилась.

Конечно, отбросить все смутные страхи, убедить себя в том, что мои былые опасения - просто игра воображения, было несложно. По крайней мере, до тех пор, пока в тот вечер не пришел в свой номер. Я открыл дверь спальни и не поверил глазам: настежь распахнутые створки дверного шкафа, полувыдвинутые ящики, а все их содержимое в полном беспорядке вывалено на пол - одежда, обувь, постельное белье, аккредитивы и распотрошенный бумажник.

И вдруг я похолодел - исчез потрепанный портфель, который еще недавно принадлежал Гарри Проктору...

9

Б вихре дел, который закружил меня в течение следующих нескольких дней, я почти забыл о пропавшем портфеле. Больше я ничего не мог сделать, поэтому, передав дело полиции, с ходу включился в бесконечную чехарду встреч, консультаций, телефонных звонков и неизбежной волокиты.

Постепенно все наладилось, однако прибытие первых ящиков с грузом совпало с новостью: оснащение спасательного судна требует моего присутствия в Дурбане.

Об этом сообщил Ривельд. Заодно он посоветовал мне занять каюту прямо на корабле, пока идет работа. Я уже было согласился, когда доктор Инглби предложил мне нечто лучшее.

- Почему бы вам не поселиться у нас? - спросил он. - Через денек-другой мы с Карен отправимся домой и пробудем в Дурбане по меньшей мере неделю. У меня появилось одно дело, а Карен наверняка захочет сделать кое-какие покупки. - Он Помолчал и добавил: - Если хотите, можете поехать с нами.

На том и порешили. Тем временем Бену было поручено разбить лагерь в заливе Гровенора, и, как только прибыли палатки и провиант, он уехал, проклиная пыльную дорогу. Днем позже мы отправились в Дурбан.

Там я впервые увидел "Мэри-Джо".

Это было маленькое, неуклюжее на вид суденышко, с высоким застекленным капитанским мостиком и широким полукруглым носом - настоящее рыбацкое судно.

Едва мы с Карен ступили на его борт, навстречу шагнул

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667

XML error: Invalid character at line 667


home | my bookshelf | | Глаз павлина |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу