Book: Переполох в галактической полиции



Переполох в галактической полиции

Игорь Чичилин

Переполох в галактической полиции

– Нет, Чет, даже не думай, – Пиона была непреклонна. – Мало того, что мы напарники, но ты еще и просто не в моем вкусе.

– Ладно тебе, – не сдавался Чет. – Мы столько времени проводим вместе, что пора уже как-то смягчить наши отношения.

В кабине патрульного корабля они были только вдвоем, впрочем, как и всегда во время дежурства. Сидя в креслах перед пультом, Чет и Пиона смотрели перед собой, на экран. Привычная тишина в замкнутом пространстве кабины. Только двигатели чуть слышно гудели за спиной да легко шелестела вентиляторами система регенерации. Мерцание приборов на пульте, холодный блеск звезд в бесконечном пространстве на экране – в общем, тоска да и только. До конца дежурства было еще далеко, корабль летел на автопилоте. От скуки, чтобы хоть как-то развлечься, Чет завел разговор о свидании.

– Вот именно, – возмущенно отозвалась Пиона. – На работе все время тебя видеть, а после дежурства опять с тобой? Нет уж! Сплошная работа получается.

Чет улыбнулся. Пиона, как всегда, только хмурилась в ответ на такие разговоры, принимая их слишком всерьез – поэтому так забавно было дразнить ее. К тому же отчасти его слова все же были серьезны… а может, и не только отчасти. Все было просто. Приходилось как-то коротать долгие часы дежурства. И если они проходят в замкнутом пространстве корабля, посреди холодного космоса, наедине с такой девушкой, как Пиона…

– Какая же это работа? – с улыбкой проговорил он. – Просто посидим в каком-нибудь ресторанчике – и все.

– Если бы все, – вздохнула Пиона. – Нет. Хватит об этом. Лучше на локатор смотри – мы все-таки погоню ведем.

– Что на него смотреть? – скользнув безразличным взглядом по экрану локатора, где зеленой точкой обозначался корабль пирата, за которым они гнались, произнес Чет. – У него скорость меньше, у нас – больше. Через пару часов догоним – вот и вся погоня. – Он задумался на секунду, а потом посмотрел на Пиону с веселой хитринкой в глазах. – А кстати, о погоне. Ты не думаешь, что я каждый день рискую жизнью, и любое дежурство может стать для меня последним? Поэтому с твоей стороны отказывать мне – это просто…

– Мы ведь здесь вместе сидим, – прервала его Пиона, – не забыл? И я рискую так же, как и ты. Хватит меня доставать. А то подам рапорт, чтобы мне дали другого напарника.

– Другого, другого… – обидевшись, проворчал Чет. – Скучно же так сидеть – хоть о чем-то поговорить.

– Лучше бы приборы проверил. Сколько у нас топлива?

– Топлива – через всю галактику и обратно, – беспечно отозвался Чет и, заложив руки за голову, откинулся на спинку кресла.

Когда появился тот корабль, они находились в поясе астероидов. Обычная полицейская практика – прятаться в астероидах, наблюдая за окрестностями. Корабль поначалу не заметил полицейских и подошел довольно близко. Это был харнианский рыболовный траулер – излюбленный тип кораблей у пиратов. Впрочем, это еще не означало, что он пират. Чет и Пиона обратились к нему с требованием назвать себя. Но, похоже, тот совсем не хотел встречи с полицейскими и, и их неожиданное присутствие так близко напугало его. Он вдруг лихорадочно, почти не целясь, выстрелил по ним, конечно же, промахнулся, потом резко сменил курс и бросился прочь.

Полицейские открыли ответный огонь. Началась погоня. И хотя им удалось повредить пирату корпус и двигатели, он продолжал лететь, правда, скорость была уже не та.

Однако пока они набирали скорость, пират успел оторваться от преследователей и сейчас находился вне досягаемости бортовых орудий. Тем не менее расстояние между ними сокращалось.

Как только корабль окажется на расстоянии выстрела, придется разнести его в пух и прах. А что делать? Думаете, легко поддерживать порядок в галактике? На то и существует галактическая полиция, постоянно несущая свою нелегкую службу в бескрайних просторах космоса.

– Уф! – зевнул Чет. – Что-то меня в сон клонит от такой погони. Кофе будешь?

– Нет.

– А я себе налью.

Он встал и подошел к кофеварке.

– Можно бы сделать прыжок и выйти из подпространства у него перед носом, – рассуждал Чет, пока закипала вода, – но кто знает, куда он летит.

Пиона смотрела на экран компьютера.

– Судя по курсу, в систему звезды НК-14, – ответила она.

– Н-да? А где гарантия, что он не свернет куда-нибудь по дороге? – вода вскипела, Чет взял чашку и стал наливать кофе.

– Куда ему свернуть? Это окраина галактики, тут поблизости нет других планетарных систем.

– Ну а толку, что она есть? – Чет положил сахар. – Там ведь пусто, совершенно незаселенная система.

Да, планетарная система звезды НК-14 еще не была заселена. И хотя там имелась одна планета с пригодными для жизни условиями, но, судя по плану благоустройства галактики, заселить ее предполагалось не раньше чем через сорок с лишним лет, а то и больше. Окраина галактики – когда еще до нее дойдет очередь.

Стоя за спиной Пионы, Чет смотрел на ее волосы и плечи. «А все-таки хороша девчонка, – с удовольствием подумал он. – Я не я буду… «Чет взял чашку и направился к своему креслу.

– Подходим к планетарной системе, – сообщила Пиона.

– Хорошо, – чашка с горячим кофе обжигала пальцы.

– Преследуемый будет на расстоянии атаки через восемьдесят две минуты и сорок три секунды.

– Сорок три секунды? – подняв брови, с нарочито умным видом произнес Чет, – Ну надо же!

Он как раз собирался сесть, когда вдруг что-то вспыхнуло перед экраном, и корабль сильно тряхнуло. Чет, не удержавшись на ногах, буквально рухнул в кресло. Горячий кофе при этом вылился ему на брюки.

– А-а-а! – заорал Чет от боли.

Пиона засмеялась, глядя на него. И, наверно, это действительно было бы комично, если бы не одно обстоятельство. Когда Чет увидел то, что происходило впереди, ему стало даже не по себе.

Несколько пиратских кораблей, расцвечивая пространство вспышками выстрелов, на полной скорости неслись к ним. Удар, сотрясший корабль, был ничем иным, как первым попаданием. Пираты приближались, сосредоточенно и целенаправленно ведя огонь по полицейскому кораблю. Чет был в полном недоумении, откуда они взялись. Да и времени уже не было думать об этом.

Пиона продолжала хихикать, повернувшись к нему и не замечая пиратов. А эти чертовы демоны с черепом и костями на бортах, подлетая все ближе, стреляли изо всех орудий.

Чет резко подался вперед, понимая только одно – мешкать нельзя, нужно быстро выводить корабль из-под огня, иначе весь этот смех закончится среди горящих обломков.


– Стреляй, дура! – хватаясь за штурвал, прокричал Чет. – Хватит смеяться!

Пиона наконец посмотрела на экран и увидела приближающихся пиратов. По инерции продолжая смеяться, она повернулась к пульту управления бортовыми орудиями корабля.

– А черт! – лихорадочно поворачивая штурвал, Чет маневрировал, стараясь уклоняться от выстрелов. – Черт, как жжет!

Пиона все смеялась, стреляя по атакующим их пиратам.

Судя по всему, первое попадание не нанесло серьезных повреждений, лишь слегка задев корабль.

– Смотри справа! – выкрикнул Чет.

– Вижу! – наконец переставая смеяться, Пиона перевела огонь правее, где появилась новая группа пиратов.

– Откуда они взялись?! – Чет резко повернул корабль влево.

– Куда ты?!

– Уходим! Их слишком много! Передавай на базу!

Пиона включила связь.

– База! База! – не переставая стрелять, вызывала она. – Говорит патрульный корабль М-3.

– М-3, говорит база, – раздался в ответ скучающий голос. – Что у вас?

– Нас атаковала большая группа пиратов. Нужна помощь. Передаю координаты…

– Надо прыгать, – мрачно произнес Чет, – иначе не уйдем. – Одной рукой он держал штурвал, а другой нажимал кнопки на пульте, готовя корабль к субсветовому прыжку. – Ох уж мне этот кофе, – пробормотал он.

– Не обварил себе ничего? – улыбаясь, спросила Пиона.

– А тебя Это интересует? – сквозь зубы произнес Чет и потом, глядя на приборы: – Готов к прыжку, серьезных повреждений нет…

– У кого? – веселилась Пиона.

– У… – активизируя субсветовой генератор, хотел ответить какой-нибудь колкостью Чет, но не успел.

Корабль опять тряхнуло, гораздо сильнее, чем в первый раз. Послышался грохот, шипение, на пульте вспыхнул красный сигнал тревоги.

– Они попали в нас! Попали!!! – заорал Чет.

Но корабль уже начал субсветовой прыжок, и его крик утонул в искажениях окружающего, сопровождающих обычно переход в подпространство.


* * *


«Вынырнув» из подпространства, Чет, хмурясь, посмотрел на приборы.

– Совсем никуда не улетели, – недовольно проговорил он. – Практически там же и остались.

Судя по всему, произошел какой-то сбой и субсветовой прыжок не получился как нужно. В общем, они остались почти на том же месте. Но… Но это означало, что… Чет перевел взгляд на экран локатора, ожидая снова оказаться под огнем пиратов. Но вокруг была только пустота, никаких кораблей в пределах видимости.

– А где же пираты? – удивленно произнес он. – Что вообще происходит? Где мы?

Похоже, последнее попадание не прошло даром. И хотя их жизни не угрожала прямая опасность, но с кораблем явно творилось что-то невероятное… Да и с окружающим пространством, пожалуй, тоже.

На пульте по-прежнему мигал красный сигнал тревоги. Пиона выключила его и вывела на экран картинку диагностики корабля.

– У нас поломка в субсветовом генераторе, – сообщила она.

– Н-да? – продолжал хмуриться Чет. – Но мы ведь все-таки прыгнули… хотя и на месте.

Пиона нажимала на клавиши компьютера, пытаясь выяснить, что же произошло. Чет на всякий случай еще раз огляделся и перевел локатор в режим максимальной дальности обзора. Но тот показывал все ту же пустоту, ну, и еще планетарную систему, на краю которой они находились. Корабль стоял на месте – пока было непонятно, что делать.

– В нас попали, когда мы уже начали прыжок, – наконец получив нужную информацию, сообщила Пиона, – генератор успел создать поле перехода, но сразу после этого был поврежден.

– Ну и что? – пожал плечами Чет. – А куда делись пираты? Или они из сострадания убрались подальше, решив не нападать на сломанный полицейский корабль? Какие благородные! – усмехнулся он.

Пиона вздохнула.

– Благородство тут ни при чем, – устало произнесла она. – Их просто нет.

– Да? – Чет недоверчиво прищурился. – И где же они?

– Они не где, – снисходительно улыбнулась» Пиона, – они когда.

– Что вы говорите? – сделав постную физиономию, передразнил ее Чет. – И как это понимать?

Пиона капризно насупилась.

– Будешь кривляться, ничего не скажу.

– Хм… – недовольно протянул Чет. – Ладно, не буду. Что там у нас?

– А еще, – продолжала капризничать Пиона, – ты назвал меня дурой.

– Правда? Что-то не припомню.

– Все ты помнишь. И пока не извинишься…

– Слушай, – не выдержав, вспылил Чет, – хватит резину тянуть. У нас, может, пираты на «хвосте», времени нет, а ты…

– Вот чего-чего, – покачав головой, прервала его Пиона, – а времени у нас с тобой сколько хочешь, – и потом продолжила серьезно: – Субсветовой генератор успел создать поле перехода, и поэтому прыжок все-таки произошел. Но поскольку в момент прыжка генератор был уже сломан, он не смог компенсировать темпоральные изменения. И даже более того…

– Темпоральные изменения? – глаза Чета расширились. – Хочешь сказать, что мы прыгнули во времени, а не в пространстве?

– И даже более того, – не обращая внимания на его слова, продолжала Пиона. – Генератор должен компенсировать изменения времени при выходе из подпространства. И когда он сломался… Он не совсем сломался, он все-таки сработал. Только не пропорционально движению, а как мог, на полную катушку.

Чет понимающе кивнул.

– Вот оно что. Ну и где мы теперь… вернее, когда?

– Лучше тебе не знать.

– Ладно, говори.

Пиона показала на экран, где была высвечена цифра.

– Сколько?! – не поверил своим глазам Чет.

– Да-да, – кивнула Пиона.

– Неужели генератор может сработать на столько? – с сомнением покачал головой Чет. – Мы ж теперь в каменном веке!

– Это очень хороший генератор, – Пояснила Пиона, – полицейский, повышенной мощности. Мы ведь работаем в полиции – у нас все самое лучшее.

– Да уж, – насупившись, пробурчал Чет. – Лучше бы он сломался на час раньше.

Они молчали какое-то время. Звезда, возле которой находился корабль, блистала с экрана.

На самом деле ничего страшного не происходило, это была обычная штатная ситуация. Субсветовые генераторы, как и любые другие устройства, иногда ломались, и корабли проваливались во времени. Правда, обычно они ломались сами, а не из-за того, что их обстреливали пираты, ну да все равно.

Существовала стандартная процедура по вытаскиванию кораблей из времени – нужно просто привезти в место исчезновения темпоральную установку и, открыв коридор перехода, вытащить корабль. Чет и Пиона, будучи полицейскими, сами не раз участвовали в подобных операциях по спасению кораблей из времени. То есть ничего фатального в этом не было. Просто как-то не верилось, что теперь и с ними случилось такое.

– Ладно, – сказал Чет, – надо послать кодированный сигнал через подпространство, чтобы они там выкатывали темпоральную установку.

– Сигнал отнимет почти всю энергию, – напомнила Пиона. – Даже на систему регенерации не останется.

Действительно, это не была обычная радиосвязь. Импульс посылался через временной коридор, образовавшийся в подпространстве, когда корабль проваливался во времени. Или, вернее, не совсем через временной коридор, а… В общем, неважно. Суть в том, что на это требовалось большое количество энергии.

– Ну, что ж делать? – Чет развел руками. – Без этого они не будут знать, что с нами случилось и где мы теперь.

– Придется садиться на какую-нибудь планету.

– Сядем, – беспечно вымолвил Чет. – Ладно, ты готовь сигнал, а я займусь пробоиной, – он взял салфетку и стал вытирать брюки. – Чертов кофе, – проворчал он.

Пиона улыбнулась и начала нажимать кнопки.

– Все готово, – через какое-то время сказала она. – Посылаю кодированный импульс через подпространство. После этого энергии останется всего на час.

– Час это много, – занимаясь брюками, отозвался Чет.


* * *


В полицейском участке обычная сутолока. Кого-то приводят, кто-то приходит сам. Кажется, что все только приходят, но никто не уходит.

Оператор связи с листом бумаги в руках подошел к кабинету начальника участка. Поправил галстук, потом постучал в дверь и вошел.

– Ну, что у тебя? – не поднимая головы и продолжая что-то писать, спросил капитан Гиббс.

– Кхе, – кашлянул оператор. – Патрульный корабль М-3 атакован группой пиратов в районе звезды НК-14.

– Н-да? – все же оторвавшись от бумаг, капитан поднял на него скучающий взгляд. – А я тут при чем? Отправьте пару кораблей на подмогу. В первый раз, что ли?

– Извините, сэр. Но почти сразу за этим пришло другое сообщение – кодированный импульс через подпространство. М-3 был подбит и провалился во времени.

– Вот идиоты! – Гиббс раздраженно бросил ручку на стол. Его подчиненные не только не справились со своей задачей, но теперь еще нужно спасать их самих.

Гиббс был человеком довольно крупного телосложения, он часто потел за письменным столом, но при этом очень хорошо себя чувствовал в кабине боевого истребителя. Именно за боевые заслуги его и назначили капитаном. Ему было лестно принять повышение, но, как оказалось, работа начальника участка имеет, скорее, канцелярский, чем боевой характер. Впрочем, Гиббс как исполнительный служака в конце концов полюбил свою работу. Хотя его крутой нрав иногда проявлялся достаточно экспрессивно. Но все знали, что по натуре он – добрейшей души человек.

– Ладно, – смягчился Гиббс, – скажи, чтоб готовили темпоральную установку. Кого-нибудь уже отправили в тот район?

– Да, два корабля: М-9 и М-13.

– Понятно. Сообщишь мне, когда будет готова установка или появятся какие-то новости.

– Хорошо, сэр, – кивнул оператор, затем повернулся и вышел.

– Вот идиоты, – под нос себе проворчал Гиббс и, взяв ручку, снова принялся разбираться в бумагах.


* * *


Когда были изобретены субсветовые генераторы, человечество смогло приступить к освоению галактики. Правда, здесь все же существовали свои трудности.

Во-первых, нельзя совершать субсветовой прыжок вблизи звезд. Излучение и гравитация звезды, а также планет, если они есть у нее, сильно влияют при входе и выходе в подпространство, изменяя курс корабля. В результате можно влететь в одну из планет, а то и в саму звезду. В общем, нельзя прыгать внутри планетарной системы, ну, разве что на самой ее окраине.

А во-вторых… Совершая субсветовой прыжок, корабль довольно быстро преодолевает большие расстояния – это так, но выходит из подпространства лишь через многие годы. И если, например, за время полета внутри корабля прошло около получаса, то в окружающем пространстве – более пятидесяти лет. Конечно, это неудобно… Да что там! Это совершенно невозможно. Если, скажем, вы назначаете свидание девушке, живущей в соседней планетарной системе, и через полчаса прилетаете к ней, то встречаете старушку, уставшую от пятидесяти с лишним лет ожидания, прошедшие для нее за время вашего получасового перелета. А теперь представьте, где вы найдете своих друзей и знакомых, когда вы вернетесь обратно домой.



Вот как раз для того, чтобы устранить этот недостаток, и существуют компенсаторы темпоральных изменений – такие стационарные автоматические станции, создающие специальное поле, дающее возможность субсветовому генератору корабля при выходе из подпространства компенсировать все эти годы и совместить внешнее и внутреннее (корабельное) время, затраченное на полет. В результате встреча с девушкой состоится именно через те полчаса, которые вы к ней летели.

Огромная сеть компенсаторов, установленных в строго определенных местах пространства, прикрывает своим полем всю цивилизованную галактику. Их наличие делает перемещение по ней простым и удобным. И даже перелетая в противоположный край галактики, вы оказываетесь там через несколько часов, а не через несколько сотен лет, как это было бы без компенсаторов темпоральных изменений.

Конечно, далеко не у каждой звезды была планета с пригодными для жизни условиями и, соответственно, подходящая для заселения. На самом деле таковых оказалось немного… вернее, немного по космическим меркам. Обнаруженное количество пригодных для жизни планет измерялось десятками, если не сотнями тысяч. Хотя это только доля процента от общего количества звезд в галактике, но людям этого вполне хватало. И до сих пор было освоено меньше половины всех подходящих планет. Правда, окраина галактики не пользовалась спросом – все предпочитали селиться где-нибудь поближе к центру, чтобы не слишком долго добираться до других колоний, но, разумеется, и не в самом центре.

Как оказалось, человечество является самой развитой, если не единственной разумной расой в галактике. Потому что другие обнаруженные существа, которых можно было причислить к разумным, не имели пока никакой цивилизации и находились на уровне каменного века.

А что же в других галактиках? Сначала необходимо построить дорогу из компенсаторов в соседнюю галактику, иначе корабль-разведчик вернется оттуда только через сотни или, более того, тысячи лет – кому это нужно? Естественно, создание такой дороги требует немалых материальных затрат. В правительстве уже давно ведутся дебаты о рациональности построения дороги в другую галактику – в своей еще достаточно забот и незаселенных планет, – и пока по этому вопросу не принято положительного решения. Но, впрочем, вполне возможно, что ее строительство начнется уже завтра. Кто их поймет, этих политиков, почему они решают то или это?


* * *


– Куда будем садиться? – Чет отложил салфетку, окончательно убедившись, что пираты нанесли его брюкам практически невосполнимый в данной ситуации урон.

– Предлагаю на третью планету, – Пиона получала информацию из компьютера. – Там климат помягче и атмосфера наиболее пригодная.

– Давай на третью, – запуская двигатели, ответил Чет. – Хорошо хоть обычные ходовые двигатели работают, – выруливая на нужный курс, проговорил он.

Лететь было недалеко, и вскоре Чет уже останавливал корабль на орбите третьей планеты.

– Выбирай место, – кивнул он на планету внизу.

– Хм, – плотоядно улыбнулась Пиона, – сейчас. Давай сделаем пару витков, чтобы выбрать удобное место посадки.

Кто знает, сколько времени придется ждать, пока из полицейского участка привезут темпоральную установку, пака откроют коридор перехода и пришлют через него корабль за ними. Часы ожидания хочется провести в приятной обстановке – значит, надо выбирать.

Целая планета была в их распоряжении. Они собирались найти себе какое-нибудь уютное живописное местечко, чтобы скрасить ожидание, получив при этом максимум удовольствия.

Чет направил корабль вокруг планеты.

– Так, – рассуждала Пиона, – север нам, конечно, не подходит – не люблю холод. Но на самый экватор тоже не стоит – там слишком жарко.

– Желательно в утренней зоне, – подсказал Чет. – Чтобы впереди был целый день.

– Темноты боишься?

– Нет. Просто, кто знает, какие там водятся твари. Лучше уж встречаться с ними, когда светло.

– Ладно, посмотрим.

Пиона разглядывала поверхность планеты. Океаны и континенты проплывали далеко внизу. Желтые пустыни, зеленые леса, синие моря. Вообще, Океаны занимали большую часть поверхности, и планета из космоса выглядела голубой. Хотя суши тоже хватало – примерно четверть… или нет – скорее, треть всей поверхности.

Пиона меняла увеличение камер слежения, разглядывая землю внизу как бы с большей или меньшей высоты.

– Вот, – наконец сказала она. – Этот остров, по-моему, нам вполне подходит.

Чет бросил взгляд на экран.

– Остров? – с сомнением произнес он.

– Да, вполне живописное и уютное место. Смотри, какие там бабочки, – показывая на экран, улыбалась Пиона.

– Нет, – сказал Чет, – давай не на остров. Мало ли что. Мы ведь уже не сможем взлететь, не хотелось бы оставаться на острове в случае чего. Давай на материк.

– Думаешь, может случиться это «мало ли что»?

Чет пожал плечами:

– Кто знает?

Пиона внимательно посмотрела на него, потом сказала:

– Ну тебя! – и отвернулась.

Чет молчал.

– Ладно, – миролюбиво сказала Пиона, – давай еще пару витков. Сколько у нас энергии?

Чет сверился с приборами.

– Витков на пять хватит.


* * *


Патрульные корабли М-9 и М-13 подходили к планетарной системе звезды НК-14. Этот район считался пустым и не представляющим никакого интереса. Хотя время от времени полицейские корабли пролетали здесь – просто для порядка, – но, убедившись, что вокруг все так же пусто и безжизненно, отправлялись по другим, более важным делам.

Сообщение, что в этом районе обнаружены пиратские корабли, не вызвало удивления – пираты часто скрывались от полиции на окраинах галактики. Видимо, М-3 и натолкнулся на одну из таких групп. И было даже хорошо, что их удалось обнаружить. М-9 и М-13 прибыли к НК-14, чтобы разобраться с пиратами и навести порядок в этом районе.

– М-3, М-3, – передал в пространство один из кораблей, – говорит М-13. Чет, где ты? Отзовись.

Молчание в ответ.

Когда Пиона и Чет передали первое сообщение о нападении пиратов, М-9 и М-13 находились поблизости и сразу бросились на помощь. Но они не знали, что М-3 провалился во времени – кодированный импульс через подпространство был отправлен только в полицейский участок.

– Нет, Дик, ты неправильно вызываешь, – в довольно фривольном тоне раздалось с М-9. – Смотри, как надо: Пиона, детка, я иду к тебе. Куда ты запропастилась?

И вдруг в эфире прозвучал ответ:

– Я жду тебя, мой мальчик, – издевательски елейно, подделываясь под женский, произнес мужской голос.

– Кто это? – насторожились на М-9. – Говорит патрульный корабль галактической полиции. Назовите себя.

Ответа не последовало.

– Дик, здесь кто-то есть, – раздалось с М-9. – Ты видишь его?

– Нет. А ты?

– У меня на локаторе пусто. Кто это может быть?

– На всякий случай перехожу в нулевую готовность, – сказал Дик с М-13.

– Я тоже.

– Смотрите, не пораньте друг друга, – все так же издевательски произнес в эфире тот же голос.

И в следующую секунду перед двумя патрульными кораблями как будто ниоткуда появилось с десяток кораблей пиратов. А потом справа еще столько же. Они вылетели словно из-под невидимой завесы и, сразу открыв огонь, атаковали полицейских.

Но те уже знали, что здесь кто-то есть, и были готовы к нападению. Совершив уклоняющийся маневр, полицейские дали задний ход и начали отстреливаться. Пираты приближались, каждая группа выбрала по патрульному кораблю, и получилось десять против одного. Полицейские держались какое-то время, маневрируя, они уклонялись от выстрелов и отходили все дальше, Но тут появилась новая группа пиратов.

– Все, Дик, уходим! – раздалось с М-9. – Их тут тучи!

Патрульные корабли как по команде развернулись и потом ушли в подпространство, оставив после себя лишь огненный след.


* * *


– Вот идиоты! – бросая ручку, туша сигарету и откидываясь на спинку кресла, ругался Гиббс.

Сначала ему сообщили, что два патрульных корабля натолкнулись на превосходящие силы пиратов. Дело явно требовало его личного вмешательства. Годовой отчет так и не будет закончен сегодня – это уже становилось очевидным.

На первый взгляд, ситуация была достаточно обычной – в обязанности галактической полиции, кроме всего прочего, входило и спасение кораблей из времени. Именно для таких случаев в каждом полицейском участке имелась своя темпоральная установка, чтобы можно было вовремя вытащить провалившийся корабль. Но сейчас все осложнялось наличием довольно крупных сил пиратов в месте исчезновения корабля. К тому же пилоты с М-9 и М-13 сообщали о какой-то маскировке – пиратские корабли появлялись как будто ниоткуда, на экране локатора их невозможно было засечь. Это не совсем понятно. Впрочем, Гиббс, конечно, доверял сообщениям пилотов, тем более что их можно перепроверить по записям в бортовых компьютерах.

Хотя, наверно, незачем да и некогда делать это. Пока пираты там, нужно брать их. К тому же необходимо вытащить патрульный корабль из времени (Вот идиоты!). В общем, вперед! А там будет видно, что это еще за маскировка такая.

Гиббс связался с дежурным полицейским:

– Как там с темпоральной установкой?

– Темпоральная установка готова, сэр, – четко отрапортовал дежурный. – Сейчас заканчивают ее погрузку на транспортник.

– Отлично, – капитан кивнул и, нахмурившись, добавил: – Объявляй общую тревогу. Пусть все собираются на подступах к НК-14 в квадрате 14–10. Дадим этим пиратам!

– Есть, сэр!

Отключившись от капитана, дежурный нажал кнопку на пульте и передал по внутренней связи:

– Общая тревога, общая тревога. Всем кораблям срочно прибыть в квадрат 14–10. Повторяю…

Полицейские забегали, хватая шлемы и направляясь в ангар к кораблям. Патрульные корабли, находившиеся на дежурстве, срочно покидали свои районы, беря курс на НК-14. Гиббс на капитанском крейсере тоже направился в квадрат 14–10.

Скоро в указанном квадрате собрались все силы полицейского участка, в том числе и транспортник с темпоральной установкой, необходимой, чтобы вытащить провалившийся корабль.

– Так, ребята, – произносил Гиббс по кодированному полицейскому каналу связи, – пока все, что требуется, – это поставить темпоральную установку. Сейчас наша задача – только отпугнуть пиратов, а их полным уничтожением займемся потом. Поэтому никого не преследовать. Вытащим М-3 из времени, тогда и разберемся с пиратами. Действуем по схеме 15-7 – третье отделение идет открыто, остальные совершают субсветовой прыжок. Все. Покажем им, как нападать на галактическую полицию! Вперед!

Десять патрульных кораблей, входящих в состав третьего отделения, включили двигатели и направились к НК-14. Другие пока оставались на месте, но через какое-то время, активизировав субсветовые генераторы, почти одновременно ушли в подпространство.

Третье отделение подходило к орбите последней планеты НК-14. Капитанский крейсер Гиббса следовал за ними, позади всех шел транспортник с темпоральной установкой.

Гиббс смотрел на экран локатора. Пока все было чисто. Он настроил увеличение так, чтобы видеть всю планетарную систему: она выглядела абсолютно пустой и безжизненной. Сенсоры подпространства сканировали в нем наличие полицейских кораблей – никаких пиратов не было. «Откуда им взяться? – подумал Гиббс. – Не привидения же… «И тут началось непонятное.

Из ниоткуда, просто из пустоты, вдруг возникло несколько пиратских кораблей, а потом еще и еще. Они сразу бросились атаковать полицейских, которые открыли ответный огонь, но пиратов было больше. И патрульным кораблям пришлось остановиться, а потом и отступить. Пираты продолжали преследование.

Действуя по запланированной программе, согласно схеме 15-7, рекомендуемой в полицейской академии при атаке крупных сил противника, вокруг начали выходить из подпространства другие патрульные корабли. Это была отработанная тактика, и все полицейские отлично знали, что нужно делать. Возможно, поначалу пираты и рассчитывали на скорую победу, но на самом деле шансов у них не было.

Огненные вспышки, возникнув вокруг места схватки и сразу погаснув, оставляли после себя вышедшие из подпространства корабли. Свет от появляющихся патрульных кораблей на какое-то мгновение затмил свет звезды. Пираты оказались в окружении.

– Вот так! – глядя на эту картину, довольно усмехнулся Гиббс. – Мы тоже умеем появляться ниоткуда.

Несколько пиратов были тут же сбиты, остальные обратились в бегство. Полицейские погнались за ними.

– Не преследовать! Не преследовать! – закричал в микрофон Гиббс. – Все назад! Вот бестолковые, – отключая связь, пробормотал он.

Патрульные корабли, неохотно подчиняясь приказу, стали поворачивать назад.

И тут вновь появились вспышки выстрелов. Нет, никто не стрелял по полицейским – в том смысле, что не было того, кто стреляет. Но выстрелы… Словно само пространство вдруг открыло огонь по патрульным кораблям. Нечто невидимое атаковало их – выстрелы исходили из ничего, буквально из пустоты. И хотя это выглядело как что-то совершенно необъяснимое, тем не менее выстрелы были вполне реальны и наносили очень даже ощутимые повреждения. К тому же это стреляющее нечто явно обладало большей огневой мощью, чем вооружение пиратских кораблей.

Полицейские поначалу опешили, не понимая, что происходит. Но им некогда было теряться в догадках, иначе можно было оказаться в обломках собственного корабля. Включив двигатели на полную мощность, полицейские бросились прочь. Невидимое оружие стреляло им вслед, и источник был явно не один – выстрелы исходили из нескольких точек.

– Назад! Назад! – орал в микрофон Гиббс. – Все назад! Уходим!

Транспортник с темпоральной установкой как раз подходил к месту выгрузки и сейчас был в зоне досягаемости этих непонятных выстрелов. Он пытался развернуться, но громоздкий, неуклюжий корабль делал это слишком медленно.

– Кто-нибудь, прикройте транспортник! – увидев это, выкрикнул Гиббс. – Прикройте транспортник! Мы не можем потерять темпоральную установку!

Несколько патрульных кораблей бросились вперед и начали маневрировать, отвлекая огонь на себя. Транспортник наконец развернулся. Корабли прикрытия продолжали отвлекать огонь, но некоторые выстрелы все же попадали в транспортник.

– Ну же! Ну! – бессильный чем-то помочь, в отчаянии кричал Гиббс. – Быстрее!

В конце концов все полицейские вышли за орбиту последней планеты НК-14 и оказались вне досягаемости выстрелов, которые тут же и прекратились. Система снова стала выглядеть абсолютно пустой и безжизненной.


* * *


– Вот, – Пиона показала на экран. – Та бухта на берегу моря, – кажется, то, что нужно. И в утренней зоне, как ты просил.

– На берегу моря? – посмотрев на экран, отозвался Чет. – Все-таки хочешь устроить курорт?

Пиона улыбнулась.

– Почему бы и нет? Воспользуемся ситуацией – отдохнем немного. А то все работа да работа…

– Может быть, – пожал плечами Чет.

Пиона проводила компьютерный анализ окрестностей бухты.

– Температура воздуха двадцать семь градусов, – радостно сообщила она. – Воды… О! Двадцать пять градусов.

– Двадцать пять? Неплохо.

– Прогноз погоды на ближайшие два дня – ни облачка.

Чет, немного щурясь, смотрел на планету внизу.

– Ну так как, я сажусь?

– Давай, – Пиона вывела на экран общий вид бухты. – Смотри, какая там скала, похожая на птицу, в воде недалеко от берега.

– На месте посмотрю, – отозвался Чет и, свернув с орбиты, направил корабль к поверхности планеты.


* * *


– Пушки! Пушки! – кричал Гиббс. – Это же были пушки! – показывал он на экран помощнику, сидящему в соседнем кресле. – Нет, ты видел?!

Хотя показывать было не на что – пространство впереди выглядело совершенно пустым.

Но действительно, судя по частоте и мощности выстрелов, не оставалось сомнений, что их производили именно пушки, тяжелые огневые станции, стационарно висящие в пространстве. Гиббс повидал немало таких и не мог ошибиться. Но только обычно эти станции требуют долгой установки, и чтобы убрать их, тоже нужно время. То есть пираты не могли быстро привезти и увезти их, не говоря о том, что во время стрельбы пушки тоже оставались невидимы.

Гиббс ошалело смотрел на пустой экран. Невидимые пираты с невидимыми пушками… Да, выходит, эта маскировка все-таки существует, какое-то непонятное маскирующее поле, прикрывающее систему НК-14, – теперь он убедился сам. И, конечно, ничего хорошего в этом не было. Когда пиратские корабли вдруг ниоткуда появились впереди… И ведь явно не выходя из подпространства – не было вспышек перехода. Похоже, они просто ждали в засаде, но… были скрыты. «Н-да, только привидений с пушками мне и не хватало», – вздохнув, подумал капитан.

Ладно, подведем итоги. В результате сегодняшнего сражения девять полицейских кораблей получили повреждения, правда, ни один не был сбит. При этом удалось уничтожить пять кораблей пиратов – и то хорошо, хоть не зря слетали. Но девять кораблей!.. И, наверное, многие нуждаются в срочном ремонте… Это ведь почти треть всех сил участка! Девять кораблей сразу!



Гиббс снова вздохнул и сказал помощнику, чтобы все, кому необходим ремонт, отправлялись на базу. Тот нажал кнопку связи и начал передавать распоряжение капитана.

– Девять кораблей… – качая головой, проговорил Гиббс. – Девять кораблей! Нет, все, надо звонить Лепажу. Самим нам тут не управиться.


* * *


Начальник галактической полиции Лепаж допил свой дежурный стакан молока, потом пошел в спальню и лег в постель. Жена уже спала. Он подумал, не разбудить ли ее? Но потом решил, что не стоит. Уютная антигравитационная постель с термопростынями убаюкивала, обещая сладкие приятные сны. Лепаж улегся поудобнее, накрывшись антишумовым одеялом, улыбнулся и с удовольствием закрыл глаза.

Ночная тишина вдруг взорвалась звонком. Одеяло было настроено так, чтобы пропускать звонки видеофона. «Надо бы перенастроить его», – недовольно подумал Лепаж. Но ничего не поделаешь, пришлось отвечать на звонок. Правда, Лепаж отключил камеру, чтобы его не было видно.

– Да, – сказал он, нажав кнопку видеофона. – Кто это?

– Говорит капитан Гиббс, – ответил появившийся на экране полицейский. – Здравствуйте, сэр.

– Капитан, – недовольно произнес Лепаж, – у нас тут на Арконии ночь. В чем дело?

– Извините, сэр, но у нас тут в НК-14 пираты с пушками.

– Пираты с пушками? – поднял брови Лепаж. – Вы там что, на себе проверяете, какой порошок обнаружен у задержанного?

Это была старая шутка. «На ничего, сойдет», – подумал Лепаж.

– Нет, сэр, – без тени улыбки ответил Гиббс. – Патрульный корабль был атакован и вследствие повреждений провалился во времени. В том месте большое скопление пиратов – мы не можем поставить темпоральную установку.

– Ну так пошлите туда все ваши корабли, – раздраженно произнес Лепаж. – И пусть они разгонят этих ваших пиратов. Что, мне вас учить надо?

– Мы так и сделали, сэр. Но натолкнулись на пушки.

– Что значит «натолкнулись»? У вас разве нет локаторов? Пушки можно увидеть хоть с другого края галактики с закрытыми глазами.

– Так точно, сэр. Но эти – невидимые. У них какое-то маскирующее поле.

– Какое еще маскирующее поле?

– Не знаю, сэр. Но мы не видим ни их корабли, ни их пушки, когда они атакуют нас. И поэтому ничего не можем сделать с ними.

– Хм, – Лепаж нахмурился. – Ладно, я вылетаю. Но если хоть что-то окажется не так…

– Сэр, не могли бы вы захватить квантовую гаубицу? – проговорил Гиббс. – У нас мало времени – нужно успеть вытащить патрульный корабль…

– Квантовую гаубицу? – глаза Лепажа расширились. Но потом подумал, что если там действительно пушки, то, пожалуй, квантовая гаубица будет вполне уместна. – Ладно, посмотрю, что можно для вас сделать. Все, ждите.

Лепаж отключил связь, потом вздохнул, глядя на жену, которая продолжала спать как ни в чем не бывало, – ее антишумовое одеяло не пропускало звонки и вообще никакие звуки.

Перед тем как выезжать, он позвонил своему помощнику, чтобы тот связался с Гиббсом для получения более подробных сведений. И когда, прибыв в космопорт, Лепаж заходил на корабль, в бортовом компьютере уже была полная информация о происходящем в НК-14, включая и видеозаписи сражений с пиратами.

– Похоже, дело серьезное, – сказал помощник перед отлетом. – Думаю, стоит отправить туда квантовую гаубицу.

– Хорошо, – ответил начальник галактической полиции, – пусть выкатывают гаубицу. И найди мне доктора Метью – надо разобраться, что там за маскирующее поле.

Доктор Метью был консультантом по научным вопросам. Лепаж всегда обращался к нему в подобных случаях.

Переход в подпространство, как обычно, вызвал у него легкую тошноту. «И что я за начальник полиции? – недовольно думал Лепаж. – Как всегда, приходится заниматься самому».

Да, он был уже немолод. Конечно, вряд ли кому удастся дослужиться до начальника полиции в молодом возрасте. Впрочем, по сравнению со многими своими сверстниками он был в довольно неплохой форме, выступающий живот придавал ему солидность и важность, пожалуй, необходимые для должности начальника галактической полиции. А то, что сейчас Лепаж был не в духе – еще бы! Кому понравится, когда его среди ночи вытаскивают из постели? Но он старался не подавать вида – он был главный и должен внушать уверенность и уважение.

Во время полета помощник прокручивал видеозаписи боев у НК-14.

– Судя по тому, как они появляются, – показывая на экран, говорил он, – там действительно какое-то поле.

Лепаж смотрел на возникающие ниоткуда пиратские корабли.

– Но их датчики, похоже, имеют пороговую чувствительность. Вы видите? Эта линия, – помощник провел по экрану обратной стороной ручки, – она вполне угадывается. Пираты появляются сразу за ней и исчезают, уходя за нее. Похоже, это граница действия поля. И она практически совпадает с орбитой последней планеты.

– Понятно, – кивнул Лепаж. – Сколько у нас времени?

– Патрульный корабль исчез около часа назад. Так что у нас осталось примерно тридцать семь часов до того, как вследствие вращения галактики временной коридор закроется, и мы уже не сможем вытащить его.

– Тридцать семь часов? Думаю, управимся. Ты как считаешь?

– Надеюсь, что да, сэр.


* * *


В квадрате 14–10 находилось около тридцати полицейских кораблей, включая крейсер Гиббса и транспортник с темпоральной установкой, который стоял чуть в стороне. Ремонтники, срочно вызванные с базы, пытались привести его в порядок, насколько это представлялось возможным в походных условиях. Патрульные корабли, ожидая дальнейших распоряжений, следили за пространством внутри системы. Хотя следить было особенно не за чем – на локаторах было пусто.

– Подходит корабль, – сообщил помощник Гиббсу. – Похоже, это Лепаж.

На сканере подпространства был четко виден подлетающий корабль. Приблизившись к квадрату 14–10, он пропал с экрана сканера, зато невдалеке от крейсера Гиббса вспыхнуло маленькое солнце и, тут же погаснув, оставило после себя корабль начальника галактической полиции.

– Ну наконец-то, – сказал Гиббс и нажал кнопку связи. – Рады приветствовать вас, сэр! Надеюсь, добрались нормально. Со своей стороны я хочу…

– Поднимайтесь ко мне на борт, – прервал его Лепаж. – Хватит разглагольствовать.

– Есть, сэр! Лечу, сэр! – ответил Гиббс и полетел.

Зайдя на корабль, Гиббс вытянулся по струнке.

– Докладываю, сэр, – проговорил он. – В квадрате…

– Не надо ничего докладывать, – махнул рукой Лепаж. – Мне уже все известно. Садитесь, – он показал на свободное кресло.

Гиббс, стараясь ступать неслышно, прошел к креслу и осторожно сел.

– Значит, пока не уберем эти пушки, – Лепаж продолжил прерванный разговор со своим помощником, – мы не сможем поставить темпоральную установку?

– Да, сэр, – ответил помощник. – Место, в которое ее необходимо поставить, находится в зоне досягаемости пушек. И пока они действуют, мы не можем вытащить наш корабль из времени.

– Понятно, – кивнул Лепаж. – Значит, надо сделать так, чтобы они не действовали.

– Взорвем их изнутри! – с бравой усмешкой вмешался в разговор Гиббс.

Лепаж сурово посмотрел на него. Капитану пришлось проглотить свою усмешку.

– Так, – отвернувшись от Гиббса, Лепаж снова обратился к своему помощнику. – У нас достаточно информации, чтобы скорректировать огонь гаубицы?

Пока не хотелось говорить с капитаном. В принципе, он уже сделал свое дело… или, вернее, не сделал. В общем, впоследствии будет ясно, виноват ли он в том, что допустил образование такой крупной группировки пиратов на своем участке. Хотя, скорее всего, виноват, что не уследил за вверенным ему пространством. Но так или иначе, сейчас не время разбираться с этим.

– Да, – ответил помощник. – Судя по точкам, из которых исходят выстрелы, мы с уверенностью можем определить позицию пушек.

Лепаж вздохнул.

– Ну что ж, подождем, когда прибудет квантовая гаубица, тогда используем ее против этих пушек.

– Взорвем их изнутри! – снова браво усмехнулся Гиббс, который не чувствовал за собой вину и был, наоборот, рад приходу начальника полиции – уж теперь-то пираты получат по заслугам.

Лепаж, не отвечая Гиббсу, нахмурился.

– А что с другой стороны системы?

– Мы пытались зайти с другой стороны, сэр, – с готовностью ответил Гиббс. – Но там нас тоже встретили пушки.

– И там? – удивился Лепаж. – Со всех сторон пушки? Получается, что вся система НК-14 напичкана невидимыми пушками. Вот черт! – ругался Лепаж.


* * *


– Черт побери! – ругался Ворвуд. – Пять кораблей! И это за один день! Как вообще эти копы узнали о нашей базе?

– Их привел Пешич, – ответил Дофт.

– Пешич? – сверкнул глазами Ворвуд. – Ну-ка давай его сюда.

– Он уже здесь, шеф, – Дофт кивнул на дверь. – Я знал, что вы захотите его увидеть.

– Отлично. Пусть войдет. А ты пока оставь нас.

Дофт, обладающий огромным ростом и квадратными плечами, вышел, а вместо него зашел маленький, тщедушный, похожий на хорька Пешич.

– А, Пешич, – радушно улыбнулся Ворвуд. – Заходи. Как дела?

– Отлично, шеф, – строя из себя крутого парня, небрежно ответил тот. – Вот только кораблик мой малость того… поломался.

– Ну ничего, – заботливо произнес Ворвуд, – у нас хорошие мастерские – починишься. Ты ведь своим ходом вернулся?

– Да, – так же небрежно отозвался Пешич, проходя и садясь в кресло перед столом Ворвуда.

– Я разве разрешил тебе сесть?! – вдруг взорвался Ворвуд.

– Но, шеф, – вскакивая, словно с раскаленной плиты, испуганно произнес Пешич, – я не виноват. Они подбили меня. Я летел, а они вдруг выскочили из астероидов.

Ворвуд сурово смотрел на него.

– Что мне было делать? – продолжал Пешич, который, похоже, догадывался, зачем его вызвали. – Защита разбита, двигатель еле тянет, система регенерации на нуле. Все эти копы проклятые! Я б им дал! Но они слишком неожиданно выскочили… из астероидов. – Пешич замолчал, видя, что его слова не производят никакого впечатления.

– Ты привел копов сюда, – мрачно сказал Ворвуд, – и они узнали о нашей базе.

– Но ребята ведь сбили тот корабль, – пытался оправдываться Пешич.

– Перед этим он успел передать сообщение, – Ворвуд не сводил с него сурового взгляда.

– Но… Но что я мог? – испуганно оправдывался Пешич. – Защита разбита, регенерация на нуле… Мне нужно было на базу. У меня не было выбора.

– У тебя был выбор, – медленно произнес Ворвуд. – Либо погибнуть с честью, либо…

– Но, шеф… – опять начал свое Пешич.

Но Ворвуд вдруг выхватил бластер и выстрелил в него, сделав это настолько быстро, словно перед ним стоял опасный противник. Конечно, он не опасался ответных действий от Пешича, но сделал это так просто, из шалости.

Пешич, не успев осознать, что происходит, был мертв.

– Впрочем, – довольно глядя на оседающий труп, проговорил Ворвуд, – погибнуть от руки Нэда Ворвуда – тоже честь, – он спрятал бластер и встал из-за стола. – Так что действительно никакого выбора, – усмехнулся он, проходя мимо лежащего Пешича.

Потом вышел за дверь. В коридоре стояли трое охранников.

– Пойдем со мной, – сказал он Дофту. – А вы пока приберитесь там, – кивнул он на дверь своего кабинета остальным двум.

Ворвуд и Дофт прошли по коридору и спустились по лестнице.

– Где там этот шутник? – натягивая черные перчатки из тонкой кожи, спросил Ворвуд.

Это были особенные перчатки. Дофт знал, что они означают для того, о ком задан вопрос, но не подал вида.

– Веймит? – спокойно ответил он. – В ангаре вместе с остальными.

– Пошли туда, – деловито произнес Ворвуд. – Другим тоже будет полезно посмотреть.

В ангаре механики суетились вокруг кораблей. В стороне стояли пилоты, ожидающие, когда корабли будут готовы. Пираты смеялись над шутками одного из своих товарищей, который, живо размахивая руками, рассказывал какую-то веселую историю.

– Ну вот, он ей и говорит, – рассказывал пират, – давай, детка…

Но тут подошли Ворвуд и Дофт – пират почтительно замолчал.

– А, Веймит, – с приветливой улыбкой обратился к нему Ворвуд, – все народ веселишь?

– Да, – опустил глаза Веймит, – я тут рассказывал ребятам…

– Я слышал, ты всех веселишь, – снимая улыбку с лица, сказал Ворвуд, – и копов тоже.

– Ну, я… – пробормотал Веймит. – Просто, чтобы напугать их:

– Да-да, – кивнул Ворвуд, – и заранее обнаружил наше присутствие. Кто тебя просил лезть со своими шутками?! – вдруг взорвался он.

– Так ведь я…

– Для чего мы маскирующее поле ставили, – продолжал кричать Ворвуд, – если обнаруживать себя, когда они еще не видят?! Те два корабля только ушли! Потому что раньше времени узнали, что они здесь не одни.

Веймит испуганно смотрел на него.

– Шеф, но я же для устрашения, – пытался оправдываться пират. – И потом, мы ведь уже подлетали к ним.

– Н-да? – несколько спокойнее, но все же сурово произнес Ворвуд. – Ну, если уже подлетали, – помягчел он, – тогда ладно. Но смотри, чтоб это было в последний раз.

– Да что вы, шеф, – обрадовался Веймит. – Да я никогда. Вы ж меня знаете.

– Знаю, – кивнул Ворвуд. – Ладно, без обид?

– Конечно, – улыбался Веймит.

– Ну, держи, – тоже улыбаясь, Ворвуд протянул ему руку в кожаной перчатке.

– Я же… – с радостной улыбкой пожимая ее, сказал Веймит. И, вдруг замолчав, резко отдернул руку.

Испуг и недоумение отразились в глазах. Неожиданная боль внезапно обожгла его. Подняв руку, он увидел на своей ладони отметину, появившуюся после рукопожатия. Веймит с ужасом уставился на нее.

– Черная… метка… – только и успел произнести Веймит, прежде чем яд проник в кровь.

Пират замертво рухнул на пол.

– Да, это она, – усмехнувшись, ответил Ворвуд уже бездыханному трупу.


* * *


– Извините, сэр, – осторожно проговорил Гиббс, – но, по-моему, не так уж важно, сколько там пушек, и даже то, что они невидимы. У нас ведь есть квантовая гаубица, и мы можем… взорвать их изнутри.

Лепаж в ответ лишь недовольно нахмурился.

Впрочем, капитан был прав. Выстрел квантовой гаубицы разрушает межатомные связи, и в атакуемом объеме пространства материя действительно как бы взрывается изнутри. Но Лепаж с осторожностью относился к подобным экспериментам.

Когда галактика стала единым государством, военный флот был сильно сокращен – просто не с кем стало воевать и появилась возможность сэкономить на вооружении. И хотя армия все существовала, функция поддержания порядка в галактике полностью перешла к полиции. То есть галактическая полиция стала единственной реально действующей силой для устранения различного рода нарушений и конфликтов. Военный флот вызывали только в крайних и самых исключительных случаях. В основном, военные занимались очередными плановыми маневрами и были готовы в любой момент дать отпор какому-нибудь внегалактическому агрессору. Но таковых пока еще не появлялось.

Поскольку колониям в галактике не разрешалось иметь вооружение, полиция вполне справлялась со своим делом. А после появления квантовой гаубицы – тем более. Правда, она была довольно жестоким (опасным) оружием, и требовалась большая осторожность при использовании ее в населенных районах, чтобы не нанести вреда мирным жителям.

Именно по этой причине президент галактики долго не соглашался на просьбу Лепажа выделить для полиции квантовую гаубицу. И в конце концов ее все же удалось получить – в чем, надо сказать, помог вовремя подвернувшийся тогда и потрясший всю галактику случай с нападением пиратов на пассажирский лайнер, в котором по стечению обстоятельств летели сразу несколько богатейших людей галактики. Президент сурово предупредил Лепажа о том, что тот будет лично отчитываться за каждый выстрел гаубицы. И если вдруг его действия окажутся необоснованны… лучше тогда ему самому застрелиться из этой самой гаубицы.

Данный случай, пожалуй, не вызывал сомнений в необходимости ее применения. Достаточно просто выстрелить из гаубицы в маскирующее поле, и тогда вся материя перед ней превратится в атомную пыль, в том числе и пиратские пушки, будь они хоть трижды невидимы.

– Ладно, – вздохнул Лепаж. – Подождем, когда прибудет квантовая гаубица.


* * *


Организация называлась ГРУ – галактическое разведывательное управление. В его компетенцию входило отслеживание каких-либо научных разработок и открытий, которые можно использовать в военных целях. Шеф ГРУ Мердок, уже седеющий грузный мужчина, не раз спасавший галактику от разного рода неприятностей, узнал об НК-14 из сводки происшествий по галактике. Его заинтересовал этот случай, а точнее, маскирующее поле, упоминание о котором присутствовало в информации. Тем более что события только начинали разворачиваться и можно было вмешаться на ранней стадии. А вмешаться, пожалуй, стоило.

Похоже, это было своего рода продолжением одного старого дела. Тупые пираты не могли сами создать такое поле, им должен был помогать достаточно опытный специалист. Более того, способ создания такого поля до сих пор не был известен, существовали лишь теоретические разработки. В принципе, Мердок догадывался, кто мог быть этим специалистом.

Когда-то разработками в данной области занимался некий профессор Гинзл, разумеется, под самым пристальным наблюдением ГРУ и в режиме строжайшей секретности. Но вследствие неаккуратного обращения с денежными средствами Гинзл был отстранен от дел.

На самом деле, получив поначалу довольно успешные результаты, обладающий высоким самомнением профессор обиделся и, прихватив с собой выделенные на исследование деньги, попросту сбежал. Да, за такие штучки следовало отправить его на солонитовые рудники, но ему все-таки удалось скрыться.

После Гинзла эту тему поручали другим специалистам. Но, как выяснилось, обиженный профессор уничтожил всю необходимую информацию. Никто толком не знал, как именно он добивался тех или иных результатов. Гинзлу удавалось держать все в секрете – надо сказать, не без помощи, а точнее, даже благодаря ГРУ. В результате разработки в области создания поля до сих пор находились в зачаточном состоянии.

В действительности не слишком приятная история – фактически ГРУ попалось на своей же секретности. Но события в НК-14, похоже, давали возможность исправить ситуацию.

В общем, следовало предположить, что это именно Гинзл, сбежав от ГРУ, начал работать на пиратов, создал это поле в НК-14.

Хорошо, что полиция обнаружила эту пиратскую базу, а вместе с ней и маскирующее поле. Теперь остается только разбить пиратов и заполучить эту технологию. Но, разумеется, разбить их надо так, чтобы не уничтожить сам генератор поля, иначе секрет создания маскирующего поля опять может окажется утраченным для ГРУ.

В общем, необходимо вмешаться. Полиция пусть занимается своим делом, не мешало бы заодно и разыскать самого Гинзла, а ГРУ будет следить за соблюдением своих интересов.


* * *


– Квантовая гаубица на подходе, – сообщил помощник, глядя на экран сканера подпространства.

– Хорошо. Где там доктор Метью? – поинтересовался Лепаж.

– Он немного задерживается.

Неподалеку от крейсера вдруг сверкнула вспышка. Все невольно обратили на это внимание. И когда она погасла, рядом с полицейскими появился вышедший из подпространства гигантских размеров корабль. Это была квантовая гаубица – в десятки раз больше любого патрульного корабля боевая машина, на борту которой находилось оружие чудовищно разрушительной силы.

– Ну вот и квантовая гаубица, – не в силах удержаться, довольно произнес Гиббс. – Поджарим их… изнутри.

Лепаж только покачал головой, стараясь не обращать внимания на его слова. Тут вдруг раздался голос помощника:

– Сэр, шеф Мердок на связи.

– Мердок? – удивился Лепаж. – А ему-то что надо?

Звонок директора ГРУ не предвещал ничего хорошего. Лепаж подошел к пульту.

– Начальник галактической полиции на связи.

– Брось, Лепаж, – с легкой усмешкой произнес Мердок с экрана, – я знаю, кем ты работаешь.

– Очень рад, что ГРУ хорошо справляется со своими обязанностями, – без тени улыбки ответил Лепаж. – Все знать – это ваша работа.

– Ладно, обойдемся без колкостей, – насупился Мердок. – У меня к тебе дело. То, что происходит в НК-14, затрагивает государственные интересы, поэтому мы обязаны вмешаться.

– Правда? – удивился Лепаж.

– Как ты понимаешь, новейшие научные разработки, касающиеся военной техники, находятся в области государственных интересов.

– Как я понимаю, речь идет о маскирующем поле? – уточнил Лепаж.

– Совершенно верно, – кивнул Мердок. – Поэтому у меня просьба: не применять квантовую гаубицу.

– Вот как? – Лепаж поднял брови. Это было довольно странное и совершенно неожиданное заявление. – А что же нам применять? Может, прикажешь броситься в штыковую?

– Не нужно утрировать. Вы можете повредить генератор поля, нам нужна эта технология. Нам – это, значит, силам безопасности галактики.

– Хм, – покачал головой Лепаж.

Да, с этим сложно спорить. Хотя теперь становился понятно, что именно хочет директор ГРУ – ведь неизвестно, что может уничтожить выстрел гаубицы внутри маскирующего поля. Но таким образом Мердок хотел лишить полицию главной ударной силы.

– Как же я могу убрать это поле, не уничтожив генератор? – поинтересовался Лепаж.

– Думаю, на месте виднее, как лучше это сделать, – высокомерно ответил Мердок.

– Как лучше?! – вспылил начальник галактической полиции.

Нет, Мердок издевается. Похоже, ему совершенно нет дела ни до чего, кроме собственных интересов.

– Может, сами попробуете повоевать против невидимых пиратов и пушек? – недовольно произнес Лепаж. – Нет, без квантовой гаубицы нам тут не обойтись.

Но Мердок был настойчив. Впрочем, как и всегда, когда речь шла о безопасности галактики или о том, что могло ее укрепить.

– И все же я требую, чтобы вы не применяли квантовую гаубицу, – продолжал настаивать он.

– Вы не можете требовать, – с некоторой неприязнью ответил Лепаж, – полиция не подчиняется ГРУ.

– Да, но президенту ведь она подчиняется. Хотите, чтобы та же просьба исходила от президента? Пожалуй, он будет очень рад, что его отвлекают по таким вопросам.

Это была вечная история – ГРУ часто вмешивалось со своими наставлениями, не давая спокойно работать. Совершенно не хотелось потакать их капризам. Да и действительно гаубица была нужна.

– Вот как раз президент и будет недоволен, если я не разнесу в клочья эту пиратскую базу, – возражал Лепаж. – Помните, что он говорил? Оказывать всяческую помощь друг другу в борьбе с пиратами. Помощь, а не…

– Именно для помощи мы и высылаем к вам своего агента, – кивнул Мердок. – Постарайтесь не применять гаубицу хотя бы до его прибытия.

– Агента? – удивился Лепаж. – Какого еще агента?

– Просто в качестве наблюдателя. Вы не имеете права отказывать, когда идет речь о государственных интересах.

– Н-да? Ну, если государственные интересы… тогда, конечно. Но только в качестве наблюдателя.

Можно было бы бесконечно продолжать этот спор, но в конце концов все равно придется уступить – не очень-то повозражаешь против государственных интересов. В общем, как Лепажу не хотелось этого, но приходилось соглашаться. Все же ГРУ и полиция делали одно дело. Правда, совершенно с разных сторон.

– Вот и отлично, – улыбнулся Мердок. – Так вы не станете стрелять из гаубицы до его прибытия?

– Хорошо, мы подождем. Когда он прилетит?

– Он уже в пути.


* * *


Когда пришло сообщение, Нэд Ворвуд как раз собирался обедать на террасе своего особняка, расположенного в живописной бухте на берегу теплого моря третьей планеты НК-14. Легкий ветерок приятно ласкал кожу, солнечные лучи переливались на поверхности моря. Ворвуд поднес к губам бокал инзонийского вина, самого лучшего вина в галактике, специально привезенного для главаря пиратов, и, глядя на морскую поверхность, с удовольствием вдохнул приятный аромат редкого и очень дорогого напитка. В этот момент как раз и вбежал всклокоченный и крайне напуганный советник по финансовым вопросам.

– Все! Все! – останавливаясь перед Ворвудом, закричал он. – Они пригнали сюда квантовую гаубицу! Нам конец! Все! Дождались!

– Успокойся, Линк, – невозмутимо произнес Ворвуд. – Конечно, они привезли сюда гаубицу. Этого следовало ожидать – она у них есть, значит, копы захотят ею воспользоваться.

– Как успокойся?! – не переставал кричать Линк. – Это ведь квантовая гаубица!

– Ну и что? – улыбнулся Ворвуд. – Присядь-ка лучше, выпей вина. Где там, кстати, Рэнг?

– Он уже идет, – успокаиваясь, ответил Линк. – Я обогнал его по дороге.

– Вот это зря, – снова улыбнулся Ворвуд. – Не стоит тебе обгонять Рэнга в военных делах. А ему тебя – в финансовых.

Линк взял наполненный для него бокал.

– Я не понимаю, как ты можешь так спокойно сидеть и рассуждать, когда у тебя над головой висит квантовая гаубица?

– Тебе и не нужно понимать, – мягко ответил Ворвуд. – Делай хорошо свое дело, а другие дела предоставь хорошо делать другим, – он повернулся к вошедшему. – А вот и Рэнг. – Улыбаясь, Ворвуд обратился к главнокомандующему своей империи: – Наш друг Линк очень обеспокоен активностью галактической полиции в этом районе. Что мы можем предпринять, чтобы успокоить его?

Тот бросил мрачный взгляд на Линка.

– Успокоить конкретно его? – хмуро проговорил Рэнг. – Плевое дело.

Линк поперхнулся при этих словах и, поставив бокал, стал вытирать расплескавшееся вино с лица и одежды.

– Ну, не в этом смысле, – с укоряющей улыбкой произнес Ворвуд. – Я имею в виду, чтобы больше ничто не тревожило его покой и сон.

– Его сон будет настолько спокойным, – с той же мрачностью отозвался Рэнг, – что уже никто не сможет потревожить его.

Линк жалобно посмотрел на Ворвуда.

– Будет тебе пугать нашего финансового гения, – все улыбался тот. – Он и так достаточно напуган.

Но Рэнг был не настроен продолжать шутить.

– Ладно, Нэд, – переставая обращать внимание на Линка и переходя к делу, проговорил он. – Копы пригнали свою пукалку – действуем по намеченному плану?

– Да, – тоже становясь серьезным, кивнул Ворвуд. – Собирай всех – и вперед. Но скажи, чтоб не отвлекались на отдельные стычки. Цель – квантовая гаубица.

– Конечно, Нэд. Как договаривались.

– На нашей стороне внезапность, – сказал Ворвуд.

– И мать природа, – вспомнив слова старой пиратской песни, кивнул Рэнг.

– Точно! – улыбнулся в ответ Ворвуд.


* * *


Чет посадил корабль на некотором расстоянии от берега, как просила Пиона, чтобы не разрушать пляж.

– Аккурат на сигнал маяка энергии и осталось, – посмотрев на приборы, сказал он. Потом выключил двигатели и откинулся на спинку кресла. – Все, у меня отпуск.

– Гиббс тебе покажет отпуск, – Пиона включила маяк. – Думаю, недолго нам тут прохлаждаться.

Чет хитро посмотрел на нее.

– А может, не будем включать этот маяк? – с улыбкой проговорил он. – Тогда они нас ни за что не найдут.

Сигнал маяка был нужен, чтобы корабль, пришедший за ними через временной коридор, смог обнаружить их местонахождение. Иначе действительно, даже попав в это время, спасатели не смогут найти их в целой планетарной системе. Чет решил пошутить на эту тему.

Пиона смерила его надменным взглядом.

– И остаток жизни провести с тобой в этой глуши? Ну уж нет!

– А что, это неплохая мысль, детка, – улыбнулся Чет.

Пиона только фыркнула, потом протянула руку и открыла входной люк.

Шум прибоя донесся из открывшегося проема, легкий ветерок тронул кожу. Пиона выглянула наружу.

– А здесь неплохо, – щурясь в лучах утреннего солнца, сказала она и оглянулась на Чета. – Ты что, так и будешь сидеть?

Пиона сделала шаг и ступила на землю неизвестной планеты.

– Так и буду, – буркнул Чет. Но вместо этого поднялся с кресла и тоже пошел к выходу. – Смотри, чтоб тебя там не съел кто-нибудь, – стоя в корабле у люка, сказал он Пионе.

– Кто тут меня съест? – улыбалась она. – Здесь такой свежий воздух и мягкий песок!

Чет помедлил немного и тоже вышел наружу. Потом, оглядываясь по сторонам, сделал пару шагов.

– Да, с воздухом нам повезло, – деловито произнес он. – Вот если б мы застряли в НК-12 – там сплошной метан на планетах. А здесь ничего, – он шумно вдохнул свежий морской воздух, – жить можно.

– Пошли к морю, – радостно произнесла Пиона. – Хочу потрогать, какая вода.

– Двадцать пять градусов – ты же сама говорила.

– То были показания приборов, – обернувшись, она улыбнулась и побежала к воде.


* * *


Получив задание от Мердока лететь к НК-14 в качестве наблюдателя, Велк немедленно отправился выполнять приказ.

Вскоре его корабль вышел из подпространства между квантовой гаубицей и крейсером Лепажа. Новенький «БМВ» блистал свежей краской и изяществом форм. Велку было даже жаль выключать сверхмощный двигатель, работающий с таким приятным, еле слышным, мягким гулом. Он очень гордился своим недавним приобретением – суперсовременный «БМВ» последней модели, – такого еще не было почти ни у кого в галактике, их начали выпускать меньше месяца назад.

– Прибыл наблюдатель из ГРУ, – сообщил помощник Лепажу.

– Пусть подходит сюда, – отозвался тот и обратился к Гиббсу: – Ну, сейчас начнется – то нельзя, это нельзя.

– Он ведь просто наблюдатель, – пожал плечами Гиббс.

– Знаем мы таких наблюдателей, – проворчал Лепаж. – Приехал командовать нами и стращать карой небесной, если мы его не послушаем.

– Тогда… может, сразу скормить его пиратам?

Лепаж с одобрением посмотрел на него.

– Отличная мысль, Гиббс!

Капитан смущенно улыбнулся.

Вскоре появился Велк. Лепажу сразу не понравился этот щеголь в модном аккуратном костюме и с надменным, взирающим свысока взглядом. Велк представился и, пожав руку Лепажу и Гиббсу, спросил:

– Какие изменения произошли в обстановке, пока я летел?

– Никаких изменений, – стараясь не показывать неприязнь, ответил Лепаж. – Мы с Мердоком договорились, что подождем вас, чтобы произвести эти самые изменения.

Велк обратил на него холодный, ничего не выражающий взгляд и лишь из вежливости или просто по долгу службы продолжил разговор:

– Все-таки хотите использовать квантовую гаубицу?

– А вы можете предложить что-то другое?

– Пока не знаю, – с доводящей до бешенства интонацией университетского умника ответил Велк. – Но Мердок не советовал применять ее.

– Мердок тут не командует, – изо всех сил сдерживая себя, проговорил Лепаж и хитро посмотрел на Велка. – Впрочем, мы с удовольствием можем передать это дело ГРУ.

– Нет, – ничуть не смутившись, ответил тот, – уже поздно перепоручать это дело. Мы просто хотим предостеречь вас от опрометчивых действий. Сначала необходимо все хорошенько взвесить, чтобы нанести максимальный ущерб пиратам, не задев при этом государственных интересов. Вы меня понимаете?

– Понимаю, – кивнул Лепаж. – Что ж, здесь наши стремления совпадают – я тоже за то, чтобы хорошенько взвесить каждый шаг, прежде чем его сделать.

– Вот и отлично, – заметил Велк. – Давайте тогда и займемся делом. Времени, как я понимаю, у нас достаточно. Но надо успеть еще много обсудить.

– Совершенно верно.

– Итак, обрисуйте мне обстановку. Желательно все до мельчайших подробностей.

Не прошло и получаса, как Лепаж рассказал о происходящем, и Велк знал уже все до мельчайших подробностей.

– Значит, вам известно только то, что система напичкана пушками и прикрыта маскирующим полем, – сказал Велк, – по всей видимости, скрывающим большие силы пиратов.

– По всей видимости – это метко сказано, – иронично заметил Лепаж, показывая на пустой экран локатора.

Но Велк остался серьезным.

– Думаю, что стоит обратить внимание на одну деталь, – не замечая иронии, произнес он, – тип их кораблей.

– Тип кораблей? – пожал плечам Лепаж. – Это харнианские рыболовные траулеры, как их называют официально. Обычные корабли для пиратов. Фактически, они летают только на них.

– Да, – спокойно кивнул Велк. – Но здесь мы встретили сразу несколько десятков таких кораблей. А их ведь нельзя купить без специального разрешения. Я думаю, имеет смысл отправить запрос на Харниан, чтобы узнать, как такое количество их кораблей могло оказаться у пиратов.

– Хм, – задумчиво произнес Лепаж, понимая, куда он клонит.

Действительно, так называемые харнианские рыболовные траулеры создавались на базе военных истребителей. Точнее говоря, это и были легкие военные истребители. Но, как известно, охота на харнианских медуз – чертовски опасное занятие. Заниматься этим на других кораблях – просто самоубийство.

Лепаж сам когда-то присутствовал на совещании о предоставлении харнианским верфям лицензии на производство таких кораблей. Он не проголосовал ни «за», ни «против», решив воздержаться. Дело в том, что охота на медуз действительно опасна. До введения этих кораблей погибало чуть ли не два десятка охотников в месяц. Зато теперь получилось так» что харнианские истребители стали излюбленным типом кораблей у пиратов. Хотя за их продажей и велся строгий контроль, но все же они уходили на сторону – случалось и такое. В общем, Велк был прав. Одно дело, когда незаконным способом приобретаются один-два корабля, но несколько десятков… Это уже становится подозрительным.

– Да, пожалуй, вы правы, – проговорил Лепаж. – Таким образом, мы сможем выяснить, кто именно скрывается под этим маскирующим полем. Хорошо, я свяжусь с харнианским участком полиции.

Но он не успел сделать это.

– Пираты! – вдруг закричал помощник, глядя на экран локатора. – Пираты, сэр! Большая группа кораблей движется в нашу сторону.

Несколько десятков пиратских кораблей вышли из-под прикрытия маскирующего поля и на полной скорости летели к полицейским. Патрульные корабли открыли по ним огонь, но пираты не отвечали. Уклоняясь от выстрелов, они только летели вперед.

– Почему они не стреляют? – глядя на экран, непонимающе произнес Велк.

Лепаж не отрываясь следил за продвижением пиратов. Те, не сделав ни выстрела, подлетели к полицейским кораблям и, миновав их линию, проследовали дальше.

Действительно было странным, что пираты не стреляют. Судя по всему, их не интересовали патрульные корабли. У них явно была другая цель. Лепаж напряженно смотрел на экран, пытаясь понять, что задумали пираты. И тут вдруг догадка осенила его.

– Гаубица! – вскричал он. – Они летят к гаубице! Быстро! – крикнул он помощнику. – Передавай на гаубицу! Пусть уходит! Уходит!

– Она не успеет, – завороженно глядя на приближающуюся эскадру пиратов, проговорил Велк. – Гаубица слишком тяжела и медлительна.

– О черт! – глядя на экран, произнес Гиббс. – Черт! Все пропало!

Когда пираты оказались позади патрульных кораблей, те прекратили стрельбу – им нужно было развернуться, чтобы снова открыть огонь, на это требовалось некоторое время. И теперь пираты почти беспрепятственно летели дальше. Крейсера Лепажа и Гиббса, ставшие последней преградой перед гаубицей, тоже начали стрелять, но это были всего два, хотя и более мощных, корабля – увы, они не могли сдержать несколько десятков пиратов, рвущихся вперед. Минуя крейсера, они смогут подойти к гаубице на расстояние выстрела – тогда ее участь будет решена.

Конечно, стрелять из гаубицы нельзя – это слишком мощное и грубое оружие, вместе с пиратами полицейские тоже будут сметены ее огнем.

Патрульные корабли разворачивались, но теперь им требовалось набрать скорость, чтобы догнать пиратов. Они явно не успевали это сделать. Похоже, ничто уже не могло спасти квантовую гаубицу.

Лепаж, закусив губу, в бессилии смотрел на экран. Неужели гаубица будет потеряна, так и не сделав ни выстрела? Нет, не может быть! Но как?! Как спасти ее?!

И тут он увидел… Нет. Вспомнил! Он увидел транспортник с темпоральной установкой, неподвижно висящий в пространстве неподалеку от гаубицы.

– Транспортник! – вскрикнул Лепаж и, быстро протянув руку, лихорадочно нажал кнопку связи. – Транспортник! Вперед! – закричал он. – Выходи на позицию между гаубицей и пиратами! Быстрее!

– Они собьют меня, сэр! – ответил пилот транспортника. – Они собьют меня!

– Выводи корабль и катапультируйся! – прокричал Лепаж. – Давай!

Транспортник сдвинулся с места и, медленно набирая скорость, полетел вперед. Двигаясь наперерез пиратам, он остановился у них на пути. Пираты уже начали стрелять, подлетев достаточно близко, но транспортник, довольно большой корабль, вдруг появился перед ними и словно щитом почти закрыл собой гаубицу. К тому же рядом находился корабль Велка, оставленный им в безопасном, как он считал, месте.

Нападавшие стреляли изо всех орудий, но выстрелы не долетали до гаубицы, попадая в транспортник и корабль Велка. Пираты попытались облететь их, но такой маневр требовал времени. Корабль Велка и транспортник смогли продержаться под огнем всего несколько секунд и вскоре взорвались, Но этих секунд оказалось достаточно, чтобы патрульные корабли успели догнать пиратов и начать их обстреливать. Взрыв корабля Велка и транспортника тоже сыграл свою роль, на несколько секунд полностью затмив гаубицу. К тому же некоторые пиратские корабли, оказавшиеся слишком близко, были повреждены взрывом.

Теперь преимущество оказалось на стороне полицейских – они стреляли в спину пиратам, которым приходилось уворачиваться, чтобы не быть сбитыми. Патрульные корабли буквально в упор расстреливали их. И очень скоро, неся потери, пираты вынуждены были отступить. Они бросили гаубицу и, сделав большой вираж, вернулись в систему под прикрытие маскирующего поля.

– Они взорвали мой корабль! Они взорвали мой корабль! – кричал Велк, показывая на экран.

– Радуйтесь, что вы оказались здесь, а не там, – видя, что исход сражения решен, спокойно произнес Лепаж. – И скажите спасибо, что гаубица осталась цела.

– Какое спасибо?! – не унимался Велк. – Это был новый «БМВ»! Последняя модель!

– Ну, у вас же, наверное, есть страховка? – Лепаж с удовольствием наблюдал, как его молодцы загоняют пиратов обратно в систему.

– При чем здесь страховка? – горестно произнес Велк. – Это была последняя модель. Пока я снова смогу купить ее, на ней уже будет летать вся галактика.

– Что, перед девочками теперь покрасоваться не на чем? – усмехнулся Лепаж.

Велк выпучил глаза на него.

– Но, сэр, – вмешался Гиббс, – они взорвали транспортник с темпоральной установкой – как мы теперь вытащим наш корабль из времени?

– Это была не последняя темпоральная установка в галактике, – махнул рукой Лепаж. – Пригоним сюда еще. Кстати, – он прищурился, глядя на экран, и обнаружил маленькую точку – пилота, катапультировавшегося с транспортника, – передай, чтобы кто-нибудь подобрал пилота, – сказал он помощнику. – И напомни потом, чтобы я представил его к награде – парень неплохо сделал свое дело.

– Последняя модель, – сокрушался Велк. – Ни царапины. И двух недель не пролетал.

– Что там с гаубицей? – не обращая на него внимания, спросил Лепаж.

– Все в порядке, сэр, – ответил помощник. – Несколько выстрелов попали в нее, но повреждения незначительны – гаубица на ходу.

– Что? – встрепенулся Велк. – Гаубица на ходу?

– А согласитесь, это была дерзкая вылазка, – обратился к нему Лепаж. – Отчаянный ход. Похоже, пиратов сильно напугало появление гаубицы.

– К черту отчаянный ход! – с горящими глазами произнес Велк. – Если гаубица на ходу, давайте использовать ее.

Лепаж поднял брови.

– Что ж, я согласен, – несколько удивленно ответил он. – Но как же указания вашего шефа?

– Это не противоречит указаниям Мердока, – возбужденно произнес Велк. – Он же требует сохранения генератора поля – так?

– Да.

– Вы говорите, что пробовали зайти с другой стороны системы? – обратился он к Гиббсу.

– Да, – ответил тот.

– И там тоже было маскирующее поле?

– Было, – кивнул Гиббс.

– Вот! – Велк многозначительно поднял указательный палец. – Это означает, что либо генератор поля где-то в центре системы, либо он не один. Так или иначе, если мы ударим с этой стороны, то хотя бы один генератор не будет задет. Гаубица стреляет не на такое уж большое расстояние. По-моему, даже до орбиты следующей планеты не достанет, да?

– Хм, – Лепаж покачал головой, – дельная мысль. Значит, вы даете согласие на использование квантовой гаубицы?

– Согласие?! – неожиданно вскричал Велк. – Да я сам нажму на курок, черт побери!

– Ну, это, пожалуй, вам не удастся, – проговорил Лепаж. – Но…

Он подошел к пульту и включил связь.

– Боб, слышишь меня?

– Да, – ответил канонир квантовой гаубицы, – слышу вас, сэр. Есть указания?

– Есть, – кивнул Лепаж. – Пришло время для твоей крошки. Заводи мотор и выдвигайся к орбите последней планеты.

– Йо-хо! – послышался радостный возглас канонира. – Наконец-то! Моя детка застоялась без дела.

– Подойдешь к системе, пали в сторону звезды, – продолжил Лепаж. – Чтоб им тошно стало!

– Взорвем их изнутри, – негромко произнес за его спиной Гиббс.

– Да! – с радостной улыбкой обернулся к нему Велк. – Взорвем их изнутри!


* * *


– Ну все! – Ворвуд ударил кулаком по столу и зло посмотрел на изображение Рэнга на экране. – Почему ты не разбил ее?!

– Там был транспортник, – невозмутимо ответил Рэнг, сидящий в своем корабле. – Они использовали его как щит. Мы не могли подобраться к гаубице.

– Рэнг! – сверкал глазами Ворвуд. – Если бы это был не ты, давно бы уже пошел на растопку атомных двигателей. Но учти, еще один такой промах, и я не посмотрю…

Ворвуд замолчал, понимая, что его слова не доходят до Рэнга. Ладно, он сделал все, что можно, Ворвуд не сомневался в этом. И если уж это не удалось Рэнгу, значит, это было вообще невозможно.

Неудавшаяся попытка уничтожения гаубицы стоила пиратам потери еще восьми кораблей. Скорей всего Ворвуд согласился бы отдать и десять, и пятнадцать – пожалуй, вполне равноценный обмен: пятнадцать кораблей за квантовую гаубицу, – но гаубица так и не была уничтожена, а пираты лишились восьми истребителей. Конечно, это была довольно жестокая атака – иначе атаковать гаубицу просто бесполезно, – и потерять восемь кораблей еще не так уж много, да и вообще – война есть война.

Ворвуд следил за экраном локатора. Гаубица, стронувшись с места, медленно направилась к пушкам.

Но ничего, пусть только копы сунутся внутрь системы. Вот тогда пираты окажутся в тире, потому что они невидимы внутри маскирующего поля, а у полицейских кораблей нет активизаторов невидимости.

Хотя не хотелось бы терять периферийные пушки в огне этой чертовой гаубицы, но ничего не поделаешь, придется чем-то жертвовать.

– Ладно, Рэнг, – недовольно проговорил Ворвуд, – похоже, копы собираются стрелять из своей пукалки. Выводи всех из того района.

– Хорошо, Нэд.

– Думаю, что незачем это делать, – вдруг раздался голос в кабинете главаря пиратов.

Ворвуд резко обернулся к двери, откуда донеслись эти слова. На пороге стоял профессор Гинзл.

– Что? – несколько удивленно переспросил Ворвуд, подумав, что при таком неожиданном появлении профессора не хватает только запаха серы.

– Они не станут стрелять в нас из гаубицы, – со спокойной уверенностью произнес Гинзл. – Можете передать это на наши корабли.


* * *


Махина квантовой гаубицы медленно развернулась и двинулась к орбите последней планеты НК-14. Патрульные корабли расступились перед ней и нацелились на пространство внутри системы на тот случай, если пираты вдруг предпримут еще одну попытку уничтожения гаубицы. Но это было маловероятно – скорее всего они сейчас стараются как можно быстрее удалиться от выстрела самого мощного оружия в галактике. Не набирая слишком большую скорость, гаубица медленно вышла на позицию и остановилась у границы планетарной системы. Все было готово к выстрелу. Даже маскирующее поле не могло спасти пиратов от всеуничтожающего смертоносного оружия.

– Я готов, сэр, – передал канонир квантовой гаубицы на крейсер Лепажа. – Могу показать им, как скучно атомам друг без друга.

– Давай, Боб, – отозвался Лепаж. – Огонь!

И вдруг маленькое солнце вспыхнуло позади крейсера начальника полиции – корабль вышел из подпространства. И почти сразу в эфире раздался встревоженный голос:

– Нет! Стойте! Я запрещаю вам стрелять из квантовой гаубицы! Говорит доктор Метью. Не стреляйте из гаубицы!

– Боб, стой, – тут же среагировал Лепаж. – Доктор Метью, в чем дело?

– Я расскажу, когда подойду к вам, – быстро проговорил Метью. – Отзовите гаубицу! Нельзя стрелять из квантовой гаубицы, сэр!

– Хм. Боб, давай назад, – недовольно произнес Лепаж. – Подожди, пока все выяснится.

– Я не могу ждать! – раздался голос канонира. – Я уже активизировал инжектор. Накопители полны доверху!

– Метью! – прорычал Лепаж. – Что вам в голову взбрело?

– Не стреляйте в систему, сэр, – ответил Метью. – Выстрелите в другую сторону.

– Ммм… – Лепаж понимал, что времени на размышления нет. – Ладно, Боб, делай, как он говорит.

– Есть, сэр.

Квантовая гаубица начала разворачиваться, стараясь делать это так быстро, как только могла, но на самом деле получалось медленно.

– Всем покинуть квадрат 14–10, – передал Лепаж на корабли. – Повторяю! Всем покинуть квадрат 14–10!

Гаубица наконец развернулась.

– Все, времени больше нет! – выкрикнул канонир.

– Давай, Боб, пли! – ответил Лепаж.

Почти сразу после его слов огромное тело квантовой гаубицы содрогнулось и исторгло из себя нечто невидимое для глаз, но пожирающее свет, И тогда пространство перед ней вспыхнуло разноцветными всполохами, мгновенно затмившими звезды. Выстрел гаубицы пришелся на квадрат 14–10, все успели уйти оттуда, и лишь пустота подверглась разрушительной силе. Разноцветные всполохи, немного померцав, становились все бледнее, пока совсем не угасли. Звезды опять стали видны в пространстве квадрата 14–10.

– Так, – когда все кончилось, мрачно произнес Лепаж. – Боб, отправляйся назад. Доктор Метью, поднимайтесь ко мне на борт.


* * *


– Гинзл, почему вы решили, что они не будут стрелять в нас из гаубицы? – глядя на профессора, спросил Ворвуд.

– Я просто сложил два и два, – садясь в кресло и беря сигару из коробочки на столе Ворвуда, высокомерно ответил Гинзл, – и получил четыре.

– Хм… Что это значит? – раздраженно нахмурился Ворвуд.

– Все просто, – улыбнувшись, ответил Гинзл, потом взял стоявшую на столе золотую зажигалку и не спеша прикурил сигару. Ворвуд, сжав зубы, наблюдал за его действиями. – Помните тот первый корабль? – наконец продолжил Гинзл.

– Ну, – Ворвуд кивнул.

– Он послал сообщение, когда мы напали на него, – крутя в пальцах сигару, медленно говорил профессор. – Но это была не единственная передача. За этим сообщением последовал другой сигнал, уже после того, как корабль исчез.

– Какой еще сигнал?

– Это был кодированный импульс через подпространство, – нравоучительно пояснил Гинзл. – Вы думали, что сбили тот корабль?

– Да. Ребята говорили, что попали в него перед тем, как он хотел совершить прыжок.

– Нет, – усмехнулся Гинзл, – корабль не был сбит. Хотя то, что они попали в него, – это правда.

– Гинзл, хватит тянуть, – не выдержал Ворвуд. – Говорите толком, в чем дело?

– Корабль был поврежден, когда уже начал делать субсветовой прыжок, – высокомерно ответил Гинзл, – и поэтому он прыгнул во времени, а не в пространстве. Я понял это по сигналу, который последовал после этого и был отправлен через подпространство. Так что в нашем пространстве гости, правда, не в нашем времени.

– Что? – Ворвуд начинал понимать, о чем говорит профессор. – Хотите сказать, что тот корабль еще жив и болтается где-то здесь… но в другом времени?

– Да.

– Хм, – Ворвуд задумался. – Но это точно? Как мы можем проверить это?

Гинзл развел руками.

– Никак. Но помните, что сделали полицейские, как только пришли сюда?

– Что они сделали? – нахмурился Ворвуд.

– Они попытались провести в систему транспортник. Как вы считаете, что в нем было?

– Не знаю, – раздраженно ответил Ворвуд. – Откуда мне знать?

– Уж, конечно, не бесплатные завтраки для копов, – усмехнулся Гинзл. – Там была темпоральная установка. Они привезли ее, чтобы вытащить свой корабль.

– Н-да? – Ворвуд размышлял над его словами. – Вы уверены в этом?

– Я только сопоставляю факты, – пожал плечами Гинзл, – и делаю выводы. То, что они не стали стрелять в нас из гаубицы, также подтверждает мою версию. По идее, они должны теперь пригнать сюда другой транспортник с темпоральной установкой.

– Да? Что ж, – хмурился Ворвуд. – Но… Но какая связь между этим провалившимся кораблем и тем, что они не стреляют в нас из гаубицы? Я не понимаю.

– Хм, – добродушно улыбнулся Гинзл.


* * *


– Метью! В чем дело? – накинулся Лепаж на доктора, когда тот появился на его крейсере.

– Здравствуйте, сэр, – смущенно произнес в ответ Метью и посмотрел на Велка и Гиббса.

– А? Да, конечно, – пробормотал Лепаж. – Знакомьтесь – это доктор Метью, наш эксперт по научным вопросам, это Велк, наблюдатель из ГРУ, а это Гиббс, капитан местного участка полиции.

– Очень приятно, – Метью подошел и пожал руку Велку и Гиббсу.

– Док, так в чем дело? – нетерпеливо прервал церемонию Лепаж. – Почему вы считаете, что нельзя стрелять из квантовой гаубицы?

– Насколько я понимаю, в этом месте патрульный корабль провалился во времени? – проговорил Метью.

– Да.

– Значит, – продолжил Метью, – пока еще существует временной коридор, который позволит вернуть его обратно при наличии темпоральной установки.

– Ну, ну, – подгоняя его, кивнул Лепаж.

– Конечно, через какое-то время из-за вращения галактики этот коридор закроется сам, – сказал Метью. – Но выстрел квантовой гаубицы закроет его немедленно.

– Что? – расширил глаза Лепаж.

– Как? – удивился Велк.

Гиббс только шумно выдохнул в ответ на это сообщение.

– Да, – кивнул Метью. – Выстрел квантовой гаубицы вызывает сильные возмущения в пространстве, следствием которых будет закрытие временного коридора. И тогда мы уже не сможем вернуть наш корабль. Видимо, просто все предыдущие случаи, когда корабли проваливались во времени, не требовали присутствия гаубицы, и поэтому вам неизвестно, что такое сочетание может привести к фатальным последствиям.

– Хм… Вот, значит, как, – Лепаж задумчиво посмотрел на Метью. – Но это означает, что мы не можем применять квантовую гаубицу.

– По крайней мере, не там, где исчез корабль, – ответил он.

– Да? Но… но сейчас ведь мы стреляли из гаубицы и это не закрыло коридор?

– Думаю, что нет. Выстрел был сделан совсем в другом направлении и достаточно далеко от того места.

– Выходит, – Лепаж бросил взгляд на Велка и Гиббса, – мы безоружны и остались без квантовой гаубицы?


* * *


– Выходит, они остались без квантовой гаубицы? – радостно восклицал Ворвуд. – Профессор, да я готов расцеловать вас за такое известие! – и привстал, словно действительна собираясь сделать это.

– Не надо, – чуть испуганно отстранился Гинзл. – Вы лучше подумайте, как использовать то, что у нас теперь есть заложники.

На самом деле Ворвуд просто пошутил.

– Ну, нельзя сказать, что они у нас есть, – снова садясь в кресло, произнес он. – Но, пожалуй, это лучше, чем ничего. Так на сколько, вы говорите, тот корабль провалился во времени?

– Я не знаю, на сколько, – ответил Гинзл, – мне не удалось расшифровать кодированный сигнал. Но одно я знаю наверняка, – он сделал паузу. – Чтобы послать сигнал через подпространство, кораблю потребовалось огромное количество энергии, которой, я думаю, не осталось у них даже на систему регенерации. – Поэтому он был вынужден совершить посадку и сейчас находится на одной из планет… вернее, не сейчас, а…

– Понятно-понятно, – кивнул Ворвуд. – А, предположительно, как далеко они могли уйти во времени?

Гинзл развел руками.

– Никаких предположений. От нескольких сотен до нескольких тысяч лет. А возможно, и десятков тысяч – полицейские патрульные корабли имеют достаточно мощный субсветовой генератор.

– Да? А если узнать, в каком они времени, мы сможем достать их оттуда?

– К сожалению, у нас нет темпоральной установки, – протянул Гинзл. – Но, в принципе, я могу собрать ее – это несложно. Только как мы узнаем, где они… когда? Время должно быть известно с точностью до одного дня, чтобы отправленный за ними корабль мог забрать их. Иначе, если проверять каждый день на отрезке в сотню тысяч лет… на это как раз и уйдет сотня тысяч лет.

– Угу, – Ворвуд задумался. – Жалко упускать такой шанс. Иметь заложников полицейских – это было бы здорово. Тем более что они где-то здесь, у нас под носом. – Он думал. – Нет, обидно. И ведь сблефовать не удастся – копы обязательно потребуют, чтобы мы дали поговорить с их товарищами. Так что нужно, чтобы они действительно были здесь.

– Они здесь, – с усмешкой кивнул, Гинзл. – Вот только когда?

– Да-да, понятно, – Ворвуд посмотрел на него. – Ладно, профессор, займитесь пока темпоральной установкой, а я попробую как-нибудь узнать, где они… когда.


* * *


Подбежав к морю, Пиона окунула руки в воду.

– Она теплая! – радостно воскликнула она. – И мягкая.

Чет сурово посмотрел на воду.

– Какая еще мягкая? – хмурясь, проговорил он. – Обычная вода.

Стоя позади Пионы, он все время оглядывался в поисках какой-нибудь опасности. Но вокруг были только песок пляжа, скалы по краям бухты да солнце в небе.

– Что ты понимаешь! – произнесла Пиона. – Это девственно чистая, не испорченная никакими отходами цивилизации вода. В наше время такой просто не найти.

– Почему это не найти? Здесь же, на этом же месте, – планета ведь еще не заселена. Так что и в наше время здесь нет никакой цивилизации.

– Все равно, – капризно ответила Пиона. – Тут ведь уже побывала исследовательская группа, небось набросали везде консервных банок.

– Они были не первыми, – улыбнулся Чет. – Мы будем первыми, кто бросит на этой планете консервную банку, – гордо произнес он.

– Ну уж нет! – возмутилась Пиона. – Весь мусор будем убирать только в аннигилятор на корабле.

– Вот ты и будешь убирать. Хотя, – с сомнением проговорил Чет, – на аннигилятор все равно нет энергии.

– На него много не нужно. Кстати, ты включил солнечные батареи?

Он обескураженно посмотрел на нее.

– Забыл.

– Вот олух! Иди быстрее включай. А то останешься без обеда.

– Сама останешься без обеда, – пробурчал Чет и нехотя пошел к кораблю.

Зайдя в рубку, Чет включил солнечные батареи. Они могли обеспечить энергией электронные системы корабля. Правда, чтобы зарядиться до нужного уровня, потребуется несколько часов. Но даже в этом случае они не смогут взлететь. Но все же заряженные батареи означали горячий обед да и освещение вокруг корабля, а когда стемнеет, это будет нелишним.

Чет решил сделать кофе. Пока грелась вода, пришлось отключить маяк – энергии хватало только на что-нибудь одно. Ладно. Потом он снова включил маяк и, взяв две чашки с горячим кофе, вышел наружу.

Пиона сидела у воды на песке, подставив лицо солнцу и закрыв глаза. Чет подошел и сел рядом. Дал ей кофе. Пиона посмотрела на чашку в его руках.

– Не боишься, что сейчас прилетят пираты и сделают тебе еще одну пробоину? – с улыбкой спросила она.

– Какие пираты? – глядя на воду, сказал Чет. – Человечество еще в каменном веке или вообще нет никакого человечества – обезьяны одни.

– Ладно, не обижайся, – проговорила Пиона. – Просто шучу.

– Я понимаю.

– Спасибо за кофе.

– Не за что, – ответил Чет. Его внимание привлекла скала, выступающая из воды и очень похожая на птицу.


* * *


Ворвуд сидел на террасе своего особняка и, глядя на скалу в виде птицы, выступающую из воды недалеко от берега, размышлял над словами Гинзла. Да, этот провалившийся во времени полицейский корабль представляет собой довольно лакомый кусочек. Но как же узнать, где находятся эти копы, вернее, в каком они времени? Он вызвал к себе Линка, у которого были кое-какие связи в полиции.

– Вот это да! – расширил глаза Линк, когда Ворвуд рассказал ему о провалившемся корабле. – Но это же здорово! Если мы сможем заполучить этих копов…

– Как раз для этого я тебя и вызвал, – прервал его Ворвуд. – Нам нужно узнать содержание кодированного сигнала, который они послали своим. Сможешь как-то проделать это?

– Хм… – Линк задумался. – Не знаю. Скорее всего об этом мало кому известно.

– Нам хватит одного.

– Так, – размышлял вслух Линк, – дежурный, принявший сигнал, пожалуй, не знает содержания – он просто передал его шифровальщикам. Один из них, расшифровавший сигнал, знает, что там. Капитану участка наверняка известно содержание сигнала и… – Линк улыбнулся. – Я думаю, маэстро квантовой гаубицы Лепаж тоже в курсе.

– Лепажа пока оставим в покое, – без тени улыбки произнес Ворвуд. – А вот шифровальщик мне интересен. Займешься им?

Линк кивнул головой.

– В участке, как правило, два шифровальщика – нужно сначала узнать, кто из них занимался именно этим сигналом.

– Бери обоих – не ошибешься.

– Нет, тут нельзя перебарщивать. Если они вдруг не захотят взять деньги, придется применить другие методы. А пропажа сразу двух шифровальщиков может вызвать подозрение.

– Ну, я думаю, ты найдешь выход?

– Возможно, – проговорил Линк. – Есть у меня кое-какие связи в местном участке, может, и удастся узнать, кто был на дежурстве в тот момент. Но мне понадобятся несколько громил Рэнга.

– Конечно, – улыбнулся Ворвуд, – бери сколько хочешь.


* * *


Квантовая гаубица медленно отходила от системы пиратов, занимая прежнюю позицию позади полицейских кораблей. Теперь гаубица уже не выглядела грозным оружием, а казалась бесполезной грудой железа. Пожалуй, впервые она оказалась не у дел. Повезло этим пиратам. Да и Мердоку заодно.

По словам доктора Метью, ее нельзя применять только в этом месте, но в других частях системы нет никаких ограничений для ее использования. Что ж, пираты, похоже, все-таки получат свое, нужно только атаковать их с другой стороны. Правда, остается еще маскирующее поле. Ну, разобьем мы гаубицей внешние пушки, а что дальше? Заходить внутрь системы, чтобы быть атакованными со всех сторон невидимыми пиратскими кораблями? Не слишком радостная перспектива. Надо же, как все нескладно! Нужно вытащить провалившийся корабль, но нельзя стрелять из гаубицы; можно разбить внешние пушки, но нельзя заходить внутрь системы – что за напасть?

Ладно. Лепаж отдал приказание помощнику, чтобы тот вызвал из главного управления полиции еще тридцать патрульных кораблей – недавнее нападение пиратов показало, что имеющихся у НК-14 сил недостаточно, – а заодно и транспортник с темпоральной установкой. Потом подумал немного и добавил, чтобы прислали еще один транспортник с бомбами на борту. Нужно было как-то справляться с пушками, не дающими вытащить корабль из времени. И ракеты здесь не подходили – их не удастся навести на невидимую цель, да и пушки собьют их на подходе. Но бомбы, пожалуй, будут в самый раз. Хотя гаубицей это было бы гораздо проще и эффективнее. Ну да ладно.

Отдав все распоряжения, Лепаж обратился к Метью:

– Док, так что вы думаете об этом маскирующем поле?

Пожалуй, доктор Метью сейчас представлял собой довольно грозную силу, не хуже квантовой гаубицы, – он мог нейтрализовать маскирующее поле и тем самым обеспечить полицейским благоприятные условия для атаки. А убрать невидимость – почти то же самое, что получить победу, дальше уже дело техники… боевой техники галактической полиции.

Метью насупился и опустил взгляд.

– Ну, это совершенно новая технология, – словно извиняясь, произнес он, – и мне ничего неизвестно об этом.

Похоже, доктор чувствовал себя виноватым, потому что именно из-за маскирующего поля его и вызвали сюда, а как раз в этом он не мог помочь. К тому же с его легкой руки полиция лишилась квантовой гаубицы. Конечно, это была не его вина, но все же.

– Понятно, – кивнул начальник галактической полиции.

В принципе, Лепаж даже ожидал нечто подобное. Маскирующее поле – это ведь действительно нечто новое, и доктору нужна информация, чтобы разобраться с ним. А информацию эту можно получить у…

Лепаж повернулся к Велку.

– Эти исследования проводились под наблюдением вашего управления, и, значит, у вас должны быть все материалы.

Велк тяжело вздохнул и сказал:

– Да, мы предполагали, что это понадобится, и Мердок передал мне все имеющиеся у нас материалы по маскирующему полю. Но, – он сурово посмотрел на Метью, – вы должны понимать, что это секретная информация.

– Конечно-конечно, – проговорил Метью.

– Хорошо, – недовольно произнес Велк и вынул из кармана электронный блокнот, – я предоставлю вам эти материалы. Но вы сможете работать с ними только в моем присутствии и, когда выйдете отсюда, забудете все, что узнали.

Лепаж чуть усмехнулся на его слова.

– Ну разумеется. Все это без проблем, – повторил напуганный Метью.

– Надеюсь, что вы справитесь со своей задачей, – передавая ему блокнот, добавил Велк. – Иначе… – он не закончил, лишь сурово нахмурил брови, намекая, что у доктора могут быть неприятности, если он не оправдает доверие ГРУ.

Лепаж с усмешкой наблюдал за ними, и когда Метью, усевшись в кресло в углу, сосредоточенно сгорбился над блокнотом, сказал:

– Ладно. А мы пока займемся харнианскими верфями.


* * *


Система звезды Харниан обладала одной особенностью – это было единственное в галактике место, где обитали огромные и очень опасные твари, живущие в космосе.

Когда-то давно в системе Харниана было на планету больше. Но еще задолго до прилета сюда людей одна из планет взорвалась. Ученые выдвигали множество версий, пытаясь объяснить причину этого события, и каждая из них была в той или иной степени правдоподобна. Но, так или иначе, на планете существовала жизнь. А когда произошла катастрофа, погибло все живое, обитавшее там. Кроме одного…

Лишь одна форма жизни смогла выжить в безвоздушном пространстве и, мутировав под воздействием космических лучей, приспособиться к обитанию в космосе. Это были существа размером с небоскреб и по виду напоминающие медуз, они употребляли в пищу металл и обитали, в основном, в поясе астероидов среди обломков, бывших когда-то их родной планетой.

Безусловно, факт существования такой формы жизни вызвал огромный интерес у ученых всей галактики. Но особенности физиологии харнианских медуз довелось узнать отнюдь не в лаборатории.

Как оказалось, они обладают внешним пищеварением. По крайней мере, пять из десяти щупалец медузы содержат плазменные железы, помогающие ей подготавливать пищу к употреблению. Медуза выстреливает плазму из щупальцев, направляя ее на содержащий металл объект, и, таким образом, сначала переваривает его, а затем уже отправляет в пасть. Космические корабли, состоящие из металла, представляют для медуз довольно лакомые кусочки.

В свое время в правительстве шли серьезные споры, стоит ли вообще заселять систему Харниана. Медузы представляли достаточно серьезную опасность. И хотя они были довольно медлительны и почти никогда не отдалялись от пояса астероидов, кораблю, встретившему такую медузу, редко удавалось уйти от ее щупалец. Медузам было очень сложно найти пропитание в безвоздушном пространстве, и они яростно дрались за каждый пролетающий мимо кусок металла.

Но в конце концов именно медузы и послужили главной причиной заселения и расцвета экономики Харниана. Было обнаружено, что тело медузы содержит множество редких, крайне дорогих элементов, а уж плазменные железы – вообще шли на вес золота. И поэтому на одной из планет сначала образовался лагерь охотников, который постепенно превратился в город, а со временем была заселена и вся планета. Обитатели ее занимались переработкой харнианских медуз.

Да, охота на медуз – крайне опасное занятие, и одно время ее хотели вообще запретить. Но такой запрет лишил бы галактику ценного сырья, к тому же это дело самих жителей планеты.

Галактическая полиция, разумеется, уделяла самое пристальное внимание системе Харниан, где нередко проводились различного рода махинации: незаконный отстрел, подпольная переработка медуз (без уплаты соответствующего налога) или контрабандный вывоз готового продукта. А после того как харнианские верфи начали выпуск специальных охотничьих кораблей, бывших по сути легкими военными истребителями, у полиции хлопот прибавилось.

Каждый, кто хотел купить такой корабль, должен был предъявить специальное разрешение, которое выдавалось только охотникам, имеющим регистрацию и лицензию. Но такой порядок все равно нарушался – корабли уходили налево. На самих верфях почти невозможно было незаконно приобрести корабль – все находилось под строгим контролем. Некоторые пытались подделывать разрешения, некоторые покупали корабль по частям, чтобы потом собрать его где-нибудь в другом месте, но все это удавалось довольно редко. Зато легко можно было просто перекупить корабль. Когда охотник возвращается в спасательной шлюпке, уже невозможно проверить, что произошло с кораблем – то ли его съела медуза, то ли пираты перекупили по дороге.

Полиция, конечно, пыталась взять под контроль этот процесс. Но ведь за каждым охотником не уследишь. А вешать в пространстве какие-нибудь следящие станции было бесполезно… Они просто шли на закуску медузам.

Поэтому, когда капитан местного участка полиции Дирк получил от Лепажа указание выяснить, кто мог перекупить большую партию кораблей, это вызвало у него уже привычную головную боль.

Дирк вызвал помощника в свой кабинет и изложил суть проблемы.

– Лепаж дал на выяснение всего несколько часов, – добавил он. – Так что у нас мало времени, нужно что-то решать.

– Не знаю, сэр, – проговорил помощник. – Вряд ли это связано с верфями. Там у нас все под контролем. Возможно, и бывают какие-нибудь упущения, но не на несколько десятков кораблей – это уж точно.

Дирк хмуро кивнул.

– Значит, это охотники, – проворчал он. – Сколько раз я уже предлагал ввести лимит на продажу кораблей каждому охотнику.

– Но, сэр, лимит не вводится из гуманных соображений, – возразил помощник. – Пусть лучше охотник уйдет на спасательной шлюпке. А если он будет знать, что этот корабль у него последний, то может погибнуть, не желая потерять его.

– Какая нежная забота о бедных охотниках, – издевательски произнес Дирк. – Да у них денег столько, что каждый может купить себе целую флотилию. Хорошо хоть нельзя иметь сразу два корабля, а то бы…

– Все же медузы очень опасные твари, – осторожно заметил помощник. – Да и страховка на охотничьи корабли крайне мала – они гибнут слишком часто.

– Гибнут ли? – усмехнулся Дирк. – На деньги от перепродажи охотник может купить себе два, а то и три корабля. Да еще страховку впридачу получит. Некоторые, наверно, вообще живут тем, что просто перепродают корабли, и все.

– Вряд ли, сэр. Охотник, который слишком долго не привозит ни одной медузы, теряет лицензию.

– А откуда вы знаете, где он берет эту якобы им убитую медузу? Может, просто покупает ее у другого охотника.

– Ну, – помощник развел руками, – тут уж мы ничего не можем поделать.

– Вот именно, – кивнул Дирк. – Лучше быть простым полицейским где-нибудь в другой системе, чем капитаном участка на Харниане. – Дирк какое-то время молчал, грустно глядя перед собой. – Ладно, – заканчивая сетовать на свою долю и переходя к делу, сказал он, – кто у нас чемпион по терянию кораблей?

Помощник раскрыл папку, которую принес с собой.

– Есть несколько охотников, которые явно лидируют в этом вопросе, – перебирая бумаги, проговорил он. – Но бесспорный чемпион, конечно, Тарн.

– Тарн? – нахмурился Дирк. – Знаю я этого прохиндея. А ну-ка, тащите его сюда.

– Невозможно, сэр, – ответил помощник. – По моим сведениям, Тарн сегодня утром вылетел на охоту. Придется подождать, пока он вернется.

– Подождать?! – раздраженно произнес Дирк. – Он, может, еще три дня не вернется. Лепаж мне голову снимет. Давай, посылай патрульные корабли за этим Тарном.

– Но, сэр. Он ведь в районе медуз, – напомнил помощник.

– Я знаю, что на медуз охотятся в районе медуз, – огрызнулся Дирк. – Посылай корабли! А кто не захочет лететь – пусть кладет значок на стол.


* * *


Корабль Тарна на самой малой скорости летел вдоль пояса астероидов. На локаторе было пусто. Тарн искал медузу. Скучая, он курил сигарету и поглядывал на экран. Жаль, что на большом расстоянии медузу невозможно отличить от астероида – только вблизи начинают угадываться более точные очертания. Он вылетел не так уж давно, поэтому пока шел процесс поиска. А вот однажды был у него случай, когда пришлось потратить почти два дня, прежде чем…

Компьютер, настроенный на поиск медуз, вдруг подал сигнал.

– Ага, – улыбнулся Тарн, глядя на экран, где замаячила точка, обозначающая медузу. – Вот ты где.

Он затушил сигарету и, взявшись за штурвал, прибавил скорость. Подлетев ближе, он смог оценить размеры медузы. Да, это был довольно крупный экземпляр, больше среднего.

– Привет, крошка, – с улыбкой проговорил Тарн.

Похоже, это была уже немолодая особь, что означало большее количество плазменных желез – возможно, даже во всех десяти щупальцах, хотя такое случалось довольно редко. С одной стороны, хорошо, когда попадается медуза с большим количеством дорогих плазменных желез, но с другой… Ее ведь нужно сначала убить.

– Ладно, сейчас посмотрим, что там у тебя, – пробормотал Тарн и хотел направить корабль к медузе. Как вдруг заметил еще пару движущихся точек на экране локатора.

Нет, это были не медузы, это были летящие к нему корабли.

– Конкуренты? – удивился Тарн. – Хм. Конкуренты нам не нужны.

Очень часто случалось, что охотники отбирали медуз друг у друга, и поэтому появление других кораблей могло означать только одно – маленькую скоротечную войну. В общем, умри, а свою медузу не отдавай. Потому что если один раз отдашь, так и повадятся забирать твою добычу. Кому охота воевать с медузой? Лучше просто отобрать ее у товарища… если, конечно, он позволит.

Правда, сейчас отбирать было пока нечего – медуза еще жива. Гораздо хуже, если на тебя нападают, когда ты летишь домой с загарпуненной добычей на буксире – тут уж не очень повоюешь.

В общем, тяжела доля харнианского охотника. Ох, тяжела!

Корабли быстро приближались – их было два. «Что ж, – подумал Тарн, – давайте поиграем». Он решил использовать медузу для прикрытия, так сказать, взять ее в напарники, чтобы получилось двое на двое. Пусть корабли с ней тоже повоюют, а ему будет гораздо проще отбиться. Тарн направил свой корабль прямо на медузу. Но вдруг из динамика раздался голос:

– Тарн, остановитесь. Говорит патрульный корабль галактической полиции. Остановитесь.

«Копы? – удивился Тарн. – А им-то что надо?»

– Извините, ребята, – ответил он, – я сейчас занят. Зайдите попозже.

Он был уже довольно близко к медузе, и она обратила на него внимание – подняла одну из щупалец и выстрелила. Но Тарн ожидал это и легко увернулся от плазменного сгустка. Учуяв пищу, медуза начинает выделять слюну… Н-да, если бы у нее выделялась слюна! Нет. При виде пищи плазменные железы разогреваются и начинают работать активнее, движения медузы становятся быстрее, и она стреляет уже не из одного, а из всех своих стреляющих щупалец, причем гораздо чаще и дальше, чем обычно. В общем, желательно убивать медузу, пока она еще не успела как следует разогреться. Но сейчас была несколько иная ситуация.

Тарн увернулся от первого выстрела медузы и направил корабль под ее огромное тело. Медуза не успела среагировать на такой маневр, и Тарн пролетел под ней. Потом отошел на безопасное расстояние и развернул корабль. Теперь медуза была между ним и полицейскими. Неплохая защита от копов! Пусть попробуют взять его.

– Тарн, это бесполезно, – услышал он в эфире. – Мы все равно возьмем тебя, когда ты вернешься. Только тогда на тебе будет висеть сопротивление галактической полиции.

Хм… Тарн подумал, что, пожалуй, они правы. Действительно, когда-нибудь придется вернуться, и лучше не злить копов – он знал, как легко потерять лицензию охотника.

– Ладно, – передал он. – Что вам от меня нуж…

И тут увидел, что полицейские корабли пошли за ним. Только они стали окружать медузу.

– Куда?! – закричал Тарн. – Не сбоку же! – и на полной скорости понесся к медузе.

Это была обычная ошибка дилетантов, основанная на привычной для человека способности видеть. Все знают, что сбоку видно хуже. Но в данном случае здравый смысл оказывает медвежью услугу. Ох, как много людей погибло из-за этой ошибки! Потому что пять глаз харнианской медузы расположены вокруг ее тела, и она одинаково хорошо видит во все стороны. Даже более того, ее щупальца растут как бы двумя пучками по бокам, поэтому ей гораздо удобнее стрелять в стороны, чем вперед или назад.

Тарн знал это и потому пролетел под брюхом медузы – там она видит несколько хуже. Но полицейские, похоже, не обладали опытом общения с медузами. Они решили окружить ее, а та в ответ подняла свои щупальца и сделала пару выстрелов. Полицейским повезло, что это была еще не разогревшаяся медуза, – они смогли увернуться, иначе она бы выстрелила из всех стреляющих щупалец.

Тарн, яростно стреляя из всех орудий, несся прямо на медузу.

Это была обычная тактика – сначала нужно ослепить медузу, а потом уже можно делать с ней все, что угодно. Правда, обычно на то, чтобы расстрелять все ее глаза, требуется несколько заходов.

«Чего это я так пекусь о копах?» – мелькнула у Тарна мысль, когда, летя на полной скорости к медузе, он расстрелял ей один глаз и направил огонь на другой. Но думать было некогда, как и не было времени на то, чтобы прицелиться.

Полицейские поняли свой промах и, круто отвернув от медузы, начали стрелять по ней.

– Да не в тело, – краем глаза заметив это, проговорил давящий изо всех сил на гашетку Тарн. – Если уж стрелять сбоку, то по щупальцам.

Ему удалось разбить три из пяти глаз медузы, прежде чем он пронесся над ее огромным телом. Медуза уже успела достаточно разогреться, и восемь из десяти ее щупалец оказались стреляющими. «Серьезная крошка», – подумал Тарн, резко дергая штурвал на себя и разворачивая корабль.

Но только он сделал это слишком близко от медузы – просто поспешил, стараясь помочь этим копам. Тарн лишь потом понял свою ошибку, когда, развернувшись, увидел, что расстояние до медузы сократилось и совсем не осталось места для маневра.

– А-а-а!!! – заорал Тарн, понимая это и направляя весь огонь на оставшиеся два глаза медузы – если все же успеть ослепить ее, может быть, удастся спастись.

Ему повезло – он почти сразу разбил ей один глаз, но тут огромное щупальце преградило путь кораблю, и было совершенно невозможно миновать его.

В последний момент он все же успел нажать кнопку катапультирования. Н-да, этот чертов последний момент… Такое случалось с ним уже не в первый раз, и Тарн отлично знал, что это означает не одну ночь кошмаров. На щупальце медузы можно было разглядеть отдельные чешуйки и мельчайшие неровности – такое забывается нескоро. Но, пожалуй, его спасла привычка ставить кнопку катапультирования на полу и постоянно держать ногу на ней, особенно в момент общения с медузой.

Несколько секунд Тарн не понимал, что происходит. Его на огромной скорости вынесло из корабля, все вертелось перед глазами. Первое, что он смог рассмотреть, была медуза, беспомощно шевелящая щупальцами, а рядом разбитый в лепешку корабль.

Как оказалось, полицейские все же поняли, что нужно делать, и им удалось добить последний глаз медузы. Это и помогло Тарну выжить, пока он болтался в пространстве – медуза просто не видела его.

Один из патрульных кораблей и подобрал Тарна.

– Зачем было мешать мне? – ругался Тарн, оказавшись на корабле. – Из-за вас я потерял свой корабль! Да еще медузу. Кто вас просил лезть ко мне?!

– Поосторожнее, приятель, – ответил один из полицейских. – Мы тебе все-таки жизнь спасли.

Тарн удивленно уставился на него.

– Как спасли? – не веря своим ушам, проговорил он.

Застыв, он смотрел на полицейских, а потом запрокинул голову и рассмеялся во весь голос.


* * *


– Ну что, Тарн, где твои корабли?

В кабинете у Дирка было жарко, капитан достал платок и вытер пот со лба. Тарн сидел на стуле перед его столом.

– Мои корабли? – удивленно отозвался он. – Мой корабль только что разбился вдребезги. Ваши молодцы видели это – можете спросить у них.

– Не увиливай, – сурово произнес Дирк. – По нашим сведениям, ты купил больше всех кораблей за последнее время.

– Ну и что? – пожал плечами Тарн. – У меня ведь есть лицензия.

– Пока есть, – Дирк сделал ударение на слове «пока». – Вопрос в том, останется ли она, когда ты выйдешь из этого кабинета?

– Вот еще! – фыркнул он. – Вы не можете лишить меня лицензии просто так, ни за что.

– Правда? – Дирк ухмыльнулся – Хочешь проверить?

Не очень приятное предложение, Тарн не знал, что ответить. Проверять, конечно, не хотелось.

– Что вам от меня нужно? – раздраженно произнес он.

– Ничего особенного, – сказал Дирк. – Мне нужно знать, кому ты продал свои корабли.

Тарн удивленно взглянул на Дирка.

– Есть один покупатель, – усмехнулся он. – Вернее, их много, но все как один – такие, с щупальцами и плюются плазмой.

– Хватит юродствовать! – Дирк стукнул кулаком по столу. – Нам известно, что ты перепродаешь корабли пиратам.

– Н-да? Жаль только, что мне об этом ничего неизвестно. И когда я могу получить деньги от этой перепрода…

– Слушай, Тарн, – с угрожающим видом перебил его Дирк, – либо ты сейчас же все расскажешь, либо прямо отсюда отправишься на солонитовые рудники.

– С какой это стати?

– Ты занимаешься перепродажей кораблей пиратам – за это тебе положен билет до рудников в один конец.

– Докажите, что я этим занимаюсь, – возмущенно отозвался Тарн.

– Ты покупаешь слишком много кораблей.

– А что поделаешь? – Тарн с усмешкой развел руками. – Охота на медуз – опасное занятие.

– Охота – да. Но на твоих кораблях не охотятся на медуз.

– Куда же они деваются?

– Ты продаешь их пиратам!

– Ничего подобного. Ваши полицейские сами видели сегодня, к каким пиратам попадают мои корабли.

– Сегодня тебе повезло.

– Повезло? – удивился Тарн. – Ничего себе!

– Сегодня тебя не застали за перепродажей, – продолжил Дирк. – И, кстати, полиция спасла тебе жизнь – так что ты нам должен.

Тарн усмехнулся в ответ.

– Чушь! Ваши кораблики вместе с копами давно бы уже лежали в животе у медузы, если б не я.

Дирк недовольно вздохнул и, немного успокоившись, окинул Тарна взглядом победителя.

– Ладно, – взяв пульт стереовизора, сказал он, – оставим это. Хочешь кино посмотреть?

И, не дожидаясь ответа, нажал кнопку. На экране появился летящий в космосе корабль.

– Это ты, – пояснил Дирк. Потом показался еще один корабль. – А это пираты.

Корабли сблизились и, остановившись рядом, соединились шлюзом перехода.

– Передают деньги, – продолжал комментировать Дирк. – Хочешь послушать запись разговора?

Он увеличил громкость – послышался голос Тарна и еще чьи-то голоса. Разговор шел о цене. Наконец две стороны пришли к согласию, и вскоре после этого на экране появилась спасательная шлюпка. Корабли убрали шлюз перехода, включили двигатели и полетели в противоположную от нее сторону.

– Ну, – довольно ухмылялся Дирк, выключая запись, – здорово снято?

– Да, неплохо, – согласился Тарн. – Только это был не мой корабль. Я заметил номер – у меня никогда не было кораблей с таким номером.

– Нет-нет, – улыбался Дирк, – ты просто забыл – ведь у тебя их столько перебывало! А у нас есть документы, подтверждающие, что этот корабль именно твой.

– Я могу предоставить паспорта всех купленных мною кораблей, – покачал головой Тарн, – среди них нет такого номера.

– Правильно, – кивнул Дирк. – Пока ты летал, мы провели у тебя дома обыск и нашли эти паспорта. Увы, среди них есть такой номер.

Тарн переменился в лице.

– Но ведь это не мой корабль – вы сами это знаете.

– Конечно, не твой, – согласился Дирк. – Но только тебе все равно придется отправиться на солонитовые рудники. А? – Дирк весело подмигнул ему.

– Вы не сделаете этого, – сквозь зубы проговорил Тарн.

– Ну да? – почти искренне удивился Дирк.

Тарн молчал. Все было плохо… Нет! Просто ужасно! Ну за что? Ведь все продают свои корабли пиратам, почему именно ему приходится отдуваться? Он посмотрел на Дирка, но тут же опустил взгляд, понимая, что в глазах только смятение и страх, растерянность и отчаяние.

– Ладно, – медленно произнес он, – что вы от меня хотите?

– Вот это уже другой разговор, – деловито засуетился Дирк, доставая магнитофон.

– Ничего не разговор, – мрачно отозвался Тарн. – Я еще подумаю, что лучше – прокатиться на рудники или ответить на ваши вопросы.

– О, это несложные вопросы, – заверил его Дирк. – В принципе, ты уже, наверное, догадываешься, о чем речь. Все, что я хочу знать, это кому ты продавал свои корабли.

Тарн поиграл желваками, напряженно глядя перед собой.

– Ладно. В конце концов, – пробормотал он, – почему я должен сидеть из-за них? – и уже весело посмотрел на Дирка. – Собственно, почему бы и не помочь родной галактической полиции? А кстати, я слышал, что за помощь в борьбе с пиратами полагается премия – это так?

– Ну-у, в общем, да, – протянул Дирк.

– Могу я рассчитывать?

– Хм… Это зависит от того, что ты расскажешь.

– Вам понравится, – улыбнулся Тарн. – Но сначала пообещайте мне премию, чтобы подхлестнуть мое красноречие.

Дирк понимающе улыбнулся в ответ:

– Хорошо, – кивнул он, – обещаю.

Через полчаса разговора Дирк довольно потирал руки.

– Значит, говоришь, того парня звали Рэнг – ты не ошибся?

– Нет. Он купил у меня не один корабль – почти все, которые я продавал. Кстати, он активно интересовался плазменными железами медуз, причем хотел, чтобы это были не просто железы, а целые стреляющие щупальца.

– Стреляющие щупальца? – поднял брови Дирк. – Зачем это ему?

– Откуда мне знать? – пожал плечами Тарн. – Ну что, я рассказал все. Теперь можно мне задать вопрос?

– Ну?

– Где я могу получить свои деньги?

– Хм, – улыбнулся Дирк.


* * *


Перед тем как пришло сообщение с Харниана, в обстановке у НК-14 произошли изменения. Прибыли корабли, которые Лепаж вызывал из главного управления. Правда, еще не подошел транспортник с бомбами – требовалось время для его загрузки. Зато теперь полицейские могли защитить квантовую гаубицу и атаковать пиратов.

– Что ж, капитан, – сказал Лепаж Гиббсу, – пришло ваше время. Берите десять кораблей и отправляйтесь вдоль границы маскирующего поля. Ваша задача – выяснить расположение пушек в других частях системы.

– Есть, сэр, – радостно ответил Гиббс, которому уже порядком надоело сидеть без дела, и с энтузиазмом отправился выполнять приказ.

Сразу после его ухода поступил ответ с Харниана.

Узнав из сообщения Дирка, что скупкой кораблей занимался Рэнг, Лепаж помрачнел. Да, это знакомое имя. И если речь шла о Рэнге, значит, в деле участвовал Ворвуд – полиции была известна эта парочка. В общем, похоже, в НК-14 они столкнулись с Нэдом Ворвудом. Ничего хорошего это не предвещало. Тем более что по словам Велка, там у них еще и Гинзл. Ворвуд, Рэнг и Гинзл – чертовски неприятное сочетание. Вполне возможно, что маскирующее поле и пушки – это еще только цветочки.

– Сэр, – добавил помощник, – Дирк с Харниана еще сообщает, что этот Рэнг интересовался плазменными железами харнианских медуз.

– Плазменными железами? – удивился Лепаж. – Зачем ему это?

– Дирку не удалось выяснить.

– Хм… – Лепаж посмотрел на Велка. – А вы что об этом думаете?


* * *


В кабинете Ворвуда раздался сигнал видеофона. Главарь пиратов нажал кнопку, и на экране появилось изображение Гинзла.

– А, профессор, – улыбнулся Ворвуд. – Как дела с темпоральной установкой?

– Работаем над этим, – отмахнулся Гинзл. – Я совсем по другому поводу.

– Да?

– Утром я не стал говорить, потому что окончательная наладка еще не была произведена. Но теперь могу сказать, что работа над харнианским сюрпризом закончена.

– Правда? – обрадовался Ворвуд. – И как, все успешно? Можно использовать его?

– Когда пожелаете, – небрежно ответил Гинзл. – Хоть сейчас.

– Отлично! – улыбался Ворвуд. – Спасибо, профессор.

Да, это было приятное известие. Мелькнула мысль, не использовать ли его прямо сейчас против полицейских, собравшихся рядом с системой. Но нет, наверно, все же не стоит. Квантовая гаубица вышла из игры, а патрульные корабли не могут справиться с невидимыми пушками. Так что пока положение пиратов вполне устойчивое. Хотя, конечно, копы не остановятся на этом. Но тем более не стоит раньше времени раскрывать свои карты. Лучше приберечь харнианский сюрприз на черный день.

– Ладно, профессор, в ближайшее время загляну к вам посмотреть на нашу милашку.

– Хорошо, – кивнул Гинзл, – приходите.

После разговора с профессором Ворвуд связался с Линком, чтобы узнать, как у него дела. Тот уже закончил все приготовления и как раз собирался вылетать.


* * *


Доктор Метью все это время корпел над электронным блокнотом. Велк не разрешил ему пользоваться компьютером, опасаясь утечки секретной информации, и Метью так и сидел в углу, сосредоточенно уткнувшись в блокнот.

– Как у вас, док? – решил поинтересоваться Лепаж. – Удалось что-нибудь выяснить?

– Ммм… – с трудом отрываясь от блокнота, протянул Метью. – Принцип действия, – несколько отвлеченно глядя на Лепажа, проговорил он. – Я думаю, что есть общий генератор поля, но для создания эффекта невидимости на каждом корабле установлен свой активизатор. И когда колебания входят в резонанс…

– Подождите, док, – прервал его Лепаж. – Так вы сможете нейтрализовать это поле?

Метью смущенно потупился.

– Думаю, что нет, – пробормотал он.

– Нет? – довольно агрессивно произнес Лепаж.

Такой ответ совсем не устраивал начальника полиции. Невидимость была серьезным препятствием, и Лепаж очень надеялся, что удастся устранить ее. Но Метью только виновато молчал. Лепаж понял, что был слишком резок с ним.

– Ну хорошо, док, – сказал он. – А если дать вам еще время? Может быть, вы еще подумаете, получше все посмотрите и тогда все-таки сможете убрать эту невидимость?

Метью вздохнул.

– Вряд ли. Это ведь была серьезная разработка, целое исследование. И я не могу так сразу… – он замолчал.

Действительно, до сих пор только Гинзлу удалось сделать такое поле, но тогда, когда для всей галактики эта технология оставалась неизвестной. Правда, перед Метью не стояла задача воссоздать поле – ему нужно было лишь устранить эффект невидимости, но это тоже оказалось непросто. Хотя, возможно, Метью и справился бы с поставленной задачей, будь у него несколько недель или месяцев.

– Та-ак, – не в силах скрыть недовольства, мрачно протянул Лепаж.

Становилось очевидным, что невидимость так и не удастся нейтрализовать. Это в корне меняло дело и буквально ставило всю операцию с ног на голову. А все казалось так просто: сделать пиратов видимыми, уничтожить пушки квантовой гаубицей, а потом спокойно войти в систему и с помощью той же гаубицы и патрульных кораблей разобраться с пиратскими истребителями – вполне рядовая операция с хорошо известными, отработанными ходами и стандартными приемами – сколько уже таких было! Многие полицейские могли бы отличиться в этом бравом сражении, получить медали за отвагу; да и вообще, галактическая полиция в очередной раз показала бы себя с лучшей стороны. Так нет же! Чертова невидимость губила все на корню.

Хотя дело, конечно, не в наградах и славе – это так, между прочим. Нужно было вытаскивать корабль из времени, спасать полицейских, не говоря уже о том, что необходимо привлечь к ответу пиратов, раздавить это осиное гнездо. Но как? Как, скажите, бороться с невидимыми привидениями?

Лепаж нервно постукивал пальцами по краю пульта. Значит, все-таки придется повоевать с невидимыми кораблями. Он надеялся, что удастся избежать этого. Но, видно, не судьба. Или, наоборот, судьба – столкнуться с невидимыми пиратами.

– Я попытаюсь сделать детектор, – как бы оправдываясь, добавил Метью, – который позволит обнаружить генератор маскирующего поля.

Лепаж хмуро посмотрел на него.

– Только обнаружить генератор? – разочарованно произнес он.

– Это уже кое-что, – вмешался Велк. – Если мы выясним, где находится генератор, то будем точно знать, куда не следует стрелять из квантовой гаубицы.

– Н-да? – Лепаж пару секунд размышлял над его словами.

Пожалуй, Велк прав. Если не удается нейтрализовать эту невидимость, надо хотя бы убрать с дороги ГРУ. Зная место расположения генератора, они отцепятся со своими указаниями не применять гаубицу. Впоследствии можно просто обойти это место, уничтожая в маскирующем поле все вокруг генератора.

– Ладно, док, сколько времени вам нужно, чтобы сделать этот детектор?

– Ну, времени, может, и немного, – протянул Метью, – но у меня нет необходимого оборудования. Не могли бы вы вызвать сюда университетский корабль с лабораторией на борту?

Лепаж пожал плечами и отдал распоряжение помощнику, чтобы тот связался с университетом. Затем снова повернулся к Метью.

– А вы пока еще посмотрите получше, может, все-таки удастся нейтрализовать это поле.

– Это маловероятно, – пробормотал доктор, – потому что…

– Сэр, – прерывая его, вдруг сказал помощник, – из системы вышел корабль.

– Что? – Лепаж повернулся к экрану.

На сканере подпространства было видно, как из системы НК-14 вышел корабль с противоположной от полицейских стороны.

– Отсюда не догнать, – глядя на него, с досадой произнес Лепаж. – У нас есть там Кто-нибудь поближе?

– Два патрульных корабля рядом с НК-15, – ответил помощник.

– Отлично. Передай, чтобы шли за ним. Но пусть не трогают его – просто проследят, куда он направляется.

– Кто это может быть? – спросил Велк.

– Не знаю, – покачал головой Лепаж. – Но думаю, что скоро узнаем.


* * *


Гундич нажал кнопку на пульте дистанционного управления, чтобы выключить стереовизор, но тот никак не отреагировал на это. «Ну и старье, – недовольно подумал Гундич, подходя и просто выдергивая провод из розетки. – Давно пора купить новый. Где бы взять денег?» Потом он вышел из квартиры и стал спускаться по лестнице.

Это был маленький, ничем не примечательный человек. Хотя он и носил полицейскую форму, но доставал свой бластер только на стрельбище, где, надо сказать, не показывал выдающихся результатов. Гундич служил в канцелярии полицейского участка и не собирался менять работу, даже несмотря на мизерную зарплату. Ждать пенсию ему оставалось уже недолго, он хотел спокойно доработать, а потом иметь еще более спокойную старость. Гундич не любил неприятностей и вообще сторонился каких-либо передряг. В полицию он попал случайно и по сути не являлся настоящим полицейским – так, просто канцелярский работник, что, признаться, его вполне устраивало.

Спустившись по лестнице, он открыл дверь и вышел на улицу. Не успев сделать и шага, натолкнулся на широко улыбающегося мужчину.

– Гундич! Приятель! Сколько лет, сколько зим! – радостно воскликнул тот.

– Линк? – в ужасе расширил глаза Гундич. Узнав улыбающегося, он резко развернулся и собирался уйти.

Но тут дорогу ему преградили два дюжих молодца с недвусмысленными бесстрастными взглядами.

– Куда же ты? – радостно произнес за его спиной Линк. – Мы так давно не виделись, а ты сразу убегаешь. Давай поговорим.

– Не о чем мне с тобой разговаривать, – не оборачиваясь, произнес Гундич.

– Разве? – искренне удивился Линк. – А я хотел поинтересоваться, как ты тут живешь без меня. Может, надо чем помочь? – заботливо спросил он.

Гундич вздохнул и повернулся к нему.

– Мы ведь договорились в прошлый раз, что ты оставишь меня в покое.

– Конечно, – тут же кивнул Линк. – Но, понимаешь, я очень волнуюсь за тебя – как там старина Гундич? Что с ним? А вдруг ему денег не хватает? На скудную полицейскую зарплату ведь не разгуляешься, а?

Гундич молчал.

– Да ты не стесняйся, – улыбался Линк, – говори, если надо, – и сунул руку в карман. – Сколько тебе?

– Что ты от меня хочешь? – устало спросил Гундич.

– Ну вот, – расстроился Линк, – сразу «что хочешь». А может, мне просто хочется помочь старому другу. Впрочем, – Линк как бы задумался, – если ты настаиваешь… Я понимаю, честь полицейского не позволяет тебе брать деньги просто так. Хорошо. Что бы такое спросить?.. – он посмотрел вверх, словно размышляя о чем-то. – Ага! Вот, – наконец произнес он. – Можешь ты, например, сказать, кто из шифровальщиков дежурил в прошлую смену. Это мне не особенно нужно, но просто, чтобы тебя успокоить.

– И это все? – вздохнул Гундич.

– Все, все, – заверил его Линк. – Даже больше, – чем все.

– И после этого ты от меня отстанешь?

– Ну, дружище, что за обращение между приятелями – отстанешь? Просто мне будет спокойнее, если я смогу оказать тебе услугу в виде небольшой суммы денег.

– Небольшой? – насторожился Гундич.

– Ну, это только так говорится, что небольшой, а на самом деле…

– Сколько? – напрямую спросил Гундич.

– Ммм… Столько, – Линк развел большой и указательный пальцы, показывая толщину, и улыбнулся. – Хватит?

Гундич нахмурился.

– Ладно, не обижу, – весело произнес Линк, доставая пачку денег. – Так кто там дежурил?

– Вединс, – быстро сказал Гундич, жадно глядя на деньги в его руке.

– Угу, – Линк начал отсчитывать купюры. – А где он живет?

Гундич назвал адрес.

– Ну вот, – улыбнулся Линк. – Теперь ты примешь от меня подарок? – Гундич не отрываясь смотрел на деньги. – Ладно, держи, – улыбался Линк и протянул ему пачку денег.

Гундич тоже протянул руку, но вместо денег получил от Линка удар в солнечное сплетение. Охнув от неожиданности, он согнулся, хватая ртом воздух: Линк довольно засмеялся.

– Ладно, не обижайся, – похлопал он его по плечу. – Мы ведь друзья?

– Да, – кивнул еле дышащий Гундич.

– Вот и отлично.

Линк сунул ему в карман одну купюру и, продолжая смеяться, ушел.


* * *


Чет допил кофе и, поставив чашку рядом с собой, растянулся на песке.

– А здесь Действительно приятное теплое солнце, – закрыв глаза, проговорил он.

– Это не солнце, это НК-14.

– Что за дурацкое название?

– Нет еще никакого названия, – Пиона сидела с чашкой кофе в руках. – Когда будут заселять систему, дадут звезде и планетам какие-нибудь названия. А пока это только НК-14.

– Понятно, – лениво отозвался Чет.

Утро плавно переходило в день, и становилось довольно жарко. От моря веяло приятной прохладой.

– Ладно, – сказала Пиона, тоже ставя чашку на песок, – ты как хочешь, а я пойду купаться. Зря, что ли, мы у моря садились?

– Н-да? – Чет приподнялся на локтях, глядя на воду.

– Ты пойдешь?

– Ммм… Пока нет. Должен же кто-то охранять нас – мы все-таки на чужой планете.

– Вот и охраняй, – кивнула Пиона. – А я буду открывать купальный сезон.

Она начала расстегивать одежду, Чет непроизвольно наблюдал за процессом.

– Охраняй, охраняй, – остановившись, сказала она, – и смотри лучше куда-нибудь в другую сторону. Нечего на меня глазеть.

– Ну вот еще – глазеть, – пробурчал он и, сев на песке, отвернулся.

Оставшись в одном купальнике, она подошла к воде. Постояла немного, подставив тело нежным лучам солнца и морскому ветру. Ее стройная фигура выглядела живописно на фоне моря, волны подкатывались к ее ногам.

Чет все же стал смотреть на нее, когда она уже повернулась спиной.

– О черт! – не в силах отвести от нее глаз, негромко, почти неслышно произнес он.

Пиона сделала несколько шагов и не спеша вошла в теплую морскую воду.


* * *


Гиббс на крейсере вместе с десятью патрульными кораблями летел вдоль орбиты последней планеты НК-14.

– Так, стоп, ребята, – передал он на корабли. – Сделаем небольшую остановку и прощупаем, что у них тут.

Патрульные корабли тоже остановились, окружив капитанский крейсер.

– Значит, так, – говорил Гиббс по связи, – сейчас зайдем внутрь системы, но только осторожно – у них здесь могут быть пушки. Наша задача выяснить, есть ли они здесь. Поэтому далеко не заходить, а если они откроют встречный огонь, сразу назад.

– А если не откроют? – спросили с одного из кораблей.

– Все равно далеко не заходить. Иначе будете атакованы эскадрой невидимых привидений. В общем, пусть они обнаружат себя – больше нам ничего не надо. Все. Сделаем тайное явным! Вперед!

Патрульные корабли сорвались с места и ринулись внутрь системы НК-14. Гиббс в своем крейсере остался наблюдать. Корабли летели развернутым строем и не слишком быстро. Не прошло и минуты, как вдруг ожили невидимые пушки, открыв огонь по полицейским.

– Все, назад, ребята, – передал Гиббс и улыбнулся, потирая руки. – Отлично, отлично, – нанося на карту расположение пушек, проговорил он.

Полицейские корабли, маневрируя, чтобы избежать попадания, уходили из системы. Но вдруг откуда-то сбоку вылетело несколько пиратских кораблей. Они начали стрелять по полицейским, когда те были уже вне досягаемости пушек.

– Ведите их на меня, – увидев это, передал Гиббс и потом повернулся к помощнику. – Готовь залп из всех орудий по их головному кораблю. И пусть подойдут поближе.

Патрульные корабли увеличили скорость, уходя от пиратов. Полицейские летели прямо на капитанский крейсер и, подойдя к нему почти вплотную, вдруг разошлись в стороны, открывая сектор обстрела. Пираты буквально натолкнулись на орудия крейсера.

– Огонь! – крикнул Гиббс помощнику.

В следующее мгновение головной корабль пиратов был разнесен в клочья мощным залпом крейсерских орудий.

– Давай следующего! – в запале прокричал Гиббс.

Помощник перевел прицел на второй пиратский корабль, и не прошло и трех секунд, как его постигла та же участь, что и первый. Патрульные корабли тоже открыли огонь по пиратам. Те, конечно, пытались укрыться в маскирующем поле. Но прежде чем они скрылись из виду, еще один пиратский корабль был уничтожен.

– Вот это дело, – довольно улыбался Гиббс.

И тут на экране связи появился, Лепаж.

– Да? – спросил улыбающийся Гиббс.

– Чем это вы там занимаетесь? – глядя на его улыбку, спросил Лепаж.

– Воюем понемногу, – весело отозвался капитан. – Три корабля пиратов сбито, сэр.

– Хм. Что ж, неплохо, – проговорил Лепаж. – Ладно, оставляйте кого-нибудь вместо себя и срочно летите ко мне.

– Но, сэр, – удивленно произнес Гиббс, сразу перестав улыбаться, – я ведь только начал. Мы еще…

– Для вас тут найдется несколько иное занятие, – отрезал Лепаж. – Вылетайте, Жду, – и отключил связь.

– Черт! – Гиббс с досады ударил кулаком по ручке кресла.


* * *


Линк с четырьмя пиратами, выделенными ему Рэнгом для выполнения задания, сидел во флаере рядом с небольшим двухэтажным домом на одной из тихих улочек. Это был адрес, который дал Гундич.

– Как мы его узнаем? – спросил один из пиратов.

– Предоставь это мне, – усмехнулся Линк. – Ну все, – сказал он водителю, – ты оставайся, а мы пошли.

Трое пиратов вместе с Линком вышли из флаера и направились к дому.

– Когда я буду звонить, спрячьтесь, – сказал Линк.

Они подошли к двери, и трое пиратов встали немного в стороне, а Линк достал из кармана заранее приготовленный конверт и нажал звонок. Вскоре послышались шаги, и дверь открыл мужчина в домашней одежде.

– Извините, – сказал ему Линк, – мне нужен Вединс.

– Да? А что вы хотите?

– Меня просили передать это, – Линк показал конверт, – в полицейском участке.

– Что-то я не встречал вас в полицейском участке, – проговорил мужчина.

– Я с почты, – смущенно улыбнулся Линк. – Можно увидеть Вединса?

– Вединс – это я, – ответил мужчина. – А что…

Но Линк не дал ему договорить. Он выхватил бластер и, приставив его ко лбу Вединса, втолкнул в дом. Остальные пираты последовали за ними.

– Кто вы? Что вам надо? – вскричал ошарашенный Вединс.

– Ты один? – держа его на мушке, спросил Линк.

Трое пиратов бросились осматривать комнаты.

– Я не буду отвечать, пока вы не скажете… – возмущенно проговорил Вединс, но Линк прервал его.

– Присядь, – улыбнулся он самой добродушной улыбкой, на которую только был способен, и указал бластером на диван. – Я хочу престо поговорить. Если будешь вести себя хорошо, мы оба извлечем из этого пользу.

– Никого нет, – сообщили вернувшиеся пираты. – Он один в доме.

– Вот и отлично, – улыбался Линк. – Никто не будет мешать. Садись, – он снова показал на диван.

Но Вединс явно не желал присаживаться и беседовать. Один из пиратов подошел и с силой толкнул его на диван.

– Садись, тебе же сказали, – зло произнес он.

– Ну, зачем так грубо? – пожурил Линк своего коллегу. – Не стоит обижать нашего друга. Ты ведь наш друг? – спросил он Вединса.

– Чей? – отозвался тот.

– Наш, – обворожительно улыбнулся Линк.

– А вы кто?

– Хм, – Линк был сама любезность. – Я тот, кто может исполнить любое твое желание.

– Любое?

– Да.

– Тогда исчезните отсюда, – сказал Вединс.

– Хорошо, – спокойно согласился Линк. – Только сначала ответь на один вопрос, мы тут же исчезнем.

– Какой вопрос?

– О! Сущие пустяки. Нам нужно знать, что было в кодированном сигнале, который передал патрульный корабль, провалившийся во времени.

– А, вот вы кто, – проговорил Вединс.

– Я добрый волшебник, – загадочно улыбнулся Линк.

– Нет, ты просто пират.

– Ну и что? – Линк поднял брови. – Разве пират не может быть добрым волшебником?

Трое его коллег, стоившие вокруг Вединса, заулыбались.

– Итак, – сказал Линк. – Ты рассказываешь нам содержание сигнала, а я даю тебе волшебные бумажки, исполняющие любое желание, – он вытащил из кармана пачку денег. – Ну что, идет?

– Мне не нужны деньги, – мрачно произнес Вединс.

– Да? А что? Леронские девы? Пост начальника полиции? Луну с неба? Только скажи.

– Чтобы вы убрались отсюда.

– Ну, ты повторяешься. И потом, я ведь уже сказал, что нужно сделать для этого. Кстати, это неправильное желание – ты ведь ничего не получаешь в таком случае.

– Мне от вас ничего не нужно.

– О! Храбрый полицейский ничего не берет у презренного пирата. Зря. Лучше взять, чем потерять. А? – Линк подмигнул ему.

– Вы зря теряете время, – ответил Вединс. – Содержание сигнала – секретная информация.

– Да брось ты, – улыбнулся Линк. – Какие могут быть секреты между приятелями?

– Мы не приятели, – раздраженно сказал Вединс. – Хватит болтать. Убирайтесь из моего дома.

– Ох-ох, – вздохнул Линк. – Может, лучше по-хорошему? Я ведь добрый волшебник и не люблю, когда другим больно.

Вединс молчал, стиснув зубы.

– Но если человек сам хочет, чтобы ему было больно, – продолжил Линк, – я не могу отказать ему в этом желании.

– Повторяю, – мрачно проговорил Вединс, – вы зря теряете время.

– А мы не торопимся, – произнес Линк. – А ты куда-нибудь торопишься?

Вединс молчал.

– Ладно, – вздохнул Линк, который давно уже опустил бластер, правда, направленный в сторону Вединса, – если ты не понимаешь слов, придется…

Но тут Вединс внезапно рванулся вперед, стараясь схватить Линка. Их разделяло не такое уж большое расстояние, и, в принципе, ему удалось бы допрыгнуть. Но Линк успел выстрелить из бластера. Вединс, раненный в бедро, потерял сознание и рухнул у ног Линка.


* * *


Когда Пиона вышла из воды, Чет изо всех сил заставлял себя смотреть в другую сторону.

Мокрая кожа Пионы красиво переливалась в лучах полуденного солнца. Вода стекала с ее стройного тела. Она тряхнула головой, расправляя свои длинные волосы, потом подошла и села на песок.

– Ну что, теперь твоя очередь? – чуть запыхавшись от плавания, спросила она.

– Ммм… наверно, – промямлил Чет.

– Вода отличная, – улыбалась Пиона, выжимая мокрые волосы. – Здорово, что мы приземлились именно здесь.

– Наверно, – повторил Чет.

Был уже почти полдень, солнце слегка припекало. Чет подумал, что действительно неплохо бы искупаться.

– Ну все, – сказал он, – курортный сезон на этой планете считается открытым. Пора показать этим динозаврам, как нужно плавать, – и стал снимать одежду.

Пиона улыбалась, сидя рядом.

Оставшись в одних плавках, Чет подмигнул ей и с разбегу окунулся в морскую воду.

Господи, как замечательно! После замкнутого пространства корабля и холодной бесконечности космоса это было ни с чем не сравнимое чувство.

Под водой Чет плыл среди подводных каменных глыб. Вынырнув на поверхность, Чет помахал Пионе и вплавь направился к скале в виде птицы. Пиона улыбаясь смотрела на него.


* * *


Скала в виде птицы отбрасывала причудливую тень на закате. Ворвуд смотрел на нее из окна своего особняка. Услышав шаги, он обернулся. Вошел Рэнг.

– В чем дело? – спросил его Ворвуд. – Наши силы тают на глазах. Ты что, работаешь на копов?

Недавние события – разведка боем Гиббса – повлекли за собой потерю еще трех кораблей. Главарь пиратов, конечно, не мог остаться равнодушным к этому.

– Не говори ерунду, Нэд. Просто ребята погорячились. Они находились рядом, а у копов было всего десять кораблей, ну и… – Рэнг чуть пожал плечами. – Конечно, они поступили глупо. Но сами же и поплатились за это.

Ворвуд сверкнул глазами.

– Нет. Они поплатились бы, если б вернулись сюда. А так поплатились мы, потеряв еще три корабля. Сколько же можно?

– Все понятно, Нэд. Я уже дал приказ не нападать на мелкие группы копов и перевел управление пушками с автоматического на ручное. Теперь за ними следит человек и не обнаруживает пушку, если копы не зайдут слишком далеко.

– Н-да? – несколько спокойнее проговорил Ворвуд. – Ну ладно. – И потом, чуть прищурившись, добавил: – А вообще, ты не заметил, что слишком много промахов допускаешь в последнее время, а?

– Брось, Нэд. Я делаю, что могу. Если я тебя не устраиваю в качестве командующего, что ж, найди другого.

Ворвуд недовольно вздохнул.

– Не заставляй меня извиняться, – проговорил он – Ладно, Рэнг. Мы слишком давно знаем друг друга, – и улыбнулся. – Черт с тобой, командуй.

– Как скажешь, – невозмутимо ответил Рэнг.

Ворвуд усмехнулся в ответ. Рэнг был совершенно непробиваем, впрочем, потому и являлся главнокомандующим его империи.

– Что у нас с кораблями, находящимися вне системы? – спросил Ворвуд. – И сколько их?

– Двадцать два корабля находятся сейчас в разных частях галактики, – ответил Рэнг. – Я дал команду, и в данный момент они собираются у НК-10, чтобы не прилетать сюда по одному – так им будет проще пробиться сквозь копов.

Ворвуд понимающе кивнул.

– Жаль, что нельзя выходить из подпространства внутри планетарной системы, – задумчиво проговорил он.

– Да, звезда и планеты меняют твой курс в подпространстве своей гравитацией – можно выйти не там, где хотел, а внутри одной из планет.

– А то и звезды, – кивнул Ворвуд. – Пожалуй, надо задать эту задачку Гинзлу. Пусть у нас будут корабли, способные прыгать внутри планетарных систем.

– Гинзл и так много для нас сделал.

– Да, Гинзл молодец, – Ворвуд хитро посмотрел на Рэнга, – в отличие от некоторых.

Рэнг только нахмурился в ответ.


* * *


– Есть дело для вас, – сказал Лепаж Гиббсу, когда капитан прибыл на его крейсер.

– Слушаю, сэр.

– Мы узнали, куда направлялся тот корабль, который вылетел из системы, – Гиббс внимательно слушал. – Он сел на планету, где находится ваш участок, – сообщил Лепаж.

– Вот как? – удивился Гиббс. – Но что ему там надо?

– Это вам и предстоит выяснить. Отправляйтесь туда и докладывайте о малейших изменениях обстановки.

– Есть, сэр!

– Но помните, что они нужны нам живыми. Необходимо узнать, что затевают пираты.

– Понял, сэр, – проникаясь важностью дела, кивнул Гиббс.

– Если хорошо и быстро выполните это задание, – продолжил Лепаж, – возможно, я забуду о вашей невнимательности, позволившей пиратам организовать свою базу.

– Но, сэр, я…

– Идите, – прервал его Лепаж. – И помните, что у нас мало времени. Если по вашей вине мы еще и не успеем вытащить корабль, я уже ничего не смогу для вас сделать.

– Да, сэр. Понял, сэр. Иду… сэр.

Гиббс повернулся и вышел со смятением в глазах и тяжелым бременем ответственности.

– По вашей вине? – Велк хитро посмотрел на Лепажа, когда капитан покинул крейсер. – Это сильно сказано.

– А что делать? – вздохнул тот. – Думаете, легко быть начальником полиции?

Велк понимающе прищурился.

– Хотите сказать, оставаться начальником полиции, – уточнил он.

– Нужно уметь смотреть далеко вперед, – не обращая внимания на иронию, ответил Лепаж.

– И заранее продумывать пути отступления, – кивнул Велк.

– Но вы же меня понимаете? – Лепаж посмотрел на него. – И поддержите в случае необходимости?

– Хм, – улыбнулся Велк. – Хм…


* * *


– Фу ты, несговорчивый попался, – Линк с отвращением стряхнул руку Вединса со своей ноги. – Свяжите его, пока он не дергается.

Пираты подняли Вединса и, усадив, привязали к стулу. К концу этой процедуры Вединс начал мотать головой и открыл глаза. Придя в себя, он поморщился от боли – из раны на его ноге текла кровь. Но, видимо, вспомнив, что происходит, он постарался взять себя в руки.

– Ну вот видишь, дружище, – нравоучительно сказал ему Линк, – до чего ты себя довел. А я ведь хотел по-хорошему. Может, все-таки не будем ссориться, а? Еще не поздно.

Вединс усмехнулся на это.

– Можете меня убить, я вам все равно ничего не скажу.

– Можем, можем, – соглашаясь, покивал Линк. – Ладно, я чувствую, все же придется ссориться. Давай, – он посмотрел на одного из своих коллег.

Тот ухмыльнулся и достал из кармана небольшую коробочку.

– Я не собираюсь резать или жечь тебя, – скучающим голосом проговорил Линк, – мы не варвары. К тому же есть более эффективное средство, действующее непосредственно на нервные центры. Это то, что ты видишь в его руках.

Пират показал Вединсу коробочку, тот лишь скользнул по ней безразличным взглядом.

– Может, все-таки скажешь? – с сожалением произнес Линк. – Так не хочется тебя калечить.

– Чертовы ублюдки, – зло высказался Вединс.

– Фу, какая грязная ругань, – огорчился Линк и потом вздохнул. – Заметь, я сделал все, чтобы помочь тебе, – и состроил печальное лицо. – Я так хотел подружиться… – он еще раз вздохнул, а потом кивнул пирату с коробочкой в руках.

Тот приблизился и, приложив коробочку к шее Вединса, нажал кнопку.

– А-а! – заорал Вединс, дернувшись всем телом.

Линк замахал руками, чтобы пират прекратил пытку. Тот отнял коробочку от шеи Вединса.

– Зачем же так кричать? – укоряюще проговорил Линк. – Тут ведь дома стоят рядом. А вдруг кто-нибудь из соседей ложится спать? Ты можешь помешать своим криком.

– Боишься? – усмехнулся Вединс, которого била дрожь. – Боишься, – утвердительно повторил он.

– Да чего тут бояться, – махнул рукой Линк и потом обратился к своим коллегам: – Закройте ему рот чем-нибудь, чтоб не орал. Хотя, – снова к Вединсу, – тут мы попадаем в довольно сложную ситуацию – ты уже не сможешь говорить. Но ты кивни, если захочешь что-то сказать, ладно?

Вединс кивнул и, усмехнувшись, сказал:

– Идите к черту.

Линк недовольно покачал головой.

– Какой упрямый народ эти…

Но тут в дверь постучали.

– Папа, открой, это я, – послышался детский голос.

– Нет! – закричал Вединс. – Уходи! Беги!!!

– Быстро, возьми ее, – кивнул Линк одному из пиратов.

Тот бросился к двери.

– Беги! Беги! – кричал Вединс.

Линк подскочил и ударил его бластером по голове. Вединс, потеряв сознание, замолчал.

Увидев пирата, открывшего дверь, девочка бросилась прочь. Но не успев добежать до дороги, она была схвачена пиратом. Визжавшую дочь Вединса пират втащил в дом.


* * *


Войдя в свой участок, Гиббс прямиком направился к стойке дежурного.

– Что у нас тут? – с места в карьер спросил капитан.

– Их корабль сел в пригороде, вот здесь, – дежурный полицейский показал место на карте. – Но сейчас в нем пусто – они где-то в городе.

– Угу, – Гиббс смотрел на карту, потом снова перевел взгляд на дежурного. – Давай срочно всех на улицы.

– Кого всех? – дежурный развел руками. – Большая часть личного состава сейчас у НК-14.

– Ах ты! – Гиббс с досады стукнул кулаком по стойке. – Давай всех, кто есть. И свяжи меня с Лепажем.

– Здесь или в вашем кабинете?

– Здесь! – прорычал Гиббс. – Некогда идти в кабинет.

Дежурный лихорадочно жал на кнопки, и через секунду Лепаж был на связи.

– Сэр, – сказал ему Гиббс; – у нас не хватает полицейских. Почти все мои люди сейчас у НК-14.

– Понял вас, – кивнул Лепаж. – Высылаю подмогу. Есть какие-нибудь новости?

– Пока нет. Пираты где-то в городе. Мне нужно больше людей, чтобы найти их.

– Хорошо. Действуйте.

Закончив разговор с Лепажем, Гиббс снова обратился к дежурному:

– Вы окружили корабль? – спросил он.

– Да. Но там всего несколько человек – просто некого больше послать.

– Понятно, – капитан недовольно сверкал глазами.

Да, положение было не из лучших. Но сетовать на обстоятельства, пожалуй, бессмысленно. Во-первых, в этом нет никакого проку. Во-вторых, Лепажу нужны пойманные пираты, а не рассказ о неблагоприятных обстоятельствах. Начальник полиции недвусмысленно намекнул, что от того, как Гиббс справится с этим заданием, зависит вся дальнейшая служба капитана в полиции.

– Ладно, я в город, – сказал Гиббс. – Сообщайте мне обо всем, – и, не дожидаясь ответа, направился к выходу.

Но не успел он дойти до двери, как дежурный окликнул его:

– Извините, сэр.

– Что? – резко обернулся Гиббс.

– Пришел сигнал, – дежурный считывал информацию с экрана компьютера. – Из дома доносятся крики, соседи видели, как мужчина огромного роста схватил девочку и затащил ее в этот дом.

– Какой-нибудь извращенец? – вернувшись к стойке, нахмурился Гиббс.

– Не знаю, сэр. Девочка живет в этом доме, а мужчину соседи видели впервые. И еще, сэр. Это адрес нашего шифровальщика Вединса.

Гиббс снова стукнул кулаком по стойке.

– Все, это они, – с горящими глазами произнес капитан. – Давай всех туда.


* * *


Когда Вединс пришел в себя, он увидел свою дочь, сидевшую под присмотром пирата.

– Ну что, – сказал Линк, – теперь ты расскажешь нам содержание того сигнала?

– Не трогайте ее, – произнес Вединс и попытался высвободиться, но веревки были достаточно надежны.

– Конечно, мы ее не тронем, – кивнул Линк. – И даже дадим конфетку. Но только… ты сам знаешь, что нужно для этого сделать.

– Черт, – скрипел зубами Вединс. – Чертовы…

– Ну-ну-ну, – прервал его Линк. – Не ругайся при ребенке.

Девочка снова заплакала.

– Ладно, – опустив голову, проговорил Вединс, – ваша взяла. Обещайте, что вы отпустите мою дочь.

– Ну что ты, – улыбнулся Линк, – когда я тебя обманывал?

– Я не шучу, – яростно посмотрел на него Вединс.

– Я тоже, – Линк стал серьезным. – Обещаю тебе, что мы отпустим ее, если ты все скажешь. На самом деле, – добавил он, – мне нужно только узнать содержание сигнала. Ни до тебя, ни тем более до твоей дочки мне нет никакого дела. Подумай сам. Как только ты все расскажешь, вы оба будете свободны.

– Хорошо, – вздохнул Вединс. – В том сигнале была информация, что патрульный корабль потерпел аварию и…

– Время, – мягко произнес Линк. – Меня интересует время, в котором он оказался.

– Я точно не помню, – ответил Вединс. Линк укоряюще покачал головой. – Я правда не помню, – повторил Вединс. – Это была большая цифра – десятки тысяч лет назад. Я просто не запомнил ее. Но я помню дату – пятнадцатое августа по общегалактическому календарю. Это день рождения моей жены – поэтому я и запомнил.

– А у тебя еще и жена есть? – заметил Линк.

– Я сказал все, что помню, – отчаянно выкрикнул Вединс. – Отпустите девочку!

– Но вот год, – напомнил Линк, поцокав языком. – Ты ведь так и не назвал год.

– Пятизначная цифра, – проговорил Вединс. – Я не обязан запоминать все цифры! – снова выкрикнул он. – Зачем мне это?

– Ну, сейчас бы тебе это очень пригодилось, – назидательно сказал Линк.

– Я не помню! Не помню! – кричал Вединс. – Отпустите девочку! – и заплакал, уронив голову на грудь.

– Придется вспомнить, – настойчиво произнес Линк. – Какая была первая цифра? Давай вспоминать вместе. На что она была похожа – на бублик или на палочку? Или тебе легче начать с послед…

Но тут вдруг послышалась полицейская сирена. Линк замер на полуслове.

– Шеф, похоже, это сюда, – проговорил один из пиратов.

Вединс засмеялся.

– Ну все, допрыгались, – со злой усмешкой сказал он. – Будет вам, чертовым ублюд…

Линк выстрелил в него из бластера.

– Я же сказал тебе – не ругайся при ребенке! – выговорил он уже мертвому Вединсу.

– А с ней что делать? – спросил пират, державший девочку.

– С ней? – Линк махнул рукой. – Оставь ее. Уходим отсюда.

Пираты бросились к двери и выбежали из дома, оставив в нем плачущую девочку.


* * *


Несколько полицейских флаеров направились к дому Вединса, Гиббс был в одном из них. Они уже подлетали, когда на первом флаере вдруг включили сирену. Гиббс просто подпрыгнул на сиденье и лихорадочно схватился за рацию.

– Выключить сирену! Выключить! – прокричал он. – Да вы что?! Вот идиоты, – пробормотал он.

– Сэр, нам нужно расчистить дорогу. Там впереди слишком много флаеров, – раздался ответ, но, правда, сирена при этом была выключена.

Они видели, как от дома Вединса быстро отъехал флаер, но, не зная, кто в нем, остановились. Полицейский, отправленный в дом, вернувшись, сообщил, что пиратов там нет.

– Значит, это они. – Гиббс кивнул водителю: – Давай быстро за тем флаером, – потом передал по рации: – Одна машина остается здесь, остальные – за мной.

Пиратский флаер уже успел уйти на довольно большое расстояние. Он двигался к окраине города, явно направляясь к месту, где стоял их корабль.

– Не дайте им уйти, – передал Гиббс. – Стреляйте.

– Слишком далеко, сэр.

– Неважно, – отрезал Гиббс. – Лучше, чем ничего.

Полицейские открыли огонь, и некоторые выстрелы все же достигали цели, но не причиняли ему вреда – флаер оказался бронированным.

– Черт! – выругался Гиббс, видя, что у пиратов к тому же и быстрый флаер – полицейские постепенно отставали, хотя и неслись на полной скорости.

Гиббс понимал, что от того, поймает он этих пиратов или нет, зависит вся его служебная карьера. И если пираты смогут уйти, то его в лучшем случае разжалуют в рядовые, а то и просто выгонят с позором.

– Черт! – ругался Гиббс.

Он связался с полицейскими, оставленными в засаде у пиратского корабля.

– Они летят к вам, – сказал он. – Встречайте их. И не дайте прорваться к кораблю.

– Нас слишком мало, сэр, и…

– Я знаю, что вас мало, – прорычал Гиббс. – Поэтому вы должны сделать не все, что можно, а все, что нужно, – сказал он довольно странную фразу и отключил связь.

Водитель после этих слов бросил взгляд на раздраженного Гиббса, но скрыл улыбку.

Пиратский флаер приближался к кораблю. Полицейские из засады начали стрелять по нему. Гиббс, подлетая к тому месту, издалека наблюдал за перестрелкой.


* * *


– Засада! – выкрикнул Линк, когда их флаер, приближаясь к кораблю, встретил огонь полицейских. – Давайте, доставайте все, что есть.

Пираты, не мешкая, последовали его приказу. Один достал из-под сиденья лазерную базуку, другой – ручную ракетную установку, а третий вытащил крупнокалиберный мезонный пулемет.

– Дайте им! Дайте! – кричал Линк. – Поджарьте их!

Пираты, сделав еще заход к своему кораблю, открыли бешеную стрельбу. Вся земля перед ними запылала огнем. Пиратский флаер сам влетел в этот огонь, но быстро пронесся сквозь него и приземлился возле корабля. Пираты выскочили из флаера и побежали к входному люку. Но перед тем как зайти на корабль, они сделали еще несколько выстрелов в сторону полицейских – так, на всякий случай.

Оказавшись в корабле, пираты, не мешкая, включили двигатели и поднялись в космос.

– Все, – улыбался довольный Линк, – считай, ушли.

– Две патрульные коптилки и капитанский крейсер идут за нами, – сообщил пилот.

Линк посмотрел на экран локатора.

– Далеко, – беспечно произнес он, – не догонят, – и улыбнулся. – Видно, у колов проблемы, если больше некого послать, кроме капитанского крейсера.

Потом он связался с Ворвудом.

– А, – ответил тот, – Линк. Ну, как дела?

– Отлично, Нэд, – проговорил довольный Линк.

– Ты узнал точную дату?

– Дату – да, – Линк перестал улыбаться. – Но вот год…

– Хм, – нахмурился Ворвуд. – А говоришь, отлично.

– Мы ушли от копов. Они обложили нас со всех сторон, а мы все равно ушли, – снова улыбнулся Линк.

– Это все твои личные дела, – Ворвуд махнул рукой. – Я тебя зачем посылал? Информацию добывать или от копов бегать?

– Но… Нэд. Мы взяли шифровальщика, и он сказал нам точную дату – пятнадцатое августа по общегалактическому календарю. А год он просто не помнил.

– Не помнил? – поднял брови Ворвуд. – Вот как?

– Это правда, – кивнул Линк. – Судя по всему, он действительно не помнил – мы на него сильно нажали. Но он сказал, что это была пятизначная цифра, то есть десятки тысяч лет.

– Угу. Знаешь, сколько раз было пятнадцатое августа за десятки тысяч лет? Ну что, заставить тебя проверить каждое?

– Подожди, – несколько испуганно произнес Линк. – Сейчас нам надо уйти от погони, а когда они от нас отстанут… – он замолчал.

– Ну-ну, что тогда? – заинтересованно спросил Ворвуд.

Линк пытался быстро что-то придумать. Нужно было быстро придумать что-то – от этого зависело… возможно, даже его жизнь зависела от того, придумает он сейчас что-нибудь или… Ага! Вот!

– Я тут подумал, – поспешно проговорил Линк, – у них ведь есть еще оператор связи – он тоже должен знать содержание сигнала.

– Оператор связи? – понимающе кивнул Ворвуд. – Что ж, неплохая мысль.

«Все-таки я чертовски умен», – улыбаясь про себя, думал Линк.

– Хорошо, займись им, – сказал Ворвуд. – Мне нужна эта информация, очень нужна, ты понимаешь?

– Да, конечно. Все будет сделано. Как только уйдем от погони, так сразу и… – глаза Линка вдруг расширились от того, что он увидел на экране локатора. – Копы! Копы! – испуганно закричал он. – Их много! Они перед нами! Они…

Связь оборвалась.


* * *


– Все, – сидя в своем крейсере, Гиббс смотрел на изображение пиратского корабля на экране локатора, – упустили, – обреченно произнес он.

Он очень спешил, метнувшись к ангару полиции сразу, как стало ясно, что пиратов не остановить, и, вбегая в свой крейсер, крикнул пилоту, чтобы тот включал двигатели. Корабль стартовал почти одновременно с тем, как Гиббс сел в кресло. Но, поднявшись в космос вместе с двумя патрульными кораблями – больше сейчас просто не было в участке, – он увидел, что пираты успели уйти слишком далеко – их не догнать.

И хотя они продолжали погоню, но, пожалуй, это было безнадежно. Гиббс уже начал думать, что скажет Лепажу, как будет оправдываться, и понимал, что скорее всего никакие оправдания не помогут – его служба в полиции закончена, все… Как вдруг… Нет, так не бывает. Пилот вдруг указал на экран.

– Наши корабли, сэр! Они выходят из подпространства прямо перед ними!

– Что?! – Гиббс встрепенулся и уставился на экран локатора.

Да, это были патрульные корабли, которые Лепаж прислал на подмогу. Два десятка кораблей вышли из подпространства прямо по курсу, перед самым носом у пиратов. Гиббс лихорадочно включил связь.

– Задержать корабль! – прокричал он. – Говорит капитан Гиббс. Задержите корабль, летящий к вам! – и потом, спохватившись, добавил: – Только не уничтожайте его. Бейте по двигателям. Нужно задержать, а не уничтожить его!

Двадцать полицейских кораблей тут же бросились исполнять приказание. Они окружили корабль пиратов и очень скоро, разбив двигатели, сделали его неподвижным. Когда Гиббс на своем крейсере подлетал к ним, все уже было кончено. Пиратский корабль висел без движения в окружении полицейских.

– Ну что, голубчики, попались? – передал на захваченный корабль сияющий от счастья Гиббс. – Будете знать, как убегать от капитана Гиббса.

Ах, как приятно это звучит: капитан Гиббс. Капитан!


* * *


Так. Пора было действовать. Хватит просто стоять и рассуждать. Если наука бессильна против этого маскирующего поля, то придется галактической полиции взяться за дело. Лепаж думал, с чего начать.

В принципе, было два варианта: либо дождаться транспортника с бомбами и вытащить корабль из времени, либо начать атаку и сначала разбить пиратов, а потом уже заняться спасением корабля.

И в том и в другом варианте были свои преимущества и недостатки. Если начать с транспортировки патрульного корабля и, разбив бомбами пушки, поместить темпоральную установку в место перехода, то придется обороняться от невидимых пиратов. Поэтому, наверно, лучше сначала избавиться от пиратов.

Но это можно сделать всегда, а вытащить патрульный корабль – только пока сохраняется временной коридор. Правда, он будет сохраняться еще больше суток, но все же здесь есть ограничение во времени. Да и атаковать базу невидимых пиратов… Лепаж даже не знал, как подступиться к этому. Ну разобьем гаубицей внешние пушки где-нибудь с другого края системы, чтобы не повредить временной коридор; ну подведем патрульные корабли к образовавшемуся проходу. А дальше что? Направить корабли внутрь маскирующего поля в лапы невидимых пиратов и отдать их на съедение невидимым пиратским кораблям?

Вряд ли удастся эффективно защищаться, не видя противника. А нужно ведь не защищаться, а нападать. Так что же делать?

Собрать побольше патрульных кораблей? Хм… Ну, может быть. Они создадут вокруг себя достаточно плотный огонь, и тогда любой, даже невидимый корабль не сможет подойти близко. Правда, полицейским придется двигаться, и во время движения не получится стрелять в разные стороны – пираты запросто подберутся к ним сзади или сбоку. Конечно, можно остановиться и начать отстреливаться. Но… разве это атака? И потом, потери. Такой способ ведения боевых действий обязательно повлечет за собой немалые потери. Хотя, наверно, таким образом удастся защитить место перехода, пока темпоральная установка будет вытаскивать корабль из времени – пожалуй, что да. Но рано или поздно все равно придется атаковать саму базу пиратов. Так как? Как же сделать это?


* * *


Когда пиратов вытаскивали из разбитого корабля, в нем уже начался пожар. Но полицейские не стали тушить его. И вскоре после того, как пираты были перевезены на патрульные корабли, их корабль взорвался. Гиббс с удовольствием наблюдал за разлетающимися в разные стороны осколками. Задание было выполнено, пираты пойманы – он чувствовал себя на вершине счастья. Гиббс связался с Лепажем.

– Мы взяли их, сэр, – браво доложил он. – Всех живыми.

– Отлично, Гиббс. Отправляйте их к себе в участок и постарайтесь узнать, что они хотели на вашей планете.

– Есть, сэр!

Отключив связь, Гиббс подошел к Линку, которого специально взял на свой крейсер.

– Ну что, попался? – довольно произнес капитан. – А ты думал, тебе сойдет с рук убийство полицейского?

Линк хитро посмотрел на него.

– У меня есть для вас сюрприз, капитан, – загадочно произнес он, – Часть этого сюрприза у меня с собой, но это только меньшая часть.

– И что же это? – удивился Гиббс. – Ухо твоего Ворвуда? – и засмеялся своей шутке.

– Нет, – спокойно ответил Линк, – это все, что вы хотите. Безбедная счастливая жизнь, тихая богатая старость. Вам ведь нужны деньги, капитан? А? – и подмигнул ему.

– Что?! – выпучил глаза Гиббс. – Да ты!.. Я ж тебя придушу; змееныш, – и схватил его за грудки.

– Поаккуратней, капитан! – испуганно вскрикнул Линк. – А то мы с вами не договоримся.

– Не договоримся?! – прорычал Гиббс. – Да ты еще будешь мне условия ставить? – и замахнулся на него.

– Я требую адвоката! – взвизгнул Линк. – Вы не имеете права!

– Я тебе расскажу, на что я имею право, – все же не став его бить, Гиббс опустил руку. – Вернее, покажу. Ты убил полицейского. Да еще взятку мне предлагаешь?!

– Не хотите – не берите, – видя, что опасность миновала, независимо произнес Линк. – Другие возьмут.

– Никто не возьмет! – сверкнул глазами Гиббс. – Я лично прослежу.

– Чтоб другим не досталось? – усмехнулся Линк. – Значит, все-таки безбедная старость – стоящая вещь?

– Ты! – в бешенстве произнес Гиббс, но все же постарался взять себя в руки. – Что ты делал на нашей планете? Зачем прилетал сюда?

– Угу, – издевательски покивал Линк. – Так я вам и сказал. Ждите.

– Хорошо, – пожал плечами Гиббс, – подождем.


* * *


После того как прибыл университетский корабль с лабораторией на борту, Метью отправился делать свой детектор. Лепаж подумал, что, наверно, не получится начать атаку без него – Велк опять будет вставлять палки в колеса, защищая свой драгоценный генератор. Что ж, значит, нужно начинать с извлечения корабля из времени – все шло именно к этому. Значит, надо вызвать сюда побольше патрульных кораблей, чтобы можно было создать достаточно плотный огневой заслон от невидимых пиратов, защищая темпоральную установку. Пожалуй, если вызвать их прямо сейчас, они прибудут как раз вместе с транспортником с бомбами, погрузка на который уже должна подходить к концу.

Лепаж повернулся к помощнику, собираясь отдать приказ.

В крейсере было тихо. Помощник молча сидел у пульта, с довольно скучным видом наблюдая за приборами. Велк занимался какими-то бумагами, похоже, начал составлять отчет для своего шефа. Только чуть слышный гул работающих систем корабля да шелест бумаг Велка раздавались в тишине замкнутого пространства рубки. Лепаж собирался отдать распоряжение, как помощник перебил его:

– Смотрите, что это?! – вдруг тревожно вскричал он, показывая на экран.

Лепаж, забыв о приказе, резко повернулся к локатору.

На экране было видно, что к системе пиратов приближается нечто странное. Оно имело довольно большие размеры и длинный шлейф. Нет, это не было похоже на корабль или на что-то, сделанное человеком. Скорее всего это…

– Это же комета, – сказал Велк, который, бросив свои бумаги, тоже подошел к пульту. И теперь, видя, что на самом деле ничего страшного не происходит, со снисходительной усмешкой обратился к помощнику, создавшему панику: – Вы что, комет никогда не видели?

Тот чуть пожал плечами, понимая свою оплошность.

– Видел, – несколько смущенно ответил помощник, – но… как-то не ожидал.

Велк высокомерно фыркнул.

И только Лепаж не успокоился после ложной тревоги. Он не боялся какой-то опасности, нет, – совсем наоборот.

– Комета? – не сводя напряженного взгляда с локатора, проговорил он. – Хм…

Велк с той же усмешкой повернулся к нему.

– Ну и что? – тоном бывалого космического волка сказал он.

Комета? Небесное тело, летящее к звезде, которое естественным образом должно войти внутрь планетарной системы. Лепаж все думал, как можно атаковать невидимых пиратов, как войти в маскирующее поле, не подставляя патрульные корабли под огонь невидимых истребителей и не подвергая жизни полицейских слишком большому риску. И вдруг эта комета…

Небесная механика – довольно долгая вещь. И если комета появилась именно сейчас, как раз тогда, когда нужно войти в систему… Наверно, нельзя упускать такой шанс. А может… как-то использовать ее? Ворваться в стан противника на плечах небесного тела. Хм…

Лепаж напряженно смотрел на экран, но скорее не наблюдая, а пытаясь понять, что можно сделать с кометой? Как использовать ее против пиратов?

Велк заметил его взгляд. Было заметно, что начальник полиции не на шутку заинтересовался приближающейся кометой.

– Что… – хрипло произнес Велк и кашлянул, прочищая горло. – Что вы собираетесь делать? – удивленно спросил он.

Лепаж наконец оторвался от экрана и откинулся на спинку кресла. Тысячи мыслей метались в голове, предположения, догадки. Но пока не было какого-то конкретного плана, и лишь интуиция подсказывала ему, что путь кометы должен принести удачу.

– Не знаю; – покачав головой, медленно произнес он. – Пока не знаю.

– Вы что, хотите использовать комету? – не успокаивался Велк.

Лепаж улыбнулся, с секунду отрешенно посмотрел перед собой и перевел на Велка горящий взгляд.

– Да! – азартно произнес начальник галактической полиции.


* * *


– Совсем забыл об этой комете, – Ворвуд, хмурясь, смотрел на экран локатора. – А мы ведь всегда знали о ней, – сказал он Рэнгу, сидящему в кресле напротив. – Наверняка копы попытаются как-то использовать ее.

В принципе, приход кометы – достаточно безобидное, событие. Но только не тогда, когда полиция стоит у ворот системы. Хотя не совсем понятно, что можно сделать с кометой, но Ворвуд сразу оставил в стороне сомнения, предполагая самый худший, пусть и фантастический, вариант. Сейчас комета не выглядела безобидным небесным телом – она была чем-то враждебным и посторонним, что должно проникнуть в систему со стороны противника. Было бы опрометчиво недооценивать этот факт.

Но Рэнг придерживался другого мнения.

– Пусть, – беспечно махнул он рукой. – Мы просто разобьем ее из пушек, и пусть тогда используют, – усмехнулся он.

Ворвуд остался серьезным.

– Думаешь, они не предполагают такую возможность?

– Предполагают, – с ироничной наивностью кивнул Рэнг. – Ну и пускай предполагают. Что они могут сделать? В конце концов напустим на них харнианский сюрприз. Пожалуй, он будет не слабее их гаубицы.

Какое-то время Ворвуд молчал, размышляя над его словами. В принципе, Рэнг был прав, и беспокоиться особенно не о чем. Но все же нельзя совсем оставлять это без внимания.

– Хорошо, – сказал он, – отправляйся туда и займись этой кометой.


* * *


Да, Лепаж всерьез решил использовать комету против пиратов. Нестандартная ситуация требовала нестандартных решений. Комета приближалась к системе и вскоре должна войти в маскирующее поле. Глупо было бы упускать такую возможность. Лепаж ухватился за эту идею, как за хвост кометы, правда, еще толком не зная, в чем она состоит.

– Но как? – удивлялся Велк. – Что можно сделать с кометой? И наверняка пираты уделят ей самое пристальное внимание, зная, что мы здесь.

– Конечно, – задумчиво кивнул Лепаж. – Но, например, мы можем спрятать в ее хвосте патрульные корабли, – сказал он первое, что пришло в голову. – Пираты не смогут добраться до них – им помешает хвост кометы.

– Думаете, это возможно? – скептически произнес Велк. – И, в любом случае, пираты просто расстреляют комету из пушек. Огневой мощи у них для этого вполне достаточно.

Лепаж чуть поднял брови в задумчивой отрешенности.

– Ну, можно гаубицей уничтожить пушки на пути кометы, – отвечая скорее не ему, а своим мыслям, проговорил он.

Комета входила в систему достаточно далеко от того места, где патрульный корабль провалился во времени, и там временной коридор не мог помешать использовать квантовую гаубицу.

– Н-да? – пожалуй, не принимая всерьез даже предположение о такой возможности, сказал Велк. – А как вы собираетесь войти в ее хвост? – он не отговаривал, потому что отговаривать, по его мнению, тут было не от чего, он просто пытался привести в чувство начальника галактической полиции.

– Тоже с помощью гаубицы, – ответил Лепаж. – Мы выстрелим в него из гаубицы и войдем в образовавшуюся брешь.

Велк недовольно вздохнул, не зная, как охладить пыл начальника полиции, отвлечь его от совершенно бредовой, как считал Велк, затеи.

– Ну хорошо, – наконец сказал он. – Предположим, все будет так, как вы говорите. Но что это даст? Если патрульные корабли будут спрятаны в хвосте кометы и пираты не смогут добраться до них, то ведь и наши корабли не смогут добраться до пиратов. Тогда зачем все это затевать?

Лепаж молчал. Нет, приход кометы был чем-то большим, нежели просто движение небесного тела. Уж очень вовремя она пришла. Полиции долго не везло в этом деле – невидимость, ГРУ, гаубица… И вдруг появилась эта комета как добрый знак с небес. Нечто, дающее надежду и уверенность в успехе. Только Лепаж сам был на этих небесах и мог напрямую использовать присланный ему в виде кометы добрый знак. Нет, он не упустит этот шанс. Не будь он начальником галактической полиции!

– Так, – похоже, придя к решению, Лепаж перестал пребывать в задумчивости и по-деловому обратился к помощнику: – Где там транспортник с бомбами?

– Погрузка подходит к концу, но еще не завершена, – ответил тот.

– Угу, – кивнул Лепаж. – Передай, чтобы прекратили погрузку и отправляли столько, сколько есть.

Помощник протянул руку и хотел нажать кнопку связи, чтобы передать распоряжение начальника, но Лепаж вдруг остановил его.

– Или нет! – почти выкрикнул он. – Не так. Транспортник здесь не годится, – он снова задумался, но, быстро поменяв решение, произнес: – Пусть загрузят бомбами три патрульных корабля. Ну, скажем, по две или лучше по три на каждый. Это не займет много времени. Потом эти корабли – немедленно сюда.

– Есть, сэр, – ответил помощник и стал передавать приказ в главное управление полиции.

Когда он закончил, Лепаж довольно улыбался.

– А мы вместе с гаубицей и всеми патрульными кораблями отправляемся к месту входа кометы в систему, – улыбаясь, произнес он.

Но Велк не разделял его веселья, наблюдая за ним довольно хмурым взглядом.

– Я уже начинаю догадываться, что вы задумали, – проговорил он. – Но все же мне нужны некоторые пояснения.

– Слушайте, Велк, – продолжая улыбаться, сказал Лепаж. – Если мы разобьем все пушки на пути кометы, какие действия в этом случае предпримут пираты, зная, что в ее хвосте летят наши корабли, как вы считаете?

Велк пожал плечами.

– Ну, наверно, они попытаются уничтожить комету своими кораблями.

– Именно! – Лицо Лепажа озарила улыбка.


* * *


Сидя в своем кабинете, Ворвуд наблюдал на экране локатора, как весь полицейский флот, находящийся у НК-14, переместился к месту входа кометы в систему, включая квантовую гаубицу и крейсер начальника полиции. Это означало, что копы все же решили как-то использовать комету. Что ж, посмотрим, что они там придумали.

Локатор также показывал корабли Рэнга, которые стояли в маскирующем поле прямо напротив полицейских. Комета приближалась, до ее входа в систему оставалось совсем немного.

– Лучше не подходи близко к краю системы, – говорил Ворвуд, связавшись с Рэнгом, – чтобы не попасть под выстрел их гаубицы. Наверняка они не зря притащили ее туда.

– Да, – отозвался Рэнг. – Похоже, будут стрелять по пушкам. Может, все-таки задействовать харнианскую крошку?

– Не стоит, – ответил Ворвуд. – Если они собираются провести вместе с кометой гаубицу, то потеря пушек будет оправдана уничтожением гаубицы – в принципе, неплохой обмен. А харнианский сюрприз может отпугнуть их. И в любом случае, ты уже не успеешь привести его туда.

– Опять скажешь, что это моя вина?

– Нет, – с улыбкой ответил Ворвуд, – не скажу. Но лучше тебе не проколоться на этот раз.

– Иди к черту, – нахмурился Рэнг.

– Хорошо, – улыбнулся Ворвуд, – ухожу, – и отключил связь.


* * *


Когда патрульные корабли, гаубица и крейсер начальника полиции прибыли к месту входа кометы в систему, Лепаж успел рассказать Велку план предстоящей операции, и тот в принципе согласился с ним.

– Но только, – сказал Велк, – мы не начнем, пока не будет готов детектор доктора Метью. Необходимо знать расположение генератора, чтобы случайно не задеть его.

– Конечно-конечно, – кивнул Лепаж. – Но, по-моему, этот генератор где-то в центре и, возможно, накрывает своим полем всю систему – вы ведь сами говорили. А наша комета, думаю, не дойдет и до орбиты второй от края планеты, как будет успешно уничтожена, – он улыбался. – Так что вам нечего беспокоиться.

– Все же лучше знать наверняка.

– Узнаем, – махнул рукой Лепаж.

Перед этим он связывался с университетским кораблем, и Метью сообщил, что детектор вот-вот будет готов. Комета должна войти в систему примерно через три часа, а Метью обещал закончить работу не позже чем через два. Все пока складывалось достаточно удачно. Видимо, комета была добрым знаком.

– Где корабли с бомбами? – спросил Лепаж помощника.

– Погрузка на них завершена, они уже в пути, – ответил тот.

– Очень хорошо.

– А вы не боитесь, что корабли могут не выдержать внутри кометы? – сомневаясь проговорил Велк. – Брешь в хвосте будет затягиваться и не продержится слишком долго.

– Ну и пусть, – ответил Лепаж. – Бомбы установлены в сверхпрочные контейнеры, и даже если корпус корабля будет продавлен, это не нанесет им никакого вреда. Собственно, корабли нужны только для маскировки – пираты должны решить, что мы нападаем на них. Если поместить в хвосте транспортник или просто контейнеры с бомбами, это не даст нужного результата.

Как и сказал помощник, три патрульных корабля с бомбами на борту были уже в пути. Бомбы находились прямо в кабинах позади кресла пилота. Вскоре эти три корабля пришли к НК-14. Когда они появились в пространстве рядом с крейсером, Лепаж приказал, чтобы их перевели в режим дистанционного пилотирования, и все управление – кораблями и детонаторами бомб – переключили на пульт крейсера.

– Да, и еще, – добавил Лепаж. – Пусть проверят камеры внешнего слежения и сигналы с них переведут тоже сюда.

Когда все было сделано, полицейские ушли с этих трех патрульных кораблей – там остались только бомбы.


* * *


Доктор Метью подключал провода и крутил ручки настройки. Он был один – Велк настоял на этом ради сохранения секретности. Метью спешил, понимая, что результат необходим как можно быстрее. Все уже было готово, но детектор почему-то никак не работал. Метью, пытаясь разобраться, в чем дело, проверял блоки.

– Хм… – нахмурился он, нажимая на неплотно вставленный модуль.

Прибор тут же пискнул, и экран засветился.

– Ага! – улыбнулся Метью и попытался настроить изображение.

Получалось довольно интересно. Полицейские корабли, находящиеся рядом, выглядели тенями, и только их двигатели светились ярким светом. Метью покрутил ручку и нашел квантовую гаубицу. На экране прибора у нее внутри просматривался каплевидный объем, от которого наружу выходил желоб – гаубица была похожа на градусник. Метью усмехнулся и стал смотреть на систему пиратов.

Планеты, звезда, как волосатый шарик. Метью медленно вращал ручку, изменяя спектр чувствительности прибора. Рядом со звездой вдруг проявилось маленькое бледное пятнышко. Ну наконец-то. Вот он! Метью немного повернул ручку – пятнышко приобрело более четкие очертания и стало ярче. Еще поворот – яркость и четкость увеличились, еще – изображение снова стало бледнеть. Так-так… Метью повернул немного обратно, нашел положение, при котором видимость была наилучшей.

Потом встал, продолжая смотреть на экран, словно удерживая изображение взглядом, и направился к пульту, не сводя глаз с детектора. Подойдя к пульту связи, он все-таки отвернулся. Метью нажал кнопку и связался с Лепажем.

– Док? – ответил тот. – Какие новости?

Метью бросил быстрый взгляд через плечо на изображение генератора на экране детектора и потом, повернувшись обратно, сказал:

– Все готово. Я нашел его – он около звезды.

– Да? – обрадовался Лепаж. – Отлично, док. Подходите с вашим детектором сюда.

– Ммм… – нерешительно произнес Метью. – Не хотелось бы переносить его. Все собрано на скорую руку и…

– Ну, не нам же идти туда, – ответил Лепаж. – Бели хотите, могу прислать пару человек, чтоб помогли донести.

– Ни в коем случае, – сурово сказал за его спиной Велк, заботясь о сохранении секретности.

Лепаж чуть улыбнулся.

– Ну как, док? Нужна помощь?

– Ммм… Нет, – ответил Метью. – Сейчас буду у вас.


* * *


«Расправив» свой хвост, комета летела в пространстве и с каждой секундой приближалась к системе.

– Так, – Лепаж потер руки, – пора браться за дело, – потом включил связь. – Боб, – обратился он к канониру квантовой гаубицы, – выдвигайся к орбите последней планеты. Мы прикроем тебя.

– Есть, сэр!

– Может, лучше дождаться, когда придет Метью? – с сомнением произнес Велк.

– Мы выстрелим только с краю, – попытался успокоить его Лепаж. – Да и думаю, что док прибудет раньше, чем гаубица подойдет к системе.

– Но без него мы в любом случае не будем стрелять, – заметил Велк.

– Хорошо, – улыбнулся Лепаж.

Гаубица, медленно развернувшись, поплыла к окраине системы НК-14. Патрульные корабли летели параллельно, окружая ее. Пираты пока не предпринимали никаких действий. Гаубица продолжала свое неторопливое движение, когда доктор Метью зашел на крейсер Лепажа.

Осторожно ступая, Метью во все глаза смотрел на небольшой чемоданчик, который он бережно нес перед собой. «Вот как раз таким образом он и может споткнуться», – наблюдая за Метью, подумал Лепаж и сказал:

– Ставьте его на стол, док, – и, не удержавшись, добавил: – Подушку подложить?

Метью не ответил, поглощенный перемещением своего детища. Сделав еще пару шагов, он подошел к столу и осторожно поставил чемоданчик. Потом раскрыл его. «Н-да, действительно есть, чего опасаться», – подумал Лепаж, увидев кучу проводов и скрепленные чуть ли не жевательной резинкой блоки, наполнявшие чемоданчик. Внутренняя поверхность крышки была экраном. Метью… нет, не нажал кнопку, а прикрутил один из торчащих проводов к какому-то контакту, и экран засветился.

– Вот, – показывая точку на экране рядом с изображением звезды, сказал Метью, – это он.

– Это точно? – скептически прищурился Велк.

Метью оскорбленно посмотрел на него.

– Если вы не доверяете моей работе, то можете…

– Нет-нет, – мягко произнес Лепаж, бросив укоряющий взгляд на Велка. – Что вы, док? Нам просто хотелось узнать, насколько точно может показывать ваш детектор положение генератора.

– С точностью до десятков километров, – уже спокойно ответил Метью. – Вот координаты генератора, – он показал на маленький экранчик внутри груды проводов, на котором высветились какие-то цифры. – Можно прибавить увеличение… – Метью покрутил одну из ручек, при этом изображение мигнуло и стало искажаться. Метью стукнул пальцем по одному из блоков – изображение снова стало четким. – Вот, – сказал он, – это максимальное увеличение и максимально точные координаты. Правда, тогда не видно всю планетарную систему. Но можно… – он снова потянулся к ручке увеличения.

– Не надо, не надо, – быстро проговорил Лепаж, останавливая его. – Нам вполне достаточно того, что мы видим. Спасибо, док.

«Н-да, – подумал Велк, с легкой неприязнью наблюдая за этим, – проводить операцию, ориентируясь на показания карманного приемника, собранного на соплях? Н-да…»

– Ну, что вы скажете? – спросил его Лепаж.

– М-м, – вздохнул Велк. – Что тут скажешь? – и замолчал, глядя на чудо-зеркало, произведенное доктором Метью.

– Думаю, что теперь с вашей стороны нет возражений, – проговорил улыбающийся Лепаж. – Теперь вы видите, что ваши интересы не будут ущемлены. Итак, – обратился к помощнику, – где там гаубица?

– Вышла на позицию, сэр.

– Отлично, – Лепаж связался с канониром: – Боб, слышишь меня?

– Да, сэр.

– Направление и цель все те же, – сказал начальник галактической полиции. – Пали в сторону звезды.

– Есть, сэр!

Патрульные корабли находились по бокам гаубицы, готовые в любую секунду дать отпор пиратам, если те опять попытаются напасть на гаубицу. Но пираты, похоже, и не думали нападать – кому захочется лезть под выстрел самого смертоносного оружия галактики? Доктор Метью сгорал от нетерпения – ему хотелось перевести область видимости своего детектора на гаубицу и посмотреть, что происходит с градусником внутри нее во время выстрела. Но он не сделал этого – лучше лишний раз не трогать еле работающий прибор.

Гаубица накапливала энергию внутри себя – на это требовалось несколько секунд. И когда процесс был завершен, огромная махина гаубицы вдруг содрогнулась всем корпусом и исторгла из себя облако бликов, поглотившее окружающее ее пространство. Внутри маскирующего поля не было видно, какой эффект произвело это действие, но можно уверенно сказать, что все, находящееся внутри бликов, превратилось в атомную пыль – ничто не могло устоять против выстрела квантовой гаубицы.

– Так, Боб, теперь зайди немного правее, – передал Лепаж, когда блики выстрела, побледнев, исчезли, – и сделай то же самое.

– Есть, сэр, – послышался веселый голос канонира квантовой гаубицы.

Патрульные корабли расступились, и гаубица, развернувшись, переместилась правее вдоль орбиты последней планеты. Затем, опять нацелившись на систему НК-14, исторгла новую порцию бликов.

«Н-да, не хотел бы я быть на месте пиратов», – испытывая чуть ли не суеверный ужас при виде пожирающего пространство мерцающего облака, подумал сидящий в своем патрульном корабле полицейский Дик.

Впрочем, никто не предполагал, что корабли пиратов попадут под выстрелы гаубицы – эти действия были направлены на уничтожение пушек.

Когда чистка сектора была завершена, Лепаж довольно потер руки.

– Боб, – передал он на гаубицу, – теперь разворачивайся и вставай сбоку по ходу движения кометы. Подергаем ее за хвост!

– А вы не думаете, что выстрел гаубицы может совсем оторвать хвост кометы? – проговорил Велк.

– Нет, – ответил Лепаж. – Мы сделаем это очень аккуратно, так, чтобы только частично задеть комету. Для трех кораблей не нужно слишком уж много места внутри хвоста.

Велк кивнул, наблюдая за гаубицей.

– Так, – Лепаж смотрел на экран компьютера, где его помощник составил схематичную картинку, изображавшую траекторию кометы и на каком расстоянии от нее должна стоять гаубица, чтобы на хвост пришлась только нужная часть выстрела. На другом экране было реальное положение гаубицы в данный момент. – Совмести их, – кивнув на оба изображения, сказал Лепаж помощнику.

Тот понажимал кнопки, и на экране вместе с реальным положением гаубицы появились линии схемы того, где должна быть ее позиция. Стало видно, что гаубица находится слишком близко.

– Боб, – передал Лепаж, – сдай немного назад.

Гаубица медленно дала задний ход.

– Еще. Еще чуть-чуть, – командовал Лепаж. – Все! Стой, – сказал он, когда изображение гаубицы на экране совпало с ее схематичными очертаниями. – Отлично. Теперь подождем комету.

– Не стоит ли подогнать поближе корабли с бомбами? – проговорил Велк.

– Хм. Пожалуй, это нелишне, – согласился Лепаж. – Подведи их туда, – кивнул он помощнику.

Тот щелкнул переключателем на пульте, задействовав дистанционное управление, и корабли с бомбами, сдвинувшись с места, слаженным треугольником подлетели к гаубице.

Комета неслась вперед, приближаясь к своим схематичным очертаниям, обозначающим ее положение, в момент которого нужно начинать выстрел. И когда реальное изображение на экране совпало со схематичными контурами, Лепаж передал на гаубицу:

– Давай, Боб, огонь.

Комета была немного дальше, и пока гаубица накапливала энергию, двигалась вперед. Выстрел произошел как раз в момент, когда хвоит кометы оказался прямо перед гаубицей. Только передняя часть мерцающего облака выстрела задела его – расстояние было рассчитано точно. В хвосте кометы появилась небольшая по космическим меркам брешь.

– Теперь заводи туда корабли, – сказал Лепаж помощнику.

Тот кивнул и, взявшись за управление кораблями с бомбами, пустил их параллельным комете курсом. Когда скорости кораблей и кометы сравнялись, помощник скорректировал положение, поставив их напротив проделанной гаубицей бреши.

– Осторожно, – проговорил Лепаж, – не торопись.

Помощник чуть-чуть скорректировал направление полета кораблей, и они под небольшим углом стали приближаться к комете. Когда они подошли совсем близко, помощник уменьшил угол сближения, и внутрь бреши корабли зашли очень медленно, с почти незаметной скоростью относительно кометы.

– Ювелирная работа, – восхищенно произнес Велк, когда корабли заняли свое место внутри хвоста кометы.

– Мы работаем в полиции, – с улыбкой гордо ответил Лепаж.

Комета между тем приближалась к системе пиратов. Корабли внутри ее хвоста теперь не требовали сложного управления – комета летела по прямой с постоянной скоростью, и корабли можно было поставить просто на автопилот.

Велк смотрел на экран. Внутри кометы виднелись три светящиеся точки – полицейские корабли.

– Троянский конь, – покачав головой, проговорил Велк.

– Нет, – улыбался Лепаж. – Троянская комета.


* * *


– Комета входит в систему, – Рэнг вышел на связь с Ворвудом. – Копы засунули в нее свои корабли.

– В нее? – сидя в кабинете, переспросил Ворвуд.

– Проделали гаубицей дыру в хвосте и затолкали туда корабли, – пояснил Рэнг.

Ворвуд удивленно поднял брови.

– Вот это да! Старый пройдоха Лепаж. Ишь чего удумал!

– Я вижу как минимум три корабля внутри кометы, – проговорил Рэнг. – Интересно, на что они надеются?

– Неважно. Как там пушки?

– Нет больше никаких пушек, – ответил Рэнг. – Они разбили гаубицей все пушки на пути кометы.

– Черт! – ругнулся Ворвуд. – Впрочем, этого и следовало ожидать.

– У меня тут почти все наши корабли, – сказал Рэнг. – Думаю, сил достаточно, чтобы справиться с ними.

– Вряд ли копы смогли затолкать в комету слишком много коптилок, – кивнул Ворвуд. – Но все же не стоит их недооценивать. Ладно, не обращай внимания на корабли – просто разбей комету. А когда она уже не будет прикрывать их, навалишься со всех сторон – они ведь не видят вас внутри поля.

– Мог бы и не говорить об этом, – пробурчал Рэнг. – Как будто я сам не знаю, что делать.

– Старый вояка Рэнг, – улыбнулся Ворвуд. – Победитель комет и гроза копов. Ладно, не буду тебе мешать. Ты сам вполне разберешься с ними.

– Конечно, Нэд.

– А все-таки этот Лепаж хитрая бестия. Надо же! Засунуть корабли внутрь кометы! Учись, как надо воевать!

– Сейчас я его проучу, – кивнул Рэнг. – Надолго запомнит, что значит воевать.


* * *


Комета пересекла границу маскирующего поля. Лепаж на своем крейсере через камеры внешнего слежения кораблей, находящиеся в ее хвосте, наблюдал за тем, что происходит вокруг. Но пока все было тихо.

– Нет выстрелов пушек, – отметил Велк.

– Это уже хорошо, – кивнул Лепаж. – Значит, мы все-таки разбили их.

Комета продолжала двигаться дальше. Пираты никак не проявляли себя.

– Может, они разгадали наш план? – проговорил Велк, глядя на экраны, где камеры слежения кораблей внутри кометы ничего не показывали.

– Не знаю, – отозвался Лепаж. – Возможно, просто ждут, когда комета зайдет подальше, чтобы у них было больше пространства для атаки внутри поля.

– Что вы будете делать, если они все же не нападут?

– Если не нападут? Что ж, тогда придется…

И тут рядом с кометой блеснула вспышка выстрела, потом еще одна.

– Вот они! – азартно произнес Лепаж. – Все-таки клюнули!

Вспышек выстрелов становилось все больше – похоже, пираты собирались вокруг кометы. Они были невидимы, казалось, выстрелы исходили из пустоты. По ним можно было судить, где находятся корабли пиратов.

На камерах слежения также было видно, что брешь в хвосте кометы начала затягиваться – свободного пространства вокруг полицейских кораблей с бомбами становилось все меньше. Но пока еще это не приняло угрожающий характер.

Пираты двигались параллельно с кометой. Судя по выстрелам, их количество все увеличивалось.

– Они стреляют по ядру кометы, – сказал Велк.

– Конечно, – ответил Лепаж. – Я сделал бы так же. Если разбить ядро, то проще будет уничтожить хвост.

– Думаете, они смогут совсем ее уничтожить?

– Если соберут достаточно много кораблей, – улыбнулся Лепаж.

Пространство вокруг кометы было опутано огненной паутиной выстрелов – невидимые пираты атаковали небесное тело. От кометы отлетали довольно крупные куски. Похоже, ее участь была решена – она не продержится и нескольких минут.

– Может, пора? – следя за выстрелами, проговорил Велк.

– Подождите, – Лепаж наблюдал за движением кометы, – еще не все собрались. Пусть они как следует увлекутся.

– Наши корабли могут не выдержать, – Велк кивнул на экран, где было видно, что брешь стала уже совсем маленькой и скоро полицейские корабли внутри нее будут раздавлены.

– Еще немного, – сказал Лепаж.

Словно стая волков, напавшая на добычу, пираты окружили комету. Осколки разлетались в разные стороны. Они старались попадать в ядро кометы. Брешь в хвосте сходилась, полицейские корабли испытывали довольно сильное давление, но корпуса пока держались.

– Около двух десятков, – Велк пытался определить количество пиратских кораблей по точкам, из которых исходили выстрелы. – Может, хватит, Лепаж?

– Еще немного! – отозвался тот.

Корпус одного из полицейских кораблей все-таки треснул. Но бомбы внутри пока оставались целы – об этом свидетельствовал индикатор, горящий на пульте крейсера.

Пираты добивали комету. Корпус второго полицейского корабля тоже дал трещину.

– Взрывайте! – крикнул Велк. – Будет поздно!

– Нет! Еще!

Ядро кометы разлетелось в клочья. Пираты направили огонь на ее хвост, приблизившись к спрятанным в ней кораблям. Изображение на экранах камер слежения превратилось в сплошные вспышки взрывов.

– Все! Давай! – крикнул Лепаж.

Помощник нажал кнопку, активизируя детонаторы бомб – хвост кометы взорвался, превратившись в огромный огненный шар, разнося вдребезги остатки небесного тела и охватив огнем пиратские корабли, находившиеся вокруг.


* * *


– С другой стороны, – рассуждала Пиона, – им давно уже пора прилететь за нами. Что-то Гиббс не торопится. Долго мы еще будем тут прохлаждаться?

– А мы и не прохлаждаемся, – лежа на песке, лениво отозвался Чет, – мы греемся на солнышке, вернее, на этом… тьфу… НК-14.

Минул полдень, и наступило самое жаркое время суток.

– Как бы нам не сгореть на этом НК-14, – проговорила Пиона. – Пожалуй, лучше уйти в корабль.

– Угу, – кивнул Чет, – и пообедать бы неплохо. Как думаешь, солнечные батареи уже зарядились?

– На таком солнцепеке? Думаю, что на горячий обед энергии набралось.

– Вот и отлично, – произнес Чет. – А то я что-то проголодался.

– Вот они, мужчины, – усмехнулась Пиона, – только о еде и думают.

– Не только, – улыбнулся Чет, посмотрев на ее стройное тело.

Пиона заметила его взгляд.

– Все-таки я советовала бы тебе не забывать, что ты на службе, – беря одежду, сказала она, – даже сейчас.

– Сейчас еще тысячи лет до меня. Как я могу быть на службе, если еще не родился?

– Примерно так же, как можешь говорить и хотеть есть, – одеваясь, сказала Пиона. – Или это твое привидение загорает тут на солнышке?

– Нет, это нонсенс, – ответил Чет, – несчастный случай.

– Угу, – понимающе кивнула Пиона. – Ладно, нонсенс и несчастный случай, пошли обедать.

– Это мы завсегда, – вставая, произнес Чет. – У нас, у нонсенсов, так: ем – значит, существую.


* * *


Рэнг сидел в кабине своего корабля, неподвижно висящего в пространстве. Когда пираты атаковали комету, он находился несколько в стороне, наблюдая за общей картиной боя, и только это спасло корабль от полного уничтожения. Но все-таки взрыв задел его. И то, в чем он находился теперь, сложно было назвать кораблем. Корпус был покорежен и смят, от задних отсеков остались только воспоминания, кабина чудом уцелела. На пульте, словно издеваясь, назойливо мигала красная лампочка, сообщая о поломке двигателей, которых уже практически не было. Рэнг со злостью ударил по ней кулаком. Лампочка, разбившись, перестала мигать.

– Черт! – в ярости произнес Рэнг и нажал кнопку связи.

Хорошо хоть передатчик еще работал. На экране появился Ворвуд. Он молчал и только хмуро смотрел на Рэнга.

– Нэд, – сказал тот, – пришли сюда кого-нибудь, чтобы подобрали меня – сам я не доберусь.

Ворвуд помолчал немного, глядя на него исподлобья.

– А надо ли? – мрачно проговорил он. – Может, оставить тебя висеть там? А? Подумай – возможно, так тебе будет лучше.

– Брось, Нэд, – недовольно отозвался Рэнг. – Я делал только то, что говорил ты. Можешь самого себя оставить висеть здесь.

– Ты был там, а не я, – ответил Ворвуд. – Рэнг, мне уже надоели твои провалы, они слишком дорого нам обходятся.

Рэнг сделал независимый вид.

– Хорошо, – безразлично проговорил он, – как хочешь. Я могу и повисеть. Тогда ты сам командуй – может, у тебя это выйдет лучше.

Стиснув зубы, Ворвуд молчал.

– Сколько мы потеряли? – спросил он.

– Двадцать три корабля, Нэд, – вздохнув ответил Рэнг. – Двадцать три.

– Двадцать три?! – расширил глаза Ворвуд. – Да это же… Чертов Лепаж! Это же почти все, что у нас было! Сколько кораблей у нас осталось теперь?

– Мой уже можно не считать, – ответил Рэнг, – значит, семь.

– Что?! Семь несчастных кораблей?! Всего семь?! – Ворвуд был просто в бешенстве. – Это же ничто! Где те двадцать, которые должны прийти к нам?

– Мне отвечать сейчас? – недовольно проговорил Рэнг. – Или ты все-таки вытащишь меня отсюда?

Ворвуд нахмурился.

– Ладно, – сказал он. – Сейчас пришлю кого-нибудь. Жди.


* * *


– Отличная работа! – Велк восторженно пожимал руку Лепажу. – Отличная работа!

Судя по всему, с помощью кометы удалось уничтожить около двадцати пиратских кораблей. В принципе, можно было прокрутить запись и по вспышкам выстрелов подсчитать точнее, но это уже дело историков. И так ясно, что пираты терпели сокрушительное поражение! И возможно, это были их последние корабли. Правда, Лепаж не очень верил в это. Но даже если у пиратов и остались еще корабли, то это уже считанные единицы. Теперь будет совсем несложно справиться с Ворвудом.

Так. До закрытия временного коридора оставалось около двадцати шести часов. Лепаж решил заняться вытаскиванием патрульного корабля из времени. С уничтожением пиратской базы незачем было спешить. Тем более что флот пиратов уже разбит, а это даже больше, чем полдела.

Лепаж хотел сначала спасти своих людей – все же лучше не затягивать с оказанием помощи терпящим бедствие полицейским, потому что неизвестно, в каком они там положении, и, возможно, даже минуты имеют решающее значение.


* * *


– Ну, что ты теперь скажешь? – спросил Ворвуд, когда Рэнг вошел в кабинет. – Кем ты теперь собираешься командовать? Семью несчастными кораблями?

– У нас есть еще пушки, харнианский монстр и те двадцать с лишним кораблей, которые на подходе.

Ворвуд недовольно хмыкнул.

– До прихода копов у нас было гораздо больше, чем двадцать кораблей, – и где они сейчас? А теперь ты говоришь про эту несчастную двадцатку? Долго ли она продержится?

– Не знаю, – пожал плечами Рэнг. – Но это все, что у нас есть.

– Конечно. После твоего гениального руководства, – Ворвуд усмехнулся. – Победитель комет, гроза копов…

Рэнг спокойно ждал окончания его речи.

– Хорошо, хоть там не было харнианского монстра, – продолжал Ворвуд, – а то бы мы лишились и его.

– Ты ведь сам сказал, чтобы я пригнал туда всех, – невозмутимо проговорил Рэнг, – помнишь?

Нет, он не оправдывался – это не в характере Рэнга. Он просто напомнил то, как все происходило на самом деле.

Ворвуд скривил губы.

– Ладно, не начинай, – пробурчал он так, словно, наоборот, это Рэнг ругался на него.

Впрочем, ругаться уже бесполезно – никакими укорами потерянные корабли не вернешь. Надо решать, что делать дальше.

– Так что ты предлагаешь? – сказал Ворвуд. – Может, уже пора подумать о будущем и начать собирать чемоданы, а?

– К черту будущее! – сверкнул глазами Рэнг. – Даже теперь копам не взять нас. Они сломают зубы о маскирующее поле, а пушки и харнианский монстр окончательно добьют их.

– Твоими бы устами… – Ворвуд покачал головой. – Нет, нам срочно нужно раздобыть где-то еще десятка три кораблей, а лучше четыре. Но где?

Рэнг развел руками, не понимая, почему этот вопрос вызывает затруднения.

– Ну, где берут корабли? – проговорил он, и сам же ответил: – На Харниане, конечно.

– Да, но кто нам даст сразу столько? – Ворвуд задумчиво покусал губу. – Даже если повезет, мы сможем купить у охотников не более десяти кораблей. Хотя там на верфях и в порту кораблей гораздо больше, но… – он замолчал, размышляя над сложившейся ситуацией.

Рэнг чуть пожал плечами, все так же не понимая, что тут сложного.

– Так давай возьмем весь это Харниан с потрохами, – как о чем-то само собой разумеющемся сказал он.

Идея возникла у Рэнга во время разговора. Даже, наверное, не идея, а просто вполне логичный ответ. Конечно если нужны корабли, их можно взять там же, где и всегда, – на Харниане; а если нельзя в достаточном количестве приобрести их обычным способом, значит, нужно взять силой – вполне нормальное пиратское решение.

Но только это была довольно странная логика в том смысле, что масштаб действия сильно отличался от тех дел, которыми обычно занимались пираты. Фактически Рэнг предлагал хоть и небольшую, но вполне реальную войну с нападением на мирную колонию. Он вполне отдавал отчет в серьезности этого шага, но только обстоятельства были таковы, что уже не приходилось заботиться о сантиментах или соблюдении каких-то рамок, ограничивающих деятельность пиратов. Впрочем, Рэнг не утверждал, что нужно поступить именно так, он просто высказал предложение.

– Что? – Ворвуд удивленно посмотрел на него. – Вот так просто взять и захватить Харниан?

Несколько секунд он, застыв, напряженно обдумывал его слова. А потом вдруг поднял брови и залился совершенно идиотским смехом.

– Рэнг, ты гений! – смеясь, сказал Ворвуд.


* * *


Полицейские вместе с квантовой гаубицей передислоцировались обратно к месту, где патрульный корабль провалился во времени. Лепаж с минуты на минуту ожидал прихода транспортника с бомбами. Но, как выяснилось, в главном управлении после отправки трех патрульных кораблей с бомбами решили, что транспортник уже не нужен, и он так и оставался на базе. Н-да, это была ложка дегтя в кометной бочке меда начальника галактической полиции.

Лепаж вспылил, сетуя на нерадивость своих подчиненных. Но в конце концов все оказалось даже к лучшему. Велк посоветовал загрузить на транспортник еще и мины, которые могли защитить темпоральную установку от невидимых кораблей, если, конечно, таковые еще остались у пиратов. Лепаж согласился с предложением и отдал приказ о загрузке мин. В результате вылет транспортника отложился еще на какое-то время. Впрочем, совсем ненадолго. Но Лепаж был недоволен – этот транспортник добирался до НК-14 уже целую вечность и даже еще не начал полет.

Велк же, напротив, был полон радости – победа вскружила ему голову.

– Ну что, дело подходит к концу? – улыбался он. – Еще немного – и от пиратов останутся только воспоминания.

– Подождите, – ответил Лепаж, – пока ничего неизвестно.

– А что? – беспечно произнес Велк. – Скоро вам останется только вылавливать разбегающихся из системы пиратов. Правда, – он усмехнулся, – убегать им особенно не на чем. После вашей блестящей операции с кометой у них уже не осталось кораблей.

– Посмотрим, посмотрим, – проговорил Лепаж.

– Откуда такая мрачность? – Велк был весел и беспечен. – Радуйтесь! Вы разбили целые полчища пиратов.

– Мы еще не сделали главного, зачем пришли сюда, – сказал Лепаж. – И вы, кстати, тоже – генератор поля пока остается у них.

– Надолго ли? – махнул рукой Велк. – Пиратам уже нечем защищать его. Когда нет кораблей, особенно не повоюешь. Пушки? Это на один зуб квантовой гаубице. Нет кораблей – нет и защиты. А где они возьмут корабли?


* * *


– Подожди, подожди, – Ворвуд смотрел перед собой широко раскрытыми глазами. – Значит, у нас здесь семь кораблей, должны подойти еще двадцать.

Да, захватить Харниан было довольно интересной идеей. Ворвуд, как и Рэнг, считал, что уже незачем обращать внимание на серьезность и глобальность этого шага. Оставалось еще понять, смогут ли пираты осуществить эту идею.

– Двадцать два, – уточнил Рэнг. – Они собираются у НК-10. Судя по всему, копы пока не знают о них.

– Отлично, отлично, – азартно говорил Ворвуд. – Так. В обычном полицейском участке, как правило, тридцать кораблей. Выходит, наши двадцать девять против их тридцати.

Это было захватывающе – у пиратов не оставалось сил, чтобы защищать свою базу, а они планировали нападение на целую планету. Но на самом деле именно такой сумасшедший шаг и мог привести к успеху. Внезапный налет на мирную колонию – на это не нужно слишком много сил, хотя, конечно, двух-трех кораблей тоже недостаточно, но… Чем черт не шутит! Стоит попробовать. Лихая атака пиратов вполне могла оказаться удачной.

– Нельзя забывать о наземных силах и противовоздушной обороне, – напомнил Рэнг. – И потом, я знаю, что на Харниане не совсем обычный полицейский участок, там больше кораблей, чем в других местах.

– Да? – Ворвуд поднял на него блуждающий взгляд. – Но все равно, сколько – тридцать пять? Сорок? Вряд ли больше. К тому же наверняка половина из них находится в ангаре на земле, а другие поодиночке патрулируют окрестности системы.

– Ты хочешь вылавливать каждый их корабль? – скептически произнес Рэнг. – Первый же, на кого мы нападем, сообщит на базу. И тогда они все дадут нам отпор. А то еще и пригонят подмогу из других участков.

– Нет. Конечно, незачем гоняться за каждой коптилкой. Нам нужен сам Харниан – его верфи и космопорт. Рэнг, – Ворвуд хитро посмотрел на него, – я ведь знаю, что у тебя уже есть какой-то план, ты же не зря предложил это.

– Что ж, – Рэнг вздохнул и затем изложил свои соображения по поводу захвата Харниана.

Хотя идея и пришла к нему достаточно внезапно, но прежде, чем сказать, Рэнг все же прикинул возможность этого (не любил он болтать впустую). И на первый взгляд все было вполне осуществимо.

Его план достаточно прост и конкретен, как сам Рэнг. Действительно, обычно примерно половина полицейских кораблей находится в ангаре – чинится, заправляется. Рэнг собирался нейтрализовать их с помощью своих харнианских друзей. Когда он летал на Харниан покупать корабли, то успел завести знакомства среди местной мафии. И теперь он планировал обратиться к ним с просьбой заложить взрывчатку под полицейский ангар и взорвать его вместе с кораблями.

К тому же Рэнг знал, что среди охотников есть немало таких, которые не прочь присоединиться к пиратам. В общем, можно уничтожить половину полицейских кораблей еще на земле и с помощью охотников увеличить свой флот.

Остальные патрульные корабли, находящиеся на дежурстве, как правило, летают довольно далеко от планеты – им потребуется время, чтобы вернуться из районов патрулирования и собраться вместе. После взрыва ангара у пиратов будет численный перевес, тем более что совсем необязательно давать копам собираться вместе.

Таким образом, можно было оставить полицейский флот Харниана не у дел. Хотя это еще далеко не вся галактическая полиция. Разумеется, узнав о нападении, копы пришлют в Харниан бешеное количество коптилок из других систем. И, по большому счету, не удастся удержать захваченную планету. По той же причине ее и не надо удерживать. Пираты ведь не собираются навсегда захватывать Харниан – им нужны только корабли. И пока к полицейским придет помощь, Харниан на час-другой будет в руках пиратов. А этого вполне достаточно, чтобы забрать все имеющиеся там корабли и благополучно сбежать до прихода полицейской подмоги.

Конечно, это означает, что все нужно делать быстро, чтобы не повстречаться с разъяренной армадой копов, которые прилетят на выручку со всей галактики. Но это уже вопрос профессионализма – Рэнг был уверен, что справится с этим.

Слушая его, Ворвуд задумчиво кивал.

– Хорошо, – потом сказал он. – Значит, с их кораблями мы сможем справиться. А как быть с наземными силами, противовоздушной обороной?

– Пока не знаю, – проговорил Рэнг. – Нужно согласовать этот вопрос с нашими харнианскими друзьями. Но думаю, что мы так или иначе справимся. Должны справиться. В любом случае нам просто не остается ничего другого. Либо мы захватываем этот Харниан, либо сидим и ждем, когда копы захватят нас.

– Н-да, – вздохнув, кивнул Ворвуд. – Пожалуй, это действительно наш единственный шанс. Без кораблей мы долго не продержимся. Но, думаешь, реально захватить целую планету?

– Почему бы и нет? – Рэнг развел руками. – Не такая уж и мощная там оборона. Они даже не предполагают, что кто-то станет нападать на них. А если и нападет – надеются на помощь от всей галактики.

– Может быть, – задумчиво произнес Ворвуд. – Да, хорошо, что после объединения галактики больше нет военных постов в каждой планетарной системе, – и весело посмотрел на Рэнга: – Да здравствует единая галактика!

Рэнг улыбнулся в ответ.

– Да здравствует единая галактика! – кивнул он.

Хм… Интересно. Кажется, захват Харниана действительно осуществится. По крайней мере, на словах Рэнга это выглядело вполне реально. А Ворвуд знал, что у Рэнга слова не расходятся с делом. Хотя и бывают некоторые промашки, но…

В общем, суть в том, что у пиратов появилась реальная возможность раздобыть новые корабли… Хм… Очень много кораблей! Ведь на Харниане целый завод по производству охотничьих истребителей, да и в космопорте тоже не пусто. Да и препятствий особых нет. Кроме, разве что…

– Но подожди, – сказал Ворвуд. – Если мы все силы перебрасываем туда, что остается здесь? Пустая система на блюдечке для копов?

– Ну, во-первых, они об этом не будут ничего знать, – спокойно возразил Рэнг. – А во-вторых, здесь ведь останутся пушки и харнианин.

– Вот-вот, – кивнул Ворвуд. – Я как раз подумал, брать ли его на Харниан для пущей убедительности?

– Харнианским монстром атаковать Харниан? – улыбнулся Рэнг. – Нет, лучше оставить его здесь. Действительно, кто-то должен защищать систему. Оставлять два-три корабля бессмысленно, а больше мы не можем. Так что харнианин должен быть здесь хотя бы потому, что больше некому защищать базу.

– Думаешь, он справится один?

– Вполне. Сил у него хватит, чтобы противостоять всем копам, которые собрались вокруг.

– Так уж и всем, – покачал головой Ворвуд.

– По крайней мере, если, разбив своей гаубицей пушки, они попытаются войти внутрь системы, то встретят шквал плазмы из невидимого харнианина – это надолго остудит их пыл.

– Остудит плазмой? – улыбнулся Ворвуд. – Что ж, возможно, ты прав. Это пока неизвестное для них оружие – они будут сбиты с толку.

Харнианский монстр сможет сдержать копов на какое-то время. А потом, когда будет захвачен Харниан… Галактика содрогнется, узнав об этом, и полиции будет уже не до НК-14.

Н-да, никто еще не захватывал планеты. И не только потому, что для этого требуется все же немалое количество сил. Хотя и это тоже. Нападение на мирную колонию – слишком серьезная акция. Одно дело грабить транспортники и пассажирские лайнеры, и совсем другое – захват планеты. Это уже не просто грабеж, это военные действия со всеми вытекающими отсюда последствиями. И только отчаяние и безысходность могли заставить пиратов пойти на столь рискованный шаг.

– Ты представляешь, сколько это наделает шума? – проговорил Ворвуд. – Вся галактика встанет на дыбы, и копы уже не отцепятся от нас.

Еще не поздно было передумать. Впрочем, Ворвуд не трусил, просто хотел обсудить эту сторону вопроса. Видимо, стоило сразу поставить все точки над «i».

– Копы все равно уже знают про нашу базу, – ответил Рэнг, – и теперь они так и так не отцепятся от нас. Нам уже нечего терять.

– Захват планеты… – задумчиво произнес Ворвуд. – Все это закончится тем, что они пригонят сюда военный флот.

Ворвуд говорил в своей обычной манере, подстраиваясь под собеседника и как бы проверяя его, давал возможность высказаться. Чтобы потом, выяснив все, что нужно, показать свое истинное лицо.

– Военный флот пока далеко, – спокойно ответил Рэнг, который давно уже не боялся всяких ворвудовских хитростей… или нет – он просто ничего не боялся. За что он, кстати, и нравился Ворвуду. – Зачем считать себя побежденным, когда ты еще не проиграл? К тому же, если мы захватим сотню-другую кораблей на Харниане, нам будет гораздо веселее встречать военный флот.

– Думаешь, мы сможем противостоять ему?

– Посмотрим, – Рэнг пожал плечами. – Отступать все равно уже поздно.

– Пожалуй, – вздохнув, согласился Ворвуд. Затем, расправив плечи, весело произнес: – Что ж, значит, возьмем этот Харниан с потрохами?

– Да, – улыбнулся Рэнг. – Что еще остается?

– Вперед на Харниан?

– Вперед на Харниан! – улыбаясь, кивнул Рэнг.


* * *


Харниан IV была небольшой планетой. В системе звезды Харниан она имела наиболее пригодные для жизни условия, и именно по этой причине ее выбрали для создания колонии. На других планетах тоже имелись разные постройки, но это были небольшие исследовательские станции и рудники, добывающие полезные ископаемые.

Корабельные верфи находились на Харниане IV. Огромный завод по производству кораблей давал работу многим жителям планеты. Галактическая полиция уделяла ему самое пристальное внимание – верфи создавали немало проблем, точнее, готовая продукция. Хотя преступность среди рабочих – наркотики и прочее – тоже имели место, но это требовало гораздо меньше забот, чем контроль над изготовленными кораблями. Случалось, что корабли воровали со склада, а бывало, что угоняли чуть ли не с конвейера. Впрочем, эти попытки редко оканчивались удачно только благодаря тому, что полиция всегда была наготове, день и ночь охраняя верфи.

Наличие в системе медуз и охотников на военных кораблях определяло то, что харнианский участок полиции более многочисленный, чем другие. В свое время Лепаж подавал запрос, чтобы в Харниане восстановили снятый военный пост, но после объединения галактики колониям не разрешалось иметь вооружение, чтобы не провоцировать междоусобных войн. Лепажу было отказано в его просьбе.

Тогда он просто увеличил количество полицейских на Харниане IV и добавил несколько кораблей. И теперь в харнианском участке состояло сорок пять патрульных кораблей – в полтора раза больше, чем в других. К тому же он был усилен тремя броневиками, а также выпрошенной у армейского начальства военной орбитальной станцией с лазерным и межзонным оружием.

Медузы к Харниану IV не приближались, и орбитальная станция фактически еще ни разу не применяла свое оружие. В полицейском участке дежурство на ней считалось чем-то вроде небольшого отпуска. Полицейские любили нести вахту на станции и называли ее орбитальным санаторием. Ходили разговоры о рациональности содержания этой станции, но они со временем утихли – пока есть медузы, существует и опасность, что одна из них все же подойдет к планете.

А еще на Харниане IV было несколько курортных зон, множество казино и игорных домов, два стадиона и один Диснейлэнд с огромным макетом медузы, из щупалец которой продавали мороженое.


* * *


Лони-крыса сидел на балконе своей виллы, расположенной в самом фешенебельном районе главного города Харниана IV.

В дверях появился охранник.

– Там пришел этот, Керц, – сообщил он.

– Зови, – повелел Лони, отпивая инзонийское вино из бокала и ставя его на стол.

Охранник удалился, и вскоре вошел Керц.

– Привет, – сказал ему Лони.

– Привет, – ответил Керц, проходя и садясь в кресло.

Смазливая пышногрудая девица принесла ему бокал и наполнила инзонийским вином.

– Ну, в чем дело? – сделав глоток, спросил Керц. – Ты говорил, что-то срочное?

– Да, – прищуриваясь от лучей солнца, ответил Лони. – Нужно много взрывчатки. Причем очень много и очень быстро.

– А что за спешка? – Керц взял сигарету и закурил.

Лони усмехнулся.

– Скоро тут такое начнется, что тебе и не снилось.

– Мне много чего не снилось, – делая глоток, лениво проговорил Керц. – Например, гарфийские красавицы на клирианских пони.

– Это все чушь, – махнул рукой Лони и чуть подался вперед. – Скоро сюда сам Ворвуд пожалует, – чуть понизив голос, сказал он. – Понял?

– Н-да? И что он тут будет делать? Записываться в охотники? Или продавать мороженое в диснейлэнде? – Керц усмехнулся.

Лони снова откинулся на спинку кресла.

– Они хотят захватить Харниан, – как бы между прочим, глядя на деревья в своем саду, проговорил он.

– Вот как? – Керц поднял брови. – А как же копы?

– Копы ничего не смогут сделать – у Ворвуда больше кораблей, к тому же он налетит внезапно. Никто просто не ожидает такого.

– Угу. Ну а взрывчатка тебе зачем? Взорвешь Ворвуда, когда он сюда прилетит? – снова усмехнулся Керц.

Лони удивленно уставился на него.

– Ты что, еще не понял? Это все серьезно. Мне звонил Рэнг. Не пройдет и пяти часов, как они будут здесь. А взрывчатка нужна, чтобы взорвать ангар с кораблями копов. Смекаешь?

– Ну, – начиная понимать, что Лони не шутит, протянул Керц. – Но местные копы ведь не единственные в галактике. Очень скоро сюда прилетит столько коптилок, что даже медузам станет страшно.

– Конечно, – кивнул Лони. – Но они не хотят насовсем захватывать Харниан – им нужны только корабли. Прилетят сюда, заберут корабли и улетят. Но пока они будут здесь, – Лони сглотнул, – город на несколько часов будет наш. Понял?

– Хм, – Керц нахмурился. – И что, это все правда?

– Не хочешь – не верь, – независимо произнес Лони. – Я могу обратиться к кому-нибудь другому. Но только потом не плачь.

– Ну ладно, ладно, – проговорил Керц. – Что там нужно? Взрывчатка, говоришь? Сколько?

– Чем больше, тем лучше. Рэнг обещал заплатить за помощь. Но все надо сделать быстро.

– Насколько быстро? – деловито спросил Керц.

– За два-три часа надо заложить взрывчатку под полицейский ангар. Рэнг будет звонить мне.

– Два-три часа? – переспросил Керц. – И как ты собираешься это сделать?

Лони усмехнулся.

– Очень просто. Мои ребята проберутся туда через канализацию, и копам крышка.

– Н-да, – усмехнулся в ответ Керц. – Не зря тебя крысой называют – все ты через канализацию делаешь.

– Это старый испытанный способ, – кивнул Лони. – Сам знаешь, сколько банков было взято именно таким образом.

– Да уж, знаю, – кивнул Керц. – Так что ты говоришь насчет города?

– Когда Ворвуд вышибет отсюда копов, город со всеми банками и магазинами станет нашим. Смекаешь? Тут есть, чем поживиться.

– Это конечно. Но Ворвуд прилетит и улетит, а мы останемся.

– Да брось ты, – махнул рукой Лони. – Все спишут на пиратов. Тут такое будет! Целая война. Никто и не обратит внимания на пару ограбленных банков или десяток разбитых ювелирных магазинов. Копам поджарят задницу так, что они и думать про нас забудут.

– Хм, – покачал головой Керц. – Хм…


* * *


Решив напасть на Харниан, пираты начали подготовку к налету. Нужно было делать все как можно быстрее. Полиция стояла у НК-14, и требовалось срочно раздобыть новые корабли для защиты системы. Но захват планеты – довольно серьезное дело в том смысле, что нельзя без подготовки лететь на Харниан, заранее обрекая себя на неудачу. Тем более что придется атаковать не слишком большими силами и нужно успеть до прихода полиции.

В общем, пираты находились в очень не простом положении. И вынуждены были принимать серьезные меры, почти не имея времени на подготовку. Да, это был отчаянный шаг, но, наверно, единственно возможный в данной ситуации. Харниан мог означать только одно – победу или смерть.

Пираты приводили в полную боевую готовность оставшиеся истребители. На двух транспортниках собиралась команда – люди для наземного боя и пилоты, которые будут нужны для захваченных кораблей.

Рэнг связался со своими харнианскими друзьями, и те обещали помочь с ангаром. Как выяснилось, около десятка охотников присоединятся к пиратам на своих кораблях. Это было не менее ценно – охотники сказали, что возьмут на себя военную орбитальную станцию. Никто ведь не ожидал нападения. Десять кораблей охотников могли спокойно подойти и в упор расстрелять эту станцию.

Чтобы не дать полицейским опомниться, пираты собирались сделать все одновременно: взрыв ангара, уничтожение орбитальной станции, подход пиратских кораблей к Харниану. В общем, у копов просто глаза разбегутся и голова пойдет кругом от обилия новостей.

Отдав распоряжения по подготовке налета, Рэнг вернулся в кабинет Ворвуда. Зайдя, он разложил на столе подробную карту Харниана – подарок от харнианских друзей, где были нанесены все противовоздушные и наземные укрепления полиции.

– Это верфи, – встав рядом, показывал Рэнг на карте. – Здесь и здесь полицейские посты, вот тут вышка, на которой постоянно стоит коп с пулеметом. Здесь еще один пост. А вот тут вокруг складов, как говорят, постоянно патрулирует несколько флаеров, и подойти незамеченными практически невозможно.

Ворвуд обратил внимание на расположение полицейских сил.

– И это все? – удивился он. – Это все, что у них есть на верфях? Как-то даже неудобно атаковать такую ерунду.

– Они не предполагают, что их могут атаковать, – сказал Рэнг. – Вся их защита направлена на охрану от жуликов.

– Хм, – глядя на карту, качал головой Ворвуд. – Это будет даже легче, чем я ожидал. Странно, что никто до сих пор не взял эти верфи.

– Никому это и в голову не приходило. Это ведь обычная мирная планета. Хотя здесь тоже не все так просто. Может, и хватит десятка два кораблей, но их ведь еще нужно как-то доставить на планету – полиция со всей своей противовоздушной обороной будет сильно возражать против этого. И потом, недостаточно взять одни верфи – копы очень быстро налетят со всех сторон и отобьют их. Нужно захватывать все, чтобы нейтрализовать полицию по всей округе.

– Похоже, эта работа как раз для тебя, – усмехнулся Ворвуд. – Тут надо наделать много шума и задавить копов мощью и натиском.

Да, судя по всему, с верфями не должно быть проблем, но вот с космопортом… Космопорт охранялся гораздо серьезнее. Там всегда были три противовоздушные пушки и не менее четырех постоянно дислоцируемых патрульных кораблей. Хотя корабли – это не так страшно. Но пушки представляли довольно серьезную опасность. В общем, придется атаковать космопорт с воздуха. Не слишком приятная перспектива – с воздуха атаковать противовоздушные пушки.

– А если сесть где-нибудь в стороне и подойти к ним по суше? – предложил Ворвуд.

– Там у них броневики, – покачал головой Рэнг, – эффективно атаковать наземными силами не получится. При том, что это займет слишком много времени. Ничего, вместе с охотниками у нас будет тридцать девять кораблей против трех пушек – неплохие шансы на успех: К тому же одну, я думаю, мы сразу уничтожим, а вот с остальными придется повозиться.

– Да, на нашей стороне внезапность, – сказал Ворвуд, потом хитро посмотрел на Рэнга. – И мать природа, – с улыбкой добавил он.

– Точно! – ответил Рэнг.

Пожалуй, внезапность была главным, если не единственным преимуществом пиратов.

Ворвуд задумчиво смотрел на карту.

– Подожди, – вдруг осознав одну простую вещь, сказал он, – но там, в городе, наверняка полно банков – вот тебе и деньги для твоих харнианских друзей.

– Нет, – покачал головой Рэнг. – Я обещал, что мы не будем трогать город. Нам нужны только корабли, а все остальное достанется им.

– Что?! – разозлился Ворвуд. – Значит, мы сделаем всю работу, а эти сухопутные крысы обчистят город, да еще мы им заплатим? Не слишком ли это?!

– Ничего не поделаешь, Нэд. Без их помощи нам не обойтись.

– Ненавижу, когда меня так надувают, – зло произнес Ворвуд. – А может, заодно с копами долбануть и этих твоих друзей, чтоб знали, кому ставить условия?

– Думаю, мы еще успеем сделать это, – кивнул Рэнг. – Но в другой раз. У нас еле хватает сил, чтобы справиться с копами. Если воевать еще и с мафией… Глупо будет проиграть из-за стычки со своими, пусть лучше они работают на нас, чем на копов.

– Н-да?

Все же приходилось мириться с этим, пираты находились не в том положении, чтобы настаивать на каких-то условиях.

– Ладно, – уже спокойнее проговорил Ворвуд, – пусть радуются, – и добавил: – Пока.

Что ж, кажется, все было более или менее ясно. Ворвуд задумчиво потер переносицу. Значит, взрыв ангара, военная орбитальная станция, космопорт, верфи…

– Да, вот еще что, – сказал он. – Возможно, в космопорте корабли и стоят с полными баками, но на верфях в новых, только что выпущенных кораблях наверняка пусто. Потребуется время, чтобы заправить их. Обидно будет, если ты захватишь корабли и не сможешь поднять их в воздух из-за отсутствия топлива.

– Я уже думал об этом, – кивнул Рэнг. – На верфях есть цистерны с топливом. Чтобы все проходило быстрее, мы будем заправлять не полный бак, а только для полета сюда. Пожалуй, успеем до прихода помощи копам.

– Отлично, Смотри только не взорви эти цистерны, когда будешь атаковать верфи. А то вся операция пойдет коту под хвост.

– Да, это одна из сложностей, – согласился Рэнг. – Придется действовать осторожно.

– Уж постарайся, – Ворвуд постучал пальцами по столу. – Так, что еще? – задумчиво проговорил он. – Как с медузами? Они не помешают?

– Медузы? – беспечно отозвался Рэнг. – Это наши лучшие друзья. У меня есть опыт общения с этими милашками. Все будет отлично.

Ворвуд удовлетворенно кивнул, потом снова посмотрел на карту.

– Угу, – разглядывая ее, произнес он. – А это что такое? – он показал точку на карте.

– Это диснейлэнд, – ответил Рэнг. – Он расположен поблизости от космопорта, чтобы туристам не нужно было далеко ехать.

– Диснейлэнд? – нахмурился Ворвуд. – Вот как? – и сурово посмотрел на своего главнокомандующего. – Рэнг, если ты хоть пальцем тронешь диснейлэнд, я тебя просто разорву.

– Ну что ты, Нэд? – улыбнулся Рэнг. – Разве ж я не понимаю?


* * *


Чет и Пиона, пообедав в корабле, снова решили пойти на пляж. День близился к вечеру, и солнечные лучи после полуденного зноя становились более мягкими. В общем, самое время после сытного обеда пойти позагорать под нежными лучами солнца…

Пиона вышла несколько раньше. Чет немного замешкался в корабле, но последовал ее примеру.

Вдруг в кустах рядом с Пионой послышалось шуршание, и оттуда выскочил зверек размером со среднюю собаку. Пиона вздрогнула и остановилась. Но зверек не обратил на нее внимания и, стремглав проскочив мимо, убежал. Пиона даже не успела испугаться. И, как оказалось, правильно. Потому что пугаться было еще рано. Но потом…

С той стороны, откуда прибежал зверек, раздавались какие-то странные звуки. Не шуршание, нет, а скорее, удары о землю с треском ломаемых веток. Чет и Пиона уставились в ту сторону, и очень скоро стало понятно, кто производил весь этот шум.

Огромный зверь, похожий на динозавра – хотя, наверно, это и был динозавр, – ломая кустарник, прыжками несся вперед. Судя по всему, он гнался за тем зверьком, который проскочил мимо Пионы. Динозавр был высотой примерно в два человеческих роста и передвигался на задних лапах.

Выскочив из кустов, он вдруг увидел Пиону и, похоже, забыв о зверьке, остановился, удивленно уставившись на нее и не понимая, то ли бояться это невиданное создание, то ли, наоборот, съесть. В чуть приоткрытой пасти виднелись огромные зубы, наверняка он без труда мог перекусить Пиону пополам. Она замерла, в испуге глядя на него. Какое-то время они так и стояли, не двигаясь, и только с любопытством разглядывали друг друга.

Чет находился рядом с кораблем, метрах в десяти от них. Поначалу он тоже опешил, но потом, видя, что огромная доисторическая зверюга остановилась буквально в шаге от Пионы, понял, что мешкать нельзя.

– А-а! – закричал Чет и захлопал в ладоши, пытаясь отвлечь динозавра.

Хотя, наверно, правильнее было бы схватиться за бластер. Но все происходило слишком быстро, и Чет просто не успел ничего толком понять. Нужно было как можно быстрее отвлечь звероящера от Пионы. Чет все же вспомнил о бластере и выхватил его, но выстрелить не успел.

Услышав шорох, динозавр переключился на Чета. Он сразу почему-то решил, что кричащий Чет – враждебное для него существо. И тогда… что было действительно необъяснимо, огромный динозавр неожиданно легко для своего большого роста прыгнул к Чету.

Удивленно глядя на оказавшегося рядом динозавра, Чет машинально попятился и тут, споткнувшись, упал. Динозавр подскочил ближе и наклонил голову. Огромная пасть чуть приоткрылась, не выражающие никаких эмоций глаза чудовища смотрели на человека. Чет почувствовал дыхание нависшей над ним доисторической зверюги.

– Вот черт, – пробормотал он, сбитый с толку, а заодно и с ног – такой прыти от звероящера он не ожидал.

И вдруг раздался крик Пионы.

У Чета мелькнула мысль, зачем же Пиона кричит, ведь он сам только что криком отвлек от нее динозавра. И тогда, лежа на спине, Чет выстрелил чудовищу прямо в пасть.

Динозавр дернулся от выстрела, словно лизнул огонь. Впрочем, почему словно? Пожалуй, это так и было. Выстрел бластера – не самая вкусная закуска. Хотя это и не убило его, но, похоже, ему сразу расхотелось есть Чета. Обожженный ящер вздрогнул и, запрокинув голову, заверещал неожиданно тонким птичьим голоском.

Чет выстрелил еще раз, теперь уже в шею динозавра. Тот снова дернулся и перестал орать. Нет, выстрелы бластера не убили эту огромную зверюгу, но, судя по всему, были очень даже чувствительны и болезненны для него. После очередного выстрела динозавр чуть присел, а потом ловко отскочил в сторону. Чет успел еще раз выстрелить, прежде чем доисторический монстр развернулся и, ломая ветки кустарника, бросился прочь.

Уф! Не, прошло и минуты. Чет лежал на спине, выставив перед собой бластер и наблюдая за бегством динозавра. Неужели все-таки удалось отделаться от него? Пиона стояла на том же месте, так и не сделав ни шагу. Застыв в шоке от случившегося, она смотрела перед собой отсутствующим взглядом.

Впрочем, Чет тоже не сразу пришел в себя и какое-то время все продолжал держать бластер на вытянутых руках, готовый в любую секунду нажать на курок. Но стрелять было уже не в кого. Через некоторое время, когда шум от убегающего динозавра затих и стало ясно, что он не вернется, Чет все-таки опустил бластер.

– Надо же, – поднимаясь, пробормотал он. – Чуть не сожрал меня. Зверюга!

Пиона молчала, оставаясь неподвижной и только опустив голову.

– Пойдем в корабль, – сказал ей Чет. – Если тут водятся такие монстры, надо включать охранную систему. Наверно, для нее уже набралось энергии.

Но Пиона не ответила, словно и не слышала его, просто стояла, так же не двигаясь и глядя перед собой.

Чет хотел сказать что-то еще, но не стал, видя, в каком она состоянии. Он помедлил немного, а потом подошел и осторожно обнял ее.

– Пойдем, – мягко произнес он и повел к кораблю.


* * *


– Транспортник с вооружением на подходе, – сообщил помощник. – И еще, сэр, вместе с ним летит другой корабль.

Лепаж обернулся к нему.

– Какой еще корабль?

– Не знаю, сэр. Судя по всему, гражданский. Он пока еще в подпространстве – сложно определить.

– Хм. Кто это может быть? – Лепаж посмотрел на Велка. – Кто-то из ваших?

Тот покачал головой.

– Вряд ли. Мне бы сообщили об этом.

– Н-да?

Вскоре транспортник с бомбами и минами на борту вышел из подпространства и остановился невдалеке от сил полицейских. Почти сразу за ним появился гражданский корабль. Выйдя из подпространства, он постоял несколько секунд, похоже, оценивая обстановку, а потом направился к крейсеру Лепажа.

– Кто вы? – передал на него помощник. – Назовите себя.

– Я – Элла Кравиц, корреспондент программы «Галактика сегодня», – ответил с корабля женский голос. – Мне нужен начальник галактической полиции Лепаж.

– Что? Корреспонденты? – возмущенно произнес Лепаж. Помощник поспешил отключить связь, побоявшись, что его начальник собирается говорить нелестные в адрес телевизионщиков вещи. И действительно: – Ну их к черту! – сказал Лепаж. – Только корреспондентов нам здесь и не хватало. Передай, чтобы убиралась подальше, – кивнул он помощнику, – пока цела.

Тот снова включил связь.

– Извините, – передал он на корабль, – но сейчас он не сможет говорить с вами.

– Мне нужно задать ему всего пару вопросов, – ответила Элла Кравиц. – Это не займет много времени.

Помощник вопросительно посмотрел на Лепажа. Тот сдвинул брови и подошел к пульту.

– Что вы вообще здесь делаете? – спросил он по связи.

– Кто говорит? – вопросом на вопрос ответила Элла.

– Говорит начальник галактической полиции Лепаж. Что вам здесь нужно?

Последовала небольшая пауза.

– Включает запись, – негромко проговорил Велк за спиной.

– Я ей сейчас повключаю, – обернувшись, также негромко отозвался Лепаж.

– Нам стало известно о событиях, происходящих в этом районе, – наконец раздался голос Эллы Кравиц. – Не могли бы вы в общих чертах обрисовать ситуацию?

– А что вам известно об этой ситуации? – так же вопросом на вопрос ответил Лепаж – похоже, это становилось принципом разговора. – И вообще, откуда у вас информация?

– Перемещение такого значительного количества сил полиции и сбор их в этом районе не могли остаться незамеченными. Тем более что и квантовая гаубица тоже здесь, – сказала Элла. – Наши зрители хотели бы узнать подробнее о происходящих событиях. И кстати, вы уже производили выстрелы из квантовой гаубицы?

– То есть вам неизвестно, что именно здесь происходит? – спросил Лепаж.

– Ну-у, – протянула Элла. – А что вы можете сказать об этом? – по традиции вопросом ответила она.

Лепаж совсем не был уверен в скором успешном окончании дела. Даже после операции с кометой оставалось неясным, успеют ли полицейские вытащить свой корабль из времени. И хотя пиратская база рано или поздно будет уничтожена, но как много на это уйдет времени и средств, пока было неизвестно. В любом случае в данный момент ситуация была не очень приятной – галактическая полиция проворонила целую пиратскую базу, вот так запросто выстроенную у нее под носом. А если сейчас вся галактика узнает об этом… Нет, это было совсем некстати. Неизвестно, как дальше будут развиваться события, поэтому абсолютно ни к чему, чтобы корреспонденты следили за каждым шагом. Вот когда все закончится, можно будет преподнести события в наиболее выгодном для себя свете. А сейчас лучше избавиться от телевидения.

– Значит, так, – сурово сказал Лепаж. – Полиция проводит секретную операцию, и все пока останется в тайне. Поэтому в средствах массовой информации не должно быть никаких сообщений на эту тему.

– Хорошо, – ничуть не смутившись, ответила Элла. – Тогда я обещаю, что до вашего личного разрешения на телевидении не будет моих репортажей. Но я хотела бы остаться здесь и вести хронику событий, чтобы потом…

– Нет, – отрезал Лепаж. – Вы должны немедленно покинуть этот район.

– Но… сэр. Вы ведь не станете выступать против свободы средств информации? И потом, я, как свободная гражданка, могу находиться в любом месте галактики.

– Если оно не является закрытым, – парировал Лепаж. – Так вот. Я, как начальник галактической полиции, объявляю этот район закрытым. Потрудитесь немедленно покинуть его. Иначе мы будем вынуждены применить силу, – и, чуть улыбнувшись, добавил: – Самым законным образом.

– Вы же не станете стрелять в меня, – фыркнула Элла.

– По закону гражданский корабль, отказывающийся покинуть закрытый район, может быть уничтожен, – Лепаж усмехнулся. – Галактическая полиция гарантирует вам полную законность – хотите проверить?

Элла какое-то время молчала.

– Ладно, – недовольно сказала она, – я уйду. Но вы напрасно недооцениваете телевидение.

– Да-да, – кивнул Лепаж. – И кстати, если в вашей передаче прозвучит хоть слово об НК-14, я лично прослежу, чтобы в тот же день она была закрыта. Вы меня поняли?

Но Элла не ответила. Она отключила связь, потом развернула корабль и, включив двигатели, ушла в подпространство.

– А что, действительно существует такой закон, по которому вы можете сбивать гражданские корабли в закрытом районе? – спросил Велк.

– Конечно, нет, – улыбнулся Лепаж.


* * *


Ворвуд вышел в ангар, где корабли готовились к отлету. Оставшиеся семь харнианских истребителей заправляли топливом, механики устраняли различные мелкие неисправности. На два транспортника грузили вооружение, отряды пиратов заходили на них, занимая свои места. Чуть в стороне стояли пилоты – Рэнг инструктировал их перед вылетом. Ворвуд подошел к нему.

– Как дела?

– Готовим корабли, Нэд. Через полчаса сможем вылететь.

– Отлично. Есть какие-нибудь сложности?

– Только одна, – браво усмехнулся Рэнг, – вернуться с победой. Впрочем, – добавил он, – это не так уж сложно.

– Ну-ну, – улыбнулся Ворвуд, – старый вояка Рэнг, – но потом стал серьезным. – Значит, сначала вы летите к НК-10 на встречу с нашими кораблями?

– Да. Они уже собрались и ждут нас там.

– А не проще встретиться где-нибудь в другом месте по дороге на Харниан?

– Нет. НК-10 – достаточно укромное место. К тому же лучше не показывать копам, что мы направляемся к Харниану – они ведь наверняка увидят, как мы выйдем из системы.

– Понятно, – Ворвуд наблюдал за работой вокруг кораблей. – Но здесь у нас остается только харнианин, – он покачал головой. – Практически голая система. Если б копы знали!..

– Думаю, они догадываются, что у нас осталось совсем мало кораблей. Но им еще нужно справиться с пушками. И потом, харнианин – достаточно серьезная вещь. Если он внутри, то система далеко не пуста.

– Может быть, может быть, – вздохнул Ворвуд. – Ну все, – он посмотрел на Рэнга, – ненавижу прощаться. В общем, давай разбей этот Харниан в клочья и возвращайся с кораблями.

– Как скажешь, Нэд, – пожал плечами Рэнг.

– А я тут пока покомандую за тебя – доверяешь? – весело спросил Ворвуд.

Рэнг усмехнулся.

– Ладно, – ответил он, – черт с тобой, командуй.

Ворвуд, улыбаясь, махнул рукой, потом повернулся и ушел.


* * *


– Сэр, они уходят! – вскричал помощник. – Смотрите!

Лепаж и Велк бросились к экрану локатора. Даже доктор Метью, все это время молча сидевший в углу, лишь со стороны наблюдая за происходящим, вскочил и подошел к пульту. На экране семь пиратских кораблей и два транспортника вышли из системы с противоположной стороны, но, пролетев совсем немного, тут же ушли в подпространство.

– Вот так, – почти грустно сказал Велк. – Вот и все. Ворвуд погрузил вещички на транспортники и сбежал с остатками своих кораблей.

– У нас есть кто-нибудь там рядом? – быстро проговорил Лепаж. – Мы можем проследить за ними?

– Никого нет, сэр, – ответил помощник. – Похоже, они специально выбрали направление и место выхода из системы, где нет наших кораблей.

– Жаль, – Лепаж смотрел на пустой экран, с которого пиратские корабли исчезли, уйдя в подпространство.

Помощник возился с аппаратурой, пытаясь настроить сканер подпространства на максимальную дальность. На секунду ему удалось снова зафиксировать пиратские корабли, совершающие субсветовой прыжок, но потом они опять исчезли с экрана, уйдя из поля видимости.

– Судя по курсу, они летят в НК-10, – заметил Лепаж.

– Это ничего не значит, – махнул рукой Велк. – Они еще сто раз могут поменять курс. Просто им нужно уйти отсюда – это наиболее безопасное направление.

– Все равно, – Лепаж обратился к помощнику, – пусть кто-нибудь слетает к НК-10 и посмотрит, что там происходит. Мы ведь все-таки копы, – пояснил он Велку, – мы все должны проверять.

– Конечно, – пожал тот плечами, – это ваша работа. Но, думаю, вы еще не скоро встретите Ворвуда. Если теперь вообще когда-нибудь встретите. Он наверняка забьется в какой-нибудь отдаленный уголок галактики и будет тихо доживать свой век на какой-нибудь богом забытой планете. Прихваченного на двух транспортниках добра ему должно хватить. Как вы считаете?

– Может быть, – с сомнением произнес Лепаж. – Но как-то мне не верится, что Ворвуд так вот взял и сразу все бросил. Нет, что-то здесь не так.

– Ладно вам, – улыбнулся Велк. – Система ваша. Пираты преподнесли ее вам на блюдечке – берите.

– Довольно горячее блюдечко, – проговорил Лепаж. – Там ведь еще полно пушек – голыми руками не возьмешь.

Метью, который до этого молча стоял рядом, вдруг нарушил молчание:

– Но если улетел Ворвуд, то вместе с ним улетел и Гинзл. Как же он мог оставить генератор поля? – он кивнул на свой детектор, который все так же стоял на столе и показывал светящуюся точку генератора возле звезды.

– А что им еще делать? – ответил Велк. – Уж поверьте мне, в такой ситуации они думают только о том, чтобы спасти свою шкуру.


* * *


Ворвуд, нажав кнопку, ответил на звонок видеофона. Оказалось, что это звонил Гинзл.

– Есть новости, – сказало чуть уставшее лицо профессора с экрана. – Темпоральная установка готова. Вы узнали, в каком времени эти копы?

– Нет, – вздохнул Ворвуд. – Пока удалось узнать только день, но не год. Хотя известен порядок – пятизначное число, то есть десятки тысяч лет.

– Н-да? – отозвался Гинзл. – Что мне делать с установкой?

Ворвуд переложил бумаги на своем столе.

– Пока ничего, – не глядя на экран, ответил он. – Немного повременим с этим делом. Вы ведь знаете, что у нас тут творится.

– Вы о комете? – чуть усмехнулся Гинзл. – Можно было бы и догадаться, что там бомбы – зачем еще посылать всего три корабля?

– Слушайте, – в ярости сверкнул глазами Ворвуд, – может, вы хотите на место главнокомандующего?

– А Рэнга на мое? – с той же усмешкой ответил Гинзл. – Вы это серьезно? Действительно считаете, что так будет лучше?

Ворвуд стиснул зубы. Манера Гинзла говорить все, что вздумается, давно уже раздражала его. Надо сказать, вздумывались ему иногда довольно нелестные вещи. Но Ворвуд терпел выходки профессора – Гинзл был нужен ему. Ладно, в конце концов пусть себе говорит – главное, чтобы хорошо делал свое дело. Да и вообще, за одно только маскирующее поле Гинзлу можно дать привилегию говорить при дворе все, что взбредет в голову. Ворвуду эта мысль показалась забавной. Он улыбнулся и перестал злиться на своего придворного ученого.

– Ладно, – с улыбкой сказал он, – оставайтесь в своей лаборатории, если вам так хочется.

– Угу, – словно подтверждая правильность ответа своего ученика, кивнул Гинзл. – Кстати, Рэнг ведь полетел захватывать Харниан?

Ворвуд усмехнулся.

– Вы говорите об этом так, словно он пошел в соседний магазин за пивом.

– Что-то в этом роде, – невозмутимо ответил профессор, – он ведь полетел за кораблями. Впрочем, я не об этом. Вы еще будете связываться с ним?

– Да, а что?

– Передайте, пусть захватит с Харниана побольше щупалец медуз.

– Щупалец медуз?

– Ну да. Вы ведь хотите, чтобы у вас было больше харнианских монстров? Или вам достаточно одного?

– Нет, – оживился Ворвуд, понимая, куда клонит профессор.

– Ну, тогда нужны еще щупальца.

– Отличная мысль, профессор! И как я сам не догадался?

– Это неудивительно, – скривил губы Гинзл. Ворвуд только улыбнулся в ответ. – И вообще, вам бы следовало предупреждать меня о подобных операциях. Вы же привезете сюда новые корабли – ведь так?

– Да.

– Хотите, чтобы они тоже были невидимы внутри поля, или как?

– Хочу, – словно ребенок о леденце, с улыбкой сказал Ворвуд.

– Ну так ведь в каждом из кораблей должен стоять активизатор невидимости, – пояснил Гинзл. – Выходит, что мне нужно изготовить необходимое количество этих активизаторов. Что же вы молчите? Или считаете, что я просто взмахну волшебной палочкой, и они тут же появятся?

– Извините, профессор, – продолжал Ворвуд, – я как-то не подумал.

– Понятно, – покачав головой, протянул Гинзл. – Ладно, – он недовольно вздохнул, – у меня есть в запасе некоторое количество таких устройств. Остальные я постараюсь сделать как можно быстрее. Сколько кораблей вы предполагаете захватить на Харниане?

– Ммм… Наверное, около ста, возможно, сто пятьдесят, – почти наугад сказал Ворвуд. Сложно было предполагать количество захваченных кораблей, да и сам захват был под большим вопросом. Но нужно что-то отвечать Гинзлу – действительно корабли еще должны быть оснащены системой невидимости. Впрочем, сто пятьдесят – вполне реальная цифра.

– Сто пятьдесят? – с вызовом переспросил Гинзл, потом скривил губы. – Что ж, значит, у меня много работы. А вы пока постарайтесь узнать, в каком времени находятся эти провалившиеся копы – зря, что ли, я темпоральную установку делал?

Ворвуд улыбался самой добродушной улыбкой.

– Знаете, профессор, – весело произнес он, – я иногда путаю, кто из нас главнее.


* * *


– Ладно, на блюдечке, там, не на блюдечке, – проворчал Лепаж, – но пушки все равно надо убирать. Заодно и посмотрим, будут ли пираты как-то реагировать на атаку. В смысле, остался ли там кто-нибудь, чтобы реагировать.

Метью снова прошел и сел в углу. Он понимал, что теперь уже нет необходимости в его помощи. Но, пожалуй, его детектор еще был нужен, а Метью не мог оставить его – прибор еле работал, и надо было находиться рядом, чтобы в случае чего устранить неисправность. Метью вздохнул и снова уселся в угол. Впрочем, он не жаловался – наблюдать за ходом боевых действий изнутри, находясь в рубке командного крейсера, было, пожалуй, интересно. Не сказать, что Метью был так уж доволен своей ролью наблюдателя, но он не жаловался.

Хотя здесь присутствовал не невольный, а настоящий наблюдатель – Велк. Но тот совсем не был похож на наблюдателя – скорее, советник или второй командир. Он, конечно, не мог отдавать приказы, но Лепаж прислушивался к его мнению, тем более что у Велка, пожалуй, было средство воздействия на начальника полиции.

В общем, доктор Метью тихонько сидел в углу и наблюдал за происходящим. А происходило следующее.

– Значит, так, – Лепаж отдавал указания своему помощнику. – Снимите субсветовые резонаторы с транспортника и снабдите ими бомбы.

– Только резонаторы, сэр?

– Да, этого будет достаточно.

– Если снять резонаторы, транспортник уже не сможет совершить субсветовой прыжок, – проговорил Велк.

– Ему и не надо, – улыбнулся Лепаж. – Потом пришлем сюда другие и поставим на него. А пока резонаторы нужны на бомбах.

– А, – догадавшись, кивнул Велк, – я слышал о таком. Но это достаточно редкий случай.

– Сейчас как раз и есть такой случай, – ответил Лепаж. – Один раз я уже проделывал такое. Надо заметить, об этой возможности мне рассказал доктор Метью, – он кивнул Метью, тот чуть улыбнулся в ответ. – Кстати, док, может, вы проследите, чтобы все было сделано правильно?

– В этом нет ничего сложного, – отозвался Метью. – Субсветовой генератор создает поле, а само перемещение производят резонаторы. То есть в подпространство перемещается то тело, к которому они прикреплены. Поскольку транспортник – большой корабль, на нем установлено несколько резонаторов. Хотя было время, когда для тяжелых кораблей пытались делать вместо нескольких маленьких резонаторов один большой. Но это хуже, потому что напряженность поля растет в квадрате, и если…

– Ну-ну, доктор, – прервал его Лепаж, – это уже лишние подробности. В общем, – обратился он к Велку, – мы установим резонаторы с транспортника на бомбы. И когда в транспортнике активизируют субсветовой генератор, переместится не корабль, а бомбы с резонаторами.

– Для этого они должны находиться совсем близко к кораблю, чтобы поле подействовало на них, – уточнил Метью.

– Конечно, – кивнул Лепаж.

– И перемещение будет возможно только один раз, – продолжал Метью, который хотел быть полезным и, радуясь, что есть возможность поучаствовать в происходящем, использовал ее. – Потому что, переместившись, резонаторы будут уже вне действия поля субсветового генератора. А без него… Хотя существует теория, что вблизи звезды, у которой первая планета находится на достаточно низкой орбите, и при удачном расположении резонатора – так, чтобы гравитация звезды и планеты должным образом подействовала на мощное световое излучение звезды – возможно…

– Спасибо, доктор, – скрывая раздражение, произнес Лепаж, который терпеливо ждал, когда Метью закончит, но потом все же не выдержал: – В общем, мы переместим бомбы прямо к пушкам, – сказал он Велку, – и там взорвем их.

– Понятно, – кивнул Велк.


* * *


Пиратские корабли вышли из подпространства рядом с системой звезды НК-10. Рэнг находился на одном из харнианских истребителей. Он не очень уютно чувствовал себя в новом корабле. В старом он все приспособил для себя, к тому же на нем было более мощное вооружение, а также улучшенные системы слежения и наведения. Рэнг специально заставил максимально модернизировать свой корабль. Это, конечно, заняло довольно долгое время – не один месяц шаг за шагом техники усовершенствовали его корабль. Почти каждый раз, когда Рэнг возвращался после полета, в следующий полет он отправлялся на улучшенном корабле – техники устанавливали на него какие-нибудь новшества. Правда, не всегда они слаженно работали, но в конце концов корабль Рэнга стал представлять собой великолепную боевую машину.

Поэтому было очень обидно потерять его. Н-да… Пожалуй, его старый корабль не уступал по мощи и другим параметрам крейсеру. Конечно, Рэнг мог бы просто взять крейсер и летать на нем. Но, во-первых, тогда не удастся свободно летать по галактике, прикидываясь мирным охотником, потому что не существовало гражданских крейсеров. И во-вторых, Рэнг просто не любил большие неповоротливые корабли – маленький юркий харнианский истребитель был ему гораздо милее. К тому же он давно уже привык летать на таких кораблях – с тех пор, как вообще стал пиратом. А пиратом он стал… хм… пожалуй, еще в утробе матери.

В общем, Рэнг с легкой неприязнью нажал кнопку связи на своем новом неуютном корабле, когда на экране локатора появились его друзья – двадцать два пиратских корабля, ждущие у НК-10.

– Привет, ребята, – сказал он. – Как погода в НК-10?

– Отлично, Рэнг, – весело ответили с одного из кораблей. – Рады видеть тебя. Застоялись уже без дела.

– Сейчас будет вам дело, – пообещал Рэнг. – Но придется еще немного подождать.

Он отключился от кораблей и связался с Харнианом.

– А, Рэнг, – сказал появившийся на экране Лони. – Что-то долго ты не летишь. У нас уже все готово и…

– Вот и хорошо, что готово, – спокойно прервал его Рэнг. – Как там те десять охотников на своих кораблях – еще горят желанием разбить орбитальную станцию?

– Их больше, Рэнг, – весело ответил Лони. – Теперь их уже шестнадцать. И все, как ты хочешь, горят желанием.

– Взрывчатка под полицейским ангаром тоже заложена, насколько я понимаю? – осведомился Рэнг.

– Да, все отлично. Кстати, Рэнг, ты деньга не забыл?

– Не забыл, не забыл, – отозвался Рэнг.

– Ну, тогда прилетай, – с усмешкой проговорил Лони, – ждем.

– Хорошо. Передай охотникам, пусть поднимаются на орбиту. Мы появимся у вас примерно через полчаса, по моему сигналу им нужно будет сразу атаковать станцию.

– Ладно, – кивнул Лони, – передам.

– Ну все, – сказал Рэнг, – до скорой встречи.

– До скорой, – ехидно усмехнулся Лони и отключил связь.


* * *


Все было готово. Резонаторы находились на бомбах, которые поместили в пространстве рядом с корпусом транспортника, чтобы они находились в поле действия его субсветового генератора.

Бомбы выйдут из подпространства и сразу будут взорваны – Пушки не успеют сделать и выстрела. А иначе они обязательно разобьют бомбы на подходе. Кажется, все должно получиться.

Лепаж связался с пилотом транспортника.

– Значит, так, – сказал он. – Настрой субсветовой генератор на прыжок к линии пушек. По моей команде активизируешь его.

– Но, сэр, – с тревогой в голосе ответил пилот, – если я перемещусь к пушкам, они в два счета разнесут меня.

– Ты останешься на месте, – с небрежной уверенностью попытался успокоить его Лепаж, – переместятся только бомбы.

– А если нет? – пилот и не думал успокаиваться. – Это ведь субсветовой генератор моего корабля. И корабль перемещается, когда я активизирую его.

– Хм, – недовольно произнес Лепаж. – Делай, что тебе говорят, – не хотелось ничего объяснять этому болвану, да и, пожалуй, было незачем. – Это приказ! А если не согласен, можешь уходить с корабля, а заодно и из полиции. Кто-нибудь другой сделает все за тебя.


* * *


Все было готово. Договоренность с Харнианом подтверждена и назначено время атаки. Здесь, у НК-10, двадцать девять кораблей стояли в полной боевой готовности и только ждали команды, чтобы ринуться в бой. Кажется, все должно получиться.

Когда пираты выйдут из подпространства у Харниана, Рэнг даст сигнал, и тогда будет взорван ангар с полицейскими кораблями, а охотники уничтожат орбитальную станцию. Сразу за этим к Харниан IV придет и Рэнг со своими кораблями. Все события произойдут одно за другим, почти одновременно. Полицейские будут сбиты с толку, подавлены внезапностью и мощью нападения. Кажется, все должно получиться.

Рэнг связался со своими кораблями.

– Значит, так, – сказал он. – Сейчас делаем прыжок и выходим из подпространства на уровне орбиты второй от края планеты Харниана, чтобы потом оставалось меньше лететь до Харниана IV.

– Но, Рэнг, – с тревогой в голосе ответил пилот одного из кораблей, – нельзя выходить из подпространства так глубоко внутри планетарной системы – это слишком опасно.

– Ничего опасного, – с небрежной уверенностью попытался успокоить его Рэнг. – Орбита второй от края планеты – это предельно допустимый уровень. На такой глубине еще можно выходить в системе.

– А если нет? – пилот и не думал успокаиваться. – Гравитация изменит наш курс, и мы выйдем внутри какой-нибудь планеты, а то и звезды.

– Слушай, сынок, – терпеливо пояснил Рэнг. – Нужно как можно быстрее начать атаку. Мы должны свалиться на копов как снег на голову. А когда мы появимся в системе, они обязательно заметят это. Нам надо как можно быстрее долететь до Харниана IV, иначе они успеют подготовиться к нашему приходу, и тогда ничего не получится.

Но пилот продолжал бояться.

– А если мы врежемся в какую-нибудь планету или в саму звезду при выходе из подпространства, нам уже никакие копы не будут нужны.

– Никуда мы не врежемся! – рявкнул Рэнг, потеряв терпение. – Я тебе сказал, что все получится, значит, все получится! А если ты струсил, то можешь прямо сейчас убираться со своими соплями к чертовой бабушке!

Пилот молчал. Рэнг подождал немного и потом уже спокойнее продолжил:

– Ладно, думаю, что слюнтяев среди нас нет, а? – снова молчание в ответ. – Надеюсь, все всё поняли. Выходим на уровне орбиты второй от края планеты Харниана, – на всякий случай повторил он. – Все будет отлично. Я вам обещаю незабываемые впечатления. Потом будете рассказывать девочкам, как захватили целую планету, – он усмехнулся. – Но сначала, конечно, ее надо захватить. Займемся этим! Все, впе… – он запнулся, вдруг увидев две точки, появившиеся на экране локатора – два корабля вышли из подпространства.

– Рэнг, ты тоже заметил? – донеслось с одного из пиратских кораблей. – Это копы. Всего двое. Может, долбанем их, чтоб не путались под ногами?

Рэнг подумал секунду. То, что копы появились здесь, было, конечно, нехорошо. Теперь они знают об увеличении сил пиратов. Хотя, с другой стороны, какая разница – пусть знают. В принципе, можно бы и сбить эти два корабля, но скорее всего они уже успели передать сообщение или сделают это в ближайшее время. Ладно, пусть живут. Двумя коптилками больше или меньше – не имеет значения. Рэнг решил не отвлекаться от главной цели.

– Черт с ними, – ответил он. – Некогда заниматься всякой мелочью. У нас более важное дело. Все, заводи моторы, ребята. Вперед на Харниан!


* * *


– Так, – сказал Лепаж. – Ну что, начнем? Все готовы?

Сразу после взрыва бомб планировалось быстро, пока пираты не опомнились, установить мины вокруг места, где провалился корабль. А потом так же быстро двинуть туда транспортник с темпоральной установкой и начать процесс вытаскивания корабля из времени. Возможно, пираты не успеют собраться с силами и напасть или нападут, но уже на завершающей стадии процедуры вытаскивания – в общем, чем меньше времени надо будет обороняться, тем лучше. Если, конечно, вообще придется от кого-то обороняться – возможно, пираты действительно покинули систему. Правда, Лепаж не очень-то верил в это. Во всяком случае, он обязан был предполагать и худший вариант. В данной ситуации лучше перестараться, чем что-то недоглядеть.

– Ну все, – сказал Лепаж, – впе…

– Сэр, – помощник неожиданно прервал его, – наши корабли сообщают из НК-10, что они обнаружили крупные силы пиратов.

– Крупные? – переспросил Лепаж, недовольный, что его прервали, хотя, в принципе, помощник поступил правильно – такую информацию лучше получить до начала действий. – Насколько крупные?

– Двадцать девять харнианских истребителей и два транспортника, – ответил помощник. – Транспортники, похоже, те, что вышли из НК-14.

– Угу. И семь из двадцати девяти истребителей, видимо, тоже отсюда, – кивнул Лепаж.

– Просто они встретились со своими, – проговорил Велк. – Это, кстати, хорошо, что они встретились там, а не пригнали новые корабли сюда – выходит, пираты действительно решили покинуть систему.

– Что там у них происходит у НК-10? – выслушав Велка, но ничего не сказав ему, спросил Лепаж помощника.

– Почти сразу, как появились наши корабли, пираты ушли в подпространство и полетели в этом направлении, – помощник показал направление на карте галактики.

– Вот как? – нахмурился Лепаж. – У них на пути добрых две трети галактики – они могут лететь куда угодно. Пусть проследят за ними.

– Сэр, их ведь всего двое против трех десятков пиратов.

– Н-да? – пробормотал Лепаж. – Ладно. Пусть себе забиваются в какую-нибудь нору. А лучше – в черную дыру, – он усмехнулся собственной шутке. – Ну все, – Лепаж хлопнул в ладоши, оставляя все ненужное в стороне. – Мы когда-нибудь начнем? Пора уже разобраться с этими пушками, маскирующими генераторами и провалившимися кораблями. Сколько можно тянуть?


* * *


Вообще-то Рэнг совсем не был уверен, что можно выходить из подпространства так глубоко внутри планетарной системы. Это был довольно серьезный риск. Но ничего другого не оставалось. Рэнг почти с самого начала, когда только возникла идея захвата Харниана, думал об этом. Единственным их козырем была внезапность. Но после того как пираты выйдут из подпространства у системы Харниана, на полет к Харниану IV уйдет довольно много времени – достаточно, чтобы копы успели заметить такое большое количество кораблей, летящих к ним, и подготовиться к встрече. Нельзя дать им опомниться, необходимо как-то сократить время полета в обычном пространстве. Рэнг долго думал над этим и в конце концов решил пойти на риск.

Да, конечно, глупо может получиться, если Рэнг со всей компанией влетит в какую-нибудь планету при выходе из подпространства. Пожалуй, Ворвуд просто взбесится, узнав об этом. Такой финал еще даже не начавшейся атаки будет фатальным для его империи. Но, с другой стороны, Рэнгу тогда уже будет все равно – он станет полезным (или бесполезным – ха-ха!) ископаемым одной из планет…

Ладно. В конце концов только раз живем. Рэнг решил рискнуть, поставив на карту не только свою жизнь, но и вообще судьбу всего дела. Так или иначе ничего другого не оставалось.

Поэтому, нажимая кнопку активизации субсветового генератора, он чувствовал себя так, словно нажимает на курок приставленного к виску и заряженного одним – а может, и не одним – патроном револьвера (да, в древности умели развлекаться!).

Рэнг первым ушел в подпространство. Остальные последовали за ним под взглядами двух полицейских кораблей, неподвижно стоящих в стороне. Пираты словно на параде прошли перед ними, исчезнув в подпространстве. Правда, полицейские и не подумали отдать честь их торжественному шествию.

Все произошло как обычно – хлопок, легкая пелена перед глазами, и корабль оказался в обычном пространстве, выйдя внутри системы Харниан. Рэнг быстро огляделся вокруг. Уф! Кажется, все в порядке. Корабль висел в пустоте космоса, никаких планет поблизости не было. Надо же, все-таки получилось. Получилось!

Вокруг стали выходить из подпространства другие пиратские корабли. Рэнг подождал, пока появятся все. Когда вспышки перехода прекратились, он нажал кнопку связи.

– Ну что, все? – радуясь удачному разрешению рискованного действия, сказал он. И тут увидел, что компьютер показывает цифру двадцать девять – столько кораблей рядом сканировала бортовая система слежения.

Двадцать девять? Но это значит… Это значит, что вместе с кораблем Рэнга здесь всего тридцать пиратских кораблей. Но ведь их было тридцать один! Куда же девался еще корабль? Неужели он остался у НК-10 – один против двух копов? Нет, не может быть.

– Кого нет? – быстро спросил Рэнг.

– Пита, – ответили ему с одного из кораблей. – Рэнг, он на краю системы.

– Что?

И действительно. Рэнг увидел точку на локаторе – недостающий пиратский корабль, который вышел из подпространства не вместе со всеми, а на краю системы. Это был корабль того пилота, который возражал Рэнгу у НК-10 против выхода внутри системы.

– Пит! Трусливый ублюдок! – переключив связь на него, прорычал Рэнг. – Твое счастье, что мне сейчас некогда. Но, обещаю, если когда-нибудь встречу тебя, придушу собственными руками, – вы был просто взбешен. – Давай, проваливай отсюда! Нам не нужны такие слюнтяи, – но потом Рэнг постарался быстро взять себя в руки – нужно было действовать – и, забыв о Пите, передал на свои корабли: – Ладно, ребята, теперь как можно быстрее к Харниану IV. Транспортники, ваша скорость меньше, мы не будем ждать вас – добирайтесь сами, но тоже поторапливайтесь. Все, вперед!

Пиратские корабли сорвались с места и на полной скорости понеслись к Харниану IV. Пора было давать сигнал к уничтожению орбитальной станции и ангара полиции. Появление в системе тридцати неизвестных кораблей, конечно, насторожит копов, и они могут перевести военную орбитальную станцию в режим повышенной готовности, что осложнит, а то и сделает невозможным ее уничтожение. К тому же полицейские могли выслать навстречу эскадре Рэнга корабли из ангара – нельзя допустить, чтобы они ушли от взрыва.

Рэнг связался с Харнианом. На экране появилось скучающее лицо Лони.

– А, Рэнг, – проговорил он. – Ты уже здесь?

– Да, – ответил Рэнг. – Начинай. Мы на подходе.


* * *


– Все, вперед! – передал Лепаж на транспортник.

Пилот транспортника активизировал субсветовой генератор, и бомбы, вспыхнув ярким светом, исчезли. Но очень скоро новые вспышки засверкали на краю системы пиратов – бомбы выходили из подпространства. Помощник Лепажа держал палец на кнопке. И, как только все бомбы появились в обычном пространстве, тут же взорвал их.

Одна пушка все же успела выстрелить, но это не нанесло вреда. Огромное огненное облако взрыва поглотило часть пространства, в котором находились пушки. Шквал огня разнес в клочья все, что находилось поблизости. В космосе не было слышно раскатов взрыва, а огромная яркая вспышка представляла собой довольно красивое зрелище. Лепаж невольно залюбовался картиной взрыва, понимая, что при всей своей красоте это крайне разрушительный и смертоносный фейерверк.

Что ж, от пушек остались только обломки, впрочем, это и к лучшему. Все, хватит любоваться феерическим зрелищем, закатом империи Ворвуда, пора было свалить его в черную ночь – в данном случае солнце приходилось двигать самим.

Лепаж отдал приказ, и патрульные корабли ринулись вперед, чтобы установить мины вокруг места, куда нужно поместить темпоральную установку.


* * *


У Ворвуда на столе включился экран срочной связи, на котором появился наблюдатель со станции слежения.

– Шеф! Они взорвали наши пушки! – закричал он. – Все наши пушки взорваны!

Ворвуд чуть сморщился от его крика, протянул руку и уменьшил громкость.

– Ну, что там еще? – недовольно произнес он. – Какие пушки?

Наблюдатель начал быстро говорить, энергично жестикулируя. Но теперь из-за уменьшенной громкости его почти не было слышно.

– Фу ты, – пробормотал Ворвуд и прибавил звук.

– … во всем квадрате, – говорил наблюдатель. – Теперь там у нас нет ни одной пушки. Вообще ни одной против всех копов!

– Н-да? – мрачно произнес Ворвуд. – Что, они все-таки выстрелили из квантовой гаубицы?

– Нет, говорю же, что не знаю, как они это сделали. Просто все вдруг взорвалось, и наши пушки…

– Как это просто взорвалось? – прервал его Ворвуд. – Просто взрывов не бывает. Что-то должно взрывать.

– Я не знаю, что, – нервно ответил наблюдатель. – Но пушки взорвались – и все тут. И теперь у нас там…

– Ладно, – махнул рукой Ворвуд, снова прерывая его, – я все понял, – и отключил связь.

«Так, – подумал он. – Опять этот Лепаж затеял какую-то гадость. Ох уж мне этот Лепаж!» Ворвуд вздохнул и связался с Гинзлом.

– Вы уже слышали, что копы разбили наши пушки? – сразу спросил профессор.

– Да.

«И откуда он все знает?» – подумал Ворвуд.

– Где там ваш чудо-корабль? – спросил он.

– На орбите, – сразу поняв, о чем речь, ответил Гинзл. – Ждет приказаний.

– Отлично, – кивнул Ворвуд. – Отправляйте харнианина к копам, – усмехнувшись, добавил: – И не забудьте перевязать его розовой ленточкой.


* * *


Патрульные корабли ринулись вперед, чтобы установить мины. Лепаж наблюдал за ними со своего крейсера. Пока он не двигал транспортник с темпоральной установкой – пусть патрульные корабли закончат свою работу и встанут на охрану. К тому же Лепаж хотел посмотреть, будут ли пираты как-то реагировать на эти действия.

Но пираты никак себя не проявили, словно их и не было. Впрочем, вполне возможно, что их действительно не было.

– Отлично, – сказал Лепаж, когда все мины были установлены. – Транспортник, вперед, – передал он.

Транспортник, используя обычные двигатели, медленно набрал скорость и направился к месту перехода. Патрульные корабли охраняли квадрат, где нужно было установить темпоральную установку.

Все, затаив дыхание, следили за системой пиратов, каждую секунду ожидая атаки из невидимых кораблей. Но пираты не нападали.

Транспортник наконец прибыл в заданную координату.

– Начинайте процедуру вытаскивания, – передал на него Лепаж. – Мы прикроем вас.

Темпоральную установку необходимо было выгрузить, зафиксировать в пространстве и затем включить генератор темпорального поля, который создаст коридор перехода. На транспортнике начали открывать грузовой отсек и выгружать установку.

И вдруг…

Нет, это произошло не вдруг. Сначала какая-то тень упала на патрульные корабли, охранявшие место перехода, – что-то огромное и невидимое закрыло свет звезды. Почти сразу из этой тени вырвался шквал плазмы, сжигая мины, установленные полицейскими. Это не были отдельные выстрелы или отдельный луч – это был сплошной поток плазмы, сжигающий большой объем пространства.

Патрульные корабли открыли огонь, но было бесполезно стрелять по плазме или сквозь плазму. Нечто невидимое приближалось, катя перед собой волны из плазмы, и полицейские, чтобы не погибнуть, вынуждены были отступить.

– Что это?! – Лепаж непонимающе смотрел на происходящее. Нечто непонятное атаковало полицейских. Нужно было как-то защищаться. – Обойдите его сбоку! – передал он на корабли. – Стреляйте по точке, из которой исходит плазма.

Патрульные корабли попытались совершить маневр и обойти невидимого монстра. Но поток плазмы буквально нацеливался на полицейских.

– Да что же это? – Лепаж в отчаянии сжимал кулаки.

Нечто невидимое создавало вокруг себя сплошную плазменную завесу, которая была оружием и одновременно служила защитой для самого монстра. Становилось очевидным, что полицейские не могут противостоять этому непонятному явлению. По крайней мере, пока оно находится внутри маскирующего поля, будучи невидимым. Ничего не оставалось, как отступить, уйти из системы.

Гаубица! Вот гаубица могла бы помочь. Будь там хоть трижды непобедимый монстр, он не смог бы устоять перед выстрелом квантовой гаубицы. Но нельзя стрелять из нее именно в этом месте, иначе закроется временной коридор, и патрульный корабль уже невозможно будет вытащить из времени.

– Назад! – в отчаянии выкрикнул Лепаж. – Все назад! Выходите из маскирующего поля!

Похоже, этот монстр был довольно медлительным, потому что патрульным кораблям легко удалось уйти от него – монстр не смог (или не захотел?) догонять их. Но вот транспортник…

Когда полицейские были атакованы, транспортник уже начал выгружать темпоральную установку. И во время команды к отступлению он стоял с открытым грузовым отсеком, из которого манипулятор уже наполовину вытащил установку. Лепаж поначалу думал, что им удастся отбить атаку, поэтому медлил с распоряжением, и транспортник продолжал заниматься своим делом. Но когда стало ясно, что полицейским не устоять и нужно уходить из системы, транспортник был не в состоянии начать движение.

– Что мне делать, сэр? – испуганно спросил пилот транспортника. – Груз находится в промежуточном состоянии. Я не могу двигаться. Не могу!

– Вперед… Ммм. Назад! – передал Лепаж. – Черт с ним, с грузом! Бросай эту темпоральную установку! Она все равно погибнет, только с тобой или без тебя. Давай, уходи оттуда. Быстрее!

Транспортник включил двигатели и рванулся с места. Темпоральная установка дернулась и ударилась о край грузового отсека, но осталась висеть на манипуляторе. Транспортник старался лететь как можно быстрее. Но его максимальная скорость была примерно такой же, как у невидимого монстра. Но тот уже двигался, а транспортник еще только разгонялся. В общем, ничего не выйдет – Лепаж, начинал понимать это, видя, как потоки плазмы приближаются, догоняя обреченный транспортник.

– Все, – передал Лепаж пилоту транспортника, – катапультируйся.

И почти сразу за этим корабль мгновенно исчез в море огня, не оставляя даже обломков. Один из патрульных кораблей пролетел перед невидимым монстром и подхватил катапультировавшегося с транспортника пилота.

Полицейские вышли из маскирующего поля и, развернувшись, ожидали монстра. Но тот не последовал за ними – не переходя границу поля, он так и остался невидимым.

– Что же это? – ни к кому не обращаясь, произнес Лепаж. – Что это было?

– Это медузоид, – вдруг ответил Велк, завороженно глядя на экран. – Неужели Гинзлу удалось сделать и это?


* * *


– Надеюсь, что за нами прилетят в течение ближайших десяти часов, – проговорил Чет, стоя у пульта управления кораблем. Энергии для системы слежения не оставалось. И это при условии, что днем заряжаются солнечные батареи.

После нападения динозавра нужно было включать охранную систему слежения, чтобы опять не оказаться застигнутыми врасплох каким-нибудь доисторическим звероящером. Солнечные батареи только-только зарядились до нужного уровня.

– Можно сократить радиус слежения и поставить на минимальную чувствительность, чтобы система реагировала только на крупные объекты – так энергии будет уходить меньше, – Пиона, поджав ноги, сидела в кресле.

– Хм. Пожалуй, ты права, – Чет понажимал кнопки и перенастроил аппаратуру. – Все равно, – глядя на приборы, сказал он, – часов тринадцать – не больше.

Он развернулся и присел на краешек пульта. Пиона, задумавшись, смотрела перед собой.

– Крупный был экземпляр, – негромко проговорил Чет.

– Да, – не поднимая головы, отозвалась девушка.

– Похож на тиранозавра. – Он видел, что Пиона еще не отошла от произошедшего. – Наверно, у него еще нет названия.

– Наверно, – так же тихо ответила Пиона.

Чет молчал какое-то время, потом собрался с духом и спросил:

– Испугалась? – он спросил это с заботой и с теплотой в голосе. Это был вопрос не к напарнику-полицейскому, а просто к женщине.

Пиона подняла голову и посмотрела на него. Он думал, что сейчас она разозлится или ответит какой-нибудь шуткой. Но в ее взгляде не было недовольства или насмешки – она смотрела на него снизу вверх, как женщина смотрит на мужчину. У Чета промелькнула мысль, что он впервые видит у нее такой взгляд. И, как это ни смешно после всех его серьезных и не очень приставаний, он впервые почувствовал, что они не просто напарники.

Это было странное чувство, не такое, как с девочками в баре или гостиничном номере. Потому что они только девочки – так, для развлечений. А сейчас… Нет, он не успел ничего понять – это длилось всего секунду.

– Я испугалась, что он убил тебя, – негромко сказала Пиона и отвернулась.

Чет не знал, что делать со своим странным чувством – при всей своей непонятности оно требовало каких-то действий. Но он не решался… нет, он просто не знал, что делать. И тогда, не зная, как поступить, он поступил как всегда:

– Побоялась, что останешься на этой планете одна? – с бравой ухмылкой произнес он.

И тут же пожалел об этом. Бравая ухмылка была настолько неуместна и выглядела настолько глупо в данной ситуации, что ему захотелось тут же провалиться на месте, лишь бы забрать свои слова обратно.

Пиона лишь недовольно вздохнула и покачала головой в ответ.

– Ладно, пойдем на воздух, – почти сердито произнесла она. – Хватит здесь сидеть, – и направилась к выходу.

«Олух, – глядя ей вслед, подумал Чет. – Какой же я олух! Ну зачем?»


* * *


– Медузоид? – словно не расслышав, переспросил Лепаж. – Что еще за медузоид?

Велк многозначительно посмотрел на Метью и помощника.

– Да говорите же! – раздраженно произнес Лепаж. – Что вам известно об этом?

Велк помолчал еще секунду, потом ответил:

– Вообще, это секретная информация. Но теперь, думаю, можно сказать, – он нахмурился, собираясь с мыслями. – В наших лабораториях идет создание подобных кораблей, но пока испытания не были безуспешны. Хотя что-то все же получается, но… В общем, это корабль, построенный по технологии, использующей принцип работы плазменных желез харнианских медуз. Наши ученые давно уже бьются над созданием таких кораблей. Но, похоже, Гинзл первым смог решить эту задачу.

– Похоже, – ехидно вставил Лепаж.

– Извините, – вмешался Метью. – А вы пытаетесь сделать механизм, работающий как плазменные железы или используете сами железы?

– Мы пробовали и то и другое, – ответил Велк. – Но пока это не дало достаточно хороших результатов.

– Подождите, – проговорил Лепаж. – Помните, с Харниана нам сообщали, что, когда Рэнг покупал корабли, он интересовался щупальцами медуз?

– Да, – Велк чуть расширил глаза. – Так вот зачем они были нужны ему.

– Не ему, а Гинзлу, – уточнил Лепаж.

– Да, наверно, – Велк смотрел перед собой.

– А что представляет из себя такой корабль? – спросил Метью. Похоже, этот факт интересовал его с чисто технической точки зрения.

– Ну, я не знаю, как сделал его Гинзл, – ответил Велк, – но у нас это… – он вдруг замолчал и чуть ли не с ненавистью уставился на Метью – еще немного, и тот заставил бы его выдать секретную информацию.

– Ну? Ну? – нетерпеливо произнес Лепаж.

– Я должен связаться с Мердоком, – быстро проговорил Велк. – Это слишком важная новость. Если у нас тут еще и медузоид… – он снова не договорил и направился к пульту.

Окатив помощника уничтожающим взглядом, Велк согнал его с кресла и уселся перед пультом. Потом связался с Мердоком и негромко, чтобы никто не услышал, начал вести с ним свои секретные переговоры.

– А вы что думаете об этом? – спросил Лепаж Метью.

Доктор развел руками.

– Ничего, – ответил он. – Мне ровным счетом ничего неизвестно об этом.

– Ну а так, навскидку, что вы можете сказать?

– Хм, – Метью задумался. – Если они собирали щупальца медуз, то, видимо, Гинзл использует какой-то биологический раствор, чтобы заставлять их работать. Скорее всего как-то подключается к нервным волокнам и… В общем, делает щупальца живыми, заставляя их двигаться и стрелять. Вероятно, такой корабль должен быть похож на медузу – он обвешан щупальцами со всех сторон. Кстати, щупалец на нем может быть не десять, как у медузы, а сколько угодно. А судя по тому, что мы видели, на нем даже больше двух десятков щупалец – вряд ли можно извергнуть такой поток плазмы с меньшим количеством.

– Угу, – кивнул Лепаж. – И все щупальца могут стрелять в разные стороны?

– Да, – согласился Метью.

– То есть такой корабль может окружить себя сплошной стеной плазмы.

– Ну, – протянул – Метью, – теоретически – да.

– Жаль, что у нас тут не теоретический случай, – с сарказмом произнес Лепаж. – А какова дальность выстрела, частота и вообще, как долго он может стрелять?

– Ну, – Метью развел руками, – вы спрашиваете такие подробности… Хотя, наверно, щупальца будут стрелять, пока их подпитывают биологическим раствором – плазменные железы просто естественным для себя образом вырабатывают плазму. И кстати, Гинзл мог ускорить этот процесс, используя какие-нибудь химические стимуляторы, добавленные в раствор. Так что такой корабль скорее всего стреляет быстрее и дальше любой медузы.

– Вот как? – покачал головой Лепаж. – При этом имея вооружение как минимум двух медуз.

– Больше, – чуть улыбнулся Метью. – Двадцать стреляющих щупалец – это больше, чем у двух медуз, у них ведь не все щупальца стреляющие. А Гинзл вряд ли повесил на свой корабль нестреляющие.

– Надо думать, – кивнул Лепаж. – Как же нам уничтожить этот медузоид?

– Не знаю, – Метью пожал плечами. – Но, по-моему, только квантовой гаубицей.

– Здесь нельзя использовать квантовую гаубицу – вы же сами говорили.

– Да, нельзя, – грустно подтвердил Метью.

– Тогда остается только ждать, когда у них кончится этот, как вы говорите, биологический раствор.

– Вряд ли он кончится. Скорее всего он хранится на корабле в сухом или концентрированном виде – достаточно только добавлять его по мере надобности. Наверняка они запаслись им на достаточно долгий срок.

– Что же получается – у нас тут неуязвимый корабль с бесконечным количеством снарядов на борту? – возмущенно произнес Лепаж.

– Ну, бесконечным, небесконечным, – протянул Метью, – но…


* * *


Шестнадцать кораблей охотников находились на орбите Харниана IV. По сигналу Лони они собрались вместе и полетели к военной орбитальной станции.

Полицейские Фрэнк и Эрни, дежурившие на станции, как обычно проводили время в праздном отдыхе. Работы здесь практически никакой не было, пост сохранялся только из формальных соображений.

Фрэнк расстегнул мундир и закинул ноги на пульт.

– Уф! – сказал он. – Что-то жарко сегодня. Надо бы проверить установку искусственного климата.

– Потом, – отмахнулся Эрни, не отрываясь от экрана стереовизора, где показывали полуфинальный матч чемпионата галактики по гарфийскому футболу. – Смотри, смотри! Он же за линию зашел! – показывая на экран, возмущенно произнес он. – Судья что, не видит?

– Да, это купленный судья, – Фрэнк взял банку пива. – Своим подсуживает.

– Я ему подсужу! – потряс кулаком Эрни. – Судью на мыло!

Фрэнк, открывая пиво, случайно заметил на экране локатора необычное скопление кораблей охотников.

– Хм. Чего это они собрались? – проговорил он.

– Сейчас штрафной будут бить, – ответил Эрни.

– Я не о том, – скривился Фрэнк. – Смотри, охотники. Целых шестнадцать кораблей. Чего они хотят?

– Да мало ли, – махнул рукой Эрни. – Страшно в одиночку на медузу идти – вот они и собрались толпой. Нет! Нет! Куда?! – реагируя на матч по стереовизору, прокричал он. – Ну бей же! А, черт!

– Кажется, сюда летят, – Фрэнк удивленно смотрел на экран локатора. – Нет, я все-таки сообщу на базу. Сделай звук потише.

– Да брось ты. Мало ли, куда эти охотники летают. Если о каждом сообщать… Ну! Ну! Черт! Этот Сальвинос совсем играть не умеет. Пятый раз бьет – и все мимо.

Корабли охотников приближались к станции. Теперь уже не вызывало сомнений, что они летят именно к ней.

– Нет, это все-таки интересно, – Фрэнк нажал кнопку связи. – Группа охотников, ответьте галактической полиции. Корабли охотников… – шум матча мешал говорить. – Да сделай ты тише, – сказал он Эрни.

– Слушай, ну дались тебе эти охотники. Нас сюда для чего поставили? За медузами наблюдать. Вот и наблюдай за медузами, а не за… Нет, ну так нельзя, – возмущенно показал он на экран стереовизора. – Смотри, что делает!

– Хм, – нахмурившись, произнес Фрэнк, продолжая следить за охотниками.

Те летели прямо на станцию. По мере приближения их корабли выстраивались в линию. Подойдя к станции, они остановились, окружив ее полукольцом.

– Смотри, – тревожно проговорил Фрэнк, – они выстроились так, как будто…

– Ну! Ну! Го-о-ол!!! – заорал Эрни.

И в этот момент мощный удар сотряс станцию – все шестнадцать кораблей охотников одновременно выстрелили по ней.

– Они стреляют в нас! Стреляют!!! – прокричал Фрэнк и ударил по кнопке связи. – База! База! Нас атакуют охотники! Шестнадцать кораблей…

Охотники выстрелили еще раз. Из пульта вылетел сноп искр, на станции погас свет, но сразу включились красные лампы аварийного освещения.

– Что?! Почему?! – проорал Эрни и потянулся к управлению боевой системой.

Но тут последовал еще один залп, который окончательно разбил корпус станции, превратив ее в кучу обломков, хаотично разлетающихся в пространстве.


* * *


Лони усмехнулся, лизнул большой палец и надавил им на кнопку. Его дом находился довольно далеко от полицейского ангара, но даже здесь был слышен мощнейший взрыв, сотрясший, казалось, само небо.

– Ну все, – довольно улыбаясь, сказал он Керцу, сидевшему рядом, – мы свою работу сделали – станция разбита, ангар взорван. Теперь дело за Рэнгом, – он откинулся на спинку кресла. – Уф! Устал я от такой работы, – вытирая несуществующий пот со лба, с наигранной серьезностью произнес он.

– Нет, – покачал головой Керц, – работа еще и не начиналась. Ты приготовил грузовик для денег?

– А как же? – ухмылялся Лони. – Даже два – самые большие, какие только нашел. Один для денег, другой – для драгоценностей.

– Угу, – со знанием дела покивал Керц. – Вот теперь и побегаешь, собирая это со всего города.

– Ничего, побегаю, – веселился Лони. – Своя ноша не тянет.

– Ладно, когда начнем? – нахмурился Керц.

– Как только Рэнг турнет копов из города, так и начнем – не раньше.

– Н-да, – кивнул Керц, – любишь ты чужими руками каштаны из огня доставать.

– А кто ж не любит? – ухмыльнулся Лони. Потом взял пульт и включил стереовизор, настроив его на канал, где шел матч, который так и не досмотрели Фрэнк и Эрни. – Сегодня же футбол – полуфинал. Можно посмотреть, пока все равно делать нечего. Интересуешься?

– Не-а, – скользнув безразличным взглядом по экрану, ответил Керц.


* * *


В кабинете капитана харнианского участка галактической полиции Дирка работал стереовизор. Шла трансляция футбольного матча. Вообще, Дирк не поощрял просмотр телепередач на работе и сам не занимался этим, но сегодня был особенный случай – полуфинал чемпионата галактики, такое нельзя пропускать. Жаль, что на Харниане его трансляция шла в рабочее время. Хотя, конечно, можно бы потом посмотреть повтор, но… Это же все-таки полуфинал!

В общем, стереовизор работал с маленькой, почти неслышной громкостью, и Дирк делал вид, что не смотрит его, а занимается работой. Но на самом деле чуть ли не каждую секунду он бросал взгляд на экран.

В дверь постучали, и вошел дежурный полицейский.

– Сэр, – сказал он, – в нашей системе появились тридцать неизвестных кораблей. Они вышли из подпространства на уровне орбиты второй от края планеты.

– Что? На уровне второй планеты? – удивился Дирк. – Как это? Настолько глубоко в системе нельзя выходить из подпространства.

– Тем не менее, – развел руками дежурный. – Мы попытались связаться с ними, но они не отвечают.

– Н-да? – Дирк посмотрел на экран стереовизора. Тут один из игроков ударил по воротам, но промахнулся. «Черт, – подумал Дирк. – Совсем этот Сальвинос играть не умеет». И тут заметил, что дежурный тоже смотрит на экран.

– Кхе! – сурово кашлянул капитан. Дежурный дернулся, отведя взгляд, и с испугом уставился на своего начальника. – А какие именно там корабли? – спросил Дирк.

– Двадцать восемь охотников и два транспортника, сэр, – четко отрапортовал дежурный.

– И не отвечают на запросы?

– Нет, сэр. Судя по курсу, летят к нам и на довольно большой скорости… практически на максимальной.

– Хм. Вот как? – сдвинул брови Дирк. – Что им надо? И зачем они все собрались?

Дежурный молчал.

– Ну что, – сказал Дирк, снова посмотрев на экран. – Пошлите кого-нибудь навстречу. Пусть остановит их и проверит, что это за птицы.

– Есть, сэр!

– Да, и передай на орбитальную станцию, чтоб были повнимательнее. Нечего им там баклуши бить.

– Есть, сэр, – повторил дежурный.

– Ладно, иди, – проговорил Дирк и взялся за бумаги, словно занятый важной работой. На самом деле в ходе матча назревал довольно напряженный момент.

Дежурный ушел. Дирк с азартом уставился на экран. «Ну! Ну! – забыв о работе, мысленно подгонял он игрока. Тот ударил по мячу и забил гол. – Го-о-ол!!!» – чуть не заорал Дирк, но вовремя сдержался.

В этот момент в кабинет вбежал всклокоченный дежурный.

– Сэр! Наша орбитальная станция! – прокричал полицейский. – Она взорвана!

– Что? – сурово произнес Дирк. – Как это взорвана?

– Охотники уничтожили ее! Шестнадцать кораблей охотников подошли и в упор расстреляли орбитальную станцию!

– Это те, что вышли из подпространства на уровне второй планеты?

– Нет, это наши. Они находились на орбите, потом собрались вместе и разбили станцию.

– Зачем? – удивился Дирк. – Сбесились они, что ли? Чем им станция-то помешала?

– Не знаю, сэр, – в отчаянии произнес дежурный.

– Хм. А сейчас они где?

– Стоят на том же месте на орбите, даже не пытаются скрыться.

– Совсем обнаглели, – пробормотал Дирк. – Ну сейчас я им покажу, как уничтожать орбитальные станции! – он встал из-за стола. – Пошли в ангар. Поднимай всех, кто есть. Мой крейсер уже починили?

– Да, сэр, еще вчера. Он в ангаре.

– Отлично, – Дирк направился к двери и, проходя мимо, хотел выключить стереовизор.

Но тут вдруг мощный взрыв сотряс все здание полицейского участка. Дирк пошатнулся, еле удержавшись на ногах. Бронированные стекла на окнах, которые, как обещала фирма, устанавливавшая их, не разбиваются никогда, разлетелись по всему кабинету. Дирк обернулся, посмотрев на окно, и тут увидел, что ангар, в котором стояли корабли, превратился в охваченные огнем руины.

– Какого… – начал говорить Дирк.

Но почти одновременно с ним закричал дежурный:

– Ангар! Ангар, сэр! Теперь еще и ангар взорван!

– Да что происходит?! – возмущенно прорычал Дирк. – Давай, пошли, – бросил он стоявшему в дверях дежурному. – Быстрее!

И они вместе выскочили из кабинета, где остался работать невыключенный стереовизор, показывающий полуфинальный матч чемпионата галактики по гарфийскому футболу.


* * *


Корабли Рэнга на максимальной скорости неслись к Харниану IV. Теперь, после взрыва ангара и уничтожения орбитальной станции, нужно было как можно быстрее взять космопорт. Потому что копы наверняка вызовут оставшиеся патрульные корабли, и если не успеть, то придется воевать против двадцати с лишним полицейских кораблей и пушек космопорта одновременно, а это практически безнадежная затея – и то и другое по отдельности представляет серьезную опасность, а уж вместе… Но можно разделить их, потому что патрульным кораблям необходимо время, чтобы добраться из районов патрулирования к Харниану IV, и если за это время разбить пушки, то потом будет проще справиться с кораблями полицейских. Тем более что в космопорте можно взять стоящие там корабли охотников – это значительно увеличит силы пиратов.

Надо поторопиться. Фактически сейчас пираты и патрульные корабли летели наперегонки к Харниану IV. Только полицейским нужно было просто долететь, а пиратам еще и захватить космопорт. Правда, полицейские находились несколько дальше. В общем, начались веселые гонки со своими условиями, призом в которых служила целая планета – Харниан IV.

Транспортники не успевали за истребителями и все больше отставали. Но Рэнг не обращал на них внимания. Даже хорошо, если транспортники прилетят позднее и не будут участвовать в первой, самой опасной атаке. Потеря даже одного транспортника была бы слишком серьезна – в нем ведь находятся пилоты, и если их уничтожат, придется оставить часть захваченных кораблей, которые просто некому будет поднять в воздух.

То, что они лишились истребителя еще до начала сражения, ослабило их положение. Но все же Рэнг считал, что поступил правильно, прогнав Пита. В таком серьезном деле нужны проверенные люди, а этот слюнтяй чуть что мог всех подставить. К тому же не было времени ждать, пока он их догонит.

В общем, пока все складывалось несколько неопределенно – им удалось выйти из подпространства глубоко в системе, но они потеряли один корабль.

Рэнг снова связался с Харнианом.

– Какие новости, Лони?

– Все отлично, Рэнг, – небрежно ответил тот. – Орбитальная станция уничтожена, ангар взорван. Шестнадцать охотников ждут тебя на орбите.

– Что делают копы?

– Бегают взад-вперед, не зная, за что хвататься, – усмехнулся Лони. – А у тебя как?

– Мы уже близко, – ответил Рэнг. – Думаю, минут через десять ты нас увидишь… и услышишь.

– Только не стреляйте по северной части города, – усмехался Лони. – Там мой дом.

– Там вообще только жилые кварталы, – сказал Рэнг, хорошо изучивший карту города, – нам туда незачем летать.

– Вот и отлично.

– Рэнг, – передал пират с одного из кораблей, – прямо по курсу коптилка. Чего-то хочет от нас.

– Ладно, все, – сказал Рэнг Лони, – у нас тут гости. Встретимся в городе.

– О'кей, – кивнул Лони и отключился.

Навстречу пиратам летел патрульный корабль – Дирк хотел проверить неизвестные корабли. Пилот был очень недоволен, когда получил приказ на вылет. Он сидел в ангаре и вместе с механиками смотрел полуфинал по стереовизору. Дежурство подходило к концу, но он решил, что не пойдет домой, а досмотрит матч. И тут ему сообщили, что нужно вылетать и проверить какие-то корабли. Ничего не поделаешь – пришлось вставать и отправляться выполнять приказ. Матч был в самом разгаре, не прошло еще и половины.

Пилот находился уже в космосе, когда охотники уничтожили станцию. После взрыва ангара вообще уже было не до него, и ему никто не сообщил о происходящем. Поэтому пилот летел в полном неведении, думая лишь о том, что ему не дали досмотреть матч. Он даже не догадывался, что фактически это и спасло ему жизнь.

Группа неизвестных кораблей показалась впереди. Очень спешат – двигатели работали на полную мощность, они летели с максимальной скоростью.

– Группа кораблей, ответьте галактической полиции, – передал пилот. – Назовите себя.

Но они не отвечали, продолжая лететь так же быстро. Полицейский затормозил и остановился на пути неизвестных. Подождав, когда они подлетят поближе, он повторил свой запрос. Но, увы, ему не ответили.

Что-то зловещее было в этих кораблях, столь стремительно несущихся вперед.

– Ответьте патрульному кораблю галактической полиции, – снова передал он. – Если вы не назовете себя, я открою огонь.

Но пираты хранили молчание. Подойдя достаточно близко, они дружно выстрелили по полицейскому и так же дружно проследовали дальше.

На Харниане догорал взорванный ангар, который пилот так удачно покинул перед самым взрывом.


* * *


Когда Чет вышел из корабля, Пиона стояла на берегу и смотрела на море. Солнце все так же блистало с небес, волны накатывались на песок. Чет подошел и, осторожно обняв Пиону, повернул ее к себе. Она никак не реагировала, словно и не заметила этого – просто стояла, опустив руки. Тогда, чуть нагнувшись, он поцеловал ее. Девушка не отстранилась, она закрыла глаза, отвечая на его поцелуй.

– Ну ладно, Чет, – сказала Пиона с веселой хитростью во взгляде, – ты можешь целовать меня, но только за тысячи лет до нашей эры.

– Сейчас как раз столько, – улыбнулся Чет, обнимая ее.


* * *


Подлетая к Харниану IV, Рэнг увидел группу кораблей охотников, стоявших на орбите рядом с обломками военной станции.

– Эй, ребята, вы с нами? – спросил он.

– Да, – ответили с одного из кораблей. – Говорит Тарн. Рэнг, помнишь меня?

– Помню тебя, Тарн, – сказал Рэнг. – Что, надоели медузы? Решил пострелять по более живым мишеням?

– Ага, – усмехнулся Тарн. – Хочу загарпунить пару тысяч медуз в мундирах.

Дирк так и не дал Тарну никаких денег – просто вышвырнул его из участка, сказав, что пусть радуется, что остался на свободе. Возможно, это и к лучшему – Дирк не дал ему окончательно превратиться в предателя. Тарн очень быстро получил страховку за корабль – благо в этот раз не было сомнений, что его именно съела медуза, – и купил себе новый. Узнав, что пираты готовят захват Харниана, он решил присоединиться к ним – после сфабрикованных доказательств Дирка у него появилась нестерпимая неприязнь к полицейским. То, что Тарн рассказал в участке о Рэнге, не имело каких-либо неприятных последствий. Он не считал это предательством или чем-то, за что Рэнг может разозлиться на него. В общем, Тарн решил стать пиратом и уже сделал первый шаг на этом пути, приняв участие в уничтожении орбитальной станции.

– Хорошо, Тарн, – ответил Рэнг, – сейчас тебе представится такой случай. Ладно, все за мной! – и направил свой корабль вниз, войдя в атмосферу на предельно допустимой для этого скорости, а может, даже и несколько большей.

– Йо-хо! – весело произнес Тарн, разворачивая свой новенький корабль и вслед за Рэнгом лихо ныряя в атмосферу на такой же большой скорости.

Остальные пиратские корабли тоже полетели вниз. Харниан IV лежал перед ними, блистая поверхностью морей и океанов.


* * *


Велк наконец закончил свои секретные переговоры с Мердоком и, встав с кресла, подошел к Лепажу.

– Так, – с сарказмом произнес тот, – теперь вы скажете, что, кроме генератора поля, нам нельзя трогать еще и медузоид? Или ГРУ вообще решило устроить здесь заповедник, где водятся непуганые пираты, на которых ни в коем случае нельзя охотиться? А?

Велк без тени улыбки посмотрел на него.

– Нет, – спокойно ответил он, – наше управление решило оказать вам помощь.

– Очень любезно с вашей стороны, – с тем же сарказмом отозвался Лепаж. – Кстати, «решило» относится персонально к Мердоку?

– Мердок, конечно, принимает решения в ГРУ, – ничуть не смутившись, сказал Велк.

– Я так и думал, – кивнул Лепаж. – Так что он сказал о медузоиде?

– Он сказал, что профессор Гинзл – хитрая бестия. И, пожалуй, зря мы уволили его. Нужно было закрыть глаза на денежные вопросы и дать ему возможность работать на нас. В конце концов, сколько бы он ни запросил, это сполна окупилось бы его изобретениями.

– Что ж, пожалуй, он прав. Тут я не могу не согласиться с вашим шефом. Ну а что все-таки известно о медузоиде?

Велк немного помолчал, видимо, создавая необходимую атмосферу значительности для своих последующих слов. Затем сказал:

– Наше управление решило оказать вам помощь. Мердок разрешил передать вам все имеющиеся у нас материалы по кораблям класса «медузоид», а также рекомендации специалистов о способах наиболее эффективной борьбы с ними.

– Н-да? – с легкой усмешкой ответил Лепаж. – Что ж, и на том спасибо.


* * *


Маленький Джонни уже успел покататься на «летающем скауте», «антигравитационном годзиле» и «сбесившемся астероиде». Это были незабываемые впечатления – харнианский диснейлэнд не зря славился своими аттракционами. Джонни давно хотел побывать здесь. И вот сегодня отец наконец-то выполнил его просьбу. Это было что-то вроде подарка к началу взрослой жизни – конечно, ведь скоро Джонни пойдет в первый класс общеобразовательной школы. Впрочем, это будет потом, а сегодня… пожалуй, сегодня у него самый счастливый день в жизни.

Клирианские пони прокатили его по аллее в замечательной разноцветной повозке с колокольчиками. Антигравитационная гоночная машина на специальном резиновом треке была в его распоряжении целых пять минут! Сладкая вата, размалеванные клоуны, повсюду веселая музыка. Глаза разбегались от обилия аттракционов, на каждом из которых, конечно же, надо покататься.

Джонни еще полетал на «поющей комете» и покрутился на «кольце Ориона». А потом они с отцом подошли к огромному макету медузы, возвышающемуся посреди диснейлэнда. У каждого щупальца стоял продавец мороженого в смешной шляпе и, улыбаясь, предлагал отведать именно тот сорт, который продавал он.

– Ну, какое ты будешь? – остановившись у медузы, спросил отец.

– Ммм… – выбирая, задумался Джонни.

Перед ними были вишневое, фисташковое и лимонное щупальца. Конечно, можно бы пройти дальше к шоколадному, земляничному или банановому, но Джонни не был уверен, что это нужно.

– Ну, какое? – повторил отец, когда раздумье затянулось. – Фисташковое? Лимонное? Вишневое?

– Ммм… вишневое, – все же решился Джонни. И тут же передумал: – Нет, фисташковое.

Отец чуть пожал плечами и, повернувшись, уже направился к продавцу под фисташковым щупальцем. И вдруг, перекрывая весь этот праздничный шум, где-то вдалеке раздался мощнейший взрыв, словно громом расколовший синее небо.

Продавцы мороженого перестали улыбаться, гомон вокруг стих, все напряженно уставились в сторону, откуда раздался взрыв. Отец и сам Джонни, забыв про мороженое, обернулись и старались понять, что происходит. Вдалеке за аттракционами диснейлэнда и за домами города поднималось черное облако гари. Похоже, был сильный взрыв – дым от начавшегося пожара выглядел очень внушительно.

А потом вдруг в небе появились харнианские истребители с явно недружелюбными намерениями. Несколько десятков кораблей с бешеной скоростью пронеслись над диснейлэндом, стреляя изо всех орудий по какой-то невидимой цели. Все небо было расцвечено вспышками выстрелов.

Джонни во все глаза смотрел на них.

– Папа, что это? – завороженно глядя на стреляющие корабли, спросил он.

– Это Пираты, сынок, – хмуро ответил отец.

Джонни нетерпеливо дернул его за рукав.

– Я тоже хочу, – с чуть плаксивой интонацией произнес он. – Папа, купи мне билет на аттракцион «пираты».


* * *


Рэнг со своими кораблями и присоединившимися к ним охотниками ворвался в атмосферу Харниана IV на предельно возможной скорости. Пока никто не стрелял по ним – видимо, копы еще не сообразили, в чем дело, – пушки космопорта молчали. В принципе, они могли сбить корабль еще на орбите, но пока не открывали огонь. Рэнг спешил – нельзя было дать копам опомниться. Он надеялся успеть уничтожить хотя бы одну пушку до того, как она начнет стрелять.

Город и космопорт находились прямо под ними. При такой лобовой атаке пушки могли уничтожить добрую половину кораблей пиратов, а то и все, прежде чем они долетят до земли.

Конечно, это был большой риск. Если копы начнут стрелять сейчас, истребители пиратов будут для них достаточно легкой мишенью. Но пока они не стреляли. Рэнг вел свои корабли на предельной скорости.

День был безоблачным, город и космопорт лежали внизу как на ладони. Рэнг видел дым большого пожара – это горел ангар полицейских. Да, Лони сделал свою работу.

Рэнг нажал кнопку и связался со своими кораблями.

– Так. Наша первая задача – разбить пушки космопорта, – передал он. – Берем сначала западную. В вертикальном полете все стреляют по ней. Если успеем разбить ее, прежде чем придется выходить из пике, переносим огонь на среднюю. Потом разворачиваемся и заходим от диснейлэнда.

Вообще, харнианские охотничьи корабли не были приспособлены для боя в атмосфере – система наведения, дальность и мощность выстрела заметно ухудшались, не говоря уже о скорости полета. К тому же эти корабли не имели ни ракет, ни бомб – только лучевое оружие. Да, атаковать харнианскими истребителями наземные цели – не лучший способ. Но выбирать не приходилось.

Рэнг летел впереди всех и первым выстрелил, когда приблизился к земле. Пираты последовали его примеру. Но далеко не все выстрелы попадали в цель – пушка пока держалась.

Нельзя было разбивать весь космопорт, он еще понадобится для высадки десанта. И уж, конечно, нельзя задеть корабли, стоявшие там, – ради них, собственно, и затевался налет. Так что это была довольно ювелирная работа, главной целью оставались пушки.

Корпуса кораблей горели от быстрого спуска в атмосфере, но пока это не представляло опасности – обшивка выдерживала. Впрочем, никто не замечал такой мелочи, как перегрев от полета в атмосфере. Несколько десятков пиратских кораблей огненными метеоритами неслись к земле, стреляя изо всех орудий.

Бортовой компьютер Рэнга подал сигнал, оповещая, что корабль на прицеле. Похоже, какая-то из пушек все же начала стрелять, и Рэнг, шедший впереди всех, стал первой мишенью. Некогда было разбираться, какая именно пушка нацелилась в него, Рэнг дернул штурвал и уклонился вправо. Как оказалось, он сделал это очень вовремя – средняя пушка блеснула огнем, и выстрел, пролетев как раз через то место, где еще мгновение назад был Рэнг, попал в корабль, шедший за ним. Пиратский истребитель тут же взорвался и разлетелся на тысячи осколков. Да, пушке было достаточно одного удачного попадания, чтобы сбить корабль. Хорошо, что стреляла пока только одна, а не все три пушки, иначе от пиратов только бы перья полетели.

Каждый корабль вел огонь по западной пушке, но пока она оставалась цела – сначала нужно было разбить укрепление, защищавшее ее, а уж потом и саму пушку.

Рэнг при всей напряженности атаки, когда стрелял он и стреляли в него, не забывал следить за высотой, чтобы вовремя выйти из пике. Корабли летели вертикально вниз, помогая силе тяжести еще и работающими двигателями. Н-да, может получиться очень смешно, если они уничтожат даже все пушки, а потом со всего размаха врежутся в землю. Нет, Рэнг не хотел давать копам повод повеселиться.

Пушка никак не желала взрываться. Средняя снова выстрелила, и еще один пиратский корабль превратился в груду обломков, которые, кстати, унеслись вверх – лишившись тяги двигателя, они падали гораздо медленнее, чем корабли летели к земле. Две другие пушки, похоже, тоже собирались открывать огонь. До земли оставалось уже немного. Рэнг изо всех сил жал на гашетку, словно это увеличивало мощность выстрелов и словно он мог таким образом раздавить эту чертову пушку.

Средняя опять выстрелила, но на этот раз все остались целы – то ли пушка промахнулась, то ли корабль, по которому она стреляла, смог увернуться. Рэнг зло усмехнулся и в очередной раз посмотрел на приборы. Высота была уже небольшой, оставалось всего несколько секунд полета.

В принципе, приближение к земле грозило двумя проблемами. С одной стороны, чем меньше расстояние, тем большей разрушительной силой обладали выстрелы кораблей, но с другой – тем проще было пушке попадать в них, а кораблю оставалось уже меньше времени, чтобы увернуться. Хотя и пиратам попадать было проще, но…

А потом ожили остальные две пушки. И еще один пиратский корабль разлетелся в клочья – похоже, они вместе попали в цель. Теперь уже все пушки стреляли по пиратам, и, что обидно, западная в том числе. До земли оставалось уже совсем немного. Пожалуй, секунд пять – и будет поздно. Пушка никак не взрывалась.

– Ну! Ну!!! – хрипел Рэнг, оскалившись и давя на гашетку так, что, будь она из камня, наверно, давно бы раскрошилась. Но, слава богу, это был сверхпрочный металл.

Западная пушка успела еще раз выстрелить, прежде чем огненное облако взрыва все же накрыло ее. Наконец-то! Это произошло практически на последней секунде, когда еще можно было выйти ив пике. Но Рэнг все-таки перевел огонь и один раз выстрелил по средней пушке. Впрочем, это было, скорее, из баловства – одно попадание вряд ли могло серьезно повредить ее. А потом он дернул штурвал на себя и, описав небольшую дугу, перевел корабль в горизонтальный полет, сделав это практически у самой земли.

Пираты, следовавшие сзади, повторили его маневр. И вскоре вся эскадра уносилась прочь от космопорта, оставляя позади разбитую пушку и горящие обломки кораблей своих товарищей.

Пушки выстрелили вслед уходящим пиратам и сбили еще один корабль. Рэнг ругнулся, увидев это. Его команда таяла на глазах. Он нажал кнопку и связался с Лони, пока корабли делали разворот над городом.

– Лони, где ты? – прорычал Рэнг, как только зажегся экран.

– Я все там же, – с легкой улыбкой ответил развалившийся в кресле Лони. – Как дела?

– Помоги нам с земли, – сказал Рэнг. – Хотя бы просто отвлеки копов. Мы несем большие потери.

– Ну уж нет, – усмехнулся Лони. – Лезть в самое пекло? Такого уговора не было. Я свое дело сделал, теперь…

Рэнг ударил по кнопке, разорвав связь.

– Крыса! – зло произнес он.

Корабли, описав дугу, снова разворачивались к космопорту. Они летели довольно низко, Рэнг мог рассмотреть город внизу: дома, машины. Возможно, среди них были и полицейские флаеры, но они не пытались атаковать пиратов. Еще бы! Какая тут может быть атака – флаером против четырех с лишним десятков истребителей? Правда, Рэнг не был уверен, что их осталось четыре с лишним десятка, вернее, был уверен, что их меньше. Но вот на сколько? Бортовой компьютер при наличии рядом домов и машин не мог показать точное количество. Рэнг не знал, сколько у него теперь кораблей, и, в принципе, некогда было заниматься подсчетами. Оставались еще две пушки, нужно уничтожить их до подхода транспортников. Из двух пушек сделать ноль – вот и вся статистика.

Рэнг связался со своими кораблями.

– Как настроение, ребята? – спросил он. – Понравилось поджаривать копов в собственном соку?

– Ничего, сойдет, – ответили с одного из кораблей. – Но как-то мало. Я только разогрелся, и тут же уходить…

– Сейчас тебе будет продолжение, – улыбнулся Рэнг. – В общем, заходим от диснейлэнда, – став серьезным, продолжил он, – и держимся ближе к земле, чтобы дома города прикрывали нас от пушек, – он хотел отключить связь, но потом решил добавить: – Да, и еще. Если кто хоть одним выстрелом заденет диснейлэнд – лично голову откручу. Всем ясно? – и после этого отключил связь.

Пираты, развернувшись, на полной скорости летели к космопорту. Рэнг чуть поднял, потом чуть опустил корабль, стараясь выбрать высоту так, чтобы пушки были еле заметны над крышами домов. Вряд ли они станут стрелять, рискуя попасть в дома. Для пиратов же здания города не представляли никакой ценности. Рэнг специально выбрал это направление, чтобы можно было прятаться за домами. Он надеялся таким образом получить хотя бы одну пушку бесплатно – не потеряв ни одного корабля.

Диснейлэнд был хорошим ориентиром, к тому же находился как раз на таком расстоянии от космопорта, когда можно стрелять. Подлетев к нему, Рэнг нажал на гашетку. Остальные последовали его примеру. Пушки только-только выступали из-за домов – все было как надо. Пираты на полной скорости пронеслись над диснейлэндом, расцвечивая небо вспышками выстрелов.


* * *


Дирк вместе с дежурным полицейским выскочил из кабинета. В участке творилась неразбериха. Полицейские бегали по коридорам, сталкиваясь друг с другом, кричали, хватали огнетушители, оружие.

– Вызывай пожарных! – сказал Дирк дежурному. – И отзови с патрулирования все наши корабли – пусть летят сюда и разберутся с этими охотниками. Все, я буду у ангара, – он направился к выходу.

Протолкавшись сквозь толпу снующих туда-сюда полицейских и стоящих на месте оставленных без внимания задержанных, Дирк выбежал на улицу.

Черный дым поднимался к самому небу, ангар был охвачен огнем. Вокруг бегали полицейские, пытаясь хоть как-то сбить пламя до приезда пожарных. Но огнетушители мало помогали против такой стены огня.

Дирк бросился к пристройке, в которой находились баки с топливом для кораблей. Она не пострадала при взрыве, но сейчас огонь подбирался к ней. Если взорвутся еще и топливные баки… Нет, этого нельзя допустить.

Несколько полицейских поливали из огнетушителей стену ангара, не давая пламени подойти к бакам. Дирк крикнул, подзывая других, которые тушили горящий флаер:

– Оставьте его, – прокричал Дирк, перекрывая гул пламени. – Берите шланги и открывайте пожарные колодцы – нельзя допустить, чтобы топливные баки взорвались.

Полицейские побежали исполнять приказ. А Дирк бросился ко входу ангара. Там несколько человек пытались сбить пламя с дверей, чтобы войти внутрь и спасти тех, кто оказался в ангаре в момент взрыва. Но, похоже, это вряд ли удастся – скорее всего внутри сильный огонь.

– Сколько там было кораблей? – спросил Дирк полицейского.

– Двадцать три, сэр, – он стоял совсем рядом, но приходилось кричать из-за шума пожара, – включая и ваш крейсер.

– Нет, двадцать два, – поправил его другой полицейский. – Один вылетел перед самым взрывом.

– Да? Кто это был? – сверкнул глазами Дирк, не веря в совпадения – похоже, пилот причастен к взрыву.

– Это Арт, сэр. Он выполнял ваш приказ проверить группу кораблей.

– Н-да?

– Он был недоволен, когда улетал, – добавил полицейский, – не успел досмотреть матч по футболу. Нет, сэр, он тут ни при чем.

– Разберемся, – ответил Дирк.

К ним подбежал дежурный полицейский.

– Сэр, наш корабль сбит!

– Какой корабль? – нахмурился Дирк. Новости сыпались друг за другом, причем одна была хуже другой. Оставалось только ждать, чем же все это кончится. И, пожалуй, вряд ли кончится чем-нибудь хорошим.

– Тот, что вы послали проверить группу неизвестных кораблей. Они сбили его.

– Хм, – Дирк начинал понимать, что дело гораздо серьезнее. Это было похоже на спланированную акцию – уничтожение орбитальной станции, взрыв ангара, появление тех кораблей. Выходит, они прилетели сюда совсем не с целью туризма. Да еще эти охотники… – Что делают охотники, уничтожившие орбитальную станцию?

– Ничего. Стоят на орбите, сэр.

– Угу.

Следовало предположить, что они ждут те неизвестные корабли, которые скорее всего являются пиратами. Н-да, три десятка пиратов и шестнадцать взбесившихся охотников – итого сорок шесть вражеских кораблей в системе. Нет, это слишком много.

– Где наши корабли? – спросил Дирк.

– Летят сюда, как вы приказали. Но некоторым из них потребуется довольно много времени, чтобы добраться с дальних постов.

– Ясно, – недовольно проговорил Дирк. – Ладно, вызывай подмогу из соседних участков.

Пожалуй, сейчас это было единственное, что можно сделать. Хотя, конечно, это возымеет действие, но не сразу – кораблям с соседних участков понадобится не менее часа, чтобы добраться сюда. Оставалось надеяться, что к тому моменту обстановка не слишком изменится в худшую сторону. Впрочем, куда уж хуже?

– Есть, сэр, – ответил дежурный.

Дирк еще подумал о пушках космопорта – может, стоит перевести их в состояние повышенной готовности? Хотя вряд ли эти пираты осмелятся нападать на космопорт. Но с другой стороны…

Размышляя об этом, Дирк бросил взгляд на топливные баки. Огонь подбирался к ним. Полицейские пытались сбить его струей из шланга, но этого было явно недостаточно. Краска уже пузырилась на баках от жара.

– Ладно, сообщай, если что, – бросил Дирк дежурному и побежал к бакам.

Он приказал взять еще один шланг, потом выделил полицейских, чтобы они пригнали бензовозы и слили хотя бы часть топлива из баков. Потом снова побежал к входу в ангар. Там удалось сбить пламя с двери, и теперь полицейские пытались вывести из ангара тех, кто остался в живых. Потом Дирк решал вопрос, что делать с задержанными, находящимися в участке.

Когда приехали пожарные, Дирк хотел идти в участок и заняться пиратскими кораблями, появившимися в системе. Но тут к нему подбежал всклокоченный дежурный полицейский.

– Сэр, еле нашел вас, – задыхаясь от бега, произнес он.

– Что у тебя? – глядя на снующих перед ангаром пожарных, спросил Дирк.

– Космопорт, сэр! Они атакуют его! – дежурный расширил глаза. – Те неизвестные корабли объединились с охотниками и теперь атакуют космопорт!

– Что? – нахмурился Дирк. – Этого еще не хватало!

– Необходим ваш приказ, чтобы пушки открыли огонь. Хотя стрелок одной из пушек уже начал стрелять самостоятельно.

– Вот как? Ладно, пошли, – Дирк бросил последний взгляд на пожарных и быстро зашагал в сторону участка.


* * *


– Рэнг, у нас на хвосте три патрульных корабля, – передал пилот одного из транспортников.

– Н-да? – ведя огонь по пушкам, пробормотал Рэнг.

Выходит, копы все же успели вернуться из районов патрулирования раньше, чем пираты взяли космопорт. Правда, как сообщали, пока это только три корабля, но все равно. Два транспортника пиратов, отстав от истребителей, сейчас были на подходе к Харниану IV и представляли собой довольно легкую мишень для копов.

– Сейчас не можем помочь вам, – ответил Рэнг. – Тяните время, нам нужно расчистить для вас космопорт.

– Как тянуть время? – возмущенно отозвался пилот транспортника. – Нам нечем защищаться, и у них скорость раза в два больше.

– Ммм… – недовольно произнес Рэнг, уклоняясь от выстрела пушки и снова нацеливаясь на нее.

Нельзя было терять транспортники, но защитить их сейчас не представлялось совершенно никакой возможности.

– Передавайте SOS, – давя на гашетку, сказал Рэнг. – Копы не станут нападать на корабли, терпящие бедствие. А пока они разберутся, в чем дело, мы подоспеем к вам.

– Хорошо, Рэнг, – ответил пилот транспортника и отключил связь.

Корабли пиратов, стреляя, неслись к космопорту. Рэнг удачно выбрал высоту, и теперь дома города закрывали их от пушек. Пираты стреляли над самыми крышами, и некоторые выстрелы попадали в верхние этажи зданий, откалывая от них довольно большие куски. Один выстрел снес почти полкрыши, обломки полетели вниз и с грохотом упали на тротуар.

Пушки не решались стрелять так низко, и хотя они все же вели ответный огонь, но выстрелы проходили над кораблями. Впрочем, один корабль все же был сбит – пушка выстрелила в проем, который образовался, когда у дома снесло верхние этажи. И один пиратский корабль, вспыхнув, рухнул за самой оградой диснейлэнда.

Ладно. Это было еще ничего. Сейчас стреляли только две пушки. Но если бы орбитальная станция была цела, пираты попали бы в перекрестный огонь от пушек с земли и от орбитальной станции сверху. И если от пушек их защищали дома, то станции ничто бы не помешало просто расстрелять корабли пиратов, как в тире, а она могла это сделать – военная орбитальная станция имела достаточно мощное вооружение. И, пожалуй, еще при первой атаке космопорта она уничтожила бы всю эскадру пиратов даже без помощи пушек. Но орбитальной станции не было, и это давало неплохие шансы на успех.

Из космопорта взлетели два патрульных корабля и тут же бросились на нападавших. Но два корабля против нескольких десятков пиратов – это почти ничто. Похоже, полицейские в отчаянии, что пушки не могут помешать атаке, хватались за соломинку. Рэнг быстро переломил эту соломинку. Он приказал своим временно оставить пушки и перенести весь огонь на корабли, и очень скоро они превратились в два пылающих факела, рухнувших на город. Больше из космопорта никто не взлетал.

На подходе пиратам удалось разбить еще одну пушку, но другая оставалась цела и активно атаковала корабли. Рядом с космопортом уже не было домов и, подлетев достаточно близко, пираты лишились прикрытия. В принципе, можно было развернуться и повторить атаку, снова прячась за домами, но это заняло бы слишком много времени. Рэнг помнил о транспортниках, которые нуждаются в защите. Он повел всех вперед, чтобы в последнем отчаянном броске уничтожить оставшуюся пушку.

Но пираты находились слишком близко к пушке, к тому же они должны развернуться. Да, жаль, что на харнианских истребителях нет бомб. Как было бы просто сбросить на эту пушку пару фугасов – и дело с концом. Но приходилось воевать тем, что есть.

Рэнг жал на гашетку, стремительно приближаясь к пушке, но уже понимал, что ничего не выйдет, судя по всему, они не успеют уничтожить пушку на подлете. А когда они станут разворачиваться, она сможет сбить не один корабль.

– Да чтоб тебя! – давя на гашетку, скрежетал зубами Рэнг.

Потом резко толкнул штурвал от себя и, бросив корабль вниз, полетел к пушке над самой землей. Бортовой компьютер подал сигнал, что его взяли на прицел. Но Рэнг не обращал внимания, он держал палец на кнопке сброса топлива.

Пушка выстрелила, но Рэнг пролетел слишком низко над ней, она не успела повернуться – выстрел прошел мимо. Находясь над самой пушкой, Рэнг нажал кнопку, и топливо выплеснулось вниз, окатив пушку горючей смесью.

– Кто-нибудь, выстрелите по ней! – прокричал Рэнг, видя, что его снова взяли на прицел – пушка собиралась ударить ему в спину.

Пираты и так стреляли по ней. После того, как на пушку попало топливо, следующий же выстрел воспламенил его. Пушка превратилась в огромный пылающий костер.

На этом оборона космопорта была разбита. Рэнг устало посмотрел на счетчик топлива. Что-то все же осталось, минут на сорок полета хватит. В принципе, этого было достаточно.


* * *


– Сэр! – прокричал дежурный полицейский, подбегая к Дирку. – Наши пушки уничтожены! Космопорт практически взят пиратами!

– Что?! – Дирк был мокрый от пота и перемазан копотью.

После разговора с космопортом он снова вышел на улицу. Пожалуй, он ничем не мог помочь пушкам – они сами делали свое дело, – но все еще не потушенный пожар ангара требовал участия капитана.

– Все три пушки! Их больше нет! Два патрульных корабля из космопорта тоже уничтожены! – глаза дежурного широко раскрылись от удивления.

– Это что, война? – прорычал Дирк.

– Не знаю, сэр. Но космопорт взят. Только что сообщили, все три пушки… – дежурный беспомощно замолчал, испуганно глядя на своего начальника.

– Сколько там пиратов? – хмуро произнес Дирк.

Становилось ясно, что речь идет не о мелком хулиганстве и даже не о террористическом акте. Если пираты захватили космопорт… Это означало, что у них достаточно сил, и над всей планетой нависла угроза. Нет, это было что-то совершенно невозможное. Захват целой планеты? Да как это? Но происходящее говорило о том, что это уже не просто стычка с пиратами – нужно защищать саму планету.

– Около сорока истребителей, сэр, – ответил дежурный.

– А где наши корабли?

– Они на подходе. И еще, – добавил дежурный, – к нам подлетают два неизвестных транспортника, которые подают сигнал SOS. Там три наших корабля. Но транспортники летят на полной скорости, и не похоже, что они нуждаются в помощи.

– В помощи? – сверкнул глазами Дирк, сразу поняв, в чем дело. – Какой еще помощи? Это пираты! Они просто тянут время, дожидаясь своих. Пошли! – он развернулся и почти бегом направился к участку. Дежурный полицейский потрусил за ним.

Зайдя в участок, Дирк сразу направился к локатору, чтобы выяснить общую обстановку в системе. При первом же взгляде на экран стало ясно, что положение крайне серьезное. Три патрульных корабля были совсем рядом от Харниана IV, сопровождая неизвестные транспортники. Еще пять могли добраться сюда в течение нескольких минут, остальные находились слишком далеко. То есть в ближайшее время не удастся собрать достаточное количество кораблей, чтобы ударить по пиратам… Да и не в ближайшее тоже. Ведь ангар взорван, и значит, против сорока пиратов осталось только двадцать с небольшим патрульных кораблей. И даже если бы они все сейчас находились здесь, этого мало, даже чтобы просто дать отпор пиратам.

– Что с подмогой из соседних участков? – спросил Дирк.

– Они обещали прислать корабли, – ответил дежурный. – Но не раньше, чем через час-полтора.

Так. Выходит, пока придется справляться самим наземными силами. Но что можно сделать наземными силами? Флаеры? Это просто смешно! Пираты раскидают их за одну секунду. Даже десять флаеров не сравнить по мощи вооружения с одним истребителем. И все это при том, что у пиратов не один, а сорок кораблей.

Так что же делать? Неужели пираты захватили планету? Нет, не может быть! Да как это? Разве такое бывает?

– Где наши броневики? – спросил Дирк.

Это была, конечно, слабая, но хоть какая-то надежда. Пираты ведь не всегда будут летать, когда-нибудь они опустятся на землю. И вот тогда броневики покажут им, как захватывать планеты. Хотя…

– Один был в ангаре, – ответил дежурный, – два других рядом с космопортом на обычных позициях.

– Вот как? Ну тогда… – Дирк замолчал.

Броневики – это, конечно, мощное оружие, но только против наземных сил. И хотя они имеют противовоздушное вооружение, но не настолько мощное, чтобы противостоять нескольким десяткам кораблей. С воздуха броневики будут моментально уничтожены, не успев сделать и трех выстрелов.

– Так, – нужно было принимать решение. Впрочем, большого выбора не было. Дирк вытер пот со лба. – Передай на наши корабли, чтобы уничтожили эти два транспортника, – сказал он оператору связи. – И свяжись с остальными – пусть все собираются на орбите. В одиночку не имеет смысла атаковать пиратов – слишком легкая добыча для них. Теперь тебе, – он повернулся к дежурному. – Собирай всех полицейских с пожара и вообще со всего города. Пусть идут в арсенал и вооружаются. Потом ударим по этим молодчикам. Хорошо, что арсенал в участке, а не в ангаре, – Дирк усмехнулся, чтобы придать бодрости своим подчиненным да и самому себе тоже. – Это их и погубит.

«Пиратов, конечно», – добавил он про себя.

– А броневики, сэр? – спросил дежурный. – Вы не сказали, что делать с броневиками.

– С броневиками? – Дирк удивленно поднял брови, словно его просили пояснить вполне очевидную вещь. – Пусть едут сюда, – сказал он. – Все собираемся здесь, в участке. Потом дадим этим пиратам и вышибем их с планеты.

Такое решение насчет броневиков, конечно, не было очевидным – совсем наоборот. Впоследствии оно вызвало много споров среди членов комиссии, разбиравшей действия капитана харнианского участка во время налета пиратов. Как считали одни, это было правильно, потому что не имело смысла посылать против истребителей броневики. Зачем их подставлять?

Но, с другой стороны, это выглядело как бегство – броневики, находясь совсем рядом, не только не попытались защитить космопорт, но, не сделав ни единого выстрела, просто ушли, оставив все пиратам. И последующие события давали все основания для такого суждения. Хотя потом говорить, разумеется, всегда проще.

Видимо, лучшим решением в данной ситуации было бы разбить броневиками охотничьи корабли, стоявшие в космопорте, чтобы они не достались пиратам. Но в тот момент подобное действие, пожалуй, было невозможно – капитан полиции не мог отдать приказ на уничтожение имущества мирных граждан.

В общем, броневики развернулись и тихонько ушли от космопорта к полицейскому участку.


* * *


– Так, ребята, не расслабляться, – передал Рэнг на свои корабли. – Это даже не половина дела – только начало. Значит, так, – продолжил он, – десять кораблей остаются здесь и отпугивают копов от космопорта. Остальные – за мной. Нужно защитить наши транспортники.

Рэнг потянул штурвал на себя, и его корабль взмыл в небо. Часть пиратов последовала за ним.

Космопорт остались охранять всего десять кораблей. Если бы полицейские ударили сейчас, они легко отбили бы космопорт. Но броневики уже уходили, полиция была просто не готова к контратаке.

Транспортники, подавая сигнал бедствия, неслись к Харниану IV так быстро, как только могли. Полицейские корабли были сбиты с толку. Два транспортника перед ними не отвечали на запросы и только посылали сигнал SOS, но внешне не было похоже, что они терпят бедствие. Полицейские, не зная, что делать, просто сопровождали их – скорость транспортников была раза в два меньше, чем у патрульных кораблей.

Вся процессия уже приближалась к Харниану IV, когда все же пришло сообщение или разъяснение, что нужно делать, – в общем, это был приказ Дирка уничтожить пиратские транспортники. Хорошо, никаких проблем. Патрульные корабли отлетели немного в сторону, не спеша развернулись и спокойно, как в тире, начали обстреливать совершенно безобидные транспортники.

– Рэнг! – в ярости передал пилот одного из транспортников. – SOS, черт тебя побери! Это уже не шутка! Они стреляют по нам! Копы раскусили нашу уловку.

– Держитесь, – ответил Рэнг. – Мы идем.

И в следующую секунду почти три десятка пиратских кораблей вынырнули из атмосферы Харниана IV и устремились на защиту своих транспортников. Полицейские, конечно, сразу заметили это и развернулись, чтобы дать отпор. Но их было всего трое – в десять раз меньше, чем пиратов. В общем, ситуация изменилась с точностью до наоборот – полицейские из стрелков стали мишенями в тире. Пираты не долго возились с ними. Рэнг видел, что еще пять патрульных кораблей с разных сторон летят к месту схватки. Лучше было разбить копов по отдельности.

Быстро расправившись с первыми тремя, пираты перенесли огонь на тех, что подходили к ним. Два патрульных корабля, которые подлетали справа, оказались ближе, и Рэнг бросил свои силы сначала на них. Эта парочка не продержалась и десяти секунд. После этого пираты атаковали оставшиеся три патрульных корабля, которые подходили слева. Несколько залпов – и дело было решено.

Все сражение не заняло и пяти минут. Но в результате, уничтожив восемь патрульных кораблей, пираты получили практически полное господство в воздушном и космическом пространстве Харниана. Оставшиеся полицейские корабли были далеко и, даже если бы собрались все вместе, не представляли серьезной угрозы – пираты имели большой численный перевес и могли легко расправиться с ними.

Впрочем, конечно, это было не навсегда.


* * *


Дирк связался с крейсером начальника галактической полиции в НК-14.

– Мне нужен Лепаж, – мрачно произнес он. – Говорит капитан харнианского участка Дирк. У меня срочное дело.

– Одну секунду, – ответил помощник и повернулся к Лепажу: – Сэр, капитан харнианского участка Дирк говорит, что у него к вам срочное дело.

– Да?

Вообще Лепаж специально оставил заместителя в главном управлении полиции, чтобы тот занимался повседневными делами, в НК-14 и без того хватало забот. Но капитан харнианского участка был косвенно причастен к делу – возможно, ему удалось выяснить что-то новое, что поможет в борьбе с пиратами. Н-да, Лепаж даже не представлял, насколько новое известие он получит.

Подойдя к пульту, он ответил Дирку.

– Что у вас, капитан? – несколько устало произнес Лепаж.

Дирк не знал, как начать. С одной стороны, звание не позволяло ему в истерике кричать и размахивать руками. Но с другой – события были достаточно вопиющими.

– Извините, сэр, – чуть расширив глаза, проговорил Дирк. – Мы атакованы пиратами.

– Что? – нахмурился Лепаж. – И из-за этого вы звоните мне? Соберите побольше кораблей и…

– Нам нечего собирать, – нервно глотнув, произнес Дирк. – Большая часть наших кораблей уничтожена, – и тут его прорвало: – Орбитальной станции нет! Ангар взорван! Защита космопорта разбита! Нам почти нечем защищаться! Мы нуждаемся в срочной помощи! – он перевел дыхание и испуганно добавил: – Сэр.

– Подождите, подождите, – видя панику, пытался разобраться Лепаж. – Хотите сказать, что пираты нападают на Харниан IV? – сам удивляясь своим словам, спросил он.

– Да, – напряженно ответил Дирк.

– Именно на планету, а не на пару торговых транспортников в вашем районе? – переспросил Лепаж.

– Д-да, сэр.

– Так, – это звучало очень странно, хотя Лепаж начинал понимать, что то, о чем говорит капитан, все же происходит на самом деле. И если так, то это достаточно серьезное происшествие (а других в последнее время и нет). – Расскажите толком, что у вас происходит?

Дирк вздохнул, стараясь быть спокойным, насколько это представлялось возможным в такой ситуации, и затем как мог подробно и при этом быстро рассказал о недавних событиях на Харниане.

Лепаж слушал его, не веря, что такое вообще могло случиться. Но, конечно, капитан ничего не придумал. Собственно, это было понятно и по его виду.

– Да, это война, – проговорил начальник галактической полиции, когда Дирк закончил.

– Нам нужна срочная помощь, – нетерпеливо добавил Дирк. – Иначе планета будет потеряна.

Лепаж покачал головой, все еще не в силах свыкнуться с мыслью, что совершено военное нападение на мирную колонию.

– Вы вызвали поддержку из соседних участков? – спросил он.

– Да, – кивнул Дирк. – Но я собираюсь отменить просьбу. Несколько кораблей, которые они смогут прислать, не спасут положение – пираты легко расправятся с ними, их слишком много. Именно поэтому я и обращаюсь к вам, сэр. Здесь нужны большие силы.

– Вы ведь сказали, что у пиратов всего тридцать кораблей.

– К ним присоединились шестнадцать охотников. И плюс, – Дирк перевел дыхание, – в космопорте стояло около трех десятков охотничьих кораблей – пираты забрали их себе.

– Итак, сколько? – сурово спросил Лепаж.

– Сейчас сложно назвать точную цифру. Но, думаю, что семьдесят с лишним, – ответил Дирк. – Может быть, восемьдесят – вряд ли больше.

– Восемьдесят кораблей?! – не веря своим ушам, переспросил Лепаж. – Да это же целая армада! Это силы почти трех полицейских участков.

– Так точно, сэр, – согласился Дирк.

Лепаж потер виски, стараясь успокоиться и собраться с мыслями.

– Вы принимаете какие-нибудь меры? – спросил он.

– Да. Сейчас все наземные силы собираются возле участка. Я хочу ударить по космопорту, – ответил Дирк. – Вряд ли мне удастся выбить пиратов с планеты, но хотя бы не пустить их дальше.

– Только наземные силы… – мрачно произнес Лепаж. – Сколько у вас осталось кораблей?

– Двенадцать, сэр. Они были на отдаленных постах и сейчас летят сюда. Мы ударим одновременно с земли и с воздуха, – Дирк замолчал на секунду и потом добавил почти грустно: – Что еще остается?

– Н-да, – хмуро протянул Лепаж.

На самом деле план Дирка был совершенно безнадежен. Пираты просто сначала расправятся с кораблями полиции, возможно, еще на орбите, а потом примутся за наземные силы – не так-то просто взять пиратов в клещи с земли и с воздуха. Но, с другой стороны, действительно больше ничего не оставалось. Дирк обязан защищать планету – это его долг.

– Ладно, – сказал Лепаж, – не стоит понапрасну губить корабли и людей. Бессмысленные жертвы никому не нужны. Пусть корабли остаются на орбите и не лезут в драку. Если пираты нападут всеми своими истребителями, пускай уходят и отвлекают их на себя. А с наземными силами… Что ж, попробуйте атаковать космопорт. Но главным образом защищайте подступы к городу, постарайтесь не пустить в него пиратов.

– Есть, сэр!

– Я вышлю вам помощь. Но, думаю, она сможет прийти часа через три – не раньше. Постарайтесь продержаться.

– Есть, сэр, – повторил Дирк.

– Все. Ждите.

Лепаж отключил связь и некоторое время молчал, задумчиво глядя перед собой, – он переваривал полученное сообщение. Нет, это действительно было нечто вопиющее, невозможно было поверить, что такое произошло, и тем не менее… В рубке крейсера висела напряженная тишина.

– Это Ворвуд, – сказал Велк. – Те корабли, которые вышли из системы и потом встретили своих у НК-10.

– Что? – словно не расслышав, обернулся к нему Лепаж.

– Это не было бегством, как мы полагали, – продолжил Велк. – Получается, что, наоборот, это было начало атаки.

Лепаж нахмурился и, не ответив ему, посмотрел на помощника.

– Свяжи меня с главным управлением, – сказал он.

Помощник бросился нажимать кнопки на пульте.

– Главное управление на связи, сэр, – через секунду произнес он.

На экране появился дежурный офицер главного полицейского управления.

– Общая тревога по галактике, – сказал ему Лепаж. – Передайте в участки, находящиеся не более чем в трех часах полета от Харниана, чтобы немедленно выделили по десять кораблей. Доложите об исполнении.

– Есть, сэр! – ответил дежурный офицер.

Лепаж отключил связь и снова повернулся к Велку.

– Значит, вы считаете, что это Ворвуд нападает на Харниан?

– Конечно, – кивнул Велк. – Дирк ведь сказал, что сначала к ним пришли двадцать восемь истребителей и два транспортника – все сходится, это они. И значит, на транспортниках было не награбленное барахло, а наземные силы для атаки планеты.

– Н-да? – задумчиво произнес Лепаж и вдруг в ярости ударил кулаком по краю пульта. – Но зачем Ворвуду нападать на Харниан?! У него полно проблем в собственном доме.

– Именно поэтому, – спокойно ответил Велк. – Вы ведь уничтожили почти все его корабли. Вот он и полетел на Харниан, чтобы набрать новых.

– Вот как? – сверкнул глазами Лепаж. – И он набрался наглости, решив захватить целую планету? Да я этого Ворвуда… – он замолчал, стиснув зубы.

– Вы лучше подумайте, что скажете президенту, – Велк оставался совершенно спокойным, конечно, он ведь был просто наблюдатель. – Очень скоро эта история облетит всю галактику. Вы представляете, сколько шума это наделает?

– Еще бы! – фыркнул Лепаж. – И, конечно, во всем обвинят полицию. А я ведь сколько раз говорил, что нужно усилить харнианский участок и восстановить в Харниане военный пост. Никто меня не слушал!

– Н-да, не хотел бы я быть на вашем месте, – протянул Велк. – Кстати, о военных – вы не считаете, что нужно вызвать военный флот?

Лепаж помолчал немного, размышляя об этом.

– Нет, – потом проговорил он. – Насколько я знаю, военный флот сейчас находится на маневрах на дальней окраине галактики. Им потребуется слишком много времени, чтобы добраться до Харниана. Мы будем там раньше. Да и вообще, – Лепаж снова разозлился, – не нужен никакой военный флот. Чтобы опять пошли эти разговоры о беспомощности галактической полиции? Нет! Мы сами справимся с этим Ворвудом. У нас достаточно сил. Не думаете же вы, что он сможет противостоять всей галактической полиции? Чушь!

– После появления медузоида… – осторожно заметил Велк.

– К черту медузоид! И их невидимость в придачу! – Лепаж был просто взбешен. – Нет, этот Ворвуд все-таки добился своего. С этого момента я объявляю ему войну! Все, кончились игры в полицейских и пиратов! Вся галактическая полиция объявляет войну этому Ворвуду.

Велк молчал, понимающе глядя на него.

– Сэр, – сказал помощник, – главное управление на связи.

– Давай, – Лепаж обернулся к пульту.

На экране снова был дежурный офицер главного управления полиции.

– Мы оповестили всех, как вы велели, сэр, – сказал он. – Каждый участок выделяет десять кораблей и присылает их к Харниану.

– Хорошо, – кивнул Лепаж. – Я тоже отправляюсь туда, – он отключил связь.

– Вы возьмете с собой квантовую гаубицу? – поинтересовался Велк.

– Зачем? – удивился Лепаж, – Куда я там буду стрелять из нее? На Харниане несколько сот тысяч мирных жителей – какая тут может быть квантовая гаубица? Да и думаю, что к тому времени, как патрульные корабли соберутся у Харниана, пираты сами уйдут оттуда. Мы уже проворонили планету – все, поздно, – он сжал кулаки от досады.

– Зачем же вы летите туда?

– Как зачем? – горько усмехнулся Лепаж. – Чтобы потом не говорили, что галактическая полиция и я лично бездействовали, пока пираты грабили планету. Да и собрать там большую эскадру кораблей все же необходимо – это ускорит отступление пиратов и в принципе послужит причиной для него. А то они еще решат, что им все можно.

– Понятно.

– Но, впрочем, есть шанс, что удастся прищемить хвост этим пиратам. Правда, очень небольшой шанс.

– Что ж, будем надеяться, – проговорил Велк.

– Какое там надеяться! – раздраженно отозвался Лепаж. – Вот вернусь и такое этому Ворвуду устрою!


* * *


Рэнг с тридцатью истребителями, сопровождая транспортники, снова летел к Харниану IV. Но теперь нечего было опасаться ответного огня. Все, противовоздушная оборона Харниана разбита. Остались только наземные силы. Но с ними несложно будет справиться с помощью истребителей. Рэнг предполагал сначала выгрузить десант с транспортников, чтобы пилоты могли забрать и поднять в воздух стоявшие в космопорте охотничьи корабли, а затем уже увеличенными силами окончательно разбить харнианскую полицию и захватить верфи.

По его расчетам, копы смогут получить помощь из других систем не раньше чем через два-три часа. Этого времени должно хватить, чтобы нейтрализовать местную полицию, заправить корабли и благополучно сбежать до прихода основных сил галактической полиции. А они придут – в этом Рэнг был абсолютно уверен – и будут очень большими. Конечно, из соседних участков помощь может подойти быстрее, но вряд ли копы решатся атаковать такими малыми силами. Так что их будет много, но они будут собираться дольше. Н-да, копы во всей галактике, наверное, уже забегали и срочно летят сюда. Ничего, пусть летят. Они просто не успеют помешать ему.

Транспортники двигались невозможно медленно, хотя и на своей предельной скорости. Рэнг, сжав зубы, так же медленно летел рядом. Дорога была каждая секунда. Но транспортники просто не могли лететь быстрее. Приходилось ждать, двигаясь с черепашьей скоростью.

Рэнг связался с кораблями, оставшимися над космопортом. Те сообщили, что охрана космопорта пыталась стрелять в них из своих смешных бластеров. Но пираты ударили по охранному помещению, а заодно и по главному зданию космопорта, благополучно разрушили его и вышвырнули этих охранников с бластерами, а кого-то, может, и пристукнули ненароком.

– Надеюсь, вы не задели корабли, стоящие в космопорте? – спросил Рэнг.

– Нет, что ты! Мы даже близко к ним не подлетаем, чтобы не поднять пыль и случайно не испачкать их.

– Хорошо, – отозвался Рэнг. – Продолжайте в том же духе. Копов не видно?

– Пока нет. Наверно, попрятались кто куда и боятся нос высунуть.

– Зря так думаешь, – мрачно произнес Рэнг и отключил связь.

Транспортники вместе с сопровождающими их истребителями, наконец достигнув Харниана IV, входили в верхние слои атмосферы.


* * *


– Ну что, все собрались? – спросил Дирк дежурного полицейского.

За окном чернели останки ангара. Пожарные потушили огонь, но это не вызвало радости – от ангара и того, что было внутри, остались только обгоревшие обломки.

– Да, сэр, – ответил дежурный. – Все, кто есть, вооружились до зубов и ожидают вашего приказа. Народная дружина тоже здесь.

– Что? – выпучил глаза Дирк. – Отбери у них оружие и разгони по домам. Нечего еще и им лезть в это пекло.

– Сэр, они сами пришли и хотят защищать свою планету.

– К черту этот героизм! Мы идем под огонь истребителей – это наш долг. А им незачем подставлять свою голову. Пираты не шутят – атакуют и стреляют совершенно всерьез, могут и пришибить какого-нибудь дружинника – это им не хулиганов на улицах забирать. Пусть лучше идут по домам и защищают свои семьи.

– Есть, сэр.

– Где наши корабли?

– Сейчас собираются вместе, потом подойдут и встанут на орбите.

– Правильно, – Дирк посмотрел на экран локатора.

Там было видно, как транспортники пиратов в сопровождении истребителей не торопясь спускаются и спокойно заходят на посадку в космопорт. «Как у себя дома», – раздраженно подумал Дирк. Потом вздохнул и, встряхнувшись, нагнал на себя бодрый воинствующий вид, должный, по его мнению, вселять уверенность в подчиненных.

– Ну все, вперед. Пора показать этим пиратам, кто здесь хозяин, – бодро произнес он.

Но его мысли и предчувствия были мрачны и не соответствовали ни словам, ни виду.


* * *


Транспортники приземлились в космопорте. Еще с воздуха Рэнг заметил изменения – главное здание космопорта было разрушено. «Вообще-то зря, – подумал он. – Там был хороший локатор и мощный передатчик. Ну да ладно». Зато теперь космопорт был полностью очищен от полицейских и охранников.

Из транспортников выходили пираты. Некоторые из них занимали стоявшие в космопорте корабли, другие с оружием в руках собирались возле обломков главного здания, ожидая дальнейших приказов Рэнга.

В космопорте оказалось около трех десятков харнианских истребителей – так что флот пиратов увеличился почти вдвое. Большинство истребителей приземлились вместе с транспортниками, но несколько оставались в воздухе. Рэнг был на земле, наблюдал за выгрузкой транспортников. Потом зашел в свой корабль и связался с Ворвудом.

– Как дела? – спросил тот.

– Космопорт захвачен, большинство коптилок уничтожено. Мы взяли тридцать с лишним кораблей в космопорте. Сейчас собираемся атаковать верфи.

– Хм, – Ворвуд расплылся в довольной улыбке. – Значит, все-таки можно захватывать планеты в этой галактике. Отлично, Рэнг! Лепаж, наверно, взбесился, узнав об этом.

– Конечно. И наверняка собирается поразить нас карой небесной. Но, думаю, эта кара придет не раньше чем часа через два-три. Мы должны успеть захватить на этом Харниане все, что есть.

– Думаю, ты справишься, – уверенно произнес Ворвуд. – Какие у нас потери?

– В общем, по сравнению с тем, что мы здесь захватим, незначительные, – ответил Рэнг. – А что происходит дома?

– Копы разбили еще часть пушек и попытались войти в систему. Пришлось устроить им плазменные ванны. Харнианин отлично справился. Ты бы видел этих улепетывающих копов!

– Это ненадолго, – мрачно отозвался Рэнг. – Вряд ли они оставят нас в покое, тем более после того, что произошло здесь. Очень скоро придумают что-нибудь еще.

– Наверняка, – согласился Ворвуд.

– Постарайся не потерять харнианина и продержаться до нашего прихода, – сказал Рэнг.

– Есть, сэр! – смеясь ответил Ворвуд.

– Ну все, у меня тут дела. Нужно окончательно добить этих копов и захватить верфи.

– Понимаю. Кстати, тут наш профессор просит привезти ему гостинцы с Харниана.

– Какие еще гостинцы?

– Щупальца медуз, – сказал Ворвуд. – И побольше.

– Н-да? – недовольно произнес Рэнг. – Еще и этот Гинзл… Не знаю, будет ли время заниматься этим.

– Необязательно все делать самому, – чуть улыбнулся Ворвуд. – Просто выдели кого-нибудь для этого.

– Ладно, – проворчал Рэнг, – посмотрю, что можно сделать. Ну все, пока, – он отключил связь.

Еще перед тем, как приземляться с транспортниками, Рэнг оставил на орбите один корабль, чтобы тот наблюдал за поверхностью планеты и сообщал о действиях полиции. Пилот этого корабля появился на экране связи.

– Рэнг, копы собрались большой кучей и движутся к вам. Там у них два броневика и штук шестьдесят флаеров.

– Понятно, – ответил Рэнг. – Хорошо, сообщай, что они будут делать.

После этого Рэнг связался со своими кораблями.

– Так, ребята. Копы собрали свои наземные силы и идут сюда. Лучше атаковать их, пока они находятся в походном порядке. Пять кораблей на всякий случай остаются охранять космопорт, остальные – за мной.

Рэнг поднял корабль в воздух и направил в сторону города, откуда двигалась колонна полицейских. Пираты на своих кораблях последовали за ним.


* * *


Когда Дирк вел силы полицейских на космопорт, мрачные мысли одолевали его. Ничего хорошего не приходилось ждать от этого сражения. Скорее всего полицейские будут разбиты и понесут большие потери. Хотя можно было надеяться, что удастся нанести пиратам достаточно большой урон – полицейские взяли с собой все противовоздушные ракеты, которые только нашлись в арсенале. Правда, это была слабая надежда, но все же лучше, чем совсем никакой.

Дирк бодрился, стараясь вселить уверенность в подчиненных. Полиция не могла просто уйти и оставить город. Они должны были защищать его пусть даже и без шансов на успех.

Когда колонна полицейских была на полпути к космопорту, впереди показались корабли пиратов. Их было много. Очень много. Пираты взяли еще и корабли, стоявшие в космопорте, и теперь их количество было примерно таким же, как и полицейских флаеров. Но качество… Качество не шло ни в какое сравнение. Какое тут сравнение – флаер против истребителя?

Черная туча пиратов приближалась. Дирк приказал остановиться и тем полицейским, у которых есть ручные ракетные установки, выйти из флаеров. Броневики он поставил впереди, поскольку у них было наиболее мощное вооружение и защитная броня. А флаеры выстроил в две линии, подняв вторую над первой, чтобы они могли стрелять одновременно. Это была самая мощная линия обороны за всю историю Харниана. Но Дирк не обольщался, зная, что атака будет еще мощнее.

– Сэр, наши корабли спрашивают, могут ли они подойти к планете? – сказал помощник, сидевший рядом во флаере.

– Корабли? – Дирк отвел напряженный взгляд от приближающихся пиратов. – Да, пусть подходят, но остаются на орбите.

– Есть, сэр. Они еще передают, что видят корабль пиратов. Похоже, это наблюдатель. Сбивать его?

– Один корабль? Да, сбивайте.

Дирк подумал, что, если сейчас сбить корабль пиратов, возможно, они отвлекутся на это и отправят часть своих кораблей, чтобы отомстить, а может, и все корабли. В первом случае будет проще сражаться против пиратов, а во втором – удастся потянуть время до прихода помощи от Лепажа.

– Только пусть не вступают в бой с большим количеством пиратов, если те прилетят отомстить, – добавил он. – Пусть уходят и отвлекают их на себя. Чем дольше пираты будут гоняться за ними, тем лучше.

– Есть, сэр!

Напряжение перед битвой висело в воздухе. Дирк снова посмотрел на приближающиеся корабли. Они не спешили, двигаясь довольно медленно.


* * *


Корабли Рэнга черной тучей летели навстречу полицейским. Все произошло на небольшой равнине между городом и космопортом. Армия полицейских и флот пиратов сошлись для решающей битвы.

– Держитесь повыше, – передал Рэнг на свои корабли, – и не спешите. Спокойно разделаем их без лишнего риска.

Пираты со зловещим спокойствием медленно приближались к линии полицейских.

– Так, сейчас… – начал Рэнг, собираясь дать указания своей эскадре.

Но один корабль вдруг рванулся вперед и, изменив высоту, на полной скорости полетел к полицейским.

– Эй, Рэнг! – послышался с него веселый голос. – Мне понравилась твоя шутка с топливом.

– Стой! Куда? – выкрикнул Рэнг.

Но пилот корабля не слушал. Пират весело летел вперед, похоже, собираясь сбросить топливо на броневики, как сделал Рэнг с пушкой. Корабль с лихим задором приближался к полицейским. И когда он подошел на расстояние выстрела, броневики и все флаеры дали по нему два залпа. Пират так и не долетел до броневиков. Его корабль загорелся и рухнул на землю в нескольких десятках метров перед линией полицейских.

– Чертов придурок! – взбешенно проревел Рэнг. – Если еще кто-нибудь так пошутит – ноги повыдергаю! Мы пришли сюда, чтобы захватить корабли, а не терять их, – он сделал паузу, постаравшись успокоиться. – Все, хватит шутить с этими копами, Атакуем звеньями по десять кораблей. Первое звено стреляет по копам, второе – сбивает ракеты, которые выпустят по первым. Затем вторые бьют по земле, третьи – прикрывают их. И так далее. Держаться повыше, чтобы успеть уничтожить ракеты, пока они поднимаются вверх, и быть вне досягаемости орудий флаеров. Все, вперед! И не спешите вы, – добавил он. – Никуда они не убегут. Наша задача – не потерять ни одного корабля. А копы эти будут разбиты – куда они денутся?

Корабли пиратов ринулись вперед. Как сказал Рэнг, они разделились на десятки и летели друг за другом. Первое звено начало атаку. Полицейские выпустили ракеты. Но второе звено легко сбило их, а первые, не обращая внимания на ракеты, стреляли по полицейским. Затем, когда они пролетели над ними, вторые переключились с ракет на наземные цели, а третьи прикрывали их.

Все было разыграно как по нотам. Пираты накатывались волнами на полицейских, те ничего не могли сделать – их ракеты сбивались, не пролетев и половины расстояния до кораблей. Эскадра пиратов не спеша уничтожала силы полицейских, словно фанерные цели на полигоне.

В первом же заходе был разбит один броневик, а второй начал гореть, получив серьезные повреждения. После того как над линией полицейских прошли все звенья, пираты спокойно развернули свои корабли, сделав небольшой круг, и повторили атаку.

Рэнг со стороны наблюдал за действиями своей эскадры. Сражение не требовало его участия. Оставаясь чуть поодаль, он наблюдал, как его пираты расправляются с полицейскими.

Когда истребители делали второй заход, ракет стало явно меньше – похоже, у полицейских кончались боеприпасы. Снова сделав круг, пираты зашли на них в третий раз. К концу этого захода уже ни одна ракета не летела в корабли. Все, теперь можно было брать копов голыми руками. Рэнг подождал, пока третий прилив пиратов прокатит свои волны над полицейскими, а потом передал на свои корабли:

– Теперь собираемся вместе и наваливаемся на копов. Ату их, ребята!

Пираты с энтузиазмом приняли его веселый призыв. Больше не разделяясь на звенья, вся эскадра собралась и гурьбой навалилась на полицейских. Флаеры попробовали было открыть ответный огонь. Но их вооружение, предназначенное самое большее для уличной перестрелки, не шло ни в какое сравнение с истребителями. Потеряв в первые же секунды почти половину оставшихся флаеров, полицейские развернулись и бросились наутек.

Их счастье, что в атмосфере истребители летали гораздо медленнее, и скорость была примерно такой же, как у флаеров. Полицейские убегали к городу, пираты гнались за ними, сбивая летящие впереди флаеры. Те уворачивались, похоже, забыв о сражении и думая лишь о том, как бы уцелеть. Впрочем, они были правы – как можно сражаться флаерами против истребителей? Все равно что на велосипеде ехать против танка.

Рэнг летел за своими кораблями, не принимая участия в травле полицейских – как-то было неинтересно, да и не хотелось сбивать флаеры, отнимая цели у веселых пиратов. Пусть ребята потешатся, они это заслужили.

В какой-то момент у него в корабле зажегся экран связи.

– Рэнг, двенадцать коптилок зависли на орбите, – передали из космопорта. – Они сбили нашего наблюдателя. Что будем делать?

– Ммм… – недовольно протянул Рэнг, глядя на свою эскадру, увлеченную преследованием.

Нет, сейчас никак нельзя было отвлекаться. Во-первых, надо окончательно добить копов, а во-вторых, уже пора захватывать верфи. Если сейчас лететь на орбиту уничтожать эти патрульные коптилки, а потом возвращаться обратно – это займет слишком много времени. Тогда они могут не успеть заправить все корабли на верфях и поднять их в космос до прихода главных сил полицейских.

– Неважно, – ответил Рэнг, – пусть себе висят. Если попробуют сунуться, отправим их обратно на орбиту или еще дальше – на солнце, – он усмехнулся.

– Понятно.

– Как там в космопорте?

– Тишина, – беспечно ответил пират. – Солнышко светит. Только коптилки эти над головой маячат.

– Пускай. Они знают, что нас в пять раз больше. А висят там потому, что им просто некуда больше деться. Кстати, потому и болтаются на орбите, что боятся спуститься вниз. Все. Сообщай, если что, – Рэнг отключил связь.

Полицейские, убегая, подлетели к городу и, похоже, двигались в сторону диснейлэнда. Вряд ли они намеренно летели туда, просто он был у них на пути. «Повезло им», – мрачно подумал Рэнг, глядя на это.

Когда флаеры полицейских влетели в диснейлэнд, он приказал своим кораблям прекратить погоню.

– Все, ребята, – передал он. – Диснейлэнд не трогать. Пусть копы остаются там – покатаются на аттракционах, чтобы им не было скучно, пока мы разберемся с кораблями.

В ответ он услышал смех, исторгнувшийся из десятков луженых, прокаленных космическими ветрами пиратских глоток.


* * *


Когда стало очевидным, что сражение проиграно, полицейские флаеры, которые еще оставались целы, обратились в бегство.

– Правее! Правее! – сидя во флаере, орал Дирк помощнику, сидящему на водительском месте. Один из пиратских кораблей увязался именно за их флаером и стрелял прицельно. – Теперь левее! Выше! Выше! Не лети прямо!

Дирку приходилось держаться обеими руками – флаер мотало из стороны в сторону, но это помогало спастись от огня.

Впереди показался диснейлэнд. «Там ведь дети, – с ужасом подумал Дирк. – Сотни детей. Зачем же мы летим туда?» Он хотел дать команду, чтобы полицейские свернули в сторону от диснейлэнда, но тут один выстрел все же угодил во флаер. Мотор начал чихать, повалил дым. «Все, – подумал Дирк, – вот и конец».

Флаер заметно снизил скорость и потерял маневренность. Теперь он уже не мог с достаточной быстротой уворачиваться от выстрелов. Еще одно попадание, и они в лучшем случае рухнут на землю, а то и просто взорвутся прямо в воздухе.

И вдруг случилось чудо.

Флаер Дирка был уже над диснейлэндом. Ничто не могло спасти его. И вдруг пираты прекратили погоню. Они просто перестали стрелять и улетели, оставив полицейских в покое.

Дирк не мог поверить в это и не понимал причины ухода пиратов. Но, впрочем, понимать было некогда – его флаер еле держался в воздухе. Помощник изо всех сил пытался справиться с управлением, чтобы не врезаться во что-нибудь и сесть на ровную площадку. Им все же удалось пролететь, наверно, в сантиметре над одним из аттракционов, и флаер не совершил посадку, а просто рухнул на центральную площадь диснейлэнда возле макета медузы. Хорошо, что падение произошло с не слишком большой высоты.

Дирк, находясь в шоке от удара, выскочил наружу.

– Чертова железяка! – проревел он, пнув дымящийся флаер. Люди, стоящие вокруг, смотрели на него. – Ну, что уставились?! – в ярости прокричал он. – Не видели подбитых полицейских флаеров?

Народ отвернулся и начал постепенно расходиться.

Дирк поднял голову и, прищурившись, посмотрел на небо. Пиратов поблизости не было. Некоторые полицейские флаеры улетали дальше, некоторые тоже садились в диснейлэнде.

– Свяжись с флаерами и узнай, сколько их осталось, – сказал Дирк помощнику, стоявшему рядом. – Потом передай в участок…

– Но, сэр, – проговорил помощник, – рация разбита. Я не могу ни с кем связаться.

– Черт! – в отчаянии выругался Дирк, беспомощно оглядываясь вокруг.

Флаер упал как раз напротив вишневого щупальца медузы, Дирк стоял совсем рядом.

– Извините, сэр, – вдруг услышал он за спиной голос продавца, – не хотите мороженое? Для вас бесплатно.

Дирк резко обернулся к нему.

– Что-о?! – выпучив глаза, в бешенстве проревел капитан и с ненавистью уставился на продавца.

В это время подходил к концу полуфинальный матч по гарфийскому футболу, который с таким интересом смотрела вся галактика. Дирк мог радоваться – команда, за которую он болел, победила. Теперь предстоял еще более интересный финальный матч.


* * *


– Послушайте, – сказал Велк, – вы не думаете, что, пока пираты на Харниане, их система остается почти пустой, и можно попробовать атаковать ее?

– Почти – это смело сказано, – усмехнулся Лепаж, который еще оставался у НК-14. – Невидимый медузоид – это, конечно, только мелкие неприятности, – с сарказмом произнес он.

– Вот как раз о нем я и собирался сказать, – кивнул Велк. – Если мы хотим уничтожить его, это нужно делать сейчас. Иначе потом, когда прилетят корабли пиратов из Харниана, будет поздно.

– Я, конечно, согласен. Но как это сделать?

– У меня есть некоторые предложения, как справиться с медузоидом, – проговорил Велк.

– Н-да? – Лепаж хмуро посмотрел на него.

Все мысли начальника полиции были сейчас о Харниане, и НК-14 представлялась лишь мелкой неприятностью.

Велк сделал паузу и потом продолжил:

– Патрульные корабли ничего не могут с ним сделать, – серьезно произнес он. – И единственный способ уничтожить медузоид – это использовать квантовую гаубицу.

Лепаж усмехнулся.

– Весьма оригинальная мысль. Я бы ни за что не догадался. Только вся беда в том, что здесь нельзя стрелять из гаубицы – ее выстрел закроет временной коридор и…

– Здесь нельзя, – спокойно согласился Велк.

Лепаж застыл на полуслове, улыбка исчезла с его лица.

– Так вы предлагаете… – удивленно раскрыл глаза.

– Именно, – кивнул Велк. – Мы можем напасть с другой стороны системы. И когда медузоид придет отбить нашу атаку, мы ударим по нему из квантовой гаубицы – там это вполне возможно будет сделать.

– Хм, – Лепаж почесал затылок. – Действительно неплохая мысль. Они ведь должны защищать свою систему, а сейчас им просто нечем сделать это, кроме как медузоидом. Да, он обязательно придет. Тут-то мы его и прихлопнем, – он посмотрел на Велка. – Но только… Мне нужно отправляться к Харниану, наши корабли уже летят туда.

– Что ж, – Велк пожал плечами, – я мог бы справиться с этим. Если, конечно, вы доверите мне командование.

Лепаж, прищурившись, посмотрел на него.

– Передать сотруднику ГРУ командование силами галактической полиции? – скептически произнес он.

– Как хотите, – независимо ответил Велк. – Но вам все равно придется оставлять кого-то за главного. Можете назначить одного из своих людей. Но вряд ли кто-либо из них знает ситуацию настолько же хорошо, как я. Сейчас у вас есть реальный шанс уничтожить медузоид. Ваше право использовать или не использовать его. Но потом уже не будет такой возможности.

– Хотите сказать, что только вы можете справиться с этим? – с легкой иронией произнес Лепаж.

– В первую очередь, конечно, вы, – невозмутимо ответил Велк. – Но если вам нужно улетать… – он развел руками.

Лепаж несколько секунд испытующе смотрел на него. Потом повернулся к пульту и нажал кнопку связи.

– Всем кораблям, – передал он. – Говорит Лепаж. Мне необходимо временно покинуть этот район. До моего возвращения командование передается находящемуся в моем крейсере капитану Велку. Все, – он отключил связь.

– Вы произвели меня в капитаны? – чуть улыбнулся Велк.

– Так проще, – отмахнулся Лепаж. – Полицейским не понравится, если ими будет командовать сотрудник ГРУ. Тем более что предстоит боевая операция.

– Понятно, – кивнул Велк.

– Кстати, – Лепаж нахмурился. – Можно заодно и вытащить наш корабль из времени. Если отвлечь медузоид, и он уйдет к другому краю системы, здесь все будет спокойно, и можно потихоньку поставить темпоральную установку.

– Отличная мысль, – одобрительно проговорил Велк. – Так я и сделаю.

Лепаж покачал головой на эти слова и с тяжелым вздохом произнес:

– Я сам рою себе могилу. Вы вытащите корабль, пока меня здесь не будет, а потом все скажут, что полиция не смогла справиться и только ГРУ сделало это.

Велк состроил удивленный и даже оскорбленный вид.

– Ну зачем же? – в праведном возмущении произнес он. – Какая разница, кто это сделает? Идея ведь ваша – все будут знать об этом. Вот доктор Метью свидетель. Правда? – Велк обернулся к нему.

– Да, конечно, – несколько суетливо ответил Метью, встрепенувшись от того, что на него обратили внимание.


* * *


– Теперь летим к верфям, – передал Рэнг на свои корабли. – Там небольшая охрана, но нужно действовать осторожно. Склады кораблей задевать нельзя и особенно цистерны с топливом. Если взорвать цистерны, все дело пойдет прахом. Поняли?! В общем, работаем аккуратно. Спешка здесь навредит. Стрелять только по вышкам и постам охраны. Кто заденет цистерны, пусть лучше сам прыгает в огонь от их взрыва – так он отделается легче.

Потом он переключился на космопорт.

– Давайте всех людей к верфям. Пока будете добираться, мы захватим их.

– Хорошо, Рэнг. Сколько человек оставлять здесь?

– Ммм… – Рэнг задумался, ведя корабль над домами города. – Оставь человек десять – так, на всякий случай, – он толком не знал, зачем нужны люди в космопорте, но, видимо, все же не стоит совсем покидать его.

Пираты подлетали к верфям. Охранники ждали их там. Дирк не снимал людей оттуда – охрана верфей была делом первейшим и при любых обстоятельствах должна оставаться и исполнять свои обязанности… Н-да, даже при таких.

Рэнг приказал снизить скорость, чтобы можно было прицеливаться точнее, и выбрал наиболее оптимальную высоту для атаки наземных целей. Он не заботился о безопасности – вряд ли охрана верфей, предназначенная лишь для защиты от жуликов, могла нанести истребителям хоть сколько-нибудь серьезный ущерб. Главное было – ненароком не задеть на верфях то, ради чего пираты и прилетели на Харниан.

Да, сейчас полицейские могли сильно навредить пиратам и, лишив их самой цели налета, сделать атаку бессмысленной. Полиция могла расправиться с планами Ворвуда, уничтожив свое же имущество. Но некому было отдать такой приказ. Охрана верфей, конечно, не решилась бы сделать это, а Дирк сейчас не имел возможности командовать – его рация была разбита. А интересно, решился бы он уничтожить верфи, если б мог?

Несколько флаеров поднялись с территории верфей, чтобы открыть огонь по приближающимся кораблям. Но это было нереально – пираты расстреляли их еще на взлете.

– Так, хорошо, – говорил Рэнг по связи, – только не спешить. Видите вышки? Те, кто справа, бейте правую, а кто слева… – он сделал паузу, – догадайтесь сами.

Пираты разделились на две группы и ударили по вышкам. Одного залпа для них оказалось достаточно. Обломки вышек разлетелись в разные стороны. Несколько горящих осколков упало на цистерны. «Черт, слишком сильный взрыв», – подумал Рэнг, глядя на это. Но, по счастью, цистерны не пострадали.

В принципе, при первом заходе можно было разбить и главное здание охраны. Но Рэнг не хотел спешить. Лучше развернуться и, сделав еще заход, прицелиться поточнее. Один из кораблей, пролетая над верфями, стал стрелять в охранников, бегающих по территории.

– Не стрелять! Идиот! – выкрикнул Рэнг. – Ты что, не видишь, там сплошные цистерны и склады кораблей? Убери палец о гашетки, придурок! – и потом добавил, обращаясь ко всем кораблям: – Стрелять только по моей команде и только туда, куда я скажу. Сейчас разворачиваемся и бьем по охранному помещению. Когда оно взорвется, разбиваем пост на входе.

Пираты сделали, как он велел. Это была очень осторожная атака. Пиратские корабли двигались, словно на цыпочках, и только кончиками пальцев касались целей. Впрочем, этого было достаточно для обычных неукрепленных построек.

В третьем заходе пираты разбили остальные посты охраны. Все, верфи были почти взяты. Оставалось только ввести туда людей, чтобы они прошли и очистили территорию от прячущихся по углам выживших охранников. Как раз к этому времени подоспели пираты из космопорта.

– Надеюсь, бластеры у всех есть? – связавшись с ними, спросил Рэнг.

– Есть, – ответили ему. – У некоторых даже по два.

– Отлично. Заходите на верфи и вылавливайте охранников. Мы вам поможем.

Рэнг приказал кораблям сесть у входа и пилотам тоже идти очищать верфи от остатков охраны.


* * *


– Здравствуйте, говорит Элла Кравиц, специальный корреспондент программы «Галактика сегодня». Мы ведем свой репортаж с Харниана IV. В последние часы здесь происходят беспрецедентные события, – церемония награждения команды, занявшей третье место в чемпионате галактики по гарфийскому футболу, была прервана экстренным выпуском новостей.

Элла Кравиц после неудачной попытки взять интервью у Лепажа отправилась на Харниан IV – ей удалось узнать из своих источников, что начальник полиции посылал какой-то запрос в харнианский участок. Вместе со своей съемочной группой Элла прибыла сюда, чтобы выяснить подробности, которые могли пролить свет на происходящее в НК-14. Но не успела она начать журналистское расследование, как тут же попала в самую гущу событий и просто задыхалась от счастья, наблюдая воздушные бои и не в силах поверить, как ей повезло.

– Противовоздушная оборона Харниана уничтожена, силы полиции разбиты, планета практически захвачена пиратами, – восторженно говорила Элла, обращаясь к многомиллиардной аудитории галактических телезрителей, – Наша съемочная группа находится в харнианском диснейлэнде. Это единственное место, по непонятной причине не тронутое пиратами. Остатки харнианской полиции сейчас собрались здесь во главе с капитаном Дирком. Вот как раз сейчас он идет сюда. Попробуем задать ему несколько вопросов, – камера повернулась, показывая Дирка, который в сопровождении трех полицейских хмуро пересекал центральную аллею диснейлэнда, направляясь к административному зданию.

В последние минуты Дирк безуспешно пытался связаться с Лепажем. Он хотел использовать один из неповрежденных полицейских флаеров, которые тоже приземлились в диснейлэнде. Но передатчик во флаере был слишком слабым, предназначенным лишь для связи в пределах города. Дирк решил пойти в административное здание диснейлэнда – должны же там быть какие-нибудь средства связи.

Но на его пути появилась Элла с микрофоном в руках.

– Здравствуйте, капитан, – деловито произнесла она. – Я Элла Кравиц, корреспондент программы «Галактика сегодня». Не могли бы вы ответить на некоторые вопросы?

Дирк поднял на нее непонимающий взгляд.

– Какие еще вопросы? – раздраженно проговорил он и попытался обойти корреспондентшу.

Но это было не так-то просто. Элла преграждала дорогу, не давая пройти.

– Может быть, вы поясните, как получилось, что пираты захватили вашу планету? – энергично произнесла она. – И почему полиция не смогла помешать им?

– У меня нет времени отвечать на ваши вопросы, – отмахнулся Дирк, пытаясь пройти мимо.

– И все же, капитан, – не отступалась Элла, – вы ведь не станете отрицать тот факт, что сейчас планета практически находится в руках пиратов. Что вы намерены предпринять в связи с этим?

– Слушайте, дамочка! – раздраженный тем, что ему не дают пройти, прорычал Дирк. И, взяв ее за плечи, отодвинул в сторону. – Не мешайте работать! Сейчас не до ваших глупых интервью, – и потом твердым шагом продолжил свой путь.

– Но хотя бы скажите, сколько у вас осталось кораблей? – еле удержавшись на ногах, вслед ему произнесла Элла.

Но Дирк не ответил. Даже не обернувшись, он вошел в административное здание и со злостью захлопнул за собой дверь. Элла попыталась было пойти за ним, но трое полицейских встали на ее пути и не пустили вовнутрь.

– Вот так, – обернувшись к камере, с экранов стереовизоров галактики сказала Элла Кравиц. – Пираты бесчинствуют по всей планете, грабя мирных жителей. А наша доблестная галактическая полиция совершенно беспомощна против них и только прячется в диснейлэнде, занимаясь какими-то очень важными делами. Элла Кравиц, программа «Галактика сегодня» с места событий.


* * *


– Чертова вертихвостка! – раздраженно произнес Лепаж, глядя на экран над пультом, где помощник вывел экстренный выпуск новостей с Эллой Кравиц. – Вот из-за таких дамочек в обществе и возникает недоверие к галактической полиции.

– Но рано или поздно это должно было стать достоянием общественности, – проговорил Велк.

– Слишком рано. Мы еще не успели ничего сделать, – Лепаж недовольно вздохнул. – Надо же ей было оказаться на Харниане именно в этот момент. И откуда она там взялась?

– Да, теперь сложнее вести дело, когда оно известно всей галактике.

– Чертова вертихвостка, – повторил Лепаж и снова посмотрел на экран стереовизора, где после новостей показывали рекламу кловильского сыра. Потом протянул руку и раздраженно выключил его. – Теперь придется воевать на два фронта – против пиратов и против начальства.

– Сэр, министр внутренних дел на связи, – словно в подтверждение его слов сказал помощник.

– Ну все, началось, – проворчал Лепаж и повернулся к экрану связи. – Да, слушаю.

– Лепаж, что у вас происходит? – хмурясь, спросил министр Гловес. – Это правда, что пираты захватили Харниан IV?

– Да, сэр, – нехотя ответил Лепаж.

– Вот как? – Гловес нахмурился еще больше. – Как же вы могли допустить это? Куда вы смотрели?

– Они напали внезапно, сэр, – стараясь не терять достоинства, оправдывался Лепаж. – Им помогала местная мафия и харнианские охотники. Это была спланированная акция. Они ударили одновременно в нескольких местах – ничего нельзя было сделать.

– Как это ничего нельзя сделать? – возмутился Гловес. – Вы понимаете, что происходит? Захвачена целая планета!

– Конечно, сэр, – так же возмущенно ответил Лепаж. – Я ведь сколько раз говорил, что нужно усилить харнианский участок и восстановить военный пост в Харниане. Что вы мне отвечали?

Гловес сменил возмущение на недовольную деловитость.

– Ладно, Лепаж, – уже спокойнее произнес министр, – разберемся с этим. Что вы намерены предпринять?

– Я уже объявил общую тревогу по галактике. Сейчас наши корабли летят к Харниану. Я тоже отправляюсь туда, чтобы лично руководить операцией по освобождению планеты.

– Угу, – кивнул Гловес. – А квантовая гаубица? Ее появление выглядело бы довольно внушительно.

– Нет, сэр. Это ведь мирная планета. Мы не можем стрелять там из квантовой гаубицы.

– Не обязательно стрелять… – проговорил Гловес. – Впрочем, вы правы. Действуйте.

– Есть, сэр, – ответил Лепаж на распоряжение начальника, который велел выполнять его же решение.

– Думаю, что в ближайшее время следует ожидать совещания у президента по этому вопросу, – сказал Гловес. – Вам необходимо будет присутствовать.

– Вы считаете, что президент станет заниматься этим вопросом?

– Заниматься – вряд ли. Но он должен отреагировать на захват планеты. Разобраться в ситуации, наказать виновных, – Гловес сделал паузу. – Кстати, этот капитан местного участка, как его… Дирк. Вы не думаете, что ему надо было бы получше исполнять свои обязанности?

– Он тут ни при чем, – хмуро ответил Лепаж. – Все, что было можно, он сделал. Никто на его месте не сделал бы больше.

– Н-да? – Гловес поднял брови. – Что ж, я вызову вас, когда вы понадобитесь.

– Хорошо, сэр.

Гловес отключился.

– А зря вы выгораживаете Дирка, – негромко проговорил Велк за спиной Лепажа. – Начальству нужен тот, кого можно обвинить во всем, примерно наказать и оправдать себя в глазах общественности. Если таковым не станет Дирк, то у вас появится серьезный шанс попасть под…

– К черту эти игры! – Лепаж резко обернулся. – Дирк не виноват. Он исполнял свой долг и пошел под огонь истребителей пиратов практически без шансов на успех.

– Но он все же потерял планету, – осторожно заметил Велк.

– Это не он ее потерял, – зло произнес Лепаж, – а те, кто экономят на безопасности мирных граждан. И кстати, эти деньги тратят на свои…

– Стоп, стоп, стоп, – с легкой улыбкой прервал его Велк. – Начальник полиции, высказывающий революционные тезисы, – это уже слишком. Я просто хотел предупредить, что, пожалуй, у вас только два варианта: либо Дирк, либо вы.

– Это понятно, – вздохнул Лепаж. – Но жалко парня. Он сражался как мог. Не его вина, что все сложилось таким образом.

– В случае с Гиббсом вы говорили другое, – заметил Велк.

– Гиббс как раз действительно виноват, что не уследил за вверенным ему районом. А вот Дирк… – Лепаж недовольно покачал головой. – И вообще, – с отвращением произнес он, – не люблю я все эти дворцовые интриги.

Велк понимающе кивнул.

– Вот поэтому Гловес министр, а вы – всего лишь начальник полиции, – нравоучительно произнес он.


* * *


Лони-крыса выполз из своего особняка. Когда флот Рэнга сражался с армией полицейских, Лони тихо сидел, ожидая, чем все кончится. И вот теперь час пробил. Его люди вышли на улицы беззащитного города и набросились на банки и ювелирные магазины, выгребая оттуда все, что представляло хоть какую-нибудь ценность. Никто не противостоял им, бандиты чувствовали себя совершенно свободно в очищенном от полицейских городе. Сам же Лони отправился к Рэнгу, чтобы взять с него обещанные деньги.

Шикарный флаер раза в два длиннее обычного с бронированными матовыми стеклами и сверхмощным двигателем почти бесшумно подкатил к воротам верфей. Из него вышел Лони в сопровождении нескольких головорезов с бластерами наперевес. Рэнг был на верфях и занимался организацией заправки кораблей. Пираты сновали туда-сюда, стараясь работать как можно быстрее. Рэнг отдавал распоряжения, чтобы сделать работу продуктивнее. Лони подошел к нему.

– Привет, Рэнг, – сказал он.

Рэнг обернулся.

– А, привет, – бросив безразличный взгляд на головорезов за спиной Лони, ответил он.

– Я вижу, дело идет? – весело подмигнул Лони.

– А у тебя? – в ответ спросил Рэнг.

– У меня отлично, как всегда, – хитро улыбался Лони.

– Все банки ограбили? – поинтересовался Рэнг.

– Разве это называется грабить? – с той же улыбкой проговорил Лони. – Просто заходишь и берешь – даже неинтересно.

– Ну так не бери, – посмотрев, как работают его люди, мрачно произнес Рэнг.

Лони рассмеялся на это.

– Ну ты шутник, Рэнг! – сквозь смех сказал он. Перестав смеяться, продолжил по-деловому: – Ладно, у тебя и у меня еще масса дел. Так что не будем отнимать друг у друга Время. Я пришел, чтобы забрать свои деньги, и потом сразу уйду – не стану мешать тебе.

Рэнг бросил быстрый оценивающий взгляд на команду Лони. Его люди стояли с бластерами на изготовку. Но пиратов вокруг было больше, и каждый был вооружен бластером. Пожалуй, у Лони нет шансов уйти отсюда живым. Хотя, конечно, первый выстрел головорезов будет предназначаться Рэнгу. Правда, совсем необязательно, что они попадут. Но… Впрочем, ладно. Не стоит затевать драку еще и с мафией. К тому же из-за каких-то денег.

– Конечно, Лони, – добродушно улыбнулся Рэнг. – Пойдем. Деньги в моем корабле.

– Пойдем, – с такой же добродушной улыбкой отозвался Лони.

И они пошли к кораблю Рэнга, стоявшему неподалеку. Пираты бросали на них Внимательные взгляды, но, не получая приказов от своего командира, просто продолжали работать.

Рэнг зашел на свой корабль и через секунду вышел с чемоданчиком в руках. Н-да, если бы Рэнга сбили в ходе сражения, Лони бы не повезло. Но пока ему везло…

– Держи, – Рэнг протянул чемоданчик.

Но Лони не стал брать его. Один из головорезов сунул бластер в кобуру, подошел и взял чемоданчик. Потом поднял его и открыл. Лони посмотрел на пачки денег внутри, взял одну и, быстро пролистав, небрежно бросил обратно.

– Надеюсь, тут все точно? – спросил он.

– Хочешь – пересчитай, – безразлично ответил Рэнг.

– Ладно, я тебе доверяю, – со снисходительной улыбкой произнес Лони и закрыл чемоданчик.

Рэнг молчал.

– Ну все, пока, – Лони протянул ему руку. – Приятно было с тобой работать.

Рэнг поколебался секунду, глядя на руку Лони, но потом все же пожал ее.

– Пока, – сказал он.

Лони еще раз усмехнулся – то ли ободряюще, то ли издевательски, потом вместе со своей командой сел во флаер и укатил прочь.

– Крыса! – со злостью посмотрев ему вслед, произнес Рэнг.


* * *


Перед отлетом из НК-14 Лепаж отдал необходимые распоряжения патрульным кораблям о предстоящей операции, сказав, что самой атакой будет руководить непосредственно капитан Велк.

Дирку все же удалось связаться с Лепажем из административного здания диснейлэнда, которое он стал использовать как временный штаб харнианской полиции… или того, что от нее осталось. Но Лепаж и так знал об обстановке на Харниане из репортажей Эллы Кравиц («чертова вертихвостка!»), которые теперь передавали чуть ли ни каждые полчаса. Он посоветовал Дирку пока не предпринимать никаких действий и спокойно ждать помощи. Сказал также, что лично вылетает на Харниан, и пообещал, что не пройдет и трех часов, как планета будет очищена от пиратов. Дирк кивал, соглашаясь, но, похоже, не разделяя оптимизма своего начальника. Впрочем, это было его личное дело.

Лепаж вызвал из главного управления полиции еще один крейсер, чтобы лететь на нем к Харниану. А свой оставил Велку в НК-14.

– Смотрите, чтоб он был цел, когда я вернусь, – строго наказал Лепаж.

– Ну что вы, – улыбнулся Велк. – Уж до крейсера пиратам никак не добраться.

– Н-да? – скептически произнес Лепаж. – Посмотрим. Сообщайте мне, если что-нибудь пойдет не так. И вообще информируйте о происходящем. – Будет сделано, – с готовностью ответил Велк.


* * *


Рэнг отправил своих людей в полицейский участок. Там был мощный локатор – необходимо было следить за окрестностями системы, чтобы вовремя узнать о приближении сил полиции. Работа на верфях продолжалась. Кажется, пока все шло хорошо.

– Рэнг, тут какая-то корреспондентша, – сообщили ему. – Ходит везде с камерой и снимает все подряд. Что с ней делать?

Рэнг подумал секунду.

– Пусть снимает, – ответил он.

– А может, долбануть ее? Очень навязчивая дамочка.

– Не надо. Копам будет интересно посмотреть, что здесь происходит. Пусть лопаются от злости и кусают локти, глядя на нас.

– Хорошо, – весело ответили ему. – Пусть снимает.

Рэнг посмотрел на часы. Время еще было. Кажется, они должны успеть заправить все корабли и уйти до появления полиции. Он подумал, Не съездить ли в полицейский участок, чтобы оттуда связаться с Ворвудом – тот оценил бы, что Рэнг говорит с ним из кабинета капитана полиции. Но потом решил, что не стоит отдаляться от верфей и основных сил пиратов, чтобы вовремя успеть среагировать на возможные неприятности. Поэтому он просто зашел на свой корабль и, сев в кресло, нажал кнопку связи.

– А, Рэнг, – весело ответил Ворвуд. – Наслышан о твоих подвигах. По стереовизору периодически показывают репортажи с Харниана.

– Да, тут ходит какая-то корреспондентша, – сказал Рэнг. – Я решил не трогать ее.

– И правильно, – кивнул Ворвуд. – Так я нахожусь в курсе того, что у вас происходит.

Люк корабля, стоявшего на земле, был открыт. Рэнг хотел сказать что-то Ворвуду, но тут в корабль вбежал всклокоченный пират.

– Рэнг? Космопорт! – возбужденно прокричал он. – Копы атакуют его! Двенадцать кораблей с орбиты. Они уже разбили один транспортник! Несколько наших убиты!

– Извини, Нэд, – сказал Рэнг Ворвуду, – поговорю с тобой позже, – и отключил связь.


* * *


Лейтенант Кейн оказался старшим по званию из полицейских в двенадцати оставшихся кораблях харнианского участка. Он был молод и совсем недавно произведен в лейтенанты. На службе ему еще не удалось проявить себя – просто он начал служить всего несколько месяцев назад.

Этот день был самым обычным и не предвещавшим никаких экстренных событий. Кейн в своем корабле находился за пределами системы Харниана на одном из дальних постов. Все было буднично и даже скучно. Кейн поглядывал на часы, ожидая, когда кончится дежурство, и размышлял, как бы провести вечер. И вдруг пришло сообщение о нападении пиратов.

Лейтенант на полной скорости бросился к Харниану IV, но тут пришло другое сообщение – приказ Дирка оставаться на орбите и не вступать в бой.

Прибыв к планете, Кейн встретил другие патрульные корабли. Он прилетел одним из последних, поскольку находился дальше других. Полицейские не предпринимали никаких действий, следуя приказу своего капитана. И хотя они сбили один пиратский корабль, случайно попавшийся им на орбите, но это было ничто по сравнению с тем, что происходило на самой планете.

Пираты уничтожили пушки космопорта и приближались к городу для решающего сражения с силами полиции. Совершенно невыносимо было наблюдать это, оставаясь в стороне. Кейн чувствовал себя предателем и последним трусом, отсиживаясь на безопасном отдалении, когда другие шли на смерть, защищая родную планету. Его корабль был в полной боевой готовности, но он не принимал участия в смертельной схватке с пиратами.

Когда армия полицейских была разбита, связь с Дирком прервалась. Харнианского участка полиции больше не существовало, двенадцать оставшихся от него кораблей оказались отрезаны от общего мира и предоставлены самим себе. Их планета была захвачена пиратами, они представляли собой единственное подразделение, еще способное вести бой, но, следуя последнему приказу, оставались в бездействии.

Всех охватило чувство вины за потерю планеты и усиливалось пониманием того, что, возможно, их помощь была нужна, но Дирк просто не смог передать сигнал, и их товарищи погибли, оставшись без поддержки. Двенадцать патрульных кораблей находились на орбите их родной, захваченной пиратами планеты, не зная, что делать, и испытывая вину за свое бездействие и смерть своих товарищей.

– Кейн, что нам делать? – передали с одного из кораблей.

– Откуда я знаю? – нервно отозвался лейтенант. – Вы слышали приказ Дирка – не вступать в бой с превосходящими силами.

– Дирка больше нет. Что ж нам, так и оставаться в стороне, когда пираты грабят нашу планету? Как я смогу посмотреть в глаза своим детям после этого?

– С чего ты взял, что Дирка нет? – полностью разделяя его чувства, но пока не решаясь взять на себя ответственность, сказал Кейн. – Может, он жив, просто не имеет возможности связаться с нами.

– Это все равно, – ответили ему. – Если он не может отдавать приказы, значит, его нет. Теперь ты самый старший из нас. Принимай командование харнианским участком.

– Какой я старший? – проговорил Кейн, который был, наверно, самый молодой из всех, но действительно старший по званию.

– Лейтенант Кейн, говорит сержант Меловски, – передали с другого корабля. – Если вы отказываетесь, я буду командиром. Нам нужен старший – нельзя больше оставаться в стороне. Вы берете на себя командование?

Кейн помедлил секунду, чувствуя, как мурашки бегут по спине.

– Черт. Да! – словно бросаясь в огонь, ответил он.

– Какие будут распоряжения? – спокойно произнес сержант Меловски.

– Какие распоряжения… – пробормотал Кейн, глядя на локатор и совершенно не ощущая себя командующим участком полиции, но при этом понимая, какая это ответственность. – Нужно уточнить обстановку, – чувствуя, как краснеет и покрывается потом, проговорил он. – Двум кораблям сделать виток вокруг планеты, чтобы выяснить, нет ли еще пиратов на орбите. Остальным пока наблюдать за поверхностью, отслеживая перемещение противника.

– Вы собираетесь нападать? – спросил Меловски.

– А вам так хочется умереть, сержант? – входя в роль командира, раздраженно ответил Кейн. – Пиратов в несколько раз больше, чем нас. Какой смысл глупо погибнуть, не успев ничего сделать? Кому от этого будет лучше?

Меловски промолчал в ответ.

Кейн внимательно смотрел на экран локатора, пытаясь оценить обстановку на планете. Он знал, что от него требуются решительные и конкретные действия. Но какие?! Нет. Совершенно не подходящий момент, чтобы быть начальником участка. Впрочем, одно определяло другое.

Когда два корабля, облетев планету, вернулись, пираты уже захватили верфи и обосновались там.

– Вокруг планеты пусто, – сообщили Кейну с вернувшихся кораблей. – Больше нигде нет пиратов.

– Так, так, – напряженно произнес Кейн, видя, что основные силы пиратов находятся на верфях, а космопорт охраняют только пять кораблей. – Все, – наконец решившись, сказал он, – атакуем космопорт. Быстро, на максимальной скорости вниз, пока они не успели очухаться. Вперед!

И словно во сне, не давая себе опомниться, чтобы нерешительность не завладела им, Кейн выжал акселератор и резко послал корабль вниз. И хотя этот шаг, возможно, приведет к гибели его и всех остальных, идущих за ним, но они должны сделать это, должны.

Патрульные корабли так же быстро ринулись вниз за своим новым командиром и на полной скорости, словно огненные метеориты, понеслись в атмосфере к земле. Они не знали, что таким образом фактически повторяют маневр пиратов, когда те только пришли к Харниану IV и так же летели вниз, атакуя космопорт. Впрочем, это было неважно. Двенадцать патрульных кораблей не могли больше оставаться в стороне, сорвались с орбиты и летели к земле, чтобы отомстить за смерть своих товарищей.

Когда они уже выходили на расстояние выстрела, в эфире вдруг раздался голос:

– Всем патрульным кораблям, говорит капитан Дирк, ответьте.

Дирк, используя передатчик в административном здании диснейлэнда, пытался связаться с кем-нибудь из своих.

– Говорит лейтенант Кейн, – ведя свой корабль на пиратов, радостно ответил лейтенант. – Сэр, вы живы. Слава богу!

– Лейтенант, где вы? – спросил Дирк. – Что происходит?

– Мы не знали, что с вами, и я принял командование, – отозвался Кейн. – Сэр, мы атакуем космопорт. Двенадцать кораблей вашего участка. Мы атакуем космопорт, сэр!

Последовала небольшая пауза. На всех кораблях полицейские ждали, что скажет их начальник. Они уже подлетали к космопорту и этим фактически нарушали предыдущий приказ капитана.

– Давай, сынок! – наконец ответил Дирк, подтверждая нарушение приказа, данного ему Лепажем. Ну и черт с ним, с этим Лепажем! – Бей их!

Полицейские, воодушевленные поддержкой своего капитана, подлетев к космопорту, открыли яростный огонь по находившимся там пиратам.


* * *


Рэнг поднял все свои корабли в воздух и спешно направился к космопорту. Когда они подлетали, полицейские добивали второй транспортник. Первый транспортник и пять пиратских истребителей, охранявших космопорт, были уже уничтожены. Рэнг просто взбесился, увидев это. Проклятые копы! Какие-то несчастные двенадцать коптилок, которые должны самое большее висеть на орбите и бояться даже посмотреть вниз, смогли уничтожить все силы пиратов в космопорте. Рэнг считал, что с копами уже покончено, их силы разбиты и больше не представляют никакой угрозы. Так нет же! Получить такой удар от почти уже мертвых копов!

Но, пожалуй, злило еще и то, что это была его собственная оплошность. Рэнг совсем забыл про эти двенадцать кораблей на орбите. Просто завоевался. За всеми этими сражениями с главными силами полицейских и захватом верфей он забыл, что оставил космопорт почти без защиты. Да, это была его ошибка, и она стоила пиратам двух транспортников и пяти истребителей.

Ладно, теперь уж ничего не поделаешь. Кроме, разве что, уничтожения этих чертовых коптилок, так неожиданно нападающих из-за спины. Пожалуй, стоящее дело! Рэнг, сжав зубы от злости, бросил свои корабли на полицейских.

Но те не стали вступать в бой. Чуть пираты приблизились, патрульные корабли оставили космопорт и взмыли в высоту. Дирк, одобрив атаку, строго-настрого приказал не принимать бой с крупными силами пиратов, а уходить, отвлекая их на себя. Кейн так и сделал. Завидев огромную эскадру пиратов, он велел своим улетать, но не слишком торопиться при этом, чтобы пираты думали, что могут догнать их.

Рэнг бросился за ними. Пираты на полной скорости устремились вдогонку, стреляя по полицейским на взлете. Но те были уже слишком далеко. Огонь пиратов велся скорее из злости, чем ради поражения целей.

Оказавшись в космосе, патрульные корабли полетели прочь от планеты. Пираты всей своей армадой продолжали гнаться за ними. У Рэнга мелькнула мысль, что таким образом они отдаляются от верфей, оставляя их без защиты, – случай с космопортом мог повториться. Правда, у полицейских больше не было кораблей, но… кто их знает? Лучше не оставлять беззащитные верфи на съедение копам, не стоит дважды повторять одну и ту же ошибку.

Но при этом он не хотел отпускать эти двенадцать кораблей – злость кипела в нем и требовала мщения. Он должен был уничтожить их, чтобы хоть как-то загладить свой промах: Тогда Рэнг связался с верфями.

– Сколько кораблей уже заправлено? – спросил он.

– Около тридцати, – ответили ему.

– Отлично. Держите их наготове. А чуть что – поднимайте в воздух и бейте вокруг все, что шевелится.

– Понял тебя, Рэнг, – ответил пират с верфей. – Бить вокруг все, что шевелится.

– Ну вот так, – удовлетворенно произнес Рэнг и, отключив связь, продолжил погоню.


* * *


Когда Лепаж улетел к Харниану, Велк остался за главного у НК-14. Он начал свое командование с того, что приказал полицейским переместиться к противоположной стороне планетарной системы пиратов. Впрочем, об этом действии говорил еще Лепаж, когда перед отлетом проводил инструктаж о предстоящей операции. На старом месте осталось всего три патрульных корабля и транспортник с темпоральной установкой – очередной транспортник, пришедший из главного управления по приказу Лепажа.

Пора было начинать. Велк откашлялся и передал на гаубицу:

– Канонир квантовой гаубицы, – осторожно сказал он в микрофон, словно проверяя аппаратуру. И был почти удивлен, когда тот ответил:

– Да, сэр?

– Боб, кажется? – так же осторожно уточнил Велк.

– Так точно, сэр! – бодро ответил канонир.

– Хорошо, Боб, – Велк снова кашлянул, несколько неуютно чувствуя себя в роли Лепажа. – Подходи к краю системы и стреляй вперед, – потом подумал немного и добавил, чтобы приободрить полицейских, но главным образом все же самого себя: – Сотрем эти пушки в атомный порошок!

– Есть, сэр! – весело отозвался Боб. – Будет сделано, сэр! Рад стараться, сэр! Приятно служить под вашим командованием, сэр!..

– Ладно, не болтай, – улыбнувшись, прервал его Велк. – Дай им, чтоб космическим чертям тошно стало.

– Непременно, сэр! – ответил канонир квантовой гаубицы и, включив двигатели, медленно повел свою крошку к краю системы.


* * *


Пираты гнались за двенадцатью кораблями полицейских. Вообще, скорость патрульных кораблей была немного больше, чем у харнианских истребителей. Но Кейн приказал своим лететь помедленнее, чтобы пираты не отставали и не теряли надежду догнать их. Полицейские лишь держались на расстоянии чуть большем, чем дальность выстрела, и, заманивая пиратов, уводили их прочь от Харниана IV.

Рэнг вел своих на максимальной скорости, следуя как всегда впереди. Его корабль был полностью заправлен. Когда он садился на верфях, ему восполнили потерю топлива, которое он сбросил на пушку. Время от времени он постреливал в последний корабль полицейских, но это было так, на всякий случай, – копы явно находились слишком далеко.

Вообще, Рэнг не очень надеялся, что удастся догнать их. Но, с другой стороны, всякое могло случиться. А вдруг пиратское счастье поможет ему? Все равно, пока на верфях заправляют корабли, больше нечего было делать, да и очень уж не хотелось безнаказанно отпускать эти коптилки.

Когда вся процессия подлетала к поясу астероидов, с первого полицейского корабля передали сообщение:

– Кейн, там впереди медузы. Мы летим почти на них.

– Медузы? – удивился лейтенант, но уже сам заметил их.

Две медузы, видимо, встретившись для спаривания, находились чуть правее по курсу. Хм… Это было интересное наблюдение. Скорее всего пираты, летя позади, еще не заметили их. Можно попробовать использовать это. Все – не все, но, возможно, несколько пиратских кораблей удастся скормить медузам. Это было бы просто великолепно. Сама природа помогала полицейским.

– Делаем так, – передал Кейн на патрульные корабли. – Берем курс прямо на медуз. И старайтесь закрывать их от пиратов.

– Прямо на медуз? – ответили с одного из кораблей. – Кейн, ты что? Они сожрут нас.

– Они сожрут не нас, а пиратов, – спокойно произнес Кейн. – Старайтесь держаться между медузами и пиратами, чтобы их корабли как можно дольше не видели медуз.

Без специальной программы бортовой компьютер не отличал медузу от астероида, и обнаружить ее можно было только визуально.

Полицейские сделали, как сказал Кейн, и повернули чуть вправо. Рэнг не придал значения этому изменению курса – возможно, копы просто сделали небольшую поправку, чтобы использовать более удобный проход через астероиды.

Несколько десятков кораблей, летя друг за другом, неслись прямо на медуз. Те еще издали почуяли такое неслыханно огромное количество металла, плывущее прямо к ним в щупальца. Медузы забыли о спаривании и, начав разогреваться, медленно двинулись навстречу грандиозному обеду.

– Всем приготовиться к маневру, – передал Кейн на патрульные корабли, подлетавшие к медузам. – По моей команде резко расходимся в стороны. Главное, не попадите под плазму – спасать будет некому.

Патрульные корабли на огромной скорости летели вперед. Кейн напряженно смотрел на медуз. Похоже, пираты еще не заметили их. Нужно было уйти в сторону не слишком рано – иначе пираты успеют свернуть, – но и не слишком поздно, чтобы самим не попасть под выстрелы плазменных желез. Кейн во все глаза смотрел на медуз, которые хоть и медленно, но тоже летели по направлению к ним. Еще. Еще немного… Все. Пора!

– Пора! – выкрикнул Кейн. – Всем в сторону!

Рэнг во главе своей эскадры на полной скорости летел за полицейскими. Те приближались к поясу астероидов. Вообще, Рэнг возлагал на него большие надежды – астероиды могли задержать копов. Но, похоже, это не получилось. Н-да… Жаль. Он уже начал подумывать, не прекратить ли эту бесполезную погоню, как вдруг корабли полицейских резко разошлись в стороны и прямо перед Рэнгом возникли сразу две харнианские медузы.

– А, че-ерт! – удивленно и испуганно протянул Рэнг, медленно отводя голову назад, словно таким образом мог увернуться от медуз, и при этом лихорадочно дергая штурвал на себя, чтобы как можно быстрее свернуть и не лететь прямо в пасть этим мерзким тварям.

– Огонь! Огонь! – передавая на свои корабли, прокричал он. – Всем свернуть! Стреляйте по ним! Свернуть! – в панике отдавая противоречивые приказы, кричал Рэнг и изо всех сил тянул штурвал на себя, буквально ощущая, как медуза касается его своим холодным шершавым щупальцем. – Черт… Черт, – задыхаясь от перегрузки, в панике повторял он.

Да, это было незабываемое впечатление – увидеть сразу двух медуз на расстоянии вытянутой руки, при этом ясно осознавать, что корабль летит слишком быстро и нет никакой возможности избежать встречи.

Но все же пиратское счастье было на стороне Рэнга.

Медузы, когда еще полицейские летели на них, с удовольствием предвкушали великолепное пиршество: они разевали пасти и нацеливали щупальца на летящую к ним еду. Но тут такая вкусная куча металла вдруг разошлась в стороны, разделившись на множество маленьких кусочков. У медлительных медуз просто голова закружилась от такого маневра, все пять глаз каждой медузы разбежались, пытаясь уследить за уплывающей добычей. Щупальца попытались среагировать на это и не дать уйти такому замечательному обеду. В общем, медузы выстрелили по полицейским – это и спасло Рэнга от неминуемой, как он считал, гибели.

Во-первых, медузы следили за кораблями полицейских и просто не успели перевести внимание на шедший прямо за ними корабль Рэнга. А во-вторых, требовалось какое-то время, чтобы щупальца могли выстрелить снова. В эту паузу как раз и попал Рэнг.

Тех мгновений, пока в плазменных железах готовился следующий выстрел и пока медузы переключали свое внимание с ушедших полицейских на летящих к ним пиратов, хватило, чтобы корабль Рэнга смог отклониться в сторону и уйти от харнианских чудовищ, наводящих ужас на всю галактику. Ему удалось пролететь практически между щупалец, которыми медуза стреляла по полицейским.

Но этого нельзя было сказать о пиратах, летевших за ним…

Да, как ни странно, Рэнга спасло именно то, что он шел первым.

Выйдя из маневра, Рэнг не понимал, что происходит. И больше всего не понимал, почему он еще жив. Но тут же, взяв себя в руки, сквозь пелену в глазах от недавних перегрузок бросил лихорадочный взгляд на экран локатора.

Медузы справляли небывалый пир. Около десятка пиратских кораблей, попав под плазменные выстрелы, превратились в оплавленные куски металла. Еще штук пять, врезавшись в щупальца или тела медуз, стали обломками, медленно разлетающимися в пространстве. Сам Рэнг находился на безопасном расстоянии – это, конечно, было хорошо. Но пятнадцать кораблей… Пятнадцать кораблей!

Остальные пираты, кому удалось уйти, не став закуской для медуз, разлетелись в стороны и даже думать забыли о погоне. Полицейские же не спеша улетали прочь, смеясь над незадачливыми пиратами.

Пятнадцать кораблей… Проклятые копы! Они уничтожили всех в космопорте, да еще из-за них целых пятнадцать кораблей пошли на обед медузам. А сами полицейские не потеряли ни одного корабля. Какие-то несчастные двенадцать коптилок! И как они только смогли нанести такой урон!

Глядя на это, Рэнг побагровел от злости, понимая, что произошло. Он был в бешенстве, наблюдая, как полицейские спокойно уходят, и теперь уже совершенно невозможно догнать их.

– Хм-м… – просто по-звериному прорычал он, представляя, как копы радостно переговариваются и смеются, празднуя победу. Смеются над пиратами… Смеются над ним! Они заставили его испытывать панику и страх. Его!

И тогда, не имея возможности отомстить полицейским, Рэнг выместил все зло на медузах. Он приказал своим кораблям, которых даже после таких потерь осталось около пятидесяти, заходить на медуз и давать залпы по ним, но сразу не убивать. Сначала пятьдесят кораблей пиратов отстрелили медузам все щупальца, потом ослепили их, а потом последними залпами, стреляя почти в упор, разнесли их тела на тысячи мелких кусочков.

Н-да, медузам так и не удалось спариться. Но зато в их жизни был пир, которого не видела ни одна медуза за все существование Харниана.


* * *


– Так, зайди немного правее и подогрей их там, – деловито командовал квантовой гаубицей Велк.

После первого выстрела по его приказу гаубица переместилась правее и «подогрела» пространство рядом с предыдущим «подогреванием». Очистка системы пиратов от пушек проходила спокойно и даже буднично.

– Так, теперь еще правее, – продолжал Велк. Канонир квантовой гаубицы сделал, как он сказал. – Ну и хватит, – передал Велк, надеясь, что пираты уже обратили внимание на три выстрела гаубицы. – Отходи назад. Но не слишком далеко. И будь готов опять двинуться вперед.

– Есть, сэр, – так же спокойно ответил Боб и начал уводить гаубицу.

Что ж, все было готово к показательной атаке. Велк не хотел спешить. Медузоид – довольно медленный корабль. И если пираты заметили начало нападения, то медузоид не сможет сразу прибыть на место. Велк хотел дать ему время и пока занялся построением патрульных кораблей перед границей маскирующего поля. Он приказал им не спеша выстроиться в две линии, причем линии эти, как он сказал, должны быть идеально ровные – в общем, этакая художественная, образцово-показательная атака. Полицейские, зная общий план операции, старательно выполняли его приказ, занимая свои позиции без спешки и ненужной суеты.


* * *


В кабинете у Ворвуда зажегся экран срочной связи.

– Там копы! – широко раскрыв глаза, проговорил пират со станции наблюдения.

– Где? – подыгрывая ему, так же расширил глаза Ворвуд.

– Они стреляют из своей гаубицы, – не замечая иронии, продолжил пират. – Разбили несколько наших пушек и теперь выстраивают патрульные корабли – похоже, собираются входить в систему.

– Ммм… Где? – снова, но уже без иронии спросил Ворвуд.

– Почти в диаметрально противоположном месте.

– Вот как? А где наш харнианин?

– Все там же – на старом месте.

– То есть на другом краю системы? – поднял брови Ворвуд. – Давай его быстро к ним.

– Хорошо, – ответил пират и хотел отключиться.

– Подожди, – какое-то смутное подозрение заставило Ворвуда продолжить разговор. – А зачем они входят с той стороны?

– Откуда мне знать? – пират пожал плечами.

– И почему разбивают пушки, если могут спокойно войти там, где прилетала комета и где уже наверняка чисто?

Пират молчал, не зная, что ответить.

– Лишний раз дергают гаубицу… – продолжал размышлять вслух Ворвуд. – Зачем это?

– По-моему, неважно, – чтобы что-то сказать, произнес пират. – Они нападают на нас – вот и все.

– По-твоему, неважно, – задумчиво констатировал этот факт Ворвуд. – А на старом месте, говоришь, они что-нибудь оставили?

– Я вообще-то не говорил, – ответил пират. – Но на старом месте, можно сказать, ничего не оставили.

– Можно сказать? – уточнил Ворвуд.

– Да. Ерунда, в общем, – три корабля и транспортник. Что они мо…

– Транспортник?! – вдруг резко сказал Ворвуд. – Транспортник? Ах ты!..

– Я? – испугался пират. – А что я? Я же просто говорю, как есть, и…

– Да не ты, – махнул рукой Ворвуд и потом усмехнулся. – Старая лиса Лепаж опять решил провести нас, – он сощурился. – Черта с два он получит! – Ворвуд опять усмехнулся и потом уверенно произнес: – Так, харнианин остается на месте. И пусть не спешит, когда транспортник войдет в систему. Дайте им выгрузить темпоральную установку, а потом искупайте их в плазме – они уже не смогут уйти.

– А копы? – удивленно спросил пират.

– Какие копы?

– Ну, те, что нападают с другой стороны.

– А, эти? – беспечно произнес Ворвуд. – Неважно. Это отвлекающий маневр. Не обращайте внимания – что они могут сделать?


* * *


– Ну все, – сказал Велк, когда корабли полицейских выстроились в две идеально ровные линии и еще постояли какое-то время, как бы получая необходимые распоряжения перед атакой, – пора. Этот медузоид мог уже десять раз прийти сюда. Все, вперед, – передал он на корабли. – Только осторожнее. Чуть что – сразу возвращайтесь, – потом переключился на транспортник. – Выдвигайтесь в точку выгрузки и постарайтесь сделать все как можно быстрее.

– Есть, сэр, – ответил пилот транспортника.

Патрульные корабли, сохраняя идеально ровный строй, не спеша двинулись вперед. Они пересекли границу маскирующего поля и продолжали медленно лететь дальше. «Не очень убедительная атака, – наблюдая за ними, подумал Велк. – Слишком медленно они летят и как-то… бесцельно. Хотя какая разница? Пираты ведь должны отреагировать на вторжение». Но пираты не реагировали. Патрульные корабли, не встречая никакого сопротивления, продолжали двигаться дальше, все глубже заходя внутрь системы.

Что-то зловещее было в этой пустоте вокруг них. Каждую секунду можно было ожидать появления потоков плазмы из невидимого медузоида или налета невидимой эскадры, которая окружит полицейских и будет стрелять со всех сторон. Хотя откуда она возьмется – у пиратов больше нет кораблей. Но все же гнетущее ощущение близкой опасности овладело всеми, даже Велком, который наблюдал за продвижением полицейских, находясь в безопасности на крейсере вне системы.

Патрульные корабли были, разумеется, видны внутри маскирующего поля, не имея активизаторов невидимости, которыми оснащались все пиратские корабли. Да, конечно, опасно находиться в тылу врага, но куда опаснее – в тылу невидимого врага. Полицейские зашли уже довольно далеко, но никто не нападал на них.

– Здесь никого нет, – передали с одного из кораблей. – Что нам делать?

Нет. Велк не знал, что делать. Такого он никак не ожидал – чтобы полицейским дали зайти так далеко. А может, пираты все же покинули систему? Хотя это маловероятно, но… кто их знает? Велк на какое-то время задумался и потом решил, что, пожалуй, стоит проверить планеты.

– Попробуйте подойти к третьей планете, – передал он. Третья планета была наиболее подходящей для обитания – скорее всего основная база пиратов находится на ней. – Посмотрите, что там.

– Есть, сэр.

– Только осторожнее.

– Мы уж и так… – пробормотал полицейский и отключился.

В это время транспортник подошел к месту выгрузки темпоральной установки. Велк связался с ним.

– Как у вас?

– Пока все тихо.

– Пиратов не видно?

Пилот усмехнулся.

– Не видно, – ответил он.

Да, пожалуй, это могло стать расхожей шуткой среди полицейских. Велк понял, какую глупость ляпнул, но не стал обращать на это внимания.

– Хорошо, выгружайте установку, – сказал он.

– Есть, сэр.

Патрульные корабли продолжали так же, не торопясь, лететь в глубь системы. Теперь они держали курс на третью планету. По-прежнему не встречая никакого сопротивления, они напряженно оглядывались по сторонам, вполне понимая бессмысленность этого занятия – но что еще было делать? Ни с той ни с этой стороны системы действия полицейских не встречали ответной реакции. Пираты словно вымерли. Велк усмехнулся про себя – как было бы хорошо, если б они действительно вымерли. Но, конечно, на это нечего было надеяться.

Патрульные корабли подлетели к третьей планете, тем самым еще больше подставляя себя – если база пиратов действительно там и у них найдутся корабли, то они очень быстро смогут взлететь и наброситься на полицейских, а те не смогут ничего сделать против невидимых истребителей. Сбежать им тоже не удастся – полицейские слишком далеко зашли в глубь системы, и пока они будут выбираться из маскирующего поля, даже один корабль пиратов сможет расстрелять их по дороге. Подходя к третьей планете, полицейские лезли прямо к черту в зубы… или… к Ворвуду в зубы.

«Господи, как страшно, – вытирая пот со лба, подумал Велк. – И зачем я напросился на это командование? Пусть бы Лепаж занимался всем этим». Но, конечно, не подал вида, продолжая напряженно смотреть на экран локатора.


* * *


Дверь кабинета Ворвуда открылась, и на пороге появился Гинзл. Ворвуд молча кивнул ему на кресло и снова повернулся к экрану. Гинзл не спеша устроился в кресле и взял сигару из коробки на столе Ворвуда.

– У вас какое-то дело, профессор? – не отрываясь от экрана, спросил Ворвуд.

– В общем, нет, – безразлично ответил Гинзл, – просто шел мимо и решил заглянуть.

– Угу, – понимающе кивнул Ворвуд.

– Впрочем, могу сообщить, что полторы сотни активизаторов невидимости готовы для ваших новых кораблей.

– Хорошо, – удовлетворенно произнес Ворвуд. – Спасибо, профессор. Надо сказать, вы зашли вовремя, – он улыбнулся. – Хотите посмотреть, как наша доблестная галактическая полиция атакует базу пиратов? В прямом эфире.

– Н-да? – с праздным любопытством отозвался Гинзл. – Что там у вас?

Ворвуд снова улыбнулся и чуть повернул экран, чтобы Гинзлу было видно.

– Сбываются мечты Лепажа, – с усмешкой пояснил он. – Наконец-то его корабли проникли в самое сердце нашей системы, – Ворвуд комично поднял брови. – Вот только что они там будут делать?

На экране были видны патрульные корабли, летящие к третьей планете НК-14.

– Вы позволили полицейским зайти так далеко? – глядя на это, сказал Гинзл.

– Ага, – улыбался Ворвуд. – Пусть получат, что хотели, – потом нажал кнопку – изображение сменилось. – А это их транспортник с темпоральной установкой, – пояснил Ворвуд. – Копы пытаются надуть нас, отвлекая ложной атакой, чтобы вытащить свой корабль из времени. Сейчас посмотрим, кто кого надует.

– Я вижу, там рядом медузоид? – заметил Гинзл.

– Да-да. Только они его не видят и не знают о нем, – ответил Ворвуд и хитро добавил: – Пока.

– В опасные игры вы играете, – Гинзл покачал головой.

– Ничего опасного, – махнул рукой Ворвуд. – Смотрите, что будет дальше.


* * *


Все произошло почти одновременно. Патрульные корабли подошли совсем близко к планете и хотели остановиться на орбите. Как вдруг буквально из пустоты по ним открыли огонь невидимые пушки, похоже, находившиеся на орбите для защиты планеты. Судя по всему, стреляли всего две или три пушки. Но это было то, чего все так долго ждали и боялись. Когда опасность все же стала вполне реальной, напряженное ожидание сыграло свою роль, создав панику среди полицейских.

– Нас атакуют! Атакуют! – передали с патрульных кораблей.

– Назад! Все назад! – прокричал Велк, приказывая отступать.

И тут же пилот транспортника связался с ним:

– Медузоид! Он идет прямо на меня!

– Уходи! – выкрикнул Велк. – Быстро уходи оттуда!

– Я не могу! – ответил пилот транспортника. – Выгрузка не закончена! Темпоральная установка находится в промежуточном состоянии! Я не могу двигаться!

– Катапультируйся! Быстро! Катапультируйся!

Пилота не нужно было долго упрашивать – он тут же исполнил приказание. Один из трех патрульных кораблей, находившихся рядом, подобрал его, и все спешно покинули пределы системы. Только транспортник с почти выгруженной темпоральной установкой остался на месте. Но долго он не простоял – не прошло и десяти секунд, как медузоид поглотил его в потоках плазмы.

– Все! Как же так?! – в отчаянии произнес Велк, понимая, что он все провалил.

Остальные патрульные корабли на максимальной скорости летели прочь от третьей планеты, чтобы быстрее выйти из маскирующего поля.


* * *


– Что?! Как?! – Ворвуд чуть не подпрыгнул на месте, увидев, как пушки открыли огонь по полицейским, но только две ближайшие к ним пушки, а не все пятнадцать, охранявшие планету. Дернувшись, он быстро нажал кнопку и связался с постом управления. – Почему пушки стреляли? – возмущенно спросил он.

– Как же? – удивился пират, ответивший ему. – Там ведь были копы.

– Я не о том, – продолжал злиться Ворвуд. – Почему пушки стреляли в автоматическом режиме? Был ведь приказ перевести их на ручной.

– Этот приказ касался только периферийных пушек, – оправдываясь, произнес пират, – а не тех, которые здесь.

– Понятно, – Ворвуд раздраженно отключил связь. – Все кино испортили. Надо было подождать, пока копы подойдут ближе, и тогда ударить по ним из всех пушек. Надо же, автоматический режим. Конечно, ближайшие пушки выстрелили сразу и отпугнули их. Смотрите, – он показал Гинзлу на экран, – так ни одной коптилки и не сбили. А я-то надеялся… – разочарованно произнес он.

– Что там по второй программе? – поинтересовался Гинзл.

– По второй? – Ворвуд переключился на транспортник.

Медузоид как раз пошел вперед, извергая потоки плазмы. Все было решено довольно быстро – транспортник сгорел, а медузоид остановился у края системы.

– Ну, хоть здесь все нормально, – вздохнул Ворвуд.

Гинзл затянулся и выпустил дым.

– Да, интересное кино, – проговорил он. – Забавный способ вести войну – открыть перед противником все двери и дать ему возможность идти, куда он хочет. Этакое уничтожение врага посредством удовлетворения его желания захватить тебя.

– Ага, – усмехнулся Ворвуд. – Пожалуй, я поменяю тактику – больше не буду охранять систему, пусть копы прилетают сюда как хотят и сколько хотят. Вот только… смогут ли они уйти?

– Это, конечно, интересная тактика, – кивнул Гинзл, – но довольно опасная. И, в любом случае, вам нужны корабли – одними пушками много не навоюешь.

– Скоро у нас будет много кораблей, – ответил Ворвуд. – Рэнг вот-вот должен вернуться с Харниана.

– Да, – Гинзл стряхнул пепел в золотую пепельницу, – наслышан о его подвигах. Кстати, что там насчет щупалец медуз, о которых я говорил?


* * *


Корабли Рэнга возвращались к Харниану IV, оставляя позади обломки пятнадцати кораблей своих товарищей, а также куски тел разнесенных в ярости медуз. «Кстати, о медузах, – подумал Рэнг. – Надо бы набрать их щупальца для Гинзла». Мелькнула мысль, что, может быть, стоило подобрать эти щупальца… Ну уж нет! Пусть они остаются там – эти медузы наводят на очень уж мрачные воспоминания.

Всех охватило гнетущее ощущение поражения. Оно усиливалось тем, что его нанесли те, кого было в несколько раз меньше. Фактически действия полицейских привели к уничтожению почти в два раза большего количества кораблей (если вспомнить еще и космопорт), чем было у них самих. Другая сторона при этом не потеряла ни одного.

Рэнг связался с верфями.

– Как у вас? – спросил он.

– Продолжаем работу. За час, наверно, управимся. А может, и быстрее.

– Вокруг все тихо? – Да.

– Хорошо.

Рэнг переключился на харнианский участок полиции, в котором его пираты наблюдали за окрестностями системы.

– Что видно?

– Копы собираются за орбитой последней планеты, – ответили ему. – Но пока их немного. Стоят на месте и, похоже, ждут остальных.

– Понятно. Сообщите, когда они начнут двигаться к нам.

– Конечно. Рэнг, что у вас произошло в поясе астероидов? Мы видели какое-то сражение.

– Неважно, – зло отрезал Рэнг. – Наблюдайте за копами и сообщайте, если что, – он отключил связь.

И почти сразу после этого последовал срочный вызов с верфей.

– Рэнг, тут какая-то горстка патриотов пытается атаковать нас, – достаточно спокойно сообщил пират.

– Что? – не понял Рэнг. – Какие еще патриоты?

– Похоже, это местные жители – явно не копы.

– Н-да? – Рэнг нахмурился. – Поднимайте корабли и вгоните этих патриотов в родную землю.

– Невозможно. Они на верфях, атакуют со стороны завода. С воздуха мы можем задеть склады кораблей.

Рэнг недовольно покачал головой. Еще какие-то местные жители. А он-то думал, что все кончилось, когда пираты разбили полицейских. Так нет же…

– Сколько их там? Чем вооружены?

– Похоже, человек двадцать, – ответили с верфей. – В основном с бластерами, но есть и лазерные винтовки и одна базука. Они пытались ею уничтожить цистерны с топливом и склады кораблей.

– Вот как? И что у них вышло?

– Ничего не вышло. Цистерна, в которую они стреляли, оказалась пустой. А склады мы им не дали взорвать – загнали их в помещение завода.

– И что происходит сейчас?

– Так, ерунда. Они засели на заводе и отстреливаются, мы пытаемся выбить их оттуда. Вообще, ничего опасного, но из-за этого пришлось снять часть людей с заправки, и теперь работа идет медленнее.

– Чертовы партизаны, – пробормотал Рэнг. – Ладно, минут через пять будем у вас – разберемся с этими патриотами.

Корабли пиратов уже подлетали к Харниану IV.


* * *


– Сэр, народная дружина атакует пиратов! – помощник с выпученными глазами ворвался в административное здание диснейлэнда и подбежал к Дирку. – Они связались с нами по полицейскому каналу.

– Что? – нахмурился Дирк. – Ну-ка, пойдем, – он повернулся и быстрым шагом направился на улицу.

Полицейский канал служил для осуществления связи между флаерами и участком. Дирк подошел к одному из полицейских флаеров, стоявших неподалеку. Дверцы были открыты, из работающей рации раздался голос:

– … и теперь еще справа. Фрэнк пытался пройти, но они открыли по нему такой огонь… – говоривший замолчал, и послышался какой-то шум – похоже, тот, кто говорил, участвовал в перестрелке. – Вот опять, – потом сказал он. – Они снова нападают, но мы…

Дирк взял микрофон.

– Говорит капитан Дирк, – передал он. – Что у вас происходит?

– Это Хронич, сэр, – ответил тот же голос.

– Ну, – сказал Дирк, узнавший Хронича, командира народной дружины. – Где вы?

– Мы на верфях, – ответил Хронич, – отстреливаемся от этих… – снова послышались выстрелы, – … а, черт!.. пиратов.

– И зачем вы туда полезли? – раздраженно спросил Дирк.

– Ну так ведь, сэр, – чуть запинаясь, произнес Хронич, – мы увидели, как много кораблей пиратов улетели в это… в небо. Ну и решили, что их теперь мало и можно им дать… это, – Хронич говорил явно заплетающимся языком. – А чего они нападают на нашу родную планету?

Дирк отстранил микрофон.

– Он там пьяный, что ли? – недовольно спросил капитан помощника. Тот пожал плечами.

– В общем, у нас ведь ребята работают на верфях, – продолжал Хронич, – ну, и они тут все знают. Мы и решили, что поможем нашей родной полиции. А то, чего эти пираты… А, сэр? Вы меня слышите?

– Слышу, – ответил Дирк. – Уходите оттуда, пока вас всех не перебили.

– Не можем, сэр, – вздохнул Хронич. – Они нас тут окружили со всех сторон. Ну, в общем, нужна помощь. Вызываем подкрепление то есть, – он помолчал немного и потом грустно добавил: – А то нам кранты.

Дирк снова отстранил микрофон.

– Чертовы партизаны! – раздраженно произнес он. – Какие-то совсем немирные эти мирные жители. Напились и пошли воевать. Как их теперь оттуда вытаскивать?

– Н-не знаю, сэр, – проговорил помощник. – Но нельзя же их там бросить.

– Нельзя, – с досадой произнес Дирк. – Сами еле живые, так еще этих спасать. Ладно, поднимай все флаеры – что еще делать?

– Сэр, сэр, – вызывал Хронич. – Вы еще здесь? Нам бы побыстрее. А то пираты эти проклятые… – он икнул, – извините. В общем, наседают они очень. Долго не продержимся. Мы, конечно, знаем здесь все, но их уж очень много. И эти, боеприпасы кончаются. Нас тут человек двадцать, у каждого, там, бластер или винтовка лазерная – в общем, все, как положено. Мы к ним подкрались незаметно, хотели цистерну с топливом взорвать, а она пустая оказалась – ну и не взорвалось ничего. А они как навалились! И мы…

Дирк раздраженно выключил рацию, чтобы не слушать пьяную болтовню Хронича.

Флаеры полицейских поднялись из дйснейлэнда и полетели к верфям. Дирк приказал держаться поближе к земле, чтобы пираты как можно дольше не видели их.

– Хронич, вы меня слышите? – Дирк снова включил рацию.

– Да, сэр. Слышу вас хорошо, – ответил Хронич. – Тут, вообще-то, стреляют, но я вас хорошо слы…

– Где вы находитесь?

– Как же, сэр? – удивился Хронич. – Мы на заводе. Пытались тут атаковать верфи, но пираты загнали нас на завод, и теперь…

– Назовите конкретное место, – изо всех сил стараясь сдерживать себя, проговорил Дирк.

– А, конкретное? В третьем цеху, сэр. Там, где Джимми работает. Он сейчас залег почти что на своем рабочем месте, – Хронич хохотнул.

– Так, третий цех, – Дирк развернул карту верфей и несколько секунд смотрел на нее. – Там есть боковая дверь, – потом сказал: – Сможете пробиться к ней?

– Если б могли, нас тут уже не было бы, – ответил Хронич. – Эти пираты…

– Слушайте меня, Хронич, – снова прервал его Дирк. – Постарайтесь понять. Мы будем у вас минуты через три. Вам нужно подобраться к боковой двери как можно ближе. Когда мы начнем атаку, пираты отвлекутся на нас, вам надо будет очень быстро выскочить в эту дверь. Вы меня поняли? В вашем распоряжении будет не более тридцати секунд, потом пираты поднимут свои корабли, и нам придется уходить. Вы все поняли?

– Да, сэр, – заверил его Хронич. – Конечно, понял вас, сэр. Это простой план. Вы их отвлекаете, а мы в это время уходим. Сейчас расскажу всем. Эй, ребята!..

Дирк выключил рацию.

Полицейские подлетали к верфям довольно окружным путем, стараясь не выходить на открытое пространство и прятаться за домами. Им удалось подобраться к самым верфям незамеченными. Когда цеха были уже близко, Дирк приказал включить полный ход и атаковать пиратов у третьего цеха.

– Хронич, – передал он, – мы начинаем. Вы готовы?

– Да, сэр. Мы тут все уже готовы. Ждем вас.

– Хорошо, – сквозь зубы процедил Дирк, когда его флаер начал заходить на пиратов.

В общем, как сказал Хронич, это был простой план, и он осуществился довольно легко.

Когда полицейские внезапно атаковали, пираты вынуждены были отступить. Но, быстро опомнившись, они открыли ответный огонь по флаерам и начали поднимать в воздух уже заправленные корабли, стоявшие на верфях. За это время Хронич со своей дружиной успел выскочить в боковую дверь. Специально для них Дирк взял из диснейлэнда аэробус с изображением любимых детских героев и с рекламой мороженого на крыше – другого просто не нашлось. Вся веселая ватага дружинников засыпалась в него.

Не успели пираты поднять свои корабли в воздух, как дружинники Хронича уже сидели в аэробусе. Дирк дал команду отходить, и полицейские, развернувшись, на полной скорости полетели обратно к диснейлэнду.

В общем, все закончилось хорошо.

Когда разукрашенный аэробус прибыл в диснейлэнд, Хронич мирно спал на своем сиденье у окошка. А впоследствии он и его дружинники еще долго рассказывали, как они отважно сражались с ужасными пиратами.

По их рассказам была написана книга «Хронич атакует пиратов» и снят фильм «С отвагой в сердце». Дополненный материалами, отснятыми Эллой Кравиц на Харниане IV, этот фильм, повествующий о реальных событиях, получил высокую оценку критиков. История жизни, любовь к красивой, но скромной девушке, а также душевные переживания простого парня Хронича, вставшего на защиту родной планеты, когда полицейские уже сложили оружие, вызывали самые теплые симпатии критиков и простых зрителей. Афиши с мужественным лицом актера, игравшего Хронича, долгое время можно было увидеть на фасадах кинотеатров по всей галактике.


* * *


Когда Рэнг приземлился на верфях, эпопея с дружинниками была уже закончена. Корабли пиратов преследовали полицейских до дйснейлэнда, потом Рэнг велел им вернуться.

Ладно, эта небольшая неприятность не заняла много времени, и пираты не получили практически никакого ущерба. Работа по заправке кораблей продолжалась, было заправлено уже больше половины всех кораблей, находившихся на верфях.

А пока Рэнг решил заняться щупальцами медуз. Сначала он хотел просто отправить нескольких пиратов, но потом подумал, что лучше и самому съездить вместе с ними. Судя по всему, времени оставалось немного, и требовалось сделать все быстро. В его присутствии на верфях не было необходимости теперь, когда у пиратов имелось уже много заправленных кораблей, способных вести бой. Рэнг просто повторил свой приказ, что, в случае чего, стрелять вокруг во все, что шевелится. Теперь, с таким количеством кораблей, пираты могли отбить любую атаку харнианской полиции, местных жителей и вообще кого угодно на этой планете.

Итак, транспортников пиратов больше не существовало – жаль, щупальца медуз просто не поместятся в истребители. Что ж, можно было использовать транспортник, обнаруженный на верфях. Правда, он был довольно старый и ветхий, но ничего, как-нибудь дотянет до НК-14.

Рэнг решил взять два грузовых флаера, также найденных на верфях, чтобы доставить щупальца с фабрики по переработке медуз сюда. Собрав команду из десяти пиратов, он велел им садиться в грузовики, потом отдал необходимые распоряжения по работе на верфях и тоже хотел садиться в один из грузовиков. Как вдруг у ворот верфей увидел небольшую потасовку.

Нет, никто не стрелял и даже не дрался, но там шла очень уж энергичная беседа с какими-то людьми, похоже, пытавшимися пройти на верфи. Пираты не пускали их, но почему-то и не стреляли. Потом один из пиратов огляделся и, увидев Рэнга, направился к нему.

– Ну, что там? – спросил Рэнг, когда тот подошел.

– Да корреспондентша эта со своей командой.

– Н-да? – Рэнг поднял брови. Вот почему пираты не стреляли – они просто исполняли его приказ не трогать корреспондентшу. – И что ей нужно?

Пират усмехнулся.

– Не поверишь, Рэнг. Хочет взять у тебя интервью. Совсем обнаглела! Может, все-таки долбануть ее?

– Необязательно, – махнул рукой Рэнг, потом подумал немного и сказал: – Ладно, пропустите ее, пусть берет свое интервью. Удовлетворим любопытство общественности, – и подмигнул пирату.

Тот снова усмехнулся, чуть покачал головой и пошел к воротам.


* * *


После того как Элла Кравиц взяла интервью у Рэнга, которое сразу передавалось в эфир на всю галактику, пираты проводили ее обратно до ворот, а Рэнг, сев в один из грузовиков, отправился на фабрику по переработке медуз. По дороге он подумал, что забыл поговорить с Ворвудом. Но потом решил, что тот, наверное, смотрел интервью по стереовизору, и, в принципе, там было сказано все, что нужно. Рэнг улыбнулся про себя такому способу связи.

Прибыв на фабрику, пираты довольно быстро разобрались с охраной, которая была вооружена не слишком хорошо, да и вообще напугана происходящими на планете событиями. Разогнав охрану, пираты пошли на склад.

Выстрел бластера – и замок разлетелся на куски. Рэнг открыл двери. Да, это представляло собой величественное зрелище – огромное помещение склада было доверху забито щупальцами медуз. Пожалуй, увезти все это за один раз совершенно невозможно, да, наверно, и не нужно. Рэнг решил забрать столько, сколько поместится в два грузовика – и хватит с этого Гинзла.

Грузовики стояли во дворе фабрики. Пираты взяли машину-погрузчик, обнаруженную у ворот, и зашли на склад, собираясь перевезти щупальца к грузовикам.

– Так, так, так, – вдруг услышал Рэнг и, обернувшись, увидел Лони с неизменной командой головорезов за спиной. – А я-то думал, что я забыл? – удивленно произнес он. – А вот, оказывается, что – плазменные железы! Представляешь, сам ведь живу на Харниане и забыл про щупальца медуз. Надо же! – Лони усмехнулся. – А они ведь на вес золота, если не больше. Кстати, Рэнг, ты-то что здесь делаешь?

– Примерно то же, что и ты, – спокойно ответил Рэнг.

Когда Лони вошел, пираты прекратили работу и, вынув бластеры, встали за спиной Рэнга, глядя на людей Лони, загородивших выход из склада. Ситуация напоминала начало шахматной партии – пираты и бандиты стояли друг перед другом, как шахматы на доске.

– Ну, дружище, – с комичным укором произнес Лони, – мы ведь договаривались – корабли твои, а банки и все остальное – мое. Я, по-моему, сделал то, что от меня требовалось. А ты теперь хочешь забрать фактически принадлежащие мне вещи? Ай-яй-яй, – Лони сокрушенно покачал головой. – Нехорошо.

– Брось, Лони, тут на всех хватит, – Рэнг кивнул на огромные залежи щупалец. – Ни тебе, ни мне все равно не увезти даже половины этого.

– Почем тебе знать? – хитро прищурился Лони. – Впрочем, неважно, Ты нарушаешь договор. Знаешь, мне это не нравится.

– Н-да? – хмуро произнес Рэнг. – Ну и что?

– Как? – в комичном испуге расширил глаза Лони. – И тебе все равно, что ты испортил мне настроение?

Рэнг молчал, тяжело глядя на него.

– Ну ладно, – Лони стал серьезным, – хватит шутить. Это моя планета, моя фабрика и мой склад. Поэтому я…

– Эта планета стала твоей только после того, как мы захватили ее.

– С моей помощью Рэнг, без которой у тебя ничего бы не вышло. И кстати, ты зря думаешь, что планета стала моей только после этого, – он снова усмехнулся.

Рэнг устало смотрел на него.

– Что ты хочешь, Лони? – потом спросил он.

– О-о! – Лони с издевательской ухмылкой закатил глаза. – Это придется рассказывать дня три, а то и больше.

Рэнг молча ждал.

– Впрочем, именно сейчас, – сказал Лони, – я хочу, чтобы ты ушел отсюда.

– Конечно, – кивнул Рэнг. – Возьму то, что мне нужно, и уйду.

Лони недовольно сжал губы и, помолчав немного, сказал:

– Я хочу, чтобы наш договор не был нарушен, – терпеливо пояснил он. – Понимаешь, Рэнг, ты вторгся на мою территорию.

– Ты сам помог мне в этом, – спокойно ответил Рэнг.

– Только для того, чтобы ты взял корабли, – со вздохом продолжил пояснения Лони. – Только для этого, Рэнг. Понимаешь, у Ворвуда своя планета, у меня – своя. Ну, посуди сам, понравилось бы твоему Ворвуду, если бы кто-то прилетел к нему и стал обчищать его банки и склады? А?

– Мы не трогаем твои банки.

– Еще не хватало! – фыркнул Лони. – Но такой склад, – он кивнул на щупальца, – стоит подороже, чем иной банк… или даже чем два банка. Мы с тобой договорились насчет кораблей. Я помог тебе, ты заплатил – все было честно. Но теперь ты нарушаешь договор и вторгаешься на мою территорию.

– Хорошо, – с некоторым отвращением произнес Рэнг, – мы заплатим тебе.

– Плати, – тут же согласился Лони.

– Сейчас у меня нет с собой денег, – хмуро проговорил Рэнг, – потом отдам.

– Нет, – Лони покачал головой. – Я совсем не уверен, что у тебя будет это «потом». Насколько я знаю, копы накрыли вашу базу, и, возможно, завтра уже не будет ни Ворвуда, ни тебя, – где я тогда возьму свои деньги?

Рэнг молчал, сжав зубы.

– И дело даже не в деньгах, – нравоучительно продолжил Лони. – Я не могу позволить тебе хозяйничать здесь. Если вдруг по галактике пойдет слух, что кто угодно может прилетать к Лони и брать, что вздумается, – представляешь, что останется от моей планеты? Это дело принципа, Рэнг. А точнее, просто способ существования. Так что… – Лони развел руками, в одной из которых был бластер.

Рэнг молчал, чувствуя, как бешенство охватывает его – надоело ходить под смертью. Выход из подпространства в середине системы, пушки космопорта, сражения с копами, харнианские медузы на расстоянии вытянутой руки да еще эти партизаны. Слишком много впечатлений за один день. Даже для него.

И теперь еще этот Лони… Какой-то Лони пытается диктовать ему свои условия? Рэнг был просто взбешен, хотя внешне и оставался спокойным. Ему хотелось разорвать на куски этого Лони или просто прихлопнуть, как надоедливую муху – большего тот не заслуживал. Но, пожалуй, вряд ли удастся так просто прихлопнуть его… Ну и черт с ним!

– Хорошо, – сдерживая злобу, произнес Рэнг. – И ты готов умереть за свои принципы?

– Умереть? – удивился Лони. – Кто говорит о смерти?

– Я говорю! – выдохнул Рэнг. – Потому что мне плевать на твои принципы. Я возьму то, что мне нужно. А если ты не согласен – хорошо, давай поспорим.

– Нас тут побольше будет, – несколько неуверенно проговорил Лони.

Действительно, его головорезов было раза в два больше, чем пиратов.

– Ну и что? – сверкнул глазами Рэнг. – Сначала все мои люди стреляют в тебя. А дальше уже неважно.

Все пираты подняли бластеры и направили их на Лони.

– Что ж, – пожал плечами Лони, – тогда все мои стреляют в тебя.

Его головорезы нацелились на Рэнга.

– Вот и отлично! – с презрительной усмешкой ответил Рэнг. – Значит, умрем вместе, – в его глазах не было страха – только презрение и насмешка. – Ну что, сыграем в игру? Кто начнет первый? Или посчитать – раз, два, три?

Лони какое-то время не мигая смотрел на него. Потом поднял брови и проговорил, словно о чем-то пикантном:

– Раз, два, три? Ну ты даешь! – он запрокинул голову и захохотал во весь голос. – Раз, два, три – надо же! – сквозь смех произнес Лони. – Ну насмешил! – потом повернулся к своим людям: – Ладно, пошли отсюда, – смеясь, сказал он и сделал шаг вперед.

– Стой! – угрожающе произнес Рэнг. – Ты уйдешь последним.

Но это только прибавило веселья Лони. Он махнул рукой Рэнгу на эти слова, словно на какую-то очень веселую шутку, и, скорчившись, зашелся в беззвучном приступе. Он даже не смог ничего сказать, давясь от смеха, и только сделал жест своим людям, чтобы они уходили. Те повернулись и не спеша вышли за дверь.

– Раз, два, три! – выходя за ними, все же смог произнести сквозь смех Лони. – Ну шутник! Ну насмешил! Нет, надо же такое! – уже в коридоре громко сказал он. – Раз, два, три! – и его смех затих где-то вдали.

Пираты напряженно смотрели на Рэнга.

– Вот такой весельчак, – мрачно проговорил он. – Ладно, за работу. У нас мало времени.

Рэнг подумал, что, наверно, можно было как-то по-другому договориться с Лони. Но он не обладал дипломатией Ворвуда – стрельба и открытый бой были более привычны и понятны Рэнгу, чем какие-то переговоры. Ладно, неважно.

Пираты погрузили щупальца на погрузчик и вместе с ним отправились на улицу.

Когда они вышли во двор фабрики, Рэнг почувствовал какую-то опасность. Но не успел понять причину этого, как по ним открыли огонь.

Пираты метнулись в сторону и спрятались за ящиками, стоявшими у дверей склада. Стреляли из-за угла здания, из маленького домика охраны у ворот и еще из двух-трех точек. Люди Лони устроили основательную засаду. Пираты попали под перекрестный огонь и оказались запертыми в единственном укрытии.

– Ах ты! – ругался Рэнг, стреляя почти наугад, чтобы хоть как-то отвечать.

Положение было довольно опасным. Нет. После всего, что было, так глупо попасться в какой-то уличной перестрелке? Пожалуй, нужно было вызывать корабли. Вот только успеют ли они прилететь? Впрочем, все равно – хотя бы отомстят за них. Рэнг уже хотел связаться с верфями, но тут рация в кармане запищала сама – кто-то вызывал его. Рэнг сел за ящиком и взял рацию.

– Да? Кто это?

– Рэнг, это из участка.

– Да, слушаю, – Рэнг плотнее прижал трубку к уху из-за шума перестрелки. Похоже, пираты, оставленные в полицейском участке, хотели сообщить что-то важное.

– Рэнг, копы летят к нам. Они собрались большой кучей на краю системы и начали двигаться в нашу сторону.

– Давно? – спросил Рэнг.

– Нет, только что. К ним прибыли еще коптилки, и сейчас они все сорвались с места и летят сюда. Довольно быстро – похоже, меньше чем через полчаса прибудут.

– Понял, – сказал Рэнг. – Все, уходите из участка и отправляйтесь на верфи, – он отключил связь.

Так, положение становилось очень серьезным. В течение пятнадцати минут нужно уходить с Харниана – не позже, чтобы полицейские не смогли догнать их. Перестрелка продолжалась. Люди Лони пытались атаковать, пираты отстреливались. Рэнг посмотрел на часы. Эти копы начали движение слишком рано. И как они только успели так быстро перебросить сюда необходимое количество кораблей? Ладно. Надо как-то выбираться отсюда и срочно уводить корабли с Харниана. О том, чтобы вызвать подмогу сюда, не могло быть и речи – на это просто нет времени.

Повезло этому Лони.

Рэнг приказал пиратам прекратить стрельбу.

– Ладно, Лони, – громко выкрикнул он, – твоя взяла, – выждав, когда люди Лони перестанут стрелять, он поднял над ящиком руку с бластером. – Все, мы уходим, – выкрикнул Рэнг и встал из-за ящика. – Можешь забирать свои щупальца.

– Свои щупальца? – послышался насмешливый голос Лони из-за домика охраны. – Да, Рэнг, ты умеешь пошутить!

Потом он тоже вышел на открытое место. Несколько головорезов тут же заняли обычную позицию за его спиной.

– Ты передумал? – словно из праздного любопытства поинтересовался Лони.

– Некогда воевать, – ответил Рэнг. – Уж очень много коптилок летит к Харниану.

– Н-да? – поднял брови Лони. – Интересная информация, – и усмехнулся.

– Думаю, тебе и мне есть чем заняться в эти оставшиеся полчаса, – не обращая внимания на его шутку, мрачно произнес Рэнг.

– Возможно, – уклончиво ответил Лони, потом, немного помолчав, словно размышляя о чем-то, добавил: – Хорошо, Рэнг, вы можете идти. Только… оставьте свои бластеры.

– Это еще зачем? – удивился Рэнг. – Если ты убьешь меня, наши корабли прилетят и камня на камне не оставят от этого квартала.

– Конечно-конечно, – согласился Лони. – Но ты ведь сам предложил игру «раз-два-три». Я уже сделал «раз», теперь твое «два», а потом, возможно, будет «три» твоими кораблями, – Лони хитро прищурился. – Ну что, играешь?

Рэнг смотрел на него тяжелым взглядом. Пожалуй, если сейчас продолжить перестрелку, неизвестно, как все обернется. Конечно, все преимущества у Лони, хотя, если постараться… Но так или иначе, это отнимет слишком много времени, и полицейские уже будут здесь. Рэнг понимал, что речь идет уже не о нем самом, а о судьбе всего дела. Нет, пройти через такое и провалить все из-за какого-то Лони? Рэнг заскрежетал зубами.

– Да черт с тобой! – с презрением сказал он и швырнул бластер на землю. Потом резко повернулся и, не обращая внимания на Лони и его головорезов, твердым шагом направился к своим грузовикам. Пираты последовали его примеру.


* * *


Прибыв к месту сбора полицейских у Харниана, Лепаж связался с Дирком. Тот сообщил о случае с дружинниками и о том, что пираты заправляют корабли на верфях.

– Судя по всему, им осталось работы меньше чем на час, – сказал Дирк. – Похоже, после этого они просто уйдут. Сэр, не хотелось бы так просто отпускать их.

– Понятно, – хмурясь ответил Лепаж. – Постараемся прибыть к вам быстрее.

Вскоре в расположение сил полицейских прилетели двенадцать кораблей лейтенанта Кейна. Всех порадовало его сообщение об уничтожении пятнадцати пиратов. Но после того как по стереовизору показали интервью с Рэнгом, Лепаж пришел просто в бешенство.

– Все! – яростно произнес он, нажимая кнопку связи. – Хватит тянуть с этими пиратами!

– Да, – ответил дежурный офицер главного управления полиции. – Слушаю вас.

– Значит, так, – стараясь сдерживать раздражение, сказал Лепаж, – я отменяю предыдущий приказ о прибытии по десятку кораблей из каждого участка к Харниану. Теперь делаем по-другому. Из участков, которые находятся поблизости, сюда летят все корабли. А корабли из дальних участков пусть летят в те, что останутся пустыми.

– Но, сэр, – удивился дежурный, – в этом случае некоторые участки довольно долгое время будут совсем без кораблей.

– Я знаю, – тоном, не допускающим возражений, ответил Лепаж. – Но так мы сэкономим по крайней мере полчаса. Выполняйте приказ!

Потом он отключил связь и стал нервно прохаживаться по рубке крейсера. Ожидание оказалось недолгим, вскоре из ближних полицейских участков стали прибывать патрульные корабли. После того как по приказу Лепажа участки послали к Харниану по десять кораблей, в них оставалось по двадцать, которые сейчас и прилетали сюда – эскадра полицейских увеличивалась двойными темпами. Не прошло и получаса, как количество кораблей стало достаточным для атаки пиратов. Да, это была самая большая эскадра полиции за всю историю галактики. Но при этом значительная часть галактики осталась едва ли не без защиты.

По мере прибытия кораблей хождение Лепажа становилось все спокойнее. Он слушал сообщения помощника о прибытии кораблей из того или иного участка и, кивая в ответ, поглядывал на часы. Когда прилетели последние корабли, Лепаж остановился у пульта, положив руку на плечо помощника, и спокойно произнес:

– Ну все, теперь вперед. Если мы не успеем сейчас, значит, и невозможно было успеть.

Они начали движение к Харниану IV почти на час раньше предполагаемого времени.


* * *


Еще по дороге, сидя в грузовике, Рэнг связался с верфями.

– Сколько кораблей еще осталось заправить?

– Совсем немного, Рэнг.

– Сколько? – твердо переспросил он.

– Штук пятнадцать – не больше.

– Понятно, – Рэнг подумал секунду. – Заправляйте пять кораблей по четверти бака, остальные придется бросить.

– Что?

– Копы летят сюда, – пояснил Рэнг. – Нам необходимо в течение десяти минут смыться с Харниана.

– Десяти минут? – тревожно повторил пират.

– Наши только на верфях? – не обращая внимания на его эмоции, сказал Рэнг.

– Да.

– Хорошо. Быстро заправляйте корабли, я скоро буду у вас.

Прибыв на верфи, он увидел, как пираты бегают вокруг оставшихся кораблей, стараясь быстрее заправить их. Рэнг подождал немного. Пиратам удалось заправить не пять, а семь кораблей, но восемь все же приходилось оставить – времени совсем не было.

Рэнг приказал всем садиться в корабли и подниматься в воздух. Полицейские были уже близко. Сев в свой корабль, Рэнг увидел на локаторе их огромную армаду. Нечего было и думать вступать в бой – нет, их слишком много.

Пираты поднялись в воздух, Рэнг взлетел последним. Кончался славный рейд на Харниан. Пожалуй, пираты получили, что хотели. Конечно, не обошлось без потерь, но, к слову сказать, их было еще не так много – могло быть и больше. Восемь оставшихся кораблей, в принципе, тоже можно записать в потери. Поднявшись над землей, Рэнг подумал, не уничтожить ли их? А заодно и верфи. Но тут же понял, что не стоит, – верфи делают корабли, которые потом покупают пираты, и, кстати, эти восемь, возможно, потом тоже будут куплены.

Все, нужно было улетать. Рэнг приказал своим выходить в космос и двигаться в сторону, противоположную полицейским, чтобы уйти в подпространство на краю системы.

Но сам Рэнг не спешил улетать. Нет. Пожалуй, у него еще оставалось одно незавершенное дело на Харниане. Времени уже не было ни секунды, но Рэнг решил рискнуть – не мог он оставить все, как есть, это жгло бы его всю жизнь.

– Летите на край системы, – передал он на свои корабли. – Я догоню вас.

– Рэнг, куда ты? Копы уже совсем рядом.

– Если меня не будет, ныряйте в подпространство и выходите у НК-14. Все, – Рэнг отключил связь. Потом резко свернул вправо и полетел над домами города.

Сложность состояла в том, чтобы найти его. Лони находился где-то в городе – в одном из домов, на одной из улиц. Но где? Рэнг включил пеленгатор и потом набрал на видеофоне номер Лони.

Долгие гудки.

– Лони, где ты? – проговорил Рэнг, напряженно глядя на экран пеленгатора. – Ответь.

И он ответил.

– Да, – сказал Лони. – Слушаю.

Красная точка зажглась на экране – сигнал шел из дома рядом с фабрикой по переработке медуз. Там располагался небольшой ювелирный магазинчик. Впрочем, это было неважно.

– Слушаю, – повторил Лони.

– Три! – в яростном веселье ответил Рэнг и, спикировав на магазинчик, ударил по нему изо всех орудий.

Дом был не из самых крепких. Одного залпа вполне хватило, чтобы стены и крыша рухнули, похоронив под обломками Лони-крысу вместе с его головорезами.

Рэнг, смеясь, дернул штурвал на себя. Корабль взмыл вверх и ушел в космос, оставляя позади Харниан IV с его верфями, космопортом, фабрикой по переработке медуз и диснейлэндом.

Полицейские уже подлетали. Рэнг ушел у них из-под самого носа. Но это совсем не волновало его. Он набрал максимальную скорость и полетел вдогонку за своими пиратами.


* * *


– Сэр, они уходят, – сказал помощник.

– Вижу, – отозвался Лепаж, глядя на экран локатора, который показывал огромную эскадру пиратов, поднявшихся с Харниана IV. – Нет, не догнать, – проговорил он.

Пираты набирали скорость, уходя от полицейских. Они были далеко – бесполезно даже и думать о погоне.

– Все-таки не успели, – сжав кулаки, с досадой произнес Лепаж.

– Сэр, смотрите, еще один корабль, – помощник показал на экран.

Действительно, еще один пиратский корабль поднялся с Харниана IV и направился вслед за остальными. В принципе, он был довольно близко – можно попробовать догнать его. Если послать десяток патрульных кораблей и… Нет. Вся армада пиратов могла развернуться и без труда уничтожить десять полицейских, как только они, увлекшись погоней, отдалятся от основных сил. Так что нужно лететь либо всем, либо никому. Но всеми силами гнаться только за одним кораблем… Пожалуй, их присутствие более важно на самой планете. Вдруг там еще остался кто-то из пиратов.

– Ладно, – сказал Лепаж, – пусть улетает. Передай всем, чтобы заходили на посадку. Садимся в районе космопорта.


* * *


И тут Велк понял. Генератор!

Ведь система пиратов пуста. Если можно вот так свободно разгуливать в ней, значит, там нет ни одного корабля и открыт свободный доступ к генератору маскирующего поля. Правда, там есть медузоид. Но… Точно! Если вызвать еще один транспортник с темпоральной установкой, то медузоид вынужден будет охранять то место, где корабль провалился во времени. А если он все же уйдет на защиту генератора, значит, тот край системы останется свободным и можно будет вытащить корабль.

В общем, так или иначе, но что-то удастся сделать. Не все еще потеряно, пока пиратские корабли не вернулись, есть шанс обратить поражение в победу, но только необходимо сделать все очень быстро. Велк метнулся к пульту и связался с Мердоком.

– Сэр, сейчас есть возможность вывезти генератор поля у пиратов, – сказал он.

– Н-да? – отозвался Мердок, похоже, занятый своими делами и не очень довольный, что его отвлекли.

– Да, сэр, – не обращая внимания, что досаждает начальству, увлеченно продолжил Велк. – Но мне необходимы два транспортника. Один с темпоральной установкой, другой – для того, чтобы загрузить в него генератор. Сэр, нужно, чтобы эти транспортники, пока пираты на Харниане, как можно быстрее оказались здесь.

– Н-да? – повторил Мердок, потом нахмурился и, вздохнув, сказал: – Хорошо, вышлю вам два транспортника.

– Сэр, пожалуйста, быстрее, – с мольбой в голосе проговорил Велк.

– Хорошо, – кивнул Мердок. – Высылаю немедленно.


* * *


И тут Лепаж понял. Компенсатор!

Ведь пираты сейчас полетят к НК-14 и, значит, будут совершать субсветовой прыжок. Но можно остановить их и не дать возможности сделать это. Если отключить компенсатор у НК-14, то пираты там не смогут выйти из подпространства. Или, если все-таки они выйдут без действия поля компенсатора, нейтрализующего темпоральные изменения при совершении субсветового прыжка, окажутся через десятки лет в будущем.

Да! И почему он раньше не догадался? Впрочем, раньше и полицейским нужно было прилетать к НК-14. Но сейчас можно оградить тот район, чтобы ни один корабль не смог прийти туда. У полицейских достаточно большие силы у НК-14, тем более плюс еще и квантовая гаубица. А у пиратов… Только один медузоид – и все. Можно как-нибудь справиться с ним, если это уже не произошло. (Лепаж еще не знал о провале операции Велка – тот намеренно тянул с сообщением, не хотелось говорить о поражении.)

И все-таки еще есть надежда достать этих пиратов в Харниане, когда они окажутся перед невозможностью вернуться в НК-14. Хотя скорее всего они все же уйдут в подпространство, просто чтобы сбежать, но выйдут не у НК-14, а где-нибудь в другом месте. А база пиратов так и останется пустой и изолированной от всей галактики. И те силы полицейских, которые есть там сейчас, вполне смогут разобраться с ней.

В общем, так или иначе, но что-то удастся сделать. Не все еще потеряно, пока пиратские корабли летят к краю системы Харниана, чтобы уйти в подпространство, еще можно обратить поражение в победу. Но только необходимо сделать все очень быстро. Лепаж метнулся к пульту и связался с министром внутренних дел Гловесом.

– Сэр, сейчас есть возможность не дать пиратам вернуться на базу, – сказал Лепаж.

– Н-да? – отозвался Гловес, похоже, занятый своими делами и не очень довольный, что его отвлекли.

– Да, сэр, – не обращая внимания, что досаждает начальству, увлеченно продолжил Лепаж. – Но мне необходима ваша помощь. Нужно отключить компенсаторы у НК-14, чтобы пираты не могли вернуться туда. Сэр, надо сделать это быстрее, пока они еще у Харниана.

– Н-да? – повторил Гловес, потом нахмурился, вздохнул и сказал: – Хорошо, я свяжусь с министерством транспорта.

– Сэр, пожалуйста, быстрее, – проговорил Лепаж. – Осталось не более пятнадцати минут до того, как пираты подойдут к краю системы и смогут уйти в подпространство.

– Хорошо, – кивнул Гловес. – Займусь этим немедленно.

Да, отключение компенсаторов – это чрезвычайное событие. Это делают только для ремонта или профилактических работ, но об этом предупреждают вею галактику чуть ли не за месяц, И уж, конечно, отдать распоряжение об отключении компенсатора может только министр транспорта. Сейчас экстренные события требовали экстренных мер. Хотя НК-14 находится на окраине галактики и мало кто летает там, но все же незапланированное отключение компенсаторов – это довольно серьезная мера.

Лепаж понимал это, как и то, что другого пути нет – больше никак нельзя остановить этих зарвавшихся, обнаглевших пиратов.

Полицейские корабли садились в космопорту Харниана IV. Нет, теперь это было уже неправильное решение – нужно срочно лететь за пиратами на случай, если те замешкаются, узнав об отключении компенсаторов, и тогда расправиться с ними.

– Всем кораблям, – передал Лепаж, – отставить посадку. Те, кто уже сел, – срочный взлет. Все за мной, – и направил свой крейсер вдогонку за пиратами.

Дирк с удовольствием наблюдал за прибытием полицейских. Наконец-то! Планета снова становилась мирной и полностью контролируемой галактической полицией. Вместе со всеми своими флаерами Дирк отправился к космопорту навстречу Лепажу. Но не успел он пролететь и половину пути, как стал свидетелем довольно странной картины.

Патрульные корабли приземлялись в космопорту. Их было много и должно прибыть еще больше. Но вдруг их сошествие на Харниан IV прекратилось, и даже более того, те, что уже сели, начали снова взлетать и уноситься прочь от планеты. Дирк, раскрыв рот, не веря своим глазам, смотрел на это. Как же так? Что происходит? Основные силы галактической полиции, не успев по прибытии обосноваться на Харниане IV, снова оставляли его. Но почему?

Скорее всего Лепаж находился где-то рядом с планетой, и мощности передатчика флаера должно было хватить, чтобы связаться с ним.

– Сэр, – передал Дирк, – что происходит? Почему вы уходите?

– Извините, Дирк, – ответил Лепаж. – Есть срочное дело. Возможно, еще удастся достать пиратов.

– Вот как? – растерянно отозвался Дирк. – А как же мы?

– На планете еще остались пираты?

– Нет, сэр.

– Отлично. Попробуйте пока навести порядок своими силами. Не думаю, что мы слишком задержимся. В общем, занимайтесь своей обычной работой.

– Ммм… Есть, сэр.


* * *


Рэнг летел вдогонку за своими кораблями. Полицейские не погнались за ним. Да, если бы они знали, кто управляет этим одиноким кораблем! Впрочем, в этом случае Рэнг просто приказал бы своим уходить в подпространство, а сам в одиночку как-нибудь сбежал бы от копов. Возможно, повторив свой трюк, с которым пришел сюда – только не выйти, а уйти в подпространство в глубине планетарной системы. То-то копы пораскрывали бы рты, глядя на это. Н-да, и возможно, ему бы опять повезло, и он остался бы жив. А возможно…

Но, впрочем, сейчас нет необходимости испытывать судьбу. Полицейские не гонятся за пиратами, понимая бессмысленность этого, и можно спокойно, даже не самым быстрым ходом долететь до края системы и без всякого риска уйти в подпространство. Да и правильно – к чему рисковать понапрасну.

Пиратские корабли уже добрались до края системы и остановились там в ожидании Рэнга, чтобы всем вместе отправиться к НК-14.

Победа. Да, это была победа! Рэнг чувствовал это, подлетая к своим кораблям торжественно и величественно, словно полководец, проезжающий на белом коне перед своей армией после удачной битвы. Только фанфар не хватало и салюта из древних пороховых орудий.

Они победили. Да! Все опасности уже позади. Теперь остается только последний шаг – субсветовой прыжок, который не займет и получаса, – чтобы с победой вернуться домой. И пусть Ворвуд выкатывает на площадь бочки с вином – пираты заслужили хорошее пиршество. Правда, сейчас не до пиршеств – копы стоят у ворот системы. Но, впрочем, ладно, посмотрим.

Рэнг улыбался, подлетая к своим кораблям. Все было хорошо, все было чудесно.

– Ладно, прыгаем к НК-14, – передал он. – Все, ребята, домой.

Улыбаясь, он начал нажимать кнопки, готовя корабль к субсветовому прыжку. И вдруг раздался тревожный голос:

– Рэнг, мы не можем лететь к НК-14, – передали с одного из кораблей. – Там не работают компенсаторы.

– Что за ерун… – начал говорить Рэнг и тут увидел сам.

Набрав координаты, он ввел их в компьютер корабля, и приборы вдруг ответили красным сигналом предупреждения: «В заданной точке отсутствует или не работает компенсатор темпоральных изменений. Проверьте правильность координат». Рэнг проверил – все то же. Аккуратный компьютер сообщал, что без действия поля компенсатора корабль выйдет из подпространства в заданной точке через пятьдесят семь лет, шесть месяцев, девятнадцать дней, восемь часов, тридцать девять минут и шестнадцать секунд с момента старта, считая по общегалактическому времени.

Что за ерунда? Как это нет компенсатора у НК-14? Куда же он делся? Или…

Неужели Лепаж отключил его?

Рэнг стал лихорадочно нажимать кнопки – пришлось залезть в общегалактическую службу информации, чтобы получить необходимые сведения. Да, так и есть! Служба транспорта сообщала, что в связи с экстренными ремонтными работами в районе планетарных систем с НК-12 по НК-15 временно отключены компенсаторы. Просьба пока воздержаться от полетов в указанные районы. О сроках включения компенсаторов будет сообщено позднее.

Рэнг удивленно читал надпись на экране. В связи с экстренными ремонтными работами? Черта с два! Это Лепаж. Чертов Лепаж все же нашел способ, как не дать им привести корабли на базу.

Он все-таки достал их! Он запер их во всей остальной части галактики, не давая вернуться в НК-14. И надо же такое придумать! Отключил компенсаторы… Чертов Лепаж!

Но нет, все гораздо хуже. Рэнг начал понимать, что это не просто невозможность вернуться домой, а вообще гибель всей эскадры пиратов. Потому что даже если уйти в подпространство, чтобы сбежать от копов, которые, кстати сказать, уже несутся сюда на всех парах, – Рэнг видел это на локаторе, – и выйти в какой-нибудь другой точке галактики, у кораблей просто не хватит топлива, чтобы потом добраться до НК-14. Потому что… Н-да. Потому что у них не было времени, и корабли заправлялись только для полета от Харниана к НК-14. А если лететь куда-то еще… Корабли просто остановятся в какой-то момент, израсходовав все топливо и став только бесполезным неподвижным железом, годящимся разве что на закуску харнианским медузам. Да, все хуже. Все гораздо хуже.

Чертов Лепаж. Он не дает им вернуться домой? Нет! Он просто убивает их этим отключением компенсаторов. Все.

Победа… Рэнг горько усмехнулся. Вот тебе и победа! А он уже думал о праздничном пире. Вот так. Ха-ха, как смешно – корабли просто остановятся, израсходовав топливо, не будет даже никакого сражения – просто остановятся, и все. Ха-ха, как смешно. Как глупо…

И тут Рэнг понял. Харниан!

Да! Точно! Почему они должны трусливо убегать от копов? Лучшая защита – это нападение. Ведь то, как они захватили Харниан IV, можно проделать с любой из планет галактики! Тем более теперь, когда у пиратов почти полторы сотни кораблей. Полторы сотни кораблей! Это огромная сила. В пять раз больше, чем в обычном полицейском участке, и теперь даже без помощи с планеты можно успешно атаковать какую-нибудь мирную колонию. Галактика содрогнется от того, что могут наделать пираты. Правда, это не решает проблему топлива. Но, возможно, ее и не придется решать…

Рэнг снова усмехнулся, но теперь уже не горько, а скорее злорадно, чувствуя, что все же нашел выход из ловушки, которую расставил этот Лепаж. Чертов Лепаж!

Со злорадной ухмылкой Рэнг протянул руку и нажал кнопку связи.

– Лепаж, – передал он по открытому каналу, – говорит Рэнг. Ты знаешь, кто я. Ответь, если не хочешь, чтобы галактика утонула в крови.

Последовала долгая пауза. Рэнг ждал. Потом в эфире раздался голос:

– Да, Рэнг. Говорит начальник галактической полиции Лепаж. Слушаю тебя.

– Ты отключил компенсаторы у НК-14, – сказал Рэнг. – Если они не будут включены в ближайшее время, нам придется полететь в какое-нибудь другое место.

– Конечно, Рэнг, – спокойно ответил Лепаж, – я понимаю. Но мы быстро обнаружим вас и отправимся следом. Так что лучше вам сразу сдаться, потому что…

– Нет, ты не понял, – прервал его Рэнг. – В галактике много мирных планет. Мы полетим к любой из них и устроим такую бойню, что взрыв сверхновой покажется детской шалостью. А потом полетим к другой, третьей, четвертой. И так, пока не сможем вернуться домой. Ты знаешь, что у нас достаточно сил для захвата планеты. И поначалу вы не будете знать, куда именно мы летим, поэтому не сможете помешать нам. Мы пройдем огненным смерчем по галактике. Тебе останется только собирать трупы и оправдываться перед начальством. Теперь ты понял?

Это был блеф, конечно. Впрочем, не совсем – одну планету они все же смогут захватить, но вот другую, третью и четвертую… На это просто уже не хватит топлива. И, в принципе, можно бы заправиться на захваченной планете, но на это нужно время. Копы, конечно, сразу узнают, на какую из планет напали пираты, и прилетят туда. Можно успеть разрушить пару городов до их прилета, но заправиться – нет.

Вот только… Хм…

Вот только Лепаж не знает об этом. По крайней мере, не должен знать. Откуда ему знать, как пираты заправляли корабли на Харниане?

И в любом случае, налет даже на одну планету – достаточно веский аргумент.

– Да, Рэнг, – медленно произнес Лепаж. – Так что ты хочешь?

– Я хочу вернуться домой – только и всего, – ответил Рэнг. – Включи компенсаторы, Лепаж, и ничего не будет.

Последовала пауза, потом начальник галактической полиции ответил:

– Хорошо, Рэнг. Я постараюсь исполнить твою просьбу, – осторожно проговорил он. – Но, как ты понимаешь, на это потребуется некоторое время. Включение компенсаторов…

– Постараюсь – это неправильный ответ, Лепаж, – усмехнулся Рэнг. – Мы ждем десять минут, а потом начинаем субсветовой прыжок – либо в НК-14, либо в другое место. Ты все понял?

– Да, Рэнг, я понял тебя, – с застывшим выражением лица ответил Лепаж.

– И кстати, останови свои корабли, не подходи близко. Хватит гоняться за нами.

– Хорошо, Рэнг.


* * *


Велк нервно постукивал пальцами по краю пульта в ожидании транспортников. Успеют ли они прийти раньше пиратов? Вернее, успеют ли они все сделать до прихода пиратских кораблей с Харниана? Судя по всему, времени должно хватить. Долететь до генератора, загрузить его в транспортник и благополучно уйти – это недолго. А потом генератор отправится в лаборатории ГРУ, где его разберут по косточкам, составят подробные чертежи, схемы, досконально изучат – в общем, это уже дело техники, точнее – техников.

Да, захват генератора маскирующего поля – серьезная вещь. Это полностью оправдает провал предыдущей операции и даже более того. Пожалуй, за такое можно получить и повышение или уж как минимум увеличение зарплаты. Неплохо, неплохо. Ничего, что не вышло с медузоидом, зато… А кстати, вот бы еще захватить и медузоид! Велк улыбнулся про себя – нет, это уж совсем несбыточные мечты. Хотя… Было бы хорошо прихватить его. И тогда… Хм…

Велк предавался мечтам, постукивая пальцами по краю пульта в ожидании транспортников. Вдруг раздался сигнал – вызывали Велка.

– Да, – ответил он.

– Сэр, говорит пилот транспортника СМ-83. Нам было приказано срочно лететь к вам.

– Да, – сказал Велк, – я жду вас.

– Извините, сэр, но мы не можем прибыть – в вашем районе отключены компенсаторы.

– Что? – удивился Велк. – Как это?

Помощник тут же начал нажимать кнопки, и вскоре на экране компьютера появилась информация. Действительно, в районе звезды НК-14 отсутствовало поле компенсатора темпоральных изменений, а также в районе звезд НК-12, НК-13 и НК-15.

– Что за бред? – удивленно глядя на это сообщение, проговорил Велк.

Пилот транспортника ждал, оставаясь на связи.

– Ладно, – сказал ему Велк, – я разберусь с этим и тут же сообщу вам. Будьте готовы вылететь в ту же минуту.

– Есть, сэр, – ответил пилот и отключился.

Как это так – не работают компенсаторы? Помощник еще раз понажимал кнопки, и на экране появилось сообщение службы транспорта о том, что в связи с ремонтными работами отключены компенсаторы в районах звезд с НК-12 по НК-15. Какие еще ремонтные работы? Почему об этом не сообщали заранее? А может, это пираты решили испортить компенсаторы? Хотя нет, это вряд ли – они ведь ждут прибытия своих кораблей с Харниана и…

Кораблей с Харниана? Так вот в чем дело!

Это Лепаж. Наверняка это Лепаж отключил компенсаторы, чтобы пираты не могли вернуться на свою базу.

Хм… Что ж, неплохой ход. Но только… как-то некстати. Своим неплохим ходом Лепаж фактически загубил такую замечательную, можно сказать, беспроигрышную операцию Велка. Нет, нужно связаться с ним, выяснить, что к чему. Велк так и сделал.

Лепаж в этот момент поднимал свои корабли с Харниана IV и отправлялся вдогонку за пиратами. После разговора с Дирком тут же пришел вызов от Велка.

– Это вы отключили компенсаторы у НК-14? – несколько суетливо спросил тот.

– Да, я, – ответил Лепаж. – Таким образом можно задержать пиратов, не пустить их к Ворвуду.

– Это, конечно, хорошо, – кивнул Велк. – Но… но ведь и наши корабли не могут прийти сюда.

– Ну и не нужно, – пожал плечами Лепаж. – У нас там достаточно сил и квантовая гаубица в придачу. Кстати, как ваши успехи? Вам удалось уничтожить медузоид?

Велк опустил голову, нахмурился и негромко произнес:

– Нет.

– А, ну тогда вы, наверное, вытащили наш корабль из времени?

Велк опустил голову еще ниже, вздохнул и сказал:

– Тоже нет.

– Вот как? Что же вам тогда удалось?

Велк помолчал немного и потом нехотя ответил:

– Практически ничего.

– Н-да? – Лепаж поднял брови. – А что вообще произошло?

Да, это был крайне неприятный момент. Велк боялся его. Ну, не боялся, а… Впрочем, нужно было что-то отвечать.

– Я не знаю как, но они раскрыли наш план, – вздохнув, произнес он. – Медузоид не пошел к другому краю системы под огонь гаубицы, а остался на месте.

– Угу, – понимающе кивнул Лепаж. – А патрульные корабли заходили внутрь системы?

– Да, – ответил Велк. – Они не встретили практически никакого сопротивления и дошли до их главной планеты. Но там по ним открыли огонь невидимые пушки – кораблям пришлось уйти оттуда.

– Какие потери?

Велк похолодел, но внешне остался спокойным.

– Мы не потеряли ни одного патрульного корабля, – осторожно ответил он.

– И то хорошо, – с недовольным видом произнес Лепаж. – Но, Велк, вы понимаете, что провалили операцию? Я уже начинаю жалеть, что доверил это дело вам.

– Но… – начал Велк и осекся, чуть не сказав «сэр». Хотя в данном случае Лепаж был как бы начальник, оставивший его командовать своим подразделением. Но на самом деле нет, конечно, он ему никакой не начальник. Велк – наблюдатель из ГРУ и не подчиняется Лепажу. – Понимаете, – осторожно продолжил Велк, – таким образом мы выяснили, что у пиратов нет кораблей, кроме медузоида. И сейчас путь к генератору маскирующего поля практически открыт. Мы можем легко захватить его.

– Велк, у вас семь пятниц на неделе – то медузоид, то генератор. Выберите что-нибудь одно и сделайте по-нормальному.

– Конечно, – стараясь не обращать внимания на нелестные замечания в свой адрес, ответил Велк. – Сейчас мы можем либо взять генератор, либо вытащить корабль из времени. Пиратам больше нечем защищаться, кроме как медузоидом. Он будет либо там, либо здесь. Не разорваться же ему! – Велк усмехнулся, но улыбка получилась довольно вымученной и жалкой. – В общем, я вызвал два корабля: транспортник для генератора и транспортник с темпоральной установкой. Но они не могут прилететь сюда из-за отключенных компенсаторов.

– Транспортник с темпоральной установкой? – переспросил Лепаж. – А зачем вам две темпоральные установки?

У Велка мурашки побежали по спине.

– Ну, понимаете, – промямлил он. – Медузоид ведь остался на месте… то есть он охранял то место, где корабль провалился во времени, когда транспортник двинулся к нему. Но мы, конечно, не знали об этом – ведь медузоид невидим внутри маскирующего поля и…

– Так что произошло? – нетерпеливо прервал его Лепаж.

– Ну, в общем… транспортник с темпоральной установкой был уничтожен, – быстро проговорил он и замолчал, испуганно глядя на Лепажа.

Тот расширил глаза.

– Что?! Опять?! Это уже третья темпоральная установка! Да вы…

– Но пилот не пострадал, – оправдывался Велк. – Он катапультировался, и патрульные корабли подобрали его.

– Пилот не пострадал?! – Лепаж был вне себя. – Как бы вы сами не пострадали после такого «успешного» командования! Вот так и оставляй гэрэушников руководить полицией.

– Но подождите, – Велк все же не желал сносить угрозы и оскорбления. – Вы ведь сами одобрили эту операцию. Я делал все так, как было согласовано с вами. Можете проверить, – все больше распалялся он. – А если что-то не получилось, так это не по моей вине, а…

– Ладно, – уже спокойно произнес Лепаж, понимая, что все же Велк не виноват, – что вы намерены делать сейчас?

Велк постарался взять себя в руки.

– Как я уже сказал, доступ к генератору свободен. Но нужен транспортник, чтобы забрать его.

– Понятно, – кивнул Лепаж. – Дело в том, что, если мы включим компенсаторы, ваша операция не состоится, потому что все пираты с Харниана тут же вернутся в НК-14.

– Но если вы их не включите, она тоже не состоится без транспортников.

– Да, конечно, – вздохнул Лепаж. – Пока не знаю, как разрешить этот вопрос. Давайте подождем немного, может, удастся разобраться с этими пиратами, а тогда…

В этот момент зажегся дополнительный экран, связи, и раздался знакомый голос:

– Лепаж, говорит Рэнг. Ты знаешь, кто я. Ответь, если не хочешь, чтобы галактика утонула в крови.

Лицо человека, появившегося на экране, тоже было знакомо. Лепаж прищурился, вглядываясь в него, и тут вспомнил. Это же тот пират, который давал интервью по стереовизору! Да, точно – Рэнг! И он зачем-то вызывает его. Зачем?

– Извините, Велк, – сказал Лепаж, – у меня срочное дело. Свяжусь с вами позже. Все, – он отключил связь с НК-14 и переключился на Рэнга.

Перед тем как ответить, у Лепажа мелькнула мысль, что, возможно, пират хочет сдаться. Хотя это было маловероятно, но, с другой стороны, в подобной ситуации у пиратов небольшой выбор.

Но после разговора стало ясно, что пират и не думал о капитуляции – совсем наоборот. «Мы пройдем огненным смерчем по галактике… «– вспомнил Лепаж его фразу. Да, это не пустые слова! Угроза была вполне реальной. Действительно, теперь пираты обладают достаточными силами, чтобы осуществить ее. Тем более когда полицейские участки ослаблены, послав часть своих кораблей к Харниану. После разговора Лепаж несколько секунд сидел неподвижно, глядя перед собой. Потом, словно опомнившись, нажал кнопку связи и передал на полицейские корабли:

– Всем остановиться. Выключить двигатели и оставаться на месте.

Патрульные корабли выполнили его приказ. Вся эскадра полицейских остановилась и повисла в пространстве вдали от пиратов.

«Так что же делать?» – думал Лепаж. Нет, это уже не шутки и не локальная стычка с пиратами. Над всей галактикой нависла вполне реальная угроза кровавого террора. «Мы пройдем огненным смерчем по галактике». И ведь они могут сделать это. Могут!

Мелькнула мысль, не отключить ли компенсаторы во всей галактике? Но нет, это совершенно невозможно. Каждую секунду сотни, если не тысячи кораблей, включая и рейсовые лайнеры с немалым количеством пассажиров на борту, находятся в подпространстве, перемещаясь по галактике. И если отключить компенсаторы, все они окажутся выброшены из своего времени – тысячи людей словно умрут для своих близких, и все их близкие умрут для них. Нет, это совершенно невозможно. Пожалуй, это даже хуже, чем уничтожение мирной планеты. Ладно, все же надо выполнить требование пиратов – пусть они возвращаются на свою базу.

Но Лепаж понимал, что это не исключит угрозу, нависшую над всей галактикой. Где гарантия, что, вернувшись в НК-14, пираты все-таки не предпримут террористический акт против какой-нибудь из мирных планет? После захвата Харниана они уверовали в свои силы и в возможность такого захвата – рано или поздно они решат захватить еще одну планету, а может быть, даже и не одну. Как остановить их?

Нет, это слишком серьезная опасность и слишком реальная угроза. Пора принимать радикальные меры. Все. Пора вызывать военный флот.

Лепаж нажал кнопку и связался с министром Гловесом.

– Сэр, – хмуро произнес он, – создалась очень серьезная и крайне опасная ситуация.

– Да? В чем дело, Лепаж?

– После отключения компенсаторов главарь пиратов связался со мной и выдвинул свои требования.

– Как он может выдвигать требования? – удивился Гловес. – Максимум, о чем он может говорить, это об условиях сдачи.

– Нет, все гораздо серьезнее. Сэр, я предлагаю просмотреть запись нашего разговора.

– Хорошо, давайте.

Помощник включил запись разговора с Рэнгом так, чтобы она передавалась и на экран Гловеса. После окончания записи Лепаж добавил:

– У них полторы сотни истребителей. А полицейские участки сейчас ослабли, отправив корабли к Харниану.

– Н-да, – хмурясь, протянул Гловес. – Неприятная история. Вы выпустили джина из бутылки, Лепаж. Очень злого и опасного джина.

– Тем, что отключил компенсаторы?

– Возможно, еще тем, что стали нападать на их базу, – мрачно отозвался Гловес.

– Но как же, сэр? – удивился Лепаж. – Это ведь пираты – мы должны бороться с ними. Разве я мог закрыть глаза на их проделки? Я ведь начальник полиции.

– Это конечно, – вздохнул Гловес. – Конечно… – он помолчал немного. – Ладно, все-таки нужно дать им то, что они просят. В сущности, в этом нет ничего особенного – они просто хотят вернуться на базу.

– Да, сэр. Но это не устранит угрозы, – проговорил Лепаж. – Пираты могут вернуться, а потом снова атаковать мирные планеты. И мы действительно не будем знать, куда именно они летят. А когда узнаем, пока сможем прибыть на место, пираты успеют наделать много бед.

– Подождите, – насупился Гловес, – но вы ведь можете запереть пиратов внутри их системы, просто расставив вокруг полицейские ловушки. И тогда… – он вдруг замолчал, тревожно уставившись на Лепажа. – Но вы не можете сделать это, – обескураженно произнес министр, – пока их система прикрыта маскирующим полем.

– Именно так, сэр, – хмуро кивнул Лепаж. – Полицейская ловушка должна засечь корабль, чтобы не дать ему войти в подпространство. А у нас… – он развел руками.

Похоже, Гловес начинал понимать, что ситуация гораздо хуже, чем ему показалось вначале. Опасность была куда большей. Пираты не просто могли устроить террор в галактике, но в ближайшее время невозможно было как-то предотвратить это.

– Что вы собираетесь делать? – широко раскрыв глаза, спросил он.

– Прежде всего, конечно, вызвать военный флот, – ответил Лепаж.

– Так, – соглашаясь, кивнул Гловес. – Но пока он придет, положение будет столь же опасным. И потом, при наличии маскирующего поля сможет ли военный флот достаточно эффективно атаковать пиратов?

– Как раз об этом я и хотел сказать, сэр. Действительно, нам нужно как можно быстрее уничтожить это поле. Тогда мы сможем локализовать пиратов внутри их системы, а военный флот уже окончательно расправится с ними.

– Угу, – задумчиво покивал Гловес. – У вас уже есть план, как осуществить это?

– Пока нет, – ответил Лепаж. – Но, видимо, этим займется ГРУ. Один из их сотрудников, как вы знаете, находится у НК-14 в качестве наблюдателя. Генератор маскирующего поля как раз и представляет интерес для ГРУ. И вообще, подобного рода операции по их части.

– Н-да, – Гловес размышлял над сказанным. – Что ж, хорошо, Лепаж. Тогда я свяжусь с министерством транспорта, чтобы они включили компенсаторы. А вы вызывайте военный флот.

– Да, сэр.

– Необходимо немедленно принимать самые решительные меры.

– Конечно, сэр.

– Хотя, – проговорил Гловес, – по-моему, единственная мера в данной ситуации – это военный флот. Ладно, информируйте меня о происходящем. Все, действуйте.

– Хорошо, сэр, – ответил Лепаж.

Гловес кивнул и отключил связь.

Чтобы вызвать военный флот, Лепажу не нужна была ни санкция президента, ни даже одобрение министра внутренних дел, поскольку предполагалось, что это чрезвычайная мера, к которой прибегают в редких случаях, когда нет ни времени, ни возможности на получение санкций и разрешений. К тому же начальник галактической полиции – достаточно ответственное лицо и способен на принятие такого рода решений. В общем, флот должен был подчиниться требованию Лепажа и явиться по его сигналу для поддержания порядка и в интересах безопасности галактики.

Что ж, начальник галактической полиции тяжело вздохнул, сдвинул брови и хмуро посмотрел на экран локатора, где огромным количеством точек обозначалась армада пиратов. Потом повернулся к помощнику и спокойно, но все же с наличием в голосе суровости, обозначающей напряженность момента, сказал:

– Свяжи меня с адмиралом Хейницем.

Затем насупился и стал ждать.

Ожидание было недолгим, очень скоро помощник отозвался привычно служебным тоном:

– Адмирал Хейниц на связи, сэр.

Лепаж поднял взгляд к экрану, где появилось изображеиие Хейница, и со всей серьезностью, соответствующей сложившейся ситуации, произнес:

– Здравствуйте, адмирал.

– Здравствуйте, Лепаж, – ответил Хейниц. – Нечасто удается пообщаться с вами.

– Да, – хмуро кивнул Лепаж и сразу перешел к делу: – Вы, конечно, слышали о событиях в Харниане?

– Конечно. Мне было интересно, станете ли вы вызывать нас по этому поводу.

– И да и нет, адмирал, – сказал Лепаж. – Я действительно хочу вызвать военный флот, но не совсем по поводу Харниана.

– Так! – не выражая никаких эмоций, отозвался адмирал.

– Присутствие кораблей вашего флота необходимо в районе звезды НК-14, – продолжил Лепаж.

– Что-то серьезное? – поинтересовался Хейниц.

Лепаж вздохнул.

– В системе этой звезды обнаружена база пиратов. Довольно сильные укрепления – для успешной атаки необходима ваша поддержка.

– Что ж, – адмирал, не мигая, смотрел на него. – Конечно, мы окажем необходимую поддержку. Если вам нетрудно, не могли бы вы сообщить более подробные сведения о происходящем?

– Да, адмирал, – кивнул Лепаж, – я пришлю вам материалы по этому делу. И еще, – он помолчал немного, – Когда ваши корабли смогут прийти к НК-14?

– НК-14? – Хейниц посмотрел куда-то в сторону, похоже, на карту галактики. – Флот сейчас находится на маневрах в дальней от НК-14 части галактики, – проговорил он. – Они смогут прибыть оттуда через… – он снова отвернулся, видимо, его помощник производил расчеты. – Примерно через девять с половиной часов, – наконец сказал Хейниц.

Лепаж немного помолчал, размышляя над его словами. Временной коридор должен был закрыться почти через четырнадцать часов. После прибытия военного флота к НК-14 останется еще четыре с лишним часа, за которые нужно уничтожить пиратов и успеть вытащить провалившийся патрульный корабль из времени. И уничтожение пиратов должно занять не более трех часов, чтобы остался чае на саму процедуру вытаскивания. Но, в принципе, времени достаточно – пожалуй, военный флот вполне успеет задавить своей мощью пиратов за эти три часа. Хотя лучше, если бы времени было побольше.

– А нельзя ли прислать корабли с более близких объектов? – спросил Лепаж. – В НК-14 наш корабль провалился во времени. Остается не так уж много до закрытия временного коридора.

– Нет, – отрезал адмирал. – Гарнизоны наших постов и так сокращены из-за того, что часть кораблей выделена для участия в ежегодных плановых маневрах. Нельзя уменьшать их еще больше, оставляя галактику без защиты. Тем более из-за каких-то разгильдяев, которые провалились во времени, и теперь приходится спасать их.

– Они выполняли свой долг, – хмуро проговорил Лепаж. – Не их вина, что все сложилось подобным образом. А вы, адмирал, не стали бы спасать своих людей?

Хейниц немного помолчал. Его лицо при этом не выражало эмоций.

– Хорошо, – потом сказал он, – я постараюсь как можно быстрее выслать корабли. Но не могу обещать вам более получаса. И даже это время под большим вопросом. Но не позже чем через девять с половиной часов наши корабли будут у НК-14. Все, ждите.

– Хорошо, – соглашаясь, произнес Лепаж. – Спасибо, адмирал.


* * *


– Да, и еще, – Ворвуд отдавал распоряжения. – Возьмите пять пушек с орбиты планеты и переправьте их к тому месту, где у копов корабль провалился во времени. Там они будут гораздо полезнее.

– Хорошо, – ответил пират, стоявший перед ним.

– Ну, пока все.

Пират кивнул и вышел из кабинета.

– Уф! – потянувшись, проговорил Ворвуд. – Что-то устал я сегодня.

Он подумал, что уже достаточно насиделся в душном кабинете, и решил прогуляться немного по берегу моря. Все дела были переделаны, копы надежно отброшены за пределы системы, скоро должен вернуться Рэнг с новыми кораблями… Даже с огромным количеством новых кораблей! В общем, все было очень даже неплохо. Ворвуд решил отвлечься от дел, погуляв немного перед ужином. Зря, что ли, его дом стоит на берегу моря в такой живописной бухте?

Выйдя на улицу, Ворвуд направился к морю. Близился вечер, и было уже нежарко. Легкий ветерок приносил приятную прохладу и бодрящий запах моря. Волны не спеша плескались у берега. Солнце приближалось к горизонту. Ворвуд медленно брел по песку вдоль кромки моря.

Впрочем, нет, не все еще было сделано. Он вдруг вспомнил о полицейских, провалившихся во времени, – так ведь и не удалось узнать, где они… когда. Хм. Это неиспользованная возможность и крайне полезная для пиратов. Было бы очень неплохо заполучить этих копов. Не спеша прогуливаясь по берегу, Ворвуд стал думать об этом. Как же узнать, в каком времени находятся эти полицейские?

Солнце приобретало красные оттенки, как бы пробуя лучами воду на горизонте, чтобы опуститься в нее. Ветерок стал чуть сильнее, но это было даже хорошо после дневного зноя. Легкие волны накатывались на берег. Скала в виде птицы недалеко от берега отбрасывала причудливую тень. Да, все же красивое место. Ворвуд смотрел вокруг. Правильно, что он выбрал именно эту бухту для своего дома.

Пляж кончался, Бредя вдоль берега, Ворвуд подходил к скалам, обрамлявшим бухту. Можно было развернуться и пойти обратно, снова следуя вдоль кромки прибоя. А можно обогнуть скалу и пройти по небольшой цветущей роще довольно красивых деревьев. Там, чуть дальше в скалах, есть пещеры. А еще…

Ворвуд вдруг остановился как вкопанный. Точно! Надпись… Надпись на скале!


* * *


– А все-таки хорошо, что мы выбрали именно эту бухту, – глядя на море и на скалу в виде птицы, проговорил Чет.

– Мы! – фыркнула Пиона. – Что бы ты без меня делал?

– Не знаю, – улыбнулся он. – Наверно, замерз бы на северном полюсе – не иначе.

Поужинав в корабле, они снова вышли на пляж и теперь сидели на песке, глядя на закат.

– Нет, я все же не понимаю, – сказала Пиона, – неужели надо столько времени, чтобы доставить сюда темпоральную установку? Им давно уже пора прилететь за нами.

– Ну, мало ли что? – пожал плечами Чет. – Всякое бывает.

– Что всякое? – не унималась Пиона. – Даже если наша темпоральная установка сломалась, сто раз уже могли доставить сюда другую из соседнего участка. Что там Гиббс себе думает? Он вообще собирается вытаскивать нас отсюда?

Чет улыбнулся.

– Душа Гиббса – потемки.

– Не нужна мне его душа, – ворчала Пиона. – Мне нужно, чтобы сюда прилетел корабль и забрал нас.

– В том месте на нас напали пираты, – проговорил Чет. – Возможно, Гиббс сначала разбирается с ними, а потом уже будет вытаскивать нас.

– Сколько же можно с ними разбираться? Целый день уже здесь сидим.

С наступлением вечера поднялся небольшой ветерок, впрочем, довольно легкий и приносящий приятную прохладу после дневного зноя. Когда солнце коснулось горизонта, ветер немного усилился.

Чет хотел ответить, но вдруг защитная система корабля подала сигнал – что-то большое пересекало охраняемый периметр.

Чет и Пиона резко вскочили и, выхватив бластеры, стали напряженно оглядываться. Но никакой опасности видно не было. Чет достал из кармана небольшой экранчик – сканер, на который защитная система передавала информацию о состоянии охраняемого периметра. Тот показывал, что граница была нарушена со стороны скалистой бухты.

– Что там? – не переставая оглядываться, спросила Пиона.

– Сигнал идет с той стороны, – Чет показал на скалу.

И тут защитная система снова дала сигнал. Неужели не один, а целых два динозавра пожаловали на этот раз?

Но не успели Чет и Пиона испугаться, как раздался новый сигнал о нарушении периметра. А потом еще и еще один.

– Это что, поезд из динозавров? – мрачно произнесла Пиона.

Чет напряженно смотрел в сторону, откуда шел сигнал, и потом вдруг рассмеялся.

– А, все понятно, – весело произнес он.

– Что понятно? – хмурилась Пиона.

– Это просто дерево, – улыбался Чет.

– Дерево?

– Ну да. Похоже, оно стоит на самой границе охраняемой зоны. Ветер дует – дерево качается, а защитная система сканирует движение и считает его нарушением периметра.

– Н-да? – недоверчиво произнесла Пиона.

– Конечно. Смотри, – Чет показал в ту сторону. – Видишь ветви?

Действительно, там у скалы была видна крона дерева, которая чуть покачивалась от вечернего ветра. Пиона немного успокоилась, видя это.

– Похоже, ты прав, – проговорила она.

– Иначе у нас тут была бы уже целая толпа динозавров, – кивнул Чет. – Я поставил систему на сканирование крупных объектов. Дерево – достаточно крупный объект.

– Дерево-нарушитель? – все же улыбнулась Пиона. – Но это еще надо проверить.

– Конечно, – ответил Чет, собираясь сходить туда.

– Надеюсь, ты не станешь уничтожать ни в чем не повинное дерево? – остановила его Пиона.

– Нет, просто дам системе защиты команду, чтобы она перевела объект «дерево» из разряда «чужой» в «свой» – и все.

– Угу, – кивнула Пиона.

– Ладно, пойду посмотрю, что там. Ты пока оставайся здесь, – Чет направился к дереву-нарушителю.

– Только не вздумай класть бластер в кобуру, – вслед ему сурово произнесла Пиона.

– Хорошо, – с улыбкой отозвался он.

Пройдя немного, Чет подошел к скале. Все же он напряженно оглядывался, сжимая в руке бластер. На границе охраняемой зоны действительно стояло дерево и покачивалось на ветру. Так-так. Чет вынул из кармана сканер защитной системы и, понажимав на нем кнопки, отдал системе необходимые команды. Когда все было закончено, он сунул сканер обратно в карман.

Сумерки сгущались. Чет постоял немного, слушая тишину вокруг. Потом подошел к скале и лучом из бластера стал выжигать буквы на камне.

Работа была в самом разгаре, когда сзади послышались шаги и подошла Пиона.

– Ты что делаешь?! – возмущенно произнесла она, увидев, чем занимается Чет.

– Так, решил оставить отметку, – улыбнулся он.

– Перестань сейчас же. Ты что? Портить такую природу! А я думаю, почему он так долго не идет?

– Ничего этой природе не будет, – улыбался Чет. Но все же опустил бластер, хотя и не дописал до конца.

– Как же не будет? Это ведь теперь так и останется навсегда.

– Ага, – весело кивнул Чет. – Представляешь, исследовательская группа прилетит сюда, думая, что они первые люди на этой планете, и увидит эту надпись. Будет еще одна загадка вселенной.

Пиона укоризненно покачала головой.

– Если б ты не был полицейским, я б тебя арестовала за такие проделки. Ладно, пойдем к кораблю, а то уже темнеет.

– Пойдем, – улыбаясь ответил Чет.

И они ушли. А на скале осталась недописанная выжженная лучом бластера надпись: «Чет Пиона».


* * *


Ну конечно! Надпись! Надпись на скале! И как он сразу не вспомнил об этом! Загадка вселенной? Ха! Всякая загадка имеет свою разгадку. А эта – очень даже вовремя.

Ворвуд повернулся и быстро зашагал к своему особняку.

Когда пираты только прилетели на планету, собираясь основать здесь базу, и Ворвуд выбрал эту бухту для своей резиденции, была обнаружена эта надпись: «Чет Пиона». Буквы были выжжены на камне, похоже, лучом бластера. Поначалу решили, что это дело рук исследовательской группы. Но Гинзл сказал, что этой надписи несколько тысяч лет. Вообще, надпись действительно выглядела довольно старой, но несколько тысяч лет ей никак не дашь… Ворвуд, конечно, доверял мнению Гинзла, но, с другой стороны, откуда мог взяться бластер несколько тысяч лет назад? Да и вообще, как люди попали сюда, на эту планету?

Впрочем, никто не стал ломать голову над этой загадкой. Пираты тогда только начинали строить свою базу, и было не до того, не до каких-то там надписей. Неважно. Есть и есть, а откуда – какая разница? Просто еще одна загадка вселенной – только и всего. Сколько их уже! Одной больше, одной меньше – подумаешь. Но сейчас… Послание из глубины веков? Нет! Это то, что происходит здесь и сейчас.

Зайдя в свой кабинет, Ворвуд сразу связался с Гинзлом.

– Профессор, – сказал он, – я знаю, как зовут копов, которые провалились во времени.

– Н-да? – безразлично отозвался Гинзл.

– Да. Их зовут Чет и Пиона.

– Ну и что? – не испытывая интереса, проговорил Гинзл. – Зачем нам это знать? И тем более мне. Нужно выяснить, в каком они времени. А имена… – он пренебрежительно махнул рукой.

Ворвуд хитро улыбался, глядя на него.

– Нет, профессор, это как раз то, что нужно. Их зовут Чет и Пиона. Понимаете? Чет плюс Пиона.

– Ну и что? – высокомерно повторил Гинзл. – Ну Чет, ну Пи… – он вдруг переменился в лице. – Так ведь это… – расширив глаза, произнес он.

– Да-да, – улыбался Ворвуд. – Именно так, профессор. А мы тут с ног сбились – где эти копы? Когда? Линка, можно сказать, загубили из-за этого. А вот они где! Прямо здесь, под самым нашим носом.

– Ну и ну, – удивленно качал головой Гинзл. – Надо же, какое совпадение!

– Отличное совпадение! – радовался Ворвуд. – Впрочем, вы ведь говорили, что они должны сесть на какую-нибудь планету – на какую же, как не на нашу? Здесь наиболее пригодные для жизни условия.

– Да, но то, что они находятся именно в этом месте, – Гинзл поднял брови. – Бывает же такое!

– Бывает, бывает, – проговорил Ворвуд. – Так как, профессор, можно узнать, сколько лет этой надписи?

– Конечно, – кивнул Гинзл. – Современные методы позволяют узнать время ее происхождения с точностью до года.

– А больше нам и не надо, – снова улыбнулся Ворвуд. – День мы уже знаем благодаря стараниям незабвенного Линка. В общем, пора доставать темпоральную установку, профессор. А?

– Да. Но сначала мне нужно провести анализ надписи и узнать год. На это потребуется некоторое время.

– Можете не спешить. Время у нас есть.


* * *


Так, похоже, Гловес успел связаться с министерством транспорта, и те уже включили компенсаторы у НК-14 – Лепаж видел, как пираты уходят в подпространство, направляясь домой. И тут же закралось сомнение – а домой ли они направляются? Не летят ли они к какой-нибудь мирной планете? Лепаж сжал кулаки. Хотелось просто взорваться от такой неопределенности и полного бессилия перед сложившейся ситуацией. При том, что опасность угрожала всей, абсолютно всей галактике, каждому мирному жителю любой из планет.

Работа полиции – защищать мирных граждан. Но сейчас полиция была совершенно не в состоянии выполнять свои обязанности. И кто, как не он, начальник галактической полиции, несет ответственность за все происходящее? И не перед начальством, а перед каждым мирным жителем, каждым ребенком галактики, который сейчас фактически поставлен перед орудиями пиратских истребителей. Каждый мирный житель! Каждый ребенок! Нет. Это было невыносимо. Лепаж в отчаянии сжимал кулаки, глядя, как пираты уходят в подпространство.

Хотя вряд ли они полетели нападать на какую-нибудь планету – Лепаж пытался успокоить себя этой мыслью. Зачем пиратам еще одно нападение? Да и просто по-человечески после захвата Харниана пиратам, наверно, требуется отдых – вряд ли они так сразу будут готовы совершить еще один налет. Лепаж утешал себя, но в глубине души понимал, как жалки и смешны эти утешения. Он, начальник галактической полиции, полагается на такого рода утешения при защите галактики. Ничего больше…

Впрочем, не стоит предаваться эмоциям – сейчас не до них. К черту эмоции.

Лепаж нажал кнопку и связался с Дирком. Тот уже успел вернуться в свой участок и начал понемногу восстанавливать порядок на планете.

– Как у вас, капитан? – спросил Лепаж.

– Пытаемся наладить мирную жизнь, сэр, – ответил Дирк. – Но… – он опустил взгляд, – весь город обчищен до нитки. Все банки, ювелирные магазины, все, что представляло хоть какую-то ценность… И как пираты устели сделать все это? Мои люди сейчас в городе.

– Понятно, Дирк, – сурово кивнул Лепаж. – Нам необходимо покинуть вас – нужно лететь за пиратами. Я оставлю вам корабли. Думаю, пятьдесят будет достаточно.

– Конечно, сэр.

– И еще пришлю вам флаеры и полицейских, чтобы пополнить потери, – продолжил Лепаж. – Постарайтесь наладить все как можно быстрее и без лишнего шума.

– Конечно, сэр, – повторил Дирк. – Нам еще потребуется восстанавливать противовоздушную оборону, заново строить космопорт. Предстоит много работы, сэр.

– Да, предстоит много работы, – мрачно подтвердил Лепаж. – Ну все, Дирк, нам нужно лететь. Если возникнут какие-либо трудности, сразу обращайтесь ко мне, даже по самому незначительному поводу.

– Хорошо, сэр. Есть, сэр, – ответил Дирк.

Лепаж кивнул ему и отключил связь.

Затем отдал распоряжение, чтобы на Харниане осталось пятьдесят кораблей, включая, конечно, и подразделение лейтенанта Кейна. Потом приказал переправить сюда несколько транспортников с личным составом и флаерами. В результате харнианский участок полиции снова был полностью укомплектован и даже содержал большее количество кораблей и наземных сил, чем до нападения пиратов.

Хотя, наверно, в таком увеличении не было необходимости – сейчас вряд ли кто-нибудь снова решится напасть на Харниан. Нужно было успокоить общественность, показать, что мирная жизнь на планете восстанавливается. В общем, это были скорее административные или показательные, чем военные меры. И, пожалуй, большего сделать было нельзя. Битва уже проиграна. Хотя враг и отступил, но остались руины и опустошение – мрачный итог военных действий.

Отдав все распоряжения по Харниану, Лепаж приказал своим кораблям лететь к краю планетарной системы. Достигнув его, полицейские ушли в подпространство, направляясь вдогонку за пиратами к системе НК-14.


* * *


– А, профессор, – отвечая на звонок видеофона, произнес Ворвуд. – Ну, как дела? Вы уже узнали, когда сделана надпись?

– Нет, – ответил Гинзл. – Это не так быстро. Я звоню по другому делу. Вам известно, что у нас тут отключали компенсаторы?

– Вот как? – удивился Ворвуд. – Нет, ничего об этом не слышал.

– Я случайно обнаружил, – кивнул Гинзл. – У нас и в районах звезд с НК-12 по НК-15.

– Хм… Какие-нибудь ремонтные работы?

– Именно во время атаки Харниана? – усмехнулся Гинзл. – И вы верите в такие совпадения?

– У нас тут совпадение похлеще. Впрочем, вы правы. Похоже, это дело рук полиции. И теперь… – Ворвуд вдруг замолчал, широко раскрыв глаза. – Но как же Рэнг? Как он вернется сюда, если компенсаторы отключены?

– Их уже включили, – махнул рукой Гинзл. – Но это означает, что полиция начала воевать компенсаторами. Для нас это довольно опасный вид военных действий.

– Да, мы ничего не можем сделать против этого. Правда, – Ворвуд посмотрел на профессора, – Рэнг, наверно, нашел какой-то способ, если компенсаторы все же включили. И кстати, это значит, что он скоро будет здесь.

– Должно быть так, – согласился Гинзл и отвернулся, глядя куда-то в сторону. – И вы даже не представляете, насколько скоро. Мой сканер подпространства показывает, что к нам приближается большая группа кораблей. Судя по всему, это Рэнг со своей новой компанией. Интересно, он не забыл привезти мне щупальца медуз?

И словно в подтверждение его слов перед Ворвудом зажегся экран срочной связи.

– К нам движется большая группа кораблей, – сообщил пират с наблюдательной станции.

– Все в порядке, – ответил Ворвуд, – это Рэнг, – потом снова обратился к Гинзлу: – Прошу прощения, профессор. Поговорю с вами позже.

И отключил связь.


* * *


Пока крейсер летел к НК-14, Лепаж все думал о сложившейся ситуации. Оставалось еще много нерешенных вопросов о том, как уничтожить пиратов и не подвергнуть опасности жизни мирных жителей. Фактически сейчас пираты держали в заложниках всю галактику. Всю галактику!

Можно было бы просто дождаться военного флота и уже сообща проводить операцию. Но это слишком долго. Нужно немедленно предпринять какие-то меры, чтобы отвести угрозу, нависшую над галактикой. К тому же сейчас они имеют возможность диктовать условия и могут потребовать все что угодно вплоть до террора. Нет, нельзя медлить, нужно срочно принимать меры.

Меры эти достаточно просты. Пожалуй, пираты сами загоняют себя в ловушку. Лепаж усмехнулся – в полицейские ловушки. Пока пираты находятся внутри планетарной системы, можно локализовать их, если расставить вокруг полицейские ловушки, которые не дадут кораблям входить в подпространство. И если вокруг НК-14 будут стоять эти ловушки, пираты уже не смогут совершать субсветовые прыжки и, соответственно, отправиться к какой-либо из мирных планет.

Но только… Н-да, это вот «только». Полицейским ловушкам необходимо «видеть» корабль, который собирается войти в подпространство, чтобы остановить его. А внутри маскирующего поля… Как все было бы просто, если бы не это маскирующее поле.

Лепаж пока не знал, как убрать его, да и не хотел задумываться. Он решил, что это компетенция ГРУ. Тут действительно нужна шпионская операция, а полицейские методы малоэффективны. Вот пускай Велк со своим Мердоком и решают, как сделать это. ГРУ – достаточно серьезная организация, они должны уметь проделывать подобные вещи. И хотя это было не очень приятно, но приходилось признать, что в данном случае ГРУ более компетентно, чем галактическая полиция, Что ж, у каждого своя специфика. Лепаж надеялся, что ГРУ сможет справиться. На что же тогда еще разведывательное управление, если не для таких операций?

А когда не станет маскирующего поля, можно будет расставить полицейские ловушки и заняться полным уничтожением пиратов. Вот тогда и придет время галактической полиции.

Но прежде всего необходимо запереть пиратов внутри системы, отрезать им дорогу в галактику. Единственная помеха – это их невидимость. В общем, сначала нужно уничтожить маскирующее поле, а там будет видно. Лепаж улыбнулся тому, насколько верна эта фраза. Действительно – там будет видно.


* * *


Рэнг не стал рисковать, заходя глубоко в систему, – зачем? Он вывел свои корабли из подпространства на краю системы у самой границы внутри маскирующего поля. Хотя это не имело особого смысла – у новых кораблей еще не было активизаторов невидимости, и они все равно оставались видимы внутри поля. Но все же внутри маскирующего поля была уже как бы своя территория.

Выйдя из подпространства, Рэнг связался с Ворвудом:

– Нэд, слышишь меня? Это Рэнг. Мы вернулись.

– Привет, Рэнг! – ответил Ворвуд. – Как погода на Харниане?

– Так себе, – нехотя проговорил Рэнг. – Грязь из копов и град из патрульных кораблей. Но зато поспел урожай харнианских истребителей. Мы тут собрали немного – угощайся.

– Вижу твое «немного», – улыбался Ворвуд. – У меня аж локатор вздулся от этого «немного». Ладно, заходи на посадку.

– Хорошо. Как у нас дома? Копы не безобразничают?

– Нет, все тихо. Только и дел, что сидеть и смотреть стереовизор. Кстати, Рэнг, ты ведь теперь герой галактики. Или, по крайней мере, телезвезда на ближайшую неделю.

Рэнг усмехнулся.

– Да, эта сумасшедшая корреспондентша наделала шума.

– Нет, – улыбался Ворвуд, – это ты наделал шума, а она просто донесла его до миллиардов телезрителей.

– Ладно, черт с ней. У каждого свои дела.

– Ну как же? – смеялся Ворвуд. – Такое событие! Тебя показали по стереовизору на всю галактику.

– А, так вот зачем надо было захватывать Харниан! – ответил Рэнг.

Они посмеялись над этим. Потом Ворвуд сказал, что ждет его, и отключил связь. Рэнг продолжил полет к базе вместе со всеми своими кораблями, двигаясь обычным ходом от края системы. Огромная армада пиратов на полной скорости неслась к планете. Но теперь они не нападали, теперь они летели домой.


* * *


Лепаж подошел к аптечке и взял таблетку, заменяющую сон. Усталость брала свое. Он был уже не молод, а история с НК-14 тянулась почти сутки хотелось спать. Но на это, конечно, не было никакого времени. Приходилось пить таблетки. Лепаж не любил это – обычно от них у него потом болела голова. Но что поделаешь? Сейчас было не до сна.

Когда полицейские прибыли к НК-14, Лепаж перешел на свой старый крейсер, который оставлял Велку. Этот корабль был оборудован лучше, к тому же именно на нем находился детектор доктора Метью.

Велк наблюдал приход полицейской эскадры. Да, это было впечатляюще! Шесть сотен патрульных кораблей. Но, впрочем, Велк не обольщался – в данном случае количество еще не обеспечивало успех. Два транспортника, вызванные им из ГРУ, были уже здесь. Но теперь в них не было такой необходимости. И хотя они пришли, когда система еще оставалась пустой, Велк понимал, что бесполезно затевать какие-то действия в оставшиеся до прихода пиратов минуты. Правда, транспортник с темпоральной установкой все же будет необходим. Велк как бы возместил Лепажу понесенный урон и даже с процентами, плюс еще один транспортник, хотя и не понятно, зачем нужный теперь.

Приход пиратов тоже имел довольно внушительный вид. Вообще последнее время к НК-14 постоянно прибывали корабли: транспортники, пираты, полицейские. И сейчас этих кораблей собралось здесь столько, сколько, наверно, не было ни в одном другом месте галактики. Да, кто бы мог подумать еще дня два назад, что НК-14, расположенная на задворках галактики, станет местом сбора таких крупных сил.

Хотя ладно. Не было страшно видеть приход такого количества пиратов, но просто обидно. Все труды шли насмарку. В какой-то момент Велк считал, что пираты уже побеждены. Но сейчас… Нет, сейчас совсем не было похоже на это. Все предыдущие действия оказались напрасны. Теперь пираты были сильны как никогда.

Велк следил за их полетом от края системы к третьей планете. Странно было наблюдать за передвижением внутри системы. Хотя всегда и было известно, что там есть корабли, но Велк уже как-то привык, что они скрыты завесой невидимости. А теперь завеса приоткрывалась. Это было похоже на открытие тайны и, наверно, должно завораживать, радовать, удивлять. Но нет – только мрачность во взгляде, только тяжесть в душе. Все нужно начинать сначала. Потому что теперь у пиратов гораздо больше кораблей. Правда, и у полицейских тоже, но это ничего не значит, пока есть маскирующее поле.


* * *


Когда пиратские корабли совершили посадку, Ворвуд вышел встречать их.

– Привет, Рэнг! – с улыбкой произнес он. – Рад видеть тебя!

– Взаимно, Нэд, – несколько устало улыбнулся Рэнг.

– Отличный улов! – Ворвуд, довольный, кивнул на армаду новых кораблей.

– Да, – небрежно ответил Рэнг как о чем-то незначительном. – Еле добрались обратно.

– А, Гинзл говорил об отключении компенсаторов, – сказал Ворвуд. – Как тебе все же удалось заставить копов включить их?

Рэнг усмехнулся.

– Я пригрозил Лепажу, что мы разнесем, парочку-другую мирных планет, он решил удовлетворить мою просьбу.

– Хм. Интересная мысль, – оценивающе покивал Ворвуд. – Кстати, ты привез щупальца медуз для нашего профессора?

– Нет, – развел руками Рэнг. – Лони не дал мне взять их.

– Вот как? – нахмурился Ворвуд.

– Все в порядке, Нэд. Я уже прикончил мерзавца.

– Что ж, отлично. Туда ему и дорога, – Ворвуд снова улыбнулся. – Так, значит, все в порядке? Можно праздновать победу?

– Можно, – серьезно кивнул Рэнг. – Только Лепаж собрал огромную эскадру, их раза в четыре больше, чем нас.

– Считаешь, это опасно?

– Не знаю, – пожал плечами Рэнг. – У нас есть маскирующее поле, харнианский монстр – как-нибудь выкрутимся.

– Н-да? – Ворвуд насупился. – Надо подумать, что с ними делать.

Рэнг кивнул.

– Ладно, Нэд, ты думай, а я пойду отдохну от всей этой беготни, – устало проговорил он. – Скажи копам, чтоб не шумели.


* * *


Лепаж зашел на свой крейсер. Настроение у него было хуже некуда. Он чуть кивнул доктору Метью и потом обратился к Велку, сразу с места в карьер перейдя к делу:

– Что вы можете предложить по уничтожению маскирующего поля?

– Я? – удивился Велк.

– А кто же? – чувствовалось, что Лепаж раздражен и совершенно не в духе. – Шпионские операции по части ГРУ – вот и давайте. И только попробуйте заикнуться о безопасности галактики…

– Я вообще не понимаю… – возмутился Велк, оскорбленный его тоном.

Но Лепаж не слушал.

– Не применять квантовую гаубицу, не трогать генератор поля, – ворчал он. – Вот и доигрались! Не хотите ли поучаствовать в ответственности за уничтожение сотен тысяч жителей одной из мирных планет? А то и не одной и не двух. Да что там! За миллиарды жизней жителей всей галактики. А ведь вы тоже причастны к этому. Если бы не ваши дурацкие запреты…

– Слушайте, Лепаж, – Велку все же надоело выслушивать это. – Какая муха вас укусила?

– Какая муха? – Лепаж вдруг рассмеялся. Но это был не веселый, скорее, нервный смех. – Сто пятьдесят мух не хотите?! – и потом замолчал так же неожиданно, как начал смеяться. – Ладно, – затем уже спокойнее произнес он, – извините. Я устал, раздражен, и вообще у нас все плохо. Что мы можем предпринять для уничтожения генератора маскирующего поля?

Велк покачал головой.

– Его нельзя уничтожать – вы же знаете, – рискуя вызвать новый взрыв раздражения Лепажа, сказал он.

Но Лепаж не стал раздражаться. Похоже, уже выпустив пар, он остался спокоен и по-деловому сосредоточен.

– Теперь уже не до этих игр, – серьезно проговорил он. – Пираты шантажируют нас тем, что нападут всеми своими кораблями на любую из мирных планет.

– Что? – удивился Велк.

– И вы больше не можете прикрываться государственными интересами, – продолжил Лепаж. – Вся галактика находится в заложниках у пиратов, ей угрожает серьезная опасность. И никакие абстрактные государственные интересы уже не могут играть никакой роли, – он вздохнул, переведя дыхание. – В общем, сейчас нам нужно немедленно ликвидировать это маскирующее поле. Тогда мы сможем запереть пиратов внутри системы и оградить от них галактику.

– Хм… – переваривая сказанное, нахмурился Велк.

– Иначе какие мы, к черту, силы безопасности? – добавил Лепаж.

Велк немного помолчал.

– Да, но все же нельзя жить только сегодняшним днем, – затем медленно проговорил он. – Вы знаете, что технология создания такого поля нужна нам, нам всем.

Лепаж не стал спорить, только, тяжело вздохнув, окинул его взглядом.

– И что это значит?

– Это значит, что генератор нельзя уничтожать – его нужно вывезти оттуда.

Повисла напряженная пауза. Приборы чуть попискивали в тишине.

– Вы понимаете, о чем говорите? – хмуро произнес Лепаж. – Генератор – это ведь сердце империи пиратов. И выкрасть его, это… это примерно то же самое, что выкрасть белый дом с президентской планеты Ревнот.

– Может быть, – спокойно ответил Велк. – Но у нас есть человек, способный на это. Он специалист по такого рода операциям.

– Н-да?

– Возможно, вы знаете его. Это Арчи Маккормик.


* * *


В ГРУ было много опытных и талантливых агентов. Конечно, ведь туда набирали только самых способных, чем-то проявивших себя людей. И поэтому в галактическом разведывательном управлении служили только лучшие люди. Но лучшим из всех, безусловно, был Арчибальд Маккормик.

Ему говорили:

– Арчи, ты лучший.

И он спокойно соглашался:

– Да, я лучший.

Не потому, что был заносчив или чрезмерно тщеславен, а просто потому, что это была правда.

Он проделывал такое, что другим и не снилось. Выходил победителем даже из самых безнадежных ситуаций. Практически все сложнейшие операции, которые ему поручали, заканчивались полным и безоговорочным успехом.

Ведь это он предотвратил войну Алдонии с Вифстом. Когда все дипломаты галактики уже опустили руки, не в силах уладить конфликт мирным путем. А военный флот не решался напасть или помочь той или другой стороне, поскольку требования обеих были вполне справедливы. Все уже решили, что война неизбежна, и пусть они сами разберутся, кто из них прав.

Но тогда Арчи Маккормик проник в президентский дворец на Алдонии, а затем спустился в секретную шахту на Вифсте, где разрабатывали Пласт. Добыв в первом секретные материалы о хранении готового продукта, а во второй – живые природные образцы, смог показать, что атмосферы обеих планет будут сохранять пригодный для дыхания состав, только если на Вифсте будут добывать исключительно определенный тип микроорганизмов, содержащихся в Пласте, а на Алдонии правильно обрабатывать их.

А весь конфликт произошел из-за того, что в Пласте начался новый слой, и поэтому машины, поддерживающие определенный состав атмосфер той и другой планеты, стали работать не совсем корректно. Что и повлекло за собой многочисленные жертвы, в которых планеты обвинили друг друга. Поскольку на одной из них из Пласта добывается сырье, а на другой это сырье получает необходимую обработку, чтобы стать продуктом для атмосферных машин.

Или, например, мятеж на Кальдосе. Вы знаете, что Арчи Маккормик почти что в одиночку подавил его? Конечно, в новостях говорили, что мятежники удовлетворились уступками правительства и поэтому сложили оружие. Но это ведь просто смешно! Какие уступки? Те, кто внимательно следили за развитием событий, могли заметить, что главной и чуть ли не единственной уступкой было то, что добровольно сдавшиеся мятежники получали полное прощение. Ну и почему, вы думаете, они все-таки сдались? А все очень просто.

На самом деле правительство зашло в тупик, потому что не могло удовлетворить требования мятежников. Те захватили топливный завод и, естественно, отключили производство. На Кальдосе производилась значительная часть всего топлива для кораблей. Перед галактикой замаячил топливный голод.

Мятежники слишком хорошо оборонялись, и атаки наземными силами не имели успеха. С воздуха же можно было повредить сам завод, что являлось, конечно, крайне нежелательным.

В общем, за дело взялся Арчи Маккормик. Оставив полностью работоспособным оборудование самого завода, он уничтожил управление оборонной системой мятежников, а также систему слежения; привел в негодность машины для очистки воды и создания пищи и, прихватив с собой главаря мятежников, усталый, но довольный вернулся в штаб правительственных сил.

После этого мятежники уже не думали ни о каких требованиях и начали целыми группами сдаваться на милость правительства, радуясь, что вообще появилась такая возможность.

А квантовая гаубица. Вы знаете, как появилась на свет квантовая гаубица? Ну конечно! Кто же этого не знает?

Теперь давно никто не смеется над уже надоевшими шутками типа: «Мусорным ведром завоюю галактику» или «Возьму мусоропровод и разрушу пару планет». Это давным-давно известная история. Но в ней есть и своя тайна…

Когда-то много лет назад был изобретен способ безвредного уничтожения отходов – их просто разлагали на атомы. Чуть позже один из ученых догадался увеличить мощность установки, и тогда появилось самое мощное в галактике оружие – квантовая гаубица. Правитель планеты, на которой жил ученый, ухватился за эту идею и, собираясь построить целый флот квантовых гаубиц, решил завоевать галактику.

Не кто иной, как Арчи Маккормик, предотвратил это, вовремя раскрыв коварные планы правителя, выкрав технологию создания нового оружия и разведав место расположения заводов по производству квантовых гаубиц. Галактика была спасена.

Впрочем, это было одно из первых и не самых сложных дел Арчи Маккормика. После этого он еще не раз спасал галактику и отдельные ее планеты.

В общем, он был лучший. В этом никто не сомневался.


* * *


– Арчи Маккормик? – поднял брови Лепаж. – Хм… Ну, это другое дело.


* * *


Гинзл передал необходимое количество активизаторов невидимости механикам, и те занялись их установкой на новые корабли. А сам профессор проводил анализ надписи, сделанной на скале. Он взял образцы обожженного лучом бластера камня и теперь, заперевшись в своей лаборатории, тщательно изучал их. В принципе, примерное время можно было узнать довольно быстро, но примерное, конечно, не годилось. Теоретически существовала возможность выяснить возраст надписи с точностью до года, но это требовало очень серьезного кропотливого анализа.

Гинзл был высокомерен, заносчив и порою совершенно невыносим. Но при этом был профессионалом своего дела – это списывало все его недостатки. Он любил свою работу. Попав к пиратам, он получил полную свободу в исследованиях, никто не стоял над ним – разве что Ворвуд. Но тот поощрял любые капризы профессора, зная, что обычно они кончаются чем-то весьма полезным для пиратов вроде медузоида или генератора маскирующего поля. Интересы Ворвуда и Гинзла вполне совпадали, правда, находились на несколько разных уровнях. Гинзлу было интересно разрабатывать новое вооружение, а Ворвуду – получать его.

Профессор имел практически неограниченный кредит у Ворвуда и мог позволить себе любое самое дорогое и самое лучшее оборудование, какое только существовало в галактике. В общем, Гинзлу нравилось работать на пиратов. Он любил свое дело и, пожалуй, жил только ради него. Ворвуд создавал Гинзлу все условия. А моральные принципы?.. Гинзл не страдал никакими комплексами относительно моральных принципов. Он просто самозабвенно и фанатично любил свою работу.

Итак, в лаборатории Гинзла проходили исследования; в ангаре механики устанавливали активизаторы невидимости на новые корабли; пираты на наблюдательной станции следили за полицейскими, которые, правда, пока не предпринимали никаких действий; а медузоид, невидимый извне, стоял рядом с местом, где патрульный корабль провалился во времени, охраняя подступы к нему, – в общем, империя пиратов жила спокойной, можно сказать, будничной жизнью.

После прихода кораблей с Харниана все ощущали некоторую уверенность в своей защищенности и даже не думали бояться полицейских, болтающихся где-то рядом. Ну и действительно – что они могут сделать?


* * *


– А почему вы раньше не вызвали Арчи Маккормика? – Лепаж только что выпил таблетку от головной боли, которая началась после таблетки, заменяющей сон. Вот так – таблетка за таблеткой вместо простого нормального сна. Проклятые пираты!

– Примерно потому же, почему вы не вызывали военный флот, – ответил Велк. – В этом не было необходимости. С самого начала дело не казалось таким уж серьезным. А вызывать Арчи Маккормика из-за какой-то кучки пиратов… – он развел руками.

В последние минуты Велк связался с Мердоком. Тот уже знал о шантаже пиратов и, согласившись, что положение действительно серьезное и опасное, пообещал прислать к НК-14 Арчи Маккормика. И теперь все ожидали его прибытия.

– Да, недооценили мы этих пиратов, – проговорил Лепаж.

– Кто бы мог подумать, что все обернется подобным образом, – кивнул Велк. – Тем более после вашей великолепной операции с кометой.

Лепаж напряженно уставился на него.

– Я слышу некоторую иронию в ваших словах? – произнес он. – Или мне это показалось?

Велк вздохнул.

– Не обижайтесь, но именно операция с кометой спровоцировала нападение пиратов на Харниан, согласитесь.

Лепаж сделал возмущенный вид.

– С чем я должен согласиться? – раздраженно поинтересовался он. – С тем, что для уничтожения пиратов нельзя нападать на них? Вы сами понимаете, о чем говорите?

– Да, вы, конечно, правы, – не желая спорить, ответил Велк. – Но все взаимосвязанно. Одно цепляет за собой другое, каждое действие вызывает ответную реакцию.

Лепаж чуть усмехнулся в ответ.

– Вы книжки писать не пробовали? Или философствовать – это, по-моему, развлечение для вас.

– Нет, просто я думаю, что если случай с кометой вызвал такую ответную реакцию, то какую же реакцию вызовет ваше действие с компенсаторами? Лучше быть готовым заранее.

– По-моему, оно уже вызвало эту, как вы говорите, ответную реакцию.

Велк покачал головой.

– Нет, – проговорил он. – Думаю, еще нет.


* * *


В ожидании, когда Гинзл сообщит результаты исследования надписи, Ворвуд размышлял о судьбе своей империи. Нет, он не обольщался огромным количеством новых кораблей и даже возможностью шантажировать полицейских. Он знал, что такое положение долго не продлится. Конечно, это не может длиться вечно. В конце концов полицейские найдут способ расправиться с ними. Теперь они уже не оставят пиратов в покое, они будут делать попытку за попыткой, и рано или поздно одна из них все-таки увенчается успехом.

Да, это было пораженческое настроение. Но Ворвуд знал, как опасно быть оптимистом. И потом, он ни с кем не делился своими мыслями, даже с Рэнгом, – просто размышлял, не обольщаясь временными успехами.

Главное преимущество пиратов в том, что они могут убежать и скрыться. А после того, как полицейские обнаружили их базу, пираты утратили это свое преимущество. И теперь остается только воевать. А меряться силами со всей галактикой… Пожалуй, это совершенно безнадежное дело. Как раз сейчас пираты и занимаются этим безнадежным делом. И все может кончиться только одним, только…

Звонок видеофона прервал его размышления. Погруженный в свои мысли Ворвуд даже вздрогнул от неожиданности. Но потом, спустившись с облаков, протянул руку и нажал кнопку.

– Да?

– Все готово, – сказал появившийся на экране Гинзл. – Теперь у нас есть точный год и точная дата.

– Отлично, профессор, – ответил Ворвуд. – Я соберу команду, а вы выкатывайте темпоральную установку.


* * *


И затем пришел он – сообщение помощника предшествовало его появлению:

– К нам прибывает корабль.

– Это он, – чуть ли не с благоговением произнес Велк.

– Кто же еще? – несколько рассеянно отозвался Лепаж.

А потом он зашел на корабль. Арчи Маккормик…

Во всеобщем благоговейном молчании при виде его доктор Метью выронил ручку. Она звякнула об пол, нарушив тишину хоть и негромким, но каким-то нелепым и приземленным звуком.

– Извините, – сгорая от стыда, пробормотал Метью и нагнулся, чтобы подобрать ручку.

Арчи даже не взглянул в его сторону. Он посмотрел на Велка, а затем перевел взгляд на Лепажа и, чуть улыбнувшись такой лучезарной и завораживающей улыбкой, мягко произнес:

– Здравствуйте.

Хотя еще секунду назад казалось, что он вообще не умеет улыбаться.

– Кхе, – чуть кашлянул Лепаж. – Здравствуйте, – призвав на помощь всю солидность начальника галактической полиции, ответил он.

Арчи Маккормик не был очень уж широкоплеч и вообще не выглядел верзилой, скорее, наоборот. Задумчивый взгляд его глаз говорил о том, что он наверняка занимается какой-либо интеллектуальной работой. Но все же энергия и сила тоже присутствовали в его теле. Движения отличались мягкостью и уверенностью. Похоже, он лишь сохранял спокойствие, но, если бы взялся за дело, никто и ничто не смогло бы устоять перед ним. Он был лучший. Да! В этом не оставалось никаких сомнений.

– Знакомьтесь, – сказал Велк. – Это Арчи Маккормик, а это…

– Я знаю, – с той же обворожительной улыбкой кивнул Арчи. – Мы уже встречались.

– Ммм… Да, действительно, – проговорил Лепаж. – На Волгейне. Правда, мельком и всего один раз. Мы тогда брали банду Лобвизера. Вы очень помогли нам, спасибо.

– Это было несложное дело, – легко отозвался Арчи. – Просто я случайно оказался рядом.

– Н-да, конечно, – пробормотал Лепаж, припоминая, что потребовалась сотня с лишним полицейских только для того, чтобы переправить банду на солонитовые рудники.

– Так, ну что у нас здесь? – деловито произнес Арчи и оглянулся, словно действовать нужно было прямо в рубке крейсера. Он вдруг увидел детектор доктора Метью, стоявший на столе. – Хм… – с секунду он озадаченно рассматривал груду проводов, наполнявших чемоданчик, и потом, покачав головой, произнес: – Ну и аппаратура у вас в галактической полиции.

– Это детектор доктора Метью, – словно оправдываясь, проговорил Велк. – А это сам доктор Метью, – показал он на доктора.

– Э-э-э, здрасьте, – смущенно произнес Метью.

Арчи чуть кивнул в его сторону и потом снова повернулся к Лепажу.

– Насколько я понял, у вас тут база пиратов, прикрытая неким маскирующим полем?

– Да, – с готовностью отозвался Лепаж. – Нам необходимо убрать генератор этого поля.

Арчи чуть прищурился.

– Под «убрать» подразумевается вывезти, а не уничтожить его, – уточнил он.

– Ну, если это возможно, – пожал плечами Лепаж.

– Да, – словно рассуждая вслух, произнес Арчи. – Мердок сказал, что желательно получить генератор целым и невредимым. Но если это окажется затруднительно, его можно уничтожить.

– Правда? – удивился Велк. – Я ничего не знаю об этом. Мне Мердок говорил, что генератор обязательно нужен в неповрежденном состоянии.

Арчи перевел на него свой немигающий взгляд.

– Вы что, Велк, не верите мне?

– Нет, что вы? – пробормотал он. – Просто я… не знал об этом.

Арчи еще несколько секунд не отрываясь смотрел на него, потом, видимо, решив, что он достаточно пристыжен, снова обратился к Лепажу:

– Итак, – переходя к делу, сказал он, – для того, чтобы вывезти генератор, мне сначала нужно проникнуть в систему пиратов. Собственно, это и будет первая часть операции.

– Понятно, – кивнул Лепаж. – Но как вы собираетесь сделать это? К системе невозможно подойти незаметно. К тому же внутри маскирующего поля любой наш корабль будет заметен.

– Да, конечно, – ответил Арчи и потом сделал мечтательный вид. – Зря вы не вызвали меня раньше. Когда пираты прилетели с Харниана, можно было просто выйти из подпространства вместе с ними на таком же харнианском истребителе. В общей толчее они не заметили бы лишний корабль.

– Ну, просто мы не знали… – начал Велк.

– Впрочем, ладно, – не обращая на него внимания, продолжил Арчи, – что теперь говорить. Просто сейчас проникнуть в систему будет несколько сложнее и займет это несколько больше времени. А время, как я понимаю, в нашем случае играет не последнюю роль.

– Да, – вставил Лепаж. – Нам нужно сделать все как можно быстрее.

– Хорошо, – словно подводя черту под вышесказанным, произнес Арчи и потом замолчал на какое-то время, погрузившись в свои размышления. Все, застыв, ждали, что он скажет. – Я просмотрел материалы по этому делу, пока летел сюда, – наконец промолвил он. – У вас, как я понял, есть пират, которого вы взяли, когда он прилетал с некой миссией. Ммм… как его… Винк, кажется.

– Линк, – поправил Лепаж. – Но он молчит. К тому же вызвал к себе лучших адвокатов галактики. И мы не можем применить… э-э… специфические меры.

Арчи кивнул в ответ.

– Да, деньги на адвокатов у него есть. Он ведь вроде главного бухгалтера у пиратов, – Лепаж хотел ответить, но Арчи жестом остановил его. – Неважно, что он молчит, мы все равно используем его.


* * *


– Рэнг пока отдыхает после Харниана, я решил его не трогать, – говорил Ворвуд Гинзлу, когда они шли к ангару с кораблями. – Этим займется Дофт. Дело не слишком сложное, думаю, он вполне справится.

– Угу, – принимая это к сведению, произнес Гинзл. – Но учтите, у нас будет только одна попытка. Темпоральная установка собрана на скорую руку и не обладает большой мощностью. Она сможет переправить только один корабль и только один раз. Мне пришлось использовать одноразовый инжектор Молка, иначе изготовление заняло бы несколько суток.

– Понятно, профессор, – кивнул Ворвуд, хотя не очень разбираясь в технических подробностях, но суть сказанного была вполне ясна.

Они зашли в ангар. Дофт и еще трое пиратов, выбранных для этой миссии, уже ждали там. Все они были огромного роста и мощного телосложения. Гинзл недовольно посмотрел на них, имея мнение, что там, где большие мышцы, нет большого ума. Впрочем, последнее было, пожалуй, верно, судя по довольно тупым нахмуренным взглядам громил.

– Ну, вы готовы, ребята? – спросил их Ворвуд.

– Конечно, шеф, – ответил за всех Дофт.

– Профессор скажет вам пару слов. Послушайте его внимательно, – Ворвуд сделал приглашающий жест Гинзлу.

– Вам нужно понять одну важную вещь, – нехотя начал тот, обращаясь к компании Дофта. – Когда вы пройдете через временной коридор, у вас будет только сорок пять минут на то, чтобы долететь до планеты, забрать копов и вернуться к месту перехода. Темпоральная установка не способна на большее. Поэтому, если вы не вернетесь через сорок пять минут, так и останетесь в том времени. Вам понятно?

– Конечно, профессор, – ухмыльнулся Дофт и хотел хлопнуть Гинзла по плечу, но вовремя остановился.

– У вас есть часы с таймером? – спросил Гинзл.

– Да, – Дофт показал запястье с часами.

– Когда перейдете в то время, включите таймер на полчаса.

– Почему на полчаса? – не понял Дофт. – Вы же сказали, что у нас сорок пять минут.

Гинзл поморщился от такой тупости. Ворвуд лишь чуть усмехнулся, словно Дофт был ребенком, который не понимал простых вещей.

– Потому что сигнал таймера будет означать, что вам пора улетать с планеты и отправляться к месту перехода, – с некоторым отвращением пояснил Гинзл. – На этот полет потребуется около четверти часа. Иначе не успеете вернуться.

– А-а, – смекая, в чем дело, протянул Дофт. – Понятно.

Ворвуд тоже решил поучаствовать в инструктаже.

– Все это означает, что на захват копов у вас будет только пятнадцать минут, – сказал он. – Остальное время уйдет на полет к планете и обратно.

– Понятно, – сосредоточившись, повторил Дофт.

– Надеюсь, что вы управитесь за это время.

– Чего там, – снова став беспечным, произнес Дофт. – Скрутить парочку копов, один из которых вообще женщина, – плевое дело.

– Постарайтесь не спугнуть их и взять сразу. Если вам придется бегать за ними, тогда уж точно не успеете.

– Угу. Сделаем.

– Да, и еще, – добавил Ворвуд. – Они нужны мне живыми, не вздумайте случайно пристукнуть их. Мертвых копов можете не привозить, и лучше тогда вообще не возвращайтесь. Вам ясно? – сурово произнес он.

– Да, конечно, шеф, – ответил Дофт.

– У вас есть еще что-нибудь? – спросил Ворвуд Гинзла.

Тот чуть пожал плечами.

– В общем, нет. Они знают конкретное место, где находятся полицейские?

– Вы знаете конкретное место? – Ворвуд переадресовал вопрос пиратам.

– Конечно, шеф, – снова, но теперь уже с улыбкой ответил Дофт. – Они здесь, в нашей бухте.

– Ну отлично, – Ворвуд повернулся к Гинзлу. – Тогда все?

– Все, – кивнул тот.

Когда пираты направились к кораблю, Гинзл, глядя им вслед, с сомнением спросил:

– Вы уверены, что сделали правильный выбор?

– Да. Здесь нужна просто грубая сила, чтобы скрутить копов и доставить сюда. Они для этого вполне подходят, – ответил Ворвуд.

– Что ж, вам виднее, – проговорил Гинзл. – Ладно, я отправляюсь с транспортником. Думаю, вернемся часа через полтора.

– Удачи вам, – улыбнулся Ворвуд.

– Удача потребуется вам, – заносчиво ответил Гинзл, – вернее, вашим людям. Моя темпоральная установка будет работать как надо.


* * *


– Вы хотите использовать Линка, чтобы проникнуть в систему пиратов? – уточнил Лепаж.

– Именно так, – подтвердил Арчи.

– Хм… То есть вы предлагаете отпустить его, и когда он полетит в систему, вы каким-то образом проникнете туда вместе с ним?

– Нет, – со светской улыбкой ответил Маккормик. – Это не даст нужного результата, поскольку будет слишком подозрительно, если вы так просто отпустите его. Причем подозрительно как для него самого, так и для Ворвуда. То есть будет совершенно очевидно, что вы отпустили его с какой-то целью. И тогда он может не полететь к пиратам опять же либо сам, либо по совету Ворвуда. И потом, – Арчи чуть прищурился, – вы ведь не хотите просто так отпускать его, после того как он убил полицейского.

– Ну-у, – соглашаясь, протянул Лепаж. – И-и… как же тогда?

– Сделаем несколько иначе, – деловито произнес Маккормик. – Поскольку Линк является главным бухгалтером пиратов, он может выдать сведения об их деньгах. Вам нужно будет связаться с Ворвудом и предложить ему обмен: возвращение всех его банковских счетов в обмен на возможность вытащить патрульный корабль из времени. В принципе, это достаточно равноценный и вполне логичный обмен.

Лепаж покачал головой.

– Он не согласится на это.

– Конечно, не согласится. Но таким образом вы сообщите Ворвуду, что Линк предал его.

– Но он ведь не давал никаких показаний, – удивился Лепаж.

– Неважно, – Арчи улыбался, увлеченный разработкой комбинации. – Все, что нужно, это сообщить Ворвуду о предательстве Линка. Как вы думаете, что он захочет сделать, узнав это?

Лепаж развел руками.

– Видимо, ему захочется придушить этого Линка, – как само собой разумеющееся ответил он. – Но подождите. Ворвуд ведь просто скажет, чтобы я отдал ему счета за так, иначе он нападет на какую-нибудь мирную планету.

– И тогда вы просто согласитесь с его требованиями, – спокойно кивнул Арчи. – Как я уже сказал, цель этого предложения – сообщить Ворвуду о предательстве Линка.

Лепаж сделал недовольный вид.

– Вы хотите выставить меня дураком перед пиратами? – проговорил он. – Чтобы я предложил какой-то обмен, а потом тут же согласился отдать все за просто так.

– Но ведь нечего отдавать, – Арчи пожал плечами. – Вы вернете то, что не брали.

– Дело не в этом, – вздохнул Лепаж. – И потом, если у нас не будет счетов, как мы сможем убедить пиратов, что они у нас есть? Ворвуд ведь обязательно проверит свои счета и, увидев, что все в порядке, просто посмеется надо мной.

– Два варианта, – твердо парировал Арчи. – Вы предлагаете Линку выдать информацию за полное прощение. Если он согласится – хорошо, нет – не надо. Тогда вы временно, скажем, на полчаса, в которые предположительно Ворвуд будет осуществлять проверку, замораживаете все банковские счета в галактике, включая Ворвуда.

– Все счета в галактике?! – удивился Лепаж. – Да вы понимаете, о чем говорите? Это же…

– Да-да, – спокойно прервал его Арчи. – Но это не страшнее кровавого террора пиратов. К тому же можно заморозить не все, а только долгосрочные счета. Полчаса – не такое уж большое время. Хотя, конечно… Но, впрочем, может быть, это и не потребуется, если Линк все-таки выдаст необходимые сведения.

– Вряд ли, – скептически произнес Лепаж.

Велк и буквально весь крейсер с интересом слушали их беседу.

– Неважно, – отозвался Арчи. – Итак, после вашего предложения Ворвуд будет уверен, что Линк его предал.

– Угу, – мрачно кивнул Лепаж. – И тогда в отместку поднимет все свои корабли и нападет на планету, где находится Линк.

– Ну, это будет просто великолепно. Со всем этим будет покончено. В этом случае вы будете знать, куда направляются корабли пиратов, и сможете подловить их там. Пожалуй, действительно будет нелишне отправить побольше наших кораблей к той планете – так, на всякий случай. Хотя вряд ли Ворвуд станет нападать на нее, он не настолько глуп.

– Значит, нападет на другие планеты.

– Нет, не успеет, – с улыбкой произнес Арчи Маккормик. – Потому что очень скоро после вашего предложения к нему поступит сообщение.

– Какое еще сообщение?

– О его приятеле Линке, разумеется, – улыбался Арчи. – У вас ведь наверняка есть информаторы или какие-то другие люди из преступного мира, с которыми вы можете контактировать.

– Ну, – соглашаясь, протянул Лепаж, – конечно.

– Вот. Один из таких людей, кому мог бы поверить Ворвуд, позвонит ему и за определенную плату, чтобы это выглядело достоверно, сообщит, что Линк взял билет на такой-то лайнер, летящий куда-нибудь к центру галактики, и, похоже, намеревается затем пересесть на другой, чтобы окончательно затеряться среди множества планет. Что бы вы сделали на месте Ворвуда?

Лепаж пожал плечами.

– Конечно, напал бы на этот лайнер, чтобы пристукнуть предателя Линка, пока он окончательно не сбежал.

– Именно! – азартно улыбаясь, произнес Арчи. – Кстати, приятно с вами работать – вы неплохо просчитываете варианты за противника.

– Спасибо, – улыбнулся Лепаж в ответ.

– Значит, Ворвуд вышлет свои корабли, чтобы перехватить лайнер, – снова переходя к делу, продолжил Арчи. – А, собственно, это и нужно, чтобы я мог проникнуть на базу пиратов. Достаточно выманить их корабли из системы и знать, куда они направляются.

– Правда?

– Да, – ответил Арчи. – Я просто проникну на один из их кораблей. И пираты сами привезут меня на свою базу.

Лепаж удивленно посмотрел на него.

– Как же вы это сделаете? В харнианском истребителе довольно маленькая кабина, и там совершенно негде спрятаться. Или вы хотите лететь на хвосте корабля?

– Почти что, – улыбнулся Арчи. – Хотя, конечно, не на хвосте, но во время полета мне придется оставаться в скафандре.

– Вот как?

– Да. На харнианском истребителе есть люк запасного выхода. Пиратам необходимо будет зайти на лайнер, чтобы добраться до Линка. И когда один из их кораблей будет соединен шлюзом перехода с лайнером, я проникну в этот люк и останусь в шлюзовой камере. Правда, нельзя будет наполнять ее воздухом – пираты сразу узнают об этом, поэтому придется побыть там в скафандре до конца полета.

– Угу, – задумчиво покивал Лепаж. – Ну, а как вы собираетесь проникнуть в этот люк?

Арчи и Велк переглянулись. Затем Маккормик достал из кармана небольшую коробочку.

– Вот это устройство, – показал он, – было специально разработано в лабораториях ГРУ. Я всегда ношу его с собой на всякий случай. Оно позволяет открыть люк любого корабля и при этом блокирует систему индикации – на пульте не загорается сигнал об открытии люка.

– Хм… – оценивающе произнес Лепаж. – Полезная вещь, – он подержал устройство в руке, внимательно изучая его, и передал Арчи. – Значит, мы используем беднягу Линка как подсадную утку, чтобы выманить корабли пиратов из системы?

– Именно так, – подтвердил Арчи. – Кстати, таким образом мы убиваем двух зайцев, – он усмехнулся, – и одного – по-настоящему. Вы ведь хотите, Чтобы Линк понес наказание за убийство полицейского?

– Конечно, – оживился Лепаж.

– Неизвестно еще, как это дело решится в суде, тем более при наличии хороших адвокатов с его стороны. Еще чего доброго оправдают этого Линка и отпустят.

– Очень может быть, – вздохнул Лепаж. – Но вообще, действительно было бы неплохо пристукнуть мерзавца.

– Ну так он все же получит по заслугам, и правосудие осуществится, – Арчи снова улыбнулся. – Что интересно, руками пиратов.

– Да, – кивнул Лепаж, – пожалуй, в отношении Линка наши с ними желания совпадают. Только мы не можем придушить негодяя. Но если это сделают сами пираты… – он развел руками. – Что ж, – подняв брови, произнес он, – сошьем деревянный костюм этому Линку.

– А заодно и спасем галактику, – улыбаясь, закончил Арчи.


* * *


Тридцать пиратских кораблей вместе с транспортником поднялись с планеты и направились к месту, где полицейские провалились во времени. Команда Дофта находилась на одном из кораблей, а остальных Ворвуд отправил для охраны транспортника с темпоральной установкой. Хотя в этом не было такой уж необходимости – все должно происходить внутри маскирующего поля, к тому же в том месте стоял медузоид. Но Ворвуд решил, что дополнительные предосторожности будут нелишни.

Гинзл находился в транспортнике и пока просто сидел в кресле рядом с пилотом, ожидая, когда корабли прибудут в заданную точку. Истребителям приходилось лететь не слишком быстро, ориентируясь на максимальную скорость транспортника. Вся процессия не спеша двигалась к краю системы. Гинзл, скучая, глазел на звезды и размышлял над своим очередным проектом.

Наконец корабли прибыли на место. Там уже неподвижно висел медузоид. Гинзл с помощью специального прибора уточнил координаты точки перехода и потом сказал пилоту транспортника, чтобы он подводил туда корабль и выгружал темпоральную установку. Тот так и сделал.

Пиратские истребители выключили двигатели. Транспортник занимался выгрузкой. Здесь опять находились пушки, доставленные по приказу Ворвуда. Он знал, что полицейские интересуются этим местом, и поэтому, кроме медузоида, решил укрепить его еще и пятью пушками. Копам будет весело, когда они наткнутся на них, думая, что все пушки здесь уничтожены.

Транспортник выгружал темпоральную установку. Все происходило прямо на глазах у полицейских. Их корабли неподвижно стояли у края системы, но ничего не видели из-за маскирующего поля. Все происходящее напоминало колдовство, хотя на самом деле это была обычная научная разработка, сотворенная руками Гинзла.

Транспортник наконец завершил выгрузку, темпоральная установка заняла свое место в пространстве. Все было готово к тому, чтобы открыть временной коридор и отправить туда корабль. Н-да, если бы полицейские знали, что сейчас произойдет.

Гинзл нажал кнопку и активизировал темпоральную установку. В пространстве рядом с ней появилось еле различимое фиолетовое мерцание.

– Дофт, слышишь меня? – передал Гинзл.

– Да, профессор.

– Все, включай таймер и отправляйся, – сказал Гинзл. – И не забудь, что у вас мало времени.

– Все будет отлично, профессор, – весело отозвался Дофт.

Его корабль включил двигатели и медленно подошел к темпоральной установке. Затем продвинулся немного вперед и исчез внутри фиолетового мерцания.

Гинзл наблюдал за приборами, которые показывали, что переход осуществился без осложнений.

Вдруг один из полицейских кораблей, находившихся ближе всех к пиратам, развернулся и отошел немного назад и снова замер.

«Хм… Что бы это значило?» – задумался Гинзл, наблюдая за происходящим.


* * *


– Сэр, мои приборы отметили какой-то всплеск энергии, – передали на крейсер с одного из патрульных кораблей.

– Какой всплеск? – переспросил Лепаж.

– Не знаю, сэр. Я нахожусь ближе всех к маскирующему полю.

– Что бы это значило? – задумчиво проговорил Лепаж.

– Может, это медузоид? – высказал предположение Велк.

Лепаж обернулся и задумчиво посмотрел на него. Маккормик молчал.

– Ладно, – передал Лепаж на корабль, – отойди немного назад на всякий случай.

– Есть, сэр, – ответил пилот.

Лепаж отключил связь и продолжил прерванный разговор:

– Итак, на чем мы остановились? – спросил он Маккормика.

Тот удивленно поднял брови.

– Собственно, мы обсудили первую часть операции. Остается лишь уточнить некоторые детали. Например, то, что вам придется пожертвовать одним патрульным кораблем.

– Н-да? – удивился Лепаж. – Зачем это?

– Это необходимо, чтобы отвлечь пиратов, когда я буду пробираться на их корабль, – ответил Арчи. – Пираты ведь наверняка прилетят на нескольких кораблях. И когда один из них соединится шлюзом перехода с лайнером, другие будут рядом. Они могут заметить меня, когда я буду забираться на корабль, соединенный с лайнером. Мне ведь придется делать это снаружи.

– И вы хотите атакой полицейских отвлечь пиратов?

– Да. Но достаточно одного патрульного корабля, чтобы пираты могли легко справиться с ним.

– Вот как?

– Ваш корабль будет управляться дистанционно, – успокаивающе произнес Арчи, – и внутри не будет полицейских, так что никто не пострадает. В таком режиме корабль, конечно, не сможет вести эффективный бой, но сможет отвлечь пиратов на несколько минут, которых будет достаточно для меня.

– Угу, – кивнул Лепаж. – Я чувствую, поддавки – ваша любимая игра: Линк, патрульный корабль, – что еще?

– Больше ничего, – улыбнулся Арчи.

– Не считая пассажиров лайнера, – мрачно произнес Лепаж. – Они ведь подвергнутся нападению пиратов. Честно говоря, не нравится мне то, что мы провоцируем нападение на пассажирский лайнер.

– У вас есть другие варианты? – холодно произнес Арчи.

– Нет, – вздохнул Лепаж. – Нет…

– В любом случае, – продолжил Маккормик, – если приходится выбирать между лайнером и планетой, по-моему, выбор очевиден.

– Наверное, – пожал плечами Лепаж.

– Впрочем, – несколько смягчив тон, произнес Арчи, – можно вызвать команду спецназа и посадить ее в лайнер. Они дадут пиратам убить Линка и защитят пассажиров. Кстати, проследят, чтобы Линк не ушел живым – не стоит ему встречаться с Ворвудом.

– Что ж, – соглашаясь ответил Лепаж, – это другое дело.

Арчи потер глаза и потом, немного помолчав, добавил:

– Ладно. Тогда я предлагаю вам связаться с участком, где находится Линк, пусть ему сделают предложение относительно выдачи информации о счетах пиратов. Пора уже приступать к действиям. Время не ждет.

– Хорошо, – отозвался Лепаж и направился к пульту.

– Пожалуй, полчаса на раздумье ему будет достаточно, – добавил Арчи. – Если через полчаса он не станет говорить, начнем без него.

Лепаж кивнул и, подойдя к пульту, связался с Гиббсом.


* * *


Корабль Дофта вышел из фиолетового мерцания в другом времени. Это был харнианский истребитель, но с синей полосой, как у патрульных кораблей, несколько другой камуфляж делал его похожим на полицейский корабль. Все эти изменения по приказу Ворвуда произвели механики перед вылетом, издалека корабль вполне можно было принять за полицейский. На Дофте и других пиратах была полицейская форма – в общем, копы должны принять их за своих и спокойно пойти с ними. Хотя, если не примут, всегда оставался план «Б» – просто скрутить их и силой затащить на корабль.

Разукрашенный под полицейского харнианский истребитель включил двигатели на полную мощность и со всей скоростью полетел к третьей планете. В кабине было тесновато – корабль не был рассчитан на такое количество пассажиров. Но ничего, четверо пиратов спокойно переносили неудобства, тем более что переносить их придется недолго. И, в принципе, в истребитель могли бы поместиться даже шесть человек, но Ворвуд послал именно четверых, потому что обратно они будут лететь еще и с двумя полицейскими.

Дофт, как и сказал Гинзл, включил таймер в наручных часах. Время в них теперь отсчитывалось назад, показывая, сколько осталось минут до назначенного момента.

Вскоре они подошли к третьей планете. Дофт посмотрел на часы и удовлетворенно отметил, что это произошло на пару минут раньше, чем предполагалось. Корабль остановился на орбите. Потом Дофт, который сидел за штурвалом, направил его в район посадки, приказав не спускаться в атмосферу.

Через какое-то время корабль оказался над бухтой, где находились Чет и Пиона. Пираты прибавили увеличение камер слежения, наблюдая за ними.

– Смотри-ка, на солнышке греются, – кивнул Дофт на экран, где были видны Чет и Пиона.

– Сейчас они у нас позагорают, – ухмыльнулся пират за его спиной.

– А она ничего, – оценивающе глядя на Пиону, проговорил другой пират.

– Это не твоего ума дело, – мрачно произнес Дофт.

– А что? – невинным тоном отозвался пират. – Ворвуд сказал, чтобы мы их доставили живыми, а про остальное он ничего не говорил.

Остальные пираты заухмылялись, только Дофт остался мрачным.

– Ладно, – сказал он, – хватит болтать, – и повел корабль на посадку.


* * *


В крейсере начальника галактической полиции продолжалось обсуждение предстоящей операции.

– А нельзя обойтись без моих переговоров с Ворвудом? – спросил Лепаж. – Ему ведь все равно сообщат о Линке.

– Нет, – покачал головой Арчи. – Из уст начальника полиции это будет звучать гораздо убедительнее.

– Понятно, – вздохнул Лепаж. – Что вы собираетесь делать потом, когда прибудете на планету пиратов?

– Ну, дальше уже просто, – беспечно отозвался Арчи Маккормик. – Корабль ведь остановится в ангаре. Я незаметно выберусь и, улучив момент, осторожно, не поднимая шума, захвачу один из пиратских кораблей. Под видом обычного рейса доберусь до генератора, а потом перевезу его к краю системы, где его сможет забрать транспортник. Кстати, для этого мне понадобится магнитный уловитель.

– Магнитный уловитель? – переспросил Лепаж.

– Да, это такое устройство, размером, ну… чуть больше этого прибора, – Арчи показал на детектор доктора Метью. – Оно позволяет захватывать и накрепко прицеплять к корпусу предмет, находящийся рядом с кораблем, например, другой корабль.

– Хм… Уловитель очень бы пригодился в нашей работе, – проговорил Лепаж. – Почему у полиции нет таких устройств?

– Думаю, что скоро они появятся, – с легкой улыбкой ответил Арчи.

– Понятно, – кивнул Лепаж, подумав, что надо как-то покопаться в разработках ГРУ, чтобы оснастить полицию новыми, более совершенными устройствами.

Арчи обратился к Велку:

– Пока мы ждем результатов беседы с Линком, не могли бы вы связаться с нашим управлением и попросить, чтобы прислали магнитный уловитель?

– Да, конечно, – кивнул Велк и направился к пульту.

– И обязательно отметьте, чтобы прислали новую модель, – добавил Арчи. – Она мощнее. Старых может не хватить – судя по всему, генератор обладает большой массой.

Велк снова кивнул и уселся за пульт.

– Э-э… извините, – вдруг подал голос до сих пор молчавший доктор Метью. – Вы хотите захватить пиратский корабль?

– Да, – несколько удивленно и с нескрываемым интересом ответил Арчи, чувствуя, что доктор собирается сказать что-то важное.

– Угу, – Метью немного помолчал, как бы обдумывая и проверяя правильность своей мысли. Маккормик и Лепаж терпеливо ждали, Велк негромко переговаривался за пультом. – Но, наверно, пиратские корабли остаются невидимыми только для нас, – наконец молвил доктор. – То есть, я думаю, вряд ли они так же невидимы и друг для друга. И это значит, что…

– А ведь он прав! – с горящими глазами выкрикнул Арчи. – Я как-то не подумал об этом! – Метью внимательно смотрел на Маккормика, совершенно не обижаясь, что тот перебил его. – Вы понимаете, Лепаж? – продолжил Арчи. – Это значит, что на пиратских кораблях должно быть что-то, что нейтрализует эффект невидимости. То есть, если у нас будет пиратский корабль, мы сможем видеть, что происходит внутри маскирующего поля, – он с уважением смотрел на Метью. – Спасибо, доктор, это отличная мысль.

– Не за что, – скромно улыбался Метью.


* * *


Чет и Пиона провели ночь в креслах своего корабля. Чет было попробовал поприставать к Пионе, но она сказала, что нет, только не здесь, слишком тяжело ожидание помощи, да и вообще… Впрочем, была довольно мила при этом и говорила, что все изменилось и она теперь по-другому смотрит на него, но нет, не здесь, не сегодня. Чет повздыхал, принимая ее слова, и потом постарался уснуть в неудобном для этого пилотском кресле.

На ночь они закрывали люк, и поэтому их не разбудили лучи солнца и птичье пение. Они просто проснулись примерно в то же время, что и обычно. Пиона, встав первой, открыла входной люк. И вот тогда солнечные лучи и пение птиц ворвались в корабль, наполняя утро свежестью и радостью.

Впрочем, оно недолго оставалось таким. Сделав себе по чашке кофе, Чет и Пиона вышли из корабля. Утреннее море сверкало солнечными бликами, все дышало свежестью и светом. Но мысли о том, что прошло уже много времени, а помощь все не идет, омрачали утро. Чет и Пиона чувствовали себя потерянными и никому не нужными.

И даже говорить не хотелось об этом. Строить предположения, догадки – какой в них смысл? Оставалось только ждать, ждать – и больше ничего.

Выпив кофе, Чет улегся на песок. Пиона сидела рядом. Они молчали, прислушиваясь к шуму прибоя.

– А завтра финал по гарфийскому футболу, – проговорил Чет. – Полуфинал был вчера. Интересно, кто победил?

– Потом узнаешь, – отозвалась Пиона и тут же прикусила язык, подумав, что а вдруг не узнает? Ведь если они так и останутся здесь… Нет, нет, не может быть.

Чет хотел ответить, что, если за ними не прилетят, он так и не узнает, кто стал чемпионом в этом году. Но потом решил не говорить, чувствуя настроение Пионы.

Они снова молчали.

– А вообще, надоело все время на пляже валяться, – просто, чтобы не молчать, сказал Чет.

И тут же поймал себя на мысли, что это опять касается затянувшегося ожидания. «Почему все слова только об этом?» – подумал он.

– Наверное, ты прав, – чуть пожала плечами Пиона.

Шум прибоя уже начинал становиться навязчивым, хотя совершенно не изменился. Нет, молчание было уж очень напряженным. Чет задумался, что бы такое сказать. Как вдруг…

Тут вдруг по небу прокатился оглушительный грохот. В девственной тишине первозданной планеты этот звук был абсолютно чуждым и убийственным, словно уничтожающим все вокруг. Хотя, конечно, ничего не уничтожалось, ну, разве что тишина, но звук этот буквально заполнил весь небосклон. Можно было подумать, что это гром среди ясного неба, но только Чет и Пиона знали, что это такое. Это невозможно ни с чем спутать. Корабль, спускаясь из космоса, заходил на посадку.

Чет и Пиона мгновенно вскочили на ноги и, щурясь от яркого солнца, смотрели в небо. Да! Вот он! Корабль был виден в вышине маленькой точкой, но, приближаясь к земле, он становился все больше.

– Ну наконец-то, – с радостью в голосе произнесла Пиона.

Корабль вскоре опустился за небольшим пригорком, который возвышался невдалеке от моря.


* * *


– Хотя, – продолжил развивать свою мысль доктор Метью, – даже если у нас и будет пиратский корабль, с помощью которого мы сможем видеть, что происходит внутри маскирующего поля, и передадим изображение на наши корабли, это будет проекция из точки, в которой находится этот захваченный корабль. То есть патрульный корабль, находящийся в другой точке, будет видеть изображение не со своей позиции. Думаю, что в таком режиме вряд ли удастся вести бой. Ну, то есть сложно определить реальное расстояние до цели и даже направление именно от ведущего бой патрульного корабля, учитывая, что он постоянно маневрирует. Система наведения не сможет работать достаточно правильно.

– Н-да? – проговорил Арчи Маккормик.

– Да, – словно речь идет об абстрактных математических формулах, отозвался Метью. – В принципе, можно составить программу, которая будет корректировать изображение, перенося точку наблюдения на каждый конкретный корабль; или можно выяснить принцип работы детектора на пиратском корабле и сделать то же самое в наших. Но и то и другое займет довольно много времени. При том, что полицейские ловушки, которые, как я понимаю, вы хотите использовать, вообще не смогут работать без этого, то есть не смогут ориентироваться на один детектор одного корабля.

– Хм… – Арчи нахмурился и размышлял некоторое время над словами доктора. – Все, ничего не выйдет. – Потом твердо сказал: – Ох, доктор! Вы выдаете замечательную идею, а потом сами же разбиваете ее в пух и прах.

– Я просто подумал… – как бы оправдываясь, произнес Метью. – Хотя было бы очень полезно выяснить и принцип работы детекторов.

– Угу, – Арчи продолжал хмуриться. – Дело в том, что я смогу угнать только один пиратский корабль. И либо мы разбираем его на детекторы, либо вывозим на нем генератор поля. Хотя, в принципе, потом мы сможем разобрать корабль на детекторы. Но тогда это будет уже не нужно, поскольку без генератора в системе пиратов не будет маскирующего поля. Вы как считаете? – обратился он к Лепажу.

– По-моему, вывоз генератора решает наши проблемы, – ответил тот. – А технология детекторов… Это уж потом.

– И я так думаю, – кивнул Арчи. – Сначала спасем галактику, а все остальное будет потом. – Он посмотрел на часы. – Так, ну что там наш друг Линк? Надумал содействовать правоохранительным органам? Полчаса уже прошло.

Но Линк не надумал содействовать. Это выяснилось после того, как Лепаж связался с Гиббсом, который сообщил, что Линк юлит, отмалчивается – в общем, не говорит то, что нужно, и, похоже, просто боится предать Ворвуда.

– И правильно делает, – сказал на это Арчи, когда Лепаж отключил связь. – Но только ему все равно придется залезть в шкуру предателя. Ну что, начнем? – азартно произнес он.

Лепаж, соглашаясь, в ответ чуть пожал плечами.

– Тогда сначала давайте сигнал о замораживании счетов вашему министру, – сказал Арчи. – А потом будем говорить с Ворвудом.

Перед этим Лепаж разговаривал с министром Гловесом о том, что нужно заморозить банковские счета галактики. Арчи Маккормик тоже принимал участие в разговоре, приводя неоспоримые доводы о необходимости этого действия. Гловес вздыхал, недовольно качая головой, но в конце концов пообещал все устроить. И теперь Лепаж снова связался с ним, сказав, что пора.

Отключив связь, начальник галактической полиции повернулся и задумчиво уставился на Арчи Маккормика. Только что для него была парализована работа практически всей банковской системы галактики. Хотя и всего на полчаса, но…

– Что вы на меня так смотрите? – улыбнулся Арчи. – Операция еще не началась. Она начнется, когда вы свяжетесь с Ворвудом.

Лепаж вздохнул, покачал головой, потом повернулся к пульту и, нажав кнопку, передал по открытому каналу:

– Начальник галактической полиции Лепаж вызывает Нэда Ворвуда, – потом подождал немного и повторил вызов: – Начальник галактической полиции Лепаж вызывает Нэда Ворвуда. Ответьте.


* * *


– Шеф! Вы слышали?! – в кабинет Ворвуда вбежал всклокоченный пират.

– Что? – непонимающе отозвался Ворвуд.

Пират хотел ответить, но, не найдя слов от возбуждения, просто подошел и включил устройство связи на столе.

– Повторяю, – сказало изображение Лепажа на экране. – Начальник галактической полиции Лепаж вызывает Нэда Ворвуда.

– Ух ты! – удивленно воскликнул Ворвуд. – Вот это да!

Пират улыбался, стоя перед ним.

– Ладно, спасибо, – сказал ему Ворвуд. – Теперь иди. Я чувствую, у нас будет интимная беседа с мэтром Лепажем.

Пират понимающе усмехнулся и ушел.

Ворвуд немного помедлил – не по какой-то причине, а так, просто из пижонства, и потом ответил:

– Говорит Нэд Ворвуд. Слушаю вас, Лепаж.

Он подумал, что, наверно, надо было тоже назваться каким-нибудь титулом, например, император НК-14 или начальник галактических пиратов Нэд Ворвуд, но потом решил, что ладно, не все ли равно.

Лепаж помолчал пару секунд и затем как бы нехотя произнес:

– У нас есть к вам предложение, Ворвуд. Мы хотим совершить обмен.

– Да? Что вы можете нам предложить? – заинтересованно отозвался Ворвуд.

– Как вы, наверное, знаете, у нас находится ваш человек – Линк, – сказал начальник галактической полиции.

– Что ж, знаю, – ответил начальник галактических пиратов.

– С его помощью нам стали известны ваши счета в банках галактики, – продолжил Лепаж. – Мы, конечно, конфисковали их. Так вот, я предлагаю вернуть все ваши счета в обмен на то, что вы дадите возможность вытащить наш корабль из времени.

– Угу, – понимающе кивнул Ворвуд. – Одну минуту подождите, – и отвернулся от экрана.

– Проверяет счета, – негромко произнес Арчи Маккормик за спиной Лепажа.

Ворвуд действительно включил компьютер и набрал номер одного из своих банковских счетов. Но ничего из этого не вышло – счет был заморожен. Тогда он попробовал обратиться к другому счету – то же самое, «Так, – мрачно подумал Ворвуд. – Выходит, старина Линк все-таки раскололся. Интересно, что они ему пообещали?» Потом снова повернулся к экрану связи.

– Значит, вы предлагаете вернуть все наши счета? – уточнил он.

– Да, – ответил Лепаж.

– И только в обмен на то, чтобы вытащить ваших людей из времени?

– Да, – повторил Лепаж.

– Угу, – Ворвуд посмотрел на часы.

Судя по всему, Дофт уже перешел в другое время, но пока находится там и должен вернуться минут через двадцать, через полчаса. Хм… Если они все же достанут копов, будет забавно разрешить Лепажу слетать за своими людьми. А если полиция не найдет их там, что ж, это не его, Ворвуда, вина. Лепаж должен будет вернуть все счета, а это немалые, очень немалые деньги. И потом, не найдя своих людей, возможно, полицейские передумают. Но можно сразу перевести деньги на другие счета, и тогда ищи их.

А Лепаж в конце концов получит своих людей – да, но только… Хм… Только в несколько ином месте и совершенно иным способом. Хотя, конечно, сначала нужно дождаться возвращения Дофта, и тогда, имея на руках копов, гораздо интереснее будет разговаривать с Лепажем.

Н-да… Забавно, очень забавно. Совершить обмен на то, чего нет, на воздух, на вообще пустоту. Разрешить копам слетать за своими людьми, которых уже там не будет. Надо же, как вовремя Лепаж выступил со своим предложением! Крайне забавная ситуация! Но… Но только надо обязательно потребовать деньги вперед. Да, и, конечно, сначала дождаться Дофта. Сколько там осталось – минут двадцать, полчаса? Что ж…

– Я могу подумать? – спросил Ворвуд, стараясь говорить как можно серьезнее, хотя его хитрая улыбка так и лезла наружу. Как здорово будет провести копов на их же собственном предложении!

– Да, конечно, – ответил Лепаж. – Сколько вам нужно времени?

– Ммм… – словно размышляя, протянул Ворвуд. – Пожалуй, полчаса хватит, – безразлично произнес он.

– Хорошо, – спокойно ответил Лепаж. – Через полчаса я свяжусь с вами, – и затем выключил связь.

Да! Если бы копы знали, на что нужны эти полчаса!

Н-да, если бы Ворвуд знал истинную цель предложения Лепажа…


* * *


Когда отгремел грохот двигателей, Чет и Пиона направились к совершившему посадку кораблю. За пригорком его не было видно – пираты специально выбрали это место для посадки, чтобы полицейские сразу не заметили, что корабль является подделкой под полицейский. Расчет оказался верным. В воздухе Чет и Пиона не смогли хорошо разглядеть подлетающий корабль. Впрочем, они и не ожидали ничего подобного и сейчас довольно торопливо шли, как они считали, к подоспевшей помощи.

Правда, Пиону что-то беспокоило – слишком уж долго не приходила эта помощь, чтобы вот так торопиться к ней. И поэтому, когда они проходили мимо своего корабля, она остановила Чета.

– Все, – недовольно произнесла она. – Будем ждать их здесь. Они не очень-то торопились, так что нечего бежать им навстречу. Пусть сами идут сюда.

– Ладно тебе, – улыбнулся Чет и хотел все же идти дальше.

Но тут на пригорке показались люди в полицейской форме, вышедшие из прилетевшего корабля. Они улыбались и не спеша шли к Чету и Пионе.

– Стой здесь, – сквозь зубы сказала Пиона. – Они вон даже сейчас не торопятся.

Чет укоризненно покачал головой, но все же остался на месте.

Четверо пиратов подошли к полицейским.

– Привет, – улыбаясь сказал Дофт. – Как вы тут?

– Нормально, – буркнула в ответ Пиона. – Почему так долго не прилетали за нами?

– Были кое-какие сложности, – беспечно махнул рукой Дофт. – Но, – он вульгарно ухмыльнулся и окинул Пиону оценивающим взглядом, – лучше поздно, чем никогда.

– Наверно, – хмуро отозвалась Пиона.

Четверо пиратов стояли небольшим полукругом перед полицейскими, позади которых был корабль. В общем, это и не бросалось в глаза, но пираты фактически окружили полицейских, и те уже не могли убежать.

– Ну что, – Дофт поднял руку, глядя на таймер в часах, – пойдемте? А то времени мало.

Пиона посмотрела на его руку и тут же быстро отвела взгляд.

– Да, конечно, – неожиданно весело произнесла она. – Мы только захватим журнал из корабля. Ну и еще там…

Пиона взяла Чета за рукав и потянула к входному люку. Как только они оказались в корабле, Пиона быстро захлопнула крышку люка.

– Ты чего? – удивленно воскликнул Чет, не понимая, зачем она так торопилась на корабль.

– Тихо! – цикнула на него Пиона. – Это не полицейские – понял?

– Как это не полицейские? – продолжал удивляться Чет. – А кто же?

– Не знаю кто, – отрезала Пиона, – но не полицейские.

– Да с чего ты взяла? – Чет совершенно не понимал ее.

Снаружи постучали.

– Эй! Вы скоро там? – послышался возглас Дофта.

– Да, сейчас, – ангельским голоском отозвалась Пиона. И потом, говоря гораздо тише, серьезно обратилась к Чету: – Ты наколку на его руке видел? Бывают у полицейских такие наколки?

– Ну, мало ли, – пожал плечами Чет.

– Да? А почему их четверо? Они ведь прилетели на одном патрульном корабле да еще хотят забрать нас. Почему их четверо?

Чет молчал, не зная, что ответить.

– И вообще, – продолжала Пиона, – ты видел выражение их лиц? Разве у полицейских бывают такие лица?

– Ну, это вообще не аргумент, – протянул Чет. – Мало ли у кого какие… – он задумался и потом направился к пульту. – Впрочем, ладно. Давай посмотрим на их корабль.

Подойдя, он включил на пульте систему слежения. Энергии еле хватало для ее работы. На локаторе был виден прибывший корабль. Чет дал команду на опознание, и система выдала ответ.

– Да это же харнианский истребитель, – не веря своим глазам, произнес Чет.

Пиона, стоя за спиной, молча наблюдала за его действиями. Чет сделал максимальное увеличение и вывел на экран изображение пиратского корабля.

– Смотри-ка, – так же удивленно проговорил он и, чуть обернувшись к Пионе, добавил: – Он замаскирован под полицейский корабль.

Пиона кивала в ответ, с ужасом глядя на изображение.

– Выходит, это пираты, – сам удивляясь своим словам, сказал Чет. – Но откуда у пиратов темпоральная установка? Разве такое бывает?

– Неважно откуда, – мрачно произнесла Пиона. – Важно, что они здесь.

– Так, – переставая удивляться, Чет по-деловому оглядывал приборы. Из курортника он снова становился полицейским, спокойно и решительно делающим свое дело. – Мы не можем задействовать боевую систему корабля – на это нет энергии. Остаются только бластеры.

– Не слишком обнадеживающе.

– Да. Но их всего четверо. Возможно…

Снаружи опять постучали.

– Вы идете? – послышался голос. – У нас мало времени.

– Сейчас, сейчас, – весело отозвалась Пиона, продолжая играть святую наивность. – Еще немного.

– Остается совсем мало времени, – отметил это обстоятельство Чет. – Похоже, у них маломощная темпоральная установка, и они не могут задерживаться здесь надолго.

– Да, но насколько? – проговорила Пиона.

– Не знаю. Полчаса, час – вряд ли больше. Нам нужно просто продержаться это время, и тогда они уйдут сами.

– А мы так и останемся здесь.

Чет усмехнулся.

– Хочешь захватить их корабль? Даже если это и удастся каким-то фантастическим способом, все равно в нашем времени, у темпоральной установки, нас встретят пираты. Мы выйдем прямо к ним в руки.

– Там посмотрим, что будет в нашем времени, – азартно произнесла Пиона.

– Жаль, что мы не можем взлететь на нашем корабле, – проговорил Чет. – А то воспользовались бы их коридором перехода – он ведь сейчас открыт.

В люк снова постучали.

– Ну все, нам пора, – крикнул Дофт. – Вы идете или остаетесь здесь?

– Уже идем, – все так же весело ответила Пиона, хотя, конечно, и не собиралась выходить. – Думаешь, они не предполагали, что мы запремся в корабле? – сказала она Чету.

– Может, и предполагали, – пожал он плечами. – Но нам остается только ждать. Да, кстати, – он повернулся к пульту и включил камеры внешнего слежения.

На экране появились пираты, стоявшие вокруг корабля.

– Хм, действительно громилы, – глядя на них, проговорил Чет. – Совершенно не похожи на полицейских. И как я…

– Так вы выйдете или нет? – на этот раз в голосе слышалась угроза.

Чет и Пиона не ответили.

– У него лазерная винтовка, – хмуро кивнул на изображение одного из пиратов Чет.

Ничего хорошего это не предвещало. Видимо, полицейским не удастся отсидеться в корабле.


* * *


Во сне Рэнг видел увлекательные сны. Выстрелы пушек и звезды, вспышки выхода из подпространства, пиратские и полицейские корабли – все мелькало, сменяя друг друга каждое мгновение. Потом вдруг появилась харнианская медуза. Она медленно шевелила своими щупальцами, и они перекатывались перед ним, словно морские волны, плавно, завораживающе, неслышно. Медуза вдруг заговорила голосом Ворвуда:

– Все это кончится военным флотом.

И Рэнг вспомнил, что Ворвуд действительно говорил эту фразу, и тогда стал воспринимать медузу как Ворвуда.

Щупальца продолжали перекатываться. А потом медуза превратилась в Лепажа, хотя внешне совершенно не изменилась, но просто Рэнг знал, что теперь это Лепаж.

– Пятьдесят семь лет, – хихикнула медуза-Лепаж и вдруг вытянула одно из своих щупалец-волн и ударила по компенсатору, который неизвестно каким образом оказался рядом.

Компенсатор разлетелся на тысячи кусков, и тогда без его поля Рэнг потерял опору и начал куда-то проваливаться.

Все завертелось и стало быстро удаляться. Но Рэнг знал, что это не она, а он уносится прочь.

– Все это кончится военным флотом, – гоготнув на прощание, сказала медуза и окончательно исчезла.

Рэнг провалился в какую-то жуткую, совершенно черную тьму – ему вдруг стало безумно страшно. Тьма была холодной, как внутренний страх. Рэнг знал это, хотя ничего не видел в абсолютно кромешной тьме. Он чувствовал вокруг какие-то тени, невидимые, но вполне ощутимые.

Они двигались по кругу. Рэнг был в центре. Тени все приближались к нему. Хотелось кричать, но воздуха во тьме не было – только тени, только их движение, все ближе, ближе.

Рэнг знал – это военный флот. Чертов военный флот из преисподней, который пришел, чтобы раздавить, разорвать, испепелить его. Вот оно! «Все кончится военным флотом».

Еще немного, и тени подойдут совсем близко, и тогда не будет спасения, тогда черная тьма поглотит его, словно огромная медуза размером со вселенную. Тогда он исчезнет, и тьма, как вода, сойдется в том месте, где он находился. Тогда…

И вдруг Рэнг понял. Нет, всего этого не может быть. Ведь нет компенсатора, который разбила медуза, и значит, флот не может прийти сюда. И значит…

Тьма вдруг разорвалась ослепительно ярким светом и испепеляюще громкими звуками. Рэнг проснулся весь в поту, часто и тяжело дыша.

Широко открыв глаза, он смотрел перед собой, пытаясь сохранить ту мысль, которая пришла ему во сне.


* * *


– Так вы выйдете или нет? – Дофт начинал терять терпение.

Эти копы заперлись в своем корабле и никак не выходили. А время шло. И было совершенно непонятно, то ли продолжать игру, изображая из себя полицейских, то ли переходить к жестким мерам. С одной стороны, если копы пойдут добровольно, это одно, но если они раскрыли обман… Но как узнать, поняли они, что перед ними пираты, или нет? Хотя ради чего им запираться в корабле? Впрочем, мало ли что – кто их знает, этих копов.

Дофт ничего не понимал. Не зная, что предпринять. Он просто стоял и терял терпение.

Трое других пиратов были рядом и, похоже, становились все злее. Время в таймере отсчитывалось назад, оставалось чуть больше десяти минут.

Дофт скрипнул зубами и нетерпеливо переступил на месте.

– Ну все, выходите, – недовольно выкрикнул он и разозлился, осознавая, что повторяет это уже не в первый раз. Сколько еще он будет стоять здесь и как попугай долбить одно и то же?! – Мы все равно не уйдем без вас, – раздраженно добавил он.

Копы не ответили. Да, если до сих пор они не понимали, кто перед ними, то теперь по его крику им все стало ясно. Ну и ладно! Ну и отлично! Значит, больше не надо притворяться и наконец-то можно действовать. Нет, нужно действовать! Истекают последние минуты.

– Последний раз спрашиваю, – свирепо выкрикнул Дофт, – вы выйдете? Или мы вскроем эту консервную банку.

Он подождал немного, но ответа не последовало, и люк не открылся. А время все шло, шло.

– Ну, как хотите, – уже не зло, а скорее мрачно произнес Дофт, адресуя эту фразу не полицейским – самому себе и другим пиратам. Она являлась сигналом к началу военных действий.

Хорошо, что Дофт предусмотрительно взял с собой лазерную винтовку – как знал, что она пригодится. В такой ситуации она была просто незаменима – бластер не пробьет корпус корабля, а что-то более мощное может ранить этих копов. Хм…

Дофт снял с плеча винтовку и направил ее на корабль. Луч лазера без труда пробил корпус, и тогда Дофт повел его по дуге вокруг входного люка.

Луч приходилось вести очень медленно, иначе металл не успевал плавиться. Дофт скрежетал зубами и с черепашьей скоростью делал свою работу, хотя дорога была каждая секунда.

Когда образовался круг, один из пиратов с разбегу ударил ногой по люку, и тот с грохотом провалился внутрь корабля. Пират тут же отскочил в сторону. Полицейские сразу открыли огонь из бластеров, стреляя сквозь образовавшуюся в корпусе корабля брешь. Это было вполне предсказуемо, пираты замерли по бокам от выжженного люка, куда полицейские не могли попасть… Если, конечно, они не захотят выйти. Но вряд ли они решатся на столь рискованный шаг.

Один из пиратов достал дымовые шашки. Какой же пират выходит из дома без абордажного снаряжения?

– Подожди, – остановил его Дофт, не дав бросить, шашку в корабль. – Сначала постреляем немного, чтоб эти копы не думали, что они такие умные.

– Не задеть бы их, – проговорил пират.

– Нет, – ответил Дофт. – Скорее всего они спрячутся. Будем стрелять просто, чтобы припугнуть их.

– Угу.

Каждый пират достал свой бластер, а Дофт приготовил лазерную винтовку. Пираты переглянулись, потом Дофт кивнул: все четверо одновременно начали стрелять внутрь корабля.

В течение минуты длилась стрельба. Это был сплошной поток выстрелов, ворвавшийся в корабль.

Потом Дофт приказал остановиться. Внутренности корабля превратились в месиво покореженной, сожженной аппаратуры. От пульта и экранов остались только ошметки. Вот теперь корабль превратился в обычную консервную банку, лишившись к тому же пульта управления.

– Ну как вы там? – весело выкрикнул Дофт, обращаясь к полицейским. – Ничего фейерверчик? А? – он помолчал немного, но ответа не было, хотя он и не надеялся. – Ну что, теперь выйдете?

Но снова только тишина в ответ. На секунду Дофт испугался, уж не убили ли они случайно этих копов? Но нет, вряд ли. Это все-таки полицейские, а не какие-нибудь обыватели – их так просто не убьешь.

И действительно. Во время стрельбы Чет и Пиона находились по бокам люка, присев каждый в своем углу и закрыв головы руками. А теперь они продолжали сидеть там же, но только подняв бластеры и держа их направленными на вход.

– Пусть только сунутся, – негромко сказал Чет.

Пиона молча кивнула.

В принципе, еще оставался шанс. Пиратам ведь нужно войти в корабль, чтобы захватить полицейских. Но Чет и Пиона держали люк под прицелом. Пусть только пираты попытаются войти. Пожалуй, оставался еще один шанс – отсидеться в корабле.

Но пираты входить не собирались.

– Ладно, – Дофт повернулся к пирату с дымовыми шашками, – давай.

Тот, ухмыльнувшись, взял шашку и бросил ее вовнутрь корабля. Она задымилась. Тогда он бросил еще две. Пираты не спеша надели респираторы и стали ждать.

Они пока не хотели врываться в корабль. Пока в легких еще есть воздух, лучше не входить. Надо дать клиентам время как следует задохнуться. А вот когда они с выпученными глазами бросятся за респираторами, тогда. Да, тогда можно входить и брать их голыми руками.

Пираты так и сделали.

Корабль постепенно наполнялся дымом.

– Черт, – проговорил Чет, – Этого я и боялся.

Он закрыл лицо воротом мундира. Пиона сделала то же самое. Но это их не спасло, приходилось следить за входом, держа бластеры наготове, глаза слезились от дыма.

Респираторы находились в шкафчике – сбоку от пульта. Но дойти к нему – значит, оказаться в руках у пиратов.

Чет чувствовал, что задыхается. Пиона кашляла и мотала головой. Шкафчик с респираторами находился ближе к ней. В какой-то момент она вскочила и бросилась к нему.

Тут же в корабль ворвались пираты. Чет выстрелил по ним. Но дым не давал прицелиться. Чет даже не понял, попал он в кого-нибудь или нет. А в следующую секунду к нему подскочил один из пиратов и нанес сокрушающий удар. Теряя сознание, Чет успел заметить, как другой пират схватил Пиону.

Очнулся он уже снаружи. Пиона была рядом. Вокруг стояли пираты. Полицейские, лежа у их ног, пытались прийти в себя.

– Ну хватит, – послышалось сверху, – пора идти.

Пираты, грубо подталкивая Чета и Пиону, повели к своему кораблю.

Двое пиратов шли впереди полицейских, двое – позади. Когда вся процессия подходила к пригорку, за которым стоял пиратский корабль, Чет и Пиона более или менее пришли в себя. Пираты держали их под прицелом – о побеге нечего было и мечтать.

Поднявшись на пригорок, Чет и Пиона увидели пиратский корабль. Н-да, камуфляж был довольно грубым, но все же он поначалу сработал.

– А-а!!! – вдруг взвизгнула Пиона. – Змея! – и, попятившись, испуганно показала на землю под кустами.

– Где? – пираты машинально перевели внимание на то место, куда она показала.

Двое пиратов, шедших сзади, остановились рядом с Пионой. А двое других прошли немного вперед, но потом тоже остановились и обернулись. И теперь все пираты напряженно всматривались в траву под ближайшими кустами, направив туда бластеры.

Чет не стал долго думать. Изо всей силы он саданул кулаком рядом стоящего пирата. Тот упал. Пиона тут же оттолкнула другого в кусты к несуществующей змее. Полицейские бросились бежать.

– Стой! Куда?! – послышались крики.

Но Чет и Пиона не думали останавливаться. Прячась за деревьями и кустарником, росшим здесь повсюду, они убегали все дальше от пиратов.

Те бросились вдогонку. Ломая ветки, пираты неслись за полицейскими и стреляли им вслед.

– По ногам! По ногам! – кричал Дофт.

Но Чет и Пиона успели оторваться, и теперь из-за кустов сложно было попасть в них. Стреляя на бегу из лазерной винтовки, Дофт с досадой смотрел на убегающих полицейских. Надо же! Копы были уже в руках, и все-таки пираты упустили их. И как они могли купиться на такую дурацкую уловку? Но эта девчонка так натурально взвизгнула! У Дофта даже не было сомнений, что там действительно змея.

Не все еще потеряно. В конце концов можно и ранить этих копов. Ворвуду, конечно, это не понравится, но лучше раненые копы, чем вообще никаких. Хотя, возможно, получится обойтись и без членовредительства.

Полицейские