Book: Среди врагов и друзей



Гулузаде Вафа

Среди врагов и друзей

Вафа Гулузаде

СРЕДИ ВРАГОВ И ДРУЗЕЙ

ОТ АВТОРА

Уважаемый читатель!

Книга, которую вы держите в руках, является сборником моих выступлений, заявлений, статей и интервью, данных в различные годы. Издание такого сборника имеет цель информировать людей о наиболее важных внешнеполитических событиях в жизни Азербайджана и, прежде всего, отразить позицию нашей страны в вопросе армяно-азербайджанского конфликта. Издание такого сборника важно еще и потому, что в нем даются ответы на многие из тех вопросов, которые не теряют свою актуальность, ибо конфликт все еще далек от справедливого урегулирования.

Помню, когда в мае 1994 года мы готовились подписать соглашение о прекращении огня, спецпредставитель президента России по карабахскому урегулированию, посол Владимир Казимиров в кабинете у президента Гейдара Алиева предложил, чтобы обе стороны - армяне и азербайджанцы, согласившись на перемирие, прекратили пропаганду друг против друга. Я выступил тогда резко против этого предложения, обвинив Казимирова в защите интересов агрессора - Армении.

Считаю, что в пропагандистской войне Азербайджан, несмотря на неравные силы, достиг значительных успехов. И это произошло несмотря на то, что Армения пользовалась не только военной, но и пропагандистской поддержкой России, да и армянского лобби во всем мире. Надеюсь, что в этой победе есть и доля моего участия.

Политика - не застывшая догма. Это постоянно преображающийся и меняющийся организм. С учетом этого, в моих выступлениях и высказываниях могут быть несовпадения и противоречия, в соответствии с изменившейся ситуацией.

На них несомненно отразились мое положение в качестве государственного чиновника, а также мое свободное состояние с 8 октября 1999 г., когда я по собственной инициативе порвал с государственной службой.

Надеюсь, что читатель примет это во внимание.

С уважением,

В.Гулузаде

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Когда книга была уже готова к печати, на одном из поисковых сайтов всемирной паутины интернета я обнаружил любопытную новость информационного агентства Франс Пресс со ссылкой на Вашего покорного слугу. Приведу некоторые выдержки. Гулузаде: "Кампания НАТО на Кавказе является желательной"... "Азербайджанское население было подвержено этнической чистке", сказал он... "Я думаю, что размещение натовских сил в регионе вынудило бы армянские войска покинуть наши оккупированные территории"... Гулузаде сказал, что он обратился бы к войскам НАТО с просьбой "занять позиции на ... границе на время проведения мирных переговоров"..." Что же здесь удивительного? - спросите Вы. Ведь присутствие войск НАТО на Кавказе уже давно покинуло разряд сенсационных новостей, и целый ряд видных политиков США, России, Турции и Закавказских стран уже вовсю обсуждают дальнейшие варианты развития событий на Кавказе по прибытию "ограниченного контингента" войск НАТО в Грузию. Мое внимание привлекла дата: этот блок новостей был датирован 6 июля 1999 года, и эти заявления я сделал еще будучи государственным советником президента по вопросам внешней политики. Дальнейшее чтение этой сводки новостей Франс Пресс и вовсе доставило мне немалое удовольствие, судите сами: "Генеральный Секретарь Хавьер Солана положил конец разговорам о возможном присутствии НАТО в регионе Южного Кавказа. После встречи с президентом Армении Робертом Кочаряном в Брюсселе Солана отметил, что альянс не планирует размещение своих войск и поддерживает хорошие отношения со всеми странами в регионе".

Другой западный дипломат был более резок в своих высказываниях. "Будем серьезны", - сказал он. "Надо быть сумасшедшим, чтобы думать о приходе НАТО в регион Южного Кавказа".

"Официальные представители Азербайджана и Грузии делали данные заявления лишь затем, чтобы узнать реакцию России и Ирана", которые рассматриваются в Баку и Тбилиси как представляющие наибольшую угрозу." Не скрою, я бы сейчас с удовольствием подискутировал бы на тему необратимости глобальных геополитических тенденций с этим "другим западным дипломатом," а также многими другими гораздо более северо-восточными дипломатами, когда-то считавших мои заявления "экзотическими".

И тем не менее, аналитики Франс Пресс в завершении обсуждения данной темы все же вновь решили сослаться на меня, и сегодня, глядя из 2002 года, мне думается, читатель согласится что они не ошиблись в своем выборе. "Гулузаде, однако, продолжает озвучивать оптимистичные заявления, предполагая, что НАТО еще придется обосновать тот факт, что права человека защищаются в Косово и не защищаются на Кавказе, который также является частью Европы. "Мне известно, что размещение сил НАТО нереально сегодня. И мне известно что это будет нереально и завтра. Но было бы глупо полагать, что этого не произойдет никогда", - добавил Гулузаде. "Если конфликт не будет разрешен, то НАТО придется вмешаться. Не будем судить о том, когда это конкретно произойдет".

БАКУ, 6 июля 1999 - (Агентство Франс Пресс)

ГУЛУЗАДЕ ВАФА МИРЗААГА ОГЛУ - Политолог, президент Фонда политических исследований государств каспийского региона. Вафа Гулузаде родился в 1940-м году в Баку, в семье преподавателя - востоковеда Мирзаага Гулузаде и писательницы - специалиста по азербайджанской и турецкой литературе Ягуд Дилбази.

Закончив в 1963-м году факультет востоковедения Азербайджанского государственного университета (ныне -Бакинский государственный университет им. М.Э.Расулзаде) В.Гулузаде два года работал редактором на азербайджанскоом радио в редакции иновещания - вел передачи на арабском языке. В 1962-64-м годах он продолжил образование в Институте востоковедения Академии Наук СССР, где защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата филологических наук.

Свою дипломатическую карьеру В.Гулузаде начал в Египте в 1970 году, получив назначение на должность атташе посольства СССР. Это были годы арабо-израильской войны и послевоенных мирных переговоров, и В.Гулузаде принял участие во встречах президента Египта Анвара Саадата и министра иностранных дел СССР Андрея Громыко.

В 1973-м году он возвратился в Азербайджан и начал работу в ЦК компартии Азербайджана, где прошел путь от инструктора до заведующего отделом культуры.

Будучи в ЦК, за два года завершил Московскую академию общественных наук.

Последнюю должность В.Гулузаде оставил, отказавшись принять участие в кампании против отправленного в Москве в отставку Гейдара Алиева. Он возвратился на дипломатическую службу и работал советником посольства СССР в Алжире.

В 1990 году В.Гулузаде вновь возвратился в Азербайджан принял предложение первого президента Азербайджана Аяза Муталлибова занять пост его советника по внешнеполитическим вопросам. На этом посту он остался и при двух последующих президентах страны - Абульфазе Эльчибее и Гейдаре Алиеве.

До своей отставки в конце 1999 года он входил в состав Совета безопасности Азербайджана.

Все это время Вафа Гулузаде - Ыодин из разработчиков и проводников внешней политики Азербайджана. Он принимал активное участие в переговорах по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе. Руководил азербайджанской делегацией на азербайджано-армянских переговорах, вел переговоры на саммитах ОБСЕ, международных конференциях в Женеве (1984) и Стамбуле (1986), участвовал в сессиях НАТО.

Будучи советником Гейдара Алиева, он выступал в прессе с чрезвычайно резкой критикой политики России в регионе Южного Кавказа и привлек к себе внимание несколькими сенсационными заявлениями, в частности, о том, что Азербайджан мог бы разместить на своей территории военные базы НАТО.

В то же время, Вафа Гулузаде, в отличие от многих (и гораздо менее высокопоставленных, чем он) членов администрации Г.Алиева, в нападках на политических оппонентов президента усердия не проявлял, подчеркивая свой имидж профессионала, не участвующего в политических дрязгах.

В конце 1999 года Вафа Гулузаде одновременно с министром иностранных дел Тофиком Зульфугаровым и руководителем секретариата президента Гейдара Алиева Эльдаром Намазовым подал в отставку. Накануне отставки В.Гулузаде направил президенту Г.Алиеву письмо, в котором объяснил свой шаг желанием отдохнуть, поправить свое здоровье после 41-летней напряженной работы и заняться независимыми исследованиями. Однако наблюдатели были склонны считать изложенные в письме причины дипломатическим прикрытием акции протеста В.Гулузаде, которой он дистанцировался от переговоров между Азербайджаном и Арменией, в ходе которых, по слухам, обсуждался план территориального обмена Нагорного Карабаха на Мегринский район Армении. Позже это предложение было отвергнуто президентом Армении Робертом Кочаряном.

Уйдя в отставку, В.Гулузаде создал Фонд политических исследований государств каспийского региона. Членами совета председателей этого фонда согласились стать Генри Киссинджер, Збигнев Бжезинский и Джеймс Бейкер. В.Гулузаде свободно владеет арабским, русским, английским и азербайджанским языками, говорит на фарси. Он весьма общителен. В его досье в МИД СССР записано: "чрезвычайно коммуникабелен, умеет устанавливать доверительные связи с высшими кругами страны пребывания".

В.Гулузаде женат на Лейле Ахмедовой - музыканте-преподавателе специальной музшколы. У них двое взрослых детей. Дочь - врач, сын-выпускник университета в США, специалист по международной политике и бизнесу. У В.Гулузаде два внука.

ГЛАВА I

О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

ПРОФЕССИЯ - ДИПЛОМАТ

Госсоветник Азербайджанской Республики по вопросам внешней политики Вафа Гулузаде

ДЕТСТВО

Вафа Гулузаде родился в 1940 году..Он сын известного ученого, литературоведа Мирзага Гулузаде. Мать его, Ягут ханым, 25 лет преподавала в различных вузах нашей республики азербайджанскую литературу. Написала три романа о жизни азербайджанской интеллигенции 30-40-х гг. Считает своим предком поэта Сеида Нигяри, сообщает, что их род относится к секте некшибенди. Его тетя - народная поэтесса Азербайджана Мирварид Дильбази в особом представлении не нуждается.

Детство будущего дипломата прошло в атмосфере литературных и научных диспутов.

ОБРАЗОВАНИЕ

В 1958 году окончил русскоязычную среднюю школу и в том же году поступил на факультет востоковедения Бакинского университета, на отделение арабской филологии. Это был второй прием на этот факультет. Поступая, он не представлял себе, что даст ему востоковедение, куда оно его приведет. Вспоминает, что еще в школе прочел некоторые труды известного востоковеда Крачковского. После окончания университета продолжил образование в аспирантуре в Москве, получил научную степень кандидата филологических наук и в дальнейшем диплом Академии Общественных наук ЦК КПСС.

СЕМЬЯ

Супруга Лейла ханым окончила консерваторию, по специальности пианист, преподает в музыкальной школе. В.Гулузаде берет ее с собой в зарубежные поездки лишь изредка.

Сын окончил русскоязычную школу в Алжире, хотел стать дипломатом. Но отец, учитывая сложности этой профессии в советские времена, не согласился. Сын окончил мединститут, владеет английским языком, работал в представительстве одной из американских нефтяных компаний в Баку. Ныне учится в университете имени Джорджа Вашингтона - одном из авторитетных вузов США.

Дочь - по специальности врач, невестка ныне покойного писателя Мирзы Ибрагимова. У нее двое детей. Работает в поликлинике Каспийского морского пароходства.

ЭПИЗОДЫ БИОГРАФИИ, КОТОРЫЕ ХРАНИЛ В ТАЙНЕ

Вафа муаллим с детства воспитывался как обычный представитель советской молодежи. Состоял в рядах комсомола, а затем партии. Однако были в его биографии эпизоды, которые он предпочитал скрывать. Семья его матери происходила из бекского рода, и многие ее родственники с приходом Советов подверглись репрессиям, были сосланы. Некоторые из родственников, спасая свою жизнь, бежали в Турцию. Вафа Гулузаде во всех советских анкетах писал: "Родственников за границей не имею". Однако при каждом выезде за границу не забывал на всякий случай захватить список родственников, живущих в Турции. Однажды его родственники в Турции были допрошены сотрудниками спецслужб, но об этом потом.

ЖИЗНЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

В.Гулузаде отмечает два фактора, сыгравшие особенно большую роль в его воспитании в детстве. Первый фактор - советская школа, советская система воспитания. Второй - беседы и наставления бабушки, Джавахир ханым. В.Гулузаде вспоминает, что мать его бабушки, Саялы ханым Миралаева, вернулась из ссылки после смерти Сталина. В этой семье всегда с ненавистью относились к советской власти. Джавахир ханым не решалась никому рассказывать о несчастьях, выпавших на долю ее матери, облегчала душу лишь Вафа, единственному потомку мужского пола. И каждый раз строго наказывала никому не пересказывать услышанное от нее, "а то нас всех перебьют". Вообще В.Гулузаде считает, что, поскольку родители его работали, единственным его воспитателем была бабушка Джавахир.

СОВЕТСКАЯ КАРЬЕРА

Считает свою карьеру советского периода чрезвычайно успешной. Вспоминает, что сотрудники Министерства иностранных дел СССР в 1968 году беседовали практически со всеми азербайджанскими востоковедами, в том числе и с Абульфазом Эльчибеем. В итоге от Азербайджана был выбран лишь Вафа Гулузаде. С 1969 года начал работать в МИД СССР. Вскоре его направили на работу в советское посольство в Каире, где он работал в качестве атташе второго секретаря. Благодаря прекрасному владению арабским языком считался правой рукой посла. В период арабо-израильской войны особенно активно участвовал в работе посольства, переводил всю переписку между Л.Брежневым и А.Садатом. Был переводчиком у Косыгина, Подгорного, Гречко во время их официальных визитов в Египет. Вплоть до января 1990 года В.Гулузаде верно служил Советскому государству. Его взгляды изменились после январской трагедии в Баку.

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО С ГЕЙДАРОМ АЛИЕВЫМ В начале 1973 года в Египет прибыла делегация ЦК КПСС во главе с Г Алиевым. Целью визита было устранение "холодка", возникшего в отношениях между двумя странами. Во время визита Г.Алиев произвел на сотрудников советского посольства и на руководство Египта самое выгодное впечатление. Если обычно представители советского руководства выступали по заранее подготовленным текстам, будучи не в состоянии выйти за их рамки, то Г.Алиев проявил себя как человек, имеющий собственное мнение по всем вопросам, к тому же хороший оратор. Поскольку переводчик из Москвы (между прочим, доктор философских наук) был далек от политики и вдобавок не знал местного диалекта, возникли проблемы. В такой ситуации Г.Алиеву потребовался другой переводчик и посол порекомендовал ему Вафу Гулузаде. В конце визита Г.Алиев высоко оценил работу нового переводчика и подарил ему позолоченные часы "Победа". Кроме того, лично В.Гулузаде он подарил одну из двух коробок, доставленных из Кремля, другая досталась сотрудникам посольства. В.Гулузаде вспоминает, что в коробке были икра и коньяк. Уезжая из Каира, Г.Алиев поручил В.Гулузаде связаться с ним по приезде в Баку. Он так и поступил: приехав в отпуск в Баку, позвонил Г.Алиеву, не веря, впрочем, что первый секретарь ЦК КПА при своей занятости найдет время принять его. Однако вышло по-другому:

Г.Алиев принял его, и с тех пор Вафа Гулузаде постоянно ощущает поддержку и заботу Гейдара Алиева.

Позже он работал в Москве, в МИД. Когда в связи с семейным положением понадобилось вернуться в Баку, обратился к Г.Алиеву, который взял В.Гулузаде на ответственную работу в аппарат ЦК. Затем он заведовал отделом культуры.

ПРОТИВОРЕЧИЯ В ЦК

В период работы в ЦК КПА Вафа Гулузаде постоянно был в напряженных отношениях со вторыми секретарями. Он говорит, что эти секретари постоянно занимались поиском "агентов" среди русскоязычных азербайджанцев. Вспоминает, как один из вторых секретарей, Пугачев, хотел заставить его написать представление о присвоении одному своему русскому другу, работавшему техническим работником в театре, звания заслуженного деятеля искусств. Когда Вафа Гулузаде не согласился, Пугачев назвал его "националистом" и прибег к угрозам. От гнева второго секретаря его спас Г.Алиев.

После перехода Г.Алиева на работу в Политбюро у В.Гулузаде не сложились отношения с его преемником К.Багировым, который то ли не смог, то ли не захотел поддержать его в конфликте со вторым секретарем Коноваловым.

КОНОВАЛОВ ПРОТИВ ГЕЙДАРА АЛИЕВА?

Уже в 1985-86 гг. была сделана попытка начать кампанию против Гейдара Алиева. Вернувшись с одного из пленумов в Москве, Коновалов показал фотографию членов Политбюро, на которой Г.Алиев был не третьим, как обычно, а девятым. Однако В.Гулузаде встал и спросил: почему вместо того, чтобы говорить о работе пленума, Коновалов говорит о месте, на котором стоял Г.Алиев? Коновалов пришел в ярость, и между ними возник спор.



Все эти конфликты привели в конце концов к тому, что В.Гулузаде ушел из аппарата ЦК. В 1987 году он был по линии МИД СССР направлен на работу в советское посольство в Алжире.

АЛЖИР

Работая советником посольства СССР в Алжире, В.Гулузаде считался одновременно и представителем ЦК КПСС, а это в то время приравнивалось к рангу самого посла. В этой должности застало его начало карабахского конфликта. С болью он встретил сообщения о депортации азербайджанцев из Армении. Когда же в апреле 1989 года советская армия учинила жестокую расправу над мирными демонстрантами в Тбилиси, он понял, что подобная трагедия ждет и Азербайджан. Тогда-то он впервые совершил измену своему служебному долгу.

ИЗМЕНА

В те времена сотрудникам советских посольств запрещалось встречаться в неофициальной обстановке с западными, в том числе турецкими, дипломатами. Однако В.Гулузаде пренебрег этим запретом и негласно встретился с послом Турции в Алжире Омером Эрсуном. Сам он считает этот свой шаг должностным нарушением в силу своего тогдашнего статуса.

Погуляв некоторое время по городу и убедившись, что слежки за ним нет, он приехал в служебном автомобиле в турецкое посольство. Дипломаты посольства, удивленные столь необычным визитом ответственного работника советского посольства, не придали значения его предложению о сотрудничестве. Вторично В.Гулузаде посетил посольство Турции после трагедии 20 января, тоже скрытно. Чтобы рассеять подозрения, он представил сотрудникам посольства список своих родственников, живущих в Турции, и изъявил желание работать против Советов, с тем чтобы получить доступ к печати и телевидению для разоблачения преступлений Горбачева и Советского правительства против Азербайджанского народа. Однако его надежды и на сей раз не оправдались. Посол Омар Эрсун порекомендовал ему поддерживать Горбачева.

Впоследствии, во время президентства Абульфаза Эльчибея, В.Гулузаде, прибыв в Турцию в составе азербайджанской делегации, встретился с О.Эрсуном и напомнил ему о той встрече. Турецкий дипломат сказал, что счел его визит провокацией КГБ, Сам же Вафа Гулузаде связывает это отношение турецкого посла с тогдашней позицией США, поддержавших Горбачева, когда он послал войска в Баку. Напомним, что сейчас Омар Эрсун - посол Турции в Канаде.

Впоследствии В.Гулузаде узнал, что турецкие спецслужбы допросили всех его родственников, значившихся в том списке.

ПОЧЕМУ ПРАВИТЕЛЬСТВО АЛЖИРА ОТКАЗАЛО В УБЕЖИЩЕ?

Во время работы в Алжире Вафа Гулузаде в качестве представителя ЦК КПСС поддерживал тесные связи с правившим тогда Фронтом национального освобождения. Поэтому, вернувшись после неудачного визита в посольство Турции, он принял решение через посредство членов этой партии обратиться к правительству Алжира. Отправляясь в штаб-квартиру ФНО, он нацепил значок депутата Верховного Совета Азербайджана и заявил, что пришел не как дипломат, а как член азербайджанского парламента. Затем он сказал, что, поскольку советская армия совершила агрессию против его родины, он не собирается более служить Советам и просит политического убежища и возможности работать против СССР. В ответ ему сказали, что на обсуждение его предложения нужно три дня. По прошествии этого срока В.Гулузаде заявили, что высоко оценивают его шаг, однако предоставление убежища может привести к ухудшению отношений с СССР, от которого Алжир в то время получал значительную помощь. В то же время ему обещали, что назавтра будет сделано официальное заявление с осуждением вторжения советской армии в Баку. Кроме того, В.Гулузаде предложили подготовить и представить материалы о бакинской бойне с тем, чтобы местные журналисты на основе этих материалов выступили в печати. В.Гулузаде согласился и через ФНО опубликовал в алжирских газетах немало материалов о январской трагедии. Самый пространный из них был озаглавлен "Черный лик перестройки и Горбачева".

ПОД ПОДОЗРЕНИЕМ У КГБ

Правительство Алжира принадлежит к немногим странам, официально осудившим кровавые события в Баку. Это вызвало серьезную озабоченность советского руководства. Даже во время агрессии в Афганистане Алжир промолчал. В телеграммах, (поступавших в посольство из Москвы, содержалось указание расследовать причины этого заявления. Тогда КГБ и заподозрил Вафу Г\лузаде. К нему подослали провокаторов. Представители компартии Алжира, действовавшие в то время легально, при финансовой поддержке КГБ, стали выяснять мнение В.Гулузаде относительно бакинской трагедии. В ответ он устно осудил эту акцию, но от выступления в печати отказался. Затем КГБ пытался выяснить его связи с теми или иными лицами и печатными органами. Однако подобные связи входили в служебные обязанности В.Гулузаде. Так что найти "компромат" не удалось.

28 января 1990 года В.Гулузаде немного опоздал на работу, что вызвало серьезное беспокойство. Готовясь отправиться на работу, он заметил, что к его дому приближается сотрудник КГБ. В.Гулузаде встал за дверью, а когда раздался звонок, резко распахнул ее и в категоричной форме заявил, что никуда не бежит и бежать не собирается.

ГДЕ ПАРТБИЛЕТ ВАФЫ ГУЛУЗАДЕ?

В советский период члены партии, отправляясь на работу за границу, сдавали свой партбилет в первичные партийные организации, где

они состояли на учете. В 1987 году Вафа Гулузаде перед выездом за рубеж сдал свой партбилет в райком партии 26 бакинских комиссаров. Вернувшись в Баку в 1990 году, он не стал забирать партбилет. Этот билет ему был уже не нужен.

ПРОТЕКЦИЯ НИШАНОВА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ СОВЕТНИКОМ

В тот период Вафа Гулузаде и председатель Совета национальностей Верховного Совета СССР Рафик Нишанов водили дружбу, которая началась еще тогда, когда Нишанов работал министром иностранных дел Узбекистана. В 1990 году Нишанов предложил только что вернувшемуся из Алжира Вафе Гулузаде хорошую должность в Москве, но тот сказал, что хотел бы вернуться в Баку. Тогда Нишанов обещал поговорить с Муталибовым, чтобы тот дал В.Гулузаде должность. После звонка Нишанова Муталибов назначил Вафу Гулузаде советником по вопросам внешней политики в создаваемом аппарате президента.

БЫЛ ЛИ ГУЛУЗАДЕ "ЧЕЛОВЕКОМ НФА"?

По возвращении в Баку Вафа Гулузаде наряду с прочими своими друзьями и знакомыми встретился и с приятелем своих студенческих лет Абульфазом Эльчибеем, который тогда находился на нелегальном положении. В.Гулузаде передал ему материалы, опубликованные им в алжирской печати. Позже на съезде Народного фронта Эльчибей высоко оценил деятельность Гулузаде в Алжире, что дало повод председателю КГБ Ильгусейну Гусейнову занести последнего в качестве "человека НФА" в свой "черный список". Несмотря на все эти "исторические потрясения" (выражение самого Вафы Гулузаде), он поныне работает на этой должности.

ВАФА ГУЛУЗАДЕ ЕЗДИТ НА "ФОЛЬКСВАГЕНЕ"

Первый собственный автомобиль он купил в период работы в Египте. На той же "Волге" он ездил, работая в ЦК в Баку. Вспоминает, что в то время покупка автомобиля должностным лицом могла вызвать отрицательную реакцию, но сам В.Гулузаде ездил свободно. Были попытки в связи с той "Волгой" внести его имя в доклад Гейдара Алиева, но тот сказал, что этот человек купил автомобиль на честно заработанные деньги и ничего дурного здесь нет.

Второй свой автомобиль, "Фольксваген", он купил за 7 тыс. долларов, работая в Алжире. Говорит, что машина собрана в Бразилии и потому относительно дешева. Однако автомобиль хороший. Деньги уплатило посольство, а затем по частям удерживали из зарплаты. Этот автомобиль у него и поныне. Любит ездить на нем в выходные дни. Считает себя хорошим автомобилистом.

ЗДОРОВЬЕ

В молодости занимался спортом и на здоровье не жаловался. При напоминании о том, что в свое время лечился в Израиле, пояснил, что никакого лечения не было - просто во время визита в эту страну прошел 2-3-дневное обследование сердца.

Признает, что из-за чрезмерной загруженности в связи с карабахским конфликтом боли в сердце участились. В последний раз обследовал состояние сердца, будучи в Лондоне.

ЯЗЫКИ

Свободно владеет английским и арабским. Немецкий, французский и фарси знает пассивно. Уверен, что если месяца три поработает в Иране, в совершенстве освоит язык этой страны.

ПОМОЩЬ ПЕРЕВОДЧИКАМ ВО ВРЕМЯ ВСТРЕЧ ПРЕЗИДЕНТА

Вафа Гулузаде считает, что Азербайджан только недавно стал независимым и для главы государства пока не подготовлены переводчики достаточной квалификации. Такие переводчики наряду со знанием языка должны быть осведомлены и в вопросах политики. В. Гулузаде вспоминает, что в советское время к такой работе привлекались профессиональные дипломаты. Например, знаменитый Виктор Сухадрев, переводчик Брежнева, до этого работал на различных должностях в зарубежных посольствах.

Пока же, видя, как молодые переводчики иногда затрудняются с переводом переговоров Гейдара Алиева, Вафа Гулузаде помогает им. Он уверен, что в ближайшее время в Азербайджане будут подготовлены кадры профессиональных дипломатов-переводчиков.

ПЕРЕВОДЧИКОМ БЫТЬ НЕЛЕГКО

В период работы в Египте В Гулузаде однажды пришлось переводить выступление советского посла. В это время назревала арабо-израильская война. Журналисты задали послу вопрос, намерен ли СССР защитить Египет, если эта страна начнет войну с Израилем. Оказавшись в затруднительной ситуации, посол сделал попытку ответить дипломатично: советское правительство, дескать, вместе с Египтом и в радости, и в горести. В.Гулузаде перевел эту фразу буквально, а на следующий день египетские газеты вышли с сообщениями, что в случае войны СССР будет на стороне Египта. Сразу же последовала нота со стороны США. Вмешался тогдашний министр иностранных дел А.Громыко, а КГБ потребовал объяснений. Видя, что дело принимает серьезный оборот, в посольстве решили сослаться на то, что переводчик неправильно передал слова посла. По тем временам это означало для переводчика - Вафы Гулузаде -прощание с партбилетом и очень серьезные неприятности. К счастью, на пресс-конференции присутствовал резидент КГБ, известный советский разведчик, и арабист генерал Крипиченко, который подтвердил, что переводчик перевел правильно. После этого от имени советского правительства было сделано заявление, что египетские журналисты исказили сказанное послом СССР.

ЛИЦОМ К ЛИЦУ С ВРАГОМ

В силу служебных обязанностей Вафе Гулузаде приходится часто садиться за стол переговоров с представителями Армении. Такие переговоры, проходившие в то время, когда мы потеряли свои земли, он называет тяжелейшим периодом своей жизни, вспоминая также о давлениях, оказываемых на него.

МОЖНО ЛИ РАСПИВАТЬ ШАМПАНСКОЕ С ЛИПАРИДЬЯНОМ?

Как известно, В.Гулузаде регулярно встречается со специальным представителем президента Армении - Жирайром Липаридьяном. Считает Липаридьяна гражданином США, образованным человеком и квалифицированным дипломатом. На переговорах стороны изъясняются на английском. Отношения у них нормальные.

На наш вопрос, предусматривается ли протоколом этих встреч отмечать прогресс на переговорах бокалом шампанского, В.Гулузаде категорически ответил - нет!

Вообще во время переговоров с Ж.Липаридьяном, да и с другими армянскими представителями, главное "питание" - кофе и сигареты. Говорит, что порой начинаются такие головные боли, что не вспоминает о еде.

Личные встречи с Липаридьяном проходят обычно в негласной обстановке, один на один. Во время переговоров никакой связи с представителями страны пребывания не поддерживается, чтобы предотвратить возможное давление. Чаще всего встречаются в отеле, вблизи аэропортов. Место встречи устанавливают по обоюдному согласию, с гарантией секретности. Во время подобных визитов из соображений безопасности воздерживается выходить на улицу, ходить в ресторан - хотя, в отличие от армянского коллеги, ему никто не угрожал. В адрес же Липаридьяна не раз поступали угрозы от радикальных дашнаков за прямые переговоры с Азербайджаном.

ТЫСЯЧА ДОЛЛАРОВ ОТ ЯСИРА АРАФАТА

С лидером Организации освобождения Палестины Я.Арафатом Вафа Гулузаде познакомился в 1970 году в Каире. С тех пор у них самые теплые отношения. В 1986 году в Стамбуле, участвуя в конференции, посвященной палестинской проблеме, В.Гулузаде в своем выступлении выразил поддержку борьбе палестинского народа. После конференции всем ее участникам, поддержавшим борьбу палестинцев, были вручены от имени Я.Арафата денежные суммы в 1000 долларов. Получив эти деньги, В.Гулузаде как истинный советский гражданин не сдал их в советское посольство. Всю эту сумму потратил на приобретение нарядов для жены и дочери.

АНЕКДОТ ОТ ВАФЫ ГУЛУЗАДЕ

Поговаривают, что В.Гулузаде любит пересказывать политические и особенно антисоветские анекдоты. Когда мы напомнили об этом, В.Гулузаде убедился в том, что еще до встречи с ним ваш корреспондент выведал его характерные черточки у одного из его друзей, и, шутя, добавил, что, учитывая это и сокрытие некоторых биографических данных, его не взяли бы на работу в ЦК КП Азербайджана. Однако против рекомендаций Гейдара Алиева оказались бессильны и КГБ, и второй секретарь. Что же касается анекдота...

Однажды обнаруживают мумию одного из египетских фараонов. Собираются американские, британские, французские ученые, но определить, кто это, не могут. Для обследования мумию отправляют в СССР, и через два дня КГБ заявляет на весь мир: это - Хеопс IX. Научные круги мира - в шоке. Чтобы выяснить, каким образом решена столь трудная задача, журналисты обращаются в КГБ. Ответ был кратким:

- Негодяй сам сознался!

"Панорама ", 28 июня 1997г.

СОВЕТНИК ТРЕХ ПРЕЗИДЕНТОВ

Бывший советник президента по внешней политике, известный азербайджанский дипломат Вафа Гулузаде и на службе был вполне откровенным и общительным. Выйдя в отставку, он развернул активную политическую деятельность и учредил Фонд политических исследований государств Каспийского региона.

Своими прозападными заявлениями В.Гулузаде продолжает заметно влиять на внешнюю политику Азербайджана. Об этом и о многом другом, не менее, а, может, более интересном мы беседуем с ним за чашкой чая на выходящем к морю балконе его квартиры.

- Вы начинали переводчиком?

- Я никогда переводчиком не был. В советской школе дипломатии переводчиков вообще не было, там каждый дипломат хорошо переводил свою тему. Переводчики есть в американской системе. Каждый выпускник МГИМО, будучи дипломатом, начинал работу с переводчика в посольстве.

Обычно в посольствах СССР были дипломаты "с языком №1". Такой участвует во встречах посла и руководителей государства. Он переводит, отвечает за государственную тайну, профессионально владеет проблемами. Я неоднократно сталкивался с переводчиками в американском правительстве, Белом доме, на Даунинг стрит. Они все уступают советским дипломатам, переводившим советским госдеятелям. Мне, будучи в США с Г.Алиевым, неоднократно приходилось поправлять переводчика Билла Клинтона, происходившего из русскоэмигрантских кругов.

- Что вы заканчивали?

- У меня дипломы востоковеда (Азербайджанский государственный университет, Институт востоковедения СССР), кандидата наук и Академии общественных наук (ЦК КПСС, Москва).

- Правда, что дипломатов заставляли работать на разведку?

- Это абсолютная глупость. В советское время дипломату оказать услугу разведке было делом чести. Фактически работа дипломата и разведчика - одно и то же. Я был успешным дипломатом и получал повышение через ступени дипломатической иерархии, да и языком владел отлично. В характеристике у меня было написано "чрезвычайно коммуникабелен, умеет устанавливать доверительные связи с высшими кругами страны пребывания".

Конечно, по долгу службы я направлял полученную информацию в Москву. Но зачастую мне в руки попадали документы, которые дипломату не нужны. Но КГБ в этих документах нуждался. Допустим, копия указа президента или распоряжение министра обороны нужны КГБ для изготовления аналогов.

Мне мои друзья эти бумаги давали, я же их дарил спецслужбам и пользовался у них авторитетом, что выражалось в том, например, что они разрешали мне пользоваться их шикарными автомобилями. Советские дипломаты ведь ездили на "волгах" и "москвичах", "мерседесов" и "доджей" не имели. В первую мою загранкомандировку как раз резидентура списывала машины. Я купил шестицилиндровый "форд" и приехал на нем в 1971 году в Баку - в то время, когда Г.Алиев вел кампанию против антиподов коммунистической морали и которые ездили на иномарках. Их было в городе 2-3 человека, которые вскоре были арестованы.

ЭЛЬЧИБЕЙ СТАЛ ДИССИДЕНТОМ ПОТОМУ, ЧТО НЕ ЗНАЛ РУССКОГО ЯЗЫКА

- У вас и с А.Эльчибеем были хорошие отношения?

- Мы учились в одном университете, он был на курс старше, мы близко познакомились на сборе хлопка. Нас разместили в пустой школе, спали мы на полу рядом, кто - в спальном мешке, кто - под одеялом. Часто вечера проводили вместе, обсуждая мировые проблемы.



- Он и тогда был диссидентом?

- Мы скептически относились к советской системе и считали Азербайджан колонией России. Диссидентом, правда, скрытым, был я - в связи с семейными обстоятельствами. Мой род сильно пострадал от сталинских репрессий. Бабушка шепотом рассказывала, какие страдания они, семья казахских беков, перенесли.

Моих родственников сослали в Казахстан, Сибирь. Одни погибли, другие бежали в Турцию. А бабушка, моя тетя Мирварид Дильбази и мать Ягуд Дильбази остались ни с чем в Баку. Бабушка советскую власть ненавидела и объясняла мне, что Ленин баба (дедушка Ленин)-преступник. При этом просила нигде этого не повторять, но фактически диссидентом меня сделала она. Эльчибей же вырос в пролетарской семье, советскую власть, по-видимому, любил, был в комсомоле и т.д. Раздоры с властью у него начались, как я понимаю, когда он приехал в Баку и, будучи несильно способным к языкам, не знал русского. Его возмущало, почему он для того, чтобы иметь успех, должен знать русский язык. Его национализм взял начало видимо оттуда.

В 1992 году в Турции, вечером за ужином Эльчибей напомнил мне забытый мной эпизод. В студенческие годы он был настолько беден, что ему не в чем было сфотографироваться для студенческого билета. И он попросил у меня для этого костюм. Я ему костюм дал, а обратно не взял - подарил. Это напомнило мне историю из "Капитанской дочки" Пушкина - с зипуном Гринева, который он подарил Пугачеву. А на дипломатическую службу я попал на волне экспансии СССР на Ближнем Востоке. Стране нужны были высококвалифицированные кадры, а в России их не хватало. В 1968 году приехал в Баку известный кадровик Петр Узлов и запросил личные дела всех арабистов. Он побеседовал со всеми и отобрал меня. Я поехал на дипломатическую работу, а Эльчибей на Асуанскую плотину - переводчиком. Ну как ему после этого любить советскую власть?

- Эльчибея вы знали хорошо. И плачевный конец его президентства предугадывали?

- Я испытывал огромную симпатию к правительству Народного фронта и дружеские чувства к Эльчибею делал все, чтобы оно удержалось, потому что это была первая антикоммунистическая и

националистическая власть Азербайджана.

Поначалу я был в восторге, но потом, по мере того, как поближе рассмотрел тех, кто сидел в аппарате президента, разочаровывался, хотя надежды и не терял. Я считал, что со временем эта власть трансформируется, муть отсеется и она станет нормальной цивилизованной национальной властью. Но, к сожалению, этого не произошло.

Скажу больше - я был весьма радикален. В дни, когда власть шаталась, я говорил о том, что Сурет Гусейнов - мятежник и власть имеет право подавить мятеж любыми средствами. Кстати, Г.Алиев показал, как это можно было сделать.

Я считаю, что неожиданное бегство Эльчибея в Келеки - это загадка, которая может иметь множество толкований. Я лично предлагал Эльчибею вооружить всех нас, чтобы мы, как в Чили, дрались до последнего. Он ничего не ответил и тайно уехал в Келеки. Утром я пришел на работу, а мне говорят: "Ну и где твой президент?".

МОСКОВСКИЙ МУТАЛИБОВ

- Если бы Аяз Муталибов слушал мои советы, возможно, сидел бы сейчас в кресле президента. Хотя по подсказке управлять страной невозможно. Я ему объяснял, что не надо быть московской марионеткой - с ними надо вести другую политику. Но он не слушал, он все время получал из Москвы телефонные указания. И однажды сказал такую фразу: "Ты учти, военные еще не сказали своего слова".

Хочу рассказать историю, о которой раньше не упоминал. Мы с Муталибовым находились в Иране, с официальным визитом. Муталибов вел себя как преданный сторонник Горбачева. Встречи в Тегеране закончились, и мы уехали в Мешхед.

В это время произошел путч ГКЧП. Муталибов от радости аж взвился. Я его умолял: "Ни слова журналистам, приедем, разберемся".

Приехали мы в Тебриз, там и проявилось коварство иранских спецслужб. Они убедили Муталибова дать интервью у памятника Шахрияра - по чисто культурным вопросам. Мы стоим в стороне, Муталибов сидит один под юпитерами. Журналисты раз спросили его о культуре, второй, а на третий - о ГКЧП. И его понесло - он поддержал ГКЧП, обругал Горбачева. Я был в шоке, но не мог же я, раскидав юпитеры, оттаскивать президента от телекамер советники такими полномочиями не обладают.

Потом позвонил В.Поляничко: "Ура, наша взяла!". И Муталибов: "Я же говорил, Вафа, что военные не сказали своего слова". Когда приехали в Баку, вечером я уже знал, что путч ГКЧП провалился. Прихожу на работу, включаю телевизор, а там читают письмо Муталибова в поддержку ГКЧП. Врываюсь к нему в кабинет, вслед за мной - Фуад Мусаев. Президент немедленно приказал прекратить трансляцию, но было поздно - Народный фронт записал передачу на пленку.

- А что, к Муталибову можно было вот так свободно зайти?

- Он был несамостоятельным человеком, позволил, чтобы его окружение им управляло. Но все они меня ревновали к президенту, потому, что мой уровень был гораздо выше, они и дали к концу правления Муталибова установку его помощникам не пускать меня к нему. "Друзья" Муталибова говорили ему: "Да кто такой Джеймс Бейкер, чтобы вы его провожали?". Я объяснил ему тогда, что Бейкер госсекретарь США. Муталибов понял, поехал с ним в аэропорт в одной машине и оставил у Бейкера о себе хорошее впечатление. Об этом сказал мне Бейкер на встрече с ним в феврале этого года.

- А вот в кабинет к Г.Алиеву, говорят, заходят только по его вызову.

- Это действительно так. Но Г.Алиев в плане работы и по отношению ко мне был самым демократичным из президентов, с которыми я работал. Многие люди, положение и должность которых были выше моей, просили меня решать с ним их вопросы. У него характер такой - если ты пару раз обратился к нему по поводу какой-то ерунды или с личными просьбами, он серьезно относиться к тебе уже не будет. А я звонил ему в три часа ночи, его будили, и он брал трубку.

Когда хотели протащить Францию в сопредседатели Минской группы ОБСЕ и оставить за бортом США, я узнал об этом в предновогоднюю ночь, позвонил ему домой, и он приехал на работу. После этого нашли министра иностранных дел Г.Гасанова. За 15 минут мы составили текст ноты протеста и успели отправить ее в срок до истечения года. И после длительной борьбы добились того, что США также стали сопредседателем.

- Вы узнали про новость с Францией и Россией по российскому телевидению? Ведь часто наши внешнеполитические чиновники узнают о случившемся по ТВ.

- Мне позвонили из посольства. А рассказываю об этом к тому, что мне Г.Алиев доверял - знал, что я никогда не позвоню к нему с личной просьбой. И потому у меня была возможность общаться с ним по 5-6 раз в день.

- Он и раньше вас знал, если взял к себе из команды Эльчибея?

- У меня с Г.Алиевым личные отношения сложились с 1973 года. Когда он приехал в Египет в качестве главы советской партийно-правительственной делегации, убедился, что его земляк там, то есть я, пользуется авторитетом. С ним приехал переводчик из Москвы, доктор философских наук, который провалил визит в первый же день. Он не знал ни политики, ни сути вопроса, ни местного диалекта.

Г.Алиев обратился к послу и тот рекомендовал ему меня. Потом Г.Алиев мне говорил, что подумал тогда, не подсовывают ли ему меня по моей просьбе. Я переводил все особенности речи Г.Алиева, его юмора, арабы мне доверяли. Как только я подключился, у Г.Алиева дела пошли. На банкете по результатам визита Г.Алиев поднял тост за меня, подарил часы "Победа" и несколько коробок с коньяком и икрой - одну для меня, остальные - тем, кто мне помогал.

Я формально был еще советником А.Эльчибея, когда Г.Алиев предложил мне работать с ним. Он сказал: "Я сейчас исполняю обязанности президента Азербайджана и хочу с тобой работать". Я согласился.

Эльчибей предлагал мне должность министра иностранных дел, от которой я отказался. Я сказал: "Вы - новая власть, а я не из Народного фронта. У вас будет борьба за портфели и я не хочу в ней участвовать".

Потом Эльчибей меня за это упрекал. Народный фронт был недоволен министром иностранных дел Тофиком Гасымовым. И действительно, он 7 месяцев в году проводил за границей, на ненужных мероприятиях. Даже в дни, когда падала их власть, Т.Гасымов был в Афинах на конференции "Европа в XXI веке". Его с трудом оттуда вытащили.

МЫ И НАШИ СОСЕДИ

- Вы читаете газеты?

- Ежеутренне просматриваю "Зеркало", "Ени Мусават", "Азадлыг". Если вспомнить "Бакинский рабочий" и "Коммунист", приходится признать, что азербайджанские журналисты сильно продвинулись. Молодежь оперирует политическими терминами и понятиями, прекрасно анализирует. Вообще считаю, что мы на Кавказе самые развитые в интеллектуальном отношении. Преимущество Армении в очень сильной диаспоре. Обратите внимание - американец Жирайр Либаридьян формировал всю внешнюю политику при Л.Тер-Петросяне. Сейчас министром иностранных дел у них Вардан Осканян - тоже с американским образованием.

- Откуда у вас такой антирусизм? С 20 января?

- У меня нет антирусизма. Есть правильное понимание политики России на Кавказе, в Центральной Азии и мире. Россия - экспансионистское государство, Петр I мечтал о мировом господстве. Россия заселяла наши территории армянами для того, чтобы создать здесь христианский оплот для скачка на Турцию и так далее. Азербайджано-армянский конфликт начался тогда, когда русские правители привели армян и заселили их на лучших землях в азербайджанских селах. Далее они углубляли армянский фактор, заселяя ими Баку, Гянджу, Шемаху и т.д.

Я люблю простых русских, не занимающихся политикой, но политика России враждебна всем народам Кавказа и Центральной Азии, ведь они завоевывались кровью. Россия всегда старалась захватить Турцию, отдать Армении Каре, Эрзерум, занять Босфор и Дарданеллы, Черное море сделать своим внутренним, использовав для этого Грецию. На это у нее сил нет, но с маленьким Азербайджаном она справиться в состоянии. Красная Москва раздавила в свое время южнокавказские независимые государства. Мы сегодня говорим об оккупированных 20% наших территорий. Россия же в 1920 г. оккупировала всю нашу территорию, вырезала цвет нашей интеллигенции и воспитывала в нас рабов. Процесс русификации Азербайджанского народа по инерции продалжается и по ныне и виду невнимания к этому вопросу со стороны министерства народного образования Азербайджана. Я не раб, но среди моих сограждан очень много людей с рабской психологией.

- Такое понимание не мешало вам в дипломатической работе?

- Нет. Я смирился с СССР и думал, что Союз будет вечен. Оно мешало мне в работе с Муталибовым потому, что он ориентировался на Москву. С Эльчибеем и Г.Алиевым это мне не мешало потому, что они оба - сторонники независимости Азербайджана.

- Вы знаете, какой резонанс вызвало ваше приглашение НАТО разместить свои базы в Азербайджане. Говорили, что это - поручение Г.Алиева, который хотел через вас прозондировать мнение Запада по этому поводу.

- Это была полностью моя идея. Многих интересует, почему я сделал это именно в тот момент. Был январь, Г.Алиев болел, лежал в больнице в Турции. В Баку шли нездоровые разговоры, меня беспокоила судьба нашего народа и государства. Я, сделав это заявление, приковал внимание мира к Азербайджану и поднял его имидж на Западе.

Кроме того, я показал, что мы имеем право выбора союзника так же, как Армения, и наш выбор - это Запад потому, что он не собирается нас колонизировать. Тогда меня поддержали все партии, весь азербайджанский народ.

Я думаю, что после этого азербайджано-натовские отношения поднялись на новый уровень. Почему Г.Алиев был на первых страницах "Вашингтон пост"? Он поехал на юбилей НАТО как лидер страны - натовского знаменосца.

Я считаю, что высказал вполне реальную идею, и она осуществится. Ни с кем здесь, в том числе и с Г.Алиевым, я, прежде чем сделать это заявление, не советовался. Не было для меня проблемы позвонить в Гюльханэ и согласовать с президентом, но если бы я это сделал,

уверен, он бы с этим не согласился. Согласовывая с ним, я возложил бы ответственность на него. У Г.Алиева такой характер - если ты что-то с ним согласовал и дело не получилось, он никогда тебя не упрекнет, так как разделил с тобой свою ответственность. Но увидев, какой резонанс вызвало мое заявление, он меня ни в чем не упрекнул.

- Но вы могли вызвать гнев президента.

- Это дело Г.Алиева, иметь такого советника или не иметь. Подлаживаться под кого-то я не собирался - ни под Муталибова, ни под Эльчибея, ни под Алиева.

У Г.Алиева продуманная внешняя политика, но для того, чтобы ее реализовать, в окружении президента должны быть умелые профессионалы. Он очень сложный человек, но умеет ценить личность. Он может вытирать ноги о тех, кто это заслужил. Все, о кого он вытирает ноги, должны понимать, что они этого достойны.

- Ну, возможно, они не против - благодаря чему и хорошо живут. Кстати, как вы живете? Виллу и дачу не построили?

- У меня две квартиры - моя и сына. Дачи нет, но сейчас я могу на нее заработать. Я -президент Фонда политических исследований Каспийского региона. Имеется в виду политика Ирана,Турции, России и других ближних стран. Недавно фонд зарегистрирован в Минюсте. Летом я надеюсь отдохнуть от 30-летней госслужбы, может, уеду или куплю дачу. Как президент фонда, я уже работаю, но офисом займусь с осени.

- Говорят, вам обещал помочь Збигнев Бжезинский?

- У меня прекрасные отношения с ним, с Киссинджером, с которым мы знакомы с 1973 года, встречался с Бейкером в Баку, был у него в Хьюстоне в 2001 году. Многие другие известные деятели также согласились быть членами совета фонда. Ко мне уже сейчас звонят, просят устроить на работу, я же отвечаю, что сам еще не работаю.

АППАРАТНЫЕ ИГРЫ

- Мне говорили, что российские дипломаты, к примеру, Казимиров в беседах с нашим президентом без журналистов довольно резко ставил свои условия, иногда чуть ли не шантажируя. Верно ли, что 22 мая посол США Эскудеро буквально потребовал от президента удовлетворить в Азербайджане экономические интересы трех американских фирм?

- Абсолютно не согласен. Казимиров и другие в беседе с Г.Алиевым вели себя как пай-мальчики. Казимиров был настроен явно проармянски и спекулировал тем, что мы тогда толком не имели армии. И помню, как Г.Алиев, потеряв самообладание, изо всех сил грохнул кулаком по столу так, что перевернулся стакан с чаем.

"Вы думаете, - спросил он, - Азербайджан вечно будет в таком состоянии? Напрасно!". Когда Казимиров ушел, Алиев спросил у меня: "Я не переборщил?", а я ответил: "Нет, надо было еще добавить".

Все послы, встречающиеся с Г.Алиевым, разговаривают с ним очень почтительно. У него резкая реакция, и он не простит неуважительного к себе отношения. Слова же Эскудеро были сказаны в расчете на присутствовавших журналистов. Он знает, что если бы не они, его просьбы вызвали бы явное неудовольствие президента. К тому же это еще совсем не значит, что Г.Алиев выполнит все заказы посла.

- Упорно говорят, что вы, бывший министр иностранных дел Тофик Зульфугаров и бывший глава секретариата аппарата президента Эльдар Намазов ушли в отставку для того, чтобы предотвратить вариант обмена Мегри на Карабах.

- Я, Намазов и Зульфугаров - совершенно разные люди, причем у каждого были разные служебные обязанности. У каждого из нас были свои причины ухода в отставку.

Утром после отставки ко мне на квартиру ворвались телевизионщики АNS, я и им сказал, что хочу заниматься политологией и, будучи свободным, сделаю больше, чем на президентской службе. И вы видите по печати, что сейчас я выступаю гораздо больше и откровенней.

- Значит, Мегри тут ни при чем?

- На данном этапе карабахскую проблему решить невозможно, и мы не должны заблуждаться сами и вводить в заблуждение других. Мы должны всецело посвятить себя укреплению страны и национальной армии. Вместе с тем Россия тормозит процесс урегулирования - ей он не выгоден.

- Настойчиво говорят о соглашении по Карабаху, которое будет достигнуто после московской встречи Г.Алиева с В.Путиным. Судя по заявлениям, американского сопредседателя МГ ОБСЕ К.Кавано, дорабатывается последнее предложение Минской группы - вариант "общего государства".

- Я не вижу варианта, который бы меня удовлетворил. Дипломаты часто говорят не то, что думают, или говорят абсолютно ничего не значащие вещи, но выглядящие многозначительно.

- Вы сейчас говорите о К.Кавано или объясняете, почему не ответили на вопрос о Мегри?

- Говорю о дипломатах.

- Вы один из немногих, у кого нет видимых врагов. Это способ долго жить?

- Вы, видимо, не учитываете определенных кругов, как наших, так и зарубежных. Вместе с тем я человек с положительным зарядом, мне доставляет удовольствие делать людям хорошее, причем я не жду от них благодарности (честно говоря, и не благодарят). Для меня такая жизнь - способ самовыражения. Я достаточно воспитан для того, чтобы никого не оскорблять. К примеру те, кто работал с Муталибовым, Эльчибеем и в 70-х годах с Алиевым, потом говорили о них гадости. Я этого никогда не делал. Когда я работал в аппарате ЦК партии, пришел Горбачев, и дела Алиева пошатнулись. И в Баку, в аппарате началась антиалиевская кампания, которую возглавили первый секретарь ЦК Кямран Багиров и второй секретарь Юрий Коновалов. Вокруг них сплотились все заведующие отделами ЦК. Я в этом участвовать не хотел и как-то раз резко оборвал Коновалова - 2-го секретаря ЦК, в ногах которого валялись мои коллеги. Когда он вернулся из Москвы со съезда, начал нам рассказывать о том, как изменился протокол: раньше Г.Алиев стоял от генсека третьим или пятым, а теперь - двадцать пятым... Я его прервал и говорю: "Лучше вы расскажите о съезде".

Он на меня обозлился, вокруг меня тут же образовался вакуум, против меня ополчились К.Багиров, завотделами, и тогда я в первый раз подал в отставку. Я позвонил в Москву друзьям, сказал, что хочу вернуться на дипломатическую работу, они предложили мне на выбор несколько стран. Я зашел к Багирову и сказал, что уезжаю. Ни одного доброго слова мне он не сказал. Оформили "в связи с переходом на другую работу", и все.

УВАЖАЮ ВСЕХ, КРОМЕ КОММУНИСТОВ

- Правда, что вы не хаяли оппозицию по указке?

- А зачем мне это делать? От меня никто никогда этого не требовал. Я думаю, что Алиев и сам не всегда указывает своим сотрудникам, кого хаять. Это они сами выслуживаются.

-Как вы относитесь к оппозиционным партиям? Кто вы вообще идеологически?

В Азербайджане идет процесс создания демократического государства, и без оппозиции сделать это невозможно. Поэтому я ко всем партиям и лидерам, кроме коммунистов, питаю уважение. Коммунистов же не выношу потому, что у них нет корней в наших национальных обычаях, традициях, истории, я считаю их абсолютно чуждыми. Коммунизм пришел к нам на штыках XI армии. Нашли потом десяток несчастных отщепенцев, которые и кричали, что весь азербайджанский народ приветствует советы. К социал-демократам отношусь терпимо. Я - правый националист.

НОВЫЙ УДАР МОЖЕТ БЫТЬ ПО ГЯНДЖЕ И ЕВЛАХУ...

- Ясно, что Г.Алиев когда-нибудь покинет должность. Как вам видится дальнейшее?

- Вы задали самый больной вопрос. В Азербайджане вопрос №1 не о Нагорном Карабахе, а о Власти. Вспомните борьбу за власть во время К.Багирова и А.Везирова, мы потеряли Нагорный Карабах. Борьба за власть при А.Муталибове привела к потере Шуши и Лачина. Кульминация борьбы за власть при НФА завершилась потерей Кяльбаджара и шести районов. Поэтому я боюсь новой борьбы за власть, боюсь, как бы мы не перестали существовать как государство.

Дело не в армянах, дело в Российской империи, которая не хочет существования независимого азербайджанского государства, ориентированного на Турцию и США.

Я поднимаю вопрос об ответственности России за стабильность в регионе и Азербайджане. Она и может нанести удар руками армян. Новый удар может быть нанесен по Гяндже и Евлаху, Газаху, Мингячевиру...

России не нравится Азербайджан, ее бесят нефтепровод в Джейхан, нефтяные контракты, позиция Баку по статусу Каспия, не нравятся азербайджано-американские отношения. Поменять нашу политику в угоду России мы не можем, это значит опять стать рабами. Поэтому борьба за власть в посталиевский период будет самая опасная.

- Вы исключаете мирный переход власти в Азербайджане и

способность нашей армии защитить страну?

- Не исключаю, но не хочу, чтобы кто-то пришел к власти путем переворота.

Исключить это - миссия Г.Алиева. Он должен наладить систему демократического перехода власти. Я не исключаю и способности нашей армии, знаю, что благодаря героизму наших парней врага остановили. Но если начнется новая борьба за власть, армия может быть вовлечена в эту борьбу, ее придется оттягивать с линии фронта.

- Вы будете баллотироваться в депутаты?

- Никакого желания нет. Даже если бы мы избрали идеальный парламент, мне бы все равно не хотелось ходить туда ежедневно и сидеть там по нескольку часов. Мне же не тридцать, в этом году будет шестьдесят.

- Поздравляем. Надеемся, что президент отметит это событие и наградит вас орденом.

- На это я не рассчитываю, потому и ушел в отставку, чтобы не встречать юбилей на должности. Я вообще не люблю торжества в советском стиле особенно, если они в мою честь.

"Зеркало ", 25 мая 2000 г.

P.S. Во время подготовки этого издания В.Гулузаде пожелал дополнить ответ на вопрос о его взаимоотношениях с КГБ:

- Действительно, были случаи моего сотрудничества с КГБ, но очень почетного. Когда египетская армия после успешного форсирования Суэцкого канала в октябре 1993 года попала в окружение в Девр Суар, положение арабов стало трагическим. Президент Египта Анвар Садат попросил тогда Советский Союз передать ему аэрокосмические разведданные о позициях израильских войск на Синайском полуострове. Москва выполнила его просьбу и командировала в Египет двух сотрудников ГРУ в ранге полковников, которые привезли с собой фотоснимок, сделанный из космоса! Проводить их к Садату и помочь перенести эти фотографии на египетскую военную карту было поручено мне.

Я был поражен тем, как отчетливо были видны на снимке башни израильских танков, закопанные в песок и расположенные полукругом, и вся остальная военная техника. Конечно, это было высокое доверие Комитета госбезопасности молодому дипломату азербайджанской национальности.

ГЛАВА II

ГЕОПОЛИТИКА АЗЕРБАЙДЖАНА

КАК УТВЕРДИТЬСЯ В МИРОВОМ СООБЩЕСТВЕ

О некоторых вопросах внешней политики Азербайджанской Республики

С приходом к власти в Азербайджане демократических сил, поставивших перед собой задачу создать суверенное национальное государство, войти и утвердиться в международном сообществе в качестве равноправного члена, не стихают споры о внешней политике страны. Диапазон высказываемых мнений весьма широк: от успехов в области внешней политики вплоть до утверждений о ее несостоятельности, отсутствии своей концепции и т.д.

Можно вполне определенно сказать, что и те, и другие утверждения обоснованны, несмотря на диаметральную противоположность.

Для начала остановимся на положительных сдвигах, определим их причины. Азербайджан, как независимое государство, получил признание почти всех стран мира. Он стал членом ООН, ОБСЕ, ОИК, для него открыты двери всех международных организаций. Крупнейшие страны мира установили дипломатические отношения с нами на уровне посольств, что свидетельствует об их серьезной заинтересованности. В Баку работают послы и представители США, России, Великобритании, Франции, Германии, Китая, Турции, Ирана, Ирака. На очереди целый десяток других стран, таких, как Израиль, Япония, Египет и т.д. В Баку полным ходом идет ремонт представительства ООН, уже работает посланник Генерального секретаря этой уважаемой международной организации.

В свою очередь Азербайджан направил своих послов в США, Турцию, Иран, Германию, открыл представительство в ООН в Нью-Йорке. Ожидается открытие посольств в других странах мира.

Несомненным успехом внешней политики Азербайджана является подписание двусторонних политических договоров с Турцией, Ираном, Россией, Украиной, Грузией, которые будут способствовать утверждению независимости и суверенитета нашей страны, укреплению ее позиций и в регионе, и на международной арене.

Причины этих успехов на внешнеполитической арене, на мой взгляд, в первую очередь связаны с теми коренными переменами, которые произошли в последнее время как на мировой арене, так и в самом Азербайджане.

Распад СССР вызвал широкую волну признания республик, входивших в его состав, со стороны мирового сообщества. Падение прокоммунистического режима в Азербайджане и избрание Абуль-фаза Эльчибея путем демократических выборов на альтернативной основе на пост президента вызвали глубокое удовлетворение западной демократии и всех прогрессивных сил в мире. Фигура нового президента Азербайджанской Республики, диссидента и антикоммуниста, с ранней юности убежденного в необходимости борьбы против тоталитаризма, пострадавшего за свои убеждения двухлетним заключением в тюрьму и не сломленного, пользуется симпатией за рубежом.

Вместе с тем для успешного ведения национальной внешней политики необходимы соответствующие инструменты для ее выработки и претворения в жизнь. В этом плане у нас имеются серьезные трудности как объективного, так и субъективного характера.

Надо со всей откровенностью признать, что если Азербайджан, будучи в составе СССР, имел свои министерства сельского хозяйства, здравоохранения, народного образования и т.д., которые хоть как-то функционировали и имели свое лицо, то Министерство иностранных дел было номинальным, являясь фикцией, созданной для введения в заблуждение как собственного народа, так и других.

Если сегодня, с учетом новых реалий, другие министерства нуждаются лишь в реорганизации, то с Министерством иностранных дел требуется начинать почти с нуля.

Наш МИД не имеет ни опыта, ни традиций осуществления в полном объеме внешней политики. У него нет соответствующей структуры, свойственной для внешнеполитического ведомства. Отсутствуют отделы как по регионам, так и по странам. К примеру, в нем должны бы функционировать отделы или управления прибалтийских, среднеазиатских, славянских стран, Европы, Азии, Латинской Америки. Должны быть выделены в отдельные управления такие крупные страны, как США и Россия. Обязательно должны быть проблемные отделы, отдел планирования внешней политики, отдел международных организаций и т.д. Эти службы должны снабжать руководство республики предложениями, рекомендациями, оперативной информацией. Они должны руководить посольствами, давать им своевременные инструкции, установки, проверять и оценивать их деятельность и т.д.

Стратегические службы азербайджанской внешней политики не должны упускать глобальные тенденции и изменения в политической жизни планеты, такие, как сдвиги в балансе сил после распада СССР, новые реалии во взаимоотношениях США - Россия, США - Европа, Китай-Япония-Юго-Восточная Азия, Россия-США-Европа, уметь координировать и использовать их на благо независимого Азербайджана. Одним словом, перед республикой стоит трудоемкая задача создания сложной, высокоинтеллектуальной, профессиональной государственной машины, без которой любые разговоры о внешнеполитической деятельности могут представляться просто несерьезными. Если даже нам удастся создать самую гениальную, скажем, концепцию нашей внешней политики с участием Киссинджера, Рейгана, Бжезинского, Буша и других асов внешней политики, вряд ли она принесет пользу, т.к. выполнять ее будет некому.

Приходится, к сожалению, констатировать, что связи Азербайджана с внешним миром пока развиваются стихийно. Если азербайджано-турецкие и азербайджано-иранские связи весьма активны, то в основном инициатива принадлежит этим двум странам, это они являются ведущими, а мы - ведомыми. Их политика в отношении Азербайджана в принципе известна, она излагалась не раз.

Весьма неудовлетворительны наши связи с республиками бывшего СССР, которые нуждаются в заполнении .новым содержанием на независимой двусторонней основе. Еще недавно мы входили в состав единого государства, что создает определенный психологический барьер, который, видимо, мешает нам осознать необходимость проведения активных политических контактов с ними. Украина, Грузия, прибалтийские республики давно готовы иметь с нами отношения на уровне посольств, однако мы проявляем пока нерасторопность в создании своих посольств в "ближнем зарубежье", как всех нас именует теперь Москва.

Естественно, что у нас имеются большие трудности с дипломатическими кадрами. Однако каких-либо серьезных попыток срочным порядком организовать отбор и направление на учебу национальных дипломатов за рубеж не предпринимается.

В МИД СССР имелась хорошая традиция. Если послом назначался непрофессионал, то он проходил специальную подготовку на курсах для послов, которые действуют ныне при МИД России. Если ни посол, ни окружающие его сотрудники не имеют соответствующего опыта дипломатической работы, знаний, подготовки и ими никто не руководит из центра, то наивным было бы ожидать от них серьезной отдачи.

Вот уже пять лет продолжается агрессия Армении против Азербайджана. Ее территориальные претензии к нам известны. Тема Нагорного Карабаха, его будущего статуса является предметом занятий самых высококвалифицированных дипломатов. Для этого имеются специальные структуры, созданные при МИД России, США, Турции, Ирана и т.д. Ибо известно, что впереди тяжелый, изнурительный процесс в рамках ОБСЕ. В России этим делом занимается специальная группа, возглавляемая кадровым дипломатом, послом по особым поручениям г-ном Казимировым, который находится в постоянном контакте со всеми заинтересованными сторонами, сообщает и анализирует всю информацию по этой проблеме. Кроме того, нами и проблемой Нагорного Карабаха в МИД России регулярно занимается недавно созданный сектор Закавказья. Такой же сектор имеется и в госдепартаменте США.

Вопросами мирного урегулирования армяно-азербайджанской войны от США постоянно занимаются посол Мареска, отдел Закавказья госдепартамента, от Турции - посол Омер Эрсун и его группа, от Ирана - замминистра иностранных дел г-н Ваэзи и т.д.

Спрашивается, кто же в Азербайджане постоянно занимается проблемой мирного урегулирования? Председатель комиссии по правам человека Верховного Совета Н.Мехтиев или замминистра иностранных дел местного МИД А.Саламов, или же все кому не лень, каждый понемногу? Ведь ни президент, ни министр иностранных дел ввиду наличия большого круга обязанностей, поездок не могут заниматься этой проблемой не отрываясь, как того требуют чрезвычайные обстоятельства, с которыми связаны и судьба азербайджанского народа, и судьба азербайджанской территории.

Считаю, что руководство Азербайджанской Республики должно немедленно рассмотреть и решить вопрос о создании специального отдела или группы по вопросу о Нагорном Карабахе, назначить главу этой группы, освободив его от всех обязанностей, дать ему высокие полномочия, установив регулярную отчетность перед президентом и парламентом республики. Без этого мы можем потерпеть серьезное поражение на мирных переговорах. Оценивая предварительно все, что предстоит сделать азербайджанской и армянской дипломатии на предстоящей конференции ОБСЕ, хочу отметить, что наша задача гораздо легче, чем задача наших противников. Образно выражаясь, нам предстоит доказать, что снег белый, а им, что он черный.

Вместе с тем мы опаздываем в организации нашей работы, подготовки к этому самому важнейшему этапу в армяно-азербайджанском противостоянии. Хочу отметить также то, что в нашей внешнеполитической деятельности полностью упущены международные организации в Европе. В этих организациях, как, например, Европейское отделение ООН, Комиссия по правам человека (Женева) и т.д,, армянские политики ведут активную подрывную деятельность, направленную на дискредитацию Азербайджана, приобретение поддержки своих притязаний на наши территории в Нагорном Карабахе. Чтобы противостоять ей, нам необходимо срочно создать представительство Азербайджана в Женеве при ООН. Это позволило бы иметь трибуну во многих европейских международных организациях в период переговоров. Касаясь вопросов концепции внешней политики, хочу сказать, что она является производной от конституции страны, характера строя или режима. На нее накладывают отпечаток и личность главы государства, его принципы и убеждения.

К примеру, в основе внешнеполитической концепции СССР лежала идея победы коммунизма над империализмом. Отсюда конфронтация с Западом, разделение мира на два противоборствующих лагеря, не конвергенция, а сосуществование. Я с уверенностью могу сказать, что ныне в основе внешнеполитической концепции Азербайджана лежит идея создания суверенного независимого демократического государства при сохранении всей своей национальной специфики, с рыночной экономикой, нацеленного на взаимовыгодное, равноправное сотрудничество со всеми странами мира и уважение к территориальной целостности как своей страны, так и других государств, скорейшее завершение армяно-азербайджанской войны, используемой различными силами как политическая карта. Что касается деталей нашей политики с той или иной страной, то ее должны вырабатывать профессиональные структуры на основе анализа политических сведений и достоверной информации. И чем скорее мы создадим эти структуры, тем скорее утвердим себя в мировом сообществе в качестве суверенного демократического государства.

В.ГУЛУЗАДЕ, государственный советник

Азербайджанской Республики по внешней политике.

"Бакинскийрабочий", 18 март а 1993г.

ХОТЯТ ЛИ РУССКИЕ ВИДЕТЬ АЗЕРБАЙДЖАН СВОЕЙ КОЛОНИЕЙ?

Документ, который мы предлагаем вниманию читателей, получен из азербайджанских дипломатических источников в США. Это доклад "Азербайджан, Россия и Ближний Восток", с которым Вафа Гулузаде, главный советник по внешней политике президента Азербайджана Гейдара Алиева, выступил на политическом форуме в столице США. Ниже приводятся в переводе с английского основные тезисы его выступления.

Хотя Азербайджан сейчас и является независимым государством, он сталкивается со многими препятствиями на пути к демократии и рыночной экономике. Россия и Иран пытаются контролировать и оказывать влияние на Азербайджан для продвижения своих собственных целей. Для того чтобы быть действительно свободным и быть в состоянии оказывать сопротивление этим более сильным державам, Азербайджан нуждается в поддержке со стороны Запада.

РОССИЯ

Россия, которая все еще не отказалась от экспансионистских и имперских взглядов, является крупнейшим врагом Азербайджана и самым большим барьером на пути к его полной независимости. Некоторые русские стремятся возродить российскую империю и увидеть новые независимые государства российскими колониями. Россия способна манипулировать республиками, сохраняя их зависимость от себя и используя одно государство против другого. Азербайджан, в отличие от других кавказских и среднеазиатских республик, сумел положить конец присутствию российских войск на своей земле и, таким образом, сократить влияние России. Это послужило причиной того, что Россия рассматривает Азербайджан в качестве основного препятствия в осуществлении контроля над регионом и, в свою очередь, разработала в сотрудничестве с Ираном российскую политику подавления независимости Азербайджана.

Россия оказывает также давление на республику, настраивая против нее Армению. Конфликт между Арменией и Азербайджаном будет разрешен только тогда, когда будет положен конец влиянию России.

Россия, однако, более не является объединенной страной, как в советское время, Руководство ее делится на проимперские силы и тех, кто желает установления хороших отношений с республиками. В конечном счете Российская Федерация, очевидно, распадается. Она не может сохраниться невредимой, если открывает огонь по своим же людям, как, например, в Чечне; с другой стороны, свободная экономика, разрушающая тоталитарные режимы, также может привести к распаду федерации.

ИРАН

Иран, в котором вблизи с границей с Азербайджаном проживают 25 миллионов этнических азербайджанцев, опасается сильного и независимого Азербайджана, который может инициировать сепаратистское движение. Однако эти два народа, имеющие одинаковые корни, все это время жили в разных системах и с различной культурой. В то время как иранские азербайджанцы тесно ассоциируют себя с исламом и не уверены в своем происхождении, азербайджанцы свободного Азербайджана знают, кто они есть: "Мы - турки. Мы - азербайджанцы". Тем не менее национальное сознание развивается в "южном" (т.е. иранском) Азербайджане. Баку не может "открыто" призывать к объединению, но объединение в конечном счете произойдет.

Иран тратит большие деньги, стараясь оказать свое влияние на Азербайджан и распространить на него свой фундаменталистский вариант ислама. К примеру, строятся мечети, раздаются книги Корана в лагерях беженцев вдоль границ. Хотя Азербайджан зависит от Ирана в вопросе доступа к Нахчывану, Ирану, и его исламскому фундаментализму не так-то легко оказать влияние на азербайджанцев, проживших 70 лет в условиях атеизма. Иран, оказывающий поддержку Армении поставками топлива для танков, тем не менее нуждается в поддержании отношений с Азербайджаном, с которым он граничит на Каспийском море, где имеются большие месторождения нефти, и поэтому не может пойти на риск подрыва нашей республики.

ТУРЦИЯ

Во время президентства Эльчибея (1992-1993) экономические отношения Азербайджана с Турцией носили в основном односторонний характер, поток товаров направлялся только из Азербайджана в Турцию. При Алиеве ситуация меняется. Баку не хочет, чтобы Турция стала его новым старшим братом; скорее он хочет поддерживать отношения с Анкарой на независимой и равной основе. Вместе с тем Турция является единственным, естественным союзником и оплотом Азербайджанского народа в регионе1.

АРМЕНИЯ

Конфликт с Арменией происходит во многом из-за давления и влияния России. Россия, не заинтересованная в разрешении войны между Арменией и Азербайджаном, хочет, чтобы Армения находилась в состоянии вражды со всеми своими соседями.

ЗАПАД

Имея мощных соседей к северу и югу от себя, Азербайджан смотрит на Запад, как на гарантию своей независимости. Азербайджан нуждается в поддержке Соединенных Штатов и Западной Европы, чтобы защитить себя от влияния России и Ирана. Ввиду того, что интересы США и Азербайджана совпадают - борьба против российской экспансии и иранского фундаментализма, - обе страны должны вместе бороться с этими силами.

США должны также поощрять отход Армении от России, обещая ей непрерывную западную поддержку. Экономическое присутствие США в регионе обеспечит безопасность Армении и сократит ее страх перед Турцией, Азербайджаном и Россией.

КОММЕНТАРИЙ:

Поразительный по своему цинизму и в то же время откровенный документ достаточно полно раскрывает внешнеполитическую доктрину Гейдара Алиева.

Нам могут возразить, что есть и другие публичные выступления, в частности того же Г.Алиева, где он клянется в дружбе и верности "великому русскому народу". Чему верить?

Несомненно, верить надо здравому смыслу, который подсказывает: Азербайджан все больше переориентируется на Запад. Именно западным странам отведена главная и решающая роль в консорциуме компаний, получивших в разработку нефть Азербайджана. От западных стран ждут в Баку решения карабахского конфликта. Наконец, в западных банках открыты счета людей из окружения Гейдара Алиева.

Есть в публикуемом нами документе некоторые пассажи, которые нуждаются в особых комментариях. Здесь утверждается, что Россия является "крупнейшим врагом Азербайджана и самым большим барьером на пути к его полной независимости", а также, что Россия "способна манипулировать республиками".

Здесь много преувеличений. Россия, увы, не способна не только манипулировать, но и как-то влиять на происходящие в Азербайджане процессы. Руководители этого государства проигнорировали практически все предложения России по экономическому, военному, пограничному сотрудничеству. Твердое "нет!" Азербайджана поражает видавших виды чиновников МИД России2.

Не способствуют усилению влияния России в этом регионе серьезные разногласия между МИД России и министерствами топливно-энергетического комплекса. В здании на Смоленской площади не признают нефтяной "Контракт века", подчеркивая, что интересы России, имеющей права на Каспийское море, проигнорированы. В свою очередь топливники довольствуются туманными обещаниями Баку о больших прибылях в будущем и активно лоббируют их интересы в Кремле.

Кстати, о лоббистах. Азербайджанские политики, судя по всему, щедры не только на обещания, но и помогают иным российским государственным мужам и чиновникам обеспечить себе безбедную старость. Иначе чем можно объяснить тот факт, что оскорбительные для России выпады, опубликованные выше, не вызвали ни слова не только осуждения, но даже обсуждения со стороны соответствующих инстанций.

Впрочем, в Москве, судя по всему, уже примирились с тем, что звездно-полосатый флаг давно развевается над одним из красивейших зданий Баку - посольством США. У российского флага - другая судьба. Посольство России в Баку до сих пор ютится в третьеразрядной гостинице...

"Комсомольская правда", 1 августа 1995 г.

О ФЛАНГОВОМ СОГЛАШЕНИИ ДОГОВОРА ОБ ОБСЕ

Бесспорно, что знать всегда лучше, чем не знать. Предвидеть будущее лучше, чем закрывать глаза. Знания же следует делать достоянием гласности. Это всегда приносит пользу. Придерживаясь этих аксиом, попробуем сделать анализ ситуации в связи с присоединением Азербайджанской Республики к фланговому соглашению договора об ОВСЕ, вступившему в силу 15 мая 1997 года, а также в связи с предстоящим 27 мая подписанием договора между НАТО и Россией в Париже.

Азербайджанская Республика выразила свое согласие присоединиться к фланговому соглашению позже всех, буквально накануне истечения объявленного срока, что вызвало различного рода вопросы: например, не было ли оказано на нас давление; отвечает ли присоединение к фланговому соглашению нашим интересам; не таит ли оно в себе каких-либо опасностей для Азербайджана в будущем?

В последнее время в международной печати высказывались различного рода предостережения по поводу предстоящего подписания договора НАТО - Россия. В частности, говорилось о том, что согласие России на расширение НАТО на Восток стало результатом договоренностей между НАТО и Россией. Эти договоренности могут предусматривать размещение российских военных баз на территории бывших республик СССР, а в будущем и попытки восстановления Советского Союза или чего-то похожего.

Ответить на эти вопросы весьма непросто, так как мы не знаем всех деталей американо-российских переговоров, содержания договора НАТО - Россия и т.д. Но дать ответы необходимо, ибо без этого невозможно правильно оценить наши действия и сделать прогноз на будущее.

Относительно вопроса о фланговом соглашении можно однозначно ответить, что Азербайджанская Республика дала свое согласие, будучи, как говорится, в трезвом уме и сознании. Да, нас не устраивает то, что наш регион, где находятся независимые государства, определен соглашением, как "фланг России", на котором она имеет право размещать свои войска и военную технику. В предстоящий период адаптации флангового соглашения мы так же, как и другие государства, попавшие под определение "фланг" -Украина, Молдова, Грузия, - будем делать все, чтобы обеспечить неприкосновенность своих суверенитетов, опираясь на те положения соглашения, которые дают нам право не соглашаться с размещением иностранных войск на наших территориях. Вместе с тем возникают резонные вопросы: зачем мы дали свое согласие или что случилось бы, если бы мы отказались от присоединения к данному соглашению?

Прежде чем ответить на это, следовало бы разобраться в самой позиции России, ее собственном отношении к фланговому соглашению. Не вдаваясь в детали, можно заметить, что отношение России к соглашению весьма противоречиво. С одной стороны, оно не выгодно ей, так как ограничивает российское военное присутствие в нашем регионе, с другой - это соглашение полезно ей в том, что узаконивает ее ограниченное договором военное присутствие. Другими словами, если бы соглашение не состоялось, Россия могла бы держать в этой "фланговой" зоне любое количество военной техники без каких-либо ограничений, основываясь на двусторонних соглашениях с соответствующими государствами.

Вместе с тем, с учетом новых реалий, складывающихся в мире после развала СССР и мировой социалистической системы, усилением тенденции к обретению полной независимости и суверенитета со стороны государств региона, для России есть угроза вообще потерять в перспективе возможность размещения здесь своих войск и военной техники. Поэтому она пошла на этот шаг, удовлетворяясь тем, что соглашение легализует военное присутствие русских в ее бывших колониях, пусть и в ограничиваемых договором ОВСЕ рамках.

Исходя из этого, Азербайджанская Республика сделала единственно возможный и правильный выбор - присоединиться к соглашению о флангах, одновременно заручившись коллективным заявлением стран НАТО и двусторонним азербайджано-американским заявлением, в которых содержатся гарантии того, что без нашего согласия иностранные войска не могут быть размещены на нашей территории. Более того, признается и поддерживается тот факт, что Азербайджанская Республика свободна от иностранного военного присутствия.

Наше решение было подкреплено также и документом сенатской комиссии конгресса США, поддерживающим принципы неразмещения чьих-либо войск и военной техники на территориях независимых государств без их согласия, а также давшим поручение президенту США по поводу незаконных поставок вооружений в Армению и из Армении на оккупированные азербайджанские территории.

Сам факт такого решения конгресса, если даже он и трудновыполним в короткие сроки, является свидетельством перелома в настроениях руководящих кругов США по отношению к армяно-азербайджанскому конфликту и успеха политики президента Гейдара Алиева за последние три года, обеспечившей Азербайджану выход из политической и информационной блокады и поддержку со стороны стран Запада суверенитета и территориальной целостности Азербайджанской Республики, активизацию их усилий в миротворческом процессе в нашем регионе.

Что же могло бы произойти в случае, если бы мы отказались присоединиться к соглашению? Во-первых, Россия получила бы возможность нелимитированного размещения своих войск у нас по соседству. Во-вторых, срывая большую политику США, для которой договоренности с Россией имеют стратегическое значение, мы нанесли бы серьезный ущерб своим отношениям со всеми странами НАТО и попали бы сами в политическую изоляцию, чем сильно порадовали бы находящуюся в такого рода изоляции после Лиссабонского саммита ОБСЕ Республику Армения, которая, несомненно, сделала бы все возможное, чтобы использовать все последствия такой ошибки.

Касаясь вопроса о расширении НАТО на Восток, хочу отметить, что это закономерный и справедливый процесс по своему существу. Страны Восточной Европы, освободившиеся от коммунистических оков и несущие в своих генах страх пережитого с начала века, добровольно и целенаправленно стремятся стать членами НАТО, и ни у кого нет каких-либо серьезных оснований этому препятствовать. Их стремление связано, скорее всего, с вопросами своей безопасности, чем с желанием ущемить безопасность других.

За наш век Восточная Европа неоднократно была ареной кровопролитных войн, предавалась и продавалась, переходя из рук в руки. В период первой мировой войны она была растоптана войсками Антанты и Германии. Позже она была предана и принесена в жертву Гитлеру. После второй мировой войны она была вновь предана уже Сталину. В процессе перестройки в СССР уже коммунистические режимы Восточной Европы были вновь преданы - на этот раз Горбачевым. В таком круговороте умопомрачительных исторических событий естественно, что страны Восточной Европы, освободившись из коммунистического плена, ищут долговременные точки опоры и стремятся войти в НАТО.

В перспективе НАТО, возможно, будет иметь тенденцию к дальнейшему расширению, а возможно, и нет. Это будет зависеть от того, насколько страны, не входящие в НАТО, будут чувствовать себя в безопасности, от успеха мирного урегулирования существующих конфликтов, в том числе и армяно-азербайджанского, приобретшего международный характер.

С точки зрения интересов Азербайджанской Республики отношения с НАТО приобретают важное значение. Мы видим в НАТО инструмент, способный обеспечить не только безопасность в Европе, но и благотворно влиять на всю ситуацию в мире. Отношения НАТО - Россия имеют чрезвычайно важное значение с точки зрения балансировки сил и интересов, как в мире, так и в нашем регионе, обеспечения всеобщей стабильности. НАТО как военно-политическая организация существует более 50 лет и имеет твердую репутацию. Ее военная стратегическая доктрина и международно-правовой кодекс досконально известны. Тот факт, что Россия вступает в договорные отношения с НАТО, можно только приветствовать. Этот факт свидетельствует о приобщении военно-политических структур России к европейским ценностям, принципам, нормам и порядкам, а не наоборот

Если трезво оценивать происходящие в мире процессы, то можно отметить рост демократических процессов как в самой России, так и в странах, некогда скованных с ней общими цепями рабства. Поэтому фланговое соглашение вряд ли в перспективе может нести угрозу Азербайджанской Республике.

Расширение НАТО и договоренности с Россией, скорее всего, будут способствовать стабильности в мире и создадут нормальную обстановку для свободного межгосударственного и межрегионального сотрудничества. Хотя если теоретически допустить, что в России может вновь возродиться тоталитаризм, то фланговое соглашение могло бы быть использовано в ущерб интересам независимых государств в регионе. Хотя, впрочем, если Россия вновь станет тоталитарной супердержавой, вряд ли она будет нуждаться в каких-либо соглашениях для подавления соседей, как это она неоднократно делала в прошлом.

"Панорама ", 24 мая 1997г.

ПРИНЯТИЕ ПРОЕКТА ЗАКОНА О СТРАТЕГИИ

"ШЕЛКОВОГО ПУТИ" В КОМИТЕТЕ СЕНАТА США

БОЛЬШОЕ СОБЫТИЕ В ПОЛЬЗУ АЗЕРБАЙДЖАНА

Государственный советник по вопросам внешней политики Вафа Гулузаде, комментируя сообщение посольства Азербайджанской Республики в Соединенных Штатах Америки об итогах обсуждения законопроекта о стратегии "Шелкового пути" в комитете по иностранным отношениям сената США, дал интервью корреспонденту Государственной компании телерадиопередач.

- 23 марта комитет по иностранным отношениям сената США обсуждал законопроект о стратегии "Шелкового пути". Проинформируйте нас о сути этого документа.

- Вначале хочу отметить, что сенатор Браунбэк год назад хотел осуществить эту идею и подготовил данный проект. Суть законопроекта заключается в непосредственной помощи американского государства странам, расположенным вдоль Шелкового пути, то есть это означает устранение влияния известной поправки № 907. Год назад сенатор Браунбэк не сумел этого добиться, проект не прошел. Однако рост авторитета Азербайджанского государства в конгрессе, сенате Америки в течение прошлого года сделал свое дело. И поэтому в этот раз законопроект, представленный сенатором Браунбэком, был принят путем голосования.

Безусловно, это был нелегкий вопрос. Сенаторы, очень активно поддерживающие армян, выступили против этого законопроекта. Однако сенатор Браунбэк подчеркнул, что поддержка этого проекта означает поддержку 71 миллиона населения. Он сказал, что все страны Шелкового пути, в частности Азербайджан, проявляют большой интерес к стратегии развития "Шелкового пути".

Кстати, хочу сказать, что на решение вопроса очень сильно повлияла также нашедшая большой отклик международная конференция, посвященная восстановлению Великого Шелкового пути и состоявшаяся в Азербайджане под эгидой Европейского союза. Безусловно, принятые на этой международной конференции решения и проекты будут претворены в жизнь. Европейский союз и Европейская комиссия поддерживают эти вопросы.

Очень интересен тот факт, что секретариат по осуществлению проектов стратегии "Шелкового пути" создается в Азербайджане, в Баку. Об этом есть решение, для этого секретариату комиссии Европейского союза в нашей стране уже выделено и помещение - ему

будет предоставлено бывшее здание консульского управления Министерства иностранных дел Азербайджана. Наша страна превращается в один из центров стратегии "Шелкового пути".

В то же время сенатор Браунбэк сказал, что существование поправки № 907 не оказало положительного влияния на решение армяно-азербайджанского конфликта. А ведь армяне заявляли, что если поправка будет сохранена, это якобы поможет скорейшему разрешению конфликта. Аргументы сенатора Браунбэка и поддерживающих его сенаторов против этого мнения были очень вескими.

Проармянски настроенные сенаторы во время обсуждения приводили очень смешные доводы. Прекрасно, что сенатский комитет и сенат не придали им никакого значения.

Например, во время обсуждения прозвучало, что Азербайджан, якобы, устроил блокаду Армении и Нагорного Карабаха, и подарки, посылаемые из Америки, не доходят до армян.

Американской общественности известно, что в Армении присутствуют российские военные базы. Из России в Армению доставляются самолеты, зенитные комплексы. Армения прекрасно сотрудничает с Россией и Ираном. Она сотрудничает и имеет границы и с Грузией, то есть о какой блокаде здесь может идти речь? Поэтому все, что говорилось о блокаде, звучало смешно и не было учтено. Сенатский комитет полностью поддержал обсуждаемый проект.

Самое большое беспокойство проармянски настроенных сенаторов вызвал такой вопрос. В одном законопроекте есть предложение, касающееся поправки № 907. В нем говорится о предоставлении президенту Америки права отменить поправку, если того потребуют интересы Америки, то есть это означает, что если законопроект будет полностью принят в таком виде, то президент Америки в течение одной минуты может отменить поправку. Представитель президента США Ричард Морнингстар сообщил посольству Азербайджана в Америке, что если этот законопроект будет принят, президент Билл Клинтон выполнит его.

Я хочу сказать, что вопрос еще не завершен. Этот законопроект завоевал полный успех, поддержан в сенатском комитете. Однако впереди дел еще много. Президент Гейдар Алиев переговорил с послом Азербайджана в Америке, дал указания Министерству иностранных дел нашей республики, структуре по вопросам внешней политики исполнительного аппарата президента, чтобы мы ежедневно занимались этим вопросом.

Во время обсуждений в выступлениях сенаторов прозвучала такая мысль, что если мы не поддержим проект "Шелкового пути", то получится, что не окажем помощи странам, подвергнутым давлению со стороны России, Китая и Ирана. Не означает ли это, что стратегия "Шелкового пути", будучи экономическим вопросом, еще и вопрос политический?

- Это действительно политический вопрос, так как за экономикой всегда стоит политика. Эти страны, то есть страны Шелкового пути - и Азербайджан, и сама Армения, - стали сейчас независимыми государствами. Как независимые государства, они интегрируют свою экономику в мировую экономику.

Прежде все эти государства были колониями России. Теперь они стали независимыми. Поэтому стратегия "Шелкового пути", обеспечивая экономическое процветание этих стран, поддерживает и их независимость, суверенитет. С этой точки зрения этот проект стал политическим вопросом.

Господин Браунбэк и другие, отвечая во время обсуждения проармянски настроенным сенаторам, сказали, что этот проект полезен и Армении. Армения беспокоится, что если законопроект будет принят, то это может усилить Азербайджан. Такое настроение означает, что Армения все еще не думает о мире. Однако американская политика заинтересована в мире на Кавказе, желает видеть в этом регионе экономическое сотрудничество, мир и спокойствие.

Было отмечено, что проекту стратегии "Шелкового пути" оказывает сильную поддержку и правительство Соединенных Штатов Америки. С этой точки зрения я считаю это обсуждение и принятие на этом этапе такого законопроекта большим событием. Я оцениваю это как свидетельство успешной, правильной политики Азербайджанского государства.

- Во время обсуждений один из выступивших против этого закона проармянский сенатор Сарбанес сказал, что "политика, проводимая в регионе Азербайджаном, побуждает Армению устанавливать еще более интенсивные связи с Ираном". На чем основано это мнение сенатора Сарбанеса?

- Знаете, сейчас во всех кругах Америки осуждается политика Армении за то, что она развивает связи с Ираном, противостоящим Америке, и стала военным сателлитом России. Поэтому Сарбанес и другие хотят как-то оправдать Армению. Они говорят, что Армения сотрудничает с Россией и Ираном, - я имею в виду военное сотрудничество, потому что против сотрудничества в других областях никто не возражает, - из-за того, что якобы к этому ее вынуждают Азербайджан и Турция. Якобы агрессор - Азербайджан, Азербайджан представляет для Армении опасность, и поэтому будто бы Армения вынуждена тесно сотрудничать с Ираном.

Но ведь ныне положение ясно всем. Все видят, что Азербайджан проводит прогрессивную политику. Азербайджан - партнер Соединенных Штатов Америки. Президент Билл Клинтон открыто заявил об этом в письме, направленном президенту Гейдару Алиеву. В Америке реакционность политики Армении разоблачена. И попытка оправдать Армению такими путями абсолютно безуспешна.

- Обсуждаемый законопроект принят пока только одним комитетом сената. Затем этот проект будет обсуждаться в сенате и конгрессе. Каковы прогнозы азербайджанской стороны?

- Наш прогноз - наша борьба. Эту борьбу мы начали с нуля. После этого мы добились, чтобы в американском конгрессе по вопросу отмены поправки № 907 за нас проголосовало 138 человек. Мы добились успеха этого законопроекта сенатора Браунбэка, роста поддержки Азербайджана в американском сенате. Мы будем продолжать свою борьбу в этом направлении и добьемся полного успеха. Безусловно, поправка № 907 будет отменена.

- Как правящие круги Америки и в целом все работающие в парламенте США относятся к размещению российских баз на территории Армении?

- Абсолютно ясно, что Соединенные Штаты Америки вовсе не заинтересованы в размещении на Кавказе российских военных баз. Америка недовольна тем, что конфликты в регионе не разрешены, то есть ясно, кто и какую политику проводит в этой области. Азербайджан хочет скорее разрешить этот конфликт. Политики США хотят, чтобы конфликты в регионе были быстрее разрешены, чтобы усилилось сотрудничество, ускорилась экономическая интеграция с Западом. Поэтому именно в этом направлении должна измениться и политика России, и политика Армении.

Самое интересное, что национальные интересы России связаны с усилением сотрудничества с этими странами. Этого требуют национальные интересы России. Однако стратегии, оставшиеся от бывшего советского периода, препятствуют этому.

- Президент Азербайджана Гейдар Алиев несколько дней назад принял в Баку заместителя министра иностранных дел Российской федерации Леонида Драчевского, а через день после этого - начальника департамента планирования и политики штаба вооруженных сил США в Европе генерал-майора Чарльза Бокса. Что можно сказать об итогах этих встреч?

- Во время визита господина Драчевского в Баку обсуждались российско-азербайджанские связи. Была подчеркнута необходимость улучшения отношений между Россией и Азербайджаном, разрешения армяно-азербайджанского конфликта. На этой встрече президенту Азербайджана было передано письмо президента России. Президент Гейдар Алиев был приглашен на саммит глав государств стран - членов СНГ, который состоится в Москве 2 апреля.

Визит же американского генерала господина Чарльза Бокса в Азербайджан можно охарактеризовать так: видимо, военные интересы Америки к этому региону продолжают расти. Если бы это было не так, то начальник департамента планирования и политики штаба вооруженных сил США в Европе, генерал-майор с большим опытом, и делегация, возглавляемая им, не прибыли бы с визитом в этот регион. Они провели в Азербайджане очень подробные беседы, обсудили с президентом Гейдаром Алиевым ряд вопросов и не скрывали интереса к нашему региону.

Делегация, возглавляемая господином Боксом, побывала и в Грузии, и в Армении и там тоже имела беседы. Удивительно, но генерал особо подчеркнул один вопрос: он почувствовал желание каждой страны региона к миру, к сотрудничеству с НАТО. Я спросил генерала: и Армения тоже? Он ответил, что да. Безусловно, я высказал свое сомнение. Сказал, что сомневаюсь, чтобы армяне были искренни с вами потому, что как же это - Армения заключает военный союз с Россией и желает установить военное сотрудничество с Америкой. По словам американского генерала, он получил такую информацию.

- Каких результатов ждет Азербайджан от обоих визитов?

- От визита заместителя министра иностранных дел России в Баку я ожидаю того, что господин Драчевский передаст мнение Гейдара Алиева Борису Ельцину. Считаю, что Россия должна изменить свое отношение к армяно-азербайджанскому конфликту и подумать о своих военных базах, расположенных в регионе.

Визит высокодолжностного генерала США в Баку, изучение положения в республике, ее возможностей я понимаю как стремление определить и осуществить планы своей страны по развитию военного сотрудничества между США и государствами этого региона.

Информационное агентство АзерТадж 25 март а 1999г.

АЗЕРБАЙДЖАН И ГЕОСТРАТЕГИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ СУПЕРДЕРЖАВ

Вафа Гулузаде:

-1998 год можно считать успешным в нашей внешней политике. В этом году наши связи с другими государствами еще больше расширились. Президент Азербайджана принял участие в больших саммитах, встречался с президентами Великобритании, Турции и некоторых стран СНГ. Все это позволило нам донести до внешнего мира суть наших интересов и главной нашей проблемы - конфликта в Нагорном Карабахе. Политика Азербайджана заключается в том, чтобы убедить мировое сообщество в агрессивности Армении и добиться ее политической изоляции. Предотвращены попытки Армении узаконить результаты ее агрессии. Но в то же время надо признать, что 1998 год был тяжелым и противоречивым. К примеру, некоторое время назад мы направили ноты протеста по поводу передачи Россией Армении вооружений на миллиард долларов.

Несмотря на это, Россия не только не прекратила поддержку Армению, но и усилила ее. Москва передала Еревану новые зенитно-ракетные комплексы "С-300" и истребители "МиГ-29". Каждый из них стоит в пределах 15-20 миллионов долларов. То есть Россия продолжала интенсивно вооружать Армению. Для того чтобы пустить нам пыль в глаза, они иногда заявляют о том, что это оружие предназначено не для войны с Азербайджаном, а для противодействия НАТО. Конечно, это - ложь. Армения не в силах воевать с НАТО. Армения - это угроза безопасности Азербайджана, и она продолжает ею оставаться. Армения и ее политические покровители только и ждут удобного момента, чтобы воспользоваться ухудшением наших связей с другими странами. Это вызывает у нас опасения, и мы делаем все, чтобы не допустить подобного развития событий.

Мы стараемся улучшить отношения с Ираном, но, по-видимому, стратегические интересы этой страны противоречат ее сотрудничеству с Азербайджаном и толкают ее на поддержку Армении.

Мы недовольны и каспийской политикой Ирана. Министерство иностранных дел Азербайджана распространило по этому поводу заявление. Сейчас Каспий де-факто поделен на секторы. Между СССР и Ираном было заключено соглашение о разделе Каспия. Но с развалом СССР прикаспийские страны стали правопреемницами Союза, и поэтому, пока нет совместной договоренности, Иран обязан соблюдать соглашение с СССР. Другие прибрежные страны это соглашение фактически соблюдают.

По моему мнению, подписание Ираном договоров с иностранными компаниями о проведении геологических и геофизических исследований на Каспии и в части сектора, принадлежащего Азербайджану, угрожает региональной стабильности.

Наши связи с США остаются стабильными, а сотрудничество с ними углубляется.

Несмотря на сохранение 907-й поправки, мы получаем из США гуманитарную помощь. Американские компании вложили в Азербайджан инвестиций более, чем на миллиард долларов. У нас с Америкой полное взаимопонимание в вопросе прокладки нефтепровода Баку -Тбилиси - Джейхан.

- Вы всегда резко высказываетесь о России. Как, по-вашему, может ли Россия быть реальным посредником в карабахском урегулировании, если она вооружает одну из сторон конфликта?

- Я считаю нынешнее внутриполитическое положение в России очень противоречивым. Есть и другие факторы. Так, западные страны проявляют большой интерес к нашему региону. Несмотря на протесты России, НАТО заявляет о включении Закавказья в зону своих интересов. С другой стороны, говорится о российских интересах в этом регионе, охватывающем договор ОВСЕ. Мы живем в чрезвычайно напряженном регионе, и поэтому у нас сложное положение, но крупные западные инвестиции в Азербайджане являются своеобразной гарантией нашей безопасности.

Несомненно, российский фактор мешает решению этого конфликта. Если бы конфликт был чисто армяно-азербайджанским, мы бы его сами решили мирным или военным путем. Сейчас же мы это сделать не можем.

- Что вы скажете об идее отказа от российского посредничества и передаче миротворческой миссии ОБСЕ в ООН?

- Нам нельзя отстранять Россию от посредничества. Представьте - Россия одновременно посредничает в урегулировании конфликта и сама же дает оружие агрессору. Мы тянем Россию к миру. Отказ от российского посредничества означает полностью оставить Москву в объятиях Армении.

Поэтому нам так важно превратить Россию в нашего союзника. Если Россия откажется от своих имперских амбиций, Азербайджан будет считать ее своим другом. Нам не выгодна передача миссии посредника от ОБСЕ в ООН. Возьмите Совет Безопасности ООН. В странах - членах СБ - Франции, России и США сильно армянское влияние, а Великобритания зависит от позиции США. В отличие от ООН, в ОБСЕ у нас есть право вето, в ООН же за нас решения принимают другие страны.

- Вы сказали о праве вето Азербайджана в ОБСЕ. Но это право есть и у Армении. Не считаете ли вы, что это затрудняет решение проблемы?

- Проблема тяжела - говорю это открыто. ООН может только еще больше усложнить ее. Обратите внимание: ООН так и не признала агрессором Армению. В 4-х резолюциях СБ ООН, принятых в 1993 году, содержится требование об освобождении оккупированных территорий этническими армянами, однако сама Армения в агрессии не обвиняется. Но ведь это конфликт Азербайджана не с Нагорным Карабахом, это азербайджано-армянский конфликт и Россия в ней непосредственно участвует. Все это отнюдь не означает, что нам не удалось доказать свою правду, а внешняя политика Азербайджана слаба. Просто у великих государств совсем иные интересы. Мы остались лицом к лицу с геостратегическими интересами великих держав с тех пор, как стали независимыми.

- Вы говорили о том, что стратегические интересы Ирана не дают ему полноценно с нами сотрудничать. Что понимается под "стратегическими интересами"?

- Стратегические интересы России и Ирана противоречат друг другу, тактические же интересы совпадают. К примеру, Иран и Россия хотят подчинить себе наш регион. Во время существования СССР Иран и мечтать об этом не мог. Сейчас же Россия ослабла, она в кризисе. Тегеран это понимает и надеется, что исламский Иран усилит свои позиции на мусульманском Кавказе. Другими словами, ослабление в регионе роли России означает усиление здесь роли Ирана. В этом смысле стратегические интересы этих стран сталкиваются. Что касается тактических, то независимое и сильное азербайджанское государство не устраивает их обоих, так как свободный Азербайджан тесно сотрудничает с Западом, а это им не нравится. После того, как Азербайджан стал свободным, Россия и Иран не могут использовать наши богатые природные ресурсы, поэтому они и помогают Армении.

- Сыграла ли роль в нашем противостоянии с Ираном тема стратегического нефтепровода?

- Многим кажется, что если мы станем потворствовать России и Ирану, их политика по отношению к Азербайджану изменится. Это не так. Допустим, мы согласимся с прокладкой нефтепровода по иранской территории. Я верю, что Иран этот наш шаг не оценит и мы попадем в зависимость от Тегерана. Всегда, когда ему захочется, он сможет блокировать транспортировку нефти по этому маршруту. Иран - непрогнозируемая страна. Россия может воздержаться от нанесения открытого удара по интересам США, Иран же не воздержится. К тому же надо учесть то, что маршрут нефтепровода определяем не только мы, но и нефтяные компании, подписавшие соглашение. США и ее нефтяные компании не желают прокладки нефтепровода по иранской территории.

- Иран обвиняет нас в том, что мы не подпускаем его к делу разрешения армяно-азербайджанского конфликта. Действительно ли Азербайджан не доверяет Ирану?

- Иран от решения этого конфликта отстранен Россией, а не Азербайджаном. Россия не желает допускать Иран в наш регион. Если помните, еще в 1992 году, при посредничестве президента Хашеми Рафсанджани, исполнявший тогда обязанности президента Азербайджана Ягуб Мамедов подписал вместе с президентом Армении Левоном Тер-Петросяном мирный протокол в Тегеране и сразу же была оккупирована Шуша. Иран тогда смолчал потому, что ему нечего было противопоставить российскому давлению в регионе. Так Россия отстранила Иран от участия в урегулировании карабахской проблемы.

Если бы Иран был сильной державой, он добился бы выполнения того соглашения и предотвратил армянскую агрессию. Тогда Иран мог бы чего-то у нас требовать. С другой стороны, Иран поддерживает Армению.

- Всем известно, что азербайджано-турецкое партнерство имеет стратегический характер и в наших отношениях нет проблем. Но иногда нас обвиняют в том, что мы в вопросе ПКК не совсем солидарны с Турцией. Насколько это оправданно?

- Позиция Азербайджана в этом вопросе однозначна. Мы полностью поддерживаем Турцию в ее борьбе с курдским терроризмом. Мы требуем передать Турции террориста Абдуллу Оджалана. Мы за территориальную целостность Турции и никогда не согласимся с ее разделом. Что же касается обвинений в наш адрес, то я считаю, что это делается преднамеренно с целью бросить тень на стратегическое партнерство Турции и Азербайджана.

"Панорама " 5 мая 1999 г.

КАСПИЙ - ЯБЛОКО РАЗДОРА СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЗОНА

С

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271

XML error: EntityRef: expecting ';' at line 271


home | my bookshelf | | Среди врагов и друзей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу