Book: Опасный защитник



Опасный защитник

Джанет Чапмен

Опасный защитник

Посвящается штату Мэн и всем людям, которые

считают это чудесное место своим домом

Глава 1

– Не понимаю, с чего это вдруг ты стал таким терпеливым? Или просто ничего не замечаешь? – Кинан Оукс поставил стакан на стойку и посмотрел на кабинку в дальнем углу бара, где сидели, оживленно разговаривая, две молодые женщины.

– Я не терпеливый, а хитрый, – поправил его Дункан Росс, посмотрев туда же. – А это разные вещи. Терпеливый только ждет, чтобы что-нибудь случилось, а у меня имеется план. Ки прищурился:

– И что это за план? Ты собираешься наконец за ней ухаживать или решил приберечь силы для медового месяца?

Усмехнувшись, Дункан поднял стакан, отхлебнул из него и опять посмотрел на двух женщин. Уиллоу Фостер и Рейчел Оукс о чем-то шептались, наклонившись друг к другу через стол. Вдруг Рейчел расхохоталась, откинувшись на спинку скамьи, а Уиллоу выпрямилась и негодующе фыркнула, сложив руки на груди. Дункан усмехнулся:

– Да уж, это будет тот еще медовый месяц.

Ки пододвинул к нему свой пустой стакан и кивнул на бутылку:

– И все-таки пригласить едва ли не весь Паффин Харбор на свадьбу до того, как ты получил согласие невесты, не самый, по-моему, удачный план.

Дункан почувствовал, как жаркая волна заливает его шею. Если он когда-нибудь выяснит, кто автор всех этих дурацких сплетен, то мерзавцу придется несладко. Делать свою личную жизнь достоянием всего города не только не входило в планы Дункана, но и могло привести к их полному крушению. Он взял со стойки только что открытую бутылку, но не спешил наливать, задумчиво поглаживая пальцем выпуклый герб на металлической крышке.

– Ки, ты помнишь хоть один случай, когда бы я поставил себе цель и остановился, не добившись своего? – вкрадчиво спросил он.

– Нет, – признался Кинан, – однако обычно ты ставишь себе несколько другие цели. Да и Уиллоу Фостер никак не назовешь легкой добычей.

Дункан уже наклонил было бутылку, чтобы наполнить стакан друга, но передумал и снова поставил ее на стойку.

– Уиллоу просто напугана той старой историей, вот и все. Ты же помнишь, что произошло между ее матерью, отцом и Таддеусом Лейкманом. В результате Рейчел тогда решила, что все зло – в страсти, а Уиллоу – что нет ничего страшнее прочных привязанностей. Мне только надо убедить ее, – он наконец-то налил виски в стаканы, – что свадьба – это не конец жизни, а всего лишь начало новой.

– Ну, возможно, тебе это и удастся, – усмехнулся Ки, поднимая стакан, – если ты перестанешь вести себя, как пещерный человек.

– Как троглодит, – поправил Дункан, гордо выпятив грудь. – Она называет меня троглодитом.

– Прямо в глаза? – поперхнулся Ки. Проигнорировав его вопрос, Дункан опять взглянул на столик, за которым сидели две женщины. Уиллоу что-то возмущенно рассказывала сестре, потом наклонилась и стала шептать ей на ухо. Ее карие глаза сверкнули, когда в них отразилось пламя большого камина, украшающего зал. Рейчел продолжала смеяться.

– Кстати, Уиллоу знает, что весь город делает ставки на то, уговоришь ты ее стать твоей женой или нет, – сообщил Ки. – Микаэла все ей рассказала.

– Вот негодница, – улыбнулся Дункан. – Она должна помогать мне, а не вставлять палки в колеса.

Ки тоже улыбнулся и пожал плечами, явно становясь на сторону своей семилетней дочери:

– Ей уже надоело ждать, как и всем нам. – Он доверительно наклонился к другу. – Она считает, что сначала ты должен похитить Уиллоу, потом вскружить ей голову, и тогда вы будете счастливы.

– Подозреваю, что кто-то опять читает ей на ночь сказки, – покачал головой Дункан. – Неужели Люк? Я ему тысячу раз говорил, что это добром не кончится. Всем же прекрасно известно, что Микаэла без колебаний претворяет все услышанные истории в жизнь. Она ведь уже переименовала нашего волка в Микки-Мауса, а когда кто-то прочитал ей «Моби Дика», решила, что Джонатана мы теперь должны называть «капитан Ахав».

Кинан протестующе поднял руку:

– Виноват во всем не Люк, а сама Уиллоу. Это она каждый вечер по часу висит на телефоне, читая Микаэле сказки.

Дункан откинулся на спинку стула и поднес к губам стакан, скрывая улыбку. Новость о том, что Уиллоу проводит вечера таким образом, ничуть его не удивила.

Он вообще привык ничему не удивляться, если речь шла об Уиллоу Фостер.

Даже тем чувствам, которые пробуждала в нем эта удивительная женщина.

Он был очарован ею с их первой встречи, произошедшей почти два года назад. Тогда Уиллоу, уже пьяная, как матрос, отпущенный на берег, продолжала один за другим опрокидывать клубничные дайкири и в полной темноте бросать в море камни, соревнуясь со своей сестрой. Каждый раз, когда очередной камень плюхался в воду, она, с трудом сохраняя равновесие, хихикала и яростно спорила с Рейчел о том, кто оказался победителем.

Уже тогда она властно завладела всеми его мыслями. А когда следующей ночью Дункан с Ки помогали сестрам тайком устанавливать большую скульптуру тупика[1] в городском парке, Уиллоу Фостер завладела и его сердцем.

Она любила командовать, отличалась острым и дерзким языком, никогда и никому не уступала, к тому же была умной, красивой и безупречно женственной, н. когда входила в комнату, все мужские головы словно по команде поворачивались в ее сторону, а сердца начинали учащенно биться.

Последние два года Уиллоу занимала должность помощника прокурора в штате Мэн и эту свою роль выполняла с той же страстью и азартом, с какими делала все в жизни. И такая женщина считала Дункана троглодитом.

Впрочем, надо признаться, он не предпринимал никаких усилий, чтобы разубедить ее.

– А ты не боишься, что в Огасте[2] она найдет себе какого-нибудь молодого, многообещающего политика?

Дункан повернулся к другу:

– Это невозможно. Уиллоу влюблена в меня.

– А не чересчур ли ты самонадеян? – засомневался Ки.

– Я не самонадеян, я уверен. А это не одно и то же, – спокойно возразил Дункан.

Ки продолжал недоверчиво разглядывать приятеля.

– Интересно, почему это ты так уверен, что Уиллоу в тебя, влюблена? Последние полтора года она старательно тебя избегает. – Он поднес стакан к губам. – По-моему, это совсем не похоже на любовь.

Усмехнувшись, Дункан покачал головой:

– Не похоже? Тогда зачем бы ей меня избегать? Все дело в том, что она боится своего чувства, – сам же ответил он на свой вопрос. – Как ты думаешь, почему она до сих пор не связалась ни с одним из этих молодых карьеристов? Рейчел говорит, что у нее было такое намерение, но она так ни на ком и не остановилась, – Он приблизил лицо к Ки и заговорил серьезно: – Я до сих пор не понимаю, что произошло тогда, полтора года назад, но точно знаю, что той ночью, которую Уиллоу провела в моей постели, она любила меня. И любит до сих пор. Просто сама еще не догадывается об этом.

– Тогда прекрати, черт возьми, эти дурацкие игры и не жди, пока она сама догадается. Давно пора доказать, что ты не пещерный человек, и наконец-то вскружить ей голову!

Дункан молча наклонился и извлек из-под стойки бара потертую кожаную коробку, осторожно открыл серебряный замочек, достал из бархатного гнезда небольшой бокал, похожий на раскрытый тюльпан, и наполнил его виски из той же бутылки, из которой наливал себе и Ки.

– Не «пещерный человек», а «троглодит», – спокойно поправил он, выходя из-за стойки. – А игры прекратятся тогда, когда этого захочет сама Уиллоу.


Уиллоу терпеливо ждала, когда ее сестра перестанет смеяться, и наконец, не дождавшись, наклонилась к ней через стол и опять заговорила:

– Я не шучу, Рейчел. Это действительно так: только мне кто-нибудь понравится и я начинаю надеяться, что у нас может что-то получиться, как все желание тут же испаряется. Просто какая-то сексуальная засуха! – Она с досадой сжала кулаки. – Если это продлится еще немного, срок давности истечет, и меня опять можно будет считать девственницей.

Закусив губу, Рейчел пыталась сдержать смех. Уиллоу наклонилась к ней еще ближе.

– Я просто в отчаянии и, кажется, готова броситься на первого же мужчину, которого встречу. Я не могу… – Уиллоу замолчала, заметив, что выражение лица Рейчел вдруг изменилось и что она уже не хохочет, а хитро улыбается.

– Похоже, сейчас у тебя появится шанс, Уилли, – объявила она, глядя куда-то поверх плеча сестры. Уиллоу схватилась за голову.

– Умоляю, только не говори, что он идет сюда, – простонала она.

– А что? Разве он не мужчина?

– Черт его побери!

– И никакая засуха его не испугает.

– Черт!

– По правде говоря, – прищурилась Рейчел, – мне кажется, его вообще ничто не может испугать. Даже ты. Привет, Дункан, – кивнула она, все так же хитро улыбаясь, и пододвинулась, чтобы освободить место для мужа, подошедшего вместе с Россом. – А где Ахав? Сестра уверяет, что готова наброситься на любого мужчину. Думаю, его может заинтересовать такая перспектива.

– Ахав поклялся, что еще по крайней мере месяц и близко не подойдет ни к одной женщине, – сообщил Дункан, усаживаясь рядом с Уиллоу. Он поставил перед ней бокал с бледно-янтарной жидкостью. – Однако такая перспектива может заинтересовать меня. Если, конечно, твоя сестра пообещает, что будет хорошо со мной обращаться.

Теперь Уиллоу оказалась словно бы в ловушке между покрытой крепкой дубовой панелью стеной и таким же крепким мужским телом. Даже воздух в кабинке стал горячее и гуще, как это происходило каждый раз, когда Дункан Росс оказывался в опасной близости от нее. Уиллоу с трудом подавила желание съежиться.

И сразу же откуда-то явились незваные и совершенно ненужные воспоминания о той единственной ночи, которую восемнадцать месяцев назад они провели вместе, о тяжести его мускулистого тела, о широких и сильных ладонях, торопливо скользящих по ее горячей коже, о том, как впивались в нее его невероятные зеленые глаза, напряженно ловя каждое изменение лица, каждую реакцию, каждый отклик… о страсти… о жаре… Черт бы побрал эту сексуальную засуху! Может, стоит поймать его на слове и согласиться?

Однако вместо этого Уиллоу повернулась к Дункану и широко улыбнулась:

– Спасибо, Дунки, но, боюсь, как бы мои чересчур низменные инстинкты не оскорбили твою… гм… нежную душу.

Казалось, сам дьявол смотрит на нее, усмехаясь зелеными глазами.

– Это очень благородно с твоей стороны, Уиллоу Фостер, – протянул Дункан, небрежно закинув руку на спинку скамьи и опуская ладонь на плечо Уиллоу. – Спасибо, что решила пощадить мою невинность.

Другой рукой он слегка пододвинул к ней бокал с янтарной жидкостью.

Уиллоу вспомнила, как восемнадцать месяцев назад в последний раз пила виски с Дунканом Россом. Как раз в тот день он подписал документы, делающие его владельцем небольшого, безнадежно убыточного бара «Брось якорь», и они все долго и весело праздновали это событие, а наутро Уиллоу, к собственному ужасу, проснулась в доме Дункана, в постели хозяина, чувствуя себя к тому же на удивление счастливой.

Не дав ей опомниться или хотя бы отыскать разбросанную по всей комнате одежду, Дункан тут же начал строить планы их будущей совместной жизни, не обращая ни малейшего внимания на молчание ошеломленной Уиллоу. Единственной проблемой, впрочем, вполне разрешимой, было, по мнению Дункана, то, что ее работа находится в двух часах езды от его дома…

– Рада, что ты правильно меня понял, – ухмыльнулась она, потрепав его по руке. – Гораздо лучше остаться добрыми друзьями. – Уиллоу поднесла бокал к носу, понюхала напиток и опять подняла глаза на Дункана. – Натуральный солод, – со знанием дела констатировала она. – Пятнадцать или двадцать лет выдержки.

– Тридцать, – мягко поправил он и подтолкнул руку Уиллоу, понуждая ее сделать глоток. – Я долго ждал, пока это виски прибудет сюда. Хотелось бы услышать, стоит ли оно того.

Уиллоу сделала маленький глоток и, перед тем как проглотить, несколько секунд подержала напиток во рту, как учил ее Дункан.

– М-м-м. – Она закрыла глаза от удовольствия. – Да, оно определенно того стоит. Вот, значит, каково на вкус тридцатилетнее шотландское виски.

Дункан отобрал у нее бокал, пригубил, а потом поднял его к свету и задумчиво посмотрел на золотистую жидкость.

– Подумать только: я был всего лишь пятилетним мальчуганом, когда его разливали по бочкам. – Он вернул бокал Уиллоу. – Это виски еще и однобочковое. Это значит, что оно взято только из одной бочки и не смешивалось с содержимым никаких других.

Уиллоу сделала еще один глоток, закрыв глаза, подождала, пока теплая волна, согревая пищевод, опустится в желудок, и только после этого повернулась к Дункану.

– Для троглодита ты чересчур хорошо разбираешься в дорогом виски, – усмехнулась она и услышала, как испуганно охнула Рейчел и поперхнулся Ки.

Черт, она совсем забыла, что, кроме них двоих, в кабинке присутствуют еще заинтересованные слушатели.

Дункан крепче стиснул плечо Уиллоу и развернул ее так, что теперь она смотрела прямо в его смеющиеся глаза.

– Я еще много в чем хорошо разбираюсь, – негромко произнес он. – Например, в том, как отражать лобовые атаки. – Он наклонился к ней совсем близко и закончил, почти касаясь губами ее губ: – И дерзкая девчонка с чересчур бойким языком вряд ли представляет серьезную опасность для моей нежной души.

– Господи, ну когда же наконец вам это надоест! – простонал Ки. – Вы как два подростка, у которых вместо мозгов – бушующие гормоны. Уилли, перестань же мучить беднягу и пригрей его в своей постели.

Уиллоу растерянно заморгала, не сразу решив, на что ей стоит обидеться: на скандальное предложение или на неожиданное предательство своего зятя. Он, черт возьми, должен быть ее защитником, а не сутенером! Вдруг она подозрительно сощурилась:

– А сам-то ты сколько денег отдал в тотализатор?

Ки слегка покраснел.

– Говори же, – настаивала Уиллоу. – Лично я поставила на себя пять сотен, а выигрыш собираюсь потратить на отдых на Бермудах.

– Пять сотен? – недоверчиво переспросила Рейчел. – Ты действительно поставила такую кучу денег?

– Ну и что? – Уиллоу вызывающе вздернула подбородок. – Раз уж весь город делает ставки на эту свадьбу, почему бы и мне не поучаствовать?

– Потому что это твоя свадьба. – Рейчел кинула осторожный взгляд на Дункана. – Кажется, это считается незаконным или, скорее, неэтичным. Вроде как использование конфиденциальной информации.

– Ничего подобного, – ухмыльнулся Дункан. – Уиллоу – молодец. Не исключено, что медовый месяц мы сможем провести не на Бермудах, а на Таити.

Если бы в ее бокале было не тридцатилетнее виски, Уиллоу с удовольствием выплеснула бы его содержимое в смеющееся лицо Дункана.

Очевидно, разгадав ее намерение, он на всякий случай крепко прижал Уиллоу к груди. И она как дура тут же забыла обо всем, охваченная жаром, словно вспыхнувшая сухая спичка. К тому же ей, кажется, не удалось скрыть эту постыдную слабость от Дункана.

Он еще сильнее прижал ее к себе, и Уиллоу мысленно прокляла свое тело за предательство. Почему, черт возьми, именно он? Почему, несмотря на то что на свете множество приятных и вполне цивилизованных мужчин, оно подобным образом реагирует только на Дункана Росса – бывшего искателя приключений, а ныне хозяина бара, высоченного блондина с зелеными глазами и мощной мускулатурой, человека, будто ворвавшегося в ее жизнь из тех давних времен, когда мышцы ценились выше мозгов, а робкие, доверчивые женщины мечтали о героях, которые их спасут и завоюют.

Высвободившись из его объятий, Уиллоу откинулась на дубовую спинку скамьи и скрестила руки на груди, стараясь обуздать взбунтовавшийся инстинкт. Объяснить такую неоправданно сильную реакцию на этого мужчину, пожалуй, можно было двояко: либо в ее крови до сих пор бушуют гены, доставшиеся от далеких предков, либо чересчур долгое воздержание действует на нее гораздо сильнее, чем Уиллоу полагала. Если второе предположение верно, то необходимо срочно принимать меры, и заняться этим следует сразу же, как только она вернется в Огасту.

– А как у нас дела с почтовыми ящиками? – с несколько неестественной веселостью повернулась Уиллоу к сестре.

Рейчел на минуту растерялась от столь откровенной попытки сменить тему.

– Я… а… Да, два уже совсем готовы, – наконец ответила она. – Их расписала Микаэла.

Интересно будет посмотреть, как выглядят почтовые ящики, которые «расписывал» семилетний ребенок.

Вот уже пять лет они с Рейчел развлекались, одаривая своих земляков новыми, собственноручно сделанными почтовыми ящиками. Под покровом ночной темноты сестры прикрепляли их к столбикам, установленным у калиток, а утром с удовольствием наблюдали за тем, как весь город гадает, кто же такой этот «Почтовый Санта-Клаус», облюбовавший для жизни Паффин-Харбор.

Два года назад они несколько расширили поле своей деятельности и установили в городском парке восьмифутовую фигуру тупика, вызвав тем волну пересудов и догадок, которая не вполне успокоилась и до сих пор.



Микаэла, дочь Кинана, которую Рейчел и Уиллоу любили, как свою собственную, с энтузиазмом участвовала в изготовлении и установке почтовых ящиков. И даже годовалый Николас, сын Рейчел и Ки, уже проявлял некоторый интерес, который, правда, пока выражался в том, что малыш с удовольствием запихивал себе в рот опилки.

– Ты ведь в воскресенье уедешь, значит, хотя бы один надо установить сегодня ночью, – предложила Рейчел и протянула через стол руку, намереваясь взять бокал сестры. Та немедленно отодвинула его в сторону. – Тебе нельзя, раз ты беременна.

После этого заявления в кабинке на несколько секунд повисло полное молчание, а потом Ки Оукс повернулся к жене и уставился на нее синими глазами, сверкающими сейчас так, что могли бы воспламенить камень.

Густо покраснев, Рейчел бросила свирепый взгляд на Уиллоу, а потом с виноватой улыбкой посмотрела на мужа:

– Я… я тебе не сказала, потому что… я еще не была… я пока не уверена…

Ткнув Дункана в бок, Уиллоу вытолкнула его из кабинки и следом поспешно выбралась сама.

– Сегодня ночью я не смогу устанавливать ящики, сестренка, – сообщила она уже на ходу, – потому что через час мне надо кое с кем встретиться. К тому же сегодня я не ночую дома. Вернусь завтра днем.

Сделав это смелое заявление, Уиллоу тут же пожалела, потому что оно произвело не менее сильное впечатление, чем предыдущее. Все трое, включая Дункана, молча взирали на нее, явно ожидая объяснений. Что, черт возьми, с ней сегодня происходит? Одна глупость за другой! Надо побыстрее выбираться отсюда, потому что обстановка становится чересчур напряженной.

– Ну, мне уже пора, – пробормотала она, поспешно пятясь и старательно отворачиваясь от Дункана, потому что инстинкт самосохранения подсказывал ей, что сейчас лучше не встречаться с пронзительным взглядом его зеленых глаз.

Уиллоу почти бегом миновала весело гудящий камин, быстро пересекла зал, кивнув на ходу нескольким знакомым, и устремилась к выходу, все это время со страхом ожидая, что вот-вот тяжелая широкая ладонь опустится ей на плечо.

Хоть она и не собирается выходить замуж за Дункана Росса, провоцировать его все-таки не стоит. Женщине, переживающей период сексуальной засухи, опасно дергать троглодита за хвост.

Беспрепятственно дойдя до вестибюля, Уиллоу торопливо огляделась, обнаружила справа от себя туалет и заскочила туда, плотно закрыв за собой толстую дубовую дверь и для верности прислонившись к ней спиной. Секундой позже она больно стукнула себя по лбу и обозвала тупицей, с опозданием сообразив, что надо было поскорее убегать из бара, а не прятаться за первой попавшейся дверью. Она ни минуты не сомневалась, что Дункан терпеливо поджидает ее в вестибюле.

Уиллоу провела в туалете не меньше пяти минут, проклиная себя за недальновидность и прикидывая, удастся ли ей пролезть в узкое окошко. Наконец, решительно выдохнув, она распахнула его и не без труда выбралась наружу, в прохладную июньскую ночь.

Глава 2

Словно хищник, твердо решивший поймать свою добычу, Дункан поджидал Уиллоу на стоянке, облокотившись на капот ее ярко-красного джипа. Его поза со скрещенными на груди руками могла показаться ленивой лишь тому, кто плохо знал Дункана Росса.

Его терпение было вознаграждено, когда он увидел, как Уиллоу вылезает из узкого окошка туалета: сначала показалась стройная нога, затянутая в джинсы, за ней последовали маленькие, но замечательно упругие ягодицы, потом наружу выбралась вторая нога, и наконец женщина повисла в воздухе, уцепившись за раму и безуспешно пытаясь нащупать какую-нибудь опору внизу. Так ничего и найдя, она разжала пальцы и свалилась прямо в кучу дров, сложенных под окном, выругавшись при этом так громко, что слышно было и на стоянке.

Неудивительно, что Уиллоу приходится покидать бар подобным образом после того, как сначала она привела в ярость сестру, разболтав всем ее секрет, а потом еще и сделала скандальное заявление о том, что не явится домой ночевать. Дункан улыбнулся, хотя и пребывал не в самом хорошем расположении духа.

Его настроение испортилось, когда Рейчел сообщила, что накануне Уиллоу договорилась о встрече с парнем, с которым у нее был роман в старших классах. Сейчас Дункану больше всего хотелось взять ее под мышку и, невзирая на все брыкания и протесты, притащить к себе домой, привязать там к кровати и не отпускать до тех пор, пока она не согласится наконец выйти за него замуж.

Улыбка его стала еще шире, когда Дункан представил себе Уиллоу, привязанную к его кровати. Он с удовольствием наблюдал за тем, как она осторожно пробирается к стоянке, постоянно оглядываясь на дверь бара. Свежий ветер с океана раздувал и путал ее длинные каштановые волосы, край шерстяного свитера задрался, обнажив гладкий живот, а на левом колене красовалось пятно белой краски. На ходу она торопливо шарила в кармане в поисках ключей, очевидно, забыв, что по привычке, свойственной всем жителям этого городка, оставила их на полу автомобиля. Сейчас эти ключи были надежно спрятаны в кармане Дункана.

Вероятно, решив, что побег благополучно удался, Уиллоу перестала оглядываться и теперь шла к стоянке быстро и уверенно и, только заметив возле машины освещенную фонарем фигуру, испуганно ахнула и резко остановилась в нескольких шагах от Дункана.

С непроницаемым лицом Дункан наблюдал за тем, как сначала воинственно задрался подбородок Уиллоу, потом расправились плечи и, наконец, сердито блеснули глаза. Он с интересом ждал, как она станет выпутываться из неловкой ситуации. Ему нравилось играть с ней в такие игры.

Уиллоу поднесла руку к свету и демонстративно посмотрела на часы.

– Мне некогда, Дунки, – с досадой сказала она, решительно встречая его насмешливый взгляд. – Чего ты хочешь?

– Тебя.

Уиллоу одернула свитер, уперлась руками в бедра и спокойно покачала головой:

– Ты прекрасно знаешь, что этого никогда не будет.

– Никогда не говори «никогда». Чтобы потом не пришлось жалеть. Куда ты собралась, Уиллоу?

– Хочу встретиться со школьным другом, которого давно не видела. Хотя тебя это совершенно не касается.

– Ты будешь встречаться с ним всю ночь?

Подбородок задрался еще выше, а руки, упирающиеся в бедра, сжались в кулаки.

– Наверное, мы выпьем немного, поэтому я не смогу сесть за руль. К тому же его жена так хорошо готовит, что стоит остаться хотя бы ради завтрака.

– Рей и Патти Кобб уже три месяца как не живут вместе.

– Они разошлись? – Кулаки разжались, и руки опустились.

Дункан решил, что она, пожалуй, не притворяется и действительно ничего об этом не слышала.

– Да, – негромко подтвердил он. – Поэтому скажи мне, пожалуйста: Кобб сам тебе позвонил или это ты ему звонила?

Уиллоу осторожно отступила назад, хотя Дункан не сделал никакой попытки сдвинуться с места, но потом остановилась и подозрительно сощурилась:

– А откуда ты знаешь, что я собираюсь встретиться с Реем? И кто сказал тебе, что Коббы разошлись?

– Твоя сестра сказала, пока ты пряталась в туалете, – пожал плечами Дункан. – Наверное, хотела отомстить тебе за то, что ты разболтала Ки о ее беременности.

Уиллоу виновато моргнула.

– Рейчел ведь и сама еще не была уверена, – пробормотала она и сделала еще один осторожный шаг, на этот раз не назад, а в сторону, очевидно, намереваясь подобраться поближе к дверце своей машины.

Но Дункан оказался проворнее. Одним движением он схватил Уиллоу за талию, поднял в воздух и, развернувшись, усадил ее на капот машины. Все произошло так стремительно, что ей пришлось вцепиться ему в плечи, чтобы сохранить равновесие.

Потом, пододвинувшись вплотную, Дункан обхватил ее голову ладонями, достаточно крепко для того, чтобы ей не пришло в голову вырываться. Уиллоу испуганно замерла, глядя на него широко раскрытыми глазами.

– Поехали ко мне.

– Я не могу, Дункан. И ты прекрасно знаешь почему. – В ее голосе ему послышался не только гнев, но и сожаление.

– Тогда останемся в баре и вместе допьем эту бу тылку.

Она медленно покачала головой, все еще зажатой между его ладонями:

– Это опять кончится тем, что я окажусь в твоей постели.

– Полтора года воздержания – это чересчур много для такой женщины, как ты.

Дункан почувствовал, какими горячими стали ее щеки, но карие глаза вызывающе сверкнули.

– А с чего ты взял, что я все это время воздерживалась? Если хочешь знать, за эти полтора года у меня были десятки свиданий. А может, даже сотни.

– Да, только ни одно из них не закончилось в постели.

– Откуда ты… Черт! – Уиллоу сердито уперлась руками в его плечи и попыталась вырваться. – Отпусти меня! Я сейчас же пойду и убью свою сестру!

Не обращая никакого внимания на попытки сопротивления, Дункан наклонился и закрыл рот Уиллоу поцелуем, что, по правде говоря, собирался сделать уже давно. К ее собственному, уже знакомому ему сладкому вкусу примешивался горьковатый привкус торфяного дыма и солода.

Уиллоу замерла и изо всех сил вцепилась пальцами в плечи его кожаной куртки. Быстро опустив руки, Дункан схватил ее за бедра, притянул к себе и застонал, не отрываясь от ее губ. Он не прерывал поцелуя до тех пор, пока не дождался ответной реакции, которую Уиллоу пыталась, но не смогла сдержать.

– Господи, – пробормотал он, наконец отпуская ее, – Уиллоу, зачем ты делаешь это с нами? Ведь ты, черт возьми, хочешь меня не меньше, чем я тебя.

Она дрожащей рукой погладила его по щеке и с сожалением посмотрела ему в глаза.

– Ты сам все испортил восемнадцать месяцев назад, Дункан. Когда привел меня к себе домой, всю ночь занимался со мной любовью, превзошел при этом все мои ожидания, а наутро превратился в обычного пещерного человека, который бьет себя в грудь и торжествует победу.

– В троглодита, – уточнил он, все еще сжимая ее бедра. – Я превратился в троглодита.

– Вот именно, – согласилась Уиллоу, не отрывая от него взгляда. – Тебе непременно надо повелевать, спасать и защищать, ты тиран и деспот. Вообще как будто не из этого века. Если я хоть раз забуду об осторожности и позволю тебе взять верх, то пропаду. Ты вполне способен разрушить и переиначить всю мою жизнь, а она меня вполне устраивает.

Дункан захватил ее руки своими широкими ладонями и прижал их к груди, как раз к тому месту, где гулко билось сердце:

– Детка, да ведь именно поэтому мы и должны быть вместе. Мы оба сильные личности, а значит, нам обеспечена жизнь, полная страсти.

– Я не готова к таким серьезным отношениям, Дункан. Неужели ты этого не понимаешь?

– Понимаю, – вздохнул он и, нагнувшись, легонько поцеловал ее в губы. – Как раз это я понял с самого начала. Отмени свидание с Коббом.

– Не могу. – Уиллоу тоже вздохнула. – На самом деле это даже не свидание. Дело в том, что он хочет что-то мне показать.

Дункан догадывался, что именно Кобб хочет показать ей.

– Тогда возьми меня с собой.

Она покачала головой:

– Тоже не могу. Мы встречаемся по делу.

– По делу, связанному с твоей работой? – Он недоверчиво наклонил голову. – Рейчел сказала, что этот Кобб занимается добычей омаров. Что у него есть такого, что может заинтересовать прокуратуру штата? – Дункан крепко сжал ее пальцы. – И почему с ним надо встречаться ночью? И почему целую ночь?

Уиллоу снова попыталась вырваться, и на этот раз Дункан позволил ей соскользнуть с капота автомобиля. Сердито фыркнув, она распахнула водительскую дверь.

– Вот именно поэтому мы никогда и не будем вместе. Я собираюсь на простое деловое свидание, и ты тут же пытаешься командовать и опекать. Я уже два года работаю на этом месте и до сих пор прекрасно обходилась без твоей помощи. Лучше иди и позаботься о своем баре.

– О баре есть кому позаботиться. На сегодняшний вечер я беру выходной.

– Все равно ты не поедешь… – Уиллоу замолчала, потому что на сиденье своей машины обнаружила бутылку, которую, очевидно, положил туда Росс. – Надо сказать, ты довольно самоуверен, Дунки. – Взяв бутылку, она попыталась прочитать мелкую надпись на этикетке: – «Винокурня «Роза»». И твой бар ведь тоже называется «Роза».

Дункан забрал у нее бутылку.

– Да, ведь они мои партнеры.

– А разве у тебя есть партнеры? Я-то считала, что ты сам купил и перестроил бар на те деньги, которые вы с Ки и с остальными получили за розыск украденного добра Таддеуса Лейкмана.

– Да, так оно и было. Тем не менее это мои партнеры.

Удивленно пожав плечами, Уиллоу опять заглянула в машину и на этот раз извлекла из нее кожаную коробку.

– А это что такое? – Она провела пальцем по полустершимся золотым буквам на крышке. – Кто такой Гален Росс? – Открыв коробку, она достала из бархатного гнезда бокал, похожий на раскрытый тюльпан, и вопросительно взглянула на Дункана: – Это тот самый бокал, из которого я пила в баре. И на нем такой же герб, как на бутылке. Так кто такой Гален Росс?

– Мой отец.

– У тебя есть отец? – выпалила Уиллоу прежде, чем успела подумать, потом виновато улыбнулась и покачала головой. – То есть я, конечно, понимаю, что ты не просто так появился в пещере, но почему-то никогда не думала, что у тебя может быть семья. Ты никогда о ней не рассказывал.

Сунув бутылку под мышку, Дункан отобрал у нее коробку, аккуратно положил бокал в бархатное гнездо и закрыл крышку.

– Мы с отцом надеялись, что когда-нибудь выпьем это виски вместе, но шесть лет назад он умер.

– Мне очень жаль, Дункан.

– Ничего, такое случается, – коротко ответил он.

– Так вот почему ты так много знаешь о виски, – быстро заговорила Уиллоу. – Потому что твой отец работал на винокурне. Он был дегустатором, да?

– Да, Гален Росс был легендарным знатоком виски.

– А это его бокал для дегустации. – Она подошла совсем близко к Дункану, встала на цыпочки, ухватившись за его рукав, и прошептала: – Спасибо, что угостил этим виски меня, Дунки. И за то, что позволил выпить его из бокала твоего отца.

Уиллоу быстро поцеловала его в щеку, отвернулась и забралась в машину. Дункан молча наблюдал за тем, как она шарит под ногами в поисках ключей.

Он вытащил ключи из кармана, но ничего не сказал Уиллоу, решив, что чем больше она разозлится – тем лучше. Дункану хотелось хоть как-то отомстить за собственное разочарование. Он только широко улыбнулся, когда Уиллоу вдруг замерла и сердито уставилась на него, а потом протянула руку за ключами.

– Возьми меня с собой, и я обещаю, что буду вести себя тихо, как церковная мышь. – Он поднял ключи чуть выше, чтобы она не могла до них дотянуться.

Уиллоу решительно вылезла из машины и встала прямо перед ним, видимо, решив испепелить его взглядом.

– Ты веришь мне, Дункан?

Он сделал шаг назад, отодвинув ключи еще дальше.

– Я верю тебе, когда ты говоришь о чем-то важном, – мягко ответил он. – И верю, что ты поступаешь правильно, когда дело касается твоей работы. Но я ни за что не поверю, что у твоего бывшего парня нет особых планов на эту ночь.

– Мы с Реем встречались всего три месяца, – рассердилась она, по-видимому, нисколько не впечатленная только что оказанным доверием, – и он совершено не интересует меня в том смысле, который тебя волнует.

– Тогда тем более можно взять меня с собой.

Уиллоу снова потянулась за ключами.

– Ты никуда со мной не поедешь! – отрезала она, явно не желая больше спорить.

Дункан поймал ее за руку:

– Тогда пообещай поужинать со мной завтра вечером.

Уиллоу сердито топнула ногой, и он понял, что она с трудом сдерживается, чтобы не ударить его.

– Я никуда с тобой не пойду. Как будто и без того про нас мало сплетничают!

– А не надо никуда и ходить. Поужинаем у меня дома.

Она оценивающе посмотрела на его живот, а потом – на подбородок, очевидно, прицеливаясь, но замерла, увидев, что рука с ключами исчезла за пазухой его кожаной куртки, а потом опять появилась, но уже не с ключами, а с шариковой ручкой. Все еще держа бутылку и коробку с бокалом под мышкой, Дункан шагнул вперед, схватил Уиллоу за руку, которую она не успела отдернуть, и принялся тщательно выводить какие-то буквы на ее раскрытой ладони.

Как он и предполагал, любопытство победило: Уиллоу перестала сопротивляться и вытянула шею, пытаясь разобрать, что он пишет.

– Что там? – спросила она, выдергивая руку, как только он поставил точку. – «Potes currere…» Либо у тебя проблемы с орфографией, Дунки, либо это не английский язык. – Прищурившись, она продолжала вглядываться в свою ладонь. – «Potes currere sed te occulere non potes».

– Ну и произношение, – ухмыльнулся Дункан.

– Что это за язык? Французский? Латынь? Клинопись каменного века? И что это значит?

Он вернул ручку во внутренний карман куртки, но ключей из него так и не достал.

– Ты же образованная женщина. Сделай то же, что сделал я два года назад, когда ты написала на моей ладони слово «троглодит». Посмотри в словаре.

Сверкнув на него глазами, Уиллоу развернулась, села в машину, с силой захлопнула за собой дверцу и на всякий случай заблокировала ее. Потом, отогнув козырек, достала из-за него комплект запасных ключей, торжествующе улыбнулась и завела двигатель.



Дункан едва успел отскочить, когда она резко тронулась с места, обдав его пылью из-под взвизгнувших шин.

Забираясь в собственную машину, Дункан решил, что при первой же возможности непременно напомнит Уиллоу об основных правилах безопасности за рулем. Он уселся на правое сиденье, осторожно засунул бутылку и коробку под левое и повернул ключ зажигания.

Мощный двигатель пятнадцатилетнего «ягуара» заурчал, словно огромная африканская кошка, и Дункан медленно выехал со стоянки, но, едва очутившись на шоссе, выжал педаль газа до предела и слегка отпустил ее, только когда увидел впереди задние огни джипа Уиллоу. Что ж, значит, игра продолжается.

Тридцатью минутами позже Дункан решил, что игра не только продолжается, но и становится все интереснее.

То, что он видел через окуляры своего бинокля, напоминало сцену из какого-то шпионского триллера: старый рыбацкий причал на берегу небольшой бухты, наполовину скрытой туманом; единственный тусклый фонарь, отбрасывающий круг света, посредине которого две темные фигуры склонились над деревянным ящиком, да глухая тишина, лишь изредка нарушаемая дальним корабельным гудком.

За свою жизнь Дункан видел немало сцен, подобных этой, и ему очень не нравилось то, что Уиллоу стала ее непосредственной участницей. Сейчас его беспокоили уже не романтические планы Кобба, а история, в которую этот рыбак, кажется, собирается втянуть его девушку. Когда помощник прокурора штата ночью на пустынном причале встречается с человеком, который хочет ему что-то показать, это скорее всего обещает серьезные неприятности. Очень серьезные неприятности.

Неприятности, с которыми лучше разбираться мужчинам, а не женщинам.

Дункан решил, что, пожалуй, ему стоит вернуться к своему первоначальному плану, согласно которому Уиллоу следует утащить домой и привязать к кровати. Он бросил бинокль на переднее сиденье, неслышно захлопнул за собой дверцу машины и направился вниз по склону, собираясь принять участие в этих таинственных переговорах.

Стараясь держаться в тени, он подобрался достаточно близко, чтобы разобрать негромкие голоса.

– И давно это продолжается, Рей? – тихо спросила Уиллоу.

– Первые появились примерно семь недель назад, – так же тихо ответил Кобб. – Сначала их было немного и только в тех ловушках, которые стояли ближе к острову, И это касается не только омаров. Посмотри, с крабами происходит то же самое.

Сделав еще несколько шагов вперед, Дункан осторожно высунул голову из-за угла весовой будки, но так и не смог увидеть, что именно показывает Кобб.

– А почему ты позвонил мне? – поинтересовалась Уиллоу. – Надо было сразу сообщить в Департамент морских ресурсов.

– Я так и сделал. Рассказал обо всем Джорджу Уайту, который занимается нашей частью прибрежной полосы. Я даже отправил ему часть улова.

– И что?

– Ничего. Он пообещал разобраться, но это было уже шесть недель назад. Я несколько раз звонил ему в офис, но мне все время отвечают, что он в отпуске.

– Чересчур долгий отпуск для государственного служащего, – пробормотала Уиллоу, разглядывая то, что держал в руках Кобб и что, вероятно, было крабом. – А другие рыбаки? Им тоже такое попадается?

Кобб бросил краба в ящик и вытер руку о штаны.

– Да, – сказал он, закрывая ящик. – Кроме меня, еще семь человек всегда ставили ловушки вокруг острова. И теперь нам всем приходится искать новые места, потому что мы не можем позволить себе каждый день выбрасывать большую часть улова.

Подхватив ящик, Кобб направился к дальнему концу причала, и Уиллоу последовала за ним. Дункан неслышно шел следом.

– А это означает, – продолжал Кобб, остановившись рядом с мягко покачивающейся крышей рыбачьего катера, – что в нашем районе становится тесновато. В такой ситуации недолго и до войны за участки.

– Войны за участки?

Кобб пожал плечами.

– Уиллоу, ты же знаешь, что в наши дни рыболовство возможно только при строгом разграничении участков. А так как мы не можем просто свернуть ловушки и устроить себе отпуск, нам приходится вторгаться на чужую территорию, – объяснил он, опуская ящик на причал. – Но после того как я позвонил тебе и договорился о встрече, я опять расставил несколько ловушек вокруг острова, чтобы ты могла все увидеть собственными глазами.

– А больные омары встречаются только там? На других участках такого не происходит?

– Нет. Иногда, конечно, попадаются голубые или пятнистые мутанты, но все в пределах нормы.

Во время отлива забраться в катер можно было только по трапу. Кобб спустился первым, поставил на палубу ящик, обернулся и посмотрел Уиллоу в глаза.

– С июня по октябрь я проверяю не меньше девятисот ловушек и еще триста зимой. Я занимаюсь этим уже десять лет и никогда не видел ничего подобного. – Он улыбнулся и протянул ей руку. – Спускайся, Уилли, вспомним старые времена. Ты не забыла, как я тайком брал отцовский катер и мы всей компанией отправлялись на остров, чтобы повеселиться на свободе?

Дункан не собирался спокойно смотреть, как Уиллоу забирается на эту чертову лодку. Он шагнул вперед, но тут же остановился, увидев, что плотный туман прорезал луч мощного прожектора.

Дункан быстро отступил назад, спрятался в тени высокой груды пустых ящиков и вскоре услышал приближающийся стук двигателя, работающего на малых оборотах. Луч прожектора выхватил из темноты фигуру Уиллоу на причале и силуэт Кобба на палубе.

– Эй! – крикнул человек с подходящего к причалу катера. – Это ты, Рей Кобб?

Дункан видел, как Кобб торопливо помог Уиллоу спуститься на палубу и затолкал ее в рулевую рубку. Потом он поднялся на причал и направился навстречу вновь прибывшему.

– Что-то ты припозднился сегодня, Грэмп, – сказал он и, наклонившись, подтянул нос катера к причалу. Приняв протянутый с носа конец, он намотал его на причальную тумбу. – Какие-нибудь проблемы с двига телем? – Он помог старику выбраться на причал.

– Нет, просто стал у острова Прегнант на якорь и решил слегка вздремнуть, – усмехнулся тот, – а когда проснулся, обнаружил, что уже совсем темно. Я связался со своей старухой, чтобы зря не беспокоилась. – Опираясь на руку Кобба, старик пристально рассматривал его катер. – Кто у тебя там, Рей? Кажется, я ее знаю.

Кобб пододвинулся, стараясь закрыть от него рубку.

– Так, одна знакомая.

Старый рыбак погрозил ему пальцем:

– Тебе надо думать не о новых подружках, а о том, как вернуть Патти. – Он вдруг стукнул себя по лбу. – Так это же Уиллоу Фостер! Конечно же, я ее знаю, черт побери!

– Иди домой, Грэмп, – нахмурился Кобб, стараясь оттереть старика от своего катера. – Это вовсе не Уиллоу Фостер.

– Ради твоей же пользы надеюсь, что это не она. – Грэмп и Кобб остановились всего футах в десяти от Дункана, и тот постарался слиться с грудой ящиков. – Говорят, на нее положил глаз тот здоровый шотландец, хозяин бара «Роза», а я слышал, что в прошлом он был… как это называется?.. солдатом удачи или что-то вроде этого. Он вроде бы к ней и так и этак, а она сопротивляется. – Грэмп хихикнул. – А ты соображай, из чьей ловушки таскаешь улов. С этим шотландцем лучше не связываться. Возвращайся-ка ты назад к Патти.

– Я и рад бы, – нахмурился Рей, – да только она не желает. Говорит, что я уделяю ей мало внимания и все такое.

Грэмп еще раз взглянул на изящный, свежевыкрашенный катер Кобба и кивнул:

– Может, тебе и правда стоит тратить поменьше денег на свою лодку и побольше на дом, парень. Женщины придают значение таким вещам. – Он гордо выпятил грудь. – Вот я, например, живу со своей старухой уже сорок шесть лет, потому что всегда даю ей денег, когда она начинает слишком громко жаловаться.

– Возможно, я так и поступлю, – согласился Рей, подталкивая старика к берегу. – А ты поспеши домой, а то Милдред запрет дверь и не пустит тебя.

Кобб вернулся к своему катеру, быстро отвязал его от причальной тумбы, спрыгнул на палубу и завел двигатель – Грэмп не успел даже дойти до конца причала.

Дункан, скрипя от нетерпения зубами, ждал, пока старый рыбак, бормочущий себе под нос что-то о глупости мальчишек, не знающих, в чем их счастье, отойдет на безопасное расстояние.

Когда он смог наконец выскочить из-за груды ящиков и добежать до конца причала, туман уже почти скрыл и катер Кобба, и Уиллоу, которая, стоя на корме, махала ему рукой.

Глава 3

Уиллоу сидела на большом ящике за рулевой рубкой и наблюдала, как исчезает в темноте полоса пены, вырывающаяся из-под кормы. Стараясь согреться, она подтянула колени к груди и обхватила их руками.

– Тебе не холодно? – спросил Кобб, стараясь перекричать рев двигателя, и, не дожидаясь ответа, стянул с себя тяжелую брезентовую куртку и кинул ее Уиллоу.

– Ты сам замерзнешь.

– Ничего, я привык к холоду и сырости, – ответил он, не отрывая взгляда от черной воды впереди.

Рей включил двигатель на полную мощность сразу же, как только они вышли из полосы прибрежного тумана. Уиллоу это нисколько не беспокоило: она еще в школе нередко участвовала в таких поздних прогулках на скоростных катерах и отлично знала, что ночью в океане видимость гораздо лучше, чем это кажется с берега. Жаль только, что она забыла, как холодно бывает даже летом в открытом море. Одно дело – грести на байдарке, чувствуя, как пот заливает глаза и спину, и совсем другое – нестись по заливу Мэн ночью на скорости двадцать пять узлов.

Она с благодарностью натянула куртку Рея и, просовывая руки в рукава, заметила синие буквы на своей ладони. Уиллоу была почти уверена, что это латынь.

Интересно только, каким образом столь типичный троглодит Дункан Росс смог запомнить такую длинную латинскую фразу?

Уиллоу опять подтянула колени к груди, обхватила их руками и предалась воспоминаниям.

Прошло уже два года с тех пор, как, заглянув в бар, тогда еще называвшийся «Брось якорь», она обнаружила там Дункана, потягивающего виски в компании с Ки, Ахавом, Джейсоном, Мэтом и Питером. Всего за четыре дня до этого они спасли ее и Рейчел от Рауля Вегаса и его помощника. Раненый Люк все еще был в больнице, а с лица Уиллоу не успели сойти синяки, заработанные во время этого опасного приключения.

Тогда она решила, что, перед тем как вернуться в Огасту, должна лично поблагодарить своих спасителей и особенно Дункана, потому что именно он, величественный, как Зевс, первым ворвался в дом, где девушек держали заложницами, и вырвал их из рук преступников.

Поэтому Уиллоу заплатила за их выпивку, немного посидела в баре и направилась к своей машине, а Дункан вышел ее проводить и, прежде чем она успела выразить ему свою особую благодарность, схватил в охапку и очень проникновенно поцеловал – прямо там, на открытой стоянке, на виду у всех. А она имела глупость ответить на его поцелуй, еще не зная, на какую опасную дорожку вступает, что со всей очевидностью доказывает, что высокоразвитый интеллект и здравый смысл – далеко не одно и то же.

Сразу после того головокружительного поцелуя Уиллоу, не ведая, что творит, сама сделала первый выстрел в войне, которая не кончилась и до сих пор. Разозлившись на Дункана, а еще больше – на себя, она достала из сумки ручку и написала на его ладони «троглодит», сообщив при этом, что специально пишет печатными буквами, чтобы он смог прочитать и найти это слово в словаре. Еще больше разозлившись из-за того, что Дункан оказался либо слишком тупым, либо слишком самонадеянным для того, чтобы понять иронию, она села в машину, хлопнула дверцей и уехала.

Именно тогда и началась продолжающаяся уже два года яростная схватка двух сильных индивидуальностей, во время которой военные действия то ненадолго затихали, то возобновлялись с утроенной силой. Каждый раз, когда Уиллоу приезжала домой навестить сестру, проклятый шотландец находил возможность остаться с ней наедине и целовал ее до тех пор, пока у Уиллоу не начинала кружиться голова и не появлялась путаница в мыслях.

Даже не пытаясь сформулировать, что именно она испытывает к Дункану Россу, Уиллоу все равно твердо знала, что это чувство – опасное. Причем опасность угрожает им обоим.

Мужчины, подобные Дункану, умеют мыслить только простыми категориями, а когда решают добиться чего-нибудь, то делают это с целеустремленностью голодного тигра. То, что такой хищник наметил в свои жертвы именно ее, иногда пугало Уиллоу, иногда приятно волновало, иногда, как, например, сегодня – просто бесило.

А восемнадцать месяцев назад она совершила очень большую ошибку.

И не важно, что та ночь оказалась самой замечательной ночью в ее жизни. Важно, что, переспав с Дунканом, она словно разбудила спящего тигра, который до этого довольствовался случайными поцелуями, веселыми перебранками и редкими, взаимно приятными объятиями.

Последние полтора года Уиллоу постоянно чувствовала, что на нее идет упорная охота. И если раньше она обычно приезжала домой по нескольку раз в месяц, то сейчас предпочитала оставаться на выходные в Огасте, с головой уходя в работу.

Она поступила бы так и сегодня, если бы в прошлый понедельник ей не позвонил Рей Кобб и не сказал, что, кроме нее, ему не к кому обратиться, потому что он знает ее лично и потому что она занимается как раз экологическими преступлениями, а о громких процессах, на которых она выступает, потом пишут все газеты. И еще он сказал, что только ей может доверить проведение тайного расследования, касающегося тех мест, где она сама родилась и выросла.

Именно из-за этого звонка Уиллоу и оказалась ночью на рыбацком катере посреди залива Мэн, в глубине души жалея, что находится здесь, а не в постели Дункана Росса.

Она невольно улыбнулась, вспомнив, как он стоял на причале, глядя вслед удаляющемуся катеру, бессильно сжав кулаки и широко расставив ноги, а туман клубился вокруг него, словно пар, вырывающийся из ноздрей разъяренного дракона.

Да, Дункан Росс, несомненно, тиран и деспот, однако он весьма темпераментный и на редкость привлекательный мужчина, который подходит ей во всех отношениях, кроме одного.

Беда в том, что Дункана совершенно не устраивал приятный, ни к чему не обязывающий роман. Он непременно хотел жениться на Уиллоу. И прожить с ней долгую жизнь, полную страсти, как пообещал сегодня. Поэтому она и вела с ним войну до победного конца, хотя иногда ей очень хотелось сдаться. Но она слишком хорошо знала, что не создана для таких серьезных отношений, которые нужны Дункану.

– Приехали, – сообщил Рей. Он заглушил двигатель и нажал несколько кнопок на панели приборов.

Уиллоу поднялась на ноги и посмотрела на цветной экран монитора.

– Мы сейчас далеко от острова Тандер? – спросила она, пытаясь сориентироваться по высветившейся на экране карте.

– Две мили до него. Мы вот здесь. – Рей пальцем ткнул пальцем в экран.

Уиллоу пристально вгляделась в темный горизонт. Наконец ее глаза с трудом различили очертания черных скал на фоне звездного неба.

– На нем и сейчас никто не живет? – опять повернулась она к Рею. – Все та же заброшенная гранитная каменоломня? Насколько я помню, те, кто поумнее, даже не пытались причалить к нему. Сплошные скалы и очень опасный прибой.

– Никто там не живет, – подтвердил Рей и улыбнулся, вспомнив их юношеские безумства. – А мы когда-то неплохо проводили там время. Помнишь, как всей компанией купались в старом каменном пруду?

– Конечно, помню. Это же единственное место, где можно было купаться, – кивнула Уиллоу, опять взглянув на остров. – Да и вода там достаточно прогревалась. А вы с Патти не заезжали сюда в последнее время?

– Нет. А зачем?

– Чтобы искупаться.

Даже в тусклом свете, отбрасываемом приборами, Уиллоу заметила, как вспыхнули щеки Рея.

– С чего бы нам вздумалось купаться в этом старом пруду?

– Ну, например, чтобы вспомнить юность, – мягко предположила Уиллоу, – и то, как вы тогда любили друг друга, и то, как мы жили тогда лишь одним днем.

Фыркнув, Рей отвернулся к экрану и опять нажал несколько кнопок.

– Думаю, ты слышала, что сказал Грэмп. Патти ушла от меня.

– Она подала на развод?

– Нет, – тихо ответил он, окончательно выключая двигатель. – Пока нет.

– А ты не думаешь, что, возможно, Патти и не хочет развода, Рей? Что она просто хочет вернуть того парня, в которого была влюблена в школе? – Она взяла Кобба за рукав и потянула к себе. – Может, ей не хватаеттого беззаботного мальчишки, которым ты когда-то был?

– Господи, Уилли, у меня трое детей, две закладные на дом, катер сжирает кучу денег, а в летние дни я едва успеваю проверить все ловушки. У меня нет ни времени, ни возможности гулять с Патти под луной.

– Значит, надо найти такую возможность, Рей. Какой смысл работать весь день, если вечером тебе не к кому возвращаться домой?

– Что-то я не вижу, чтобы ты сама спешила домой, – огрызнулся Кобб, натягивая резиновые перчатки. На дне катера он нащупал шест с крючком на конце и раздраженно махнул им. – Если память мне не изменяет, у тебя и в школе ни разу не было романа, который продолжался бы дольше четырех месяцев. Сколько тебе сейчас? Двадцать восемь? А ты все еще не завела семью.

– Не обо мне сейчас речь.

– Правильно, не о тебе, а об омарах, – согласился Рей, пристально вглядываясь в экран спутникового определителя координат, – и о чертовщине, которая творится в этих водах и вот-вот оставит меня без куска хлеба.

Он завел двигатель и на малых оборотах двинулся вперед, не сводя глаз с монитора.

– Ищи голубой с розовым поплавок, – велел он Уиллоу, включая прожектор и направляя узкий луч на воду.

Уиллоу не видела ничего, кроме черной воды, медленно перекатывающейся вокруг. Кобб сделал несколько кругов и вдруг заглушил мотор. Перегнувшись через борт, он опустил шест в воду и одним быстрым движением подцепил поплавок, бросил его на палубу, а потянувшийся за ним трос ловко намотал на небольшой барабан, висящий над палубой. Сразу же заработала лебедка, дрожа от тяжести поднимаемого с океанского дна груза, и Уиллоу отступила, чтобы не мешать.

Еще раз перегнувшись через борт, Рей подхватил показавшуюся из воды зеленую проволочную ловушку, поставил ее на планшир, а потом опустил на палубу так легко, словно она весила не больше, чем пакет с продуктами.

Уиллоу отступила еще дальше, потому что протухшая наживка невыносимо воняла, а Кобб открыл крышку ловушки и, запустив внутрь руку в резиновой перчатке, вытащил наружу крупного омара.

Тот висел в его руке почти неподвижно, лишь изредка судорожно подергивая хвостом и клешнями, точно так же, как и тот, которого он показывал ей на причале. Рей бросил омара на палубу, опять залез в ловушку и на этот раз достал мертвого краба. Краб тоже полетел на палубу, и на третий раз Рей наконец-то извлек из ловушки здорового двухфунтового омара, который яростно щелкал клешнями и бил хвостом.

– Похоже, именно здесь и проходит граница загрязнения, – сказал Рей, доставая из сумки инструмент, похожий на плоскогубцы, при помощи которого он быстро надел что-то вроде резинового намордника сначала на одну опасную клешню, а потом на вторую. – Пару ловушек я поставил ближе к острову, а еще несколько – подальше к югу и к востоку. Так мы сможем проверить, как далеко распространилась эта зараза.

Уиллоу посмотрела на мертвого краба, лежащего рядом с розово-голубым поплавком, и только сейчас сообразила, что здесь что-то не так.

– Ведь твои поплавки всегда были бело-оранжевыми, – сказала она, кивнув на рулевую рубку, выкрашенную в эти же цвета.

Рей махнул рукой, словно обводя все пространство океана:

– Вокруг острова всегда были сотни поплавков, а сейчас тут только те семь, что я поставил во вторник, и они сразу же бросаются в глаза. Я не собираюсь сообщать всем, что затеял расследование, поэтому выкрасил их в цвета, которые у нас никто не использует.

Уиллоу было известно, что каждый рыбак пользуется своими отличительными цветами, потому что обычно ловушки устанавливались так близко друг к другу, что иначе невозможно было бы найти свои.

Новость, что Кобб старается скрыть свой интерес к этому району, встревожила ее.

– А почему ты настоял, чтобы мы поехали ночью? И почему просил никому не говорить о нашей встрече?

Рей опустил связанного омара в пластиковый бак, туда же бросил мертвого краба и второго омара. Затем, перекинув ловушку через борт, он потряс ее над водой, избавился от вонючей приманки и отцепил проволочную клетку от конца длинного каната, намотанною на барабан.

– В последнее время у нас здесь происходят странные вещи, – хмуро объяснил он. – Кто-то перерезает канаты, на которых держатся поплавки, сыплет сахар в топливные баки катеров и пикапов, а лодку Фрэнка Портера утопили прямо у причала.

– Война за участки?

Рей покачал головой:

– Война за участки начинается с довольно безобидных, но понятных предупреждений: ловец может вытащить свою ловушку и обнаружить, что крышка открыта, или снасти могут быть перепутаны, а уж в самом худшем случае – трос перерезан. Но катер – это святое, его никто не тронет. Да и оборудование портят только в том случае, если дело зашло уже очень далеко и война разгорелась не на шутку. – Он опять покачал головой. – А то, что творится сейчас, началось ни с того ни с сего и без всяких предупреждений. Мы считаем, это работа тех, кто хочет сохранить в тайне то, что здесь происходит. Пострадали только те рыбаки, которые громче всех кричали о болезни омаров. – Рей шагнул ближе к Уиллоу, и она только сейчас заметила, какое измученное у него лицо. – Я рассчитываю на то, что ты сумеешь разобраться во всем, не поднимая шума, Уилли. Не упоминай моего имени и постарайся сделать так, чтобы в твоей конторе никто ничего не узнал.

Тревога Уиллоу усилилась.

– Думаешь, кто-то захочет рассчитаться с тобой?

– Они уже пробовали, – мрачно сказал Рей. – После того как я связался с Департаментом морских ресурсов, мне пришлось перебирать двигатель пикапа, потому что в бензобак насыпали сахарный песок.

Уиллоу слушала его, не веря своим ушам.

Кобб перевел дух и продолжил:

– Нас восемь человек, и за последний месяц мы несколько раз тайком встречались в море, чтобы все обсудить. В конце концов мы все решили, что ты – единственная, кому мы можем довериться. – Лицо Рея смягчилось, и он улыбнулся, покачав головой: – Вернее, все, кроме Фрэнка Портера. Он слишком хорошо помнит, что ты вытворяла еще в школе, когда от тебя никому спасу не было.

Уиллоу покраснела, вспомнив, как доставалось от нее и самому Фрэнку Портеру. Как-то они с одноклассницей за одну ночь переименовали его катер из «Алой зарницы» в «Старую задницу». Отступив в тень рубки, Уиллоу отвернулась к острову Тандер. Рей тихо рассмеялся за ее спиной:

– Фрэнк знал, что это сделали вы с Дженни Магуайр, потому что когда утром вы прибежали к причалу, чтобы полюбоваться на результат, у вас обеих пальцы были в зеленой краске.

– Это Дженни придумала, – призналась Уиллоу, – чтобы отомстить Фрэнку за то, что он нажаловался нашим родителям, когда мы тайком курили в байдарке. А кто, кроме тебя и Фрэнка, входит в эту группу? – спросила она, снова становясь серьезной.

Кобб засунул руку под прорезиненный рыбацкий комбинезон и из кармана толстой шерстяной рубашки извлек листок бумаги:

– Вот, я тут тебе составил список со всеми именами и телефонами на всякий случай. Ты здесь почти всех знаешь. Мы решили, что пока будем сидеть тихо и дадим тебе возможность честно отработать свою зарплату.

Уиллоу оторвалась от списка и сердито нахмурилась:

– Я работаю не меньше твоего, Рей.

– Я знаю, Уилли. – Он положил руку ей на плечо. – Мы все знаем, и мы гордимся тобой. Даже Фрэнк, оказывается, всегда верил, что из тебя выйдет толк. – Отвернувшись от Уиллоу, Кобб завел двигатель. – Но знаешь, он просил передать, что если еще раз заметит тебя рядом со своим катером, то с удовольствием перекинет через колено и выпорет.

– Считай, что ты меня предупредил. – Уиллоу засунула список в карман. – А вы не замечали ничего необычного поблизости от острова за последние месяцы, Рей? Может, появлялись какие-нибудь незнакомые катера?

– Ничего такого, – ответил он, поворачивая нос катера к острову. – И поверь мне, на наших встречах мы это обсуждаем.

– Сколько от берега до острова Тандер? Миль десять?

– Двенадцать, – уточнил Рей, не отрываясь от монитора. Он искал координаты следующей ловушки. – А еще в пяти милях за ним – четыре Лоцманских острова.

Даже сквозь рев работающего двигателя Уиллоу уже слышала, как грохочут волны прибоя, разбиваясь о скалы острова. Вероятно, именно поэтому кусок гранита в две мили длиной и одну – шириной и получил свое название.

Когда-то давно на острове Тандер находилась одна из множества каменоломен, поставлявших прекрасный гранит, из которого строился Бостон. Парусные шхуны подходили к массивному причалу, выдававшемуся далеко в море, загружались тяжелыми каменными глыбами и направлялись на юг.

Но за последние полвека американцы пришли к выводу, что четырехполосные автострады надежнее океана, а мощные грузовики быстрее парусных шхун. Металлические конструкции оказались дешевле гранита, и каменоломни, во множестве разбросанные вдоль побережья штата Мэн, были забыты и служили теперь любимым местом сбора подростков, стремящихся убраться подальше от родительских глаз.

– Ты что-то говорил о загрязнении, – напомнила Уиллоу, становясь у штурвала рядом с Реем. – Думаешь, в этом причина гибели омаров? А может, дело в какой-нибудь эпидемии?

– Мы следим за всем, что касается рыболовства, – покачал головой Кобб и нажал на кнопку. Картинка на экране сменилась. – Читаем все новые публикации, и ни в одной из них не упоминается ни о чем подобном. Это загрязнение, Уилли, – мрачно добавил он. – И произошло оно где-то в районе острова Тандер.

– А вы осматривали сам остров?

– Конечно. Мы с Фрэнком Портером обшарили его до последнего дюйма уже три раза за последний месяц, но ровным счетом ничего не нашли. – Он хмуро посмотрел на Уиллоу. – Разве что в пруду стало гораздо больше воды, чем раньше, а так ничего больше не изменилось. Он ничем не отличается от всех прочих островов в нашем заливе: только кривые сосны, дикие розы и несколько развалившихся зданий.

– А в пруду, значит, прибыло воды? Насколько?

– Ну, когда мы учились в школе, высота берегов была футов сорок, так? А теперь меньше двадцати. Теперь уровень воды в нем такой же, как в море.

– Но в этом ведь нет ничего удивительного, правда? В граните есть трещины, и морская вода может через них проникать в пруд. Рано или поздно это неизбежно должно было случиться.

– Да, но сейчас на окружающих его скалах видны следы прилива, а это значит, что трещины там довольно большие и морская вода как поступает в пруд, так и выходит из него.

– Когда мы в юности ныряли там, то, помнится, считали, что глубина пруда примерно тридцать футов. Значит, сейчас она составляет примерно пятьдесят, – вслух подсчитала Уиллоу. – Ты думаешь, туда выбросили какую-то отраву? – спросила она, потянув Рея за рукав куртки, потому что он перегнулся через борт в поисках очередного поплавка.

– Да, – ответил Кобб через плечо, – мы все так думаем.

– Но это значит, что к острову должно было причалить довольно крупное судно, загруженное ящиками или бочками. Чтобы загрязнение распространилось на две мили от острова, количество токсичных отходов должно было быть немалым.

Рей заглушил двигатель и пожал плечами:

– Тебе виднее, Уилли. Я просто предоставляю тебе информацию.

Он поднял с палубы шест с крючком и потянулся за поплавком. Уиллоу отошла в сторону, чтобы не мешать, и прислушалась к грохоту волн, разбивающихся о камни острова. По спине пробежал холодок, и она плотнее запахнула на себе куртку Рея. Скорее всего в болезни омаров виновато токсичное загрязнение, но если его источник находится не на острове, то где?

Кто-то мог выкинуть бочки с отходами вблизи от берега, что вполне вероятно, учитывая, как трудно большому катеру пристать к острову. Он мог просто проходить мимо, даже не остановившись, чтобы сбросить за борт свой груз. Такое иногда случается, и даже компании, имеющие контракт на легальную утилизацию отходов, нередко используют этот способ как более простой и дешевый.

Для того чтобы делать все по закону, требуется много денег и еще больше времени. Заявка на официальное захоронение токсичных отходов, как правило, рассматривается не один год, а потом за работой полигона ведется тщательное наблюдение. И время от времени, устав от бюрократической волокиты, наиболее предприимчивые и алчные люди находят обходные пути.

Установить происхождение тары с отходами, сброшенными в море, непросто. Она либо быстро разрушается водой, либо остается целой, но тогда вся маркировка, включая серийные номера, чаще всего оказывается предварительно уничтоженной.

Это в том случае, если тара вообще используется. Нередко химикаты просто высыпаются в океан.

За ночь Рей с Уиллоу отыскали и проверили все семь ловушек. К трем часам утра у Уиллоу уже кружилась голова от усталости и постоянного озноба.

– Пора двигаться к берегу, – сказал Рей, укладывая последнюю проволочную сетку на корме катера. – Скоро на причале появятся люди, а я не хочу, чтобы нас видели вместе.

Уиллоу сидела на скамейке в рулевой рубке и смотрела на ящик, заполненный больными и мертвыми омарами и крабами.

– Я возьму с собой несколько экземпляров, – сказала она. – И здоровых, и больных. Пошлю их в лабораторию.

– А это удастся сделать анонимно? Может, лучше обратиться в лабораторию другого штата? Не стоит тебе привлекать к себе внимание.

Уиллоу задумалась. Она не считала, что существует какая-либо опасность для нее лично. Плохие парни могут разобраться с несколькими недовольными рыбаками, но вряд ли они станут связываться с кем-то из прокуратуры штата. Для компании это равносильно самоубийству, к тому же виновным грозит длительное тюремное заключение.

– Я постараюсь использовать чужую лабораторию, – сказала она наконец. – Но тогда результатов придется ждать дольше. А пока я не разберусь, с чем мы имеем дело, прикусите языки и сидите тихо.

Рей молча кивнул, выключил прожектор, и они сразу же оказались в кромешной темноте. Потом он включил двигатель на полную мощность, и, разрезая черную воду, катер понесся к берегу.

Уиллоу еще плотнее закуталась в тяжелую куртку Рея, от всей души надеясь, что он не простудится из-за своей галантности. Она промерзла до костей, но дрожала сейчас не только от холода, но и от тревоги.

И дело не только в том, что у берегов острова Тандер плавает какая-то дрянь, но и в том, что люди, виновные в этом, находятся где-то близко и отчаянно пытаются скрыть следы своего преступления.

Глава 4

Звезды едва начинали бледнеть, а на востоке появились лишь первые признаки скорого восхода, когда они подошли к причалу. Несколько рыбаков уже суетились около своих катеров, загружая в них ловушки, наживку и мотки толстого каната.

В ящике для инструментов Рей нашел старую бейсболку, пропахшую рыбой, и Уиллоу, скрутив волосы в узел, натянула ее по самые брови и подняла воротник куртки.

– Не заговаривай ни с кем, когда пойдешь к машине, – проинструктировал ее Рей, – а лед покупай, только когда приедешь в Паффин-Харбор.

Уиллоу вспомнила, что ей придется купить льда, чтобы хранить в нем омаров, пока они не будут доставлены в лабораторию. Она кивнула, выбралась на причал, стараясь не поднимать головы, и вслед за Реем поспешила на берег.

К счастью, рыбаки были слишком заняты подготовкой к долгому и трудному дню в море и не обращали на них особого внимания, только изредка кивая Рею в знак приветствия. Они молча дошли до единственного фонаря, освещающего стоянку, и Уиллоу сунула руку в карман, пытаясь найти ключи от машины, но сразу же вспомнила, что опять оставила их на коврике под сиденьем.

Удивительно, как быстро возвращаются привычки, приобретенные в юности. В Огасте ей бы и в голову не пришло оставлять машину открытой.

Внезапно Рей, несущий перед собой тяжелый ящик, остановился.

– Где твоя машина? – спросил он, оглядывая почти пустую стоянку. – А кто это там?

Уиллоу остановилась, подняла козырек бейсболки, закрывающий глаза, и, проследив за взглядом Рея, обнаружила темно-вишневый «ягуар», припаркованный прямо под фонарем.

Росс стоял, облокотившись на заднее крыло и скрестив руки на груди, и казался воплощением кроткого терпения. Уиллоу нисколько не удивилась, увидев его здесь.

– Это Дункан, – объяснила она и снова двинулась вперед, но оглянулась, поняв, что Рей не идет за ней. – Все в порядке, – успокоила она его. – Он мой друг.

– Я же просил тебя никому не говорить. – Рей подозрительно рассматривал Росса. Уиллоу вернулась к Рею и взяла его за руку:

– Его зовут Дункан Росс, и ему можно доверять. Наша проблема его совсем не интересует.

– А что его здесь интересует? – недоверчиво спросил Рей, но тут же улыбнулся, видимо, вспомнив слухи, ходившие по городу.

– Я, – ответила Уиллоу, развернулась на каблуках и направилась к Россу.

– Ты украл мою машину.

– Ничего подобного, – пожал плечами Дункан. – Люк отогнал ее к тебе домой.

– Очень мило с его стороны, – сердито прошипела Уиллоу, – но с чего бы ему проявлять такую заботу?

– С того, что он не хотел, чтобы она всю ночь стояла здесь у всех на виду.

Рей подошел и остановился рядом с Уиллоу:

– Ты и есть тот парень, который, как все говорят, хочет на ней жениться? – Он рассматривал Дункана, будто оценивая.

Тот пожал плечами:

– Похоже, что так. А ты – тот парень, который хочет втянуть ее в неприятности?

В вопросе звучала явная угроза, и Рей, разумеется, услышал ее. Он поставил ящик на землю, выпрямился и тоже скрестил руки на груди:

– Я всего лишь попросил о дружеской услуге. И никогда не сделал бы этого, если бы считал, будто Уиллоу что-то угрожает.

Уиллоу молча ждала, когда эти двое начнут бить себя кулаками в грудь. Этого не произошло, и она подняла глаза на Дункана:

– Я устала и замерзла. И мне надо положить омаров на лед.

Он наконец-то оторвался от крыла машины, но вместо того, чтобы открыть дверцу, подошел к Уиллоу, стянул с нее бейсболку и куртку и бросил все это Рею. Потом снял собственную куртку, накинул ее на плечи Уиллоу и застегнул молнию до самого подбородка.

Немного побарахтавшись в просторной куртке, она просунула руки в рукава и, пробормотав «спасибо», направилась к правой дверце машины, открыла ее и обернулась к Рею:

– Я свяжусь с тобой на следующей неделе. А до тех пор сиди тихо и, пожалуйста, не ищи себе неприятностей на голову.

С усталым стоном она опустилась на пассажирское сиденье и с изумлением уставилась на приборную доску. Сзади Дункан открыл багажник, и машина вздрогнула, когда в него опустился тяжелый ящик.

– Почему передо мной руль? – потребовала объяснений Уиллоу, когда Дункан подошел к открытой дверце.

– Потому что этот «ягуар» был изготовлен для Шотландии, а не для Америки, – ответил Дункан и потянул ее за рукав.

Молча он обвел ее вокруг автомобиля, и Уиллоу еще раз увидела Рея, уже спешащего обратно к причалу. Дункан бережно усадил ее на левое сиденье и закрыл дверцу. Уиллоу тяжело вздохнула, откинула назад голову и закрыла глаза. Она так устала, что у нее уже не оставалось сил для того, чтобы ругаться с Россом, упорно вмешивающимся в ее дела.

– Ты специально разбудил Люка, чтобы он отогнал мою машину домой? – спросила она, не открывая глаз, когда Дункан опустился на соседнее сиденье.

– Для этого и существуют друзья, – ответил он и за вел машину, а затем нагнулся и пристегнул ремень безопасности Уиллоу.

С закрытыми глазами она размышляла о словах Дункана. Для нее Люк был больше, чем друг. Когда-то он заработал две пули и едва не утонул, спасая их с Рейчел.

Все это случилось два года назад, когда Ки Оукс впервые появился в их городе, выдавая себя за наследника Таддеуса Лейкмана. С ним приехали еще пятеро: Дункан, Люк, Джейсон, Питер и Мэтью. Рейчел называла их учениками Ки, хотя на самом деле они были его партнерами, а их бизнес заключался в том, что они возвращали владельцам, готовым хорошо заплатить, их украденную собственность. Произведения искусства ценились очень высоко, и на полученное вознаграждение Дункан сумел купить старый паб «Брось якорь» и перестроить его в теперешний бар «Роза».

Люк и Ки тоже не стали покидать Паффин-Харбор: Ки из-за Рейчел, а Люк – потому что ему понравились здешняя тишина и покой. Вдвоем они занялись реставрацией исторических зданий, которых насчитывалось немало в ближайших прибрежных городках.

Джейсон, Мэт и Питер продолжали заниматься своим прежним делом, и, насколько Уиллоу было известно, в настоящее время они пытались поднять яхту, затонувшую где-то в Карибском море.

Ахав, капитан шхуны «Семь к двум», принадлежащей Ки, частенько отправлялся в экспедиции вместе с ними, но обычно задерживался там недолго, потому что вскоре у кого-нибудь из местных женщин неизбежно возникало желание убить его, и тогда капитану опять приходилось искать убежища в Паффин-Харбор. Вчера вечером Уиллоу заметила, что «Семь к двум» стоит у причала рядом с домом Ки и Рейчел, а это означало, что Ахав опять в городе.

– Ты заснула? – окликнул ее Дункан, выезжая на главную дорогу и прибавляя скорость.

– Да, – пробормотала Уиллоу, кутаясь в теплую, приятно пахнущую куртку.

Ей все-таки пришлось открыть глаза, когда Дункан взял ее за подбородок и повернул к себе. Его лицо, освещенное слабым отблеском от приборной доски, было очень серьезным.

– Когда в следующий раз ты соберешься встречаться с кем-нибудь ночью в пустом порту, чтобы вместе с ним отправиться в море, я пойду с тобой.

На этот раз в его голосе не было никакой угрозы – просто спокойное предупреждение. Дункан ни минуты не сомневался, что так оно и будет.

– Хорошо, – согласилась она, освобождая подбородок и опять закрывая глаза. – Как насчет следующей пятницы?

– Что?

Он был явно не готов к такой быстрой капитуляции. До чего же приятно застать Дункана Росса врасплох!

– Мне надо побродить по острову Тандер, а ты можешь отвезти меня туда. – Уиллоу обхватила себя руками, чтобы стало еще теплее. – Добудешь какой-нибудь катер к пятнице?

Ответа она уже не услышала, потому что моментально заснула и проснулась только тогда, когда смолкло мягкое урчание двигателя.

К этому моменту на стоянке, где остановилась машина, было уже довольно светло.

– Но это же не дом, – сонно заморгала Уиллоу. – Это твой бар.

Дункан выбрался наружу, обогнул машину, открыл дверцу и, расстегнув ремень безопасности, подхватил Уиллоу на руки. Она одобрительно похлопала его по груди:

– Тебе полагается золотая медаль за то, что привез меня сюда, а не к себе домой. Я поражена такой выдержкой.

Сухо улыбнувшись, Дункан остановился у дверей, поставил Уиллоу на ноги и вытащил из кармана ключи. С океана потянуло холодным бризом, и Уиллоу вздрогнула. Дункан обнял ее, закрывая от ветра своим телом, распахнул дверь и подтолкнул внутрь.

В баре было темно, тихо и тепло. Все еще держа Уиллоу за плечи, Дункан провел ее мимо длинной стойки бара, ногой придвинул большой мягкий диван поближе к камину, усадил ее, а затем наклонился и поднес горящую спичку к заранее приготовленным сухим поленьям. После этого он отправился на кухню, а Уиллоу вытянула ноги к весело вспыхнувшему огню и с интересом оглядела непривычно пустой бар.

Теперь здесь ничто не напоминало о бывших хозяевах. Старый паб «Брось якорь» был полностью разрушен и отстроен заново. Работы осуществлялись строительной компанией, принадлежавшей Ки и Люку, а архитектурный проект делала Рейчел, основываясь на пожеланиях самого Дункана.

Панели из местного золотистого дуба закрывали старые стены, а по всему периметру располагались просторные кабинки и столы из того же материала. Над панелями стены были выкрашены в сочный зеленый цвет, и на них висели старые рекламы забытых сортов виски и эля, несколько старинных навигационных приборов и даже два скрещенных меча. Из дуба же были сделаны и массивные потолочные балки, и широкие доски пола, уже заметно потертые ногами множества посетителей.

Центр бара занимала длинная широкая стойка; с трех сторон ее окружали высокие стулья, а с четвертой стояла гигантская дубовая бочка, кажущаяся старой как мир.

По словам Рейчел, за первый же год своего существования бар «Роза» стал очень популярным местом, где по выходным собиралось множество туристов, а по вечерам в будни бывало немало местных жителей.

Сидя здесь, легко было представить, что находишься в настоящем шотландском пабе, чего Дункан, вероятно, и добивался. Уиллоу зарылась подбородком в мягкую куртку и улыбнулась, подумав о том, что он, наверное, провел свои детские годы в далекой Шотландии, в баре, подобном этому. Она представила себе, как его отец нюхает золотой напиток, опустив нос в бокал, похожий на тюльпан, и объясняет что-то мальчику. Теперь понятно, почему Росс демонстрировал такое знание дела, обучая ее искусству наслаждаться ароматом и вкусом выдержанного виски.

Жаль только, что эти уроки прекратились после того, как однажды она проснулась в его постели.

Дункан вернулся из кухни минут через двадцать. В руке он держал большую кружку, над которой поднимался пар, но вместо того чтобы отдать ее Уиллоу, подошел к стойке, дост&ч с полки пузатую бутылку и плеснул в кружку изрядное количество виски. Только после этого он направился к дивану, дождался, пока Уиллоу выберется из его куртки, и отдал ей напиток.

– Это то, что у вас называется «горячий тодди»? – спросила Уиллоу, принюхиваясь к пару. К ее удивлению, напиток пах не кофе, а шоколадом.

– Это то, что мать делала мне, когда я был простужен, – объяснил Дункан, усаживаясь на диван рядом с ней.

– А у тебя еще и мать есть? – поддразнила его Уиллоу.

– А еще брат и сестра. Пей, – приказал он. – Это согреет тебя изнутри.

Этим утром Уиллоу пребывала в удивительно покладистом настроении, поэтому она послушно поднесла кружку к губам, отхлебнула и даже застонала от удовольствия, когда горячий густой шоколад, словно фланель, окутал ее замерзшее горло. Она сделала еще один глоток и еще, с наслаждением ощущая, как приятное тепло разливается по всему телу.

– А почему ты не сделал такого же себе? – Она протянула Дункану кружку. – Вот, можешь попробовать моего.

– Я так и собирался сделать, – признался он, обнимая девушку за плечи и прижимаясь к ее испачканным в шоколаде губам.

Это был спокойный, неторопливый поцелуй, и Уиллоу не стала ни отвечать на него, ни сопротивляться. Она не смогла бы, даже если бы захотела, потому что от усталости и горячего виски все ее мышцы превратились в безвольное желе. Она просто с удовольствием вдыхала запах Дункана, впитывала вкус и слегка приоткрыла губы, когда к ним прикоснулся его язык.

Давно уже Уиллоу не было так хорошо и уютно. Ей нравились поцелуи Дункана, нравилось, как его тепло обволакивает ее со всех сторон и как стучит сердце в его присутствии.

Когда он оторвался от ее губ и с улыбкой заглянул ей в глаза, Уиллоу положила руку ему на щеку.

– Знаешь, я ведь умею читать мысли, – прошептала она, тоже улыбнувшись. – Вот сейчас ты жалеешь о том, что привез меня сюда, а не к себе домой.

Дункан покачал головой:

– Нет, детка. Если бы я привез тебя к себе домой, то уже вряд ли бы оттуда выпустил. Уиллоу погладила его загорелую щеку.

– Мое предложение остается в силе, Дункан. Если хочешь быть моим любовником, стань им, но никаких обязательств, обещаний и разговоров о замужестве.

Быстро поцеловав ее ладонь, он забрал кружку и отнес ее на камин, а когда вернулся, подхватил Уиллоу на руки, сел на диван и опустил ее к себе на колени. Несколько минут он молча и задумчиво изучал ее из-под полуопущенных век.

Не выдержав этого испытующего взгляда, Уиллоу, к собственному удивлению, покраснела и спрятала лицо у него на плече.

– Ты не сможешь убегать всю жизнь, Уиллоу, – мягко сказал Дункан, положив руку ей на бедро. Другой рукой он взял ее за подбородок и заставил смотреть себе в глаза. – Ты ведь умница и не можешь не понимать, что как бы быстро ты ни бегала, это всего лишь иллюзия безопасности. Любовь приходит без предупреждения, детка, и остановить ее невозможно, как нельзя остановить восход солнца.

Вырвав из его пальцев подбородок, Уиллоу уставилась на огонь в камине.

– Тебе не кажется, что с твоей стороны чересчур самонадеянно предполагать, что я люблю тебя?

– Нет, – усмехнулся он. – Это с твоей стороны чересчур самонадеянно думать, будто можно пренебрегать собственными чувствами. – Дункан опять поймал ее подбородок, коротко поцеловал в губы и, вздохнув, прижал ее голову к груди. – Но я упрямее тебя, детка, и к тому же у меня есть одно средство, которое поможет мне сначала завоевать тебя, а потом и привязать к себе.

– Что за средство? – нахмурилась Уиллоу.

– Мое тело, разумеется, – ответил он, приподняв одну бровь. – Ты же без ума от него. – Дункан засмеялся и поймал ее за запястье, потому что Уиллоу уже занесла руку для удара. – Я намерен использовать эту твою слабость против тебя же самой. Считай, что я тебя предупредил, – договорил он, смеясь глазами.

– Предупрежден – значит, вооружен, – огрызнулась Уиллоу и попыталась вырвать руку.

– Да, – согласился Дункан, опять прижимая ее к себе, – но я решил, что напасть без предупреждения было бы не по-джентльменски.

Уиллоу глухо фыркнула ему в грудь, а он еще крепче обнял ее.

– Теперь расскажи мне, какую услугу ты оказываешь Коббу. И объясни, что случилось с теми несчастными омарами, которых я положил на лед.

Обрадовавшись тому, что Дункан решил сменить тему, Уиллоу охотно рассказала ему всю историю, начиная со звонка Кобба и кончая результатами ночной поездки по заливу Мэн.

Она поделилась с Дунканом и собственными соображениями по поводу того, что происходит. Он выслушал спокойно и внимательно, как слушал всегда, когда же она закончила, несколько минут молчал, обдумывая услышанное.

Уиллоу уже успела задремать, когда Дункан заговорил:

– Значит, сегодня ты возвращаешься в Огасту, так?

– Нет, – ответила она, не открывая глаз и не поднимая головы с его плеча, – сначала я заеду в Ороно. У меня там есть приятельница, которая работает в Морском университете и как раз занимается омарами. Я хочу завезти ей наши экземпляры. Потом я поеду в Огасту и на работе проверю все лицензии, выданные на открытие полигонов для захоронения опасных отходов за последние пять лет. Но все это после того, – она зевнула и теснее прижалась к Дункану, – как немного посплю.

Он молча повозился на диване, не выпуская из рук Уиллоу, и наконец улегся, вытянувшись во всю длину и по-прежнему прижимая ее к своей груди. Решив, что более теплой и безопасной постели ей и не надо, Уиллоу еще раз с удовольствием зевнула, немного поворочалась, устраиваясь поудобнее, и крепко уснула.

Дункан лежал, глядя в потолок, и всесторонне обдумывал только что услышанную историю. И ни с одной из сторон она ему не нравилась. Было совершенно очевидно, что его любимая женщина напрашивается на серьезные неприятности.

Люди, сбрасывающие в океан токсичные отходы, возможно, не остановятся и перед новыми преступлениями ради того, чтобы замести следы. А Дункан точно знал, что Уиллоу будет преследовать их с упорством разъяренной львицы не только потому, что это часть ее работы, но и потому, что опасность угрожает месту, где прошли ее детство и юность.

Он покрепче прижал к себе тихо посапывающую женщину, скользнул рукой по ее спине, обхватил упругие ягодицы. Уиллоу Фостер – это само воплощение страсти; она не знает ни сомнений, ни колебаний, каждый день проживает так, словно он последний; она не боится ничего на свете, кроме, может быть, собственного сердца, которое на всякий случай окружила надежной гранитной стеной. Дункан не сомневался, что с той же страстью, которую Уиллоу демонстрировала в его постели, она будет бороться с преступниками, и никакие разумные доводы не смогут остановить ее. И если он хотя бы намекнет на то, что разбираться с этой проблемой надо бы не ей, а следственному отделу, это может положить конец их и без того хрупким отношениям.

А ведь в последнее время в этих отношениях наметился прогресс. Так что Дункану совсем не хотелось рисковать достигнутым и вести себя слишком жестко или требовательно.

Люди, знающие Росса как добродушного и приветливого хозяина бара, и не подозревали, что под маской веселого и слегка насмешливого безразличия скрываются стальная воля и непреклонное упорство. Дункан предпочитал не демонстрировать эту сторону своего характера никому, а Уиллоу особенно, хотя она, кажется, все-таки догадывалась о ее существовании. Тем не менее за последнее время их отношения стали заметно теплее и ближе, Дункан будто видел, как на защитной стене, окружающей ее сердце, образуются широкие трещины.

Решительное нежелание Уиллоу любить его не обижало Дункана. Он понимал, что дело тут не в нем лично, а в том, что она боится самой любви, боится неизбежной уязвимости и эмоциональной зависимости, которые та несет с собой. Уиллоу напоминала ему мотылька, танцующего вокруг горящей свечи: пламя властно влечет его к себе, и он подлетает совсем близко, но как только жар становится чересчур сильным, испуганно шарахается прочь.

Причина этого, по словам ее сестры, кроется в той трагической истории, которая случилась, когда Уиллоу было пятнадцать лет. Рейчел рассказала об этом Дункану полтора года назад, после того как Уиллоу, проснувшись в его постели, немедленно сбежала в Огасту.

Тем далеким летом утонул юноша, бывший ее первой любовью. Помогая отцу проверять ловушки, он запутался ногой в тросе, и его затянуло под воду. Отец, пытавшийся спасти мальчика, тоже погиб. С тех пор, по утверждению Рейчел, Уиллоу остерегалась любой, даже самой легкой, привязанности.

Другим фактором, надолго отбившим у нее охоту доверять кому-нибудь свое сердце, была трагедия, произошедшая с родителями. Их отношения определялись страстью, и поэтому Уиллоу нетрудно было поверить в то, что ее отец в приступе ревности убил свою жену и Таддеуса Лейкмана, а потом покончил с собой. И к тому времени, когда правда вышла наружу и выяснилось, что они оба были застрелены Раулем Вегасом, Уиллоу уже успела твердо поверить в то, что любовь несет с собой лишь горе и разрушение. Поэтому, решив защитить себя, она и закрыла сердце на надежный замок.

Целых два года Дункан пытался подобрать к нему ключ, и его терпение уже подходило к концу. Иногда по ночам, лежа в широкой пустой постели, он спрашивал себя, не безнадежное ли это занятие – любить Уиллоу Фостер?

Усмехнувшись, Дункан приподнял ее левую руку и посмотрел на полустертые синие буквы на ладони. Когда Люк забирал со стоянки у пристани ее машину, Дункан заметил на сиденье клочок бумаги, на который Уиллоу торопливо переписала латинское изречение, очевидно, собираясь позднее найти его в словаре.

Он засунул ее руку себе под мышкуй опять принялся разглядывать потолок. «Potes currere sed te occulere non potes». He хотел бы он оказаться поблизости, когда Уиллоу переведет эту недвусмысленную угрозу.

Дункан погладил ее ягодицы и устало вздохнул. Ночь получилась долгой и тревожной, и ему самому не мешало немного поспать. У них есть еще три часа до того, как на кухне появятся работники и начнут греметь посудой.

Поцеловав Уиллоу в макушку, он закрыл глаза и быстро заснул, успев перед этим подумать, что игра, которую она сама и затеяла, с этого момента будет вестись в ее собственные ворота.

Глава 5

Уиллоу добралась до своей квартиры в Огасте уже за полночь. У нее не хватило сил даже на то, чтобы повесить пиджак на плечики, и она оставила его валяться на полу, рядом со сброшенными лодочками и тяжелым портфелем. Не зажигая света, она быстро прошла через гостиную на кухню, распахнула дверцу холодильника, вытащила оттуда открытую бутылку вина и начала пить прямо из горлышка, остановившись только тогда, когда вдруг поняла, что мечтала вовсе не о вине, а о порции тридцатилетнего шотландского виски.

Это все Дункан, черт бы его побрал! Сегодня утром она проснулась в баре «Роза», когда почувствовала, что проснулось сильное мужское тело, на котором она спала. Одна рука Дункана поглаживала ее ягодицы, другая перебирала спутавшиеся волосы, а жаром, который исходил от его тела, казалось, можно было обогреть весь Паффин-Харбор. Его прикосновения были страстными и в то же время сдержанными, словно, наслаждаясь этой чувственной игрой, он все-таки старался не разбудить ее.

Мысли Уиллоу еще сонно путались, а тело уже с предательской готовностью ответило на ласку, все волоски на коже встали дыбом, и она задвигалась, стараясь еще плотнее прижаться бедрами к его живой твердой плоти.

Поняв, что Уиллоу уже не спит, Дункан слегка приподнял ее голову и приник к губам долгим, неторопливым поцелуем, который разбудил ее окончательно. Она обняла его за шею и с горячностью ответила.

Руки Дункана забрались ей под свитер, пробежали по ребрам, а потом поднялись выше, ровно настолько, чтобы подушечки больших пальцев через кружевной лифчик коснулись напрягшихся сосков. Уиллоу хорошо помнила, что в этот момент она застонала от нетерпения, села и ухватилась за край свитера, собираясь стянуть его через голову.

Но Дункан вырвал свитер у нее из рук и вернул его на место.

– В кухне уже полно народу, – хрипло объяснил он, тоже сел и посмотрел горящими зелеными глазами прямо в недоумевающие глаза Уиллоу.

– Ты же сам это начал! – Задохнувшись от негодования, она вскочила с дивана, сделала шаг назад и зло усмехнулась, когда Дункан на всякий случай прикрыл пах руками.

Уиллоу вспомнила, что, пожалуй, именно в тот момент впервые почувствовала приближающуюся опасность.

Глядя на нее с непонятным блеском в глазах, Дункан встал и шагнул к ней, она отступила назад, потом – дальше и еще дальше и наконец уперлась спиной в теплые камни камина.

Угрожающе нависнув над ней, Дункан сжал пальцами ее подбородок и тихо произнес:

– Да, начал и собираюсь закончить, детка, и поэтому принимаю твое предложение. С сегодняшнего дня можешь считать меня своим любовником. И больше никаких разговоров о замужестве. Теперь остается только дождаться, когда мы останемся наедине. – Наверное, Уиллоу не удалось скрыть своего изумления, потому что Дункан усмехнулся и выпрямился, скрестив руки на груди. – Если есть какие-нибудь замечания или предложения, высказывай их сейчас, потому что другого шанса у тебя не будет.

Она так и не сумела подобрать слова для достойного ответа и только молча покачала головой, не сводя с него настороженного взгляда.

Дункан шагнул к ней, взял в ладони ее бледное лицо и коротко поцеловал в губы.

– Значит, будем считать, что все началось, – прошептал он, а потом схватил ее за руку и решительно вывел на залитую полуденным солнцем улицу.


Уиллоу сделала еще один длинный глоток из бутылки и с горечью подумала, что прошло всего двенадцать часов с тех пор, как у нее появился официальный любовник, а она уже не может думать ни о чем, кроме того многообещающего взгляда, которым он посмотрел на нее, когда высаживал из машины у дома Рейчел. Он еще раз поцеловал ее на прощание, словно намекая на то, что ожидает их в дальнейшем, и упомянул о встрече через пару дней.

Это, вероятно, должно было означать, что он собирается приехать в Огасту, где никто не помешает им остаться наедине. И еще это означало, что Уиллоу победила. Или все-таки нет?

Она посмотрела на остатки синих букв на ладони. Сразу же после разговора с Джейн Хантли из Морского университета она поехала в свой офис, отправилась в библиотеку, сжимая в руке клочок бумаги с переписанной на него латинской фразой, перерыла кучу книг и наконец отыскала латинский словарь.

Еще минут двадцать ушло на перевод. Потом Уиллоу несколько раз перечитала получившуюся фразу, и чувство опасности, впервые возникшее этим утром, усилилось. «Poles currere sed te occulere non potes». «Можно убегать, но нельзя спрятаться».


В то самое время, когда Уиллоу пыталась утопить свою грусть в вине, Дункан, сидя у себя дома на кухне, делился своими печалями с Ки, Люком и Ахавом. Он уже сообщил им о ночной прогулке по заливу Мэн, о том, что Уиллоу удалось выяснить, и о том, что она обо всем этом думала. Его друзья хмурились, но молчали до тех пор, пока он не заговорил о неприятностях, случавшихся с рыбаками, громче всех выражавшими свою озабоченность. Ки поднял голову:

– Выходит, виновники загрязнения все еще находятся где-то поблизости?

Дункан пожал плечами:

– Похоже на то.

– И Уиллоу собирается их наказать. – Это был не вопрос, а утверждение. – В одиночку.

– Ну, не совсем в одиночку, – покачал головой Дункан. – Мы вчетвером станем следовать за ней как тени. Именно как тени, – подчеркнул он, – потому что я не хочу, чтобы она об этом знала. – Он замолчал и откинулся на спинку стула, давая друзьям возможность обдумать услышанное.

Ки нахмурился еще сильнее, глядя в свой стакан с колой. Дункан не сомневался, что его друг предпочел бы выпить чего-нибудь покрепче, но, когда час назад он предложил Ки пива, тот отказался, пробормотав, что ближайшие девять месяцев ему придется воздерживаться от спиртного. Во время предыдущей беременности Рейчел Ки тоже не пил ничего крепче колы, а кроме того, поддерживал жену, совершая с ней ежедневные долгие прогулки и употребляя только самую здоровую пищу.

У Ахава же не было причин отказываться от алкоголя, и, придя на кухню, он сразу же потребовал виски. Дункан бросил в высокий стакан несколько кубиков льда и плеснул туда обычного трехлетнего виски, потому что не было смысла тратить выдержанный напиток на Ахава, который в нем совершенно не разбирался. Люк предпочитал пиво, и Дункан всегда держал для него в холодильнике несколько бутылок домашнего эля.

– А почему Уиллоу не хочет поручить все это следователям? – спросил Ки. – У них в прокуратуре есть особый отдел, занимающийся подобными делами.

– Именно так она и сделает, но сначала надо доказать, что тут происходит что-то противозаконное, – объяснил Дункан. – А до тех пор Кобб просил ее не предавать их действия огласке, и Уиллоу пообещала.

– И что, по-твоему, должны делать мы? – подал голос Люк.

– Думаю, начать надо с поисков на острове Тандер и вокруг. – Дункан поставил на стол свой стакан. – Под водой.

– Для этого потребуется специальное оборудование, – заметил Ки. – Если вода действительно загрязнена, там опасно нырять. А наш батискаф сейчас задействован в Карибском море.

– Не думаю, что нам понадобится батискаф, – покачал головой Дункан. – Судя по состоянию омаров, которых я видел, отравление не настолько сильное, чтобы быть опасным для людей. Кроме того, мы будем в закрытых костюмах.

Ахав невольно вздрогнул:

– Температура воды сейчас меньше десяти градусов. – Он поспешно глотнул виски, словно стараясь согреться.

– В наших костюмах мы даже кончиков пальцев не промочим, – успокоил его Люк. – Ну что? Когда отправимся?

Дункан взглянул на стенные часы. Воскресенье наступило несколько минут назад.

– В понедельник, – сказал он и повернулся к Люку: – Успеешь подготовить оборудование?

– Может, стоит взять с собой Джейсона, Мэта и Питера? – предложил Ки.

Дункан покачал головой:

– Если нас будет слишком много, мы только привлечем к себе ненужное внимание. – Он опять взял со стола стакан и посмотрел на друзей. – Уиллоу хочет, чтобы я отвез ее на Тандер в пятницу, значит, к тому времени нам надо убедиться, что там безопасно. – Он обернулся к Ки: – Я думаю, если мы отправимся на «Семь к двум», то вполне сойдем за простых туристов.

– Эту шхуну здесь все знают, – возразил Ки.

– Ну и что? Пусть думают, что я везу Уиллоу на пикник, – усмехнулся Дункан. – Для убедительности возьмем с собой Микки. – Хотя владельцем шхуны являлся Ки, Дункан смотрел сейчас на Ахава. – Ты позволишь мне в пятницу взять «Семь к двум», если я поклянусь, что не поцарапаю ее, ничего не сломаю и не сяду на мель?

Ахав недовольно поморщился:

– Один ты не справишься с парусами.

– А я и не собираюсь. Мы пойдем на двигателе. – Он повернулся к Ки. – Как ты считаешь, Микки согласится провести день на воде вместе с Уиллоу?

Ки усмехнулся:

– Чертов волк дуется на нее с тех пор, как она переехала в Огасту. Он не видел ее почти два месяца, а она даже не поговорила с ним в этот приезд. Так что, думаю, он будет счастлив заполучить ее на целый день. – Ки опять стал серьезным. – А ты доверяешь Рею Коббу?

– Уиллоу доверяет, – ответил Дункан, – а я доверяю ей. – Он задумчиво посмотрел на Ахава: – Может, попытаешься что-нибудь разузнать в порту? Кто что видел или слышал? Только осторожно.

– Скорее я смогу разузнать что-нибудь в барах, а не в порту, – возразил Ахав. – Думаю, лучше всего начать со «Штормового ветра».

Дункан поднес стакан к губам, пряча улыбку. «Штормовой ветер» являлся любимым местом сбора всех портовых забулдыг, и Ахав будет там вполне на месте.

Дункан встал и направился к двери, давая друзьям понять, что совещание закончено. Они последовали его примеру, Люк с Ахавом, выйдя на улицу, попрощались и пошли к машине Люка, а Ки задержался на крыльце и повернулся к хозяину:

– Я думаю, Рейчел лучше ничего не знать об этом. Пока, во всяком случае.

Дункан кивнул:

– Пусть Уиллоу сама решает, стоит ей посвящать во все сестру или нет.

Ки неожиданно ухмыльнулся:

– Уиллоу рассказала Рейчел, что ты согласился на ее условия. Неужели это капитуляция, капитан Росс?

– Ничего подобного, – заверил его Дункан, усмехаясь в ответ. – Это просто тактический прием в ходе наступления. Пусть пока считает, что все вышло так, как она хотела. Уверен, она недолго захочет оставаться просто любовницей.

– Твоей самонадеянности можно позавидовать, Росс, – покачал головой Ки.

– Дело не в самонадеянности, а в отчаянии, – поправил его Дункан. – Я просто боюсь потерять ее.

Несколько секунд Ки молча смотрел ему в глаза, а потом рассмеялся и похлопал по плечу:

– Ну, тогда постарайся не знакомить ее со своей матерью. Во всяком случае, до свадьбы. В конце концов, Уиллоу никуда от тебя не денется, – пообещал он уже серьезно. – Мы все поставили на тебя.

Выругавшись себе под нос, Дункан шагнул обратно в дом.

– Вот уж спасибо так спасибо, – сердито бросил он. – И пожалуйста, передай мисс Микаэле, которая чересчур много болтает, если я узнаю, что она тоже сделала ставку на нашу свадьбу, то в наказание ей придется все лето подметать пол в баре «Роза».

Ки опять засмеялся, кивнул и направился к своей машине. Закрыв за ним дверь, Дункан вернулся на большую опустевшую кухню и вздохнул. Господи, хотелось бы ему и в самом деле быть уверенным, что он выбрал правильную тактику для того, чтобы завоевать Уиллоу Фостер.


Все воскресенье Уиллоу провела в своем офисе, изучая толстые папки с документацией, касающейся полигонов для захоронения опасных отходов. Потом наступил понедельник, и дело уже шло к вечеру, а она так и не поняла, чего же, собственно, ищет.

Всего в штате Мэн оказалось пять больших полигонов и пятнадцать более мелких, и на первый взгляд все их документы выглядели безукоризненно. Лицензии были выданы по всем правилам, а отчеты федеральных инспекторов подтверждали, что утилизация токсичных отходов ведется в полном соответствии с законодательством штата, не считая нескольких незначительных нарушений.

В субботу Джейн Хантли, взглянув на привезенных Уиллоу омаров, сказала, что больше всего это похоже на отравление пестицидами, однако отказалась давать окончательное заключение до тех пор, пока не будут проведены все анализы. Основываясь на ее предположении, Уиллоу решила ограничить поиск полигонами, получившими лицензию на утилизацию сельскохозяйственных отходов, а также проверить компании, заявки которых на открытие таких полигонов были отклонены.

Именно тут она и обнаружила кое-что интересное. Одна из таких компаний, «Кингстон корпорейшн», три раза пыталась получить лицензию на открытие могильников вблизи юго-восточного побережья штата Мэн, каждый раз получая отказ, и только три года назад, предложив четвертый участок, наконец-то добилась разрешения. Все инспекции, проводившиеся за эти три года, не выявили никаких нарушений в работе полигона, и все-таки их отчеты насторожили Уиллоу. Она пока не готова была сказать, что именно, но что-то в них определенно было не так.

– Карен. – обратилась она к секретарше, нажав кнопку интеркома на столе. – Ты не могла бы еще раз порыться в архивах Отдела по защите окружающей среды и отыскать там оригиналы заявок, которые подавала «Кингстон корпорейшн»? Надо найти заявки, которые были отклонены шесть, пять и четыре года назад.

Не услышав ответа, Уиллоу взглянула на приоткрытую дверь своего кабинета и обнаружила, что в приемной совершенно темно. Она посмотрела на часы, со стоном закрыла глаза и потерла лицо руками.

Уже половина девятого. Уиллоу вспомнила, что часа три назад ее секретарша заглядывала в кабинет и говорила что-то о том, что все нормальные люди заканчивают работу и собираются домой. И еще, кажется, она добавила, что не хочет, придя завтра на работу, обнаружить свою начальницу погребенной под грудой папок.

Отодвинувшись от стола, Уиллоу встала, потянулась и помассировала руками затекшую спину. Ничего не поделаешь, придется самой спускаться в архивы и искать оригиналы заявок «Кингстон корпорейшн».

Она сунула ноги в черные туфли на невысоком удобном каблуке, вышла из кабинета, миновала длинный пустой коридор и по крутой лестнице спустилась в подвал, где располагались архивы прокуратуры. В полной темноте Уиллоу нащупала на стене выключатель, и в большом зале загорелся тусклый свет. Не считая гулкого звука ее шагов, в здании было совершенно тихо. Значит, ей никто не помешает до одиннадцати часов – времени, когда появляются уборщики. Уиллоу оно было отлично известно, потому что не раз и не два она засиживалась на работе до самого их прихода.

Возможно, Карен и права, отказываясь причислять ее к нормальным людям.

Вслед за этой мыслью в голову почему-то пришла мысль о Дункане. Интересно, чем он занимается этим вечером? Позвонит ли ей? Уиллоу вздохнула. Если и позвонит, то без всякого толку, потому что дома ее нет, а номер своего мобильного она забыла ему оставить.

Она начала поиски с дальнего правого угла комнаты, потому что именно там находились полки, отведенные Отделу по защите окружающей среды. С тех пор как два года назад Уиллоу приняла участие в своем первом нашумевшем процессе, она успела неплохо с ними познакомиться, став за это время признанным специалистом по вопросам экологии.

Уиллоу медленно проводила пальцем по корешкам пыльных папок, читая названия. Чтобы отыскать те три, которые касались «Кингстон корпорейшн», ей понадобилось почти полчаса, потому что две из них стояли не на своем месте, а третья оказалась спрятанной за четырьмя пухлыми папками, содержащими материалы по громкому убийству пятилетней давности.

Уиллоу перетащила папки на стол, располагающийся у задней стены комнаты, пододвинула стул и начала разбираться с самой старой из папок, касающейся событий, произошедших шесть лет назад. Вскоре она обнаружила, что компания хотела открыть полигон на участке, расположенном всего в десяти милях от территории порта, но прошение было отклонено, потому что поблизости от поверхности там оказался большой резервуар подземных вод, которому грозило бы неминуемое загрязнение. Больше в документах по этому участку не оказалось ничего интересного, и Уиллоу занялась следующей папкой.

Второй участок, на который претендовала «Кингстон корпорейшн», находился в пятнадцати милях к югу от первого и в двадцати милях от морского берега. Компания предлагала морем привозить опасные отходы в порт, а затем перегружать их на грузовики и таким образом доставлять на полигон. На этот раз ей было отказано потому, что, как показали геологические исследования, гранитный массив подходил в том месте слишком близко к поверхности и к тому же был испещрен многочисленными трещинами.

Уиллоу посмотрела на часы. Уже половина десятого, и пустой желудок настойчиво напоминает о себе. Она с тоской взглянула на третью папку, размышляя, не забрать ли ее в кабинет, чтобы заняться ею завтра, как вдруг в архиве неожиданно погас свет.

– Эй! – крикнула она. – Я здесь работаю!

– Что? – переспросил мужской голос, и свет опять зажегся. – Кто здесь?

– Это я, Уиллоу.

Она услышала звук шагов и попыталась разглядеть приближающегося человека в просветах между рядами полок.

– Кто там?

– Это всего лишь я, – ответил ей Грэг Майерс, выходя из-за высокого стеллажа. Он улыбался, но лицо его выражало явное неодобрение. – Интересно, что ты здесь делаешь? Неблагоразумно оставаться здесь так поздно совершенно одной.

– Насколько мне известно, грабители и убийцы не промышляют в пыльных архивах. – Уиллоу захлопнула папку и вышла из-за стола. – К тому же и я могу задать тебе тот же самый вопрос.

Грэг наклонился и подобрал несколько бумаг, упавших из папки на пол.

– Я готовился к завтрашним слушаниям по делу об убийстве Бригса. А сейчас просто проходил мимо и решил, что кто-то забыл выключить свет. Что это? – спросил он, вглядываясь в одну из бумаг. – «Кингстон корпорейшн»? – Грэг удивленно поднял левую бровь. – Кажется, с ними как-то связан Эдвард Симмонс. Помнишь его? В позапрошлом году он баллотировался на пост губернатора от партии зеленых. – Он хмыкнул. – А сейчас является совладельцем свалки опасных отходов. Неплохо, да? А в чем дело? «Кингстон корпорейшн» плохо себя ведет?

Уиллоу отобрала у Грэга бумаги, засунула их в папку и снова закрыла ее.

– Понятия не имею, – пожала она плечами, откладывая папки в стопку. – Я просто искала старый отчет геологов, который они делали по запросу этой компании. Я сейчас занимаюсь незаконной вырубкой леса в тех местах и надеялась, что отчет может мне пригодиться.

Подхватив папки, Грэг направился вслед за Уиллоу по узкому проходу между стеллажами.

– Ну и как? Нашла? – спросил он, поставив папки на место, указанное Уиллоу.

– Нашла, но оказалось, что это совсем не то, что мне нужно. Территория, которая исследовалась, отстоит от интересующего меня места на пятьдесят миль, а между этими участками проходит водораздел.

– Жаль, – посочувствовал Грэг и жестом пригласил Уиллоу идти к выходу. – Послушай, раз уж мы оба так преданы своей работе, что торчим здесь до десяти вечера, может, пойдем и перекусим в баре Джилли?

Задержавшись в дверях, Уиллоу выключила свет и с улыбкой повернулась к Грэгу:

– Заманчивая идея, но мне еще надо поработать. К тому же я жду звонка.

Не успела она договорить, как зазвонил ее мобильник, прикрепленный к поясу. От неожиданности Уиллоу вздрогнула, и Грэг засмеялся.

– Уиллоу Фостер слушает, – сказала она, поднося телефон к уху.

– Привет, это Джейн. Я по-прежнему не могу сказать тебе ничего определенного. Но мне нужны еще и пробы воды с того места.

Виновато улыбнувшись Грэгу, Уиллоу поспешила к лестнице.

– Ты совсем ничего не нашла? – прошептала она в трубку. – Никаких следов токсинов?

– Нет, и это вполне естественно, если речь идет об отравлении пестицидами. Все симптомы указывают именно на них, но подтвердить это могут только пробы воды, да и тогда еще не будет стопроцентной гарантии что-то обнаружить. У большинства современных пестицидов период распада очень короткий.

– А как же ДДТ? – все так же шепотом возразила Уиллоу, поднимаясь по ступенькам и не забывая, что Грэг идет в трех шагах следом. – Ведь эта гадость отравляет все вокруг на десятки лет.

– ДДТ – да, но не современные пестициды.

– Послушай, Джейн, можно я перезвоню тебе через пару минут? Какой у тебя домашний телефон?

Секунду помолчав, Джейн рассмеялась:

– Да я все еще в лаборатории. А до этого битый час пыталась дозвониться тебе домой. Надеюсь, ты сейчас не на свидании?

– Нет, я тоже еще на работе, – вздохнула Уиллоу.

– Вот поэтому мы обе и незамужем, – мрачно заметила Джейн и тоже вздохнула. – Я дождусь твоего звонка. Номер ты знаешь?

– Да. – Уиллоу отключила телефон и повернулась к Грэгу: – Спасибо за приглашение. Может, в другой раз?

– Конечно, – улыбнулся он. – Давай я подожду тебя и провожу до машины?

– Нет, спасибо. Хочу навести порядок на своем столе, а то утром Карен опять поднимет шум. Кроме того, мне еще надо сделать пару звонков.

«И один из них – Дункану», – добавила она про себя.

Кивнув ей на прощание, Грэг направился к выходу. Уиллоу видела, как он остановился рядом с охранником и сказал ему что-то, кивнув в ее сторону. Зная Грэга, она не сомневалась, что он поручил охраннику присматривать за ней и непременно проводить до машины. Уиллоу улыбнулась и, развернувшись, пошла к своему кабинету.

Грэг поступил на работу в прокуратуру всего за несколько месяцев до прихода туда Уиллоу, и так как они оба были новичками, то быстро подружились. За два года Грэг неоднократно намекал, что предпочел бы отношения более близкие, чем дружба, но Уиллоу отказывалась понимать эти намеки. Грэг ей нравился, но роман с коллегой не сулил ничего хорошего. Мужчины в жизни Уиллоу менялись довольно часто, и ей не хотелось испытывать неловкость, ежедневно встречаясь с Грэгом на работе, после их неизбежного расставания.

Она села за стол, с тоской взглянула на громоздящуюся на нем гору бумаг и задумчиво провела пальцем по кнопкам мобильного телефона. Значит, Джейн нужны пробы воды. Хорошо, их можно будет взять в эту пятницу, когда они с Дунканом отправятся на остров Тандер. Она быстро набрала номер лаборатории Джейн и нажала кнопку вызова. Подруга ответила после первого же звонка.

– С тебя причитается, Уилли, – с ходу заявила она. – Ты хотя бы представляешь, как трудно прятать больных омаров в лаборатории, где, кроме меня, работаютеше три человека?

– Тебя устроит уик-энд в пятизвездочном отеле на чудесном острове? – спросила Уиллоу, откидываясь на спинку кресла и поворачиваясь лицом к окну. – Первоклассный ресторан, камин в спальне и джакузи.

Джейн на минуту задумалась.

– Возможно, устроит, если к спальне, кроме камина, будет прилагаться голубоглазый блондин с огромными мускулами и крошечными мозгами. Меня тошнит от умных мужчин.

Уиллоу рассмеялась, вспомнив, как в школе Джейн влюблялась поочередно во всех спортсменов.

– А о чем же ты будешь с ним разговаривать?

– Разговаривать? – хмыкнула Джейн. – Зачем с ним разговаривать, если он голубоглазый блондин? Буду стонать и охать.

– Бог мой, у тебя нет никакого понятия о приличиях! – театрально возмутилась Уиллоу. – Подумать только, что когда-то я тобой восхищалась.

– А у тебя есть понятие о приличиях? – добродушно парировала Джейн. – Ты отбила у меня Рея Кобба.

– Так когда это было!

– Послушай, Уилли, а это правда? Что Патти ушла от Рея?

– Думаю, что ненадолго, – ответила Уиллоу, раскачиваясь в кресле. – Он ее очень любит и ни за что не отпустит. А теперь объясни мне, как надо брать эти пробы воды.

– Заезжай ко мне, и я дам тебе специальные пробирки и научу, что с ними делать. – Джейн нерешительно помолчала. – Слушай, Уилли, а ты уверена, что тебе самой надо заниматься этим? У нас ведь есть и оборудование, и специалисты.

– Я пообещала Рею, а значит, и всем остальным рыбакам, что помогу им. Я обязательно обращусь к вам, но только после того, как разберусь, кто и что делает. Тогда я обнародую все факты, а пока прошу тебя держать все в тайне. Я позвоню перед тем, как заехать.

– Хорошо, – согласилась Джейн. – А пока я попробую еще что-нибудь выяснить. Знаешь, что-то подобное происходило к югу от Лонг-Айленда несколько лет назад. Тогда добыча омаров там резко сократилась, и рыбаки всполошились. Они решили, что пестициды содержатся в средстве против москитов, которое смывается дождями и попадает в океан. Рыбаки подали групповой иск, но решения по нему нет до сих пор.

– Но сейчас-то отравление происходит только в районе острова Тандер, – напомнила Уиллоу.

– Знаю, но симптомы очень похожи. Там у омаров тоже развивался паралич, а потом они умирали миллионами.

– Поэтому ты и решила, что в нашем случае тоже во всем виноваты пестициды? А это не может быть отравление тяжелыми металлами или что-нибудь в этом роде? Или, возможно, эпидемия, вызванная какими-нибудь паразитами?

– Только не тяжелые металлы. Накопление в организме свинца или ртути – это долгий процесс, и они всегда оставляют следы. А вот эпидемии я не исключаю. Поэтому мне и нужны пробы воды.

– Хорошо. – Уиллоу устало вздохнула и потерла лицо свободной рукой. – Я позвоню тебе через пару дней. И большое спасибо, Джейн.

– Рада помочь тебе, Уилли. Главное, не забудь: блондин с голубыми глазами.

Засмеявшись, Уиллоу положила трубку и невольно задумалась о блондине с зелеными глазами. И о том, что ни в коем случае не стоит знакомить Дункана Росса с Джейн Хантли.

Отложив мобильник, она сняла трубку служебного телефона, открыла записную книжку на букве «Д» и решила, что сначала позвонит ему в бар, а уж потом домой.

Глава 6

В половине одиннадцатого вечера, едва передвигая ноги, Дункан поднялся на крыльцо своего дома. Силы ему придавала лишь мысль о том, что ближайший час он проведет в горячей сауне, а потом наконец рухнет в мягкую постель.

Подводное плавание в холодной воде основательно измотало его тело, а зрелище тысяч мертвых омаров и крабов, покрывающих морское дно вокруг острова Тандер, – душу.

– Когда я строил эту сауну, то предчувствовал, что она окажется самым полезным помещением в твоем доме, – заявил Люк, поднимаясь в дом следом за Дунканом. – Шведы знают, как бороться с холодом.

Дункан открыл дверь кухни и посторонился, пропуская Люка вперед.

– Я заметил, что ты сделал ее больше, чем полагалось по проекту. Наверное, питал надежду, что я и тебя когда-нибудь приглашу?

– Просто я тогда еще не пришел в себя после зимнего заплыва по заливу Мэн, – объяснил Люк. – Оказалось, что память о таком холоде преследует человека не один месяц. К тому же я предвидел, что у нас впереди еще будут дни вроде сегодняшнего.

– Иди подготовь сауну, а я пока налью виски, – предложил Дункан, снимая ботинки. – Полотенца в…

– Дункан!

Резко повернувшись, Росс едва успел раскрыть объятия, когда его чуть не сбила с ног стройная девушка, налетевшая как ураган.

– Молли! – воскликнул он, прислоняясь к стене.

– Бррр-р! – возмутилась девушка, вырываясь из его рук и отступая. – Ты совсем ледяной. – Тут она заметила Люка и с улыбкой обернулась к нему: – Привет, Люк. – Ее щеки чуть-чуть порозовели. – По-моему, ты тоже замерз.

– Поэтому меня тоже надо срочно обнять и согреть, – охотно согласился тот.

Секунду поколебавшись, Молли обняла и его, и чуть погодя Дункану, понявшему, что его друг не собирается добровольно прерывать объятие, пришлось силой вытащить сестру из его рук.

– Что ты здесь делаешь, Молли? – строго спросил он, поворачивая ее к себе, и тут же с опаской покосился на дверь гостиной: – А мама где?

Молли перестала улыбаться.

– Дома, – коротко ответила она.

– Ты приехала одна? А мать знает, что ты здесь?

Сестра затрясла головой:

– Нет, я сбежала из дома.

– Молли, – закатил глаза Дункан, – в двадцать шесть лет не сбегают из дома, а просто уезжают.

Смущенно оглянувшись на Люка, который с нескрываемым интересом прислушивался к их разговору, Молли пододвинулась ближе к брату и зашептала:

– Мама стала совсем невозможной. Она даже грозилась, что позвонит королеве и попросит ее заточить меня в Тауэр.

Дункан весело потрепал ее светло-золотистые кудряшки.

– Поверь мне, – усмехнулся он, – мама давно бы это сделала, если бы не боялась за здоровье ее величества.

Молли поправила растрепавшуюся прическу.

– А еще она опять пригрозила лишить меня наследства.

– Так что ты натворила на этот раз? – Дункан устало провел рукой по холодному лицу.

– Я хотела уехать в Новую Зеландию и выйти там замуж за Бена.

– Какого Бена? – изумленно уставился на нее Дункан.

– За Бенджамина Зейна. Он разводит там овец, я его люблю, и мы хотим пожениться.

В кухне повисло такое молчание, что Дункан услышал, как у него в висках стучит кровь. Зеленые глаза Молли смотрели на него с вызовом и некоторой опаской, а он никак не мог решить, стоит ее отругать или лучше сразу выпороть.

– Я… гм… пожалуй, я пойду подготовлю сауну. – Люк быстро исчез в коридоре.

– Где ты познакомилась с этим Бенджамином Зейном и как давно ты его знаешь? – опомнился наконец Дункан.

– Вообще-то я с ним пока не знакома. Лично не знакома, – пояснила Молли. – Мы познакомились через Интернет.

– И ты влюбилась по переписке и собираешься отправиться в другое полушарие, чтобы выйти замуж за человека, которого ни разу не видела? – вкрадчиво спросил Дункан. – И сбежала из дома, потому что мама не одобрила твоего плана? Я все правильно понял?

Покраснев, Молли кивнула и подняла на брата огромные зеленые глазищи, в которых он заметил некоторую неуверенность.

– Я его люблю, – сказала она так тихо, что он едва расслышал. – И мне нужна твоя помощь.

Дункан вздрогнул, на этот раз не от холода, а от мысли о том, что неизвестный фермер Бен увезет в далекую Новую Зеландию его маленькую сестренку.

– Так ты поможешь мне уладить это с мамой? – осведомилась Молли.

– Нет.

– Дункан!

Он глубоко вздохнул, стараясь успокоиться.

– Только не сегодня, Молли. – Он обнял сестру за плечи и улыбнулся. – Не требуй от меня, чтобы я немедленно бросился спасать тебя. Поговорим обо всем завтра. Как ты добралась сюда из аэропорта? – Никакой машины у дома Дункан не заметил.

– Взяла такси.

– От самого Бангора?

Молли наморщила изящный носик с россыпью золотых веснушек.

– Терпеть не могу водить машину не по той стороне. Такси – это, конечно, дорого, но я хотя бы добралась сюда живой. – Она нахмурила тонкие брови. – А почему ты не оставляешь ключи под ковриком? Мне пришлось забираться через окно кладовки.

– По той же причине, по которой запираю дверь на ключ. – Дункан повернулся к буфету и достал из него непочатую бутылку двенадцатилетнего виски «Роза». – Чтобы честные люди не смогли войти. Камден хотя бы знает, что ты здесь?

– Нет, – сообщила Молли, забираясь на высокий стул. – Я скрылась в ночи, как вор. Дункан указал пальцем на телефон:

– Позвони ему.

– Если я это сделаю, мама будет здесь уже завтра, – предупредила Молли, хитро блеснув глазами. – Ты очень хочешь ее видеть?

– Черт тебя побери, Молли! – Дункан с грохотом поставил на стол стаканы и сердито открыл бутылку. – Ты и святого выведешь из себя.

– Я тоже тебя очень люблю, Дунки.

Только собрав в кулак всю свою волю, Дункан удержался, чтобы не выпить прямо из горлышка. Вместо этого он осторожно разлил виски по стаканам, пододвинул один сестре, второй взял себе.

– За присущую нашей семье динамичность, – объявил он, чокнулся с Молли и залпом опустошил стакан. Молли едва пригубила свой.

Дункан налил себе еще и пододвинул третий стакан вернувшемуся Люку.

– Да, кстати, тебе звонили, – объявила Молли. – Минут двадцать назад. – Ее глаза весело блеснули. – Она сказала, что ее зовут Уиллоу.

Дункан одним глотком прикончил вторую порцию, а сестра лукаво наклонила голову к плечу.

– По-моему, она очень удивилась, когда я сняла трубку. Это твоя подружка? Или, правильнее сказать, бывшая подружка?

Дункан на мгновение закрыл глаза и решил, что, видимо, все-таки стоит ее выпороть.

– Ты, разумеется, забыла сообщить ей, что приходишься мне сестрой?

– Ну, это было бы слишком неинтересно, – засмеялась Молли. – Я ей только сказала, что ты скоро вернешься. – Она невинно похлопала ресницами. – Я спросила, что тебе передать, а она сказала: передайте, чтобы он уползал обратно в свою пещеру. – Люк поперхнулся виски. – А потом еще добавила что-то про троглодитов и повесила трубку, – закончила Молли, в глазах которой прыгали смешинки.

– Ты ведешь себя слишком неосторожно для человека, которому нужна моя помощь, – сухо заметил Дункан, направляясь к двери. – Люк, ты можешь ложиться на первом этаже, в моей спальне. – Он наклонился, собираясь надеть ботинки, но неожиданно выпрямился и угрожающе взглянул на друга: – И надеюсь, ты будешь спать там один.

– Боюсь, что вместе с Молли и овечьим фермером нам там будет тесновато, – пробурчал Люк и допил свое виски, с удовольствием чувствуя, как приятное тепло разливается по желудку.

– Люку вовсе не обязательно оставаться. Мне не нужна нянька, – обиженно заявила Молли. – Интересно, куда это ты собрался? Ты же только что пришел.

– Разбираться со своей личной жизнью, о которой ты так здорово позаботилась. – Дункан натянул куртку и заглянул сестре в глаза. – Я вернусь завтра днем, и даже не думай до тех пор удрать в Новую Зеландию. – Он подошел ближе. – Потому что если мне придется отправиться туда за тобой, ты станешь умолять королеву, чтобы она заключила тебя в Тауэр.

Не дожидаясь ответа, Дункан вышел на улицу, громко захлопнув за собой дверь. Черт бы все побрал! Уиллоу теперь думает, что у него в доме живет другая женщина. Зная ее характер, остается только надеяться, что она не пристрелит его сразу же, как только увидит на пороге своей квартиры.

Дункан завел машину, выехал со двора, повернул в сторону Огасты и следующие два часа провел, размышляя о том, что лучше: вежливо постучать в дверь и ждать, когда откроют, или неслышно вскрыть замок, прокрасться в спальню и забраться в постель, не давая Уиллоу опомниться?

В конце концов Дункан решил, что второй вариант может напугать Уиллоу до смерти, поэтому остановился на первом варианте. Было уже далеко за полночь, когда он поднялся по ступенькам, ведущим к дверям ее квартиры в большом старом доме в центре Огасты, осторожно постучал старинным бронзовым молоточком и стал ждать ответа с терпением человека, стоящего на ступеньках эшафота.

Сначала Уиллоу показалось, что стук ей снится, и лишь через какое-то время она поняла, что он и на самом деле раздается со стороны прихожей. С трудом открыв глаза, она посмотрела на часы и нахмурилась, увидев, что они показывают второй час ночи, потом резко села в постели, сообразив что кто-то – и Уиллоу даже догадывалась, кто именно – стучит в ее дверь.

– Иду! – сердито крикнула она, натягивая халат.


Босиком она прошла в прихожую, включив по дороге свет, и, бормоча себе под нос проклятия, широко распахнула входную дверь.

– Она моя сестра.

– У троглодитов не бывает сестер. И семей у них не бывает. Они просто выползают на свет из каменных щелей.

Она отступила, давая Дункану войти, закрыла за ним дверь и прислонилась к стене, скрестив на груди руки.

Дункан остановился посреди просторной гостиной, немного покрутил головой, а потом твердо посмотрел Уиллоу в глаза.

– Она моя сестра, – упрямо повторил он. – А тебе не следует открывать дверь, не спросив, кто там. Ни днем ни ночью.

– Я увидела твою машину в окно.

– Шторы на ночь надо задергивать.

– Благодарю. Теперь всегда буду задергивать.

– Молли появилась без предупреждения, – сообщил Дункан, снимая куртку и швыряя ее на пол. Вслед за этим он начал расстегивать рубашку. – Она просто наказание Божье и к тому же с извращенным чувством юмора, – объяснил он, бросая рубашку рядом с курткой. – У меня был чертовски тяжелый день, глаза болят так, будто в них насыпали песку, и я промерз до костей, – закончил Дункан, стянув через голову синюю футболку и бросая ее на стол. Потом он избавился от ботинок и носков, выпрямился и положил руку на ремень брюк.

Не в силах пошевелиться или хотя бы что-то сказать, Уиллоу молча наблюдала за тем, как он снял брюки, переступил через них и, оставшись в одних темно-синих трусах, хмуро посмотрел на нее.

– Так ты что же, сбежал от своей сестры? – наконец спросила она, чувствуя, как к горлу подступает смех, но изо всех сил стараясь сдержаться.

Черт, приходилось признать, что практически голый Дункан совсем неплохо смотрится посредине ее гостиной.

– Ты что – смеешься? – подозрительно прищурился он.

Оттолкнувшись от стены, Уиллоу направилась в спальню. По дороге погасила в гостиной свет и взяла Дункана за руку.

– Мне бы и в голову не пришло смеяться над тобой, Дунки, – сказала она, подводя его к кровати и сбрасывая халат. – Я же вижу, когда у мужчины вот-вот кончится терпение.

Уиллоу залезла в постель, отодвинулась к дальнему краю и похлопала по простыне рядом с собой:

– Иди сюда, и я быстро тебя согрею.

Похоже, это предложение застало Дункана врасплох. Он остановился как вкопанный, пытаясь разглядеть ее в темноте.

– Мне надо принять душ.

– Тебе надо принять меня.

– Я еле на ногах стою.

– Так ложись быстрее. – Она опять похлопав по кровати. Дункан не двинулся с места. Уиллоу наклонила голову, чтобы скрыть улыбку.

– Ты ляжешь, если я пообещаю, что не буду к тебе приставать?

– Не будешь приставать? – задумчиво повторил он.

– Где ты так замерз? – Уиллоу пододвинулась чуть ближе. – Чем ты занимался сегодня?

– Мы с Люком… – Протянув руку, она поймала его за трусы, потянула к себе и быстро отодвинулась, чтобы он не упал прямо на нее, – … занимались подводным плаванием, – закончил Дункан, повернувшись к Уиллоу и обнимая ее.

– Где? – прошептала она, почти касаясь губами его лица.

– У острова Тандер.

Уиллоу отпрянула.

– Зачем? Я же просила тебя не привлекать внимания к острову!

Дункан опять притянул ее к себе и, прижимая ее голову подбородком, устало вздохнул:

– Не волнуйся, нас никто не видел. Мне просто хотелось взглянуть, что там происходит.

– И что? – поинтересовалась она, уткнувшись ему в грудь.

– Там масса таких же больных омаров и крабов, как те, что вы выловили в пятницу, и сотни мертвых – ближе к острову. – Он поцеловал ее в макушку и натянул одеяло. – Но кроме этого, там ничего нет. Ни контейнеров, ни бочек, ничего необычного.

Несколько минут Уиллоу лежала молча, а потом обняла его под одеялом.

– Ты совсем не холодный, – прошептала она.

– Я включил печку в машине на полную мощь. Но внутри у меня все ледяное.

Уиллоу закинула ногу ему на бедро, прижалась потеснее и обнаружила, что, хотя Дункан и не был расположен заниматься любовью, его тело, независимо от своего хозяина, проявляло очевидную заинтересованность. Она пристроила шеку на его восхитительно мускулистую грудь, проигнорировала руку, которая легла ей на ягодицы, и пробормотала:

– Давай спать, Дунки. Начнем наш роман утром.

Он пощекотал губами ее волосы, слегка оцарапал отросшей щетиной макушку, обнял покрепче и удовлетворенно вздохнул. Через пять минут его дыхание стало глубоким и ровным, а еще через пять минут Уиллоу уснула сама, успев подумать, что их роман начинается на удивление мирно.

Глава 7

– Ты смылась, не разбудив меня!

Не вставая из-за стола, Уиллоу натянуто улыбнулась, смущенная присутствием свидетеля. В дверях маячила Карен, очевидно, не зная, как поступить: бежать за охраной или оставаться на месте и дальше наблюдать за тем, как красавец блондин кричит на ее начальницу.

– Я не смылась, ты сам вытолкал меня из кровати, – прошипела она, по-прежнему пытаясь улыбаться, – А не разбудила я тебя из чувства самосохранения.

– Не понял.

Уиллоу оставила карандаш, сложила руки на коленях и улыбнулась уже естественнее:

– Я предпочитаю не будить спящих тигров. Мне отлично известно, что по утрам у них плохое настроение.

– Тигров? – Он выпятил грудь.

Уиллоу критически подняла бровь:

– Да, если судить по звукам, которые ты издават. Ты храпел так, что мертвых можно было разбудить. – Вытянув шею, она заглянула за спину Дункана. – Все в порядке, Карен. Можешь идти, ситуация под контролем.

– Вы… гм… Там уже пришла миссис Пул, ей назначено на девять. – Карен с трудом оторвала взгляд от Дункана и посмотрела на свою начальницу. – Может, предложить ей пока чашку кофе?

– Да, Карен, будь добра. Скажи ей, что я освобожусь через десять минут. И найди мне, пожалуйста, бумаги по делу Джонсона.

– Они где-то на вашем столе. – Карен кивнула на горы документов.

– Спасибо, – буркнула Уиллоу и безнадежно переложила несколько папок с места на место.

– Так во сколько ты смылась? – спросил Дункан, усаживаясь напротив нее и явно чувствуя себя как дома.

Уиллоу перенесла одну стопку папок на свободную полку в книжном шкафу.

– Я не смылась, а не спеша приняла душ, позавтракала и около семи ушла. – Она подошла к двери, плотно ее прикрыла и сердито повернулась к Дункану: – Зачем ты нырял рядом с островом Тандер?

– Чтобы посмотреть, что там внизу. Со мной были Люк, Ки и Ахав.

– Я же просила тебя не привлекать внимания к острову, а вместо этого вы вчетвером там болтались у всех на виду.

– Ахав и Ки только сбросили нас с Люком в воду и поплыли дальше, а через несколько часов вернулись и забрали, а потом мы так же обследовали другую сторону. Никто нас не видел.

– Они бросили вас в океане и уплыли? А как же правила безопасности?

Дункан пожал плечами:

– Мы ведь остались вдвоем, да и остров был совсем близко. И мы поддерживали постоянную связь с Ки. – Неожиданно схватив Уиллоу за руку, он силой усадил ее к себе на колени и очень проникновенно поцеловал. – С добрым утром, детка.

Уиллоу вспыхнула и бросила быстрый взгляд на дверь.

– С добрым утром, – прошептала она, погладив его по щеке. – Тебе прямо сейчас надо возвращаться в Паффин-Харбор?

– Да. Я вчера даже не успел толком поговорить с Молли.

– Она приехала без предупреждения? Что-то случилось?

– Поссорилась с матерью. – Дункан отпустил Уиллоу и поднялся. – Молли считает, что влюбилась в новозеландского фермера. Поэтому она сбежала из дома и примчалась ко мне, надеясь, что я утрясу этот вопрос с мамой.

– Сколько ей лет?

– Двадцать шесть.

– А я подумала, лет восемнадцать, – удивилась Уиллоу.

– Иногда она ведет себя так, будто ей тринадцать, – вздохнул Дункан, – а иногда – так, будто она старше меня.

– Ты ей поможешь?

– Помогу в чем? Выйти замуж за пастуха, с которым она познакомилась по Интернету? Нет уж, сначала я хочу на него посмотреть.

– Ты поедешь с ней в Новую Зеландию?

Дункан покачал головой:

– Если Бенджамину Зейну нужна моя сестрица, ему придется самому приехать сюда и лично попросить у меня ее руки.

– Ты настоящий глава семьи! – восхитилась Уиллоу и, одобрительно похлопав его по груди, вернулась за свой стол. – Но ты говорил, что у тебя есть брат. Почему Молли к нему не обратилась?

– К Камдену? – Дункан подхватил стопку папок, к которой потянулась Уиллоу, и отнес в шкаф. – У него и без Молли хватает проблем. Сестра – это мой крест.

– Ты старший брат?

– Да.

– Значит, вас всего четверо: ты, мать, брат и сестра?

– Да, и еще небольшая армия разных родственников. Уиллоу, – Дункан взял ее за плечи, – я бы очень хотел остаться, но не могу. И не уверен, что смогу приехать еще раз до пятницы. – Он осторожно погладил пальцем ее щеку. – Извини за эту ночь.

Она улыбнулась:

– Ничего, мне даже понравилось. Он наклонился и легонько поцеловал ее в губы.

– В пятницу мы останемся на шхуне вдвоем. Только ты, я и еще Микки. Если захочешь, можем бросить якорь и провести в море всю ночь.

– М-м-м, это было бы здорово. Мне уже давно не удается пообщаться с Микки.

Дункан слегка нахмурился, услышав, что волк, похоже, интересует ее больше, чем он.

– Когда ты приедешь: в пятницу утром или в четверг вечером? Вообще-то в конце недели обещали шторм, и это может помешать нашим планам.

Уиллоу горестно посмотрела на гору папок на своем столе.

– По правде говоря, я боюсь, что не смогу выбраться раньше полудня в пятницу. У меня несколько процессов в работе, и с ними нельзя тянуть. А кроме того, мне надо будет заехать в Ороно и забрать там пробирки для проб воды, поэтому в Паффин-Харбор я доберусь только к ужину. Наверное, нам придется отправиться к острову в субботу, если, конечно, не будет шторма. Или в пятницу вечером, если я приеду не слишком поздно.

Дункан привлек ее к себе.

– Хорошо, будем ориентироваться на вечер пятницы. Надеюсь, шторм к этому времени уже закончится. И знаешь, – хитро улыбнулся он, – не забудь захватить с собой ту кружевную штучку, которая была на тебе сегодня ночью, ладно?

– На шхуну? Да я же замерзну до смерти.

– Я не дам тебе замерзнуть, детка, – уверенно пообещал он и еще раз поцеловал ее.

Уиллоу встала на цыпочки и обвила шею Дункана руками, но в это мгновение на столе ожил интерком.

– Звонила секретарша Джона, – испуганно сообщила Карен, – он идет к нам.

Уиллоу отскочила от Дункана, словно ее ужалили.

– Это мой босс, – объяснила она, приглаживая во лосы и вытирая губы. – Веди себя прилично, Дунки.

Его лицо изобразило оскорбленную невинность, но глаза предательски сверкнули.

Уиллоу поспешно села за стол, и в тот же момент в дверь коротко постучали и в кабинет вошел Джон Пак, главный прокурор штата Мэн. Он остановился у двери, внимательно осмотрел Дункана, стоящего рядом со столом, и только потом повернулся к Уиллоу:

– Прости, что помешал, Уиллоу, но ко мне сейчас придет Эд Джонсон, и мне нужна папка с его делом.

– Она где-то здесь. Кажется, – с надеждой сказала Уиллоу, опять принимаясь рыться в бумагах. Джон сделал шаг к Дункану и протянул руку:

– Джон Пак.

– Дункан Росс, – ответил тот и добавил: – Я друг Уиллоу из Паффин-Харбор.

– Росс, – повторил прокурор, вглядываясь в лицо Дункана. – Откуда мне известно ваше имя?

– Дункан участвовал в аресте Рауля Вегаса два года назад, – объяснила Уиллоу, протягивая Джону найденную папку, – и был одним из свидетелей обвинения.

– Ах да, – пробормотал Пак, рассматривая Дункана со все возрастающим интересом, – Росс. Ведь это вы спасли тогда Уилли?

– Я был не один. – Он повернулся к Уиллоу. – Увидимся в конце недели. Много вещей с собой не бери.

– Много вещей? – нахмурился Джон, поворачиваясь к Уиллоу. – Ты собираешься куда-то уехать?

– Да, в выходные хотим поплавать на яхте, – ответил за нее Дункан. Он направился к дверям, но в последний момент обернулся и посмотрел на Джона: – Ее сестра расстраивается из-за того, что Уиллоу стала редко приезжать домой. Я думаю, мистер Пак, вам будет жалко потерять такого хорошего помощника, когда Уиллоу свалится от переутомления. Она даже отпуск берет не целиком, а кусочками: прибавляет день или два к выходным, вместо того чтобы отдохнуть две недели, как положено. С такой работой она через год сгорит дотла.

Джон вопросительно посмотрел на Уиллоу и обнаружил, что та свирепо сверлит Росса глазами.

– Это правда, Уиллоу? – строго спросил он. – Ты действительно ни разу не была в нормальном отпуске, работая у нас?

– Все не так ужасно, Джон, – возразила она, бросив последний яростный взгляд на Дункана и поворачиваясь к Паку. – Просто я предпочитаю устраивать себе длинные уик-энды.

Джон покачал головой:

– Твой приятель совершенно прав, Уиллоу. Нельзя обо всем забывать из-за работы, и к тому же…

– Увидимся в конце недели, Уилли, – прервал его Дункан, широко улыбаясь. Было абсолютно ясно, что его представления о приличном поведении не совпадали с представлениями Уиллоу. – Будь осторожнее за рулем, – добавил он, берясь за ручку двери. – И не забудь, что ожидается шторм.

Уже не в первый раз Уиллоу пожалела о том, что взглядом нельзя убить.

– Уиллоу, – обратился к ней Джон, когда Дункан наконец удалился, – мне не нужен измученный помощник прокурора. Ты действительно не брала ни одного отпуска за три года?

– За два. Я работаю здесь только два года, Джон.

Он задумчиво улыбнулся:

– Всего два? Я помню два своих первых года в прокуратуре. Тогда я тоже думал исключительно о работе. Мне было сорок шесть лет, я только что оставил адвокатскую практику и собирался исправить мир. – Пак покачал головой. – Только после того, как у моей жены обнаружили рак груди и мы с ней вместе пережили это, я научился забывать ненадолго о мировых проблемах и заниматься своими личными.

– Но мы же призваны разрешать именно мировые проблемы.

– Не ценой личных, Уиллоу. Победить дракона можно, только если находишься в хорошей форме и полон сил, а успех в работе напрямую зависит от того, что происходит в твоей личной жизни. Поэтому до пятницы тебе следует разобраться со срочными делами, а те, что останутся, передать коллегам. С понедельника я на неделю отправляю тебя в отпуск.

– Но я не могу уйти сейчас. У меня три дела в работе.

– Грэг может… Нет, он занимается убийством Бригса. Значит, Роб займется делом миссис Пул, а Рита – групповым иском по праву водопользования. А я на время твоего отсутствия пригляжу за процессом по ртутному отравлению.

– Но миссис Пул…

Джон прервал ее протесты:

– Я знаю, что ты сейчас встречаешься с ней. Я пришлю Роба, и ты их познакомишь. Загрязнение колодезной воды – это не ядерная физика. Уверен, что Роб во всем разберется. – Он сочувственно улыбнулся: – За шесть лет, которые я проработал здесь, Уиллоу, я окончательно убедился в том, что незаменимых людей нет. Если ты – не дай Бог – сломаешь сегодня ногу, прокуратура все-таки будет работать, и все процессы будут идти своим чередом.

– Послушать вас, так за мой стол можно посадить любую мартышку.

Улыбка Джона стала ироничной.

– Надо не забыть передать твое мнение Робу.

Уиллоу виновато моргнула, покраснела и пообещала себе убить Дункана за то, что тот заварил всю эту кашу. Может, в субботу ей удастся нечаянно столкнуть его за борт шхуны?

– Над чем еще ты сейчас работаешь? – спросил Джон, засовывая под мышку папку с делом Джонсона. – Я слышал, ты искала в архивах что-то на «Кингстон корпорейшн»? Произошло что-то, о чем я не знаю?

– Нет, насколько мне известно. Я просто искала старый отчет геологов.

Джон направился к двери, но вдруг остановился.

– Мне показалось, мистер Росс относится к тебе… гм… довольно серьезно. – Он поднял руку, не давая ей заговорить. – Это, конечно, не мое дело, Уиллоу, но хочу сказать, что он мне нравится.

– Вы же впервые его увидели.

Джон улыбнулся:

– Ну, во-первых, в его пользу говорит тот факт, что пару лет назад он спас моего помощника, а во-вторых, он показался мне человеком… надежным и к тому же смелым. – Он помахал рукой в воздухе. – Последнее качество ему очень пригодится, если он собирается завоевать тебя.

Уиллоу встревожилась. Похоже, Джону Паку многое известно о ее личной жизни. Что ж, в этом нет ничего удивительного. Он не оставался бы так долго главным прокурором штата, если бы не знал всей подноготной своих подчиненных.

– Дункан – хороший человек, – признала она с улыбкой, – но иногда он доводит меня до бешенства.

– Желаю хорошо отдохнуть на следующей неделе. – Джон тоже улыбнулся. – Я скажу Карен, чтобы она позвонила Робу и пригласила его на вашу встречу с миссис Пул. – Уже в дверях он снова остановился. – И поблагодари от моего имени мистера Росса. Теперь я лично проверю, как выполнялся график отпусков за последние годы.

– А я лично пойду и куплю бейсбольную биту, – пробормотала себе под нос Уиллоу, когда Джон уже вышел, – и когда ты в следующий раз появишься здесь, Дунки, огрею тебя ею прямо на пороге.

– Мне почему-то кажется, что он вполне способен ответить тебе тем же, – усмехнулась Карен, входя в кабинет вместе с миссис Пул. – А у этого парня, случайно, нет братьев?

– Один есть, – ответила Уиллоу, поднимаясь навстречу посетительнице, – что меня, кстати, очень пугает. По-моему, одного Росса более чем достаточно. Здравствуйте, Мэри. – Она пожала руку пожилой женщине и усадила ее в кресло. – Спасибо, что приехали, и извините за то, что вам пришлось ждать.

Карен вышла, тихо прикрыв за собой дверь, и остаток вторника, заполненный разнообразными встречами, выступлением в суде, бесчисленными разговорами по телефону и обедом прямо за рабочим столом, пролетел очень быстро и закончился поздним ужином, который Уиллоу проглотила в десять вечера, стоя у себя на кухне рядом с плитой.

В среду она попала домой около семи, заработав за день саднящий порез на пальце, пострадавшем от стальной скрепки, стрелку на новых колготках и головную боль, тупым молоточком стучащую в виски.

Закрыв за собой дверь квартиры, Уиллоу бросила портфель в прихожей, с наслаждением скинула туфли и тут же вспомнила, что обязательно должна выкроить время для педикюра, без которого ни одна приличная девушка не должна начинать нового романа. И пожалуй, надо поискать в интернет-магазине какое-нибудь сексуальное белье – желательно красное и максимально прозрачное.

Да, именно таким образом она и рассчитается с Дунканом: постарается, чтобы у него развилось неизлечимое косоглазие.

Улыбаясь собственным планам, она решила заглянуть на кухню, но в этот момент раздался вежливый стук в дверь. Опершись на раковину, Уиллоу выглянула в окно, но обнаружила, что на дорожке у дома стоит только ее джип. В дверь опять постучали, и Уиллоу наконец догадалась, кто решил навестить ее.

Вернувшись в прихожую, она распахнула дверь и приветливо улыбнулась:

– Добрый вечер, Мейбл. – Уиллоу отступила в сторону, давая пройти своей домохозяйке. – Можно подумать, вы специально сидели у окна и ждали, когда я приеду.

– Ничего подобного, я слушала «говорящую книгу», – бодро сообщила Мейбл, которой в прошлом месяце исполнился восемьдесят один год. Она протянула Уиллоу небольшой пластиковый контейнер. – Я принесла тебе макароны с сыром на ужин.

Уиллоу узнала упаковку фирмы «Еда на колесах» и забрала контейнер, потому что знала, что иначе Мейбл смертельно обидится, но при этом укоризненно покачала головой:

– Мейбл, вы должны съедать то, что вам привозят, а не оставлять это для меня. Что вы ели сегодня на обед?

Старушка отмахнулась от ее упреков и решительно прошла на кухню.

– Я съела булочку и капустный салат. А макароны с сыром я не люблю. – Она уселась за стол. – Засунь их в микроволновку, а сама сядь и расскажи мне, что случилось с твоим телевизором. Какой-то мужчина приходил сегодня ремонтировать его, а я сказала ему, что обычно в таких случаях ты предупреждаешь меня.

Уиллоу повернулась к ней:


– Ко мне кто-то приходил? Но я никого не вызывала. И с телевизором все нормально.

Глаза Мейбл удивленно заморгали за толстыми стеклами очков.

– Он сказал, что у него заказ. И показал его мне.

– И вы его впустили? – осторожно спросила Уиллоу, опускаясь на стул.

Мейбл покачала головой:

– Этого не потребовалось. Он сказал, что ты сообщила ему, где спрятан запасной ключ. – Она деликатно дотронулась до руки Уиллоу. – Милая, не надо этого делать. Нельзя говорить незнакомцам, где спрятаны ключи.

– Да у меня нет никаких запасных ключей, – возразила Уиллоу. – И он заходил в квартиру?

– Да, – растерянно кивнула Мейбл. – Тебя ограбили? – Она испуганно огляделась.

Уиллоу поднялась и прошла в гостиную, но там все было в порядке. Потом она заглянула в спальню, слыша, как по пятам за ней туда же направилась и старушка, но и там тоже все выглядело точно так же, как утром; на всякий случай Уиллоу заглянула в ванную и затем вернулась в гостиную.

Квартира Уиллоу состояла из спальни, гостиной и кухни, но все помещения, включая ванную, были довольно просторными. Квартира располагалась в задней части большого старинного особняка, имела отдельный вход с улицы, и вот уже два года Уиллоу снимала ее у хозяйки – Мейбл Пинкхэм.

Родные Мейбл – младший брат и старшая сестра – жили в Род-Айленде, она же, овдовев три года назад, не стала переезжать поближе к ним, объяснив это тем, что Мэн давно уже стал ее домом. В Огасте у Мейбл было множество друзей, социальные службы работали здесь лучше, чем во многих других штатах, а к Уиллоу она прониклась материнской любовью с того самого дня, как та сняла у нее квартиру.

Уиллоу отвечала ей взаимностью, и они жили душа в душу. Несколько раз Уиллоу даже брала Мейбл с собой в Паффин-Харбор, чему та радовалась, как ребенок. Рейчел и Уиллоу быстро обнаружили, что старушка обожает омаров и расправляется с ними со скоростью проголодавшегося лесоруба.

– Кажется, все на месте. – Мейбл взволновано оглядывала гостиную. – Я убиралась здесь только вчера. Кстати, мне пришлось перестелить твою постель. – Она покачала головой. – Ты, наверное, очень спешила: постель выглядела так, будто ее заправлял пятилетний ребенок.

Мейбл отвечала за уборку в квартире Уиллоу, хотя «уборка» была относительной по причине ее слабого зрения. Но старушке нравилось чувствовать себя полезной, да и лишние деньги приходились ей кстати, а Уиллоу ничего не имела против небольших катышков пыли, притаившихся под кроватью.

Видимо, это Дункан пытался вчера перед уходом застелить постель. Хорошо хоть его самого в ней не было, когда хозяйка пришла убираться.

– Может, стоит вызвать полицию? – нерешительно предложила Мейбл, направляясь к двери.

– Не надо, – покачала головой Уиллоу и, взяв старушку под руку, вместе с ней вышла на крыльцо. – Ничего же не пропало. Возможно, просто вышла какая-то путаница с заказами.

– Но как все-таки он попал в квартиру? – возразила Мейбл, открывая дверь своей квартиры, выходящую на то же крыльцо. – Я за ним следила. Он прикрывал от меня замок, но я уверена, что дверь он открыл без всякого труда.

– Не знаю, – пожала плечами Уиллоу, входя вместе с Мейбл в ее прихожую, – но я не хочу, чтобы вы об этом беспокоились. И обещаю, что теперь, уходя, всегда буду закрывать дверь на два замка.

Мейбл присела на стул у окна.

– Мне надо было позвонить тебе на работу, когда он появился, – сокрушенно сказала она, но вдруг ее карие глаза сверкнули за стеклами очков. – А не работаешь ли ты сейчас над каким-нибудь интересным делом? Может, тот мужчина был шпионом и искал у тебя в доме важную информацию?

Уиллоу улыбнулась и погладила Мейбл по руке:

– Простите, я что-то забыла, как вас зовут: мисс Мейбл или мисс Марпл? Наверное, вы опять слушали Агату Кристи?

Мейбл нахмурилась и поджала губы.

– Ты же помощник прокурора, Уиллоу. Ты борешься с людьми, которым ничего не стоит вломиться в чужой дом.

– Загрязнение колодцев, как правило, не вызывает всплеска криминальной активности, – улыбнулась Уиллоу, выходя из квартиры Мейбл. В дверях она остановилась. – И не надо из-за этого переживать, хорошо? Завтра утром я позвоню в ремонтную мастерскую и выясню, что произошло. Вам ничего сегодня не нужно?

Мейбл покачала головой и показала на маленький магнитофон:

– У меня все есть. Я дослушаю книгу и лягу спать. А ты как следует закрывай входную дверь.

Уиллоу вышла в прихожую и проверила дверь, соединяющую ее квартиру с квартирой Мейбл.

– Дверь открыта, – сообщила она. – Если вам что-то понадобится, не стесняйтесь и заходите. Не надо каждый раз ходить через крыльцо.

– Спасибо, – кивнула Мейбл, надевая наушники. – Спокойной ночи.

Помахав ей рукой, Уиллоу вернулась к себе, медленно прошла по гостиной и задумчиво огляделась. Какого черта кому-то понадобилось в ее квартире? Она вспомнила слова Мейбл о шпионе и поежилась, словно от холода, но так и не решила, что он мог у нее искать.

Она подошла к письменному столу и включила компьютер. На экране появилась надпись, сообщающая, что в прошлый раз он был выключен неправильно. Уиллоу нахмурилась, пытаясь вспомнить, когда пользовалась им в последний раз.

Наверное, на прошлой неделе, когда она проверяла баланс на своем банковском счете. Ничего относящегося к работе в домашнем компьютере не могло быть, потому что это строжайше запрещалось правилами. И тем не менее кто-то его включал и что-то искал в нем. Что именно? Финансовые отчеты? Программа, управляющая счетом, была защищена паролем, но Уиллоу прекрасно знала, что опытного хакера это не остановит. Может, кто-то пытается украсть деньги с ее счета?

Уиллоу быстро открыла нужный файл и проверила последние списания и поступления на счет. Потом откинулась на спинку стула, скрестила на груди руки и задумчиво уставилась на экран. На первый взгляд все выглядело нормально. И все-таки завтра надо будет позвонить в банк и заморозить свой счет, по крайней мере до тех пор, пока она не вернется из отпуска и лично не обсудит все с банковским менеджером. Только этих проблем ей сейчас не хватало!

Потянувшись за мышью, она тщательно закрыла программу и выключила компьютер, а потом настороженно огляделась. В квартире было совершенно тихо, но по ее спине пробежал неприятный холодок. А вдруг это как-то связано с больными омарами? О них знают только рыбаки, Дункан, Джейн Хантли, а еще Ки, Ахав и Люк, и всем этим людям она полностью доверяет. Так что могло понадобиться кому-то в ее квартире?

Глава 8

В последний раз в подобном состоянии Уиллоу пребывала, когда училась на первом курсе юридического факультета, но даже тогда она не испытывала такого смятения. Лицо Дункана Росса постоянно возникало перед глазами, мешая сосредоточиться на сравнении результатов анализа воды, взятой из разных колодцев.

Вместо того чтобы изучать кривую роста содержания соли в снеге на обочинах дорог, которая за прошедшую зиму решительно устремилась вверх, она видела то мускулистое тело Дункана, так соблазнительно раскинувшееся на ее кровати, что ей немедленно захотелось сказаться больной, отпроситься с работы и поскорее устроиться рядом с ним; то его зеленые, прищуренные, всегда насмешливые глаза, будто видящие ее насквозь; то губы, глядя на которые она могла думать только о поцелуях. Еще Уиллоу вспоминала, как в субботу утром он стоял, облокотившись на свою машину, и ждал ее в порту, а до этого – она знала точно – всю ночь беспокоился за нее.

Нет, с этим надо кончать. Ни в коем случае нельзя допускать Дункана в сердце. Уже много лет назад, решив, что небольшая порция страсти вполне допустима и даже полезна для здоровья, Уиллоу строго-настрого запретила себе влюбляться в кого-либо до такой степени, чтобы забывать обо всем на свете. И к Дункану Россу это тоже относится.

Поняв, что с силой стучит по столу зажатой в кулаке шариковой ручкой, Уиллоу поспешно отложила ее в сторону, закрыла лицо ладонями и вздохнула. Черт! Наверное, у нее с головой неладно. Она даже не может понять, в чем дело: в банальной сексуальной неудовлетворенности или в том, что Дункан никак не желает укладываться в коробку с надписью «Игрушки для больших девочек».

Неужели так трудно завести простой, необременительный и приятный для обоих роман?

Уиллоу опять взялась за ручку. Да, очень трудно, если твой партнер наделен упорством лосося, стремящегося на нерест вверх по течению. Дункан никогда не скрывал, что ему нужна Уиллоу, да и без всяких слов это стало ясно с их первой встречи. Он часто заговаривая о любви, но так ни разу не признался, что любит ее. А сейчас весь город уже заключал пари на то, когда состоится их свадьба, а ведь Дункан даже не сделал ей предложения.

Уиллоу вспомнила, как его рассердило, когда она призналась, что и сама сделала ставку. Значит, вся эта история с пари и с интересом общественности к их роману досаждает ему гораздо больше, чем ей самой. Это и понятно: она выросла в Паффин-Харбор и давно привыкла к тому, что любимое развлечение его жителей – сплетни об одном из своих сограждан. Уиллоу считала это занятие вполне безобидным – правда, лишь до тех пор, пока сама не стала объектом оживленных пересудов. Сейчас-то ей, разумеется, приходилось испытывать некоторые неудобства.

Главное из них то, что она не сможет встречаться с Дунканом в своем родном городе, если не хочет давать пищу для новых слухов. Значит, их роман будет развиваться в основном в Огасте. Что ж, это вполне приемлемо, хотя Уиллоу и не знала, как отнесется к этому ее домохозяйка. Мейбл плохо видела, но глухой она точно не была, а у ее спальни имелась общая стена со спальней Уиллоу.

Зазвонил телефон, и, снова отбросив ручку, Уиллоу сняла трубку.

– Я не могу найти нескольких папок с документами «Кингстон корпорейшн», – без всякого предисловия начала Карен. – Я сейчас в архиве, хотела положить на место то, что мы… гм… одалживали, но кое-чего не хватает. Поищи-ка на своем столе.

Кипа бумаг на столе Уиллоу значительно уменьшилась по сравнению со вторником, поэтому поиски не заняли много времени.

– А откуда ты знаешь, что чего-то не хватает? Я думала, ты взяла их, не регистрируя.

– Так и есть, но я всегда записываю для себя все, что мы берем, чтобы потом не запутаться.

– Их здесь нет, – объявила Уиллоу, перебрав все папки. – Я отдала тебе все, что у меня были. – На всякий случай она заглянула под стол.

– А в портфеле ты посмотрела? – подсказала Карен. – Может, ты брала их домой?

Придерживая телефон плечом, Уиллоу водрузила на колени раздувшийся портфель и заглянула в него. Там было несколько папок, но ни одна из них не имела отношения к «Кингстон корпорейшн».

– Нет, Карен, – сказала она, выпрямляясь и растерянно оглядывая кабинет, – я держала их все вместе. И все отдала тебе.

– Мне надо уходить, – зашептала секретарша. – Кто-то сюда идет, а я не хочу, чтобы меня застали в секции Отдела защиты окружающей среды.

– Если застанут, скажи, что возвращаешь на место отчет геологов, который мне потребовался, – посоветовала Уиллоу.

– И за который ты не расписывалась, – напомнила ей Карен. – С этого обычно и начинается война между отделами.

– Пленных брать не будем, – засмеялась Уиллоу и положила трубку.

Она поднялась из-за стола и стала методично осматривать весь кабинет, начав с книжного шкафа и закончив пустым пространством между подоконником и батареей. Когда, так ничего и не найдя, она опять уселась за стол, в кабинет вернулась запыхавшаяся Карен.

– Это был Роналд Гиббс, как раз из ОЗОСа, – доложила она, и ее глаза подозрительно блеснули. – Чтобы его отвлечь, мне пришлось пригласить его на свидание.

– Что? – изумилась Уиллоу. – Ты назначила ему свидание?

Карен густо покраснела.

– Ну да… Он начал спрашивать меня, что я тут делаю, а я, чтобы не отвечать, выпалила, что хорошо бы нам с ним завтра вечером зайти в бар Джилли и выпить чего-нибудь.

Карен Хоббс была привлекательной и очень энергичной сорокалетней шатенкой, которая после недавнего тяжелого развода презирала всех без исключения мужчин.

Скорее всего Роналда Гиббса удивило ее предложение не меньше, чем Уиллоу.

Прижав ладони к пылающим щекам, Карен сокрушенно покачала головой.

– Даже не знаю, как ты сможешь рассчитаться со мной за это, – прошептала она, вероятно, только сейчас осознав свой поступок. – Я потребую не меньше чем дополнительный выходной в июле, в самый разгар пляжного сезона.

– Договорились, – кивнула Уиллоу, усаживаясь за стол. – Ну и как ты думаешь, куда могли деться эти папки?

Отняв руки от лица, Карен задумчиво оглядела офис и недоуменно пожала плечами:

– Понятия не имею. Я проверила те папки, что отнесла в архив. Думала, что они могли оказаться одна внутри другой, но ничего не обнаружила.

– А ты знаешь, чего именно не хватает? Ты говорила, у тебя есть список.

Карен вытащила из кармана сложенный листок бумаги.

– В одной папке были документы, связанные с заявкой на открытие полигона четырехлетней давности и с ее отклонением. А в другой тоже была заявка, но та, которая была удовлетворена три года назад.

– Я хочу точно знать, что было в этих двух папках и почему они вдруг пропали. Как ты думаешь, эти документы есть в компьютерной базе данных ОЗОСа? – поинтересовалась Уиллоу. – И если есть, ты смогла бы незаметно извлечь их оттуда и распечатать для меня? Карие глаза Карен торжествующе сверкнули.

– Конечно, смогу, – уверенно заявила она. – И при этом не оставлю никаких следов.

Уиллоу мысленно поблагодарила судьбу за то, что ей досталась помощница, отлично разбирающаяся в компьютерах, а еще больше – за то, что Карен, похоже, ничего не имела против не совсем корректного заимствования документов из других отделов. Во всяком случае, в понедельник, когда Уиллоу попросила ее незаметно проникнуть в архив ОСОЗа и добыть там папки по «Кингстон корпорейшн», глаза Карен заблестели так же, как и сейчас. Вероятно, до этих пор работа секретаря у помощника прокурора штата казалась ей чересчур пресной.

Подойдя к Уиллоу, Карен наклонилась и включила компьютер.

– Уиллоу, – простонала она, – сколько раз можно говорить тебе, что для того, чтобы выключить компьютер, надо дать соответствующую команду в диалоговом окне, а не просто нажимать на кнопку.

– Вчера я выключила его совершенно правильно, – заявила Уиллоу, недоверчиво глядя на надпись, появившуюся на экране. – Может, был сбой питания или что-то в этом роде?

– Нет, – сердито возразила Карен, дожидаясь, пока компьютер проверит все файлы на наличие ошибок, – на этот случай у нас имеются автономные источники питания.

Во всем, что касалось компьютеров, Уиллоу привыкла полагаться на мнение Карен.

– Я уверена, что вчера вечером закрыла кабинет, по тому что не хотела, чтобы уборщица перекладывала документы на моем столе, – нахмурилась она. – Значит, кто-то здесь все-таки был. А вчера днем какой-то человек проник в мою квартиру и сказал квартирной хозяйке, будто я вызвала мастера для ремонта телевизора, – тихо добавила она. – Я позвонила утром в мастерскую, и там мне сказали, что никого не посылали. И он скорее всего включал мой домашний компьютер и что-то в нем искал.

– К тому же у нас пропали две папки, – шепотом добавила Карен, беспокойно оглядываясь на дверь. – Что здесь у нас происходит? Что мы сейчас расследуем?

– Причину гибели омаров. Джейн Хантли из университета считает, что это – отравление пестицидами.

От удивления Карен открыла рот.

– А как же тебе удалось сохранить это в секрете? Рыбаки же всегда поднимают страшный шум, когда что-то угрожает их омарам. Почему об этом не рассказывают во всех новостях?

– Потому что отравление происходит только в одном небольшом районе и пострадавшие рыбаки просили меня вести расследование, не привлекая к себе внимания, так как те, кто пытался поднимать шум, уже пострадали.

Компьютер сообщил о готовности к работе, и Карен немедленно начала стучать по клавишам. Уиллоу поднялась, уступая ей место за столом, и Карен села, не отрывая взгляда от экрана.

– Как ты думаешь, охрана у входа записывает имена тех, кто приходит в здание ночью? – спросила Уиллоу, тоже глядя на экран через плечо помощницы.

– Возможно, – ответила Карен, – но чтобы заглянуть в их журнал, придется объяснить, зачем тебе это надо. К тому же ночью здесь бывает много народу: уборщики да еще куча строителей, которые на нашем этаже ремонтируют туалеты. Они специально работают ночью, чтобы никому не мешать.

– А ты можешь определить, какие именно файлы просматривали в моем компьютере?

– Именно это я сейчас и пытаюсь сделать, – объяснила Карен. – Похоже, этот человек просто пролистывал все файлы подряд. Он ничего не открывал и ничего не уничтожил. – Она опять принялась нажимать на клавиши. – Надо сказать Джону, что кто-то проник в твой кабинет и в квартиру и рылся в компьютере.

– Я скажу… позже, – кивнула Уиллоу. – Пока ведь и говорить особенно нечего. Может быть, я действительно неправильно выключила вчера компьютер. Я очень устала и спешила домой.

– А твоя квартира?

– Кроме компьютера, в ней ничего не тронули, а я не храню в нем ничего важного. Все, что касается работы, находится у меня в ноутбуке. – Она задумчиво наклонила голову. – А можно перекачать пропавшие файлы из базы данных ОСОЗа прямо в него?

– А это разумно? – нахмурилась Карен. – Если они кому-то так нужны, не стоит носить их с собой.

– Мы ничего точно не знаем. Может, это все ерунда. Я могла просто засунуть куда-то папки и неправильно выключить компьютер, а у нас уже началась паранойя.

Пододвинув ноутбук Уиллоу к себе, Карен включила его, наклонившись, вытащила сетевой кабель из гнезда стационарного компьютера, воткнула его в ноутбук и начала нажимать кнопки на маленькой клавиатуре.

– Есть! – воскликнула она наконец. – Молодцы ребята из ОСОЗа: активируют и сохраняют все старые файлы. И два пропавших тоже здесь. – Она повернулась к Уиллоу: – Они уже скачиваются.

– Господи, Карен, я дам тебе три выходных в июле, – посулила Уиллоу. – Большое спасибо. О таком секретаре можно только мечтать.

– Мне это совсем не нравится, – хмыкнула Карен. – Как раз секретари-то обычно и садятся в тюрьму, а их начальники легко отмазываются. – Она встала из-за стола и направилась в приемную, но в дверях остановилась и повернулась к Уиллоу: – Но имей в виду, я молчать не стану, и очень быстро ты окажешься в соседней камере.

– По какому обвинению, интересно? – подняла бровь Уиллоу.

– Шпионаж против дружественного отдела.

Уиллоу усмехнулась и уселась за свой стол.

– Ни о чем не волнуйся. Я найду прекрасного адвоката, и мы отделаемся условным сроком и несколькими днями общественных работ.

– При моем везении мне наверняка придется подметать газон перед мэрией, – буркнула Карен уже из соседней комнаты.

Уиллоу отодвинула в сторону ноутбук и еще раз попыталась сосредоточиться на анализах колодезной воды. Несколько минут она бессмысленно смотрела на них, потом взглянула на часы и тяжело вздохнула. Десять утра, четверг. До начала ее незапланированного отпуска остается немногим более суток, а работы еще по крайней мере на два дня.

Или правильнее будет сказать «до начала ее вынужденного отпуска»?

Нет, вообще-то ей здорово повезло. Теперь у нее будет целая неделя, чтобы разобраться с тем, что происходит на острове Тандер. Карен останется в офисе, и если Уиллоу понадобится какая-нибудь информация, она сможет позвонить ей и выяснить все по телефону. Так что все действительно складывается очень удачно.

А еще у нее появляется замечательный шанс наконец-то воплотить в жизнь свои романтические планы.


Шторм, о котором предупреждал Дункан, разразился в ночь с четверга на пятницу. Ветер и дождь всю ночь колотили в окно спальни, и сон Уиллоу был прерывистым и беспокойным. Страшные шпионы, как пауки, крались по потолку и стенам, и наконец в пять часов, устав ворочаться в кровати, она решила вставать. В шесть тридцать Уиллоу уже сидела за столом в своем кабинете, а к девяти часам начала верить, что, возможно, уже в полдень ей удастся уехать в Ороно.

Уиллоу посмотрела на свой пострадавший от дождя портфель. В нем находился ноутбук, который оказался единственным безопасным местом для хранения все увеличивающегося объема информации. Они с Карен скопировали из Интернета несколько статей, касающихся отравления пестицидами, кроме того, там находилось содержимое двух пропавших папок и факс с предварительными результатами анализов, полученный вчера от Джейн Хантли.

С целью дезинформации Карен присвоила всем этим файлам случайные имена, никак не связанные с их содержанием, но тем не менее продолжала опасаться, что ноутбук Уиллоу может стать очередной жертвой. Вчера вечером, уходя с работы, Уиллоу попыталась успокоить ее, сказав, что в движущуюся цель труднее попасть и что пока ноутбук находится при ней, их секреты будут в полной безопасности.

Сама Карен явилась на работу в девять тридцать и выглядела при этом, как промокшая крыса.

– Что случилось? – спросила Уиллоу, разглядывая ее мрачное лицо и насквозь мокрые каштановые волосы.

– Ветер вырвал у меня из рук зонтик, – пожаловалась Карен, тяжело усаживаясь на стул, – а автобуса долго не было, и мне пришлось полчаса стоять на остановке, закрывая голову газетой.

– Значит, у тебя на лице не тушь, а типографская краска? – сообразила Уиллоу.

Карен вытерла щеки мокрой рукой.

– Я хотела заглянуть в туалетную комнату, но там все еще работают строители. – Она внимательно оглядела кабинет. – У нас все в порядке?

– Да, – кивнула Уиллоу. – Компьютер запустился как положено, а волосок, который я приклеила к дверям, утром был на месте.

– Ты приклеивала волосок к дверям? – восхитилась Карен. – Здорово придумано.

– Я придумала это давно, еще в колледже, – объяснила Уиллоу. – У нас там был парень, который залезал в комнаты девушек и воровал их трусики. Мне хотелось быть уверенной, что он не рылся в моих вещах.

– Ух ты! Его поймали?

– Да, прямо на месте преступления.

Карен залезла в карман насквозь промокших брюк и извлекла из него короткую цепочку с брелоком, но без ключей.

– Возьми, – сказала она, протягивая ее Уиллоу. – Это карта памяти, «флэшка». Вставляй ее прямо в USB своего ноутбука. Я продублировала на нее все файлы, которые мы скачали вчера, и факс от Джейн Хантли.

– Когда ты успела? – удивилась Уиллоу, разглядывая брелок.

– Вчера, в конце дня, а потом взяла ее с собой домой, нашла еще несколько статей и их тоже скачала. Оказывается, про одного из членов совета директоров «Кингстон корпорейшн» писали во всех газетах шесть или семь лет назад, еще до того, как появилась эта компания. Все эти статьи есть здесь, – кивнула она на брелок в руках Уиллоу. – Храни его в кошельке или еще где-нибудь, только подальше от ноутбука. Тогда даже если его украдут, все материалы у тебя останутся.

– Никогда такого не видела, – призналась Уиллоу, вертя брелок в руке. – Неужели в такой маленькой штучке уместились все мои файлы?

– Да, и еще три четверти памяти свободны, – сообщила ей Карен, направляясь к себе в приемную. – Я защитила ее паролем. Запомни – это месяц, когда я родилась. Ты ведь не забыла, когда у меня день рождения, босс? – улыбнулась она.

– Ну, из двенадцати догадок одна наверняка окажется правильной, – прищурилась Уиллоу.

Карен засмеялась и вышла, а Уиллоу еще некоторое время любовалась на устройство, которое держала в руке. Как оно называется? Кажется, «флэшка». Очень мило.

– Потом я спрячу тебя получше, – пообещала она, засовывая брелок в кошелек.

Позаботившись таким образом о безопасности своих документов, Уиллоу опять занялась жалобой, поданной несколькими жителями маленького городка на севере штата, которую до отъезда ей надо было передать в суд. Граждане утверждали, что соль, которой зимой посыпали дороги, не дозировалась, а просто кучей вываливалась на землю и вследствие этого впитывалась в землю и попадала в колодцы, делая воду непригодной для питья. Пострадавшие жители требовали, чтобы город обеспечил их хорошей питьевой водой. Уиллоу еще раз просмотрела бумаги, убедилась, что все точки над i расставлены и что можно вручить документы Карен для передачи в суд.

«И кстати, – напомнила она себе, – надо оставить Карен свой зонтик».

За полчаса до полудня Уиллоу наконец-то вышла из своего кабинета и остановилась у стола секретарши.

– Я уезжаю, – сказала она, отдавая Карен папку с бумагами. – В три часа отвези это в суд, а оттуда можешь ехать прямо домой. И у тебя еще останется время, чтобы подготовиться к свиданию, – ухмыльнулась она. – Но не делай ничего такого, чего не стала бы делать я.

– То есть не пугать его до смерти на первом же свидании? – хмыкнула Карен и протянула Уиллоу свернутый кольцом провод. – Вот, это для того, чтобы подсоединять ноутбук к мобильному. Тогда я смогу пересылать тебе информацию, даже когда ты будешь на лодке.

– На шхуне, – поправила ее Уиллоу, засовывая провод в наружный карман портфеля. – Ахав выбросил бы тебя за борт, если бы услышал, что ты называешь ее лодкой.

– Ахав? – удивилась Карен.

– Это капитан шхуны «Семь к двум». Вообще-то его зовут Джонатан Френч, но Микаэла переименовала его в Ахава после того, как кто-то прочитал ей «Моби Дика».

– Кстати, как там поживает эта проказница? – заулыбалась Карен. – А Николас? Он, наверное, уже ходит?

За последние два года Рейчел с детьми не раз навещала Уиллоу в офисе, и тогда Карен, чьи сыновья учились в колледже в другом штате, кудахтала над Микаэлой и Николасом так, словно те являлись венцом творения.

– Он не просто ходит, он уже носится, – сообщила Уиллоу. – Один только Микки поспевает за ним.

– Мне бы хотелось познакомиться с этим волком, – покачала головой Карен. – Микаэла о нем говорит так, будто это человек.

– Ну, она-то в этом уверена. Ладно, мне пора ехать. Если понадоблюсь, звони на мобильный.

– Позвоню только если будут новости по этому делу с омарами. А все остальное подождет до твоего возвращения. Ах да, – окликнула она Уиллоу, когда та уже была у двери, – вот, тебе недавно принесли. – Она вручила ей нарядно оформленный пакет. – Из «Секретов Виктории». На ощупь что-то очень… гм… миниатюрное, – ухмыльнулась она. – И пожалуйста, сделай на следующей неделе что-нибудь такое, чего я не стала бы делать. И не забудь привезти фотографии.

– Дункана? – спросила Уиллоу, поднимая бровь и засовывая пакет под мышку.

– Вообще-то я имела в виду заходы солнца и прибрежные пейзажи, – моргнула Карен, – но, если хочешь, можешь захватить и его фотографии. А еще лучше его брата, если он окажется поблизости.

Помахав ей рукой, Уиллоу вышла из офиса, спустилась по лестнице в вестибюль и с трудом открыла входную дверь. Сильный порыв ветра немедленно спутал волосы, задрал подол плаща и окатил ее дождем. Глубоко вздохнув, Уиллоу втянула голову в плечи, выскочила на улицу и побежала к стоянке. Бодрости ей придавала только мысль о том, что в конце пути ее ждет Дункан.

Глава 9

На светофоре в Эллсуорте Уиллоу автоматически повернула налево на автостраду номер один и направилась на восток в Паффин-Харбор. Шторм еще не утих, и она сосредоточенно следила за дорогой, при этом снова прокручивая в голове свой недавний разговор с Джейн Хантли. Когда перед уходом с работы она позвонила Джейн, они обе решили, что разумнее будет встретиться не в лаборатории, а на нейтральной территории. В «Патио-пицце» за ленчем Джейн объяснила Уиллоу, как следует брать пробы воды и как пользоваться автоматической подводной видеокамерой, которую тоже вручила ей.

Выпив по паре бокалов пива, они поболтали о том, что произошло со времени их последней встречи, и время пролетело незаметно. Сейчас светящиеся часы на приборной доске показывали семь тридцать, и выпитое пиво, а также усталость, скопившаяся за тяжелую рабочую неделю, давали о себе знать. Небо было низким и серым, уже начинало темнеть, а мерный звук щеток, едва успевающих стирать с лобового стекла потоки дождя, действовал на Уиллоу усыпляюще. К счастью, уже через полчаса она окажется дома, как и пообещала сестре, позвонив ей перед выездом из Ороно.

Похоже, начало их романа с Дунканом опять откладывается на неопределенное время. На этот раз сама матушка-природа решила вмешаться, чтобы расстроить их планы. Выйти в море сегодня уже явно не удастся, а бодрый женский голос по радио только что сообщил, что грозовой фронт надолго застрял над заливом Мэн. Скорее всего и субботу придется провести на берегу.

Зато у нее появятся два свободных вечера, и она сможет уже не по телефону почитать Микаэле и Нику сказку на ночь. И еще сможет наконец-то спокойно поболтать с сестрой. За последнее время такой шанс выпадал им не часто. Сама Уиллоу работала с утра до ночи, да и Рейчел разрывалась между домом, где ее заботы требовали муж и двое детей, и карьерой дизайнера, которая в последнее время развивалась весьма успешно.

Может быть, Ки согласится посидеть сегодня вечером с детьми, и тогда они с Рейчел смогут вырваться в «Розу» и там вдоволь наговориться. Уиллоу решила, что пить сегодня она будет только колу, не только в знак солидарности с сестрой, но и потому, что, выпив еще хоть глоток алкоголя, она скорее всего тут же заснет.

На соседнем сиденье зазвонил мобильный телефон, и правой рукой Уиллоу нащупала его в сумке.

– Я уже почти дома, – сообщила она, нажав на кнопку.

– Звучит многообещающе.

– Дункан! Я думала это Рейчел звонит.

– Я так и понял. Ты уже въехала в город?

– Только что проехала Уолкер-Пойнт. Похоже, сегодня нам не удастся выйти в море?

– Да. Боюсь, что и завтра тоже, если море не успокоится к полудню. Рейчел сказала, что ты пробудешь в Паффин-Харбор всю следующую неделю?

– Да, твоими молитвами. Джон Пак выгнал меня в отпуск.

Дункан довольно ухмыльнулся:

– Значит, я не зря съездил в Огасту. Придешь сегодня вечером в «Розу»? Сможешь познакомиться с Молли.

– Она еще здесь?

– Да. И мне очень бы хотелось убраться в море, прежде чем сюда заявится наша мать, чтобы увезти Молли домой. Я предпочел бы не присутствовать при этой сцене.

– Трус, – улыбнулась Уиллоу.

– Это не трусость, а разумная предусмотрительность.

– А что пастух? От него что-нибудь слышно?

– Пока нет, хотя три дня назад я ему позвонил и оставил сообщение на автоответчике. Молли считает, что это я виноват, потому что говорил тоном строгого папаши и этим напугал парня до смерти.

– Подожди, дай я сама догадаюсь, что ты ей ответил. Ты сказал, что если он так испугался простого телефонного звонка, значит, вовсе ее не любит.

– Ты хорошо изучила меня, детка, – после долгой паузы многозначительно сказал Дункан. – Уиллоу, я звоню, чтобы спросить…

Выругавшись, Уиллоу швырнула телефон на сиденье и изо всех сил нажала на педаль тормоза, потому что пикап, неизвестно откуда возникший сбоку, вдруг резко вильнул вправо, царапнул ее бампер и затормозил. Яркий красный свет его стоп-сигналов на секунду ослепил Уиллоу, и в следующее мгновение раздался оглушительный грохот металла. Руль вырвался у нее из рук, джип подпрыгнул в воздух и полетел куда-то вниз.

В полете он ударился обо что-то большое и твердое, перевернулся, и мир завертелся вокруг Уиллоу с ужасающей скоростью. Ее портфель и сумка, лежавшие на соседнем сиденье, тоже крутились в воздухе, а сзади грохотали пробирки и камера, аккуратно уложенные в картонную коробку.

Кажется, Уиллоу что-то кричала и все еще инстинктивно выжимала педаль тормоза и крутила руль до тех пор, пока джип не приземлился, с грохотом упав на крышу. От сильного удара моментально вылетели все стекла и сработали боковые подушки безопасности. Еще некоторое время, подпрыгивая и грохоча, джип продолжал скользить вниз и наконец резко остановился, упершись бампером в какое-то препятствие. От сильного толчка надулись и передние подушки, и Уиллоу опять испуганно вскрикнула.

Мир наконец-то перестал хаотично крутиться, и постепенно она начала ощущать и холодные струи дождя, хлещущие в салон через выбитые окна, и боль, источник которой ей пока не удавалось определить. С трудом Уиллоу сообразила, что машина лежит на правом боку, а она сама почти висит в воздухе, удерживаемая на месте только ремнем безопасности.

Внезапно машина опять начала скользить вниз, и Уиллоу испуганно вцепилась руками в уже начавшую сдуваться подушку. Сквозь скрежет металла, где-то совсем близко внизу, она расслышала грохот волн, разбивающихся о каменистый берег. Еще раз обо что-то ударившись, джип вдруг качнулся, подпрыгнул и опять приземлился, на этот раз – на колеса. Движение вниз стало еще быстрее, а скрежет металла о камни – еще громче. Вдруг машина опять остановилась так резко, что ремень больно врезался Уиллоу в грудь, мешая вздохнуть.

Огромная волна обрушилась на капот, окатив ее соленой водой. Уиллоу в отчаянии схватилась за ремень, пытаясь нащупать застежку и выбраться из машины, прежде чем яростный прибой смоет ее в море.

Боковым зрением она вдруг заметила темный силуэт мужчины, подошедшего с водительской стороны.

– Помогите! – закричала Уиллоу, пытаясь распахнуть искореженную дверцу.

Засунув руку в салон, мужчина схватил ее за волосы и с силой потянул назад, и в то же мгновение что-то твердое и холодное больно ткнулось ей в губы.

– Что за… – попыталась закричать Уиллоу и поперхнулась, когда отдающая спиртом жидкость обожгла ей горло.

Она попыталась вырваться, но мужчина крепко держал ее за волосы и продолжал вливать в рот отвратительное пойло. Ничего не понимая, Уиллоу отчаянно махала руками, извивалась, царапалась и безуспешно пыталась вытолкнуть изо рта стеклянное горлышко бутылки. Когда обжигающая жидкость попала в дыхательное горло и Уиллоу надсадно закашлялась, мужчина неожиданно выпустил ее волосы, разбил бутылку, с силой ударив ею по приборной доске, и, так и не сказав ни слова, исчез в темноте.

Уиллоу вытерла трясущейся рукой разбитые губы и, с трудом превозмогая тошноту, опять попыталась нащупать замок ремня безопасности. На этот раз ей удалось отстегнуться, и в тот же момент справа внезапно распахнулась пассажирская дверца. Темная фигура склонилась над сиденьем, пытаясь что-то отыскать в темноте.

Вскрикнув от ужаса, Уиллоу попробовала выбраться наружу через разбитое окно, но тут же снова упала на сиденье, охнув от острой боли, пронзившей левую ногу.

Мужчина уже поспешно удалялся от машины. В его руке Уиллоу заметила что-то большое и тяжелое. Черт! Он украл ее портфель!

Еще одна волна ударила в машину с такой силой, что Уиллоу прижало к сиденью. Джип еще немного двинулся вперед, зловеще проскрежетав днищем по гранитным валунам.

Обеими руками взявшись за ногу, Уиллоу попыталась высвободить левую лодыжку из искореженной педали тормоза. Дождь хлестал прямо в лицо, ослепляя ее, и, быстро вытерев глаза, она опять схватилась за ногу.

С шоссе донесся звук заработавшего двигателя и визг шин, удаляющихся по мокрому асфальту.

На минуту Уиллоу оставила в покое свою ногу и закрыла глаза, стараясь не думать о страшных ледяных волнах и трезво оценить ситуацию. Это оказалось несложно: она сидит у самого края прибоя, зажатая в салоне джипа, который вот-вот смоет в океан.

Как же это, черт возьми, произошло? Она точно помнила, что не видела на дороге никакой машины до тех пор, пока та неожиданно не мелькнула слева, подрезав ее.

Неужели это было сделано специально? Неужели ее чуть не убили ради того, чтобы украсть ноутбук? И какого черта ей в горло лили эту вонючую жидкость, от которой все еще горит рот?

Уиллоу с отвращением сплюнула и вдруг вспомнила о мобильном телефоне. Она же как раз разговаривала с Дунканом, когда все это произошло. Наклонившись, она с надеждой ощупала пассажирское сиденье и пол перед ним, но нашла только свою сумку, плавающую в набравшейся в салон морской воде. Уиллоу выпрямилась и торопливо закрыла лицо руками, потому что о капот разбилась очередная волна.

Дункан должен был понять – что-то случилось. И наверняка он уже вызвал помощь и спешит сюда сам.

Господи, благослови троглодитов. На них всегда можно положиться в трудную минуту.


Встревоженный Дункан несколько раз выкрикнул в замолчавшую трубку ее имя и вдруг с ужасом услышал, как Уиллоу закричала, как завизжали тормоза и раздался скрежет металла и пугающий звук посыпавшегося стекла. После этого трубка замолчала окончательно.

Дрожащей рукой Дункан провел по похолодевшему лицу, а потом решительно набрал 911.

– Произошла авария, – сообщил он, как только его соединили. – На шоссе между Уолкер-Пойнт и Паффин-Харбор.

Было слышно, как диспетчер нажимает на какие-то кнопки.

– Есть пострадавшие? – спросил женский голос. – Сколько?

– Насколько мне известно, в машине был только один человек, женщина. Я сам нахожусь не на месте происшествия. Я говорил с водителем по мобильному телефону, когда раздался грохот и ее телефон отключился.

– Значит, вам точно не известно, где произошла авария?

– Она сказала, что только что проехала Уолкер-Пойнт. – Дункан уже шел к двери, по дороге схватив свою куртку. – Направлялась в Паффин-Харбор. Да посылайте же, черт возьми, свою проклятую «скорую помощь»! – крикнул он и побежал к машине.

Выехав на шоссе, он повернул в сторону Уолкер-Пойнт, вытащил из кармана телефон и набрал номер Ки.

– Где ты?

– Дома.

– Кажется, Уиллоу попала в аварию около Уолкер-Пойнт. – Плечом прижимая телефон к уху, Дункан свободной рукой пристегнул ремень безопасности. – Мы с ней говорили по телефону, а потом я услышал грохот, и она отключилась.

– Еду, – коротко сказал Ки после небольшой паузы.

Дункан сразу же набрал номер Люка.

– Найди Ахава и поезжайте с ним к Ки, – быстро проговорил он. – Уиллоу попала в аварию. Пусть Ахав остается с детьми, а ты привезешь Рейчел прямо в больницу.

– А как Уиллоу? – спросил Люк.

– Пока не знаю. Я еще не доехал. Все случилось три минуты назад. Где-то возле Уолкер-Пойнт. Найди Ахава.

– Сделаю. – Люк первым повесил трубку.

Дункан бросил телефон на сиденье и немного отпустил педаль газа, потому что приближался к центру города. Он заметил, что двери пожарной части распахнуты настежь, а в гараже не хватает нескольких машин. Выехав из города, он опять прибавил скорость, чувствуя, как от страха и чувства вины сжимается все внутри. Черт! Зачем он позвонил ей на мобильный!

Через несколько минут, показавшихся ему часами, Дункан заметил впереди на дороге тревожную красно-белую мигалку. Снизив скорость, он пристроился за пожарной машиной, обшаривающей береговую линию мощными фонарями. Вдруг она остановилась, и Дункан, тоже затормозив, выскочил из машины, не дожидаясь, пока полностью остановится пожарная машина. Он заметил черные следы шин, ведущие к обрыву, перепрыгнул через низкое ограждение и заскользил вниз, остановившись только у искореженного джипа Уиллоу. Вскочив на ноги и заслоняясь рукой от слепящего света фар, Дункан заглянул внутрь. В машине было пусто. Кто-то схватил его за плечо и оттащил в сторону.

– Уходите! – крикнул один из пожарных. – Не мешайте нам!

В ту же секунду спасатели окружили машину и обнаружили то же, что и Дункан: внутри никого не было. Дункан схватил одного из них за руку.

– Посветите вниз! – крикнул он, указывая на воду. – Ее могло выбросить через переднее стекло. Это Уиллоу Фостер, – добавил он, стараясь перекричать рев прибоя. Черт! Да где же она?

Два фонаря лихорадочно шарили вокруг, выхватывая из темноты то измятую траву, то пенистые гребешки прибоя.

– Слышите? – вдруг крикнул Дункан, опять хватая ближайшего спасателя за рукав. – Вы слышали?

– Я здесь, – опять раздался слабый голос, заглушаемый ревом ветра.

– Она там. – Дункан бросился вверх по склону. – Наверху.

Луч фонаря тоже метнулся туда и осветил одинокую трясущуюся фигурку, прижавшуюся к стволу сосны.

Дункан подбежал к ней первым и, срывая с себя куртку, опустился на колени.

– Как ты, Уиллоу? – прошептал он. – Ничего. Теперь все будет в порядке.

Не отвечая, она вырвала у него из рук куртку и неловко попыталась натянуть ее себе на плечи. Ей помог один из подоспевших врачей.

– Вы ведь Росс, да? – повернулся он к Дункану. – Из бара «Роза»? Отойдите пока в сторону и дайте нам ее осмотреть.

Вдвоем со вторым медиком, подошедшим следом, они быстро ощупали Уиллоу, проверяя, нет ли переломов, заглянули ей в зрачки и осмотрели ссадины.

– Ты что-то пила, Уиллоу? – спросил один их них. Щурясь от бьющего в глаза света фонарей, Уиллоу кивнула, передумав, покачала головой, а потом опять кивнула:

– Д-да, два бокала пива. Уже давно.

– Судя по запаху, это было что-то покрепче пива, – заметил врач. – Как меня зовут, Уилли? Ты меня узнаешь?

Она улыбнулась дрожашими губами и помахала ему рукой, слегка качнувшись при этом.

– Привет, Дэнни.

– Сколько пальцев ты видишь? – спросил Дэнни, посветив себе на руку.

– Два. Нет, три. Перестань крутить рукой, – пробормотала она, хватаясь за живот. – О Господи, меня сейчас опять стошнит.

Дэнни едва успел отпрыгнуть, и Уиллоу вывернуло наизнанку прямо на землю у его ног.

Дункан быстро шагнул к ней, но его остановила чья-то сильная рука, опустившаяся на плечо.

– Не мешай им, Росс, – сказал Ки. – Она может разговаривать и двигаться. Все будет в порядке.

– Они думают, что она пьяна, – хмуро сообщил ему Дункан.

– Похоже, так оно и есть, – кивнул Ки.

– В салоне сильно пахнет бурбоном. А Уиллоу терпеть не может бурбон.

– И она никогда не пьет за рулем, – добавил Ки, наблюдая за тем, как врачи укладывают Уиллоу на носилки.

Дункан заметил, что они с особой осторожностью обращаются с ее правой рукой и левой ногой.

– Она сказала им, что днем выпила два бокала пива.

– То же самое она сказала и Рейчел, когда звонила. Но это было давно, несколько часов назад. Она не пьяна, Дункан. Это просто шок.

Дункан оглянулся и посмотрел на искореженный джип Уиллоу, вокруг которого суетились спасатели. Они прикрепляли трос к заднему бамперу, очевидно, собираясь оттащить машину подальше от опасного прибоя. Весь берег был сейчас ярко освещен фонарями и фарами машин, и от того, что Дункан разглядел, его тоже затошнило.

Судя по тому, что след от сползающей машины остался только на половине крутого склона, можно было заключить, что после столкновения первые двадцать футов джип пролетел по воздуху. Наверное, удар о землю оказался очень сильным, и неудивительно, что Уиллоу ведет себя неадекватно.

– Пошли. – Ки потянул его за рукав. – Поедем за машиной «скорой помощи» до Эллсуорта. Люк звонил и сказал, что привезет Рейчел прямо туда, как только отыщет Ахава. С Уиллоу все будет в порядке, – пообещал он Дункану, который не двигался с места. – А все остальное не имеет значения.

– Да, – согласился Дункан и на минуту закрыл глаза.

Дождь к этому времени почти прекратился, но ветер дул с прежней силой. Дункан еще раз посмотрел на джип, зарывшийся носом в прибой, и вздрогнул, когда очередная волна разбилась о капот и залила салон. Отвернувшись, он быстро поднялся к дороге по валунам крутого склона и, остановившись у машины «скорой помощи», дождался, когда к ней поднесут носилки.

Ки что-то сказал врачам, а Уиллоу повернулась к Дункану и кивнула. Он подошел и провел дрожащим пальцем по ее бледной, холодной щеке.

– Ты выбрала очень странный способ, чтобы отвертеться от свидания, детка, – улыбнулся он, наклоняясь ближе.

– Там… Там был человек в другой машине, – прошептала Уиллоу, и ее голос дрогнул. – Он подрезал меня и столкнул с дороги, а потом украл мой портфель. И еще… еще он вливал что-то мне в рот.

Лицо Дункана осталось совершенно неподвижным, только свободная рука медленно сжалась в кулак. Наклонившись, он поцеловал Уиллоу в лоб и прошептал:

– Будь умницей и поправляйся быстрее. Я приеду в больницу сразу вслед за тобой.

Оттеснив Дункана, врачи поставили носилки в машину, залезли туда сами и захлопнули дверь. Один из пожарных крикнул что-то водителю, и, включив сирену и мигалку, «скорая помощь» тронулась с места. Ки и Дункан направились к своим машинам.

– Что она сказала тебе? – спросил Ки. – Она сильно пострадала?

Дункан остановился около своего «ягуара».

– Не думаю. В машине сработали передние и боковые подушки, и похоже, они свою работу выполнили. Уиллоу сказала, что какой-то человек столкнул ее с дороги, а потом украл портфель. Это он насильно влил ей в рот спиртное.

Ки замер, и черты его лица вдруг стали острее и резче.

– Значит, авария была подстроена? – отрывисто спросил он. – А потом этот человек спустился к ней и, вместо того чтобы помочь, накачал ее виски и оставил умирать?

Дункан сел в машину.

– Да, – мрачно сказал он. – И украл ее портфель.

Он тронулся с места и, обогнув пожарную машину, выехал на дорогу. Ки последовал за ним. Восемнадцать миль до Эллсуорта Дункан проехал за двадцать минут. К счастью, в этот штормовой вечер на дороге было мало машин.

Ки заехал на стоянку сразу же следом за ним. Они прошли в больницу через дверь приемного отделения, и к ним тут же приблизился помощник шерифа Ларри Дженкинс, который сейчас был в штатском.

– Я уже ехал домой, когда поступил вызов, – объяснил он Ки. – Сейчас Уиллоу осматривают. Я подъехал как раз когда ее привезли. – Он бросил быстрый взгляд на Дункана и опять повернулся к Ки: – А еще врачи проверяют кровь на наличие алкоголя. Похоже, она была пьяна.

– Уиллоу не пьет за рулем, – вмешался Дункан. – Она сказала мне, что какой-то мужчина столкнул ее с дороги, украл ее портфель и влил ей в горло что-то крепкое.

Ларри молча посмотрел на Дункана.

– Она не садится за руль пьяной, Дженкинс, – подхватил Ки. – Ты и сам это прекрасно знаешь.

Ларри покачал головой:

– Если тест на алкоголь окажется положительным, а никаких доказательств, подтверждающих ее слова, мы не обнаружим, то грош цена тому, что мы с вами знаем.

Автоматические двери раздвинулись, и Рейчел, с белым как снег лицом, бросилась к Ки.

– Что с Уиллоу? – выдохнула она.

Муж обнял ее за плечи.

– Все будет хорошо, милая. Сейчас ее осматривают, но на месте аварии она была в сознании и разговаривала с нами.

Уткнувшись лицом ему в грудь, Рейчел облегченно всхлипнула, а в дверях показался встревоженный Люк.

– Все в порядке, – поспешил успокоить его Дункан и кивнул Дженкинсу, предлагая ему отойти с ним в сторону.

– В машине пахнет бурбоном, – сказал он, когда они оказались достаточно далеко от остальных, – а Уиллоу его никогда не пьет. И ее портфель украли. На месте аварии должны остаться какие-то доказательства присутствия второй машины. Может, содранная краска на переднем бампере или отпечатки чьих-то пальцев.

– Если человек был в перчатках, то никаких отпечатков не будет, – нахмурился Дженкинс, – но если произошло столкновение, на джипе действительно должны остаться следы. – Он с сомнением посмотрел на Дункана. – Но зачем кому-то понадобилось сталкивать Уиллоу с дороги, а потом вливать в нее виски?

– Она помощник прокурора штата, – напомнил ему Дункан, – и могла здорово досадить кому-то.

Немного подумав, Ларри задумчиво кивнул.

– Я позвоню ребятам, которые работают на месте аварии, пусть поищут доказательства столкновения. Правда, после того как там поработали пожарные со своим оборудованием, особенно рассчитывать на успех не приходится.

– А если содержание алкоголя в крови окажется выше дозволенного, ты сможешь пока не давать делу хода?

Ларри опять немного подумал и пожал плечами:

– Попытаюсь. – Он посмотрел Дункану прямо в глаза. – Даже не знаю, ненавидеть тебя за то, что ты отбил у меня Уиллоу, или благодарить. Роман с ней – это занятие не для слабонервных.

– Я еще не отбил, – признался Дункан, оглядываясь на дверь кабинета. – А нервы у меня и у самого уже на пределе.

Ларри засунул руки в карманы.

– Но деньги я поставил все-таки на тебя, – сообщил он, отворачиваясь и направляясь к автоматическим дверям.

Из кабинета показался врач, огляделся и подошел к Рейчел.

– Вы сестра Уиллоу Фостер?

Рейчел шагнула ему навстречу.

– Да. Как она?

– Как ни странно, довольно хорошо. Несколько ссадин и синяков, сильный ушиб колена и небольшая трещина на правом запястье. Но в остальном все в порядке, даже сотрясения мозга нет. Так что если хотите, можете прямо сейчас забрать ее домой.

Рейчел вытянула шею, стараясь заглянуть за его спину.

– Я могу зайти к ней?

Доктор кивнул:

– Конечно. Считайте, что вашей сестре повезло. Ребята, которые ее доставили, говорят, что машина – всмятку. – Он слегка нахмурился. – Но поскольку ваша сестра пьяна, я не решился дать ей сейчас болеутоляющие. Возьмете их домой, и пусть она примет их на ночь.

– Пьяна? – удивленно переспросила Рейчел и тут же покачала головой. – Этого не может быть. Я разговаривала с ней за час до аварии, и она была совершенно трезвой. Она выпила пару бокалов пива за обедом, но это было задолго до ее отъезда.

– Анализ крови на алкоголь показал такую цифру, что от этой дозы даже слон начнет шататься.

– Это ошибка, – убежденно заявила Рейчел. – Сделайте новый анализ.

– Уже сделали, – заверил ее доктор. – К сожалению, мне придется сообщить о результатах в полицию. Произошла серьезная авария, а содержание алкоголя в ее крови в три раза выше дозволенного.

Свирепо сверкнув на него глазами, Рейчел повернулась к мужу, но Ки только покачал головой.

– Спасибо, – обратился он к доктору. – Мы можем зайти к ней?

– Только два человека, – ответил тот, строго посмотрев на Люка и Дункана. – И пусть медсестра расскажет вам, что надо делать, когда вы привезете ее домой.

Взяв Дункана за руку, Рейчел решительно направилась в кабинет. Ки остался за дверью.

Уиллоу сидела на каталке, удивленно глядя на пластиковую шину, наложенную на правое запястье. Медсестра, стоявшая рядом, ласково потрепала ее по плечу.

– Ну вот и ваша сестра пришла. – Она улыбнулась и отошла в сторону. – Все будет хорошо, – успокоила она Рейчел и, бросив подозрительный взгляд на Дункана, по дошла к ней ближе и прошептала: – Сейчас она еще немного пьяна, но когда протрезвеет, то сразу почувствует боль.

Не обращая внимания на их разговор, Дункан пытался определить, как можно прикоснуться к Уиллоу, не причинив ей вреда. Ее волосы еще не высохли, на левом виске и на подбородке красовались синяки, правая рука была забинтована, а левое колено под одеялом казалось гораздо больше нормального.

Уиллоу подняла на него большие карие глаза, в которых еще стояли слезы, неуверенно улыбнулась и здоровой рукой коснулась его груди.

– Я в порядке, Дунки, – прошептала она и тут же поморщилась от боли в разбитой губе. – Не волнуйся, а то у тебя такой вид, будто ты вот-вот упадешь в обморок.

Он осторожно взял ее руку и плотнее прижал к своей груди.

– Я знаю, что ты в порядке, детка, – мягко сказал он и тоже поморщился, словно ощутив ее боль. – К тому же троглодиты не падают в обморок.

– Нет, они спасают девушек, попавших в беду. – Пальцы Уиллоу крепко вцепились в его промокшую рубашку. – Я знаю, это ты нашел меня, Дункан. Я тебя ждала.

– Господи, Уилли, ну что же ты наделала! – подошла к ним Рейчел, улыбаясь сквозь слезы. – Ты разбила свою новую машину.

– Нет, я просто проверяла, как работают подушки безопасности, – пошутила Уиллоу, протягивая к сестре забинтованную руку. – Оказалось, отлично.

Рейчел смахнула слезы и попробовала засмеяться.

– А почему врачи говорят, что ты пьяная, Уилли? – возмущенно спросила она.

– Потому что, наверное, так оно и есть, – ответила Уиллоу и посмотрела на Дункана. – Дунки, пожалуйста, дай мне поговорить с Рейчел.

– Да, конечно. – Он наклонился и быстро поцеловал ее в волосы. – Я подожду за дверью.

Вместе с медсестрой Дункан вышел из комнаты и подошел к ожидавшим в коридоре Ки и Люку.

– Послушай, Ки, – твердо сказал он, – я считаю, что Уиллоу надо отвезти ко мне домой.

– Ты же сам понимаешь, что Рейчел будет против, – возразил Ки. – Она, черт возьми, только что едва не потеряла сестру.

Дункан устало вздохнул.

– Я понимаю, – кивнул он. – Но если то, что рассказала Уиллоу, правда, значит, ей по-прежнему угрожает опасность, и не стоит впутывать в это твою семью. Тем более Микаэлу и Ника.

– Не согласен. Уиллоу – тоже часть моей семьи, – покачал головой Ки. – А вместе с тобой, Люком и Ахавом мы сможем защитить ее от кого угодно.

– То же самое мы сможем сделать и в моем доме. Не впутывая детей.

– Рейчел не позволит, – не отступал Ки. Он положил руку на плечо Дункана. – Я понимаю твои чувства, приятель. Мы, конечно, можем попытаться уговорить Рейчел, но без борьбы она не сдастся.

– Когда я нашел Ахава, он сказал, что смог кое-что выяснить в баре рядом с портом, – вмешался Люк. – Вроде бы уже пару недель там маячат два парня, которые задают вопросы об Уиллоу. Они узнали, что она приезжала в город в прошлые выходные, и интересовались, когда приедет снова. Говорили, что они ее друзья из Огасты. – Ки с Дунканом внимательно смотрели на Люка. – Ахав сказал, что они больше похожи на тех, кого она сажает в тюрьму, чем на ее друзей.

– Когда он их видел? – спросил Дункан.

– Вчера вечером. Ахав собирался рассказать нам об этом сегодня в баре «Роза». Может, и еще о чем-нибудь, но у меня не было времени его выслушать. Я только завез его к вам и забрал Рейчел. – Люк сокрушенно покачал головой. – Мы как раз проезжали мимо, когда спасатели вытаскивали на дорогу то, что осталось от джипа, и Рейчел все видела. Сомневаюсь, что после этого она согласится хоть на минуту отпустить от себя сестру.

Из дверей кабинета вышла Рейчел и направилась к мужчинам. Дункан напрягся, приготовившись к борьбе и подыскивая аргументы, которые бы убедили ее отпустить Уиллоу с ним. Не исключено, что придется подраться с Ки, если он примет сторону жены. Но все это ерунда по сравнению с тем, что устроит сама Уиллоу, когда услышит такое предложение.

– Поехали. – Рейчел взяла мужа за руку. – Мне надо собрать вещи для Уиллоу.

– Ее не отпускают домой? – удивился Дункан.

– Нет. Просто она едет к тебе.

– Ко мне? – Дункан не верил своим ушам. – И ты согласна?

Улыбнувшись, Рейчел потрепала его по плечу:

– Нет, разумеется, но мне не оставили выбора. Уиллоу сама так захотела. Она рассказала мне о том человеке, который столкнул ее с дороги и украл портфель, и объяснила, что теперь она боится за Микаэлу и Ника. Уилли думает, что все это как-то связано с больными омарами.

– Ты знаешь об омарах? – недоверчиво спросил Дункан.

Рейчел кивнула:

– Конечно, мы же сестры. – Она пошла к двери. – Поехали, Ки. Надо успокоить Микаэлу. Она очень переживает за свою тетю. – Она вышла на улицу.

Пробормотав что-то о том, что ему никогда не понять женщин, Ки последовал за ней.

– Я думаю, мне лучше поехать с вами, – повернулся к Дункану Люк, – и переночевать у тебя.

– Спасибо, – кивнул Росс. – Но я хочу, чтобы сначала ты выяснил, куда увезли машину Уиллоу, и забрал оттуда ее сумку и другие вещи. А заодно постарайся узнать, что в полиции думают о причинах аварии. И сам взгляни на машину, если сможешь.

– Хорошо, – пообещал Люк. – А что с Молли? Она ведь в «Розе»? Я заеду за ней и привезу домой.

– Да, она сейчас командует в баре, – улыбнулся Дункан. – И надо сказать, с тех пор, как она этим занялась, у нас значительно прибавилось посетителей. И чаевые на нее так и сыплются.

Люк хмыкнул:

– Наверное, все дело в ее шотландском акценте Хотя, с другой стороны, у тебя ведь точно такой же акцент. Значит, дело не в нем, а в каких-то других особенностях.

– Только вот тебе не должно быть никакого дела до особенностей моей сестры, – проворчал Дункан. – Ты для нее слишком стар.

Люк фыркнул.

– У нас с ней такая же разница в возрасте, как у тебя с Уиллоу. Или ты уже смирился с тем, что твоя сестра выйдет замуж за овечьего фермера?

– Нет, просто я начал склоняться к маминой идее о Тауэре. – Дункан протянул Люку ключи. – Пожалуйста, заведи мою машину и включи печку. Я не хочу простудить Уиллоу.

Постучав в дверь кабинета, Дункан вошел и обнаружил, что Уиллоу, одетая в больничный халат и закутанная в одеяло, уже сидит в кресле на колесиках. Сестра вручила ему небольшой бумажный пакетик и листок бумаги.

– Здесь болеутоляющее и все инструкции. Как только Уиллоу почувствует себя лучше, ей обязательно надо будет показаться своему доктору.

– А где одежда, в которой она была? – поинтересовался Дункан.

– Уиллоу сказала, что ее лучше выбросить. Да, и вот ваша куртка, – сестра подняла куртку со стула. – Она немного запачкана кровью, но это отстирается.

Дункан сунул куртку под мышку и пробежал глазами записи медсестры. Ничего сложного, он вполне справится. Уиллоу с улыбкой наблюдала за ним.

– Значит, на ближайшую неделю ты назначила меня своей нянькой?

Ее глаза блеснули.

– Да, давно мечтала поиграть с тобой в доктора и больную. Я не могу поехать к Рейчел, Дункан, – добавила она уже серьезно. – Не хочу подвергать ее опасности.

– Ты права, – согласился он. – А как только тебе станет лучше, отправимся в море, поплаваем и отдохнем.

– Это было бы очень полезно, – вмешалась сестра, выкатывая кресло Уиллоу из кабинета. – Для выздоравливающих нет ничего лучше, чем свежий воздух и солнце.

Дункан шел рядом с ними, с трудом удерживаясь от того, чтобы не засвистеть от радости, что всю следующую неделю Уиллоу будет полностью в его распоряжении. А то, что она сама это предложила, еще более ценно.

Глава 10

Уиллоу дремала на плече Дункана, уткнувшись носом в его грудь, и улыбалась в темноте. Она чувствовала себя абсолютно счастливой и всем довольной. Накануне вечером Дункан привез ее домой, бережно уложил в свою постель, после чего, деликатно отойдя в сторонку, терпеливо ждал, пока иссякнет поток посетителей, желающих лично убедиться в том, что Уиллоу жива и относительно здорова.

Первыми в его доме появились Рейчел, Ки, Микаэла и Микки. Микаэла немедленно вскарабкалась на кровать и некоторое время внимательно изучала все ссадины, синяки и повязки Уиллоу. Потом она сама прочитала ей сказку из книжки, специально принесенной с собой, а закончив читать, заявила, что Микки так переволновался за Уиллоу, что лучше ему остаться ночевать здесь.

Сейчас Микки безмятежно спал, вытянувшись вдоль спины Уиллоу и положив голову ей на бедро.

Позже пришел Люк, который сообщил Уиллоу, что она кошмарно выглядит, и принес ее вещи, остававшиеся в джипе. Выяснилось, что все пробирки разбились вдребезги, а подводная камера, упакованная в металлический футляр, оказалась целой; все, что находилось в сумке Уиллоу, промокло, но не безнадежно, а одеждой, уложенной в чемодан, пообещала заняться Рейчел и спасти все, что еще можно спасти.

Потом Уиллоу познакомилась с Молли, и ей было трудно понять, каким образом у троглодита оказалась такая удивительно красивая, веселая и абсолютно цивилизованная сестра. Они были очень разными – высокий, внушительный Дункан и Молли, женственная от самого кончика элегантных туфель до сияющих зеленых глаз и гривы светло-рыжих кудряшек.

Довольно долго Дункан стоически мирился с таким количеством незваных гостей в своей спальне, но наконец не выдержал и выгнал всех вон, заявив, что Уиллоу нужен покой. Насчет покоя она засомневалась, когда, вернувшись в спатьню, Дункан разделся и улегся рядом с ней. Потом в течение десяти минут он препирался с Микки, пытаясь заставить того спать на полу, но когда, устав от спора, волк угрожающе зарычал, вытянулся рядом с Уиллоу и, вздохнув, закрыл глаза, Дункан признал свое поражение, обнял ее, тоже вздохнул и немедленно уснул. Решив, что более надежной защиты и желать нельзя, Уиллоу сладко зевнула и заснула, даже не закончив зевка.

– Доктор Дунки, вы не спите? – шепотом спросила она и почувствовала, что объятие Дункана стало чуть крепче.

– Не сплю. Как ты, детка? Тебе больно? Хочешь принять таблетку?

– Нет. Больно, но не очень. И шевелиться совсем не хочется. Мое лучшее лекарство – это ты.

Дункан осторожно погладил ее по руке, и Уиллоу теснее прижалась к нему, зарывшись пальцами в густые, мягкие завитки на груди. Ей было лень поворачивать голову и смотреть на часы, стоящие на тумбочке, но она догадывалась, что сейчас раннее утро. Снаружи по-прежнему завывал ветер, и мощные струи дождя колотили в окна старого особняка, построенного еще в девятнадцатом веке.

Этот большой участок, расположенный на берегу, в трех милях к востоку от Паффин-Харбор, Дункан приобрел еще до того, как купил бар. Красивый, но запущенный дом стоял на невысоком холме, выдающемся в океан.

– Хочешь пить? Принести тебе воды?

– Нет. – Уиллоу приподняла голову, поцеловала Дункана в грудь и устроилась поудобнее. – Я хочу лежать и разговаривать.

– Тогда давай поговорим. Расскажи, почему тебя столкнули с дороги?

– Расскажу, если пообещаешь не злиться. – Почувствовав, как Дункан напрягся, она пощекотала его грудь, – И не начнешь бить себя кулаком в грудь и бросаться немедленно меня спасать.

– Ты сказала Рейчел, что все дело в больных омарах. – Он не спешил давать обещания. – Почему ты так считаешь? Что-нибудь еще случилось?

– Какой-то человек в среду проник в мою квартиру и рылся в домашнем компьютере. – Подняв руку, Уиллоу провела пальцем по напряженно сжавшейся челюсти Дункана. – А еще кто-то ночью залез в мой кабинет и пролистал все файлы в рабочем компьютере. И украл кое-какие документы.

– Ты рассказала об этом своему начальнику?

– Нет.

– Почему?

– Потому что все это невозможно доказать.

– А теперь украли и твой ноутбук.

– Да. В нем были копии украденных документов, статьи об отравлении пестицидами, которые мы скачали из Интернета, и факс от Джейн Хантли. Джейн! – вдруг ахнула Уиллоу, поднимая голову. – А что, если опасность угрожает и ей? Они ведь могут забраться в ее лабораторию.

Дункан аккуратно вернул ее голову на место и успокаивающе погладил по волосам.

– Мы позвоним ей попозже и предупредим. Или предложим на время переехать сюда. Но как ты думаешь, Уиллоу, что происходит? Что вам удалось выяснить об этих омарах?

– Джейн почти уверена, что это отравление пестицидами и что пестицидов должно быть очень много, потому что омары погибают в радиусе полумили от острова.

– И вы считаете, что кто-то выбросил их за борт, проходя мимо острова? – мягко спросил Дункан. – Но мы не видели там никаких контейнеров. Могли их просто вывалить в море? Уиллоу покачала головой:

– Нет. Джейн сказала, что если бы пестициды просто вывалили за борт, их давно бы унесло течением. А раз омары все еще погибают, значит, источник заражения продолжает оставаться на месте и яд попадает в воду с каждым приливом. Поэтому ей и нужны пробы воды. – Уиллоу подняла голову и прищурилась, вглядываясь в темноту. – Этим мы и должны были заняться в выходные. Взять пробы воды и с помощью подводной камеры проверить дно пруда на острове.

Дункан снова прижал ее голову к груди.

– Так мы и сделаем. Как только шторм утихнет, сразу же выйдем в море.

– И возьмем с собой Джейн! – Уиллоу опять подняла голову, стараясь заглянуть Дункану в глаза. – Она нам поможет, а мы не будем за нее беспокоиться.

Даже темнота не помешала Уиллоу заметить, как недовольно нахмурился Дункан.

– Мы же хотели уехать вдвоем. И взять только Микки.

– Но от меня еще несколько дней не будет никакой пользы, а Джейн сможет работать матросом. Она родом из рыбачьего поселка, в море чувствует себя как дома. И она поможет тебе брать пробы воды.

– Нет.

– Но это же прекрасная идея. – Уиллоу все больше нравился ее план. – Послушай, а как насчет Люка? Мы можем и его взять с собой. У него ведь голубые глаза? И волосы скорее светлые, чем темные.

Аккуратно переложив ее голову на подушку, Дункан осторожно перебрался через Уиллоу, встал с кровати и темным силуэтом навис над ней.

– Какое, интересно, отношение ко всему этому имеет цвет глаз Люка? – потребовал он объяснений.

Уиллоу перевернулась на другой бок, откинулась на подушку и запустила пальцы в теплую шерсть Микки.

– Джейн питает слабость к голубоглазым блондинам. Если я расскажу ей про Люка, она не то что приедет, а примчится сюда.

– Люк занят тем, что отвлекает Молли от фермера.

От удивления Уиллоу открыла рот:

– Ты заставил своего лучшего друга отвлекать собственную сестру от жениха? Господи, Дунки, ты и впрямь пещерный человек.

Присев на краешек кровати, Дункан взял ее за подбородок.

– И это говорит женщина, которая только что предложила использовать Люка как приманку для своей ученой подруги? – усмехнулся он, и его белые зубы блеснули в темноте. – Мы с тобой стоим друг друга.

– Но из них получится прекрасная пара, Дункан. Джейн обожает приключения. И она очень хорошенькая.

Наклонившись, Дункан нежно поцеловал Уиллоу в губы.

– Ты тоже, детка. Особенно когда лежишь в моей постели.

Уиллоу снова откинулась на подушку и вздохнула.

– По-моему, наш роман никогда не начнется, – пробормотала она. – Боги сговорились против нас.

– Я предупреждал тебя, чтобы ты никогда не говорила слово «никогда». – Дункан встал, направился в ванную, включил там свет и повернулся к Уиллоу: – Будет тебе роман, детка. Только мне хотелось бы надеяться, что ты готова ко всем неизбежным последствиям.

Сделав это загадочное замечание, Дункан закрыл за собой дверь ванной. Услышав, как зашумел душ, Уиллоу повернулась к Микки:

– Ну и как вы думаете, мистер Маус, что он хотел этим сказать?

Вместо ответа Микки громко зевнул, соскочил с кровати и потрусил к двери, ведущей в холл. Откинув одеяло, Уиллоу свесила ноги и, включив ночник, постаралась рассмотреть свое левое колено. Врач в больнице не стал его перевязывать, и сейчас на нем проступил огромный черный синяк. Видимо, во время аварии она ударилась о дверцу машины.

Уиллоу осторожно встала, стараясь больше опираться на здоровую ногу. Особой боли она не почувствовала и решила, что доктор, наверное, прав и с коленом ничего серьезного. Двигаться она, кажется, сможет, хотя и довольно медленно. В целом все оказалось не так уж и плохо, хотя ощущение было такое, будто вчера ее несколько раз прокрутило в центрифуге стиральной машины, что, наверное, недалеко от истины, если вспомнить, как переворачивался джип, падая по склону.

Прохромав через комнату, Уиллоу открыла дверь, и Микки устремился по коридору в сторону кухни, а она медленно поплелась за ним, с удивлением разглядывая незнакомые стены и окончательно остолбенев при виде кухни.

И это дом Дункана? А где же ободранные белые шкафы, поцарапанный стол, раковина с отбитой эмалью и порыжевший от времени потолок? Где засаленная кухонная утварь тускло-зеленого цвета, как припомнила Уиллоу, где древняя плита, которую надо было топить дровами?

Вместо этого она стояла на кухне, словно сошедшей с цветных фотографий из журнала «Беттер хоумс энд гарденс». Уиллоу нисколько бы не удивилась, если бы сию минуту сюда вошел Эмерил Лагасс[3] и принялся готовить завтрак.

На новой кухне сияли гранитные поверхности и нержавеющая сталь. Шкафы были изготовлены из вишни, полы – из красного дуба. Встроенной плите с шестью конфорками мог бы позавидовать пятизвездочный ресторан. При этом помещение сохраняло все очарование старины, которое только выигрывало от соседства с новейшими технологиями. Роскошная кухня. Кухня эпикурейца. И уж точно не троглодита.

Уиллоу даже расстроилась, подумав, что вряд ли сумела бы приготовить здесь что-то достойное такого великолепия.

Наверное, прошлой ночью она действительно была совершенно пьяной, потому что ничего этого не заметила. Дункан пронес ее прямо в спальню, но они никак не могли миновать кухню, а Уиллоу даже не помнила, был ли в ней включен свет.

Откуда-то слева появился Микки и тихо гавкнул. Все еще недоуменно оглядываясь, Уиллоу доковыляла до прихожей, открыла дверь на крыльцо, выпустила волка и, еще раз пройдясь по кухне, направилась туда, где раньше была гостиная.

Вместо узкой и обшарпанной двери в нее теперь вела высокая, украшенная сложным орнаментом арка. Гостиную тоже невозможно было узнать. Исчезли старые двойные окна, и вместо них на океан выходила стена из сплошного толстого стекла. Древний камин, изнутри и снаружи покрытый толстым слоем сажи, превратился в очаг, выложенный серым речным камнем и занимавший теперь всю торцевую стену. На отполированном до блеска деревянном полу, в окружении кожаных диванов и кресел раскинулся толстый персидский ковер примерно такой же площади, как вся квартира Уиллоу в Огасте.

Подойдя к камину, она обнаружила, что дрова и растопка уже готовы. Оставалось только поднести спичку, что Уиллоу с удовольствием и сделала. Поленья сразу же ярко вспыхнули, и, стянув плед, лежащий на одном из кресел, она закуталась в него и уютным калачиком свернулась на диване. За окном хлестал дождь и завывал ветер, огонь в камине весело потрескивал, и Уиллоу отметила, что ей давно уже не было так хорошо и спокойно.

– Так ты смотришься еще лучше, чем в моей постели, детка.

Обернувшись на звук голоса, Уиллоу попыталась пригладить растрепанные волосы. Дункан, совершенно одетый, но босой стоял в дверях и держал в руках стакан воды и аптечный пузырек.

– Когда ты все это успел, Дункан? – Она обвела рукой комнату. – Это просто потрясающе.

Улыбнувшись одним уголком рта, он подошел ближе.

– Тебе нравится?

– Изумительный дом! Это настоящий дом… джентльмена.

Дункан оглядел собственную гостиную.

– Надеюсь, ничто здесь не напоминает пещеру, из которой я выполз, – хмыкнул он, и его глаза хитро блеснули.

Уиллоу прищурилась, изучающе рассматривая его:

– Кто ты все-таки такой, Дункан Росс?

Он опустился на диван рядом с ней, поставил на низкий столик стакан и пузырек, а потом осторожно приподнял ноги Уиллоу, удобно устроил их у себя на коленях и снова накрыл пледом.

– Я – человек, которого ты можешь любить, ничего не опасаясь, Уиллоу, – медленно ответил он, убирая за ухо прядь ее волос, упавшую на лицо. – Я лучше, чем кто-либо другой, кроме разве что Рейчел, знаю, какое ранимое у тебя сердце. Но со мной оно будет в полной безопасности, потому что я люблю тебя больше жизни, детка.

– Ох, Дункан, – прошептала Уиллоу, глядя прямо в его пронзительные зеленые глаза, – я не хочу, чтобы ты любил меня.

– Поздно, детка. Я полюбил тебя с того самого момента, когда впервые поцеловал на стоянке и ты мне сначала ответила, а потом ударила кулаком в ребра и начала скандалить.

– Это просто желание, Дунки.

– Да, – согласился он, – и желание тоже. – Он взял ее руки и прижал к своему сердцу. – И когда мы с тобой будем сидеть на веранде в креслах-качалках, наблюдая за тем, как наши внуки запускают на берегу воздушного змея, я буду желать тебя ничуть не меньше.

– А ты… Ты хочешь детей? – прошептала Уиллоу, не понимая, отчего так забилось ее сердце: от страха или от приятного волнения. – Я никогда не думала о детях…

– Неужели? – удивился Дункан. – Ты никогда не представляла себя мамой? Даже когда была ребенком?

– Ну, тогда, конечно, представляла. Но потом я выросла и узнала, что для того, чтобы завести детей, нужен еще и муж.

– И сразу же перестала об этом мечтать? Ты решила, что муж – это чересчур… Что тебя испугало, Уиллоу? Ты когда-нибудь пыталась сформулировать, чего именно ты боишься?

– Да. Того, что кто-нибудь разобьет мое сердце.

– Что ж, – серьезно кивнул Дункан, – такое может случиться. Мы всегда рискуем, когда открываем сердце для любви. Но ведь я-то нырнул с головой, а ты боишься замочить даже кончики пальцев.

– Ты хочешь сказать, что я трусиха? – возмутилась Уиллоу, хватая его за рубашку.

Покачав головой, Дункан отцепил от себя ее пальцы и сжал их.

– Ты самая храбрая женщина, которую я знаю, Уиллоу Фостер. Во всем, кроме одного, – уточнил он. – Ты вбила себе в голову, что если влюбишься в кого-нибудь – ну, скажем, в меня, – то не сможешь пережить, если со мной вдруг что-нибудь случится.

– Звучит чересчур мелодраматично, – поморщилась Уиллоу, пытаясь освободить руки.

Помня о ее забинтованном запястье и боясь сделать ей больно, Дункан отпустил руки Уиллоу, взял ее за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза:

– Но это же тупик, Уиллоу. Когда влюбляются, не думают об этом. А ты не решаешься перейти черту, потому что боишься потерять то, чего еще не имеешь.

Уиллоу молча смотрела на него, сердито сверкая глазами. Дункан осторожно поднес к губам ее руку, поцеловал в ладонь и покачал головой:

– Я просто хочу предостеречь тебя, детка. Нельзя спорить с природой. Неужели ты действительно думаешь, что можешь просто спать со мной, ничего ко мне не испытывая?

– Думаю.

– Ух-х, ну и дурочка! – неожиданно широко ухмыльнулся он. – Ну ладно, говори что хочешь, я просто не стану слушать и буду продолжать любить тебя. Так ты выпьешь таблетку?

Уиллоу нахмурилась. Черт бы его подрал! До чего же он самоуверен! Она ни за что, ни за что не станет влюбляться в Дункана Росса.

– Какая чудесная семейная сцена! – засмеялся Люк, спускаясь по лестнице. На последней ступеньке он остановился, зевнул, потянулся и провел рукой по растрепанным, действительно скорее светлым, чем темным волосам.

Уиллоу тут же вспомнила о своем замечательном плане.

– Люк, ты можешь на несколько дней сбежать из своей строительной компании, – начала она, не обращая внимания на Дункана, пытавшегося остановить ее, – и поработать матросом на шхуне «Семь к двум»? Нам надо взять пробы воды, а ты помог бы установить подводную камеру, – добавила она, решив пока не упоминать о Джейн Хантли.

Люк повернулся к Дункану:

– Мне казалось, вы хотите отправиться вдвоем. Чтобы все подумали, будто… – Он неопределенно помахал рукой в воздухе и посмотрел на Уиллоу. – Чтобы все подумали, что вы там крутите роман, а не занимаетесь разведкой. Если я пойду с вами, то маскировка не сработает, так ведь?

– Сработает, если мы возьмем с собой еще одну женщину, – воспользовалась моментом Уиллоу. – Пусть все думают, что шхуна «Семь к двум» – плавучий бордель.

– Молли? – оживился Люк. – Она тоже поплывет с нами?

Дункан поднялся с дивана, закутал ноги Уиллоу пледом и взял со столика пузырек с лекарством.

– Молли останется здесь и будет присматривать за баром, – сообщил он. – Уиллоу пытается сосватать тебе свою ученую подругу из Морского университета. Похоже, у Джейн Хантли слабость к мужчинам.

– Ты говоришь так, будто она нимфоманка. – Бросив на Дункана свирепый взгляд, Уиллоу с улыбкой повернулась к Люку: – Джейн занимается морской флорой, она талантливый биолог и к тому же моя хорошая подруга.

– Талантливая. Хорошая подруга, – фыркнул Люк. – В переводе это означает, что она носит очки с толстыми стеклами и никогда не употребляет в разговоре слова, в которых меньше двенадцати букв. – Он покачал головой и лениво почесал живот. – К счастью, я уже занят. Я отвлекаю Молли от фермера.

– Так ты знаешь, что Дункан тебя использует?

– Конечно, – ухмыльнулся Люк. – Мы же друзья. – Спустившись наконец с последней ступеньки, он подошел к камину, повернулся к нему спиной и задумчиво посмотрел на Уиллоу. – Сегодня прилетает Джейсон. Пусть он поработает у вас матросом. Талантливые биологи – это как раз по его части.

– Сегодня прилетает Джейсон? – удивился Дункан. – Зачем?

– Ки позвонил ребятам, но Мэт с Питером должны сначала доставить яхту владельцу, а Джейсон сказал, что прилетит и поможет чем сумеет.

– Я не помню, – вмешалась Уиллоу, – какого цвета у него глаза?

Люк недоуменно поднял брови:

– Черт, никогда не обращал внимания. Кажется, голубые. А что?

– Серые, – сердито поправил Дункан, вытряхивая из пузырька таблетку. – Прими, – скомандовал он, протягивая ее Уиллоу, – но только одну. По-моему, они плохо влияют на мозги. Скоро ты и мне станешь предлагать свою подругу.

Ничуть не испугавшись его грозного вида, Уиллоу хихикнула и проглотила таблетку, запив ее водой. Потом она натянула плед до подбородка, легла, пристроив голову на ручку дивана, и довольно сощурилась.

– Я люблю, чтобы бекон был зажарен до хруста, – объявила она, ни к кому в отдельности не обращаясь. – И еще, Дунки, где у тебя здесь телевизор? В субботу утром всегда показывают мультфильмы. Кстати, пора впустить в дом Микки.

Сообразив, что им предлагают удалиться, Дункан и Люк скрылись на кухне, а Уиллоу улыбнулась, глядя на огонь, и решила, что серые и голубые глаза – это почти одно и то же, а Джейсон, если подумать, гораздо больше подойдет Джейн, чем Люк.


К полудню дом опять заполнили гости, главным из которых, несомненно, был малыш Николас Оукс. Он уже вытащил все банки и коробки из нижних ящиков кухонных шкафов и сейчас занимался последним из них, в котором были пластиковые крышки. Микки помогал ему, гоняясь по полу за теми крышками, которым удалось укатиться.

Молли хлопотала у плиты – она готовила к обеду лазанью, а мужчины – Дункан, Ки, Люк и Ахав – обсуждали что-то в кабинете у Дункана. Уиллоу сидела за столом в компании с Микаэлой и Рейчел и угощалась «муравьями на бревне», «жабьими глазами в шоколаде» и «сандвичами со змеиными яйцами».

Несмотря на подозрительные названия, Уиллоу поедала эти вкусные, хотя и неожиданные блюда с большим удовольствием. Своими именами они были обязаны Микаэле и отчасти ее пяти с половиной дядюшкам. «Дядюшками» считались Дункан, Люк, Джейсон, Питер и Мэт: все они уже работали с Ки, когда родилась Микаэла, и малышка сразу же стала неотъемлемой частью их жизни. Ахав же до сих пор отказывался официально признавать ее своей родственницей, но каждый, кто хоть однажды видел их вместе, со всей очевидностью понимал, что просоленное сердце старого морского волка безраздельно принадлежит девочке. Микаэла называла его «полудядюшкой».

«Муравьями на бревне» оказались черешки сельдерея, намазанные арахисовым маслом и посыпанные изюмом; «жабьими глазами» – замороженные и облитые шоколадом виноградины; «сандвичами со змеиными яйцами» – зеленые горошины, закрепленные между двумя половинками банана при помощи все того же арахисового масла.

Услышав стук в дверь, Рейчел поспешно проглотила «жабий глаз» и пошла открывать. Микки, очевидно, решивший, что никто не должен входить в дом без его разрешения, залаял и побежал следом.

– Джейн! – услышала Уиллоу голос сестры из прихожей. – Как быстро ты доехала. Ужасно рада тебя видеть.

– Это твоя ученая подруга? – с набитым ртом спросила Микаэла.

Уиллоу кивнула и стерла с подбородка девочки излишки арахисового масла.

– Джейн тебе понравится, котенок. Она красивая, веселая и ничего не боится.

– Даже пауков? – не поверила Микаэла.

– Особенно пауков, – подтвердила ее тетя. – Джейн говорит, что пауки – это то же самое, что омары, только не такие вкусные.

– А она, что ли, их ела?

– Ела, – кивнула Уиллоу. – Однажды еще школьницами мы катались на байдарке, и нас выбросило на мель у одного из Лоцманских островов, и Джейн решила, что, чтобы не умереть с голода, надо есть насекомых. Она сама проглотила паука и меня заставляла.

– И ты съела? – с ужасом прошептала Микаэла.

Рассмеявшись, Уиллоу растрепала ее светлые кудряшки:

– Я отказываюсь давать показания, которые в дальнейшем могут быть использованы против меня.

Она осторожно встала со стула и отправилась встречать Джейн. Та с удовольствием возилась с Микки.

– Я всегда мечтала погладить волка, – сообщила она, выпрямляясь и вытирая щеки, – а этот к тому же и рас целовал меня. Бог мой, на кого ты похожа!

Уиллоу осторожно дотронулась до синяка на подбородке.

– Знаю, – сокрушенно сказата она. – Утром я посмотрела на себя в зеркало и чуть не заплакала.

Джейн покачала головой:

– Я специально остановилась у того места, где ты свалилась с дороги. Считай, что тебе повезло: еще чуть-чуть, и ты бы оказалась, в воде.

Взяв подругу за руку, Уиллоу повела ее на кухню.

– Счастье, что в новой машине имелись подушки безопасности. Джейн, это Молли Росс, сестра Дункана. Молли, это Джейн Хантли, подруга, о которой я говорила.

Вытерев руки полотенцем, повязанным у нее вокруг пояса, Молли поздоровалась с Джейн.

– Приятно познакомиться с вами, Джейн Хантли. – Ее зеленые глаза блеснули. – Здесь сегодня все утро только о вас и говорят.

Это сообщение ничуть не смутило Джейн.

– Рада познакомиться, Молли. Чем это пахнет? Соусом для спагетти? – поинтересовалась она, оглядываясь на плиту.

– Уиллоу сказала, что вы любите лазанью. – Молли вернулась к мытью сковородки. – Вот я и решила устроить испытание для новой плиты, которая непонятно зачем понадобилась моему братцу, – пояснила она, оглядываясь через плечо.

– Джейн, познакомься с моей племянницей Микаэлой, – позвала ее Уиллоу. – Она учится грести на байдарке, чтобы принять участие в гонках Четвертого июля.

Джейн протянула Микаэле руку:

– Значит, ты и есть та замечательная девочка, о которой я столько слышала? Моя племянница тоже участвует в гонке для начинающих. – Она внимательно оглядела Микаэлу. – Быстрее наращивай мускулы, если хочешь победить. Моя Джасмин твердо решила получить в этом году приз.

Поморгав, Микаэла предложила гостье стебель сельдерея.

– Хочешь «муравьев на бревне»? – хитро улыбнулась она.

Джейн уже протянула было руку за угощением, но, почувствовав, как крошечные пальчики вцепились ей в колено, наклонилась и подняла с пола упитанного малыша.

– А ты, наверное, Ник? – спросила она.

– Бо-о-о, – произнес Ник, показывая на Уиллоу.

– Да, у тети Уилли бо-бо, – согласилась Джейн.

Ник проверил ее собственную челюсть.

– Бо-о-о, – повторил он, качая головой.

– Нет, у меня нет бо-бо, – возразила Джейн, передавая малыша подошедшей Рейчел. – Он просто чудо, Рей.

– Спасибо, – улыбнулась Рейчел и опустилась на стул, усадив Ника себе на колени.

Микаэла протянула ему стебель сельдерея, однако вместо того, чтобы съесть его, Ник слизал арахисовое масло, а потом принялся играть с изюминами.

– Ну, – Джейн потерла ладони, – и где все эти великолепные парни, из которых я могу выбирать?

Уиллоу улыбнулась, Молли, забыв про посуду, повернулась и уставилась на гостью, а Рейчел даже бровью не повела: она знала Джейн уже много лет. За всех ответила Микаэла:

– Папа, Дунки, Лунки и Ахав в кабинете. – Она начала прикреплять изюм к новому стеблю сельдерея. – Джанки скоро приедет, и знаешь… – Наклонив голову, она задумчиво посмотрела на Джейн. – На твоем месте я бы выбрала Джанки. Он тоже почти ученый и тоже может съесть паука.

– Джанки? – не поняла Джейн.

– Вообще-то его зовут Джейсон, но когда я была маленькая, то не умела выговаривать «дядя Джейсон», поэтому назвала его Джанки, – объяснила Микаэла. Она вручила готовое угощение гостье: – На, бери. Это гораздо вкуснее пауков.

Джейн с удовольствием откусила кусок сельдерея и кивнула Микаэле, признавая, что та права. В этот момент из прихожей послышался шум, и в дом вошел промокший насквозь Джейсон.

Звонко залаяв, Микки бросился ему навстречу, подпрыгнул, оперся лапами о плечи и лизнул в подбородок.

– Привет, приятель! – засмеялся Джейсон, отбиваясь от волка. – Я тоже по тебе соскучился.

– И я соскучилась! – заорала Микаэла, бросаясь к вновь прибывшему. – Тебя уже сто лет не было, Джанки!

Подхватив девочку на руки, он подбросил ее в воздух, поймал и звонко поцеловал в щеку.

– Я тоже соскучился, котенок.

– Ой, какой ты мокрый! – взвизгнула Микаэла, пытаясь вырваться.

– А ты липкая, – парировал Джейсон, опуская ее на пол и направляясь в кухню.

Он подошел к Рейчел, поцеловал липкого Николаса в макушку, а его маму – в щеку, потом с улыбкой повернулся к Уиллоу, и его лицо тут же вытянулось.

– Ну у тебя и вид!

Уиллоу уже успела привыкнуть к тому, что все высказывают свое мнение о ее внешности, и поэтому просто улыбнулась в ответ, критически оценивая темный загар Джейсона, его вполне красивые серые глаза и – ура! – выгоревшие почти до соломенного цвета волосы.

– И я рада тебя видеть, – сообщила она, собираясь подвести его к Джейн, но в этот момент на кухню вернулись все остальные мужчины.

Пару минут продолжались общие приветствия, и за это время Уиллоу узнала, что Джейсона, Мэта и Питера уже несколько месяцев не было в городе.

Вдруг в толпу мужчин, слегка раздвинув ее плечом, вклинилась Молли.

– Привет, Джей!

– Молли? – изумился он и заключил девушку в объятия, – Когда ты успела так вырасти?

– Совсем недавно, – засмеялась Молли, тоже обнимая его. – Однажды утром проснулась, посмотрела в зеркало и решила, что хватит заплетать косички. – Она отстранилась и строго свела брови: – Если бы ты иногда приезжат с Дунканом в Шотландию, то узнал бы об этом раньше.

– Может, ты и выросла, но не особенно изменилась, – задумчиво почесал нос Джейсон и повернулся к Джейн.

Уиллоу собралась продолжить церемонию представления, но замерла, отказываясь верить своим глазам. Если бы она не знала свою подругу так хорошо, то решила бы, что та вот-вот упадет в обморок при виде такого количества высоких красавцев, толпящихся на одной кухне. Сапфировые глаза Джейн стали совершенно круглыми, щеки побледнели, а рот беспомощно раскрылся.

– Меня зовут Джейсон, – представился один из красавцев, обходя длинный стол и приближаясь к Джейн.

Та испуганно отступила, все еще не в силах произнести ни слова.

Уиллоу недоумевала. Чтобы Джейн растерялась, увидев четырех атлетически сложенных мужчин? Ну хорошо, пяти, если считать и Ахава. Наверное, она просто не может поверить своему счастью. Или тому, что такое количество тестостерона может сконцентрироваться в одной комнате.

– Это моя подруга Джейн Хантли. – Уиллоу взяла руку Джейн и протянула ее Джейсону. – Она биолог, занимается морской фауной и завтра пойдете нами в море.

– Лечите рыбок? – поинтересовался Джейсон.

Уиллоу ткнула онемевшую Джейн в бок.

– Н-нет, в основном омаров, – очнулась та и, покраснев, попыталась вырвать свою руку у Джейсона. Сделать это оказалось не так-то просто.

– Омаров? Вареных или запеченных?

– Ж-живых, – пробормотала Джейн, не в силах отвести взгляда от его улыбающегося лица.

– Я – Люк. – Оттерев Джейсона в сторону, ее рукой завладел другой красавец. – Ваша подводная камера не пострадала во время аварии, но нам придется купить новые пробирки.

Сжалившись над окончательно растерявшейся подругой, Уиллоу увела ее с собой, усадила за стол и вручила ей сандвич со змеиными яйцами.

– В твоей машине остались какие-нибудь вещи? – спросила она.

– Да, чемодан, – кивнула Джейн и вдруг ударила себя по лбу. – Я же привезла тебе сегодняшний выпуск местной «Дейли ньюс». – Она выскочила в прихожую и вернулась с портфелем. – Боюсь, ты стала звездой номера, – сочувственно сказала Джейн, вытаскивая газету.

Уиллоу молча смотрела на газету, не решаясь взять в руки. На первой странице была фотография разбитого джипа, крупный заголовок «Помощник прокурора штата Мэн обвиняется в вождении машины в нетрезвом виде» и большая статья, которая, не уместившись на одной странице, продолжалась на следующей. На кухне вдруг стало совершенно тихо, а Рейчел, Дункан и Ки подошли поближе, стараясь заглянуть в газету через плечо Уиллоу.

Она начала читать вслух:

– «В субботу вечером неподалеку от Уолкер-Пойнт помощник прокурора штата Уиллоу Фостер, находясь за рулем своего джипа, попала в серьезную аварию, в результате которой ее машина разбилась настолько, что уже не подлежит восстановлению. Других автомобилей на месте аварии не было. Фостер была доставлена в больницу Эллсуорта, где ей оказали первую помощь. К счастью, она не получила серьезных травм и в тот же вечер была отпущена домой. Содержание алкоголя в ее крови в три раза превышало допустимую норму.

Нам не удалось связаться с самой Уиллоу Фостер, но помощник шерифа Ларри Дженкинс сообщил нашему корреспонденту, что в настоящий момент полиция занимается расследованием обстоятельств аварии. Главный прокурор штата Джон Пак, которому мы дозвонились сегодня утром, заявил, что пока не готов давать комментарии по поводу произошедшего».

Пробежав глазами остаток статьи и поняв, что там нет ничего, кроме некоторых общеизвестных деталей ее биографии, Уиллоу со вздохом отложила газету. Все присутствующие смотрели на нее с нескрываемой тревогой. Поставив локти на стол, Уиллоу зарылась лицом в ладони.

– Ты не была пьяной, Уилли, – прошептала Рейчел, обнимая ее за плечи.

– Была, – всхлипнула Уиллоу. – К тому моменту, когда меня привезли в больницу, уровень алкоголя в крови зашкаливал. Чего тот парень и добивался. – Она посмотрела на Дункана. – Вот зачем он заливал в меня виски! Он не просто хотел украсть мой ноутбук, он хотел, чтобы вместо проблемы с омарами я занималась вот этим! – Она ударила по газете кулаком. Дункан молча кивнул.

– Мне надо срочно позвонить Паку. Можно я зайду в твой кабинет? – Уиллоу направилась к выходу, не дожидаясь ответа. – Где мой чемодан? – повернулась она к Рейчел. – Мне нужна косметичка.

– Я привезла все с собой. Только несколько вещей оставила дома в сушилке.

Рейчел принесла из прихожей чемодан.

– Сейчас мне нужна только косметичка, – нетерпеливо сказала Уиллоу.

Она дождалась, пока Рейчел найдет в чемодане пластиковую сумочку, открыла ее и извлекла наружу брелок-«флэшку». К счастью, Уиллоу перед отъездом на всякий случай упаковала его в непромокаемый пластиковый пакетик.

– Джейн, – обратилась она к подруге, – после разговора с Джоном мне надо будет воспользоваться твоим ноутбуком. Я хочу кое-что прочитать. Можно?

– А что такое «алкоголь в крови»? – вдруг вмешалась в разговор Микаэла, которая до этого молча слушала разговор взрослых. – Это та красная водичка, которую Дунки наливает в своем баре?

– Нет, милая, – ответила Уиллоу. – Это показатель того, насколько человек пьян.

– Тетя Уилли, а разве ты не знаешь, что пьяным нельзя водить машину? – нахмурилась девочка. – Нам в школе говорили, что из-за этого бывают аварии. Вот почему ты съехала с дороги и разбила свою машину.

Закрыв глаза, Уиллоу глубоко вздохнула, а потом подошла к Микаэле и обняла ее.

– Я не была пьяной, когда вела машину, котенок. Но после аварии я немного выпила, поэтому анализ и показал, будто я пьяна. Обещаю тебе, что никогда ни за что не сяду за руль пьяной.

– Это хорошо, – успокоилась Микаэла и широко улыбнулась. – Я тоже обещаю не садиться за руль пьяной. Когда вырасту, конечно, – пояснила она. – А сейчас я даже на велосипед не буду садиться, если выпью пива.

Поперхнувшись, Уиллоу вопросительно посмотрела на сестру и ее мужа. Онемевшая от возмущения Рейчел молча потрясла головой, Ки тоже казался искренне изумленным.

– Ты вообще не должна пить пива, пока тебе не исполнится двадцать один год, – строго сказал Дункан. Микаэла недоверчиво посмотрела на него:

– Даже пиво из нашего холодильника? Даже когда очень-очень жарко и я хочу пить, а кола кончилась?

Рейчел довольно сильно ударила мужа в бок.

– Я выкину все это пиво! – прошипела она. – Хочешь выпить – иди в «Розу».

– Это Мэт виноват, – наябедничал Люк. – Он давал Микаэле пиво, когда она была маленькой и никак не хотела засыпать.

– Мунки мне и сейчас разрешает немного выпить, – радостно сообщила девочка. – И Нику тоже, когда он с ним сидит. Мунки говорит, что это полезно для нашего пищесвар… для живота. И что в других странах дети пьют даже вино.

– Только не в Америке, – сказал Джейсон и подхватил Микаэлу на руки. – В Америке нельзя пить, пока тебе не исполнился двадцать один год. Я обязательно объясню все дяде Мэту, когда его увижу.

Убедившись, что Мэт будет должным образом наказан, Уиллоу направилась в кабинет Дункана, внутренне готовясь к предстоящему разговору, зная, что он наверняка будет нелегким.

Джону вряд ли понравится то, что про одного из его помощников пишут на первой странице газеты, а еще больше ему не понравится, что Уиллоу скрыла от него то, над чем она сейчас работает.

Возможно, ей стоит продлить свой незапланированный отпуск на две недели. Или даже на три.

Глава 11

Уиллоу что-то сердито пробормотала и попыталась отмахнуться от того, что ей помешало, но когда все-таки открыла глаза, то услышала тихий смех Дункана.

– Тсс, – прошептал он, заставляя ее сесть в постели. – Не шуми и постарайся никого не разбудить.

Она безуспешно пыталась разглядеть что-нибудь в слабом свете, просачивающемся в спальню из приоткрытой двери ванной.

– Который час? – Уиллоу откинула спутавшиеся волосы с лица и при этом чуть не угодила себе в глаз шиной, про которую совсем забыла. – Четыре часа! – возмутилась она, рассмотрев часы на тумбочке. – Ты разбудил меня среди ночи ради того, чтобы дать таблетку?

– Ты всегда такая злая, когда просыпаешься? – Дункан опять засмеялся и протянул ей не таблетку, а джинсы, футболку и свитер. – Одевайся. Нам надо успеть к утреннему отливу.

Уиллоу окончательно проснулась и только сейчас заметила, что Дункан полностью одет.

– Мы идем в море? Прямо сейчас? А Джейн и Джейсон уже встали?

– Нет. Они присоединятся к нам позже.

– А почему мы уходим так рано?

Дункан бросил на кровать пару шерстяных носков и, наклонившись, взял Уиллоу за подбородок.

– Потому что если я не заполучу тебя хотя бы на полдня, я совершу что-нибудь ужасное, о чем потом пожалею.

Уиллоу поморгала и вдруг почувствовала, что ей стало жарко. Похоже, у Дункана кончилось терпение и этим утром их роман наконец-то начнется, невзирая на приливы, отливы, течения и штормы.

Ухватившись за руку, держащую ее за подбородок, она просияла.

– Ты вполне мог заполучить меня этой ночью, но даже не сделал такой попытки.

– Потому что я не желаю заниматься с тобой любовью, когда вокруг столько пар любопытных ушей. К тому же спальня моей невинной сестры находится как раз над нашей.

Оттолкнув руку Дункана, Уиллоу спустила ноги с кровати.

– Если Молли – невинная девушка, – проворчала она, – то и я опять стала девственницей.

– Немедленно возьми свои слова обратно, – потребовал Дункан. – Наша мать последние десять лет только тем и занималась, что отгоняла от Молли мужчин, если подозревала их в дурных намерениях.

– Поэтому твоей сестре и пришлось искать себе парня по Интернету, – огрызнулась Уиллоу. – По-моему, и у тебя, и у твоей матери не все в порядке с головой. Сейчас же не каменный век, а двадцать первый. А Молли двадцать шесть лет, а не шестнадцать. И ты ее старший брат, а не глава клана Россов.

– Вот тут ты не права. Я стал главой клана шесть лет назад, после смерти отца.

– Ты чересчур серьезно к этому относишься, Дунки, – фыркнула Уиллоу. – Молли разумная молодая женщина, которая вполне способна позаботиться о себе.

– Хочу напомнить тебе, что она примчалась ко мне за помощью.

– Что лишний раз доказывает ее разумность. Она ведь не бросилась прямо в Новую Зеландию. Я думаю, ей просто хотелось сбежать подальше от матери, вот она и приехала сюда.

– Чтобы я помог ей разобраться с фермером.

– Нет, чтобы ты помог ей разобраться с матерью. Я даже не уверена, что этот фермер вообще существует. Просто Молли надоело, что с ней обращаются как с ребенком.

– Ты сделала такой вывод, проведя с ней один вечер?

– Нет. Я сделала такой вывод, потому что узнала в ней себя, – вздохнула Уиллоу. – Мой отец всегда указывал мне, что делать и чего не делать, и вечно беспокоился за меня, как ты за Молли. Как ты думаешь, почему в школе я была такой оторвой?

– Но тогда почему твоя сестра не такая?

– Она такая же, – улыбнулась Уиллоу. – Рейчел не менее упряма и тоже всегда все делает по-своему, просто у нее методы гораздо тоньше. Если я кричу, брыкаюсь и скандалю, то она действует не так открыто и не всегда добивается того, чего хочет.

Нахмурившись, Дункан скрестил на груди руки.

– Нельзя добиваться всего, чего хочешь, прокурор.

– Почему же?

– Жизнь так устроена. К тому же иногда мы хотим совсем не того, что действительно полезно для нас.

– Троглодит-философ, – усмехнулась Уиллоу и тоже скрестила на груди руки. – Вот ты решил, что хочешь меня. А вдруг это вовсе не то, что тебе полезно? Вдруг это самое вредное для тебя? – задумчиво спросила она.

– Что плохого может быть в том, что я люблю тебя?

– Я могу разбить тебе сердце.

– Можешь, но не станешь, – покачал головой Дункан. – Я тебя знаю, детка.

– Я могу умереть. Я чуть не умерла позавчера.

Быстро приблизившись к Уиллоу, он взял ее за плечи и прижал к себе.

– Верно, тогда мое сердце разбилось бы. Поэтому, надеюсь, в дальнейшем ты будешь вести себя осторожнее.

– Осторожнее? Но меня же столкнули с дороги.

Не отпуская ее плеч, Дункан отстранился и строго заглянул ей в глаза:

– Ты должна была рассказать кому-нибудь о том, что происходит. Рассказала бы мне, если не хотела говорить своему начальнику. Я бы приехал в Огасту и сам привез тебя сюда.

– Тогда нас обоих столкнули бы с дороги.

– Возможно, – согласился он. – Но мы были бы вместе.

Уиллоу ласково погладила его по щеке.

– Дунки, но это же как раз и доказывает, что я права. Если кого-то полюбишь, то не вынесешь, когда с этим человеком случится несчастье.

– Не «когда» случится, детка, а «если» случится. А никого не любить – все равно что жить только наполовину.

Вздохнув, Уиллоу забрала свою одежду и направилась в ванную. В дверях она остановилась, повернулась к Дункану и тихо сказала:

– Однажды, года два назад, мы разговаривали об этом с Рейчел. Она тогда изо всех сил старалась не влюбиться в Ки, а я убеждала ее, что это неправильно. А теперь ты хочешь доказать мне, что любить и потерять лучше, чем не любить вообще. Помнишь, ты написал мне на ладони, что можно убежать, но нельзя спрятаться? Ты ведь тогда не себя имел в виду? Ты имел в виду, что нельзя спрятаться от любви, да?

– Да.

– Но я ведь и не прячусь. Я хочу стать твоей любовницей.

– Ты пытаешься подменить любовь страстью, а это невозможно.

Уиллоу задумчиво наклонила голову:

– Тогда, может, не стоит и начинать?

– И не мечтай! – отрезал Дункан. – Ты сделала предложение, я его принял, и наш роман начнется ровно через две секунды после того, как мы бросим якорь у острова Тандер.

Уиллоу поняла, что сказано это совершенно серьезно, и у нее по спине пробежала странная дрожь – то ли от предвкушения, то ли от страха. Ничего не ответив, она зашла в ванную, закрыла за собой дверь и глубоко вздохнула. Впервые с момента знакомства с Дунканом Россом ей стало страшно оттого, что ее желание может наконец исполниться.


Стоя за штурвалом шхуны, Дункан внимательно вглядывался в бурное море, но все его мысли были заняты женщиной, которая стояла рядом и задумчиво потягивала из чашки горячий шоколад. Все два часа с тех пор, как они вышли из дома, Уиллоу была необычайно молчалива, и это начинало беспокоить его.

Дункан понимал, что чересчур торопит события, но ничего не мог с собой поделать. Он еще не оправился от ужаса, пережитого две ночи назад, и твердо знал, что сможет избавиться от него, только когда почувствует под собой ее горячее и живое тело.

Сегодня утром, когда Уиллоу спокойно напомнила, что могла погибнуть, он и сам на мгновение ощутил тот страх, который испытывала она. Но тем не менее он не боялся ее любить! И знал, что и Уиллоу тоже его любит, хоть и отрицает это с упрямством истинного юриста.

Ведь их отношения уже давно похожи на отношения любящих супругов, которые абсолютно доверяют друг другу и не нуждаются в словах, чтобы угадать мысли своего партнера. Вот и теперь Дункан отлично знал, о чем думает Уиллоу. Она наверняка уже начала жалеть о сделанном предложении – не потому, что больше не хочет его, а потому, что поняла, насколько сильно его хочет.

Он молча наблюдал за тем, как Уиллоу поставила пустую чашку и, неуверенно ступая по раскачивающейся палубе, прошла на нос шхуны. Микки, махая хвостом, побежал за ней следом.

Уже несколько часов назад штормовой фронт отодвинулся в океан, оставив после себя пронзительный северо-западный ветер, сильную зыбь и голубое, кристально чистое небо. Дункан решил не связываться с парусами, и шхуна легко рассекала волны под урчание мощного дизельного двигателя.

Солнце уже поднялось над горизонтом и начинало пригревать, когда они достигли спокойной воды с восточной, подветренной стороны острова Тандер. Даже грохот прибоя, разбивающегося о камни, был здесь глуше и не казался таким грозным. Дункан переключил двигатель на холостой ход, зафиксировал штурвал и тоже прошел на нос.

– Тебе здесь нравится? – спросил он, остановившись рядом с Уиллоу. – Бросим якорь? Она улыбнулась ему как-то непривычно робко:

– Сейчас здесь отлично. Но вечером придется перейти поближе к Лоцманским островам. По ночам здесь слишком сильный прибой.

– Можешь стать на штурвал, пока я займусь якорем? – спросил Дункан, вытаскивая тяжелый штырь, удерживающий якорную цепь.

– А что скажет Ахав, если узнает, что ты доверил мне его драгоценную шхуну? – засмеялась Уиллоу.

Обрадовавшись, что к ней вернулось хорошее настроение, Дункан улыбнулся:

– Скорее всего он сделает из меня отбивную. Если, конечно, кто-нибудь ему наябедничает. – И ты не станешь защищаться?

– Разумеется. Он же в два раза старше меня.

– Ты такой великодушный?

Дункан пожат плечами, не понимая, к чему она ведет.

– А разве ты не такая? Ведь ты же бросилась в бой сразу, как только узнала, что кто-то отравляет здесь воду, – он кивнул на остров, – и не успокоишься, пока виновный не окажется за решеткой.

– Мы очень похожи, Дункан.

– Да. Поэтому у нас все получится.

– Именно поэтому у нас может ничего не получиться.

Дункан обнял ее и поцеловал в нос.

– Ты только представь себе, какие у нас будут дети, – прошептал он. – Замечательные.

– Не замечательные, а ужасные, – засмеялась Уиллоу. Она тоже обняла Дункана и уткнулась носом ему в грудь. – У нас не будет ни минуты покоя.

– Ну и что? Зато не придется скучать. – На мгновение он еще крепче обнял ее, а потом, не давая шанса опять стать серьезной, подтолкнул к рулевой рубке. – Берись за штурвал, рулевой. Мне вовсе не хочется добираться до города вплавь и объяснять Ахаву, почему его драгоценная шхуна напоролась на скалы.

Палуба больше не качалась, и Уиллоу без труда добралась до штурвала. Микки посмотрел ей вслед, а потом, наклонив голову набок – точно так же, как это часто делала сама Уиллоу, – вопросительно взглянул на Дункана.

– Что ты на меня смотришь? – пожал плечами тот. – Иди за хозяйкой и постарайся внушить ей, чтобы не валяла дурака.

Коротко зевнув, волк потрусил по палубе вслед за Уиллоу.

– Малый вперед и лево руля! – прокричал Дункан, становясь у брашпиля.

Дождавшись, чтобы судно приняло нужное положение, он дернул рычаг, и якорь с громким всплеском упал в воду и потащил за собой цепь. Когда барабан перестал крутиться, Дункан махнул Уиллоу рукой и крикнул:

– Теперь дай задний ход и право руля!

Еще сотня футов якорной цепи ушла под воду, и шхуна резко дернулась, словно споткнувшись, когда якорь закрепился на грунте.

– Подай еще немного назад, – скомандовал Дункан, – а потом поверни штурвал влево и удостоверься, что якорь держит.

Убедившись, что судно не унесет ни к острову, ни в открытый океан, он подошел к рулевой рубке и улыбнулся, залюбовавшись на Уиллоу. Прикусив нижнюю губу и нахмурившись, она старательно выкручивала огромный штурвал, потом вернула его в нейтральное положение, зафиксировала и заглушила двигатель. После этого, подняв глаза на Дункана, Уиллоу удовлетворенно улыбнулась.

– Можешь называть меня «капитан Фостер», – гордо заявила Уиллоу и отдала ему честь. – А ты будешь моим старшим помощником.

– Я предпочитаю быть стюардом, – возразил Дункан, обнимая ее. Уиллоу обхватила его за шею и задрала голову.

– А что делает стюард? – поинтересовалась она, теребя ему волосы на затылке.

– Исполняет все пожелания капитана, – прошептал он в ответ.

– Все-все?

– Да.

– Даже… личные?

– Личные – особенно.

Дункан наклонился, чтобы поцеловать ее, и Уиллоу сразу же приподнялась на цыпочки и потянулась навстречу, приоткрыв губы. Он припал к ним и на несколько бесконечных секунд замер, впитывая в себя сладость шоколада, смешавшуюся с соленым морским воздухом и ее собственным нежным и свежим вкусом. Руки Уиллоу все крепче стискивали его шею, а язык, толкаясь, старался проникнуть в горячую глубину рта.

Застонав, Дункан схватил ее за бедра и поднял кверху, прижимая к себе. Изо всех сил обхватив ногами его талию, Уиллоу прервала поцелуй и зарылась лицом в его плечо.

– Я хочу тебя, Дункан, – прошептала она. – Сейчас.

Задрожав от желания, которое больше невозможно было сдерживать, он шагнул к трапу, ведущему к каютам, однако понял, что не сможет спуститься по крутым ступенькам с Уиллоу на руках.

– Иди вниз, – скомандовал он, опуская ее на палубу. – Я проверю якорь и сразу же приду.

Встав на цыпочки, Уиллоу еще раз быстро поцеловала его в губы.

– Где наша каюта? – спросила она, не сводя с него горящих глаз.

– Первая по левому борту. – Дункан открыл широкую дверь люка и помог Уиллоу встать на первую ступеньку.

– Дашь мне пять минут? – обернулась она к нему.

– Две, – ответил он сквозь стиснутые зубы. – И даже не пытайся надевать на себя эти нарядные кружевные штучки, детка. Я все равно их сразу же порву.

Он с удивлением отметил, что Уиллоу густо покраснела. Ничего не сказав, она начала быстро спускаться по трапу.

Глубоко вздохнув, Дункан поправил джинсы, вдруг ставшие тесными, посмотрел на остров и неожиданно рассмеялся. Горячая девочка! И хочет его не меньше, чем он – ее.

Он прошел на нос, проверил якорную цепь и внимательно оглядел горизонт. Наконец-то они остались совершенно одни. Дункан строго предупредил Джейсона, чтобы тот не смел появляться раньше полудня. Дункан решительно направился к трапу, но остановился, обнаружив, что Микки собирается спуститься впереди него. Взяв волка за шиворот, Дункан вернул его на палубу и встал на ступеньки, загораживая путь вниз. Микки уселся и, наклонив голову, вопросительно посмотрел на него.

– Останешься наверху и будешь нести вахту, – приказал Дункан и потрепал волка по голове. – Внизу мне твоя помощь не потребуется.

Закрыв за собой крышку люка, он быстро спустился вниз, подсчитав по дороге, что у них с Уиллоу в распоряжении имеется почти пять часов. Вполне достаточно, решил Дункан, чтобы завладеть сердцем девушки.

Глава 12

Неожиданно для себя самой Уиллоу вдруг обнаружила, что боится. Не стесняется. И даже не особенно нервничает. Просто боится раздеться, залезть под одеяло и предоставить себя в полное распоряжение Дункана.

Что-то изменилось в их отношениях, и произошло это в ночь аварии. В тот момент, когда он зашел в кабинет врача и остановился, молча глядя на нее. Именно тогда Уиллоу впервые почувствовала, что Дункан не добивается, не преследует, а… любит ее.

Конечно, он и до этого не делал из своего чувства секрета, но Уиллоу всегда старательно внушала себе, что это не любовь, а только желание. Желание гораздо безопаснее, чем любовь. Но за последние два дня между ними возникло какое-то новое напряжение. Словно Дункан, устав ждать, решил наконец-то доказать Уиллоу, что ему нужно не только ее тело, но вся она, и что на меньшее он не согласится.

Так в чем же дело? Что мешает ей сделать последний шаг? Что с ней не так?

Ее сестра сумела победить свой страх и бросилась в любовь с головой. Она обожает Ки и при этом кажется абсолютно счастливой. У нее чудесный муж, семья, о которой можно только мечтать, и она, похоже, ничуть не страшится будущего.

Правда, Рейчел всегда была храбрее Уиллоу. Спокойно, без лишнего шума и суеты она добивалась того, чего хотела, нисколько не беспокоясь о последствиях.

«Не то что я», – думала Уиллоу, разглядывая узкую койку, встроенную в борт шхуны. Чем больше она боится, тем больше шума поднимает, словно специально для того, чтобы никто не понял, какая она трусиха.

Но скрыть это от Дункана, конечно, не удастся. Очень скоро он поймет, что влюбился в перепуганную, глупую девчонку, которая может сколько угодно играть с огнем, но сама гореть не готова. Неужели, черт возьми, он не боится, что она и в самом деле разобьет его сердце?

– Незачем так рассматривать постель, – прошептал Дункан над самым ее ухом. – Клянусь, что клопов в ней нет.

Уиллоу вздрогнула и, прижавшись к нему спиной, почувствовала, как бьется его сердце.

– Я не хочу любить тебя, Дункан, – тихо проговорила она.

– И не надо, – сказал он, обнимая ее за плечи и медленно поворачивая к себе. – Я не собираюсь заставлять тебя, детка. Моей любви хватит на нас обоих.

– Это несправедливо.

– Ну, Уиллоу, жизнь вообще не особенно справедлива, – вздохнул Дункан, крепче обняв ее. – Поэтому она и интересна.

Он наклонился и поцеловал ее в губы, и Уиллоу ответила ему со всей страстью, копившейся восемнадцать долгих месяцев. Черт с ними, со всеми страхами и опасениями! Сейчас она не станет ни о чем думать и просто будет заниматься любовью с этим великолепным красивым мужчиной.

Не прерывая поцелуя, Уиллоу потянула Дункана за собой и начала расстегивать его рубашку, слегка отстранившись, чтобы он мог достать пуговицы на ее одежде.

Они нетерпеливо раздевали друг друга, останавливаясь лишь затем, чтобы восхититься каким-нибудь вновь открывшимся участком тела. Пока Дункан целовал ее обнаженные плечи и расстегивал джинсы, Уиллоу нетерпеливо сорвала с него рубашку и прильнула губами к груди, судорожно дергая пряжку его ремня.

Охватившая ее лихорадка достигла пика, время остановилось, а весь мир сосредоточился в этом удивительном мужском теле, таком живом, горячем и гладком под ее ладонями.

Дункан осторожно подталкивал ее назад, пока она наконец не откинулась на спину. Тогда одним движением он стащил с нее джинсы вместе с кружевными трусиками, затем так же быстро избавился от своих, лег рядом с Уиллоу и прижал ее к себе.

Его кожа была такой горячей, что Уиллоу показалось, будто ее охватил огонь.

– Да, – прошептала она, зарываясь лицом в его грудь.

– Да, – выдохнул Дункан и потянулся к ее губам. – Ты такая чудесная, детка… Такая живая…

Обхватив голову Дункана, Уиллоу впилась в его рот. На ощупь найдя ее руки, Дункан закинул их за голову, прижал к подушке и, отстранившись, посмотрел на нее так, что Уиллоу перестала дышать. Его тяжелый зеленый взгляд медленно, словно гладя, скользнул по лицу, по шее, остановился на тонком лифчике, скрывающем грудь. Палец, едва задев кожу, подцепил застежку, расстегнул ее и отбросил маленький кружевной лоскуток прочь.

Уиллоу почувствовала, что краснеет, когда Дункан осторожно коснулся уродливого синяка от ремня безопасности, который начинался на левом плече, пересекал грудь и заканчивался у самой талии.

– Хорошо, что ты купила новую машину, – прошептал он, наклоняясь и целуя синяк. – Она спасла тебе жизнь.

Уиллоу казалось, что эта медлительная нежность убивает ее. Она нетерпеливо заворочалась, пододвигаясь так, чтобы ее грудь оказалась под его губами, и тихо застонала, когда набухший сосок скользнул ему в рот. Но Дункан по-прежнему не отпускал ее руки, а нетерпение все нарастало, и она едва не закричала, когда губами он захватил другой сосок. Закинув ногу ему на бедро, Уиллоу попыталась прижать его к себе и даже скрипнула зубами от досады, когда ей это не удалось. Дункан засмеялся.

– У нас куча времени. – Он поцеловал ее в шею и заглянул в глаза. – Я и забыл, какая ты нетерпеливая.

– Прошло целых полтора года, Дункан! Я умру, если сейчас же не почувствую тебя внутри, – взмолилась Уиллоу и, закинув ему на бедра уже обе ноги, изо всех сил потянула его к себе.

Дункан перестал смеяться.

– Если ты не собираешься заводить детей прямо сейчас, тебе придется подождать еще минутку, детка, – пре дупредил он, залезая свободной рукой под подушку.

Уиллоу сразу же разжала ноги и дала ему возможность разорвать маленький блестящий пакетик – один из трех, как она успела заметить. При этом Дункану пришлось освободить ее руки, чем Уиллоу немедленно воспользовалась. Она тут же принялась жадно гладить и терзать его великолепное тело, широкую грудь, мускулистые плечи – и скоро почувствовала, как и он задрожал от нетерпения.

Уиллоу широко улыбнулась:

– Неужели ты захватил всего три штуки?

Не отвечая, Дункан надел презерватив и только после этого посмотрел на нее.

– А я-то думала, ты предусмотрительный человек, – продолжала Уиллоу, не обращая внимания на опасный блеск его глаз. – Хорошо, что моя сестра знает меня лучше, чем ты, и положила мне в чемодан два десятка.

Так же молча Дункан опять поймал руки Уиллоу, закинул их на подушку и, немного приподнявшись, медленно опустился между ее бедер. Коротко вдохнув, Уиллоу замолчала, почувствовав, как горячий кончик его члена уперся в нее.

Свободной рукой Дункан откинул волосы с ее лица и неторопливо поцеловал в висок. Уиллоу не могла уже больше терпеть. Снова обхватив его бедрами, она выгнулась дугой и жарко зашептала ему прямо в губы:

– Пожалуйста… Дункан… сейчас… пожалуйста…

Наверное, и терпение Дункана иссякло, потому что он отпустил ее руки и очень осторожно, с невыносимой медлительностью вошел в нее.

Уиллоу хрипло выдохнула и попыталась расслабиться, но ничего не получилось, потому что сердце ее колотилось, как прибой о камни острова Тандер. Она не могла понять, что возбуждает больше: плоть Дункана, заполняющая ее изнутри, или неотрывный, пронизывающий взгляд его зеленых глаз.

Для Уиллоу все кончилось, едва успев начаться. Словно давно сжатая, тугая пружина вдруг лопнула и распрямилась где-то внутри, пронзив ее всю с головы до пят острым, как боль, наслаждением.

Ее крик эхом отозвался в маленькой каюте. Дункан, не прекращая движений, лишь немного замедлил темп, давая Уиллоу возможность передохнуть, чтобы затем снова увлечь за собой в чувственную бурю. Не отводя от Уиллоу глаз, он замечал каждую ее реакцию, каждую эмоцию. На этот раз они кончили одновременно, и его хриплый возглас радости смешался с ее счастливым стоном.

Еще какое-то время Дункан не спешил выходить из нее, и, по-прежнему глядя друг другу в глаза, они молча прислушивались к последним пульсациям плоти, все еще слитой в одно горячее целое.

Наконец он закрыл глаза и со вздохом откинулся на спину. Уиллоу лежала, глядя на потолок, и улыбалась. Слава Богу, с засухой покончено, а ради такого благодатного дождя стоило и потерпеть.

– Да, – пробормотал Дункан, – засуха – это тяжелое испытание для тела.

Поняв, что произнесла последние слова вслух, Уиллоу повернулась и с любопытством посмотрела на него.

– Не хочешь же ты сказать, что за последние полтора года у тебя тоже никого не было?

– А ты считаешь, что я пользуюсь двойными стандартами? – нахмурился Дункан. – От тебя требую верности, а сам прыгаю из одной постели в другую?

– Но ты же…

Он зажал ее рот ладонью:

– Чур, не ругаться.

Помотав головой, Уиллоу высвободилась.

– Я хотела сказать, что ты же мужчина, – объяснила она и погладила его по щеке. – А я всегда знала, что верный мужчина – это мертвый мужчина.

– Или влюбленный до беспамятства, – проворчал Дункан и натянул на их разгоряченные тела одеяло. – Даю тебе тридцать минут на сон, – сказал он, прижимая Уиллоу к себе. – Нет, десять, после чего я намерен нанести существенный урон запасам, сделанным твоей предусмотрительной сестрой.


Весь остаток утра они провели, неторопливо и нежно занимаясь любовью и окончательно положив тем самым конец затянувшейся двойной засухе. Иногда они ненадолго засыпали, убаюканные легким покачиванием шхуны, потом просыпались и опять принимались радостно и медленно познавать друг друга или просто лежали обнявшись и молчали. Дункану казалось, что ему никогда не удастся насытиться окончательно, никогда не сможет он прижать к себе Уиллоу так крепко, чтобы исчезла из памяти та страшная ночь, когда он чуть не потерял любимую женщину. И Уиллоу, похоже, чувствовала то же самое.

Она спала, прижавшись к нему всем телом, и Дункан уже не понимал, где кончается он и начинается она. Ее теплое дыхание щекотало ему грудь, забинтованная рука была надежно спрятана под мышкой, а правую ногу она закинула на него, словно опасаясь, что он может исчезнуть.

Дункан глубоко вздохнул, разглядывая потолок. Если это так, то Уиллоу напрасно беспокоится. В ближайшие сто лет покидать ее он не намерен.

Над головой негромко тявкнул Микки, и Дункан услышал, как его когти простучали по палубе в сторону кормы. Похоже, их медовый месяц закончился. Наверное, приближается лодка Джеймса и Джейн, а это означает, что надо на время забыть о любви и заняться зловещими тайнами. Дункан знал, что не успокоится до тех пор, пока все тайны не будут разгаданы и Уиллоу больше ничто не сможет угрожать. Дункан осторожно разбудил ее:

– Просыпайся, детка, пора одеваться. У нас гости.

– Пусть уезжают, – пробормотала она, не открывая глаз. – Что ты сделал со мной, Дунки? Я не могу пошевелиться.

Он сел в постели, потянул за собой Уиллоу и отбросил волосы с ее недовольного лица.

– Похоже, я чего-то недоделал, раз ты просыпаешься в таком дурном настроении.

– Ну-у, это можно исправить прямо сейчас, – протянула она, лениво пробежала пальцами по его груди, животу и потянулась ниже…

Дункан успел остановить ее руку до того, как она достигла цели. Он решительно встал с койки и, невзирая на сопротивление, поставил на ноги Уиллоу.

– Душ здесь такой маленький, что в нем поместится разве что белка, – сообщил он, подталкивая ее к маленькой дверце. – Пока ты моешься, я достану твой чемодан. Оставь его здесь, когда оденешься. Я не хочу, чтобы ты поднимала что-нибудь тяжелее кружки кофе. – Поторапливая, он слегка хлопнул ее по попке.

Закутавшись в одеяло, Уиллоу прохромала к душевой кабинке, раскрыла дверцу и надменно бросила через плечо:

– Кстати, я сегодня еще не завтракала.

– А Джейн умеет готовить? – поинтересовался Дункан, натягивая джинсы.

– Джейн не умеет даже намазать хлеб маслом, – ехидно сообщила Уиллоу. – Так что готовить придется вам с Джеймсом.

Дункан замер с рубашкой в руках.

– Напомни мне, пожалуйста, зачем мы берем с собой женщин?

– Ты хочешь сказать, зачем мы берем с собой мужчин? – парировала Уиллоу. – Это мы, женщины, мозговой центр этой операции. А вы с Джейсоном – всего лишь грубая физическая сила.

И, царственным жестом сбросив одеяло, она скрылась в душе. В тот же момент Дункан почувствовал, как что-то толкнулось в борт судна.

– Эй, на шхуне! – раздался голос Джейсона. – Не мешало бы нам помочь.

Засунув ноги в мокасины, Дункан быстро поднялся по трапу и оказался наверху как раз тогда, когда Джейн Хантли с возмущенным криком перевалилась через низкое ограждение и приземлилась на палубу. Она тут же развернулась и, потирая ягодицу, набросилась на Джейсона:

– Я вполне способна забраться на судно и без твоей помощи! – Она сердито посмотрела на хихикнувшего Дункана. – Я родилась на море!

Вслед за ней на палубу поднялся насквозь мокрый, дрожащий от холода Джейсон с посиневшими губами.

– Родилась на море? – мрачно переспросил он. – Скорее всего от каракатицы.

Не обращая внимания на Дункана, он направился к трапу, задержавшись на секунду, чтобы потрепать по голове ликующего Микки.

– Ты что, купался в океане? – недоуменно спросил Дункан.

Расстегнув молнию на мокрой куртке, Джейсон с трудом вытащил из рукавов руки и зло кивнул на корму:

– Эта ведьма специально столкнула меня в воду.

– Подумать только, какое злодейство! – возмутился Дункан. – И наверняка без всякого повода с твоей стороны.

Лицо Джейсона стало еще мрачнее.

– Я сделал одно маленькое, совершенно невинное замечание, а в следующую секунду уже бултыхался в ледяной воде. – Он стащил с себя рубашку и швырнул ее на палубу. – А я и всего-то усомнился, сойдется ли у нее на груди спасательный жилет!

Дункан молча рассматривал трясущегося друга. Тот со злостью вылил из ботинок воду и уселся на палубу, чтобы стянуть с себя промокшие джинсы. Оставшись в одних трусах, он посмотрел на Дункана и обиженно прищурился.

– Черт возьми, эта женщина сложена, как амазонка, и должна бы сама знать об этом. И давно пора бы привыкнуть к тому, что ей говорят комплименты.

– Так это был комплимент? – поразился Дункан. – Да, друг мой, ты слишком долго был в море.

Поднявшись на ноги, Джейсон перегнулся через борт, посмотрел на шлюпку и опять повернулся к Дункану:

– Мне нужен мой рюкзак с вещами, а я так окоченел, что опять свалюсь в воду, если сам за ним полезу.

Вздохнув, Дункан перелез через ограждение, спустился в надувную шлюпку и перебросил на палубу рюкзак приятеля и еще множество сумок и металлических коробок, без которых, очевидно, никак не могла обойтись Джейн Хантли. Похоже, им всем предстоят веселенькие дни.

Глава 13

– Приятно, что есть на свете вещи, которые не меняются.

Стоя на крутом обрыве заброшенного каменного карьера, Уиллоу и Джейн внимательно вглядывались в воду старого пруда.

– Да, здесь все точно так же, как было раньше, если не считать линии прилива на стенках, – согласилась Уиллоу. – Только вода очень мутная. Как ты думаешь, это из-за шторма? Джейн с сомнением пожала плечами:

– Не понимаю, каким образом шторм мог взбаламутить воду в пруду, защищенном крутыми берегами. Можно только предположить, что океанская вода поступает сюда не через узкую трещину в граните, как мы считали раньше, а через какое-то более широкое отверстие. Возможно, даже через сквозную пещеру. Это бы объясняло, отчего вода такая мутная.

– Но мы же еще в школе облазали каждый дюйм этого острова и не встречали никаких пещер. Они ведь не появляются ни с того ни с сего. – Щурясь от солнца, Уиллоу повернулась к Джейн: – Либо они могли образоваться когда-то в результате вулканической деятельности, либо их специально создали люди, так ведь?

Джейн осторожно двинулась вперед по краю двадцатифутовой гранитной скалы, не сводя глаз с противоположного, совершенно отвесного берега.

– Когда ты упомянула, что на стенках старого пруда вдруг стали появляться следы прилива, я на всякий случай проверила данные о сейсмической активности в этом районе за последние десять лет. – Джейн говорила, не глядя на Уиллоу. – Оказалось, что прошлой зимой было зарегистрировано несколько подземных толчков, и два из них – достаточно сильные для того, чтобы в земной коре могли образоваться довольно большие трещины.

– Но в Мэне же не бывает землетрясений, – удивилась Уиллоу.

Джейн с улыбкой обернулась к подруге:

– Еще как бывает. Есть теория, что во время последнего ледникового периода здесь образовался массивный ледник, местами в милю толщиной, который с силой сдавливал тектонические плиты. По мере его таяния на пряжение уменьшается, что может вызывать землетря сения. Конечно, до смещения плит дело не доходит, но подземные пульсации периодически случаются.

Уиллоу задумчиво наклонила голову к плечу:

– И что-то подобное происходило в этом районе прошлой зимой?

– Да, в декабре и январе.

– И если в результате в граните образовались большие трещины, а там, – кивнула Уиллоу на мутную воду, – действительно что-то есть, то тогда все становится понятным. После каждого прилива это «что-то» попадает в море. И по времени почти совпадает. Больные омары начали появляться весной.

– Скорее всего они появились уже зимой, – уточнила Джейн, – но зимой рыбаки не ставят здесь ловушек, потому что омары мигрируют в более глубокие воды.

Уиллоу двинулась по краю скалы в противоположную от Джейн сторону, внимательно разглядывая гранитную стену пруда.

– Если ты упадешь, я не стану за тобой прыгать! – крикнул Дункан, появляясь из зарослей низкорослых сосен и опуская на землю два металлических ящика, принесенных со шхуны.

– Ты будешь стоять и смотреть, как я тону? – не поверила Уиллоу.

– Ну, может быть, кину тебе веревку.

– А я за нее стащу тебя вниз, – пообещала она.

– Все мое водолазное снаряжение вместе с баллонами весит в два раза меньше, чем это, – заявил Джейсон, – подошедший вслед за Дунканом, и с облегчением опустил тяжелую поклажу на мох.

– Поосторожнее! – вскричала Джейн, кидаясь к одному из металлических ящиков. – Это очень дорогие приборы.

– В очень надежной упаковке, – напомнил ей Джейсон. Присев на корточки, он скептически наблюдал за тем, как Джейн открывала коробки и проверяла оборудование. – Твоя драгоценная камера уцелела даже в автокатастрофе. Уцелеет и сейчас. Правда, от нее все равно не будет никакого толку. Вода слишком мутная.

Продолжения их разговора Уиллоу уже не слышала, потому что двинулась дальше по обрывистому краю карьера, осторожно нагибая голову, когда на пути попадалась низкая ветка, и внимательно глядя под ноги, чтобы не оступиться. Карьер размером в два футбольных поля располагался в западной, самой высокой части острова, всего в двух десятках метров от берега. В центре острова еще сохранились полуразрушенные постройки, остовы сломанных лебедок, обрывки стшгьных тросов и проржавевшая одноколейка, соединявшая каменоломню со старым гранитным причалом, выдающимся в море на пятьдесят ярдов.

Восточная оконечность острова представляла собой гряду зловещего вида рифов, о которые с грохотом разбивался прибой, а вся остальная территория, заросшая дикими розами, низкорослыми соснами и черникой и сплошь покрытая толстым ковром мха, напоминала запущенный парк. Единственное его население составляли многочисленные горластые чайки, которые сейчас кружились над морем, не меньше Уиллоу радуясь тому, что шторм наконец-то закончился.

– Ты ведь, кажется, говорила, что Рей Кобб и его приятели не один раз обшарили весь остров? – спросил догнавший ее Дункан.

– Да, три раза, – подтвердила Уиллоу, продолжая двигаться по периметру карьера. Вдруг она остановилась. – Но думаю, вот этого они не видели. Как, по-твоему, на что это похоже? – спросила она, указывая на землю.

Дункан наклонился, чтобы получше рассмотреть отчетливый след на мху.

– Похоже, тащили что-то тяжелое. Вон в том направлении, – махнул он в сторону берега, скрытого сосновой рощицей. Спустившись к самой воде, Дункан присел на корточки и задумчиво прикоснулся к свежим царапинам на гранитном берегу. – И было это совсем недавно, – заключил он. – Думаю, во время шторма. Похоже, что-то вытащили из пруда и поволокли к морю. – Он вернулся к Уиллоу, взял ее за руку, и, пройдя по хорошо заметному следу между соснами, они вышли на каменистый морской берег. – А здесь они погрузили это в лодку.

– Во время шторма? Это практически невозможно. Представляешь, какой здесь был прибой?

– Ветер дул с северо-востока, а значит, эта сторона была подветренной. – Дункан показал на крошечную бухточку, при входе в которую крупная зыбь разбивалась на мелкие пенистые гребешки. – Вон там они пристали и загрузили лодку. Видишь следы на мху?

– Неужели во время шторма?

– Самое лучшее время, если не хочешь, чтобы тебя увидели, ведь в здравом уме никто не выйдет в море при северо-восточном ветре.

– Никто, кроме преступников, которым есть что терять и которые готовы рискнуть ради этого собственной жизнью, – медленно кивнула Уиллоу и повернулась, собираясь возвратиться к пруду. Дункан остановил ее и привлек к себе.

– Не только собственной, но и твоей, – добавил он. – Похоже, твоя догадка была верной – это действительно одни и те же люди. А еще похоже на то, что они старательно заметают следы.

Уиллоу крепче прижалась к нему и уверенно заявила:

– Ничего у них не получится. Я отыщу такие доказательства, что комар носа не подточит.

– А тебе не кажется, что пора передать дело в официальное расследование?

Она серьезно посмотрела Дункану в глаза.

– Нет еще. Надо хотя бы понять, в каком направлении искать. Следы на мху – это еще не доказательство. Сначала выясним, что именно они вытащили из пруда, тогда, может, станет ясно, кто они такие.

Дункан вздохнул и прижал к себе ее голову.

– Даю тебе три дня, а потом сам иду к твоему шефу и сообщаю ему, чем ты здесь занимаешься.

– Поздно, – улыбнулась Уиллоу. – Вчера я сама обо всем рассказала ему по телефону. Он дал мне время до конца недели, чтобы во всем разобраться.

– А я даю тебе три дня. – Дункан легонько щелкнул ее по носу. – И на это время прилипаю к тебе, как сиамский близнец.

– Это меня вполне устраивает, – прошептала Уиллоу и, привстав на цыпочки, потянулась к его губам.

Дункан наклонился, и поцелуй получился таким глубоким и проникновенным, что Уиллоу забыла и о таинственном грузе, и о больных омарах, и о своем начальнике – обо всем, кроме Дункана Росса и того, что произошло между ними этим утром. Кого, черт возьми, она пытается обмануть, если совершенно теряет голову при одном только взгляде на этого мужчину?

– Я решил, что, когда вырасту, тоже стану биологом, – громко объявил Джейсон. – У них такие интересные игрушки.

Дункан неохотно прервал поцелуй и придержал голову Уиллоу, не давая ей обернуться к подошедшему приятелю.

– Ты и без того магистр по информатике, – проворчал он. – И был бы доктором, если бы не сбежал с женой декана.

Уиллоу высунула голову из-за руки Дункана.

– У тебя есть степень магистра, Джейсон? – удивилась она, а потом строго нахмурила брови: – И ты крутил роман с замужней женщиной?

– Я с ней не спал, – поспешил оправдаться Джейсон, метнув свирепый взгляд на Дункана. – Просто она была несчастна с мужем, и я решил ей помочь. Я понял, почему вода в пруду такая мутная, – быстро добавил он, явно желая сменить тему. – Это водолазы подняли ил со дна.

– Почему ты так решил?

Джейсон подошел ближе, и только сейчас Уиллоу заметила в его руках кусок гранита размером с футбольный мяч.

– На этом камне следы свинца. Я нашел его футах в восьми от карьера, у самой тропинки.

– Значит, они доставали из воды свинец? – предположила Уиллоу.

– Не думаю, – покачал головой Джейсон. – Еще на камне есть следы желтой краски. Скорее всего его использовали как утяжелитель при спуске. К тому же я нашел отпечаток водолазной калоши у самой кромки воды. Я считаю, они использовали особые водоотталкивающие гидрокостюмы и шлемы. Если вода загрязнена, это единственный безопасный способ.

– А Джейн уже установила камеру? – поинтересовалась Уиллоу.

– Да, но вряд ли это что-то даст. Там муть до самого дна. Сейчас она берет пробы воды. – Он повернулся к Дункану: – Мы тоже можем спуститься под воду. Оборудование на шхуне есть.

– Нет, – быстро возразила Уиллоу. – Это слишком опасно.

– Чего там опасного, детка? Простой пруд в старой каменоломне.

– А если костюмы промокнут? Вы заболеете тем же, чем омары и крабы.

– Если костюмы начнут промокать, мы первые об этом узнаем и сразу же поднимемся.

– Нет. – Уиллоу шагнула назад и скрестила на груди руки. – Пока я не узнаю, что там было – а может, и сейчас есть, – я не позволю вам туда лезть.

– Но если мы не спустимся под воду, вряд ли мы это узнаем, – возразил Джейсон.

– Значит, вызовем бригаду профессиональных водолазов. Пусть они обыщут пруд.

– Почему им можно нырять, а нам – нет? – поинтересовался Дункан. – Мы умеем это делать не хуже, чем они.

В самом деле, почему она готова рисковать здоровьем людей, которых не знает?

– Потому что это их работа, – нашлась Уиллоу.

Дункан хитро улыбнулся и тоже скрестил руки на груди.

– Осторожнее, детка. Вдруг я решу, что небезразличен тебе, и заважничаю?

– Черт подери, Дункан! – От досады Уиллоу даже топнула ногой, прекрасно сознавая, что он поступит по-своему. – Это моя операция, и я говорю, что вы не будете нырять.

Несколько секунд Дункан пристально смотрел на нее с совершенно непроницаемым выражением, а потом спокойно повернулся к Джейсону:

– Иди предупреди Джейн, что мы спустимся под воду, а потом подходи к лодке. Надо съездить на «Семь к двум» за снаряжением.

– Нет!

Взяв Уиллоу за плечи, Дункан с силой повернул ее к себе.

– Все будет в полном порядке, – пообещал он. – Мы пробудем под водой не больше получаса.

Здоровой рукой Уиллоу вцепилась в его свитер.

– Дункан, пожалуйста, не делай этого. Не надо мне ничего доказывать.

Он поцеловал ее в бровь.

– Может, я хочу доказать что-то себе, детка. – Он снова обнял ее и прошептал, касаясь губами волос: – А ты заметила, что я ни разу не попросил тебя стать моей женой?

Уиллоу нахмурилась. Дункан явно пытачся сменить тему и, надо признать, выбрал для этого весьма эффективный способ.

– Я… Да, заметила.

– А хочешь знать почему?

Она нахмурилась еще больше:

– Потому что ты предпочитаешь, чтобы за тебя это сделала половина города.

Дункан чуть смутился и покачал головой:

– Клянусь, эти слухи пошли не от меня. И я понятия не имею, кто все это начал. Уж точно не я. Я никогда не попрошу тебя стать моей женой, Уиллоу.

– Вот как? Никогда? – Склонив голову к плечу, она с подозрением рассматривала его. – Никогда не говори «никогда», Дунки.

– Ты хорошая ученица, – улыбнулся он.

– Так ты не хочешь на мне жениться? А тогда к чему все эти разговоры о детях и внуках?

– К тому, что тебе пора о них задуматься.

– Но ведь детей лучше рожать после свадьбы?

– Конечно, – кивнул он. – Но никакой свадьбы не будет, если один из нас не сделает предложения.

Уиллоу недоуменно смотрела на него и вдруг поняла, что он имеет в виду. От возмущения она открыла рот.

– Я? – ахнула она. – Ты ждешь, чтобы я сделала тебе предложение?

В глазах Дункана плясали веселые чертики.

– Вот именно, – кивнул он. – В романтической об становке, при свечах и с бриллиантовым кольцом.

Уиллоу была совершенно сбита с толку. Неужели он говорит серьезно?

– Ты с ума сошел?

По-прежнему улыбаясь, Дункан медленно кивнул:

– Мужчины чувствительны и нуждаются в доказательствах любви, Уиллоу. Поэтому я и хочу, чтобы ты сама попросила моей руки.

С трудом подавив желание лягнуть Дункана, Уиллоу потрепала его по щеке:

– Ох, Дунки, ты все-таки настоящий троглодит.

– А ты славная дурочка.

Он нагнулся и поцеловал ее, но так быстро, что Уиллоу не успела ответить, а потом разжал руки, повернулся и отошел от нее.

– Ты не будешь нырять! – прокричала Уиллоу ему вслед.

– Перестань метаться, Уилли. Ты скоро выбьешь в камнях дорожку.

Резко остановившись, Уиллоу посмотрела на подругу, а потом перевела взгляд на цепочку крошечных пузырьков, вырывающихся на поверхность пруда. Черт возьми, в какой же момент она потеряла контроль над своей операцией?

В тот самый, когда пригласила Дункана Росса поучаствовать в ней. Могла бы сообразить, что он сразу же возьмет инициативу в свои руки и начнет защищать и опекать ее. Вот и сейчас он полез под воду, невзирая на ее протесты, потому что хочет как можно скорее отвести от нее угрозу.

А то, что такая угроза реально существует, после аварии пришлось признать и самой Уиллоу. Вероятно, вокруг острова Тандер происходит что-то очень серьезное, раз преступники не побоялись связываться с представителем прокуратуры штата.

Не сводя взгляда с цепочки пузырьков, Уиллоу уселась на большой камень, подперев подбородок рукой. Какого-то важного куска не хватало во всей этой головоломке. Вряд ли кто-то стал бы предпринимать столько усилий, чтобы скрыть простой сброс токсичных отходов в море. Может, дело не только в этом отдельном случае?

– Так и есть! – воскликнула Уиллоу, вскакивая на ноги.

– Что? – спросила Джейн, оторвавшись от монитора камеры.

– То, что здесь произошло, – не единичный случай.

Джейн слегка побледнела и испуганно огляделась.

– Ты думаешь, сюда сбрасывают и другие отходы?

– Не обязательно сюда, – поправила Уиллоу. – Захоронения токсичных отходов могут производиться и на любом другом острове. Как ты думаешь, почему кто-то так старается помешать моему расследованию? Потому что существуют и другие могильники.

– Но ведь омаров ловят по всему побережью, от Канады до Нью-Хэмпшира. И никто из рыбаков не жаловался ни на что подобное.

Уиллоу задумалась и опять посмотрела на пруд. Джейн права.

– Да, но в тех могильниках может не быть утечки, – сообразила она. – Надо проверить и другие острова.

– Это огромная работа, – заметила Джейн. – В одном только штате Мэн больше двух тысяч островов. И большинство из них необитаемы.

Из глубины пруда к поверхности поднялась большая черная тень, а потом над водой показалось лицо в маске. Подскочив к краю карьера, Уиллоу легла на живот и посмотрела вниз.

Джейсон поднял на закрытый капюшоном лоб маску и выплюнул загубник.

– Ну и свалка там внизу, – тяжело дыша, сообщил он. – Мы нашли несколько велосипедов, два шезлонга, матрас и столько пивных банок, что из них можно выстроить Великую китайскую стену. Кто притаскивает на остров весь этот хлам?

– Подростки, – объяснила Джейн, устраиваясь рядом с Уиллоу. – А еще что-нибудь нашли, Джейсон? Бочки? Деревянные ящики? Большие мешки или куски пластика?

Он недоуменно поднял брови:

– Да, большие куски пластика там есть. А что? Это тоже важно? Я думал, нас интересуют только бочки и ящики.

– Деревянные ящики выстилают пластиком, если упаковывают в них химикаты.

Кивнув, Джейсон опять натянул маску и поднес ко рту загубник.

– Стой! – вдруг крикнула Джейн. – Нельзя совать его в рот. Он может оказаться зараженным. Вот. – Быстро вскочив, она нашла пластиковую бутылку с водой и кинула ее вниз. – Ополосни сначала.

– Вот теперь я вижу, что небезразличен тебе, Эйнштейн, – засмеялся Джейсон, обливая загубник водой.

Затем он засунул его в рот, а бутылку поставил на небольшой горизонтальный уступ в стене. – А где Дункан? – крикнула ему Уиллоу.

Джейсон опять выплюнул загубник, но на этот раз не стал опускать его в воду.

– Он нашел широкую впадину в западной стене, а на ней какие-то царапины. Сейчас проверяет их.

– Вы провели в воде уже больше двадцати минут, – напомнила ему Уиллоу. – Пора выходить.

– Скоро, – пообещал Джейсон, надел маску и избавился от дальнейших инструкций, быстро нырнув под воду.

– С ними все будет в порядке, Уилли, – попыталась успокоить подругу Джейн. – Я сама обследовала множество затопленных карьеров. Это то же самое, что нырять в бассейне.

– Через несколько недель начнутся каникулы, и здесь будет полно подростков, – задумчиво проговорила Уиллоу, не сводя глаз с пруда. – Хорошо бы придумать какой-нибудь способ не пускать их сюда.

– Легче остановить морской прилив, – фыркнула Джейн, возвращаясь к своим приборам.

При помощи дистанционного пульта она попыталась по-новому сориентировать подводную камеру, и на этот раз ей удалось разглядеть один из велосипедов, о которых упоминал Джейсон, и несколько банок из-под пива.

– Когда-то и мы очень неплохо проводили здесь время, помнишь? – сказала она, не отрываясь от монитора.

Уиллоу продолжала наблюдать за поверхностью воды и скоро обнаружила, что пузырьки Джейсона двигаются на запад, приближаясь к пузырькам Дункана.

– Конечно, – кивнула она, оглядываясь на подругу. – И как же так получилось, что мы обе до сих пор не замужем?

– Однажды со мной такое чуть было не произошло, – усмехнулась Джейн после недолгого молчания. – Но в последний момент я сообразила, что хоть я ему и нравлюсь, он понятия не имеет, что делать с моими мозгами. И у нас так ничего и не вышло. – Она пожала плечами. – Знаешь, я просто не встретила парня, которого… который мне подошел бы. Понимаешь, о чем я? – Джейн тоже посмотрела на пузырьки воздуха на поверхности пруда, а потом с улыбкой обернулась к подруге: – Может, я устрою этому сероглазому мачо серьезное испытание и посмотрю, не испугают ли его мои мозги. – Она вопросительно подняла бровь: – А ты, Уилли? Дункан же классный мужик. Красивый, сильный, умный и, несомненно, тебя любит.

– Он тиран и деспот, к тому же вбил себе в голову, что и я должна любить его.

Джейн посмотрела на нее с сочувствием.

– Ох, Уилли, но ведь Брэд погиб уже десять лет назад. Неужели ты позволишь, чтобы тот случай испортил тебе всю жизнь? Пойми, если ты никого не любишь – это еще не значит, что ты гарантирована от трагедий.

– По крайней мере от значительной их части.

– Нет, – покачала головой Джейн. – Это значит только, что ты всю жизнь будешь одинока.

– Я вовсе не одинока. У меня есть Рейчел, Микаэла и Ник. Мне их вполне хватает, и Дункан Росс мне не нужен. – Уиллоу села и повернулась к подруге: – А я уверена, что если каждую ночь буду засыпать вместе с Дунканом, садиться с ним за стол каждое утро и вечер, если рожу от него детей, то он завладеет мной до такой степени, что я совсем потеряю себя.

– Или, наоборот, найдешь, – мягко предположила Джейн. – Если кого-то любишь, то становишься не слабее, а сильнее, Уилли.

– Сказала одна старая дева другой, – фыркнула Уиллоу.

– Я по-настоящему не любила ни одного мужчину, но точно знаю, что когда-нибудь это произойдет. И когда я такого найду, я его уж точно не выпущу. – Джейн покачала головой. – И если у тебя есть хоть немного мозгов, советую тебе поскорее окрутить Дункана, пока он не разобрался, какой ты на самом деле подарок.

– Поздно, – тяжело вздохнула Уиллоу. – Он уже знает.

– И тем не менее не сбежал? – улыбнулась Джейн.

– Нет, но он хочет, чтобы я сама сделала ему предложение. Стоя на коленях, со свечами, розами и шампанским.

– Ох, Уилли! – Джейн с трудом сдерживала cwex. – Ну как же ты можешь не…

Ее прервал громкий лай Микки. Поискав его глазами, Уиллоу обнаружила, что волк стоит на противоположном берегу пруда и лает, глядя на воду.

– Как ты думаешь, где он пропадал? – спросила Джейн, быстро сматывая тросик подводной камеры.

– Обследовал остров, наверное, – предположила Уиллоу, торопливо направляясь к тому месту, где из воды появились две громоздкие фигуры. – Кажется, они что-то нашли.

– Захвати веревку, Уилли! – крикнул ей Дункан. Уиллоу вернулась за веревкой и опять поспешила к ним.

– Кидай сюда конец веревки, – скомандовал Дункан и улыбнулся: – Видишь? Я жив.

– Все равно в твоем личном деле появится запись о неподчинении приказу.

– А ты завела на меня дело?

– Вот такой толщины, – кивнула Уиллоу, широко разведя большой и указательный пальцы. – И с каждым днем оно становится все толще и толще.

– Тогда есть смысл начать новое. И вносить в него только мои выдающиеся свершения. Уиллоу театрально закатила глаза.

– Вот только выйди из воды! – пообещала она, кидая ему конец веревки.

– Привяжи другой конец к сосне, – проинструктировал ее Джейсон и, вставив в рот загубник, который до этого держал высоко над водой, взял веревку и опять нырнул. К Уиллоу подошла Джейн.

– Не бери его в рот! – крикнула она Дункану, который потянулся к своему загубнику. – Он уже грязный. Джейсон там без тебя справится.

Похоже, приказам, поступающим от Джейн, Дункан подчинялся более охотно. Он кивнул и поплыл к тому месту, где старая дорога подходила к самой воде. Уиллоу привязала к сосне конец веревки и поспешила Дункану навстречу.

– Я дождусь Джейсона здесь, – крикнула ей вслед Джейн. – Скажи Дункану, что ласты снять можно, а костюм – нет. Проводи его до океана и пусть хорошенько прополощется там.

Взмахом руки Уиллоу дала ей понять, что все будет сделано, и погладила подбежавшего к ней Микки. Вдвоем они подошли к Дункану, уже выбиравшемуся из воды.

Удивительно, как он мог стоять прямо и даже двигаться во всем этом тяжелом обмундировании. Больше всего Дункан напоминал сейчас пришельца с другой планеты, одетого в пуленепробиваемый скафандр. И несмотря на это, умудрялся выглядеть чертовски привлекательным.

– Джейн сказала, что перед тем, как раздеваться, тебе надо тщательно прополоскаться в океане, – предупредила его Уиллоу, наклонившись, чтобы подобрать ласты.

– Тогда тебе лучше их не трогать. – Дункан сам взял ласты и неуклюже направился к открытой воде. – Я нашел глубокую выемку в стене, похоже, там когда-то стояли тяжелые ящики. Сейчас прилив, и она затоплена, но, видимо, раньше, когда морская вода еще не проникала на остров, эта выемка всегда оставалась сухой.

Уиллоу остановилась:

– Ты хочешь сказать, что ящики не просто выбросили в пруд, а сложили в сухую пещеру? Дункан кивнул на ходу:

– Да, сделавшие это скорее всего решили, что там ящики будут в безопасности. – Он подвигал плечами, затекшими от тяжести кислородных баллонов. – Может, просто оставили их там ненадолго, но не успели забрать до того, как уровень воды повысился.

Уиллоу забежала вперед и отвела в сторону толстую ветку сосны, преграждающую путь.

– А что там пытается вытащить из воды Джейсон?

Они остановились на самом берегу, и Дункан кинул ласты в пену прибоя.

– Я обнаружил на дне куски досок, как раз под самой выемкой. Наверное, один из ящиков упал и разбился. А Джейсон отыскал куски камуфляжной ткани и пластика. А под досками я нашел вот это. – Дункан вытащил что-то из сумки, прикрепленной к поясу. Прежде чем отдать находку Уиллоу, он наклонился и тщательно прополоскал ее. – Похоже на накладную. Бумага, конечно, промокла, но кое-что разобрать все-таки можно.

Уиллоу взяла белый листок, запаянный в пластиковый конверт, а Дункан зашел по пояс в воду и уселся на дно, лицом к набегающим волнам.

Отложив бумагу, Уиллоу наблюдала за тем, как он сбросил с плеч тяжелые баллоны, тщательно прополоскал их в воде и поставил на высокий камень, поросший водорослями. За баллонами последовал пояс с утяжелителями, маска, перчатки и ножны, пристегнутые к правой ноге. Оставшись в одном костюме, Дункан встал на ноги и нырнул, а когда через несколько секунд опять появился на поверхности, весело помахал рукой Уиллоу:

– Не хочешь искупаться? Плохое настроение смоется без следа.

– С моим настроением все в порядке, – прокричала она, упершись руками в бедра. – А на тебя я еще очень долго буду злиться.

Не говоря больше ни слова, Дункан выбрался из воды, подошел к Уиллоу совсем близко и провел холодным мокрым пальцем по ее щеке.

– Ладно, Уиллоу, злись сколько угодно, – мягко сказал он. – Злость – это твоя защитная реакция. Так что можешь злиться, а я тем временем буду делать все, что могу, чтобы защитить тебя. Если для этого надо нырять в пруд, значит, тебе придется смириться с этим. Но могу обещать, что зря рисковать не стану. Особенно если ты будешь ждать меня на берегу.

Черт, умеет же он найти такие слова, после которых вся ее злость куда-то испаряется! Минуту назад она была готова убить его, а сейчас испытывает только огромное облегчение оттого, что погружение прошло благополучно.

– С ума с тобой сойдешь, – сердито бросила Уиллоу через плечо, отворачиваясь для того, чтобы подобрать конверт с листком бумаги. – Единственным подарком, которого ты от меня дождешься, будет билет в один конец до самой Шотландии.

Разумеется, она добилась только того, что Дункан довольно усмехнулся:

– Замечательный подарок, детка. Нет лучшего места для медового месяца, чем Шотландия. Я буду счастлив вас познакомить.

Ну что тут скажешь? Либо он абсолютно непробиваем, либо твердо решил вывести ее из себя.

Прошипев что-то сквозь зубы, Уиллоу круто развернулась на пятках и быстро пошла к пруду. Некоторое время она еще слышала у себя за спиной добродушный смех Дункана.

Глава 14

Сидя за маленьким столом на шхуне, Уиллоу наблюдала за тем, как Джейн пытается изалечь мокрую бумагу из пластикового конверта.

– А все-таки почему шхуна называется «Семь к двум»? – спросила Джейн, осторожно подцепляя маленькими щипчиками краешек листочка.

– Рейчел, Ки, Дункан, Джейсон, Мэт, Люк и Питер – это семь, – объяснила Уиллоу, – а Микаэла и Ник – это два. Раньше шхуна называлась «Шесть к одному», потому что тогда еще не было Рейчел и Ника, а когда они появились, Ки ее переименовал.

– Вот! – Джейн наконец-то вытащила листок и теми же щипчиками бережно развернула его. – Это вовсе не накладная. Это инструкция…

Она вдруг замолчала, и им обеим пришлось ухватиться за стол, чтобы не упасть, потому что шхуна вдруг подскочила на волне, а потом зарылась носом в воду. Уиллоу едва успела подхватить ноутбук Джейн, чуть не свалившийся со стола, а Микки, спокойно спавший в углу, заскользил по полу, уткнулся в противоположную стену, недовольно тявкнул и опять уснул.

– Ты уверена, что они там справятся? – с беспокойством спросила Джейн. – Может, мне стоит подняться и помочь, пока мы не проскочили мимо Лоцманских островов?

– Они справятся, – успокоила ее Уиллоу. – Какое-то время они буквально жили на шхуне. Так что там за инструкция?

– Ну, знаешь, как пишут на вкладышах к лекарствам: химический состав, побочные действия и что делать, если случайно проглотил, – объяснила Джейн, не сводя глаз с листочка.

– А там хотя бы сказано, что это такое?

– Да, это пестицид. – Она подняла голову и посмотрела на Уиллоу. – В концентрированном виде. Я почти уверена, что он был запрещен лет пять или шесть назад. По-моему, тогда выяснилось, что корма, обработанные им, опасны для скота. Чтобы это проверить, мне надо выйти в Интернет.

– Значит, он предназначен для сельского хозяйства?

– Как и большинство пестицидов. А этот, пока его не запретили, в основном, если не ошибаюсь, использовался при выращивании кукурузы. Возможно, «Кингстон корпорейшн» заключила в свое время контракт на его уничтожение.

– А там есть данные о производителе и номер партии?

Джейн опять занялась документом, осторожно перевернула его щипчиками и рассмотрела с другой стороны.

– Были, – сообщила она, качая головой, – но их смыло водой. Остались только две цифры и одна буква.

– Черт, не повезло, – вздохнула Уиллоу.

– Как раз повезло, Уилли. По крайней мере мы знаем, с чем имеем дело. И благодаря усилиям наших мужчин нам стало известно, что на дне пруда ничего не осталось. Период полураспада у этих пестицидов довольно короткий, и, если источника поступления больше нет, течения и приливы быстро очистят воду. И омары перестанут гибнуть.

– Но мы ведь так и не знаем, как они попали в пруд, – расстроенно сказала Уиллоу. – Если бы можно было прочитать имя производителя, то, порывшись в документах, я выяснила бы, кому поставлялись пестициды и кто мог привезти их на остров.

– Даже если они производились за границей?

– За границей? А что, и такое может быть?

– Скорее всего так и есть. Большинство удобрений и пестицидов, используемых в США, производятся за границей. Там и экологи не такие строгие, и рабочая сила дешевле.

– Черт! – упершись локтями в стол, Уиллоу закрыла лицо ладонями, сердито почесала лоб… а в следующую секунду поехала вместе со стулом и налетела на Джейн. Ноутбук, щипчики и документ попадали на пол, а Микки врезался в буфет и недоуменно взвизгнул.

– Ну хватит! – рявкнула Джейн, с трудом поднимаясь. – Сейчас я сброшу их за борт и сама встану к штурвалу.

– Это называется – бунт на корабле, – заметила Уиллоу, торопясь выбраться на палубу вслед за подругой, потому что не собиралась пропускать предстоящее зрелище.

Микки был, очевидно, совершенно согласен с Джейн, потому что первым вылетел на палубу и сердито облаял Джейсона, с невинным видом стоящего за штурвалом.

В тог самый момент, когда Уиллоу высунула голову наружу и сощурилась от яркого солнца, ударившего ей прямо в глаза, шхуна снова круто нырнула вниз, потом легла на правый борт, и большая волна обрушилась на палубу с такой силой, что Джейн швырнуло прямо на Джейсона.

Хищно ухмыльнувшись, тот обхватил ее руками и, не дав опомниться, зажал между собой и штурвалом.

– Хочешь, привяжу тебя к мачте, Эйнштейн? – со смехом предложил он. – Или проще сразу выбросить за борт?

– Тебя самого надо выбросить за борт, урод! – взвизгнула Джейн, пытаясь вырваться из стальных объятий. – Море абсолютно спокойное, а ты специально ловишь волну. Если хочешь острых ощущений, поезжай в Диснейленд!

Стоя на трапе и хихикая, Уиллоу с удовольствием наблюдала за этой сценой, когда две мощные руки вдруг подняли ее в воздух и, не дав опомниться, куда-то понесли. Через пару секунд она уже сидела в рубке на коленях у Дункана.

– Ну что, разве это не веселее, чем весь день корпеть над бумагами в душном кабинете? – улыбнулся он. – Надо почаще выбираться в море, чтобы подзаряжать батарейки.

– А что за острова остались у нас за кормой? Разве не Лоцманские? Вы что, их не заметили? Улыбка Дункана стала еще шире.

– Мы с Джейсоном уже сто лет не плавали вместе, поэтому решили немного прогуляться, перед тем как стать на якорь. Солнце не зайдет еще два-три часа. – Он обнял Уиллоу, закрывая ее от волны, опять обрушившейся на палубу. – Только не говори, что тебе это не нравится.

– Конечно, нравится, – вздохнула Уиллоу, любуясь тем, как ветер срывает белые барашки с волн. – Мне это так нравится, что я бы плыла и плыла до тех пор, пока океан не кончится.

– И я бы плыл с тобой, детка. – Дункан поцеловал ее в нос. – Расскажи, что вы нашли в той накладной.

– Это не накладная. Это инструкция, – объяснила Уиллоу, положив голову ему на плечо. – И в пруду действительно был пестицид, но Джейн говорит, что теперь, когда его там больше нет, то с прудом и с омарами все будет в порядке. Но я все-таки думаю, что штат должен еще раз послать водолазов и взять пробы воды, перед тем как начнутся каникулы и в пруду станут купаться подростки.

– А из инструкции ясно, где эти пестициды произведены?

– Нет. Все данные и номер партии смыло водой.

– И что ты собираешься со всем этим делать? Не ты ли говорила, что несколько сломанных досок, следы на мху и кусок бумаги – это еще не доказательства.

– Я привлеку к расследованию Береговую охрану и Службу защиты морских ресурсов и попрошу их присматривать за всеми незнакомыми судами в районе. А еще вместе со следователями и Отделом защиты окружающей среды мы начнем проверять все полигоны для опасных отходов в штате. Мы изучим каждую запись, каждую накладную и выясним, куда поступал груз за последние три дня. Эти ящики должны были куда-то переправить.

– Их могли просто выбросить в море, – мягко сказал Дункан, убирая с лица Уиллоу спутанные ветром волосы.

– Да, об этом я тоже подумала.

– А чем я могу помочь тебе? И каким будет твой следующий шаг?

Заправив волосы за уши, она прижала ладонь Дункана к своей щеке и улыбнулась:

– Следующим шагом я выйду из тени. Позволю просочиться слухам, будто в пруду мне удалось найти какие-то неопровержимые доказательства и что я вот-вот выйду на преступников.

– Нет.

– Когда люди напуганы, они начинают совершать ошибки, – продолжала Уиллоу, не обращая внимания на возражение Дункана. – Они могут решить поскорее уничтожить еще одно хранилище на каком-то другом острове. И тогда мы их поймаем.

– Нет.

Уиллоу погладила его руку, прижатую к ее щеке.

– Пока дело не закончится, меня будет охранять вся полиция штата, Дункан. Никакой опасности нет, потому что я буду просто сидеть за своим столом и рыться в документах, пока не найду в них след, который приведет меня прямо к преступникам на порог. – Она торжеству юще улыбнулась. – Я хочу лично постучать в их дверь и зачитать им их права. И при этом за моей спиной будет стоять целая куча полицейских. Ты тоже можешь прийти. Но имей в виду, если ты поколотишь парня, который столкнул меня с дороги, я не стану вносить за тебя залог.

– Я одобряю весь твой план, за исключением того, что ты собираешься изображать из себя приманку, – решительно заявил Дункан.

– Не я конкретно, – терпеливо начала объяснять Уиллоу, – а вся наша контора. Преступники не рискнут вести войну с прокуратурой штата, Дункан.

– Нет.

Уиллоу распрямила плечи и посмотрела ему в глаза:

– Тогда придумай что-нибудь получше.

– Ты и так все придумала правильно. Кроме распространения слухов о том, будто бы ты знаешь, кто они такие. Ищи доказательства в документах, но делай это тихо.

– Это невозможно. Мне придется привлечь к работе все наши отделы. Слишком много людей будет в курсе, и утечки информации все равно не избежать.

– Значит, надо прибегнуть к маскировке. Выдумай какую-нибудь другую причину, объясняющую твой интерес к этим документам.

Уиллоу решила, что об этом стоит поразмышлять. А пока она поудобнее устроилась у Дункана на коленях и опять принялась наблюдать за белыми барашками, ощущая, как обволакивает ее тепло его сильного тела. Еще одна волна обрушилась на палубу, и Уиллоу промокла бы до нитки, если бы Дункан вновь не заслонил ее. Она засмеялась, обняла его за мокрую спину и, обернувшись назад, посмотрела на свою подругу и Джейсона. Оба хохотали и боролись, потому что Джейн пыталась завладеть рулевым колесом.

– А что у нас сегодня на ужин? – Уиллоу повернулась к Дункану и невольно залюбовалась его загорелым лицом, спутанными ветром волосами и белозубой улыбкой.

– Сегодня за ужин отвечает Джейсон, поэтому, подозреваю, мы будем есть омара.

Дункан оказался прав. На ужин Джейсон предложил им омара, салат и очень неплохое вино. Правда, он совершенно забыл про десерт, но в последнюю минуту нашел в буфете пакетик полузасохшего мармелада, красиво разложил его на тарелке и полил шоколадным сиропом, который тоже нашелся в буфете и, похоже, стоял там с незапамятных времен.

Перед самой темнотой шхуна стала на якорь в спокойной маленькой бухточке под одним из Лоцманских островов. Вчетвером они неторопливо поужинали, уничтожив омара и весь мармелад, а около десяти мужчины пожаловались на усталость и разошлись по своим скромным каютам в противоположных концах шхуны. Микки опять был назначен вахтенным и поэтому спал на палубе.

– А я где буду спать? – шепотом поинтересовалась Джейн, выливая в свой бокал остатки вина из бутылки.

– Где хочешь, – ответила Уиллоу, отхлебнув колы из банки. После аварии она остерегалась прикасаться к алкоголю. – Выбирай любую каюту. – Она игриво подмигнула слегка захмелевшей подруге: – Свободную или занятую – как хочешь. Кроме вон той. – Она посмотрела на дверь, за которой скрылся Дункан. – Ту я уже застолбила.

Джейн потянулась, допила остатки вина и направилась в ту же сторону, куда ушел Джейсон. Уиллоу ничуть не удивилась, когда ее подруга выбрала свободную каюту. Она хоть и обожала высоких спортивных мужчин, но слишком доступной никогда не была. Уиллоу вообще подозревала, что во всех романах Джейн главным образом привлекает платоническая стадия обольщения и ухаживания, в ее случае больше похожая на схватку двух характеров. При этом подруга предпочитала сильных противников.

Оставшись в одиночестве, Уиллоу немного посидела, отдыхая и прислушиваясь к негромким ударам волн о корпус шхуны и поскрипыванию деревянных бортов. Рыбаки, которых они встречали сегодня днем, уже успели вернуться домой, и сейчас весь город, вероятно, горячо обсуждает новость о том, что Дункан Росс увез Уиллоу Фостер в море, а когда утром горожане обнаружат, что «Семь к двум» так и не вернулась в порт, ставки на Дункана вырастут до небес.

Уиллоу начинала подумывать, что и сама поставила не на ту лошадь. Может, Дункан и прав, когда говорит, что ей некуда спрятаться. Во всяком случае, от него. Или от любви.

Она зевнула, поднялась со стула и медленно пошла к своей каюте. Надо действовать так же, как Дункан, и решать проблемы в порядке очередности. Сначала она разберется с больными омарами, пестицидами и преступниками. А уж потом займется терзающими ее демонами и в результате либо вырвется на свободу, либо трусливо подожмет хвост и забьется в такую темную нору, что даже Дункан Росс не сумеет отыскать ее там.

Он, конечно, проснулся, когда Уиллоу тихонько скользнула в постель и устроилась рядом, но еще некоторое время продолжал притворяться спящим. Она была совершенно голой, теплой и замечательно пахла. Дункан испытывал такую огромную благодарность – ведь любимая женщина не погибла и даже серьезно не пострадала во время аварии, к тому же она позволила ему заниматься вместе с ней расследованием, – что был согласен терпеть ее борьбу за независимость еще лет пятьдесят. Он ее любит. Она лежит в его постели. А когда они вместе, остального мира просто не существует ни для него, ни для нее.

Остается только придумать, как удержать ее рядом с собой не только на эту ночь, но и навсегда.

Как раз с этой ночью никаких проблем не предвиделось. Дункан поймал руку, которая осторожно двигалась вниз по его животу, и зажал ее под мышкой.

Уиллоу поцеловала его в грудь и придвинулась ближе:

– В чем дело, Дунки? Перегрелся на солнце? Болит голова? Или еще не пришел в себя после сегодняшнего утра?

– Мы здесь не одни, детка, – прошептал он в ответ, чувствуя, как на лбу выступают капли пота. – Это ты придумала притащить на шхуну Джейн и Джейсона. Так что теперь веди себя скромно и спи.

Подняв голову, Уиллоу попыталась разглядеть его лицо в тусклом лунном свете, падающем из иллюминатора.

– Они же на корме, а мы на носу. Клянусь, я не буду ни стонать, ни кричать, что бы ты со мной ни делал, – пообещала она и попробовала пощекотать его захваченными в плен пальцами.

Вздохнув, Дункан перевернулся на бок и крепко прижал Уиллоу к себе, не давая пошевелиться.

– Спи, – шепотом приказал он и для верности прижал ее к койке ногой. – В другой раз подумаешь, перед тем как приглашать гостей.

– Ты это серьезно? – недоверчиво пробормотала Уиллоу и попыталась заглянуть ему в глаза. – Так вот почему прошлой ночью ты не пришел в спальню и позавчера даже не попытался заняться со мной любовью! Это из-за того, что мы были не одни в доме? Ты не можешь… заниматься этим, когда вокруг люди? – прошептала она с уважением.

– Не могу, – кивнул Дункан и прижал к себе ее голову.

Уиллоу опять попыталась вырваться.

– И в юности ты никогда не занимался любовью на заднем сиденье, пока твой друг вел машину?

Он покачал головой:

– Спи, Уиллоу.

– Спать? После того как я узнала такой секрет? – Вырвавшись наконец на свободу, Уиллоу легла на бок, подперла щеку рукой и устремила на Дункана прокурорский взгляд. – Я теперь ни за что не засну, пока не узнаю, откуда у тебя столь необычный комплекс. Расскажи мне, Дунки. Клянусь, – она положила руку на сердце, – что унесу твою тайну в могилу.

– Теперь ты от меня не отстанешь, верно? – недовольно поморщился Дункан и, когда Уиллоу подтвердила, что не отстанет, тоже лег на бок и подпер рукой голову. – Когда мне было восемь лет, родители на все лето сняли коттедж на острове Скай. Мы жили там вчетвером: отец, мать, я и Камден. Молли тогда еще не было. Вернее, не было, когда мы туда приехали. – Он покачал головой. – Но она, совершенно точно, уже существовала, когда в сентябре мы вернулись домой.

Дункан перевернулся на спину, закинул руки за голову и продолжал говорить, глядя в иллюминатор:

– Коттедж был совсем маленьким, и мы с Камденом спали на чердаке, как раз над спальней родителей. И я их слышал. – Он скосил на Уиллоу глаза. – Почти каждую ночь в течение трех месяцев я слышал, как мои родители занимаются любовью. Сначала я не понимал, что там происходит, беспокоился и даже пытался заглянуть к ним в спальню, но дверь всегда оказывалась запертой.

– Значит, из-за того, что ты слышал это, сам ты потом не мог… – Уиллоу осторожно коснулась пальцем его груди. – Дункан, но, наверное, они просто любили друг друга и хотели еще одного ребенка.

– Мне было восемь лет! – отрезал он. – А восьмилетнему ребенку не надо знать такого о своих родителях. Любовью следует заниматься, когда вокруг никого нет. Это интимный акт. Это, черт возьми, не спорт и не спектакль.

– А откуда же тогда у нас возьмутся дети? – хитро улыбнулась Уиллоу. – После того как родится первый, ты уже не захочешь делать второго, потому что первый может услышать.

– Мы подождем, пока он уйдет в школу, и тогда уже займемся вторым.

Неожиданно Уиллоу наклонилась и нежно поцеловала Дункана в губы.

– Бедный малыш, – прошептала она. – Так перепугался из-за самой простой и естественной вещи на свете.

– А ты сама разве никогда не слышала своих родителей? Или тебя это совсем не волновало?

– Конечно, слышала. – Уиллоу тоже легла на спину и прижалась щекой к его локтю. – Я даже не помню, когда я их не слышала. Наверное, мне казалось, что это совершенно естественно. Хотя мы хихикали, когда папа брал маму на руки и уносил ее наверх. – Она фыркнула. – Мне было тринадцать, а Рейчел шестнадцать, а папа все еще говорил нам, что они собираются вздремнуть после обеда.

Повернувшись к Уиллоу, Дункан положил руку ей на грудь.

– А ты сама когда-нибудь делала это на заднем сиденье машины?

Она посмотрела на него с подозрением.

– По-моему, это один из провокационных вопросов, на которые опасно отвечать. Вроде того как женщина спрашивает у мужчины, не кажется ли ее задница толстой в этих брюках. Если я отвечу «да», тебе это не понравится, а если скажу «нет», ты решишь, что я вру, потому что не доверяю тебе.

– Я не прошу тебя рассказывать о твоих романах. Я просто хочу понять, какой ты была в юности.

– Ужасной.

– Ты и сейчас не подарок.

– Но тебе же это нравится?

– Да. – Дункан наклонился и поцеловал ее грудь, а потом спросил, не поднимая головы: – Так ты считаешь, что это просто комплекс? И что с твоей помощью я смогу от него избавиться?

Потрепав его по волосам, Уиллоу улыбнулась:

– Да, и сейчас очень удачный момент, чтобы начать лечение. Здесь нет пружин, которые могут скрипеть, и мы постараемся делать все очень-очень тихо.

Дункан перекатился на спину и увлек за собой Уиллоу. Она села на него верхом, ногами обхватив за талию.

– Я уверен, что учиться никогда не поздно, – сдался он, закидывая руки за голову. – Приступай, Прокурор.

Похоже, Уиллоу только и ждала этого приглашения, потому что сразу же взялась за дело, и очень скоро хваленая выдержка Дункана изменила ему. Его хриплый крик наверняка услышали не только Джейн с Джейсоном, но и половина жителей Паффин-Харбор. И самое главное, ему было совершенно на это наплевать.

Ночь оказалась на удивление долгой, и, засыпая под утро, Дункан подумал, что для того, чтобы любить Уиллоу, надо еще больше сил, чем на борьбу с ней.

Глава 15

Мужчины заявили, что до начала работы было бы неплохо еще немного поплавать по заливу. Очевидно, ворочаясь всю ночь в одинокой постели, Джейсон решил, что добьется большего, если перестанет злить Джейн и попробует подлизаться к ней. А лучший способ сделать это – позволить ей управлять яхтой.

Приняв как должное оказанное доверие, Джейн все утро гоняла Джейсона и Дункана, приказывая то поднять, тo опустить какой-нибудь из парусов. Если бы Ахав увидел, какими рискованными галсами передвигается его драгоценная шхуна, то, наверное, слег бы с сердечным приступом. Или немедленно предложил Джейн стать его женой.

Только после полудня они опять бросили якорь у острова Тандер и, переправившись на берег, пошли к карьеру, возле которого спрятали вчера вытащенные из воды доски и брезент. Они не пробыли на острове и двадцати минут, когда из сосновой рощицы появились Рей Кобб и Фрэнк Портер.

Джейн заметила их первой и, взвизгнув, бросилась на шею Рею. Наклонившись к Джейсону, Уиллоу шепнула ему на ухо, что Кобб был первой любовью ее подруги, после чего Джейсон устремил на Рея пронзительный взгляд, способный превратить более чувствительного человека в камень.

Фрэнк Портер подошел к Уиллоу, несколько секунд с удовольствием ее разглядывал, а потом обнял и прижал к груди с удивительной для его возраста силой.

– Господи, девочка, – пророкотал он, – ты же ничуть не изменилась! – Его карие глаза блеснули. – И вид у тебя все такой же отчаянный. Слава Богу, что сейчас ты допекаешь не нас, а всяких бандитов в Огасте.

– И я рада тебя видеть, Фрэнк, – призналась Уиллоу, погладив его по заросшей щетиной щеке. – Как Линда?

Все еще не выпуская ее из объятий, старый рыбак нахмурился:

– Она вбила себе в голову, что я должен выйти на пенсию, чтобы мы могли переехать во Флориду. Как, скажи на милость, я стану жить в таком месте, где все время лето? Я недолго протяну, если буду рыбачить без передышки.

– По-моему, «выйти на пенсию» означает не рыбачить вообще, Фрэнк. Будешь валяться на пляже и любоваться на отдыхающих.

– Мне еще рано на пенсию, – проворчал Портер, выпуская Уиллоу и поворачиваясь к Дункану. – Фрэнк Портер, – представился он, протягивая руку. – А ты тот самый шотландец, хозяин бара «Роза»? – Он быстро взглянул на Уиллоу и опять повернулся к Дункану: – Я поставил двадцать баксов на эту девчонку. Ни разу не видел, чтобы кому-нибудь удавалось удержать ее при себе дольше, чем на пятнадцать минут.

– Дункан Росс. – Дункан пожал протянутую руку. – Я уже давно понял, что вместо того, чтобы спорить с океанским течением, лучше плыть по нему.

Несколько секунд старик, прищурившись, разглядывал Дункана, а потом кивнул головой и отвернулся, бормоча что-то насчет того, что надо, пока не поздно, поменять ставку.

– Боюсь, мы привезли плохие новости, – заговорил Рей, обращаясь к Уиллоу. – Грэмп не вернулся с моря и не отвечает на радиосигналы. В последний раз он сооб щил Милдред, что находится в восьми милях за остро вом Тандер и преследует какое-то подозрительное суд но. Мы как раз шли на поиск, но увидели вашу шхуну и решили поставить вас в известность.

Дункан шагнул к Уиллоу и обнял ее за плечи, хорошо понимая, как подействует на нее эта новость.

– Давно он пропал? – спросил он у Рея.

– Вышел в море вчера утром. Сразу же, как кончился шторм.

Значит, в то же время, что и они. Только они вышли из Паффин-Харбор, а Грэмп – из порта, двенадцатью милями севернее.

– А он сообщил, за каким именно судном следит? – вмешался Джейсон. – И почему оно показалось ему по дозрительным?

Рей кивнул:

– Он сказал, что это рыболовный катер, но раньше он его здесь не встречал. И еще сказал, что на нем не видно никакого рыбацкого оборудования. – Рей посмотрел на Уиллоу. – Грэмп знает все рыболовные суда на побережье от Голубых холмов до Уинтер-Харбора. И если он говорит, что судно подозрительное, то я ему верю.

– И я верю, – согласилась Уиллоу и повернулась к Дункану: – Мы должны помочь в поиске.

– Конечно, – кивнул он и, наклонившись, принялся сворачивать брезент и куски пластика, которые они уже успели разложить. Джейн и Джейсон помогали ему.

– А это что? – поинтересовался Фрэнк.

– Все это было в пруду, – объяснила Уиллоу. – А еще мы нашли доказательства того, что тут хранились ящики с пестицидами. Помнишь тот выступ, с которого мы ныряли? – спросила она у Рея, показывая на западный берег пруда. – Там они и были сложены и накрыты вот этим камуфляжем. Но потом в граните образовались трещины, морская вода стала поступать в пруд и затопила ящики. Поэтому омары и болеют. После каждого прилива в море попадали пестициды.

Рей и Фрэнк удивленно переглянулись.

– Какой идиот додумался хранить пестициды на острове? – сердито спросил Фрэнк. Уиллоу пожала плечами:

– Именно это мы и пытаемся выяснить. Похоже, эти люди приплывали сюда во время шторма, чтобы увезти ящики.

– Во время шторма? – недоверчиво переспросил Рей. – Да это же самоубийство.

– Да, но и самое лучшее время, если не хочешь, чтобы тебя заметили, – возразила Уиллоу. – Кроме них, в море никого не было. Наверное, Грэмп увидел, как они отходят, и решил проследить. И мы с Дунканом едва с ними не встретились. Мы подошли к острову через пару часов после восхода.

– Грэмп звонил Милдред около шести утра, – кивнул Рей. – А когда вечером он не вернулся и она не смогла связаться с ним по радио, то позвонила нам. Со вчерашнего вечера его ищут и все рыбацкие катера, и Береговая охрана. Грэмп сказал Милдред, что судно, за которым он следит, направляется на восток.

– На восток? – нахмурилась Уиллоу. – В сорока милях к востоку отсюда и в двадцати милях от берега находится большой полигон для опасных отходов. Если они направляются туда, им придется перегружать ящики в грузовик. – Она тронула Дункана за руку. – На шхуне есть радио? Или мобильный телефон? Мой разбился во время аварии.

– Да, там есть и радио, и телефон, – кивнул Дункан.

– Тогда почему мы ничего не слышали о случившемся? – спросила Уиллоу, только сейчас начиная вспоминать, что на шхуне было как-то необычно тихо.

Дункан неожиданно покраснел.

– Я все выключил, детка, – неохотно признался он.

– И я выключила свой мобильник, – добавила Джейн, виновато улыбнувшись. – Меня попросил Джейсон, когда мы подходили к шхуне. И я согласилась, потому что тоже считала, что тебе не помешает немного тишины и покоя. – Она подняла руку, не давая Уиллоу заговорить. – Нет ничего ужасного в том, чтобы ненадолго стать недоступной, Уилли. Мир обойдется несколько дней без тебя.

Уиллоу молчала, не в силах решить, сердиться ли ей на друзей за этот заговор, или благодарить их за трогательную заботу. Неужели они действительно считают ее такой беззащитной?

Хотя, возможно, правильнее будет спросить, действительно ли она такая беззащитная?

Уиллоу не привыкла к тому, чтобы кто-то заботился о ней. Кроме Рейчел, конечно. Но когда сестры заботятся друг о друге, это воспринимается как должное.

– И Рейчел участвует в заговоре?

Все трое молча кивнули.

Черт, а она ничего не замечала! Может, действительно авария подействовала на нее сильнее, чем ей казалось?

– Если до этого полигона по морю всего сорок миль, то судно уже успело дойти туда и разгрузиться, а сейчас скорее всего оно уже находится где-нибудь в канадских водах, – заговорил Рей. – На всякий случай надо сообщить Береговой охране. Пусть развернут поиск в том районе.

– Я позвоню им, – кивнула Уиллоу и быстро пошла к лодке. – И еще позвоню своему шефу. – Она остановилась и оглянулась на Дункана. – Он найдет какой-нибудь предлог, чтобы осмотреть тот полигон. Пусть скажет им, что мы ищем не пестициды, а тяжелые металлы, например.

Несколько секунд Дункан задумчиво молчал, а потом кивнул, очевидно, вспомнив вчерашний разговор на шхуне. Рей с Фрэнком забрались на маленький надувной плот, чтобы доплыть до катера Рея, стоявшего на якоре недалеко от берега, а Джейн, Уиллоу и Микки, усевшись в лодку, ждали, когда Дункан и Джейсон оттолкнут ее от берега.

– Рей, обязательно позвони мне, как только узнаешь что-нибудь о Грэмпе! – крикнула Уиллоу.

Кобб помахал ей рукой и дернул тросик, запуская мотор. Через несколько минут лодка тоже отошла от острова и направилась к шхуне.

Сидя на корме, Уиллоу молча смотрела на удаляющийся остров Тандер и молилась про себя, чтобы Грэмп побыстрее нашелся. Что могло произойти с ним? Почему он ни разу не позвонил домой после шести часов утра? Неужели люди, приезжавшие за ящиками, были в таком отчаянном положении, что не остановились перед новым преступлением? Уиллоу застонала вслух, вспомнив о том, что их не остановил даже шторм, угрожавший их собственным жизням.

Дункан осторожно взял ее за руку, и только сейчас Уиллоу заметила, что, нервничая, размотала бинт, фиксирующий шину на запястье. Дункан заново бережно и умело перевязал ей руку, а потом обнял за плечи и заглянул в глаза.

– Они найдут его, Уиллоу. Старый морской волк не сдастся так просто паре мелких жуликов.

– Но ты ведь даже не знаком с Грэмпом.

– Я его видел. Я стоял на причале, когда ты уходила в море с Коббом, а Грэмп вас застукал. Помнишь? Ты еще помахала мне рукой.

Уиллоу прижалась к нему.

– Помню. Ты тогда был таким злым, что у тебя пар из ушей шел.

– Не злым, Уиллоу. Я просто боялся за тебя. Ты уходила в море бог знает за какими неприятностями, а я оставался на берегу и ничем не мог тебе помочь.

Она улыбнулась:

– Но когда мы вернулись, ты уже был совершенно спокойным.

– Да, – кивнул Дункан. – Кстати, на будущее тебе надо иметь в виду, что чем больше я злюсь, тем спокойнее выгляжу.

Уиллоу задумалась. Значит, он все-таки злился. До этого она только однажды видела Дункана в ярости: в тот раз, когда он первым ворвался в дом, где их с Рейчел держали заложницами. Тогда его гнев скрывался под маской ледяного спокойствия, такого зловещего, что Уиллоу вспомнила, как вдруг пожалела преступника, захватившего их.

А вот сама она никогда не боялась Дункана. Поэтому и села тогда в порту в его машину и спокойно заснула, зная, что находится в самых надежных и нежных руках. Наверное, именно это и называется абсолютным доверием. Она даже представить себе не могла, что ему можно не доверять.

Странно другое. Странно, что и сам Дункан не побоялся доверить ей свое сердце. А это значит, что он либо самый отважный, либо самый безрассудный человек на свете.

– С Грэмпом все будет в порядке, детка, – повторил Дункан, когда их лодка подошла к шхуне. – Судя по тому, как он бросился преследовать подозрительное судно, он настоящий боец. Он справится. Пожалуйста, не волнуйся так.

Вся компания, включая Микки, перебралась по веревочному трапу на «Семь к двум».

– Где радио? – сразу же спросила Уиллоу, перевесившись через палубное ограждение. – И где твой мобильник, Дункан? Мне надо позвонить Джону Паку.

– Телефон у меня в рюкзаке, – откликнулся он, перекидывая на шхуну веши из лодки. – Сейчас поставим паруса, и я помогу тебе связаться с Береговой охраной.

– Джейн, можно я воспользуюсь твоим ноутбуком? Хочу прочитать одну статью со своей флэшки. Там было что-то… какое-то имя… Мне кажется, это важно. Джейсон! – крикнула она, уже спускаясь вниз. – Берите курс на Паффин-Харбор.

– А разве мы не пойдем искать Грэмпа? – удивился тот. Джейн и Дункан тоже остановились и вопросительно посмотрели на Уиллоу. Она покачала головой:

– Грэмпа ищут все рыбаки побережья. Наша помощь им не нужна. А мне надо быстрее добраться до кабинета Дункана и до Интернета.

Не задавая больше вопросов, мужчины начали сниматься с якоря, а Уиллоу спустилась вниз и включила компьютер. Пока он загружался, она отправилась на поиски мобильного телефона.

У нее было ощущение, что в статье спрятан ключ ко всей этой головоломке. Там упоминалось какое-то имя, которое еще при первом прочтении показалось Уиллоу знакомым, но тогда она не успела подумать над этим. А потом она снова где-то натолкнулась на это имя. Вот только где? Может быть, в тех папках, которые потом украли из ее кабинета?

Роясь в рюкзаке Дункана, вместо телефона Уиллоу нашла целую упаковку презервативов. Боже милостивый, если сложить их вместе с тем запасом, которым ее снабдила Рейчел, то они смогут доплыть до Южного полюса, ни о чем не беспокоясь.

– Как называется файл с этой статьей? – крикнула Джейн с камбуза. – Я найду ее тебе. Уиллоу засунула презервативы обратно в рюкзак.

– Кажется, «Интересное» или еще какое-то дурацкое название вроде этого, – отозвалась Уиллоу, продолжая искать телефон. Обнаружив наконец его, она вернулась на камбуз, где Джейн уже читала статью.

– Это о человеке по имени Брент Грэхем. Здесь говорится, что прокуратура Нью-Йорка обвиняла его в даче взятки двум федеральным чиновникам. – Она удивленно покрутила головой. – Он пытался получить разрешение на строительство завода по сжиганию мусора не где-нибудь, а непосредственно в Адирондаке.[4]

– Грэхем… Грэхем… – медленно проговорила Уиллоу, стараясь что-то припомнить. – А теперь открой файл, который называется «Заблудшая овца один», и посмотри, что в нем.

Джейн нажала несколько клавиш, и на экране появилась заявка четырехлетней давности на открытие полигона для захоронения опасных отходов.

– Вот где он! – воскликнула Уиллоу, указывай на нижнюю строчку. – Брент Грэхем как раз и обращался за лицензией.

– Ему было отказано, – сообщила Джейн, прокрутив документ до конца.

Уиллоу кивнула:

– Да, кажется, из-за подземной акватории. А теперь посмотрим файл «Заблудшая овца два».

Оказалось, что под этим названием Карен спрятала полученное «Кингстон корпорейшн» разрешение на открытие полигона на востоке штата Мэн. Как раз того самого полигона, поняла Уиллоу, который находится в сорока милях от острова Тандер.

– Остановись здесь, – велела она Джейн, быстро листающей документ. – Вот оно. Брент Грэхем – один из служащих компании. Наверное, они не решились назвать его партнером, потому что его репутация была подмочена после этой истории в Нью-Йорке.

– И что? – спросила Джейн, поднимая на подругу глаза. – Он упорный парень, но ведь это еще не преступление. По-видимому, он твердо решил заниматься утилизацией отходов, но на всякий случай держался в тени, чтобы заявку опять не отклонили. Ты сама говорила мне, что на полигоне Кингстон все в полном порядке.

– Да, но я уверена, что Грэхем – их теневой партнер, а нам теперь известно, что он жулик. «Упорный» – это правильное слово. Не вышло в одном штате – он решил попробовать в другом; не вышло сжигать мусор – решил открыть полигон. Вряд ли он внезапно уверовал в Бога и исправился. Если однажды он уже пытался пойти самым легким путем и подкупить чиновников, почему бы ему не запрятать несколько контейнеров с пестицидами и не дождаться получения разрешения на открытие полигона?

– А не проще было бы просто выкинуть их в море? Зачем такие сложности – сначала прятать, потом вывозить?

Уиллоу кивнула на документ:

– Трое из директоров «Кингстон корпорейшн» – известные в Мэне люди. Черт! Один из них – вот этот, – она ткнула в экран пальцем, – даже баллотировался на пост губернатора от партии зеленых в позапрошлом году.

– Точно! – удивленно воскликнула Джейн, вглядываясь в мелкие строчки. – Я его помню. Господи, я ведь даже голосовала за него! А теперь он в совете директоров свалки?

– Думаю, для «Кингстон корпорейшн» – это совсем неплохо. Его присутствие в совете – это гарантия, что там все будет в порядке. Я знаю Эдварда Симмонса лично. Он порядочный человек.

– Который случайно оказался в одной постели с жуликом, – договорила за нее Джейн. Она кивнула на мобильный телефон, лежащий на столе. – А что ты скажешь своему шефу?

– Расскажу обо всем, что нам удалось узнать, и о своих подозрениях.

– Значит, теперь прокуратура официально обратится в Морской университет и поручит нам провести исследования у острова Тандер?

– Считай, что с этого момента ты официально назначена экспертом.

– И больше не надо прятаться? Я могу вернуться на работу?

Уиллоу покачала головой:

– Только после того, как виновные окажутся за решеткой, Джейн. Пока они на свободе, мы все в опасности.

– Включая Грэмпа, – прошептала Джейн, и ее глаза потемнели. – Когда я была маленькой, то все время болталась у причалов, и он привозил мне всяких интересных морских животных, чтобы я их изучала. Как-то подарил мне морскую звезду с четырьмя лучами и сказал, чтобы я посадила ее в аквариум и наблюдала за тем, как у нее будет отрастать пятый. Эта звезда прожила у меня полгода, когда же она поправилась, Грэмп уговорил меня опять выпустить ее в море.

Уиллоу погладила подругу по плечу.

– Они найдут его, Джейн, – пообещала она. – В целости и сохранности. Дункан говорит, что мелким жуликам не совладать со старым морским волком.

– Надеюсь, что это так, – тяжело вздохнула Джейн. – Не могу себе представить нашего побережья без него. Да, наверное, и никто не может. Он был здесь всегда.

– Поэтому весь город и ищет его. – Уиллоу взяла телефон. – Надо звонить шефу. Может, он отправит людей на полигон и ящики успеют обнаружить до того, как их куда-нибудь запрячут.

Джейн подошла к буфету, решив отыскать какую-нибудь еду. Шхуна вздрогнула и слегка накренилась на левый борт. Услышав громкий хлопок над головой, Уиллоу поняла, что паруса поймали ветер. Сейчас «Семь к двум» развернется на северо-запад и полным ходом пойдет в Паффин-Харбор. До города остается двадцать две мили.

Уиллоу набрала номер шефа и глубоко вздохнула, прислушиваясь к длинным гудкам. Она понимала, что убедить Джона Пака доверить дальнейшее расследование дела именно ей будет непросто. В прошлом разговоре он уже намекнул, что ее репутация сильно пострадала после публичного обвинения в пьяном вождении.

Наконец Джон снял трубку, но разговор вопреки ожиданиям Уиллоу оказался очень коротким. Меньше чем через минуту она тихо положила телефон на стол и уставилась прямо перед собой невидящим взглядом.

– Что он сказал? – спросила Джейн, доставая из бу фета сыр и крекеры. – Ты почти не говорила, а только слушала. Даже про ящики ничего не сказала.

Уиллоу посмотрела на подругу так, будто видела ее сквозь густой туман.

– Уилли! Что сказал Джон?

– Что он меня отстраняет.

– Отстраняет от чего? От этого дела?

– Нет, от работы вообще, – прошептала Уиллоу, опуская глаза. – Я отстранена от работы до тех пор, пока расследование не установит источники моих доходов.

– Что? – Джейн наклонилась, пытаясь заглянуть подруге в лицо. – Каких доходов? У тебя же ничего нет! Ты даже отказалась от пяти миллионов, которые получила от Таддеуса Лейкмана.

По-прежнему глядя в пол, Уиллоу потерла лоб.

– А теперь у меня, похоже, есть счет за границей, а на нем – полмиллиона долларов.

Некоторое время Джейн потрясенно молчала, а потом резко повернулась, подошла к трапу и крикнула:

– Дункан! Иди сюда скорее!

Уиллоу словно сквозь сон слышала, как над головой простучали шаги. Секунду спустя Дункан и Джейн сидели перед ней на корточках, а Микки, опершись передними лапами на стул, лизал ей лицо.

– Что случилось? – мягко спросил Дункан, отгоняя волка. – Уиллоу, в чем дело?

– Расскажи ему, – приказала Джейн. – Расскажи нам обоим, почему твой шеф решил заинтересоваться твоими доходами.

– Твоими доходами? – переспросил Дункан. Он выпрямился, облокотился о стол и скрестил на груди руки, не сводя с Уиллоу глаз. – Так что тебе сказал Пак?

– Он сказал, что получил официальный документ без подписи, который свидетельствует, что в зарубежном банке у меня имеется полмиллиона долларов и что я сама положила их на счет три недели назад.

– И что? – не унималась Джейн. – Ты хочешь сказать, что Джон поверил какой-то анонимке?

– Сейчас уже да, – ответила Уиллоу, глядя только на Дункана. – Вместе с документом там еще была записка, и в ней говорилось, что эти деньги – взятка за то, чтобы я намеренно проиграла дело, которое слушалось шесть недель назад. А я действительно его проиграла! Джон не мог оставить без внимания такое обвинение и выписал ордер на обыск в моей квартире. Они нашли сведения об этом зарубежном счете в моем домашнем компьютере, нашли и пароль для доступа к нему, записанный на бумажке, спрятанной в шкафу. И еще обнаружили, что я сама проверяла баланс на этом счете всего неделю назад.

Джейн возмущенно фыркнула и повернулась к Дункану:

– Разве такое возможно? Может кто-нибудь открыть счет на чужое имя и положить туда деньги?

Дункан едва заметно кивнул, и Уиллоу поняла, что он молчит, потому что напряженно думает. Думает о том, почему и как все это могло произойти, а главное – что они должны предпринять в ответ.

Они. Вот почему она не паникует, не бьется в истерике и не проклинает Джона Пака, поверившего нелепому обвинению. Потому что она не одна.

– Дункан! Скажи же что-нибудь! – не выдержала Джейн. – Уилли не брала взятки.

– Не брала, – согласилась Уиллоу. – Но меня подставили очень убедительно. – Она повернулась к Джейн: – А у кого, как мы только что выяснили, был опыт подкупа должностных лиц?

– У Брента Грэхема! – ахнула Джейн и зло прищурилась. – Выходит, и с дороги тебя столкнул он?

– Возможно, – пожала плечами Уиллоу. – Поэтому в меня и вливали алкоголь. Чтобы окончательно меня дискредитировать.

– Но ради чего? Ради нескольких ящиков каких-то дурацких пестицидов?

Уиллоу кивнула, не забывая о том, что Дункан еще не сказал ни слова.

– Ты хотя бы представляешь себе, какие суммы проворачиваются на одном полигоне «Кингстон корпорейшн»? Эти полмиллиона для них – мелочь, которую они даже не считают. Грэхем просто старается купить себе немного времени, чтобы замести следы. А для этого ему надо отстранить меня от дела.

– А откуда он вообще знает, что ты занимаешься этим делом? – спросила Джейн.

– Рей Кобб говорил, что за рыбаками стали следить, когда они начали поднимать шум по поводу больных омаров. Наверное, кто-то видел, как я выходила с Реем в море. Поэтому и мою квартиру посетили в мое отсутствие, и папки украли из моего кабинета.

– Все это похоже на какой-то боевик, – покрутила головой Джейн. – В Мэне такого не бывает.

– Как раз поэтому все и произошло именно здесь, – возразила Уиллоу. – Весь мир считает, что Мэн – это дикий штат, населенный рыбаками и лесорубами, которые не заметят преступления, даже если усядутся на него задницей.

Дункан усмехнулся. Джейн, красная от бессильной ярости, растерянно взглянула на него.

Уиллоу глубоко вздохнула и неожиданно успокоилась. Все будет хорошо. И с ней все будет в порядке. Потому что она не одна и потому что этот разгневанный, но внешне такой спокойный троглодит стал неотъемлемой частью ее самой.

Глава 16

По левому борту шхуны показался непривычно пустой и тихий порт. У причалов стояло не более десятка катеров, и это означаю, что все остальные еще утром вышли в море на поиски. Уиллоу знала, что в доме Фоксов на Мейн-стрит сейчас собрались жены рыбаков, для того чтобы помочь Милдред скоротать мучительные часы ожидания и тревоги. Так делалось в Паффин-Харбор испокон веку.

Однажды Уиллоу и сама принимала участие в подобном бдении, продолжавшемся всю ночь. А наутро к матери Брэдли Гранта пришли люди из Береговой охраны и сообщили, что тело ее мужа найдено в двухстах ярдах от брошенного катера, а их сын, по всей видимости, запутался в снасти и сейчас надежно похоронен под пятисотфутовой толщей воды. Когда-нибудь, добавили они, море, возможно, отдаст его тело. И выразили Мэри Грант свои искренние соболезнования.

– Ох, детка, ну нельзя же так, – тихо сказал Дункан, обнимая Уиллоу за плечи. – Нельзя терять надежду. Вот увидишь, Грэмп вернется и еще выступит как главный свидетель на твоем процессе.

Уиллоу уткнулась лицом в его твердую теплую грудь.

– Он вообще не должен был во все это ввязываться. Не его это дело.

Дункан привлек ее к себе, подбородком прижал к груди ее голову и погладил по волосам, утешая, как маленькую.

– Нет, это именно его дело. Он имеет право защищать свое море. – Уиллоу подняла голову, собираясь возразить, и Дункан большим пальцем стер с ее щеки слезу. – Ты не можешь отказать ему в этом праве. И не можешь диктовать ему, что делать, а чего не делать. – Зато я могу задать ему жару, когда он вернется.

– Попробуй, – мягко усмехнулся Дункан. – Только мне кажется, он найдет, что тебе ответить.

Джейн подвела «Семь к двум» к причалу, и Джейсон, выпрыгнув на пирс, быстро закрепил концы.

– Я согласна выслушать от Грэмпа все, что угодно, – объявила Уиллоу, отодвигаясь от Дункана, – только бы он сказал мне это сам, и чем скорее, тем лучше.

Услышав шум мотора, все трое обернулись и обнаружили, что прямо на причал въезжает машина Ки. Не дожидаясь, пока муж заглушит двигатель, из нее выскочила Рейчел и побежала к яхте.

– Мы увидели, что «Семь к двум» подходит к берегу, и поехали вам навстречу. Джон Пак пытается разыскать тебя с воскресенья, – крикнула она Уиллоу. – Кажется, случилось что-то серьезное, но мне он ничего не объяснил.

Уиллоу быстро спустилась на причал и поцеловала сестру.

– Я говорила сегодня с Джоном. Он звонил, чтобы сообщить, что у меня серьезные неприятности. – Она обняла Рейчел за плечи. – Кто-то здорово подставил меня. На мое имя открыли счет на полмиллиона долларов и сообщили шефу, якобы это взятка за то, что я проиграла дело в суде полтора месяца назад.

Рейчел смотрела на нее открыв рот.

– Но ведь Джон этому не поверил? – пробормотала она наконец.

Уиллоу покачала головой:

– Он сказал, что не верит, однако доказательства очень серьезные, а моя репутация и так пострадала после аварии. А как же Мейбл? – вдруг ахнула она, стискивая плечо Рейчел. – Надо срочно привезти ее сюда.

– Твою хозяйку? Зачем?

Уиллоу махнула рукой, подзывая Дункана и Ки:

– Джон сказал, что копии документов были отправлены во все газеты, поэтому он и не смог скрыть расследование от прессы. Могу поспорить, что сейчас у моего дома дежурят журналисты и операторы. Надо избавить Мейбл от всего этого. Я ее знаю – она начнет бороться за справедливость и ругаться, а с этими людьми лучше не связываться.

– Я возьму детей и съезжу за ней, – предложила Рейчел. – Мейбл меня знает и согласится поехать со мной. Привезу ее к нам. Знаешь, Грэмп не вернулся с моря, – тихо добавила она, взяв Уиллоу за руку. – Он ушел еще вчера утром. Его все ищут.

– Мы знаем, – кивнула Уиллоу. – Я сейчас поеду к Милдред.

– Нет, – вмешался в разговор Дункан. – Ты гораздо больше поможешь Фоксам, если доведешь до конца это дело. О Милдред есть кому позаботиться, и Грэмпа тоже найдут без нас. А мы подойдем к проблеме с другой стороны. Надо найти ящики, они выведут нас на судно, члены экипажа которого лучше всех знают, что случилось с Грэмпом. Они и расскажут нам все… если мы их хорошенько попросим.

Уиллоу задумалась. Наверное, Дункан прав. Если она будет сидеть рядом с Милдред, держа ее за руку и чувствуя себя виноватой, дело не сдвинется с мертвой точки.

– Хорошо. – Она повернулась к Рейчел: – Поезжай в Огасту за Мейбл, а мы с Дунканом поедем к нему домой, и я попытаюсь сложить вместе все куски головоломки.

– Кстати, о доме, – вмешался Ки. – У вас там заметно прибавилось народу.

Дункан испуганно замер:

– Кто?

– Твоя мать и Камден, – усмехнулся Ки.

К удивлению Уиллоу, Дункан заметно побледнел и пробормотал себе под нос что-то неприличное.

– Бабушка Росс привезла мне чайный сервиз, – похвасталась Микаэла, высунувшись из окна машины. – А Нику – игрушечного пони. А дядя Камден подарил нам обоим по бутылке виски.

Уиллоу растерянно моргнула, перевела взгляд с Микаэлы на Рейчел, а потом сердито уставилась на Дункана. Тот наконец-то вышел из состояния шока и пожал плечами.

– Это подарок им на совершеннолетие, – объяснил он и, схватив Уиллоу за руку, потащил ее к парковке. – Мы, кажется, сломали лебедку, – на ходу бросил он подоспевшему Ахаву. – Но ее все равно надо было менять.

Выругавшись, Ахав бегом поднялся на шхуну, и уже через секунду Уиллоу услышала, как он громко распекает Джейсона.

– Похоже, мне предстоит познакомиться со всей твоей семьей. – Уиллоу улыбнулась все еще мрачному Дункану. – И я этому рада.

Подойдя к «ягуару», Дункан остановился, взял Уиллоу за плечи и серьезно сказал:

– Я должен предупредить тебя насчет моей матери. Она иногда может… В общем, не давай ей себя запугивать.

– Чего-то подобного я и ожидала, – призналась Уиллоу и погладила Дункана по щеке, отметив, как крепко стиснуты его челюсти. – Женщина, которая сумела вырастить тебя и осталась в здравом уме… Наверное, она выдающаяся леди.

– Да уж, – хмыкнул Дункан и неожиданно покраснел. – Вот именно… леди. Ее светлость Маргарет Уэнт Росс, если быть совсем точным. Герцогиня Спайерхендж.

Уиллоу вздрогнула.

– Герцогиня? – шепотом повторила она. – В смысле: лорды, леди и все такое? – Дункан кивнул. – А ты – старший сын и, значит… – Она сглотнула комок в горле и с трудом выговорила: – Герцог?

Он опять кивнул, а потом все-таки улыбнулся:

– Неплохо для троглодита, да?

У Уиллоу вдруг ослабли колени, и Дункану пришлось поддержать ее. Он засмеялся, открыл дверцу машины и осторожно опустил Уиллоу на сиденье. Пока Дункан закрывал дверцу, обходил вокруг машины, усаживался на водительское место и пристегивал Уиллоу ремнем, она сидела абсолютно неподвижно, глядя прямо перед собой. У нее сильно кружилась голова.

Его светлость Дункан Росс. Ее светлость Маргарет Росс. А кто же тогда Молли? Леди Росс. Черт! А она-то окрестила пэра Англии троглодитом. И даже написала это слово на его ладони, чтобы он мог найти его в словаре. Печатными буквами! И еще удивлялась, что он ответил ей на латыни. А ведь он наверняка гораздо образованнее ее!

Не поворачивая головы и не успев подумать, Уиллоу коротко размахнулась и ударила Дункана забинтованной рукой в живот. Он охнул и согнулся, а Уиллоу почувствовала боль в руке.

– Подлец! Ты все это время смеялся надо мной.

– Я не пользуюсь этим титулом, Уиллоу. Я о нем не просил, не хотел его и, когда мне исполнилось двадцать лет, сбежал на флот, чтобы быть от него подальше.

– Но почему ты мне не сказал?

Дункан повернул ключ зажигания, посмотрел на Уиллоу и улыбнулся:

– Потому что я хотел, чтобы ты полюбила меня, а не мой титул.

– Хорошо же ты обо мне думаешь. Я ведь могу и обидеться.

– Я пошутил, – быстро сказал он и взял ее за руку. – Просто мне было приятно хоть немного побыть не герцогом, а троглодитом. – Он заглянул ей в глаза и опять стал серьезным. – Я никогда не притворялся, Уиллоу. Тот человек, которого ты знаешь, и есть настоящий Дункан Росс. – Он медленно тронулся с места. – А то, что я пещерный человек, ты сама решила, потому что так тебе было легче удерживать меня на расстоянии.

Об этом ей тоже еще надо будет подумать. Неужели он прав? Снобистски называла Дункана троглодитом, а на самом деле она просто боялась полюбить его? Похоже, что так и есть.

– А почему ты сбежал из дома? – с интересом спросила она.

– Из-за глупой ссоры с отцом, – ответил Дункан, не отводя глаз от дороги. – Мне тогда было двадцать. Отец хотел, чтобы я пошел по его стопам и возглавил после него винокурню «Роза». Он уже распланировал всю мою жизнь, а мне это не понравилось.

– Ты хотел приключений.

– Хотел. – Он быстро оглянулся на нее и улыбнулся. – И нашел их более чем достаточно. А теперь я хочу остепениться и иметь свой дом.

– Значит, ты вернешься в Шотландию, возглавишь винокурню и начнешь пользоваться титулом?

– Нет. Винокурней уже занимается Камден, и у него это хорошо получается. А мне вполне достаточно небольшого, но очень популярного бара где-нибудь на побережье штата Мэн.

– А ты… Ты богат?

– В общем, да, – кивнул Дункан. – Но все мои деньги вложены в винокурню и в землю. Поэтому когда нам надо было откупиться от матери Микаэлы, пришлось брать в долг. Я мог бы тогда превратить в наличные свою долю в семейной собственности, но это было бы нечестно по отношению к Камдену. А что, быть богатым – это еще хуже, чем быть троглодитом?

Наконец-то и Уиллоу смогла улыбнуться:

– Пожалуй.

– Ну да, ведь ты же отказалась от наследства, которое оставил тебе Лейкман. Пять миллионов долларов – это не шутка.

– Я ведь долгое время считала эти деньги кровавыми. А когда узнала, что это не так, все равно не могла ими пользоваться, поэтому анонимно передала их на разные благотворительные проекты. Скажи, а ты успел помириться с отцом?

Кажется, этот вопрос удивил Дункана.

– Да, – коротко кивнул он. – Мы помирились, но у меня осталось ощущение, что я разочаровал его. Отец хотел, чтобы я вернулся домой.

– Невозможно жить так, как придумали за нас наши родители, – задумчиво проговорила Уиллоу, теребя бинт на запястье. – Видит Бог, я честно старалась исполнить мечту своего отца. Он ведь твердо решил, что однажды я должна стать губернатором штата Мэн.

– А разве ты не станешь? Рейчел тоже в это верит.

Уиллоу покачала головой:

– Я знаю. И все-таки…

Прижавшись к тротуару, Дункан остановил машину, выключил двигатель и повернулся к Уиллоу:

– Как я понимаю, ты не хочешь заниматься политикой? А чем тогда?

Она неуверенно улыбнулась:

– Я хотела бы открыть свою адвокатскую контору и заниматься частной практикой здесь, в Паффин-Харбор Я хочу помогать людям решать проблемы, которые кажутся им неразрешимыми.

– Я думал, тебе нравится работать в прокуратуре.

– Да, нравится. Иногда. Но чаще всего я занимаюсь коллективными исками или от имени штата защищаю общественные интересы. Я понимаю, что делаю это ради его жителей, но мне хотелось бы знать своих клиентов по именам и не тратить столько времени на бюрократию. Работая в прокуратуре, я вынуждена играть по установленным правилам, и мне это очень мешает. Ты понимаешь меня, Дункан? Иногда мне очень хочется эти правила нарушить, но я не имею на это права.

В его глазах заплясали чертики.

– Еще бы мне тебя не понимать! Уж мне-то отлично известно, что в глубине души ты не признаешь никаких правил. За это я тебя и полюбил.

– О, Дункан! – прошептала Уиллоу и попыталась броситься к нему на шею, но была тотчас же отброшена назад ремнем безопасности.

– Веди себя прилично, – засмеялся Дункан и потрепал ее по колену. – Однажды я уже пытался заниматься любовью в этой машине, и у меня с тех пор остался шрам. Так что прибереги свои поцелуи до тех пор, пока не познакомишься с моей матерью. После этого они мне точно понадобятся.

Несколько сбитая с толку, Уиллоу опять принялась теребить повязку на руке.

– Мне трудно поверить, что женщина, вырастившая тебя и Молли, может быть такой уж ужасной.

Даже если бы она захотела вырваться, вряд ли ей бы это удалось. Крепко держа Уиллоу за руку, Дункан почти втащил ее в кухню, где моментально установилось ледяное молчание, густое, как зимний туман. При первом же взгляде на ее светлость Маргарет Уэнт Росс Уиллоу почему-то пришла в голову мысль о драконе – разумеется, в его женском воплощении. Для полного сходства не хватало только чешуйчатых крыльев и клубов дыма, вырывающихся из надменного орлиного носа.

И Дункан когда-то слышал, как эта… это существо в течение целого лета почти каждую ночь занималось с его отцом любовью? Невероятно. Либо за прошедшие двадцать шесть лет Маргарет Росс очень изменилась, либо Гален Росс был человеком необычайного мужества.

Оторвав наконец взгляд от драконоподобной леди и мельком взглянув на застывшего у холодильника Люка и на Молли, моющую в раковине посуду, Уиллоу отыскала глазами на другом конце кухни мужчину, который мог бы оказаться близнецом Дункана, если бы не выглядел на несколько лет моложе его. Камден Росс был просто до неприличия хорош собой. Почти такой же высокий и не менее мускулистый, чем Дункан, он с интересом и с явным удовольствием рассматривал Уиллоу такими же, как у брата, зелеными, пронзительными глазами. Его длинные вьющиеся волосы были еще светлее, чем у Молли. Несомненно, решила Уиллоу, в родословной Россов не обошлось без викингов.

Словно не замечая сгустившегося вокруг них напряжения, Дункан не торопясь подвел Уиллоу к столу, отодвинул стул и подождал, пока она опустится на него. После этого он подошел к матери, восседающей у другого конца стола и тоже разглядывающей Уиллоу с нескрываемым, хотя и довольно критическим интересом, и невозмутимо поцеловал ее в щеку.

– Здравствуй, мама, – негромко сказал он. – Очень мило с твоей стороны навестить меня. Но если бы ты предупредила о своем приезде заранее, я бы тут немного прибрал и приготовил праздничный обед.

– Ты прекрасно знал, что я приеду за Молли, – отчеканила герцогиня на изысканном английском языке без малейшего шотландского акцента.

Однако несмотря на всю ее надменность, Уиллоу, внимательно наблюдавшей за этой сценой, вдруг показалось, что под столь тщательно оберегаемой маской сдержанности скрывается самая обыкновенная любящая мамаша, которая давно не видела своего сына и теперь с жадностью, нежностью и гордостью любуется им.

Уиллоу с облегчением вздохнула и откинулась на спинку стула. Значит, вся эта царственная величавость – не более чем притворство, к которому ее светлость Маргарет Уэнт Росс прибегает лишь для того, чтобы спрятать свою растерянность перед взрослыми, самостоятельными и чересчур независимыми детьми.

– Здравствуйте, миссис Росс, – тепло улыбнулась она. – Я Уиллоу Фостер, тетка Микаэлы. – Уиллоу решила, что это самая безопасная характеристика. – Вы впервые посетили Мэн?

С явной неохотой Маргарет перевела на Уиллоу взгляд, который опять сделался холодным и критическим.

– Да, это мой первый визит в Мэн, мисс Фостер. И меня следует называть не «миссис» а «ваша светлость».

Уиллоу беспечно махнула рукой:

– Мы здесь предпочитаем обходиться без церемоний. Можете называть меня просто Уилли. – Не обращая никакого внимания на ошеломленное молчание Люка, Молли, Дункана и особенно «ее светлости», Уиллоу повернулась к Камдену: – Микаэла сказала, что вы привезли ей бутылку виски. Довольно необычный подарок для семилетней девочки. Мы тут как раз на днях обсуждали, можно ли детям употреблять алкоголь. Вы ведь, наверное, Камден? Дункан рассказывал мне о вас.

Камден, стоящий у стены, кивнул:

– Я тоже немало слышал о вас. – Он широко улыбнулся – Но вы напрасно беспокоитесь. Я объяснил Микаэле, что эта бутылка виски – ее ровесница и что открыть ее можно будет только тогда, когда ей исполнится двадцать один год.

– Это наша традиция, мисс Фостер, – вмешалась Маргарет. – В нашей семье каждому ребенку дарят виски, разлитое по бутылкам в год его рождения.

– Как мило, что вы считаете Микаэлу членом своей семьи. – Уиллоу любезно улыбнулась Маргарет, а потом опять повернулась к Камдену, потому что смотреть на него ей было гораздо приятнее. – И спасибо, что не забыли и о Нике. Итак, – она сложила на столе руки и обвела всех безмятежным взглядом, – наконец-то вся семья в сборе. Я знаю, что Дункан давно мечтал о том, чтобы вы навестили его в Паффин-Харбор. Надо непременно отпраздновать это сегодня вечером в баре «Роза».

Ее предложение было встречено ледяным молчанием, которое в конце концов прервал Дункан, вздохнув так громко, что ее светлость вздрогнула.

– Ты, кажется, хотела воспользоваться моим компьютером, – напомнил он Уиллоу, кивнув в сторону кабинета.

– О, это может подождать, Дунки. А сейчас я лучше выпью чаю с твоей мамой.

Дункан метнул на нее взгляд, от которого более чувствительный человек упал бы со стула, но Уиллоу только водрузила локти на стол, оперлась подбородком на здоровую руку и любезно улыбнулась ее светлости:

– В Шотландии вы, наверное, всегда пьете днем чай, Маргарет? С ячменными лепешками? А вы знаете, ведь у нас с вами очень много общего.

– Вот как? – недоверчиво произнесла герцогиня.

– Да, – кивнула Уиллоу. – Например, иногда нам обеим хочется огреть Дункана туфлей по голове. – Она склонила голову к плечу. – Вы ведь понимаете, о чем я?

– Я никогда… Мне никогда не хочется… огреть ни одного из моих детей. Особенно туфлей. Что с вашим лицом, мисс Фостер? Это синяк? И что вы сделали со своей рукой?

Встав со стула, Уиллоу прошла мимо Молли, застывшей с открытым ртом, и сняла с плиты чайник.

– Это меня вместе с джипом столкнул с дороги преступник, проходящий по делу, которое я сейчас расследую. – Она легкомысленно помахала рукой в воздухе. – Запястье не сломано, там просто трещина, и на следующей неделе шину снимут. Так неужели вам действительно никогда не хотелось ударить Дункана? Даже когда он был подростком?

– Разумеется, нет. Но я думала, вы юрист. Тогда почему вы занимаетесь расследованием преступлений? Разве это не обязанность детективов?

– Значит, Дункан рассказывал вам обо мне, – заметила Уиллоу, наливая чашку чая для Маргарет. – Официально я ничего не расследую. Просто мой друг попросил меня заняться этим делом. Молли, ты хочешь чаю? Дункан, а тебе, наверное, есть что обсудить с Люком и Камденом? – Она взглянула на часы. – Часов в семь мы пойдем в «Розу». И пригласим с собой Ки и Рейчел с детьми. Ах да, и еще Мейбл. Думаю, ей понравится рулет из омара.

– Кто такая Мейбл? – поинтересовалась Маргарет, складывая руки на коленях.

– Моя домохозяйка в Огасте. Рейчел сейчас поехала за ней, потому что у моей квартиры дежурят репортеры, и я не хочу, чтобы они беспокоили Мейбл.

– Почему там дежурят репортеры?

– Потому что меня обвиняют в получении взятки и в вождении машины в пьяном виде, – с улыбкой объяснила Уиллоу, наливая чай еще в две чашки, которые поставила на стол Молли. – Какой прелестный фарфор. – Она обернулась к Дункану: – Но странно, что ты его выбрал, Дунки. У тебя вкус, как у барышни.

– Этот сервиз я прислала ему на новоселье, – сообщила Маргарет, поднося к губам крошечную, почти прозрачную чашку. – Это часть большого сервиза моей матери, который Дункан когда-нибудь унаследует. Все остальное будет храниться в Шотландии, пока он не женится.

– Все остальное? – подняла бровь Уиллоу и посмотрела на забитый фарфором буфет у дальней стены.

– Это сервиз на сто двадцать персон, – кивнула Маргарет. – Я знала, что здесь места немного, и поэтому прислала лишь на двенадцать.

– А у тебя наберется одиннадцать друзей? – справилась Уиллоу у Дункана.

Тот посмотрел на нее так, словно у него руки чесались ее треснуть. Возвращаясь к своему стулу, Уиллоу слегка подтолкнула его в спину:

– Вы с Люком и Камденом идите и хорошенько подумайте, как нам ночью пробраться на полигон. Надо сегодня же отыскать эти ящики.

– Только тебе-то не придется никуда пробираться, – бросил Дункан через плечо, выходя из кухни. – Твое дело – сидеть в кабинете и рыскать в Интернете.

– Посмотрим, – ответила Уиллоу, подталкивая к выходу Люка. Направившегося за ними Камдена она придержала за рукав. – Вы делаете отличное виски, Камден. После него на следующий день у меня нисколько не болит голова.

Он наклонился и поцеловал ее в щеку:

– К вашим услугам, мисс. И полегче тут с нашей мамой, Уиллоу, – добавил он шепотом. – Она уже и так несколько дезориентирована.

– А кто-нибудь называет ее Мегги? – тоже шепотом поинтересовалась Уиллоу. В глазах у Камдена появились чертики.

– Только ее кузина, королева, – тихо ответил он и вышел из кухни вслед за Дунканом и Люком.

Уиллоу, онемев, смотрела ему вслед. Какая королева? Королева Англии? Нет, она точно поколотит Дункана, как только они останутся наедине. Он самый настоящий троглодит, и чувство юмора у него соответствующее.

Справившись с собой, Уиллоу нацепила на лицо любезную улыбку и вернулась к столу. Молли поставила перед ними целое блюдо очень аппетитных на вид горячих пончиков, и Уиллоу захотелось ее расцеловать. Захватив сразу два пончика, она положила их на салфетку, облизала пальцы и повернулась к матери Дункана:

– Ах, миссис Росс, я еще не успела поздравить вас с тем, что ваша дочь выходит замуж. Вы, наверное, очень счастливы? А вы уже созванивались с родителями этого фермера, чтобы обсудить предстоящую свадьбу?

Глава 17

Праздничный ужин, проходивший в отдельном кабинете на втором этаже бара «Роза», получился не особенно веселым. Все присутствующие были заняты своими мыслями и предпочитали помалкивать. Только Мейбл, ничего не знающая о происходящих в Паффин-Харбор событиях, беззаботно наслаждалась знаменитым рулетом из омара и выдержанным шотландским виски.

Маргарет Росс еще не вполне пришла в себя после девичника, состоявшегося несколькими часами раньше на кухне у Дункана, но все-таки снова начала разговаривать – хотя и довольно холодно – со своей дочерью, которая, не без некоторого давления, призналась, что эпизод с Беном Зейном следует считать лишь необдуманной попыткой отстоять свою независимость. И сейчас Маргарет с Молли вполне мирно расположились на диване у потрескивающего камина.

Мужчины – Дункан, Ки, Люк, Джейсон, Камден и Ахав – сгруппировались на дальнем конце длинного стола и, потягивая виски, что-то горячо обсуждали. Уиллоу решила, что, судя по их серьезным лицам, разговор идет о пестицидах и об исчезновении Грэмпа.

Рейчел, Джейн, Микаэла, Ник и Уиллоу сидели на другом конце стола и пили колу. Они почти не разговаривали, потому что мысли взрослых были заняты Грэмпом, и никто из них не хотел расстраивать Микаэлу. Ник, пребывающий в блаженном неведении, сосредоточенно занимался картошкой фри и весь, от светлых волос до маленьких кроссовок, был измазан томатным кетчупом.

Зловещий скрип деревянной лестницы, ведущей на второй этаж, заставил всех вздрогнуть и посмотреть на Дверь. Она распахнулась, и в комнату вошел высокий, крепкий и никому не знакомый парень.

– Я тут ищу девчонку, которую зовут Молли Росс, – сказал он с чудовищным австралийским акцентом, стащил с головы шляпу и сунул ее под мышку, где уже был зажат бумажный сверток. – Мне сказали, что она вроде как здесь. Меня зовут Бенджамин Зейн, и я приехал из Новой Зеландии за своей невестой.

Это смелое заявление было встречено мертвым молчанием.

На вид Бенджамину Зейну было не больше семнадцати лет.

Затем пятеро мужчин дружно встали и повернулись к нему. Ахав остался сидеть, видимо, решив, что матримониальные планы Зейна его не касаются.

Молли слабо пискнула, тоже встала и беспомощно оглядела комнату в поисках щели, куда можно было бы спрятаться. Ее мать, похоже, испытывала такое же желание. Неожиданно передумав, Молли вдруг распрямила плечи и вздернула подбородок.

– Молли – это я, – объявила она.

Бен Зейн сделал шаг к своей невесте, но перед ним стеной встали пятеро мужчин. Молодой человек остановился.

– Вы что, ее братья? – невозмутимо спросил он. – А который из вас оставил сообщение на моем автоответчике?

Все пятеро смотрели на него с явной враждебностью, но особенно неприкрыто выказывали ее Дункан, Камден и Люк.

– Я Дункан Росс, старший брат Молли. Это я оставил вам сообщение. – Дункан надменно поднял бровь. – Но я просил вас позвонить, а не приезжать.

Бен переложил сверток и шляпу под левую руку, а освободившуюся правую протянул Дункану:

– Я прослушал ваше сообщение, мистер Росс, и сразу же вспомнил о хороших манерах. И еще я подумал, что моя бедная мама небось ворочается в гробу, зная, что я не попросил руки Молли, как положено.

Дункан пожал протянутую руку.

– А сколько вам лет, мистер Зейн? – поинтересовался он.

– В марте исполнилось восемнадцать, – бодро отрапортовал тот и, вытянув шею, попытался разглядеть свою невесту за широкой спиной Дункана.

Видимо, угрожающая поза мужчин не произвела на него никакого впечатления. Обнаружив наконец Молли, он радостно ухмыльнулся. Бен Зейн явно не жалел, что проехал полмира ради того, чтобы встретиться с этой девушкой. Камден выступил вперед:

– Я тоже брат Молли, и меня зовут Камден Росс. Надеюсь, вы не думаете, что мы отдадим вам сестру только потому, что вы купили билет на самолет и прилетели за ней?

Зейну не пришлось задирать голову, чтобы встретить взгляд Камдена.

– У меня есть земля и хороший крепкий дом, – с достоинством произнес он и повернулся к Дункану, которого, видимо, посчитал здесь главным. – И еще у нас четыре тысячи овец и двести коров. Родители умерли прошлым летом, и мы с братом унаследовали ранчо. Оно свободно от долгов и приносит доход. Я не курю, не слишком пью и не буяню. Хожу в церковь, когда есть время. И женщин я не бью. И у нас по деревне не бегают пацанята, похожие на меня. – Он шагнул к Дункану и посмотрел прямо ему в глаза. – С работящей женой мы сможем увеличить наше стадо вдвое и заживем очень даже неплохо. Я даю вам слово, мистер Росс, что стану заботиться о вашей сестре.

Затаив дыхание, все смотрели на Дункана, который, скрестив на груди руки, в свою очередь, внимательно рассматривал Бена Зейна.

– Что ж, я благословляю тебя, сынок, – изрек он наконец и, хлопнув юношу по плечу, подтолкнул его к Молли.

Все громко выдохнули, а Маргарет Росс сдавленно охнула. Побледневшая Молли отступила на несколько шагов и уперлась спиной в стену.

– Дункан! – возмущенно воскликнула Маргарет.

Дункан поднял руку:

– Главой семьи, насколько мне известно, являюсь я. Если тебя это не устраивает, мама, подумай о том, чтобы передать титул своему кузену.

Произнеся эту короткую речь, Дункан спокойно вернулся за стол к своему виски.

Теперь уже все, включая и Мейбл, внимательно наблюдали за тем, как Бен Зейн пытается вручить бумажный сверток оцепеневшей Молли. Наконец ему это удалось.

– Ты ведь мне писала, что любишь кружева. – Он сам начал разворачивать сверток, поскольку Молли все еще не пришла в себя. – Это вот мама сама спряла и сама связала. Это мой подарок на нашу помолвку, Молли.

– Я… я не… Ты спрашивал меня, но я… Я ведь еще не сказала «да», Бен, – прошептала Молли едва слышно, и все присутствующие вытянули шеи, чтобы лучше слышать. Даже Микаэла и Ник сообразили, что происходит что-то очень важное, и навострили уши.

– Я и сам знаю, что ты еще не сказала «да», – не стал спорить Бен. – Я потому сюда и приехал, чтобы тебя уговорить.

Дрожащими руками Молли взяла тонкое кружево и развернула его, а потом бросила умоляющий взгляд на мать.

– Мистер Зейн, – подала голос Маргарет, – я мать Молли, ее светлость Маргарет Уэнт Росс.

Бен, повернувшийся было к ней, растерянно оглянулся на Молли.

– Так ты леди? – прошептал он недоверчиво и даже отступил на шаг. – Ты мне об этом не писала.

– Я… я не думала, что это важно, – пролепетала Молли.

– А это и не важно, – вмешался Дункан. – Любовь не признает титулов. Правда, мама? – спросил он, глядя на Маргарет и весьма аристократично изогнув бровь.

Маргарет Росс покраснела до корней своих светлых волос и, опустив голову, принялась внимательно изучать небольшой бриллиант в обручальном кольце. Дункан повернулся к Бену:

– Наш отец был простым человеком, Зейн. Он работал на винокурне, когда познакомился с нашей матерью. Поэтому ты напрасно беспокоишься: наша семья не склоняет голову перед традициями, а заставляет традиции служить себе. Ты ведь любишь Молли?

– Я… Мы с ней только что познакомились, – пробормотал Бен, и на его загорелом лбу выступили крупные капли пота. – А до этого переписывались всего шесть недель.

Судя по лицу бедного юноши, он уже сильно жалел о том, что когда-то купил компьютер, а еще больше – о том, что однажды вышел в Интернет. Уиллоу от всего сердца сочувствовала парнишке. Молли, вероятно, забыла сообщить ему не только о своем титуле. Похоже, молодым людям не пришло в голову поинтересоваться возрастом друг друга.

Интересно, неужели и сейчас у Маргарет не возникло желания снять туфлю и изо всех сил огреть ею Дункана? Герцогиня все так же молча сидела у камина и внимательно разглядывала кольцо. Уиллоу очень хотелось бы знать, отчего так порозовело ее лицо: от возникшей неловкости или от воспоминаний о своем муже-простолюдине?

Ступени опять громко заскрипели. На этот раз кто-то поднимался по ним бегом. Дверь распахнулась, в комнату с испуганным лицом ворвалась совсем молоденькая девушка и направилась прямо к Дункану.

– Там внизу двое полицейских, – сообщила она громким шепотом. – Они спрашивают Уиллоу Фостер.

Дункан продолжал молча смотреть в свой бокал, а Уиллоу глухо застонала и спрятала лицо в ладони. Она знала, что это должно было случиться. Еще утром Джон предупредил, что, как только все доказательства будут собраны, ему придется выдать ордер на ее арест.

– Вот как раз и подходящий случай, – мягко сказал Дункан. – Выбирай: будешь играть по правилам или наплюешь на них?

Уиллоу подняла на него глаза и обнаружила, что он очень серьезен и абсолютно спокоен. Значит, злится? На нее? Или на Джона Пака?

– Это простая формапьность, – неуверенно объяснила она. – Сначала меня арестуют, а потом выпустят под залог.

– Сколько времени это займет? Я смогу внести залог сегодня же?

Уиллоу задумалась. Если ее арестуют, то вполне могут задержать на сутки или двое, а возможно, и дольше, если сразу же после допроса предъявят обвинение. Но неужели Джон поступит с ней так? И может ли она позволить себе потерять столько времени?

– Вряд ли. Я думаю, меня могут задержать на не сколько дней. Поэтому, ваша светлость, будьте любезны подсказать мне, которое из окон выходит на пожарную лестницу. – Уиллоу улыбнулась Дункану, не обращая внимания на испуганный возглас Рейчел. – Я, кажется, готова наплевать на некоторые правила. – Она пожала плечами. – Хотя, по-моему, я ничего не нарушаю. Я ведь не видела полицейских.

Дункан повернулся к девушке, доставившей новости:

– Коллин, скажи им, что Уиллоу Фостер ушла отсюда примерно полчаса назад, хорошо? И что она собиралась ехать в Огасту.

Коллин, родители которой лет десять назад частенько приглашали Уиллоу, чтобы посидеть с матышкой, кивнула Дункану и хитро подмигнула Уиллоу:

– Ты всегда загоняла меня в постель ровно в девять. И я соглашаюсь соврать только потому, что поставила все чаевые за прошлую неделю на Дункана, а мне очень нужен новый плейер.

– Я тебя, может, и загоняла, только ты не очень-то шла, – возразила Уиллоу, подходя к окну. – Спасибо, Коллин. Если ты проиграешь, я сама куплю тебе новый плейер.

– Осторожнее, – предупредил Дункан, помогая ей открыть окно. – Это тянет на попытку подкупа.

– Я не куплю тебе плейер, – быстро поправилась Уиллоу. – Только постой здесь еще несколько минут. Можешь съесть мой ужин, я к нему не прикасалась.

– Люк, выйди на улицу и проверь, нет ли слежки за задней дверью, – скомандовал Дункан и повернулся к Ки. – Встречаемся через два часа.

– Уилли, – взмолилась Рейчел, – не делай этого. Ты нарушаешь закон.

– Я ничего не нарушаю, сестренка. Мне же еше не вручили ордер на арест. – Уиллоу обняла сестру и поцеловала ее в щеку. – Как только мы все выясним, я сама им сдамся. И пожалуйста, не волнуйся за меня. Ты же знаешь, я в хороших руках.

– Почему ты вылезаешь в окно, тетя? – вмешалась Микаэла. – Не хочешь, чтобы тебя снова поймали пьяной за рулем? Но ты же пила только колу.

Уиллоу вздохнула и потрепала девочку по голове.

– Я ей все объясню, – пообещала Рейчел. – А тебе, раз уж ты все решила, надо спешить.

– Все чисто, – негромко крикнул Люк с улицы. – Выбирайтесь, а я пока спущу им шины.

Дункан уже перекинул ногу через подоконник, однако остановился и обернулся назад:

– Ки, пожалуйста, устрой Бена в отель. А тебя, мама, я прошу оставаться в Паффин-Харбор до тех пор, пока все это не кончится.

Маргарет гордо выпрямилась:

– Моим-то опекуном ты точно не являешься, Дункан Росс.

– Нет, – усмехнулся он, – зато я спрятал твой паспорт. Джейн, не отходи от Джейсона дальше чем на десять футов, поняла? Не хватает нам еще и тебя разыскивать.

– Слушаюсь, сэр! – отсалютовала ему Джейн и с улыбкой повернулась к Джейсону: – Я пристану к нему, как кусок жвачки.

Дункан внимательно оглядел помещение, словно вспоминая, кому еще следует отдать распоряжения.

– Они справятся без тебя, Дунки, – заверила Уиллоу, подталкивая его в спину, и улыбнулась всем присутствующим: – Простите нас за то, что мы вынуждены покинуть ваше общество, но я уверена, что вы…

Перегнувшись через подоконник, Дункан схватил ее за талию и выволок на пожарную лестницу.

Они решили, что сейчас для них самое безопасное место – это дом Люка, и, чтобы добраться туда, воспользовались его же машиной. Подобного выброса адреналина Уиллоу не ощущала со времен школы. Только сейчас все обстояло гораздо серьезнее. Грэмпа не нашли; ящики увезли неизвестно куда; она вынуждена прятаться от представителей и закона, и криминала; а Дункан рискует собственной шкурой, помогая преступнице, которую разыскивает полиция. Но хуже всего то, что они до сих пор не имеют понятия, кто же стоит за всем этим.

– Интересно, почему вы с Ки живете в прекрасных домах, а Люк – в такой развалюхе? – спросила Уиллоу, плюхаясь на продавленную кушетку в гостиной запущенного фермерского домика.

Не включая света, Дункан подошел к окну и выглянул наружу.

– Потому что Люк считает эту развалюху очень комфортабельной, – объяснил он, и Уиллоу даже в темноте увидела, что он усмехнулся. – Он вырос на улицах Нью-Йорка и никогда до этого не имел собственного дома, поэтому уже вполне счастлив, если крыша не течет и бачок в туалете исправен.

– Ну, не такой уж он дикарь, – засмеялась Уиллоу. – Вообще выглядит он гораздо цивилизованнее тебя.

– Это, наверное, потому, что он прошел трудную школу жизни, – предположил Дункан. – Кроме того, Люк прослушал четыре курса Колумбийского университета. Правда, диплома он не получил, потому что не платит за обучение.

– Он что же, тайком посещал лекции?

– Хуже того – он зарабатывал на жизнь тем, что писал курсовые работы для обычных студентов.

Уиллоу удивленно покрутила головой и поерзала на кушетке, чувствуя, что сидит на чем-то очень неудобном. Пошарив рукой, она вытащила из-под себя одинокую кроссовку и засмеялась:

– Похоже, Люк не часто принимает здесь гостей. – Она помолчала и добавила уже серьезно: – Как ты думаешь, Дункан, зачем они хранили эти пестициды на острове? Ведь уже четыре года, как их применение запрещено.

– Запрещено в Соединенных Штатах, – сказал Дункан и, пододвинув стул, уселся напротив Уиллоу. – Возможно, «Кингстон корпорейшн» заключила контракт на утилизацию пестицидов, но вместо того чтобы уничтожить, решила продать их в другую страну, где они не запрещены.

– Но ведь четыре года, Дункан! Каждое лето в этом пруду купаются подростки. Почему ящики никто не обнаружил? Джейн говорит, что уровень воды поднялся только прошлой зимой, значит, до этого они были на виду.

Дункан помолчал.

– А что, если это только одна партия из многих? – высказал он догадку. – Возможно, эти ящики сложили там только осенью и собирались вывезти весной, до того как на остров начнут приезжать подростки? Уверен, что зимой там никого не бывает.

Уиллоу задумалась:

– Но если это так, значит, в «Кингстон корпорейшн» должны храниться документы, подтверждающие, что за последние четыре года на полигон регулярно привозили эти пестициды. И если мы обнаружим, что на самом-то деле они там не захоронены, значит, все это время их продавали налево.

– Ты собираешься сама махать лопатой или доверишь это мне? Как, интересно знать, ты собираешься выяснить, захоронены там пестициды или нет?

– Это же полигон опасных отходов. У них обязательно должна быть схема, где точно указаны места захоронения. Это необходимо, потому что многие вещества просто нельзя хранить рядом, так как, вступая в реакцию, они образуют взрывоопасные соединения. Дункан встал и опять подошел к окну.

– Как я понимаю, ты хочешь, чтобы мы вломились в их офис, перерыли все бумаги, а потом начали копать в том месте, где, по твоему мнению, должны храниться пестициды?

– Нет, – нетерпеливо махнула рукой Уиллоу. – Мы действительно проникнем в офис, перероем бумаги и проверим, есть ли среди них документы, подтверждающие доставку пестицидов на полигон. Но если найдем их, то потихоньку выберемся оттуда, позвоним моему шефу и право копать землю предоставим ему.

– Как только он услышит твой голос, то немедленно потребует, чтобы ты явилась с повинной. Ты не забыла о полумиллионе долларов на своем зарубежном счете?

– Это не проблема, – отмахнулась Уиллоу. – У меня много знакомых адвокатов. Я смогу доказать, что то дело не было проиграно намеренно.

– Как?

– У меня же записан весь ход процесса и все мои действия.

– Правильно, именно так ты и должна была поступить, если бы собиралась его проиграть. Хороший обвинитель докажет это в два счета.

Уиллоу опустила голову. Дункан прав. Она и сама доказала бы это, если бы выступала от имени обвинения.

– Этот счет в зарубежном банке должен быть как-то связан с «Кингстон корпорейшн». – Она с надеждой посмотрела на Дункана. – Иначе откуда он вдруг появился и кто отправил Джону анонимное письмо? Я уверена, что раньше этот счет принадлежал им, а потом они просто переоформили его на мое имя.

– Да, но доказать это будет непросто.

– Нам нужен всего один надежный свидетель, – возразила Уиллоу. – В этой операции наверняка задействовано много народу. Несколько человек в дирекции занимаются документами; еще несколько рискуют жизнью, забирая ящики с острова. Должен быть агент за границей, который занимается продажей. И еще кто-то на самом полигоне, кто принимает сопроводительные документы без груза.

– Ну хорошо, – согласился Дункан, – предположим, что в течение четырех лет они нелегально продают пестициды за границу. Это означает, что судно, которое вчера забрало ящики с острова Тандер, направилось не на полигон, а в открытое море.

– И если Грэмп решил проследить за ними… – Уиллоу замолчала, не в силах закончить предложение. Дункан сел рядом и взял ее за руки.

– Мы должны быть готовы к худшему, детка. Грэмп мог идти за ними до тех пор, пока у него не кончилось топливо. А потом он попытался бы связаться с кем-нибудь по радио.

– Ты думаешь, что его нет в живых?

– Я думаю, что это возможно, Уиллоу. Иначе он уже дал бы о себе знать. И даже если предположить, что у него почему-то отказало радио, то ведь в это время года в заливе всегда много рыбаков. Кто-нибудь обязательно заметил бы его катер.

Судорожно вздохнув, Уиллоу уткнулась Дункану в грудь.

– Это все меняет, – прошептала она. – Получается, что мы расследуем уже не мошенничество, а убийство.

Дункан поднял ее лицо и заглянул в глаза.

– Да, но только в том случае, если мы найдем катер Грэмпа и докажем, что это не было несчастным случаем. – Он попробовал улыбнуться. – А с другой стороны, старый черт вполне способен добраться до города на веслах. Я видел его катер той ночью в порту. Он оборудован всеми спасательными средствами. Поэтому, детка, хоть и нельзя исключать худшего, однако списывать Грэмпа со счетов еще рано.

Дункан крепко обнял ее, а когда, откинув голову, Уиллоу потянулась к нему, припал к ее губам.

Желание вспыхнуло в ней мгновенно, как электрический разряд. Не прерывая поцелуя, Уиллоу умудрилась забраться к Дункану на колени и усесться верхом, обхватив ногами его бедра. Как получается, что она забывает обо всем на свете, стоит этому тирану и деспоту лишь прикоснуться к ней?

– Остановись, – хрипло простонал Дункан, с трудом отрываясь от Уиллоу. – Они уже приехали.

– Они? – переспросила Уиллоу и лизнула его ухо.

Дункан решительно отодвинул ее от себя.

– Да, наши подельники, – улыбнулся он.

В тот же момент Уиллоу услышала, как хлопнула дверца машины. Она попыталась соскочить с коленей Дункана, но он задержал ее и крепко прижал к себе.

– Сиди! Пусть думают, что мы здесь не теряли зря времени. Мне нравится смотреть, как Джейн зеленеет от зависти, когда видит, что ты при деле, а она – нет.

Уиллоу ткнула его кулаком в бок:

– Извращенец! Джейн моя подруга, и нечего издеваться над одинокими женщинами.

– Она может покончить со своим одиночеством, как только пожелает. Джейсон готов предоставить себя в ее полное распоряжение.

– А он готов уважать ее мозги?

– Ее мозги? – переспросил Дункан и закатил глаза. – Да он считает, что мозг – это самый сексуальный орган.

– А ты тоже так считаешь? – быстро спросила Уиллоу, прислушиваясь к скрипу кухонной двери. – Что заводит тебя, герцог?

– Я завожусь, когда мне на ладони пишут «троглодит», – засмеялся Дункан и поцеловал ее с хорошо отрепетированной театральностью. Дверь в комнату распахнулась.

– Просто какие-то любвеобильные кролики, – возмущенно фыркнула Джейн. – Хватит! Нам еще надо проникнуть на полигон и ограбить офис.

Дункан прервал поцелуй, но не отпустил Уиллоу.

– Нашли катер Грэмпа, – мрачно объявил появившийся в дверях Ки. – Вернее, то, что от него осталось. Похоже, он сгорел до самой ватерлинии.

Уиллоу ахнула, и Дункан прижал ее к себе и обнял, словно стараясь защитить от страшной новости.

– А сам Грэмп? – спросил он.

– Грэмпа не нашли. Рядом с обломками катера плавал спасательный плотик и гидрокостюм.

– Я должна пойти к Милдред, – прошептала Уиллоу, пытаясь освободиться.

Дункан покачал головой:

– Нет, детка. Ты должна закончить то, что начала. Надо выяснить, куда направилось судно с ящиками, и перехватить его, пока преступники не избавились от груза.

– Катер нашли в семидесяти милях к востоку отсюда, – сказал Ки. – Похоже, Грэмп направлялся к южной или юго-восточной оконечности материка.

– На восточной стороне нет ничего, кроме полупустых рыбацких поселков, – вмешался Джейсон, обнимая за плечи всхлипывающую Джейн. – Но это самый прямой путь к Сент-Джону на Ньюфаундленде, а оттуда можно отправить груз по воздуху.

– Это чертовски сложный способ перевозки, – с сомнением проговорил Дункан, все еще не выпуская Уиллоу. – Но они могут просто на какое-то время оставить груз в одной из рыбацких деревень, или на заброшенном консервном заводе, или еще где-то.

Уиллоу бросило в дрожь, и не столько от горя, с коль-ко от гнева. Неужели эти подонки могли убить беспомощного старика! Если она когда-нибудь их найдет, то – да простит ее Господь! – не станет передавать в руки. правосудия, а просто утопит в море, как сами они утопили Грэмпа.

Конечно, работнику прокуратуры не подобает строить такие планы, но Уиллоу уже тошнило от политкорректности, которой она вдосталь нахлебалась на службе. Иногда она искренне сожалела о том, что время публичных порок прошло.

Слегка отстранив Уиллоу от себя, Дункан заглянул ей в глаза.

– Мы найдем их, – тихо пообещал он, – и ты все выскажешь им в суде.

– Я не хочу, чтобы их судили, – убежденно сказала она. – Я хочу, чтобы с ними произошел несчастный случай в море.

Дункан улыбнулся:

– Именно это я и хотел от тебя услышать. Итак, вы с Джейн будете ждать нас в машине.

– Я не хочу ждать в машине. Я пойду с вами в офис.

– Нет, – твердо сказал Дункан. – Вы с Джейн будете следить, чтобы нам никто не помешал. В офис мы заберемся без вас.

– Вы не знаете, что надо искать.

– Я знаю не меньше тебя, – возразил он. – Мы с Джейсоном лезем в офис, вы подстраховываете нас снаружи, а дальше будем действовать по обстановке. Может, нам удастся отыскать название судна или какие-нибудь имена.

– Я не думаю, что Эдвард Симмонс принимает во всем этом участие, – сказала Уиллоу, обращаясь к Джейн. – Похоже, все делается за его спиной.

– Кто такой Эдвард Симмонс? – поинтересовался Дункан.

– Один из владельцев «Кингстон корпорейшн». А еще он известный адвокат и в позапрошлом году баллотировался на пост губернатора штата. Он хороший человек. Возможно, он нам поможет.

Дункан решительно покачал головой:

– Если Симмонс не знает о том, что происходит, помочь нам он все равно не сможет. А поскольку нам ничего толком не известно, давайте пока никому не доверять. Понятно? Джейн сделала шаг вперед:

– Я сяду за руль.

– Почему ты? – нахмурилась Уиллоу, слезая наконец с коленей Дункана.

– Потому что я не попадала в аварию несколько дней назад.

Уиллоу бросила на нее уничтожающий взгляд и подошла к Ки.

– А ты с нами не едешь, – заявила она ему. – Я не хочу, чтобы моя сестра сошла с ума от беспокойства. Поезжай домой.

Ки молча смотрел на Уиллоу, явно сдерживаясь, чтобы не рассмеяться ей в лицо. Дункан со вздохом поднялся и подошел к Уиллоу.

– Советую зайти в туалет, перед тем как ехать. – Он взглянул на Джейн, давая понять, что это касается и ее. – Когда стоишь на шухере, в кустики бегать нельзя.

– Ки с нами не поедет.

– Не поедет. У него другая задача.

– Какая?

Дункан улыбнулся и подтолкнул ее к двери:

– Встретимся у машины. Не выйдешь через три минуты – уедем без тебя.

Уиллоу обернулась:

– Вы даже не знаете, куда ехать.

– Я буду следить по карте, – успокоил ее Дункан, – а Джейн сядет за руль.

Глава 18

– Он целуется совсем не как пещерный человек, – шепотом сообщила Джейн.

Уиллоу оторвалась от созерцания деревьев, за которыми полчаса назад скрылись Дункан и Джейсон, и повернулась к подруге:

– Ты целовалась с Дунканом?

Джейн недоуменно посмотрела на нее, а потом тихонько засмеялась.

– Не с Дунканом, а с Джейсоном, – поправила она, теребя цепочку ключа зажигания. – Это произошло на шхуне. Вы с Дунканом только что уехали, и Ахав начал ругаться из-за того, что мы сломали лебедку. Я была внизу, а потом Джейсон тоже спустился и… поцеловал меня.

Уиллоу удивилась. В салоне машины, залитом лунным светом, было отлично видно, как потемнели щеки Джейн. Вообще-то только идиотам могло прийти в голову отправиться на кражу со взломом в такую светлую ночь.

– Джейн, ты покраснела! Не могу поверить, что Джейн Хантли краснеет, как школьница, которую поцеловал мальчик.

– Дело не в том, что поцеловал, а в том, как поцеловал. И… и в том, что сказал потом.

Уиллоу не сразу выбрала, о чем спрашивать раньше – как поцеловал или что сказал.

– И что же он сказал?

– Он нашел естественным, что я напугана. Сказал, если бы было иначе, то нам не стоило бы ничего и начинать.

Уиллоу смотрела на Джейн во все глаза.

– И что это значит? На самом-то деле ты ведь не испугалась?

– В том-то и дело, что испугалась. – Джейн закатила глаза от такой непонятливости подруги. – И он это заметил. И понял, что раз я испугалась, значит, он мне очень нравится.

– Бог мой, Джейсон тебе действительно так нравится? – поразилась Уиллоу. – Не только чтобы весело провести время, а чтобы… Но вы же познакомились всего два дня назад. Не могла же ты за это время…

Джейн кивнула и прижала ладони к пылающим щекам.

– Знаешь, я почувствовала что-то сразу же, как только он вошел на кухню Дункана. Почему, как ты думаешь, я тогда чуть не упала в обморок?

– Понятно, – подытожила Уиллоу. – А как он поцеловал тебя?

– Он целовал меня так, – прошептала Джейн, краснея еще больше, – будто чувствовал меня всю. – Ошеломленная Уиллоу смотрела на нее, не в силах произнести ни слова. – Это-то меня и пугает до смерти, – тихо призналась Джейн. – А Джейсон понимает мои страхи и ухватился за них, как собака за кость.

– Потому что он тоже что-то почувствовал сразу, едва зашел на кухню? – догадалась Уиллоу.

Джейн опять кивнула и посмотрела на часы.

– Что-то они очень долго, – озабоченно сказала она, явно желая сменить тему. – Уже полчаса прошло.

– Дункан сказал, чтобы мы дали им час. У него с собой мобильник, и он нам позвонит, если что-то пойдет не так.

– Вряд ли он сможет позвонить, если их будут держать на мушке, – резонно заметила Джейн. – А что, если они не вернутся через час и не позвонят? Что тогда будем делать?

– Дункан сказал, чтобы в этом случае мы звонили на мобильный Ки.

– Дункан сказал то, Дункан сказал сё, – передразнила ее подруга. – Ты сейчас похожа на попугая.

– Я просто передаю тебе, что сказал Дункан. Это еще не значит, что я собираюсь его слушаться.

– А он действительно герцог? – поинтересовалась Джейн, снова меняя тему.

Уиллоу кивнула:

– Как будто бы. Дело в том, что титул к нему перешел не по отцовской, а по материнской линии. Кажется, Маргарет была единственным ребенком. А Камден сказал, что она кузина королевы.

– Какой королевы? Английской? – ахнула Джейн и вдруг уставилась круглыми от испуга глазами куда-то за плечо подруги. Ее раскрасневшиеся щеки заметно побледнели.

Уиллоу быстро обернулась и прямо перед своим носом обнаружила черное дуло ружья, направленного на нее через стекло. Парня, держащего ружье в руках, а палец – на курке, похоже, очень веселило то, что он напугал их до смерти. Второй парень, который стоял рядом и целился в машину из пистолета, ухмылялся еще более отвратительно.

– Что будем делать? – прошептала Джейн.

– Все, что они скажут, – ответила Уиллоу, не отрывая взгляда от черного дула.

Первый парень жестом приказал им поднять руки, и Уиллоу немедленно подчинилась, от всей души надеясь, что подруга поступит так же.

– Думаешь, Дункана с Джейсоном схватили? – так же шепотом спросила Джейн.

– Заткнитесь и вылезайте из машины, – скомандовал второй парень. – По очереди. Обе через пассажирскую дверь.

Очень медленно, одной рукой Уиллоу открыла дверь. Первый парень чуть отступил назад и тут же опять взял ее на прицел. Не опуская ружья, он схватил Уиллоу за руку, вытащил наружу и поставил спиной к машине.

Джейн тоже вытащили из салона и толкнули к Уиллоу так грубо, что она вскрикнула, больно ударившись о капот.

– Вы совершенно напрасно применяете силу, – спокойно сказала Уиллоу, обнимая подругу. – Мы же не сопротивляемся.

– Что вы здесь делаете? – спросил второй парень. – Это охраняемая территория. Вы незаконно проникли на полигон для захоронения опасных отходов, принадлежащий «Кингстон корпорейшн».

Уиллоу сделала удивленные глаза:

– Это что, свалка? Мы не видели никаких знаков. Просто свернули на проселочную дорогу и хотели найти место, где… ну, где нам никто не помешает.

Парень с противной ухмылкой, казалось, был озадачен.

– Не помешает? – повторил он, по очереди рассматривая Уиллоу и Джейн. Его прищуренные глаза стали похожими на две черные щели. – Не помешает чему?

Уиллоу еще теснее прижалась к Джейн, опустила голову и застенчиво улыбнулась парню:

– Ну, понимаете, ко мне в гости приехала мама и живет уже больше недели, и мы с подругой не можем ни на минуту остаться наедине. Мама ничего не знает о моем образе жизни, и мы не хотим шокировать ее, поэтому… ну… мы искали место, где можно… побыть вдвоем. – Уиллоу обняла потрясенную Джейн и поцеловала ее. – Все в порядке, дорогая. Если у тебя на ребрах останется синяк, мы предъявим иск владельцам этой свалки.

Она искоса посмотрела на аудиторию. Парень с ружьем опустил свое оружие и смотрел на них разинув рот, не в силах осознать, что две женщины устроили любовное гнездышко на вверенной ему территории. Охранник с пистолетом, однако, смотрел на них скорее подозрительно, чем с интересом.

– Я хочу, чтобы вы сообщили мне название компании, которой принадлежит полигон, а также свои имена, – потребовала Уиллоу, торопясь закрепить полученное преимущество. – Вам, парни, придется оплатить моей подруге визит к врачу. А уж врач определит, какие повреждения вы ей нанесли. – Она с ласковой заботой заглянула в глаза Джейн. – Ты можешь дышать, дорогая? Где болит?

Джейн наклонилась вперед и страдальчески произнесла:

– Бок… левый бок. Может, даже ребро сломано.

Уиллоу прижала ее к себе и свирепо посмотрела на мужчин.

– Она очень хрупкая, – гневно сообщила она. – К тому же в прошлом году ей пришлось пройти курс химиотерапии.

Парень с ружьем слегка побледнел, а подозрительный охранник наконец-то засунул пистолет в кобуру.

– Послушайте, мы вовсе не собирались причинять вам неприятности, – пробормотал он, открывая двериу машины и жестом приглашая их внутрь. – Просто в последнее время здесь стали хулиганить подростки.

Уиллоу бережно помогла подруге сесть в машину и повернулась к охранникам:

– Ваши имена, пожалуйста. И имя хозяина полигона.

– Э-э, послушайте, леди… – Он вдруг насторожился: – Черт, что это за звук?

Звук издавал мобильный телефон Дункана, который начал так энергично вибрировать в кармане Уиллоу, что зазвенела лежащая рядом мелочь.

Парень внимательно посмотрел на ее брюки, особенно на их левый карман.

– Это мобильник или пейджер, – сказал он и опять достал пистолет.

Уиллоу шагнула назад и нервно прижалась спиной к машине.

– Вы что, собираетесь расстрелять мой мобильный телефон? Я же вам объяснила, что моя мать не дает нам ни минуты покоя.

– Вы не хотите ответить? – спросил парень с ружьем.

Уиллоу покачала головой.

– Это мама, – повторила она сквозь стиснутые зубы и сердито взглянула на Джейн. – Моя подруга дала ей номер, хотя я просила ее этого не делать.

Второй парень протянул руку.

– Дайте его мне, – потребовал он, опять становясь подозрительным. – Я отвечу, и если это действительно ваша мать, скажу ей, что я ваш новый парень.

Уиллоу отрицательно покачала головой, но охранник шагнул вперед и, не давая ей опомниться, засунул руку в ее карман и вытащил оттуда телефон, все еще продолжавший вибрировать.

Она попыталась выхватить у него телефон, но парень грубо оттолкнул ее и поднес трубку к уху. Он нажал клавишу и молча ждал, когда на другом конце заговорят. Уиллоу вздрогнула, когда ясно услышала голос Дункана:

– Сегодня ничего не получится, Прокурор. В офисе полно народу, и, кажется, на нас обратили внимание. Срочно уезжайте. Ждите нас у выезда на шоссе.

– Это вряд ли получится, мистер, – ответил охранник. – Мы как раз держим ваших подружек на прицеле.

Уиллоу горько вздохнула, прислушиваясь к воцарившемуся в трубке молчанию. Черт, они же почти выкрутились. Она бросила взгляд на парня с ружьем и убедилась, что черное дуло опять смотрит на нее.

Еще минута, и они бы спокойно уехали. Если бы не этот проклятый телефон! Теперь она слышала, как Дункан что-то говорит, но его голос стал очень тихим, и слов она разобрать не могла. Однако на парня они, похоже, производили впечатление. Он вытаращил глаза и судорожно сжал трубку.

– Нет, я предлагаю вам подойти к машине. – Парень посмотрел на Уиллоу и Джейн. – Обоим. Я знаю, что вас двое. – Он еще послушал, а потом покачал головой. – У вас пять минут, мистер, а иначе у одной из этих дамочек появится проблема посерьезнее, чем синяк на ребрах. – Резко вытянув руку, он неожиданно схватил Уиллоу за волосы и дернул их так сильно, что она взвизгнула. – Слышали? Это была та, у которой перевязана рука. По-моему, у нее очень чувствительная кожа головы.

Уиллоу изогнулась, пытаясь вырваться, но охранник уже и сам отпустил ее.

– Пять минут! – рявкнул он в телефон, захлопнул его и сунул в карман.

Левой рукой он снова достал из кобуры пистолет, а правой снял с пояса портативную рацию.

– Мы тут обнаружили двух женщин и двух мужчин, – сообщил он. – Что с ними делать?

– Сейчас пришлю к вам Джо и Майка, – сквозь потрескивания прозвучал мужской голос. – Ведите их всех в офис. Где вы?

– На западной дороге, как раз за свалкой покрышек. Пусть Джо и Майк поищут двух мужиков. Они где-то на территории, рядом с офисом, наверное. Я сказал им, чтобы шли сюда.

– Хорошо, я передам.

– Спросите, как зовут женщин, – вмешался другой голос. Парень с пистолетом кивнул Уиллоу: – Как тебя зовут, куколка?

– Мэри Бингем, – быстро ответила она.

– А тебя? – Он посмотрел на Джейн.

– Пола Райт.

– Мэри Бингем и Пола Райт, – сообщил охранник по рации. – Парень по телефону назвал одну из них «прокурором».

Его собеседник ненадолго замолчал.

– Проверь их документы, – потребовал он.

Парень с пистолетом взглянул на своего напарника, убедился, что тот держит женщин на прицеле, обошел машину и распахнул водительскую дверцу.

– Где ваши сумочки? – спросил он у Джейн.

– У нас нет сумочек. Мы свободные женщины.

Презрительно посмотрев на Джейн, он сунул голову в машину, отогнул козырек и вытащил из пластикового конверта техпаспорт.

– У них нет документов, но машина зарегистрирована на Люка Скайуокера[5], – доложил он, запнувшись на фамилии.

Люк Скайуокер? Уиллоу попыталась не выдать своего изумления, а Джейн не сдержалась и фыркнула.

Рация несколько секунд молчала, а потом прозвучала команда:

– Веди их сюда!

Парень с пистолетом бросил документы на сиденье и подтолкнул Джейн к выходу.

– Выбирайся, – приказал он и, обогнув машину, вер нулся к правой дверце.

Дождавшись, когда Джейн вылезет, охранник схватил Уиллоу за руку и потащил за собой по слабо освещенной дороге.

– А мы вас ждали, – похвастался он. – Даже усилили охрану.

– Поздравляю, – сухо откликнулась Уиллоу, едва поспевая за ним. – Схватили двух беззащитных женщин. Может, получите премиальные.

– Они обещали, что отблагодарят нас, – кивнул парень, пропустив сарказм мимо ушей.

– А у них есть имя?

– Управляющего зовут Ал Хирон, но насчет вас нас инструктировали мистер Симмонс и мистер Грэхем. Они и обещали премию тому, кто поймает вас.

Уиллоу резко остановилась и вырвала у парня руку. Джейн налетела на нее и вскрикнула, когда ружье охранника уперлось ей в спину.

– Эдвард Симмонс вместе с Брентом Грэхемом? И они сейчас здесь, в офисе? – прищурилась Уиллоу. – И вы сказали «кто поймает вас». Кого именно вы ждали?

Парень с пистолетом пожал плечами.

– Мистер Грэхем сказал, что женщина и здоровый шотландец станут здесь что-то вынюхивать. У того парня по телефону вроде был акцент, значит, это о вас и шла речь, – с удовлетворением заключил он и потащил Уиллоу дальше.

Неужели Эдвард Симмонс тоже участвует в этом? Вот уж действительно крушение иллюзий. Уиллоу несколько раз встречалась с Симмонсом на официальных приемах в Огасте, и он всегда казался ей интеллигентным человеком, имеющим прекрасную семью и блестящие перспективы.

Через несколько минут они свернули с дороги, молча прошли сотню метров по темной тропинке и, миновав ворота, вошли в здание офиса. Парень с пистолетом распахнул одну из дверей, втолкнул Уиллоу внутрь, и она оказалась лицом к лицу с заметно нервничающим Эдвардом Симмонсом.

– Мисс Фостер, – упавшим голосом произнес он. – А я так надеялся, что это не вы.

– Мистер Симмонс, – кивнула она и потерла ноющую руку. – Еще больше я надеялась, что это не вы.

– А вы, вероятно, доктор Джейн Хантли, – сказал другой мужчина, выходя из-за стола и глядя на Джейн. – Какая глупость, – покачал он головой. – Лучше бы вы сидели в своих кабинетах и занимались бумажками и опытами.

– Брент Грэхем, я полагаю? – презрительно улыбнулась Уиллоу. – Сколько взяток вам пришлось раздать, чтобы получить разрешение на открытие этой свалки?

Не удостоив ее ответом, Брент с упреком взглянул на Эдварда:

– Я же говорил, что ты недооцениваешь ее. Теперь понял, почему надо было спешить? Еще неизвестно, кому она рассказала…

– Всем, – перебила его Уиллоу. – Всем, от Джона Пака до последнего местного рыбака. И в прессу послала информацию.

– Она блефует, – успокоил Симмонс Грэхема. – Я сегодня разговаривал с Паком, и он сказал, что расследование прекращено. А сама мисс Фостер прячется от полиции, потому что он выписал ордер на ее арест. Твои идеи с вождением в пьяном виде и с подкупом сработали. Теперь ей никто не поверит.

– Где Росс? – спросил у Уиллоу Симмонс. – Стоукс, ты же сказал, что он где-то рядом с офисом, – повернулся он к парню с пистолетом.

– Я говорил с ним по ее мобильнику, – объяснил Стоукс. – Я его предупредил, что если он не появится, его девчонка об этом пожалеет.

– Дай мне телефон, – потребовал Грэхем. Получив трубку, он обратился к Уиллоу: – Позвоните Россу, мисс Фостер. Объясните ему, где вы, и скажите, что если он не появится здесь через пять минут, мы застрелим доктора Хантли.

– Грэхем! – ахнул Симмонс.

Грэхем не обратил на него никакого внимания.

– Звоните, – повторил он, глядя на Уиллоу.

Понимая, что выбора у нее нет, она взяла трубку.

– Я не знаю, по какому номеру звонить. У Росса сейчас чей-то чужой телефон, потому что его трубка у меня.

– Проверьте, с какого номера поступил последний вызов, – нетерпеливо подсказал Грэхем.

– Ах да, – пробормотала Уиллоу и нажала несколько клавиш, надеясь, что он не заметит, как дрожат ее пальцы. Дункан снял трубку после третьего гудка, но молчал.

– Дункан, – прошептала Уиллоу, – это я. Мы с Джейн в офисе с Эдвардом Симмонсом и Брентом…

Грэхем вырвал у нее трубку:

– Если вы не появитесь здесь через пять минут, мистер Росс, доктору Хантли прострелят ногу.

Уиллоу не расслышала, что ответил ему тихий голос в трубке. Выключив телефон, Грэхем швырнул его на стол, уселся в кресло, закинул руки за голову и принялся неторопливо разглядывать Уиллоу.

– Итак, мисс Фостер, что вам удалось выяснить?

– Почти все, – ответила она, глядя ему в лицо. – Я знаю, что по документам вы принимаете на полигон запрещенные пестициды, но в действительности они сюда не поступают. Вместо этого они медленно убивают население какой-нибудь развивающейся страны, так же как убивали наших омаров и крабов.

– Мисс Фостер… – вмешался Эдвард Симмонс. – Уиллоу, поймите, этот пестицид не такой уж и опасный, если его правильно использовать. Его запрет – это в основном политическое решение. Нашим производителям не нравилось, что его производят за границей.

– Вот как? – Уиллоу приподняла бровь. – Так вот какое оправдание вы себе придумали? Если пестицид «не такой уж и опасный», почему бы нам на нем немного не заработать, так? – Она скрестила руки на груди и посмотрела ему прямо в глаза. – Получается, что вы прокручивали запасы этих пестицидов дважды: сначала получали деньги за их утилизацию, а потом еще и продавали их. И вам кажется, что в этом нет ничего противозаконного? А вас не мучает по ночам совесть из-за того, что вы связались с этим жуликом? – Она кивнула в сторону Брента Грэхема и, сжав кулаки, подошла к Симмонсу вплотную. – И как насчет убийства Грэмпа, Эдвард? Или вы по-прежнему станете уверять, что в результате из-за ваших махинаций никто не пострадал?

Симмонс отступил назад. На его лице было написано искреннее удивление.

– Мы никого не убивали, – пробормотал он и нервно оглянулся на Грэхема. – Мы же договаривались, что никто не должен пострадать. Нам просто надо было задержать ваше расследование на пару дней.

– Расскажите об этом Сесилу Фоксу. То, что осталось от его катера, обнаружили в девяноста милях отсюда, а его самого так и не нашли.

– А почему вы думаете, что к этому причастны мы? – побледнел Симмонс.

– Потому что Грэмп преследовал судно, которое вы послали на остров Тандер, чтобы забрать партию своей отравы. А что должно произойти через пару дней, Эдвард? – спросила Уиллоу, все так же глядя ему прямо в глаза. Почему-то раньше она не замечала, какие они маленькие и бегающие.

– Вас это не касается, – вмешался Грэхем.

– Мы продаем «Кингстон корпорейшн», – объяснил Симмонс. – Как только все бумаги будут подписаны, я сяду в самолет, улечу из этого Богом забытого штата, и вряд ли вы сумеете меня отыскать.

– Дункан Росс отыщет вас где угодно, – спокойно пообещала Уиллоу. – Во всем мире не найдется места, где вы сможете от него спрятаться.

– Вряд ли у мистера Росса будет такая возможность, – сказал Грэхем, вставая с кресла и подходя ближе.

Уиллоу повернулась к нему:

– Росс не один. У него есть пятеро друзей, которые зарабатывают на жизнь, разыскивая жуликов вроде вас.

– У них не будет причин искать нас, если никто не пострадает. – Симмонс с надеждой посмотрел на Брента Грэхема. – Мы должны всего лишь изолировать их на два дня. Ты обещал мне, что все останутся живы. Одно дело – торговля контрабандой, а другое – убийство. На убийство я никогда не соглашусь, Грэхем.

Охранники, сопровождавшие Уиллоу и Джейн и до этого момента тихо стоявшие у двери, вдруг забеспокоились.

– Мы тоже не подписывались на убийство, – заявил встревоженный Стоукс. – Мы отвечаем только за охрану территории.

– Никто никого не собирается убивать! – рявкнул Грэхем, раздраженно взмахнув рукой. – Нам надо только задержать их дня на два – на три.

Дверь распахнулась, и один из охранников, повернувшись, наставил ружье на вошедших Дункана и Джейсона. Они оба показались Уиллоу совершенно спокойными и даже веселыми.

– Ну вот, мы пришли, – лениво растягивая слова, сообщил Дункан и, оглядев присутствующих, остановил взгляд на Уиллоу. – Ты в порядке, детка?

– Да. Только сейчас лопну от злости. Дункан, это Эдвард Симмонс. А это, – она показала пальцем, – Брент Грэхем. Они уже четыре года незаконно сбывают пестициды за границу, и они же убили Грэмпа.

– Неправда! – возмущенно воскликнул Симмонс, опасливо разглядывая Дункана. – Не знаю, что с ним случилось, но мы не убийцы.

– А просто обычные жулики, – мягко подсказал Дункан. Он подошел к Уиллоу и положил руку ей на плечо. – Итак, джентльмены, что дальше? – спросил он у Грэхема, очевидно, поняв, кто здесь главный.

– Дальше вам придется совершить небольшую поездку, – сообщил Грэхем, поднимая портативную рацию. – Надеюсь, никто из вас не страдает морской болезнью? Джо, Майк, – скомандовал он по рации, – подгоните машину к офису и заберите груз.

– Никто не пострадает, Уиллоу, – пообещал Эдвард Симмонс и опять покосился на Дункана. – Через несколько дней все закончится. «Кингстон корпорейшн» перейдет к абсолютно законопослушной компании из Юты, остатки пестицидов унесет течение, омары перестанут болеть, а мы с Грэхемом исчезнем.

– А Сесил Фокс так и останется мертвым, – шепотом добавила Уиллоу.

Глава 19

Сначала они заработали себе массу синяков и шишек, трясясь в кузове грузового фургона. Потом их погрузили на борт катера, ожидавшего у заброшенного причала на окраине города. Катер вышел в море, в заливе Мэн встретился с рыбацким траулером, на который перебазировали пассажиров, сразу же заперев их в вонючем трюме.

Еще в офисе всех четверых тщательно обыскали, а потом связали, как рождественских индеек, отправляющихся в духовой шкаф. Джейсон заработал внушительный синяк под глазом, после того как пнул парня по имени Майк, стянувшего веревки на ногах Джейн так туго, что она вскрикнула от боли.

Все остальное время Джейсон и Дункан демонстрировали такое несокрушимое спокойствие, что это начало действовать Уиллоу на нервы. Неужели они поверили Симмонсу, настойчиво уверявшему, что ничего плохого с ними не случится? Зачем их везут в открытое море, если не для того, чтобы выбросить за борт и быть уверенными, что тела их не будут найдены? Как не найдено тело Грэмпа.

Видимо, Грэхем решил, что раз получилось один раз, получится и во второй. К тому же ему явно не терпелось убрать их подальше от территории «Кингстон корпорейшн» и от Эдварда Симмонса.

Надо признать, что Симмонс не обладал талантами истинного преступника. Он очень нервничал и слишком много болтал, и Уиллоу, затеявшей дискуссию о несовершенстве законов, удалось вытянуть из него массу информации.

В частности, Эдвард рассказал, что для хранения контрабанды они уже несколько лет использовали пять окрестных островов и все всегда проходило совершенно гладко. Никто бы никогда и не узнал об их безобидном бизнесе, если бы морская вода не начала просачиваться на остров. Еще, с гримасой неодобрения наблюдая за тем, как Уиллоу связывают руки, он проговорился, что их торговые операции не ограничивались одними пестицидами.

Именно в этот момент терпению Грэхема пришел конец, и он поспешил отправить их в путь, который и закончился в холодном вонючем трюме.

– Как ты там, детка? – раздался в темноте голос Дункана.

Кажется, он был где-то справа. Наконец-то все оставили их в покое и ушли. Правда, разговаривать было довольно трудно из-за рева дизельного двигателя.

– Тебе не слишком туго связали больную руку? – продолжал беспокоиться Дункан.

– Нет, – ответила Уиллоу, пытаясь пошевелить пальцами. К счастью, ей связали руки не за спиной, как всем остальным, а спереди.

– А ты можешь вытащить руку из шины и освободиться?

Ну, слава Богу, кажется, Дункан все-таки решил действовать.

– Наверное, смогу. А что дальше? У тебя есть план нашего освобождения, Дунки? Из темноты донесся смешок. – Да, я называю его планом «В», поскольку план «А» сорвался, когда вы дали себя схватить.

– Да мы почти уже избавились от них, – возмутилась Уиллоу, пытаясь вытащить кисть руки из шины и морщась от боли. – Я убедила их, что мы с Джейн любовницы и просто ищем укромный уголок. Но тут твой дурацкий телефон начал вибрировать, и один из парней его услышал. Так что это за план «В»?

– Любовницы? – откуда-то слева засмеялся Джейсон и сразу же замолчал – видимо, Джейн пнула его связанными ногами.

– Это было замечательное прикрытие, – продолжала Уиллоу. – Парни сразу растерялись, а когда я стала угрожать, что подам на них в суд, если у подруги останется синяк, они уже мечтали, чтобы мы поскорее убрались оттуда. Все! Рука свободна, – сообщила она. – По плану «В» надо будет лягаться, царапаться и кусаться? Мне бы очень этого хетелось. – Теперь Уиллоу начала развязывать узел на животе. – А у тебя нет кинжала в сапоге или чего-нибудь вроде этого, Дунки? Или, может, пряжка на твоем ремне превращается в смертельное оружие?

Справа опять засмеялись:

– Нет, детка. Все, что у меня есть, это руки.

Уиллоу перестала бороться с тугим узлом и потрясла рукой в воздухе. Пальцы, не двигавшиеся почти неделю, невыносимо ныли.

– Что же ты за герой, если у тебя нет кинжала? Надо было где-нибудь его припрятать, Дунки.

– Руки – это тоже смертельное оружие, – спокойно произнес он. – И у них есть то преимущество, что они действуют бесшумно.

Уиллоу поежилась, зная, что это не просто хвастовство. Она помнила, что когда Дункан ворвался в дом, где их с Рейчел держали заложницами, у него тоже не было никакого оружия. Только руки. И все-таки человек, захвативший их, свалился на пол, не успев даже понять, что произошло.

– Ну, что там у тебя с узлами? – поинтересовался Дункан.

Почему он, черт возьми, так спокоен, словно они уже загорают на Таити? Уиллоу опять взялась за узел, от всей души надеясь, что чем спокойнее Дункан, тем лучше для них всех.

– Я уже почти освободилась, – сказала она.

– Когда освободишься совсем, опять примотай к руке шину. Я не хочу, чтобы ты доломала запястье. Для того чтобы доплыть до берега, тебе понадобятся обе руки.

Уиллоу опять оставила узел в покое и вгляделась в темноту, пытаясь понять, шутит он или говорит серьезно. Джейн испуганно ахнула.

– Не волнуйтесь, – попытался успокоить их Джейсон. Судя по его голосу, он тоже боролся с веревками. – В пряжку моего ремня вмонтирован радиомаяк. А на секретный декодер сейчас поступило сообщение, что помощь уже спешит к нам. – Он ойкнул, потому что Джейн, похоже, опять лягнула его. – Прекрати! Я же пытаюсь сказать, что план «В» уже осуществляется.

– Все, я свободна, – доложила Уиллоу, развязав узел на лодыжках.

– Зафиксируй шину, – напомнил ей Дункан. – И когда будешь пробираться сюда, осторожнее с бочками. По-моему, из одной что-то течет и паршиво пахнет.

– Да, пахнет каким-то растворителем, – подтвердила Джейн.

– Похоже, Грэхем и вообще не собирался заниматься захоронением опасных отходов. Он организовал этот полигон только для того, чтобы иметь постоянный доступ к химикатам, а потом торговать ими по всему миру, – заметила Уиллоу, пытаясь в темноте пробраться к Дункану. – Дунки, скажи что-нибудь, желательно приятное, чтобы я могла идти на твой голос.

– Я уже говорил, как восхищаюсь твоей выдержкой?

– Выдержкой? А я-то думала, ты скажешь что-нибудь о моей соблазнительной заднице. Или о красивой груди.

– Я восхищен твоей соблазнительной грудью, – признался Джейсон, обращаясь к Джейн, и тут же опять охнул.

– Так все-таки что это за план «В»? – спросила Уиллоу, пролезая между двумя бочками и размышляя о том, почему Джейсон и Джейн оказались рядом друг с другом, а они с Дунканом – в разных концах трюма.

– План «В» – это Ки, Люк и Камден, – объяснил Дункан.

Уиллоу замерла на месте:

– Ки сейчас должен быть дома с Рейчел и детьми.

– Это ты так решила, – усмехнулся Дункан. – Только Ки с тобой почему-то не согласился. Они с Люком тоже были на полигоне и прикрывали нас. А Камден с Ахавом дежурили на причале вместе с твоими друзьями Реем Коббом и Фрэнком Портером.

«А их жены в это время ждали дома и сходили с ума от беспокойства», – подумала Уиллоу. Она опять начала пробираться вперед и наконец наткнулась на ноги Дункана.

– Значит, Рей и Фрэнк тоже в этом участвуют? – спросила она, принимаясь за узел, стягивающий его лодыжки.

– Да, нам нужен был быстроходный катер на случай, если придется действовать в море. Кобб сам предложил помочь. Да и Фрэнк ни в какую не хотел оставаться в стороне. Он сказал, что у него личный счет к людям, затопившим его катер.

Уиллоу развязала ноги Дункана и занялась узлом на спине.

– Я освободился, – вдруг сообщил Джейсон.

– Каким образом? – удивилась Джейн.

– В отличие от моего недалекого партнера я всегда ношу с собой нож, спрятанный в каблуке, – объяснил он, после чего Уиллоу услышала звук, похожий на звонкий поцелуй в щеку. – Ну что, Эйнштейн, признаешь меня своим героем? – спросил бодрый голос Джейсона.

Джейн пробормотала что-то среднее между ругательством и поощрением, а потом заговорила уже серьезно:

– Может, руки у нас теперь и свободны, но мы по-прежнему находимся в море на судне с вооруженной командой. И хочу напомнить вам, что океан очень большой. И я не представляю, как Рей сможет отыскать нас в нем, каким бы быстроходным ни был его катер.

– Ты забываешь про пряжку. А в нее действительно вмонтирован радиомаяк, – напомнил Джейсон. – Ки постоянно следит за нами с тех самых пор, как мы покинули свалку. Думаю, они с Люком отправились в порт сразу же, как только услышали, что Грэхем спрашивает нас о морской болезни. Кажется, я еще не упоминал о том, что в мои часы встроен беспроводной передатчик?

Дункан поднялся на ноги, едва Уиллоу развязала последний узел. Наклонившись, он помог ей подняться и привлек к себе.

– Не повредила запястье? – озабоченно спросил он, почти касаясь губами ее щеки. – Мне жаль, что я втравил тебя в эту передрягу, детка.

– А мне – нет. Лучше быть здесь с тобой, чем сидеть дома и с ума сходить от беспокойства, – парировала она и, встав на цыпочки, быстро поцеловала Дункана в губы, сделав это гораздо тише, чем Джейсон минуту назад. – Что теперь?

– Теперь будем ждать, пока не прибудет наш военно-морской флот, а потом постараемся помочь им чем сможем.

– Послушай, а фонарика в другом каблуке у тебя, случайно, нет? – подала голос Джейн.

Послышалось какое-то шуршание, и неожиданно темноту трюма прорезал тусклый электрический луч.

– Ох! – Джейн повернула к себе лицо Джейсона, пытаясь разглядеть его левый глаз. – Бедный мальчик! Этот подонок ударил тебя, когда ты был связан.

– Ничего, он тоже здорово хромал, когда они грузили нас в фургон, – весело ответил Джейсон, сверкнув в полутьме глазами.

– Дай сюда фонарик, – скомандовал Дункан. – Попробуем выяснить, что в этих бочках.

Джейн с Джейсоном подошли к нему, и все четверо склонились над одной из бочек.

– Это промышленный растворитель, – сказала Джейн, прочитав этикетку. – А там, – добавила она, пододвигая руку Джейсона с фонариком к ящикам, – какое-то удобрение. Господи, они все это сложили вместе! А ведь если химикаты перемешаются, произойдет реакция, в результате которой могут образоваться ядовитые испарения. Или взрывоопасные. Судно вообще может взлететь на воздух.

Мужчины выпрямились и приступили к тщательному обследованию своей тюрьмы. В свете крошечного фонарика было видно, что трюм, почти такой же большой, как кухня в доме Дункана, наполовину заполнен бочками и ящиками.

Взяв Уиллоу за руку, Джейн отвела ее подальше от опасного груза.

– Этот химический коктейль только и ждет, чтобы кто-нибудь хорошенько его взболтал, – сказала она, усаживаясь на пол. – Неужели эти люди не понимают, что стоит им встретиться даже с не очень большой волной, и они уже никогда не смогут получить те деньги, которые им посулил Грэхем?

– Похоже, это их не беспокоит, – пожала плечами Уиллоу. – Мне жаль, что я втравила тебя в эту передрягу, Джейн, – добавила она, повторяя фразу, чуть раньше сказанную Дунканом.

Джейн обняла ее за плечи.


– Я ведь тоже выросла в этих краях. И Грэмп был моим другом. А к тому же это не передряга, а приключение. Джейсон и Дункан что-нибудь придумают, вот увидишь.

– Но они ведь не супермены, – вздохнула Уиллоу. – Люка чуть было не убили два года назад, когда он пытался помочь нам с Рейчел.

– Я помню, ты мне рассказывала. А все-таки Люк Скайуокер жив и даже не прочь снова рискнуть, – возразила Джейн.

Уиллоу улыбнулась:

– Послушай, неужели это действительно его фамилия? Дункан говорил, что Люк вырос на улицах Нью-Йорка. Может, он просто взял такой псевдоним?

– А потом зарегистрировал на него свою машину? Вряд ли. Эй, Джейсон, как фамилия Люка? – крикнула Джейн в дальний конец трюма.

Джейсон повернулся к ним и выругался, потому что фонарик неожиданно мигнул и погас и трюм опять погрузился в кромешную темноту.

– Вот некстати, – пробормотал Джейсон.

– Скайуокер. А что?

– Нет, настоящая фамилия? – крикнула Уиллоу.

– Скайуокер, – повторил Джейсон. – А почему вы спрашиваете?

– А тебе она не кажется… странной?

Непрекращающийся рев дизельного двигателя вдруг затих, и движение судна сразу замедлилось. Над головой громыхали торопливые шаги. Джейсон на ощупь добрался до Джейн и сел рядом, а Дункан взял Уиллоу за руку и отвел на то место, куда ее бросили их тюремщики.

– Обмотайся веревкой, будто ты все еще связана, – сказал он шепотом, так как на судне наступила полная тишина, и исчез за бочками.

Уиллоу нашла веревку и закрутила ее вокруг лодыжек и запястий. Вдруг в тишине раздался оглушительный металлический скрежет, и судно задрожало.

– Бросили якорь, – объяснил Джейсон. – И кажется, глубина здесь небольшая. Что-нибудь около двухсот футов.

Двигатель опять взревел, и траулер дернулся назад, чтобы якорь захватил грунт. Значит, поняла Уиллоу, они собираются простоять здесь довольно долго.

– Думаете, они хотят забрать еще какой-то груз? – спросила она достаточно громко, чтобы ее услышали в другом конце трюма.

– Что можно сделать с этими химикатами, Эйнштейн? – спросил Джейсон. – Мы можем устроить небольшой взрыв или напустить дыму, чтобы отвлечь внимание наших недругов?

– Можем, если, конечно ты не возражаешь и сам взорваться или задохнуться. Они же токсичные.

– Это если их смешать, – напомнил ей Джейсон. – А если использовать по отдельности? Джейн немного помолчала.

– Ну-у, растворитель этот очень горючий. Если на мочить в нем рубашку, поджечь и бросить на палубу, то получится что-то вроде «коктейля Молотова», только без бутылки.

Уиллоу опять услышала звук смачного поцелуя и возмущенное шипение Джейн.

– Как ты думаешь, Дункан? – спросил Джейсон, не обращая на шипение никакого внимания. – Может, стоит сжечь их судно, как они сожгли катер Грэмпа, а самим добраться до острова вплавь?

– Это возможно только в том случае, если мы встали у острова, а не у какого-нибудь крупного грузового судна.

Уиллоу очень не понравился план Джейсона, и она решила, что стоит сообщить ему об этом.

– Температура воды сейчас ниже десяти градусов. Я согласна, что надо действовать, но нельзя ли устроить как-нибудь так, чтобы добираться не вплавь, а на плотике или шлюпке?

– Или подождать Рея с Фрэнком и ваших друзей, – подхватила Джейн.

Но Уиллоу уже слышала, как Джейсон пытается открыть бочку с растворителем.

– На всякий случай я все-таки намочу рубашку. Фу! Ну и вонь!

– Не обожги руки, – предупредила его Джейн. – Намочи только один рукав и замотай его сверху остальной рубашкой. Сам не прикасайся к жидкости.

Вдруг люк у них над головой распахнулся, и в трюм проник яркий солнечный свет. Джейсон поспешно отскочил в угол и уселся, спрятав рубашку за спину.

Те двое парней, которых Грэхем называл Джо и Майком, спустились в трюм. Майк все еще прихрамывал после удачного пинка Джейсона.

– Приплыли, ребята, – сказал он, направляясь к Дункану. – Пора вам составить компанию старому дураку, который вздумал следить за нами пару дней назад.

– Ублюдок! – не выдержала Уиллоу. Вытянув ноги, она ловко подставила Майку подножку, и тот с грохотом повалился на одну из бочек. – Он был старым беспомощным человеком!

– Что-то он не показался нам особенно беспомощным, когда мы поднялись к нему на борт, – возразил Джо и пинком убрал с дороги ее ноги. – У старикана было ружье, и он не раздумывая воспользовался им.

– Надеюсь, он успел пристрелить кого-то из ваших, – буркнула Уиллоу.

Парень остановился и прищурился, глядя на нее:

– А ты кровожадная сучка, да?

Он наклонился, помогая Майку встать.

Именно в этот момент Джейсон и Дункан приступили к активным действиям. Джейсон накинул рубашку на голову Джо и, пока тот пытался сорвать ее, уложил его коротким ударом в живот. Одновременно с этим Дункан бросился к Майку, лягнул его в ногу и провел такой мощный апперкот в челюсть, что послышался громкий хруст. Уиллоу очень надеялась, что это хрустела челюсть Майка.

– Пошли, – сказал Дункан, протягивая руку, рывком поднял ее на ноги и потащил по направлению к носу траулера.

Уиллоу, со смешанным чувством ужаса и восхищения, оглянулась на лежащих без движения врагов. Голый до пояса Джейсон толкал перед собой Джейн, остановившись лишь на секунду, чтобы сдернуть свою рубашку с головы Джо.

– Зачем мы идем туда? – спросила Уиллоу у Дункана.

– Затем, что на носу есть другой люк, через который мы выберемся на палубу, – объяснил он, останавливаясь у узкого трапа. – Будь осторожна, здесь очень скользко. Ты сможешь карабкаться с больной рукой?

– Смогу, – кивнула она и взялась за перекладину.

– Нет, я первый, – отстранил ее Дункан. – Потом Джейсон, потом ты. Джейн, поможешь ей, если понадобится.

– Я сама справлюсь, – пробормотала Уиллоу, наблюдая затем, как Дункан поднимается по лестнице и осторожно приоткрывает крышку люка.

– Эй, Джо! Пошевеливайтесь там! Мы теряем время, – закричал кто-то сверху. – Капитан говорит, что до отлива всего два часа. Джо! Майк!

– Поднимайтесь, – приказал Джейсон девушкам, а сам бегом вернулся в дальний конец трюма, схватил ящик, стоящий поверх двух других, и бросил его на пол. От удара ящик развалился, и из него вырвалось ядовитое облако белого порошка, моментально заполнившее весь трюм.

– Мне тут нужна помощь! – заорал Джейсон, задрав голову к люку. – Ящик свалился!

Затем он двумя прыжками добрался до носового трапа, у которого все еще стояли Джейн и Уиллоу.

– Поднимайтесь! – прикрикнул он на них и подтолкнул Уиллоу к первой перекладине.

Дункан, уже вылезший наружу, наклонился и за здоровую руку вытянул Уиллоу наверх. Как только она оказалась на палубе, он подтолкнул ее к большой лебедке, на которую накручивалась якорная цепь.

– Сядь пониже и спрячься, – приказал он и вернулся к люку.

Тем же способом Дункан вытащил Джейн и усадил ее рядом с Уиллоу, а сам, нагнувшись, стал осторожно пробираться к рулевой рубке. Оглянувшись на корму, Уиллоу увидела четырех мужчин, что-то кричащих и размахивающих руками, чуть позже двое из них начали спускаться в люк, над которым висело облако белой пыли. Джейсон по-прежнему оставался в трюме.

– Эйнштейн! – позвал он откуда-то снизу. Джейн и Уиллоу подбежали к носовому люку.

– Мы стоим у острова? – спросил Джейсон, выглядывая из белого тумана. – На каком расстоянии?

Джейн огляделась и опять наклонилась вниз.

– Ярдов двести пятьдесят – триста, – доложила она.

Неожиданно Джейсон ухмыльнулся:

– Готовьтесь прыгать.

– Нет! – взмолилась Джейн, но Джейсон уже исчез в облаке пыли.

Неслышно подошедший сзади Дункан отогнал их обеих от люка.

– Сейчас или никогда, леди, – объявил он, подводя их к палубному ограждению, и протянул Джейн спасательный жилет. – К сожалению, нашел только один. Поделитесь.

– Это самоубийство, – жалобно простонала Джейн. – Они доберутся до острова и убьют нас там.

– У них и без нас хватит проблем, – заверил ее Дункан. – Подождите, будем прыгать все вместе.

С кормы послышалась сердитая перебранка, потом на мгновение стихла, и тут же из трюма взметнулись яркие языки пламени и раздались испуганные крики. Джейсон не появлялся.

– Смотрите! Это же катер Кобба! – воскликнула Джейн, указывая на запад. – Они нас нашли!

Уиллоу обернулась и едва не разрыдалась от радости. Катер Рея мчался к ним на полной скорости и был уже так близко, что она могла видеть Ки, Люка и Камдена, выглядывающих из-за рулевой рубки, а также Фрэнка Портера и Ахава, наклонившихся над надувным спасательным плотиком, закрепленным на корме.

– Пора прыгать, – сказал Дункан, подходя к Уиллоу. – Сейчас эта посудина взлетит на воздух.

– А Джейсон?

– Я здесь! – сообщил тот, подбегая к ним. Он держал за руку Джейн, которая подходила к люку, чтобы поторопить Джейсона. – Ты была права, Эйнштейн. – Джейсон улыбался, и его белые зубы сверкали на почерневшем от копоти лице. – Этот растворитель и правда здорово горит.

Только сейчас Уиллоу заметила, что у Джейсона недостает половины правой брови, а волосы с одной стороны значительно короче, чем с другой.

– Идиот! – ахнула Джейн и ударила его в бок. Джейсон мстительно усмехнулся, подхватил ее на руки и, невзирая на громкие вопли протеста, бросил за борт, после чего и сам галантно прыгнул вслед за ней.

Кинув взгляд на корму, Уиллоу обнаружила, что экипаж судна тоже пришел к мысли о необходимости срочно покинуть судно. Она оглянулась на катер Рея и увидела, что Фрэнк с Ахавом швыряют за борт надувной плот. Рей заглушил двигатель, и, двигаясь по инерции, катер приближался к тому месту, где из воды уже показались головы Джейн и Джейсона.

Снизу раздался приглушенный звук взрыва, и палуба под ногами дрогнула.

– Ты надеешься, что, если немного подождать, вода согреется? – осведомился Дункан, подталкивая Уиллоу к поручням. – Надо прыгать, детка.

– Я… я ни разу не плавала с тех пор, как опрокинулась на байдарке два года назад.

– Ничего, вряд ли ты разучилась. – Дункан подхватил ее на руки и посадил на бортик лицом к воде. – Обещаю, что не стану тебя толкать, – сказал он, тоже перелезая через ограждение, – но и ты пообещай, что прыгнешь сама. Не бойся, я буду рядом. Прижми больную руку к груди и прикрой сверху здоровой. Прыгаем на счет «три».

Спиной Уиллоу уже чувствовала жар пламени, а черные клубы дыма мешали дышать. Она посмотрела в глаза Дункану и улыбнулась:

– Я прыгну с тобой, Дунки. Куда угодно.

Несколько секунд он молча смотрел на нее, потом кивнул и начал считать:

– Раз. Два. Три!

В ту же секунду Уиллоу оттолкнулась от бортика и с отчаянным визгом полетела вниз.

Хоть она и готовила себя к тому, что вода окажется холодной, у нее перехватило дыхание, когда миллион ледяных иголок впился в тело. Не в силах пошевелиться, она погружалась под воду до тех пор, пока сильные руки не схватили ее за талию и не толкнули кверху. Как только голова Уиллоу оказалась на поверхности, она опять изо всех сил завизжала.

Дункан, вынырнувший рядом с ней, расхохотался. Он крепко взял ее за здоровую руку и на буксире потащил за собой.

– Перевернись на спину и двигай ногами, – приказал он, – и продолжай кричать, чтобы я знал, что ты еще дышишь.

В этот момент за их спиной раздался оглушительный грохот, и, прячась от взрывной волны, Дункан нырнул, увлекая за собой Уиллоу. Через несколько секунд они всплыли, и он прокричал ей в ухо:

– Ныряем опять! Надо переждать под водой, пока па дают обломки! Поняла?

Он глубоко вздохнул и, не давая Уиллоу опомниться, снова потащил ее вниз.

Большие куски раскаленного металла, шипя, падали в воду вокруг них. Стоял такой шум, будто наверху шла пушечная пальба. Дункан погружался все глубже, и Уиллоу уже начало казаться, что ее барабанные перепонки не выдержат. Она попыталась вырваться и подняться на поверхность, но он только крепче прижал ее к себе.

И Уиллоу решила не мешать Дункану. Она перестала бороться, и, обнявшись, они погружались все глубже, а град осколков опускался на дно вместе с ними.

Когда он стал реже, Дункан, отчаянно работая ногами и свободной рукой, устремился наверх, и они вынырнули на поверхность как раз в тот момент, когда Уиллоу уже решила, что ее легкие сейчас взорвутся. Она несколько раз судорожно вздохнула и от души обругала Дункана.

– Ну что ж! – рассмеялся он. – Раз ты в состоянии ругаться, как пьяный матрос, значит, все в порядке.

На катере Кобба Фрэнк с Ахавом поспешно тушили горящие обломки, упавшие на палубу, а Ки с Люком уже протягивали руки, готовясь поднять Уиллоу и Дункана на борт. Камден укутал озябшую Джейн з свой свитер, а Джейсон натягивал его куртку. Когда они подплыли к катеру, зубы Уиллоу стучали так сильно, что она боялась сломать их. Наклонившись, Ки подхватил ее под мышки и с помощью Дункана, толкающего снизу, втащил на борт. Тяжело плюхнувшись на палубу, Уиллоу судорожно хватала ртом воздух, а между вздохами умудрялась осыпать проклятиями Джейсона. Джейн немедленно присоединилась к ней.

– У тебя что, крыша поехала от испарений? – негодующе обрушилась она на Джейсона, но эффект оказался несколько подпорчен клацаньем зубов. – Какого черта ты поджег груз?

– Чтобы создать дымовую завесу, – объяснил Джейсон и обнял Джейн за плечи. – И чтобы посеять панику. Мы решили, – он улыбнулся Дункану, поднявшемуся на борт, – что лучше спасаться от огня, чем увертываться от пуль. И, как видишь, это сработало, Эйнштейн, – гордо добавил он и звонко поцеловал Джейн в висок, ловко перехватив ее кулак, нацелившийся ему в живот. – Мы не слышали ни одного выстрела.

– Потому что оглохли от взрыва, – огрызнулась Джейн, вырывая у него руку. – Ты нас чуть не убил.

– «Чуть» не считается, – легкомысленно парировал Джейсон и, притянув Джейн к себе, потрепал по мокрым волосам. – Ты молодец, Эйнштейн. Я бы взял тебя с собой в разведку.

Уиллоу отвернулась от них и обнаружила, что Дункан уже разделся до трусов и надевает куртку Ки.

– Раздевайся, Уилли, – посоветовал он, загораживая ее одеялом. – Как только переоденешься в сухое, станет теплее.

Рей на малом ходу уводил катер прочь от горящего остова траулера, осторожно лавируя между плавающими повсюду обломками. Пока Уиллоу торопливо стягивала с себя мокрую одежду, Дункан целомудренно закрывал ее одеялом, а когда на ней остались только трусики и лифчик, закутал в это же одеяло и усадил к себе на колени.

– Эй, постойте! – закричал вдруг Фрэнк Портер, указывая на остров. – Что это там такое? Все оглянулись, но не увидели ничего интересного.

– Вон там, на берегу, – настаивал Фрэнк. – Рей, дай-ка мне бинокль.

Рей заглушил двигатель и передал бинокль Камдену, который вручил его Фрэнку. Стоя на носу, тот широко расставил ноги и поднес бинокль к глазам.

– Силы небесные! Да это же Грэмп!

– Что?! – ахнула Уиллоу, вскочив с коленей Дункана. – Ты уверен?

– Он самый и есть! Машет нам рукой. Это Сесил! Живой!

Рей развернул катер к острову и пару раз прогудел, давая Грэмпу знать, что его заметили. Вернув бинокль Рею, Фрэнк повернулся к Уиллоу и обнял ее.

– Он жив! – торжествующе воскликнул он, другой рукой обнимая подошедшую к ним Джейн. – Жив, старый черт!

Уиллоу не стала напоминать Фрэнку, что сам он всего на семь лет моложе Грэмпа.

Не отпуская Джейн и Уиллоу, кутающихся в одеяла, Портер повернулся к Рею.

– Это остров Розовых скал, – сказал он. – Там каменистое дно и хорошая глубина, так что можешь подойти к самому берегу. Только не задень рифы по правому борту.

Уиллоу оглянулась на догорающий остов траулера.

– А что с экипажем? – с тревогой спросила она. – Все успели спастись? Неужели люди вплавь добираются до острова?

– Нет, Фрэнк бросил им спасательный плот, – успокоил ее Дункан. – Вон они плывут.

Проследив за его взглядом, Уиллоу разглядела ярдах в трехстах от траулера ярко-оранжевый, подпрыгивающий на волнах плотик, на котором сидели несколько человек. Опустив руки в воду, они энергично гребли в сторону острова, но из-за встречного течения почти не двигались с места.

– Мы связались с береговой охраной перед выходом из порта, – сказал Ки, который тоже наблюдал за пло том. – Свяжемся еще раз и объясним, что случилось. Пусть они забирают экипаж. – Он посмотрел на Грэмпа, который бежал по берегу к тому месту, где должен был причалить катер Кобба. – А может, дадим им подрейфовать пару дней, а уж только потом сообщим в охрану. Спросим, что думает по этому поводу Грэмп.

– Странно, что они оставили его в живых, – покачала головой Уиллоу. – Из него же получится прекрасный свидетель.

– Между убийцами и обычными преступниками есть разница, Уиллоу, – заметил Дункан. – Тем более если к убийству оказываются причастными сразу несколько человек. В таком случае им трудно принять единогласное решение, особенно когда есть выбор. Ведь Симмонс же говорил, что они пытались только выиграть несколько дней, чтобы замести следы, вот поэтому и решили, что достаточно будет высадить Грэмпа на пустой остров.

– Гуманные жулики? – улыбнулась Уиллоу.

– Да, – подтвердил он и поцеловал ее в кончик холодного носа. – Спасибо за то, что поверила мне и прыгнула. И за то, что не стала вырываться под водой.

Уиллоу повернулась к Дункану и поцеловала его в то место, где под свитером билось сердце.

– А тебе спасибо за то, что ты поверил, что я поверю, – откликнулась она. – А почему ты позволил Бену Зейну ухаживать за Молли?

Вопрос был таким неожиданным, что Дункан растерялся.

– А почему ты сейчас об этом спрашиваешь?

– Не знаю, – пожала плечами Уиллоу. – Просто мне это показалось непонятным, а мы сразу же ушли из бара, и я не успела тебя спросить. Так почему?

– Парень проделал такой долгий путь с самыми лучшими намерениями и заслуживает по крайней мере права ухаживать за девушкой, в которую, как ему кажется, он влюблен. Понятно же, что он слишком молод для Молли. Она уже через неделю будет вить из него веревки. Да я вообще дал бы свое благословение любому, у кого хватит мужества связаться с моей сестрой. Я и Люку его дал.

– Как?

Дункан кивнул:

– Он еще до приезда мамы спрашивал, как я смотрю на то, что он влюблен в Молли.

Катер вздрогнул, уткнувшись в каменный берег, и Дункан подхватил Уиллоу, которая еле устояла на ногах.

– Святые угодники! А я уж боялся, что вы примете меня за одного из них и уплывете прочь! – задыхаясь, прокричал Грэмп. – Уж как я вам рад!

Рей спрыгнул на берег, бросился к Грэмпу и поддержал его, когда тот споткнулся. Фрэнк устремился за ним, а Уиллоу, уже собравшуюся было спуститься с катера, удержал Дункан.

– Ты неподходяще одета для таких прыжков, детка. Можешь потом обнимать его хоть всю дорогу до дома.

Подпрыгивая от нетерпения, Уиллоу ждала, пока Фрэнк и Рей помогут Грэмпу забраться на катер. Через секунду Уиллоу уже боролась с Джейн за право первой обнять его. Когда они наконец отпустили старика, его рубашка была мокрой от их слез, а грязное лицо сияло.

– Они сказали, что заберут меня с собой в Центральную Америку, – пожаловался Грэмп, вытирая повлажневшие глаза. – И сожгли мою лодку. Да еще заставили меня смотреть, как она горит. – Он взглянул на догорающий траулер и покачал головой: – Мы все равно еще не в расчете. Их уродливую калошу давно надо было сдать на металлолом, а моей красавице не было равных на всем побережье.

– Мы постараемся компенсировать тебе эту потерю, Грэмп, – пообещала Уиллоу. – Даже если для этого придется основать благотворительный фонд.

Старик снисходительно усмехнулся:

– Я стар, девочка, но вовсе не глуп. Она была застрахована на очень неплохую сумму. Это, можно сказать, мой пенсионный фонд.

– Ой, надо же сообщить Милдред, – встрепенулась Уиллоу и подтолкнула Грэмпа к рации. – Прямо сейчас. Она же считает тебя погибшим.

Уиллоу и Джейн опять начали рыдать, услышав искаженный помехами и охрипший от слез голос Милдред, которая сначала отказывалась верить в чудесное спасение, а потом тоже зарыдала и тут же принялась ругать своего мужа, так напугавшего ее.

Катер Кобба отчалил от острова и взял курс на Паффин-Харбор. Уиллоу, Джейн, Дункан и Джейсон забились в рулевую рубку, закутались во всю одежду, которая нашлась на борту, и доехали до дома в усталом молчании. По дороге Уиллоу успела во всех подробностях обдумать план, который она назвала планом «С».

Глава 20

Когда катер вошел в рыбацкий порт, там собралось едва ли не все население Паффин-Харбор. Те, кому не хватило места на причалах, заполнили склон холма и парковку. Где-то вдалеке мигали синие проблесковые огни, и Уиллоу сообразила, что их приезда ожидает машина «скорой помощи», пожарные и полицейские. Хотя и невозможно было разглядеть в толпе следователей прокуратуры, но Уиллоу могла бы поспорить, что они тоже здесь.

Она прекрасно представляла себе, что произошло после того, как Грэмп поговорил с Милдред по радио. Все, кто был на тот момент в ее доме, схватились за свои мобильные телефоны или поспешили сесть в машины и разнесли радостную новость по городу. И теперь все жители Паффин-Харбора собирались, чтобы приветствовать одного из своих сыновей, которого они поспешили похоронить. Море нечасто отдавало назад то, что забрало, и такое событие следовало должным образом отпраздновать.

Сесил Фокс был так взволнован энтузиазмом своих сограждан, что Фрэнку пришлось поддерживать старика, пока Рей швартовался к причалу. Множество рук протянулось, чтобы помочь Грэмпу спуститься на твердую землю, а потом толпа чудесным образом раздвинулась и открыла дорогу Милдред, которая рыдая бежала по причалу. Когда она припала к мужу, толпа снова сомкнулась, скрыв счастливую пару от Уиллоу. Хотя, возможно, виной тому были слезы, затуманившие ее собственные глаза.

– Уилли! – крикнула Рейчел, едва забравшись на катер. – Господи, Уилли, как же я волновалась! Я всю ночь просидела у рации. – Она быстро оглянулась на мужа и опять повернулась к сестре: – Ки сказал мне только, что вас увезли в море и что Рей Кобб поедет с ним спасать вас. А потом позвонил уже утром и сказал, что вы возвращаетесь домой, живые и невредимые.

Уиллоу прижалась к ней.

– Со мной все в порядке, Рейчел. Все хорошо. И еще мы нашли Грэмпа!

– Мисс Фостер, боюсь, вам придется поехать с нами, – раздался мужской голос с причала.

Подняв голову, Уиллоу увидела перед собой двух детективов в штатском, но их тут же закрыла от нее широкая спина Дункана.

– Сначала мисс Ростер должна принять душ, переодеться и поесть, – твердо сказал он. Детективы дружно покачали головами:

– Одежду кто-нибудь может ей принести, но порт она покинет только вместе с нами. Уиллоу потянула Дункана за край куртки.

– Все нормально, – сказала она, сделав шаг вперед и повернувшись, чтобы видеть его лицо. – Надо, в конце концов, со всем этим покончить. – Она улыбнулась. – Я понимаю, что тебе трудно из героического спасителя вдруг превратиться в пассивного наблюдателя, но, поверь мне, теперь я сама справлюсь. Я поговорю с Джоном, и мы во всем разберемся.

– У тебя была тяжелая ночь, детка. Позвони своему шефу, объясни ему все и скажи, что я сам привезу тебя позже.

– Не могу, Дункан. Я должна поехать с ними. Они просто выполняют свою работу, так что не заставляй их арестовывать тебя. – Уиллоу поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку. – Пожалуйста, отвези Мейбл домой. Ты можешь поселиться в моей квартире и навестить меня в тюрьме. – Она потеребила рукав его куртки. – Внесешь за меня залог? Обещаю, что не сбегу.

– Да уж. – Дункан тяжело вздохнул, обнял ее и поцеловал в еще сырые волосы. – От меня ты точно никуда не сбежишь.

– Я привезла вам с Джейн сухую одежду, – вспомнила Рейчел и вернулась на причал, по пути наградив детективов испепеляющим взглядом.

– Вы ведь детектив Плум, правильно? – повернулась Уиллоу к более высокому из них. – По-моему, вы вели следствие по одному из моих дел в прошлом году.

Густо покраснев, Плум кивнул и неловко переступил с ноги на ногу.

– Мне очень жаль, мисс Фостер. Я просто исполняю приказ.

– Я понимаю, – кивнула она, забирая у вернувшейся Рейчел одежду. Оглянувшись, Уиллоу обнаружила, что вся собравшаяся в порту толпа теперь с интересом наблюдает за тем, что происходит на борту их катера. – Мне… Я бы хотела переодеться, – сообщила она детективу Плуму и, не дожидаясь его согласия, нырнула в тесную рулевую рубку.

– Вам надо обязательно заехать в больницу в Эллсуорте, чтобы врач осмотрел ее руку, – услышала она строгий голос Дункана. – Боюсь, мисс Фостер опять ее повредила. И остановитесь где-нибудь, чтобы она могла перекусить.

– Так и сделаем, – пообещал детектив Плум.

Джейн тоже зашла в рубку переодеться, а Рейчел за няла пост у двери.

– А мне что делать? – спросила Джейн, натягивая на себя сухую одежду. – Чем я могу тебе помочь?

– Я думаю, тебе пока лучше побыть рядом с Джейсоном, – ответила Уиллоу. – По крайней мере до тех пор, пока все виновные не будут схвачены. А потом ты понадобишься мне как свидетель.

– Но дело ведь не дойдет до суда? – предположила Джейн. – Я имею в виду эту историю с зарубежным счетом. Ты ведь сможешь доказать свою непричастность?

– Смогу, если найду у Грэхема какие-нибудь документы, связывающие его с этим счетом. Или если Эдвард Симмонс даст показания. Тогда отпадет и обвинение в пьяном вождении. Переодевшись, Уиллоу встала и взглянула на сестру.

– Я готова, Рейчел. Пожалуйста, постарайся сегодня больше не волноваться, хорошо?

– Нет, я буду волноваться, пока ты живешь и дышишь, – улыбнулась Рейчел и обняла ее. – Даже если ты станешь жить в губернаторском особняке и тебя будет окружать сотня телохранителей.

– Ну, насчет особняка мы с тобой еще поговорим, когда все это закончится, – улыбнулась ей в ответ Уиллоу. – До свидания, Джейн. Постарайся не убить Джейсона, пока меня не будет.

Выйдя из рубки, она подошла к Рею и Фрэнку:

– Спасибо за то, что пришли нам на помощь. Даже Береговая охрана не справилась бы лучше вас. Вы настоящие герои, – объявила она и расцеловала обоих в покрасневшие щеки.

– И вам, ребята, тоже большое спасибо, – обратилась она к Ки, Люку, Камдену и Ахаву и, поцеловав каждого, повернулась к Дункану: – Сиди в моей квартире и жди звонка. Я позвоню тебе, как только что-нибудь узнаю. – Взявшись за его куртку, она поднялась на цыпочки и прошептала ему в самое ухо: – У тебя очень красивые ноги, Дунки. Как только мы останемся наедине, я продемонстрирую тебе, как они мне нравятся.

Быстро поцеловав его в щеку, Уиллоу протянула здоровую руку Плуму, чтобы тот помог ей выбраться на причал, но раньше, чем он успел это сделать, Дункан подхватил ее на руки и поставил рядом с детективом.

Обернувшись, Уиллоу строго посмотрела на Джейсона, который, как и Дункан, все еще был в куртке, надетой на голое тело.

– В дальнейшем я отказываюсь участвовать в приключениях вместе с тобой, Джейсон. У тебя, конечно, много всяких крутых шпионских штучек, но ты чересчур увлекаешься.

Джейсон кивнул и привлек к себе стоящую рядом с ним Джейн.

– А вот Эйнштейн с удовольствием составит мне компанию, правда? – Он запечатлел на ее лбу звонкий поцелуй и засмеялся, когда Джейн по традиции попыталась его ударить.

Уиллоу в сопровождении двух детективов шла по берегу, и толпа зрителей, многих из которых она знала с детства, расступалась перед ними. По образовавшемуся широкому проходу они уже почти добрались до стоянки, когда Уиллоу вдруг остановилась, заметив Маргарет и Молли, стоящих возле джипа Рейчел. Молли держала на руках Ника, а Маргарет сжимала ладошку Микаэлы. Между ними, свесив розовый язык, сидел Микки и вилял хвостом.

– Разрешите мне поздороваться со своими племянниками, – попросила Уиллоу у детектива Плума. – Они обо мне беспокоились, и я хочу сказать им, что со мной все в порядке.

Плум кивнул, и, подойдя к джипу, Уиллоу поцеловала Ника в липкую щечку и потрепала по голове Микаэлу.

– Мне надо на несколько дней съездить в Огасту, – сказала она девочке, – но потом я вернусь и буду лично готовить тебя к гонкам на байдарках.

– Но ведь гонки уже через две недели, – прошептала Микаэла, цепляясь за Уиллоу. – А потом… ты сама целых два года не гребла.

– Ничего, я опять начну, – улыбнулась Уиллоу. – А ты, пока ждешь меня, несколько раз промажь байдарку мастикой и все время делай упражнения для рук. Хорошо?

Микаэла кивнула и очень крепко обняла ее. Выпрямившись, Уиллоу кивнула Молли и обратилась к Маргарет:

– Я могу сказать вам пару слов наедине?

Молли взяла Микаэлу за руку, а Маргарет и Уиллоу отошли в сторону.

Они проговорили несколько минут. Вернее, говорила Уиллоу, а Маргарет слушала. Ее лицо все это время оставалось серьезным, а спина – прямой. Наконец она кивнула:

– Хорошо, мисс… Уиллоу. Уилли. Я задержусь здесь до Четвертого июля.

– Спасибо, Мегги. – Уиллоу быстро обняла ее. – Спасибо. Это очень важно для меня.

Итак, план «С» начал осуществляться. Уиллоу улыбнулась детективам и, не дожидаясь их, направилась к машине.

Глава 21

Когда всего две недели отделяют тебя от начала новой, чудесной жизни, кажется, что они тянутся целую вечность. С другой стороны, если за эти же две недели тебе надо закончить кучу дел, а заодно круто изменить не только свою, но и несколько чужих судеб, они пролетают, как один миг. Для Уиллоу, которая спешно доделывала все, что не было доделано в прошлой жизни, и уже начинала строить новую, время парадоксальным образом искажалось и тем и другим способом.

Судьбу некоторых знакомых ей действительно пришлось круто изменить.

В первую очередь это касалось Брента Грэхема и Эдварда Симмонса. Как Уиллоу и предполагала, Симмонс совершенно раскис, когда ему предъявили длинный перечень преступлений, начинающийся мошенничеством и заканчивающийся похищением людей. Очень скоро он стал самым полезным свидетелем обвинения и не только помог надолго засадить Брента Грэхема за решетку, но и охотно раскрыл схему, использованную для того, чтобы скомпрометировать Уиллоу. Обвинения с нее были сняты, обвинения против Симмонса стали значительно менее суровыми, а вот Бренту Грэхему, похоже, предстояло отметить за решеткой свой семидесятилетний юбилей. Еще на нескольких островах были ликвидированы тайные склады опасных отходов, и Морской университет внимательно следил за тем, как идет процесс очищения воды вокруг острова Тандер. Экипаж сгоревшего траулера, состоявший из нелегальных иммигрантов, власти выслали из страны, а Джо и Майк сидели в тюрьме и ожидали суда за подстроенную автомобильную аварию, затопленную лодку Фрэнка Портера и сахар, засыпанный в топливный бак пикапа Рея Кобба. А Джон Пак был вне себя от возмущения.

Его совсем не обрадовало известие о том, что увольняется лучший (его собственные слова!) помощник прокурора, а Уиллоу еще подлила масла в огонь, сообщив, что забирает с собой и свою секретаршу.

Последнее удалось Уиллоу только после того, как она пообещала Карен полную независимость в управлении офисом и внушительную сумму на покупку компьютеров, а еще сообщила ей, что в Паффин-Харбор проживает большое количество одиноких достойных мужчин, многие из которых к тому же владеют быстроходными катерами. Правда, при этом она забыла упомянуть о том, что эти катера часто стоят гораздо дороже их домов.

Последней проблемой, которую Уиллоу еще предстояло решить в Огасте, оставалась Мейбл. Но и здесь все вышло гораздо проще, чем она ожидала. Уиллоу начала разговор издалека, сообщив, что всегда относилась к старушке как к матери и что Микаэле и Нику было бы очень полезно обзавестись бабушкой. Но Мейбл даже не дала ей закончить приготовленную заранее речь, заявив, что побережье штата Мэн оказалось гораздо более интересным местом, чем она ранее предполагала, к тому же там, как выяснилось, проживают множество женщин ее возраста, с которыми всегда приятно поболтать и поделиться рецептами приготовления омаров. И вскоре на дверях дома Мейбл появилась табличка «Продается», покупатель нашелся очень быстро, и Мейбл уже вовсю упаковывала вещи. Правда, она не захотела поселиться вместе с Уиллоу, хотя и была благодарна той за такое предложение. Вместо этого Мейбл купила себе небольшую квартирку в самом центре города в пяти минутах ходьбы до бара «Роза».

Итак, подчистив все хвосты в Огасте и договорившись с Паком, что доработает в прокуратуре до тридцать первого августа, Уиллоу смогла наконец на пару дней вырваться в Паффин-Харбор и хоть немного глотнуть новой, свободной жизни. Она приехала к сестре за день до Четвертого июля и ежегодных гонок на байдарках.

Накануне вечером в Паффин-Харбор неожиданно вернулись Мэт и Питер, и в этот субботний день в доме Рейчел и Ки собралось много народу. Те, кто не поместился в кухне, сидели на крыльце и даже на газоне.

Уиллоу удивилась, обнаружив, что Бен Зейн все еще не уехал к себе в Новую Зеландию. А еще больше ее удивило, что он вовсе не кажется несчастным, хотя Люк Скайуокер ни на шаг не отходит от Молли Росс.

Маргарет тоже еще не уехала, но Камден уже вернулся в Шотландию, заявив, что он не может надолго оставлять винокурню. Кроме того, в гости к Рейчел и Ки заглянули Рей Кобб рука об руку с Патти, а также Фрэнк с женой. Сесил и Милдред Фокс тоже сидели на кухне, и Грэмп рассказывал всем, что собирается стать партнером Рея Кобба, потому что должен же кто-то научить этого щенка правильно расставлять ловушки.

Ахав сидел в углу и держал на коленях миску с клубникой, густо посыпанной сахарным песком. Перепачканный в клубнике Ник с ложкой в руках стоял на коленях на соседнем стуле и на своем детском языке уговаривал его поделиться. Рядом сидел Микки и явно ждал, чтобы какая-нибудь ягода свалилась на пол. Никогда раньше Уиллоу не приходило в голову, что волки могут любить ягоды.

Микаэла бегала вокруг в новом прорезиненном костюме и спасательном жилете и упрашивала Мунки и Пунки покататься с ней на байдарке, объясняя, что ей непременно нужно потренироваться перед завтрашней гонкой, а остальные взрослые сами уже несколько лет не гребли.

– У меня все готово для сегодняшней ночи, – шепнула Рейчел на ухо Уиллоу, помогающей ей мыть посуду – Ты окончательно решила? Еще не поздно передумать. Мы можем его быстренько переделать и установить в другом месте.

Быстро оглянувшись на Дункана, Уиллоу зашептала в ответ:

– Нет, я не передумаю. А у тебя здорово получилось. Спасибо. Как тебе удалось сделать так, чтобы ни Ки ничего не заметил, ни мисс Болтливый Язычок не разболтала?

– А я все сделала в доме у Дункана. Мне помогала Маргарет.

– У Дункана? – сдавленно ахнула Уиллоу. – Ты с ума сошла?

– Он никогда не заходит в мастерскую, – отмахнулась Рейчел. – Это самое безопасное место.

– Тогда давай отправимся сегодня в полночь, – предложила Уиллоу, еще раз оглянувшись на Дункана, чтобы убедиться, что тот не подслушивает. – Скажи Ки, что Ник капризничает и хочет спать с ним. Иначе тебе не сбежать. И захвати с собой Микки. – Она вытерла полотенцем мокрую руку и положила ее на плечо сестры. – Все будет как в старые добрые времена: ночь, луна и мы с тобой. Никаких детей и мужчин.

– А что плохого в мужчинах? – поинтересовался неслышно подошедший Ки, обнимая свою жену и вопросительно глядя на Уиллоу. – Мы довольно полезные существа.

– Вот именно, – подтвердил Дункан, тоже подходя к ним и, в свою очередь, обнимая Уиллоу. – Например, если надо поднять что-нибудь тяжелое.

– Вы очень полезные, – успокоила его Уиллоу и провела по груди мыльной рукой. – Спасибо, что доставил мою новую байдарку из Эллсуорта. Я просто не могу дождаться завтрашнего дня.

Дункан посмотрел на нее с сомнением.

– Принимать участие в гонках, если до этого два года не гребла, не самая умная затея.

– Я же последние две недели каждый день тренировалась в спортзале, – напомнила ему Уиллоу. – А грести – это то же самое, что ездить на велосипеде: если когда-то умел, то уже не разучишься. Завтра я собираюсь подтвердить свой чемпионский титул.

– Ну, без борьбы тебе это не удастся, – вмешалась Джейн, на плече которой лежала рука Джейсона.

– Мужчины, что с вами происходит? – засмеялась Уиллоу, обведя взглядом Ки, Дункана и Джейсона, а также Люка, обнимающего Молли. – Вас ноги не держат, если вы не опираетесь на женщин?

– Это не вы нас поддерживаете, – хмыкнул Дункан. – Это мы вас придерживаем, чтобы вы не побежали искать новые приключения.

– Можно подумать, проблема в нас, – фыркнула Уиллоу. Она выскользнула из рук Дункана и замахала руками, прогоняя мужчин прочь. – Идите, идите. У нас тут женские разговоры. А ты лучше спаси Ахава от своей матери. Она опять с ним флиртует.

Вздохнув, Дункан обернулся и убедился, что Маргарет действительно сидит рядом с Ахавом и подталкивает к нему новую миску с клубникой, а устроившийся у нее на коленях Ник отправляет в рот одну ягоду за другой, вытирая липкие ладошки о блузку Маргарет. Герцогиня этого не замечала. Она, похоже, вообще не замечала ничего и никого, кроме Ахава.

– Ну скажи мне, ради Бога, что она нашла в этом старом козле! – потребовал Дункан у Уиллоу. – Это ты во всем виновата. Зачем ты уговорила ее остаться до Четвертого июля? Она не желает мне ничего объяснять. – Он грозно нахмурился. – Что вы задумали?

Уиллоу сделала невинные глаза:

– Ничего, Дунки. Я просто хотела поближе познакомиться с твоей мамой, вот и все.

Явно не поверив ей, Дункан все-таки решил, что в данный момент важнее увести свою мать от Ахава, и, сопровождаемый Ки и Джейсоном, бросился капитану на помощь. Рейчел фыркнула:

– А Дункан-то считал, что его мамаша – воплощенная чопорность. За последние две недели она убедительно доказала, что это вовсе не так.

– Он даже не мог остаться со мной в Огасте на пару дней, – пожаловалась Уиллоу. – Сказал, что ему надо срочно возвращаться, чтобы пасти мать и сестру, а не то они обе сбегут и выскочат замуж. А что с Беном Зейном? – вдруг вспомнила она. – Почему он все еще здесь и почему не ухаживает за Молли?

Рейчел улыбнулась, качая головой:

– Потому что эта хитрая лиса Люк убедил парня, что тот еще слишком молод для того, чтобы обзаводиться семьей и домом. Он сказал ему, что Мэт и Питер ищут нового партнера и что такой ловкий и сообразительный парень обязательно должен увидеть мир и окунуться в приключения.

– И Бен купился?

– Еще как, – кивнула Рейчел. – Он и остался здесь потому, что ждал Мэта и Питера. Похоже, до этого Бен ни разу не выезжал из своего городка и только сейчас понял, что в жизни есть вещи поувлекательнее, чем стрижка овец.

– А как же его ранчо?

– Он поговорил со своим братом. Тот уже давно женат, у него двое детей, и он только обрадовался, когда Бен предложил ему забрать и его долю наследства.

Уиллоу выглянула из окна и посмотрела на Бена Зейна, который был увлечен оживленной беседой с Питером и Мэтом. Лицо юноши сияло.

– Отлично, – кивнула она. – По-моему, это прекрасная идея.

– Это не единственная новость, – опять заговорила Рейчел. – Люк собирается переехать в Шотландию. Они с Молли будут управлять винокурней «Роза».

– А как же Камден?

– А Камден хочет открыть новую винокурню здесь, в Мэне. Похоже, они с Дунканом задумали это уже давно. В Шотландии у них возникла какая-то проблема с источником, из которого берут воду для винокурни. Кажется, он иссякает. Камден считает, что воды там хватит только на то, чтобы производить небольшие партии элитного напитка.

– Но ведь виски, произведенное здесь, уже не будет настоящим шотландским, – заметила Уиллоу.

Рейчел пожала плечами:

– Я просто передаю тебе то, что мне сказал Ки, а ему – Дункан. По-моему, они собираются называть его «висски», через два «с», и рекламировать как «произведенный в лучших шотландских традициях, но с привкусом дыма местных торфяников». Торфяных болот у нас здесь хватает. И родниковой воды тоже. А фермеры смогут выращивать ячмень, если Камден с ними договорится. А еще Дункан сказал Ки, что климат здесь идеальный. Камден владеет старинным семейным рецептом и хочет попробовать адаптировать его к здешним условиям. Сейчас он приводит в порядок все дела в Шотландии, а уже осенью приедет сюда, чтобы купить подходящий участок.

– Ну и ну! – только и могла сказать Уиллоу.

– У меня тоже есть новости, – тихо вмешалась Джейн и заметно покраснела, когда обе сестры повернулись к ней. – Джейсон устроился на работу к нам в университет. В компьютерный отдел.

– Джейсон согласился на кабинетную работу? – не поверила Уиллоу.

– Он будет заниматься специальными программами для полевых исследований, – объяснила Джейн. – Будет изучать обстановку на месте и создавать программы с учетом конкретных задач наших специалистов.

– То есть морских биологов, которые работают в океане? – уточнила Уиллоу, выгнув бровь.

Джейн покраснела еще больше.

– Нам уже давно был нужен такой программист. Задолго до того, как я познакомилась с Джейсоном. И он будет работать не только в океане, но и на археологических раскопках, и на проектах по охране лесов.

Уиллоу успокаивающе подняла руки:

– Послушай, я ничего такого и не имела в виду. – Быстро оглядевшись, она потянула Джейн и сестру в свою комнату, которая когда-то была спальней. – А сейчас я хочу поговорить о том, что произойдет на завтрашней церемонии, – объявила Уиллоу, плотно закрывая за собой дверь. – Вы обе в курсе?

Джейн кивнула, но выглядела она при этом довольно растерянно. Рейчел тоже кивнула и тоже без особого энтузиазма.

– Для тебя это может плохо кончиться, Уилли, – предупредила она. – А вдруг в городе начнутся беспорядки?

– Или тебя забросают гнилыми фруктами, – добавила Джейн.

– Или, – подхватила Уиллоу и, рухнув на кровать, расхохоталась, – выберут мэром Паффин-Харбор.

И Рейчел, и Джейн недоверчиво хмыкнули.

Глава 22

Уиллоу не удалось подтвердить свой давний чемпионский титул. В заплыве из семи человек она пришла шестой, причем седьмой оказалась семидесятитрехлетняя участница, а перед Уиллоу финишировали три женщины, которым уже перевалило за пятьдесят. Джейн, как и обещала, пришла первой, но нельзя забывать о том, что она тренировалась с самой весны.

Уиллоу не сомневалась, что всю следующую неделю ей придется расплачиваться за сегодняшние героические усилия невыносимой болью в отвыкших мышцах. Они уже и сейчас ныли, но она знала, что это пустяки по сравнению с тем, что ожидает ее завтра утром.

Уиллоу поселилась в прежней старой комнате в доме Ки и Рейчел, потому что Дункан по-прежнему отказывался спать с ней в одной постели, пока в доме жила его мать. Уиллоу восхищала подобная щепетильность, однако она все же надеялась, что после некоторой практики им с Дунканом удастся заниматься любовью, не производя особого шума.

В то же время Молли ничуть не боялась шокировать Маргарет и проводила в доме Люка Скайуокера все ночи, очевидно, вовсе не находя его запущенным и неуютным. Возможно, она просто ослепла от любви.


Вечером Четвертого июля почти все население Паффин-Харбор собралось в городском парке и, ожидая начала фейерверка, в огромных количествах поглощало рулеты из омаров, картофель фри и сладкую вату. На платформе, прикрепленной к тягачу, играл местный оркестр, а в другом конце парка были установлены аттракционы, и все желающие могли видеть, как шериф Ларри Дженкинс вниз головой крутится на «космической карусели».

Микаэла заняла почетное третье место в гонке для начинающих, всего на несколько дюймов опередив племянницу Джейн. Теперь она шествовала рядом с Маргарет среди гуляющих, так и не сняв с шеи медаль на алой ленте, и гордо несла в руке огромную порцию сладкой ваты. Маргарет толкача перед собой коляску, в которой сидел Ник. Ник держал пакет жареной картошки, большая часть которой попадала не к нему в рот, а на землю. За ними по пятам следовал Микки, подбирая упавшее. Уиллоу решила, что волк с Ником составляют идеальный симбиоз.

Ки с Рейчел и Дункан с Уиллоу шли в нескольких шагах за ними и обсуждали сегодняшние соревнования рыбацких катеров. Катер Кобба стал первым и в пятимильной гонке, и в состоявшемся после нее шоу. Грэмп уверял, что Кобб победил только потому, что Грэмп все время стоял рядом с ним и помогал мальчишке маневрировать.

Музыка вдруг смолкла, Фрэнк Портер подошел к микрофону, установленному на платформе, и попросил внимания.

– Подойдите-ка все поближе, – призвал он собравшуюся толпу. – Фейерверк начнется через десять минут, но до этого кое-кто хочет сделать заявление. Уиллоу! – позвал он, протягивая микрофон.

Уиллоу глубоко вздохнула, улыбнулась удивленному Дункану и, встав на цыпочки, поцеловала его в щеку.

– Не уходи. Я хочу, чтобы ты слышал то, что я скажу, – шепнула она ему и побежала к платформе.

Поднявшись по ступенькам, сделанным из перевернутых ящиков, Уиллоу забрала у Фрэнка микрофон, поцеловала в щеку и его и, повернувшись к толпе людей, не сводящих с нее глаз, еще раз вздохнула.

– Во-первых, я предлагаю вам всем очень громко поаплодировать Фрэнку Портеру, Рею Коббу и Сесилу Фоксу, потому что именно благодаря им нашим омарам больше ничто не угрожает, а некоторые недостойные люди проведут много лет в тюрьме. Эти парни – настоящие герои! – закончила она и, сунув микрофон под мышку, начала с энтузиазмом аплодировать смутившемуся Фрэнку.

В толпе возникло движение, и скоро к платформе были вытолкнуты Рей Кобб и Грэмп. Не меньше пяти минут горожане хлопали, свистели и выкрикивали приветствия. В конце концов Фрэнк не выдержал, удрал и спрятался за спину своей жены. Грэмп с Реем тоже постарались раствориться в толпе, и постепенно аплодисменты затихли и все глаза опять обратились на Уиллоу.

– Отлично. Это было первое. А во-вторых, я хочу, чтобы вы от меня лично узнали, что я возвращаюсь в Паффин-Харбор и собираюсь в сентябре открыть здесь частную адвокатскую практику.

– А как же работа в прокуратуре? – выкрикнул голос из толпы. – Мы думали, что через несколько лет ты станешь губернатором.

– Я тоже так думала, – кивнула Уиллоу. – Но потом решила, что мне больше нравится помогать конкретным людям. Может быть, вместо этого я попробую баллотироваться на пост мэра нашего города. – Она широко улыбнулась. – Обещаю, что если вы проголосуете за меня, я наконец выясню, кто у нас занимается тайной подменой почтовых ящиков. Это федеральное преступление, и виновные должны быть наказаны. А еще эта скульптура тупика. – Уиллоу показала на ярко раскрашенную восьмифутовую фигуру, стоящую в центре парка. – Она незаконно воздвигнута на территории, являющейся муниципальной собственностью. Если я буду мэром, обещаю разоблачить этого пресловутого «Почтового Санта-Клауса».

В толпе послышался недовольный ропот.

– А мы не хотим его разоблачать! – послышались отдельные голоса. – Мне вот еще не поменяли почтового ящика! Нам он нравится!

Ропот становился все дружнее и решительнее.

– Он вчера ночью опять появлялся, – громко сообщил кто-то. – Говорят, у Дункана Росса теперь новый ящик в виде замка.

– Почему замка? – поинтересовался другой голос, и все посмотрели на Дункана.

– Потому что он из Шотландии, – объяснил первый голос, – а там куча замков.

– Нам наплевать, что это федеральное преступление! Мы не станем голосовать за мэра, который собирается арестовать «Почтового Санта-Клауса»! – подытожил кто-то.

– Хорошо, хорошо, – поспешила согласиться Уиллоу. – Тогда, став мэром, я начну собирать деньги на то, чтобы сделать для тупика гранитный постамент. Если он вам так нравится, почему вы сами до сих пор этого не сделали?

– Потому что не хотим обижать Санта-Клауса. Нам скульптура нравится такой, какая она есть. А на деревянном постаменте кто-то позолотил название. Разве ты не заметила?

Уиллоу кивнула:

– Хорошо, сохраним постамент. Тогда, может, поставим гранитный памятник нашим рыбакам?

– Это уже лучше! – крикнул кто-то, и все согласились.

– Ладно, я еще кое о чем хочу с вами поговорить, – объявила Уиллоу в микрофон. – А именно – о тотализаторе, который вы здесь устроили.

Толпа моментально затихла, и Уиллоу закатила глаза:

– Разумеется, мне об этом известно. И вам должно быть стыдно. К тому же тотализаторы запрещены законом.

– А мы слышали, что ты и сама сделала ставку! – ехидно заметил кто-то.

Уиллоу усмехнулась.

– Да, сделала, – призналась она. – Но только потому, что хотела дать вам урок. – Ей пришлось замолчать и несколько минут ждать, пока в толпе затихнет смех. – Слушайте. Ставки больше не принимаются. Что касается…

Ее прервал возмущенный гул:

– Это неправильно! Ставки можно делать до тех пор, пока не определен победитель! Уиллоу подняла руки.

– Я и собираюсь объявить победителя! – крикнула она во всю силу легких. – А те, кто поставил на проигравшего, пусть не обижаются. Если заключаешь пари, иногда приходится и проигрывать.

– Так кто же выиграл? – громко спросил Сесил Фокс. – Я рискнул немалой долей своих сбережений.

– Что? – разозлилась Уиллоу. – Сесил, ты свихнулся?

Грэмп неожиданно широко улыбнулся:

– Сама ты свихнулась! Ну, давай говори! Выйдешь ты замуж за этого парня или нет?

Чувствуя, как горячо вспыхнули ее щеки, Уиллоу глазами отыскала в толпе Дункана, поднесла микрофон к губам и тихо произнесла:

– Мне было сказано, что свадьбы не будет, пока кто-нибудь из двоих не сделает предложения. – Она глубоко вздохнула и вытянула вперед свободную руку. – Итак, Дункан Росс, согласен ли ты оказать мне честь и взять меня в жены?

Целую минуту на площади стояло полное молчание. Все взгляды устремились на Росса, а руки тревожно сжимали в карманах кошельки.

Уиллоу эта минута показалась самой длинной в ее жизни.

– Да, – наконец негромко, но твердо произнес Дункан. – Я женюсь на тебе, Уиллоу.

Еще несколько секунд толпа безмолвствовала, а потом взорвалась ликующими криками. Люди подпрыгивали на месте, обнимались, а те, кто стоял поближе, поздравляли Дункана, хлопали его по спине и подталкивали к платформе. Одним прыжком перескочив через ящики, он приблизился к Уиллоу, подхватил ее и поцеловал – весьма горячо – на глазах у всего города и собственной матери.

Толпа, словно обезумев, кричала, свистела и хлопала так громко, что, казалось, началась гроза.

Вдруг Уиллоу вырвалась из рук Дункана и схватила микрофон.

– Эй, подождите! – крикнула она. – А почему, собственно, вы все радуетесь? – Она недоверчиво оглядела своих сограждан. – Ведь, наверное, многие из вас проиграли. – Как по команде аплодисменты прекратились, и все молча уставились на нее. Уиллоу вздохнула, и этот звук, усиленный микрофоном, разнесся по всей площади. – Хоть кто-нибудь из вас верил в мою победу? – в отчаянии взмолилась она. – Вы же все меня знаете, я выросла здесь – неужели вы все сделали ставки против меня?

– Зато мы выиграли, – ответил ей чей-то голос. – И ты тоже. Тебе ведь достался Дункан.

– И мы за тебя проголосуем, если будешь баллотироваться в мэры, – подхватил другой. – Не стоит на нас сердиться за то, что мы раньше, чем ты, догадались, как все закончится.

– Да, – подтвердил третий голос. – Мы же сразу увидели, что вы созданы друг для друга, и верили, что в конце концов ты и сама это поймешь.

– Только дураки приезжие ставили на тебя! – весело прокричал кто-то. – Их-то денежки мы и заберем!

Уиллоу стояла, не в силах пошевелиться. В толпе не было ни одного проигравшего. Значит, ни один человек в ее родном городе не поставил на нее! Она никак не могла решить, считать ли это оскорблением или знаком того, что ее здесь любят и хорошо знают.

Дункан осторожно вытащил микрофон из ослабевшей руки Уиллоу, положил его на пол, выпрямился и заключил Уиллоу в объятия. После этого он с видом победителя улыбнулся замершим зрителям и крепко поцеловал ее, отчего толпа снова пришла в состояние, близкое к экстазу. На этот раз грохот аплодисментов слился с оглушительным треском начавшегося фейерверка.

Примечания

1

Тупик – морская пища семейства чистиковых. «Паффин-Харбор» в переводе с английского означает «Тупиковая бухта».

2

Огаста – столица штата Мэн.

3

Эмерил Лагасс – один из самых знаменитых поваров Америки. Ведет собственное кулинарное шоу на телевидении.

4

Адирондак – крупнейший в США национальный парк.

5

Люк Скайуокер – один из основных персонажей «Звездных войн».


home | my bookshelf | | Опасный защитник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу