Book: Изумрудное пламя



Изумрудное пламя

Лаура Грант

Изумрудное пламя

Все пути ведут к свиданью,

Это знает стар и млад.

В. Шекспир. Двенадцатая ночь. Aкт II, сцена III

1

Значит, это правда. Ричард Кингслир возвратился из Святой земли и, судя по взгляду, которым он окинул ее, выпрямляясь после поклона королю, наказание не смирило его горячий нрав.

Король Эдуард сам возвратился только летом. Ничего не замечая, он предавался воспоминаниям.

– Приветствую тебя на родной земле, лорд Кингслир! Я помню, как тебя звали мусульмане! Дьявол Акры! Стоило тебе взяться за меч, и они все начинали дрожать от страха. О твоей храбрости, лорд Ричард, ходит немало легенд.

Джоанна сначала побледнела, потом залилась жарким румянцем, ей было душно в переполненной зале. Убежать бы, но как это сделать, не привлекая к себе внимания? Здесь почти все знают, что он натворил в прошлом, и ей не стоит труда представить, что будут говорить за ее спиной. Нет, такого удовольствия она им не доставит.

Она-то думала, что никто не заметил, как он посмотрел на нее, отчего она рассердилась и – неужели? – немножко испугалась. Так нет, леди Габриэла, другая фрейлина принцессы потянула ее за рукав и не замедлила лукаво шепнуть:

– Похоже, неверные не остудили его пыл, а?

– Ну и нахальства у него! – так же шепотом ответила ей Джоанна. – Вернуться как ни в чем не бывало ко двору!

Леди Габриэла, приехавшая из Кастилии с королевой Элеонорой, лишь пожала плечами.

– Четыре года – долгий срок, querida. Он воевал с врагами Господа и уж, верно, искупил свои грехи.

– Да он бы никуда не поехал, если бы ему не приказал старый король, – прошипела Джоанна. – Что бы ни говорил его милость, я никогда не прощу ему мою сестру. Никогда!

– Пусть так, дорогая, но вам все-таки придется хотя бы во имя Пресвятой Девы смириться с его присутствием. Как бы то ни было, король любит его, ведь они рядом сражались за Святую землю.

– Как жалко, что стрела, ранившая его в Акре, та, от которой он спас короля, не была отравлена!

Черноглазая фрейлина со страхом отшатнулась от Джоанны.

– Дорогая, вам надо побольше молиться, чтобы Господь не оставил вас своей милостью. Такая горечь ни к чему хорошему не приведет. Боже, как прелестно у вас разгорелись глазки и щечки! – пожилая фрейлина задумалась о чем-то и, словно ее вдруг озарило, сказала: – Послушайте, querida, если бы не эта ваша враждебность, из вас бы вышла красивая пара.

– Чепуха, леди Габриэла, – с неожиданной резкостью оборвала ее Джоанна. – Вы слишком наслушались песен трубадуров. Скорей я уйду в монастырь, чем позволю этому дьяволу приблизиться ко мне... Да и ему этого не надо. Зачем, когда есть столько других дам, губить двух из одной семьи?

Она решительно отвернулась от леди Габриэлы, словно ей немедленно потребовалось стряхнуть что-то с малиновой юбки, и едва ли не в ту же минуту поймала себя на том, что внимательно разглядывает заинтересовавшего ее рыцаря на другой стороне заполненной множеством придворных залы.

«Дьявол Акры». Лучше не придумаешь. В этой зале среди светловолосых и белокожих мужчин и женщин Ричард Кингслир мог бы легко сойти за сарацина со своей гривой черных волос и карими глазами, которые с того места, где стояла Джоанна, тоже казались совсем черными. Сирийское солнце не пощадило его, и бронзовое худое лицо с ястребиным носом ничем не отличалось от лиц родных детей знойной пустыни. Говорили, он еще долго оставался в Сирии после того, как король Эдуард и королева Элеонора отбыли на родину. Интересно, почему? Что удерживало его там, когда все христианское воинство отправилось восвояси?

Его черные волосы блестели в лучах проникавшего в залу солнца, и Джоанна, не желая того, залюбовалась широкими сильными плечами, с которых до колен, по последней моде, ниспадала синяя туника, прихваченная на узкой талии поясом. Спустив глаза ниже, она увидела длинные стройные ноги в красных рейтузах.

Теперь, когда король Эдуард заговорил с кем-то другим, Ричард оказался как бы сам по себе, словно собравшиеся в зале, признавая свою малость, боялись подойти к нему поближе.

Он как будто прочитал ее мысли и впился в нее взглядом, как сокол, нашедший добычу. Улыбка играла у него на губах. «Ничего у вас не выйдет, – подумала Джоанна. – Я вам не кролик».

Сама не замечая того, она вздернула подбородок, словно отвечая на его вызов.

– Леди Джоанна, леди Джоанна, – услышала она настойчивый голосок принцессы Элеоноры, – принесите мне, пожалуйста, из моей комнаты футлярчик для ароматического шарика. Я хочу его показать его милости.

Джоанна, с трудом приходя в себя, внимательно поглядела на девочку. Вопреки самой себе она чувствовала себя кроликом, которому чудом удалось ускользнуть от когтей сокола.

– Прямо сейчас, принцесса Элеонора? – переспросила она, стараясь не выказать своего недовольства. – Только что приехал архиепископ, – она кивнула в сторону обменивавшихся приветствиями архиепископа и короля. – Не думаю...

– Я хочу сейчас! – топнула ножкой принцесса.

Жизнерадостная и вежливая девочка научилась капризничать с тех пор, как ее родители вернулись из Святой земли. Однако королеве Элеоноре наверняка не понравится, если ее дочь при всех устроит скандал.

Ничего не поделаешь. Придется Джоанне покинуть спасительное многолюдие. Пробормотав что-то, Джоанна невольно поглядела на высокого мужчину. Кажется, его увлекла беседа архиепископа и короля Эдуарда.

Стараясь проскользнуть как можно незаметнее, Джоанна вышла из залы и направилась в комнату принцессы. Оглянувшись пару раз, она никого не увидела и устыдилась собственной глупости. Он не посмеет!

Дай Бог, чтобы маленькая Элеонора набралась терпения, пока она идет через двор, добирается до детской и разыскивает футляр.

Надо будет обратить внимание на ее манеры и как-то уменьшить влияние на нее отца. Король Эдуард напрасно старается за несколько месяцев возместить свое многолетнее отсутствие. Ребенку совсем вскружили голову.

К счастью, футляр лежал на самом виду, на бархатном покрывале. Подхватив красную нитку, за которую надо было его привязывать к кушаку, Джоанна побежала по плохо освещенному коридору к винтовой лестнице.

И налетела на широкую крепкую грудь, одетую в синюю...

В изумлении Джоанна отскочила назад и упала бы, не подхвати ее сильные руки Ричарда Кингслира.

– Вы! – забыв обо всем на свете, воскликнула Джоанна. Ей опять показалось, что она всего лишь маленький кролик, попавшийся в безжалостные когти сокола. 3а несколько секунд, проведенных в его объятиях, она обратила внимание на черточки вокруг его глаз, прорисованные солнцем и ветром, и улыбку, приподнявшую уголки губ, пока она изо всех сил старалась вновь обрести чувство собственного достоинства. – Я... Прошу прощения, милорд. Я сама виновата.

– Чепуха, милая госпожа. Я рад, что мне выпало счастье спасти очаровательную даму от ужасного несчастья.

Какой у него красивый низкий голос! Как бархат. Взглядом он сказал ей, что никакая опасность ей не грозила, если бы она не потеряла голову, встретив его в пустом коридоре.

– Меня послала принцесса. Она хочет, чтобы вы захватили заодно меховую накидку, ей пришло в голову прогуляться.

– Мне жаль, что вам пришлось исполнить службу пажа, милорд, – холодно проговорила Джоанна. Да как он смеет смотреть на нее? Разве он не знает, что из всех смертных людей на земле именно с ним она меньше всего хочет говорить?

– Одно удовольствие служить очаровательной даме, – поклонился он. – Ричард Кингслир, миледи. Всегда к вашим услугам.

«Надо же, «к услугам», – подумала Джоанна. – Да он же само высокомерие. Недаром сестра звала его дьяволом».

Выдержав паузу, Ричард напомнил о себе:

– Я слышал, принцесса называла вас «леди Джоанной»?

«Господи Боже мой, да он не знает моего имени! – поняла Джоанна. – Он не знает, что я сестра Алисии! А откуда ему знать? Ведь мне было всего двенадцать, когда Алисия умерла, и он тотчас уехал». Все еще не сводя взгляда с его загорелого дочерна лица, она предвкушала, как оно изменится, стоит ей только сказать свое имя. Что она прочтет в его глазах?

– Прошу прощения, милорд. Я думала, вы меня знаете. Я – леди Джоанна Хокингем...

– Хокингем... – повторил он задумчиво. – Теперь я должен просить у вас прощения, но меня так давно не было дома... Что-то знакомое, а что, никак не вспомню...

«Не вспомню!» Ах, да, конечно, ведь Алисия была женой барона Уиллоуби, когда встретила Ричарда, и он, наверное, даже не слышал о замке, где они обе родились.

– Тогда вы, вероятно, вспомните мою сестру, – Джоанна постаралась проговорить это как можно холоднее. – Леди Алисия, графиня Уиллоуби.

Ей доставило большое удовольствие смотреть, как гаснет огонь у него в глазах, губы становятся похожи на тонкую жесткую линию и добродушно открытое выражение сходит с лица.

– Конечно, – в голосе у него не осталось ни одной живой ноты. – Успокой, Господи, ее душу.

Джоанна думала, что он немедленно покинет ее, а он, хотя и по-другому, продолжал рассматривать ее.

– Милорд, – не выдержала она. Сердце у нее билось так громко, что она боялась, как бы он не услышал, – вы передали мне поручение принцессы. Я благодарю вас.

Джоанна повернулась было, чтобы идти за накидкой, но он удержал ее ласковым и в то же время твердым прикосновением к руке.

– Вы... Значит, вы сестра Алисии? Но вы совсем не похожи на нее.

Джоанна постаралась скрыть охватившее ее смятение.

– Да, я знаю. Моя мать всегда говорила, что Алисии досталась вся красота.

Она наконец вырвала у него руку и побежала в комнату принцессы. Не может быть, чтобы дьявол последовал за ней.

Он и не последовал. Джоанна облегченно вздохнула, увидев, что Ричарда Кингслира нет на лестнице, когда вернулась с накидкой. Что ж, тем лучше.

«Вы совсем не похожи на нее». Получше он ничего не мог придумать. Не надо быть очень проницательным, чтобы еще раз напомнить о горькой правде, отравлявшей ей жизнь. Алисия была на десять лет старше, и у нее было все, о чем только можно мечтать: золотые волосы, из-за которых ее прозвали «хокингемской красавицей», голубые глаза, прелестная фигура и добрый нрав. Стоило какому-нибудь мужчине услышать ее звонкий смех, и он тотчас становился ее послушным рабом. Отец любил ее даже больше, чем своего наследника Вильяма, и ни за что не желал расставаться с ней, даже когда подошло время выдавать ее замуж. В конце концов ее выдали за барона Уиллоуби из далекого Линкольншира, и Джоанна, которой к тому времени исполнилось шесть лет, решила, что теперь ей удастся обратить на себя родительскую любовь, до тех пор принадлежавшую исключительно Алисии.

Граф Хокингем не был злым человеком, он не бил ни свою жену, ни слуг, но не в его силах было подарить Джоанне любовь, навсегда отданную Алисии.

«Конечно, его легко понять, – думала Джоанна. – Будь я хоть немножко похожа на Алисию, так нет, у меня каштановые волосы и зеленые глаза. Еще девчонкой я была ужасно высокой. Вся в отца. Ничего от графини Маргариты. Даже имя Джоанна. Совсем простое. Не то что Алисия».

Джоанна все же решила доказать, что и она чего-то стоит. Для этого она уговорила отца Ансельма научить ее читать и считать, а Хьюберта – скакать на лошади.

Прошло немного времени, и усилия Джоанны были в какой-то степени вознаграждены. Отец стал время от времени просить ее проверять расходы и совершал с ней долгие прогулки верхом, пока не простудился и не умер. Мать Джоанны была слишком поглощена своим горем, чтобы уделять хоть какое-то внимание дочери. После того как Вильям возвратился к графу Честеру, где готовился к посвящению в рыцари, графиня Маргарита объявила, что уходит в монастырь.

Пришлось маленькой Джоанне отправиться к Алисии и ее мужу в замок Уиллоуби. Ослепительно красивая Алисия с радостью приняла свою грустную сестренку, тем более что ее старый муж не подарил ей ребенка и ей нечем было заполнить свои дни. Джоанна расцвела, купаясь в любви сестры и ее доброго мужа.

А потом в Уиллоуби явился Ричард Кингслир...



2

«Тогда вы, вероятно, вспомните мою сестру. Леди Алисия Уиллоуби». Ричард изо всех сил старался развлекаться, но надменный голосок не переставал звучать у него в голове. Вместе еще с несколькими приближенными он сопровождал короля Эдуарда на соколиную охоту, но даже когда он снимал колпачок с головы птицы, перед его мысленным взором вставали осуждающие зеленые глаза Джоанны.

Надо же, чтобы первой понравившейся ему женщиной после долгого отсутствия оказалась сестра той, которая разбила ему сердце и перед смертью прокляла самое его имя.

В Уиллоуби он приехал после того, как его господин, у которого он был оруженосцем, внезапно умер, упав с лошади. Ему было тогда шестнадцать, и его вдовая мать, родственница барона Уиллоуби, послала его к нему, чтобы он получил рыцарские шпоры. После этого он должен был вернуться домой и стать законным хозяином Кингслира.

Он вспомнил, как в первый раз увидел Алисию, графиню Уиллоуби. Приехал он поздно ночью, так что пришлось ему удовлетвориться ужином на кухне и тюфяком в зале. Наутро, смыв грязь с лица ледяной водой из родника, он словно по чьему-то приказу поднял голову и посмотрел туда, где были покои его нового господина.

Там в лучах солнца стояла, расчесывая золотые волосы железным гребнем, дама. Сначала ему показалось, что на ней ничего нет и от нескромных взоров ее укрывает только золотое облако, но потом он заметил тонкую рубашку, словно сотканную из паутины. Когда она подняла руки уложить волосы в прическу, ее молодые груди натянули почти невидимую ткань.

У Ричарда пересохло во рту. Он понял, что смотрит на графиню, жену своего господина, но у него не было сил отвести от нее взгляд. Тогда-то она посмотрела вниз и тоже увидела его... хотя Ричарду показалось, что она с самого начала прекрасно знала о его присутствии. Быстро отвернувшись, словно не заметив его, она продолжала стоять возле окна и показывать себя завороженному юнцу. Улыбка играла на ее полных губах, пока она мучила его и наслаждалась его муками. Потом ее позвал мужской голос, и она отошла от окна, но сначала провела розовым язычком по губам.

Скучавшей графине, которая была четырьмя годами старше, потребовался год, чтобы соблазнить его. Ричард был на удивление наивен и считал страшным грехом наставить рога господину, особенно если он так добр к нему, как барон Уиллоуби. Однако леди Алисия оказалась терпеливой и неутомимой охотницей и постоянно требовала его услуг, особенно когда ее мужа не было дома.

Он пытался умерить свою похоть, с ожесточением бросаясь на служанок, но, если бы об этом узнала леди Алисия, она бы не выбранила его, а просто удвоила количество «случайных» встреч, во время которых смотрела на него блестящими голодными глазами.

В то время он едва замечал младшую сестру графини, еще совсем девочку, но уже переросшую свою старшую сестру на целую голову. Если бы ему не сказали, что это ее сестра, он бы решил, что она родственница барона, потому что у них не было ничего общего, кроме разве влекущих миндалевидных глаз. Еще тогда он подумал, что она станет красавицей, но, влюбившись в графиню, напрочь о ней забыл.

Джоанна Хокингем не обманула его ожиданий, хотя, судя по ее горьким словам, сама еще не представляла, как она прекрасна. Пусть у нее не светлые волосы и не голубые глаза, обыкновенно воспеваемые трубадурами, зато она гибкая и грациозная и достаточно высокая, чтобы гордо нести свою женскую стать. Господь наградил ее очаровательным румянцем на щеках с необычно высокими и для английских девиц скулами, а когда Ричард заглянул в ее окаймленные длинными черными ресницами глаза, то они напомнили ему незамутненные лесные озера, глубину которых еще никому не удалось узнать. Лукаво изогнутые губки над белыми, как жемчужины, ровными зубами и каштановые волосы, блестевшие, словно отполированное дерево, отнюдь не портили ее.

Джоанна. Совсем простое имя, но как оно ей идет. Другим женщинам требовалось дополнительное украшение в виде звучного имени – Перонелла, Гелисенда, Аделиса, но только не ей. Стоит ли золотить нежную лилию?

«Жаль, что она сестра Алисии, – подумал Ричард. – Вряд ли ей удастся переломить свою неприязнь».

Он не заметил, что рассуждает вслух и тяжко вздыхает, пока не услышал смех Пемброука.

– Что так мрачно, Ричард? Ваш сокол только что схватил кролика, а вы и не заметили! У него это ловко получилось. Зовите-ка его обратно! Ну же!

Поглядев вверх, Ричард действительно увидел в когтях своего сокола маленькое существо с темной шерстью. Тогда он вытащил приманку из седельной сумки и засвистел. Сокол повиновался и уселся на кожаную перчатку на левой руке всадника. Ричард дал ему кусок сырого мяса, после чего кинул кролика слуге с большим мешком и спутал лапки сокола.

Охотники остановились на невысоком пригорке возле самой Темзы. Внезапный истошный крик остановил его руку, когда он уже полунадел колпачок на шелковистую головку сокола.

Внизу река делала причудливый разворот, и там мчалась, не разбирая дороги, лошадь, унося на себе низко пригнувшегося к ее спине седока с развевающимися по ветру каштановыми волосами. Седок опять закричал, но ветер отнес его крик в сторону.

– Милорд, возьмите у меня птицу! Кажется, кобыла этой дамы понесла... – не терпящим возражения голосом попросил Ричард графа Пемброука и, не дожидаясь ответа, вонзил золотые шпоры в бока коню.

Скачка была недолгой, ибо его конь, натренировавшись на песках Святой земли, легко одолевал английское бездорожье. 3а ту секунду, что Ричард примеривался к поводьям, он успел заметить бледное, как мел, удивленное лицо Джоанны. Не у нее одной при дворе короля Эдуарда были каштановые волосы, но сердце не обмануло рыцаря.

Он ожидал слов благодарности, даже рассчитывал, что, спасая ее, умерит ее отвращение к соблазнителю леди Алисии, и напрасно.

– Что это вы делаете, милорд? – закричала Джоанна. Лицо ее было искажено ненавистью. Глаза метали молнии. – Немедленно отпустите поводья!

– Вы что, сошли с ума? И это благодарность за то, что я спас вашу жизнь? Да вы костей не собрали бы, не подоспей я вам на помощь!

Ричард был возмущен ее несправедливостью.

– Это вы сошли с ума! – орала она ему. – Мы с Робином каждый день катаемся здесь, и, уверяю вас, он еще ни разу не ослушался меня. Что это вам взбрело в голову мешать нам?

– Тогда чего ради вы кричали? Разве вам не было страшно?

Она рассмеялась.

– Страшно? Да мне было просто прекрасно! А чего ради вы поскакали следом за мной, словно меня надо было спасать? Красуетесь перед королем?

Она насмешливо изогнула губки и показала хлыстом на глядевших на них рыцарей и дам.

– Мне незачем красоваться перед королем Эдуардом! И вообще перед кем бы то ни было! – ответил он, пораженный ее словами. Кажется, он действительно напрасно бросился ей на помощь. Однако, не желая оставить за ней последнее слово, он тоже не удержался от насмешки. – А почему вы одна, леди Джоанна? Неужели некому сопровождать вас?

– Надутый осел! Какое вам дело до меня? – обругала она его, не стерпя его дурацкого высокомерия. – Я же сказала, отпустите поводья!

Он промедлил всего несколько мгновений, поддавшись своему смятению, но этого хватило, чтобы она подалась вперед и ударила его по лицу хлыстом. Конь Ричарда взвился на дыбы от неожиданности, и Джоанна, подхватив поводья, пустила своего коня галопом.

Ричард зажал рукой полыхнувшую огнем щеку и, слыша позади себя смех короля и его приближенных, с трудом удержался, чтобы не помчаться вслед строптивице и не наказать ее за дурацкую выходку. Не будь тут короля, он бы стащил Джоанну с седла и уложил ее к себе на колени, чтобы воздать ей должным образом, но королю это придется не по вкусу. Он не терпел насилия над благородными дамами, даже если эти дамы не считали нужным вести себя благородно.

– Вроде вашей даме не требовалось спасения, сэр Галлаад! – незлобливо пошутил Глостер.

Хотя Ричард не знал, куда деваться от унижения, он все же сделал неуклюжую попытку ухмыльнуться.

– По крайнем мере не от меня, – согласился Ричард, глядя, как конь уносит Джоанну и ее фигура уменьшается вдали.

Пока одна часть его мозга восхищалась посадкой Джоанны, отказавшейся от дамского седла, другая решительно предостерегала его держаться от нее подальше. Как бы его ни тянуло к Джоанне Хокингем, он не должен забывать, что ее прелестные черты скрывают враждебную суть, недаром она сестра Алисии.

Он знал, что не был первым, с кем Алисия нарушила супружеский обет, и, останься она жива, после него были бы другие. Неужели и Джоанна, так внешне непохожая на свою сестру, столь же ненасытна? Не может быть. Даже когда она гневалась, было что-то такое в ее глазах, что говорило о ее чистоте.

Ладно, настанет день, и пусть кто-нибудь другой убеждается в этом. А он только что вернулся в Англию из далеких краев и жаждет мира и покоя. Только дурак позволил бы втянуть себя в интрижку с сестрой Алисии Хокингем.

* * *

Прошло несколько часов, и, приглашенный на ужин, Ричард вошел в большой зал дворца. Хотя он успел нагулять себе зверский аппетит прогулкой на свежем весеннем ветерке, тем не менее, рискуя неудовольствием своего суверена, все же задержался, чтобы принять ванну и переменить платье. Он бы и самому себе затруднился объяснить неожиданное желание пофорсить, однако, надев черную бархатную тунику, которая самым выгодным образом подчеркивала его красоту, он с удовольствием оглядел себя в зеркало и поспешил покинуть свои покои. Если бы он явился после королевской четы, это было бы непростительным нарушением этикета.

Едва он вошел в зал, как все замолчали, разглядывая виновника и одного из участников странной ссоры, происшедшей во время охоты, а потом опять заговорили все разом, то и дело разражаясь взрывами смеха. Дамы обменивались многозначительными взглядами, напоминая Ричарду, несмотря на свои яркие наряды, отвратительных ворон у стен Акры.

Задрав подбородок и прищурив глаза, Ричард независимо оглядел залу, хотя щека у него горела от удара Джоанны. Слишком долго его не было, и слишком многое он успел повидать. Все эти разряженные дамы и господа не имеют с ним ничего общего.

Почти все уже расселись за столами, как всегда парами, перед огромными квадратными буханками хлеба.

– Вот свободное место, милорд, – пришел ему на помощь паж посмелее, указывая на место, вполне соответствующее его баронскому званию.

Паж вмешался как нельзя вовремя, и кстати, второе место было не занято. Ричарду, вопреки обыкновению, не хотелось вести ничего не значащую беседу с пустоголовой дамой и одаривать ее банальными комплиментами, до которых они все до странности охочи. С достоинством отвечая на приветствия соседей по столу, Ричард занял свое место, и тут трубы возвестили приход королевского семейства.


Убрав каштановые волосы под золотистую накидку, Джоанна решила подождать, пока не умолкнут трубы и король с королевой и принцессой не займут свои места. Ужасно неприятно, что она задержалась.

«А все из-за принцессы», – подумала Джоанна с досадой. Десятилетнюю Элеонору никак нельзя было заставить переодеться, пока они не услышали трубы. Принцесса хорошо знала, что ее отец не терпит опозданий, но она также знала, что ее он ругать не будет. Ее брат, принц Генрих, был слишком слаб, и никто не думал, что он переживет свой седьмой день рождения. Совсем маленький принц Альфонсо здоровьем походил на старшего брата. Может быть, поэтому Элеонора была совершенно безразлична к упрекам Джоанны. Если кому и грозило наказание, то только не ей.

Честно говоря, Джоанна понимала, что ее общество было не самым приятным после того, как она вернулась после дурацкой выходки Ричарда Кингслира, на которую ответила не менее по-дурацки. Приходилось признать, что девочка всего-навсего почувствовала ее смущение и по-своему отреагировала на него. «Надо быть с ней подобрее», – подумала Джоанна в радостном ожидании свободного вечера.

Надо еще найти место за столом. Это тоже непросто. Придется попросить пажа, и дай Бог, чтобы ее соседом не оказался надутый старик или слишком уж веселый любимец короля.

Никто не обратил внимание на Джоанну, появившуюся в зале когда пажи уже начали сновать туда-сюда с тяжелыми блюдами и дымящимся мясом и вкусно пахнущими овощами, но она все равно смутилась, хотя быстро взяла себя в руки, когда паж из рода Плантагенетов предложил ей свою помощь.

Одного взгляда хватило Джоанне, чтобы понять, что в зале все обсуждали ее стычку с Ричардом Кингслиром. Зардевшись, она опустила глаза и смотрела только на ноги пажа, шедшего впереди.

Именно по этой причине она обнаружила, что стала соседкой Ричарда, только когда остановилась прямо против него.

Ричард встал и учтиво поклонился, глядя ей прямо в глаза. А у нее ноги словно приросли к полу и сердце застучало так, что почти заглушало шум в зале.

Неужели ее нарочно посадили рядом с «Дьяволом Акры», виноватым в смерти Алисии?

В отчаянии она поглядела на пажа, все еще стоявшего рядом с ней.

– Прошу прощения, миледи... Это единственное свободное место, – сказал он, пожав плечами, хотя, несомненно, знал, почему Джоанна не желает сидеть рядом с Ричардом Кингслиром.

Не отрывая от нее взгляда, Ричард тихонько проговорил:

– Садитесь, леди Джоанна. Хватит уж сплетен.

То ли его иронически изогнутая бровь, то ли справедливые слова сыграли роль масла, пролитого в потухающий огонь. Он еще смеет заботиться о ее репутации!

В притихшей зале не было никого, кто бы не услышал ее.

– Прошу простить меня, сэр Ричард. Но я сегодня не ужинаю. У меня болит живот.

Успев лишь отметить про себя, как он побледнел под бронзовым загаром, Джоанна взмахнула юбкой и буквально вылетела из залы.

Выйдя за дверь, она не разрешила себе бежать из-за неожиданно охватившего ее страха перед соглядатаями. Джоанна была уже возле своей комнаты недалеко от комнаты принцессы, когда кто-то схватил ее за руки и прижал к стене. Она постаралась не выказать ужаса, когда увидела полыхавшие яростью карие глаза, и стыда, когда ее взгляд упал на изуродованную ею щеку. Куда только подевался ее гнев, до сих пор не дававший ей ни минуты покоя?

– Что еще за игрушки вы затеяли, миледи? Чего вы добиваетесь, когда ведете себя как избалованный ребенок?

Своими словами он вновь разжег в ней ярость.

– Ничего!.. Я рада, что меня не заставили весь вечер сидеть рядом с убийцей моей сестры!

В его глазах она увидела изумление.

– Это я-то убил вашу сестру? Алисию? Ну и чушь вы городите!

– Не притворяйтесь, Ричард Кингслир! Ваш ребенок убил Алисию. А это все равно, как если бы вы перерезали ей горло! Она бы и сегодня была жива, если бы вы не соблазнили ее! Не заставили ее согрешить и обесчестить любящего мужа!

Ей показалось, что он сейчас ударит ее. «Ну и пусть, – подумала Джоанна. – Все равно он знает, что я права».

– Это вы так решили? – тихо спросил он, с трудом держа себя в руках. Он крепко стиснул зубы, и на лбу у него вздулись вены.

Она подумала, что его интересуют чувства барона Уиллоуби.

– Ну конечно, он ее любил, несмотря на то что она умерла из-за вашего ребенка. Я стояла рядом с ним на похоронах и видела, как он плакал.

Он недобро рассмеялся.

– Да нет, мадемуазель. Но если уж вы об этом заговорили, то барон действительно любил грешную жену. Он вообще был добрым человеком, и я чувствовал себя у него в доме скорее любимым сыном, чем простым оруженосцем, пока ваша сестрица не задумала украсить его голову еще одной парой рогов, конечно, с моей помощью.

Он было отпустил ее, и воспользовавшись свободой, она чуть не расцарапала ему лицо.

– Да как вы смеете? – закричала она. – Это мерзко – порочить мертвую.

– Ну, что вы сделаете? Добавите мне еще царапин? – ухмыльнулся Ричард, перехватывая ее руки прежде, чем она дотянулась до его лица, и наклонился к ней. – Вы правы, леди Джоанна, о мертвых говорят только хорошее... Поэтому не бойтесь, пусть я мерзавец, но я ни одного плохого слова не скажу об Алисии. Однако после четырех лет в пустыне я не позволю бросать мне в лицо вашу ложь.

Она, не отрываясь, глядела на него широко раскрытыми глазами. А он безжалостно продолжал:

– Я не знаю, что у них там случилось в постели, но ваша сестра соблазняла всех мужчин, попадавших в ее поле зрения, от простого солдата до приходского священника. Барон на все закрывал глаза, пока... к несчастью... она не забеременела от меня! Сорок лет у него не было детей. Ни его первая жена, ни служанки, ни крестьянки во всей округе не понесли от него, и все это знали! О да, барон ее любил! Это правда! Он бы даже принял моего ребенка, если бы она родила, но она...

– Но она умерла при родах! – перебила его Джоанна. – Я была с ней. Я видела, как она истекает кровью, зовя вас!

– Проклиная меня, хотели вы сказать! швырнул он ей в лицо ее же слова. – Но она не… – он умолк: – Ладно, хватит на сегодня, миледи.

Его горящие как угли глаза вдруг потухли, и он уставился на что-то поверх ее головы. Джоанна поняла, что он не все ей сказал.



– Не что, лорд Ричард?

– Хватит. Наговорились, – примирительно произнес он.

Он бы так и ушел, оставив ее дрожать от нетерпеливого желания узнать правду, скрытую от нее, но она удержала его за рукав. Похоже, его тайна не дает ему покоя, и, хотя ей стало отчего-то страшно, она решила, что должна знать все до конца.

– Нет, милорд!.. – чуть не заплакала она.

Теряя терпение, он обернулся:

– Теперь я хочу спросить вас, миледи! С самого утра этот вопрос не дает мне покоя. Много ли у вас общего с вашей сестрой, леди Джоанна?

– Ублюдок! – прошипела Джоанна и влепила ему пощечину.

Он схватил ее сильными, как железо, руками. Одной рукой вцепился ей в волосы так, что она не могла пошевелиться, а другой приподнял подбородок. Спиной она чувствовала холод стены, а животом и грудью жар его тела, все теснее прижимавшегося к ней.

– Вы умеете целоваться, как она, леди Джоанна? Не откроете ли для меня свои губки?

Он не дал ей время ответить или отвергнуть его и прижался к ней своими губами.

Это был мучительный поцелуй, рожденный гневом и обидой. Черная волна страсти подхватила Джоанну и разжала стиснутые зубы. Она была беспомощна перед ним. Его язык немедленно ворвался к ней в рот и затеял любовную пляску в паре с ее языком. Она приняла как должное, когда его рука скользнула в широкий рукав и коснулась ее груди.

Приставленная к юной принцессе, Джоанна вела при дворе довольно-таки уединенную жизнь. Ни один рыцарь не осмеливался ей выказать особое внимание, боясь рассердить короля, потому что дамы круга Джоанны выходили замуж только по высочайшему соизволению. Никогда до этого никто не вел себя с ней так, как Ричард Кингслир. Мысленно она возмущалась тем, что любовник ее сестры сейчас целует и ласкает ее, не скрывая своих желаний, на которые ее тело отзывалось бесспорным согласием.

У нее в животе быстро разгорался огонь, каким-то образом отбиравший силу у ее ног. Правда, упасть она не могла, потому что он крепко сжимал ее в своих объятиях, так что она даже слышала, как стучит его сердце. Его рука, которой уже не надо было держать ее за волосы, потянулась вниз и прижалась к самому низу живота, так что она даже застонала от неизвестного ей прежде желания и прижалась к нему еще теснее.

Ей стало жарко... Даже очень жарко. Бархатная накидка, казавшаяся ей слишком открытой в холодной зале, теперь мешала ей.

Словно прочитав ее мысли, он взялся за шнуровку.

– Пойдем со мной, радость моя... Я знаю тут одно местечко... – прошептал он, и она не в силах была устоять перед ним. Только он мог погасить огонь, разгоревшийся у нее внутри.

Она уже готова была прошептать «да», когда кто-то кашлянул рядом с ними и детский голосок позвал ее:

– Леди Джоанна! Что это вы делаете?

3

Она все еще чувствовала его губы на своих губах, когда до нее дошло, что они не одни в коридоре.

– Я... То есть, мы... Добрый вечер, принцесса Элеонора и леди Габриэла, – сказала Джоанна, делая глубокий реверанс, чтобы спрятать разрумянившиеся щеки.

Интересно, что им тут понадобилось так рано? Ужин еще в самом разгаре.

Однако маленькая принцесса быстро удовлетворила ее любопытство.

– Что вы делали, леди Джоанна? Леди Габи сказала, что вам не нравится лорд Ричард и поэтому вы ушли. А вы целуетесь! Я видела, как целовались папа с мамой. Их милости тоже так целовались!

Элеонора величественно оглядела обоих, сначала леди Джоанну, потом сэра Ричарда.

– Это не ваше дело, – сурово оборвала принцессу леди Габриэла. – Мне казалось, что у вас болит живот и вам нужно лекарство. Пожалуйста, идемте, маленькая принцесса. Прошу прощения, милорд, леди Джоанна, вполне серьезно произнесла фрейлина, лукаво блеснув глазами. Джоанна вспомнила, как еще сегодня утром рассердилась на Габриэлу за ее добрые слова о Ричарде.

Десятилетняя принцесса молча усмехалась, глядя на парочку, пока леди Габриэла не увела ее с собой. Они шли по коридору, и Джоанна слышала, как она возбужденно шептала:

– Да нет же, леди Габи! Вы видели, как они целовались... Непохоже, чтобы они не любили друг друга!

Когда же они, прошуршав юбками, скрылись в соседней комнате, Джоанна несмело подняла глаза на Ричарда и с изумлением увидела, что он улыбается.

– Ради Бога, что вас так позабавило, милорд? – спросила она, уперев руки в бока. Ее противно трясло от его близости. И это она всего несколько минут назад готова была пойти за ним хоть на край света!

– Интересно, когда это маленькая шалунья умудрилась подсмотреть родительские поцелуи? – он кивнул в сторону удалившейся принцессы. – Верно, спряталась за гобеленом в спальне? Их милости держат себя так важно, что вряд ли позволили бы себе что-нибудь в присутствии дочери.

– В отличие от нас, – она вовсе не желала отвлекаться. – Милорд, по-видимому, сирийские женщины были готовы уступить любому мужчине, посягающему на них, но, уверяю вас, я не такая.

Она замолчала в ожидании.

Ей стало неловко от того, что он пристально смотрит на ее растрепанные волосы, разрумянившиеся щеки, распухшие от недавних поцелуев губы. Смущенная своей уступчивостью, она хотела услышать, как он просит у нее прощения.

– А, – выдохнул он, наконец поняв, что от него требуется, – вы хотите, чтобы я покорнейше просил вас простить меня за то, что посмел прикоснуться к вам, – усмехнулся он. – Хотя до того, как нас прервали, вы были в восторге от моих ласк, и мне нравилось ласкать вас. Прекрасно, леди Джоанна... Я покорно прошу простить меня... И благодарю вас за то, что вы разрешили мне, недостойному, удовлетворить мое любопытство.

Она вся сжалась от его безжалостных слов, а он, удобно привалившись к противоположной стене, и не думал щадить ее.

– Вы хорошо играете девственницу, миледи, а, может, вы и вправду... Только внутри вас те же инстинкты и та же безнравственность, что были у Алисии.

– Мерзавец! Будь я мужчиной, я бы разорвала вас на части! – не помня себя от ярости, завопила она.

Он окинул ее взглядом, ее всю от растрепанных волос до носков красных туфелек, не обращая никакого внимания на ее вопли.

– Если бы вы были мужчиной... – повторил он, словно представив себе это воочию. – Так, так. Вот была бы потеря, – он понизил голос. – Спокойной ночи, леди Джоанна.

Ричард повернулся на каблуках и исчез, оставив ее одну.

Комната Джоанны располагалась так, что ей нужно было пройти через гостиную принцессы Элеоноры, поэтому она подождала несколько минут, думая о том, что могло бы произойти, не случись здесь принцессы и леди Габриэлы. Что скажет королева Элеонора, когда узнает от своей дочери о страстных объятиях в коридоре? Королева была добродетельной женщиной и вполне могла приказать Джоанне покинуть двор, не желая, чтобы она продолжала заботиться о ее дочери. А если малышка и другим расскажет, что видела тут?

Тогда все узнают. И не только при дворе. Да она умрет от стыда, если до барона Уиллоуби дойдет, что ее видели целующейся с тем самым человеком, из-за которого умерла его молодая жена! Господи, что только подумала Алисия, глядя на нее с небес. А она там – это точно, разве лишь поначалу немножко побыла в чистилище.

Надо будет еще подумать, почему сэр Ричард не желает признавать свою вину. Ругая себя на чем свет стоит, Джоанна тяжело вздохнула и, стараясь не шуметь, открыла дверь.

Пройдя узкую прихожую, она оказалась в просторной гостиной принцессы, где Элеонора, принимая гостей, то вышивала, то играла на лютне. На полу лежали разноцветные ковры, привезенные с Востока, а на стенах висели гобелены с изображением сцен из жизни Христа и святых. В дальнем углу Джоанна разглядела стоявшую на коленях девочку.

Малышка даже не обернулась, хотя слышала, как Джоанна вошла. Леди Габриэла удобно устроилась в кресле возле камина в другом конце комнаты. Смуглая кастилька приложила палец к губам и кивнула Джоанне на ее спальню, которая была напротив спальни принцессы.

Леди Габриэла последовала за Джоанной и закрыла за собой дверь.

– Я заставила малютку молиться, чтобы Господь простил ей грех любопытства, querida. 3автра она попросит у вас прощения. Не бойтесь, она не будет болтать о том, чего бы не увидела, если бы не притворилась, что у нее болит живот, и мы не пришли слишком рано.

В глазах кастильки не было осуждения. Джоанна бросилась на кровать с бархатным покрывалом, и леди Габриэле не оставалось ничего другого, как сесть в единственное в комнате кресло.

– Ах, Габи, – вздохнула Джоанна. – Представляю себе, как все это было. Не знаю, почему я разрешила ему... нет, это такой негодяй...

Леди Габриэла перебила ее:

– Разве я не говорила вам утром, что он очень красив? Мuу тacho, этот барон Ричард Кингслир! – она понимающе улыбнулась. – О, я помню, что-то такое было между ним и вашей сестрой. Но это было так давно, и он славно сражался, замаливая свои грехи!

Она пожала плечами, не желая ничего знать о прошлом.

– Габи, это было не «что-то». Он виноват в смерти моей сестры! – со страстью произнесла Джоанна, правда, очень тихо, чтобы не услышала принцесса. И, не в силах больше сдерживать слезы, дала им волю. – Он опозорил ее имя и сказал, что я такая же, как она!

Джоанна сама не заметила того, как прижалась к груди леди Габриэлы и позволила ей утешать себя, как ребенка.

– Ладно, ладно, милочка, я не хотела вас огорчить. Откуда мне знать, виноват сэр Ричард или нет? Но ведь, естественно, когда я увидела, как вы целуетесь, я подумала...

– 3наю. 3наю. Мне самой непонятно, рыдая, проговорила Джоанна. – Он начал меня целовать, прежде чем я успела сказать «нет», а потом...

Голос Джоанны задрожал. Она не нашла слов, чтобы рассказать леди Габриэле, какой пожар охватил ее, когда Ричард Кингслир обнял ее.

– Ну да! El relaтgago! Молния! – воскликнула Габриэла и сделала недвусмысленный жест. – Так бывает иногда. Если любишь.

Джоанна высвободилась из ее объятий и сердито посмотрела на кастильку.

– Габриэла, я его не люблю! Я его ненавижу!

– Хорошо, хорошо, только успокойтесь.

С этими словами она опять привлекла к себе Джоанну и принялась тихонько гладить растрепанные каштановые волосы всхлипывающей девицы.

Бесполезно сейчас объяснять ей, что от ненависти до любви гораздо ближе, чем до безразличия. Габриэла видела утром, как Джоанна не могла оторвать глаз от Ричарда, а он от нее. Между ними протянулась словно невидимая нить. А потом в коридоре как она раскраснелась, и губы у нее были похожи на розу, смятую поцелуями сэра Ричарда.

До Габриэлы дошли слухи о том, что Джоанна ударила Ричарда. Однако эта несдержанность лишь еще больше убедила ее в своей правоте.

Мысли ее перескочили с Джоанны на Ричарда. «Великолепный зверь! Ах, была бы я лет на десятьмоложе!.. Его лицо– quapo атаble! Нуикрасив! А плечи, руки! Этот умеет обнять женщину! Глаза у него так игорят! А вглубине прячется боль». Да, Ричард Кингслир узнал и боль, и горе, и в этом виновата Алисия де Уиллоуби, хотя Джоанна, конечно же, этому не верит. Ричард, безусловно, виноват в безвременной кончине молодой женщины, но Габриэла не сомневалась, что это именно она его совратила, а Ричард был всего-навсего ее добычей. Она много встречала таких женщин, как графиня Уиллоуби. Испорченные и скучающие, они были избалованы своими старыми мужьями и заигрывали с молодыми людьми, волей судьбы попадавшимися им на дороге. Этим женщинам даже в голову не приходило, что у мужчин тоже есть чувства!

А может, она ошибается, и Ричард, не забывший обиды и позора, из-за которых отправился на Восток, решил отыграться на Джоанне! Неужели он хочет отомстить сестре графини? Габриэла не могла в это поверить. Что-то говорило ей, что этого не может быть.

В любом случае надо постараться убедить Джоанну совсем простить его, а если она не может, то пусть избавится от своего горя, иначе она скоро обозлится на весь мир и состарится раньше времени.

Потом, когда леди Габриэла помогла ей раздеться и укрыла ее, Джоанна долго лежала без сна, несмотря на все мучительные переживания прошедшего дня. А вдруг Габриэла окажется права, и принцесса Элеонора, никому не расскажет о том, что она видела в коридоре? Ну и что? Ричард Кингслир ведь все равно останется при дворе. Пока нет войны, он будет тут, и она всегда будет помнить, как поддалась ему. Как она могла? Король его любит, особенно после того как он спас ему жизнь. Не пойдет же она жаловаться ему на его поцелуи или на то, что он обвинил ее в распутстве! Так она крутилась-вертелась до утра, думая то об одном, то о другом...

Что же он хотел сказать еще? «Она не...» Что Алисия «не»? Какую тайну хранит в себе этот рыцарь? Она непременно должна узнать ее. Нет, он не захочет ничего ей сказать. Она представила, как будет пытать и мучить его, пока он не откроет ей свою тайну. Хотя ей понравилось воображать его в цепях и отданным на ее милость, Джоанна хорошо знала, что никому никогда не сможет причинить боль. Да, хорошо бы стать колдуньей и сварить такое зелье, которое всех заставит говорить только правду!

Глупые мечты! Единственный способ узнать все – это возвратиться в Уиллоуби. Барон не захотел говорить с ней после смерти Алисии. Он послал к ней слугу, который сообщил, что ей приготовлено место в королевском доме до тех пор, пока она не найдет себе мужа. Может, он оправился со временем и ему будет уже не так больно видеть сестру своей жены. Барон должен знать, на что намекнул Ричард Кингслир, и, вероятно, расскажет ей.

Надо будет ей попросить отпуск. Но король и королева вряд ли отпустят ее, если она не придумает что-нибудь убедительное. Джоанна смотрела на огненный язычок свечи и размышляла, что бы ей сказать такое, отчего ей сразу разрешат покинуть двор и отправиться к барону. В конце концов она придумала и, улыбнувшись, мгновенно заснула.


Джоанна бы очень удивилась, если бы узнала, что Ричард Кингслир тоже не спал почти всю ночь.

Он не мог забыть ее нежные губы и упругие груди под мягким шелком и стонал, с трудом подавляя вспыхивавшее желание. Господи, ну почему ей обязательно надо было быть сестрой Алисии?

Лучше уж ему вспомнить, как все закончилось с ее сестрой!

А что вспоминать, он и так не забыл, словно это случилось вчера, как его позвали к королю Генриху, отцу Эдуарда. Слух о том, что графиня Уиллоуби умерла при родах, быстро достиг двора, и никто бы не обратил на него внимания, настолько это было явлением обычным, если бы молодая женщина не отдала Богу душу, назвав сначала имя своего совратителя, юного оруженосца своего супруга.

Генрих III был добрым семьянином не в отца, печальной памяти короля Иоанна, и о людях судил тоже не как отец. Он верил в святость брака и ни на секунду не усомнился в достоверности истории о совращении Алисии де Уиллоуби. «Я тоже не стал его разубеждать», – вспомнил Ричард. Гордыня заела, да и обидно было, что барон выставил его, даже не поговорив. Барону нужен был козел отпущения. Его жена уже поплатилась за свое распутство, и никто не подходил для роли лучше, чем любимый оруженосец, оказавшийся ее последним по счету любовником.

Глядя в потолок, Ричард размышлял о том, сколько в нем было тогда гордыни. Он ничего не сказал содрогнувшемуся от негодования королю Генриху, разве лишь повторил уже известную сказку для толпившихся в большой зале придворных, и за это был отправлен сопровождать принца Эдуарда в крестовом походе на Восток, где они должны были вместе с королем Людовиком сражаться против неверных.

Королю Генриху было безразлично, что вдовая мать Ричарда Кингслира остается совсем одна в замке с сенешалем и кучкой воинов, что его позор разобьет ей сердце и она умрет, не дождавшись его.

Распутство Алисии и предательство барона Уиллоуби ожесточили его сердце, и с тех пор он никому не доверял, разве лишь Эдуарду, который стал королем после смерти своего отца, случившейся, когда он еще был на пути к дому. Нет, больше он ни одной женщине не позволит причинить ему боль.

Сражения в пустыне вместе с Эдуардом и трудности, выпавшие на его долю после поражения, закалили Ричарда Кингслира, который вернулся в Англию рыцарем, прожженым сирийским солнцем, высоким и крепким – не то что раньше. Он побывал в своем замке, нашел там все в полном порядке благодаря заботам верного сенешаля и, посетив могилу матери, отправился в Виндзор. Он не знал, чего ждет от придворной жизни, но в Кингслире ему было тоскливо без единой родной души.

Ричард подумал, что не надо было обвинять Джоанну в распутстве. Но ведь он только защищался. Она так допекла его, что он чуть не проговорился. А девушка невинна. Он готов поклясться своей жизнью, что никогда раньше никто не ласкал ее, как он сегодня, и она в первый раз испытала страстное самозабвение... Зачем обременять ее тем, что он сам бы хотел забыть? Да и не поверит она, если он расскажет ей о неразборчивости Алисии. Пусть думает, что она умерла, соблазненная им. Нет, она никогда не узнает, отчего в самом деле умерла Алисия. Вместе с ребенком...


Джоанне удалось добиться аудиенции у королевы Элеоноры, во время которой за принцессой согласилась присмотреть леди Габриэла. Спала она всего пару часов, но чувствовала себя бодрой, как никогда.

Когда ее провели в покои королевы, Джоанна удивилась, увидев там короля Эдуарда. Для того, что она задумала, лучше было говорить с королевой наедине, но выбирать не приходилось, и она бросилась вперед очертя голову.

Поднявшись после глубокого реверанса, Джоанна с удовольствием подумала, что не зря принарядилась. На ней было нижнее платье цвета бордо и верхнее узорчатое, отделанное по краю золотом. Волосы она причесала гладко и разделила их посередине пробором, чуть заметным под вуалью из батиста, которую удерживал золотой венец.

– Что случилось, леди Джоанна? Моя дочь плохо себя ведет сегодня? – спросила королева Элеонора с одобряющей улыбкой.

Несмотря на тридцать лет и троих детей, она не потеряла своей южной привлекательности и выглядела прекрасно даже на фоне золотоволосого Эдуарда.

– Нет, ваша милость, принцесса хорошо себя ведет. Если позволите, я пришла просить о себе. А принцесса Элеонора сейчас с леди Габриэлой учит испанский.

Королева метнула довольный взгляд в сторону мужа. Для их дочери было важно как следует знать язык матери, ибо они рассчитывали когда-нибудь выдать ее замуж за арагонского короля.

Жестом королева попросила ее продолжать. – Отпустите меня, ваша милость. Господь приказал мне отправиться в паломничество, чтобы я могла помолиться в Уолсингеме Святой Деве Заступнице о душе моей усопшей сестры.

Свою просьбу Джоанна адресовала как бы королеве, поскольку Элеонора распоряжалась жизнью королевского дома, однако взгляд ее был устремлен на Эдуарда.

В нем было шесть футов роста, и за длинные ноги его прозвали «Длинноногий», но не только поэтому король из рода Плантагенетов славился своей красотой. У него были великолепные золотистые волосы, наследный знак Плантагенетов, которые только-только в его тридцать пять лет начинали седеть, и красивые голубые глаза.

– Паломничество? Похвальное желание, леди Джоанна, тем более что на дворе весна. Однако мы только что говорили с королем о вас. Хотите узнать, что он сказал?

Удивленная Джоанна подняла глаза на Эдуарда и увидела, что он, прищурившись, внимательно разглядывает ее. Что он мог о ней говорить? Первой мыслью Джоанны было, что принцесса Элеонора все-таки разболтала родителям о том, как она целовалась с Ричардом Кингслиром. Однако этого не могло быть. Девочка еще не покидала детскую. Неужели Эдуард заметил на щеке Ричарда след от удара хлыстом и собирается сделать ей выговор?

Король, однако, редко кому выговаривает, он больше любит похвалы и хорошие новости.

– Мы ценим вашу заботу о нашей дочери, принцессе Элеоноре, но не забываем о том, чтобы вы оставались под нашей опекой, и, следовательно, наш долг – подумать о вашем замужестве, которое не уронило бы чести вашей семьи и было одобрено вашим братом, графом Хокингемом. Дорогая леди Джоанна, мы как раз говорили о рыцаре, который отвечает всем нашим требованиям. Сэр Годфри Лингфилд приехал вчера, после того как вы покинули нас, – проговорил король, и лукавый огонек в его глазах сказал Джоанне, что ее поспешный уход не остался незамеченным. – Он просит вашей руки.

Джоанна даже рот открыла от изумления.

– Сэр Годфри? О Лингфилде я слышала, а кто такой сэр Годфри понятия не имею.

– Кажется, он кастелян в Лингфилде, – сказал король. – Он был мне вчера представлен. Учтивый, честный и даже красивый.

– Сэр Годфри – само очарование, – не утерпела королева. – Он... Он... как это вы говорите по-французски? – deboпaire. Он будет вам прекрасным мужем, леди Джоанна.

Не слишком ли быстро? Четыре года она провела при дворе, и никто даже не намекал ей о свадьбе. Что же произошло?

– Но, если он вассал моего брата, почему Вильям сам не приехал представить его мне? – в замешательстве спросила Джоанна.

– Сэр Годфри сказал, что у него есть письмо к вам от вашего брата, – ответил Эдуард.

– Прошу прощения, ваша милость, но неужели письмо должно решать мою судьбу? Ведь я никогда в жизни не видела сэра Годфри!

Джоанне удалось сказать все это спокойно, но ее зеленые глаза метали молнии, а подбородок предательски дрожал.

– 3амуж выдают иногда и без писем. Вы не крестьянка, чтобы «гулять» с мужчиной, прежде чем дать согласие разделить с ним его хижину, – король был удивлен ее неповиновением.

– Я ни разу не видела моего мужа до того, как он приехал в Кастилию на свадьбу, ласково проговорила королева, и ее черные глаза затуманились от воспоминаний. – Однако я полюбила его с первого взгляда, и долг превратился в радость.

– Сегодня днем вы увидите сэра Годфри, если, конечно, изволите пообедать с нами, леди Джоанна, – холодно произнес король Эдуард, привыкший приказывать, а не слушать возражения.

– Да, сир. Но если я должна стать женой этого человека, тогда сначала отпустите меня помолиться, – попросила Джоанна, обращаясь в первую очередь к королеве. – Господь сказал мне, что это мой долг.

– Посмотрим... – королева разрывалась между желанием поощрить религиозные чувства Джоанны и нежеланием ослушаться приказа короля. – Сначала познакомьтесь с сэром Годфри, а потом будет видно. Прощайте, леди Джоанна.

4

Обед начался на час позже, так что Джоанна вернулась в покои принцессы, чтобы приготовиться к встрече с сэром Годфри и рассказать леди Габриэле новости.

Поскольку на ней уже было одно из полудюжины ее лучших платьев, то ей надо было немного поправить прическу, что она и сделала с помощью кастильки, усевшись перед серебряным зеркалом.

– Король сказал, что Годфри приехал вчера вечером? – удивленно повторила леди Габриэла. – Сколько волнений, qиerida! Ах, как жалко, что я вчера рано ушла, не то обязательно рассмотрела бы его. Интересно, ваш нареченный красив собой?

– Габриэла, он мне не нареченный... по крайней мере пока, – сделав круглые глаза, возразила Джоанна, отчего принцесса Элеонора, наблюдавшая за приготовлениями, рассмеялась, – я его никогда не видела. Как же я могу дать согласие? И вообще почему мой братец, которого я почти не видела после смерти нашего отца, вдруг вспомнил обо мне и решил подыскать мне мужа?

– Все мужчины такие, дорогая, – пожав плечами, с философским спокойствием заметила Габриэла. – Они двигают нами, словно шахматными фигурками. Женщины должны послушно следовать их приказаниям... но и тоже учиться приказывать, только не так открыто, конечно. Как насчет золотой с жемчугами вуали?

Наконец с прической было покончено.

– Принцесса, не будете ли вы так любезны принести мне помаду для губ и краску для ресниц для леди Джоанны?

– Если вы мне тоже дадите немножко, заявила Элеонора, и ее серые глаза заблестели от возбуждения.

– Может быть... Только я все сделаю сама, – и Габриэла нетерпеливым жестом выслала девочку из комнаты.

Они остались одни.

– Вы не побудете с ней еще немножко, пока мне представят сэра Годфри? – спросила Джоанна. – Я совсем забыла о своих обязанностях, но я обещаю, что...

– Ах, не беспокойтесь, дорогая, – небрежно махнула рукой Габриэла. – Я уже старая... И что мне еще делать? Мое время прошло. Теперь я буду рада, если смогу чем-то помочь вам. Или посоветовать, – и она подмигнула Джоанне, намекая, что вовсе не обязательно прислушиваться к ее советам.

Когда она заговорила вновь, то сказала нечто совсем неожиданное.

– Интересно было бы посмотреть на лицо сэра Ричарда Кингслира, когда он увидит вас с сэром Годфри. Думаю, у него никогда не было соперников.

Габриэла уже соединила мысленно Джоанну и Ричарда, однако сама и пошутила над этим так, что Джоанна не могла на нее сердиться. Смеясь вместе с нею, она лишь сказала, что ей все равно, понравится это Ричарду или нет.

Чтобы отвлечь Габриэлу от ненужных размышлений, Джоанна сообщила ей о своем желании отправиться в паломничество, не раскрывая истинной причины своего неожиданного благочестия.

– Ах, паломничество! – воскликнула Габриэла. – Жаль, что я не могу при соединиться к вам. Я так люблю посещать всякие святыни. Я вам рассказывала, что была в Кампостелле?

Конечно же, рассказывала, и много раз. Но Джоанна не стала напоминать ей об этом, радуясь, что Габриэла забыла о Ричарде Кингслире. А Габриэла была счастлива, что может еще раз поговорить о том, как ей было хорошо и страшно там, но в это время пришла принцесса.

Габриэла умело начернила длинные ресницы, потом положила немного краски на щеки и губы Джоанны.

– Так хорошо, дорогая? – спросила она, поворачивая ее к зеркалу.

Рассматривая себя, Джоанна не могла не признать, что благодаря искусным рукам Габриэлы ее глаза обрели глубину, а лицо здоровый румянец, и при этом как будто ничего не изменилось. Дай Бог, чтобы сэр Годфри, который не был знаком с ее сестрой, не заметил, как она бесцветна под румянами.

– Ах, леди Джоанна, какая вы красавица! – завороженно прошептала Элеонора. – Вы придете ко мне, когда выйдете замуж?

– Ну вот и вы тоже! – рассмеялась Джоанна, делая вид, что у нее уже нет сил сопротивляться их натиску. – Вы уже выдали меня замуж, а я еще не успела выйти из комнаты.

– Вы сможете навестить меня, когда я выйду замуж, – с важностью проговорила Элеонора, желавшая всегда быть в центре внимания. – Когда-нибудь я стану женой короля.

– А я буду воспитывать ваших деток, сказала Габриэла, ласково гладя девочку по волосам.


Первое, о чем подумала Джоанна, когда ее представили сэру Годфри Лингфилду, что он совершенно не похож на Ричарда Кингслира. Если Ричард с его черными волосами и бронзовой кожей был дьяволом, то кастелян ее брата – ангелом света. Такой же высокий, как Ричард, он был поизящнее его, с почти белыми волосами и синими, как васильки, глазами. Длинный узкий нос указывал на его происхождение от викингов, а губы показались Джоанне бесцветными, такими они были тонкими. Ей вспомнился архангел Михаил, каким он был запечатлен в церкви в Хокингеме.

Сэр Годфри низко поклонился, когда сенешаль короля представил Джоанну, и, выпрямившись, одарил ее радостной улыбкой.

– Дорогая леди Джоанна, для меня большое удовольствие познакомиться с вами. Ваш брат оказал мне большую честь, сочтя меня достойным его сестры... И я надеюсь, вы примете мое предложение.

Смягчившись от его слов, из которых следовало, что он не считал ее согласие необязательным, Джоанна улыбнулась в ответ.

– О нет, сэр Годфри, это вы оказываете мне честь. Вы долго служите у моего брата?

– Я был его первым оруженосцем, а когда стал рыцарем, он предложил мне кастелянство в Лингфилде, потому что старый кастелян к тому времени умер.

– Старый сэр Эймер? Печально. Я не знала об этом, – вздохнула Джоанна. – Мой брат редко мне пишет. О! Я вовсе не хотела сказать, что мне печально оттого, что вы стали владельцем Лингфилда! Я...

Сэр Годфри заметил ее смущение и пришел ей на выручку:

– Я так и подумал, мадемуазель. Может, мы поищем место, где бы нам присесть? – спросил он, когда вдруг обнаружил, что они стоят посреди потока разряженных дам и кавалеров, вливающегося в большую залу.

Он предложил ей руку, и Джоанна воспользовалась возможностью повнимательнее рассмотреть его. Она осталась довольна его темно-синей туникой из хорошей шерсти, недешевой и не дорогой, а именно такой, какая должна быть на рыцаре в его положении и к тому же не собирающемся на битву.

Стоя возле стола со всеми остальными приглашенными на обед, они смотрели, как королевская чета шествует к своим местам и усаживается за стол на возвышении.

– Вы служите фрейлиной принцессы Элеоноры? – спросил ее сэр Годфри после того, как были сказаны все комплименты. Когда она кивнула, он спросил, нравится ли ей быть фрейлиной.

– Чаще всего да. Она славная девочка, хотя не забывает о том, что ее братья больны и, возможно, ей придется унаследовать трон; после того как ее царственные родители возвратились из похода, она немножко избаловалась, но ведь это вполне естественно, правда?

– А она не возражает против вашего замужества?

– Наверно, она будет скучать по мне, ответила Джоанна, радуясь, что он интересуется ее жизнью. – Я тоже буду по ней скучать. Однако она знает, что король мой опекун и рано или поздно все равно подыщет мне мужа, если этого не сделает мой брат.

– Вероятно, вы бы не возражали когда-нибудь вернуться ко двору? – продолжал расспрашивать ее сэр Годфри. – Не всегда же мне быть кастеляном в Лингфилде.

Прежде чем Джоанна успела что-то сказать, он указал ей на краснолицую даму, сидевшую почти рядом с ними.

– О, это леди Аделаида. Страшная, правда? А вы бы видели ее мужа! Он тощий, как лезвие меча.

Он вопросительно поднял брови, и Джоанна хихикнула.

– Наследница огромного состояния в Дорсете, – заговорщицки шепнула она.

От ее слов он поперхнулся, потому что как раз в это время пил из их общей чаши, и кашлянул пару раз, красиво прикрывал рот белоснежной салфеткой. После чего он тоже засмеялся.

– Мне нравится, когда у дамы есть чувство юмора.

Когда он смеялся, глаза у него превращались в узенькие щелочки.

Вскоре она нашла общество сэра Годфри приятным, потому что ей не надо было постоянно защищаться от него, как от Ричарда Кингслира. Ему нравилось, что его окружают знатные люди, но они не внушали ему благоговейного страха. Задавая вполне разумные вопросы об окружении короля Эдуарда, он не забывал подложить Джоанне кусочки повкуснее и наполнить опустевшую чашу.

Они болтали, забыв об остальных гостях, и обед не показался Джоанне скучным. Она расспрашивала Годфри о своем брате и внимательно слушала, какие изменения Вильям собирался внести в большую залу Хокингемского замка и какие планы строил насчет женитьбы на дочери барона Букингемширского.

Она была единственной наследницей отца, и ее приданое должно было ощутимо увеличить состояние брата.

Джоанна радовалась за него. Хотя Хокингем процветает, деньги никогда не лишние, да и титул барона только украсит Вильяма. Она уже мечтала о том, что будет часто с ним видеться, став женой его вассала, и о том, что наконец-то опять побывает в Хокингеме, и о том, что обязательно подружится с его женой, и они будут вести один большой дом и вместе растить детей.

Джоанна поняла, что внутренне готова дать согласие сэру Годфри. Он был мил с нею, и, глядя на его ангельское лицо, она уверяла себя, что скоро они полюбят друг друга. Хорошо бы их дети были все белокурые и синеглазые.

Однако прежде чем дать согласие, она должна оговорить свое паломничество. Только узнав правду об Алисии, ту правду, которую скрывает от нее дьявол Ричард Кингслир, она может жить в мире с собой.

– Сколько же сердец вы разобьете, когда объявите о нашей помолвке? – неожиданно спросил сэр Годфри, игриво подмигнув ей, и она поняла, что ему известен ее ответ. «Когда», а не «если». Однако Джоанна не обиделась. Многие мужья и жены умеют разговаривать друг с другом без слов. Что ж, это добрый знак, если он так быстро научился понимать ее.

– Ни одного, милорд, – ласково улыбнулась ему Джоанна.

– Тогда кто же этот загорелый рыцарь, который не сводит с нас глаз?

Еще не посмотрев в ту сторону, куда показывал ей сэр Годфри, она уже знала, что это Ричард Кингслир. И она не ошиблась. Надо же, заболтавшись с неожиданным претендентом на ее руку, она и думать о нем забыла!

Джоанна вскинула подбородок и, злорадствуя в душе, вновь обернулась к своему будущему красавцу жениху. «Прекрасно! Пусть «Дьявол Акры» недумает, чтозавладел мной!»

– Это Ричард Кингслир, – сказала она, беспечно пожав плечами. – Барон только что возвратился из Святой земли. Его милость приняла его как героя. В Акре или где-то там он спас жизнь нашему королю.

Однако сэра Годфри не удовлетворил ее ответ.

– Почему он смотрит на вас, как на конфету, которую вдруг вырвали у него из рук? – настаивал он, и глаза стали у него ледяными.

Джоанна тяжело вздохнула.

– Он был возлюбленным моей сестры Алисии, – сказала она, потупившись. Вильям, наверное, не поставил его в известность об этой позорной истории, потому что сам в тот год был в Нормандии. – Он ее соблазнил, и она забеременела. А потом умерла в преждевременных родах. Ребенок тоже умер.

– А теперь он решил взяться за вас? – нахмурился сэр Годфри. – Не слишком ли?

Для Джоанны было важно, чтобы сэр Годфри не принял ее за одну из придворных красоток, щедро раздающих свои милости.

– Вы видите царапину у него на щеке, милорд? Это след от моего хлыста. Я объяснила ему, что не стоит играть со мной.

Внутренне она содрогнулась от столь очевидной неправды, ведь она ударила его хлыстом за то, что он остановил ее коня, а не за то, что обнял ее.

– Хорошо, – сказал Годфри. – Должен поставить вас в известность, мадемуазель, что дорожу тем, что принадлежит мне. Если он в будущем захочет посмотреть на вас без должного почтения, придется мне проткнуть его мечом.

– Не беспокойтесь, милорд. Уверяю вас, он все понял.

Господи, этого еще не хватало! А вдруг Ричард расскажет ему, как они целовались! Пусть только Годфри поверит мне один разочек, а уж я не допущу, чтоб этот странный человек во второй раз околдовал меня!

Очевидно, ее молитвы были услышаны, потому что Годфри, еще раз хмуро взглянув на Ричарда, вновь занялся едой и куда более приятной беседой.

Ричард в самом деле весь кипел от ревнивой ярости, глядя на белокурого рыцаря, сидевшего рядом с Джоанной и улыбавшегося ей. Он обратил внимание, что, после того как она подняла на него глаза в ответ на какое-то замечание незнакомца, они некоторое время не улыбались и говорили о чем-то, вероятно, важном для них. Потом Джоанна опять развеселилась, но в его сторону не посмотрела ни разу.

Он повернулся к леди Габриэле, которая сама подошла к нему и предложила себя в пару, на что он учтиво согласился, раздумывая про себя, не собирается ли она задать ему взбучку за вчерашнее. Однако она вела себя с ним как ни в чем не бывало.

– Кто этот белокурый кавалер рядом с леди Джоанной? – спросил он, стараясь не выдать себя голосом. Тем не менее леди Габриэла услышала, что хотела, и незаметно улыбнулась. «Очень хорошо, юноша. Ревность иногда ох как полезна, особенно поначалу».

– Ах, леди Джоанна сама не своя... Это сэр Годфри Лингфилд. Он приехал просить ее руки, и, похоже, она ему не откажет, а вы как думаете? – простодушно спросила она, словно не видела вчера, как Ричард целовал Джоанну.

Габриэла была довольна. Ее слова разожгли настоящий пожар в глазах Ричарда. «Вам не повредит, если узнаете, что Джоанну не купить парой искусных поцелуев. Придется вам побороться за нее».

– А он красивый, правда?

Ричард чуть не сжег ее взглядом.

– Думаю, спрашивать нужно не меня, миледи. Поскольку я не девица, то должен признаться, желтые кудряшки и синие глаза не в моем вкусе.

Габриэла довольно ухмыльнулась.

– Ну и правильно. Прошу прощения.

Что касается ее, то ей тоже больше нравились темные глаза, черные волосы и загорелая кожа Ричарда, чем линялая привлекательность его соперника. Может, потому, что Ричард был больше похож на испанца и на ее покойного мужа. Интересно, как он поведет себя, когда будет объявлено об обручении, а о нем будет объявлено, судя по счастливому лицу Джоанны. Вряд ли Ричард из тех, кто легко сдается.

Она хотела на этом закончить разговор, когда вдруг на нее снизошло вдохновение. Пусть Купидон позабавится, а молодой лорд Кингслир поразмыслит над ее словами.

– Счастливая Джоанна! Ей так повезло с обручением, а она еще хочет до свадьбы совершить паломничество... если, конечно, будущий муж разрешит. Смею вас уверить, он разрешит, такой он добрый человек.

– Паломничество? В Кентербери? – переспросил Ричард, поймавшись на крючок.

– Нет, милорд, в Уолсингем. Это где-то на северо-востоке, правильно? – Габриэла словно не знала, что это Норфолк и ехать туда и обратно дальше, чем в Кентербери.

– Да, далеко, – согласился Ричард, и в его невидящем взгляде она прочитала растерянность. – А зачем ей это, если она выходит замуж?

– Она что-то говорила мне, будто хочет помолиться о сестре, – состорожничала Габриэла, делая вид, что ей неизвестна скандальная история смерти Алисии Уиллоуби. Хорошо, что она такая набожная, но я боюсь за нее. Одинокой даме небезопасно пускаться в такое путешествие, – заявила она, вцепившись ему в руку и пару раз дав своему голосу дрогнуть.

– Он, несомненно, позаботится о том, чтобы она ехала не одна, – попытался он успокоить Габриэлу, но она видела, что он впал в глубокую задумчивость и больше ни с кем не разговаривал до конца обеда.

5

Джоанна с радостью согласилась, когда сэр Годфри предложил ей выйти из-за стола. Им много что надо обсудить, и лучше это сделать подальше от чужих глаз и ушей. К тому же ей очень хотелось ускользнуть от недоброго взгляда Ричарда Кингслира, который как поднялся из-за стола, так и застыл на месте, увидев, что она приняла руку сэра Годфри. Если они еще промедлят, он, чего доброго, подойдет к ним.

По дороге им попались всего несколько человек, пока они неспешно шли по коридору и поднимались по винтовой лестнице на башню. Два стражника почтительно приветствовали их, когда они прошли мимо.

Сэр Годфри не торопился начать разговор, так что они молча прогуливались и глядели на городские огни вокруг дворца и серебристую ленту Темзы в отдалении. День был ветреный, хоть и весенний, и от аккуратной прически сэра Годфри ничего не осталось. В конце концов он поднес руку к губам и заговорил:

– Дорогая леди Джоанна, мне кажется, я не ошибусь, если предположу, что вы согласны стать моей женой?

Она чувствовала на себе взгляд его синих глаз, высматривающий любой намек на колебание, и решила, что самое время сказать ему об Уолсингеме.

– Вы правы, милорд, я согласна стать вашей женой...

– О, я счастливейший из смертных! – вскричал он и сощурил сияющие глаза. – Когда же? Мне так не хочется покидать вас, но, ведь вы понимаете, я должен вернуться в Лингфилд и приготовить его к нашему приезду... И, конечно же, мне нужно сообщить вашему брату о вашем согласии.

– Подождите, сэр Годфри. Если вы желаете, то обручение можно назначить на завтра или послезавтра но, прежде чем стать вашей женой, я должна еще кое-что сделать.

Ну вот. Она сказала. Теперь осталось спросить его согласия, пока она еще не растеряла остатков храбрости. Внутри нее что-то возмущалось тому, что ей постоянно надо испрашивать разрешение и всегда у мужчины. Сначала у отца, потом у брата, теперь у короля. А как только она обручится с этим человеком, то и у него. Так уж заведено, что женщина, и Джоанна тоже, вечно от кого-то зависит. Мужчины распоряжаются ими по своему усмотрению после того, как Евин грех привел к падению Адама, и Церковь учит тому, что так и должно быть.

– О чем вы, милая госпожа? Вам нужно время, чтобы сшить себе новые наряды, достойные моей жены? Я дам вам денег, и распоряжайтесь ими, как хотите. Я хочу, чтобы вы были счастливы, Джоанна.

С этими словами Годфри погладил ей щеку холодными пальцами.

– Нет, не то. Я прошу разрешить мне, милорд... совершить паломничество. В Уолсингем. Я хочу помолиться за мою сестру. Мне неспокойно, сэр Годфри. Она умерла в ужасных муках. Я хочу, чтобы ее душа пребывала в мире.

– Ах, как мило. Я знал, что вы хорошая... Лорд Вильям говорил мне, и, когда мы с вами встретились, я увидел в ваших глазах доброту. Я буду счастлив сопровождать вас, моя дорогая Джоанна. Вы разрешите мне покинуть вас на две недели, а когда я вернусь, мы отправимся вместе?

При мысли, что она будет под надежной защитой во время долгого путешествия на север, Джоанна поначалу обрадовалась, а потом поняла, что чуть не попалась в ловушку. Если с ней будет сэр Годфри, то как она поедет в Уиллоуби и выведает тайну Алисиной смерти? Отступив на шаг, она посмотрела на расстилающийся внизу город.

– Мне бы очень хотелось принять ваше предложение, сэр Годфри, потому что путешествие в вашем обществе наверняка было бы для меня приятным, но с вами я меньше всего буду думать о моей сестре, – Джоанна из всех сил старалась придать голосу некоторую игривость и пару раз искусительно взмахнула густыми ресницами. – Вы же понимаете, правда? Милорд, я должна это сделать, иначе мне не будет покоя. Месяц пролетит быстро, – она хотела уложиться в этот срок. – А когда я вернусь, сразу же назначим оглашение и венчание.

С волнением она смотрела, как он сжимает губы, и ожидала отказа.

– Увы, в ваших ручках я как мягкая глина, – проговорил он в конце концов. – Мне бы очень хотелось поехать с вами и знать, что вы в безопасности, но, если вы решили, леди Джоанна, пусть будет по-вашему. Паломничество так паломничество. Молитесь хорошенько. А когда возвратитесь, дайте мне знать и мы обвенчаемся... в церкви, которую король Генрих построил в Виндзоре, если пожелаете.

– О, благодарю вас, милорд! – воскликнула Джоанна.

«Дева Мария, неужели свершилось? Взмахнула ресницами, сказала несколько милых слов – и делай, что хочешь! Надо рассказать Габриэле, вот уж кто будет гордиться своей ученицей!»

Вскоре Годфри проводил ее вниз в ее комнату под тем предлогом, что ему надо повидаться с королем и назначить день для обручения. Он обещал любую помощь и поддержку, что касается ее паломничества, и это означало, что королю и королеве тоже придется согласиться.

На лице Годфри сияла улыбка, приличествующая рыцарю, который сумел добиться руки своей дамы, и только оказавшись в своей маленькой комнате в башне над воротами, он позволил себе радостно потереть руки. Оставшись один в комнате, он пел и плясал оттого, что все так легко получилось. Джоанна будет принадлежать ему! Как же она доверчива! Ничего не знающая наследница Хокингема, Уинслейда и Лингфилда поверила, что ее брат прислал его в качестве жениха... и все благодаря искусным речам и письму, запечатанному личной печатью умершего графа.

Он мог бы поклясться, что она уже немножко любит его. Когда она смотрела на него, ее зеленые глаза сияли, а она часто посматривала на него, как это обычно делают девушки, когда их сердца пронзают любовные стрелы. Он знал, что ему повезло. Джоанна Хокингем могла оказаться толстой, как свинья, скупой и зловредной, у нее могли быть накладные волосы и испорченные зубы, а она прекрасна, как ясный день. И она хочет замуж, он это понял, за неземного рыцаря, обещающего ей то семейное счастье, в котором ей было отказано в детстве. По тому, что говорил граф Вильям, Годфри знал, как Джоанну отослали к сестре, словно ненужную вещь, а за обедом Джоанна проговорилась, что ее сестра вела себя как шлюха!

С Джоанной этого не произойдет. Уж он постарается. Натура у нее страстная, но податливая, и он, как любящий муж, не преминет дать ей несколько уроков покорности. Он и вправду будет любящим мужем... Любящим графство, которое она принесет ему в приданое как единственная наследница своего брата!

Когда сэр Годфри явится в Хокингем похвастаться своей невестой перед возвращением в Лингфилд, слуги в замке скажут ему, что граф не вернулся из поездки в соседний монастырь, куда он отправился после того, как Годфри уехал из Лингфилда в Виндзор. Сэр Годфри, конечно же, удивится, обеспокоится, поднимет приличествующий ситуации шум, а потом через некоторое время устроит так, чтобы останки графа Вильяма нашли недалеко от того места, где они сейчас покоятся. Его опознают по кольцу с единорогом, которое передавалось по наследству всем владельцам Хокингема. Леди Джоанна к тому времени уже будет его женой и сделает его наследником графства – неплохо для простого рыцаря!

Она наверняка думала, что он будет возражать против ее паломничества. Ну нет, пусть вымаливает рай для своей распутной сестры! Он видел, как она клюнула на его согласие, как была благодарна ему, значит, когда она станет женой, будет знать свое место.

Ее паломничество укрепит единственное слабое звено в плане. Не исключено, что тело графа найдут раньше, чем они обвенчаются. Тогда ему не составит труда разыскать ее и обвенчаться поскорее. Королю Эдуарду он скажет, что страстный порыв толкнул его на этот шаг, а так как разрешение уже будет дано, то король вряд ли затаит на них обиду за то, что они обвенчались не при дворе.

Годфри даже подумал, не похитить ли ему Джоанну, прикинувшись влюбленным, а если она упрется, показать ей, кто на самом деле хозяин. Даже если ей станет известно, что Годфри виноват в смерти ее брата, то и тогда ему нечего ее опасаться. Она поймет, что, живя с убийцей, лучше помалкивать, если не хочешь отправиться к праотцам.

Ему надо поскорее уложить ее в постель, чтобы Церковь не расторгла их брак, если она решит, что совершила ошибку, выйдя замуж за простого рыцаря. С какой радостью он зальет простыни ее кровью.

Если только... Он вспомнил лицо смуглого рыцаря. Как, Джоанна сказала, его зовут? Ричард Кингслир! Если она ему солгала и Ричард Кингслир опередил его, то крови не будет. Тогда у него не будет доказательств, что он лишил ее девственности, но уж жизнь он устроит ей почище, чем в аду! По виду она совсем глупышка, но ее сестра тоже не была похожа на шлюху. Кажется, ее неприязнь к «Дьяволу Акры» искренна. Однако у Ричарда Кингслира есть обаяние – как бы сказать? – падшего ангела, перед которым не могут устоять женщины... Чем раньше Джоанна покинет двор, тем спокойнее будет сэру Годфри.

Чувствуя себя виноватой из-за долгого отсутствия, Джоанна отослала леди Габриэлу наслаждаться жизнью, а сама осталась с принцессой. Они весело играли в гуси-лебеди и триктрак, потом Джоанна похвалила Элеонору за то, что она красиво одела своих кукол, и помогла ей придумать еще одно кукольное платье из лоскутов, оставшихся от нового наряда королевы. Джоанна послушала, как девочка играет на лютне новую песню, которую они разучили с Габриэлой, и поет по-испански, тщательно выговаривая незнакомые слова, и подумала, что ее мать, выросшая к Кастилии, будет довольна.

Джоанна сказала правду, когда призналась Годфри, что будет скучать по принцессе Элеоноре. Пусть она иногда бывала высокомерной, как ее бабка Элеонора, все же она хорошая девочка и так мило улыбается, глядя на причесывающую ее к ужину Джоанну.

– Только вы умеете хорошо причесать меня, леди Джоанна. Даже Габриэла не умеет. Даже ее милость, моя матушка.

– Вы очень добры, мадемуазель.

– Вы станете женой белого рыцаря?

– Да, наверное, – улыбнулась Джоанна.

– Я буду скучать без вас... – девочка о чем-то задумалась, не решаясь сказать. – Леди Джоанна, пожалуйста, не сердитесь на меня, но мне очень хочется знать. Разве вы не любите сэра Ричарда? А если любите, то почему хотите обручиться с сэром Годфри? Почему не хотите выйти замуж за сэра Ричарда?

Джоанна почувствовала, что краснеет. Она растерялась и не знала, как быть. А ругать принцессу было бы нечестно, когда она сама виновата в том, что слишком много дала воли Ричарду Кингслиру.

– Принцесса, помолвка почти то же самое, что венчание... Потом я выйду замуж за сэра Годфри, – проговорила Джоанна, опускаясь на колени возле девочки, чтобы смотреть ей прямо в глаза. – Я не люблю сэра Ричарда, хотя, я понимаю, вы могли так подумать. Я… Мы... – как объяснить этой малышке, что делает с людьми страсть? Разве она поймет, что женщина может на какое-то время увлечься совсем не подходящим ей мужчиной? – Боюсь, мы выпили слишком много вина за обедом. Это было неправильно, и, я уверена, лорд Кингслир сожалеет о случившемся не меньше меня.

Маленькая Элеонора покачала головой.

– Я так не думаю, миледи. Я видела его днем. Он не сводил с вас глаз. Его очень огорчило, что вы сели рядом с сэром Годфри. Почему бы вам не дать сэру Ричарду еще один шанс, прежде чем вы обручитесь с сэром Годфри?

Джоанна со страхом глядела на маленькую принцессу, не зная, что ей ответить, ведь Элеонора подумала, будто Ричард Кингслир хочет жениться на Джоанне! Может, и хочет, только молчит! Джоанне стало обидно. Она никак не могла сказать девочке, что то, чего добивается от нее «Дьявол Акры», не имеет ничего общего с женитьбой!

– Прошу прощения, тachere, но вы не поймете, – с трудом выдавила она из себя, ласково поправляя кудряшку, выбившуюся из прически принцессы. – Впрочем, давайте попробуем... Вам известно, что когда-нибудь вы станете женой человека, которого ваш отец выберет из всех королей и принцев Европы. Ну так вот. Сэра Годфри выбрал для меня мой брат, граф Хокингем. Разве я не должна ему подчиниться?

Девочка, прикусив нижнюю губку, надолго задумалась.

– Я не выйду замуж за человека, которого не буду любить, даже если этого захочет его милость. Он не будет меня заставлять, потому что он меня любит. А ваш брат вас любит?

«Даже если и любит, мне об этом ничего не известно», – с болью подумала Джоанна, а вслух сказала:

– Конечно, любит. Потому он выбрал для меня такого хорошего человека и своего вассала. И я буду любить сэра Годфри, когда он станет моим мужем, мадемуазель.

– А сейчас вы его не любите?

– Нет. Думаю, слишком мало прошло времени. Но он мне нравится, а это очень важно. Многие мужья и жены даже не нравятся друг другу.

– Мне понравится мой будущий муж, и я буду любить его еще до венчания, – заупрямилась Элеонора.

«Пусть тебе повезет, маленькая. Я желаю тебе быть счастливее многих, кому не дано делать выбор».

Больше они ничего не сказали друг другу.


– Болван! Да как ты посмел? – послышался крик и звук удара.

– Прошу прощения, милорд! Прошу прощения! Я вас не заметил!

В конюшне было сумеречно, и Ричард не сразу обратил внимание на крики, занятый копытом своего коня. Возмущенный голос явно принадлежал кому-то из благородных, другой – простолюдину. Закончив осмотр, Ричард покачал головой. Еще один выскочка делает взбучку слуге-саксонцу. Кажется, чем больше господин обойден титулами, тем оскорбительнее он ведет себя со своими слугами.

– Будь прокляты твои глаза! Ты испортил мое бархатное платье! Умри, несчастный!

Ричард отпустил ногу коня. 3а стеной началось избиение, которого он не мог стерпеть.

Выскочив из полутемной конюшни на яркий свет, Ричард увидал, как высокий мужчина наносит удар за ударом съежившемуся от страха конюху, который напрасно старается защитить руками голову и живот от своего мучителя. Мужчина, несомненно, знал, что конюх не посмеет ударить его в ответ, потому что тогда его обвинят в посягательстве на жизнь норманна, а это грозит смертью.

– Эй, потише! Ведь вы же не собираетесь убить его? Что вы на него накинулись? – закричал Ричард, удерживая кулак высокого норманна, который бы непременно превратил лицо несчастного конюха в кровавую кашу. Отпихивая рыцаря от его уже довольно помятой жертвы, Ричард перехватил его другую руку, которую этот человек уже собирался обратить против него, обозленный непрошеным вмешательством.

Лицо норманна было красным от ярости, синие глаза метали молнии, однако Ричард не отпускал его, несмотря на дикие взгляды и звериное рычание.

Оба узнали друг друга.

– Отпустите меня, милорд. Саксонский пес испачкал конским дерьмом мое новое платье. Видите? – Ричард посмотрел. Так оно и было.– Теперь оно испорчено... Но ему это так не сойдет! Он у меня получит по заслугам!

– Милорд, я, правда, не видел, как он подошел, клянусь, чем хотите! – простонал конюх, пытаясь отползти подальше от кулаков и каблуков сэра Годфри.

Ричард стоял между ними.

– Кажется, вы его уже достаточно наказали, – спокойно сказал он. – Он окосел на один глаз, нос расквашен, и дай Бог, чтобы у него была жена, которая зашьет ему щеку. Я уверен, что пара ласковых слов прачке, немножко мыла и воды поправят ваши дела... Нет, стойте с подветренной стороны пока. А ты, ой, пошел прочь!.

Одной рукой он зажал себе нос, а другой делал за спиной знаки конюху, чтобы он побыстрее убирался в свою конюшню. Когда краска немного сошла с лица норманна, он посмотрел прямо в глаза Ричарду.

– Не будь у нас столь разное положение, вы бы поплатились, милорд, за то, что лезете не в свои дела!

Злая усмешка исказила его лицо, и Ричард не снес оскорбления.

– Если вам что-то не нравится во мне, давайте, сэр Годфри, не стесняйтесь! Пусть вас не останавливает, что я барон, а вы простой рыцарь! Меня же не останавливает ваша вонь!

Он сжал кулаки. Пусть Джоанна Хокингем полюбуется на своего желтоволосого нареченного, когда он отделает его не хуже, чем тот отделал саксонца!

Однако Годфри смотрел куда-то мимо него.

– В другой раз непременно, милорд.

Неужели он хочет поймать его на этой дурацкой уловке? Он и не подумает оглянуться.

– Ну уж нет! Куда это вы заторопились, сэр Годфри? Кажется, вы не считали время, когда избивали беззащитного конюха. Ну же, sachee de тerde!

Кто-то кашлянул за его спиной.

– В самом деле, милорд, не стоит. Вы ведь знаете, как король Эдуард относится к дракам? – услыхал он голос Глостера.

Сэр Годфри приосанился, уверенный, что Ричард не полезет в драку при свидетеле.

– Ну, конечно, милорд, – сказал он, смахивая воображаемую пылинку с рукава. – Я как раз хотел навестить мою будущую жену, и было бы не по-рыцарски явиться к ней с синяками, как вы думаете? Благодарю вас, милорд...

Оглянувшись, сэр Годфри увидел, как Глостер силой удержал Ричарда Кингслира на месте.

6

– Вы только представьте себе, любовь моя, что завтра вы уже будете обручены со мной, – говорил Годфри Джоанне, когда они сидели в беседке на каменной скамье и смотрели, как принцесса Элеонора играет в мяч с двухлетним принцем Альфонсо. С ними вместе следили за игрой королевских отпрысков леди Габриэла, две няньки принца и несколько десятков рыцарей, оруженосцев, фрейлин, наслаждавшихся теплым весенним вечером.

– Уже назначено? Так скоро? – удивленно спросила Джоанна, чувствуя себя немножко не в своей тарелке.

– Я человек действий, леди Джоанна, – усмехнулся Годфри, весьма довольный собой. – Я сказал королю, что пленен вашей красотой и хотел бы как можно скорее узаконить наш союз, чтобы не задерживаться с венчанием.

Джоанна не могла не улыбаться его восторженности, да и впервые появившимся собственническим ноткам в голосе тоже. Повторяя его последние слова, она вдруг испугалась.

– Но вы не забыли... Вы не забыли сказать ему о паломничестве?..

– Паломничестве? – повторил он, ласково похлопав ее по руке. – Не бойтесь! Если я вам разрешил, король с королевой тоже дадут вам свое благословение.

– Милорд, что с вашей рукой?

– Ничего, – беззаботно ответил он, однако поджал губы. – Пришлось наказать слугу, который не счел нужным позаботиться о моей лошади. Знаете, я очень забочусь о своих лошадях. Очень забочусь.

Он легонько пожал ей руку.

Многие рыцари, не задумываясь, наказывали таким образом своих слуг за малейшую провинность. В этом не было ничего необычного. Даже дамы иногда били служанок по самому пустячному поводу. Однако Джоанна никогда себе этого не позволяла. Не позволяли и ее отец, и барон Роджер Уиллоуби.

– Вам надо чем-нибудь смазать руку или наложить повязку, – говорила она, рассматривая синяки и ссадины.

– Ерунда. До завтра заживет. – Годфри нахмурился. – Разве вам неинтересно узнать, как будет проходить обручение?

Она кивнула.

– Завтра мы с вами подпишем контракт. Это будет утром, а сама церемония будет проходить в церкви короля Генриха вечером. Приглашайте, кого хотите, дорогая... Ну конечно же, король Эдуард и королева Элеонора будут присутствовать, – сообщил он так, словно встречаться с королевскими особами для него самое обычное дело.

– Это большая честь.

Ей-то уж было известно, какая она счастливица, что король и королева согласились принять участие в судьбе сироты. С благодарностью вспомнила она барона Роджера Уиллоуби, мужа своей сестры. Он был так убит горем и безразличием ко всему на свете, что вполне мог бы сбыть ее поскорее за какого-нибудь распутного старика, а он отослал ее ко двору, и теперь она даст слово красивому, как ангел, рыцарю. Почему же ей вдруг показалось, что она задыхается?

Ее волнение не укрылось от его синих глаз.

– Я знаю, все произошло так быстро, дорогая, – ласково сказал он. – Однако после обручения у вас будет несколько недель, чтобы привыкнуть к новому положению. Когда вы совершите паломничество, клянусь, вы будете с таким же нетерпением ждать венчания, как я. Вы будете счастливы, клянусь вам.

Широко открытыми зелеными глазами она смотрела в его синие глаза и верила ему.

Их беседа была прервана сэром Томасом, который пришел сообщить, что все должны играть в жмурки. Джоанна было заупрямилась, однако Годфри и слышать ничего не хотел об отказе.

– Это как раз то, чего нам сейчас не хватает, любовь моя. Вам надо немножко отвлечься от серьезных мыслей. Пойдемте! Не надо вам сидеть тут, словно вы старуха!

Он потащил ее за собой и с удовольствием отметил про себя, что аристократы, знакомые с Джоанной, охотно приняли его в свой круг.

– Ну же, смелее! – кричал сэр Томас. – Кто водит?

– Вы! Ведь это вы придумали! – радостно заявила принцесса Элеонора, передавая своего брата нянькам, чтобы играть со взрослыми.

Сэр Томас не возражал. Косынкой одной из дам, любезно одолженной ему, он завязал глаза, а остальные кавалеры и дамы сняли капюшоны и накидки, чтобы ударить ими водящего, пока он кого-нибудь не поймает. Были такие, что даже завязали узлы на капюшонах, чтобы удары были побольнее.

Несколько раз обернувшись вокруг себя, сэр Томас широко раскрыл руки и пошел вперед. В конце концов ему попалась леди Габриэла, которую он прижал к каменной стене и звучно поцеловал, прежде чем сбросить повязку. Кастилька хихикала, как молоденькая девушка.

Потом водила Габриэла, и ей пришлось долго побегать за более молодыми игроками, не желавшими попадать ей в руки, пока Джоанна не решила, что неплохо бы поводить ей. Она дала Габриэле поймать себя, вполне естественно завизжав, когда та схватила ее за рукав.

– Ах, это вы, Джоанна, – разочарованно воскликнула леди Габриэла. – А я-то рассчитывала, что это будет ваш будущий муж!

Раскрасневшаяся леди Габриэла уселась на скамейку, благодарная Джоанне за то, что может перевести дух.

Капюшон ударил ей в нос чужими духами, и Джоанна на мгновение даже испугалась, когда он закрыл ей лицо. Ей никогда не нравилась эта игра, даже когда она играла с Вильямом в Хокингеме, потому что он всегда был нежен с Алисией и груб с ней. Ей было неприятно, что она ничего не видит, а ее видят все и могут безнаказанно мучить.

Джоанна услышала, как кто-то шепчется. Наверняка ее решили пожалеть и подсунуть ей будущего жениха. Точно. Кто-то приблизился к ней, и, когда она схватила его, это оказался Годфри.

– Ну, дорогая, вот и наш первый поцелуй, а обручение только завтра! – ласково улыбнулся он и наклонился к ней под крики и смех дам и кавалеров.

Джоанне показалось, что архангел, которого напоминал Годфри, слетел со стены и коснулся ее холодными губами. Она ожидала большего. Ей хотелось, чтобы его поцелуй опалил ее огнем и перевернул в ней душу, но этого не случилось. Он уже отодвинулся от нее, а она все еще стояла, запрокинув голову.

Наверное, он прочитал смятение в ее больших зеленых глазах, потому что сказал, понизив голос:

– Мадемуазель, я не собираюсь перед всеми открывать свои чувства. Когда мы станем мужем и женой, я по целую вас как следует.

Ничего не изменилось в его голосе и взгляде, но Джоанне показалось, что в его словах есть упрек, словно она ведет себя не так, как положено добродетельной девице. Когда ее целовал Ричард, у нее сердце было готово выпрыгнуть из груди и все ее тело требовало... Чего требовало? Дева Мария, неужели я такая же, как моя сестра?

Тем временем остальные принялись нетерпеливо тормошить сэра Годфри, чтобы он надел капюшон.

– У вас еще вся жизнь впереди, успеете нацеловаться! – пошутил сэр Томас.

Глупая игра. Джоанна не хотела привлекать к себе внимание, однако решила, что с нее довольно. Годфри начал водить, а она отошла в сторонку, решив понаблюдать и заодно присмотреть, чтобы никто не обидел принцессу Элеонору. Скоро надо укладывать ее спать.

Солнце уже уходило за серые стены сада, окрашивая небо и игроков в красный цвет.

Она стояла возле ворот и сразу увидела, как в них образовалась щель, которая сделалась шире, а потом появилась голова сэра Ричарда. Увидев Джоанну, он поманил ее пальцем. Она не знала, на что решиться. Однако никто не обращал на нее внимания. Годфри изображал рыкающего дракона. Принцесса Элеонора смеялась и визжала вперемежку.

Тут Ричард схватил ее за руку и потащил за собой.

– Что вам нужно, милорд? – холодно спросила она. – Я не хочу с вами идти.

– Пойдемте.

– Но принцесса...

– Леди Габриэла присмотрит за ней, – когда же она попыталась вырваться, он посмотрел на нее искоса, словно имел право на подобное обращение с ней. – Пожалуйста, без истерик, леди Джоанна. Я всего-навсего хочу с вами поговорить несколько минут. Если же вы закричите, все сбегутся.

Испуганная и притихшая, она позволила завести себя в одну из северных башен. В пустом коридоре возле окна стояла скамейка.

Факелы еще не горели, но в сумерках можно было разглядеть его темное от загара лицо, когда он повернулся к ней. В таком освещении он казался еще темнее, чем был на самом деле, и страшнее.

– Что за вздор я слышал о вас, леди Джоанна?

Она тотчас сообразила, что он имеет в виду ее обручение с сэром Годфри. Вздернув подбородок, как она всегда делала, когда была чем-то рассержена, она сказала:

– Какое вам дело, за кого я выхожу замуж?.. Однако вы правы, обручение состоится завтра.

Он скривил губы.

– О нет, миледи. Я не об этой вашей глупости, о ней мы еще поговорим. Я насчет паломничества.

– Кто вам сказал? – растерявшись, спросила она, но тут же вспомнила, что за обедом Ричард сидел рядом с леди Габриэлой. «У нее язык как помело», – рассердилась Джоанна. – Что вас удивляет, милорд? Вы не верите в мое благочестие? – вспыхнула она, на мгновение забыв об истинной причине, подвигнувшей ее на паломничество. – Значит, вы и в рыцарство не верите по-настоящему? Разве рыцари не должны в первую очередь думать о вере?

Его глаза сверкали негодованием, и Джоанне почему-то не казалось, что ему все известно о ней.

– Мадемуазель, паломничества в Уолсингем совершают глупцы и ханжи. Тоже мне занятие для юной аристократки – путешествовать со всяким сбродом! А кто вас защитит в случае чего?

– Кто осмелится угрожать паломникам? Ведь за это отлучают от Церкви!

– Вы думаете, что разбойник посовестится убить кого-нибудь из-за нескольких монет только потому, что у него раковина на голове? Неужели они оставят без внимания такой лакомый кусочек? Я думал, вы умнее, леди Джоанна, – она еще ничего не успела сказать, а он уже поднял руку, призывая ее к молчанию. – Грабеж, изнасилование, убийство – это еще не все. Вы ведь не замужем. Что может помешать какому-нибудь нищему рыцарю похитить вас и уволочь под венец?

Я не богатая наследница, – напомнила она ему. – Король восстановил в стране порядок, и никто не посмеет его нарушить.

– Вы думаете, ваш брат выкупит вас, мадемуазель? – в его голосе ясно слышалось недоверие. – А куда вы пойдете, если вас обесчестят? Даже в монастыре будут воротить от вас нос.

– Что вы беспокоитесь о том, чего не случится? – не удержалась она от насмешки. Вам какое дело?

Он отвернулся, но она успела заметить растерянность в его глазах.

– Вы правы, леди Джоанна. Я сам не знаю. Интересно, почему бы вам не отправиться в паломничество вместе с вашим нареченным?

– Сэр Годфри предлагал мне, – в ее голосе прозвучали высокомерные ноты. – Однако я думаю, что его присутствие отвлекло бы меня от моей главной цели.

– В самом деле, – сухо кивнул он. – Если хочешь исполнить религиозный долг, сердце надо держать холодным. А этот Адонис в состоянии смутить любую девицу. Ну да, сэр Годфри Лингфилд, который приехал просить вашей руки. Что вы о нем знаете, мадемуазель? – неожиданно спросил он, беря ее за подбородок и поворачивая к себе.

– Мой брат хорошо пишет о нем в своем письме, – вопреки желанию голос у нее дрогнул. – Король Эдуард дал согласие. Он добрый, внимательный и, о да, очень красивый.

– Ну просто идеальный рыцарь, – сыронизировал Ричард. – А вы знаете, что он бьет своих слуг, леди Джоанна? Вы заметили, какие у него руки, когда сидели рядом с ним за ужином?

– Что?.. Что вы хотите сказать? – спросила она, зная, что ему известно и то, что она заметила ссадины, и то, что ей это не понравилось.

– Я случайно увидел сегодня, как он бьет конюха-саксонца, и он бы забил его до смерти всего-навсего за то, что тот испачкал ему платье. Он считает, что пятно – достаточная причина, чтобы убить человека, леди Джоанна.

– Вы преувеличиваете, – Джоанна не была уверена в своей правоте. – Может, там еще что-то было. Может, саксонец нагрубил кому, и сэр Годфри вышел из себя?

Он покачал головой.

– Мадемуазель, он бы его убил. И такому человеку вы доверяете свою жизнь, прочитав лишь всего одно письмо, которое он же и привез с собой? Напишите вашему брату... Пусть он вам скажет, почему хочет, чтобы вы стали его женой, когда сам ни разу не упомянул его за все эти годы. По крайней мере узнайте его получше, прежде чем...

Джоанна готова 6ьmа его возненавидеть за то, что он говорит, будто подслушав ее собственные мысли. Черт бы его побрал! Неожиданно ей пришло в голову нечто изумившее ее настолько, что она отступила на шаг и посмотрела прямо ему в глаза.

– Милорд, да вы в самом деле невзлюбили его, – улыбнулась из последних сил Джоанна. – Уж не ревнуете ли вы?

Ричард отшатнулся, словно она его ударила.

– Ревную, мадемуазель? При чем тут ревность? Я ведь рыцарь, и потому меня беспокоит ваша безопасность. Да черт с вами! Давайте, выходите за него... Только потом не жалуйтесь, если он будет лупить вас или запрет вас в четырех стенах!

Он выплеснул на нее всю свою ярость, в которой она чуть было не захлебнулась. На глаза ей навернулись слезы, мешавшие видеть его злое лицо.

Но он не смягчился при виде ее слез, даже, казалось, еще больше разозлился. Со стоном он ухватил ее за плечи и начал трясти, как куклу, потом положил ей руку на затылок и приблизил ее лицо совсем близко к своему.

– Да, леди Джоанна, я ревную! Вы довольны? Да, я злюсь оттого, что вы бросаетесь на первую же смазливую мордочку, пролепетавшую вам милые словечки! Или вам так уж не терпится порадовать своего себялюбца брата, что вы готовы выйти замуж за любого, кого только он подкинет вам?

Она еще не осознала, что делает, а его щека уже вспыхнула от удара. Ей стало страшно.

– Хорошо хотя бы, что на сей раз вы выбрали другую щеку, – сказал он, и голосу него дрогнул. – Два удара за два дня... с вами не соскучишься, это уж точно.

Джоанна отступила на шаг, но не убежала, потому что он вроде начал успокаиваться. Однако это спокойствие было обманчивым и скорее походило на затишье перед бурей.

Джоанна и не предполагала, что можно действовать с такой стремительностью. В мгновение ока ее ноги оторвались от земли, и вот он уже перебросил ее через плечо, как мешок с мукой.

– Что вы делаете? Отпустите меня, милорд! Да как вы смеете? – кричала она, колошматя его руками и ногами.

Пару раз стукнув ее от души по заду, хотя юбки и смягчили его удары, он заставил ее замолчать.

– Мадемуазель, теперь я хочу показать вам, на что я способен, – угрожающе произнес Ричард, волоча ее куда-то по коридору.

В конце концов он остановился у какой-то двери, отворил ее и плотно закрыл за собой.

Джоанна услышала стук двери и несколько мгновений, все еще вися вниз головой, рассматривала комнату, придя к выводу, что она небольшая, но вполне уютная, из тех, что король держит для своих гостей, которые приезжают в Виндзор. «Это его спальня», – пронеслось у нее в голове, когда он довольно бесцеремонно бросил ее на кровать.

Она еще не успела поправить задравшиеся юбки, как он уже лежал рядом с ней.

– Позвольте мне уйти, Ричард! – потребовала Джоанна. – Вы забыли, что я нахожусь под опекой короля, а сэр Годфри мой жених.

– Еще не жених, – заметил он, держа ее за руки и закидывая ногу ей на юбки.

– Я закричу, если вы сейчас же не отпустите меня, – пригрозила она, зная, что ее все равно никто не услышит. – Господи, неужели вы думаете, что можете вот так просто утащить меня и делать со мной что вам угодно, и сэр Годфри не отомстит вам?

Его, казалось, позабавили ее слова.

– Он ничего не сделает, потому что ничего не будет знать. Вы ему ничего не скажете, как не сказали о том, что целовались со мной вчера... Ведь не сказали же?

Она не стала отрицать, потому что он все равно прочитал бы правду в ее глазах. А в его глазах словно плясали чертенята, потому что он уже понял, что она не в силах сопротивляться ему. Во-первых, он все-таки сильнее, а во-вторых, ей уже не хотелось этого.

Комнату освещало лишь одно небольшое окно высоко под потолком, а так как она смотрела на него снизу вверх, то хорошо видела каждую черточку его загорелого до черноты лица. Она вдыхала чистый запах его волос, упавших ему на лоб и не завитых вопреки моде. Он рассмеялся, и она увидела, какие у него белые ровные зубы, и ощутила запах вина, выпитого им за ужином, смешавшегося со слабым ароматом гвоздичного масла.

Он же, не отрываясь, смотрел на ее губы. И собирался поцеловать их... В этом Джоанна была совершенно уверена. Он все еще улыбался, тем не менее в его глазах она увидела глубоко запрятанное отчаяние и испугалась.

– Ричард, зачем вы притащили меня сюда? Разве вам мало других женщин, что вы решили взять меня силой?

Джоанна не хотела, чтобы он видел ее страх.

– Ну вы же сами знаете, что не силой, ласково проговорил он, и в первый раз она заметила золотые искорки в его бездонных черных глазах. – Просто мне не хотелось, чтобы нам мешали, когда я буду объяснять вам, почему вы не можете стать женой сэра Годфри.

И тут случилось то, чего она больше всего страшилась и ждала. Он ее поцеловал.

Да, это не архангел с мраморными губами! Не боясь, что она станет сопротивляться, он отпустил ее руки и жадно приник к ее губам. Он провел по ним языком, зажигая в ней огонь желания, и прикоснулся к ее языку. Но и это не все. Оторвавшись от ее губ, он осыпал нежными поцелуями ее закрытые глаза, потом щеки и шею, исторгая из нее тихие стоны. Повозившись немного с платьем, он добрался до ее левой груди, и она затрепетала от доселе неведомого наслаждения. Ни о чем не думая, она выгнулась под ним, желая почувствовать его всем телом, и он доставил ей эту радость, подложив под нее руку и прижав ее к себе, тогда как другой рукой он продолжал гладить ее по голове.

Потом он приподнял юбку и, скользнув по ногам, прикоснулся рукой к тайному местечку между ног, все еще продолжая целовать ее, пока у нее не закружилась голова от мучительного блаженства...

– Ах, любовь моя, ты же хочешь меня, разве ты не чувствуешь? Разве ты не ждешь меня? – горячо зашептал он ей в шею. – Я люблю тебя... Я люблю тебя! Теперь ты не можешь принадлежать никому, кроме меня.

Джоанна потеряла всякое представление о чем бы то ни было, сгорая в жарком пламени страсти. Еще мгновение, и она будет принадлежать ему...

И тут она услышала, как смеется Алисия. Золотые колокольчики, притихшие за четыре года небытия, зазвенели насмешливо в ее ушах, и она вся сжалась.

– Нет, Ричард, я не могу! Не надо! – закричала она, стараясь скинуть его с себя.

Ричард ослабил объятия, но и не подумал встать, а посмотрел ей в глаза и тихо сказал:

– Любимая, успокойся... не надо бояться. Ты будешь моей женой, клянусь тебе чем хочешь. Я просто хотел, чтобы ты поняла, как я люблю тебя... как ты любишь меня...

– Нет! Я не люблю вас! – Джоанна постаралась отодвинуться от него, что было совсем непросто на узкой кровати. – Я не могу! Выбыли любовником моей сестры!

– Мы уже говорили об этом, Джоанна, сказал он холодно. – Да, твоя сестра и я были любовниками, но ни она, ни я не любили друг друга. Неужели ты не понимаешь? Ведь я люблю тебя, а для нее я был просто еще одним петушком в коллекции. Я, если хочешь, ненавидел ее, хотя по юношеской неразборчивости брал то, что она мне давала.

– Если вы любите меня, милорд, скажите мне то, что не сказали вчера, – потребовала она, думая, что если он скажет, то тем докажет свою любовь, а если нет, то придется ей опять его возненавидеть.

Он опустил ноги на пол и закрыл ладонями лицо.

– Я не могу сказать, мадемуазель. Вы не представляете, чего требуете от меня.

7

– Кажется, Алисия всегда будет стоять между нами, – печально проговорил он. Когда она поглядела на него, ее глаза были похожи на омытые дождем изумруды.

– Как вы можете говорить о любви, если не хотите сказать мне правду о моей сестре?

– Леди Джоанна, я не собираюсь расплачиваться за любовь сведениями, которые вы хотите от меня получить, – холодно сказал они, повернувшись к ней спиной, подошел к окну. – Когда вы будете готовы, мадемуазель, я провожу вас в вашу комнату дорогой, не известной никому, кроме меня. А своему замечательному сэру Годфри можете сказать, что у вас разболелась голова и вы пошли прилечь, не желая портить ему удовольствие.

– Благодарю вас, сэр Ричард, за то, что вы обо всем успели подумать, – сыронизировала Джоанна. – Искусством придворной тактики вы владеете не хуже, чем военной.

Он ничего ей не ответил, только скрипнул зубами и покрепче ухватился за подоконник.

Он знал, что она его любит. Пусть говорит «нет», сколько ей заблагорассудится, но ее тело еще не научилось лгать, и, если бы не тень Алисии, не вовремя явившаяся ей, она бы отдалась ему... И Годфри Лингфилд уехал бы не солоно хлебавши. Ричард действительно хотел жениться на Джоанне... Он никогда не позволял себе лгать, чтобы завлечь девицу. Не говоря ни слова, он проводил ее до покоев, принцессы.

Какая же власть была у Алисии, если через четыре года после своей смерти она все еще не отпускает свою младшую сестру? Он бы отдал душу, чтобы сказать Джоанне то, что она хочет узнать, и не разбить ей сердце. Но ведь он любит ее и не может открыть ей страшную правду. Сейчас между ними стояла Алисия. Но это ничто по сравнению с тем страшным, что ляжет на плечи Джоанны Хокингем, если он пойдет у нее на поводу!

Видимо, ничто не помешает Джоанне обручиться с сэром Годфри. Жаль, что он не может сообщить ей ничего более существенного о нем, чем избиение слуги. К сожалению, многие норманны ведут себя не лучше. Будь Годфри дамским угодником или любителем мальчиков, это бы еще куда ни шло. Однако время не терпит, хотя он совершенно уверен, что желтоволосый кастелян, словно вышедший из песни о христианском рыцаре, на самом деле не тот, за кого себя выдает. Завтра Джоанна свяжет себя с ним узами почти такими же, как венчание.

Не лишись он головы, уехал бы он сейчас в Кингслир и думать забыл бы о глупой леди Джоанне. Ее сестра разбила ему сердце и опозорила его, и, кажется, красавица с каштановыми волосами и зелеными глазами того же поля ягодка. Пора заняться делами. Сенешаль, правда, честный человек и неплохо управляется и без него, но все же свой глаз лучше. А там можно и присмотреть достойную девицу, чтоб нарожала она ему полон дом детей.

Ворочаясь в постели, Ричард вдруг вспомнил о подруге Джоанны. Леди Габриэле он, вроде, пришелся по душе, хотя захочет ли она ему помочь – еще вопрос. Тем не менee Джоанна наверняка посвятит ее в свои планы насчет дурацкого паломничества.

Ричард наконец принял решение и тотчас заснул в своей любимой позе, закинув руку за голову. Как только Джоанна назначит день, когда она отправляется в паломничество в Уолсингем, он сообщит королю Эдуарду, что едет в Кингслир.


Только Джоанна почувствовала себя в безопасности в своей комнате, как в дверь постучали.

– Это Габриэла, дорогая, – услышала она.

– Вы там?

Джоанна пробормотала в ответ что-то не вполне членораздельное. Еще не хватало болтовни Габриэлы!

– Я привела принцессу, ей пора спать, и с нами сэр Годфри. Джоанна, он повсюду искал вас.

Джоанна с удовольствием бы сказала, что уже легла, но это было нечестно по отношению к Габриэле и сэру Годфри. Ей совсем не хотелось видеть своего будущего мужа, когда ее губы еще горели от поцелуев другого и сердце чуть не выпрыгивало из груди, но она ушла из сада, никому не сказав ни слова, чего не надо было делать, и не дай Бог, он что-нибудь заподозрит. Попросив минутку, чтобы привести себя в порядок, и пожалев, что в ее комнате нет зеркала, Джоанна вышла в гостиную.

Годфри, то и дело проводя рукой по волосам, ходил туда-сюда перед камином. Они были одни в комнате, потому что леди Габриэла предусмотрительно увела Элеонору в спальню, чтоб она не мешала будущим супругам.

– Прошу прощения, что ушла, ничего вам не сказав, – Джоанна сделала слабую попытку улыбнуться. – У меня ужасно разболелась голова, и мне захотелось прилечь. Зачем было портить вам удовольствие?

«Наверное, то же самое чувствовал святой Петр, когда в третий раз пропел петух», подумала Джоанна, вспоминая ироническое напутствие Ричарда и замечая сочувственную гримасу на лице Годфри.

Он подошел к ней поближе и потрепал по щеке.

– Бедняжка, почему же вы мне ничего не сказали? Зачем было играть? Я очень огорчился, когда не нашел вас, но леди Габриэла подумала, что вы, наверно, вернулись к себе. И теперь болит? Ах, у вас волосы в беспорядке. Вы лежали?

Она виновато поднесла руку к голове и стала поправлять прическу. Тут она вспомнила о накидке, которую наверняка забыла у Ричарда в комнате, и вновь ощутила прикосновение его руки к затылку, когда он наклонился, чтобы ее поцеловать.

Годфри все еще внимательно смотрел на нее, словно читая ее мысли. Чувствуя, как румянец заливает ей щеки, Джоанна постаралась рассмеяться.

– Ах, я, наверно, ужасно выгляжу! Сначала этот противный капюшон, потом подушки, – «На кровати Ричарда Кингслира», – услышала она голос своей совести. – Я бы уже была в ночной рубашке, если бы могла дотянуться до нее. Вот дождусь леди Габриэлу и отправлюсь спать.

Джоанна ненавидела себя за лукавый взгляд, который бросила на Годфри, когда заговорила о рубашке, но, к счастью, его мысли были заняты другим.

– О, мои глаза попали бы в рай, я уверен в этом, дорогая, – галантно проговорил он, беря ее руку и целуя ее. – Жаль, что упустил такую возможность. Боюсь, другой такой не будет до нашей свадьбы, дорогая Джоанна... Но будьте уверены, горничная вам не понадобится, я сам помогу вам раздеться!

Джоанна изобразила чарующую улыбку, но лицо у нее словно застыло от усталости и напряжения. К тому же разболелась голова. «Так мне и надо», – подумала она, со вздохом прикладывая руку ко лбу.

– Вы устали, дорогая. Вам надо лечь. Я позову леди Габриэлу?

Она кивнула ему и проводила до двери, с облегчением решив, что больше не увидит его до завтра.


В контракте не было никаких неожиданностей. Следуя распоряжению Вильяма, в нем было сказано, что Годфри и его наследники будут кастелянами в Лингфилде (если Годфри не приобретет собственные владения). Если же он, Вильям, умрет, не оставив наследников, тогда Джоанна будет его единственной наследницей. Если же что-нибудь случится с Годфри, Лингфилд останется во владении Джоанны как ее вдовья часть. Когда все это было зачитано, Годфри и Джоанне надо было поставить под контрактом свои подписи.

Годфри быстро начертал свое имя и не сделал ни малейшей попытки вчитаться в написанное. Джоанна подумала, что он, наверное, не умеет читать. Какое это имеет значение? Многие рыцари не умеют. Для этого существуют писцы и чиновники. Сама же она тем не менее быстро пробежала бумагу, прежде чем поставить подпись, не заметив удивленного взгляда белокурого рыцаря.

Наверное, у Годфри отлегло бы от сердца, если бы он знал, что контракт еще раз убедил Джоанну в том, что он хороший и достойный доверия человек. Контракт как контракт. Ничего в нем не было примечательного, не такого, как у всех.

Коснувшись губами ее руки, Годфри сообщил ей, что они увидятся только вечером. У него масса дел. Каких дел, он не сказал. Джоанна решила, что он имеет в виду приготовления к своему возвращению в Лингфилд. Весь день она провела с принцессой Элеонорой, в пол-уха слушая ее нескончаемую болтовню. Сэр Годфри сдержал слово. Весь день она не видела ни его, ни темного рыцаря, который нежданно-негаданно занял довольно большое место в ее сердце.

Платье, которое она надела на церемонию, ей подарила принцесса Элеонора, несомненно, с соизволения королевы, которая вся сияла, когда Джоанна и Годфри стали рядом в церкви. На темно-зеленом бархате хорошо смотрелась шелковая ярко-зеленая с серебром накидка, шелестевшая при ходьбе, как ива под порывами ветра.

Итак, обручение свершилось, поздравления короля и королевы приняты, и Джоанна с Годфри остались одни в церкви. Почувствовав себя более раскованно после ухода коронованных свидетелей, Джоанна обратила внимание, что Годфри одет так же, как вчера, разве лишь верхняя туника у него слишком роскошна для простого рыцаря и как будто сшита на более плотного мужчину.

Проследив за ее взглядом, сэр Годфри словно ответил на ее мысли.

– Мой господин и ваш брат был очень добр ко мне и, зная о бедственном состоянии моего гардероба, а также о том, что я хочу предложить вам стать моей женой, подарил мне кое-что со своего плеча.

Ну что ж. Не многие из рыцарей могли бы позволить себе такую роскошь. Джоанна была бы счастлива, если бы ее брат стал за эти годы щедрее и добрее.

– Он не забыл и про вас, дорогая Джоанна, – сказал Годфри, щелкнув пальцами. Вошел паж с объемистым свертком. – Он дал мне денег, чтобы я мог что-нибудь купить для вас, если мое предложение будет принято. Как раз этим я сегодня и занимался. Посмотрите.

Джоанна раскрыла сверток и увидела наряд не менее роскошный, чем на ее будущем супруге.

– Как красиво! – прошептала она, подивившись щедрости своего брата, который прежде ограничивался лишь комплиментами время от времени. – Я буду надевать это зимой. Беличий мех прекрасно защитит меня от холодных ветров в Лингфилде, милорд. Какой Вильям милый! У вас хороший вкус, Годфри, – сказала она и, поднявшись на цыпочки, поцеловала его в щеку.

– Возьмите его с собой в паломничество, дорогая Джоанна, – предложил ей светлый рыцарь. – Я знаю, что уже почти лето, однако мало ли что.

– Но Годфри... Это же паломничество... Разве можно брать с собой такие вещи? Нет, я не могу...

Джоанна, с одной стороны, боялась обидеть Годфри, а с другой – не совсем представляла себе, во что нужно одеваться, когда едешь поклониться святыне.

– Дорогая, не стоит надевать власяницу. Ведь не свои же грехи вы идете замаливать, – напомнил он ей, – так что святая Богородица вряд ли будет довольна, если выявитесь к ней с простудой. Кто знает, что может случиться в дороге. Вряд ли вы будете останавливаться на ночь во дворцах. А вдруг вам придется ночевать под открытым небом?

Джоанна была тронута его заботой.

– Наверно, вы правы, благодарю вас, милорд. Только я чувствую себя неловко, что у меня нет подарка для вас.

Неожиданно ей пришла в голову счастливая мысль.

– О, я придумала. Я вам привезу бутылочку святого молока. Говорят, оно там продается и может творить чудеса. Мы отнесем его в церковь в Лингфилде, правильно?

Годфри согласно улыбнулся в ответ.

– О, у меня есть для вас еще кое-что, милая Джоанна. Я сегодня порасспрaшивал насчет паломников в Виндзоре. Вам повезло. Два францисканца отправляются в паломничество на днях, так что я договорился с ними, и они возьмут вас с собой. С ними идет много паломников из Лондона, зато потом они уже нигде не будут останавливаться надолго. Вот! Все в порядке. Вы довольны мной, моя радость?

Джоанна была в смятении и едва сумела произнести несколько слов. Столько лет о ней никто не заботился, а тут, пожалуйста, стоило ей сказать, и все устроено. Жаль, что такого не было раньше. Когда она выйдет замуж, ей уже ничего не придется решать, разве лишь какие-нибудь мелочи по хозяйству. Нет, все складывается как нельзя лучше, а то ведь она понятия не имела, как ей разыскивать паломников, отправляющихся в Уолсингем.

– Итак, я нашел для вас брата Томаса и брата Уиллибранда и теперь могу со спокойной душой отправляться обратно, – сказал Годфри. – Я точно знаю, по каким дорогам вы пойдете, и уверен, что монахи не дадут вас в обиду. Они сказали мне, что берут с собой только самых стойких душой и телом... никаких разбойников или легкомысленных дам...

А про себя он подумал: «Зная дорогу, мне не составит труда умыкнуть вас, милая, когда я сочту нужным».

8

Проводив Годфри на другое утро после обручения, Джоанна всю неделю шила себе теплые платья, не желая одеваться в те, что носила при дворе.

Она старалась как можно больше времени проводить с маленькой принцессой, зная, что Элеонора будет скучать без нее, хотя Габриэла всегда могла посочувствовать или развеселить забавными историями, она старела и слабела. Играла с принцессой всегда Джоанна, и она же сопровождала ее на своем Робине, когда та ехала покататься на пони. Джоанне очень хотелось, чтобы на ее место поскорее нашли какую-нибудь молоденькую девушку.

Выйдя из церкви через три дня после отъезда Годфри, она с удивлением увидела Ричарда Кингслира, собиравшегося сесть на коня. Его оруженосец уже был верхом и держал за поводья еще одну лошадь, нагруженную множеством поклажи.

Это была их первая встреча после неудачного свидания перед ее обручением. Не в силах забыть о темном бароне, она решила про себя, что он, наверно, покинул Виндзор, и теперь не знала, как так получилось, что они ни разу не встретились за эти дни. Однако она сказала себе, что вовсе не желала этой встречи и теперь им не о чем разговаривать. Жаль только, что он уже заметил ее.

– Идите-ка с леди Габриэлой и поешьте в зале, – сказала она, обращаясь к принцессе Элеоноре, которая на удивление послушно потопала следом за кастилькой, но сначала заговорщически подмигнула Джоанне.

«Ах ты, плутовка», – подумала Джоанна, стараясь придать себе суровый вид, потому что Ричард был совсем близко.

– Доброе утро, мадемуазель, – произнес он своим колдовским голосом, будто созданным для ночных радостей, а не для солнечного утра.

– Доброе утро, милорд, – учтиво отозвалась Джоанна. – Вы, кажется, уезжаете?

Она постаралась уверить себя, что рада этому, ибо отныне ей не придется оглядываться, чтобы он не застал ее врасплох, и искать себе пару за обедом и ужином, чтобы он случайно не занял место рядом с ней.

– Да, соскучился по дому. В Кингслире много дел, ведь я долго там не был. Да я бы и не приехал в Виндзор, если бы не приказ короля.

«И не встретил вас», – сказали ей его глаза, но она так и не поняла, хорошо это было или плохо для него.

– А как ваше паломничество? – спросил он, чтобы не затягивать молчания, и так уж оруженосец смотрел на них во все глаза.

– Хорошо.

Она ждала, что он спросит еще о чем-нибудь, и ошиблась.

– Ну что ж. А потом свадьба, сразу после возвращения?

Ее зеленый взгляд скрестился с его черным, когда она услыхала его вопрос, словно это не он называл ее дурой за то, что она хочет стать женой малоизвестного человека, не он любил ее и не он считал, что она тоже любит его, а не сэра Годфри Лингфилда.

– Да, милорд.

– Прекрасно, дай вам Бог счастья, леди Джоанна.

Он поклонился ей и вскочил в седло, потом что-то тихо сказал оруженосцу, и они поскакали к воротам, оставив леди Джоанну недоуменно глядеть им вслед.


Немалый путь проделал Ричард и его оруженосец, прежде чем образ Джоанны оставил мысли рыцаря, чтобы занять его сердце.

Он вспомнил, как разговаривал два дня назад с леди Габриэлой.

– Сэр Годфри обо всем позаботился до своего отъезда, – сообщила ему подруга Джоанны, сияя глазами от удовольствия, что участвует в романтическом приключении. – Леди Джоанна уезжает в следующий понедельник утром, это будет второе мая. Паломники собираются у Королевских ворот, и за главных у них два францисканца. Они направятся сначала в Лондон, где их будет ждать еще дюжина паломников, а оттуда уже в Уолсингем.

Леди Габриэла выжидающе молчала.

– Спасибо, леди Габриэла, – улыбнулся ей Ричард, зная, что она сгорает от любопытства.

– Что вы будете делать, милорд? – спросила она, уперев руки в бока.

– Я? Ничего. Леди Джоанна сделала свой выбор, – и он с интересом стал рассматривать свою черную тунику.

– Аи deтi! Разве я вам не говорила, сэр Ричард, что это ничего не значит? Почему вы сдаетесь? Она же не любит золотоволосого Годфри, уж поверьте мне! Пусть он красивый, но у нее не загораются глаза, когда она смотрит на него... не то что когда она смотрит на вас! Я старуха, лорд Ричард, и могу умереть в любое мгновение, – улыбаясь, проговорила леди Габриэла. – Пожалуйста, позвольте мне уйти с миром, зная, что ни вы, ни она не совершили самую страшную ошибку.

Ричард ухмыльнулся и легонько ущипнул Габриэлу за щечку.

– Ах, боюсь, вам еще придется пожить, старушка. Я еще не знаю, что буду делать.

Однако Габриэла стояла на своем.

– Сэр Ричард, покажитесь Джоанне, какой вы есть... веселый, добрый, ведь она вас таким не видела. Разве неправда? Вы все время с ней очень серьезный, или потому, что хотите внушить ей, что она дурочка, или потому, что страстно желаете ее, si? Улыбнитесь ей, милорд, и она не устоит перед вами!

С этими словами Габриэла ушла, уверенная, что он не будет терять время даром.

Наверное, старуха была права. Ричард многое отдал бы, чтобы посмеяться вместе с Джоанной, посмотреть, как ее розовые щечки заливает румянец, а глаза сверкают, словно изумруды.


Второго мая, несмотря на противный мелкий дождь, Джоанна подвела Робина к Королевским воротам. Никого из паломников еще не было видно, но Джоанну это не огорчало, потому что она сама изо всех сил старалась выпутаться из не отпускавшей ее паутины сна.

Вечером она долго не могла уснуть из-за предотъездного возбуждения, а главное, из-за того, что не могла признаться Габриэле в истинной цели своего паломничества, которая должна привести ее не в Уолсингем, а в Уиллоуби. Бог знает, правильно ли она делает? Может, надо было бы послушаться Ричарда и не испытывать судьбу, чтобы не попасть ненароком в руки к разбойникам? Ну, хорошо, даже если она узнает, что хочет, в Уиллоуби, принесет ли ей это покой? И вообще, может, барон Роджер не пустит ее в замок или, узнав, чего она хочет, выгонит ее? Она ворочалась на кровати, не в силах заставить себя не думать, и кровать недовольно скрипела под ней, напоминая о том, что уже давно пора спать.

В конце концов Джоанна угомонилась и даже задремала, но тут пришла Габриэла с вином и хлебом.

– Пора вставать, дорогая, – произнесла она, как всегда нараспев, и тихонько потрясла ее за плечо. Рядом с ней в ночной рубашке стояла принцесса Элеонора и что-то держала в руках.

– Вот, леди Джоанна, я хочу вам подарить, – объявила девочка, когда Джоанна стала надевать новое теплое платье. – В него вы можете зашить ваши деньги, так делают все паломники, – и она торжественно протянула ей маленький кожаный кошелек, который можно носить на поясе.

Растроганная Джоанна чуть не расплакалась. Она знала, что будет скучать по Элеоноре не меньше, чем та по ней.

– Ведите себя хорошо, принцесса Элеонора. Слушайтесь ее милость и леди Габриэлу и не обижайте девушку, которая придет на мое место.

– Никто не придет на ваше место, – ответила принцесса. – Если вы раздумаете выходить замуж, приезжайте и будьте со мной.

Когда же Габриэла раскрыла объятия, Джоанна не выдержала и слезы закапали у нее из глаз.

– Будьте осторожны, дорогая, – напутствовала ее кастилька. – Vaua соп Dios. Помолитесь за меня Пречистой Деве Марии.

– Я привезу вам святого молока, – пообещала Джоанна сквозь рыдания.

– Ах, дорогая, не забудьте попросить, чтобы она наставила вас в выборе мужа, – Габриэла была серьезна, как никогда. – Откройте Святой Деве ваше сердце, ведь она тоже все-таки была женой.

Джоанна удивилась, поняв, что Габриэла против Годфри, хотя до этого та не сказала о нем ни одного худого слова. Однако они не могли говорить в присутствии принцессы, да и, если честно, Джоанна не желала слушать похвалы Ричарду Кингслиру после того, как обручилась с другим. Так или иначе, но уже пора было бежать.

Джоанна распрощалась с леди Габриэлой и принцессой Элеонорой в своей комнате, чтобы не устраивать прилюдных сцен. Да и что еще могли они сказать друг другу? Джоанне надо было справиться со своими страхами, а этому никак не способствовали их озабоченные лица.

Ее конь, которого привел паж, вдруг заржал и переступил с ноги на ногу, и, подняв голову, леди Джоанна увидела направляющихся к ней монахов в серых рясах.

– Доброе утро, мадемуазель. Это вы леди Джоанна Хокингем? – спросил один из монахов, подошедший к ней первым.

Учтиво присев в реверансе, Джоанна кивнула. Монахи, которые должны были повести паломников, были не похожи друг на друга, как день и ночь. Тот, который заговорил первым, назвал себя братом Уиллибрандом. Он был высокий, тощий, с горящими серыми глазами и с лысой головой.

Другой монах, брат Томас, был, наоборот, толстым и с густой шевелюрой вокруг тонзуры.

Он одарил Джоанну широкой улыбкой.

– Бог в помощь, леди Джоанна. Хорошее утро нам выпало для начала!

И словно не было туч, и дождь не мочил ей лицо. Он ей сразу понравился, и только через некоторое время она поняла, что это брат Уиллибранд знал дорогу и отвечал за безопасность паломников, а его веселый напарник полагался на счастливый случай и уповал на лучшее.

– Остальные скоро будут, – сказал брат Томас, и, как по команде, из-за угла показались четыре человека.

Из четырех только одна женщина была верхом на старом муле. Еще две – монахини-бенедиктинки, а четвертый – серьезный молодой человек с посохом, к которому он привязал свою котомку.

Все начали знакомиться друг с другом. Джоанна кивнула, когда ее представили пожилой женщине, вдове торговца, по имени Марджери Эпплфилд, и та тоже ответила ей кивком. Глаза у нее были красные, словно она недавно плакала. Монахинь звали сестра Мария-Анжелика и сестра Егелина, и глаза у них блестели, как у девчонок, вырвавшихся на волю.

Молодой человек по имени Адам Фифилд улыбнуться не пожелал, и Джоанна подумала, что он больше подходит в напарники брату Уиллибранду, чем весельчак брат Томас.

– Ну что ж, пойдемте, – сказал брат Уиллибранд, взглянув на небо, где солнце вроде бы начало пробиваться сквозь тучи. – До Лондона мы дойдем за два дня, даже если не будем особенно торопиться.

– Жаль, что мы только две на лошадях, фыркнула Марджери Эпплфилд, подгоняя своего мула, чтобы он шел рядом с конем Джоанны. – Так будет гораздо дольше.

Она даже не позаботилась понизить голос, словно остальные, не запасшись лошадьми, нанесли ей публичное оскорбление.

– У меня богатый отец, и у него целая конюшня, – сухо проговорил Адам Фифилд, – но я подумал, что паломникам больше приличествует идти пешком.

– Ну нет, молодой человек, не все тут молодые и здоровые, – возмутилась вдова и посмотрела сверху на Адама. – Не понимаю я вашего благочестия, если вы не почитаете старших, тем более вдову, недавно потерявшую... – и слезы закапали на ее морщинистые щеки.

– Всех нас Господь Бог не оставит своей милостью за наше святое желание помолиться у гроба его матери, все равно как мы туда будем добираться, – поспешила вмешаться в спор сестра Мария-Анжелика.

– Пожалуйста, я могу время от времени идти пешком, если кто устанет, – предложила Джоанна, почувствовав себя виноватой, стоило ей заметить раскрасневшиеся щеки брата Томаса, одолевшего всего несколько сотен ярдов.

Никто не бросился тут же ловить ее на слове, но по заулыбавшимся лицам она поняла, что достигла своей цели и открестилась от хныкавшей вдовы.

Они уже были за чертой города и шли по дороге, повторявшей все извивы Темзы, на которую то и дело поглядывала Джоанна. Король Эдуард созвал Большой Парламент, чтобы утвердить несколько новых законов, и только вчера вечером отправился в Лондон по реке. Как было бы приятно сидеть на барже и смотреть, как она тихо плывет мимо лесистых берегов. Но Джоанна тут же одернула себя. Приятное путешествие не имеет ничего общего с паломничеством!

Они молча спускались в зеленую долину с холма, на котором был воздвигнут норманнский замок, а вокруг вырос город. Миновали охотничий домик саксонских королей, стоявший в лесу еще до прихода завоевателей. Солнце наконец-то пробилось сквозь тучи и принялось разгонять туман, без которого не обходится ни один даже самый короткий дождь. На деревьях весело запели птички.

– Давайте рассказывать, почему каждый из нас отправился в паломничество, это нас немножко развлечет, – предложил брат Томас, вытирая рукавом рясы пот со лба. – Это наше с братом Уиллибрандом четвертое паломничество с тех пор, как умер старый король и воцарился мир, – объявил он и беспокойно взглянул на Джоанну. – Может, мне не надо было этого говорить, поскольку вы подопечная короля?

Она улыбнулась ему, показывая, что ему нечего бояться.

– Я не принадлежу к королевской, семье, добрый брат. Мне было совсем мало лет, когда король Генрих и бароны под предводительством Симона де Монфора сражались в Льюисе и Ившеме, но я до сих пор помню, сколько шума было из-за этого тогда. Даже королю Эдуарду, я думаю, известно, что немногие оплакивают его отца. Исполняя же вашу просьбу, могу сказать только, что совершаю паломничество, дабы помолиться о душе моей сестры, графини Алисии Уиллоуби, которая умерла в родах около пяти лет назад.

Джоанна медленно переводила взгляд с одного лица на другое, но эти люди, жившие совсем в другом мире, не слышали о позоре Алисии и сочувственно кивали головами.

– Она была очень молодой, ваша сестра? Как ужасно, – пожалела ее сестра Егелина. – Что касается моей сестры и меня, то нам повезло. Мы представляем наш монастырь, и нам доверили сделать особое подношение святой Деве, чтобы она заступилась за нас в наших непреходящих бедах.

– О чем вы, сестра? – спросил ее брат Уиллибранд.

– Брат, умерла наша аббатиса, – продолжала сестра Мария-Анжелика. – И мы не знаем, которой из двух наших сестер занять ее место. Ни одна не хочет уступить другой. Мы уж и постились, и молились, да все без толку. Так что мы подумали, может, Матерь-Заступница окажет нам такую милость и вразумит нас.

– Я отправился в паломничество, чтобы доказать отцу, что мое истинное призвание монастырь, а не сыромятня, – заявил Адам Фифилд. – Хочу уйти от мира, а не то придется мне провести всю жизнь среди вонючих шкур.

– И ваш отец поверит вам? – не утерпел брат Томас.

– Да он не знает, где я, потому что я убежал от него. А когда я вернусь, скажу ему, что мне было видение Святой Девы, и ему придется мне поверить. Ведь будет видение, правда?

– Мне кажется, это нехорошо – волновать отца, который, наверно, любит вас, даже ради монашеского призвания, – задумчиво произнесла сестра Анжелика.

– Разве Господь не остался в Иерусалиме, когда его родители ушли, и не сказал отцу, что это его не касается? У меня тоже так, – сверкнул глазами Адам.

Монахиня сочла за лучшее промолчать.

– Наверно, я тоже должна рассказать, тяжело вздохнула Марджери Эпплфилд, хотя никто не смотрел в ее сторону. – Я отправилась в паломничество по настоянию моих детей. Они очень беспокоились за меня, потому что мне было ужасно тяжело после смерти моего дорогого супруга, и они решили, что перемена обстановки пойдет мне на пользу. Но я никогда не перестану оплакивать его! Никогда!

– Пусть Пресвятая Дева успокоит ваше горе и оставит вам лишь приятные воспоминания о вашем покойном супруге, – пожелал ей брат Уиллибранд.

Джоанна подумала, что брат Уиллибранд очень добрый человек, если сумел пожалеть особу, которая и так только и делает, что жалеет себя. Сама Джоанна смотрела в сторону, словно ее ужасно интересовал лес, чтобы не выдать себя улыбкой. Да дети просто устали от мамашиных терзаний и нашли благовидный предлог убрать ее с глаз долой.

Днем они остановились перекусить в тенистой дубовой роще, достав из котомок скромную еду. У всех был и хлеб, и сыр, завернутые в тряпку. Поев, они немного отдохнули. Сестра Егелина даже заснула, и другой монахине пришлось ее разбудить, когда все направились к дороге.

Вечером они добрались до маленького монастыря, где им предстояло переночевать. Джоанна не привыкла так много времени проводить в седле и чувствовала себя совершенно разбитой, однако молчала, предоставляя Марджери Эпплфилд стонать и причитать за двоих.

Когда, не сказав ни слова, монах увел лошадей, все разошлись по комнатам в доме, что стоял несколько поодаль и был предназначен для путешественников.

Монахини отправились к себе, и Джоанне ничего не оставалось, как разделить комнату с вдовой.

– Прилягу-ка я на минутку, а потом пойду на ужин, – устало объявила Марджери и тотчас захрапела, да так, что до нее невозможно было добудиться, когда в дверь постучали, сообщая, что ужин накрыт в гостевой трапезной.

Гостеприимные бенедиктинцы приготовили простой, но сытный ужин, но Джоанна клевала носом от усталости и почти не могла есть. Когда она вернулась в свою комнатушку, Марджери все также лежала поперек кровати, однако Джоанне удалось подвинуть ее и освободить немного места для себя. Она так устала, что сразу же уснула, и ей даже не мешал громкий храп вдовы.


На другой день паломники пришли в Лондон.

– Мы остановимся на ночлег в доме, который принадлежит нашему ордену. Это рядом с Новыми воротами, – сообщил брат Уиллибранд.

Все, кроме Джоанны, были разочарованы, потому что никогда не бывали в Лондоне и ожидали увидеть великолепные церкви, высокие дома, нависающие над узкими улочками, и Тауэр. Братья-францисканцы успокоили паломников, сказав, что все они увидят завтра, ибо им надо будет пройти чуть ли не весь город, чтобы выйти к Епископским воротам, которые ведут прямо на Горностаеву дорогу, идущую на север.

Первые несколько месяцев после отъезда из Уиллоуби Джоанна провела в королевских апартаментах в Тауэре и знала, что, несмотря на всю свою величественность, Лондон вонючий и грязный город, на узких улицах которого обычно скапливаются горы мусора. Какой-нибудь неудачливый путешественник, если зазевается, вполне может быть облит из ночного горшка, опрокинутого ему на голову дамой с верхнего этажа. Комнаты в Тауэре были темные, сырые от близости Темзы и очень неудобные, так что она была счастлива, когда король Эдуард после коронации переехал со всем королевским семейством в Виндзорский замок.

Въехав в город через Новые ворота, даже самый непритязательный путешественник был бы разочарован, потому что в западной части города располагалась скотобойня и там стояла ужасная вонь. Марджери Эпплфилд поднесла к носу надушенный платок и заявила, что немедленно лишится чувств, если это так будет продолжаться.

– Эй, веселее, вдовушка Эпплфилд, подбодрил ее брат Томас. – Вот придем в аббатство, и там дышать будет полегче.

Джоанне показалось, что толстенький брат втайне забавляется стенаниями вдовы, что он и подтвердил, подмигнув ей. Джоанне стоило немалых усилий не рассмеяться.

Ей не терпелось поскорее увидеть других паломников, которые должны были ждать их в аббатстве, и они не разочаровали ее.

Эдвин Блекхерст был преуспевающим торговцем, ввозившим вина из Гасконии, и не преминул сразу же сообщить, что у него большой дом в Лондоне. Но, хотя он явно любил прихвастнуть, нрава он был столь веселого и незлобивого, что никто не обратил на его похвальбу внимания.

Джон и Мэри Бейкеры тотчас сообщили, что они только что обвенчались и в паломничество отправились помолиться о здоровье отца Джона, который вдруг ни с того ни с сего начал худеть и кашлять кровью. С первого взгляда было ясно, что они любят друг друга и паломничество для них что-то вроде медового месяца, хотя они сами понимали, что им вряд ли удастся провести много времени наедине друг с другом.

Не только они ждали чуда от святыни. Леди Кларисса де Саттон, болезненная на вид дама с гладко зачесанными волосами, объявила, что, несмотря на многолетнее супружество, ни разу не была в тягости и надеется после паломничества в Уолсингем обрести наконец желанное дитя. Когда она говорила, губы у нее жалко дрожали, и Джоанна подумала, уж не боится ли она, как бы муж не оставил ее и не завел себе другую, способную родить ему наследника.

Две краснолицые торговки рыбой, Бесс и Роза, представились после леди Клариссы. Казалось, они были изрядно смущены, что попали в общество графини и много дней проведут вместе с леди Клариссой и тем более Джоанной, которая не скрыла своего удивления, каким образом им удалось заплатить так много денег, на что Роза сразу сказала, что они пять лет откладывали каждый пенни. Ничего особенного они от паломничества не ждали, просто для них это должно было быть, по-видимому, самое замечательное событие в жизни.

В углу, покачивая бледненького мальчика лет четырех, сидела еще одна женщина, привлекшая внимание остальных безостановочным криком ребенка. Ее звали Мод Малкин, как она сказала, виновато глядя на сына, который продолжал плакать, несмотря на все ее старания успокоить его. Уолтер болен с самого рождения, и у него часто синеют губки, поэтому она взяла его с собой в надежде, что Святая поможет ему Она была так уверена в его выздоровлении, что Джоанна не могла не потянуться к ней всем сердцем. От души она пожелала Мод, чтобы ее мечта исполнилась.

– Ну вот, кажется, все. Остался только старый рыцарь, сэр Нивард. Он будет ждать нас завтра у Епископских ворот, – сообщил им брат Томас. – Похоже, он будет из нас самым ученым, потому что бывал в Кентербери, в Кампостелле и в Иерусалиме.

– Деньги, которые вы заплатили, пойдут еще на уплату четверым воинам, которые будут охранять нас в пути, – объявил брат Уиллибранд. – Он тоже будут ждать нас у Епископских ворот.

Джоанна поняла, что Годфри заплатил ее часть, и умилилась его доброте, а также тому, что он не сказал ей об этом ни слова. Она ощутила довольно болезненные уколы совести, вспомнив, что почти не думала о нем с тех пор, как покинула Виндзор, и решила помолиться за него, когда они будут в соборе Святого Павла. Все захотели там побывать, так как до ужина еще оставалось время. Она ничем не заслужила любви такого замечательного человека, корила себя Джоанна, направляясь вместе со всеми в знаменитый собор.

9

Величественное деревянное сооружение привлекало путешественников из самых отдаленных мест в Англии, и паломники стояли, задрав головы, в изумлении вглядываясь в высочайший шпиль, тогда как Джоанна посматривала кругом. Слишком много народу собралось во дворе собора, а паломники, насколько она поняла, склонны были к излишней доверчивости. Однако стоило им на мгновение ослабить внимание, и они рисковали своими кошельками, потому что в толпе шныряло множество самых подозрительных людей, которые не боялись самого сурового наказания за воровство.

Эдвин Блэкхерст, как житель Лондона, держался поближе к Джоанне, распознав в ней человека, хорошо знакомого с красотами города. Правда, ей приходило на ум, что таким образом он старается избавиться от притязаний Марджери Эпплфилд, не замедлившей расставить сети на вдовца.

В соборе, однако, можно было меньше опасаться воров, и пока остальные паломники обходили огромное здание, восхищаясь алтарями и статуями святых, Джоанна решила исполнить свое обещание и помолиться за нареченного, о чем она и сообщила Блэкхерсту.

– Молитесь на здоровье, леди. Очень даже похвально. Хотите, я пока подержу ваш кошель?

Преклонив колени в одном из боковых притворов, Джоанна постаралась выкинуть из головы все мысли, не имеющие отношения к ее будущему мужу.

– Господи Иисусе, благослови моего жениха сэра Годфри Лингфилда и помоги мне стать ему хорошей женой... Охрани его, Господи, от всех напастей, пока мы с ним в разлуке...

Она мысленно произносила нужные слова, но сердце ее оставалось холодным, и ей не давали покоя ледяной пол под коленками и громкий говор толпы. Наверно, это потому, что учтивый лондонец не сводит с нее глаз, в чем она убедилась, оглянувшись на него, прежде чем снова воззвать к Богу.

– Благослови меня и спаси, пока я иду поклониться Святой Деве Марии и помоги мне узнать, отчего умерла Алисия...

Больше она ничего не могла придумать, и, помедлив немного, вновь подошла к краснолицему торговцу.

– Вы знаете кого-нибудь в Лондоне, леди Джоанна? – спросил он, возвращая ей кошель.

– Нет. Как будто весь двор теперь в Виндзоре. Не могу вспомнить. Почему вы спросили?

– Тут один господин не сводил с вас глаз, пока вы молились. Мне показалось, что я видел его во дворе. Вон там он стоял, и оттуда ему было хорошо видно вас.

– Он молодой, светловолосый, красивый?

Джоанна почему-то подумала, что сэр Годфри решил сопровождать ее, хотя она ему запретила.

– Нет, миледи. Он старый и седой... Вон он... Возле колонны!

Джоанна быстро обернулась, однако старик оказался проворнее, и она заметила лишь какое-то движение возле колонны. Подойдя поближе, Джоанна все же разглядела непомерно большой головной убор и увесистую палку. Эдвин Блекхерст встал рядом с ней.

– Да, это он глазел на вас. А что удивительного? Вы очень привлекательная леди, смею вас уверить. Может, и он так подумал?..

Джоанна покраснела. Старый торговец, хоть и показался ей бесцеремонным, но как-то по-доброму, по-отцовски, и ей не захотелось обижать его. Наверно, соглядатай рассматривал алтарь. Джоанна улыбнулась Блекхерсту и предложила присоединиться к остальным, чтобы вместе идти в аббатство.

Во время ужина рядом с ней села леди Кларисса.

– Вы не возражаете, если мы займем одну комнату, мадемуазель, поскольку мы почти равны по...

Марджери Эпплфилд, сидя по другую сторону стола, где ей удалось захватить торговца, который был слишком учтив, чтобы отказать даме, по-хозяйски посмотрела на Джоанну.

– Леди Джоанна делила комнату со мной, – прошипела она, словно они были в пути уже по меньшей мере несколько недель.

Джоанна, несомненно, предпочла бы общество графини, потому что стоило утром вдове открыть глаза, как она тотчас принялась ворчать. К тому же Джоанна боялась, что у Марджери вши, которых она до ужаса боялась, хотя их немало водилось в старых половиках на полу. Однако вступать в открытые пререкания ей не хотелось.

– Прошу вас, добрая женщина... Я не привыкла делить постель с двумя, а комнат не так уж много, – попросила графиня, но в голосе ее было столько железа, что Джоанна только диву далась. – Вы же не думаете, что я поселюсь в одной комнате с торговками? А вы могли бы пригласить Мод...

Марджери поняла, что проиграла графине, и обиженно посмотрела на Джоанну.

– Мальчишка все время плачет. Он не даст мне заснуть.

Потом она обратила свой взор на несчастную мать, пытавшуюся хоть немножко накормить сына.

– Ну вот, – довольно вздохнула леди Кларисса. – Так немного лучше, вы не находите, cherie?.

Джоанна благодарно кивнула.

Их комната, скромно, но довольно уютно обставленная, примыкала к той, что заняли молодые супруги, Джон и Мэри Бейкеры. Это и Джоанна и леди Кларисса поняли сразу же, как только молодой муж решил заняться любовью со своей женой и пошли стоны, крики и даже удары в стену к великому смущению графини Клариссы и Джоанны.

– Неплохо! – сказала, покраснев, леди Кларисса. – Даже в аббатстве он не может сдержать свою похоть. Мне очень жаль, что невинная девушка вынуждена слышать это все!

Джоанна подумала, уж не кроется ли причина ее несчастья в том, как она относится к естественным и освященным церковью желаниям.

– Они недавно обвенчались... – проговорила Джоанна дрогнувшим голосом и стала рассматривать свои руки, словно она смутилась не меньше леди Клариссы, хотя мысленно ругала себя за ханжество.

Интересно, будут ли они с Годфри так же буйно вести себя в постели. Что бы молодой муж ни делал со своей женой, ей это было явно по вкусу. И тут Джоанне вдруг пришло на ум, не останови она тогда Ричарда вопросом, неужели он тоже заставил бы ее кричать, выплескивая из себя радость и муку?

– Я вам говорила, что обручена? – спросила она графиню, чтобы как-то заполнить молчание по эту сторону стены.

Графиня, радуясь, что Джоанна отвратила ее мысли от жарких стонов, захлопала в ладоши.

– Нет еще! – она бросила на Джоанну игривый взгляд. – Значит, вы тоже узнаете, что бывает, когда мужчина ложится на вас, и привыкнете к его постоянным требованиям еще, еще, еще! Ладно, расскажите мне о вашем женихе, дорогая. Он красивый?


Хотя паломникам не пришлось посмотреть на Тауэр, оказавшийся им не по дороге, они не уставали восхищаться всем, что видели в Лондоне.

Торговец появился утром на невысоком коренастом коньке, достаточно выносливом, чтобы не упасть под ним. Леди Кларисса тоже была верхом. Ее белая лошадка прядала ушами и старалась незаметно пнуть терпеливого мула вдовы. Остальные паломники Джон и Мэри Бейкеры (с черными кругами под глазами), Роза и Бесс, Мод Малкин с больным ребенком шли пешком, и Джоанна про себя решила, что Мод с сыном или по крайней мере ребенок будут как можно больше времени ехать на Робине.

Пять человек, тоже верхом, ждали их возле больницы Святой Марии Вифлеемской. Четверо в кожаных рубашках с нашитыми на них железными кольцами были, по-видимому, те самые, которым заплатили, чтобы они охраняли паломников. Хотя все они учтиво кивнули и даже подняли руки в знак приветствия, выглядели они страшновато.

– Господи, да они похожи на разбойников! – прошептала Марджери Эпплфилд.

– Чепуха! А вы кого хотели? Архангелов с огненными мечами или рыцарей с золотыми шпорами? – надменно проговорила графиня. – Не сомневаюсь, что все они честные люди, хотя и простые.

Джоанна тем временем не отрывала глаз от пятого всадника, который наклонился, о чем-то беседуя с францисканцами. Лицо его было скрыто от нее огромной шляпой, какие часто носят паломники, и ей были видны только седая борода и такие же седые усы. Значит, это и есть сэр Нивард, тот самый старый рыцарь, который должен был ждать их тут.

В его шляпу был воткнут высушенный кусок пальмового листа, что говорило о его пребывании в Святой земле. («Вот почему нас называют паломниками», – пронеслось в голове у Джоанны.) Впереди на шляпе была прикреплена раковина в знак его паломничества к гробу Святого Иакова в Кампостелле, и еще небольшая непрозрачного стекла склянка висела у него на шее, потому что он посетил место мученичества Беккета в Кентербери. Поверх кожаной рубашки он надел плащ из грубой шерсти, а с седла свисал меч, по виду самой лучшей работы. Когда он повернулся к ней, Джоанна разглядела, что один глаз у него закрыт черной повязкой.

Даже когда он сидел на коне, было ясно, что это высокий крепкий человек, хотя он и сутулился в седле... Может, от старости или из-за болезни?

По просьбе францисканцев все паломники представились сэру Ниварду, который продолжал молча горбиться на своем коне, словно ему было нечего сказать.

– Стесняется, бедняжка... Старый воин, он не привык к женскому обществу, – шепнула леди Кларисса Джоанне. – Смотрите! Я его сейчас разговорю.

– Сэр Нивард, я леди Кларисса, графиня Саттон. Для нас большая честь, что вы едете с нами в Уолсингем. Нам сказали, что вы посетили святыни и у вас, наверное, масса интересных историй об Испании, Кентербери и даже Иерусалиме!

Старый рыцарь долго молчал, потом заговорил таким сиплым голосом, что его было еле слышно.

– О нет, леди. Я несчастный грешник, а не рассказчик. И в Уолсингем я еду, как и раньше, покаяться в грехах. Меа cиlpa, теа cиlpa!

И он принялся бить себя в грудь и стонать, словно его грехи приводили его в неистовую ярость.

Графиня поглядела на Джоанну округлившимися глазами и сказала:

– Ладно!

Джоанна не знала, то ли ей смеяться, то ли сочувственно кивать рыцарю, который вовсе не был великим raconteur, как им обещал брат Томас. Кажется, больше всего на свете ему хотелось, чтобы к нему никто не приставал.

Из больницы вышел священник, чтобы благословить паломников. Джоанна склонила голову и ей стало страшно, потому что предстоящая дорога в Уолсингем, а потом в Уиллоуби показалась ей не короче, чем дорога в рай, а цель, которую она поставила перед собой, столь же недостижимой, как обещанное спасение. Наверное, ей надо было, не мудрствуя лукаво, с благодарностью принять в мужья красивого рыцаря, которого послал ей брат, и ждать, что после смерти ей откроются все тайны, которыми окутана гибель Алисии.

Ну нет, отступать поздно. Разве она все еще та девочка, которая покорно приняла безразличие к себе отца и матери, отославших ее Уиллоуби, вместо того чтобы оставить в родном Хокингеме и найти в ней опору для себя? Теперь ей уже было бы невмочь подчиниться чужим приказам и жить во тьме, когда она чувствовала в себе силы выбраться на свет.

Внезапный покой снизошел на нее после благословения священника. Все будет хорошо. После «Аминь!» все перекрестились, а когда она подняла голову, то увидела, что старый рыцарь смотрит на нее. Их взгляды скрестились, и он отвернулся.

– В путь! – воскликнул брат Томас, и паломники с шутками вышли на дорогу, впереди два стражника, потом монахи-францисканцы, потом леди Кларисса и Джоанна, Эдвин Блэкхерст и Марджери Эпплфилд (вдова уже прилипла к немолодому торговцу, который был слишком учтив, чтобы отвязаться от нее), за ними Джон и Мэри Бейкер, Мод Малкин с ребенком, Бесс и Роза. Позади ехали еще два стражника, а за ними, словно считая себя неподходящей компанией для остальных, старый рыцарь, сгорбившись и оплакивая свои грехи.

Священник, благословив паломников, ушел, но остался другой, который смотрел вслед немногочисленной процессии, пока она не скрылась с глаз.

Его кошель – кошель покойного Хокингема, напомнил он себе, ухмыльнувшись, – заметно похудел после того, как он расплатился со стражниками, и еще похудеет, когда они вернут ему леди Джоанну живой и невредимой. Ему было все равно, что они сделают с остальными паломниками... хотя, вроде, у них нет с собой ничего ценного, разве что у торговца и бледной графини. Если разбойники, которых он нанял, захотят изнасиловать всех женщин и перерезать глотки всем мужчинам, чтобы забрать их одежду, пусть их, лишь бы они не тронули наследницу. И тогда сбудутся его мечты.

Едва Лондон остался позади, леди Кларисса начала свое печальное повествование о жизни с бароном. Он взял ее в жены, едва ей исполнилось четырнадцать лет, польстившись на приданое, жаловалась она Джоанне. Привез ее в замок, а там любовница, дочь одного из его рыцарей, всем распоряжается, а когда она сказала, что так не полагается, он посадил ей по синяку на оба глаза. С этой минуты Кларисса возненавидела барона, однако это не мешало ему каждую ночь приходить к ней, ибо больше всего на свете он жаждал наследника. Кларисса тоже хотела ребенка, и даже сильнее, чем ее супруг. Если бы она забеременела, барон обратил бы свою похоть на любовницу (которая, кстати, тоже не беременела два года, пока задирала ноги для ненасытного барона), а если бы родила сына, как он требовал от нее, то, может, и вовсе оставил бы ее в покое. Если родится ребенок, неважно – мальчик или девочка, она отдаст ему всю свою любовь, которая не понадобилась барону, а потом научит его ненавидеть отца с такой же страстью, как она сама.

Однако, несмотря на старания барона, несмотря на молитвы и посты, понести она не смогла и теперь в отчаянии, потому что барон начал поглядывать на наследницу соседнего замка, которая была пятью годами моложе Клариссы и намного богаче. Он как бы шутя все время рассказывает Клариссе о ней, это своей жене о женщине, которую хочет взять вместо нее. Говорит, что, даже если его семя упадет рядом с ней, она все равно понесет от него.

– А что он может сделать? – спросила Джоанна. – Вы ведь его жена не первый год, и он не выбросит вас так просто, чтобы взять другую?

– Глупышка, – вздохнула графиня. – Были бы деньги, а церковники уж найдут что-нибудь и расторгнут брак. Самое интересное, что заплатит-то он моими деньгами! Кстати, ему будет нетрудно все устроить, ведь мы на самом деле дальние родственники. И он, и мой отец знали об этом, но ничего не сказали священнику.

– А что будет с вами? Может, вы еще найдете свое счастье?

Леди Кларисса горько рассмеялась.

– О нет, милая Джоанна. Кто возьмет бесплодную отвергнутую женщину?! Да еще не первой молодости! Нет, мне остается только монастырь.

– Разве это так плохо? Разве это хуже, чем жить с человеком, который бьет вас, насилует и еще держит при себе любовницу? Я слышала, многие женщины уходят в монастырь добровольно и живут там счастливо в окружении книг и рукописей.

Графиня пожала плечами.

– Это не для меня. Боюсь, я не настолько набожна, да и трудно мне будет выдержать в четырех стенах высохших девиц, брошенных жен, вроде меня. Нет, лучше умереть. Если меня найдут со сломанной шеей около лестницы, кому придет в голову задавать ненужные вопросы? Так даже хлопот меньше. Ах, вечно мне что-нибудь мерещится! Вот помолюсь Пресвятой Богородице, и все будет хорошо. Язык у меня! Еще напугаю вас, и вы не захотите замуж! Не все мужья такие плохие. Большинство – самые обычные... мужчины, – смущенно проговорила она, обращая растерянный взгляд на Джоанну.

Сердце девушки разрывалось от жалости, хотя она понимала, что графиня просто боится покинуть «безопасный» замок и поискать для себя какую-то другую жизнь, поэтому предпочитает оставаться с бароном, который вполне может в один прекрасный день решить, что юная и здоровая жена стоит одного убийства.

Она порадовалась, что не она наследница, а ее брат и что Вильям позаботился подыскать ей своего вассала, а не какого-нибудь барона, добиваясь его расположения. Вызвав в памяти ангельское лицо Годфри, Джоанна подумала, что вряд ли он умеет хмуриться, а уж бить ее и вовсе никогда не будет. Нет, они будут счастливы.

А если нет? Где и у кого ей тогда искать защиты?

Для женщин нет другого пути, кроме как замужество или монастырь. Какой закон поможет ей, если ее муж окажется злодеем? Сколько же женщин мучается и страдает в браке, как леди Кларисса!

В полдень францисканцы разложили под буком большую квадратную скатерть, а на ней еду, которой их снабдили в монастыре: черный хлеб, сыр, пиво в бурдюке. Если кто не хотел пива, мог напиться из ручья, весело плескавшего поблизости. Паломники расселись вокруг скатерти.

Джоанна обратила внимание, что старый рыцарь последним взял свою порцию и устроился поодаль возле молодого деревца, чтобы избавится от любителей поговорить.

– Хм, – пробурчала Марджери Эпплфилд, тяжело плюхаясь рядом с Джоанной. – Думает, будто он лучше всех.

Джоанна заметила, как сэр Нивард сухо оборвал ее, когда она попыталась с ним заговорить.

– А я так считаю, не хочет и не надо, храбро вступила в разговор Бесс. – Он ведь сказал, что большой грешник. Сказал, правда? – она сделала вид, что гневный взгляд Марджери не имеет к ней отношения, хотя вдова ясно давала ей понять, что лондонская торговка ей не ровня. – Интересуетесь его грехами, небось? – хихикнула она. – Воображаете, будто он разрезал на куски жену и сварил ее в масле, а то и чего похуже?

Ее подружка Роза громко расхохоталась, и Джоанна не удержалась от улыбки, познакомившись с неведомым ей раньше юмором. Обе торговки рыбой все утро шли, распевая песни и рассказывая забавные истории о жизни в доках, и ни разу не пожаловались на усталость, а теперь сидели, выставив на солнышко большие натруженные ноги.

– А может, оно и так! Помнишь торговку мидиями? Она отравила неверного любовника, нарубила мелко его срам и чуть было не продала его другой подружке.

Все испуганно зашушукались, и довольная Роза с многочисленными подробностями поведала, как ее потом судили и повесили.

Утолив голод хлебом и сыром, Джоанна вполуха слушала страшную историю и потихоньку задремывала, как вдруг, подняв глаза, встретилась взглядом со старым рыцарем. Он тотчас сделал вид, что все его внимание поглощено куском хлеба.

Джоанна заметила усталость на лице Мод Малкин, сидевшей в траве рядом с сыном. Мальчик всего пару раз куснул хлеб, зажатый у него в кулачке. Он почти совсем не мог идти, и, хотя был слишком мал и худ для своего возраста, все-таки Мод, наверное, было нелегко нести его всю дорогу.

Она виновато вспомнила о данном себе утром обещании и, поймав взгляд Мод, предложила ей Робина. Молодая мать стала горячо благодарить ее.

– Я уж было решила идти обратно в Лондон, – сказала она, стыдливо опуская глаза. – Даже не думала, что мой Уолтер такой тяжелый, хоть и маленький. Если бы я могла немножко проехать, то мне бы полегчало.

Когда Джоанна разговаривала с Мод, к ним подошел виноторговец.

– Все очень просто, – сказал он. – Надо будет в ближайшем городе купить недорогую лошадку, а то бедная женщина не дойдет до Норфолка. Нет, нет, ничего мне не говорите! – воскликнул он, когда Мод попыталась было что-то возразить. – Представьте себе, что я дам вам ее временно, а когда мы вернемся в Лондон, вы мне ее отдадите, ладно? Вы достойны похвалы за то, что решились идти так далеко, а если я помогу вам, то и мне Господь простит кое-какие из грехов.

После этого он опять уселся между Джоанной и графиней.

– Леди Джоанна, вы совершили благородный поступок. Я приглашаю вас ехать со мной. Мой конь как-нибудь выдержит двоих.

– Если только попозже, сэр, когда я устану. Робин не привык возить детей, так что лучше мне поначалу повести его, чтобы ничего не случилось.

Она отметила про себя, что Эдвину Блэкхерсту удалось каким-то образом избавиться от вдовы, и он трусил рядом с графиней, чья белая лошадь держала мула Марджери на расстоянии от себя, незаметно ударяя его копытом, стоило ему приблизиться. К черному коньку виноторговца она не испытывала никаких враждебных чувств, и вскоре всадники уже о чем-то весело болтали. Графиня весьма оживилась, хотя виноторговец лишь добродушно произносил время от времени: «Не может быть! Расскажите еще что-нибудь!» или: «Очень интересно, милая леди Кларисса!» По донесшимся до нее словам Джоанна поняла, что леди Кларисса, несколько переиначив, рассказывает ему историю своего замужества, правда, оставив в стороне особо жалостливые детали, и выглядит гораздо храбрее в этом варианте, в отличие от того мученического, что был изложен Джоанне.

Через некоторое время Джоанна оказалась рядом с разговорчивыми Розой и Бесс, которые довольным шепотом перемывали косточки молодому мужу, будто уговаривавшему жену зайти на пару минут за кустик, чтоб он мог приласкать ее. Оглянувшись, Джоанна поняла, что так, видимо, оно и есть. Юные молодожены шли, обнявшись, и Джон Бейкер то и дело целовал жену в шею и шептал ей слова, от которых она густо краснела. Вскоре они исчезли и догнали остальных много позже. Они едва переводили дух от долгого бега, но это не мешало им обмениваться исподтишка сияющими улыбками.

Джоанна улыбнулась и махнула рукой Розе, мол, она не рассердилась. Не рассердилась это точно, но смутилась. Точно так же ее смущали шалости юных супругов и едва намечающаяся интрижка графини и виноторговца. Это мешало ей сосредоточиться на божественном и уводило мысли на земные радости.

Поняв, что она своим присутствием сковывает привыкших к соленым словечкам торговок, Джоанна немножко отстала и оказалась одна. Почти все паломники были как бы разделены на пары – Бесс и Роза, монахи-францисканцы, Джон с женой, Мод Малкин с сыном, даже графиня, кажется, с удовольствием воспринимала участливые реплики виноторговца. Два стражника ехали впереди, два – позади.

Она была предоставлена самой себе, впрочем, так же, как Марджери Эпплфилд, но с ней ей не хотелось разговаривать, потому что от противного нытья вдовицы даже мед мог скиснуть. Еще был старый рыцарь, но он не желал, чтобы нарушали его одиночество.

Джоанна задумалась и неожиданно заметила, что идет между двумя замыкающими стражниками. Она посмотрела на одного, потом на другого и дружелюбно улыбнулась обоим, потому что обычные нормы поведения были неприложимы к паломникам, равным перед Господом.

Стражник слева улыбнулся ей в ответ и пристально посмотрел на нее, пряча глаза под капюшоном. Другой усмехнулся, но как-то странно, напомнив Джоанне кота, играющего с мышью.

– Хороший сегодня день, правда?

Может, он не прочь поболтать с ней, но думает, что недостоин этого, если он простой воин.

– В самом деле, леди Джоанна. А завтра будет еще лучше.

Джоанна немножко удивилась тому, что он знает ее имя, ведь паломники не называли себя стражникам, а потом задумалась о том, с чего это он усмехнулся, когда сказал «завтра».

Что он имел в виду? Погоду? Сегодня им действительно повезло, потому что дождь не мешает идти и не портит настроения. Может, этот человек умеет предсказывать погоду и знает, что завтра их тоже ждет хороший день?

Они вошли в лес. Солнце, пробиваясь сквозь зеленую листву, золотило деревья. Множество каких-то белых цветов росло вперемежку с колокольчиками в окружении пушистого ковра из пролески. 3апел зяблик. На его голос хрипло отозвалась какая-то другая птица. Справа в чащобе Джоанна заметила молоденькую косулю, с любопытством следившую за ними, однако Джоанна не стала ничего говорить мужчинам из боязни, что они убьют ее. Рано или поздно им все равно придется кого-нибудь убить, чтобы не остаться вечером голодными, но только не эту красавицу, четвероногую сторожиху леса.

Позади все также ехал старый рыцарь. Немного раньше она видела, как он крестился и шептал молитвы. Интересно, что он такого совершил, что остаток дней проводит в постоянных паломничествах и сторонится людей.

Задумавшись, Джоанна не заметила выступающий корень дуба, споткнулась и упала в сухие листья, застонав от боли. Ее затошнило, бросило в жар, потом в холод, а через несколько мгновений она уже ничего не чувствовала, кроме боли в опухшей лодыжке.

Стражники в растерянности остановились, переглянулись и стали слезать с коней.

– Может, один из вас поедет вперед и скажет молодой женщине с сыном, что мне нужен мой конь. Кажется, сегодня я уже не могу идти.

Джоанна старалась не показать, как ей больно, хотя ей пришлось прикусить губу, чтобы слезы не брызнули у нее из глаз. Дай Бог, чтобы она через неделю могла ходить!

– Не стоит. Мой конь вполне выдержит нас обоих, – услыхала она хриплый голос за спиной.

10

Он прочитал такое изумление на лице Джоанны, что чуть было не расхохотался и не выдал себя. Вероятно, это совсем не в духе сэра Ниварда, занятого только покаянием, но Ричард не мог оставить без помощи любимую женщину. Непредвиденное несчастье наверняка вызовет у Джоанны подозрения раньше, чем ему бы хотелось, но даже самому себе он не мог признаться в том, как страстно он мечтает посадить Джоанну на своего коня. Если он будет осторожен, маскарад можно будет еще немножко продлить. В любом случае вряд ли Джоанна осмелится в одиночку пуститься в обратный путь.

– А... вы уверены?

Джоанна постаралась скрыть удивление, а Ричард подумал, что она красива даже в грубом наряде и со спрятанными под плат роскошными волосами. В лучах солнца, пробивающихся к земле, ее глаза похожи на загадочные жадеиты из далекого Китая.

– Уверен ли я, что мой конь выдержит двоих? – переспросил он, стараясь говорить как можно грубее, словно он не понял ее вопроса. – Мадемуазель, этот конь носил на себе воина в полном вооружении, а уж о вас что говорить?

От его окрика у нее задрожали губы.

– О нет, милорд, я не это хотела сказать. Я... мне совсем не хочется мешать вам.

Ах, если бы она только знала, как он жаждет поцеловать ее в губы!

– Да, – прорычал он, – вы, несомненно, прервете мои молитвы, но этот рыцарский жест будет засчитан мне Господом, – он смотрел поверх ее головы, словно, если он посмотрит ей в глаза, это отвлечет его внимание, хотя на самом деле он боялся выдать себя, встретившись с ней взглядом.

– Я уже сказала, что могу попросить миссис Малкин вернуть мне коня.

Было заметно, что Джоанне немного надоели его позы. Тем лучше! Если она примет его за дурака, то не станет любопытствовать, пока он сам ей не откроется.

– Разве не жестоко заставлять бедную женщину идти пешком? Ей ведь не под силу... Нет, мы напрасно теряем время, – заявил он, обращая ее внимание на то, что все паломники остановились в ожидании, не понадобится ли еще какая помощь. – Давайте сюда, мадемуазель, – приказал он, протягивая ей руку и освобождая для нее стремя.

Он увидел, как она скривилась от боли, когда встала, но повреждена была правая нога, так что левой она легко встала в стремя и уселась позади него. Однако держалась она настороженно, обозлившись на его приказной тон. Вот это его Джоанна! Полудикая упрямая кобылка, которую ему вряд ли удастся приручить, да и не очень-то этого хочется. Ричард надеялся смягчить, а не сломать ее гордый нрав, который толкает ее на рискованные приключения!

Из-за пеших паломников конь старого рыцаря шел медленно, и Джоанна чинно восседала за его спиной, словно в дамском седле.

Чего бы только не отдал Ричард, чтобы пришпорить коня и заставить Джоанну прижаться к нему.

– Мистер Блекхерст сказал, что купит Мод Малкин лошадь, когда мы будем в городе, – прервала молчание Джоанна.

Ричард позволил «сэру Ниварду» еще раз фыркнуть.

– До этого еще далеко. После этого леса будет Эппингский лес, а он еще больше.

Джоанна вздохнула, и Ричард почувствовал, как она ссутулилась за его спиной.

– Может быть, к завтрашнему дню нога перестанет болеть.

– Вряд ли. Вам, мадемуазель, не терпится покинуть меня?

Ричарду стало обидно, хотя он сделал сам все возможное, чтобы вызвать ее неприязнь.

– О нет! Просто, как я вам уже сказала... я не хочу мешать вашим святым размышлениям! – сердито проговорила она.

Ричард позволил себе усмехнуться, пока она не видит его лица.

– Я уже, кажется, сообщил вам, что по доброй воле нарушаю свое одиночество, желая помочь вам. А теперь, если вы соблаговолите помолчать, я вернусь к своим размышлениям.

Джоанна тяжело вздохнула от его неучтивости, однако замолчала, предоставив ему размышлять о предметах отнюдь не религиозных.

Он видел, как стражники не спускали глаз с Джоанны во время лесного отдыха и потом, когда она шла пешком. Может быть, она им просто приглянулась? Ведь нравится же она ему. Нет. В их взглядах было что-то еще. Ричард не выжил бы в палестинских кампаниях и при дворе султана Бейбарса, если бы не безошибочное шестое чувство, которое предостерегало его не выдавать себя и смотреть в оба. Вот и сейчас стражники о чем-то шепчутся, и один все время посматривает в их сторону.

Ричард знал, что спит чутко. Это уже не раз спасало ему жизнь, и дай Бог, чтобы теперь сон тоже не подвел его, если стражники вздумают напасть ночью.

Ричард не обманывал Джоанну, когда говорил, что до человеческого жилья далеко. Пришлось паломникам разбить лагерь в небольшой дубовой рощице.

Пока женщины собирали хворост для костра, стражники, взяв луки и стрелы, отправились на охоту. Ричард тоже пошел, но сначала переговорил с виноторговцем, который оставался с женщинами.

– Будьте начеку, мистер Блэкхерст, – шепнул он ему. – Не нравится мне ночлег в здешних местах, но у нас, кажется, нет выбора. Будьте добры, не оставляйте мадемуазель одну.

Ричард мог поклясться, что виноторговец счел для себя большой честью просьбу «старого рыцаря».

– О, будьте уверены, милорд, – пообещал Блэкхерст, – в лесу разве можно считать себя в безопасности? Но у нас крепкие стражи... Мимо них и мышь не проскочит, – весело проговорил он.

Ричарду захотелось потрясти жизнерадостного торговца, чтобы к нему вернулся здравый смысл, но он только проговорил еще тише:

– Да, крепкие... Но откуда нам известно, может, они разбойники? Короче говоря, держите глаза открытыми. И никому не проговоритесь о моих подозрениях, тем более дамам. Не нужно, чтобы они испугались раньше времени. Вдруг мои страхи окажутся напрасными... Я буду только рад этому.

Виноторговец кивнул, и глаза у него расширились от ужаса.

– О, да, милорд. Вы правы, милорд. Никому ни слова. Чтобы не испугались.

Ричард направился в лес, но не стал догонять ушедших вперед, а сделал широкий круг, стараясь ступать как можно тише, в надежде услышать чей-нибудь разговор и раскрыть заговор стражников.

Из этого ничего не вышло. Однако он увидел у ручья косулю и обрадовался, что эта не та, которой любовалась Джоанна. Уложив ее одной стрелой, он позвал францисканцев, ставивших силки на кроликов, и они помогли отнести косулю в лагерь.

В предвкушении вкусного ужина, монахи споро разделали косулю и отдали ее женщинам зажарить на костре вместе с фазанами и тремя зайцами, которых принесли стражники.

Ричард отправился искать Джоанну. Она присматривала за сыном Мод, пока та на отдельном костре варила ему похлебку.

– Я чувствую себя совсем бесполезной, – пожаловалась она ему, скромно убирая под юбку ножки при его приближении.

– Вы нянчите сына миссис Малкин... значит, вы не бездельничаете, – и он выразительно поглядел на графиню, рассматривавшую себя в серебряном зеркальце. – Дайте мне посмотреть вашу лодыжку... Ну, ну! Пожалуйста, без дамских штучек! Мне уже приходилось лечить паломников. А, так я и думал, ничего страшного! – проворчал он, когда ножка появилась из-под юбки.

Лодыжка немного покраснела и распухла, но в общем была не хуже другой, и Ричард еле удержался, чтобы не погладить ее после того, как он прощупал болезненные места. Румянец на щеках Джоанны и хитрые огоньки в зеленых глазах сказали ему, что она не осталась равнодушной к его прикосновениям.

Еще больше он сконфузил ее, когда объявил.

– Надо опустить ногу в холодную воду, чтобы спала опухоль.

Он отнес Джоанну к ручью, бережно усадил на берегу, опустил ее ногу в воду, и его сердце переполнилось радостью, когда он услышал довольное постанывание Джоанны. Она рассмеялась, когда мелкие рыбешки подплыли к ее пальчикам, и он отвернулся, чтобы Джоанна не заметила, как он любуется ею единственным глазом.

– Надо перевязать, – хрипло объявил он и, оставив Джоанну на берегу, пошел в лагерь, где за серебряный пенни купил у Розы чистую рубашку и разорвал ее на полосы. Вернувшись к Джоанне, он насухо вытер ей ногу остатками рубашки и туго забинтовал ее.

– Так намного лучше, милорд. Спасибо.

Однако Ричарду этого было мало. Маленьким саксонским топориком, снятым с седла, он срубил молодое деревце и, связав две расходящиеся ветки кожаным ремнем, сделал костыль.

– Не вставайте. Только в самом крайнем случае. А если встанете, то опирайтесь на костыль, мадемуазель. И вообще держите ногу повыше.

Он взял седельные сумки, которые лежали возле нее, и подложил их под больную ногу.

– Да, милорд, – сказала она с подозрительной покорностью, и в ее изумрудных глазах заплясали лукавые огоньки. – Благодарю вас. Разрешите сообщить вам, что вы замечательный лекарь.

– Чепуха, – отмахнулся от Джоанны старый рыцарь. – Вы бы тоже этому научились, если бы побывали в стольких паломничествах, в скольких побывал я. В пути всякое может случиться, но любая задержка раздражает людей. Если вы будете себя вести правильно, вы не будете обузой для всех.

– О!

Джоанна восприняла его выпад спокойно, только все смотрела на него, словно старалась что-то вспомнить.

Ричард намеревался, как всегда, удалиться на безопасное расстояние, но не смог заставить себя отойти от Джоанны. Он с неудовольствием думал, что она притягивает его, как огонь мошку, но все равно сначала наполнил ее тарелку, а потом уселся поблизости. Хотя ему трудно было не смотреть на юную паломницу, тем не менее он успел разглядеть всех стражников, которые сидели рядом и, наслаждаясь жареным мясом, тихонько переговаривались между собой. Похоже, все четверо бывшие солдаты, может, наемники старого короля, вынужденные теперь зарабатывать себе на жизнь чем придется.

Утолив первый голод, Джоанна попыталась втянуть старого рыцаря в разговор и стала задавать ему вопросы о его путешествиях, на которые трудно было ответить только «да» или «нет». Ему тоже очень хотелось поговорить с ней, тем более что это дало бы ему право смотреть на нее, однако он заставил себя вновь войти в роль сэра Ниварда. А мысли его тем временем неслись наперегонки.

Если предчувствие его не обманывает и стражники действительно задумали недоброе, смогут ли они исполнить задуманное, если он будет рядом с Джоанной? И, несмотря на то что ему очень хотелось сказать «нет», он не стал сам себе лгать. Что им стоит отвлечь его каким-нибудь хитрым трюком, устроить засаду, спрыгнуть с дерева, стащить его с коня?

А без него Джоанна совершенно беззащитна. Если он и дальше будет ехать позади, как до сих пор, то впереди даже ничего не услышат, пока не станет слишком поздно.

Перейти в середину? Это тоже не многим лучше. Кольчуга не предохранит его от стрелы или удара копьем в спину. Господи, чего бы он сейчас ни отдал за свое снаряжение и еще одного коня!

Словно в ответ на его мольбы раздались скрежет и скрип, возвестившие о приближении к лагерю всадника, ведшего за собой вторую лошадь.

– Господь с вами, паломники! – приветствовал их крепкий человечек с гнедого коня. – Я лудильщик Осгуд. Разрешите мне, ради Господа, переночевать в вашем лагере? Не хочется оставаться в лесу одному, да из-за жены замешкался. Она весь товар не меньше трех раз пересмотрит, зато потом его быстро раскупают! – и он показал на полупустые мешки навьюченной лошади.

Еще один заговорщик? Ричард этому не удивился бы, тем более что главный стражник Нед, у которого было суровое лицо, вдруг поднялся с земли и подошел к лудильщику, продолжавшему сидеть на лошади, напоминая маленькую коричневую обезьянку. Оглянувшись на одного из своих приятелей, Нед подмигнул ему, но сделал это почти незаметно, так что никто ни о чем не догадался, кроме Ричарда.

– Ну конечно, добрый человек! Ты можешь проехаться с нами до Уолсингема, если хочешь! Чем больше народу, тем веселее.

– Нет, так далеко мне не надо, спасибо тебе! Мне бы в Герфорд взять еще товару, а потом, думаю, в Сент-Альбанс...

По его ответу было неясно, то ли он один из разбойников, то ли стражники позарились на легкую добычу. Он ведь сам признался, что везет полный кошель денег. Ладно, сейчас увидим!

– Ты нам кстати, Осгуд, – сказал Ричард, не забывая хрипеть, как это положено сэру Ниварду. – Повезло нам, да и ты можешь поживиться, если захочешь. Я смотрю, на твоей лошади почти нет поклажи, а у нас как раз нужда в лошади для женщины с больным ребенком. Куплю я у тебя гнедую.

Осгуд простодушно улыбнулся в ответ, но, он не был бы торговцем, если бы сразу заключил сделку.

– Продать лошадку? Не могу. А на чем я повезу товар?

– Получишь серебряную марку.

Ричард поднялся с земли, чтобы показаться лудильщику во весь рост на случай, если потребуется еще как-то его убеждать.

Не потребовалось. За серебряную марку ему не один раз приходится тащиться на базар, а купить на нее можно и лошадь, и телегу в придачу, да еще немножко останется.

Осгуд сиял от счастья, словно нашел Святой Грааль.

– Эх, ладно, берите, милорд! Гранд мерси, как говорят норманны. Сейчас только перевешу мешки. Вот ваша лошадь, милорд!

Не обращая внимания на благодарные восклицания Мод Малкин и лепет виноторговца, предлагавшего ему половину суммы, Ричард не спускал глаз со стражей. Теперь, когда есть еще одна лошадь, леди Джоанна поскачет на своем коне, и он опять останется один. Им это явно пришлось не по вкусу.

Вытирая жир на подбородке полотняным носовым платком, леди Джоанна внимательно наблюдала за сделкой старого рыцаря и лудильщика.

Она подумала о том, что не поедет завтра на его коне, и расстроилась. «Как он, наверное, доволен! Ну, что ж, я вам покажу, сэр Нивард! Поеду впереди всех рядом с монахами, если вам так уж надоела моя болтовня! Больше вы от меня словечка не услышите!»

Но тут в ней заговорила совесть, напомнившая ей, как много он сделал для нее хорошего. Вез на своем коне, отнес к ручью, перевязал ногу, соорудил костыль... неблагодарная она, и так уж сколько раз досаждала ему.

Ей опять пришло в голову, что в старом рыцаре-паломнике есть что-то знакомое. Слишком он стар, чтобы напомнить о Годфри, а отец всегда был круглолицым, цветущим и совсем не похожим на сэра Ниварда. Все же что-то есть в его голосе и в его манерах, напоминающее ей... О ком?

Он старался не смотреть ей в глаза своим единственным глазом, но она улучила мгновение. Глаз у него темно-карий, как у Ричарда. Так вот кого он ей напоминает и загаром, и ястребиным профилем – Ричарда Кингслира. Она так увлеклась, что ей пришлось напомнить себе о том, что сэр Нивард совсем старый, и о том, что у него седые усы и морщинистая кожа. Бывает же так, что у двух человек, одного старого, а другого молодого, одинаковый рост и одинаковые глаза, и оба они обожжены южным солнцем. И они совершенно одинаково выговаривают «мадемуазель»?

Джоанна смотрела, как он отводит своего коня к остальным лошадям, которые тотчас зафыркали и зашипели на него. Как же он похож на Ричарда! Уж не потому ли ей хочется быть с ним рядом, хотя он ясно дал ей понять, что помогать ей для него тягостный долг? Нет, надо держаться подальше от всех, кто напоминает ей «Дьявола Акры»!

Дева Мария! Утихшая было боль в ноге вновь сводила ее с ума и путала мысли.

Джоанна была сыта, и ее потянуло в сон. Через мгновение она уже провалилась в темноту, но все же почувствовала, как ей под голову подложили подушку и накрыли беличьей накидкой. С трудом она разлепила веки посмотреть, кто же этот добрый ангел.

В свете костра она увидела сэра Ниварда! Она с удивлением обратила внимание на то, что он улегся неподалеку от нее.

11

Когда Джоанна проснулась на другое утро, то подумала, что подвернутая лодыжка и странное поведение старого рыцаря привиделись ей во сне. Сэра Ниварда нигде не было видно. Она села и оглядела паломников, из которых одни еще спали, а другие только начинали просыпаться и потягиваться, и наконец нашла его около лошадей. Он седлал своего коня, а рядом с боевым великаном стоял уже оседланный Робин.

Джоанна хотела было встать, чтобы поблагодарить старика за заботу, но из-за больной ноги пришлось сначала взять костыль, который лежал рядом, по-видимому, с доброй руки сэра Ниварда. Ей как в тумане вспомнился высокий мужчина в свете костра, который уложил ее поудобнее, когда она неожиданно для себя заснула.

Из-за больной ноги ей было трудно встать, умыться, поесть, и она чувствовала себя виноватой перед всеми, хотя никто не обращал на нее внимания. Лондон был всего в одном дне пути, и паломники еще не успели надоесть друг другу. Во время завтрака Джоанне со всех сторон предлагали помощь, а Эдвин Блекхерст галантно поднес ей тарелку с хлебом и деревянную чашу с разбавленным вином. Сэр Нивард держался в отдалении, хотя учтиво кивнул ей, когда они встретились глазами.

Все были готовы отправиться в путь, прежде чем солнце высоко встало над головой. Джоанна хотела ехать рядом с Мод Малкин, чтобы помочь ей в случае чего, но едва она натянула поводья, как возле нее оказался старый рыцарь.

– Леди Джоанна, сделайте мне честь, будьте рядом со мной, – попросил он. По его лицу ничего нельзя было прочитать, но голос ему изменил.

Опять он удивил Джоанну. То он отделывается от нее и даже покупает для этого лошадь, то просит составить ему компанию.

– Я бы с радостью, сэр Нивард, но Мод, наверное...

– Осгуд сказал мне, что будет все время рядом. Их лошади все-таки привыкли друг к другу, и он обещал мне, что поможет ей в случае чего.

Он как будто читал ее мысли.

– Ну, я...

– Прошу вас, леди Джоанна. Вы... – он отвернулся, словно ему было стыдно признаться в своих чувствах. – Вы меня осчастливите.

Взглянув на Мод и увидев, что лудильщик в самом деле намерен ехать с ней рядом, Джоанна согласилась, потому что ничего другого ей не оставалось. Она ничего не понимала в противоречивом поведении старика, ведь только вчера он заявил, что хочет быть один, и пресекал всякие попытки разговорить его.

Может, ему стало одиноко, как ей вчера, когда она увидела, что почти все разделились на пары? Нет, непохоже... Он не очень общителен...

А вдруг он в нее влюбился? Эта мысль рассмешила Джоанну. Не настолько она была тщеславной, чтобы предположить такое. А, впрочем, разве редко бывает, что, похоронив одну или несколько жен, старик берет в жены юную девушку, особенно если у него еще нет наследника. Наверно, надо ему намекнуть, что она обручена и сразу же после возвращения выйдет замуж. Зачем унижать такого почтенного рыцаря?

Ричард внутренне улыбнулся, когда она с удивлением согласилась. Он читал ее мысли и видел, как ее позабавило, что старый козел сэр Нивард, оказывается, тоже может влюбиться. Однако, если он прав, она хорошо скрывает свое недовольство. Решила, видно, пощадить его чувства.

Ричард с облегчением вздохнул. Ему не хотелось, чтобы Джоанна оказалась далеко, когда что-то начнется. Он много передумал ночью и пришел к выводу, что безопаснее всего Джоанне постоянно быть рядом с ним, чтобы он мог немедленно что-то предпринять, если ей будет грозить беда.

У Ричарда болела голова после бессонной ночи. Он боялся, что разбойники похитят Джоанну, когда лагерь будет спать, и следил за ними, пока они громко храпели возле костра, словно невинные младенцы. Потом он задремал, но почти тотчас его разбудил шорох. Это Эдвин Блэкхерст ушел на рассвете в кустики облегчиться.

Ричард чувствовал на себе пристальный взгляд Джоанны, пока все собирались. Ответив ей быстрым взглядом, он заметил у нее на лице недоумение. Неужели борода отвязалась? Да нет, на месте. И повязка на глазу. Честное слово, в драке ему было бы гораздо легче без этой чертовой тряпки!

И тут он понял, на что она смотрит. Когда он только появился, повязка у него была на левом глазу, ибо он предпочел держать открытым правый глаз. А сегодня утром, не выспавшись, он машинально надел ее на правый глаз...

Неужели она заметила? Еще раз незаметно взглянув на нее, он понял, что она пока ничего не заподозрила, только задумалась. Надо отвлечь ее разговором...

– Вы хорошо спали, мадемуазель?

– Очень хорошо, сэр Нивард. Почти как дома.

– А как ваша нога сегодня?

Она печально улыбнулась.

– Я совсем было забыла о ней, а потом, когда наступила на нее, стало больно. Мод мне ее завязала утром, и теперь я опять почти ничего не чувствую.

– Пасмурно.

– Да. Вы думаете, пойдет дождь?

Хорошо бы она не смотрела на него, когда они разговаривают, а то Ричарду казалось, что она может узнать его, несмотря на седую бороду, усы и морщинистую сероватую кожу...

– Дождь будет, наверное, к вечеру, – ответил ей Ричард, сделав вид, что внимательно изучает клочки неба над дубами и буками. Кажется, они уже все обговорили – сон, ногу, погоду. Какую бы еще найти безопасную тему?

– Вы первый раз совершаете паломничество, леди Джоанна?

– О да.

С ума можно сойти. Неужели ей неинтересны его прежние паломничества, о которых его то и дело пытались вчера расспрашивать? Напрасно он старался придумать вопрос, на который потребовался бы долгий ответ.

– Вы обручены, мадемуазель?

Кажется, то, что надо. Теперь она наверняка подумает, что Нивард уже вообразил ее своей женой. На старости-то лет!

– Да, милорд. С рыцарем из Хемпшира, кастеляном моего брата, графа Хокингема.

Говоря это, Джоанна смотрела на свои ручки в перчатках, державшие поводья.

Кажется, она рада, что он спросил об этом. Ричард был раздосадован, потому что ему вдруг захотелось, чтобы она выказала больше сочувствия старому рыцарю.

– И скоро венчание?

– Как только я вернусь, из Уолсингема, сэр Нивард.

– Понятно. Он красивый, ваш нареченный? Parfit qentil, рыцарь, как поется в песнях? – спросил он, сам не понимая, зачем мучает себя.

– Очень красивый, милорд. У него светлые волосы и синие глаза, как у статуи архангела Михаила в нашей церкви в Хокингеме, – выпалила она одним духом.

Сэра Ниварда она, наверное, поразила бы в самое сердце портретом своего жениха, но Ричард с радостью услышал в ее голосе безразличные ноты.

– Вы его любите, мадемуазель? – продолжал расспрашивать Ричард, поражаясь тому, как у него хватило сил задать вопрос, когда своим ответом она могла убить его. Он видел, как она покраснела, и у нее на щеках расцвели прелестные пунцовые розы.

– Милорд, прямо не знаю, что вам сказать! – нерешительно проговорила Джоанна, чего-то испугавшись.

– Тоже мне кисейная барышня! Не надо прикидываться смущенной, когда вы не смущены! – грубиян сэр Нивард вновь сел на своего конька. – Так любите вы его или нет?

– Я... мне... он мне нравится, – прошептала Джоанна, беспомощно поднимая на него изумрудные глаза. – Он хороший… и нежный...

Ричард вспомнил, как сэр Годфри избивал конюха в Виндзоре, и почти прорычал:

– Нравится? Так-так, леди! И своим «нравится» вы хотите согревать мужчину зимними ночами?

Джоанна выпрямилась в седле, и зеленый огонь вспыхнул в ее глазах.

– Я обручилась с рыцарем, потому что мне приказал брат. Разве не это велит мне долг? Я буду ему хорошей женой, что, впрочем, не трудно с таким человеком... А вам что за дело до этого, сэр?

«Ай-я-яй! Не сказала, что любит». Ричард был очень доволен, хотя она и сердилась на него... то есть на любопытного сэра Ниварда, усмехнувшегося в усы.

– Прошу прощения, леди Джоанна. Вы правильно сказали, что меня это не касается. Ради Бога, простите старика.

Ричард сгорбился, словно в отчаянии, до конца желая играть роль сэра Ниварда.

Джоанна, не повернув головы, что-то пробормотала в ответ, и несколько минут они ехали в полном молчании. Потом, будто оно тяготило ее, Джоанна принялась расспрашивать сэра Ниварда о его путешествиях.

Не боясь соврать, Ричард принялся рассказывать о Кентербери, Кампостелле и Иерусалиме, вспоминая рассказы своей матери, которая посетила святые могилы Беккета, и Святого Иакова, и байки крестоносцев, видевших Святой город. Тем временем он не переставал размышлять о том, насколько напрасными были его страхи.

После обеда они вошли в буковое раздолье Эппингского леса. Все было, как обычно. Два стража ехали впереди, два позади сэра Ниварда и Джоанны. Паломники шли и ехали более или менее, как вчера. Лондонские торговки рыбой весело распевали гимн, посвященный Деве Марии. Маленький сын Мод Малкин сидел впереди нее на лошади и глядел веселее, чем обычно. Графиня Саттон все также беспрерывно что-то рассказывала внимавшему ей виноторговцу. Все, что этой женщине было нужно – внимательное ухо и Блэкхерст, поэтому он без особых усилий исполнял нужную роль.

В лесу было удивительно тихо, а вчера все время пели птицы и кричали дикие звери. Или они чувствуют приближение дождя, или...

Когда же они начнут действовать? Нервы Ричарда были натянуты до предела, хотя внешне он не выходил из образа старого рыцаря. Ну вот, только этого не хватало. Услыхав, что он рассказывает о чужих странах, к ним приблизились Джон и Мэри Бейкеры и оба монаха. Они шли совсем рядом, и, если ему понадобится быстро развернуться, наверняка помешают. Как бы повежливее отвадить их? Люди они простые и послушать о вещах, которые никогда не увидят, для них в радость.

Остается только замолчать. Но как сделать это посреди рассказа о Святом Гробе Господнем, если его слушатели жадно ловят каждое его слово? Только ради Джоанны! Женщина, ехавшая бок о бок с ним, мыслями была далеко, хотя не сводила с него глаз, пока он разглагольствовал о заморских чудесах.

– Кажется, я заболтался. У меня пересохло в горле, – закончил свой рассказ сэр Нивард и с благодарностью принял от Джона Бейкера бурдюк с вином.

Пешие паломники вернулись на свои места.

Целый день Джоанна мучилась и не находила себе места, а тут вдруг поняла, что ей не давало покоя. Вчера, когда она стояла на земле и он наклонился к ней, сидя на коне, то был справа от нее и повязка была у него на левом глазу. Сегодня он тоже едет справа, но этот глаз не завязан. Сегодня у него повязка на другом глазу.

Значит, он хитрит. Зачем? Собрав всю свою храбрость, Джоанна спросила:

– Сэр Нивард, прошу прощения, где вы потеряли глаз?

Казалось, вопрос застал его врасплох.

– Ну... где... в сражении с сарацином, который... который хотел меня ограбить.

Пошел дождь. Деревья защищали паломников, однако старый рыцарь неосторожно посмотрел наверх, и большая капля упала ему прямо на кончик носа. Потом она побежала по щеке, оставляя за собой странный след. Джоанна всмотрелась пристальнее, и усы с бородой по казались ей вдруг ненастоящими.

Он не тот, за кого себя выдает. Кто он? Зачем ему нужно паломничество? Или он прячется среди них, чтобы следить за кем-нибудь?

– Вас что-то удивляет, мадемуазель? спросил он, когда они свернули на лесную тропинку, но его недовольный тон уже не пугал ее, потому что она пришла в ужас от своего открытия.

– Ри...

– Тихо! – приказал он, показывая на что-то впереди.

А впереди стояли на дожде брат Томас и брат Уиллибранд, и вид был у них совершенно растерянный. Стражи видно не было.

– Где стража? – спросила Джоанна и оглянулась.

Позади тоже никого не было. В лесу стояла необычная тишина.

Испуганные паломники сбились в кучу.

– Я не понимаю, – сказал брат Уиллибранд, когда Джоанна и старый рыцарь подъехали поближе. – Они только что были здесь, потом повернули и... исчезли!

– Как пить дать, их унес зеленый хозяин, – заявила Бесс, с содроганием вспоминая сказочных лесных жителей.

Роза закричала от страха, и Марджери Эпплфилд шикнула на них обеих.

– Может, они решили осмотреть дорогу, – попытался успокоить всех брат Томас, бездумно теребя рясу.

– Те, кто сзади, тоже?поинтересовался Эдвин Блэкхерст.Нет, что-то они затеяли недоброе.

– Мне это не нравится, – прорычал «старый рыцарь», и не успел он вытащить свой меч, как они оказались в окружении плохо одетых людей с дубинками, кинжалами и луками. Один из них взял под уздцы коня старого рыцаря.

– Стойте тихо, а то все умрете, – услыхали паломники, и Джоанна, подняв голову, увидела сидевшего на дереве и целившегося из арбалета в сэра Ниварда главного стража Неда. – Нам нужна леди Джоанна, а остальные могут топать себе дальше в Уолсингем и благодарить Бога за спасение. Ха!

Кто-то вырвал у Джоанны поводья из рук. Еще один разбойник направился к ней, чтобы стащить ее с коня.

Закричала Джоанна, и тотчас заржал конь, которому разбойник скрутил губу. Тут-то все и началось.

Сэр Нивард завопил:

– Демон! В атаку!

Державший его бродяга забыл, что это боевой конь, приученный бить любого, кто угрожает жизни его хозяина. Поэтому для него было полной неожиданностью, когда Демон ударил его копытом в живот, встал на дыбы и помчался по воле хозяина к буку.

Нед выстрелил, но промахнулся и стал совершенно беззащитен. Он попытался было вскарабкаться повыше, но не успел. Нечеловеческий крик огласил лес, когда меч чуть не отсек ему ноги по колени.

Рыцарь не остановился поглядеть, как кровь хлещет из поврежденной артерии, а лицо Неда покрывается мертвенной бледностью. Он спешил на помощь Джоанне, которую разбойникам удалось стащить с коня, и, хотя она дралась как львица, ей бы несдобровать, если бы меч сэра Ниварда не поразил в спину одного похитителя, а другого, уже отпустившего Джоанну и визжавшего от страха в напрасной попытке спрятаться в подлеске, не затоптал Демон.

Старый рыцарь на мгновение замешкался поглядеть, все ли в порядке с Джоанной, как стрела просвистела в воздухе и угодила ему в плечо. Лучник заметался из стороны в сторону, когда сэр Нивард повернул коня и помчался к нему;

В руках у Джоанны был кинжал, и она угрожающе махала им, стоило кому-нибудь из разбойников поглядеть в ее сторону, хотя они уже не нападали, а защищались. Паломники под предводительством «старого рыцаря» оказали куда более мужественный отпор, чем они ожидали.

Стрелы свистели в воздухе. Джон Бейкер ножом, которым он резал мясо, уложил на землю уже второго грабителя. Монахи обратили свои посохи в дубинки и стали на защиту Марджери и Клариссы, которые то кричали от страха, то принимались молиться. Лудильщик Осгуд тоже не оробел, быстренько развязал мешки и снабдил Бесс, Розу и обеих монахинь плошками и мисками, которыми они били направо и налево зазевавшихся негодяев. Мод Малкин увела свою лошадь в кусты и там стерегла сына. Эдвин Блэкхерст повалил на землю бродягу и высоко занес над ним дубинку.

Нед не сразу упал с дерева, но уж потом, когда растерявшиеся разбойники бросились врассыпную и мгновенно скрылись в подлеске, так что устраивать погоню было бессмысленно.

Паломники, тяжело дыша, переглядывались и подсчитывали потери. Из них все были живы, а вот шестеро разбойников лежали убитые, и еще один еле дышал.

– Вы не ранены, мадемуазель?

Джоанна посмотрела на рыцаря. Теперь, когда все обошлось, ей надо было решать, как себя вести. Кровь у нее в жилах еще бурлила от только что пережитой опасности, от гнева на него и от радости, что он оказался рядом.

– Нет, – сказала она, стараясь не глядеть на его окровавленный меч.

Одного уса как не было. От бороды осталась лишь пара клочьев. Проследив за ее взглядом, он, скривившись, оторвал и второй ус.

Тут Джоанна обратила внимание на стрелу, все еще торчавшую в его плече.

– Ричард, вы ранены!

– Немножко, – ответил он и вытащил стрелу, безотрывно глядя ей в глаза и незаметно подмигивая. – Благодаря кольчуге рана неглубокая.

Джоанна успокоилась, увидев, что в крови только самый кончик стрелы, и решила немножко отложить осмотр его раны.

– Ричард, почему?..

– Об этом потом.

Он направился к паломникам, которые столпились возле умиравшего разбойника. Пока брат Уиллибранд причащал его, брат Томас закрывал глаза убитым и осенял их крестом.

Джоанна увидела, что Ричард опустился на колени возле раненого, у которого от ужаса расширились глаза, когда рядом оказался рыцарь с окровавленным мечом. Забыв о причастии, он закричал:

– Господин, пожалейте меня! Я все равно умираю! Дайте мне отойти с миром! Пожалуйста, милорд... Я не хочу в ад.

Ричард жестом дал ему понять, что не желает прерывать молитву, и грабитель, проговорив положенные слова, с трудом перевел дух. Жизнь быстро покидала его.

– А теперь рассказывай. У тебя немного времени. Где ваше логово? Надо послать остальных вслед за тобой, – со зловещей улыбкой проговорил Ричард.

Как ни странно, разбойник улыбнулся ему в ответ, правда, еле заметно.

– Поверните налево у дуплистого дерева и идите до ручья, там опять поверните налево и идите вдоль него. Он приведет вас куда надо.

– Там уже пусто, правда? Ты поэтому улыбнулся? – разбойник с трудом кивнул ему. – Ну, ладно... Кто заплатил вам, чтобы вы похитили леди Джоанну? Быстро!

– Не знаю... Не видел... – прошептал умирающий. – Нед... знал... его.

Он затих. В горле у него забулькало, и через несколько мгновений он уже был мертв.

Ричард обыскал тело Неда, однако не нашел ничего, что проливало бы свет на загадочное нападение.

– Надо было мне довериться предчувствию, – виновато проговорил брат Томас, не выпуская из рук крест, висевший у него на шее. – Они мне сразу не понравились. И потом, это они нашли нас, а не мы их, правда, брат Уиллибранд?

Высокий монах кивнул.

– Я тоже решил сначала, что это подозрительно, а потом подумал, они голодные и хотят честно заработать себе на хлеб. Ну и дурак же я!

– Нам ничего не остается, как идти в их берлогу. Только там мы можем что-нибудь узнать, хотя этот злодей не соврал, и мы вряд ли кого там найдем. Идемте, – властно проговорил Ричард.

– Подождите минутку, сэр рыцарь! – окликнула его Марджери Эпплфилд, тыча пальцем ему в лицо. – Вы сказали нам неправду о себе. А зачем честному человеку прятаться? Может, вы тоже убийца? Или в бегах? Зачем нам идти с вами?

Остальные молчали, но у всех на лицах было выражение любопытства.

– Я Ричард, барон Кингслир, – сказал он, насмешливо изогнув бровь. – На то, чтобы скрыть свое имя, у меня были причины, о них я говорить не буду... Но, клянусь всеми святыми, я не убийца.

Ричард взглянул на Джоанну, и они одновременно вспомнили, как она обвинила его в смерти ее сестры.

– Однако, миссис Эпплфилд, если вы или кто-нибудь еще предпочитает остаться здесь, вы вольны сделать свой выбор, – Ричард выразительно оглядел притихший лес, и вдова, все еще ворча, вынуждена была последовать за ним.

До дуплистого бука они дошли минут за пять по тропинке, зато потом идти стало намного тяжелее из-за множества поваленных деревьев, да и тропинка стала уже. Но, как только они добрались до ручья, дорога стала чище, и скоро они уже были в лагере воров, где нашли всего несколько шалашей и пару навесов из веток. Посередине были остатки кострища, однако угли давно уже остыли. По-видимому, в последний раз костер разжигали рано утром.

К длинной жерди, прибитой к двум молодым деревцам, были привязаны шесть лошадей самых разных пород и расцветок. Они настороженно поводили глазами и испуганно заржали, когда к ним приблизились незнакомые люди.

– Прекрасно! Теперь никому не придется идти пешком! – обрадовался Томас. – Нет худа без добра!

Паломникам не надо было ничего говорить. Они, разбредясь по лагерю, заглядывали во все щели в поисках чего-нибудь стоящего, однако нашли лишь отвратительное тряпье и замызганные простыни, на которые никто не польстился.

С едой дело обстояло лучше. Не считая убитого не раньше, чем вчера, кабана, в лагере был свежий хлеб и не меньше дюжины кругов сыра. Поскольку запасы паломников уже оскудели, это неожиданное подкрепление вызвало улыбки на всех без исключения лицах. Однако зачем разбойникам надо было похищать леди Джоанну, так и осталось тайной.

По молчаливому согласию паломники оставили осмотр большого шалаша напоследок, надеясь, что, может быть, там еще кое-что найдется. Ричард вошел первым, держа наготове меч на случай, если вдруг кто-нибудь из разбойников притаился в темноте. Сразу за ним шла Джоанна, не выпускавшая из рук кинжала, а за ней брат Уиллибранд и Джон Бейкер с дубинками.

Однако в шалаше никого не оказалось, кроме связанного седоголового человека с испуганными глазами, из завязанного рта которого вылетали непонятные звуки.

Монах от страха онемел и несколько мгновений ничего не мог сказать, только тыкал пальцем в две желтые полосы, нашитые на одежду человечка и заметные, несмотря на веревки.

– Еврей!

12

– Господи, спаси и сохрани нас! – завопил брат Уиллибранд, в ужасе глядя на связанного человечка и беспрерывно крестясь.

– Господи Иисусе! – вторил ему испуганный Джон Бейкер, отступая назад и оглядываясь, словно не зная, бежать ему сразу или немножко подождать.

Джоанна не сводила с еврея глаз. До сих пор она не видела ни одного из тех, кого священники называли проклятым народом, распявшим Иисуса Христа. Во времена Вильгельма Рыжего евреям разрешили жить в Англии, и большею частью они были ростовщиками. О них говорили как о злых высокомерных людях, которые под богатыми одеждами прячут хвосты, копыта и прочие дьявольские знаки.

На человечке было дорогое, но порванное платье, на лице синяки, один глаз совсем затек, нос был разбит. Другим глазом он внимательно следил за вошедшими, опасаясь их всех, даже Ричарда, который, не говоря ни слова, направился к нему, чтобы развязать.

– Ах, добрые господа, не надо меня бить! Я отдам вам все, что у меня есть! – взмолился, дрожа всем телом, еврей, едва освободился от пут.

– Успокойся, еврей. Мы не из шайки разбойников, – сказал Ричард. – Мы паломники. Нас они тоже хотели ограбить. Мы не обидим тебя, – твердо добавил он, не обращая внимания на ропот остальных, которые ничего так не хотели, как бежать подальше от человека из племени, презираемого ими от рождения.

– Ах, благословенно Его имя! – вздохнул еврей, растирая затекшие руки. – Я Вениамин бен Иосиф, лекарь из Ньюмаркета. Вчера вечером эти дьяволы напали на мой экипаж и убили кучера, пусть он покоится с миром. Потом они всю ночь мучили меня, чтобы я отдал им свои богатства, вы представляете? – Подняв рукава, он показал множество синяков, ссадин и даже ожогов. – А у меня ничего для них нет, – пожал плечами бен Иосиф. – Я же лекарь, а не ростовщик, как мой брат Авраам. Вот он богатый человек, – усмехнулся еврей.

– Я Ричард Кингслир, это леди Джоанна Хокингем, брат Уиллибранд и Джон Бейкер из Лондона. Кажется, вы сильно пострадали от разбойников и вам наверняка будет приятно узнать, что полудюжина из них мертва. Да тебе, лекарь, самому нужна помощь, иначе ты не доберешься до дому. Если не возражаешь, мы тебе поможем.

Старый еврей не верил своим ушам. Он упал на колени и, прежде чем Ричард успел его остановить, поцеловал край его одежды.

– Ах, милорд! Да будет благословенно ваше имя за бесконечную доброту. Ох, спасибо, спасибо, милорд!

– Лорд Ричард, нельзя... мы не можем... спотыкаясь на новом имени рыцаря, попробовал было возразить монах.

– Мы не можем его здесь оставить, потому что разбойники обязательно вернутся. Он же человек, монах, ты забыл об этом? Ты можешь ехать верхом, лекарь?

– Не знаю, милорд, – ответил бен Иосиф. – Кажется, они сломали мне несколько ребер. Но если они не разгромили экипаж, он должен быть где-то рядом. А вы идете в Уолсингем?

Ричард кивнул.

– Я так и подумал. Хорошо, что Ньюмаркет вам по пути! Я с удовольствием разделю экипаж со всеми, кто пожелает.

Джоанна с тревогой последовала за Ричардом, который, поддерживая старого еврея, вышел с ним из шалаша. Брат Уиллибранд и Джон Бейкер подчинились властному тону барона, однако вряд ли все будут такими покорными.

Паломники оторвались от приготовления к ужину, когда Ричард представил им лекаря и объяснил, что он тоже стал жертвой разбоя.

– Еврей... поедет с нами? – недовольно переспросила графиня Кларисса. – Вы не сошли с ума, рыцарь Как Вас Там Звать? Сначала мы узнаем, что вы сами не тот, за кого себя выдавали, а теперь еще и это! Вы хотите, чтобы мы до самого Ньюмаркета ехали вместе с проклятым евреем!

– Ехать вместе с убийцей Христа? Ну нет! – вмешалась Марджери Эпплфилд. Наконец-то женщины нашли повод объединиться.

Монахини, схватившись за кресты, упали на колени. Мэри Бейкер бросилась к мужу, а брат Томас беспрерывно теребил рясу и печально бормотал;

– Ох, как же так? Как же так?

Старый еврей обреченно опустил голову, по-видимому, давно привыкнув к подобному обращению.

– Прошу прощения, милорд. Лучше мне, наверное, ехать одному.

Внутри Джоанны все перевернулось, когда она посмотрела, как еврей морщится от боли.

– Позор вам! Этот человек пострадал от тех же разбойников, что напали на нас! Да и как может он быть убийцей Христа, жившего двенадцать веков назад? Разве не римляне распяли нашего Господа? И разве Иисус не был евреем?

Паломники все еще испуганно роптали, посматривая на Вениамина бен Иосифа. Джоанна слышала, как кто-то говорил «ритуальное убийство» и «любители крови».

Ричарду это надоело.

– Вы все, послушайте. Если вы не хотите ехать вместе с невинным лекарем, так знайте, что леди Джоанна и я отделимся от вас и будем сопровождать бен Иосифа до его дома. Только не забудьте, что у вас нет теперь ваших так называемых стражей, а вы вооружены в лучшем случае ножами и парой дубинок, да еще тем, что оставили вам разбойники, – при этом Ричард многозначительно посмотрел на свой меч и стал ждать ответа.

Паломники долго переглядывались между собой, пока наконец Эдвин Блэкхерст не выступил вперед с виноватым видом.

– Мы поторопились, милорд. Мы хотим, чтобы вы ехали с нами, и если таково ваше желание, то пусть еврей тоже едет. Мою покойную жену лечил еврей, хороший человек, дай Бог ему здоровья, в кого бы он ни верил.

Он повернулся к остальным, и все один за другим кивнули, соглашаясь на условие Ричарда.

Паломники вернулись к своим занятиям, и Ричард повернулся к Джоанне. Она знала, что у нее горят щеки. Он так сказал «леди Джоанна и я», словно имел право говорить от ее имени и был уверен, что она последует за ним, если паломники будут стоять на своем. К счастью, ей не надо делать выбор, достаточно того, что она не опровергла его перед всеми.

– Милорд, у меня нет слов выразить вам свою благодарность, – робко проговорил еврей, не замечая, что встревает в молчаливый разговор молодых людей. – Немного в Англии людей, похожих на вас, особенно среди знатных рыцарей.

Его последнюю фразу можно было принять и за вопрос, и за утверждение.

– Просто я видел достаточно несчастий из-за религиозных разногласий, – сказал Ричард. – Прошу прощения, но мне надо смыть остатки краски с лица.

Джоанна осталась наедине с евреем у входа в шалаш.

– Ах, мадемуазель... вам я тоже очень благодарен. Вы так меня защищали! Вы были похожи на львицу! – ухмыльнулся старик, отчего все лицо у него покрылось морщинами, а глаза засияли.

– Я... Я никогда раньше не встречалась с людьми из вашего племени, – робко улыбнулась ему Джоанна. – Кажется, вы такой же, как все.

Бен Иосиф отнесся к ее словам с философским спокойствием.

– Как все и не как все. Но вы, если мне не показалось, хромаете, и нога у вас завязана. Подвернули лодыжку?

Джоанна кивнула.

– Пойдемте со мной к экипажу. У меня есть кое-какие лекарства, которых разбойники не нашли, специально для вас.

Как оказалось, у лекаря было много «специальных» лекарств. Увидев, как он мажет ногу Джоанне, многие паломники стали подходить к нему до ужина и после ужина лечить натертые во время путешествия волдыри, полученные во время сражения раны, головную боль и прочее. К Мод Малкин он подошел сам. Он видел, как она с надеждой и со страхом смотрит на него, а потом переводит взгляд на ребенка, лежащего у нее на коленях.

– Можно мне посмотреть мальчика? – услыхала Джоанна.

Он взял малыша у матери, и она отцепила крепко сжатые руки, но мальчик не стал плакать, а с любопытством ухватился за растрепанную бороду еврея.

– Хороший мальчик, – ласково проговорил еврей. – Только бледненький немножко... Женщина, ты показывала ребенка лекарю?

– Нет... милорд... – Мод покраснела, не зная, как его назвать. – Я... Мы... У нас нет денег...

– Понятно, – бен Иосиф поднял ребенка, так что его ухо чуть не касалось его груди, и подождал, пока Уолтер перестал хихикать. Потом послушал его. – Хм. Так я и думал. Сердечко слабенькое. Если ты мне доверяешь, женщина, я дам тебе капли, которые ты будешь ему давать. Они укрепят ему сердце.

– Нет, не надо... Я благодарю вас, сэр, – сказала Мод, протягивая руки к ребенку. – Мы идем в Уолсингем. Дева Мария поможет нам.

Вениамин бен Иосиф пожал плечами, как делал это, по-видимому, не раз, сталкиваясь с упрямством и слепой верой язычников.

– Очень хорошо, что ты веришь в чудо, женщина. Без чуда малыш не доживет до... А без моих капель он не доживет до Уолсингема, и Дева Мария не успеет сотворить чудо. Не бойся. Это лучше, чем ничего. Капли наперстянки. Я поеду с вами, и мне не уйти живым, если лекарства причинят кому-нибудь вред. Вы меня спасли, и я хочу отплатить вам добром за добро.

Джоанна отвернулась, чтобы посмотреть на жарившегося на костре кабана. Лодыжка почти не болела, после того как бен Иосиф смазал ее и опять завязал. Ей очень хотелось, чтобы капли помогли мальчику, не только потому что ей было жаль несчастную Мод. Хотя паломники разрешили еврею лечить себя, ему несдобровать в случае чего, и тогда даже Ричард Кингслир ему не поможет.

Когда кабан зажарился, Джоанна обратила внимание, что еврей не взял ни кусочка, удовольствовавшись хлебом и сыром.

– Сынам Израиля нельзя есть свинину, – учтиво извинился он.

Вскоре после ужина бен Иосиф лег спать возле костра, подобно многим паломникам. Схватка с разбойниками утомила людей, да и стемнело, пока жарился кабан. Джоанна, однако, чувствовала, как растет у нее внутри нетерпение. Она ждала, когда можно будет поговорить с Ричардом.

Наконец «час» настал, Джоанна нашла его взгляд, в котором отражалось пламя костра.

Она поднялась, обошла костер и, всего один раз оглянувшись, двинулась в сторону буков. Услыхав сову, она остановилась и вгляделась во тьму.

Джоанна сняла плат, и каштановые волосы рассыпались у нее по плечам. Ричард знал, что она ждет его, и с трудом удержался, чтобы не протянуть руку и не обнять ее. Однако он не посмел.

– Зачем вы тут, милорд? – спросила она ничего не выражающим голосом, и Ричард понял, что речь идет о паломничестве в Уолсингем, а не о том, что он сейчас с ней в дали от остальных.

– Мне казалось, что после сегодняшнего нападения вы не будете меня об этом спрашивать.

– Странно.

– Возможно. Вы знаете, где бы вы сейчас могли быть, если бы не я? За крепкими стенами какого-нибудь обнищавшего замка, обвенчанная с чудовищем, который бесновался бы от радости, что нашел одиноко путешествующую дурочку.

– Вы слышали, что сказал их вожак? Они охотились не вообще за благородной девицей, а за мной.

Джоанна заметно дрожала. Он услышал в ее голосе неприкрытый страх и не сдержался. Круто повернувшись, он схватил ее и прижал к себе, чувствуя, как она сначала чуть не начала драться с ним, а потом разразилась слезами.

– Ну, маленькая, не плачь. Ничего с тобой не случится, пока я жив.

Он гладил ее по волосам, наслаждаясь их шелковистостью, и ему очень хотелось взять ее за подбородок и поцелуями осушить слезы.

Джоанна долго плакала на его груди под крики ночных птиц и писк мыши, попавшей в когти совы. Затявкал лис, призывая свою лисицу.

– Я. . я должна была... – сказала в конце концов Джоанна, отрываясь от него. – Нельзя быть такой слабой. Но я устала и испугалась. Я все-таки обручена. Это нехорошо, что я...– она замолчала, не желая никак называть свое поведение, чтобы не вложить в него более глубокий смысл.

– Что вы? Искали защиты у человека, которого выбрало ваше сердце? Вашего жениха не было с вами, когда вы нуждались в сильной руке и в мече, мадемуазель.

В темноте он не видел ее словно омытых дождем зеленых глаз, только слезы на ее щеках поблескивали на свету.

– Не было, потому что я попросила его не ехать, а он с уважением относится к моим желаниям.

– Странно. Никогда бы не подумал, что вам нужен послушный муж.

Он понял, что достиг цели, потому что она отшатнулась от него.

– Значит, я должна стать вашей по праву завоевателя? Вот как вы думаете, милорд! А я и не знала, что у вашего сегодняшнего рыцарства есть цена!

– Уберите свои когти, кошка вы этакая, сказал он, успев схватить ее за руку, до того как она поспешила уйти. – Вы мне ничего не должны... Впрочем, кроме...

Он впился губами в ее губы, и вскоре голодная жадность сменилась нежностью. В ее устах была немыслимая сладость, когда она перестала сопротивляться, отдавшись на его волю, и его язык получил в свое владение и ее губы, и язык, и зубки.

Ричард прервал поцелуй, хотя она еще прижималась к нему и жаждала его поцелуев, и отодвинул ее от себя, правда, для этого ему потребовалась вся его воля.

– Вот так... Поцелуй под только что народившейся луной, что может быть лучше. Цена вашего спасения.

Он не видел ее лица в темноте, но услышал, как она коротко рассмеялась.

– Ну, милорд, вы дешево продаете свои рыцарские услуги, ведь барон Кингслир должен приглядывать за своими землями и людьми, что, несомненно, гораздо важнее, чем спасти девицу во время ее легкомысленного путешествия.

Он понял, что ей хочется знать, насколько она нужна ему. Неужели она еще сомневается в его чувствах? Он загримировался под старика, чтобы она не разоблачила его раньше времени, и поехал за ней, хотя она ясно показала, что ему не на что рассчитывать, и все-таки ей чисто по-женски хотелось услышать его признания. «Ну нет, лисичка с изумрудными глазами, ничего не скажу, пока не удостоверюсь, что ты не собирательница сердец, как твоя сестра».

– Я был в Хемпшире, там у меня все в порядке, благодаря моему верному сенешалю. Поля засеяны, стада тучнеют на весенней травке, мои люди едят досыта после голодной зимы.

Ричард беззаботно махнул рукой. «Нет, я ничего не скажу тебе о том, как я бродил по моему замку и мечтал увидеть тебя его хозяйкой. Ты, моя жена, сидишь у огня, и наши дети играют у твоих ног. Ты прядешь... Я видел, когда лежал на кровати, тебя рядом, твои каштановые волосы, рассыпанные на подушке, и твои зеленые глаза совсем близко, когда я склоняюсь над тобой...»

– Поздно уже, – только и проговорил он, – а вы сами сказали, что устали. Должен признаться, я тоже устал и не меньше старого сэра Ниварда, будь он сегодня на моем месте.

Он понял, что она улыбается, радуясь, что не услышала от него ничего неприятного.

– Я буду скучать по старому рыцарю. Он мог рассказать много интересного. Но я рада, что его заменили вы.

13

На другое утро все были в прекрасном настроении, когда покидали лагерь, потому что никому не надо было идти пешком. Двух лошадей впрягли в красный экипаж лекаря, и в нем расположились, кроме еврея, обе монахини и брат Томас. Джон и Мэри Бейкеры и две торговки рыбой взяли остальных четырех лошадей. Ни одна из женщин прежде не ездила верхом, и было много шуток, когда Бесс, Розу и Мэри стали учить езде. Один только брат Уиллибранд не захотел ехать, боясь, что его благочестию будет нанесен урон, если он позволит себе удобства, да еще в компании с евреем. Однако других, пожелавших ехать вместе с еврейским лекарем, он не осуждал.

– Как ваша лодыжка? – окликнул Джоанну Вениамин бен Иосиф, высовываясь из экипажа.

Джоанна в растерянности посмотрела на ногу и с удивлением подумала, что ни разу о ней не вспомнила. Когда она проснулась, то была так занята размышлениями о Ричарде, что совсем забыла об осторожности. Сидя на Робине, она повертела ею так и этак. О прежней боли напоминали лишь неприятные ощущения.

– Все в порядке! Она не болит! О, благодарю вас, мистер бен Иосиф! – восторженно отозвалась Джоанна.

Бен Иосиф просиял.

– Это так просто, но я все равно рад, леди Джоанна. Вы вот на него посмотрите! – и он показал на маленького Уолтера, сидящего впереди матери на бывшей лошади лудильщика.

Кажется, его знания помогли и ребенку. Конечно, он был все таким же худеньким и бледненьким, но все равно выглядел гораздо лучше, даже губки у него порозовели, и смотрел он на всех весело, а не беспокойно, как раньше, и на щечках у него тоже появился румянец.

– Благодарение Богу, – еле слышно проговорил лекарь.

– Аминь, – отозвался брат Томас, который тоже высунулся из окошка экипажа, – и Божьей Матери, – добавил он, чтобы хвала еврея дошла до христианского Бога.

Джоанна не удивилась, когда Ричард подъехал к ней. Они молчали, но вместо слов говорили их взгляды, задавая вопросы, на которые они пока не могли ответить.

Около полудня паломники достигли Гертфорда. Здесь они простились с лудильщиком Осгудом, который пожелал им доброго пути и поблагодарил за приятное путешествие. Он свернул в узкую улочку, где был его дом, а паломники поехали в центр города. День был базарный, и они хотели подкупить еды на случай, если им придется ночевать в дороге. Седельные сумки заполнились хлебами и кругами сыра, а еврей купил еще пару кур, недовольно кудахтавших в клетке. Бен Иосиф предназначал их для своих спутников, потому что, как он объяснил, даже «чистое» мясо он не мог есть, если его не разделывал по еврейскому закону специальный мясник.

Днем они поели в таверне и запили вкусное мясо таким же вкусным элем.

– Вы очень добры к старому еврею, – сказала Джоанна, обращаясь к Ричарду, когда они вновь тронулись в путь.

Бен Иосиф отказался зайти в таверну, сославшись на свои раны, хотя на самом деле, как поняла Джоанна, он боялся местных жителей. Когда Джоанна вышла на улицу, то увидела, что Ричард подал еврею воды и подождал, не попросит ли он чего-нибудь еще.

Ричард насмешливо взглянул на нее и поднял бровь.

– Пустяки. Я... я благодарю вас за то, что вы поддержали меня вчера, когда остальные не захотели ехать с ним вместе. Думаю, вы убедили тех, кого не убедил я.

– Я сказала только то, что считала правильным, – возразила она, погружаясь взглядом в темные озера его глаз. От того, что она увидела в них, у нее захватило дух... обожание и еще что-то более простое, отчего у нее быстрее забилось сердце и ей пришлось отвернуться, словно ее ослепило солнце.

– Все же для вас было непросто поддержать меня. Мы, так называемые христиане, с самых первых наших молитв учимся ненавидеть народ, давший нам нашего Господа Иисуса.

– Так почему же вы защищали его? спросила она, решившись еще раз взглянуть на его ястребиный профиль. – Вы же крестоносец и поклялись сражаться со всеми неверными.

– Может быть, виновато то, что я там видел. Крестоносцы поначалу хотели сделать святые места доступными для христианских паломников, а закончилось это резней и грабежами.

Он смотрел на дорогу впереди себя, но Джоанна поняла, что мысленно он в песках под жарким солнцем Востока.

– Мне говорили, что вы были там ранены, когда служили Господу и королю Эдуарду.

– Правда, только не тогда, когда короля чуть не убил шпион султана Бейбарса, а потом он чуть не умер от отравленного кинжала. Нет, мои шрамы я получил, когда мы брали Вифлеем.

В голосе Ричарда послышалась гордость, когда он заговорил о городе, в котором родился Иисус.

Джоанна представила себе загорелую грудь воина, испещренную шрамами. А что, если снять с него рубашку и коснуться его шрамов... Джоанна затрепетала от вспыхнувшего в ней желания.

– Вам холодно, мадемуазель? Может, подать вам...

– Нет, пустяки, – Джоанне показалось, что его взгляд пронизывает ее насквозь. – По вашему загару я поняла, что вы уехали с Востока гораздо позже короля Эдуарда. Уж не прелестная ли сарацинка задержала вас там на несколько месяцев? – спросила Джоанна, словно обвиняя его в измене.

– А вам будет неприятно, если я скажу «да»? Если я позволил темноглазой красавице отвратить мой взор от Англии, короля и моих собственных владений?

– Нет, конечно, – покраснела Джоанна. Просто я любопытна... Что еще делать, когда едешь, если не разговаривать?

– Конечно. Глупо было с моей стороны, мадемуазель. Я забыл, что вы обручены, – улыбнулся он.

Черт бы его побрал! Когда же это он научился так читать ее мысли? Похоже, он догадывается даже о самых непристойных ее фантазиях. Джоанна поджала губы и крепче ухватилась за поводья.

– Не обижайтесь, леди Джоанна. Просто я не очень люблю говорить о том времени, когда король уехал в Англию. Мне пришлось остаться заложником.

Джоанна от удивления открыла рот и тут же закрыла его..

– Вы... Вы были пленником?

– Ну, не совсем так, – горько усмехнулся Ричард. – Жил я в Каире, во дворце султана, и там чего только не было... И вино, и фрукты, и – о, да! – самые прелестные гурии в прозрачных шальварах, – не утерпел он.

Джоанна промолчала.

– А еще там были воины, – продолжал он, – которые стерегли меня днем и ночью. Мне было сказано, что, если я попытаюсь бежать, меня убьют. Султан держал меня при себе до тех пор, пока не получил известие, что король Эдуард достиг берегов Англии. Он боялся, что король поплывет в Сицилию, в крайнем случае в Гасконию, наберет еще крестоносцев и вернется убивать мусульман. Если бы Эдуард решился на это, я закончил бы жизнь в страшных мучениях.

Он замолчал, и Джоанна представила его себе во дворце, похожего на посаженного в клетку леопарда. Да, такой человек, как Ричард, вряд ли хорошо себя чувствовал при дворе султана.

– Через несколько недель я немножко выучился их языку и тоже поверил, что Эдуард вернется. Каждый день я ждал смерти. Потом султан подослал ко мне муллу, чтобы он убедил меня принять ислам, мол, тогда мне будет сохранена жизнь и меня даже, может быть, сделают эмиром. Знаете... – Ричард посмотрел прямо в глаза Джоанне. – Ведь я почти согласился. Этот мулла, его звали Азиф, произвел на меня такое впечатление своими знаниями и рассудительностью, что я чуть было не изменил моей вере.

Ричард не удивился бы, если бы она сейчас в ужасе отвернулась от него, но Джоанна не ощутила в себе ненависти к нему за это «почти». Кто знает, что сделала бы она, случись ей оказаться на его месте?

– Что дальше? – спросила Джоанна.

Опять они ехали позади всех, и никто не слышал, о чем они говорили, но, даже занятый беседой, Ричард постоянно оглядывал деревья, кусты и дорогу со всех сторон, чтобы не быть застигнутым врасплох.

– Как-то вечером я сказал Азифу, что готов перейти в мусульманство. Мы были одни, и я очень удивился, когда он посоветовал мне забыть о моих словах, потому что до него дошли слухи о прибытии Эдуарда в Англию. Достаточно того, заверил он меня, что я научился ценить достижения исламской культуры. Он ведь мог ничего не говорить мне, мадемуазель. Я знал только то, что султан желал, чтобы я знал. Но он... для нас, христиан, неверный... он сказал мне правду и удержал меня от ужасного шага, – голос Ричарда дрогнул. – Меня освободили через неделю. Султану было угодно сообщить мне о возвращении Эдуарда в Англию, а еще через три месяца я сам был здесь. Меня взяли заложником, потому что мусульмане не доверяли слову Эдуарда. Разве не вернулся святой Людовик, чтобы умереть в Египте? Азиф сказал правду, – повторил он, словно до сих пор не мог в это поверить. – На меня произвело большое впечатление учение Корана – это святая книга мусульман о том, что евреи также, как и христиане, люди Книги, то есть Библии, поэтому их надо почитать, тем более что их Книга – предшественница Корана. Джоанна, если бы мы не грабили их земли, мы могли бы свободно посещать наши святые места.

– И вы не верите, что евреи – враги, которых нужно преследовать?

– Я потерял целый год жизни и чуть не потерял душу из-за религиозного фанатизма, – пожал плечами Ричард. – Разве я могу стоять в стороне, когда кому-то грозит смерть? Вениамин бен Иосиф умер бы в лесу. Его сожрали бы волки или убили разбойники. Я не мог этого допустить, мадемуазель.

Ричард говорил искренне, он не издевался над ней и не поучал ее. Неужели он так переменился за несколько лет? Невозможно поверить, что этот человек хладнокровно совратил жену барона Уиллоуби. Может быть, египетская неволя превратила бесчувственного юношу в прямодушного мужчину? Или она, да и все остальные, судили его слишком строго, не удосужившись даже выслушать его пять дет назад, когда он был в наказание послан на Восток?

Наверняка он многому научился, пока был заложником. Даже то, что он защитил еврея, когда остальные даже слышать не хотели о бен Иосифе, говорит о том, что он мыслит шире, нежели это принято в их мире. Джоанне захотелось узнать побольше о том, что он думает, и она порадовалась долгой дороге.


В то самое время, когда паломники покидали Гертфорд, в деревушке неподалеку произошла важная встреча.

– Как это вы умудрились явиться без леди Джоанны? Не справились с двумя монахами? – визгливо вопрошал чей-то голос в темной таверне.

Хаймо, новый вожак разбойников, внимательно рассматривал свои руки, не в силах выдержать холодный синий взгляд сэра Годфри Лингфилда.

– Да мы тоже думали, ваше сиятельство, что остальные паломники не в счет. Старый рыцарь уже вроде как в могилу смотрел, – оправдывался разбойник, жалея, что у него нет кинжала за поясом, который он потерял, когда бежал сломя голову по лесу.

– Говори.

– Ну, мы сели в засаду, как вы говорили, и Нед наставил на них арбалет, а эта дохлятина вдруг... ну просто Святой Георгий против дракона, как вытащит меч и закричит на нас! Он прямо помчался на Неда и отсек ему ноги. И даже больше не посмотрел на него! Ну вот, паломники-то воспряли духом, и мы оглянуться не успели, как уж нам самим пришлось спасать свои шкуры. По-вашему все выходило, легче не придумаешь... а семеро наших уже мертвые, да и платите вы не ахти! – под конец в тоне грабителя появились обиженные ноты.

– И не заплачу ни фартинга, пока не сделаете дело, – проговорил Годфри с убийственной холодностью. – Не желаете ли объяснить, каким образом «дохлятина», по вашему выражению, сплотила паломников и сделала их бесстрашными?

– Ну, как бы это, милорд... на самом деле он совсем не старый. Потом уже Джек ходил проверить, нашли ли паломники наш лагерь, и он оказался молодым. Загорелый такой, как будто только что из крестового похода, и глаза, как у дьявола!

Годфри пришел в ярость. Значит, Ричард Кингслир не перестал охотиться за женщиной, которая ему не принадлежит! Однако виду он не показал. «Надо было все получше разузнать, прежде чем отпускать Джоанну одну!»Он-то поверил, что его невеста ничего не сказала барону, да Кингслир, видно, и не нуждался в ее приглашении. Интересно, как она приняла его.

Годфри кашлянул пару раз и постарался забыть о Ричарде Кингслире, путешествующем сейчас на другом конце Англии наедине с его женщиной.

– Теперь вас меньше, а кошелек все тот же. Приведи остальных, и я скажу, что надо делать. Нет, передай им, что я заплачу вдвое больше, но когда Джоанна Хокингем станет моей. Один раз вы не справились, так что теперь я сам буду с вами, надо только дождаться удобного момента.

– А тогда... Тогда зачем мы вам? – подозрительно спросил Хаймо.

– Ну, для сопровождения... например. Когда я поеду с моей невестой из Уолсингема и она будет глядеть на меня влюбленными глазами. Из твоих слов я понял, что рыцарь – лорд Ричард Кингслир, и твои люди должны убить его, если он посмеет мне помешать. Заодно вы отомстите за погибших товарищей, разве не так?

Сэр Годфри рассмеялся. Разбойник деланно вторил ему. Рыцарь-то не промах. Обещает заплатить за похищение и убийство, а сам похож на ангела в церкви.

Хаймо не жалел убитого вожака и радовался, что убили не его а Неда. Но он отомстит за него, будьте покойны, если ему за это неплохо заплатят, да и работа будет нетяжелая. Интересно, почему этот рыцарь на все готов, лишь бы заполучить Джоанну Хокингем? Сам он лишь мельком видел ее испуганное лицо, когда началась потасовка, а потом уж ему было не до нее... Даже самая красивая девица из благородных не стоит того, чтобы расставаться ради нее с жизнью. Погаси свечу, и все они одинаковые... А то и мальчишка сойдет, если невтерпеж.


Постепенно брат Уиллибранд до такой степени смирился с присутствием еврея, что даже согласился сесть в экипаж. Поздно вечером паломники приехали в Бантингфорд. Ни одного гостеприимного монастыря поблизости не было, зато был постоялый двор, где за пенни все могли получить место в единственной комнате и ужин.

Паломники один за другим входили в дверь, постанывая из-за натертых ляжек, только бен Иосиф остался в экипаже и попросил Джоанну принести ему что-нибудь поесть. Он сказал ей, что предпочитает провести ночь на свежем воздухе.

– Нет, вы должны пойти с нами, – разволновалась Джоанна. – Сэр Ричард не позволит, чтобы... У вас есть право...

– Нет, миледи. Никто там мне не обрадуется, а хозяин и вовсе испугается. Кто пойдет к нему ночевать, если узнает, что он дал приют «убийце Христа»? Я привык к этому. Экипажу меня удобный... вроде дома, когда я не дома, – и бен Иосиф показал Джоанне, как он хорошо устроится, имея в запасе даже чистые простыни.

Жаркое с прохладным легким пивом возвратило ей силы, и Джоанне совсем не хотелось спать. Ее словно кто-то толкал в спину.

– Мадемуазель, не согласитесь погулять со мной по городу? После сытного ужина неплохо пройтись. И заснуть будет потом легче, – уговаривал ее Ричард.

– Я... я...

Джоанна не знала, что сказать. Ей и хотелось пойти, и она боялась. Если поблизости никого не будет, не поступит ли он с нею, как вчера, когда сначала сломил ее сопротивление, а потом взял и бросил?.. Даже думать не надо, чтобы пойти с ним туда, где он сможет опять беспрепятственно колдовать с ее чувствами.

– Мадемуазель, я всего-навсего приглашаю вас совершить прогулку по крошечной деревушке. Вряд ли нам здесь что-нибудь грозит, даже если бы мы сами были не против, – подшутил он над нерешительностью Джоанны.

– Ах, как хорошо сейчас пойти погулять! Я бы с удовольствием! – захлопала в ладоши леди Кларисса. – Дорогая Джоанна, я пойду с вами и вам нечего бояться. Мистер Блэкхерст, не составите ли нам компанию?

Однако виноторговец заснул прямо за столом.

Джоанна в смятении нашла взгляд Ричарда, который ничем не выдал своего неудовольствия, но ее собственное возмущение леди Клариссой ясно сказало ей, что, как бы ни притворялась она испуганной, больше всего на свете ей хотелось остаться с бароном наедине. Она с нетерпением ждала, что он ей еще скажет и как поведет дальше свою кампанию обольщения. А теперь слушай трескотню графини и лови тайный взгляд или скрытый смысл в его словах!

Джоанна беспомощно пожала плечами.

– Прекрасно. Леди Кларисса, мы рады, что вы согласились пойти с нами.

Ричард оказался прав. Бантингфорд был крошечной деревушкой с одной улицей и одной площадью, на которой стояла церковь из серого камня. Еще несколько более или менее пристойных домов было на боковых улочках, и, когда паломники проходили мимо, люди кивали им из-за ограды или кричали что-нибудь приветливое, потому что к паломникам везде относились с почтением.

Графиня Кларисса не умолкала ни на мгновение, словно восполняя своей болтовней молчание обоих своих спутников, когда она рассказывала уже известную историю о несчастном замужестве. Ричард вставлял, по мере надобности, отдельные слова, но за его учтивыми замечаниями Джоанна не могла не расслышать с трудом скрываемую ярость.

Меньше чем за полчаса они осмотрели весь Бантингфорд.

– Милорд, благодарю вас. Прогулка оказалась весьма приятной. Сегодня прелестный вечер, – леди Кларисса была довольна. – Кажется, я совсем засыпаю.

Ричард Кингслир, усмехаясь, посмотрел на Джоанну и заявил, что ему надо пойти на конюшню посмотреть лошадей.

Остальные паломники уже спали, и в комнате стоял непрерывный храп.

– Пойдемте, дорогая. Ложитесь рядом со мной у огня, – позвала Джоанну леди Кларисса, похлопывая себя по разрумянившимся щекам. – Он настоящий рыцарь, chere Джоанна! Ну просто как в песне трубадура! А слушает как! – и леди Кларисса перешла на свистящий шепот. – Я уверена, вы понимаете, дорогая Джоанна, что мне было просто необходимо пойти с вами сегодня. Ведь вы обручены, и вам неприлично оставаться с ним наедине. Поверьте мне, барон Кингслир любит вас. Пойдут сплетни, а ведь мы не хотим, чтобы ваш будущий муж... – леди Кларисса вопросительно наморщила лоб и наконец-то замолчала.

– Да нет, вы ошибаетесь насчет лорда Кингслира, леди Кларисса. Просто он ведет себя по-рыцарски, – возразила Джоанна, раздраженная вкрадчивым тоном графини.

– Нет, не ошибаюсь, дорогая Джоанна, погрозила ей пальчиком всевидящая дама. Вы еще молоды и не знаете мужчин. Надо вам быть поосторожнее. Обстоятельства заставили его снять маску, но он не объяснил нам, зачем отправился в паломничество. Вы знали его раньше, дорогая? При дворе? Он просил вашей руки? Или только любви? – намекала она. – Ну же, Джоанна, я вижу, здесь что-то не то, – игриво подмигнула она. – Мне вы все можете сказать.

Леди Кларисса наверняка считала Джоанну виновной по крайней мере в поощрении ухаживаний красивого барона, хотя она была обручена с другим. Жалея графиню, пойманную в брачный капкан и все еще мечтающую о любви и нежности, Джоанна тем не менее возмутилась бесцеремонным вмешательством одинокой женщины в ее чувства, когда она еще сама в них не разобралась. Однако делать из графини врага было не в ее интересах. Еще не хватало, чтобы леди Кларисса рассказывала о ней небылицы другим паломникам, ведь путь-то еще долгий.

Джоанна тяжело вздохнула и нахмурила брови.

– Боюсь, что и рассказывать-то нечего, проговорила она. – Это правда, я видела лорда Кингслира при дворе перед самым паломничеством, но не просила его сопровождать меня ни открыто, ни тайком, поэтому не меньше вас была удивлена, когда узнала его.

Джоанна подумала, что это более или менее похоже на правду. Не совсем же она дура, чтобы все выкладывать любопытной графине! И неожиданно пожалела, что с ней нет Габриэлы. Та бы уж знала, как отвадить леди Клариссу, не поверившую Джоанне.

– Ну что ж, пусть так оно и будет, как вы говорите. Я же только ради вас стараюсь. Спокойной ночи, милая Джоанна, – произнесла она ласково.

Вскоре графиня захрапела, а Джоанна еще долго не могла заснуть, несмотря на усталость. Она ждала, когда вернется из конюшни Ричард, чтобы – надо ли это? – обсудить с ним слова леди Клариссы, но его все не было. В конце концов она тоже заснула и не слышала, как Ричард вошел в переполненную комнату и долго смотрел на ее лицо, пока не погас огонь.

14

На другой день паломники свернули с Горностаевой дороги, по которой шли от самого Лондона, на северо-восток – на Икнилдскую дорогу. Ее построили еще римляне, и она должна была довести их почти до самого Уолсингема. Бескрайние поля расстилались по обе стороны и были покрыты нежными всходами.

Теперь они встречали множество путешественников. Большинство были бедно одетые юнцы с испачканными чернилами пальцами, спешившие в недавно открытый колледж Святого Петра в Кембридже. Оксфордский университет был основан веком раньше, но, если судить по множеству молодых людей, Кембридж уже стал сильным научным центром, с которым приходилось считаться.

Паломники провели ночь в Кембридже. Мужчины отправились в Барнуэлльское аббатство, а женщины в монастырь Святой Радегонды, принадлежавший сестрам-бенедиктинкам.

Джоанна вздохнула – с облегчением? – когда ворота монастыря закрылись за нею. До утра никакого Ричарда Кингслира. То, что он все время был рядом, и радовало и мучило Джоанну, потому что, несмотря на его вину перед сестрой и ее собственную помолвку, Джоанна в конце концов призналась себе, что любит «Дьявола Акры». Она влюбилась в него сразу, как только он взглянул на нее в большой зале своими темными глазами. Она знала это и раньше, только не желала признаваться себе, пока Ричард на ее глазах не защитил старого еврея и не рассказал ей о своей жизни во дворце султана.

Этот человек не был весь на поверхности, как она думала раньше. Он не такой, каким его видит король Эдуард, – не только воин и герой крестового похода. Этот человек научился думать самостоятельно и гораздо шире, чем позволяет религиозная догма или прославленный дураками здравый смысл. И, хотя он домогался ее так, что это не делало ей чести, все же, когда она узнала, что на Востоке его задержала не мусульманская прелестница, как она думала раньше, внутри нее словно рухнула стена.

Сколько она ни старалась, она не могла вспомнить красивое белое лицо своего будущего мужа или его мелодичный голос. Перед ее мысленным взором неизменно вставал Ричард, и в ушах звучал низкий с хрипотцой голос, когда она старалась сосредоточиться на пении монашек. Сестра Мария-Анжелика и сестра Егелина присоединились к бенедиктинкам во время вечерней службы, и теперь их было не отличить от остальных, также, как они, одетых во все черно-белое.

– Эй, слышишь, как тебе нравится это петь, молиться и рисовать картинки на бумаге? – услыхала Джоанна шепот Бесс. – Не больно много забот!

– Хотела бы я никогда не торговать и не готовить для Альфа и его отродья, а как подумаю, что он больше не ляжет на меня... Ну уж нет. Какой ни на есть, а постель он мне греет, – ответила ей Роза с привычной откровенностью.

Марджери Эпплфилд зашикала на нее, а Мэри Бейкер покраснела и улыбнулась. Она, несомненно, скучала по своему мужу, разлучившись с ним в первый раз за все время. На постоялом дворе Джоанна несколько раз просыпалась ночью и слышала вздохи со стонами из дальнего угла, где молодожены не теряли даром времени.

Джоанна с завистью подумала, что нет ничего лучше, как быть замужней дамой и сгорать от страсти к своему супругу. А вместо этого угораздило ее влюбиться в кареглазого дьявола, который даже не скрывает, что желает обладать ею. Она, сама не зная как, чувствовала, что он будет великолепным любовником, постарается не очень ее мучить в первый раз и обязательно позаботится, чтобы ей было хорошо, прежде чем сам насладится ее телом. А что потом? Ничего, кроме бесчестия. Ричард пойдет своей дорогой, все также победно улыбаясь и не делая разницы между нею и ее сестрой, ибо обе они по закону принадлежат другим.

Оставит он ее у себя в качестве наложницы или прогонит к сэру Годфри, зная, что, когда она будет выходить замуж, распущенные волосы солгут о ее девственности, и окровавленные простыни не вынесут на всеобщее осмотрение на другое утро.

Так или иначе, ничего хорошего Джоанну не ждет. Надо бороться с колдовским обаянием Ричарда и чарующей властью его глаз. В конце концов, у нее есть цель, которой она никогда не достигнет, если поддастся ему. После Уолсингема она покинет паломников и, когда узнает правду об Алисии, в ее жизни никого не будет, кроме Годфри. Лучше ей честно исполнить свой женский долг в его доме, чем играть в опасные любовные игры с Ричардом.


– Ну, миледи, вы хорошо спали? Простите мне мою откровенность, но сегодня вы похожи на едва распустившуюся розу.

Эти слова предназначались не Джоанне, а графине Саттон, и произнес их Эдвин Блэкхерст.

Леди Кларисса просияла.

– Ах, благодарю вас, мистер Блэкхерст, – ответила она, краснея, как молоденькая девушка. – Ну какой вы торговец! Говорите комплименты, как придворный любезник.

Виноторговец галантно возразил ей и поехал рядом.

Джоанна не удержалась и подняла глаза на сэра Ричарда, потому что только они двое могли слышать, как лондонец заигрывает с графиней.

– Старый повеса! – хмыкнул Ричард. 3нает, что нужно даме! Клянусь, он не очень скучает во вдовцах!

– Милорд! Виноторговец просто учтив, вот и все! – возразила она, смущенная его подмигиванием, хотя сама едва не расхохоталась.

– Будь по-вашему, мадемуазель, однако я не уверен, что старик откажется побывать в ее постели, если она его позовет. Держу пари, она его позовет к концу путешествия. И тогда помоги им Бог, потому что плевать ей будет на ребенка и на своего чудовище-мужа!

– Однако ваше пребывание среди монахов не настроило ваши мысли на более высокий лад, сэр Ричард. Пожалуйста, постарайтесь не забывать, что некоторые тут все-таки из благочестивых побуждений, хотя к вам это не относится! – оборвала она его, обидевшись, что не успели они покинуть город на Кеме, как он немедленно принялся за свое.

– Чепуха, леди Джоанна. Хоть вы и одурачили целый двор, но меня своими «благочестивыми побуждениями» не одурачите, – раскаты грома в его голосе переворачивали в ней все внутренности. – Вы что, завидовали монахиням, их безупречной скучной жизни и хотели спрятаться за стенами Святой Радегонды, или все-таки скучали по мне прошедшей ночью?

От ярости кровь забурлила у нее в жилах, и глаза заполыхали изумрудным пламенем. Опять Ричард угадал, что мучило ее и не давало спать.

– Самодовольный негодяй! Нет, у меня нет стремления к монашеской жизни, зато я с нетерпением жду, когда стану под венец!

Может быть, если бы ей удалось причинить ему боль, уверив его, что она скучает по Годфри, он бы перестал мучить ее райскими видениями.

Бросив на него презрительный взгляд через плечо, Джоанна пришпорила Робина. Не останется она с ним и не будет пререкаться, хотя только об этом и мечтала все утро. Своим ласковым взглядом он словно говорил ей, что, если ей хочется молчать, пусть молчит, все равно ему все о ней известно.

Еще до того, как они начали словесную дуэль, Джоанна чувствовала раздражение оттого, что плохо спала ночь из-за колоколов и бесконечных хождений монахинь. Просыпаясь и вспоминая свои сны, она каждый раз видела себя в объятиях «Дьявола Акры», который ехал сейчас далеко позади.

– Bы плохо выглядите, миледи, – пожалел ее бен Иосиф, когда они остановились отдохнуть и перекусить. – И совсем не похожи на ту львицу, которую я видел в первый день в Эппингском лесу.

– Я плохо спала, лекарь, – вздохнула Джоанна. – Эти колокола...

– О да. Те, что в аббатстве, рано меня разбудили, хотя я, как всегда, спал в экипаже. У христиан так много колоколов. Спасибо Всеединому, что он позволяет своему народу спать ночью, – пошутил бен Иосиф, зная, что леди Джоанна не обидится на него.

Старый еврей следил глазами за красивой юной аристократкой, когда она, взяв холодного цыпленка, хлеб и сыр, шла к нему, чтобы сесть рядом. Он будет скучать по сэру Ричарду и этой горячей даме с каштановыми волосами, которая напоминает ему его дочь Мириам, хотя у Мириам черные волосы, черные глаза и смуглая кожа, а у Джоанны нежный румянец английской розы.

К ночи они будут в Ньюмаркете, и дальше паломники поедут без него. Хорошо снова оказаться дома, смотреть, как милая жена зажигает субботние свечи, и знать, что находишься в безопасности, по крайней мере насколько это возможно на земле язычников.

Кто знает, что было бы с ним сейчас, если бы не сэр Ричард и леди Джоанна. Раны у него зажили, синяки, кажется, начинают сходить, даже сломанные ребра болят, только когда он кашляет или смеется, однако вместо смерти от голода, если бы он связанный остался в шалаше, его могла бы ждать еще более ужасная смерть, пусть не от рук язычников, но из-за их безразличия.

Эти же два человека, мужчина и женщина, оказались необычно добрыми и разумными, хотя они еще и не поняли, что любят друг друга. Вениамин бен Иосиф покачал головой, продолжая жевать сыр, который она принесла ему. Он видел, как Джоанна старается не обращать внимания на сэра Ричарда, который сидел неподалеку. Спина у нее неестественно напряжена, а мысли где-то витают. Он очень хотел домой, но многое бы отдал, чтобы искры, пробегавшие между мужчиной и женщиной, познавшими магнетическое притяжение, соединили их навеки.

Сэр Ричард уже сдался на их волю, решил про себя бен Иосиф, перехватывая его голодный взгляд, устремленный на Джоанну. Старый еврей давно пользовал людей и привык распознавать неизлечимые недуги, поэтому он сразу понял, что страсть рыцаря не из тех, которые быстро гаснут, стоит лишь насытить плоть. Он не был уверен, что сам Ричард Кингслир это понимает. Леди Джоанна, однако, все еще сопротивляется своему влечению, боясь последствий.

Бен Иосиф слышал от сестры Егелины, ехавшей с ним в экипаже, что юная дева обручена, а так как в ее порядочности сомневаться не приходилось, то ей, по-видимому, страшно нарушать свое слово, и мысленно еврей хвалил ее за это. Его народ тоже не любит, когда нарушают слово, но если понятно, что молодые люди будут несчастливы друг без друга... Все же он был слишком стар, чтобы не знать, как мало людей – и христиан, и не христиан – находят свое счастье. Господь Израиля, сделай так, чтобы эти двое обрели друг друга!

– Леди Джоанна, вы поссорились с сэром Ричардом? – неожиданно спросил бен Иосиф, прерывая Джоанну, рассказывавшую о своей жизни с королевской семьей в Виндзоре.

– Лорд Кингслир и я? Нет. А почему вы подумали? – с коротким смешком спросила Джоанна, тревожно, заглядывая во все понимающие глаза на морщинистом лице.

– Вы были неразлучны, а теперь делаете вид, что не замечаете его, – кивнул он в сторону барона.

– Сэр Ричард – мой друг и милостью Божьей паломник, как я, но он значит для меня не больше, чем, скажем, Адам Фифилд, – небрежно заявила Джоанна, вдруг вспомнив о юноше, который сидел рядом с монахами.

– Неужели, леди Джоанна? А мне показалось, что вы по-настоящему любите друг друга. Красивый лорд... Очаровательная леди... Да вы созданы друг для друга! – воскликнул бен Иосиф, лукаво блеснув глазами и наслаждаясь ярким румянцем, вспыхнувшим на щеках Джоанны.

– Я обручена, – твердо произнесла Джоанна. – Я дала слово другому.

Ха! Лекарь с радостью подумал, что Джоанна ничего не стала отрицать. «Если мне удастся убедить тебя признаться хотя бы самой себе, что ты любишь его, битва будет наполовину выиграна».

– Простите старого еврея, но есть слово закона и слово сердца, и это не всегда одно и то же. В удачных браках они совпадают, а иногда мужчина и женщина должны побороться, чтобы они сложились в одно. Для этого надо много мужества, леди Джоанна, потому что ничто не дается нам легко. Но вы, как я успел заметить, храбрая девица.

Он прикинулся, что не замечает страдания на ее лице, когда она обдумывала учтивый ответ. Он сделал свое дело. Замочил семена. Теперь пусть поработают леди Джоанна и лорд Кингслир, если хотят, чтобы их любовь взросла и дала урожай.


Паломники вышли на равнину, где обработанные клочки песчаной земли соседствовали с вересковыми зарослями и озерами, не имевшими четких берегов, ибо они зависели от дождей и снега. В далекие времена здесь шумели дубовые леса, а теперь в вереске прятались кролики. Икнилдская дорога увела их на восток от предательских болот, однако даже издалека можно было видеть, как поднимаются зеленые холмы их торфяников, и слышать крики выпи и других болотных птиц.

В одном месте они пересекли глубокую впадину, словно расщепившую дорогу и прилегающие к ней земли, насколько хватало глаз.

– Дьявольский овраг. Это так называется, – сказал брат Уиллибранд, и паломники принялись в ужасе креститься, хотя монах сообщил, что овраг – дело рук язычников, вырывших его для защиты.

Въехав в Ньюмаркет, бен Иосиф направил лошадей в сторону еврейской улицы, где жили все евреи города и не только потому, что сами этого хотели, а еще и из-за христиан, не желавших, чтобы они селились по соседству.


– После всего, что вы сделали, для меня, величайшее удовольствие предложить вам ужин и кров на ночь, – пригласил он паломников, пока они мялись в нерешительности в самом начале улицы, которая была отмечена шестиконечной звездой на ближайшем доме и надписью на незнакомом языке.

Паломники зароптали, со страхом глядя на символ чужой веры. Они уже поняли, что еврейский лекарь – хороший человек. Разве он не лечил их от всяких болячек во время пути? Разве маленький Уолтер не окреп от капель, хотя видно было, что чудо все равно требуется? И все-таки полностью отдать себя во власть людей, которые, как говорят, творят колдовство на крови христианских мальчиков, для них было непросто.

– Мы не хотим быть вам в тягость, – наконец не выдержал брат Томас. – Лучше нам переночевать у монахов-августинцев. Тут недалеко.

Паломники закивали и завздыхали с облегчением, услыхав учтивую отговорку монаха.

Старый еврей огорчился, хотя ничего другого не ждал, и беспомощно пожал плечами.

– Что же, прощайте и спасибо вам за вашу доброту, а я помолюсь, чтобы Господь оберег вас от опасности.

Неожиданно Джоанна услышала голос Ричарда Кингслира.

– Подожди, мудрый лекарь. Для меня большая честь воспользоваться твоим гостеприимством. Завтра на рассвете я буду ждать у монастыря.

– Я тоже, мистер бен Иосиф, – с удивлением услышала Джоанна свой голос, – если вы думаете, что мы не помешаем.

– Помешаете? – Вениамин бен Иосиф расплылся в блаженной улыбке, от которой на его лице появилось еще больше морщин. – Вся моя семья почтет за честь, а я с удовольствием покажу моей жене Деборе, сыну Аарону и дочери Мириам храбрых англичан, спасших мне жизнь.

Паломники молча смотрели, как удаляются вслед за евреем юный лорд и юная леди, молились за их безопасность и ругали их за глупость, ибо они сами не ведали, что творили, когда решили рискнуть своей жизнью и спасением своих душ, отдавшись в руки людей, молящихся дьяволу и колдующих на человеческой крови.

Дом Вениамина бен Иосифа стоял посередине извилистой узкой улочки и был победнее соседских, но такой же просторный и уютный внутри. Когда красный экипаж въехал во дворик, из двухэтажного здания выскочила тоненькая черноволосая девушка, а за ней такой же черноволосый юноша.

– Папа, папа! – не могла дождаться дочь, когда бен Иосиф, покряхтывая от боли, выйдет из экипажа. – Папа, тебя ранили! – еще громче закричала она, увидев позеленевшие синяки и поджившие царапины у него на лице.

– Мириам, сердечко мое, со мной все в порядке, а вот ты совсем забыла о приличиях. Со мной гости. Аарон...

Мальчик, увидав знатных англичан, в растерянности попятился.

– Язычники, папа? – испуганно пролепетал он, и Джоанна внезапно поняла, что значит быть отверженным меньшинством, поэтому она, не дожидаясь, ласково улыбнулась ему, хотя он все так же моргал глазами и шептал, что надо позвать мать.

Вскоре на пороге появилась невысокая женщина со счастливой улыбкой на лице, слегка поблекшей, когда она увидела следы избиения на лице мужа. Однако лекарь и ее уверил, что все обойдется, и улыбка опять засверкала, как прежде. Одета она была в переливчатое парчовое платье, а седеющие волосы покрывала вуаль.

– Дебора, ангел мой, как хорошо снова быть дома! Позволь представить тебе лорда Ричарда Кингслира и леди Джоанну Хокингем. Они спасли мне жизнь. Вместе с другими паломниками им завтра предстоит продолжить путь на север. Дебора, ты должна сказать им спасибо.

Жена лекаря не заставила себя ждать.

– Приветствую вас, милорд и миледи, сияла она улыбкой. – Сердечно благодарю вас и буду вечно за вас молиться.

– Жена, они сегодня ночуют у нас, – сказал бен Иосиф. – За то, что они сделали для меня, это самое малое, чем я могу отплатить им.

– Конечно, конечно, проходите в дом. Аарон, пригляди за лошадьми. Мириам, приготовь комнату для гостей.

– Ахем, – вмешался Вениамин, – да они не муж и жена, Дебора, только едут вместе. Милорд займет комнату Аарона, а Аарон может поспать в зале, если вас это устроит, милорд.

Ричард согласно кивнул, игриво взглядывая на Джоанну, которая вся зарделась от слов Деборы.

Внутри в доме бен Иосифа было уютно и гораздо чище, чем в обыкновенном доме, потому что на полах везде лежали настоящие ковры, а не плетенки из камыша, и собаки не разбрасывали всюду кости. Стены были свежепобелены, а в окнах красиво блестело в лучах заходящего солнца цветное стекло.

Дебора поставила на стол аппетитно приготовленного цыпленка с фруктами и овощами, совершенно не знакомыми Джоанне и тем не менее очень вкусными. После ужина Мириам убрала со стола, то и дело бросая любопытные взгляды на господ, приведенных отцом в дом.

Джоанна решила, что девочка красива, хотя и необычной для англичанок красотой. Дебора тоже еще была привлекательна, несмотря на годы, и с первого взгляда было ясно, что она обожает своего просвещенного супруга. Перехватив множество любовных взглядов, которыми старый лекарь одарил жену, пока она накрывала на стол, Джоанна поняла, что он тоже любит ее.

После ужина, пока Ричард ходил проверить, все ли в порядке с лошадьми, Дебора усадила Джоанну возле камина, и вскоре она уже рассказала ей не только о сражении с разбойниками, но и вообще о паломничестве.

– Вы очень храбрая девушка, – заметила Дебора. – Вот мне бы очень хотелось повидать Иерусалим, помолиться у Храмовой стены, но я боюсь ехать без Вениамина. Ах, забыла, с вами же сэр Ричард, – воскликнула она, не замечая изменившегося выражения на лице Джоанны. – Вы очень красивая пара. Он ваш жених, леди Джоанна?

Джоанна чуть не подавилась вином, которое потихоньку потягивала из оловянной чаши.

– Нет, – ответила она. – Он мне не жених.

Ей не хотелось говорить об этом. Бен Иосиф наверняка расскажет жене все, что знает, после их отъезда.

Взгляд еврейки не упустил ничего, и Джоанна опять вспомнила о Габриэле, однако Дебора была слишком хорошо воспитана, чтобы приставать с вопросами.

– Красивое платье, – перевела разговор на более безопасную тему Джоанна. Переливчатая ткань выгодно оттеняла смуглую красоту еврейки и черные сияющие глаза.

Дебора поблагодарила ее улыбкой, сказав, что брат привез ей ткань из Византии.

Обе женщины обернулись, когда в комнату вошли Ричард и бен Иосиф.

– Ваш конь немножко порезал себе ногу, но не бойтесь. Господин бен Иосиф был так великодушен, что положил какую-то мазь от нагноения, и говорит, завтра все будет в порядке, – произнес Ричард.

– Господин бен Иосиф, опять я у вас в долгу, – проговорила Джоанна и поглядела на Ричарда. – Но он не хромал, милорд.

Она чувствовала себя виноватой, что не доглядела за конем, погруженная в собственные заботы.

– Ничего страшного не случилось, не мучайтесь, он вправду не хромал, – успокоил ее Ричард. – Если вам от этого будет легче, я еще схожу к нему ночью.

Джоанна кивнула, не слушая, что говорит ей лекарь о коне, которого с удовольствием ей уступит, если Робин совсем обезножит.

Она засмотрелась в глубокие озера Ричардовых глаз, и на несколько мгновений они оба забыли, что не одни в комнате. Ричард молча задал вопрос, и Джоанна молча ответила ему.

15

Дебора настояла на том, чтобы принесли в комнату Джоанны большое деревянное корыто, потом она, ее дочь и служанка натаскали горячей воды, потому что, как заявила Дебора, ей ли не знать, что больше всего на свете Джоанне хочется вымыться после долгой дороги. Еще одно корыто она приказала отнести в комнату милорда, а сама открыла склянку и вылила в воду немножко сладко пахнущей жидкости.

Словно она знала, что задумала Джоанна.

Глаза Ричарда сказали ей: «Приходи ночью в конюшню», – так ясно, как будто он произнес это вслух. Однако, пока дом не затих, Джоанна лежала в постели и мучилась в нерешительности. Пуховая перина была удивительно мягкой и самой удобной из всех, на каких она когда-либо спала, но сейчас это не имело значения. Что перина, что гвозди = Джоанне было все равно.

Она помолвлена с честным рыцарем и, чтобы изменить ему с Ричардом Кингслиром, надо быть чудовищем. И все-таки, если она сейчас усмирит свое сердце, то потом долгие годы будет мучиться, представляя себе, что могло бы быть. Она не настолько глупа и знает, Ричард не будет говорить с ней ни о коне, ни даже об их чувствах, потому что страсть застилала ему глаза. Если она все-таки не решится пойти на конюшню, такой ночи больше не будет.

Она любит его. Джоанна знала, что полюбила его с самого первого взгляда в большом зале Виндзорского дворца. Знала, что он совратил ее сестру и тем серьезно осложнил себе дорогу к ее сердцу, пока не появился рядом с ней в минуту опасности и не спас ее и еврея.

Конечно, Ричард виноват перед Алисией, однако Джоанне в первый раз пришло в голову, что ее сестра тоже несет ответственность за свои поступки. Алисия сделала свой выбор, и теперь ей предстоит сделать свой. Один раз Алисия обманула своего мужа или много раз наставляла ему рога, как говорит Ричард, это неважно, она все равно виновата.

Ричард искупил свои грехи, отвоевав на Востоке и проведя целый год во дворце султана как заложник. Он возмужал в страданиях, которые изменили его нрав, научили его думать и сострадать.

Отныне Джоанна отказывалась считать его убийцей сестры. Ее все еще жгло изнутри желание выведать у него тайну смерти Алисии, но теперь это уже не имело отношения к ее любви. Если будет необходимость, она пешком доберется до Уолсингема, но сегодня тень Алисии должна исчезнуть.

Что бы ни случилось, эта ночь принадлежит ей. Не надо ни о чем думать, тем более о Годфри. Что ж, она скажет ему, что уже не девица. А потом сможет пойти с ним под венец? Вытерпеть его ярость в первую брачную ночь? Прожить с ним всю жизнь? Нет. И тем не менее она должна, потому что они обручены и нет ничего священнее связавших их клятв. Она обо всем расскажет Годфри перед свадьбой, и, если он откажется жениться на ней, Церковь его не осудит. А если не откажется? Как быть тогда? Как жить с ним, отдав сердце другому? Джоанна лежала, устремив взгляд в потолок и прислушиваясь к ночным звукам за закрытыми ставнями: к перекличке сторожей, обходящих улицы Ньюмаркета, к песне соловья в саду бен Иосифа, к крикам хозяина соседнего дома, ругавшегося с женой.

В доме уже с час как воцарилась тишина. «Может, Ричард заснул и не пойдет на конюшню? А что мне делать? Ждать, когда заскрипят половицы?»Или не ждать? Когда лекарь с женой отправились в свою спальню, старая лестница пела на все лады, но ведь они не Ричард, который умеет ходить по-кошачьи бесшумно.

Вот тут-то до нее и донесся звук открываемой двери. Потом чья-то нога ступила на первую ступеньку лестницы. И все.

Джоанна подождала минут пять, после чего взяла свечу, которая горела возле ее кровати, и на цыпочках направилась к лестнице.


Утомленная ласками мужа, Дебора уже засыпала, когда услыхала чьи-то шаги на лестнице. Она тотчас вспомнила, как барон говорил леди Джоанне, что ночью еще раз осмотрит ее коня. Через несколько минут опять раздались шаги, и Дебора села в постели.

– Муж... Вроде это леди Джоанна идет вниз!

Задремавший было Вениамин зевнул.

– Ну и что?

– Как это что? Ты же сам сказал, что они не женаты.

Вениамин хмыкнул и обнял жену за талию.

– Добрая женушка, давай оставим их в покое. Если сегодня что-нибудь и случится, то это не сегодня задумано и, может быть, спасет их от худшего несчастья. Ложись-ка обратно, жена, и давай спать.


Аарон спал возле затухающего камина в зале. Он повернулся с боку на бок и что-то сонно пробормотал, когда открыл глаза и с удивлением увидел Джоанну, подходившую к двери. Однако он тут же опять закрыл глаза. Через несколько мгновений Джоанна уже стояла возле конюшни и толкала дверь.

Внутри было темно и слышно лишь мерное сонное дыхание лошадей и коровы. Прикрывая огонек свечи от нечаянного сквозняка, Джоанна осторожно двинулась внутрь, не удержавшись от испуганного крика, когда у нее по ноге пробежала мышь.

Она отыскала Робина, и конь тихонько заржал, стоило ей протянуть руку, чтобы погладить его.

И вот ее уже обнимают, поворачивают, целуют так, что кровь вспыхивает огнем, а колени подгибаются от слабости.

– Я знал! Я знал, что ты придешь! – захлебывался он от радости, что любимая оценила его чувства и доверилась ему.

Ричард и не подумал делать вид, будто позвал ее о чем-то говорить среди ночи. Они оба пришли, чтобы любить друг друга, оба знали это и не нуждались в словах.

Легко подняв Джоанну на руки, Ричард отнес ее в соседнее пустое стойло и положил на чистое пахучее сено. Свечу в подсвечнике он поставил на перевернутое ведро в углу.

– Хочешь, чтобы я погасил ее, любимая? – спросил Ричард, ложась рядом.

– Нет, – со смешком ответила Джоанна, – как я без нее увижу, что мне делать? Ричард, милый, не такая уж я трусиха, и я хочу... Скажу вам честно, милорд, что желаю на вас смотреть.

Ей, конечно же, хотелось видеть его красивое сильное тело, но еще она подумала, что если будет смотреть в его любящие темные глаза, то перестанет думать о том, что ждет ее.

Он встал перед ней на колени, приподнял ей подбородок и поцеловал ее.

– Любимая, ты чудо, потому что я тоже хочу тебя видеть.

Все еще стоя на коленях, он стянул с себя тунику и разложил ее на сене. Потом, не отрывая глаз от Джоанны, снял белую полотняную рубашку. Его грудь была покрыта, но негусто, черными завитками. На руках заиграли мускулы, когда он принялся развязывать пояс. И через несколько мгновений на нем уже почти ничего не осталось.

Джоанна была в одной ночной рубашке и плаще, который она быстро скинула. Гордо глядя на него, она стала на колени в одной тоненькой рубашке, и Ричард, протянув руку, принялся распускать ей волосы.

– Так будет лучше, любовь моя.

Его голос ласкал ей слух, как самая нежная музыка, и она вся затрепетала от его прикосновений. Все еще стоя на коленях, он притянул ее к себе, крепко прижал и поцеловал в губы.

Она почувствовала его руку у себя на груди, и жаркая волна подхватила ее и понесла. Джоанна задрожала всем телом, и Ричард, решив, что это от страха, принялся нашептывать ей всякие нежности, путая английские и французские слова.

– Милый, мне не страшно... Просто я не знала, что так бывает...

Желая избавиться от последней преграды, Ричард снял с нее рубашку и стал гладить другую грудь, отчего Джоанна пришла в восторг.

– Я не знала... не знала... мне хоро... Ричард! – воскликнула она, когда он захватил губами сосок, почти мгновенно затвердевший под его языком... как и другой на другой груди.

Он нежно подхватил ее и, не выпуская из крепких объятий, опрокинул на разостланную на сене одежду.

– Ну нет, любимая, это еще только начало!

Джоанна блаженствовала! Не отрывая губ от одной груди и лаская другую рукой, он разжигал у нее внутри пожар, требовавший еще и еще ласк. Еще? Чего же еще?

Словно отвечая ей, он скользнул рукой вниз, и, когда коснулся повлажневшего треугольника между ног, она застонала от нетерпения. Сбросив последнюю одежду, Ричард приник к ней, весь дрожа от предвкушаемого наслаждения.

– Пожалуйста...

Джоанна сама не знала, о чем просила его, но была уверена, что просит правильно и только в его власти дать ей то, о чем она его просит, и чем скорее он это сделает, тем лучше, а иначе она сгорит в разожженном им и нестерпимом огне.

Он лег на нее, коленом раздвинул ей ноги, стараясь не причинить боли. Его глаза не отрывались от ее глаз.

– Будет немножко больно, счастье мое... Потерпи, я постараюсь, что делать... зато больше никогда-никогда не будет больно...

Они лежали глаза в глаза, и она чувствовала, как он легко касается ее, ищет, входит в нее... Джоанна вскрикнула от боли и неожиданности.

Она почему-то поверила, что, искусно подведя ее к вершине страсти, он сумеет избавить ее от неприятных ощущений, и слезинка выкатилась у нее из-под ресниц.

– Ну-ну, любимая, – слизнув ее, прошептал Ричард. – Все. Больше никаких огорчений. Только радость.

Боль быстро утихла, и он, уча ее, сначала медленно, а потом быстрее стал опускаться и подниматься, все глубже погружаясь в нее и почти покидая ее, так что она стонала, боясь отпустить его и все сильнее прижимая его к себе.

Ей казалось, что она сойдет с ума от овладевшего ею неистового желания прежде, чем хладнокровно дойдет до конца, но когда она открыла глаза, то увидела над собой искаженный страстью лик языческого бога, жадно ищущего наслаждения. Никакого хладнокровия тут не было и в помине, просто он еще чего-то ждал.

Джоанна ощутила, словно внутри нее нежный цветок распустил лепестки, и застонала оттого, что все завертелось у нее перед глазами. Если он совсем раскроется, она не выдержит, от нее ничего не останется. Нет, надо до конца... Джоанна прильнула к нему, бессознательно чувствуя, что этого ее движения будет достаточно, чтобы узнать наконец все.

Так и случилось. Цветок рассыпался у нее внутри, и алые лепестки-искры разлетелись, сгорая и обращаясь в пепел.

Ричард все понял по тому, как она расслабилась и горячая влага изверглась на него из самой глубины ее существа.

Он улыбнулся ей.

– А теперь, Джоанна, любимая, дай мне радость, – срывающимся голосом проговорил он.

Он подтянул ее на себя, поддерживая за ягодицы, и его движения стали быстрее и требовательнее. Он словно подчинил их ритму ее имени:

– Джоанна... Джоанна... Джоанна... Джоанна!

Бесчисленными поцелуями покрыв ее лицо, он закрыл глаза и отдался на волю последних желанных содроганий.

Потом он лежал, вытянувшись рядом с ней, на пахучем сене и удивлялся про себя красоте только что отдавшейся ему женщины. Она закрыла глаза, и он решил, что она заснула или о чем-то думает.

Ричард еще никогда не имел дела с девственницами, и все женщины, ложившиеся с ним, – от судомойки в Кингслире, ставшей первым предметом его неуклюжих ухаживаний, и расчетливо бесчестной Алисии до нежной гурии, посланной к нему султаном, все чего-то хотели от него, одни побрякушек, другие, как Алисия, уверений в вечной любви.

Джоанна, отдавая себя ему, не просила ничего. Совсем ничего. Правда, Ричард не забыл, как в своей комнате в Виндзоре обещал жениться на ней, и это были не пустые слова, чтобы соблазнить девицу. А сегодня она даже не спросила, любит ли он ее... он сам сказал ей об этом по своей воле.

Ричард знал по тому, как вела себя Джоанна, что сумел дать ей наслаждение... и вдруг его кольнула мысль, ведь она ни разу не сказала, что любит его. Неужели не любит? Тогда зачем она пришла сюда? Знала же, не могла не знать, что ему от нее надо?

А если это простое любопытство, которое в Виндзоре еще не было таким сильным, а потом стало нестерпимым из-за их постоянной близости в дороге? Неужели она теперь будет как Алисия? Будет собирать коллекцию мужчин, как другие собирают драгоценные камни, и без числа предаваться удовольствиям плоти, не зная, что такое любовь?

У него заныло сердце.

Джоанна с такой отдачей, с такой открытостью, с таким очарованием отдалась ему. Алисия тоже когда-то казалась ему такой, но в те времена он был еще юношей, а теперь, стоило ему оглянуться назад на их плотские радости, он понимал, что, отдавая, она всегда хотела получить больше, чем отдавала, и наслаждалась его восторгом, словно он был зеркалом, в котором она любовалась собой.

Джоанна засыпала в его объятиях, щекоча его роскошными каштановыми волосами и обняв нежной ручкой. Дыхание у нее было ровным, и он с трудом подавлял в себе желание вырвать ее у сна и насладиться ее теплым ароматным телом. Нет, он должен знать правду, даже если ему больше никогда не знать счастья.

– Джоанна? – шепнул он, поднимая голову, чтобы заглянуть ей в глаза. И повторил более настойчиво: – Джоанна?

У нее дрогнули веки, и в смутном свете свечи сверкнули великолепные изумруды. Она увидела его, улыбнулась и, зевнув, потянулась, как сонный котенок.

– Ричард, я люблю тебя.

Я люблю тебя. Вот и все. А он так боялся. Какое счастье, что ему не пришлось спрашивать. Ричард притянул ее к себе и, рассмеявшись, с удовольствием поцеловал в губы.

Однако он вспомнил, что хотел еще кое-что у нее узнать, когда заглянул в ее прелестное улыбающееся личико. Ему надо знать, что она собирается делать дальше, потому что не может быть, чтоб это было их первое и последнее свидание. Ему надо знать, что теперь только смерть разлучит их.

– Ты помнишь, любимая, как в Виндзоре я тебе сказал, что женюсь на тебе? Я и тогда так думал, а сейчас тем более. Я люблю вас, Джоанна Хокингем, я хочу, чтобы вы стали моей женой, хозяйкой Кингслирского замка и матерью моих детей.

Словно облачко затуманило ясные зеленые глаза. Потускнела радостная улыбка.

– Но, Ричард... как нам быть? Ведь я обручена...

– Ты не хочешь быть женой Годфри, разве не так? – спросил он и затаил дыхание в ожидании ответа.

– Ну, конечно же, нет. Раньше я думала, что смогу, если он не откажется от меня, узнав, что я не девица. А теперь, после... после того, как мы любили друг друга, о нет, – Джоанна покраснела под его взглядом. – Разве я могу принадлежать другому, чтобы он владел телом, которое я отдала тебе?

– Можно расторгнуть помолвку. Король меня любит. Если я ему скажу, что хочу взять тебя... а ты не струсишь и подтвердишь, что любишь меня и не хочешь быть женой Годфри Лингфилда? Думаю, Эдуард не будет противиться и даст рыцарю взамен другую девицу.

Поначалу, когда Ричард завел этот разговор, Джоанна напряглась всем телом, и теперь он почувствовал, как она вновь расслабилась.

– Хорошо бы. Не вина Годфри, что я его не люблю.

Он видел, что она до сих пор верит в благородство белокурого рыцаря, и решил не спорить с ней, не желая сейчас обсуждать сэра Годфри. Он хотел говорить только о ней и о себе.

– Значит, мадемуазель, вы станете моей женой?

– Стану. Как только помолвка будет расторгнута.

Тогда он заявил, что придется долго ждать, а он не прочь отыскать где-нибудь поблизости священника, чтобы им не пришлось больше разлучаться. Если уж ей так хочется, он готов и дальше сопровождать ее в паломничестве, но будь он проклят, если ему опять придется довольствоваться одними взглядами. Теперь он понимает, зачем частенько отлучались Мэри и Джон.

Джоанна улыбнулась его горячности, зная, что сама тоже будет мучиться не меньше него. Огонь, который он зажег в ней, был подобен греческому огню, который не загасить обычными средствами.

– Но, Ричард... разве ты не понимаешь, что, если мы нарушим договор и обвенчаемся без разрешения короля, он рассердится на тебя... Не дай Бог, отберет у тебя земли. Эдуард не любит, когда им, как ему кажется, пренебрегают. Он ведь может объявить наш брак незаконным и силой отдать меня Годфри или кому-нибудь еще... а не то отослать в монастырь. Тебя он тоже прогонит.

Ричард тяжело вздохнул. Вообще-то Эдуард был справедливым королем. За ним, не водились припадки дикой ярости, прославившие его анжуйских предков... Но он может хладнокровно сжить со свету, если ему не угодишь.

– Если в твоем животе будет мой ребенок, он всего-навсего прогонит нас от себя, и на этом успокоится, – проворчал он, с удовольствием наблюдая, как Джоанна мучительно краснеет.

Однако он знал, что Джоанна права. Надо подождать. После Уолсингема они как-нибудь подготовят короля, ведь Годфри тоже может быть при дворе и ждать возвращения Джоанны. Вряд ли ему удастся быстро подобрать себе другую девицу.

– Ричард... – неуверенно проговорила Джоанна. – Наверно, пройдет несколько недель прежде, чем мы сможем обвенчаться. А так как-нибудь... мы еще будем вместе? Паломники возмутятся... даже, наверно, потребуют, чтобы монахи вмешались... если мы будем спать в одной комнате. А как я теперь буду без тебя?.. После того, как ты научил меня... Я даже не думала...

Джоанна говорила все тише и тише, словно комок застрял у нее в горле, да и Ричард задышал тяжело, когда она прижалась к нему и ему стоило лишь протянуть руку... Что он и сделал. Протянул руку и коснулся ее груди, отчего его тотчас охватило страстное желание.

– Мы что-нибудь придумаем, – пообещал он. – А пока, милая Джоанна, давай радоваться тому, что у нас есть. Любовь моя, ты не против, если я еще раз...


Вениамин бен Иосиф улыбнулся, услышав, как две пары ног осторожно одолевают ступеньку за ступенькой. Все в порядке, иначе они бы уже давно лежали в своих постелях.

Старый лекарь вставал рано, потому что любил в тишине почитать Тору, после чего обычно отправлялся кормить лошадей. Итак, любовники на месте, значит, он может не будить сладко спящую Дебору, подняться и, никому не мешая, заняться делами. Он подумал, что все к лучшему... Наверняка им придется нелегко среди паломников, достаточно вспомнить кислую вдовицу или высокомерную графиню, изображающую из себя мученицу, а на самом деле мечтающую о красивом любовнике, наподобие Ричарда Кингслира. Но лекарь знал, что ни Ричард, ни его прелестная возлюбленная не позволят ни ханжам, ни даже королю помешать им любить друг друга. Хорошо бы, если бы он мог сплясать у них на свадьбе и принять их первого сына.

16

– Сейчас все должны сойти с лошадей и остальную часть пути пройти пешком. Так велит обычай, – объявил брат Уиллибранд на третий день после того, как паломники покинули Ньюмаркет.

Они только что спустились с горы и вошли в маленькую деревушку, за которой был виден мост через Стиффки.

Паломники оживились. Всем уже надоела бесконечная северная дорога через вересковые пустоши и леса Норфолка. По ночам они всматривались в звездное небо и искали так называемый Уолсингемский Путь, указывавший им дорогу.

Для Джоанны и Ричарда это были волшебные дни, когда они, заколдованные своей любовью, видели только нежные полевые незабудки и веронику, которая росла на глине, и не замечали однообразия пейзажа.

Когда они покидали Вениамина и Дебору три дня назад и готовили своих лошадей в путь, еврейка вынесла во двор большой сверток.

– Леди Джоанна, это для вас, – сказала Дебора, – из этого вы сошьете себе свадебное платье, – и подмигнула ей.

Джоанна увидела такую же материю, из какой было сшито платье, которое было на Деборе прошлым вечером, правда, эта ткань переливалась золотом и серебром. Сама королева не отказалась бы от такой!

Джоанна онемела от изумления.

– О, нет! Я не могу принять! Как красиво! Нет, это я должна была бы подарить вам что-нибудь за ваше гостеприимство! Нет, нет!

– Вы должны принять мой подарок, улыбаясь, настаивала еврейка. – Это все пустое, стоит мне только вспомнить, что вы и сэр Ричард спасли для меня моего Вениамина, – и она нежно посмотрела на мужа.

– А я добавлю еще лошадь и телегу, сказал лекарь, кивая в сторону только что выехавшего во двор сына. – Мальчик проводит вас до аббатства, а потом вернется домой. Конечно, это не мой экипаж, но все же лучше, чем ничего... Никто никого не будет задерживать в пути, – усмехнулся он.

Потом они стали прощаться с объятиями, со слезами и с обещаниями приехать в гости.

Только подъезжая к аббатству, где провели ночь остальные паломники, Джоанна поняла значение подарка. Недаром Дебора ей подмигнула, ведь Джоанна сказала ей, что не помолвлена с сэром Ричардом, однако она и не сказала, что помолвлена с кем-то другим. Значит, Дебора поняла, что она и высокий рыцарь любят друг друга, и, может быть, даже слышала, как они шли на свидание.

Теперь, когда они все время были на глазах, Джоанне было и сладостно и мучительно ехать рядом с любимым и не иметь возможности даже коснуться его. Ричард сказал ей, что лучше всего им вести себя так, будто ровным счетом ничего не случилось, по крайней мере до Уолсингема. Там же хватает постоялых дворов, и они без труда найдут время побыть вдвоем, если не будут обращать внимание на такую сплетницу, как Марджери Эпплфилд.

Джоанна согласилась с ним, хотя понимала, что их сияющие лица вряд ли кого введут в заблуждение. Ведь, даже если она хотя бы украдкой не глядела на Ричарда, все равно улыбка не сходила с ее губ. Ричард тоже, по-видимому, больше не терзался мрачными мыслями, и его раскатистый смех то и дело оглашал округу. Когда же им случалось разговаривать, они долго и пристально смотрели друг другу в глаза. На привалах Ричард с такой откровенностью заботился о Джоанне, лишь не имеющий глаза не понял бы, что они влюблены.

Джоанна решила дождаться, когда они останутся в Уолсингеме наедине, чтобы еще раз попытаться узнать у Ричарда, отчего умерла Алисия. Ричард любил ее, и Джоанна больше не сомневалась в этом, а так как она тоже любила его, то ей очень не хотелось ехать одной в Уиллоуби. Надо только постараться вовремя и правильно задать вопросы, чтобы он понял, как ей нужно знать правду об Алисии, и он ей не откажет. А потом они вернутся ко двору и сделают все, чтобы разорвать ее помолвку с Годфри.

На дороге было много паломников. Они прошли около мили, прежде чем ступили в небольшой городишко на холме. Здесь даже те паломники, которые всего-навсего хотели совершить приятное путешествие, тем более что погода стояла на редкость теплая, сняли башмаки и последнюю милю до Уолсингема шли босиком.

Роза и Бесс, ступая по нагревшейся земле, то и дело вскрикивали и хихикали так же, как они это делали, когда в первый раз сели на лошадей. На обочине в лавчонках можно было купить всякие красивые вещи, например святые изображения, благословленные самой Девой Марией, изображения Богоматери из сахара, четки. Джоанна обратила внимание, что Эдвин Блэкхерст купил прелестные четки из агата и галантно преподнес их леди Клариссе, которая одарила его кокетливой улыбкой.

Однако в основном паломники не обращали внимания на торговцев, то ли не имея денег на дорогие безделушки, то ли желая сберечь их на потом. Мод Малкин крепко прижимала к груди сына и смотрела прямо перед собой, тихо шепча молитву. По щекам у нее одна за другой скатывались слезинки. Монашки и монахи негромко пели псалмы, одолевая последнюю милю перед Уолсингемом.

На главной улице города в глазах рябило от множества постоялых дворов и таверн, рассчитанных на благочестивых путешественников. Однако пока в них никто не заходил, потому что все спешили посмотреть на святыню.

Лошадей и телегу паломники оставили около ворот монастыря, возле которых стояло много каноников, внимательно осматривающих каждого входящего.

– Они смотрят, нет ли среди нас таких, которые могут украсть святые реликвии, – пояснил брат Уиллибранд.

Ступив на территорию монастыря, паломники тут же попадали под начало монахов и по одному или по двое совершали строго определенный обход святых мест. Джоанна ни на шаг не отходила от Ричарда.

Сначала их повели в маленькую часовню Святого Лаврентия, где каноник показал им отбеленную временем косточку и, сказав, что это палец Святого Петра, разрешил всем приложиться к ней губами. Никто не уклонился, однако чуть позже, когда каноник повел их дальше, Ричард подмигнул Джоанне, и она с трудом удержалась от смеха.

– Наверняка куриная косточка, – шепнул он.

Потом они вошли в просторный шалаш, где били два родника. Вода в них была холодная и вкусная и не только лечила животы и головную боль, но и исполняла желания паломников. Надо было опустить обе руки в источники, а обнаженным правым коленом опуститься на холодный камень между ними и загадать желание на ближайший год. Потом главное было никому не проговориться.

Ричард и Джоанна вошли как раз, когда Мод Малкин изо всех сил упрашивала малыша встать на коленку и опустить ручки вводу.

Ребенок, напуганный незнакомой обстановкой, никак не желал вставать в неудобную позу, к тому же его пугали холодная вода и одетые в черные, недовольные задержкой монахи.

– Намочи ручки, маленький, ну, пожалуйста, – в отчаянии молила Мод, боясь, как бы не выставили вон, прежде чем она успеет уговорить сына. – Пресвятая Богородица исцелит тебя.

Уолтер, однако, не желал слушаться мать и, прижимаясь к ней, отчаянно кричал:

– Мне уже и так хорошо! Правда! Еврей меня вылечил! Не хочу в воду!

Мод вся сжалась, когда встретилась взглядом с монахом-августинцем.

– Ладно, женщина, иди отсюда, хватит! Вот и господа ждут, когда ты освободишь им место.

Он сделал жест, приглашая Ричарда и Джоанну подойти поближе.

Бедная женщина взяла сына на руки и послушно двинулась к выходу, однако Ричард остановил ее.

– Мы подождем, – сказал он канонику.

Он опустился на колени перед малышом и ласково говорил с ним, пока тот не осмелел и не сделал, что от него требовалось.

Когда наступила очередь Джоанны, она встала на колени и попросила:

– Пожалуйста, Святая Мария, успокой душу моей сестры Алисии Хокингем и помоги мне узнать, отчего она умерла.

Ей было очень любопытно, о чем так серьезно, закрыв глаза, молится Ричард, словно ради этого он задумал путешествие в Уолсингем. Прежде чем уйти, они купили две бутылочки со святой водой для Габриэлы и принцессы Элеоноры.

В конце концов, войдя в узкую калитку, они оказались перед каменной церковью Святой Марии, внутри которой разместился дом из Назарета. Вдове Рихельде де Фаверш было видение, после чего тут и построили церковь в честь Пресвятой Девы.

Здесь их остановил, как всех паломников до них, монах, спросивший, что они принесли Святой Деве. Большинство имело при себе лишь мелкие монеты, и монах пренебрежительно поторапливал их взмахом руки. Джоанна разглядела впереди Мод Малкин графиню Саттон, отдавшую монаху рубиновую брошь, отчего он сразу же расплылся в улыбке и почтительно проводил ее взглядом.

– Интересно бы знать, о чем она теперь будет молиться, – прошептал Ричард на ухо Джоанне, кивая в сторону виноторговца, который вскоре последовал за леди Клариссой.

Джоанна не удержалась от улыбки. Что ж, может, Ричард прав, и графиня больше не желает дарить своему мужу наследника, а предпочитает остаться с любезным Блэкхерстом, который обходится с ней, как с наследной принцессой.

Каноник принял у Джоанны пять серебряных марок и пригласил ее войти.

Внутри не было окон, однако Джоанна разглядела в облаке ладана большую статую Девы Марии с младенцем Иисусом на коленях. В руке она держала лилию, а ногой попирала каменную гадину, словно уничтожая все зло на земле.

На бело-синее одеяние статуи трудно было смотреть, так сверкали на нем драгоценные камни, подаренные состоятельными паломниками, – рубины, изумруды и даже бриллианты. Сквозь туман Джоанна глядела на белое лицо с нарисованными красными губами и, опускаясь на колени, подумала, интересно, самой Деве Марии нравится ее разряженное изображение. Неужели отсюда она лучше слышит молитву Джоанны, чем из другого места?

Однако Джоанна решила, что хуже не будет, и мысленно проговорила:

– Пресвятая Дева, дай мир и покой душе Алисии Хокингем. Пусть она знает, что я люблю ее и прощаю ей ее ошибки. Пожалуйста, молю Тебя, открой мне тайну. Пусть мой любимый поймет меня.

Статуя не подала знака, что молитва Джоанны услышана.

Она перекрестилась и заметила рядом монаха, который, видно, все время наблюдал за ней.

– Хотите видеть молоко Девы?

Джоанна кивнула. Только в Уолсингеме было такое. Так как монах продолжал стоять и смотреть на нее, Джоанна поняла, что надо заплатить. Она вынула шиллинг.

Монах посмотрел на нее так, словно ждал большего от благородной паломницы, хотя и одетой в скромное платье. Тем не менее он повел ее в монастырскую церковь, где после молитвы ей показали прозрачный сосуд в распятии из слоновой кости и золота.

Приглядевшись, Джоанна с трудом различила белый порошок внутри. Неужели это молоко самой Богоматери, ведь прошло столько столетий. Ей сказали, что если молитва принята благосклонно, то порошок превращается в жидкость и плескается в сосуде. Однако, как ни старалась Джоанна, она ничего не могла рассмотреть, тем более что вскоре ее вывели из церкви.

Пройдя по крытому коридору, Джоанна оказалась на главной улице города, и ее ослепило яркое солнце. Здесь же были и другие паломники. Все оживленно переговаривались и обсуждали увиденное. Ричарда нигде не было.

Когда на улицу вышли монахини, они направились прямо к ней.

– Сэр Ричард просил нас передать вам, что пошел искать постоялый двор, – сообщила ей сестра Мария-Анжелика. – Он сказал, чтобы вы ждали его в таверне «Одеяние Богоматери». Мы как раз идем туда. Пойдемте с нами.

Джоанна подумала, что Ричард не пожелал посетить Дом из Назарета, и ничуть не удивилась. Ей и то были неприятны здешние поборы, а каково ему, побывавшему в настоящем Назарете? Приняв предложение монахинь, она вспомнила, что не ела весь день, так как Дева Мария более благосклонна к просьбам голодных паломников.

Таверна оказалась заполненной людьми, повидавшими святыни. У каждого в руках было что-то, купленное на память, и за всеми столами говорили о чудесах и исцелениях.

Сестра Егелина не могла сдержать чувств.

– Когда я смотрела на молоко Девы, оно поднялось, словно на него подул ветер... это была целая буря! Правда! – лучезарно улыбаясь, рассказывала она Джоанне. – Теперь я знаю, Пресвятая Дева не оставит нас в беде.

– А как ваши молитвы, дорогая? – ласково спросила сестра Мария-Анжелика.

– Я... Я не знаю, – пролепетала Джоанна, вспоминая свою просьбу.

– Но разве вы не пришли сюда помолиться о душе вашей сестры? Разве не снизошел на вас покой? Ведь теперь ваша сестра в раю.

Джоанна не забыла, как, когда они все рассказывали, зачем идут в Уолсингем, она заявила, что идет молиться о душе сестры.

– Да, конечно... Но, может быть, не все обретают покой сразу, – сказала она сестре Марии-Анжелике, все еще ожидавшей ее ответа. – Наверно, и на меня он будет снисходить постепенно.

– Ах, как мудро, дорогая леди Джоанна, – кивнула монахиня, по-видимому, удовлетворенная ответом.

Как бы то ни было, но вскоре их разлучили, потому что в таверну входили все новые и новые люди.

– А вот и Мод! – воскликнула монахиня. – Дорогая, идите к нам с мальчиком! Ну, как наш маленький Уолтер?

– Мне не было никаких видений, статуя не улыбнулась нам, и молоко не потекло, – сообщила Мод. – Но после того, как я помолилась Пресвятой Богоматери, я услышала, как красивый голос внутри мне сказал: «Что бы ни случилось, на то Моя воля, и Я дам тебе сил все снести». И я поверила. Не знаю, почему я не верила раньше. Мне всегда казалось, что, если с Уолтером что случится, я не переживу, потому что он для меня все на свете. А теперь я знаю, проживи он год или сорок лет милостью Божьей или благодаря лекарствам, мне хватит сил все выдержать.

У Джоанны перехватило дыхание и на глазах появились слезы умиления. Вот оно настоящее чудо.

Марджери Эпплфилд плюхнулась на скамью рядом с ними и объявила, что ей было дано повеление продать все свое имущество и уйти в монастырь, так что домой она пойдет вместе с сестрой Марией-Анжеликой и сестрой Егелиной, в чьем монастыре потом примет постриг. Ну, разве это не чудесно? Господь специально направил ее совершить паломничество, чтобы она встретилась со своими будущими сестрами во Христе.

Забавно было смотреть, как монахини старались не выдать своих чувств, и Джоанна от души посочувствовала им, с трудом сдерживая смех. Мало им того, что их монастырь и так еле дышит от разгоревшейся в нем свары, так еще там не хватает своевольной вдовы!

Следом пришли брат Уиллибранд и брат Томас, который заметил, что сегодняшний духовный опыт наверняка облагородит паломников.

– Мы еще на три дня останемся в Уолсингеме, – сообщил брат Уиллибранд, – чтобы отдохнуть перед обратной дорогой, поэтому те, кто желает, может еще раз посетить здешние святыни. Постоялых дворов в Уолсингеме много, но я советую поселиться в «Красном льве». Кстати, пора искать жилье, а то будет поздно. Встретимся тут через три дня на рассвете и пойдем домой.

И все сразу заговорили-заспорили, куда идти и кто с кем будет в комнате, только Джоанна молчала.

Три дня она пробудет тут с Ричардом, и он скажет ей правду, а если нет, надо подумать, что делать дальше.

Словно услыхав ее мысли, появился Ричард. Поздоровавшись с остальными, он сказал:

– Идемте, леди Джоанна. Я встретил тут сестру леди Габриэлы, и она с нетерпением ждет вас.

Джоанна поглядела ему в глаза и, поняв, что нет никакой сестры, а просто он хочет увести ее под благовидным предлогом, улыбнулась ему.

– Благодарю вас, милорд. С удовольствием повидаюсь с Марией, а заодно помоюсь и отдохну.

Когда она поднялась, чтобы идти с ним, его глаза сказали ей, что она получит и это, и еще много чего.

– А я и не знала, что у вас тут знакомые, леди Джоанна, – воркующим голосом произнесла Марджери Эпплфилд.

– О да, сестра моей подруги. Через три дня мы встретимся, а если нет, желаю вам всего доброго и, Бог даст, мы еще тут увидимся, – сказала Джоанна, сгорая от нетерпения остаться наедине со своим возлюбленным и надеясь, что ей удалось это скрыть от окружающих.

17

– С вашей стороны было очень мило сообразить, что я имел в виду, когда заговорил о сестре леди Габриэлы.

Похвала Ричарда согрела сердце Джоанны.

– Может быть, я не очень хорошо умею лгать, но я видела, как загорелись глаза у Марджери, когда она узнала, что у меня тут подруга! Представляете, как заработает ее язычок, если она узнает о нас?

– Это не ее дело, – отозвался Ричард. – После того как вы с ними расстанетесь, вы больше никогда никого из них не увидите.

С болью Джоанна подумала, что это может случиться гораздо скорее, чем ему кажется.

Ричард предусмотрительно выбрал постоялый двор под названием «Три ангела», расположенный на другом конце города. Во-первых, до него было далеко, во-вторых, в нем было дорого, так что влюбленные могли не опасаться встретиться с другими паломниками.

Хозяйка, пухлая вдова Эдна Флетчер, приняла их с распростертыми объятиями.

– Вечер добрый, милорд и миледи Кингслир! Ваша комната уже готова и ужин тоже, так что скажите, когда проголодаетесь. Вот сюда...

Они поднялись вслед за хозяйкой по лестнице и вошли в просторную комнату окнами на улицу. Пол был устлан свежими половиками, под которые были подсунуты листья лаванды, так что стоило наступить на половик, и комнату словно заливало нежным запахом. В углу стояла огромная кровать с великолепным синим покрывалом.

– Перину я сама набивала гусиным пухом, – с гордостью сообщила Эдна. – В моем доме нет ни одного соломенного тюфяка! Простыни свежие.

Возле окна расположился небольшой столик, сидя за которым, наверное, было приятно смотреть, что происходит на улице.

– Может, подать вам обед?

Ричард помедлил с ответом, глядя на Джоанну и ожидая, что она скажет.

– Я... Я немножко поела, пока ждала вас в таверне, – проговорила Джоанна, не помня, ела она или нет, и если ела, то что. – Если вы голодны, милорд...

Ричард повернулся к вдове.

– Немножко позднее. Думаю, миледи надо помыться.

Джоанна даже зажмурилась от удовольствия. Горячая вода и мыло. По дороге не было никакой возможности по-настоящему помыться, и избалованный носик придворной дамы чуял, что остальные паломники и вовсе не мылись, или не приученные к этому, или считавшие, что Святая Дева будет к ним благосклоннее, если они принесут еще и эту жертву. Джоанна вспомнила, как она хорошо помылась в доме еврея и как приятно ей было прийти к Ричарду, благоухая чистым телом.

– Как только вода нагреется, я принесу, – пообещала Эдна, с улыбкой приняв от Ричарда монету и плотно закрывая за собой дверь.

Влюбленные остались одни.

– Вы ей сказали, что я ваша жена? – спросила Джоанна.

Ричард повернулся к ней.

– Я подумал, так будет лучше, – ответил он, не отрывая от нее глаз. – К тому же это станет правдой, как только мы возвратимся к королю, а в моем сердце это уже правда. Любимая, иди ко мне.

– Миссис Флетчер сейчас вернется...

– Нет, ей еще надо нагреть воду и найти, кто притащит ее наверх, – усмехнулся он. – Я весь день ждал, любовь моя, когда смогу прикоснуться к тебе. Я хочу тебя.

Как не бывало усталости после целого утомительного дня в дороге, потом в очередях к святым Уолсингема. Кровь забурлила в жилах Джоанны, когда она сделала шаг-другой к Ричарду.

Здесь в комнате им больше не надо было следить за собой и делать вид, что Джоанна хранит верность своему жениху, с которым собирается обвенчаться после паломничества. На чужих глазах они обращались друг к другу с прохладной учтивостью, словно они друзья, которых связывают придворное знакомство и совместное путешествие.

Здесь незачем блюсти холодность и учтивость. Это последнее, о чем подумала Джоанна, прежде чем его губы прижались к ее губам, а его руки прижали ее к себе. И тотчас шерстяное платье стало жечь ей кожу, едва вспыхнул огонь у нее в животе и грудях, захваченных руками Ричарда. Прохладный воздух коснулся ее шеи, когда Ричард снял с нее платье, чтобы поцеловать ее. Развязывая тесемки, он тоже беспрерывно целовал ее, потом стянул с нее платье и бросил его на половики у ее ног. Через мгновение за нею последовала рубашка.

Джоанна осталась в одной легкой сорочке, и Ричард прижал ее к себе, чтобы она ощутила, как он сгорает от страстного желания слиться с ней, и, когда она затрепетала в ответ, он подхватил ее и понес на кровать.

Зная, что хозяйка скоро возвратится, да и позднее у них будет сколько угодно времени, они не стали терять драгоценные мгновения на долгие поцелуи и любовные игры. Ричард опустил руку и, почувствовав, какая она влажная изнутри, возликовал, поняв, что Джоанна не менее страстно хочет его, чем он ее. И он быстро взял ее, впитывая в себя ее крик, словно литанию, пока она не задохнулась от сладкой муки.

Когда пришла миссис Флетчер с двумя юношами, с трудом тащившими лохань и ведра с водой, Джоанна сидела в кровати, рассыпав по подушке блестящие каштановые волосы и по плечи укрывшись простыней. Щеки у нее горели. Ричард же стоял рядом, завернувшись в покрывало.

Пухленькая вдовушка решила, что не ошиблась, приняв их за молодоженов. Какая она красавица... А он? Он просто замечательный (не говоря уж о том, что красивый), настоящий христианский рыцарь. Повез свою молодую жену в Уолсингем в свадебное путешествие.

– Не пролей воду, Гирт, – засуетилась хозяйка и без конца крутилась вокруг мальчишек, пока они наливали воду в лохань.

Джоанна, а следом за ней залезший в лохань Ричард, смеялись и радовались жизни и друг другу, когда Гирт отправился по приказанию хозяйки в конюшню присмотреть за господскими лошадьми.

Мальчику нравилось, когда ему доверили работу, которую обычно исполнял Роб, звавший его на помощь, только если надо было присмотреть за послушными мулами и маленькими верховыми лошадками. Как хорошо, что Роб объелся зеленых яблок и мучается животом!

Мальчик с уважением посмотрел на большого боевого коня лорда Кингслира, на мощные мускулы, игравшие под черной шерстью. У леди, которую Гирт мельком видел за спиной барона, тоже красивый конь, поменьше, поизящнее, как раз такой, какой ей нужен.

– Эй! Парень! Иди сюда! – услыхал Гирт, как его кто-то зовет из темноты.

– Кто... Кто тут? – спросил мальчик.

Во рту у него пересохло и сердце быстро-быстро забилось, когда человек приблизился. Мальчик слышал много сказок про колдунов и сейчас быстро перекрестился на всякий случай.

В свете лампы он увидел одетого в рясу монаха с выбившимися из-под капюшона золотистыми волосами и проницательными синими глазами.

Монах улыбнулся, открыв великолепные белые зубы.

– Я – брат Мартин, – сказал он. – Жаль, что пришлось напугать тебя.

– Что вы хотите? – спросил, немного успокоившись, Гирт.

– Не что, а кого. Ты можешь оказать Церкви великую услугу. Ты ведь христианин?

– Христианин? А, да, конечно, сэр... нет, брат.

– Тогда ты поможешь мне отыскать сбежавшего монаха. Его зовут Ричард. Он очень нам навредил, сбежав несколько месяцев назад. Сейчас он притворяется лордом. Такой высокий, красивый, с черными волосами и карими глазами. Говорят, он похитил одну аристократку. Может, он тебе попадался где-нибудь? Ему сейчас негде быть, кроме как в Уолсингеме, это я знаю точно.

От страха у Гирта округлились глаза, когда он вспомнил про барона и прекрасную даму, которую видел мельком в комнате наверху. Монах? У лорда Кингслира нет тонзуры, это Гирт помнил точно. У него густые черные волосы, но если он сбежал из монастыря давно...

– По твоим глазам вижу, что ты знаешь этого человека, – прервал монах его размышления. – Он здесь остановился?

– Ну... да... Вы мне заплатите, брат Мартин?

Монах виновато улыбнулся.

– Только не деньгами. Мы даем обет бедности, да будет тебе известно. Но я помолюсь за тебя. Только ничего не говори господину и его даме. Мне надо выбрать время, чтобы... как бы это сказать... вернуть брата Ричарда в руки Святой Матери-Церкви.

Сэр Годфри обрадовался своей удаче. Теперь он заляжет в засаде и будет ждать, когда Ричард надолго оставит Джоанну одну. Годфри не желал рисковать, идя на открытый бой с Ричардом Кингслиром за свою невесту. Он почему-то не сомневался, что не проиграет, ведь ему слишком долго пришлось ждать Джоанну Хокингем, чтобы теперь потерять ее.

Нанятые им разбойники вовсю резались в кости, пили и ухлестывали за служанками. Он же пил немного и, хотя его тело требовало своего, не желал никого, прежде чем не раздвинет белые ноги Джоанны.

В бессильной ярости он заскрипел зубами и сжал кулаки, в первый раз отчетливо поняв, что они одни в комнате. Он-то рассчитывал похитить Джоанну, прежде чем Ричард уложит ее в свою постель, однако Гирт подтвердил его страхи. Хотя это были уже не страхи, а реальность. Значит, они отделились от остальных паломников, чтобы им никто не мешал. Ричард Кингслир наслаждался тем, что принадлежит ему одному!

Ладно, он еще поплатится за это, только бы не подставить себя! А Джоанна проклянет день и час, когда изменила Годфри Лингфилду. Пусть ему не будет дана звериная радость лишить ее невинности, что ж, он все равно пустит ей кровь и заставит покричать.


– Ммм, – как ты приятно пахнешь, – протянул Ричард, вытирая жестким полотенцем спину Джоанны. – И вся цветешь, как роза, от горячей воды.

Джоанна не была уверена, что виной тому только вода. Сидя в воде, доходившей до кончиков грудей, Джоанна, осоловев от счастья, смотрела, как Ричард влезает в лохань, достаточно просторную, чтобы они могли мыться, не мешая друг другу. Но не тут-то было. Джоанна принялась тереть Ричарду спину, а он потом намылил ей волосы, и оба были счастливы неведомым им доселе счастьем. Покончив с волосами, Ричард обнял Джоанну и прижал ее к себе. Целуя ей затылок и шею, и она не осталась равнодушной к охватившему его желанию, особенно когда он взял в ладони ее груди и принялся гладить мгновенно затвердевшие соски.

– Я опять хочу тебя, – сказал он, глядя ей в глаза и протягивая сухой конец полотенца.

В ответ она прижалась к нему, упиваясь прикосновениями к его теплой влажной коже и сцеловывая капли воды с его черных ресниц.

– Ты обещал, что мы будем ужинать, после того как помоемся, – улыбнулась она, ничуть не жалея, если ужин придется отложить.

– Что нам ужин, любимая? – пошутил он, играя глазами. – Ведь я хотел показать тебе, как можно совершенно замечательно любить, особенно после того, как мы смыли с себя дорожную пыль.

Ничего не понимая, но полностью полагаясь на своего возлюбленного, Джоанна позволила отнести себя на кровать и уложить на спину.

Ричард поцеловал ее. Сначала в губы, потом, после того как его язык вволю наигрался с ее языком, он стал целовать ей шею, потом груди, не забыв попробовать на вкус соски. Это не было для нее ново, к тому же она быстро привыкла к приятной дрожи, которую у нее вызывали его поцелуи, и откинулась на подушки, постанывая от удовольствия. Она не перестала довольно мурлыкать, когда его губы коснулись ее живота, и лишь пробежала пальцами по его черным волосам, когда его руки двинулись дальше, гладя ее, заставляя сильнее биться сердце и влажнеть между ногами. Ричард встал на колени и принялся целовать ей ногу, колено, ступню, каждый пальчик. Потом он двинулся вверх, целуя пальчики, ступню, колено на другой ноге, приближаясь... приближаясь...

Тревожные искры рассыпались внутри нее тем чаще, чем ближе он придвигался к горевшему в ней костру. Нет, он не... Не может быть...

Неожиданно Джоанна почувствовала, как его губы коснулись ее там, где она еще ни разу не ощущала их, и тревога сменилась восторгом. Крик радости сорвался с ее губ Она даже представить себе не могла, что возможно такое наслаждение, такое райское наслаждение, и, забыв обо всем на свете, вцепилась ему в волосы.

От каждого движения его языка Джоанна изгибалась все круче и круче в вихре страсти. У нее словно оголились все нервы. Ни о чем не думая, она помогала ему возносить ее все выше и выше, к самой вершине страсти. Похоже на падение, только успела подумать Джоанна, и еще, что она умрет, если не остановится. Конечно, умрет, если не остановится.

Неожиданно она вся напряглась, не в силах больше терпеть эту муку, и упала прямо ему на руки.

Прошло несколько секунд, прежде чем Джоанна вновь обрела силы открыть глаза, и первое, что она увидела, его по-хозяйски нежный взгляд.

– О...Я...

Джоанна мигнула, смутившись.

– Ах, прелестная Джоанна, ты самая восхитительная из дочерей Евы, – вздохнул он, радуясь ее наслаждению.

Она чувствовала, что он все еще хочет ее.

– Но ты не... – пролепетала она, поворачивая к нему зардевшееся лицо.

– Ты права, я еще не... Но мне было так радостно видеть и чувствовать, с каким наслаждением ты отвечаешь на мою любовь. А теперь, любимая, если ты не против, я наверстаю упущенное...

Приподнявшись над ней, он глубоко вошел в нее и уже через несколько мгновений содрогался в сладких конвульсиях, познавая свой рай.


Тут они ощутили страшный голод. Миссис Флетчер дремала, положив голову на кухонный стол, когда лорд и леди Кингслир потребовали наконец свой ужин. Пока она шла по лестнице наверх, она ворчала о том, что безобразие просить ужин, когда все честные люди уже видят не первый сон, однако, войдя в комнату, не удержалась от улыбки при виде дамы в рубашке и с аккуратно причесанными волосами.

Вот еще, только дурак поверит, что они мылись все это время, подумала вдова, ставя на стол поднос с холодным каплуном, свежим хлебом и вином, а сама потихоньку подмечая распухшие от поцелуев губы и сверкающие глаза дамы. Мокрые полотенца валялись на половиках между лоханью и постелью. Ей даже не надо было пробовать воду, и так понятно, что она давным-давно остыла. Да и лучезарная улыбка на лице барона, вдова была в этом уверена, появилась не из-за скромного ужина в неурочный час.

Джоанна размышляла о том, что завтра ей надо будет поговорить с Ричардом, потому что сегодня ей не хочется портить радость, охватывавшую ее каждый раз, когда она глядела через стол на своего возлюбленного. Вот он отрывает ножку от каплуна и, улыбаясь ей глазами, запивает мясо вином. Теперь не время ворошить старые сомнения и страхи. Завтра, когда они проснутся в объятиях друг друга, она наберется храбрости и вновь задаст свой вопрос Ричарду.


18


Годфри чихнул и недовольно вытер нос рукавом. Всю ночь он пролежал на сене, наблюдая за дверью постоялого двора в щель сарая. Глаза у него слезились, кожа зудела и чесалась. Время близилось к полудню, а любовники еще и не думали появляться.

Проклятый распутник! Бесстыдная шлюха! Спят целый день, как будто они в самом деле честные молодожены!

Годфри уже узнал, что хозяйка «Трех ангелов» иначе и не думает, когда остановил ее на минутку на улице. Он не стал выказывать особого интереса к лорду и леди Кингслир, но выспросил все, что ему было нужно.

А в своей комнате Джоанна и Ричард действительно медлили покинуть постель. Обессиленные страстью, они проспали крик петуха, когда все порядочные люди встают ото сна. А потом еще долго лежали, радуясь, что начинают день в объятиях друг друга, и желая продлить себе удовольствие. Джоанна не хотела будить Ричарда, а Ричард – Джоанну, так что пока разобрались, наступил полдень.

– Ричард... все влюбленные... чувствуют... как мы? – застенчиво спросила Джоанна, теснее прижимаясь к Ричарду.

– Нет, любовь моя, только самые счастливые, если им удается найти себе достойную пару, – с важностью ответил Ричард, не отрывая любящего взгляда от сонного личика и стараясь не поддаваться прикосновению нежной груди.

– Я люблю тебя, Джоанна, – сказал он. Даже твое имя звучит для меня прекраснее самой прекрасной мелодии.

– «Джоанна»? – недоверчиво протянула она. – Но оно такое простое, такое обыкновенное, не то что Гинерва, Aлианора или Амиса (а в сердце у нее стучало: «Алисия»).

– Ну, что обыкновенного может быть в девице с такими волосами и глазами цвета...

– Не надо, – оборвала его Джоанна. – Волосы у меня коричневые, под стать моему коню или воробью, или... дорожной грязи. Вы шутите, милорд!

Нет, вам нужна другая, с волосами под цвет королевской короны и глазами синими, как одеяние Пресвятой Девы. Вам нужна Алисия.

– Глаза у тебя – настоящие изумруды, продолжал Ричард. – А волосы, как шелк, пахнут левкоями, и в них все время вспыхивают искры. Зачем ты порочишь свои черты, если я люблю их?

Джоанна не усомнилась в его правдивости. Он любит ее, хотя у нее не золотые волосы и не розовая кожа, как у сестры.

Джоанна поднялась и умылась. Она хотела было уже надеть платье, но Ричард, вновь плененный ее наготой, позвал ее обратно. Прошел еще час прежде, чем они окончательно покинули постель.

Когда они более или менее насытились друг другом (хотя бы на время), то решили, что настало время подкрепиться, после чего, не теряя времени даром, оделись и сошли вниз.

Джоанна вздрогнула, услыхав, когда подошла к двери, приветливый голос Эдны Флетчер:

– Доброе утро!

– Боже, что она о нас подумает! – покаянно шепнула Джоанна, выходя во двор.

– Подумает, что мы любим друг друга. Ну, и что с этого? Обещаю тебе, любимая, после нашей свадьбы мы встанем не раньше. Мне кажется, к тому времени ты еще не успеешь мне надоесть! – пошутил Ричард.

Колокол в монастыре августинцев отбил двенадцать часов.

«Ну, вот и они», – подумал Годфри, вылезая из своего убежища и отправляясь следом за влюбленными.

Джоанна, не замечая моросящего дождя и трепеща от счастья, шла рядом с Ричардом в таверну, которую он заприметил еще накануне.

Город был заполонен паломниками, как мирянами, так и монахами в черных, белых, серых и коричневых рясах, поэтому ни Ричард, ни Джоанна не обратили внимания на шедшего позади монаха, который низко опустил голову и сложил для молитвы руки. Они вошли в таверну, и монах пристроился неподалеку, чтобы, оставаясь незамеченным, наблюдать за ними.

Джоанна слишком поздно заметила Марджери Эпплфилд, которая встала из-за стола, где сидела вместе с монашками, и подошла к ним. Ей оставалось лишь взять себя в руки и понадеяться, что тощая вдова не будет надоедать им слишком долго.

– Доброе утро, леди Джоанна. Доброе утро, лорд Кингслир, – громко пропела Марджери. – Как вас встретила сестра вашей подруги? Вы сегодня уже были в церкви? Наверно, нет, потому что мы только что оттуда, а вас не видели.

– Нет, еще не была, – с трудом выдавила из себя Джоанна, стараясь не покраснеть под любопытным взглядом.

– Значит, вы еще ничего не знаете? – хихикнула Марджери. – Вы и не представляете, кто нас покинул!

– Марджери, дорогая, думаю, нам не следует… – попыталась остановить ее сестра Егелина.

– Нехорошо... – присоединилась к ней сестра Мария-Анжелика.

Марджери даже ухом не повела.

– Сами они потеряли стыд, и от моих слов им хуже не будет. Леди Джоанна, мы встретили брата Томаса, и он нам сказал, что леди Кларисса и Эдвин Блэкхерст решили сесть на корабль в Уэллсе и отправиться за море! – с самодовольной ухмылкой выкрикнула Марджери.

– Может быть, они, помолившись, решили поскорее вернуться домой? – предположила Джоанна.

Про себя она подумала, что Уэллс – ближайший порт в Норфолке, которым, дай Бог, ей самой не пришлось бы воспользоваться.

– Ерунда! Они сами признались доброму монаху, что поедут вместе в Гасконию, где у Блэкхерста живет двоюродный брат. У него там виноградники. Вот уж распутники, так распутники! Графиня-то отправилась вымаливать себе ребенка, и нате вам, польстилась на старика!

Вдова наверняка ждала, что они тоже дружно осудят беглецов, и Джоанна посмотрела в глаза Ричарду.

– Бедная графиня, – только и сказала она.

Пока барон Саттон жив, леди Кларисса не сможет возвратиться домой, и им с Блэкхерстом придется жить в грехе, скорее всего до конца жизни. Джоанна не сомневалась, что виноторговец сохранит преданность несчастной графине, но ведь он уже не молод. А если умрет? Как же Клариссе де Саттон отчаянно хотелось счастья, если она решилась на такой шаг!

Тем не менее Джоанна была уверена, что если бы ей пришлось выбирать между законным браком с Годфри Лингфилдом и бегством с Ричардом Кингслиром, она бы ни секунды не раздумывала. «Слава Богу, – подумала Джоанна, – что мы еще можем честно побороться за себя!»

Поняв, что Джоанна не склонна осуждать заблудшую парочку, Марджери вернулась к монахиням. К счастью, они сидели далеко друг от друга и могли говорить без страха быть услышанными.

Дождь полил сильнее, и хозяину пришлось закрыть ставни, чтобы сидевшие у окон не вымокли.

– Какое у тебя нежное сердечко, любимая, – тихо проговорил Ричард, лаская взглядом Джоанну. Ему понравилось, что она не стала поддакивать Марджери, а самой Джоанне на мгновение показалось, что Ричард читает у нее в сердце.

– Ну... а как мы проведем день? Может, пойти в церковь, если хочешь.

Джоанна по достоинству оценила заботу Ричарда, который не забыл, что она отправилась в Уолсингем молиться за сестру.

Однако стоило ей вспомнить бесконечные очереди и жадно протянутые руки монахов, как ей сразу расхотелось идти к святыне.

– Лучше не сегодня… Завтра. Я… – Джоанна зевнула.

Ричард хмыкнул, и в глазах у него заплясали лукавые огоньки, когда он встал и протянул ей руку.

– Вам надо вздремнуть, мадемуазель, – сказал он. – Ведь вы поздно заснули вчера.

Джоанна поняла, что они не сразу будут спать, и сердце у нее быстро забилось.

Годфри тоже встал и последовал за ними.

Он видел, как они обменялись страстными взглядами, прежде чем покинуть таверну, и в бессилии сжал кулаки, поняв, что они возвращаются в «Три ангела».


Джоанна тяжело вздохнула, проглотив последний кусочек вкусного ужина, поданного Эдной Флетчер в общей комнате внизу. Хозяйка превзошла себя, приготовив тающих во рту розовых цыплят, сочных угрей, булочки с кремом. К тому же она поставила на стол добрый эль. Кроме Ричарда и Джоанны, тут были еще дородный торговец и его краснолицая жена, но они отужинали гораздо раньше молодых влюбленных, и миссис Флетчер с мальчишкой-слугой отошли подальше, однако остались в комнате на случай, если высокородным гостям понадобится еще что-нибудь.

Час пробил. Больше Джоанна не могла ждать. Или Ричард скажет ей правду о смерти Алисии, или придется в одиночестве отправляться в Уиллоуби.

– Что вас заботит, дорогая? Вы чего-то боитесь?

«Ну вот. Самое время. Господи, хоть бы все осталось, как есть».

– Ричард, любимый, я... если ты будешь моим мужем, я думаю... У нас не должно быть тайн друг от друга.

– Если?

– Я хочу стать твоей женой... Хочу больше всего на свете! – поторопилась успокоить его Джоанна, с ужасом поняв, что нечаянно причинила ему боль. – Но есть одна вещь, которую я должна знать.

Он напрягся в ожидании известного ему вопроса, и взгляд у него стал непроницаемым.

– Или вы не будете моей женой? – он проговорил это ледяным тоном.

– Да нет, нет же! Я совсем не то хотела сказать! Я больше не думаю, что вы... что из-за вас Алисия умерла. Просто я не все знаю и хочу, чтобы вы мне рассказали.

У него заныло сердце. Он как чувствовал, что Джоанна рано или поздно припомнит ту ночь в Виндзоре, и проклинал себя за сорвавшиеся с губ слова, которые втемяшились ей в голову. Да как же он скажет ей правду, если из-за этой правды она потеряет покой и их счастье навсегда будет омрачено? Церковь говорит, что люди, совершившие то, что совершила Алисия, обречены на вечные муки. Нет, только не это!

Церковь учит еще, что мужчина – господин женщины и поэтому должен руководить ею и решать за нее, что хорошо и что плохо... даже бить в назидание, если требуется. Поднять руку на Джоанну? Этого он никогда не позволит себе. Но он должен быть тверд с нею, чтобы ее же уберечь от несчастья.

И он солгал, считая, что поступает во благо.

– Джоанна, вы ошибаетесь. Наверно, вы неправильно меня поняли. Вам известно все о том, что случилось. Ваша сестра умерла в преждевременных родах вместе с ребенком, отцом которого был я. Мы оба согрешили. Она поплатилась за это жизнью, а я принял участие в крестовом походе и год пробыл заложником у султана.

– Я люблю вас, Ричард, и я вам не верю. Есть еще что-то, о чем вы не хотите мне сказать.

Было бы это при других обстоятельствах, и Ричард не остался бы равнодушен к тому, как она упрямо выставила подбородок и полыхнула в него изумрудным огнем. Маленькая Джоанна пойдет войной на весь мир, если будет считать, что правда на ее стороне!

Ради нее самой Ричард решил быть жестоким.

– Джоанна, вы не должны торговать своей любовью... или своим телом... ради того... В общем, я не считаю, что вам надо это знать. Забудьте об этом. Все. Я больше ничего не желаю слышать.

Ричард сразу понял, что зашел слишком далеко, потому что Джоанна побледнела и отшатнулась, словно он ее ударил.

– Прошу прощения, милорд, – крикнула она и вылетела из комнаты.

Несколько минут Ричард помедлил, боясь, однако, что Джоанна оставит «Трех ангелов» и переберется к другим паломникам... А там вернется к своему жениху.

Однако когда он вошел в комнату, она не металась, собирая вещи, как он думал, а тихо сидела возле окна, глядя на улицу, и одинокая слеза катилась у нее по бледной щеке.

Он стоял на пороге, беспомощно опустив руки, и глядел на нее, не зная, что сказать.

– Вы думаете, что я любила вас ради вашей тайны, – укоризненно сказала Джоанна, не поворачивая головы.

– О нет! Нет! Я... Любимая, я прошу прощения, – внезапно охрипшим голосом проговорил он. – Я вовсе не это хотел сказать. Я знаю, что вы меня любите. Ну, прости меня, любимая!

– Конечно, я вас прощаю! – воскликнула Джоанна и, рыдая, бросилась в его объятия.

Прошло много времени, прежде чем Джоанна успокоилась. Ричард обнимал ее, гладил каштановые волосы, шептал ласковые слова и в конце концов предложил платок вытереть нос. В комнате было уже совсем темно, когда он сказал, что, пожалуй, им пора в постель.

Джоанна лежала в его объятиях на просторной мягкой кровати и слушала, как бьется его сердце. Он уже давно спал, а ей сон не шел в глаза.

Итак, решено. Ричард не сказал ей правду об Алисии, и, значит, у нее нет выбора. Ей так не хотелось бросать его ради поездки в Уиллоуби, что она даже подумала, а не попросить ли его поехать с ней вместе, и сама же возразила себе, что если он не хочет ей ничего говорить, то и не захочет сопровождать ее в Уиллоуби, где она все равно до всего допытается. Он может даже помешать ей. Нет, ехать надо одной.

Джоанна понимала, что ставит под удар свою любовь. Ведь он может рассердиться на нее и выбросить ее из своего сердца. Какому мужчине нужна своевольная жена? Еще хуже, если он решит, что она лживая и упрямая, и не захочет больше иметь с ней дела.

Ну что ж. Чему быть, того не миновать. В Уиллоуби все равно ехать надо, и дай Бог, чтобы Ричард сберег свою любовь!

Решение было принято, и Джоанна принялась обдумывать, когда ей лучше ехать. А что, если встать сейчас, оседлать потихоньку Робина и скакать, покуда хватил сил? Всем своим существом она воспротивилась этому. У них есть еще один день. Последний день, когда они будут любить друг друга, а там будь что будет.

К тому же ей еще надо узнать дорогу. Насколько ей известно, Уэллс находится на севере, но хорошо бы найти кого-нибудь, кто показал бы ей точно, куда ехать. Там она сядет на корабль, идущий в Линкольншир и попросит, чтобы ее высадили поближе к Уиллоуби. За два часа Робин домчит ее до места. В седельной сумке припрятано еще несколько серебряных марок, так что будет чем заплатить.

На другое утро Джоанна встала с постели, решив насладиться каждой минутой оставшегося ей времени, что было довольно трудно, ибо она боялась вызвать подозрение у Ричарда, не упускавшего ни малейшей мелочи в ее поведении. Она сердилась на себя за то, что накануне вечером поссорилась с ним, ведь понимала же она, что он ни за что не скажет ей правды, и это вместо того, чтобы любить его и радоваться его любви.

Ей было все равно, что делать, лишь бы не разлучаться с ним. Они еще раз посетили святыню, где Джоанна сделала вид, что молится за свою сестру, потом пошли в таверну и поели там, причем Джоанна приняла горячее участие в обсуждении того, что они завтра утром отправятся обратно в Лондон.

Правда, она чуть не умерла от страха, когда он предложил ей вернуться морем, что было бы намного быстрее. Она судорожно заметалась в поисках выхода.

– Ах, нет, это нехорошо, – наконец нашлась она. – Я тоже хочу поскорее предстать перед королем и получить от него разрешение на наш брак. Но мы не одни. Паломники надеются на вас. Им с вами не так страшно. Я видела в церкви Мод Малкин, и она мне сказала..

Джоанна надеялась, что сумела скрыть свой страх.

– Будь по-вашему, госпожа Нежное Сердечко. Завтра я опять возьму суму и посох, если таков ваш приказ, – согласился он с такой готовностью, что Джоанне показалось, будто ей в сердце вонзили острый нож. – При одном условии, – хитро улыбнулся он.

– То есть?

– Вы проведете ночь в моих объятиях и будете любить меня со всей страстью, на какую вы, насколько мне известно, способны. Один Бог знает, когда нам еще удастся побыть вместе, пока мы не распрощаемся с монахами и со всеми остальными.

– Решено.

Боже, как ей нравилось, когда его карие глаза загорались огнем, покорным ее власти. О чем еще она могла мечтать? Ведь ей надо запомнить его на все время, пока они будут врозь, может быть, на всю оставшуюся жизнь. Ведь как только он заснет… Но Джоанна не хотела об этом думать.

Все устроилось как нельзя лучше. Пока Ричард расплачивался с хозяйкой, Джоанна подозвала поваренка и спросила, по какой дороге ехать в Уэллс. Когда же он сказал, что по северной, ей осталось только узнать, в какой стороне северные ворота.

Она не обратила внимания на скалившегося от злости человека в коричневой рясе за своей спиной. Годфри решил, что настал его час. Джоанна и проклятый барон Кингслир сидели возле самой двери, и он ждал лишь удобной минуты, чтобы без лишнего шума похитить Джоанну. Поваренок лишил его этой возможности. Однако он слышал, как брат Томас говорил, что они отправляются завтра на рассвете в обратный путь. Надо будет еще посторожить возле постоялого двора, не получится ли там, но на это он не очень рассчитывал. Он ни секунды не сомневался насчет того, чем они будут заниматься ночью. Однако все его мысли были заняты устройством засады, хотя равнинные места вокруг Уолсингема были для этого мало пригодны. На этот раз он не даст маху, и первое, что сделает, убьет Ричарда Кингслира.


Если Ричард и обратил внимание на нетерпение Джоанны, то ничего не сказал, видимо, приписав ее страстность опасению, что им еще нескоро посчастливится остаться наедине.

Он заснул, а Джоанна еще долго смотрела на него, пока слезы не затуманили ей взор.

19

Утомившись следить за дверью «Трех ангелов», сэр Годфри заснул, лежа на сене среди мешков с провизией, и не слышал, как перед рассветом пришла Джоанна, тихо оседлала Робина и ускакала. Роб тоже ничего не знал, хотя должен сторожить лошадей, но он еще накануне сговорился с одной хорошенькой служаночкой и теперь спал в ее постели.

Ворота открывались только на рассвете, и Джоанне пришлось немного поволноваться, как бы Ричард не проснулся без нее и не помчался ее искать. Собственно говоря, ей бы этого очень хотелось. Путешествие в одиночестве пугало ее не меньше, чем возможность потерять его любовь.

В конце концов сонный стражник с ворчанием открыл ворота для нетерпеливых паломников и крестьян, везущих на базар плоды своих трудов. В последний раз оглянувшись на город и не увидев никого похожего на Ричарда, Джоанна выехала за ворота, не забыв низко надвинуть на лицо капюшон.

В то самое время, когда Джоанна выезжала за ворота, Ричард протянул руку, чтобы разбудить ее. Он хотел ей сказать: «Просыпайся, моя любимая соня. Пора возвращаться домой».

Однако его рука нащупала только остывшие простыни, отчего он мгновенно открыл глаза и осмотрел комнату.

Сначала он подумал, что она сошла вниз, потому что захотела есть, но все равно вскочил, быстро ополоснул лицо холодной водой и тоже побежал вниз, чтобы присоединиться к ней и расплатиться с миссис Флетчер.

– Что, милорд? О нет. Я не видела миледи, – ответила на его расспросы Эдна Флетчер. – Разве она не наверху?

Только тут Ричард испугался и холодок прополз у него по спине, но он отогнал от себя страх и, отодвинув глупую хозяйку, бросился в конюшню. Джоанна наверняка седлает своего любимца.

Джоанны нигде не было.

– Джоанна! Джоанна, где вы? – кричал Ричард.

Он разбудил Годфри, и тот, не высовываясь, слушал, как причитает хозяйка, рассказывая барону, что миледи никто не видел. Следом за ней пришел Гирт.

– Коня тоже нет, – услышал он мрачный голос барона. – Не представляю... Как это могло быть, чтобы никто ничего не видел?

– Да это Роб должен следить за лошадьми, – заволновалась хозяйка. – Гирт, где он?

– Не... Откуда мне знать, госпожа?.. Что-то он болтал о служанке...

– Мальчишки! Одни гулянки в голове! по-видимому, она отвесила оплеуху, предназначавшуюся Робу, попавшему под руку Гирту, потому что тот вскрикнул. – Не знаю, что и сказать, милорд...

– Поеду в город, поищу ее. Пусть оседлают моего коня, а мы пока с вами рассчитаемся, миссис Флетчер.

Шаги затихли и, выждав немного, Годфри вышел из конюшни, не замеченный Гиртом, который прилагал все усилия, чтобы не попасться на зуб коню.

Годфри ничего не понимал. Может быть, они поссорились? Если так, то ничего лучше быть не может. Пусть Джоанна немножко побудет одна. Пусть помучается, тем легче она угодит в ловушку. Надо только найти ее раньше Ричарда Кингслира.

Вряд ли она поехала к паломникам, ведь в первую очередь Ричард будет искать ее там. Значит, на южной дороге тоже делать нечего. Спряталась в городе? Хочет, чтобы любовник ее поискал? Но в городе немного таких мест, и в каждом, если заплатить, все станет известно в два счета. Предположим, что она осталась в Уолсингеме, что она будет делать, когда у нее кончатся деньги? Годфри счел, что это маловероятно, хотя на всякий случай решил поспрашивать в здешних тавернах, если не придумает ничего получше.

Годфри даже в голову не пришло, что Джоанна могла сбежать к нему, осознав свою ошибку, и желала всей будущей жизнью загладить свою вину.

Куда же она поехала? Годфри знал, что ее брат Вильям (теперь мертвый, хотя об этом пока знал только он один) никогда не выказывал к ней добрых чувств, чтобы она могла искать у него защиты в случае надобности. Хотя, если у нее не было другого выхода, почему бы ей не поехать в Хокингем?

Остается монастырь... Вряд ли ей это придет в голову. Слишком она страстная и своевольная.

И тут он вспомнил. Джоанна приехала во дворец из Линкольншира, где жила с сестрой до ее смерти. Кажется, в Уиллоуби? Да-да, Уиллоуби. Теперь Годфри точно вспомнил. Вот туда она и поехала, может быть, чтобы остаться у родственника или попросить сопроводить ее в Виндзор. Годфри побежал к северным воротам.

– Ну да, видел я хорошенькую даму с зелеными глазами, – подтвердил старый беззубый стражник. – Волосы не видел, врать не буду. В капюшоне она была. Вы ее ищете?

Годфри кивнул и сунул ему монету, которую тот торопливо спрятал в карман.

– С час назад это было. Поехала прямо на север. А что вам от нее надо, брат? – спросил старик, подозрительно оглядывая коричневую рясу Годфри.

Ничего не ответив, Годфри побежал на южную окраину города, где его дожидались разбойники. Поначалу он совсем забыл о своей рясе, а потом решил не переодеваться. Надо как можно скорее перехватить Джоанну, а там, кто знает, может, ряса ему еще понадобится. Есть кому захватить его доспехи.


Ричард испугался не на шутку, когда Джоанны не оказалось в таверне «Одеяние Богоматери». Все паломники уставились на него, когда он сказал, что проснулся и не нашел ее.

Сейчас ему было важно только одно. Найти Джоанну.

– Ну что, не говорила я вам, сестры, чем дело пахнет? – хихикнула Марджери Эпплфилд. – Теперь полюбуйтесь... грехов-то сколько!

– Замолчи, женщина! – прорычал брат Томас, и его обыкновенно добродушное лицо налилось гневом. – Милорд, вы не думаете, что в ее исчезновении виноваты разбойники? Помните, что налетели на нас в лесу? Они еще сказали, что им нужна леди Джоанна, лорд Ричард?

Ричард стал белый как мел. Пока он думал только об их ссоре из-за Алисии. Ну в крайнем случае, что Джоанна стала чьей-то случайной жертвой. Он совсем забыл о том, что случилось в Эппингском лесу. А там ведь не все разбойники погибли, кое-кто из них сбежал.

– Не знаю, – растерянно проговорил он.

– Сэр Ричард, мы могли бы помочь вам поискать ее, – предложил брат Уиллибранд.

– Не надо, вы только задержите меня.

– Да мы не пойдем с вами. Мы поищем в городе. Может быть, она еще тут. Всех спросим, все разузнаем... а потом будем молиться за вас, если ее похитили и увезли. Пойдемте, милорд. Время не терпит.

– Если я ее не найду... – начал было Ричард, вскакивая в седло.

– Дайте нам знать, если сможете, милорд. Два дня мы будем вас ждать, – крикнул ему вдогонку брат Уиллибранд.

Ричард старался понять, что случилось. Неужели Джоанна просто так взяла и сбежала, пока он спал? Не может быть, ведь он спит чутко, как кошка. И опоить его она не могла, потому что проснулся он легко.

На южной дороге, проскакав несколько часов, Ричард не нашел никаких следов Джоанны. Никто ее не видел, никто не прятал в телеге или в экипаже.

Он сделал немалый круг, опрашивая всех, кого встречал по пути, и никто ничего не мог ему сказать.

Только на второй день к вечеру он вернулся в Уолсингем и сразу помчался в таверну «Одеяние Богоматери».

Там его ждал Джон Бейкер, который почтительно поклонился ему, но не мог ничем утешить.

– Монахи сказали, чтобы я привел вас к ним, когда вы приедете, – с этими словами Джон повел его в бедный на вид дом, где его ждали монахи и паломники.

– Мы не нашли леди Джоанну, – сообщил ему брат Уиллибранд. – Нам очень жаль, но один ключик все-таки есть. Старик, что сторожит северные ворота, сказал, будто видел молодую женщину в тот день, когда исчезла леди Джоанна. Он открыл ворота, и она сразу же уехала.

– Она была одна? – спросил Ричард, и его взгляд не предвещал ничего хорошего похитителю его дамы.

– О да, милорд. Она поехала на север. К морю, наверно.

Ричард задумался. «Что ей могло понадобиться на севере?»

Он сделал тот же вывод, что и Годфри за два дня до него. Правда, сейчас ему потребовалось на это гораздо меньше времени, чем жениху Джоанны, потому что Ричард знал, каким тяжелым грузом лежит на душе его любимой таинственная смерть сестры. Какой же он был дурак, когда подумал, что своей любовью может стереть из ее памяти все, что ему заблагорассудится.

На минуту ему стало легче оттого, что ее не похитили, а она сама упрямо двинулась в свой бывший дом, чтобы узнать там правду. Но легче ему стало ненадолго, едва он подумал, какая опасность все еще угрожает ей. Если не разбойники из Эппингского леса, то на дорогах много других разбойников, которые охотятся за всякой легкой добычей, несмотря на строгий указ короля Эдуарда. Корабль тоже может пойти ко дну. Да и команда на корабле еще неизвестно как отнесется к одиноко путешествующей женщине. Упрямая дурочка! Надо торопиться, чтобы не было поздно.


Джоанна прискакала в порт как раз вовремя. Капитан Эрвальд собирался поднять якорь и отправиться в плаванье. А пока он стоял на берегу и ждал лодку, которая должна была доставить его на корабль.

– Ну да, мадемуазель, мой путь на Скегнесс с вином из Гаскони и материей из Фламандии. Почему же не взять вас, мадемуазель? – и он ласково улыбнулся красивой молодой женщине, предложившей ему две серебряные марки. – А куда вы денете коня? На корабле ему нет места.

Джоанна смотрела на Робина и теребила поводья, чувствуя себя дура дурой. Как же без Робина? Ей такое даже в голову не приходило, но капитан, наверное, прав. Оставить коня на произвол судьбы? Ни за что!

– Ну как, мадемуазель? Мы скоро отходим, а то потом поздно будет.

Кудрявый юноша стоял неподалеку, обмениваясь насмешками и руганью с городскими пьяницами.

– Мои родители, – сказал он вдруг, – держат неподалеку таверну для моряков. Я поставлю коня в конюшню, а вы вернетесь и заберете его, а?

Джоанне пришлось решиться. Понадеявшись, что парень ее не обманет и не продаст коня, она согласилась. Ей надо на корабль. Это главное. И нельзя медлить, а то Ричард догонит ее. У него было достаточно времени, чтобы понять, куда она помчалась, если только он не забыл их ссору.

– Тим дело говорит, мадемуазель, – вмешался капитан. – Отец у него честный человек. Приедете обратно и заберете своего коня, миледи.

Джоанна и глазом не успела моргнуть, как парень спрятал в карман монету и повел Робина прочь, а лодка повезла Джоанну на корабль, который немедленно поднял якорь и вышел в море.


Когда Годфри прибежал на постоялый двор, его разбойники валялись пьяными, и прошло немало времени, прежде чем хотя бы один из них, избитый до синяков и чуть не утопленный в холодной зеленоватой воде, пришел в себя настолько, чтобы запомнить приказания Годфри.

– Эй, я не могу прыгать вокруг вас целый день и приводить в чувство! – орал Годфри на разбойника, который никак не мог понять, что так разозлило господина. Разве он сам не разрешил им делать, что им угодно? – Поднимай остальных и идите в Уиллоуби. Это в Линкольншире. Я не собираюсь платить, чтобы вас привезли на корабле, и не хочу, чтобы о вас узнали. Так что добирайтесь, как знаете. Там кто-нибудь из вас прикинется путешественником и попросит приюта на ночь. Найдете меня под видом брата Мартина. Смотрите не подведите на сей раз, или всем вам несдобровать! Будете качаться на виселице! – при грозил Годфри, с удовольствием замечая страх в глазах воришки.

Когда Годфри примчался в Уэллс, несколько кораблей готовились к выходу в море, но все они шли на юг, а не на север, к тому же, когда он это выяснил, волна сошла и было поздно кого-нибудь нанимать.

– Были бы вы тут часом раньше, брат, сообщил ему старик, сидевший на той же скамейке, на какой раньше сидел неведомый Годфри Тим, предложивший Джоанне приют для ее коня, – капитан Эрвальд взял бы вас. Он как раз пошел на север. Вот и плыли бы себе сейчас в компании с красоткой... да ваш брат монах никаких не жалует, – опомнился он.

– Дама? – переспросил Годфри пьяницу, и глаза у него загорелись дьявольским огнем.

– Ну, вроде. А вам что за дело до нее, брат? – хихикнул тот.

– Она... Она... А, ну да, она сбежала из монастыря. Значит, ты говоришь, красотка?

– Красотка, брат, – подтвердил пьяница, показав своим хмыканьем, что ни на мгновение не поверил в басенку Годфри о монахе и монашке. – Он всегда ходит в одно и то же место. Подождите до завтра, и вы сами у него все узнаете.

Годфри решил, что завтра сядет на первый же корабль, идущий на север, кто бы ни был его капитаном. Однако удача отвернулась от него, и ему пришлось ждать два дня. К тому времени действительно возвратился капитан Эрвальд и сообщил, что знает даму, соответствующую описанию «брата Мартина», и высадил ее на берег возле Скегнесса. Она вроде собиралась купить там лошадь и ехать в Уиллоуби, по крайней мере он так понял из ее слов. Брата Мартина он тоже может туда доставить, только брату Мартину придется подождать до завтра.


Ричард Кингслир явился в прибрежный городишко через несколько часов после отплытия Годфри и без всяких затруднений узнал, как Джоанне повезло с кораблем. А произошло это потому, что на берегу он встретил того самого Тима, который болтался тут в надежде заработать несколько монет.

– Так и есть, милорд. Даму капитан Эрвальд отвез, куда ей надо было, два дня назад. Да хотите, ее конь у нас в конюшне, – напыжился он.

– Неужели? А ты, парень, не знаешь ли корабль, который мог бы взять на борт меня с моим конем?

Юноша почтительно оглядел могучего боевого коня и задумался.

– Пожалуй, нет, милорд, – проговорил он в конце концов. – Тут у нас рыбу ловят да понемножку развозят всякую мелочь по побережью.

Норманнский барон с трудом понимал выговор простолюдина, очень отличавшийся оттого, на каком изъяснялись в его родном Кингслире, но мало-помалу дело пошло на лад. Сначала Ричард подумал было оставить своего коня этому же парню, а самому сесть на корабль, как это сделала Джоанна. Потом отказался от этой мысли. Его конь стоил столько, сколько простой человек за всю жизнь не заработает, и не стоит подвергать людей искушению. К тому же, кто знает, когда прибудет корабль.

– Ты все тут знаешь?

– Ну да, сэр, – с готовностью подтвердил Тим, предчувствуя большие деньги. – Как свои пять пальцев.

– Мне надо как можно быстрее добраться до Уоша, а потом дальше на юг Линкольншира. Дама, чью лошадь ты взял, могла попасть в беду, понятно? Мне нужно найти ее. Поедешь со мной или подскажешь, кого лучше взять?

У Тима округлились глаза. Высокий темноволосый рыцарь был для него словно сказочный герой, придуманный трубадуром. И он просит его помочь!

– Да нет, господин, я сам! Покажу вам дорогу до самого Королевского Линна, а там у меня живет двоюродный брат, он знает все дороги до Бостона.

– И перевезет нас через Уош? – спросил Ричард, прищурившись, ибо вспомнил, как много лет назад все богатства Англии оказались в неукротимых водах Уоша, настигших короля Иоанна в мгновение ока.

– Ну как же, сэр! Он же там вырос!

– Ладно. Возьмем коня миледи. Должен же ты на ком-то ехать. Я тебе заплачу, и твоего брата не обижу.

У Тима загорелись глаза. Мало того что он помогает настоящему рыцарю, так еще поскачет на дорогом коне!

Ричард помог парнишке вскарабкаться на своего коня, и они поехали в деревню, где была таверна, принадлежавшая родителям Тима.

Пьяница, рассказавший «монаху» о Джоанне, слышал разговор Ричарда с мальцом и глумливо усмехался про себя. Сразу два рыцаря бегут за ней вдогонку Это недаром. Что-то еще тут есть, кроме ее красоты. 3абавно было бы посмотреть, что они станут делать, когда узнают друг друга.

20

Лошадка, которую Джоанна купила в Скегнессе, ни в какое сравнение не шла с ее Робином, однако делать было нечего. Если бы она не рассталась с Робином и попыталась обогнуть Уошскую бухту, вместо того чтобы плыть на корабле, наверняка быть ей тогда добычей чьей-то жадности. Она заплатила за лошадь, дала денег проводнику и осталась без единого пенни. Ну, да ладно, Уиллоуби не за горами.

Джоанна уже не замечала соленый привкус в воздухе, привыкнув к нему за два дня, прошедших после того дня, как она примчалась в Уэллс.

Вместе с беззубым и кривоногим проводником, не склонным к болтовне, она ехала теперь по направлению к соленой топи. Колдовская дикая красота здешних мест волновала Джоанну, и, как только она без боязни отрывала взгляд от узкой тропинки, смотрела и не смогла насмотреться на оранжевую крушину, алые маки, на лавандовые ковры, словно нарочно брошенные для крашения неоглядных зелено-коричневых просторов. В небе пели жаворонки, совсем не боявшиеся людей, которые лишь ненадолго нарушили их покой. Джоанна видела множество непуганых коричнеголовых пулярок и уток, кормившихся в неглубокой воде рядом с тропинкой, по которой она ехала. Один раз они встретили добытчиков соли. Других людей здесь будто вовсе не было.

– Вот мы и на месте, миледи, – услыхала Джоанна часа через два и очнулась от своих грез, в которых Алисия была живой и здоровой и ждала ее в замке. Подняв глаза, она увидела прямо перед собой ни на йоту не изменившийся Уиллоуби.

Окруженный рвом, заполненным водой из близлежащих болот, он возвышался над окрестностями, построенный на насыпи, над которой потрудилось множество здешних крестьян, прежде чем норманнский барон остался доволен и начал возводить деревянный замок на месте сегодняшнего каменного.

– Я провожу вас до моста и подожду, а то, чего доброго, барон еще вас не примет, – с неожиданной любезностью предложил кривоногий гид.

– Благодарю вас. Он меня примет, – сухо ответила Джоанна, хотя в душе была благодарна своему неразговорчивому провожатому.

Джоанна не сказала ему, что жила здесь в те годы, когда барон Роджер, желая угодить своей юной золотоволосой супруге, зазывал к себе всех, кто оказывался у ворот замка, чтобы послушать о событиях за пределами Линкольншира.

– Эй, стражник! – крикнул проводник, подъехав к башне.

– Кто там? – отозвался тот.

– Леди Джоанна Хокингем, невестка барона Роджера! – с бьющимся сердцем, но довольно твердо произнесла Джоанна. – Прошу барона принять меня.

Ну вот, она и в Уиллоуби. Джоанна не знала, радоваться ей или нет. Надо узнать правду, чем бы это ей ни грозило.

– Проезжайте, леди Джоанна Хокингем, услыхала она, и тотчас заскрежетал опускаемый мост.

Проводник предложил подождать на случай, если барон не разрешит ей остаться, однако Джоанна была уверена, что барон не выгонит ее в тот же день, даже наотрез отказавшись говорить об Алисии.

Она сошла с коня, отдала поводья проводнику и от души поблагодарила его за услугу.

– Добро пожаловать опять в Уиллоуби, – вышел встречать ее во двор управляющий барона. Алан был еще довольно молод, когда она уехала ко двору, а теперь он уже растерял все свои волосы и опирался на палку, только улыбка у него не изменилась, осталась такой же доброй, как раньше.

– Спасибо, Алан. Мне – бы хотелось повидать барона Роджера.

– Я провожу вас к нему, мадемуазель, но должен предупредить, он как раз сейчас занят делами и вам придется подождать.

Как все бароны, сэр Роджер четыре раза в год судил своих подданных. Большой зал в таких случаях бывал заполнен до отказа крестьянами, принадлежащими барону, и его арендаторами, причем каждый считал, что его дело самое важное. Прежде чем что-нибудь решить, барон выслушивал обиженных и обидчивых, споривших о границах своих владений, о справедливости или несправедливости наказания за леность, о том, по доброй воле или насильно дочь одного виллана спала с другим, не желавшим теперь брать ее в жены, хотя у нее уже такое пузо, что на улицу стыдно выйти.

По прошлым временам Джоанна помнила, что барон тратил на это весь день до ужина.

– Тогда, может быть, мне лучше сначала помыться с дороги. Вы вправду думаете, Алан, что он разрешит мне хотя бы переночевать в Уиллоуби? – спросила Джоанна, только теперь поняв, как много прошло времени и как неразумно было с ее стороны врываться непрошенной-негаданной в дом когда-то даже не пожелавшего попрощаться с ней барона.

– Все будет в порядке, – успокоил ее управляющий. – Мой господин всегда был грубоват, а сейчас еще постарел, но родственницу он из своего дома не выгонит. Думаю, он даже будет рад вам, леди Джоанна. Много времени прошло с тех пор...

И он смешался, не зная, что сказать ей.

– С тех пор, как умерла моя сестра, – твердо проговорила Джоанна. – А как вы думаете, он не будет возражать, если я займу мою прежнюю комнату, а, Алан?

– Конечно, нет. В ней никто не живет.

Управляющий сделал ей знак следовать за ним, и они поднялись по внешней лестнице, чтобы не заходить в зал, где вершился суд.

– Барон Роджер женился? – спросила Джоанна.

Если здесь есть хозяйка, Джоанна хотела сначала поздороваться с ней, а уж потом заняться собой. Правда, до нее не дошло никаких известий, но барон не из тех, кто пишет письма.

– Нет, миледи. Прошу прощения, он даже ни одну служанку не зовет к себе согреть постель. Верно, он... оставил все это в прошлом, – сказал Алан, смущаясь собственной откровенности.

– Понятно.

Они остановились возле знакомой двери.

Значит, у барона нет наследника, и замок после его смерти отойдет к королю.

– Спасибо, Алан, все хорошо. Вы пришлете мне сюда кого-нибудь принести воды? Так хочется поскорее смыть с себя грязь и соль.

За четыре года в комнате ничего не изменилось. Ее проветривали и содержали в чистоте, но половики высохли и кололи ступни. Надо бы переменить постель и попросить свечу, но это все мелочи. Джоанна порадовалась, что ей никого не пришлось выселять из комнаты, и вынула из седельной сумки синее платье. Когда принесут воду, надо будет попросить кого-нибудь привести в порядок коричневое.

Джоанна с грустью вспомнила свои шелковые и бархатные наряды, оставленные в Виндзоре, не говоря уж о материи, подаренной ей еврейкой, которую она даже не стала доставать, чтобы не расстраиваться. Как она сказала тогда? «Для свадебного платья». Неужели эта свадьба когда-нибудь будет?


– Дорогая Джоанна, мне очень жаль, что вам пришлось дожидаться меня, – сказал барон, входя в ее комнату. – Мои люди по прежнему ссорятся, и мне надо было во всем разобраться сегодня, чтобы они не пришли еще и завтра.

Сидя у камина, Джоанна уже давно согрелась и почти задремала, поэтому барон застал ее врасплох и она не успела ничего сказать, как уже оказалась в его объятиях.

Пока он целовал ее в обе щеки, Джоанна взяла себя в руки и, насколько могла, скрыла свое изумление. Четыре года – долгий срок в жизни старика, и Роджер Уиллоуби теперь мало походил на вдовца, которого она покинула в дни его траура.

Его серые глаза, острые как у сокола, теперь выцвели, намечавшийся живот исчез, спина согнулась, и ходил он, опираясь на палку. Волосы у него совсем побелели, но еще были густые, как прежде. Со щек исчез здоровый румянец.

– Вы правы, что не стали ничего менять ради меня, – успокоила его Джоанна, – ведь вы меня не ждали. К тому же я зря не теряла время и устроилась, как дома. Вы не против, милорд?

– Совсем нет, совсем нет. Надеюсь, вы побудете у меня подольше.

Джоанна обрадовалась. Барон Уиллоуби принял ее гораздо добрее, нежели она ожидала. В лучшем случае она думала, что он холодно поздоровается с ней и предоставит комнату на ночь, ясно дав ей понять, что сестра его грешной жены не может рассчитывать на большее. Годы и горе смягчили этого некогда сурового человека.

– Несколько дней, если позволите, сэр Роджер, – Джоанна решила, что должна рассказать барону, зачем приехала к нему, и пусть он тогда думает, что с ней делать. – Я хотела бы... Вы должны знать, что я...

В дверь постучали.

– Расскажите мне за ужином, дорогая Джоанна. Я позволил себе приказать, чтобы нам подали наверх. Внизу слишком шумно, как всегда после суда, всем надо все обсудить и придумать на каждый случай более мудрое, чем у меня, решение, – он ухмыльнулся. Завтра вы будете царить за моим столом.

Джоанна была благодарна ему за заботу.

Барон открыл дверь и показал слуге, где расставить блюда с едой. Хорошо, что можно сидеть в теплой комнате и не спускаться в зал, где слуги будут рассматривать ее и обмениваться впечатлениями, насколько сильно она изменилась (или не изменилась) за прошедшие годы. Она боялась, что эти разговоры волей-неволей перейдут в воспоминания о смерти Алисии. В любом случае служанка, которая помогла ей вымыться, наверняка всем расскажет, что приехала сестра жены барона, и к завтрашнему дню, дай Бог, все успокоится.

Вкусный запах жареного мяса пощекотал ей ноздри и напомнил, что она не ела с самого утра.

Ужин прошел в приятной беседе о короле и его придворных. Старый барон остался очень доволен утверждением Джоанны, что Эдуард Длинноногий совершенно не похож на своего неумелого и непостоянного отца и желает мира Англии, но шотландцам и уэллсцам спуску не дает.

– Я при принцессе Элеоноре, – рассказывала Джоанна, – вместе с кастилькой леди Габриэлой. Она приехала в Англию с королевой. Маленькая Элеонора – прелестная девочка и характером вся в отца...

– А здорового наследника у них так и нет? – спросил барон, отщипывая кусочек хлеба и макая его в соус.

Джоанна с удовольствием отметила про себя, что аппетит у барона превосходный.

– Нет. Бог даст, принц Альфонсо окрепнет с годами.

– Хм. Альфонсо – малоподходящее имя для английского короля. Для меня загадка, почему у такого здорового короля рождаются только больные сыновья, обреченные на раннюю смерть, – барон вздохнул. – Хотя, наверно, не мне говорить, ведь обе мои жены не дали мне ни одного сына.

Барон отвернулся, и Джоанна умолкла, пожалев, что мысли сэра Роджера обратились к несчастливому прошлому. Но ведь она тоже приехала говорить с ним не о приятных вещах. И Джоанна засомневалась, стоит ли вообще о чем-либо спрашивать старика.

Прошло много времени, прежде чем барон вновь обратился к ней.

– Когда вы жили здесь, милая девочка, у вас только и было, что острые когти и огромные зеленые глаза. Вы стали очень красивой, Джоанна. Впрочем, вам, наверное, уже не раз говорили об этом придворные кавалеры. Почему же вы до сих пор не замужем? Я хочу племянника, уж коли у меня нет сына.

– О, благодарю вас, милорд, – Джоанна решила отвлечь барона от мрачных мыслей, а об Алисии поговорить с ним позже. – Я помолвлена...

– Хорошо, это хорошо. А ваш рыцарь из хорошей семьи? Что говорит о нем Вильям?

– Знаете, с Вильямом я еще не разговаривала, но сэр Годфри – его кастелян в Лингфилде, так что, наверно, он ему нравится.

Барон задумчиво кивнул.

– Очень хорошо, очень хорошо. Значит, он выбрал для вас мужа, который зависит от него и не изменит своего отношения к нему, что бы ни случилось между вами. Когда же свадьба?

– Я... Я не хочу замуж за сэра Годфри, милорд, – затрепетав от страха, объявила Джоанна.

– Что? Не хотите замуж? Я не ослышался? Вы обручены? – воскликнул в изумлении сэр Роджер и выпил еще вина, чтобы прийти в себя.

– Я влюбилась... в другого человека... барона, – сказала Джоанна, рассчитывая, что сэр Рождер не спросит его имени. Не хватало еще, чтоб он узнал, что она любит и хочет выйти замуж за человека, который, как, верно, барон считает, соблазнил его жену и довел ее до смерти. Джоанна уже пожалела, что заговорила о своей помолвке, и решила поскорее покончить с этой историей. – Я совершила паломничество в Уолсингем. Вот почему я не при дворе, милорд... и я влюбилась. Он думает, что сумеет уговорить короля расторгнуть мою помолвку.

– Думает? Любовь все побеждает. По крайней мере молодые никогда в этом не сомневаются. Ладно. Желаю тебе удачи, девочка, да и барон все-таки лучше, чем простой рыцарь-кастелян, а? Он красивый? Ну, конечно, я вижу это по твоим глазам. И он тебя любит. Это я тоже вижу. Я рад за нас, Джоанна. И рад, что все обернулось к лучшему, несмотря на то, как я выставил вас отсюда.

Глаза барона помутились от слез, и Джоанна порывисто протянула к нему руку.

– Не надо, – сказала она. – Я же знала тогда, как вам тяжело, а теперь понимаю вас еще лучше.

– Я верю тебе, девочка. Да, ты собиралась сказать мне, зачем приехала сюда. Мы как раз поели. Итак, вы были в Уолсингеме. Что привело вас к нам на самый север? Хотите, чтобы я благословил вас? Очень мило с вашей стороны, дорогая Джоанна, но мне сказали, что вы явились сюда с одним только провожатым, похожим на болотную крысу. Где же ваш барон? Почему он отпустил вас одну?

Беспокойство исказило лицо барона и изменило его голос, однако Джоанна не заметила насмешки. Ей было приятно, что сэр Роджер небезразличен к ней.

– Он ничего не знает. Правда, милорд, – призналась Джоанна, не смея поднять глаза на старика. – Я уверена, что он бы мне не позволил. А я должна знать...

– Знать? Знать что? – нетерпеливо перебил ее барон.

– Сэр Роджер, я должна знать правду о моей сестре. Я чув... чувствую, что мне не все сказали, – выложила она, не забыв аккуратненько обойти вниманием Ричарда, того самого Ричарда, который обрюхатил жену барона и дал понять Джоанне, как мало она знает о своей сестре. – Пожалуйста... Я уже не маленькая, милорд. Мне не будет покоя, пока я все не узнаю.

Ну вот. Она все сказала. Теперь барону решать, как поступить.

Барон побелел как полотно и застыл с открытым ртом. Несколько мгновений Джоанна думала, что удар был слишком жестоким, но он встал и подложил полено в затухающий огонь. Посыпались искры. Барон зажег свечу и поставил ее на стол между собой и Джоанной. Когда в комнате опять стало светло, Джоанна увидела на лице барона глубокие морщины.

– Да, вы уже не маленькая. Это правда. Я знал, что вы слишком умны и полуправда вас не устроит. Вы всегда были умной девочкой. А вы выдержите? Вам хватит сил выдержать то, что я вам скажу? Все это не очень приятно, как вы понимаете. И если вы хотите сохранить в душе прелестный золотой облик вашей сестры-ангела, сияющий вам с небес, я ничего не скажу.

Он умолк и вопросительно посмотрел на нее.

Джоанна кивнула. Сердце глухо билось у нее в груди.

Она решила облегчить ему его задачу.

– Я уже знаю, что сестра не была вам верна, милорд. И мне очень... очень жаль.

– Вы тут ни при чем и не стоит извиняться. Да, при дворе любят поговорить. Наверно, кто-то из здешних проболтался.

– Но есть еще что-то.

Сэр Роджер кивнул, глядя в огонь и словно набираясь от него сил.

– Вам тяжело будет это слышать, моя дорогая, не легче, чем мне рассказывать о том, что моя жена сделала...

Он замолчал. Вздохнул раз, другой, третий, словно ему не хватало воздуха.

– Не надо, милорд, прошу вас. Не надо мне ничего рассказывать. Я не хочу, чтобы вы мучились!

Барон побелел как полотно и застыл с открытым ртом. Несколько мгновений Джоанна думала, что удар был слишком жестоким, но он встал и подложил полено в затухающий огонь. Посыпались искры. Барон зажег свечу и поставил ее на стол между собой и Джоанной. Когда в комнате опять стало светло, Джоанна увидела на лице барона глубокие морщины.

– Да, вы уже не маленькая. Это правда. Я знал, что вы слишком умны и полуправда вас не устроит. Вы всегда были умной девочкой. А вы выдержите? Вам хватит сил выдержать то, что я вам скажу? Все это не очень приятно, как вы понимаете. И если вы хотите сохранить в душе прелестный золотой облик вашей сестры-ангела, сияющий вам с небес, я ничего не скажу.

Он умолк и вопросительно посмотрел на нее.

Джоанна кивнула. Сердце глухо билось у нее в груди.

Она решила облегчить ему его задачу.

– Я уже знаю, что сестра не была вам верна, милорд. И мне очень... очень жаль.

– Вы тут ни при чем и не стоит извиняться. Да, при дворе любят поговорить. Наверно, кто-то из здешних проболтался.

– Но есть еще что-то.

Сэр Роджер кивнул, глядя в огонь и словно набираясь от него сил.

– Вам тяжело будет это слышать, моя дорогая, не легче, чем мне рассказывать о том, что моя жена сделала...

Он замолчал. Вздохнул раз, другой, третий, словно ему не хватало воздуха.

– Не надо, милорд, прошу вас. Не надо мне ничего рассказывать. Я не хочу, чтобы вы мучились! – крикнула Джоанна и, бросившись перед ним на колени, схватила его за руки.

Барон посмотрел на нее. Только что бледное лицо стало багровым, словно старику сжали горло, не давая дышать. Какое-то странное бульканье вырвалось у него из горла.

Джоанна опять закричала, а он, хватая воздух руками, повалился на пол.

21

Никто не пришел на крик Джоанны, и она вспомнила, что все должны быть в большом зале внизу – едят, пьют и ничего не слышат.

Бросив испуганный взгляд на лежавшего ничком барона, Джоанна выскочила из комнаты.

Она так торопилась, что едва не упала с лестницы, но, как только она, бледная и встрепанная, оказалась внизу, все сразу замолчали.

К счастью, она увидела среди множества незнакомых лиц доброе лицо управляющего.

– Помогите мне! – крикнула она, подбегая к Алану. – Ваш господин упал у меня в комнате. Я боюсь, что он умер!

И сразу же все закричали-завопили. В зале стоял такой шум, что невозможно было ничего расслышать. Несколько человек подбежали к рыдающей Джоанне и ничего не понимавшему Алану. В конце концов управляющий изо всех сил стукнул по столу, призывая всех к порядку, и позвал двух крепких молодцов. Они поднялись в комнату Джоанны.

Барон был жив. Когда Алан вместе со слугами перевернул его, он тяжело дышал и языку него распух и не помещался во рту. От него плохо пахло. Казалось, всего за несколько минут он постарел лет на двадцать.

– Несите его в спальню, – приказал Алан слугам. – Только поосторожнее. Вот так… легче... поддерживайте голову...

Не зная, что делать, Джоанна шла следом, и ей казалось, будто все происходит не в жизни, а в ночном кошмаре. Она смотрела, как бесчувственного барона укладывают в постель.

– Как это случилось? – ласково спросил ее Алан.

То и дело прерывая себя рыданиями, Джоанна рассказала, как они ели, разговаривали, а потом барон стал хватать воздух ртом и словно потерял дар речи.

– Вы говорили с ним о чем-нибудь неприятном?

Джоанна покачала головой, не в силах признать свою вину. И она промолчала, что речь шла о трагической смерти жены барона. «О Боже, если это сон, дай мне силы проснуться!»

– Он умрет?еле выговорила Джоанна.

– Не знаю. По тому, что вы говорите, похоже, у барона удар. Он может умереть ночью, а может прожить еще несколько недель или месяцев, а то и встать завтра совсем здоровым, будто ничего не было.

– Мне не надо было... Не надо было приезжать. Наверное, волнение. Ничего бы не было...

– Вы напрасно вините себя, миледи. У милорда уже случались головные боли и немели пальцы на руках. Это быстро проходило, а потом опять возвращалось. Он считал, что виноваты годы. Вспомните, леди Джоанна, он ведь уже старик.

Среди ужинавших за большим столом в зале был священник, который теперь вошел в комнату, чтобы причастить барона. Он помазал ему лоб и перекрестил его, повторяя шепотом слова молитвы. Джоанна опустилась на колени, но не могла вспомнить ни слова.

Когда священник наконец ушел, она повернулась к Алану.

– Его нельзя оставлять одного. Я побуду тут ночью.

– Нет, миледи, вы слишком измучены, сказал управляющий. – Я найду какую-нибудь женщину, а потом вы пойдете отдыхать. Завтра вам потребуется много сил... Вы ведь единственная родственница барона и, значит, хозяйка Уиллоуби.

Джоанна удивилась.

– Но вы... вы ведь управляющий. – «Боже, как она устала. Даже сказать ничего не в силах».

– Миледи, я был хорошим слугой моему господину, но я простой человек... В доме нет хозяйки после смерти госпожи Алисии. Ближе вас у него нет родственников.

– Наверно, нам нужно поставить в известность короля... У барона нет наследника, значит, его владения отходят к короне. Правильно?

Алан был терпелив.

– Мадемуазель, сэр Роджер жив... пока. На все воля Божья, но кто-то ведь должен распоряжаться и приказывать. Обещаю, что помогу вам, чем смогу. Но все равно вы должны выспаться. Завтра тяжелый день, – повторил они ушел искать няньку барону.

Вопреки своим ожиданиям Джоанна заснула, правда, только благодаря поссету, поданному ей самой старой служанкой в замке Годой.

Утром она проснулась и поняла, что все, случившееся вчера, не дурной сон.

Прослушав службу, Джоанна откусила кусочек хлеба, выпила разбавленного вина и отправилась в комнату барона. По дороге она встретила Году с грязными простынями. Сэр Роджер не спал.

Рот у него все еще был перекошен, но в глазах кипела жизнь.

Джоанна села в кресло, стоявшее возле кровати.

– Милорд, да вам уже лучше! Боже, как я рада! Простите меня! – радостно бормотала она, схватив его за руку.

Рука была безжизненной и холодной, и барон смотрел на нее, словно удивляясь, зачем она вообще ему нужна. Потом он поднял глаза и попытался что-то сказать, но у него ничего не получилось.

– Миледи, он не может говорить, – укоризненно глядя на Джоанну, сказала Года. – Одна половина у него неподвижна. Попробовала я дать ему кашку, так он сколько проглотил, столько и выплюнул, бедняжка.

Джоанна перевела взгляд на барона и увидела, как по его щеке течет слеза.

– Неужели ничего нельзя сделать? А если послать за лекарем?

– Поблизости лекаря нет, миледи, да если бы и был, управляющий говорит, он ничем ему не поможет.

В голосе служанки явственно звучала обида.

– Мне кажется, я помню, тут была одна... мудрая женщина, – Джоанна говорила все тише и тише, пока не смолкла совсем, изо всех сил стараясь вспомнить лицо старухи, которую видела только издалека.

– А, это Мэг, – Года посмотрела на барона. – Знаете, миледи, она торгует приворотными зельями и амулетами, а больше ничем.

Старуха покачала головой.

Этот день и следующий пролетели, как в тумане. Джоанна нянчила беспомощного барона, приказывала, что готовить на завтрак, обед и ужин, и смотрела за хозяйством. Спальня барона превратилась в хозяйский кабинет, потому что все, кто жил в замке, привыкли получать распоряжения барона каждый день и теперь шли за распоряжениями к Джоанне, так что ей волей-неволей пришлось принимать решения. Всякий раз, когда вопрос был более или менее серьезный, Джоанна советовалась с бароном, несколько раз повторяя одно и то же лежавшему в постели старику. Он был в состоянии ответить только «да» и «нет», кивнув или покачав головой, а более сложные ответы были ему недоступны, и он в бессилии сжимал здоровую руку в кулак и заливался краской.

Джоанна думала о том, какая печальная участь постигла сэра Роджера, живой быстрый разум которого был словно в тюрьме его тела. Жизнь не жизнь и смерть не смерть. Лучше бы ему сразу умереть. Джоанне было жалко этого еще совсем недавно сильного человека, который теперь беспомощно лежал перед ней. Несколько раз в день она растирала ему неподвижную руку, мечтая вернуть ей жизнь, но с каждым разом ей все труднее было разжать пальцы.

Один раз, когда Джоанна покормила барона, он здоровой рукой ухватил ее за юбку и притянул к себе, глядя прямо ей глаза, словно о чем-то спрашивая.

– Хотите еще? – спросила Джоанна.

Он отрицательно покачал головой.

– Вам тепло?

– Да.

– Вам стало хуже? Позвать священника?

– Нет.

Быстрым движением Джоанна проверила простыни, неловко улыбаясь при этом. Он тоже ей улыбнулся. Простыни были чистые.

– Вы жалеете, что не смогли рассказать мне об Алисии, да? – поняла она.

Он кивнул и заплакал.

Все надежды Джоанны рухнули. Роджер уже ничего не расскажет ей, ведь тут не обойдешься одними «да» и «нет».

Когда она увидела его наутро после удара, то поверила, что с каждым часом и с каждым днем ему будет все лучше, пока он в конце концов не станет, каким был до случившегося с ним несчастья. Сейчас она заставила себя взглянуть правде в глаза. Лучше барону не станет. Может быть, только хуже. Не дай Бог, он простудится, а как не простудиться, когда он такой слабый, и это будет конец.

Теперь она не узнает правду, похороненную в его сердце. Значит, так тому и быть. Она смотрела на него, слезы градом катились у нее по щекам.

Весь оставшийся день она была сама не своя и исполняла свои обязанности, думая о чем угодно, только не о них.

На четвертый день после обеда, когда она поднималась по лестнице к барону, ее остановил Алан.

– Миледи, монах стоит у ворот. Просит приютить его на пару дней. Говорит, идет в Линкольн.

– Монах? Один? Старый?.. Вы уверены? В серой рясе?

Ей вдруг пришло на ум, что это мог быть брат Томас. Или брат Уиллибранд.

– Нет. На нем коричневая ряса, не такая, как у францисканцев. Он говорит, что его зовут брат Мартин.

Но Джоанна уже потеряла к нему интерес.

– Пустите его... И всех пускайте... Приветствуйте от моего имени, но говорите, что я очень занята, – устало проговорила она и пошла дальше.

Для владельцев замков было самым обычным делом предоставлять приют путешественникам, но у Джоанны не было сил разыгрывать из себя гостеприимную хозяйку. И новости, которые мог бы рассказать ей монах, мало ее заботили. Джоанна преданно ухаживала за бароном и урывала время только на сон, еду и хозяйство.


Еще через два дня к вечеру Алан подошел к ней, когда она сидела на открытой площадке одной из башен и шила ночную рубашку для барона. Сэр Роджер раньше не любил их, а теперь быстро замерзал, и ему нечего было надеть. В этот день он глядел веселее обычного и его даже усадили поближе к огню, чтобы он погрелся, но и недалеко от окна, чтобы он видел синее небо и облака любимого Линкольншира.

– Миледи, там гость... – сказал Алан.

– Разве я вам не сказала, чтобы вы давали приют всем, кто попросит? Не надо сообщать мне обо всех! – резко сказала она и тут же раскаялась. – Прошу прощения, Алан, я просто устала...

– Миледи, я понимаю, но этот человек хочет с вами говорить, и если вы узнаете, кто он, то, наверное, захотите с ним повидаться.

Он открыл дверь и впустил Ричарда Кингслира, после чего вышел из комнаты.

Сначала ни один из них не мог произнести ни слова. Они просто смотрели друг на друга – высокий темноволосый рыцарь в дорожной одежде и побледневшая женщина, бессильно уронившая на шитье руки.

Ричард обратил внимание, что у нее усталое лицо, и не удивился. Когда он назвал себя управляющему, тот сначала взглянул на него так, словно он призрак, а потом рассказал об ударе, случившемся с бароном в тот день, когда приехала Джоанна, и о том, что все хозяйство легло на плечи молодой женщины.

Ричард почувствовал гордость оттого, что его любимая оказалась даже сильнее, чем он предполагал. А потом он потребовал, чтобы его провели к Джоанне.

Алан был добр к нему, когда он служил тут оруженосцем, и Ричарду хотелось объяснить старому слуге, зачем он приехал в замок, но, подумав, решил, что пока еще рано. Ведь он сам ничего не знает. Сначала надо выяснить, не разлюбила ли его Джоанна, а уж потом...

Он не понимал, рада она ему или нет. Что, если он мчался за ней из одного графства в другое только, чтобы узнать, что она больше не любит его из-за его отказа рассказать ей об Алисии?

А Джоанна не знала, зачем он приехал. То ли он рассердился на нее и хочет доказать, что она принадлежит ему, как конь или сапоги, или он любит ее и хочет быть с ней, даже если не всегда одобряет ее поступки?

– Милорд, добро пожаловать в замок Уиллоуби, – прервала она молчание, так и не решив ничего.

– Джоанна... Я правильно сделал, что приехал?

Потом она не могла вспомнить, как очутилась в его объятиях. Она целовала его и плакала. Она была счастлива вновь укрыться на его груди от всего страшного, чем грозила ей жизнь, и гордиться его гордостью за себя.

Однако его похвалы смутили ее.

– Ох, Ричард, когда я скажу тебе правду, ты разочаруешься во мне.

И она опять зарыдала. Чуть успокоившись, но все еще всхлипывая и вздыхая, она поведала своему рыцарю, как спросила барона, отчего умерла ее сестра, и как он упал прямо на ее глазах.

– Не надо было мне уезжать, не предупредив тебя... И не надо было спрашивать его об Алисии! Это из-за меня с ним случился удар! Ах, Ричард, я думала, что должна знать правду, а теперь мне кажется, лучше бы я не приезжала сюда. Если правда так дорого обходится, я не имею права требовать…

– Ну, ну… – Ричард гладил ее по волосам и радовался, что вновь обрел ее. – Я очень испугался за тебя... Но я еще накажу тебя за это, только немножко позже, любимая, – пообещал он с усмешкой, на которую Джоанна ответила ему слабой улыбкой. – Только ты не должна винить себя за то, что рано или поздно все равно должно было случиться.

Ричард понял, что не вполне убедил ее, но предоставил времени подтвердить правильность его слов.

На мгновение он отодвинул ее от себя, желая заглянуть в чистые изумрудные глаза.

– Я тоже был не прав, любовь моя... Не прав, потому что думал, что тебе не хватит сил на правду. А теперь я знаю, ты не из тех женщин, которых надо оберегать от жизни. Давай сначала поужинаем, а потом я расскажу тебе все, что знаю сам об Алисии Хокингем.

Довольная Джоанна позвала Алана и приказала нагреть воды для лорда Кингслира. Когда Ричард вымылся, они вместе спустились в большой зал, и все-таки Джоанна никак не могла заставить себя поверить, что все беды позади и Ричард больше никогда не покинет ее. Однако она слышала, как перешептывались служанки, и видела, как стражники с любопытством поглядывали на нее, тем более что многие из них помнили тот день, когда красивого рыцаря с позором выгнали из замка после смерти леди Алисии. Джоанна от души радовалась, что никому не должна давать никаких объяснений.


За одним из дальних столов сидели два странника и о чем-то тихо беседовали, стараясь не привлекать к себе внимание.

– Значит, шестеро уже в замке? – спросил один, спрятавший лицо в коричневом капюшоне.

– Так, милорд, – ответил другой с неприятным лицом. – Они все в зале, только сидят в разных местах, чтобы не вызвать подозрений. Остальные спрятались в болотах. Выговорите, что у задних ворот нет стражника? Тогда они ночью будут тут. А что делать с ним? – спросил Хайм, показывая пальцем на Ричарда Кингслира.

– Дурак, убери палец! Хочешь, чтобы нас узнали? Признаю, меня немножко удивило, скажем так, когда «Дьявол Акры» въехал сегодня в конюшню... – он прищурил глаза, глядя, как смуглый барон предлагает Джоанне – его Джоанне – отпить из чаши. Ярость охватила Годфри, и он забыл об осторожности. – Барона Кингслира я оставлю себе. Когда Джоанна Хокингем будет в моих руках, он узнает мою месть. Нет ничего слаще мести, – невесело рассмеялся Годфри, глядя кругом холодными синими глазами.

– Делай вид, что не знаешь меня, – продолжал Годфри, – разве как случайного соседа по столу. И не забудь. Пока капкан не захлопнулся, я – брат Мартин.

22

– Ричард, мне до сих пор не пришло в голову спросить, как вы добрались сюда?

К этому времени уже разнесли фрукты, сыр, сладости.

– Видишь вон тех двух пареньков? Узнаешь одного из них?

Джоанна посмотрела, куда показал ей Ричард, и узнала юношу, которому отдала своего Робина.

– Да это же Тим! Мой Робин сейчас у его родителей! – удивленно воскликнула она.

– Уже нет, – возразил он с улыбкой, предвкушая, как она обрадуется. – Тим привел его сюда. Полпути он был моим проводником, а потом с нами пошел Эрик. Видишь парня постарше? Это его двоюродный брат. Эрик на своем пони трусил напрямик, словно и нет никаких болот. Без них мне бы ни за что не справиться. Что земля, что болото – по виду все одинаковое, а Эрик ни разу даже не остановился.

Джоанна знала, какие опасности таит в себе болото, и только подивилась, насколько все благополучно сложилось для ее возлюбленного. На глазах у всех она не смела прикоснуться к нему, но ее сияющие глаза говорили ему, что она счастлива.

– Надеюсь, вы предложили Тиму и Эрику остаться и отдохнуть в замке. Я бы тоже хотела попозже поблагодарить их. И вас я тоже благодарю за моего Робина.

Он довольно улыбнулся.

– Правильно, я так им и сказал. К тому же они проводят нас обратно.

Джоанна задумалась.

– Ричард, мы не можем бросить сэра Роджера тут одного!

– Не будем ничего сейчас решать, любимая. Подождем еще несколько дней...

К ним подошел Алан.

– Милорд, женщина, которую вы просили привести, ждет вас.

Джоанна вопросительно посмотрела на Ричарда.

– Я же сказал вам, что после ужина вы узнаете правду о смерти Алисии, и вы ее узнаете, но только не от меня, а от той, которая знает больше меня.

Не представляя себе, кто может быть эта женщина, и теряясь в догадках, Джоанна вышла из-за стола.

Костлявая седая старуха в накинутой на плечи рваной шали ждала их, сидя в кресле. Ричард подошел к ней и ласково коснулся ее руки, однако она все равно вздрогнула от неожиданности и вскочила на ноги. С укоризной посмотрела она на молодых людей.

– Да так можно напугать до смерти, – напустилась она на Ричарда. – Пришли, стащили старуху с кровати! Этого еще не хватало!

– Прости меня, Мэг. Я просил, чтобы они сказали тебе, что это очень важно, и накормили ужином. Они накормили тебя или нет? – спросил он, не меняя тона и наклоняясь к старухе.

Она немного поутихла, уступая ему.

– Накормили, накормили, – проворчала она, – как будто мне кусок лез в горло. Видите ли, «барон Кингслир» хочет меня видеть, а я такого и знать не знаю. Уж потом только управляющий сказал, что, оказывается, это «тот самый молодой оруженосец Ричард».

Старуха с нескрываемым любопытством уставилась на застывшую на пороге Джоанну.

Ричард подтолкнул ее.

– Леди Джоанна, это Мэг. Она живет возле самого болота и все знает.

Мэг почтительно наклонила голову.

– Леди Джоанна, ну и красавица из вас вышла! Да я так и думала, когда вы были еще совсем девчонкой.

Джоанна удивленно мигнула. Когда это она успела ее разглядеть? Значит, это Мэг называли колдуньей. О ней шептались служанки, потому что у нее можно было купить приворотное зелье и амулеты, защищающие от козней дьявола и болотных ведьм.

Ричард пригласил обеих сесть. Сам он садиться не стал, а отошел к окну и взглянул на закатное солнце.

– Мэг, я позвал тебя, чтобы ты все рассказала, но я клянусь тебе всем для меня святым, что не нарушу свою прежнюю клятву и ничего худого с тобой не случится. Ты ведь веришь мне, да? – спросил он, повернувшись к старухе, и не сводил с нее глаз, пока та не кивнула.

– Мэг, я хочу, чтобы ты рассказала правду о том, что случилось с леди Алисией, сестрой леди Джоанны, и почему она умерла.

Старуха уставилась на Джоанну, словно желая проникнуть ей в душу.

– История не очень-то красивая, леди Джоанна... Вы вправду хотите ее знать?

Джоанна, не говоря ни слова, кивнула.

– Ладно, только потом не говорите, что я вас не предупреждала. Здешние люди знают, что я продаю всякие зелья и амулеты, есть-то надо. А на самом деле я много чего умею лечить. Зовут меня колдуньей, а сами бегут ко мне, ежели чего заболит... А то надо прикрыть грех. Вот и ваша сестра тоже, красавица леди Алисия.

Джоанна смущенно заерзала в кресле, а старуха продолжала, как ни в чем не бывало.

– У вашей сестры были золотые волосы и сама она была сущий ангел по виду, миледи, но, скажу я вам, сердце у нее было черное, как у дьявола. Люди для нее ничего не значили. Бывало, возьмет у них, что ей надо, и бросит их. Я-то знаю. Я много чего знаю, чего и не вижу. Вот и доброго сэра Роджера, хоть он ей Богом дан был, она обманывала с кем ни попадя, лишь бы помоложе и поживее. Не хотелось бы так говорить, миледи, вы ведь на нее не похожи, но только правда это.

Старуха не сводила с нее глаз.

– А когда лорд Ричард, мальчонка совсем, приехал в Уиллоуби, я сразу поняла, быть беде, потому что леди Алисии уж очень он пришелся по сердцу. Чего только она не делала, чтобы затащить его в свою постель. Ну и затащила наконец. Мужчина – такой же человек, а плоть слаба, да и сестра ваша была хитра, как дьявол.

Джоанна отвела взгляд от старухи и посмотрела на стоявшего у окна спиной к ней Ричарда, чувствуя, как он мучается, вновь переживая давний кошмар.

– Сестрица ваша решила что он ей нужен иначе, чем другие. Кто знает, может, она поняла, что не завладела его сердцем, только вбила она себе в голову, что старый муж ей надоел и хочет она бежать с красивым оруженосцем барона. Ричард же глух к ее мольбам, вот она и придумала, как его уговорить. Понести решила от него.

Джоанна изо всех сил вцепилась в ручки кресла, а Мэг продолжала:

– Не в первый раз с ней это было, только прежде, бывало, она бежала ко мне, и все обходилось как нельзя лучше. Не раз она мне говорила, что не хочет портить, видишь ли, фигуру. А на этот раз она ко мне не пришла. А там месяц прошел, второй, третий, четвертый, может, и пятый. Все она испробовала, чтобы уговорить молодца бежать с ней во Францию. Она и мне говорила, будет он, мол, служить там французскому королю. А Ричард ни в какую. И стыдно ему было, и страшно, и не знал он, что ему делать, а бежать – ни за что.

Старуха перевела дух, и Джоанна обрела наконец дар речи.

– Мэг, откуда вы все это знаете? Она вам говорила или…

Джоанна смешалась.

– И она говорила. И сама знаю... Я же сказала, миледи, я много чего знаю.

– Ну да... Продолжайте...

– Так вот, поняла она наконец, что он ей не подчинится, и пришла ко мне за... Ну, чтобы выкинуть. Она сама сказала, что хочет убить дитятю, уже бившегося в ней. Я сказала ей нет. Ребеночек-то уже живой был. Если она выпьет мое зелье, то не только младенца погубит, но и себя тоже. Да разве с ней сладишь? Леди Алисия, бывало, как посмотрит, миледи, страшно делается. Вот и сказала она, что выдаст меня Церкви, скажет, что я колдунья, и меня сожгут.

Старуха вздохнула.

– Что мне было делать? С дьяволом-то я вовек не зналась, миледи, ну, научила меня бабка лечить... Да не всегда это считали даром Божьим. И тогда тоже. Дала я ей ровно столько, чтобы выкинула она, так нет, понадобилось ей еще приворотное зелье, чтобы, значит, Ричард опять полюбил ее, а то он совсем позабыл ее, как она понесла. Ну, было у меня… Совсем безобидное, и отдельно стояло... Отвернулась я достать его, а она украла у меня того самого.

Все поплыло перед глазами Джоанны.

– Моя сестра знала, что делает, когда убивала и ребенка и себя? Как поверить в это?

Глаза старухи потеплели, и она погладила Джоанну по руке.

– Не держите на меня зла, миледи, правду я говорю. Все знали, что от старого мужа не может у нее быть детей, а не хотелось леди Алисии, чтоб уличили ее в грехе. Не знала я, что она много зелья выпила, долго не знала, а потом уж поздно было. Так мало того, что она выпила зелье, еще устроила, чтобы сэр Ричард ее нашел, да слишком поздно нашел, только успела она ему сказать, что убила и себя и его дитя, потому что не захотел он бежать с ней, как она просила.

Старуха помолчала.

– Младенец родился и подышал немного, а потом умер, слишком маленький он был. Мальчик был, леди Джоанна. А потом как пошла кровь из леди Алисии, так и не смогли мы ее остановить, и она умерла.

У Джоанны от ужаса перехватило дыхание. Так вот, значит, что. Ее сестра из одного только себялюбия совершила самоубийство. За это, как говорит Церковь, она навечно обречена гореть в аду. Джоанна вспомнила, как, не мигая, глядела Алисия на священника, когда он отпускал ей грехи. Алисия знала, что никакого отпущения быть не может. Джоанна заплакала.

– Вы никому не сказали?

– А что толку? Леди Алисия умерла. А меня бы обвинили в убийстве, если бы я кому сказала.

– Но ведь лорда Ричарда с позором выгнали за море!.. – крикнула она. Если бы барон Роджер узнал правду, он бы убил сэра Ричарда... Он был тогда как раненый лев...

Джоанне пришлось признать правоту старухи. Барон от горя обезумел, да еще он боялся, что о его позоре узнают другие, нет, он бы прибрал Мэг к рукам и страшно отомстил Ричарду. Хорошо, что он отослал его к королю.

– Миледи, а ребеночек-то сейчас на небе. Уж я присмотрела, чтобы его успели окрестить.

– Спасибо.

Джоанна в самом деле была благодарна старухе.

Алисия убила ребенка Ричарда, сына Ричарда, и себя вместе с ним!

Теперь она понимала, как должен был мучиться ее любимый и почему он не хотел ей ничего рассказывать. Он не хотел, чтобы она знала о самоубийстве Алисии. Он хотел сам нести свой крест, не деля его ни с кем, потому что он любит ее.

Джоанна смотрела на догорающие угли. Она слышала, как Ричард проводил Мэг до двери и обещал, что о ней позаботятся. Потом он подошел к Джоанне и стал рядом.

– Вы жалеете, что узнали?

Прошло много времени, прежде чем Джоанна отрицательно покачала головой.

– Все, что она сказала, ужасно, и мне горько думать, но всегда лучше знать правду. Мне очень горько, что она причинила тебе боль. Но, может быть, Церковь не все знает... и самоубийцы, помучившись, все-таки попадают в рай? Я знаю только одно. Я люблю тебя. Отныне и навсегда.

– Джоанна, – проговорил он, лаская ее голосом. – Я не могу ждать, пока ты станешь моей... Я так горжусь тобой. Милая моя, ты сильная и храбрая женщина, хотя на вид такая маленькая и хрупкая.

Он обнял ее, и она, обхватив руками его шею, протянула ему губы.

– Прелестная мучительница, – прошептал ей Ричард, с трудом переводя дыхание. – Скажи, ведь мы не расстанемся сегодня? Джоанна, я хочу тебя!

– Тогда пойдем в мою комнату, она как раз рядом с твоей, – тихо ответила ему Джоанна и, закрыв глаза, поцеловала его еще раз.

Они любили друг друга, и после разлуки радовались поцелуям и ласкам, как никогда раньше. «И так будет всегда, – подумала Джоанна, – потому что теперь между нами нет никаких тайн».


Джоанна проснулась с первыми лучами солнца. Она лежала спиной к нему, прижимаясь к его груди и животу и чувствуя у себя на груди его руку, а на шее теплое дыхание.

Стоило ей пошевелиться, как Ричард тоже проснулся и чуть крепче сжал ей грудь.

Не поддаваясь сладостным ощущениям, Джоанна сказала:

– Любимый, пора вставать. Скоро придут слуги, и мне надо к барону.

– Еще рано, – сонно пробормотал Ричард, опуская руку ниже. Она почувствовала, что еще немного и ей не уйти от него.

– Нет, лучше вечером, – сказала она, борясь с собственной слабеющей плотью.

– Еще раз вечером, любимая, – пообещал он. – А теперь лежи тихо и не мешай мне.

Не меняя позы, они соединились, и вскоре уже она, не помня себя от счастья, стонала и шептала его имя.

Когда они одевались в сером утреннем свете, Джоанна наконец сообразила, что мучило ее во сне.

– Ричард, а как будет с бароном? Мне надо ему сказать, что ты в замке?

Ричард задумался.

– Мне бы хотелось положить конец всякой лжи между нами. А потом, милая Джоанна, если ты ему не скажешь, скажет кто-нибудь другой. Слишком многие тут меня помнят...

– Ладно... А мне сказать ему, кто ты мне? Мне хотелось отвлечь его от мрачных мыслей, и я сказала ему, что влюблена, правда, не сказала в кого. Может быть, он понял... Мне показалось, что он изменился. Помягчел, что ли. Он даже одобрил меня, когда я намекнула, что хочу разорвать помолвку и выйти замуж по любви. И все-таки я боюсь ему повредить... Я не вынесу, если ему станет хуже, ведь это я виновата...

Ричарду стало весело. 3начит, барону она сказала, а ему как бы и забыла. Но он быстро опять посерьезнел.

– Джоанна, откуда мне знать, выдержит он или нет, – не желая играть в прятки, ответил Ричард. – Тебе самой судить, лучше будет, если он узнает от тебя или пусть ему расскажет какая-нибудь служанка. Да, дорогая, ты не видела мой нож?

Джоанна вспомнила его нож с ручкой из рога слона, который он обыкновенно носил за поясом.

– Нет. Я не видела его после ужина. Кажется, ты им резал мясо? О, я знаю! Ты, наверно, обронил его, когда ушла Мэг, – и она зарумянилась, вспомнив, как он поцеловал ее и каким жадным был его язык...

Он взял ее за подбородок, тоже вспомнив тот поцелуй.

– Наверняка так и было... Надо будет пойти посмотреть. Не забудь сказать мне, что ты решила насчет барона, дорогая.

Когда же он поднялся в комнату, где они были вчера, то ножа там не оказалось. Да его там и не должно было быть. Он оставил его вечером на столе. Забыл. Алан сказал, что пришла Мэг, и он забыл обо всем на свете. Потом, когда слуги убирали со столов остатки еды «для бедных» и посуду, среди них крутился «брат Мартин», благословлявший одного, что-то говоривший другому, улыбавшийся третьему, пока он не оказался около стола, за которым сидели Джоанна и Ричард Кингслир и не увидел нож. Мгновенно спрятав его в широком рукаве, он порадовался забывчивости Ричарда. Нож пригодится ему для мести, которая станет последним гвоздем в гробу соперника.


Оставляя барона заботам Джоанны, Рода сообщила, что спал сэр Роджер хорошо.

Джоанна решила, что ей померещилось, и служанка не смотрела на нее укоризненно, выходя из комнаты с грязными простынями.

«Скоро буду собственной тени бояться», подумала она и, изобразив веселую улыбку, понесла барону завтрак. Она ждала удобного случая, чтобы сказать барону правду. Если он будет не против, то слуги могут говорить, что хотят. Погруженная в свои мысли, она подавала барону ложку за ложкой, отмечая про себя, что глотать ему стало гораздо легче, чем раньше, и, пожалуй, пора дать ему мяса. «А если он против, мы немедленно уедем... Господи, лучше бы он не был против».

В комнате Джоанны не было зеркала, а то бы она знала, что под глазами у нее черные тени, и барон догадался, что ночь она провела не одна. Когда она вытирала ему лицо, он протянул руку и дотронулся пальцем до ее припухших губ.

– Лбб, – сказал он, глядя ей в лицо. Джоанна изумилась. В первый раз барон попробовал заговорить. До сих пор он только мигал и кивал или качал головой.

– Лблбббннн. 3зззсс?

Он выжидающе смотрел на нее и криво улыбался.

Любовник. Здесь.

Джоанна не могла сделать вид, что не понимает. Барона не обманешь. «О, Пресвятая Богородица, спаси и научи меня! Пусть ему не станет хуже, когда я скажу правду!»

Джоанна покраснела.

– Да, милорд. Человек, которого я люблю, тут. Надеюсь, я не огорчу вас, если скажу, что это Ричард, барон Кингслир, ваш бывший оруженосец.

Старик удивился, однако кивнул и вновь выжидающе посмотрел на нее.

Джоанна встала на колени и взяла в свои руки старую сухую руку барона.

– Ах, милорд, я знаю, он очень огорчил вас, но он много страдал, не смея вернуться в Англию и целый год проведя заложником у султана, который мог убить его в любую минуту. Я верю, что он искупил свою вину... и мне хочется, чтобы вы не думали плохо обо мне из-за того, что я люблю его и буду его женой.

Поначалу Джоанна смотрела прямо в глаза барону, а потом она заплакала и опустила голову. Ей было страшно встретиться с ним взглядом.

Вдруг Джоанна почувствовала, как рука барона дернулась и легла ей на голову.

Подняв глаза, она увидела, что он смотрит на нее ласково и совсем не осуждает ее. Барон Роджер все понял. Он не возненавидел ее за то, что она полюбила человека, который когда-то давно предал его. Он знает, что Ричард искупил свою вину и сполна заплатил свой долг. Глядя в лицо барону, Джоанна догадывалась, что ему каким-то образом стала известна правда. Ему известно, что Алисия совершила самоубийство, сама отняла у себя жизнь, а не умерла от преждевременных родов. Когда же он узнал это, ему стало легче простить Ричарда и оправиться от горя.

Она смотрела на него, и барон улыбался ей.

Потом он здоровой рукой потрепал ее по щеке.

Радость переполняла ее.

– Милорд, Ричард был бы счастлив, если бы вы разрешили ему прийти... И вы благословили бы нас, – проговорила она, боясь, что зашла слишком далеко.

Барон, улыбаясь, кивнул.

– Ой, спасибо, милорд! Я скоро!

23

Алана она нашла в большой зале, где он следил за перестиланием половиков, и тотчас узнала от него, что Ричард в конюшне. Выскочив в боковую дверь, Джоанна вспомнила, что не закончила умывание, и попросила служанку подняться к барону, кстати поменять ему рубашку.

Долго искать Ричарда не пришлось. Ухаживать за своим конем он не доверял никому. Но рядом в стойле она увидела Робина, которого принялась обнимать и целовать, забыв обо всем на свете.

Ричард все понял по ее сияющему лицу.

– По твоей улыбке видно, что ты сказала барону о моем приезде, и он принял это гораздо лучше, чем ты ожидала. Я очень рад, любовь моя.

Джоанна бросилась ему на шею.

– Да, да! И он хочет тебя видеть!.. Нет, он хочет видеть нас!.. Он хочет нас благословить! Ты скоро? Встретимся в его комнате. Я только поговорю с поваром и посмотрю, начали ли варить мыло. Никто не хотел этим заниматься!

Он улыбнулся, радуясь, что они вместе пойдут к барону, и умиляясь тому, как она сморщила носик, вспомнив о вони, которой никак не избежать, когда варишь мыло. Он притянул ее к себе и поцеловал в нос, прежде чем ответить.

– Конечно, я сейчас. С Демоном уже все. Ты как думаешь, приятель?

Словно отвечая ему, Демон гордо поднял голову.

– Что ж, хорошо... Значит, через несколько минут в комнате барона. Робин, милый, я принесу тебе яблоко, и, может быть, днем нам удастся с тобой побегать. Ты не против?


Годфри, все еще одетый как брат Мартин, сидел в зале, делая вид, что греется у огня. Он слышал, как Джоанна спросила о Ричарде. Тогда он встал, словно уступая место слугам, перетряхивавшим половики и выметавшим кости, потянулся и зевнул на случай, если кто-то следит за ним, а потом отправился на поиски главаря шайки разбойников.

– Пора, – тихо проговорил он, хотя в глазах у него бушевал огонь. – Собери всех и пусть те, которые на болоте, приготовят лошадей. Двух мы возьмем тут. Коня миледи найдешь рядом с конем Кингслира.

Когда он подошел к комнате барона, оттуда выходила служанка, посланная Джоанной.

– Ты закончила, дочь моя? Хорошо. Теперь я пойду, расскажу барону о том, как путешествовал к святым местам, – сказал он и перекрестил девушку, которая присела перед ним.

– Благослови вас Бог, брат, он будет доволен.

И она побежала по своим делам. Монаха она уже видела и вечером, и утром, и ей хотелось, чтобы он потом повторил свои истории слугам. Вечером он был явно нерасположен ни с кем разговаривать. Устал, наверно, с дороги.

Барон не подумал ничего худого, когда увидел молодого монаха в коричневой рясе, и даже посмотрел на него с интересом, ожидая услышать что-нибудь новенькое о том, что происходит в стране.

– Доброе утро, милорд, – сказал Годфри, подходя к кровати. – Я пришел поблагодарить вас за гостеприимство и рассказать о местах, где я побывал. Но сначала позвольте благословить вас...

Нож Ричарда Кингслира он прятал в левом рукаве, но как только барон послушно склонил голову, выхватил его.

Блеснув на солнце, нож пронзил грудь барона. Сэр Роджер в ужасе посмотрел на «монаха» и, издав тихий стон, умер. На ночной рубашке быстро растекалось красное пятно, словно привлекая внимание к двум львам Кингслира на рукоятке.

Годфри злорадно усмехнулся и вышел из комнаты. Он постоял в коридоре, дожидаясь, когда появится Ричард, потом стал спускаться по лестнице, словно это не он только что покинул комнату, где остывал труп барона. Под рясой у него был меч, и Годфри были приятны его прикосновения к ноге, когда он шел. Ничего, еще немного и он вытащит его из ножен, чтобы покончить с затянувшимся маскарадом и вновь стать рыцарем!

– Доброе утро, брат, – учтиво поздоровался Ричард с монахом, который шел по коридору, перебирая в руках четки. Голова у него была опущена, и Ричарду не удалось разглядеть его лица, да и, честно говоря, ни к чему ему было беспокоить монаха, когда он спешил к барону Роджеру. Потом он разыщет его и, может быть, узнает что-нибудь о короле.

Когда он открыл тяжелую дубовую дверь, то весь напрягся, предощущая неведомую беду.

Его поразила стоявшая в комнате тишина.

И полог над кроватью почему-то опущен.

Странно как-то.

– Сэр Роджер, – позвал Ричард, прежде чем отодвинуть полог. – Это я, Ричард... Джоанна сказала, что вы хотели нас видеть.

Годфри натянул на старика простыню, чтобы не сразу нашли нож. Однако старик был мертв. Он лежал с открытым ртом, в серых глазах у него застыл ужас, а щеки стали голубовато-белые, как рыбий живот.

Ричард отшатнулся. Правда, он не очень удивился, решив, что с бароном случился второй удар. Ему стало жаль его, а потом он подумал, что так и не услышит от него слов прощения, да и Джоанна будет винить себя в его смерти. Надо сказать ей, что был старый и слабый...

Тут Ричард обратил внимание на странное пятно на простыне и отдернул ее, чтобы с ужасом увидеть свой собственный нож в груди барона.

В ту самую минуту, когда Ричард понял, что барона убили, Годфри, сидевший в зале, увидел, как Джоанна поднялась по лестнице.

Он поздравил себя с удачей. Все получилось, как было задумано, словно сам дьявол взялся ему помогать. Теперь надо позаботиться о «свидетеле»Годфри было известно, что старая Года сейчас прибирает в комнате Джоанны. Лучше ничего не придумаешь. Тем более что до нее, кажется, дошел шепоток о Джоанне и Ричарде Кингслире и ей это не понравилось...

Джоанна вошла в комнату в то самое мгновение, когда Ричард хотел было вытащить свой нож из безжизненного тела барона Уиллоуби.

Джоанна не смогла сдержать крика.

– Ричард, зачем?!

Он не успел зажать ей рот.

– Джоанна, я сам не знаю, что тут случилось… Он уже был мертвый, когда я пришел, клянусь тебе кровью Христовой!

– Но это твой нож! Я видела! Я узнала его!

– Ума не приложу, как он здесь оказался! Помнишь, утром я не мог его найти? Тот, кто взял его, наверно, и убил барона...

Джоанна не отрывала глаз от любимого лица. Даже несмотря на загар, видно было, как смертельно побледнел Ричард, и в глазах у него застыло отчаяние. Зачем ему было убивать барона. Она его и так любит, а владения барона отойдут к королю. Конечно, Ричард не ангел и барон мог рассердить его, но он не из тех, кто действует сгоряча, а потом жалеет о содеянном. Джоанна поверила Ричарду.

– Кто же тогда?

Дверь отворилась, и вошла Года... а с ней, одетый в коричневую монашескую рясу не кто иной, как сэр Годфри Лингфилд.

– Сэр Годфри? Вы здесь?

У Джоанны перехватило дыхание, когда она увидела торжествующий взгляд жениха.

– Вот, добрая женщина, что я хотел показать тебе, – проговорил он, обращаясь к растерянной Годе, которая не могла оторвать глаз от лежавшего на кровати тела. – Я шел мимо и услышал крик сэра Роджера, а когда приоткрыл дверь, то увидел, как этот человек (он показал на Ричарда) убивает его. Пока я нашел кого-нибудь в помощь, видишь, его любовница тоже тут! Видно, они замыслили прибрать замок к рукам!

Года перевела взгляд на Джоанну, и та поняла, что Года верит каждому слову самозваного монаха.

– Ложь! Лорд Ричард не убийца, и сэр Годфри – не монах. Это мой жених, сэр Годфри Лингфилд, кастелян моего брата!

Служанка посмотрела на Годфри, потом опять на Джоанну.

– Я не верю вам... Он Божий человек, а вы приехали... и мой хозяин заболел. Потом вы пустили к себе в постель этого человека.. с которым ваша сестра распутничала. А теперь мой хозяин мертв. Вон нож! Это вы убили его! Вы вместе!

Ричард двинулся к двери, чтобы позвать управляющего, когда Джоанна подскочила к монаху и сорвала с его головы капюшон. Синеглазый рыцарь не успел даже глазом моргнуть.

– Гляди, Года... Этот человек – не монах! – крикнула она, показывая на густые белокурые волосы. – У него нет тонзуры! Говорю же я тебе, это Годфри Лингфилд! Рыцарь!

Годфри не упустил благоприятной возможности. Толкнув Джоанну к Годе, он приказал:

– Держи ее!

Теперь, когда женщины, как щитом, защищали его от Ричарда, он вытащил меч.

Служанка послушно подхватила Джоанну и зажала ее словно клещами... Джоанна дралась, кусалась, и Года ударила ее, так что у Джоанны все закружилось перед глазами, и она чуть не потеряла сознание.

Ричард держал в руках нож, однако перед ним был противник с мечом, острие которого упиралось в шею Джоанны.

– Отпусти ее, ублюдок, или будешь сегодня обедать в аду, – прорычал он, приготовившись к бою.

– Только пошевелитесь, милорд, и ваша возлюбленная отправится к дьяволу, – ласково проговорил Годфри и крикнул, не сводя глаз с Ричарда: – Эй! Кингслир! Ко мне! Сюда!

Ричард почти обезумел при виде испуганных глаз Джоанны и упиравшегося в ее шею меча и бросился с ножом на Годфри. Ему удалось отогнать Годфри от Джоанны, потому что белокурому рыцарю пришлось позаботиться о собственной безопасности, но всерьез не смог противостоять человеку с мечом.

Джоанна в ужасе следила за тем, как Годфри сладострастно орудует мечом, втыкая его в беззащитное тело.

Года наконец-то поняла, что ее обманули, и отпустила Джоанну, прошептав:

– Ох, простите меня, миледи.

Джоанна бросилась к двери, в которую вошли четверо разбойников с ножами.

– А, вот и вы, друзья! – приветствовал их Годфри. – Кто-нибудь подержите леди Джоанну!

Не желая опять стать беспомощной пленницей, когда Ричард так нуждался в ее помощи, Джоанна дралась, как тигрица, и затихла только, когда ощутила на шее холодок ножа.

– Сэр Годфри, вы не допустите, чтобы он умер! – вскрикнула Джоанна, глядя, как тунику Ричарда, а потом и половики под ним заливает кровь. Его бледность пугала Джоанну. А Годфри держал меч наготове, не давая ее любимому пошевелиться.

Ричард скрипнул зубами в бессильной ярости.

– Только тронь ее, ублюдок, и я найду тебя, где бы ты ни спрятался!

Годфри злобно усмехнулся.

– Вы мне угрожаете, милорд? А не вы ли соблазнили мою невесту? Кто помешает мне проткнуть вас мечом? – Джоанна от страха перестала дышать, и он повернулся к ней. – Он, может быть, выживет, если я попридержу меч. Для этого требуется, чтобы вы сейчас отправились со мной... К венцу.

– К венцу? С вами? Зачем я вам нужна, Годфри, если вы знаете, что я люблю его? спросила она, делая попытку урезонить жениха.

Годфри широко улыбнулся ей, и глаза его загорелись огнем.

– Ах, это так же просто, маленькая наследница. С вами я получу Хокингем и графский титул.

Джоанна даже рот открыла от изумления.

Что он говорит!

– Граф – мой брат Вильям... Ваш сеньор.

– Ваш брат мертв, Джоанна. Я убил его. Никто, кроме меня, еще об этом не знает. Когда же вы станете моей женой, все его владения перейдут ко мне.

Джоанна подивилась тому, что раньше не разглядела сумасшедший блеск в его сверкающих синих глазах. Вильяма нет. Его убил этот человек. Смерть брата, которого она почти не знала, и неожиданное наследство сами по себе мало что значили для нее. Но она поняла, что Годфри, не задумываясь, всадит меч в грудь Ричарду и будет смеяться, глядя, как он умирает.

– Лучше вам поторопиться с решением, моя дорогая Джоанна… если вы не хотите, чтобы лорд Кингслир истек кровью.

Заставив себя оторваться от глаз Ричарда, которые казались сейчас совсем черными, она глухо произнесла.

– Если я поеду с вами и даже стану вашей женой, что помешает мне объявить вас убийцей?

– О, ну что вы, – ласково произнес Годфри, – если вы это сделаете, я объявлю лорда Кингслира убийцей барона Уиллоуби. Разве не его нож пронзил сердце вашего родственника? Он как-то выкрутился из неприятной истории, когда умерла графиня, но король Эдуард вряд ли простит ему убийство. Как выдумаете, милая Джоанна?

Джоанна почувствовала, что замерзает.

Выбора нет. Надо решаться, иначе Ричард умрет. Придется поехать с Годфри, тогда, дай Бог, Ричард выживет, и они опять будут вместею

– Что тут думать? Года, как только я уйду, немедленно приведи Мэг к милорду. Ты слышишь? Мэг! Только она может его исцелить.

Старуха кивнула.

– Хорошо. Идемте.

В последний раз она взглянула на Ричарда, распростертого на полу, и вышла из комнаты. Она спустилась по лестнице и вошла в конюшню, где ее уже ждал оседланный Робин.

24

Стоило Годе вбежать в зал, где слуги накрывали на стол, как в замке начался переполох.

– Сэр Роджер убит! – крикнула она, и, когда все лица обратились к ней, она сказала: – В его комнате сэр Ричард. Он смертельно ранен. Барона убил не он, хотя это его нож. А леди Джоанну увез монах, который жил тут два дня, только он не монах... Он злой рыцарь!

Года перевела дух.

– Приведите Мэг...

И она упала без чувств к ногам управляющего.

Предоставив служанкам позаботиться о ней, Алан приказал начальнику стражи присмотреть, чтобы никто не мог убежать из замка, пока не выяснится, где похитители леди Джоанны, а сам бросился наверх по лестнице. За ним побежала вся мужская прислуга удостовериться, что Годе ничего не при виделось.

Старый барон действительно лежал бездыханный в кровати, а сэр Ричард истекал кровью на полу. Леди Джоанны нигде не было видно.

Пока сэра Ричарда переносили в его комнату и закрывали глаза старому владельцу Уиллоуби, начальник стражи успел все выяснить.

Леди Джоанны нигде нет. Самозваного монаха тоже. Да и многих других, проживших в замке не меньше двух дней. Исчез конь госпожи и еще одна лошадь. Скорее всего, они воспользовались задними воротами, которые в мирные времена обычно не охраняются, и направились к болотам.

– Сейчас соберем воинов и отправимся вдогонку, – сказал он управляющему, – хотя вряд ли что получится.

Упоминание о болоте напомнило Алану, что надо послать за Мэг, которая только сегодня покинула замок, после того как лорд Ричард столь таинственно пригласил ее поговорить с леди Джоанной. Окликнув быстроногого мальчишку, когда он таскал с плиты горячие булочки, он приказал ему привести колдунью.

Мальчишке не пришлось бежать до самого болота, потому что Мэг сама уже спешила в замок на своем стареньком муле. Еще вчера, до того как ее потащили в замок, Мэг обратила внимание на подозрительных мужчин с лошадьми, которые крутились на болоте. А сегодня их стало больше. Недавно они уехали вместе с леди Джоанной, у которой были связаны руки. Мэг поняла, что леди Джоанну похитили, поэтому отправилась в замок узнать, что случилось, и рассказать, что знает сама.

Мальчишка успел сообщить Мэг, что барона Роджера убили, а сэра Ричарда тяжело ранили.

– А я-то все думала вчера, что они там делают... Будь я в самом деле ведьма, уж я бы все знала! – заохала она.

Управляющий прервал ее.

– Что делать женщине? Скажи лучше, куда они направились?

– На юг... А потом, кто их знает. Я даже не посмела их окликнуть... Такие прирежут старуху и не поморщатся.

– Где тебе с ними связываться! – нетерпеливо воскликнул управляющий. – А наши стражники догонят их? Господи! Если им что-то покажется не так, – они убьют леди Джоанну... Боже, спаси и сохрани ее!

Управляющий перекрестился.

– Мальчишка сказал тебе, что сэр Ричард ранен? Боюсь, если ты не остановишь ему кровь, он тоже умрет.

И, не тратя больше времени зря, управляющий повел старуху в комнату, где стонал и метался в бреду Ричард Кингслир.

Мэг сразу обратила внимание на бледность молодого барона и на следы крови возле кровати. Она осторожно сняла простыню, укрывавшую Ричарда, и увидела глубокую рану слева под ребрами. У нее была слабая надежда, что мальчишка преувеличил опасность, однако дело оказалось серьезнее, чем она могла предположить.

Увидев разбойников, которые увозили леди Джоанну, она поняла, что без драки не обошлось, и кого-то наверняка ранили. Теперь она порадовалась, что предусмотрительно захватила с собой кожаную сумку с травяными настоями и не надо посылать за ними. Промедление грозило смертью сэру Ричарду.

– Управляющий, принеси мне побольше паутины... Поторопись! – приказала она Алану.

Тот готов был стерпеть что угодно, лишь бы это помогло несчастному барону, хотя он не понимал, каким образом Мэг собирается спасать его.

– Это чтобы остановить кровь, – сказала Мэг, когда он возвратился через несколько минут. По ее лицу он понял, что она прочитала его мысли, и, чтобы он не считал ее колдуньей, объясняет ему свои действия, словно убеждая его в своей честности. – Сверху вот это, чтобы унять кровь, – она положила какие-то травы, а потом стала перевязывать Ричарда. – Помоги же мне, – потребовала Мэг, и управляющий послушно наклонился над Ричардом.

– Что ты еще будешь делать, пока он не в себе? – спросил Алан, несмотря ни на что побаиваясь оставить ее наедине с раненым.

– Что?.. Молиться, – ответила она, вытаскивая старые деревянные четки. – И всем в замке советую делать то же, – не удержалась она от насмешки.


Ричард пришел в себя незадолго до рассвета от мучительной жажды. Желая посмотреть, нет ли чего поблизости, он повернулся и чуть не потерял сознание от боли.

– Лежи спокойно, а то опять кровь пойдет, – услыхал он знакомый скрипучий голос и тут только обратил внимание насидевшую возле кровати старуху с четками.

– Мэг? Зачем ты тут? Я ранен? – спросил он, ничего не понимая. Однако, прежде чем она успела ответить, он все вспомнил. И как увидел бездыханное тело барона, как пришел Годфри в монашеской рясе и как увели Джоанну. – Не надо. Я помню! Помоги мне одеться и дай меч... Надо поймать негодяя, который увез леди Джоанну.

Сжав зубы, он попытался встать, однако старуха не дала ему подняться.

– Не глупи, милорд. Вчера еще ты чуть не умер, и умер бы, если бы не мои травы. А сейчас хочешь встать, чтобы кровь опять пошла. Лежи спокойно. Я дам тебе выпить настойку. Она у меня тут теплая.

В комнату вошел Алан.

– Милорд, слава Богу, вам лучше! Не зря мы все молились за вас!

– Спасибо этой женщине, – ответил Ричард, покорно проглатывая ложку варева, которую Мэг поднесла к его рту. – Будьте добры, поищите двух парней, которые приехали вместе со мной. Их зовут Тим и Эрик. И пришлите их ко мне. Побыстрее.

Ричард говорил тоном, не допускавшим непослушания, и Алан тотчас отправился на поиски.

Через час барон Кингслир в сопровождении двух юношей на подаренных им лошадях выехали по опущенному мосту из замка. Не обращая внимания на возражения Мэг, он заявил ей и управляющему, что догонит негодяев, похитивших леди Джоанну, и тогда они пожалеют о том, что родились на свет. И ждать стражников он тоже не будет, все равно они не нашли ни разбойников, ни рыцаря-злодея. С помощью своих проводников он сможет ехать быстрее.

– Да он до Уоша живым не доберется, – покачала головой Мэг, глядя, как барон пришпоривает коня.

Ричард был бледен, и от тряски наверняка рана опять открылась.

– Да, я тоже боюсь за его жизнь, – согласился с ней управляющий. – Но ведь он никого не слушает.

– Конечно, нет. Они увезли женщину, которую он любит, и один Бог знает, что ей грозит! – заявила Мэг. Однако она тоже не принадлежала к тем, кто чуть что опускает руки. – Приведи-ка моего мула, – приказала она управляющему.

– Поедешь домой? Ну и хорошо. Спасибо тебе за помощь. Я прикажу, чтобы тебе принесли цыпленка, хлеба и бекона. Этого хватит?

Мэг ответила ему, не скрывая своего возмущения:

– Да не домой я, дурак, а следом за сэром Ричардом! Может, он еще не умрет, когда я подоспею с моими травами.


Они медленно ехали среди страшных топей к югу от замка Уиллоуби, потому что разбойники Годфри не знали здешних мест и им приходилось часто останавливаться, чтобы разведать дорогу.

Такое неторопливое движение могло бы вселить в Джоанну надежду на спасение, если бы она не видела собственными глазами истекающего кровью Ричарда. А что, если он умер? Ведь Мэг тоже не всесильна. Алисии она не смогла помочь.

Если Ричард умер, ничто не помешает ей обвинить Годфри в убийстве барона Уиллоуби и Вильяма, потому что тогда его угроза переложить убийство барона на плечи Ричарда станет бессмысленной. Тогда ей нечего будет бояться. Если Ричард умер, не все ли равно, что станется с нею? А пока ей приходилось смотреть в оба, чтобы удержаться на Робине.

Шли часы, Джоанна приходила в себя и замечала, что не только Годфри, но и его разбойники сладострастно посматривают на нее.

– Они смотрят на меня, как голодные собаки на кость, – прошипела она Годфри, который ехал рядом и держал ее поводья. Джоанна гордилась тем, что ей удалось придать своему голосу надменность, несмотря на страх.

– Пусть это вас не тревожит, дорогая Джоанна, – успокоил ее светловолосый рыцарь, скинувший монашескую рясу. – Вы принадлежите мне, и они это знают.

– А, так значит, вы не собираетесь отдавать меня им после того, как насытитесь сами? – постаралась она насмешкой отогнать ужас.

Он повернулся к ней, и голос у него был такой же холодный, как и взгляд синих глаз.

– После того как вы блудили с Кингслиром, сомневаюсь, что это вас испугает. Однако берегитесь. Отныне только я имею на вас право.

– И когда вы собираетесь начать?

Если он решил взять ее во время ночного привала, ей ничего не остается, как убить себя. Надо только найти чем. Джоанна даже представить не могла, что позволит ему дотронуться до себя.

Он жадно оглядел ее. Джоанна поняла, что он только и ждет, когда можно будет сорвать с нее платье и взять ее, хочет она этого или нет. Пока они ехали, он сказал ей, что следил за ней в Уолсингеме, спрятавшись под рясой.

И Джоанна словно воочию видела, как он теряет разум, когда они с Ричардом, никого не замечая, кроме друг друга, лучезарно улыбались и обменивались страстными взглядами.

– Я возьму вас, вы понимаете... как только мы остановимся на ночь, – проговорил он, облизывая губы на ее вздымавшуюся от страха грудь. – Вы шлюха и ничего лучшего не заслуживаете. Да я должен был избить вас, а потом насиловать, пока вы не изойдете кровью, да еще на глазах моих злодеев. Вот так-то. Но я этого не сделаю.

По правде говоря, хотя кошелек у него еще не опустел, он понимал, что разбойников все-таки десятеро. Если он пробудит в них похоть, уединившись с Джоанной, ничто не удержит их тогда от убийства. Нет, придется отложить радости плоти.

– Не тревожьтесь, я не посягну на вас, пока мы не обвенчаемся в Хокингеме, моя будущая графиня. Мне очень хочется стать графом... Однако лучше вам не рожать мне наследника раньше, чем через девять месяцев, а то я утоплю ублюдка.

По его голосу Джоанна поняла, что он не шутит, и возблагодарила Бога, не позволившего ей пока понести. Итак, она выяснила, что он не собирается спать с ней, пока они не приедут в Хокингем, и у нее появилась призрачная надежда. Правда, она не могла придумать, кто может помешать Годфри в конце концов овладеть ею.

Убежденный в ее молчании под угрозой обвинить Ричарда в убийстве сэра Роджера, Годфри чего только не наговорит королю Эдуарду. Ну, скажет, например, что не смог ждать и поехал за своей невестой в Уолсингем, а оттуда увез ее прямо в Хокингем венчаться.

Пришлось-де удовлетвориться скромной церемонией, потому что нашли мертвого Вильяма, но они уж очень любят друг друга, а какое еще может быть утешение в горе, если не любовь?

Итак, Джоанна – наследница Хокингема. Странно, что она ничего не почувствовала во все время, пока ее брат мертв, но их ничего не связывало, хотя и не по вине Джоанны. Если Годфри женится на ней, брак будет трудно расторгнуть. Церковь не станет вмешиваться, что бы с ней ни случилось. Она не сомневалась, что он постарается как можно скорее заполучить наследника, а потом, насколько она его знает, ее дни будут сочтены. А зачем ей жить, если она никогда больше не увидит Ричарда Кингслира?

Едва стемнело, разбойники устроились на ночлег, выбрав местечко посуше и хорошо защищенное деревьями. Измученная свалившимися на нее бедами, Джоанна сделала несколько глотков крепкого эля, откусила черствого хлеба и как провалилась в тяжелый сон возле костра.


– Милорд, пора нам отдохнуть, – сказал Эрик. – Поглядели бы вы на себя.

Бледный Ричард скакал с крепко стиснутыми зубами, только этим выдавая, как ему плохо и с каким трудом он удерживается на коне.

– Нет... вперед… У них Джоанна…

– Милорд, вашему коню надо попить и отдохнуть, – вмешался Тим, боясь, однако, вызвать на себя гнев барона.

Будь Ричарду немного лучше, он бы увидел, что Демону еще нипочем проскакать несколько часов, но мальчик правильно сделал, что воззвал к рыцарским чувствам барона, любившего своего боевого коня и всегда заботившегося о нем прежде себя.

Они как раз подъехали к реке, на берегу которой расположилась деревня Бостон.

– Ладно, – ворчливо согласился Ричард. – Напоим лошадей. А пока отдохнем.

Когда Ричард попытался соскочить с коня, его ожгла такая боль, что в глазах у него потемнело, и он без чувств свалился на землю.

Другой бы конь убежал, почувствовав обиду или испугавшись бездыханного тела, а Демон только поглядел на юношей, словно спрашивал, что они собираются делать, и осторожно отошел в сторонку. Он даже не посмотрел в сторону реки, пока Тим и Эрик не занялись его хозяином.

Правда, они мало что могли сделать. Барон не пришел в себя, даже когда они стянули с него снаряжение. Рана у него опять открылась и окрашивала потемневшую повязку в алый цвет.

Потеряв от страха дар речи, они бросились к его седельной сумке, рассчитывая что-нибудь найти в ней. Там оказалась чистая рубашка, и они прижали ее к ране, с ужасом наблюдая, как по ней растекается красное пятно. В конце концов кровотечение остановилось. Однако Ричард Кингслир не пришел в себя, хотя им удалось влить в рот немножко вина.

Они ничем не могла ему помочь, так что пришлось им заняться лошадьми и молить Бога, чтобы Ричард не умер ночью.

На рассвете он начал бредить и дрожать так, словно стояла зима. В горячке, дико вращая глазами и зовя кого-то, он метался, словно понимал, что не может позволить себе болеть.

Вот тут-то и появилась Мэг на своем муле, как раз когда оба мальчика держали барона, не давая ему встать.

25

Годфри со своими разбойниками стороной объезжали деревни, расположенные на берегу Уошской бухты, боясь, как бы Джоанна не позвала на помощь, хотя она плохо представляла, что могли сделать крестьяне, даже если бы захотели.

Один раз, когда в деревню отправили Джека, чтобы он купил еды и разузнал, где лучше перейти на другую сторону, он вернулся не только с хлебом, сыром и большим количеством вина, но еще и с двумя довольно грязными женщинами.

– Вот Китт и Калотт, – объявил он, лучезарно улыбаясь крестьянкам, а потом и своим приятелям, на которых беззубые дамы смотрели так, словно это были принцы из сказки, а не бродяги и убийцы. – Им тут опротивело. Священник их, видишь, ругает за то, что они вроде бы мастерицы ноги задирать, – говорил Джек, хлопая по заднице то одну, то другую. – Я им намекнул, что на юге хорошие шлюхи в цене, ну, они и увязались.

Разбойникам затея Джека пришлась по душе.

– Надо бы проверить, годятся ли они в шлюхи, – предложил Хаймо, занявший место вожака после того, как Ричард убил Неда. – Лондонцы ведь требуют кое-чего за свои фартинги.

Все с ним согласились и уже двинулись было к крестьянкам, но тут вмешался Годфри.

– Еще не хватало, ленивые псы… Сначала отработайте свое, а потом тешьте себя, сколько влезет! Ты узнал, где брод, или тебя зачем посылали? – крикнул он Джеку.

– Вода стоит высоко до позднего вечера, – недовольно ответил Джек. – Все равно делать нечего, почему бы нам не развлечься.

Все разбойники, как один, уставились на Годфри.

– Кажется, вы забыли про даму! А если за нами погоня?

От злости он готов был всех растерзать.

Хаймо ничего не сказал, но было в его взгляде что-то такое, отчего Годфри снизил тон.

– Можно объехать, – проговорил он, но это уже не был приказ.

– Потратим много времени, а зачем? – покачал головой Хаймо. – Нет, сэр Годфри, мы сейчас поедим, а потом испытаем голубок. Почему бы вам тоже не поразвлечься с дамой?

По его тону Годфри понял: бродяга знает, что он не спал ночью с Джоанной из страха перед ними, а не из-за уважения к невесте или нежелания обладать ею.

– Хорошо. Только не на весь день, – стоял на своем Годфри, хотя его мысли уже были заняты Джоанной.

От его голодного взгляда у нее пересохло во рту и сердце чуть не выскочило из груди. Одно препятствие, мешавшее ему взять ее, перестало существовать.

Бродяги тотчас заспорили, кому первому достанутся шлюхи, а те расцветали на глазах, ощущая себя уже дорогостоящими куртизанками. Для них было в новинку получать деньги за то, что они с малолетства делали за так или за миску похлебки.

– Я первый, – объявил Хаймо, раздуваясь от важности, – на то я и вожак, со мной Джек, потому что он их сюда привел.

Никто не стал возражать, зная, что всем достанется, а пока почему бы не выпить и не закусить?

Хаймо и Джек, на ходу начав раздеваться, потащили хихикающих проституток за деревья неподалеку. И почти тотчас Джоанна услышала, как они фыркают и стонут.

Не говоря ни слова, Годфри показал ей, где сесть на траву, дал хлеба и сыра. Джоанна жевала, не чувствуя вкуса еды, и лишь старалась делать это как можно медленнее, а сама ждала, когда же Годфри швырнет ее в кусты.

* * *

Весь день Ричард Кингслир не приходил в себя. Он то дрожал от холода, то сбрасывал с себя попону, которой его укрывали. С помощью мальчишек Мэг сняла с него все снаряжение и всю одежду, оставив только рубашку и штаны.

Она постоянно меняла ему холодные тряпки на лбу, под мышками и в паху и давала пить настой из коры ивы.

Один раз ей пришлось звать мальчишек, чтобы удержать Ричарда, решившею искупаться в реке, чтобы охладить пышущее жаром тело. Мэг время от времени осматривала рану, боясь непоправимых изменений, да и пульс у него был такой, что страшно было считать.

Ближе к вечеру он сильно пропотел, и старуха с облегчением вздохнула.

– Будет жить, – объявила она Тиму и Эрику.

Они сняли с него рубашку и просушили ее над костром, а барон после этого спокойно проспал всю ночь.

Утром он проснулся от мучительной жажды и отвратительного вкуса во рту. Он был еще очень слаб, хотя и чувствовал себя лучше, чем два дня назад, и сразу же попросил принести ему воды из реки, а потом еще воды, чтобы смыть с себя пот.

Пока он ел жареного кролика, пойманного Тимом, мальчики рассказали ему, что он чуть не умер.

– Мы отвезем вас в ближайший монастырь, милорд, – предложила Мэг. – Надо вам еще полечиться.

Не успела она досказать, как он замотал головой, чем нисколько ее не удивил.

– Нет. Мы уже потеряли один день, и только Бог знает, как там леди Джоанна. Мэг, я опять у тебя в долгу, но мне надо ехать. Эрик, седлай Демона.

Через полчаса они поскакали дальше, а Мэг потрусила обратно в Уиллоуби.

Около переправы они оказались как раз, когда вода начала прибывать и невзрачный ручеек на глазах превращался в мощный поток. Оставалось только ждать.

Ричард изводил себя, представляя, как золотоволосый рыцарь срывает с Джоанны платье и любуется ее наготой, которая принадлежит только ему. Он знал, что Джоанна будет сопротивляться, и Годфри придется избить ее или приставить к горлу нож, чтобы она подчинилась ему. От этих мыслей он готов был пустить коня вплавь и вручить свою судьбу Богу. Но верх брал здравый смысл, не пускавший его на верную смерть в бухте, которая унесла богатства Англии вместе с везшими их доверенными людьми короля Иоанна. Нет, лучше придумать мучительную казнь для похитителя Джоанны и его шайки.

– Мы не можем ждать, – сказал Ричард. Далеко тут в объезд?

* * *

Джоанна с ужасом смотрела, как Годфри пьет крепкое вино, от которого багровеют его щеки и в глазах загорается дьявольский огонь.

Когда он вытирал о тунику нож, Джоанна с испугом и недоумением подумала, неужели этот человек с диким взглядом и есть тот самый золотоволосый ангел, пленивший ее учтивым обхождением в Виндзоре. Сейчас его волосы висели грязными прядями, а вонь от него была такая (из-за похоти, что ли?), что ей хотелось зажать нос.

– Теперь, леди Джоанна, я думаю, нам пора прогуляться вон за те деревья.

И он махнул ножом.

– Нет.

– Нет? Дама предпочитает... на глазах у разбойников?

Годфри кивнул в сторону своих наемников, слонявшихся по лагерю, пивших вино и ожидавших своей очереди утолить похоть или похвалявшихся своей силой. Понаблюдав за ними, Джоанна опять обернулась к Годфри, наставившему на нее нож.

– Вот как! С ножом к даме! – зло пошутила она. – Ну же! Перережьте мне горло! Все лучше, чем спать с вами!

Он понял, что это не пустые слова, и от ярости у него на лбу вздулась жила.

– Уверен, мои... как бы... люди с удовольствием подержат вас, чтобы вы не брыкались, – ласково проговорил он, в то время как его синие глаза метали молнии.

Мысль, что ей придется отдаться убийце брата, старого барона и, вероятно, Ричарда, была невыносима Джоанне, но чтобы еще всякие негодяи разглядывали ее, когда Годфри заголит... Судорожно сглотнув слюну, Джоанна, пошатываясь, встала и показала, что готова следовать за своим мучителем. Может быть, ей удастся добраться до его ножа и тогда она убьет или его или себя!..

Годфри бросил на траву попону, потом, не теряя даром времени, схватил ее, прижал к себе и впился в ее губы. Его язык силой ворвался в ее рот, а к животу омерзительно прижалось затвердевшее орудие ее будущего позора. Он оторвался от ее губ и издевательски ухмыльнулся, схватившись рукой за ее грудь, отчего она не только не почувствовала никакой радости, а наоборот, переполнилась отвращением. Боже, что же это творится?

– Миледи Джоанна... надменная... холодная... Почему вы не целуете меня? Почему не стонете от наслаждения, когда я прикасаюсь к вам? Не думайте, что вам удастся одурачить меня невинным видом... Я тебе покажу, шлюха! Я не выпущу тебя, покаты не будешь делать все, чтобы я остался доволен... – выдавливал он из себя, с трудом переводя дух. – Раздевайтесь, леди Джоанна!

Она смотрела на него в упор, борясь с головокружением, которое могло лишить ее сил защищаться. Напрасно взывать к его чести или напоминать ему, что он не собирался спать с ней до венчания. Какая у него может быть честь, если он убил своего сеньора? Ее брата!

Джоанна не двигалась.

– Я сказал, раздевайтесь! – прошипел он, ткнув в нее кулаком.

Джоанне удалось устоять на ногах и от злости даже сдержать выступившие на глазах слезы.

– Хорошо, милорд, – спокойно произнесла она, потянувшись развязать тесемки. – Однако вы подумали о том, что скажут, если ребенок родится через восемь месяцев после свадьбы?

Он не понял.

– О чем вы говорите? Какой ребенок? Уже ребенок?

– Не знаю, – ответила она, не отводя взгляд. – Но вы правильно сказали, что это возможно... Или будет возможно... До Хокингема еще далеко, и мы не скоро обвенчаемся. А если он родится через девять месяцев после сегодняшнего дня? Откуда вы будете знать, чей это сын – ваш или Ричарда Кингслира?

Годфри замер.

– Если он будет светлый, значит, мой. Если черный, как ваш дьявол, значит, его ублюдок, и я утоплю его.

Джоанна заставила себя сохранить спокойствие.

– А если шатен и зеленоглазый, как его мать? Бывает и такое, насколько вам известно. Ребенок может быть похож на отца или на мать, или на обоих. Если он будет похож на мать, что тогда? Сделаете его своим наследником? А вдруг он будет не ваш, а Ричарда Кингслира?

– Может родиться девочка, – заметил он, – и если она будет похожа на него, мы отдадим ее в монастырь... или кому-нибудь, когда она вырастет.

Однако в его голосе уже не было уверенности.

– Может, – пожала плечами Джоанна. Однако вы хотите быть графом, сэр Годфри. Сейчас вы унизили меня, а потом пойдут слухи. При дворе все знают, что я отправилась в паломничество... Наверно, кое-кто знает, что Ричард поехал следом. Вспомните, я – фрейлина принцессы, и король с королевой не оставят меня без внимания. Может быть, они даже пожелают стать крестными... А если я рожу не в срок, пойдут разговоры...

Он слушал ее. Ей удалось завладеть его вниманием. Больше всего на свете Годфри Лингфилд мечтал о власти, и если сам он не мог стать законным графом, то законность его сына не должна быть оспорена.

– Вы мужчина, – примирительно проговорила она. – Почему бы вам не воспользоваться одной из шлюх, милорд? Они не откажут... если у вас есть деньги.

Он отвернулся.

– Нет. Еще подхвачу сифилис после моих бродяг. Ладно, Джоанна. Подождем, пока священник скажет свое слово... Но что я сказал, то сказал. Клянусь, если ребенок будет не мой, я убью его.

Джоанна вздохнула, стараясь не показать виду, как она рада. Она было сделала шаг в направлении лагеря, но он удержал ее за руку.

– Нет... Придется еще подождать, миледи. Посидите несколько минут.

Ей стало смешно. Годфри не смел вернуться слишком скоро, боясь потерять свое лицо, если кто решит, что он не взял ее. Что ж, можно подождать, если ему так не хочется разочаровывать своих наемников.

Через несколько часов, когда вода спала и они перешли бухту, Джоанна заметила, как Годфри поманил пальцем одну из шлюх и увел ее в амбар. Когда он вернулся, она уже легла в комнате, которую он нанял для нее, чтобы держать подальше от своей шайки.

Джоанна подумала, что ей удалось на время отвратить от себя его похоть, но как быть в следующий раз, если он опять захочет овладеть ею. Ладно, пока он не действует силой и она не знает наверняка, что Ричард умер, надо надеяться. Не может быть, чтобы ей было уготовано судьбой стать женой такого человека, после того как она познала любовь Ричарда Кингслира! Джоанна не могла представить, как это всю жизнь угождать желаниям Годфри!

Она слышала, что он лег возле ее двери, боясь, как бы она не сбежала ночью. Окон в комнате не было.

Все было бы по-другому, если бы Джоанна знала, что Ричард умер, но она чувствовала – он жив, он дышит, вот только лежит он в замке Уиллоуби или ищет ее, этого она сказать не могла. С этим Джоанна и заснула.

26

Болота уступили место поросшей вереском пустоши. Потом начались горы. Что только не делала Джоанна, чтобы задержать разбойников в надежде на появление Ричарда или хотя бы чтобы еще немного отложить решение своей участи. По крайней мере раз в день она требовала, чтобы Годфри осмотрел ее коня, потому что он-де захромал, и Годфри поднимал ему все четыре ноги, а потом еще смотрел, как он идет. Однако от этого пришлось отказаться. Годфри понял ее уловку и пригрозил, что посадит ее позади себя, а Робина привяжет к дереву и оставит на произвол судьбы.

Есть она тоже старалась помедленнее и в два раза чаще стала требовать остановок под предлогом того, что ворованные яблоки испортили ей желудок. Сбежать она, конечно, не могла, потому что рядом всегда были обе шлюхи, а чуть поодаль один из наемников Годфри, но она все равно радовалась, видя, как хмурится ее мучитель.

Через пару дней Джоанна поняла, что хотя женщины не разговаривают с ней, но по-своему стараются помочь, уводя днем мужчин в кусты. Один раз, когда Китт возвращалась, исчезнув вместе с Хаймо не меньше чем на час, она незаметно подмигнула Джоанне.

Годфри выходил из себя, а разбойники делали, что хотели, не обращая внимания на его ругань. Джоанна никак не могла понять, почему он не рассчитается с ними, ведь вдвоем они могли бы ехать гораздо быстрее. Годфри же боялся встретиться один на один с Ричардом или с кем-нибудь другим, кто пришел бы на выручку Джоанне, поэтому предпочитал все же не ссориться со своими людьми.

Поскольку Китт и Калотт мечтали попасть в публичный дом, то пришлось заехать в Лондон. Крестьянки млели от восторга, пялясь на многоэтажные дома и узкие улицы, по которым сновало множество народу. Они весело перекликались друг с другом на своем линкольнширском диалекте, предвкушая большие заработки и не замечая обезображенных сифилисом женщин, униженно выпрашивающих подаяние. Джоанна не желала им ничего худого и даже, помолилась, чтобы новая жизнь не обманула их ожиданий. В конце концов, кто знает, что ждало их в деревне.

Погруженная в невеселые размышления, она не, сразу услышала, что ее зовут.

– Леди Джоанна! Леди Джоанна!

Подняв голову, Джоанна увидела двух женщин, торговавших рыбой, и признала в них Бесс и Розу. Радостно улыбаясь и не обращая внимания на сэра Годфри, они подбежали к ней.

– 3дравствуйте, подружки, – отозвалась она, невольно оглянувшись на своих похитителей, не будут ли они мешать ей. И сразу же стала думать, как ей извлечь пользу из этой встречи. – Как это вы так быстро добрались до Лондона?

– Да мы только вчера приехали! До чего ж нам надоели лошади, ну мы и продали их, сели на торговый корабль и прямо к дому! – возбужденно протараторила Бесс.

– А вы как, миледи? – спросила Роза, с откровенным любопытством разглядывая незнакомого рыцаря и его странного вида свиту. – Сэр Ричард искал вас, а…

– А я решила возвратиться домой к жениху, – прервала ее Джоанна, боясь, как бы Годфри не приказал расправиться с торговками. Она чувствовала, что он не отрывает от нее глаз. Тогда она повернулась так, чтобы мужчинам не было видно ее лица, и прошептала: – Помогите. – Торговки еще не успели прийти в себя от изумления, а она уж громко сказала. – Мы едем в замок Хокингем и там обвенчаемся.

– Желаем счастья, миледи, – обменявшись взглядом с Бесс, нерешительно проговорила Роза.

Джоанна поняла, что ее мольба о помощи услышана.

– Дорогу, дорогу, женщины, нечего задерживать миледи! – крикнул Годфри, показывая торговкам, чтобы они отошли в сторону, если не хотят попасть под копыта лошадей.

Джоанна втайне повеселилась, посмотрев неприличный жест, которым Роза проводила рыцаря, однако вскоре ее опять охватила тоска. Что могут сделать две женщины, если даже Ричард не смог ее защитить?

Они переехали по мосту Темзу, потом поскакали мимо парков, предназначенных для травли медведей, грязных таверн и постоялых дворов, на стенах которых были написаны имена их хозяев.

– Вот что нам надо, – с важностью проговорил Хаймо, словно показывал крестьянкам дворцы. Они остановились перед двухэтажным домом с нарисованной пышнотелой бабенкой. – Это Слепая Лили. Идите к ней и скажите, что вас прислал Хаймо Бретонец. Он, мол, ручается за вас.

Китт и Калотт хихикнули, слезли с лошадей и наградили каждого из разбойников сочным поцелуем, несмотря на нетерпеливые жесты Годфри. Потом они постучали в дверь и исчезли.

Отвратительные притоны сменились сыромятнями, садами, роскошными усадьбами епископов, а потом они опять выехали на окраину города.

«Любовь моя, спаси меня, – повторяла про себя Джоанна. – Еще несколько дней, и мы приедем в Хокингем, и мне придется стать женой сэра Годфри Лингфилда, убийцы моего брата и мужа сестры».


Шесть дней Ричард, почти теряя сознание от боли и страха за Джоанну, мчался на юг, зная лишь от случайных очевидцев, что шайка перешла через Уош. А дальше они могли отправиться куда угодно, даже во Францию, однако что-то говорило Ричарду, что Годфри повезет Джоанну в Хокингем. Негодяй наверняка уверен в том, что если не убил соперника, то все равно он не сможет помешать ему, боясь обвинения в убийстве барона Уиллоуби.

Эрик остался дома, и барон попросил его проследить, чтобы Тим благополучно вернулся к родителям, однако парнишка заупрямился.

– Если вы не хотите отдыхать, милорд, кто-то должен присмотреть, чтобы вы во сне не свалились с Демона. Я еду с вами, сэр Ричард. Эрик скажет моим, чтобы не беспокоились.

Восхитившись его преданностью, Ричард тотчас решил, что, если останется живой и выручит Джоанну из беды, обязательно сделает Тима своим оруженосцем... И горе тому, кто посмеет сказать, что мальчишка не благородных кровей!

Дивился он и выносливости своего коня, покрывавшего лигу за лигой английской земли и готового вновь скакать, сколько надо после пары часов тревожного сна.

Чем ближе они были к Лондону, тем крепче становилась уверенность Ричарда, что он едет правильной дорогой. Он даже сам не мог сказать почему. У него не было времени спрашивать встречных, да и народу на дорогах было много, так что вряд ли кто обратил внимание на рыцаря и даму со свитой.

У него словно колокол гудел в груди и гудел все громче, не давая ему свернуть с лондонской дороги. Он найдет их. Достанет из-под земли. А когда они станут друг против друга, ему уже будет все равно, один человек сторожит Джоанну или целая армия разбойников.

Он убьет всех, кто преградит ему путь к Джоанне.

Видя округлившиеся глаза мальчишки, с восхищением взиравшего на все вокруг, Ричард все же решил не задерживаться в Лондоне дольше, чем потребуется, чтобы напоить лошадей и самим поесть в таверне на берегу Темзы. Едва он соскочил с коня и передал поводья Тиму, как обратил внимание на двух женщин, торговавших рыбой неподалеку, которые вдруг заулыбались и закивали ему.

– Лорд Ричард! – услыхал он и увидел, как одна торговка торопливо замахала головой, словно подтверждая слова другой.

Ричард тоже узнал Розу и Бесс, с которыми распрощался в Уолсингеме, когда отправился на поиски Джоанны. Он удивился неожиданной встрече в большом городе, однако решил не терять зря времени. Учтивость все-таки не позволила ему не поздороваться с паломницами...

И вдруг он понял, что торговки не просто обрадовались ему, а они видели Джоанну.

– Да, видели, – подтвердили они, – вместе со злым рыцарем, которым мог быть только сэр Годфри Лингфилд.

– По виду не скажешь, чтобы он ей шибко нравился, – сказала Роза.

Бесс кивнула.

– Она сказала: «Помогите», – знаете, так, одними губами. Сказала, что едет в Хокингем, милорд, и там обвенчается. Вы должны ее спасти, сэр Ричард! Он такой страшный!

От денег обе отказались.

– Только спасите леди Джоанну, нам больше ничего не надо. Она такая хорошая. Поезжайте с Богом, милорд.

3абыв о еде, Ричард вскочил в седло, от волнения даже не почувствовав боли. Они опередили его всего на несколько часов и едут в Хокингем, как он и думал!

Через три часа он нагнал их. Стоя на пригорке, он глядел на рыцаря в полном снаряжении, на Джоанну и, что было из рук вон плохо, на дюжину крепких наемников с ножами, топорами и булавами.

– Милорд, их очень много, – пробормотал Тим. – Мы поедем за ними, а потом попросим помощи...

Ричард ничего ему не сказал. Сколько бы их ни было, он не собирался позволить Годфри запереться в Хокингеме.

– Эй, сэр Годфри Лингфилд! – громко крикнул он. – Отпустите леди Джоанну, которая не по своей воле едет с вами!

Конь под Годфри встал на дыбы, когда тот стремительно обернулся посмотреть на соперника, словно явившегося из его ночного кошмара.

На барже тоже с любопытством оглянулись на них, однако быстрое течение влекло баржу дальше к Лондону, и она вскоре скрылась с глаз.

На лице Джоанны радость смешалась со страхом, и Ричард улыбнулся ей.

– Сэр Ричард, Джоанна – моя невеста, и будьте уверены, ни Церковь, ни король не оспорят мое право на нее. Езжайте своей дорогой, милорд, а мы с моей будущей женой поедем своей. Не забывайте, милорд, я кое-что знаю и могу погубить вас.

Ричард фыркнул в ответ на угрозу Годфри и вытащил меч.

– Пока я жив, леди Джоанне нечего делать рядом с убийцей.

– Думаю, вам недолго осталось жить, отозвался Годфри, многозначительно кивая в сторону своей свиты. – Признайте, счет не в вашу пользу.

Ричард взглянул на разбойников, взявшихся за ножи и топоры, словно только что заметил их. Он уже хотел что-то сказать о них, кик услышал презрительный возглас Джоанны:

– Фи, сэр Годфри! Прятаться за спинами неотесанных крестьян как раз достойно рыцаря, убившего своего сеньора и беззащитного старика!

Годфри ударил ее, и она с трудом усидела на коне, хотя ни одна слезинка не выкатилась у нее из глаз, сверкавших зеленым огнем.

Ричард не двинулся с места, только в голосе у него зазвенела сталь.

– Я желал для тебя мучительной смерти, Годфри Лингфилд. А теперь желаю еще и медленной смерти. Так ты сразишься со мной или сначала мне надо уложить твоих защитников?

Годфри сказал что-то, и разбойники окружили его с Джоанной. Он надел шлем, вытащил меч из ножен и выехал навстречу Ричарду.

Один из разбойников схватил за руки Джоанну, другой взялся за поводья. Ее тошнило от вони, исходящей от них, но деться ей было некуда. Со страхом смотрела она, как Ричард дал свой меч Тиму, опустил забрало и вновь взял меч в руку.

Ее возлюбленный должен был умереть за нее. Джоанна не сомневалась в этом, зная, что люди, похитившие ее, забыли о чести и совести. Если Годфри скажет, они вмешаются в поединок и набросятся на Ричарда, как стая шакалов. Она уже видела, как они убивают коня и спешивают Ричарда, чье снаряжение не может защитить его от топоров и булав...

– Нет! Ричард, уезжай! Он не будет драться честно! – закричала она. – Эти негодяи убьют тебя! Пусть! Я поеду с ним в Хокингем! Ничего не поделаешь!

Чья-то грязная ладонь закрыла ей рот, и теперь Джоанна могла только смотреть на поединок соперников. С реки до нее донесся какой-то шум, но она не обратила на него внимания.

– Приготовьтесь умереть, милорд! – спокойно сказал Годфри, зная, что ему нечего опасаться.

– Это ты отправишься в ад сегодня! – ответил Ричард. – Молись дьяволу!

– Эй, там! – донесся до них голос с реки. – Что происходит?

Разбойники обернулись и посерели от страха.

– Король! Король!

Джоанна почувствовала, что ее держат уже не так крепко. Переглянувшись, разбойники по двое, по трое поскакали к ближайшему лесу, чтобы уйти на юг в горы.

Эдуарду Английскому было не до них, потому что его сопровождала лишь немногочисленная свита. Да к тому же это было не самое важное.

Остались только Годфри, Джоанна, Ричард и Тим. Эдуард приказал причалить баржу к берегу.

Дрожа всем телом, Джоанна спешилась и опустилась в глубоком поклоне. Мужчины тоже соскочили с коней и встали на колени.

Когда король Эдуард, не теряя важности, ступил на землю, Джоанна бросила быстрый взгляд на баржу и, кроме нескольких придворных, увидала королеву, принцессу Элеонору, принца Альфонсо с нянькой и леди Габриэлу, с изумлением взиравших на нее.

– Кажется, я что-то спросил, – повторил Эдуард Плантагенет. – Сэр Ричард и сэр Годфри, встаньте и расскажите мне, почему вы тут затеяли драку, и что это за разбойники были с вами, сэр Годфри?

– Милорд, я нанял этих людей, чтобы освободить леди Джоанну из лап похитившего ее дьявола.

Джоанна коротко рассмеялась.

– «Освободить» меня? Ваша милость, меня похитил сэр Годфри. Он увез меня от человека, которого я люблю, после того как убил мужа моей сестры барона Роджера Уиллоуби! Он также предательски убил своего сеньора, графа Хокингема!

Король Эдуард нахмурил монарший лоб и обернулся к бледному Ричарду, спокойно ожидавшему, когда можно будет вставить слово.

Король еще не успел его ни о чем спросить, как Годфри вскричал:

– Ваша милость, сэр Ричард соблазнил мою невесту, и теперь она скажет что угодно, чтобы спасти его от наказания за убийство. Это он убил барона Уиллоуби, и я настиг его сразу после того, как он совершил свое злое дело, когда они вместе пытались замести следы. Правда, что графа не могут найти, после того как он несколько недель назад отправился на охоту. Но, ваша милость, никто не видел его тела и я отрицаю, что убил его!

Голос короля долетел до Ричарда, словно откуда-то издалека. Он не замечал, что шатается, стараясь не потерять сознание. Он погружался во тьму, наплывавшую на него, как он все-таки понимал, из-за боли в боку.

– Ваша милость, я обвиняю сэра Годфри Лингфилда в убийстве брата леди Джоанны, графа Хокингема, и надеюсь, что его тело разыщут, если будут искать. Он сам объявил об этом мне и леди Джоанне, после того как убил барона Уиллоуби и сделал так, чтобы я первый нашел его мертвым!

– Ложь! – вскричал Годфри с возмущением, достойным честного человека, когда марают его имя. Хотя его волосы потускнели и загрязнились от пота и дорожной пыли, лицом он все еще походил на ангела. – Неужели я должен стоять здесь и слушать, как меня обвиняет в убийстве человек, покусившийся на мою будущую жену? Разве это первое его преступление? Ваша милость, ваш отец-король, упокой Господь его душу, разве не изгнал его за совращение жены барона, своего господина, после того как она умерла? И опять он совершил убийство и похитил честь дамы, обещавшей стать моей женой!

Эдуард Плантагенет повернулся к Джоанне.

– Леди Джоанна, что вы скажете в ответ на обвинения сэра Годфри?

Теперь все смотрели на нее. Король, Годфри, Ричард, придворные. И все молчали. Джоанна знала, что от ее слов зависит судьба Ричарда и ее собственная.

– Ваша милость, сэр Годфри сам сказал сэру Ричарду и мне, что убил моего брата. И я верю, что он убил барона Уиллоуби, когда тот беспомощный лежал в кровати, желая очернить барона Кингслира! И это еще не все. Он своим мечом ранил, едва ли не смертельно, сэра Ричарда!

Годфри усмехнулся.

– Ваша милость, и вы верите женщине, влюбленной в этого негодяя! О да, он искусно сбивает их с пути истинного!.. Вспомните сестру леди Джоанны, графиню Алисию, которая умерла, рожая его дитя! Единственное, что я не отрицаю, – это рана сэра Ричарда, но он на меня напал, ваша милость... Разве я не должен был защищать себя? – спросил он с ангельским выражением на лице.

Эдуард вновь повернулся к Джоанне, холодно глядя на нее своими синими, как у всех Плантагенетов, глазами.

– Это правда, леди Джоанна? Вы и вправду нарушили слово, данное вами этому человеку, ради другого? – и он кивнул на Ричарда.

«Почему король Эдуард смотрит на Ричарда, словно он преступник, а не его любимый и преданный вассал? Неужели он верит чудовищным наветам Годфри ?»

Джоанна гордо подняла голову, хотя голос у нее дрожал.

– Ваша милость, правда, что я люблю лорда Ричарда Кингслира и хочу стать его женой, а не женой сэра Годфри Лингфилда. Я сожалею, ваша милость, что мне приходится нарушать данное ему слово, но я уверена, вы не отдадите меня убийце двух человек.

Король молча повернулся к Годфри.

– Спросите сэра Ричарда, чей нож нашли в груди барона Уиллоуби, ваша милость! – усмехнулся он.

– Ваша милость, это был мой нож, – спокойно глядя в глаза королю, ответил Ричард. – Однако что стоит выкрасть нож. Клянусь всем, что есть для меня святого, я не убивал сэра Роджера!

– Вы видели, как это сделал сэр Годфри?

– Нет. Но он сказал об этом леди Джоанне и мне!

– Разве можно доверять таким свидетелям? – воскликнул Годфри.

Эдуард, не торопясь, оглядел Годфри, Ричарда, Джоанну.

– Вы противоречите друг другу. Ваше же свидетельство, леди Джоанна, не может быть принято во внимание, потому что вы сами признались в своей любви к лорду Кингслиру. Ни вы, ни сэр Ричард не видели, как Годфри убил барона. Хотя тело не найдено, вы утверждаете, что граф Хокингем убит. Я прикажу расследовать это дело. Однако, сэр Ричард, ваш нож был найден в груди убитого барона Уиллоуби, и так как сэр Годфри видел вас в его спальне, можно предположить, что убийца вы. Боюсь, сэр Ричард, вам придется предстать перед судом за убийство барона Роджера Уиллоуби. Отдайте меч, милорд. Вас препроводят в Тауэр до суда.

Ричард наклонил голову в знак покорности и протянул меч подоспевшему стражнику.

– Повинуюсь, ваша милость, – проговорил он потухшим голосом.

Затуманенным от слез взглядом следила Джоанна, как ее возлюбленный вскочил в седло, окруженный королевскими стражниками. Не может быть! Король Эдуард не может судить Ричарда за убийство, когда убийца будет гулять на воле!

– Нет! – крикнула она. – Вы не можете! Ваша милость, вы должны выслушать меня! Ричард Кингслир невиновен! Я клянусь на кресте! Все равно я не буду женой Годфри Лингфилда! Уйду в монастырь или умру!

Она бросилась в ноги королю, слепо ища его руку.

– Замолчи, женщина! – прогремел король. – Сэр Годфри, против вас тоже выдвинуты обвинения. Приказываю вам отдать меч и находиться под стражей, пока я не узнаю, что сталось с графом Хокингемом. Если вы невиновны, будете вы настаивать на союзе с леди Джоанной? По ее собственному признанию, она не желает этого союза и не отрицает, что отдала себя лорду Кингслиру. У вас есть основания освободить себя от данного вами слова, сэр Годфри.

3латоглавый рыцарь, отдав меч, долго смотрел на Джоанну.

– Я не сомневаюсь, что мое имя будет очищено от обвинения, ваша милость, и нет... я не отказываюсь от слова, данного мной Джоанне Хокингем. Рано или поздно к ней вернется здравый смысл, когда ее любовник понесет наказание за свои грехи.

Джоанна закрыла глаза, чтобы не видеть злорадного огня во взгляде Годфри. Этот человек не в себе, и, кажется, ей не миновать его объятий. Он наверняка хорошо припрятал тело Вильяма, и никто не найдет его, кроме него самого. А если не будет тела, то не будет и преступления.

– Леди Джоанна, идите на баржу, – приказал король, однако голос его смягчился. – Мы направляемся в Лондон, где королева и дети будут жить, пока я отлучусь в Оксфорд. Вы будете с нами до окончания суда.

Она глядела на высокого короля и ничего не понимала.

– Я... С вами... С вами, ваша милость?

– Ну, конечно, не можете же вы оставаться тут с одним лишь мальчиком, – проворчал король. – Идите, леди Джоанна. Милорд Кингслир, сэр Годфри, Я увижусь с вами во время суда.

Ричард поднял голову. Дух победил в нем плоть.

– Ваша милость, я требую удовлетворить мое право решить дело поединком!

27

– Поединком? – повторил король Эдуард. – Милорд Кингслир, вы шутите! Такого не было со времен Генриха II... Да-да, уже тогда был введен придворный суд!

– И все-таки, сир, этого права никто не отменял… И оно мое!

– Даже если я позволю, вы только посмотрите на себя, милорд! Я не сомневаюсь, что леди Джоанна сказала правду и вы серьезно ранены. Да вы еле на ногах стоите!

Ричард мрачно усмехнулся.

– Должен признать, вы правы, ваша милость. Необходимость вызволить миледи из рук похитителя подняла меня с постели раньше, чем было бы нужно, однако я желаю драться здесь и сейчас. Если я не виновен, Господь укрепит мою руку и я одолею негодяя, – он кивнул в сторону нахмурившегося Годфри. – А если виновен, победит Годфри. Пусть это будет поединок a l'outrance, милорд, то есть до смерти, и пусть победитель владеет прекрасной дамой.

– Милорд, это самоубийство! – вскричала Джоанна и бросилась бы к Ричарду, не удержи ее король. – Вы еще слишком слабы, чтобы даже думать о поединке...

– Не бойтесь, любовь моя, вы не будете женой сэра Годфри, – сказал Ричард, криво усмехнувшись, ибо для него не было ничего тайного в ее мыслях.

– Хватит! – нетерпеливо махнул рукой Эдуард Плантагенет. – Вы упрямец, милорд Кингслир, но я не разрешу вам биться на ваших условиях, даже чтобы доказать вашу невиновность. Поединок состоится через неделю. Этого вам хватит, чтобы прийти в себя. А пока я постараюсь узнать причину исчезновения графа Хокингема, – обратил он колючий взгляд на Годфри. – Через неделю, считая с сегодняшнего дня, вы, лорд Ричард Кингслир, и вы, сэр Годфри Лингфилд, после заутрени отправитесь в Смитфилд и там будете драться, пока Господь не укажет на невиновного, сохранив его для жизни.

Джоанна перевела дух. За неделю Ричард поправится, не может не поправиться, и Господь не допустит, чтобы убийца победил невиновного.

– Однако ставлю вас в известность, лорд Кингслир и сэр Годфри, – продолжал Эдуард таким тоном, от которого мурашки поползли по спине, – если виновный не умрет в поединке, он будет немедленно казнен.

– Что же до вас, леди Джоанна, – повернулся к ней Эдуард Длинноногий, – то я запрещаю вам видеться и с сэром Ричардом, и с Годфри. Ваша милость, королева Элеонора, я поручаю вам леди Джоанну, вы поняли меня?

– Ваша милость, позвольте мне ухаживать за ним, – взмолилась Джоанна.

Однако Эдуард стоял на своем.

– Мы позаботимся, чтобы он ни в чем не нуждался... Но, если до нас дойдут слухи о вашем непослушании, мы отменим поединок и будем сами судить лорда Кингслира. Вам понятно?

– Да, сир.

– Очень хорошо... Итак, леди Джоанна, идите на баржу, и мы отправляемся в Лондон. Ричард Кингслир и Годфри Лингфилд будут добираться на своих конях в сопровождении стражи. В Тауэр, господа!

Джоанна не удержалась и оглянулась, чтобы в последний раз посмотреть на Ричарда. Ее глаза, блестящие не пролитыми слезами, как чистые изумруды, встретились с темными глазами Ричарда, в которых сияла любовь и вновь пробудившаяся надежда. Он приложил пальцы к губам и послал ей воздушный поцелуй. Баржа, отчалив от берега, вскоре скрылась за поворотом.


Леди Габриэла была необычно молчалива и удерживала принцессу Элеонору подальше от Джоанны, пока она более или менее не пришла в себя.

Потом с разрешения королевы она отпустила девочку, и та бросилась к своей бывшей воспитательнице, которая стояла рядом с королевой Элеонорой у самого края палубы.

– Леди Джоанна! Леди Джоанна! Я очень скучала без вас! Никто не умеет играть со мной, как вы, миледи. Вы будете моей фрейлиной? А почему рыцари хотят драться из-за вас? Леди Джоанна, почему они хотят убить друг друга из-за вас?

Джоанна только беспомощно взглянула на испанку, прося прийти ей на выручку.

– Вы задаете слишком много вопросов, дорогая, о том, что вас вовсе не касается. Разве вы не видите, что леди Джоанна расстроена? Давайте лучше радоваться, что она вернулась к нам живой и невредимой из своего паломничества. Она нам еще расскажет о том, что видела в Уолсингеме! – проговорила Габриэла, подмигивая Джоанне.

Однако принцессу Элеонору не так легко было увлечь сказками о святых реликвиях.

– Разве вы не обручились с сэром Годфри, леди Джоанна? Не понимаю, почему сказали, что он убийца? А я всегда знала, что вы и лорд Ричард Кингслир любите друг друга... Вот вы теперь сами признали! Мне кажется, вы будете самой красивой парой во всем христианском мире!

– Ну, хватит, шалунья! – решил унять дочь король Эдуард. – Если леди Джоанна еще может говорить, пусть она расскажет нам о том, что видела во время паломничества. Леди Габриэла правильно сказала, остальное вас не касается.

Огорченная девочка покорно кивнула, и время полетело быстро под рассказы леди Джоанны о путешествии в Уолсингем.


– Наконец-то заснула, – сказала Габриэла, выходя из спальни принцессы в гостиную, где они обе с Джоанной должны были спать, ибо королева Элеонора приказала леди Джоанне пока суть да дело вновь принять на себя прежние обязанности.

– Теперь расскажите мне все! – попросила леди Габриэла, удобно устраиваясь перед огнем рядом с Джоанной. – Как вы оказались в Уиллоуби, если должны были быть в Уолсингеме, и влюбились в сэра Ричарда, если обручились с сэром Годфри? Неужели сэр Годфри убил вашего брата и еще барона Уиллоуби?

Для Джоанны было пыткой сидеть в королевских покоях в Тауэре, зная, что где-то среди этих мрачных стен томится ее возлюбленный, однако она взяла себя в руки и все рассказала своей внимательной слушательнице.

– Я действительно отправилась в паломничество, как обещала, дорогая Габриэла, – улыбнулась она откровенному любопытству кастильки. – Однако лорд Кингслир решил последовать за мной под видом старого рыцаря... а, кажется, вы знали...

Джоанна покачала головой, заметив виноватые огоньки в черных глазах Габриэлы.

– Я знала, что он поедет следом, но в каком виде – о нет! Очень романтично! – воскликнула Габриэла и захлопала в ладоши. – И вы его узнали?

– Ему пришлось открыться, чтобы спасти нас от разбойников, которые напали на нас в лесу, – Джоанна сияла, рассказывая о своем возлюбленном. – Он такой храбрый, Габриэла! Почти один разогнал всех. И еще спас старого еврея...

– Убийцу Христа? – ужаснулась Габриэла. – Почему…

– Вениамин бен Иосиф, к какой бы вере ни принадлежал, не убивал и не распинал Иисуса Христа, – возмутилась Джоанна. – Это почтенный лекарь, и после того как мы помогли ему, он тоже нам очень помог.

Джоанна видела, что Габриэла ей не верит.

– Ну ладно, а что потом?

Джоанна пожала плечами, улыбаясь про себя сладостным воспоминаниям о ночи, проведенной с Ричардом в конюшне еврея.

– Я влюбилась в сэра Ричарда и узнала, что он меня тоже любит. Мы хотели вернуться ко двору и упросить короля, чтобы он расторг помолвку.

– Разве я не говорила вам, что вы как нельзя лучше подходите друг другу? – важно спросила Габриэла. – Ну а как насчет того, что он виноват в смерти вашей сестры, mi corazoп?

– Все равно я его полюбила, – призналась Джоанна, – а уж потом, узнав его получше, поняла, что, как бы он ни был виноват перед Алисией, он тоже очень мучился.

– А что я вам говорила? – не удержалась Габриэла.

– Но он не все мне рассказал, наверно, потому, что любит меня, и в Уолсингеме я решилась исполнить задуманное и отправиться в Уиллоуби.

– Одна? В Линкольншир? Ах, Джоанна, ужасно глупо! Вас могли ограбить, утопить в болоте...

– Ничего не случилось, – перебила ее Джоанна, – хотя тогда я еще не знала, что самый страшный враг – Годфри. Он все время крутился возле меня. Хотел похитить. Я еще о нем расскажу, – поторопилась она успокоить любопытную испанку.

– Барон Уиллоуби только хотел мне все рассказать, это муж Алисии, как с ним случился удар и он онемел. Тут приехал Ричард. Он искал меня, когда я убежала из Уолсингема. Тогда-то он понял, что мне не будет покоя, пока я все не узнаю, и он позвал старую Мэг.

Джоанна рассказала Габриэле, как ее сестра пыталась заполучить Ричарда и ей это не удалось, и тогда она отравила ребенка и себя, стащив яд у старухи. Джоанна разволновалась. Слезы потекли у нее по щекам, и Габриэла обняла ее.

– Как это, наверно, ужасно узнать такое о своей сестре! – пожалела испанка.

– О да. Но теперь я знаю правду и могу надеяться, что Господь милостив и когда-нибудь простит ее.

– Наверно, простит. Он знает, мы лишь слабые люди.

– А барон стал выздоравливать. Годфри же со своими людьми проник в замок втайне от нас. Он вонзил барону в сердце нож, который украл у сэра Ричарда, и подстроил так, чтобы милорд первый увидел мертвого барона. Поэтому он и обвиняет его в убийстве.

– Змея!

– Он тяжело ранил милорда, поэтому он не смог помешать ему увезти меня из замка. Я даже не знала, помог ему кто или он истек кровью.

– Хвала Господу, он выжил, – воскликнула Габриэла и истово перекрестилась.

Джоанна кивнула и тоже перекрестилась.

– Наверно, вам было очень страшно ехать с разбойниками?.. Джоанна, а Годфри или другие… они не предлагали вам ничего плохого? – взяв Джоанну за руку, участливо спросила испанка.

Джоанна покачала головой, с ужасом вспоминая, как чудом избежала насилия.

– Мне удалось убедить его подождать, пока священник обвенчает нас в Хокингеме. А его люди нашли двух шлюх и с ними развлекались. Ох, как я боялась! – заплакала Джоанна, словно воочию видя перед собой жадные похотливые лица разбойников.

– Ну-ну, дорогая, успокойтесь, все позади, и вы с нами. Все будет хорошо.

– Хорошо! – с горечью повторила Джоанна. – Вы слышали, король Эдуард... Если Годфри победит, Ричарда казнят все равно, даже если он не умрет от меча. А потом Годфри возьмет меня по праву... И зачем мне тогда жить замужем за убийцей после смерти моего любимого Ричарда?

– Джоанна, неужели вы совсем не верите в Божескую милость, коли не верите в милорда? Хорошо, что король не разрешил вам видеться, а то бы вы только навредили ему своими страхами! – с неожиданной твердостью заявила испанка. – Вы допускаете, что наш Господь даст убийце одолеть невинного?

Габриэла подала Джоанне носовой платок и стала ждать, когда она перестанет рыдать.

– Я верю в правоту Ричарда и верю в его ловкость, – сказала наконец Джоанна и подняла заплаканные глаза – Но он, правда, тяжело ранен, а Годфри не умеет драться честно. Если только он сможет, он обязательно…

– Вы должны верить, что Бог не допустит этого, – настаивала Габриэла.

– Ой, Габриэла, я придумала! Когда Годфри признался, что убил моего брата, в комнате еще была служанка. Мы должны послать за ней. Она скажет королю...

Габриэла покачала головой.

– Она не видела, как Годфри убил барона Уиллоуби, правильно? Сомневаюсь, что он станет слушать крестьянку, ведь она только слышала и ничего не видела. Король наверняка скажет, что она решила защитить родственницу хозяина. То есть вас, моя дорогая. Нет, это бесполезно.

– Ах, Габриэла, неужели я переживу эту неделю? Семь дней я его не увижу! И еще, что потом, тоже неизвестно.

– У вас как раз будет время помолиться, наставительно проговорила леди Габриэла.

К вечеру следующего дня Джоанна уже чувствовала, что сходит с ума. Хотя ей вновь пришлось развлекать принцессу Элеонору вместе с леди Габриэлой и леди Мэри Хэммонд из Девоншира, занявшей ее место во время ее отсутствия, время тянулось бесконечно. Джоанна ходила как лунатик, потому что поздно заснула, вспоминая события минувшего дня и воображая предстоящий поединок, и проснулась задолго до рассвета.

Ей разрешили гулять по двору, и она внимательно оглядывала бесчисленные башни, стараясь угадать, где лежит Ричард. Ей хотелось думать, что король сдержал слово, и Ричарда хорошо лечат. Какая у него комната? Такая, как полагается барону? Или он в подвале на соломенной подстилке, а вокруг бегают крысы? Хорошо бы Годфри в подвал!

Днем она водила принцессу Элеонору в зверинец, устроенный в Тауэре Генрихом III, которому нравилось наблюдать за леопардами, львами, слонами и белыми медведями, подаренными ему другими монархами.

Леди Мэри Хэммонд, очаровательная дама с золотыми, как мед, волосами, была примерно такого же сложения, как Джоанна, и одолжила ей свое платье, пока Джоанне не доставят ее собственные из Виндзора. Джоанна от души поблагодарила ее, потому что ее дорожный наряд пришел в негодность, а второе взятое в дорогу платье так и осталось в Уиллоуби. Ей было приятно вновь ощутить прикосновение шелка к коже, хотя яркий зеленый цвет совершенно не шел к ее розовой коже.

После ужина дамы беседовали, слушая, как принцесса Элеонора играет на лютне, когда к ним пришел гость.

Это был Тим. Тот самый Тим, который приютил Робина, провел по болотам Ричарда и сопровождал его, пока он гнался за похитителями.

Тим поклонился, зардевшись при виде сразу трех хорошо одетых дам, не говоря уже о принцессе Элеоноре, с любопытством рассматривавшей его.

– Его милость сказал, что я могу передать вам это от сэра Ричарда, – робко проговорил он и протянул ей кожаную сумку.

Джоанна, не представляя, что может быть внутри, развязала сумку и вынула роскошную материю, подаренную ей еврейкой на свадебное платье.

– Как это оказалось у вас? – поразилась она.

Она помнила, как аккуратно спрятала материю в сундук в своей комнате и как жалела о ней, а потом перестала жалеть, страшась насильного венчания с Годфри.

– Когда сэр Ричард приказал мне побыстрее собраться, ну, чтобы ехать вдогонку, Года мне дала это. Милорд приказал мне сегодня отнести вам сумку, чтобы вы сшили себе платье для венчания сразу же после его победы в Смитфилде.

– Ой, Тим! Спасибо! – просияла Джоанна, а две другие дамы заохали и заахали над невиданной материей. Она поцеловала Тима в щеку, совсем смутив мальчика. – Передай милорду, что я с радостью исполню его желание!

С этой минуты Джоанна поверила, что еще не все кончено, к тому же ей теперь было чем заняться в ожидании, когда Ричард придет к ней с победой.

И дамы принялись обсуждать фасон будущего платья.


В это время Ричард тоже принимал гостей. Не скрывая отвращения, стражник объявил ему, что за дверью два еврея просят пустить их.

– Я с радостью вышвырну их вон, милорд, если вы мне позволите.

– Нет, пусти их, – ответил ему Ричард и строго добавил: – Смотри, будь повежливее.

Первым вошел Вениамин бен Иосиф, за ним еще один еврей примерно тех же лет, до того похожий на первого, что еще прежде, чем Вениамин представил его, Ричард понял, что это его младший брат Авраам бен Иосиф.

Ричард учтиво поздоровался, правда, не вставая с кровати по настоянию лекаря.

– Откуда вы узнали, что я здесь? И вообще что вы тут делаете? Мне казалось, почтенный лекарь, что ваш дом в Ньюмаркете.

– Ваша правда. Я навещал моего брата Авраама. Он живет в еврейском квартале. Вы и не знаете, весь Лондон только и говорит о вашем поединке через шесть дней. Там уже ставят скамьи.

Ричард удивился и немного огорчился, что о нем болтает всяк, кому не лень, однако сказал только:

– Хорошо, что ты навестил меня, лекарь.

Бен Иосиф махнул рукой.

– Да ведь вы спасли мне жизнь! А теперь еще не оправились от тяжелой раны и опять в бой, да какой! Вот я подумал, может быть, пригожусь вам как лекарь.

Ричард с готовностью поднял тунику и показал ему рану, хотя лекарь, присланный утром королем, уже осматривал ее, после чего почесал в бороде и объявил, что у Ричарда разлилась желчь. Он распорядился давать больному какую-то гадость и поставить пиявок, на что Ричард возразил, что и так потерял много крови. Лекарь остался им недоволен и ушел, ворча себе под нос и предрекая печальный конец, потому что составленный им гороскоп показывал неблагоприятное расположение звезд, когда Ричард родился.

– А не так уж вам плохо, как болтают, сказал Вениамин бен Иосиф. – Поначалу, видно, было худо. Вы говорите, что прискакали из Линкольншира?

Ричард кивнул.

– Очень надо было. Леди Джоанну похитил тот самый рыцарь, с которым я буду биться в Смитфилде, а я хотел ее освободить.

– Хммпф. Думаю, вам есть о чем порассказать, но это потом, когда я вас вылечу. Конечно, рана закрылась бы лучше, если бы вы недельку полежали в Линкольншире, но ничего не поделаешь. Полностью ее не залечить, ведь вы же будете биться верхом. Ладно, послушайте, что придумал мой брат Авраам, если не возражаете.

Ричард взглянул на богато одетого еврея. Авраам бен Иосиф еще раз почтительно поклонился.

– Дом Иосифа благодарен вам за бескорыстное спасение нашего брата, – сказал он. – Без вашей помощи Вениамин бен Иосиф мог не вернуться к жене и детям, и мы хотели бы отплатить вам добром за добро.

Ричард вопросительно поднял бровь.

– Я живу в Лондоне и даю деньги в долг. У меня много знакомых аристократов, купцов, даже церковников, хотя они, конечно, не любят выставлять напоказ знакомство со мной. Среди них есть люди влиятельные. Вот что я предлагаю. Мы подарим много денег королю Англии, если он немедленно освободит вас, объявит невиновным и отменит поединок... И, конечно, даст вам в жены Джоанну Хокингем.

Ричард с трудом сдержался. Ему не хотелось обижать Авраама, тем более его брата, потому что они искренне желали ему помочь, однако их предложение было для него неприемлемо.

На словах все можно сделать красивым, а на самом деле они его просто хотят купить у короля.

– Я очень благодарен вам, но, боюсь, король не примет ваш подарок и даже рассердится, если кто ему заикнется об этом. Придется мне драться с Годфри Лингфилдом, И пусть Господь спасет невиновного… меня, конечно, – ухмыльнулся он.

Авраам бен Иосиф выразительно пожал плечами.

– Видишь, брат, я говорил тебе, что он не согласится, – сказал Вениамин. – Придется мне постараться и поставить вас на ноги.

28

Всю ночь перед поединком Джоанна провела в королевской церкви Святого Иоанна Евангелиста. Первые несколько минут она разглядывала внутреннее убранство церкви, поражаясь ее красоте и величию, а потом углубилась в свои мысли, и четки легко заскользили у нее между пальцами.

Много раз повторив обычные молитвы, она потом просто повторяла:

Пожалуйста, Боже, защити Ричарда Кингслира, ведь он невиновен, Боже. Пусть восторжествует правый к вящей славе Твоей.

На рассвете, когда солнце своими лучами осветило великолепные оконные витражи, Джоанна вернулась в свою комнату. Там притихшая Габриэла помогла ей переодеться, потому что она должна была явиться на поединок в великолепном наряде из византийской парчи, подаренной ей Деборой, женой Вениамина.

Нижнее платье было сшито из ослепительно белой материи с узкими рукавами на пуговицах и надето поверх тончайшей рубашки, а на него через голову Джоанна надела верхнее платье без рукавов, которое, мягко прошуршав, упало подолом на каменный пол.

Приказав Джоанне сесть, Габриэла убрала каштановые волосы и покрыла их золотой вуалью, закрепив ее золотым обручем.

Принцесса Элеонора, помня о торжественном дне, бесшумно проскользнула в комнату, как раз когда Джоанна поднималась с кресла и кастилька опустила недлинный шлейф.

Луч солнца, ворвавшись в узкое окно, заиграл на золотых и серебряных нитях, вплетенных в ткань.

– Ой, миледи, вы похожи на даму из витража, – восторженно объявила принцесса Элеонора.

Джоанна еле заметно улыбнулась. После бессонной ночи ей все казалось призрачным. Неужели сегодня ей предстоит идти в Смитфилд, и прежде чем она покинет это место, где продают лошадей и проходят турниры, один из двух рыцарей будет объявлен виновным и убит. Кто?

– Может быть, мне лучше надеть что-нибудь попроще? – встревожилась Джоанна, заметив, что Габриэла, как всегда, в темном.

– Наверно, это нехорошо, что я так разодета... Еще подумают, будто я пустышка, готовая броситься на шею кому угодно.

– Перестаньте изводить себя, – прикрикнула на нее Габриэла. – Принцесса Элеонора еще подумает, что вы не верите в обещание Господа защитить невинного или в молитву! Вы знаете, кто победит, а когда он увидит вас в этом платье, то поймет, что вы верите в него и станете его женой, как только король даст согласие. И пусть все думают, что хотят! Они не знают, через что вы прошли, когда оказались в лапах Годфри Лингфилда!

Джоанна кивнула, убежденная горячностью Габриэлы. Она верит, что Ричард будет победителем, однако и не забывает, что победа Ричарда – это позор и смерть для Годфри Лингфилда... скорее всего на плахе, потому что, как ей казалось, Ричард хочет лишь доказать свою невиновность, а казнь предоставить королю. Часть ночи она провела, молясь за Годфри и прося Бога пожалеть и простить его. Наверняка оба рыцаря исповедовались ночью, и Джоанна с надеждой подумала, что злой рыцарь был откровенен со святым отцом.

* * *

Узкие улицы Лондона были заполнены людьми, держащими путь в Смитфилд. Открытое место возле монастыря Святого Варфоломея раз в неделю превращалось в ярмарку лошадей и всякого другого домашнего скота. Только вчера здесь покупали и продавали, а сегодня весь Лондон пришел смотреть на поединок, в котором барон Ричард Кингслир, обвиненный в убийстве барона Уиллоуби, должен был доказать свою невиновность или пасть от руки соперника.

Там, где толпился простой люд, вовсю кипели споры. Одни говорили, что он украл невесту, другие – что у него украли, третьи – что его поймали с ножом в руке над трупом жертвы, четвертые – что этого не может быть, потому что он крестоносец и совсем недавно вернулся из святых мест. Разве может такой человек убить? А за что его прозвали «Дьяволом Акры»? Одно дело – убивать сарацин, а другое – простых честных христиан. Или от одного до другого всего один шаг?

Женщины в домотканых платьях с интересом прислушивались к двум торговкам рыбой и юным мужу с женой, которые говорили, что вместе с ним и знатной дамой совершили паломничество. Их вера в невиновность барона неожиданно нашла поддержку.

Две разодетые шлюхи тоже явились в Смитфилд, прослышав о поединке, и от всего сердца желали леди Джоанне спасения от злого сэра Годфри.

Поглядев на красивого барона и наслушавшись о нем от знающих людей, большинство поверило в его невиновность. Дамы вздыхали: «Ах, какая романтическая история», и представляли, как бы бросили своих мужей, если бы такой рыцарь только поманил их пальцем. Но были и другие, которым не понравились Бесс с Розой и Джон с Мэри Бейкер с их сказками, особенно когда к ним присоединились шлюхи. Они предпочли златоголового сэра Годфри Лингфилда, похожего на ангела с неба. Какая же женщина откажется от такого жениха? Чем он не Адонис? Да леди Джоанна Хокингем мизинца его не стоит, а он все равно хочет на ней жениться, хоть она и сбежала с «Дьяволом Акры». Барон Кингслир просто-напросто околдовал ее.

Толпа прослышала, что барон Кингслир обвинил другого рыцаря в убийстве линкольнширского барона, хотя нож-то был его. О другом обвинении – в убийстве графа Хокингема, брата леди Джоанны, – известно было меньше.

Двор разместился в сине-золотой ложе и блистал разноцветными шелками и бархатом. Между простым людом и двором расположились купцы, чиновники, среди которых нашли себе место Вениамин бен Иосиф и Авраам бен Иосиф. В них соседи без труда узнали евреев и постарались отодвинуться подальше.

В королевской ложе впереди сидел Эдуард Плантагенет с королевой Элеонорой, По другую руку от Элеоноры сидела Джоанна, которая была несказанно благодарна леди Габриэле, разместившейся рядом с ней. Принцессу оставили в Тауэре с леди Мэри Хэммонд, сочтя, что подобное зрелище не для глаз маленькой девочки.

Отзвучали фанфары, и на поле выехали рыцари. Они спешились возле королевской ложи и преклонили колена.

Король Англии встал с места и заговорил звучным голосом, так что даже крестьяне в последнем ряду услышали его:

– Мы пришли сюда сегодня решить судьбу двух рыцарей, Ричарда, лорда Кингслира, и Годфри Лингфилда, рыцаря. По традиции невиновным будет объявлен победитель в поединке. Скажите ваши обвинения. Сэр Годфри, будьте первым, потому что вы первым обвинили Ричарда Кингслира, и помните, Господь все видит и знает.

Со своего места Джоанна могла рассмотреть то, что не видела ни одна простолюдинка. Золотоволосый рыцарь стал совсем белый и даже вроде позеленел, и пот выступил у него на лбу, хотя день был не жаркий, и глаза у него были красные, словно он не спал ночью. Коротко взглянув на Джоанну, он заговорил, сначала колеблясь, а потом все больше обретая уверенность:

– Я, сэр Годфри Лингфилд, обвиняю Ричарда, барона Кингслира, в злонамеренном убийстве лорда Роджера Уиллоуби, когда он, прикованный болезнью к постели, не мог даже позвать на помощь. Также я обвиняю его в похищении надругательстве над леди Джоанной Хокингем, моей невестой...

В королевской ложе все затаили дыхание, потому что рыцарь не должен был чернить имя Джоанны.

А Годфри продолжал, не видя или не желая видеть недовольства короля:

– Еще я объявляю о своей невиновности в любом из преступлений, в котором посмеет обвинить меня барон Кингслир. Я... Да поможет мне Бог.

Настала очередь Ричарда. Он тоже посмотрел на Джоанну, только в его взгляде сияла любовь. Ему хотелось подбодрить ее, и он улыбнулся, радуясь, что она надела платье из драгоценной материи, подаренной ей на свадьбу. Джоанна улыбнулась ему в ответ, заметив, что он повязал на правую руку ленту из присланной ею материи.

– Я, Ричард, барон Кингслир, объявляю себя невиновным в убийстве барона Роджера Уиллоуби и обвиняю сэра Годфри Лингфилда в убийстве барона и предательском убийстве его сеньора Вильяма, графа Хокингема. Что же до его обвинения в похищении невесты... – Ричард оглядел всех, словно мнение последнего бродяги ему было так же важно, как мнение короля. – Признаю, я люблю леди Джоанну Хокингем и не желаю бесчестить ее. Я хочу, чтобы она стала моей женой, после того, как вернет себе свободу.

Все с облегчением вздохнули, побежденные рыцарским поведением барона. Людям нравилось, если в жизни случались истории, словно сочиненные трубадурами.

Ричард улыбался, и глаза у него горели.

– Я благодарю Господа за то, что он исцелил меня от раны, нанесенной мне сэром Годфри, когда я хотел помешать ему похитить леди Джоанну. Да поможет мне Бог.

Король Эдуард поднял руку, призывая всех к молчанию.

– Объявляем, что мы расследовали исчезновение графа Хокингема, в убийстве которого Ричард Кингслир обвиняет его вассала сэра Годфри Лингфилда. Графа Хокингема никто не видел с середины апреля, однако его тело не было найдено, так что нам остается уповать на Господа.

Король помолчал, выразительно глядя на рыцаря, отчего тот еще больше побледнел.

– Принесите клятву.

– Слушайте все. Я, Ричард, клянусь не есть, не пить, пока не свершится суд Господень и не одолеет он волю дьявола.

И вновь заговорил король, обращаясь к толпе:

– Пусть никто, что бы он ни увидел или ни услышал, не смеет шевелиться или кричать, мешая соперникам, ибо виновный лишится свободы на год и один день. И еще. Знайте, что поединок сей смертельный. Рыцари были исповедованы и причащены, чтобы их души могли встретиться с Богом. Если победитель не пожелает довести дело до конца, побежденный закончит жизнь на плахе.

Вперед выступил высокий силач в низко надвинутом на лицо капюшоне и снял дерюгу с чего-то, сразу засверкавшего на солнце. Это был топор, воткнутый в плаху.

На Годфри не было лица. В ужасе смотрел он синими глазами на плаху и на топор, не в силах отвести взгляд, и Джоанна заметила, как судорожно дернулась у него шея.

Вновь заговорил король Эдуард.

– Милорд Кингслир, вы потребовали, чтобы удовлетворено было ваше право на Божий суд. Пора переходить к делу. Оставьте здесь ваши щиты, ибо по закону вы должны полагаться только на свои мечи и умение. Наденьте шлемы, садитесь на коней, и да пусть Бог рассудит вас!

Тим помог Ричарду надеть шлем и проверил забрало. Теперь, когда лица не было видно, барон стал страшным и чужим, и Джоанна вздрогнула, в ожидании того, что должно было случиться на ее глазах.

У Годфри не было оруженосца, и ему пришлось принять помощь от юноши, посланного ему королем, который был совсем не в восторге от того, что его видят рядом с рыцарем, отвергнутым толпой.

Ричард сел на Демона, Годфри – на коня, на котором не так уж давно приезжал в Виндзор. Вновь зазвучали фанфары, и рыцари разъехались по местам. Они ждали, держа наготове копья. Между ними было лишь поле.

Вперед выступил главный распорядитель с белым жезлом.

Казалось, время тянется бесконечно, пока он поднимал жезл.

– Zaissez aller! – наконец крикнул он.

Рыцари вонзили золотые шпоры в бока своим коням, которые помчались навстречу друг другу, выбрасывая из-под копыт землю.

Они встретились посередине. Раздался громовой удар, и копья не выдержали. Конь Ричарда подался назад, но тут же под яростный крик хозяина выпрямился и рванулся вперед, пока Ричард вытаскивал меч из ножен.

Взбешенный Демон не нуждался в шпорах.

И вновь рыцари скакали к центру.

– Ох, Габриэла, я больше не могу, – простонала Джоанна, вздрагивая от скрежета железа и закрывая в страхе глаза.

– Чепуха, дорогая, ваш рыцарь умеет драться! – воскликнула Габриэла, обнимая Джоанну. – Смотрите! Видели, как он ударил негодяя? Да он чуть не вылетел из седла!

Крики толпы подтвердили слова испанки.

Поняв, что все вокруг на стороне Ричарда, Годфри словно приободрился и бешено напал на соперника, ловко парируя его удары. Ричард тоже не давал ему спуску. Сначала он немного попридержал Годфри, а потом обрушил на него один за другим множество мощных ударов, на которые тот с каждым разом отвечал все слабее и слабее.

Кони скакали рядом, и рыцари все время подстегивали их, словно ища удобный момент для решительного нападения.

К несчастью, Демон оступился и чуть замедлил бег. Этого было достаточно. Годфри воспользовался минутной заминкой и, повернув коня, направил его прямо на Демона.

Боевой конь упал, заржав от злости. Стон пролетел над толпой. Закричала женщина. Джоанна даже не поняла, что это она кричит, пока Габриэла не прижала ее голову к своему плечу.

– Ох, guerida! Madre di Dios! Вы видели, что это granuja сделал? Ничего! Подождите! Смотрите, с Ричардом все в порядке! И конь его тоже. О, Господи!

Джоанна открыла глаза. Демон уже поднимался. Но Ричард потерял меч, и тот лежал на земле в нескольких футах от него.

29

Преимущество было на стороне Годфри.

3аконы рыцарства предписывали ему спешиться, однако он решил, что в смертельной схватке это необязательно. Ему уже давно стало понятно, что Ричард искуснее его, поэтому он не собирался упускать подвернувшийся счастливый случай.

Не обращая внимания на недовольство толпы, он направил своего коня на Ричарда, чтобы тот затоптал его, пока он безоружен.

Однако Годфри не учел преданности Демона, и мгновение спустя ему уже самому пришлось побороться за то, чтобы усидеть в седле. А пока Ричард успел подобрать меч.

Демон вставал на дыбы и скалил зубы, нападал на менее тренированного коня, заставляя его отступать. Годфри был искусный наездник, но под напором черного Демона его конь, не устояв, повалился на спину.

Годфри был оглушен. Он лежал на спине, с трудом переводя дух, и до него не сразу дошло, что Ричард смотрит на него, стоя неподалеку и удерживая своего любимца, который иначе уже давно растоптал бы его. Ричард Кингслир ждал, когда Годфри встанет на ноги. Он вел себя по-рыцарски, в отличие от Годфри, и люди заметили это.

Изрыгая проклятия, Годфри вытащил ногу из стремени. Он глядел на соперника и с каждым мгновением ненавидел его все сильнее.

Ричард отпустил поводья и насторожился, когда Годфри пошел ему навстречу.

Его конь поднялся несколько минут спустя, и Тим с другим юношей подхватили поводья, потому что кони как будто собирались вступить в бой сами по себе. Разведя их в разные стороны, они увели их с поля боя.

Надо было начинать пеший бой. Толпа притихла в ожидании, кто из рыцарей сделает первый выпад. Вдруг Годфри до смерти захотелось увидеть кровь, текущую ручьем из Ричарда Кингслира, и услышать крики благоволящей к нему толпы, когда соперник будет умирать. Нет, он, Годфри Лингфилд, не позволит Ричарду умереть быстрой смертью под топором палача. О нет, пусть похитивший у него любовь Джоанны просит пощады! Он все равно убьет его! Годфри устремился вперед.

Он шел прямо на Ричарда, и толпа с облегчением вздохнула, когда Ричард отбил удар и сам ударил Годфри плашмя мечом. Ни один не был ранен. Однако Годфри чуть не упали от унижения совсем потерял власть над собой.

– Оставьте ваши штучки для крестьян, милорд, – не выдержал он. – Вы умрете.

– Не думаю, – спокойно ответил Ричард.

– Не знаю, что Джоанна сказала вам, милорд, однако, пока мы путешествовали вместе, она не раз добровольно уступала моему желанию. Благодарю вас, милорд, вы неплохо ее обучили, – осклабился Годфри, стараясь вывести Ричарда из себя. – Если она достанется вам, не удивляйтесь, если заметите что-то новенькое в ее ласках...

Годфри преуспел в своей хитрости. Ричард бросился на него, нанося один удар за другим и заставляя его отступать. Только один раз, когда они скрестили мечи и их шлемы оказались на расстоянии нескольких дюймов, так что они в упор смотрели друг на друга в узкие прорези, Ричард прорычал:

– Врешь, негодяй.

К чему слова? Все свои силы он вкладывал в удары, однако ему никак не удавалось добраться до доспехов Годфри, которому как раз повезло, и он сумел разрезать кольчугу на плече Ричарда. Он рассмеялся, услыхав, как ругается Ричард, и вынудил его отступить, затаптывая в грязь упавшую с его руки ленту.

– Также я поступлю с графиней Хокингем, когда она станет моей, – издевался он.

– Вновь вынужден с Вами не согласиться.

Меч Ричарда блеснул на солнце и в мгновение ока вонзился Годфри под ребра, как раз куда тот ранил его самого в Уиллоуби.

Светловолосый рыцарь взревел от боли и беспомощности, поняв, что Ричард мог бы убить его, но не захотел, а предпочел поиграть с ним, как кошка с мышкой.

Ричард отступал. Годфри подумал, что не заметил, как ранил барона. Боль и ярость быстро делали свое дело, лишая его разума. Он решил одним махом покончить с соперником, и, вкладывая все силы в последний удар, он с диким воплем бросился вперед, не замечая, что Ричард заманил его на вспаханную копытами коней землю. Годфри попался в ловушку и растянулся во весь рост.

Шлем слетел с него. Открыв глаза, он увидел приставленный к его шее сверкающий клинок. Ногой Ричард прижал к земле его руку, все еще сжимавшую меч. Барон не произнес ни слова. Когда боль в руке стала нестерпимой, Годфри разжал пальцы, и Ричард отпихнул подальше бесполезное оружие, которое тотчас было подобрано распорядителем.

Все опять затихли, ожидая продолжения.

– Ну же, милорд, кончайте меня. Я готов, – прошипел Годфри, потеряв всякий страх из-за унизительной нерешительности Ричарда. Однако Ричард даже не пошевелился. Тогда Годфри решился на последнее злодейство. – Вспомните, Ричард Кингслир, когда будете укладывать в постель прелестную Джоанну… Я тоже владел ею.

Годфри почувствовал, как дрогнул клинок, и со злорадством представил, что творится в душе барона.

Ричард пересилил себя и отступил от поверженного врага.

– Пусть вас прикончит топор, сэр Годфри, – глухо проговорил он.

Годфри повернул голову и увидел направляющихся к нему стражников и берущегося за топор палача.

– Неееет! – завопил он и попытался встать. Он не баран и не будет покорно лежать, ожидая, когда топор опустится ему на шею. Забыв и о женщине, и о мести, он хотел только одного – убежать подальше от Ричарда и от толпы и скрыться в зеленой траве.

Король кивнул, и два воина подняли арбалеты. Стрела угодила Годфри в спину. Он споткнулся и упал, дергая руками и ногами.

Ричард решил прекратить его страдания, если он еще жив. Он подошел к нему и осторожно перевернул его на спину. Годфри Лингфилд еще дышал, хотя лицо у него уже посерело, а изо рта бежала струйка крови.

Его губы кривились в усмешке.

– Поздравляю... с женитьбой... на графине Хокингем... милорд, – прошептал он. – Неплохое... состояние... она принесет вам... не считая... прелестного тела... Я хочу... сказать... граф... что от него осталось... лежит... в пещере... в лесу... возле замка... у входа... виноград... там река... делает петлю...

– Вы убили его? – спросил Ричард. Годфри кивнул.

– Годфри, не лгите перед смертью, – попросил Ричард, видя, что тот уже теряет сознание. – Вы не спали с леди Джоанной?

Годфри усмехнулся и затих. Ричард еще долго тряс его, пока не понял, что он умер.

Джоанна радостно прижалась к леди Габриэле, когда Ричард расправил плечи и направился к ним, снимая по пути шлем.

Роза, Бесс, Джон и Мэри Бейкеры, не говоря уж о Вениамине бен Иосифе и его брате Аврааме, бросились к королевской ложе поздравить победителя, и были вознаграждены сияющей улыбкой Джоанны.

Распорядитель объявил о признании Годфри в убийстве графа Хокингема.

– Лорд Кингслир, мы поздравляем вас с победой, удостоверяющей вашу невиновность в убийстве барона Уиллоуби. Мы отдаем вам руку леди Джоанны, графини Хокингем. Также мы считаем, поскольку у барона Уиллоуби не осталось наследника, что его владения по праву принадлежат вам. Лорд Ричард, выбудете одним из самых богатых моих баронов!

– Спасибо, ваша милость, – сказал Ричард, отвешивая низкий поклон королю, однако Джоанна успела заметить в его глазах странное выражение, не похожее на радость от счастливо закончившегося поединка.

– Ну что ж, милорд, церковь Святого Варфоломея рядом, – напомнил король Ричарду веселым звонким голосом. – Не хотите ли вы немедленно обвенчаться с леди Джоанной?

Ричард посмотрел на Джоанну.

– Милорд, мне бы не хотелось идти рядом с невестой, не смыв с себя пот и грязь. Если леди Джоанна согласна, я просил бы отложить венчание до вечера.

Эдуард удивился, однако Джоанна не возражала, и ему ничего не оставалось, как сказать да.

– Хорошо, милорд, если ваша невеста согласна, мы тоже согласны. Назначаем венчание в церкви Святого Иоанна Евангелиста.

– Сир, могу я попросить вас еще об одном?

Король кивнул, не зная, чего и ждать.

– Я прошу вас, ваша милость, разрешите всем, кто был с нами и помогал нам, всем паломникам и еще двум евреям присутствовать на венчании, а потом и на празднестве.

Эдуард, не скрывая изумления, глядел на бедно одетых торговок рыбой, на молодую чету и дольше всего на Вениамина бен Иосифа и его брата, на темной одежде которых были нашиты желтые полосы.

Он кивнул.

– Как вам угодно, милорд.


Уже смеркалось, когда Джоанна, вымытая и благоуханная, в шуршащем и сверкающем платье, вдруг получила весточку, что Ричард ждет ее на одной из башен Тауэра. Она не стала медлить и нашла его на стене, за которой был зверинец короля Генриха.

Он сам был похож на льва, попавшего в клетку, и Джоанна испугалась. Почему он отложил венчание до вечера? Она ни на мгновение не поверила, что дело было в его усталости или запахе пота. Может быть, он думает, будто она настолько чувствительна, что не может венчаться сразу после смерти Годфри? Если так, придется его разочаровать! Слишком долго они ждали, и слишком много страданий пришлось им претерпеть, чтобы придумывать всякие предлоги и откладывать свадьбу. Джоанна решила, что не будет молчать и все скажет ему.

Почуяв аромат лилий, Ричард обернулся и радостно улыбнулся ей, отчего Джоанна немножко осмелела. Однако в глазах у него не было радости.

Он тоже вымылся и был одет в бархатную синюю тунику с золотым шитьем вокруг шеи и на рукавах. Черные волосы блестели.

– Милорд? – произнесла Джоанна, радуясь, что он позвал ее, и спрашивая, зачем он позвал ее сюда перед венчанием.

– Моя прекрасная Джоанна... – сказал он и наклонился поцеловать ей руку.

Когда он выпрямился, Джоанна ничего не смогла прочитать в его глазах.

Это было невыносимо.

– Милорд, король и королева ждут, когда мы позовем их в церковь. Наверняка паломники тоже там. Что случилось, Ричард? Вы собираетесь венчаться со мной сегодня или вы раздумали брать меня в жены?

– Нет, любовь моя, я хочу венчаться, успокоил он ее. – Я люблю тебя, и ничто не может это изменить.

– Что ничто, милорд? У нас нет тайн друг от друга.

– Да, у нас не было тайн. Годфри сказал мне перед смертью... Я должен знать, Джоанна… Он вынудил тебя лечь с ним, любимая? О, я знаю, по своей воле ты бы ни за что!.. Но в его руках была власть над жизнью и смертью. Клянусь тебе, если он... Это ничего не изменит. Но я должен знать, Джоанна.

Он не смотрел на нее, но Джоанна чувствовала, что он с трудом держит себя в руках.

Джоанна видела его гордую прямую спину и представляла, как Годфри бросил ему в лицо страшные слова... чего доброго, еще сказал, что она сама отдалась ему, словно ей безразлично, Ричард с ней или кто другой!

Ричард сказал правду. Он никогда бы не попрекнул ее, если бы что случилось, не из тех он мужчин, которые мучают женщину из-за того, что она не в силах предотвратить. Джоанна была рада, что он не верит в ее измену, и она пожалела его, понимая, какую боль причинил ему Годфри; своим «признанием».

Она знала эту боль, ибо не раз представляла Алисию в постели с Ричардом... и, взяв его за руку, заставила посмотреть ей в глаза.

– Нет, Ричард, любимый. Годфри Лингфилд сказал неправду. Я не была его ни добровольно, ни насильно. Правда, он хотел, но мне удалось отговориться. Я ему сказала, что... В общем, если ребенок родится слишком рано, будут говорить, что это ваш ребенок. И он оставил меня.

– Умница! Какая же ты умница, Джоанна! Ты ему не принадлежала и не могла принадлежать, потому что ты моя!

Джоанна согласно кивнула, и ее изумрудные глаза заблестели от счастья.

Ричард взял обе ее руки в свои.

– Леди Джоанна, пора сказать королю и королеве Англии, что мы готовы венчаться!


home | my bookshelf | | Изумрудное пламя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу